Лазаров Сергей Атанасович: другие произведения.

1.6. Тело без органов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Батырхан родился и выжил в небольшом посёлке на южной границе. Однако переезда в столицу он пережить не смог. Оторвавшись от родового истока, пропитавшись сутью глобального города, изменившись бесповоротно и, казалось бы, навсегда, Батырхан перегорел. Его переломанное, едва живое тело, упавшее с 27-метровой высоты, с фатальным повреждением всех органов, кроме головного мозга (редкий случай!), было сразу же резервировано больничными агентами для нужд МГББ. Официально для всех Батырхан пропал без вести. Для проформы был объявлен розыск, но, разумеется, никто никого не искал. Вскоре все про всё забыли, и только в небольшом посёлке на южной границе вспоминали о незадачливом земляке; ждали вести о нём, ставили прочим юношам в негативный пример: "В столицу езжай, но не пропадай!". Да без толку.
   Голову от остального организма отделял мой прадед. Её устройством на агрегатный цилиндр – старый добрый суррогат организма – занимался Василий Больнов, человек многоопытный, сохранивший для нужд страны не одну светлую голову. Подключение к компьютерам осуществили мы: я и Марсель Будалленин. Но если с механической стороной дела всё было хорошо, – наследие прежних славных аналоговых времён выручало, – то с компьютерной, цифровой стороной всё обстояло гораздо сложнее. Одно дело – поддерживать полезную жизнедеятельность мозга организатора инновационного производства, другое – задействовать обывательскую голову в опытах со сложнейшей симуляцией реальности. Да, государственная программа естественно-искусственного интеллекта способствовала созданию довольно устаревшего продукта: громоздкие компьютеры с множеством процессоров для разных задач собирались исключительно из патриотических соображений, без использования импортных комплектующих. Но, как, впрочем, и всегда, сила замысла и идея с лихвой перекрывали недостатки в исполнении.
   Главное было сделано: Батырхан стал "робокопом". Хе-хе. Именно этот фильм был последним киносеансом в жизни молодого человека перед тем, как он стал подопытной головой в лаборатории социальной химии МГББ; телом без органов, но с признаками жизни.
  
   В открытое окно лаборатории дул майский ветер, пахнущий острой травкой и мокрым деревом. Кирюша давно уже закончил манипуляции с содержимым головы; он опустил теменную крышку на место, не закрыв при этом замки, и теперь пил чай с молоком, рассматривая потолок. Марсель боролся с настройками левого компьютера; его налитые кровью глаза не выражали рабочего энтузиазма, его острым, насущным желанием было валяться на пляже и не думать. Я же сонно наблюдал за спящим Батырханом и ждал его пробуждения.
   Итак, перед нашей группой была поставлена замысловатая цель: поймать молекулу смысла. Для этого необходимо подвергнуть естественно-искусственный интеллект загрузке в абсолютную симуляцию реальности. В конце процесса, посредством достижения виртуальным мозгом религиозного экстаза, мозгом локальным должен быть послан сигнал в плюшковидную (не путать с шишковидной!) железу, – сигнал о выбросе в кровь молекулы смысла. Искомую молекулу необходимо поймать наноловушками, вводимыми в сопутствующие сосуды, и выводимыми из подопытной головы вместе со слезами. Лихо! Да?
   Для реализации этой цели мною была подобрана программа пифагорейского монастыря времён Платона, построенная на базе Оракул 4.2 (оригинальная разработка лаборатории информационных технологий МГББ). Тело без органов должно было провести в абсолютной симуляции реальности 40 полных дней. В переводе на наше время, учитывая мощность наших компьютеров, – это что-то около 15 общечеловеческих минут.
   Меня заботило одно: будет ли в этой программе хоть намёк на её виртуальную природу. Воспримет ли этот намёк Батырхан, точнее – неофит Лапидий? Вспомнит ли, что он – это подопытная голова, аппарат, железо? Почувствует ли, что осязаемый им мир – все стихии природы, вся воля культуры, все впечатления Лапидия – это лишь следствие электроимпульсов в коре головного мозга, образы без субстанциональной базы, подпрограммы, порожденные цифровым кодом, идеей? Это были вопросы не столько к Батырхану, сколько к системе, к её проработанности.
  
   Ну вот, голова проснулась. Я захотел пожелать ей удачи.
   – Батырхан… – обратился я к голове, но не успел продолжить.
   – По правде говоря, меня зовут не Батырхан, – лицо подопытной головы скривилось в блаженной улыбке. – Я уже рассказывал товарищу Потебне, что моё настоящее имя – Анатолий. Анатолий Тихонович, педагог высшей категории, ветеран труда и просто одинокий пенсионер.
   – Не похожи вы на…
   – Знаете, пока я в сознании и при памяти, пожалуй, расскажу вам о реальной истории моего попадания сюда. Должно быть интересно.
   Времени хватало, мы переглянулись с командой, кивнули друг другу. Я сказал:
   – Валяйте, Батырхан Тихонович.
   – Началось всё ещё в восьмидесятые. Я полностью отдавал себя работе. Без жены, без собственных детей, утомлённый обществом сверстников, я с утра до вечера посвящал все силы воспитанию чувства прекрасного у нашего юношества...
   – Педо-гог и холо-стяк… – саркастично произнёс Марсель. – Так начиналась одна из серий "Криминальной России".
   – Однажды, – как ни в чём не бывало продолжил Батырхан Тихонович, – у меня появился японский видеомагнитофон. Фарцовщик, продавший его, предложил в довесок 9 кассет с мультфильмами, тоже японскими. Так я приобщился к аниме.
   – Так вот с кого это началось… – Марсель вновь отпустил желчную ремарку в сторону головы.
   – Сначала, – продолжил Батырхан Тихонович, – я устраивал просмотры аниме в школе. Затем – для удобства – я перенёс сеансы к себе в квартиру. Получился своеобразный видеосалон – только для своих.
   – Ребята, – обратился к нам с Кирюшей Марсель, – может кто-нибудь начнёт записывать показания в протокол?
   У Кирюши шире обычного раскрылись глаза, но он промолчал. Батырхан Тихонович продолжил:
   – Кассет становилось больше, но дети росли и покидали меня… И, по прошествии многих лет, я остался совершенно один. Жил я в своей квартире, как отшельник, и только интернет-сообщества, посвященные аниме, и социальные сети, ценящие анонимность, скрашивали остаток моих дней…
   – Так вот ты какой, анон! – засмеялся Марсель.
   – Но тут, – продолжил Батырхан Тихонович, – я наткнулся на страничку одной озорной девчонки. О, чудо! Её страничка была открыта для меня во всех подробностях. На аватарке меня встречало наполовину скрытое платком лицо, и хоть остальные личные фотографии также были неясными, моё богатое педагогическое воображение дорисовало картину. Этому способствовало обозначение круга интересов девчонки, её музыка и видео. Ох, Лэйн…
   – Приватность, Кирилл! – зарычал Марсель. – Публичность и приватность – вот палка о двух концах, которой надо бить чёртовых извращенцев!
   Кирюша молчал, и только хлопал воловьими глазами. Батырхан Тихонович продолжил:
   – Но главное, что меня потрясло, – это огромное количество сохранённых фотографий за короткий срок – больше 9000 за три месяца. Это по сто фотографий в день! Знаете, ребята, в чём уникальность альбома "сохраненные фотографии"? Он открывает душу. Вот почему многие скрывают свои сохранёнки даже от близких друзей, не говоря уже про родственников. Ясно и то, что при таком интенсивном постинге, внутренний цензор, контроллер, если угодно, перестаёт работать, – и душа Лэйн не просто открылась, а запустила в сеть свой цифровой слепок.
   – Кирилл! – вновь перебил голову Марсель. – Признавайся, проказник, не добавил ли дури в агрегатную кровь?
   Кирюша недоуменно замотал головой. Батырхан Тихонович продолжил:
   – Стоит ли уточнять, ребята, что моё сознание, расшатанное старостью и одиночеством, оказалось беззащитным перед этим слепком! После суток маниакального пролистывания сохранёнок Лэйн, – я не мог оторваться! – после прослушивания по нескольку раз её любимой музыки, после внезапного припадка – я впустил в своё сознание эту девчонку.
   – Ой ли! – вскрикнул Марсель. Его зрачки и ноздри расширились.
   Батырхан Тихонович продолжил:
   – Я начал смотреть на мир сквозь линзы её розовых очков, через инфантильные фильтры пубертата. Меня это не устраивало! Моё ветхое тело не подходило для переживания подобных впечатлений. И я решился силой воли изгнать слепок её души из своего сознания. Напряжение мысли, усилие воли, потрясение тела были настолько сильны, что вновь случился припадок, и я потерял сознание, а, может быть, и умер… Очнувшись, я оказался Батырханом! Да! Это была страничка Батырхана. Аватарка – сворована, Лэйн – Батырхан! Этот малец имел потайную страничку для общения с другими фанатами аниме! Страничку анонимную, чтобы не позорить свой род… И я, непостижимым мне образом, после соединения с её/его душой, внезапно взломал его тело!
   – Подвело вас педо-гогическое чутьё… – еле слышно прошипел Марсель.
   – Батырхан искал себе девушку в сети. При других обстоятельствах познакомиться с тян ему было трудно, ввиду грубых предубеждений последних… Моё присутствие в своём теле он заметил не сразу. Боюсь, что он так и не осознал этого до конца. И когда я решил довести дело до конца – он стал сопротивляться.
   – До какого конца? – наконец заговорил Кирюша.
   – Я стал покупать девичьи вещи, косметику, парики, ну, вы понимаете… аниме. Но моё новое тело Батырхана боролось против меня! Оно мне так нравилось. Я хотел только как лучше! Я надевал на мои ноги Батырхана чулочки, я… Ах, зачем я это вспоминаю. Моё тело Бытырхана стало сопротивляться, срываться, вредить себе, наносить порезы. И далее – несчастный случай.
   – Какой ужас! – резюмировал Кирюша. Он сделал умное лицо и заговорил с расстановкой: – Но мне кажется, Батырхан, что всё гораздо проще. От просмотра аниме у вас развилась психическая болезнь, одним из симптомов которой является трансвестизм. Однако защитный родовой механизм породил в вас вторую личность: старого извращенца. Что-то вроде: "это – не я, это – он". Но всё вышло из-под контроля. Старый извращенец вышел на первое место…
   – Кирилл, вы очень любезны! – Батырхан Тихонович улыбался только ртом. Он продолжил: – Из вас бы получился неплохой психоаналитик. Но вы ошибаетесь. – Затем он обратился ко мне: – А вы запишите эту ценную идею для своего литературного творчества про Иванушку. Вам же близка тематика психоанализа, трансреальности и трансформенности.
   Мне стало не по себе. Да, я выкладывал в сеть свои опусы, но не думал, что до них доберётся подопытная голова. Надо выключать роутер на ночь.
   – Так вот, – ощерился Батырхан Тихонович, – к чему я рассказал свою историю…
   – Да! К чему сей нарратив, гнида? – заговорил снова бодрый Марсель.
   – Так парадокс, ребята! Если старый педагог воплотился в Батырхана, который симулировал тян в сети, а затем стал этаким робокопом от МГББ, предназначенным для абсолютной симуляции реальности, то где гарантия, что и учитель, и Батырхан, как и тян, не являются обычными симуляциями? А если так, то где гарантия, что все мы здесь не симуляция в симуляции? Вот такой вот самовоспроизводящийся нарратив, ребята.
  
   После неловкого недолгого молчания Марсель подошёл к Батырхану Тихоновичу, открыл теменную крышку, и, со словами: "Верю! Истинно!", вылил туда горячий кофе.
   Батырхан Тихонович задёргал лицом. Он ничего не сказал, только икнул и сник. Через мгновение монитор жизнедеятельности показал прямую линию.
   О, как я был зол на Марселя. Теперь я уже не собирался сдерживать себя в словах и эмоциях. Я повернулся к Кирюше и начал поносить подонка Будалленина:
   – А знаете ли вы, Кирилл, что за мразь – наш Марсель? Нарколыга! Да-да. Бегает – закладки ищет. Он же постоянно упоротый, как не посмотрю на него. Только в редкие минуты прояснения что-то делает, и хоть как-то на человека похож. И теперь…
   Лицо Кирилла вытянулось и побледнело, он подался было назад, но не уходил, – ему, видать, стало интересно. Марсель же, не обращая внимания на мои слова, подошёл к своему столу, открыл ящик и достал штык-нож. Наблюдавший за этим Кирилл, наконец, закричал: "Караул!".
   На крик прибежал младший Потебня. Не успев ещё толком понять, что к чему, он получил удар ножом в область живота.
   В этот момент я понял, что дела плохи, и решил бежать. И когда я уже подбежал к дверному проёму, в нём нарисовался дворник.
   – У Марселя поехала крыша! – только и успел крикнуть я.
   Дворник, человек неумный, достал свой табельный пистолет, и, наводя его на Марселя, попал, кажется, в меня.
  
   Роман лежит вниз лицом. С усилием он отрывает голову от пола, подперев её сложенными в замок руками. Тишина. Со лба капает кровь, багровая лужица расползается, и в ней Роман начинает видеть движение: круговорот, что со временем поглощает всё поле зрения. В центральной точке виден свет. Это окно, которым заканчивается длинный коридор. Роман встаёт и идёт на свет. Вырисовывается силуэт человека. Роман подходит к нему. Человек с непримечательным лицом смотрит на улицу – там суета, там десятки женщин. Они обуты в огромные белые кроссовки, одеты в лосины, что явно малы; они бегут, но на их туловищах нет никакой одежды, и голые груди всевозможных размеров, то плавно качаются, то опрометью трясутся; они зачастую забиты татуировками, их волосы ярко окрашены или заплетены в африканские косички.
   Человек с непримечательным лицом отвлекается от улицы, и, обращаясь к Роману, говорит:
   – Беги, мой друг, в своё уединение! Я вижу, ты оглушен шумом великих людей и исколот жалами маленьких.
   Роман молчит. За своей спиной он чувствует чьё-то присутствие. Оборачивается. Там стоит человек с пышными усами, и протягивает ему дурнопахнущий свёрток. Человек с пышными усами говорит голосом древнего мохеля:
   – Поешь, Ийов! Ты ни в чём не виноват, Ийов!
   Роман резко поворачивается обратно, но никого не видит – ни человека с непримечательным лицом, ни человека с пышными усами. Стоит и смотрит в окно: на суету центральной улицы. Вдруг звонит телефон, которого никогда у Романа не было. Он нажимает на зелёную кнопку, подносит трубку к уху. Звучит женский голос:
   – Алло, Иван? Ива-а-ан! Ванюша...
  
1.7. Мужчина с женщиной

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Май "Светлая для тёмного 2"(Любовное фэнтези) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "99 мир — 2. Север"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"