Лазаров Сергей Атанасович: другие произведения.

2.3. Русская красавица

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Дуня ехала на работу автобусом, и, когда увидела рядом с собой корзину с котом, которого, по всей видимости, везли к ветеринару, тут же задумалась о Яше. Вдруг ей в голову пришло, что его следовало бы кастрировать за вчерашнее; вскоре она вытеснила эту идею из сознания, как слишком кровавую.
   В новый день Дуня твёрдо вознамерилась снова испытать автоматический режим. "Работать как робот, – рассуждала она, – это легко и полезно: мышление не забито примитивной чепухой, а взгляд со стороны даёт расширенную картину происходящего вокруг; внутренний диалог вместе с представлением внешнего мира, как представлением в театре, внесут новые оттенки в мои серые будни. Как глубоко. Трудно обдумать. Пан автор! Пан автор, а есть ли пределы, за которые можно уйти при просмотре спектакля?" Никто не ответил.
   Выходя на нужной остановке, Дуня увидела рекламный баннер охранного предприятия "Дружина". Три широких лица и надпись: "Безопасная новая реальность". "Какая пошлость", – подумала Дуня и поморщила нос. Она считала острейшее стремление цисгендерных и гетеропатриархальных мужчин всё обезопасить лишь подтверждением их острейшего стремления всё изнасиловать.
  
   Не испытывая привычного отвращения, Дуня пришла в контору для того, чтобы выполнить недельный план работы досрочно – за день. Её энтузиазм поутих, когда она поняла, что Авдотья – эта рабочая лошадка, эта сексуальная кобылка – не спешит пробуждаться. "Определённо, гомункул подавлен вчерашним опытом с Яшей, – подумала Дуня. – А может всё-таки у меня шиза? Какая глупость. Вольному воля! Начну сама, а там война план покажет, или как там…"
   Дуня начала. Монотонная и примитивная работа стала быстро тяготить тело и угнетать сознание. Недолго думая, Дуня мысленно воскликнула неожиданную формулу, нечаянно всплывшую в потоке сознания: "Работай, раб!". И всё опять повторилось.
   На этот раз ничего не ускользнуло от внимания Дуни. Она вновь смотрела на мир из глубины своей головы. Глаза уже ничего не боялись, а руки делали. Наблюдая за скучным представлением, – циферки туда-сюда, буковки сюда-туда, – Дуня заскучала; она уже несколько раз обращалась к пану автору, но ничего не услышала в ответ.
   Действо можно было сравнить с поездкой на пассажирском месте рядом с таксистом. Мы указываем конечный пункт, а сами пассивно наблюдаем за обстановкой вокруг, или занимаемся своими делами. Между получением заказа и прибытием в пункт назначения водитель ограничивает волю клиента к некоторым действиям. Но как часто мы осознаем свою несвободу, будучи пассажирами? Почти никогда, если только таксист не оказывается маниакальным лихачём либо лихим маньяком. Вот и Дуня отнеслась к открытию автоматического режима легкомысленно и безответственно.
   Авдотья за час разгребла завалы, на разбор которых раньше ушли бы дни и дни. Дуня заметила, как подходит Тихон Владиленович. Он улыбался. "Чего это?" – задалась вопросом Дуня. И тут же увидела в отражении дальнего зеркала своё лицо – такой искренне улыбающейся, такой благожелательной, какой она увидела себя сейчас, Дуня себя раньше не то что не видела, но и представить не могла. Только и резюмировала: "Ну ты и актриса, Авдотья. Верю!" Начальник заговорил:
   – Это фантастика, Авдотья! Я посмотрел по сетке. Такой работы, признаться, от тебя не ожидал…
   – Гран мерси. Я решила, что хватит тянуть кота за хвост. Чтобы рыбки поесть, надо в воду залезть! – сказала Авдотья, а Дуня мысленно закрыло лицо ладонью. Ей было стыдно. Она испытала кринж.
   – Взялся за гуж – не говори, что не гуж! Это радует. С возрастом к нам приходит понимание ценности трудовой деятельности, – начальник произносил эти слова бодро, с воодушевлением.
   На этом месте Дуня обязательно бы жёстко парировала эйджисткое и некорректное высказывание. Но вместо этого Авдотья максимально доброжелательно спросила:
   – Тихон Владиленович, можно уйти пораньше?
   – Конечно! Хорошее начало! Хорошего дня!
  
   Авдотья вышла с работы, даря всем улыбки. И когда Дуня собиралась дать себе пощёчину за подобострастие перед начальником, то натолкнулась на сопротивление: тело продолжало подчиняться гомункулу. Дуня планировала зайти в Фонд Саши Фассбиндер, но вместо этого направилась в салон красоты "Русская Красавица". Ноги сами понесли Дуню в это омерзительное для неё место, в "потредебильный" храм-фабрику, где девушек сортируют и оформляют, как сувенирную продукцию, как товар на продажу. Автоматический режим не собирался останавливаться – что только не предпринимала Дуня, как только не взывала к своей воле.
   При входе Дуня увидела себя в зеркале – перед ней стояла довольно улыбающаяся девушка. Внешний вид её сильно резонировал с тем, что происходило внутри. И Дуня вспомнила вчерашние слова начальника и пана автора о том, что главный зритель и режиссёр в картезианском театре – гомункул, который и владеет телом; что душа Дуни на пороге вечности. И понеслись мысли: "Как божий день ясно: театральная постановка продолжается, но ни о какой интерактивности не может идти и речи. Я – Дуня – здесь, и я остаюсь пассивным зрителем в театре Авдотьи. Пан автор! Что происходит?! Где ты?! Авдотья! Эй, перестань. Уйди, я сама!" Но, как не кричала Дуня, молчание тьмы зрительного зала было ей ответом. Всё шло не так, не по плану, продуманному утром.
   – Здравствуйте! Могу чем-то помочь? – косметологиня приветствовала Авдотью воодушевлённо, с чувством обретённого смысла жизни.
   – Да! – радостно отвечала Авдотья. – Я хочу полный набор: волосы, кожа, лицо, ногти…
   – Я вас понимаю… – косметологиня осмотрела Дуню с ног до головы, прикидывая что нужно сделать, и сколько клиентка сможет за это заплатить.
   Дуня одевалась чрезвычайно просто, но не бедно. Косметологиня, оценив платежеспособность Дуни, предложила следующие процедуры… полноте! Нет смысла их перечислять; достаточно сказать, что сумма получилась внушительной. Авдотья, как ни в чем не бывало, согласилась на всё.
   "Уже то, что меня превращают в барби, – катастрофа! Но как же некстати эти траты! – про себя возмущалась Дуня. – Я хотела сделать взнос Саше Фассбиндер. Оно обещало пригласить нас в комьюнити-ворк… Господи, куда я пошла теперь?!"
   После многочасовых процедур в салоне красоты Авдотья направилась в ближайший магазин модной одежды. Роскошная блондинка, как бы избито это ни звучало, с макияжем и частностями ухоженной красоты, притом одетая в просторную толстовку, длинную юбку и кроссовки, пробудила в консультанте вдохновение.
   – Это коктейльное платье из коллекции… – начал было консультант.
   – Беру! И пару деловых костюмов, – перебила консультанта Авдотья, а затем, деланно изображая смущение, продолжила: – но таких, чтобы были… ну, вы понимаете.
   – О, да! В меру волнующими, но не вульгарными, – блаженно проговорил консультант. – Для работы и карьеры.
   "Аааа! – кричала про себя Дуня. – Что ты творишь, Авдотья! Это же деньги на аренду квартиры и взнос по кредиту! У нас останутся деньги только на еду…"
   В этот момент Авдотья делает то, что заставляет Дуню испытать ужас и потрясённо замолчать. Она пишет сообщение отцу: "Пап, пришли деньги. Пожалуйста". Приходит ответ: "Привет. Яша снимает фильм?". Авдотья: "Нет, не хватает на одежду и обувь. Для офиса. Потратилась в салоне красоты". Ответ: "Конечно! Сколько нужно?".
   Дуня больше не старалась. Ни придти в себя, ни пробудить пана автора, ничего не получалось.
  
   Пока подгоняли платье под Авдотью, телевизор переключился с FashionTV на другой канал. Бородатый философ, подписанный как Вектор Сгибин, докладывал окружающим мужчинам и одной женщине следующее:
   – Обыватель не может быть одновременно – здесь и сейчас – и господином, и рабом! Но это и не означает, что рабство – в его порочных и неприемлемых для человеческого духа чертах – неизбывно. Да, восстание против природы человека, против насилия и подавления, всегда будет напрасно – уроборос иманентен. Мы хотим лишь увидеть позитивного уробороса – того, что своим оралом захватывает хвост…
   – Простите, – перебивает философа ведущий, – не могли бы мы вернуться к вопросу о рабстве…
   – Раб, – продолжил философ, – становясь клиентом, конечно же, всегда прав, но он не правит, вот в чём дело. Поймите, что афросаксонский принцип…
   В этот момент телевизор вновь переключился на FashionTV. Дуню заинтересовала беседа, но Авдотья не спешила взять пульт и переключить обратно. Прошло немного времени и телевизор сам переключился на другой канал.
   – Раб всегда побеждает господина, – продолжил философ. – Ибо он носитель инстинкта, ибо инстинкт сильнее идеи. Один шанс у нас: инстинкт в той среде – народной, рабской – должен быть созвучен нашей государственной идее. Мы должны ради государства создать такой порядок, такой резонанс, при котором молодые люди, поддающиеся природному инстинкту, становились бы при этом патриотами, зависимыми от государственной идеи! В этом наше отличие от афросаксонской парадигмы, в условиях которой примативность масс оборачивается примитивностью системы госуправления: когда не орал захватывает хвост, а анус поглощает голову. Это есть негативный уроборос.
   – Хотелось бы всё-таки вернуться к вопросу о рабстве…
   – Если вы хотите сервиса, то, как клиент, как свободный раб, можете его поискать в другой фирме. Выбор есть! Консервативная революция не отрицает животное начало человеческих масс. Противопоставление Духа душе и телу было ошибкой. Упирая на автоматический принцип, мы закладываем в натуру новые нравственные формы…
   – Что за шизоидный бред?! – не выдержала вдруг единственная женщина в студии.
   Не успела она продолжить, как консультант переключил обратно – на канал, где шёл показ мод. То ли от мутных речей из телевизора, то ли само собой, к Дуне пришло понимание, что она опрометчиво перепоручила гомункулу всю свою осмысленную деятельность – без остатка. С этим она вышла из магазина, не забыв помахать консультанту рукой.
  
На сцене стоит Авдотья с пакетами. Ожидая такси, она смотрит в пустоту.
  
   Авдотья (вяло). Ну чего?
   Дуня (ошарашенно). Что? Чего? Как?
   Авдотья. Постановка пошла не по программе? Да, Дуня, твои социальные роли: девушка, дочь, работница и прочие – перешли под контроль тела-гомункула. (Повышая голос.) Объясняю в максимально понятной для левацкой мрази понятиях. Как бытие определяет сознание, так и тело рулит судьбой. В борьбе противоположностей побеждает тот, кто сохраняет в руках средство производства; так венчается единство. Это – базис. Средство производства – тело с вагиной – в моих руках. Ты утратила контроль. Твои идеологически тараканы подавлены.
   Дуня (плача). Это догматическая интерпретация устаревших идей…
   Лев Толстой. Рабство женщины ведь только в том, что люди желают и считают очень хорошим пользоваться ею…
   Авдотья (Толстому). Прочь, мужлан! (Дуне.) Слышала? "люди желают". Высоко оценивает себя мразь. (Толстому.) Что, совсем трудно было показать, что главный герой – этот больной и мнительный истерик – убил совсем неповинную женщину? Нельзя было сделать это более ясно, более понятно? Надорвался бы от того, чтобы изобразить убитую им жену как жертву? Без десятка самооправданий. Урод…
   Лев Толстой. …когда женщина будет считать высшим положением положение девственицы…
   Дуня (Толстому). Да что уж там! Сразу в монастырь. (Авдотье.) Сам же он – членомразь, претендующая на понимание женской души. (Толстому.) Аха-ха, возомнил о себе, писатель! (Авдотье.) Ведь посредством прямой речи героя-убийцы говорит сам Толстой. Не с позиции автора, а с позиции угнетателя. И вся его личная жизнь тому пример.
   Лев Толстой (почти шёпотом). …как можно больше самцов…
   Авдотья (громко). Вон!
  
Гулкие шаги в темноте зала и громкий хлопок закрывающейся двери.
  
   Авдотья. Старый чудак из классической эпохи… Он и поведение отца толкнули тебя, то есть меня, к тараканам, к чуждым идеям – от противного, от боли. Измены отца и слепота матери – всё на твоих, Дуня, глазах…
   Дуня. Всё как у людей, Авдотья. Но причём тут моё тело?
   Авдотья (тихо). Моё, Дуня. Извини, мне пора.
   Дуня. Пан автор?!
  
Тишина.
  
   Яша сначала был вне себя от радости, когда увидел обновлённую Авдотью, но как только она отвергла его знаки внимания со словами: "Отвали. Не до тебя!", то сник и пошёл играть в Minecraft.
   Немного погодя Авдотья подошла к его столу и с вызовом спросила:
   – Яша, скажи мне, откуда у тебя столько спермы берётся? Целый завод… Яша, я же всё понимаю, но крем для рук уходит за неделю… Яша, всё стоит денег.
   Яша был поражён. Он не знал, что ответить. Так его в последний раз унижала только мать, когда он был ещё школьником. Яша ушёл в игру с головой. Яша не знал, что думать.
   "Этого не может быть! – плакала душа. – Какой ужас! Какой позор… Бедный мальчик. А я есть я. Я мыслю, следовательно, существую, – говорили на лекции по философии. Я мыслю, но почему же моё тело не слушается меня, а мой язык… Сама себя не чувствую… Это болезнь! О, боже… Я читала об эпидемии, когда люди делали обратное тому, что думали. Например: человек любит, а говорит, что ненавидит. Ох, надо было звонить психиаторке в тот же день!"
   За мыслями Дуня не заметила, что Авдотья заснула крепким, здоровым сном.
  
2.4. Училище памяти

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"