Лавров Владимир Геннадьевич: другие произведения.

Звёздно-Полосатые Врата

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Звёздно-полосатые врата - фантастический роман-пародия на фантастические фильмы и сериалы "Звёздные врата", "Секретные материалы", "Гремлины", "Хищник" и некоторые другие. Предназначен для фанатов сериала "Звёздные врата", любителей фантастики и любителей посмеяться. Лёгкая, весёлая вещь, созданная исключительно для увеселения.


Звёздно-Полосатые Врата.

   Автор: Лавров Владимир Геннадьевич.

Фантастический сериал,

Книга - пародия

На

фантастические фильмы и сериалы "Звёздные врата", "Секретные материалы", "Гремлины", "Хищник" и некоторые другие.

  
   Посвящения: Посвящается Андрею О. и Ольге К., моим бессменным и многое претерпевшим первым читателям.
  
   Благодарности:
   1. Благодарность Министерство Пропаганды США за создание увлекательного фантастического сериала "Звёздные врата".
   2. Дополнительная благодарность тому же министерству: ребята, ваш сериал идеально подходит для того, чтобы убедить все остальные народы в том, что у Америки нет никакого понимания правды в жизни и что она способна только разрушать всё вокруг.
  
   Сезон 1.
  
   Серия 1. Жертвы эмансипации.
   Глава 1. Тайная программа правительства.
   1975 год.
   США, база военно-воздушных сил "Шадоу".
   Местоположение засекречено (персонал базы выпивает в баре "Стричпит", расположенном недалеко от базы, Сан-Франциско, Калифорния).
  
   Полковник Хамморд, начальник базы "Шадоу" и по совместительству начальник проекта "Звёздно-Полосатые Врата" (SSG, Star-Stripped Gate), сидел в своем кабинете и мрачно перебирал счета. С каждой новой бумажкой он хмурился всё больше и больше. Землянам совсем недавно удалось обнаружить устройство космической телепортации под названием "Звёздные врата" и ввести его в действие, разведгруппы исследовали едва ли два десятка планет, а расходы уже выходили за все рамки бюджета! Счета за Кока-Колу, жевательную резинку и майки с Микки-Маусом росли с непостижимой быстротой. Аборигены новооткрытых планет очень быстро проникались земными вкусами и требовали деликатесов и престижных вещей во всё возрастающих количествах.
   Полковник бросил взгляд на часы. Через три минуты у него было назначено совещание с группой SSG-1 - той самой разведгруппой, которая первой проникла через Врата на чужую планету. И тут раздался телефонный звонок. Звонила внучка полковника, которую он очень любил. Полковнику пришлось с ней болтать всё время, пока собиралась разведгруппа, и ещё пять минут после того, как все собрались.
   - Пока, моя кисонька, моя тыковка, моя радость, мур-мур-мур, кис-кис-кис, - полковник Хамморд плюхнул трубку на рычаги и обвёл своих разведчиков тяжелым взглядом. Эти внучкины звонки всегда так сильно выбивали его из колеи! Полковник по долгу службы дожжен был наводить ужас на целую базу охламонов и разгильдяев, и это при том, что внутри он был мягким, домашним человеком. После общения с внучкой так тяжело было возвращаться в придуманный им для себя образ! Полковник Хамморд снял улыбку с лица, набрал в лёгкие воздуха и рявкнул:
   - Служба войск несётся отвратительно!
   - Так точно, сэр! - дружно гаркнули в ответ члены SSG-1.
   Полковнику полегчало. Он вновь почувствовал себя в своей тарелке.
   - Я только что перебирал счета за товары, отправленные на новые планеты. Расходы растут слишком быстро! Кто-нибудь из вас может объяснить мне, что происходит?
   Слово взял полковник Гринтиф, начальник группы:
   - Мы выходим на новую планету, сэр, идём в ближайшее селение, а затем громко кричим: "Демократия, выборы, дружба, жвачка, Кока-Кола, рок-н-ролл"! Не в силах устоять, аборигены сбегаются к нам и предлагают свою преданность, власть и все ископаемые ресурсы их земель. Ну, а поставки Кока-Колы - это уже дело армейской службы снабжения.
   - И всё?
   - Так точно, сэр.
   Полковник Хамморд призадумался. Поставки золота и редких элементов из новых миров намного превосходили стоимость Кока-Колы. Золото аборигенам было не нужно, и они разрешали землянам добывать его столько, сколько те хотели. А вот ножи из нержавейки и бусы из стекла пользовались очень неплохим спросом... Действия группы SSG-1 можно было считать обоснованными. Полковник перешел к следующему пункту повестки дня:
   - Что у нас там ещё за вздор сегодня?
   - Планета ХЗГ-12345, сэр. Она назначена следующей к изучению. Но я хочу поставить вас в известность, сэр, что мы испытываем большую озабоченность в плане обеспечения безопасности. Больше мы на новые планеты без скафандров не пойдём! Только идиоты выходят на космические исследования без скафандров! Там могут быть ядовитые газы, болезни, вакуум, наконец! Хватит с нас пыльцы ядовитых грибов, которой надышался Майк в прошлом выходе! А мы выходим на неизвестную планету в полевой форме армии!
   Это уже было чересчур!
   - Да вы хоть представляете себе, сколько стоит космический скафандр! - взорвался полковник Хамморд, - Каждый из них делается по специальной программе, под размеры конкретного человека!
   - Ну, тогда хотя бы костюмы химзащиты, - пошел на попятную полковник Гринтиф, - но нам будут необходимы ещё и специальные устройства для того, чтобы можно было понюхать воздух, не снимая противогаза, хотя бы для одного члена группы.
   - Ладно, будут вам костюмы, но не сегодня, а в следующий раз, - пообещал Хамморд, - а сегодня сходите так, в камуфляжке. Тем более, что планета исследована роботом из НАСА. С атмосферой и кислородом там всё нормально. Вопросы есть? Вопросов нет. Все свободны.
   Шестеро членов группы SSG-1 поднялись и покинули помещение.
  
   Тот же день, четырьмя часами позже.
   Полковник Гринтиф с нежностью оглядывал свою разведгруппу. Вот два отличных парня - Базиль Листовски и Макс Котовски. Толковые ребята, надежные и шустрые, даром что поляки, на таких держится вся армия. Вот сержант Педро Перес - черноволосый гигант, способный отжаться на одной руке десяток раз в положении "вверх ногами". Вот лейтенант Александра Уайтсноу, в просторечии "Сандра" - помесь ёжика со скунсом, крикливая и вздорная дама. Но солдат хороший. Всегда стреляет в ту сторону, в которую указано.
   Глаза полковника затуманились. Он унёсся мыслями в тот день, когда Сандра появилась на базе с криками "если вы думаете, что вы лучше только потому, что у вас что-то болтается между ногами, то вы ошибаетесь"! Полковник Хамморд привёл её на совещание группы SSG-1 и без особой радости представил как нового члена группы. Майор Гринтиф (он был в те времена ещё майором) категорически отказался. В ответ на это Сандра в четвёртый раз повторила свою коронную фразу (первые три Сандра успела прокричать за то время, пока полковник вёл её от лифта до зала совещаний). Майор Гринтиф тогда удивился, посмотрел на свои брюки и сказал, что у него ничего не болтается, вот вчера болтался кинжал - он собирал древнее оружие и примеривал один из образцов, так и ходил по базе - а сегодня ничего не болтается.
   - Это она имеет в виду, знаете ли, сэр, такое явление, когда говорят одно, а имеют в виду то, что не видно, - попытался разрядить обстановку Макс Котовски.
   - Не считайте меня идиотом! - рявкнул майор Гринтиф, - я знаю, что такое переносная речь. Но у меня всё равно ничего не болтается! Брюки наглажены и всё строго по форме! Никаких ниточек и подвесок!
   Сандра удивилась и замолкла. Чтобы прервать неловкое молчание, майор спросил:
   - А как вас зовут?
   - Сандра Уайтсноу. И если кто-нибудь из вас засмеётся, застрелю на месте!
   Но смеяться никто и не думал - генерал Уайтсноу славился вспыльчивостью, нетерпеливостью и полным отсутствием тормозов.
   - Вы родственница того самого...?
   - Дочь! Но если кто-нибудь вспомнит о моём отце, я его тоже застрелю на месте! Я всего в жизни добиваюсь сама! Я отрезала уши повстанцам в Латинской Америке, я насиловала молодых девушек во Вьетнаме! Я ничем не хуже любого американского военного! Я самая крутая, круче только обледенелый склон скалы отрицательного наклона!
   - Вы занимаетесь скалолазанием?
   - Да! В одиночестве, без страховки!
   - И что, вы лазили по обледенелым скалам? - удивился Макс Котовски, - Как же они преодолеваются?
   - Очень просто. С матом, - успокаиваясь, ответила Сандра с такой интонацией, как будто говорила о чём-то само собой разумеющемся.
   - Думаю, что она нам не подойдёт, - резюмировал майор Гринтиф.
   - Дело уже решенное, - отрезал полковник Хамморд.
   Так Сандра оказалась в их отряде.
   Полковник Гринтиф вынырнул из своих воспоминаний и ещё раз с удовольствием оглядел свою команду. Чудо, а не люди! Мозги и мышцы, такие способны бежать несколько часов, а затем починить микросхему отвёрткой!
   Взгляд полковника поневоле перешел на последнего члена отряда, на того, на кого полковник, дай ему волю, вообще никогда бы не смотрел. Дэниэл Блакклиф, в просторечии Дэн, учёный - археолог, тот самый парень, который сумел прочитать на звёздных вратах выбитую иероглифами надпись "Для пуска нажать на эту кнопку". Это благодаря ему удалось запустить устройство телепортации. Поскольку убивать его было жалко, а отпускать на волю невозможно, его решили использовать в качестве специалиста по языкам и древним культурам. Он изучил то ли шестнадцать, то ли двадцать пять языков, сколько точно - он не знал сам, поскольку, по его собственному объяснению, одни языки переходили в другие, и иногда тяжело было отличить, где заканчивается один и начинается другой. "С современными языками ещё более - менее можно разобраться, - говорил Дэниэл, - итальянский можно отличить от латинского, а германский от туркменского и иврита, хотя различия минимальные, а попробуйте их отличить, если вам известны только письменные источники?"
   Этот лопух был постоянной головной болью для разведгруппы. Он вполне мог позволить себе перебить генерала, на сыпучих склонах он съезжал на два шага вниз на каждом шагу вверх, а в лесу наступал на все веточки, способные хрустеть. Старшие офицеры морщились, отворачивались, но ничего не говорили. Понимали: бесполезно. Несколько раз полковник только чудом удерживался от желания зарезать умника прямо на месте. Этот парень, постоянно поправляющий очки и пребывающий где-то в своём мире, совершенно не осознавал реальности мира вокруг. Вот и сейчас, в то время, когда все члены разведгруппы уже упаковали аккуратные ранцы и стояли готовыми к осмотру, это несчастье копалось в своём перекошенном рюкзаке и пыталось засунуть туда огромную книжку.
   "Словарь суахили, 20000 слов", - прочитал полковник Гринтиф, подходя поближе.
   - Вот, взял с собой, думаю ещё и африканские языки освоить, поучу в свободную минутку, - застенчиво признался Дэниэл, перехватив взгляд полковника.
   Полковник промолчал и мысленно пообещал себе устроить в этом выходе кросс на несколько часов. Этот негодяй начинает задыхаться уже через какой-нибудь час бега, а тащит с собой такие тяжести. Полковник получит удовольствие, когда увидит книгу выброшенной.
   - Смир-рна! Приготовиться к осмотру! - скомандовал полковник.
   Все приняли стойку "смирно", даже Дэниэл изобразил что-то похожее.
   - Чем будете воевать, мистер? - печально спросил полковник у Блакклифа. Дэниэл стоял и держался правой рукой за ремень комбинезона, уверенный в том, что держится за ремень автомата. Его оружие тем временем тихо покоилось в углу. Остальные члены группы застонали и обратили очи к небу.
   У других солдат проблем не было, и через четверть часа они проследовали в зал, где было установлено устройство телепортации, или, как его чаще называли в разговорах - "Звёздные Врата". Звёздные врата представляли из себя круг диаметром около трёх метров. При включении пространство перед ними закручивалось тугими спиралями, а затем внутри этого круга устанавливалась ровная, слегка подёрнутая рябью и похожая на воду поверхность. На этот раз всё было, как всегда - рёв сирены, звёздные врата трясутся и вибрируют, потом замирают - и в середине огромного круга устанавливается тишина. Шаг в неё, мелькание в глазах - и ты уже на другой планете. Так они перенеслись на планету ХЗГ-12345.
   Пока они шли по пандусу, Макс Котовски решил выяснить давно интересующий его вопрос:
   - Сандра, а как тебе удавалось насиловать вьетнамских девушек?
   - Никого я не насиловала. И в Латинской Америке не была. Это я так пошутила, для храбрости. На самом деле у меня ученая степень по астрономии, я инженер. В отряд космонавтов готовилась, а тут ваше командование решило, что на вашу толпу идиотов без диплома нужен хоть один с дипломом. Морально - нравственный дух поднимать.
  
   Глава 2. Планета ХЗГ-12345.
   Планета встретила их мелким, нудным моросящим дождем. Было не тепло и не холодно - около тринадцати - четырнадцати градусов по Цельсию. Ворота располагались в небольшой долине, поросшей соснами и елями. Выйдя из долины, разведчики обнаружили, что деревьев в этой климатической зоне довольно мало - вокруг расстилалась степь. Через полтора часа блужданий они заметили людей - вдали промелькнул отряд на невысоких, мохноногих лошадках. По внешнему виду всадников Дэниэл смог сказать только то, что они похожи на любой народ, обитавший в северных степях Евразии на протяжении многих тысячелетий - тулупы, сапоги, остроконечные шапки, отороченные мехом. Это могли быть кто угодно.
   Разведчики часто встречали на других планетах людей, вывезенных с Земли. Происхождение этих людей и цель этого переноса оставались тайной. Кто-то когда-то привёз или создал на Земле звёздные врата, перенес на подходящие планеты людей из разных эпох и разных культур, а затем намертво замуровал земные Врата в одной из египетских пирамид, где их и нашли археологи в начале ХХ века. Кто? Зачем? - эти вопросы оставались без ответа. На некоторых планетах встречалась и другая, нечеловеческая разумная жизнь. Но общения с ней пока не получалось. Да это и не входило в задачу разведчиков - с нечеловеками работали специальные команды исследователей.
   Через час они вышли по следам всадников к стойбищу кочевников. Приняли их доброжелательно, но Дэниэл не смог сразу подобрать нужные слова, и общение пришлось отложить на потом. Зато их накормили прекраснейшим бараньим рагу. Полковник Гринтиф подарил вождю отличный нож из нержавейки, который был принят с большим удовольствием. Проблемы возникли только с Сандрой. Когда местные поняли, что перед ними дама, то наотрез отказались видеть её в мужской одежде. Дэниэл, как назло, как раз к этому моменту установил речевой контакт ("язык индоевропейского корня, сэр, точнее сказать не могу"), и местные выдвинули ультиматум: либо дама будет вести себя прилично, либо убирайтесь.
   - Не одену я их вшивые обноски! - вопила Сандра.
   Вождь понял интонации правильно, мигнул кому надо, и кто надо принесли такое платье, что Сандре захотелось одеть его хотя бы из любопытства. Платье чудной выделки было сделано из шелка и шерсти, увешано украшениями тонкой работы и смотрелось интригующе. Простоватые на вид кочевники оказались не такими уж и простыми. Сандра удалилась в шатёр, чтобы переодеться. Четыре местные девушки отправились ей помогать.
   Через полчаса девушки вышли. Сандра не появлялась. Разведчики забеспокоились. Первым вошел в шатёр Макс Котовски. Из шатра послышался его голос:
   - А ну, отвечай, куда вы дели нашего товарища, зараза!
   Вслед за Максом в шатёр ввалились и все остальные члены отряда. Сандры в шатре не было, зато посередине шатра стояла очень красивая местная девушка.
   - Засмеётесь - застрелю на месте, - предупредила девушка.
   Тут все прозрели и поняли, что это и есть Сандра.
   - А-а, извини. А мы смотрим, такая красивая, думали, ты такой не можешь быть..., - пробормотал совсем сбитый с толку Котовски.
   Сандра зашипела. Макса Котовски можно было понять: оказалось, что Сандра невероятно, потрясающе красива. Высокий головной убор из ткани в складку скрыл уставную прическу "ёжиком", тонкое платье эффектно подчеркнуло невидимые ранее изгибы фигуры и прочие женские прелести. До этих пор они были незаметны за оттопыренными карманами камуфляжки и запасными рожками к автомату. Макс оказался самым крепким парнем, остальные просто не могли вымолвить ни слова.
   Зато в следующие три часа Сандра отомстила им за всё. И за все подначки про женщин, и за слишком восхищенные взгляды. Вождь решил устроить праздник в честь редких гостей и организовал своих женщин на показательные танцы. Женщины были не в восторге (дождь не прекращался), но послушались. Музыканты вытащили из кожаных чехлов квадратные гитары и ударили по струнам и барабанам.
   Танцы в этом мире показались бы европейскому человеку немного неприличными, изгибы и покачивания сменялись бурным вскидыванием рук и ног. Первые полчаса Сандра только смотрела и впитывала движения. А потом вышла в круг и устроила такое представление, которое подняло бы и мертвеца. Её товарищи по разведгруппе не были мертвецами, они были солдатами, которых долго не пускали в увольнение. Каждый из них за этот вечер дал себе обещание либо украсть Сандру, либо жениться. Мужчины кочевников тоже очень бурно оценили её вариации на тему первобытного канкана. Только Дэниэл весь вечер проболтал с колдуном племени, изучая местную культуру, и ничего не заметил.
   И весь этот вечер из-за ближайшего холма за Сандра наблюдали чужие, безжалостные и внимательные глаза.
  
   Ночью Сандра проснулась оттого, что по её телу шарили чьи-то руки. Она хотела их сломать, но потом решила сначала пошутить и сказала: "Хорошо, что хоть кто-то вспомнил о том, что я женщина". Это оказалось ошибкой. Из-за этой ошибки ей пришлось задержаться на планете на целых пять месяцев.
   Не успела Сандра произнести и первый слог, как мозолистая рука зажала ей рот, а в следующую секунду её выдернули через дыру в шатре, накинули мешок на голову, перекинули через спину лошади и повезли в неведомые края. Она слышала, как ревел полковник Гринтиф, были даже выстрелы, но те, кто увозил её, были мастерами конной езды. Через четверть часа бешеной скачки она поняла, что её банально умыкнули, как какую-нибудь несчастную кавказскую невесту.
  
   Вождь плакал, вопил и извергал угрозы в адрес вождя Менучина, люди которого устроили этот подлый набег. Вмести с Сандрой чужие кочевники похитили ещё двоих девушек из этого стойбища. Мужчины племени, услышав шум, были на лошадях уже через шесть секунд, но этого времени похитителям хватило, чтобы уйти. Через час преследования мужчины племени потеряли надежду и возвратились. Следопыты обшарили всё вокруг, нашли следы лошадей и одежды. По характерным следам подков и манере одеваться установили похитителя: люди вождя Менучина.
   - Я отомщу! Мой клан не допустит такого воровства! - буйствовал вождь.
   - А много людей у Менучина? - спросил полковник Гринтиф.
   Оказалось, что вождь Менучин возглавлял одно из крупнейших объединение племён - двести воинов в его племени, три тысячи в союзных. Полковник прикинул запас патронов к автоматам и понял, что без дополнительных запасов с запасов с Земли дальше лучше не двигаться. Разведчики договорились с вождём кочевников о взаимодействии и отправились на Землю. Уже подходя к Вратам, полковник Гринтиф вслух подумал:
   - А может, оставить её тут? Нам вместо неё какого-нибудь нормального парня пришлют.
  
   Глава 3. Кулинарный терроризм.
   Через восемь часов скачки, в течении которых кочевники останавливались только для того, чтобы перекинуть Сандру на другую лошадь, они прибыли к цели. Как только лошади остановились, Сандра начала сползать на землю. Ей хотелось только одного: спать. Она сильно устала ещё вчера, во время танцев, а за время скачки дошла до полного изнеможения. Приходилось всё время напрягать спину, чтобы не биться лицом о лошадиную грудь и ноги, да и само положение "на животе головой вниз" не располагает к отдыху. Она думала, что свалится прямо на землю и уснёт прямо там, где упала, но её приняли неожиданно мягкие и заботливые руки. Точнее, несколько рук, женщины её нового племени проявили заботу и отнесли Сандру в шатер. Послышался ласковый женский голос, кто-то причитал над ней. Вонючий и донельзя надоевший мешок наконец-то сняли. Кто-то принялся ругать похитителей за небрежное отношение к пленницам, но Сандра этого уже не слышала. Она провалилась в сон.
   Очнулась она на следующий день. Её никто не неволил и даже как будто никто не охранял. Но бежать было некуда: за время скачки она полностью потеряла направление, в котором осталась её группа. Кроме того, её догнали бы в течении первых минут. Каждый член племени был в то же время и надсмотрщиком. Кроме того, на следующий день племя снялось со стоянки и откочевало на добрую сотню километров. А на следующий день - ещё на столько же.
  
   - Ну как ты режешь морковку? Ну кто же тебя учил так резать? - пожилая толстуха, которую все в племени звали "Мама Бу", возмущенно показывала Сандре две криво разрезанные половинки морковки, - В настоящем плове каждая морковинка должна быть кубиком, одна к другой, все одинаковые, а это что же такое?
   Сандра устало откинулась на бревне и закрыла глаза, не слушая возмущений толстухи. Первый месяц она училась говорить. Когда она худо-бедно начала понимать кочевников, выяснилось, что её украли для того, чтобы сделать женой вождя. На его счастье, осенний период свадеб уже закончился, а до весеннего надо было ждать пять месяцев. У этого народа были очень строгие моральные правила: женщин воровать можно, а вот жениться на них в неподходящее время - нельзя. "На его счастье" - это потому что Сандра прибила бы мерзавца в первую же брачную ночь.
   Едва начав говорить, Сандра тут же принялась подговаривать бежать тех девушек, которых украли вместе с ней. Они подняли её на смех:
   - Куда ты убежишь? Если хочешь убежать, то попробуй сначала побегать наперегонки с конём. Догонять-то будут на лошадях. А потом, зачем убегать? Что там, что тут выходить замуж. Тут даже лучше, если тебя украли - значит, нравишься. Кого попало воровать не будут. А тебе убегать вдвойне глупо: ты же будешь женой вождя!
   Сандра зарычала и пошла к вождю - просить разрешения учиться ездить на лошади. За своё богатое событиями детство, проведенное с единственным родителем - отцом-военным, она научилась многому: водить автомобиль, танк и самолёт, лазить по скалам и стрелять из автомата, побеждать в рукопашном бою одна против троих мужиков и программировать на компьютере... Но езда на лошадях прошла мимо неё. Вождь, окинув Сандра плотоядным взглядом, спросил: "А учиться готовить будешь?" (Когда выяснилось, что Сандра не умеет готовить ничего сложнее варёных яиц, её отдали в обучение к Маме Бу, но она наотрез отказалась). Сандра согласилась учиться готовить, а вождь разрешил ей ездить на лошадях. Теперь приходилось выслушивать поучения зануды Мамы Бу. А она была мастерица высшего класса, и отношение к еде у неё было очень своеобразным. Временами было очень даже интересно.
   - В травках великая сила. А наши люди совсем её не знают, едят что попало. Они же как дети малые, - говорила Мама Бу, сыпя сушеный укроп в бульон, - наедятся капусты с горохом, и разные пуки начинают раздувать им кишечник. Они чувствуют, что им плохо, а причину понять не могут. Давай срывать зло друг на друге, саблями своими кривыми рубиться, головы отрубать, кровь во все стороны... Поэтому запомни: дала капусту, горох или другие пучащие блюда - корми их ветрогонными средствами. Отваром укропа, например. Или ещё, запомни: перекормишь их твёрдыми блюдами - крупами, лепёшками, смородиной или вареньями из него - у них начинается запор. Зимой без такой диеты, конечно, никуда, иначе болеть будут, но если запор станет постоянным, то они тоже друг на друга кидаться начнут. Потому дала кашу - подай слабительное. Что у нас слабительное?
   - Морковка, мёд, свекла, абрикосы, в том числе сушеные, персики частично, сливы, чернослив, кабачки, - послушно отвечала Сандра.
   - А какие ягоды свежие слабят, а сушеные крепят?
   - Черника.
   - Умница, - расплывалась в улыбке толстая учительница и принималась за новую лекцию:
   - Если попросят мясо с кровью, или кровавые колбаски, обязательно сыпь мелко порезанный чеснок, и не вари его при этом. Иначе заболеют червями. Чеснок убивает червей. И вообще почаще давай им чеснок, они этих червей подхватывают где угодно. В человеке должны быть в равновесии горечь, кислота, сладость и огонь. Огонь - это крупы и мясо. Горечь - это капуста и смородина. Сладость - это мёд и абрикосы. Кислота - это все фрукты. Если по весне не хватает кислоты, то мясо есть нельзя, все будут болеть.
   - Да, я знаю, это витамины, - сказала как-то Сандра.
   - Да, я и говорю, кислоты не хватает, - с готовностью согласилась Мама Бу и без перехода продолжила:
   - Готовить еду надо с любовью. Всё, что ты делаешь, получает частицу твоей души. Потому для детей надо готовить, думая о ласке и стремительности, для взрослых - о смирении и мощи, для пожилых - о почтении и мудрости. Это очень важно, особенно для жены вождя. Думаешь, почему вас троих украли? Вождь смотрит, какая из вас сумеет делать дело, не ярясь и не досадуя. Жена вождя должна быть сдержанна и мудра, племя живёт её жертвенной любовью... Запомнила?
   Обычно Сандра отвечала "Запомнила", но на этот раз эта кривая морковка переполнила её чашу терпения. Резать приходилось на весу, разделочных досок кочевники, экономя каждый грамм веса, с собою не возили. Ножи у кочевников были острыми, но толстыми, такими хорошо пробивать шкуру медведя, для чего они в прошлом и использовались. Женщинам отдавали обломки. Резать овощи ими было довольно сложно. Сандра немного полежала на бревне, стараясь не слушать добродушное ворчание наставницы, а затем поднялась и пошла к Ортангру, кузнецу племени.
   - Ортангр, сделай мне нож. Только тонкий.
   Кузнец выслушал её просьбу и пообещал сделать через три дня. Сандра попыталась настаивать, просила побыстрее:
   - Ну что тебе стоит, три раза молотом ударить...
   Но Ортангр упёрся: три дня, и ни часом меньше. Пришлось согласиться. Жители племени относились к Сандре с боязливым почтением. Поначалу она думала, что это из-за её статуса невесты вождя, но потом поняла, что жители в первую очередь уважают её из-за близкого знакомства с Мамой Бу. Маму Бу побивались. Она помнила особенности здоровья всех членов племени и могла компотом вылечить, а могла и наоборот. Мало того, всех шокировало поведение самой Сандры. Жене вождя по статусу было положено готовить только вождю, да и то только в крайнем случае. В остальное время ей подносили. Сандра же принялась на пирах готовить и угощать всех (а пиры здесь случались часто, в среднем раз в три дня. А как во время пиров пели!). Племя струхнуло и решило, что заимело вторую мастерицу типа Мамы Бу. С такой не стоило ссориться.
   Ортангр выполнил просьбу. Через три дня он принёс тонкий, отлично наточенный нож с замысловатой гравировкой по лезвию и деревянной ручке. Сандра принялась его хвалить и ругать, хвалить за нож и ругать за чрезмерные усилия. Она даже не представляла, сколько нужно труда, чтобы сделать такую красоту. Наверно, он все эти три дня не спал. Ортангр в ответ только улыбался. Сандру удивлял образ жизни этих людей. Они могли ходить в ужасном тряпье, жили в кибитках и палатках, но при этом украшали гравировкой, резьбой или вышивкой всё, что могло быть украшено.
   Мама Бу посмотрела нож, оценила, попросила себе такой же. Сандра думала, что вскоре все женщины перейдут на тонкие ножи, но этого не произошло. У них таких проблем, как у Сандры, не было. Они кидали в свои котлы всё, что у них было, не разрезая, а мясо резали только мужчины.
   Как-то в один из дней (это было на исходе второго месяца её плена) Сандра спросила у Мамы Бу, почему вождь не женат?
   - Так он был женат. Когда он ехал с пира, его конь три раза споткнулся. Первый раз он сказал: "Раз", второй раз он сказал: "Два", а на третий раз зарезал коня. "Зачем ты зарезал такого хорошего коня?" - удивилась его молодая жена. "Раз", - сказал вождь. Потом вождь на охоте протянул руку, но жена смотрела в это время в другую сторону и не подала ему копьё. "Два", - сказал вождь. К сожалению, эта бедная девушка не умела держать язык за зубами, - Мама Бу печально вздохнула, - на пиру, когда пировали два вождя, наш и союзный вождь, наш вождь сказал, что они должны принять мудрое решение. "Да ты никогда не способен принимать мудрые решения", - сказала жена. "Три", - сказал вождь. Жалко ему было свою жену, очень он её любил, но дело было прилюдное... так и зарезали.
   Эта история произвела на Сандру большое впечатление. Она решила, что злоупотребляет гостеприимством. Одним ранним утром, когда начал мести снег, она нагрузила на лошадку припрятанные заранее запасы зерна, разрезала свои юбки посередине, наскоро сшила их так, чтобы они превратились в подобие штанов, и поскакала. Сидела она по-мужски и скакала быстро. Надежда была на то, что снег заметёт следы.
   Отъехать ей удалось ровно на километр. Она вовремя заметила лёгкое шевеление в зарослях пожелтевшего камыша и успела развернуть лошадку. Лошадка по имени Вими, которую ей разрешили брать для обучения, была, наверное, самой тихой и кроткой лошадкой в мире. Обычно она возила повозку. Но сейчас, учуяв хищника, умное животное припустило со всех ног. В следующую секунду из камышей вынырнуло животное, немного похожее на медведя, но размерами с тигра. Какая-то местная порода, Сандра о таких и не слышала. Пробежав несколько десятков метров, зверюга отказалось от преследования. На пустынной степной местности видно было далеко, и тигромедведь увидел, что из стойбища уже выезжают мужчины с луками. Сандра мчалась к ним и с досадой думала, что никак не ожидала, что когда-нибудь будет так им рада, как сейчас.
   Смеялись над Сандрой всем племенем. Она успела вовремя скинуть мешки с крупами, и её побег остался незамеченным. Смех вызывали её импровизированные брюки. Один только молодой, но мудрый вождь не смеялся, а только тихо улыбался. Он сказал, что теперь Белый Снег будет ездить верхом, а не в повозке, и... подарил ей Вими.
   Сандру в племени называли "Белый Снег" из-за белой кожи. Она как-то раз перевела им свою фамилию, и с этого момента её иначе не называли. Местные жители, если их отмыть и подержать в тени с полгодика, тоже сошли бы за белокожих. Они были близки по виду к европеоидам, с совсем небольшой примесью монголоидности. Первое время Сандра от них отличалась так разительно, что прозвище приклеилось к ней намертво. Со временем её лицо обветрилось, загорело и распухло от укусов насекомых так, что она перестала отличаться, но кличка осталась.
   Благотворительности в подарке вождя было ни на грош: лошадей было много, а место в повозке было привилегированным и дефицитным. На освободившееся от Сандры место тут же взвалили мешок со стратегическими запасами - сушеным конским навозом. В условиях отсутствия дерева (а такие стоянки были довольно частыми) навоз был единственным топливом, на котором готовили и которым грелись в шатрах. В условиях зимы это был очень важный ресурс, и его старались взять с собой побольше. Платье Сандру заставили зашить. Кроме того, теперь на ней лежала обязанность чистить свою лошадь.
   На следующем переходе Сандра замерзла до онемения рук, до слёз из глаз. Ей, конечно, выдали тулуп и меховую шапку-ушанку, но держать поводья надо было голыми руками. На сильном морозном ветру это было непросто. И Сандра решила страшно отомстить. Она решила ввести феминизм.
  
   Глава 4. Шкура неубитого гзурха.
   - Женщина - тоже человек! Мы можем всё делать сами, без мужчин! Долой подчинённое положение женщины! - вещала Сандра женской аудитории. Женская аудитория шила одежду и смеялась.
   - А как ты будешь сражаться с другими племенами, своими визгами разгонять? - вслед за этой репликой грянул очередной взрыв смеха.
   - Агрессивность - это природное свойство мужчин, а не женщин, в женском мире войн не будет, - у Сандры был заготовлен ответ на каждое возражение. За долгие годы службы в армии он узнала все возражения.
   - А вот и неправда, - сказала Маруам, склочная и весёлая молодуха, - я своего мужа иногда пилю просто так, от плохого настроения.
   Грянул ещё один взрыв смеха.
   - А что, на гзурха тоже нам можно охотиться? - спросила одна тихая милая девушка.
   - И на гзурха, - подтвердила Сандра, хотя и не знала, кто это такой, - женщина всё может делать не хуже мужчин, вот я, например, в своём мире была женщиной-воином.
   Мысли женщин тут же приняли иное направление.
   - Я бы с удовольствием одела бы воротник из шерсти со лба, - помечтала одна пожилая дама.
   - Куда тебе воротник! - подняли её на смех подружки, - Тебе же сто лет в обед, мех со лба оставь лучше тем, кто помоложе.
   Пожилая дама не замедлила с ответом, и женщины перессорились. Удивительно, но к концу ссоры каждая из них точно знала, какую именно часть шкуры гзурха и какого размера она получит. Сандра ничего не понимала. А ещё ей было стыдно за женщин.
  
   Наступила весна. За время кочевья племена вождя Менучина откочевали, по прикидками Сандры, как минимум на две тысячи километров. Сандра даже не представляла, как землянам удастся её найти в этой безбрежной и недоброй степи, но мыслей о побеге не оставляла. За время переходов племя имело несколько стычек с воинами других племён. Воины племени были отлично натренированы - за этим следил лично вождь - и без труда разогнали пришельцев. Как не без гордости сообщила как-то раз Сандре Мама Бу, одна из этих стычек произошла из-за неё, из-за Сандры. Её хотели украсть ради необычного вида. Все местные были черноволосыми и черноглазыми, глаза у них были небольшими. Светло-русая и большеглазая Сандра с её голубыми глазами выделялась.
   - Мне что же теперь, всю жизнь в шатрах прятаться? - удивилась Сандра.
   - Нет, наоборот, ты будешь блистать на всех пирах. Ты будешь гордостью вождя и племени. Вот только худенькая ты очень, запаса жира мало, так детей не выносишь, - пожалела Мама Бу Сандру и прописала её ещё более питательную диету. И это при том, что Сандра и так за это время поправилась на пять килограмм. Пропали даром все занятия в спортзале, а ведь у неё была раньше идеальная фигура! Ни одного лишнего грамма жира! А теперь! После целого дня срочных неотложных дел заниматься спортом сил не было. Приходилось толстеть.
   Через три дня после разговора большая часть мужчин отправились с визитом в соседнее дружественное племя. Сандра сидела и сортировала подгнившие овощи, когда в шатёр вдруг влетела Бейела, одна из девушек, которую украли вместе с ней, и затараторила:
   - Сандра, пойдешь на гзурха охотиться? Старики говорят, что тут недалеко место их обитания.
   - Нет, я не люблю охоту.
   - Ну как же, ты же говорила, что можешь всё! - Бейела была явно раздосадована.
   - Могу... но не хочу.
   Девушка исчезла.
   Несколько минут Сандра посвятила работе, а затем её посетило нехорошее предчувствие. Она пошла к Маме Бу (та мазала лошадей мазью от опрелостей) и спросила, кто такой гзурх. Мама Бу не знала. О травках она знала всё, но на охоту её из-за габаритов никогда не брали.
   - У нас в пятом ларце лежит кусочек шкуры, можешь посмотреть, - это было всё, чем она могла ей помочь.
   Сандра проинспектировала указанный ларь и нашла шкуру. Шерсть на шкуре была в локоть длиной. Нехорошие предчувствия укрепились. За крайним шатром обнаружилось несколько стариков, греющихся на солнышке. Они подтвердили: гзурх - это очень большое животное. Сандра кинулась искать охотниц и опоздала. Она увидела, как с другой стороны стойбища высыпала гурьба женщин, вооруженных ножами и тесаками для разделки мяса, и бодро отправилась в сторону ближайшего леса.
   - Стойте! Стойте, дуры! Куда вы? - закричала Сандра, но её не слышали.
   - Вернитесь, вы же не знаете, как охотиться на гзурха, - уговаривала женщин Сандра, догнав их на своей Вими.
   Но женщины были непоколебимы. Сандра осталась с ними. Через два часа ходьбы они вышли к скалистому урочищу.
   - Мы на месте. Тут охотятся на гзурха, - тожественно произнесла Бейела.
   И тут из-за деревьев вышел гзурх. Вими вскинулась на дыбы, сбросила Сандру и удрала. Почему никто не сказал Сандре, что гзурх похож на Кинг-Конга и имеет рост в девять метров? Женщины завизжали и кинулись врассыпную. Гзурх зарычал и отправился их ловить. Сандра лежала на спине и не могла пошевелиться - шок после падения. В этот момент её подхватили сильные и нежные руки, а громовой голос их обладателя скомандовал: "Бегом к обрыву!" Это был вождь Менучин, собственной персоной, с ним ещё трое телохранителей. Пока Сандра удивлялась тому, откуда он тут взялся, вождь со всей возможной скоростью выполнил собственное приказание.
   На краю обрыва стояла машина, больше всего похожая на средневековую баллисту - огромный арбалет, установленный на неподвижный станок. Телохранители вождя схватились за толстенный канат и начали натягивать устройство, но не успели.- гзурх приближался слишком быстро.
   - Хватайте канаты и все по канатам вниз! - рявкнул вождь и, как был, с Сандрой в одной руке, вытащил припрятанный у обрыва канат (точнее, связку сыромятных ремней) и сиганул вниз, со скалы. Сверху на него посыпались съезжавшие по канату перепуганные женщины. Справа и слева от них повисли другие канаты - по ним съезжали телохранители вождя и другие охотницы.
   Сандра, голова которой была намного ниже головы Менучина, первой увидела, что канат повреждён и что в следующий момент они рухнут со скалы. До дна ущелья, по которому протекала речка, оставалось добрых двадцать метров. Вполне достаточно, чтобы разбиться. Скалы, мимо которых они спускались по канату, идеально подходили для скалолазания: с большим количеством трещин, выступов и уступов. Недолго думая, Сандра завопила: "Стоп!" и сунула руку в ближайшую трещину. Зажать кулак и получить тем самым простейшую закладку (устройство, применяющееся в альпинизме вместо забивания крючьев - прим. автора) было делом одного мгновения. В следующий момент рука Менучина попала на подгнивший участок, канат оборвался, вождь проскользнул вниз, не переставая обнимать Сандру, и повис на ней всем своим немалым весом. Боль в кулаке была адской, но Сандра выдержала. Женщина, сползавшая вслед за Менучином, успела остановиться.
   Вождь висел и висел, а боль в кулаке всё росла и росла. Сандра посмотрела вниз и спросила: "Не хотите ли за что-нибудь схватиться?" В глазах у вождя была паника - её идея не сразу дошла до него. А когда дошла, он выпустил канат и принялся лихорадочно шарить по скале свободной рукой.
   - Сунь сапог в трещину и заклинь там его, - подсказала Сандра.
   Менучин не понял. Сандра показала. Менучин сделал, как было сказано, и понял, что это очень удобно и что так он сможет простоять хоть до ночи. Паника в его глазах прошла. Женщины, висящие на канате праздничной разноцветной гирляндой, начали попискивать - руки у них начали уставать. Наверху бесновался гзурх. Мимо пролетело растерзанное тело - гзурх всё-таки успел кого-то догнать.
   - В канат вделаны петли, найдите их, вставьте в них ноги, так будет легче. - скомандовал Менучин, - Висеть нам ещё очень долго.
   Сандра кое-как вытащила из трещины онемевшую руку и потихоньку спустилась к Менучину. Чуть ниже него располагался неплохой выступ размером со ступеньку. На нём она и пристроилась.
   - Что дальше? - спросила Сандра, - когда гзурх уйдёт?
   - Никогда, - ответил вождь, - сейчас немного побуйствует наверху, а потом спустится к реке и начнёт в нас камни кидать. Мы, когда на гзурхов охотимся, выманиваем их под самострел. А если выстрел не удаётся, прыгаем сюда, на канаты. В это время другая группа на лошадях начинает дразнить гзурха и отвлекает его. Мы вылезаем, садимся на лошадей, которых подгоняет третья группа, и удираем. Но у нас нет ни второй, ни третьей группы.
   - Если я спущусь к реке, я смогу выйти к стойбищу?
   - Сможешь. Но как ты спустишься по этим отвесным скалам?
   - Легко. А откуда вы здесь взялись?
   - К нам прискакал мальчишка Тольд, сын Толдара, и сказал, что вы пошли на гзурха. Мужчины поскакали искать вас в разные стороны. Мы - сюда.
   Сандра растёрла повреждённую руку и полезла по скале, но не вниз, а вверх - проинспектировать состояние висящих женщин. Широкие, мягкие кожаные сапоги, в которых было так тепло и уютно носиться по степи, на скалах ужасно скользили, их пришлось скинуть и лазить по скалам босиком. Как она и ожидала, некоторые горе - охотницы уже не могли висеть и были близки к тому, чтобы разжать руки. Расположив их худо - бедно на различных уступах и в трещинах, Сандра, сопровождаемая изумлёнными взглядами, легко спустилась вниз и принялась искать сапоги. Найти удалось только один, второй, видимо, унесла река. Бежать босиком по мокрым холодным камням было тяжело, но Сандра припустила изо всех сил.
   Она бежала так быстро, как не бегала никогда. К счастью, камни скоро кончились, и начались мягкие лесные тропинки. Расстояние, на которое они потратили два часа, Сандра пробежала за каких-нибудь полчаса. В стойбище её ждал сборный отряд из мужчин её племени и племени союзников. Они развили максимальную скорость ещё до того, как Сандра успела объяснить им все обстоятельства. Сандру с собой не взяли, что было обидно. Она была бы не прочь появиться в роли спасительницы.
   Дойдя до своего шатра, она обозвала себя дурой. Это был идеальный случай удрать из племени, а она собралась играть в рейнджеров. Но у неё не было ни запасов еды (зима была довольно голодной для кочевников), ни оружия, и пришлось идти в шатёр - лечить порезанные ноги.
  
   Мужской гнев миновал её. Все слышали, как она отговаривала женщин идти на охоту. Зато остальным женщинам всыпали по первое число. Оказалось, что гзурхи очень медленно размножаются, и убивать их можно было не чаще одного в два года. В этом году подходила очередь чужого, но дружественного племени. Соглашения на эту тему заключались на многие годы вперёд и свято соблюдались несмотря ни на какие войны. Женщинам об этом, понятное дело, не докладывали. Но зато отлупили с удвоенной силой - и за то, что испугались их потерять, и за нарушение соглашения.
   За это женский коллектив перестал с Сандрой разговаривать - как будто это она виновата, что они дуры! Но и она нашла, чем им ответить. Проходя мимо чужого шатра, она взяла за обыкновение засовывать голову под полог и произносить что-нибудь в духе "Сбросим путы кухонного рабства!", или "Женщина - тоже человек!", или "Бросай детей - садись на трактор и самолёт!". Женщины с испугу роняли ножи в котлы, путались в юбках и сквозь зубы ругали "проклятую шаманку".
   Одна только Мама Бу гордилась ею и приговаривала: "Ох, Белый Снег, ах, Белый Снег, ах, красавица, ай, ловкачка! Худенькая только, как детей носить будешь? А какие дети будут, ай, вожди, но ничего, я тебя откормлю, рис с мясом и травками, от них жира на два пальца..." И так целый день.
   После пробежки босичком по талым лужам Сандра заболела. Тяжело, с температурой. Лечил её, что забавно, очень пожилой старичок по имени Летящий Стриж, а не Мама Бу. Он уложил ей в тёплое лежбище из шкур (до этого Сандра, как и все в племени, спала на мешке из шкур, набитом травой), отловил трёх кошек и положил ей на грудь. До сих пор Сандра не видела никакой пользы от этих пакостников, но племя упорно на каждой стоянке зазывало любимых кисок в телеги и возило за собой. Они только шныряли вокруг, воровали мясо и слизывали сливки, Тому, кто занимался готовкой, приходилось быть очень внимательным. Удивительно, но огромные псы, пребывавшие с племенем людей в симбиозе, кошек не трогали. Оказалось, что кошек использовали для лечения. Они прекрасно прогрели Сандру, и через три дня она выздоровела. Летящий Стриж был уверен, что кошки вымурлыкали болезнь, хвалил Сандру за то, что та гладила кошек и чесала им за ухом. "Иначе, - говорил он, - они бы мурлыкали гораздо меньше, болела бы дольше".
   Сандра всерьёз озаботилась проблемой побега. Ей было нужно хоть какое-нибудь оружие против зверей и для охоты. Дерево в этих местах росло неважное, сосны да ёлки, и потому луки делали сборными - из слоёв дерева и коровьих рогов. Стоили они невероятно дорого, украсть или выменять такой нечего было даже мечтать. Сандра решила смастерить арбалет и попыталась подъехать к кузнецу с просьбой "сделать мне вот такие пластины из закалённой стали", но Ортангр и его помощник мигом оглохли и перестали понимать родной язык. Тогда она припомнила все свои знания из истории древнего оружия и решила наделать метательных копий - дротиков.
   Гладких сосновых палок было в изобилии, камней, которые можно было расколоть и получить острое лезвие - тоже. Своим тонким ножом Сандра вырезала для них лунки в палках и приматывала тонкими ремнями. Племя ей не мешало и не помогало. Все решили, что Белый Снег сошла с ума и боится новой встречи с гзурхом. Если ей охота таскать в колчане у седла дротики - пусть таскает. Ортангр даже сжалился и подарил пару обломков охотничьих ножей - очень неплохие наконечники для копья. Но ничего из этих заготовок ей не понадобилось. Точнее, понадобилось, но совсем не так, как она планировала.
   А пока день за днём Сандра мастерила дротики, готовила еду и распространяла идеи феминизма.
  
   Глава 5. Бронетранспортёр как тотемный зверь.
   Ближе к середине второго месяца весны Сандра начала замечать, что Мама Бу пытается сплавить её в соседние племена, двигавшиеся параллельно племени Менучина. То надо какие-то травки собрать, то роженице помочь (тебе надо учиться, дорогая), то ещё что-нибудь. Сандра из врождённого чувства противоречия решила остаться, ради чего пришлось даже несколько раз вильнуть задом перед Менучином и поулыбаться. Вождь не повёлся, но в племени оставил. Мама Бу отчаялась избавиться от Сандры и прекратила попытки. А ещё она принялась закармливать племя твёрдыми продуктами - такими, которые вызывали запор и повышение давления.
   Сандра почуяла интригу и провела разведку. Какая женщина устоит против того, чтобы перемыть косточки другой даме? Так Сандра узнала историю Мамы Бу. Её украл отец Менучина, но не женился. Мало того, он не дал ей выйти ни за кого другого, а её племя от неё отступилось и даже не потребовало выкупа. И вот на встречу с эти племенем и двигалась вся орда Менучина - ожидались большие переговоры и объединение племён. Сандра предположила, что Мама Бу не против отомстить и тем, и другим. Проинспектировав запасы к празднику, Сандра обнаружила, что Мама Бу заготовила множество угощений наподобие орешков в меду, кофе и элеутерококка. Последний использовался как лекарство от всех болезней, но иногда применялся и как особенно дорогой напиток. Попробовав выпить всё это вместе, Сандра чуть не умерла: сердце застучало так часто, что пришлось лечь и не двигаться добрых полчаса.
   Сюжет становился ясен: воины племени из-за запоров и так уже стали раздражительными, а на празднике, получив порцию редкостных и дорогих угощений, взбесятся и устроят бучу. Вожди, возможно, и сдержатся, самоконтроль у них на хорошем уровне. Но проблемы, как известно, поднимаются снизу... массовая драка среди воинов вряд ли поможет объединению. А Мама Бу будет ни при чём. Получит благодарность за хорошую готовку.
   Сандра подумала - подумала и втайне от Мамы Бу поднесла вождю и его охране мех с настойками, основными компонентами в которых были укроп и плоды фенхеля. Вождь удивился, но обещал выпить. Охрана при этом улыбалась так, что лучше было не видеть. По их мнению, раз заботится - значит, уже жена. Наивные.
  
   За три дня до встречи в стойбище рано утром примчался подросток из числа тех, что были в ночном, с криками, что на племя идёт вождь Бурсулай. Вождь Бурсулай был третьей силой, заинтересованной в том, чтобы не допустить объединения племён Менучина и сапоратов (так называлось объединение племён, из которого происходила Мама Бу).
   - Две полные руки полных рук всадников, - верещал мальчишка, - и с ними пять наёмников, богатыри...
   Перечисление имён Сандре ничего не сказало, но, судя по тому, как помрачнели старики, это была заметная сила.
   - А что в них такого, в наёмниках? - спросила Сандра у Летящего Стрижа.
   - Один против десяти - и победит, - объяснил старик.
   Полная рука - десять. Две полные руки - двести. Итого, двести всадников плюс пять наёмников, стоящих пятидесяти человек. Силы примерно равны - воины Менучина неплохо натренированы.
   Воины еле успели попрыгать в сёдла, как на горизонте показались чужие всадники.
   - Всем в строй, повозки в круг! - рявкнул Менучин и ускакал сражаться. Все старики похватали копья и побежали выстраиваться в разрыве между повозками. Подростки умчались к соседним племенам - звать на помощь. Женщины подтянули повозки, забрались внутрь круга, встали на колени и начали укладывать длинные волосы в высокие конические причёски.
   - Что это вы делаете? - удивилась Сандра.
   - Проявляем вежливость, - ответили женщины, - если победят чужие, то они убьют нас всех. Мы поднимаем волосы, чтобы шея была открытой. Это и в твоих интересах тоже, так видно, где рубить шею. А то треснут клинком по лопаткам, будешь мучаться целый час, ползать, умолять, чтобы тебя добили... впрочем, тебе это не грозит, у тебя и так волосы короткие.
   Сандра пораскинула мозгами и решила, что раскидываться головами в чужих степях чужой планеты - не её сюжет.
   Её Вими спокойно паслась на площадке за кругом повозок. Сандра посмотрела на неё и поняла, что идти на такой в бой - чистейшее самоубийство. Рядом с Вими пасся молодой и злющий жеребец по кличке Чарт. Высокий, быстрый конь, но злой, как десяток чертей. Его любимым фокусом было скинуть наездника, а потом ещё и наподдать ему задними ногами. Вождь смеялся и говорил, что когда-нибудь из него выйдет отличный боевой конь, которого можно будет выпускать в бой даже без всадника. Самого Менучина Чарт скидывал пять раз.
   Выбирать не приходилось - для того дела, которое задумала Сандра, подходил только этот конь. Чарт на удивление легко дал себя взнуздать и оседлать, Сандра перегрузила на него свои дротики, разрезала платья (по старому шву) и отправилась.
   - Зря стараешься, - кричали ей вслед женщины, - от этих не убежишь.
   Сандра обошла сражающихся кругом и выскочила за спинами врагов. Это потребовало некоторого времени. За это время выяснилось, что первая волна всадников была только приманкой. Вслед за ней вышла ещё одна группа. Теперь нападавшие превышали числом воинов Менучина в полтора раза. Воины Бурсулая теснили их к небольшому болотцу, но нападали почему-то очень вяло. Расчёт чужих был, видимо, на то, чтобы выманить вождя, уничтожить его, а затем отойти. Союзники Менучина передерутся за лидерство, а сапораты вынуждены будут отойти ни с чем.
   Сандра пробралась балочкой и вылетела из-за холма прямо за спинами последней линии врагов. Она не планировала сражаться с воинами. Потихоньку подобравшись к линии, она достала дротик и принялась за своё подлое дело.
   "Линия сражающихся" - это только название, так говорят о кавалерийском бое те, кто ни разу его не видел. На самом деле, кавалерийский бой больше похож на собачью драку, когда не ясно, где заканчивается одна собака и начинается другая. Хорошая лошадь умеет разворачиваться на месте быстрее, чем человек моргает, и когда встречаются хорошо обученные люди, сражение превращается в танцы на лошадях, когда все вертятся друг вокруг друга и тяжело понять, где свои, а где чужие.
   Сейчас в бою сошлись очень хорошо обученные люди. На это и был расчёт у Сандры. Внимание чужих воинов было занято противником. Сандра подлетала к ним сзади, колола копьём в толстые лошадиные попы и отходила, предоставляя своим воинам возможность расправиться с тем, чья лошадь внезапно встала на дыбы или вышла из повиновения. Ей удалось исполнить этот фокус четыре раза. Троим всадникам это стоило жизни, четвёртый просто свалился на землю. Вождь нападавших, наблюдавший за сражением с холма, решил, что Сандра начинает становиться проблемой. От группы его телохранителей отделились двое воинов и начали приближаться к Сандре. Это тоже входило в её планы. Вместо того, чтобы удирать, она загорланила боевой марш и поскакала к ближайшему лесочку. Для этого ей надо было проскакать позади всей линии сражающихся. Воинам противника придётся оборачиваться - кто знает, что там сзади.
   Пара телохранителей приближалась. Но они не знали математики, а Сандра знала. Вместо того, чтобы удирать от них, она поскакала на них, а прямо перед носом перешла на острый курс и ускорилась. Беспроигрышный вариант - рубануть не успеют, развернуться и догнать тоже. Теперь надо доскакать до лесочка, затеряться в нём и тихо отойти к союзному племени.
   Но Чарт решил поиграть. Он то замедлялся, позволяя противнику догнать его, то снова ускорялся. Сандра вытянула его между ушей, но хитрая зверюга ничуть не ускорилась, только начала подкидывать зад. Сандра поняла, что следующим его фокусом будет скидывание наездника, и затаилась. И тут выяснилось, что в лесочке, в котором она собиралась затеряться, было огромное количество чужих всадников. Засада! Те три сотни, что теснили Менучина, были приманкой. Вождь Бурсулай играл крупнее. Сейчас начнут подходить разрозненные, небольшие отряды союзников, нападать на тех, кто сражается с Менучином... а когда они втянутся в битву, на них сзади обрушится вчетверо превосходящий противник.
   Сандра развернул коня, надеясь проскакать между лесом и телохранителями вождя на холме. От стоящих в засаде войск наперерез беглянке кинулись двое всадников в богатых доспехах, украшенных массой блестящих накладок. Скорее всего, те самые богатыри. Пока Сандра пакостила сражающимся, она была мелкой неприятностью, комаром за шкафом. Обнаружив засаду, она стала большой проблемой.
   Сандра попыталась провернуть тот же фокус, что и с телохранителями - пройти под носом на острых углах. Не получилось - богатыри просто придержали своих коней. Крупных, сильных коней, не лошадок, как у телохранителей. Умные.
   Сандра швырнула в одного из них дротик. Воин уклонился - исполнил трюк с падением на полном ходу на землю и с возвращением в седло. Простой, по сути, трюк - наклоняешься вперёд, держась за луку седла, позволяешь ногам описать круг и коснуться земли, земля бьёт тебя по ногам - и ты снова в седле. Но до чего же эффектно выглядит!
   Дротик не попал в воина, но Сандра на это и не рассчитывала, она надеялась повредить коня. Копьё поцарапало конский бок, от боли конь прянул в сторону. Один из всадников оказался на время выведен из строя. Зато второй перегородил Сандре дорогу. Дело оборачивалось очень неприятной стороной. Придётся сражаться.
   Сандра завопила, как дюжина кошек, вытащила два дротика и, размахивая ими, как нунчаками, поскакала прямо на богатыря. Тот попытался рубануть её саблей. Сандре удалось уловить движение и вовремя перенаправить движение ударом древка дротика по локтю нападающего. Тот даже не поморщился. Плохо дело!
   Внезапно Чарт решил вспомнить, что он боевой конь, и встал на дыбы, целя копытами в лицо врагу (Сандра от неожиданности чуть не вылетела из седла). Богатырь вынужден был увернуться и отъехать. Путь к свободе был открыт! Пришпоривать Чарта не было нужды - вредина понял, что сейчас не время для игр, и припустил изо всех сил.
   Сандру удивило, что на боле боя стоит тишина. Оказывается, все участники сражения бросили рубиться и смотрели на то, чем завершатся её танцы. Увидев, что она оторвалась, поле боя взвыло с утроенной силой. Воины Менучина начали понемногу оттекать ближе к повозкам - под прикрытие к копейщикам. Очевидно, до Сандриных приключений они не подозревали о войске в засаде.
   Взлетев на холмик, Сандра обнаружила самую желанную для её сердца картину - около двух сотен воинов из ближайших соседей и союзников Менучина. Несмотря на то, что её преследователи уже приближались, Сандра остановилась и подняла над головой копьё, а затем указала им на противника в лесу - старинный сигнал у кочевников, означающий "приготовиться к атаке". Затем она подняла его ещё раз и показала на этот раз на тех, кто сражался с Менучином. Пусть подкрепление знает, что им противостоит две силы. Вождь идущих на помощь всадников понял её сигнал правильно. Колонна воинов замедлила ход и начала перестраиваться из походного ордера в дугу.
   Четвёрка, догонявшая Сандру, приняла её жесты за надувательство. Когда они поднялись на холмик, на котором секунду до того была Сандра, то еле успели осознать свою ошибку и унести ноги.
   Над полем боя прозвучала труба - вождь Бурсулай понял, что затея сорвана, и отдал приказ на отход. Воины Бурсулая - и те, что сражались с Менучином, и те, что стояли в засаде - выходили из боя и уходили. Вождь Бурсулай поступал мудро. Его силы уступали силам Менучина, после того, как затея с засадой сорвалась, шансов уничтожить все войска Менучина больше не было. И даже шансы уничтожить Менучина были мизерными. Сейчас воины отойдут, потом племена Бурсулая откочуют на тысячу - другую километров, и ищи ветра в поле... А потом... только Великое Небо знает, что будет потом.
   Богатыри, что забавно, остались.
   Воины Менучина держали строй и не преследовали нападавших. Противник всё ещё превосходил их числом минимум вдвое.
   Вечером был пир. Пировали все, кто участвовал в сражении, а также все, кто пришел на помощь позже и не принял участие в веселье. Сандре запретили заниматься готовкой, усадили на видном месте и подносили самое вкусное из того, что могли найти. Клоуны из числа мальчишек и весельчаков - стариков разыгрывали в пародийных тонах Сандрино дефиле, комично подражая её кошачьим воплям и размахиванию дротиками. Вождь Менучин пенил чаши с богатырями, перешедшими к нему на службу (перешли все пятеро) и смеялся. Потом все напились, начали петь песни и танцевать, было невероятно весело и красиво.
   Сандра весь вечер просидела надутая и сердитая, улыбаться ей приходилось через силу. Она планировала украсть на поле боя лук или другое оружие, а вместо этого только лишилось двух дротиков. Один просто потерялся, а второй - с кремнёвым наконечником, тот, которым она метнула в богатыря, подобрали и с большим почётом поднесли вождю. Вождь повелел изукрасить этот дротик резьбой и поставить в почётном месте своего шатра на вечное хранение, как пример того, как с помощью простых средств можно добиться больших результатов.
   На следующее утро Сандру разбудил необычный шум, как будто множество котлов с бульоном перекипели и выплеснулись в огонь. Высунувшись из шатра, чтобы узнать причину непорядка, она обнаружила у дальнего конца стойбища устройство, похожее на бронетранспортер, бока которого были сделаны из шкур. Из высоченной трубы над ним валил жирный чёрный дым, зато на крыше вращалась очень узнаваемая башенка с двумя спаренными танковыми пулемётами. Перед бронетранспортёром вышагивали шесть фигур в бронежилетах и с пулемётами наперевес. Одеты они были в форму Военно-Воздушных Сил США (проект "Звёздно-Полосатые Врата" шел под управлением ВВС). Каникулы закончились.
  
   - Я не могу отдать вам женщину. Наши законы не позволяют такого без боя. Кто-нибудь из вас должен сразиться со мной и победить. Я - её жених, - ответил Менучин, когда Дэниэл перевёл ему речь полковника Гринтифа. С Менучином были согласны все две тысячи воинов, собравшиеся прошлым днём, что они и подтвердили дружным рёвом.
   - Идиот, - зарычал Гринтиф, - мы перекрошим всех ваших лошадников и потребуем ещё на закуску.
   - Не надо, - сказала Сандра, - я сама сражусь с вождём за своё освобождение.
   Поднялся всеобщий хохот. Люди ржали, кони вопили.
   - Женщина не может сражаться, - с улыбкой отвечал Менучин, женщина - это та, кого оберегают.
   - У нас есть и женщины-воины, Сандра - командующий над воинами, лейтенант, - без подсказки объяснил Дэниэл.
   - А по-нашему?
   - Сотник.
   Хохот стих. Сотник в войсках кочевников был серьёзной фигурой. Для того, чтобы стать сотником, надо было быть ловчее и сильнее всей остальной сотни.
   Принесли саблю для Сандры. Войска образовали широкий круг - чтобы видно было всем.
   - Давай я его подстрелю, и дело с концом, - тихо сказал по-английски полковник Гринтиф Сандре.
   - Спокойно, всё будет хорошо.
   Вождь был сильным и ловким человеком, но он не знал, что такое айкидо, а Сандра знала. После первого же движения он лишился сабли. Сандра свою саблю использовала только для того, чтобы подставить её как рычаг против сабли Менучина, а затем бросила железяку и перешла к мордобою. Через минуту мордобоя Макс Котовски заметил:
   - Как-то она странно дерётся. Полковник, боюсь, как бы дело до греха не дошло.
   А драка и правда становилась очень странной. Сандра лупила вождя Менучина хлёсткими, но неопасными ударами ладоней и ступней, а вождь стоял прямо и почти не защищался. Так бьют, когда хотят дать пощёчину или пинка, не для боли, а чтобы обидеть.
   Полковник кивнул, дёрнул себя за нос, почесал щёку, показал язык, изобразил себе "рога" и показал на Переса и Листовски. Потом полковник дёрнул себя правой рукой за левое ухо, почесал под коленкой, сплюнул и показал на Котовски и ещё на двоих ребят, приданных им для усиления из SSG-2. На языке коммандос и спортивных фанатов это означало "хватаем своё и уносим ноги". Получив задачу, подчинённые начали действовать. Котовски и его соседи выстрелили по пустырю из подствольных гранатомётов, а затем принялись стрелять в воздух короткими очередями. Один из них кинул дымовую шашку. Поднялась суматоха. Педро Перес ринулся вперёд, схватил Сандру, кинул её себе на плечо и дал дёру. Листовски его прикрывал.
   Свисая с плеча боевого товарища, Сандра подняла голову, чтобы последний раз посмотреть на вождя. Её взгляд с головы, угловатые черты лица которой были словно вырезаны талантливым скульптором из красного дерева, спустился по длинным шелковистым волосам на могучую грудь, укрытую так восхитительно вонявшими тиснёными шкурами, проехался по мускулистым рукам. Её тело ещё помнило их нежность, когда вождь прижимал её к себе, спасая от гзурха. Она посмотрела на его зад, широкий и надёжный, как у бронетранспортёра М1, и на подпиравшие его длинные ноги, бугрившиеся мощными мышцами. Сандра ещё раз посмотрела на вождя, который стоял, скрестив руки на груди, и с улыбкой смотрел ей вслед, а затем уронила голову и отдалась Судьбе, уносившей её прочь на спинах боевых товарищей.
   Пулемёты бронетранспортера дали предупредительную очередь.
  
   Глава 6. Барбекю.
   - Специально для вас мы разработали проект лёгкого парового котла, который мы затем пронесли по частям через Врата. Бронетранспортёр мы собирали на месте, с помощью дружественных племён. Они были в восторге, они его теперь даже на флагах вышивают, - полковник Гринтиф был горд собой и своей успешной миссией.
   Они сидели в столовой базы, вся группа SSG-1. База была устроена на базе бывшего командного пункта управления ракетными шахтами, все её помещения находились глубоко под землёй. Неоновые лампы дневного света делали лица всех присутствующих немного синюшными, похожими на мертвецов. Сандра была печальна.
   - Сандра, ну расскажи мне хоть что-нибудь о культуре кочевников? Ты наверняка узнала больше, чем мы, - Дэниэлу не терпелось узнать хоть что-нибудь о любимом предмете.
   - Дэниэл, идите прыгните в озеро, сэр, - перебил его Педро, - Сандре наверняка не очень хочется вспоминать про плен.
   - Сами идите прыгните в озеро, сэр! - яростно отреагировал Дэниэл.
   Сандра посмотрела в их тарелки. Дэниэл взял себе пережаренные картофельные чипсы с курицей, Педро набрал бобов с мясом и соусом чили, Базиль ел кашу из кукурузных хлопьев, у остальных еда была не лучше. И никаких салатов.
   - Я приглашаю вас к себе на барбекю, - сказала Сандра.
   Все потрясённо замолкли. В предпоследнем выходе, когда ей поручили разогреть на костре банки с консервами, воплей "Я вам не кухарка!" было столько, что готовил в итоге Котовски.
   - А кто будет...? - слово "готовить" Котовски не смог выговорить.
   - Я всё приготовлю, - спокойно сказала Сандра.
   Мужская часть группы SSG-1 удивлённо переглянулась.
  
   - Так чем всё-таки живут кочевники? - Дэниэл примчался на вечеринку одним из первых и весь вечер ёрзал на лавке, ожидая возможности задать свой вопрос.
   Другие члены группы наелись морковных пудингов, мяса, тушеного в травах, баранины на шампурах и потому не стали одёргивать нетерпеливого умника.
   - Да живут, хлеб жуют. Точнее, лепёшки. Правда, те лепёшки, что я делала, котировались невысоко. Я худая, у меня ляжка маленькая. Все удивлялись, как вождь на меня польстился. Вот Мама Бу - это другое дело. У неё лепёшки большие получались.
   - Не понял, - удивился Макс Котовски, - а при чём тут ляжка?
   - Они с собой разделочных досок не возят, - пояснила Сандра, - а тесто надо же на чём-то месить. Так и делаешь: мажешь ляжку жиром, и давай лепёшки раскатывать.
   - Ну, а про культуру что-нибудь? Про религию? - не унимался Дэниэл.
   - Спокойствием, - смилостивилась Сандра, - они живут спокойствием. Они не боятся получить плохую оценку в школе и не торопятся окончить колледж. Каждые три дня они устраивают пир и поют песни, и это не считая праздников с разнообразными играми и забавами. При этом объём необходимых для жизни знаний у них больше, чем у нас. Им нужно помнить повадки всех зверей и нюансы всех промыслов. Как-то учатся, и довольно успешно, младшие тянутся за старшими, взрослые тянутся друг перед другом, и все помогают друг другу. Они очень вежливые, если нальют тебе кислого молока, то обязательно помешают его пальцем... тем самым, которым только что лошадь гладили. Все защищают друг друга. Когда меня хотели украсть, например, то все воины моего племени вышли на бой. Но самым высшим шиком у них считается обрести абсолютное спокойствие, такое, чтобы всегда оставаться безмятежным и благодушным, всегда благодарным Великому Небу за всё происходящее. Даже когда скачешь на бой или когда тебя ругают всем племенем.
   - А можешь спеть что-нибудь из их песен, для примера? - попросил сержант Педро Перес.
   - Это пожалуйста, - согласилась Сандра и затянула:
   О-о о-ей-ей е-ё-о о-о-о-о, н-да, н-да
   Очагчи о е-е е-е е ё-о-о, т-ка, т-ка...
   - Достаточно, - прервал её полковник Гринтиф.
   Сандра обиделась:
   - Там на середине второго куплета очень красиво будет!
   - А сколько до первого куплета?
   - Всего десять строчек таких звуков, - ответила Сандра и надулась.
   - Не грусти, Сандра, мы никому не скажем, что видели тебя в платье, и в рапортах мы этого не писали, - решил посочувствовать ей Базиль Листовски через несколько секунд неловкого молчания (на базу Сандра прибыла уже переодетая в униформу).
   - А этот... как его... Менучин, он тоже никому не напишет, - со смехом поддержал Базиля сержант.
   - Да, не напишет, - грустно признала Сандра, глядя на то, как её товарищи уминают пудинги из морковки и салаты из свеклы с чесноком, запивая всё это бульоном с укропом, - и не напишет, и не позвонит, и телеграммы не пришлёт.
   Мужская часть группы SSG-1 опять удивлённо переглянулась.
   - Пойду принесу компот из чернослива, - сказала Сандра.
  
   Итоги миссии:
   Частичная победа.
   Убитых врагов: 0.
   Потери: 0.
   Александра Уайтсноу приобрела умения "готовка" и "вампиризм", получила один левел-ап.
   Остальные члены группы, кроме Дэниэла Блакклифа, получили по одному очку экспириенса.
   Дэниэл Блакклиф просто получил по очкам за то, что говорил с вождем чужого племени, не переводя текста ответственному за операцию начальнику.
  
  
   Серия 2. Худоюды.
   Глава 1. Враг изнутри.
   - Они приходят незаметно. Они вползают в вас изнутри, и вы даже не замечаете, как постепенно вы становитесь не собой, а ими. А дальше начинается самое ужасное: вы начинаете передавать эту заразу дальше, - говорил полковник Хамморд, расхаживая перед картой мира.
   Дело происходило на общем собрании всех групп SSG и офицеров базы. Полковник Хамморд неожиданно прервал лекцию и спросил:
   - Кто мне ответит, о ком я говорю?
   Сидящий на первом ряду рядовой Брюстер поднял руку и предположил:
   - Об оводах, сэр?
   - Нет, умница, не об оводах! Котовски, а вы что скажете?
   - Я не сплю, это я только медленно моргаю, сэр, - подскочил заспанный Котовски, - о страшных космических чудовищах?
   - Нет, сэр! Я говорю о коммунистах, сэр! Потрудитесь слушать, когда я рассказываю об обстановке! У нас это занимает всего четверть часа! Служи вы в армии Советов, вы слушали бы политинформацию по часу, а то и по два, сэр!
   Зал, состоящий из профессиональных военных, в ужасе застонал. Полковник Гринтиф прикрыл глаза руками. Это собрание было так некстати! Через каких-нибудь два часа им уходить на чужую планету, а ребята вместо подготовки слушают про интриги политиков. Нехорошо. Так и оружие забыть можно.
  
   Планета ХЗ-2345. Тремя часами позже.
   - Куда это они все идут? - Базиль Листовски озвучил вопрос, который интересовал всех членов группы. Они уже несколько десятков минут наблюдали колонну чернокожих девушек топлесс, которые куда-то шли с зажженными факелами в руках (и это несмотря на то, что уже рассвело). По самым скромным подсчётам, мимо них прошло уже несколько тысяч девушек, но колонна и не думала кончаться. Иногда вдоль колонны проходили охранники с огромными дубинами в руках. Дубины были покрашены в чёрно-белую полоску, как палочки у уличных регулировщиков.
   - Дэниэл, поди и спроси, - скомандовал полковник, - только не у девушек, а у охранников. Сандра, с ним, чтобы не напугать дам.
   Дождавшись очередного мужика с дубиной, Дэниэл вылез из засады и пошел общаться. Охранник поначалу заворчал и схватился за дубину, но затем они разговорились, и он успокоился. Разошлись они мирно.
   - Суахили! Как знал, хорошо, что выучил! - похвалился Дэниэл, плюхаясь рядом с полковником, - Они говорят, что эти девушки идут на конкурс красоты. Рядом, говорят, идёт ещё одна колонна, из парней. Есть интересный момент: участники уверены, что победителей или даже финалистов конкурса может выбрать какой-то местный бог для того, чтобы они стали новым вместилищем божественной сущности.
   - Они?
   - Да. Говорят, что сразу двое местных богов решили поменять свои тела.
   - Интересный момент, - согласился полковник Гринтиф, - ну что, посмотрим на богов, джентльмены?
   - А можно, я пойду вдоль другой колонны, мужской? - попросила Сандра.
   - Можно, только для охраны возьми..., - глаза полковника Гринтифа обежали отряд (все парни дружно отвернулись в сторону), - Дэниэла! Чтобы тебя опять не украли.
   Дэниэл бросил последний печальный взгляд на колонну сисястых аборигенок, перехватил поудобнее свою М-16 и потащился за Сандрой.
  
   Двое богов восседали на высоких золочёных тронах. Один из них выглядел, как 14-летний мальчик, а второй - как 70-летняя старуха. Но интереснее всего было то, что за ними находилось нечто, что больше всего было похоже на древнеегипетскую пирамиду, переделанную в космический корабль. Экипаж космического корабля не терял времени даром: пока начальство развлекалось, в чреве корабля одной за другой исчезали подводы с различными припасами. Обратно они возвращались пустыми. Повозки двигались в строго порядке, по коридорам, обозначенным стойками с чередующимися чёрно - белыми полосками.
   - Вот откуда у них мода красить дубины под гаишников, - прошептал Котовски.
   - Они говорят, что боги являются основой и отрадой их мира, - доложил Дэниэл, пообщавшийся с народом, - говорят, что они могут летать между звёздами, что они устанавливают законы и поддерживают правопорядок. Праздник, который мы наблюдаем сегодня, случается очень редко, раз в сто лет. Вот они так и радуются. Стать избранником - большая честь, даже большая, чем поступить в услужение к богам. Когда бог занимает тело, человек полностью теряет своё "я" и растворяется в боге. В их религии это считается наибольшим счастьем. Говорят, что когда бог овладевает телом, то человек начинает говорить другим голосом, а глаза у него начинают гореть.
   - Ха! Горящие глаза, убеждённый голос! Проникает извне, распространяется вокруг! Не иначе, дух коммунизма! Помните, полковник Хамморд говорил на политинформации? - решил пошутить Котовски.
   - Не смешно, Котовски.
   - То есть войска они набирают тоже здесь? - уточнил полковник Гринтиф, - А что случается со старым телом, после того, как бог его покидает?
   - Умирает.
   - Хм. Не хотел бы я стать избранником.
   - А вы и не подойдёте. Говорят, они только девственников берут.
   - Тогда можно пообщаться с ними поближе. Дэниэл, найди кого-нибудь из чёрно-белых, скажи что к богам посланцы из другого мира... нет, из другой страны. Листовски, Котовски, скройтесь. Вы в резерве. Гранатомёты наготове.
   Но приблизиться к богам оказалось непросто. Толпы народа, пришедшие ради праздника, напирали со всех сторон, распорядители конкурса сорвали горло, объявляя участников и результаты, охранники с дубинами не успевали развести толпы так, чтобы они не подавили друг друга... В общем, никто не горел желанием выслушать Дэниэла. Один охранник на него наорал, второй замахнулся дубиной, третий просто проигнорировал. Пока им удалось найти кого-то, кто обладал необходимой властью, прошло добрых полдня.
   Зато потом дело завертелось. Богам доложили, боги проявили интерес. Полковника, Сандру, Педро и Дэниэла окружил плотный конвой, состоящий из на удивление ловких ребят. Солдаты были увешаны золотыми украшениями с головы до ног, в руках у них было подобие копий с утолщениями на конце. В окружение этого конвоя земляне быстро достигли тронов.
   - Дорогой, ну я тебя умоляю, прояви осмотрительность, ну почему тебя так тянет на экзотику? - говорил парнишка на троне, - И зачем ты взял это старое женское тело? Разнообразия в сексе захотелось? Говорила я тебе, что долго ты его не проносишь... Не выбирай ни низких, ни высоких, ни слишком крупных, с такими телами сплошная морока. Ну давай лучше полетим на Бею, там белые люди? Зачем обязательно чернокожие? И, может, выберешь мужское тело, а то я каждый раз путаюсь, в каком роде к тебе обращаться?
   - Чернокожие лучше радиацию переносят, - отвечала пожилая дама с соседнего трона, - при нашем образе жизни это многое значит. У этих белых каждый раз, как прыгаешь через подпространство, волосы в спираль закручиваются, потом на бигудях спать замучаешься... Но если тебе не понравится тело, дорогая, обещаю, я его не выберу.
   Земляне обратили внимание на то, что говорили обладатели тронов очень низкими, нечеловеческими голосами, а глаза у них при этом горели огнём так, как будто их что-то подсвечивало изнутри.
   Полковник Гринтиф приветствовал их от имени президента страны Соединённые Штаты Америки и выразил надежду на мир и взаимовыгодное сотрудничество (переводил Дэниэл).
   - У нас не бывает союзников, сотрудников или конкурентов, - рявкнула старуха препротивным голосом, причём на чистейшем английском языке, - у нас бывают только рабы и враги. Так и передай своему Президенту из страны Соединённыештатыамерики, чтобы готовился к нашему приходу. Скажите, что если он поцелует пыль у наших ног, то получит два процента от всех доходов со страны. И, кстати, пусть изменит название страны на попроще. А то произносить слишком долго. Откуда вы прибыли?
   - Ох, держите меня семеро, сейчас демократию вводить начну! - сказал полковник Гринтиф и схватился за винтовку и гранаты.
   - Держите его семеро, - приказала старуха (охрана исполнила это приказание раньше, чем оно было высказано, так что это можно было считать шуткой).
   Дэниэл прикинулся дурачком:
   - О великие и всемогущие! Мы плыли сто дней на восток, потом шторм отнёс нас на юг, а может, на север, потом мы шли по берегу, но солнца не видели, спрашивали дорогу у местных... Но если бы мы видели звёзды - мы бы сразу определились и вам всё как есть доложили бы!
   - Да ну их, всё равно не скажут, мы с их страной потом разберёмся. На этой планете кроме этого континента только мелкие архипелаги, мы их быстро найдём. Пусть убираются, у нас праздник, - тоном избалованной красотки пропищал парнишка со второго трона.
   Старуха повела глазами сначала на командира охраны, потом на землян, и разведчиков вытолкали взашей. Повелели поспешать к своему Президенту и не задерживаться.
   - А как выглядят боги, если без человеческого тела? - успел спросить полковник Гринтиф у охраны. Охранник показал на гигантскую мозаику, выложенную на стене одного из храмов. Мозаика изображала существо, похожее на змею, от которой во все стороны тянулись многочисленные отростки. Земляне поначалу приняли эту картину за изображение дерева. Потом охранник показал руками размер сантиметров в сорок, и разведчики получили ритуальный пинок под зад.
   Но они не стали сразу бежать к Звёздным Вратам, и да будет проклят тот, кто подумал, что они остались поглазеть на танцующих девок и парней с голыми попками. Они проверяли, нет ли за ними слежки. Показывать худоюдам (так назывались боги на тронах) адрес Земли было бы очень неумным.
  
   Глава 2. Исторически передаваемый шизоидный агрессивный психоз.
   Планета ХЗГ-2346.
   Группа разведчиков новых планет SSG-1 осторожно пробиралась по густому еловому лесу. Их выход на планету ХЗГ-2346 прошел успешно. По выходу из Врат они попали в этот густой и тёмный лес, по которому шли уже добрых четыре часа. Местами попадались следы присутствия человека - то срубленные, то помеченные деревья. Несколько раз разведчикам встретились деревья, которые зачем-то были намеренно искривлены: их верхушки были привязаны верёвкой к основаниям других деревьев, но людей разведчики пока не встречали. Наконец они вышли к первой на их пути поляне. Тут же раздался окрик:
   - А ну, не рушь! Кого там нечистая сила несёт? Стой, пристрелю насквозь!
   Команда была произнесена по-русски.
   Макс Котовски тихо и почему-то тоже по-русски произнёс: "Ой, мамочки!", но его никто не услышал, потому что в это же время Дэниэл зачастил:
   - Это русские! Мы должны уходить! Все русские больны исторически передаваемым шизоидным агрессивным психозом!
   Вся команда SSG-1 удивлённо уставилась на Дэниэла Блакклифа. Полковник Гринтиф подошел к Дэниэлу и внушительно произнёс:
   - В моём отряде, Дэниэл, попрошу не выражаться! Я, конечно, в большом почтении к вам, учёным, но иногда вы такое напридумываете, что вслух произносить неприлично! Так вот, это тот самый случай! И потом, между понятиями "русский" и "коммунист" не всегда стоит знак равенства. Все уяснили? - последние слова были обращены уже ко всей группе. Группа согласно закивала.
   За это время три медведеобразные фигуры, от которых исходил страшный окрик, подошли поближе. При ближайшем рассмотрении оказалось, что на медведей они были похожи очень слабо. Это были три невысоких, тощих мужичонка, обширность их фигурам придавали шубы из медвежьих шкур. А вот угроза "прострелить насквозь" была вполне реальной: в руках мужики держали очень мощные арбалеты, впрочем, держали они их стрелами вверх.
   - Вы из каковских будете? Из Новотверских?
   - Нет, мы идти от круглых звёздных ворот, мы из далеко отсюда, - ответил Дэниэл.
   - Из дьявольского круга? Тогда садитесь в сторонке и не высовывайтесь. Тут сейчас их застава поедет... а потом мы вас к князю сведём.
   Земляне пожали плечами и отошли в указанное им место. Дэниэл возмущался:
   - Застава - это здание. Как оно может ехать? Попробуй переведи такое...
   Котовски засмеялся, потом задумался и спросил:
   - Коллеги, подскажите мне? Как вы думаете, почему во всех местах, куда бы мы не пришли, нам тут же предлагают лучших девушек, или стать мужьями дочек местных царей, ил даже вовсе остаться царями?
   - А как же может быть иначе? - удивился Дэниэл, - Мы же американцы!
   Полковник Гринтиф подумал минутку и высказал свою версию:
   - А может, им просто приключений не хватает?
   Через пять минут на поляну вынесся десяток тяжеловооружённых всадников. Всадники были закованы в железо с головы до ног, даже на лошадях было навешано изрядное количество защитных доспехов.
   - О, какие доспехи! - восхитился полковник Гринтиф, - и мечи, и доспехи... полное рыцарское!
   Впрочем, доспехи рыцарей не особенно им помогли. Защёлкали арбалеты, и двое из них сразу оказались ранены. Отряд развернулся и скрылся в обратном направлении.
   - Ну, всё, до послезавтра не сунутся. Видали, как мы их? Самострел - великая вещь! А теперь можно и к князю. Егорий, подь сюды... сведи нечистых к князю. Пафнутий, и ты с ним.
  
   Ставка князя располагалась в очень странном сооружении. Деревянная крепость вмещала в себя церковь и несколько длинных двухэтажных зданий, вокруг крепости располагалось несколько избушек. Домов крестьян, которые могли бы построить это немалое сооружение, не наблюдалось. Первым догадался Дэниэл:
   - Это же монастырь!
   Это и вправду был монастырь.
   - Да, здесь нам девок или царство не предложат, - притворно вздохнул Макс Котовски.
   - Конечно, - без тени юмора поддержал его Дэниэл Блакклиф, - это же русские, у них у всех исторически передаваемый шизоидный агрессивный психоз!
   - Дэниэл, как будет по-русски "Демократия, выборы, дружба, жвачка, Кока-Кола, рок-н-ролл"?
   - Народовластие, вече, водка, смолка, халява, "казачок"!
   - А почему не "гопак"? - удивился Котовски.
   - Танец "казачок" по ритму ближе, - блеснул познаниями Дэниэл.
   - Все запомнили? Как зайдём внутрь крепости, кричим на счёт "раз, два!" - скомандовал полковник.
   Но прокричать любимые слова им не пришлось. За крепостными воротами их встречало полное княжье воинство, состоящее из исключительно суровых и мрачных личностей со множеством шрамов. За спинами воинов виднелись монахи в чёрных рясах. Очевидно, с дозорной башни сообщили, что от Дьявольских Ворот идут существа, от которых тут не ждали ничего хорошего. Кричать в такой обстановке про народовластие как-то не захотелось.
  
   Князь оказался довольно молодым человеком, веселым и компанейским. Когда первая настороженность рассеялась и все поняли, что вновь прибывшие не собираются завоёвывать или порабощать местное население прямо сейчас, обстановка потеплела до самого дружеского градуса. Американцев зазвали на пир, который был прерван из-за их появления. Дэниэл не успевал донести куска до рта - приходилось непрерывно переводить в обе стороны.
   - Народовластие под угрозой, - вещал князь, - у нас ведь как испокон как велось? Вече собиралось, нанимало конязя с дружиной... испокон конязь правил по кону, издавал законы... а если конязь терял страх Божий и впадал в грех сребролюбия, то вече перед ним ворота и открывало - путь князю чист. А что молодой новотверской князь удумал? Вече отменил, все законы сам издаёт. А новотверские-то глупенькие, и рады тому: волокиты-де меньше, прибытков больше. А ведь это опаснее, чем худоюды! Так князья всех окружных городов - и Новой Рязани, и Нового Киева, и Нового Аркона, и Нового Афона, - и постановили: новотверского князя сместить, народовластие восстановить.
   - А что вы знаете про худоюдов? - подскочил полковник Гринтиф, - И почему они так называются?
   - Так от худоюдов-то самое зло и есть! Про юдов мы, по правде сказать, ничего и не знаем, имеем только от предков предание, что если где что плохое случалось, то именно юды всегда были виноваты... А вот худоюды - это зло наших дней. Это такие черви, вползают в человека, и правят его телом вместо человека. Изображают из себя богов, летают от мира к миру на летающих кораблях, а иногда и через Дьявольские Врата приходят... только никакие они не боги, а чистейшие сатанинские отродья. В давние времена именно худоюды нас сюда из Святой Руси и перевезли. Думали рабов из нас сделать, да не на тех напали. В наших местах сейчас самый главный из них - Бахус. Приходит через Дьявольские Врата, едет на осле, а осёл тот не простой: если что, и летать может. Разбрасывает повсюду свой виноград. Кто тот виноград съест, тот себя забывает и за Бахусом идёт, лишь бы хоть раз ещё того винограда попробовать. Появляется этот Бахус не один, а со свитой. Впереди этого беса бегут девушки и всех встречных насилуют.
   - О-о! - протянули солдаты. Глаза у них мечтательно закатились.
   - Отставить мечтательно закатывать глаза! - шепотом рявкнул на них полковник.
   Не замечая этого маленького диалога, князь продолжал:
   - А поелику девушки от такой жизни у них быстро заканчиваются, они ловят мужиков и переделывают их в девушек...
   С лиц солдат сошли мечтательные улыбки и появилась гримасы отвращения.
   - Но Бахус - это ещё не самое страшное. Ужас начинался, когда приходила Афродита. Её никто даже толком ни разу не рассмотрел. Когда она приходила, то выпускала в воздух какую-то пыль, и всякий, кто ту пыль вдохнёт, сразу начинал искать, с кем бы совершить грех прелюбодеяния... и так десять дней. О её приходе так и узнавали: если все очнулись без памяти о том, что делали последние десять дней, а трети населения нет, - знать, Афродита навестила. Слава Богу, от этой напасти нас святые отцы отмолили, она давно уже не появляется. Мы потому вокруг Дьявольских Врат лес и загустили, чтоб дорогу к нам забыли. Но всё равно Бахус иногда приходит. Спасибо святым отцам, только благодаря им и спасаемся.
   - А что, у вас много людей в монастырях живёт? - спросила вдруг Сандра.
   - Да! Треть! - с гордостью ответил князь.
   - Треть! - потрясённо воскликнула Сандра, - В монастыре люди только зря растрачивают свои время и силы!
   Полковник Гринтиф было нахмурился, но князь, получив перевод ответа Сандры, ничуть не разгневался.
   - По-перше, наша земля не прокормит больше людей. У нас пахотных земель не так уж и много... а и было бы много, всё одно вскорости не хватило бы. Так что трети людей как не крути, а детей не завести. А по-друге, что может быть интереснее, чем изменять самого себя? А святые отцы только этому и учат. Я и сам бы с большей радостью в монастыре бы послушание нёс, чем воями командовал бы... но долг князя. По молодости, помню, давай на лошадях гоняться, потом медовуху пить, потом давай девок плясять... грех сплошной. Ни чистоты, ни будущего, одно свинство. А святые отцы в чистоте весьма изрядны, и других этому учат...
   - Фанатики, - фыркнула Сандра (она происходила из протестантской семьи со строгими правилами, одно из которых принципиально отрицало монастыри), - а жить так, чтобы в семье был только один ребёнок, не пробовали?
   - А как так можно? - искренне удивился князь, - У нас кто семейные, у всех не меньше троих, а чаще десять.
   Сандра открыла было рот, но потом решила промолчать.
   А медовуха и девки-плясуньи у князя были преизрядные. Только ближе к полуночи разведчики смогли заставить себя покинуть пир, едва уползли. И тут выяснилось, что спать им негде. При предварительном размещении им выделили две кельи на втором этаже братского корпуса. Но, пока шел пир, откуда-то привели пленных, и одна из келий оказалась занята, а перед ней встала мрачная стража.
   - Не извольте беспокоиться, - уговаривал разведчиков Воледар, один из помощников князя, исполнявший должность походного княжеского ключника, - тут за стенами крепости много отшельнических скитов, мы вам местечко мигом найдём.
   Полковнику Гринтифу эта ситуация совсем не понравилась, но делать было нечего. После коварной медовухи глаза у всей команды слипались.
   - Котовски, Листовски! Вы, кажется, говорите по-польски? С русскими сможете объясниться? Ночевать вам в скиту. Если что, палите в воздух. Сандра, ты не пила, на часы. Мы спим.
   Воледар крикнул сотника Никиту. Появился молодцеватый парень с корзинкой в руках:
   - Вот, князь велел толмачу передать, а то, говорит, он на пиру поесть не смог... поднабрал на кухне, что осталось, простите за скромность.
   - Да тут нам всем ещё раз объесться и обпиться! - удивился полковник Гринтиф, оценив содержимое, - Уважаю князя! Правильный военный.
   Так Базилю с Максом вместо желанного отдыха пришлось тащиться за стены крепости. Впрочем, далеко идти не пришлось, а ночной воздух освежил их. Дверь небольшой землянки была подпёрта колышком.
   - Знать, в отлучке отец Владимир, подождать придётся, - прокомментировал сотник Никита и преспокойно уселся на брёвнышко перед землянкой.
   Менее чем через четверть часа внутри землянки послышался шум.
   - Молитвами святых отец наших..., - начал Никита.
   - Господи Иисусе, помилуй нас. Входите, добры люди, - донеслось изнутри. Дверь открылась, из-за неё высунулась худая рука и прибрала палочку, подпиравшую дверь.
   - Як це он? - удивился Базиль, - унутри ховався?
   - Зачем ховался? - удивился в свою очередь сотник, - в отлучке он был. А потом, когда надо, домой и перенёсся. Для святых людей это обычное дело. Это мы, грешные, ногами ходим. Пошли, вои.
   - Похоже, искусство обмана здесь развито "святыми отцами" до совершенства, - заметил Базиль. Котовски кивнул.
   Изнутри землянка производила гораздо более благоприятное впечатление, чем снаружи. Стены были обшиты колотыми досками, в землянке была даже каменная печка. Отовсюду свисали гирлянды золотистого лука, связки укропа и других трав. Везде была идеальная чистота, в воздухе носились ароматы трав и свежего хлеба.
   - Отец Владимир, князь просил приютить гостей из иного мира. Говорят, из того же мира, что и Святая Русь. Вот, ключник свечек передал, затеплите, если что, - с этими словами сотник покинул скит.
   Зажигать свечки не потребовалось - Базиль и Макс рухнули на лавки, немного попрепирались, кому первому стоять на страже, а затем оба уснули. Медовуха оказалась сильной и коварной. Но ничего страшного не произошло, никто ничего не украл и никто ни на кого не напал.
   Утром Котовски был разбужен звуками глухих ударов о стены. Удивлённо продрав глаза, он обнаружил, что отца Владимира некая сила носит по воздуху и время от времени ударяет о потолок и стены. Как только Макс поднял голову, отец Владимир рухнул на пол.
   - Вот как нечистая сила праведников мучает, от святой веры отказаться требует! - с трудом произнёс монах, поднимаясь с пола, и попросил: - Никому не сказывай!
   Котовски убедился, что Листовски спит, и шепотом по-русски произнёс:
   - Дядя, ты мне очки не втирай. У меня разряд по парашютному спорту, ты что, думаешь, я не видел, как ты руками пытался управлять подъёмной силой?
   - А что такое парашютный спорт? - удивился отец Владимир. Котовски, как мог, объяснил.
   - Ну, поймал ты меня, милой, - признал монах, - что тебе сказать? В человека Бог вложил намного больше, чем только умения ходить и есть. Человек - это ещё не бабочка, это только куколка. Когда человек долгое время занят только тем, что думает о совершенстве и о том, как стать угодным Богу, у него преображение начинается, и превращается он в совсем другое создание. Разные умения постепенно открываются, даже летать. Только вот грешен я, страстьми обуреваем... чтобы устойчиво в воздухе летать, нужно уметь внимание постоянно удерживать, а я вот до сих пор не умею, всё время отвлекаюсь на мечтания. Вот если с места на места перенестись - это легко, там особого наблюдения за собой не надо, а вот чтобы летать - нет, слаб.
   - Не понял, так вас вчера, когда мы у двери ждали, действительно в келье не было?
   - А ты как думал?
   - Что вы за печкой прятались.
   - Нет, по делам был, моя очередь дозором ходить была, тут худоюды, знаешь ли, пошаливают.
   - А какие ещё умения у людей проявляются?
   - Могут мысли передавать другим святым отцам, иные могут чужие мысли читать, прозорливость, целительство, предметы на расстоянии можем двигать. Свет, воздух огонь и воду можем в любом месте заставить делать что хочешь, книги некоторые отцы могут читать, не открывая. По воде некоторые ходят, сквозь огонь ещё... Иные святые отцы ещё говорят, что знавали таких, которые могли одновременно в двух местах присутствовать и через глаза создавать всё, что хочешь, но это уже врут, я думаю. Хотя кто знает...
   - Так почему об этом все молчат? О таком надо рассказать всем!
   - Зачем?
   - Ну, чтобы в религию больше стремились.
   - Что ты, что ты, милой! Это равно что сказать, что религия хороша, потому что там надо много поклонов бить. От большого числа поклонов-де спина не болит. Дюже красиво?
   Котовски засмеялся.
   - Наоборот, это надо ото всех скрыть, а то народ повалит в монастыри ради внешних дел - умения летать или по воде ходить. Даже если им это и удастся, то что в этом хорошего? Нет ничего страшнее человека жадного и страстного, да ещё и владеющего разной силой. Для нас главное - это обретение правды, смирения и трезвения, Богу угодить. А эти все умения - это так, попутно проявляется. Святые отцы им учат только для того, чтобы показать человеку, что с ним что-то происходит, чтобы скучно не стало и чтобы человек в грех уныния не впал. Ну, и чтобы было, чем от худоюдов отбиваться.
   - А что, этому надо как-то специально учиться?
   - Да нет... Просто человек, когда молится, волей - неволей воображает себя перед Богом. Можешь вообразить себя перед Богом? Что, засмущаться потянуло, глазки опустить? Вот так и начинаешь себя спрашивать: "А почему это меня тянет глазки опустить? Что во мне не так, что болит от мысли встать перед Богом? За что мне стыдно? Что именно испытывает боль и должно ли оно испытывать эту боль? Так и изучаешь... себя. А потом начинаешь понимать, что от рождения использовал только один из многих способов смотрения и мышления, смотрел через один глаз и только себе под нос, а в остальные части разума совсем не заглядывал. Начинаешь заглядывать - и обнаруживаешь там множество удивительнейших возможностей. Так святые отцы и становятся кто кем. Мы думаем, что уже всё знаем о человеке, а тут вдруг р-раз, и молодой послушник находит такое, отчего вся обитель удивляется. Свет по-разному одаривает каждого из нас. У нас вот недавно один молодой парень внезапно научился по стенам лазить. Просто прилипает к стене - и пополз. Думаешь, я по своей воле тут летать начал? Мне во сне снится, что я летаю, просыпаюсь, а меня по стенкам бьёт. Стал бы я тут при вас по собственному почину кувыркаться... Только это всё пустое, главное совсем в другом.
   - А в чём?
   - В том, чтобы обрести смирение и понимание правды. До преображения человек всегда несчастен - просто потому, что хочется всегда больше того, что можется. После преображения человек способен быть и счастливым, и благотворным. Одним словом - богоподобным. В человека Бог заложил и такие возможности, благодаря которым он всегда может сделать из внешнего мира всё, что хочет, главное - это увидеть это дело во всех подробностях.
   - Ух, ты! А можно об этом поконкретнее?
   - Да это-то как раз просто. Просто представь себя в мире, где уже произошло это изменение - но так, чтобы увидеть все детали дела. Мир сам подстроится под твою мечту, если она возможна, конечно. Сложность в другом, в том, чтобы понять, чего именно ты хочешь. Создать образ счастья очень сложно... Вот ты когда-нибудь думал, что тебе нужно для полного счастья?
   Котовски удивился. Иногда задумывался, но так, чтобы во всех подробностях... Нет, до такого он не доходил.
   - А вот и все так. Всегда всем недовольны, всегда несчастливы. А попытаться подумать о том, при каких условиях они были бы счастливы, когда были бы довольны - нет, не хотят. А как начинаешь пытаться, так и понимаешь, что это очень непросто. Так и получается, что можешь всё, а что делать - не знаешь. А после обретения святости и смирения люди получают и понимание, и разумение, и мудрость... так святые отцы учат. И несчастья заканчиваются. Ох, разболтался я с тобой. Многовато я тебе сказал, это может быть вредно для тебя. Знать, Божий промысел имеет на тебя виды... Мы такое монахам только на пятом - шестом году говорим. Ты как, в Бога веруешь?
   - Ну, не совсем. Я думаю, что сила и разум всей Вселенной распределены в каждой её точке.
   - Это всё объяснения. А дело заключается в том, чтобы не объяснить мир, а изменить его!
   Котовски задумался и принялся вспоминать, где он уже слышал эту фразу. А отец Владимир тем временем продолжал:
   - Мало быть просто человеком, который знает, что от трения деревяшек можно получить огонь! Человек должен измениться, переделать себя сам, с Божией помощью. Так, чтобы перестать быть злым зверем, который думает только о себе и своей гордости, и стать благолепным человеком, да ещё и ухитриться не стать при этом демоном. Не представляю, как человек может добиться этого без образа любящего Бога
   В этот момент Листовски проснулся и пошел искать укромный уголок на улице. Котовски выдержал паузу и сказал:
   - Святой отец, а вот скажите мне, если у вас все живут смирением, то кто же мечтает о будущем и планирует изменения?
   - Князь. На то он богом и поставлен, чтобы нас, несчастных, пасти.
   - А если он ошибётся?
   - Что было бы нам пользы, если бы мы только правильных решений слушались? Так мученических венцов не обрящешь.
   - Не хватит одного князя на все дела в мире. Без руководящей и направляющей роли КПСС вам никуда.
   - А что такое КПСС?
   Тут Котовски подумал - подумал и решил поговорить об этом в следующий раз.
   - Наверно, я могу вам помочь с полётами. Вы когда пытаетесь летать, у вас подъёмная сила через какую точку проходит?
   - Как через какую? Через сердце. Всё через сердце проходит: и хула, и нечистые помыслы, и любовь, и сила.
   - Вот так вас и мотает по стенкам... Сила через центр тяжести должна проходить. А центр тяжести у человека находится на уровне задницы.
   - А как же у ангелов на всех иконах крылья на плечах? Неужто обман?
   - Почему обман? Просто нарисовали так. А вообще-то крылья должны быть, да, на уровне попы.
   - Хм... Надо попробовать.
   Отец Владимир встал посреди землянки и начал наклоняться вперёд. И - о, чудо! - вместо того, чтобы упасть, он медленно взлетел под потолок.
   - Ура! - закричал Котовски, - Работает!
   Тут пришел Листовски и позвал Котовски на общий сбор. Они думали, что вернутся на Землю, но ночью кое-что произошло, и полковник Гринтиф без объяснения причин объявил, что они остаются ещё на один день.
   А произошло вот что. Ночью Сандра сдала дежурство и ненадолго куда-то исчезла. Вернулась она через несколько минут и улеглась спать. А ещё через четверть часа в дверь кельи просунулась голова сотника Никиты и потребовала старшого. Полковник Гринтиф взял Дэниэла и пошел шептаться с сотником.
   - А вы, мил-люди, знаете, что привели с собою упыря? - огорошил сотник неожиданным вопросом полковника, - Или, может, вы все упыри?
   При этих словах стоящие как бы в стороне конные воины с арбалетами напряглись и прислушались. Полковник понял, что они стояли там не просто так.
   - Понятия не имею, - прогремел полковник, - объясните, в чём дело?
   История, рассказанная сотником, казалась абсолютно фантастической. Он утверждал, что надёжные люди видели, как Сандра пробралась в конюшню и выпила у лошади не меньше ендовы крови. При этом она что-то шептала лошади такое, отчего та её признала и не дёргалась. Полковник был настолько удивлён, что после некоторого раздумья решил остаться ещё на один день, с целью поймать Сандру с поличным. Сотника его искреннее удивление убедило, и конники растворились в темноте.
   Но бурные события следующего дня едва не заставили всех забыть об этом маленьком плане. После завтрака прилетели худоюды Бахуса.
  
   Глава 3. Сила сенатской комиссии по расследованию.
   Обильный завтрак подходил к концу, когда в братскую столовую влетел сотник Никита:
   - Князь! Бахус прилетел! И не через ворота, а на летучем корабле!
   - Святые отцы знают?
   - Не вели казнить, вели миловать! - сотник рухнул на колени, - Никого нет! Только послушники!
   - Никого из тяжеловесов? - князь нахмурился и огорчился, - Тогда нам всем конец. Всем выйти из крепости, построиться и встать на колени.
   - Мы уходим, - перевёл Дэниэл слова Гринтифа.
   - Даже не пытайтесь. Всё равно догонят, так хоть живыми останетесь, - мрачно посоветовал князь, - но если хотите, попробуйте, держать не буду.
   Князь не обманул: землянам удалось отойти не более, чем на километр. Не спас даже густой лес. Через четверть часа после того, как над монастырём пролетел космический корабль Бахуса неправильной треугольной формы, над землянами зависло неизвестное летающее средство и пальнуло по ним голубоватой плазмой. Очнулись разведчики уже рядом со стоящими на коленях людьми князя. Но если люди князя стояли без охраны, то вокруг землян лежала кольцевая колючая проволока и стояли надсмотрщики.
   Перед строем стоящих на коленях людей возвышалась цепочка крупных чернокожих солдат. В руках у них были устройства, похожие на копья, но с утолщениями у начала и у конца копья. Даже ребёнок догадался бы, что это мощное автоматическое оружие. Копья были направлены на людей. Позади цепочки солдат прохаживался невысокий лысеватый толстый человечек и визгливым голосом вещал:
   - Я вам покажу, как меня не почитать! Понапридумывали тут, понимаешь, трезвость! Или, что ещё хуже, трезвение! Это ещё что гадость, трезвомыслие, понимаешь, внимание к мелочам? Человек должен быть пьян, глуп и доволен этим! Виноград мой кто весь выкорчёвал? Это как понимать? Меды в медовуху превращать - это я ещё могу как-то принять. Но вот гнать спиртяру из пшеницы... Ненавижу! Спирт - как слеза, но спирт - это мазут! Не пейте спирт! Не может быть гадости больше, чем пить спирт, когда есть вино из моего винограда!
   Следом за невысоким человечком (а это и был Бахус) ходило животное, похожее на осла. При внимательном рассмотрении становилось видно, что это искусственное животное, робот.
   Люди князя валяли дурочку, кричали "Помилуй!" и валялись на земле, заламывая руки и обливаясь слезами.
   - Но вы в этом не виноваты, на вас этого греха нет, - смягчился Бахус, - это всё изобретения новотверского князя. А вот посты вы соблюдали - это оскорбление мне! Секс пронизывает всю Вселенную и останавливаться не должен! Но ничего, мы сейчас это всё компенсируем! Сейчас мои девочки восстановят баланс удовольствий! А ещё у меня есть для вас одна радость. Мои дети подросли и ищут себе новых носителей. Мои наследники горят желанием поделиться с вами всеми знаниями, которые накопили наши предки за все предыдущие эпохи. Вы всегда сопротивлялись этому, и это очень неумно. Впрочем, это всё не важно. Мои дети отлично умеют подавлять психику таких, как вы. Девочки, вперёд!
   "Девочки" Бахуса на восемьдесят процентов состояли из мужиков ростом выше 190 сантиметров, которым был искусственно изменён пол. Только пятую часть "девочек" действительно составляли женщины. На животе у них всех виднелись крестообразные разрезы. Из разрезов периодически показывались головки червей. Тех, которых земляне видели ранее только на стенах храмов планеты ХЗ-2345.
   - Носители, - захныкали люди князя, - всё, прощайте, братцы.
   Полковник Гринтиф, не теряя времени, шептал тайные слова на ухо главному парню из охраны.
   И тут что-то случилось. Бахус получил какое-то сообщение, вскочил на своего осла, поднялся в воздух и унёсся. Цепочка солдат вместе с носителями начали пятиться от людей князя, а затем они кинулись наутёк. Высокий негр - начальник охраны землян остался на месте.
   - Ты что, - кричали ему соратники, - это же предательство!
   - Я изменился, - ответил негр, - вы бы слышали, как красиво звучат слова "демократия", "фальсификация выборов", "управление общественным мнением" и "массовая пропаганда"! Я остаюсь с землянами. Оставайтесь со мной!
   Причина общей паники среди слуг худоюдов стала ясна секундой позже. Корабль Бахуса поднялся в воздух и начал взлетать, но взлёт его был каким-то неровным. Вместо того, чтобы лететь прямо вверх, он летел странными зигзагами, а затем перевернулся и с ускорением помчался к земле. Вскоре он исчез из видимости.
   Вокруг вдруг стало много святых отцов, и не молодых послушников, а пожилых монахов. Удиравшие к лесу солдаты и носители были моментально обезоружены и уложены на землю. Монахи метались среди них со скоростью молнии - очевидно, не обошлось без телепортации. Люди князя похватали пушки худоюдов. Солдат отвели в сторону, а носителей безжалостно уничтожили из трофейных пушек. Оружие худоюдов оказалось очень мощным - после выстрела в упор от человека не оставалось почти ничего.
   Около землян появился отец Владимир.
   - Ушел, зараза. У него на орбите корабль оставался, его туда и подняли через маленькие врата. Худоюды их с собою возят. А думали, возьмём Бахуса вместе с кораблём, - подосадовал монах.
   - Скажите, а корабль остался цел? - поинтересовался полковник Гринтиф, - Мы бы его с большим интересом изучили.
   - Не, худоюды, когда поняли, что он нами захвачен, его взорвали, мы еле успели ноги унести. Туда теперь сто лет ходить нельзя, мы его в горах оставили, так что сюда их яды от взрыва не дойдут. Но туда ходить нельзя, опасно, вся кожа слезет. А зачем вам этот арап?
   - Это наш парень, - сказал полковник Гринтиф, - он с нами на Землю пойдёт.
   После одержанной победы началась грандиозная попойка. За многочисленными возлияниями все чуть не забыли о слежке за Сандрой. Сандра пила и ела мало. Когда ближе к ночи ей показалось, что всех сморил пьяный сон, она тихонько поднялась и проскользнула в конюшню. Если бы она увидела, как все те, кого она считала мертвецки пьяными, - вся её группа и десяток людей сотника Никиты, - поднялись с мест и тихонько последовали за ней, она бы очень удивилась.
   Сандра вошла в конюшню и провела там несколько минут. Когда она приоткрыла дверь и выскользнула наружу, закусывая чесноком, то вместо ожидаемой пустоты перед воротами обнаружила три десятка вооруженных людей с луками, и луки эти были направлены на неё. В глаза ей ударил свет факелов и электрических фонарей.
   - Сандра, а почему у тебя кровь на губах? - прозвучал ласковый голос полковника Гринтифа, - и почему ты жуешь чеснок?
   - Ну, чеснок, это чтобы глистов не было..., - пролепетала Сандра.
   - А кровь? - голос полковника был таким же ласковым, - Зачем ты пила кровь у лошадей?
   - Я ужинала. У кочевников научилась. Каждый кочевник должен это уметь. Во время долгих срочных переходов некогда варить кашу. Чтобы не упасть от голода, у лошади вскрывается вена и сливается литр крови. Вот я и поужинала... по привычке.
   - Ты хочешь сказать, что не наелась на пиру?
   Объяснение было смехотворным - на пиру у князя было столько всего, что хватило бы ещё двум армиям.
   - Ну... кровь вкусная. А если посолить ещё, да с травками, да с чесночком... А дома лошадей нет. Где я ещё деликатес найду?
   Полковник Гринтиф внезапно сделал шаг вперёд и вырвал из рук у Сандры толстую медицинскую иголку.
   - Через эту отсасывала?
   - Угу.
   - То есть из дому прихватила? Для деликатеса? Вместе с чесноком?
   - Угу, - Сандра смотрела себе под ноги и уже не могла ничего говорить от смущения.
   - Слушай, а мы как-нибудь утром не проснёмся с такой иглой в шее?
   - Да вы что, совсем идиоты? Я же от вас куски мяса не отрезаю, а могла бы, - рассердилась Сандра.
   - Чтоб больше я этого не видел, - рыкнул полковник Гринтиф.
   - Угу, - согласилась Сандра.
   - Скажи им, что всё нормально. Не вампир она, а гурманка, - кинул полковник Дэниэлу и пошел в братскую столовую - поглощать недопитое и недоеденное из-за Сандры угощение.
   Через двенадцать часов после попойки полковник Гринтиф повёл своих разведчиков домой. Разведчики сгибались от тяжести - полковник выпросил у князя для своей коллекции полный рыцарский доспех конного воина. Князь заламывал руки - полный рыцарский доспех стоил тут баснословных денег - но в итоге решил ублажить союзника. По дороге к Вратам Дэниэл признался полковнику:
   - Я тут поговорил с разными людьми... никто из них не высказал восторга от демократии и рок-н-ролла. Религиозные фанатики, все как один. Исторически передаваемый шизоидный агрессивный психоз даёт себя знать. Вот новотверской князь, возможно, является прогрессивным элементом. Абсолютная монархия, феодализм, водка, приоритет торговой прибыли... возможно, там демократия имеет большие шансы на распространение.
   - Ага, главное - водки побольше, - поддержал Котовски, - без этого демократия тут не пойдёт.
  
   Ещё через час полковник Гринтиф представлял полковнику Хамморду нового члена группы. Голова у него ещё болела после княжеского угощения, и потому получалось не очень:
   - Знакомьтесь, сэр, это... как бишь там тебя?
   - Дон, сэр, - весело улыбался огромный негр и пускал "зайчиков". В кожу лба у него была имплантирована золоченая табличка с виноградной гроздью - символом Бахуса. От этой-то таблички во все стороны и шли блики.
   - Его можно звать дон Дон, он аристократ по-ихнему. Мировой парень, наш в доску. От слов "демократия" и "выборы" просто плавится, только нельзя при нём упоминать про сенатскую комиссию по расследованию чего-то там...
   - Сенатская комиссия по расследованию! - воскликнул дон Дон, вскочил и застыл в экстатической позе. На лице у него отражался неземной восторг.
   - И так каждый раз, - прокомментировал полковник Гринтиф.
   - Главное, чтобы об этом не узнал противник, - посоветовал полковник Хамморд, - и ещё, замаскируёте ему как-нибудь это зеркальце на лбу, а то с ним только в разведку ходить.
   - Есть, сэр. А ещё он носитель худоюда, и мы сможем изучать врага на натуре. Только его худоюд ещё маленький, ему ещё двадцать лет до взросления.
   Через два дня на Землю прибыла делегация от князя. Устройства управления звёздными вратами у них не было, и землянам пришлось ходить за ними на планету ХЗГ-2346 специально. Договорённость об этом была заключена заранее. В составе делегации было несколько княжеских вельмож и несколько монахов, в том числе отец Владимир. Им показали Сан-Франциско, несколько заводов и военный городок базы. Всё это им показывали из лимузинов с затемнёнными окнами, после чего понарассказывали сказок про ужасы коммунизма и отправили обратно. Но история на этом не закончилась.
   Войдя на следующий день в своё маленькое бунгало, Макс Котовски обнаружил отца Владимира.
   - А ты тут откуда взялся? - оторопел Макс.
   - Перенёсся, - легко ответил отец Владимир, - главное - это знать куда, а расстояние не имеет значение. Не понравилась мне тут у вас ситуация с праведностью. Люди о христианстве знают очень мало, только основы из Нагорной Проповеди, - не убий там, не укради, а об остальном без понятия. У нас каждый мальчишка знает, что от греха гордости можно избавиться только после того, как избавишься от греха осуждения, греха гневливости и греха чревоугодия, а у вас об этом даже взрослые не ведают. Так что я тут поброжу, поизучаю...
   - Как же вы без английского? - удивился Макс.
   - А вот ты и научишь. Я ем мало, пшенички заварить немного, и слава Богу. Так что нагрузка на тебя небольшая...
   Котовски собрался было рассердиться, но у отца Владимира были заготовлены ответы на все вопросы:
   - А вот это тебе князь передал... за беспокойство. К тому же, как я понял, твои товарищи не знают, что ты говоришь по-русски? - на стол лёг мешочек с позвякивающим содержимым. Макс оценил содержимое мешочка - золото, необработанные бриллианты - и понял, что может выйти на пенсию прямо сейчас. Пару секунд он даже подумал, а не поступить ли ему именно таким образом, но потом вспомнил, что у него есть ряд обязательств перед весьма уважаемыми людьми, и отказался от этой идеи.
   Так отец Владимир стал жить у Макса Котовски. Он сбрил бороду, подстриг волосы, выучил испанский и стал изображать из себя мексиканца, нелегально устроившегося на работу. Но Котовски никому об этом ничего не сказал.
   А рыцарский доспех у полковника Гринтифа отобрали и поместили в музей базы. Сказали, что это не его личная собственность, а трофей государственной программы. Это, впрочем, не помешало полковнику считать доспех своим и любовно натирать его до блеска каждые два дня. И каждая уборщица на базе знала, что лучше выбросить совсекретный документ со стола полковника Хамморда, чем провести мокрой тряпкой по доспеху полковника Гринтифа. Трибунал, может быть, и помилует, а Гринтиф точно прибъёт.
  
   Итоги миссии:
   Частичная победа.
   Убитых врагов: 0.
   Потери: 0.
   Победы союзников: уничтожен космический корабль противника, 800 человек команды (из них 30 худоюдов и 20 носителей) и 100 носителей. 42 солдата Бахуса были взяты в плен и перешли на сторону победителя.
   Макс Котовски приобрёл качество "мистицизм" и получил один левел-ап.
   Остальные члены группы получили по одному очку экспириенса.
  
  
   Серия 3. Злобные происки НКВД.
   Глава 1. Полковник Хамморд возмущается.
   - Господа! - полковник Хамморд был сама серьезность, - У нас завелась крыса!
   Привычные к получению сверхсекретной информации офицеры базы и разведчики SSG вняли этой информации со всей серьезностью.
   - Только подлые, мерзкие, бездушные агенты НКВД могли осуществить такую низкую, такую злобную акцию, как та, которая имела место у нас на базе! Я понимаю, когда господа офицеры изволят пошутить! Всё бывает! Вспомнить хотя бы историю с двигателем в багажнике!
   Сидящие в зале офицеры заухмылялись и начали прятать глаза. Вообще-то шутка предназначалась Сандре Уайтсноу. Ехавшие впереди неё офицеры из команды SSG-2 решили пошутить и нашептали пехотинцу на выезде, что за ними едет офицер, который ворует в багажнике двигатель от танка (Сандра ездила на Фольксвагене - Жуке, двигатель у которого, как известно, находится сзади). Молоденький парнишка - выходец из мексиканских крестьян не ведал таких тонкостей и купился на дезу. И надо же было случиться такому, что начальнику базы как раз в этот момент потребовалось отбыть с базы. Его спортивное купе обогнало малолитражку Сандры и первым пришло к ожидавшему вора патрулю. На беду полковника, двигатель у купе тоже находился сзади.
   Поначалу полковник принял требование охранника оставить двигатель на базе за шутку, потом начал злиться. Молодой парнишка был полон решимости служить честно, получить гражданство США и потому не хотел уступать даже начальнику базы. В конце концов полковник рассердился, сел в машину и рванул вперёд. Патрульный высадил ему вслед всю обойму от М-16, но машина полковника уже скрылась за ближайшей скалой. Дело закончилось тем, что постовому дали три дня ареста - за то, что попал только два раза в бампер. История вошла в легенды базы и стала известна во всех подразделениях.
   - Так вот, это я ещё могу понять! - продолжал полковник, - Но то, что случилось у нас, не мог сделать ни один из офицеров армии США! Мне на стул поставили кнопку!
   Зал охнул от ужаса.
   - Мало того! Канцелярские кнопки в нашем мире, как вам известно, производятся из пластмассы, в середину которой вставляется иголка-сердечник. Такие кнопки невозможно поставить на стул. Та кнопка, которую поставили мне, сделана простой штамповкой из листа стали. Такие кнопки производят только в СССР и в третьем мире! Это говорит о том, что к нам специально везли устройства для терактов! Призываю вас к бдительности! У нас на базе работает агент НКВД! Возможно всё! Верёвки, натянутые в тёмных коридорах, кирпичи на дверях, кошка, привязанная к дверной ручке - коварство агентов Советов не знает границ! Грязные технологии, разработанные в мрачных подвалах СМЕРШа, не имеют пределов в своей мерзости! Они способны налить касторки в титан и запустить тараканов в щи! Будьте внимательны и осторожны! Вместе мы победим!
   Зал выл и требовал отмщения. Котовски плакал, закрыв глаза руками.
  
   После общего собрания полковник Хамморд собрал отдельно группы разведчиков SSG-1, SSG-2 и SSG-4 (третья группа была на выходе):
   - То, что я сказал на общем собрании, не вся правда. Правда заключается в том, что НКВД, скорее всего, проникло и на разведанные нами планеты. Ничем иным я не могу объяснить того факта, что практически на всех планетах, с которыми у нас были дружеские отношения, отношения к нам разительно изменилось. Возьмём для примера планету ХЗГ-1. Мы поставляем им жевательную резинку, кока-колу и порножурналы. С чего бы им вдруг бунтовать? Полковник Гринтиф, у вас есть какие-нибудь предположения? Это ваша первая планета.
   - Нет, сэр. Мы всего лишь опрокинули и разбили статую ихнего бога плодородия, рассказали всем, что это ложные боги, и призвали к сексуальной революции. А так больше ничего не делали.
   - Вот-вот, а они теперь кричат, что мы развратники, богохульники и противники порядка, из луков стреляют, стоит нам там только появиться. Майор Перасс, на планете ХЗГ-2 вы встретили два смертельно противостоящих племени. Вы уговорили их прекратить войну, образовать единое государство и провести выборы. Почему там снова война, и оба племени не желают слышать о сотрудничестве с нами?
   - Не знаю, сэр. Когда мы уходили, там всё было нормально. Прошли выборы, нарушений не было. Кандидаты от племени тусхов, как кандидаты от более многочисленного племени, заняли наибольшее количество мест в парламенте и приняли закон, по которому племя мусхов должно быть уничтожено. Закон принимали большинством голосов, все процедуры были соблюдены. Отдельные несознательные личности из племени мусхов, правда, возражали против конституционного решения, но мы им объяснили, что это для их же блага. Пусть их сейчас и станет меньше, зато потом на планете будет конституционная выборная власть. Никаких причин для конфликтов.
   - Совершенно с вами согласен. У людей есть парламент, выборы, чего им надо ещё? Давайте вспомним планету ХЗГ-12345, на которой гостила некоторое время наша уважаемая Сандра Уайтсноу. У нас были прекрасные отношения! И что теперь? Они отказываются с нами общаться! Утверждают, что от землян пошел феминизм, из-за которого их женщины теперь требуют свобод и денег! У них, видите ли, полностью распались племена и перестали рождаться дети! Ничего страшного, зато у них теперь есть равноправие, а они хотят чего-то ещё и имеют наглость обвинять во всём нас! - полковник Хамморд возмущенно крякнул, - Это всё говорит только об одном: агенты НКВД каким-то образом проникли на эти планеты и восстановили против нас местное население. И потому я призываю вас к бдительности и ещё раз к бдительности!
  
   Глава 2. Одиночество полковника Гринтифа.
   Планета ХЗГ-12348. Где-то недалеко от устройства "Звёздные врата".
   Сандра Уйатсноу посмотрела на Макса Котвски и спросила:
   - Макс, сможешь угадать, что это такое: Ты чувствуешь, как твои ткани раздвигаются и разрываются чем-то, что рвется у тебя изнутри наружу, ты знаешь, что через несколько секунд оно вырвется, а твоя кровь прольётся из разрывов, и ты ничего не сможешь с этим поделать?
   - Это страшные космические чудовища, типа худоюдов? - предположил Котовски.
   - Нет, Макс, это геморрой. И ты его обязательно заработаешь, если просидишь на этом холодном камне ещё хотя бы пять минут.
   Остальные разведчики заулыбались и отвернулись, уязвлённый Макс решил поспорить:
   - А тебе-то откуда знать, проныра несчастная?
   - Не забывай, я пять месяцев была мамой целому племени безответственных охламонов, а запас лекарственных трав был весьма ограничен. Приходилось бдить.
   Макс поднялся и заворчал:
   - Ну где там этот связной?
   - Группа SSG-2 договорилась встретиться в этом месте - значит, будем ждать, - мрачно ответил полковник Гринтиф.
   Разведчики ждали уже час свыше положенного срока, но связной всё не появлялся. Густой тропический лес окружал их со всех сторон, но ошибиться было невозможно: камень, на котором сидел Котовски, имел уникальную форму черепахи и находился именно в том месте, которое описали ребята из SSG-2. Вдруг раздалось негромкое цокание, и на камень взобралось устройство, похожее на увеличенную коробку сигарет, но со скруглёнными углами и с паучьими ножками. В следующую секунду оно прыгнуло на плечи Макса Котовски. В полёте механический паук выдвинул две конечности с утолщениями, и, приземлившись на шее у рядового, сразу засунул их ему в уши.
   - Ой, какая приятная музыка, - сказал Котовски и свалился.
   Всё произошло настолько быстро, что никто не успел ничего понять. Разведчики схватились за автоматы, но было уже поздно: со всех сторон на них прыгали пауки с наушниками. Через считанные секунды все разведчики, кроме трофейного дон Дона, лежали на земле.
  
   48 часов спустя.
   Мадам Борари, заслуженная мастерица бардачных дел, недовольно осматривала строй из рабов новой партии.
   - Эти ловцы тянут к нам всякий хлам, - возмущалась она, - вот неплохая девушка, но почему разбита губа?
   - Э-э... очень ловкая. Тяжело было не повредить при поимке, - оправдывался начальник ловцов.
   - Ну, ничего, ловкие нам нужны, - смягчилась мадам, - помыть, побрить и в капрончик. И этих троих тоже...
   Шедшая за мадам помощница поспешно записала номера покупок.
   - А это что такое?
   Перед мадам сидела шимпанзе и, вытягивая губы трубочкой, ревела.
   - Э-э... - потянул начальник ловцов, но мадам его перебила и не дала ничего сказать:
   - И чего только не придумают, чтобы не работать. Помыть, побрить и в капрончик.
   Помощница подумала и решилась возразить:
   - Мадам, но это...
   - Ничего, у нас найдётся спрос и на это. А это ещё что за ужас? - если до этого мадам была слегка недовольна, то теперь её лицо выражало крайнюю степень возмущения. Перед ней стояли семеро человеческих существ, выглядевшие самым ужасным из всех возможных образов. Во-первых, у них была одинаковая одежда. Во-вторых, на этой одежде не было ни одного полупрозрачного участка. В-третьих, она совсем не подчёркивала эротичность фигуры. В-четвертых, цвет... он был не только ужасен, но одежда ещё и была раскрашена пятнами! Под этой одеждой мадам даже не сразу смогла разглядеть, что одна из пленных - дама! Такого с ней не бывало с детства. И только у одного из них на теле было украшение - на лбу у высокого темнокожего мужчины. Ни серёжек, ни браслетов... От этих семерых пахло неприятностями. Несмотря на то, что в ушах у них были глушители, а лица выражали слабоумный восторг, мадам Борари почувствовала опасность. Это чувство её никогда не подводило.
   - Экзотический товар... из далёких краёв, - залепетал начальник ловцов.
   Мадам повнимательнее присмотрелось к темнокожему. До сих пор она не видела людей с таким цветом кожи. Его, пожалуй, можно будет подать клиентам по повышенной цене.
   - Уговорил, беру всех. Помыть, побрить и в капрончик. И не забудьте сделать всем укол потери памяти. Твоё счастье, ловец, что скоро праздники. Но я очень недовольна качеством!
   Настроение начальницы публичного дома было испорчено на весь день. Все слуги и работницы очень быстро это почувствовали.
   - Окна не протёрты, скатерти в пятнах, лица не бриты, красные фонари в пыли! Люди приходят к нам за красотой, за развлечениями! Мечтой об этом дне они должны жить всё последующее время! А что мы им показываем? Ужас! Беспорядок имеет право быть на войне, в производстве или в кулинарии. Но не в бардаке! В бардаке всегда должен быть абсолютный порядок!
   Плохой день начался с огорчения и закончился грабежом. Ближе к вечеру заявился чиновник из городской мэрии и потребовал семерых рабов для тупой тяжелой работы в подземный город. Мадам сразу вспомнила о "пятнистых" (как она их про себя окрестила) и сплавила их мэрии по заниженной цене (но всё равно выше, чем купила).
  
   Начинался очередной рабочий день. Мэри Вайтсноу прошла к своему месту, дождалась, пока разводящий пристегнёт её наручниками к клавиатуре, поправила наушники и включила компьютер. Мэри могла гордиться собой. Она была лучшей работницей в своём отряде. Их работа заключалась в том, что они вводили данные с рукописных формуляров в компьютер. И пока все её соседи неловко тыкали в клавиатуру одним пальцем, она набирала данные всеми десятью. Как-то так само собой получилось, руки сами легли на клавиши и запорхали так, как будто всегда это умели. В отряде все удивлялись.
   По идее, Мэри, как и шестеро её компаньонов, которых перевели из металлургического цеха, не должна была этого уметь. Остальные её коллеги этого не умели, а вот она - на удивление всему отряду и на радость командиру отряда, Мэлу Гринти, перевыполняла все планы. Мэл Гринти прибыл в цех ввода данных в той же партии, что и она, но печатал он плохо, зато показал себя ответственным и скрупулёзным работником, и его сразу назначили начальником звена, а через неделю - и начальником отряда. Он был хорошим начальником отряда, и о людях заботился, и речи о борьбе за народное счастье хорошо говорил.
   Мэри быстро справилась с утренней порцией данных и откинулась на стуле, раскачиваясь взад и вперёд. Она посмотрела по сторонам - никто ещё не справился с работой. Слева и справа от неё, за низенькими перегородками, сидели её товарищи по отряду и медленно, одним пальцем, набивали непонятные символы. Все пристёгнуты наручниками к клавиатурам, у всех на голове наушники. Теперь надо было озаботиться тем, чтобы занять очередь в туалет, и так, чтобы успеть к баку для воды именно в тот момент, когда он закипит.
   - Мэри, зачем так слабо стул ломаешь? - донёсся до неё шепот справа. Манн Котов, плохой работник и хороший весельчак, придумал очередную шутку: - Хочешь, я тебе помогу?
   - Нет, спасибо, я как-нибудь сама, - засмеялась Мэри.
   - А хочешь, я тебе уже сломанный дам? - продолжал веселиться Манн.
   - Нет, я хочу сломать именно этот, - в тон ему ответила Мэри и принялась мечтать о том, как её за успехи в труде пересадят с её нынешнего места на новое. Раньше она сидела на другом месте, в самом углу, туда воздух совсем не доходил. Теперь там сидит Туф, здоровенный негр с золотой пластиной во лбу. Из этого места её в качестве поощрения перевели сюда, под раструб воздуховода. Тут уже можно было дышать, головные боли сразу прошли, но из раструба сильно дуло, и она всё время простужалась. Мэри мечтала пересесть на место у лестницы - там было лучше всего, и Мэл Гринти ей это определённо обещал. При условии перевыполнения плана, разумеется.
   Зазвенел звонок - внеочередное собрание. Прибежал разводяший, срочно отстегнул всех машинистов от клавиатур. Работники собрались у лестницы, под пандусом кабинета начальника цеха. Выступал Мэл Гринти.
   - Товарищи! У меня есть для вас радостное известие. Великий Вперёдсмотрящий товарищ Бауса издал приказ, в котором говорится, что по результатам оценки нового урожая нам будут подняты нормы снабжения на три процента! Ура, товарищи! Ответим ударным трудом на заботу Ведущей Силы и Великого Вождя о нас!
   Прозвучало нестройное "ура". Туф "ура" не кричал.
   - От лица руководства комбината сообщаю, что наши метеорологи прогнозируют на сегодня и завтра отсутствие радиоактивных осадков. Сегодня и завтра после обеда- выходной. Мы все сможем погулять на воздухе.
  
   Массивная герметичная дверь отъехала в сторону, и работники цеха номер 22 - цеха ввода данных - повалили на улицу. По хмурому небу плыли серые облака, но дождя не было. Похоже, метеорологи не соврали. Все обитатели подземного города знали: пошел дождь - прячься под землю. Иначе умрешь. Радиоактивные осадки со времён последней войны капиталистов против человечества ещё долго будут угрозой для жизни. Во время войны произошло нарушение природного баланса, и теперь на планете ядерная зима: либо идёт дождь, либо плотные облака сажи закрывают небо.
   - Мэл, Мэл Гринти, послушай меня. Ты не Мэл Гринти. Ты полковник Гринтиф, из войск США.
   - Туф, ты не в первый раз заводишь этот разговор. Туф, я к тебе хорошо отношусь, мы с тобой неплохо работали в металлургическом цеху, но тут ты плохой работник. Научился бы ты лучше быстро печатать, чем придумывать всякие байки. Иначе мне придётся отдать тебя на промывание мозгов.
   - А что мы делали в металлургическом цеху?
   Мэл Гринти напрягся, но так и не смог вспомнить, что именно они там делали.
   - Вот видишь! Вам вкололи что-то, отчего вы все потеряли память. Попробуй хотя бы выключить плеер и снять наушники.
   - Зачем? Там музыка приятная, объявления по работе иногда передают опять же.
   - Тогда хотя бы переключи его с кнопочки "3" на кнопочку "2". На третьей кнопке это не плеер, а устройство подавления памяти и мыслительной деятельности.
   Мэл Гринти хотел было последовать совету негра, но страх потерять прекрасную мелодию подавил желание в зародыше.
   - Мэл, ну подумай головой. Нам в компоте давали яблоки, а иногда дают и бананы. И те, и другие не растут в подземных оранжереях. Это довольно крупные деревья и кусты. Значит, нам врут. Их выращивают не в оранжереях, а на открытом воздухе. Где-то, где есть солнце и нет никакой ядерной зимы.
   - А почему же, когда мы выходим, всегда пасмурно и тучи? Почему вокруг развалины, как после бомбёжки?
   - А потому, что нас выпускают подышать воздухом только в дождливую погоду. А развалины... думаю, если отойти километров на несколько, то никаких развалин не будет.
   Тут Мэл Гринти рассердился и прогнал негра. У него лучший отряд, отличная дисциплина, Мэри так и вовсе скоро получит переходящее красное знамя за ударный труд, а этот негр своим сумасшествием всю картину портит.
   Но Туф (а точнее, дон Дон) не отчаялся и перенёс своё внимание на Манна Котова.
   - Манн, ты не из этого мира. Тебя зовут Макс Котовски, и ты из США.
   - Да. Я и сам так думал, - сразу отозвался Котовски, - я не могу происходить из этого мира, где так много работают и так мало отдыхают. Я думаю, я из мира, где на островах посреди океана гуляют голые красотки, а на деревьях сами растут все необходимые талоны на усиленное питание.
   - Да заткнись ты, балаболка, - не выдержал дон Дон, - я тебе серьёзное дело толкую. У вас у всех в ушах наушники. Это не устройство для проигрывания музыки. Это устройство для подавления разума. Переведи плеер на вторую кнопку или вообще выключи его. Только наушники не снимай - тревога поднимется.
   - Не хочу. Там мелодия приятная.
   - Что, слабо? А ты просто попробуй. Вспомни, ты же рассказывал мне о том, что народовластие лучше демократии, а Верховный Совет - это круче, чем сенат. Неужели ты и это забыл?
   - Мне слабо? Да мне ничего не слабо! Я ради веселья что хочешь сделаю! Ой, - последний возглас Котовски издал сразу после того, как перевёл управляющий рычажок плеера на низшую отметку. Ему в голову хлынули воспоминания, и он понял, что негр был прав. Вместе с дон Доном они начали строить планы, как вырваться из западни, но их ждало огорчение. Прозвучал сигнал к спуску вниз. На входе в подземный город дюжие молодцы из охраны отделили дон Дона и Котовски от остальных работников.
   - На промывку мозгов, - объяснили они.
   Дон Дон посмотрел на Мэла Гринти. Тот стоял и улыбался. Дон Дон понял, что в ближайшее время с ним лучше не заговаривать.
   Через час начальник второго отряда двадцать второго цеха Мэл Гринти зашел в процедурную. Манн Котов и Туф сидели, плотно привязанные ремнями к специальным креслам. Котов дёргался и ругался, Туф сидел спокойно. В уши им были вставлены трубки. Шло промывание мозгов. В левое ухо подавался раствор под давлением, из правого уха он вытекал. И в правом, и в левом ухе трубки травили, и розовая промывочная жидкость вытекала и там, и там. Для её улавливания служили специальные сосуды, которые держали заботливые ассистенты.
   - Я бы не хотел потерять своих работников, - объяснил Мэл цель своего визита, - как они, с ними всё будет в порядке?
   - Не беспокойтесь, Мэл, - успокоил его доктор из промывателей, - такое бывает от радиации. Если регулярно не промывать мозги, то радиация застревает в извилинах и создаёт иллюзии. Нехватка света, авитаминоз... Сейчас мы им мозги промоем, сделаем укольчик витаминов, и будут как новенькие.
   Через сутки Туф и Манн появились в цеху и правда были как совсем новенькие, с трудом узнавали даже близких товарищей.
   Симбиот дон Дона был не просто глупым паразитом. Худоюды умели поддерживать здоровье своего носителя, даже в самом раннем возрасте. Симбиот быстро очистил кровь дон Дона от наркотика, и он всё вспомнил уже к концу первых суток. С Котовым было сложнее. Он опять забыл всё, что вспомнил, но дон Дон не очень огорчался. Он теперь знал, что Котова можно взять на "слабо". Вскоре нашлись ключики и к другим членам группы. Дон Дон понял, что плееры каким-то образом сигнализируют охране, когда их переключают на другие режимы, и больше не повторял старых ошибок. Гораздо проще оказалось вставить прокладку между наушником и ухом. Так все члены группы SSG-1 вновь собрались вместе. Все, кроме полковника Гринтифа.
   - Полковник у нас человек ответственный. Он слишком заботливо относится к делу и слышать не хочет об изменениях. Мы не можем открыть ему правду, иначе он тут же отправит нас на промывку, - сказал дон Дон, - придётся использовать его втёмную.
   - Кажется, у меня есть идея, как это сделать, - сказал Макс Котовски.
   Удобный случай представился в самое ближайшее время. Мэл Гринти пошел к начальнику цеха предлагать устроить всем недельные курсы по десятипальцевой печати и получил отказ.
   - Как же это так! - бушевал Гринти, - Ведь производительность труда вырастет вшестеро! Посмотрите хотя бы на Мэри! То, что мы не повышаем производительность труда - это преступление против трудового народа и предательство Вперёдсмотрящего!
   Но начальник цеха был непробиваем: надо делать работу, отвлекать людей на обучение некогда, и точка.
   Мэл Гринти вывалился из кабинета начальника, слегка дымясь. В таком состоянии он был готов поверить в любой злой умысел. Тут-то к нему и подсел Макс Котовски и напел песен о том, что на самом деле в последней войне победила не народная власть, а капиталисты, которые теперь блаженствуют наверху, а всех рабочих держат в подземельях под предлогом радиации на поверхности и ничему не обучают - чтобы не разгадали обман.
   - На самом деле там солнце и отличная природа, а нас выпускают погулять только в дождливые дни. А чтобы мы ни о чём не догадались, регулярно промывают мозги, - вещал Макс.
   - Не верю, - сказал Мэл Гринти.
   - Мы сумели расшифровать язык, на котором вводим данные.
   - Как? Мы вводим совершенно секретные данные, значки без смысла. В этом заключена глубокая мудрость Вперёдсмотрящего. Никто не украдёт данные, а кому надо, у того стоит дешифрирующая программа.
   - Нет никакой мудрости. Просто все, кому промыли мозги, потеряли умения читать и писать. Мы восстановили письменность по частотному применению букв. Это очень просто. Все данные идут без шифровки. Вы можете почитать сами всё, что мы накопали. Там данные об огромном количестве украшений и угощений для тех, кто живёт наверху. Есть и про нас кое-что. Нам перепадают крохи.
   Мэл Гринти ознакомился. Увиденное настолько ошеломило его, что он не смог сразу с этим свыкнуться, но и отказаться он этого знания он не мог. Оказалось, что наверху живёт целый город, в котором комфортно размещаются несколько сотен тысяч капиталистов. А создают им комфорт и изобилие миллионы рабов, живущих в пещерах.
   Смириться с этой реальностью помог случай. Как-то раз его как начальника передового цеха послали к начальнику завода. Идти пришлось долго, мимо большого количества цехов и выходов на поверхность. Около всех выходов стояла охрана без плееров и наушников. Когда охрана одного из выходов замешкалась, Мэл заглянул в караулку. Посмотреть на выходную дверь ему не удалось, но он увидел её в зеркале на стене караульного помещения. Через иллюминатор било яркое солнце. По официальной версии, на улице шли радиоактивные дожди.
   С этого момента Мэл Гринти стал активным сторонником идеи пролетарского восстания. Через месяц охрана подземного города с удивлением обнаружила, что на неё смотрят стрелы арбалетов и дула самодельных ружей. Восставшие рабочие уже готовились праздновать победу, когда власти спустили на них своё последнее средство.
   Двое рабочих, стоявшие на карауле в дальнем коридоре, вдруг услышали многократное цокание. Присмотревшись, они увидели, что по коридору идут не просто плееры, а какая-то новая модель. Наушники у них были огромные, больше, чем ухо. Караульные подняли тревогу и дали дёру, и поступили, как выяснилось впоследствии, мудро. Каждый, на кого нападали новые плееры - ловцы, падал без сознания. И если старые плееры оставались на том, кого поймали, то новые, обработав человека, переходили к следующему.
   Развернулась великая битва: по плеерам стреляли из луков, арбалетов, их жгли огнемётами и крошили молотами. И всё равно люди отступали. Плеера были быстрыми и ловкими, они так и метались среди рабочих, оставляя за собой недвижные тела. Перелома в сражение удалось добиться только после того, как земляне нашли в штабе охраны своё оружие. Скорострельное оружие проредило сплошной строй наступающих плееров и дало возможность рабочим добить оставшихся вручную. Только после этого Дэниэл Блакклиф снял наушники с Мэла Гринти, и руководитель пролетарского восстания Мэл Гринти превратился в полковника Гринтифа.
   - Как же я буду теперь, - заплакал полковник, - раньше у меня была цель, ради которой можно было жить. У меня была честь работать ради блага народа и ради похвалы Вперёдсмотрящего, а теперь я сам по себе. А ведь наш отряд почти получили переходящее красное знамя...
   - Не плачь, дружище, - вступил дон Дон, - у тебя же есть дядя Сэм и демократия, а ещё есть сенат..., - тут дон Дон пришел в восторг, потерял сознание, и разведчикам пришлось нести его до звёздных врат на носилках, что им совсем не понравилось.
  
   - Котовски, что это вы там делаете? - грозно вопросил начальник базы, входя в кабинет.
   Котовски поднял со стула, стоявшего во главе стола, канцелярскую кнопку.
   - Вот, НКВД опять лютует.
   - Совсем озверели, сволочи, - бросил полковник.
   Постепенно подошли остальные члены группы SSG-1.
   - Начинаем. Полковник Гринтиф, я отказываюсь принимать такой рапорт! - Полковник Хамморд хлопнул стопкой машинописных страниц об стол, - Начальник моей лучшей разведывательной группы с восторгом описывает, как организовывал коммунистическую революцию! Вы должны были вводить свободное предпринимательство и демократию, а не коммунизм! Это всё интриги НКВД! А теперь коммунистическое правительство этой планеты шлёт нашему руководству предложения о мире и сотрудничестве. Как я объясню это президенту? Переписывайте рапорт! Я не могу представить его в таком виде!
   - Это само получилось... не было никаких интриг НКВД. Просто там всем говорили, что победила власть рабочих, а когда выяснилось, что наоборот, моим естественным желанием было восстановить справедливость, - попытался оправдаться полковник.
   - Естественным желанием настоящего американца было бы желание заслужить доверие властей и перебраться в верхний город, - прозвучал голос из тени. Все сидящие за столом разведчики вздрогнули. Голос принадлежал Яве Изарли, штатному психологу базы и - об этом знали все - штатному контрразведчику базы.
   - Если бы вы повысили выработку вашего отряда за счет здоровья или отдыха рабочих, перебрались в верхний город и придумали новые способы получения прибыли от работников нижнего города, мы бы вас поняли, - продолжала Ява, постепенно приближаясь к полковнику, - но вы повели себя прямо противоположным образом. Скажите, откуда у вас эта тяга к тоталитарным решениям?
   Полковник сжался - было видно, что ему хочется превратиться в точку, - но всё-таки продолжал отбиваться:
   - Меня с детства учили другому. Быть честным и справедливым. И мне кажется, что в этом и есть настоящая Америка.
   - Я повторяю свой вопрос. Откуда у вас эта тяга к тоталитарным решениям? Может быть, отец вас не любил? А может быть, вы как-то раз заглянули в мамин шкаф и обнаружили там скелет? А может быть (тут Ява Изарли наклонилась к самому лицу полковника), может быть, вы обнаружили там два скелета? Отвечать, солдат!
   - А-а! - застонал от ужаса полковник.
   - Хватит, - прервал контрразведку начальник базы, - совершенно очевидно, что полковник был под воздействием психотропных средств и не мог адекватно оценивать обстановку. А вот те, кто подсказал полковнику вместо демократии устанавливать народовластие (тут полковник Хамморд посмотрел на Котовски, а Котовски сделал вид, что смотрит в потолок) понесут тяжкий груз нашего гнева. Ладно, на этот раз, считай, отвертелся, нет у меня против тебя закона и доказательств. Но в следующий раз! Полковник Гринтиф! Перепишите рапорт. Напишите, что на этой планете вами установлена диктатура, что их глава - сукин сын, но что он наш сукин сын. Думаю, это сойдёт нам с рук. Все свободны. Котовски, а вас я попрошу задержаться.
   Когда все вышли, полковник Хаморд наклонился поближе к Котовски и шёпотом спросил:
   - Ну как, удалось запатентовать устройство плеера? Что говорят японцы? Когда они смогут наладить производство? Какую долю они нам обещают?
  
   Итоги миссии:
   Частичная победа.
   Убитых врагов: 23.
   Потери: 0.
   Полковник Гринтиф продвинулся на два уровня в умении "лидерство"..
   Остальные члены группы получили по одному очку экспириенса.
   Макс Котовски и полковник Хамморд запатентовали конструкцию упрощённого плеера и наладили его производство в Японии. Их богатство увеличилось на несколько миллионов.
   Технология и идеология персональных компьютеров была передана заинтересованным разработчикам. Через несколько лет появились машины класса РС.
  
   Серия 4. Скелеты в шкафу
   (Прошло два года).
   Глава 1. В каждой избушке свои игрушки.
   Полковник Гринтиф перебирал и полировал свою коллекцию оружия, когда раздался телефонный звонок. Звонил один его приятель, капитан из охраны:
   - Сэр, у нас тут проблема. Капитан Уайтсноу уселась на ступеньках своего домика и поёт эти невыносимые занудные песни.
   - Ну и что в этом страшного? Местами они весьма неплохи.
   - Проблема в том, что её дом находится рядом с домом генерала Хамморда. Полковник терпеть не может её песни, а тут ещё собака его жены оказалась очень музыкальной и начала подвывать. Из их дома уже были слышны крики, боюсь, до стрельбы дойдёт.
   Полковник Гринтиф пораскинул мозгами и решил, что ситуация требует его вмешательства.
   - Ладно. Поговори с ней пока... я сейчас подъеду.
   Через четверть часа он подъехал к домику Сандры. В машине у полковника уже сидели сержант Перес, вольнонаёмный Дон и рядовой Листовски. Втроём им удалось уговорить отчаянно грустившую Сандру поехать поразвлечься. Следующим, к кому они заехали, был научный сотрудник Дэниэл Блакклиф. Дэниэл не ожидал их приезда и был застигнут врасплох. Поначалу, когда дверь только открылась, полковник Гринтиф увидел раскрашенное красной краской лицо Дэниэла и испуганно воскликнул:
   - Дэниэл, у тебя что, рецидив?
   А дело было в том, что в одной из миссий группа SSG-1 попала на планету, где свирепствовал вирус, подавляющий человеческие качества. Всем разведчикам, кроме Дэниэла, удалось уберечься, а Дэниэл заболел. Это была очень старая планета, настолько старая, что у неё даже не было вращения вокруг своей оси. Жизнь на ней теплилась на узенькой полосочке между раскалённой дневной стороной и тёмной ночной.
   Все, кто заболевал вирусом, убегали на тёмную сторону планеты и там, в лесах из тенелюбивых растений, предавались самым низменным звериным страстям. Так поступил и Дэниэл. Когда группа SSG-1 вернулась на планету повторно с лекарством, то обнаружила его в глубине леса, возле костра, в окружении небольшого гарема. Дэниэл, раскрашенный чёрно-белыми полосками, обнимал фаворитку текущего дня, потрясал в воздухе берцовой костью самолично загрызенного противника, ревел бешеную песню и чувствовал себя совершенно счастливым.
   После введения антибиотиков Дэниэл (как и другие жители планеты) выздоровел, через некоторое время у него даже восстановилась память. Но в его повадках после этого появилось нечто такое, отчего даже бывалые свирепые головорезы из охраны базы вздрагивали и крестились, а женщины плавились и сами стекали в руки. Поэтому неудивительно, что, увидев на обнаженном теле Дэниэла знакомые полоски, а в руках муляж берцовой кости, полковник подумал худшее.
   - Нет, не беспокойтесь, всё нормально. Это я так... вспоминаю старое. Проходите. Сейчас я умоюсь и переоденусь.
   - Слушай, а мы так и не спросили, каково тебе было там, в лесу? - спросил Базиль Листовски, - очень плохо было?
   - Да нет, в общем-то, хорошо. Никаких тормозов. Все направления - дороги. Все деревья - скамейки. Не понравится, как кто-нибудь на тебя смотрит - оторвёшь ему голову, и все дела. А если друг, то просто навешаешь по ушам. Ну, а женщины... если понравится какая - прижмёшь её к дереву, возьмешь её, милочку, зубками за шею...
   Листовски не выдержал и шумно вздохнул.
   - Так, кто-то собирался помыться и поторопиться, - напомнил полковник. Дэниэл спохватился и убежал. Полковник в это время осматривался. Судя по всему, Дэниэл предавался воспоминаниям долго и со вкусом. Очаг горел, над очагом висел едва поджаренный кусок мяса, с которого ещё капали капли крови. Судя по рваным краям, от него откусывали. На столе лежали грудой разные кости вперемешку с травками и овощами, а в блюдечке курились подозрительные растения.
   Но ещё сильнее, чем Дэниэл, удивил разведчиков Макс Котовски. Во-первых, у него было отдельное бунгало, а нём слуга - мексиканец, что при скромном окладе рядового было более, чем удивительным. Во-вторых, он был пьян, но не голосил песни и не лез драться, как обычно поступают пьяные, а сидел за столом, уставленном бутылками водки, и тыкался лицом в блюдо с кислой капустой.
   - Что это с ним? - спросил полковник у слуги.
   - Не знаю, сэр, совсем плохой, сначала говорит: "Сделай бак с кислой капустой", а откуда мне знать, как? А потом вот сел, сидит уже пять часов, пьёт водку, тыкается лицом в тарелку и повторяет: "Как хорошо быть советским офицером! Как хорошо быть советским офицером!"
   - Котовски, что с вами?
   Котовски мигом протрезвел.
   - Виноват, товарищ пол... сэр. Генерал Хамморд как-то рассказывал, что у советских офицеров в жизни нет никаких развлечений, только одна радость - напиться и уткнуться в блюдо с кислой капустой. Вот я и решил попробовать - каково это, быть советским офицером.
   - Какое сегодня число? - спросил полковник Гринтиф.
   - Двадцать третье февраля, - подсказал Листовски.
   - Тогда понятно, - сказал Сандра, - я слышала про такое, это вроде как экстремальный туризм. Одни бродягами переодеваются, другие в тюрьму устраиваются посидеть ненадолго...
   Котовски решил, что пора менять тему разговора:
   - Полковник, вы много раз рассказывали нам о вашей коллекции оружия. Может, покажете?
   - Отличная идея! У меня как раз вся коллекция разложена. Приглашаю вас всех ко мне.
   Ещё через четверть часа десант разведчиков высадился в доме полковника Гринтифа.
   - Вот это то самое ружьё, из которого пытались застрелить макет Шерлока Холмса. Точная копия. Вот это - "Оленебой", ружьё Натти Бампо по прозвищу "Зверобой". Купил у одного индейца. Вот это - ружье, из которого Пятачок стрелял в шарики Винни-Пуха. А вот это - жемчужина моей коллекции. Топор, которым Раскольников зарубил старуху, - с этими словами полковник достал из футляра, обитого красным бархатом, изукрашенный гравировкой и чернением топор с резной рукояткой.
   - Какая богатя литературная коллекция, - восхитился Листовски.
   - Так он же вроде бедный был, - удивился Котовски, - а тут одна гравировка стоит целое состояние.
   - Хорошая вещь требует соответствующего оформления! Гравировку и резную рукоятку добавили потом, - гордо объяснил полковник Гринтиф. Тут у него промелькнула какая-то мысль, и он подозрительно уставился на Котовски:
   - А ты откуда знаешь про Раскольникова?
   - В школе учили.
   - Достоевского проходят только в советских школах.
   - А у нас в школе театральный кружок был... Ага, театральный кружок.
   - А что это за две буковки "LV" на топорище? - перебил Педро Перес.
   - Это очень печальная история, - полковник Гринтиф вздохнул и начал рассказывать:
   - Как-то я вот так, как сейчас, мирно перебирал коллекцию и немного недоглядел. Мой пятилетний сын написал на топорище буквы фломастером, а я наорал не него так, что ребёнок навсегда остался заикой. Жена сказала, что боится жить со мной, забрала ребёнка и ушла. Вот такая вот незадача, понимаешь! Всю жизнь я мечтал побеждать, давить, стрелять, убивать людей, а оказалось, что лучше было учиться рассказывать сказки и изображать зайчика. Моя жизнь дала трещину. После этого я не могу даже дать плюху новобранцу. Я подал заявление на уход из армии, но тут случился проект "ЗПВ", и полковник Хамморд уговорил меня по старой дружбе принять в нём участие.
   Команда разведчиков переглянулась и решила, что раз не получилось отдохнуть культурно, придётся отдыхать как обычно, и что самым уместным делом теперь будет сходить в бар. День закончился прекрасно. Они напились и отметелили не меньше двух десятков случайных посетителей бара, вернулись домой все в синяках, весьма довольные собой и жизнью.
  
   Глава 2. Под каждой крышей свои мыши.
   Если бы участники разведывательной группы SSG-1 знали, во что они превратятся в результате выходов на планеты дальнего космоса, то ни один из них на километр не подошел бы к звёздным вратам. За короткое время с каждым из них произошло такое, о чём никто из них не отважился рассказывать.
   Начиналось всё относительно спокойно. Это был один из обычных выходов на дальнюю планету. В этот раз разведчики обнаружили весьма неплохую планету земного типа, разумная жизнь на которой была уничтожена худоюдами. Произошло это относительно недавно, несколько десятков лет назад. Это была не первая планета, на которой разведчики нашли только руины, такие планеты встречались им и ранее. Копаясь в развалинах, разведчики отыскали множество очень интересных технических приспособлений, но самое интересное нашел Дэниэл. Впрочем, на тот момент он ещё об этом не подозревал. Нагруженные трофеями, разведчики возвращались домой.
   Выйдя из устройства телепорта уже дома, на Земле, группа SSG-1 обнаружила перед воротами небольшое столпотворение. Трое дюжих солдат толкали тележку с наваленной на неё грудой камней, а из-под груды неслись вопли: "Не хочу! Не буду! Отпустите! Хочу ещё!" Следом за тележкой шли двое пехотинцев с автоматами и генерал Хамморд, который пытался в чём-то уговорить тележку камней.
   - Это ещё что? - удивлённо спросил полковник Гринтиф.
   Генерал Хамморд остановился, вытер платком вспотевший лоб и объяснил:
   - Да вот на одной из планет обнаружили разумные полиморфные кристаллы, пригласили одного к нам... для установления дипломатических связей. А он только и делал, что смотрел кино да мультики Диснея. Ни информации от него не получить, ни кока-колу им не продать, ни даже виски выпить - они питаются только минералами и солнечным светом. Что ты с ним будешь делать? Вот, пытаемся отправить обратно. Упирается, не хочет, говорит, что ещё не все кино посмотрел. А где Дэниэл?
   Разведчики SSG-1 оглянулись - Дэниэла нигде не было.
   - Я видел, как он выходил из врат. Что за...? Ой!
   Звук "ой" полковник Гринтиф издал потому, что разумный кристалл решил продемонстрировать своё свойство полиморфности. Он выбросил во все стороны тяги - стержни и вцепился в пол и стены пещеры. Один из стержней прошел прямо сквозь ногу полковника. Во все стороны брызнула кровь. В поднявшейся суматохе все забыли про исчезновение Дэниэла. Генерал Хамморд сначала потребовал закупорить отсек прибытия, потом приказал открыть и позвать медиков, потом потребовал ремонтников с инструментами. Стержни кристалла - киномана резали абразивным кругом, плавили ацетиленовой горелкой и рубили зубилом. Хуже стало только полковнику Гринтифу. Кристалл остался невредимым. Пришлось пойти на переговоры. Кристаллу пообещали профессиональный кинопроектор с запасом лент, и только после этого он согласился убрать стержни и отбыть домой. Полковника Гринтифа увезли в медотсек, и только тут хватились Дэниэла.
   - Я хочу увидеть Блакклифа! Где этот разгильдяй? - заревел генерал Хамморд. В ту же секунду, как будто по приказу генерала, на спусковом пандусе появилось два Дэниэла. Один из них моргнул и исчез. Оставшийся рассказал преинтересную историю.
   Оказалось, что устройство, которое он подобрал в развалинах, было способно переносить человека в параллельное пространство. Погибшая цивилизация безуспешно пыталась использовать эту технологию для сопротивления худоюдам. Дэниэл вертел его в руках и случайно привёл в действие. Первый мир, в который он попал, отличался от Земли тем, что в него уже прилетели худоюды и разгромили все земные вооруженные силы. Последние очаги сопротивления находились как раз в шахтах проекта "Звёздно - Полосатых Врат". В проекте SSG-1 в этом мире не было Дэниэла, зато была полусумашедшая дама - археолог, от которой полковник Гринтиф просто плакал.
   - Так что вам повезло, что у вас есть я, - с вызовом сказал Дэниэл, глядя на полковника (перевязанного полковника привезли в комнату допросов - он отказался оставаться в изоляторе).
   В следующем мире Дэниэла тоже не было, его место занимала та же дама, худоюды там тоже уже прилетели, но зато полковник Гринтиф там был женат на Сандре Уайтсноу.
   - Что? Я? Женат? На этой помеси скунса с ёжиком? Ты хорошо подумал перед тем, как сказать такое? - с угрозой в голосе спросил полковник. Дэниэл заметил, что Сандра тоже набрала воздух в лёгкие, и поспешно проговорил:
   - А ещё сержант Перес там был женат на Базиле.
   - А, ну раз там такое возможно, то понятно, - разом успокоились Сандра и полковник.
   Тут из пещеры прибытия прибежал вестовой и доложил, что на пандусе появилось ещё три Дэниэла. Через пять минут их добавилось ещё пять. Очевидно, Дэниэлы из разрушенных худаюдами миров решили приискать себе мирок поспокойней. Выявление "своего" Дэниэла заняло небольшую вечность, Дэниэлы шумели, плакали и настаивали каждый на своей подлинности. Ситуацию несколько облегчило то, что двое из Дэниэлов были не очень человекообразны: один был похож головой на собаку, а другой - на медведя, но все в очках. Этих отправили в параллельные миры первыми.
   - А давайте будем задавать им вопросы о прошлом, - догадался полковник Гринтиф, - если воспоминания отличаются - значит, не наш.
   Дэниэлов развели по разным комнатам.
   - Что я сказал после того, как над нами пролетели летающие коровы на планете ХЗГ-12349?
   - Вы сказали: "Чёрт побери", сэр, - моментально ответил первый Дэниэл.
   - Этот не наш, - с печалью констатировала Сандра, - полковник тогда сказали: "Хорошо, что у нас коровы не летают".
   - А мне кажется, что полковник тогда подал команду: "Воздух!", - высказал свой вариант сержант Перес.
   - Нет, он тогда сказал: "Где ближайшая речка?" - был уверен Макс Котовски.
   - А я уверен, что сказал тогда: "Чёрт побери!" - прорычал полковник Гринтиф.
   - Один из вас точно подменён, - резюмировал генерал Хамморд.
   Остальные Дэниэлы дружно утверждали, что полковник помянул чёрта. В итоге через перекрёстные вопросы был выявлен тот, воспоминания которого в наибольшей степени соответствовали воспоминаниям других членов группы. "Своего" Дэниэла оставили, остальным надавали пинков по задницам и выпихнули в параллельные миры. Никто не додумался пометить того Дэниэла, который появился на пандусе первым, и в итоге никто так и не узнал, какого именно Дэниэла они оставили. Сам Дэниэл тоже не особенно откровенничал. Дело было в том, что он и сам был не очень уверен, насколько его был тот мир, в котором он оказался. Некоторые вещи в его доме лежали не на тех местах, на которых он их оставлял, но такое с ним бывало и раньше, и он об этом никому не сказал. Никому он не сказал и о том, что Сандра и полковник были очень счастливы в браке. Пусть у них будет шанс.
   Полковник Гринтиф тоже был не до конца откровенен со своими коллегами. Через неделю после событий, забивая в доме гвоздь, он с силой хватил молотком по пальцу. Раздался металлический звон, и молоток отлетел от пальца. Боли не было. Полковник ударил ещё раз, чуть легче. На этот раз было больно. Вечером полковник резал мясо и по рассеянности проехался ножом по руке. Вместо того, чтобы увидеть располосованную плоть, полковник увидел, как нож скользит по коже, как по железу. Полковник Гринтиф пораскинул мозгами и пришел к выводу, что кристаллы, скорее всего, оставили в нём наблюдателя, который и защищает его хрупкое здоровье. Но никому об этом не сказал.
   Сандра Уайтсноу в одном из предыдущих выходов ухитрилась получить в себя худоюда (правда, ненадолго). Это было ещё до того, как полковник показывал им свою литературную коллекцию оружия. Дело было так:
   Они вышли на очередную планету и попали прямиком под бомбёжку. Худоюды зачищали планету от окопавшейся на ней группы повстанцев (это была пустынная планета, но с устройством телепорта). Земляне не успели даже толком переговорить со встреченными аборигенами, как пришлось уходить. Сандра перевязывала раненого человека, когда тот вдруг прижал её к себе, и она почувствовала, как к ней внутрь через рот скользнуло что-то липкое и скользкое. А потом её тело перестало ей повиноваться.
   На базе худоюда моментально вычислили (с некоторых пор на базе ввели обязательное сканирование на томографе всех, кто возвращался из разведки), и Сандру заперли в изолятор. Худоюд оказался не простой, не одним из тех худоюдов, которые стремились завоевать весь космос, а революционером - диссидентом. Он входил в группу повстанцев, которая противостояла худоюдам - захватчикам и старалась бороться за справедливость в космических масштабах. Выяснилось это не сразу, но времени в заключении было много, и Сандра с худоюдом разговорились. Это, кстати, оказалась девочка -худоюд по имени Масси.
   - Ну, и что конкретно вы хотите сделать для установления справедливости во всём мире? - спросила Сандра после десятичасового обсуждения недостатков мужчин.
   - Это очень просто! - воскликнула девочка - худоюд, - Надо всем сказать, что бороться за общее благо - это очень здорово, а потом дать всем равные права.
   - А не слишком ли это просто?
   - А ты что, думаешь, что стремления к равноправию и изобилию не заложены во всех разумных существ Создателем? - обиделась Масси.
   - Всё понятно, - сказала Сандра, - при таком уровне мышления вам остаётся только раздумывать над тем, сможет ли Создатель создать такое препятствие, которое не сможет потом преодолеть сам.
   Масси замолкла. Через четверть часа Сандре стало скучно, и она позвала своего симбиота. Никакого отклика. Масси увлечённо думала о чём-то своём и не откликалась на вызовы. Зато все её знания, все воспоминания вдруг оказались доступны Сандре. Сандра не могла не воспользоваться шансом и устроила себе восхитительную ознакомительную прогулку по мозгам худоюда. Мало того, оказалось, что у худоюдов была наследственная память. Масси помнила не только свои воспоминания, но и всё, что произошло с её предками до моментов соответствующего зачатия. Эти воспоминания были неполными, они хранились в сжатом виде и извлекались очень долго и тяжело, но сколько же в них было разнообразной информации! Технические знания и социальные технологии, опыт многих цивилизаций и просто жизненный опыт... Пока Масси обдумывала религиозные принципы, Сандра узнала так много, что уже и не рада была тому, что так много узнала.
   Через три часа Масси вышла из раздумий и понесла абсолютную чушь про Создателя и его самодельные препоны. Сандра слушать это всё не захотела и предложила сыграть в шашки. Играли прямо в голове у Сандры. Масси очень хорошо умела удерживать "перед глазами" картину доски. Первые ходы Масси сделала достаточно быстро, а вот потом начала "зависать", отключаясь на обдумывание хода на двадцать - тридцать минут. Это время Сандра тратила на дальнейшее изучение воспоминаний худоюда. А потом неожиданно обнаружила, что может управлять своим телом через тело худоюда. В то время, когда сознание худоюда было занято осмыслением срочных проблем, человеческое сознание без каких-либо препон могло управлять и телом худоюда, и телом человека. Сандра обнаружила это, когда непроизвольно издала звук удивления. Вместо того, чтобы услышать свой голос, она ощутила, как глаза у неё полыхнули, а вопль "Ничего себе!" был произнесён чужим низким голосом. Поэкспериментировав с подобными умениями, Сандра поняла, что полностью владеет телом худоюда. Масси не заметила ни хакерства в её банках данных, ни экспериментов с телом.
   Через несколько часов подобных упражнений Александра Уайтсноу пришла к неожиданному выводу. Она вдруг осознала, что противостоящие им худоюды, скорее всего, являются людьми, которые тем или иным способом научились отвлекать или блокировать сознание своего симбиота. Используя возможности своего симбиота, его знания, связи и технологии, они принялись строить свои империи и развлекаться всеми возможными развлечениями. Скорее всего, симбиоты им и не мешали, скорее, были полезны тем, что поправляли здоровье и продлевали жизнь. Такое понимание проливало новый свет на характер власти в империях худоюдов. Сандра обдумала эту мысль с разных сторон и пришла к выводу, что худоюды (точнее, люди с худоюдами внутри) становятся от этого только ещё более опасными.
   А ещё через день Масси умерла. Оказывается, она была ранена во время налёта. Под действием её требований руководство в конце концов связалось с остатками групп сопротивления, с соратниками Масси, но те прибыли слишком поздно. Организм Сандры воспринял остатки тела Масси как чужеродную ткань и принялся с ними сражаться. По всей спине у Сандры возникли опухоли, но человеческий организм оказался совершеннее, чем можно было подумать. Через день опухоли прошли, не пришлось даже делать операцию.
   После смерти Масси вся её память, вся накопленная информация осталась в памяти у Сандры. Разбираться в ней пришлось очень долго. В полученных данных крылось так много технических, социальных и управленческих технологий, что Сандра испугалась. Опыт сотен цивилизаций оказался слишком тяжелым, просто подавляющим. От такого количества боли и памяти о тысячелетиях чужого развития наступила жизненная усталость. После ознакомления с этим опытом не хотелось больше ничего. Что бы она ни начинала делать, о чём бы она ни начинала мечтать, тут же приходила память о том, что всё это уже было и кончилось печально. Под таком давлением оставалось либо пуститься во все тяжкие, услаждая свой эгоизм, либо начать жить исключительно созерцательной жизнью. Именно после этого Сандра полюбила сидеть на крылечке и петь долгие, печальные песни кочевников, от которых была в восторге соседская собака и вешался её хозяин.
   Но о технологиях и худоюдах Сандра никому не сказала. У человечества и так было много проблем. Новое знание было для него слишком опасным.
  
   Ужасная история произошла и с сержантом Пересом. Ему очень не повезло. Через Звёздно-полосатые врата на базу прорвалась одна агрессивная форма жизни, которая могла перезаписывать свою суть на разные физические носители. Сержант в этот момент болтал в компьютерном зале со свом приятелем, и там-то на него и наткнулась эта зараза. Она без долгих раздумий переписала свою суть в мозг к сержанту, а его память и душу перевела на стример и в память компьютера базы. Преследующие чужого охранники расстреляли то, что было телом агрессора, и никто даже не мог предположить, что он теперь живёт в теле сержанта. Этот агрессор оказался хитрющеё бестией. Он взорвал всё электропитание на базе (чтобы сержант не смог никому послать сообщения) и удрал на поверхность. Бедняга сержант целую неделю протомился в электронной форме, пока не наладили электропитание и не поймали его тело. Программисты компьютера долго не могли поверить сообщениям, которые он вывешивал им на экраны, думали, что это шутка.
   Агрессора (его назвали аббревиатурой ELC (ЕЖС - электронное живое существо)) поймать так и не смогли. К тому времени, когда удалось поймать тело сержанта, тот переписал себя в тело какого-то дурачка, а его слабоумную душу - в тело сержанта Переса. Пришлось сержанту согласиться на перемещение в коммунальное тело - ему пришлось делить его с душой и разумом дурачка. Самое удивительное в этом было то, что вместе с перемещением в компьютер сержант приобрёл понимание того, как перемещать разум и тело из одного вместилища в другое. Устройство для таких перемещений сделали по чертежам, которые сержант вывел прямо на принтер, но принцип его действия Педро объяснять отказался.
   На умственных способностях сержанта пребывание в коммунальном теле никак не отразилось, зато внешний вид был испорчен окончательно. Его коллеги осознали, что им придётся смириться с тем, что у сержанта теперь рот всегда будет открытым, а взгляд блуждающим. Впрочем, кое-кто не нашел в таком изменении ничего страшного. Генерал Хамморд сказал, что сержант до этого выглядел слишком интеллектуально для своей должности, а теперь выглядит так, как положено выглядеть настоящему сержанту.
   После этого изменения у сержанта Педро Переса появилась неистребимая привычка оставлять резервные копии своей души и памяти на магнитных носителях. Он сделал несколько копий на компьютере, потом научился насвистывать двоичный код и начал делать копии на кассетах домашнего магнитофона. В итоге вскоре все стены его дома оказались уставлены шкафами с кассетами. А ещё он полюбил подсоединяться напрямую к компьютеру (после переселения у него остался выводной терминал) и проверять лежащую там информацию. Просто так, из любопытства. Но он об этом ничего никому не сказал.
  
   Но самая ужасная история произошла с Базилем Листовски. Во время оформления документов напротив его фамилии принтер ошибочно напечатал слово "верблюд". Офицеры тыла удивились, но честно нашли нормы довольствия для верблюдов от 1890 года (в те времена кавалерия США экспериментировала с переходом на верблюдов вместо лошадей) и начислили их на верблюда по имени Базиль Листовски. Их можно было понять: для проекта "Звёздно-полосатые врата" иногда требовались и более экзотические вещи.
   Сколько Базиль потом не бегал по инстанциям, доказать, что он не верблюд, ему не удалось. Все службы, конечно, признавали очевидный факт, но бюджет на следующий год был уже свёрстан, фонды выделены, и менять их никто не хотел. Базилю пообещали доплатить разницу в следующем году, а пока генералу Хамморду пришлось вытащить неучтёнку, оставшуюся от продажи японцам технологии плееров, и платить Листовскому "чёрным налом". Благо, разница была невелика: верблюд стоил ненамного дешевле, чем контрактник армии США.
  
   Глава 3. Мерзкие шпионы и отважные разведчики.
   Генерал Хамморд зашел в свой кабинет за десять минут до назначенного совещания с группой SSG-1 и обнаружил Макса Котовски, мирно читающего секретные документы у раскрытого сейфа.
   - Ага! Я поймал тебя, мерзкий шпион НКВД! - закричал генерал, - Теперь я тебе покажу, что значит читать чужие секретные документы, да ещё и оставлять на них следы от чашек с кофе!
   - Я никогда не ставлю кофе на документы, - гордо отвечал Котовски, - я не мерзкий шпион, а отважный советский разведчик! Меня учили очень аккуратно работать с документацией. Кофе ставит Ява Изарли, ей вообще на всё плевать. Она всё ищет документы, чтобы доказать, что мы технологию плееров японцам продали, а деньги присвоили, только не найдёт, я эти документы дома держу. А я пью только чай, кофе вреден для сердца. И всегда ставлю чашку на соседний стол, а не на тот, на котором лежит документация.
   - А представляете, некоторые заводят у себя так называемый чайный гриб - специальный сорт плесени, который перерабатывает сахарный раствор в кисловатую жидкость, и это пьют, - вступила в разговор вошедшая в кабинет Сандра Уайтсноу, - никогда бы не смогла выпить отходы плесни.
   - Слышал, - мрачно ответил генерал Хамморд, - некоторые ещё и красный чай пьют.
   - Я тоже слышал, говорят, красный чай каркаде очень полезен, - поддержал Котовски.
   - Зелёный тоже хорош, им лечиться можно, я пробовал, - добавил входящий Педро Перес.
   - Только очень осторожно, а то он сон нагоняет, - поправила Сандра.
   - А о чём это мы говорили до этого? - призадумался генерал Хамморд.
   - А почему Котовски стоит у открытого секретного сейфа? - спросил полковник Гринтиф, заходя в кабинет
   Генерал Хамморд обречённо посмотрел на Котовски и махнул рукой:
   - Бросьте, полковник, всё равно этот хитрый котяра отвертится. У нас есть вопрос поважнее. К нам летят худоюды. Надо что-то с этим делать. А если НКВД об этом пронюхает, то тем лучше. Нам потребуются ресурсы всей Земли. Если им об этом сообщат наши власти, то коммунисты не поверят, решат, что мы хотим просто их ресурсы присвоить. А так будут иметь информацию из первых рук...
   - К нам летят худоюды? - испуганно повторили полковник с Сандрой.
   Генерал Хамморд рассердился:
   - Где вы были, когда Дэниэлы рассказывали свои истории? Если они разгромили все соседние параллельные миры, значит, они уже на подходе и в нашем. Все собрались? Начинаем совещание. Мы должные найти решение и придумать, как остановить худоюдов.
   - У меня есть некоторые намётки, - подал голос Котовски от сейфа.
   - Только не надо опять этого мистицизма про ваших монахов - волшебников, Котовски! Я сыт этим по горло! Лучше что-нибудь про ядерные бомбы, лазеры и квазеры. И вообще, Котовски, почему вы стоите у открытого сейфа с секретной документацией? Закрывать надо! Так и агенты НКВД что-нибудь стащить могут. Бдительность! Сколько раз я говорил про бдительность? Не военная база, а детский сад какой-то! Сядьте на место, в конце концов! И не забудьте закрыть сейф! Котовски! Бумаги надо класть в сейф ДО его закрытия! Ну почему я должен водить каждого за ручку?
   В этот день они думали до вечера, но так ничего и не смогли придумать.
  
   Итоги миссии:
   Группа SSG-1 приобрела значительный опыт и получила два общих левел-апа.
   Потери: 0.
   Убито врагов: 2896 (когда полковник Гринтиф в одной из миссий случайно взорвал электростанцию, питающую энергией космический корабль худоюдов в момент заправки. Он не хотел, это был отвлекающий манёвр).
   Полковник Гринтиф получил качество "Железная кожа" и повысил на один уровень своё качество "Лидерство".
   Сандра Уайтсноу получила качество "Учёный", три повышения качества "Мудрость" и улучшила качество "Музыкант".
   Педро Перес получил качества "Смирение", "Понимание" и "Совместимость с компьютером типа IBM".
   Макс Котовски получил прибавления двух уровней качества "Супершпион".
   Базиль Листовски получил качество "знаток бюрократии".
   Дэниэл Блакклиф получил качества "Самец - доминанта" и "Перемещение по параллельным мирам", которое чаще называли "Уход в тень" (аппарат перемещения по параллельным пространствам отобрать у него не удалось, поскольку он сразу прятал его в параллельное пространство, из которого каким-то образом ухитрялся потом доставать обратно). За злоупотребление последним качеством Дэниэл получил два выговора (за то, что исчезал с политинформации) и кличку "Мерцающий".
  
   Серия 5. Маленькие зелёные человечки.
   Глава 1. Раннее пробуждение.
   Генерал Хамморд оглядел участников группы SSG-1. Те зевали и тёрли глаза. Ещё двадцать минут назад они крепко спали в своих тёплых кроватках, откуда их вытряхнули вестовые, посланные по тревоге. Дело было срочное, и нежиться было некогда. Генерал приступал к инструктажу:
   - Возможно, вы знаете, что у ФБР есть очень маленький отдел, который занимается расследованием странных случаев, не укладывающихся в нормальные объяснения преступлений. Ну, там всякие вознесения людей живьём на небо, полтергейст, летающие тарелки и всякий прочий вздор.
   - Простите, сэр, а может, они сталкивались с разведывательными кораблями худоюдов, и это не такой уж и вздор? - посмел прервать генерала сержант Перес.
   - Вздор, - отмёл возражения генерал, - всем известно, что корабли худоюдов имеют форму пирамиды, так что это полный вздор.
   Перес был не согласен и хотел что-то добавить, но генерал ему не дал:
   - Приказываю вам думать, что летающие тарелки - это полный вздор! Нет никаких баз нацистов в Арктике и Антарктике, нет у них никаких сверхскоростных летающих тарелок! Не существует никаких инопланетян, грозящих уничтожить Землю вирусом, нет никаких программ по клонированию боевых зомби - мутантов, нет никаких генетических программ по созданию боевых бабочек - разведчиц и нет никакого секретного устройства для телепортации в дальние миры! Правительство ничего не скрывает от своего народа! - выпалив это, генерал призадумался, а не сказал ли он чего-нибудь лишнего, но это дело (задумываться) ему быстро надоело, и он рявкнул:
   - Дело срочное! Одним словом, этой группе ФБР - в неё входит всего два человека - иногда действительно везёт, и она натыкается на нечто стоящее, как сейчас. В одном из городков Среднего Запада случилось ЧП. Судя по отрывочным донесениям полиции, там имеет место взрывное размножение нечеловеческой гуманоидной жизни. Вам необходимо срочно вылететь на место, разобраться с происходящим и оценить степень угрозы. Вы должны изучить происхождение этой жизни - нельзя заранее отказываться от мысли, что она имеет космическое происхождение. Есть подозрение, что это буйствуют те, кому удалось проскочить на Землю через наши Врата. По этой же причине вам придётся очень пристально наблюдать за группой из ФБР, глава этой группы - сын большой шишки из правительства. А ещё у него явное помешательство на идее о том, что правительство скрывает контакты с инопланетянами. Как можно быть таким недоверчивым к своим? - генерал печально помахал головой и продолжил, - Так что будьте осторожны, вам придётся действовать в гражданской одежде, и постарайтесь не попадаться ФБР на глаза. По результатам вашего доклада будет принято решение о войсковой операции. Вертолёты ждут вас. За дело, господа. Да, и постарайтесь спасти этого ФБР-овца от гибели. Его отец - Большая Шишка, так что чтобы было, как праздник дня полиции, то есть дня ФБР.
  
   Глава 2. Тяжелый день охотника У'Кхан Зара.
   Голубоватый диск чужой планеты неспешно наплывал на корабль охотника четвёртого разряда У'Кхана. На этой планете жили существа, которые на языке охотников назывались "белым мясом" - опасная, разумная цель. В иерархии охотников тот, кто хотел дойти до пятого уровня, должен был принести десять позвоночников "белого мяса", при этом разрешалось действовать только примитивным оружием - ножами, пушками и боевыми лазерами. У'Кхан замечтался о том моменте, когда он принесёт вожделенные трофеи и получит наконец-то допуск к охоте шестого уровня - к охоте на кваи, опасных, полуразумных тварей потрясающей жизнеспособности, способных уничтожить целую планету.
   "Каждый день становиться больше, чем в предыдущий день, преодолевать себя, чтобы найти путь к истинному себе" - таков был древний кодекс чести воинов - охотников. Для этого народ У'Кхан Зара и строил космические корабли, подвергал себя множеству опасностей, чтобы к вершинам власти и могущества могли взойти только избранные - те, чья сила и самообладание были проверены в реальных боевых условиях.
   Из сладких дрём У'Кхана вырвал мягкий толчок - спусковой модуль отделился от носителя, который отныне будет ждать его на орбите. Через четверть часа небольшой свечение отметило место, где спусковой модуль вошел в атмосферу. У'Кхан Зара даже и подумать не мог, что эта охота войдёт во все учебники как образец того, к чему может привести нелепая цепь случайностей.
   В качестве места для охоты У'Кхану назначили небольшой городок примерно посередине северной части вытянувшегося с севера и до самого юга континента. Приземление прошло успешно, У'Кхан замаскировал аппарат в лесу, включил у доспехов режим "невидимость" и пружинистым шагом тренированного спортсмена двинулся в город. До рассвета оставалось около трёх часов.
   В городке творилось что-то странное. Согласно описаниям, тут должны были ездить автомобили - примитивные средства перемещения местных, гореть огни освещения, ходить люди. Ничего этого не было. Прохожих на улице не было, свет горел только в нескольких окнах. На подходе к городу на охотника набросились какие-то мелкие твари размером с мартышку. Проблем они не составили - прокусить доспехи они не могли, но нервы попортили. У'Кхан прибил троих, и стая кинулась наутёк. С этими существами было что-то не так. У'Кхан так и не смог найти их описания в определителе местной природы (да и не особо пытался, по правде говоря). Размером они были с мартышку, но огромные уши и длиннющие зубы не принадлежали ни одному из видов обезьян. Кроме того, они были разумными, пока вся стая отвлекала, одна из этих бестий пыталась вскрыть скафандр охотника отвёрткой. Покопавшись минутку в классификаторе, У'Кхан плюнул на это дело и отправился в город, где его ждали призы, ведущие к пятой степени.
   В квартале на краю города светились окна только одного дома. К одному из них и двинулся У'Кхан. Полуоткрытое окно находилось на втором этаже. Из него доносились причитания:
   - Ну, только попробуй, приди... Совещание у него на работе, значит... Я тебе покажу, алкоголик несчастный...
   Вслед за фразами слышались звуки ломающихся вещей. У'Кхан хотел взобраться на второй этаж и заглянуть, но тут из-за поворота показалась выписывающая зигзаги машина. Из машины нетвёрдой походкой вышел один из представителей "белого мяса". У'Кхан затаился в тени под окном.
   - Ага! Заявился! - послышался торжествующий вопль из окна. Вслед за этим окно распахнулось, и на У'Кхана полился кипяток с расплавом какого-то пластика.
   - Мои пластинки! - воскликнул мужчина и тут обнаружил У'Кхана, фигура которого оказалась демаскирована пластиковым компотом.
   - Ох, извините, моя жена, она такая неуравновешенная, я отвезу вас в больницу, - залепетал мужчина, а затем, уже другим тоном закричал жене:
   - Мэри, дура ты набитая! Ты человека убила, нас теперь с тобой вдвоём посадят!
   - Так ты ещё и дружка приволок? - послышался яростный вопль из окна, и на У'Кхана посыпалось толчёное стекло с хрусталём.
   - Никакой он не дружок! - обиделся мужчина, - Он чужой, совершенно чужой человек, его надо скорее в больницу!
   У'Кхан хотел открыть счёт трофеев, но тут случилась незадача: кипяток с пластиком проникли в тяги усиливающего экзоскелета и намертво его заклинили. У'Кхан смог только немного приподнять ногу, после чего упал. Через пару секунд любящая супруга присоединилась к своему мужу в созерцании поверженного охотника.
   - Слушай, у него ожог всего тела. Он всё равно умрёт. Такие не выживают, я читала. Может, не отвозить его в больницу? - тихо сказала Мэри, - Может, разрубим его на кусочки и отвезём в лес? В тюрьму неохота.
   У'Кхан задёргался, старясь освободиться от застывшего пластика, но у него опять ничего не получилось. Муж почесал тыковку и молча признал правоту жены.
   Разрубить У'Кхана на кусочки им не удалось. Удары топора по скафандру вызвали страшный грохот, и потому любящие супруги с проклятиями "мерзким хиппи, которые таскают на себе всякую арматуру" просто засунули охотника в машину и выкинули в лесу. Там, полёживая под вековыми соснами, У'Кхан потихоньку расшатал скафандр и выковырял остатки проклятого пластика. Это оказалось непросто: осколки стекла впаялись в пластик и не давали работать голыми руками, а перчатки скафандра соскальзывали. Ближе к полудню, изрезав руки в кровь, он полностью восстановил свои возможности. За это время над ним в направлении города пролетели два вертолёта. У'Кхан не придал этому значения - в описании говорилось, что летающие машины у этого народа редки, но всё-таки существуют.
   У'Кхан подкрепился и двинулся в город, пылая жаждой мести. Это было ошибкой, недостойной воина четвёртого разряда. Воин столь высокого уровня должен уметь контролировать свои эмоции. За эту ошибку У'Кхан был наказан судьбой быстро и жестоко. Он шел по краю шоссе, когда из-за изгиба дороги вылетел автомобиль. У'Кхан шел в маскировочной одежде, которая делал его полностью невидимым, и потому водитель не мог его увидеть. Сам же У'Кхан пребывал в мечтах о мести и не успел вовремя среагировать на подкравшегося на холостом ходу нахала. Здоровенный "Форд" врезал ему по заднице и откинул далеко в заросли. У'Кхан потерял сознание.
  
   Глава 3. Разочарование агента Ролл Рока.
   Шестью часами раньше.
   Агент Дэвид Рок по кличке "Ролл" вошел в кабинет заместителя директора ФБР Фрэнсиса Шкуро по кличке "Шкура" и сел рядом со своей напарницей, агентом ФБР Диной Фэйри по кличке "Мольберт". Кличку "Мольберт" Дина получила за то, что она была совершенно... одним словом, кличку она заслужила. Агент Рок получил свою кличку за то, что был весь такой кругленький, бодренький и румяненький, как пирожок.
   - У нас чрезвычайное происшествие, которое, скорее всего, относится к компетенции вашей группы, - начал замдиректора, - в одном из городков Среднего Запада появились маленькие зелёные человечки и напали на жителей...
   Агент Ролл вскочил, вытащил пистолет и торжествующе завопил:
   - Ага, что я тебе говорил, Дина? Чтобы замдиректора вызывал нас рано утром, да ещё и вслух признавал, что в мире бывает что-то необычайное? Такого не бывает! Обычно они упорствуют до последнего, старясь доказать, что в мире нет ничего, кроме продовольствия и топлива! Мы с тобой по-прежнему сидим в плену у этого гадкого существа, навевающего иллюзии! - с этими словами агент Ролл три раза выстрелил в замдиректора агента Шкуро. Ничего не произошло, замдиректора остался сидеть спокойно, ни одного мускула не дрогнуло на мужественном лице агента Шкуро.
   - Вот видите, это только сон, агент Мольберт, - с довольным видом произнёс агент Ролл.
   - Благодарю вас, миссис Фэйри, за то, что вы опять вовремя подменили боевые патроны в пистолете агента Рока, - тихо произнёс замдиректора, - а теперь уточним задачу...
   Необычное поведение агента Рока Ролла было вызвано тем, что в одной из предыдущих миссий они с агентом Мольберт угодили в заросли волшебных вязов. Эти вязы умели затягивать людей под землю, залазить им в мозги и просматривать всю накопленную ими информацию. Они так развлекались. А в обмен на это они навевали на людей яркие иллюзии. В этих снах агенту Року Роллу всё время снилось, что на земле высадились маленькие зелёные человечки, что они оккупировали здание штаба ФБР и что замдиректора продался оккупантам. Начинался сон всегда одинаково: замдиректора звонил агенту Року рано утром и говорил, что в одном городке на Среднем Западе обнаружены маленькие зелёные человечки. Заканчивались эти сны всегда тоже одинаково: агент Рок Ролл стрелял в замдиректора, после чего печально говорил свой напарнице: "Вот видите, это только сон, агент Мольберт". После выстрела сон повторялся сначала с небольшими изменениями. Со временем у агента Рока это стало привычкой.
   - Так это реальность, - застонал агент Ролл, в ужасе прикрывая глаза руками, - какой ужас! А я парковщику сотню отдал.
   Но горе агента Ролла длилось недолго: при упоминании о маленьких зелёненьких человечках он быстро пришел в боевое настроение. Через шесть часов их машина уже подъезжала к указанному городу.
   - Инопланетяне украли мою Бетти, они украли её, а я так её любил! Но я всем докажу, всем докажу, что я прав! Сегодня мы найдём этих маленьких зелёных человечков, и все увидят, как они заблуждались! Мне было десять, когда яркий свет вдруг залил всю комнату, а в следующий момент Бетти не стало! Остались только шерсть на ковре да кости, которые она грызла на полу! А я так любил гладить её по длинному, шерстистому загривку!
   Агент Мольберт молча рулила. Она (как и весь штаб ФБР) знала эту историю наизусть. Все были уверены, что папочка агента Рока Ролла тихо отвёл старую псину на усыпление, а мальцу скормил сказку об инопланетянах, чтобы не плакал. Как-то раз папочка даже признался в этом директору ФБР. Кто бы мог предполагать, что с возрастом это вырастет в такую манию? Папочка Дэвида был большой шишкой в правительстве, и потому его сынку дали целый отдел и разрешили творить всё, что тот хотел. Для массовости в отдел записали даже одного сотрудника - агента Мольберт. Отдел оказался на удивление полезным. Если обычные сотрудники ФБР возились каждый день с обычным дерьмом, то агенты Мольберт и Ролл встречались в своих миссиях с дерьмом самым мерзким и самым опасным. Благодаря одержимости агента Ролла они спасли множество людей. Папочка Дэвида был удивлён - он был уверен, что просто пристроил сынка занимать хлебную должность.
   Чувства Дины Фэйри по отношению к агенту Роллу прошли путь от детской восторженности до полного отвращения к одержимой глупости, а затем сменились на нежное уважение к отважному мужчине, способному иметь свою мечту. По этой причине агент Мольберт никогда не комментировала речи агента Ролла, а тот чувствовал её моральную поддержку и не злоупотреблял ею. На спуске с очередного холма агент Мольберт сняла ногу с педали газа и сказала:
   - Кажется, мы подъезжаем, подай карту...
   Но договорить она не смогла - их машина кого-то сбила. Завизжали тормоза, удивлённые агенты выбежали из машины и принялись шарить по кустам кювета. На бампере и капоте машины красовались очень приличные вмятины.
   - Я уверена, что сбила привидение, - призналась в итоге агент Мольберт, - я видела прозрачный силуэт человеческой фигуры.
   Найти им никого не удалось, и в конце концов они решили, что какая-то бродячая псина попала под машину и с перепугу удрала.
   - Ничего, Мольберт, с кем не бывает. Вернёмся, подлечим нервы, - утешил её агент Ролл.
   - От психа и слышу, - огрызнулась агент Мольберт, - я уверена, что что-то видела.
   - Значит, это было приведение, которое слишком много ело, - примирительно сказал агент Ролл. Они сели машину и продолжили путь. На вершине следующего холма агент Ролл сказал:
   - Как бы я хотел, чтобы мы встретились в этом городе с инопланетянами...
   Над машиной агентов ФБР загудел раскалённый воздух - это пришедший в себя охотник попытался подстрелить обидчиков из лазерной пушки. Но машина уже спустилась с холма, и луч её не достал.
  
   - Так каковы из себя были маленькие зелёные человечки? - агент Ролл задавал эту фразу уже четвёртый раз за день, но путного ответа так и не добился. Обитатели городка отчаянно путались в показаниях и явно противоречили друг другу. Сходились они в одном: маленькие зелёные человечки были, они были противными, их было много, они убили несколько человек, а затем спалили кинотеатр.
   Сидевший перед агентами пожилой человек худющего вида - четвёртый допрашиваемый за этот день, рабочий с мясной фабрики, подрабатывавший в сгоревшем кинотеатре - помялся и сообщил:
   - Ну, они были маленькими, зелёными и вредными...
   - Они прибыли из космоса? - перебил его агент Ролл.
   - Из космоса? - на лице у рабочего отразилось размышление. Отражалось оно долго, поскольку, видимо, размышления не входили в число любимых забав Алана Парроу (так звали свидетеля). Подумав несколько долгих секунд, Алан произнёс: - Не знаю, может и из космоса. А может, и нет.
   - Ау! - воскликнул агент Ролл и принялся карабкаться на стену, оставляя длинный следы на штукатурке и плакате "сперматозоид во влагалище" (в качестве штаба агенты ФБР выбрали кабинет биологии местной школы). Бывший работник кинотеатра следил за ним с удивлением.
   - Они что-нибудь говорили? - спросила агент Мольберт, до этого молча конспектировавшая допрос.
   - Да, - радостно оживился Алан, - они пели: "Хенгоу, хенгоу, хэнгоу ту гет ви хоум..."
   - Ау! - воскликнул агент Ролл и свалился без чувств.
   - А зачем это маленькие зелёные человечки пели песню гномов из "Белоснежки"? - удивилась агент Мольберт.
   - А так "Белоснежка" и шла, когда они в кинотеатр повалили, так они и стали подпевать, - объяснил Алан, - а потом всё загорелось, я и дал ходу...
   Агент Мольберт посмотрела на агента Ролла. Тот ответил ей с пола удивлённым взглядом и пожатием плечей. Дело становилось всё более запутанным.
  
   Это дело пошло плохо с самого начала. Во-первых, по приезде в город они долго не могли найти дорогу. Обычно в таких городках центром жизни является бар, но у бара вместо обычно радушных и приветливых американцев они встретили очень странную четвёрку, которая не смогла им ответить ни на один вопрос. В эту четвёрку входили:
   - здоровенный негр с надвинутой на самые глаза бейсболкой, что придавало ему чрезвычайно зловещий вид,
   - мужчина с военной выправкой и пронзительным взглядом человека, привыкшего спрашивать грозным тоном "Кто хранил спирт в радиаторе джипа?",
   - дама с не менее пронзительным, но при этом страдающим взглядом,
   - молодой человек в очках самого задумчивого вида.
   Если эту четвёрку и можно было представить себе в каком-то качестве, то только в качестве врагов: белый расист против черного, феминистка против суровости, антивоенный активист - студент против всех остальных... Но четвёрка стояла дружно, молча, и, очевидно, давно знала друг друга. Трое из них были одеты в однотипные чёрные костюмы с белыми рубашками, и только парень студенческого вида был одет в раскрашенную ковбойку. Но даже он почему-то стоял по стойке "смирно". От взглядов, которыми они проводили машину, агенту Мольберт стало нехорошо на душе.
   Во-вторых, местная полиция пребывала в растерянности и ничего толком сообщить не могла. Налицо было несколько убитых, точнее, замученных людей, но никто ничего не знал. Свидетелей найти было очень тяжело - все, кто мог, попрыгали в машины и драпанули из городка. Никаких чужих организмов на улицах городка и в домах не наблюдалось. И это было третье "плохо". Насилу удалось отыскать десяток свидетелей, и их опросом сейчас и занимались агенты ФБР.
   Было абсолютное ощущение, что свидетели валяют дурочку. Первая дама сообщила им, что гремлины - так она называла маленьких зелёных человечков - залезли ей в телевизор и показывали оттуда рожи, а потом сломали новенький телевизор и удрали. Второй фермер поведал историю о том, как нападавшие остановили его грузовик с соломой, порвали провода в моторе, а затем растащили всю солому и наделали себе из неё карнавальных нарядов. Третий свидетель ничего не мог сказать, кроме того, что видел, как огромная банда этих существ вдруг повалила из бассейна и промаршировала под окнами его дома с песней "Ать-два левой". И вот теперь этот рассказ про песню из "Белоснежки"... Агента Мольберт в четвёртый раз за день посетили нехорошие предчувствия.
   Повезло им только на десятом свидетеле. Пожилая дама по имени Роз Далути сообщила им, что в час ночи она случайно наблюдала в окно, как её соседи, очень немирные супруги по фамилии Стонкс сначала облили из окна кипятком, а затем увезли в неизвестном направлении какое-то тело. Учитывая то, что указанные супруги числились в жертвах зелёных человечков, стоило взглянуть на место преступления. В доме Стонксов ничего интересного не было - разгром, следы драки, кровь на стенах, зато в ста метрах от дома помощники из числа полицейских нашли настоящее сокровище - три скелета длиной по пятьдесят - шестьдесят сантиметров. Когда их нашли, на них ещё сохранялись остатки плоти, но стоило агенту Мольберт поднять их из высокой травы, как плоть на солнце побурела, съёжилась и отпала.
   - Потрясающе, - сказала Дина Фэйри, - никогда ничего подобного не видела. Они неустойчивы к солнечному излучению!
   - Почему же, мы такое уже видели, помнишь, когда ловили в Бронксе вампиров? А также когда в Иллинойсе встретились с мальчиком - вундеркиндом, который никогда не выходил из дома? Скорее всего, это земная жизнь. Эта гадость не из космоса, это земная жизнь! - разочарованно завыл агент Ролл.
   - Случай в Иллинойсе не подходит, - не согласилась агент Мольберт, - там этот мальчик был наполовину приведение, а наполовину зомби. Посмотри лучше на это: скелеты изломаны, у этого переломы рёбер и шеи, у этого - сломан позвоночник, а у этого - проломлен череп. Это вряд ли мог сделать кто-то из них, даже у одного человека вряд ли хватит сил на такое. Нам надо искать следы массового побоища.
   Но следов массового побоища не было. Какая-то сила поломала троих человечков и исчезла. Зато следов маленьких человечков было в избытке, и вели они в ливневый коллектор.
   - Дрянь дело, - подумал вслух агент Рок Ролл, - значит, они все спрятались там до темноты, а ночью нас ожидает новая волна террора. Придётся лезть и смотреть, что там происходит. Шериф, у ваших людей есть с собой запас патронов?
   Полицейские застонали, но в канализацию полезли.
  
   Глава 4. Беспокойство полковника Гринтифа.
   Полковник Гринтиф начинал беспокоиться. Поначалу всё шло хорошо. Если бы не бунт Дэниэла, который отказался одевать выданный ему с военных складов элегантный чёрный костюм (очень дорогой, между прочим), всё было бы просто идеально. Они прибыли в город ещё на рассвете, и им удалось быстро выйти на след виновников переполоха. Рядовые Листовски и Котовски под командованием сержанта Переса отправились в ливневый коллектор, в котором спрятались уцелевшие после пожара человечки. Через час с соседней военной базы прибыла команда с огнемётами. Маленькие зелёные человечки не были ни плохими, ни хорошими. Краткое следствие показало, что они были разумными существами, но совершенно безбашенными. Больше всего они любили веселиться и проказничать. Тех из людей, кто убегал с криками, они не трогали, а вот тех, кто сопротивлялся или слишком громко кричал, могли и убить.
   Очень быстро выявилось и происхождение этой заразы. Около сгоревшего кинотеатра обнаружился мальчишка, который поведал военным удивительнейшую историю. Оказывается, он ещё перед отъездом из города (его отправили в этот городок к бабушке на лето) купил у какого-то китайца маленького зверька. Зверёк был очень милым, очень послушным, но имел две опасные особенности: его нельзя было кормить ночью и на него нельзя было проливать воду. Естественно, мальчишка пролил воду, и, к его удивлению, зверёк вдруг начал размножаться побегами. Из побегов появились такие же зверьки. Они принялись безобразничать, воровать еду, есть по ночам и быстро выросли до размеров мартышки (исходный зверёк был ненамного больше хомячка). Попытка призывать их к порядку закончилась маленькой войной: главарь гремлинов (так жители города прозвали маленьких зелёных человечков) удрал и плюхнулся в бассейн. Из него и его наследников и появились те сотни гремлинов, которые затерроризировали весь город. Чтобы предотвратить расползание этого бедствия мальчишка взорвал баллон с газом в кинотеатре, в котором находилась большая часть проказников. Кинотеатр сгорел, большинство гремлинов тоже.
   Мальчишке дали по шее, купили мороженое, вытрясли адрес китайской лавки и посадили на автобус к маме. По следу китайца пошли серьёзные люди из военной разведки, но долго им ходить не пришлось: названный китаец сам появился в городке. Он раскаялся в том, что продал зверька, и хотел забрать его обратно.
   Китайца взяли прямо у дома мальчишки. На вопрос о происхождении чудовища китаец понёс такое, от чего даже у Сандры, имевшей несколько научных степеней и весь опыт худоюдов, поехала крыша. Китаец утверждал, что гремлины возникли сами, из свалки деталей старых часов. Полковник удивился и сказал, что только последний идиот сможет поверить в такую чушь.
   - Должно быть, уважаемый сэр не слышал о сэре Чарльзе Дарвине, - с достоинством ответил китаец, - вы же знаете, что живая клетка, устройство намного более сложное, чем химический завод, появилась сама, из бульона органики? Неужели вы не знаете, что материя имеет свойство к самоорганизации? Стоит свалить в кучу белки и углеводы, как в них появится клетка, стоит посадить в закрытую комнату с печатной машинкой десять обезьян, как те сразу начнут печатать "Британскую Энциклопедию", стоит поставить кухарок у руля государственной власти, как те тут же начнут решать все вопросы оптимизации общественного строительства лучше, чем профессиональные управленцы с университетским образованием, стоит свалить в кучу детали от старых часов - и появятся гремлины! Это они тикают в часах, это из-за них портятся телевизоры и компьютеры! Мало того, я скажу вам, что грядет новая эра, в которой появятся гремлины в электронной форме - появятся компьютерные баги! Они будут залезать вам в программы, из-за чего те всегда будут работать не так, как хотели их программисты, они будут рассылать себя по компьютерным сетям - и всегда с рекламой сексуальных услуг!
   Разведчики удивились, скрутили китайца, посадили в вертолёт и отправили вместе с исходным зверьком на базу - пусть там с ними разбираются ксенобиологи. За эту часть дела теперь можно было не беспокоиться. Теперь надо было обеспечить безопасность для ФБР.
   С ФБР тоже всё начиналось неплохо. Полковник и его группа (Сандра, Дон Дон и Дэниэл) отправились на дежурство у бара (как известно, агенты Интеллижент Сервис группы "два нуля цифра" и агенты ФБР при выполнении задания первым делом всегда отправляются в бар). Расчёт оправдался на сто процентов. Агенты ФБР появились позже военных (в этом месяце у них закончились фонды на горючее для вертолётов, и потому им пришлось добираться машиной) и сразу попали под наблюдение. Несколько часов они не доставляли никаких хлопот, возились с полицией и со свидетелями. А потом они поехали на осмотр одного дома на окраине и пропали. Как назло, в этот же момент замолчала и группа сержанта Переса, руководившего зачисткой в канализации. Вот тут-то полковник Гринтиф и начал беспокоиться. Не получив за полчаса ни одного ответа от группы зачистки, он решил действовать. Дэниэла оставили в баре для связи, а полковник с Сандрой и Дон Доном отправились в ливневую канализацию.
  
   У'Кхан немного отлежался в кювете и отправился в город - добывать трофеи, скелеты "белого мяса". Первым делом он навестил квартиру семейки, облившей его расплавленным пластиком. Удивительно, но никого из хозяев дома не было. Все стены квартиры были забрызганы кровью, а на дверях висели ленточки с надписью "полиция". Очевидно, хозяев навестили те самые мартышки, которые напали на него на входе в город. Несколько огорчившись от подобного поворота событий, У'Кхан перебрался на соседнее ранчо. Хозяев на нём не было, и от нечего делать У'Кхан решил поизучать местную технику. Он покрутил краны на белой эмалированной коробке на кухне, но ничего не произошло. Он включил какое-то устройство с диском, диск начал вращаться, но никаких полезных эффектов опять не последовало. У'Кхан нажимал на все кнопки в доме, приговаривая: "Ничего тут не работает, ничего тут не работает!", но ничего не происходило. Роботы - слуги не выскакивали из потаённых ниш, чтобы угодить своему хозяину, роботы - девушки не выходили из углов, чтобы усладить его эстетикой своего танца, с потолка не капал бодрящий душ и даже климат - контроль не заработал. У'Кхан начал злиться. Ему, повелителю космической техники, не удавалось разобраться с примитивной техникой аборигенов! Наконец он нашел нечто, что заработало. Он нажал кнопку на большом прямоугольном ящике, и в нём начало появляться изображение. Когда изображение прояснилось (а проявлялось оно невероятно долго, секунд сорок), на нём стало видно мужчину. Мужчина посмотрел прямо на У'Кхана и сказал: "А теперь ты умрёшь, мерзавец! Я застрелю тебя, как собаку!" У'Кхан понял, что нечаянно активировал робота - охранника, и выстрелил по ящику из своей лазерной пушки, установленной на полную мощность.
   Если бы он знал, что бытовой газ, шедший из плиты на кухне, имеет свойство взрываться, он никогда на стал бы стрелять в телевизор, по которому шел вестерн! В результате последовавшего взрыва У'Кхана вынесло взрывной волной за окно, и он повис на ветке ближайшего дерева. Подъехавшие пожарные загасили горевший дом, немного поискали выживших и даже не стали разбирать завалы - этой безумной ночью и ещё более безумным утром у них было много более "горящих" в прямом смысле этого слова дел.
   У'Кхан очнулся как раз тогда, когда к соседнему дому подъехали агент Мольберт и агент Рок Ролл. У'Кхан сразу признал в них представителей власти и стал с интересом наблюдать. Позвоночники воинов и представителей власти ценились выше. Когда они, полазив по лужайке вместе с полицейскими, полезли в канализацию, У'Кхан понял, что это его шанс. Он проверил маскировку невидимостью и нырнул за ними следом.
  
   В этот момент на другом конце города полковник Гринтиф залез в ту же ливневую канлизацию. Вместе с ним шел Дон Дон, сзади их страховала Сандра. Не успели они пройти и трёх шагов, как навстречу им из тоннеля выдвинулись страшные чудища. Чудища оказались их боевыми товарищами плюс десяток ребят из армии. Но каков же был их вид! Живописные лохмотья украшали их тела, гирлянды перепутанных проводов свисали со всех частей тела. А уж пахло от них!
   - Это была засада, - признался сержант Педро, - они ждали нас, заранее приготовили все эти украшения. А потом они набросились на нас, целая сотня этих тварей! Им, видите ли, показалось забавным выгрызть на нашей одежды узоры, украсить их металлизированной тканью из костюмов огнемётной группы, а на шею повесить эти провода! Потом они отобрали у нас огнемёты и умчались носиться по канализации. Им очень нравится из них постреливать - пустят струю, а потом сами же от неё и удирают в ужасе и с весёлыми воплями. Чуть не сожгли нас, заразы!
   - А где же две остальные группы огнемётчиков? - спросил полковник Гринтиф. Сержант только пожал плечами.
   - До темноты они не появятся, - сказала Сандра, - Думаю, мы можем отконвоировать ребят помыться.
  
   Получасом позже агенты ФБР обнаружили первые следы гремлинов. Впереди шли агенты Мольберт и Ролл, за ними шли полицейские, а уже за ними крался охотник У'Кхан. Канализация было сухой, но посередине трубы ещё оставалось противное, вязкое месиво из грязи, и потому все шли вдоль стенки - по небольшому возвышению. Первого полицейского У'Кхан прибрал на повороте, и так тихо, что его учителя могли бы только гордиться им. Подвесив трофей к потолку пещеры, охотник двинулся за полицейскими дальше. Но тут его ждал сюрприз...
   Агент Ролл изучал следы маленьких лапок, когда агент Мольберт сказала:
   - Кажется, я вижу признаки гремлинов.
   - Да, я думаю, их чем дальше, тем будет всё больше, - меланхолично отозвался агент Ролл, не отрываясь от следов.
   - Боюсь, сейчас их будет слишком много, бежим! - выкрикнула агент Мольберт и исполнила свой приказ. Проскользнув между подтормаживающими полисменами, она с размаха налетела на У'Кхана, уронила его, протопталась по нему коленками и припустила по коридору. Агент Мольберт ошиблась совсем ненамного: из-за изгиба туннеля выскочили первая и вторая группы огнемётчиков и с размаху налетели на правоохранительные органы. Первые бегущие упали, повалив агента Ролла и полицейских, остальные пробежались по их спинам, повторно снесли У'Кхана (с криками "что за невидимая ерунда у вас тут валяется, ...?"), помогли подняться упавшим и побежали дальше. Их торопливость можно было понять: вслед за ними, постреливая из огнемётов, с радостными криками неслась добрая сотня гремлинов. В итоге по У'Кхану пробежались: отважная агент ФБР, два десятка бравых военных, подразделение шерифа городка, мужественный агент ФБР, а в довершение - сотня ликующих гремлинов. Но хуже всего было то, что для того, чтобы не быть поджаренным неосторожными гремлинами, У'Кхану пришлось плюхнуться в болото канализации.
   У'Кхан едва успел вылезти и вылить грязь из электрических схем (при этом его нещадно било током), как ситуация повторилась. На этот раз по нему пробежались: сотня ликующих гремлинов, два десятка бравых военных и один вампир - переросток, живущий в канализации ещё с момента её постройки. Дело было в том, что гремлины, преследуя военных, обнаружили трофей охотника - подвешенного к потолку полицейского. Пока они восхищённо разглядывали подвешенного бедолагу и думали, что так они ещё не шутили, военные успели перегруппироваться и пустить свою струю из огнемётов. Это погнало гремлинов обратно. Шум пробудил вампира, который решил пообедать и присоединился к кавалькаде.
   За это время полицейские успели решить, что им нечего делать в канализации, где какие-то блестящие матершинники - инопланетяне играют в догонялки с придурочными гремлинами, и полезли наверх, вон из люка. Агенты ФБР нашли их соображения логичными и поползли следом. По этой причине по У'Кхану пробежало на этот раз на восемнадцать существ меньше. Но ему хватило и этого. Весь избитый, в кровоподтёках и в грязи, он выбрался на поверхность. Электрическая система регулярно била током и отключалась, режим невидимости не работал. Ему срочно нужно было найти место, чтобы отлежаться и привести себя в порядок. Охота на белое мясо оказалось не таким простым делом, как казалась в начале.
  
   Глава 5. Полная коллекция удовольствий.
   Голубоватый диск чужой планеты неспешно наплывал на корабль Мяуш Чилы, мастерицы ППНСЗ четвёртого уровня. Мастера ППНСЗ были одними из наиболее уважаемых и любимых людей на её планете. Они были охотницами за удовольствиями. Коллекционерки удовольствий, такие, как она, обыскивали весь космос в надежде найти самое острое и редкостное удовольствие. Народ Мяуш Чилы жил удовольствиями, больше всего жители планеты любили секс. Но простой секс, как известно, быстро надоедает. Вот для того, чтобы ощущения остроты жизни у народа не пропадали, и нужны были коллекционерки удовольствий. Они испытывали самые разные варианты, при этом специальная аппаратура записывала все их ощущения (и видео с трёх точек) для того, чтобы затем любой обыватель мог взять запись, одеть костюм для виртуального секса и получить все ощущения разом. Особо успешные коллекционерки становились героями планеты и входили в легенды. Название их организации расшифровывалось как Поиск Приключений На Свою Задницу.
   Мяуш Чила не была успешной коллекционеркой. Мало того, она была почти неизвестной коллекционеркой. Восемнадцать лет - и всего лишь четвёртый уровень! Самым крупным её подвигом была запись того, как она испытала секс с 567 желающими. Это было на сотню больше, чем предыдущий рекорд, но кого теперь удивишь массовостью? Обыватели даже не заглядывали в те разделы магазинов, в которых хранились записи массовых оргий. Им подавай чего-нибудь остренького, высокохудожественного. По этой причине и пришлось Мяуш Чиле влезать в скафандр с надписью ППНСЗ, брать напрокат космический корабль и тащиться в самую дальнюю часть космоса.
   Вооруженная феррамоновыми пушками и адаптивным контактными переходниками для секса с живыми существами всех видов, Мяуш Чила была готова к любым неожиданностям. Точнее, жаждала их. Она замечталась о моменте, когда привезёт записи домой, и о ней узнают все, вся планета!
   Из сладких дрём Мяуш Чилу вырвал мягкий толчок - спусковой модуль отделился от носителя, который отныне будет ждать её на орбите. Через четверть часа небольшой свечение отметило место, где спусковой модуль вошел в атмосферу.
   И надо же было так случиться, что корабль Мяуш Чилы приземлился почти точно рядом с тем местом, где вылезал из подземелья побитый охотник У'Кхан! Мяуш Чила увидела его, такого большого, брутального, страшного, мужественного - на голове длиннющие косы, вокруг рта шевелятся щупальца, вонь шибает на десять метров - и поняла, что день удался. При мысли о том, сколько будет стоить запись секса с этим образчиком, перед глазами замелькала цифра с таким количеством нулей, что они вышли за поле зрения. Одни словом, это была любовь с первого взгляда. Мяуш Чила стрельнула в него из феррамоновой пушки (чтобы охотник сразу в неё влюбился), взяла его на руки (усилители скафандра позволяли) и отнесла в ближайший лесок. Гормоны сработали безотказно: охотник плавился и льнул к ней. Для У'Кхана наступили тяжелые времена, но какое ей было до этого дело? Запись получилась превосходная.
   Закончив с У'Кханом, Мяуш Чила решила взглянуть на тех, кто его так отделал. Существа, способные так потрепать Охотника, заслуживали самого пристального внимания. Мяуш Чила спустилась в ливневый коллектор и попала к хулиганствующим гремлинам. Гремлины, как уже было сказано, размножались побегами и секса не ведали, а потому её пушки подействовали на них всего лишь успокаивающе. Они не стали над ней куражиться в своём обычном духе, а просто подвесили её к потолку кверху ногами и отправились веселиться дальше. Зато её временной беспомощностью воспользовался вампир. Он уже переел гремлинов, но от такого деликатеса не смог отказаться. Вампир заразился от неё безудержным стремлением к сексу.
   Мяуш Чила вампиризмом не заразилась - перед вылетом ей сделали соответствующую прививку. Зато вампир разнёс новую заразу дальше. Подзакусив ближе к вечеру несколькими гремлинами, он заразил их и вампиризмом, и жаждой секса. Зараженные гремлины вместо того, чтобы убегать от людей, начали на них охотиться. Вскоре обе группы огнемётчиков превратились в одержимых сексом вампиров и вышли на поверхность. Металлизированные костюмы защитили их от солнца, а немногие оставшиеся в городе жители стали их пищей. Начала разрастаться эпидемия...
   Тут необходимо сделать небольшое отступление и ответить тем, кто считает, что болезненная жажда секса была всегда характерна для всех вампиров. Это не так! Вампиры были совершенно равнодушны к сексу до тех пор, пока не повстречали Мяуш Чилу. Только после этого появились вампиры с болезненной жаждой секса.
   Но это всё было потом. А пока агенты ФБР Рок Ролл и Дина Мольберт отмылись и отправились в бар с целью подзакусить и сверстать планы на будущее.
   В баре все места были заняты. Немногие оставшиеся в городе жители потянулись в людное место, чтобы узнать последние новости. Свободным было только место возле Дэниэла, который сидел и уныло смотрел в окно.
   - Позволите? - попросил разрешения агент Ролл.
   Дэниэл посмотрел на фэбэровцев и чуть не умер от восторга.
   - No comprima, - сказал он по-испански.
   Агенты ФБР дружно решили, что он из мексиканских убийц - наёмников, а потому проблем от него не будет, и принялись свободно обсуждать свои дела (про мексиканских убийц - наёмников известно, что они приучены не лезть в чужие дела).
   - Жаль, конечно, что мы не встретили инопланетных зелёных человечков, - говорил агент Ролл, - эти зелёные человечки происхождением явно с Земли. Встаёт вопрос: что же с ними делать? Если их оставить, как есть, то они разнесут весь город. Лучшим подарком для меня сейчас был бы визит какого-нибудь полковника со словами о том, что они начинают тут войсковую операцию...
   Агент Мольберт поддакнула и сказала:
   - Знаешь, там, в канализации, мне опять показалось, что я налетела на нечто прозрачное. Нечто похожее на прозрачного человека. Я свалила и пробежалась по нему, когда мы удирали...
   Агент Ролл посмотрел на коллегу с жалостью:
   - Ничего, вернёмся, подлечим нервы, если бы другие видели то, что видела ты, у них крыша гораздо раньше съехала бы.
   Агент Мольберт начала злится и доказывать, что она об это "нечто" синяки на коленках набила, и что нервы тут ни при чём, но Дэниэл её уже не слышал. Он вылетел из бара для того, чтобы сообщить полковнику Гринтифу о сокровенном желании агента Ролла. Нечего и говорить, что через полчаса перед баром остановился набитый солдатнёй грузовик, из которого вышел бравый полковник (грузовик вызвали всё с той же соседней базы) и сообщил агенту Роллу, что дальше всю операцию будут вести военные. В тот же момент из Вашингтона позвонил агент Шкуро и приказал агенту Роллу передать все дела военным. Агенты ФБР погрузились в свою легковушку и отбыли.
   Несколько минут спустя после выезда из города агент Ролл понял, что выпитое в баре пиво ищет у него дырочку, и попросил остановить. Он прошел немного лесом, чтобы его не было видно с дороги, и остановился на краю невысокой скалы. Вид с неё открывался просто изумительный! И надо же было случиться такому, чтобы именно под этой скалой расположился помятый охотник четвёртого уровня У'Кхан, чтобы починить все свои микросхемы! Жёлтая струя агента Ролла обрушилось прямиком на открытую электронику, и У'Кхана опять начало бить током (агента Ролла, надо заметить, тоже немного стукнуло).
   Отходя от обрыва, агент Ролл услышал свирепый рёв.
   - Представляешь, пописал со скалы, и попал на электрический кабель. И кто так строит? - пожаловался он своей напарнице, - А ещё слышал, как в лесу ревёт медведь. Я уж думал, что их тут всех давно перебили. Как жаль, что мы не встретили в этом городе инопланетян. Но я надеюсь, что когда-нибудь мы их всё-таки встретим, и тогда моя Бетти вернётся ко мне. И всё-таки я уверен, что военные от нас что-то скрывают...
   Агент Мольберт ничего не ответила, поскольку в зеркале заднего вида увидела, как из леса выскочило чудовище чуть выше человеческого роста, раздвинуло огромную пушку и выстрелило. Над машиной агентов ФБР загудел раскалённый воздух. Но машина уже спустилась с холма, и луч её не достал. Зато на холме впереди образовалась огромная воронка. Агент Мольберт нажала на педаль газа и ничего не сказала агенту Роллу. У того вполне могло хватить ума, чтобы вернуться и спросить про Бетти.
  
   В штабном кунге, замаскированном под междугородный автобус, полковник Гринтиф проводил совещание, посвященное сложившемуся положению. Присутствовали разведчики SSG-1 и офицеры из группы усиления, присланной с соседней военной базы.
   - Обстановка усложняется. Агент ФБР позвонил нам с ближайшей заправки и доложил, что видел инопланетного охотника в боевом костюме. Скорее всего, он тут охотится. Но это ерунда. Появление охотников неоднократно фиксировалось в Нью-Йорке и Детройте. Обычно они ограничиваются убийством десятка - другого гражданских, после чего убираются.
   - Простите, сэр, а разве наш долг не том, чтобы защищать гражданских? - перебил полковника совсем зелёный лейтенант из группы усиления.
   - В данном случае нет, - жестко огорошил молодого полковник, - приказываю вам забыть про охотника! Кстати сказать, представителей властей эти охотники предпочитают гражданским, а женщин стараются не трогать. Поэтому в атаку пойдём в бюстгальтерах.
   - И трезвыми, - добавил сержант Педро.
   - Зачем?
   - Чтобы ещё больше удивить противника, - пояснил сержант.
   - Ну, если вы так настаиваете..., - протянул полковник, - В любом случае гораздо опаснее то, что у нас разрастается эпидемия вампиризма. Мы уже связались с Ватиканом. Профессиональные охотники уже выехали, но они, скорее всего, не справятся. В подобных случая приходилось зачищать весь город. Поэтому начинаем немедленно эвакуировать население. На выезде из города организовываем блок-пост, на посту стоит группа усиления и ксёндз со святой водой. Кто откажется от омовения святой водой - уничтожаете на месте. Группа SSG-1остаётся со мной, дожидаемся окончания эвакуации и отходим. Потом на город будет сброшена ядерная бомба.
   - Гремлинов в подземельях бомба не возьмёт. Туда лучше боеприпас объёмного взрыва, - посоветовал полковник - начальник группы усиления.
   - Принято, - согласился полковник Гринтиф, - если всем всё ясно, то за дело, джентльмены!
  
   Через полчаса удивлённые жители города увидели на своих порогах солдат в бюстгальтерах. Те без долгих раздумий грузили обывателей в огромные военные грузовики, давая время только на то, чтобы взять документы. Ещё до наступления темноты город был эвакуирован. Трудности возникли только с группой пьяных в лёжку охотников на вампиров. Они никак не могли отвлечься от любимого дела. Их пришлось выгонять из города пять раз. В сумерках по всем подземельям города прошел огненный вал - это сработали закачанные в подземелья вакуумные бомбы. А через четверть часа над гордом встал ядерный гриб. Никто не пострадал, кроме пьяных в лёжку охотников на вампиров, которые так и не уехали из города. Но даже они выжили.
   Охотница за удовольствиями Мяуш Чила почувствовала неладное, когда город начал пустеть, и улетела. Её багаж был переполнен записями, в том числе записью утех с вампиром. Она нашла его в подземельях и в отместку за кровопускание "побаловала" всеми запрещёнными приёмами. Вампир умер с улыбкой на бескровных устах.
   Воин четвёртого уровня У'Кхан Зара после встречи с агентом Роллом в очередной раз отправился в город за трофеями, но на пути встретил гремлина - вампира, который попытался на него напасть. У'Кхан посмотрел - посмотрел на него и внезапно осознал, что за такое чудо ему дома памятник поставят. Он посадил гремлина в клетку и отправился домой. Он не знал, что гремлин болен вампиризмом и что его нельзя кормить после полуночи. Ночью, когда У'Кхан Зара предавался мечтам о новых массовых охотах на гремлинов, гремлин-вампир наелся, опрокинул на себя миску с водой и пустил побеги за пределы клетки. Новорожденные гремлины (тоже вампиры) набросились на охотника и съели. К планете прибыли только скелет охотника и полсотни гремлинов.
   На планете охотников появление новой дичи приняли с восторгом. Почти неуничтожимые, вампирические существа идеально годились для организации охот восьмого уровня. Старые монстры охотникам надоели, и они заскучали. После того, как были найдены эффективные способы борьбы с ядовитыми, способными вселяться в тело любых живых существ монстрами с кислотой в крови, воинам восьмого уровня охотится стало не на кого. А тут такой подарок! Гремлинов отвезли на одну малонаселённую планету, дали размножиться, а затем устроили грандиозную охоту. Из числа охотников вернулась только половина. Планета охотников была в восторге, и охотнику У'Кхану Зара присвоили шестой уровень (посмертно). Так что можно сказать, что это приключение закончилось хорошо. Каждый получил то, что хотел, кроме агента Шкуро. После окончания миссии агент Мольберт не успела подменить патроны в пистолете агента Рок Ролла, и тот с торжествующим воплем "Я же говорил тебе, Дина, что это сон!" прострелил плечо замдиректора ФБР. Но даже из этого вышло нечто хорошее: получив хорошую трёпку от папочки, агент Рок поверил наконец, что он в реальном мире.
  
   Итоги миссии:
   Полная победа.
   Убитых врагов: 0.
   Потери: 0.
   Все члены группы приобрели качество "Организация массовых зачисток".
  
   Серия 6. S.P.Q.R.
   Глава 1. Чем демократия отличается от народовластия.
   Небеса были восхитительно голубыми, ветерок был лёгким и свежим, погода была приятно тёплой. Холм, с которого разведчики уже третий час наблюдали за происходящим в небольшом городке, расположенном около Врат на планете ХЗГ-12389, был покрыт чудесной мягкой травой с прекрасными цветами. Вся обстановка располагала к возвышенным мечтам и душевным разговорам. Но жители городка, похоже, так не думали: они собирались группками, размахивали руками и яростно спорили. Группы становились всё больше. В городе явно что-то затевалось, скорее всего - большое кровопролитие. По это причине разведчики и решили не спешить в город, а понаблюдать для начала.
   - Господин полковник, сэр? Не объясните мне, пожалуйста, чем республика отличается от демократии, и они обе от народовластия? - спросил дон Дон полковника Гринтифа, - А то я по энциклопедии смотрел - выходит, одно и то же.
   Суровый полковник пожевал травинку и степенно ответил:
   - Сложное это дело, понимаешь, отличать республику от демократии.
   При республике цены на нефть высокие, а расходы на социальные программы низкие, при демократии наоборот. При республике коррупция проявляется как воровство стоящих у власти потомственных кланов, при демократии - как массовое построение финансовых пирамид, а при народовластии - как завышенные планы, спускаемые сверху. При республике чужие государства бомбят, при демократии подкупают элиты или организуют финансовую бомбу, хотя иногда используют и культурную. При народовластии обычно используют пропаганду, но силу тоже применяют. При республике каждый сам за себя, продукты лежат в магазинах, но купить ты их не можешь, поскольку у тебя не хватает денег, при демократии тоже, но везде лозунги о том, что "мы все вместе", при народовластии те же лозунги, но продукты по карточкам.
   Дэниэл, который хотел что-то сказать про демократию, после такого ответа только хрюкнул и замолк.
   - В городке начались события, - доложил Котовски, торчавший на вершине холма с биноклем.
   Разведчики бросили разговоры и разбежались по кустам с биноклями и подзорными трубами.
   - Чувствую, дело пахнет массовыми репрессиями, - прокомментировал происходящее Листовски.
   Жители города бросили размахивать руками и потянулись группками в загоны, огороженные частоколом из высоких толстых веток. Эти загоны охраняли стражники самого строго вида, вооруженные копьями и мечами. При входе все что-то бросали в огромные плетёные корзины, установленные по бокам от входа в каждый загон.
   - Неужели концлагерь? - испугалась Сандра.
   - Нет, это не репрессии и не концлагерь, это выборы! - осенило Дэниэла, - У древних римлян не было выборных списков, все голосовали по родам, а чтобы никто не мог проголосовать дважды, те, кто уже проголосовал, должны были находиться в загонах до конца выборов.
   Подтверждая догадку Дэниэла, из загонов послышались звуки разухабистых весёлых песен - очевидно, электорат начал отмечать выборы прямо в загонах.
   - Так это мы что, попали к древним римлянам, родоначальникам республики? - изумился дон Дон и потерял сознание от восторга ещё до того, как Дэниэл успел объяснить ему, что республику и демократию придумали задолго до Рима, в Древней Греции.
   - А я так мечтал постоять в строю римского легиона, - сказал полковник Гринтиф.
   Такая возможность полковнику вскоре представилась. Разведчики вышли из засады и представились местным властям. Приняли их хорошо, говорили здесь по-латински, а латинский у Дэниэла был среди любимых. Городок Лютеций, в который попали разведчики, был небольшим городком Великой Римской Республики Агува (так называлась эта планета на языке местного населения). Аборигены знали, что их сюда когда-то привезли худоюды, что Рим находится на другой планете, но зачем и почему - не знали. Традиции и историю Римской Республики здесь помнили и чтили, но прошедшие две тысячи сто лет (аборигенов вывезли ещё до того, как Цезарь оставил от Республики одну видимость) не могли не внести своих изменений.
   - Близится время большой битвы, - жаловался разведчикам только что выбранный магистрат, - проклятые отщепенцы, Республика Западной Агувы, никак не унимаются и идут на нас войной, а хитрые торгаши, Республика Восточной Агувы, никак не помогают нам и думают погреть руки на войне...
   Как выяснили разведчики, одно время политический строй на Агуве был очень нестабилен, и командиры легионов провозглашали себя императорами тут и там. Однако, республиканские традиции возобладали, мелких императоров подавили, и в итоге на Агуве осталось только три государства: Западная Республика, Великая Римская и Восточная. Западная оказалась милитаристской державой, Восточная больше склонялась к подкупу и денежной экспансии, Великая отбивалась сразу от двух - поскольку географически находилась точно между ними. Варваров на планете не было, всё население произошло от переселенцев из Рима, но и без варваров войн этому миру хватало.
   Рабский труд, как это ни удивительно, на Агуве почти не применялся, в основе хозяйства лежал труд мелких земледельцев, что было утверждено законами. Местные жители носили туники и тоги, но не брезговали и брюками. Они строили дома с колоннами и любили вино. На лошадях ездили в сёдлах, широко применяли ветряные и водяные двигатели для мельниц и кузниц. Это был изобильный и стабильный мир, давно забывший, что такое гражданские войны.
   Полковник отрекомендовался специалистом в военном деле и предложил свою помощь. Его предложение было с восторгом принято - городок в ближайшее время должен был выставить боевой отряд, а опытных людей в городке не было. Так разведчики оказались скопом записаны в армию. Надо сказать, что в восторге от этого события остался один только полковник. Все остальные разведчики (кроме дон Дона) ворчали и не могли дождаться момента, когда им наконец разрешат вернуться на Землю. Зато полковник и дон Дон были на седьмом небе от счастья - полковник днём и ночью пропадал в казармах, на плацу и на стрельбище, гонял кузнецов и совершенствовал вооружение. Дон Дон вертелся около магистрата и выборных членов местного сената, прислуживал, чем мог, и периодически падал в обморок от восторга, когда члены сената начинали рассуждать о том, что к ним из центра едет цензор с бухгалтерской проверкой.
   Через месяц войска Великой Римской Республики Агува встретились с войсками Республики Западной Агувы. Большой славы отряд из Лютеции не стяжал - всю битву он простоял в резерве и был введён в бой только на заключающем этапе драки, но на консула произвели впечатление отличная выучка отряда и прекрасные скорострельные баллисты, созданные по советам полковника Гринтифа. Полковник Гринтиф получил похвалу, двести рабов из военной добычи, огромную сумму золотом, чин префекта ветеранов и камнем из пращи по шлему (без подшлемника) во время боя. Остальные разведчики всё время сражения благоразумно провели в кустах, под "черепахой" из красных щитов.
   Плюха по голове подействовала на полковника отрезвляюще, и он засобирался домой. Вернувшись с отрядом в Лютеций, полковник купил поместье, поселил в нём рабов, оставил управление поместьем на одного шустрого малого из местных и отбыл на Землю. С собой полковник прихватил незаконно присвоенный доспех легионера.
   На Земле разведчиков ждало новое, срочное задание. Они даже не успели доложить результаты последнего выхода.
  
   Глава 2. Семь холмов против Капитолия.
   - Правительством возложена на вас важная миссия, - генерал Хамморд был сама деловитость, - вы едете охранять тайные переговоры высших лидеров мира.
   - Э-э, простите, сэр, я не ослышался? - удивился полковник Гринтиф, - Но почему именно мы? Существуют специальные службы, там ребята в муху с сотни попадают, а мы простые военные? Да ещё и с научным уклоном?
   - Вот именно поэтому едете именно вы. Это тайные переговоры, на которых будут решаться судьбы мира. Простая охрана там тоже будет, но только снаружи. Вы будете внутри, в переговорной. Если простые парни из охраны услышат то, что там будет говориться, то у них крыша может съехать. А вы всяких психов повидали, так что вам не впервой. Ваши подвиги произвели впечатление на самом верху. Так сказал мне генерал Дюбсток из Вашингтона. Одним словом, это приказ, и он больше не обсуждается. По секрету могу ещё добавить, что одной из причин, по которой была выбрана именно ваша группа, была той, что начальство уверено, что среди вас есть как минимум один агент НКВД. Наши власти хотят, чтобы переговоры с русскими прошли в атмосфере наибольшего доверия. Удружили, нечего сказать! Представьте, каково мне было выслушивать этот комплимент от начальства? А теперь марш за дело, и чтоб без всякого вздора!
  
   - Что же, если не удаётся договориться по-хорошему, будем, как всегда! - сказал президент США, - Кто будет за римлян?
   Мировые лидера заёрзали, как дети в предвкушении мороженого, глаза у них заблестели.
   - Я хочу играть за Римскую Республику, - сказал представитель индийцев.
   - У тебя нет никакого морального права играть за римлян, а у меня главное здание называется "Капитолий" и государственный строй - республика! - сказал президент СЩА.
   - А у меня город стоит на семи холмах и орёл на флаге! - сказал Генеральный Секретарь русских.
   - Какой у вас орёл! Двуглавый, да и то вы от него после революции отказались! А у меня в городе все здания с колоннами и история от римского владычества! - сказала премьер - министр Англии, - Я должна играть за римлян!
   - А у меня главный город "Рим" называется, - сказал премьер Италии.
   - Молчи уже, - дружно возмутились лидеры всех больших стран.
   - Я вот Ватикану пожалуюсь, у них столько денег, что они вам всем скажут, - обиделся премьер Италии.
   - Голосую за то, чтобы премьер Италии тоже участвовал в жребии за игру римлянами, - сказал Генеральный Секретарь русских. Остальные не стали возражать и начали тянуть жребий. Листочек с надписью "римляне" выпал русским.
   - Я ничего не понимаю, - пожаловался Котовски полковнику Гринтифу, - о чём они говорят?
   - Дело в том, что все владыки мира помешаны на величии Римской Республики. И когда они не могут придти к единому мнению на переговорах, они включают компьютер и начинают играть в стратегическую игру по мотивам римской империи. Кто проиграл - тот отдаёт территории и деньги в реальности.
   Подтверждая слова полковника, двери распахнулись, и техники начали вкатывать огромные шкафы с аппаратурой, на которой было написано "Cray".
   - А как же они это своим народам объясняют? - удивился Котовски.
   - А народам давно уже не надо ничего объяснять. Во всех странах их давно вывели за скобки. А потом, это не так уж и сложно. Падение биржи, экономический кризис, обмен денег... Мало ли что можно придумать. Вот слышал про взлёт Японии в начале семидесятых? Их лидер играл за римлян тогда и выиграл. А вот русские в шестидесятых проиграли, играя за готов, и после этого обязались покупать всё продовольствие в США.
   - Генерал Дюбсток был прав, у меня крыша едет. Пойду, водички на голову полью, - сказал Котовски и, получив разрешение, ушел, натыкаясь по пути на техников, которые расставляли перед мировыми лидерами мониторы.
   Но до туалета он смог дойти не сразу - по пути его перехватил полковник Зубченко из охраны русских.
   - Агент Котовский! Доложите обстановку! Почему вид неряшливый, воротничок не подшит?
   - В американской армии не подшивают. А обстановка... они там собрались в игру играть на судьбы мира.
   - Это я без вас знаю, я в охране с русской стороны, могли бы заметить.
   - Я заметил...
   - Отставить болтать ерундой! Они всегда так делают. И, между нами говоря, оно, и лучше. Когда они хотят сделать что-то как лучше, то получается, как всегда, а так есть хоть какой-то шанс, что случайно будет принято правильное решение. Лейтенант! Скажите мне, почему вы нас позорите? Американцы раз за разом пишут докладные, что в их ряды затесался агент НКВД. Вы что, не могли им объяснить, что НКВД давно расформировано? Вы позорите высокую репутацию ГРУ!
   - Так они же тупые, что сибирский валенок! Я им тысячу раз твердил: "ГРУ!" "ГРУ!". Пройдёт два дня, они какой-нибудь шпионский боевик посмотрят, и на тебе опять - "НКВД"!
   - А... Ну ладно. Но воротничок подшейте! А то стоит выпустить за границу - и никакой дисциплины! Давай сразу водку пьянствовать да дам ужинать, ремень до колен, воротнички не подшиты! Перед Европой стыдно, чес-слово! Будешь сообщать мне, что видно на экране.
   - Я правил игры не знаю.
   - Да чего там знать? Мужик с копьём - это символ фаланги, мужик с мечом - символ легиона. Мужик с дубиной - это милиция - ополчение. Вот и вся хитрость. Кстати, почему вы не написали отчёт о последнем задании? Все предыдущие я читал, а что с последней планетой?
   - Не успели. Нас после выхода переодели - и сюда. Ничего там интересного. Сельский мир, римская республика...
   - Римская Республика? - ахнул полковник Зубченко, - А я так мечтал постоять в строю римского легиона!
   Котовски добрался до туалета и сунул голову под холодный кран.
   - Что, дружище, сильно плющит? - посочувствовал ему выходящий из кабинки здоровенный негр из наружной охраны, - Жалко мне вас, в прошлый раз всех, кто внутри был, в дурдом увезли, бедняги только и делали, что ржали и дёргались.
   - Угу, - признался Котовски, - Напряжение мысли там такое, что хоть топор вешай, а судьбы мира вокруг так и вьются, так и вьются. Слушай, браток, у тебя белый платок есть?
   - Не, только полосатый.
   - Ничего, сойдёт, полоска редкая, я её заверну. Продай, а?
   - Бери так.
   Через пять минут Котовски с подшитым воротничком, который он сделал из носового платка, вернулся в переговорную. Полковник Зубченко показал большой палец, полковник Гринтиф шепотом поинтересовался, кто ввёл новую моду и обязательна ли она для всех. Мировые лидеры уже увлечённо играли. Их государства уже выбрались из неолита и перешли в бронзовую эру. Фигурки, обозначающие колонистов и войска, двигались по плоской карте, если они встречались, то разворачивался экран тактического боя. В тактическом бою всё решало умение игрока быстро щёлкать мышкой, организовывать засады и применять другие тактические приёмы. Игра, что и говорить, была очень увлекательной.
   - Как думаешь, когда персональные компьютеры смогут такие игры тянуть? - спросил Котовски у Листовски.
   - Не знаю, думаю, лет через пятьдесят, не раньше, - ответил тот.
   Котовски попытался незаметно передать обстановку на языке бровей, но с тем же успехом он мог бы и прокричать её вслух. Охранники всех мировых лидеров бессовестно подсматривали и передавали жестами сверхважную информацию конкурентам (скорее всего, за немалую мзду), но увлёкшиеся игрой мировые лидеры просто игнорировали все подсказки. Через пять часов начали выявляться лидеры игры. Китайский лидер, игравший за германские племена, развил очень неплохую цивилизацию. Китай ждала в реальности эпоха быстрого роста. Лидер СССР, игравший за Республику, ввёл диктатуру, сколотил огромную армию и был близок к завоеванию всего мира, но когда его армии высадились в Малой Азии, представительница Англии, игравшая за карфагенян, высадила под Римом десант, который с ходу взял беззащитный город. Оставшиеся без финансирования армии разбежались. Лидер СССР проиграл, и проиграл с треском. У него не осталось ничего.
   Мировые лидеры не сразу осознали масштаб катастрофы. В предыдущих играх к концу игры у каждого из них обычно хоть что-нибудь, да оставалось, хоть какой-нибудь городок на отшибе. Победу присуждали по очкам. Тут же у главного игрока не осталось ничего. Это означало в реальности полный распад СССР и конфискацию всех денег. Молчание в зале стало глубоким, как море. Никто из мировых лидеров не был готов к таким быстрым большим переменам.
   - Может, поиграем ещё? - пискнул пришедший в себя первым лидер Италии.
   - Правила менять нельзя, - глухо ответил президент США, - иначе все наши договоры перестанут чего-либо стоить. Мы должны обсудить, что делать с этой новой и неожиданной реальностью.
   Объявили технический перерыв, техники начали демонтировать компьютер. Котовски шепотом обратился к полковнику Гринтифу:
   - Сэр, господин полковник, знаете, что я думаю? Что нам нельзя ничего говорить о том, что мы нашли на планете Агува.
   - Это почему это? - удивился полковник.
   - Посмотрите на них... Они готовы рисковать судьбами своих народов только ради того, чтобы на несколько часов почувствовать себя властелином Римской Империи. Представьте, на что они пойдут ради того, чтобы побывать в настоящей римской империи?
   - Ну и что плохого? Будет это... как его... экстремальный туризм. А мы с них деньги будем за это брать.
   - А Агува выдержит такое количество психов?
   Тут полковник призадумался. Пораскинув мозгами, он признал правоту Котовски.
   - А что же мы напишем в рапорте?
   - Что нашли обычный, крестьянский мир, при этом даже не сильно соврём. По сути ведь так оно и есть. Кстати, полковник, может, хоть вы мне объясните, отчего они все так балдеют от Римской Империи?
   - Сразу видно, что нет у вас, Котовски, классического образования. Римляне первыми смогли создать жизнеспособную республику. Суды, адвокаты, законность. У них был высочайший уровень организованности и умелости. Римский легион мог разгромить втрое - вчетверо большие силы в одной стране, а затем пойти в другую страну и устроить там такое же побоище. Городское самоуправление. Отличный уровень технологий. Цемент, централизованное водоснабжение во всех городах, акведуки, канализация, дома с отоплением, многоэтажные дома. Одно время им даже приходилось принимать законы против слишком большой этажности домов. Честная элита. Человек, назначенный военным диктатором, мог несколько лет рулить всем государством, а когда угроза уходила, возвращался к своему маленькому участку земли. У них был даже такой диктатор - Сулла - он несколько десятков лет вёл гражданские войны, потом несколько лет правил железной рукой, а когда решил, что республика вне опасности, восстановил республиканские порядки и уехал в своё поместье. Строгие нравы, устойчивость к разврату. Всех поклонников Бахуса - был у них там в своё время культ оргий - они их всех устроили под землю, оставили только самых безобидных. Римская империя занимала всю современную Европу плюс Азия до Ирака, граничила с Индией. Есть, чему позавидовать.
   Больше всех от приказа молчать огорчился дон Дон. Он уже видел себя новым историком новой римской империи, но под давлением уговоров полковника и Макса Котовски согласился. За это время технический перерыв закончился, и лидеры крупнейших стран вновь собрались на совещание. Начались истеричные возгласы и громкие рыдания:
   - Не хочу брать восточную Германию, - рыдал лидер ФРГ, - там народа прорва, а ресурсов ноль.
   - А придётся, - давил президент США, - а ещё в вашей зоне ответственности Чехия, Венгрия, Болгария и Польша.
   - Ай! - воскликнул лидер ФРГ и хотел заплакать, но вместо этого злорадно произнёс:
   - А зато вам придётся брать Афган.
   - О, нет! - заплакал в свою очередь президент США, - Не хочу, не буду! Там же куча народа, которая умеет только воевать! А ещё там злой Усама, мы ему столько денег дали, чтоб отстал, а он как заладил: "СССР - большой шайтан, США - ещё больший шайтан", никак не уймётся.
   - Не плачь, любезный, - утешал его Генеральный Секретарь СССР, - там пока ещё мои войска, мы ещё не скоро оттуда выберемся.
   - Нечего было в таком преклонном возрасте в азартные игры играть, - ядовито подпустила шпильку представительница Великобритании.
   - А вам вообще Ирак брать, Пакистан сдерживать и Иран утихомиривать. Индостан и Персия всегда в английской зоне ответственности были, - отбрил Генеральный Секретарь.
   Улыбка мигом слетела с лица стальной вумен. Она уже открыла рот, чтобы издать широко известный в узких кругах фирменный рёв, от которого гарантированно глохли все присутствующие (за это её и прозвали стальной), как её опередил Президент США:
   - Поможем, поможем, только не плачь...
   Представители Франции и Германии тоже сообразили, что им грозит, и принялись утешать англичанку, обещали помощь, танки и самолёты.
   И весь этот сумасшедший дом продолжался до самого вечера. Разведчиков отпустили только поздно ночью. Они вернулись на базу выжатыми, как лимоны. Но в дурдом никто из них не попал. Генерал Хамморд получил от начальства благодарность за отличную охрану.
   Через месяц Генеральный Секретарь умер. Злые языки говорили, что от стыда за проигрыш. Русские не стали распространять эту информацию и выставили двойника, а чтобы не слишком было заметно другое произношение, велели ему растягивать слова. Отпустили его только через три года, когда противостоящие кланы наконец-то договорились о преемнике.
   Удержать в тайне информацию об Агуве не удалось. Генерал Хамморд застал полковника Гринтифа за полировкой римского доспеха в комнате - музее базы (как уже было сказано, выносить предметы, найденные на других планетах, с базы не разрешалось). Генералу хватило одного взгляда, чтобы определить происхождение брони. За считанные секунды он вытряс из полковника всю правду.
   - А я так хотел постоять в строю римского легиона, - мечтательно сказал генерал Хамморд и отправился с инспекций на Агуву, для "уточнения данных".
   Война к тому моменту закончилась, но генерал привёз отличные снимки на фоне храмов Юпитера и Весты. Снимки пошли наверх, а наверху, как и предполагали разведчики, нашлось множество людей с классическим образование, помешанных на величии Римской Империи. С этого момента на Агуву потянулись одна служебная инспекция за другой. Среди инспектирующих были отмечены самые разнообразные лица: от начальника комитета объединённых штабов до госсекретаря. Со временем поездкой на Агуву правительство США стало награждать особо угодивших иностранных союзников. Очередь на посещение настоящей Римской Империи растянулась на многие годы вперёд.
   И всю эту банду надо было на Агуве принять, переодеть и хоть немного научить языку. Сделать это можно было только в одном месте - в поместье полковника Гринтифа, благодаря чему поместье и личный счёт полковника испытали очень приятный рост. Полковник и Дэниэл завели много новых полезных знакомств, остальные разведчики по большей части слонялись без дела. Освоение новых миров заметно замедлилось.
   В один из таких выходов произошла трагедия. Звёздные Врата на Агуве находились в храмовом комплексе, вырубленном в толще горы. Полковник Гринтиф повёл на Агуву президента Италии со свитой, выход должен был продлиться неделю. Через неделю при попытке связаться с Агувой земляне обнаружили, что Звёздные Врата с той стороны плотно засыпаны скальными породами. Оставалось только теряться в догадках, что послужило причиной трагедии - вулкан, падение метеорита или нападение худоюдов. Отряд SSG-1 остался без командира (остальные разведчики в этот момент были на Земле).
   Вместо полковника Гринтифа прислали майора Крейга Смита из воздушно - десантных войск. Майор был деловит, вежлив и хорошо знал дело, но всем сразу стало понятно, что это "не то". Майор не умел, как полковник, наводить порядок только одним своим серьёзным видом. Он не умел так серьёзно и глубокомысленно пожевывать травинку, как полковник, не умел делать такие глубокие паузы между словами при ответе. Вместо этого он командовал и приказывал. Между майором и разведчиками сразу установилось вежливое отчуждение.
  
   Серия 7. Как Дэниэл познал Изиду, а Сандра потеряла веру в феминизм.
   Глава 1. Что может сделать горшок с цветами.
   Планета ХЗГ-123876.
   Звёздные Врата в последний раз хлюпнули своим торсионным полем и погасли. Группа разведчиков SSG-1 стояла на песке перед Вратами и внимательно осматривала окрестности. Им наконец-то выдали защитные скафандры - мягкие прорезиненные мешки с противогазами. В них было жутко жарко и жутко неудобно, и разведчики уже пожалели, что так активно требовали их раньше. Но, что самое противное, в них было почти ничего не слышно и не чувствовалось никаких запахов.
   - Рядовой Листовски, приказываю понюхать воздух, - донеслось из-под комбинезона майора Смита.
   Перед выходом майор Смит проявил принципиальность и потребовал доработать хоть один из скафандров так, чтобы можно было понюхать воздух. Поскольку переработка предстояла срочная, техники, недолго думая, отрезали у бутылки из-под Кока-Колы носик и приклеили его к носу скафандра. Листовски с этим носом (и фирменной красной крышечкой на носу) стал похож на кастрированного Пиноккио, что он прекрасно осознавал.
   - Засмеётесь - убью, - предупредил он разведчиков, но добился этим прямо противоположного эффекта. Смех разведчиков стал меньше по амплитуде, но длительнее по времени.
   Получив приказ, Листовски начал откручивать крышечку. Все разведчики отвернулись, чтобы не заржать в голос.
   - Здесь пахнет дерьмом, - доложил Листовски.
   - Это у тебя собственный запах ещё не вышел, - пошутил Котовски.
   - Вся наша работа пахнет дерьмом, - философски изрёк майор Смит, - главное, это понимать, каким именно. Бывает просто дрянь дело, и это наше обычное состояние, бывает полное дерьмо, а бывает дерьмошторм.
   - Я не шучу, - обиделся Листовски, - здесь реально пахнет дерьмом. А ещё есть запах моря и звук прибоя.
   В этот момент из ниоткуда вылетела здоровенная дубина и стукнула Базиля по голове. Листовски осел на песок.
   - Значит, это был дерьмошторм. К бою! - весело закричал майор Смит, но выполнить свой приказ не сумел, как, впрочем, и никто из разведчиков. Отовсюду полетели камни и дубины с камнями на концах, в песке зазмеились заранее спрятанные канаты, и те из разведчиков, кто не оказался сразу без сознания, обнаружили себя связанными по всем частям тела. Из ям в песке и из-за редких сосенок на дюнах высыпали аборигены - высокие, европеоидного вида люди в набедренных повязках. Говорили они, что удивительно, по-английски. Связав разведчиков, они отошли в сторону и стали кого-то ждать.
   Через четверть часа появилась та, кого они ждали. Высокая чернокожая женщина, почти обнаженная, если не считать браслетов, подвесок и золоченого пояса, обошла разведчиков, покачала головой и остановилась возле Дэнила. Белые аборигены подхватили всех остальных разведчиков и унесли. Когда они ушли, чернокожая легко подняла бесчувственного Дэниэла на руки и положила в кабину выскользнувшего из-за дюн транспортного средства. Чернокожая забралась в кабину, и челнок взмыл в небо. Челнок был несомненно худоюдского происхождения, но вокруг не было никого, кто смог бы оценить этот факт.
  
   Дэниэл пришел в себя на мягкой подстилке, в глубокой, но светлой пещере. Неизвестная негритянка возилась у входа с цветами и напевала себе под нос какие-то протяжные, но милые песенки.
   - Лежи, тебе нельзя двигаться ещё час. Островитяне слишком сильно приложили тебя там, на берегу. Я пропустила тебя через восстанавливающий автомат, но лекарствам нужно время, - сказала она, заметив пробуждение молодого учёного. Голос у неё был слишком низким, а глаза во время речи горели.
   Дэниэл повёл глазами по кругу. Обстановка вокруг однозначно говорила о худоюдском происхождении всех предметов и украшений в пещере.
   - Как вас зовут?
   - Изида. Хотя в некоторых местах меня знают, как Кали.
   Дэниэл застонал, и совсем не из-за боли в голове. Худоюд по имени Изида слыла самой жестокой, самой умной и самой вредной тёткой. Вдобавок ко всему она умела как-то действовать на половые инстинкты. Могла влюбить в себя кого угодно или заставить заниматься сексом всех со всеми.
   - Вы худоюд?
   - Да. Но не бойся меня. Сейчас я совсем не та Изида, перед которой трепетали три сотни планет и все конкурирующие кланы худоюдов.
   - Да? И как же случилось такое чудо?
   - Изида. Мне повезло. Одно из тел, которое я взяла в очередной раз, принадлежало жрице Изиды. До этого мне легко удавалось ломать психику людей. Тех, которые любили силу и сопротивлялись, сломать было легче всего. Они очень быстро привыкали повелевать и властвовать, а я им не мешала... первое время. Нытиков и плакс можно было просто задвинуть на край сознания. Религиозных людей можно было сломать, заставляя постоянно смотреть на творимые ужасы, а потом подкармливая сексом, которым они вынуждены были заниматься под действием моих афродизаков... а я в них была большая мастерица. Тут же я взяла настоящую жрицу Изиды. Она не мешала мне и не впадала в истерики ни от чего, что я творила. Но стоило мне отпустить контроль, как она начинала заниматься цветами.
   - Цветами?
   - Лежи, тебе же сказано, тебе нельзя дёргаться! Цветами. Она ухаживала за ними, поглаживала и пела им песенки. Мы таскали этот дурацкий ящик с розарием по всей Галактике. Чего не сделаешь ради прихоти своего тела... А потом мне понравилось наблюдать за ней. Ты знаешь, что худоюды способны слышать все чувства и мысли захваченного тела? Меня удивили её чувства. В них не было ни печали, ни зла, но горечи, ни разлуки... только радость жизни и заботы о чём-то таком, что мягкое и беззащитное, вылезает из земли на радость к свету. Сначала я презирала эти чувства. Я с детства росла в обстановке сильных чувств: война, измены, торжество побед, зависть к более сильным кланам... Плюс наследственная память худоюдов, в которой сильных чувств ещё больше. А потом прониклась ими и помечтала о таком мире, в котором можно было бы быть абсолютно доброй и абсолютно безмятежной. Перестала терроризировать планеты. Начала заботиться о своих рабах. Надо сказать, что они ответили мне ещё большей преданностью и почтением. Мой клан стал самым сильным. Потом произошло ещё много чего чудесного и восхитительного. В итоге я перестала быть мелкой врединой и стала гораздо ближе к настоящей Изиде, чем к худоюду.
   Дэниэл худоюду не поверил, но решил выведать всё, что только можно.
   - Мои товарищи?
   - С ними всё нормально. Я научила обитателей островов опасаться тех, кто приходит через Врата. Когда из Врат появляются неизвестные им существа, они зовут меня на помощь. Твоих товарищей немного помяли, но не более того. Уверена, что их уже угощают лучшей рыбой.
   - Обитатели островов... они ваши рабы?
   - Нет, я на этой планете инкогнито. Все эти шумные знаки приветствия так надоедают, знаешь ли... Так что я здесь, можно сказать, прячусь от дел. Иногда я им помогаю.
   - Это тело... это тело жрицы Изиды?
   - Нет, она давно умерла. С тех пор я беру только те тела, которые без меня умерли бы от неизлечимых болезней. Можешь не верить, но ко мне очередь. На многих планетах меня почитают, как настоящую Изиду.
   - Не сомневаюсь. Дайте мне хорошую пропаганду, и меня будут почитать, хоть как Христа. А зачем я вам?
   Худоюд Изида посмотрела на часы и сказала:
   - Глянулся ты мне, толстозаденький, - (а зад у Дэниэла, несмотря на все усилия сначала полковника Гринтифа, а затем и майора Смита, и правда оставался толстоватым), -Люби меня, солдатик.
   Изида выпустила в воздух какую-то пыльцу. Золочёная набедренная повязка упала на пол. Дэниэл почувствовал, что против его воли в нём вскипают давно подзабытые звериные чувства. Он издал боевой клич и кинулся в атаку, норовя повалить самку и схватить её зубами за шею. Худоюд Изида ловко вывернулась и восторженно прошептала:
   - О! Какой ты горячий! Я сразу почувствовала, что в тебе есть что-то особенное. Но не торопись. Помягче, помягче...
   Следующие две недели были наполнены для Дэниэла лёгким счастьем. Изида была очень, очень нежной, очень мягкой и очень заботливой. Её человеческая часть была чуть построже, но тоже была милее всех, кого Дэниэл когда-либо знал. Дэниэл постепенно начал чувствовать, что не обязательно всегда валить самку на пол, а можно гладить и ласкать.
   К концу второй недели Дэниэл вспомнил о полковнике Гринтифе и спросил Изиду, можно ли его как-нибудь вытащить.
   - Если тебя это обрадует, - сказала Изида и позвонила в колокольчик.
   Склон соседней горы раскрылся на протяжении добрых трёхсот метров, и из него вылетел характерный корабль худоюдов в виде пирамиды. Корабль развернулся, сдал боком и подошел к пещере. Открылся шлюз, и прямо к дверям пещеры подали трап. В проёме двери появился негр совершенно невероятного роста и торжественно поклонился.
   - Идём, - сказала Изида, - за пару суток управимся.
   Но за пару суток управиться им не удалось. Сначала на борт пришло сообщение с одной планеты о гражданских беспорядках, и Изиде пришлось лететь разбираться. Дэниэл был в шоке, наблюдая за тем, как Изида спокойно прочитала бушующей толпе лекцию о том, что нельзя брать силой то, что даётся только даром. Жители этого мира решили создать такую систему, которая бы наказывала всех, кто ведёт себя невежливо и неуслужливо. Проблема была в том, что им это удалось, и они так сильно друг друга понаказывали, что небо им показалось с копеечку. Наместник Изиды в этом мире оказался слаб на философию и не смог справиться ситуацией. Пришлось Изиде самой уговаривать жителей планеты в том, что от принуждения к добру силой ничего хорошего не бывает, удалось не сразу.
   Потом они всё-таки наши планету Агува и полковника Гринтифа. Оказалось, что прямо в гору с Вратами попал крупный метеорит, полковник едва не погиб, а хозяйство его сильно пострадало. Изида была так любезна, что приказала пальнуть по горе - для того, чтобы облегчить разбор завалов. Полковник своему возвращению на Землю не очень обрадовался. Несколько рабынь, провожая его, плакали очень горько. Итальянская делегация, наоборот, была очень рада, хотя уговорить их в том, что эти худоюды не враги, а друзья, было достаточно сложно. На обратном пути им пришлось залететь на другую планету, где начались массовые болезни. Изида вовсю ругала местных за забытие правил санитарии и полеводства, сместила наместника и организовала культурную миссию. Потом они полетели на третью планету, где тоже случились срочные проблемы, потом на четвёртую... После четвёртой планеты Изида осознала, что слишком долго не занималась делами, и приняла решение высадить землян на планете ХЗГ-123876 - той, где встретилась с Дэниэлом.
  
   Глава 2. Сандра и Мэри.
   В этот день племя было безутешным. Во-первых, они слишком сильно побили гостей, пришедших через Круг, а Фея потом сказала, что это не враги, а друзья. Фея даже была вынуждена забрать одного из них к себе, для лечения. Это было первым огорчением, и грех этот лёг на всё племя. Во-вторых, гости отказались есть пищу, которое предложило им племя, и не стали есть ни макрели, на палтуса, ни даже припасённых в соли для особого случая осетров. В-третьих, едва очухавшись, гости потребовали отвести их к Фее - они хотели забрать своего человека. Сколько их не уговаривали, что Фея живёт далеко на континенте, куда людям вход запрещён, сколько ни клялись Христом распятым, чужаки упёрлись - подавай им назад их толстозадого, и всё тут! Им говорили, что на континенте много опасностей, что там живут мухи, которые из них за пять минут сделают мёртвое мясо для своих личинок, им говорили, что Фея сама вернёт их парня, когда вылечит, но они всё равно хотели идти на континент. Это опечалило племя ещё больше: люди шли на верную смерть.
   Не следующий день мэр острова выделил гостям лучшую лодку, и они поплыли к Большому Бару - острову, от которого было ближе всего к Малому Зую, необитаемому острову у самого континента.
  
   Сандра Уайтсноу сидела на корме парусного вельбота, смотрела на уплывающую назад пену и раздумывала о странном мире, в который они попали. Могла бы она жить в этом мире? В этом мире жили люди, вывезенные из Англии средних веков. Они неплохо понимали английский, но ничего не знали ни о католичестве, ни о протестантизме. По какой-то странной причине они жили только на островах, даже не пытаясь осваивать континент. Возможно, из-за того, что им это запретили худоюды, одну из которых они называли Фея. Питались островитяне одной только рыбой и лишь совсем чуть-чуть овощами. Земли для земледелия на песчаных или каменистых островах совсем не было. Зато рыбы было много, и рыбы разной, в том числе и такой, которая не Земле не встречалась. Некоторые образцы достигали огромных размеров, и рыбалку на них следовало скорее называть войной. Искусство рыболовства и мореплавания местные развили до совершенства. Про континент они говорили, что на континенте живут очень опасные существа: мухи, которые откладывают в человека настолько огромные личинки, что те убивают человека, свиньи, способные перекусить человека пополам, драконы и прочие чудища. Майор Смит решил, что это всё обман худоюдов, и повёл разведчиков на поиски Дэниэла. Он наделся на защитные костюмы. До этого момента Сандра ни за что бы ни поверила, что всю жизнь можно жить на одной только рыбе. Но местные жители жили и чувствовали себя превосходно. Им даже не было скучно. Их поселения представляли из себя что-то среднее между английским городом и племенным стойбищем. В общине постоянно случались какие-нибудь события, а если их становилось слишком мало, то всегда можно было сплавать на соседний остров.
   Сидеть на корме и смотреть на уплывающую назад пену было очень приятно. Было тихо и спокойно. Если к этому ещё прибавить уверенность местных в том, что так будет и завтра, и послезавтра, и через тысячу лет, что рыбы будет всегда много, а люди будут всегда дружны и милы - то да, в таком мире, пожалуй, можно было бы жить. Даже беспокоящие воспоминания худоюдов постепенно ушли на задний план и перестали тревожить, как будто их никогда и не было.
   Через два дня они прибыли на остров Большой Бар. На острове было горе - ветром занесло с континента облако мух, и они покусали десть человек, все погибли. Полковник Смит попросил раскопать могилы погибших. Священник поселения, в которое они прибыли, отказал: грех. Тогда сопровождающие разведчиков аборигены с острова Врат рассказали, что земляне собираются идти на континент. Священник тут же переменил решение, но сказал, что грех на землянах. Под таким соусом могилы раскопать разрешили.
   Зрелище того, во что превращает человека личинка местной мухи, однозначно убедило майора, что на континент лучше не ходить. Чуть позже землянам показали и саму муху (мёртвую, разумеется), муха была размером с воробья. Разведчики решили вернуться на остров Врат, что привело всех местных (и сопровождающих, и жителей Большого Бара) в восторг. По этому поводу они даже отслужили благодарственную мессу. На вопрос о том, почему они так радуются, ответили, что как же не радоваться: вот были люди мёртвые, а стали живые. Такая же буйная радость встречала землян и на острове Врат, когда они вернулись. Разведчики почесались и подумали, что на Земле, пожалуй, никто бы так не радовался. Пришлось им сидеть на песочке и ждать, когда Фея соизволит вернуть Дэниэла. Фея не торопилась. Разведчики успели перекупаться, перезагорать и перезнакомиться со всеми жителями острова.
   Сандра особенно близко сошлась с молодой дамой по имени Мэри Пакул. Мэри должна была в ближайшее время выйти замуж, и это обстоятельство не могло не стать темой для обсуждения в их разговорах. Точнее, Мэри только о нём и говорила, - о том, как она любит мужа и какой у неё будет дом.
   - Вы не должны так сильно зависеть от своих мужчин, - попыталась донести до неё Сандра идеалы феминизма, - женщины должны быть сами по себе, а мужчины сами по себе.
   - Зачем? - удивилась Мэри, - А если я его рада видеть?
   - Подумаешь, - сказала Сандра, - мужчин много, и все они одинаковые.
   - У тебя, что было много мужчин? - догадалась Мэри.
   - Это зависело от того, какой день. Если папа, собирая в школу, не забудет положить презервативы, то два - три, а если забудет, то приходилось только целоваться.
   - Какой ужас! А у нас считается, что если женщина уже была когда-то с одним мужчиной, то другого она уже не сможет полюбить всем сердцем. Так что даже если жених и не рассорился, а пропал или утонул, то такую девушку уже мало кто захочет взять в жены. Такие женщины обычно до старости живут в доме отца, а детей рождают так, чтобы было неизвестно, от кого. Их дети обычно тоже не могут создать семью, влюбляются в тех, кто уже женат или замужем.
   - А ты своего за что выбрала? - спросил Котовски (они лежали на пляжу, на берегу купальной лагуны). Избранник Мэри, по общему мнению разведчиков, был неказист и ростом невысок.
   - Мне хорошо с ним, - легко ответила Мэри, и этот лёгкий и искренний ответ прозвучал громче, чем выстрел из главного калибра линкора. Все земляне на несколько секунд замечтались о мире, в котором можно было бы найти свою любовь только потому, что с ней хорошо, а не потому, что у неё много денег или она живёт с тобой в одном городе, и жить с ней долго и беззаботно.
   - А где сейчас твой Адам (островитяне в большинстве носили библейские имена)? Что это у вас за ритуал?
   - Человек, который хочет жениться, должен доказать, что он способен на подвиги, - начала объяснять Мэри, - он должен поплыть на дальний остров, вызвать на поединок акулу и победить её голыми руками. Из её печёнки нужно сделать наживку, которая привлекает осьминога Крау. Осьминога Крау нужно убить копьём, для чего надо прыгнуть с разбега прямо в его рот тогда, когда он поднимется из глубин и когда его щупальца, длиной в три человеческих роста, поднимутся над водой. Если повезёт, можно пробить его глаз и мозг. Из щупалец делают шатёр для новобрачных. Есть даже такая поговорка, ею молодых дразнят: "У вас ещё щупальца не обсохли". Есть и другая поговорка на эту тему: "Семью в ладу держать - не на осьминога охотиться". В том смысле, что в семье мир поддерживать сложнее.
   Земляне содрогнулись.
   - Кажется, в христианской мифологии про охоту на осьминога не было, - сказал Котовски.
   - Зато всякие дохляки и трусы ещё загодя отсеиваются, - Мэри не видела в этом обычаи ничего плохого.
   В это время на небе появилась маленькая точка, которая стала стремительно расти и через минуту выросла в полноразмерный корабль худоюдов.
   - О! Фея прилетела, - обрадовалась Мэри.
   Корабль подлетел поближе, открылась дверь шлюза, и на песок посыпалась пехота худоюдов со значками Изиды. Земляне похватали оружие и драпанули в дюны. Пехота худоюдов, игнорируя землян, построилась в две колонны. Из корабля вышли Изида, Дэниэл, полковник Гринтиф и итальянская делегация.
   - Изида, она же - Афродита, она же - Мать Всего Сущего, она же - Кали, она же - межпланетная преступница, вы арестованы! - закричал из-за дюны майор Смит.
   - Да что ты говоришь, - весело отозвалась Изида и выдохнула в воздух один из своих составов. Земляне испытали приступ безудержного веселья, лёгкое счастье вошло в них и закружило в весёлом танце. Они кружились и танцевали, потом сорвали ветви с деревьев и, не переставая танцевать и петь гимны Изиде (немного невпопад, надо признать), пошли в деревню, протанцевали через всю деревню, вышли на другой конец острова, где и свалились от усталости.
   Очнулись земляне только на следующее утро, вокруг них вся деревня готовила пищу для праздника и требовала продолжения концерта. Земляне попробовали повторить и не смогли, прошедший день вспоминался с трудом. Им показали, что они вытворяли, земляне попробовали ещё раз и опять не смогли, и только Дэниэл, немного привыкший к фокусам Изиды, кое-что помнил. Ему удалось станцевать что-то похожее на шедевры вчерашнего дня, и он сорвал овацию. Даже полковник Гринтиф признал, что никогда не видел, чтобы Дэниэл так ловко управлялся со своими конечностями. Потом был праздник, потом земляне вернулись на базу и долго показывали генрералу Хамморду, как они танцевали танцы в честь Изиды. Генерал решил, что они все рехнулись, и запер их в карантин на целую неделю.
   Не будем осуждать генерала: просто он никогда не видел, какими весёлыми бывают праздники на Острове Врат.
  
   Итоге миссии:
   Убитых - 0.
   Потери - 0.
   Полковник Гринтиф приобрел навык "менеджмент поместья".
   Сандра Уайтсноу потеряла умение "феминистка" и приобрела умение "верная любовь".
   Дэниэл Блакклиф познал Изиду (352 раза) и познал дух Великой Матери, Любящей Всё Сущее. Под влиянием этого изменения он потерял качество "зверство" и приобрёл качества "мягкость" и "нежность".
   Остальные члены группы получили по одному очередному левел-апу качества "мудрость", количественные изменения привели к качественным. Из простых солдат они стали религиозными философами.
  
   Серия 8. Как магистр поддаван попал в Голливуд.
   Глава 1. Кошмар в офисе.
   - Алло? Это говорит представитель фирмы "Милый дом". Я буду рад рассказать вам о нашем новом кухонном комбайне. Вы желаете послушать, мэм? Мне продолжать? Наш новый комбайн..., - Питер Патерпало привычно выпалил заученную рекламу и пожелал очередной "мэм" всего хорошего. Что его больше всего удивляло в его работе, так это то, что все эти домохозяйки не посылали его подальше с самого начала. Сам он никогда не стал бы слушать тех, кому не дал телефон лично. Но в его положении выбирать не приходилось. Найти работу после тюрьмы было трудно.
   Над стойкой ограждения, отделявшей его кабинку от соседних, появилась премилая мордашка. Его богиня, о которой он даже не решался мечтать. Саски Хаак, чистая домашняя девочка, которая по какому-то своему капризу одаривала его своим обществом. Они вместе ходили на ланч почти каждый день. Не вдвоём, разумеется, а в компании других сотрудников, но всё-таки.
   - Слышал, что наше возлюбленное руководство вновь учудило? Что мы теперь должны работать по 48 часов в неделю, а чтобы платить поменьше, переработку они подвели под налоги, так что выгоднее брать не деньгами, а отгулами, которые не дадут никогда... Как тебе это нравится? - Саски фыркнула. Она была большой пронырой и всегда была в курсе всех интриг и новостей, а при этом ещё и любила побороться за права трудящихся. Питер залюбовался её искренним возмущением.
   - Должно быть, они уверены, что мы получаем от работы удовольствие и рады продлить его на неограниченное время, - попытался пошутить Питер. К его радости, шутка удалась, Саски засмеялась.
   - Обедать пойдёшь?
   - Обязательно.
   - А потише нельзя? - из-за соседней перегородки поднялась пожилая дама, миссис Афатон, - мы действительно должны получать от работы удовольствие, и если нужды общества требуют, чтобы мы присутствовали на работе подольше, мы должны с радостью осуществлять нашу деятельность.
   - Трэйни, ты рехнулась? Они просто хотят выжать из нас побольше прибыли!
   - Мы должны получать от работы удовольствие. Мы должны всеми силами служить нашему обществу. Мы должны верно служить начальству, которое так искренне и любовно заботится о нас, - все эти слова она произнесла ровным механическим голосом, глядя куда-то над коллегами.
   - "Мы должны служить нашему обществу", - передразнила её Саски (правда, уже шёпотом), - не знаешь, что с ней стало? Вроде нормальный человек был.
   Ужас ситуации заключался в том, что всего три дня назад Трэйни Афатон действительно была нормальным человеком, весёлой и немного разгильдяйской дамой, которая входила в ту же компанию, что и Саски с Питером. Но последние три дня она только и делала, что работала и читала нотации окружающим. Ни одного слова помимо работы она за эти дни никому не сказала. И обедать она стала ходить с другой компанией.
   - Слушай, я с тобой об этом и хотел поговорить, - Питер перешел на шёпот, - мне кажется, начальник - чудовище. Он зазывает к себе сотрудников и зомбирует их...
   - Да брось ты, - Саски посмотрела на Питера со страхом, - ты же когда нанимался, он нормальный был?
   - Вроде да...
   - Саски Хаак, прошу зайти ко мне, - начальник офиса, невысокий пожилой мужчина с брюшком, стоял в дверях и улыбался.
   - Саски, не ходи, - занервничал Питер, - скажи, что у тебя обед, зайдём потом вдвоём.
   - Питер, это уже паранойя, - ответила Саски и послала ему воздушный поцелуй. Дверь кабинета начальника закрылась за ней.
   Питер заулыбался поцелую и попытался уговорить себя, что ему всё кажется. Чего люди не сделают ради карьеры... Через пять минут Саски вышла и подошла к боксу Питера.
   - Я вспомнила, что мне нужно оформить отчёт. Я пойду обедать позже. Оформление отчёта до обеда позволит фирме быстрее проанализировать ситуацию и выйти на рынок с новыми ценами. Мы должны верно служить начальству, которое так искренне и любовно заботится о нас. Мы должны всеми силами служить нашему обществу, - всё это Саски произнесла тем же механическим голосом, что и Трэйни до этого. Больше всего Питера испугал её взгляд - бессмысленный, куда-то под потолок.
   Следующие три дня Питер наблюдал, как Саски в компании таких же, как она, обработанных, ходила перекусывать в соседнюю дешевую закусочную. Все обработанные брали одинаковую еду, говорили: "Мы должны заботиться о своём теле и питать его здорово и правильно", а затем садились и механически жевали. Смотреть на то, как они, не сговариваясь, одновременно подносили ложку ко рту, было невыносимо.
   Питер попытался поговорить с другими коллегами. Мэри Оомкенс, пожилая полная дама, старожил компании, сказала ему, что они должны служить своему обществу, а больше её ничего не волнует. Но это она говорила всегда, её даже обрабатывать не надо было. Другие коллеги воспринял слова Питера тоже совсем не так, как он ожидал. Один поинтересовался, дают ли после этого прибавку, другая сказала, что "начальство всегда что-нибудь придумывает: то лозунги, то соцсоревнование, то сверхурочные не оплачивает, так что ничего нового", третий спросил, когда его очередь по графику, или начальник лично приглашает? Никто из коллег даже не удивился.
   Вот после этого Питер и начал звонить домохозяйкам и рассказывать о том, что у них в офисе завелось чудовище. Большинство хозяек воспринимали его как психа и клали трубку. Но среди многих нашлась и такая, которая позвонила в ФБР и сказала, что в офисе компании "Милый дом" завёлся оборотень. Ей повезло попасть на одного из тех сотрудников, которые знали о программе "Х-файлы". Этот сотрудник решил, что заставить прошвырнуться вашингтонских зазнаек на западное побережье будет хорошей шуткой, и передал информацию в штаб-квартиру. Колёса бюрократической машины пришли в действие...
  
   Разведчики группы SSG-1 уже неделю преследовали инопланетное чудовище "ЕЖС", то, которое умело переселяться из разума в компьютер и обратно в разум. Ради этого случая даже дон Дону разрешили выйти на поверхность Земли. На четвёртый день они потеряли чудище в толчее Сан-Франциско. Командование приказало им оставаться на месте в надежде, что оно обнаружится. Пока специально подготовленные солдатики прочёсывали город с приборами обнаружения повышенной электромагнитной активности (только так и можно было обнаружить чудовище), разведчики скучали в гостинице.
   - И чего они нас привлекли, - ругался Котовски, - как будто у них нет хорошего снайпера.
   - Мы вроде как опытные. Если возникнут сложности, кому, как не нам, с ними разбираться. А потом, у нас к нему личные счёты, - объяснил полковник Гринтиф.
   - У-у, это у-у, - проговорил сержант Педро голосом умственноотсталого.
   - Вот видишь.
   Ворчание Котовски прервал телефонный звонок. Звонил генерал Хамморд:
   - Срочная тревога! Похоже, наш клиент в закусочной, в теле начальника компании "Милый дом". Там один сотрудник взял в заложники всю закусочную и кричит, что убьёт оборотня. Есть сложности: этот парень дозвонился до ФБР, и там сейчас вертится весь местный филиал плюс агент Рок Ролл из "Х-файлов". Будет лучше, если он ничего не узнает, у него и так крыша набекрень.
   - Мне будет нужен "Розовый Гусь", пусть сбросит три тонны снотворного, - сказал полковник генералу. А положив трубку, проворчал:
   - Вот только агента Ролла мне и не хватало.
   "Розовым гусём" на базе называли летательный аппарат, который земляне собрали на основе показаний пленных и изучения разбитых разъездных машин худоюдов. По сравнению с земными вертолётами, он потреблял гораздо больше топлива, правда, мог и летать чуть побыстрее. Никаких особых достоинств в нём не было, кроме одного: он не был похож ни на одно земное транспортное средство.
  
   На четвёртый день после обращения Саски начальник пригласил Питера Патерпало на личную беседу.
   - У меня уже обед начался, - ответил Питер.
   - Хорошо, после обеда, - согласился начальник.
   Питер рысью добежал до соседнего оружейного магазина и купил пистолет. Он был уверен, что войдёт в закусочную и застрелит мерзавца до того, как тот успеет что-либо сообразить, но в реальности дело пошло совсем по-другому. Стоило Питеру войти в закусочную, как начальник сразу почуял неладное и отдал какую-то команду. Все обращённые встали и закрыли его своими телами. Питер понял, что не сможет вот так сразу убить кучу народу.
   Да, он отсидел восемь лет за групповое изнасилование, но он в нём на самом деле не участвовал. Он был ещё подростком и обкурился до чёртиков, он стоял в стороне и хихикал, а свидетели не стали разбираться: был в компании - значит, виновен. Он повидал в тюрьме всякое, но убивать вот сразу много людей... к такому он не был готов. Поэтому он начал кричать, что всех их убьёт, заходить с разных сторон и искать щель, но обращённые вели себя идеально, не давая ему ни одного шанса. Под шумок кто-то вызвал полицию, вместе с полицией приехало и ФБР. Тогда Питер сменил тактику. Он решил всё рассказать ФБР. Они большие, они сильные, они всё поймут. Им достаточно будет услышать, как говорят зомбированные, чтобы всё понять. Питер выпустил из закусочной последних случайных посетителей и приказал им передать, что хочет переговоров.
   На его удивление, вместо рослого красавца - ФБР-овца вроде тех, которых показывали в фильмах, пришел полненький коротышка, представившийся агентом Роком.
   - Они все зазомбированные, - начал объяснять Питер, - вы только послушайте, как они говорят! А вон тот, в углу, и есть чудище.
   - Скажите что-нибудь, - приказал агент Рок.
   - Мы должны верно служить начальству, которое так искренне и любовно заботится о нас. Мы должны всеми силами служить нашему обществу, - дружно замычали обращённые. Начальник что-то произнёс, и обращённые дружно засмеялись механическим смехом. Должно быть, чудище хотело изобразить веселье, но добилось только обратного эффекта: смех этот звучал до крайности жутко. Но только для Питера Патерпало.
   - Ну, не так уж и плохо, - деланно бодрым тоном проговорил агент Рок, - вы бы видели, каким языком разговаривает моё начальство. Когда оно хочет сказать, что надо куда-то поехать и там кому-то дать по шапке, то оно говорит примерно следующее: "Вам надлежит отбыть в командировку в пункт Н и произвести там следственно - розыскные действия, лимит на применение силу уровень такой-то", - агент Рок рассмеялся. Смеялся он один.
   Начальник опять что-то шепнул, и обращённые дружно сказали "Гы-ы". Агент Рок глянул на них удивлённо. И в этот момент погас свет.
   Питер Патерпало загнал своих заложников в дальний угол закусочной, практически, в отдельную комнату, которая освещалась только лампами. И вот эти-то лампы погасли. В наступившей темноте агент Рок увидел, как глаза начальника светятся едва уловимым светом. В следующие мгновения произошло сразу много событий: огромный промышленный трактор вырвал стену, агент Рок упал на пол, в пролом влетели штурмовики ФБР и изрешетили Питера Патерпало, следом впорхнула агент Мольберт и закричала: "Я была против! Ты жив?"
   - Не знаю, - ответил агент Рок Ролл, выползая из-под каблука стрелка, - какие результаты?
   - Террорист убит, все заложники живы, - доложил бравый офицер - ФБР-овец.
   И тут небо потемнело. Последним, что смогло запечатлеть гаснущее сознание агента Рока, был странный, совершенно неземной силуэт летательного аппарата, зависшего над площадью.
  
   - Они уже успели угробить парня, - доложил Котовски, шагая между поваленными телами заложников и ФБР-овцев.
   - Ищи нашего клиента.
   - Нашел, - доложил сержант Педро, - это он.
   - Уверен? Это точно он, не копия?
   - Уверен. Я его, мерзавца, по духу узнаю.
   - Кончай его, - приказал полковник Гринтиф.
   Прозвучал выстрел.
   - А что там парень кричал про зазомбированных?
   - Бредил, наверно.
   - Нет, не бредил, - доложил сержант Педро, - у них у всех сознание на нуле. Я в этом понимаю.
   - Придётся ждать, когда очухаются, - принял решение полковник Гритниф, - ФБР за периметр, вход сюда только по спецпропускам за моей подписью.
   Приехали солдатики из поисковой группы, начали выносить ФБР за ограждение.
   Через полчаса люди начали приходить в себя. Агент Рок возмущался и тряс удостоверением, но полковник Гринтиф был в противогазе. Войсковая операция, и всё тут. Автоматы солдат смотрели на агентов в упор, и ФБР уехало, несолоно хлебавши.
   Бывшие обращённые лежали на полу и пялились в потолок бессмысленными глазами.
   - У них у всех удалено сознание, - доложил сержант Педро, проведя несколько экспериментов.
   - Хорошо, что я пошла в армию. Мне вовремя сказали, что работа в офисе опасна тем, что убивает сознание. В армии безопаснее, - попыталась пошутить Сандра. Сержант Перес глянул на неё осуждающе, что при его идиотском выражении лица выглядело вдвойне ужасно.
   - Извини, Педро... я забыла, что ты тоже через это прошел.
   - Не потому болит моё нежное ранимое сердце, - сказал сержант Перес, - а потому, что ты смеёшься над этими бедными, несчастными людьми. Ты целыми днями имеешь роскошь находиться на свежем воздухе, на солнце, занимаешься физкультурой да ещё и получаешь за это жалование. А эти люди сидят в офисе под ртутными лампами, на грани обморока от кислородного голодания, как правило, в жуткой жаре из-за экономии на кондиционере, их работа на восемьдесят процентов никому не нужна, а их ещё и заставляют заниматься ею на скорость, ругают и напрягают. И всё ради чего? Чтобы заработать проклятые деньги, которые нам с тобой потом выплатят жалованием. Взять хотя бы этого парня. Реклама по телефону абсолютно неэффективна, это знают все граждане и все агенты. Ею занимаются только потому, что одним менеджерам лень оценить результаты рекламы, а другим надо куда-то деть бюджет, выделенный на рекламу. А этих ребят ругают и увольняют, если они не сделали определённое количество результативных звонков в день. При такой жизни я бы взял пистолет и всех перестрелял без каких-либо чудовищ.
   - Полковник, можно, я в одно из тел пересажу дурачка, а остальные возьму себе?- попросил сержант Педро.
   - Это как это? - удивился полковник Гринтиф.
   - Я теперь так могу, и даже с компьютерами, будут мои половинки, четвертинки и осьмушки. Они будут не совсем люди, но простые программы исполнят.
   Операция заняла пять минут. Умственно отсталый получил самое старое тело, и его увезли в дурдом, остальные восемь сержант взял себе. Три из них были женщинами. Сержант для пробы устроил небольшой тренировочный рукопашный бой. Смотреть на то, как все новые тела говорили с интонациями сержанта Педро и двигались с его ловкостью, было жутко.
   - Слушай, а что, если они без тебя сексом займутся? - задалась вдруг вопросом Сандра Уайтсноу.
   - Ну... думаю, ничего страшного. Это вроде как онанизмом заняться.
   Сандра надулась. Ей это не понравилось.
   - Мне это не нравится. Как-то всё слишком легко прошло, - сказал вдруг полковник Гринтиф, - Педро, давай двигай свои осьмушки к вертолёту. Отвезём их на базу, пусть медики их осмотрят. Остальные остаются здесь. Надо будет перевернуть все пылинки здесь и в их офисе. Монстр знал, что мы стоим на его следу. Наверняка он заготовил какой-нибудь отнорочек.
   Полковник даже не представлял, насколько он был прав. Уже первый осмотр на базе показал, что все женщины из обращённых беременны, и отнюдь не человеческим ребёнком. Углублённый осмотр выявил, что все яйцеклетки у обращённых были изменены: эти женщины от любых отцов рожали бы только чудищ. Срочно созванная комиссия решила, что необходимо исследовать всех женщин, которые могли контактировать с монстром за последнее время. В Сан-Франциско таких больше не нашлось, зато гинеколог агента Мольберт дал однозначно положительный ответ.
   Выехав на очередное задание в дальний сельский район, агенты Рок и Мольберт вдруг обнаружили, что им навстречу летит яркий свет, который затем превращается в знакомый до боли силуэт чужого корабля.
   - Приехали, - буркнул агент Рок. И он правда приехал. Когда он пришел в себя, агента Мольберт рядом не было.
   Агенту Мольберт удалили все яйцеклетки и высадили с "Розового Гуся" на тихой лесной дороге недалеко от Атланты.
   - Бедная девочка, - сказала Сандра, - а какой ум, какие прекрасные научные работы! Это несправедливо. Я этого так не оставлю!
  
   Глава 2. Большой Начальник прилетел.
   Планета ХЗГ-123878.
   9 часов утра по местному времени.
   - Педро! Я же просил тебя, чтобы ни ты, ни твои осьмушки и четвертинки больше не насвистывали песенку "Весёлый портняжка Микки"! - рявкнул полковник Гринтиф, - и вообще, твоё тело номер два гладит по груди тело номер четыре. Скажи ему, чтобы перестал! Завидно, в конце концов!
   Разведчики только что перенеслись на эту планету и пробирались через густой лес. В этой миссии участвовали все восемь тел сержанта Педро. Оставлять их одних было небезопасно, и сержант упросил начальство всегда брать их с собой. "Заодно и перенесу свою личность в одного из них, если меня убьют", - говорил сержант. С этого момента разведчикам пришлось везде появляться в таком "располневшем" составе (в миссиях участвовал и майор Смит). Сейчас все эти тела шли за сержантом одинаковой походкой и синхронно насвистывали детскую песенку.
   - Вы говорили это только мне, а у них ещё старый вариант моей памяти, я обновление ещё не ставил, - ответил сержант, - а что до объятий, то это инстинкты, и я не всегда могу их контролировать удалённо.
   - Р-рр, - зарычал полковник Гритниф.
   Разведчики вышли на большую поляну. На противоположной стороне поляны появилось неизвестное существо в блестящих одеждах. Чужак принялся помахивать рукой.
   - Будем сразу стрелять или сначала покидаем гранаты? - спросил сержант Педро.
   - Переговоры, - скомандовал полковник Гринтиф и отправился болтать с чужаками в сопровождении Дэниэла и Макса Котовски.
   Чужак оказался посланником, он даже знал несколько английских слов. Из его сбивчивой речи "Мы прилететь звезда, мир, говорить, много, дальше" разведчики уяснили, что где-то рядом находится полномочная делегация. Оная делегация действительно обнаружилась на следующей полянке, рядом с небольшим космическим кораблём неизвестного типа. Чужаки больше всего походили на человекообразных обезьян, но были намного выше людей. Их тела, насколько можно было видеть под скафандрами, были покрыты густой рыжей шерстью. Но вооружены они были очень хорошо.
   Посреди толпы вооруженной охраны на носилках сидел самый большой чужак. Он был толще своих земляков как минимум раза в полтора, да и одет он был не в зелёные камуфляжки, а в золочёные одежды. Не нужно было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять, кто здесь главный.
   - От лица правительства США и всей земной цивилизации приветствую вас, - вежливо поздоровался полковник Гринтиф.
   - Хочу глубоко поблагодарить за выраженное доверие встретить вас на нашего соседского брата, и вода, и газы, и жвачка, - бодро откликнулся Большой Начальник.
   Полковник глянул на Дэниэла, тот пожал плечами. Перевод вроде бы не требовался.
   - Выражаю надежду на то, что между нашими народами установятся мирные и взаимовыгодные отношения, - продолжил полковник.
   - Надеюсь и дальше укреплять, что давно кое-кому пора наладить, а не так, чтобы... А то взяли моду, кому не лень, и каждый ещё и больше норовит! - был ответ Большого Начальника.
   - Какие будут у вас предложения? - спросил полковник после минутного раздумья над смыслом сказанного.
   - Нужно вперёд смотреть, работу вести, а не под ногами, особенно сегодня, когда во всём мире все уже давно, кроме нас. Только мы да эти... не хочется называть здесь... Но уже сейчас, и всегда! И потому, что вместе! - с пафосом произнёс инопланетный дипломат.
   Полковник ещё раз посмотрел на Дэниэла, на этот раз с отчаянием. Дэниэл опять пожал плечами. Ему приходилось встречаться на разных планетах с разными проблемами, но с таким языком он ещё не встречался. Слова были вроде как английские, но смысл... он ускользал, как вода из пальцев.
   Большой Начальник осознал затруднение и сделал знак рукой. Один из слуг принёс небольшой ящичек и включил его.
   - Хочу глубоко поблагодарить за выраженное доверие встретить вас на нашего соседского брата, и вода, и газы, и жвачка, - терпеливо повторил Большой Начальник.
   - Хочу выразить глубокое удовлетворение от встречи с нашими перспективными союзниками и одновременно выразить надежду на взаимовыгодное и продолжительное сотрудничество, выражающееся во взаимном признании в данном случае всех аспектов жизнеподдержания, соответствующих нашим взаимным ожиданиям и повышением понижения взаимной отчуждённости..., - залопотал автоматический переводчик. Лопотал он минуты три. Большой Начальник слушал и кивал головой. У землян поехала крыша.
   - А это он на каком? - удивился Котовски.
   - Кажется, это был официально - протокольный, - предположил полковник Гринтиф.
   Большой Начальник увидел, как земляне трясут головами, и ещё раз махнул рукой. Слуга принёс ещё один ящик и подключил его. Дипломат в третий раз повторил свою фразу, первый автоматический переводчик начал переводить. Когда он через четыре минуты закончил, второй переводчик выдал следующую сентенцию: "Всем ша! Я здесь папа! Кто со мной - тот с конфетами, кто против - тот в углу на горохе!"
   Котовски не выдержал такого нахальства и выпалил:
   - Ну ничего себе, нарисовался тут такой хрен сотрёшь! Мы таких видели в цветах белых тапочках!
   Второй автоматический переводчик тут же перевёл его слова:
   - Меня переполняют эмоции от радости встречи с нашими союзниками. Мы выражаем надежду на продолжительное и взаимовыгодное сотрудничество.
   Первый переводчик дослушал его слова до конца и перевёл дипломату:
   - И... Это... Мы ещё не того, а уже уже... Hо мы докажем! И уже доказали. Потому, что можем. Потому, что должны. А раз должны, значит, надо. И на этом я бы хотел... И хочу... И буду хотеть. Да!
   От ТАКОГО перевода Котовски впал в шок и замолчал надолго.
   И тут полковника Гринтифа осенило:
   - Да это же английский командно - матерный! Нужно выпить множество декалитров спиртного и поприсутствовать на тысяче политических собраний, чтобы начать понимать этот язык! У нас только генерал Хамморд вхож в Вашингтон. Нужно его позвать! Сандра, Листовски! Одна нога здесь - другая на базе! Зовите генерала! Скажите, у нас тут большой союзник наклёвывается.
   Час спустя появился генерал Хамморд со взводом охраны. За собой он вёл молодого человека секретарской наружности. Большой Начальник в четвёртый раз любезно повторил свою фразу про брата и жвачку. Генерал Хамморд мигом откликнулся:
   - Эти -- там, те -- тут, а тех -- до сих пор никто ни разу... Сегодня -- ничего, завтра -- ничего, а потом спохватились -- и вчера, оказывается, ничего. А мы что? А мы должны! И сейчас, и впредь!
   Большой Начальник радостно встрепенулся и, кивая и двигая бровями, заговорил намного быстрее:
   - Это... когда он уже - да, мы ещё нет. А как потом? Вот как если то ,то никак, а если этак - то да!
   Генерал отвечал ему такой же пулемётной дробью восклицаний и междометий:
   - Вот как да, то да, а начинается туда - сюда - так тут вот нет!
   Разведчики не понимали ни слова и скромно стояли в сторонке. Молодой человек секретарской наружности, которому охрана развернула складной столик, разложил портативную печатную машинку, размял пальцы и сказал:
   - Я запишу это как "высокие договаривающиеся стороны договорились проводить переговоры в атмосфере доверия, открытости и уважения чужой позиции".
   - Да! - дружно ответили генерал и Большой Начальник.
   - В командно - матерном языке главное - это не слова, главное - это интонации и длительность паузы, а также восклицания и междометия, - объяснял тем временем полковник Гринтиф основы языка Максу Котовски, - вот, например, если после сообщения сказать "понимаешь?", то это будет просто вопрос, а если выждать паузу и потянуть слово, вот так: "пони-има-а-ашь?", то это будет означать отрицание или издёвку над всем сказанным. Такой язык вырабатывается только в большой политике, когда прямо сказать ничего нельзя, а чувства переполняют и надо их как-то высказать.
   Генералу Хамморду надоело шушукание у него за спиной, и он рыкнул:
   - Эй, вы там, которые не того! Если вы и дальше так, то я вам сейчас такое, что вы навсегда того!
   - Так точно! - щёлкнул каблуками полковник Гринтиф.
   - О! Они уже это... того... начитают, - прокомментировал Большой Начальник.
   Автоматические переводчики, которые никто не потрудился выключить, перевели фразу генерала. Первый перевёл её так: "Коллеги, ваше поведение не соответствует моим ожиданиям, а ваша степень ответственности оставляет желать лучшего. Я буду вынужден сообщить об этом вашему начальству". А как её перевёл второй, лучше не повторять. После такого перевода его выключили, как-никак среди участников переговоров были дамы.
   Переговоры длились целый день. В конце дня генерал Хамморд сообщил разведчикам, что переговоры завершились успехом и заключён союз двух рас - землян и казуров (что на их языке тоже значило "земляне"). Казуры обещали предоставить землянам некоторые технологии для борьбы с худоюдами. Земляне обещали перекинуть на Казурию некоторое количество войск. В качестве проверки искренности сторон и для боевого опыта союзники договорились провести совместную боевую операцию и захватить корабль худоюдов на планете ХЗГ-123879. Но перед этим казуры хотели проверить всех, кто будет участвовать в операции, на предмет отсутствия в мозгу заблокированных участков. По их сведениям, у худоюдов была технология, позволявшая программировать человека на совершение террористических действий, и так, что он об этом не помнил.
   - Вы включены в список, - обрадовал разведчиков генерал и убыл на Землю - отбирать пополнение для предстоящего штурма.
   Макса Котовски казуры освободили почти сразу.
   - Должно быть, они не нашли в голове ничего, кроме похабных анекдотов, - пошутил над ним Листовски.
   - Как бы они у тебя там одну пустоту не нашли, - не остался в долгу Котовски.
   Листовски вылетел с аппарата ещё быстрее, чем Котовски ("Ну что я говорил?" - торжествовал Макс). Не задержались там ни Дэниэл, ни тела сержанта Педро, ни дон Дон, ни майор Смит. Дольше всех проверяли майора Смита ("Должно быть, там пустоты больше", - предположил Котовски). Зато полковник Гринтиф и Сандра задержались настолько надолго, что даже успел вернуться генерал Хамморд с ротой коммандос.
   - У них в голове есть что-то, в чём они даже себе не хотят признаваться, или что-то, что заблокировано чужой волей, - прорычал генералу казур - оператор мыслескопа, - я могу вскрыть это силой, но тогда они превратятся в умалишенных.
   Генерал принялся уговаривать полковника и Сандру признаться во всех грехах, но те дружно твердили, что у них всё чисто. А время поджимало - по данным разведки кзуров, корабль худоюдов на планете ХЗГ-123879 заканчивал погрузку и с минуту на минуту должен был отправиться в налёт. Целью налёта, кстати, была Земля.
   - Моя последняя тайна, - признался полковник Гринтиф, - я в возрасте шести лет украл у мамы сотню и никогда не признавался в этом.
   - Моя последняя тайна, - сказала Сандра, - я однажды переспала с учителем французского не потому, что он мне нравился, а только ради того, чтобы сдать экзамен.
   Оператор мыслескопа покрутил ручки и сказал:
   - Не то.
   Генерал Хамморд выгнал из медицинской палатки роту коммандос, набившуюся посмотреть, как извлекают самые тёмные тайны, и взмолился:
   - Милые мои! Штурм должен начаться с минуту на минуту! Ради будущего всей Земли, признайтесь! Я не могу отправлять на штурм своих лучших людей, если есть хоть крупица подозрения, что вы - шпионы худоюдов!
   - Да-да, признайтесь, - вторила генералу рота коммандос, подслушивавшая у тонких стен палатки, - очень хочется корабль худоюдов на прочность попробовать.
   Полковник Гринтиф скрипнул зубами и раскололся:
   - Только ради будущего Земли! Это было на планете Ваурия, ХЗГ-123111. Аборигены решили уничтожить нас, и нам пришлось отбиваться в окружении. Сандра заколола штыком пятерых аборигенов, нападавших на меня с тыла, а затем, когда штык сломался, она сорок минут защищала мою спину врукопашную, пока я косил атакующих из пулемёта. Потом, когда меня ранили, она пять километров бежала со мной на спине до Звёздных Врат. И вот тогда, глядя на неё, я подумал, что она милая, женственная и вполне может быть надёжной женой. Но я бы не признался в этом никому и никогда, если бы не будущее всей Земли!
   - Только под угрозой уничтожения Земли! Это было на Агуве. Глядя на то, как полковник украшает поместье колоннами и командует разбивкой цветников, я подумала, что он не такой уж сухарь, как кажется, и был бы очень хорошим мужем.
   - То, - сказал техник мыслескопа.
   Все присутствующие потянулись вон из палатки.
   - Во всех параллельных мирах полковник и Сандра были женаты и очень счастливы, - признался Дэниэл. Генерал взял его за ухо и вытащил из палатки, в которой остались только Сандра и полковник.
   Сандра смотрела на полковника и думала, что, похоже, нашлась её судьба. Полковник смотрел на Сандру и думал, что похоже на то, что теперь снова придётся объяснять, где он был с семи до одиннадцати. Правды ради надо заметить, что он думал не только об этом, надо даже признаться, что об этом он подумал в последнюю очередь. Просто другие мысли словами не выражались.
  
   Глава 3. Засада на планете ХЗГ-123879.
   Судьба сдала краплёные карты, планы дали трещину, а дело накрылось медным тазом. Разведка казуров оказалась близорукой и наивной, как котята. Они правильно вскрыли местоположение и назначение корабля, но упустили из виду тот факт, что под землёй у худоюдов была целая база. Поначалу объединённым силам землян и казуров сопутствовал успех. Казуры выдали землянам устройства, увеличивавшие скорость передвижения и силу в пять раз. С помощью этих устройств нападавшим удалось пробраться к кораблю и ворваться на нижние уровни этого огромного, как небоскрёб, сооружения. Там находились отсеки для десантников. Несколько тысяч солдат худоюдов было уничтожено на месте. На этом успех закончился. Худоюды подняли в ружьё всю базу, и нападавшие оказались в окружении. Те, кто успел пробраться на корабль, закрепились в его отсеках, отбивая атаки как с верхних палуб, так и снаружи. Группа, охранявшая Звёздные Врата, оказалась оттеснена в скалы и заняла там оборону, ведя неравный бой с наседавшими худоюдами. И тут закончилось действие ускоряющих приборов кзуров.
   Но хуже всего было то, что разведка худоюдов, как оказалось, сумела обнаружить разведку кзуров ещё до вторжения, и когда посыльные от землян рванули на базу с вестью о засаде, вместе с ними на земную базу проникли и солдаты худоюдов. Судя по всему, им удалось там закрепиться. Засевшие в скалах земляне наблюдали, как через Звёздные Врата на Землю отправлялась одна партия солдат за другой. Кроме того, выяснилось, что разведка кзуров не знала, что на этой планете готовится к вылету не один, а пять кораблей. Теперь штурмовики с этих кораблей вились над полем боя и утюжили всех, кого могли обнаружить. Положение сложилось критическое.
   Разведчики из группы SSG-1, как более знакомые с техникой худоюдов, входили в ту группу, которая должна была штурмовать корабль. Вскоре после начала боя полковник Гринтиф и Дэниэл оказались отрезанными в западном крыле корабля, а остальные разведчики - в восточном. Погибли все кзуры, от сотни коммандос осталась только горстка воинов. Погиб майор Смит и Базиль Листовски. Погибло тело сержанта Педро, и сержант переписал свою суть в ближайшее к нему запасное тело. Ближайшим к нему телом оказалось тело той, кого ранее звали Саски Хаак. Сандра и сержант отстреливались из последних сил, когда в коридоре, по которому наступали худоюды, вдруг наступила тишина. Послышались тяжелые металлические шаги.
   - Хана нам, - сказал лежавший рядом с Сандрой коммандос, - кажется, они боевых роботов запустили.
   Но это были не боевые роботы. Это был полковник Гринтиф. Но что с ним стало! Его кожа потеряла розовы человеческий цвет и отливала металлом. Пули и разряды оружия солдат худоюдов (некоторые подразделения худоюдов использовали оружие, стреляющее разрядами - концентрированной энергией) отскакивали от него, не причиняя вреда. Следом за полковником трусил Дэниэл
   - Я уничтожил всех, кто был на нижних уровнях, - сказал полковник низким механическим голосом, - у нас есть передышка с полчаса. Не пугайтесь моего вида, помните те живые кристаллы, которые проросли сквозь меня? Они оставили часть себя во мне, для разведки. Сейчас они решили, что стоит помочь. Мне пришлось съесть пять килограмм стали, и они сделали из неё броню. Но их силы заканчиваются... ох, уже закончились, - и с этими словами полковник рухнул к ногам Сандры.
   - И ты нам не сказал? А скажи-ка, они могут сделать твёрдым не всё тело, а только кусочек? - спросила Сандра.
   - Могут, - простонал полковник.
   - О-о, это может стать популярным, - протянула Сандра.
   Коммандос начали рассуждать о том, согласятся ли кристаллы, чтобы их продавали в аптеках.
   - О чём вы думаете? - простонал полковник, собравшись с силами, - Надо думать о том, как победить врага, или, как минимум, как унести отсюда задницы.
   - А чего там думать? - ответил сержант коммандос, - Выход к воротам перекрыт, между нами и воротами штурмовики, патроны кончились. Дай хоть помечтать.
   - К воротам я вас проведу, - сказал Дэниэл, - но что мы будем делать дальше?
   - Я знаю, что нам делать, - сказала Сандра, - но придётся сначала сходить кое-куда.
   - Я тоже знаю, - сказал Котовски.
   - Мне кажется, я тоже догадываюсь, - сказал сержант Педро голосом Саски Хаак.
   - Сержант Перес? - удивился полковник. Саски отдала честь.
   - Тогда и мне придётся кое-куда сходить, - сказал Дэниэл.
   - Я ничего не понимаю, - признался полковник.
   - Дайте мне гранаты и подбирайте излучатели худоюдов. Из них очень удобно стрелять по штурмовикам, - с этими словами Дэниэл подобрал гранаты, мигнул и исчез.
   - Давно он так умеет? - удивилась Сандра.
   - На каждой политинформации, - просветил её полковник, - ты что, не видела?
   - Нет, я всегда генерала Хамморда внимательно слушала.
   - Проклятая отличница, - прошептал полковник и, скрепя, начал подниматься.
   Снаружи, в окопах худоюдв, раздались взрывы. Это Дэниэл закидал их грантами из параллельного пространства. Оставшиеся в живых земляне подхватились и помчались наружу. На выходе из корабля Котовски взлетел и расстрелял штурмовики худоюдов с близкого расстояния. Оружие худоюдов оказалось на удивление эффективным против их же машин.
   - Ты где этому научился? - удивился полковник.
   - Велика сила молитвы, - уклончиво ответил спустившийся с небес Макс.
   Им удалось отбить атаки штурмовиков и дойти до Звёздных Врат. Там Дэниэл повторил свой трюк с атакой из невидимости, и окружившие арьергард худоюды бежали. Звёздные Врата оказались в руках землян. Уже попрощавшиеся с жизнью бойцы арьергарда шумно приветствовали неожиданных спасителей.
   Сандра, Дэниэл, Котовски и Перес по очереди отправились на разные планеты. Полковник посмотрел на адреса и начал о чём-то догадываться, но времени на раздумья уже не было: худоюды начали наступать снова.
   Через три часа Врата ожили и через них, ряд за рядом, вытекли три сотни комплектов полковников Гринтифов, Сандр, сержантов Пересов, рядовых Листовски и Котовски. Вслед за ними вышла одна настоящая Сандра.
   - Это чего? - удивился полковник.
   - Помните планету НХЗГ-532235? Там жило одно древнее существо, которое сделало роботов - наших копий. Помните, у нас ещё был скандал, когда они принялись ходить по разным планетам и внедрять демократию, а генерал Хамморд решил, что это мы в самоволку гуляем? Я попросила их у него, и оно дало, - скромно похвасталась Сандра.
   - Оружие действующее? - спросил полковник.
   - Так точно, сэр, - грохнули все роботы - полковники Гринтифы.
   Тут ворота зажглись снова, и из них ряд за рядом, сотня за сотней потекли две сотни комплектов полковников Гринтифов, Сандр, сержантов Пересов, рядовых Листовски и Котовски. Вслед за ними вышел сержант Перес в теле Саски.
   - Я вспомнил о планете ХЗГ-123987, - сказала Саски, - помните, там жило одно древнее существо, которое сделало наши копии и заслало из на Землю, для разведки? А мы потом такие пришли, а на нас охрана все пушки наставила и давай спрашивать, почему мы второй раз приходим? Так вот, я попросил наклонировать копий побольше, и древнее существо согласилось.
   Копии разведчиков - роботы принялись ревниво оглядывать свои копии - клоны.
   - Так, роботы пусть повяжут на рукава красные платки, а клоны - белые, - распорядился полковник.
   Ворота зажглись в третий раз, и из них ряд за рядом, сотня за сотней вытекла ещё сотня комплектов полковников Гринтифов, Сандр, сержантов Пересов, рядовых Листовски и Котовски. Вслед за ними вышел Дэниэл.
   - Дай-ка я угадаю, - сказал полковник, присмотревшись к пополнению (некоторые из полковников имели лица, похожие на медведей, а некоторые на кабанов), - это те наши аналоги, которых ты вытащил в последний момент из тех параллельных миров, в которых худоюды всё-таки уничтожили Землю?
   - Угадали, сэр.
   - И в некоторых мирах разумные существа произошли не от обезьян, а от медведей или кабанов?
   - Опять угадали, сэр.
   - Аналогам повязать зелёные платки и подобрать трофейное оружие, - скомандовал полковник (большинство аналогов только вышло из боя и было без оружия или без патронов).
   Ворота зажглись в четвёртый раз, и из них вышел Котовски.
   - О-о, как много знакомых лиц, - удивился он.
   - Что-то тебя как-то маловато, - удивился полковник, ожидавший более многочисленного пополнения.
   В этот момент из ворот вышли пятеро чёрных монахов в расшитых ангелами рясах. Монахи увидели в воздухе корабли худоюдов, дружно воскликнули: "О! Свежее мясо!" и исчезли.
   - Ай-яй-яй! - воскликнул полковник Гринотиф. Он ожидал, что переход в атаку начнётся иначе, что он скажет речь, покажет всем карту с синими и красными стрелками... Тут же приходилось импровизировать на ходу.
   - В атаку! - только и успел сказать он.
   - Ура-а!
  
   Через четверть часа четыре корабля худоюдов воткнулись в землю без каких-либо надежд на последующее восстановление, а пятый корабль, потрёпанный при предыдущем штурме, был захвачен на три четверти. Только на верхних палубах, там, где засели самые вредные худоюды и самые лучшие их охранники, продолжался бой.
   Полковник Гринтиф с надписью "124" на кармане форменной куртки (надпись была выполнена шариковой ручкой и, очевидно, второпях) высунулся из-за угла коридора и послал очередь из автомата в суету за поворотом. Там происходило что-то непонятное: трое солдат в зелёном камуфляже нападали на мужика в белой рясе, а тот отмахивался от них огромной светящейся палкой. Действовал он ею, надо признать, невероятно быстро, как будто она была невесомая. И что ещё более удивительное, он поставил этот меч на пути пуль из автомата полковника... и все пули попадали на пол! Полковник решил, что ребята в камуфляже - это, скорее всего, свои, и, увидев их побеждёнными (противник разрубил их своим светом мечом пополам!), бросил гранату. Противник в белом неторопливо нагнулся за гранатой и кинул её обратно. Полковник еле успел скатиться обратно по трапу, из которого он вылез за секунду до этого, как наверху рвануло. Своим падением полковник повалил поднимавшихся по трапу Сандру и Дэниэла. У них на карманах тоже было написано "124".
   - Ловкий, чёрт! - выругался полковник и включил рацию: - Говорит группа 124. у нас тут что-то странное. Думаю, стоит пригласить настоящих.
   Тремя палубами полковник Гринтиф с надписью "2" подошел к настоящим разведчикам - землянам, связанным по рукам и ногам, и вытащил кляп изо рта полковника Гринтифа (настоящего).
   - Развяжите меня и больше не смейте связывать! Я не могу оставаться на месте, когда идёт бой! - тут же завопил полковник.
   - Сэр, вы знаете общее решение всех клонов и копий: "Настоящие земляне должны уцелеть". Развяжи я вас, вы, скорее всего, кинетесь в бой и погибните. Я, конечно, могу заменить вас для благородной Сандры, но в этом случае у неё будут рождаться медвежата (полковник Гринтиф номер 2 происходил из медвежьего мира). Настоящий полковник Гринтиф зарычал, но промолчал.
   - Впрочем, у вас будет такая возможность. Группа 124 обнаружила что-то странное и просит вашей помощи.
   Через несколько минут настоящие земляне оказались на месте недавнего боя. Воина в белом на месте уже не было, зато он нашелся в следующем зале, судя по обстановке - пункте управления стрельбой, где он сражался уже с пятью воинами в зелёном камуфляже.
   - Кристалл говорит, что сможет прикрыть меня на пять минут, - сказал полковник, изменил цвет на металлик и кинулся в бой.
   Воин в белом отмахнулся мечом от очереди из автомата, а когда полковник попробовал ткнуть его штыком, приложил полковника по лбу с такой силой, что тот выкатился из зала. После этого воин разрубил световым мечом двоих из пятерых противников.
   - Дайте мне гранату, - попросил Дэниэл и исчез. Через несколько секунд он вернулся без гранаты и с фингалом под глазом.
   - Он знает, откуда будет нападение, - удивлённо сказал Дэниэл.
   - Стойте! - закричала Сандра - 124, - Возможно, он не враг.
   Все обернулись к Сандре. Та показывала на убитых в коридоре воинов в зелёном камуфляже. Они были похожи на людей, но только похожи. Их лица, покрытые серой складчатой кожей, никак нельзя было назвать человеческими. Скорее, они были походи на ящериц.
   За это время воин в белом порешил оставшуюся троицу и умчался дальше. Удивлённые разведчики подошли поближе. Убитые воины в командном пункте тоже не принадлежали к человеческому племени, не были они и худоюдами. Худоюды предпочитали вселяться только в пять рас, среди которых были и люди, но эти серые к ним явно не принадлежали. Кроме того, на серых было навешено много техники и украшений, и ни один из этих предметов не был похож на помпезные и блестящие изделия худоюдов. Серые, строго функциональные изделия. Худоюды такими пользоваться бы погнушались.
   - Интересно, а кто же они? Похоже, что этот парень нам и правда не враг.
   - Ваше счастье, если это так, - прозвучал громкий уверенный голос от порога, - это вы те безумцы, которые штурмовали корабль с самого утра?
   - Да, - ответил полковник Гринтиф, - но мы не безумцы. Худоюды - наши враги. Они собирались уничтожить нашу планету.
   - Это для них обычное дело, - согласился воин в белом и представился: - Бой Боян, магистр - поддаван, воин - жидай. Вам повезло, что я оказался на борту. Иначе эти серые заставили бы ваших воинов сражаться друг с другом до смерти. Есть у них такие умения...
   - Что, в космосе тоже бывают жидаи? - изумился Котовски.
   - Жидаи бывают везде, - спокойно ответил воин, - но, судя по вашей интонации, я думаю, мы говорим о разных жидаях. Стать жидаем очень просто. Достаточно пойти путём доброй силы и начать задавать себе вопросы о том, какие действия вызовут наилучшие последствия. Остальное приложится. Отсюда и происхождение этого слова - сокращённое от "жизни дай". Первые жидаи занимались исключительно заботой об изобилии, это потом мы вынуждены были стать воинами. Кстати, это не ты там рассекал по небу без крыльев?
   - Я.
   - Какая силища! Но совершенно варварское использование. Беру тебя в ученики, лет через двести из тебя получится неплохой жидай. А то мой прежний пошел путём тёмной стороны силы, пришлось замочить его в сортире, он там, наверху.
   - Э-э, - заикнулся полковник Гринтиф.
   - Не беспокойтесь, обучение бесплатное, - отрезал Бой Боян, - кстати, я тут в основном потому, что меня направили спасти одну примитивную планетку. Поклонники тёмной стороны силы решили, что там может произойти нечто великое, и решили убить такую возможность в корне. Они не остановятся. Готовьтесь к новым нападениям.
   - Это мы-то примитивная планетка? - возмутился Дэниэл.
   - Да. Вот тебе маленький пример. Как ты ответишь на вопрос о смысле жизни человека?
   - Э-э... ну, там машину купить, детей родить, налоги платить... против фальсификации выборов бороться, - не нашелся сразу Дэниэл.
   - Смыслом жизни разумного существа может быть только поиск счастья для себя и всего мира, преображение и совершенство всех сторон жизни, как внутри, так и снаружи! - отчеканил жидай, - Это должны знать дети, а у вас этого не знают даже взрослые! И после этого вы называете себя не примитивной планетой?
   Удивлённый Дэниэл замолк.
   В этот момент поступил доклад о том, что последние остатки худоюдов уничтожены.
   - Расскажите нам про жидаев, - попросила Сандра.
  
   Глава 4. Несколько способов распорядиться космическими технологиями.
   - Раньше в космосе было много жидаев, - грустно сказал воин, присаживаясь на краешек пульта управления главного калибра, - о нас знали все. Мы поддерживали мир и справедливость в космосе. Но сейчас нас стало совсем мало, из-за чего окраинные планеты и впадают в варварство. Начинающего жидая называют ученик, когда ученик становится мастером, его называют жидай. Когда мастер начинает учить других учеников, его называют преподаватель, когда он начинает учить других преподавателей - даватель, а когда он становится мастером мастеров и переходит на обучение на основе собственных ошибок - поддаватель, или поддаван.
   - А почему поддаватель? - спросила Сандра.
   - А потому, что учиться на своих ошибках очень медленно и очень больно, вот и приходится поддавать, - терпеливо объяснил мастер поддаван и продолжил:
   - Вот и моя подруга жизни... она погибла в ходе одной из миссий. Хорошо, что мы с ней успели оплодотворить яйцеклетки и сохранить в надёжном месте, - с этим словами Бой Боян вытащил из кармана стеклянную колбу и открыл крышку (из колбы пошел дымок, характерный для криогенных температур), - вот он, мой сын. Но только где же найдёшь такую женщину, которая согласится выносить чужого ребёнка?
   - Кажется, я знаю такую женщину, - сказала Сандра.
   Сержант Перес начал бочком-бочком двигаться к выходу.
   - Нет, не утешайте меня, - горючая слеза скатилась из глаз мастера поддавана, упала на пульт управления и прожгла декоративную панель, - жидаи в детстве такие уязвимые. На такого ребёнка накричишь хоть раз - и он навсегда замкнётся в себе. Где же найти такую женщину, чтобы она была и умница, и выдержанная, и хотела чужого ребёнка?
   - Я знаю такую женщину, - повторила Сандра, - Перес, не стоит прятаться. Ты на такую роль не тянешь. Я говорю про агента ФБР.
   Сержант Перес облегчённо вздохнул, потихоньку подошел к Сандре и зашептал:
   - Слушай, этот парень не совсем откровенен с нами. У него в кармане ещё много таких колбочек.
   - Думаю, его можно простить за это. Кстати, для тебя это тоже единственный способ завести ребёнка. Если ты не забыла, у тебя удалены все яйцеклетки
   - Я не забыл, - сказал сержант Перес и призадумался.
   - И что нам теперь делать с тысячей одинаковых разведчиков и кораблём худоюдов? - задался логичным вопросом полковник Гринтиф.
  
   - И где этот проклятый режиссёр? - зашипел полковник Гринтиф. Этот режиссёр постоянно действовал полковнику на нервы, так, что тот уже три раза проклял тот момент, в который ему в голову прошла идея использовать клонов и роботов для съёмок кино. То летящие по орбите корабли разверни, "пусть полетят в другую сторону", то на транспортный шагоход худоюдов пушки повесь - он, видите ли, хочет превратить его в боевой! Сколько режиссёру не объясняли, что корабли на орбите могут летать только в двух вариантах - вперёд - вверх или назад - вниз, и никак иначе, он упорствовал: "Хочу, чтобы маленькие корабли летали вокруг большого вперёд и назад!" Сколько ему ни говорили, что на огромный шагоход нельзя вешать пушки, что он слишком большой и на поле боя он сразу превратиться в цель для всех видов оружия, - режиссер всё равно настоял на своём, да ещё и повесил пушки на нос машины. А отдача у этих пушек три тонны, при реальной стрельбе высокий шагоход перевернуло бы при первом залпе. Стыд, да и только!
   Дверцы штабной палатки взлетели вверх, и в проёме появилась голова продюсера:
   - Джорджа не видел?
   - Нет, Стивен, сам бы рад видеть.
   Продюсер был человеком разумным, но с режиссёром не спорил. Обуздать режиссёра было некому.
   После того, как земляне захватили у худоюдов корабль, полковнику Гринтифу пришла в голову гениальная, как ему казалось тогда, идея: использовать космический корабль и дармовую массовку для съёмок фильма. Спецслужбы на Земле нашли двух шалопаев, которые напару сняли ужасно хулиганский фильм про начало войны в 1941 году. По их фильму выходило, что все военные в 1941 году в Сан-Франциско были либо отменными идиотами, либо полными разгильдяями. Хулиганов припугнули статьёй за антиамериканскую деятельность и предложили в качестве искупления снять фантастику, но в обстановке строжайшей тайны. Те согласились. Полковника Гринтифа назначили ответственным за операцию со стороны армии. С тех пор полковник и проклял всё на свете: съёмки кино оказались бардаком ещё более безумным, чем война.
   В палатку зашел один из клонов в белом доспехе, судя по росту, один из полковников Гринтифов (всем клонам, роботам и копиям для съёмок выдали белые доспехи с масками - чтобы не нужно было объяснять зрителям, почему все актёры одинаковые).
   - Чего тебе, брат? - спросил полковник, - И почему нет номера на доспехе? - (клонов различали по номерам).
   - А вот и не угадал, - раздался весёлый голос из-под доспеха, маска слетела, и под ней обнаружился режиссёр, - а вот представьте, какая мне идея пришла! И зачем мы прячем клонов под доспехами? Почему в будущем солдат не могут клонировать? Одну из следующих серий так и назовём: "Войны клонов!" Сержанты Пересы выглядят очень неплохо - они и будут изображать клонов.
   - Грандиозно! - загорелся продюсер. Они с режиссёром начали с жаром обсуждать нюансы сюжета. Полковник Гринтиф вздохнул. Режиссёр с продюсером производили гениальные идеи в среднем раз в полчаса, чем немало утомили полковника. То им стреляющую разрядами пушку подавай, то магистра поддавана уговори вертикально вверх на пять метров прыгнуть, то уговори кзура играть штурмана в раздетом виде (три дня уговаривали, клялись, что в его мире фильм прокатываться не будет), то местную корову в упряжь запряги. А местная корова, между прочим, имеет вес в три тонны и хвост в пять метров, с шипами на конце. Но фильм, надо признаться, получался неплохой, красочный. В нём даже мастер поддаван поучаствовал - исключительно ради пропаганды пути Доброй Силы, как он утверждал.
   - А можно спросить, - робко вмешался Котовски, - а почему главного плохиша в фильме так странно зовут?
   - Это очевидно, - отмахнулся режиссёр, - у русских есть одна неплохая фантастика, так там главного героя зовут Дар Ветер. Надо было подгадить русским, вот так и появился Повелитель Дарвайтер..
   Прозвучал сигнал общего сбора, и режиссёр умчался на съёмки. Полковник Гринтиф вздохнул ещё раз. Нужно было работать дальше...
  
   Через три дня агенты ФБР Рок по кличке "Ролл" и Дина Фэйри по кличке "Мольберт" выехали на очередное задание в лесистую глушь. Вызов оказался ложным, на обратном пути, двигаясь по тёмной лесной дороге они обнаружили, что им навстречу летит яркий свет, который затем превращается в знакомый до боли силуэт чужого корабля.
   - Опять приехали, - буркнул агент Рок. И он правда приехал. Когда он пришел в себя, агента Мольберт рядом не было, зато рядом с ним сидела собака - его Бетти!
   А дело было в том, что военные потихоньку выпросили у папочки агента Рока фотографии собаки и нашли точную копию. Собаку приучили к запаху агента Рока, и потому она сразу приняла его как хозяина. Это тоже было идеей Сандры - она сказала, что если уж делать кого-то счастливыми, то всех сразу.
   Через день агента Мольберт высадили с "Розового Гуся" на той же тихой лесной дороге недалеко от Атланты. А ещё через неделю она обнаружила, что беременна.
   - Силы зла ведут постоянную охоту на детей жидаев, но на вашей планете они вряд ли станут его искать, так что тут он в безопасности, - удовлетворённо сказал мастер поддаван.
  
   Среди клонов рядового Листовски провели турнир по рукопашному бою на право заменить настоящего Листовски. Победил клон N15.
   После окончания съёмок роботы заявили, что желают ходить по Галактике и распространять идеи демократии. Генерал Хамморд подумал и сказал, что для того, чтобы прибыть на новую планету и продекламировать: "Демократия, выборы, дружба, жвачка, Кока-Кола, рок-н-ролл", вполне достаточно будет и роботов, и что роботы даже лучше, а то людей вечно тянет на всякую постороннюю мистику и философию, то им Бога подавай, то справедливость, а это только мешает делу.
   Так роботы отправились продвигать идеи демократии. Часть клонов и копий последовала их примеру. Остальные осели на захваченной планете, некоторые поступили в экипаж трофейного корабля.
  
   Серия 9. Они прилетели.
   Глава 1. Американские чудотворники.
   - У меня для вас прескверное известие. К нам летят худоюды, а защищаться нам нечем! - открыл совещание генерал Хамморд, - Решение спасительное должны мы срочно принять! А пока слово общей информации полковник Гринтиф скажет.
   - В чёрной - чёрной Вселенной, на самом краю чёрной - чёрной дыры, на чёрной - чёрной планете стоит чёрный - чёрный замок, - начал полковник Гритнтиф, - и в том чёрном - чёрном замке живёт чёрный - чёрный властелин худоюдов, и в его чёрном - чёрном сердце зреют чёрные - чёрные мысли.
   - Он что, переобщался с киношниками? - спросил Котовски шёпотом у Сандры.
   - Нет, просто он глубоко внутри поэт, а киношники открыли эти глубины, - Сандра была горда полковником.
   - Зрели эти мысли у него тридцать лет и три года, и наконец созрели. И вот собрал властелин худоюдов эти мысли, зависть, злобу свою чёрную, комплексы разные детские, на статистику убытков посмотрел, в компьютерные игры три раза подчинённым проиграл, одним словом - до края дошел и за край перевалил, после чего решил, что ответить за всё должны земляне. Построил он мегакорабль космический, поставил на него мегапушку и мегаколокол, к кораблю он сделал мегаврата, чтобы через них корабль в Солнечную систему нашу перебросить. Выковал мегамеч супостат поганый чтобы магистра поддавана сокрушить, но и этого было мало врагу! Кроме всех этих приготовлений злобных, выковал злодей ещё и мегакольцо - устройство нанотехническое, вельми хитростное. В кольце том микросхемы стоят мудрёные, в них вся злоба супостатова заключена. Это он, значит, для того сделал, чтобы по пути не разжалобиться и злобности своей не растерять. Кольцо то у него в огне не горит и в воде не тонет, из нейтронного материала сделано. Владельцу своему кольцо даёт уверенность в собственной непогрешимости и в том, что только он должен всем миром править, можно сказать, силы моральные, по слову поэта: "Прохвост - это тоже энергия". А кто то кольцо оденет - тот навеки врагом землянам станет, пока кольцо не снимет. И думается мне, что кольцо то всего опаснее будет.
   - Поблагодарим полковника Гринтифа за обстоятельный доклад, - три раза хлопнул в ладоши генерал, - а теперь я хочу услышать конкретные идеи.
   - Мегамеч беру на себя, - сказал мастер поддаван (с некоторых пор его стали приглашать на все совещания, связанные с худоюдами).
   - Принято, - согласился генерал Хамморд и отчеркнул что-то в блокноте.
   - Э-э, у меня есть идея, - поднял руку Котовски.
   - Бросьте ваши мистические измышления про святых старцев! Мы не в средневековье живём, слава Богу! Двадцать первый век скоро, а всё туда же! Технологии нужны. Технологии! Полковник, что удалось снять с трофейного корабля?
   - Компьютеры новые, высокопроизводительные. Их скоро в серию запустят, отличные прибыли, рынок - весь мир! С такими технологиями мы сможем каждый год удваивать производительность, потребители будут вынуждены каждый год - два новые компьютеры покупать! Мы также смогли найти технология записи информации на камне - скоро все ленточные магнитофоны отомрут, как динозавры!
   - А поближе к военным технологиям?
   - Пушки - излучатели, орбитальные штурмовики... но изделия новые, неотработанные. Первые дееспособные единицы появятся года через два.
   - Через неделю от нас только пепел останется! Ничего у вас нет? Вот таков результат огромных вложений в секретный проект! Ни-че-го! Но не перевелись ещё в Америке таланты, не перевелись! И знаете, кого надо благодарить? Агента Ролла и агента Мольберт! ФБР, чтоб вам было стыдно! Хорошо, что мы установили за ними надзор! Это они нашли нашу надежду, нашего, можно сказать, спасителя! Вот! Смотрите! - с этими словами генерал дал знак включить проектор.
   Свет погас, на экране замелькали кадры любительской съёмки. Звук был ужасный, но из пояснений всё же можно было понять, что это была запись научного эксперимента. На экране худенький еврейский мальчик лет 13-14 демонстрировал разные чудеса: поднимал взглядом ложки, заставлял светиться пробки от колы, поджигал на расстоянии свечи.
   - Знакомьтесь, Моисей Левин. Это то, что он умел в детстве. Потом его умения почему-то пропали. Сейчас ему 29. Он жил затворником, пока его случайно не обнаружили агенты Ролл и Мольберт. И знает, что он делал? Он населил весь своей дом персонажами из любимых сериалов! Он чуть не умер от истощения психических сил, но всё равно изо дня в день поддерживал эту иллюзию. Как сказал врач, работавший с ним в детстве, это у него от чувства одиночества. Вы даже не представляете его возможности! Он играючи превращает воду в вино, способен телепортироваться сам в любую известную точку и переносить с собой до тонны груза, в том числе людей, способен создавать любые вещи просто из окружающего эфира. Вот это я понимаю! Вот это по-американски! Стать чудотворником без молитв, без магии, а от любви к сериалам! Это по-нашему!
   - А как ему это удаётся? - удивился Котовски.
   - Он двадцать первый первый сын, посвящённый Богу, - ответил генерал. Поскольку никто ничего не понял, генерал решил объяснить:
   - Как он мне объяснил, издревле у них принято первого ребёнка, если он сын, посвящать Богу. Объясняется это тем, что первый ребёнок всегда немного глубже своих родителей. Первенца всегда прессуют по-полному, а младшеньких балуют. Поэтому первенцы имеют полную возможность оценить, где родители были правы, а где перегнули палку. Отсюда и некоторая "углублённость" первенцев. Первый первенец просто не может жить спокойно и стремиться что-то всем доказать, второй, скорее всего, займётся наукой, третий уже умеет манипулировать сутью... четырнадцатый ходит по воде и превращает то, что хочет в то, что хочет одним усилием мысли, двадцать первый делает вообще всё, что хочет.
   - Христос был четырнадцатым, - вспомнил Листовски.
   - Точно. Так что у нас теперь есть шанс, - подтвердил генерал, - но это ещё не всё. Вы когда последний раз книги читали? А иногда надо! - с этими словами генерал потряс в воздухе книжкой с чайкой на обложке, - Вот! Читайте! Это наш второй шанс. Бывший пилот ВВС, летал по сельским районам, катал людей на биплане 1929 года выпуска, думал о Боге и полёте. И дали ему земля родная вместе с воздухом чистым такую силу, что он теперь предметы взглядом поднимает, сквозь стены ходит, в земле плавает, а по воде ходит. И это тоже по-нашему! Стать чудотворником от любви к самолётам - это тоже очень по-американски! А вы мне всё про каких-то монахов... Вот на этих двоих и есть вся наша надежда. Но расслабляться ещё рано, дисциплину поднять, оружие и все блестящие поверхности начистить, ракеты приготовить! Группы SSG-1 и SSG-2 пойдут вместе с чудотворниками, остальные займутся обычными вооружениями. За дело, господа!
  
   Глава 2. Пять Ра и один Котовски.
   Звонкий вой сирен вырвал разведчиков из постелей и швырнул их в комнату общего сбора (с момента последнего совещания разведчики жили и тренировались на базе). Наблюдая за тем, как члены группы подгоняют последние детали вооружения, полковник Гринтиф проводил краткий брифинг:
   - В чёрной - чёрной Вселенной, на самом краю чёрной - чёрной дыры на чёрной - чёрной планете стоит чёрный - чёрный замок... Впрочем, об этом я уже говорил. Ближе к делу: они прилетели. Служба дальнего наблюдения заметила, как три минуты назад мегаврата заработали и пропустили в Солнечную систему мегакорабль. Наш план: набираем номер звёздных врат корабля пришельцев, переносимся туда, чудотворники успокаивают охрану, мы ставим атомную мину и охраняем её.
   - Э-э... а если она взорвётся? - удивился сержант Перес в облике Саски.
   - Так мы же того и хотим, противник взорван, мы ликуем, - удивился в ответ полковник.
   - Нам будет немного горячо.
   - Хм... об этом я и не подумал, - полковник почесал тыковку, - ладно, в конце концов, у нас всегда будет возможность уйти обратно через звёздные врата. Только вряд ли она нам представится: на корабле худоюдов полно пехоты. Но зато звание Героя Америки вам обеспечено. А ещё наше начальство поговорило с русскими, и те сказали, что если мы прорвёмся, то и звание Героя Советского Союза нам обеспечено тоже, - с этими словами полковник посмотрел на Котовски.
   - Так это же другое дело, - сказал Котовски, - теперь нам ничего не страшно.
   В зале Звёздных Врат разведчики застали двух чудотворников: одного худенького сутуловатого парня еврейской наружности и пожилого дядьку с усами в мундире капитана ВВС. Мундир дядьке был маловат, очевидно, его только что вытащили из шкафа, где он хранился не один десяток лет после демобилизации.
   - Сэр..., мистер..., - полковник Гринтиф отдал честь и представил своих разведчиков. Еврейский парнишка разулыбался, а капитан лихо отдал честь. Звёздные Врата открылись, и группа вторжения отправилась добывать славу.
  
   Сразу стало ясно, что что-то пошло наперекосяк. Охраны в зале Звёздных Врат не было, и это было очень удивительно, учитывая то, что устройство телепортации при работе трясёт со страшной силой.
   - Что за порядки на этом корабле? - возмутился полковник, - Повесил бы шкипера! Дежурство не налажено, посты не расставлены!
   Никаких следов команды или охраны не нашлось и в ближайших коридорах.
   - Может, они спят в каких-нибудь хранилищах? - предположила Сандра.
   - Перед вторжением? Да тут сейчас все должны носиться и орать друг на друга, что ничего не готово, а высадка на носу, или я не знаю армии! - не согласился полковник. Но никого не нашлось и на следующих двух палубах. Корабль был очень, очень большой. Корабли худоюдов и так были не маленькие, а этот был больше любого из них в разы. Земляне уже начали бояться, что заблудились и просто прошли мимо центров жизни, когда встретили первых членов команды. В небольшой каюте трое матросиков устало обозревали многочисленные дисплеи - очевидно, это был один из локальных пунктов управления. Земляне встречались с такими ранее на других кораблях худоюдов - такой пункт мог в случае чего становиться и запасным пунктом управления всем кораблём. Увидев мрачные физиономии разведчиков и направленные на них автоматы, члены экипажа тут же подняли руки кверху и что-то жалобно залопотали.
   - Они просят не превращать их в зелёный лёд и говорят, что будут нам верными слугами, - перевёл мастер поддаван.
   - Что за вздор, - удивился полковник, - о чём это они?
   Матросики рассказали очень удивительную историю. Корабль их повелителя, великого бога Ра, взял курс на планету Земля. Все были уверены в лёгкой победе, десантники начищали медали и спорили, кто больше прославится. Но через минуту после выхода из мегаврат заработало устройство телепортации, и на корабль прибыл неизвестный рассказчикам худоюд с очень буйной командой поддержки. С мостика поступил приказ беспрепятственно пропустить их к Ра, но команда поддержки всё равно набила морды всем, кого встретила.
   На пути к мостику худоюд заглянул в этот пункт управления и приказал совершить посадку в определённом месте при любом повороте событий. Когда ещё через пять минут заработали звёздные врата и пропустили какого-то старика в длинном плаще, охрана попыталась отыграться, но старик без особых трудов превратил всех, кого встретил, а заодно и половину десанта в зелёный лёд - большие, полупрозрачные куски зелёного льда, после чего прошествовал на мостик. По пути на мостик старик заглянул в этот пункт управления и приказал совершить посадку в определённом месте при любом повороте событий. Координаты места были теми же самыми. Потом поступил приказ с мостика, в приказе говорилось, что на мостике назревает большая драка, и что при любом повороте событий следует посадить корабль в указанном месте. Нечего и говорить, что координаты с мостика назвали те же самые! Матросики изумились и решили, что раз просят сразу втроём, лучше выполнить просимое. Когда Врата заработали в четвёртый раз, все сохранившие подвижность и целостность десантники разбежались и попрятались по щелям.
   - Ваша работа? - спросил полковник Гринтиф у чудотворников. Те только пожали плечами: ничего не знаем.
   - А что за координаты-то? - полюбопытствовал полковник у экипажа.
   - Это Египет, недалеко от того места, где были найдены Врата, - сообразил Дэниэл, - они просто возвращаются на то место, где были последний раз. Сейчас там пустыня, а раньше был храмовый комплекс в честь бога Ра.
   - Хорошо, - решил полковник Гринтиф, - SSG-2 остаётся охранять пункт управления, Дэниэл переводчиком, остальные со мной на мостик.
   На пути к мостику диверсантам никто не встретился. У самого входа на мостик валялись парни из охраны, их легко было узнать по золочёным шлемам в виде орлиной головы. Они были живые, но сильно избитые: очевидно, поработали костоломы из числа охраны "чужого" худоюда. Чуть поодаль лежали превращённые в зелёный лёд упомянутые костоломы. Очевидно, поработал старик в плаще.
   Разведчики осторожно заглянули на мостик. На мостике никого не было. Откуда-то из-за угла слышались возгласы: "Самозванец!", "Сам самозванец!", "От самозванца и слышу!", "Это я самозванец? Вот прилетим на планету, я вам настоящего самозванца покажу!", и так далее по кругу.
   Полковник покрутил пальцами у виска, оттянул ухо, два раза ткнул пальцем в левую ноздрю, показал себе рога, покрутил кистями, отдал пионерский салют и почесал под правой коленкой. На языке тайных жестов коммандос и спортивных фанатов это означало "выпрыгиваем и берём их на пушку". Так они и сделали: ворвались на мостик и наставили автоматы на спорщиков.
   - Никому не двигаться, стрелять будем! - рявкнул полковник.
   Худоюды и старик в плаще среагировали каждый по-своему. Первый худоюд - парнишка лет 14 в костюме бога Ра и с огромным мечом на перевязи, очевидно, командир корабля вторжения и главный злодей, поставил защитное поле. Второй худоюд нажал кнопку на своей одежде, и к разведчикам потянулись разряды молний. Старик пальнул по ним из неизвестного прибора, и по мостику стали распространяться языки зелёного пламени. Впрочем, ни молнии, ни зелёное пламя разведчикам не повредили, поскольку силовое поле выкинуло их за пределы мостика. Спорщики тут же забыли о землянах и вернулись к своей продуктивной дискуссии.
   - У-у, шаманы, - ругнулся полковник, потирая ушибленные места, - SSG-2, там сейчас должен выйти на сцену наш трофейный корабль. Видите его?
   При предварительном планировании было решено, что корабль худоюдов, захваченный на планете ХЗГ-123879, попытается напасть на мегакорабль вторжения ради отвлечения внимания от диверсионной группы. Для этого его кое-как починили и перегнали на земную орбиту. Никто не наделся, что он сможет нанести мегакораблю ощутимый вред, но сейчас, когда вся оборона корабля была дезорганизована, его ракеты с ядерными боеголовками вполне могли достичь цели.
   - Корабль наблюдаю, - доложила вторая группа, - выйдет на атаку через пару минут.
   - Может, дать дёру, и пусть повзрывают здесь всё? - предложил новый Листовски. Речь о том, чтобы передать на трофейный корабль просьбу отменить атаку, даже не шла: все знали, что кораблю приказано атаковать в любом случае.
   - Нет, мы остаёмся. Худоюды что-то говорили о том, что на Земле действует более сильный худоюд, будем отбиваться. - принял решение полковник, - Что говорят матросики? Они смогут управлять системами защиты? - (это уже предназначалось командиру второй группы).
   - Говорят, что отобьются, - передал командир второй группы после короткого и интенсивного диалога, - говорят, там где-то около вас есть запасной терминал управления оборонительным оружием, можете понаблюдать из него.
   Терминал и правда нашелся на указанном месте в коридоре уровнем ниже, вход был открыт, команда разбежалась. Судя по разгрому, тут тоже поработали превращённые в зелёный лёд костоломы. Мониторы обзора работали, и на них было видно, как от дальней точки на орбите Земли к мегакораблю тянулись множественные следы ракет. Пока все разведчики зачарованно наблюдали за траекториями ракет, чудотворник в форме капитана ВВС осторожно подошел к Максу Котовски.
   - Думаю, силовое поле не будет для нас препятствием, - тихонько сказал он Максу. Макс молча согласился, и они вдвоём принялись отступать вглубь коридора. Раздались вопли радости - это остальные разведчики увидели, что оборона корабля справилась с нападением.
   Перед силовым полем капитан взял Котовски за руку (причём почему-то за рукав), Котовски помолился, и они легко прошли сквозь поле. Худоюды и старик по-прежнему спорили, говорили они очень быстро и понять что-либо было очень сложно, но, похоже, речь шла о том, кому из них должно править Землёй.
   - А они не слабее нас, - удивлённо сказал старик, оглядывая прорвавшуюся парочку диверсантов.
   - Вы тоже будете спорить за власть? - спросил 14-летний парнишка низким голосом худоюда.
   - Мы подождём, пока вы не покажете нам главного самозванца, того, что на Земле, - пугаясь собственной наглости, ответил Котовски.
   Парнишка бросил взгляд на навигатор:
   - Через двадцать минут я покажу его тебе в наилучшем виде. Ты сам увидишь, что как Ра страшен в гневе!
   - Я страшнее! - тут же заспорил второй худоюд.
   - А я никогда не гневаюсь, а потому опаснее всего! - сказал старик в плаще.
   Троица тут же начала спорить, что лучше: быть страшным в гневе или никогда не гневаться. Котовски посмотрел на капитана и пожал плечами. Тот ответил тем же.
   Через двадцать минут корабль худоюдов завис над египетской пустыней.
   - Идём, - скомандовал худоюд в теле подростка и, не снимая защитного поля, открыл люк на поверхность корабля. Котовски прокричал беснующемуся за полем полковнику Гринтифу, чтобы они спускались через другие выходы, и полез на ещё горячую после прохождения через атмосферу обшивку корабля. За аварийным люком обнаружился разъездной корабль худоюдов - гулять пешком главный злодей не собирался. Худоюды и старик шипели от ярости, но честно ждали землян. Котовски с капитаном залезли в глайдер. А дальше начались чудеса - при приближении к храмовому комплексу главный злодей активировал амулет на левой руке, и песок около разрушенного храма буквально вскипел. Из-под барханов полезли башни и пирамиды худоюдской архитектуры.
   - Эти земляне такие неряхи, терпеть не могу. Я не заглядывал сюда каких-то три тысячи лет, и вот пожалуйста: всё запущено, храм разрушен, группа приветствия отсутствует. Но ничего, я тут быстренько порядок наведу! - ворчал худоюд в пространство.
   - Как к тебе обращаться-то? - спросил Котовски.
   - Для тебя я - бог Ра, - зашипел подросток.
   - Бог Ра - это я, - не согласился второй худоюд.
   - Я был тут богом Ра гораздо дольше, чем любой из вас, - не остался в стороне старик, и они принялись спорить по новой. К счастью, это продолжалось недолго, поскольку лететь до наземного комплекса было близко. При приближении глайдера в основании наибольшей пирамиды открылись огромные резные ворота, и они влетели внутрь прямо на глайдере. Минутный полёт по петляющим коридорам (Котовски прикинул, что они ушли как минимум на сотню метров под землю), и они остановились перед огромной резной дверью. Дверь была покрыта картинками, на которых изображалось, как разные египетские боги с головами крокодилов, птиц и собак укладывали в ванну нечто, состоящее из большого количества щупалец.
   - Дальше пешком, - скомандовал самозванец номер 1.
   Повинуясь команде наручного устройства управления, дверь открылась ещё до приближения "божественной" команды. За дверью обнаружилась ванна, закрытая каменной на вид плитой неподъёмного веса. Ванна была именно той, что была изображена на двери. Самозванец номер 1 пошептал в свой амулет, и плита начала подниматься. Из-под плиты пошел легкий дымок, как от криогенной техники. Пахнуло холодом.
   - Ну, теперь посмотрим, кто тут главный Ра, - злорадно произнёс подросток. Человеческим голосом произнёс, не худоюдским.
   Из ванной встала гора голубого мяса, она принялась трескаться и превратилась в сгусток щупалец. Прозвучал низкий голос худоюда - голубой худоюд что-то спрашивал, но что именно, Котовски не разобрал. Дэниэл неплохо натренировал всех разведчиков на основной язык худоюдов, но тут говорили слишком быстро. Кроме того, помимо основного языка использовались ещё две сотни диалектов. Подросток встал на колено, прижал руку к сердцу, склонил голову и произнёс: "Слушаюсь, господин", а затем назвал дату по худоюдскому летосчислению.
   - Кто посмел держать меня в исцелителе на целую тысячу лет больше? - заревела голубая гора щупалец. На этот раз всё было более, чем понятно. Подросток принялся оправдываться: там дела шли плохо, тут мятеж...
   - Ну и ладно, - простил его голубой осьминог, - я славно отдохнул, полежал и подумал. Мои тонкие тела наполнились энергией и жаждут деятельности. Ждёт ли народ наверху своего бога Ра? Готовы ли гекатомбы жертв?
   - Нет, господин, этот мир впал в варварство и забыл настоящих богов, - доложил подросток.
   Осьминог издал громоподобный рёв.
   - Мало того, вот эти самозванцы хотят оспорить ваше первенство и утверждают, что они тоже готовы быть богами Ра, - наябедничала малолетка.
   Осьминог заревел повторно, но затем прервал свой рёв на полурёве и заинтересованно спросил:
   - Это даже интересно. Уверен, что вы расскажете мне много интересного перед тем, как я вас уничтожу. Но сначала я расскажу вам свою историю для того, чтобы вы прониклись священным ужасом и глубоким почтением ко мне. Я был господином почти всей этой ветви Галактики, тысячи планет трепетали передо мной. Я правил тысячи лет и правил бы ещё тысячи, если бы не злой враг, пришедший из другой Галактики. Вы даже представить себе не можете, насколько большой угрозой они были. У них были роботы, способные уничтожать всё живое и самостоятельно размножаться в глубине любых планет. У них были сведущие во всяком искусстве маги, способные парализовывать волю за тысячи километров. Это была великая битва...
   - Господину Ра пришлось уничтожать каждого из них силами своей души, - встрял подросток, - и когда он совсем ослаб, он отдал мне тело, которое все знали как тело бога Ра, а сам взял моё, и лёг на тысячелетний отдых.
   - Ты оказался верным слугой, хотя и прилетел на тысячу лет позже, - похвалил старый Ра молодого.
   - Они засыпали Врата песком, пришлось строить корабль, - начал оправдываться подросток.
   - Позже об этом. Сначала разберёмся с самозванцами. Ты, худоюд, кто ты и как смеешь бросать мне вызов?
   - Я не слышал про тебя и не очень верю в твою историю, - нагло ответил самозваный Ра номер 2, - а вот я очень долго работаю с этой планетой. У меня тут идёт множество социальных экспериментов. Мало того, мы берём по городу из той или иной культуры и отвозим его на другую планету - для того, чтобы посмотреть, что получится из определённой культуры в отсутствие внешних воздействий.
   - Так это вы отвезли древних римлян, англичан и греков на разные планеты? - ахнул Котовски.
   - И не только их..
   - Может, у вас и коммунисты есть? - удивился Котовски.
   - Трёх типов, - похвалился худоюд, - русские образца 1922 года, русские образца 1945 года и китайские образца 1955 года.
   - Мамочки! - только и смог сказать Котовски.
   - Только вот вы вмешиваетесь и всю чистоту эксперимента портите, - заругался худоюд, - неужели неинтересно было посмотреть на картины из своей истории? Зачем было про историю Земли им рассказывать?
   - И зачем это всё делать? - удивился голубой осьминог.
   - Интересно... архитектура разная, наряды разные, танцы разные. А в сексе сколько разнообразия... На одной планете чистой считают такую девушку, которая перед свадьбой занималась сексом только с девушками, а на другой после свадьбы с девушкой должны заняться сексом все родственники, ещё до мужа, чтобы защитить её от демонов. Разнообразие. Так гораздо интереснее, чем когда на всей планете все танцы одинаковые. Люди на разные выдумки весьма горазды. А потом, очень интересно, во что вырастают разные культуры и во что со временем превращаются наилучшие намерения. На одной планете грабёж со временем начинают называть "приватизацией", а на другой "распределением рисков". Это очень интересные картины из истории.
   - Какие картины из истории? Какое разнообразие в сексе? В этой Галактике может быть только одна история - история моих распоряжений! - громыхнула голубая гора мяса, - И вообще, ты какой-то извращенец. Ты умрёшь первым! А теперь вы, говорящие обезьяны! Как вы смеете стоять перед своим богом не на коленях и смотреть на меня прямыми взглядами? Ты, в плаще! Ты вроде постарше. Начнём с тебя.
   - Будьте осторожны, господин. Эти трое сильны в магии, пожалуй, не меньше вашего, - предупредил патрона мальчишка, - они играючи прошли через всю мою охрану и силовое поле пятого уровня.
   - Я не силён в магии. Мои умения идут, скорее, от технологий, - начал старик, - я представляю тут организацию охранителей жизни. Наша организация состоит из тех, кто добровольно трудится ради улучшения жизни во всей Вселенной. Наша организация работает на многих планетах, в том числе и на этой. Мы не раз восстанавливали здесь биосферу, выводили новые растения, учили людей земледелию и другим ремёслам после разных катаклизмов. Меня знали здесь под именем Ра, так что имею полное право носить это имя, - с этими словами старик поклонился.
   - Так это вы те придурки, которые летают везде на таких дурацких круглых кораблях и ставят примочки тем из нерадивых моих рабов, кому я задаю трёпку? Да, я узнаю вашу символику. Раньше мы с вами неплохо сотрудничали, я даже давал вам корабли, когда вам надо было перевезти моих рабов ради их спасения. Я не буду тебя убивать, ты полезен. Я даже рад тебя встретить. Но ты зря пытался помешать моему слуге.
   - Я не знал, что эта планета в сфере ваших интересов, - сказал старик.
   - Теперь знаешь, - отрезала гора щупалец.
   Старик молча заулыбался. У Котовского зародилось подозрение, что у старика в рукаве припрятан козырь размером с космический флот, и что у него свои виды на планету под именем Земля.
   - Теперь ты, пятнистый, - слова старого Ра были обращены к Максу Котовски.
   Макс посмотрел на капитана и охнул от удивления - пожилой капитан исчез, а на его месте стоял неизвестный молодой мужчина. Продолжая рассматривать незнакомца, Котовски кое-как слепил ответ:
   - Нам стало известно, что худоюды летят, чтобы уничтожить Землю. Мы забрались на корабль с целью взорвать его и сделать Землю свободной от всяких диктаторов.
   - Сепаратисты, уважаю. А потом сжигаю. Впрочем, то, что ты здесь, это хорошо, твоё тело больше подходит для этого мира, чем моё старое. Беру. Тебе оказана великая честь, благодари.
   - Не думаю, - спокойно сказал незнакомец, притворявшийся ранее капитаном. Котовски был уверен, что раньше никогда не видел этого человека, но чем больше он на него смотрел, тем больше у него крепло ощущение, что он давно его знает. Этот парень был каким-то абсолютно своим, как будто это был старый друг, с которым давным-давно были обговорены все темы и по всем темам найдено полнейшее понимание, вышел ненадолго и затем зашел снова.
   - А ты ещё что за выскочка? - заревел голубой кандидат в Ра.
   - Я - Род, отец небесный, создавший все планеты в это Галактике, и землю, и небо, и звёзды, и всех живых существ.
   - Господин! - старик в плаще преклонил колено.
   - Сначала меня знали на этой планете под именем Род. Но потом, когда люди расселились, появились разные произношения. Кое-где меня называли Ра, кое-где наоборот - Ар. У некоторых народов мою дневную ипостась называли МитРа, а ночную ИндРа. Города в мою честь назывались Аркона или Раград, некоторые народы даже называли себя "арии" или "армяне", желая подчеркнуть, что чтут меня. Впрочем, это всё не важно. Мы сейчас говорим не об именах. Важно то, что пока люди были маленькими и жили племенами, ваши худоюдские набеги были для них не более опасны, чем очередное природное бедствие. Теперь у людей своя история, и ваше вмешательство недопустимо, - с этими словами Ра повёл рукой, и все трое худоюдов замерли в воздухе неподвижными изваяниями.
   - Господин, - сказал наконец подросток, - мы не такие уж плохие. Мы прилетели спасти людей от самих себя. Они тут всю атмосферу испортили, по всей земле проложили электрокабели на 50 Герц, а из-за них вся биосфера гибнет и дегенерирует... Давай мы тут почистим немного поверхность, а потом тут будет тихий, патриархальный мир, и все будут молиться только тебе?
   - Хм! Заманчиво, заманчиво, храмы, молитвы... Надо взять какого-нибудь первого попавшегося человека и спросить у него, хочет ли он такой заботы. Пусть всё решает представитель людей. Где первый попавшийся? Вот он. Как тебе такая перспектива, Макс? Жить в заботе, под опёкой?
   - Спасибо, мы как-нибудь сами, - сказал Котовски.
   Ра ещё раз повёл рукой, и худоюды тихо растаяли в воздухе.
   Котовски не нашел ничего лучше, чем спросить:
   - А где же капитан - писатель?
   - Сидит дома, книги про бурундуков пишет, удивляется, что за ним так и не пришли. Думает, что военные пошутили. Так для него лучше, он человек творческий, лишние стрессы ему ни к чему. Кстати, кое-кто будет рад получить трофейный мегамеч, - с этими словами улыбающийся Ра показал Максу на валявшийся на полу световой меч худоюда - подростка. Котовски кинулся выполнять приказание. Он слышал, как за его спиной Ра сказал старику: "Всякое дыхание славит господа", а старик ответил: "Я понял, господин". Когда Макс обернулся, в пещере больше никого уже не было.
   Обратный путь занял у Макса более часа. Он очень плохо умел обращаться с глайдером худоюдов, а вдобавок ещё и не знал дороги. Проплутав в коридорах подземной базы добрый час, он уже отчаялся увидеть свет, когда услышал окрик Сандры: "Стой, кто идёт, стрелять буду!"
   Первыми словами Макса были:
   - В нём нет ни вида, ни величия. Он такой, как мы, как старый друг, который всё понимает и всему сочувствует. Он никого не наказывает и ни перед кем не гордится. Он готов помочь и рад каждому нашему успеху. Он никогда не злорадствует и всегда готов научить чему-нибудь новому и забавному...
   - Макс? С тобой всё нормально? - удивился полковник Гринтиф
   Но Котовски не отвечал, продолжая вещать:
   - Я молился ему каждый день и думал, что он далеко... а он всегда рядом. В нём нет ни вида, ни величия. Он такой, как мы, как старый друг, который всё понимает и всему сочувствует...
   - У него шок, - констатировала Сандра.
   - Главное, чтобы у него не было худоюда, - заметил полковник, взводя винтовку.
   - Я встретил Ра, - сказал Макс.
   - Ну, ты его убил?
   - Убить Ра? - Макс был удивлён глубоким детским удивлением, - Он же счастье.
   - Неужели вы не поняли, он встретил настоящего Ра, - сообразил первым мастер поддаван, - обратите внимание, вы фонари не включали, а всё видно.
   Только тут все разведчики (и сам Макс Котовски) обратили внимание на то, что фонари у них выключены, а всё видно. Лёгкое золотистое сияние шло от самого Макса.
   - Он тебя касался? - спросил мастер поддаван.
   - Нет, только за рукав брал.
   - Кто Бога увидит, тот познает правду, кого Бог коснётся, тот испытает просветление, в кого попадёт хоть кусочек, тот прямиком к Богу отправится. Неужели вы этого не знаете? - удивлённо спросил мастер поддаван, - Вот Котовски и сияет. Тебе повезло, что он тебя за руку не брал, а то бы ты мог не пережить, умер бы на месте от восторга.
   - Нет, мы этого не знали, мы атеисты... были, сконфуженно ответил полковник Гринтиф, - но что с худоюдами-то?
   - Думаю, что если там побывал Сам, то худоюды теперь не наша проблема, - предположил мастер поддаван.
   Полковник Гринтиф ему не поверил и отправился проверять, и совершенно напрасно. В коридорах старой базы было пусто и темно.
   - А долго я так буду сиять? - потихоньку спросил Котовски у своего учителя.
   - Нет, думаю, недолго. У небесной канцелярии всё предусмотрено, наверняка они знали, что полковник решит проверить, так что как выйдем на поверхность, так и остынешь.
   Когда разведчики вылезли на поверхность, старик - охранитель жизни уже разморозил всех солдат худоюдов и привёл их к присяге самому себе и идеалам своей организации.
   - Может, попробовать отобрать у него корабль? - неуверенно предложил Листовски. Вопрос повис в воздухе и не встретил ответа. Связываться со стариком никому не хотелось. Так группа вторжения и простояла в сторонке, наблюдая, как старик построил своё воинство и погрузил его в корабль. Из корабля вышли подрывники из SSG-2 с ядерной бомбой. Корабль взлетел и убрал посадочные опоры.
   - У меня для вас подарок, - Макс Котовски вспомнил про мегамеч и подал его мастеру поддавану, - Ра сказал его вам отдать.
   - Мегамеч! От самого Ра! Разрезание материи на расстоянии до ста километров, организация термоядерного взрыва в любой воде на расстоянии до трёх сотен! Это же мечта моего детства! Это двойная честь! - мастер поддаван был вне себя от счастья и тут же подарил Максу свой старый жидайский меч.
   - Ты хоть думаешь, какие подарки даришь тем, кто даже не принадлежит к армии США? - полковник Гритниф очень рассердился, - И как мы объясним это всё начальству? Кто знает, где тут в этой е-египетской пустыне ближайший телефон?
  
   Глава 3. Разоблачение.
   - Тревога! На нас напали! Всех в ружьё! Задержать противника! - генерал Хамморд лежал на полу отсека отправления, около Звёздных Врат, и жалобно причитал. Вокруг него в живописных позах валялись солдаты охраны, но у них не было сил даже стонать. Такую картину застали разведчики SSG-1, возвратившись на Землю из очередного выхода.
   - Чем могу помо..., - начал полковник Гринтиф.
   - А, это вы, полковник, - простонал генерал, - проходите, присаживайтесь, а можете и полежать рядом. Мы в таком большом дерьме, что лишние минуты ничего не решают. Как вам понравилась последняя планета?
   - Хорошая, милая планета. Милые, доброжелательные люди. Простой сельскохозяйственный мир. Нас встретили очень приветливо и проводили в ближайший городок, где угостили плясками и ужином.
   - Пока вы там пляскались и ужинали, ваши "милые доброжелательные люди" приняли ваш облик, включили звёздные врата - они умеют управлять звёздными вратам!- и заявились сюда. Тут они отлупили всю базу, а затем приняли ещё несколько сотен земляков, неотличимых по виду от вашей группы. Они то ли полиморфы, то ли как-то умеют принимать облик того, кого видели. Теперь они выглядят, как солдаты и офицеры базы. Они даже не скрывали своих целей - они собирались пробраться в Вашингтон и подменить всё руководство. А у нас нет никаких способов отличить их от реальных людей... Ох, горе нам, горе!
   - А вот и не угадали, - торжествующе воскликнула Сандра, - на одной планете мы нашли устройство, которое способно блокировать любой наведённый облик.
   - Да? - оживился генерал Хамморд, - Иди же скорее ко мне, покажи мне его!
   Но Сандра не купилась на эту дешёвую уловку, а только передёрнула затвор М-16. И правильно сделала: в следующую секунду генерал Хамморд превратился в усеянного щупальцами инопланетника и кинулся на Сандру. То же произошло и с лежавшими как бы без чувств другими солдатами. Полковник Гринтиф, который заранее выбрал стратегически удобное место, дал бывшему генералу пинка, и тот отлетел в дальний угол. Остальные солдаты просто не успели: разведчики покрошили их из автоматов.
   - Как вы узнали? - проскулил чужак, притворявшийся генералом.
   - Очень просто, генерал никогда не стал бы скулить. Он только ругается, - ответил полковник, производя контрольный выстрел.
   Через пятнадцать минут разведчики обнаружили настоящего генерала Хамморда. Как и весь остальной персонал базы, он сидел связанный в одном из подземных складских помещений под охраной пары чужаков. Всё время, пока его развязывали, он ругался и командовал. Чужаки этой встречи не пережили.
   - Я срочно звоню президенту, - выпалил генерал, освобождаясь от последней верёвки, - ему стоит немедленно подняться в воздух. Вы говорите, у вас есть устройство для обнаружения подмены? Тогда готовьтесь к перелёту на авиабазу - через час самолёт президента будет там.
   Не через час, но уже через полтора часа разведчики стояли на бетонке авиабазы, рядом с вертолётом, доставившим их сюда, и смотрели, как самолёт президента заруливает с ВПП на рулёжную дорожку. "Боинг" даже не стал становиться на стоянку, он только немного притормозил, чтобы дать разведчикам возможность подняться на борт. Сразу после этого он пошел на взлёт.
   В самолёте обнаружились президент, начальник комитета объединённых штабов, министр обороны, госсекретарь, генерал Дюбсток, курировавший проект "Звёздно-Полосатые Врата" в Вашингтоне, и ещё несколько официальных лиц.
   - Уважаемый генерал Хамморд сказал, что у вас есть устройство, позволяющее обнаруживать любых чужаков, - сказал президент, доброжелательно улыбаясь и показывая разведчикам их места на диванах.
   - Да, сэр, - сказала Сандра и достала небольшой, совершенно невидный амулет-кулон на потемневшей от времени цепочке.
   - Начни с охранников, - подсказал Сандре шепотом полковник.
   - Думаю, что лучше будет начать проверку с охранников, - сказал президент, - все остальные были постоянно в моём поле зрения.
   Сандра двинулась к охранникам, застывшим у входа в салон. Те ощутимо занервничали. Тут набирающий высоту самолёт качнуло, и Сандра против воли прислонилась к госсекретарю. На месте госсекретаря оказалось многолапое членистоногое. Сандра взвизгнула и отлетела в другую сторону, к министру оборны.
   - Не ударились? - заботливо поддерживая даму под руку, участливо спросил министр обороны низким голосом худоюда.
   Сандра встала и прислонила амулет к груди высокого худого джентльмена, насколько она могла вспомнить по телепередачам, какого-то банкира. На месте банкира оказался человек-ящерица, а на месте министра образования - человек-пень. На полусогнутых ногах, медленно, как во сне, Сандра подошла к президенту. Президент оказался человеком, во всяком случае, внешне. Никто из высших начальственных лиц не смотрел на разведчиков. Они смотрели на охранников.
   - Мы всё поняли, извините нас, пожалуйста, - сказали охранники, сами сняли наведённый облик (под которым обнаружились уже известные нам чужаки с щупальцами), подбежали к двери, открыли её и выпрыгнули с громким криком "А-а!".
   - Э-э.... М-м... Я думаю, в свете открывшихся новых обстоятельств нам стоит предоставить группе SSG-1 длительный отпуск, - сказал генерал Хамморд.
   - Пожизненный оплачиваемый отпуск. - подтвердил президент, - Кажется, у ваших разведчиков много друзей на разных планетах? Пусть отправляются туда, только на Земле им лучше не появляться. Деньги и ресурсы будут доставляться на планету... генерал Дюбсток, уточните организационные вопросы, пожалуйста.
  
   Через два часа бывшая группа SSG-1 уже сидела на планете ХЗГ-123879, переживала досаду и строила планы на новую жизнь.
   - Как же так, - удивлялся Базиль Листовски, - Ра выгнал, получается, второстепенных худоюдов, а самых опасных чужаков в штабах оставил?
   - Возможна и такая ситуация, при которой те, что сидят у нас в штабах, уравновешивают друг друга и в итоге проводят такую политику, которая не опасна человечеству... или, во всяком случае, соответствует его уровню сознания. - подумав, ответил полковник, - А те, кого выгнали, были явными буянами и грубиянами. Они бы для начала три четверти планеты уничтожили для профилактики, а тех, кто выжил и не погиб от радиации, вывезли на другие планеты...
   Тут заработали Звёздные Врата, и из них выкатился мастер поддаван. Очевидно, с той стороны ему дали хорошего пинка.
   - Вы видели, во что они превратили наш чудный фильм про путь доброй силы? - возмущенно запричитал Бой Боян, никак не комментируя свой необычный способ появления на сцене, - Они выкинули из фильма всё, что я говорил о мудрости и о способах постижения правды! Оставили только какие-то туманные рассуждения о Тёмной Стороне Силы. А у казура совсем забрали речь - он весь фильм только рычит! А у него были такие чудные шутки на тему духовного развития!
   - Куда думаете отправиться дальше? - спросил мастера поддавана уже бывший полковник Гринтиф.
   - У меня здесь припрятан корабль, ещё с тех времён, когда я здесь воевал с серыми. Сейчас возьму ученика и дальше по делам... В космосе так много незавершенных дел.
   Все разведчики посмотрели на Котовски, но тот никак не отреагировал.
   - А я на Агуву. Там поместье, у рабынь дети подрастают, в борьбе с соседними империями опять же надо республике помочь..., - начал полковник Гринтиф.
   - И я с вами, буду летописцем Республики! - воскликнул дон Дон и потерял сознание от восторга.
   - Какие рабыни? - возмутилась Сандра, - А я?
   - И ты, конечно, будешь уважаемой хозяйкой, куплю тебе самых красивых и самых услужливых рабынь, я просто не успел сказать,- поспешно начал оправдывался полковник. Но уже было поздно, Сандра рассвирепела не на шутку:
   - Обо мне он думает в последнюю очередь! Про рабынь он вспомнил! Ну и ты мне не очень-то нужен! Я отправляюсь на планету ХЗГ-345543, там меня, между прочим, богиней считают!
   - А ведь вы были так счастливы с полковником, - попытался остановить её Дэниэл. Сандра ничего не стала слушать, схватила пульт управления Вратами, набрала адрес и унеслась на ХЗГ-345543, громко хлопнув торсионным полем напоследок.
   - А меня Изида назад звала, - сказал Дэниэл, - с ней хорошо.
   - Я бы погулял по космосу, - сказал сержант Перес в облике Саски, - интересно посмотреть, как люди на разных планетах живут. Меня роботы, что демократию по Вселенной распространяют, не раз с собой звали, жаловались, что люди постоянно задают им вопросы, на которые они не могут ответить. Да и смерти мне можно не бояться, пока рядом есть запасные тела и роботы (все запасные тела сержанта при этом дружно закивали).
   - А я, пожалуй, здесь останусь, - решил Листовски, - клоны и копии мне теперь ближе, чем обычные люди.
   - Значит, разошлись, - печально констатировал полковник Гринтиф, - вот оно, значит, как получилось.... Ну ладно, заходите в гости как-нибудь.
  
   Глава 4. Хорош тот солдат, который...
   50 лет спустя, планета ХЗГ-345543.
   Внутри круга Звёздных Врат возникло лёгкое свечение, которое затем перешло в бурю буйствующего торсионного поля. Через считанные секунды буря успокоилась, и сквозь лёгкую рябь шагнул пожилой человек в тоге. Его волосы были совсем седыми, но осанка была прямой и выдавала бывшего военного.
   Звёздные Врата в этом мире находились на полянке, окруженной со всех сторон вековым лесом. Никого не было видно, но видимое спокойствие не обмануло бывалого военного. Он поднял руки к верху и произнёс:
   - Я пришел с миром. Я пришел к Сандре. Мне нужен провожатый.
   Первые секунды ничего не происходило. Потом, когда Врата отключились и погасли, травянистая полянка вдруг взбугрилась люками сразу нескольких скрытых убежищ. Из люков выскочили темнокожие люди с устройствами, подозрительно похожими на винтовки М-16, и со знанием дела обыскали полковника Гринтифа (а это был он). Обыскивать, впрочем, было особенно нечего: карманов в тоге не полагается. Удостоверившись в безопасности прибывшего, охрана повела полковника к Сандре.
   Великолепный дворец с колоннами и башнями служил Сандре резиденцией. Цветники и декоративные прудики окружали дворец, расположенный посреди ухоженного парка. Полковника и его охрану провожали любопытными взглядами многочисленные садовники и работницы, ухаживавшие за дворцом. Лица у людей были приветливы, многие улыбались. Было очевидно, что жизнь и работа им в радость. Последний раз, когда полковник бывал на этой планете, здесь шли войны сразу пяти союзов племён против друг друга, причём они ухитрялись воевать сразу все друг против друга, не вступая в перемирия и во временные союзы. В этом мире свирепствовали голод и болезни, и тем удивительнее было застать идиллическую картинку благополучия. Дворец даже не был окружен стеной. Полковника сразу проводили в тронный зал - очевидно, на его счёт были оставлены определённые инструкции.
   - Великолепное воплощение Богини вечной молодости и любви, почётная просветлённая и святая народа Иару, Александра Белый Снег, - возгласил местный церемониймейстер. Вошла Сандра. Она ничуть не постарела, на вид ей было максимум тридцать. Длинные волосы были заплетены в косы, на голове убор в виде шатра, тонкое голубое платье опускается до земли... и всё это усеяно огромным количеством драгоценностей.
   - Местный народ меня любит, - прокомментировала Сандра удивлённый взгляд полковника.
   - И как ты попала в богини?
   - Это длинная история. Присядем, - Сандра сошла с трона и присела за резной столик, который мгновенно принесли расторопные слуги. Вслед за столиком появились и стульчики, каждый произведение искусства, и фрукты на столе.
   - Помнишь, когда мы были тут в первый раз, за мной ходил один странный малый с тетрадкой, всё что-то записывал? А началось с того, что я как-то двум ссорящимся солдатам сказала, что в том, чтобы быть грабителем, нет ничего красивого, и что лучше жить для того, чтобы мир стал лучше. Ссорились они из-за того, что не могли решить, кто из них более удачливый грабитель. Так вот, на одного из них это произвело настолько большое впечатление, что он стал ходить за мной и записывать все понравившиеся мысли. Вы же помните этот мир да того, как мы сюда пришли? У них тут самым лучшим считался тот, кто сможет победить и ограбить как можно большее количество людей. Одним словом, для парня это был шок. Уж я его гоняла, гоняла... но он всё равно вскоре оказывался рядом. А у меня, как назло, что ни скажу - всё получается какая-то двусмысленность. Заглянула я как-то раз в его тетрадку - там ничего не было из того, что я говорила, но зато сплошные афоризмы! Он всё переиначил по-своему, а я у него была что-то вроде источника вдохновения. Мабур его звали.
   При слове "Мабур" стоявшие у стен нарядно одетые пожилые джентльмены дружно воскликнули: "Да славится просветлённый посланник!" Сандра скосила на них глаза и продолжила:
   - Как-то раз, например, входила я в штабную палатку, а навстречу Котовски, да так неловко, что никак не разойтись. Ну, я на него наорала в таком духе, что иногда для того, чтобы быстрее пройти вперёд, нужно немного сдать назад. Оглядываюсь - Мабур рядом и в тетрадку уже записывает!
   ("Да славится просветлённый посланник!" - опять воскликнули пожилые джентльмены, очевидно, жрецы новой религии).
   - В другой раз наблюдала я одну семейную пару, один солдат только вернулся со смены, уставший, мрачный, а его боевая подруга испугалась, что он её больше не любит, и давай приставать: скажи, что ты меня любишь да скажи, что ты меня любишь. Он ей раз сказал, два сказал, три сказал, вижу - свирепеет мужик, а эта дура всё не унимается. Ну, я ей и сказала, что нельзя вымогать силой того, что даётся даром. Оглядываюсь - Мабур ("Да славится просветлённый посланник!") уже пишет. Вы бы видели, что он из этого вывел! И победа через уступку, и достижение своих целей благодаря мягкости и смирению... В третий раз мы продовольствие не запасли, и я наорала на Листовски, что хорошо бы заранее думать о последствиях своих поступков. Оглядываюсь - Мабур ("Да славится просветлённый посланник!") пишет статью о том, что существа с животным сознанием избегают планировать, поскольку не могут смириться с тем, что они чем-то ограничены, и просто не думают о будущем. В общем, он и сделал меня богиней. Когда мы пришли во второй раз, его последователи ко мне сразу чуть не с ножом: "Скажи слова мудрости!" А я и не могу сказать ничего, специально не получается. Рассказала им про демократию, про законность... они к этому отнеслись довольно прохладно. А потом, когда мы как-то раз разыгрывали с их женщинами комическую сценку на привале, я сказала, что для изображения глубоких чувств не надо кричать как можно громче - они до этого думали, что чем громче актёр кричит, тем он лучше. После этого они стали играть более проникновенно, получилось красивее. Мабур ("Да славится просветлённый посланник!") тут как тут - вывел из этого теорию о том, что не чувства должны управлять человеком, а человек чувствами. А потом, я их про еду много чему полезному научила... а то они выращивали до этого только самые плодородные культуры и питались очень однообразно, из-за чего часто болели. Постепенно местные пришли к выводу, что я не сама богиня, а только эманация, которая может говорить истины только "между прочим" и в состоянии гнева, желательно на мужчину.
   - Не эманация, а воплощённая суть, прорывающаяся в нужном месте в нужное время, - поправил Сандру жрец, самый нарядный джентльмен из стоявших у стены.
   - Он всё про меня знает! - фыркнула Сандра, доедая виноградину размером с яблоко, - Пока мы отсутствовали, он тут так прониклись религией любви и мягкости, что теперь это один из самых лучших миров. И вся любовь и благодарность за это выплеснулась на меня.
   Тут церемониймейстер ожил снова и провозгласил:
   - Отрада великолепного воплощения Богини вечной молодости и любви, могучий Менучин, вождь конников!
   В зал вошел вождь Менучин, он тоже ничуть не постарел. Его длинные волосы были заплетены в косы, а в косы были заплетены розовые бантики. Сандра слегка покраснела. Вождь Менучин узнал полковника и изобразил поклон.
   - Это тот, о ком я думаю? - не поверил своим глазам полковник.
   - Да, я после того, как укрепилась тут, послала делегацию на ХЗГ-12345. У Менучина дела тогда пошли не очень, после того, как я его отлупила, он начал терять авторитет, потом было несколько неудачных боёв... Моя делегация нашла его на болоте, он прятался и питался лягушками. Ну, в общем, он подумал и решил, что розовые бантики не такая уж и большая плата за дворец и любящую женщину.
   - Но как? И почему вы так молодо выглядите? - удивился полковник, припомнив тот факт, что Сандра отбыла на эту планету без устройства управления телепортером.
   - Тут прилетали худоюды...
   - Ты служишь худоюдам?
   - Вообще-то не хотела. Но они сказали, что у них нехватка менеджеров высшего звена и что им будет достаточно, если я буду править этой планетой так, чтобы люди были счастливы, плодились и размножались. Иногда они прилетают, хватают всех, кто не успел спрятаться, и делают им предложение, от которого невозможно отказаться. Им тоже нужны вменяемые слуги и воины, выросшие в нормальных условиях. А мне за это пожизненная медицинская страховка на всю семью с устройством омоложения. Какой смысл было с ними воевать? Я согласилась. Но я потихоньку провожу интенсивное технологическое развитие этого мира. Лет через сто худоюдов ожидает большой сюрприз.
   - Да... я заметил. Может, оно и к лучшему, - задумчиво проговорил полковник.
   - Ты тоже выглядишь моложе, чем должен бы. Как жил всё это время? Как рабыни?
   - Кристаллы не дают стареть. Жил неплохо. Стал главнокомандующим армии Республики. Соседи побеждены и замирены. Внуков наберётся на два взвода, правнуков на роту. Рабыни умерли. Вот, решил старых знакомых проверить. Дон Дон погиб, двадцать лет назад. Был сначала писарем в архиве, считался рабом, потом стал вольноотпущенником и занял пост главного историка. Очередной консул попытался заставить его подправить историю, приписать своему клану несуществующие заслуги и привилегии, а ты же знаешь старину Дона... Консул на секунду забыл, с кем дон Дон дружит, и нанял убийцу.
   - Отомстил?
   - Это уж будь уверена. Клана консула как политической силы больше не существует.
   В этот момент в зал вошел воин из дворцовой стражи и преклонил колено:
   - Госпожа, по системе зеркал передали, что из дьявольского круга вышел человек, похожий по описанию на Дэниэла Блакклифа.
   - Проводите его сюда.
   Через час Дэниэл присоединился к тёплой компании. Он тоже ничуть не постарел.
   - Меня Изида, как я к ней прилетел, назначила править одной дальней планетой, хотя и очень не хотела отпускать - у неё не хватало грамотных людей, которым можно было бы доверять. По худоюдской традиции, меня назвали именем одного из местных богов. Какого? Только обещайте не смеяться - я ношу имя бога плодородия. Изида сказала, что при моих габаритах этот образ подойдёт больше всего. Так что мне возносят молитвы о плодородии полей, скота и... всех остальных. За полвека набралось много историй, могу рассказать множество анекдотов про высший менеджмент, - сказал Дэниэл и сразу начал жаловаться:
   - С этим высшим менеджментом вечно проблемы. Так не хватает преданных и праведных людей! Смотришь - хороший человек, хорошо справляется с делами. Назначишь начальником провинции - так он первым делом увеличивает себе зарплату, вторым делом создаёт гарем, третьим расставляет свои статуи по всей провинции. Самые лучшие мои начальники происходят из числа тех, кого украли на планете у Сандры. Мне их за очень большие деньги покупать приходится. Правда, они все ко мне приходят сломанными. Их худоюды сначала ломают, чтобы заставить беспрекословно служить новому господину, и только затем мне продают, а мне потом приходится целый год восстанавливать им психику и убеждать в том, что я действительно хочу их назначить на большой пост ради общего блага. Сандра, а давай, я у тебя напрямую управленцев покупать буду?
   - Иди прыгать в озеро, - возмутилась Сандра, - у меня самой проблема с хорошими кадрами.
   - Так я и думал, - вздохнул Дэниэл, - ладно, давайте я вас посмешу анекдотами из управленческой практики, - и начал рассказывать смешные и печальные истории из своего опыта. Полковник, Сандра и вождь Менучин рыдали от смеха и умиления добрых два часа, когда воин уже новой смены принёс весть о том, что из Врат вышел Макс Котовски. Он оказался очень вовремя, поскольку подали обед.
   - Жизнь ничего, приключений было много. С мастером поддаваном не соскучишься, у него что ни день, то новая драка, - начал Котовски, поглощая местные разносолы, - а потом я вспомнил, как третий худоюд Ра говорил о том, что в космосе есть планеты, на которых до сих пор живут настоящие коммунисты. Очень мне любопытно стало, что из этого получилось, и пошел я по космосу странствовать, планеты эти искать. Нашел только одну, ту, на которую были вывезены коммунисты двадцатых годов. Попытался уговорить их в том, что коммунизм никак не противоречит идее духовного развития и факту существования Бога. Ходил, проповедовал, что настоящий борец за народное счастье должен заниматься своим духовным развитием.
   - Получилось? - заинтересовался полковник.
   - Десять раз пытались убить, я десять раз воскресал, поверили. А потом я двиганул сильную идею: сказал, что человек, не занимающийся духовной практикой, останется на уровне животного сознания и принесёт в общественное строительство все недостатки животного: нетерпеливость, нежелание планировать, грубость, чрезмерное употребление силы... Они и сами уже дозрели до этой идеи, так что их проняло. У меня к тому времени появилось много сторонников, и когда начались беспорядки, нам легко удалось придти к власти. Так что теперь у нас коммунистическая, православная, народная рабоче-крестьянская монархия с полновластным Верховным Советом и выборной властью. Такая структура, с одной стороны, благоприятствует эффективному управлению, с другой стороны, предотвращает злоупотребления.
   - Как красиво звучит! - восхитился полковник, - Жаль, нет дон Дона, чтобы упасть в обморок от восторга. А кто монарх? Не ты, случаем?
   - Да нашелся там один шустрый парень... он уже старик, впрочем. А я там вроде реликвии, народ между собой говорит, что Христос был Словом Божьим, а я что-то типа слога или междометия. Так что я тоже в некотором смысле стал богом. Мелким таким, локальным.
   - Про Листовски ничего не знаешь?
   - Копии и клоны благополучно жили на своей ХЗГ-123879, большинство из них уже умерло. Я потерял "нашего" Листовски - он сам так захотел, растворился среди своих.
   - Госпожа, через дьявольский круг вошло ещё одно существо, - доложил очередной посланец, - по описанию оно похоже на сержанта Переса, но это не человек, а механическое существо. Оно прилипло к магниту у круга.
   - Сержант Перес потерял тело девушки и переселился в робота, - предположила Сандра, - отключить магнит и пропустить. Странное дело, полвека никто ко мне, кроме Котовски, не заходил, а тут вдруг все в один день заявились? - сказала Сандра, обращаясь уже к разведчикам.
   - Вообще-то меня сержант просил всех сюда собрать, - признался Котовски, - вы же знаете, я периодически заходил ко всем из вас... и к нему тоже. Он говорит, появилась какая-то новая Вселенская Угроза.
   Сержант Перес ворвался в тронный зал не через час, как остальные земляне, а через десять минут и с порога закричал:
   - Тревога! На нас движется ужасная опасность! Десятки планет в огне и хаосе, бедствие ширится!
   -О-о, - протянула Сандра, - почти как в старые добрые времена. Ну, проходи, рассказывай.
   - Рад вас всех видеть, - сказал сержант Педро, - да пёс с ней, со вселенской угрозой, подождёт. Расскажите лучше, как вы жили.
   Они посидели ещё, а потом ещё, а потом подали ужин, затем фрукты, и они посидели ещё немного. Когда на небе выступили звёзды, полковник не утерпел и поинтересовался:
   - Так что там со вселенской угрозой?
   - У худоюдов появился один талантливый парень, так вот, он сделал им роботов - сексуальных ублажателей, да не простых, а таких, которые сами себя воспроизводят.
   - О-о, это может стать популярной идеей, - сказала Сандра, - а для людей их нельзя переделать?
   Сержант Педро содрогнулся и через силу проговорил:
   - Нет, к счастью, пока нельзя. Эти роботы вышли из повиновения и залюбили до смерти всех правящих худоюдов пяти пограничных империй! В космосе наступает хаос и анархия! Десятки планет без управления, роботы множатся и наступают! Люди на планетах худоюдов не привыкли жить без жесткого внешнего управления, они принялись конфликтовать и ссориться, а все дела стоят. Без нас Вселенная погибнет! Мы должны взять под контроль эти планеты!
   - Карту, стол, синий карандаш, красный карандаш, - приказал полковник Гринтиф, - республика сможет выставить три легиона под моим командованием.
   - Я выставлю десять, - сказала Сандра, - но управленцев не дам.
   - Это где же взять столько толковых управляющих? - заплакал Дэниэл, - Придётся своих последних отдавать. Сандра, дай хоть простых рабочих, они у тебя тут честные.
   - У меня есть шесть учеников, - сказал Котовски, - они кого хочешь порешат, так что за военную часть дела можно не беспокоиться.
   - Когда я был Саски, то выпросил у мастера поддавана пять колбочек, - признался сержант Педро, - от пяти детей - жидаев родилось двадцать пять внуков... Они со мной!
   - Вот это сила! - завистливо сказал Котовски, - С такими силами мы не сможем не победить!
   Слуги убрали посуду, сержант Перес достал карту. Разведчики склонились над картой...
  
   Так закончилась (точнее, закончится в ХХI-ом веке) эта история. А пока давайте вернёмся в век ХХ, в тот момент, когда разведчики вынуждены были покинуть Землю, и закончим историю так:
   Агент ФБР Дина Фэйри родила отличного карапуза, малыш растёт здоровым, добрым и весёлым, хотя иногда удивляет маму тем, что двигает предметы на расстоянии. Дина округлилась и похорошела, и теперь никто уже не посмеет назвать её кличкой "Мольберт".
   Агент ФБР Дэвид Рок по кличке "Ролл", получив назад свою Бетти, успокоился и снял со стены плакат с летающей тарелкой и надписью "Я хочу верить". Вместо этого плаката он повесил другой, с романтическим парусным кораблём. На работе эта перемена отразилась самым лучшим образом, агент Рок "Ролл" стал известен как лучший борец с вампирами и прочей нечистью. Правда, в последнее время он сдружился с сумасшедшими компьютерщиками - хакерами и начал зависать в Интернете, и его мама говорит, что они плохо на него влияют... Но кто в этом не грешен?
   Зам. начальника ФБР Шкуро по кличке "Шкура" очень счастлив тем, что агент Рок в него больше не стреляет.
   Разведчики SSG-1 отправились по пути превращения в бога, каждый по своему, и это, наверное, хорошо. Ибо чего ещё желать человеку, как не приближения к божественному состоянию? И пусть в ХХI веке их всех поджидают новые угрозы, это будут проблемы ХХI века... а пока у нас век двадцатый, и можно сказать, что для всех участников событий всё закончилось хорошо, даже для дон Дона: ведь он мечтал умереть с честью ради Республики.
  
   Конец.
   Уайтсноу в буквальном переводе с английского - "белый снег". Но может быть понято и как "Белоснежка", - Прим. автора.
   Американский аналог русского "поди ты на...", - Прим. автора.
   Ендова - крупная деревянная кружка с крышкой (устар.)
   Стример - накопитель данных на магнитной ленте.
   Один из смыслов слова "ролл" в английском - пирожок с начинкой.
   Песенка гномов из мультфильма У. Диснея "Белоснежка".
   Марка наиболее мощного компьютера.
   Главное Разведывательное Управление ВС СССР
  
  

Оценка: 6.44*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"