Лазаров Сергей Атанасович: другие произведения.

1.2. Рыбка по имени Мара

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Широко разлилась нефтяная река с мазутными берегами: не пройти её вброд, не переплыть брасом, разом негде перепрыгнуть. Стоял Иван Новичок и сам себя не помнил. Вокруг ни души, только ветер воет меж двух лысых сосен, да булькает под ногами мазут. "Газы!" – сообразил Иван и перестал дышать. Не прошло с той поры и часа, как вдруг зарябила нефтяная гладь, и пуще прежнего забулькал мазут, и протрубили небеса. Из реки на берег вылетела гигантская золотая рыбка. Наиприятнейший женский голос огласил тишину:
   – Ох! Замаралась.
   – Желаю миллиарды денег и окно в Париж… – начал было Иван загадывать рыбке желания, но голоса своего не услышал.
   – Говори не говори, Иванушка, всё равно ничего не скажешь. Полезай-ка лучше мне в рот.
   Пожал плечами Иван Новичок, но делать нечего. Полез. А внутри рыбки был расстелен ковёр, а на ковре лежала подушечка, а на подушечке – венок с маками и лентами. Надів вінок і був такий.
  
   Иван пристально всматривался в темноту рыбкиного нутра, и два дня спустя, наконец, различил две фигуры. Сильно-сильно прислушался. "И жить торопится, и чувствовать спешит!" – воскликнул мужчина в маленьких круглых очках, и тут же закрыл лицо воздушным жабо. Другой, в таких же очках, и видно, что ровесник первого, вкрадчиво проговорил ему: "Как у вас там на Серпуховских полях? А здесь мёртвая скука, да что? Не вы ли во всей Руси почуяли тлетворный, кладбищный воздух? А поветрие отсюдова". Первый отпрянул от него, и, поправляя жабо, смущённо сказал Ивану: "В Грибоедове есть что-то дикое, de farouche, de sauvage, в самолюбии: оно, при малейшем раздражении, становится на дыбы, но он умен, пламенен, с ним всегда весело". Другой жеманно улыбнулся, и манерно на высокой ноте протянул: "Счастливые часов не наблюдают…". Тут Иван взбодрился, вновь почувствовал голос, и было приготовился вступить в разговор с двумя господами аристократичного вида, но те тут-то было: оба тотчас растворились в темноте. Иван только и успел пролепетать:
   – Это Софьи слова из "Горе от ума".
   – С милым и годок покажется за часок, – вновь раздался наиприятнейший голос рыбки. – Поэты в то время ценили народные поговорки. Вот я тут целый день через себя пропускаю столетия.
   – Столетия в день? Тут? – удивился Иван.
   – Счастливая я, – как бы не слыша Ивана, продолжила свою мысль рыбка. – А несчастья все откуда? От непонимания простой вещи: восприятие времени у каждого сугубо личное. Двери восприятия открываются и закрываются с разной скоростью, с разными последствиями. Вот ты, Иванушка, со временем своим как обращался? Экономил бережно или тратил лихо? Часто ли воровал его у других? А кому дарил?
   На мгновение Иван вспомнил о том, что течение дня в рыбкином нутре он сверял по внутренним часам, а как – непонятно. И тут же забыл.
   – Не помню, рыбка. Я ничего не помню.
   – Ну Вяземского и Грибоедова же узнал?
   – Узнал, – с новой волной поймал память Иван. – Я про них статью читал. Вот только Вяземский умер старцем, а Грибоедов – молодым. А здесь они совсем юнцы. Точно с портретов из учебника сошли. Но почему они явились, и куда делись?
   – Кто пишет крылато, тот и сам – крылат. В реальности люди зачастую мыслят и рассуждают уже готовыми фразами и конструкциями, созданными другими – авторами.
   – В реальности, – прошептал Иван.
   – В реальности, – продолжила рыбка, – авторы являются каждый раз, когда кто-то – осознанно или нет – даёт волю ассоциации и вспоминает их творения. Особенно повезло поэтам-футуристам…
   Из глубины нутра явился неясный силуэт, и немощный голос с его стороны нервно продекламировал: "И, похоронив времен останки, свободу пей из звёздного стакана, чтоб громыхал по солнечной болванке соборный молот великана". И немедленно исчез.
   "Память моя – игрушка дьявола", – подумал Иван.
   – Здесь, – продолжила рыбка, – в отличие от реальности, явление авторов можно видеть. Правда, то, как они видны, и что говорят и делают, зависит от осведомлённости и памяти. Вон Вяземский и Грибоедов прямо как живые получились, не зря ты читал их письма.
   – Я много, что читал! – предчувствуя необычайные приключения, воскликнул Иван.
   – В виртуальности, – продолжила рыбка, – авторов тоже можно различить, но для этого нужно стоять одной ногой в рациональности, видеть за деревьями лес. Такой сёрфинг требует склонности к балансу и тяги к гармонии. А познание бесконечности требует…
   Неожиданно перед лицом Ивана появились большие очки в роговой оправе, и кто-то скрипуче пробасил: "Познание бесконечности требует бесконечного времени".
   – Не совсем так, – продолжила рыбка, – не бесконечного времени, а вечности, где время – ничто, а слово – всё. И в целом начало и конец – это атрибуты пространства реальности, и уже в виртуальности они становятся в высокой степени условными.
   – Конечно! – взревел Иван. – Пространства!
   – Если читать, – продолжила рыбка, – всем существом своим текст бытия в парке культуры и отдыха, например, – значит впадать в зависимость от обстановки и собственного организма. Приходится тратить больше сугубо личного времени на все эти метры и килограммы. В виртуальности же меньше условностей – значит больше свободы для превращения начал в концы и наоборот, почти до бесконечности. А высокие скорости перехода от одного знака к другому дарят больше сугубо личного времени.
   – Виртуальные миры, – проговорил Иван нараспев. – Существом!
   – И только здесь, в вечности…
   Не успела рыбка продолжить свою мысль, как очки гулко упали на ковёр. Иван Новичок стремительно взял их в руки и надел. It makes me wonder.
  
   Иван вновь оказался на мазутном берегу, но, по всей видимости, с другой стороны реки. Вместо лысых сосен вблизи возвышалась ветряная мельница, из двери которой в тот же миг выбежал мальчик. Иван решил поприветствовать его, но не смог, так как опять потерял свой голос. Мальчик с горящими глазами посмотрел на Ивана искоса с прищуром и спросил:
   – Известно ли тебе, дядя Ваня, что человек есть мера всех вещей?
   Иван утвердительно кивнул. Лицо мальчика прояснилось, он достал из кармана футляр, а из футляра – пенсне, и тут же защемил им свой маленький носик. Глядя теперь на Ивана прямо, мальчик продолжил речь с эллинской расстановкой:
   – Так что со временем рыбкиным не заморачивайся. Это у Мары сугубо личное. И растяжение времени, и сужение пространства, и буйство восприятия – всё это лишь побочные явления записи впечатлений в память для вечности. У архетипов в базе данных нет срока хранения. Поэтому-то слово – всё. Что такое история как не живой текст реальности, что пишется людьми, этими животными носителями знаков, слов и целых понятий. Вот, к примеру, животные нелюди в реальности подобным не страдают. Да, там есть свои созвучия, букеты запахов и прочее, но это всё недалеко ушло от той информации, что уже заложена в семени для природного обмена. У людей же всё иначе: обычная, инстинктивная животная конкуренция за пищу, кров и оплодотворение, благодаря слову, обретает повествование. А любое повествование, как тебе известно, имеет сюжет. А сюжет немыслим без интерпретаций, которые, в свою очередь, невозможно выразить без новых знаков, слов и понятий. Так появляется виртуальность, где может однажды родиться образ говорящей золотой рыбки, исполняющей желания. В вечности же…
   Иван почувствовал было голос, и хотел сказать про сознание как центр нарративной гравитации, да только подумал: "Зачем? Какой смысл говорить об этом? Если я – мера всех вещей – понял, то и другие могут понимать, а если не понимают, то и не надо. И, вообще, всё уже написано в книге бытия миллионы раз, миллиардами разных слов. И, вообще, где я нахожусь?". Прервал свою мысль – сильно тряхнул головой. О, как это странно.
  
   Внутри мельницы никого не оказалось. От мальчика не осталось и следа. От старых брёвен, источенных червями, тянуло смрадом. Жернова не двигались, колёса не крутились, хоть на улице и дул ровный ветер. Иван забрался по ветхой лестнице наверх, чтобы проверить головной механизм. В кромешной темноте на ощупь обнаружилась старая зажигалка, как будто из реальности. Чиркнул Иван колёсиком и всё озарилось.
  – Жги, Новичок! – пронзительно заскрежетал старушечий голос. – Нет сил уже ждать. Сказано, что истлею и обращусь в прах, а потом из праха восстану. Буду новой мельницей. И вернётся в меня хозяин, который знает, чего хочет, и нежная хозяйка, и детишки, что так сладко резвились в моей голове. Жги, Иван! Ускорь…
   Иван, кажется, понял, что к чему. Оглядевшись вокруг, он ожидал увидеть Ганса Христиана Андерсена, но не сошлось.
   – Да занят старый Ганс! Жги, наконец.
   Хотел было Иван предостеречь мельницу от буквального толкования духовных нарративов, как руку обожгла расплавленная пластмасса зажигалки. И отбросил он пламень прямо в ком щепок и ворвани, и вспыхнул пожар, объявший в мгновение старуху. По счастью, Иван успел сбежать. Обернувшись через минуту-другую, он увидел, как огненные крылья мельницы бешено крутились. От одной лопасти оторвалась невесомая головешка и полетела в сторону нефтяной реки. И вновь побежал Иван, и быстрее прежнего, когда в спину ударил жар. Остановился только через месяц. Звездным небом сияла ночь, а в голове остались лишь две мысли: о рыбке в реке и о мальчике на берегу.
   – Славно речка горела! – послышался голос мальчика.
   – Ага! А я подкоптилась слегка! – послышался голос рыбки.
   Оглянулся Иван Новичок, осмотрелся по сторонам – никого не было. А на деле оказалось, что рыбка залетела в правое ухо, а мальчик – в левое. Там и от пожара спаслись, и время весело провели. Стало Ивану от этой новости хорошо и спокойно. Можно было теперь и поспать. Только венок и очки надо снять.
   – Чу! Дядя Ваня, вижу пещеру!
  
   Выгорела вся нефть и мазут, и теперь течёт краса-река, подмывает берега. Сосны новые растут и иголками дразнятся.
  
1.3. Роман Бесконец и тело текста

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"