Лавров Владимир Геннадьевич: другие произведения.

Университет волшебников. Часть 2. Сопротивление материалов.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На обложку я поместил бы такую аннотацию: "Вы не отказываетесь от мыслей об образе полного счастья? Вы желаете жить полной любовью, без страхов и ограничений? Вы не отказываетесь от желания улучшить последствия своих действий? У вас обострённое восприятие красоты, которое заставляет вас творить произведения искусства огромной силы? Тогда будьте готовы к тому, что в один прекрасный день вы получите приглашение в университет волшебников. Магам иметь с собой метлу и волшебную палочку. Немагам иметь с собою запас успокоительных лекарств. Оформленная страховка на случай насильственной смерти обязательна для всех." Можно считать, что эта книга является "нашим ответом Гарри Поттеру", хотя на поттериану она совсем не похожа. Если в книгах про Гарри Поттера подчеркнуто не обсуждается смысл жизни и цель деятельности человека, то в этой книге из студентов делают специалистов по смыслам. Вторая часть книги. Книга издана мультимедийным издательством Стрельбицкого в 2016г.

   Университет волшебников.
   Часть 2.
   Сопротивление материалов.
  
   Глава 1. СТПРН.
   Василий Майоров, студент - маг второго курса университета волшебников 'Китеж', шел следом за Александром Веселовым и пытался уговорить его:
   - Александр, ну пожалуйста! У нас сейчас критическое положение! От результатов сражения на Орловско - Курской дуге зависит всё! Поучаствуй с нами в охране советских и немецких генералов - мы не успеваем с них морок снимать! Нас всего шестеро на почти тысячу километров, и половина - немаги! Вспомни весеннюю харьковскую операцию - мы там отвлеклись, так тёмные маги советских офицеров так поморочили, что они свои танки до Днепра догнали - без топлива и боеприпасов! Немцы их потом контратаками и обходами всех уничтожили. Результат - четыре тысячи танков потеряны, а на них можно было до Берлина доехать, если правильно использовать! А сейчас у нас столько сил, что, пойди дело правильно, к концу этого года к госграницам выйдем!
   Александр Веселов был студентом того же курса, при этом намного более опытным магом. Если Майоров стал магом всего несколько месяцев назад, то Александр Веселов окончил самую настоящую школу магов, причём с отличием. Кроме того, судьба распорядилась так, что его официально признали руководителем собственного тайного ордена - что было совершенно исключительным событием, так как прежде по правилам мира волшебников руководителем ордена мог стать только человек старше 33 лет. В прошлом у Александр уже был опыт охраны антифашистских сил, но браться за старое и охранять штабы он не хотел. У него был свой орден, которым надо было руководить, а к этому надо ещё было следить за 'Изумрудом' - очень странным тайным орденом волшебников, более похожим на орден тёмных магов. И Сергею Александровичу Гурову, своему старшему товарищу, он обещал продолжить изучение пещер, подземного города немагов... Он отказался.
   А на следующий день, пятого июля Майорова и Соколова принесли на носилках. На южном фасе Курской дуги они попали под воздействие какого-то нового оружия немцев. Исцелённые Василий и Валентин рассказали странную историю: под сильным истребительным прикрытием пришел одиночный бомбардировщик немцев и сбросил бомбу на парашюте. Бомба взорвалась через несколько секунд после того, как ударилась о землю. Взрыв сразу охватил большую площадь, огненное облако взметнулось вверх на несколько сотен метров. После взрыва оборона советских войск на расстоянии около трёх километров была полностью уничтожена. Студентов сильно стукнуло, плюс к этому у них были сильно выжжены глаза и лёгкие. Майорова и Соколова эвакуировали Паравашти Суабаху и Георгий Суходолин, которые в момент взрыва были в штабе неподалёку. Георгий Суходолин был боевым магом из числа старых членов ордена - одним из трёх магов, которые прикрывали всю Курско - Орловскую операцию, он учился аж на четвёртом курсе.
   Специалисты из 'Белого орла' слетали в Германию, проникли в организацию, в которой изготавливались эти бомбы, и пришли к следующему выводу: бомба представляла из себя смесь горючих газов со сжиженным кислородом. После падения бомбы горючие газы распространялись на большой площади, после чего выпускался жидкий кислород. Получалась очень взрывучая смесь, которая проникала во все уголки и давала очень сильную ударную волну. Это было довольно сложное техническое устройство с криогенными баками высокого давления. Спасения от неё практически не было. На Курской дуге было взорвано опытное устройство, но производство бомбы уже ставилось на поток, и в ближайшее время лаборатория должна была начать выдавать по десять - пятнадцать бомб в месяц.
   - А не слетать ли нам в подземный город немагов? - задался вопросом Сергей Александрович Гуров, услышав от Александра историю про новое оружие, - Чувствую, нас там ждут некоторые открытия. Бери Соколова и Майорова, выписывай командировки от 'Белого Орла', оборудование по высшему классу защиты. Им же всё равно пока нельзя на фронт? Вот и пусть погуляют с нами.
   Через три часа (пришлось пообедать) они стояли у кирпичной стены, отделявшей подземный город от туннелей. Гуров запустил заклинание проникновения в стену. Стена начала таять, в ней появился лаз, через который волшебники проникли в какое-то огромное длинное и тёмное помещение. Лаз закрылся.
   - А ну-ка, - прошептал Гуров, - посмотрим, что у нас тут? Майоров, запусти освещение.
   Василий, невероятно гордый доверием к своим магическим талантам, наколдовал освещение (получилось с третьего раза). Огромную пещеру - ангар заполняли самолёты - истребители немного странного вида.
   - Сергей Александрович, а вы ничего не знали про этот город? - спросил Александр.
   - Нет, я отошел от активных дел - точнее, меня отошли, - лет десять назад. А это какой-то новострой. Может, ваши ребята из орденов знают, которые за немагами следят, но могут и они не знать. Если он проходит по документам как какой-нибудь лагерь, если тут нет молодёжи, то они сюда могли и не заглядывать.
   - Истребители какие-то странные, - сказал Соколов, - моторы маленькие, сил на восемьсот максимум, крылья короткие, лопасти серповидные...
   Гуров колдовал целую минуту и наколдовал нечто, позволявшее видеть внутренности самолёта без разрушения. Было очень странно видеть, как белесая полоса тумана наползла на нос самолёта - и он пропал, стало видно внутренности мотора и то, что за ними - а обшивка исчезла!
   - Ого! Кремлёвский хитрец нас обманул! - воскликнул Гуров, сделав некоторые подсчёты после того, как изучил заводскую табличку - шильдик на моторе и измерил руками диаметры цилиндров.
   - Шатуны у них какие-то странные, и цилиндры оппозитные, никогда таких не видел, - сказал Соколов.
   - Двигатель внутреннего сгорания по схеме Баландина, - возвестил Гуров, - три тысячи двести двадцать лошадиных сил по паспорту. Баландин Сергей Сергеевич, большая умница. В 1938 году выдвинул идею преобразования поступательного движения во вращательное без кривошипно - шатунного механизма. В 1939 году создал первый опытный образец такого двигателя. Такой двигатель позволяет увеличить механический КПД с 0,84 до 0,96, моторесурс в 18 раз вырастает - поскольку поршень не трётся о цилиндр, система охлаждения уменьшается в два раза, расход топлива на 20 процентов уменьшается, вес в полтора раза меньше. Очень перспективный двигатель, позволяет создать бомбардировщики, которые могут долететь до Америки и вернуться - правда, не по такому типу, как этот, а со штоком, проходящим сквозь цилиндр. Это упрощённый вариант, просто взяли обычный авиадвигатель да переделали на схему Баландина, да цилиндров количество удвоили. Мы думали, что полностью загасили эту технологию - подключили к КБ Баландина три ОКБ и пять серийных заводов, две академии - по всем законам системного анализа они такой рыхлой структурой должны были десять лет только основные документы согласовывать. А кремлёвский хитрец нас перехитрил - видимо, тут под землёй собраны самые деловые люди, которые способны довести дело до конца. Взяли и собрали наскоро двигатель из того, что было уже готово.
   Соколов опустился на землю там, где стоял, и заплакал.
   - Три тысячи лошадей! Я на ЛаГГе еле - еле тысячу выжимал после переборки! А тут три тысячи!
   - Кажется, я начинаю понимать некоторые нюансы времён начала войны, - сказал Гуров, - сразу после начала войны появился приказ всех лётчиков - истребителей снять с фронта и отправить в тыл. Мы думали, это было сделано от трусости и частично в результате действий офицеров из генштаба - врагов коммунизма, которые видели в германцах освободителей от коммунизма. А это, оказывается, совсем другое дело - они должны были сесть в эти самолёты. Теперь будет очень интересным выяснить, почему не сели. Идём в следующий зал?
   В следующем зале стояли двухмоторные бомбардировщики с такими же моторами. Крылья сняты, но всё готово к действию, только заводскую смазку снять. Такими же истребителями и бомбардировщиками были заполнены соседние пещеры - ангары. Волшебники насчитали три сотни истребителей и две сотни бомбардировщиков. Немного, но если учесть, что каждый из них был быстрее любого самолёта на фронте...
   А вот в последней пещере стояло нечто такое, что удивило даже Гурова. Пять огромных четырёхмоторных бомбардировщиков занимали всё пространство пещеры такого размера, в которой умещалось до двадцати двухмоторных бомбардировщиков. Но самое удивительное было внутри. Запустив заклинание осмотра на мотор, Гуров воскликнул:
   - Так они всё-таки сделали это! Смотрите! Четыре цилиндра в ряд, на одном штоке, дизель! Шток проходит сквозь головку цилиндра! Схема Баландина! Сейчас я прикину его возможности... так, 24 цилиндра... двадцать тысяч лошадиных сил! Хм, а запасы топлива... Да, эта штука может долететь до Америки с пятнадцатью тоннами и вернуться, да ещё и пару часов покружиться над аэродромом.
   - А почему их не используют? - спросил вконец изумлённый Соколов.
   - Не знаю. Возможно, держат на случай внезапной войны с Америкой. Ведь такую штуку только покажи - она тут же перестанет быть тайной. Сейчас тут ещё немного пыль перетрясём, возможно что-нибудь и узнаем. И ещё интересно, какое оружие эта птичка должна нести. Маловероятно, что она простую взрывчатку должна транспортировать.
   Они вернулись к началу - к пещере с истребителями - и отправились на этот раз не по правому проходу, а по левому. В первой же пещере их поджидал сюрприз. В пещере стояли грузовики со сдвоенными авиационными пушками. Но интереснее было то, что у пушек не было ручного управления. Пост управления находился рядом. Гуров немного поизучал его и поставил диагноз:
   - Абсолютное оружие. Всё очень просто - оптический определитель дальности, радиолокационный определитель дальности, механическое решающее устройство на шестерёнках, вращающиеся трансформаторы в узлах управления пушками... а в итоге эта установка гарантированно попадает в самолёт с трёх километров со второго - третьего снаряда. Это называется 'На низких высотах вы больше не летаете'.
   - А в бомберах такая же установка стояла на крыше, - подсказал наблюдательный Майоров.
   - Значит, тот бомбардировщик может взять с собой две тысячи снарядов, чтобы отбиться от шестисот истребителей. Интересно, что будет в следующем зале?
   В следующем зале стояли установки с воздушными торпедами - трёхосные грузовики 'ЗиС' с двумя толстыми сигарами на поворотной установке.
   - Воздушные торпеды? - удивился Соколов, - Не слышал про такие.
   - Ты ещё много про чего не слышал. Разработаны в 1936 - 1938 годах, испытаны в Испании в 1938. Одним выстрелом сбили сразу три самолёта, после чего установку тут же сами и уничтожили - для секретности. Особенно эффективны против плотных порядков бомбардировщиков. Ракетный двигатель, радиовзрыватель по команде с земли, 150 килограмм взрывчатого вещества и поражающих шариков. Радиус разлёта осколков до 200 метров.
   - Так это одним выстрелом можно весь налёт накрыть, если плотный порядок, - оценил Соколов.
   - Вот именно. Удивительно, что советские войска их не используют - в этой технологии ничего особого нет. Вот когда одна группа энтузиастов пыталась к ней самонаведение пристроить, вот тут-то мы и постарались, чтобы у них ничего не получилось, поскольку на сегодня это получилось бы абсолютное оружие. А эти болванки вполне могли бы использовать...
   В следующих пещерах лежали достаточно экзотические, но не настолько интересные образцы вооружений: безоткатные наплечные пушки с надкалиберными кумулятивными снарядами - аналоги немецких 'фаустпатронов', даты выпуска - 1938 - 1941 годы, дистанционно управляемые сверхмалые гусеничные танки - торпеды, установки залпового огня типа 'Катюша', радиопередатчики с системами шифрованной передачи данных и системой сжатия данных - в таких радиопередатчиках не надо было долго передавать голосом донесение, оно записывалось на магнитную пластинку, а потом 'выстреливалось' в эфир на большой скорости, чтобы быть принятой ответной системой и быть записанной на магнитную плёнку, системы дистанционного управления для самолётов - брандеров и катеров - брандеров.
   - А зачем дистанционно самолётами и катерами управлять? - удивился Соколов.
   - Катерами - понятно, для защиты портов или нападения на противника. Кстати, первое успешное нападение на броненосец с помощью радиоуправляемого катера было осуществлено в 1919 году. Не знал? А вот дистанционно управляемые самолёты... Истребителями без телекамеры не поуправляешь - а телекамеры здесь нет. Эти системы были разработаны для массовой химической войны - чтобы направить бомбардировщик на вражеский город, не попадая в зону поражения.
   - Так можно с десяти километров бомбу скинуть.
   - Очевидно, предполагалось использование такого оружия, у которого радиус действия больше десяти километров. А также для точного наведения на корабли противника. Подобные системы с катерами - брандерами были использованы под Анапой советскими войсками, но там всё не заладилось - радиоуправление отказало, неумёхи делали. А здесь оно трижды дублировано - такие не откажут.
   - А разве бывает такое оружие - больше десяти километров? Ах да, вы нам рассказывали. Неужели оно у них уже есть? И что-то у них радиолампы какие-то странные, маленькие такие и сложные....
   - Интегрированные радиолампы малых токов - у них сетка и катода мощным пучком электронов выжигаются на серебряной поверхности на кремниевой подложке. В одной такой радиолампе размером с пальчик находится до сотни обычных радиоламп. Внешнему миру до такой технологии ещё лет двадцать - тридцать.
   В последней пещере стояли пушки с невероятно длинными и тонкими стволами. Как оценил Сергей Александрович, у этих пушек скорость снаряда должна была быть намного больше, чем 1000 м/с - это были сверхэффективные противотанковые и зенитные пушки.
   Содержимое нижних пещер могло привести к немедленной и безоговорочной победе СССР над любой страной мира. Студенты уже не удивлялись ничему.
   - Пора посмотреть, что лежит уровнем выше, - сказал Сергей Александрович.
   Уровнем выше находился пост охраны. Студенты погрузили всех охранников в сон ещё до того, как те поняли, что происходит. У охранников были очень странные отличительные знаки на погонах - две перекрещенные кирки на фоне восьмиконечной звезды. Гуров очень долго, несколько секунд рассматривал эти символы, а потом хмыкнул и сказал, что у него есть версии о произошедшем здесь. Впрочем, со студентами он этими версиями не поделился.
   В первой пещере второго уровня находились боеприпасы с химическими зарядами. 'Одеть фильтры для дыхания', - сразу скомандовал Гуров. Во вторую пещеру вела небольшая комнатка - шлюз с кодовым замком. Умея смотреть сквозь стены, открыть кодовый замок было несложно, но через пять секунд после того, как дверь открыли, на всех волшебников вдруг навалилась свинцовая усталость, они дружно осели на пол пещеры и потеряли сознание.
  
   - Это очень просто, - говорил офицер в чине майора, расположившийся перед валявшимися на полу связанными волшебниками, - мы начали с изучения лечебного действия электричества. Успехи были большими, очень большими, даже без влияния на активные точки, а с ними ещё больше. А потом мы вдруг обнаружили, что при определённой частоте электрические волны погружают человека в сон. Почему бы было не поставить автоматическую установку на самые охраняемые объекты? Боюсь, она немного нанесла вред вашему здоровью, за что заранее извиняюсь - мы выключили её сразу, как только обнаружили проникновение, а это произошло только со сменой караула. Кстати, он спит до сих пор, надеюсь, вы знаете способ его разбудить.
   Голос майора выплывал из какого-то далёкого далёка, накатывал волнами и терялся снова. Александр постепенно выходил из беспамятства и иногда терял смысл сказанного. Наконец он окончательно пришел в себя и огляделся. Офицер сидел в совершенно пустой комнате на небольшой табуреточке, оружия при нём никакого не было. Очевидно, он разглагольствовал уже довольно давно, ожидая, пока все задержанные придут в себя.
   - Я здесь для переговоров, мы не настолько безумны, чтобы брать оружие на встречу с теми, кто способен ходить сквозь стены, - пояснил он, правильно оценив обшаривающий взгляд Александра.
   Александр скрипнул зубами - он планировал наложить заклинание и отобрать у майора нож или пистолет, чтобы перерезать связывающие его путы. Теперь придётся накладывать заклинание, развязывающее все нити - половина одежды погибнет. Придётся возвращаться домой в одном бронеплаще, к восторгу всех девчонок - целительниц у входа в Университет.
   - А с чего это вы взяли, что мы умеем ходить сквозь стены? - спросил Гуров.
   - А иначе вы тут никак не могли оказаться. Мы проверили. Никаких боковых входов нет.
   - Переговоры - это хорошо, - сказал Гуров, - мы и сами вас искали, чтобы обсудить некоторые идеи. На Курской дуге кое-что произошло.
   Майор вскинул брови:
   - Насколько мне известно, её не прорвали.
   - Об этом не передают по радио.
   После кратких переговоров Гурова развязали и увели, студенты остались связанными на полу. Майор тоже остался. Александр обратил внимание, что звёздочки на погонах у него были тоже восьмиугольные.
   Гуров отсутствовал долго, полтора часа. За это время Александр намёками сумел выяснить, что все студенты способны дотянуться до ключей в карманах - это был предмет - телепортатор, который мог отнести их к ограде Университета. Они могли исчезнуть в любую секунду, но решили подождать.
   Сергей Александрович вернулся сильно озабоченным, но даже без наручников. Студентов тут же развязали и проводили к выходу из подземного города. Идти пришлось далеко, несколько километров. По дороге они прошли несколько цехов, где гудели станки, потом пошли жилые пещеры. Там даже было подземное озеро - почти как в Университете, только намного меньше. Выход из города представлял собой железнодорожный туннель - просто отверстие в горе, больше ничего вокруг не говорило о том, что под землёй находится целый город. Невдалеке от входа дежурили автоматчики и зенитная установка. Майоров клялся, что видел замаскированные вкопанные в землю танки. Волшебники отошли в ближайший лесок и перенеслись в университет.
   Студентов разбирало любопытство, и Сергей Александрович не стал долго тянуть с рассказом:
   - Город был создан в двадцатых годах. Обитатели города уверены, что в него арестовывали и переселяли всех, кто что-либо умел, для того, чтобы сохранить от троцкистского террора. На тот момент у нынешнего Генерального секретаря не было достаточно сил, чтобы установить свой порядок, а Троцкий и его команда выполняли поставленную американскими хозяевами задачу - уничтожить всех квалифицированных людей в России. Вот, значит, сюда их и свозили - квалифицированных рабочих, ученых, инженеров. Тут они занимались научными исследованиями и созданием военной техники. Поскольку тут собрался очень квалифицированный и талантливый коллектив, их разработки опередили развитие остальных стран на десятилетия. Что немаловажно, в городе изначально был очень высокий моральный дух - они были уверены, что работают на свободную и демократическую страну. Ближе к тридцать девятому году власти сообразили, что получилась очень хорошая штука, и сюда начали свозить всех, кто пограмотнее - даже школьных учителей математики.
   - А мы ещё удивлялись, зачем у нас в школе всех учителей пересажали, учить было некому, - сказал Майоров.
   - Вот тут они и оказались. Но в сорок первом город взбунтовался. И разработчики, и рабочие, и даже охрана осознали, что после нападения немцев с таким оружием СССР легко завоюет весь мир. Учитывая то, что человеческих ресурсов на это могло не хватить, все поняли, что будут применяться различные устройства массового уничтожения. Они не захотели такого будущего. Как я уже говорил, тут были собраны люди, которые были принципиальными сторонниками народовластия - и они очень хорошо осознали, что власть СССР над миром приведёт к возникновению мировой деспотической системы. Так что оружия они Генеральному секретарю не дали. Тот попробовал штурмовать город, но они очень быстро дали ему понять, что лучше не пробовать. Сейчас они заняты разработкой сразу нескольких прорывных проектов - и космических в том числе. Но в основном они разрабатывают технологии создания подземных городов - они думают покинуть город и переселиться в другое место, создать подземную цивилизацию. Кстати, в нижних пещерах стояло устаревшее оружие. Потому оно и не охранялось.
   - А как называется их город?
   - Только не смейтесь - СТПРН, 'Советская трудовая подземная республика народовластия'.
   Студенты не смогли сдержать улыбок.
   - А что они хотели от нас?
   - Они просили прикрыть их от тёмных магов. Тёмные пытались шантажировать их руководство, требовали начать работать на них. Так что так мы и договорились: мы надоумим Генерального секретаря попросить у них оружие, аналогичное тому, что применили немцы - у них его несколько разновидностей, и бомбардировщик СТПРН - один из тех, дальних, - сбросит бомбу на какой-нибудь завод в Германии. После чего специальный посол предупредит немцев, что применение этого оружия вызовет аналогичный ответ с советской стороны. Блеф, конечно, но скорее всего сработает. А нам теперь придётся навещать и эту... СТПРН. Даже держать здесь постоянного человека.
   Решение проблемы с оружием массового уничтожения не отменяло задачи прикрытия советских войск на Курской дуге. Майоров настаивал, ныл и уговаривал, и Александр дрогнул. Так он оказался завязан в сражения на Курской дуге и в битве за Орёл.
  
   Глава 2. Дождливое лето 1943 года.
   Целую неделю они только и делали, что снимали морок с советских и немецких офицеров. Фашисты пытались осуществить операцию 'Цитадель' - срезать курский выступ, окружить в нём советские войска и вырваться на оперативный простор. В 1941 - 1942 годах им это удавалось не раз. Они были уверены, что у них получится и сейчас. Новые танки 'Тигр' могли подбивать советские танки с такого расстояния, с которого те не могли их пробить, и, что немаловажно, 'Тигры' имели такие прицелы, которые позволяли на таких расстояниях попадать в цель. Прицельные приспособления у советских танков были намного проще.
   Тёмные маги, облетая на мётлах позиции войск, всегда имели полную картину происходящего, и направляли немецкие войска в самые уязвимые места. Советским генералам, наоборот, они то наколдовывали чрезмерный оптимизм, что заставляло тех бросать в бой неготовые части, то накладывали на них прямое управление и заставляли направлять войска в засаду. Тёмных было много, больше сорока активных боевиков, противостоять им вчетвером - если не считать Майорова, Соколова и Самохвалова, - было очень трудно. Но волшебники справились - оборону на Курской дуге они прикрыли, допустили только один явный провал, под Прохоровкой.
   Тёмные маги сообразили, что им противостоит кто-то могущественный, и поступили хитро - они не стали накладывать на советских офицеров заклинания управления, а просто подтёрли им воспоминания о том, что на пути к полю боя они сами приказали выкопать противотанковый ров. Советские танки, пошедшие в контратаку против прорвавшихся фашистов, попали в этот ров и завязли. Удивлённые такой дармовщиной фашисты расстреляли их с больших дистанций. Множество советских танков погибло без какой-либо пользы. Волшебники помочь советским войскам в этот момент ничем не могли, поскольку сражались за свою жизнь.
   Тёмные маги организовали засаду около штаба, в единственном небольшом овраге, в котором не было войск или тыловых частей. Это было единственное место, в которое можно было выйти, не привлекая лишнего внимания. Они сообразили, что их хитрое решение привлечёт внимание и что к штабу слетится сразу несколько врагов, чтобы разобраться, в чём причина. Они даже не ожидали такой удачи, что к штабу явятся сразу все волшебники, работающие на этом направлении. Тёмные маги приняли вид сухих деревьев или камней и терпеливо дожидались волшебников под этим обличием.
   Александр Веселов и шестеро остальных членов 'Белого орла' перенеслись на Курскую дугу, к штабу танковой армии сразу после завтрака, все семеро. Немагов и Майорова приходилось вести за руку - сами они переноситься не умели. Обычно они оставляли пару из мага и немага или пару немагов около критически важного штаба, а волшебники - маги отправлялись на осмотр линии фронта и других штабов. Так они планировали сделать и на этот раз, но как только они вышли из тоннеля переноса, на них напали тёмные.
   Выходили они из переноса по очереди, как положено по инструкции - чтобы последний мог прикрыть первых. Первые сонные и парализующие заклинания тёмных магов парировали доспехи волшебников с заранее наложенными на них чарами. Однако, тёмные сразу изменили тактику и перешли к многоступенчатой волшбе. Выйдя из портала, Александр обнаружил, что Майоров и Самохвалов уже валятся на землю - их угостили каким-то сонным заклинанием, - а на него со всех сторон бегут десять тёмных магов. Они оказались очень, очень близко. Очевидно, они хотели захватить пленных. Всё, что он успел сделать, это сказать про себя: 'Господи, помилуй'. И это неожиданно помогло - произошло маленькое чудо. Его сознание 'всплыло' над полем боя, он увидел себя и своих противников как будто на карте. Нет, он не видел сражение сверху - просто у него в голове как будто сам собой нарисовался план сражения, вид сверху.
   Сразу стало легко и спокойно. Сознание работало с утроенной скоростью. Как-то само собой стало ясно, что трое из тёмных магов не опасны - они на бегу опустили руки с волшебными палочками вниз для равновесия, на то, чтобы поднять палочки, у них уйдёт несколько мгновений. Ещё двое не опасны потому, что перекрывают друг друга, а если немного сместиться, то они будут закрыты падающим Майоровым. Ноги сами собой отработали смещение. Шестой уже поднял палочку и произносил заклинание. Александр присел с поворотом, уходя с линии атаки, и угостил этого сонной волшбой. Ещё двое тёмных начали валиться набок - их уложил кто-то из соседних волшебников. Девятый тёмный маг - совсем мальчишка - зачем-то начал подносить палочку к голове Александра, наверное, думал, что тот испугается и сдастся. Но Александр отработанным на уроках военной подготовки мягким движением отвёл палочку в строну левой рукой, зашел за спину недотёпе и с ходу наложил паралич на десятого мага, не забыв толкнуть недотёпу и прикрыться телом уже парализованного мага. Недотёпа полетел на землю и на несколько драгоценных мгновений оказался выведен из боя.
   Отбросив парализованное тело, Александр прыгнул в сторону троих подбегающих магов и мягким подкатом оказался у них прямо под ногами, намного ниже волшебных палочек, которые те уже успели поднять. Заклинание 'сеть' сработало безотказно, связанные по рукам и ногам, трое тёмных повалились на землю. Продолжая движение подката и прижимая одного из тёмных к себе в качестве щита, Александр развернулся, чтобы успокоить недотёпу и двоих оставшихся магов, но это уже не требовалось - тёмные стояли с поднятыми кверху руками, за ними в расслабленных позах стояла команда быстрого реагирования из 'Белого Орла'. Очевидно, кто-то из немагов успел нажать на тревожную кнопку. Получилось, что пятерых магов Александр уложил быстрее, чем остальные по одному.
   - Что это было? - спросил начальник боевых магов у Александра, - Может, ещё раз изобразишь? Мы бы на плёнку сняли, в кино потом показывать будем, много денег заработаем?
   Георгий Суходолин, Генка Самохвалов, Паравашти Суабаху, Олаф Шмидт - ещё один боевой маг из 'Белого Орла', их товарищ по борьбе с тёмными магами, - громко засмеялись, но смотрели они на Александра с удивлением.
   - Велика сила молитвы, - уклончиво ответил Александр.
   Боевые маги из 'Белого Орла' связали тёмных заклинаниями и утащили в университет. Пока волшебники разбирались, что тёмные натворили в этом штабе, пока отзывали танки с Прохоровки, те успели попасть в засаду. Фашистские танки это, впрочем, не спасло - сумевшие избежать попадания в противотанковый ров отчаянные советские танкисты нащупали проход, на большой скорости сблизились с 'Тиграми' и расстреляли их в борта и с кормы. Погибло много советских танков, но с советской стороны резервы ещё были. А вот с немецкой 'Тигров' уже не было. Наступление провалилось, фашисты перешли к обороне.
   Тёмные маги оказались из той группы, что мечтала о мировом господстве, о порабощении всех немагов магами и о победе фашистов как орудия господства магов. О тех, кто создавал зомби из числа погибших людей, они ничего не знали.
   12 июля началось наступление советских войск на Орловском направлении, и вот тут-то волшебникам пришлось постараться. Они постоянно находились в боевых порядках, времени не было даже на то, чтобы слетать на обед в Университет.
   В Орловском выступе и вокруг него скопилось множество советских и фашистских войск. Было похоже на то, что действительно начинается решающее сражение Второй Мировой. С советской стороны было собрано 28 000 орудий и миномётов, 4062 танка и САУ, более 3000 боевых самолётов, полтора миллиона человек.
   С немецкой стороны оборонялись 600 000 человек, 6000 орудий и миномётов, 1000 танков и САУ, 1100 самолётов. При этом было очевидно, что в результате окончания наступления на Курск немцы перебросят резервы в размере 200 000 человек и нескольких танковых дивизий. Для немцев удержание орловского выступа было критически необходимо для того, чтобы можно было развивать наступление в направлении на верховья Волги и Дона - в сердце России. Советским войскам было необходимо срезать Орловский выступ, чтобы устранить угрозу фланговых ударов: имея такой нависающий над собой выступ, советские войска не могли развивать наступление ни на юге, ни на севере.
  
   - Не возьмут, моя цифра - один к семи соотношение необходимо, - авторитетно заявил Валентин Соколов, глядя на игрушечные макеты танков, ползущие по ящику с песком. Если в начале учебного года он с трудом отличал самоходку от танка, то теперь, после того, как целый год читал генштабистские учебники разных генштабов, мог предсказать исход любой битвы с точностью до нескольких процентов.
   Студенты находились в одной из дальних заброшенных пещер университета, которую им выделили для создания макета местности. Ящик с песком был магически расширен и почти точно передавал местность под Орлом. На нём студенты проигрывали различные возможности развития ситуации. На этот раз Веселов наступал советскими войсками, а Майоров (он уже мог управлять магией макетами) оборонялся за фашистов.
   Соколов продолжал развивать теорию:
   - У фашистов развитая система дорог, местность пересеченная, они могут замаскировать танки и самоходки, отстрелять наступающих, потом перекинуть войска на другой участок и повторить то же самое. Смотрите: идут танки в атаку. Предположим, одинаковые танки. Первый танк наступающих подбивают из засады. Второй танк наступающих стреляет по обнаружившему себя танку обороняющихся. Тут или-или: может, попадёт, может, промажет. Скорее, промажет - танк обороняющихся замаскирован и в укреплении, а наступающие на этом направлении вынуждены наступать 'в лоб': местность сильно изрезана оврагами и реками, так что они как на ладони. В итоге второй танк наступающих подбит. Только третий танк наступающих имеет реальный шанс поразить обороняющегося, выпустив за это время два снаряда. Но не факт, что танк обороняющихся будет этого ждать, он может отступить или сменить позицию. Скорее всего, наступление захлебнётся, а место танков у обороняющихся займут пехотные части с пушками. После этого обороняющиеся перевозят танки на место нового наступления, дороги у них хорошие, в том числе новые рокадные железные дороги - и там ситуация повторяется, потери один к двум - а если в первом случае танк уцелел, то один к четырём. Таким образом, для наступления нужно наступать по трём направлениям, и на каждом число танков у наступающих должно быть вдвое больше, чем у обороняющихся. А ещё есть и пушки, и самолёты. И укрепления они тут два года строили. А у советских войск нет дорог, кроме несчастных просёлков, - говорил Соколов, глядя на свои подсчёты, - это значит, что где танковая часть начала наступать, там она и вынуждена будет наступать далее. Почти никакого манёвра резервами. Моя цифра - перевес наступающих должен быть семь к одному, иначе не возьмут.
   - А ещё у немцев состав обстрелянный, только из наступательных боёв. У нас большинство частей - новобранцы. Я с танкистами поболтал - у них вождения 12 часов всего было и стреляли только по неподвижным мишеням. Плюс 'тигры' и 'фердинанды' могут начинать расстреливать Т-34 с двух километров, а Т-34 нужно сблизиться до 700 - 800 метров, чтобы начать пробивать 'зверей'. Наши выпускают всё те же Т-34 с короткоствольной 76-мм пушкой, что и в 1941 году, а немцы поставили на свои танки 88-мм и 75-мм длинноствольные пушки, у них бронепробиваемость в полтора раза больше. А ещё большинство советских танков произведено в 1942 - начале 1943 года, тогда было сложно с легирующими добавками, и танки варили из обычной углеродистой стали, она при любом попадании осколками всех внутри выкосит. По сути, это не танки, а броневики, самоходки небронированные, - добавил Майоров.
   - С такими силами советские войска Орёл не возьмут, будет то же, что подо Ржевом - все танки спалят, народ положат, и всё. Если только не будет какого-нибудь чуда, - сказал Соколов и посмотрел на Веселова.
   - На меня не смотри. Прямое вмешательство в ход военных действий недопустимо. Немаги не должны знать о магах, тем более о волшебниках, - сказал Александр.
   - Я не об этом. Я о другом - знаешь, надо придумать что-нибудь такое, наподобие укола в нервный узел.
   - Вот досада! Проиграл! Отвлекают тут! - воскликнул Александр с досадой, убеждаясь в том, что его войска разбиты и далее наступать не могут. Но сам он знал, что Соколов тут ни при чём: к этому результату они приходили каждый раз, когда обыгрывали ситуацию. Немцы, измотав советские войска, немного отходили, а у советской стороны не оставалось сил даже взять Орёл. Результат был неизменен, кто бы ни играл за немцев или за СССР, - обороняющиеся быстро маневрировали резервами, создавали локальное превосходство и выбивали наступающие танки, а танки наступающих топтались на форсировании рек и несли большие потери.
   - И это мы даже не учитываем, что у немцев танки немного дальнобойнее и танкисты лучше обучены, - сказал Майоров, убирая волшебную палочку. Он был огорчён не меньше Александра.
   - Нам действительно надо что-нибудь придумать, - сказал Александр, - если мы не прыгнем выше головы, то дело можно считать загубленным.
   - Ну, как тут наши стратиги? Что показало моделирование танкового наступления? - весело спросил Олаф Шмидт, входя в пещеру. От него пахло порохом - он только вернулся с передовой. Посмотрев на кислые мины студентов, он сбросил весёлость: - Что, всё так плохо?
   - Нет, гораздо хуже, - ответил Майоров, - Георгий Суходолин заходил, сказал, что у советских войск нет ни толковой радиосвязи, ни авианаводчиков. Так что авиация считайте отсутствует, управление прорвавшимися в тыл врага танками тоже. Если немцы хотя бы самолёты - разведчики пошлют, это будет избиение, причём без каких-либо тёмных магов. А как там дела на фронте?
   - Дождь начался. Похоже, всё ближайшее время будут идти дожди. Это минус - всё снабжение встанет и танки не везде пройдут. Пока они взламывают первые рубежи, положение которых известно, артиллерия работает хорошо - огневой налет по часу, бомбардировщики отработали - на каждом направлении по тысяче самолётовылетов. Это сила. Первый рубеж они взломают, но это они и раньше умели. Продвинутся на 5-7 километров. А вот что будет, когда вся масса вперёд двинется, артиллерия отстанет, танки потеряют связь с пехотой - это вопрос. Кроме того, они сами себе радиосвязь запретили - для скрытности якобы. Провода везде тянут. Потеряют они эти провода, как только первые километры проедут. Раньше их немцы на этом и ловили, на потере связи и управления. А почему бы нам, кстати, не стать этой связью? - подсказал идею Олаф и куда-то ушел своей тяжелой, переваливающейся походкой - он был ужасно, невероятно толст.
   У Майорова загорелись глаза.
   - Точно! Даже небольшая танковая группа, прорвавшаяся в тыл врага, может натворить больших делов!
   - Думаю, лучше заняться обеспечением взаимодействия между пехотой, танками и авиацией, - отозвался Веселов, - кроме того, можно заняться тем же, чем тёмные маги занимались - немного поморочить немецких офицеров.
  
   17 июля 1943г. Северо - западная часть орловской дуги. Район деревни Шарапово.
   Полковник Волынец, начальник 162-ой танковой бригады 25-го танкового корпуса, подозрительно смотрел на своих разведчиков. Это были новые ребята, из пополнения. Вроде как и имена у всех русские, дальше некуда - Саша Веселов, Вася Майоров, Валя Соколов, Юра Тресков, и вид такой же, а что-то всё-таки смущало полковника. Слишком уж у них личности были довольные и наглые, широкие, как у котов после сметаны.
   - Вы не волнуйтесь, товарищ полковник, мы вас в тыл к фашистам выедем как по асфальтовому шоссе, даже не запылитесь, - пообещал полковнику молодой парнишка по фамилии Майоров.
   Полковник повторно удивлённо осмотрел разведчиков. Он собрал их для того, чтобы поставить задачу, но его не оставляло ощущение, что это они ему ставят задачу. Но чего нельзя отрицать - так это того, что эти разведчики, в отличие от остальных, всегда точно указывали расположение немецких секретов и заранее предупреждали о контратаках. Только благодаря им 162-ая бригада прошла линию фронта как нож сквозь масло, в то время, как все соседи завязли в тяжелых 'проламывающих' боях. И механик - водитель Майоров отличный - благодаря ему уровень подготовки танкистов бригады резко возрос, и это всего за три дня, пока он с ними, из которых два пришлись на бои и марши. Он знал столько трюков и тонкостей, сколько не знали даже самые опытные офицеры.
   - Ладно, берите свой Т-70, дуйте головным дозором, - согласился полковник.
   Разведчики ринулись в танк, головной дозор из трёх Т-70 сорвался с места и исчез за холмом. Вслед за ними ушли и боковые дозоры из двух - трёх Т-34 и Т-70. Полковник очень удивился бы, увидев, как двое разведчиков, едва за ними закрылись люки, исчезли. В танке остались только Майоров и Соколов.
   Юрген Трескофф присоединился к ордену 'Белый Орёл' в конце весны. Поначалу он занимался только аналитической работой, анализировал донесения и выписывал снаряжение, а затем запросился на боевую работу. Он не стал антифашистом - его функция заключалась в наблюдении за немецкими штабами, за деятельностью тех тёмных магов, которые стремились к увеличению потерь любой из сторон. На построение к полковнику Волынцу его взяли 'для мебели' - исключительно для составления полного комплекта, чтобы в танк не посадили какого-нибудь несчастного солдатика. После демонстрации Александр Веселов перенёсся с ним к штабу северной группировки, оставил для наблюдения и отправился обеспечивать прорыв бригады.
   В мантии - невидимке обеспечивать для Майорова и Соколова точные оперативные данные было проще простого - танковая бригада изящно обошла укреплённые пункты, увернулась от контратаки немецких танков в хвост колонны и через два дня - 19 июля - выскочила к железнодорожной станции Хотинец и к шоссе Брянск - Орёл. Встречающиеся на пути противотанковые батареи расстреливали с ходу - разведданные позволяли. Т-70 Майорова едва успевал вертеться вокруг колонны и имитировать разведку со всех сторон, чтобы полковник не удивлялся, откуда у разведчиков столько сведений.
   Железная дорога Брянск - Орёл была единственной транспортной артерией, связывавшей фатерлянд со всей Орловской боевой группировкой. Потеря железной дороги означала окружение всех частей, находившихся в Орловском выступе, и лишение их подвоза снарядов и топлива. И это в то время, когда их и так не хватало, а по всему периметру дуги шло наступление советских войск. Никаких резервов у немцев к этому моменту уже не осталось - все доступные части были заняты на контратаках и в обороне. Кроме того, развившая максимальную скорость танковая колонна сильно растянулась и подняла много пыли. Все, кто её видел, укрепились в уверенности, что идут как минимум две сотни танков (в действительности - 57).
   У страха глаза велики: когда разведсообщения дошли до немецкого штаба орловского фронта, число танков уже оценивалось в 300 - 350 штук. Немцы в Орле почувствовали запах Сталинграда, многие офицеры с перепугу застрелились. Штаб орловского фронта отдал приказ взрывать всё, что можно взорвать и вывозить всё, что можно вывезти, после чего улетел в Гомель. Управление немецкими войсками сильно осложнилось, пока командующий орловской группировкой генерал - полковник Вальтер Модель не приказал прекратить панику и не собрал в кулак всё, что у него было. А было у него немного - все резервы были задействованы в сражении. Оставалась только боевая авиация - и именно в этот момент она очень пригодилась.
   Массированные бомбардировки наступающих танковых частей приостановили наступление, а специальные самолёты - пикировщики начали охоту за танками на самых опасных направлениях. Калибр пушек у них был невелик - всего 37мм, но для того, чтобы пробить 15-мм броню моторного отсека или верха башни, их хватало.
   После этого Модель поставил перед фюрером вопрос ребром - либо выделяйте дополнительные силы, либо котёл как под Сталинградом. Со всех фронтов было снято до десяти дивизий, чтобы обеспечить вывод войск из орловского плацдарма. Прибывшие дивизии смогли заткнуть бреши, но сделанного было не воротить: промышленные предприятия и даже депо были уже взорваны, склады и тыловые части уже начали отход. Вместо того, чтобы обороняться в хорошо укреплённом районе, фашисты начали отход на слабо подготовленный рубеж 'Хаген', выбить из которого их было намного проще.
   Конечно, причиной тому были не только действия 162-ой танковой бригады. В основном немцев вынудили к отходу постоянные героические атаки многих тысяч танков и многих сотен тысяч солдат пехоты, но кратковременный (всего на два дня) захват железной дороги заставил всех фашистов ощутить на своей шкуре 'прелести' окружения. Пятьдесят танков 162-ой танковой бригады не могли и не смогли надолго удержать железную дорогу перед сотнями немецких танков внутри орловской дуги, но ощущение окружения, ненадолго посетившее немецких генералов, произвело на них очень глубокое впечатление. Вместо того, чтобы организовывать контратаки и прорывы, как они это делали в 1941 - 1942 годах, немцы начали отходить, как было записано в их приказе, 'огрызаясь'.
   Расстреляв железнодорожные составы, бронепоезд, 4 штаба, несколько транспортных колонн на шоссе, подорвав железнодорожное полотно, повалив телеграфные столбы и отразив множество контратак противника, остатки 162-ой танковой бригады утром 22 июля вышли к своим частям внезапным прорывом обороны противника. К этому моменту в бригаде оставалось только 24 танка. Внезапность и успешность прорыва обеспечивали всё те же волшебные лица.
   После рейда по тылам волшебники занялись рядовым делами: снятие морока с советских и немецких офицеров, обеспечение связи и разведка, поиск кандидатов в волшебники и исцеление раненых. Дожди размыли все дороги, снабжение сильно затруднилось для всех сторон. Тяжелые почвы Орловской области держали влагу очень долго, и даже танки с трудом преодолевали это болото. Советские войска не смогли окружить противника, и битва на Орловской дуге продолжалась до десятых чисел августа. События развивались именно так, как и ожидали волшебники: советские войска штурмовали 'в лоб' многослойную оборону противника, несли огромные потери, но продвигались вперёд, немцы отходили с намного меньшими потерями. У советских войск не было ни понтонов, но разборных мостов, чтобы форсировать реки с ходу, и каждая мелкая речушка превращалась фашистами в мощный противотанковый рубеж. Потери на каждом из этих рубежей были колоссальными. Если в начале наступления волшебники поработали с каждым ответственным офицером, и артподготовка продолжалась добрый час, то перед последующими штурмами не менее укреплённых рубежей торопливость немагов проявилась во всей своей красе. Артподготовка ни разу не длилась дольше 15 минут. В итоге танкам приходилось прогрызать неподавленную оборону.
   Делать что-либо ещё студентам запретили: кто-то из руководства волшебного мира подсчитал соотношение сил и пришел к выводу, что если советским войскам помочь ещё хоть немного, то они слишком быстро завоюют всю Европу, в результате чего будет создана слишком большая и слишком жесткая империя. Волшебный мир опасался, что тёмные маги воспользуются этой империей для своих целей, и старался вести дело так, чтобы война закончилась взаимным уничтожением всех враждующих сторон.
   В начале августа Александр Веселов чуть не заработал 'горчичник' - полный запрет на покидание Университета. Запрет приходил к несчастным на листе желтой бумаги, отсюда пошли и название. Произошло это следующим образом: Александру пришлось поднимать залёгшую пехоту в атаку, и он перестарался с Истинными Звуками.
   Во время форсирования очередной реки повторилась ситуация, уже не раз случавшаяся во время этой битвы. Танки никак не могли форсировать реку - обрывистый берег не давал изменить направление наступления, а немногие броды были хорошо прикрыты противотанковой артиллерией, о чём свидетельствовали десятки танков, навсегда остановившиеся у реки. Единственным способом взять рубеж было мобилизовать всех людей (в том числе и всех танкистов), скрытно перебраться через реку и выбить противотанковую оборону пехотой.
   Первая часть плана прошла без сложностей - танкисты 30-го Уральского Добровольческого корпуса похватали свои чёрные ножи и покинули танки без единого слова. Если надо бить фашистов вручную - будем бить вручную. Используя подбитые танки как прикрытие, удалось переправиться на другой берег реки и подобраться к немецким позициям через прорехи в обороне. И тут наступающая лавина солдат наткнулась на два пулемёта боевого охранения. Пулемёты прижали пехоту к земле, вся операция оказалась под угрозой. Ещё несколько минут - и фашисты развернут несколько взводов, те займут окопы, выбить их без артиллерии будет невозможно, и внезапная атака будет сорвана. Единственным способом взять позицию было задавить пулемёты лавиной. При массовой атаке пулемётчик успеет подстрелить максимум десять - пятнадцать человек, зато сотни будут спасены.
   Веселов и Майоров сопровождали эту атаку как присматривающие от волшебников. Солдаты знали их как разведчиков - они то появлялись, то исчезали, и это не вызывало ни у кого вопросов. Когда Александр понял, что наступление срывается, он крикнул: 'Братцы! Задавим их массой, иначе все ляжем!', а затем встал и пошел на пулемёты. Он крикнул: 'Ура', но получилось слабо. Ему было стыдно, что он в пуленепробиваемой мантии и с наложенным заклинанием 'резиновость'. Солдаты, которых он хотел поднять в атаку, такой защиты не имели.
   Внезапно Александр представил, каково это - идти в атаку, грудью на сталь, отсюда и больше никуда, только прямо к Создателю, который сияет в вышине с полной правдой и любовью, и с одобрением смотрит на тех, кто готов рискнуть жизнью ради правды. Удивительно, но с каждым шагом сияние разгоралось всё больше и больше, заслоняя собою реальность с развороченной землёй и окопами немцев. Александр уже не шел, а летел напрямую к этому сиянию. Сияние из видения перетекло в звук - на этот раз 'Ура' (точнее, последнее 'а') получилось звонким, чистым, почти как то сияние Создателя. Что-то похожее получалось у деревенских девушек, когда они в песне с припевом 'ох, не надо, ох, не надо/ назначать свидания' долго тянули последний звук 'я', переходящий в 'а'. Только у Александра получилось чище и глубже. Через пару шагов Александр обнаружил, что звук живёт своей жизнью - он звучал даже тогда, когда Веселов не кричал. Удивлённо обернувшись, Веселов понял причину: его 'ура' подняло всех солдат одной волной. Они тоже слышали в детстве деревенских девушек, и они тоже чувствовали себя 'отсюда и больше никуда'. Их 'ура' было даже сильнее, чем у Александра.
   Удивительно, но пулемётчики даже не стреляли. Наступающие солдаты нашли их валяющимися на дне окопов, немцы мычали и отчаянно зажимали уши. Стволы их пулемётов были погнуты. Остальные немцы - все, кто оказался в зоне слышимости - испугались так, что удирали пятнадцать километров, до следующего рубежа обороны, даже офицеры. На вопросы начальства о причинах поспешного отступления они ничего внятного ответить не смогли, в конце концов отговорились тем, что большевики выпустили на них страшных головорезов с чёрными ножами.
   Ножи у Уральского Добровольческого корпуса действительно были чёрными - подарок уральских металлургов, но ничего особенного в них не было - ножи как ножи. Да и люди в корпусе были вполне обычными - корпус формировался из числа рабочих уральских заводов, причём в страшной спешке, его воины даже не прошли обычной солдатской подготовки. Причина успешного наступления была в том, что почти весь корпус благодаря Александру вдруг научился Истинным Звукам. На мощное 'ура' корпус взял сразу несколько очень хорошо укреплённых рубежей обороны, за что Александру предъявили обвинение в распространении волшебных умений.
   От 'горчичника' Александра спасло только то, что специально созванная комиссия решила его простить - волшебники признали, что всё произошло не совсем осознанно, а в момент особого эмоционального подъёма. Александру посоветовали держать эмоции под контролем и отпустили, но страху он натерпелся изрядно.
   - Ну ты даешь, - сказал ему Майоров сразу после боя, - тебе только вместе с Ваулиной волшебные песни петь.
   Профессор Марадей был в восторге, он специально слетал на фронт и записал 'ура' с Истинными Звуками во время одной из атак Уральского корпуса. Очень хвалил Александра, говорил, что давно не слышал таких ясных Истинных Звуков, обещал ставить запись всем следующим наборам.
   Во время битвы волшебники обратили внимание на то, советские войска получили несколько очень болезненных внезапных ударов от контратак немцев. Стоило где-нибудь появиться слабому месту, как из ниоткуда тут же возникала танковая часть и наводила погром. Юрген Трескофф клялся, что не имеет к этому отношения, что штабы этих немецких частей не отдавали такого приказа, и даже мало того - что никто из тёмных магов не организовывал этих контрударов, приказ исходил прямо из ставки фюрера. Складывалось такое ощущение, что в ставке фюрера лучше знают тактическую обстановку, чем в воюющей части. Тотальная радиофикация немецких частей позволяла фюреру ставить задачи чуть ли не каждому конкретному взводу. Местные штабы от такого положения ярились и выли - кому понравится, когда самую лучшую часть, на которую у тебя были большие планы, вдруг отбирают и заставляют решать стороннюю задачу, но поделать ничего не могли.
   Волшебники иногда отмечали пролёты тёмных магов на мётлах, те, как и волшебники, тоже следили за обстановкой. Но эти тёмные маги, когда нужно было подстроить пакость, обычно действовали иначе - они напрямую командовали близлежащими штабами. Кто шептал фюреру на ушко точную оперативную обстановку - оставалось тайной.
   Во время этой битвы почему-то ни разу не появились те тёмные маги, которые превращали раненых и убитых людей в зомби. Ни Юрген, ни волшебники не отметили их присутствия. Волшебный мир уже знал, что за создание армий зомби ответственен новоявленный орден тёмных магов, появившийся в Англии. Возглавлял его один очень талантливый молодой человек, которому даже удалось изобрести способ определять положение того, кто называет его имени. С помощью безжалостного и быстрого террора он весь мир магов быстро отучил называть его по имени, в результате чего о нём говорили только как о 'том-кого-нельзя-называть', но в целом этот новоявленный орден был намного меньше и слабее старого ордена тёмных магов - того, который мечтал установить своё господство по всей планете и подыгрывал фашистам. Новоявленными тёмными целенаправленно занялся орден 'Феникс', а все остальные волшебники про него на время забыли.
   В целом Орловская битва и развернувшиеся в северо - западной части Орловской дуги танковые сражения оказались крупнейшим танковым сражением за всю историю войны, нигде и никогда больше десятки и сотни танков не сшибались в таких жестоких и неожиданных атаках и контратаках. По результатам обсуждения Орловской битвы руководством СССР наконец-то было решено начать производство танков с 85-мм длинноствольной пушкой.
   - А почему они раньше её не производили? Ведь разведка наверняка докладывала, что немцы проектируют 'зверей' с толстой бронёй? - спросил Василий Майоров у Сергея Александровича Гурова, для чего ему пришлось намеренно зайти в берлогу старого волшебника.
   - А потому, что многие старые офицеры генштаба и академий ненавидели СССР, а ещё потому, что к ним примкнули многие молодые советские офицеры из тех, кто убедился в неумелости советских властей. Они активно подыгрывают немцам, ждут их как освободителей от коммунизма, оставили СССР практически без артиллерии. Вместо лёгких пушек и гаубиц заставили войска тягать за собой втрое более тяжелые универсальные пушки - гаубицы, и это при полном отсутствии гусеничных тягачей. В результате советские войска не имеют никакого манёвра - стоит танкам сдвинуться с места, как вся артиллерия отстаёт. Ты в курсе, что ещё в 1939 году в СССР была разработана 57-мм противотанковая пушка? Хорошая, длинноствольная. Вопреки главному артиллерийскому управлению, кстати. Если бы её поставили в Т-34, то он с двух километров пробивал бы в 1941 году немецкие Т-3 и Т-4, и запасов снарядов к ней вдвое больше. Получилась бы такая же ситуация, как у вас сейчас под Орлом, только наоборот - советские танки пробивают немецкие с двух километров, те пробивают советские с 500 метров или вообще не пробивают. И никакой войны не было бы - советские танки выбили бы все немецкие ещё на границе. Только такое развитие событий слишком многим не нравилось, поэтому в Т-34 поставили короткоствольную 76-мм пушку, якобы у неё фугасное действие больше, для прорыва укреплений.
   Майоров заплакал.
  
   Орловская область. Район реки Нугрь (а также другие места). 15 июля 1943 года (а также 16, 17, 18 июля и так далее до 29 августа).
   Огневой вал советской артиллерии ушел вглубь немецкой обороны, уводя за собой стальные танки, отважную пехоту и молоденьких сестричек из полевых медсанбатов. На бывшем поле боя остались только павшие солдаты и те из тяжелораненых, кого не смогли - или не успели - отличить от павших. Тёмная ночь укрыла лежавших в траншеях бывших противников. Никого нет на поле боя - медсанбаты ушли вслед за наступающими, похоронные и трофейные команды ещё не пришли. Только четыре полупрозрачные тени двигаются над полем. Контуры теней до удивительного напоминают девичьи фигуры, две из них идут пешком, две парят над полем, раскинув руки.
   - Ой, какой хорошенький, - донеслось от первой летящей фигуры, - Дубровская, смотри, какой миленький! И всего лишь пробоина в лёгком! Сейчас мы её исцелим... та-ак, завтра будет как новенький. А вот какое мужественное лицо! Я бы с таким прошлась под ручку!
   Лежавшее на земле тело немецкого офицера само взлетело в воздух и приняло вертикальное положение, рука согнута.
   Вторая фигура (стоячая) энтузиазм первой не разделяла:
   - Ваулина, ты извращенка! Это же фашистский офицер, к тому же мёртвый! Нам вообще тут нельзя быть! Мы должны разбрасывать биокультуры над реками Ирана, и не более того! Каждый шаг в сторону считается дезертирством и карается больше, чем исключением!
   - Мёртвый? Какая досада! - (при этих словах тело немецкого офицера легло на землю, сложив руки на груди крестом, глаза закрыты, на лице благостное выражение), - А вот какой красавчик - и всего лишь потеря крови от ранения в ногу, восстановим... Интересно, а как у него с мускулатурой? О, прекрасно!
   - Ваулина! Одень его обратно!
   - Дубровская, как я ему рану в ноге буду иначе обрабатывать? Мы им, между прочим, жизнь спасаем! Тридцать человек на каждую за один выход - неплохо! Что такого, если девушка при этом получит немного удовольствия? Между прочим, тоже могла бы бинтик с зелёночкой захватить.
   - У меня нет как у тебя заклинания смотреть насквозь.
   - Ну и что? Заведи себе очки специальные, всего-то делов - поулыбаться Веселову, похвалить Усачёва, они тебе за это всю научную часть на уши поставят и очки сами принесут. Ой, вот какой хорошенький. О, не жилец. Обидно. Тихонович, вы там закончили? Нас уже скоро в университете хватятся. Уходим домой!
   Полупрозрачные девичьи фигуры исчезли. На некотором расстоянии от их местоположения появились две мужские фигуры, до того укрытые намного более качественными мантиями - невидимками. Это были двое очень пожилых мужчин, можно сказать - стариков.
   - Последний раз я так умилялся, когда моя дочка танцевала на сцене в семь лет, - сказал один из стариков.
   Мужские фигуры тоже исчезли, и осталось только отражение лунного света от нашитых на мантии эмблем ордена 'Белый Орёл'.
  
   Глава 3. Новый курс.
   30-го августа все студенты должны были прибыть в университет, чтобы начать готовиться к новому учебному году и встрече новых студентов. 31-го августа профессор Марадей провёл для второго курса занятие по хоровому пению - разучивали приветственную песню. Затем помогали хозяйственным службам готовить пещеры для новых студентов - пещеры, освобождённые выпускниками, необходимо было очистить от забытых вещей и как бы забытых шуточных заклинаний. 1-го сентября получали учебники и оборудование для экспериментов. Оборудования набралось несколько ящиков, и мощные микроскопы были не самыми сложными устройствами в наборе. Таскать огромные ящики пришлось целый день, сначала для себя, потом для девчонок. Судя по оборудованию, второй курс должен был стать чем-то ужасным, по сравнению с чем первый курс должен был показаться детским садом.
   В семь часов все курсы стояли в праздничном зале и ждали новых студентов. Ждать пришлось долго, впрочем, время зря не пропадало: после бурного лета впечатлений у всех было очень много, и народ активно делился историями. Отовсюду слышались охи и ахи: война немагов, противостояние с тёмными... опасных ситуаций было много.
   - Это была полная задница, - рассказывал Шигарев, - я на авиазаводе такую историю наблюдал, закачаетесь! У наших самолётов в хвостовом оперении использовались трубы, силовая деталь. И вот эти трубы закончились, а новых завести не могли. Я случайно этот конфликт наблюдал, на сборке вертелся. Директор вызывает одного молодого конструктора, спрашивает, можно ли вместо трубы использовать гнутый из листа профиль в форме буквы 'С'. А тот говорит: 'Нет, у открытого сечения момент инерции на порядок меньше, на изгиб хуже работает, самолет в воздухе развалится'. Директор ему: 'А ты сделай такой расчёт, чтобы он не развалился'. Инженер: 'Невозможно, гнутый лист использовать нельзя, только трубу'. Директор: 'Тогда на фронт пойдёшь'. Инженер: 'С удовольствием. В военкомате три моих заявления уже лежат. А обман подписывать не буду'. Представляете? Инженер исчез, а в самолёты начали ставить гнутые трубой листы. Директор ради плана пошел на прямое преступление! Самолёты - если их нагрузят на фронте по полной - развалятся в воздухе!
   - Ну и нормальная история, - сказал Майоров, - ради плана директора что угодно сделают. В западных странах, кстати, то же самое творится, только там ради денег это делают. Я специально интересовался. У американцев вон когда шли испытания нового палубного истребителя, конкуренты нанимали техперсонал, чтобы они дырки в силовых деталях сверлили. В результате войну с японцами американцы встретили на самолётах, которые очень сильно уступали японским.
   Тут профессор Марадей подал знак, все разговоры затихли, хор затянул приветственную песню. Появились первые ряды первокурсников. Эти не смеялись и выглядели немного испуганными. Их было много - даже больше, чем в прошлом году. Война действительно заставляла многих задуматься о цели жизни. В рядах первокурсников Александр рассмотрел некоторых старых знакомых - тех, кого они нашли во время своих миссий. В душе что-то кольнуло - хотя они и виделись со многими из них чуть не ежедневно в коридорах, увидеть своих 'крестников' в рядах первокурсников было почему-то весьма волнующим событием. Анастасия Дранкович, вытащенная из горящей церкви, Сергей Богуславский, найденный в разбомбленном поезде, ещё пять человек, найденных в разных школах, тюрьмах и воинских частях - сейчас они все шли в колонне первокурсников.
   Приятным сюрпризом оказалось то, что в колонне первокурсников шел лучший друг детства Александра, его сосед по тайному поселению магов - Михаил Андреев. Александр знал, что он в этом году окончил школу магов, виделся с ним во время летних каникул, но даже представить не мог, что он окажется в Университете.
   Распределение по учебным тайным орденам заняло небольшую вечность, но никто и не торопился. Спели ещё раз приветственную песню, потом перешли к другим любимым песням. Настроение у всех 'старых' студентов было радостным и приподнятым, получился настоящий праздник.
   К Мишке Андрееву Александр подошел в этот вечер последним - сначала он поприветствовал тех, кто попал в университет благодаря его стараниям. Зато потом они сели с Мишкой болтать надолго. К утру Михаил Андреев уже был членом 'Летящего Паровоза'.
  
   Глава 4. Всё неправильно.
   - Всё, что мы рассказывали вам на первом курсе, было неправильным, - так начал первое занятие по магической логике второго курса профессор Фридрих Штройбах.
   Магическая логика во втором семестре читалась лишь раз в неделю, по ней даже не было экзамена. Но заканчивать её преподавание руководство явно не торопилось - студенты с удивлением обнаружили её в расписании и второго курса. Почему-то увеличилось количество занятий по программированию. Среди новых предметов появились курсы черчения, сопротивления материалов, теоретической механики и материаловедения. Надоевшие всем заумные уравнения метафизики ушли в прошлое. Меньше стало занятий по заколдовыванию немагов, устройству человека и истории литературы. Но вот в чём преподаватели всех курсов остались неизменны, так это в стремлении удивлять студентов до изумления.
   - Всё, что мы рассказывали вам на первом курсе, было неправильным, - ещё раз торжественно провозгласил профессор Фридрих Штройбах и победно оглядел зал. Зал послушно изумился.
   - А как же насчет того, что необходимо быть добрым, предусмотрительным и блюсти самоконтроль? - спросил Юрген Трескофф. Ему, как бывшему фашисту, нестыдны были любые вопросы.
   - Это всё неправильно, - отмёл возражение профессор, - если не по сути, то по форме, а значит, и по сути тоже. Мы говорили вам: 'Вы должны думать о последствиях своих действий и стремится к тому, чтобы они были благотворными для всего мира'. Но никто из вас в будущее хотя бы на десять лет заглянуть не сможет, чтобы в полноте все последствия спорного решения оценить. Таким образом имеем, что стремление удовлетворить этому правилу только разрушит вас. Тревога за то, что не все последствия будут благотворными, будет нарастать, и вам будет нечего противопоставить ей. Здесь нужно говорить о том, что необходимо научиться без уныния и торопливости идти по жизни и стараться благотворить, но не о том, чтобы все последствия были благотворными. Если нет опыта - то нет и способностей предсказывать развитие событий. Но откуда взяться опыту? Только из попыток радикально переустроить мир, или, как минимум, из раздумий об этом. Если нет мечты о радикальном переустройстве - то нет и размышлений, нет и опыта.
   - Мы говорили: 'Вы должны быть смиренными, вежливыми и вести себя кротко и уступчиво', и никто из вас не спросил, кому уступчиво. А это значит, что если бы среди вас нашелся такой человек, который любит действовать нахально и эгоистично, то он уже выдвинулся бы на первые роли и сделал вашу жизнь намного сложнее. Кроме того, от смиренного поведения не прибавляется опыта, как мы уже показали выше. Мы говорили: 'Человек должен жить для счастья', и ни один из вас не кинул в нас тапочками и не сказал, что о полном счастье думают только те, кому плохо, а те, кому хорошо, думают только о том, как продлить или углубить своё 'хорошо'. Тут можно говорить о деяниях любви или о заботе о своём мире, о том, как изучать свои представления о том, почему человеку кажется, что ему плохо, но говорить только о смирении или только о самоконтроле будет недостаточно. Смертельно недостаточно! Но никто из вас этого не заметил.
   - Мы говорили 'Вы должны...', но никто из вас не спросил, кому должны и почему должны. Пока вы делаете то, что вам сказали делать, вы воплощаете в жизнь чужую мечту. Хорошо, если она окажется хорошей, а если нет? Как вы поймёте, что хорошо для мира, если вы не знаете, что хорошо для вас? Для начала вам было бы лучше разобраться с тем, как лично стать счастливым, и только потом осознавать, как распространить ваше счастье на весь мир и в каком именно объёме. Это всё говорит о том, что вы пока ещё не волшебники и задавать вопросы себе не любите! Теперь придётся учить вас тому, что всё является не тем, чем кажется, на конкретных примерах...
   В тон профессору Штройбаху продолжала на уроках по заколдовыванию немагов и профессор Сазонова:
   - В прошлом семестре мы вас обманывали и говорили вам неправду. Мы заставляли вас вести себя вежливо, начисляли штрафные баллы за выражение досады в боях в лабиринте, говорили о том, что надо снимать страхи, но никто из вас так и не смог научиться вести себя смиренно и беззлобно. Но этого у вас и не могло получится! Мы намеренно не говорили вам об этом, чтобы вы столкнулись с этим фактом на собственном опыте.
   - Вы будете продолжать служить своей животной части, ваша животная часть будет управлять вами до тех пор, пока вы не откажетесь от главного страха, которым она вас принуждает к действиям - от страха за животную жизнь. До тех пор, пока вы будете бояться смерти, вы будете игрушкой животных стремлений. А это значит, что в критических ситуациях принимать решения будете не вы, а ваша животная часть, и действовать она будет так, как ранее в подобных условиях действовал тот, кто победил - победил с её, животной точки зрения. Иными словами, если в возрасте семи лет ваш кумир детства ругался матом и плевал на пол, то вы в критической ситуации будете повторять его повадки. Учитывая то, что практически все важные решения принимаются в стрессовой обстановке, вывод из этого прост: пока что в вашем лице живёте на вы, а ваша животная система выживания, автомат, Франкенштейн непричёсанный. Волшебником высокого уровня такой человек - животное становиться не должен. В ближайшее время мы будем осваивать такие заклинания, которые, будучи произнесенными в уме, способны разрушить пол-планеты. Неужели их стоит доверять таким людям, которые способны прошептать их бесконтрольно, просто с досады от упавшей чашки? Вам необходимо так или иначе разрешить эту проблему.
   - В прошлом семестре мы рассказали вам довольно много о разных религиях. Но это была поверхностная информация о чём-то, не передающая понимания сути. Теперь вы немного повзрослели, поднабрались опыта, и мы можем начать говорить на достаточно серьёзном уровне, достойном взрослых людей. Сейчас мы разобьём учебные группы в зависимости от ваших склонности к той или иной религии, и начнём работать так, как с вами разговаривали бы наставники в соответствующей школе. Суть сказанного будет примерно одинакова во всех школах - и касается она, в основном, умения справляться со страхами животной натуры и умения достигать совершенства разумного существа.
   - Начнём с того, что все вы когда-нибудь умрёте. Решайте проблему страха смерти как хотите. Хотите - через христианский миф, представляйте, что вы придёте к доброму и понимающему Богу, который вас пожалеет и утрёт каждую слезу. Хотите - через буддийскую теорию просветления через множество перевоплощений, надейтесь, что вы будете жить много жизней и достигнете в итоге идеального состояния. Если хотите, можете выходить через коммунистический способ - в духе 'мы творим дела любви и созидания, посмертие нас не заботит'. Речь идёт о том, что необходимо глубокое и серьёзное самоизменение, в результате которого вы должны будете стать готовыми к смерти в любую секунду. Одного желания быть вежливыми и делать добро недостаточно. Остальное вам расскажут в практических группах.
   - А как вы определите, кто решил или не решил эту проблему? - Юрген Трескофф был в ударе.
   - О, это очень просто. Такой человек задаёт другие вопросы и даже по-другому двигается, - легко ответила профессор Сазонова, - По вам, например, видно, что вы её уже решили.
   Весь поток удивлённо посмотрел на Трескоффа, а Александр Веселов не отрываясь смотрел на профессора Сазонову. Если в начале прошлого года она выглядела, как ровесница Ваулиной, то теперь она выглядела как женщина сорока пяти лет. У глаз появились морщины, на щеках стала заметна дряблость.
  
   - Они обрабатывают нас, как материалы, сначала снимают слой с одной стороны, а потом с другой, - жаловался Майоров, выходя с лекции.
   - Ага! Точно! Принимают дубов, а выпускают липу, - не удержался Шигарев от старой шутки.
   - Не путай, так говорят про школу, - поправил его Майоров.
   - Завтра будут лекции по сопротивлению материалов, - сказал Александр Веселов, - наверное, там будут учить тому, как сопротивляться обработке.
   - Всё-то вам не так, небось в детстве 'Как закалялась сталь' с восторгом читали, а как с самих стружку сняли, так сразу давай смолу выпускать, - пошутил Максим Прохоров. Все удивлённо уставились на Максима - последний раз он шутил полгода назад. Максим удивился:
   - Я что, что-то не то сказал? Шутка.
  
   Но профессор Сазонова была не последней, кто заявил, что всё, сказанное студентам ранее, было неправдой. 'На сладкое' добавил сомнений в своих лекциях профессор Стоянов:
   - Мы говорили вам, что человек должен стараться вырасти от животного уровня до состояния совершенного разумного существа. Мы говорили вам, что вы должны будете в дальнейшей своей деятельности улучшать общественные системы немагов. Это не совсем правда, а некотором смысле это совсем неправда. Важен не только смысл изменения, но и количественные соотношения! Никто из вас не спросил, какой процент общества на сколько ушел от животного уровня. А ведь это принципиальный вопрос! Если процент тех, кто способен вести осознанное поведение, слишком мал, то любое построение сколько-нибудь эффективного государства приведёт только к тому, что весь народ окажется во власти тех, кто не способен противостоять желаниям грабежа, роскоши и растления - и без возможности выхода из данной ситуации. Очевидно, что возникновение таких деспотических систем надо предотвращать любой ценой, появление слишком эффективного государства в мире, где все люди остаются на животном уровне сознания, будет смертельно опасным. Потому, слушая о построении систем, вы должны были спросить: 'А есть ли у нас люди, способные руководить этими системами?' Никто из вас этого не спросил, а это значит, что суть происходящего вы пока видеть не умеете.
   - Около шестидесяти процентов населения ни для какой работы, требующей умения видеть подробности дела или точности в работе, не пригодны. Их животная часть неспособна смириться с тем, что они ограничены какими-то там правилами или требованиями точности, они начинают злиться и гнать брак, а то и совсем не могут запомнить подробностей дела. Они хотят всё сразу, они хотят сильных ощущений, а потому неспособны выполнять повторяющуюся работу.
   - Около двадцати процентов способны выполнять точную работу, помнить правила и даже находить в этом особое удовольствие, но стоит им оказаться в начальниках, как они теряются и разваливают дело. Они либо пытаются подменить исполнителей, либо увлекаются второстепенным делом, либо начинают болеть - животная часть не даёт правильно планировать дела, так как не может смириться с тем, что она чем-то ограничена. Около десяти процентов способны видеть тонкости процесса и планировать дела, но из-за буйной фантазии и неумения ограничивать желания увлекается слишком честолюбивыми проектами и гибнет из-за соответствующих последствий. И только последние десять процентов населения могут устойчиво вести реальное дело - подчёркиваю, не большое дело, для этого необходимо образование, а хотя бы маленькое - фермерское хозяйство, например. Из этих десяти процентов около трети приходится на магов и волшебников, которые из общественной жизни человечества исключены. Иными словами, абсолютное большинство человечества ни к какому делу, кроме собирания бананов, приставить нельзя, и только семи процентам можно что-то доверить.
   - Проценты немного изменяются от страны к стране, в странах с чистыми религиями и глубокой культурой процент дееспособных людей побольше, но отличие варьируется в единицах процентов. Почему дело обстоит именно так? Есть версия, что этот мир был создан Богом для самых маленьких и в начале предполагалось, что люди будут жить на всём готовом - банан с ветки, морковка из земли, и всё самосевом. Есть и другая версия - что люди должны сами создать системы, позволяющие человечеству целиком от эпохи к эпохе восходить на всё более высокие разумные уровни, а этим опытом потом воспользуется Бог и вся Вселенная. Этим мы тут, в Университете, и занимаемся. А практический вывод для вас, волшебников, состоит в том, что вы должны первым делом уделять внимание не построению жестких принуждающих систем, а поиску и созданию людей, способных честно и умно рулить этими системами - хотя бы ради своей пользы.
  
   Глава 5. Невольные волшебники.
   Сопротивление материалов оказалось совсем не курсом психологической устойчивости, как шутил Веселов, а самым обычным курсом основ расчёта на прочность. Преподаватель по сопромату, Олег Михайлович Михайлов, был очень пожилым человеком. Слова он произносил медленно и тягуче. На первой лекции он сказал всего несколько приветственных слов, а затем сразу начал читать лекцию точно по учебнику - буква в букву. Когда на второй лекции Александр Веселов попытался спросить о непонятном моменте, преподаватель остановился, выслушал его, а затем повторил последнюю фразу ещё раз. После чего решил, что разъяснил все непонятные моменты, и пошел диктовать учебник далее. Подойдя к преподавателю после лекции, Александр убедился, что тот слегка пьян. Выяснить что-либо не оказалось возможным, поскольку преподаватель оказался ещё и глух. Он делал вид, что слышит студентов, затем отделывался двумя - тремя словами и шел дальше. Поскольку практические занятия по сопромату вёл он же и в том же духе - задиктовывал задачу, а затем сам рисовал её решение, не обращая внимания на вопросы студентов, - Александр решил, что имеет смысл начать задавать вопросы. Ему в сопромате многое было непонятно, а с таким преподавателем выяснить что-либо не представлялось возможным.
   Профессор Пащин пожал плечами и предложил смириться. Оказалось, что профессор Михайлов относился к невольникам университета. Невольниками становились те не до конца испорченные молодые тёмные маги, кого взяли в плен в сражениях и кто согласился работать на волшебников.
   - Они живут тут без права выхода и удаления от ограды университета, занимаются наукой, вычислениями или бухгалтерией, и мы стараемся их не трогать, - сказал профессор Пащин, - Можно, конечно, найти другого преподавателя, но надо же и этого к какому-то делу приставить?
   - А они смогут как-нибудь раз поднять восстание с помощью 'Изумруда'? - спросил Александр у Гурова.
   - Насчёт этого можешь не беспокоиться, - успокоил тот Веселова, - их охраняет специальный орден из числа тех, кто потерял родственников по вине тёмных. Невольники знают, что стоит им сделать хоть одно лишнее движение, и они тут же все будут мертвы - такое уже случалось. Видел у них браслеты на руках? Вот это и есть их тюрьма.
  
   История с невольниками несколько дней не давала покоя Александру. Он поворачивал эту идею так и этак и наконец на очередном занятии по космической технике (студенты возобновили их с началом учебного года) спросил у Гурова:
   - Сергей Александрович, а бывают такие кандидаты в волшебники, которые отказываются от поступления в наш университет?
   - Конечно, бывают! Вот слышал про такого авиаконструктора Бартини, Роберта Людвиговича? Такая умница, а отказался. Мы ему в двадцатых годах предлагали. Отказался, ради помощи рабоче-крестьянскому государству. Столько изобретений он сделал - мы еле успели их подавить. Знаешь, в начале тридцатых годов считалось, что истребитель не может развить скорость выше 320 км/ч. Было такое направление - их называли 'предельщики', научное направление, которое обсчитывало максимально достижимые параметры техники. И вот совещание на самом верху, они показывают свои разработки, графики - вот тяга мотора, вот сопротивление шасси (неубираемого), вот сопротивление крыльев - и в точке 320-330 км/ч кривые пересекаются. Дальше сколько не повышай мощность мотора - сопротивление растёт быстрее. И тут военный министр, Ворошилов, достаёт фотографии самолёта Сталь-6 Бартини - вот вам, товарищи военные, самолёт летает 420 км/ч. Ты бы видел их физии! А в 1935 он разработал проект истребителя со скоростью 680 км/ч - но тут его уже убрали монархисты, не без нашей подачи, надо сказать. Посадили как агента итальянских фашистов. А не посадили бы, сейчас война очень быстро закончилась бы - Ме-109 с его 550 км/ч для таких истребителей лёгкая добыча.
   - В 1935 году - 680 км/ч? С каким мотором? - не поверил Соколов.
   - С обычным, Валентин, с обычным, просто у человека правильный подход к делу - и вам его советую. Он умеет видеть кирпичные трубы.
   - Кирпичные трубы?
   - Первый русский пароход 'Елизавета', 1815 год, точнее - баржа - тихвинка с паровой машиной, имел кирпичную трубу. Почему? А по аналогии - у заводов и домов кирпичные, почему тут должно быть иначе? Вот таких 'кирпичных труб' в любой технике или организации полным - полно. И попробуй что кому докажи - чуть только начинаешь говорить об изменениях, все хором рвутся доказывать, что ничего менять не надо, потому что до нас предки так делали и что это решение проверено временем. А того, что при шторме тяжелая труба корабль перевернёт и пойдёт он на дно рыб кормить, никто не хочет видеть.
   - То есть при правильном развитии событий СССР к 1940 году имел бы превосходящие и непробиваемые тогдашним оружием танки, истребители, которые летают на 100 км/ч быстрее всех аналогичных, реактивные миномёты залпового огня 'Катюша' и сверхэффективную артиллерию даже без СТПРН? И легко завоевал бы Европу? - уточнил Майоров.
   - И Африку, и Америку, - подтвердил Гуров, - только на пользу человечеству это бы не пошло. Поэтому волшебники стараются сделать так, чтобы гражданские технологии развивались, а военные технологии мы изымаем. Чтобы немаги научились хоть что-то делать до того, как друг друга уничтожат. А с Бартини вы ещё намучаетесь.
   - А кто ещё отказался от университета? - спросил Веселов.
   - Из известных? Слышали про такого изобретателя, Никола Тесла? Умер вот совсем недавно, седьмого января. Вот уж волшебник так волшебник! С электричеством на 'ты' был, чувствовал его, как горшечник глину, молнии из пальцев пускал. Переменный ток изобрёл, радио, управление на расстоянии, лечение током. Но это всё мелочи, он изобрёл свою теорию поля и электричества, математически описал энергетику всех наших перемещений телепортацией и превращений. Правда, так и не понял, что это может управляться мыслью. Им американский филиал университета занимался, они от него просто плакали. Про тунгусский взрыв слышали? Это он кое-что не рассчитал. Энергетическое поле защитное изобрёл, оно даже нашей магией не всякой пробивается, невидимость научился с наших мантий снимать. Он настолько опередил своё время, что власти немагов даже не пришлось уговаривать большинство его изобретений похоронить. Из известных ещё может слышали про Вольфа Мессинга? Вижу, что слышали. Но с этим мы, можно сказать, договорились. Он даёт концерты в СССР, на которых люди убеждаются, что телепатия и ясновидение существуют. Это позволит СССР не скатится в окончательную материалистичность.
   - Весело жить в университете. Одних приходится заставлять заниматься наукой и охранять, чтобы не сбежали, а других приходится подтормаживать и хоронить их изобретения, - сказал Александр.
   - Обхохочешься, - мрачно подтвердил Гуров.
  
   Их занятия по космической технике дали много полезного. Студенты уже кое-что знали и о физике реактивного полёта, и о правилах организации закрытых космических баз. Единственным нерешенным вопросом оставались только способы переноса телепортом на большие расстояния.
   - Вы же говорили, что базы на Луне маги организовывали ещё в древние времена? - удивились студенты-маги.
   - Организовывали. Память о самом этом факте осталась, но как именно они это делали - неизвестно. Поэтому нам придётся начинать с самого начала, - признался Гуров, - транспортировка переносом была разработана только для перемещений в пределах 200 км от земной поверхности. То есть она, возможно, работает и выше, но это придётся проверять. И не на людях. Поэтому, возможно, придётся делать закрытую капсулу и лететь к Луне в ней, а двигать её магическими способами. Так что подвигов у нас впереди много...
  
   Зайдя в очередной раз в библиотеку, Александр обнаружил Максима Прохорова сидящим около полок с раскрытой книгой на коленях. Глаза у него были закрыты. Александр из интереса понаблюдал за ним пять минут. Максим сидел и не шевелился, но он не спал и не терял сознание: глаза под веками у него быстро двигались. Это было уже не в первый раз, когда Веселов заставал товарища в такой позе. Но раньше Максим сразу открывал глаза.
   - Когда закончишь читать, подойди, пожалуйста, у меня есть что сказать тебе, только на муравьёв не наступи, - внезапно сказал Максим. Александр подошел и обнаружил, что из маленькой дырочки в полу ко рту Прохорова тянется тоненькая ниточка марширующих муравьёв. Муравьи подбегали, что-то клали ему в рот, а затем убегали.
   - Забавно, нам на первом курсе говорили, что разные уровни сознания в человеке конфликтуют друг с другом. А на втором курсе я с определённого момента получил возможность видеть, как именно это происходит, - сказал Максим, - стоит закрыть глаза и немного отстраниться от активного управления, как идеи начинают развиваться самостоятельно. Знаешь, так забавно наблюдать, как какая-нибудь мечта 'сделать всё хорошо и прекрасно' развивается до тех пор, пока не упрётся в убеждение следующего уровня 'всё люди сволочи и ничего восхитительного сделать невозможно'. Привлекаешь вышестоящие уровни, говоришь себе, что в мире много всего и для всех, что добро и любовь побеждают любые преграды - и убеждение уныния исчезает. Интересно...
   Веселов приготовился к долгой лекции, но Прохоров не стал развивать любимую тему.
   - Ты очень долго сидел и ничего не делал, - сказал Александр.
   - А знаешь, очень интересно наблюдать за внутренними системами. Системный анализ в прикладном виде, так сказать.
   - Тебя сегодня не было на занятиях.
   - А толку на них ходить? Я учебные курсы все прочитал и помню их лучше преподавателей.
   - Муравьи?
   - Они мне приносят еду и воду. Это чтобы не отвлекаться.
   Александр посмотрел на Прохорова с некоторым ужасом. Ровесники на глазах превращались в нечто новое, незнаемое. И он сам тоже. Но в лице Прохорова это было намного нагляднее.
   Прохоров продолжил:
   - Я тут почитал про транспорт на магнитной подушке. Представляешь, можно сделать такие дороги, в которых поезд будет висеть над дорогой на силе магнитного отталкивания - либо на постоянных магнитах, либо на электромагнитах. Только вот никто не оценил, насколько опасны сильные магнитные поля низкой частоты - это же получится, что при движении человек будет проходить через переменные магнитные поля, а это уже электромагнитные волны низкой частоты, можно считать. Есть данные, что они могут разрушать живые существа, а никто их опасность точно не оценивал. Нам надо будет изучить этот вопрос...
   Его 'нам' Александра Веселова явно не включало.
  
   Глава 6. Всё наоборот.
   Профессор Сазонова не удовлетворилась объявлением того, что всё, чему учили студентов ранее, было неправильным, и на очередной лекции по устройству человека высказалась в том духе, что теперь и в организации учёбы всё будет наоборот:
   - В прошлом году мы говорили вам, что вы мало учитесь, и принуждали вас учиться больше. Теперь всё будет наоборот! Многие из вас, особенно те, кто вступил в тайные ордена, уже столкнулись с тем, что желание познать и узнать иногда приводит к слишком большой информационной усталости. Теперь мы будем вас сдерживать! Вы учитесь слишком много! Вы должны учиться меньше - точнее, столько, сколько может выдержать ваш организм. Я понимаю, что вам интересно и послушать лекции, и изучить стратегию для побед на фронте, и заняться наукой. Но вам придётся смириться с тем фактом, что ваш организм способен воспринять весьма ограниченное количество информации. Вы можете учиться или заниматься исследованиями только очень небольшую часть дня. В остальное время извольте заниматься играми, спортом или другими делами. Иначе - истощение, нервное расстройство и потеря способностей к любому обучению.
   - Ранее курс по умению контролировать информационное истощение читался у немагов только профессиональным разведчикам - тем, кому по работе приходится запоминать огромные объёмы информации. Теперь наша цивилизация вступает в такой период, когда эти сведения будут необходимы даже школьникам младших классов. Различные электрифицированные умные игрушки, персональные средства развлечения и связи в различных комбинациях смогут при желании занять всё свободное время человека, даже младшего школьника. Вопросом выживания человечества становится умение человека вовремя остановится и не дать своему азарту, интересу или любопытству довести организм до истощения. Для вас этот вопрос в ближайшие дни будет более чем актуальным - у вас начинаются занятия по программированию. Вам выданы персональные программируемые машины. Как показывает опыт предыдущих курсов, люди, получив такую игрушку, кидаются писать различные программы, увлекаются, забрасывают учёбу и доходят до нервного истощения.
   - Поэтому запомните первое правило: час работаете глазами и умом, двадцать минут отвлекаетесь. Через четыре часа вдумчивой деятельности - час прогулок или такой работы, при которой надо смотреть вдаль. Учтите, что вашему организму, вашим внутренним системам тоже нужно время на осмысление событий, на мечты и лёгкую лень. Постройте свой день так, чтобы каждый день у вас был как минимум час, в течение которого вы могли бы лежать и думать ни о чём, о чём само думается. В этот час вы должны быть выспавшимися и не должны бороться со сном, иначе ничего не получится. Мы будем проверять. Если не будете лентяйничать в день положенное количество времени - будем наказывать. Воля у вас пока ещё слабая, детская, увлечённость преодолеть сама не сможет. Поэтому придётся помогать вам наказаниями.
  
   - Вот ведьма, в воду глядела! От этих программ не оторвёшься! Ох, мои глазки, ох, мои ножки! - застонал Майоров, сползая со стула и плюхаясь на кровать Веселова.
   Александр Веселов, Василий Майоров и Валентин Соколов сидели в пещере Александра и пытались изваять программу моделирования полёта космических кораблей методом дифференцирования закона Кеплера. Программа дурила, циклила и некорректно рассчитывала моменты стыковки. Прошло всего несколько занятий по программированию, но студенты настолько увлеклись, что пытались сами писать достаточно сложные программы. Получалось не очень - часы показывали половину четвёртого, а программа всё не поддавалась. И это был не первый день мучений с посиделками далеко за полночь.
   - А ведь немаги не будут, как мы, рассчитывать полёты космических кораблей, - сказал Майоров, полежав несколько минут на кровати, - они наверняка начнут с того, что нарисуют программу с голыми девчонками, и на этом остановятся.
   - Зря ты так про Сазонову. Права она была. Вон ты полежал всего пару минут, а в голову сразу сплошное волшебство полезло с глубинным осознанием дальних последствий социально - политических сдвигов, вызванных технологическим ростом, вызывающим переход количественных изменений в качественные, - пошутил Соколов.
   Выданные студентам персональные вычислительные машины оказались настоящей прелестью - небольшой ящик - чемоданчик, откидываешь его - на крышке экран, на нижней части клавиатура. Экран также являлся панелью управления - в него можно было тыкать пальцами, чтобы нажимать там определённые кнопки управления. Кроме того. машина воспринимала и определённые жесты над клавиатурой. Эти переносные машины были разработаны пять сотен лет назад для отработки особо сложных заклинаний и действовали на основе магии. Но в глубоких пещерах Университета уже разрабатывались и машины на основе электричества - для последующего внедрения в мире немагов. Пока они значительно отставали от магических по удобству и быстродействию, но быстро совершенствовались.
   'Будущее принадлежит электронно-вычислительным машинам на основе двоичной логики. В недалёком будущем вся почта, все телефонные звонки, все покупки будут делаться через ЭВМ, и даже все кино и всю музыку люди будут смотреть через них', - гордо возвещал на ознакомительном занятии доктор Яков Слизськи, ведущий специалист по разработке электронных машин, - 'Мы на пороге новой эры, когда развитие коммуникаций выведет человечество на новый уровень гуманитарного развития!'
   - Передайте ему, что он дурак, - мрачно отреагировал Гуров, когда восхищённые студенты начали при нём обсуждать слова доктора Слизськи, - электронные машины лучше было делать по троичной логике, как наши магические, а из развития коммуникаций само по себе ничего не получится, кроме нового уровня болтовни и переутомления.
   Несмотря на все мрачные предупреждения Сазоновой и Гурова, многие студенты не на шутку увлеклись умной игрушкой. Веселов, Соколов и Майоров увлеклись расчетом движения космических аппаратов. Несмотря на внешнюю простоту, это оказалось не так просто: они с трудом продрались даже через расчёт движения по круговым плоским орбитам, пришлось многократно прибегать к консультациям кафедр математики и физики, а ведь в реальной жизни необходимо было рассчитывать пространственные эллиптические... Майоров с Соколовым получили уже по два наказания за переутомление, Веселов - одно.
   - Нет, я думаю, большим спросом будет пользоваться программа, в которой идешь по коридору и рубишь всех встречных, - сказал Соколов после некоторого раздумья, - это не так быстро надоедает.
   - Точно! А в конце коридора находишь комнату с голыми девчонками, - продолжил мысль Майоров. Веселов с Соколовым не удержались от смешков.
   - Может, на фронт слетаем, фашистам хвост накрутим? А то уже нет сил на этот ящик смотреть, - предложил Майоров.
   - Гуров говорил, что надо бы слетать в Германию, посмотреть, какие ещё тайные проекты фашисты затевают, - вспомнил Веселов, - но только это, наверно, завтра придётся делать.
   Обсуждение планов прервал стук в дверь. На пороге стоял профессор Пащин и держал в руке три следящих браслета. Всем студентам раздали такие браслеты, чтобы контролировать переутомление. Но студенты нашли, как избавиться от этого контроля - спали по очереди, а браслеты отдавали спящим, чтобы забрать утром. Веселов, Соколов и Майоров повесили в эту ночь свои браслеты на Усачёва. Именно их и держал в руке профессор Пащин.
   - О, нет! - застонал Майоров и пошел забирать свой браслет.
   - О, да! - ответил профессор Пащин, пропуская мимо себя пристыженных Соколова с Майоровым, - Боевой маг студент Усачёв был срочно вызван на операцию по контролю летучих обезьян в Индии, был там ранен и доставлен в госпиталь. Нет, всё хорошо, уже исцелён. Но с него сняли восемь браслетов, эти, кажется, ваши. Александр... этот ваш. Спокойной ночи.
   Так сорвался выход на изучение тайн фашистской Германии. Гуров здорово повеселился, найдя троицу за порубкой дров на хозяйственном дворе университета - именно эта операция назначалась наказанием за переутомление. Смысл в этом был двойной - и спорт, и спалось после этого очень сладко и долго. И, что самое главное, неизбежно.
  
   Лекция про переутомление была не единственным 'наоборот', которое припасла для студентов профессор Сазонова. На лекции по заколдовыванию немагов она удивила их следующим пассажем:
   - В реальном мире может удержаться только такое учение, которое разделяется значительной частью общества. А поскольку большинство людей - животные по мотивации своей жизни, то можно сказать, что в реальной жизни способно удержаться только такое учение, которое, с одной стороны, будет нести людям определённую чистоту и свет, а с другой, будет их привлекать удовлетворением некоторых животных чувств и надежд. Возможностей в этом плане всего пять. Первая - льстить последователям уверениями в их исключительности и сверхчеловечности. Вторая - обещать решение всех проблем особо лёгким способом или одним волевым деянием. Третья - ублажать их обжорством или половой распущенностью. Четвёртая - уверять их, что только у данной идеологии есть в наличии правильные общественные или медицинские законы. Пятая - привлекать последователей красивостью: возвышенными песнями, пышными одеждами или строгим ритуалом. Подчёркиваю: это внешняя часть учения, то, что воздействует на животную природу. Без сколько-нибудь чистой сердцевины, говорящей о правде и чистоте, все эти фокусы не помогут. Но, с другой стороны, и без этого давления на животные чувства учение в реальном мире не удержится.
   - Как вы понимаете, каждая из этих лестей животной части имеет свои отрицательные последствия, которые иногда перевешивают положительное влияние сердцевины учения. Поэтому, если на прошлом курсе и на практических занятиях этого курса мы вас практически принуждали и принуждаем становиться религиозными людьми, то на лекциях, наоборот, будем говорить о том, как религии и идеологии вредят миру. Я понимаю, что вам по подростковой нетерпеливости хотелось бы найти одно 'особо верное' учение и усиленно внедрять его по всей Вселенной. Но вам придётся привыкнуть к тому, что ничего простого не бывает и что очень часто оказывается так, что даже малейший нюанс способен устроить делу 'сплошное наоборот'. Не бойтесь этого 'наоборот'! Получайте радость от поиска решений в спасительной сложности.
  
   Первый курс не выдержал танца 'Саломея'. В конце сентября Ваулина устроила концерт с целью найти новые дарования. Сама она спела какую-то легкомысленную песенку, песни с Истинными Звуками петь не стала - пожалела первокурсников. 'Саломею' танцевала Венжи Шахабуддин. Александр знал, что она занимается в одной группе с Быком на дополнительных занятиях по рукопашному бою у профессора Марадея, но не представлял, что их там учат и этому. Эротический танец в исполнении Венжи был прекрасен. Умудрённые опытом старшекурсники вовремя отвернулись, мужская часть первого курса не сдержалась и полезла на сцену, где и получила струи из брандспойтов прямо по пылающим энтузиазмом лицам. Попались все, кроме Мишки Андреева. Ему кое-кто вовремя шепнул секрет на ушко.
   Ваулина нашла на концерте трёх певиц, двух певцов, десять танцоров и две дюжины музыкантов, коим фактом осталась очень довольна.
  
   Глава 7. Секрет всех болезней.
   Лаборант - исследователь, маг второго курса университета 'Китеж' Ольга Ваулина сидела за микроскопом и пыталась осмыслить суть того, что она сейчас видела под стеклом. Проба микробов, взятая из одной реки в Юго-Восточной Азии, удивляла её всё больше и больше. Обычно безвредные бактерии вели себя крайне агрессивно: набрасывались на всё, что встречалось на их пути, и бешено размножались. Ольга дважды проверила по справочнику - бактерии вели себя совсем не так, как им было положено. При таком поведении даже безобидные бактерии - симбиоты, которых многие тысячи в человеке, могли стать болезнями хуже чумы. Проблема была в том, что это была уже седьмая проба, в которой наблюдалась такая аномалия, и все эти пробы были взяты из рек, находящихся за сотни километров друг от друга. Объединяло их одно: точки забора этих проб выстраивались по кругу относительно некоей точки, которая находилась в самом глухом горном краю, среди непроходимых джунглей. Возникло понятное желание эту точку посетить.
   Ольга Ваулина не собиралась становиться биологом. Ей нравилось петь, ей нравилось читать романы. Но после того, как она поучаствовала в операциях по исправлению биологической обстановки, после того, как она увидела массовое вымирание людей в Азии от разнообразных болезней, ей стало интересно разобраться в секретах всех болезней. Руководство ордена 'Агапеара' было в восторге и сразу пристроило Ольгу в биологическую лабораторию. Ей выделили микроскоп с невероятным разрешением (что было неудивительным, поскольку при его изготовлении была использована магия), рабочее место и поручили проверять пробы из тех рек, над которыми орден 'Агапеара' разбрасывал очищающие бактерии.
   В последнее время группе Ваулиной поручили разбрасывать гранулы с очищающими бактериями над горными реками в одном удаленном горном районе Юго-Восточной Азии. В боевую группу Ваулиной после гибели Гнатко входили Наталья Дубровская, Анна Тихонович и Алла Бояцке - девочка - немаг из учебной группы Дубровской. Ваулина и Тихонович летали на мётлах, Дубровской и Бояцке, как немагам, выдали крылатые сандалии - средство медленное, но надёжное.
   Внимание волшебников привлёк тот факт, что в этом районе возник целый ряд очень странных эпидемий. Неведомые заболевания косили людей тысячами, и руководство начало с того, что для начала решило очистить реки. Так поступали всегда, как правило, этого оказывалось достаточно. На этот раз эффект был самым минимальным. Забранные контрольные пробы из рек показали очень удивительную картину - вся микрофлора рек как будто взбесилась.
   Ольга Ваулина нанесла на карту место последнего забора воды и отправилась искать кого-нибудь из однокурсников. Никого из штатных научных сотрудников в лаборатории уже не было, Ваулина полуночничала одна - очень хотелось проверить последнюю пробу. Все её девчонки - компаньонки давно сдали баки на склад и спали сладким сном, а ей самой не очень-то хотелось вычислять координаты по сферической тригонометрии. Жертва нашлась довольно быстро. Александр Веселов в компании Василия Майорова и Филиппа Савёлкина тащились по коридору к выходу из университета. Парни были одеты в доспехи высшей защиты, вид у всех был более чем мрачный. Ольга состроила одну из самых своих умильных мордашек и попросила помочь. Однокурсники обрадовано остановились - видимо, задание их не особо привлекало, - и наклонились над картой. Прямо по карте поплыли знаки формул. Формулы были разного цвета, знаки формул толкали соседние формулы там, где они сталкивались, - Веселов и Савёлкин колдовали в уме, не доставая палочек. Через три минуты координаты были готовы.
   - А куда это вас несёт на ночь глядя, уже за одиннадцать? - поинтересовалась Ольга.
   - Да вот посылают искать вчерашний день, - недовольно протянул Веселов, - там во время приключений в старом университете всплыли следы кое-каких артефактов, и теперь мы отправляемся искать следы то ли двух, то ли трёхтысячелетней давности. И, как всегда, срочно. В древних храмах славян надо найти упоминания об этих артефактах, а поди найди сами эти храмы: они деревянные были, и времени сколько прошло.... Так что пожелай нам удачи. Нам она понадобится.
   Ольга рассыпалась в наилучших пожеланиях, довольные парни медленно двинулись к выходу: идти им явно не хотелось. На следующий день все трое не вышли на занятия. Это было обычным делом: для тех, кто из-за занятости по делам орденов отсутствовал на занятиях, руководство ордена организовывало запись лекций на кристалл. Отставшие потом могли нагнать пропущенное.
   После занятий группа Ваулиной, как обычно, отправилась разбрасывать гранулы над очередной речушкой в больном районе. По окончании миссии Ольга сказала:
   - А теперь давайте прогуляемся кое-куда!
   Дубровская, как всегда, сразу же заныла:
   - Опять на фронт? Ваулина, хватит с тебя молодых красавчиков в универе, нас рано или поздно поймают там, где мы не должны быть, а это приравнивается к дезертирству, нас исключат или того похуже.
   Наталья невероятно боялась руководства и протестовала каждый раз, когда девчонки - магички собирались немного попроказничать.
   - Какая же ты трусиха! Нет, сегодня исцелять не пойдём, - сказала Ольга и поделилась с подругами результатом своих исследований. Дубровская занервничала ещё больше, остальные прониклись любопытством.
   - Вряд ли мы там что интересное найдём, наверняка болото какое-нибудь, но посмотреть стоит, - согласилась Анна Тихонович. Потом она взяла за руку Аллу Бояцке, и волшебницы отправились по указанным координатам.
   В расчетной точке они обнаружили отнюдь не болото. Поначалу они вывалились из телепорта над сплошным ковром джунглей, но уже через несколько минут поисков заметили то, что было, несомненно, целью их поисков. Древний город, наполовину заросший джунглями, хранил неведомые тайны.
   Правильнее было бы сказать, что город был не 'наполовину заросший', а состоял из двух частей: одна часть была полностью покрыта джунглями и почти разрушилась, а вторая часть было совершенно свободна от какой-либо растительности.
   - Это будет открытие века, - восхищённо пропела Ольга Ваулина, глядя на проплывающие под их ногами кварталы древнего города.
   Домики были выстроены из обломков горных камней и глиняных кирпичей (город располагался в предгорьях Тибета). Архитектура была непохожа ни на какую известную культуру. Правители города, очевидно, не особенно жаловали своих подданных: улочки были узкими, домики небольшими, и даже у многоэтажных домов комнаты были очень маленькими. И всё это было очень, очень древним, почти все дома разрушились от времени. Зато возвышавшийся в центре дворец поражал своими размерами и сохранностью.
   Дубровская занервничала:
   - Ваулина, куда мы идем? Я хоть и не маг, но не дура. Ты посмотри: дворец стоит в центре круга, в котором нет ничего живого. Давай возвращаться, а?
   - Ага... сейчас, только немного посмотрим. Что с нами может случиться? Непробиваемые доспехи, мантии - невидимки. Ты под охраной двух волшебниц! Обещаю, глянем - и назад!
   Они вошли во дворец сквозь полуобрушенную входную арку. Дворец представлял из себя воплощённую мечту свихнувшегося любителя сказок 'Тысячи и одной ночи'. Если кто-нибудь решил бы воссоздать дворец правителя могущественных джинов, то получилось бы что-то похожее. Первый зал был выполнен в лазоревых тонах, свод небесного цвета спускался на лепнину стен, изукрашенную сверкающими звёздами. Следующий зал был посвящён красному цвету, звёзды на его стенах были золотистыми. На стенах следующего зала звёзд не было, но зато пропорции, узоры и окраска зала составляли такую красоту, по сравнению с которой первые залы казались детским рисунком. Ни одного прямого места на стенах не наблюдалось, всё было покрыто лепниной или узорами. Правда, большая часть сводов и лепнины осыпалась, но даже по имеющимся остаткам великолепие этого места восхищало. Девушки переходили из одного зала в другой, из колоннады в колоннаду, зачарованно разглядывая обстановку и помогая друг друга перешагивать через завалы обрушенных камней. Даже Дубровская больше не протестовала. Трудоёмкость этой постройки не поддавалась оценке, даже современным нациям потребовалось бы несколько десятков лет, чтобы создать такой архитектурный комплекс.
   Внезапно молодые волшебницы вышли на открытое место. Открытый дворик, обнесенный по периметру заборчиком с резными каменными столбиками, неожиданно появился после очередного зала. Волшебницы подошли к краю. Очевидно, с этого балкона - возвышения былые правители обращались с речами к своему народу или армиям. Огромная площадь, на которую выходил балкон - трибуна, была огорожена по периметру другими высотными зданиями без единого окна. Самое же удивительное было в том, что эта армия и сейчас была там. По пять - по десять существ выходили из какого-то хода под балконом, вставали в строй посреди площади и через несколько минут исчезали в соседнем ходу под балконом. На площади постоянно присутствовало около сотни этих существ.
   'Людьми' этих существ язык бы не повернулся назвать - это были мертвецы с местами отвалившейся плотью. Шли они очень медленно, очевидно, что они совершали абсолютно неосознанные действия, принуждаемые чужой злой волей. Когда-то на них была воинская форма, но за долгие годы она истлела, и остались только металлические доспехи - как это ни странно, сияющие, как будто только что изготовленные. Форма и конструкция доспехов не соответствовали ни одной из известных культур.
   - Мамочки, - выдохнула Наталья, - я хотела быть учёным - историком, из кабинета ни шагу, только на раскопки. А тут эти вурдалаки... Хочу домой! Отпустите меня домой, к маме!
   - Куда домой? В Москву, под бомбёжку фашистов? Твои родичи все в Казахстане. И вообще, считай, что попала на раскопки, мечта историка, - рявкнула Ваулина, - а я теперь уже точно не уйду. Надо же выяснить, что так долго держит тут души этих бедолаг. Ты хоть понимаешь, что они не могут умереть, пока их кто-нибудь не освободит?
   - Пусть парни воюют, орден какой-нибудь...
   - А мы чем хуже? Кто со мной?
   Бояцке и Тихонович подняли руки.
   - Тогда и я с вами. Я же комсомолка. Ничего не боюсь. Буду бороться за освобождение душ, - последние слова про 'не боюсь' Наталья проговорила с сильно трясущимся подбородком. Остальные девчонки одобрительно завыли. В следующую секунду волшебницы подхватились и взлетели в воздух - кто на метле, кто на летающих сандалиях.
   Под обширным балконом располагалась огромная пещера. В сторону выхода шли новенькие полумёртвые воины, в пещеру намного медленнее тащились поджаренные солнцем. Прижимаясь к потолку, волшебницы в мантиях - невидимках проскользнули над потоком зомби. Полумёртвые воины доходили до обширного озера, располагавшегося под дворцом, и плюхались в него. Тихонович запустила в озеро обнаруживающее заклинание. В озере консервировалась целая армия. Попытка подсчитать количество воинов ни к чему не привела - их было слишком много. Очевидно, бывшие правители города загнали в озеро как минимум весь свой город. Но самое интересное находилось не в пещере с озером, а уровнем выше. В пещере, которая плавно переходила в башню (за кирпичной кладкой был виден кусочек неба), располагалось удивительное магическое устройство. И оно до сих пор действовало. Очевидно, именно оно поддерживало жизнь в тысячах зомби внизу. Огромный столб с сотнями вырезанных по периметру то ли знаков, то ли устройств управления гудел от напряжения. Волшебницы слезли с мётел и столпились возле устройства, пытаясь понять принцип его действия.
   Анюта Тихонович запустила обнаруживающее заклинание, но оно подозрительно быстро погасло, пройдя всего несколько верхних слоёв. Впрочем, даже этого хватило, чтобы понять, что в столбе действуют сразу несколько магических устройств разного назначения. В нём циркулировала гигантская магическая энергия.
   - У меня на руке какие-то язвы, - сказала вдруг Дубровская. И в тот же момент из нескольких ходов появилась орда зомби и направились к девушкам. Они размахивали мечами и копьями и твёрдо были настроены на порубку всех, кто вторгся в комнату устройства. Очевидно, сработало какое-то устройство, охраняющее зал с реактором. Девушек в мантиях - невидимках зомби не видели (да и неизвестно, видели ли они кого-нибудь вообще), но зато они деловито начали прочесывать всё пространство пещеры. Ваулина почти рефлекторно поставила щит, а затем наложила на ближайшего монстра заклинание разрыва связи души с телом. Зомби упал. Ваулина повторила, но на четвертом зомби заклинание действовать перестало. Впрочем, на мёртвых воинов можно было некоторое время не отвлекаться: они упёрлись в щит и далее двигаться больше не могли.
   - Давай свою руку, не могло там у тебя ничего быть, мы же в защитных мантиях, - немного ворчливым тоном сказал Ольга, беря Дубровскую за руку.
   На коже у Дубровской действительно выступили обширные язвы. Но - что ещё хуже - такие же язвы покрывали и собственную руку Ольги! Она только сейчас это заметила. Ольга похолодела и запустила заклинание, заменяющее микроскоп. Над рукой Дубровской развернулась трёхмерная картина - многократно увеличенная картина язвы. То, что Ольга увидела, ей совсем не понравилась. Обычные кожные бактерии, те, которые всю свою миллионолетнюю жизнь довольствовались потовыми выделениями и отслоившимися чешуйками кожи, активно атаковали основные ткани. Они гибли тысячами, но и ткань кожи расползалась. Ольга прекрасно помнила их по определителю - не должны были эти бактерии так себя вести. Но должны или не должны - надо было лечить болезнь. Не снимая 'микроскопа' с руки Дубровской, Ольга бегло осмотрела оставшихся подруг. У всех были одинаковые поражения.
   Ольга скомандовала всем встать кучкой и наложила заклинание поверхностного антисептика. Язвы не пропали, но 'микроскоп' показал, что бактерии - агрессоры исчезли. И тут магическое устройство что-то сделало. Оно вдруг окуталось лёгким сиреневым сиянием, загудело, затем всё пропало. Девушки вдруг почувствовали себя ужасно плохо, так, будто на них свалилось отчаяние всего мира. Впрочем, это ощущение через секунду прошло.
   - У меня живот болит, - сказала Алла Бояцке. Впрочем, она могла этого и не говорить: от резкой боли в животе согнулись все волшебницы.
   Ольга, оседая на пол, плюнула на руку и повторила 'микроскоп'. Заклинание 'микроскоп' на этот раз сработало очень неустойчиво, изображение двоилось и дрожало, но сомнений не было: они были больны каким-то очень злым вариантом чумы. К счастью студенток, Ольга немало узнала о целительстве в лаборатории микробиологии, и сумела исцелить их и от чумы.
   - Надо удирать отсюда как можно быстрее, - вслух подумала Ольга Ваулина.
   - А как мы прорвёмся сквозь этих вурдалаков? - спросила Наталья Дубровская.
   Тиханович вытянула руку в сторону выхода. Из её палочки вырвалась струя огня. Во все стороны полетели куски тел нежити, огненный шар прокатился по всему коридору и исчез в отдалении.
   - Пройдём, как по проспекту, - сказала Анна.
   - Стойте, я хотела ещё раз определитель запустить, - вспомнила Ваулина и вызвала заклинание определения магии, но направила его на этот раз не на столб, а на его подножие. Поизучав картину несколько секунд, девчонки - магички пришли к выводу, что устройство, во-первых, направляет некоторые оживляющие силы сверху вниз, а во-вторых берёт из этого озера с нежитью весь запас зла и отчаяния и направляет его на микроорганизмы, находящиеся над и на некотором радиусе от башни.
   - Так вот почему вокруг дворца ничего не растёт! Это устройство концентрирует на микробах такой поток зла, что они становятся врагом всего живого, - воскликнула Аня Тихонович.
   - Испанка, от которой лет тридцать назад вымерла треть Европы, пришла из Азии. Чума тоже. Не отсюда ли? Похоже, что кто-то хотел создать устройство для уничтожения всего человечество, а в итоге погиб от своего же детища. А оно всё действует, - задумчиво сказала Ваулина, потом посмотрела на башню и добавила: - Через башню лучше не вылетать, мы стояли рядом во время очередного извержения, и то чуть не умерли. А были бы в центре, у нас уже все союзные бактерии превратились бы в хищников. А их в человеке, между прочим, до двух килограмм. Ладно, пошли отсюда.
   Ольга вытащила палочку и направила её на выход из пещеры. Она хотела запустить струи огня на зомби, которые вновь заполнили ход к озеру, но из палочки вылетели лишь три жалкие искры. Ваулина недоумённо осмотрела палочку и попробовала ещё раз. На этот раз не получилось даже искр. Несколько экспериментов убедили волшебниц в страшном факте: в этом месте действовало некоторое устройство, которое на третий - четвёртый раз распознавало и гасило любую магию. Мало того: первый же эксперимент убедил боевых волшебниц в том, что перенос в городе тоже не работает.
   - И как будем прорываться? - задалась вопросом Аня Тихонович.
   - Можно подобрать мечи с пола и попробовать порубить их вручную, - предложила Ваулина. Предложение повисло в воздухе.
   - Если нельзя их поджечь, может, заморозить? - подумала вслух Тихонович.
   - А как потом прорубаться сквозь сплошной лёд из их тел? Придётся просить помощи, - признала Ваулина.
   - Как я люблю ваши эксперименты! Нас исключат и посадят, - заплакала Дубровская и попыталась упасть в обморок. Но она находилась слишком близко к краю щита, и очередной выпад меча ближайшего зомби прошел совсем рядом с нею. Наталья взвизгнула и отскочила в сторону.
   Попытка послать сообщение по коммуникатору успехом не увенчалась - устройство связи здесь не работало.
   - Придётся посылать громовещатель, - вздохнула Ваулина, достала заготовку и начала описывать все подробности: город, устройство концентрированного зла, блокиратор магии, своё положение.
   - Что ещё забыли?
   Компаньонки пожали плечами: вроде всё написали. Готовый громовещатель взмахнул бумажными крылышками и умчался.
   - Сколько нам теперь ждать помощи? - робко спросила Дубровская.
   Ваулина начала прикидывать расстояния, но её опередила Аня Тихонович:
   - Громовещатель летит до ближайшей приёмной станции, оттуда переносится до ближайшей адресу станции, а там уже к указанному человеку. В университете стоит своя станция, а вот здесь ближайшая где-нибудь в Китае. Часа за три долетит. Пока там прособираются - три - три с половиной часа.
   - Мамочки! - Дубровская ещё раз посмотрела на зомби, размахивающего длинным мечом прямо перед её носом на краю щита, уселась на пол, обхватила колени руками и уткнулась в них головой.
   - Координаты забыла написать, - вдруг сказала Ваулина.
   - Чего?
   - Где мы находимся, место, где город находится, не написали, - уточнила Ваулина.
   Повторные попытки запустить громовещатель оказались безуспешными. Всё, чего волшебницы смогли достичь - это повесили над городом надпись из светящихся карнавальных звёздочек 'Осторожно! Работает блокиратор магии!'
  
   Тот же день, вечер. Плацдарм советских войск на правобережье Днепра.
   - И где же наши девушки, Асхан Эрастович?
   - Не знаю, Святослав Тихонович. А не могли ли мы их пропустить?
   - Нет, не могли. После основного задания они всегда переносятся на своё последнее место на фронте. Если их нет в ожидаемое время в Университете, значит, они должны быть здесь. Похоже, беда с нашими девочками, Асхан Эрастович.
   - А не нагорит ли нам, если мы появимся перед руководством со словами о том, что находились в ненужное время в ненужном месте, Святослав Тихонович?
   - Ой, нагорит, Асхан Эрастович, ох, нагорит! Но не бросать же девчонок? Мы люди старые, нас не жалко.
   - А и ваша правда, Святослав Тихонович, идём до головы.
  
   Глава 8. Принеси то не знаю чего не знаю откуда.
   В начале ноября профессор Стоянов вызвал к себе в кабинет Александра Веселова, руководителя ордена 'Летящий Паровоз'. В кабинете ректора Александр обнаружил своих давних товарищей по приключениям в ордене 'Белый Орёл': Василия Майорова, Валентина Соколова, Паравашти Суабаху и Филиппа Савёлкина. Последний в 'Белый Орёл' не входил, формально оставаясь членом учебного ордена 'Крылья'. Зато он входил в тайную часть ордена 'Летящий паровоз' - тайный орден, который бывшие студенты школы магии 'Палеарсия' организовали ещё на первом курсе. У стены стоял доктор Ли Чанг, глава ордена 'Белый Орёл', вид у него был недовольный. Александр заподозрил неладное - оставшиеся трое студентов также входили в его тайный орден. Впрочем, беспокоился он зря: ректор собрал их для того, чтобы предложить им исторические исследования.
   - В ходе хм-м... визита в старый Университет обнаружились следы некоторой древней магии. Должен сказать, что это вызвало очень, очень большую обеспокоенность в мире волшебников. И даже несмотря на то, что наш мир переживает сейчас небывалые, очень сложные времена и на счету каждый маг вплоть до первокурсника, было принято решение отыскать эти реликвии. Речь идёт о книге 'Бестарсиа вея' и о шкатулке с ключами под названием 'Валуда'. Насколько нам известно, книга позволяет предсказывать будущее с очень большой вероятностью, а шкатулка открывает пути в такие места, где хранится очень много тайн. Опасных тайн. Попробуйте отыскать эти предметы. Мы собрали именно вас, поскольку известно, что вы находитесь в дружеских связях, хотя и принадлежите к разным орденам. Это совместная операция всех трёх орденов - Крыльев, Белого Орла и Летящего Паровоза. Члены орденов будут докладывать своему руководству, Александр отчитывается напрямую мне. Это сделано для того, чтобы ни один из орденов не смог воспользоваться результатами поисков в одиночку. Известно, что ранее, когда эти предметы появлялись в поле зрения магов, каждый раз за обладание ими разворачивалась очень кровавая битва. Оплата поисков пойдёт через орден 'Белый Орёл' - извините, Александр. В курс дела вас введёт господин Ли Чанг.
   Сумма, которую огласил ректор, удивила студентов - она была очень, очень большой. Видимо, кто-то в руководстве волшебного мира считал эти предметы критически важными. Студенты вышли из кабинета ректора немного пришибленными - такими суммами им ещё оперировать не приходилось. Дальнейшая подготовка к заданию проходила в тайных пещерах ордена 'Белый Орёл'.
   - Точное время создания книги и шкатулки неизвестно. Предположительно - незадолго до начала первого тысячелетия до нашей эры. Авторство того и другого изделия приписывают Светозару Свентовиту - одному из противников Кощея Бессмертного. Оба предмета являются очень сильными магическими артефактами.
   - Что, тот самый Кощей Бессмертный, из сказок? - удивился Майоров, - Кощей вроде жил относительно недавно, во времена богатырей, а это где-то восемьсот лет назад.
   - Во-первых, 'кащеями' или 'кошами' называли древнеславянских жрецов высшего посвящения. Они знали множество тайн, обладали смирением и мудростью, благодаря чему многие из них жили очень долго - намного дольше обычного человеческого века. То есть их было много. Мы же сейчас говорим об одном конкретном Кощее Бессмертном - Водиме Боргасиле, предводителе ведического племени лукан. В тот момент перед ведическим жречеством очень остро стоял вопрос о том, что делать с тоталитарными империями. На славянский мир тогда наступали рабовладельческие империи с тоталитарными идеологиями, которые строились по принципу 'человек - ничто, он должен всё отдать богу, который человеку не должен ничего'. Иначе говоря, жрецы в этих империях - Римской, Египетской, Персидской и многих других - требовали от людей жертв ради богов. Славянское жречество настаивало на ином отношении между богами и людьми - оно учило, что боги заботятся о людях и что люди и боги должны быть связаны любовью и взаимной заботой. Таким образом, славянский мир получался несколько слабее тоталитарного - простые люди смеялись над религией и не боялись богов так, как это происходило в тоталитарных империях.
   - Кощей Бессмертный, не отрицая в принципе славянского отношения к миру, говорил, что глупое простонародье неспособно понять принципы ненасилия и милосердия, и что надо создать общество с такой структурой, в которой только жрецы передавали бы друг другу эту правду, а простой народ надо запугивать гневом богов и требовать от него следования строгим нравственным правилам. То есть призывал пойти по такому же пути, по какому пошли в Египте и Индии. Остальные коши выступили против него со словами, что 'мягкое и нежное жизненнее твёрдого и жесткого'. Предполагается, что именно в эти времена Светозаром Свентовитом была создана эта книга - с целью показать Кощею, что будет в результате его действий. Кощей книге не поверил, вот тогда-то и разразилась война, о которой помнят сказки. Кощей попытался создать на Урале своё царство, для увеличения его мощи он начал набирать рабов по всем окрестным землям. Славянским князьям это не понравилось, и они раскатали его империю по брёвнышку. Кощей обиделся и ушел со сторонниками в Индию, где именно благодаря его действиям относительно чистая ведическая религия превратилась в свою противоположность - с жертвами, в том числе человеческими, кастовостью и невежеством. А сказки отзвуки древних сражений перенесли на ближайших богатырей.
   - Для того, чтобы не допустить повторения таких событий в дальнейшем, славянские жрецы изменили название своего народа. До этого славяне назывались от слова 'вед' - веды, венеды, венеты, венды, венеи, энеи, веи. Даже слово 'вандалы' происходит от того же корня. Имело это название смысл 'те, кто ведает правду в добре и любви'. После изменения славяне начали называться 'славянами', в смысле 'те, кто богов славит одним своим праведным существованием'. Предполагалось, что такое название в корне предотвращает мысль о том, что славяне должны приносить богам какие-то жертвы. В таком духе, что лучшая слава богам - это жизнь в любви и праведности. Но мы отклонились. Согласно легендам, в это время была создана и шкатулка 'Валуда', или 'Волидар'. Её поднесли князю - главе ополчения, которое двигалось против Кощея. Ключи в шкатулке позволяли вызывать мощное защитное оружие, а также осваивать новые военные технологии. Впрочем, ещё в древности появились данные, что шкатулка была создана намного раньше. И шкатулка, и книга хранились в жреческом городе Аркона. А вот теперь начинается самое интересное.
   - Известно несколько городов под этим именем. Некоторые исследователи утверждают, что название 'Аркона' расшифровывается как 'место, где хранится кон Ра'. Кон - это сбор писаных и неписаных правил, отсюда конязь - тот, кто призван судить по кону, то есть по собственному пониманию правды. 'Ра' и 'Ар' могут означать одно и то же - буквы в истории частенько меняются. Впрочем, тут может участвовать и бог Арей, и название народа Ариев - разные исследователи расходятся во мнениях. Нас больше должно волновать то, что практически любой посёлок жрецов - что-то типа современного монастыря - имел право называться Арконой. Наиболее известны следующие: уральская Аркона - сейчас этот город находится под землёй. В нём книги точно нет, её оттуда забрали славянские жрецы перед тем, как там прошла татарская орда, а у них отобрал Тамерлан.
   - А откуда вы так много знаете про славян и Тамерлана? И что такого страшного в этой книге? - спросил Майоров.
   - Мои предки сражались с ним, когда он пошел на Китай. Им пришлось туго. Имея эту книгу, всегда можно узнать, какое решение окажется правильным, а какое нет. Не правда ли, очень полезная книжечка при планировании военного похода? - ответил Ли Чанг, - Но мы сейчас о другом. После Тамерлана следы книги теряются. Шкатулки у него не было точно. Следовательно, её следует искать в одном из тех Арконов, что располагались в европейской части России. Косвенно эти слова подтверждает и тот факт, что славяне долгие столетия очень успешно сражались со слишком большим количеством врагов - и это на неплодородных землях и на совершенно открытых для кавалерии территориях. Один из Арконов находился в Смоленской области, ещё один - в Киевской. Все они сожжены и засыпаны землёй. Третий Аркон находилась на острове Руян, он же Руген, он же Рюген, в балтийском море. Но его сожгли и разграбили в XII веке датчане, так что если бы там что и было, то давно уже всплыло бы. Идея в том, чтобы исследовать подземные пещеры - жрецы наверняка сохраняли всё ценное не на поверхности.
   - Опять пещеры! - дружно взвыли студенты.
   - Вроде бы у вас не было большого количества пещер? - подозрительно уставился на них Ли Чанг. Студенты примолкли.
   - Последний раз использование технологий, которые могли происходить из наследства шкатулки, зафиксировано в 1300 году в Тамбовской области, около нынешнего города Кирсанов. По преданиям, там жил один маг по имени Чу, он в одиночку останавливал крупные отряды татарской Золотой Орды, умел превращать камни в сабли и песок в золото, а потом ушел под землю со всем своим домом. После него на том же месте построил маленькую крепость некто Кирсан Зубахин (Кирсан - русская форма греческого имени Хрисанф). С очень небольшим отрядом он очень долго и очень успешно защищал единственную дорогу на Русь через тамбовщину. Слишком успешно. Скорее всего, связь между магом Чу и Кирсаном не прерывалась. Это ещё один след.
   При имени 'Чу' Александр подпрыгнул и стал озираться - не заметил ли кто. К счастью, все увлеченно слушали Ли Чанга, а тот был занят своими рассуждениями. Причина волнения была проста: упомянутый волшебник Чу числился в предках Веселова по отцу. Он и его союзники - немаги ушли в закрытое поселение магов в 1308 году, подчиняясь решению Министерства Магии о полном разрыве связей с немагами. Обставлен этот уход был с большой помпой: в момент очередного нашествия татар прародитель открыл пещеру в горе, в которую ушли все его союзники, а затем закрыл её иллюзией. Татары и те из немагов, кто не входил в число союзников, нашли только нетронутую гору с цветочками. Описание этой шутки сохранились в семейном архиве. Кое-что начинало проясняться. Александр нигде, даже в Университете, не видел устройств, позволяющих манипулировать временем больше, чем на 48 часов. А его папочка, исследуя изделия на надежность, легко старил их на 100 - 200 лет. Очевидно, и шкатулка, и книга хранились в папочкиных тайниках ещё с тех времён, и он ими пользовался. Как бы теперь ещё не дать волшебникам выйти на замок Веселовых? И что делать с артефактами, когда они перейдут Александру по наследству?
   Ли Чанг тем временем заканчивал инструктаж:
   - Ваша задача - найти и книгу, и шкатулку. Начать поиски, я думаю, лучше с уральской Арконы. Вряд ли вы там что-то найдёте, но те из кошей, что сотрудничали с университетом в период его становления, говорили, что сохранили там много материалов периода противостояния с Кощеем Бессмертным. Будьте осторожны: они там поставили простенькие механические ловушки. Нажмёте на ненужный рычаг - вас засыплет песком. Скорее всего, что-то интересное вы сможете найти только в Смоленской или Киевской Арконах. Координаты найдёте на этой карте, - с этими словами Ли Чанг извлёк древний пергамент, - и вот ещё, знайте: знак Кощея Бессмертного - корона с четырьмя зубцами.
   - А что стало с этими Арконами? - полюбопытствовал Майоров.
   - Христиане сожгли. Только жрецы - славяне это предвидели и заранее всё, что не имело смысла нести с собой, сохранили в пещерах.
   - А славяне что, не сопротивлялись?
   - Практически нет. Жрецы понимали, что в мире наступает время тоталитарных идеологий - таких, которые полностью захватывают воображение человека и утверждают, что только через них возможно что-то хорошее, а всех остальных требуют уничтожить. У славян был выбор - либо самим становиться тоталитарной идеологией, как предлагал Кощей Бессмертный, либо отойти на задний план и подождать таких времён, когда общество устанет от простых решений и перестанет доверять тем, кто обещает решение всех проблем одним махом. Они отошли, ждут своего часа. Часть стала работать в Университете.
  
   В карте пришлось разбираться долго. Система указания координат никак не совпадала с современной. Пришлось даже сходить на поклон к Прохорову. Максим сидел в библиотеке, на своём обычном месте, принимал муравьиные подношения и что-то обдумывал. Едва взглянув на карту, он сразу выдал современные координаты и спросил:
   - Книгу со шкатулкой отправляетесь искать?
   Шокированные студенты уставились на Максима.
   - Когда ты прочитал все книги в библиотеке, нетрудно догадаться даже по отрывочным данным, почему вы с таким таинственным и недовольным видом собрались копаться в тысячелетних славянских схронах. Только нет их там. Скорее всего, они в частной коллекции. Надо искать в тайниках древних богатых родов, - пояснил Максим, насладившись их удивлённым видом. После чего закрыл глаза и предался своим размышлениям.
   Пока получали снаряжение, пока запасались продовольствием, уже стемнело. Вышли ближе к полуночи. В коридоре встретили Ольгу Ваулину, она просила рассчитать ей сферические координаты. На самом деле карта, которую она показала, вполне допускала плоское решение - достаточно было нарисовать круг через заданные точки и найти его центр. Александр с Филиппом позабавились на славу, запуская на карту то уравнения равноускоренного движения, то расчёт массы движущейся ракеты. Ваулина восхищённо смотрела на них своими красивыми глазами и хлопала длинными ресницами. Остановиться не было никакой возможности. Но всё хорошее когда-нибудь кончается, и через три минуты карту с координатами пришлось отдать. Пожелав Ольге спокойной ночи, студенты двинулись искать то, что найти не было никакой возможности.
   Уральскую Аркону отыскали быстро, несмотря на ночь. Укреплённый город на месте слияния двух рек найти несложно - таких мест не так уж и много. Специальный прибор для отыскания подземных ходов, который им выдали в Университете, сработал прекрасно, и уже через десять минут студенты проникли в первую пещеру.
   Александр сверился с картой.
   - Так, тут был ход от храма Свентовита... документы времён Кощея Бессмертного лежат в дальних пещерах. Идём... И кто так строит? Все ходы укреплены всего лишь брёвнами. Будьте осторожны... от них за такое время могла одна пыль остаться. Идём так: я на метле и Майоров в летающих сандалиях впереди, Паравашти, Соколов и Савёлкин сзади.
   - Но почему ты всегда впереди? - возмутился Савёлкин.
   - А потому, что если меня засыплет, вы вдвоём сможете меня вытащить.
   С этим утверждением можно было поспорить, но Филипп спорить не стал.
   Но древние брёвна - как это ни странно - держали земляные ходы прекрасно. Должно быть, за прошедшее время они окаменели и стали только прочнее. Жрицы знали, как и из чего строить. Пещер было много - спускаясь вниз, студенты прошли несколько культурных слоёв. Уральская Аркона была очень, очень древним городом - древнее даже пирамид, её история тянулась больше чем на восемь тысяч лет в прошлое.
   Ничего ценного в пещерах не было. Часть ходов была завалена разными украшениями и идолами. За прошедшее время от них почти ничего не осталось. На одном из поворотов Александр замешкался и дотронулся до какой-то свисающей с потолка доски. Раздалось тихое 'ш-ш', и его с Майоровым тут же засыпало несколькими тоннами песка. Через секунду маги - спутники выдернули их из песка на свободное пространство. Кое-как отплевавшись, Александр с Василием продолжили путь. На этот раз впереди пошли Филипп Савёлкин и Валентин Соколов. Наученные опытом, они обходили всё, что свисало с потолка, а там, где это было невозможно, прыгали на несколько шагов переносом. В одной из пещер студенты нашли каменные барельефы, изображающие постройку пирамид и коленопреклонённых людей перед египетскими идолами. Позы людей не отличались жизнерадостностью. Очевидно, связь с Древним Египтом поддерживалась, но не очень активно - скорее всего, эти каменные таблицы использовались для обучения подрастающего поколения. И, судя по этим изображениям, старшее поколение о Египте отзывалось при этом не очень хорошо.
   В дальних пещерах действительно нашлось множество вещей времён Кощея Бессмертного: оружие, сундуки с неизвестными украшениями, несколько мемориальных каменных досок с описанием походов и битв, каменные же доски с приказами властей империи Кощея. И всюду - символ четырёхрожковой короны. Наверное, когда-то всё это стоило огромных денег, но теперь эти богатства могли порадовать только археологов: оружие проржавело и рассыпалось, украшения потеряли вид, и только немногие бронзовые вещи сохраняли узнаваемую форму. Единственным предметом, который нёс хоть какую-то информацию, был огромный мемориальный камень, посвященный победе над Кощеем. Очевидно, камень стоял где-то в бывшей столице Кощея, а затем был спрятан в пещерах жрецами.
   Четырёхгранный обелиск - совсем невысокий, метра под три - нёс на всех четырёх сторонах картины. На одной стороне был выбит выход славянской рати на сражение с Кощеем. Князья на конях, ополчение с копьями... На другой стороне был изображен сам Кощей - огромный, на троне, под троном огромное количество раздавленных маленьких людей. На третьей стороне - Кощей убегает, славянские князья входят в город. На четвёртой - жрецы подносят князю сундук, из сундука идёт сияние. У одного из жрецов в руках очень хорошо памятная Александру книга. Ещё на камне были следы каких-то надписей, но они погибли, скорее всего, ещё тогда, когда он стоял под открытым небом.
   - Ну что же, теперь мы можем быть уверены, по крайней мере, в том, что книга и шкатулка в те времена действительно существовали, - сказал Александр.
   - И куда они могли пойти, жрецы эти? - спросил Майоров, - Я бы на их месте забился в какой-нибудь дальний угол Сибири.
   - В Сибири некоторое время хозяйничали кочевники - монголы, они тут всё живое вырезали, даже до Якутии дошли, - сказал Александр, - у русских славян не было шансов. Скорее, они ушли в дальние места центральной Руси, и только потом, когда Сибирь стала русской, ушли в необитаемые места Сибири. Ну что, идём искать киевскую Аркону?
   Мнения разделились. За поисками и изучением древностей прошло несколько часов - по времени Университета, глубокая ночь. Немаги были за то, чтобы вернуться и поужинать второй раз.
   - Насколько я понял, это срочная операция, - сказал Савёлкин, - потому нас и подняли по тревоге поздним вечером. Кто-то очень боится опоздать. Если мы через три часа появимся на кухне, нас не поймут. Давайте посмотрим ещё один город, а потом и пойдём сразу завтракать?
   Возражений не было, и вся компания перенеслась по новому адресу, не забыв засыпать вход в подземелья.
   В киевской Арконе студентов поджидало несколько сюрпризов. Во-первых, к пещерам Арконы шел многокилометровый подземный ход от христианской Киево - Печерской лавры. Он был несколько раз на своём пути перекрыт крепкими дубовыми воротами, которые давно не открывались, но в прошлом, очевидно, христианские монахи несколько раз наведывались в пещеры. Входа с поверхности в пещеры не было. Студенты было приуныли - найти что-либо в пещерах после христиан надежды было мало, но оказалось, что монахи не стали уничтожать все запасы. Крепкие сундуки с пергаментами и папирусами занимали длинные ходы, длина которых исчислялась, наверное, километрами. Студенты приуныли повторно - изучать всё это богатство можно было десятилетиями. Найти что-либо о шкатулке и книге в течение нескольких часов было нереально.
   - Ну что, возвращаемся? Отдадим информацию архивному отделу, пусть тут коллеги Веселова всё изучают, - предложил Филипп Савёлкин. Александр обвёл длинные ряды сундуков печальным взглядом и уже хотел было согласиться, как вдруг оказалось, что они в пещерах не одни.
   Раздалось несколько шорохов. Александр и Паравашти по выработанной на фронте привычке моментально поставили щиты. Это спасло их всех. Щит Александра закрыл Савёлкина и Майорова, щит Паравшти прикрыл Соколова. Какие-то тёмные личности выскочили из боковых ходов (студенты стояли в относительно большой пещере с каменным куполом, в разных её концах) и попытались уложить волшебников простенькими смертельными заклинаниями. Студенты - маги тут же ответили мощнейшей огненной волшбой. Тёмные личности попрятались, но не ушли, о чём-то шушукаясь за поворотами ходов.
   - Кто видел, это хоть люди были? - спросил Александр, лихорадочно плетя кружево защитной магии.
   - Не видел, - ответил Паравашти, ставя дополнительные щиты, - но магия у них слабенькая. Если это всё, что они могут, сейчас мы их раскатаем.
   Но раскатать врагов не получилось: они имели свои лазы в пещерах и прятались в них каждый раз, когда студенты запускали поток пламени или уплотнённую воздушную волну. Пережив очередной удар, они выскакивали и попискивали очень странными голосами. Очевидно, это были не люди. Студенты попытались подтянуть одного из нападающих поближе, но соплеменники закидали его тело крюками и режущими заклинаними. К студентам приплыла по воздуху только окровавленная одежда - маленькая, как на ребёнка. Сложилась патовая ситуация - студенты не могли выйти, а их враги не могли их одолеть. Даже вернуться в Университет переносом студенты не могли: для этого надо было сделать шаг, а выходить на открытое пространство не хотелось (они прятались в нишах подземного зала). У нападающих могла оказаться в запасе намного более мощная магия. Решили послать запрос о помощи в Университет. Через минуту пришел ответ: все боевые маги заняты, где-то на советско - германском фронте случилось большое столкновение тёмных магов и прикрывающих войска немагов волшебников.
   - У меня есть хорошее заклинание, - сказал Филипп Савёлкин и привёл в действие свою заготовку.
   Со всех сторон вдруг начали расти белёсые нити. Они свивались в тугие канаты и перекрывали всё пространство пещер. Постепенно они приблизились к студентам и даже проникли за щиты. Удаляющееся попискивание в пещерах говорило о том, что нападающие не нашли противоядия против паутины и отступили.
   - Филипп? - предупреждающе сказал Паравашти Суабаху.
   - Ну, это заклинание для открытых пространств, я его в пещерах не испытывал, - неуверенно протянул Филипп.
   - Ты использовал самопальное непроверенное заклинание? - Александр был в ужасе, - А снимать его ты хоть умеешь?
   Филипп попробовал. Рост нитей остановился, но они не исчезли.
   - И как мы теперь отсюда выберемся? - полюбопытствовал Паравашти. Его и Соколова уже не было видно из-за паутины, до студентов только доносились их голоса.
   - Никак. Приказ из Универа - ждать до завтра. Так что дежурим по очереди и ждём помощи.
   Паравашти и Филипп остались дежурить, остальные осели на пол и попытались заснуть.
   Через три часа с потолка посыпались кусочки земли, а затем в пещеру хлынул голубоватый свет - кто-то проделывал ход с поверхности магическими способами, точно так, как совсем недавно сюда попали сами волшебники.
   - Мне кажется или это правда кто-то ход пробивает? - переспросил Паравашти.
   - Правда. Только это не наши. Я только что уточнил у университетских - они никого не посылали, так что гасим свет и молчим. Мы в засаде, - предупредил Александр и поднял палочку.
   Выпавшие кусочки земли, увлекаемые пробивающим заклинанием, вылетели в образовавшееся отверстие, а затем в проёме хода появилась мужская фигура. Чужой маг ругнулся, попав в переплетение паутины, попробовал её поджечь (безуспешно) и ругнулся повторно.
   - Эй, Толик, умеешь снимать кремнийорганическую паутину? - загремел в зале знакомый голос.
   - Папа? - удивлённо спросил Александр, снимая мантию - неведимку, - Ты что здесь делаешь?
   Папочка подпрыгнул от неожиданности, рассмотрел сквозь завесы паутины Александра и Василия Майорова (тот тоже снял мантию - невидимку) и удивился в свою очередь:
   - А ты что здесь делаешь?
   - Сегодня четверг, ты по четвергам сдаёшь работу в своей фирме, а затем заходишь в гости к друзьям молодости, - сказал Александр.
   - А ты должен работать с документами в архиве, - сказал папа.
   - А я и работаю, только в рамки нашей деятельности входит и отыскание старых документов, - вывернулся Александр.
   - Что это вы тут за канаты развесили?
   - Это от отчаяния. На нас тут напали, мы уже не знали, как будем уходить.
   - А что искали?
   - Ничего особенного... документы времён Кощея Бессмертного. А вы тут что искали? И кто это с тобой?
   - Дядя Толя... ты его не знаешь. Мы с ним давние друзья. Иногда интересуемся историей... ты только маме не говори. А что за документы вы ищете?
   - А историей чего вы интересуетесь? - не уступал Александр. Такой безрезультатный торг продолжался некоторое время, пока в лаз не спустился 'дядя Толя' - высокий, полный маг приблизительно того же возраста, что и старший Веселов. Совместными усилиями удалось создать заклинание разрушения кремнийорганических нитей. Папочка только хмыкал, глядя на то, как Александр вяжет в воздухе сложнейшие цепочки химико - физических превращений.
   - И кто же это саморастущие нити из такого материала придумал? - не удержался он в конце концов от вопроса.
   - Да это так... неотработанная технология, - отговорился Александр и метнул взгляд на Филиппа, который вместе с Паравашти и Соколовым хранили молчание под мантиями - невидимками.
   - Кстати, можешь сказать своим друзьям, чтобы они сняли мантии - невидимки, а то притомились небось бедные неподвижно стоять. И не удивляйся так сильно - я эти мантии разрабатывал по заказу ещё до твоего рождения. Неужели я не оставлю себе способа их видеть?
   Александр удивился до онемения, троица начинающих волшебников сняла мантии и вежливо поздоровалась. Поскольку Александр говорить не мог, им пришлось представлять себя самих.
   - Пятеро молодых магов с мышцами, которые можно накачать только ежедневными многочасовыми занятиями, настолько полны энтузиазма в поисках бумажек, что ищут их даже глубоко после полуночи. Наверное, чтобы пошелестеть ими. От любви к делу, так сказать. И все как один в мантиях стоимостью в несколько десятков килограмм золота, - съязвил папочка.
   - Так что же именно вы ищете? - наконец смог сказать Александр.
   - Ладно, дети, расскажу я вам сказочку. Подходите ближе, садитесь кружком, только не болтайте. Сказочка-то чудесная. Итак, около шести тысяч лет назад стало ясно, что производительность одного земледельца становится слишком высокой. А это значит, что появляется очень много людей, которые не занимаются земледелием (до двадцати на одного пахаря) и которых надо чем-то занять. Обсуждалось два решения. Одно - создавать большие города, занимать людей разными ремёслами и повышать уровень потребления. Недостатки этого решения - портится окружающая среда, используется слишком много ресурсов, моральная атмосфера большого города разлагает любую нравственность, что требует особо строгих идеологий и жестких деспотических систем управления. Второе решение - развести народ на большое количество маленьких городков. Жрецы - ведуны высказались за второе решение - в маленьких городках, где все всех знают, ещё возможно обеспечить выборную власть, а в больших городах любая выборная власть очень быстро превращается в выборы подставных лиц, за которыми стоят хищные кланы.
   - Часть жрецов не согласилась с этим решением и ушла в южные земли, чтобы создать другую цивилизацию. Так возник Древний Египет с его политеизмом. С переменных успехом он протянул несколько тысяч лет, но наш рассказ сейчас о другом. В цивилизациях больших городов порядок невозможно поддерживать без использования жестоких систем подавления сознания, причём эти способы весьма разнообразны. Это и жесткие идеологии, которые подавляют сознание страхом, и специальные ритмы в музыке, и своеобразные схемы питания, и управление толпой с помощью специальных интонаций.
   - А откуда ты всё это знаешь? И какое отношение это имеет к тебе? - удивился Александр. Папочка всегда был для него авторитетом, но то, что он излагал сейчас, превосходило то, чему учили в Университете. Папочка осёкся.
   - Да в общем-то я этого не знаю. Прочитал кое-что в книгах, что-то достались от предков. Только даже я там не всё понимаю. А розыски мы с дядей Толиком начали потому, что произошло нечто экстраординарное. Кто-то включил подавитель сознания.
   - Примерно три тысячи лет среди славянских жрецов появился один энтузиаст, который решил усовершенствовать системы большого города. Он придумал очень много средств и возможностей держать народ в строгом повиновении, создал своё царство, правда, ненадолго. Сторонники традиции быстро его царство разрушили, и поделом - там процветало не только физическое рабство, но и рабство сознания. Кстати, это именно его называют Кощей Бессмертный. Среди всего прочего он создал одно устройство, которое подавляло сознание с помощью низкочастотных электромагнитных полей особой модуляции. Правда, это устройство оказалось слишком мощным даже для него, и он не стал им пользоваться. Но с тех пор в нашем роду передавался один амулет, который при включении подавителя начинает светиться. Десять лет назад амулет начал светиться - некто использует эту технологию, на очень слабом уровне. Возникновение фашизма и фанатизм коммунистов во многом стали возможны благодаря этому устройству - под его действием хочется перестать думать и отдаться на волю сильной личности.
   - Так наш род что, происходит от жрецов тех времён? - удивился Александр.
   - Частично... поэтому ты, кстати, намного меньше подвержен внушениям, чем обычные люди. Ещё не было случаев убедиться? Ох, и намучались мы с тобой из-за этого в детстве...
   Александр вспомнил, что именно он первым очнулся при исполнении 'Саломеи' и песни Ваулиной, но ничего говорить отцу не стал. Папочка продолжал:
   - Мы с дядей Толей пытаемся найти хоть какое-то упоминание о том, что из себя может представлять это устройство. Мы и понятия не имеем, что это такое. Вот такой печальный селяви... Ну а теперь откровенность за откровенность. Вы-то что ищете?
   - Аналогично. Артефакты времён Кощея. Только немного попроще. Книгу и шкатулку. Кое-кто очень боится, что они попадут не в те руки.
   - Ничего не слышал про такие, - не моргнув глазом, соврал папочка. Александр не стал настаивать. Филиппа и Паравашти как самых уставших часовых уложили спать, остальные занялись поисками. Немногочисленные люки неведомых защитников подземелий обнаруживали и блокировали заранее.
   Документы в подземелье были интереснейшие. Славянские жрецы свезли сюда большую часть архивов из уральского центра. Оказалось, что на просторах евразийской степи выросло и исчезло множество интереснейших цивилизаций, о которых не сохранилось никаких письменных источников в документах немагов. Царство Кощея даже не было ни самым большим, ни самым опасным. Существовали и попытки создать государства с выборными системами по типу республики, существовали и деспотические системы с настолько отлаженными системами подавления, что они успешно существовали в течение сотен лет. Благородных монархов, которые активно строили государство с мощными системами социальной защиты, сменяли религиозные империи, в которых правили жрецы. И все существовали как будто бы только для того, чтобы сначала ведические, а затем и славянские жрецы зафиксировали в своих летописях, что 'сие государство пало от внутренней неправды' или 'от лености народа, что перестал трудиться в надежде на государственную помощь'. Оторваться от чтения не было никакой возможности.
   - Потрясающе, у китайцев ещё в первом тысячелетии до нашей эры армии солдат - рабов достигали миллионных размеров, - сказал Александр Филиппу, откладывая очередной свиток (Филипп к этому моменту уже проснулся - переборка документов оказалось очень увлекательным делом и заняла много часов).
   - А что в этом хорошего? - буркнул Филипп, - Я вот тут читаю про одного царя, примерно на территории современной северной Индии, так он ещё в первом тысячелетии до нашей эры пытался ввести пенсии для вдов и дома престарелых для пожилых. Вот это правда радикальнейшее изменение, удивляет! Жаль, что его царство соседи пожгли на пепел...
   С документами провозились до вечера. Несколько раз приходилось посылать гонцов в Университет - за едой. К вечеру все устали и поняли, что пора расходиться. Достижения были невелики. Ребята нашли только косвенные указания на то, что могло быть в шкатулке. В дальнем коридоре, в самых древних сундуках, заваленных разным хламом, хранились даже не документы, а письма различных видных людей времён Кощея. В одном из писем упоминалось, что 'сведущие люди в шкатулку поместили все секреты от военного дела знаемые, от диска Говинды и до стрелы Одина'.
   - А кто это - Говинда? - спросил Майоров.
   - Нам по истории религий на первом курсе рассказывали, ты тогда в госпитале валялся, Говинда - это Кришна. По преданию, у него был диск, который мог сам летать по полю боя и выкашивать врагов. Похоже, шкатулка - это что-то вроде набора чертежей, - предположил Александр.
   - Автоматическое устройство с модулем автономного управления, высокой скоростью полёта и режущими кромками по периметру, - перевёл на свой язык Василий, - да, с такими устройствами можно отправляться на войну. И где мы её теперь искать будем?
   Отец Александра с Анатолием не нашли совсем ничего.
   - А почему бы не запеленговать источник? - спросил у них Александр, - Если это электромагнитные колебания, их можно запеленговать.
   - Думаешь, мы не пытались? - ответил папочка, дожевывая последний привезенный из университетской кухни пирожок, - Нет у этих колебаний источника. Такое ощущение, что сигнал идёт прямо с неба. Я бы не отказался заглянуть в эту шкатулку, что вы ищете. Возможно, там и это устройство описано.
   Из этих слов Александр понял, что шкатулка его роду по наследству не досталась. Они договорились с отцом помогать друг другу в поисках и разошлись.
   Не успели студенты кратко доложить результаты поиска, сдать снаряжение, поужинать и рухнуть на койки, как снова зазвучал сигнал тревоги. Всю компанию плюс ещё и Усачёва, Палиаса и Прохорова (даже Максим пришел!) собрал в своём кабинете ректор.
   - Несколько минут назад ко мне пришли два пожилых джентльмена и заявили, что им было видение о том, что группа Ваулиной попала в беду. Предполагаю, что их привело вовсе не видение, а более простые хм-м... причины, но факт фактом: похоже, нам предстоит срочно найти группу Ольги Ваулиной. Я решил поручить это задание вам, поскольку у вас есть... хм-м... некоторые дружеские связи с вышеозначенной молодой госпожой. Кроме того, никто не знает, где её искать: в месте назначения группы нет.
   - Ольга на днях говорила, что нашла в Юго-Восточной Азии одно место, где микробы ведут себя очень странно, - сразу отреагировал Прохоров.
   - А нас она просила найти одно место на карте, - сказал Александр.
   Они с Савёлкиным начали вспоминать, какие именно координаты вычислили Ольге, но так и не смогли вспомнить точно: они тогда были очень заняты тем, чтобы буквы формул вытеснили за края карты буквы противника. Ректор полюбовался на их препирательства в течение двух минут и достал палочку. С помощью магии он вытянул из студентов тонкие нити воспоминаний, а затем поместил их в два сосуда - отдельно для каждого.
   - А теперь суньте туда головы, - подсказал ректор.
   Веселов и Савёлкин сунули головы в сосуды и провалились в тот момент, когда вычисляли координаты. На этот раз они их увидели чётко.
   - С вами пойдут профессор Марадей, профессор Пащин и ещё трое профессоров из боевых групп разных орденов, - приказал ректор, - получайте снаряжение.
   Через пятнадцать минут студенты и пятеро преподавателей стояли у входа в запретный город. На привратных башнях красовался символ четырёхрожковой короны.
  
   Глава 9. Место древнего зла.
   - И что это за город? - спросил Усачёв.
   - Неизвестно, - ответил профессор Марадей, - последние две тысячи лет тут ничего не было и не должно было быть.
  
   Ранее пришлось бы читать платно на сайте. Но поскольку издательство не заплатило ни копейки, читайте ниже бесплатно
  http://www.litres.ru/lavrov-vladimir/
  Книга издана мультимедийным издательством Стрельбицкого
  Там же находится и первая часть книги.
  Обложка
  http://www.litres.ru/sbc/20297000_cover-elektronnaya-kniga-lavrov-vladimir-chast-2-soprotivlenie-materialov.jpg
   Глава 9. Место древнего зла.
   - И что это за город? - спросил Усачёв.
   - Неизвестно, - ответил профессор Марадей, - последние две тысячи лет тут ничего не было и не должно было быть. - Скорее всего, это город Кощея Бессмертного, это его символы, - позёвывая, высказал своё предположение Александр Веселов, - только очень странно его здесь встретить. Он вроде как в Индию ушел... Возможно, его жестокость оказалась чрезмерной даже для индийских царьков, и его выгнали оттуда. Они стояли перед южными воротами города, на возвышенности, с которой открывался хороший вид на город и дворец. Над дворцом плясали и подмигивали карнавальные звёздочки, они составляли слова 'Осторожно! Работает блокиратор магии!'. - Узнаю Ваулину, - сказал Савёлкин, - уж если чего и писать, то карнавальными звёздочками. Интересно, что их там держит? - Мне не нравятся эти гаргульи, - Прохоров протянул руку в сторону многочисленных чудовищ, что во множестве украшали периметр крыши. - А мы сейчас спросим, что их там держит, - ответил профессор Марадей и наколдовал себе усиление голоса - такое, чтобы звук шел по земле. - Ведущая группы Ольга Ваулина, доложите обстановку, - загромыхала земля голосом профессора Марадея. Прошло несколько секунд. - Мы блокированы во внутреннем помещении армией зомби, сидим за щитом, магии никакой, - застонала земля в ответ голосом Ваулиной, - тут ещё работает устройство, создающее болезнетворные бактерии и вирусы, один цикл еле пережили, когда следующий цикл, не знаем. Карантин обязателен! Магию негатор блокирует на третий раз после использования! - Мне не нравятся эти гаргульи, - повторил Максим Прохоров. И тут одно из гаргулий - украшений повернуло голову. - Ложись! - рявкнул Максим. Привыкшие на фронте к моментальному исполнению приказов студенты разом плюхнулись в грязь. Кое-кто из преподавателей уже подзабыл эту науку, и для одного из них это закончилось фатально: рядом с Александром упало совершенно окаменевшее тело пожилого дядьки. Александр плохо его знал, он был с кафедры химии, кажется. - Мантии! Голову не поднимать! - скомандовал Прохоров. Все студенты накинули мантии - невидимки. От дворца приближались какие-то летающие существа, было слышно, как хлопают огромные кожистые крылья. - Вверх и в сторону дворца не смотреть! Осторожно смотрим назад - все видят холм в виде черепа? Уходим переносом в правую глазницу! Раз, два... На счёт три все студенты оказались за несколько километров от города, на расстоянии сто - двести метров друг от друга. - И что это было? - спросил Сергей Усачёв, когда они собрались вместе. - Как-то раз мне в библиотеке попался дневник одного учёного, который шел по следу - как он сам думал - медуз - горгон. Тех самых, из античных сказок. Он оставил в дневнике несколько зарисовок - он якобы видел их с большого расстояния. Дневник нашли те, кто приехал его искать, сам учёный пропал - и это при том, что он был выдающимся магом. По легенде, медуза - горгона могла обращать в камень взглядом. Не знаю, взгляд у них такой или они магией владеют, но проверять не хотелось. Вот я и крикнул: 'Ложись'. - А почему они Ваулину пропустили? - А кто их знает... может, проспали, а проснулись только от громких звуков профессора Марадея. Кстати, кто знает, где он? Никто не знал - никого из преподавателей в округе не наблюдалось, только над южными воротами вились маленькие чёрные точки. - У меня есть идея, - сказал Александр Веселов, - но мне нужна будет помощь, тут много будет точной работы... За четверть часа ему удалось слепить полупрозрачный шар примерно метр в диаметре. - И чем нам это поможет? - спросил Майоров, просыпаясь после недолго отдыха. - Это устройство целеуказания, - торжествующе объявил Веселов и активировал шар. В шаре понемногу проступили уменьшенные контуры города, над южными воротами вились пять красных точек. В центре города виднелись четыре красные точки, на противоположной окраине виднелось ещё две. - Пять - это горгоны, четыре - это, скорее всего, девчонки, а две с той стороны - это кто? - Не знаю. Может, наши преподы, а может, еще медузы... Неинтересно. Давайте вытаскивать девчонок, - с этими словами Александр сунул шар в руки Валентину Соколову и достал палочку. Остальные студенты поёжились - идея встретиться нос к носу с горгонами или чужими магами им не понравилась. Александр запустил 'хлопушку' в сторону горгон. Разрыв был отмечен в шаре белой точкой. Постепенно приближая разрывы к горгонам, Александр взял их в 'вилку' и добился того, что вскоре 'хлопушки' начали разрываться посреди чудищ. Пятёрка чудовищ, получив несколько попаданий, развернулась и смело рванула подальше от города. - А почему бы не запустить что-нибудь смертельное? - предложил Майоров. - Честно говоря, боюсь перепутать горгон с кем-нибудь из людей. Вдруг вернутся преподаватели или горгоны будут около девчонок? Поди их отличи. Красные точки не отличаются. А так только больно... Ладно, горгоны пока ушли. Предлагаю срочно вытаскивать девчонок. У кого есть идеи, как прорубиться сквозь армию зомби? - Ну, если вы не против разрушения исторического наследия, я могу помочь, - сказал Прохоров и вытащил палочку, - идём к воротам. Через секунду они были уже около ворот. Труп погибшего волшебника было не узнать - после того, как над ним поработали горгоны, он весь высох и съёжился. - Они что, напрямую жизнь из человека вытягивают? - удивился Усачёв. - Это никому не известно, - сказал Прохоров и запустил заклинание в сторону дворца. Взявшийся из ниоткуда горизонтальный вихрь смёл первые дома около ворот, закрутил в себя их камни и понёсся ко дворцу, разрушая всё на своём пути. После него оставалась гладкая цилиндрическая поверхность, усеянная кое-где особо крупными каменюками. - Бежим! Соколов - с нами, смотришь на шар, вдруг горгоны вернутся! - скомандовал Максим, и вся восьмёрка студентов припустила ко дворцу по воздуху - кто на мётлах, кто на сандалиях. Студенты старались не отставать от разрушительного вихря. Предосторожность оказалась не лишней - в домах, что сейчас громил вихрь, было полно засевших в засаде зомби. Куски их тел сейчас разлетались во все стороны вместе с камнями. Уцелевшие зомби высовывались из окружающих домов и водили мордами в разные стороны, пытаясь понять, откуда доносится вкусный человеческий запах. - Можешь перенаправить вихрь так, чтобы он снёс плоскую крышу вон того и вон того залов? - попросил Александр Максима. Прохоров выполнил пожелание с удовольствием, снеся заодно с крышей и сами залы. У входа в пещеру Максим остановил вихрь и создал новый, направленный в пещеру. Зомби вылетели из пещеры плотной стайкой, красиво пикируя на городские постройки. - Остановите вихрь, мы уже идём, - застонала земля усиленным голосом Ваулиной. - У границы города около двухсот красных точек, - доложил Соколов. Все студенты дружно зашипели - только армии Кощеевых прихвостней им не хватало. Из пещеры показались боевые подруги верхом на мётлах и в летучих сандалиях. - Уходим, уходим! - закричал Савёлкин, показывая на целую армию новых зомби. Из пещеры, ведущей к озеру, выползали сотни новых воинов, а за ними - ужас ужасный! - вытаскивал своё длинное тело превращённый в зомби дракон! Все студенты замерли от удивления и ужаса. - А я и не знал, что дракона можно превратить в зомби, - медленно проговорил Константинос Палиас. Его слова подействовали, как спусковой крючок: все сорвались с места и помчались к северной границе города. Для ускорения движения применили запрещённый в обычных условиях приём: маги подали руки немагам в крылатых сандалиях. Тщетно: дракон учуял их и начал нагонять. Маги ещё могли оторваться, а вот немаги с их медлительными сандалиями летели не быстрее бегуна - сандалии держали в воздухе, но зато перебирать ногами приходилось самостоятельно. Пересаживать их на мётлы было уже некогда. - Переноситься в университет нельзя! - завопила Ваулина, - Необходим карантин! Мы можем быть больны сотней смертельных заболеваний! Маги уже повернули к ней головы, чтобы сказать всё, что они думают о карантине, как раздался ещё один отчаянный вопль. Это кричал Валентин Соколов: - Часть армии переместилась от южных ворот к северным и находится прямо перед нами! Студенты попытались притормозить, но было уже поздно: они вылетели из-за последнего края домов и увидели ряд из доброй сотни воинов в тёмных латах, с длинными щитами и чёрными шлемами. В руках воины держали крупнокалиберные автоматы чудовищно большого калибра, за спинами у них виднелись мечи и алебарды. - Не сворачивайте, продолжайте движение, - загремел усиленный голос профессора Марадея, - быстрее, дракон вас нагоняет! Дракон действительно их нагонял, но это был не его день. Застучали автоматы, вынося навстречу крылатой нежити поток шариков с концентрированной смертью. Удирающие студенты получили незабываемые ощущения, пролетая сквозь автоматные очереди с горящими трассерами. Но их товарищи с земли стреляли точно - дракон, получив несколько шариков, рухнул на землю, чтобы не подниматься больше никогда. - Похоже, в этом году боевая практика у первокурсников наступила даже раньше, чем у нас, - хмыкнула Ваулина, разглядев кое-какие знакомые лица в строю. Перелетев через линию воинов, Ольга отправилась искать преподавателей, чтобы доложить результаты. Автоматы застучали снова - следом за драконом из руин поползли зомби. Парни и Анюта Тихонович развернулись, чтобы поддержать наземные силы. Только один Валентин Соколов не знал, куда ему идти и что делать с огромным шаром на руках. Он так и продолжал курсировать между Прохоровым и Ваулиной, пытаясь отдать кому-нибудь шар, но от него все отмахивались: было не до шара. - А мы думали зачистить весь город, была бы прекрасная боевая практика для первокурсников, - сказал профессор Марадей, выслушав доклад Ольги о том, что тут действует фабрика биологического оружия, - значит, вы настаиваете на немедленном отводе всех сил? Пожалуй, так и сделаем. Всех, кто участвовал в операции, отвели на пять километров от города и разместили в палаточном лагере. Зомби пытались преследовать студентов все пять километров. В город не вернулся ни один из них. В карантине пришлось сидеть три дня. - А как ты догадался, что именно крыши являются источником излучения? - спросил Максим Прохоров Александра Веселова на второй день. - Я шар сразу так делал, чтобы он и как пеленгатор работал. Мне папочка сказал, что если электромагнитные волны моделировать колебаниями в диапазоне от доли герца до нескольких герц, то они могут оказывать влияние на человеческую психику даже при интенсивности в разы меньше, чем естественный электромагнитный фон. Он этот излучатель по всему миру искал. Я как корону Кощея увидел, так сразу и подумал: 'Дай, проверю'. А эти крыши сразу синим в шаре и засветились. - Это устройство сложнее, чем ты думаешь. Представляешь, оно накачивало энергию сразу в ионосферу, эти крыши были чем-то вроде фазированной антенны. Она создавала в ионосфере пульсацию, а потом через резонанс накачивало её энергией так, чтобы колебания расходились по всему миру. Я даже не сразу понял, как это всё работало - хорошо, что я всю библиотеку прочитал. Потому твой отец и не мог запеленговать источник - источником было небо. Только тебе придётся придумать, как всё это объяснить начальству - иначе твой папочка начнёт задавать вопросы, может и попасть в точку... На третий день прилетел ректор и сказал, что изучение и очистка города ввиду его большой опасности поручается ордену 'Изумруд'. - И почему я думаю о козлах и огороде, слыша об этом? - мрачно отреагировал на эту новость Филипп Савёлкин. Его пессимизм несколько поубавился, когда через два дня троих изумрудовцев принесли из города на носилках. Исцелить их не смогли - в рукаве у Кощея оказалось слишком много запрятанных фокусов. Орден 'Изумруд' решил, что чем терять своих волшебников, лучше подставить простых магов. Информацию о затерянном городе аккуратно подбросили нескольким орденам простых магов. Таким образом удалось одним махом и привлечь дополнительные силы, и перекрыть утечку информации. Впрочем, волшебники от 'Изумруда' тоже продолжали изучение города, только простые маги не знали, что они волшебники. По легенде, они были ещё одной группой добровольцев. Орден начал долговременную и планомерную осаду запретного города. Заключалась она, в основном, в том, что маги вызывали на себя отряд зомби, а затем расстреливали его с большого расстояния, из-за границ немагии. Тактика эффективная, но медленная: кажущееся количество зомби не уменьшалось. Очевидно, бывшие владельцы города превращали в зомби не одно поколение своих подданных... а может, и рабов. Узнав о том, что 'Изумруд' так надолго завяз в запретном городе, члены 'Летящего паровоза' на время успокоились. Ольгу Ваулину руководство университета учило соблюдению дисциплины два дня. В эти два дня она не появлялась на лекциях, на третий день она тоже не вышла из своей комнаты. На четвёртый день появилась очень тихая и пристыженная. Командовать группой ей запретили, в ведущие её группы назначили одну зануду с пятого курса. Получив за один раз две такие кости, как Киевскую Аркону и город Кощея, весь университет позабыл и про шкатулку, и про книгу. Паравашти было заикнулся о поисках, но на него замахали руками. Горгоны в город не вернулись. Никто так и не смог узнать, что это были за существа и когда они появились в запретном городе - при Кощее или после.
   Глава 10. Одним волевым деянием.
   Четыре дня по возвращении из запретного города Майоров ходил туча тучей, на пятый его прорвало. Собеседником он выбрал Александра Веселова.
   - Саш, вот смотри: христианство привлекает к себе новичков обещаниями решить все проблемы одним волевым деянием, образом безмятежного смирения, убеждениями в особой избранности от Бога, уверениями в том, что чувство вины перед Богом можно отмолить настойчивыми молитвами. Но при этом и внедряется комплекс вины перед богом, нагнетается истерия нехватки времени и вообще нагнетается страх перед богом - в духе 'нельзя делать ничего своего, надо бежать и спасаться'. Кроме того, внедряется запрет на своё 'Я' - в духе 'Адам стал защищать гордость за своё 'Я' и тем впал в грех'. Когда после этого человек начинает спрашивать о том, что же теперь делать и как себя вести, то ответа он, как правило, не получает, кроме очень общих рекомендаций наподобие 'молись', 'не противься злому', 'не воруй', 'не убивай', и так далее. Такие ответы полностью разрушают обычный строй человеческого сознания. Человек не знает, как реагировать на обиды от окружающих, к чему стремиться и чего избегать. Появляются неуверенность и страх. - Ну да, ты же повторяешь то, что Сазонова на последней лекции говорила. Помнишь? 'Каждый стальной крюк из опор на животные чувства, которыми религия держится за реальность, оставляет глубокие кровавые борозды в народном сознании. Без этих крючьев религия не смогла бы удержаться в реальности, а без религии общество было бы гораздо хуже'. - Так вот смотри, что получается: под действием христианства все созидающие люди - те, кто не живёт только ради своей наживы - все, получается, разрушены. Они не знают, как бороться за праведность в обществе, поскольку указание 'возлюбить ближнего' никак не уточнено. Они не могут подумать об улучшениях, поскольку сознание разрушено образом 'единого волевого решения' и страхом не успеть, а заодно и страхом перед тем, что 'большой папа' накажет за своеволие. Остаётся только сидеть в монастыре или жить на подножном корму. Таким образом, получается, что христианство выбивает из активной жизни всех, кто мог бы бороться за праведность в обществе, и приводит к власти активно антиобщественные силы. Плюс вспомни - быть богатым в христианстве осуждается, а всё вместе это приводит к тому, что все богатства в обществе захватываются либо сатанистами, либо инородцами. Получается такая большая империя, где все иные верования уничтожены фанатиками, где все мечтают погибнуть ради святой веры - поскольку жить реально никак невозможно, а об общих улучшениях никто не заботится: 'каждый сам за себя, один бог за всех', и где у руля сатанисты. Выходит, что христианство - это чёрная магия, созданная для разрушения человечества? - Эка ты загнул! - восхитился Веселов, - Ты же вроде был любителем смирения? - Я и сейчас остаюсь... И Богу верю. Но Бог - это одно, а оформление системы идеологии - это другое. Тут Веселова посетила одна догадка. 'Оформление системной идеологии' - таким языком Майоров никогда не разговаривал, это было из словаря Прохорова. - Это тебя случаем не Прохоров распропагандировал? - Прохоров, - признался Василий. - Так ты учти, он нас за недоумков держит, он теперь вполне способен тебя тараканами в сахаре накормить - только ради того, чтобы заметить, на какой минуте ты возмутишься, что изюма с ножками не бывает. Он наверняка тебе это в качестве проверки сказал, сам-то он наверняка другого мнения. - Пока я не знаю, что ему возразить, - горько вздохнул Василий, - а потом, это не только его мнение. Я и по себе изменения чувствую. Знаешь, я раньше легко в уме считал, а теперь не могу - при попытке включить устный счет тут же идет отсыл ко мнению, что все можно решить одним волевым решением, как бы выход уровнем выше. И еще я по себе заметил: раньше, когда был комсомольцем, считал всех людей своими, доброжелательными людьми. А теперь при малейшем противоречии невольно идёт мысль 'это они дьявольские орудия, намеренно тебя обижают, потому что ты добрый христианин'. Я-то могу противостоять этому мнению, поскольку имею опыт коммунизма, а простые люди ведь так и будут думать, испортят себе отношения с окружающими. Так что агрессивность христианских империй неизбежна - люди в них думают, что если человек пришел в христианство, то он не будет бить их по левым и правым щекам, а если не пришел, то значит, он опасность, и его надо уничтожить или обратить в христианство. Вот и скажи, это ли не черная магия? Александр не стал возражать и решил сначала переговорить с Прохоровым. Майорова, несмотря на его яростные возражения, в начале семестра при разделении по религиозным направлениям засунули в группу изучающих коммунизм (как и Валентина Соколова, впрочем). Пришлось Василию с Валентином вместо трудов святых отцов изучать прикладную психотерапию и статьи о движении социальной материи. Но своего христианского подвижничества они не оставили и продолжали попытки обратить в свою веру всех встречных, пока не нарвались на Прохорова. Максим внимательно их выслушал, пару дней пораскидывал своими обширными мозгами со всеми многочисленными пристроечками и в итоге выкатил такую теорию, по которой христианство представало сплошной черной магией. Майоров с Соколовым стукнулись об эту теорию очень больно. Именно во время сидения в карантине он им её и скормил. - Это ты Майорова с Соколовым загрузил? - напрямую спросил Александр Максима, застав его на обычном месте - в библиотеке. - Я, - сразу признался Прохоров, - их наивность опасна. Пусть сейчас ищут ответы на простые вопросы, когда им зададут такие вопросы в реальной жизни, будет некогда думать. - А у тебя есть на них ответы? - спросил Веселов. - Есть. А у тебя нет? - У меня нет, - без какого-либо стыда признал Александр, - мы про религию пока только про смирение и про молитвы проходили. - Разрушаюсь я, Сашок, - без какого-либо перехода продолжил Максим. Он разговаривал с Александром, сидя в своём обычном углу в библиотеке - глаза закрыты, на коленях книжка, по одежде ползёт цепочка муравьёв с водой и едой. Ещё подходя к Максиму, Александр заметил, что каждая половина лица у Прохорова живёт своей жизнью. Выражения на лице - на каждой половине разные - сменялись с огромной быстротой. Смотреть на это было жутко. Заслышав шаги, Максим подавил гримасы и повесил на лицо непробиваемую улыбку. - И что с тобой? - Я затронул системные переключатели, сдвинул все настройки во внутреннем устройстве, теперь не могу их восстановить. - И как же это тебе удалось? - удивился Веселов, - Заклинанием каким? - Нет. Это произошло практически само. Сидел, думал о внутреннем устройстве систем. Подумал, что мотивация моих действий подчинена чувствам, а должна бы быть подчинена системам планирования цели. И тут в голове что-то запульсировало, и настройки сдвинулись. Этих систем планирования цели в человеке, оказывается, много... и я не могу их подсоединить правильно. Всё время идут конфликты с чувствами и животом. Мне не хватает мудрости и мягкости. Знаешь, по-подростковому хочется взять и назначить из головы все системы вручную ответственными за разные дела, а они живут своей жизнью, начинаются противоречия. Я осознаю, что это неправильно, но поделать ничего не могу: как только начинаю ощущать действие той или иной подсистемы, начинаю её или подавлять, или вешаю на неё слишком много функций. - Жуть! - второй раз за день восхитился Александр, - Не знаю, не встречался с такими проблемами. У нас недавно на занятии по прикладной религии падре Иоанн удивительную вещь сказал. Возможно, тебе будет интересно. Я там возмущался, почему на ночь положено так долго молиться: спать хочется, много повторов молитв и так далее. А падре так хитро меня и спрашивает: 'А не бывало ли с тобой такого, что вскоре после начала молитв начинает хотеться зевать?'. Я говорю: 'Да, примерно после третьей молитвы'. А это и правда так - как начинаешь молиться, такая зевота нападает, что никак не удержаться. - Да, я знаю это по своему опыту, - подтвердил Прохоров.  - Ну так вот, а падре и говорит: 'В ранние христианские времена святые отцы учили, что это бесы похищают ваши молитвы. Не знаю, как насчёт бесов, но в вашем университете волшебники говорят, что зевота нападает от резкой смены у человека того образа самого себя, который управляет человеком. То есть ходишь так по жизни и всё время смотришь внутренним оком на один и тот же образ самого себя, побеждающего символ одного и того же дракона. А во время молитвы волей - неволей представляешь себя перед Богом и становится очевидно, что дракон этот мелковат будет и что вокруг намного больше куда как более опасных явлений, а заодно становится немного стыдно за то, что так гордился собой - лихим воякой, а не пребывал в смирении и пожелании блага всему миру. Получается, что при этом сменяются те образы большой боли, которыми сознание принуждает к движению ленивое тело, изменяются внутренние настройки системы управления - отсюда и зевота, её вызывает усталость от многочисленных внутренних противоречий. Если человек стремится к мягкости, смирению и благотворительности, то во время этих молитв у него очень сильно изменяется внутреннее устройство. Ослабевает тот внутренний командир, который заставляет человека гневаться или слишком жестко обращаться со своим телом. Это ваши волшебники так учат меня вам говорить. А я бы вам сказал проще: если человек растёт к Богу, в любви и праведности, то происходит с ним преображение, и становится он совсем другим, не человеком, но ангелом'. - Красиво, - одобрил Максим, - может, так оно и надо. Доверие и мягкость. Ничего не менять, только наблюдать. Что-то в этом есть. Спасибо, Сашок, помог. Как бы теперь на практике это применить... Надо будет ходить всё-таки на занятия, а то тут с одними книжками совсем загнёшься. Майоров осмысление сомнений не прекратил, и в следующую встречу с Гуровым вывалил всю теорию о хитрой сути христианства на Сергея Александровича. - Что-то ты рано начал такие вопросы задавать, обычно такие вопросы люди начинают задавать на десятый - пятнадцатый год упорного подвижничества, - удивился Гуров. - А это он не совсем сам, ему помогли, - продал товарища Веселов. - Ну ладно, если христианство тебе плохо, то как тебе видится правильная религия? - прищурился Гуров. Майоров набрал воздуха побольше и начал излагать: - Ну, во-первых, сказать, что Бог добрый и никого не наказывает, и что ему можно доверять. Во-вторых, сказать что-нибудь о том, чем человек отличается от животного, что человек может волей и фантазией построить счастливый мир, если будет упорно трудится и бороться с пороками. В-третьих, сказать, что не надо бояться богатства и что предпринимателям надо просто считать себя временно управляющим частью общественного организма. В-четвёртых, надо сказать, что не все люди стремятся к совершенству и что тех, кто не стремится, можно считать животными и всячески использовать. - Понятно. А ты знаешь, что у тебя получилось мусульманство? Во имя Аллаха милостивого, милосердного. - Как мусульманство? - Майоров был в шоке, - Я сколько мусульманство не изучал, оно на меня произвело впечатление только агрессивного невежества. - А вот начиналось оно именно так, как ты только что озвучил. Пара энтузиастов из числа наших студентов в пятом веке решила создать новую религию. Напомню, коррупция в Римской Империи на тот момент была такая, что окраинные города просто мечтали, чтобы их кто-нибудь завоевал. Вот наши энтузиасты и решили улучшенную версию религии создать. Начали именно с тех четырёх положений, что ты перечислил. Нашли одного праведного мужа и решили сделать его пророком. Когда он выступал перед верующими, наши двое волшебников искали в толпе тех, кто возражал и демонстрировал признаки критического мышления. Этих они сразу брали в обработку и уверяли, что всё, что говорит парень с эстрады - это внешняя ширма для простаков и что только совсем глупые люди могут спорить о том, может ли быть у бога сын или о числе богов на небе. 'Настоящий благородный человек думает не об этих глупостях, а о том, чем человек отличается от животного, о том, как поставить под свой контроль животную часть, или о том, как добиться совершенства, а число богов на небе всё равно невозможно проверить', - льстили они слушающим. - Так одновременно создавалось две силы в мусульманстве: одна внешняя, со строгим единобожием и запретом на иконы всех видов, вторая - внутренняя, с абсолютным равнодушием к числу богов и большим вниманием ко внутренним практикам. Тайная часть приняла имя 'софии' или 'суфии' - в честь богини Софии по-гречески. Впрочем, особо тайной она не была: о том, что у них есть тайное знание, которое простой человек не может понять так же, как собака не может понять человека, они объявляли на каждом углу. - При создании Корана и заповедей были использованы все последние на тот момент достижения в словесном программировании и в создании информационных вирусов. Стихи составляют особую ритмическую систему, кроме того, фразы из начала часто повторяются - всё вместе это вызывает у человека радость узнавания помимо воли даже при первом прочтении. Прибавьте к этому восклицания любви к Верховному Единому, тонны лести 'правоверным', постоянные упоминания о 'наказаниях неверных' - и вы поймёте, почему к концу чтения Корана хочется быть на стороне тех, кто гонит, а не тех, кого гонят. На слабое сознание действует неотвратимо. С такой организацией и такой поддержкой ислам легко подмял под себя разрозненные секты поклонников Митры, христиан и зороастрийцев, быстро овладел всей Аравией и севером Африки, выплеснулся в Азию и в Испанию. - Вирусы? Ритмические стихи? - удивился Веселов, - Что-то я не заметил, а у нас был Коран на первом курсе. Я его еле до конца дочитал. - А вы Коран на каком языке читали? На русском? То-то же. Там ритм намеренно сбит, мы своих студентов жалеем. Сами мусульмане говорят, что Коран можно читать только на арабском. На другие языки он не переводится. Угадайте, почему? Вот я сейчас буду читать два варианта одного текста, а вы попробуйте заметить разницу. Сначала 'слабый' вариант. Гуров распрямился, как будто даже став выше, и продекламировал: - Если возлюбили вы Аллаха, следуйте за мной, и возлюбит вас Аллах и простит вам грехи ваши, ибо Аллах всепрощающ, милосерд. - А теперь 'сильный' вариант: Алла, Алла, Алла Возлюбите Алла Если сердце с ним За мной иди И возлюбит тебя Алла И простит грехи Ай, Алла Алла добр Милосерд. Второй вариант Гуров пропел, любовно растягивая слово 'Алла'. Не то чтобы всем захотелось петь эту песенку, но звучало это намного красивее первого варианта. - А создание вирусов у вас будет на четвертом курсе. В примитиве это можно описать как 'гипнотическая сила навязанных идей'. Утверждение, произнесённое с уверенностью одним человеком, воспринимается другим не только как частное мнение этого человека, но и частично как мнение общества. Если это утверждение подтверждается многими людьми, особенно облечёнными властью или признаками высокой способности к выживанию (с точки зрения животной системы), то оно почти всегда воспринимается без осмысления, как мнение общества. Вот вам и возможность создавать многократно повторяющиеся цепочки заражения неправильными убеждениями. Всё это суфии активно изучали и использовали с самого начала дела. - Создатели мусульманства не учли только того, насколько мощной может быть сила страха и фанатизма. Терпение официального ислама лопнуло в двенадцатом веке, после того, как суфий Аль-Газали опубликовал официальное руководство по созданию и излечению навязанных внушений. Многих суфиев повесили, остальные вынуждены были выбирать между бегством в Европу или фанатичным исламом. С этого момента суфии внешне стали строго мусульманским обществом. Если до этого они говорили, что суфий способен понять всех и может быть иудеем с иудеем, христианином с христианином, то после изменения они стали говорить, что настоящий суфизм - это только мусульманский суфизм. Даже смысл названия изменился: про богиню мудрости Софию постарались забыть, а название 'суфий' стали производить от шерстяного колпака дервиша (как ещё иначе называли суфиев). - Суфии решили обидеться и помножить мусульманство на ноль. Часть из них рванула на Запад, пропагандировать крестоносцев - что надо не нести всему миру фанатичное христианство, а лучше выращивать у себя в странах культуру и умение контролировать животные проявления. Там их приняли с распростёртыми объятиями - элита западных стран и без того втайне исповедовала митраизм с его любовью к практикам обуздания животной части, а христианство считали наивной дешёвкой для рабочего была. Так что учение суфиев оказалось им очень близко. С этого момента в Европе начался лавинообразный рост тайных орденов. Другая часть организовала возникновение империи Чингисхана. На тот момент Чингисхан был никем - он был разгромлен противниками. Но суфии оценили талантливого парня - выучка у него в войсках была прекрасная, и в самый критический момент в ставке Чингисхана появился богатый купец неизвестного происхождения, но зато с большим количеством денег и опытом организаторской деятельности, что тоже немаловажно. Орды Чингисхана полностью снесли Хорезм, который был на тот моментом центром мусульманской Азии, и завоевали все мусульманские государства, кроме африканских. Тут бы и пришел конец мусульманству, но вмешались наши предшественники - волшебники, в результате чего часть монгольских военачальников приняла ислам. Суфии приняли этот факт как промысел Аллаха и решили действовать постепенно, используя врождённые недостатки мусульманства. Они просто перестали давать свои ученикам те ключевые знания, которые почерпнули от буддийских или христианских монахов. - Неправда, - возмутился Махмуд Худжвири, до этого героически выдерживавший всю клевету на его любимый ислам молча, - дервиши учили нас всему доброму, праведности и чистоте. В исламе все заповеди и пророки! - Да? Ну и назови мне конкретные заповеди конкретных пророков? Махмуд начал перечислять заповеди, перепутал Моисея с Христом, запутался и признался, что до поступления в Университет читал только Коран. - И это после полутора лет обучения в университете, - покачал головой Гуров, - вот так же суфии в своё время оглянулись и увидели, что вместо чистой религии вырастает монстр. В мусульманстве нет того внутреннего конфликта, который есть в христианстве, нет требования безусловной любви и полного прощения, зато очень хорошо отработана технология убеждения в том, что в книге 'все законы и пророки'. В итоге все мусульмане уверены, что соблюдают все заповеди, но никто не знает, какие именно. Христианство правдами и неправдами заставляет своих последователей становиться лучше - мусульмане остаются такими, как и были, возрастая только в самодовольстве. Нет ни любопытства, ни сострадания, ни стремления докопаться до первопричины всех причин. За счёт своей ненаучной любви христианство оказалось глубже и ближе к истине, чем ислам. Поэтому суфии решили дать исламу догнить так, чтобы его гнилая сущность стала очевидна всем. В Европе будет рост уровня жизни и совершенства государственного организма - в исламском мире будет только воровство и подкуп с работорговлей. В итоге мусульмане сами отбросят свой ислам - его нежизнеспособность и опасность для жизни лет через триста - четыреста станет очевидна всем. Раздосадованный Махмуд замолчал, но было видно, что он не согласен. - А что же нам думать о Боге? - не смог не спросить Майоров. - А ничего не думать. Мы знаем, что о человечестве кто-то заботится, что в результате молитв иногда приходят советы во сне, а иногда и наяву нужные люди встречаются. Мы знаем, что многие люди помнят прошлые жизни. Вот и давайте помнить об этих фактах, а всё остальное будем считать Большой Неизвестностью. В этом есть своя красота - в бесстрашии, в доверии к Богу и в неизвестности. Главное - ничего не бояться, доверять Богу и думать, что всё в надежных руках. Ладно, давайте заниматься космосом, - сказал Гуров и показал студентам фотографию барельефа откуда-то из дворца инков, - а вот и разгадка, как маги в прежние времена попадали на Луну. Никто из студентов ничего из картинки не понял. - Хорошо, скажите мне, как можно преодолеть гравитацию? - Спутник запустить, - неуверенно сказала Ваулина, - скорость около восьми километров в секунду. - А ещё способы? Вот подсказка - кольца у его рук, - Сергей Александрович показал на фигуру с барельефа. Воцарилось безмолвие. - Так, думаем с трудом. Наводящий вопрос: если по трубе мчатся шары со скоростью двенадцать километров в секунду, что будет? - Они будут давить на трубу снизу вверх, центробежная сила будет заставлять их создавать подъёмную силу! - воскликнул Майоров. - Только тогда лучше, чтобы они мчались по круглой трубе, по лежащему в горизонтальной плоскости кольцу! Так тогда можно и летающие города строить - будет летать в воздухе и не потреблять энергию, только на КПД! - Стой, так это что - вечный двигатель получится? - удивился Соколов. Майоров недолго подумал и ответил: - Нет, не получится. Они будут создавать подъёмную силу только до тех пор, пока на одной высоте находятся. Как только они начнут подниматься, шары станут замедляться - помнишь, как спутник, когда мы играли? А если начнёшь опускать - будут разгоняться. Для подъёма нужно добавлять энергию, при спуске она выделяется. Всё строго в соответствии с классической физикой. Соколов подумал три секунды и признал правоту Василия. - Тогда лучше не шары по кольцу пускать, а вращающееся кольцо делать - получится, что оно само себя и держит, и подъёмную силу создаёт, - добавил Махмуд. - А почему раньше никто до такой простой идеи не додумался? Это немагам тогда никакие ракеты и ракетопланы не нужны, - удивился Веселов. - А вы прочность этого кольца считали? - засмеялся Гуров. Студенты заёрзали. Сопромат к числу их любимых дисциплин не относился. - Мы по сопромату вращающиеся кольца ещё не проходили, только растяжение и изгиб, - призналась Ваулина. - А чего там сложного? Найти формулу и подставить плотность материала. Вот и будет вам задание на следующий раз: посчитайте, какую окружную скорость сможет развить кольцо из разных материалов. Конструкционное железо не смотрите: оно слишком тяжелое и малопрочное. Смотрите перспективные материалы. Следующую неделю студенты удивляли кафедру сопромата, штудируя формулы расчёта вращающихся колец и свойства материалов. На занятие они пришли очень печальными: расчёты показывали, что взлететь с Земли не удастся. Докладывал Юрген Трескофф: - Кольцо из самой лучшей конструкционной стали можно разогнать до 470 м/с, кольцо из углеродного волокна, упрочнённого бором - до 1380 м/с, кольцо из бора (теоретическое) - до 1570м/с. В настоящее время в лабораториях университета исследуется материал - композит со сферическими наноэлементами типа 'матрёшка', кольцо из него можно разогнать до 3800 м/с. Теоретически возможно создать упрочненный давлением графит - тетраалмаз с четырёхатомной структурой вместо восьмиатомной у алмаза. Кольцо из такого материала - если его удастся изготовить - сможет вращаться с окружной скоростью до 6280м/с. Если получится создать кольцо из монокристалла железа, то его окружная скорость не превысит 1250м/с из-за высокой плотности железа. Расчёты сделаны без учета запаса прочности, для двойного запаса прочности нужно понизить скорость вращения в 1,4 раза. Ни один из материалов не позволит взлететь с Земли - для этого нужна скорость не менее 12000 м/с. - А с Луны? Напоминаю: первая космическая для Луны 1620 метров в секунду. - С Луны... С Луны можно взлететь с помощью композиционного материала с наноэлементами. Только немаги его смогут открыть лет через сто, не раньше, - сказал Александр Веселов, - а остальные кольца можно использовать только для создания тяги при перелётах между планетами или вокруг Земли на уже выведенных на орбиту аппаратах. - А зачем нам их ждать? И кто мешает нам создать такой материал самим, без немагов? И кто мешает нам его магически упрочнить? Нам придётся построить летающий аппарат, чтобы дойти хотя бы до Луны в первый раз самим, без порталов. Никто не знает, как далеко нас смогут нести мётлы или на какой высоте ещё работает перенос телепортацией. А потом можно будет поставить постоянный портал и перемещаться напрямую... только надо будет поэкспериментировать на мышах. Сказать это оказалось проще, чем сделать: потребовалось огромное количество самых разнообразных материалов. При этом члены ордена 'Летящий паровоз' совсем не хотели, чтобы об их планах создать базу на Луне узнало университетское начальство или 'Изумруд'. Материалы приходилось доставлять тайно. Идея создать на Луне тайную базу принадлежала Александру Веселову. Гуров поначалу воспринял её скептически - слишком много технических проблем. Но потом, после того, как всплыли подробности происхождения ордена 'Изумруд', передумал. Луна виделась неплохим убежищем - по крайней мере, никто, кроме них, не владел проверенными способами попасть на Луну. Отсутствие официальной поддержки имело большой минус - не только высокопрочные, но даже самые простые конструкционные материалы приходилось доставлять малыми партиями, в руках. Хромоникелиевую сталь таскали с полей боёв, воровали куски брони и гусеницы подбитых танков. Хромансиль доставали из сбитых самолётов. Многие материалы приходилось добывать прямо из руд, с помощью магии. Устройство для создания наноматериалов обладало огромной трудоёмкостью - его делали вшестером целых четыре месяца. Строительство летающего аппарата, который должен был доставить волшебников на Луну, шло очень медленно и невероятно затягивалось... В середине января Прохоров попытался уйти в затвор. Он отгородил себе в библиотеке небольшой кусочек пространства, закрыл его непроницаемыми полями и разрешил туда входить только муравьям. Учитывая то, что библиотека располагалась над кухней, место было выбрано стратегически правильно. Боевые маги из охраны среагировали быстро, но ничего сделать не смогли - Прохоров по уровню магических знаний был наравне с пятикурсниками, а в некоторых направлениях и повыше. Вскрыть защитные сферы смог только объединённый коллектив из лучших волшебников университета. Максим объяснил своё желание уйти в затвор нехваткой времени на размышления о внутреннем устройстве - якобы он разрушается, а его всё время отвлекают от переосмысления проблем. Консилиум из волшебников пришел к выводу, что в одиночестве Максим скорее всего не выдержит и повредится в уме, и что надо его удержать в коллективе любой ценой. Решили прибегнуть к крайнему средству - рецепту Тимениуса. Откуда-то из Юго - Восточной Азии привезли лучших в своём деле профессиональных хохотушек, тех, что способны были совмещать и лечебный массаж с сексом, и спортивный секс с массажем. Перед ними поставили задачу: удержать Максима от размышлений, не дать ему снова уйти в затвор. Хохотушки рьяно принялись за дело. Не знавший до этого женской ласки Максим четыре дня не показывался на людях, потом целый месяц ходил немного сонный. Вся мужская часть второго курса разделилась на две неравные части: одна часть жутко завидовала Прохорову, другая говорила, что не опустилась бы до такого свинства. Александр принадлежал к первой части. Его ненаглядная Виктория постоянно дразнила его, то подпуская поближе, то снова отдаляя. Александр временами был готов уже на что угодно. Меньше чем через месяц профессионалки Максиму надоели, и он принялся прятаться от них в пещерах у друзей. Девочки обиделись и пошли жаловаться ректору. Максим пообещал, что не будет пытаться уходить в затвор, 'только уберите эти дур'. Профессионалок щедро одарили и отвезли обратно, к более благодарной аудитории.
   Глава 11. Вложить душу в...
   Февраль 1944г.
   Они стояли на небольшом холме неподалёку от входа в маленький прибрежный городок Новой Англии. Городок был погружен в нехорошую, тяжелую тьму. По всему восточному побережью действовало затемнение, введённое президентом США для того, чтобы немецкие подводные лодки не могли ориентироваться по свету курортных и жилых городов. Но в случае с данным городком темнота объяснялась отнюдь не затемнением. 'Они' - это группа из семнадцати человек, пять преподавателей и работников института плюс дюжина студентов. В группе преподавателей находились профессор Марадей, профессор Пащин и трое боевых магов из ордена 'Некромантус'. Никто из студентов не знал, чем конкретно занимается орден 'Некромантус', но слухи ходили самые мрачные. Вид магов из ордена подтверждал слухи: очень суровые и неразговорчивые дядьки могли навести жуть на кого угодно. Группа студентов, в свою очередь, отличалось большой разношерстностью: пятеро студентов представляли американский филиал, это были старшекурсники пятого - шестого курсов, семеро остальных были из Китежа, первокурсники и студенты второго курса. - ... и вот сидят пять человек высокого духовного развития в засаде, а к ним подходит банда из тридцати людей низкого духовного развития, - травил один из старшекурсников бородатую байку про то, как студенты из Университета как-то раз превратили с перепуга банду рядовых разбойников в альтруистов и что из этого получилось. Это была старая и очень глупая история, но у парня был талант рассказчика, и все студенты покатывались со смеху. Все, кроме Александра Веселова - он внимательно смотрел на взрослых волшебников, а волшебники внимательно и безотрывно смотрели на город. Александр попал на эту миссию в общем-то против своей воли. Четверо из участвующих в миссии студентов были наняты через орден 'Летящего Паровоза', и ректор заявил Александру, что на миссиях повышенной опасности глава ордена должен присутствовать сам. Двое остальных первокурсников - Сергей Богуславский и Мишка Андреев - были из ближайших знакомых Александра, и это тоже было лишней причиной поучаствовать в миссии. Причиной появления ударной группы в данном месте была срочная просьба из американского филиала о помощи. Двадцать минут назад волшебники из американского узла слежения перехватили очень странный телефонный разговор. В разговоре были слышны только хрипы и вопли невероятной жути. Звонили из этого городка шерифу соседнего. Шериф принял звонок за розыгрыш и забыл о нём. Но устройство слежения волшебников тут же подняло тревогу: в голосах были слышны эмоции запредельной силы. Двое волшебников, посланных на проверку, не нашли в городке никого живого, зато обнаружили в домах множество расчленённых тел. Основную работу должны были выполнить взрослые волшебники и старшекурсники. Остальных студентов взяли для подсобных работ: убирать грязь, отваживать нежелательных посетителей и подбирать раненых. Преподаватели и боевые маги смотрели на городок уже пять минут. Наконец один из орденских боевых магов нарушил молчание: - Если бы это было то, о чём я подумал сначала, оно бы уже проявилось и напало. Остальные одобрительно покивали. - Значит, это либо джафир, либо керестраж. Оба слова были Александру незнакомы. - Скорее, керестраж, - предположил второй орденский маг. Остальные опять одобрительно покивали и дружно двинулись вперёд. Профессора не ожидали такой прыти и немного отстали. Старшекурсники бросили хихикать и двинулись вслед за преподавателями. Семёрке младшекурсников полагалось оставаться на месте. - Не нравится мне всё это, - сказал Александр, - ставьте щиты и всю защитную, какую знаете. Несколько минут ничего не происходило. В свете искусственного освещения, поставленного магами, было видно, как боевые маги зашли в первый двухэтажный дом, затем вышли и вошли во второй. В первом доме остались оба профессора и двое студентов. Вдруг второй дом поднялся в воздух, полыхнул яркой вспышкой и осел на землю грудой обломков. Над обломками зависла в воздухе, а затем медленно опустилась на землю сфера с шестью человеческими телами. Тела не шевелились. До стоящих на холме студентов докатился удар взрыва. Но неприятности на этом не закончились: доски и камни разрушенного дома сами собой начали взлетать в воздух и выстраивать хаотичную конструкцию вокруг сферы. Поднялся шум и в первом доме: замелькали вспышки от волшебных палочек волшебников, зазвенело разбитое стекло. Через секунду неведомая сила вышибла окно, вслед за осколками из окна вылетел профессора Марадей. - Их двое! - успел крикнуть он до того, как оная неведомая сила приложила его об землю. После падения он уже не поднялся. Александр удивился. На всех на них лежали заклинания защиты и заклинания суперэластичности - человека в таком состоянии можно было растягивать в разы, бить головой о стену с силой как при падении с десятого этажа, и без каких-либо последствий. Либо кто-то сумел снять защитные заклинания, что было маловероятным - абсолютное большинство магического мира не подозревало об их существовании, - либо кто-то наложил на профессора гибельную магию. Что тоже казалось маловероятным - грозный профессор воинских искусств совсем не был похож на беззащитного ребёнка. - Андреев, дуй в универ, доложишь всё как есть. Михаил попытался возражать - ему хотелось геройства вместе со всеми, но Александр на него так рыкнул, что тот мгновенно испарился. Профессора Марадея вытащили без проблем - просто завели под его тело доски, наложили на них левитацию и подтянули поближе. Профессор был в шоке от удара, но в целом здоров. Кто-то действительно снял с него все защитные заклинания, и они примитивно приложился головой о землю! Исцелили его почти сразу, но в сознание он должен был придти нескоро - минут через десять - пятнадцать. С остальными было сложнее. Неизвестно, что происходило в первом доме с оставшимися там старшекурсниками и профессором Пащиным. Над защитной сферой орденских боевых магов из 'Некромантуса' уже выстроилась целая башня всякого мусора. Кто-то неведомый хотел раздавить сферу, навалив на неё всё, что только могло двигаться в этом городе. С окраины городка летели деревья, кирпичи и просто мусор. - Втроём, - скомандовал Александр и напустил на кучу маленький ураган. Утроенная сила позволила превозмочь чужую магию, мусор унесло, и защитная сфера с шестью магами вновь показалась на поверхности. Но сделать с ней что-либо издали возможным не представлялось: она была накрепко привязана к тому месту, на которое опустилась. Очевидно, такое упорство входило в её задачи. - Ну и пёс с ней, - решил Александр после нескольких бесплодных попыток подтянуть магов поближе. Защитная сфера, по-видимому, справлялась со своей задачей, и хотя шестеро её обитателей не подавали признаков жизни, они, скорее всего, были в большей безопасности, чем заложники первого дома. - Я иду в первый дом, - сказал Александр, - кто со мной? Вперёд шагнули все, даже немаг Богуславский. - Чудо! Ты же немаг! - засмеялся Александр. - А ты второкурсник, который суётся туда, где наваляли преподам, - не сдавался Сергей, - и потом, меня нельзя оставлять без охраны, я же из 'рыцарей', забыл? - Можешь попробовать сбежать, а пока остаёшься присматривать за профессором, - строго наказал ему Веселов и двинулся к первому дому. В коридорах дома до сих пор висели наколдованные первой группой огоньки. Они поднялись на крыльцо и вошли в прихожую. В прихожей никого не было, зато в кухне были видны два тела, порубленные на разнообразные куски топориком. Топорик валялся рядом. Судя по остаткам одежды, это были американцы - хозяева дома. Одного из студентов - магов стошнило. Быстрый осмотр показал, что на первом этаже больше никого нет. Студенты начали подниматься на второй этаж по старинной скрипучей лестнице. Тут враждебная сила впервые проявила себя, и очень странным образом. Александру начало казаться, что он слышит чьи-то шаги, кроме его товарищей - студентов. Он дал знак остановиться. Звук шагов по лестнице продолжался. Если верить звукам, то кто-то постоянно поднимался и поднимался по лестнице мимо студентов. Всем стоящим на лестнице даже захотелось посторониться. Больше ничего не происходило. 'Что за игры?' - с досадой пробормотал Александр и продолжил подъём. Они вошли в коридор, обшитый тёсаными досками. Направо и налево виднелись двери в комнаты, и эти двери были закрыты. Где-то за ними находились профессор Пащин и пара студентов. Кто и когда их закрыл? Это было тайной, нехорошей тайной. Александр оглянулся. За его спиной находилось окно, через которое немногим ранее вылетел профессор Марадей. Впереди, в конце коридора, виднелась какая-то куча тряпья, в которую не поместился бы даже подросток. 'Их двое', - сказал профессор Марадей. Двое кого? Двое тёмных магов? Или два неведомых чудовища? ' Хоть что-нибудь бы сказали перед тем, как соваться в город. Теперь думай тут, какую угрозу ждать', - сердито думал Александр, накладывая блокирующие заклинания на соседние двери. Его план состоял в том, чтобы дойти всей группой до конца коридора, а затем поочерёдно освобождать комнаты - в этом случае всё, что бы из них не выскочило, они выбросили бы магией в окно. Наготове у него было и заклинание зеркала, чтобы заглядывать в комнаты из конца коридора, не входя в них. Но это заклинание им так и не пригодилось... Не успели они сделать и четырёх шагов по коридору, как внимание студентов привлёк негромкий звук 'цок-цок'. Все остановились и принялись вертеть головами. 'Цок' раздалось снова. На этот раз Александр увидел источник звука. Гвоздь, один из тех, которыми были прибиты доски стен, вылетел из отверстия, стукнулся о противоположную стену и упал на пол. Пока Александр смотрел на него и соображал, что за хитрая магия в том, чтобы вытаскивать гвозди из стен, гвозди начали вылетать гораздо чаще, стукаясь о противоположную стену с огромной силой. И эта пулемётная очередь приближалась к ним! Александр на всякий случай поставил защиту от метательного оружия - вдобавок к той, что уже была наложена на их мантии. Как оказалось, очень вовремя - гвозди зависли прямо перед студентами, что означало, что защита мантий больше не действует! Это было удивительно: кто-то за считанные секунды смог расколдовать сложнейшую магию университетских боевых мантий, но при этом он не уничтожил студентов сразу, а зачем-то принялся играть с ними в летающие гвозди. Александр лихорадочно принялся ставить защитную магию на себя и на всех своих товарищей. От метательного оружия, от вытягивания жизненной силы, от разъединения души с телом, от протыкания, от удара... И тут куча тряпья зашевелилась. Из-под тряпок показалась маленькая девочка, в руках у неё была красивейшая фарфоровая кукла. Александр уже хотел сказать: 'Не плачь, маленькая. Мы хорошие, мы тебя вытащим', как слова застряли у него в горле. Взгляд у девочки был совсем не детским. Взрослый, злобный взгляд исподлобья, Александр видел такой у некоторых зеков в лагерях. Такой взгляд был у самых опасных убийц - точнее, не у самых опасных (те выглядели ласковыми), а у буйных, у таких, которые могли убить за то, что ты случайно отвернулся в то время, когда он изволил говорить с тобой. Кукла в руках у девочки подняла руку. Доски облицовки коридора слетели с креплений и пребольно стукнули студентов, опрокидывая их с ног. Падая на пол, Александр заметил, что кукла довольно повернула голову и кивнула! Какой-то злой маг играл с волшебниками, используя дистанционно управляемых кукол! Без долгих раздумий Александр направил на куклу палочку и хотел уже наложить нечто разрушительное, но тут дверь последней незаблокированной комнаты открылась, и своими ногами вышла вторая фарфоровая кукла! Палочки вылетели из рук у всех магов. Куклы не только передавали своему владельцу информацию, но и могли точно направлять его магию! Неведомые злодеи организовали прекрасную засаду с отвлечением внимания - очевидно, именно в такую попалась и первая группа с профессорами. Александр уже представлял, как тёмные маги распиливают его на куски, как на поле боя вдруг появилось новое действующее лицо. Прямо из стены появилась большая коричневая собака с ярко-желтым носом. Она толкнула ту куклу, что стояла в двери, и одним движением перекусила куклу в руках у девочки. Девочка закричала - яростно, обиженно. Собака исчезла в стене так же неожиданно, как и появилась. За время краткой передышки Александр притянул к себе свою палочку и уже готов был разнести на клочья вторую куклу, но та скрылась за стеной. В этот момент в конце коридора появился профессор Марадей и обрушил ту часть дома, в которой находились куклы. Александр обнаружил, что лежит на краю обрыва. - Быстро, уходим, они скоро очухаются, - скомандовал он. Повторять не пришлось: студенты попрыгали в окно с образцовой скоростью, по два за раз. Под окном образовалась небольшая куча - мала, но это уже никого не пугало: все успели притянуть к себе свои палочки и наколдовать защиту от ударов. Сверху на кучу из студентов приземлился профессор Марадей. Через минуту студенты уже стояли на вершине холма, там, откуда начинался их краткий поход. На холме стояли все боевые маги университета, даже ректор прибыл. Такого на памяти Александра не случалось никогда. Все были очень, очень серьёзны. Ректор держал за ухо Мишку Андреева, при появлении Веселова он его отпустил. - Только так его можно было удержать от попыток помочь вам, - пояснил ректор, не отводя взгляда от городка. Александр решил, что имеет право услышать хоть какие-то объяснения, и подошел к профессору Марадею. - Не подскажете, с чем это мы столкнулись? Кто управлял этими куклами? При чём тут девочка? И почему они так легко снимают нашу магию? - Никто ими не управлял. Это и есть наши главные нарушители спокойствия.  - Но... как? Фарфоровые куклы?  Профессор немного помолчал. Отвечать ему явно не хотелось.  - Это секретная тема, - профессор сказал это, как отрезал, и замолк. Александр уже собрался пойти и поискать кого-нибудь поразговорчивее, но профессор смилостивился: - Мы рассказываем о керестражах только на пятом курсе и только тем, в чьей добросердечности убедились. Суть дела в том, что при проектировании человека Создатель, должно быть, заложил в конструкцию человека возможность передавать часть своих возможностей выбранным вещам. Точнее, человек может произвольно изменять структуру и свойства любой вещи, но чаще всего люди не владеют этим умением и просто вкладывают в вещь частицу своей души. Эти способности открываются только с возрастом и только у тех людей, кто освоил в высочайшей степени смирение, беззлобие и самоконтроль. У вас, магов, чуть пораньше, у немагов попозже. Возможно, предполагалось, что люди, достигшие высоких ступеней праведности, смогут таким образом создать себе роботов из чего угодно, хоть из камня, что должно было несколько облегчить им жизнь. В реальной жизни получилось немного иначе. Эти возможности - как оказалось - в очень малой степени присущи всем людям. И получается так, что если сконцентрировать излучения многих людей (даже немагов) на одном предмете, то можно достигнуть того, что он станет таким вот почти живым роботом. Они и называются керестражами. - Детская любовь одна из самых искренних и сильных. Очень красивая кукла может вызвать очень большой приток чувств. Когда это происходит только в одном поколении, это не страшно, так что все эти соломенные Матрёны не опасны. Хотя тоже бывают проблемы. А когда с куклой играют несколько поколений... Эти древние куклы из Германии, Англии, Франции и старинных семей Новой Англии постоянно кошмарят наше существование. - А что же в них страшного?  - Дети вкладывают в них очень сильные чувства, очень большие силы. В результате эти куклы начинают превосходить по магическим способностям своих создателей. У них есть человеческая способность к магии и анализу, но нет того обычного шума из страхов и желаний организма, который глушит подобные способности у простых людей. Благодаря этому они могут получать знания так, как это делают некоторые медиумы - прямо из всепланетной информационной сети. Иначе говоря, что бы ты ни делал, какую бы магию не применял, кукла знает об этом до того, как ты начнёшь двигаться. - А почему они нападают на людей?  - Кукла эта умеет только то, что в неё вкладывают. Дети вкладывают в них чувства. Детские чувства. Это кусочки души существа разумного. но ещё не осознавшего свою разумность. Для такого существа смертельно обидеться и стукнуть родителей за то, что мешают играть и укладывают спать - это нормально. Очень большое желание, чтобы с тобой играли и тобой любовались, но никакого сострадания, большая обидчивость, но никакого понятия о терпении ради достижения 'больших' целей. И вот представь: с тобой играли, тобой восхищались, и вдруг тебя ставят на полку на долгие двадцать лет и больше никакого восхищения. Ну как тут не обидеться? Ходят мимо и никакого внимания не обращают. Помнишь, какими сильными могли быть в детстве обиды? Пропылившись на полке несколько десятилетий и вырвавшись, обиженные куклы частенько подговаривают своих маленьких хозяек поиграть - отрезать головы родителям, например. Ребёнок при этом попадает в гипнотическую зависимость, куклы манипулируют их обидами без труда. Прибавь к этому кристально чистую способность к магии - и ты поймёшь, почему они способны вырезать целый город. У нас же тут целых два чудовища... Такого никогда раньше не бывало. Это значит, что одна кукла ждала, пока вторая сформируется, на протяжении долгих лет... или десятков лет. Это очень, очень опасно. Александр задумался.  - А как же тогда разные религиозные идолы, иконы, статуи святых? На них же выливаются чувства миллионов. Не по этой ли причине мусульманство запретило все изображения? - Молодец, быстро соображаешь, - засмеялся профессор Марадей, - потому эта тема и секретная. Идолы и иконы становятся очень мощными самостоятельными существами - разумными, но без человеческой воли, без тяги к свету и совершенству, зато с необходимостью, чтобы им поклонялись. Со статуями святых и иконами забот обычно не очень много, чувства в них вкладывают люди взрослые, положительные. Хотя эгоизма у них тоже много - только попробуй изменить религиозные обряды, они тебе войну на сотни лет устроят. В Византии вон попытались иконы запретить - так двести лет потом воевали. - А двигаться они могут?  - Могут. Когда турки взяли Константинополь, самые бегучие иконы скрылись аж на Руси и дались в руки благоверным князьям только после многочасовых молитв, а до этого в воздухе висели. Но иконы - это не самая интересная тема. Как думаешь, что случится, если немагам вдруг удастся создать могучее волшебное существо, этакого гигантского каменного робота? - Они натравят его на соседей, войну начнут, - без запинки ответил Веселов. - Вот именно этим они и занимались, - печально произнёс профессор, - из века в век, из поколения в поколение. Каждый мелкий шарлатан мог собрать шайку 'магов', придумать произвольное имя своему 'богу' и накачать его силами. Только создавали они не благодушные иконы, а кровожадных демонов, чтобы они не отказывались от войны с соседними народами. Таких, которым надо было всё больше и больше поклонения, лести, прославления... поначалу. Отсюда и жесткий фанатизм подобных 'религий' - кто же допустит, чтобы в его городе молились чужому 'богу'? Мягкость современных государств, в которых могут сосуществовать несколько религий, далась человечеству очень нелегко. Через 100 - 150 лет эти 'боги' начинали требовать кровавых жертвоприношений - и чем дальше, тем больше, во всё возрастающих объёмах. В итоге последователи создателей 'бога' вставали перед нелёгким выбором: либо уничтожить демона, либо превращать свою страну в демоническую и уничтожать своё население в угоду демону. Многие пошли именно таким путём - демоны очень хорошо умеют мучить высших ответственных лиц, очень у немногих хватает сил им сопротивляться. Частичное решение было найдено в многобожии - потеря одного персонажа не отражалась на всей шайке жрецов, всегда можно было подменить его другим. - А что, если разрушить материальное вместилище, керестраж исчезает? - В том-то и беда, что нет. Он создан из частичек душ людей и потому не может быть уничтожен материальными способами. Их надо распылять и ослаблять специальными способами. Например, разложить куклу на части и уговаривать каждую часть в том, что она простая деталь или крючок от чего-то там. Если же материальное вместилище разрушается сразу, до разрушения вложенной души, то целостное и сформированное существо освобождается и начинает вести свою жизнь бестелесного, но магически очень мощного существа. Как правило, это очень озлобленные на людей духи, готовые мстить за 'предательство'. Вмешиваются в разум людей, затевают скандалы и войны. Многочисленные сказки о злых духах и джинах - это отсюда. В последнее время отмечены случаи, когда они пытались корректировать развитие человечества с целью опускания до животного уровня и последующего уничтожения всего человечества. Поэтому керестраж лучше не разрушать физически. Лучше всего заключить его в какой-нибудь сосуд и бросить на дно океана, со временем он ослабевает и истаивает. Правда, этот способ действует не всегда: сильные керестражы способны двигать сосуд туда, где он сможет быть разрушен, даже изнутри. - Эти керестражи - проклятие человечества. Стоит оставить религию без внимания, как она тут же скатываются к истуканству, к созданию демонов. Понизить человеческое восприятие волшебного - стратегическое решение для предотвращения истуканства. Поэтому сейчас, в период наибольшего многолюдства человечества, было принято решение сделать так, чтобы люди не верили ни во что волшебное. Для этого магов разделили с людьми, а в среде людей насаждается отрицание любых 'потусторонних заблуждений'. - К счастью, у керестражей есть естественные враги. Сейчас мы ждём одно существо, которое по природе своей питается осколками душ. Маги привлекли их для охраны тюрьмы тёмных магов, так что их несколько затруднительно получить, придётся подождать. Александр похолодел. Он как-то раз встречался в детстве с Пожирателем Душ, воспоминание было весьма неприятным. Пожиратели питались не только душами, но и всякой радостью, которую души могли излучить. В их присутствии становилось очень, очень тоскливо. - А откуда тогда собака? Меня спасла собака - приведение, она выскочила из стенки и перекусила керестраж. Профессор Марадей был в шоке: - Приведение неспособно нанести вред керестражу! Значит, это было не приведение... но что же это было? - думал вслух профессор, - Обещай сохранить в тайне то, что я сейчас скажу! Бывают ещё керестражи, которые создают специально, не вкладывая часть души, но расщепляя часть своей души для того, чтобы керестраж был запасным телом для человека на тот случай, если погибнет основное тело. В этом случае при гибели живого тела дух переключается на управление тем телом, связь с которым была установлена через расщеплённую душу ещё при жизни. Но это уже совсем чёрная магия. Если это так и у нас тут действует чёрный маг, который защищает тебя из своих соображений, то я даже не знаю, что и думать. Впрочем, дело на то не похоже. Александр подумал ещё немного. - А как же тогда с Христом? - Хороший из тебя будет волшебник... если выживешь. Головой хорошо работаешь. На нашей памяти это не первая попытка, когда человека объявляли богом и начинали накачивать, как истукана. До сих пор всё это заканчивалось очень печально - животная, необузданная часть перевешивала, получался обычный демон - керестраж. В случае с Христом пока ничего не известно. Очевидно, что пока животную часть этой системы кто-то очень умело сдерживает. Тут куклы снова начали действовать. Вверх взметнулись обломки камня и досок. Над разрушенным домом воспарила фигура девочки, затем она приземлилась. Кукол видно не было. От строя магов отделились четыре фигуры и двинулись к дому. - А как же они будут защищаться? - не смог сдержать любопытства Александр. - Никак, - ответил профессор Марадей, - керестражи снимут любую защиту. Скорее всего, керестражи попробуют сначала поиграть с жертвой - ведь по своей сути они дети. А когда игры станут опасными, вмешаются все остальные маги. Задача этих четверых - просто поймать кукол. Их физические силы очень невелики, а магию кукол блокируют наши боевые маги. Я надеюсь... Всё произошло почти так, как предсказывал профессор Марадей. Четверо магов дошли до дома беспрепятственно, девочка за это время сорвалась с места и скрылась где-то в глубине городка. Вдруг один из магов упал, а над его головой появилась маленькая фигурка с ножом в кукольной ручонке. - Без всякой магии, ножом в ногу пырнула, - ахнул профессор Марадей. В следующий момент произошло сразу несколько событий. Сосед упавшего мага сдул куклу с головы товарища маленьким ураганом. Этот же ураган вернулся к нему через секунду бурей, поднял и шлёпнул о стену. Стену другие маги успели превратить в резину, и она приняла тело с мягкостью подушки. В пространстве разлилась атмосфера отчаяния - на поле боя переносом возникли двое магов, ведущие с собою двух Пожирателей Душ. Пожиратели ухнули и устремились к дому. Кукла двинулась к ним с явной целью позабавиться, но первый же Пожиратель наклонился над ней своим похожим на капюшоном верхом - и кукла оказалась втянутой внутрь. Через секунду на землю упали осколки фарфора. Вторая кукла попыталась обрушить на Пожирателей остатки дома, но тем только выдала себя. Маги мигом подняли её в воздух, а Пожиратели протянули к ней свои хоботоподобные раструбы, двое сразу. Освобождённая от осколков души кукла упала на землю беленьким платочком. - Ну и как будем зачищать город? - услышал Александр вопрос профессора Марадея, который подошел к главе ордена 'Некромантус', - Какую легенду придумаем на этот раз? - В этих местностях ходит легенда про волшебный туман, который иногда поднимается из моря и растворяет всех грешников, - ответил высохший морщинистый старик, глава 'Некромантуса', - а город зачищайте сами. Мне с моими ранеными дел хватит. С этими словами глава ордена вместе с тремя такими же страшными стариками двинулся к защитной сфере, в которой до сих пор лежали неподвижные тела. Александра и других студентов привлекли к поиску детей - хозяев кукол, а также к очистке города. Все трупы и следы крови было приказано убрать, город привести в образцово красивый вид, а тела закинуть подальше в море. Александр нашел девочку - хозяйку куклы в подвале дальнего крайнего дома. - Держи её, пока я не приду, - приказал профессор Марадей по устройству связи. Но пришел не он, а ректор Стоянов. Пока ректор шел, Александр спросил у девочки по-английски, зачем она убила так много людей. - Они были плохими и мешали мне играть, - ответила девочка по-русски с большим акцентом. Никакого раскаяния в её тоне не было - одно раздражение. Александр удивился - способности куклы получать знания от других людей частично передались девочке. Появившийся ректор сразу наложил на девочку заклинание разрыва связи души с телом. - Такие дети никогда не исправляются. Отдадим в приют - начнёт резать всех детей и воспитателей, - объяснил он свои действия шокированному Александру. Подошедший профессор Марадей только кивнул в знак согласия. Пострадавших студентов извлекли из-под завала почти невредимыми. Их немного побило кирпичами и брёвнами, но именно завал не дал куклам добраться до них за то время, пока боевые маги ждали Пожирателей Душ. Раны и переломы студентам исцелили в первые секунды после обнаружения. А вот профессору Пащину не повезло: за то время, пока группа Александра поднималась на второй этаж, куклы и девочка с ним 'поиграли', разрисовали его очень глубокими разрезами. Профессор потерял много крови, а глубокие разрезы не поддавались быстрому излечению. Профессору пришлось потом провести в госпитале целых три дня. После генеральной уборки городка, которая заняла целый час, эта жуткая ночь наконец-то закончилась. Студенты вернулись в университет, оставив за собой чистенький городок с зажженными фонарями и без единого человека (боевые маги исчезли сразу после того, как уничтожили второго хозяина куклы - пятилетнего мальчика). О приказе президента, запрещавшем зажигать ночью освещение, вспомнили только за ужином (из-за разницы во времени в университете уже подавали ужин). Возвращаться не стали - решили, что пусть так и будет, жителям соседних городков страшнее будет. Свою собаку - спасительницу Александр обнаружил совершенно случайно месяцем позже. Их послали устанавливать датчики паники в метро больших городов. Начальство решило, что возможен прорыв чёрных гаргулий в большие города через метро, поэтому ордену 'Летящий Паровоз' достался очень выгодный и простой заказ - расставить датчики паники на всех станциях метрополитена во всём мире. Стоя на станции метро 'Площадь Революции', Александр вдруг увидел, как молодая девушка с повязкой санинструктора мимоходом погладила нос бронзовой собаки и, улыбаясь, пошла дальше. От частых прикосновений нос собаки стал жёлтым и блестящим, почти золотистым. Собака была именно той, которая перекусила керестраж в жутком доме месяц назад. Первые же расспросы показали, что все москвичи знают, что поглаживание носа собаки даёт удачу при сдаче экзамена. Многие гладили нос просто так, от добрых чувств. Александр подошел к собаке и пять минут смотрел на скульптуру, даже не зная, что подумать. Керестраж, в который вложена только любовь, которого никто никогда ни о чём не просил и никто никогда ни о чём не молил, не прославлял и не возвеличивал. Станет ли и он тоже демоном? Или так и останется другом человека? Эта собака не поленилась придти к нему на помощь на противоположном конце земного шара... Как она узнала? Скульптура собаки стояла недвижно и ничем не выдавала своей настоящей сущности. Александр погладил её нос и отправился в Университет. - А почему ты сразу не спросил? - удивилась Дубровская, услышав от Александра эту историю, - У нас некоторые специально к собакам ездили перед экзаменом, чтобы нос погладить, на удачу. - Я и не знал, что вы с Ваулиной москвички, - со стыдом признал Веселов и подумал, что надо бы побольше узнать про членов своего тайного ордена. Профессору Марадею о собаке Александр ничего рассказывать не стал.
   Глава 12. Изумрудный город.
   Март 1944г.
   Это был вечер ещё одного тяжелого учебного дня. Александр на пару с ещё одним несчастным второкурсником из 'Крыльев' учили первокурсников варить вишнёвое варенье. Таковы были правила ордена: орден учил своих новых членов всему, что им могло пригодиться в жизни. Это обучение имело и вторую сторону: как только ты начинал хоть что-то уметь, тебя тут же привлекали к проведению занятий с младшими. Первокурсники хихикали, пропускали все слова мимо ушей, роняли замороженную вишню на пол и так и норовили засунуть в банки ягоды с косточками. Александр уже три раза взмок и четыре раза подумал, что самое тяжелое дело - это учить подобную вольницу чему-то конкретному. Спасение пришло с нежданной стороны. По устройству связи его вызвал Гуров и сообщил, что необходимо срочно проследить за группой 'Изумрудовцев' - старшие члены ордена 'Летящий паровоз' выяснили, что те направляются в какое-то скрытое убежище, но последовать за ними не могли, поскольку были все слишком на виду. Александр договорился с напарником и изо всех сил помчался на встречу с Гуровым - упускать подобный шанс было нехорошо, они ждали такого случая почти год! Александр оформил на себя и на Гурова срочный выход на задание - у него всегда была припасена на такой случай какая-нибудь несрочная работёнка из числа тех, что валилась на открытую часть ордена 'Летящий паровоз' со стороны ректора или более мощных орденов. Там подчистить, там поставить датчики слежения, там саранчу подкормить, в ином месте наоборот, прижать. Они получили мантии - невидимки, стеклянные колбы (задание касалось изучения видов на урожай какао в южном полушарии) и двинулись в глубину университетских пещер. - Как мы пойдём за ними? Как мы узнаем, куда они пойдут? - задал Александр очень волновавший его вопрос. Они стояли в дальних нижних пещерах, почти у ворот с красным орлом. С точки зрения Веселова, сторожить надо было у выхода, у ограды. - У 'Изумруда' есть тайный тоннель, который выходит за пределы университета и заканчивается тупиком. Они думают, что о нём никто не знает. Пусть так и думают дальше... но это не препятствие для тех, кто умеет видеть сквозь камень и знает, куда смотреть. Десять минут назад они тайно доставили сюда пять человек в сомнамбулическом виде. Скорее всего, они будут выводить их через этот туннель. Томас Матзке сумел прикрепить к одному из них маленькую такую штучечку - как только они выйдут из переноса, она подаст нам сигнал, а с помощью этого прибора - (Сергей Александрович потряс в воздухе белым блюдечком с голубой каёмочкой) - мы узнаем, где они вышли. Гуров запустил заклинание, позволяющее видеть сквозь камень. Проявились контуры длинного тупикового туннеля. Видно его было плохо, как в тумане. Ждать пришлось недолго - вскоре по тоннелю побрели пять контуров тел, брели они, как куклы. Очевидно, это были заколдованные люди. Вслед за ними шло всего трое человек - в одном из них Александр по походке узнал ректора Стоянова, а во втором - Вадима Скоробогатова. Через некоторое время все исчезли. - Теперь идём за ограду университета, - скомандовал Гуров и начал катать по блюдечку маленькое лесное яблочко. Они уселись на мётлы и помчались к выходу. Яблочко каталось без какого-либо эффекта целую минуту, а затем на блюдце начали проступать контура местности. Гуров не поверил тому, что увидел, два раза перепроверил данные, а затем удивлённо произнёс: - Это Антарктида! Они достигли ограды и прыгнули в Антарктиду. Выходить из туннеля переноса им пришлось за добрый километр от выхода 'изумрудовцев', но они успели. Ректор, Вадим Скоробогатов и Пауло Маркус, долговязый парень - третьекурсник, вели впереди себя заколдованных людей. Они поднимались по небольшой лощине от берега к горам впереди, из-за пленников идти им приходилось очень медленно. Тропка, по которой они шли, была довольно утоптанной - очевидно, по ней часто ходили к берегу, к которому, возможно, иногда подходили корабли. Тропинка заканчивалась у малозаметного входа в пещеру. Сергей Александрович Гуров и Александр Веселов залегли за скальной грядой и начали наблюдать. Александр с удивлением обнаружил, что здесь не так уж и холодно, кое-где даже росла трава. - Всю жизнь думал, что Антарктида - ледовый континент, - сказал Александр. - Не везде. В некоторых местах растёт трава и даже можно выращивать продовольствие, особенно в долинах с гейзерами. Фашисты в 1938 году нашли несколько таких мест и основали тут колонию, станки завезли, самолёты. При поиске мест у них в разных пещерах пропало несколько человек - и никто из их товарищей даже не слышал, как. В этих пещерах они нашли следы построек и разные страшные скульптуры, которые как бы охраняли входы в эти пещеры. Я читал отчёты. Кажется, теперь я понимаю, с кем они столкнулись. Тем временем изумрудовцы доползли до пещеры. Их встречали. Из пещеры вышли трое человек. Они были в мантиях, но без шапок. У всех у них были пышные рыжые шевелюры. Один из рыжеволосых вдруг кинулся к заколдованным людям, вцепился зубами в шею одного из несчастных и с видимым удовольствием начал то ли сосать кровь, то ли вгрызаться в плоть. Капли крови забрызгали весь снег вокруг. Остальные рыжеволосые, судя по их жестам, принялись потешаться над первым. Ректор и студенты немного подались назад, но восприняли происходящее спокойно. Очевидно, знали о том, что должно произойти. - Вампиры! - воскликнул Гуров с безмерным удивлением, - Господи, помилуй! А я и не думал, что такое возможно. Уходим. Срочно! Они откатились за скальное укрытие и перенеслись в Аргентину - собирать данные про какао. Через полчаса они уже были в Университете, но попасть в тепло им была не судьба: над университетом горело красное зарево, что означало запрет на какой-либо вход или выход. В университете происходило что-то опасное. Вскоре тому появились и видимые подтверждения: в некоторых местах из-под земли вырывалось пламя, в одном месте вдруг поднялась и осела земля - очевидно, взорвали какую-то из пещер. Даже с большого расстояния слышались звуки сражения - в университете кричали, кричали так, как кричат во время смертного боя - от ярости и от смертельных ран. Гуров скомандовал Александру спрятаться, а сам куда-то унёсся. Через пять минут появились боевые маги из числа лучших ударных групп волшебного мира - Александр узнал их форму. Именно они прилетали разбираться каждый раз, когда дело становилось серьезным. Гурова среди них не было. Боевые маги углубились в пещеры университета, возились они там целый час. Гуров появился намного раньше того, как они закончили. По полученной им информации, в университете передрались два тайных ордена из числа новообразованных студенческих. Они давно уже разошлись во взглядах на то, как должно развиваться человечеству, и находились на грани войны. В этот день они договорились собраться, чтобы выслушать все доводы и решить дело миром, но вместо мира собрание переросло в полноценную войну. Подробностей Гуров не знал. Красное сияние сняли только к утру, и Веселов с Гуровым наконец смогли попасть домой. Университет внутри было не узнать - многие коридоры выгорели, часть даже обрушилась. Аварийные команды из числа старшекурсников откапывали те жилые пещеры, которые оказались за завалами. Ребята из враждующих орденов повоевали на славу. Сергей Александрович попросил Наталью Дубровскую проследить за тем, когда появится ректор. Ректор и двое изумрудовцев появились ближе часам к девяти. Дубровская наблюдала эту сцену издалека, но даже издалека было видно, что ректору пришлось отвечать на некоторые очень неприятные вопросы боевых магов. Ближе к обеду ректор созвал общее собрание и произнёс речь. - Дорогие друзья! Мы не запрещаем вам создавать тайные ордена - во-первых, потому, что это невозможно, во-вторых, потому, что считаем это полезным - организованность и взаимная поддержка в любом виде лучше хаоса и безответственности. Однако, в своих планах по переустройству мира не заходите слишком далеко, особенно не торопитесь кого-нибудь убить. Для начала спросите совета старших, весьма вероятно, что столь волнующие вас вопросы уже кем-то решены и учтены в далеко идущих планах. Вчера в нашем университете разразилась настоящая война. Воевали ордена 'Белый шквал' и 'Лиловая матрица'. Впрочем, название второго ордена могло быть и 'Силовая матрица', точно нам узнать не удалось из-за гибели всех её членов. - Причиной конфликта двух орденов стали разногласия во взглядах на то, как в дальнейшем развиваться человечеству. Насколько мы поняли из допроса немногих выживших, 'Белый шквал' планировал создание на планете такого образа жизни, при котором люди использовали бы только возобновляемые ресурсы, жили в пещерах и избушках, а из технологий использовали только глину и растительные ткани. 'Матрица' планировала соединить всех в единый всепланетный разум, сначала с помощью компьютерных игр и хобби-центров, а потом с помощью прямого доступа в сеть. Для этого им была нужна стадия индустриального производства. Как видим, взгляды орденов были прямо противоположными, и они не нашли ничего лучше, как попытаться уничтожить соперника. По рядам студентов пронёсся шёпот, в котором чаще всего слышались слова 'идиоты' и 'дураки'. - Друзья мои! Это очень глупо. Мало того, что численность орденов была невелика и им всё равно не удалось бы контролировать всю планету, так они ещё и не узнали, что по этому поводу думает руководство волшебного мира и весь волшебный мир. Уверяю вас, что и тот, и другой вариант развития человечества были многократно обсуждены на разных уровнях волшебного мира, разобраны детально во многих диссертациях. Если бы наши энтузиасты не поубивали друг друга, то некоторое время спустя они бы увидели, как на планете реализуются во вполне мирном соседстве и эти два проекта, и десяток других. Потому прошу вас проникнуться терпением и мудростью, если вам не нравится чей-то проект, то не торопитесь его убивать. Скорее всего, некоторое время спустя получится так, что его проект и ваш станут взаимодополняющими или просто соседскими. А пока, как бы глупо это не было, мы потеряли половину пятого и половину четвёртого курсов, что в условиях идущей войны и общемировой нестабильности приведёт к увеличению деловой нагрузки на первые курсы. Боюсь, нам даже придётся уменьшать количество лекций - сил волшебного мира не хватает для одновременной корректировки событий как в мире магов, так и в мире немагов... Ректор продолжал дальше развивать тему о терпении и смирении. Александр смотрел на него и думал, как в одном человеке может совмещаться и умение говорить красивые слова о благе человечества, и способность скармливать живых людей вампирам. - Вот такие дела, хе-хе, - раздался неожиданно сзади голос Сергея Александровича, - борьба добра со злом - это, получается, мелкая возня, а вот когда борются два разных мнения о том, как сделать лучше, вот тут-то святых и выноси! Александр обернулся. Он стоял в последних рядах, за ним стояли преподаватели. Гурову не составило труда потихоньку приблизиться к нему сзади. Сергей Александрович делал вид, что шутит, но лицо его было нахмуренным и печальным. - Говорит как красиво. Как будто это не он только что... - Да, талантливый парень, - с полуслова понял его Гуров. Во время битвы 'Матрицы' и 'Шквала' погиб Тьерри Фабе - куратор Веселова, Савёлкина и Усачёва. Оказывается, он входил в 'Матрицу'. Это было печально - несмотря на его напускную суровость, он очень сильно поддержал ребят на первом курсе.
   Глава 13. Новые открытия, новые загадки.
   21 марта 1944г.
   - Ой, он такой интересный, такой загадочный, всё сидит и думает о чём-то своём, - услышал Александр шёпот двух девушек на выходе из столовой. Веселов обернулся. Говорила первокурсница, блондинка с длинной косой - Александр не знал её имени, она была из европейской школы.
   - Он такой интересный, такой загадочный, этот парень в берете, мне бы хотелось с ним познакомиться, - продолжала говорить блондинка подружке, но смотрела при этом прямо на Веселова.
   Александр не был идиотом, он слегка прижмурил глаз - дескать, понял, и сделал в уме заметку - познакомить Прохорова с блондинкой. Девчонка кивнула и отправилась по своим делам. Александр вернулся в столовую. Максим Прохоров с момента отбытия профессионалок перестал избегать общества и стал ходить есть в столовую. Перед началом второго курса ему сделали берет, скрывавший гипертрофированные мозги, в котором он выглядел очень неплохо. Максим садился с краю, рядом с теми, кто был в курсе его истории, и молчал на протяжении всей еды, но очень внимательно всё слушал. Иногда смеялся вместе со всеми. Впрочем, ел он мало - очевидно, муравьи кормили лучше. После еды он часто оставался за столом один, глубоко задумавшись. Все остальные делали вид, что всё нормально. Этой своей задумчивостью он и заинтриговал молодую даму (первый курс не ставили в известность о проблемах Максима). Александр подумал, что из этого случая может выйти как минимум неплохая шутка, а может быть, и хорошая история - чем чёрт не шутит. Если и могло что-то повергнуть Прохорова в состояние шока, то только известие о том, что молодая красавица не против с ним познакомиться. После событий в старом Китеже Максим уже не чувствовал себя частью обычного человечества, скорее, он чувствовал себя чудовищем. Александр насладился видом шокированного Прохорова, назначил ему время свидания (пришлось проявить настойчивость) и отправился по своим делам. Вспоминая вид растерянного Максима, Александр подумал, что шутка удалась и что такое событие стоило трудов. Он нашел блондинку и передал ей время и место встречи, та немного огорчилась - время пересекалось с другими её планами - но согласилась. Следующим подвигом на этот день значилась разведка дальних тоннелей. Уже привычно получив оружие и оборудование, Александр вместе с Гуровым вышли за ограду университета и перенеслись в тоннель, с которого началось их знакомство с народом хозяев гаргулий. На этот раз они пошли на запад, а не на восток. Станция - аналог восточной - на это раз встретилась намного раньше, всего через двадцать минут бешеного лёта на мётлах по полуразрушенному тоннелю. На станции Сергей Александрович удивлённо остановился. - Нас опять коснулось поисковое заклинание, как тогда, год назад. Такое ощущение, что кто-то нас ищет, но не может догнать. Держи ухо востро. Александр решил пошутить и наколдовал себе длинные 'овчарочьи' уши, которыми принялся крутить в разные стороны. Гуров оценил, засмеялся: - Хорошая шутка... В нашей жизни если не шутить, то совсем загнёшься. Они двинулись по станции - искать ходы, уходящие внутрь Земли. На этот раз нои плаировали не столько разведать туннели, сколько попытаться выйти на связь с теми, кто жил в глубинах. (Естественно, это было неофициальной частью плана). Но далеко углубиться им не удалось. В первом же ходу их поджидал сюрприз. Летевший впереди Сергей Александрович внезапно затормозил. Александр не понял причины манёвра и не успел остановиться. В следующую секунду он врезался во что-то мягкое и теплое. Что-то мягкое и тёплое оказалось животом гигантского человека ростом не менее пятнадцати метров. Он сидел напротив входа в пещеру, скрестив ноги - иначе он в этой пещере просто не поместился бы. Вылетевший из пещеры Александр попал ему прямо метлой в живот, Гуров успел отлететь немного в сторону. Кожа у великана была тёмной, черно - синей, а пропорции головы и глаз совсем не соответствовали человеческим. - Ай, - сказал человек, - больно. Вас тяжело найти. В следующую секунду он ухватил волшебников в руки, так, как если бы они были несмышлеными котятами, а не могучими магами (но очень мягко, надо признать), и перенёсся в неведомые дали. Александр всегда легко переносил перемещения. То есть холод, ощущение выворота наизнанку, - это, конечно, было, но его никогда не рвало, как некоторых ребят после переноса. Но в этот раз это было что-то особенное. Когда он очнулся, то обнаружил себя лежащим на полу относительно крупной пещеры, голова покоилась на чём-то мягком и теплом. Пещера была освещена, приятный, неяркий свет лился откуда-то с потолка пещеры. Гуров и великан сидели посередине пещеры - Гуров на большом камне, незнакомец на полу, скрестив ноги. Было видно, что у Сергея Александровича по щекам катятся слёзы. Незнакомец доброжелательно улыбался. Они разговаривали на языке, который Александр назвал бы древнерусским, но это был древнерусский, наверное, тех времен, когда русский не разошелся ещё не только с украинским и белорусским, но даже с санскритом. Беседа шла тяжело, незнакомец говорил спокойно, но быстро, Гуров подбирал слова с видимым трудом. Александр их не понимал, ухо выхватывало только отдельные знакомые корни. Александр перевёл взгляд на свою теплую подушку. Подушкой оказалось животное, в котором нельзя было не узнать собаку, но только оно было больше любой собаки минимум вдвое. Пёс, увидев взгляд Александра, приветственно застучал о землю хвостом. Александр почесал псину - переростка за ухом, пёс лизнул его в щёку. Великие заметили, что Александр очнулся, и соблаговолили обратить на него внимание. - Познакомься, Александр, это наш друг Асуэ. Скажи: 'Витаю!' - Витаю! Великан улыбнулся. Взгляд у него был добрым и немного печальным, было такое ощущение, что он пронзает тебя насквозь и видит в тебе даже то, в чём ты сам не очень готов себе признаться. Не очень приятное ощущение, надо сказать. Впрочем, в то же время в великане ощущалось и всякое отсутствие критицизма или насмешки, от него шло ощущение мудрости, понимания, и - немного - печали. Глядя на него, хотелось расплакаться от того, что можно быть таким хорошим и прозрачным. Всё это Александр ощутил каким-то десятым чувством, тем, которым ребенок чувствует спокойствие, когда мама рядом. Затем Асуэ отвернулся и продолжил беседовать с Гуровым. Александр понял, почему у Гурова текут слезы. Гигантский пёс не возражал, чтобы его погладили ещё раз, и сунул свой нос под руку к Александру. Этим и пришлось заниматься добрый час, пока старшие беседовали. Потом Асуэ позвал пса, и они исчезли. По пещере прошел ветер, уши заложило. При исчезновении такого объёма перепад давления оказался весьма заметным. Гуров молча что-то обдумывал ещё добрых пятнадцать минут. Сначала он разглядывал карту, которую передал ему великан, потом просто думал. Александр терпеливо ждал. Через пятнадцать минут Сергей Александрович нарушил молчание: - В общем, вот какие наши итоги. Даже не знаю, с чего начать. Итог первый. Мы должны быть очень благодарными нашему другу Асуэ. Он предполагал, что кто-нибудь из волшебников может попытаться проникнуть в туннели, и потому пару тысяч лет назад поставил там обнаруживающие заклинания. Бедняге пришлось искать нас целый год, а потом прыгать за нами три раза, пока он нас не нашел. Мы с тобой оказались очень быстрыми кузнечиками. - Итог второй. Цель нашей миссии не достигнута. Они ничего не знают о тех горгульях и хозяевах, которые доставили нам столько неприятностей. Он только смог предположить, что это потомки деградировавших людей, которые ушли жить в отдельные пещеры примерно полторы тысячи лет назад. А вот про причину, побудившую их лезть наверх, он смог высказать предположение. У них тут, знаешь ли, что-то вроде биологической катастрофы. У них очень сильная биосфера, которая набрала слишком много углеводородов. Они у них не успевают перегнивать. До сих пор они спасались тем, что выводили все эти богатства в отдельные пещеры, но если дело пойдет так и дальше, то им никаких ёмкостей не хватит, а в атмосфере Земли останется слишком мало углекислого газа, что чревато сильным похолоданием. Оно уже давно началось, остановилось только в прошлом веке, когда у нас начали жечь уголь в больших количествах. Другая сторона проблемы - эти углеводороды разлагаются и отравляют их атмосферу. Одним словом, они просили нас организовать ускоренную добычу и сжигание нефти и так называемого природного газа. - То есть это просто их какашки? - Не только, это биомасса, но, в примитиве, да. Итог третий. Начиная с пятого века всех великанов, пытавшихся подняться на поверхность, сразу же атакуют люди - маги. Некоторых убили - можешь представить, что это значит для них, вечно живущих. В итоге они перестали подниматься, но до сих пор пребывают в недоумении. У них есть устройства дистанционного наблюдения, и они знают, что на Земле их помнят и ждут, но стоит им подняться - атака. И вот это и есть самый интересный итог нашей разведки. На поверхности кто-то из магов всерьёз играет против землян. - Тёмный университет в 'изумрудном' городе? - предположил Александр. - Только это и остаётся думать, - мрачно подтвердил Сергей Александрович. - Отсюда встаёт очень интересный вопрос: что нам рассказывать о результатах нашей миссии, когда мы поднимемся наверх? Александр задумался, и картина, которая предстала перед его внутренним взором, ему совсем не понравилась. Они перенеслись обратно к ограде Университета. -Значит, вот как, 'Изумруд', или кто там за ними стоит, пытаются рассорить великанов с людьми, а также манипулировать волшебниками, - задумчиво сказал Сергей Александрович, - интересненькое дело получается. Думаю, у нас впереди большие свершения. Да, и уши убери. Александр спохватился - на нём до сих пор были длинные собачьи уши. Они разошлись - Гуров отправился придумывать, как передать руководству волшебного мира карту перспективных нефтяных месторождений, не открывая тайны великанов, а Александр пошел оповещать членов тайной части 'Летящего Паровоза' о срочном собрании, на котором собирался поделиться добытой информацией. Собрание должно было состояться на следующий день, после уроков, на тихоокеанских островах. Но ещё до собрания Александр встретил сияющего Прохорова. - Ты что это такой довольный? - с хитрым видом спросил Александр, ожидая услышать амурную историю. - Представляешь, всё получилось! - воодушевлённо начал рассказывать Максим, - Я нашел одну лекцию, которую читают на шестом курсе по политологии о системообразующей травме, и всё встало на свои места! Это так здорово! Слушай, я больше не разрушаюсь! Смотри, всё просто! У каждой нации есть своя системообразующая травма - какое-то ужасное событие в прошлом, ради противостояния которому верхи мобилизуют силы народа. Для США это гражданская война и частично война за независимость, для Англии война роз, для СССР до войны с фашистами это была гражданская война, после будет война с фашистами. Ты понимаешь, это неизбежно! Если забывается и тускнет одна системообразующая травма, то начинает использоваться другая - но какая-то работает всегда! И в человеке точно также - в каждом человеке есть своя текущая на данный момент системообразующая травма. Александр вздохнул - Максим сел на любимого конька. Но тема показалась ему интересной, и он даже рискнул ответить: - А в чём новость? Мне кажется, нам об этом с первого курса твердили. Максим чуть не лопнул от возмущённого удивления: - Ну как ты не понимаешь? Разница в отношении! Если тебе говорят о том, что тобою управляют обиды детства, то первое твоё побуждение - это их стереть - победить - уничтожить! А это невозможно, такой подход только ухудшит здоровье, вызовет множество внутренних конфликтов, как у меня! А когда мы говорим о системообразующей травме, то тут совсем другое отношение! При таком подходе можно говорить о том, что вместо тяжелых и болезненных травм - таких, которые вызывают панику и спазмы - лучше использовать мягкие и неопасные, можно говорить о том, что эти травмы нужно изучать и переводить в разряд осознанного опыта, можно даже говорить об умении создавать самому себе системообразующие травмы для того, чтобы не впадать в неопределённость - например, кино какое-нибудь посмотреть о зверствах сил зла. Такой подход даёт спокойствие в душе - внутренние системы перестают кидаться друг на друга в стремлении погасить всё, что 'неправильно', появляется возможность поутру провести самоанализ и спокойно сказать себе 'сегодня я использую для принуждения самого себя такую-то давнюю боль'. А потом знаешь, что происходит? От постоянного осознанного использования эта давняя боль изучается с разных сторон и исчезает. Ты не представляешь, насколько это восхитительно, какая лёгкость в теле появляется! Я раньше иногда встать не мог, теперь легко хожу. - Не представляю, - честно признался Александр. Всё, что говорил Максим, было ему совершенно непонятно, точнее, непонятно было то, почему у Максима это вызывает такие бурные чувства. Но для Прохорова это было, по-видимому, очень важным. Веселов решил перевести разговор в другое русло: - Ну, а с девочкой-то как, встретился? Максим сразу скис. - С Мэри? Встретились. Кое-кто из тех, что называет себя друзьями, не предупредили её о том, что я теперь чудовище. Она чуть в обморок не упала. Потом жалеть меня начала... Меньше всего мне надо, чтобы меня кто-то жалел. Но девчонка хорошая, умненькая. Мы с ней так неплохо поговорила, если бы я не... могли бы и сойтись. Вдвойне обидно. Александр почувствовал себя очень неудобно. - Извини... - Да ладно. Ты не виноват. На этот раз собрание на пляже прошло очень успешно. С небольшим временным интервалом прибыли и студенты, и взрослые волшебники. Они расположились небольшими обособленными группками. Со стороны казалось, что никак не связанные между собой компании отдыхают на курорте. В действительности всех членов ордена соединили 'прямым ветром'. Это заклинание передавало даже тихие сказанные звуки, но не позволяло подслушать сказанное. Для страховки по периметру поставили ещё одно заклинание, отваживающее чужих: всякий, кто приближался к ограде, вдруг чувствовал неудобство и потребность уйти. Александр кратко доложил итоги разведок. Пока он говорил, все остальные жевали захваченные из университета пирожки - для отвода глаз. Всем стало понятно, что грядёт большая война, что неизвестные и явно недобрые силы пытаются захватить контроль над Университетом и превратить мир немагов в сплошное страдалище. - Для того, чтобы штурмовать базу в Антарктиде и одновременно сдерживать всех 'изумрудовцев', наших сил не хватит, - сказала Ваулина, - может, привлечём знакомых из числа простых магов, не волшебников? - Неплохая идея, - одобрил Гуров, - только ничего не говорите об университете. На вас наложена специальная магия, распознающая определённые слова. Потому говорите просто о том, что появились очень опасные силы зла, ставящие своей целью не просто господство, а создание мирового античеловеческого порядка, и что приглашаете в тайный орден. Это распространённая практика. На этом собрании в орден приняли несколько первокурсников из числа тех, с кем старые члены ордена побывали в разных миссиях или кого знали лично. Приняли сразу десять человек, в том числе всех тех, кого нашла группа Веселова в прошлом году, плюс Мишку Андреева. По окончании собрания охранные заклинания сняли. Майоров (как об этом было договорено заранее) сразу накинулся на Гурова: - Сергей Александрович, ну ладно, с мусульманством и с новой религией вы мне всё объяснили... Ладно, оставляем христианство. Но объясните мне тогда, что с ним делать и как уменьшить влияние отрицательных моментов? Александр запустил обнаружитель, нашел в кустах притаившегося Скоробогатова и удовлетворённо хмыкнул: теперь Вадим доложит ректору, что глупые энтузиасты мучили Гурова глупыми вопросами. Собрание они провели очень быстро, в том, что Скоробогатова не было в засаде в начале собрания, Александр был уверен. Гуров поймал подмигивание Веселова, едва заметно кивнул и ответил: - Ну почему же, если хочешь, можешь новую создать, может, она и лучше получится. А про христианство ты учебники по истории христианской церкви читал? - Да, все три. Мне показалось, что история церкви развивалась по нисходящей. Сначала откололось католичество, потеряло всю монашескую аскезу ортодоксов, всё учение о смирении, учение о трезвении и об отрицании прелести, одни 'красивости' - и ничего более. Потом появились разные богомилы и протестанты - у этих всё ещё проще, не надо ни церкви, ни монашества, кто разбогател - тот и богоугодный, а о монашеских практиках и о том, что через молитву и пост можно стать разумным существом совсем другого порядка - вообще никакого понятия. И что нам теперь с ними делать? - Ну, во-первых, не всё так просто. Католичество было создано не от хорошей жизни. Не надо считать немагов идиотами - они не хуже твоего осознавали те недостатки христианства, о которых вы мне рассказывали четыре месяца назад. В ортодоксальном христианстве нет образа существа, преодолевающего системную травму... Знаете, что это такое? - Я знаю, - похвастался Александр. Но оказалось, что знали и все остальные - Прохоров успел поделиться своей радостью почти со всеми. - Поэтому и получается такая ситуация, что где два человека, там три мнения, а если говорить про всё общество, то каждый сам за себя, один Бог за всех. Нет объединяющего образа того, кто будет 'большим папой' и кому можно делегировать право принимать решение. Для решения проблемы и был разработан образ Папы как земного наместника Бога. Что же до красивостей... тут да, католичество много потеряло, но это было и неизбежно, иначе образы мудрых монахов противоречили бы образу всеведущего Папы. Но эффект достигнут - католики в среднем более организованы, меньше сомневаются и более деятельны. С протестантами тоже не всё просто. Если рассмотреть мир образов, в котором живёт протестантский человек, то его можно описать словами примерно так: 'Мы можем спокойно и радостно воспринимать блага земные потому, что мы живём любовью ради друг друга, потому, что мы освободились от деспотичного грабежа церкви, потому, что мы живём чистотой и скромностью и готовы нести эту правду другим людям'. То есть это очень историчное учение, результат более чем тысячелетнего подвижничества христианских народов. Деловитость протестантов базируется на спокойствии в душе, которое достигнуто более чем полуторотысячным опытом. Да, это упрощенный мир, но для многих простых людей этого достаточно. - А про то, как уменьшить влияние отрицательных сторон христианства... Это дело долгое. Сейчас вот планируется развивать структуры всяких психотерапевтов, которые будут учить тому, что надо уметь справляться с паникой и уметь говорить себе, что в мире много всего и для всех, что времени у человека много и торопливость не помогает. Потом вот ожидается крушение СССР - этот опыт должен будет сказать человечеству, что принуждение к добру силой невозможно. Потом ожидается рост популярности и значительное совершенствование выборных систем - а этот опыт должен будет сказать человечеству, что важнее не жесткость деспотического сознания, а умение явной власти прислушиваться к голосу каждой внутренней системы. - В ближайшее время планируется развивать общество потребления - это когда у всех будет много разных вещей, при этом предполагается проработать очень серьёзные проблемы с экономией на качестве. Знаешь, животному сознанию кажется, что в критической ситуации правильнее всего подавить все сомнения и действовать как можно жестче и срочнее. В действительности правильнее действовать как можно мягче, со вниманием к каждой подробности дела и к каждому сомнению - иначе в панике сборов можно забыть что-то критически важное. Поэтому люди с преимущественно животным сознанием, с аскетическим складом характера - а именно таковы многие начальники в СССР и США - будут стараться произвести как можно больше продукции и как можно больше сэкономить на качестве, на глубине проработки проекта и на зарплате. Закончится это тем, что они проиграют конкурентам, товар у которых будет хоть и дороже, но зато более востребован обществом. В этот момент в мире немагов будет сформулировано правило 'Нельзя экономить на качестве, поскольку качество и есть экономия', а отсюда уже и полшага до духовного понимания того, что нагнетать панику в духе 'у вас мало времени, надо всё бросить и бежать спасться' - это неправильно, и что люди боголюбивые, стремящееся к совершенству должны исходить из другого подхода - что правильнее неторопливо и вдумчиво изучать каждый нюанс и подробность дела. И это будет понимание не на уровне отдельных монахов, а всего народа. - Новый исторический опыт создаст несколько иное христианство. Думаю, в итоге всё это выльется в то, что человеку при вхождении в церковь будут выдавать книжечку, где все эти тонкости и недостатки христианства будут описаны в подробностях. Для общества это будет означать создание такой системы, где религия, психология и наука будут идти рука об руку, а человек будет развиваться намного быстрее и намного менее конфликтно, чем сейчас. Тут девчонки затеяли игру в мяч, и Александр пошел составлять им компанию. Майоров с Соколовым остались и пытали Сергея Александровича ещё добрых сорок минут. Александр немного позлорадствовал: Скоробогатов вынужден был это всё не только слушать, но и запоминать - записывать.
   Глава 14. Чёрное солнце рейха.
   По окончанию очередной встречи - занятия, посвящённой космической технике, Гуров дождался, пока в комнатке не останутся только члены тайной части 'Летящего паровоза' и сказал:
   - Знаете, о чём я думаю? Если фашисты пересеклись с базой изумрудовцев в Антарктиде ещё в 1938 году, то они вполне могли получить от них очень интересные секреты и технологии за прошедшее время. А не наведаться ли нам в тайные лаборатории фашистов? Кто у нас следит за фашистами? 'Белый Орёл'? Значит, стоит получить у него задание на эту инспекцию. Веселов, Майоров и Соколов тут же вызвались добровольцами. Слухи о том, что троица идёт в Германию, дошли до Трескоффа, и он тоже запросился на эту операцию. Руководство 'Белого Орла' решило удовлетворить его просьбу, и на выход (точнее, на целый ряд инспекций) они отправились вшестером, считая Гурова и их старого знакомого Паравашти Суабаху. Первые четыре выхода не принесли явных результатов, волшебники только копались в архивах и искали следы различных тайных лабораторий. Тут неожиданно важной оказалось помощь Юргена - в немецких документах он понимал намного больше, чем все остальные. Некоторые особо тайные учреждения не проходили через документы, об их существовании приходилось узнавать прямо у ответственных лиц, что создавало некоторые затруднения. Не будешь же спрашивать у фашистского генерала: 'Расскажите мне о тайных лабораториях, которые не проведены через документы'? Даже под гипнозом на такой вопрос никто не сможет ответить толком, поскольку все организации были так или иначе проведены через документы - просто через другие документы, через документы прикрытия. Не задав нужного вопроса, не получишь нужного ответа. Приходилось действовать, как настоящим разведчикам, выискивая тайные норы по ведомостям расходов или первоочередному финансированию. Всё это отняло море времени, но зато потом открытия пошли косяком. Александр Веселов, Василий Майоров, Паравашти Суабаху и Сергей Александрович Гуров стояли перед ничем не примечательным холмом. Холм (точнее, группа холмов) находились центре обширной охраняемой зоны. Ни дорог, ни каких-либо следов тяжелой техники на полигоне не было. Кое-где на полигоне стояли остовы старых разбитых танков. Внутрь холма вела асфальтовая дорога, дорога была замаскирована под лесополосу. Судя по переписке, тут разрабатывалось некое оружие, которое должно было стать грозой танковых армий. Признаков такового не наблюдалось. Вдруг склон холма прорезала трещина. Огромные ворота в склоне начали открываться, из-за ворот послышался жуткий вой, характерный для газотурбинного двигателя. Александр и все остальные наслушались этого воя вдоволь, когда изучали успехи фашистов в деле авиастроения - фашисты успешно испытывали и производили реактивные истребители. Самое удивительное в этом деле было то, что фашисты почему-то не применяли реактивные самолёты для перехвата бомбардировщиков союзников. Массовые бомбардировки ополовинивали промышленный потенциал Германии, но фашисты вместо того, чтобы применить реактивные самолёты и очистить небо, зачем-то переделывали их в бомбардировщики. Что было очень удивительным: тот же Ме-262 с четырьмя пушками в носу мог стать грозой для бомбардировщиков, оставаясь неуязвимым для истребителей. - А мы вовремя, прямо к началу представления, - прокомментировал Сергей Александрович. Из ворот начало выползать невиданное чудище. Круглое, диаметром около двадцати метров устройство висело примерно в полуметре над землёй. Над невысокой конической юбкой возвышалась цилиндрическая башенка с белым крестом на стенках, над ней - ещё одна, намного меньше. В большей башне виднелись две вертикальные прорези, очевидно, для орудий. Самих орудий ещё не было. Вдруг вой моторов стал более надрывным, а затем прекратился вовсе. Тарелка осела на грунт, вокруг неё забегала орава техников. - Сейчас мы не подойдём, придётся возвращаться позже, - сказал Сергей Александрович. Они вернулись через шесть часов, уже ночью. Тарелку к этому времени уже затащили обратно в ангар, в её чреве работали техники. Волшебники, оставаясь невидимыми, запустили изучающие заклинания. - Всё понятно, судно на воздушной подушке, - сказал Гуров, - три реактивных двигателя Юмо, в центре два орудия по 150 мм, очевидно, морских, броня от 40 мм на юбке до 500 мм на башне. Высота полета до метра. Где-нибудь на ровной местности такая штучка может выехать и, оставаясь неуязвимой, перестрелять хоть всю танковую армию. Но только на ровной местности, а танки умеют ездить не только по полям. Да и с конструкцией они тут начудили. Зачем было делать наводку с помощью газовых рулей? Лучше бы выкинули вторую пушку - всё равно она при выстреле будет тарелку разворачивать, не попадешь никуда - и сделали нормальную систему наводки, с микрометрическими винтами. Кстати, преимуществом этой техники является то, что она может форсировать водные преграды без подготовки - можно выехать из-за речки, набить танков, а затем вернуться обратно на перезарядку. Оружие мощное, но не абсолютное. Волшебного в нём ничего. Всё, можно уходить. Они с этими постоянно сгорающими газовыми рулями ещё долго будут мучаться. А вот следующие находки вызвали у Гурова очень большой интерес. Ракетный центр в Пенемюнде был готов начать производить двухступенчатые ракеты, способные достичь все европейские столицы и все крупные города восточного побережья США. Ядерный центр в Силезии уже изготовил первые пять ядерных устройств и активно работал над их уменьшенным аналогом, таким, чтобы он мог поместиться в боеголовку двухступенчатой ракеты Вернера фон Брауна. - Вот про эту технологию я и говорил вам год назад, - сказал Гуров, изучая отчеты в сверхсекретной комнате центра, - только мы думали, что немаги смогут достичь практических результатов намного позже. Без точной электроники невозможно достичь одновременного подрыва всех зарядов обычной взрывчатки, которые должны создать критическую массу для взрыва урановой ядерной бомбы. А вот где они взяли точную электронику? Американский филиал Университета говорил, что в Америке эту проблему пока не решили и даже не знают, как решать. А у этих уже всё готово... вот это уже интересно. Очень интересно. - Так что, фашисты смогут выиграть войну? С ядерной бомбой? - всполошился Майоров, - Начнут применять их везде, и прорвут любую оборону? - Нет, сама по себе ядерная бомба ничего не даёт, - улыбнулся Гуров, - оружие массового поражения известно уже много лет. СССР может в настоящий момент полностью уничтожить любую страну мира с помощью химического оружия, Германия может, США могут, Англия может. Полностью! Причём, как вы уже знаете из уроков химии, от современного химического оружия не спасают ни противогазы, ни прорезиненные костюмы, да и бомбоубежища не очень. Оно действует через кожу. Но никто в войне этого оружия не применяет - действует джентльменское соглашение о неприменении. Применение химии одной стороной сразу вызовет применение другой стороной. То же самое с единичными ядерными бомбами. Их применение приведёт просто к тому, что США, Англия и СССР достанут свои большие дубинки и зальют всю Германию отравой, 'Циклоном' каким-нибудь. А вот если устроить массовую ядерную атаку на все крупные города и командные пункты, то просто некому будет отдавать приказ об ударе возмездия. Плюс деморализация и ощущение отсталости... Думаю, фашисты планируют парой - тройкой показательных ударов вывести из войны США и Англию, а дальние бомбардировщики СССР - как они думают - им не страшны, да и добиться выгодного мира после применения пяти - шести ядерных бомб на Восточном фронте будет несложно. СССР и так надорван войной. Теперь понятно, почему они переделывают реактивные самолёты в ударные и экспериментируют с реактивными самолётами - снарядами. Испытание ядерного устройство назначено на 20 апреля 1944 года на острове Рюген. Подарочек на день рождения... Думаю, нам стоит на нём присутствовать. А ещё я думаю, что стоит ускорить наступление союзных войск. Время пошло на месяцы... Ну что, идём проверять следующий гадюшник? 'Следующий гадюшник' привёл всех в состояние шока. Глубоко в скальных массивах Нижней Силезии, в пещерах, вырубленных заключёнными Освенцима, разрабатывалось устройство, которое несло на себе явный след утечки технологий из Университета. Небольшое устройство, похожее по форме на колокол, было способно вырабатывать огромную энергию. Тут же, на небольшом отдалении, разрабатывались и летающие носители для него - дискообразные аппараты, способные развивать скорость до 980 км/ч. Это было ненамного больше того, что могли развить реактивные самолёты. Но если реактивные истребители были обычными самолётами, то эти тарелки несли ещё и броню, и дистанционно управляемые пушки с круговым обстрелом. Мощность 'колокола' позволяла. 'Тарелки' использовали для взлёта не аэродинамические силы крыла, а искусственно генерируемый вихрь. Такая схема была энергетическим безумием, максимальная скорость у такого аппарата не могла превысить 990 км/ч, но зато тарелка могла взлетать вертикально! Сдерживало фашистов только то, что 'колокол' работал очень нестабильно, кроме того, вокруг него гибли или повреждались все живые объекты от неизвестного пока излучения. - Без хорошей квантовой теории и мощных вычислительных машин они не смогли бы сконструировать такой колокол, - сказал Гуров, осмотрев устройство, - а вот откуда они взяли и то, и другое? Думаю, нам стоит устроить маленькую утечку информации и ознакомить руководство 'Белого Орла' с этим фактом. Но интереснее всего оказалась совсем незаметная организация, находившаяся в самом Берлине, в неприметном здании недалеко от рейхсканцелярии. Она не проходила ни по каким документам, кроме финансовых, и привлекла внимание разведгруппы только потому, что средства для неё выделялись в огромных объёмах и без каких-либо задержек. В здании обнаружилось три десятка тибетских монахов из числа тёмной ветви бон-по, а также мощнейший радиопередатчик. Хотя монахи и относились к немагам, но в результате постоянной тренировки и благодаря использованию специальных химических веществ они могли ненадолго впадать в такое состояние, при котором у них открывались ясновидческие возможности. И хотя потом, после кратких прозрений, начинался форменный бред, эти краткие прозрения позволяли увидеть бреши в обороне противника. Добытая информация передавалась напрямую фюреру, а тот благодаря высокой радиофикации немецкой армии всегда мог снять с фронта мобильную группу войск и направить её на беззащитный вражеский штаб или склад боеприпасов. Именно эти приказы фюрера доводили до истерики местные штабы - там никак не могли понять, как фюрер из Берлина может знать обстановку лучше них. Но эти приказы всегда себя оправдывали - мобильные группы, как правило, попадали в самое уязвимое место у противника. И пусть эта щель в обороне открывалась совсем ненадолго - мобильная группа оказывалась в нужное время в нужном месте точно для того, чтобы перерезать артерии снабжения или уничтожить штаб, после чего лишенные боеприпасов и управления армии откатывались без сопротивления. Во многом именно эти возможности определяли успехи фашистов в первые годы войны. Именно из-за этих ударов студенты чуть было не потеряли контроль над ситуацией полугодом ранее, в Орловском сражении. Мощный радиопередатчик связывал Берлин с Тибетом, где товарищи монахов занимались тем же делом. Информацию о тибетском передатчике подбросили англичанам, которые предприняли специальную экспедицию и взорвали передатчик. Группа немцев, охранявшая его, вынуждена была откатиться в Тибет, где её следы затерялись. Монахам, которые сидели в Берлине, маги из 'Белого Орла' устроили превосходные галлюцинации. Изучение остальных секретных лабораторий дало много интересного, но следов утечек из Университета больше не нашлось. Фашисты разрабатывали и самонаводящиеся торпеды, и дистанционно управляемые зенитные ракеты, и ракеты с самонаведением, и планирующие бомбы с дистанционным управлением, и приборы ночного видения, и волновое оружие, способное вызывать панику или сон электромагнитными колебаниями - нечто наподобие того, которым угостили волшебников в СТПРН, только менее мощное. Всё это находилось в высокой степени готовности, а кое-что уже серийно производилось. Становилось очевидным, что в ближайшие год - два фашисты смогут вырваться вперёд по технологиям, потопить все американские корабли в конвоях, сбить все дальние бомбардировщики и ночными атаками в приборах ночного видения разогнать уснувшие или обезумевшие от дистанционно наведенной паники наземные войска. В результате война затянется на неограниченное время... - Дрянь дело, - подвел итог месячным усилиям Сергей Александрович, - придётся сделать всё возможное, чтобы закончить войну в этот год. Знаете, что я думаю по этому поводу? Что надо бы нам срочно перевести СТПРН в более безопасное место. Только они смогут в перспективе стать противовесом фашистам, если всё это затянется. Где у нас на Земле ещё есть пустынные места, в которых можно спрятать целую страну? - Антарктида, Гренландия, некоторые места Южной Америки, высокогорья Средней Азии, Сахара, Памир или Тибет, - ответил Валентин Соколов. - В Антарктиду, под бок к вампирам, только врагов можно переводить, - засмеялся Майоров, - в Гренландии холодно, в Сахаре жарко. - В Южной Америке фашисты уже обосновались. Значит, куда-нибудь в Азию надо будет СТПРН перевести. Причём срочно и без ведома университетских надсмотрщиков, и надо успеть до тех пор, пока война не закончилась и за них не взялись всерьёз немаговские власти. Надо будет найти место с богатыми природными ресурсами, и совсем - совсем безлюдное, - заключил Сергей Александрович.
   Глава 15. Аэроклуб.
   Ещё на первом курсе Соколов, Трескофф и ещё один парень с четвертого (теперь уже с пятого) курса организовали аэроклуб. Несмотря на большую загруженность сразу в двух тайных орденах, они ухитрялись выделять время и для аэроклуба. Их подопечные уже могли самостоятельно взлетать и садиться. Этот аэроклуб неожиданно пригодился как отличное средство для маскировки постройки космического корабля. Полёты на самолёте обычно производились вдали от Университета, около небольшого холма. В этом холме орден 'Летящего паровоза' и устроил маленькую фабрику по производству сверхпрочного материала на основе нанотехнологий, там же собирался и космический корабль - небольшое устройство на тридцать тонн весом. Вглубь холма вёл ход, который студенты отрыли собственноручно и с помощью магии, рыли его в атмосфере большой таинственности, но так, чтобы все об этом знали. Пещера заканчивалась тупиком, в котором устроили несколько маленьких пещерок с роскошными лежбищами и каминами. Несколько раз члены 'Летящего паровоза' устраивали представления для особо любопытных глаз - собирались в этой пещере и просили девушек весело повизжать. Иногда наружные наблюдатели могли видеть, как из пещеры с визгами выбегали полураздетые девушки и ныряли в снег, чтобы вернуться обратно через несколько минут, исходя паром. Ни у кого не должно было оставаться сомнений, что в этой пещере происходит весёлый разврат - в Университете это не одобрялось, но и не запрещалось. На входе в пещеру стояло несколько простейших охранных заклинаний - их намеренно поставили так, чтобы не затруднять обыск тем, кто захотел бы его провести. Уловка сработала - иногда студенты находили следы чужих визитов. В настоящую пещеру - фабрику не было прямого хода. После того, как эту пещеру откопали общими усилиями, ход в неё засыпали. Попасть в тайную пещеру можно было только с помощью специальных предметов - телепортаторов. К десятому апреля космический корабль был готов, все испытания закончены. Целый день раскручивали кольца - для разгона четырех колец по четыре тонны каждое потребовалось очень, очень много энергии. В корабль погрузились Сергей Александрович Гуров и Максим Прохоров. К отсутствию Максима на лекциях все давно привыкли, а Гурова уже давно никто не спрашивал о его местонахождении. Остальным студентам оставалось только пожелать им успеха. Корабль должен был дойти до Луны, оставляя по пути небольшие ящики в рост человека с запасами воздуха. Космонавты везли с собою целый ящик мышей - для экспериментов по телепортации. Эксперименты должны были показать, на какую дальность может перенестись человек с помощью предметов - телепортаторов - никто не знал пределов возможностей магов. Эксперименты с одинаковой вероятностью могли показать как то, что перенос невозможен уже и на высоте трёх сотен километров над Землёй, так и то, что маг может телепортироваться прямо на Луну. Для отвода глаз все члены 'Летящего Паровоза' весь вечер наблюдали показательные полёты на самолёте Трескоффа и Соколова, а потом всей гурьбой повалили в заветную пещерку. Ваулину попросили раздеться до пояса и с разбега нырнуть в снег так, чтобы пар шел до небес - это должно было гарантировать, что если кто-то и прорвался через охранные заклинания высшего уровня незамеченным, то его глаза будут гарантированно смотреть не в ту сторону, где будет взлетать космический аппарат. Ваулина шипела, ругалась, говорила, что лучше уж показывать прелести своим, чем чужим, но потом взяла со всех обещание не подглядывать и ушла исполнять просьбу. Подглядывать было и некому, и некогда - предвзлётные проверки заняли внимание всех студентов, которые перенеслись в пещеру - фабрику из маленькой открытой пещерки. Когда пилоты прибавили частоту вращения дисков, аппарат всплыл над полом - это было похоже на чудо, да это и было чудом! Ни рева моторов, ни потоков воздуха от винтов - дискообразный аппарат просто взял и поднялся в воздух! В качестве источника энергии аппарат использовал малогабаритный квантовый реактор. Похожий на него, но намного более простой строили фашисты. В условное время склон холма, противоположный от того места, где давала представление Ваулина, тихо открылся, и из него выскользнул укрытый заклинаниями невидимости дискообразный аппарат, чтобы немедленно растаять в небе. Конусообразный кусок холма осел на своё место, чтобы навсегда скрыть следы прохода. Полёт должен был занять неделю. Через час космонавты вышли на связь - у них всё было хорошо. Тут же провели эксперимент с мышами. Мышей удалось телепортировать с Земли и обратно успешно. Договорились поддерживать связь через каждые шесть часов. В пещерке студентов ждала уже одевшаяся и красная от злобы Ваулина. - Этот гад, Скоробогатов, как-то прошел мимо всей нашей магии. А ведь сама ставила... Моё представление прошло не зря - смотрел не отрываясь. Придушила бы гадёныша, а вместо этого пришлось изображать праздник жизни... - За ним стоят Стоянов и рыжие, а у них знания многих сотен лет. А может, и тысяч, - попробовал утешить Ольгу Александр, - ничего, мы с ними со всеми поквитаемся, дай время... 'Рыжими' студенты между собой называли вампиров из Антарктиды. Космонавты вернулись через восемь дней. Итоги миссии были более, чем успешными. Экспериментально было установлено, что добраться до Луны можно за четыре прыжка магическим переносом. В четырёх точках между Землёй и Луной Гуров и Прохоров оставили микроскопические космические станции - сварили их из ненужных экспериментальных боксов, а затем для маскировки прикрепили к ним поднятые с Луны камни (на это и ушел лишний день). Космический корабль оставили на Луне - он должен был служить последней станцией для тех, кто захочет перенестись на Луну. Из корабля вглубь Луны вёл защищённый шлюзом ход, глубоко под поверхностью была устроена огромная герметизированная пещера, пригодная для проживания. Впереди было множество трудов по оборудованию микроскопических космических станций устройствами навигации и автоматики, нужно было достраивать пещеру на Луне. Необходимо было перевезти на Луну и вырастить хоть какую-то биосферу для поддержания кислородной атмосферы в пещере. Но, несмотря на эти трудности, все были невероятно счастливы - можно было сказать, что база на Луне уже основана! Вечером 20 апреля Александр Веселов вошел в концертную пещеру. В руках у него горела семиконечная звезда - символ срочного доступа. Александр получил эту звёздочку тремя минутами ранее в секретариате университета. Символ срочного доступа предоставлял его обладателю доступ в несекретные пещеры тайных орденов, а также позволял вызвать любого человека с любого занятия. В пещере шел концерт, да какой! Выступала Ваулина, она пела песню собственного сочинения. Это должна была быть очень волшебная песня. После истории с тайным городом Ольгу сместили с руководства группой. С новой руководительницей группы Ольга не сработалась, причем настолько, что дело дошло до следствия. Следствие показало, что вины Ольги в конфликте не было. Но с оперативной работы Ольга ушла. Руководство 'Агапеары', не подумав, предложило ей поучаствовать в поиске новых волшебников вместе с первокурсниками. Веселов, узнав об этом, тут же напросился в компанию, да ещё взял с собою Майорова и Савёлкина. Руководство опять попыталось воспротивиться - якобы это дело первокурсников, а не бывалых бойцов, но Александр намекнул им, что в этом случае последствия могут быть самые непредсказуемые. К его доводам прислушались, и на первые выходы парням разрешили сопровождать первокурсников с Ваулиной. В первом же выходе Ваулина сорвалась. Пока они проверяли рядовые немецкие городки, всё шло хорошо. Но потом они залетели в концлагерь. Эсэсовцы гнали очередную партию советских женщин в газовую камеру. У женщин возникли возражения, и эсэсовцы, чтобы не мучиться самим, а также ради забавы, спустили на них овчарок. Ваулина посмотрела, как собачки рвут совершенно не умеющих защищаться голых женщин, и выхватила палочку для немедленного наказания всех виновных. С криком: 'Ненавижу, гады!' она кинулась наводить справедливость. Этого момента и ждал Веселов. Майоров глушил вопли, Веселов с Савёлкиным пытались скрутить Ольгу. Получилось с трудом - Ваулина была сильным магом, к тому же в ней была сильна детская, неконтролируемая часть магии. Эсэсовцы потом долго удивлялись - почему в ближайшем здании вдруг вынесло все стёкла и двери. В университет Ольга прибыла спелёнутая, как младенец. Первокурсники были крайне недовольны - среди обречённых на уничтожение женщин нашлась одна потенциальная волшебница, и из-за выходки Ваулиной они чуть было не потеряли её. Всем стало понятно, что на поиски Ольгу лучше не выпускать. Руководство 'Агапеары' тут же подыскало ей другое сверхважное занятие - сочинять песни. Одна научная группа из числа недавних выпускников Университета провела исследования и убедительно доказала, что широкое распространение среди немагов печальных песен и опер с характерным для опер плохим концом в духе 'все умерли' создаёт слишком тяжелую обстановку в эмоциональном мире человечества. Доказывалось, что такая атмосфера программирует людей на отчаяние и поспешные фатальные поступки. Основные выводы, которые молодые ученые делали из исследования - это что надо развивать в мире немагов весёлые любовные или праздничные песни в духе 'как хорошо, что я тебя люблю и что у нас всё хорошо'. Предполагалось, что постоянное бухтение по радио этого 'сладкого мыла' (так условно назвали песни нового типа) создаст в обществе весёлую и оптимистичную 'домашнюю' атмосферу. По странному стечению обстоятельств никто из учёных не пел, не играл и не умел сочинять стихов. Пришлось искать молодые таланты. Тут-то им и попалась Ваулина. Ольга поначалу отказалась - песни по заказу сочинять она не умела. Но молодые учёные оказались настойчивыми и сумели уговорить Ольгу в том, что сочинять песни 'два притопа три прихлопа я тебя люблю' очень просто. Ольга промучилась целую неделю, довела всех товарищей по 'Летящему Паровозу' до кипения, но так ничего и не придумала. Кто-то подсказал ей сходить к Митяю. Митяй сказал: 'Не, я про любовь не умею, вот если бы что-нибудь про смерть или про войну, тогда другое дело'. Ольга развернулась, чтобы уйти, но в этот момент у Митяя появилась идея. Напару с Ваулиной они всё-таки изобрели песню про любовь. Премьера песни должна была состояться на очередном совместном концерте самодеятельности, второй курс с первым курсом. Первый курс не знал, что на них будут проверять волшебную песню, из второго курса знали почти все. В этой песне Ваулина активно применила всё, чего поднабралась от Митяя - нерифмованные стихи, речитатив вместо протяжных звуков и массу других фокусов. Александр присутствовал на том концерте и наблюдал всё своими глазами. Когда заиграла музыка - в ней было что-то и от марша, и от органных симфоний Баха, - Ваулина вместо того, чтобы петь, начала замогильным голосом причитать: (Песенка про любовь Слова Д. Митяева, музыка О. Ваулиной, 1943г.): Всё вокруг нас не то, чем кажется: Слабое сильным стать старается, Мягкое твёрдое переживает, Количество в качество перетекает. Враждебные вихри над нами кружат - Совершенство нам дать хотят А-а! (После долгого вопля 'А-а!' Ваулина продолжила петь обычным, мелодичным образом, ей вторил хор): А любовь не гордится, любовь не давит, Не рвёт своего и не обманет. Любовь долготерпит и не завидует, Любовь не бесчинствует, правду видит. Неправде любовь не рада совсем, Любовь так нужна нужна нам всем. (Припев про любовь Ваулина с Митяем бессовестно сдули из первого послания апостола Павла к Коринфянам, мотив был чем-то средним между вальсом и фокстротом. Дальше опять пошел замогильный речитатив): Нами управляют обиды детства. Куда бы нам от этого деться? Души наши совсем неодеты, В каждом шкафу свои скелеты. Не вешай лапшу соседям на ушки: В каждой избушке свои игрушки. А-а! А любовь оживляет, любовь выживает, Любовь сострадает и переживает. Любовь милосердствует и не превозносится, В доброе сердце любовь просится, Всё покрывает, всему верит - Откройте любви скорее двери. В каждом плюсе таятся два минуса, В каждом косинусе что-то от синуса. Прибавьте к мечте небольшую муку - Получите новенькую науку. Удельную мощность найдите в системе - Править будете сразу всеми. А-а! А любовь горит, любовь не гаснет Мечта о любви в нас не погаснет Пусть земли иссохнут И свод упадёт Любовь никогда не перестаёт А-а-а! Напоследок Ваулина и весь хор врубили на полную мощность Истинный Звук 'А', а это они умели, и настолько хорошо, что довели весь зал до восторга. Понимающие люди, сидевшие на верху галёрки, дружно восприняли это как супериздёвку - они знали, что Ольге заказывали песню про другую любовь, - и дружно поползли под лавки - давиться от смеха. Молодые учёные немного позеленели, но сделали вид, что оценили юмор. Они продолжали ждать от Ваулиной песен по их стандартам. На концерте 20 апреля Ольга должна была представить новую песню. Когда Александр вошел, Ольга как раз начинала. На этот раз это была почти нормальная песня. Александр решил не отрывать Ольгу от дела и дать ей допеть - его дело терпело несколько минут. Ольга очень трогательно запела: Девочка С мечтою о любви С мечтою о тепле О большом уютном доме Девочка Учебники урок По пению кружок И весна и дождь и солнце А где-то там Гуляет её парень Он её совсем - совсем не знает Но они они встретятся, встретятся Они обязательно встретятся И всё у них будет - и хорошо, и плохо, и в общем нормально А пока Девочка С мечтою о любви Экзамен впереди Предчувствие в груди Дайте ей то что она хочет Ведь нужно ей так мало так мало так мало.... Ольге похлопали с большим удовольствием. Александр прошел за кулисы. За кулисами Ольгу поджидала Мария Миракле, одна из молодых ученых, стервозная дама, которая оказалась каким-то образом в руководителях проекта. Стоило улыбающейся Ольге сойти со сцены, как Мария тут же накинулась на неё: - Как ты смела! Вы же ещё не проходили управление образами! Как ты смеешь создавать образы, не пройдя обучения! Что это за песня? Это же диверсия, а не волшебство! Улыбка сползла с лица Ваулиной. Мария Миракле не унималась: - Этой песней ты создаешь образ тихой милой девушки, красивой простотой и тихой любовью своей, всё обоснование жизни которой заключено в её простой любви! А создавать такие образы запрещено! Это может нарушить развитие идей в мире немагов! Сейчас они все увлечены образом 'умереть во славу своей страны', образом общества - машины, образом всесокрушающей системы, которая сама всех и наказывает, и кормит! Нужны десятки лет, чтобы эти образы надоели им до крови! А тут ты со своей тихой девочкой! Ты хоть немного представляешь, что может начаться в мире немагов, попади туда эта песня? Жизненная энергия общества вместо того, чтобы идти по одному руслу, разобьётся на множество ручейков! Любители тихой жизни и тихой красоты засмеют любителей героических свершений, в том числе может дойти и до вооруженных столкновений! Важные общественные проблемы окажутся непроработанными, и вместо того, чтобы получить исторический опыт, общество останется там же, где и было! Ну почему, почему так трудно написать песню 'Я тебя люблю, это так хорошо, как рад, что я тебя так люблю!'? Образы тихого доброго человека, живущего любовью своего маленького мира в мире большой любви, создавать запрещено! Послушай, например, Гершвина, там множество неразработанных идей! Ольга краснела, бледнела и уже не знала, что сказать рассерженной фурии. Александр знал, что произведения Гершвина Ольга любила и могла продолжить с любой ноты, сказанное Марией было для неё оскорблением. Александр понял, что настало время вмешаться, выступил вперёд со своей звездой срочного доступа и увёл Ольгу прямо в концертном платье. В коридоре они наткнулись на толпу высыпавших из зала зрителей, Ольгу встретили довольным рёвом. Ваулина разулыбалась и расслабилась. - Что за срочность? - Трескофф умирает. Без надежды на исцеление. Они с Майоровым и Суабаху сидели в бункере рядом с местом испытаний ядерной бомбы, у них там наружные датчики засбоили, ну он и пошел налаживать. Думали, времени ещё много, а у фашистов какой-то торопливый генерал приехал, взорвали бомбу раньше... Он обгорел весь, а потом ещё и радиацию получил. Наши бы его восстановили, но у него абсолютно не действует иммунная система. Разрушена радиацией. Целители его кое-как подлатали, но сказали протянет часа два, не больше. Он назвал тех, кого хотел бы видеть. Ты в списке. В госпитальной палате уже стояли Майоров, Соколов, Суабаху, Мюллер и несколько немцев из числа старых знакомых Юргена по 'рыцарям'. В руках у Мюллера горела звезда срочного доступа - такая же, как и у Александра. На постаменте стояли носилки. Тело на носилках было закрыто повязками от темени до глаз и простыней от глаз и ниже. Через щели было видно, что вокруг глаз кожа не просто обгорела, но и обуглилась. И это при том, что на Юргене была защитная мантия высшего уровня! Мощность бомбы ужасала. Пришел Сергей Александрович Гуров. От звука двери Юрген очнулся. - Майоров, Соколов, вы здесь? - Здесь. - Пообещайте мне, что после войны Германия останется... что народ не уничтожат. - Уничтожение немецкого народа никогда не входило в планы советского государства, - гордо отвечал Василий, - установим у вас советскую власть, и всё будет хорошо. - Вот этого я и боюсь... Пообещайте мне тогда, что коммунисты займут не всю Германию. - Это будет сложно, - уклончиво ответил Майоров, - да и не в нашей это власти. Насколько я знаю, волшебники планируют оккупацию Германии силами нескольких государств. - Ты меня успокоил... Профессур Гуров? Так хотелось бы полетать на ваших космических кораблях. Спасибо, что познакомили меня с ними. Фройлян Ваулина здесь? Ваулиной Юрген шепнул несколько слов на ушко. Ольга не выдержала и заплакала. Через час Юрген тихо умер. Фашисты испытания ядерного устройства признали неуспешными - оно было сделано как большая пушка, в которой критическая масса создавалась за счёт разгона половины массы взрывом последовательных зарядов. Причин неуспеха было много - во-первых, не удалось синхронизировать последовательные взрывы, во-вторых, ядерная реакция началась до того, как половинки успели сойтись достаточно близко, и выделившаяся энергия просто отбросила подвижную часть обратно. Но даже такое устройство разорвало пушку, создало маленький ядерный взрыв и заразило всю местность радиацией. Юргену хватило.
   Глава 16. Призраки Телемы.
   На следующий день после смерти Юргена 'Летящий Паровоз' начал перевозить СТПРН на Тибет. Секретность операции удалось обеспечить очень просто. Прикрытие подземной республики от тёмных магов было поручено ордену 'Белый Орёл', в ордене эту задачу считали маловажной и отправляли на неё самых слабых членов. Попасть на эту миссию членам 'Летящего паровоза', входивших в 'Белый Орёл', труда не составило - руководство решило, что ребята решили отдохнуть. Таким образом, операцию по сокрытию подземной республики от волшебников проводили те же люди, что должны были надзирать за оной республикой.
   Людей провели через постоянно действующие телепортационные порталы. Часть станков заблаговременно была вывезена тяжелыми транспортными самолётами и огромными, трёхсотметровыми дирижаблями СТПРН, остальные просто бросили. С собою СТПРН увозило огромные запасы золота и ценных металлов - долгие горные разработки в уральских горах дали большие результаты. Те образцы вооружений, которые не могли уехать или улететь самостоятельно, провели по указанным магами тоннелям в дальние пещеры, а проходы завалили. Остальным предстоял долгий путь по железной дороге до Владивостока, а затем на кораблях в порты Китая и далее на запад. 'Непробиваемыми' военными пропусками республиканцев обеспечили волшебники. Соколов с Майоровым напросились перегонять пару истребителей из числа тех, которые они видели в нижнем хранилище. Им разрешили - лётчиков не хватало. Перелёт был очень тяжелым - требовалось четыре промежуточные посадки. Майоров на третьей промежуточной посадке вылетел за край аэродрома и снёс шасси у свой машины, чуть не разбился. Тяжелая машина оказалось очень скоростной и сложной при посадке. Истребитель обещали восстановить, но Майоров вернулся очень сконфуженным. Долго ходить в печали ему не дали - посадили перегонять следующий истребитель. Соколов был в восторге - говорил, что настолько мощной и скоростной машины ещё не видел. Другие лётчики от СТПРН на студентов жаловались - говорили, что на перелёте куролесили и гонялись друг за другом. Несмотря на огромный объём работ, управились за два дня. В старом подземном городе остался только небольшой дозор и пара рабочих - для имитации активной жизни подземного города. На подземной реке поставили шумогенератор, который изображал шумы производства. В новых пещерах, находившихся глубоко в северных отрогах Тибета, волшебники установили свою систему охранных заклинаний. Охранные заклинания при попытке посторонних проникнуть в запретную зону включали не только магию, но и снотворные установки СТПРН. 'Летящий паровоз' сделал всё, чтобы обезопасить подземную республику как от тёмных магов, так и от нежелательных гостей из Университета или Изумрудного Города (так студенты называли между собой базу 'Изумруда' в Антарктиде). Через неделю волшебники из 'Летящего паровоза' сдали вахту другим членам 'Белого Орла'. Новые волшебники (точнее, волшебницы) ничего не заметили, да и не могли заметить - по договору между СТПРН и волшебным миром кураторы от волшебников не должны были проникать в город, в ожидании проблем они должны были находиться в небольшой пещерке у входа. Там пожилые тётеньки - жены постоянных членов 'Белого Орла', которых ставили на эту третьестепенную деятельность, и сидели, создавая шедевры свитеровязания и охраняя пустой город. Иногда вместо них присылали первокурсников, завербованных в текущем году (эти вообще рассматривали такое поручение как наказание, и делали уроки). Перед тайной частью ордена 'Летящий Паровоз' остро встала проблема поиска новых членов. Для нападения на базу вампиров в Антарктиде необходимо было как минимум сто боевых магов - никто не знал, какие силы там могут таиться. Ещё как минимум тридцать человек нужно было для того, чтобы блокировать членов 'Изумруда', разбросанных по всему миру. Силы же заговорщиков были очень невелики - два десятка студентов в Университете да около тридцати взрослых магов, которые присоединились благодаря знакомствам Гурова. Вербовать новых членов в Университете было очень сложно - не будешь же кричать на переменах: 'Приглашаем в орден борьбы против ректора и вампиров!' Кроме того, можно было попасть на тайного осведомителя ректора, а то и на члена 'Изумруда'. Веселов с Савёлкиным всю голову сломали, как бы увеличить численность ордена, но ничего не придумали лучше, чем напроситься на поиск новых волшебников. Но тут их ждал жестокий отказ: эта деятельность считалась слишком простой, её поручали только первокурсникам или совсем старым волшебникам. Пришлось просить заняться вербовкой Мишку Андреева и тех из первокурсников, кого удалось привлечь в орден. Тем временем учеба шла своим чередом. Задания становились всё сложнее, приближались экзамены. Студентов активно готовили к тому, что после третьего курса им придётся проектировать настоящие технические конструкции для мира немагов, ошибка в создании которых приведёт к жертвам. Проверочные работы по сопромату, термеху и истории религий сыпались во всё возрастающих объёмах. Ошибки обсуждались прилюдно и безжалостно - волшебников готовили к тому, что от их решения будут зависеть судьбы огромных технических проектов, жизненно важных для всего мира. На очередной лекции по истории литературы профессор Делайе в очередной раз удивила студентов лекцией про Франсуа Рабле - автора романа (точнее, пяти книг) 'Гаргантюа и Пантагрюэль'. - На первый взгляд эта книга - просто набор похабных простонародных шуток, но это только на первый взгляд. Обращаю ваше внимание на принцип телемского аббатства, описанного в книге. Основное правило в аббатстве - 'делай что изволишь'. В аббатстве живут только красивые люди, они пользуются только красивыми вещами и делают только то, что подсказывает им интерес и честь. Если в аббатство забредает инок или монахиня, то за ними делают уборку - чтобы смыть запах скуки. В Телемском аббатстве никакого распорядка - всякий встаёт, ест и напивается тогда, когда ему вздумается. За счёт чего существует аббатство? Из контекста становится понятно: за счёт государства. - Обращаю ваше внимание также на обилие шуток, связанных с полом и обжорством: смех ниже пояса является основой книги. Огромное количество экскрементов, описаний обжорства и половой невоздержанности дают нам право говорить о том, что эти книги - это попытка разбудить энергию Низа, принципиального отрицания в человеке идеального. - Автор создаёт своей книгой мир, в котором царствует смех - но не радостный смех, а глумливое осмеяние всего святого в человеке - материнства, собранности, стремления к идельному, даже простейшие правила, позволяющие контролировать в себе животное - например, распорядок дня - осмеяны самым жестоким образом. Это мир, в котором нет ничего, кроме издевательского смеха - смеха над всем, в том числе и над источником смеха, упоение животными желаниями и смех над ними. Итак, с одной стороны Телемское аббатство - а с другой стороны смех всего над всем. Получается мир, в котором одна часть общества живет за счёт государства на всём готовом и делает что хочет, а другая живёт в сплошном скотстве, в смехе всего над всем, и безотрывно работает на телемитов. Эта книга во многом послужила инструментом для борьбы со средневековой строгостью нравов и для разрушения крупных государств - монархий, но её разрушительный потенциал гораздо больше, и потому я рекомендую вам ознакомиться с ней очень внимательно. Про эту же книгу заговорила на следующей лекции по заколдовыванию немагов и профессор Сазонова. Профессор посвятила целую лекцию про проявившееся в последние четыреста лет учение 'Телемы'. Учение носило условное название, поскольку не имело явных апостолов или выразителей. - С момента появления книги Франсуа Рабле известно несколько попыток создать общества или клубы по его идеям. Как правило, всё это выливалось в клубы весёлых любителей Вакха и Венеры, можете сами представить, что там происходило. Но есть и более глубокая жила в этом течении - основатели этих клубов поднимали тезис 'делай что хочешь' и оправдывали его ссылками на исходную волю в человеке от Бога, а это уже религиозные установки, мимо которых мы не можем пройти. У учения существует очень большой разрушительный потенциал и очень большая востребованность в ближайшем будущем. - В ближайшее время будут созданы крупные стабильные государства, большинство населения в которых будут заняты такой работой, которую правильнее было бы назвать 'имитацией деятельности' - конторской и управленческой работой. В ходе этой работы большую часть времени человек будет не занят ничем просто по характеру работы - нет вызовов, нет заказов, загрузка маленькая - и человек просто ждёт. К этой же категории населения отнесём и бестолковых детей влиятельных родителей, которых пристроили на разные 'выгодные' места. - Иначе говоря, появится довольно большой слой людей, ничего реально не умеющих, ничего реально не делающих и никакого удовлетворения от труда не получающих. Таким образом, появится класс людей, получающих деньги просто за факт существования. При этом получаемых денег будет, конечно, не хватать. Именно в этой среде будут востребованы идеи Телемы - и чем дальше, тем больше. Разврат, обжорство, презрение к труду и к мастерству, презрение даже к попыткам освоить какое-либо совершенство - вот характерные черты телемитов. При этом в глазах простых людей именно телемиты будут обладать большим потенциалом выживания, поскольку их упорство в достижении доходных мест даст им места с большими доходами, чем у созидателей. Созидателей - специалистов, мастеров высокой квалификации, толковых управленцев всегда не хватает, их всегда погоняют всеми силами и на их зарплате всегда стараются сэкономить, поскольку она входит в себестоимость продукции. При этом различные перепродающие - распределяющие организации, в которых оседают телемиты, образовывают непробиваемый кордон между производителями и потребителями. - Поскольку никакой реальной работы в таких организациях не производится, единственным шансом быть повышенным становится умение понравиться начальству - понравиться любой ценой, в том числе весёлостью нрава и смехом надо всем, в особенности над своей гордостью. Никакой чести, никакой гордости - и именно такие люди становятся тем, у кого наибольший кажущийся потенциал выживания, а следовательно, именно им будут подражать. - В дальнейшем эта ситуация будет только ухудшаться - производительные силы растут, и вскоре производством в обществе будет заниматься очень небольшой процент населения. Благодатная почва для телемитов только увеличится. Таким образом, общество разобьётся на две части - одна часть, беспринципная и жадная, присвоит себе все богатства общества на том основании, что она позволяет себе быть телемитами, а другая часть общества - 'дураки, которые чтут какие-то там нравственные правила', - будет загнана в жесточайшую нищету. Если телемиты когда-либо осознают себя как группу с едиными интересами, то со временем и нищей части общества с помощью средств массовой информации будет навязан культ безнравственности и смеха всего надо всем. Эта ситуация уже становится опасной, и вашему поколению придётся очень плотно поработать, чтобы пока не оформившееся учение телемы не стало новой религией. Глядя на профессора Сазонову, Александр заметил, что она постарела ещё сильнее, чем в начале года, в её голосе появились истерические нотки. Когда он рассказал об этом Гурову, тот заметил, что она может стать опасной из-за прогрессирующего старения, вызванного отсутствием эликсира бессмертия.
   Глава 17. Лето 1944 года.
   Экзамены пролетели совершенно незаметно. Да и как могло быть иначе - 6 июня началась высадка союзников в Нормандии, и все боевые ордена волшебников сбились с ног, направляя заблукавшие самолёты с десантом на путь истинный. Направить удалось не все... При высадке немцы довольно успешно применили против десантных судов радиоуправляемые катера - брандеры, потопили 12 судов. Применили даже экзотику - самолёты - снаряды, сцепку из неуправляемого бомбардировщика, начинённого взрывчаткой, и управляемого истребителя. Истребитель наводил снаряд на цель, а сам отсоединялся и возвращался на базу. Разрабатывалась эта сцепка для применения ядерного оружия, но для эксперимента не пожалели применить и с обычной взрывчаткой. Эффективность была минимальной - но только потому, что на бомбардировщиках не стояло радиоуправление. Пока не стояло. Становилось ясно, что война переходит на новый качественный уровень - с дистанционно управляемым или даже самоуправляемым оружием.
   После завоевания плацдарма легче не стало - теперь надо было поддерживать два фронта, и восточный, и западный, не считая действий в Африке, Италии, на Тихом Океане и десятка более мелких конфликтов. Призрак ядерной войны здорово озаботил руководство волшебников, и они торопили войска немагов, чтобы те задавили фашистскую Германию до того, как технология вырвется на свободу. После экзаменов Веселов и другие маги - члены 'Летящего Паровоза' ненадолго отправились по домам - якобы в отпуск, а на самом деле для вербовки знакомых магов в орден. Для магов - не волшебников предназначалась простая легенда, им полагалось говорить, что 'появился орден магов, который планирует захват всемирной власти способом опускания человечества до скотского состояния'. Однако, не успел Александр прибыть домой, как папочка (втайне от мамы) с восторгами принялся рассказывать, какие хорошие ребята из ордена магов 'Изумруд' и как они здорово сделали, что привлекли его и других магов к изучению древнего города Кощея Бессмертного. - Представляешь, именно там находился излучатель, который накачивал атмосферу подавляющими сознание колебаниями! Какой-то герой смог его выключить, несмотря на то, что он находится в самом центре города, набитого разной нечистью! - с придыханием рассказывал папа. Александру стоило больших трудов убедить отца в том, что в мире действует сила намного более опасная, чем древний подавитель сознания - даже про то, что в этом замешан 'Изумруд', он не успел рассказать. Отец не поверил, но начал сомневаться. Александр понял, что это максимум из того, что он сможет достичь за этот раз, и вернулся в университет. Про то, что подавитель сознания сломал его сыночек, отец тоже так и не узнал. Из друзей и подруг детства ему поверил только один человек - и то в основном благодаря помощи Мишки Андреева. У остальных 'паровозников' успехи были не лучше - к ордену присоединилось только десять магов. Сил ордена для атаки 'Изумруда' катастрофически не хватало. Приходилось прятаться и шифроваться. Понемногу развивалась база на Луне. Чуть ли не ежедневно кто-нибудь из студентов - магов совершал паломничество на спутник, чтобы отвезти земли, семена или детали к механизмам. Упрятанная глубоко под поверхностью пещера превратилась во дворец - в систему пещер, в которых росли растения, работали различные механизмы, поддерживающие атмосферу, и стояли разные станки. Солнечный свет подводился в пещеру по хитрой системе световодов, залитых жидким стеклом - даже при разрушении половины стёкол атмосфере в пещерах ничего не грозило, а при разрушении всех стёкол световоды автоматически заливались быстротвердеющей пеной. В пещерах было очень красиво - это была личная забота Ольги Ваулиной. Как-то раз Александр столкнулся с Ольгой нос к носу в одном из промежуточных спутников. Сложилась неприятная ситуация - для последующей телепортации надо было сделать шаг, а делать его было некуда. Кроме того, они оказались настолько близко прижаты друг к другу, что Александр даже пошутил: 'Ещё пару минут в таком положении, и мне как приличному джентльмену придётся на вас жениться'. Ольга засмеялась. Немного посмеявшись, они придумали решение - магически расширили ящик до нужной величины. После этого случая во все промежуточные спутники положили предметы - телепортаторы, в крайнем случае можно было уйти не личной телепортацией, а с помощью заранее заколдованного амулета. На очередном концерте самодеятельности Ольга всё-таки спела песню о той любви, которую хотели от неё молодые волшебники. На этот раз она сочиняла её без Митяя, так что обошлось без экзотики. Александр и все его ближайшие знакомые теперь с большим интересом посещали все концерты, чтобы посмотреть на то, как Ваулина вывернется из положения. Даже Прохоров с Марией всегда приходили - Максим ради Марии, а Мария для того, чтобы выгулять Максима. Смотреть на эту парочку было очень забавным: Максим немного тяготился тем, что доставляет неудобства Марии, а Мария с жалостливым видом пыталась угодить Прохорову чем могла. У Марии оказался абсолютный иммунитет на Максимовы задвиги по части философии: она просто ничего про это не слушала. Удивительно, но Прохоров не считал её дурой и относился с большим уважением и нежностью. Песенка у Ваулиной получилась простенькой, но милой: 'О моей любви' Слова и музыка О. Ваулиной, 1944 г. Тот, о ком мечты и думы, Он не знает обо мне Он смеётся и гуляет Шумным днём и в тишине И не знает И не знает Как одна девчонка Хотела бы Хотела бы Прижать. Обнять. Нежностью принять Лаской обаять О мой милый о мой парень Такой ясный такой светлый Такой сильный такой добрый Приди ко мне твоей девчонке Но он не знает Он не знает Как одна девчонка Хотела бы Хотела бы Прижать. Обнять. Нежностью принять Лаской обаять - Как думаешь, она это всерьёз? О ком это у нее мечты и думы? - спросил Майоров у Веселова. - Может, и всерьёз, больно она с чувством поёт. - предположил Веселов, - А что, тебя это задевает? - Ага. Поубивал бы. - Ты это... если о Ваулиной думаешь, то лучше не думай. Она иногда в школе начинала танцевать и могла протанцевать несколько суток. Её ходили уговаривать поспать и придти на занятия всем курсом - а если что не так скажешь, то потом стёкла во всём корпусе приходилось вставлять. У неё обидчивость как у десятерых и неконтролируемых магических талантов столько же. С ней не всякий маг справится - я бы побоялся быть её мужем. Врубаешься? Майоров пораскинул мозгами, 'врубился' и решил больше о Ваулиной не думать. Ольге похлопали, песенку приняли на 'ура'. Ольга спела вторую - уже не про любовь: Про Ракеты Слова и музыка О. Ваулиной, 1944 г. Зажигание! Старт! Огненный столб! Ракеты летят, летят Ракеты гремят, гремят Все небо освещают Всю землю озаряют А на земле сидит, сидит Одинокая девчонка Смотрит в небо Удивляется А Ракеты полыхают Ракеты летают быстро Ракеты уносят наших мальчишек Мечтами телами надеждами А на земле сидит, сидит Одинокая девчонка Смотрит в небо Удивляется Так много всего в ракете Тысячная в ней стать Дивную связь её деталей Так тянет узнать - понять А на земле сидит, сидит Одинокая девчонка Смотрит в небо Удивляется Ведь у девчонки внутри Так много всего всего Придите познать лучше мой мир Загадочный удивительный Но Ракеты летят, летят Ракеты гремят, гремят Ракеты уносят наших мальчишек Мечтами телами надеждами... Эту песню Ваулина проревела, как самолёт на взлёте. Весь зал принял песню за шуточную и дружно разразился восторгами. 'Паровозники' недоумённо переглядывались и не хлопали. Во-первых, где Ваулина увидела старт ракет? На фронте в момент обстрела 'Катюшами' она вроде не появлялась. Во-вторых, песня выглядела явной насмешкой над их увлечением космосом, а это было обидно. Молодые учёные песню про любовь не приняли - слишком личная, слишком романтичная, 'только в оперу ставить'. Им требовались другие песни - ритмичные, простые, чтобы можно было слушать часами в наушниках или по радио, и чтобы не отвлекали внимание и не надоедали. Только после этих слов Ваулина просветлела и сказала, что теперь ей ясно, чего от неё хотят. А вот вторая песня молодым волшебникам понравилась, сказали, что берут - ритм, напор - это то, что нравится примитивному сознанию. Сказали, что из этой песни можно целое новое направление в популярной музыке развить. Лето 1944 года пролетело почти незаметно в непрерывных операциях на фронтах, заботах о СТПРН и поддержании лунной колонии. Времени на сон почти не оставалось. Другие студенты возвращались с тихоокеанских островов весёлыми и загоревшими, 'паровозники' за всё лето загорели как солдаты - только лицами и руками.
   Глава 18. Случайность как высшая закономерность.
   Третий курс начался с традиционной церемонии приветствия новых членов. Первый курс 1944 года был не менее многолюден, чем курс 1943 года - шла война, а война заставляет задуматься о жизни.
   Сопротивление материалов и материаловедение закончились, вместо них появились курсы деталей машин и теория машин и механизмов. Волшебные курсы остались в том же составе, изменилось только количество выделяемых на них часов.
   По истории литературы студентов перестали учить современной литературе и вернулись к изучению античных авторов. Но и тут не обошлись без волшебства - одновременно заставляли читать современную приключенческую и фантастическую литературу и находить, у какого античного автора 'слизан' сюжет. По окончанию сравнения устраивали дискуссии - какую мечту о воплощении какого стремления воплощали авторы фантастики и мимо какой мечты они прошли, не заметив. Впрочем, на чтение времени оставалось немного - война, космос и наблюдение за 'Изумрудом' отнимали очень много времени. Программирование понемногу переводили с программирования на машинах на программирование магических заклинаний (для магов, естественно, немаги продолжали заниматься на вычислительных машинах). В начале сентября Наталья Дубровская стала магом. Выяснилось это, как всегда, совершенно случайно, она учила первокурсников готовить суп, положила в котёл поварёшку - а та принялась помешивать варево так, как будто она продолжала её держать. Наталья даже не сразу поняла, что поварёшкой двигала её мысль. Превращение Натальи в мага отмечали двумя орденами - её учебным тайным и настоящим тайным. Отмечали громко и весело. Валентин Соколов расстроился, что все вокруг превращаются в магов, а он нет, и пошел плакаться Гурову. Сергей Александрович его утешил - сказал, что воинам, которые бывали в настоящих битвах, намного тяжелее, так как превращение в мага требует полного бесстрашия и беззлобия, а у воинов страх быть убитым и привычка к агрессии проникают слишком глубоко. Для зачёта по курсу 'детали машин' студенты должны были сделать любое работоспособное механическое устройство. Разрешалось объединяться в группы. Веселов выбрал передний мост автомобиля, взял себе в группу Майорова и Соколова, и они принялись увлеченно проектировать. К их огромному удивлению, сделанный по их чертежам мост не собрался. Преподаватели животики надорвали, глядя на то, как студенты с удивлением рассматривают свои чертежи и обнаруживают, что нарисованные ими отверстия и не должны совпадать даже теоретически, а те, что должны совпадать теоретически, не совпали потому, что не учтены допуски на вероятные отклонения при обработке. Мост не собрался даже после дополнительной доработки. Александр был удивлён до предела - вроде как и космический корабль они успешно спроектировали, и сами не дураки. Правда, проектированием космического корабля руководил Гуров, он и проверял все их студенческие эскизы. А тут проверить было некому... Результат группы Веселова был совсем не самым худшим. Девчонки, которые слушали лекции внимательнее, сделали конструкцию более собирабельной, но зато ошиблись в логике, и получилось, что собранный вал с подшипниками нужно было вставлять в окончательно обработанное отверстие меньшего диаметра, чем подшипники. Нормально конструкции не собрались ни у кого. - И это волшебники, которые должны стать экспертами для проверок проектов немагов! - восклицал профессор Домбровский на результирующем разборе, - Впрочем, должен признаться, что мы немного пошутили над вами. Нормально собирающиеся конструкции вы научитесь делать только после следующего семестра, когда прослушаете курс про допуски и посадки. Но этот опыт должен научить вас тому, что никакого времени не должно быть жалко для проверки проекта со всех сторон, а также уважению к чужому опыту. Умение организовывать конструкцию, правильно выбирать базы для обработки и измерений приходит только в результате многолетнего опыта. У вас пока этого нет, отсюда и все проблемы. Как видите, простой логики и внимательности не хватает там, где нужен опыт многих ошибок. Потому уважительно относитесь к экспертам, даже если они и немаги, не будьте самонадеянными, не беритесь сами за сложные проекты, если у вас нет опыта работы в подобных областях - результат будет такой же, как и сегодня. На каникулах после январских экзаменов Александр ещё раз предпринял попытку открыть глаза отцу о сути происходящих событий. Всё это время он подкидывал ему то одну, то другую информацию, наводящую (по его мнению) на мысль о том, что в мире осуществляется проект по оскотиниванию человечества. Папочка назвал Александровы идеи 'конспирологическими бреднями', и Александр отказался от этой идеи. Но отец хотя бы перестал поддерживать Изумруд - и то результат. После каникул студентов удивили тем, что следующие два месяца у них будет сплошное практическое занятие по выживанию. - Мы учили вас свойствам трав, животных и минералов. Мы учили вас выживать в любых условиях, учили борьбе с любым противником любым оружием. Теперь пора сделать следующий шаг - показать вам, на что вы способны. Человеку свойственно бояться. Многие из вас за всю жизнь не выезжали ни разу за пределы своего города, не считая магической школы. Весь остальной мир в этом случае должен представляться вам набором угроз и опасностей. Для того, чтобы преодолеть эти представления, чтобы научить вас не бояться ничего и везде чувствовать себя своим, и была придумана эта практика, - объяснял профессор Марадей. Ректор Стоянов стоял рядом и улыбался. Передо всеми студентами тем временем положили устройства, похожие на маленькие колокольчики, только вместо язычков у них были кружочки, вращавшиеся на оси. - Руками не трогать! Эти устройства называются 'случайники'. Если повернуть кружочек, то устройство перенесёт вас случайным образом в такое место, которое наиболее полно соответствует вашим мечтам и устремлениям. Правда, выжить там может быть непросто. А теперь возьмите случайники в руки. Вы должны увидеть, что язычок - кружочек загорелся алым светом. У кого язычки не загорелись, поднять руку, - скомандовал профессор Марадей. Случайники не загорелись почти у всех немагов, кроме членов ордена 'Летящего паровоза'. Маги и 'паровозники' посмотрели на немагов с завистью. - Те, у кого случайники не заработали, будут проходить дополнительное обучение по умениям выживать, системному анализу и теоретической механике, - сообщил ректор Стоянов. После этих слов уже немаги посмотрели на магов - 'случайников' с завистью. - Повернув язычок, вы прибудете на новое место. Вы пробудете там до тех пор, пока ваш интерес к этому месту не исчерпается полностью. Только после этого язычок загорится снова. Устройства запрограммированы таким образом, чтобы к исходу второго месяца прервать путешествие и вернуть вас в университет, после чего вы сами сможете решать, следовать ли далее за случайником или остаться в университете. С сожалением должен признать, что многие студенты выбирают следовать за случайником и игнорируют те огромные возможности, которые могли бы получить, продолжая обучение в Университете, не говоря уже о чести заботится о своём мире. В каком-то смысле увлечение случайниками - это болезнь волшебного мира. Впрочем, мы не осудим ваш выбор, если вы решите следовать за случайником - как уже сказал уважаемый профессор Марадей, случайник переносит вас в такое место, которое наиболее полно соответствует вашим интересам - а если это место наиболее полно соответствует интересам волшебника, то это, возможно, значит, что именно там ему лучше и быть для блага всего мира и цивилизации, не считая его собственного. Никто ещё не доказал, что случайность не является высшей ступенью закономерности, а потому, положась на случайность и Божий промысел, берите случайники в руки и крутите язычок, - напутствовал студентов ректор Стоянов. Никто из студентов к устройствам не притронулся. - А оружие, инструменты, одежда в конце концов? - полюбопытствовал Соколов. Все студенты находились в зале боевой подготовки в лёгкой спортивной одежде - университетские куртки у них забрали при входе. - Купите, украдите, наколдуйте или выпросите. До сих пор вы не бывали в шкуре бродяги - теперь можете попробовать. Зато после этого вы не будете бояться ничего, даже стать нищим бродягой - ведь вы там уже были, - пояснил профессор Марадей. Соколов взял в руки случайник, крутанул язычок и исчез. Александр взял скорее свой, пожелал изо всех сил оказаться рядом с беззащитным Соколовым и исчез следом. Они стояли на карнизе крыши и удивлённо смотрели вниз. На самом краю стоял Валентин Соколов, чуть ближе к центру фронтона случайник поместил Веселова. Внизу, под ними, текла река из зомби. Вокруг расстилался запретный город Кощея Бессмертного. Опускался вечер. Пространство раздвинулось ещё раз, и возникший из проявившейся дыры вихрь выплюнул Василия Майорова. Майоров покачнулся и едва удержался на узком карнизе. Они находились посреди города зомби, совершенно безоружные, и даже волшебные палочки Веселова и Майорова были почти бесполезны. - Кто-нибудь мечтал очутиться посреди города рассерженных зомби? - наконец нарушил тишину Майоров. Ответом ему было мрачное молчание. И тут пространство раздвинулось в четвёртый раз. Из портала переноса появился пожилой волшебник с длинными седыми волосами до плеч. За спиной у него висел огромный рюкзак, на шее болтался колокольчик случайника. - О-о! - успел восхищенно произнести волшебник до того, как портал закрылся и стена фронтона поддала ему под зад рюкзака. Александр кинулся ему на помощь, но не успел. Волшебник не удержался на узеньком карнизе и начал падать, впрочем, он тут же, прямо в полёте с обезьяньей ловкостью развернулся, ухватился руками за карниз и молниеносно вскарабкался обратно, на этот раз лицом к стенке фронтона. - Приветствую вас, мои юные друзья! Уверен, что вы станете моими друзьями, иначе случайник не выбросил бы меня сюда! Я так рад встретить компанию, много лет не встречал уже никого из Университета! Да, позвольте представиться, меня зовут Макс Форке. А что это за экзотические парни смотрят на нас снизу? И где это мы? Зомби внизу действительно почувствовали живую кровь и принялись вертеть головами, но людей пока не обнаружили. - Это город Кощея Бессмертного, иначе - запретный город, а парни внизу - это зомби, умышленно умерщвлённые и законсервированные убийцы всего живого. А ещё здесь не действует магия, и мы понятия не имеем, как отсюда выбираться, - ответил Александр. - Потрясающе! Фантастика! А я не верил, думал, что это легенды! Давно у меня не было столь захватывающего приключения! - восторженно завопил Макс так, будто услышал лучшую новость в жизни. 'Псих', - подумал Александр. - Псих, - сказал вслух Майоров. - Нам стоит найти библиотеку, - важно произнёс Макс, игнорируя Майорова. - Библиотеку? - удивился Александр. В подобной ситуации он меньше всего стал бы думать о библиотеке. - Конечно, библиотеку! Это большой город, здесь наверняка есть библиотека... в крайнем случае, архив. Там мы сможем найти хоть что-нибудь про историю города, а там и придумаем, что делать, - Макс объяснил это, как очевидное детям. Звучало логично, но вот зомби внизу... - Вот эти парни уже год как не дают одному из мощнейших орденов - 'Изумруду' - приблизиться даже к границам города, а мы вот так просто возьмём и пойдём по улицам? - Ха, так хоть кто-то этим черномаговым недоумкам надрал задницу? Очень рад слышать. Но мы же не 'Изумруд'! Потихонечку пройдём. У дяди Макса много сюрпризов в рукаве, есть и зайцы, и голуби! Вперёд, мои юные друзья! Кто первым найдёт библиотеку, тому приз - связка бананов! Меня на последнем месте провожали так, что теперь с трудом рюкзак несу... так что ищите быстрее. Да, мы не познакомились! Как вас зовут? Александр! Василий! Валентин! Очень приятно! Есть у кого-нибудь идеи, где может быть библиотека? Александр поморщил лоб, вспомнил свои приключения и предложил пару направлений. - Потрясающе! Так вы тут уже были на разведке? - Это была спасательная операция, нам было совсем не до красот, и нас тут чуть не съели, - попытался охладить восторженного волшебника Веселов. Но ничего не получилось, Макс спокойно сказал: 'Так с вами же не было меня', перелез через фронтон и зашагал по крыше. Ничего не оставалось, как следовать за ним. - А почему вы назвали 'Изумруд' орденом чёрных магов? - Потому, что они и есть чёрные маги. Приходилось встречаться с ними несколько раз в странствиях. Недоумки и мерзавцы. Из-за них я не возвращаюсь в Университет. Поначалу немного заигрался со случайником, пару лет провёл в странствиях, а когда понял, что происходит, возврата в Университет мне уже не было. Александр испытал соблазн рассказать Максу про их орден, но быстро подавил его: всё это могло быть тщательно организованной засадой. Вместо этого он сказал: - Тут не только магия не действует... точнее, не действует после трёх применений. Тут ещё и стоит одно устройство, которое периодически выбрасывает в округу смертельную заразу. - А те, кто умирает от неё, превращаются в зомби и ползут в озеро, расположенное под главной башней, - продолжил Макс. - Откуда вы знаете? - удивился Майоров. - Не знаю, это только предположение, но вполне логично было бы сделать так, - признался Макс, - кстати, а почему бы нам тогда не наложить на всех постоянно действующее антисептическое поле? - Через пять дней кожа начнёт слезать, от нарушения кожного баланса, - сказал Веселов, припомнив университетские лекции по устройству человека. - А кто заставляет нас оставаться здесь на пять дней? Это звучало логично, и маги наложили на всех антисептик. Стоило им найти лестницу с крыши и спуститься, как их тут же нашли зомби. Макс показал, что не зря бахвалился: он метнул в сторону зомби небольшой шарик, который разбился и произвел огромное количество дыма препротивного запаха. В этом дыму зомби потеряли волшебников, которые быстрыми перебежками скрылись в соседних то ли залах дворца, то ли отдельных зданиях. А потом они действительно начали искать библиотеку. Это было полным сумасшествием, но Макс умел увлекать. Ребятам передались его бесстрашие и бесшабашная весёлость, и они повели его по уже знакомым им зданиям. Поиски заняли всю ночь. Несколько раз им приходилось уходить от зомби, впрочем, благодаря шарикам Макса это удавалось без труда. Зомби студентов не искали - их больше заботили какие-то события на границах города. Городской архив они нашли, когда уже начало заниматься утро, и совсем не там, где ожидали. Это не было библиотекой в полном смысле слова, это был именно архив - неприметный просторный, но бедный дом почти на окраине города. Скрупулёзные служители городской администрации заносили в документы все хозяйственные события города. Всё пространство дома, все три этажа были завалены глиняными табличками, валявшимися на полу там, где их оставили рухнувшие полки. Местами попадались папирусы и пергаменты. Каменные полы второго и третьего этажей дома уберегли их от дождей. Всем смертельно хотелось спать, и разборку сокровищ оставили 'на после отдыха'. Они наскоро завалили все входы камнями, назначили Майорова часовым и улеглись спать. Александр Веселов улёгся между Майоровым и Максом Форке так, чтобы Майоров, падая, разбудил его, на случай разных неприятностей от Макса. Он продолжал не доверять Форке. Через три часа пришла очередь сторожить Александру. Соколову как бесполезному немагу дали выспаться.
   Глава 19. Библиотека.
   С наступлением рассвета позавтракали тем, что было в рюкзаке у Макса. А было там так много всего, что пришлось объесться, чтобы не выбрасывать - те, кто собирал рюкзак, постарались на славу. За завтраком Майоров продолжал воспитывать Форке. Начал он его воспитывать ещё накануне вечером, но Макс был занят поисками, созерцанием красот и потому только вяло отшучивался.
   - Как же так можно, ни дома, ни работы, ни ответственности - всю жизнь в пути, каждые две недели - на новое место? Это же совсем не человеческая жизнь! - накинулся Майоров с новыми силами, подзакусив солёным творогом, бананами и колбасками.
   - Ну, во-первых, не каждые две недели... Случайник иногда загорается через год. Во-вторых, где бы ты ни был, ты всё равно всю жизнь будешь в пути, без своего дома, даже если не выйдешь за пределы своего поместья. Сейчас ты этого ещё не чувствуешь, но потом очень быстро поймёшь, что в твоём доме живут все, кто угодно - твои дети, жена, общество - но только не ты, и что тебе постоянно приходится защищаться от всех от них, обретая спокойное пристанище только в себе самом. А в этом случае нет никакой разницы, сидишь ли ты на месте или двигаешься по всему миру. - Ну, а дети? Как же воспитание детей? У вас ребёнок есть? Макс начал загибать пальцы: - Одиннадцать... нет, четырнадцать... точно, пятнадцать. Да, пятнадцать, о которых я точно знаю. А потом, знаешь, частенько приходится отказываться - мои дети наверняка станут магами, а не каждая обстановка подходит для взросления магов. - Но это же разврат! - изумился Майоров после минутной паузы. Форке засмеялся: - Ты судишь по классическому моральному кодексу, а ты лучше пойми, что у Бога есть много всего и для всех, но каждому он даёт то, что лучше для него. Вот несколько месяцев назад меня выкинуло к стойбищу одного северного народа. Они сразу объявили праздник: у них очень редко бывают сторонние люди, и они к таковым сразу своих жен подкладывают, чтобы не было вырождения. Не могу же я нарушить праздник? Не всегда всё так просто. Или вот пару лет назад, выкинуло меня в Германию, к воротам воинской части. Не успел я сделать и десяти шагов, как врезался на повороте в одну фру, которая как портрет была похожа на мою мечту детства. Я ей так и сказал, и оказалось, что у неё такая же ситуация. Очень чистая, милая фройлян, только вот не вышла замуж - не получилось. И это посреди города, переполненного бравыми военными! И что ты тут будешь делать? - И вы её бросили? - Зачем бросил? Захожу иногда, золото приношу. Только она в меня им кидает - говорит, что не хочет иметь дел с тем, кто не верит в особое предназначение фюрера. Думаю, это у неё ненадолго. Потому если у вас случайник загорелся - значит, действительно пора в путь. Соколов засмеялся, глазки у Майорова уехали в сторону. Веселов его поддразнил: - Ой, как сразу глазки в сторону уехали, знать, о троице горячих северных женщин задумался... Все засмеялись. После завтрака принялись за разборку архива. Надписи были в основном на санскрите, но попадались и документы на неизвестных языках - очевидно, на некоторых вымерших местных наречиях. В документах Кощея именовали 'Верховным правителем, владыкой дэвов, повелителем Вселенной'. Вскоре удалось найти документы, которые свидетельствовали о том, что Кощей был близок к тому, чтобы воплотить пышное прозвище в жизнь. В хозяйственных документах удалось найти записи об отгруженных припасах и книгах для северных и южных сторонников Кощея. География поражала: от общин славян в Сибири, жрецы которых переметнулись на сторону Кощея, и до южных областей Индии. Были и карты, и наставления по поиску пути. С помощью этих документов найти храмы былых сторонников Кощея было проще простого. - А я и не знал, что в Сибири в те времена жили славяне, - удивился Майоров. - Это скорее не славяне, а племена ведического толка, но очень близкие славянам, - сказал Макс, - Китай до первого тысячелетия до нашей эры очень страдал от набегов светлокожих, светловолосых кочевников. А потом они куда-то ушли. Я с одним археологом в Китае разговаривал, он сказал, что это большая тайна. - Думаю, что 'Изумруду' эти документы лучше не оставлять, - предположил Веселов, - кто знает, что там в этих запасах хранится... Надо будет навестить эти места. Но что стало с Кощеем и городом? Они продолжили раскопки. На первом, подвальном этаже нашлись таблички, в которых неведомый хронист тщательно фиксировал, как 'в год такой-то от упокоения 'Владыки' столько-то людей после смерти перешло на посмертное служение'. - То есть они умирали естественной смертью, а потом превращались в зомби и хромали в озеро? - хмыкнул Макс, - Представляю себе эту картинку, как по проспекту, по тротуару... - Я нашел табличку, в котором объявляется наказание за неисполнение приказа сидеть всем ночью по домам - видимо, зомби ночью оживали, вот всех и заставляли сидеть по домам, для их же блага, - предположил Майоров. - Меня больше заинтересовали слова про 'упокоение Владыки'. Интересно, что они имеют в виду? Он что, просто взял и умер - накануне захвата всего мира? - сказал Веселов. - Тут план города, схема срочного ремонта сливных канав. В одном месте нарисовано здание и подпись - 'мавзолей Владыки'. Может, сходим посмотрим на него? Это север города, - нашел очередную табличку Соколов. - На севере города индикатор показывал двух живых человек, - припомнил Веселов. Всем, кроме, Форке, стало жутко - встретиться с Кощеем лицом к лицу не хотелось. Макс переводил взгляд с одного студента на другого, дивясь их молчанию. - Так почему бы нам не сходить? - спросил он наконец. - Этот Кощей был до ужаса противный дядька с большой выдумкой, 'Изумруд' потерял троих на границах, а мы собрались идти в самый центр, - признался наконец Валентин Соколов. - Тогда я пойду впереди, - решил Макс, - а пока давайте поищем следы настоящей библиотеки. Ищите план дворца с надписями, возможно, у него библиотека была совмещена с сокровищницей. Так что сокровищницу тоже ищите. Но ни следов сокровищницы, ни следов библиотеки за целый день поисков им найти не удалось. Из интересных сведений обнаружился только документ на папирусе, в котором рассказывалось, как в н-ском году от упокоения владыки в городе вспыхнула странная эпидемия, и как немногие выжившие решили переселиться. Собственно, весь документ и был посвящен расходам на переселение. В качестве адресной точки указывался район примерно в ста километрах восточнее Запретного Города. - Странно, там сейчас никто не живёт. Ваулина когда эпидемию изучала, работала с поселениями, которые находятся намного дальше, - сказал Веселов. - Возможно, ничего странного в этом нет. Если их всё время доставали эпидемии от выбросов устройства во дворце, то они могли либо вымереть, либо переселиться подальше. Либо их кто-нибудь завоевал и переселил - времени вон сколько прошло, - предположил Майоров, - ну что, идём к мавзолею? Они уничтожили опасные документы, а затем в мрачном молчании доели то, что было в рюкзаке. Один только Макс разливался соловьём и травил байку о том, как его один раз выкинуло на океанские острова к племени каннибалов. Его почти никто не слушал. К мавзолею пошли, когда уже почти стемнело. В городе было на удивление пустынно - очевидно, днём ранее 'Изумруд' задал зомби основательную трёпку где-то на границах города. Здание мавзолея с причудливой высокой конусной башней нашли легко. Вход в здание был разворочен либо магией, либо стенобитными орудиями, следов от сорванных дверей видно не было. Пятиминутное наблюдение за зданием ничего не дало - тут было ещё более пустынно и мёртво, чем во всём городе. Маги принялись колдовать. Заклинание проникающего просмотра не сработало - его заглушил блокиратор, очевидно, какие-то элементы его магии применяли девчонки во время своего плена. Зато 'любопытный ветерок' и 'нюхач' сработали прекрасно - через минуту перед магами ветерок уже выстроил из пыли макет внутренних помещений и обстановки, а 'нюхач' доложил, что из активной магии внутри только сторожевое заклинание тревоги. - Очевидно, для призывания зомби, - предположил Макс и легко отключил сторожевую магию. Александр в это время рассматривал макет. Судя по макету, от сломанных ворот вёл большой ход. Внутри было одно большое помещение (в закрытые помещения 'ветерок' не проникал), посреди которого высилось две башенки - очевидно, склепы похороненных. Но интереснее всего было то, что даже при таком маленьком масштабе было видно, что вокруг могил лежало множество скелетов людей. - Скелеты не люди, бояться их нечего, - сказал Форке и шагнул внутрь. Вышел он через пять минут. - Тут безопасно, можете заходить. И совсем незачем было вешать на меня столько следящих заклинаний - они нам могут понадобиться потом. Мавзолей Кощея оказался напичкан сотнями ловушек, но все они оказались сломанными, и отнюдь не Максом. Падающие каменные блоки были расколоты и заблокированы, поворотные плиты, опрокидывающие неосторожного взломщика в колодец, заблокированы камнями или накрыты мостками, самострелы залиты смолой, петли смертельной магии дезактивированы соломенными куклами. Оборону мавзолея ломали умелые маги. Кое-какие ловушки стали бы сюрпризом даже для волшебников. Те, кто проникали в мавзолей, понесли тут тяжелые потери: студенты насчитали четыре скелета ещё в коридоре. Но самая трагичная картина открылась ребятам в зале. Посреди зала - макет изобразил их точно - стояли два саркофага. Но 'ветерок' не смог изобразить того, что они были прозрачными и сияли изнутри! В одном лежал довольно молодой мужчина, во втором миловидная, но заметно пожилая женщина. Их длинные волосы и борода мужчины отросли так сильно, что было трудно рассмотреть их лица. Вокруг саркофагов виднелись следы битвы. Трагизм битвы был виден даже сквозь бездну времени. Группа неизвестных магов и немагов прорвалась в мавзолей с неизвестной целью, скорее всего, для того, чтобы уничтожить Кощея. Им противостояли четверо прислужников - законсервированные во времени таким же образом, как и Кощей, они, скорее всего, были разбужены сторожевой магией и встретили торжествующих взломщиков убийственными заклинаниями. Прозрачные крышки саркофагов прислужников валялись на полу. Четыре скелета немагов - судить об этом можно было по тому, что вооружены они были только мечами и молотами - лежали у порога. Затем завязалась битва - переплетённые тела как немагов с мечами, так и магов с палочками в руках виднелись по всему залу. В разгар битвы нападавших с тыла атаковали зомби. Их скелеты можно было узнать по чёрным, рассыпающимся костям. Они лежали по всему залу, иногда по несколько чёрных скелетов на одном белом. Заключительная схватка произошла между последним прислужником Кощея и самым ловким из магов. Прислужник наложил какую-то смертельную магию поле того, как маг пробил его насквозь, как кинжалом, своей волшебной палочкой. Их скелеты лежали прямо у саркофага Кощея. Прислужник - его можно было отличить по мантии с символами Кащея - сжимал рукой руку мага, в которой переливался тысячами зайчиков хрустальный шар с множеством граней. Другая рука сжимала волшебную палочку. - А чего они тут не повзрывали всё сразу? - задался логичным вопросом Майоров после того, как они закончили восстанавливать картину битвы. - Насколько я понимаю, этот саркофаг - устройство огромной магической силы. Если его повредить, то может произойти такой выброс энергии, что будет катастрофа на полмира. Надо бы его поизучать повнимательнее, - предположил Макс. Но волшебникам не пришлось изучать саркофаг, об этом позаботился сам Кощей. На стенах мавзолея - как только додумались их осветить - обнаружились схемы устройства и надписи на всех современных Кощею языках, популярно разъясняющие всем желающим во всех подробностях, как именно при попытке нарушить течение энергии произойдёт выброс смертельного для всего живого излучения. Саркофаг был построен не произвольно, а на строго определённом расстоянии от пещеры с зомби. Энергия страдания заключённых душ текла по реке из золотых труб прямо в саркофаги, питая Кощея жизнью и силой. Попытка нарушить устойчивость системы молниеносно приводила к выбросу всей запасённой энергии страдания, что гарантированно приводило к смерти всего живого в радиусе около пяти тысяч километров. Устройство по созданию болезнетворных микробов было чем-то вроде предохранительного клапана - оно отводило энергию тогда, когда её становилось слишком много, а заодно и расчищало землю для завоеваний. Обо всём этом немного хвастливым тоном повествовалось на стенах. В заключении была маленькая добавочка: Кощей писал, что как только он напитается достаточным количеством страдания, то восстанет, чтобы править миром. 'Оставь надежду всяк, кто думает сопротивляться, и покорись своему новому и мудрому властелину', - так заканчивалось послание. - Вот пакость, - ругнулся Макс, проведя с помощью студентов первые проверки. Сказанное на стенах оказалось правдой. - А почему он до сих пор не восстал? - спросил Соколов. Форке и Веселов подошли к скелету мага, сжимавшего хрустальный шар. Скелет лежал так, будто маг пытался кинуть шар не саркофаг, но не успел. - Эти ребята шли сюда не просто так. У них явно была какая-то идея, - сказал Александр. Форке наклонился над шаром. - Это зеркало. Магическое зеркало, отражающее энергию жизни. Гениально. Силы, которые идут сюда от зомби, будут отражаться от него и возвращаться обратно. Душам зомби они не помогут, но Кощея это моментально превратит в прах. Зеркало лежит в неправильном положении и не на саркофаге, но всё равно оно отражает большую часть приходящей сюда энергии. Поэтому Кощей и не восстал - он почти не получает новых сил. В этот момент Кощей открыл глаза и обвёл мутным взглядом всех присутствующих, а затем снова закрыл глаза. - А может, и получает, - медленно сказал Макс, - вот что, срочно выходите отсюда - я попытаюсь поставить зеркало на саркофаг. Мало ли что... Студенты мигом выскочили наружу. Через минуту Макс позвал их обратно. Сияние саркофагов погасло, вместо живых людей виднелись только скелеты и кучки пепла. На саркофаге Кощея стояло Зеркало и бросало во все стороны тысячи зайчиков от огней, горящих на кончиках палочек магов. Макс немного печально рассматривал саркофаги. На груди у всех присутствующих загорелись оранжевые огоньки - это зажглись язычки 'случайников'. - Бедолаги! Они были так близки к победе! Знать, бы кто они и когда взломали мавзолей! Мы даже приблизительно не знаем сроков... Было бы хорошо родственников найти, памятник поставить. Славное было приключение! Давно я так не веселился и не удивлялся! Надеюсь, в новом месте будут кормить и поить получше. - сказал Макс, - Ну, прощайте, друзья! Надеюсь, не в последний раз! Если соберётесь накрутить хвост 'Изумруду', предупредите мою фрау - вы знаете её адрес. Я захожу к ней каждые две недели. Она спускает меня с лестницы, но дама она ответственная - сообщение передаст. С этими словами Макс крутанул язычок и исчез. Студенты распределили между собой записи о тайниках последователей Кощея, загадали встретиться и тоже взялись за 'случайники'. Но встретиться им не довелось. Случайник перенёс Веселова на один из тропических островов Тихого океана, жители которого сильно страдали от последствий урагана. Шла война, и ждать помощи ни от одной из враждующих сторон им не приходилось. Целительские возможности Александра пришлись как нельзя более кстати. Целых две недели он только и делал, что исцелял, создавал водоопреснительные установки на солнечной энергии, ремонтировал (точнее, восстанавливал с помощью магии) лодки рыбаков и искал рыбу. Случайник зажегся только к концу второй недели. Александр, памятуя свою Викторию, отказался от услуг троих девушек, предложенных ему старостой деревни в благодарность за помощь (чем оставил их безутешными), и перенёсся к новому месту. Он оказался посреди тайги - то ли сибирской, то ли канадской. Оказаться на сорокаградусном морозе после тепла тропиков было очень неприятно. Конечно, Александр за несколько секунд наколдовал себе обогрев, но в эти мгновения было очень неприятно. Потом целый час ушел на то, чтобы разыскать траву и сплести из неё накидку, а из лыка - лапти. Плетёную накидку Александр превратил в роскошную шубу, а лапти - в меховые сапоги. Следующую неделю он шел на запад, но так никого и не встретил. Первые дни он шел и напряженно думал обо всём - об ордене, о войне с 'Изумрудом', но затем под действием красоты и торжественной тишины зимнего леса все мысли улетучились, и он шел уже просто так, разглядывая красоты и не думая ни о чём. На седьмой день Александр подумал, что случайник, похоже, намеренно выкинул его туда, где он не сможет никого встретить. Он обосновался на склоне скалистого холма в небольшой пещере, наколдовал себе простейшую утварь и принялся ждать. Продукты, которыми снабдили его голодавшие жители острова, давно закончились, и ему приходилось разыскивать с помощью магии белкины запасы - припрятанные белочками под землёй запасы орехов. Несколько раз он с помощью магии ловил рыбу в речке. Было голодно, но всё равно Александр сдерживался, чтобы не перенестись на университетскую кухню - уходить отсюда не хотелось. Каждое утро он просыпался в своей тёплой пещерке, заваривал себе еловый отвар в тонкой каменной чаше, а затем сидел и смотрел на то, как встаёт Солнце. В его жизни никогда ещё не было таких спокойных, радостных дней, в которые он не был бы занят ничем, а можно было просто сидеть и слушать лес. Один раз его посетили волки. Просто так, из любопытства. Они выглядывали из-за деревьев, целая стая, и Александр мог бы поклясться, что они улыбались. Удовлетворив любопытство, волки ушли. К концу третьей недели Александра посетило ощущение, о котором давно уже говорил Майоров - будто он един со всем живым миром. Александр ходил по лесу, трогал стволы деревьев и наслаждался этим ощущением. Через день случайник зажегся снова. Весь переполненный благостными ощущениями, Александр крутанул язычок случайника и оказался на улице Нью-Йорка. Молодёжная банда зажала в переулке семейную пару и с удовольствием издевалась над ней. Вожак банды избивал мужчину ногами и временами отпускал грубые шутки. Дюжина членов банды разного возраста подхохатывала. Вожак вытащил пистолет. Александр сразу после переноса наложил на себя заклинание 'меня здесь нет', и бандиты не обратили на него внимания. - Не стреляйте, не стреляйте, я отдам все деньги, - говорил мужчина. - Все деньги! Он решил отдать! Ха-ха, ты опоздал, дядя, мы вежливо просили их у тебя, надо было отдавать сразу, а ты был невежлив. Теперь ты заплатишь за это! Надо быть вежливым, правильно я говорю, парни? 'Парни' угодливо захихикали. Александр наложил на себя броню, снял невидимость и с разбега пнул вожака ногой. Тот отлетел к стене. Второй бандит достал пистолет, Александр из какого-то озорства не выбил его, а засунул палец в ствол. Пуля упёрлась в заколдованный палец, ствол разорвало. Бандит с удивлением поднёс пистолет к лицу. Александр наколдовал себе 'железный кулак' и впечатал пистолет глубоко в лицо грабителя. Был грандиозный мордобой, молодежь оказалась опытными бойцами, но хуже от этого стало только им. Александр ради интереса немного проводил семейную пару до дома в предположении, что они могут сообщить ему нечто интересное, но ничего интересного они ему не сказали. Случайник зажегся через час после того, как он расстался с ними, он даже не успел толком побродить по городу. Единственным приобретением этого приключения оказался неплохой немного поношенный костюм, который подарили ему спасённые люди (он перенёсся всё в той же гимнастической форме, и её очень сильно порезали грабители). Но даже костюм не пригодился в следующей точке: Александра выбросило к индейцам Амазонки. Индейцы оказались первобытными, незнакомыми с цивилизацией. Они сочли его больным: говорить не умеет, одет странно, и принялись заботливо лечить. Александр быстро выучил их язык, а заодно научился кое-каким тонкостям в обращении с природой Южной Америки. К концу второго месяца стойбище индейцев посетило некое существо, которое они называли 'ночной дьявол' и боялись до ужаса. Существо утаскивало людей и, скорее всего, съедало. Присутствие дипломированного мага стало для него неприятным сюрпризом. Что это было за исчадие ада, Александр не успел понять: в момент его появления он засыпал, подсознание подняло тревогу от чувства свинцовой тяжести и желания уснуть немедленно и навсегда. Тренированный на разные неожиданности, Александр тут же наложил на себя защитную противомагию. Свинцовая тяжесть ушла, и Александр увидел какой-то клубок веток и змеиных хвостов, утаскивающий одну из женщин племени. Все индейцы валялись в беспамятстве или неосознанно ползли в случайных направлениях. Александр угостил монстра 'огненным шаром', тот бросил добычу и уполз. За следующие три дня чудище не появилось, а потом уже было пора возвращаться в университет. Сказать, что индейцы были рады, значит не сказать ничего: все три дня превратились в сплошной праздник, от чего Александр несколько подустал. В университет он прибыл к середине дня. Возникающих перед воротами студентов загоняли в палатку, заставляли раздеться и окатывали обеззараживающей пеной. Потом из них вытаскивали клещей, расспрашивали о повреждениях, тепло одевали и выгоняли вон - могли прибыть следующие 'случайники'. Александр прибыл один, зато после его прибытия прибыло сразу трое, среди них сияющая Ваулина. 'Было здорово', - успела выкрикнуть она перед тем, как её загнали в палатку. Следующие несколько дней были посвящены рассказам о том, кто где был и кто во что вляпался. Ваулина попала на пляску фавнов, нимф и сатиров. Дубровская попала в Китай - прямо в грандиозную драку, в бои между коммунистическими отрядами и японцами. Дубровская отвела душу за все года, в течение которых ей приходилось улыбаться бывшим фашистам в университете, и для японцев драка закончилась печально. Майорова и Соколова случайники поодиночке переносили каждые три дня то в тёплые края - поесть, то обратно к разным тайникам Кащея. Никаких других приключений у них не было, зато они изучили множество табличек с Кащеевым наследством, а заодно здорово похудели - большинство тайников находились в пустынях Средней Азии. - Представляете, мерзавец всё продумал, большую часть его табличек составляют детские сказки. Горе и бедствия должны были происходить в чужих странах, а у него в империи должен был быть такой детский сад с розовыми кустами... Сказки приготовил очень моралистичные и доходчивые, про белочек, про зайчиков - но при этом в сказках проработаны все проблемы поведения в коллективе и обществе. Он их, наверно, сотню лет писал и на своём населении отлаживал, на том, которое потом в зомби превратил. Местами эти сказки совершеннее того, что нам тут рассказывают, - рассказывали Майоров с Соколовым результаты своих раскопок. - Так что, можно их использовать для Светлого Будущего? - удивлялись 'паровозники'. - Думаем, можно, - пожимали плечами бывшие (а может, и действительные) комсомольцы. Все студенты пережили множество самых удивительных приключений, но самое удивительное приключение произошло с Прохоровым: каждые три дня у него загорался случайник, он честно выходил за ворота университета и крутил его, после чего оказывался в библиотеке посреди муравьиной кучи. Случайник только подтвердил то, что во всеуслышание говорил сам Максим: что ему интереснее всего сидеть на месте и копаться в своём устройстве. - Слушай, а как ты смогла видеть фавнов и нимф? Ведь считается, что это энергоинформационные воплощения сознания деревьев, духи живой природы, - спросил Александр у Ваулиной, когда выдалась свободная минутка. - Не знаю, кто это был, но они принимали человеческий вид, а потом таяли в воздухе. А уж как танцевали, какую музыку играли! В промежутках между тем, как... Я у них многому научилась. - Может это были какие-то лесные эльфы? - предположил Веселов. - Считается, что лесных эльфов давно нет. Может, это были лесные русалки? - Считалось, что под землёй и великаны не живут. - Кстати, знаешь, что преподаватели говорят? Что поначалу случайники выкидывают всех в опасное приключение, затем на отдых, а затем - в то место, которое будет у волшебника его прайдом. - Чем? - Прайдом. Это слово из зоологии, так называется группа изо льва и нескольких львиц. Назвали так потому, что каждый волшебник со временем заводит себе тайное убежище, с людьми которого связан дружескими, эмоциональными или родственными узами. В случае чего, прячутся у них. У тебя ничего подобного не было? Веселов задумался: кто из его знакомых мог бы стать его прайдом, островитяне или индейцы? Возвращаться ни к тем, ни к другим не хотелось. Хотя встретили его бы радостно. Так он и ответил Ваулиной. - Удивительный факт. Ни у кого из членов нашего ордена не было встречи с прайдом. И только у немагов 'Летящего паровоза' сработали случайники. Может, мы сами себе прайд?
   Глава 20. Мастер интриг третьего класса.
   Окончание третьего курса было намного более материальным и намного менее волшебным, чем первые курсы - студентов учили делать работоспособные конструкции и организовывать работающие системы. Практические и теоретические занятия сменяли одно другое по бесконечному кругу. Студентов учили рассчитывать прочность и надёжность, учили теории допусков и посадок, вниманию к мелочам и недоверию к технике. Интенсивность подготовки превысила даже ту, с которой учили на первом курсе боевым искусствам. Вскоре даже самые ленивые почувствовали, что их действительно готовят как экспертов и что после них не будет никаких проверяющих, кроме катастроф и массовых бедствий. Учили на примерах строительных и других катастроф. Для изучения процессов применяли как теории прочности, так и выжимки из системного анализа. Вслед за теорией следовали практические задания - создать работоспособный узел для автомобиля, для самолёта, для химического реактора. Узлы создавались не просто так, а для самолётов, автомобилей и реакторов, которые проектировали четверокурсники. Естественно, все эти изделия заводились далеко не с первого раза, реакторы взрывались, а самолёты плохо управлялись. Проектировщики из студентов пока что были никудышные - многие необходимые для проектирования курсы им ещё не прочитали. Преподаватели только посмеивались и давали следующее задачи. Времени на выполнение всех этих заданий жутко не хватало, даже применение магии не спасало. Сдача огромных кип чертежей вошла в привычку. При этом надо было ещё следить за 'Изумрудом' и поддерживать войска союзников - шло финальное сражение за Германию. Фашисты сопротивлялись отчаянно, подводные лодки не успевали вывозить в Антарктиду оборудование и образцы перспективной техники, огромные транспортные подлодки UF и сорок шестимоторных Ю-390 мотались туда и обратно с максимальной скоростью. Лекции шли своим чередом. - Приведу вам пример из истории систем, о том, как судостроение может вызвать революцию, - говорил профессор Стоянов (это был третий пример за лекцию), - итак, 1905 год, Россия. Идёт строительство крейсера 'Очаков'. Крейсер строился по проекту, который купили во Франции в 1895 году - очень хотелось быстро получить современный крейсер. Одновременно строилось несколько крейсеров по этому проекту - на Балтике и на Чёрном море. Решение принимали не конструктора, а высшие морские чиновники. При организации проекта не учли того, что крейсер - образец уже построен, а техническое развитие идёт настолько быстро, что простое копирование недопустимо. В результате, пока покупали и везли чертежи, пока их копировали на Балтийском заводе и рассылали - службы централизованной отработки документации ещё не было - крейсер технически устарел ещё до своей закладки. Положение попытались исправить, вводя мелкие усовершенствования. И без того затянутая программа отстала ещё больше. Судостроительные заводы вынуждены были простаивать с уже заложенными кораблями в ожидании чертежей. Естественно, никто им в это время не платил, рабочие голодали, спуск крейсеров задерживался. Затяжки проекта оказались настолько значительными, что крейсер стал бесполезным, ещё не будучи спущенным на воду. Всю эту историю хорошо знали матросы крейсера. Им очень не хотелось идти на убой на корабле, который заведомо ни на что не годился, да и момент сочувствия к рабочим был тоже силён. Плюс поражение в войне с Японией - и на крейсере и ещё на нескольких кораблях вспыхивает восстание, вам оно, возможно, известно по имени его главы на последнем этапе - лейтенанта Шмидта. Да-да, того самого, 'дети' которого так красочно описаны в 'Золотом телёнке'. Кстати, настоящий сын лейтенанта Шмидта - Евгений - после 1917 года воевал против большевиков на стороне Добровольческой Армии. Забавный исторический казус. Обратите внимание на то, как неловкость властей в якобы не очень критическом деле - постройке крейсера - вызвала социальные потрясения. Наблюдая неловкость в одном месте, матросы не без оснований предполагали подобную неловкость и при ведении боевых действий. Отсюда - общее недовольство и уверенность в нежизнеспособности властей, а это уже серьёзно. - Ещё один, совсем недавний пример, из жизни одного авиаконструктора, А. С. Москалёва. Возможно, вы слышали о нём как об авторе рекордно совершенного самолёта САМ-5. Итак, 1928 год, идёт выпуск нового истребителя И-2бис. Возникает проблема с радиатором - он постоянно перегревается. Инженеры КБ делают несколько вариантов, но ни один не годится. Для решения проблемы берут молодого выпускника университета - С.А. Москалёва. Он сделал расчёты и создал новую конструкцию. Дальше началось самое интересное: начальник чертежно-конструкторского бюро Н. Г. Михельсон и другие конструктора отчаянно сопротивлялись её воплощению в металл, начальник бюро даже ходил к начальнику КБ, требовал остановить изготовление. Начальник конструкторского бюро В. Е. Зверев настоял на практической проверке. Результат: радиатор заработал успешно, истребитель был сдан военным. - Привожу вам этот пример потому, что он в чистом виде демонстрирует свойство сложных человеческих систем. В этом случае не было ни денежного интереса, ни момента конкуренции (выпускник не конкурент начальнику бюро), все участники были заинтересованы в успехе проекта. Мало того, за срыв программы нового истребителя могли и репрессировать. Однако, как вы видите, ключевые люди пытались предотвратить успешное решение вопроса. Почему? Во-первых, неверная оценка обстановки: они считали, что перебрали все возможные варианты и что дальнейшие эксперименты только потратят средства. Во-вторых, опытный инженер не мог допустить того, чтобы зелёный выпускник сделал то, чего не смог сделать он. Мотив гордости у немагов, да и у магов тоже может быть очень сильным - они даже не признаются себе в этом, изобретают различные оправдания и сторонние причины. Обязательно учитывайте чувства в своей практике. При продвижении нужного решения сначала найдите того человека, от которого общество захочет принять данную идею, наведите его на эту мысль, а затем начните её критиковать - вам будут возражать и укрепятся в решении. Возможно, вы не получите лавров разработчика, но зато добьётесь нужного эффекта. - В любом обществе всегда есть типовые психологические типажи - 'лидер', 'главная мамочка' к которой все бегают за сочувствием или за подтверждением чувств, 'главный умник', 'шут', 'дурак', 'такой как все', 'непризнанный гений', мечтатель 'НОМИС' - 'не от мира сего', и другие. Подробнее вам расскажут на курсе 'заколдовывание немагов', в разделе о ведении интриг. К полу или возрасту эти позиции никак не относятся. 'Лидер' всегда прав и всегда высказывает только правильные идеи, а если нет, то виноват кто-то другой. Мнение 'главной мамочки' иногда перевешивает мнение всех лидеров и экспертов, поскольку от её сочувствия зависят все. 'Дурак' может быть очень умным и знающим человеком, это не уровень знаний и ума - это позиция того, над кем все смеются и кто не против этого. Мечтатель - это тот, кто живёт будущим, фантазёр и прожектёр. Не спутайте его с 'дураком', над мечтателем смеются все, но при этом все знают, что без его видения того, что всё может быть по-другому, обществу может стать очень плохо, и потому слова мечтателей НОМИС воспринимаются, как правило, очень серьёзно. - Разные персонажи больше подходят для разных идей. Парадоксальные идеи лучше подбрасывать Главному Шуту - ему не страшно их высказывать. Идеи очевидные будет лучше, если выскажет Главная Мамочка - от неё их приятнее слышать. Главного Умника никогда не используйте для продвижения новых идей - его все привыкли видеть экспертом по анализу чужих решений, спор с коллегами унизит его и будет противен его природе. Никогда не пытайтесь продвигать новые идеи через 'дурака' - его слова априори воспринимаются как смешной вздор. Это можно использовать, если вы хотите дискредитировать идею - в этом случае как раз очень удобно сделать так, чтобы её высказал 'дурак'. - Следующая история, про того же конструктора. 1934 год. Весь мир считает бипланы лучшей схемой для истребителя - наш герой создаёт проект истребителя 'Сигма' с треугольным крылом малого удлинения и винтом с серповидными лопастями для полётов со сверхзвуковыми скоростями. Технический комитет в шоке, отвечает автору, что появления двигателей необходимой мощности в ближайшее время не ожидается. Господин Москалёв резонно замечает, что сейчас таких двигателей нет, а вскоре могут и появиться, тогда проработки подобной аэродинамической схемы и потребуются. Но технический комитет не принимает проект. Через пять лет по указанию нынешнего Генерального Секретаря, который где-то случайно услышал о том, что за рубежом ведутся работы с крыльями необычной схемы, этого конструктора находят и требуют построить маленький самолётик - авиетку для подтверждения её 'летучести'. Самолётик был построен, назывался 'Стрела', в полёте показал расчетные данные, после чего был срочно уничтожен для секретности. - Надо признаться, что мы, волшебники, предприняли некоторые усилия для того, чтобы после 1934 года никто более не мог ознакомиться с этим проектом, но первое решение технического комитета было принято без нас. Двигатели необходимой мощности были созданы к 1941 году - я имею в виду реактивные двигатели 'ЮМО' в Германии. Но двигатели таких параметров могли быть созданы и без реактивных устройств, поршневые - на базе двигателей Ванкеля или по схеме Баландина. В этом случае уже к 1940 - 1942 годам СССР имел бы на вооружении самолёты со скоростью полёта 900 - 1200 км/ч, что катастрофически нарушило бы мировой баланс сил. При этих словах Майоров, Соколов и Веселов переглянулись - они видели 'Сигмы' не только построенными, но и в действии. - В данном случае я обращаю ваше внимание на другое, на то, что новое слово в науке и технике было сказано только после личного вмешательства Генерального секретаря. До этого косность мышления и страх осмеяния намертво блокировали какие-либо попытки провести новшество. Иерархические системы живут по законам страха, по принципу 'как бы чего не вышло', и я прошу вас иметь этот факт всегда в виду. Никогда не доверяйте мнению чиновников и экспертов из высших уровней иерархических систем - они всегда будут защищать только существующее положение дел или такое, при котором улучшаются условия для иерархии. - По результатам этого курса вы в этом семестре сдаёте экзамен по мастерству ведения интриг в сложных иерархических системах, этот экзамен идёт в диплом. Заранее предупреждаю, что парни очень редко получают квалификацию выше мастера интриг третьего класса, а чаще четвёртого. Зато наши милые дамы почти всегда получают первую - вторую категории.
   Глава 21. Коэффициент электрички.
   Александр стоял в переполненном пригородном электропоезде, в руках у него были две тяжеленные сумки. Все окна по причине прохладной погоды были закрыты, и вдобавок к жуткой жаре прибавилось полное отсутствие кислорода в воздухе. Александр покачивался и уже готов был послать все задания Университета куда подальше, но остатки воли и чувства долга всё-таки удерживали его на месте. Большинство пассажиров клевало носом, немногие вели ужасно глупые разговоры надоедливо - громкими голосами, и от этой глупости становилось ещё хуже. Через час езды Александр почувствовал, что больше не может, через два он сломался и понял, что если он сейчас не выйдет, то просто погибнет, и стал продвигаться к дверям.
   Реальность вдруг подёрнулась рябью и растаяла - он стоял посреди спортивной пещеры университета, рядом с ним стояли и держались за горизонтальные поручни его однокурсники. Понемногу возвращалась память: сегодня у них испытание на выносливость волевых качеств. Накануне им сообщили, что руководству волшебного мира, как и руководству боевых и небоевых орденов, всегда необходимо знать, насколько терпелив тот или иной человек, чтобы не посылать слабаков на такие задания, где те гарантированно сломаются. Испытание предлагалось пройти на совершенно добровольной основе, но сквозь подтекст сквозила фраза 'кто не пройдёт испытание, тому важные дела не доверят', и потому согласились на испытание все. Терпение и выносливость в университете измеряли часами в электричке. Немаги ухитрились сконструировать совершенно безумные поезда, в которых невозможно было находиться большую часть года. Окна у них открывались так, что при дожде или прохладной погоде ближайшие пассажиры гарантированно намокали или замерзали, поэтому их всегда закрывали, при этом вентиляции не было совсем. Вот эти-то поезда и приняли за образец измывательства над всеми человеческими чувствами. - Одно время мы пытались измерять терпение часами на подводной лодке, накладывая такую иллюзию, как будто вы последний человек на лодке, который ещё не потерял сознание от удушья, а всплыть нужно как можно позже ночью - чтобы не разбомбили вражеские бомбардировщики, - вещал ректор, который не упустил случая произнести красивые слова по случаю Испытания, - но оказалось, что подводная лодка не так тяжела, как электричка. На подводной лодке можно сесть и ждать, нет физической нагрузки! А в электричке страдаешь не только от удушья, но ещё и нужно стоять, поскольку падать некуда! Поэтому электричка - гораздо лучшее испытание, чем подводная лодка! А чтобы ситуация была как можно более приближенной к жизни, вы будете держать в руках тяжелые сумки. Ректор разглагольствовал перед началом испытания, весь поток слушал его молча и искренне желал ему провалиться в самую глубокую преисподнюю со всеми его 'самыми лучшими испытаниями'. Потом студентов расставили у специально изготовленных для этого случая поручней и наложили иллюзию. А вот духота была самой настоящей. Всё это Александр вспомнил за считанные секунды, сползая по стойке на пол. - Час сорок три минуты, - услышал он рядом с собой голос профессора Марадея, голос был искажен кислородным аппаратом, - очень неплохо, поздравляю. В следующую секунду его тело взмыло в воздух - маги - целители вытащили его из пещеры, усадили на кушетку в соседней пещере и наложили компресс. На скамеечках уже сидели Соколов, Майоров и большая часть потока. Появление Александра приветствовали дружным рёвом. Поздравления были приятны, но они не могли заглушить горечь предательства - там, в иллюзии, он пренебрёг долгом ради желания подышать... Это было стыдно и обидно. Судя по кислым физиям окружающих, они чувствовали то же. После испытания полагался день отдыха, кроме того, рекомендовалось сразу перенестись на океанские острова. Александр решил подождать остальных. Ваулина появилась через пятнадцать минут, дольше всех продержалась тщедушная Дубровская - два двадцать пять. Её встретили аплодисментами. Целителям пришлось не только делать ей компресс, но и применять кое-что из реанимации. Когда её передали весёлой компании, она всё ещё покачивалась. Наталью подняли магией в воздух и, имитируя торжественную переноску на руках, с воплями 'Да здравствует королева терпения!' потащили к порталу переноса. Так и перенеслись на острова. На этот раз приход на остров почти всей компании 'Летящего паровоза' не был вызван ни собранием, ни построением планов, впервые за всё время они просто отдыхали. Обнаружив в засаде агента 'Изумруда', они долго хихикали. Рухнули на песок почти там же, где и вышли из портала, кое-как расстелили подстилки и принялись дышать. Через четверть часа появилась Земскова с компанией. Она прошла сразу туда, где валялись Веселов, Ваулина и другие третьекурсники. Расположившись рядом с Александром, она промурлыкала: 'Двадцать три двадцать пять'. Все студенты вместо купальников теперь носили на себе облачка, парни - толстое облако в тридцать сантиметров вокруг бёдер, девушки - два тоненьких облачка вокруг груди и таза. Нюанс был в том, что неизвестный гений модифицировал стандартное заклинание 'облака', и теперь тот, кто знал код, с которым накладывалось облако, мог видеть сквозь него. Код говорили только своим. Правила чести требовали, чтобы тот, кому сказал код, говорил свой в ответ. 'Двадцать один', - шепнул Александр Виктории. Краем глаза он увидел, что Виктория пальцами передаёт его код Ваулиной. Юмор был ещё и в том, что даже у тех, кто шифровался четырёхзначными цифрами, при известном трудолюбии можно было за часок - другой подобрать шифр. Некоторые эротоманы так и просиживали на пляже по несколько часов, перебирая шифры. Шестизначные шифры использовала только Дубровская. Парни редко использовали более двух цифр. Вика опять обманула Александра. Под 'облачком' у неё находилось другое действующее заклинание, которое позволяло видеть только силуэт, и не более того. Красиво и очень эротично... но и только. 'В отместку' Александр встал и начал показывать маленькое эротическое шоу - потягиваться и шевелить тазом (где-то он вычитал, что женщинам больше нравятся в мужчинах вид сзади, а не спереди). Земскова лениво смотрела, Ваулина едва кинула взгляд и пробормотала: 'Аполлон, Аполлон. У тебя ракушка прилипла... нет, чуть ниже'. 'Чуть ниже' оказалось под облачком. Ракушка была микроскопической. Когда Александр улёгся на место, Ольга прошептала: 'Тридцать один одиннадцать'. Она была великолепна. - Ты великолепна, - честно сказал Александр. Ольга хмыкнула, Земскова поджала губки. - Я как-то читала историю волшебных операций, оказывается, волшебники потратили очень много сил для того, чтобы заставить человечество носить трусы и панталоны. Очень долго не получалось, - вдруг сказала Ваулина. - А зачем это было нужно? - удивилась Земскова. - Борьба с перенаселением. Когда ляжки меньше трутся друг об друга, человек меньше возбуждается. Меньше секса, меньше детей. Особенно ночью - меньше случайных касаний простыней, меньше секса в полусне, когда у людей просто не успевает включиться сознание, подумать о противозачаточных средствах или о том, что больше детей не вытянуть. А вообще-то нижнее бельё очень вредное - трусы делят человека пополам, человек перестаёт считать себя цельным. Плюс собирают всякую гадость. По это причине в Древнем Риме штаны и вообще всё, что носилось на поясе, было запрещено. И штаны, и трусы. - А как же они ходили? - удивился Майоров. - В туниках - это такие длинные майки до колен, поверх наматывали длинное шерстяное полотно - вот тебе и тога, но не всегда. Правда, забавно подумать: идёт тебе навстречу человек, а ты сразу представляешь, как там у него всё болтается? - сказала Ольга и лукаво посмотрела на Майорова. Василий выглядел таким озадаченным, что все засмеялись. - Так все и занимались... перекрёстным опылением. Вот волшебники и вынуждены были заняться этой проблемой, - подытожила Ваулина. - Куда ни плюнь - попадешь в волшебную проблему, - философски заметил Александр. - В общем они где-то правы. В облачке чувствуешь себя совсем иначе, чем в плавках. Может, в будущем, при наступлении Счастливого Будущего, издадим такой закон, чтобы отменить и трусы, и панталоны? - предложил Соколов. - Точно! А плавки на пляже должны у мужиков будут держаться на подтяжках и коленях, - обрадовался возможности пошутить Майоров. - Вот здорово будет с большой высоты прыгать, никогда о дно не стукнешься, плавки как парашют сработают. Главное - это чтобы подтяжки не порвались, - засмеялся Савёлкин, - тогда уж лучше в виде юбочки их делать. - А я на днях присутствовала на одном обсуждении, там обсуждали устройство мира после войны. Долго всё обсуждали, было много споров, и пришли к очень странному решению - что после войны нужно увеличивать количество клерков, офисных работников и прочих непроизводящих людей, - внезапно сказал Виктория Земскова. Все удивлённо уставились на неё - уж что не было характерным для Виктории, так это внимание к глобальным процессам. - А какие были варианты? - спросил Александр просто для того, чтобы нарушить тишину. - Говорили, что можно всё хозяйство разбить на маленькие производства, и тогда будет много пролетариата и много мелких хозяйчиков, такой способ организации выгоднее тем, что всё дешевле - и управление, и здания, и легче вскрывать разные злоупотребления. Но решили всё-таки развивать такие структуры, когда небольшое количество рабочих работает на высокопроизводительном оборудовании, а над ними висят многочисленные уровни разных организаторов и бюрократов. - Зачем? - дружно удивилось сразу несколько студентов. - А вот это меня больше всего и удивило. Во-первых, для того, чтобы было меньше пролетариата - меньше солидарности в обществе, больше возможностей для социальных трансформаций. Во-вторых, так производится меньше изделий - в первом варианте у людей стало бы так много вещей, что им было бы некогда их все потреблять, а ресурсы истощались бы слишком быстро. В-третьих, так появляется большое количество неудовлетворённых жизнью людей, чьё внимание не занято ежесекундно и которые могут думать о жизни, мало того, они ещё и вынуждены уметь формулировать слова для составления документов. Я была очень удивлена! Совершенно неожиданная точка зрения на проблему. - Иными словами, жизнь надо сделать намеренно бедной и некомфортной, чтобы легче было организовывать хаос, а потом ещё и начать стравливать разные слои общества так, чтобы они случаем не смогли придти к какому-нибудь общему решению? И кто же такой бред предложил, не 'Изумруд' ли? - Александр! Не говори так об 'Изумруде', они очень талантливые волшебники, только они способны к нестандартным и парадоксальным решениям! - принялась с жаром защищать 'Изумруд' Виктория. На пляже установилось нехорошее молчание: о том, насколько парадоксальные решения способен принимать 'Изумруд', все остальные знали слишком хорошо. Молчание продолжалось недолго. Из портала переноса вывалился первокурсник - посыльной из 'Белого Орла': - Вас просят принять участие в боевой операции, - начал он без предисловий, - группа из 'Белого Орла' попала в засаду, ей на помощь вышли четыре группы боевых магов, но от них получили только сигнал о помощи. Кроме вас просить некого, все группы на выходе. - Кто в первой группе? - Велели сказать, Михаил Андреев. Веселов пробормотал проклятия и начал натягивать одежду, не снимая облака. Вслед за ним поднялись другие маги. Немаги прятали глаза - без университетского оборудования идти им не было никакого смысла. Заходить в университет за оборудованием времени не было. - Давай ориентировку. Первокурсник протянул фотографию. На фотографии виднелась очень странные каменные столбы, целое поле странных каменных столбов явно природного происхождения. - Это что ещё за чудо природы? - удивился Веселов. - 'Побиты столбы', - с ударением на 'о' объяснил посланец, - это в Болгарии. Там была великая битва, то ли живых в камень превращали, то ли камень оживляли - никто до сих пор не знает, некогда было их изучать, там несколько таких мест, вытянуты в цепочку длиной восемь километров. Стоят уже много тысячелетий высокие каменные столбы, и место вокруг них травой не зарастает. Жуткое место, вам там сказали поосторожнее быть. Александр запомнил картинку, передал её следующему и начал выкрикивать фамилии. Большинство согласилось. Через минуту сорок секунд двадцать парней - магов вышли из порталов переноса на некотором отдалении от цели. Ещё через минуту вышли пятнадцать девушек - магов - исцелять и подбирать трупы. Но за эту минуту произошло очень многое. Двадцать боевых магов выходили построением 'кабан' - практически непробиваемым строем. Первые ставили щиты и заливали всё пространство вокруг непрозрачным, но зато сияющим с огромной силой туманом. Вторая волна выходила с приготовленными подавляющими заклинаниями, третья шла с уже активированными смертоносными заклинаниями, бьющими по площадям. Четвёртая волна шла с 'чёрным туманом', непрозрачным и глушащим все звуки изобретением университета - для прикрытия эвакуации, если что-то пойдёт не так. Естественно, ни 'чёрный', ни 'сияющий' туманы не представляли препятствия для зрения 'своих' воинов. Противник должен был сначала получить удар по зрению, потом ощутить 'прелести' парализующих заклинаний, уклонившиеся от парализующих заклинаний получали смертельные, а затем наступал мрак. Это было очень хорошее построение, которое должно было гарантировать ото всяких неожиданностей, но вот только предшествующие студентам опытные профессиональные боевые маги должны были использовать такое же построение. Правда, их было намного меньше - численность боевой группы быстрого реагирования обычно не превышала шести человек. Но всё равно переноситься на новое место было страшно. Михаил Андреев, земляк Александра Веселова и его ближайший сподвижник по ордену 'Летящий Паровоз', входил в группу, которая должна была разбрасывать по подземным хранилищам зомби специальную закваску. Эта закваска должна была проникать в тела зомби, чтобы затем, когда они выйдут из консервирующей их тела воды, разрушить их до конца. Закваска была специально разработана в университете для противодействия ордену тёмных магов, который создавал по всему миру огромные подводные хранилища с убитыми и превращёнными в зомби людьми. Технология этого ордена работала так, что превращённый в зомби человек становился разносчиком заразы - любой, кого он укусил или поцарапал, тоже становился зомби. Подводные хранилища нашла группа Александра Веселова ещё на первом курсе. Поначалу волшебный мир не планировал вмешиваться в дела магов, предоставив борьбу с тёмными магами обычным магам. Однако, когда обнаружилась, что орден создаёт хранилища возле всех крупных городов и прибегает к массовым убийствам, стало ясно, что планируется глобальное изменение. Чтобы не обнаруживать себя, волшебники решили не противостоять открыто, а устроить сюрприз: подсыпать в подводные хранилища специальную разрушающую закваску. Закваску попытались использовать и против зомби запретного города, но с теми ничего не получилось, кощеевы зомби были какими-то другими. Группа Михаила Андреева как раз и должна была обработать несколько 'обычных' хранилищ. Александр Веселов выходил в первой волне. Он ожидал всего, чего угодно, - засады тёмных, нападения чёрных гаргулий, - но только не того, что увидел. По всему пространству каменистой пустоши, из которой тут и там возвышались изрезанные ветром и водой каменные столбы, с глупыми улыбками или криками ужаса бегали маги: тёмные маги, боевые маги университета и студенты из группы Андреева. 'Сияющий туман' лишил их зрения, но судя по тому, что на камнях лежало несколько трупов, при столкновениях маги ненадолго приходили в сознание, ровно настолько, чтобы убить врага. Ориентировка врала: трава между камнями росла, но её было намного меньше, чем на холмах вокруг. Деревьев не было. Охватив эту картину одним взглядом, Александр наложил на всех своих 'чёрный туман', а потом ещё добавил одно чудное оглушающее заклинание, почёрпнутое у боевых магов на первом курсе. Затем он активировал канал внутренней связи, который они настроили ещё до переноса. Вышедшие с ним студенты ругали его почём свет стоит за ослепляющие и оглушающие заклинания. - Замолчите вы все, хотите разделить участь предыдущих групп? Немедленно выходим за края пустоши! - рявкнул Александр, - Все помнят направление движения? Худо - бедно они дохромали до выхода из аномальной зоны. Некоторые запомнили ориентиры и прыгнули переносом. Александр снял заклинания. Никто из двадцатки пока не пострадал. За краем зоны, на холмике их ждали девушки. - Чего это вы тут в жмурки играете? - поинтересовалась Тихонович. Но отвечать ей было некогда, поскольку обнаружилось, что хорошие идеи приходят в голову не только студентам волшебного университета. Немногие из сидевших в засаде тёмных магов сообразили, что происходит что-то странное, и успели удрать за границы зоны ещё до того, как на помощь первой группе студентов пришли боевые маги. Теперь они решили отыграться на новой партии студентов. Из ниоткуда возник огневой вал и покатился на волшебников. 'Примитивный огневой вал, второй курс магической школы, можно даже не реагировать, уже наложенная защита погасит', - успел подумать Александр. Так и произошло: вал прошел над студентами, даже не задев их. В следующую секунду произошло нечто новое: прямо из воздуха сконцентрировалась сияющая полупрозрачная фигура, отдалённо напоминающего человека, с дубиной в руке. Великан был ростом метров под тридцать, выглядел он так, будто был слеплен из камней на глине. Дубина была соответствующего размера. Чудовище обрушило дубину на то место, откуда исходил огневой вал, а затем исчезло. Даже с большого расстояния было видно, что вся трава в этом месте превратилась в труху и рассыпалась. Тел тёмных магов видно не было - очевидно, они прятались в какой-то расщелине. - Савёлкин, Тихонович, Ваулина, - Александр выкрикнул ещё с десяток фамилий студентов, которые были известны как слабые бойцы, но могли пригодиться как исследователи, - дуйте в универ, трясите архивы и всех преподов, Прохорова спросите. Нам нужно знать, что это за место, иначе мы своих не вытащим. Сами видели, как оно на магию реагирует. Майоров, Палиас, Якимото - со мной, посмотрим, что осталось от тёмных. Идём пешком, магию не применять! Остальные прикрывают. Группой не стойте! Будьте готовы к новой атаке. Названные студенты исчезли, Александр и его помощники двинулись к засаде. В расщелине обнаружились тела троих магов, двое были совсем мальчишками, одному было под тридцать. Никаких видимых повреждений у них не было, но жизнь покинула их. - Какой-то вариант 'вытягивания жизни', - оценил Константинос в результате трёхсекундного изучения трупов, - наша защита по идее должна выдержать. Александр скомандовал сопровождающим отойти подальше и попробовал притянуть к себе камень из пустынной зоны. Первые несколько шагов камень летел, как ему и положено, а затем свернул в сторону и упал. Магия в районе 'Побитых столбов' не действовала. Александр уже видел примеры подобных фокусов в старом университете, а потому отказался от дальнейших экспериментов с камнями. Надежды вытащить товарищей простым вытягиванием по воздуху исчезли. Оставалось только вести планомерную осаду и изучать это место 'под микроскопом'. Александр посовещался с Константиносом, и они решили применить несколько исследовательских заклинаний. Синие и желтые нити исследовательских заклинаний потянулись внутрь аномальной зоны. Александр с Константиносом только ахали, глядя на то, что творилось в зоне. Такого буйства магических сил они никогда не видели - синие нити крутило, вертело и закручивало узлами. - Нам повезло, что мы вышли на краю зоны, - сказал Константинос. Александр не успел согласиться, поскольку начались новые проблемы. Очевидно, тёмные маги успели позвать на помощь, только их боевая группа прибыла намного позже, чем боевые маги университета. Новые тёмные маги вышли далеко за границами зоны, они относились к тяжеловесам, и их было много - около двух дюжин. Выйдя из порталов переноса, они заметили только троицу Веселова - все остальные студенты к этому моменту, как и было положено по инструкции, замаскировались под сухие деревья, камни, шланги и другие детали пейзажа. Группа Веселова сразу оказалась под тяжелейшим обстрелом. Новоприбывшие не были новичками в военном деле. Они применяли не какие-нибудь простейшие заклинания наподобие огненных валов или разрыва сосудов, а сложные сочетания: взрывающиеся камни с парализующими нитями, огненные заклинания с ядовитыми газами, парализующие заклинания с удушением... Правда, тёмные маги не подозревали, что их заклинания изучает и отклоняет добрых два десятка квалифицированных волшебников и волшебниц. Майоров, Палиас и Веселов тоже не бездельничали - они раз за разом ставили постоянно трескавшиеся и уплывающие щиты. Магия у тёмных была очень мощной. Убедившись через минуту отчаянной пальбы в том, что их заклинания не приносят нахальной троице никакого вреда, тёмные маги вскочили на мётлы и помчались к студентам, чтобы подавить их на близком расстоянии. У них могло получиться, защищаться от нападения со всех сторон - это совсем не то, что закрывать втроём щитами узкий сектор обстрела. Александр уже изготовился обрушить на чужаков всю мощь парализующих заклинаний университета, как вдруг почувствовал, что камни под его ногами шевелятся. Он оглянулся. Вся почва вокруг - как внутри аномальной зоны, так и вокруг неё - шевелилась, камни перекатывались сами собой и складывались в фигуры невысоких, под метр ростом людей. Другие камни катились по фигурам и складывались в дубинки у них в руках. Армия каменных карликов пришла в движение и принялась строиться повзводно и поротно. Тёмные маги от удивления на секунду приостановили атаку. За эту секунду позади них выросла уже знакомая студентам фигура сияющего великана, а армия карликов принялась наступать на восседающих на мётлах злодеев. Те обрушили на них магию всех стихий: огонь, воду, торнадо, холод - каменные карлики выстояли. Под действием жара или холода некоторые камни рассыпались на части, но тут же собрались в новых карликов. Пока внимание тёмных магов было привлечено карликами, сияющий великан позади них приблизился и поднял свою дубину. А затем - Бац! Бац! - быстрыми точными движениями стал сбивать магов с мётел прямо под дубинки армии. За какую-то секунду десяток тёмных оказался под ударами дубинок. Тёмная масса строя карликов переползла через них, оставляя после себя только большие красные пятна. Оставшиеся тёмные маги, только теперь заметившие великана, разделились: одни принялись колдовать, насылая воздушный щит на армию карликов, другие поставили защитные щиты от великана. Ставили щиты наспех, Александр только успевал фиксировать заклинания: тёмные поставили всё, что знали. Какой-то из щитов сработал, и великан остановился (а может, просто не захотел приближаться). Армия карликов тоже забуксовала. Тёмные решили, что справились с угрозой, и двинулись к Веселову - возможно, подумали, что это он наслал на них этих созданий. Тут кто-то из девчонок снял щиты тёмных. Эффект был самым ошеломительным: великан и гномы рванули к тёмным, которые не ожидали внезапной атаки, и мигом посшибали их с мётел. Через секунду от дюжины магов ничего не осталось. Великан исчез, а вот армия каменных гномов разделилась пополам. Одна половина двинулась на группу Веселова, вторая - на прикинувшихся шлангами и покрышками замаскированных студентов. - Может, они нас поблагодарить хотят? - предположил Майоров. - Вода и холод, - скомандовал Александр по каналу связи, - давайте их в лёд закатаем. Сам он запустил обнаруживающие заклинания. Заклинания накрыли полянку между ними сетью из цветных линий и высветили очень неожиданную картину. Над армией каменных гномов парили полупрозрачные женские фигуры с ужасающими лицами. Ужасное в лицах было то, что посреди красивых правильных лиц находились совершенно мёртвые, невидящие глаза. Александр обернулся - такие же фигуры парили и над площадкой с 'побитыми камнями'. Некоторые из этих фигур плотно прилипли к бегающим по площадке магам. На некоторых магах висело сразу по две. Над полем боя сгустилась туча и пролилась ливневым дождём, затем в небе открылось окно абсолютного холода, и вся пролившаяся вода мигом замёрзла. С таким же успехом они могли бы тушить пожар бензином: каменные гномы мигом выбрались из ледового плена, зато куски отколотого льда сами начали складываться в ледовых великанов ростом в два - три метра. - Это кто же это сумел природные стихиалии настолько испоганить, что у них глаза оказались выжжены? - с ужасом прошептал Константинос Палиас. Как и Александр, он смотрел не на гномов, а на женские фигуры над полем боя. Совсем недавно им прочитали лекцию о том, что - по предположениям - в природе существуют некоторые формы жизни, состоящие из того же материала, что и человеческие души, только эти души связывались не с человеческими телами, а с обширными районами леса или степи, в которых растения смогли образовать сетевую структуру. Считалось, что эти существа умеют управлять и оптимизировать жизнь своего растительного мирка, и что их можно увидеть при определённых условиях в виде полупрозрачных фигур людей. В предположительном ключе говорили о том, что стихиалии могут чувствовать людей и даже вступать с ними в контакт, только не через слова, а через чувства. Говорили, что иногда это может быть даже опасным, например, стихиалии иногда, радуясь детским восторгам от новых красивых уголков природы, могут уводить детей далеко от дома, туда, откуда те не могут вернуться самостоятельно. Ваулина клялась, что видела стихиалии и даже общалась с ними явным образом. Тут же они видели не просто стихиалии, а существ, вырванных из своей среды чужой злой волей и превращённых в оружие. Существ, которые сами могли использовать мощную магию и повелевать стихиями - притом совершенно неосознанно. Суть происходящего ужасала. - И как с ними бороться? - спросил Майоров. - Может, попробуем их расколдовать? - предложил Веселов. - Ты опытный доктор, знаток устройства стихиалей? - спросил Палиас. - Попробуем их успокоить. Кто хорошо поёт - начинайте песню Ваулиной... ту, вторую, не ту, от которой все сознание теряют, а от которой все плачут от умиления, - попросил Александр по внутренней связи. - Они же звуками не общаются? - удивился Палиас, - Надеешься, они наши чувства услышат? Их же в боевые машины превратили, что им наше умиление? - Надеюсь, - коротко ответил Веселов. Сухие деревья, покрышки, валуны и пни нестройно затянули песню Ваулиной номер два. В этот момент раскрылся портал переноса, и на сцене появились Максим Прохоров, Ольга Ваулина и Мэри - подруга Максима. Александр поймал себя на мысли: 'И кто отпустил Мэри с занятий? Занятия ещё не кончились'. Ваулина удивилась, услышав свою песню, но решила, что раз её поют, значит, это кому-то нужно, и решила подпеть. С её помощью дело пошло на лад: расчувствовавшиеся стихиалии замерли в воздухе, каменные и ледяные воины сначала застыли, а затем рассыпались. Находившиеся вне 'побитых столбов' стихиалии, покачиваясь, потихоньку вернулись в свой мир, и там принялись кружиться в такт мелодии. К Александру подползло, перебирая корнями, сухое дерево и голосом Анюты Тихонович спросило: - И долго нам так петь? - Можно прекратить, - сказал Александр. Всё это время он лихорадочно запускал в зону изучающие заклинания и пришел к некоторому решению. Хор деревьев замолк, продолжала мурлыкать песенку одна только Ваулина. Обитателям каменистой зоны этого оказалось достаточно: они продолжали покачиваться в такт мелодии. - Что-нибудь нашли про эту зону? - спросил Александр с надеждой у подошедшего Прохорова с товарищами. - Одни легенды... да и то предположительные. Скорее всего, дело не в самих каменных столбах - с ними неясностей вагон, но основная наша проблема не в них, а в том, что на этом месте когда - то была большая битва, и тут осталось слишком много магии. Впрочем, это тоже предположения. Давай про легенды по порядку: Про эти места - 'Побиты столбы' - издревле ходят легенды, что это воины, за плохое поведение превращённые в камень. Сейчас болгары верят, что это бывший турецкий отряд, который сжег жителей деревни, а поутру на месте деревни обнаружились вот эти столбы. Но и до прихода болгар, а тем более турок, у фракийцев бытовали похожие легенды. Где здесь правда - неизвестно, историческая память немагов заканчивается на двух тысячелетиях назад. Зато у волшебников есть в архиве записи о том, что некогда один маг рассказывал другому магу, что в юности слышал, как его учитель говорил, что есть около города Месембр, что находится на острове, удивительное место, в котором находятся живые камни, и что у них там целый город. Древний Месембр - это современный болгарский Несебор. А вот про это место он говорил или нет - вопрос. - Живые камни! - дружно заскулили Веселов, Палиас и Майоров, - Только этого нам не хватало! - Теперь про битвы. Войн здесь было что дождей. Но таких, которые могли бы нас заинтересовать, было всего две. Одна - когда славянское ополчение добивало один из отрядов Кощея, с ним шли двое или трое магов из числа ближайших приближенных Бессмертного. Но я думаю, это не тот случай - двое слабых магов не смогли бы устроить такого безобразия. А вот вторая война гораздо интереснее. Один индийский волшебник в поучениях к наследникам описывал великую битву, произошедшую в давние времена далеко на севере. В битве применялось среди прочего оружие похожее на ядерное, но для нас важнее то, что было причиной войны. Волшебник писал, что 'добропорядочные маги восстали против небольшого царства, в котором нечестивые маги пробовали для добывания энергии и создания оружия использовать силы души человека и природных сил, отчего те исчезали. Получившуюся энергию они использовали для движения летающих повозок и управления погодой'. То есть они как-то научились переводить силы души в энергию, в том числе энергию взрыва, и губили ради этого души рабов и пленных. Майоров ничего не понял, а вот маги потрясённо замолчали. Даже Ваулина перестала петь и спросила: - Они что, совсем безголовые? Магов учили этому в магических школах, магов учили этому в университете: можете творить любую магию, любое злодейство, но только не допускайте истощение души. Дух, оставшийся с истощенной душой или без души, обречён на неисчислимые страдания на протяжении бездны времён, отчего он, скорее всего, впадёт в озлобление, попытается захватить или присосаться к чужой душе и станет причиной вселенских страданий. Все маги в своей жизни хоть раз, да испытали ощущение падения сил при ослаблении души: кто-то в детстве, по неосторожности, кто-то из-за неправильного управления магией. Это было очень, очень неприятно. Все силы магов брались как раз из возможности разума оперировать природными силами через душу, но силы души при этом не уменьшались, а даже возрастали за счёт контакта с разными стихиями. Это было... как если бы руками брали и переносили предметы, только в роли рук выступали различные способности душевного тела. Тут же древние маги брали и кидали руки в огонь, чтобы вскипятить чайник. - Это что, так страшно? - прервал затянувшееся молчание Майоров. - Человеческая душа способна выделить огромное количество энергии, больше, чем десяток ядерных бомб, но при этом дух остается компьютером без монитора, - объяснил Александр, - ничего не видишь, ничего не чувствуешь, только пустота и одиночество, и так миллионы лет. Кроме того, это нерационально: управляя природой через другие возможности души, можно получить энергии гораздо больше. Например, перекачать сюда энергию Солнца, душа при этом только укрепится. - Да, помню, учили, - кивнул Майоров, - А зачем им это было нужно? - Возможно, они по-другому просто не умели, - предположил Прохоров, - правда, неизвестно, про это место писал тот волшебник или про какое другое, с равным успехом дело могло происходить и в Сибири где-нибудь. Я нашел эти сведения даже не как легенды, а как легенды о легендах. Александр посмотрел на танцующих стихиалей: - Можно прозакладываться, что про это. Интересно, как они стихиалей замучили? - 'Нужно в лунную ночь встать посреди поляны и начать бить в барабан для возбуждения любопытства, а когда игривые силы приблизятся, надо взять трёх отроков и зарезать их в три движения, собрать кровь в сосуд и плеснуть на силы', а дальше там были какие-то магические формулы, я их не понял, - внезапно продекламировал Василий Майоров. - Ты где это такой чернухи начитался? - удивился Прохоров, - Даже я такого нигде не встречал, а я весь архив прочёл. - В тайничках у Кощея, когда нас случайники носили. Только там приписка была: ни в коем случае не использовать, слишком тяжкие последствия. - Если Кощей написал 'слишком тяжкие последствия', наверное, они действительно тяжкие, - хмыкнул Прохоров. - Предлагаю поступить просто: обвязываете меня верёвками. Я захожу в зону, хватаю кого-нибудь из наших и вытаскиваю сюда. Здесь пытаемся их исцелить, - озвучил результат своих раздумий Александр Веселов. - А почему ты всё время первый? - возмутился Майоров, - Я пойду, у меня и ценность меньше, ты маг более сильный. Александр промолчал - идти в зону ему совсем не хотелось, он предложил это только потому, что не мог просить кого-либо ещё. Палиас исчез, чтобы возвратиться через десять секунд с тремя мотками верёвок. Александр не стал спрашивать, у кого он их украл - до склада университета Палиас явно не успел бы добежать. - Дёрнем за ту, что к правой руке привязана - иди направо, за левую - налево, потянем за поясную - выходи. Два рывка - ложись. Один - вставай. Там на тебя может любая иллюзия свалиться, так что закрой глаза, уши и ориентируйся только по веревкам. Запомнил? - Чего уж тут запоминать, - буркнул Майоров и двинулся в зону. Первые двадцать метров он одолел совершенно спокойно. Александр с Константиносом ловко провели Василия между двумя танцующими стихиалями, Майоров сделал следующий шаг и... пропал. Верёвки при этом остались натянутыми. Все вылупили глаза от удивления - никто такого не ожидал. Прыгать переносом Майоров ещё не умел, других предположений о происходящем ни у кого не было. Через две секунды Василий появился на том же месте, он развернулся и пошел обратно. На лице у него был написан восторг, глаза были устремлены к небу. Василий заливался слезами умиления. Майоров приблизился к товарищам, пробормотал: 'Это было прекрасно... там восхитительно! Они действительно живые!' Потом он внезапно пришел в себя, оглядел всех присутствующих ясным осмысленным взглядом и рванул обратно в зону, на ходу скидывая с себя верёвки. - В ещё более глубоких легендах говорилось о том, что волшебники самого высокого уровня способны создавать свои вселенные, - произнёс Прохоров, - но про эти легенды говорилось везде только как про сказки. Развить эту тему студенты не успели, поскольку Майоров начал выводить людей. Что бы ни произошло с Василием, это пошло ему на пользу. Он совершенно спокойно обошел стихиалей, уклонился от мест, где особенно сильно буйствовала старая магия, по кругу обошел то место, где до этого пропал, достиг ближайшего боевого мага и за руку вывел его к остальным студентам. Стихиалии, что удивительно, сразу покинули боевого мага, как только тот миновал последние камни, и тот свалился в беспамятстве на руки Веселову и Прохорову. Веселов с Ваулиной занялись целительством, Майоров развернулся и опять потрусил в зону. За каких-нибудь пятнадцать минут Василий вытащил всех безумных. Занятые целительством студенты - а заняться целительством пришлось всем, поскольку у всех побывавших в зоне наблюдались крупные кровоизлияния по всему телу, в том числе в мозгу - не успевали перехватить Василия и спросить о случившемся. Василий носился по зоне, вытаскивал буйных и не переставал заливаться слезами умиления. Только через полчаса, когда все боевые маги и студенты лежали рядками на солнышке (отправлять их в университет не было никакого смысла - весна в Болгарии гораздо теплее таковой на Крайнем Севере), а тёмные маги, плотно упакованные заклинаниями, лежали в соседнем рядке, Максим Прохоров и Александр Веселов пристали к Василию с требованием рассказать о произошедшем. - Да не видел я там ничего толком, - отнекивался Василий, - просто я как будто попал в отдельный мир, где вся Вселенная видна с одного холма, на котором я и стоял. И ещё там повсюду живые камни, не как эти, а что-то вроде коралловых зарослей - только там всё это намного красивее. И ощущение там такое благостное, красота везде, мир, покой, чистота... словами не передать. Как будто радость в воздухе разлита. А потом они начали меня информацией напихивать, и я вообще способность что-либо видеть потерял. В общем, эти камни - это бывшие очень хорошие и очень мудрые маги, они жили здесь в незапамятные времена, а потом решили создать свой мирок и ушли туда, переписали своё сознание в камень. 'Побиты столбы' - это кусочек их присутствия здесь, их старая экспериментальная площадка и заодно двери в этот мир. - Как люди превращаются в деревья, мы видели, но чтобы в камень... Как такое возможно? - удивился Александр. - А новые компьютеры для немагов, на кремнии, видел? - спросил Майоров. - Ну, да... понятно... да, возможно. Но там же чистый кремний, а тут песчаник. - Они мне подробности не докладывали. Как-то они это смогли. Потом они про битву стали рассказывать. Битва была далеко отсюда, после того, как злодеи одну душу рванули, почти все армии, участвовавшие в битве, погибли. Взрыв был такой, что на десятки километров всё выжгло. Остались только боевые маги, да и тех мало. Одни словом, стихиалии, которых тёмные маги в боевые машины превратили, остались беспризорными. Вот древние маги - камни их и подобрали. Они создали им тут внутри камней имитаторы их рощ и садов, чтобы они могли с любовью заниматься свои делом и потихоньку исцеляться. Говорят, они за несколько тысяч лет почти исцелились, на людей почти не нападают. Они обычно из камней не появляются, их сейчас первая группа тёмных магов, которая на наших студентов напала, разбудила. Они применили какое-то заклинание убийства по площадям, а стихиалии этого терпеть не могут, вот они и припомнили старое. - Ты это всё за секунду осознал? - Я там больше часа пробыл... мне так казалось. А ещё они мне сказали одну штуку забрать, она им тут мешает, она от другой битвы осталась. Они мне ориентировку дали. Что именно за штука, не знаю, картинки перед глазами очень быстро сменялись, вроде на ящик похожа. Кроме того, они просили всё это буйство магии снять - частично оно осталось от древней битвы, частично от действий разных любителей, которые пытались до древних магов докопаться. Маойров, Веселов, Прохоров, Савёлкин и Ваулина отправились по 'ориентировке', остальных магов оставили расшифровывать и снимать обрывки старой магии. Маги переносились вместе с Майоровым на несколько километров, после чего тот осматривал местность и выносил решение. Ушло добрых два часа - то ли рельеф местности изменился, то ли ориентировка была не очень точная, но искали очень долго. Нашли благодаря Прохорову, тот на каждом новом месте стал запускать заклинания - обнаружители старой магии в надежде найти следы старых боевых заклинаний. Именно он и обратил внимание Майорова на место старой битвы. Место располагалось всего за три километра от Побитых Столбов, а студенты к тому моменту прочесали уже пол-Болгарии. Начали искать 'предмет'. С этим тоже возникли сложности, поскольку разнообразных предметов в земле было море: заколдованные оружие, доспехи, мечи с наложенными программами боевого мастерства и даже боевые амулеты магов. Каждый из этих предметов, попади он не в те руки, мог привести к очень большим неприятностям. Который из них вызывал беспокойство старых магов, было загадкой, которая, впрочем, через час разрешилась сама собой. При очередном вытягивании из земли выскочила и со звяканьем рухнула на землю шкатулка 'Валуда', древний и очень опасный артефакт, созданный то ли для борьбы с Кощеем Бессмертным, то ли ещё раньше. На втором курсе студенты посвятили немало времени её поискам. Студенты - по счастью, все члены 'Летящего Паровоза' - столпились вокруг шкатулки. Теперь всем стало понятно, какой 'предмет' имели в виду старые маги. - Кто-нибудь хочет открыть? - спросил Прохоров. Ответом ему было молчание. - Кто-нибудь считает нужным отдать её 'Изумруду'? - опять спросил Прохоров. Ответом опять было молчание. Через минуту молчания Максим не выдержал и сказал Веселову: - Ну, что стоишь? Ты у нас командир - начальник, тащи шкатулку к себе. Маскируй и под облачко. Придётся на Луну переправлять - здесь её нигде не откроешь. Александр посмотрел на себя и осознал, что он до сих пор в пляжном облачке. Через два часа, когда у исцелённых закончился срок реанимации, они вернулись в Университет. На сдачу откопанных магических предметов ушло два часа - набежали специалисты из исторической лаборатории, из волшебных лабораторий, пришли многие преподаватели и даже сам ректор. Охам и ахам не было конца - такого большого количества изделий древних магов в университете не появлялось давно. Волшебники цокали языками, восхищались мастерством древних и хвалили студентов. Некоторые артефакты использовали забытую магию, и о принципе их работы вспыхивали жаркие дискуссии. Студенты скромно стояли у стеночки, отводили глаза и думали о том, как они правильно сделали, что не показали шкатулку.
   Глава 22. Александр и Александра.
   В конце апреля немцы вывезли фюрера, и только тогда отдельным отрядам разрешили сдаваться. 9 мая были подписаны документы о капитуляции.
   Зараженный общим настроением победы и восторга, Александр вломился к его ненаглядной Виктории Земсковой (у неё шла вечеринка) и поставил вопрос ребром. Виктория его обсмеяла, причём очень обидно и громко. Оскорблённый в лучших чувствах, с кипящими гормонами в крови, Александр вылетел в коридор и чуть не сбил с ног одну первокурсницу. Он знал только её фамилию - Чучелкина, и то только потому, что все звали её 'Чучелка'. - Ну, ты меня чуть не раздавил, - возмутилась Чучелка. - Придавить - это я люблю. Хочешь, прижму тебя так, что не вздохнёшь, пока от восторга не застонешь? - с напором ответил Веселов. Девчушка не выдержала напора, а может, и сама была не против. Через пятнадцать минут, глядя на то, как его 'нефритовый столб' (как называли это устройство на Востоке) погружается в податливую розовость девушки, Александр подумал, что прав был профессор Штройбах. Всё действительно является на тем, чем кажется. Сколько раз ему представлялась в мечтах первая ночь с девушкой! Казалось, что это будет очень приятным делом. А тут оказалось, что ощущения совсем не те, которые ожидались: и не в том месте, и не настолько приятные, и дыхание надо контролировать, и стараться сдерживаться, чтобы девушка хоть какое-то удовольствие получила - спортивное состязание, да и только. Тут предательский отросток (как было бы правильнее называть 'нефритовый столб') совершил свое предательское дело, и обещание 'довести до стонов восторга' осталось невыполненным. Александр пошел в ванную, мыться и заодно размышлять о том, как бы теперь избавиться от дуры. Чучелка (он даже не узнал её имени) вошла и прижалась к нему сзади голой грудью. В зеркале Александр увидел на её лице выражение полного счастья и понял, что быстро избавиться от дуры не получится. Звали её Александра. Выяснилось это очень просто: она наколдовала себе надпись на коже. Поутру Веселов, проснувшись, прочитал имя на лбу. - Ой, я так рада, я так рада за вас, - щебетала Ваулина за завтраком. Несмотря на то, что свидетелей встречи в коридоре не было и что он провожал Александру домой рано утром, все уже всё знали. Похоже, что у стен в университете были не только уши, но громкоговорители. - М-м, - ответил Александр. - Я так рада за вас! Сашка по десять раз мимо твоей пещеры за день ходила, и в столовую, и на занятия, я думала, у вас уже ничего не получится. - М-м? - удивился Александр. От пещеры Александры к столовой и к учебным классам идти надо было совсем в другую сторону. - Ты что, не знал? Поражаюсь, насколько мужчины могут быть слепыми. Не она одна, кстати, Ты же у нас Молодой Руководитель Ордена, Всегда Озабоченное Мировыми Проблемами молодое дарование, Главный Приз, можно сказать. Мечта начинающих волшебниц. - М-м? - ещё больше удивился Александр. С этой точки зрения он на себя никогда не смотрел. - Что-то не вижу радости на лице героя - любовника. Или её нет? - Нет, - признался Александр, - я после Виктории на кого угодно готов был кинуться. Ольга присутствовала на вечеринке у Земсковой, была свидетельницей его изгнания и поняла. - Забудь ты о Земсковой. Змея она. Сашка гораздо лучше. - Она же тебе вроде подруга? - Подруга. Но это не мешает мне оценивать её реально. Это лёд с камнем. Снаружи лёд, внутри камень, не для тебя орешек. - М-м, - согласился Александр и подумал, что надо бы познакомиться с Чучелкой поближе. Александра оказалась очень милой, очень искренней и очень тихой девушкой. Поначалу Александр пытался прощупать её отношение к мировым проблемам и к науке, но она только смущалась и несла полный вздор. Потом он понял, что говорит что-то не то, и ради эксперимента предоставил инициативу в выборе темы разговоров Александре. Она могла целыми днями возиться с цветами, наводить красоту в доме или вышивать крестиком. Она состояла в том же ордене, что и Ваулина - в 'Агапеаре'. Со временем Александр понял, что в ней просто нет того протеста перед действительностью, который был в нём, в Майорове или в Соколове. Она жила красотой, ласковостью и безмятежностью. Поняв это, он перестал мучить её 'умными' разговорами и научился уважать, но радости ему это не добавило: поговорить с ней об интересующих его проблемах было невозможно. Жены - друга из неё не получилось бы. В начале мая Максим Прохоров неожиданно представил научную работу по теме 'влияние магнитных полей низкой интенсивности на живые существа'. Заинтересовался он магнитными полями уже давно, изучая транспорт на магнитной подушке. Ещё больше его интерес подстегнули события в запретном городе и в СТПРН. Поставив множество экспериментов на мышах, Максим получил удивительные выводы: магнитные поля, особенно магнитные поля, модулированные особыми частотами, могут очень сильно влиять на живые организмы. Даже при интенсивностях, меньших в несколько раз естественного фона, модулированные магнитные поля могли вызывать ощущения беспокойства, страха и агрессии, вплоть до стремления к самоубийству. При чуть больших интенсивностях магнитные поля даже небольшой частоты при долгом воздействии вызывали необратимое разрушение здоровья, белокровие и рак. Выводов из работы было сделано очень много. Во-первых, Максим рекомендовал любыми способами сдерживать появление поездов на магнитной подушке в мире немагов: 'Скорее всего, немаги не смогут создать достаточно хорошо защищённый вагон, в результате чего все пассажиры будут медленно убиты', - писал Максим. Во-вторых, он предсказывал, что с помощью фазированных антенн большой мощности можно будет наводить в чужой стране ужас и устраивать разрушение здоровья, причём подвергшаяся нападению страна даже не поймёт, что против неё идёт война - таким образом, мир немагов выйдет на новый уровень военных технологий. В будущем Максим рекомендовал сделать так, чтобы неэкранированное электричество вообще не использовалось, поскольку так или иначе оно разрушает живые существа. Работа Максима вызвала шок в мире волшебников - даже среди них никто не предполагал, что разрушительными могут быть магнитные поля настолько низкой интенсивности. Если до этого будущее человечества виделось всем как изобилие электрических машин, то после этой работы волшебники принялись разрабатывать другие технологии. На специальном научном заседании долго думали, как наградить Максима, в итоге решили присвоить 'кандидата технических наук', и только потому, что доктора при его возрасте присвоить было никак невозможно. Информация, как всегда, просочилась, и после этого никто не называл Максима иначе, как 'доктор'. В конце мая руководство университета распространило сообщение ордена 'Изумруд'. В сообщении говорилось, что известный всем болезнетворный автомат в Запретном Городе по неизвестным причинам резко активизировался и начал производить намного более опасные микробы и вирусы. Даже с учётом целительских возможностей магов 'Изумруда' они потеряли ещё четверых человек. Новые микробы оказались настолько злыми, что 'Изумрудовцы' опасались массового вымирания всего человечества в ближайшие десять лет. Для предотвращения полного вымирания в несколько недель планировалось создать массовые убежища для избранных немагов с хорошей генетикой. Студентам - магам предписывалось срочно организовать для родственников глубинные укрытия с вентиляционными установками высокой степени очистки. Студентам - немагам предлагалось подать списки молодых членов семей, у которых ещё может быть потомство. Сообщение зачитали на общем собрании в столовой. Майоров и Соколов принялись так встревожено вертеть головами, что заподозрить неладное было проще простого. - В вас сдержанности ни на копейку, волшебники вы как бы тренированные, - выругал их Александр. - Останешься тут спокойным... слышал, что случилось? Макс как зеркало поставил, энергия обратно пошла, теперь она вся в автомат прёт. Что делать будем? Из-за нас человечество вымрет. - Ну, не из-за нас, а из-за Кощея, - отговорился Александр. Больше ему сказать было нечего - возвращаться в кощеев город не хотелось. - Зомби можно всех пожечь, - предположил Василий Майоров. - Они же в озере? Их там несколько сотен тысяч может быть, под водой. - Ну, это смотря какую бомбу взять, можно у американцев спионерить атомную, они сейчас из немецкого сырья как раз её заканчивают. - Автомат взорвешь, он тебе вообще весь континент разнесёт. Тут подошла Чучелка, улыбаясь, взяла Александра под локоть, спросила: - О чём беседуют наши доблестные рыцари? Фронтовики с досадой закатили глаза и отвернулись. Мимо прошла Земскова: - Улыбаешься? Твой Александр ещё недавно мне в любви признавался. Александра очень спокойно ответила: - Ты его не взяла? Не взяла. Тогда зачем портишь чужое счастье? Веселов был удивлён - он ожидал от Чучелки скандала, обиды, но никак не такого спокойного ответа. Этим ответом она сразу заработала в его глазах сто очков из десяти возможных. - Счастье! - фыркнула Вика и отошла. - Счастье, - сказал Александр в спину уходящей Земсковой и приобнял свою Сашку. - А она и правда змея, - удивился Майоров. Александр тоже удивился - при разговоре с Ваулиной Василий не присутствовал. Переведя глаза на Александру, он увидел, что она плачет - Земсковой всё-таки удалось задеть её. - Я попытаюсь попасть в город, - решился Майоров. - Как? Ты же даже переноситься ещё не умеешь. Тебе до этого три или четыре года. - Случайник возьму. Загадаю в город перенестись. Он же вроде как исполняет желания. Буду этих... отстреливать - энергии автомату меньше. Я уже умею шарики с концентрированной смертью делать. Скажу, что на приключения потянуло. Заодно легенда хорошая. - Случайник тебя куда угодно выкинет, может, на Амазонку. Соколов ничего не сказал, только уважительно посмотрел на Майорова. Чучелкина удивлённо переводила взгляд с одного на другого, не понимая, о чём речь и почему парни близки к истерике. По случаю грозящей катастрофы экзамены провели досрочно, на две недели раньше. После экзаменов Майоров написал заявление, взял случайник и исчез. Соколов остался помогать обеспечивать операции по умиротворению Европы и войну против Японии. - Я должен показать тебе кое-что из твоего наследства, - сказал папа, как только Александр прибыл домой. Они спустились в тайное подземелье, и отец вытащил из окованного железом шкафа сундучок. В сундучке мирно лежала книга 'Бестарсиа вея'. - Никогда не читай её в одиночестве и никогда не показывай её чужим. Её можно читать вечно. Таким образом, ты можешь читать эту книгу либо в моём присутствии, либо в присутствии твоих взрослых детей не моложе двадцати лет. А пока я здесь, почитай немного. Александр взял книгу и открыл её на первой странице. Там довольно подробно описывались разные ключевые события детства, в том числе такие, которые Александр предпочёл бы не вспоминать. Он поспешно перевернул страницу. 'В двадцать один год он женился на дуре и всю жизнь с нею мучился', - повествовала книга в разделе 'семейная жизнь'. 'Завтра же выгоню Чучелку', - подумал Александр. Текст тут же изменился. Теперь он гласил: ' В двадцать два года он выгнал свою первую девушку, потом три года жил с нелюбимой, потом женился на стерве и четыре года мучился от постоянных скандалов. Выгнав её, остался до конца жизни неженатым и без детей, отчего очень страдал'. 'Не буду выгонять Чучелку', - подумал Александр. Текст опять изменился. 'Некоторое время они жили счастливо, у них родился ребёнок...', - успел прочитать Александр до того, как отец сильным ударом выбил книгу у него из рук. Книга вместо того, чтобы упасть на пол, тихо спланировала в сундучок. - Самое интересное место, - запротестовал Александр. - Так можно читать вечно, и чем дальше, тем становится интереснее, - отрезал отец, - поэтому максимум - пять минут. Потом выбиваешь книгу, как бы читающий не сопротивлялся. Судя по тому, что ты застрял на страничке про семью и даже не дошел до карьеры, у тебя кто-то есть? Познакомил бы. - Есть, - пришлось признаться Александру. - Этт дело хорошее, - одобрил отец, - а теперь я почитаю. Помни - пять минут, не больше, иначе потом не отберёшь. Отец углубился в чтение. Через пять минут Александр отобрал у него книгу. Отец не сопротивлялся, но проводил книгу настолько голодными глазами, что Александру стало страшно. - И как, предсказания сбываются? - Практически полностью, - признался отец, - иногда очень тяжело удержаться от соблазна спуститься в подвал и почитать минутку - другую. Удерживает только то, что в нашей семье бывали случаи, когда люди умирали на руках с этой книгой. Читаешь один вариант своей судьбы, меняешь решение, читаешь улучшенный вариант - и так без конца. Любопытство - одна из самых сильных страстей человека. Никогда не читай книгу без компании. Отец отвёл глаза и помолчал немного. Александр вдруг подумал, что они с мамой ещё очень молодые люди - отцу сорок, маме тридцать восемь. - Мне... нам с мамой наверно лучше расстаться. Надеюсь, ты поймёшь. Иногда так бывает, что любишь одну, потом встречаешься с другой... потом ребёнок, дом. Потом это всё надоедает так, что больше не можешь. Никогда не женись на случайных женщинах. - Угу, - ответил Александр. Сказанное не стало для него большой неожиданностью. Насколько он себя помнил, отец всегда сидел в своей мастерской, с мамой они общались очень мало. - Только тебе лучше подождать немного с расставаниями, вам тяжело будет сидеть вместе в убежище после такого, - посоветовал Александр и рассказал последнюю новость от 'Изумруда'. Отец знал предисторию и потому сразу понял, о чём речь. Наверх они оба поднялись в очень мрачном расположении духа. - А может, выбить клин клином? - предложил отец за ужином. - Какой клин? - удивился Александр. Он думал о своей Сашке, и вопрос отца застал его врасплох. - Ну, этот... болезнетворный автомат. Александр задумался. На следующий день он вернулся в Университет и предложил выбивать клин клином - создать своих зомби и наслать их на защитников запретного города. Его немного пожурили и ответили, что волшебники такими делами не занимаются никогда, потому, что не занимаются такой чёрной магией никогда. Зато выражение 'выбивать клин клином' дошло до неизвестного гения в целительском отделе, и тот придумал новый способ борьбы с болезнетворным автоматом. Теперь около запретного города постоянно дежурила пара целителей, при каждом новом выбросе они изучали новую болезнь и по созданным заранее заготовкам создавали очень злой вирус, который волшебники распространяли по всему миру. Злой вирус вызывал кратковременное повышение температуры до 37 - 38 градусов, насморк и иногда кашель, но зато давал иммунитет от новой напасти. От вирусов люди тоже умирали, но намного реже - отмечались только единичные случаи. Такие эпидемии, как 'испанки' или чумы, были предотвращены - и это при том, что 'испанка' была слабее, чем многие из вновь созданных автоматом вирусов. Вирус накладывался на вирус, в итоге иммунитет становился непробиваемым. Через месяц, к середине июля, вернулся злой до чёртиков Майоров. - Сначала 'случайник' выкинул меня на один тихоокеанский остров, где жили только женщины - всех мужчин убили японцы, а они смогли спрятаться. Потом японцев прогнали американцы, но американцы тоже ушли. Одним словом, им нужны были дети. Потом я попал в дальнее стойбище северного народа - они умоляли меня дать им детей, у них сторонние люди появляются раз в три - четыре года, да и то родственники, они боятся вырождения. Потом 'случайник' перенёс меня в женскую колонию где-то в Сибири, прямо в барак. Эти вообще моего мнения не спрашивали. Потом я попал в Грецию, думал, хоть там отдохну. Но и там нашлась одна совсем молодая вдовушка... к тому же она сочувствует коммунистам. В общем, это как бы любовь. Такая вот ерунда, - рассказывал Василий. Рассказывал он всё это с таким серьёзным и печальным видом, что народ ржал лошадиным ржанием и валялся под лавками. - Что вы ржете, как лошади, - ругался Майоров, - самое ужасное в мире - это секс по расписанию. Этой фразой он только добавил хохоту. - Надо было завести подружку ещё в университете, тогда случайник тебя и не выкидывал бы в такие места, - полушутливо сказал Александр. - Надо было, - мрачно подтвердил Василий и посмотрел на Ваулину. - Ну и завёл бы, - ответила Ваулина, глядя Майорову прямо в глаза. Александр заподозрил, что знает о своих товарищах по ордену не всё, что должен знать как руководитель ордена. - Кстати, о предполагаемых детях я должен знать заранее, - напомнил он своим коллегам. - Размечтался! - ответила Ваулина, - Надо проявлять хоть какое-то внимание к сплетням, тогда и будешь знать. Александр внял совету и пошептался с девчонками. Оказалось, что у Ваулиной была очень красивая история любви - они влюбилась в парня двумя курсами старше, никак не могла с ним сойтись поближе, потом они всё-таки кое-как познакомились, но это оказалось именно кое-как: парень не вспыхнул, Ваулина расстроилась, а когда парень заинтересовался, уже она его старалась не подпускать. Их отношения переживали период охлаждений, эта история была предметом жгучего любопытства больших частей обоих курсов. И всю её Александр пропустил.
   Глава 23. Технология политической песни.
   Лето пролетело в непрерывных заботах о лунной базе, беженцах в Европе, СТПРН и слежке за 'Изумрудом'. Немало трудов пришлось приложить, чтобы убрать из японских городов, намеченных к бомбардировке ядерными зарядами, мастеров высокой квалификации и относительно святых людей.
   Новый учебный год начался традиционным приветствием первокурсников. На этот раз их было заметно меньше.
   Первая лекция у четвёртого курса была посвящена заколдовыванию немагов. Профессор Сазонова начала её с горячих восклицаний: - О, этот блендер! Этот восхитительное, перспективное устройство, которое совершает революцию в деле повышения производительности труда на вашей кухне! Это маленькое устройство изменит всю вашу жизнь! - звенел голос профессора Сазоновой, глаза её сияли, - Уже после первых движений вы поймёте, что будущее настало, что счастливое будущее человечества - оно вот уже, рядом! - тут голос профессора взлетел до невиданных высот (от чего некоторые студенты испугались и пригнулись), - Нет и не может быть никаких сомнений в том, что мы, человечество, способны на огромные свершения, прогресс - он тут, мы уже движемся по пути повышения созидания и улучшения всех сторон жизни, и это маленькое устройство точно говорит нам, что мы уже не те, что вчера, и что перелом в жизни близко, вековых страданий больше не будет! - рявкнула под конец профессор Сазонова и победно оглядела зал. Александр почувствовал, что ему очень хочется поверить в то, что теперь действительно всё будет хорошо, и что если бы профессор не несла явную чушь, то он обязательно бы в это поверил. - А что такое блендер? - спросила Наталья Дубровская. - Это такое кухонное устройство, измельчитель овощей, - спокойно ответила профессор Сазонова. Сказала она это так спокойно, будто и не громыхала только что, как свихнувшийся пророк. Контраст был столь разительным, что весь зал замолчал, ожидая объяснений - Сегодня мы с вами говорим о технологии политической песни. Ранее мы с вами проходили агитацию и пропаганду. При агитации мы обращаемся к разуму человека, мы пытаемся его уговорить в разумности наших доводов. Примерно то же происходит и при проведении пропаганды, только в пропагандистских компаниях добавляется ещё и давление на чувства, и обращение к некоторым сторонам животной натуры - уверения в том, что все действуют так же, как и мы, идёт обращение к стайным инстинктам. Технология политической песни использует ещё более глубокие уровни убеждения. - Политический певец обязательно обращается к громким словам, к символам 'одноразового решения всех проблем', к 'течениям' и к процессам. Это может быть 'повышение производительности труда', 'установление демократии и мира во всём мире', 'счастье немецкого народа', 'распространение благочестия' или - как в нашем случае - повышение производительности труда на кухне. Политический певец обязательно своим тоном, смыслом речи и жестами старается уговорить публику, что в результате предложенных им изменений наступит полное счастье и никаких страданий больше не будет. Упоение уверенностью в возможности решения всех проблем одним волевым деянием - это основа политической песни. Второе необходимое умение - это способность вызывать у людей различные чувства интонациями или мелодией речи. Для успешной практики политической песни нужно обладать хорошим слухом, чувством композиции и чувством музыки. Ускоренная, сбивчивая или замедленная речь только оттолкнёт публику - а потому для успешности политической песни певец должен петь. Про это стоит сказать подробнее. - Необязательно петь в рифму или под музыку. Суть технологии в том, что слова, сказанные с должными темпом, ритмом и интонацией, обладают своей музыкой, которая вызывает в людях те или иные чувства. Управляя этими чувствами, можно манипулировать настроением публики - например, когда говорить о врагах, то использовать зловещие ритмы и вызывать отрицательные эмоции даже при нейтральной информации, а при рассказе о совершенно незначительных собственных успехах использовать приятные мелодии и вызывать в публике неосознанный восторг. Немаги думают в основном чувствами, к смыслу редко кто из них прислушивается, и потому такие ораторы, как правило, имеют бешеный успех. - Тут же отметьте себе, что для того, чтобы вызывать достаточно глубокие чувства в других людях, политический певец должен для начала научиться контролировать их в себе, а попросту говоря, не верить ни во что из того, что он сам говорит, или верить в это свято. Какие именно глубокие чувства? Глубочайшая нежность, глубочайшее чувство справедливости, чувство самопожертвования ради своего народа... список можно продолжать бесконечно, высоких чувств у человека много. Надо сказать, что это достаточно редкое качество - как правило, обращение к глубоким чувствам даётся немагам ценой глубоких внутренних конфликтов, пережить которые и не пасть духом удаётся лишь очень немногим. У немагов нет вашего понимания того, что мир изменяется вслед за вашим сознанием в ту сторону, в которую вам хочется, и потому среди них политические певцы достаточно редки. - Политическими певцами из известных вам личностей были Ленин, Гитлер, Троцкий. Ленин является примером политического певца, который получил свои таланты благодаря полной вере в своё дело. Гитлер, наоборот, долго тренировался и пережил множество неудач. Зато потом он приучил публику приходить в истерический восторг всего от нескольких его интонаций. Правда, использование этих сил вызывали в нём тяжелейшие внутренние конфликты - даже его близкие сподвижники отмечали, что после выступления он был похож на опустошенную безжизненную куклу с неподвижными глазами. Троцкий был очень хорошим политическим певцом, но совершенно не думал о том, что говорил. Как признавались побывавшие на его выступлениях люди: 'В ходе его выступления казалось, что полная истина явлена и что вот она прямо тут, хотелось куда-то бежать и срочно что-то делать, а как только он уезжал, то в голове оставалась пустота'. Противоположностью ему является нынешний Генеральный секретарь - он принципиально не стал становиться политическим певцом. Его выступления всегда были очень лаконичными, но запоминались людям точными инструкциями о том, что надо делать. Но ему становиться певцом и не надо - за него всю работу по подготовке чувств делает система массовой пропаганды. Если вы послушаете советские выпуски новостей по радио, то вы непременно почувствуете, что создаётся торжественная атмосфера в духе 'слушайте все, сейчас вы услышите абсолютную истину'. Это цели служат и специально разработанные тонированные сигналы Пик-Пик, и торжественный голос диктора: 'Внимание, внимание! Говорит Москва!', - Здесь мы затронули тему о том, что политический певец должен не только управлять чувствами толпы, но и точно контролировать смысл и образы того, о чём он говорит. Но управление образами - это тема следующего семестра. Тут пока только скажем, что со временем политические певцы приедаются - как мы сказали выше, упоение уверенностью в возможности решения всех проблем одним волевым деянием является основой технологии политической песни. Но если политический певец поёт свои песни из года в год, из десятилетия в десятилетие, то народ начинает испытывать раздражение. Обещаний решения всех проблем одним волевым деянием много, а где свершения? Люди продолжают болеть и умирать, денег продолжает не хватать, а клоун на эстраде всё продолжает устремлять просветлённый взгляд в будущее. В этом случае у властей есть только два пути - либо выгнать клоуна с позором и назвать его обманщиком, либо научить его не использовать технологию политической песни и начать просто говорить - со всеми вытекающими последствиями, как-то: снижение веры во власти, уменьшение трудового и военного энтузиазма, а также прочие последствия наркотической ломки. Технология политической песни является для общества аналогом наркотика, и потому немаговские власти, прекрасно осведомлённые об этой технологии, стараются политических певцов на первые роли не выпускать, а если и выпускают, то только в самых крайних случаях. - Технология политической песни известна немагам с давних времён. Ей учили ещё в университетах Римской республики на уроках риторики. В наше время она значительно усовершенствована трудами Вавилова, Бехтерева и других, менее известных учёных, кстати, этих учёных почти всех уничтожили. По своей эффективности она доведена до уровня гипноза. - На уроках риторики вас учили говорить вежливо и контролировать образы. Вас учили, что никогда нельзя говорить то, что хочется, и всегда надо говорить то, что вызовет нужные вам последствия. Вам говорили, что ответ на вашу речь заключается в ваших словах, и учили строить выступление так, чтобы ответ был таким, который нужен вам. Теперь вам придётся контролировать ещё и музыку вашей речи, чувства, которые вы вызываете в процессе. Вы должны владеть этими приёмами. Мы будем отрабатывать их на лабораторных занятиях... -Ну, теперь я доволен, - сказал Соколов, выходя из лектория, - хоть что-то конкретное, а то только 'будьте вежливыми' да 'говорите вежливо'. - А мне как-то жутковато, - признался Веселов, - это всего лишь четвёртый курс, что же будет на шестом? - Ничего особенного, - сказал Майоров, - я узнавал. Сейчас нам начитают всяких волшебных технологий, а на шестом будут только учить объединять их все в заклинания. - Как это? - удивился Соколов, - Что, объединять политическую песню с магией огня? - Ну, может, и не с магией огня... но бывали умельцы, которые объединяли упоение чувством с предметом, например, с мечом или с камнем. Закатают так упоение геройством плюс умение спокойно распределять внимание в какой-нибудь меч, ты его берешь в руки - и становишься сверхмощным бойцом. Мы в Болгарии похожие находили. Неслабо? - Неслабо, - согласился Валентин. Кроме волшебных курсов, четвёртый курс изобиловал ещё и курсами немаговской премудрости - студентов начали грузить правилами проектирования различной техники, от авиационной до химической, включая ядерную и квантовую. Эти курсы должны были идти два года. Курс по деталям машин тоже оставили - на нём учили различным технологиям, от создания зубчатых передач и до надёжности уплотнений. У Веселова и ордена 'Летящий паровоз' были свои заботы - число членов ордена дошло до такой величины, при которой можно было рискнуть напасть на 'Изумруд'. Нападение было назначено на 23 октября 1945 года.
   Глава 24. 23 октября 1945 года.
   - Как вы думаете, может ли женщина быть другом человека? Так, чтобы понимала все затеи и была таким же другом, как другой мужчина? - спросил Александр Веселов своих товарищей. Его слова передавались по защищённому каналу, и потому они болтали, не опасаясь, что их услышат.
   - А зачем же ещё люди женятся? - удивился Филипп Савёлкин, - Конечно, может! Надо просто найти себе такую подругу, чтобы понимала. - Не может, - сказал Валентин Соколов, - вы можете их любить, вы можете им помогать, вы можете о них заботиться... но никогда не ждите от них понимания. Женщину в дом надо брать, как кошку - чтобы кормить и гладить иногда. - Врёшь, - не поверил Савёлкин, - ты просто с нужными женщинами не встречался. - Опыт у меня маленький, - признался Соколов, - но я всё-таки лётчик, у меня было несколько свиданий... лучше на понимание не надеяться. - Я согласен с герр Соколофф, - сказал Максим Бланк, взрослый член 'Летящего паровоза', ему было целых двадцать девять лет, - с фру лучше не говорить, фру лучше слушать и сопереживать. - А я не согласен, - возразил его друг, Мартин Аппельрот, - женщина очень даже может быть другом человеку. - Мужчине, - поправила его Ваулина. - Чего? - удивился Мартин. - Не человеку, а мужчине, - повторила за подругу Дубровская. - А... йа, натюрлих. Веселов и компания засмеялись - шутка удалась. - Женщина очень даже может быть другом человеку... то есть мужчине, но только если они не спят вместе, - упрямо продолжал своё Мартин, - у меня есть подружки, с которыми я дружу с пятнадцати лет, и мы остаёмся хорошими друзьями только потому, что мы ни разу не спали вместе. Я для них иногда лучшая подружка. - Это неожиданный поворот, - признался Веселов. - А если спят? - спросила Дубровская. - Тогда тяжелее, - признал Мартин, - накладываются дополнительные чувства - долг, обязанность, желание близости, в конце концов... это отвлекает. Вся компания удивлённо замолчала, переваривая информацию. Они лежали в выдолбленных во льду лунках, укрытые искусственно вызванным снегом в ожидании сигнала к атаке. Восемьдесят девять членов тайного ордена готовились напасть на антарктическое логово вампиров и 'Изумруда'. Все они были в защитных мантиях, с покрывалами невидимости, и все были увешаны различным оружием обильнее, чем новогодние ёлки шарами. В ожидании сигнала к атаке они и занимались подобным трёпом - лежать молча было выше человеческих сил. Сигнала к атаке всё не было - находившиеся в дозоре на вершине скальной гряды Сергей Александрович Гуров и Томас Матзке чего-то ждали. Наконец приказ поступил - но совсем не такой, какой ожидали 'паровозники'. - Возвращаемся в университет, там затевается нечто нехорошее, - сказал Сергей Александрович. Одновременно у всех студентов, которые формально входили в разные ордена, запипикали сигналы срочного сбора. Над университетом висел символ опасности - красное переливающееся зарево. Формально все члены 'Летящего паровоза' находились на боевом задании - на уничтожении зомби в запретном городе Кощея. Только это могло объяснить их вооруженность. У ворот университета даже стояла палатка с флагом, на котором был нарисован паровоз с крыльями. В палатке дежурили две второкурсницы - немаги, для отвода глаз. Посовещавшись, решили оставить всех немагов около палатки - соваться в университет с их оружием смысла не было, любой маг моментально превратил бы их в беззащитную мишень. Немагов замаскировали в снегу вместе со взрослыми членами ордена, после чего двадцать пять магов - студентов и двое преподавателей двинулись в университет. В университете Александра посетило ощущение дежа вю - две кучки магов друг напротив друга, только теперь прогрессисты стояли справа от векового дуба, что рос на площади университета, а консерваторы - слева. Обе группировки росли - прибывали всё новые и новые члены орденов. Ректор стоял около дуба и уговаривал решить дело миром. Александр, как и в прошлый раз, зашел за спину ректора. Ректор отметил наличие на всех 'паровозниках' боевых доспехов, проводил их взглядами, но речь ради них не прервал. - Сколько можно! - перебила ректора профессор Сазонова. За последнее время она превратилась в совсем иссохшую старушонку, но голос у неё оставался по-прежнему звонким, - Консерваторы уничтожили две наши боевые группы - у нас есть доказательства! И это при том, что на них никто не нападал! Такое противостояние не может больше длиться! Долой ретроградов и эгоистов! Покончим с этим прямо сейчас! - с этими словам профессор Сазонова вытащила палочку и обрушила смертоносную магию на строй консерваторов. Большая часть смертоносной магии пропала зря - консерваторы тоже были не дураки и смыслили в магии, но несколько человек всё-таки упало. - Вот зараза, - сказал Сергей Александрович. Ректор шустро юркнул за широченный ствол дуба. 'Паровозники' последовали его примеру, те, кто был с мётлами, взлетели и укрылись на уровне веток. Впрочем, на них никто не обращал внимания - консерваторы и прогрессисты были очень увлечены тем, что убивали друг друга. - У меня печать ордена жжет, заставляет присоединиться к бою, - закричал Майоров. - У меня тоже! - закричали сразу несколько человек из числа тех, кто входили в разные тайные ордена. - Боритесь! Не поддавайтесь! - крикнул им Александр. - Они не смогут, - сказал ректор, - печать ордена обязывает делать то, что решил орден, единственный способ им помочь - усыпить. Александр немного поколебался, выстроил несчастных в рядок и усыпил их - но не на час, как советовал ректор, а на несколько минут. Тем временем находиться даже за дубом стало опасным - ордена перешли к самой тяжелой магии, бившей по площадям. Ненадолго всё затихло - находившиеся на площадке консерваторы перебили всех прогрессистов и занялись организацией засады - от ворот уже спешила новая партия прогрессистов. - Сейчас прибудут студенты из дальних пещер, - сказал ректор Ваулиной, - и всё это повторится сначала. Так они мне весь университет перебьют. Могу я попросить вас спеть песню, ту вашу, которая всех выключает? На площади раздался шум - засада консерваторам не помогла, прогрессисты задавили их числом. Через десяток секунд из пещер появилась обещанная толпа студентов, в основном - консерваторов. С ними был профессор Марадей. Поначалу они даже не сообразили, что происходит. Ваулина начала свою песню. В роли хора выступали все члены 'Летящего паровоза', кроме Гурова. Получилось хуже, чем на памятном выступлении, но для поставленной задачи хватило бы и одной Ваулиной. Прогрессисты из числа переживших успели поднять палочки, все остальные даже не успели - застыли, прислушиваясь к дивным звукам. Ваулина пела так и не так, как она пела на первом курсе. Теперь уже пела не озорная девчонка, а женщина, познавшая любовь и горечи потерь. Александр успел заткнуть уши (ректор и Гуров поступили так же), остальные вынуждены были подпевать и - соответственно - слушать песню. Один за другим 'паровозники' падали на снег с глупыми улыбками на лице. Даже сквозь заткнутые уши Александр слышал, что Ваулина пела нечто невыразимо прекрасное. Прибыла ещё одна партия консерваторов, она повалилась на снег, ещё не доходя до площади. То же произошло и с группой преподавателей - прогрессистов. И тут Александр понял, что с Ольгой происходит что-то невероятное. Она пела всё воодушевлённее, всё громче и красивее, отдавая звуку всю себя, превращаясь в звук, в свет, в сияние... А потом она вся превратилась в сияние, и светящаяся женская фигура выплыла из одежды, чтобы раствориться в воздухе. Песня звучала ещё мгновение, а затем пропала. На снег медленно падали уже пустые боевые доспехи. Александр не верил своим глазам. Ректор и Гуров валялись на снегу с глупыми улыбками - очевидно, не смогли пересилить себя и открыли уши. Но всё это было мелочами, поскольку от ворот пешком и на мётлах двигались знакомые по Антарктике рыжеволосые маги. На университет напали вампиры! В этот момент лежавшие в засаде у ворот члены 'Летящего паровоза' решили, что пора что-нибудь сделать, и открыли убийственную пальбу. Александр добавил пару заклинаний от себя. Первую волну вампиров как будто смыло волной, но из порталов переноса появлялась уже вторая! Её 'паровозники' смогли уничтожить лишь наполовину. Дальнейшего Александр не видел, поскольку развернулся к ректору - он не сомневался, что это ректор вызвал вампиров. Ректор оказался хитрой бестией - всё его валяние на снегу с глупой улыбкой оказалось притворством. Он опередил Александра, вызвав какое-то убийственное заклинание. Но ректор оказался не единственным дипломированным интриганом на площади - Гуров отклонил заклинание, и Александра только очень сильно стукнуло о ствол дуба. Он упал и на несколько секунд отключился. Когда он пришел в себя, профессора Гуров и Марадей улетали на мётлах в пещеры университета, их безуспешно пытались преследовали четыре вампира. Гуров громко распевал песню 'Мой костёр в тумане светит...'. Пошевелиться Александр не мог - он был плотно спелёнут парализующим заклинанием. Через десять минут вернулись только один вампир и невесть откуда взявшийся мерзавец Скоробогатов. - Ушел, - доложил Вадим, - у него в пещерах заготовлены ловушки десятками, преследовать себе дороже, мы потеряли двоих Высших. Александр внутренне усмехнулся - ловушки они с Гуровым ставили вместе. Вампиры спокойно расхаживали по площади, добивая и прогрессистов, и консерваторов. Магов - членов 'Летящего паровоза' Александр не видел, очевидно, Гуров успел их как-то разбудить и прикрыть уход. Через несколько минут вампиры собрались толпой и исчезли в пещерах университета. О том, что там происходило, Александр мог только догадываться по тому, что вскоре из пещер начали выносить трупы студентов и преподавателей. Очевидно, вампиры вламывались в жильё честно ожидавших отбоя тревоги членов тайных орденов и убивали их поодиночке. Насколько Александр мог видеть со своей неудобной позиции, уничтожению подвергались только боевые ордена, способные противостоять вампирам, 'Агапеару' и другие небоевые ордена не тронули. 'Рыцарей' тоже оставили в покое. Несколько вампиров погибло - не всех волшебников им удалось захватить врасплох. Через четыре часа все вампиры улетели, кроме одного, с самой пышной рыжей шевелюрой. Судя по разговорам, они пошли громить американский филиал. Контроль над университетом остался за 'Изумрудом'. С ректором вампиры разговаривали вежливо, но это было ощутимое общение свысока. Ректор был угодлив до отвращения. Александра освободили от пут. Сразу двое 'изумрудовцев' (один из них Скоробогатов) держали его на прицеле, пока ректор и вампир изволили с ним беседовать. - Как чувствует себя наш пленник? - елейным тоном начал ректор. Александр не сомневался, что его сейчас убьют, и потому ответил издевательски - вежливо: - Прошу прощения, что не могу с вами разговаривать в правильном положении, стоя, от вашего великолепного заклинания у меня затекли все мышцы. - Это поправимо, - сказа ректор и зашептал. Александр уловил отрывки целительских заклинаний. Невидимая сила подняла Александра и поставила на ноги, по спине и по ногам прошлись горячие струи, за ними - молоточки, а за ними - опять горячие струи. Ректор действительно смог исцелить его, Александр мог стоять без посторонней помощи. - У меня есть проблема, - сказал ректор, - из-за этого глупого конфликта прогрессистов и консерваторов в университете почти не осталось преподавателей. Я предлагаю вам жизнь, господин Веселов, мало того, я предлагаю вам преподавательскую работу в университете. Вы останетесь здесь на положении невольного волшебника, вам будет запрещено покидать стены университета без сопровождения. Но это всё-таки жизнь! Правда, мне придётся взять с вас обещание 'непреложного обета' не убивать никого из преподавателей и студентов университета. - Мало того, можно затевать интриги, организовывать тайные ордена и надеяться на лучшее - например, на возвращение этих своих друзей, - хихикнул Скоробогатов. - Я благодарю господина ректора за столь щедрое предложение, и согласен на 'непреложный обет'. Какой предмет я буду вести? - выдавил из себя Александр. Он не сомневался, что его оставил в живых только с одной целью - в качестве живца для поимки остальных членов ордена. - Что думаете? - рыкнул вампир. От голоса вампира у Александра встали волосы дыбом - всё его существо чувствовало вековечного врага. - Я в восторге, - сказал ректор, - не зря мы их тут учим! Посмотрите, какая школа, какая выучка, какое владение животной натурой! Вместо того, чтобы ругаться и кидаться гнилыми фруктами, оно говорит 'благодарю' и любопытствует! Системный анализ, молодой человек, системный анализ для первых курсов! - (Последняя фраза была сказана Александру). Даже сквозь горечь множества потерь и сквозь сплошное отчаяние у Александра пробилась мысль с оттенком удивления: 'Психи! Как есть, психи'. - Всё равно у них владение животной натурой хуже, чем у членов 'Изумруда', - встрял Вадим Скоробогатов. - Не стоит недооценивать противника, они очень сильно испортили наши планы, - пожурил Вадима ректор, - несмотря на наивность, они значительно продвинулись на пути от животного к сверхчеловеку, намного больше, чем все остальные. 'Точно, психи', - убедился Веселов. Ему надели браслеты невольного волшебника, наколдовали 'непреложный обет' и отвели в его собственную пещеру, под домашний арест. 'Непреложный обет' был особым сортом магии - нарушивший его умирал в страшных мучениях.
   Глава 25. Пленник.
   Потянулись долгие годы плена. Уже через две недели Александр взошел на кафедру - преподавать системный анализ. Ему оформили окончание трёх курсов, присвоили звание бакалавра и дали ставку преподавателя - самую маленькую из всех возможных, поскольку у него не было законченного высшего. Вместе с Веселовым диплом незаконченного высшего образования получала Мария Татаринова - студентка, которая пыталась на первом курсе отравить профессора Сазонову. Ей пришлось провести в университете на несколько месяцев больше, поскольку её дополнительно готовили для внедрения в государственные органы Чили. Во время лекций у Александра тишина в зале стояла мёртвая - всему составу университета скормили сказочку о том, что на фоне войны прогрессистов и консерваторов орден 'Летящего паровоза' пытался захватить верховенство в волшебном мире и уничтожил все боевые ордена. 'Изумруд' даже слепил фильм (оказывается, они снимали все события на плёнку!), в котором очень чётко было видно, как Александр посылает смертельные заклинания в сторону ворот (вампиров из кадра, разумеется, вырезали). Перечить и задавать глупые вопросы такому преподавателю никто не решался. Ректор сказал специальную речь (Александра на это общее собрание не приглашали, он сидел под арестом), в которой призвал к милосердию и терпению, общий смысл был такой: 'Волшебник ошибся, но он всё-таки волшебник, и давайте будем уважать его и не вспоминать старое. Конечно, он будет говорить, что злые силы пытались захватить власть над миром, а его орден только противостоял, вы просто не возражайте ему'. Эту же речь ректор повторял потом всем первым курсам. Совет волшебников больше не существовал, большинство его членов были убиты во время войны, только нескольким удалось скрыться. Руководство университета автоматически стало руководством волшебного мира. Оспорить слова ректора было некому. Первые курсы и студенты небоевых орденов просто не знали, что происходит, а из выживших преподавателей и волшебников если кто и догадывался о чём-то, то молчал. Профессор Пащин как-то подошел к Александру в учительской и препротивным дрожащим голосом сказал, что одобряет его решение остаться преподавателем. Александр посмотрел на него и вдруг осознал, что профессор Пащин всё знал задолго до побоища. Эта догадка заставила его задуматься о том, насколько давно вампиры контролируют 'Китеж'. Через три дня после побоища вернулись в университет Тихонович и Дубровская, точнее, были приведены под конвоем. Первоначально, перед планируемым нападением на логово вампиров, все студенты перенеслись к границам запретного города и представились местному начальнику 'Изумруда' как будто прибывшими для атаки на зомби. Атака была назначена четырьмя часами позже (что и ожидалось), и все ушли в Антарктиду, оставив вместо себя иллюзию. В задачу Тихонович и Дубровской входило поддерживать иллюзию и сообщать о неожиданностях, в случае неприятностей они должны были просто исчезнуть. В горячке боя отозвать их было некому. Девчонки не знали, что думать, и держали иллюзию до самого конца. 'Изумруд' их со временем просто арестовал. Девчонки всё отрицали, прикидывались дурочками и говорили, что ничего не знают. Впрочем, никаких претензий к ним никто и не предъявлял, им даже дали доучиться до последних курсов, только запретили подходить к Веселову. Что, впрочем, ничуть им не мешало: они передавали Александру конспекты лекций через третьих лиц и болтали через связные устройства. 'Изумрудовцы' не мешали, очевидно, как-то контролировали каналы связи и тем удовлетворялись. Максим Прохоров после схватки у ворот не исчез вместе со всеми, а ушел в затвор. Его Мери - ярая консерватор - рубилась на площади наравне с лучшими бойцами и погибла во время схватки, опечаленный Максим вернулся на своё место в библиотеке и укрылся всеми мыслимыми защитными полями. 'Изумрудовцы' пытались вскрыть их самой тяжелой магией, но так ничего и не добились. Тогда ректор приказал отравить муравьёв, которые доставляли Максиму продукты. Максим ответил симметричным ходом - стоило ректору поднести к губам стакан, как он обязательно обнаруживал в нём утонувшего муравья, начинённого самым смертельным ядом. Через два дня сухого голодания ректор сдался и приказал убрать яд. Муравьи потопали своей обычной дорогой на кухню, а в стаканах ректора перестали топиться муравьи - смертники. Больше себя Прохоров ничем не проявлял. Александр несколько раз подходил к кокону, заводил разговоры, пересказывал новости. Но никакой ответной реакции не было, и со временем он бросил это дело. Александра Чучелкина долго пребывала в шоке. Она полюбила перспективного волшебника, богатого и известного красавца, а получила, по сути дела, нищего изгоя, к тому же массового убийцу. Про тайную часть 'Летящего паровоза' она ничего не знала, и даже не могла решить, кому верить - университетскому начальству или тому, что рассказал ей Александр. Подумав, она решила, что не будет верить никому и что её любовь к Александру больше всего остального. В апреле они сыграли свадьбу. На свадьбу со стороны Александра прибыла только мама - отец всё-таки разошелся с ней. После развода отец опять связался с 'Изумрудом' и погиб в неудачном ноябрьском наступлении на город Кощея - зомби применили до тех пор неведомое оружие, аналог университетских шариков с концентрированной смертью. Вместе с ним погибло много других магов, в том числе несколько студентов и взрослых магов из числа членов 'Изумруда'. Руководство 'Изумруда' было уверено, что на этот раз им удастся полностью очистить город, и ввело в город большие силы. Почти все они погибли. Получив в наследство отцовский замок, Александр даже не смог толком осмотреть его: провожатый от 'Изумруда' ныл и поторапливал его. Больше в замок Александр никогда не возвращался. Мама отказалась жить в замке и уехала к родителям, замок пришлось отдать в пользование дальним родственникам. После свадьбы молодые Веселовы переехали в маленький домик с соломенной крышей и ужасно дырявым полом у университетских стен. Александра ругалась и не знала, как наводить порядок в такой 'антисанитарии' (она была городской девочкой), но у Александра были свои резоны. Каждый вечер он выходил на улицу, разводил костёр и подолгу смотрел в огонь. Шпионы 'Изумруда' из кожи вылезали, пытаясь понять, что он делает, а секрет был прост: он ничего при этом не делал, просто смотрел на огонь. За него всё делало небольшое магической устройство, которое оставалось в доме. Оно располагало над костром невидимый экран, открывая и закрывая который, можно было в двоичном коде передавать информацию. Перед выходом на улицу Александр заводил в устройство все новости из мира волшебников и из немаговских газет, а затем разводил огонь и ждал, пока устройство выстреливает в космос новостями. Он не знал, видят ли его товарищи с базы на Луне, он даже не знал, удалось ли им выжить, но каждый вечер упорно повторял свой подвиг. Никакого ответа он не получал - все 'паровозники' как будто исчезли. Но иногда он замечал, как 'изумрудовцы' начинают кидать на него исполненные ненависти взгляды, а потом становилось известным, что погиб один или другой мерзавец. 'Летящий паровоз' продолжал бороться. А пол он вскоре перестелил. Тем временем мир всё больше превращался в пороховую бочку. Немаговские правительства активно интриговали друг против друга, бешеные генералы, привыкшие уничтожать противника городами, были готовы в любой момент развязать ядерную войну, проходимцы всех мастей активно подбивали народно - освободительные движения на восстания, и хоть как-то утихомирить всё это буйство могли только волшебники. Активных деятелей не хватало настолько, что на боевые миссии начали посылать даже первокурсников, преподавателей и членов небоевых орденов, чего ранее не случалось никогда. Вместе с увеличением количества неопытных людей стали расти и потери - девчонки из небоевых орденов иногда просто не могли убить тогда, когда надо было убивать. Несколько раз ректору пришлось даже просить о помощи вампиров - Александр присутствовал на этих миссиях в качестве наблюдателя, следил, чтобы вампиры под шумок не съели кого-нибудь из тех, о ком им стоило заботиться, а вампиры следили за тем, чтобы он не сбежал. Такой вот милой компанией они и осуществляли заботу о человечестве. Студентов не хватало, со временем 'Изумруд' пробил решение брать в университет не только 'оранжевых' волшебников, но и просто людей - мастеров в своём деле. Александр подозревал, что сделано это было с немного другой целью - чтобы растворить альтруистов - волшебников в массе умелых, но не очень доброжелательных немагов.
   Глава 26. Управление образами.
   Предметы пятого и шестого курсов Александру приходилось изучать нелегально, по конспектам боевых подруг и жены. Боевые подруги были очень довольны - объясняя ему, они начинали кое-что понимать сами.
   - Самый интересный для нас курс - это управление образами, - шептала ему по коммуникатору Дубровская, - вот, например, когда ты просто говоришь человеку 'не делай того-то и того-то', то это примитивная информация, которая другим человеком воспринимается только как твоё мнение. А когда ты рисуешь ему всю картину последствий его действий в красках, например, 'если скинешь на чужой город атомную бомбу, то там будет много детей с облезлой кожей, которые даже не смогут взять в руки игрушку', то это уже управление образами. Нам говорили, что управлять образами можно и нужно не только другими людьми, но и в первую очередь самим собой. Пока просто думаешь о том, что надо что-то сделать, то это не очень хочется, а как только представишь себе в красках радость тех, кто будет радоваться свершению (или печаль тех, кто не дополучит того, что ты должен сделать), то создается образ, который будет вести тебя вопреки любой животной лени. - Но это самый низкий уровень управления образами. Нам целый цикл лекций прочитали про управление образами на уровне народов. Про один ты уже знаешь, сам письмо Мерлина нашел - это образ праведного рыцаря, который вопреки страху и жадности идёт и делает то, что должен, и всегда милостив с дамами - ради своего государя, ради своей страны... но и вообще ради того, что это правильно. То есть все люди народа, которые не довольствуются простым растительным существованием, могут воображать себя рыцарями и в итоге общество становится намного более управляемым, менее коррумпированным и более дееспособным, растёт уровень жизни и тому подобное. Но это из относительно недавних образов. - Платон ввёл в своё время образ человека, который не боится признаться в том, что он ничего не знает, утешая себя в том, что остальные не знают даже того, что они ничего не знают - таким образом был создан образ философа, для которого важнее всего истина, а не одобрение стаи. Говорят, это было мощнейшее изменение, определившее впоследствии всё научное развитие Европы. Образ пламенного революционера, который себе - ничего, а всё делает для народа - и науки изучает, и страдания переносит - этот образ совершил множество изменений. Образ великого учёного, который открывает новые законы природы и тем принципиально изменяет жизнь человечества - тоже очень мощный образ. Очень много у нас говорили об образе Франкенштейна, существа с реакциями на раздражители, но без души - ты, наверное, про него не слышал. В СССР книги про него не печатали, это слишком весёлая пародия на образ 'материалистичного человека, который способен только удовлетворять потребности', хотя и написана она больше чем за сто лет до возникновения СССР. - Много говорили про образ японского самурая, который выходит на бой не для того, чтобы победить, а для того, чтобы умереть с честью (в духе 'кто вышел с таким настроем, тот уже победил'). Говорили, что это очень сильный образ, который весь народ настраивает на жизнь не в подчинении, а в противостоянии животным хотениям - и тем выводит человеческую жизнь на качественно более высокий уровень, благодаря чему маленькая Япония с ничтожными ресурсами смогла не только выжить, но и значительно расширить своё влияние. - Несколько лекций было посвящено современным образам. Технологию управления образами немаговские правительства сейчас пытаются активно использовать, но не очень удачно. В качестве примера приводили образы, созданные с подачи нашего Генерального секретаря - образ знатного хлебороба, знатного механизатора, сталевара, авиаконструктора и так далее. Ранее 'знатными' называли только людей из феодальную верхушки. Говорили, что тем самым сделана заявка на преображение всего народа, на преодоление сопротивления материала, разуверенного во всём и не верящего властям народа. Смысл там был такой: якобы за столетия царской власти народ уверился в том, что справедливости не бывает, что всегда торжествует только право сильного и что всё, что может быть отобрано, всегда сильными будет отобрано, а потому лучше не сопротивляться, а подольстится к ближайшему местному феодалу. Говорили, что это убеждение восстанавливает само себя: представители из народа, попав во власть, действуют, как мелкие феодалы, глуша всякую инициативу и отбирая всё, что можно. Именно на преодоление этого сопротивления материалов направлено создание образов 'знатных тружеников', которые должны были по задумке противостоять, с одной стороны, быстро скатывающимся к феодализму местным руководителям, а с другой стороны, эгоистичному цинизму простого нарда. Планировалось со временем объединить 'знатных тружеников' во всесоюзную организацию и сделать их противовесом партийным органам. Говорили, что этот пример можно считать и удачным, и неудачным одновременно - удачная по задумке, эта идея не смогла внедриться достаточно глубоко, поскольку в реальной жизни простой народ видит не столько знатных хлеборобов, сколько жестокость партийного начальства. Да и сами 'знатные работники' зачастую созданы очень искусственно, за счёт отбирания лучшей техники или самых выгодных работ у соседей. - Много говорили про образы, которые используют в США. Там ещё с XIX века активно используют пропагандистские образы. Начали они с плакатов 'Дядя Сэм нуждается в тебе' - это когда набирали добровольцев для войны с Югом, рисовали такие большие плакаты на агитпоездах, у портрета дядьки со звёздно - полосатой шляпой делали ещё такие глаза переливающиеся, с какой стороны не посмотришь - кажется, он на тебя смотрит. Сейчас они рисуют плакаты с изображением уверенной женщины в спецовке - как будто работница авиазавода - и надписью 'Мы сделаем это!'. Одним словом, последовательно и методично создают образ единой страны с едиными целями для властей и народа. Если верить той пропаганде, которую я слышала в детстве, то там на каждом углу должны были бы висеть плакаты, на которых толстый капиталист должен был прыгать на раздавленных рабочих и ликовать над тем, как хорошо он их надул и ограбил. А они наоборот - создают образ единого народа. - Отдельный цикл лекций был про отрицательные образы. Так, например, Францию в своё время спас и долго питал образ непорочной девственницы, Божьим Промыслом восстановленной для спасения страны - речь идёт о Жанне д'Арк. Когда нужно было сломать королевскую власть, Вольтер изобразил её распутницей и разбойницей. Про телемитов ты лекцию слышал - про них тоже много говорили. Про Дон Кихота вспомнили - как издёвка над образом рыцаря, говорили, что этот образ в значительной степени подорвал авторитет рыцарства и церкви. Даже 'Конька - Горбунка' не забыли - говорили, что с определённого момента в литературе стали изображать царей исключительно как дурачков и эгоистов, что практически исчез античный образ царя - героя. Говорили, что нам придётся его восстанавливать - например, написать произведение про то, как некий герой выходит на бой с силами зла или хаоса в одиночестве. Выходит один потому, что все остальные люди в городе либо малодушны, либо эгоистичны, и только потом герой благодаря своему умению думать об общем благе становится царём. Говорили, что надо это делать срочно, иначе люди перестанут уважать сами себя и не будут знать, кому подражать. Меня очень удивило то, что таким вещам здесь предают очень большое значение. Подумываю даже заняться написанием сказок... - Меня впечатлил курс про оптимальное проектирование самолётов, - делилась в свою очередь впечатлениями Анюта Тихонович на пятом курсе, - сначала дали нам спроектировать самолёт под заданный двигатель, а потом завели все его данные в программу и предложили повоевать на этих самолётах в условиях массовой войны. Разбили нас на несколько групп, и давай друг против друга. Ну, а ребята сам знаешь как проектируют истребители: чтобы был самый лучший, самый быстрый, самый лёгкий. Одним словом, никаких запасов для дополнительного оборудования не оставили, всю аэродинамику облизали так, чтобы ни одного свободного места не осталось. А как начали на них воевать, так и выяснилось, что оружие обслуживать неудобно - оно установлено в очень неудобных местах ради лучшей аэродинамики, к повторному вылету готовить долго - ради меньшего веса и большей прочности все лючки и места доступа сделаны маленькими - маленькими. Ремонтировать почти невозможно, поскольку места для ремонтных накладок не предусмотрены. То есть нам дали изготовить опытный образец натурального самолёта, и на нём мы эти характеристики замеряли - время подготовки к повторному вылету, время на ремонт после различных повреждений и так далее. В итоге наши самолёты проигрывали даже серийным самолётам немагов - у тех время на подготовку к повторному вылету намного меньше, и в итоге в воздухе у них самолётов всегда больше оказывалось. За немагов преподаватели играли. - Давай дорабатывать - а доработать-то и невозможно, поскольку запасов нет, в исходную конструкцию не заложено. Тогда нам сказали сконструировать самолёт по новой, и тогда все стали конструировать совсем по-другому: с запасами, с оглядками на ремонт, с большими люками для техобслуживания... А следующее задание было - поставить на те же самолёты двигатель помощнее и дальность полёта вдвое увеличить. Ух, как народ скрипел - даже вновь заложенных запасов не хватило. На меня произвело впечатление - просто так и не догадаешься о таких нюансах. - Ну, это уже скорее жизненная мудрость, - заметил Александр. - Тоже по-своему вариант волшебства, - сказала Аня Тихонович.
   Глава 27. Смена эпох.
   Пришедший к власти в волшебном мире 'Изумруд' понемногу переводил обучение в университете на нужные ему направления. Изменялось и направление программ по развитию мира немагов - теперь это было уже не совсем развитие, а скорее сдерживание, если не сказать 'оглупление'.
   Главной угрозой стало считаться перенаселение, и все студенческие работы стали направлять на изобретение способов уменьшения численности человечества. Развитие разумности и умелости было практически свёрнуто, и даже на волшебных курсах почти не вспоминал про то, что человек - это мыслящая часть природы, главной сутью которого является умение осознавать и улучшать последствия своих поступков, больше упирали на организованность и дисциплину. В пику университетскому руководству профессор Веселов всегда на своих лекциях подчёркивал этот момент, за что получил несколько замечаний: 'Не о своём предмете говорите'. Эти замечания он с удовольствием проигнорировал. То ли из озорства, то ли из каких-то своих дальних соображений ректор Стоянов ввёл Александра в совет по развитию науки и техники немаговского мира. Это произошло в 1950 году. По сути дела, именно этот совет должен был решать, какие технологии будет развивать мир немагов и каким образом жизни он будет жить. Из девяти членов совета пять мест занимали выходцы из 'Изумруда', ещё два места занимали не очень вменяемые девочки - выпускницы университета (они были даже младше Веселова), последнее место занимал пожилой дядька, взгляды которого на жизнь так и остались для Александра тайной. Одним из первых решений совета было согнать всех в большие города. Предполагалось, что так удастся остановить рост народонаселения, поскольку в больших городах вырастить детей очень сложно, а растратить деньги очень просто, кроме того, в городе сложнее наладить собственный промысел - тяжелее с помещением, ресурсами и всем остальным. Александр возражал, говорил, что при существующих технологиях площадь жилья окажется очень маленькой, а доходы - очень низкими, что в свою очередь вызовет в людях самые отрицательные чувства. Его спросили, что он предлагает? Александр сказал, что надо просто объяснить людям проблему и ввести управляемую систему рождения - попросить народ не рожать больше того, сколько надо. Изумрудовцы просто расцвели от счастья - именно этих слов они и ждали. Вытащили исследования с графиками, начали доказывать, что: 'При таком подходе у людей включается система выживания и каждый начинает думать, что 'пусть у него будет на одного ребёнка больше, а у других меньше', в результате чего численность резко растёт. А без этого люди просто живут в тяжелых условиях, ссорятся, расходятся - и думают, что всё происходит само собой'. На это Александр ответил, что в том, чтобы перессорить между собой всех людей и обеспечить вымирание от чрезмерных страданий, никакой чести нет. Решение совета было принято вопреки мнению Александра семью голосами против двух (за мнение Александра голосовал пожилой дядька). После заседания одна из 'невменяемых девочек' подошла к Александру и спросила, как можно не верить результатам научных исследований. Он в ответ спросил у неё, как можно быть такой дурой. Больше она к нему не подходила. Когда он рассказал о принятом решении Дубровской и Тихонович, те только пожали плечами: 'Спорное решение, но не хуже других, лучше, чем просто война'. Когда он рассказал об этом своей Сашке, та долго возмущалась и ругалась: 'Как можно быть такими безжалостными!' Александр посмотрел на неё и сказал: 'Знаешь, ты у меня всё-таки самая лучшая'. На следующем заседании рассматривалась проблема с жильём. Было решено развивать в странах запада автомобилестроение и небольшие личные домики. В СССР было решено раздать всем небольшие квартиры в каменных домах - с одной стороны, для того, чтобы приучить людей к комфорту, чтобы не могли вернуться в деревянные избушки с соломенными крышами, а с другой стороны, для сдерживания населения дать этого жилья с недостатком - чтобы его всегда не хватало. Кроме того, квартиры было решено сделать так, чтобы в них не могли жить две семьи - двухкомнатные с проходными комнатами, трехкомнатные с маленькой кухней - для провоцирования скандалов. Мотивировать такое строительство было решено тем, что такое жильё якобы самое дешёвое и его не жалко на тот случай, если страны капитализма начнут ядерную войну в ближайшие 10 - 20 лет, что в СССР считалось неизбежным. Александр опять возражал, говорил, что это в СССР лучше развивать малоэтажное жилье, что самым дешевым вариантом будет построить много деревянных домиков и подвести линии персонального общественного транспорта - наподобие четырёхколесного мотоцикла или электроцикла, чтобы они ехали по своим выделенным сверхлёгким линиям. Над ним только посмеялись - 'мы говорим не давать жильё - ты возражаешь, говорим давать жильё - ты опять возражаешь'. Александр добился, чтобы его слова занесли в протокол совещания, и на том успокоился. Со временем он стал понимать, что ректор ввёл его в состав совета для рекламы - сделать Александр ничего не мог, зато ректор и весь совет приобретали некоторую легитимность и видимость демократизма - ведь в составе совета был такой известный противник официальных властей, как Александр Веселов. Он даже подумывал уйти, но затем решил остаться - так он хотя бы имел доступ к информации о затевавшихся глобальных пакостях из первых рук, можно было передавать её через костёр на Луну. Виктория Земскова сделала головокружительную карьеру. При окончании университета она написала остроумную дипломную работу на тему 'Предотвращение системных конфликтов иерархических систем с помощью детских игр'. Виктория несколько упростила университетский практикум по теории систем и получила неплохую детскую игру 'испорченный телефон'. Правила игры были очень простыми: компания детей садилась в рядок, а затем первый человек шептал соседу на ушко какую-нибудь фразу, тот - следующему, и так далее. Разрешалось даже один раз переспрашивать. Последний человек произносил услышанное вслух, а затем первый озвучивал правильный вариант. Как правило, они никогда не совпадали, ко всеобщему восторгу. Считалось, что тот, кто хоть раз в жизни играл в такую игру, затем никогда не будет вводить в начальственной практике лишние административные уровни (что до тех пор было большой проблемой, многочисленные уровни разнообразных 'помощников', 'порученцев' и 'технических директоров' порой просто парализовывали немаговские организации). Ректор от такой работы был просто в восторге, добрый месяц приводил её в пример как образец настоящего волшебного дела. После выпуска Виктория исчезла на два года, писала под руководством ректора научную работу о сдерживании особо одарённой части общества. Работа получилась хитрая и мудрёная, даже Александр при её защите (она проходила в том числе и через совет по технологиям) не смог сказать ничего против. Суть идеи была проста: в обществе всегда есть много людей, которым уже недостаточно просто комфортной жизни, но которые ещё не дозрели до того, чтобы заниматься поисками совершенства в себе через религиозные или мистические направления. Именно такие, ищущие славы люди становились в разные времена особо активными банкирами, буйными военными или ненасытными предпринимателями - такими, которым мало было просто доходности, которым нужно было скупить всё. В результате действий именно этого сорта людей затевались различные войны или финансовые кризисы. В работе Виктории предлагалась создать большое количество научных организаций и сделать особо популярным образ учёного, чтобы все эти неудовлетворённые люди могли заняться чем-нибудь неопасным и может быть даже полезным. В работе доказывалось, что при этом расходы общества на науку - точнее, на резервации для учёных (их предполагалось держать вдали от городов, на небольшой зарплате) будут меньше, чем на их бесконечные конфликты. Рекомендовалось снять множество фильмов про полезных учёных для создания образа. Работа прошла на 'ура', было решено и в СССР, и в США создавать многочисленные научные городки. Вопрос Александра 'А как вы будете гасить слишком большое количество опасно глубоких разработок?' был воспринят как шутка. После защиты Виктория получила преподавательское место и должность завуча - именно она вынесла Александру те самые предупреждения. Остановил её после третьего раза ректор, сказал, что Веселова не исправить, и что даже он не обращает внимания на то, что Веселов каждому курсу рисует его как исчадие ада, а её придирки выглядят как месть отринутой любовницы. Виктория вняла, но каждый месяц при сдаче учебных планов не упускала возможности поругать Александра в духе: 'Посмотри на меня, я хоть чего-то добилась, а ты с твоей нетерпеливостью и порывистостью не добился ничего, и планы у тебя неправильно оформлены'. Александр всегда отвечал: 'Да, ты так много добилась!' и мечтательно поднимал глаза к потолку, где их и оставлял. Земскова злилась и выгоняла его вон. Замуж она так и не вышла. В 1960 году она родила ребёнка, девочку, отец остался неизвестен. В 1952 году, сразу после окончания университета, Александра родила дочку. Назвали Василисой. Помогать ухаживать за новорожденной приехала тёща, мама Александры. Чучелкина и сама была немного взбалмошной дамой, а её мама была шумливее вдвое. Они ссорились и мирились по десять раз на дню, Александр первое время пытался их разнимать (в процессе чего получил немало шишек с обеих сторон), а потом понял, что только мешает общению, и ограничился простыми заявлениями: 'Девочки, вы должны жить мирно и помогать друг другу'. Как это ни странно, действовало. Дубровскую и Тихонович сразу после выпуска угнали бороться с болезнетворными организмами Запретного Города - ни научной, ни общественной работой им заниматься не позволили. В 1946 году, в ноябре ректор неожиданно пригласил Веселова составить ему компанию в одной дальней прогулке. Вместе с ректором собралась довольно большая компания, все как один из 'Изумруда'. Они перенеслись в Антарктиду, ко входу в памятную пещеру. На этот раз людей - жертв они с собой не вели. Настроение у 'изумрудовцев' было заметно приподнятым. - Сегодня вы увидите великое событие. Я даже смею надеяться, что вы присоединитесь к нашему обществу, - шепнул ректор Александру. Они прошли вглубь пещеры, свернули в одно из ответвлений, потом ещё в одно. Александр вертел головой во все стороны и старался запомнить каждую мелочь - подробности могли пригодиться при штурме. Их целью была одна из дальних пещер. Свет в неё попадал через расположенный высоко вверху мутный прозрачный потолок (Александр не сразу догадался, что это не стекло, а лёд). По периметру пещеры находились углубления, некоторые были заняты коконами. Процессия из 'изумрудовцев' и нескольких присоединившихся рыжеволосых вампиров остановилось перед одним из них, самым бурым. Ждали недолго, не более получаса. Кокон начал трескаться, и из него с трудом выполз новый рыжеволосый вампир. Александр узнал его - это был один из пожилых членов 'Изумруда', ещё недавно он ходил по коридорам Университета, а потом прошла весть, что он умер. Старшие вампиры подхватили его под руки, кто-то подтолкнул к новоявленному вампиру невесть откуда взявшегося одурманенного человека - немага. Вампир с неожиданной резвостью впился ему в шею и принялся сосать кровь. 'Изумрудовцы' наблюдали за сценой с искренним интересом, Александр оценивал, насколько трудно будет пробить лёд потолка при штурме. - Я предлагаю вам вечную жизнь, господин Веселов, - говорил ректор, когда они двинулись из пещеры с коконами куда-то вглубь комплекса, - вечную жизнь, здоровье, господство над миром. - Вы же сами учили нас, что любовь, созидание, забота о других - это ключевые свойства разумного существа, - ответил Александр просто, чтобы что-нибудь ответить. - Всё это так, это абсолютная правда! Просто примите, что у Бога есть всё и для всех, хищники используют травоядных, люди используют для своей жизни и травоядных, и хищников, а высшие разумные существа используют для своей жизни и людей. Подумайте, как разумно всё устроено - высшие разумные существа одновременно и правят неразумными, и являются естественным ограничителем их численности! Впрочем, Высших так мало, что их не хватает для ограничения численности. Они вошли в огромную пещеру. Посреди пещеры высилась статуя мужика с бабской фигурой, присмотревшись, Александр увидел, что статуя оснащена двойным набором половых органов - и мужских, и женских. Должно быть, статуя была как-то заколдована, Александр ощутил в себе желание немедленно отдаться этому существу и телом, и душой. - Вот он, наш патрон! Это он научил всему! - с искренним восторгом прошептал ректор Стоянов. Разум у Александра сыграл тревогу. - И кто этот заместитель Всевышнего? - спросил он с немалой издёвкой в голосе. Ректор издёвку заметил. - Всевышнему нет никакого дела до нас. Структуру планетарных богов было бы очень долго объяснять сейчас, пока просто поймите, что с человечеством работают существа невысокого божественного уровня - такие, которых люди ещё могут увидеть и познать без вреда для собственного разума. Это сын Афродиты и Хермеса, Хермафродит, он сочетает в себе и мудрость, и рождающие функции! Он снизошел до нас потому, что переполнен состраданием и согласился заняться нашими проблемами! - Видали мы таких Херов... на картинках про бесов, - сказал Александр и хотел добавить ещё кое-что непочтительное, но тут статуя повернула голову и посмотрела на Веселова. Ощущение собственной ничтожности вкупе с восторгом перед величием божества хлынули в голову Александра, язвительные слова застряли в глотке. Но тут Александр вспомнил ощущение тихой радости и единства со всем миром, которое посетило его в пещере во времена путешествий со 'случайником'. Эта тихая радость была намного правдивее и истинное, чем громкое величие этого Хера. В ней была радость жизни всей природы, и правды в этом было намного больше. Тихая радость столкнулась с громкой похвальбой, и громкая похвальба постыдно бежала с поля боя. Александр почувствовал, что освобождается от гипноза. Статуя отвернулась, как показалось Александру, с досадой. - Эта великая честь! Он почтил тебя! Такого не случалось уже давно! - ликовали 'изумрудовцы', хлопая Веселова по плечам. Александр не стал их разубеждать. Ректор оказался более наблюдательным. - Я предлагаю вам вечную жизнь, господин Веселов, - повторил ректор, когда они выходили из комплекса, - вечную жизнь, здоровье, господство над миром. Поймите, мы отнюдь не злодеи. Мы совсем не стремимся установить на Земле царство Абсолютного Зла или что там ещё вы себе про нас напридумывали. Нам тоже интересно, во что вырастет человеческая цивилизация, мы видим в её развитии явный Промысел Божий. Мы много работаем ради обеспечения стабильности, следим, чтобы немаги не поубивали друг друга - и частенько несём при этом потери, как вы могли заметить. Конечно, мы и себя не забываем, можно даже сказать, оставляем себе самую вкусную часть пирога... Хм, Ха, да самую сладкую. Но не от убытка же, а от изобилия! - И ради этого вы устраиваете управляемое оскотинивание всего человечества? - спросил Александр, которому уже были известны 'подвиги' вампиров. - Зря вы так, - сказал ректор. Больше он к попыткам завербовать Веселова не возвращался. Мужик с двойным хером потом целую неделю не шел из головы, соблазн был велик. Александр даже сходил на богослужение к Падре Иоанну, после литургии полегчало. В других обстоятельствах Александр упал бы духом от такого развития событий, но тут у него началось Преображение. Через неделю после визита в Антарктиду он вдруг проснулся и почувствовал, что посещавшее его ранее ощущение единства со всем миром вдруг разрастается и затапливает его целиком, не оставляя никаких мест для гнева и ожесточения. Прекрасное ощущение длилось совсем недолго, всего несколько минут, но зато когда оно прошло, он почувствовал, что теперь может управлять всеми своими системами. И, как и Прохоров в своё время, он понял, что не знает, как ими управлять! Всего через неделю он запутался так, что даже не знал иногда, как встать. Как он теперь понимал Максима! Множество уровней абстрактного мышления, подавленные боли и обиды в голове требовали своего внимания, ссорились и парализовывали работу друг друга. Стоило Александру немного отпустить разумный контроль, как каждое из них старалось завладеть его вниманием. Александр заметил, что при этом выражения лица у него сменялись с огромной скоростью. Любимым делом его стало сесть в укромном уголочке и начать разбор внутренних конфликтов, ни на что другое моральных сил уже не оставалось. Он уговаривал внутренние системы в том, что нужно относиться друг к другу с любовью, пониманием и вниманием к каждой подробности дела - это помогало, но занимало море времени. А времени как раз было мало - надо было готовится к лекциям, ухаживать за ребёнком, общаться с Александрой, в конце концов. Чучелкина чувствовала, что мешает мужу, не могла понять причину и злилась. Он честно объяснял ей, что занят анализом внутренних систем, но она не верила, что этим можно заниматься так долго, и злилась ещё больше.
   Глава 28. Секретарь и Президент.
   1 марта 1953 года.
   - Нет, - сказал Генеральный секретарь собеседнику с буйной рыжей шевелюрой, - я не согласен. Час назад этот собеседник возник посреди его кабинета без какого-либо предупреждения и выдвинул ультиматум. Это был не первый его визит - первый визит состоялся ещё неделю назад. Любезно улыбаясь, он тогда сообщил, что не все в мире магов равнодушно относятся к проблемам немагов и что развитие немаговского мира находится в центре внимания очень, очень могущественных организаций с далеко идущими планами. За свою жизнь Генеральный секретарь повидал множество разных злодеев и разбойников - опыта тюрем и лагерей было предостаточно. Поэтому он очень хорошо умел чувствовать людей и отличать наносную любезность от глубинной доброжелательности. На этот раз чувства говорили ему, что перед ним самое страшное существо из всех, которые он когда - либо видел. Поэтому, когда рыжеволосый выкатил список совершенно неприемлемых требований, он даже не удивился. - Хватит давить не героизм, простым людям он ни к чему, - говорил тогда рыжеволосый собеседник, - говорите лучше о повышении уровня потребления на душу населения, о том, чтобы догнать и перегнать Америку по уровню жизни, об удовольствиях, в конце концов. Нельзя всё время жить только самопожертвованием, ради будущих поколений, у народа случится перенапряжение сил и моральная усталость, которую вы потом не вылечите ничем. Вслед за этим пошли совсем невыполнимые требования: распустить министерства и создать небольшие административные области с самоуправлением, упразднить колхозы, упразднить министерство внутренних дел и раздать милицию местным властям, снять кинофильмы с определённым содержанием - список и содержание фильмов прилагался. Генеральный секретарь просмотрел содержание - положительных героев там не было. Удачливые воры, чувственные содержанки, глупые военные - были. А положительных героев - не было. Рыжеволосый требовал таких изменений, которые моментально уничтожили бы и государство, и мораль народа. - Нет, - повторил Генеральный секретарь собеседнику с буйной рыжей шевелюрой, - я не согласен. - Тогда мне придётся сделать вам немножко больно, - сказал рыжеволосый и вытащил волшебную палочку. Было и правда больно, болел каждый нерв. - Нет смысла раскусывать ту ампулу с ядом, что вы держите за зубами с начала разговора, он уже не действует, - убил последнюю надежду на прекращение боли рыжеволосый, - соглашайтесь, человек не может терпеть такую боль. Генеральный секретарь помотал головой. - Так и быть, я уменьшу боль наполовину и зайду за ответом завтра. Рыжеволосый маг знал, что ответ будет отрицательным. А ещё он знал и то, что если бы этого человека ещё в юности не соблазнили величием подвига политической борьбы, то из него получился бы отличный волшебник. Эти наивные университетские юноши из 'Китежа' ищут волшебников среди уже созревших людей, а надо искать среди подростков, как это делают они, высшие существа. Именно они заприметили в иезуитском колледже Тбилиси талантливого парнишку с идеальной памятью и глубокой природной проницательностью. Именно с их подачи его духовный отец благословил парнишку на внедрение в революционную партию (сделал он это не совсем по своей воле). Сейчас высшему вампиру было нужно сломать старого революционера - так, чтобы он умер от презрения к самому себе. Когда злой маг исчез, генеральный секретарь с трудом приподнялся с ковра и позвонил своему давнему товарищу и помощнику. - Лаврентий? Привези мне яд, который действует быстро, безболезненно и не оставляет следов. Только не говори, что у тебя такого нет. Зачем? Для меня. Не задавай вопросов и поторопись. Товарищ приехал через небольшую вечность - через час, да не один, а с товарищами по Политбюро. Хозяин кабинета выхватил яд из его рук так, будто это была конфета, и быстро проглотил, не слушая никаких уговоров. После чего лёг на ковёр и стал ждать. Уже чувствуя, как его начинают убаюкивать снимающие боль волны, он подумал, что, наверное, найдёт, чем оправдаться перед Богом. Он вспомнил многогласые песни своей Родины - наследие светлой Византийской полифонии. Вспомнил, как, уступая его доводам о том, что развитие общества уже не может быть исчерпано учением о том, что 'мир во зле лежит', его благословили на внедрение в революционную партию святые Афонские старцы. Он многое сделал для Церкви и своей страны. Уничтожил Коминетрн, предотвратил расползание мятежей по планете. Сохранил страну, не дал растащить её по кусочкам местечковым феодалам и различным пройдохам. Не дал тем православным офицерам - монархистам из генштаба, которые были не в курсе Плана, подставить все войска наступающим немцам - те очень хотели освобождения страны 'от ужасов коммунизма' руками фашистов, наивные. Полностью дискредитировал идею коммунизма чрезмерным переутомлением народа и отступлением при войне с фашистами. До войны он произвёл горы излишнего и заведомого некачественного вооружения, а с наступлением войны сделал так, чтобы оно всё оказалось брошенным на границе. Не дал корейским и китайским энтузиастам разнести коммунизм по всей Азии, убрал в критический момент поддержку авиации, и американцы разбомбили их по всем правилам. Теперь о коммунизме народ будет вспоминать только как о нищете, переутомлении и постоянном страхе... Но он сделал не только это. Теперь, если церковные чинуши захотят восстановить столь любимое ими православное царство с тотальным крепостничеством, им придётся считаться с тем, что в советской империи было и бесплатное образование, в том числе высшее, и дешевый эффективный общественный транспорт, и борьба с организованной преступностью, и 8 - часовый рабочий день с месячным отпуском, и бесплатные библиотеки, и свобода переезжать с места на место. Чтобы загнать 'подлый народ' в столь любимое ими крепостничество, как они любили делать это ещё со времён Римской Империи, им придётся очень постараться. Теперь он уходит в легенду, в образ, в загадку. И никакие злые маги уже не смогут ему помешать... Убаюкивающие волны всё разрастались, и одна из них накрыла его с головой. - И что мы теперь будем делать? - спросил невысокий и лысый член Политбюро, - Его же стошнило, любой врач скажет, что это было отравление. - А мы так и напишем. Пусть в заключении будет написано, что умер от сердца... а кому надо, те всё поймут - как и поймут, что если бы мы были виноваты, то такой глупости не писали бы. Пусть это останется загадкой. Кто-нибудь знает, почему он так хотел умереть именно сейчас? - спросил грозный министр внутренних дел. Через день невысокий и лысый член Политбюро уже знал, почему. - Хватит давить не героизм, простым людям он ни к чему, - говорил ему возникший прямо посреди кабинета рыжеволосый собеседник, - говорите лучше о повышении уровня потребления на душу населения, о том, чтобы догнать и перегнать Америку по уровню потребления чего-то там, об удовольствиях, в конце концов. Да, и про этого вашего предшественника... жаль, что мы с ним так радикально разошлись во мнениях. Думаю, не стоит выпячивать тот факт, что он всю жизнь терпел страдания ради того, чтобы людям стало лучше. Давайте считать, что он это делал от природного стремления к власти. Стоит это назвать... например, 'культ личности'. Французская революция в своё время ужаснула народ жестокостью - ужасните их ещё больше. Посчитайте всех уголовников, всех переселенцев - пусть звучат цифры в многие миллионы репрессированных, десятки миллионов. Пусть его фигура ассоциируется только с произволом и жестокостью. А мы со своей стороны поможем вам стать Генеральным Секретарем. Да, и остановите этого Мессинга - ведь он на каждом выступлении доказывает, что передача информации от человека к человеку возможна, а отсюда прямой вывод о том, что душа может быть перенесена в другое тело - зачем вам рост религиозности? Будущий Генеральный Секретарь довольно потирал ручки, глазки его бегали. Именно таков был план многочисленной, но глубоко законспирированной группы дворян - монархистов: пожертвовать царём, но спасти идею православной монархии. Этот план возник ещё в начале ХХ века, когда стало ясно, что население растёт в геометрической прогрессии и что его придётся искусственно уничтожать - иначе просто не хватит продовольствия. Первая Мировая война показала, что войной дело не решить - остаётся слишком много беспризорников, инвалидов и другого бестолкового населения, от чего становится только хуже. Перед царём поставили ультиматум: либо целенаправленное уничтожение части народа, либо гибель всего. Царь отказался, и вот тогда-то и оформился План. План заключался в том, чтобы создать якобы народное правительство, его руками уничтожить лишнее население, дискредитировать навсегда идеи коммунизма, демократии и вообще какого-либо народовластия, а затем, когда проблема будет решена, восстановить власть 'милостивой царской руки'. Дополнительным фактором 'за' было то, что правящая династия заметно выродилась - единственный наследник был явно нежизнеспособен, да и другие родственники были не лучше. Тут как нельзя более кстати случился февральский заговор либералов, щедро профинансированный банкирами Англии и США. Им дали довести ситуацию до логичного развала всего и вся - ничего другого у них и не могло получиться, умишком были обделены - а затем тихо отобрали власть. На этом этапе в коммунистическую партию вступали целыми юнкерскими училищами, целыми отделами царской контрразведки и разведки. Старые большевики только удивлялись революционной активности вооруженных народных масс с дворянским происхождением. Потом около пятнадцати лет ушло на то, чтобы повыкидывать из партии настоящих демократов и революционеров, а также примазавшихся евреев - БУНДовцев. Особо не торопились - и те, и другие увлечённо уничтожали 'лишний' народ, одни - по идейным соображениям, вторые - по команде хозяев из США. Это было на руку монархистам. Примерно к 1935 году основные рычаги политической и военной власти были уже у монархистов. Теперь оставалось довести дело до планируемого результата - медленного загнивания 'бездуховного и алкогольного общества', а чтобы огромные ресурсы страны не пошли на улучшение жизни, надо было устроить бешеную и никому не нужную гонку вооружений. Потом, через двадцать - тридцать лет, когда народу надоест бесконечное переутомление и вечный 'Большой Труд' с непонятным результатом, следовало сменить вывеску и установить в стране 'демократию', растление и управляемый хаос. А когда слова 'коммунизм', 'демократия' и 'народовластие' будут полностью дискредитированы, следовало восстановить православную монархию. Разоблачение 'массовых репрессий' тоже планировалось бывшим Хозяином на период после его смерти, но все думали, что этот момент настанет намного позже, уже после того, как Хозяин уберёт боевых советских генералов, которые не были в курсе Плана. Теперь эту задачу придётся решать ему, маленькому, а его вес во власти не так уж и велик. Что бы он делал без этих рыжеволосых! 15 ноября 1963 года. - У нас есть все основания полагать, что ваша жизнь под угрозой, - говорил министр магии тридцать пятому Президенту Соединённых Штатов, - потому мы решили усилить вашу охрану двумя сотрудниками, их фамилии Майоров и Савёлкин. Они будут дежурить в приёмной. - Русские? - удивился Президент. - Не извольте беспокоиться, - улыбнулся министр, - если будет нужно, они умрут за вас. Министр исчез своим экзотическим способом - через камин. Тридцать пятый Президент Соединённых Штатов остался один, но одиночество его длилось недолго. В приёмной раздался шум, запертые изнутри двери открылись, и в кабинет вошли двое рыжеволосых магов - это можно было понять по тому, что одеты они были в мантии, а ещё по тому, что только маг мог войти в запертую изнутри комнату. - У вас неплохая охрана, - сказал один из рыжеволосых, - к сожалению, они нам не ровня. У нас есть к Вам предложение. Вы можете удивляться, но развитие немаговского мира находится в центре внимания очень, очень могущественных организаций магов с далеко идущими планами. Вот список требований. Президент просмотрел список, начав с конца. Он начал смеяться, ещё не дойдя до экономических требований. - Вы требуете убрать из кино всех людей, достигших высшего уровня артистического мастерства? Так, чтобы фильмы были очень зрелищными, но практически без содержания и без образов, которым можно было бы подражать, даже без выдающихся танцовщиков? Ещё вот мне нравится место - что в кино ни в коем случае нельзя упоминать о том, что Сулла сам отказался от практически неограниченной власти и уехал в своё поместье, когда решил, что Республика в Римской Империи восстановлена? Чем вам Сулла не угодил? - Люди не должны надеяться на героев, они должны думать, что всё движется в соответствии с объективными закономерностями, - пояснил один из рыжеволосых, - пусть в кино про Римскую Империю Сулла до последнего вздоха требует уничтожить молодого Юлия Цезаря. То есть фильмы про суперменов можете снимать сколько хотите - люди с детским сознанием любят суперов, не надо про вот такие отклонения. - Иными словами, одуряющие фильмы 'всех снесу одним махом' можете снимать сколько хотите, а вот про то, что человек может идти против 'объективных закономерностей', а попросту говоря, против своей жадной животной натуры, упоминать нельзя? Вы что, хотите, чтобы я сам уничтожил своё государство своими руками? Господа, я в юности был боевым офицером, и остаюсь им. Человек остаётся человеком только до тех пор, пока живёт по законам чести и может идти против того, что вы назвали 'объективными закономерностями'. Я вижу в вас очень, очень недобрых личностей. - Подумайте, господин президент. Вот генеральный секретарь тоже сопротивлялся, а потом вынужден был вымаливать яд у своих товарищей... Мы зайдём завтра. Рыжеволосые исчезли - просто растаяли в воздухе. Тридцать пятый Президент Соединённых Штатов выглянул в приёмную. Вся его охрана спала, тот охранник, которого министр магии представлял под фамилией Майоров, валялся на полу со взорванной грудной клеткой. Крови, что удивительно, не было. Второго охранника обнаружить не удалось. Охранник, который был приставлен к Президенту от мира магов ранее, точнее, охранница - миссис Лиз Пенни - была разорвана пополам, и тоже без крови. Президент вернулся к себе, вызвал начальника охраны. Тот явился через десять минут. Президент не сомневался, что начальник охраны не сможет увидеть убитых магов - охранников. Так и произошло. - У меня назначено несколько публичных выступлений. Пусть это будут открытые машины, и не надо далеко отгонять публику. Начальник охраны поднял брови: - Господин президент, это неразумно. Ваша попытка отобрать у ФРС право свободно печатать деньги и вернуть его государству создала вам множество очень влиятельных врагов. Ваш отказ вводить войска во Вьетнам вызвал раздражение промышленников. Множество кубинцев недовольны тем, что их бросили в Заливе Свиней. Президент передёрнул плечами. ФРС, банда наглых и жадных банкиров. Они приватизировали право печатать деньги от лица Америки и теперь активно строят самую большую в истории человечества финансовую пирамиду. Пока это идёт на пользу США - ФРС печатает ничем не обеспеченные доллары, распространяет их по всему миру, и тем самым обеспечивает США дополнительное финансирование. Но когда-нибудь вся эта пирамида рухнет! Даже слепому станет ясно, что Америка ничем не обеспечивает свои доллары, и тогда все его успехи, вся его борьба за новую счастливую Америку пойдут насмарку. Поведение этой банды ещё недавно вызывало у него только ярость. Теперь эти проблемы казались ему безумно далекими по сравнению с угрозой от нового, куда более могущественного врага. - Если глава государства хочет умереть определённым образом, не стоит ему мешать, дружище. Начальник охраны почтительно замолк. Чего стоят его неприятности в случае гибели Президента по сравнению с проблемами первого лица? Проводив старого друга, президент отвернулся и стал смотреть в окно. Он уйдёт в легенду. Это единственное, что ему осталось. Он пытался построить праведную Америку. Это при его власти было снято разделение на белых и цветных американцев, иногда военные даже были вынуждены сопровождать чернокожих детей в общие школы - расизму надо было положить конец. Это при его власти Америка поверила, что жизнь может быть чем-то другим, кроме взаимного грабежа, что можно жить дружелюбием и равноправием. Это при его власти государство попыталось вернуть себе право на контроль за своими деньгами - когда-нибудь, когда ФРС доведёт весь мир до финансового кризиса, об этом вспомнят. Ему есть, чем оправдаться перед Богом. И хоть теперь прекратятся эти боли в спине - последствия ранения в годы войны... В этот момент щелкнул затвор фотоаппарата - это была та, кого все называли 'мамарацци'. Патриарх, точнее, матрона всех журналистов - фотографов, способная без мыла пролезть в любые щели самых охраняемых помещений даже при её нетонокой комплекции. Он уже представлял, какая фотка у неё получится - он у окна, плечи опущены, сам сгорблен, вид преунылейший. Президент не стал ругаться - обернулся, слегка улыбнулся. На лице у матроны отразился шок - она поняла, о чём думал тридцать пятый Президент Соединённых Штатов. 22 ноября 1963 года на улицах Далласа прозвучали два выстрела. Оба были смертельными. Где-то далеко в своей берлоге завыл Говард Хьюз. Он-то понимал, что со смертью этого президента той Америки, которую он любил - Америки сильных, решительных промышленников, - больше не будет, а будет только гниль финансовых спекуляций и политических интриг. Его люди только руками разводили в ответ на упрёки хозяина - они охраняли президента на всём пути, для того, чтобы охранять президента плотнее, пришлось бы перебить его охрану. Но как сохранить того, кто не хочет, чтобы его сохранили?
   Глава 29. Победа через поражение.
   В редкие минуты свободы от срочных дел Александр пытался сформировать облик новой созидающей идеологии - той, которая будет востребована после того, как слова 'демократия' и 'коммунизм' будут дискредитированы банкирами США и монархистами в СССР. Получалось плохо. Раз за разом он прогонял в уме то, что им говорили на первых курсах про добро и про заколдовывание немагов, но каждый раз попадал в одну и ту же колею, которая ему совсем не нравилась. Он вспоминал слова профессора Сазоновой: 'Мы считаем, что человеку должно стремиться к тому, чтобы сделать себя и весь окружающий мир счастливее и совершеннее. Человек - единственное из всех известных нам живых существ, которое способно построить модель идеального мира в своем сознании, а затем изменять реальный мир в соответствии с этой идеей'. Это было похоже на правду, но Александр чувствовал, что где-то тут таится большая недосказанность. Он почувствовал эту недосказанность ещё тогда, на первом курсе, и периодически принимался обдумывать проблему, но никак не мог выбраться из одной и той же последовательности рассуждений: 'Если человеку хорошо стремиться к тому, чтобы сделать себя и весь окружающий мир счастливее и совершеннее, то это следует, что всем стоит стремиться к улучшению своего мира. Тогда каждый должен делать так, чтобы всем остальным жить стало хорошо. А в каком случае всем остальным жить станет хорошо? Если каждый из них будет иметь хотя бы минимальный набор ресурсов для выживания и возможность бороться за то, чтобы всем остальным стало лучше'. Тут наблюдался явный логический парадокс, бесконечная зацикленная петля, и Александр, походив по ней некоторое время, бросал эти рассуждения, чтобы приняться за них снова через день - два. В декабре 1951 года, когда он в очередной раз по своему обыкновению сидел на козелках перед сарайчиком и смотрел на огонь костра, ему совершенно неожиданно пришла в голову идея: 'А почему бы не сказать, что каждый в мире должен заниматься тем, что ему больше всего нравится?'. В первый секунды такая постановка вопроса вызвала в нём протест: представился мир, полный самодовольных эгоистов. Но затем привычный к парадоксальному мышлению разум профессионального волшебника взвыл на повышенных оборотах и начал развивать идею с разных сторон. Александра захлестнул поток образов. Он вдруг увидел, что при прежнем образе мышления о добре и зле 'хорошим' считалось подавить свои желания ради коллектива - и что такой образ мышления намертво исключает даже возникновение идей о личном счастье, а следовательно, и о счастье всего мира как сумме радостей отдельных его составляющих. Если же говорить о том, что каждый в мире должен заниматься тем, что ему больше всего нравится, то возникает несколько другой мир - мир, который живёт ради счастья своих людей. Даже при предварительном анализе становилось ясно, что такой мир будет менее мобилизованным, зато более мягким, на порядок менее конфликтным и на порядок более устойчивым. Александр затребовал мощности университетских вычислительных машин. Таковые были ему тут же предоставлены - 'изумрудовцы' контролировали далеко не все стороны жизни университета. Через неделю моделирования расчёты показали, что его первые догадки были верными и что реакции людей, как и мотивация всех поступков в жизни, изменяются очень значительно - и далеко не в худшую сторону. Несколько возросшая доля эгоизма с лихвой компенсировалась приростом счастья - анализ показывал, что в случае возникновения проблем люди будут гораздо активнее объединяться ради общего дела, поскольку им будет, что защищать - свой счастливый мир и образ счастья в нём. Следующие полгода Александр неторопливо и с упоением лепил программу - магический механизм. Программировал, проверял, находил ошибки, отлаживал и проверял снова. Так он шлифовал магический механизм до тех пор, пока не убедился в его полном совершенстве. Он знал, что у него будет только один шанс запустить устройство. Запустил он его в июне 1952-го. С этого момента каждый, кто задумался бы о проблемах счастья или добра, должен был получать толчок - уверенность в том, что у него теперь есть свобода в радости слышать свои желания и исполнять их, а также убеждение в том, что победа достигается через мягкость, а счастье через свободу. После этого Александр сел ждать результатов. Первый последствия стали видны уже через месяцы - в СССР появились 'стиляги', группы молодёжи, которые наряжались самым причудливым образом только для того, чтобы было весело, и так ходили по городу. Затем зона действия программы расширилась - даже в США появились группы, в которых самодеятельные проповедники вещали, что покупать из года в год всё более крупные дома, всё более дорогие автомобили и всё более молодых жен-любовниц - это не жизнь для разумного человека, и что лучше жить небольшими коллективами во взаимной радости. Из этих первых групп вышли самые разнообразные течения - от хиппи до панков, включая рокеров и любителей восточных религий. Первые восемь лет 'Изумруд' даже не понимал, что происходит. Маги ордена восприняли эти движения как одно из проявлений 'молодёжного протеста против отцов' и спокойно наблюдали, как власти периодически гоняют буйную вольницу. Несколько человек защитили дипломы на темы про использование подобных неформальных организаций в политических провокациях, и на этом дело закончилось. Спохватились будущие вампиры только тогда, когда стало ясно, что зарождается совсем иное человеческое общество, такое, для которого ценностями будут не капитал и не общественное положение, а любовь в племени и уважение личного счастья членов племени. Мало того, даже тридцать пятый президент США демонстрировал те качества, которые проповедовали новые гуру - открытость, дружелюбность, неприятие заносчивости и надутой важности. Тут началась пальба из самых крупных калибров: президента уничтожили, движения свободомыслия постарались свести к наркотикам, разврату и принципиальному отрицанию денег, постарались загнать в самое грязное подполье. Во многом это получилось, но судьба неформальных движений уже была не важна: убеждение в том, что человечество живёт для счастья своих членов, уже плотно вошло в образ мышления нового поколения граждан всех ведущих стран. Веселов тихо ликовал, 'изумрудовцы' пытались найти причину. Они обнаружили магический механизм, но повредить его или найти автора так и не смогли. Единственное, что им оставалось - это стараться свести ощущения свободы к разгулу и разврату. Во многом им это удалось Впрочем, небольшой успех с запуском магического механизма не решал основной задачи - создания новой идеологии. Александр поворачивал эту идею и так, и этак, но так ничего впечатляющего и не придумал. Ему не хватало компании и собеседников, способных на его уровне быть критиками и со-творцами.
   Глава 30. Девочка, которая хотела быть страшной.
   В июле 1959 года ректор Стоянов попросил освободить его от обязанностей 'по состоянию здоровья', в августе он якобы умер. Над его гробом 'изумрудовцы' сказали множество прочувственных речей, новым ректором стал Великий Волшебник Вадим Скоробогатов. К этому моменту он написал какую-то там диссертацию про закрывающие технологии, которую другие 'изумрудовцы' признали докторской. За докторской последовала профессорская. Никто этих диссертаций не видел - они были признаны очень секретными, как, впрочем, и все работы про закрывающие технологии. В марте 1960 года ректор университета 'Китеж' Вадим Скоробогатов пригласил Александра Веселова на 'великое', как он выразился, событие. Александр из любопытства согласился. Процесс снятия с браслетов ограничений на перемещение за стены университета был делом очень трудоёмким и длительным, и Александру было очень интересно, что же такое затеяли тёмные силы, что даже не поленились пойти на дополнительные труды. Они перенеслись к уже хорошо известному антарктическому убежищу вампиров, прошли в пещеру коконов. Рядом с коконом бывшего ректора Стоянова уже стояла большая группка вампиров и 'изумрудовцев'. Рядом стояла и загодя заготовленная одурманенная жертва. - Господин Стоянов отличался редкостными интеллектом и глубиной мышления, такое является редкостью даже среди высших существ. Скорее всего, мы увидим сегодня редкостное зрелище - процесса перехода в состояние высшего существа иногда приводит к возникновению весьма удивительных организмов, - пояснил Скоробогатов. Александр вспомнил пристальный взгляд старого ректора и подумал, что не хотел бы с ним встречаться ни в каком виде - ни в человеческом, ни тем более в вампирьем. Александру повезло - в момент разрыва кокона он глазел по сторонам, и его взгляд был направлен в противоположную от кокона сторону. Кинув в очередной раз взгляд на Скоробогатова, он увидел, что на лице у того застыло каменной маской выражение ужаса. Выражение 'каменной маской' было отнюдь не преувеличением - новый ректор на глазах превращался в камень. Александр перевёл взгляд на соседнего вампира - тот уже был превращён в камень целиком и падал на пол, как опрокинутая скульптура. Судя по всему, Стоянов превратился не в вампира, а в горгону или что-то подобное. Александр сделал выводы и дал дёру. Его никто не преследовал. По пути к выходу ему встретилось несколько вампиров, но они были так озабочены поднявшейся тревогой, что не обратили на него никакого внимания. Александр выскочил из пещеры, забежал за границы, в которых был запрещён перенос, и исчез. Перенёсся он в единственное на Земле место, в котором 'Изумруд' не стал бы его преследовать - в Старый Китеж. Со времён их приключений на первом курсе он изучил про Старый Университет всё, что только мог найти в архиве и в других источниках - до того, как 'изумрудовцы' закрыли ему допуск в архив после побоища. Люди в старом университете действительно гибли и исчезали слишком часто - частично из-за обрывков старой магии, частично по неизвестным причинам. Но это было не единственной особенностью старого университета. Как минимум двенадцать человек за последние сто пятьдесят лет его существования ушли в затвор таким же образом, как и Прохоров. Александру было бы очень интересно посмотреть на то, во что они превратились в результате. Ещё в старых хрониках сохранились упоминания о том, что в университете наблюдались три различных существа - чудовища большой магической силы. Большинство тех, кто встречался с ними, не пережили этой встречи, но сохранились и такие легенды, в которых утверждалось, что чудовища помогали некоторым встречным. И, наконец, самый главный приз - в глубоких пещерах университета, в самых дальних их окончаниях хранилась копия университетского архива с рецептами всех заклинаний, которые почти в неизменном виде использовались нынешним университетом, в том числе технология 'случайников' и браслетов невольных волшебников. Кроме заклинаний, там, по легендам, сохранялась ещё и коллекция особо опасных магических предметов, таких, которые были опасны даже для своих владельцев. Александр перенёсся в старый университет без чёткой цели - в его состоянии он был готов получить помощь от кого угодно, даже от древних чудовищ. Ещё у него была надежда, что комната с устройством 'Цвет Разума' откроется вновь - ему не помешали бы дополнительные возможности. Эта надежда пропала первой: проход к устройству был закрыт сплошной стеной. Александр развернулся и потопал ко входу в университетскую столовую - белёное двухэтажное бревенчатое здание. Именно там, в одном из подсобных помещений, должен был находиться один из ушедших в затвор магов. Не доходя до входа пяти шагов, он вдруг услышал весёлый мужской голос: - Кого-то ищете, молодой человек? Александр сразу узнал это голос. И хотя в прошлый раз он думал, что это голос профессора Пащина, не узнать характерные весёлые нотки было невозможно. Ответил он в том же шутливом духе: - Да вот ищу, во что превратился человек, которые ушел в полный затвор году так примерно в 1163-м? Не видели его тут? Перед Александром стоял высокий пожилой человек неразличимого возраста - с равным успехом ему можно было дать от 40 до 60 лет. - О, не извольте беспокоиться, он ушел отсюда примерно лет 300 назад. Но, возможно, я сумею удовлетворить часть вашего любопытства? Могу я пригласить вас к себе в гости? Правда, чай у меня только дубовый, а жестяные кружки без эмалировки. - А вы не едите молодых волшебников 35-ти лет от роду? - спросил Александр. - Хм... пока не пробовал. Вы думаете, это особый деликатес? - Нет, я жилистый и невкусный, - ответил Александр. - Тогда и пробовать не стоит, - резюмировал неизвестный маг. Жилище Вальдаруса - так представился пожилой маг - находилось в пещере, прямо под монастырскими стенами, и состояло из нескольких пещер. Жильё обставлено было очень скромно, если не сказать 'случайно'. По стенам гостиной пещеры были развешаны вязанки золотистого лука, а у стены кухни стоял платяной шкаф. Однако, Александр намётанным глазом профессионального разведчика - подпольщика заметил несколько особенностей: во-первых, небрежно задвинутый шкаф и лёгкий сквозняк свидетельствовали о наличии хода в более глубокие пещеры, во-вторых, наличие и расположение некоторых украшений на стенах свидетельствовали о наличии в доме женской руки. Заметив его оценивающий взгляд, Вальдарус прикрыл пологи, ведущие из кухни в соседние пещерки - вместо дверей в этом доме использовались завесы из плотной ткани. Жестяной чайник запел обычную для чайников всего мира песню на дровяной плите, появились обещанные кружки без эмалировки. - А что это у вас за экзотические такие украшения? - спросил Вальдарус, заметив под длинными рукавами пиджака Александра браслеты невольного волшебника. Пиджаки с длинными рукавами Веселов начал носить вскоре после начала своей преподавательской деятельности. - Это браслеты невольника, - сказал Александр и поведал историю приобретения этого 'украшения'. - Изумруд? Знакомое название. Эти пакостники были в университете всегда, но так они не усиливались никогда. - задумчиво произнёс Вальдарус, разливая душистый травяной (и совсем не дубовый) чай, - Мне рассказывали, они тут как-то лет пятьсот назад пытались вывести породу бессмертных людей. Ничего у них не получилось - их бессмертные могли существовать только за счёт поглощения жизни других людей. - Так что, вампиры существуют только пятьсот лет? - удивился Веселов и рассказал про антарктическую базу 'Изумруда'. За пологом всё это время слышалось шевеление, но Александр сделал вид, что ничего не слышит. - Нет, вампиры, которых вы видели, существовали с незапамятной древности. Человек после смерти - если вёл себя при жизни определённым образом - через некоторое время воскресает и превращается в одно из многих бессмертных существ. Это естественная функция для человеческих существ. Люди, у которых при жизни было снижено количество гормонов ярости, превращаются в ангелов - по виду люди, по сути бессмертные. Люди, которые всю жизнь занимались самоанализом ради собственного самолюбования, после воскрешения превращаются в вампиров. Некоторые вампиры - из тех, у кого страсть к магии и превосходству в познании была сильнее, чем у других - превращаются в горгон, бессмертных летающих существ с убивающим взглядом. Есть и другие варианты. Ребята, которые здесь сидели в затворе, почти все превратились в высших ангелов - таким проблемы людей почти не интересны, у них проблемы посерьезней. А вот те существа, которых создали тут, вынуждены были питаться даже не кровью - концентрированной субстанцией жизни, приготовить которую могли только редкие маги. Так что этот проект был действительно неудачным. У них ещё волосы становились характерно рыжими. - В Антарктиде у всех вампиров были рыжие шевелюры. - Хм? Значит, они как-то скрестили эти процессы. У обычных вампиров волосы самые разные. А вот и Василиса пожаловала. Василиса, знакомься. Александр Веселов, почтенный профессор из Нового Китежа. Пленник 'Изумруда'. Вошедшая в комнату стройная женщина была облачена в сверкающее изумрудное платье, на носу у неё были очень тёмные очки. Она очень неудачно попыталась изобразить улыбку. - Александр, знакомься - Василиса. Фамилию я её не знаю, поскольку она не говорит, только иногда кое-что пишет. Василисой её назвал я. Хотя правильнее её называть 'василиск'. При слове 'василиск' Александр подскочил и поперхнулся чаем. Василиск был легендарным зверем, способным убивать взглядом. - Не беспокойся, она у нас не совсем настоящий василиск. Пока у неё на носу тёмные очки, она практически безопасна, взглядом не убьёт, максимум головную боль получишь. Александр поперхнулся чаем повторно. Василиса подошла к Вальдарусу и очень нежно, всем телом прижалась к нему. Выглядело это очень чувственно - она была на удивление гибкой. - Я нашел Василису здесь примерно триста лет назад. Она была одной из тех, кто самовольно ушел в затвор. Насколько я понял из её письменных объяснений, она всю жизнь была неловкой девочкой, обижаемой со всех сторон ровесниками и даже младшими детьми. Она была доброй, умной девочкой, благодаря чему и попала в Университет, но при этом всю жизнь мечтала стать такой грозной дамой, чтобы усмирять всех встречных одним взглядом. Когда ей в руки попал Аленький Цветочек Исполнения Желаний, она поняла, что близка к исполнению своей мечты. Она доучилась до пятого курса, выучила все защитные заклинания, соорудила кокон и привела в действие цветок исполнения желаний. Она загадывала бессмертие, силу и здоровье, и не подозревала, что цветок исполняет не только слово, но и дух приказа. Очнулась она через пять месяцев в виде василиска. Первый же студент, который её увидел, погиб. С этого момента ей пришлось скрываться в самых глубоких подземельях университета. Жила он тем, что охотилась на мышей. Несколько раз на неё устраивали облавы - после того, как гибли случайные встречные, но она была сильном магом и легко уходила от ловушек, которые ставили в расчёте на животное. - Так я и нашел её здесь примерно триста лет назад, - повторил Вальдарус, - это была любовь с первого взгляда. К счастью, не её взгляда. С тех пор мы придумали эти тёмные очки. Так и живём - она снабжает меня бессмертием, я делаю всё остальное, - (только при этих словах Александр рассмотрел, что руки у Василисы были не просто прижаты к туловищу - они намертво приросли к нему! Изумрудное платье не было платьем - это была чешуя!) - Понемногу разбираем архивы старого университета, иногда выгоняем тёмных магов. Жаль только, что вот так получилось с твоим товарищем и одним из следователей - мы не ожидали вашего визита, она была без очков. Так что Василиса у нас пример того, во что ещё могут превращаться бессмертные люди. Василиса ещё раз изобразила улыбку - с таким же малым успехом. Твёрдая змеиная кожа не очень - то поддавалась человеческим эмоциям. - Можно, мы взглянем на твои украшения? Александр без задней мысли протянул руку с браслетом. В другой руке он продолжал держать чашку с чаем. Василиса наклонилась над рукой, повертела головой. Браслеты на руках Александра звякнули и распались. Александр в третий раз за вечер поперхнулся чаем и заверещал: - Что вы делаете? В браслеты заложена масса заклинаний, вызывающих мучительную смерть при самовольном вскрытии! - Ну как, ты её чувствуешь? - полюбопытствовал Вальдарус. Александр вынужден был признать, что нет. - Василиса очень хороший маг. Мало того, мы изучили многие архивы, в том числе те, которые описывают устройство браслетов. Тебе ничего не грозило. - Спасибо, - выдавил из себя Александр, - только соберите их обратно, недействующими - пусть будет имитация. Вернусь с ними в университет. Вам что-нибудь нужно от меня? - Что нам может быть нужно? У нас всё есть, мы счастливы. Лес даёт всё необходимое, архивы не дают заскучать. Я же сюда за знаниями пришел, хотел стать самым сильным тёмным магом. А нашел гораздо большее, так что теперь мне ничего больше не надо. Возьми с собой пузырёк - в нём средство, которое должно помочь тем ребятам, которые повстречали Василису пару лет назад. И когда пойдёте на штурм 'Изумруда', можете позвать нас на помощь. - За помощь спасибо. А средство наверное не стоит брать. Их убили 'изумрудовцы'. А хотя нет, возьму. Может пригодиться, если старого ректора повстречаю. А не подскажете, вы вот тут упомянули затворников. Какие такие большие проблемы решают высшие ангелы, что они человеческими проблемами не интересуются? - Например, устойчивость коры планет. Или стабильность звёзд. Хочешь, твой континент расколется пополам и разъедется на тысячи километров? Им это легко. - Да... понимаю. Благодарю вас. До свидания! Василиса вильнула на прощание своими стройными боками, Вальдарус проводил Александра по подземному ходу за ворота. Александр перенёсся в университет. Его отсутствия никто не заметил. Ректор Скоробогатов и остальные 'изумрудовцы' за исключением двух погибших вернулись через день. Ректора как-то отморозили от смертельного окаменения, но он навсегда получил травму лица - ни один мускул на нём больше не шевелился. Речь у ректора из-за этого стала очень неразборчивой. Добрую неделю Александр старался не встречаться со Скоробогатовым - при виде переживших 'великое событие' его неудержимо тянуло в смех, что с учётом всего произошедшего было чревато.
   Глава 31. Ожидание.
   Василиса Веселова оказалась сильным магом, но волшебницей она не стала. Тому было много причин.
   Александра Чучелкина устроилась работать в университет, стала гением статистики. Все ордена, нуждавшиеся в долгосрочных прогнозах, носили её на руках, но самой ей работа не нравилась. Постоянная скучная жизнь на крайнем севере и нелюбимая работа периодически доводили её до истерик. Она плакала и обвиняла Александра в том, что её жизнь стала несчастливой. Через несколько часов она спохватывалась и извинялась, но в течение этих часов в доме было жарко. Эти скандалы она не считала нужным прятать от дочери. Александр, со своей стороны, был так занят своими системными проблемами, что едва находил время на общение. Возможно, поэтому дочь выросла не очень-то доброжелательным ребёнком. Когда ей в 11 лет пришло приглашение в школу магии, она устроила скандал - хочу уехать, и всё тут. Александр Веселов не очень возражал - ему казалось, что в школе магии ей будет безопаснее. В 17 лет Василиса выскочила замуж, и в 1970 году Александр стал дедом. Внука назвали Ярославом. Александр делал то, что должен - читал лекции, заседал в совете по технологиям, ухаживал за домом. Только один раз он получил сообщение от своих старых знакомых. В июне 1961-го года он обнаружил у себя на столе 'тайное послание' - специальный вариант громовещателя, который давался в руки только адресату. Послание было заложено Сергеем Александровичем Гуровым ещё в те времена, когда они только планировали нападение на 'Изумруд'. 'Я не знаю, как повернутся события, - писал Сергей Александрович, - а потому оставляю это сообщение с отсрочкой. Оно устроено так, что если не касаться его более пяти месяцев, то оно само полетит искать тебя. Я хотел открыть тебе одну большую тайну. Все наши магические школы и университеты - это способ ввести в управляемые рамки природную человеческую способность создавать всё, что только можно вообразить. Это очень большая тайна. Скорее всего, ты в детстве встречался с такими случаями, когда ты творил сложные магические действия совершенно без каких-либо заклинаний? Обычно такое бывает со всеми магами в детстве. Это проявление природной человеческой способности творить любую магию просто силой мысли. Возможно, тебе это знание поможет - дело, которые мы затеваем, может оказаться слишком опасным'. Дальше шли пожелания здоровья, терпения и стойкости. Александру было приятно получить напоминание от старшего друга, но он предпочёл бы письмо от живого человека. Появление этого письма могло означать что угодно - и смерть Сергея Александровича, и умышленное послание. Тем временем вампиры понемногу приводили в действие свой план по превращению всего человечества в бессмысленное мясное стадо. В начале пятидесятых годов американскому правительству был представлен доклад 'научных центров', в котором самым убедительнейшим образом доказывалось, что главной угрозой демократии в Америке является... демократия. Не жалея описаний и графиков, учёные доказывали, что слишком большое количество независимых групп правдоискателей создадут такой сильный информационный поток, с которым не справится государственная машина, в результате чего возникнет хаос и непрерывная революция. Делался ожидаемый вывод - надо срочно понизить уровень образованности и вовлечённости в политическую жизнь. Для достижения данной цели предлагался целый комплекс методов: информационные компании по осмеянию 'умников', пропаганда спорта, ввод в популярную музыку специальных подавляющих сознание ритмов, пропаганда свободного от любви и взаимной заботы секса, создание таких политических прецедентов и таких произведений искусства, которые должны убеждать публику в том, что людьми движут только низменные страсти. Американские конгрессмены доклад отвергли, но вампиры умели ждать и добиваться своего. Молодёжные волнения шестидесятых годов заставили вспомнить о старой технологии, и если молодёжь шестидесятых ещё мечтала о счастливом мире и бушевала на антивоенных митингах, то молодежь семидесятых и тем более восьмидесятых интересовалась только сексом и наркотиками. В СССР устроить оскотинивание было сложнее - приданный революцией импульс осознанного изменения мира к лучшему ещё не погас. Народ активно интересовался новым, изо всех сил стремился в науку и искал познания сложностей. Но и тут нашли, что сделать - сломали все парашютные вышки, практически полностью выхолостили пионерское движение. Бойскаутское по своему духу пионерское движение двадцатых - тридцатых годов было призвано научить детей выживать в любых условиях и любых походах, научить умению обращаться с техникой. После пятидесятых годов пионерское движение от концлагеря отличалось только одеждой: тот же надсмотрщик, та же ходьба строем - и ничего больше. Парашютно - планерно - легкомоторный ДОСААФ, который изначально был школой техники и творчества для миллионов, выродился в подготовительные курсы военных лётных училищ и в курсы автолюбителей. Дворцам пионеров и школьников, которые ещё хоть как-то готовили думающих людей, обрезали финансирование, а после и просто закрыли. Подрастающее поколение росло с убеждением, что пионеры и комсомол - это только для того, чтобы собирать взносы и наказывать, а коммунизм - сплошная скука. Ритмы, которые Александр привёз от наги, мелодии Густава Лейнхарта, а также некоторые наработки Ваулиной были использованы для создания в семидесятых - восьмидесятых годах 'культурной бомбы' - чарующих, веселящих мелодий. Авторы популярных песен порой не осознавали, что клали на музыку ритмы, которые им настукивали ложечкой 'случайные' рыжеволосые соседи в кафе. 'Культурную бомбу' использовали для добивания СССР по предложенной в своё время Веселовым технологии, только Александр думал, что его технология будет использована для пользы СССР. Молодежь советского Союза слушала западные мелодии и удивлялась - почему приходящие из-за рубежа мелодии такие красивые и будят фантазию, а по государственному радио идут одни народные песни и занудные арии из опер. Как только надобность в 'культурной бомбе' отпала, чарующие мелодии сразу провалились сквозь землю, а все радио - и телеканалы всех стран заполнила оглупляющая серость. Произведения, пробуждающие мечту и фантазию, вампирам были не нужны. Вместо весёлых и жизнерадостных ритмов джаза 30-х годов и лечащих ритмов от наги всю популярную музыку, все музыкальные радиостанции заполнили депрессивные ритмы. 'Изумруду' удалось сделать из университета мозговой центр по изобретению методов уничтожения человечества. Подавалось это, конечно, как благородная цель недопущения войн и конфликтов. Большое количество людей, напряженно думающих об одной цели, всегда что-нибудь придумает, что уж говорить об университете волшебников! За короткое время студенты изобрели такое количество методов и хитростей, что изумили даже самых злобных вампиров. Использовались все возможные методы - от химических до психологических, от методов непрямого доведения до нежелания жить и до утончённых способов предотвращения бунтов - чтобы можно было снижать уровень жизни ниже биологического выживания. Противозачаточные вещества в дешевой косметике были не самым хитрым изобретением студентов. Основным способом снижения количества населения был принят способ 'управляемой тесноты'. Согласно этой технологии, всех следовало согнать в большие города, а сельхозпроизводство сделать нерентабельным и дотируемым - чтобы не разбежались обратно. В городах искусственно создать нехватку жилья и безработицу - чтобы слабые духом спивались и совершали преступления, а сильных духом убивали опустившиеся слабые. Для предотвращения возмущений следовало внушить, что человек - это животное, которое действует только ради низменных страстей, и что любая революция приведёт к власти только новых воров и проходимцев. Значительный рост благосостояния в СССР в тридцатые и пятидесятые годы следовало забыть и оболгать, для чего и была создана борьба с 'культом личности'. Монархисты, которые проводили её в своих целях, поначалу не поняли, что делают, а когда осознали, вампиры не дали им отыграть обратную через агентов фашистов. Фашисты благодаря помощи вампиров после войны успешно распространили своё влияние почти на все страны мира. Они благополучно пересидели тяжелые времена в Антарктиде, вывезли и пересохранили в недоступных местах все награбленные ценности размером в несколько золотых запасов европейских государств, а затем пустили их в рост. Оккупационные войска нашли лишь остатки. Вместе с ценностями фашисты вывезли ключевых инженеров и техников, которые продолжили сначала в Антарктиде, а затем и в различных научных центрах по всему миру работу над начатыми в Германии образцами оружия. В 1946 году американцы решили разведать удивительные слухи о базе в Антарктиде и послали к Земле Элсуорта небольшое авианосное соединение. Фашисты поглумились над ним от души: их летающие тарелки (к тому моменту им удалось доработать 'колокол') довели команды кораблей до паники ещё до приближения к Антарктиде, а там одна из подводных лодок проделала в борту конвойного эсминца огромную дыру самонаводящейся торпедой - ракетой. Ракета умышленно была сделана с очень маленьким зарядом взрывчатки - для демонстрации силы и только. Несколько самолётов, взлетевших с авианосца, сбили реактивные Ме-262. Этого фашистам показалось мало, и они послали к берегам Америки одну из своих огромных транспортных подлодок типа UF, переделанную в ракетоносец. Запуск оказался успешным: 25 февраля 1947 года ракета попала в одно небольшое здание в Нью-Йорке и снесла его до основания, произведя разрушения в радиусе нескольких десятков метров. Погибло 56 человек, множество было ранено. Официальные лица придумали объяснения только через месяц, и очень неубедительные: сказали, что это были испытания опытной американской ракеты. Им никто не поверил: свидетели видели, как ракета пришла от моря, а все американские ракеты испытывают далеко в пустыне. После демонстрации силы фашисты связались с правительством США и поставили ультиматум: либо вы оставляете нас в покое, либо в следующий раз по десяти городам будет нанесён удар десятью ядерными бомбами. О наличии у фашистов ядерного оружия в США знали и решили не рисковать. Игра в 'вижу - ни вижу' длилась до 1958 года, когда под видом международного геофизического года к берегам Антарктиды направились более крупные силы. Высоко над поверхностью были взорваны три ядерных ракеты - две от США и одна от СССР (это была совместная операция). Формально - для проверки возможности растопить льды Антарктики, на самом деле - для выведения из строя энергетического оружия и электроники. Десант нашел в пещерах только пустоту - фашисты за это время благополучно переползли в места потеплее, в пещеры глубоко под Андами, а также в различные базы по всему миру. Награбленное в Европе золото должно было стать только первоначальным капиталом, малостью, из которой должна была вырасти всемирная власть фашистов над миром. Используя эти богатства и свою резидентуру, фашисты очень быстро захватили контроль над большей частью мировой организованной преступности - по сравнению с фашистами любая мафия не опаснее котят. Уже через десять лет после поражения им удалось захватить власть над теневой экономикой СССР. Причиной тому были изначальные недостатки советской системы хозяйствования. На чёрном рынке вынуждены были присутствовать все руководители, кто хотел хоть как-то выжить. С одной стороны, план 'сверху' устанавливался нереальный, а ресурсов давалось недостаточно. С другой стороны, отсутствие мелкооптовой торговли - 'буржуазный пережиток' - приводило к тому, что ради ящика гвоздей предприятию приходилось покупать целый вагон, а ради литра краски - целую бочку. Почему бы не выменять излишки на то, чего не хватало? Другого выхода просто не оставалось. Ну, и почему бы при этом не оставить себе небольшой процентик - за волнения? Появились особо бойкие и особо богатые дельцы чёрного рынка, появилась заинтересованность у руководителей разного ранга почаще работать с чёрным рынком. Черный рынок уже в тридцатые годы оперировал вагонами с углём и составами с нефтью. После войны объёмы умножились в разы - расслабившееся после победы общество хотело богатства и изобилия, спекуляция и подпольные производства росли, как на дрожжах. Советские руководители среднего ранга даже не осознавали, что очень выгодные предложения, которые они получали от чёрного рынка, подчас исходят от фашистов. Поначалу фашистом приходилось возить золото контрабандой, на подводных лодках. Потом, по мере расширения торговых связей, появилась возможность покупать советских торговых представителей и руководителей разного ранга, просто кладя деньги на их счёт в заграничном банке. Вскоре через чёрный рынок фашисты контролировали почти всё среднее звено управления СССР. Оставалось снять только последних особо упорных советских генералов. Тут фашисты натолкнулись на сопротивление монархистов. Ни та, ни другая сторона не поняли, с кем имеют дело. Монархисты решили, что имеют дело с ростом активности теневых дельцов, и уступили дорогу - устроить в стране анархию под названием 'либеральная демократия' было в русле их идей. Фашисты решили, что имеют дело с подпольем советских военных, жаждущих возвращения имперских времён, и уже собирались устроить на них охоту, как вдруг обрели в их лице неожиданных помощников. Совместными усилиями они организовали 'перестройку', после чего в стране была установлена жесткая феодальная система: каждый регион и каждое предприятие имели своих 'держащих', тех, кто имел право их 'держать' (то есть делать с ними всё, что заблагорассудится) в обмен на политическую поддержку вышестоящего феодала. Всё коммунистическое было либо запрещено, либо подвергалось охаиванию. Обсуждение каких-либо новых идей о более справедливом обществе не допускались в принципе. Монархисты проследили за тем, чтобы этот порядок назывался 'демократией', и принялись спокойно ждать момента, когда у народа выработается стойкое отвращение к этому слову. О том, что реальную власть в стране контролируют фашисты, они не подозревали. В США ползучее проникновение фашистов во власть шло ещё успешнее. Огромная резидентура осталась ещё со времён войны - этнических немцев в США было очень много. Ещё больше фашистов попало в США после войны в качестве ведущих инженеров военной промышленности. Вскоре эти инженеры - как ведущие специалисты - получили доступ к самым тонким нюансам военно - политических решений и стали во многом определять политику США. Поначалу они были пленниками, со временем стали полноправными гражданами США. На волне антикоммунизма (в начале 1950-х все экономисты США были уверены, что социалистический мир вскоре их обгонит по всем показателям) они нашли себе множество союзников. Их влияние было настолько велико, что они даже не считали нужным скрываться. Вернер фон Браун, глава всей ракетной программы США, а до этого - группенфюрер СС, ещё в начале 1960-х годов весело во всеуслышание объявлял, что поначалу они будут пугать конгресс и народ США советской угрозой, потом - угрозой стран - террористов, затем - инопланетянами, и всё это только для того, чтобы перевести большую часть денег под контроль военно - промышленного комплекса и 'правильных' людей, которые затем всё и сделают 'как надо'. С другой стороны, шло проникновение фашистов и через каналы организованной преступности - политическая система США изначально была неустойчива к подкупу, правда, это явление ограничивалось властью достаточно древней протестантской 'аристократии' - старых, очень богатых и влиятельных родов выходцев из Англии и других стран. Однако, нет такой власти, с которой не могли бы справиться деньги и террор - а и то, и другое в распоряжении фашистов было в преизбытке. Получив власть над целым рядов ключевых систем государства, фашисты активно принялись оглуплять и наркотизировать население, а во внешней политике - разжигать конфликты, уничтожать культуру и заниматься грабежом других народов. Получив доступ к распределению финансовых потоков в научных исследованиях, фашисты постарались сделать так, чтобы все наиболее перспективные направления разрабатывались только подконтрольными им организациями, а тайные агенты приносили информацию о возможных 'прорывах' во всех остальных областях. Многочисленные научные центры по всему миру даже не подозревали, что работают на фашистов. Имея со времён войны некоторое преимущество в военных технологиях, фашисты следили за тем, чтобы технологии других стран отставали от них, и постоянно наращивали этот разрыв. Со временем летающие тарелки и другая техника фашистов стали невидимыми для войск других стран, а их нападающее оружие превосходило по эффективности всех конкурентов, кроме СТПРН. Фашисты готовились придти к власти официально одновременно по всему миру - и их планы были близки к осуществлению. В 1956 году власти СССР попытались восстановить контроль над СТПРН. Генеральный секретарь планировал атаку ещё сразу после войны, для чего и перевёл в Уральский округ своего самого боевого маршала, но СТПРН 'откупилось' технологиями сначала ядерной, а затем и термоядерной бомб (на самом деле - просто передало). Новый генеральный секретарь не захотел далее терпеть такую вольницу и приказал начать операцию. Над входом взорвали ядерную бомбу, затем на штурм пошли элитные войска. Для маскировки одновременно взорвали намного менее мощную бомбу на Тоцком полигоне - якобы для войсковых учений, в зараженную зону даже двинули войска. Учения должны были отвлекать внимание от полноценной войны, которая должна была развернуться рядом, учебные войска также должны были стать резервом на случай возникновения затруднений. Естественно, никакой войны не получилось - дозор СТПРН просто отошел вглубь пещер, а затем ушел к своим через запасные выходы. Вместе с советскими войсками шли и маги из 'Изумруда' - у них были основания полагать, что в подземной республике они найдут немало интересного. Их постигло глубокое огорчение. Ректор примчался к Веселову и чуть ли не визжал, требуя рассказать о судьбе СТПРН. Александр пожимал плечами снаружи и хихикал внутри. Ректор грозился применить сыворотку правды, но так и не решился, осознавая, что маг уровня Веселова способен превратить её в лимонад ещё во рту даже без волшебной палочки, просто силой мысли. Нашли СТПРН через кадровое агентство. Сразу после войны по всему миру развернула сеть кадровых агентств фирма 'Глория'. Агентства предлагали желающим девушкам выезд в благополучную страну на всё готовое, хорошие бытовые условия, простую работу горничными или официантками. Дела в разрушенной Европе и нищей Южной Америке шли неплохо, отчаявшихся сирот было много. Фирма работала сразу на двух заказчиков: девушки из Германии и Южной Америки шли фашистам, девушки из восточной Европы попадали в СТПРН. Александр Веселов, читая отчёт, который попал к нему год спустя после событий, на этом месте не смог сдержать улыбки: очевидно, это маги из 'Летящего Паровоза' сделали руководству фирмы такое предложение, от которого было невозможно отказаться. Больше никто такую операцию провернуть не смог бы. Адрес заказчика фирма сказать не могла: девушек забирали либо странные корабли, либо самолёты. Но руководство 'Изумруда' поняло, что надо искать в безлюдных местах. Даже магам нелегко разыскать спрятанный город, искали целый год, но в 1958 году всё-таки нашли по повышенному энерговыделению. 'Мясом' для удара по СТПРН должны были стать тайные боевые силы фашистов. Следом за ними должны были идти вампиры и 'Изумруд'. Атака захлебнулась ещё на дальних подходах: несколько удивлённые появлением массы летающих тарелок бойцы СТПРН сбили их энергетическими лучами ещё до выхода на позиции атаки, магов усыпила автоматика. Запущенные тарелками ракеты с ядерными боеголовками сбила автоматическая ПВО. Никто из тех магов, кто атаковал СТПРН, не вернулся: очевидно, о них 'позаботились' защищавшие СТПРН члены 'Летящего Паровоза'. С ректором случилась очередная истерика. Александр Веселов сумел это пережить. А мир тем временем катился к полному оглуплению. Вместо развития национальных культур и сближение через понимание вампиры под лозунгами 'глобализации' устроили механическое смешение, чреватое только хаосом и глубинными конфликтами. Искусство вырождалось и упрощалось, надо всей цивилизацией вставал призрак 'Телемы'. Самая неожиданная история произошла с Марией Татариновой. Она была направлена присматривать за немагами Чили. На тот момент Чилийская республика была одной из самых индустриализованных и богатых стран Латинской Америки, ей завидовали все соседи. Но даже в Чили не было такого образования и здравоохранения, как в СССР. Понаблюдав за тем, в какой нищете и заброшенности живут люди, Мария решила, что коммунизм её детства был не так уж и плох, и помогла коммунистам и возглавляемой ими демократической оппозиции придти к власти. Это вызвало шок во всём мире: и в Университете, где про неё давно забыли и считали просто наблюдателем в третьестепенной стране, и в социалистическом мире, где никто не представлял, как защищать и что делать с новой страной так далеко от основных союзников, и в капиталистическом мире и особенно - у окопавшихся в Чили и в Аргентине фашистов. Последним это особенно не понравилось, поскольку в Чили у них были замки подготовки подрастающего поколения и множество научных центров, происходящих от 'Аненербе' - только теперь они назывались 'Дигнидад'. Фашисты от удивления не смогли придумать ничего лучше, чем начать взрывать всё, что можно, ущерб в некоторые года превышал треть национального бюджета. Террором они надеялись вызвать недовольство народа правительством коммунистов, но почти ничего не добились. Шок длился долго, целых три года, после чего в 1973 году университетское начальство перевело Марию в Китай, а правительство Сальвадоре Альенде наученная американскими кураторами армия расстреляла из танков. За всем этим наблюдал усталый одинокий старик. Иногда он на своих лекциях пытался открыть глаза студентам на суть того, что происходит, но те, предупреждённые ректором, видели в нём только сумасшедшего теоретика заговоров. Студенты смеялись, собирали вещи и уходили (он позволял себе подобные объяснения только на последней лекции). Иногда немногие из них, наиболее толковые, те, кто был в центре проблем или научных исследований, начинали что-то понимать и возвращались, чтобы поговорить. Потом они исчезали. Александр Веселов подозревал, что их просто убивали, и перестал что-либо с кем-либо обсуждать. Впрочем, даже в таких условиях - общаясь через третьих лиц - он ухитрился сколотить небольшую группку единомышленников. Так продолжалось до 1987 года, когда в Университет прибыла очередная группа студентов. Эта группа был непохожа на предыдущие. 'Дети перестройки', они всё время были чем-то недовольны, чем-то возмущались и трогательно были уверены в том, что уж сейчас-то развитие мира точно повернётся к лучшему, а все их предложения будут услышаны и выполнены. И, что самое интересное, изменения действительно начались. Но это уже совсем другая история...
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"