Ksenlaz: другие произведения.

Миротворец. Цефеид

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда враждебная раса похищает дочь солдата Миротворческого Корпуса - Феникса, он решает, что пойдет на все, чтобы вернуть ее. Даже заключит договор с союзником в стане врага - таинственным Рогатым. С его помощью Феникс должен отыскать ниточки, ведущие к девочке по всей галактике, а еще понять, чего враг хочет от него самого, кто такой или что такое Цефеид, которого Стадо так упорно ищет. Добавлена 39 глава. Обновление от 16.01.21

  
  Глава 1 - Тоскливые ветра.
  - Поразительная скорость, словно саранча, да майор? - Мрачный Глеб поддел армейским ботинком серую пыль. Стая ободранных, точно траченых молью птиц, с криками поднялась с соседней скалы.
  - Феникс, нечего здесь делать, Стадо знатно поработало, - отозвался высокий сутуловатый Костик, который ползал на коленях, выискивая что-то через увеличительные линзы шлема.
   Я ловко поймал гладкий камушек, что перебросил мне Костя. Глянцевый и черный, точно обсидиан. Но отражение в нем было столь же перекошенным, как и весь сегодняшний день. Нос с легкой горбинкой превратился в крючковатый орлиный клюв. Чуть опущенные уголки глаз делали лицо маской печального клоуна. Тонкая складка губ выдавала законченного пессимиста. Лишь стоячий хохолок светлых волос не изменился. За этот вихор меня с детства прозвали "Фениксом". Рыжий чуб не брали никакие краски. А потом привык, в Военной Академии даже считалось стильным. Девушкам нравилось.
  Температура на поверхности стремительно и опасно понижалась, поэтому вихор уже покрылся изморозью от дыхания. Умный механизм затянул голову в яйцеобразный шлем, но по прежнему оставлял превосходный обзор. Вряд ли на планете, опустошенной Стадом всего несколько часов назад, могло остаться что-то живое, но я был подозрительным по натуре и привык ждать худшего. И в прошлых миссиях мой отряд частенько натыкался на неприятные ловушки. Погонщики знали, что мы идем за ними по пятам, и словно дразнили. Надеюсь когда-нибудь это знание обернется страхом. Хотя понять, как мыслят эти существа так же невозможно, как и Бога. Они были столь же непостижимы.
   Мы преследовали их с планеты на планету, по которым Стадо прокатывалось точно рой саранчи. Остановить их было невозможно, не с такими силами, какие мне дали. Но задачу руководство ставило другую - не остановить, а предотвратить тотальное уничтожение.
  Иногда мы успевали предсказать их курс и тогда эвакуационный корпус за день полностью очищал предполагаемую жертву. Людей переселяли на гигантские грузовые корабли, а когда опасность миновала, возвращали обратно. Стадо было тупым, но упорным. Если им нечего есть - они просто бредут дальше. Но на этот раз мы проиграли. "Сверхточные" предсказатели аналитического отдела допустили погрешность и вот, чем все закончилось.
   Скрип зубов поглотил сухой ветер.
  - Возвращаемся! - бросил я по рации.
  - Уверены, командир? - помялся Глеб. - Здесь могут быть выжившие.
   Иногда они и правда бывали, но то, что оставалось от людей после встречи со Стадом, уже мало походило на прежних. Искореженная психика и тело. И не все из них хотели жить дальше.
  - Здесь не осталось никого.
   Глеб покачал головой, но спорить не стал.
   Краем глаза я заметил, как он покрутил у виска, глядя на Костю. Тот только плечами пожал и закинул на спину увесистый рюкзак вещдоков. Костя у нас был криминалист. До того, как попасть в отряд, служил в судебной экспертизе, но что-то пошло не так и его отправили к нам. У каждого здесь была своя 'легенда'. Хотя мрачный картежник Кирка, наш знаменосец, утверждал, что его подставили.
   Темная история была и у меня. По другому в штраф-роту не попадают. И хотя я уже давно отработал свое, к тридцати четырем годам места в нормальном мире не нашлось. Да и не смог бросить парней.
  - У меня глаза на затылке, - предупредил я шутников. Глеб вытянулся по струнке и отдал честь.
  - Так точно, батя!
  Называть меня так было его причудой, впрочем, я не возражал. Пусть называют как хотят, главное, чтобы все мы вернулись домой живыми.
  - Несколько лет, - пробормотал я, запрыгивая на ступеньку трапа.
  - Ностальгия напала, командир? - ухмыльнулся Кирка, толкнув локтем Дуба - на моей памяти эта гора мышц, смуглый уроженец южных краев, не вымолвил ни слова. Но я был благодарен, этот хоть не обсуждал приказы. Хотя чего еще ждать от штрафников? Их выкинули на обочину жизни, лишив всех званий, пусть ведут себя как хотят, свою работу они делают на отлично.
  - Я похож на того, кто впадает в депрессию?
   Молчание было красноречивее всяких слов. Я усмехнулся, похоже, мои ребятки знали о характере командира больше, чем он сам.
  - Уходим, - наконец кивнул я. Глеб покрутил большим пальцем и свистнул парням, рассыпавшимся по долине. Отряд потянулся к кораблю. "Прозрение"- гласила полустершаяся надпись у него на боку. Денег на ремонт и тем более на полировку компания зажимала, но заскочив внутрь, я встретился с как всегда улыбчивым лицом Травки и на душе сразу полегчало.
  Травка была нашим механиком.
  - Уже закруглились? - вытерев крохотные ладошки грязной тряпкой, девушка стянула с коротких красных волос повязку и зашвырнула ее куда подальше. Не удивлюсь, если в следующий раз она вместо повязки натянет на голову тряпку, а повязкой будет протирать механизмы. Травка была рассеянной, жизнерадостной и милой, слишком милой для нашего дела. Но свое дело девушка знала превосходно и любой из парней, ну разве что кроме Кирки, надает по морде тому, кто вздумает обидеть хрупкого хранителя механического сердца "Прозрения".
  - Быстро вы. Одни дохляки?
   Да и язычок у Травки был острым, точно осока. Таким же как и характер. Милая и добрая к членам экипажа, она была не прочь помахаться на ножах с теми, кто вздумает позариться на хорошенькую веснушчатую мордашку и вздернутый носик.
   Я кивнул, а Глеб перекинул девушке оплавленное и бесформенное нечто, что оказалось зеркалом в некогда искусной оправе.
  - Сувенир.
   Глеб долго и безуспешно пытался ухаживать за Травкой.
  - Спасибо, - даже не глядя, девушка швырнула его туда же, куда и ранее тряпку с повязкой.
  Глеб поскучнел и направился в дальний угол грузового отсека предаваться меланхолии.
  Я прошел в свою каюту. Удивительно дело, что на таком крохотном десантном корабле вообще осталось место для отдельной каюты. на деле же для этой цели я приспособил простую бытовку. Привинченные к стене стол и стул соседствовали с инструментами, канистрами со смазкой и охладителем. На столе лежала незаконченная картина паззлов. я выдохнул с облегчением, падая на стул. Все детали там же, где я их оставил, когда мы покидали корабль. Никто не рисковал касаться сложной головоломки, ведь это были мои мысли. Паззл должен был получиться. В идеале это королевский ирис. Цветок гордости и смелости. Не настоящий, но такой роскоши мне еще не скоро увидеть. Когда только начинаешь собирать, не видишь полной картины, но постепенно детали головоломки встают на свои места и ты видишь нечто - план, а может пока еще неясный путь.
   Раскладывая головоломки, я пытался мыслить категориями, которые были недоступны при обычном состоянии сознания. Поэтому никто не рисковал заходить, пока происходило это действо. Каждая деталь обозначала одну идею, одну мысль, одну вероятность или возможность. Способ мышления отличался от тех методов, которыми пользовались аналитики компании, но он помогал мне. Иногда казалось, что я почти достиг предела возможного, постиг ход их мыслей - Стада. Они тоже мыслили нелинейно и никогда не двигались к цели определенным путем, они шли дорогой хаоса, почти не выбирая даже из вероятностей. Вычисления доступные лишь самым мощным компьютерам я пытался освоить с помощью головоломки-паззла, купленного в магазине "Все по тридцать" в последнем портовом городе.
  Одна деталь за другой, одна за другой вырисовывался общий рисунок, задуманный неизвестным художником. По видимому китайская школа. Я плохо разбирался в живописи, но мне нравилась их культура. Менталитет восточного человека - в мельчайших деталях видеть элементы великого замысла, различать такие нюансы, которые недоступны вечно спешащим западным жителям.
   Я пытался постигнуть такую науку мышления, надеясь, что это поможет мне. Стадо не обладало мышлением восточного философа, оно действовало коллективным разумом, но этот разум направляло чья-то воля. И вот этой волей я по настоящему восхищался. Тот, кто придумал Стадо, тот, кто его создал обладал складом ума, достойным великих философов древности.
  Мы опаздывали... каждый раз в последнее время мы немного не успевали. Почему? По какой причине начальство давало нам указания так поздно? Хотя координаты были на удивление точными. Одна единственная планета но во временном интервале одного-двух дней. Невозможно... что-то здесь не складывалось. Или аналитики все поголовно спились или... Последний паззл лег на место, Я потянулся к коммутатору.
  - Стас, дай связь с центром.
  - Командир, мы ведь и так собирались домой, разве нет? Успеете наговориться с нашей стервой.
  - Стас, когда мне понадобится твое мнение, я сам спрошу. - Пришлось ответить чуть резче, чем хотелось.
  - Есть, - протянул сонный голос Стаса, который был у нас за рулевого. - Только не занимайте эфир надолго, мне еще с девушкой назначить свидание нужно.
  - Нет у тебя никакой девушки, Стасик, последняя тебя отшила в порту Бриса, - донесся в эфире голос Травки. Безжалостна, как всегда.
   Я откинулся на стену, развернув к себе покрывшийся кристалликами льда экран, свисающий с потолка. Изморозь заволокла поверхность и с него взглянуло лицо "снежной королевы".
  - Феникс, как всегда мне больно видеть твой хохолок. Когда ты его уже сбреешь?
  - Остальным нравится, - ответил я. - Госпожа Валерия, готов предоставить доклад.
  -Не стоит, - отмахнулась красавица, - я и так знаю его содержание. Твое лицо как открытая книга. Опоздали.
  - Опоздали. И хотел бы я знать почему.
   Я старался не смотреть прямо. Глаза Валерии как и сказочной королевы обладали магическим действием. Обычно она получала от мужчин именно то, чего хотела, но не от меня. И дело было даже не в моем женатом статусе. Я был твердым орешком, но это лишь раззадоривало такую дамочку как наша леди-босс. Всегда одетая с иголочки, всегда в слишком откровенным нарядах, всегда слишком яркий макияж - в Валерии всего было слишком много, не в фигуре - здесь все было на своих местах и самых приятных размеров - но она любила власть, и больше власти - лишь власть над мужчинами. А она была почти королевской, ведь Валерия Кайзер значилась главой всего Аналитического корпуса, а значит второй фигурой в военном ведомстве Суверенной Земли - как теперь звалась наша планета.
  - И мне приятно видеть твое хмурое лицо, мой Феникс.
  - Не зови меня так.
  - А мне нравится.
  - Ты же сказала, что хочешь, чтобы я сбрил волосы.
  - Женщины капризные существа, ты же женат, разве не помнишь?
  - Я не был дома пять лет.
  - И правда. А что скажешь, если предложу тебе взять небольшой отпуск?
   По правде говоря такой поворот застиг меня врасплох.
  - Я хотел просить разрешения посетить аналитический отдел.
  - Вечно в работе. Как мне нравится эта твоя скорбная складочка на лбу. Люблю серьезных мужчин.
  - Госпожа Валерия...
  - Ладно-ладно, я подумаю над этим, но сначала - отпуск.
   Такая настойчивость была характерной для этой женщины, но не в вопросах личной жизни подчиненных.
  - Мне нужно проверить кое-что. Не нравятся последние тенденции. Мы снова не успели.
  - Выжившие есть? - хорошенькое личико Валерии наморщилось.
  - Естественно нет, ты же знаешь, как действует Стадо.
  - Естественно нет.... - задумчиво повторила Валерия. - Я начинаю думать, что работа вашего корпуса становится не настолько эффективной как должна быть.
  - Это твое мнение или мнение Совета?
  - Считай, что мое. Поэтому я и говорю, что тебе нужен отпуск. И это не предложение, а приказ. Следующие две недели ты и твоя банда полностью свободны. Можешь отправиться домой, навестишь жену, детей. Знаешь, в Клепсидре не так плохо, если можно потратить кругленькую сумму на что-то приятное.
  - Это отстранение?
   Валерия вздохнула.
  - Тебе никогда не говорили, что у тебя есть ужасная привычка рыть правду там, где это не нужно. Это отпуск. Так будет записано в твоем контракте.
  - Стадо не будет ждать, пока я отлеживаюсь под солнышком.
  - Это не твоя забота, дорогой, - голос Валерии внезапно изменился. Хорошенькие зубки стиснули мундштук длинной и тонкой трубки. - Сотрет ли Стадо еще одну планету или кто-то другое предотвратит это, ты отправляешься в оплачиваемый отпуск не просто так. Как прибудете в Клепсидру, зайди в отдел обучения и адаптации персонала, у тебя новый птенчик. Обучишь его всем премудростям за две недели - выйдет отличный боец. Ты ведь жаловался, что не хватает людей.
  - Еще один боец? - на этот раз она меня разозлила. - Вы забрали у меня парня, я до сих ничего не знаю о судьбе Кленова. Что вы с ним сделали? Если проштрафился, я сам мог вынести ему взыскание. Это был мой человек и вы не имели права забирать его! - я понял, что просто ору, но непробиваемое выражение Валерии вывело из себя.
  - Ты и все твои люди принадлежат ведомству. Ты мне нравишься, Феникс-птичка, но не забывай, кто выпустил тебя из клетки, так же просто окажешься в ней снова. Я могу навскидку придумать десять причин, по которым тебя отправят в Девятый корпус.
  - Чистильщики, - пробормотал я.
  - Чистильщики. Они уюирают за Стадом, но могут так же легко подчистить и тебя, если что-то не понравится Ягуару. ты знаешь, какой у него характер.
  Разумеется я знал. А еще я знал Валерию и ее методы.
  - Похоже у меня не остается выбора.
  - Конечно, выбор есть всегда. ты еще можешь заглянуть ко мне и мы чудесно проведем вечер.
   Прорычав что-то отрицательное, отключил связь. Пнув ногой ни в чем не повинный табурет, резко поднялся.
  - Глеб, Стас, Травка, общий сбор через десять минут. Мы летим домой.
  
  Глава 2 - Искусственный рай.
  Клепсидра - искусственный рай, рукотворное чудо, созданное Зеноном чуть больше полувека назад. Тогда в 2070 году подобное казалось по истине невероятным. Задействовав невероятное число ресурсов, щедро выделяемое правительством объединенной Земли, этот гений от архитектуры сумел всего за двадцать лет создать вокруг планеты еще одну Землю обетованную.
  Торус обтекал планету по последней возможной орбите. Мощнейшие машины создавали вокруг "баранки" Клепсидры барьер, недоступный для холодной пустоты космоса, искусственные солнца дарили свет и тепло влажной тропической флоре и фауне. Дом для избранных, место обиталища всех шишек из правительства. Здесь же была моя служебная квартира. Валерия не раз предлагала мне переселиться сюда со всей семьей, но я знал, какие проблемы это повлечет и предпочитал оставаться на старой, доброй Земле. Скромная квартира под Питером меня вполне устраивала.
   Но как бы я не хотел увидеть жену и детей, Валерия не простит, если прежде я не загляну в ее офис. Несмотря на то, что аналитический отдел официально считался военным ведомством, по приемной Валерии этого не скажешь.
  Часовой, похожий на разряженного швейцара в шлеме с плюмажем отдал мне честь.
  - Прошу прощения, - я легко постучал в дверь, на створке которой красовалось изображение белки. Удивительно, но это был настоящий дворянский герб. Валерия происходила из весьма древнего рода Кайзер-Гончаровых и не уставала каждый раз подчеркивать знатность семьи.
  Изящные ножки в туфельках на невероятно высоких каблуках были закинуты на стол, а неприлично короткая юбка слабо походила на элемент военной формы, какой полагалось носить всем в ведомстве. Высокий стоячий воротник не выдержал натиска шикарной груди. Однако, Валерия прекрасно знала свое дело и против представления не красила лаком длинные ухоженные ногти, а читала какой-то скучный доклад.
  Я даже не сомневался, что она специально готовилась к моему приходу. Эта женщина была терпеливой и настойчивой, точно пантера, она умела ждать и всегда получала свое. По крайней мере, так она не уставала повторять при каждой нашей нечастой встрече.
  - Быстро вы, надеюсь на этот вечер у тебя нет особых планов, мой птенчик?
  - С вашего позволения, - я отдал положенные знаки почтения, - я бы хотел воспользоваться возможностью и слетать домой. Я не видел жену пять лет.
  - Жену? - брови Валерии поползли вверх, будто не она только недавно предлагала мне то же самое.
   Я разглядывал безумное смешение стиля со строгой официозностью, царившее в ее кабинете.
  Роскошные вазы из нежно-зеленой корейской керамики соседствовали с военными картами и чертежными приборами. Творческий беспорядок на столе состоял из флакончиков духов, тюбиков помад и тонн бумаги, по больше части смятой и почерканной. Валерия была старомодной, как она вечно повторяла, и могла потратить десяток листов невероятно дорогой офсетной бумаги лишь на то, чтобы написать какие-то заметки к своему расписанию.
  - Да, жену и дочерей.
  - Ну что ж, отпускные уже зачислены на твою карту, - поскучнела Валерия. -Лети, надеюсь отпуск будет удачным, - она крутанулась на кресле, делая вид, что полностью потеряла интерес к происходящему.
  - А моя просьба?- пришлось напомнить.
  - Отказ.
  - Почему? - я постарался не показать. насколько расстроен.
  - Ты упрям, но и я тоже. К тому же, аналитический отдел стал закрытым.
  - С каких пор? - я вздохнул.
  - Со вчерашнего дня.
  "Как раз когда мне понадобилось узнать нечто важное"
  - А могу я сделать запрос?
  - Как хочешь, - изящные пальчики махнули трубкой. Она слишком много курит. - Но положительного ответа я не гарантирую.
  - Конечно.
  - Можешь быть свободен.
   Я поклонился высокой спинке кресла и дымящейся трубке и уже пошел к дверям, но голос Валерии остановил меня.
  - Не забудь о новичке, теперь он под твою ответственность.
   По правде говоря она застала меня врасплох. Я уже полностью запамятовал, что на мою голову свалилась еще одна неприятность.
   Я надеялся, что хлопнуть дверью удалось как следует. В холле я остановился у единственного места, где я как правило спускал пар после встречи с невыносимой начальницей. Это была мини-оранжерея. Прихотливый вкус дизайнера заставил экзотические растения расти на полу, на стенах и прямо на потолке, а струи фонтана, затянутой в кокон антигравитации, создавали невероятное переплетение из цветов и воды.
  Остановившись, я втянул носом терпкие, влажные, насыщенные запахи. нагнувшись, любовно понюхал раскрывающийся бутон в виде кораблика приторно-розового цвета.
  - Чертова стерва.
  - Цветок или женщина?
   За спиной послышался грубоватый голос.
   Я резко выпрямился и недовольно взглянул на того, кто потревожил.
  - Женщина.
   Он стоял, привалившись спиной к косяку.
  Есть люди, которые сразу внушают опасение и заставляют подозревать худшее. Русоволосый парень со стрижкой ежиком не внушал доверия. Я бы не доверил ему даже налить себе сливок в кофе. Если бы я пил кофе. Но потреблял я исключительно черный горький чай. А парень с продубленным ветрами и солнцем лицом каторжника явно был любителем приложиться к горлу. Пьяницей он не выглядел, но судя по духу, неплохо погулял прошлой ночью. В голубых глазах плясали черти. Массивная шея как у быка. Каждый кулачище мог поспорить с кувалдами Дуба, а узловатые мышцы бугрились рельефнее, чем у Глеба. Одет по форме, но отчего-то на таких как он одежда всегда выглядела так, будто ее провозили по грязи и дали отвисеться на солнышке. Но разумеется все знаки отличия были безжалостно содраны, а бляшка в форме свитого кольцами хлыста - символ аналитического корпуса - отметал последнюю возможность ошибки. Мой новобранец. Никем другим он быть не мог.
   Потирая квадратную челюсть, парень усмехаясь смотрел на меня.
  - Дамское у тебя хобби, начальник.
   Я отвернулся от цветов и прикрыл глаза. Похоже еще не все неопрятности за этот день я успел пережить. И Валерия была не главной из них. Этот тип уже начал раздражать меня куда сильнее.
  - Имя, звание, за что попал, - я медленно отчеканил каждое слово, так как не надеялся, что этот качок поймет меня с полуслова. - И когда обращаешься к старшему по званию, я хочу слышать обращение на "вы".
  - Да ну? Не думал, что командир отряда, о котором я столько слышал, окажется таким скучным, - на лице парня отразилось все, что он думал обо мне. И это не понравилось еще больше. Неуважение. Если так начинается его служба, дальше будет только хуже. Но я не привык давать спуску таким как он и не буду давать слабину.
  - Имя, звание, за что сюда попал? - терпеливо повторил я.
  - Сложно нам будет сработаться, начальник.
  - Я не выбирал тебя. Эта чертова стерва просто повесила...
  - А, вот в чем дело, теперь все ясно. Элитный отряд да... Слушай, начальник, давай я сейчас побеседую с этой дамочкой по мужски, - лишь миг спустя я понял, что парень на полном серьезе собирался вломиться в кабинет Валерии и высказать ей все. Что о ней думает. По правде сказать, мне не было дела, даже если она пристрелит его, пока что я даже не знал его имени, но после неприятности будут уже у меня и большие. Поэтому я рявкнул:
  - Стоять! - надо признать с плохо сдерживаемым страхом, что вызвало еще одну ухмылочку до ушей у светловолосого увальня. Теперь он еще больше напомнил мне одного из древне-германских бойцов, которые во времена заката римской империи держали в страхе непобедимые некогда легионы. Такой же бесстрашный и столько же неисправимо упрямый.
  - Мне сказали, что я не обязан слушаться никого, кроме командира. а я все еще не знаю, где мне его искать, - парень сделал вид, что оглядывается.
  - Я твой командир, будь ты проклят, меня зовут Феникс. То есть для тебя буду Фениксом.
  - Вот это я понимаю, по нашему, с этого и надо было начинать. Тогда уж и я назовусь, - довольный здоровяк просиял улыбкой от уха до уха, - меня зовут Род, вообще-то я просто Родим, но все зовут... - в следующий миг я сделал подсечку и вся эта улыбающаяся туша, размахивая руками, полетела на пол. Глядя как парень вылупив глаза, уставился на меня, я не мог не почувствовать слабое удовлетворение.
  - А это первый урок от командира, раз уж ты нашел того, кого должен слушаться. - Командир всегда прав. И впредь будешь раскрывать рот только когда я спрошу. Лишний треп языком туда же.
  - А когда мне дадут должность? - лежа на полу поршень ухитрялся выглядеть победителем.
  "Может он просто малость туп?"
  - Когда у меня будет настроение, - я понимал, что ведусь на провокацию и уже плохо сдерживаю раздражение.
  - Ясно, значит я буду твоей... вашей, - поспешно поправился Род, - рукой. Спасибо за честь.
  - Это не... - я сжал лоб, - от этого шумного типа у меня начиналась мигрень. Мне бы слетать домой, проведать семью, а потом еще раз попытаться пробиться в аналитический отдел, а теперь весь намеченный план рисковал обратиться в пшик и все из-за этого шумного парня.
  - Командир, у вас на лбу скорбная складка, не думаю, что вы старше меня, расслабляйтесь побольше, - в следующий миг его рука схватила меня за ляжку, потолок и пол поменялись местами. Я не успел сообразить, как оказался лежать на спине, хватая воздух точно выброшенная из воды рыба.
  - Ах ты гад! - последние остатки благоразумия снесла лавина ярости на Рода, который считал, что может вытворять что угодно.
   Однако, мой удар так и не достиг цели. Вместо этого руку мне вывернули за спину, да с такой силой, что затрещали суставы. Еще немного выше и ее бы просто вывихнули. Ну уж нет, я не проиграю такому как он.
  Приемами ближнего боя я владел если не в совершенстве, то на должном уровне. Поэтому уже спустя миг, парень сам оказался уложенным на живот, а его левая нога и правая рука сплелись в подобии браслета. Ни вдохнуть ни выдохнуть, ни шевельнуться он не мог.
  - Чертовски больно, командир, но хорошо разминает спину, - прокряхтел Род.
   " Он еще и издевается!"
   Размахнувшись, он пнул меня да так, что перекатившись через парня, я врезался в зеленое великолепие оранжереи, и поднялся оттуда, в земле и литья словно Бог мести.
  - Браво! Продолжайте! - послышались три хлопка. Затуманенным взглядом я нашел Валерию. Она стояла, попыхивая трубкой, привалившись к дверном косяку. Как много она видела? Проклятье! Ужасно стыдно и невероятно глупая ситуация.
  - Вижу вы отлично поладите. Феникс, птичка, принимай пополнение. Похоже, посвящение в скауты он уже прошел. Вы оба.
   Сопровождаемая скрежетом моих зубов, Валерия процокала обратно в кабинет, оставив нас наедине. Не произнося ни слова, я стряхнул с себя землю и листья, кое-как привел в порядок устроенное безобразие. И так же молча двинулся к выходу.
  - Мне с вами, командир? - донеслось следом. - Или как? надеюсь вы не в обиде, командир? - догнав меня, Род пристроился рядом. Бить его бесполезно, не поможет. У этого парня мозги вынесло напрочь. Поэтому, я решил избрать другую тактику - просто игнорировать его. - Мы летим знакомиться с парнями? Устроим хорошую гулянку? Вам ведь дали отпуск?
   Язык у Рода был как помело.
  'Отрежу при первом же случае', - пообещал себе я.
  - Не знаю, куда идешь ты, но я домой, к семье, или такому как ты непонятно слово семья? Тебе только с девками спать да пить с таким же огребьем как ты? Наверняка угодил сюда за то, что свалил с полка в самоволку и соблазнил дочку какого-нибудь генерала.... - я осекся, увидев выражение лица парня.
  - Не стоит говорить о том, чего не знаете, командир.
   Я отвернулся. Неужели было что-то, способное задеть даже непробиваемого типа вроде этого Рода? Похоже, в его истории было что-то похожее. Но я приказал себе забыть и не спрашивать. мне совершенно неинтересно. что там у него приключилось. Мне он вообще неинтересен. Пусть будет тенью.
  - Предупреждаю, - напомнил я, когда мы садились в одну из подвесных прозрачных колясок, что двигались по сеточному куполу вокруг Клепсидры. нам нужно было добраться до ближайшему орбитального лифта, а до него не меньше десяти минут езды. - Если выкинешь что-то из своих штучек или ляпнешь лишнее при моей жене и детях, я тебе отрежу не только язык. Понял?
  - Понял, командир, - буркнул Род. Слишком тихий и смирный. Не нравится мне такое.
   Не думал я, что Род и правда заткнется, но он молчал всю дорогу, а я усиленно пялился в окно. 'майнд' предлагал на выбор прохладительные напитки, мороженное и даже веера. Похоже что-то испортилось с его температурными датчиками. Должно быть я подсознательно пытался сбежать от проблемы, потому как в приоткрытую форточку с воем задувал колючий ледяной ветер. Во время поездки под самым куполом по оси климат-контроль не работал. Да и кому захочется дышать воздухом, пропитанным запахом соленого электричества и смазки. Но я был готов вынести даже это, лишь бы не вдыхать перегар, которым благоухал мой подопечный. Эти пятнадцать минут были самыми долгими в моей жизни. Но наконец кабинка зависла над гигантской чашей, сизой воронкой уносящейся к самой поверхности. Сверху орбитальный лифт походил на гигантский пылесос или трубку пищевода, которая засасывала в себя пневмокабинки и за счет разницы в давлении и сжатого воздуха за секунды доставляла желающих и грузы на поверхность.
  - Дом, милый дом, - протянул Род.
  - Будто такой дикий пес как ты может что-то знать о домашнем тепле и семье.
  - Конечно ничего, откуда мне знать, у меня никогда не было другой семьи, кроме соседей по детскому дому.
  Все, что я собирался сказать как-то сразу стало лишним.
  "Хочешь сочувствия - не дождешься. У моих ребят истории печальнее. Надо заслужить, чтобы к тебе относились как к тому, кому можно доверять"
  - Наша капсуля, - я уверенно направился мимо спешащих разнокалиберных майндов и людей к свободному транспортному средству, похожему на пилюлю или стручок фасоли, прозрачной, с синими причудливыми прожилками энергетических схем.
  - А мне нравится эта.
   Я заскрежетал зубами, но все же остановился и развернулся - уже слабина. нужно было просто садиться в свою. Пусть делает, что хочет. Закинув ногу в потрепанном ботинке необъятного размера на панель, Род развалился на сиденье выбранной капсули.
  - И чем же эта лучше? Я заплатил за ту еще на подлете.
  - Эта лучше, она мне нравится.
   Дурацкий спор и дурацкое положение. Я спорил с подчиненным, и правда состояла в том, что я ни черта не мог. Капсули были совершенно одинаковыми, разве что с разными порядковыми номерами. У моей номер шестьдесят шесть, а у Рода - пятьдесят. Но спорить - значило провести дома еще меньше времени. Ирина уже скинула мне сообщение, что на обед будет любимый капустный пирог. Опаздывать очень не рекомендовалось. Женщины становились крайне обидчивыми, если кто-то не ценил их готовку. А Ирина у меня была мастерицей.
  - Будь по твоему, - резко бросил я и запрыгнул в кабину. - Мне некогда спорить с тобой. Но когда вернемся, напишу рапорт.
  - Я думал командир имеет право сам наказывать провинившихся. Похоже, что нет. Ты всегда бежишь плакаться в юбку той рыжей ведьмы, когда пахнет жареным.
   Я замахнулся, но опустил кулак. Бить подчиненных на глазах у всей станции не самое мудрое решение. Поэтому я просто проплатил рейс до Санкт-Петербурга еще раз и мы отчалили.
  Плавно взмыв над посадочной площадкой, фасолина зависла над воронкой вместе с еще десятком таких же, ожидая, пока какое-нибудь течение затянет ее внутрь. Однако, еще одно происшествие задержало отбытие. Одна из пустых фасолин, стоявших на площадке, внезапно взбесилась. Встав на дыбы, она завертелась волчком, сыпля вокруг стеклом и искрами. Хрупкий механизм сжег сам себя за считанные минуты.
  - Эй, а это не наш номер? - как бы между прочим заметил Род. Я скрипнул зубами. Не слепой, тоже заметил, что обезумевший челнок заканчивался на шесть. А когда по громкой связи станции объявили: 'Пассажиры капсули номер шестьдесят шесть, просьба пройти к стойке регистрации для замены рейса. В связи с техническими неполадками, ваш рейс задерживается. Приносим извинения за неудобства', - я даже не удивился.
  - Ты знал? Ты знал, да? - не выдержав, встряхнул за грудки соседа. Голова его моталась как у тряпичной куклы, но он продолжал улыбаться какой-то таинственной усмешкой Немезиды. Но он и правда был роком, злым роком , свалившимся на меня.
  - Да откуда, просто не повезло. Или повезло, смотря с какой стороны посмотреть.
  - За дурака меня держишь? - я смотрел как сыпятся остатки капсули, как труба засасывает их. - Эти модули тестируются на самые высокие нагрузки и перепады давления.
  - Обижаете командир, - Род нашел в кармане зубочистку и принялся доставать что-то между зубами. - Если вам не нравится такое объяснение, значит кто-то очень не хотел, чтобы вы попали на Землю Или чтобы сдохли поскорее.
  - Что? - рассеянно откликнулся я, производя необходимые манипуляции, чтобы развернуть капсулю.
  - Откуда мне знать, с таким характером вы могли нажить кучу врагов. И да, не стоит возвращаться. Если верна моя вторая версия, те, кто охотился за вами, наверняка видели, что произошло. И если увидят, что вы все еще живы, могут предпринять вторую попытку. Если ж они действуют так нагло, то не станут таиться.
   Я вообще не верил в обе версии. Но что-то определенно произошло и я собирался выяснить что именно, как только вернусь. Но все же сделал проверочный круг над площадкой. Ничего подозрительного, и никого тоже. Те, кто устроил диверсию, наверняка были среди работников станции, простым пассажирам доступ к капсулям получить не так просто.
  - Хорошо, летим домой, - бросил я, полный досады. Если это было покушение, как Род и предполагал, я остался в дураках. Земля расслабляла, но куда больше расслабляла предстоящая встреча с семьей после долгой разлуки. Поэтому я и откладывал отпуск как мог. И если бы не странная настойчивость Валерии, возможно бы улизнул снова.
  Однако, вопрос, охотились ли они на меня или на Рода так и остался открытым.
   Остаток пути до поверхности прошел без происшествий и в глубоком молчании. Я позабыл, что должен злиться на попутчика и попросту погрузился в размышления, вгоняя себя почти в медитативное состояние. Умение отключаться, превращая мозг в многомерное поле для логических игр, было моей врожденной способность. Конечно с аналитиками из отдела мне не сравниться, но все же это умение не раз выводило меня и ребят из почти безнадежных ситуаций.
  
  Глава 3 - Главное - ты видишь.
  И вот, наконец, Питер. За почти пятьсот лет существования он изменился мало. Лишь приобрел некую благородную патину. Золотистые, воздушно алые и голубые стены домов превращали город в мираж в ясный солнечный дым. Влажный морской воздух поднимался в перламутрово-жемчужные облака, кружащиеся над глянцевыми крышами домов. Солнечные батареи, растянутые в сеть, закрывали город теплым и светлым куполом. Подобно мировому древу на месте бывшего аэропорта Пулково выросла воронка орбитального лифта. Вокруг воронки кружили наемные и частные гидрокоптеры - весьма экологичный вид транспорта на основе водорода. По сравнению с Клепсидрой, на земле было невероятно тихо и малолюдно. Однако, те, кто жили в этом прекрасном городе поколениями, не променяли бы его ни на одну самую сказочную колонию вроде Урануса или Веги.
   Род глазел по сторонам - на воздушные купола Исакиевского, на шпиль Петропавловки, на невесомую башню Сити.
  'Будто ребенок', - поневоле подумал я. На сей раз я позволил Роду вызвать нам такси. По моей просьбе мы проехали по самым живописным местам Северной Пальмиры, и при виде каждой старинной достопримечательности Род восторженно ахал. Такое поведение совершенно не вязалось с его характером и приходилось лишь удивляться.
   Марьинка был тихим пригородом, со всех сторон окруженным сосновыми рощами и песчаными дюнами. Городок тонул в шуме прибоя и криках чаек.
  А еще в Марьинке жили консерваторы, которые помнили рассказы дедов о вечно погруженном в дождь городе, окутанном вязкими облаками, об особом духе города на Неве. Обитатели Марьинки в честь тех стойких людей отказались от солнца. Небо над районом закрывала похожая на расплющенную каплю 'медуза' генератора дождя. Среди сверхкомфортного мегаполиса только здесь можно было почувствовать настоящий привкус севера. И только здесь я мог выращивать особые виды папоротника и мха, для которых круглогодичное солнце могло бы стать губительным.
  - Как-то противно здесь, - Род одной фразой выразил все, что думал о моем городке и настроение сразу упало еще на несколько градусов, хотя оно и так было порядком подпорчено инцидентом наверху.
  - Можешь подождать на скамейке, зайду в 'гипер', - я кивнул на переливающееся неоновыми вывесками и напоминающее перевернутую каплю здание.
  Насупившись и подобрав ноги, Род превратился в мокрого и потерянного пса и скорчился на лавочке. Покачав головой, я стянул с себя дождевик и перебросил парню.
  - Надень, а то еще простынешь и Валерия решит, что я совсем не заботился о тебе.
  - Спасибо, командир, - просиял Род и отсалютовал моей спине.
  'Вот еще, стану я беспокоиться о таких'.
  Поход за покупками затянулся. По правде говоря я совершенно не знал, что подарить жене и детям спустя несколько лет отсутствия. Девочки выросли, мне такое и в голову не приходило раньше. А Ирина... подумав, я подобрал ей тончайшую шаль с Плеяд. Тонкую как пушинка ковыля и прозрачную точно льдинка. Я не сильно разбирался в тонкостях ручной работы, но растительные узоры мне понравились, как и насыщенно изумрудный тон с едва заметным фиолетовым оттенком - точно надкрылки у бронзовки. С подарком для девочек пришлось повозиться. Разница в возрасте у них была большая. А что любят девочки в тринадцать и семь лет я не имел ни малейшего понятия. У касс образовалась пробка - стоял канун праздника Крещения и все торопились купить подарки для близких. Однако, дело оказалось не только в ажиотаже покупателей.
  - Эй! Смотрите, какой-то парень дерется сразу с двадцатью. У них хлысты как у погонщиков Стада!
  - Да откуда тебе знать, как выглядит их хлысты? Ты хоть одного из Стада когда-то видел? Нет, ну так молчи.
  - Видел! - храбрился малый, прилипший к раздвижным дверям на статике, которые старательно удерживал охранник магазина.
  - Прошу, сохраняйте спокойствие, сейчас прибудет гвардия и все уладит.
   'Все уладит', - было любимое выражение у всех начальников от самых маленьких до высочайших. Но как правило само никогда и ничего не налаживалось, а только становилось хуже, если просто наблюдать в сторонке.
  - Никто из вас никогда не видел Стадо и не увидит, поверьте, лучше вам с ними не встречаться. - я протолкался вперед и пакеты с подарками едва не выпали из рук. Среди десяти поверженных или около того противников стоял, пошатываясь, Род. Остальных не было с такого ракурса. Но один как раз попытался напасть на него, затянув вокруг шеи конец жгута, которым орудовал. Я очень не хотел пугать зевак, а паника несомненно начнется, если они узнают правду. Состояла она в том, что хлыст, которым орудовал малый, с ног до головы закутанный в лилового цвета хламиду и бурнус на самом деле был хлыстом погонщика. Мне довелось его видеть лишь однажды, но я запомнил его в мельчайших подробностях.
   Мое тело запомнило каждый его изгиб, ведь глубокий иксобразный шрам пересекал мою спину как дар от Стада. С тех пор я стал одержимым желанием узнать о Стаде и его погонщиках как можно больше. Кто они? Куда идут? С какой целью? В то, что Стадо бесцельно уничтожало планету за планетой я не верил. Даже они не настолько тупы, чтобы сделать Землю своей следующей жертвой. От них не останется даже воспоминаний, если Клепсидра активирует Орудие Церна. Открытое случайно, в ходе эксперимента по созданию темной материи, оно превратилось в самую разрушительную из возможных энергий - самообваливающиеся ядра. Любая материя, любое вещество, любая константа времени и пространства - все, что попадало в поле действия оружия, мгновенно сливалось с его структурой. Супернеустойчивое существование - так его называли.
  А если погонщики здесь не ради Стада, значит они пришли по чью-то душу. Время от времени на просторах галактики пропадают люди. Это естественный ход вещей. Но те, кого забрали, чтобы пополнить Стадо, больше не могли называться людьми. Несмотря на постоянное пополнение рядов, Стадо сохраняло примерно постоянное число членов.
  Подсчетами занимался отдел статистики, который не спешил делиться своими знаниями ни с кем, кроме разве что аналитического. Но то, что рекруты появились вот так нагло, рядом с одним из крупнейших городов Земли, прошли мимо Клепсидры и оказались в Марьинке, там, где находился мой дом, мои близкие, заставило ощутить свою беспомощность. Пусть и всего на пару мгновений. А потом я начал действовать. Оттолкнув охранника, бросил:
  - Уведите людей к черному выходу, а лучше найдите морозильник, запритесь там, пока все не закончится.
  - Не закончится? - охранник сразу превратился в простого обывателя.
  - Пока я не позову, - пришлось продемонстрировать ему знак в виде кольца с заключенным в нем солнцем - временная татуировка на правом запястье была вишневого цвета. Охранник несомненно узнал ее, поэтому лишь напряженно кивнул.
  - Конечно, я знал, что это все неспроста, - пробормотал он. - Клепсидра обязательно придумает что-нибудь.
   С шипением закрывшиеся раздвижные двери оборвали его лепет. Направляясь к месту яростной схватки, я по пути достал табельное оружие. По поводу его активации потом придется писать длиннющий рапорт, но и Валерии нужно будет объяснить мне кое-что. В совпадения я не верю, зато верю в коварство и предательство.
   Проблема состояла в том, что табельное оружие я сдал еще в центре. Однако это не означало, что я внезапно стал безоружным. Оставалось надеяться, что Стадо тоже не знало об этом, иначе от моего несносного напарника не останется мокрого места. Однако, пока я бежал, узнал о нем много нового. К примеру то, что он способен в одиночку справиться сразу с десятью. Я не видел, чтобы Род орудовал чем-то, кроме кулаков, используя их наподобие кувалд. Однако, на последних метрах пришлось ускориться. Кричать, что за спиной у него стоит погонщик, замахиваясь хлыстом, я не стал. Все равно не поможет и не успеет парень увернуться. Если погонщик хочет его изувечить или убить. Но если погонщик здесь, чтобы пополнить ряды Стада, даже легкого касания хлыста будет достаточно, чтобы полностью парализовать все конечности, отравить все нервные клетки и сделать Рода из непробиваемого тупицы неубиваемым зомби. Хлыст погонщика способен на такое. Я уже сталкивался с работой вербовщика, но в бою никогда, я никогда не видел, как сражаются погонщики.
  Убить он хотел Рода или сделать своим, в тот момент мне было все равно. Мне стало действительно все равно, что задумал погонщик - внезапно я понял, что парень - член моего отряда, а значит именно я несу ответственность за его жизнь и спасаю его голову из петли. Пусть даже он сам в нее влез. По пути я хлопнул ладонями по поверхности первой попавшейся лужи.
  Однажды у меня появились кое-какие догадки...
   Я оказался между ними. Поставив подножку, я отправил Рода ничком на землю, а сам поймал конец хлыст мокрыми ладонями. Вода зашипела, исправляясь, однако, облако пара было лазорево-алого оттенка. Яд, которым пропитан хлыст, должен был достаться мне, но вместо этого вода растворила его в себе. Я поспешно отдернул руки, иначе в следующий миг стал бы покорным рабом.
  - Какого дьявола, командир, он был мой! - Род начал подниматься, но я впечатал его ногой в спину.
  - Остальные твои, а с этим я разберусь сам.
  - Мы еще поговорим об этом, командир...- однако, в следующий миг парню пришлось вновь ввязаться в схватку. Мы остались наедине. Погонщик опустил хлыст и, склонив голову, молча смотрел на меня. Долго, слишком долго.
  'Чего он ждет?'
  Когда напряжение достигло предела, а от ожидания зазвенела сама атмосфера, он открыл рот. Я никогда не слышал, чтобы кто-то из них говорил, хотя глупо конечно, в целом они мало отличались от людей. Я бы не нашел ни одного отличия, если бы не одно 'но'.
  - Увидел? Главное, ты видишь. Ты видел и ты знал. Ты ждал... - голос был похож на завывание ветра в пустом тоннеле, в глубоком темном тоннеле.
  - Что вы забыли здесь? Здесь вам Стадо не найти, это мой город и моя планета, убирайтесь.
  - Ты искал, - бубнил Погонщик, будто и не слышал меня и это дико раздражало. Хотя я понимал, что не могу заставить его уйти. Пока не прибудут силы Валерии, придется тянуть время и оставаться в рядах живых. - Где Цефеид?
  Непроизвольная дрожь пробежала по позвоночнику. Я никогда не слышал этого названия. Но кажется что-то всплыло в памяти из древних как само время мифов человечества. Цефеид...
  Он приближался, медленно наматывая на руку хлыст. Я видел и ничего не мог, и не хотел делать. Точно мышь перед удавом.
  - Ты что делаешь, командир? Сожрать себя решил дать?! - ор Рода вернул к реальности, но куда больше помог хороший удар в челюсть справа. Меня отбросило в сторону. Все еще ошалелый, я уставился на Рода, пронзившего Погонщика куском арматуры, выдернутой из ограды. Парень был здоров как бык. Прут толщиной с запястье ребенка согнулся кочергой в его руках, в той же позе сейчас обвис и Погонщик.
   И все же, даже умирая, он умудрился поднять голову и посмотреть на меня затухающими огнями эльма глазами.
  - Ты видишь... Цефеид, - прошептали эти глаза, а потом он рухнул на землю. Труп ссохся мгновенно, будто до того уже был мумией много столетий.
  - Командир, - тяжело дыша, Род повернулся ко мне. - ты стоял точно под дурью, мне что так и смотреть было как он тебя захомутает? Подчиненные должны защищать коман...- договорить он не успел, глаза закатились и парень покачнулся.
  Я едва успел подхватить падающего Рода. Только тут я заметил у него на боку глубокую рваную рану, будто кто-то вырвал кусок плоти вместе с одеждой. Что за дьявол!
  - Я тут подумал, командир, вы ведь так и не дали мне должность. Стану вашим телохранителем, так я решил. Кому-то вы сильно перебежали дорожку. Там такие твари...- Род закашлялся, выплевывая сгусток крови.
  - Телохранитель? Не мели чушь! Если ты помрешь вот так, что мне с тобой делать? Валерия с меня голову снимет! Парень обмяк у меня на плече. - Ну что с тобой поделать, придется тащить домой. Такси!
   Дожидаться посланцев Валерии не стал, а попросил объяснять все охранника. Без всяких ужасов. Мол вражеская разведка проникла к сотруднику и пыталась завладеть секретной информацией. И хотя охранник кивал через каждое слово, что я ему говорил, было видно, что он не понимал ничего и не вспомнит, когда дойдет до сути. Ну да не важно, у меня не было никакого желания и тем более времени общаться с агентами Валерии лично. Тем более состояние Рода было паршивее некуда.
  
  Глава 4 - Мне нравится твой рисунок.
  Особняк в наши дни позволить себе могут или богатые шишки, или те, кому он достался по наследству. Я не принадлежал ни к тем, ни к другим. Шишки предпочитали Клепсидру, поближе к светилам политики и бизнеса, а родители произвели меня на свет в далеком космосе на борту паломнического судна. Как потом мне долго и с сочувствием рассказывали в приемной семье, они были фанатиками от нового малоизвестного культа, зародившегося где-то в захолустье и решили, что я не вписываюсь в их картину мира.
  Я никогда не пробовал искать их, да и к чему. Приемные отец и мать любили меня, наверное по своему, хотя иногда полностью забывали о моем существовании. Они тоже были фанатиками, и поклонялись своему Богу - космосу. Астрономы - любители, исследователи непознанного, автостопщики, они принадлежали к тому вымирающему виду людей, которых в двадцатом веке называли хиппи или коммунщиками. Поэтому мое детство вплоть до поступления в армию прошло на колесах, в диких уголках Сибири , Дальнего Востока, и прочих высоких широтах. К семи годам я уже знал наизусть все открытые и потенциальные экзопланеты, мог отличить спиральную галактику от спиральной с перемычкой и прочие тонкости, которыми дети обычно мало интересуются. А еще я научился ловить спектр - так отец называл момент рождения нового тела - звезды или ее смерти. Та же интуиция, которая так восхищала Валерию и моих парней.
  Мой дом в настоящем был образцом сочетания традиционности и современной эргономики. Цветники, галечные дорожки, маленькие деревянные мостики, фонари в самых неожиданных местах. Дождь не мог проникнуть сквозь статический полог, но и солнце тоже. Над домом висела полупрозрачная дымка, которая в звездные ночи дарила северное сияние. Но этой красотой я мог любоваться лишь в редкие периоды отдыха. В последний раз пять лет назад.
  - Я в раю? А где прекрасные гурии? - на плече очнулся Род и обвел мутным взглядом мерцающие в свете фонарей папоротники. За пять лет плантация разрослась и теперь вымахала почти до пояса, превратившись в настоящий лес. Узкая дорожка вилась, перебегая через настоящий родник и вела к дому. Все окна ярко светились, кроме одного в мансарде - там была спальня Ив - Иветты, моей младшенькой. Уже спит?
   Среди запахов сырой земли, прели и зелени отчетливо чувствовался аромат капустного пирога. От ностальгии защипало в носу.
  - А вот и гурия, прекрасная гурия, спой мне песню... - пробормотал Род, голова его снова упала. На дорожке, кутаясь в тонкий халатик до пят, стояла жена. Нежный ситец облегал изящную фигурку Ирины. Слегка вьющие волосы рассыпались по тонким плечам, а в глазах отражались огоньки фонарей, делая их похожими на глаза испуганной лани, застигнутой в ночи. Но Ирина никогда не была слабой. Она была умной, игривой и прозорливой, рассеянной и хозяйственной, милой и дерзкой - настоящей женщиной. Моей женой. Она просто стояла там, будто видение, готовое исчезнуть и ничего не говорила. Сгрузив Рода на траву, я вытянул из-за пазухи подарок, подойдя, накинул ей на плечи. Она стояла - потерянная и далекая, но все же такая родная.
  - Ирина, - произнес я, сглотнув ком в горле. И только потом она будто очнулась.
  Внезапно она зарылась носом мне в грудь. Шаль скатилась по плечам.
  - Накинь, холодная ночь, - невпопад сказал я. Дрожь прекратилась. Отстранившись, она замерла. Взгляд остановился на Роде.
  - Кто это?
  - Это единственное, что ты хочешь узнать после моего пятилетнего отсутствия? - ее пристальное внимание к облезлому псу Роду даже как-то смутило и уязвило.
  - Да, именно это я и хочу узнать, ты появляешься без предупреждения, вваливаешься с полумертвым увальнем, и сам не в лучшем виде. Конечно я хочу знать, кто он и во что вы оба ввязались?
  - Долго объяснять, Валерия...
  При этом имени глаза Ирины сузились. Не самое лучшее начало.
  - Отец! - из дома выпорхнула стройная прелестница в самом нелепом платье с оборками и валанами, какое я когда-либо видел. И его носила моя старшая дочь. За время пока я отсутствовал, она превратилась из угловатого нескладного подростка в очаровательную девушку.
   "Ангел" бросился мне на шею и я закружил ее, подхватив, правда подбросить уже не удалось. Да, дочь выросла, и я не был готов к такому. На что я рассчитывал? И сам не знаю.
  - Лиза, ты совсем... не изменилась, - я выдал самый отвратительный комплимент который мог сказать мужчина леди. Улыбка девушки угасла на миг, но потом вернулась вновь, будто солнце вышло из-за туч.
  - И ты совсем не изменился, папа. Господи! - Лиза всплеснула руками, заметив Рода, - у него же невероятная кровопотеря, тремор. Нужно немедленно отнести его в дом. Я вызову наших ребят...
  - Не нужно ребят! - я поднял ладонь. В коротких письмах из дома я узнал, что Лиза всерьез намеревалась стать гео-медиком - не самая престижная профессия. Сейчас гораздо больше спрос на астро-врачей. Но она говорила: я хоче лечить землян и на Земле, для этого и нужны врачи.
  - Я совсем не хотел привносить в наш дом элемент хаоса в лице Рода, будь моя воля, я бы с радостью сдал его на поруки 'ребят' Лизы. Но уже через пять минут как он попадет в больницу, Валерия начнет донимать меня вопросами. Одни вопросы потянут за собой другие и неминуемо приведут к Погонщикам, а мне нужна была свобода действий. Поэтому я снова закинул безвольное тело парня на плечо и потащил в дом вслед за охающей Лизой.
  Молчаливая Ирина - позади. И ее молчание мне очень не нравилось. Тревожило. Я не хотел, чтобы наша встреча произошла вот так.
  - Позже поговорим, - бросила она. - Устроим твоего парня и будем ужинать, - в этом была вся Ирина. Практичная и хозяйственная.
  - Ну, что с ним? - я отлепился от стены, когда Лиза в белоснежной головной повязке выпорхнула из своей спальни, куда временно определили Рода.
  - Жить будет, - она вытерла руки магнитным полотенцем, и красные пятна исчезли с кожи. Скатав полотно в шарик, девушка забросила его в мусорную корзину. - Кто его так? Никогда не видела таких ран, они похожи на ожоги, но как от холода.
  - Лизи, сходи за сестрой, и ступайте в столовую, - вслед за девушкой в коридоре появилась Ирина.
   Фыркнув, дочь упорхнула в другое крыло.
  - Пожалуйста, Ир, не устраивай сцен, - я устало потер лоб.
  - Еще даже не начинала. И может не стану. Все равно не расскажешь, ты никогда не посвящаешь меня в свои дела.
  - Тебе не стоит знать об этой грязи.
  - Вот именно, - Ирина ткнула меня пальцем в грудь. - Но не впутывай сюда девочек. Ив и так сама не своя с тех пор, как узнала, что ты возвращаешься.
   "Так вот, почему она не пришла встретить меня", - понял я.
  - Ивет не отвечает, - задержавшись на краю лестницы, вернувшаяся Лиза пожала плечами. - Там подарки, можно мне открыть свой? - она подарила мне очаровательную интригующую улыбку. Когда вырастет, то наверняка превратится в роковую женщину.
  - Ив молчала почти месяц когда ты улетел в последний раз. Я боялась, что она так и не заговорит.
  - Мне очень жаль, - я оглянулся на дверь спальни и прислушался. Похоже, мое вмешательство не требовалось. За толстой панелью из медового оттенка дерева стояла тишина. - Ты иди, я сам приведу Иветту.
  - Не расстраивай ее, - предупредила Ирина, и вновь в ее взгляде промелькнуло беспокойство, смешанное с недоверием, будто она смотрела на незнакомца. Все же пять лет были долгими.
  - Кудряшка, - я тихонько постучал в дверь с изображенной на ней корзинкой фруктов и отметил, что рисовать она стала лучше. Когда я улетал, это были неумелые детские каракули. Но уже тогда Ив любила цвет, а сейчас любой экспрессионист бы позавидовал. То, что это корзинка и именно с фруктами можно было понять только тем, кто знал девочку хорошо. А я не мог похвастаться этим. А ведь она пойдет в первый класс в этом году.
  Я вздохнул и повторил.
  - Кудряшка, не хочешь говорить? Понимаю, наверное ты и не узнаешь меня. - Молчание с той стороны было таким давящим, но я услышал звон. - Мне нравится твой рисунок. У меня и цветок не получится. Хорошо, если не готова, мы собрались ужинать. И у нас еще гость в доме. - Я подавил тяжелый вздох. - Если передумаешь, подарок ждет тебя в гостиной. Надеюсь понравится. Вроде беличьи всегда были хорошими, - я купил дочери набор кистей... Спустя пять лет... Молодец, папочка, отличный подарок.
   Я уже собрался уйти, но с той стороны послышался быстрый топот. Я аж взмок. Не думал, что встреча с дочерью окажется настолько непростой. Я молчал. С той стороны тоже молчали. Но вот...
  - Толстые кисти? - раздался детский голосок. Сердце ушло в пятки.
  - Целый набор, самые разные.
  - Отлично... - буркнули с той стороны. Я уже хотел спросить про ужин, но решил, что не стоит рушить только что созданную первую ступеньку в загадочный мир души младшей дочери. Она и в два года смотрела глазами древнего мудреца. Огромными глазами цвета старой бирюзы.
  
  Глава 5 - 'Они приходили за мной'
  - Паршиво выглядишь, - я присел на край кровати, наблюдая как Род осторожно разматывает перебинтованную руку. - Но не так, как позавчера.
  - Твоя девочка просто мастерица, ладно заштопала меня.
  - Не вздумай приставать к ней, - на всякий случай предупредить не помешает.
   Род закашлялся.
  - Да ты что, командир, ей же всего тринадцать. К тому же, она твоя дочь.
  - Вот именно, - напомнил я.
  - Те типы здорово меня разозлили, если бы не подлый удар в спину, я бы их всех положил.
  - Корона не жмет?
  Род обиделся и снова стал похож на побитого пса.
  - Кстати, они пришли к тебе. Что-то им было позарез нужно, настолько, что не побоялись явиться в осиное гнездо.
  - Еще одно слово и ты вылетишь из дома и отправишься спать в подворотню, - я зажал рот парня и оглянулся на распахнутое окно. Один из редких не дождливых дней. Ирина сидела на краю фонтана и тихо напевала арию. Даже после того, как ушла из театра, она все еще не могла забыть о сцене, иногда во мне просыпалось чувство вины.
   Лиза была на занятиях - даже после уроков она предпочитала проводить время на практике в больнице. Из нее и правда получится отличный врач.
  - Кстати, наша железная леди с тобой не связывалась? - закончив перебинтовывать руку, Род приступил к ребрам. У него было сломано целых два, но восстанавливающий чип творил чудеса.
  - Нет, слава Богу.
  - А со мной да.
   Я искоса взглянул на парня, гадая, что же мне показалось странным.
  - Доложил ей обо всем? - без особой надежды спросил я.
  - Не довелось, она спрашивала всякую ерунду - дал ли ты мне новую должность, о погоде и моем настроении.
  - И это все?
  Род почесал затылок и скривился - там тоже была здоровенная ссадина.
  - Кажется да, странно, правда? Ни слова про этих гадов не спросила. Может не знала?
   Я скривился, ощутив на языке кислый вкус.
   Валерия знает, когда белка проскакала в лесу на другой стороне планеты. Такое просто невозможно. Значит, скрывала намеренно.
  - Странно, но это не твоего ума дело и не вздумай больше лезть на рожон. Я терплю тебя только потому, что мне так приказали.
   Род заворочался и съехал по подушке, отвернувшись.
  - Так точно, командир.
   Я покачал головой и поднялся.
  - Выздоравливай скорее, это приказ.
   За спиной послышался шорох и легкий смешок.
   Выйдя в сад, я втянул полную грудь влажного теплого воздуха и уставился в белесую жемчужную пелену полога над городком.
  "Ты увидел, ты знаешь..."- слова Погонщика не шли из головы.
   Как всегда, когда я находился в раздрае, хотелось собирать паззл или копаться в земле.
  По дороге к дальней части садика я услышал сигнал почты. В ящике обнаружились пара журналов по искусству для Ирины, медицинский вестник Лизы, пара выписок со счетов и запечатанный конверт без обратного адреса. Но кто еще в наши дни пользуется старомодным способом доставки сообщений? Почерк я узнал. Остальную корреспонденцию оставил на столике в беседке, а письмо прихватил с собой. Среди садового инструмента и кадок с подрощенными саженцами я вскрыл послание от тех, о ком не получал весточки больше пяти лет. На ладонь выпала россыпь голофотокграфий. Касание оживляло застывший снимок - изображения звездного неба с россыпью ярчайших звезд и на каждой они пульсировали в тревожном ритме. Среди них особенно выделялась одна. С обратной стороны значилось: 'Цефеид, сектор восемь ноль один. Он невероятен, правда?"
  "Мы скучаем, дорогой, если звезды будут благоприятными, сможем увидеться через год. С любовью Зевс и Гея'.
  Я не смог удержаться от улыбки. Приемные родители были необычными людьми и своими настоящими именами давно не пользовались. В каких неведомых далях они сейчас странствовали? Цефеид...
  Чтобы отвлечься от всего, я решил заняться садоводством. Копание в земле походило на медитацию, чем больше грязи под ногтями, тем светлее голова. За этим занятием меня отыскала жена.
  - Дорогой, обед готов, присоединишься к нам?
  - Да-да, скоро приду...- я неопределенно махнул рукой, когда Ирина подошла и обняла меня за плечи.
  'Ты знаешь, ты видел. Ты придешь...'
  - Милый, ужин стынет. Тебе принести куртку? Дождь начинается.
  Глаза точно из жемчужной пыли. Вспыхивают... вспыхивают... цефеид. Грязными руками я вынул из конверта фотографии от родителей и снова уставился на нее.
  'Они приходили за мной'.
   Теперь я был уверен в этом. И еще что оборона намеренно не уничтожила их. Кто-то на самом верху пропустил врага в самое сердце Земли. И кому-то было интересно, что же произойдет между ним и мной.
  В это время тонкий пронзительный крик разорвал тишину сада, наполненную трелями цикад. Кричала Ив. Горшок с очередным саженцем окатился по земле. Схватив садовую лопатку - единственное оружие, что оказалось под рукой - я бросился в дом, топча с такой любовью посаженные растения. Если погонщики вернулись, они могли нацелиться на самых близких мне людей. Кровь вскипела бешеной волной, захлестывая яростью. Перескакивая сразу через три ступеньки, я взлетел на второй этаж, рванул дверь на себя, занес лопатку и замер.
   Она смотрела на меня как на монстра - измазанный в земле, растрепанный, с бешеными глазами. А Род как на дурака. Не помню, сколько ударов я нанес. Он даже не сопротивлялся, совершенно ошарашенный таким напором. А потом Ирина отдирала от меня цепляющуюся Ив.
  - Папа, не надо, оставь его в покое! Он ничего не сделал, я только показывала ему рисунки, оставь его, ты плохой! Хуже всех!
   Потом я сидел в пустой комнате. Взгляд остановился на рисунке, валявшемся на полу. Я тупо смотрел на синее пятно, обрамленное белыми лучиками. Образ с фотографии родителей наложился на тот, что нарисовала красками Ив, нарисовала кисточками, подаренными недавно. Цефеид...
  'Дурак, ну что я за дурак...'
  
  Глава 6 - И хлынул дождь.
  На третий день меня простили. Простила Ирина, наверное и Род, но не Ив. Она избегала меня, не спускалась к ужину, говорила только через Лизи. Кисточки я нашел в мусорном бачке. Я сидел на заднем дворе и старательно выдергивал папоротники, которые посадил в тот роковой вечер.
  - Почему?
   Раздался шелест. Ирина в длинном шелковом халате опустилась на колени. Такой взгляд в спину мог просверлить дыру.
  - Они все равно погибнут, посажены неправильно, слабая корневая система...
  - Почему все так изменилось? - спросила жена.
   Лопатка дрогнула в руке, но уже в следующую секунду я вновь безжалостно вонзил ее в землю.
  - Ты вернулся спустя пять лет, пропах машинным маслом, озоном и сигаретами, с тебя все еще сыпется звездная пыль, да еще пса притащил.
   Я удивился - Ирина тоже называла Рода так.
  - И ждешь, что все будет как прежде?
  - Ты удивилась, когда увидела меня, хотя я сообщил заранее. Я стал чужим здесь?
  - Сейчас - да. - И откровенность тоже была одной из самых удивительных ее черт. За это и не только я и выбрал ее когда-то. - Они сказали, что ты пропал без вести, на какой-то Богом забытой планете, сгинул следом за Стадом, вместе со всем отрядом.
  - Кто сообщил? - не выдержав, я схватил жену за плечи - такие тонкие.
  - Блондинка с пронзительным взглядом и лицом, на котором написано: "Я стерва".
  - Валерия? Здесь какая-то ошибка. Да, у нас последнее задание не заладилось, мы опоздали.
  - Она сказала это лично, четыре с половиной года назад.
  - Она была здесь?! - не знаю, что поразило меня больше, сами слова или факт того, кто Валерия знакомилась с моей семьей, но при этом вела себя так, будто ничего и не случилось.
  - Ты хотел поговорить о своей начальнице или о нашей жизни?
   Я со вздохом опустил только что выдернутый папоротник обратно в лунку и представил на его месте себя. Именно таким я себя и ощущал - словно выдернутый с корнем сорняк. Гигантским усилием воли я заставил себя успокоиться и не броситься к телефону, чтобы вытрясти из Валерии правду. Завтра, все завтра, Сегодняшняя ночь только для тумана и запаха росы. А еще тепла Ирины рядом.
  - Я пытаюсь измениться, - я сел, откинувшись на ствол раскидистой сосны, все еще теплый после дня, Ирина пристроилась с другой стороны. Наши пальцы переплелись.
  - Старайся лучше, ради Ив особенно. Как получилось, что незнакомый человек стал ей другом, а ты врагом? - мой взгляд остановился на окошке спальни дочери. - Он и сейчас там.
   Пальцы сжались, Ирина вцепилась в рукав.
  - Не ходи, оставь ее в покое. Просто побудь здесь, со мной.
   Я откинул голову на ствол и уставился в небо сквозь переплетение ветвей. И только тогда понял, оно было не таким, как всегда. Ни пелены дождя, ни тумана, ни даже просто облаков - чистейшее, прозрачное небо. Высочайший небесный купол усеивали безумно яркие звезды. Одна из них висела точно над домом и издевательски мигала.
  - Звезды...- прошептал я.
  - А? - Ирина повернула голову.
  - Странно да?
  - Ты - странный, - она игриво ткнула меня в бок. - Сейчас дождь начнется. Хочешь промокнуть как в старые времена?
  Дождь? Но я видел только звезды... Мерцание... мерцание... мерцание... голова закружилась. Звезды поменяли положение и упали на землю, а дом приклеился к небу.
  - Дорогой!
  Поверх лица насмерть перепуганной Ирины, я видел, как хоровод звезд опустился на конек дома.
   Слабость...
  - Ив!
  Я оттолкнул Ирину. Она упала, но я уже не помнил себя. Сияние все разгоралось, и вот в какой-то момент оно начало пульсировать. В такт биению гигантского сердца. Сияние окутало весь дом, текло по н6ему, принимая форму яйца, покрытого мелкой сетью. Фиолетовый и до боли режущий синий. Лезвие полоснуло по глазам, закричав, я заполз крыльцо, рванул дверь и начал карабкаться по ступенькам. Ступени превратились в уступы неприступной скалы, я не видел перил, не видел ничего в этом свете. В свете раздался шорох и треск, будто скорлупка яйца лопалась, производя на свет монстра.
  Вершина скалы оказалась верхушкой лестницы. Я уже на втором. Свет был неоднородным. Там, где находилась комната Ив, его было меньше, чем везде. Словно слепец, вытянув руку, я пошатываясь, побрел к провалу. Я бежал, но ноги отказывались двигаться быстрее. Любое движение проходило с невероятным сопротивлением, будто я шел сквозь густое желе. Другая рука схватилась на стене за что-то, оказавшееся подсвечником. Жалкое подобие оружие против этой темноты и того, что ждало в ней. Хруст стал громче, а потом сквозь него послышался тонкий, почти на гране слышимости писк. Я закричал, схватившись за уши - потекла кровь.
  Под ногами распростерлась бездна, усеянная звездами. И посреди нее крошечное пространство - пушистый ковер с кошкой на нем, край кровати, будто обкусанный зверем, часть письменного стола и окно с ярким контуром. Я видел каждую щербинку, каждую точку, каждую ворсинку на занавесках. Каждый волосок на голове дочери, которую держал в руках монстр, один из Стада. Внезапный порыв ветра толкнул в спину, я полетел вперед и распластался на ковре.
  - Не уйдешь! Гад!
   Крик принадлежал не мне, а Роду - вцепившись в ногу твари, он рванул противника на себя. Похититель, уже стоявший на подоконнике, занес хлыст похожий и не похожий на бич Погонщиков, а потом оружие стегнуло по лицу Рода, рассекая его до кости. Однако, он не отпускал. Не отпускал! Зарычав, я рванул вперед и попытался вырвать дочь из рук чудовища, окутанного звездной пылью.
  Взмах руки, похожей на крыло, небрежный, почти издевательский отбросил меня на Рода, стонавшего на полу. В ультрафиолете кровь, разливающаяся по полу, выглядела точно деготь - густая. Время отказывалось течь нормально.
  - Слышишь пульс? - я не сразу сообразил, что эти слова принадлежали существу.
  - Верни ее! - заорал я.
  - Ты видел, ты слышишь. Еще пять чувств и родится.
  - Верни мою дочь, гад!! - я попытался подняться, но взмах "крыла" сбил с ног.
  - Это для чувств.
  - Верни ее... вер...- треск стал оглушающим, а потом новый крик. Я боролся, сражался как мог, но все же сознание отказалось сопротивляться разрушительному звуку и потянуло в спасительное беспамятство. Но я тянулся, тянулся, даже тогда когда монстр закутал тело Ив в кокон из крыльев и растворился внутри яйца, зависшего у окна. Корабль...
   Яркая пульсация цефеид... рваные фотографии... рассечённое лицо Рода... для чувств...
  Образы превратились в светлую воронку и растворились с вихрем темной пустоты. Комната вернулась к нормальным очертаниям, время снова потекло как нужно. Но я видел только белую пелену, висевшую над домом. Звезды исчезли. Хлынул дождь. Занавеси полоскались у распахнутого окна.
  - Ив! - Крик Ирины исчез вместе с остатками сознания.
  Очнулся я в своей комнате на кровати. Рядом, положив голову на руки, забылась бледная Ирина. Глубокие тени под глазами напомнили о перенесенном ужасе. Должно быть она просидела так со мной все это время. Время? Сколько времени прошло. Взгляд обежал потолок, спустился к водяным часам. Рыбки плавали в районе двух. Значит уже другой день или спустя пару дней. И все это время... Все это время я потерял...
   Скрипнув зубами от боли, пронзившей плечо, я выбрался из постели и побрел к шкафу. Ирина не проснулась. Натянул одежду и вышел в коридор. Дверь в комнату Рода была приоткрыта - заглянул, скользнул мутным взглядом по исковерканному глубоким шрамом лицу спящего. Снова накатила боль, почти лишившая зрения, но я отогнал ее и нетвердой походкой направился вниз. Сердце остановилось, когда на столике в гостиной нашелся рисунок Ив - последний, с изображением светящегося дракона. Дракон... Сунув лист за пазуху, я вышел на улицу.
  
  Глава 7 - Чтобы вернуть память.
   Я не помнил, как добрался до Лифта, как грузился в капсулю и летел до Клепсидры. Красивые брови Валерии в удивлении взметнулись, когда я грохнул перед ней на стол две вещи - первая рисунок Ив и второе - придавивший его жетон.
  - Феникс, птичка, да ты не в настроении. Жена тебе изменила?
  - Не играйте со мной, госпожа Валерия. Мою дочь похитил кто-то с хлыстом Погонщика. Это точно был не человек. И вы сказали моей жене, что я умер.
  
  Валерия сняла очки в тонкой оправе и посмотрела на меня проникновенным взглядом.
  - Пропал без вести.
  - Да какая разница... Мою дочь похитили, и я собираюсь ее вернуть. Поэтому, отпуск отменяется.
  - Как пожелаешь, можешь вернуться на службу.
  - Вы не поняли, я ухожу из отдела.
  - Кажется ты забыл, с кем разговариваешь, из Корпуса так просто не уходят.
  - Я ухожу. Можете забрать дом и все привилегии.
  - Похоже твоей птичке кто-то сильно подпалил перышки.
  Утробное рычание послышалось справа, я успел упасть и откатиться в сторону, когда толстая серебристая лапа с длинным когтем прочертила глубокую борозду в ковре, на том месте, где я стоял секунду назад. Элегантный зверь развернулся к добыче, напружиненные мускулы перекатывались под кожей, покрытой пятнистой шерстью. Глаза горели жаждой добычи. Леопард? Нет, ягуар...
   Зверюга уселась, точно послушная собака, однако шерсть на загривке все еще дыбилась и хищник не сводил с меня глаз. Следом за ней вошел хозяин.
  Звон цепей, клацанье отполированных зубов на шнурке, украшающем смуглую шею. Левый глаз закрыт повязкой с изображением вертикального зрачка. Правый такой же дикий - желтый и сощуренный. Белоснежные зубы осклабились в ухмылке. Мужчину звали Ягуаром. Он предпочитал старомодную одежду из натурального меха волчьих, и кожу. Шкура и кожа были содраны собственноручно. Этот человек был столь же диким, как и его питомцы. Отряд его за глаза звали берсерками.
   Обойдя вокруг стола, Ягуар пристроился рядом с Валерией точно цепной кот. Повадки дикие, пружинистая походка. В руках широкое лезвие ножа, которым он чистил грязь из-под ногтей.
  - Феникс, я тебя сожру когда-нибудь, я ведь обещал? - промурлыкал Ягуар. Командир Чистильщиков и я были в напряженных отношениях. Когда-нибудь я расскажу историю нашего знакомства. - Не стоит так разговаривать с Валерией. Она твой командир.
  - Больше нет. Я свое отслужил, - ситуация изменилась. С Ягуаром нужно держать ухо востро, он не принимал никаких правил, и всегда действовал самыми жестокими, но проверенными методами, и Валерия отчего-то все спускала ему с рук. Про их зачистки после Стада ходили темные слухи. Они избавлялись от тех людей, которые уже не были людьми после встречи с 'плугом' галактики и которых Погонщики не успели увести с собой.
  -Так... - длинный ноготь, покрытый невыносимо алым лаком, постучал по столу. - Дом конфискуется, твоей семье содержание не положено, так как Корпуса де-факто не существует. Память твоей жены и старшей дочери будет подвергнута принудительной очистке от всего, связанного с твоей де\тельностью. Ты сам пройдешь более глубокую процедуру.
   Ягуар нагнулся и что-то шепнул Валерии, та кивнула без тени улыбки.
  - Да, и твоя команда не подавала рапорт, следовательно они перейдут в подчинение Чистильщиков. Уверена, это идеальное место службы для них.
   По мере того как я слушал, кулаки непроизвольно сжимались все сильнее. Она умела бить в самые больные места. Ирина и Лиза... возможно так будет лучше, но отдать ребят, которые еще ни о чем не подозревали и ожидали на стоянке с внешнего кольца торуса, в лапы Ягуару, было настоящим предательством. Он знал, под чьим началом они служили, и сделает все, чтобы помучить их перед смертью. Наверняка им придется пройти через ад, прежде, чем каждый из них погибнет при загадочных обстоятельствах в одной из миссий.
   Валерия услужливо протянула мне световое перо и чистый нанолист.
  - Ну что же ты, дело за малым, просто подпиши это и все закончится. После всех процедур ты сможешь отправиться искать свою дочь. Одинокий волк на тропе войны, хотя ты же просто ощипанный петух, а не феникс, - Ягуар элегантно ушел из-под удара, ловко перехватив мою руку и бросил лицом об стол. Я уткнулся носом в рисунок Ив. Злость захлестнула с головой.
  - Какой дикий, а ты называла хищником меня, - усмехнулся Ягуар.
  - Отпусти его, пусть птичка летит на волю, - Валерия вздохнула и затянулась ароматным пряным дымом с ноткой горького лимона. - Мне будет не хватать тебя. Птичка, если жена бросит тебя, приходи ко мне, я найду тебе самую лучшую золотую клетку с уютной жердочкой.
  
  Я все же подписал.
   Сопровождаемый смехом Ягуара, оказался в приемной. Не разбирая дороги прошел несколько шагов и увидел скомканную кучу тряпья среди кадок рукотворного садика. Куча зашевелилась, когда я едва не наступи на нее.
  - Ну как все прошло? Она выпорола тебя?
  - Что ты здесь делаешь? - при свете искусственных ламп шрам на лице Рода казался еще уродливее. Он был бледен и судя по испарине на лбу дико слаб, но все же приполз за мной. Точно побитый пес, ну что с ним делать? Хотелось избить его до полусмерти, но на нем и так живого места не было. Зато только теперь я понял, что по настоящему свободен. И от него тоже. - Не обязательно было приходить сюда. Ты едва на ногах держишься. Можешь отправляться в больницу или в бар, мне все равно. С этой минуты ты больше не мой подчиненный. Я ушел из Корпуса. И из ведомства, совсем.
   Я повернулся и начал спускаться по лестнице. Пользоваться лифтом теперь уже не мог, после того, как процедура деактивации татуировки со встроенными чипами завершилась прямо на столе Валерии. Пока медики суетились надо мной, лежащем в чем мать родила, она стояла и смотрела. Смотрела своими улыбающимися глазами.
  - Ирину и Лизу я отвез к родственникам, она сама так попросила. Девочка поступит в колледж на Крайнем Востоке, - сообщил Род, пристраиваясь позади.
  - Что ты сделал?! - я толкнул его на стену, забыв про раны. Парень застонал. Глаза подернулись поволокой. - Кто просил тебя лезть в мою жизнь? Я сам справлюсь со всем. Уходи... - Я заторопился, но когда оказался на первом этаже, Род стоял позади с виноватым видом.
  -Уходи, - повторил я уже на улице. - Ступай к Валерии и проси, чтобы тебя взяли к Ягуару, это лучше, чем прозябать в карцере.
  - Я туда попаду в первый же день, не могу терпеть, когда кто-то смотрит свысока.
   Я ощутил укол совести.
  - Я не против быть псом, командир. К тому же, - Род понурил голову - в других обстоятельствах это выглядело бы крайне комично. - Это моя вина. Я был там и не сумел размазать того типа по стенке, но я пытался.
   Тот тип... Точно, а ведь Род был там и видел как все произошло. Если я искал зацепки, то следовало начать с Рода.
  - Что ты помнишь? - я схватил его за рукав. Спешащие мимо прохожие шарахнулись в разные стороны. Клепсидра была слишком размеренным и дорогим местом для преступности, судя по всему нас приняли за бродяг.
  - Расскажу, командир, в баре за стаканом вина.
  - Я не пью.
  - Да ладно, - Род попытался обнять меня за плечи, но я скинул его руку. - Нужно все обмозговать и решить, куда лететь сначала. - Перемены настроения Рода поражали. Только что он был как бездомный пес, а сейчас стал залихватским пьянчугой.
  - Сказал же, что не пойду в бар. Нужно предупредить ребят о Ягуаре. Им придется несладко.
  - Хотите попрощаться? Ну так это отличная возможность. Они все ждут вас в злачном местечке, я нашел его недавно, недалеко от космопорта, оказывает даже в ваших небесах есть злачные местечки. У меня нюх на такое.
  - Ты и парней предупредил? - похоже я недооценил этого 'пса'. Он оказался на шаг впереди, а вот я все время опаздывал. Как ему это удалось?
  - Мне нужно поговорить с Ириной.
  - Сможете оставить ей безымянное послание. Не палите меня, я запрятал их так надежно, что ни одна кошка не унюхает.
  'Под кошкой Род имел в виду Ягуара? Как много он видел и слышал?'
  - Кстати, я не сказал им, что вы ушли из Корпуса.
  - Спасибо, - я вздохнул. - Если уж так горишь желанием помочь, можешь сделать для меня кое-что.
  - Что хотите, командир? Я у вас в долгу, - просто ответил Род, прыгая на заднее сиденье гидрокоптера. Пришлось вызвать такси, так как мои водительские права остались в кабинете Валерии вместе со всеми кодами доступа.
  - Достань паззл, желательно посложнее, чтоб хватило на ночь, - я нажал на кнопку, поднимая заслон между водителем и нами. Все майнды были созданиями Клепсидры, кто знает, какие дополнительные функции вроде прослушки пассажиров в них встроили.
  - Прости за тупость, но я не знаю, что это такое, вид травки? Ну так в баре это можно достать, - ухмыляющийся шрам повернулся ко мне.
  - Да нет же! Паззл - головоломка, мозаичная картина, которую нужно собирать по частям.
  - Командир, да вы в меланхолию впадаете. Сейчас самое время сделать ноги с этой планеты. Я видел, как та дамочка, Валерия, смотрела на вас. Она - хищница, встречал таких. Думаете так просто отпустит?
  - Мне все равно, я иду искать дочь.
  - Так зачем вам паззл? - недоумевал Род. Коптер тряхнуло, зависнув в крутом пике, он завертелся волчком, падая к посадочной площадке. Похоже, что-то в системе майнда сегодня разладилось. Меня бросило на стену, Род придавил сверху. - Командир, живы? - парень сполз с меня, коптер не двигался. Похоже, приземлились мы благополучно. - Прям как на русских горках. Я как-то катался...
  - Чтобы вернуть память.
  
  Глава 8 - Так начиналась буря
  - А! - я хлопнул дверью, придавив пальцы парня, замешкавшегося в салоне.
  - Показывай, ты наверное завсегдатай в таких местах, - я в отвращении разглядывал увеселительный квартал. День или ночь, здесь всегда царила самая развратная атмосфера. Я не был ханжой, но правительство Клепсидры смотрело сквозь пальцы на многие темные делишки, которые велись здесь сами по себе. Под боком элитарных кварталов свила себе уютное гнездышко темная Слобода, как ее называли завсегдатаи и жильцы. Даже в светлое время отряды полиции сюда предпочитали не заглядывать, делая вид, что болотного пятна рядом с центром просто не существует.
  Слобода раскинулась в низине. Что-то при проектировании Клепсидры пошло не так. Строители то ли забыли установить ультрафиолетовый барьер, то ли сделали это абы как. В итоге на эту местность изливалось довольно неприятное космическое излучение. Разумные и обеспеченные предпочитали держаться отсюда подальше. А разумные, жадные и нищие устроили здесь маленькое темное царство. Объединяло жителей одно - нелады с законом. Они не любили правительство, а правительство их, всех вполне устраивало положение вещей, пока никто никого не трогал. Никогда не думал, что вновь появлюсь в этом месте.
   В последний раз все закончилось тем, что меня отправили в наш отряд. И здесь же я познакомился с Валерией. Странно, что она оставила эти воспоминания о себе, будто подачка или намек на то, что всегда можно повторить.
  - Да, командир, лучше накиньте это, здесь не очень любят ребят с вершин.
   Я очнулся, когда перед носом закачался балахон из толстой грубой ткани, напоминающей то ли полиэтилен, то ли задубелую резину. Такой одежкой торговал при входе в Слободу подозрительный крючконосый тип с бегающими глазками. Защитные плащи поставляли в район нелегально напрямую со складов Клепсидры. Если этот канал до сих пор не прикрыли, значит кто-то делал нехилые деньги на таком бизнесе. Жить хотелось всем, но позволить себе такую роскошь мог далеко не каждый.
   Плащи покупали как сувениры и изнеженные сынки и дочки богатеньких родителей, которые приходили сюда в поисках острых ощущений. И пресыщенные чиновники и банкиры, которых обычные легальные развлечения уже не устраивали. Воры, наркоманы, грязные дельцы, контрабандисты, проститутки - полный набор, который, как уверяли шишки в правительстве, они давно ликвидировали в Объединённой Земле. Да и на других колониях тоже. Но кому какое дело до того, что творится на дальних планетах? Даже если их прочешет Стадо. наверняка, случись такое с райскими уголками вроде Урании, Корпус был бы там еще до того, как первый Погонщик поднимет свой хлыст.
  - Где ты его взял? - я оглядел парня, он остался в чем есть - плотная безрукавка в рубчик и замусоленные армейские штаны. Голову украшали огромные защитные очки, которые он только что натянул на нос. На широком ремне болтался моток веревки, толщиной напоминающей канат и охотничий нож из тех, что носят ловцы удачи в саванне.
  - Подарили, - ухмыльнулся Род.
  - Я серьезно? Украл? Кого тебе пришлось убить?
  - Обижаете командир, - нахохлился Род. - Купил. Себе.
   Я оглядел голые лоснящиеся от жары плечи парня.
  - А как же ты? Сейчас возьму еще... - я повернулся к уже потирающему руки торговцу, но Род сжал плечо.
  - Не нужно, мне он не потребуется. Я из таких мест, где радиация вроде местной считается легким загаром.
  - Из каких мест? - а ведь я понял, что даже не пытался узнать о прошлом парня. Большей частью все наши встречи проходили в перепалках или драках. Похоже мой новоявленный телохранитель был с дальних колоний.
  - Потом расскажу как-нибудь, - уклонился от ответа парень.
  Но все же глядя на почти угольно-черные лица тех, кто не мог позволить себе купить защитный плащ, задерживаться дольше необходимого я здесь не хотел.
  - Веди к ребятам, - спорить я не стал, все равно не переспоришь. Род был упрямее осла.
  Слобода была термитником, врезающимся в тонкий слой земли торуса. Но местные продолжали копать все глубже и глубже, зарываясь от губительного излучения. Настанет день, когда они дороются до самого дна и тогда случится катастрофа. Те, кто значит в этом опасном местечке чуть больше, стремились уйти как можно глубже. У самого верхнего края жили отщепенцы и те, кто не мог себе позволить переехать на несколько сот метров ниже. Свет искусственных солнц не доставал сюда, зато естественное светило щедро изливало свои потоки на иссушенную землю. Ночь здесь была страшнее дня, так как ночью отключался единственный полог - тонкая защита от первичной грубой радиации. Жизнь в Слободе мерилась от сумерек до рассвета. Мы появились в ней как раз после заката.
  - Сюда, - Род бросил пару мелких монет - разменные деньги все еще ходили по рукам в Слободе, а на обладателей карт смотрели в лучшем случае с презрением - и обугленный дочерна тип в дыхательной маске распахнул для нас скрипящую ржавую дверь лифта.
   Натужно заныла механика, на которой здесь работало все. Те, кто мог позволить себе электричество были здесь своего рода элитой. Да и то шло с перебоями, так как нелегальные ветки с поверхности то и дело перерезали ретивые коммунальщики.
  - Откуда у тебя деньги? Ты был нищ как церковная крыса, когда жил у меня.
  - Нашел, - Род снова взялся за свои сказки.
  - Если врешь, то ври получше. надеюсь в следующий раз я не услышу "заработал".
   Род ухмыльнулся, но я уже отвернулся и принялся разглядывать панораму Слободы. запахи несуществующего города обрушились на меня со всех сторон, они оглушили и ошеломили - запахи немытых тел, химических реактивов, алкоголя смешивались с ароматами нехитрых блюд и дешевых духов шлюх. Детские крики заглушали вопли тех, кого зажимали в темных проулках или беззастенчиво грабили прямо среди дня. Еще не было случая, что кто-то с поверхности возвращался из Слободы в чем-то кроме девственной наготы и с блаженно туповатой улыбкой на лице. Но возвращались все. Даже самые отъявленные мерзавцы из местных прекрасно понимали, что случись что-то серьезное, и за день Слободу сравняют с землей. поэтому пришлых хоть и не любили, но терпели.
  Род прав. Были те, кого здесь ненавидели, и уж кто точно никогда не увидит солнечного света, если рискнет сунуться сюда в одиночку. Представители власти. особенно бывшие сражи порядка, были здесь в особом почете. Крайне почетно принести и грохнуть на барную стойку руку бывшего с татуировкой. Поэтому последовав совету Рода, я закутался в хламиду до самых глаз и спрыгнул из кабины в грязь.
  Грязь в Слободе всегда была особенным явлением. Кто-то выплеснул ночной горшок на верхних уровнях, на средних он уже сливался с целой рекой нечистот. а на нижних превращался в настоящее грязное море. И все равно жить среди непролазного моря было престижно. Передвигаться по улицам суть ниже среднего яруса можно было исключительно в болотных сапогах. Такой роскоши у нас не было, поэтому приходилось брести по колено в мерзкой жиже. Однако, кроме меня похоже никто не испытывал неудобств. Детишки резвились в болоте, чувствую себя как рыбы в воде.
  И все же Слобода светилась. Для меня светилась изнутри мягким успокаивающим светом. Здесь все было настоящим. Ненависть, любовь, жадность, страсть и даже скука. Та грязь, который правительство с таким старанием соскабливало с новых колоний. На моей памяти за последние пять лет не открылось ни одной классом ниже 'ступень до элиты'. Естественно, что поселиться в таких местах могли себе позволит далеко не все. Если ты обладаешь нужной правительству квалификацией или соответствующими деньгами - Добро пожаловать. А если середнячок - то ютись в местах подобных Слободе. Так мыслили люди подобные Валерии.
  Когда создавали Объединенную Землю - без конфликтов, без религиозных и расовых противоречий - все казалось хорошо. В это верили те, кто стоял у ее истоков, в это заставляли верить тех, кто родился уже после ее создания. Лишенное возможности и даже желания вести войны человечество быстро освоило большую часть пригодной для жизни галактики и понемногу выползало за ее пределы. И все было хорошо, пока девятнадцать лет назад не появилось Стадо. Я видел как оно пришло, был свидетелем гибели первого мира на их пути. И того, что за этим последовало - прихода Чистильщиков. Ягуар существовал уже тогда. Иногда мне казалось, что этот человек был бессмертным. Тогда он направил на меня, пятнадцатилетнего парня ствол и спросил: Ты человек или скот? - Я посмотрел на трупы тех, кто уже лежал вокруг, я посмотрел на звезды, куда ушло Стадо и ничего не сказал. Тогда я не смог ответить на этот вопрос. Но с тех пор я искал ответ на этот вопрос в себе и других.
  - Пришли командир. Внутри безопасно, можно снять плащ, - голос Рода заставил когти прошлого нехотя расцепиться. Я сфокусировал взгляд на иззубренном провале, будто выгрызенным в толще светлого грунта. На Клепсидре никогда не было черной земли. Созданная искусственно с помощью смешения разных минералов, она была белесой точно соль. И этот ее цвет делал освещение по сути вещью совершенно бесполезной.
  Над входом красовалась надпись: 'Бар Реалист'. Название озадачило, похоже у хозяина было чувство юмора. У входа кто на коленях, кто уже ничком, валялись те, кого суровая реальность этой жизни низвела до уровня животных. Некоторые еще клянчили пустить их внутрь, но непреодолимая преграда в виде двух скалообразного вида охранников похожих точно братья-близнецы, не давало прикоснуться к иллюзии, утопив себя в выпивке.
   Опасно щелкал счетчик Гейгера на входе. Тех, вокруг кого слышался сплошной треск, пинками отгоняли подальше: "Ступай отсюда, светлый, ищи себе место повыше".
  Те, кого не впускали были как раз с верхних уровней и неслабо фонили. Остальные тоже щелкали, но похоже охрану их уровень вполне устраивал.
   Нас с Родом тоже просканировали.
  Внутри ждали два этажа шума и ругани, криков: "Мошенник! Выпроводите его из моего бара'.
  Все они относились не к нам, но пришлось посторониться, когда мимо в дверь вынесли сопротивляющегося прилично надравшегося детину, а следом выкинули друга поменьше. Похоже в баре "Реалист" не разбирались с проблемами, от них попросту избавлялись. Свободного места почти не было, приходилось буквально продираться через толпу.
  Неожиданно на пол передо мной грохнулось нечто увесистое и металлическое. Нагнувшись, я поднял гаечный ключ. Он явно прилетел со второго этажа. Таким и убить можно при прицельном попадании. Подняв голову, я увидел Травку весело машущую нам. Остальные ребята сидели за столиком рядом.
  - Похоже, ты был прав, - я оглянулся и понял, что потерял Рода. Должно быть пошел за выпивкой. Вздохнув, я начал подниматься по лестнице, по дороге раздумывая, что сказать ребятам. Но так ничего и не решил.
  - Неплохо проводите время, не знал, что здесь есть такое местечко, - я хлопнул по ладони Глеба, кивнул Стасу и Костику. Из темного угла у стены сверкнул мрачный взгляд Кирки. Сияющая и возбужденная Травка попыталась обнять меня за талию.
  - Коман... дир, тебе надо почаще бывать на людях, а то совсем скоро мхом... порастешь...пххх!- она прыснула в кулак, в полном восторге от собственной шутки. Девушка была пьяна почти в стельку. Однако, продолжала упорно сидеть, раскачиваясь за столом. В умении пить она могла переспорить всех местных забулдыг.
  - Что отпуск не удался, жена отправила тебя восвояси? - выдал Кирка самым ехидным тоном.
  - Да вот, выгнала за порог, похоже, прознала о моих отношениях с Валерией.
  - Пусть улики покажет, - с видом профессионала заметил Костик. - Да, Стас?
  - А? - парень заморгал, когда на кроссворд, который он старательно разгадывал в тусклом свете, грохнула кружка с горячительным. - Да, конечно, - он виновато улыбнулся, отодвинув стакан и себя от смутьяна Костика, так что почти уперся в Дуба. Тот совершенно не обращая внимания на застолье, скрестив руки на груди, следил за залом внизу. Глаза-щелочки ловили каждую мелочь, и я мог быть уверен что если начнется нехорошее движение в нашу сторону, здоровяк мигом предупредит нас.
   Я сел и понял, что уже минуту просто смотрю на дно своей кружки, которую накрыла ладонь Глеба.
  - Можешь не скрывать, батя, мы уже все знаем про твою дочь. Скверно вышло. Очень скверно. Травка даже плакала.
   Я в удивлении посмотрел на икнувшую девушку.
  - Дда, верно, я такая чувствительная, это правда, и никто меня не ценит... - она застыла, пустым взглядом уставившись в пространство, по щекам покатились крупные слезы. А потом ткнулась носом в колени Глеба, да так и застыла. Если вспомнит наутро, парню не жить.
  - Что будешь делать, батя?
   Все затихли, даже Кирка прислушался, хотя делал вид, что ему все равно.
  - Взял бессрочный отпуск, - уклончиво ответил я. - Буду искать зацепки, начну свое расследование.
  - Бессрочный отпуск... это хорошо... можно полететь на Уранию или Вегу... - с блаженной улыбкой пробормотала Травка и снова отрубилась.
  - Пойду готовить корабль, - Стас поднялся.
  Что мне всегда нравилось в этом парне - его умение все схватывать на лету, несмотря на внешний сонный вид.
   Я оглядел зал внизу. Людей Ягуара видно не было. Но наверняка они где-то поблизости на случай, если ребята вздумают выкинуть глупость вроде вернуться на корабль, где бы он сейчас не стоял.
  - Я помогу, и надо отвести Травку, с нее уже хватит, - Костик подхватил слабо шевелящуюся девушку.
  - Как хватит? Нет не хватит, я в отпуске пять лет не была, - еле ворочая языком наш механик попыталась возражать.
   Дуб повернулся к нам и кивнул.
  - Здесь чисто, - один Глеб понимал разные виды молчания парня. - Пойду с ними.
  - Подождите... - я понял, что показалось мне необычным в поведении команды - они ни сном ни духом не ведали ни о моем отстранении, ни о стычке с Ягуаром.
  - Остынь командир, посиди здесь, подождем твоего пса.
  - Пес... - должно быть он имел в виду Рода. - Вы уже знакомы?
  - Конечно. Странный малый, но преданный как собака. Не пойму его. Мы конечно приняли некоторые меры предосторожности, посадили корабль на заброшенную площадку, но в случае если понадобится быстро уносить ноги, самое то.
  - Стой! - я сжал плечо друга и заставил посмотреть себе в глаза. - Что вам известно? - настойчиво спросил я.
  - Все, батя, и мне очень жаль.
   Это очень жаль заставило поморщиться.
  - О твоей отставке - я бы поступил точно так же.
  - Людей Ягуара видели? - больше не таясь, спросил я.
  - Пока нет, но они и не показываются обычно, нападают из засады. Ты же знаешь.
  - Знаю, - я знал и слишком хорошо, а еще характер своей команды. - Послушай, ребят нужно вернуть. Им нельзя на корабль. И ты, Дуб, Кирка, вам всем лучше раствориться, скройтесь в Слободе на время, можно на нижних уровнях. Вот, - я порылся в кармане, извлекая еще не заблокированные кредитки, - код два-два-один, - этого хватит на первое время.
  - Думаешь нас можно купить кредитками? Ты за кого меня принимаешь, батя? - кредитки полетели на пол. - Мы не за деньги за тобой пошли.
  - У вас не было выбора! - снова этот преданный огонек в глазах. Почему они всегда ведут себя так?!
   Краем глаза я заметил, как Кирка ползает по полу, собирая карточки. Заметив мой взгляд, сверкнул недобрым стеклянным глазом.
  - Что? С деньгами нужно обращаться бережно, между прочим.
  - Послушай, - я снова повернулся к Глебу. - Это опасно, опаснее всего, с чем мы сталкивались раньше. Мы всегда следовали за Стадом, а теперь оно пришло в мой дом. Ты не видел того типа с крыльями, а я - да. Если последуете за мной, они нацелятся и на вас. Глеб, у тебя до конца срока сколько осталось? - я выдал последний и самый веский аргумент.
  - Три месяца.
  - Ну так отслужи их честно и займись чем-нибудь другим. Заведи себе подружку, женись, создай коптер-сервис, как всегда мечтал.
  - Даа, - мечтательно протянул Глеб с блаженной улыбкой, - прекрасная мечта, батя, но... - его взгляд упал на нижний уровень.
   Там стало необычно тихо. Нестройно взвизгнув, смолкла музыка. Кирка распихав кредитки по карманам, начал отступать к лестнице. подозрительно ретиво. В голове промелькнула непрошеная и очень печальная мысль насчет нашего знаменосца. Но я отложил ее до лучших времен, когда в пространстве бара раздался крик Ягуара.
  - Феникс-птичка, мы пришли за твоими детишками. Нехорошо брать то, что тебе больше не принадлежит.
  - Дуб, придержи ка Кирку, ретивый уж больно, - Глеб заметил то же, что и я. Кирка и прежде не отличался храбростью, а сейчас буквально источал страх. Страх сочился из каждой клеточки его тела.
  - Феникс! Со мной твоя мышка. Если ты не против, я поиграю с ней немного?
   Вздрогнув, мы переглянулись. А потом не сговариваясь, бросились к перилам. Я знал, что после таких слов не стоит ожидать ничего хорошего. Но уложенные штабелями Стас с Костиком и вырывающаяся точно звереныш уже полностью протрезвевшая Травка - худшее, что могло случиться. Ягуар держал ее за чуб красных волос, девушка визжала, должно быть он ей их с корнем выдирал. Его люди рассыпались по залу и успокаивали чересчур ретивых.
  - Спокойно-спокойно, мы уже уходим, вот только возьмем свое, - Ягуар указал на меня. - Феникс-птичка, будь добр попроси тех, кто стоит за твоей спиной спуститься ко мне, и я позволю этому вонючему заведению продолжить жить обычной жизнью. Да, здесь воняет, все города такие, мы забыли, что такое запахи дикой природы. Может мне стоит устроить охоту, чтобы посмотреть, на что способны твои люди? - Ягуар улыбнулся, а я выругался, не сумев сдержаться. О ритуале принятия в стаю Ягуара ходили недобрые слухи. - Ах да, и того шакала, который прячется в тени тоже отдай. Тебе он ни к чему, ведь он предал тебя, любезно указал нам, где ты свил свое временное гнездышко.
   - Ах ты гад, да я из тебя... - Глеб занес кулак, Кирка сжался в комок.
  - Хватит, Глеб, - велел я. - Мы никого не отдадим, - тихо ответил я. А потом крикнул. - У тебя стая, и у меня тоже. Не помню, чтобы кто-то из ребят просил меня покинуть ее.
  - Просил? Покинуть? Ты забыл, что разжалован? - Ягуар достал из-за пояса ножичек и любовно провел им у границы волос и лба Травки, будто собираясь снять скальп. - Они теперь все мои и я буду делать с ними, что захочу.
  - Глеб, надо вернуть парней. О Травке я позабочусь сам, - шепнул я. Как в старые времена. Я прикрыл глаза, пытаясь восстановить в памяти как можно больше деталей мозаики. Огромный пласт боевых навыков из головы выскребли вместе с кодами и правами доступа, ведь все они были собственностью компании. Но даже спецы Валерии не смогли добраться до темных зон - подсознания, интуиции, куда цепкие пальцы законов логики опасаются влезать. Попадание туда могло изменить и меня самого. Но раз нет паззла, придется рискнуть. Прежний я мог запросто справиться с половиной стаи Ягуара. Остальных не сговариваясь возьмет на себя Глеб. Но сейчас мне нужно было время. И Глеб понял это с одного взгляда. Мы слишком давно знали друг друга.
  - Сделаю, батя, будь спокоен.
   - Я закрыл глаза и забыл про все, что происходило вокруг. Про попытку Кирки к бегству, которую пресек Дуб, мгновенно придушив его. Про то как Глеб, перемахнул через перила и еще в воздухе начал стрелять - да, мои парни становятся отчаянными, если их допечь. Про погасший свет, и про светящиеся глаза щелочки, плывущие ко мне. Мягкая поступь лап... Питомица Ягуара вышла на охоту.
  Темные зоны засасывали, я соскользнул в бездну.
   Я оказался в лесу. Снег... стылый воздух обжигает кожу. Запах воды... Как весенним вечером, когда температура еще пересекает по ночам нулевую отметку. Воздух густой, вязкий, неподвижный. Неподвижен и лес вокруг. Еловый, стройный, чужой. Ели обступали небольшую прогалину, на которой я оказался. Деревья давили, нависая над крохотным человеком. Стволы белые с одной стороны после недавней метели. Снег вокруг лежал ровными волнами, и ни следа. Пока я стоял на девственно чистой пелене, с неба начали падать крупные хлопья. В абсолютной тишине, какая бывает лишь в самом сердце густого и темного леса. Снег ложился на снег, снег покрывал снег, снег создавал новый пласт за пластом. В какой-то момент вокруг начало светлеть. Не рассвет, в этом месте не было солнца. Светился сам лес, небо над лесом.
  - Вуууу.... -протяжный вой оплел стволы елей. Я обернулся, инстинктивно падая на колено и вскидывая руку. Позади ели расступались, образуя прогалину. Я поднес ладонь к глазам, снег усилился и повалил хлопьями. И сквозь пелену я увидел неясную рогатую фигуру, высокую и темную. Олень? Нет - человек. Он стоял шагах в пятидесяти от меня и просто смотрел. Плащ из чешуи покрывал снег. От порыва внезапного ветра плащ взметнулся и я понял, что это крылья. Изломанные крылья и витые рога. Воспоминание пришло и схлынуло, тут же заметенное снегом. Начиналась буря, и этот... это существо ушло в самое ее сердце. Унесло с собой свет, снег, утянуло за собой ели, земли и небо. Будто свернув пространство в немыслимую неверную геометрию. И оставило взамен что-то еще. Снежинка-паззл легла на место. Я вновь оказался в баре 'Реалист'. Еще с секунду таращился в темноту, где плавали светящиеся глаза, а потом начал действовать. Теперь я видел всю битву целиком и знал, как ее выиграть.
  "Спасибо", - сказал я неведомому проводнику.
  Застыл ягуар, изготовившись к прыжку, мышцы напружинены, когти выскребают стружку из ступеней. Еще секунда и я стал бы легкой добычей для прирожденного охотника. Но теперь я был им сам. Пространство бара превратилось в полосу препятствий, паззл с недостающими элементами, которые нужно собрать. Люди Ягуара здесь - неверные кусочки, зрители - фигуры из другой картины. И всего шесть деталек, которые нужно собрать как можно скорее - мои парни. Однако был еще ветер - злой, неистовый ветер - Ягуар, ветер, несущий с собой запахи саванны, дикой природы, крови и ярости охоты.
   В том состоянии, что я находился сейчас, я мог состязаться даже с ветром, я чувствовал, что мог предсказать его направление. В тот момент, когда Ягуар начал срезать скальп с Травки, я уже окружил его. Впервые я видел удивление на этом лице. Легкое, почти незаметное, и все же оно появилось.
  'Попался!' - собрав в кулак всю накопленную злость, я создал ' Рокудан' - удар на десять сторон света - древняя японская техника ведения боя на сверхблизкой дистанции с противником, лицензированная Корпусом. В том снежном лесу я вспомнил не только ее, но и многое другое и даже то, чего еще не знал. Должно быть встряска открыла ранее заархивированные знания в подсознании, залитые еще давно, при поступлении на службу. Каждый из десяти ударов мог быть нанесен одновременно или по очереди, или в комплексе с другими или в одиночку. Но хотя бы один из них поражал цель наверняка. Противник просто логически не мог избежать попадания. Каждый удар наносился вполсилы, большего и не требовалось, ведь он поражал один из важных узлов организма. Я выбрал зрение, слух и обоняние - если лишить Ягуара способности ориентироваться, он станет наполовину менее смертоносным. Хотя даже сейчас я понимал, что мои шансы невелики.
   Раз, два, три - я оглушил, ослепил и лишил дыхания. Должен был. Однако, за миг до того, как ребро ладони рубануло по переносице, Ягуар повернулся ко мне с закрытыми глазами, будто слепец, вытянув руку и схватил меня за запястье, вывернув так, что едва не сломал. А потом сжал основание шеи. Послышался хруст. Нажал сильнее - тело мгновенно парализовало.
  - Феникс, ты освоил новые приемы? Да ты гений! - восхитился Ягуар, развернув меня к себе, беспомощного словно котенка. Я не мог шевельнуть и пальцем, иначе он просто сломает мне шею. Я не видел его лица, нас по прежнему окутывала темнота, разрываемая лишь редкими искрами от скрещивающихся ножей. Схватка все еще продолжалась, мои парни старались как могли. Но я понимал, что это лишь затягивает неизбежный финал. Нас осталось слишком мало. - Зря ты ушел. Если хочешь найти дочь, надо просто спросить у меня. Я могу указать тебе верный путь.
  Это выбило меня из колеи. Я замешкался и Ягуар не замедлил воспользоваться шансом, бросая противника на пол и прижав грудь коленом.
  - Откуда? Это Валерия велела тебе? - прохрипел я, пытаясь вывернуться, но это было все равно, что выдираться из когтей льва на охоте - чем больше дергаешься, тем сильнее истекаешь кровью.
  - Скажу тебе одну вещь, - он склонился и почти смог разглядеть его глаза, обведенные черными ритуальными кругами. - Я забирался в такие дали, что тебе и представить сложно. Видел такое, что лучше не вспоминать. Я почти добрался до Леса и видел проводника.
  - Лес... - вспомнилась вьюга, рогатое человекоподобное существо.
  - Я почти сел ему на хвост - Стаду, но меня выкинуло. И это, - Ягуар схватил мою руку и приложил ладонь к своей груди. Пальцы ощутили нечто грубое и гладко металлическое, будто вживленное. - Его метка. Там, где свет звезд спускается на землю. Иногда он отмечает нас своими прикосновениями. Кожа мгновенно сгорела до костей, но я выжил. Я могу указать тебе путь. Если согласишься быть в моей стае.
   Я понимал, что возможно именно сейчас слышу то, что так желал услышать - возможно это и была та ниточка, которую я тщетно пытался отыскать. Но это было предложение хищника жертве, а я не мог его принять.
  - Извини, - сказал я в темноту. - Извини, - повторил я. - Но это моя стая, и я не примкну к другой.
  Некоторое время я слышал только его дыхание - жаркое, обжигающее, будто на меня дышала огромна кошка.
  - Жаль. Я надеялся, что мы сможем попытаться вместе добраться туда, куда я не смог. Жаль. - Повторил чистильщик и вонзил мне нож под ребра. Лезвие, сотканное из нано нитей, тотчас растворилось в теле, начав разъедать плоть. Боль пронеслась через весь организм, выскребая себе путь сквозь нервные каналы. Я почти потерял сознание.
  'Он просто убивает меня'.
  Медленно с наслаждением, как любил делать с каждым.
   Однако, в какой-то момент среди этой боли брызнул свет. Кто-то вошел в бар, держа сигнальную горелку высоко над головой. Сквозь слезы боли я разглядел нелепую огромную фигуру с бутылками в руках.
  'Лучше бы это были пушки', - в отчаянии подумал я. Но Род решил по другому.
  - Что здесь происходит? - спросил он. Парень был пьян в доску.
  "И когда он успел", - мельком подумал я, уже отключаясь.
  - Наденьте на него ошейник, приведите ко мне, - велел Ягуар троим своим людям. - И осторожно, он дикий.
  - Командир? - Род изобразил живейшее удивление. Однако, в момент, когда к нему низко пригнувшись ринулись двое, бутылки точно нашли свои цели. Как бы невзначай подскользнувшись, Род выпустил 'снаряды' из рук и те с силой куда больше простого тяготения обрушились на головы двух нападавших. У тех, кто подступал с боков, в руках были жалящие сети. Каждая ниточка в них была пропитана естественным ядом. Парни были в перчатках, а любое прикосновение к открытому участку кожи сулило болевой шок и кучу неприятных последствий вплоть до комы.
  - Фейерверки заказывали? - еле ворочая языком проревел Род. А потом как-то неловко выдернул чеку аккурат в тот момент, когда двое уже оказались рядом. С миг нападавшие таращились на вспыхнувший на полу еще один файер, а потом ринулись назад, но было уже поздно. Что бы там Род не зажег, это были не бенгальские огни, потому как от вспышки, последовавшей за оглушающим хлопком все в баре ослепли и оглохли.
   В последний миг перед тем, как потерять сознание, я почувствовал, как меня взваливают на сильное плечо.
  - Эх, командир, я хотел принести всем выпить, а вы тут уже веселитесь без меня, нехорошо.
  - Парни... парней... и Травку...- в полубреду бормотал я.
  - Думаю,,. Они и так неплохо справятся. Этот раскрашенный парень...- Род оглянулся. На что он там смотрел, я не знал, но его взгляд на миг стал другим.
  
  Глава 9 - Мне снился снег и лес.
   Мокрое... что-то мокрое и холодное упало на щеку, затем на веки, шею. Открыв глаза я понял, что лежу и меня засыпает снегом. Я снова оказался в самом сердце леса, окутанного тайной и светом. И вновь я не смог понять его источник. Светился и сам снег и небо и деревья вокруг, будто картина в фоторамке. Все казалось нереальным и призрачным. Я уже был здесь не раз и каждый раз забывал при пробуждении. Но на этот раз было и что-то новое - справа над лесом возвышалось нечто округлое и гладкое, похожее на верхушку гигантского страусового яйца. От него исходило свечение, но совсем другого рода - мерцающий зеленовато-фиолетовый свет. И еще шорох.
   Я дернулся и схватился за рану в том месте, куда меня ткнул Ягуар. Однако только тогда понял, что боли не было, как и самой раны. Вместо нее лишь гладкая кожа, даже рубца не осталось. Однако пальцы нащупали нечто похожее не чешуйки. Попытка соскрести овальные, чуть голубоватые пластинки полупрозрачные как крылья стрекозы, не удалась.
   В этот момент я понял, что тишина вокруг изменилась, стала другой, приняв новый оттенок. Развернувшись, я встал на колено, приняв боевую стойку. В руке зажата ветка, выкопанная из-под снега. Глубокий. В прошлый раз он только начинал падать. Дикая мысль, что это лишь продолжение предыдущего сна стала не такой уж нереальной.
   Он стоял там, теперь куда ближе. Вполоборота, так что разглядеть все еще не удавалось. Снег, летящий хлопьями, искажал картину. В глазах существа отражалось мое растерянное лицо и свет далекого нечто, похожего на яйцо.
  Снег избегал рогатого, будто тот был окутан неким статическим барьером. Я заморгал, протер глаза - в руке существа что-то появилось. Яркое и размытое, похожее на лист бумаги. Я затряс головой и до боли в глазах вгляделся в изображение. Я понял, что смотрю на тот же лес, на небо, на край яйца, на крошечные, почти неразличимые фигурки на поляне, заляпанные белыми пятнами. Рисунок Ив! Я не слишком хорошо разбирался в живописи, но манеру рисования дочери - слегка абстрактную, полную образности и цветовых размытых пятен - смог бы узнать из сотен других.
  - Ив! Ты видел ее, ты знаешь где она? Это она рисовала?! - закричал я, но крик утонул в снегопаде.
   Рогатый смял рисунок в руке и подбросил шарик в воздух. Вместо того, чтобы упасть, тот подпрыгнул вверх и был унесен метелью в сторону яйца. Я хотел броситься за ним, но существо подняло другую руку и указало мне за спину. Против воля я обернулся и увидел то, что совершенно не вписывалось в пейзаж. То, что казалось совершенно чуждым здесь. Будто вырезанный из совершенно другой картины там, среди деревьев, притаился 'Прозрение'.
   Вспомнился бар, лежащие штабелями парни, вырывающаяся Травка, молчаливый Дуб, яростный Глеб и предатель Кирка. А еще Ягуар. Душа рвалась в сторону яйца, я был уверен, если достигну того места, смогу узнать что-то о дочери. Сон это или явь, уже не важно. Слишком много настоящего было в нем. Но все же корабль манил, звал в реальный мир. Я нужен им, проклятье, я был нужен там. Я не мог бросить их одних на растерзание Ягуару и его кошке.
   Пробуждение было внезапным и тошнотворным. Меня мутило от белого света вокруг, от запаха и вкуса асбеста на языке. Великий и таинственный Гелий подарил миру орудие Церна, идею Клепсидры и безопасность асбеста, который до недавнего времени считался страшным ядом. Однако яд мог исцелять не хуже, а то и лучше нанороботов и тем более лекарств. Когда Ягуар пырнул меня ножом, он явно не ожидал, что кто-то успеет за восемнадцать минут сунуть меня в целительный кокон. Асбестовые нити мягко обволакивали тело. Яд нейтрализовывал яд, заражение. И хотя я был весь утыкан иглами как еж, я был жив. Где бы я ни находился.
   Похоже великий Гелий и не подумал о том, что испытывают люди в столь замкнутом пространстве, где даже бабочка почувствовала бы клаустрофобию. Стиснув зубы, я приготовился к приступу боли в боку и вгрызся ногтями в крошащийся материал вокруг. Однако боли как и раны не было. Пальцы скользнули по слегка шероховатому пятну на коже. Усилием воли я заставил себя не смотреть вниз. Слишком реальным был сон с Рогатым среди метели. Я уже привык называть его так.
  Задыхаясь от асбестовой пыли я вывалился из проломленного в коконе отверстия прямо перед отшатнувшейся Травкой. Глаза девушки, поначалу мутные, постепенно обрели осмысленное выражение.
  - Он очнулся, ребята! - девушка бросилась мне на шею, да так и лежала то ли рыдая, то ли хохоча на груди, пока в каюту сбегались члены экипажа.
   Прогромыхал в магнитных ботинках Глеб, подковылял, опираясь на пневмо-костыль, Стас, голова Кости все еще перемотана, оставляя открытыми только глаза. Дуба я не видел, но что случится с этой горой? Наверное на страже как всегда. Последним я увидел Рода - парень стоял на пороге, не решаясь заходить, прислонившись к косяку, и не отрываясь смотрел на меня.
  - Он весь мокрый, а ты его еще слезами поливаешь, - буркнул он, когда терпение кончилось, а потом оттащил девушку от меня.
  - Мокрый? - просипел я. В горле пересохло так, будто я три дня по пустыне бродил, а не спал в снежном лесу. И правда, одежду, в которую меня уже заботливо переодели , снова можно было выжимать. - Где Ягуар? - первым делом спросил я, когда сознание немного прояснилось.
  - Почем я знаю, - Род пожал плечами. Травка бросила на него испепеляющий взгляд.
  - Это все твоя вина. Если ты его верный пес, зачем оставил нашего капитана? Отправился за выпивкой?
  - Но я же вернулся, - невпопад ответил Род, смущенно потирая голову.
  - Нам нужно немедленно улетать. Если Ягуар найдет меня еще раз, точно прикончит, - я все еще в неверии пробежался кончиками пальцев по следу от раны. Чешуйки стали почти незаметными и осыпались при каждом прикосновении. - Новое лекарство?
  - Батя, это не смешно, когда мы сунули тебя в кокон, ты был при смерти и холодный как лед.
  - Ну гений Гелия творит чудеса, - я усмехнулся, но улыбка увяла под взглядом первого помощника. Я оглядел остальную команду разной степени потрепанности и прислушался к шуму тягловых двигателей. - Мы летим. Куда?
  - Пока что по высокой орбите. Нам не вырваться, батя, - Глеб посмотрел на Стаса. Тот развел руками. - Наша посудина не в лучшей форме. Когда чистильщики напали на нас, повредили стабилизаторы. Теперь 'Прозрение' словно пьяный. Вести в ручном режиме не получится, все карты спутались.
  - Сможешь исправить? - я обратился к Травке. Слезы высохли, девушка кивнула.
  - Полтора-два часа. Рада, что ты снова с нами, хохолок, - всхлипнула она и упорхнула в свое механическое царство.
  - Люди Ягуара сядут нам на хвост куда раньше. Мы уже делаем третий виток по Торусу. Если твоя начальница в сговоре с ним, чего доброго просто расстреляет нас как воробьев.
  'Да, Валерия может', - я понимал, что чем дольше мы крутимся около Земли, тем меньше шансов, что все наши жертвы будут оправданы. Нужно уходить немедленно. Но Травка говорила о двух часах.
  - Что с артиллерией?
  - Две плазменные пушки еще в строю, - прикинул Костик, поправив повязку. - Чешется, - пожаловался он, пытаясь натянуть очки. Они отказывались держаться на лице 'мумии', но парень старался так усердно, что это вызвало невольную улыбку. - Плюс носовой арбалет.
  - Пушки не использовать в такой близости от торуса. Статика может разнести нас в клочья, - заметил Глеб.
  - Пойду рассчитаю, что можно сделать.
  - Я помогу, - махнул Стас, - все равно пока корабль однокрылый как и его капитан. Оставим это на Травку. - И да, с возвращением командир.
  - Проследи за эфиром, - велел я Глебу. - Хочу знать, если на нас официально объявят охоту.
  - Думаю мы узнаем об этом уже когда нас разнесут. Не хотел пугать ребяток, но шиты у нас сдохли.
  - Это погано, - я скривился. - Что-то еще? - я заметил, что Глеб мнется.
  - Уверен, что его можно оставить здесь без пригляда? - Глеб с недоверием оглядел Рода.
   Я вздохнул и слабо улыбнулся.
  - Можно, я доверяю ему как и каждому из вас. Ну за исключением Кирки. Где он кстати? Дуб его не придушил?
  - В трюме, под надежной охраной. Я лично вытрясу дух из этой скотины, когда вытащу.
  - Ясно, следи за ним в оба.
  - Не напрягайся командир и больше не исчезай.
  - Что ты имеешь в виду? - я замер, начав скидывать противную, липшую к телу одежду.
  - Ну, он лучше объяснит, - нехотя признался Глеб, кивнув на безмятежного Рода, который с интересом ковырял носком ботинка остатки асбестового кокона, который быстро разлагался на молекулы. Спустя минуту от него не останется и следа. - Все еще косясь на здоровяка, Глеб вышел за дверь. Похоже, моему самозваному телохранителю здесь не слишком доверяли. Но я не мог винить парня за это. Слабый шум пневматики совпал с глубоким вздохом облегчения.
  - Ну, а теперь скажи, - я вытянул из рук Рода импровизированную метлу из обломка лопаты, где бы он ее не взял. - Почему все обращаются со мной как будто я при смерти?
  - Ну... - Род почесал голову, потом ухо, нос, поскреб щетину на щеках, с досадой пнул истаявшие в воздухе асбестовые нити. - Ты потерялся.
  - Потерялся? - по правде говоря ответ ошеломил. - Что ты имеешь в виду?
  - Исчез на целый час, прямо из кокона.
  - Это невозможно, - я слабо улыбнулся. - Что за бред?
  - Никто не поверил.
  - А ты? - мы встретились взглядами.
  - Я видел того типа с крыльями и парней с бичами. Снегом меня не удивишь.
  - Снегом?
  - Мы еще не закончили убираться. Когда я засунул тебя в кокон ты выглядел весьма паршиво, командир, не обижайся. Кокон начал разваливаться. А потом... даже не знаю как объяснять,с потолка начал сыпать снег.
  - Бред, - выразил я свое мнение.
  - Не знаю, видел как тебя сейчас.
   Я оглядел свою каюту, и увидел то, что не заметил раньше - она выглядела как после потопа.
  - Много снега?
  - А? - Род заморгал.
  - Я спросил, много снега выпало?
  - Настоящая метель.
   Мы помолчали. Я потер лоб.
  - Мне снился снег и лес, а еще рисунок Ив, - наконец произнес я. Сжав виски, потер глаза. - Мне нужно поговорить с Ириной и Лизи. Пока еще не поздно.
  - Командир...
  - Не зови меня так, я теперь не командир, а беглый солдат. И вас всех втянул в этот кошмар.
  - Командир, думаю. Это плохая идея. Насчет разговора. Если мы хотим свалить с планеты по тихому.
  - По тихому уже не получится.
  - А так не получится вовсе. Этот пятнистый парень...
  - Послушай! - заорал я, несмотря на слабость, схватив парня за грудки и как следует встряхнув. - Это моя жена и дочь, единственная оставшаяся, и говоришь, я не могу сообщить, что жив? Я должен знать, что с ними все в порядке, прежде, чем улететь. Я не был дома пять лет! А появился и вот, что произошло. Лучше бы не прилетал вовсе. Тогда Ив бы жила счастлива. Без меня... - Я в отвращении оттолкнул парня. Но отвращение я испытывал к самому себе. - Хорошо, понял, поговорив с семьей я подставлю весь экипаж. Хорошо!- повторил я больше самому себе, но Род кивнул.
  - Командир, вам нужно выпить, я тут припас... - я вырвал из руки парня баклашку и залпом вылил в себя содержимое, чуть не задохнувшись. Род постучал меня по спине. - Фирменное, в баре стащил.
  - Да ты еще и вор... - просипел я, вытирая рот.
  - Еще? - преданно улыбнулся Род.
  - Нет, - я затянул тесемки черного трико, похожего на пижаму, которое одолжил мне Глеб. Одежонка была на парня шире в плечах и чуть выше, но я был рад вылезти из мокрых тряпок. - Принеси мне паззл. Он в шкафу, - я указал на верхнюю антресоль. Там лежал давно купленная картина на десять тысяч фигурок. Огромное и невероятно сложное полотно звездного неба. Я так и не решился подступиться к нему. Но мне необходимо было собрать куда более сложную мозаику собственной памяти и такая головоломка была как раз кстати. То, что нужно мне сейчас - сверх усилие. Но правда состояла в том, что я боялся вновь уснуть и оказаться в том лесу, недалеко от яйца, и вновь увидеть рисунок Ив. Если я появлюсь там снова, возможно у меня не хватит сил повернуть назад.
  
  Глава 10 - Я не стану держать зверя в клетке.
   В кабинете на верхнем ярусе улитки миротворческого Корпуса было свежо и прохладно. Ионизатор воздуха очищал и насыщал его кислородом. Пахло как после грозы. Валерия сидела, сцепив пальцы с длинными, ухоженными ногтями и наблюдала за картиной, разворачивающейся на статическом экране. Рассеянные частицы создавали на стекле окна слегка нечеткое изображение. Камеры были динамическими, установленными прямо на носах истребителей. Словно рой диких пчел они преследовали добычу. Надо признать, даже без основного двигателя, с нарушенной геометрией левого крыла, без защиты, кораблик продержался так долго. У Феникса был отличный экипаж... отличная команда головорезов и преступников, нарушителей регламента и упрямцев всех мастей. Изображение подернулось рябью, а потом расцвело ярко-алым с тающими золотыми искорками. Похоже, одну камеру вывели из строя.
  - Сменить наблюдателя, - велела Валерия. Картина стабилизировалась уже через секунду.
  'Ты так хочешь вырваться из моих когтей, дорогой?'
  - Почему не дашь мне поймать его? Ты ведь всегда любила такие игры?
  Щелчком ногтя Валерия развернула экран, вернув его на стол, так, чтобы вошедший Ягуар не видел, что тот показывал. Брови женщины поползли вверх, когда она поняла в каком потрепанном состоянии находится ее гончая. Следом прихрамывая и тяжело дыша в кабинет ввалилась огромная пятнистая кошка.
  - Что это значит?
  - В баре пришлось повеселиться.
  - Что ЭТО значит? - прервала Валерия, указав на пол. - Если твой зверь закапает кровью мой персидский ковер, я из ее шкуры сделаю себе новый.
  - Тарна, - одним прикосновением Ягуар заставил недовольно рыкнувшую кошку удалиться, нервно помахивая хвостом.
  - Ты мне мешаешь, - добавила хозяйка кабинета и сделала вид, что полностью погружена в просмотр сводок на экране.
  - Новостная лента на тридцать третьем канале, - заметил Ягуар.
   Валерия выругалась не стесняясь и, сунув в рот трубку, закурила.
  - Ты - неудачник, - произнесла она. - Самодовольный, самонадеянный, проклятый неудачник. И ты раздражаешь меня именно в этот момент.
  - Хочешь и меня уволить?
   Валерия не видела как он улыбается, но чувствовала как улыбка, похожая на оскал, проникает в нее.
  - Что случилось? - терпеливо повторила Кайзер, впившись взглядом в то как на экране "Прозрение" совершает очередной головокружительный маневр. Их капитан - гений!
  - Его псина...
  - Ясно. Доставь мне птичку в клетке и пса на поводке и я подумаю о твоей награде.
  - Его люди, все и каждый, - осклабился Ягуар, вскакивая на стол и садясь скрестив ноги. Дикарь! Однако, Валерия уже давно привыкла к выходкам чистильщика.
  - Хорошо, его люди, все и каждый.
  - И пес...
  - Нет! - отрезала женщина, выдыхая ароматный дым в ноздри зверя. - Он странный и увлекательный. Почти такой же как и Феникс-птичка, и я хочу понять, почему он так привлекает меня.
  - Так я могу заняться этим делом сам?
   Валерия прикрыла глаза, когда очередной взрыв лишил флот Корпуса еще одной единицы. Палец коснулся красной кнопки на панели управления - единственной красной кнопке среди десятков сенсоров, красной под цвет лака ее ногтей. Ключ, выпускающий дьявола на свободу.
  'Неужели я дошла до того, чтобы использовать Орудия Церна против него?'
  Невероятным усилием, удивившим ее саму, Валерия отняла палец и коснулась трех полос под правым глазом Ягуара.
  - Боевая раскраска? Ты все еще на тропе войны? Ну что ж, я не стану держать зверя в клетке.
  
  Глава 11 - Парадоксы воображения
  Частичка к частичке. Деталька к детальке... Я пытался собрать в подобие целости память о годах, проведенных в Корпусе, о людях, с которыми служил, о заданиях и о десятках опустошенных планет, оставшихся после Стада. О неудачах, о маленьких победах.
   Сверхновая, образованная двумя элементами паззла заняла свое место рядом с соседками. И в тот момент я понял, что это не ее дом.
  'Как же удачно ты замаскировался. Но меня не проведешь... цефеид!'
   Щелчком я отправил детальки к все еще внушительной кучке не разобранных кусочков. .
   Корабль встряхнуло, несколько деталек разлетелось по полу. Я выругался, а Род принялся собирать по полу остатки принесенного с собой обеда. Он просидел здесь почти час, усиленно делая вид, что заняться ему нечем. Новый толчок - я бросился прикрывать полотно. Освещение мигнуло и на несколько мгновений стало тревожно-красным. Из недр корабля послышалось досадное восклицание Травки. Ей вторил трехэтажный мат Стасика.
  - Не оторваться, - меланхолично заметил Род. - Они нас догонят.
  - Что ты здесь забыл?
  - А куда мне идти? Я твой телохранитель.
  - Я же сказал...
  - Если тебя снова утащит в снег рогатый, я тебя вытащу.
  - Стой! - Я сжал виски и развернулся к парню. - Что ты видел?
  - Лес, снег, что-то круглое вдали. А потом меня отбросило и ты исчез.
  Я задумался. Остальные не говорили ничего похожего. Я медленно поднялся и двинулся к Роду. Он просто смотрел и ждал. Пальцы сгребли в охапку жесткую ткань куртки.
  - Знаешь, я тут подумал, ты всегда появляешься в самые важные моменты моей жизни, переломные так сказать. Может Валерия навязала мне тебя не просто так? Может это какой-то эксперимент и ты должен следить за его ходом/? Отвечай! - молчание раздражало все сильнее. Я перекрутил ворот куртки. Лицо парня побагровело. - Говори! Она твоя хозяйка?!
  - Эй, вы двое! - По внутренней связи послышался голос Травки. - У нас на хвосте - не поверите - чистильщики!
  - Проклятье! - я с силой оттолкнул парня, а сам выскочил за дверь. Когда оказался на мостике, Род приплелся следом. Чтобы добраться сюда так же быстро, ему наверняка пришлось бежать. Но выглядел он как обычно сонно и безразлично. Да кто мог понять, что на душе у этого человека!
  - Командир, время! - из руки Стаса свесились карманные часы на цепочке. - главное, точность, - провозгласил он свой девиз. Точность была манией нашего капитана. И хотя он с трудом держался в кресле - больная нога не позволяла сохранять равновесие при маневрах - 'Прозрение' выписывало такие кренделя, что позавидовал бы актер китайского цирка. - Принять бой? - с надеждой спросил он.
  - Нет.
   Я услышал не один пораженный вздох, раздавшийся из разных мест корабля.
  - Нет? - на этот раз Стас все же обернулся и с неверии посмотрел на меня.
  - Нет, время, - повторил я его слова. - Мы уходим.
   На самом деле я понимал, как звучат со стороны мои слова - как слова труса. Но я был не готов вновь встретиться с Ягуаром.
  - Но, командир...
  - Сколько у нас выстрелов? - спросил я у притихшего Константина.
  - На два слепых, тридцать три боковых. При всем уважении, отбиться от чистильщиков этого не хватит.
  - Хватит, - мы с Родом переглянулись. Каким-то немыслимым образом он дал понять, что понял мою задумку. - Стас, - я положил ладонь на плечо друга, - отвези нас к орудиям Церна.
   Я думал, что знаю, что такое спокойствие перед бурей, но я еще не слышал тишь накануне девятибального шторма.
  И только Род улыбнулся.
  - Я знал, что от тебя можно ожидать что-то такое. - Он обернулся к остальным. - Похоже вы не понимаете, как мам повезло с командиром.
  Пальцы Стаса замерли над панелью управления.
  - Мне повторить или озвучишь приказ? - разозлился я.
  Корабль окутался сетью мелких голубоватых молний. Искры заскакали по кабине. Одна ужалила меня в палец, другая вцепилась Роду в нос, а наш капитан подпрыгнул на сиденье.
  - Что за...
  - Это Ягуар, его методы. Пытается ослабить добычу, чтобы потом добить безоружных. Нам нужно к Церну.
  - Вы что задумали, командир? - даже от обычной беззаботности Стаса не осталось и следа.
  - Чистильщики окружают, у нас снова пробита защита, - в кабину ввалился запыхавшийся Глеб, волоча перемазанную машинным маслом Травку.
  - Пусти! Я разберусь с ними!
  - Советую всем занять свои места и пристегнуться, - сказал я. - Заманим охотника в его же капкан.
  - Отличная идея, мне нравится, - закивал Род.
  - А мне так не кажется. Опомнись, батя. Я всегда следовал за тобой без вопросов, но не сейчас. Хочешь укрыться в зоне безопасности Церна?
  - Нет, хочу, чтобы Церн пальнул в чистильщиков вместе с нами.
  - Бред. Кто мы такие?
  - Они выстрелят, Валерия может, чтобы не отпустить меня.
  Я уже понял, что произошло, пока пытался собрать воедино осколки мозаики. Корпус не ошибается, они не могли оставить даже резервные копии данных в моей голове, если думали, что я уйду. Следовало догадаться, что Валерия не отпустит меня любой ценой. Знал ли о ее планах Ягуар? Возможно. Но я очень надеялся, что план сработает.
  - Стас, мне нужна услуга, - я подошел и быстро набросал на координатной сетке экрана сложный узор. - Сможешь проложить такой курс до Церна?
  Капитан открыл рот, но потом покачал головой.
  - Мне это не нравится. Но думаю да, справлюсь.
  - Тогда все по местам. Если вырвемся, обещаю, устроим праздник.
  - Я как раз припас пару бутылок из бара, - как всегда беспечный Род похлопал по нагрудному карману.
  Глеб со Стасом переглянулись у меня за спиной. Я так и видел выражение лиц обоих.
  - Хорошо! - наконец бросил Глеб и потянул Травку за собой. - предупрежу Дуба.
   Я сел в кресло второго пилота. Род пристроился сзади, откинувшись на спину.
  - Я же сказал, пристегнуться...
   Молчание было мне ответом. Что ж, сам виноват.
  - Внимание - снижаемся. Сейчас дам картинку, - Стал что-то наколдовал на панели, но я остановил его руку.
  - Оставь как есть, поведешь вживую. Если что, я вмешаюсь. Лучше готовься к проходке. Видишь тот маяк - я указал вперед, на зависший под странным углом трехосный шпиль. Дальше простирался живописный ландшафт - искусственно образованные озера с отливающей аметистом водой, с цельными друзами натуральных кристаллов, которые чувствовали себя здесь так же вольготно, как и деревья в лесу на поверхности. Берега покрывал изумрудный ковер мягкого мха - единственное, что сдерживало влияние губительного для всего живого вещества. Генераторы Церна дремали под этими озерами - по одному на каждое. Но они мгновенно проснутся, стоит озерам потемнеть. Пока что особый состав воды, не сравнимый ни с чем в мире, удерживал самую разрушительную энергию в равновесии. Достаточно одного слова члена Совета или касания ноготка с красным лаком кнопки запуска - и этот мирный пейзаж превратится в крушащего все на своем пути монстра. Пришла пора проверить, насколько я нужен Валерии и как далеко простирается власть Рогатого из сна о лесе в снегу. Он звал меня за собой, хотя давал выбор, я выбрал друзей. И что теперь? Будет ли у меня второй шанс или Ягуар выстрелит еще один, последний раз и разбудит монстра, что спал под нами?
   'Прозрение' мягко зависло, почти касаясь глади одного из озер. Стих шум двигателей, успокоилась безумная тряска. Я смотрел на яркость красок, невозможную в естественной природе и впитывал ее в себя.
  - И что теперь? - спросил Стас, отнимая руки от панели и включая магнитную подушку. Корабль закачался и нашел точку равновесия. Легкий крен на левый борт остался. Нас не слабо потрепало. Да и руки капитана дрожали не просто так.
  - Ждать, - я поднялся и оперся на подоконник.
  - У нас появилось свободное время? Может выпьем? - Род звякнул бутылками.
   Отстегнув ремни безопасности ,Глеб с презрением посмотрел на него.
  - А я не против, - Травка ловко выхватила один сосуд из рук Рода прежде, чем Глеб успел отобрать его у нее.
  - У нас закончились заряды, - меланхолично сообщил Костик, вылезая словно мумия из склепа.
  - Дуб, поднимись сюда, - попросил я по связи. - И Кирку с собой захвати. Есть разговор.
  - Батя, что ты задумал? Не станут чистильщики стрелять здесь, но и не выпустят отсюда.
  - Увидим, - я не сказал ни слова, пока в кабине не появились как всегда безмолвный Дуб с еще больше скорчившимся Киркой. Он старательно отводил взгляд и норовил встать там, где потемнее.
  - Командир, я...- он начал первым.
  - Не буду спрашивать кто и сколько тебе заплатил, мне это не важно. Ты по крайней мере остался собой - жадным пронырой.
  - Предателем, - рыкнул Глеб.
  - Это смею заметить субъективное суждение, основанное на имеющемся объеме информации, - вставил Костик.
  - Помолчи, - попросил Глеб.
  - Кто здесь командир, ты или я? - несколько секунд казалось, что Глеб не справится с чувствами, но потом он смолк.
  - Ты, батя.
  - Отличное пиво, где ты его достал? - Травка хлопнула Рода по плечу.
  - Секрет, там есть еще, так, что если хочешь, мы можем...
  - Она не хочет, - Глеб обхватил девушку за плечи.
  - Ты мне не муж!
  - Меня официально уволили, точнее я сам попросил об отставке, - начал я, не отрывая взгляда от слегка заволновавшейся глади озера под нами. Будто откуда-то подул легкий ветерок. - Но кое-кто остался не согласен с этим.
  - Эта стерва Валерия не оставит тебя в покое, - Глеб грохнул кулаком по столу, разрушая так и не законченный узор. Но позже...
  - Остается вопрос - хочет ли она меня вернуть или убить.
  - Но ты загнул, убить...- Травка примерилась ко второй бутылке и теперь медленно подбиралась, чтобы Род не заметил.
  - Похоже, что нас пытались просто задержать?
  - Это Ягуар, у него на тебя зуб.
  - Не зуб, просто...- здесь все гораздо сложнее, но ребятам не обязательно знать такие подробности.
  Рябь стала сильнее, на поверхности озера появились мелкие барашки волн, а сам вода слегка посветлела.
  - Почему бы просто не скинуть предателя в воду, а самим не смотать поскорее? Мы здесь как подсадные утки, - Стас был прекрасным пилотом, но лучше всего у него получалось выполнять приказы, а не придумывать комбинации или гадать над смыслом происходящего. Сейчас я вдруг позавидовал простому парню с его незамысловатой логикой: приказали - беги, а нет - лежи.
  - Дурак, что это изменит? Нас все равно расстреляют, этот Ягуар мыслит не как человек, у него внутри зверь, - Глеб перехватил вторую бутылку из рук расстроенной девушки и залпом выпил свою.
  
  В озере начал образовываться маленький водоворот. Теперь и Род заметил, покачав головой.
  - Отчаянный, нужно было оставить тебя в морозилке.
  Я захлопнул ему рот прежде, чем гад успел сморозить лишнее.
  - Я собрал вас, чтобы сказать - здесь мы разделимся.
  - Что...- начал было Глеб, но я поднял ладонь.
  - Нет времени на споры, видишь? - я кивнул на озеро, в котором будто открылся провал. Уровень воды начал стремительно понижаться.
  - Хватит тыкать мне этой штукой, батя. Самый верный признак, что нужно сматываться. Если тебе не дорога жизнь, то не тащи за собой остальных.
  - Этого не будет.
  - Мы уже сделали свой выбор и не уйдем. Нас передали Ягуару? Ну пусть попробуют, живым я им не дамся.
  - Воля ваша. Но я не могу рисковать вашими жизнями. Все стало слишком серьезно. Это не ваша проблема. А только моя. 'Прозрение' - слишком известен и заметен. Нас выследят в следующем же порту, даже если каким-то чудом удастся вырваться с планеты. Ив - моя дочь, и ее похищение касается только меня, только моя вина, а значит и возвращать ее тоже мне.
   'Прозрение' покачнулось, магнитная подушка не справлялась, пытаясь приспособиться к изменившейся геометрии озера.
  Глеб медленно пошел ко мне. Род среагировал быстрее, видимо мои рефлексы все еще не восстановились после терапии и перехватил кулак парня у самого моего носа.
  - Скажи, батя, - сквозь зубы выговорил Глеб, покраснев от усилий, однако, Род держал его руку словно в тисках, - если это не наше дело, то почему оно касается его? Он для тебя ближе, чем мы, с кем провел годы в аду? Что он для тебя сделал, что ты забыл о нас?
  - Его телохранитель, - вставил Род.
  - Я спрашивал не тебя! - Глеб сделал подножку парню, но я уже знал, что произойдет дальше. Глеб моргая оказался на полу и тут же покатился к стене, впечатавшись лицом. Корабль повело в сторону. На озеро опускалась тень и ее острые очертания, похожие на три спаянные торцами веретена разных размеров были мне знакомы. Ягуар нас нашел. Теперь путь назад был перекрыт окончательно.
  - Он виноват так же как и я, и вызвался добровольно помочь мне вернуть Ив.
  На лицо Глеба было жалко смотреть, но Род просиял виноватой улыбкой.
  - Так и есть, не уследил.
  - Может эта стерва Валерия опустилась до того, чтобы похищать детей?
  - Это сделала не она.
  - Тогда какого дьявола ты разыгрываешь здесь трагедию? Твои проблемы - наши проблемы, и так было всегда. Назови любого и они вспомнят, сколько раз ты вытаскивал наши шкуры из огня. Здесь все обязаны тебе по гроб жизни.
  - Эй, ребята... - я понял, что Костик пытался дозваться нас уже некоторое время. Он стоял у окна и пялился на озеро. От линзы осталась разве что половина, да и та окрасилась в молочно-белый цвет. Плохо, совсем плохо. Они и правда собрались стрелять, несмотря на то, что выстрел снесет и Слободу и половину кварталов верхнего города. Чего именно боялась Валерия и те, кто за ней стояли? Того, что я больше не помню или того, что я видел но не сказал?
  Орудия Церна в истории применялись лишь дважды - первый, чтобы вылечить раковую опухоль на теле планеты - религиозное государство, захватившее половину мира пятьдесят лет назад. И второй, когда однажды траектория астероида пролегала опасно близко к Земле. И вот теперь похоже будет третий. И противник всего один.
  От тени на поверхности воды отделились отростки-манипуляторы и только тогда я понял, что именно нужно Корпусу. Память они уже записали, а значит осталось то, чего они еще не знали.
  - Они даже не представляют, что их ждет, - пробормотал я.
  - Стас, открой люк.
  - Ты сошел с ума! - начала было Глеб, но голос оборвался. Глаза парня закатились. Род потер кулак.
  - Крепкий малый, но бестолковый, если надо иди, командир, и я с тобой.
  - Хочешь переговоры? С ними?- Костик покачал головой. - Знаешь, даже я считаю это безумием.
  - Сколько у меня времени, прежде, чем здесь все взлетит на воздух? - не обратив внимания, спросил я у Стаса.
  - Семь, может пять минут.
  - Этого хватит. Но я пойду один, - я пристально взглянул на Рода, который уже пристроился рядом.
  - Конечно, мешать я не буду, - кивнул тот, будто и не слышал.
   Оставалось лишь вздохнуть. Парень не понимал слова 'нет'.
   В лицо дохнул запах избыточной влаги и земли. Однако, я понимал, что райский уголок был лишь иллюзией.
  Я очень надеялся, что Ягуар поймет мой маневр правильно.
  - Спускайся! - я сделал знак на международном языке жестов. Из озерца испарялись последние остатки влаги с шипением как на сковородке. Температура вокруг достигла неприятно высоких значений. Одежда мгновенно прилипла к телу, волосы слиплись, с лица капал пот. Я ждал, понимая, что если жду напрасно, то вернуться на корабль уже не успею.
  Ноги утопали в моховой подушке, под ботинками все еще чавкала вода, но в озере ее уже не осталось. Ягуару стоило лишь отдать приказ и от нас не останется даже воспоминания. Но мы все еще дышали. И вот, наконец, когда потекли последние три минуты, означенные Стасом, с корабля хищников спустили трап.
  Вальяжной походкой по нему спустился Ягуар. В который раз я почти восхитился грациозностью с которой он двигался. Это была грациозность дикой кошки, звериные повадки сквозили в каждом его движении.
  - Птичка торопится в клетку, - промурлыкал он, поигрывая широким костяным ножом. Для этого человека словно и не существовало технического прогресса, он не признавал другого оружия, кроме того, что можно сделать самому. Я был уверен, что и кораблями пользовался лишь по необходимости.
  - Скоро она станет жарким на вертеле рядом с опаленной кошкой, - отрезал я. Валерии плевать на тебя?
   Ягуар взглянул на то, вот что превратилось озеро.
  - Феникс, помнишь, как мы встретились в первый раз?
  Вопрос сбил с толку. А время стремительно утекало сквозь пальцы.
  - У тебя сентиментальное настроение?
  - Всегда, когда вижу тебя.
  - Помню, - сказал я, чтобы скорее закончить этот глупый разговор. - Когда ты занимался зачисткой свидетелей после нашествия Стада.
  - Ты тоже был свидетелем.
  - Это была жалость?
  - Акт милосердия. Ты мне как сын, знаешь ли?
  - Ближе к делу. Вы уволили меня и стерли память. Я надеялся, что теперь у нас с Валерией нет ничего общего.
  - А я слышал, что ты видел кое-что интересное.
  - За оставшиеся три минуты вряд ли успею рассказать даже самое начало. Если выпустишь моих ребят, возможно у нас еще останется время побеседовать.
  - Твоих ребят? Благородство вполне в твоем духе.
  - Нет времени на споры.
   Линза пустого озера начала трескаться, из щелей поднимались струйки северного сияния, создавая миражи.
  - А у меня нет желания отпускать свою новую команду. Они теперь в моей стае. А ты, Феникс-птичка, слишком дорог мне. Ты ведь тоже не хочешь умирать, пока не найдешь ту, кто нарисовал этот очаровательный рисунок, - с этими словами он развернул передо мной покрытый абстрактными пятнами краски белый лист бумаги.
   Ягуар поднял руку - со скрежетом вскрываемой консервной банки отростки-манипуляторы вгрызлись в плоть 'Прозрения'. И одновременно чистильщик ринулся на меня. Так хищник бросается на добычу - в момент предельного напряжения и концентрации, когда жертва меньше всего ожидает этого, когда жертва отвлечена и рассеяна. Я был раздавлен в момент, когда увидел рисунок Ив в грязной лапе чистильщика. То, что он прикасался к рисунку моей дочери, то, что он побывал у меня дома... Но больше всего разъярило то, что он считал, что может вот так запросто вторгаться мою жизнь и считать, что так и нужно. Распоряжаться жизнями моих товарищей и думать, что все роли уже расписаны заранее.
   Мне стало все равно. Боль сожрала ярость, а ярость растворилась в тоске. Мне стало все равно, что над озером появилось "крыло стрекозы" - невесомая, почти прозрачная, переливчатая грань. Тончайший срез застывшей воды, скол льдинки, тающей на солнце.
   Я поспешно отвел взгляд, но поздно - вестибулярный аппарат сошел с ума, вопя, что такого не может быть, но все чувства твердили об обратном. Грань Орудия Церна впилась в сетчатку глаза и начала разъедать картину мира. Неправильная геометрия вгрызалась в мозг, разрушая нормальное восприятие пространства- времени.
   Корабль чистильщиков покрылся пятнами и провалился в одно из них, 'Прозрение' продержалось дольше - почти на несколько секунд, но и оно скатилось по одной из граней. Даже если твердить себе, что все увиденное иллюзия, от этого восприятие не изменится. Я попал в ловушку. Мы попали в ловушку. Я позволил себе легкую улыбку. Даже Ягуар стоял чуть более неуверенно. На лице его происходила внутренняя борьба. Глаза были плотно зажмуренными. Он так и замер, не достав меня - нож дрожит в вытянутой руке всего в паре десятков сантиметров от груди.
   И тут моей щеки коснулось что-то мокрое и холодное. И еще, и снова... Подняв голову, я подставил лицо снегу. Он падал с невероятно чистого неба и становился все гуще. Ветер ударил оглушающим молотом, когда крупные хлопья превратились в метель. Буран взвыл, ударил, закрутил, оторвав от земли. Я потерял Ягуара, потерял ощущение верха и низа, потерял чувства себя. Остался лишь снег - слепящее белое плотно художника-абстракциониста. Обезумевший Кент, ломающий нежные пейзажи канадских гор, грезящий Рерих. Искусство столкнулось с порождением науки и законы логики уступили место парадоксам воображения.
  Я готов был поклясться, несмотря на сломанную логику привычного мира, что видел корабль - форма на гране возможного, темный незнакомый корабль, пронесшийся между мной и выстрелом Церна. Чувства стали чуждыми и невнятными, но я видел, что корабль встал щитом на пути смертоносной геометрии. Корабль Погонщиков... спас меня? Нас? Отклонив и впитав большую часть выстрела, он стал частью изнанки материи, растворившись в одном из еще целых глубоководных озер.
  Я пришел в себя на берегу одной из линз и нашел в себе силы отползти подальше от морочащих переливов. Правая рука до локтя покрылась тонкой сетью, похожей на переплетение серебристых ветвей. Я затряс конечностью, отчаянно пытаясь стряхнуть узор, который словно вторая кожа вился вокруг запястья и выше до локтя. Узор почти полностью поглотил то, что еще осталось от солнца в кольце - татуировки Корпуса. Он словно был продолжением пятна, что подарил мне Рогатый в лесу.
   Рука стала тяжелее свинца, будто сила тяжести мгновенно превысила все мыслимые значения. На другой стороне озера стонала фигура в обрывках шкур. Ягуар тщетно пытался подняться на ноги. Повернув голову он уставился на меня немигающим взглядом.
  - Феникс... птичка... это твои штучки? - он оскалился, сплюнув кровь. Похоже его потрепало сильнее.
  - Может договоримся? - я отполз подальше и рухнул на землю, когда сила тяжести еще подросла. - Отпусти меня и клянусь, больше наши дорожки не пересекутся.
  - Валерия будет скучать по тебе, птичка, которая так много видела слишком дорогая, чтобы так просто выпускать на волю. А мне нужны новые люди. Отдай мою добычу и я забуду, что видел тебя.
  - Извини, но моя команда не продается, - краем глаза я заметил неясную тень, танцующую будто падающий лист в тумане над соседнем озером. Вот упрямцы, я же велел им улетать! 'Прозрение' отчаянно боролось с ненормальной гравитацией, тщетно пытаясь подняться в воздух. Никто доподлинно не знал постэффекты орудий Церна, известно было лишь, что все известные законы в пределах зоны поражения начинали действовать по собственным правилам. Возможно, гравитация была одним из них, а может те, кто спасли нас, каким-то образом вмешались в нормальных ход вещей. Верить в такое не хотелось. Видел ли корабль Стада Ягуар? От этого зависела моя дальнейшая участь. Но куда больше я надеялся, что никто из ребят не смог рассмотреть наших спасителей.
  - А не пошел бы ты? Можешь сразу утопиться в одном из озер, здесь их много, на выбор. Или мне бросить тебя туда?
   Я прикрыл глаза. Вот этот точно все видел и запомнил. Род подполз и пристроился рядом. Могучие мускулы дрожали от напряжения, даже он не мог сопротивляться чудовищному давлению.
   Что-то странное произошло с лицом Ягуара при виде парня. Исчезла куда-то обычная надменность и осталась только усталость, будто он увидел внезапную помеху. Но я не мог припомнить, чтобы Ягуара останавливало что-то или кто-то. И все же, уже второй раз - как и тогда, в баре - Ягуар медлил, хотя в обычной ситуации я верил, что никакая гравитация не остановят его, если этот человек с душой хищника нацелился на добычу.
  - А, твоя псина тявкает на чужаков. Ну-ну, держи его при себе, да поближе. Таких защитников поискать, - чистильщик лающе рассмеялся.
  Род замер и неуверенно оглянулся на меня.
   Выругался.
  - Назад! Назад, я сказал! Не связывайся с ним!
  - Я думал, ты хотел увезти его с собой в качестве трофея.
  - Нет, я передумал, - я помотал головой. Этому упрямцу объяснять бесполезно, поэтому просто вытащил пистолет дрожащей рукой и навел на глупца. - Это приказ, мы отступаем. Если можешь двигаться, лучше отнеси меня на корабль. Приказ твоего командира.
  - Дрессируй его получше. А то неровен час собака перегрызет шею хозяину, - насмешливый голос Ягуара растворился в белом 'рукаве' взвеси, завихрившейся над озером. С миг казалось, Род потащится за ним, несмотря на то, что кошка скорее всего порвет его на части за своего хозяина, но потом все же пожал плечами и нехотя повернулся.
  - Как бы тебе не пожалеть о том, что оставил этого типа в живых.
  - А с тобой я поговорю позже, - сквозь зубы процедил я и зажмурился от резкой боли, огненной дорожкой стегнувшей по узору на руке. Несмотря на невыносимые условия, Род и правда подхватил меня на руки и сделал первый шаг к кораблю. Ноги тотчас до колен погрузились в моховую подушку, но он дернулся и ступил снова и еще, и еще. Там, где я не мог даже стоять на коленях, он нес меня. И хотя от каждого шага боль была такой, что мутила рассудок, я запомнил их все и отключился лишь когда увидел над собой лицо насмерть перепуганной Травки. Дуб со Стасом подхватили меня. Глеба видно не было, должно быть остался караулить Кирку.
  - Сюда, сюда, не нравится мне этот ожог, - суетился необычно возбужденный Костик. - В мед-отсек, мне нужно осмотреть его.
  
  Глава 12 - И море стало небом.
  Положив на стол смятые рисунки, я тщательно разгладил каждый... левой рукой. Правая все еще была затянута в эластичный силок и чувствовалась как неродная. Ожог поблек и стал похож на старый шрам. Линии слегка поблескивали, будто следы от улиток холодным утром. Никто из команды не заметил, что линии не хаотичны или сделали вид, что не заметили. С тех пор как я пришел в себя в мед-отсеке, все ходили тише воды ниже травы. Травка с Глебом засели в машинном отделении. Занимались ли они там отладкой или чем-то поинтереснее, оставалось тайной. Кирку заперли в трюме и похоже он смирился со своей участью. Дуб точно изваяние караулил вход, хотя на мой взгляд в том не было необходимости. Предатель бежать не пытался, а все коды доступа к системам связи корабля для него как и для всех теперь потеряны.
  Неприятность случилась где-то на полпути к Марсу. Стасу пришлось пережить не одну тревожную минуту, прежде, чем его навыки первоклассного пилота смогли пробиться через полностью автоматизированную систему корабля. Похоже Валерия решила расстаться со мной окончательно, а заодно и со всяким напоминанием о миротворческом корпусе аналитического отдела. Судьбой 'Прозрения' было разбиться о случайный астероид или навсегда остаться на кладбище кораблей на одной из лун Сатурна или Юпитера. Но не на тех напала, моих ребят голыми руками не возьмешь. Костик уже прокладывал безопасный и незаметный маршрут к окраинам системы, а Стас уверенной рукой вел кораблик прочь. Лишь один человек на этом корабле не делал ничего и этим кем-то был я.
   Пальцы любовно пробежались по складкам и вмятинам на рисунке, оказавшемся сверху. Изумрудное на голубом. И где Ив доставала такие цвета? Сочное, чистое, свет буквально лился из каждого пятна и мазка. Небо, сливающееся с морем и что-то ярко-серебристое под водой.
  - Дорогая, ты станешь прекрасным художником, - прошептал я, - самым талантливым. - Глаза защипало. - найду, обязательно найду, где бы ты ни была. И продолжай рисовать. Для мамы, и для Лизы, и для меня. Папа обязательно вытащит тебя, девочка... - Повинуясь внезапному желанию, я перевернул рисунок. И небо стало морем, изумрудным морем. Только теперь я понял, то держал рисунок вверх ногами. Теперь в 'море' появились штрихи, которые я раньше не замечал - тонкие черные стержни, будто громоотводы тянулись к небу с ярким солнцем, окруженным тройным кольцом ореола. Ореол... солнце... Лес...
   Отложив рисунок в сторону, я взял следующий. Фиолетовое небо разделяла на две половины извилистая золотая змейка. Жемчужное море усеивали необычным шарообразные водоплавающие птицы. Точнее я думал, что это птицы, зная особенности восприятия дочери. И... да, точно такое же солнце висело в левом углу, почти у горизонта.
   Внезапная догадка заставила грудь сжаться калеными тисками. Дрожащими пальцами я подвинул к себе следующий. Всего восемь рисунков, которые я так беспечно хотел бросить в лицо Валерии. Она бы даже не почувствовала этого.
  Рисунки Ив, ее последние. Те, что я нашел у нее на столе, перед тем, как ринуться в Клепсидру. Единственная оставшаяся память о дочери. Все, объединенные одной темой - море, земля, небо и солнце над ними. Цвета переплетались и тонули друг в друге, растворяясь в таких глубинах, которые не подвластны и мастерам. Разложив все восемь на столе я понял, что смотрю на паззл. Загадка из восьми кусочков, которые нужно лишь сложить во что-то цельное и правильное.
  - Карта... Это же карта!
  - Вижу тебе лучше, остальные даже спрашивать боятся после твоих разгонов. Можем выпьем? - в дверь просунулась голова Рода.
  - Это карта! Слышишь! - воскликнул я, подбежав, схватил озадаченного парня за плечи.
  - Карта? Не понимаю я ваших сложностей. Объясни куда лететь и с кем драться.
  - А, ты бесполезен, - оттолкнув его словно помеху с дороги, я бросился на мостик.
  - Совсем чудной стал... - услышал позади.
  - Стас! Костя! - я потряс листами перед носом ошеломленного капитана и навигатора-криминалиста. - Я знаю, где ее искать. Это карта, видите? Везде одно и то же солнце и сходный пейзаж.
  - Действительно, одинаковые, - Костик, вылез из своего угла и даже очки на лоб поднял. - Но с чего вы взяли, что это карта?
  - Нам бы сейчас просто вырваться за пределы солнечной системы.
  - Нет, я хочу, чтобы ты продолжил определенный курс, - я хлопнул стопкой рисунков по клавиатуре.
  - Командир, лучше бы тебе еще полежать.
  - Я достаточно лежал! Стас, это не просьба, а приказ. Если вы все еще считаете меня своим командиром, найдите верный курс. Мне нужны все обитаемые или нет системы, находящиеся в пределах Поля Цефеид.
  На сей раз и Костя и Стас посмотрели на меня как на безумного. Должно быть именно таким я и выглядел сейчас.
  - Лучше не спорьте, он сегодня на взводе, - раздался позади голос Рода.
  
  Глава 13 - Ветер.
  - Крою! Туз пик!
  - Ах ты мошенник, туз пик уже был!
  - Где? Да тебе приснилось, брат? Ну ка, выпей еще бутылочку.
  - Да я тебя сейчас в бараний рог скручу!
   Раздался звон, на пол покатилась посуда, полетел перевернувшийся стол, Глеб набросился на Кирку и принялся мутузить мошенника.
  - Уверен, что это была хорошая идея? - спросил, подсаживаясь ко мне Стас с тарелкой чего-то вроде макарон с сыром и овощами.
  'Разумеется, это была плохая идея'.
  - Если держать волка взаперти слишком долго, он рано или поздно перегрызет решетку и убежит в лес, а потом еще свою стаю наведет на обидчика. Лучше держать его под приглядом. Пусть расслабится.
  - До первого порта, - Стас покачал головой. - Потом все равно или сбежит или придется отпустить. Зачем нас шакал? Он же продал нас Валерии. Что если он снова чистильщиков наведет?
  - Так и будет, - я кивнул, - нам не удастся вечно прятаться.
  - А этот Ягуар на тебя крепкий зуб имеет. Что произошло между вами на Клепсидре?
  - В нас стреляли из орудий Церна.
  - Командир, не юли, я не об этом. Зачем ты Валерии без памяти?
  - Она хочет не меня, а вас. Вы обещаны как часть корпуса чистильщикам.
  - Так я и поверил, - вздохнув, Стас поднялся и прихватил со стола пару краюх хлеба. - Я в кабину. Скоро прибываем на Ветер. Надеюсь ты найдешь там то, что ищешь.
   Я кивнул, рассеянно катая в ладони кедровый орешек.
  - Мне нужны детали и деньги, - бесцеремонно заявила Травка, падая на диван рядом. Закинув ноги на столик, девушка наблюдала за схваткой Глеба и Кирки. Хотя схваткой тут и не пахло. Кирку последовательно сминали в весьма неопрятный комок. Лишь время от времени ему удавалось издать придушенный стон. - Так его! Так! - подначивала она.
  - Ну хотя бы ты пожалей меня! - взвыл знаменосец, половина рыжих вихров которого уже валялись по полу. Все знали, что парень носил парик, так как собственные волосы его покинули хозяина еще пять лет назад.
  - Предателям смерть! - провозгласила чертовка. - ты похож на облезлую лису. Так тебя и буду звать теперь - облезлый! Так что насчет деталей? - когда она вновь обернулась ко мне,то стала сама серьезность.
  - Да, детали... - я постарался привести мысли в порядок.
  - Да, детали и деньги, чтобы их добыть. Деньги это такие пластиковые карточки, помнишь?
  - Мы что-нибудь придумаем, - пообещал я. Но на деле конечно не испытывал такой уверенности. Наше обеспечение и довольствие сгинуло вместе со службой в корпусе. А других доходов ни у кого не было.
  - Можно продать запасные двигатели или охладители, - предложил Костик, который сидел на соседнем диване, нацепив огромные темные очки и в наушниках. А то думал, он ничего не слышит. Нечто громогласное и кричащее лилось из динамиков настолько громко. Оставалось удивляться как у парня уши не глохнут.
  - Только попробуй! - Травка замахнулась на него кофейником. Но пара обжигающе-горячих капель все же попала на руки Костика. Тот зашипел и вскочил, тряся пальцами.
  - Ты что?!
  - Не лезь в мои дела. Я же не предлагаю продать твою коллекцию книг.
   Да, собрание у Костика было поистине удивительным. Его каюта мало походила на армейскую. Большую ее часть занимали книги. Постепенно, за годы службы, они вытеснили стол, стул, а потом даже кровать. Но наш криминалист мог не спать вовсе, лишь бы пожертвовать часом сна на чтение. Но вот то, что он читал... если бы психиатр увидел подборку, вряд ли бы парня допустили до службы. Хотя миротворческий корпус был единственным местом, куда пускали людей со сложной историей.
  - Успокойтесь, мы ничего продавать не будем, - я прекратил начинающуюся ссору. - Придумаем что-нибудь еще.
  - Что же? Мы летим уже неделю, а до сих пор ни одной стоящей идеи я так и не услышала, а вот порываться продать вещи девушки уже хотели многие. Нечестно, - Травка надула губки и пнула в клубок Глеба и Кирки. - Хватит вам, тут серьезные дела обсуждают. Когда те не отреагировали, в дело вмешалась непреодолимая сила, растащившая смутьянов за шкирки. Дуб еще для верности несколько раз встряхнул обоих и лишь потом аккуратно поставил на ноги. К такой молчаливой, но вполне убедительной силище, оставалось лишь проявить почтительное уважение. Скуля, Кирка, отполз в дальний угол и принялся зализывать боевые раны. С презрением оглянувшись на него, Глеб подошел к общему собранию.
  - Я что-то пропустил?
  - Да вот, командир как раз собрался рассказать, как нам заработать на хлеб насущный, - съязвила Травка.
  Поняв, что всеобщее внимание приковано ко мне, я вздохнул и вынул из-за пазухи сложенный лист бумаги. Развернув на столе, прижал края двумя стаканами.
  - Красиво, у твоей дочери талант, - восхитилась Травка. Боль сжала сердце, когда я рассматривал изумрудные дуги, усеивающие нижнюю часть рисунка и концентрические алые кольца на верхней. На яркое белое пятно в правом углу я предпочел не смотреть.
  - Но что здесь изображено? - с интересом переспросил Костик, заглядывая через плечо здоровяка-Глеба.
  - Думаю - Ветер. - наконец выдал я.
   Я ждал насмешек и шуточек вроде 'командир совсем сбрендил', но вместо этого.
  - Я не сильно разбираюсь в живописи, но если эти барашки - гнущиеся от ветра деревья, а спирали - облака, несущиеся со скоростью триста километров в час, то вполне может быть.
  Ну конечно, кто бы сомневался, в дело влез Род. До последнего я даже забыл о его присутствии - он тихо кемарил над своей трофейной бутылкой еще из бара Клепсидры позади дивана.
  - Откуда тебе знать? - спросил Глеб. Он все еще с подозрением относился к моему самозваному телохранителю.
  - Я был там, - уклончиво ответил Род.
  - На Ветре? Это же шахтерская колония. Ты не похож на шахтера.
  - По делу, давно это было.
  - Темнишь ты что-то, а ну рассказывай...
  - Все мы здесь темним, - я остановил готовый разгореться спор. - Оставим истории на потом. Высадимся на Ветер, возьмем попутный груз до следующей планеты Цефеид.
  - Отличная идея, я вот даже другого не ждал от тебя, - Глеб поднял большой палец. - Хочешь облететь все планеты Цефеид? Но их десятки. А рисунков у тебя всего восемь.
  - Значит, - я оглянулся на иллюминатор, где кирпично-зеленый гигант заливало голубое сияние. Корона обрамляла шар Ветра, заставляя планету сиять точно второе солнце. - Нужно надеяться, что Ив мы найдем на одной из этих восьми.
  
  Когда Бог или некто, кто именует себя им, создавал галактики, он позаботился о том, чтобы в них появилось много уютных уголков, пригодных для жизни. Но жизнь оказалась жадной и неразборчивой, и поселилась там, где ни один закон природы не подходил для нее. Где каждый камень, каждый день пытался раствориться в буйном хаосе и утащить тебя в месте с собой. Там где упертый ветер растворял в себе любое напоминание о уюте и комфорте, прогоняя прочь искателей сокровищ, спрятанных создателем всего в этих негостеприимных землях. Но человек - упорное дитя. Вцепившись раз в богатства Ветра, он не спешил отдавать то, что по праву считал своим и цеплялся за существование, рискуя быть унесенным прочь вместе с остатками земной коры, которую медленно, но верно ветер на планете обдирал до костей.
  Люди зарылись под землю, заковали свои жилища в стеклянные капли, а сами оделись в защитную чешую костюмов и выжили, наперекор замыслу того, кто создал Ветер. Но тот, кто создал его, позаботился о красоте. Словно в насмешку даровал этому дикому миру невероятное светило. Цефеид Лиры заставлял необработанный булыжник сверкать как алмаз. Сюда, прорываясь через потоки ветра, и спускалось 'Прозрение'.
  - Надо было отправить шаттл и остаться на орбите! - вспотевший от усилий Стас отчаянно манипулировал управлением, чтобы не дать кораблику закрутиться точно лист в осеннем танце. Невероятной силы ветер скручивал циановые облака в безумные петли и плел из них сны для колонистов. Оттого число самоубийств и страдающих от галлюцинаций на ней превышало все допустимые пределы. Однако, компании, которой принадлежала колония и шахты по добыче редкоземельных минералов, уверенной рукой вычеркивала из статистики ненужные показатели. И по бумагам Ветер был просто неудобным для жизни булыжником, где люди вкалывали за довольно неплохие деньжата.
  Наконец, перевернувшись пару раз, корабль вырвался в более спокойный, поверхностный слой атмосферы. Здесь ветер не рвал плоть с костей, а всего лишь сбивал с ног. Последний толчок и 'Прозрение' рухнуло у пограничного столба подземного города под названием 'Крот'. Из-за сигнальных маячков тотчас выскочила группа закутанных в защитные панцири людей с крючьями длиной с хорошее копье и заякорила корабль. И все же корпус дрожал мелкой дрожью словно в лихорадке.
  - А нас встречают как гостей, - заметил Глеб.
  - На Ветре всех встречают как гостей, ведь здесь они бывают нечасто, - вставил Род. Он уже приготовился к вылазке, мешковатый защитный костюм придавал ему малость комичный вид. Обвешанный всевозможным снаряжением, он мало отличался от местных.
  - Решил здесь задержаться? - в голосе Глеба сквозила плохо скрываемая надежда.
  - Не терпится избавиться от меня? Я знаю Ветер лучше тебя.
  - Хватит, - я протер глаза, слезившиеся от пыли, витающей в воздухе. Фильтры явно не справлялись и ветер заносил внутрь корабля послевкусие планеты. Пыль чувствовалась даже на языке. Горло саднило, будто в него песка набили. - Мы воспользуемся любой помощью. И Род будет нашим проводником.
  - Чего ты на пса взъелся, - Травка, тоже затянутая в яркий комбинезончик, игриво ткнула локтем приятеля.
  - Тебе лучше остаться здесь.
  - И пропустить все веселье? Бары на захолустных планетах удивительны. Ты ничего не понимаешь в романтике.
  - Я останусь и пригляжу за твоим барахлом, - Стас махнул рукой от пульта. Обложившись сухпайками и бутылками с морсом, он явно приготовился нескучно провести время. Из-под бортовых журналов выглядывали книжки весьма фривольного содержания.
  - А что с ним? - Глеб кивнул на Кирку, рядом с которым стоял молчаливым стражем Дуб.
  - С нами, с Ветра не сбежать так просто. Будет надежнее приглядывать за ним сообща, - решил я.
  - Только все веселье испортит, - расстроился Род.
  - Мы не веселиться прилетели, - пальцы сжали в кармане аккуратно сложенный лист.
  'Я должен понять, что хотела сказать ив, когда рисовала планету, которую никогда не видела в глаза'.
  - У вас двенадцать часов, - Костик, который тоже решил остаться, сверил наручные терминалы на обоих запястьях. Первый показывал общегалактическое время, второй местное. Здешние сутки были почти на треть длиннее земных. - Если не вернетесь как условлено, я отправляюсь за вами\. А Стас выведет корабль на орбиту. Потом пошлем за вами шаттл. Прогноз погоды неутешительный, - заметил всезнайка-криминалист, наш ожидает буря столетия.
  Шлюз распахнулся. Во внутренней камере стояла муть от набившегося песка. Я махнул рукой оставшимся, задержавшись на вершине трапа, чтобы прислушаться к планете. Почему Ветер? Почему я решил, что крохотный шарик в системе Полярной Звезды как-то связан с Ив? Шахтерская колония выглядела настолько обычно, мирно и тихо, что даже упоминание о Стаде, Погонщиках и типах с крыльями дракона казалось здесь диким. Рисунок девочки мог означать и любую из сотен планет, разбросанных по галактике. Но я выбрал Ветер.
  - Не бойся, командир, я буду глядеть в оба, - Род встал рядом, вырвав из туманных мыслей.
  - Со мной все в порядке. Просто исследуем здесь все, порасспросим о странных вещах.
  - Странных? - мимо нас к поджидающим встречающим прошел Глеб. - Зачем мы на самом деле здесь?
  - Чтобы заработать деньжат конечно, - просиял Род.
  - И повеселиться, - подержала спорхнувшая с трапа Травка. Выпрямись, бездельник, не вздумай портить мне праздник своей кислой рожей, - она ткнула в спину понуро бредущего Кирку. Глаза парня забегали. Он вздрогнул, встретившись взглядом с Дубом. Обычно тот говорил мало, точнее совсем ничего, но одно его присутствие было само по себе внушительным.
  - Ладно, посмотрим, и не лезь на рожон, - предупредил я Рода. - И лучше держись рядом.
  - Так и планировал, - просиял тот.
  - Не в буквальном смысле, - отрезал я. - Мы еще не поговорили о Клепсидре и чистильщиках.
  - Когда захочешь. Уверен, здесь есть пара злачных местечек. Без солнечного света депрессия вгрызается стальными клещами. Увидишь, картина в городе безрадостная.
  Я уже хотел приструнить парня, но в этот момент мы достигли группы колонистов.
  - Добро пожаловать в Крот, господа, - голос, искаженный дыхательными фильтрами человека звучал металлически безжизненно. Но такими же были глаза за огромными летными очками. Я начал понимать, что имел в виду Род. Интересно, сколько таких городков на планете? Сколько вообще жителей? При первом взгляде на парадные ворота в подземный город на ум приходило только одно слово 'тоска'.
  - Мое имя - Дум Трански. Я здесь вроде губернатора, - голос мужчины как показалось лет пятидесяти был сух, не холоден, а лишен всякой выразительности, будто он зачитывал по подготовленной бумажке. Не смотря на то, что он еще был далек от дряхлости, стоял, опираясь на двустволку, еще старой модели, из тех, что палит электропулями в комбе с обыкновенными.
  - Феникс, - я протянул руку, подумав, что не стоит светить здесь настоящим именем. Хоть колония и на отшибе, обыкновенно на старых разработках устанавливали 'шпилевые' системы связи. А они могли донести пусть короткое, но емкое послание прямиком в Клепсидру. Одному Богу ведомо, насколько Валерия зла на меня.
  - Военные у нас нечастые гости.
  Я выругался про себя. Прозрение даже слепой не спутает с прогулочной яхтой. Четкие линии, хищные изгибы корпуса, обтекаемая форма - даже в потрепанном виде от него за версту несло Корпусом.
  - Обычный рейд.
  - Необычное место, - губернатор кашлянул, изо рта вылетело облачко фосфорного цвета. Интересно, что они здесь добывали? - я огляделся и присмотрелся к встречающим получше. На окрестных скалах, даже продуваемых пронизывающим ветром, на костюмах людей - лежал этот фосфорно-желтый оттенок, а яркая пыль будто въелась в кожу ладоней и лица. - О нас нечасто вспоминают в последнее время, с тех пор как упала добыча.
  - У вас не хватает обеспечения? - если мы попали на одну из брошенных колоний, дело плохо. Такие места были опаснее Слободы. Если Ив где-то здесь... я подавил почти неконтролируемое желание броситься к зияющему входу в подземелье.
  - Мы живем скудно, но нам хватает. Не в сытости смысл, а в покое.
  - Говоришь как проповедник, папаша, - ляпнул Род. Я двинул его в бок.
  - Не нравится мне здесь, командир. Что-то с ними не так. Может нас уже ждали? - шепнул Глеб.
  - Не думаю, - я качнул головой.
  - В местах подобных нашему, где даже Бог забыл о нас, люди должны сами позаботиться о своей душе, - прошелестел Трански. - Если вы ищете покой, то прилетели куда нужно. На Ветре не задают ненужных вопросов.
  - Ну вот, похоже веселье отменяется, - расстроилась Травка.
  - Идемте со мной. Поговорим внутри. Скоро шторм начнется, - Дум с тоской, смешанной с ожиданием посмотрел на небо и снова в его взгляде промелькнуло нечто неуловимое, нечто ненормальное.
  - Ах да, и женщине лучше прикрыть лицо.
  - Это еще зачем... - взъярилась Травка. - У вас же не ортодоксальная планета.
  - Лучше сделать как он говорит, - усмехнулся Род. - Увидишь, - последнее относилось ко мне.
  - У нас рождаются много, но доживают до старости лишь единицы. Воспитывать детей некому, - пояснил Дум. - Хотя мы бы с радостью передали троих четверых чад на воспитание вашей женщине.
  - Эй!
  - Сделай как он говорит, - настойчиво попросил я. Похоже, Род знал что-то, что не знали мы.
  В последний раз глянув на небо, губернатор покачал головой и поплелся ко входу в Крот. Как я не всматривался. Не смог понять - что он там видел или хотел увидеть.
  Не знаю, что я ожидал увидеть - толпы голодных детей, ряды больных, сидящих вдоль стен или изможденных рабочих, орудующих кирками. Но Крот оказался обычным. Более того - слишком благопристойным для шахтерского города. Чисто, идеальная чистота и безукоризненный порядок царил на единственной и главной улице- тоннеле, который начинался сразу от входа. Трехслойные шлюзовые двери со скрипом и свистом пневматики захлопнулись за спиной. Миг темноты сменился неярким изжелта-голубым светом. Ряды одинаковых овальных проходов вели должно быть к жилым и административным корпусам.. Никаких указателей или номеров домов я так и не увидел.
  - Это главная улица, - пояснял Род с видом бывалого. - А там школа. Дальше больница, ну или была когда-то, - он махнул в сторону темного провала в никуда.
  - Странно, - заметил я. - Губернатор говорил о больных, но похоже все они лечатся дома.
  - Или в баре.
  - У тебя мозги только на это заточены? - разозлился я.
  Род усмехнулся. Губернатор остановился, навострив уши.
  - Должно быть вам кажется, что здесь скучно. Мы ведем простую жизнь, лишенную всяких излишеств. Но если вам нужен бар - это туда, - он махнул рукой в сторону неярко освещенного коридора, над входом в который мигал аварийный сигнал: ' Выход'.
  - Спасибо, но сначала мы бы хотели поговорить о делах. Можно?
  - Ну что ж, если дело спасительное для нашего города, почему бы и нет. Идемте.
  - Странный город. Сейчас разгар рабочего дня, а на улицах никого, - заметил Глеб, вертя головой.
   Лишь двое женщин старательно, стоя рядом, мели улицу впереди. Движения их были механическими, будто за этим занятием они провели не один час. При нашем приближении они даже головы не подняли. Из дверей домов нас провожали десятки любопытных глаз. Дети... Вот выглянул один. Второй несмело вышел на улицу и побрел за нами. К нему присоединился третий, и вскоре за процессией уже брела целая стайка. Не то, чтобы огни выглядели голодными, скорее потерянными. Не о них ли говорил Дум?
  - Вы работаете в две смены? - спросил я губернатора.
  - Мы трудимся, пока позволяет солнце. Силы наши уже не те, - вздохнул Губернатор. Мы как раз пересекали шаткий подвесной мост. Внизу шумел мутный поток, в воздух поднималась водяная пыль. Гул стоял почти оглушающий. Но я слышал, как опасно поскрипывают тросы, натянутые между двумя скальными карнизами на расстоянии никак не меньше тридцати шагов.
  - Все на работах?
  - Нет, сейчас время подумать о душе. Знаете, в местах вроде нашего приходится задумываться о таких важных вещах куда чаще. Все в храме. Хотите взглянуть? - в голосе Трански звучала слишком плохо скрываемое желание, чтобы меня обмануть.
  - Теперь я понимаю, почему их бросили. Кому нужны работники, которые организовали коммуну. Я слышал о таких забытых поселениях. Колонисты впадали в депрессию и отказывались работать, превращаясь в религиозные замкнутые мирки, - заметил Глеб.
  - Можете не таиться, здесь чтят тайну исповеди. Все мы открыты друг перед другом, - я попытался сделать знак Дубу, но поздно. Трански уставился на Кирку. Тот пялился в пустоту слабо освещенного коридора, откуда доносились заунывные песнопения. Похоже, Глеб прав. А я ошибся и вовсе не ветер изображен на картине Ив. - Если вы хотите позаботиться о душе сбившегося с пути товарища, то пришли куда надо. Здесь он обретет покой.
  - О нашем товарище мы позаботимся сами. Мы здесь по делу.
  - Нет? - в голос губернатора звучало плохо скрываемое разочарование, - ну что ж, возможно еще передумаете. Сюда.
  Мы свернули, оставив в стороне путь к храму, куда видимо и вел тот светлый коридор.
  
  Глава 14 - Там...
   В кабинете Дума мы проторчали до позднего вечера. Губернатор ходил вокруг да около, но так и не сказал - нужна ли им какая-то работа или нет. Однако, постоянно уводил разговор на религиозные темы.
  - Лучше оставить это дело на завтра, нам нужно отдохнуть, - шепнул Глеб.
  - Да уж, этот скряга скорее заморит голодом, чем накормит ужином. Кто куда, а я в бар. Папаша, я помню у вас тут были злачные местечки лет семь тому назад. Не поверю, если скажешь, что теперь там очередной храм.
  - Второй уровень, сразу за мостом, - нехотя ответил губернатор.
  - Вот и отлично!
  - Я с тобой, - Травка с готовностью пристроилась рядом.
  - Женщинам лучше не появляться в городе после заката, - предупредил Дум.
  - Иди с ними, - велел я Глебу.
  - Я не оставлю тебя.
  - Ступай, и парней с собой прихвати, - я кивнул на Кирку с молчаливым конвоем. Я уже жалел, что взял их с собой. Но оставлять на корабле тоже не лучшая идея
  - Решили подумать о душе? - обрадовался Дум.
  - Может быть, раз уж о желудке не получилось.
  - Обязательно приходите на мессу, скоро начнется вечерня.
   Откуда-то из недр подземного города прозвучал взрыв. Стены и пол затряслись в падучей, с потолка посыпалась каменная крошка. Секундное выражение ужаса на лице Дума последовательно сменилось ликованием и разочарованием.
  - Рано, - прошептал он, как-то сразу осунувшись.
  - Что рано? - уточнил я. - У вас тут понятие о технике безопасности есть? Может стоит вызвать спасателей? Могли пострадать люди.
  -Рано, рано, - повторял Дум, не отвечая, повернулся и скрылся в соседней комнате. Двое сопровождающих точно молчаливые стражи встали по сторонам двери.
  - Что здесь творится, черт побери, - выругался Глеб.
  - Похоже, весь город - пороховая бочка.
  - Точнее метановая, - усмехнулась Травка. - Ну тогда стоит поторопиться. Идем, ты обещал показать, где бар, - она поволокла Рода к двери.
  - Вы тоже, я не ясно выразился? - наконец, нехотя, Глеб последовал за остальными. - Встретимся через пару часов на мосту, - бросил он напоследок. Если не придешь, я пойду тебя искать.
  Но я надеялся, что правильно понял знак Рода. Хотя когда мы обсуждали наш план часа три назад еще на орбите, Глеб был согласен. Оставив Травку и Дуба с Киркой для прикрытия в баре, Глеб с Родом займутся разведкой. Мне же предстояло докопаться до истины здесь. И я знал, откуда следует искать.
  - Не подскажешь, как пройти к храму? Хочу посмотреть на службу, - спросил я у одного из молчаливых охранников.
  
  - Я вот думаю, куда командир решит отправиться дальше? По идее, - Стас приложил циркуль к участку звездной карты, на дальнем радиусе центральной сферы Млечного и отмерил несколько шагов в разные стороны. - Как мне кажется, ближайшая переменная звезда от нас - это W Веги. Но нет, вряд ли. Там нет обитаемых планет. Их еще лет двадцать назад как начали терраформировать, да похоже и не закончат при моей жизни, - оторвавшись от измерений, капитан 'Прозрения' посмотрел как медленно переворачивается над ними шар Ветра. - Остается Лямбда Лиры, но я бы не сунулся туда ни за какие коврижки. В последний раз мне там чуть голову не отрезали, - при воспоминании о тех днях Стас потер горло, на котором все еще красовался белесый шрам. - А ты как думаешь, господин всезнайка?
   Ответом ему стало бесчувственное шуршание газетных листов и шорох разворачиваемой обертки конфеты. Не удержавшись, он запустил транспортиром через плечо. Раздалось оханье . Что-то шмякнулось на пол. Судя по звуку - бутерброд.
  - Ты чего? - вскочив с места, Костик затряс руками. Со стороны - жутковатое зрелище. Но зрителей не нашлось.
  - Разве ты не должен был заниматься сканированием эфира?
  - Я уже все сделал, - присев на корточки, Костик с задумчивым и скорбным видом уставился на кусок хлеба с рыбной пастой, конечно же лежащем начинкой вниз. - Вот умеешь ты портить людям настроение. Пойду к себе, - поняв всю тщетность попыток превратить бутерброд во что-то съедобное вновь, лентяй поднялся.
  - Стоять! - щелкнул затвор и на напарника уставилось дуло пистолета. Костик неодобрительно посмотрел на оружие.
  - Ты всегда применяешь самые сильные аргументы в споре. Может и со своей гвардией, о которой столько рассказывал, ты так расправился? Надоела служба при дворце и решил дезертировать?
  - Заткнись, - разряд, выставленный пока на минимальную мощность превратил бутерброд в стейк. - Я же не вспоминаю резню на Плеядах, после которой ты оказался в рядах безработных, пополнивших корпус.
  - Грубый ты и скучный, - Костик подобрал газеты и выпавшую на кресло конфету и поплелся к выходу из рубки. Стас понимал, что больше аргументов не отыщет. Переспорить Костика мог разве что Глеб, да и то в конце обязательно прикладывал кулаком, так что любимые очки криминалиста покрылись сеточкой трещин, которая увеличивалась с каждым днем. - Через сорок минут будь готов завести шаттл и за командой. И даже не думай закрыться изнутри. Я отключу отопление.
  - Пугаешь - значит боишься, - усмехнулся Костик и скрылся в проходе как раз когда о косяк ударился еще и циркуль. Вонзившись точно нож, он закачался и рухнул на пол, так и не найдя цели.
  - Вот гад, - Стас выразил одной фразой все, что думал о напарнике.
  Он отвернулся и вновь хотел вернуться к вычислениям, но внезапно замигавший пеленг-тест отвлек.
  - Что такое? - он даже несколько раз постучал по барахлившему датчику. Но тот продолжал подавать настойчивые сигналы о приближении множественных объектов класса 'десант'. - Что за глупость? - однако экран, который засек бы и случайный астероид оставался пуст. - И чем там Травка занималась?
   Стас уже совсем хотел было игнорировать датчик, но в это время в соседней секции у напарника завопил многодиапозонная эфирная сеть. Такое могло случиться, если внезапно корабль оказался на пересечение галактического узла связи или же... - капитан поднял взгляд на перевернутую планету и уперся взглядом в скалу. Медленно движущуюся пористую белоснежную скалу. Конус вырастал в размерах и вскоре уже заслонял весь обзор. Корабль тряхнуло.
  - Что за черт? - выругался Стас. - Кость, а ну живо сюда! - заорал он.
  - Да что такое, не дадут человеку отдохнуть спокойно? - сонный парень, потирая глаза ввалился в рубку и замер. Стас уже совсем хотел было пустить в разнос непутевого криминалиста, но в это время увидел выражение его лица - сонное выражение как рукой сняло. - Там, - прошептал он.
  -Там? Не заговаривай мне зубы... - начал было Стас, но все же повернулся и захлопнул рот. Скала, крутясь вокруг оси, продолжала падать к планете, постепенно выравнивая угол до сорока пяти градусов. А вместе с горой падали и огромные слепленные по несколько "снежинки".
  - О проклятье... - в горле пересохло, - рука капитана потянулась к комутатору, а потом повисла плетью. Бесполезно, связь наверняка уже отрубили, уничтожив верхние слои магнитного поля. Стадо всегда поступает так, когда находит очередную планету- жертву. И на этот раз похоже оно выбрало Ветер.
  
  Глава 15 - Предатель.
  - Странный город, - Глеб посмотрел на тусклую мерцающую лампу, заросшую паутиной. Однако хозяин плетения куда-то исчез, да и сама паутина выглядела так будто вот-вот распадется от старости.
  - Похоже это старая часть Крота, я здесь раньше не был. Хотя, - Род цокнул языком, - и наверху не лучше. Ни одного пьянчужки или распутной девки, а их должно быть много в таком депрессивном месте.
  - Что ты вообще здесь делал? Если узнаю, - тяжелая рука Глеба легла на плечо впереди идущего напарника, - что это твоя идея направить командира сюда, я тебя в лепешку расшибу.
  - Ну-ну, - Род аккуратно снял ладонь, - наш кэп достаточно умен, чтобы самому не ввязываться в такие авантюры.
  - Авантюры? - лицо Глеба потемнело. - Так ты тоже считаешь, что это дело гиблое?
  - Именно так, но ему нужно самому убедиться.
  - Что за чушь? - схватив парня за грудки, Глеб толкнул его на стену. В воздух поднялось облачко фосфорной пыли. Поспешно зажав нос рукавом, Глеб глухо спросил. - Так почему батю не отговорил? Ты же единственный, кто еще способен пробиться к нему.
  - Да ну? Он считает меня псиной, а вы - его команда.
   С миг Глеб вглядывался в честные глаза Рода, а потом отпустил.
  - Временами мне кажется, что больше нет. Вот и сейчас отправился на подвиги в одиночку. Нужно было тебе идти с ним.
  - Он бы меня пришиб.
  - Нет, тебе он верит.
  - Хаа, - облачко пара вырвалось изо рта Рода. - Вот это то и печально.
  - Что?
  - Тсс, тихо, - Род принюхался точно зверь. - Чувствуешь?
  - Что? - Глеб нервно вгляделся в сухой полумрак коридора. Сквозняк, дувший откуда-то, внезапно прекратился, а потом дохнул в спину холодным порывом. С моста донесся шум воды.
  - Холодает что-то, - Род чихнул, утерев нос.
  - Не нравится мне это. Уверен, что дальше там только пустота. Это просто старая штольня. Не найдем мы тут ничего путного. Если где искать, то в кабинете у этого губернатора. Странный он. Все здесь странно. Не должна шахтерская колония жить как сборище религиозных фанатиков. Ты видел, как они относятся к женщинам?
  - Женщины ведь тебя не волнуют? - Род двинул напарника локтем. - Ты жалеешь, что не остался в баре с Травкой. Она ведь тебе нравится, признайся?
  - Прекрати ухмыляться, а то рожу начищу.
  - Эй, там светлее, - внезапно Род указал за спину Глеба, в ответвление главного коридора. Примерно через пятьдесят шагов по покатому склону неярко светилось светлое пятно. Будто туман сгустился в одном месте.
  - Стой! Куда? Там уж точно нет ни души, мы только теряем время. Я возвращаюсь.
  - Удачи, - махнув рукой, Род свернул в отросток.
   За спиной послышалась ругань, а спустя три секунды и тяжелые шаги.
  - Я обещал, что глаз с тебя не спущу, - прорычал Глеб.
  - Кому? - беззаботно откликнулся Род.
  - Себе. Навязался на нашу голову, командира совсем задурил. Он теперь..
  -Тихо.
  - Что? - но все же Глеб замер.
  - Слушай, - под ногами все еще было темно. Граница свето тени проходила резко метрах в пяти впереди. - Хрустит.
  Глеб постучал ботинком по полу. Нагнувшись, потрогал пальцами светлые крупинки,
  - Да это ж снег! Откуда, черт возьми?!
  - А вот откуда, - Род преодолел остатки пути и окунулся в источник света. Косые лучи столбом падали в скальную чашу, лились с белесого неба. В лучах мерно кружились крупные снежные хлопья. Один из них размером с кулак Род поймал в прыжке. - Похоже здесь произошел обвал или ветер пробурил себе проход за долгие годы.
  - Да на кой дьявол тебе вздумалось красотами любоваться? Что происходит? Откуда здесь снег? Это же Ветер! - подбежав, Глеб требовательно встряхнул напарника.
  - Но это и правда красиво. Наслаждайся моментом, друг, на Ветре не часто увидишь безветренную погоду. К тому же снег белый...
  - Белый? - Глеб уставился на быстро таящую на своей ладони снежинку, а потом лицо его исказилось. - Проклятые небеса, это ОНИ! - оттолкнув Рода как досадную помеху, он ринулся к двери, по пути обернувшись. - Что стоишь, нужно скорее вернуться в бар, забрать всех и отыскать командира, а потом сматываться.
  - Да что ты так всполошился. И кто 'они'?
  - Не прикидывайся глупее, чем ты есть. Это Стадо. С ними всегда приходит снег.
  В бар они вбежали почти одновременно. Как раз в тот момент, когда какой-то мутный тип с бритым затылком подливал качавшейся на стуле Травке какую-то гадость в стакан. Одним движением Глеб выбил стакан из руки уже готовой пригубить девушки - сабо светящаяся изумрудно-желтым жидкость разлилась по полу и переднику типа. А следом тип улетел за барную стойку от хорошего удара Рода.
  - Подумал, ты бы убил его, уж лучше я, - он улыбнулся, увидев выражение лица Глеба. Но тот уже повернулся к подруге.
  - Эй, Травка, чем он тебя опаивал тут?
  - Ик! - сфокусировав взгляд, бравый механик 'Прозрения' подняла указательный палец и наставила на нос мужчины, а потом со всего маху ткнула ему в ноздри. С чертыханием Глеб отскочил, а потом вздернул девушку за шкирку и взял на руки.
  - О, галантный кавалер, ччего это ты ут руки... ик, распускаешь.
  - Где Дуб и Кирка?
  - Где-то тут были, где-то... тут летали... - девушка болтая ножками обвела указательным пальцем полукруг по комнате.
  - Они же были с тобой.
  - Были, но сплыли, кавалеры то же мне, Один молчит как пень, а второй то и дело в туалет просится. Ушли и так и не вернулись. Наверное у него... - ладонь Глеба захлопнула роот девице.
  - Я понял, понял, но скажи, где Дуб и предатель.
  - А? Предатель! Он... - Травка изобразила мыслительное усилие, но похоже эта задача оказалась ей не по зубам. - Не знаю.
  - Похоже в таком состоянии она даже собственного имени не помнит.
  -Ты прав, - с тревогой прислушавшись, Глеб потащил девушку за барную стойку, потом в служебную зону. Отыскав массивную дверь холодильника с таймером, кинул Травку внутрь, и стал ждать. Ожидание длилось не больше трех минут. При минус тридцати пяти любой хмель проходит очень быстро. Спустя положенное время изнутри донеслись глухие удары. Но лишь услышав.
  - Откручу ключом одно место, Глеб, дубина! - повернул ручку.
  - Лучше?
  - Лучше! - девушка как следует врезала наглецу под ребра. - Прости, - добавила она.
  - А теперь, не скажешь, куда делись Дуб с Киркой?
   Озадаченность на лице Травки последовательно сменилась страхом, а потом полной растерянность и стыдом.
  - Прости, я напилась и потеряла их. Кажется Дуб повел предателя в уборную. Больше я их не видела.
  - Да что вы так всполошились.. найдутся... Дуб скорее придушит Кирку, чем даст сбежать. Да и куда тут бежать... - под конец девушка уже была вовсе не такой уверенной и поспешила натянуть повязку как можно ниже на глаза.
  - Ничего, - Глеб вздохнул и осторожно опустил девушку на пол. Та хоть пошатнулась, но на ногах все же устояла. - Просто снаружи идет снег, улавливаешь?
  - Стадо? Не может быть! Откуда они здесь? И разве парни бы нас не предупредили? - Травка потерла виски и помотала головой. - Черт, все в тумане,
  - Это мне тоже не нравится, - нахмурившись, Глеб прислушался в все усиливающимся завываниям. По коридорам пустого города гулял ветер. - Этот бармен пытался тебя напоить. А губернатор смотрел на батю как удав на кролика. И я думаю, это была плохая идея, оставить его одного. Нужно немедленно отыскать его и сматываться с планеты. Сейчас не лучший момент, чтобы встречаться со Стадом, как бы эти гады здесь не появились.
  - Эй, идите сюда, здесь кое-что, - голос Рода раздался из двери в уборную.
   Травка с Глебом переглянулись с нехорошими предчувствиями.
  - Но девушке лучше не смотреть.
  - Эй, да за кого ты меня принима... - Травка рванулась вперед и отпихнула Рода с дороги. Да так и замерла.
  - Да что же это такое? - зарычав, Глеб бросился к скорчившемуся в углу массивному телу. Он напоминал свернувшегося клубком ежа, напоровшегося на собственные колючки. Любимое мачете Дуба торчало у него из спины, проникая сквозь грудную клетку и выходя с другой стороны.
  - Тот, кто это сделал, обладал недюжинной силой, - заметил Род, присаживаясь на корточки.
   Дрогнувшей рукой Глеб проверил пульс, а потом закрыл глаза парня, уставившиеся в пространство.
  - Говорят, в глазах умершего отражаются последние мгновения его жизни, - заметил Род.
  - Заткнись, или отправишься вслед за ним.
  - Похоже, ваш предатель не такой уж и слабак.
  - Это моя вина, это все моя вина, - обхватив себя за плечи, Травка задрожала, побледнев.
  Глеб обнял подругу за плечи.
  - Хватит, сейчас не время для этого. Кирка сбежал и одному Богу ведомо, что у него на уме. Я этого гада наизнанку выверну, - Глеб сжал кулак, а во взгляде застыло яростное обещание скорой расправы. - Но сначала нужно найти командира. Если Стадо пройдется по планете, мы наверняка попадем под плуг.
  - Я найду.
  - Что?
  - Я найду командира, - повторил Род, а вы ищите предателя. Встретимся через пятнадцать минут, - Род сверился с часами на запястье Глеба. - Парни ведь должны прилететь вовремя. Зная ваших, они прорвутся даже через десант Стада.
  
  Глава 16 - Богохульник.
  Место службы не пришлось долго искать. Достаточно было идти на заунывные песнопения, которые нестройный хор жителей совсем не усердно выводил в одной из естественных пещер. Инженеры, пока они еще занимались своим делом, лишь придали стенам более обжитую форму и укрепили все пластальными решетками. Почему 'пока еще', потому, что теперь инженеры, вместе с добытчиками, компьютерщиками и прочими работниками Крота с соловым видом тянули молитвы. Я занял место в задних рядах. Никто не обратил внимания. На импровизированной кафедре стоял Дум Трански, который якобы остался в своем кабинете. Может у него оттуда черный ход ведет?
  Вид у Трански, да и у паствы был до крайности комичный. При других обстоятельствах я бы рассмеялся. На голове горе-губернатора красовались аляповатые золотые рога, слепленные из чего было. На шее каждого прихожанина висело кольцо из медной проволоки. Пастух и паства одного пошиба. Ярко горели ацетиленовые лампы, безбожно прожигая деньги, которых якобы в колонии не было и в помине. Внезапно тошнота подступила к горлу, когда я понял, что за украшения увенчивают шандалы за спиной Трански. Частокол из десяти труб украшали отрубленные или отрезанные головы с нахлобученными на макушки военными пилотками. Знаки отличия охранников колоний вроде Ветра зловеще блестели, красные спекшиеся дорожки заливали шесты и пол под ними. Такой дикости я не видел даже на болотных планетах Авригии. Никто не смотрела на кощунственные атрибуты. Мужчины, женщины и даже дети кто как мог подпевали Трански, не поднимая глаз от пола.
  - Что здесь происходит?
  Толпа вздрогнула и шарахнулась в разные стороны. Трански изменился в лице, но надо признать быстро взял себя в руки и выше поднял то, с чего он читал бредовые тексты, в смысл которых я опасался даже вслушиваться.
  - Не дрогните, дети мои, час почти пробил. Смотрите, вот символ очищения, предсказанный и дарованный нам Хранителями Плуга. Те, кто пророс сорняком, да будут выполоты, те, кто не раскрыл семя, да будут взрощены в новой жизни.
  - Что за... что за богохульство! - не знаю, что меня взбесило - Трански с его замашками на истину или же дети, которые оказались втянуты в это грязное действо вместе с их родителями. - Это ваша истина? - протолкавшись вперед, я оттолкнул Трански, вырвав первый шест и метнув голову в столпу. - Это ваш путь? - второй последовал туда же. - Чему вы тут учите людей? Да были ли вы хоть раз в церкви? Если из-за вашего бездарного руководства планета пришла в упадок, решили заделаться пастырем? Да кто вам дал такое право?! - я швырял ужасные реликвии в толпу, которая металась в узком пространстве комнаты, но никто не бежал. - Да что с вами такое, люди, чем он вас приворожил?! Это же убийство! За такое компания пришлет сюда десант. На какое будущее вы обрекаете ваших детей?!
  - Богохульник... - замогильным голосом произнес Трански. - Вот единственный чистый путь для нас, грешников.
   Я схватил говоруна за горло.
  - Заткнись, еще смеешь продолжать.
  - Братья и сес... тры...- прохрипел Дум, дрожащими руками поднимая смятый магнитный лист и хлопая им по стене за собой. Лист пришпилился криво, но высоко, так что всем стало видно, что нам не изображено. И мне тоже.
  Хватка разжалась сама собой. Точно тряпку я оттолкнул Трански и завороженный сделал шаг в сторону рисунка на стене.
  Синее на синем. Свет далекого мерцающего солнца бьет в глаза. Качающиеся от ветра верхушки хвойных деревьев. Ив... Этот стиль я узнал бы из тысячи. Ее урка, ее манера, экспрессивная, яркая, абстрактная на грани мистики и магии.
  - Откуда это у вас...- прохрипел я. - Откуда у вас рисунок моей дочери?
  Меня обступили со всех сторон. Кольцо стало таким плотным, что невозможно было дышать. Чьи-то пальцы уже вывернули кастет. Остальные точно муравьи вытащили из карманов все, что можно использовать как оружие.
  - Поймите правильно, мы - мирный город, но полный греха. О нас забыли не просто так, на нас непростительный грех. И сейчас пришло время его искупить. Эта планета будет очищена до самых глубин! - заорал губернатор, потрясая кулаками. Фанатичные глаза прожигали потолок, видя там лишь одному ему ведомое искупление.
  - Да мне плевать! Можете хоть сгореть в адском пламени со своими грехами! Зачем вам рисунки моей дочери! Где она?! Что вы с ней сделали! - я вырывался отчаянно, точно берсерк, многочисленные порезы от ногтей горели точно ацетиленовая лампа, но они давили массой.
  - Эти рисунки принесли нам как знак, теперь мы избранные. Нас выбрали, чтобы мы прошли путем очищения. Сегодня все мы, все пятнадцать колоний на Ветре наконец избавимся от тяжкого груза.
  Внезапно жар сменился колючим холодом. Узор на руке и груди вспыхнул сотнями слепящих игл, казалось, что с руки заживо сдирают кожу. Я продолжал бороться, пытаясь пробиться к стене с рисунком Ив, но в какой-то момент понял, что меня больше не удерживают. Люди не смотрели и на губернатора, подняв голову к потолку и к чему-то прислушиваясь. У многих на лице было неземное блаженство, но у некоторых, видимо еще не до конца расставшихся с здравым рассудком появилось понимание, когда через систему вентиляции раздалось протяжное эхо воя двигателей. Что-то огромное садилось на поверхность, и сквозь шум пробивались и другие звуки, звуки, которые я никак не ожидал услышать здесь - протяжное и долгое 'Каарс!' и следом топот множества ног.
  - Погонщики... Слышите, глупцы, это Стадо. Вот ваши избавители, теперь они сотрут вас с этой грешной земли!
  - О! Вот избавители, которых мы ждали! Дети мои, пришла пора вывернуть наизнанку наши грешные души и предстать перед высшим судом. Сегодня адские бичи отметят тех, кто еще способен вернуться на праведный путь! - завопил губернатор. - И уничтожат тех, кто уже прогнил до костей!
  В зале раздалось тихое пение. Кто-то начал молиться всем богам, которых знал, женщины прижимали к себе стайки детей - своих или чужих не поймешь.
  - Избавители? Да они сгонят вас всех в свое стадо и вы превратитесь просто в безмозглых ослов. Да вы и сейчас уже такие!
  - Нечего им объяснять, все равно не поймут. Стадо приходит только на подготовленную и вспаханную почву, - раздалось от двери.
  - Дети мои, здесь богохульник! - губернатор очнулся и трясущейся рукой указал на Рода, появившегося в зале.
  - Ага, я не верю в лживых богов, а только в бога выпивки и девок, - словно плугом Род врезался в группу наиболее ретивых и крепких последователей, которые попытались встать между нами. Но он расшвыривал их направо и налево. Пиная ногами точно псин, Род пробивался ко мне, кулаки разбивали в кровь бессмысленные лица, выворачивали руки, рвали волосы.
   Кольцо вокруг меня ослабло. Повернувшись к стене, я впился взглядом в рисунок Ив. И понял, что должен вернуть его во что бы то ни стало. Пусть по планете уже шествует Стадо, пусть в зале творится хаос и льется кровь. Но я должен вернуть рисунок дочери. Если не ее саму, то хотя бы частичку ее души.
  И вновь протяжный трубный вой. Стены содрогнулись, пол повело в сторону. По залу начал разливаться колючий туман. Температура понижалась слишком резко.
  'Они запустили плуг', - понял я. Наконец и фанатики начали понимать, что происходит вовсе не блаженное очищение, о котором заливал им губернатор, а что-то другое, что просто вывернет наизнанку их тела, превратив во что-то куда боле грязное, чем человек. И тут натолкнулся на глубину. Бездонные, огромные точно две луны глаза девочки лет шести рядом со мной. Она видела на полу, прямо там, где должно быть упала, когда началась заваруха и сосала палец. Она просто смотрела на меня ничего не понимающими глазами. И вот тут я сломался.
  - Да будь ты проклят, что ты делаешь с ними?! - заорал я. - Хочешь отправляться к Стаду, так иди один! Эй, слушайте все, - выбравшись из давки, я кое-как влез на довольно толстый отросток вентиляционной трубы, что шел вдоль стены. - Сейчас там, наверху вашу планету прочесывает плуг. Знаете что это такое?
  - Вот дурак же, - услышал я ворчание Рода. Но не обратил внимания.
  - Все, кто попадутся на пути Стада превратятся бездушных тварей, таких как они. Такие как они уже превратили в ничто десятки планет. Против них вставали армии, против них высылали флоты, но любая война со Стадом заканчивается, не успев начаться. Я один из тех, кто должен был предупредить их прибытие.
  - Так почему ты здесь, с нами?
  - Что нам делать? Что там такое?
  - Мне страшно, папа...
  Губернатор кусал локти, как и группа особо приближенных его последователей, столпившихся ближе к помосту. Но остальные уже приходили в себя. Надеюсь, не слишком поздно.
  - Я здесь, потому, что ошибся и не успел. Командование выкинуло меня на обочину жизни так же как вас бросили ваши наниматели.
  - Взять его! Хватайте еретика. Он сведет вас с пути искупления. Не дайте ему затемнить вашу решимость! - похоже губернатор понял, что его авторитет больше не поддерживается большинством. Надо признать часть людей все еще колебалась. Кое-кто начал опускаться на колени и ткнувшись носом в землю покорно ждал своей участи. Краем глаза я заметил как сверкнула пара лезвий в руках ближайшего окружения 'проповедника'
  - Феникс! - заорал Род.
  - Надо же, впервые ты называешь меня по имени! - отозвался я. - Нужно увести людей к водопаду. Продержимся там пока не прибудут ребята.
  - Без вопросов, я задержу тут самых ретивых, - подмигнув опешившим клевретам фанатика, Род тараном врезался в группу, подбирающуюся ко мне с оружием.
  - Не помри раньше, чем я угощу тебя выпивкой.
  - Не вздумай убегать без меня. Мы договорились, что я верну тебя живым парням. Иди, прикрою твою спину.
   Я уже начал подталкивать погруженных в ступор людей в сторону выхода, но что-то остановило. Рисунок Ив. Я просто не мог оставить его в таком грязном месте.
  Кажется Род понял, чего я хочу.
  - Иди, я захвачу. Обещаю, что не вернусь без него!
  Стиснув зубы, я заставил себя отвернуться и начал подталкивать плохо соображающих шахтеров к выходу.
   А дальше был коридор. Стены тряслись точно безумные и на глазах покрывались инеем. Вскоре влага в воздухе дошла до точки росы и преодолела ее. Вокруг бегущий гурьбой людей заплясали мелкие льдинки. Мощный взрыв заставил шахту тяжело вздохнуть и смяться, будто скальная порода, которая окружала город, внезапно стала податливой точно глина. 'Фосфорная' пыль намокла, да и скрылась под слоем инея. Люди кашляли, причитали, молились, плакали, но все же следовали за мной. По пути к мосту мы подбирали то одного, то другого, с потерянным видом слоняющихся по пустым коридорам. Будто все они очнулись от наваждения.
  
  Глава 17 - Медиум.
  Наконец мы высыпали на площадку у моста. По ту сторону слабо освещенный коридор разделялся на два рукава.
  - Какой из них ведет к причалу? - я схватил за руку мужчину, который казался мне более адекватным.
  Но он лишь уставился на меня точно на пустое место. Похоже, страх парализовал его сознание.
  - Туда, там! - оборванная девчушка с грязным пятном на носу подергала меня за рукав, указывая направо. - Их там нет? Там рогатые Боги, да?
  - Боги? - я усомнился, что же именно губернатор здесь проповедовал? - Нет, это демоны, - я присел на корточки и потрепал девчушку по льняным волосам, которых расческа не касалась должно быть целую вечность. - И их там нет, сейчас мы немного подождем у воды, пока не прилетят наши друзья, а потом убежим от чудовищ. Ты ведь не будешь бояться? Эй, чья она, держите ребенка при себя!
  Однако ответа не получил и сунул девочку какой-то мамаше с мальчишкой.
  - Следи за ней. Так, все, спускаемся по одному к самой реке. Эти твари боятся воды, так что река самое безопасное место в городе.
  Поначалу люди переминались, видимо ожидая, что я покажу пример.
  Завизжала система оповещения, резанула по ушам воплем резонанса, а следом раздалось низкое: 'Каарс!'
  Похоже, Стадо добралось до диспетчерской. Нам всем стоило поторопиться. Но по прикидкам Стас с Костиком должны были прибыть не раньше чем через пять минут. Я оглянулся туда, где остался Род.
  Убедившись, что люди не пытаются лезть за мной, я выбрался на мост. Коснувшись, перил, отдернул руку. Иногда холод жжет не хуже огня. На пальцах остались красные следы в виде полумесяцев. Деревянный настил моста, ограждения, арка прохода, ведущего к нему - все покрывал слой инея. Как же быстро опускается температура? Освещение снова замигало и смирившись, погасло окончательно, сменившись траурным аварийным светом. Снизу послышались испуганные крики.
  - Тихо! - бросил я им.
  Теперь и арка, ведущая к посадочной площадке, начала белеть. Причем гораздо быстрее. Шорох нарастающего льда ни с чем не спутать. Обычно мало кто вслушивается в тонкие изменения природы на гране двух состояний воды. Но сейчас все эти процессы, обычно занимающие несколько часов, происходили прямо на глазах. Позади шороха я различил и кое-что еще. Приспустив рукав, я как следует обмотал ладонь тканью. Нагнувшись, схватил один из прутьев перил, потянул, рванул и переохлажденный металл с противным звуком разбившегося стекла, оказался в руке. Холод впивался в кожу даже сквозь толстую ткань. Но теперь у меня было оружие.
   Снизу послышались царапающие звуки, испуганный крик женщины, посыпались камни. Меж перил показалась русая головка. Вскарабкавшись на мост, та самая ничейная девчонка посмотрела на меня серьезными осуждающими глазами. Прошлепав босыми ногами, встала рядом, упрямо вцепившись в руку.
  - Уйди, иди к остальным. Здесь опасно, - я даже не мог посмотреть на нее, все внимание было приковано к коридору, откуда явственно слышался мерный топот целого отряда, клацание пик. На повороте замелькали исковерканные тени. Они уже близко.
  'Поторопись, Род, нам здесь долго не продержаться'.
  - Я сказал, уходи! - я попытался оттолкнуть девчонку, но детские пальчики оказались на удивление сильными.
  - Нет! - стиснув зубы, она уперлась взглядом в пол.
  - Да за что мне это наказание!
  - Та женщина сказала, что теперь ты мой.
  - Что? - переключиться на детский лепет оказалось невероятно сложно.
  - Теперь ты мой отец.
   Вспомнилось предостережение губернатора, что с детьми здесь стоит быть осторожнее. Но он говорил про женщин. Однако, судя по всему, единственный способ избавиться от обузы состоял в том, чтобы сбросить ее вниз.
  - Здесь опасно, ты можешь погибнуть. Не смогу защитить тебя, - я решил сменить тактику в последний момент, - на входе появился первый из Стада, царапнула пика по настилу моста. - Беги!
  - Нет, с тобой самое безопасное место, она так сказала. Я не умру, - девчушка тряхнула головой. - Не могу умереть, пока не встречу ее.
  - Кого ее, да что же это? - я покрепче перехватил прут, и выставил его вместо щита, набросив полу куртки.
  - Девочку, которая рисовала те рисунке в храме.
  - Как... как ты сказала? - дыхание перехватило.
   Издав низкий звук, напоминающий гудение двигателя вместе с зимней вьюгой, пикинер начал наступать. Он не торопился, прекрасно видя, что бежать нам некуда.
  - Ты видела ее? Где?
  - Здесь.
   Я не сдержался и разорвал зрительный контакт с противником.
   Девочка указывала себе на лоб.
  - Во сне, - пояснила она.
   Я вздохнул, поменяв стойку.
  - Как тебя зовут?
  - Мышка.
  - Так вот, Мышка, обещай мне, что сразу спрячешься в норку, как только я скажу бежать, а потом, обещаю, я возьму тебя с собой. Всех вместе.
  - Обещаешь?
  - Слово миротворца, а ты обещай больше так не поступать, и потом расскажешь мне о девочке из твоего сна.
  - Угу! - Мышку как ветром сдуло. Юркнув сквозь перила, она свесилась на руках, да так ловко, точно делала так каждый день. Лишь глаза остались сверкать и внимательно следить за происходящим.
  Солдат приближался медленно, давая как следует рассмотреть себя. Правда состояла в том, что человек не мог бороться со Стадом, просто не способен. У нас не было оружия, чтобы им противостоять, не было тактики, чтобы предсказывать их тактику. Они никогда не мыслили людскими категориями. И вот сейчас я выставил покрытый замерзшей водой прут против непостижимого существа. Стадо не было однородным, у них существовали и свои ранги и различия. Большую часть составляли вот такие пикинеры. Одно копье на одну людскую душу. Как только он находил жертву, уводил ее с собой, покорную, лишенную воли. Должно быть поэтому Стадо никогда не высаживалось на густонаселенные планеты, предпочитая маленькие колонии. Число жертв по числу высадившихся на планету. Не больше и не меньше.
  О тех, кого пикинеры не уводили с собой, заботились уже "Хранители щита"., так мы окрестили этих созданий. Сгоняя оставшихся людей вместе, они обступали их кольцом, направляя особенные предметы, похожие на круглые стеклянные щиты, разделенные на разноцветные сегменты. Когда свет преломлялся в центре круга, люди превращались в ледяные статуи. Хрупкие как хрусталь, они распадались стоило подуть даже ветру. Корпорация заставляла нас хранить и эту тайну. Выживших после Стада не было - так гласили отчеты. И это непреложная истина. А те, кто были, навсегда вычеркивались из галактических списков, растворяясь в исследовательских лабораториях Корпуса.
  Но почему вода... на этот раз я решил проверить. Все равно терять уже было нечего.
   Копейщик остановился точно натолкнувшись на невидимую стену, когда я выставил между нами прут. У рядовых Стада не было глаз, ртов или ушей. Безликое и безмолвное, похожее на рептилию, ростом чуть выше пары метров существо. Вытянутая морда качнулась в стороны, будто принюхиваясь. Глянцевая черная чешуя, покрывавшая тело от макушки до похожих на лягушачьи лапы заколыхалась, как ежится от холода человек и задрожала мелкой дрожью.
  - Боишься? Не нравится? Помнишь, да? - я знал, что это правда. Из того, что стало известно рядовым членам корпуса, получалось, что Стадо обладает коллективной памятью, как у пчелиного роя или муравьев. При том, что численность его обычно была постоянной. Не больше миллиарда особей, что случалось с остальными, когда с очередной планеты собирали ' урожай', неизвестно.
  - Ты снова видел? Теперь знаешь? Или потерялся? Смотрящий указал тебе путь?
   Я закусил губу. Снова он.
   Из коридора, возглавляя неизвестное число копейщиков, вышел Погонщик. Сложив крылья-плащ, он протянул руку, на которой лежал небольшой предмет, похожий на раскаленный докрасна железняк. Однако, несмотря на то, что от предмета исходил жар, Погонщик держал его свободно.
  - Это карта, так ты быстрее найдешь то, что ищешь. Возьми, если не боишься боли. Ты всего лишь слабый человек. Не знаю, что Первосвященник нашел в тебе.
  'Карта? О чем он?'
  Спустя несколько секунд я обнаружил себя стоящим рядом с Погонщиком с ладонью, уже готовой сомкнуться вокруг раскаленного камушка. Казалось бы на первый взгляд ничего не изменилось, но каким-то образом они почти заставили меня выполнить приказ. Ну уж нет, твари, я так просто вам не дамся. В следующий миг Погонщик дернулся, но я действовал быстрее и успел всадить импровизированное копье в грудь копейщика, подбиравшегося сзади. Пальцы сомкнулись вокруг раскаленного камня. От дикой боли я едва не потерял сознание.
  - Карта? За дурака меня держишь? Скорее бомба.
  Погонщик взмахнул крылом, пытаясь видимо заслониться, но не тут то было - я успел впечатать камень точно между глаз. Руку я уже не чувствовал, а от воя Погонщика едва не лопнули перепонки. Последнее, что я видел - как красное сияние разливается по всему телу крылатого. Слепящее красное сияние расползалось точно живое вокруг гада по полу и потолку текли кровавые реки, Настил моста задымился, раскалившись точно корабль при входе в атмосферу. Пальцы не слушались, поэтому, вцепившись сгибом локтя в перила моста, я начал молиться всем звездным Богам. Взрыв испарил Погонщика мгновенно, исчезли копейщики, исчез мост, своды пещеры над головой. И тут боль в пораженной руке все же встретилась с нервными импульсами, отключая сознание.
  
   Я уже почти не удивился, когда очнулся в знакомом лесу. Снег перестал, зато мороз лишь усилился. Над лесом ходили сполохи, мелкие кристаллики льда играли в воздухе. Скрипели заиндевелые стволы лиственниц. Потихоньку начинались сумерки. Такого я здесь еще не видел. Подняв еще недавно обожженную ладонь, я улыбнулся, увидев уже знакомый морозный узор, впечатавшийся в кожу. Теперь вся правая рука от плеча до запястья и половина груди была разрисована как у шамана. Там, где раны более старые, узор казался плотнее, и даже рельефным, шероховатым
  - Твои друзья сами напросились, я должен был защитить моих людей, - я не стал поворачиваться, продолжая лежать на спине, раскинув руки. Тяжелая поступь остановилась где-то на опушке леса. Похоже, Рогатый боялся выходить на открытое место.
  - Мне жаль, что до этого дошло.
  - Странно, что меня вновь не засыпает снегом. Не боишься, что теперь я узнаю тебя при встрече и прикончу?
  За спиной вздохнули совсем по человечески.
  - Я боюсь другого. Снег - что-то вроде искусственного созданного шума для защиты. Так люди не смогут узнать, где находится это место. Чтобы поговорить с тобой, мне пришлось остановить его на время. Я боюсь, что подвергаю риску всех из-за того, что медиум хотела позвать тебя.
  - Хочешь сказать, что тебе можно доверять? - перекатившись на живот, я поднял взгляд на хозяина этого обособленного участка лесного мира.
  - А ты сможешь?
   Я качнул головой.
  - После всего, что вы сделали на Ветре?
  - Я надеялся, что рисунки тебя убедят.
   Рука подвернулась на скользкой поверхности и я рухнул ничком. Отфыркиваясь, поднялся на локтях.
  - Так это ты подкинул? Ты был там? Ты видел как увезли Ив, может ты тоже был среди них?
   Неожиданно лес тряхнуло - посыпались с еловых лап водопады снега. Рогатый отпрыгнул и уселся на нижнюю ветку крайнего дерева. Теперь он еще больше напоминал большую нелепую птицу. Задрожала земля, в ней образовались воронки, в которые посыпался снег. Задрожал сам воздух, силуэт Рогатого пошел штрихами, будто на неисправном экране.
  - Тише, ты пугаешь его. Громкие крики недопустимы, - предупредил он.
  - Его? - наконец тряска улеглась, и я осмелился подняться на ноги. - Я не вижу здесь никого.
  - Там, - и вновь Рогатый указал на возвышающийся вдалеке над лесом светлый конус.
  - Думаешь меня волнует? Ты как-то связан с моей дочерью. Эти рисунки, сны, узоры на месте ран твоих рук дело? Чего ты от меня хочешь?
  - Не я, а медиум. Она хотела, чтобы я... - голос Рогатого исказился, изображение вновь потеряло четкость, а потом начало раскручиваться по спирали. Я понял, что спирали были настоящими и меня несет по подземной реке, крутя в водоворотах и кидая на камни. То, что осталось от моста, уплыло куда-то вверх и влево.
  
  Глава 18 - Зачем ты сделал это?
  - Миротворец!!- детский крик потонул в вое воды, щедро приправленной фосфором и холодом. Руки и ноги уже почти не чувствовались, но я все еще пытался подгрести к берегу или хотя бы зацепиться за что-то. Одежда намокла и тянула вниз, в спасительное ничто. Несколько раз поток нырял под каменную арку и меня буквально протаскивало под ней, обирая то что еще осталось целым из одежды. Но судя по боли, я все же разодрал и предплечье.
   Внезапно наклон потока стал больше, я с ужасом увидел, что он ныряет под землю, скрываясь в темной воронке.
  - Далеко собрался, командир? - поднатужившись, Род подтянул меня за шкирку, едва не свернув шею, и выбросил на берег точно рыбу. Перекатившись по инерции несколько раз, я выплюнул слабо соленую воду и понял, что это кровь бежит из рассеченной губы.
  - Долго же ты... добирался, - кашляя, я укоризненно посмотрел на спасителя, закатывающего рукава.
  - Решил убедиться, что твои приятели сумеют приземлиться в таком хаосе. Я установил маячок чуть выше на плато, в двухстах метрах от западного входа.
  - Лететь? Хотите лететь в такую бурю? - осмелев, спросил один из группы людей, толпившихся на берегу.
  - А что ты предлагаешь? Я не оставлю Стаду ни одного человека, мы увезем столько, сколько сможем забрать на борт.
  - Сможем всех, - поддакнул Род.
   Я обернулся, подполз к краю воды, отчаянно выискивая яркое пятно, которого здесь не было.
  - Бесполезно, должно быть его унесло под землю.
  - Это был рисунок Ив.
  - Я тоже видел, не слепой. Если не поторопимся, они пошлют сюда второй отряд. Плуг уже прочертил большую часть диаметра. Хочешь, чтобы накрыло и нас? Хватит, - Род задержал меня, готового снова полезть в воду. - Командир должен вести себя по командирски. Какой пример подаешь им? - я увидел Мышку, девочка стояла чуть поодаль и пристально смотрела на меня.
  - Нужно дождаться Глеба и остальных.
  - Их заберем вторым рейсом.
  - Я сказал нет - дождемся всех, не оставим никого.
  Привычка Рода спорить с самым авторитетным видом сейчас казалась более раздражающей, чем обычно. Он умудрялся смотреть на несколько шагов вперед, но при этом словно пытался подталкивать меня в нужном направлении, а я этого не выносил.
  Справа за развалинами что-то посыпалось, раздалась ругань.
  - Так на всякий случай, - Род сделал знак 'тсс' и протянул мне невесть где раздобытый анионный пистолет. Хорошая штука, такие были только у чистильщиков.
  "Где взял?" - одними глазами спросил я, поднимаясь. Не сговариваясь мы начали обходить внушительный кусок моста, преградивший путь.
  - По дороге нашел.
   Спорить я не стал, этот парень умел бесить, даже когда не хотел. Да и не время сейчас. Двое как минимум, средних габаритов, звяканье металла о камень навело на мысль о пиках. Похоже, Род подумал о том же. Обмен взглядов, мы кивнули друг другу. Стадо, двое пикинеров или щитовых. Хотя вот что странно, обыкновенно никто их них не отделялся от остальных, так как на расстоянии почти сразу же утрачивали способность ориентироваться. Сила Стада была его же слабостью. Странно другое - Корпус никогда даже не пытался разделить их ряды. Кивнув друг другу, мы одновременно выпрыгнули из укрытия и нос к носу столкнулись с противником. Кулак уже успел хватить по носу Рода, а мне в лицо вцепилась разъяренная кошка. И лишь спустя пару мгновений мы поняли, что встретились с Глебом и Травкой.
  - Вы?!
  - А вы кто думали! - всхлипнув, Травка бросилась мне на шею, но потом смущенно отступила. Крупные слезы катились из глаз.
  - Что случилось? Где остальные?
  - Прости, прости, это все моя вина. Я увлеклась и потеряла бдительность, а когда пришла в себя, то Дуб... Дуб... не могу говорить, - присев на корточки, девушка спрятала лицо ладонях.
   Вскарабкавшись на площадку, Мышка некоторое время смотрела на вздрагивающую Травку, а потом начала поглаживать ту по голове, приговаривая: ' Не надо плакать, ты же взрослая'.
  - Докладывай, - жестко потребовал я, предчувствуя нехорошее. Глеб устало опустился на камень, потирая саднивший кулак. Род поправил челюсть.
  - Удар что надо, но меня то за что? - еле выговорил он.
  - Кирка сбежал, скорее всего он еще прячется в городе, или уже попался в лапы Стада, или выбрался на поверхность и угодил под Плуг. Шансов выжить у него не много.
  - Что с Дубом?
  - Погиб, - даже бывалый солдат растерялся бы, услышав такое. Не каждый день узнаешь о гибели старого друга. - Кирка убил его.
   Я был готов к чему-то такому, и все равно весть о том, что один из моих людей предал команду, и при том убил одного из ее членов, полоснула ножом по свежей ране. Раскаленным отрезком металла проплавило кромку льда, которую я пытался создать с того времени, как увидел рисунки Ив в грязной дыре, из которой устроили церковь идолопоклонники.
  Кто-то похлопал по плечу. С удивлением я обнаружил, что это Род. Стас стоял чуть в стороне и успокаивал все еще всхлипывающие Травку. Против обыкновения я не огрызнулся. Сейчас мне была нужна любая поддержка. .
  - Миротворец, что с тобой? - поднявшись на носочках, Мышка пытливо заглянула в глаза.
  Невидящим взором я уставился в пространство. Наивное и в то же время сосредоточенное лицо девочки растворилось и сменилось белоснежными волнами, накатывающими по спирали одна на другую. Белое на белом, белое стирало белое и сменялось белым. И в самом сердце этого тлело синее пламя, то разгораясь, то затухая вновь. Мои руки, ноги, шея, позвоночник - я больше не чувствовал свое тело. Сознание парило над этой гигантской светящейся спиралью.
  Никогда прежде, я не видел Плуг Стада так близко. Он прочесывал Ветер точно косец ниву. Там, где проходил Плуг Стада, не оставалось даже микроорганизмов. Он полностью менял всю биосферу планеты. Отравлял воздух и землю, стирал все проявления жизни на поверхности. А мыслящих, вроде человека, приспосабливал под свои нужды. Три города-колонии, существовавшие на Ветре помимо Крота, теперь остались лишь в галактическом справочнике. Плуг встал вертикально над Кротом и начал вгрызаться в землю, с восточного выхода.
   Гигантским усилием воли я вернулся к реальности. Как бы это ни произошло, я мог видеть Стадо и знал, куда оно двинется следующим.
  - Эй! - я встретился взглядом с ошарашенными лицами друзей. Они смотрели точно призрака увидели.
  - Они будут у моста через две минуты. Плуг движется по часовой стрелке с востока на запад. Глеб, с северной стороны есть проход? Вы шли оттуда.
  - Есть, но... там они.
  - А юг?
  - Они уже зачистили ту территорию, возможно там меньше.
  - Тогда это единственный выход.
  - Батя, ты в порядке?
  - Да, я...- что я мог сказать? Что от перенапряга у меня начались видения?
  - Я могу провести, - кивнул Род. - Пойду соберу остальных.
  - Спасибо, что поверил, - вполголоса сказал я, когда Род проходил мимо.
  - Зная тебя, поверишь и не в такое.
  - Поговорим позже.
  - Конечно, - усмехнулся парень и направился к жмущимся друг к другу совершенно ошалелым от страха шахтерам. Мышка на правах подопечной взяла меня за рукав.
  - Слушайте все, - объявил я, когда остальные подтянулись, - нам нужно подняться по этому обрыву, - я указал на обрушившуюся стену. - Дальше будет наклонный тоннель. Там может быть кто-то из Стада.
  Лица их побледнели еще больше.
  - Короче, командир хочет сказать, чтобы все держались вместе и не разбегались. Кто сунется в боковой тоннель или отстанет - получит хлыст на шею и кольцо в нос, - мрачно пошутил Род.
  - Вы поняли, - закончил я. - у нас не больше пятнадцати минут, чтобы добраться до места, где нас ждет шаттл. Мы перевезем всех двумя партиями, - я прикинул вместимость кораблика, - на орбиту. А потом смотаемся отсюда как можно скорее. Глеб, - позвал я, - бери Травку - вы замыкающие. Род - идешь со мной впереди. Но прежде, - я нашел взглядом то, что хотел и направился в ту сторону. Нагнувшись, подобрал и обломал о колено одну из перекладин рухнувшего моста, - каждый пусть возьмет по одной, порвите рукава или подкладки, как следует намочите и обмотайте, - я показал, как сделать импровизированное копье. - Стадо не любит воду, так они не подступятся, если мы натолкнемся на кого-то из них.
   На самом деле я не был уверен, что Стадо остановит даже вода, если они поймут, что столько людей окажутся для них не досягаемы. Но никому из них знать об этом не обязательно.
  - А ты что же? - спросил я Мышку. - Иди к остальным, сделай себе оружие.
  - Нет, - девочка помотала головой. - Рядом с тобой самое безопасное место.
   Я вздохнул. Ну что поделать. Она была всего лишь насмерть перепуганной девочкой.
   Подъем оказался куда более тяжким испытанием, чем я предполагал. Проверкой на стойкость. Мои ребята держались молодцом, но простые люди были заражены страхом. Они сбегали от одной опасности, а стремились к другой, неизвестной, таящейся в бесконечных коридорах Крота, погруженных в полумрак аварийного освещения. Вентиляция отказала и необычная тишина окутала город. Дышать становилось все труднее, воздух теперь не очищался от вредных примесей, продолжающих подниматься из разоренных шахт. Едкий и тошнотворный запах серы душил и заставлял сбиваться дыхание. Люди оступались, скользили вниз, разбивали в кровь колени и локти, но все же, надо признать, никто не погиб на подъеме.
  Мышка - упорная и сосредоточенная карабкалась впереди меня, я страховал, боясь, что девочка оступится и сорвется вниз. Но она не сдавалась, подавая пример многим взрослым своей выдержкой. Шаг... шаг... остановка. Мы тщательно выбирали, куда сделать следующий. Род находил лазейки там, где, казалось, их быть просто не могло. Но своим едва ли не звериным чутьем он каждый раз выводил нас на пару метров выше. Я подбадривал людей, напоминал про корабль с орбиты, и клял себя за ложь. На деле я не знал, что мы увидим на поверхности, когда и если доберемся туда. Плуг не просто собирал жатву жизни, он выкашивал и изменял облик планеты до неузнаваемости.
  До верха оставалось всего каких-то пара метров, когда с той стороны донеслись знакомые царапающие звуки, а следом оглушающе звонкий удар хлыста. Единственный. В тишине. Сверху через край растекалось тусклое будто молоко свечение. Там должен находиться выход. Совсем рядом, судя по порывам ледяного воздуха, бьющим в лицо. Люди замерли, прижавшись к стенам, дрожа, старались даже не дышать. Погонщик - он был там, возможно, просто поисковик. Я не хотел верить в то, что он ждал нас специально. Глеб сказал, что это безопасный путь. А Род уверенно вел нас туда. Кто же из них ошибся?
  Три, тридцать...
  Секунды текли, но Погонщик не уходил. Я уже понял, что он там один. Погонщики никогда не ходят в одиночку, иначе сам смысл утрачивается. Но все законы логики отступали перед неопровержимым фактом - он ждал и слушал. Я представлял как свивается и развивается в его руках хлыст, готовый обрушиться на первого, кто появится наверху. Любой, кого коснется бич, тотчас станет оружием, обратившись против своих бывших товарищей. Внезапно пришло прозрение - я нашел взгляд Рода. Судя по его глазам, даже этот туповатый на вид парень понял. Погонщик ждал тех, кто станет его Стадом. Должно быть новообращенный, еще не обзавелся собственным отрядом. Не глупый, раз понял, что ждать нужно у одного из немногих оставшихся целым выходов.
  Род сделал знак, знакомый любому головорезу в галактике - ладонью по горлу, но я так же молча ответил "домиком".
  'Защищай их, я знаю, как с ним справиться. Всего один. Дай мне свое копье'. Покачав головой, Род все же перебросил мне оружие. Однако, в следующий миг я чуть не выругался - этот несносный тип полез вверх проворно точно горный баран. Что он задумал?! Стараясь не отставать, я начал карабкаться со всей возможной прытью, надеясь, что Род не успеет натворить глупостей. Однако, когда я перевалился через край, то с удивлением обнаружил, что я единственный человек на чуть покатом скальном карнизе. Погонщик стоял на коленях спиной ко мне, возясь с чем-то круглым, чего с этого ракурса мне видно не было. Идеальный момент. Похоже, он был настолько поглощен своим занятием, что не слышал и не видел ничего вокруг. Хлыст лежал свитый кольцами слева от хозяина. Сам Погонщик был худее и меньше остальных, каких я встречал прежде. Тем не менее я не испытывал колебаний, когда вонзил первое копье в спину гада, точно меж сложенных крыльев.
  От воя, которым разразилась раненая тварь, я едва не потерял сознание. Крик был наполнен целым спектром звуков, раздирающим психику человека на части. Развернувшись со скоростью молнии, Погонщик схватил хлыст одной рукой, второй все еще удерживая что-то круглое. Я бросился на землю и откатился в сторону, стараясь создать между нами как можно большую дистанцию. Конец хлыста оказался проворнее и задел подошву сапога. Нога тотчас занемела. Я едва чувствовал ее выше колена. Проклятье, теперь не встать. Погонщик наступал, уверенно и медленно тесня меня к обрыву. Новый удар хлыста. Инстинктивно желая защититься, я выбросил руку со вторым копьем точно щит. Хлыст обвился вокруг рукояти и начал плавиться, пошел мелкой сетью ромбиков и призм, от соприкосновения с водой.
   Перекрутив оружие, я резко рванул его на себя, делая кувырок через голову. Я знал, что Погонщик ни за что не выпустит кнут, скорее сам рухнет с обрыва. По инерции сделав несколько шагов ко мне, противник не удержал равновесие и выронил свою ношу. О небо, что это, яйцо?! - да, именно на него предмет и был похож - тускло болотного цвета скорлупа и слабо просвечивающее содержимое. Но что меня поразило больше всего, Погонщик не пытался нападать. Гораздо больше его заботила его ноша. Если бы в этот момент я успел выпутать копье, то смог нанести твари смертельный удар. Склонившись над яйцом, Погонщик осторожно, едва ли не с трепетом, поднял его и оглядел. Он издал онкий пронзительный свист, похожий на вздох, когда увидел то, что поначалу я не заметил. Должно быть от удара хрупкая оболочка яйца треснула, из щели закапала слабо светящаяся фосфором жидкость. Однако, против всех законов природы, она не растеклась по земле, а собралась в капли, свернувшись маленьким вихрем и унеслась куда-то в сторону слабо белеющего прохода наружу. Под конец показалось, что капли света образовали силуэт похожий на птицу с длинным хвостом и высоким хохолком. Яйцо осталось лишь мертвой оболочкой.
  - Зачем? - Я не сразу понял, что вопрос предназначался мне. Медленно повернувшись, Погонщик смял в руках скорлупу. С громким треском крошащегося стекла она рассыпалась на осколки. - Зачем ты сделал это?
  - Что это, личинка Погонщика? Тогда я рад, что не дал родиться еще одному из вас, - я и сам не знал, почему все еще разговариваю с врагом. И почему Погонщик ведет себя не как обычно. На какой-то миг от взгляда пронзительно синих, лишенных зрачков глаз существа я даже почувствовал себя виноватым. Но лишь на миг. Он медленно начал подтягивать к себе хлыст, но я оказался проворнее. Конец копья все еще оставался мокрым, ткань еще не высохла и в следующий миг оружие уставилось в лоб твари.
  - Хочу спросить кое-что.
  - Я не отвечу, - прохрипела тварь. Она казалась вялой и совершенно лишенной сил, будто потеря яйца стала тяжким ударом. Но я не хотел верить, что у этих монстров есть какие-то чувства даже к себе подобным.
  - И все же я спрошу, прежде, чем ты умрешь, ответь на один вопрос. Моя дочь, Ив, ваши люди утащили ее с собой, унесли на крыльях. Ты знаешь где она?
   Его взгляд, а не ответ заставил меня поверить, то да. Поверить сразу и наверняка.
  - Отвечай! - копье продвинулось чуть дальше, кожа-чешуя погонщика зашипела, плавясь точно от кислоты.
  - Она велела разбросать по миру эти рисунки для тебя. А ты еще не понял, глупый человек. Но художницу ты больше не увидишь. Она теперь наша.
  - Черта с два, - я вцепился в горло твари, сверкнул оскал, и тварь впилась в меня крыльями с шипами на концах. Так сцепившись, мы покатились к краю. Я понял, что несмотря на слова, Погонщик явно решил утащить меня за собой в другой мир. Ну уж нет, не сейчас, не пока я узнаю, где держат Ив. Извернувшись, я выдернул копье из шеи смертельно раненой твари и вонзил его в землю. Металл высек искры, прочертив по камню глубокую борозду. Не остановил, но чуть замедлил скольжение. И хотя крылья рвали и терзали мою кожу на спине, я стиснул зубы и велел себе сосредоточить на главном.
   'Так просто ты не умрешь, ты расскажешь мне, где Ив'
   Неожиданно прозвучал выстрел. Погонщик дернулся и ослаб. Хватка крыльев медленно разжалась. А меня схватили за шкирку на самом краю и с силой, вытянули обратно. Пинком Род сбросил Погонщика вниз.
  - Вот это да, настойчивый тип. Не знал, что среди них встречаются самоубийцы.
   Некоторое время я смотрел на пистолет необычной модели в руке парня, а потом с силой оттолкнул его, закричав.
  - Что ты делаешь?! Ты же убил его!
   На лице Рода появилось выражение живейшего непонимания и обиды.
  - А так он убил бы тебя. Тут высота метров шестьдесят. Крыльев у тебя пока не выросло.
  - Он был нужен мне живым! - я как следует врезал ему в челюсть и едва не сломал руку. А потом согнулся в три погибели, когда спину будто огнем исполосовало. - Проклятье!
  - Да у тебя на спине живого места нет! Давай, обопрись о меня, - этот парень или тупой или наивный. Когда я не сделал попытки подняться, Род сам закинул мою руку себе через плечо и подтянул меня. - Эй, все, путь свободен! - крикнул он вниз. Пошевеливайтесь, шикарная яхта с девушками и баней ждет нас на другом конце этого тоннеля.
  - Миротворец! - я хотел сказать еще очень многое Роду, но Мышка тянула мне руку через край. Подхватив под мышки, я вытянул девочку наверх и поморщился, когда спину прорезала невыносимая боль.
  - Ты ранен? Я видела, как он падал, - девочка серьезно кивнула. - Ты - герой.
  - Ага, герой, он один со всем справился, я только подстрелил его чуток, - Род подмигнул мне. Я знал, что наш разговор еще не закончен. Я был уверен, что парень специально не дал мне выпытать у Погонщика драгоценные сведения.
  - Больше не делай так, батя, мы же команда, - Глеб помог Травке выбраться последней. Все остальные люди уже жались друг у другу, опасливо поглядывая на остатки скорлупы яйца.
  - Что это за гадость? - Глеб пнул одну ногой.
  - Это его, - я склонился над краем и глянул вниз. Отчего-то я надеялся, что тела там не увижу. Но он был там - лежал на берегу речушки рваной бесформенной тряпкой. Казалось, что под одеждой не осталось плоти. Возможно это было недалеко от правды. Как-то Ягуар обмолвился на собрании, что Погонщики - высшие из Стада - умирали не так, как рядовые - они меняли физическое состояние тела с плотного на эфирно-световое. Вспомнилось, как исчезло содержимое яйца.
  - Идем, - резко развернувшись, я поморщился. Раны на спине от крыльев твари наполняли тело необычной слабостью. Крови было не много, она уже почти запеклась, но кто знает, какой отравой были напичканы острые шипы.
  - Как доберемся на корабль, я залечу, - пообещала Травка.
  - Давай ка, - и не спрашивая разрешения, Род уже закинул мою руку себе на плечо.
  
  Глава 19 - Все еще миротворец.
  Было ли то глупое везение или что-то еще, но по пути к выходу нам не попалось ни одного препятствия. Поверхность встретила холодом. Сладко-соленым ветром. Шелестом перекатывающихся ледяных кристалликов по камням. Вся местность до горизонта изменилась до неузнаваемости. Она будто потеряла любой признак разнообразия. Не осталось ни впадин, ни холмов, ни скал, ни озер, ни деревьев - вообще ничего, кроме ровной, идеально гладкой, слегка припорошенной снегом равнины, по которой гуляла поземка. На юге, косо падающие сквозь низкие плотные спиральные облака лучи цефеида, превращали долину в чересполосицу жизни и смерти. А на Севере...
  - Плохо дело, батя. Это Плуг, да?
   Я тоже увидел, мы все видели. Даже обычные люди, которые никогда не сталкивались со Стадом, поняли, что широкий, слабо просвечивающий серп из света, который медленно двигался через равнину, несет в себе угрозу. Серп плыл чуть выше человеческого роста, параллельно земле - идеальная дуга, простершаяся на многие километры. Пахота шла уже давно. И то, что стало с долиной - результат работы Плуга. Стадо, которое шло за Плугом, не оставляло жизни ни единого шанса, и как правило проходило по земле дважды.
  - При такой скорости они будут здесь через десять минут, - усмехнувшись, прикинул Род.
  - И тебя это веселит? - помрачнел Глеб.
  - Да нет, смотрю, настойчивые ребята. Впервые вижу такое. Мне просто интересно.
  - Интересно? - подобрался парень.
  - Ребят, не нужно, - разняла их Травка. - Лучше спросить, где наши? Они ведь должны быть здесь? Ведь так?
  - Будут, раз обещали, - я уверенно кивнул. Если не верить, то что еще остается? - Пробовала связаться с ними?
  - Пробовала, один шум в эфире.
  - Батя, что будем делать?
   Они ждали, они все ждали моего решения, а я смотрел на Плуг и вспоминал схватку с Погонщиком. Его вопрос 'зачем'. Яйцо в руках. О Боги! Неужели мои догадки верны?Тогда Плуг не просто выкашивает жизнь, он изменяет ее, приспосабливая почву под нужды Стада. Однако, я испугался смелости собственной догадки.
  - Командир, на тебе лица нет, - Род положил ладонь на плечо, но я сердито смахнул ее.
  - Оставь, с тобой мы поговорим позже.
  - Понял- понял, - Род поднял ладони.
  - До места встречи еще метров восемьдесят. Не растягиваемся, идем компактной группой! - рявкнул я. Мои подчинились, но вот наши подопечные лишь растерянно переглянулись. Я сделал глубокий выдох.
  - Нам нужно пройти вон до той воронки, - насколько я мог судить, она обозначала то, что прежде было вентиляционным шлюзом. Первый проход Плуга не смог справиться с ней полностью, поэтому та служила неким ориентиром нам. Если это шлюз, то условленное место встречи с ребятами должно находиться именно там. Но это значило, что нам нужно было двигаться навстречу Плугу. По открытой местности. И хотя Стада не наблюдалось, это вовсе не значило, что его не было. Под землей или в небе они учуют такую большую группу людей. Но выбор у нас не велик - или ждать здесь, у выхода, не зная, что или кто идет следом по тоннелю, или рискнуть и пойти к месту встречи.
  - Командир...- я моргнул и понял, что смотрю на Рода. Парень держал меня за плечи, стоя на коленях. - О, пришел в себя! - обрадовался он.
  - Что ты несешь?
  - Ты отключился, мы не могли тебя дозваться. Словно сомнамбула шел прямо к Плугу. Захотел познакомиться с ними поближе? Тогда без меня.
  - Правда? - я оглянулся на Глеба и Травку, с тревогой склонившихся по обе стороны. - Должно быть какой-то яд от крыльев Погонщика. Ничего, все в порядке. Идти смогу.
   Взгляд Рода выражал откровенное сомнение.
   Мы уже совсем было хотели выдвинуться, но едва сделав шаг, я тотчас толкнул Рода назад. Тот выругался, тоже заметив. По равнине, как раз на пути нашего следования, двигался отряд пикинеров во главе с Погонщиком. Они шли медленно, даже как-то устало, будто проделанная работа полностью истощила их. Пошатываясь, рядовые брели, едва волоча ноги, однако когда кто-то начинал отставать, хлыст в руке Погонщика тотчас приводил его в чувство. Физической боли стрекало не причиняло, но звонкий щелчок действовал на уставших точно хорошая доза допинга или мощный электрический заряд.
  - Что будем делать?
  - Уберем главного, остальные разбегутся, - Род продемонстрировал пистолет.
  - Даже не пытайся, тот, кого ты уложил, был заражен водой, а этот здоровый, хоть и выглядит измотанным. К тому же с такого расстояния пистолет бесполезен.
  - Может они просто пройдут мимо и все? - предположила Травка, распластавшая на земле рядом с нами.
  - Не похоже, - я выругался про себя. Отряд остановился, Стадо рассыпалось по периметру, окружив Погонщика.
  - Мать моя! - внезапно присвистнул Род. - Ты посмотри на их лица.
   Я не сразу понял, что он имел в виду, но когда рассмотрел, не сдержался и выругался.
  - Что угодно, только не это.
  - Новобранцы похоже, - кивнул Род.
  - Тоже заметили? - Глеб оставил людей на поруки Травке и подполз к нашей группе. - Есть идеи?
  - Предлагаю поступить по умному и просто подождать, когда они закончат.
  - Закончат? - прошипел я. Захотелось врезать парню как следует. - Ты что говоришь? Они же еще не обращенные, только под гипнозом.
  - Да все равно уже поздно. Они готовят щиты, сейчас произойдет инициация.
  - Этого не будет, - процедил я. Пусть и не в Корпусе, но как сказала Мышка, я все еще миротворец. Пусть мы не останавливаем войны, но жизни людей спасти еще можем. Так я и сказал парням.
  - И как собираешься спасать их? Голыми руками? Встанешь и крикнешь - оставьте их в покое? - криво ухмыльнулся Род.
  - На этот раз придется согласиться с ним, - нехотя признал Глеб. - У нас нет шансов. Они уже наполовину измененные. Их не вернуть. Мы видели таких, которых не успели инициировать и раньше. Сколько из них потом вернулись к нормальной жизни?
  - Всех забрала Валерия. Не уверен, что жизнь людей для нее значили что-то большее, чем объекты тестов и материал исследования против Стада.
  - У нас кругом полно снега. Если растопить, будет вода.
  - Хочешь закончить их мучения быстро? Какой пацифист, я прямо расчувствовался, - съязвил Род.
  - Помнишь предпоследнюю миссию, когда мы успели вцепиться им в хвост и отбили группу людей, - я говорил через голову Рода, старательно игнорируя парня. - Тогда и попробовали воду. Кажется на одном сработало.
  - Да, только тогда его сразу же забрали невесть откуда свалившиеся люди Ягуара.
  - Значит было чего бояться. Мы на верном пути. Не попробуешь - не узнаешь.
  - Одну минутку, можно внести замечание? - Род поднял палец. - А что делать с ним? - он ткнул в крылатую фигуру с хлыстом.
   Я закусил губу. Бог знает, как ребята отреагируют на такое заявление. Но спорить некогда.
  - Все катаем по снежку, - я сам уже собрал две пригоршни колючего снега. Спустя полминуты под носом скопилась приличная кучка. А дальше я начал действовать еще до того, как кто-то успел среагировать. Потянувшись, выхватил пистолет Рода, не обращая внимания на ругань за спиной, сгреб в полу куртки снежки, выскочил из укрытия и понесся к месту проведения ритуала, размахивая руками, чтобы привлечь внимание.
  Скорость я развил приличную, а выглядел достаточно нелепо, чтобы Погонщик не сразу решил, как со мной поступить. Прикинул расстояние - до круга оставалось не меньше тридцати метров. Много. Я решил, что представляю слишком хорошую мишень и пошел зигзагами. Тут то и настиг выстрел игольчатого пистолета, какими нечасто пользовались Погонщики для сражения на дистанциях.
   Род пристроился рядом.
  - Нечестная игра, командир. Сумеешь отбиться от пуль и метать снежки одновременно? Сильно сомневаюсь, - с присвистом выдохнул он.
   Не отвечая, я стиснул зубы и метнулся влево, Род ушел вправо, на руках у него был собран внушительный арсенал собственных снежков. При том, парень не столько бежал, сколько прыгал, выделывая такие зигзаги, которым и заяц бы позавидовал. Шут гороховый!
  - Каарс! - гортанный крик, какой не способно произвести человеческое горло, раскатился над долиной. Где-то вдалеке вспыхнула цепочка красных огней. Проклятье! Если Погонщик вызовет подмогу, нам несдобровать. Хлестнул бич, щелкнул о землю, выбивая снежную пыль. Поверхность завибрировала вместе с кнутом. Тела людей задрожали. Медленно, рывками, они развернулись к нам, став живыми щитами. О Боги! Погонщик пытается контролировать их, но они все еще не прошли инициацию.
  "Ну уж нет! Так просто я вам их не отдам", - пообещал я себе.
  Первый снежок пролетел мимо цели, попав в щель между щитами. Второй врезался одному из людей в лоб. Тот дернулся, глаза бедняги закатились, и он ничком рухнул на снег. Однако, щиты тут же сомкнулись вновь, образовав меньший диаметр. Еще один 'снаряд' прилетел с противоположной от меня стороны. За ним еще и еще. И все три поразили цель - похоже Роду повезло больше. Но на этом везение закончилось.
   Погонщик явно понял, что мы задумали. Высоко подняв хлыст, он начал раскручивать его, медленно, потом все быстрее, пока тот не превратился в низко-гудящий вихрь. От одного взгляда становилось нехорошо. Но я наставил себя не отвлекаться. Мы просто не имели права. Я побежал по периметру часовой стрелки. Где-то посередине дистанции мы с Родом встретились, а потом вновь разошлись. Снежки почти закончились, но брешей все еще было не так много. Да и слабость от раны на спине в какой-то момент дала о себе знать с новой силой. Я понял это со всей очевидностью, когда промазал последним 'снарядом' и получил удавку хлыста на шею.
  - Командир! - Род снес попытавшегося встать у него на пути щитового, отпихнул второго, врезал его же заслоном третьего и упал на колено, наставив на Погонщика пистолет.
  - Дурак! Брось! - заорал я. - Это игрушка для него.
  - Черта с два! - Примерившись, парень тараном ринулся на противника. Но Погонщик вяло, почти небрежно отмахнулся от незначительной помехи. Пролетев по воздуху пару метров, Род рухнул на спину, причем казалось, что едва ли шея останется целой. Перекатившись несколько раз, замер.
   Я молился всем Богам, чтобы хотя бы оставшиеся в засаде ребята оказались поумнее, но как выяснилось нет.
  - Батя!
  - Командир!
  Травка заслонила людей, но Глеб подхватил охапку "снарядов"- надо признать мои идеи все же одобрили, но чересчур поздно - и бросился к нам. Не успеет. Я понимал это, и он наверняка тоже, но все равно побежал.
  'Разжалую, чтоб тебя!' - в сердцах выругался я и повернулся к Погонщику, который рассматривал меня в ответ точно интересное насекомое.
  - На тебе желтый эфир, - проговорил Погонщик. По его знаку оставшиеся люди построились живым щитом между нами и Глебом, полностью отгородив происходящее. Я больше не видел Рода. Не видел ничего, кроме залитого красным светом пространства. Но все же успел удивиться, почему все еще могу соображать, ведь даже легкое касание хлыста приводило человеческий организм в состояние, близкое к трансу. Или Погонщик по какой-то причине не желал этого. Играет что ли?
  - Тварь!
  - Что ты сделал с яйцом? Я отдал его Коаллу, чтобы он перенес его в теплое гнездо, - спросил Погонщик.
  - Яйцо? - едва шевеля губами выплюнул я и криво усмехнулся. - Я расколол его. Даже черепков не осталось.
  На миг удавка сжалась так сильно, что я потерял способность дышать. Похоже, эта новость сильно разозлила Погонщика. Но потом он отступил.
  - Зачем? - спросил он.
  'Этот вопрос сегодня мне уже задавали', - пришла отстраненная мысль.
  - Я не обязан отчитываться. Я тоже задавал вопрос, но твой друг не ответил. О моей дочери. Знаешь ее? Где Ив?
   Снова этот долгий оценивающий взгляд, в котором смешалось слишком много ненависти и настороженного любопытства - настолько не сочетаемые чувства.
  - Уходи, - хлыст ослаб. Я не мог поверить в то, что слышал. Но и не для этого я здесь.
  - Как бы не так. Я пришел за людьми. И ты отдашь их, - я понимал, что хожу по лезвию бритвы, но хотел проверить границы дозволенного. - Можешь закончить то, что начал, но уверен, тот, кто велел вам разбросать по Ветру рисунки моей дочери, будет не слишком доволен.
  - Не испытывай мое терпение, человек.
  - А ты не испытывай мое. Отдай, или мой парень, - я махнул рукой назад, где один за другим падали люди, - всадит тебе в сердце хорошую дозу воды.
  - Вы прознали про эту слабость, - казалось Погонщик усмехнулся. - Но она вам не поможет. За дерзость придется заплатить. Хочешь этих людей - забирай, но я возьму кое-что взамен.
  Слишком поздно я понял, что имел в виду Погонщик. Ожив, хлыст развернулся во всю длину и стегнул через головы людей. Время застыло. Словно в кошмарном сне я видел, как конец бича легко, будто невзначай прочертил на щеке Глеба глубокую борозду. Парень так и замер с поднятым копьем в одной руке и снежком в другой. Один из людей рухнул ничком. Но осталось стоять еще шесть. И Седьмым среди них был Глеб. Несколько секунд внутри мужчины продолжалась яростная борьба с чужеродным, разъедающим его мозг. Он был сильным, сильнее, чем все предыдущие жертвы Погонщика. Кровь стекала из раны на щеке. Следуя приказу Погонщика, на Глеба направили щиты. Глаза парня потускнели, превратившись в две талые лужицы. Мой крик растворился в них без остатка. Когда напарник повернул ко мне голову, он уже не был Глебом. Оставшиеся люди взяли новобранца в плотное кольцо. Словно во сне я видел, как Травка бежит к нам, безоружная, с растрепанными волосами и безумным взглядом. Она конечно видела, что произошло.
   И я видел, но не мог позволить, чтобы взгляд девушки стал таким же как у Глеба.
   'Я верну тебя, парень, во что бы то ни стало, я тебя верну', - с этой клятвой в сердце я развернулся и схватился за хлыст голыми руками.
  - Ну же, давай, сделай со мной то же самое! - прорычал я и рванул оружие на себя.
  Я не понимал, почему все еще жив. Я не понимал, почему все еще могу сохранять рассудок и чего ждет Погонщик. За спинами оставшихся сомнамбул поднялся Род.
  - Забирай их и уходите! - заорал я. - Ты знаешь, что делать!
   Надеюсь, он знал, и очень надеялся, что на этот раз Род хотя бы для разнообразия сделает то, что ему велят. Но Род не был бы Родом, если поступил так. Вместо этого он выстрелил в Глеба.
  'Что он... творит...'
  Пошатнувшись, парень обвис на руках растерявшихся новобранцев-людей. Те отступили, не зная, что делать и оглянулись на Погонщика. В этот миг я заметил, как Род подмигнул мне, и прошептал несколько слов одними губами. Я понял его безумный план. Отвлечь, значит...
  Я снова обратился к Погонщику.
  - Ты ведь не можешь меня убить, никто из вас не может. Есть какой-то приказ? - я всеми силами старался обратить все внимание Погонщика на себя, зная, что весь так называемый 'план' Рода держится на честном слове. - Кстати, ты знаком с Рогатым?
   Я понял, что зря спросил, когда в глазах Погонщика появилась почти человеческая ненависть и одновременно кнут превратился в раскаленную до бела удавку. Казалось, что мне вот-вот оторвет кисти рук - с такой силой затянулась петля, за которую цеплялся мертвой хваткой. Но если на левой остались страшные ожоги, то на правой кожу, покрытую узором, лишь слегка защекотало.
  - Отшельник говорил с тобой? Этот изменник? - крылья встали дыбом за спиной, а лицо почти утратило человеческие черты.
  "Значит ты тоже носишь маску?"
   Теперь Погонщик стал куда более похож на двух 'драконов', которые унесли Ив.
  - Да, это что-то меняет? Он наградил меня этой татуировкой, - я поднял правую руку. Хлыст вокруг нее посветлел и стал почти прозрачным. Погонщик издал какой-то невнятный звук, должно быть обозначающий крайнюю степень поражения. Но я уже не считал нужным притворяться, что мне интересен этот разговор, видя, что маневр отчаянного Рода удался. Вот гад, он смог!
  Погонщик почувствовал опасность кожей, не иначе как на затылке были глаза, но поздно. Подкравшись точно тень, Род выхватил игольчатый пистолет из кобуры крылатого, и не целясь выстрелил тому в голову.
  - Ну, как тебе собственные пули? Сомневаюсь, что сумеешь увернуться.
  Раздался звук как будто разом встряхнули сотню шариков 'цигун'. Я не увидел, куда попал выстрел, и осталась ли рана. Но с Погонщиком произошло нечто странное. Отшатнувшись, он закутался в собственные крылья, спрятав голову, скорчился на снегу, превратившись в почти идеальный торус. А миг спустя в клубах испаряющегося снега лежало как две капли похожее яйцо, какое я неосмотрительно разбил в подземном городе. Но больше я такой ошибки не совершу.
  - Вот дрянь-то, спрятался! - с отвращением Род направил пистолет на яйцо, но я закрыл его руками.
  - Нет! Оставь, мы возьмем его с собой.
  - С собой? Ты с ума сошел! Эта тварь едва не убила Глеба! Я сама пристрелю его! - подбежавшая Травка подняла ногу, чтобы раздробить хрупкий предмет, но я поспешно выдернул его и спрятал за спиной.
  - Я сказал нет. Он мне нужен.
  - Для чего?! - в глазах девушки стояли слезы, когда она смотрела на Глеба. Тот все так же лежал на земле и не приходил в себя. Оставалось лишь надеяться, что со смертью или перерождением Погонщика и люди станут нормальными.
  - Оно будет нашим пропуском, - я выставил руку.
  - Тебе мало, командир? На Ветре мы оставили Дуба и Кирку. Глеб едва жив. Куда ты еще собрался нас тащить? Теперь это бессмысленно.
   Я прекрасно понимал чувства девушки, я же не слепой и видел, как она переживает.
  - Туда, откуда они пришли. Я собираюсь вернуть им это яйцо в обмен на информацию. Они скажут мне, где Ив.
  - Ты... ты просто одержим! - в сердцах воскликнула Травка.
  - Считай так. Но Глеба я не брошу. Уходим...
  - Кажется, с этим у нас проблемы, - сообщил Род будничным тоном и указал куда-то вдаль. Пока мы были заняты Погонщиком, Плуг изменил направление и теперь медленно поворачивался прямо к нам. Но прежде, чем он накроет этот участок местности, нам грозила другая, и куда более серьезная неприятность. Десантный корабль Стада садился, покачиваясь и посверкивая статическими разрядами всего в полукилометре от нас.
  - Похоже, он-таки успел вызвать подмогу, - заметил Род. - Твои мысли, командир?
   'Я устал. Мне надоело все время решать судьбы людей. Я попытался и вот, что стало с Глебом и Дубом. Травка права. Я просто эгоистичное чудовище'.
   Но даже понимая это, я знал, что вновь поступлю так если потребуется, если это хоть на шаг приблизит меня к дочери.
  - Нужно связаться с кораблем. Нам некуда бежать, если Стас не подберет нас. Всем вернуться на исходную, ко входу в Крот. Будем держаться сколько сможем.
   Я не хотел даже думать, что будет, если парни так и не прилетят. Требовать невозможного - пытаться проскользнуть под носом у Стада, когда оно обрабатывает очередную планету - безумство, но безумство, достойное моей команды.
  -Бред, я туда ни за что не вернусь, - заупрямилась Травка. - И скажи это тем людям. Хочешь, чтобы их растерзали те, кто придет из города?
  - Если останемся здесь, нас все равно растерзают и куда с больше вероятностью. А если не получится у Стада, тогда нас всех бросят по Плуг. - Пришлось повысить голос, чего я обычно себе не позволял. Страх? Естественно, я боялся. Пока ты испытываешь страх - ты все еще остаешься человеком. И я не стеснялся его.
  Люди не понимали, что произошло, но они прекрасно видели, чем все закончилось для Глеба. И нам троим стоило немалых усилий, чтобы заставить их вернуться.
  - Ты плохо выглядишь, - заметил Род.
   Я и чувствовал себя отвратительно. Теперь, когда ярость схватки ушла, раны, полученные в подземелье, дали о себе знать с новой силой. Последние метры до входа я едва волочил ноги. Но когда я почти рухнул, Род выхватил у меня яйцо.
  - Я бы с радостью разбил его, но ты потом все выместишь на нас. Поэтому, пусть пока побудет у меня.
  Вместо ответа я лишь махнул рукой. В глазах силуэт Рода расплывался, заставляя танцевать гротеские призраки. Уступ, покрытый снегом, вдруг показался необычайно теплым. Захотелось просто лечь и раствориться в нем, в каждой снежинке. Кожа на спине горела огнем, но этот огонь стал почти отдохновением по сравнению с болью, которая резала каждый изгиб узора на груди и правой руке.
  - Плохо дело, через пять минут они будут здесь, командир, слышишь меня? Эй, Травка, может попробуешь еще связаться с парнями? Они решили по пути на вечеринку завернуть? - насмешливый голос Рода ударил колоколом по ушам, ставшими чувствительными, будто у летучей мыши.
  - Да пытаюсь я, пытаюсь.
  - А похоже, что ты пытаешься согреть нашего героя.
  - Да что б тебя!
  Перепалка частично вернула меня к реальности. Сфокусировав взгляд, я понял, что Род прав - холм, где находился вход в подземный город, единственный оставшийся на равнине, медленно, но верно окружали копейщики. Позади Стада неторопливо помахивая бичами, шли пять Погонщиков. Пять... неужели нас считают настолько серьезными противниками?
   Я посмотрел на сбившихся в кучу у входа людей. Похоже, они считали, что подземный город безопаснее, чем то, что надвигалось на них. И скорее всего были правы. "Проклятье, если не поторопитесь, парни, спасать уже будет некого".
  Я не чувствовал в себе сил даже чтобы поднять руку, не то, что сражаться. Дикая, и в то же время приятная слабость, растеклась по всему телу, но я был не настолько наивен, чтобы считать ее следствием усталости. В какой-то момент я понял, что впереди приближающего Стада вижу рогатый силуэт на фоне призрачных деревьев. Ну уж нет, сейчас не время валяться в отключке в лесу и слушать прельстительные речи. Я отмахнулся от видения и услышал крик.
  - Миротворец!
   Лес и Рогатый разлетелись снежинками. Возле меня сидела Мышка, прижимая к груди плюшевого олененка.
  - Прости, я напугал тебя.
  - Я хотела помочь.
  - Знаю, но лучше иди к остальным и сиди тихо-тихо.
  - Я думала, мы ждем корабль. Он точно прилетит? - в серьезных глазах ребенка застыло сомнение.
  "Как я могу лгать им?"
  - О, ты не знаешь моих парней, - я попытался усмехнуться, но вышло что-то похожее на жалкую гримасу. - Давай, иди, они сейчас будут. Чего ждешь? - я подтолкнул девочку к остальным.
  - Рутти хочет с тобой поговорить, - девочка протянула мне игрушку.
  - Мышка, сейчас у меня нет настроения разговаривать с игрушкой, - я попытался придать голосу терпеливости.
  - Рутти говорит, что это очень важно. Он сказал мне еще раньше, когда ты дрался с тем человеком, который с крыльями.
   Я вздохнул и уже хотел было прикрикнуть на нее, но Мышка ткнула игрушку под нос.
  - Рутти сказал, что ты наверняка откажешься.
  - Хорошо, что сказал Рутти? - я хотел поскорее закончить этот глупый разговор.
  - Что он выстрелит по этой планете Оружием Цирка...
  - Цирка...- Могла ли она перепутать? - я окаменел, надеясь, что никто не заметил моей реакции. Но в этот момент Род нашел мой взгляд.
  - Проблемы?
  - Эй, - я повернул девочку к себе и кое-как развернулся сам, хотя едва не завыл от боли. - Оружие Цирка может быть Орудиями Церна?
  - Наверное он так и сказал, а я забыла. А это страшно? - с плохо скрываемым интересом спросила наивная девочка.
  - Да, это очень страшное оружие. Что еще сказал Рутти? Он что-то хотел от нас?
  - Нет, он хотел поговорить с тобой, вот, - девочка потянула оленя за рожки и глаза животного замигали, переливаясь от развертываемой передачи. Информация, записанная в игрушке, была сжата так плотно, что захватила с собой даже лазерный импульс, с помощью которого и была донесена. Это была супер дорогая технология, доступная лишь очень немногим в галактике. И одной из них была...
   Время замерло для меня и для всех, кто уставился на проплавленный тепловым излучением тонкий слой снега. Тут же замерзшая лужица превратилась в ледяной экран, с которого на нас смотрела женщина с улыбкой хищницы. Дьявольская Мона Лиза - Валерия.
  - Привет, птенчик, жаль, что я не вижу тебя и твой прелестный хохолок.
   Я услышал срежет собственных зубов. Несомненно эта расчетливая церберша точно рассчитала эффект своего появления в самый драматический момент. И то, что она сделала своим агентом ребенка, совсем не удивило. Валерия будет использовать все от насекомых до шлюх, если это как-то поможет ей осуществить ее планы. Но по чистым глазам Мышки я понимал, что та даже не подозревала, что за игрушку ей подарили.
  - Как давно? - спросил я сквозь зубы.
  - День назад, - Мона Лиза с убийственной улыбкой, - мы поймали весьма интересный сигнал, настолько интересный, что я решила половить на живца.
  - И живец этот мы?
  - Ну-ну, не будь таким серьезным. Или ты злишься, что я использовала эту девочку? Но она сама попросила о чуде, и я дала его ей. Она бы все равно погибла под Плугом, а теперь будет жить. Ты ведь полюбил ее, как свою дочь. Ох прости, как замену своей дочери. Мы найдем ее, обеща...
  - Прекрати! - несмотря на боль, скрутившую все мышцы в тугой узел, я схватил оленя, с намерением отвернуть ему голову.
  - Прости. Поболтаем позже, мой птенчик. Пока что у меня есть куда более интересные дела. Спасибо, что вывел нас на Стадо. Они тщательно скрывали свое местоположение, но в какой-то момент защиту сняли, чтбоы передать весьма интересное сообщение. Мы еще дешифруем его. Но в нем я отчетливо услышала твой голос, мой дорогой.
  - Я. - вспомнился Рогатый и его слова о снятии защиты. Это ли имела в виду Валерия? Если так, то это я вывел ее к Ветру. Но отчего-то я чувствовал только бессильную ярость и злость на собственную глупую наивность.
  - Да, ты у нас герой, и твоя команда тоже. Я ведь знаю, как ты ей дорожишь. Надеюсь ты не слишком разозлился, что я решила забрать у тебя Кирку. Именно он передал нам координаты.
  - Я догадался. Что ты собираешься делать? Воевать со Стадом? Они сожрут тебя и не подавятся.
  - О нет, просто эксперимент. Хочу попробовать усовершенствованную версию Церна. Благодаря тебе мы нашли способ задействовать орудия в открытом космосе.
  - Вы... вы с ума сошли? - вот и все, что сумел выдавить я, когда новый приступ скрутил все тело.
  - Тебе плохо? - эта чертовка все поняла. - Кто-то из Стада тебя ранил? Когда все закончится, можешь воспользоваться услугами нашего военного госпиталя. Для тебя - все самое лучшее.
  - Позволь мне отказаться - я постарался, чтобы голос не дрожал и отбросил предложенную руку Рода.
  - Не позволю. Я разрешила мальчикам придти тебе на помощь. Как только вы взлетите, дам вам эскорт.
  'Дам вам эскорт', - звучало не как предложение, а как арест. Но одновременно я уже продумывал планы бегства, мысленно раскладывая паззл. Кого она имела в виду под эскортом? Отметая все кандидатуры, кроме нее лично, оставался лишь... Ягуар. И я был уверен, что в эту самую минуту наша группа находится как на ладони. Нечего было и думать идти на пролом. Придется воспользоваться теми же методами, какими она играла со мной.
  - Ты ведь можешь видеть меня, госпожа Валерия, не надо уверток.
  - Мой Феникс, ты раскрыл мою тайну.
  - Отлично, - я оглянулся на Рода и указал на яйцо.
  - Уверен? - спросил парень.
  - Да, дай сюда. Догадываешься, что это такое и откуда оно у меня? - я дал Кайзер как следует рассмотреть находку.
   Наступила долгая пауза. Не отрывая алчного взгляда от предмета, Валерия раскурила трубку, а потом уголки ее губ медленно растянулись в улыбке.
  - Яйцо, полагаю.
  - Их яйцо, - кивнул я, встряхнув его. Содержимое слегка заколебалось внутри, будто там находился гель.
  - Не буду спрашивать как моей птичке оно досталось. Но что ты хочешь за него?
  - Свободу для всех моих людей и колонистов, которые стоят за моей спиной.
  - Идет, - без запинки ответила Валерия. Я знал, что она врет.
  - Тогда я передам его твоему представителю как только вырвемся с планеты. Не думаю, что это будет так скоро.
  - О, это совсем просто. Путь уже свободен, - Кайзер хлопнула в ладоши.
  - Подожди...
  Однако, послав воздушный поцелуй, Валерия растворилась в потрескавшейся ледяной поверхности.
  - Эй, командир, взгляни как туда, - Род отвлек меня, указывая на Плуг. Точнее на то место, где он был. Серебряная полоса подергивалась, медленно, рывками останавливаясь. В стане Стада творилось нечто невероятное - такими я никогда их не видел. Погонщики пытались собрать своих подчиненных воедино и навести хотя бы видимость порядка. А это было не так просто. Десантные корабли один за другим спешно покидали поверхность, принимая в себя все новые и новые партии солдат.
  - А они решили смыться, - присвистнул Род. - Это нам на руку.
  - Это Валерия, значит она уже рядом.
  - Ого, похоже скоро здесь станет жарко. Как раз самое время сматываться.
   Я посмотрел на Травку, которая помогала подняться Глебу. Взгляд у парня все еще был пустым, но в нем уже появилась некая осмысленность.
  - Как ты? - спросил я.
  - Все как в тумане, и голова чугунная, но я жив. Что черт возьми произошло?
  - Тебя заразил тот крылатый монстр, - подсказала Мышка, обнимая свою любимую игрушку. - Но миротворец прогнал его.
   Вера этой девочки наполняла уверенность и желанием действовать.
  - Так, все слышали наш разговор? - скрывать больше было нечего. Даже простые люди должны понимать, что происходит, и знать, что их ждет в случае провала.
  Собравшиеся неуверенно закивали. Я видел, что было в их глазах - страх, но за ним крылась слабая надежда и вера в то, что другие смогут за них что-то решить и вывести их в безопасное место. Но я понимал, что отдать их в руки Валерии и Корпуса было равносильно тому, как если бы их получило Стадо.
  - Но корабля нет. Мы останемся здесь? - робко спросила одна из женщин.
  - Что ждет нас, скажите прямо, - седовласый мужчина с продубленным ветром лицом выступил вперед.
  - Никто не останется на планете. Сейчас улетает последний корабль Стада, - я проводил взглядом быстро исчезающую в снежных вихрях неба точку. - Мы пристроимся в хвост и проскользнем между двух огней. Предстоящее сражение не для простых людей. Наша задача - спасти всех вас и доставить на безопасную планету. Поняли?
   Молчание сбивало с толку.
  - Поняли, салаги? - рыкнул Род.
   Люди поспешно закивали.
  - Тебе следует быть убедительнее, командир, - с улыбкой сказал парень.
  В глазах парня черти плясали и взгляд говорил: 'Ну же, подыграй мне'
   Я спрятал яйцо за спину и постарался придать лицу чуть больше оптимизма.
  - Так, вы все слышали. Осталось только немного подождать. Наши люди уже летят сюда.
  - Ты сердишься на меня? - Мышка робко пристроилась рядом, когда я устало опустился на землю. Даже эти простые движения вытянули из тела все силы. Но хотя Травка сказала, что посмотрит мои раны, когда вернемся на 'Прозрение', я сомневался, что она найдет хоть что-то похожее на причину заражения. А чувствовал я себя примерно в половину так же отвратительно, как если бы грибами потравился.
  - Ну что ты, нет конечно, - я потрепал девочку по волосам. - Это Валерия, мы с ней давние друзья.
  - Да? - в голосе Мышки появилось сомнение. - А мне показалось, что ты ее ненавидишь.
   И такие очевидные вещи мне говорит маленькая девочка. Когда она вырастет, то станет гением-детективом, без сомнения.
  - А вот и парни, - Глеб замахал рукой, но Травка поддержала его, когда тот чуть не свалился с камня, на котором устроился.
  - Вот увалень, тебя сейчас только с ложки кормить.
   Я тоже посмотрел на небо - снежные вихри разлетелись в стороны. Ослепительно-синие лучи врезались в землю, делая искореженную равнину похожей на кладбище. Но облака почти тотчас затянули прореху, пропуская в нижние слои атмосферы юркий кораблик. 'Прозрение' казалось крохотным по сравнению с огромными десантными кораблями Стада. Кружась и лавируя меж потоков ветра, которые грозили оттащить его на сотни километров к северу, корабль все же спустился по спирали, сделав порядочный крюк.
   С трапа нам приветственно помахал Костик.
  - Живы? Ну вы в рубашке родились, ребятки. Наверху такое творится, я думал сами не выберемся. Но нас не заметили, представляете? - против обыкновения наш ботаник был крайне возбужден. Похоже все увиденное его страшно напугало.
  - Им сейчас не до вас, - кряхтя, Глеб поднялся, опираясь на плечо подруги. -И не до нас. Поэтому сматываемся отсюда к чертям.
  - Понял, слышал, Стасик, увези как нас отсюда, да с ветерком! - крикнул Костя куда-то в недра корабля.
  - Есть , мой капитан! - донеслось изнутри.
   Я выдохнул, лишь когда последний из шахтерского городка оказался внутри. Мышка мялась на пороге, не желая уходить. Глеб, прыгая на одной ноге - похоже правую он подвернул, когда падал - кое-как взобрался по трапу.
  - Чувствую себя развалиной, - пожаловался он Травке.
  - Здесь не все, - заметил Костик. - Где Кирка и Дуб?
  - Кирка и Дуб не придут. Уходим без них.
  - Уверены?
  'Я устал, что все начинают сомневаться во мне. Я и сам начинаю сомневаться'
  - Они умерли, ясно тебе? Не веришь командиру? - Род схватил парня за нос и развернул к кораблю. - Я там был и видел все, Кирка сбрендил и пришил здоровяка, вот и все, что тебе нужно знать.
   На лице парня появилось сложное выражение - обиды и непонимания, он неуверенно посмотрел на меня, но я не мог заставить себя встретиться в взглядом с членом своей команды.
   - Ты не виноват, - я вздрогнул, когда услышал за спиной голос Рода. Стоя на трапе, я слушал шум прогреваемых двигателей и смотрел на Ветер.
  - Даже если ты так говоришь...
  - Ты НЕ ВИНОВАТ, - настойчиво повторил парень. - А если хочешь настаивать, я просто врежу тебе как тогда в Клепсидре и буду вырубать всю дорогу до Ив.
  - Ив теперь...
  - Брось, я же вижу, у тебя есть план, им можешь врать, но я то вижу - ты смотришь на это чертово яйцо и прикидываешь, что для тебя выгоднее - отдать его нашей стерве Кайзер или попытаться поторговаться со Стадом.
  - Ни то и ни другое. Прекрати делать вид, что знаешь мои мысли, - я рассердился.
   На самом деле я не искал выбора и уже давно решил, что делать с яйцом. Для этого мне нужен был Рогатый. Но чтобы встретить его, нужно оказаться без сознания. Я должен был умирать от кровопотери, мое сердце должно было биться на последнем издыхании, а тело находиться на гране смерти. И совесть совсем не мучила. Даже если из-за меня Рогатому пришлось снять маскировку с флота Стада и теперь Валерия превратит его в звездную пыль с помощью орудий Церна. Единственное, что меня волновало - дочь и семья, а еще команда, из которой я больше не собирался терять никого.
  Глядя на заметаемую снегом равнину через стекло иллюминатора, я вспоминал, как точно так же смотрел на опустошенную Стадом планету в прошлый раз. Тогда все еще даже не началось. Тогда у меня была уверенность, что Корпус и человечество все делают правильно. Но теперь, когда я поглаживал теплое яйцо, я вспоминал Рогатого, я вспоминал вопрос, который мне задавали слишком часто сегодня - 'Зачем?' И не мог ответить на него.
  
  Глава 20 - Невероятная красота.
  
  Голубой свет Цефеида заливал чернильную тьму космоса, плавил обшивку кораблей, даже укрытую защитными щитами, выводил из строя связь и системы слежения. Переменные звезды были безжалостны ко всему твердому и рациональному, такому как флот людей. Путь с Клепсидры занял почти неделю в сжатом временном зеркальном коридоре. Лишь используя голографический тоннель преломления удалось достичь Ветра ровно в это время.
   Ста пятидесяти крейсерам это оказалось под силу. Корпус добился того, чтобы ему предоставили полную свободу в выборе кораблей. Вместо тяжелых и неповоротливых линкоров подготовили легкие и маневренные суда среднего класса. Зато в каждую клиновидную посудину было встроено по два ряда бортовых орудия. Однако, лишь немногие знали, что вместо мортир на ружейных палубах стояли наготове арбалеты. В сверхохлажденных помещениях тетивы были туго натянуты, чтобы в нужный момент выпустить десятки прочных и изящных стрел из прессованного льда.
  К хвостовым отсекам каждого крейсера крепились по три прозрачных пузыря с водой, с помощью хитроумной технологии поддерживаемой в состоянии взвеси. Позади флота пять тягачей тянули на множестве прочных тросов длинные черные конусы, внутри которых плескалась вода. Ученые Корпуса сделали невозможное, за три дня решив задачу транспортировки орудий, которые с самого основания Клепсидры не были предназначены для перемещения.
  Великий теоретик Гелий создал Орудия Церна с одной лишь целью - для защиты Земли. Силы, с которыми сейчас играло человечество, способны стереть с лица галактики и флот, и окружающую систему вместе с цефеидом. Но на этот раз цель у них совершенно другая - поймать в многогранник Церна Стадо, загнать в сеть, а потом ударить тем оружием, которое, как наделась Валерия, сможет их уничтожить - водой. Ну кто бы мог подумать, что предатель из группы Феникса выложит так много.
  - Госпожа Кайзер, мы вышли на расчетную орбиту, - доложил подчиненный.
  - Что Стадо? - не отрывая проникновенного взгляда от широкого во всю стену изогнутого иллюминатора, спросила женщина.
  - Похоже они уже заметили. Семь кораблей на орбите, но с минуты на минуту вернутся еще пятнадцать, которые высаживались для обработки Плугом.
  - Начинайте распыление капельной сети, хочу видеть предстоящее поле битвы, - бросила Валерия. Подчиненный, одетый с иголочки в расшитый тонкой золотой нитью костюм, лишь отдаленной проходящий на деловой, молча поклонился. Если Валерия хотела играть в войну, все должны превратиться в военных. Кайзер всегда получала то, что хотела, разве что в случае с Фениксом-птичкой пока что не ладилось. Но это лишь вопрос времени. Валерия чтила традиции и гордилась тем, что вела свой род от прославленного немецкого политика, которого в те времена называли не иначе как Железным Канцлером. Тогда были железные времена, времена, когда границы перекраивались теми, у кого оказывались более крепкие нервы и крепкая броня на танках. Сейчас она собиралась продолжить славные семейные традиции.
  Потянувшись, Валерия взяла любимую трубку. Стилизованный под старинный военный мундир костюм был довольно неудобным, зато создавал нужный настрой, как и трубка. Глядя как один за другим из клубящихся вихрей Ветра выныривают десантные корабли Стада, Валерия поневоле восхитилась смертоносной грацией их форм. Окруженные снежными облаками, они казались нереальными призраками. Если верить донесениям, вода смертельно опасна для них и все же именно ее они использовали, чтобы скрытно перемещаться от планеты к планете, невидимые для любых форм слежения.
  Затанцевали, закружились мелкие снежные хлопья, на глазах срастаясь друг с другом, выстраивая гигантские сцепленные объекты - невероятная красота окружила темные конусы кораблей Стада, осыпая их светлой пыльцой.
  - Не выйдет-не выйдет, - улыбнулась Валерия. - Поздно прятаться, мы уже знаем, где вы.
   Тонкая струйка крови показалась из уголка прикушенной губы, Валерия облизнула красное пятнышко, плотоядно оскалившись, когда первая головоломная конструкция начала сминаться и терять форму, соприкоснувшись с эфирным барьером, возведенным сферой вокруг планеты. Чтобы он не рассеялся, корабли флота сменяли друг друга, кольцо за кольцом выпуская взвесь. К тому моменту, когда Стадо остановило самоубийственные попытки прорвать ограждение, уже треть их флота превратилась в мятые комки бумаги.
  Значит это правда, и оболочки их кораблей как и хозяева обладают некоей формой чувствительности. Вода, в какой бы форме она не находилась, разъедала обшивку, проникала внутрь и убивала всех, кто находился на палубах.
  - Они не контратакуют, странно, - заметил капитан. Заложив руки, он встал за спиной Валерии, откинувшейся в кресле.
  - Странно? Вовсе нет, они никогда не воевали, способны только уничтожать. Выслать группу истребителей?
  - Пока нет, - Валерия почувствовала на языке солоноватый привкус крови и это опьянило ее. - Они еще могут использовать Плуг.
  - Но тогда...
  - Я сказала, рано, или вы не поняли, что руководство дало мне карт-бланш на любую тактику, - острый ноготок, покрытый красным лаком, впился в запястье мужчины. - Сперва раздразним раненого быка, - продолжила Кайзер.- Я хочу видеть, что скрывается под их защитой. Выпустить ледяные иглы.
  Военный молчал.
  - Не одобряешь?
   Валерия посмотрела на отражение лица военного в иллюминаторе.
  - Жалеешь этих тварей? Может ты уже стал одним из них, ты их шпион?
  - Как вы могли такое подумать?! - офицер весь подобрался.
  - Ахаха, ты конечно не похож на копейщика, - смех прекратился. - Еще раз оспоришь мой приказ, я лично пошлю тебя за Погонщиком и буду смотреть, как он превращает тебя в тупое животное.
  - Прошу меня простить, - подчиненный скованно поклонился. Конечно он прав с определенной точки зрения. Чтобы удерживать воду в подобном состоянии так долго и использовать ее как снаряд, на бортах кораблей были созданы уникальные условия - давление, температура, влажность. Первый же выстрел полностью нарушал всю тонкую систему, и никто не брался предсказать последствия. Вполне возможно, что корабли просто разорвет чудовищное давление. Но Валерия не собиралась останавливаться на пол пути только из-за страха.
  На глазах корабли Стада выстраивались полумесяцем. И лишь немногие знали, что означает такая формация. Офицер за ее спиной был в их числе, а большая часть экипажей кораблей даже не догадывались. Но им и не обязательно знать, что корабли могли превратиться в меньше, чем ничто. Будут ли они разорваны давлением или же выкошены Плугом?
  'В итоге у нас все равно останутся оружия Церна', - с этой удовлетворяющей мыслью Валерия дала отмашку.
  Ей пришлось заслонится рукой, даже мгновенно потемневшее стекло не спасло от озаривших деготь космоса ацетиленовых факелов. Один, два, три... десять. Десять кораблей флота превратились в девственные лотосы, разнесенные взрывом. Но остальные родили из недр прекрасные шипы. Каждый выстрел нашел свою цель. Вонзившись в борта кораблей Стада, они рассыпались и тут же таяли, разъедая обшивку и уничтожая все, что внутри.
   И все же... охота не была бы настолько интересной, если бы дичь оказалась такой податливой.
  - Выпускайте их, - велела она. На сей раз никто не осмелился возражать. Заранее подготовленные истребители, экипажи которых она отбирала лично, выпорхнули на свободу. Расколотые надвое стремительные звезды, полыхая заревом защиты, понеслись к беспорядочно рассеянным конусам кораблей противника. Снежинки уже давно растаяли. Оболочки многих потускнели и начали крошиться, скорее всего на них уже не осталось живых. Валерия ждала. Наконец, на носу самого крайнего правого и самого крайнего левого из оставшихся целыми кораблей загорелись предупреждающие синие огоньки. А потом у кораблей выросли крылья - два огромных полупрозрачных крыла стрекозы затрепетали на несуществующем в космосе ветру, и начали складываться.
   Глаза Валерии светились восхищением. Впервые она видела, как развертывается Плуг. Все эти годы она провела в Клепсидре, лишь слушая доклады и просматривая записи, которые как подачки ей скидывал Ягуар, но теперь она наблюдала все своими глазами.
  Два крыла соединились кончиками над раненными 'товарищами' и начали ложиться параллельно.
  - Госпожа Кайзер! - женщина вздрогнула, оказалось офицер давно ее звал. - Если хотите задействовать орудия Церна, сейчас самое время.
   С сожалением Валерия посмотрела на чуждую красоту.
  - Снимайте, - велела она, - хочу, чтобы это сражение осталось для архивов.
  Кто еще увидит такое! Плуг, который выкашивал все, что обладало искрой жизни на планетах, против Многогранника Церна, который полностью нивелировал любые формы энергии. Использовал ли Плуг какую-то энергию - вот в чем вопрос.
  - Мы засекли сигнал от 'Прозрения', - доложили по связи. - Они стартовали от координат одного из городов - 'Крот'. Предполагаемая траектория не пересекается с нашей ставкой.
  Уголки губ дрогнули в полуулыбке.
  - Куда-то собрался, птичка? Красть - очень плохо.
  - Ваша указания?
  - Позови ко мне Ягуара. Хватит зализывать раны. Для него есть работа, как раз такая, как он любит - выслеживать добычу, - на лице Валерии появилось алчное выражение.
  
  
   Глубоко в недрах корабля, на самой нижней палубе, темнота космоса сливалась с темнотой рукотворной. Карцер флагмана Корпуса никогда не использовали по прямому назначению. В нем не содержали нарушителей дисциплины или военных преступников. И сейчас его единственный постоялец знал, что клетки справа и слева от него, на всех трех ярусах выше, предназначались для тех, кто выжил после нашествия Стада. Он сам не раз заселял эти камеры безвольными и отстраненными от всего людьми, Потом они кричали, но когда люди из Исследовательского корпуса заканчивали с ними, многие замолкали навсегда.
   В темноте слышался лишь легкий хруст, да звяканье цепей. В дальнем углу на полу, скрестив ноги на индейский манер, сидел единственный пленник, сжимая и разжимая кулак, затянутый в кожаную перчатку. С каждым новым сжатием Ягуар представлял в захвате горло единственной жертвы, до которой он не мог дотянуться. Валерия сотни раз умирала в его руках, и сотни раз его бесстыдные глаза и губы синели от недостатка воздуха, а потом слышался мелодичный хруст размалываемых позвонков. В темноте раздалось жалобное утробное мяуканье. Его любимицу держали недалеко, в том же коридоре, прикованной цепями.
  Сосредоточившись, Ягуар прикрыл глаза и послал свой дух к питомице, пытаясь успокоить и ободрить ее. Его тотем, его второе я, ненавидело эти цепи, так же как и он.
  'Скоро, уже скоро', - твердил он. Словно в ответ на молитву духам предков на лестнице зажегся свет. Кто-то шел по коридору. Кто-то в армейских ботинках, среднего роста и плотного телосложения, от него пахло искусственными сигарами и старым одеколоном. А еще страхом.
  "Нет, ты еще не знаешь, что такое страх".
  Ягуар закрыл глаза и превратился в статую. Он не мог видеть того, кто шел по коридору, освещая себе путь небольшим фонариком, но Атарна могла. И сейчас он смотрел ее глазами на армейского, который несомненно был послан Валерией.
  Шаги остановились.
  - Вставай, для тебя есть задание, - звук человеческого голоса резанул по ставшим сверхчувствительным ушам. Теперь, когда Ягуар мог слышать одновременно своими и звериными ушами, он был способен различить тысячи шумов, которые обычно недоступные человеческому слуху - как шаркают подошвы сапог по верхним палубам, как содрогаются механизмы в зале управления, несомненно готовя нечто ужасное, в духе Валерии и как неровно колотится сердце человека по ту сторону клетки.
  - Эй, Ягуар, ты живой? - громче позвал солдат.
  - Ты знаешь, что звери могут чувствовать страх, он их заводит, - не открывая глаз проговорил пленник.
  - Ты чего ты совсем сбрендил в темноте. Поднимайся, и на выход. Валерия дает тебе второй шанс, хотя, я бы не дал и первого, - в голосе человека слышалось презрение. - Таких как ты лучше держать в клетке вместе с твоей кошкой. Она и то смирнее тебя, хотя бы обучаема.
  - От тебя слишком много шума, - прошептал Ягуар, не меняя положения.
  - Эй, ты что не понимаешь? Сейчас начнется операция Церна, лучше чтобы твоей задницы не было на корабле, когда Многогранник столкнется с Плугом. Твоя задача - выследить Феникса.
  Феникс... Феникс... Феникс-птичка, создание, вечно восстающее из пепла... Эо имя заставило огонь закипеть в жилах и едва не разорвало мысленную связь с Атарной, но Ягуар лишь оскалился в почти звериной улыбке.
  - А, охота, давненько я не чуял запах крови.
  - Дикарь, - солдат ударил по прутьям клетки прикладом. - Долго с тобой возиться? Сказано - вставай и вали отсюда. Ты свободен.
  - Милосердие? Знаешь, как поступают в дикой природе со слабыми животными?
  Сердце застучало быстрее, Ягуар чувствовал запах пота, катившегося по спине солдата. Он едва сдерживался, чтобы не броситься на добычу. Но он уже обещал Атарне первую жертву. Пока они разговаривали у клетки, когти его тотема скоблили одно звено цепи. Каждое движение генетически измененных роговых пластинок делало кольцо металла еще на пару миллиметров тоньше. Почти... еще чуть-чуть, потерпи. Нетерпение кошки передавалось по узам, перекатывало обратно, и в конце Ягуар уже не различал, где его мысли, а где инстинкты зверя.
  - Хватит нести бред. И кстати, ты отправляешься один. Твоя зверюга останется здесь.
  - Невозможно, она и я - одно и то же.
  - Пфф, удивляюсь, как тебя взяли на службу. С такими предрассудками тебе в резервации сидеть на Суаме.
  - А как такого как ты взяли на службу? Не знаешь, что за спиной нужно следить?
  - Что?
  Должно быть у солдата хватило времени только на то, чтобы удивиться. Неприятный звук лопающейся цепи стегнул по ушам, почувствовав, что свободен, Ягуар радостно зарычав, ринулся на обещанную добычу. Крик жертвы, звук распарываемой ткани мундира, кожи и, наконец зубы впились в горячую плоть. Кошка не желала делиться добычей и выбросила Ягуара из сознания. От резкой отдачи он рухнул ничком на пол.
  - Бедная, ты так оголодала. Ешь, тебе нужно много сил, - фонарик выпал из пальцев уже мертвой жертвы. Тонкий лучик света уперся в противоположную стену, на которой плясали безумные тени. Ягуар не мешал любимице наслаждаться трапезой. Наконец, Атарна насытилась. В темноте послышался звук падающих из пасти капель крови и звяканье магнитного ключа, которые кошка осторожно поднесла к прутьям решетки.
  - Молодец, - Ягуар погладил ее по влажному носу. - Хорошо поела? Тебе понадобится много сил. Нам предстоит опасная охота.
  Кошка что-то утвердительно рыкнула. Человек и его тотем медленно покинули коридор, наполненный запахом крови и смерти.
  
  Глава 21 - Путь в никуда.
  Когда яйцо начало светиться и пульсировать тем же цветом, что и ели в лесу, где я встретил Рогатого, стало ясно, что дело плохо.
  - Мы не успеваем? - оставив Травку в грузовом отсеке присматривать за пассажирами и ухаживать за Глебом, я вернулся в рубку.
  Костик закрылся в своем закутке, чтобы проложить приемлемый курс. Время от времени оттуда слышались скорбные вздохи. Дело явно не ладилось. И это еще мягко сказано.
  - Откровенно сказать - дело дрянь, - Стас указал за стекло, - но вы и сами все видите.
   Я видел, что мы попались в точно расставленную ловушку. И даже если она была не для нас, мы все равно оказались в ней заодно с главной жертвой. Мы хотели обойти Ветер по максимально дальней орбите, чтобы потом сразу спрыгнуть и оставить между собой и местом предстоящей бойни как можно большее расстояние. Но Стадо решило, что окружить планету, в надежде спрятаться за "ветром" Цефеида - это хорошая идея. В обычном сражении - да, но не против орудий Церна.
  Глядя на то, как медленно развертывается ломанный многогранник, будто голографический призрак космоса, я поневоле содрогнулся. Он не похож ни на что живое или мертвое во вселенной. Каждая грань содержала в себе мощь, достаточную, чтобы родить сверхновую. Подобно черной дыре он поглощал всю энергию, до какой мог дотянуться, более того делал ее частью себя, добавляя еще одну грань, деля пространство на линии и плоскости. Корабли с обеих сторон терялись в фантомном отражении, не узнавая самих себя.
  - Держись у внешнего угла, потом пройдем по касательной.
  - Командир, я все же думаю, что план не из лучших, - заметил Стас, но все же послушно направил 'Прозрение' в зону, где еще осталась частичка нормальности. - Хоть ты скажи что-нибудь, ты ведь защищать его должен, телохранитель чертов, - последнее относилось к Роду. На лице парня застыло безмятежное выражение, будто ему на все плевать. Скорее всего так и есть.
  - Понятно, был бы Глеб на ногах, он бы не одобрил. Вы специально ему не сказали?
  - Незачем его волновать. Я все сделаю сам. Из-за моей прихоти мы потащились на эту планету. В итоге Ив не нашли, и потеряли двоих членов команды. Раз я виноват - мне и разгребать.
   Род за спиной начал насвистывать какой-то веселенький мотивчик, в такт прерывистому, завораживающему движению, происходившему по ту сторону иллюминатора. Полумесяц, падающий на ледник, выжатая от цвета радуга, попавшая в треснувший объектив сдвинутого художника - вот на что было похоже противостояние Плуга и Многогранника Церна.
  - Готово, а вот и костюмчик, - из своего угла выполз Костик с чем-то вроде мятой жестяной банкой. Ее-то мне и предстояло примерить
  - Особый спасательный костюм Константина Великого! - провозгласил парень, гордо поправив очки. - Старались вместе с Мышкой.
   Девочка робко выглядывала из-за спины нашего стратега.
  - Глупость несусветная, - Стас закатил глаза и больше не отвлекался, подводя 'Прозрение' к расчетным координатам выброски наживки, роль которой предстояло сыграть нам с яйцом.
  - Полный набор, - продолжал хвастаться Костя. - Я сделал его максимально нечувствительным ко всем формам излучения, кроме отраженной связи. Тебя услышат в пределах многогранника. Сигнал будет отражаться от плоскостей, они не опасны. Мы выпустим тебя полетать. Трос упругий. Если хочешь, можешь отлететь метров на тридцать, но не советую. Если что, придется быстро сматываться и сматывать тебя.
   Мышка прыснула в кулак, а потом снова стала серьезной, выдерживая характер.
  - Когда они увидят тебя, скажешь свою фирменную речь с кучей пафоса, как ты любишь командир, - поддакну Род.
  - Заткнись, - огрызнулся я.
   Если честно, мне было не до шуток. Весь наш 'грандиозный' план сводился к тому, что я должен был выглядеть как очень вкусный живец, и дать как следует рассмотреть себя и яйцо. А там уж кому повезет. Я надеялся, что обе стороны решат, что яйцо им нужнее. Когда они сцепятся, у нас появится шанс быстро ретироваться. А дальше - путь на Землю.
  Затрещала внутренняя связь и срывающийся голос Травки раздался в динамиках.
  - Ребята, у нас тут... тут...колонисты сошли с ума. Мне очень нужна ваша помощь, чтоб вас!! Я не могу одна следить за увальнем и этими придурками.
  - Стас, - бросил я, - держи все наготове, мы на минуту. Встретившись взглядом с Родом, покачал головой - этого парня туда и близко подпускать нельзя, снова натворит дел, лучше уладить все по тихому. - Костя, со мной, - махнул я и на всякий случай схватил с аварийного стенда шокер для экстренного запуска двигателя. Кто знает, что они подумают, увидев нас с оружием. Я понимал, что люди устали и у кого-то сдали нервы.
  - Удачи, командир.
   Пока мы бежали в сторону трюма, за спиной грохали ботинки Кости, вооружившегося каким-то увесистым прибором для измерений, я успел подумать - а чего это Род стал таким покладистым? Должно быть мы представляли собой угрожающее зрелище, когда появились перед Травкой. Сидя на краешке ящика с припасами, девушка поглаживала по голове уснувшего Глеба. Колонисты, сбившись в группки, выглядели вполне мирно, насколько возможно назвать мирной обстановку снаружи.
  - Что случилось? - я опустил шокер, делая знак Костику спрятать свой чудаковатый инструмент.
  - Случилось? - девушка вскочила и замахала руками. - Это я хочу спросить. Что на вас нашло, командир? Здесь и так все на гране.
  В уголке заплакал ребенок, его настроение тут же передалось другим детям. Среди взрослых нарастала тихая паника.
  Сделав успокаивающий знак людям, я отвел девушку в коридор.
  - Ты послала нам сигнал, что у вас тут бунт.
   Она смотрела на меня как на придурка. Я и сам начинал чувствовать себя таким.
  - Командир, в трюме нет средств связи, как я могла это сделать?
  Словно в ответ на зарождающиеся подозрения с верхнего яруса донесся крик Стаса, следом послышался грохот, треск и вой сирены. Кто-то в аварийном режиме только что пытался взломать шлюзовые двери.
   Не сговариваясь, мы с Костиком рванули обратно. По дороге я раз сто обругал себя на чем свет стоит. По пути мы едва не налетели на испуганную Мышку. Хлопая глазами, девочка прижимала к груди олененка. Я бегло оглядел ее - вроде ни синяков, ни ран.
  - Что случилось? - нервно встряхнув ее, я бросил взгляд за последний поворот, который вел к рубке.
  - Пес украл яйцо и улетел.
  - Что? Погоди, как это украл...- я сделал глубокий вдох и передал девочку Костику. - Уведи к остальным. Я сам разберусь, - перехватив шокер, я активировал максимальный уровень.
  - Миротворец, я с тобой! - Мышка попыталась вырываться и даже укусила выругавшегося Костика за руку. Но наш ботаник держал ее крепко.
  - Нет, помнишь, что я говорил про мышек - они умеют сидеть очень тихо, когда нужно, - не оборачиваясь, я быстро пошел к мостику.
  'Род... псина, решил меня кинуть?'
   Вспомнились уклончивые ответы, намеки Ягуара, но я все еще отказывался верить в очевидное. И отчего-то сильно резало в груди с левой стороны. Уязвленная гордость, злость на собственную слабость... Нет, обида, почему-то я чувствовал только обиду.
  'Собаки самые верные животные'.
  В рубке обнаружился Стас, ткнувшийся носом в пульт управления. Приложив два пальца к сонной артерии, я убедился, что он всего лишь без сознания. Но на виске багровело здоровенное пятно. Хорошо его вырубили. Из обзорного экрана рубку поливал нестерпимый, почти болезненный свет - белоснежный Плуг величаво скользил к нам. Уже можно было разглядеть каждый его сегмент. Из чего состоял Плуг, не знали даже в Корпусе - но эта энергия сродни той, что придумал 'волшебник' Гелий. Многогранник уже почти принял идеальную форму. И хотя ни одна его плоскость и грань не были равны другой, в этой исковерканной фигуре присутствовала некая чудесная симметрия и порядок. Если не знать о его назначении, он мог бы показаться прекрасным. Лишенное управления последние несколько минут, 'Прозрение' отделилось от крайней грани и теперь дрейфовало меж двух самых разрушительных сил в галактике.
   Бросившись к пульту, я кое-как выровнял корабль. Но нужная грань уже успела переместиться так далеко, что догонять ее было бесполезно. Когда Плуг встретится с Орудиями Церна, мы превратимся в тонко рассеянную материю.
  Я оглядел кабину - постамент, где покоилось яйцо, пустовал. Не осталось и неуклюжего скафандра. На панели рядом со шлюзовыми дверьми горел тревожный индикатор. В слепящем свете, растворявшем даже черноту космоса, крохотная фигурка, болтающаяся на конце троса на пятисотметровом расстоянии, казалась почти незаметной.
  - Кхмм, как меня слышно?
   Скрипнув зубами, я включил модуль отраженной связи.
  - Слышно отлично, придурок. Это все ты устроил?
  - А вы поверили? Ну значит мне дадут Оскара, - в эфире послышался искаженный смешок Рода.
  'Весело ему'
  - Ты что задумал, возвращайся немедленно. Это должен был сделать я! - я старался не кричать и говорить спокойно, насколько спокойным можно быть в такой ситуации.
  - Да ладно, командир, у вас там и так куча проблем. Летите на домой, найдите жену, обнимите как следует, да покрепче. Мы тут повеселимся, а вы давайте, уматывайте отсюда с ребятами. Я тут справлюсь. Делов-то - поторговаться за непонятное нечто внутри скорлупы, кто даст больше, и тем и другим оно нужно позарез. По секрету - отдавать его я никому не собираюсь.
  - Совсем кретин, - я сжал переносицу. - Да они просто разнесут тебя, так, что потом части придется собирать по всем планетам.
  - План был дурацкий с самого начала.
  - Знаю, поэтому возвращайся.
  Со стороны пульта послышался слабый стон, потом ругань. Стас пришел в себя и поднял мутный взгляд сначала на меня, потом на болтающее несуразное нечто на тросе за иллюминатором. Стас с шипением втянул воздух, коснувшись затылка.
  - Чем это он меня? О, проклятье, Плуг! - он с горечью опустил руки. - Поздно. Нас накроет через пару минут. Могу провести по касательной по дуге Плуга, может тогда сумею выиграть немного времени.
  - Нет, подожди, мы должны вернуть этого дурака, - остановил я.
  - Он сам полез. Обрежем трос, чтобы дать свободу маневра. У нас же люди, помните?
  - Я сказал нет, - я задержал руку мужчины, потянувшегося к небольшому грузовому манипулятору на крыше, который между прочим был снабжен и ножницами по металлу. - Он - член команды. Я не оставлю его там. Хоть он и дурак, но один из нас.
  Стас развел руками в знаке: 'Я бессилен'
  - У вас не больше полутора минут. Если хотите что-то делать, лучше поторопиться.
   Я кивнул и мысленно создал паззл, наложив его на фантасмагорическую картину за окном - Фенрир, пожирающий месяц, инь и янь, стремящиеся к единению. Вечная борьба двух не сочетаемых начал, которые стремятся быть вместе. Если отвести 'Прозрение' всего на десяток метров правее, где две грани образовывали очень острый угол, можно сразу прыгнуть по петле искривленного пространства и подхватить Рода. Если расчеты верны... Да. Последняя деталька паззла легла на место, я сложил картину из тысячи осколков за десять секунд.
  - Да, понял, десять метров вправо, потом пятьдесят сантиметров вверх.
  - Самоубийство, - побледнел Стас. - Если нас засосет в искривление, мощи двигателей может не хватить.
  - Сделай так, чтобы хватило, - я бросился к спасательному шкафчику и начал натягивать обычный ремонтный скафандр. Я знал, что получу немалую дозу облучения, но этот дурень, играющий в героя на том конце троса, пригодится мне куда больше в живом виде. К тому же, он украл яйцо Погонщика. - Так я уверял себя, придумывая десяток причин, почему спасаю этого кретина. Но главная осталась одна - я не хотел терять пса, пока не узнаю, зачем он поступил так. Если окажется, что он украл яйцо для Корпуса - я лично убью его.
  - Эээ, командир, слышите меня? - я так и замер с одной ногой в скафандре. - Не вижу вас, но зная ход ваших мыслей, не напрягайтесь. Уже поздно. - я сосредоточенно натягивал костюм, пытаясь справиться с многочисленными застежками, как нас когда-то муштровали в армии на время. - Посмотрите в иллюминатор.
  - Чертов гад решил перерезать трос, - ошеломленно проговорил Стас. Путаясь в костюме я со всей возможной скоростью ринулся к пневмолифту, задраил шлюз вручную, пристегнул собственный трос и выскользнул наружу.
  На расстоянии пятисот метров от корабля Род замер, а потом начал сосредоточенно пилить трос.
  - Не выйдет! - оттолкнувшись от корпуса, я включил реактивные стабилизирующие струи, встроенные в спинную пластину костюма.
  Я слышал прерывистое дыхание Рода в наушниках. Связь уже начала барахлить от близости великих энергий, готовых превратить этот участок пространства во что-то совершенно не похожее на космос.
   И лишь когда закончившийся трос резко дернул меня назад - я пролетел ровно половину расстояния - вдруг понял, что Орудия Церна и Плуг остановились. Род придирчиво осмотрел место пропила, а потом сделал мне знак - мол все путем. А я лишь мог беспомощно болтаться на тросе. Если перерезать свой, то возможно смогу при нужном угле падения добраться до парня на струях.
  Но пробившийся в эфир голос сбил с мысли.
  - Говорит командир экспедиционного корпуса Клепсидры Валерия Кайзер, Феникс, птичка, что ты задумал, дорогой? Ты ведь не хочешь торговаться?
  - Я...
   Однако, Род влез вперед меня.
  - Ошибочка вышла, Феникс задумал, а я решил испытать на практике. Правда я в школе не шибко ученым был, так, что если что пойдет не так - не обессудьте.
   За кадром раздался пораженный вздох.
  Неужели Валерия действительно не причастна к побегу пса? Тогда это все его идеи о жертвенности... Мысленно я отвесил парню хорошего пинка. Но что толку - все, что я мог - беспомощно болтаться на конце троса и наблюдать за разворачивающимися событиями.
  - Я просила его почтить меня своим присутствием лично, - в голосе Валерии звучало едва сдерживаемое раздражение.
  - Наверное он передумал, я за него. Это вам нужно? - в своем нелепом скафандре Род подбросил яйцо, оболочка которого уже стремительно зарастала льдом.
  - Я хотела бы получить и птичку. Но раз так, сделаю это в другой раз. Все равно далеко не упорхнет. Знаешь, канарейки привязываются к своей жердочке, так, что даже если их отпустить, они все равно вернутся обратно.
   Я скрипнул зубами - уверенность в собственной непогрешимости у этой женщины зашкаливала.
  - Отлично, уточню, как сильно вы его хотите? - Род повертел хрупкий предмет.
  - Что за глупости, естественно он мне очень нужен. С помощью него мы можем найти способ расправиться со Стадом еще в зародыше.
  - Отлично! Значит можно поторговаться.
  - Что ты о себе возомнил, пес?!
   "Пес?" - я вздрогнул. Кайзер назвала его так же как и я. И все еще казалось, что я упустил что-то важное.
  - О, ничего. Но раз он вам нужен так сильно, может спросим у другой стороны, как сильно его хотят ОНИ.
   На моих глазах начало происходить нечто выдающееся. Плуг остановился, из его середины показалась ярко-алая, переливчатая капля. Будто кровавая роса выпала в этот час. Капля росла, пока не отвалилась от дуги Плуга. Колеблясь и подрагивая, зигзагами, она начала двигаться к нам.
  Наконец, капля замерла на том же расстоянии, что и я от Рода. Поверхность стала матовой, а потом прозрачной. В эфире раздался судорожный вздох Валерии. Жаль, что в этот миг я не видел выражения ее лица. Наверное я и сам выглядел крайне глупо с разинутым ртом, едва не забыв, как нужно дышать в скафандре и закашлялся.
  Рогатый?!
  Однако, чем дольше всматривался, тем меньше находил сходство между существом в капле и призраком из леса моих снов. Алая хламида Погонщика укрывала плечи и голову. Лицо мало походило на человеческое. Казалось, будто монстр усиленно пытался выглядеть как человек, но явно не уверенный, что именно считать привычным для нас. Сквозь искаженные черты то и дело проглядывали другие, которые всколыхнули во мне нехорошие воспоминания о крылатых призраках, которые унесли с собой Ив. Крыльев я пока не заметил, но кто знает, что он прятал под просторной одеждой, похожей на чешую. Хотя с такого расстояния я не мог разглядеть выражение его глаз, показалось, что существо посмотрело точно на меня.
  - Проклятье, проклятье... голос Валерии исказился и пропал. Спустя полминуты от флагмана Корпуса уже отделился юркий катер. Обтекаемой формой и золотистым цветом обшивки он походил на сложившую крылья ласточку. Лишь один человек в Клепсидре владел достаточным состоянием, чтобы позволить себе судно с покрытием из чистого плазменного золота. Особым образом сжатые частички драгоценного металла слой за слоем наносили на корпус, который приобретал панцирь, по защитным свойствам сравнимый с оболочками боевых судов. Валерия решила вмешаться, дело становилось серьезным. Если у кого-то из сторон сдадут нервы, придется быстро вытаскивать Рода. Но достать парня сейчас было столь же невозможно, что ловить рыбу в мутной воде.
  - Стас, слышишь меня? - отключив внешний канал связи, позвал я.
  - Да, что там у вас?
  - Сам видишь. Можешь спрятаться за гранью, чтобы нас не было видно?
  - Думаю, это лишнее, мы и так невидимки в отражениях.
  - Проложи нам путь отхода, если все покатится к чертям и они решат биться за это яйцо.
  - Если волчица решит съесть оленя, мы окажется в роли неповоротливого медведя.
  - Мне нужен быстрый заяц-беляк, ты понял?
  - Хотите вытащить его?
  - Это не обсуждается. Я взял его в команду не для того, чтобы быть моим телохранителем.
  - Но именно так он и считает.
  - Придется его жестоко разочаровать. Как сделаешь, иди вниз и вели всем пристегнуться как можно крепче. Костю ко мне.
  - Вас смотать обратно?
  - Да, это нужно было сделать в первую очередь.
  - Простите.
  - Как попаду внутрь, переключи на громкую связь. Не хочу пропустить что-то важное.
  Я ступил ногой на палубу ровно в тот момент, когда модуль Валерии завис на равном расстоянии от Рода с Погонщиком. "Прозрение" дернулось и слегка изменило угол. Ссудя по взмокшему лбу Стаса, это легкое движение было сделано с ювелирной точностью и потребовало невероятных усилий. Я смотрел на чуть искаженную картину за гранью и слушал разговор.
  - Не испытывай мое терпение, - похоже я пропустил самое начало. Род явно сморозил что-то очень глупое и раздражающее.
  - Человек, эта вещь принадлежит нам. Где ты ее взял? - голос Погонщика был похож на шелест мелкого ледяного дождя, бьющего в окно ненастной ночью.
  - Нашел. А что касается права собственности, - тон Рода стал нахальным. - Я придерживаюсь старой философии - то, что нашел - твое.
  - Это яйцо передали главе копейщиков для нового гнезда на Ветре.
  - Знать ничего не знаю, - фигура в скафандре нелепо взмахнула рукой. - Хотя, постойте ка, кажется был какой-то тип с крыльями, ужасно уродливый. Ага, припоминаю, я ж его пришил.
   'Что он несет? Это сделал я!' - я закусил губу, но сдержался, чтобы прямо сейчас не наорать в эфире на глупца, который считал себя достаточно умным, чтобы вести двойную игру.
  - Что ты сделал? - крик Погонщика превратился в визг, а капля вновь на несколько мгновений стала непрозрачной и покрылась острыми шипами.
  - Я заберу тебя, на борт, живо, он же прикончит тебя! - заорала Валерия, когда несколько шипов пронеслись всего в полуметре от Рода, грозя прорвать скафандр. Но тот ловко увернулся, сделав кувырок и при этом едва не выронил яйцо.
  - Э нет, как-то не хочется снова садиться в клетку, благодарю покорно. Лучше послушаю, как вы будете скулить и предлагать мне лучшую цену.
  'Костик, ну где же ты, они же перегрызут друг другу глотки'
   На палубу вбежал задыхающийся Костя. Нельзя было терять ни секунды.
  - Так, слушай. Мне нужно, чтобы ты очень постарался сейчас.
  - Что делать? - Костик с разбегу прыгнул на свое место, натягивая наушники.
  - Можешь выяснить какую связь использует тот, что в капле?
  - Капле...- Костик бросил лишь один взгляд на картину за окном, чтобы оценить обстановку. - Скунду... есть. Простая, отраженная, иначе они не смогли бы настроиться на наши.
  - Отлично! - обрадовался я. - Тогда, перекрой на минутку каналы Рода и Валерии.
  - Зачем? - Костик с подозрением оглядел меня.
   - Ты ведь уже понял, так что не теряй драгоценного времени. Хочу поговорить с Погонщиком.
  - И? - умный парень.
  - А когда закончим, можешь вырубить меня как следует.
  - Командир, вам никто не говорил, что вы - псих.
  - Кроме вас - никто, спасибо за честность, - усмехнулся я. - Я доверяю тебе и Стасу. Когда я упаду, нужно быстро сматываться, но прежде затянуть этого дурака обратно. Любой ценой, понял?
  - Сделаем, командир, как всегда. Обрезал два потока... Знаете, это почище, чем искать нужный проводок, чтобы обезвредить бомбу, - напряженным голосом сказал Костик. Но все же, примерившись, стер нужные строки на зеркальном экране и поспешно передал мне наушники. Краем глаза заметил, то Стас тоже начал действовать.
  'Ну, парни, не подведите'.
   Я прикрыл глаза, позволяя нейросенсорам приспособиться и создать трехмерную картинку. На деле это выглядело так, будто я оказался в алой капле рядом с Погонщиком - это было изобретение Кости, с которым он носился по всем инстанциям, но в Корпусе его считали чудаком и не относились серьезно. Все равно образ собеседника создавался лишь из спектра чувств говорившего. Я помнил, как выглядят Погонщики слишком хорошо и мне не нужно было представлять, что получится.
  - Кто здесь? - спросил он. - А, это ты. Вай нашел тебя, а потом связь оборвалась.
  - Я убил его, - наш разговор был крайне странным. Но мне нужно было выиграть время.
   В ушах взорвался скорбный вой. К проявлениям эмоций Стада привыкнуть было невозможно. Обыкновенно равнодушные ко всему, они могли обрушить на тебя такой спектр чувств, что разрушал всю нервную систему.
  - Он стоял между нами и свободой и я убил его, - повторил я.
  - Зачем?
  - Он задал тот же вопрос. Это выживание. Вас никто не звал на Ветер.
  - Тебя тоже.
  - Я искал дочь, которую вы, гады, забрали у меня.
  - Осторожнее, человек, хоть насчет тебя был особый приказ, я могу сказать, что ты погиб в несчастном случае. Энергии, которыми вы играете - пугающие, - во взгляде Погонщика на миг проскользнул настоящий страх.
  - Интересно, а что сделают твои хозяева, если я не стану с вами торговаться и потребую отвезти меня к дочери в обмен на ваше драгоценное яйцо.
   Погонщик замолчал так надолго, что казалось, он просто заснул. Никак не удавалось уловить фокус его взгляда. Хотя я понимал, что это лишь иллюзия и по настоящему мы находимся слишком далеко друг от друга.
  - У меня нет таких полномочий.
  - Тогда мой друг просто раздавит яйцо и оставим все как есть. Не думайте, что я собираюсь вам помогать. Но и Корпусу тоже. Я сам по себе.
  - Чего же ты хочешь, человек? - прошелестел Погонщик.
  - Вернуть дочь.
  - Ты слишком настойчив. Это невозможно.
  - Ты сам сказал, что не главный. Дай мне поговорить с тем, кто что-то решает у вас.
  - Нельзя.
  - Ты так решил?
  - МЫ так решили.
   Я приготовился. Если изобретение Кости не сработает на чуждой человечеству расе или сработает не так, скорее всего меня и вырубать не потребуется. Кома - лучшее, что меня ждет - вспомнились все предупреждения подчиненного. Но риск стоил того. Сосредоточившись, я представил подкову - идеально правильная стальная подкова с двумя полярными диодами на концах. И эти диоды я со всей силы мысленно всадил в виски Погонщика. Тот взвыл и отшатнулся. Капля угрожающе раздулась, а потом пошла трещинами. Ответная пси-атака едва не лишила сознания, но я выдержал, сосредоточившись на подкове-считывателе. Проникнуть в чужой мозг - опасно само по себе тем, что можно невольно перенять сознание оппонента или быть затянутым в него целиком.
  Пробраться в мозг, устроенный по совершенно иным законам, чем людской - как пытаться исследовать Черную Дыру подвешенным на тонком тросе ощупью, в кромешной тьме. Я плыл, метался то вверх, то вниз, не разбирая пути, наудачу искал хотя бы какое-то упоминание о дочери. А на меня обрушивались картины выскобленных до блеска уничтоженных планет, бесконечной вереницы Стада, перебирающейся из одного покоренного мира в другой. Неясные пейзажи - словно слепленные из скатанной в комки паутины, невысокие, словно стеклянные хвойные деревья, звенящие на ветру всех оттенков алого и фиолетового. И чаще всего эти картины накладывались поверх того гигантского нелепого сооружения, похожего на яйцо, которое я постоянно видел во сне с Рогатым. Но ни одного упоминания об Ив. Я уже почти отчаялся, когда в сознании борющегося с 'подковой' Погонщика мелькнуло нечто до боли знакомое - я был уверен, что видел один из рисунков Ив.
  Впервые на нем не было цефеида. Рисунок в непривычной для нее реалистичной манере. Но то, что изображалось на нем, повергло в шок - на мирной лужайке на опушке леса, в котором я безошибочно узнал участок нашего загородного сада, сидела девочка с короткими вьющимися волосами с бумагой и кистью в руке, а напротив нее - крылатое существо. Нарисованное нетвердой детской рукой, оно выглядело невероятно живым. Тот самый крылатый, что унес Ив из дома. Отчего-то я сразу понял, что этот рисунок не был лишь плодом воображения, а тот, кого она рисовала - тот самый Погонщик, что говорит со мной. Рисунок растворился, когда чужаку удалось справиться с подковой. Но я уже позабыл обо всем. Мыслить ясно я уже не мог.
  - Ты видел ее? Ты приходил к моей дочери и раньше? Пока меня не было? Что вы с ней сделали? Чем одурманили?! - Не задумываясь о том, что руки - лишь продолжение виртуальной ярости, я набросился на Погонщика и полоснул по груди твари сложенной наподобие клинка ладонью. Он ответил ударом хлыста - небрежным, но настолько сильным, что я ощутил как завибрировало от боли все тело. Все еще дрожа, я наплевал на боль и вцепился в горло чужака. Неожиданно тварь взревела и оттолкнула меня, схватившись за дымящуюся кожу. Оказалось, там, где моя мысленная правая рука, покрытая необычным инеистым узором, коснулась тела крылатого, остались глубокие ожоги.
  Невозможно! Я ведь даже не касался его физически. И все же, Погонщик испытывал дикую боль. В момент, когда наши тела соприкоснулись, я смог 'вырвать' у него воспоминание о рисунке Ив - картина лежала на полу в ворохе других - на прозрачном точно застывшая поверхность океана, скованного льдом, полу. А под ним застыли, замороженные навсегда, диковинные цветы и насекомые. Где находилось это место, я не имел понятия. Но был уверен - найду его, отыщу и дочь.
  Однако, я отвлекся и получил ответный удар такой силы, что едва не потерял сознание. Меня начало затягивать внутрь алой капли. Погонщик явно решил наплевать на какие-то данные ему приказы насчет меня, хотя я в них не верил изначально.
  - Черт, извини, - послышался голос Костика, и на сей раз сознание улетело далеко, но уже от стараний парня. Он все сделал правильно, но слишком рано!
  Все же я выпал не полностью. Одна часть меня все еще наблюдала за происходящим на поле боя. Взвыв от досады, Погонщик повернул каплю обратно. Выругавшись, Валерия упорхнула тоже. Остался только Род, старательно, с каким-то маниакальным усилием перепиливающий трос. В конце концов его усилия увенчались полным успехом, всего лишь за пару мгновений до того, как нарощенные манипуляторы 'Прозрения' под управлением Стаса готовы были схватить его. В итоге кораблю достался лишь обрывок троса, а кувыркающийся Род с яйцом уносился к "жерновам".
  Плуг и многогранник Церна вновь начали движение, но на сей раз осторожно, явно намереваясь остановить и блокировать Рода. Реальность начала разваливаться на куски, когда две такие несвойственные друг другу силы оказались так близко. Фигура Рода в нелепом скафандре отсалютовала нам и скрылась за изломом грани, а следом в нее вгрызся Плуг.
  'Прозрение' подернулось рябью и обрело с десяток своих копий, которые рванули с места сразу в десяти направлениях, по пути теряя нужные и ненужные запчасти. Мы крутились в отражениях, пытавшихся сделать из нас идиотов с промытыми мозгами, кривляясь и показывая искаженные варианты прошлого и будущего. Наконец, прорвав последнюю петлю замкнутого времени, кораблик все же вырвался и на всех парусах помчался от места, где само пространство пожирало само себя.
  
  И снова был снег...
  Я отвернулся и побрел по широкой просеке, торя дорогу через высокие сугробы по направлению к возвышающемуся над лесом яйцу. И когда я уже подумал, что пусть свободен, Рогатый вновь появился точно хранитель этого места в десяти шагах от меня.
  - Дальше тебе нельзя, - он поднял ладонь.
  Я послал его к черту и побрел вперед.
   Рогатый превратился в вьюгу и накрыл меня с головой, но я выкарабкался из сугроба и пополз дальше. Заснеженная поляна впереди разверзлась глубокой расщелиной, но я смело шагнул прямо в бездну, догадываясь, что это всего лишь иллюзия. Стволы вековечных елей падали, превращая путь в бурелом, но я упрямо полз к прогалине. Остались последние метры до открытого пространства, усеянного чем-то сверкающе-слепящим, По спине будто огнем прошлись. Обернувшись, я увидел как алые капли крови падают на девственный снег с рогов проводника. Моей крови. Я сделал шаг, другой, повернулся и начал оседать, чувствуя чудовищную слабость.
  - Я пойду дальше.
  - Не сейчас, - Рогатый качнул головой и алое ожерелье вновь украсило нетронутый наст.
  - Я все равно разрушу твою сеть.
  - Разрушение в природе людей, - произнес Рогатый. И укоризна в его глазах отчего-то уязвила.
  - Кто бы говорил, - усмехнулся я и попытался подняться, однако, лишь глубже увяз в последнем сугробе.
  - Мы готовим почву для нового, а вы только сеете, сеете и сеете, не обращая внимания, как истощаете землю. И еще играете с энергиями, которые пугают даже нас. Орудия Церна опасны.
  - А ваш Плуг?
  - Вопрос на вопрос - путь в никуда.
  - Я здесь не в словесные игры с тобой играю.
  - Я уже защищал тебя несколько раз, но больше не смогу. Мне велели держаться от тебя подальше.
  - Очень верное решение.
  - Наверное я предам своих, если скажу, - Рогатый завернулся в крылья и встал вполоборота.
  - Не стоит играть в благородство. Для вас это противоестественно.
  - И все же, ради нее той, что послала меня, я скажу. Возвращайся на Землю, - Рогатый сделал паузу, будто ему очень не хотелось произносить следующее. - Мы выбрали следующую цель, но не для гнезда. Это месть за не вылупившегося птенца, которого твой друг уничтожил в момент взрыва. Сейчас его не рожденное ' я' уже летит в объятия отца и матери.
  - Земля... - внезапно я понял, что он имел в виду. - Вы нацелились на нас? Чего стоили все твои уверения в миролюбии и помощи?!
  - У нас я решаю далеко не все. Есть те, кто не верит в то, что все твои чувства удастся пробудить как нужно.
  - Какого черта... чувства? При чем здесь мои чувства? Все, что я чувствую сейчас - желание придушить тебя.
  - Это естественно. Но естественные чувства самые сильные. Используй их бережно, не дай им сожрать себя, прежде, чем придешь ко мне.
  - Если только чтобы снести тебе болтливую голову и забрать Ив. Отвлекал меня, пока ваше Стадо нацелилось на Землю? Вы и Корпус заманили в ловушку.
  - У нас разное восприятие времени. Мы не подозревали о таком явлении как месть, но оно появилось после того, как твои люди расправились с яйцом. Прости.
  Я ничего не ответил, приготовившись к схватке, если Рогатый не отпустит меня. Но он просто прошел мимо и боль в спине вернулась. С криком я повалился ничком и понял, что задыхаюсь, уткнувшись лицом в подушку.
  
  Спина превратилась в сплошную зарубцевавшуюся рану, панцирем стянувшую кожу. Застонав я попытался отвернуться от ужасного света, бившего в глаза.
  - Тише, командир, глаза не пострадают, это всего лишь фонарик, мы и так выбрали самый слабый, - за светом послышался голос Глеба.
  - Но он слишком яркий, убери его, убери, кому говорят, не видишь, что ему плохо, - шикнула Травка. Комната перед глазами превратилась в чересполосицу света и еще более яркого света. Даже с закрытыми веками я все равно ощущал этот свет. А тот, что просачивался из-под двери - неистово-алый, тревожный свет аварийного сигнала, был просто невыносим.
  - Что со мной? Что случилось? - простонал я. - Где Род?
  - Снова эта псина, я так и знала, что первым делом командир вспомнит про него, - расстроилась Травка.
  - Так он и правда остался... - оттолкнув размытые силуэты, которые пытались удержать меня всеми силами, я скатился с койки. Не обратив внимания, что совершенно нагой, рванул на себя перегородку двери. Хлынувший оттуда свет превратил меня в растение.
  - Я же предупреждал, куда вы смотрели?! - голос Кости едва не разорвал перепонки.
  'Только не кричите!' - Я бы заорал сам, если бы не знал, что это усилие наверняка снова вырубит меня.
  - Свет, да вырубите кто-нибудь тревожку! - наконец кто-то догадался выключить весь свет. Блаженная темнота растеклась вокруг и я смог хотя бы соображать.
  - Отведите меня на мостик, я должен видеть, что произошло, - я старался говорить разборчивым шепотом, но меня поняли с третьей попытки.
  - Ну уж нет, командир, в таком состоянии ты опасен прежде всего для себя. Лучше отдохнуть.
  - Это приказ! - пришлось повысить голос. Распластавшись по стенке, я выставил перед собой ладонь и был готов сражаться, если у кого-то появятся идеи снова уложить меня в кровать. Я достаточно отдыхал.
  - Плохая идея, да и бесполезная.
  - Мы возвращаемся, я сказал.
   Упрямство Глеба, несвойственное ему, начинало порядком злить.
  - Некуда нам возвращаться, батя, той области больше нет на звездных картах.
  - Как это...- я потер переносицу, пытаясь прояснить сознание и это немного помогло.
  - Как-как, ни Ветра, ни системы. Многогранник превратился в линию и слился с Плугом, а тот в свою очередь рассыпался снегопадом. Красиво было, - мечтательно протянула Травка.
  - Род? Что с ним? Может я и слеп, но не выжил из ума и мне можно говорить.
  - Командир, - как всегда более рассудительному Костику пришлось отвечать за всех. - Парень он бедовый, никогда таких не встречал. И чудной. Но одно дело разгадывать ребусы в журнале или в вашем случае складывать пазлы, а другое дело - реальная жизнь. Он решил поиграть в героя и закончил как герой. Я со Стадом видел, как он исчез. Его затянуло в одну из граней за пару секунд до того как по ней вдарил Плуг. После такого не выживают.
  Вот за что любил нашего Костика - так это за прямоту. Но сейчас я ненавидел эту его черту. Он просто не умел лгать и любые факты преподносил либо как истину, либо как ложь. Сейчас не было причин не верить и все же я отказывался.
  - Я не приму такой ответ.
  - Другого нет.
  - Я не приму...- пока сам не увижу то, что от него осталось, не поверю, что этот шелудивый пес мертв. А еще яйцо. Что-то Рогатый говорил про яйцо... Никак не удавалось собрать мозаику воедино. Голова готова была просто взорваться от огромного объема информации, которую недавно набили в нее, но я не мог вспомнить ни одной осмысленной фразы. Все лишь отдельные слова. Яйцо... нерожденный... Земля... Но я понимал, что забыл что-то еще. Одну недостающую делать нового паззла я просто потерял. Потянувшись, я схватил Костю за плечо.
  - Отведи меня в каюту. Я должен собрать эту головоломку. Пожалуйста.
  - Да вы же едва видите меня.
  - Отведи меня туда. Я должен подумать.
  - Хорошо.
  - Я провожу, - вызвался Глеб.
  - Ну и беспорядок тут, снова мне убирать, - вздохнула Травка за спиной.
  - Попытаюсь снова связаться с ребятками из Слободы.
  - А что? - я ощутил смутное беспокойство.
  - Да что-то помалкивают. И наши московские тоже. Может эта заварушка нарушила всю отраженную связь.
  - Попытайся еще.
  - Буду пробовать сколько нужно, - кивнул Костя и убежал в рубку, а я, опираясь на руку Глеба потащился в свою каюту.
  - Как наши шахтеры? - спросил я, хотя на языке вертелся совсем другой вопрос.
  - Более-менее, переживут. Мышка все рвалась к тебе.
  - Пусть приходит.
  - Как знаешь, может хоть она успокоит тебя.
  - Я спокоен.
  - Да ну?
  - Да, только скажи, почему мне кажется, что все и каждый мне врут. Чего я еще не знаю?
  - Батя, от тебя ничего не скроешь.
  - Может я и наполовину ослеп, но не дурак. Выкладывай, - мы остановились перед размытым контуром двери.
  - Земля не просматривается ни в одном диапазоне частот. Даже в инфракрасном.
  - Что еще? - сердце забилось так, что едва не выскочило из груди. Слепящий свет в дальнем конце коридора окрасился в красный я понял, что из-за меня Глеб был вынужден добираться почти ощупью.
  - И с Ириной мы не связались, но засекли странный сигнал. Всего на десять секунд.
  - Странный? Ты смеешься? Говори толком.
  - Батя, говорю как есть. Странный. Его передавал не человек и не аппаратура. Смешанного типа. Что-то типа живой материи Церна.
   Я потер глаза, но забыл про узор на тыльной стороне кисти и лишь оцарапал кожу.
  - Когда будем там?
  - Через несколько часов. Пока можно отдыхать.
  - Хвостов не притащили?
  - Нет, Костик бдил. Да и кто мог выжить в таком месиве.
  - Я видел другое... Да, - я вздохнул, зная что это рано или поздно придется сделать, - собери личные вещи Дуба и Кирки. Проведем обряд по всем правилам, когда достигнем Земли.
  - Этого предателя... хорошо, - я услышал как Глеб скрипнул зубами, но спорить не стал. Он знал, как я отношусь ко всем членам отряда. - А пса?
  - Лишнее.
  - Хотя, у него ничего и не было. Вот уж точно бродячий пес.
  - Его звали Род. И я не поверю, что этот парень мертв, пока ко мне не явится его призрак и не попытается напоить пивом за мой счет.
  - Рад, что вам лучше, - усмехнулся Глеб, хлопнув меня по здоровому плечу. - Если что понадобится, зовите меня. У Травки и так забот полно, нас сильно потрепало. Чтобы приземлиться, а не грохнуться, нам понадобится чудо.
  - Я верю в нее. Она - гений механики.
  - А то.
  
  - Что значит нет? - я подошел к пульту управления и лично проверил данные. Электромагнитное поле и правда пропало.
  - Я проверил, - Костик даже очки поднял на затылок, от усердия закусив язык, он пытался отыскать в визуальном эфире хотя бы один маячок.
  - Все маяки пропали. Даже на Деймосе и Луне. мы идем вслепую.
  - Не вините меня, если мы врежемся в Землю, - Стас потянул руль на себя, пуская корабль в бреющее падение.
  - Что-то не так с Клепсидрой. Она какая-то неправильная.
  - Как это понимать? - я взял наушники и очки Кости, закрыв глаза, прислушался и вгляделся в до боли родной мир и понял, что ничего не чувствую. Даже во времена плановых ремонтных остановок торус продолжал светиться в десятках диапазонах. Но сейчас казался мертвой иссушенной оболочкой. 'Прозрение' медленно скользило по высокой орбите.
  
  Глава 22 - Меня зовут Гелий.
  - Спустись ниже, - велел я.
  - Но мы попадем в поле действия охранного периметра Церна. Даже можно только на геликоптерах.
  - Стас, кто здесь командир ты или я? - пришлось напомнить о субординации, чего я страшно не любил делать.
  - Вы конечно. Но я не гений и не могу предчувствовать, когда нас начнут расстреливать.
  - Мне кажется, этого не будет. Взгляните, это ведь Слобода? - Глеб соорудил себе что-то наподобие костыля и теперь выглядел как старый морской волк. Оставалось удивляться, как он дотащил меня на каюты.
  - Тебе хуже? - спросил я, с беспокойством оглядев здоровяка.
  - Не хуже тебя уж точно.
  После того, что произошло, Слобода выглядела как пораженное молнией сухое дерево. И все же где-то у самых корней все еще теплилась жизнь. Но сейчас не осталось ничего, ни одного огонька не светилось в глубине развороченной воронки. А дальше начинался верхний город. Точнее должен был начинаться, на его месте раскинулось огромное замерзшее озеро, будто художник-гравер оставил штамп на чистом листе бумаги. Идеально ровная поверхность, чуть загибающаяся за края горизонта, там, где торус уходил за пределы видимости.
  - Вам это ничего не напоминает? - поежилась Травка. - Мне как-то не хочется смотреть, что там внизу. Давайте не будем спускаться на лифте.
  - Он и не работает, - Стас пустил "Прозрение" по спирали вокруг того, что прежде было орбитальным лифтом. А теперь представляло собой лишь обрывки арматуры, да рваных нитей.
  - Да уж, будто Стадо прошлось. В спешке собирались на встречу с нами? - предположил Костик и осекся, увидев как я изменился в лице.
  - Плуг... они были здесь.
  - Бред, хочешь сказать, что Стадо настолько обезумело, что решилось наплевать на Церн?
  - Церна не было, его вырвали с корнем и использовали у Ветра, - все в рубке с разными чувствами уставились на пустые глазницы озер, почерневшая трава безвольно колыхалась меж ними.
  - Странно, я услышал передачи только когда мы подошли к самой Клепсидре. А раньше все будто экранировало. Невнятные и отрывочные, но это точно передачи из района Южного Полюса, есть еще из Сибири и Центральной Европы. - Костик сверился с записями. - Они напуганы, многие в панике, но я не слышал безнадежности. А главное те, кто это передают, в своем уме. Стадо ведь так не работает, да?
  - Нет, - я пропускал через себя бесконечно повторяющиеся сигналы сос, затопившие эфир, едва мы спустились чуть ниже уровня торуса. - Это работа Плуга, его ни с чем не спутать. Но Стада здесь больше нет, а люди остались.
  - Бред, Стадо никогда не оставит тех, кого может сделать своей частью.
  Пальцы стиснули грудь, глаза поневоле искали крошечную точку, притаившуюся у светлого пятна на берегу Финского залива. Даже если Прозрение еще переваливало через Южный тропик и Марьинки мы никак не могли увидеть.
  - Они прилетали не за новыми членами. Это месть за своих, уничтоженных у Ветра и тем, кто уничтожил их драгоценное яйцо.
  И теперь становилось ясно, почему мы не смогли расслышать сигналы на подлете - большую часть планеты, почти до самого экватора, покрывал толстый снежный слой, местами уже превратившийся в лед. Что бы ни сделало Стадо, но солнечные лучи теперь могли прогреть лишь малую часть Земли. Захватчики не стали церемониться - вместо медленного изменения Плугом, они просто стерли с лица Земли все признаки теплокровных - заморозив ее. Воспользовались нашей слабостью. Из-за установки Клепсидры пришлось пожертвовать кое-какими защитными механизмами планеты, которые она копила миллионами лет, и слегка изменить орбиту. Стоило ослабнуть защите, и климат - тонко сбалансированная система - разладилась, чем не преминуло воспользоваться Стадо.
  - Командир! - я осекся, в удивлении посмотрев на Травку, которая залепила мне пощечину, а сама схватилась за рот.
  - Прости, но мне стало страшно.
  - Страшно? От правды?
   И тут я увидел лица членов экипажа - все, даже Глеб смотрели на меня так, будто на полоумного и чрезвычайно опасного типа.
  - Что?
  - А ты не помнишь, что, батя? - Глеб осторожно взял меня за руку и развернул к экрану передачи данных. Обыкновенно там всплывали сведения о состоянии корабля или текстовые сообщения, если собеседники экономили на отраженной аудио-связи. Но сейчас там строчка за строчкой были выведены слова, которые я только что говорил. Даже интонация и паузы обозначены заглавным шрифтом.
  - Что за...
  - Хотел бы я знать, - присвистнул Стас. Пока мы смотрели, экран начал светлеть, свет стирал строки в порядке их появления, пока не собрался в центре экрана. А потом тот затрещал и из него выпорхнула шаровая молния размером с голову человека и заскакала по комнате.
  - Назад все, назад! - я отгородил друзей рукой.
  Новая вспышка, треск, запахло паленым, когда мячик ударился о контроль переборок, а потом отскочил, точно сам ожегся и попал точно по системе позиционирования. Корабль шатнуло.
  - Черт! - не выдержав Стас вскочил с места и схватил первое попавшееся под руку - это оказалась подзорная труба. - Она же мне все здесь разнесет. Нужно выбросить ее за борт. Молнии притягиваются к высоким предметам. Попробую использовать ее как манок. - Он замахнулся, а потом отвел трубу в сторону окна, потом снова повторил тот же маневр.
  Я понял, что произойдет мигом раньше, чем Стас, и лишь успел пригнуть голову парня и отбить ринувшуюся словно в атаку молнию в стену. Благо, на ней не было особо ценных приборов.
   Молния зашипела совсем как рассерженный кот, а потом послышался неясный смешок. Да нет, показалось...
  - Похоже, она рассердилась на тебя, лови! - Костик перекинул мне внушительных размеров циркуль, разложив который я получил нечто вроде короткого копья.
   Молния уж была на полпути и неслась с ясным намерением изжарить меня. Но я встал наизготовку как заправский игрок в русскую лапту, и когда та оказалась рядом, послал ее в полет аккурат к иллюминатору. Для таких незваных гостей препятствий не существует, поэтому на полной скорости молнию вынесло наружу.
  - Так-то, - тяжело дыша я опустил 'биту',
  - У нас проблемы, - Глеб подошел к иллюминатору. - Взгляни сам.
   Я так и сделал.
   Вылетевшая молния не исчезла, а присоединилась к своим собратьям, которые хороводом окружили 'Прозрение'. Стас отчаянно манипулировал управлением. Скорость пришлось снизить до минимума. Если хотя бы одна из молний вопьется в двигатель, кораблю несдобровать. Хоровод окружил корабль и двигался вместе с ним, будто пересмешник повторяя все маневры.
  - Я не могу скорректировать курс.
  - Я пытаюсь наладить систему позиционирования, погоди, - Костик отчаянно манипулировал приборами.
  - Подождите, смотрите, что-то меняется, - я поманил остальных. На глазах хоровод превратился в рассыпавшиеся четки. Соседние бусины-молнии начали нанизываться, вплетаясь во все больший клубок, пока наконец не получился плюющийся мелкими искрами слабо-золотистый шар не меньше половины диаметра нашего корабля.
  - Вот это да, что это за явление такое? - нацепив очки, Костик начал снимать нечто, повисшее по ту сторону иллюминатора.
  - Красиво, - откликнулась Травка.
  Даже в почти герметичный корабль просачивался слабый запах озона. Для моих все еще не совсем оправившихся глаз зрелище было почти нестерпимо-ярким. Пришлось загородиться рукой.
  Так шар висел, словно изучая находившихся на мостике, а потом заговорил. После встречи с Рогатым я думал, меня уже ничем не удивить, но я ошибался.
  - Приветствую, гости и благодарю, что снова дали мне возможность общаться. Статик-импульс вашего корабля поменял мою неправильную полярность.
  - Оно живое? - Костя ткнул пальцем в шипящий клубок.
  - Наверное голограмма, - предположил Глеб.
  - Голограмма, которая чуть не разнесла мой корабль?
  - Забавно, как думаешь, что это, командир? - спросила Травка.
  - Думаю, лучше спросить его самого, - подойдя к стеклу, я положил ладони на гладкую поверхность. - Слышишь меня? Если ты не просто проекция, назови себя.
  Снова раздался смешок, будто существо или же вещь забавляла сама ситуация.
  - Простите, но меня мало кто знает в лицо. Обычно я выгляжу не так, большая часть моего сознания собрана в одном месте. Была собрана. Но в результате недавнего прискорбного инцидента, мое хранилище разрушилось и я обрел свободу, - показалось будто шар приосанился и на его передней части проступили едва уловимые черты мужского лица с длинным крупным носом и глазами с чуть опущенными уголками. Выражение лица можно было назвать исключительно скептически-насмешливым. Да он издевается! - Простите, что не представился сразу, - на этот раз голос обрел силу эха и торжественного резонанса. - Мое имя Гелий, и я создатель кольца вокруг этой злополучной и чудесной планеты, которую так варварски разрушили те, кто ни черта не понимает в тонкостях науки. Невежды!
  
  Глава 23 - Ждать и выслеживать.
  Вдохнув полный глоток едкого, с привкусом паленой проводки воздуха, она поняла, что жива.
  - Жива! - радость от сознания этого факта пересилила даже боль в левой руке. Подняв конечность, Валерия несколько секунд смотрела как кисть болтается под невероятным углом, а потом расхохоталась. Сломана. Но то, что боль существовала, означало, что она все же выжила.
  Перевернувшись на живот, женщина закашлялась от пыли, попавшей в горло и поползла к выходу из искореженного флагмана. Корабль молчал. Валерия не чувствовала биения сердца машины, а значит они или дрейфовали где-то в космосе или упали на что-то твердое. Но в любом случае оставаться здесь нельзя. Примешивающийся к запаху гари оттенок горечи, подсказал, что остатки топлива уже смешались с воздухом и сейчас образуют нестабильные соединения. Голова кружилась не только от взрыва и удара, но и явно от яда.
  Коридоры были завалены обломками, перегорожены точно сетью паука-монстра обрывками силовых кабелей. Момент взрыва застал Кайзер на ружейной палубе, а то, что очнулась она уже у мед-части показывало, как ей повезло. Нано-волокла, встроенные в мундир наподобие бронежилета, чудом спасли ей жизнь. Дыры в ткани показывали, куда в ином случае могли воткнуться железные стержни и отстрелить осколки.
  Попытавшись приподняться, Валерия поняла, что ноги не держат. Зажмурившись, она попыталась уверить себя, что это лишь временный паралич от контузии. Спустя минуту или две женщина полностью выровняла дыхание. Все это время она чутко прислушивалась. Кроме стонов умирающих и скрипа смертельно раненого корабля, откуда-то снаружи донеслись звенящие звуки. Кто-то там пытался пробиться сквозь толстую обшивку.
  "Значит мы уже не в космосе", - хоть одна хорошая новость.
   То, что произошло сегодня, по правде говоря оказалось самым страшным, что Валерия видела в своей жизни. За все свои тридцать пять лет она встречала не так много вещей, которые могли ее испугать, а уж тем более привести в смятение. Но сегодняшний день закончился катастрофой. И дело даже не в потере большей части флота Корпуса и Орудий Церна. Они упустили Феникса и яйцо. В итоге, все, что она получила - жизнь и знания. Последние были важны, несомненно пригодятся в будущем. Первое она ценила куда больше. Но второе понадобятся когда придется объяснять начальству все случившееся, включая самовольное решение по извлечению Орудий Церна из Клепсиды. На самом деле, привези она яйцо, и объяснять бы не пришлось. Но сейчас придется очень сильно извернуться, чтобы доказать глупцам из правительства свою полезность.
   Расплывающимся от токсинов зрением она заметила, как замигал один из желтых камней на совершенно нелепом браслете на левом запястье. А, вот еще одна хорошая новость.
  - Так ты жив, ищейка, хорошо, - прошептала она. - Добудь его мне, слышишь, выследи его для меня.
   В ответ донеслось лишь нестройное шипение пустого канала.
   Нашарив на столике в мед-отсеке инъектор, Кайзер добралась до сейфа с сильнодействующими препаратами и вкатила себе двойную дозу. По крайней мере боль отступила. Валерия заметила, что стенки асбестовой капсулы еще целые. Забравшись внутрь, она кое-как задвинула за собой створки и нажала на программу восстановления. Такой ее и нашли- свернувшуюся клубком и стучащую зубами от холода. Но наткнулись на нее совсем не те, кого она ожидала. Когда среди дыма и падающих искр от горелки перед ней появилась крылатая фигура с хлыстом, Валерия закричала. Кричала она не долго. Хлыст затянулся на шее главы Исследовательского Корпуса.
  
  
   Хищник шел по следу, неровными зигзагами, то возвращаясь назад, то ища обходные пути. От астероида к астероиду, по малым и большим лунам, пока, наконец не окунулся в свет родного солнца. Звезда класса G показалась слишком тусклой по сравнению со слепящим светом остатка пульсара, который разбросало по внушительной части галактики.
  Атарна заурчала и свернулась клубком, наконец избавившись от чувства тревоги.
  Рука в черной перчатке погладила все еще вздыбленный и мокрый загривок кошки. Ягуар гладил ее так, пока большая кошка не заснула. Потом он освободил ее сознание. Дальше нюх зверя бесполезен. Все запахи становились неправильными и какими-то чужими. Он и сам не узнавал этого места. Что чувствовал Ягуар, когда видел оголенную, беззащитную, почти мертвую планету под названием Земля, он не знал. Но не сожаление и боль - это точно.
  Земля никогда не была его домом. На Земле остались его люди, члены его стаи и о их судьбе он немного беспокоился. Но не слишком. Если нужно он наберет новую стаю. Пока же белоснежная и девственно чистая планета казалась ему в какой-то мере прекрасной. Лишенная своей грязи, в которую ее ежедневно погружал человек. А еще она стала лишним напоминанием о цене гордыни человечества и его худшего представителя в лице Валерии.
  Стадо были чужаками, они бы с радостью убили Ягуара при встрече, как это сделал бы и он с каждым из них. Но сейчас охотник понимал их желание очистить мир для чего-то нового, чем он станет совсем скоро. И то, что след привел именно сюда, осложняло дело. Найти всего одну птичку, пусть и возрождающуюся из пепла в белоснежном аду - дело не из легких. Но Ягуар знал одну хитрость, которая была в крови у всех охотников: Зная повадки жертвы - знаешь как ее выследить. Все жертвы делились на два вида - те, кто прятался и спасал свою шкуру и те, кто пытался защитить. К счастью птичка-Феникс относился ко второй группе. Осталось найти то, что он захочет защитить раньше и устроить засаду. То, что Ягуар любил больше всего - ждать и выслеживать. Терпение - главное достоинство хорошего охотника.
   Ягуар направил корабль к теневой стороне планеты. Пока можно будет подумать о том, чему свидетелем он стал недавно.
  
  Глава 24 - Помоги мне отыскать путь.
  - Это шутка? - побледнев, Травка прижалась к Глебу. Тот приобнял ее рукой. Стас даже забыл, что нужно следить за приборами. Пришлось прикрикнуть на него.
  - Мы все равно не движемся. Что-то активировало геостационарную подушку. Что за черт... Это невозможно, у Земли почти исчезло статическое поле.
  - Нет это не шутка, - я сделал знак оставаться на местах, заодно выбив из рук Костика мгновенный запечатлитель.
  - Не смей снимать! Это и правда вы? - я положил ладони на стекло, в пальцы вонзились крохотные молнии, защекотав кожу. Это не было неприятно, скорее наоборот. Шар с лицом легендарного физика-гения, которого превозносили выше Эйнштейна, подлетел ближе. На меня взглянули два наполненных мудростью тибетских мудрецов глаза.
  - Как видите, это все, что от меня осталось. Должно быть когда та дерзкая девочка, Кайзер, вырвала с корнем мои глазные линзы и увела вместе с сердцем, голова тоже обрела свободу.
  - Он точно гений? - усомнился Глеб.
   Послышался легкий смешок и маленькая молния впилась в нос охнувшего парня. Глаза того закатились и он осел на руках насмерть перепуганной Травки.
  - Что он с ним сделал?!
  - Просто не люблю невежд.
  - Это член моего экипажа, и делать такое с ними могу только я.
  - Да ну? - усмехнулся Гелий.
  - Ты ведь не случайно налетел на нас.
  - Нет, не случайно. Вы - единственный корабль, который в настоящее время может двигаться в атмосфере планеты. Какое-то особое покрытие, - Гелий потерся о корпус. Еще пара вспышек и два стабилизатора вышли из строя.
  - Эй! Пусть держится от корабля подальше.
  - Вы слышали? - попросил я.
  - Извините, никак не привыкну к своему новому телу.
  - Кто сделал такое с вами?
  - Я сам разработал эту технологию, - признался ученый. - Не слишком приятно, зато я вижу и знаю все. В последние часы мне пришлось пережить не самые лучшие моменты, но теперь я свободен и могу летать где хочу в атмосфере планеты, - шар сделал кувырок, а потом начал медленно поворачиваться вокруг оси. Голова тут же закружилась, казалось, что 'Прозрение' тоже начинает вертеться.
  - Перестаньте. Если вы здесь не случайно, значит или поможете нам или попытаетесь остановить. Вы служите Стаду? Они перепрограммировали вас?
  - Ха-ха, считаешь меня программой, мой друг? - брови сердито нахмурились. Сейчас он казался еще больше похожим на сварливого старика. Насколько я помнил, когда мир узнал о смерти создателя Клепсидры, ему было чуть за сотню.
  - Вы - просто сознание, записанное в матрицу, - на всякий случай я отступил от стекла, но нового выпада не последовало.
  - Снова ошибаешься, мой молодой друг. Я и есть Гелий, его разум. Как я вычислил незадолго до смерти - самый верный способ сохранить сознание - просто перевести его в другую энергетическую форму. Я подсмотрел этот способ у тибетских учителей. Хотя не думаю, что даже учителя пережили то, что сотворили с планетой эти крылатые.
  - Вам это кажется смешным? Зачем вы здесь? - я начал злиться. - Если только чтобы поиздеваться и похвастать интеллектом, лучше оставьте нас в покое. Мы кое-кого ищем.
  - У меня нет определенной цели. Могу я помочь вам в ваших поисках? - в голосе Гелия послышалось что-то похожее на любопытство
  - Нет, если только не сможешь отыскать двух человек на целой планете.
  - Хмм, на планете не осталось живых существ.
  - Что ты сказал?!
  - Тише, - Костя положил ладонь мне на плечо. Сознание замутилось. Кровь ударила в голову. - Мы и так это видим.
  - А у тебя интересный друг, может побеседуем как-нибудь о занимательной науке? - предложил Гелий. - Ах да, в качестве одолжения другу скажу, что признаков жизни не обнаружено на поверхности. Но я зафиксировал ее под землей.
  - Откуда тебе знать? Даже если ты Гелий, то был связан только с Клепсидрой.
  - Опять ошибочное суждение, к тому же предвзятое, - если бы у шара из молний был палец, сейчас он несомненно покачал бы им. Шар потек и внезапно рассыпался лучами, каждый из которых унесся в какую-то точку Земли, которая плыла в паре десятков километров под нами. - Я не сказал тем, кто решил меня похоронить, что предусмотрел заранее свою скуку. Крутиться по орбите вместе с торусом - хоть и почетно, но ужасно надоедает. Поэтому я просочился вниз через систему орбитального лифта и внедрился в каждый узел отраженной связи. Я мог быть кем угодно и где угодно. Иногда даже принимал человеческий облик. Люди пошли совершенно неразборчивые, и считали голограмму за одного из своих. Забавно было наблюдать за ними.
  - Ближе к делу, - прервал я. - Если вы не врете, и даже оставшиеся люди укрылись под землей, откуда нам знать, что они остались прежними? Я видел что делает Плуг с человеческим сознанием.
  - Они совершенно нормальные, могу вас уверить, ну разумеется кроме физиологических потребностей вроде голода и теплорегуляции.
  - Мерзавец.
  - Так меня еще никто не называл.
  - Я буду первым, - теперь предстояло принять единственно верное решение. Последняя проверка. Я почти уверил себя, что перед нами настоящий Гелий. Но существовала вероятность, что Стадо каким-то образом создало его копию, чтобы заманивать людей в ловушку. - Могу я задать один вопрос, прежде, чем мы начнем тебя развлекать.
  - О да, разумеется, с удовольствием отвечу на него. По вашей интонации я могу заключить, что это какой-то род логического теста.
  - Так и есть. А теперь просто ответь на вопрос. Настоящий Гелий знает ответ.
  - А ты, мой друг? - шар ученый улыбнулся, но я не повелся.
  - Надеюсь, что да.
  - Что за вопрос? - Гелий явно испытывал настоящий азарт.
  - Какова цель создания Орудий Церна?
  Повисла неловкая пауза.
  - И?
  - Это был вопрос.
  - Хах, смешно.
  - Что смешного?
  - Это был ответ на твой вопрос. Орудия Церна всего лишь шутка, смешная ошибка. Я не думал, что выйдет что-то вроде этого. Пффф, "Особо неустойчивое состояние", только невежды вроде ваших лбов из Аналитического Корпуса могли придумать такое сложное и пафосное определение.
  - Шутка? - из всех возможных и неожиданных ответов этот оказался самым необычным. По правде говоря не знаешь как реагировать на известие о том, что самое разрушительное оружие в галактике, сравнимое с Плугом Стада всего лишь глупая шутка сумасшедшего ученого.
  - Хорошо.
  - Я прошел проверку? - в голосе ученого звучала ирония. Похоже мы были для него настоящим развлечением. Не важно.
  - Да.
  - Чем я могу вам помочь?
  - Установи местонахождение двух людей по землей. Отказываешься? - спросил я, когда пауза затянулась.
  - Нет отчего-же, всегда любил сложные задачки, - вспыхнул шар. Все вновь едва не ослепли.
  - Больше не делай так. Можешь принять более спокойную форму?
  - А что не так? А, я понял, одну минуту.
   Спустя пару мгновений шар по ту сторону иллюминатора исчез.
  - И где он? - Стас нервно оглянулся.
  - Да пусть хоть вообще не появляется, - буркнула Травка, пытаясь привести в себя Глеба.
   На мостик заглянула Мышка, как всегда в обнимку со своим любимым оленем. Ах да, я же звал ее.
  - Эй? - позвала она. Теперь, когда этот чудной старик начал какие-то свои игры, я подумал, что идея пригласить ребенка сюда была не самой лучшей.
  - Тсс, тихо, встань в углу и не двигайся.
  - Мы еще кого-то ждем? - так же шепотом спросила Мышка. В волосах девочки затрещали остаточные разряды. И тут я понял, что произошла ужасная ошибка.
  - Что вы сделали с ней? - подбежав к девочке, я хотел схватить ее за плечи, но на меня взглянули глаза столетнего старика.
  - Просто эксперимент. Ну вы же хотели поговорить спокойно. Не волнуйся, - уверил Гелий. - Как только закончим, я верну малышке ее тело. Это не опасно.
  - Не опасно? - напряженно спросил я. - таскать в своем теле шаровую молнию? Если с ней что-то случится...
  - Я понял, поэтому поторопимся, - обняв игрушку, будто замерзла, девочка прошла к пульту управления. Стас покорно освободил свое место, все равно корабль никуда лететь не собирался. Сидение оказалось слишком высоким. Свесив ножки, девочка беззаботно болтала ими. Остальные члены команды постарались создать дистанцию между собой и этим чудаковатым стариком.
  - Хорошо, ты получил все, что хотел - покой и благодарных слушателей. А теперь расскажи. Ты знаешь, где найти мою жену, Ирину Лествичник?
  - Так не интересно, - девочка повертела игрушку и покачала рога оленя. - Кто сказал, что это будет рассказ. Давайте поиграем в три вопроса и три загадки.
  - Может выкинем это недоразумение с корабля и обойдемся своими силами? - предложил Стас.
  - Согласна, - поддакнула Травка.
  - А может... - начал было Костя, но потом махнул рукой.
  Решать как всегда досталось мне. И хотя методы старика Гелия были столь же эксцентричны как и он сам, я понимал, что выбора не было.
  - Хорошо, что за условия, какие еще загадки?
  - Можешь загадать мне три загадки, а я попытаюсь ответить на них так правдиво, как только смогу.
  - Что если ты просто блефуешь?
  - Уточню, - девочка перебросила мне игрушку. Я поймал ее, едва не выронив от неожиданности. - Я не Бог и не всемирный компьютер, я могу дать ответы лишь исходя из тех данных, которыми могу оперировать. Но обещаю, - быстро поправил он, видимо заметив выражение моего лица, - что использую все доступные аналитические методы и даже теорию вероятности, чтобы ответить тебе. И еще, я стесняюсь, можем мы остаться наедине
  - С радостью! - Травка уже подтянула Глеба.
  - Оставлю автопилот, - Стас тоже не заставил себя упрашивать.
  - А мне было бы интерес... - начал было Костя, но Стас уже толкнул его к выходу, сунув в руки бортовой журнал, - пора заняться делом в спокойной обстановке. Вперед, в кают-кампанию. А я проведаю, как там наши гости.
  Наконец переборка встала на место и мы остались наедине с мертвенно-бледным светом, заливавшим планету. Белизна эта, однако, не была однородна. Где-то на ее фоне проступало неровное абстрактной формы более темное пятно. Должно быть там пролегали границы морской акватории, теперь скованной льдом.
   - Спрашивай, - улыбнулся Гелий. Повернувшись к иллюминатору он любовался пейзажем.
  - Я поставил игрушку на панель управления.
  - Моя жена Ирина Лествичник, она ведь все еще на Земле? Меня интересует ее судьба и моей старшей дочери, Лизы.
  - Это не одна загадка, - звонко рассмеялась девочка, тряхнув волосами. - Но в честь нашего будущего сотрудничества и одной моей просьбы я отвечу на них все. Проанализировав все сведения, я решил, что в данные вкралась одна ошибка.
  - Не понимаю, - искренне признался я.
  - Женщины с такой фамилией нет на Земле. Но твоя жена находится там, где прежде располагался город Колумна, в древних подземных тоннелях, которые прежде использовали для передвижения на бескрылых машинах, а потом для пневмо-составов.
  - Погоди, я ничего не понимаю. Что значит - моя жена там, но зовут ее не так?
  - Это не ошибка. Анализ всей совокупности данных, со ссылкой на сегмент правительственного секретного отдела, показал, что твою жену на самом деле зовут Ирина. Но фамилия у нее - Фратия. И она является пожизненным агентом особого правительственного отдела под названием Исследовательский корпус.
  Даже если в этот миг в рубке появился бы Погонщик вместо маленькой девочки, я бы не был так ошеломлен и раздавлен. Но все же нашел в себе силы прошептать: 'Не верю'.
  - Это твое право, - Гелий пожал плечами. - И как ты распорядишься полученной информацией - тоже твое дело.
  - Как... - в голове мутилось. И ложь никак не хотела становиться правдой, потому, что я затолкал ее подальше и закрыл сердце.
  - В твои расчеты вкралась ошибка, - это было самое умное, что я смог выдать.
  - Все в этом мире несет в себе ошибку. И сам мир - ошибка, но все же мы существуем.
  - Оставь себе свою философию! - я запустил игрушкой в насмехающегося безумца. Тот легко поймал ее и прижал к груди.
  - Как...
  - Осторожно, - Гелий поднял палец. - Задашь еще один вопрос - потратишь зря загадки.
  - Я не стану играть в твою игру.
  - Ну как знаешь, - девочка отвернулась. - Но у тебя все еще остаются две возможности получить ответы, которые ты ищешь. Подумай хорошенько.
  'Так , спокойнее. Ему просто нравится выводить людей из себя. Возможно это и правда ошибка. Мало ли в мире Ирин Лествичников...', - я загнал страх в самые глубины души и нашел в себе силы снова посмотреть на мерзавца-ученого.
  - Хорошо, продолжим.
  - Отлично! - Гелий хлопнул в ладоши. - Ты растешь прямо на глазах.
  - Ты можешь найти людей только в пределах Земли?
  - Это твой второй вопрос?
  Я скрипнул зубами. Вот гад, он просто играет с нами. Но ответ на этот вопрос возможно мог принести мне ту разгадку, за которую я бы заплатил гораздо большим, чем обладал.
  - Да, это мой вопрос.
  - Хаа, какое расточительство, - на миг Мышка пошатнулась, когда Гелий ослабил контроль. - Да, могу.
  Сердце заколотилось как бешеное. И хотя весть об Ирине все еще раздирала сердце, я решился.
  - Тогда скажи, - возможность, всего лишь призрачная возможность поймать конец ниточки, тянущейся к Ив, наполнила меня калейдоскопом самых противоречивых чувств, самым сильным из которых была надежда. - Мою младшую дочь похитили Погонщики на Земле. Как мне... нет, - я помотал головой, - где мне отыскать их логово? Откуда приходит Стадо? Я уверен, там они и держат ее.
   Девочка поскребла подбородок совсем так как старики почесывают бородку.
  - Не улавливаю суть загадки.
  - Кончай, скажи мне, вычисли своим проклятым чутьем, интуицией или теорией вероятности. Но ответь мне, будь ты проклят. Я слишком многим пожертвовал ради нее. Погибли двое моих товарищей, других я тащу за собой в ад, уничтожен целый сектор галактики, и я все еще гонюсь за призрачными рисунками. Это так... - я зажмурился, - это так тяжело. Помоги мне отыскать путь.
  - Всегда думал, что в основе любой жизни лежит лишь один смысл - выживание и приспособление. У кого-то это получается лучше, у кого-то хуже.
  'Он издевается?'
  - Никто не хочет войн, но воюют ради выживания. Подумай об этом, дурак, - олень прилетел мне в лоб, но я даже не отмахнулся.
  - Никак не ждал, что ты ответишь мне вот так.
  - Каков вопрос- такова и разгадка. Ладно, ты кажешься мне интересным. Даже ничего не делая, ты собираешь вокруг себя вихрь событий. Надеюсь, что однажды этот вихрь не поглотит и тебя самого. Багровый и белый растоптан... растоптан... - казалось Гелий полностью позабыл о моем существовании, углубившись в дебри авангардистской поэзии. Я потянулся, чтобы придушить его, но внезапно девочка очнулась. - если хочешь что-то найти, возвращайся к своим корням, пусть и не родным. Ты ведь знаешь, где они?
   Родители - я понял, что он говорил о них. Последнюю весточку я получал от них еще до того, как жизнь сделала крутой поворот и устремилась в ад. Система Цефеида почти на окраине ядра галактике. Почти невыносимое для существования любой жизни место, и все же именно туда забросила судьба неутомимых исследователей.
  - Спасибо, кажется я начал понимать.
  - Не за что, было приятно побеседовать с тобой. А сейчас не мог бы ты доставить мой разум обратно на Клепсидру. Кажется мне пора прекращать бездельничать и начать работать. Восстановление всей сети данных займет не один день.
  - Клепсидру можно починить? - не поверил я.
  - Естественно, она полностью тождественна моему строению. Восстановлю торус - наладится и полог над планетой. Тогда солнечные лучи снова смогут беспрепятственно достигать поверхности и мы растопим снег.
  Гелий говорил об этом с такой уверенностью, что я почти поверил. Хотя может не даром ему приписывали славу гения.
  - Что ж, удачи тебе в этом нелегком деле.
  - Мне понадобится помощь, - девичья улыбка была такой невинной.
  - На что ты намекаешь?
  - Но ты ведь не обидишь старика. Моя помощь не была бескорыстна и тогда, когда я был по настоящему жив.
  - Старый скряга, - разумеется и после смерти, превратившись в шар из молнии Гелий не изменился. Истории о его невероятно шикарной жизни вошли во все светские таблоиды и до самой смерти ученого журналистские писаки не уставали смаковать просто неприличные траты капризного гения. Каким был - таким остался. - Чего ты хочешь?
  - Двоих твоих людей в качестве помощников.
   Я мог бы отказаться с легкостью и просто воспользоваться полученной информацией. Но все же...
  - Я не привык разбрасываться экипажем. Лучше спросить у них самих, что они думают по этому поводу.
  - Можешь выбрать сам, - снисходительно разрешил Гелий.
   Я скрипнул зубами. Гений-деспот уже все продумал.
  - Я спрошу мнения команды и если кто-то согласится, я отдам их тебе. Но времени у нас не много. Корабль на автопилоте.
  - Не волнуйся, он будет висеть так, пока я могу его поддерживать. Так, что можно даже устроить военный совет в духе старых времен с чаем и... - не дослушав Гелия, я рявкнул в коммутатор:
  - Ребята, поднимитесь ка все ко мне. И Травка с Глебом тоже. Он пришел в себя?
  В ответ донеслось нечто неразборчивое, что я счел за положительный знак.
  На самом деле я до последнего надеялся, что все поддержат меня и откажутся выполнять немыслимые требования старика. Но Травка быстро заткнула рот пытающемуся слабо возражать Глебу.
  - Мы согласны.
  - Нет. Я все еще в строю, сейчас... - на этом решение было принято коллективно.
  - Доволен? - процедил я.
  - Хмм, - девочка придирчиво оглядела подобравшуюся команду. - Она умелый механик, а он - мастер на все руки? Но как мне кажется сейчас парень не в лучшей форме. И девочка просто пытается защитить его от твоих безумных идей.
  - Кто бы говорил, - я уже начал терять терпение.
  - Мне придется воспользоваться вашим безвыходным положением и взять того, кто мне приглянулся.
  - Даже не думай.
  - Уже подумал. Мне нравится этот парень, - он ткнул в демонстративно позевывавшего Костю. Надо признать меня уязвил огонек, вспыхнувший в глазах нашего криминалиста. Неужели это то, чего он хотел на самом деле? И подозрения превратились в уверенность, когда ботаник воскликнул:
  - С радостью буду служить под началом такого великого человека.
   Торжествующий взгляд Гелия говорил сам за себя.
  - Я ничего не говорил, он сам вызвался, - Гелий загородился руками, когда я бросился к нему, с намерением придушить, но Стас остановил его.
  - Эй-эй, командир, все в порядке. Я никуда не собираюсь.
  - Отойди!
  - Командир! Ты ее напугал до смерти!
  Внезапно я понял, что смотрю в полные слез глаза Мышки, обнимающей игрушку как последнюю защиту. Раздался треск, клубок из молний прошил иллюминатор и выскользнул наружу и заскакал вокруг, будто насмехаясь.
  - Прости, я не хотел, - я попытался погладить Мышку по голове, но девочка отшатнулась будто от чудовища. Должно быть я и выглядел таким в ее глазах.
  - Прости, - снова повторил я и повернулся к команде.
  - Если решили уходить, уходите.
  - Командир, ну зачем ты так, - снова вмешался Стас.
  - Мы не побежим, - Глеб отмахнулся от Травки. - Если так нужно для спасения людских жизней, мы сделаем это. В конце концов Корпус и создавали для этого - чтобы защищать от Стада. И хотя нас турнули, мы навсегда останемся его членами, разве ты сам так не говорил, батя?
  Случайно бросив взгляд в следящую линзу я понял, насколько страшен стал. Глаза горят точно у безумца, лицо исказилось в деспотической гримасе. В кого я превратился? Ведь я сам потащил их за собой на поиски Ив. Это была не их миссия, они вообще не обязаны были следовать за разжалованным командиром. И теперь я обвиняю их в желании хоть как-то залатать дыры, созданные моим фееричным побегом из Корпуса. Если бы не это, Валерия не поступила бы так опрометчиво и сейчас Земля бы была защищенной. Неужели всего одно решение повлекло за собой такую цепь событий. Может это я проклят? - сжав переносицу, я больше упал, чем опустился в капитанское кресло и устало махнул рукой. Удивительно дело - ушли все, кроме Мышки и Глеба.
  - Не ожидал, что вы останетесь.
  Девочка вздрогнула, а потом пытливо, прищурившись посмотрела на меня.
  - Это ты? Или все еще чудовище?
  - Конечно я, прости, что накричал на тебя. Просто я очень расстроился, - как объяснить ребенку все, что бушевало внутри.
  - Когда я чем-то расстраиваюсь, то ем лимоны с сахаром. На вашей посудине есть лимоны?
  - Что? - я рассеяно потер лоб.
  -Ли-мо-ны. Кислые такие. Но встречаются и наполовину сладкие, а еще с толстой шкуркой. Эти самые вкусные. Запоминай, - велела она и принялась рассказывать очень странный рецепт, но Глеб остановил ее.
  - А может напишешь ему, а то с первого раза сложно запомнить.
   Девочка сморщилась, показав крайнюю обиду и пошлепала прочь, в обнимку с игрушкой.
  - Ну, что ты хотел мне рассказать. Я был здесь и все слышал. Значит, твой знак, - Глеб продемонстрировал мое движение - сжав переносицу и постучав пальцем по третьему глазу.
  - О твоем псе мы уже говорили, значит, осталось Стадо.
  - Стадо, - я понизил голос и взял друга за плечо. - Мы вместе прошли через ад и вернулись. Я, ты, ребята, за все время в Корпусе мы потеряли только двоих, но и они сгинули в лабораториях. Пока я вел вас, все были целы и верили, что так и будет.
  - Батя, сейчас не время для сантиментов...
  - Нет, послушай, я хочу сказать что-то важное, потом мы разделимся и больше у меня не будет случая. Всего за последний месяц мы потеряли двоих, не в бою, не от хлыста Погонщика, а из-за моей некомпетентности. Я погнался за призраком дочери и втянул вас в эту авантюру.
  - Твоя семья-наша семья, помнишь? - Глеб поморщился, когда я ткнул его в бок, позабыв о ранениях. - Уверен, если бы у кого-то из нас случилось та же беда, ты бы поступил так же.
  - Спасибо за веру, - я никогда не был особо сентиментальным, но в этот момент почувствовал, что это прощание. Команда верила в меня как командира, а я больше не мог исполнять эту роль.
  - Не говори так, будто мы видимся в последний раз, еще поработаем вместе на поверхности. Нужно еще отыскать твою жену.
  - Да, Ирина... Снова вы ввязываетесь в мои проблемы.
  - Я конечно не пес, но... - сам охнув от боли, Глеб припечатал мне в челюсть. - Посижу в карцере или запишешь на мой счет?
   Мы дружно рассмеялись как в былые времена. Я затолкал хандру поглубже и заставил себя забыть о том, что так и не сказал. А ведь собирался я сказать совсем не это. Но никто из них до сих пор не сказал ни слова о том, что половину моего тела теперь покрывали словно морозные узоры. Иногда моя команда бывает до ужаса беспечна или наоборот, чересчур тактична. Все, кроме Рода...
  
  Глава 25 - Верить или не верить.
  Есть что-то величественно-патетическое даже в симфонии разрушения. Когда лед и снег стирают краски мира, начинаешь прислушиваться к нему более чутко. Но лишь такой гений как наш Костя, мог вести корабль почти вслепую, когда все прежние ориентиры и системы наземного ориентирования вышли из строя. По ту сторону иллюминатора стояла ранняя календарная осень, но деревья, изнеженные климат-контролем последних десятилетий уже капризно сбросили листву. Лишь стойкие березы до последнего сопротивлялись внезапно нагрянувшей зиме.
  Тень 'Прозрения' скользила по верхушкам деревьев, переваливала через холмы, прежде бывшие геликоптерами, потерявшими способность двигаться. Такие холмы побольше и поменьше усеивали слабо угадывающуюся просеку, которая прежде была сверхскоростным шоссе, ведущим к бывшей столице Объединенной Русской Земли.
   Вдалеке огромные тучи птиц поднимались над лесом, испуганные внезапным появлением корабля. Ничто кроме нас не двигалось ни по земле, ни по небу, да этих птиц. Вдалеке угадывались обледенелые, но уже подтаявшие конусы башен городского периметра, соединенные арками высочайших мостов. Чуть левее серебрилось внутренне море мегаполиса, которое создали не так давно, соединив сразу десяток старых водохранилищ. Потоки турбулентности над огромным открытым пространством буквально сметали снег, оставляя чистейший лед.
  Земля стала намного чище с тех пор как стала называть объединенной. Торус наполовину работал от энергии, поглощаемой от всевозможных выбросов и отходов, которые поднимались выше уровня атмосферы. Но словно для контраста в Клепсидре существовали места подобные Слободе. До того, как сюда пришло Стадо. Ни следа Погонщиков или копейщиков мы так и не встретили. Пустив Плуг, они просто стерли с лица планеты любое напоминание о цивилизации, но оставили почти не тронутыми Клепсидру и все, что ниже уровня земли. Это и правда была месть?
   Не думал я, что Стадо способно на такие чувства как месть за своих. И все же приходилось верить своим глазам.
  - Так, маячки я расставил, в случае чего всегда сможем вернуться тем же путем, - бросил Костя. Стас, явно чувствовавший себя не в своей тарелке, отстраненный от дел, стоял, привалившись к пульту и следил за каждым движением друга.
  - Если нужно я поведу в ручную, вы, гении, только и можете, что машине доверять, - поддел Стас.
  - Тогда с закрытыми глазами, - Костя поправил очки и с вызовом глянул на друга.
  - Заметано! - Стас поднял большой палец.
  - Не отвлекайся, гений, а то врежемся в каланчу.
  -Ага, вот она, так, обходим слева, - пальцы Кости так и летали над клавиатурой. -Если верить призрачной копии, сразу за колокольней должен быть один из входов в подземный мир.
  - Романтик, - фыркнул Стас.
   Я поневоле залюбовался зрелищем, открывшимся перед кораблем. Среди однообразного пейзажа вдруг выросла сказочная башня. Ярусы коломенской колокольни и прежде считались одним из чудес, загадкой древнего зодчества. Сооружение пережило столетия, и даже сейчас не покорилось ледяному панцирю, как редкий зверь, просто сменив окраску с зимней на летнюю.
   И хотя сейчас давно не существовало той страны, которая создала этой чудо и даже ее преемницы, колокольня церкви все же служила символом человеческих устремлений.
   Мы всегда ищем что-то высшее, чем мы сами, будь то в Боге или вселенной вокруг. Но Бог недосягаем и молчалив, а вселенная откроет тебе сердце, только позови.
  Эти слова всплыли в памяти внезапно. Я и сам не знал, с чего вдруг вспомнил любимое выражение приемного отца. Он всегда был романтиком, как и мать. Может и правда пора вернуться к корням, как и советовал Гелий. Вот только совсем не хотелось показывать, что я слепо следую его решениям.
   Все мы.
  - Вижу вход в тоннель, - сообщил Костя, вновь натянув очки. - Ну держитесь, может потрясти. Садиться как видите здесь негде.
   Я видел. Надеюсь, Травка в трюме успела позаботиться о наших пассажирах.
   Сразу за колокольней начинался сплошной лес, в который превратился некогда регулярный парк. Но в последние десятилетия это место решили законсервировать, запретили строить, застилать и проводить. В окрестных лесах с радостью расплодилось много мелкого и не очень зверья, а деревья почти полностью скрыли вход в тоннель. Еще сто лет назад этот тоннель обозначал собой центр притяжения огромного количества туристов и просто отдыхающих. Однако не так давно его передали в руки исследовательского корпуса Клепсидры. Из-за этого отмерла и вся транспортная ветка, точнее один из ее радиусов. Длиной около семи километров. Мало кто знал, что под землей проводили опыты с турбулентностью, пытаясь понять механизм передвижения Стада. Всего за считанные часы оно могло оказаться на другом краю галактики, не используя сверхсветовую. Потоки звездной пыли, облака мельчайших частиц планет, астероидов и метеоров, космический ветер - вот, что изучали в многокилометровом тоннеле бывшей московской подземки. И даже когда вокруг тоннеля, обозначенного лишь перевернутой тарелкой над ним, лежали глубокие сугробы, на самом нем не было ни снежинки. А потоки теплого воздуха изнутри образовали перед широким полуциркульным входом широкую поляну, куда и приземлилось 'Прозрение', по пути снеся пару верхушек берез, заступивших путь.
   - Интересно, сколько глаз наблюдают за нами? - я вдохнул полную грудь морозного воздуха. Сердце кольнуло - он был разреженным, будто мы находились на приличной высоте.
  Травка поскользнулась на наледи, образовавшейся вокруг границы снега и земли, но Глеб вовремя поддержал ее.
  -Тоже заметил? -откликнулся тот.
  - Не один ты, - Костя снял наушники с помигивающим маячком на крохотной антенне. - Но что могу сказать, это не Стадо. Их сигналы моя аппаратура не тянет. Больше похоже на какую-то служебную перекличку.
  - А что скажет наш эксперт? - я вызвал по связи рубку, а сам осторожно ступил на землю. Ощущение было непривычным, даже чуждым, но все же приятны - мы дома.
  - Даже если за нами следят, пока никто не пытается связаться. Думаю, можно продолжать как решили.
  - Старик был прав, похоже здесь есть выжившие, - заметил Глеб.
  'Надеюсь Ирина тоже здесь'
  Но на самом деле я не знал, как среагирую, когда увижу жену, которой доверял столько лет. Ирина Лествичник... нет, Ирина Фратия. Имя и фамилия никак не могли собрать в голове единый образ немного строгой, вольнодумной и романтичной женщины, которая ради меня пожертвовала творческой карьерой. А была ли вообще эта карьера? Может она тоже часть легенды, которую ей поручили рассказывать всем и мне в том числе. Но... наши дети, в одном я был уверен - они действительно были нашими. Кем бы не была их мать, я был их отцом. Ив и Лиза... Они мои дети и это решает все.
  - Идем, - Глеб проверил винтовку на прицел, но я отобрал ее и сунул обратно, - я иду, а вы остаетесь.
  - Это плохая шутка, батя.
  - Это не шутка. Вы все обещаны Гелию, если с кем-то что-то случится, кто будет помогать ему с восстановлением?
  - Здесь мало людей? Если Стадо не набирало новых членов, все кто пережил холод, должны были укрыться под землей, а это миллионы.
  - Я сказал, вы останетесь. И что это за привычка обсуждать приказы? Если вы все еще считаете себя членами моего отряда - выполнять!
  - Даже не подумаю...
   Зарычав, я схватил здоровяка за горло и хотя тот был куда крупнее, особым приемом выбил его из равновесия, бросив на снег.
  - Слушай меня, ты не Род и я не потерплю такого отношения. Я не ребенок и могу сам разобраться с семейными делами. Вас это не касается, слышите, вы все, - я обвел ошеломленных подчиненных горящим взглядом, понимая, что только что разрушил что-то прочное, связывающее нас всех. Хотя осталось еще немало нитей.
  -Так, я держу их на мушке, командир, - раздалось в громкоговорителях. Орудийные башни Прозрения заскрипели, но все же повернулись к нам. - Кому что непонятно, могу разъяснить уже я. Командир хочет побыть с женой едина, если вам нужно женское общество - заведите себе собственных.
  - Что за чушь, - фыркнув, я выпустил мрачного Глеба и поднялся, отряхнувшись.
  - Засекаем время - три часа. Если к трем часам дня я не вернусь, за мной разрешаю отправиться Глебу и Косте. Травка и Стас будут нашей страховкой, - я рассовал по карманам пару армейских ножей с нанолезвием, несколько световых гранат и пистолет, но так как за спиной стояло просто невероятное молчание, со вздохом обернулся. - Ну что вы, я не на встречу с Погонщиком иду. Там всего лишь испуганные люди и Ирина с Лизой.
  - Если так, зачем такой арсенал? - резонно заметил Глеб.
   Покачав головой, я махнул рукой на прощание. Нажав на датчик запустил таймер и нырнул в тоннель. Уже спустя десять шагов свет снаружи стал вполовину ярче. А еще через двадцать погас вовсе. Однако, включать фонарь я не стал. Хорошо, что никто из ребят этого не видел. В тоннеле дул сухой теплый ветер, время от времени усиливающийся почти до ураганной силы. Тогда приходилось почти распластаться по стенке.
   Я скинул куртку и рубашку, закинув все это в рюкзак. Теперь фонарик точно не понадобится. Узоры, которые перехватывали руку, шею и грудь мерцали ровным серебристо-голубоватым светом, холодным как лед в толще Арктики. Этого света оказалось достаточно, чтобы я видел путь на несколько метров вперед.
  Это явление я заметил еще раньше, после первой полученной метки в баре Слободы. Но тогда списал все на необычную реакцию ожогов на лечение в асбестовой камере. Но теперь все оказалось не так просто. Точнее никак. У меня не было объяснения такому и решил просто принять факт как должное. Туда же относились мои нечастые встречи с Рогатым в лесу и рисунки Ив и странные разговоры с Погонщиками.
  Тоннель постепенно понижался и сворачивал вправо. Если верить древней схеме движения по тоннелям Москвы, следующая станция будет разветвленной. В той точке под названием 'Технопарк'. Над землей в том месте располагался НИИ Полярного поля, где велись древних подледных морей. Но если верить расчетам Кости именно там находился источник переговорных сигналов. До сих пор я не встретил никаких признаков людей. Не могли ли мы ошибиться? Что если это всего лишь автоматический маячок?но Гелий был уверен, что Ирина там. И я не мог вернуться не проверив.
  Шаги... в какой-то момент я осознал, что слышу эхо. Кто-то шел позади меня, замирал, когда останавливался я, дышал в такт. Я поспешно накинул одежду. Тоннель погрузился в полную темноту. Вжавшись в стену, прислушался. Ни движения, ни шороха, ни искорки света. Или это был дикий зверь или у преследователя был чертовски хороший прибор ночного видения. Я двинулся дальше. Кончиками пальцев касаясь стены, пошел вдоль нее по древним, но удивительно хорошо сохранившимся рельсам. Здесь они на архаичный манер шли по две в ряд.
   И почти сразу же вновь услышал шаги. Теперь преследователей было двое и они почти не скрывали свое присутствие. Один крупнее меня, второй осторожен и очень умел. При ходьбе я то и дело наступал на камни, хрустевшие под ногами или случайно задевал ботинком рельсу. В ответ приходил протяжный камертон. Но преследователь был точно призрак - невидимый и столь же невесомый. Или же... проклятье! Антигравные ботинки!
  Что-то прошелестело мимо, на короткое мгновение смешав потоки воздуха. Я был в окружении. Шаг, другой, третий... второй находился всего в нескольких метрах от меня. Я слышал горячее дыхание и жар, исходящий от его тела, намного теплее человеческого. Да и звуки, которые доносились оттуда не способно издавать горло человека. Но остаться на месте я не мог. Тот, кто меня нагонял, стоял за спиной. Возблагодарив Бога за предусмотрительность, я нащупал в кармане световую гранату. Если это тот, о ком я подумал, как бы он сюда не добрался, против него такой трюк не сработает. Но простив его напарницы вполне. И это даст мне шанс проскользнуть дальше. Поэтому, лишь чуть сощурившись, я выдернул чеку и запустил метательный снаряд в ту сторону, откуда почувствовал дыхание второго.
  Неистовый красный свет залил тоннель. Упав на пол. Граната начала испускать весь спектр самых неприятных для глаз лучей, постепенно увеличивая интенсивность. Как и ожидалось, раздался болезненный крик огромной кошки. Но как оказалось, охотилась она вовсе не на меня. В мерцающем свете, затопившим окружение, я увидел как хищница прыгнула на добычу и оба покатились, сплетаясь в клубок. Я лишь успел заметить, что у человека, которого выбрала кошка, было страшно бледное лицо и обрывки одежды едва прикрывали обнаженное тело. А потом двое его близнецов прыгнули на меня и думать стало некогда.
  Двигались оба типа как работы, но и били как машины - с невероятной силой. Левый локоть взорвался вспышкой нервной боли, так что рука сразу онемела. Второй обежал сзади и вцепился мне в шею, повиснув на ней как удав. Тщетно пытаясь вдохнуть хоть глоток воздуха, я извернулся и пнул второго в коленку. Раздался хруст, нога нападающего подломилась точно была из картона. Их пальцы, цепкие и тонкие, похожие на иглы, рвали одежду.
  Внезапный вопль, который не способно издать человеческое горло, эхом заметался под сводами. Я был поражен не меньше одного из нападавших, когда узор сполз с моей правой руки и обхватил его запястье. Как живой пополз выше, пока не затянулся на шее удавкой. Глаза парня остекленели, а потом он рухнул словно подкошенный. Однако, остальных это ничему не научило - на меня напирала живая стена сомнамбул.
   Несчастные, так и не ставшие копейщиками, но уже и не люди - застрявшие меж двух миров. Милосерднее застрелить их. Я так и сделал, потратив на каждого драгоценный заряд пистолета. Но на место первых тотчас вставали вторые. Их не смущала участь их погибшего товарища, а может им было все равно. Плуг стирал все нормы и правила, притуплял чувства, оставляя лишь одно - слепое подчинение Погонщику.
  Хотя разделившиеся 'змеи' узора терзали их плоть, остальные просто перелезали через них и тянулись ко мне. И вот, когда положение уже стало совершенно безвыходным, мимо меня промелькнула стремительная тень, изогнувшись в прыжке, и тотчас запахло свежей кровью. Воплей не было, даже стонов - они умирали молча, превращенные в крошево в когтях настоящего хищника. А с другой стороны уже орудовал его напарник, точнее ее. Дикая кошка могла принадлежать лишь одному человеку. И я догадывался, что это он. Он действовал точно так же как и его ягуар. Превратившись в берсерка, Ягуар орудовал всем, что попадалось под руку, за исключением одного - огнестрельного оружия, которое недолюбливал.
   На миг наши взгляды встретились, когда чистильщик прикончил своего третьего противника, а потом ярость схватки развела нас. Мы сражались спиной к спине - два заклятых врага. Наконец последний измененный затих в зубах Атарны, которая потрепав его точно куклу, отбросила на стену. Коридор затопил сладко-соленый запах крови. Я не стал дожидаться, чем все обернется и развернулся, направив пистолет туда, где еще миг назад видел главу чистильщиков. Свет погас, узоры на руке и груди померкли, будто исчерпав свою силу.
   Сверкнула искра, вторая, и на конце самодельного факела замерцал слабый огонек. Ягуар в полной боевой раскраске, как он выходил на рейд в покинутые Стадом планеты, смотрел на меня, в диких, точно звериных глазах плескался калейдоскоп чувств, лишь половина которых были человеческими.
  - Не здесь, хотя признаться я выслеживал совсем другую жертву. Будь
  благодарен.
  -Тебе? - процедил я.
  - Да, и скажи своим друзьям, что лучше им улететь сейчас.
  - Не думаю, что они послушают. У нас даже произошел конфликт, - я
  перехватил пистолет и прислонился к стене. Кошка села и начала сверлить
  меня взглядом. Казалось из глубины ее глаз смотрит сам Ягуар. Может
  слухи об их особой связи не так уж лживы.
  - Если прикажешь - они улетят. Сделай это сам, или я выберу следующую
  жертву. Повернуть назад ты уже не можешь. Позади нас идет целый отряд
  измененных. Если скажешь им - кто-то их них обязательно сунется сюда..
  Спасать их я не стану. Они погибнут. А если останутся на поверхности, то
  их убью я, когда вернусь.
  - Зачем тебе это? Тебя послала Валерия?
  - Так и есть, но я послал ее к духам. Надеюсь Стадо о ней позаботится, если не взял Многогранник и Плуг.
  - Думаешь я поверю тебе?
  - Нет. ты такой же как и я- веришь лишь своим глазам, нюху и ушам. Но все же скажу - я твой единственный друг в этом подземелье и нам придется идти дальше вместе.
  - Черта с два, - я нащупал в кармане гранату - последнюю оставшуюся.
  - Лучше прибереги ее для них. Слышишь? - Ягуар поднял палец. Атарна поднялась на лапы, подобравшись, явно почуяв добычу. - Пока спешишь к своей дорогой женщине, я буду прикрывать твою спину.
  - Черта с два!
  - А кто сказал, что у тебя есть выбор? - Ягуар перехватил в другую руку нож и извлек из-за спины мачете.
  - Валерия послала тебя. Ты ведь не выпустишь меня отсюда?
  - Вопрос состоит в том, сможешь ли ты выбраться сам или с моей помощью. Но второй вариант - проще.
  - Хочешь, чтобы я доверился ищейке? - шуршащие звуки приближались, но из-за бьющего в спину ветра не удавалось понять, как далеко находятся те, кто их производил.
  - И снова заблуждаешься, Феникс-птичка.
  - Прекрати звать меня так же как она.
  - Но Феникс - твой тотем, я зову тебя твоим настоящим именем, - Ягуар пожал плечами. А что касается ТОЙ женщины - больше я не работаю на нее. Теперь у нее новая шавка, и куда преданнее.
  - Думаешь я поверю? - я приготовился отразить нападение и со стороны Ягуара и от тех, кто производил тревожные шорохи. Видеть что создает скребущий по камням металлический звук не хотелось.
  - Верить или не верить - твое право.
  Шуршание сменилось постукиванием - мерным, точно кто-то отдавал сигнал.
   Перекрестный свет десятков фонарей заполонил коридор. Лучи превратились пространство в лазерную сеть. Мы с Ягуаром увидели их одновременно. В следующие мгновения я выпустил в приближающееся нечто весь имеющийся заряд пистолета, а когда хотел метнуть и гранату, Ягуар остановил.
  - Прибереги, пригодится на обратный путь. Мы отступаем.
  Я медленно отпустил дрожащую руку. От отвращения при виде того, что можно сделать с человеческой природой. Дикое смешение облика Погонщика без крыльев, копейщика и щитоносца. Только вместо копья в руках у ближайшего преследователя был кусок ржавой арматуры, а щит заменял лист внутренней обшивки тоннеля. Эти неподъемные предметы человек или тот, кем им был недавно, держал с удручающей легкостью. Позади него подтягивались другие, вооруженные кто чем, но одно объединяло их всех - ярко синие глаза, такие же как у остального Стада. И я не был уверен, что их можно вернуть в прежнее состояние. Единственное, что выражали их взгляды - жажда слияния, подобия, сделать других такими же как они. Невероятное, почти невыносимое желание.
  - Не думаю, что сейчас разумно ввязываться в бой.
  Я нехотя кивнул
  - Согласен.
   Раздался свист.
  - Атарна! - позвал Ягуар. Казалось, он сказал только это, но кошка поняла сигнал по своему, ринувшись в атаку. Что происходило дальше, мы уже не увидели, не сговариваясь бросившись бежать.
  - Это же твоя.. напарница, уверен? - бросил я на ходу, когда звуки яростного сражения мощного и элегантного животного и бесформенной массы, порождения искаженного сознания Стада.
  - Если она не выживет, значит мой дух ослаб. Я отыщу ее позже и найду новое тело.
  - Ты просто псих.
   Показалось, что чистильщик усмехнулся. Но это невозможно.
  
  Глава 26 - Чужаки.
  Шаг... шаг... остановка... дыхание мое и Ягуара сухим эхом разносятся по тоннелю. Когда приближается усиливающийся вой, мы вжимаемся в ближайшую нишу и держимся за мельчайшие выступы стены, пока свирепый ветер пытается содрать мясо с костей. Чем ниже мы спускались, тем сильнее становилась турбулентность. Ученые ушли, но их эксперименты все еще жили. При такой скорости ветра, тоннель долго не выстоит.
   Огромная кошка не возвращалась, но время от времени позади я видел светящиеся точки. Похоже она следовала за нами, но по какой-то причине не приближалась. Ягуар хоть он и не показывал, но тоже ждал ее. Мне была непонятна привязанность этого убийцы к зверюге. Я не верил ни единому его слову о вынужденном союзе, он обещал убить моих друзей, но когда кошка появлялась рядом, жесткий взгляд его глаз немного смягчался.
   Идти в темноте бок о бок с тем, кто может разорвать на куски и другим, кто убьет просто из желания посмотреть, как ты будешь корчиться в агонии, довольно неприятно. Оставалось надеяться, что если Ягуар решит избавиться от меня, то хотя бы смогу забрать с собой кого-то из этих двоих.
  Задумавшись, я не нащупал следующую шпалу и споткнулся. Шаги рядом стихли. Сейчас был идеальный момент, чтобы прострелить мне спину. Но Ягуар по прежнему не воспользовался шансом.
  - Чего ждешь? Если хоть пальцем тронешь мою жену или дочь, ты больше не увидишь солнечный свет.
  - Как ты шел до сих пор, ты слеп как котенок, - внезапно сменил тему Ягуар.
  - А как шел ты?
  - Атарна хорошо видит в темноте, у нас одни глаза на двоих. У меня остался только один да и он уже не тот, что в прошлые дни. Когда мы нашли тебя, я увидел кое-что интересное.
   Вдалеке послышался кошачий вопль и утробное рычание. Звуки короткой схватки, а потом два человеческих вопля, которые очень быстро оборвались. Похоже Атарна защищала своего хозяина от тех, кто все еще тащился за нами.
  - Это след от встречи с Погонщиками? Твоя кожа... мне они такого не дарили, только лишали какой-то части тела, - мрачно пошутил Ягуар.
   Я непроизвольно натянул куртку и поднял воротник до самого подбородка. Если Ягуар видел узоры, могут возникнуть проблемы.
   Схватка закончилась. Глаза зверя появились вновь.
  - Это флуоресценция, воздух здесь заряженный как во время грозы. Я видел маленькие молнии, они и в воздухе снаружи летают.
  - Мой глаз хоть и слаб, но я не слеп.
  - Хватит, у меня нет настроения откровенничать с тобой.
  - Я не ждал этого. Но тебе придется терпеть меня еще долго. Когда мы выберемся, ты возьмешь меня с собой.
  - Даже не думай.
  - А я не спрашивал. Мы полетим на моем корабле.
  - Куда? - я остановился у развилки, сверяясь с наспех начерченной картой, которую сделал для нас Костя.
  - По тропе в мир, где духи пляшут над верхушками елей.
  - Откуда ты... - я осекся, когда промахнулся мимо шеи Ягуара и кулак врезался в стену.
  - Куда ведут рисунки с голубым солнцем, которые я видел у Кайзер. И куда ты стремишься так, что готов оставить позади всех, кто прошел с тобой через мир смерти и вернулся с Ветра.
   Я опустил горевшую огнем руку и медленно повернулся к Ягуару, сняв куртку. Теперь скрываться больше не было смысла. Откуда-то он знал больше, чем вся моя команда. Если столько же было известно и Валерии...
  - Хочешь, чтобы я взял тебя в их дом? Даже если предположить, что я так и сделаю, у тебя нет ни одной причины. Оставь меня в покое! Мсти Валерии, за то, что избавилась от тебя, но меня и мою семью оставь в покое.
  - Тропы разные, но мир духов один, у меня есть свои причины. Ты не можешь мне помешать, не с такими силами, даже если твое тело светится как у Вендиго.
  - Идем, и я хочу видеть твою спину.
   Ягуар пожал плечами и пошел впереди.
  - Страх - не признак слабости, он присущ всем живым существам.
  - Мне не нужны твои лекции. Замолчи и двигай вперед.
  - Как скажешь. Кстати, нам туда, - он уверенно шагнул в правый отводок коридора.
  - Откуда тебе знать?
  -Чутье.
   Я поморщился. Он вел себя точно так же как Род. Эти двое похожи как утро и вечер, разные, но одного порядка. Сравнивать их не хотелось. Ягуар - опасный зверь, который любит играть со своими жертвами, прежде чем убить. Я не собирался ослаблять бдительность не на секунду, однако понимал, что избавиться от него сейчас так же невозможно как он ветра, который меж тем... внезапно прекратился. Может мы все же свернули не туда? Если верить карте сейчас мы как раз вступили на обходной технический тоннель, который вел вокруг бывшей станции. Главный давно обвалился. Ветка была тупиковой и от Технологической сразу выходила на кольцевую, а та в свою очередь к Орбитальному Лифту.
   Ягуар сдержал слово и больше не проронил ни звука. Поступь Атарны за спиной - мерные и мягкие шаги - успокаивала. Я впал в почти медитативное состояние, когда проводник внезапно остановился. Вздрогнув, поднял пистолет.
  - Что такое?
  - Я могу принять любые чудеса, но уверен, что тем, кто ждет нас за следующим поворотом не понять, почему твоя кожа светится как глаза Погонщиков.
   Я поспешно натянул куртку. Он прав. А я ослабил бдительность. С момента как очнулся после событий на Ветре я больше не спал. Все инстинкты немного притупились.
  Внезапно воздух изменился. В нем появилась влага. Запахи мокрого камня и прибитой каплями ржавчины. Коридор пошел под уклон и через несколько метров уперся в непроницаемую глянцевую поверхность - мы стояли на берегу рукотворного подземного озера. Должно быть оно появилось здесь раньше катастрофы. Подземные воды постепенно, год за годом точили старинные своды и в конце нашли путь.
  Раздалось зеркальное звяканье, на тропу перед нами выскочил, прыгая как лягушка по воде, крошечный робот. Таких использовали, чтобы чинить и проверять мало доступные участки коммуникаций. Эти юркие машинки всегда поддерживали чистоту и порядок в тоннелях и на станциях. Еще до того как появились первые геликоптеры. Но чем меньше люди касались земли, передвигаясь по воздуху, тем меньше стала потребность в этих роботах. У нашего встречающего кто-то ободрал весь внешний корпус, похожий на панцирь черепахи, и вся начинка, состоящая из множества нанизанных на тонкие проводки кристаллов - больших и малых, облепляла его как шерсть болонку.
  - Чужаки, стойте на месте. Меня зовут Привратник. Вы вступаете на территорию города Техно, дальше пути нет, - пропищала машина. Ягуар поднял нож в метательный захват, но я остановил его руку.
  - Подожди, нужно попасть внутрь, но я не хочу пробиваться с боем, если можно войти как гость. - И громче, так, чтобы слышали те, кто управлял роботом, добавил. - Меня зовут Феникс, прежде служил в Аналитическом отделе Клепсидры.
  - Бывший? Хочешь сказать. Что теперь ты не с ними? Бывших десантников не бывает!- робот задергался словно в припадке, несколько зеркал раскололось. - Уходи.
  - Не раньше, чем увижусь с той, к кому я пришел.
  - Здесь нет друзей Корпуса. Если не хочешь получишь разрд в голову, убирайся к своим дружкам в тоннелях. Можешь не придумывать очередную легенду, как ты прошел мимо них. Они не пропускают никого.
  - Они? - я сделал удивленный вид, хотя догадывался, о ком речь.
  - Измененные наполовину. Бывшие товарищи теперь охотятся на нас как на крыс, хотя сами стали крысами. Стадо оставило их следить за нами и не выпускать наружу. Хотя снаружи и так нет ничего, только мертвая планета.
  - Когда в последний раз вы выбирались наружу?
  - Наружу нет пути. Иди к своим, измененный, - робот угрожающе прыгнул вперед. Голос того, кто управлял машиной наполнился предостерегающими нотками.
  - А что если мы откажемся? - мягко произнес Ягуар.
  - Тогда мы вынуждены будем пристрелить вас! - в голосе прозвучала достаточная доля паники, чтобы понять - они смертельно нас боятся. Смех Ягуара лишь нагнал еще больше жути. Но я ощутил настоящую злость. И это люди, которые должны защищать Землю? Неужели человечество настолько слабо, что готово попрятаться по норам, едва нагрянул враг? Сдаетесь перед холодом и собственными фантомами, которыми населили тоннели?
  - Убить нас? Да вы сами скоро вымрете, Измененные не успеют добраться сюда, вы перегрызете друг друга как собаки от страха, что кто-то из вас окажется пособником Стада. Ведь это пугает больше всего?
   Наступила тишина, и это была та тишина, которую я ждал. Они задумались
  - И как у тебя язык поворачивается нас обвинять? - голос, принадлежавший женщине лет шестидесяти прозвучал над водой. Она говорила не через робота и я готов был поклясться, что почти смог различить ее на том берегу. Нас разделяли всего пара десятков метров. - Клепсидра всегда пренебрегала нами, забывала о нашем существовании, а теперь бросила на растерзание Стаду. Может это очередной эксперимент? Здесь часто их проводили. Хотите посмотреть, кто сильнее - люди или Стадо?
  - Я же, сказал мы не с ними...
   Раздался лязг, треск, голос робота, через которого говорил мужчина оборвался.
  - А если бы нас послал Корпус, что бы вы сделали? Трусливо перекрикивались из темного угла или сражались? У вас нет души, у вас нет духа, вы не воины, - Ягуар поднял в ладони смятые останки робота и швырнул их на тот берег. Раздались крики, кто-то шарахнулся в сторону. Робот попал в рубильник, вспыхнувший свет ослепил не только нас, но и группу из пяти мужчин и женщин на другом берегу. Все выглядели страшно усталыми, подавленными и бледными. Они живо напомнили жителей Крота. Но здесь дело было не в фосфорной пыли. Отпечаток отчаяния в душе ни с чем не спутать.
  - Вам же сказали, мы хотим войти в город с мирными намерениями. Это запрещено? Мы можем и не спрашивать разрешения, - и словно в подтверждение слов Ягуара, Атарна подошла и села рядом, высунув язык.
  - Процедура обязательна для всех, - заикаясь сказал чернобородый мужчина в растянутом вязаном свитере с пультом в руках. Должно быть он и управлял роботом. - Поймите, мы не можем рисковать и подвергать опасности наших людей. Вы двое можете войти, но с обязательно проверкой.
  - Что за проверка? - промурлыкал Ягуар, но я шикнул на него,
  - Не провоцируй. Сделаем так как они говорят. Мне не нужны неприятности.
  - Даже не собирался.
   Я не был в этом так уверен, но все же кивнул.
  - Мы согласны. Какая проверка?
  - На человечность. Нам известно, что Стадо не выносит воду. Перейдите это озеро в брод и докажете, что не с ними.
   Ягуар оценивающе посмотрел на меня. Он тоже все понял.
  - Откуда у вас такие сведения?
  - Не важно. Соглашаетесь - мы пропустим вас, а нет, значит вы двое пособники Измененных, а может и сами измененные.
   Кожу неприятно закололо, стоило взглянуть в холодную толщу воды. Судя по всему пруд совсем не глубокий. Но дело было вовсе не в этом. Я знал, что рано или поздно это проявится. Узоры, подаренные Рогатым в лесу, делали меня частью их мира. Я уже получил метку Стада и понимал, что вряд ли пройду проверку.
  До сих пор не представлялось случая проверить свою реакцию на воду. В последний раз я пользовался водой как оружием, когда мы играли в снежки с ними на Ветре. После этого мне стало нехорошо, но тогда я все списал на то, что Погонщик пытался меня задушить. Но так ли это? Что если мое паршивое состояние было связано с самим снегом?.Когда он таял в руках и превращался в воду, несколько брызг могло попасть на узор. Неужели вода и для меня становилась ядом? Я инстинктивно отступил от края. Наверняка это движение заметили и люди подземелий.
  - Что такое?
   Пока я искал подходящий ответ, Ягуар пришел на выручку, хотя я меньше всего ждал помощи от него.
  - Мой друг недавно получил сильное переохлаждение, к тому же у него слабые легкие. Хотите, чтобы он помер прямо у вас на глазах?
  - Как твое имя, назовись, корпусник?
  - Мое имя не скажет никому и ни о чем, называйте меня как эту кошку, - он погладил довольно заурчавшую Атарну.
  - Я знаю его! - побледнев, воскликнул один из мужчин, трясущейся рукой указывая на Ягуара. - Я был на планете Мания, когда пришли ОНИ, Стадо. Они лишь вскользь прошлись через нас, мы были всего лишь скромной луной, и не их основной целью. Но после у нас едва ли осталось несколько сотен тех, кто мог вспомнить свое имя. А потом я увидел его чистильщиков. Они словно падальщики, словно...- не выдержав груза воспоминаний, парень закрыл лицо. Одна из женщин принялась его утешать точно ребенка. Я ощутил жалость.
  - И ты говоришь, что остался прежним? Ты лишь жалкая оболочка человека, без души, без чувств, страх сожрал тебя почти целиком. Остались только инстинкты, - с презрением выплюнул Ягуар.
  - Прекрати, разве не видишь, они уже на грани. Хочешь прорываться с боем?
  - Боя не будет, смотри на это стадо, они достойны тех, кого сделали жертвой.
  -Тот самый чистильщик...
  - Он из чистильщиков? Неужели?! - зарождающаяся буря накрыла этот участок коридора, грозя поглотить всех. Но я понимал, что шок не продлится вечно и придется выбирать. Но выбирать то я и не мог. Я должен был увидеть Ирину, любой ценой.
  - Верно, я здесь и опасен. Я могу разорвать вас на кусочки, каждого, не сходя с этого места. Надеюсь вы все верите.
   Их глаза говорили, что они поверили сразу и во все. Половина глаз присутствующих не отрывалась от Атарны, которая не мигая смотрела через озеро на вожака. Тот уже давно растерял весь свой запал, но все еще пытался строить их себя главного.
  - Я обладаю властью представителя Корпорации. Поэтому у меня есть право выбора. Если боитесь, что кто-то проберется в вашу драгоценную нору, не проще замуровать вас?
  - Ввз... - начал было мужчина.
  - Хотел сказать: "Взять его"? - Ягуар склонил голову. На той стороне пруда началось движение. Кто-то заряжал пневматический арбалет сетью, другие уж отдавали команды роботам. Быстрые и юркие они попрыгали в воду и спешно поплыли к нам.
  - Чего ты добился этой провокацией? Теперь придется сражаться,- прошипел я.
  - Не придется,- Ягуар медленно сложил ладони. Люди на том берегу шарахнулись, но когда он развел руки в стороны, выронив ножи, оторопели. Похоже они ждали от 'монстра' Корпорации, чего угодно, но не сдачи.
  - Я сдаюсь, но с одним условием. Вы пропустите моего друга дальше.
  - Да как ты смеешь... ставить нам условия... проклятый чистильщик...
  - А взамен я обещаю, что никто из вас не представит интереса для Исследовательского отдела корпуса и прежде всего для меня и Атарны. Я даже могу предоставить вам одну услугу. Буду охранять этот участок тоннеля от тех, кто сейчас наблюдает за нами вон оттуда, - и действительно в той стороне, куда указал Ягуар почудилось движение. Похоже Атарна расправилась не со всеми.
  - А почему бы нам просто не перебить вас двоих? Так будет безопаснее, - осмелел 'проводник', держа в руках по роботу, уже не столь безопасного вида, как прежний.
  - Твоя голова окажется в пасти Атарны раньше, чем ты успеешь сказать еще одну глупость. То, что кошки боятся воды - миф. Хочешь проверить?
  - Нам... - короткий взгляд в мою сторону. - Нам нужно посовещаться.
  - Только не затягивайте. Иначе те, кто бродят в тоннелях потеряют терпение.. Как сражаемся мы с Атарной - зрелище прекрасное, но не для всех.
  - Хорошо, - нехотя кивнул глава, - дай нам минуту.
   Пока текли томительные секунды, Атарна бдительно принюхивалась, повернувшись к тоннелю, а потом Ягуар коснулся ее вздыбленной спины.
  - Ступай.
   Должно быть звуки начавшейся охоты невдалеке пустили мысли людей в нужном направлении, потому, что наконец я услышал заветное: 'Мы согласны на ваши условия', но в убежище за тобой будет следить наш человек, - последнее относилось ко мне.
   Взгляд, брошенный на Ягуара говорил больше, чем слова, которые я не мог сказать вслух: 'Если ты сделаешь глупость и из-за тебя что-то случится с Ириной и Лизой, тебе не покинуть тоннели живым. Ни тебе, ни мне возможно'.
   Это была не угроза. Каким-то немыслимым образом Ягуар стал моим единственным союзником в подземном царстве. Убийца, лишенный всех человеческих понятий о добре и зле. В то время как Ирина получила фамилию Фраттия.
  
  Глава 27 - Теперь ты ненавидишь нас?
  'Технология' живо и печально напомнила о Кроте, который мы оставили погребенным под завалами. И дело было даже не в том, что оба находились под землей, а в особой атмосфере. В лицах людей, их ожесточенных взглядах, тем не менее отсутствовало желание бороться. Оставалось удивляться, что еще сдерживает тех, кто бродит в тоннелях от того, чтобы напасть на них. Одно крохотное озеро? При воспоминании об испытании, от которого меня спас Ягуар, поневоле пробрала дрожь. На обратном пути, если что-то пойдет не так, возможно придется познакомиться с ним поближе.
  -Так и собираетесь здесь отсиживаться? Не хотите присоединиться к команде восстановления на орбите? - спросил я у молчаливого проводника с винтовкой за спиной, которого дали мне в провожатые.
  - Снаружи ничего не осталось. Только Стадо и измененные, предлагаешь нам попасть к ним в руки?
  - Я прилетел оттуда и видел. Там осталось многое, снег рано или поздно стает, если восстановить защитный купол.
  -...
  - Скажи, - я решил сменить тему, пока мы двигались по бесконечным техническим переходам и гулким металлическим лесенкам. В свете рыжего аварийного освещения метались юркие тени - крысы всегда держались рядом с людьми. Пахло мокрой шерстью, прибитой водой пылью и отчего-то свежераспиленной древесиной. - Откуда вы узнали, что вода на них действует как яд?
  Вообще-то я думал, что он снова не ответит, но он сказал:
  - У нас есть свои информаторы. Те, кто раньше служил в Корпусе.
   Я поневоле вздрогнул, надеясь, что мои подозрения не подтвердятся.
  Наконец мы спустились на ручном лифте еще на один уровень и остановились перед дверью с табличкой: 'Колыбель'
  -Что это значит? - слова были намалеваны совсем недавно, краска была еще свежей.
  - Сюда приходят, чтобы успокоиться. Многие не выдерживали с сходили с ума. Мы держим их в изоляторе. Если не приходят в себя через день, отдаем их измененным.
  - Сурово.
  - Я тоже был на грани, - признался проводник. - но она помогла мне.
  - Она?
  - Я буду неподалеку. Ты ведь ее хотел увидеть? Ирина Фраттия, наш психолог.
  - Я...- но развернувшись, мужчина уже зашагал к лифту. Я постучал три раза и толкнул дверь.
  - Как давно? - спросил я у женщины, которая сидела ко мне спиной. Женщины с удивительными волосами, которыми я всегда так восхищался. Сквозняк из приоткрытой двери донес до меня знакомый аромат. 'Лакаст', она всегда ими пользовалась для особых случаев.. Но сейчас этот тонкий почти невесомый флер, что витал вокруг Ирины, не сочетался с армейской формой Корпуса. правда нашивку в виде знака бесконечности или перевернутых песочных часов на рукаве я не узнал.
   Она чуть повернула голову, оторвавшись от записей, которые вела, и сняла очки. Прежде я никогда не видел, чтобы она их носила. У Ирины всегда было прекрасное зрение. Или мне позволили так думать.
  - До или после того как я перешла из отдела обучения в отдел адаптации?
  - Как давно? - я выплюнул эти слова, едва сдерживая ярость, а ведь мы только начали и я дал себе зарок, что буду держаться. Но ее спокойные манеры сносили все заслоны, которые я поставил. Для нее все произошедшее не значило ничего.
  - За два года до рождения Лизы. Это что-то меняет?
   Значит сразу после нашей свадьбы. Откровение от того, что она предала меня не полностью принесло какое-то облегчение, но ничуть не заглушили боль. Значит хотя бы в самом начале наши отношения не были хорошо поставленной сценой. Я хотел в это верить.
  - Почему?
  - Почему? Ты действительно хочешь знать?
  - Да, черт возьми, хочу, - я захлопнул дверь, отбросив магнитный ключ.
  - Потому, что иначе это не закончится никогда. Они будут приходить снова и снова, волна за волной как прибой. Я не хотела видеть, как мои дети превращаются в тупых животных.
  - Ирина, о небо, - я не понимал ни слова из того, что она говорила, не хотел понимать, и медленно пошел к ней.
  - Я ходила в аналитический отдел, в отдел прогнозирования. Хотела узнать, что будет с нашим браком.
  - Такая глупость... - я потер переносицу.
  - Я узнала правду, которая шокировала меня, я не могла поверить, но мне пришлось,, когда после моего ухода в отделе случился пожар. Выгорело все старое здание.
   Я помнил, такой случай действительно был, но я никогда не слышал подробностей.
  - Я думала, что это какой-то сбой, бред, нарушение логической машины. Но Кайзер вызвала меня лично и попросила рассказать. Она помогла мне с расшифровкой. Сказала, что мой муж... мой будущий муж сможет все изменить, что я должна быть с ним рядом. А наши дети...
  - Не смей, лучше не говори о Лизе и Ив.
  - Кстати, Лиза знает.
   Я дернулся как от удара и застыл, а Ирина повернулась ко мне. В ее руке был зажат крошечный пистолет, прозрачный, будто из стекла, внутри дула вспыхивала и гасла синяя спираль. Цвет ее напомнил о глазах Погонщика.
  - Стой где стоишь, я свяжусь с Корпусом. Они будут здесь через пятнадцать минут и заберут тебя. Я знала, что ты прилетишь за мной, дорогой... - она улыбнулась и на миг за холодным льдом внутри глаз я увидел призрак прежней Ирины. На самом деле я до последнего надеялся, что все окажется неправдой, одной чудовищной ошибкой, как она выразилась - сбоем в логической машине. Но прозвучал выстрел и транквилизатор впился мне в шею. Для верности она добавила еще один. Комната перевернулась на сто восемьдесят градусов. Я лежал щекой на холодном полу, глядя как Ирина медленно подходит ко мне словно к опасному зверю.
   Она присела рядом и с силой схватила меня за волосы, притянув к себе.
  - Но за Ив я тебя не прощу. Тебе не следовало вмешивать сюда нашу дочь. Если ты можешь что-то сделать, делай это сам.
   Голова бессильно ударилась о пол, когда Ирина отпустила меня. Транквилизатор медленно отравлял мышцы, забирая из них молочную кислоту, наполняя релаксантом в количестве, достаточном, чтобы свалить слона.
  "Она настолько меня боится?"
   Силуэт Ирины уплыл в сторону. Она подошла к стеклянному шкафчику и начала что-то быстро собирать в кожаную сумку.
  Десять минут... звучало в голове. Я должен выбраться отсюда за десять минут. Однако, я не чувствовал себя достаточно сильным даже чтобы просто приподнять веки. Холод металлического пола проникал под кожу, глубже, глубже, пока холод не стал всем.
   Я ощутил как в нос набилось что-то мягкое и мокрое, случайно втянув в себя воздух, чуть не задохнулся и понял, что тону в сугробе.
  
  Сегодня снова шел снег - перевернувшись на спину я некоторое время лежал, собирая вместе паззл прошедших событий. Это было сложно, будто я только что проснулся в не той фазе сна, а окружающий мир был настоящей реальностью. Может так и есть и Ирина в военной форме, стреляющая в меня всего лишь иллюзия, навеянная снегом?
  - Ты простишь нас?
   Рывком поднявшись, я понял, что могу двигаться как раньше, ни следа слабости, а еще что это место не было реальностью, как и Рогатый рядом. Крыльев на сей раз видно не было, снег засыпал его и не таял как прежде. Да и сам он казался слабым и жалким, совсем не таким как в прошлый раз.
  - За что? - я попытался отряхнуть снег, но он словно нарочно стал сыпать еще гуще, и я отказался от этой бесполезной затеи.
  - Плуг изменил твою родную планету. Теперь ты ненавидишь нас?
  - Ненавижу? - я взвесил все за и против. - Не думаю. Есть кое-кто, кто заслуживает ненависти гораздо больше.
  - Значит ты отказался от своей затеи против нас?
   Сегодня Рогатый говорил по другому, будто пытался строить фразы как человек и это беспокоило.
  - Я никогда не стремился к мести. Все. что мне нужно - вернуть дочь. И это желание не изменилось, - взгляд вновь скользнул к гигантскому яйцу. но за стеной снега оно почти не угадывалось. Сугробы вокруг еще выросли с тех пор, как я был здесь в последний раз.
  -Тогда зачем ты пришел?
  - Надеялся, что сегодня не увижу тебя здесь и смогу пробраться к Ив.
  - Бесполезно, даже если пройдешь мимо Сада, физически тебе не коснуться ее, ты все еще не добрался сюда.
  - Не волнуйся, - я улыбнулся и попытался скатать снежок. Но было холоднее, чем нужно и снег просто рассыпался в ладонях. - Обязательно доберусь. Я уже на пути, хотя пришлось задержаться здесь.
  - Тебе нельзя оставаться здесь надолго, иначе можешь забыть как вернуться.
   Сон про Ирину с пистолетом становился похож на далекое видение. Я понял, что он прав.
  -Тогда помоги мне выбраться отсюда. Можешь вытащить транквилизатор?
  - Это не то, чем мне хотелось бы заниматься.
  - А это не просьба. Если хочешь, чтобы я долетел к вам, сейчас мне нужно выбраться с Земли. А это будет проблематично, если меня отправят на опыты в Корпус.
  - Хорошо, попробую, хотя я не хотел менять все так скоро. Твоя кожа больше не сможет регенерировать как человеческая.
  - Узоры? - понял я, сжав левую руку. Он собирался покрыть меня ими полностью? В кого или во что я превращаюсь?
  - Узоры, я нанесу карту на твою кожу. Она защитит тебя.
  - Карту... - однако, договорить я не успел. Рогатый превратился в снежный вихрь и набросился на меня, сдирая кожу лепестками - именно такое было ощущение, царапая острейшими льдинками, будто мастер-садист покрывал тело одной сплошной татуировкой. Боль была такой, точно катался по стеклу. Я даже забыл, что нужно кричать. Снег покрылся кровавыми пятнами, но дело было сделано. Я открыл глаза и понял, что лежу в той же позе. Боль никуда не ушла, только крови не было. сквозь боль я приподнял веки, шевельнул пальцами левой руки и понял, что могу контролировать тело. Ирина все так же стояла у шкафчика, набивая сумку.
  - Может взять экупатор? - спросила она у кого-то в соседней комнате. Ответа я не расслышал, но пошевелившись, начал подниматься. Должно быть шорох привлек внимание Ирины. она повернулась. Несколько секунд она смотрела на меня полными ужаса глазами, а потом зажав рот, закричала так, будто увидела монстра. Что же со мной сделал Рогатый? результата я еще не видел, но все тело, каждая клеточка кожи будто приобрела полный собственный набор чувств и в то же время покрылась твердым панцирем - именно таким было непривычное ощущение.
   Я не знал, кто был собеседником Ирины, но не стал дожидаться, пока тот влетит сюда с оружием, а начал действовать первым.
   Пистолет Ирина опрометчиво оставила на краешке стола. мы бросились к нему одновременно, но я успел выхватить рукоять раньше и наставил оружие на жену.
  - Не смотри на меня с таким осуждением, - прорычал я. Хотя в ее глазах страха было больше. Страх плавился и переливался через край как выплескивается из берегов река в половодье. Но до весны еще далеко.
  - Что ты с собой сделал? - ее вопрос застал меня врасплох и Ирина поняла это как шанс. Размахнувшись, она метнула в меня увесистую сумку, а сама ринулась к выходу. Я не знал, стреляет ли этот пистолет только транквилизаторами или чем посерьезнее, но решил сыграть в темную.
  - Стой или я прострелю тебе ногу.
  Она замерла, дрожа от напряжения.
  - А теперь отмени вызов.
  - Ты все равно меня убьешь? - слабым голосом спросила она..
   Я скрипнул зубами.
  - Ирина, просто сделай как я сказал. Отзови их, скажи, что ошиблась, скажи, что я сорвался с крючка. Наплети им что-нибудь.
   Она заколебалась, даже не видя лица жены, я чувствовал, какая жестокая борьба идет внутри нее.
  - Нет, пусть они заберут тебя. Ты опасен, ты превратился в чудовище!
  Щелкнул предохранитель.
  - Передатчик у тебя?
  - Да, - выдохнула она.
  -Тогда прости, - я прицелился в ее правую ногу. Но ничего не произошло. Точнее случилось что-то, что изменило весь расклад событий.
  - Папа, не надо, остановись! - дверь распахнулась и в комнату влетела Лиза. Расставив руки, она заслонила собой скорчившуюся мать.
  - Лиза! - внутри все перевернулось. Я не хотел, чтобы она видела меня вот таким.
   Девушка лишь раз взглянула прямо мне в лицо, а потом отвела взгляд, сглотнув.
  - Не отойду.
  - Лиза, прошу, я не могу позволить Корпуса забрать себя. Я должен вернуть Ив. И еще, я увожу тебя с собой.
  - Нет, уходи, лучше уходи сейчас! - отчаянно закричала Лиза.
   Я понял, что она просто тянет время. если не сделать что-то прямо сейчас, потом я потеряю всех троих и свободу. И я видел способ этого избежать. В голове, ясной и пустой, среди темноты отчаяния родился один простой и ясный как стрела путь. С пистолетом наперевес я скользнул вправо, пригнулся в подкате и исделал подножку Ирине, оттолкнув вскрикнувшую Лизу, заодно скрутив ей руки. А потом наставил пистолет на жену. Приподнявшись на руках она с ненавистью смотрела на меня.
  - Нет, не убивай ее! - Лиза отчаянно выдиралась.
  - Не буду, - пообещал я. - Я возьму вас с собой, обоих. - Я нажал на спусковой крючок. Транквилизатор подействовал мгновенно. Ирина рухнула ничком.
  - Мама! - Лиза бросилась к женщине. Я больше не удерживал дочь.
  - С ней все порядке. Это просто снотворное и релаксант. Идем, - я шагнул к Ирине с намерением поднять ее. Лиза распласталась на теле матери.
  - Куда ты хочешь ее забрать?
  - Тебя и ее, - я мягко отстранил дочь и взял Ирину на руки. - Давно не виделись с твоей бабушкой и дедом?
  
  Первый удар накрыл подземный город, когда мы только вышли в коридоры.
  Стены затряслись точно в лихорадке. Где-то что-то треснуло, а потом рухнуло со звуком крошащегося айсберга. В лицо дохнуло холодным промороженным воздухом, а потом где-то гулко ухнула вниз вода. огромный пласт воды только что обрушился в пропасть.
  - Озеро! - воскликнула Лиза и прикрыла рот, чтобы не закричать.
   Я остановился и отступил на шаг, когда прямо у моих ног замерла трещина. В самом конце - совсем крохотная, но она тянулась дальше, в красноватую темноту, откуда все еще слышался звук падающих капель, треск разрядов - видимо где-то замкнуло электричество, а потом крики.
  - Там убивают, - прошептала Лиза и впервые посмотрела на меня в поисках ответов.
  - Похоже на то. Озеро исчезло в разломе.
  - Значит они тоже придут. Что происходит... папа? - после некоторого колебания Лиза все же назвала меня так.
  - Не знаю. Скажи, ты ведь уже давно здесь. Есть обходной путь наружу?
   Девушка покачала головой.
  - Нет, но тоннели продолжаются и дальше к предыдущей станции.
  - Как туда попасть, знаешь? - перехватив Ирину я вгляделся вперед, но так ничего и не увидел. Я сомневался, что узнаю о появлении измененных раньше, ем кто-то из них окажется на расстоянии пары метров.
   Лиза обхватила себя руками.
  - Нужно вернуться к озеру и оттуда будет развилка. Но сейчас там...
  - Мы пойдем туда. А пока вот, - я поколебался, но все же протянул дочери Иринин пистолет. Но колебался я не потому, что не доверял, я не хотел видеть оружие в руках девочки. Лиза должна спасать людей, а не укладывать в землю, пусть те и были лишь наполовину людьми. Но я понимал, что не смогу стрелять с ношей на руках. - Пойдешь рядом. Если увидишь что-то живое, кроме человека - стреляй немедленно.
  - Как я различу, что это человек, а не измененный?! - похоже Лиза была близка к панике. Она никогда не отличалась храбростью как Ив.
  - Я подскажу тебе, обещаю, я почувствую их, - только когда я сказал это, понял, что на самом деле могу различить приближение кого-то со структурой Стада в теле. Различить не глазами, не ушами, не обонянием, различить кожей, которая теперь ощущалась одним большим сенсором. При мысли о том, что со мной сделал Рогатый, становилось жутко. Постепенно я понял, что он сделал это совсем по другой причине, а не глупой просьбе избавить от транквилизатора в крови. Но зачем? Чувствовать их, а еще убивать, не людей и не копейщиков, а кого-то уродливого, кого не должно существовать в мире.
   Наши тени скользили по покрытой изморозью стене. Вода отыскала себе путь с поверхности и здесь просачивалась в мельчайшие трещинки. Изморозь все нарастала и постепенно стала сплошным панцирем льда, тончайшей ледяной коркой. Наши силуэты скользили по ней. В какой-то момент лед превратился в искажающее зеркало. И то, что я случайно увидел в нем, заставило тотчас отвернуться. Что со мной сделал Рогатый?
  На первое тело мы натолкнулись за сто метров от места, где прежде проходил технический мост. Крики отдалились и теперь звучали в соседних коридорах.
  - Там гибнут люди. Ты не поможешь им?
   Я остановился и крепче прижал Ирину.
  - Нет, уже поздно, они сами выбрали такую судьбу.
  - Ты жестокий, папа, разве ты не служишь в Корпусе? Твоя обязанность защищать нас от Стада!
  - Так и есть, - я быстрее зашагал дальше, стремясь скорее миновать опасный участок развилки. Где-то здесь должен был начинаться отводок тоннеля к соседней станции. надежда, что теперь в тоннелях чисто, отпала, далеко эхо принесло звуки яростного сражения. Должно быть кто-то из них все же решился бежать наружу - неверное решение.
  - Мне жаль, но сейчас главное увезти вас отсюда.
  Я надеялся, что наши с Ягуаром пути больше не пересекутся, что нам удастся незаметно проскользнуть мимо занятых жатвой измененных и выбраться наружу. В одиночку, только я, Лиза и Ирина. Потом вернуться к "Прозрению" и смыться от эмиссаров Корпуса, которых вызвала Ирина. Но Ягуар сам нашел меня.
   Первый труп - с бледной, почти прозрачной кожей и уже посиневшими глазами невидяще уставившимися в потолок мы обнаружили не доходя до провала шагов десять. Второй в двух шагах от первого. Третий и четвертый - все в странной одежде подземного города лежали голова к голове, будто аккуратно уложенные садистом- убийцей.
   Лиза старательно отводила взгляд прятала лицо в рукаве.
  - Старайся смотреть только на мою спину. Иди следом, - я видел изможденное, заляпанное страхом лицо дочери. Ирина притащила ее с собой, а потом пыталась втянуть в свои планы. Поэтому не был уверен в своих силах простить ее. - Так плохо? - мы как раз подошли к краю глубокой расщелины, тянущейся вдоль исчезнувшей кромки озера. На полу все еще виднелись лужи, но и они быстро высыхали под ветром из тоннелей.
  - Так плохо, да? - я прикидывал, сможем ли мы пройти по узкому карнизу вдоль стены. Я бы смог, даже вместе с ношей, а вот Лиза была...
  - Я же будущий доктор, а не патологоанатом.
  - Прости.
  - Мне не нужно от тебя... - но договорить девушка не успела. Вскрикнув, она подняла пистолет, да так и застыла, не в силах пошевелиться от парализовавшего ее ужаса. К ней медленно, изготовившись к прыжку подкрадывался измененный. Почему я не почувствовал его раньше? Наверное ветер дул с другой стороны, а может я еще просто не научился читать сигналы, которые мне посылает кожа.
   Я не мог бросить Ирину, и понимал, что помочь Лизе уже не успею. Но небо! Почему она не стреляет?!
   И вот, в момент, когда положение стало отчаянным, Лиз на пару вздохов заслонил пятнистый силуэт. Раздался свист, звук распарываемой кожи. Низко пригнувшись, почти стелясь по земле, Атарна прыгнула второй раз и тогда от измененного осталось меньше чем ничто.
  - Отвернись! - велел я, оказавшись рядом с дочерью, я спрятал ее, попытавшуюся вырваться себе за спину.
  - Если у тебя в руке пистолет, девочка, тогда стреляй, не думай.
   Медленно и величественно, будто само воплощение смерти к ним, обходя тела людей, приближался Ягуар.
  - Кто? Что? - Лиза так вцепилась в оружие, что побелели пальцы. Она переводила дуло с Ягуара на его питомицу и явно не знала, кто из них опаснее.
  - Какая милая, твоя дочка?
  - Оставь ее в покое. Твоих рук дело? - я кивнул на трупы.
  - И да и нет, - Ягуар качнул головой. - Они уже не были людьми, когда Атарна убивала их.
  - Не сваливай все на зверя, ты приказал ей. Их еще можно было спасти.
  - Тогда почему это не сделал ты? Я все понимаю, вы хотели уйти по тихому. Не выйдет. даже если пройдете тоннели, снаружи кружит наш корабль.
  - Отойди, я все равно попробую. Я должен увезти жену и дочь из этого ужасного места.
  - Конечно, я помогу тебе. Ведь твои руки несколько заняты. - Ягуар положил ладонь на загривок кошки и не глядя выстрелил куда-то в темноту. Темный силуэт повалился ничком, но все еще продолжал скрести ногтями камень пола.
   Внезапно Атарна принюхалась и повернула голову в мою сторону. Из пасти зверя донеслось предупреждающее рычание.
  - Она чует, - хозяин прикрыл кошке глаза и та сразу села на лапы. - Ты изменился с нашей последней встречи.
   Обойдя вокруг едва живой Лизы, Атарна загородила собой хозяина, будто верный пес защищая его от меня. Это вновь навело меня на мысли о пропавшем Роде. Я все еще не мог принять мысль, что он погиб, как и Валерия.
  - Идем, сейчас не время обсуждать это.
   Я вообще не хотел говорить с человеком вроде Ягуара об узоре, покрывавшем теперь большую часть моего тела. Открытым оставалось лишь лицо. Судя по уклончивым взглядам Лизы и мелькнувшему ужасу на лице Ирины, сразу после пробуждения вид у меня был пугающий.
  - Не туда, с женщиной тебе не преодолеть расщелину. Атарна перенесет ее за один прыжок.
  - Нет.
  - Ты даже не дослушал, упрямство - плохой советчик.
  - Я сказал... - за спиной в коридорах подземного города послышались скребущие звуки. Я и так потерял слишком много времени. И тратить его на попытки отыскать верный путь через провал, или на споря с убийцей, я не мог. -Хорошо.
  - Даже у тебя никогда бывают проблески здравого смысла, - мрачно улыбнулся Ягуар. Единственный глаз хищно сверкнул. Я скрипнул зубами, но выбирать не приходилось. - Давай, девочка, присмотри за своей матерью. Держись крепче. - И прежде, чем я успел остановить происходящее, Ягуар ловко закинул безвольное тело Ирины на спину кошки, а следом подсадил вскрикнувшую Лизу. Атарна, прогнулась, недовольно мяукнула и в один прыжок преодолела пропасть, разделившую коридор. Слабый крик Лизы раздался уже вдалеке.
  - Ты что сделал? Куда ты их отправил? - позабыв про все, я схватил Ягуара за грудки. - Отвечай или наша сделка отменяется.
  - Не начинай то, что не сможешь закончить. Ты не сможешь убить меня, и я нужен тебе, чтобы преодолеть тоннели. А что касается твоего вопроса - к поверхности. Атарна донесет их незаметно, такими тропами, где не пройдет ни один измененный. - Он протянул руку. - Идем, мой забавный напарник. И не показывай Корпусу свою вторую душу. Если они узнают, то ни за что не отпустят тебя.
   Я как раз преодолевал самый узкий участок картина, когда Ягуар сказал это. Нога оступилась, но едва не вывихнув плечо, чистильщик поймал меня.
  "Он знает о Рогатом... Как много ему известно?"
  - Не волнуйся, от меня она ни о чем не узнает. Скорее всего, если Корпус попробует забрать тебя... я их всех убью, - просто сказал мой вынужденный напарник и отчего-то я поверил ему вдруг и сразу.
  
  Глава 28 - Белый шум.
  - Что это было?
  -...
  - Я спросила, что это было, Феникс?
   Я лишь крепче сжал зубы и оглянулся на дрожащую в углу Лизу, которая гладила по голове очнувшуюся Ирину. Жена прожигала меня пугающе-неподвижным взглядом, который я не хотел видеть. Но от него было не спрятаться в крохотной кабине корабля чистильщиков. Ягуар провел резкий маневр и помещение залили ослепляющие лучи солнца. Последние, какие могли дотянуться до нас. По мере того как они гасли и мы все дальше отходили от Земли, мысли становились все мрачнее.
  'Что я творю? Я здесь, на корабле того, кому нельзя доверять. И главное, я даже оставил позади свою команду. Самых преданных мне людей. Они не поймут, никто из них не поймет'.
  - Мне можешь не отвечать, но они тоже видели, как ты сражался с измененными без единого выстрела. Твоя семья смотрит на тебя как на того, чья душа слетала в мир духов и вернулась, - Ягуар наклонился ко мне, понижая голос до шепота. - Но мы-то с тобой знаем, что ты не монстр. Эти узоры - твой дар. Используй его правильно, научись контролировать...
  - Заткнись, слышишь? - мне пришлось взять его за горло. Ягуар кивнул на узор, окантовывающие запястье и улыбнулся. - Смотри не перепутай, где друг, а где враг. Твои мысли становятся нечеткими и путаными? Начинаешь думать не так как простые люди?
  Пришлось надавать сильнее.
  - Я же сказал - замолчи. Оставь свои теории при себе и веди корабль.
  - Он на автопилоте. Я уже ввел координаты системы цефеид, куда ты хотел попасть.
  - Тогда просто помолчи. Ты же видишь, здесь нам не разойтись. Я так же хочу быстрее избавиться от твоего общества, как и ты от моего.
  - А вот здесь ошибка. Ты мне нравишься. Всегда нравился. И теперь все стало намного интереснее. Я подожду. Я умею ждать.
  Атарна сладко зевнув, приоткрыла один глаз, поглядев, что за шум. И, решив, что хозяину ничего не грозит, вновь свернулась клубком посредине каюты.
   Но слова Ягуара поневоле вернули мысли к тому, как мы выбирались из тоннелей. Я никогда не забуду, что осталось там, вдали от солнечного света и никогда не расскажу об этом Лизе и Ирине. Иначе чужак превратится в монстра. А Ягуар видел.
   Мы уходили от погони долго, не ввязывались в ненужные схватки, избегали прямых стычек. Но чем ближе был солнечный свет, тем настойчивее становились измененные. Они шли по пятам, преследовали добычу точно дикие звери. Двигались параллельно с нами по техническим проходам. И наступил момент, когда нас полностью окружили. В пространстве, настолько узком, что стрелять было невозможно, даже если было из чего. Ягуар остановился, зажав в обоих руках по ножу.
  - Не дашь мне один? - спросил я безо всякой надежды. Пистолет я отдал Лизе.
  - Тебе он ни к чему. У тебя есть оружие помощнее.
  - О чем ты? - мы встали спина к спине и смотрели как медленно, но настойчиво приближается противник.
  - Твои узоры, я видел как ты поранился и как рана зажила даже не открывшись. Твоя кожа - абсолютная защита, а это лучшее оружие.
  - Что за бред?
  Но мне стало страшно. Слова Ягуара значили нечто важное - они будто провели между нами некую черту. Тонкую, почти невидимую, но все же она появилась. Непреодолимая граница древнего Стикса, земля за краем теней, Анвинн, залесье, дальморе - как только не называли те края, откуда не возвращаются. А если люди и приходили, то больше уже не были по настоящему живыми.
  Я потряс головой, отгоняя морок - мерный голос Ягуара почти околдовал меня.
  - Что ты творишь, сейчас не время!
  - Самое время, чтобы попробовать пройти то же тропой, иначе нам не увидеть свет, - и словно в подтверждение слов, самый нетерпеливый измененный точно слепой вытянул руку. С его пальцев выкатился спутанный клубок белой паутины, от которой поднимался пар, будто ее только что вытащили из жидкого азота. Даже с расстояния в несколько метров я почувствовал холод, исходящий от нее. Клубок поплыл к Ягуару медленно... мерно... но оказавшись рядом ринулся на добычу с быстротой кобры. Ягуар успел рассечь клубок пополам, но нити будто впились в клинок. С присвистом втянув воздух, чистильщик отбросил от себя оружие. Нити разъели металл за считанные секунды, оставив лишь горку стружки. С пальцев Ягуара капала кровь. Однако, перехватив нож здоровой рукой, Ягуар попытался нанести еще один удар по измененному, но промахнулся. Лишь моя реакция спасла обоих, Отпихнув внезапно ослабевшего чистильщика к стене, я что есть сил ударил измененного в грудь 'Лапой тигра'. Такой блок, с использованием сконцентрированной 'ки', мог свалить и более массивного противника. Свалить - да, но измененный не шелохнулся. Просто перестал двигаться, застыл, уставившись на быстро расползающийся ожог на груди. Истлела ткань того, что еще оставалось от одежды, но кожа, вопреки всем законам биохимии начала не краснеть, а становиться прозрачной, будто таять. Измененный смотрел, пока был в силах, а потом проталина стала настолько огромной, что поглотила и его голову и шею и остальное тело. Спустя несколько мгновений на полу пещеры остался лежать только крохотный, будто игрушечный кнут. Зачаток хлыста. О небо, да это будущий Погонщик!
   Я почувствовал тошноту и зажал рот, отвернувшись
  - Возьми его, - сказал Ягуар. - Тебе пригодится.
  - Не говори чуши, зачем мне эта гадость... - я обернулся к чистильщику и увидел, что тот сидит у стены, свесив голову.
  - Что с тобой?
  Слизав каплю пота, выступившую на щеке, Ягуар поднял на меня полный муки взгляд.
  - Атарна ранена. Я пропускаю ее боль через себя, чтобы она не ослабла.
  Внутри образовался большой снежный ком, мигом ставший ледяной глыбой.
  - Девочки... ты же сказал, ты обещал, что с ними все будет в порядке!!!
  - С ними все будет в порядке. Если ты защитишь их вместе со мной. Атарна может только увезти их. Возьми хлыст и защити тех, кто дорог тебе. Возьми...
   Я понял, что снова не могу сосчитать биения сердца. Проклятый колдун! Он будто намерено подводил меня к чему-то, с чем я не хотел иметь дела. К чему-то, что может увести меня за грань, откуда будет не вернуться.
  Но мысль о том, что Лиза и Ирина оказались в опасности, заставила слепца сделать шаг с края скалы. Паззл рассыпался и собрался в новый узор. Я почувствовал как ногти впиваются в кожу, соскребая узор. Будто аппликация - бесконечная лента мебиуса - он начал развиваться против часовой стрелке. Так сбрасывает кожу ящерица. С руки, с предплечья, со спины и груди, пока я не понял - хватит, большей длины мне не понадобится. Хотя чего именно - я так и не смог себе сформулировать. Но в какой-то момент просто отсек лишнюю ленту. Отдача едва не отправила меня в глубины беспамятства. Наверное я все же вырубился на пару мгновений и за это время двое измененных набросились на нас. Однако уже через пару секунд я смотрел на тонкий, полупрозрачный хлыст в своей руке - невесомый, он словно был продолжением кисти. Мне ничего не стоило управлять им мельчайшим движением.
  В другой руке не было ничего, но я почувствовал жгучее желание выбросить его. Оружие против измененных, инструмент для управления Стадом, которое используют погонщики. И хотя левая рука была пуста, я хотел отказаться от того, что имею. Этот хлыст, рожденный из узора, подаренного холодом и Рогатым, служил как-бы еще одним доказательством. Он был символом чего-то, о чем обычные люди не в силах даже думать от страха. Страх - естественная черта людей, диктуемый инстинктом самосохранения. Но я не смог найти его и на места страха пришел ужас - во что я превращаюсь? Отбросить хлыст, вырвать вместе с кожей, выскрести всякое напоминание о нем.
  - Что ты собираешь делать? Это единственное твое оружие. Твоя дочь и жена в опасности.
  Размахнувшись, я резко развернулся и занес хлыст, готовый полоснуть Ягуара, заставить его замолчать, заставить его слушаться. Но в какой-то момент словно увидел себя со стороны и мне стало нехорошо от одно мысли о том, чтобы нанести удар. Я стал похожим на Погонщика, на одного из тех, кто создал незаконченные, несовершенные сущности - измененных.
  Когда они увидели хлыст, то точно остолбенели. Загипнотизированные, десяток людей пожирали глазами инструмент, способный им приказывать и не двигались с места.
  'Белый шум', - пришло никогда до этого не слышимое определение. Измененные, только что готовые превратить нас в себе подобных, теперь превратились в безвольные статуи.
  - Назад! - я щелкнул хлыстом о пол.
   Измененные вздрогнули, но не шевельнулись.
  - Убирайтесь, прочь отсюда! - выкрикнул я громче.
  Но никакой реакции так и не последовало.
  'Делать... нужно что-то сделать. Так не может продолжаться вечность. Лиза и Ирина в опасности'.
  'Приказ естества', - теперь отчетливый шепот прозвучал прямо в голове.
  А потом хлыст запел, завибрировал. И вместе с этой вибрацией в сознании родилось одно единственное слово, набор звуков, которые что-то значили, значили очень много для всех измененных. Вибрация хлыста достигла максимума, я едва не выронил его из руки. Слово рвалось изнутри, как я не сдерживал его, оно просочилось из каждой поры моей кожи, которая вновь обрела мерцающий узор. Это был тот раз, когда я впервые сказал 'Ка-арс!'
  
  Глава 29 - Теперь я знаю, где выход.
  - Я выйду.
   Ответа не последовало, я встал с кресла. Атарна подняла голову, повела носом и чихнула. Ее хозяин не реагировал. Голова откинута на спинку, пальцы сцеплены на коленях - жесткие, будто у мертвеца. Приглушенный серебристый свет, отражаясь от зеркального купола Красной планеты, заливал кабину корабля неживым цветом. Черты лица Ягуара заострились, в этом освещении превращая его в посмертную маску. Однако, грудь в необычных сложных татуировках, значения которых ускользали от понимания, медленно, но все же вздымалась. Всего три вдоха за минуту. Где, в каких краях странствовал его дух в это время?
  Корабль плавно летел на автопилоте, приближаясь к границам Свободной Зоны Марса. Если проскочим дальше - погони уже не будет. Можно перейти на сверхсветовую.
  - Куда ты? - я уже находился почти у двери, когда услышал его голос. Значит все же не спал.
  - Хочу поговорить с женой. Можно? - сдержано ответил я.
  - Зачем?
  - Неужели для того, чтобы поговорить с одним из двух близких мне людей на этом корабле нужна причина? И не думаю, что обязан тебе объяснять.
  - Конечно нет. Но лучше, чтобы она не видела тебя в таком виде.
  - Знаю! - я ответил резче, чем требовалось. Ягуар даже повернулся, чтобы посмотреть на меня единственным глазом. И этот оценивающий взгляд вызвал новую волну раздражения. Все потому, что он был прав - у меня не было причин говорить с той, кто предал меня и пытался сдать Валерии. Но все же она моя жена. К тому же на корабле находился еще один человек, чьим мнением о себе я очень дорожил. С Лизой мы не виделись с тех пор, как попали на борт. В последний раз я скрывал лицо точно преступник.
  - Иди, ты здесь не пленник. Если хочешь покормить их, еда в боксе в рубке. Мои парни больше любили выпивку, чем сухпайки.
  - Что с ними случилось? - я вспомнил, что так и не встретил ни одного чистильщика из команды Ягуара в последнее время.
  - Я их убил. Всех.
  - Ясно, - не стоило и спрашивать. Логика Ягуара была извращенной и не поддающейся осмыслению. На деле он был простым убийцей, прирожденным, как Атарна.
  Но все же, по пути к каюте, в которой как в камере содержали Ирину, я заглянул в рубку и разогрел концентраты - не самая вкусная еда, но все же с голоду не даст умереть. Сделал порцию чего-то похожего на лапшу и для себя, но понял, что от одного запаха едва не тошнит. Желудок протестующе сжался, стоило поднести ложку ко рту. Что со мной происходит? Может лечь в асбестовую капсулу и провериться на предмет внутреннего кровотечения? Лиза наверняка разобралась бы лучше. Но дочь смотрела на меня как на врага с тех пор как попала на корабль. Поэтому я заставил себя проглотить лишь половину кружки сока, что тоже далось не без труда и поспешно вышел в коридор. Там некоторое время стоял, успокаивая сердцебиение. И только потом приложил ключ к панели у дверей каюты жены.
   Ирина сидела на узкой койке поджав ноги. Она со страхом уставилась на меня, пытаясь рассмотреть под широким желтым плащом слободчанина, которым дал Ягуар, что-то, ведомое лишь ей.
  - Привет, тебе надо поесть, - я протянул поднос с дымящейся едой, стараясь, чтобы запах не достиг обонятельных рецепторов.
  Она молчала. Не зная, что делать с едой, я поставил ее в дальний угол на единственный стул и позволил двери закрыться. Потом нужно будет проведать Лизу. В ее каюте по соседству стояла тишина. Видеться матери и дочери разрешали два раза в день под присмотром Атарны. Я же осмелился зайти впервые.
  - К чему это? - женщина кивнула на плащ. Голос звучал глухо, будто она простыла.
  - На корабле холодно, у вас здесь проходят инфракрасные каналы, мы экономим энергию для гиперпрыжка.
  - Не хочешь смотреть на меня? Прячешься словно преступник?
  - Я не хочу начинать разговор так.
  - Я вообще не хочу разговаривать, - Ирина отвернулась, хотя сделать это в маленькой каюте было трудно, но она создала вокруг себя закрытое пространство.
  - Как Лиза?
  - Сходи и проверь сам. Ты даже не можешь зайти к дочери? Или совесть замучила?
  - Почему мне должно быть стыдно?
  - А почему должно мне? - она вновь повернулась. Ирина не предложила мне сесть, да и некуда, кроме ее койки и стула, на котором стоял поднос.
  - Мы уже говорили об этом. Я знаю твои причины.
  - Раз знаешь, зачем спрашиваешь еще раз? Ничего не изменилось, ты это хотел услышать? - внезапно воскликнула она. - Я всегда верила, что мы все делали правильно. Не разрушай мою веру. Она все, что у меня осталось. Если не верить, что еще остается? Земля разрушена, и наш дом, и наша семья, меня наверняка считают предателем в Корпусе. А ты ненавидишь меня...
  Я сделал порывистое движение, так захотелось обнять, прижать к себе, но она отползла в угол, выставив руку.
  - Не касайся меня. Больше никогда не прикасайся.
  - Ирина... - слова больно уязвили. Но она сказала правду, сама не подозревая об этом. Больше я не смогу дотронуться до нее, и до Лизы тоже. Не такими руками. Тусклое освещение в каюте не позволяло видеть перчатки на ладонях, и все же я спрятал руки в карманы.
  - Лучше уходи.
   Я повернулся.
  - Стой, - донеслось сзади. - Если все, что ты сделал, чтобы помешать нашим планам, окажется зря, если ты просто трус и сейчас бежишь только чтобы скрыться, тогда лучше забудь про наше с Лизой существование.
  - Никогда, - ответил я тихо. - Я никогда не откажусь от вас. И от Ив тоже. Я делаю это только ради нее, и ради вас тоже. Игры Корпуса и Стада меня не интересуют.
  Внезапно корабль дернулся и накренился. Не удержав равновесие, я навалился на стену. Капюшон сполз с головы. Освещение замигало, в коридоре взвыли аварийные сирены.
  - Возвращайся на мостик, быстро. У нас возникли сложности, - донесся по внутренней связи голос Ягуара. Надо признать звучал он напряженно. Я с досадой поправил плащ. Ничего не вышло. Так и не смог сказать главного. Уже повернувшись к двери, я уловил стремительное движение позади.
  - Стой, ты...- за пару секунд Ирина оказалась рядом и вцепилась в капюшон, пытаясь стянуть его. Но я резко вырвался.
  - Не нужно, - отрезал я, с силой сжав ее запястье и толкнув назад. - Это лишнее. - С этими словами я поспешно вышел в коридор, ударив по пластине замка. Несколько секунд стоял, прижавшись к холодной металлической панели и слушая крики Ирины. А потом на всякий случай замкнул дверь на каюте Лизы. Если что-то стряслось, пусть они будут в безопасности. А потом широким шагом направился на мостик. Воздух в коридоре показался кристально чистым по сравнению с каютой.
  - Что случилось? - я с облегчением откинул капюшон. Здесь не было нужды прятать лицо. Атарна металась по мостику как тигр в клетке. Похоже беспокойство хозяина передалось и зверюге.
  - Кое-что неприятное, - Ягуар листал на световом экране кукую-то базу данных. - Безумцы, они все же сделали это.
  - Объясни еще раз, - терпеливо попросил я, садясь во второе кресло и развернув экран к себе.
  - Страх - плохой советчик. Похоже Столпы решили бросить всех по ту сторону, даже своих людей. Забились как лиса в нору.
  Не найдя в бессмысленных вычислениях ничего толкового, я посмотрел на картину за бортом. Все так же висело перевернутое блюдце Марса, теперь чуть смещенное влево. Казалось, планета пыталась вскарабкаться на другую орбиту, из-за чего ее очертания немного сплюснулись и потекли. Нет, не то, искажало само пространство, в котором мы двигались. Чернота едва заметно дрожала как белый шум в пустом канале связи. Но при приближении становилось понятно - дрожало не пространство, а мелкие частицы, рассеянные в нем - целое поле, усеянное каменными обломками, но ни одного больше футбольного мяча. Своеобразный пояс астероидов тянулся во все стороны и вставал на пути настоящей завесой. И все эти частицы колебались в невидимом такте, слегка смещаясь, почти на неуловимый угол каждые две секунды. Поле тянулось до самой планеты.
  - Что это? - я поморщился. От этой штуки за километры тянуло угрозой и смутной опасностью. Кожу снова закололо, как при приближении Погонщика.
  - Вижу, что догадываешься, - Ягуар не сводил с меня пронзительного взгляда. - Это дело рук жадного Корпуса. Похоже они запугали Столпы настолько. Настолько... ты сам видишь, что этой пыли достаточно, чтобы создать новую луну. И этот заслон поставлен здесь с единственной целью - сдержать Стадо. Сдержать похожих на тебя.
  - Что ты сказал, повтори! - не помня себя я схватил Ягуара за горло и прижал к спинке кресла. Атарна всполошилась и зашипела, низко пригнувшись.
  - Все хорошо, девочка, тише, - просипел чистильщик. При том, что я почти придушил его, он умудрялся улыбаться понимающей улыбкой. - Вижу у тебя есть вопрос. Спрашивай, не стесняйся.
   Я заскрипел зубами и с досадой выпустил его.
  - Как нам преодолеть его теперь, когда... Просто скажи, мы прорвемся?
  - Нет, если это правда, но я знаю, как найти выход из этой ловчей сети.
  - Тогда скажи, мне некогда играть в словесные игры.
  - Мне тоже. А вот и выход, - с этими словами Ягуар сунул руку в карман и извлек уже с пистолетом. Мне хватило доли секунды, чтобы узнать оружие, из которого в меня стреляла Ирина. Прозвучал выстрел.
  'Проклятый чистильщик, он и правда знал?'
  Открыв глаза, я увидел лес... Снова, это становилось уже рутиной.
  - Рогатый! Где ты, проводник? - в ответ лишь сильнее закачались верхушки елей. Хотя внизу никакого ветра не было. Вспомнилась наша последняя встреча. Тогда Рогатый бросился на меня, а когда я очнулся в реальном мире, то получил новую кожу. Я закатав рукав и провел пальцами по ставшей чистой руке. Словно ничего и не было. Но если все вернулось к тому, с чего началось, значит и Рогатый должен быть где-то здесь, рядом.
  Я подождал еще немного, чутко прислушиваясь. Верхушки деревьев перестали качаться. Все замерло. Тишина была такой, звенящей, почти ощутимой, что слышно было как где-то в лесу снег валится с лап, да скрипит старая ель где-то в чаще.
  - Хорошо, я сам найду тебя. Ты нужен мне. Мне очень необходим твой совет, - с этими словами я огляделся и нашел место, где ели расступались, образуя естественную просеку. Их никто не вырубил, и не сломала с корнем буря. просто на этой земле ничего не росло, да и снег будто избегал падать на тропу. Там я впервые увидел Рогатого. Туда и направился.
  "Может ты и запрещал мне, но теперь ты сам прячешься, я иду туда"
   Тропа вела в сторону, где небо над лесом прорезала единственная искусственная вещь в этом мире. Я не знал, как далеко тянется лес, но наверняка там, где стояло яйцо, его уже не было.
  "Деревья защищают его", - вспомнились слова проводника.
   Деревья защищали и планету, и все Стадо - снег. Но в день катастрофы на Ветре Рогатый снял защиту для меня.
  Идти было легче, чем я думал. По пустому лесу, без ветра, без снега, обыкновенно засыпающего все вокруг.
  Лес был хотя и пустым, но отнюдь не мертвым. Он был переполнен жизнью, наводнен ею, и эта жизнь истекала по земле от яйца. Я мог чувствовать эти волны, прежде оно манило меня туманными намеками Рогатого. Где-то там держали Ив. И хотя это место и я находились за многие световые года друг от друга, все же каждый раз я упорно стремился попасть туда, несмотря на предупреждение хранителя леса.
  Поначалу я думал, что смогу привлечь его внимание, нарушив запрет, но чем дальше я шел по просеке, тем крепче становилась уверенность - я должен своими глазами увидеть, что находится за лесом, прикоснуться к яйцу, поверить, что оно настоящее, что есть то, к чему я должен стремиться.
   Сначала я шел медленно, выбирая, куда сделать следующий шаг, но потом перешел на бег. Бежать было легко, как в хорошем сне под утро. Сердце билось ровно, дыхание не сбивалось. Даже снег под ногами почти не проваливался. Должно быть в этом лесу я был призраком.
  Деревья мелькали перед глазами все быстрее, а просека все вела и вела вперед, маня неведомой целью. Постепенно поверхность начала понижаться, я спускался с пологого холма в долину. Яйцо теперь скрылось за верхушками деревьев, но иногда на прогалинах я видел его конус. И вот, будто преодолев некую границу, я вылетел из леса и едва не упал с края. Нога повисла над обрывом. Невысоким, всего пару метров. Лес заканчивался внезапно, ровно огибая широкий полукруг долины. Дальнего ее конца я не разглядел. Яйцо оказалось не далеким миражом, а вполне настоящим. Оно стояло в небольшом углублении, поблескивающим пронзительной синевой. но что это - вода или лед с такого расстояния разобраться было невозможно.
   Сама долина почти заставила позабыть про цель, так как была чудом в себе. Чудом с большой буквы.
   Ноги сами сделали следующий шаг. Дальше, за край. Неожиданно воздух пошел пикселями, как у неисправной голограммы, я будто уперся в податливую стену. прозрачную, но совершенно непроницаемую.
  - Дальше нельзя, - раздалось за спиной. Повернувшись, я с досадой, смешанной с облегчением, увидел Рогатого.
  - Ты опоздал.
  - Здесь опасно сегодня, возвращайся, - сегодня проводник выглядел слабым и больным, если это определение применимо к таким как он. Это оттого, что я отнял его узор?
  - Мне нужна твоя помощь. Ты можешь общаться со мной через время и пространство. Здесь все как настоящее, а значит это не просто сон. Помоги нам преодолеть Сеть. Мы не можем вырваться из нашей системы.
  - Сеть? Я ничего не знаю об этом.
   Я вкратце объяснил как выглядит препятствие.
   Проводник качнул головой. Снег испуганно вспорхнул с его рогов, заискрился, отражаясь от статуй, усеивающих долину, которые я так и не смог рассмотреть поближе.
  -Этот барьер установлен для нас. Физически его преодолеть невозможно.
  - А если мы все будем грезить, как я сейчас. Тогда возможно?
  -Ты просишь невозможного. Я не друг людям и помогаю только тебе.
  Дело сложное.
  - Если не проведешь наш корабль, я тоже не попаду сюда. Ты ведь ждешь меня. Ив тоже ждет. Поторопись.
  Рогатый неожиданно оглянулся, принюхался, наклонив голову на бок. Где-то в лесу за спиной снова ухнул с веток снег. Потом еще раз, уже ближе, И еще, совсем рядом, будто невидимый великан ломился сквозь подлесок.
  Внезапно белый вихрь вобрал в себя снег, иглы и крошечные ломаные веточки взвился над прогалиной, а потом опал, оставив после себя... еще один Рогатый!
   Я инстинктивно отступил на шаг, проводник издал нечто похожее на стон и ругательство одновременно. Но в это время я понял. что они совсем разные. Вновь прибывший медленно поднялся с колен, стряхнув снег с единственного крыла, да и то было все рваное, искалечено. Половина тела его выглядела прозрачной, будто ее вытравила опаловая кислота.
  - Помоги ему, Мерт, но только ему. Остальные должны умереть, - сказал Погонщик. - Для чувств это очень полезно.
  - Я не звал тебя сюда, адмирал. Что случилось? - спросил Мерт, впервые я узнал имя своего проводника. Он никогда не называл его сам.
  - Плуг и Церн, Человеческая женщина оказалась коварной и хитрой. Она унесла с собой наши знания, и едва не убила меня.
  - Это правда? - Рогатый обратился ко мне с легким укором.
   Я покачал головой, догадываясь о ком идет речь. Кайзер.
  - Ничего об этом не знаю.
  - Возвращайся на флот, восстанавливайся, уходи, - повторил Рогатый.
  - Сделай так как я сказал. Это желание всех нас.
  - Нас?
  - Решателей. Ты направил его по ложному пути. Придется ответить за это. Пусть ты и голос Цефеида, но не главный. Оставь религию при себе, а мы займемся делами реальности. Люди перешли все границы. Они уничтожили разом тысячи наших и украли наши знания. Это война, Мерт, ты понимаешь это?
   Я понимал едва ли половину того, о чем говорили эти двое. Речь наверняка о событиях на Ветре, о вероломстве Валерии, и обо мне. Здесь шел какой-то великий торг, в том числе и за меня, но я никак не мог ухватить суть.
  - Еще не все потеряно. Дело можно решить миром, для этого я воспитал его, - Рогатый указал на меня.
  - Поздно, слишком поздно, Мерт, Решатели не согласны с твоими методами. Отдай его нам.
  - Нет.
  - Ты переходишь границы, Мерт. Забыл, почему тебя выслали из совета? Люди никогда не пойдут на мировую. Они не понимают нас и наши цели. Они считают нас варварами и убийцами.
   Я сжал виски. То, чему стал свидетелем сейчас, переворачивало всю картину реальности. Я чувствовал себя пешкой в странной игре.
  "Сосредоточься. Помни, зачем ты здесь. Ив, ради Ив. И ради семьи тоже. Ничего больше меня не интересует".
  - Хватит, вы двое, я еще здесь и требую, чтобы вы помогли нам пробиться сквозь Сеть. если я зачем-то нужен вам, то придется помочь. И не только мне, на корабле находятся еще трое человек, их вы тоже спасете. Никто не останется, они летят вместе со мной.
  - Он уже владеет инструментом? - однокрылый оценивающе посмотрел на меня.
  -Да, но не полностью.
  - Забери его. Его мысли идут не по правильному пути.
  - Кто решает, что правильно, а что нет? - спросил Мерт.
  - Совет Решателей. Теперь мы будем вести этого человека, - крылатый шагнул ко мне с явным намерением забрать, но в этот момент произошло невероятное. Хрупкая веточка ближайшего дерева хрустнула в руке проводника, иглы полоснули по крылу Погонщика, тот издал глухой вой. Пошатываясь, он развернулся и с ненавистью посмотрел на противника.
  - Не лишился ли ты разума, Мерт? Хочешь стать нашим врагом?
  - Уходи, - бросил Рогатый, больше не глядя на меня. - Я сделаю так как ты просишь.
   Я отступил на шаг, второй, и уперся спиной в ствол ели.
  - Не отпущу, - Погонщик потянулся к поясу, доставая оттуда тускло мерцающий хлыст. И точно такой же, только куда яре теперь держал Рогатый. Оружие схлестнулось, сплелось, разметывая снег, ломая ветви елей и высекая искры.
  - Так вот какой он, мир духов Стада. Это просто холодный ад, но здесь красиво.
   Несколько секунд я просто смотрел на Ягуара, вышедшего из леса, не в силах вымолвить ни слова.
  - Что ты здесь делаешь? Нет, как ты попал сюда?
  - Я умею путешествовать между мирами, это умение моего народа. Почему ты так удивлен. Но я хотел увидеть. куда ты постоянно сбегаешь от меня. Мне кажется знаю это место, не помню откуда, но знаю. А что там...
  - Не смотри, - отчего-то сама мыль о том, что яйцо видит кто-то еще кроме меня, уязвляла. Этот лес всегда принадлежал только мне и Рогатому. а Ягуар привнес в него что-то извне, что-то чуждое.
  - Сюда ты хочешь попасть? Это связано с твоей дочерью.
  - Не смей.
  - Или что? Прогонишь меня.
  - Человек? Еще один? ты позволил людям видеть то, что не могут даже копейщики среди нас, - теперь и сражающиеся заметили присуствие постороннего. - Мерт, именем совета Решателей я снимаю с тебя обязанности воспитателя Цефеида и забираю отсюда.
  - Я не подчиняюсь твоим приказам. Только если Цефеид попросит меня.
  - Глупец! - крыло полоснуло наискось точно лезвием, разрезая хлыст Рогатого и одновременно кнут Погонщика обвился вокруг шеи проводника.
   Я дернулся.
  - Куда ты? - Ягуар задержал меня, заставив посмотреть себе в глаза.
  - Мы должны помочь.
  - Мы? Должны? Хочешь помочь кому-то из Стада?У нас нет на это времени. Корабль сейчас попадет в сеть, нам не выбраться. твоя жена и дочь погибнут, даже если ты и я сможем спрятать свой дух в этом месте, они обычные люди. И Атарна тоже..
  - Он обещал помочь провести нас через барьер. Если он умрет, все окажется зря.
  - Сделка? - казалось Ягуар на миг заколебался. - К тому же, что ты можешь?
  - То же, что и тоннеле. Попробую. - Я отчаянно искал выход и не находил. Все, что я мог - беспомощно наблюдать, как удавка на шее Рогатого затягивается все туже. Чтобы ни произошло, я понимал, каким будет конец. Рогатый стал слабым. И это из-за меня, потому, что он отдал мне свою кожу, свой узор, часть себя. но пользоваться я этим даром мог только в реальном мире. А здесь мы с Ягуаром были призраками. И только крылатый с Рогатый настоящие.
   В этот момент наши с Мертом взгляды встретились. Боль в нем смешивалась с сожалением. Но за ними я прочел и кое-что еще Как давно мы научились говорить без слов? Может в прошлый раз, когда часть Рогатого стала частью меня? а может с самого начала? Но я уже устал удивляться странностям мира.
  "Уходи, и его тоже уводи. Он может видеть нас, но он другой. Это место не для него. Я проведу вас, не уверен, что до конца. Но ты узнаешь, где искать это место. Подсказки - в рисунках. Собери паззл до конца. Она будет ждать тебя здесь. Но приходи с миром. Не давай волю чувствам. Она бы этого не хотела. Рождение скоро...", - контакт взглядов разорвался, когда Ягуар потянул меня за собой.
  Но все же... пусть этот мир и был всего лишь отражением реального места, где-то там, далеко, но Рогатый - его сражение с Погонщиком было настоящим. Если он принес себя в жертву ради того. чтобы я смог сбежать, это казалось неправильным. Ведь он ослаб после того, как отдал мне часть себя. Этот узор, что покрывал теперь все мое тело в реальности, каким-то образом полностью лишил его сил здесь.
  -Нет, стой, - я выдернул урку из хватки Ягуара. - если уйдем вот так, не сможем отыскать Ив. Он был моим проводником. Он дал мне возможности, о которых я даже не мечтал... и сейчас не мечтаю. Но не позволю этому выродку так просто забрать его с собой!
  - Дурак! - не обращая внимания на крик Ягуара, я бросился назад, сосредоточившись, представив себя в точно такой же ситуации как в тоннеле. пусть этот лес был всего лишь миражом, но чувства мои были настоящими. Узор... мне нужен узор. Упав на колени, я схватил пригоршню снега и сжал в кулаке. Не таял... будто ладонь стала такой же ледяной. Но острые края спрессованных снежинок впились в кожу. Пусть, боль была настоящей. То, что нужно. Это место не может быть абсолютно нереальным. Иначе бы как во сне здесь имело место только желание. Скорее что-то вроде ментального пространства, где мысли становятся материальными и обретают форму владельца. Хотя и этот лес, и снег, и небо и даже узор были созданы Рогатым, оставалось одно, неподвластное ему. То, к чему он сам относился с благоговением, если такое слово можно применить к нечеловеческой сущности - Яйцо. И если использовать его в качестве отправной точки, я смогу изменить кое-что и по своему желанию.
   Первую пригоршню снега я залепил в лицо Ягуару. Во второй снежинка к снежинке, решетка к решетке, ломая привычные и закономерные структуры физического мира начали собираться в то, что я представил себе - очень четко, как запомнил. Нечто вытянутое и извивающееся, точно змея, ожило в моих ладонях. Не дожидаясь, пока хлыст до конца обретет форму и плотность, я стегнул им по единственной точке приложения, до которой смог дотянуться. Я уже понял, как устроено в этом месте все. Не физическая сила, а ментальная здесь имела значение. А потому, помня, каким бы прочным ни был барьер, отделяющий лес от долины, он оказался проницаемым. И я стегнул по нему - всей силой, какую смог собрать - и думал я в тот миг об Ив. раздался слабый хрустальный звон, а потом прямо в пространстве появилась звездообразная трещина. Черный раскол, похожий на паутину. Ягуар сбил меня с ног и прижал к земле в тот миг, когда трещина достигла чудовищных размеров. А в следующий миг то.ч то рвалось с той стороны пересилило возможности леса сохранять цельную форму и стекло взорвалось.
  - Верхний предел, - прошептал Ягуар над ухом. Лица его я не видел, но судя по голосу он был не просто удивлен, он был напуган, поражен, сбит с толку - таким я его еще не видел.
   Схватка прекратилась. Погонщик оказался на краю обрыва первым, его неумолимо затягивало на ту сторону. Беспомощно царапая ногтями снег, он нашел единственную пору - ногу Мерта. А в следующий миг оба полетели через край.
  - Стой Назад! Туда нельзя! - Ягуар вцепился мне в волосы, рванул куртку. - Ступишь туда и назад вернуться будет очень сложно. даже я не знаю тех троп. Они дальние и чуждые.
  - Мы должны вытащить его. Он же сражался за нас! - я пытался высвободиться из хватки, но чистильщик держал крепко. В конце концов мне все же удалось извернуться и пнуть его. Извиваясь точно уж, я подполз к самому краю и свесился вниз. Задохнувшись, я смотрел на чудовищное зрелище. Но было ли оно ужасным или же чарующим, я не смог бы ответить на этот вопрос. Яйцо теперь светилось яростным белесым светом, но от него тянулась черная паутина трещин, ломая пространство. Каждая новая трещина производила звук подобный человеческому крику и крикам еще тысяч существ.
  - Оно голодно, - Ягуар залег рядом и уставился на происходящее немигающим глазом. - И сегодня оно получит свою жертву.
  - Оно, кто? Ты что несешь? Это же просто яйцо. Зародыш! Не чудовище. В этом яйце... - я замолк, поняв, что только что сказал и что еще осталось несказанным.
  - В этом яйце что? - нарочито медленно спросил Ягуар.
  - Что-то очень важное для них. Для Рогатого. Он хранил тишину этого места, а мы все нарушили. Я нарушил и собираюсь исправить, пока еще не поздно.
  - Поздно, вот именно, что поздно, - настойчивость. с которой чистильшик пытался меня остановить начала злить.
  - Оставь меня, я вытащу его оттуда. - я снова выдернулся, но Ягуар с досадой ткнул меня носом через край.
  -Смотри, внимательно смотри. туда ты хочешь? Хочешь превратиться в одну из них? .
   Я увидел. Мерт больше не сражался. Не с кем было. Черная молния все же настигла свою жертву. Но ударила не в нее, а в землю. Треск стал почти оглушающим, когда взорвавшись фонтанами снега и камня, из нее начал проростать неправильный кристалл. Прозрачный точно слеза ребенка, он уже медленно заволакивал все еще сопротивляющегося Погонщика. Я содрогнулся - точно насекомое в паутине. Черные молнии пресекали любую попытку высвободиться.
  - Что это такое? - я увидел, что кристалл был не одинок - по полю вокруг яйца было разбросаны сотни таких же. Что находилось в них, с такого расстояния не рассмотреть, но наверняка тоже что-то живое.
  - Идем, сейчас здесь все сметет. Видишь, даже умирая, он пытается построить новую стену.
   Я прислушался - со стороны леса доносился глухой и угрожающий гул. Над еловыми шапками поднималось облако белой пыли. Лавина? Не удивительно после того, что мы натворили. Но все же, несмотря на опасность, я заставил себя снова свеситься вниз.
  - Ты - иди, придержи проход для нас.
  - Нас? Ты с ума сошел, птенчик?
  - Я не могу оставить его здесь. Нити доберутся и до него.
  - Наивный, или ничего не понимаешь? ты запутался - это место нереально, ты никого не можешь спасти, ты и он находитесь в разных мирах и на расстоянии сотен световых лет.
  Пятью метрами ниже Рогатый пошатываясь поднялся на колени. Хлыст он где-то потерял, а его кожа стала прозрачной будто тонкая бумага. Но Сразу несколько нитей нацелились на него. Но Мерт не обращал на них внимания. глядя на яйцо, он произнес то, что я не слышал, но прочел по губам.
  - Ты голодна. Потерпи немного. Уже скоро. А пока можешь использовать эту жертву.
  Ну уж нет! Намотав на руку конец собственного хлыста, другой я свесил вниз.
  - Хватайся! Я вытащу тебя оттуда. Я не дам тебе вот так уйти, пока ты не провел меня к Ив!
   Во взгляде Мерта мелькнуло секундное удивление. Но потом он все же схватился за свисающий конец. Хлыст даже не натянулся, пока я подтягивал его, будто Рогатый совершенно не имел веса. Может Ягуар прав и я гоняюсь за призраками? Нити боролись, дергали хлыст, тянули назад, но все же я, а потом с помощью Ягуара вытянули Рогатого обратно. Он оглянулся - то, что осталось от погонщика представляло странное зрелище - призма полностью сомкнулась вокруг него. застывший экспонат внутри будто насекомое в янтаре так и остался с поднятыми, будто пытался заслониться, руками.
  - Я сказал тебе уходить, - Мерт набрал пригоршню снега и бросил в лицо, будто пытаясь смыть остатки нитей. Только теперь я рассмотрел, что его тело стало прозрачным, точно осколок подтаявшего льда.
  - Я не подчинюсь твоим приказам.
  - Но и друга-человека не послушал, - Мерт пристально оглядел Ягуара.
  -Он не друг, временный союзник, - отмахнулся, чем вызвал смешок чистильщика.
  - Наверное это потому, что вы ему уже ближе, чем мы, люди.
  -Замолкни, - оборвал я. - Что это было? как такое возможно? Это место реально? А то? - я ткнул в сторону вновь затянувшегося тонкой пленкой отверстия между лесом и долиной. Так затягивается молодой кожей недавняя рана.
  - Сокровище, - неоднозначно ответил Мерт. - А теперь убирайся, слишком много шума, то может повредить ей.
  - Стой, ответь, кто она, - настойчиво повторил я, схватившись за руку Рогатого, но поспешно отдернул руку, когда получил хороший разряд.
  - Ты задаешь слишком много вопросов, - в голосе Рогатого отчетливо слышалось раздражение и усталость.
  "Нереальное место да? Недавнее сражение вымотало тебя не слабее настоящего. Кого ты пытаешься обмануть?"
   - Ответь на последний вопрос, - даже понимая, что своей настойчивостью все могу погубить, я не мог не спросить. - Ив еще жива? Моя дочь еще жива... как человек?
  - Зря ты спросил это, теперь он не отпустит тебя, - меланхолично отозвался Ягуар.
  - Заткнись.
  - Уходи.
  - Даже не...
  -Уходи из этого места, скорее. Я покажу тебе путь, которым можно преодолеть барьер. Мы знали о его существовании.
  - Что ты делаешь? - протянув руку назад, Мерт впился пальцами в невидимый барьер. - Все, кроме меня. Я заберу из ментального поля убитого, - внезапно я понял, что он говорит о закованном в кристалл Погонщике, - эти знания и передам тебе. Все. Только уходи сейчас, пока она не проснулась снова.
  - Стой!
  Но на меня не обратили внимания.
  - Я спросил, что ты делаешь? - с той стороны барьера заметались черные нити, обеспокоенные тем, что происходит. Словно слепые они искали добычу, шаря среди кристаллов.
  - Хочешь вернуться туда? Ради меня? Не смешно! - я рванулся вперед, понимая, что не успею, но все же не мог позволить Рогатому поступить, как ему вздумается. Если погибнет он, пусть даже только его сознание, а не тело, где бы оно ни находилось, это перережет последнюю ниточку, связывающую меня с Ив.
  В лицо хлынул поток картин - настоящие, шуршащие листы бумаги, испещренные рисунками. Изображение мелькали столь быстро, что я едва успевал различить что было на них. Предупреждающий крик Ягуара потонул в этом шорохе, я почти оглох, отмахиваясь от стаи, облепившей меня. Я уже понял, что это и были те знания, о которых говорил Мерт - касаясь кожи, листы впитывались в нее, становясь частью узора, который все нарастал слой за слоем, покрывая все тело.
  - Забирай и уходи, мне больше нечего дать тебе. Этого хватит, чтобы отыскать путь сюда. Карта... Осталось только... для чувств... прости, но так...
  - Что? Не слышу! Я не слышу тебя! - крик оборвался, когда один из листов залепил мне рот. Рогатый хотел сказать что-то важное, но я не смог расслышать его в назойливом шелесте рисунков.
  - Уходим! Сейчас весь лес исчезнет, он что-то сделал с собой, - сквозь шелест прорвался голос Ягуара. Страницы начали редеть. Сквозь тающие картинки я увидел Атарну, гоняющуюся за последними из них. Зверюга прыгала, хватала лапами и рвала зубами самых назойливых. Но это лишь малая часть того, что уже впиталось в мою кожу. Будто яд.... я и чувствовал себя так, точно отравился. Шатаясь как пьяный, я нашарил в меркнущем свете плечо Ягуара, понимая, что еще немного и рухну прямо здесь. А потом мы вывалились обратно в кресла в обыкновенной и ставшей какой-то чужой кабине корабля. А может никуда мы и не уходили. Ментальное поле? Возможно... я посмотрел на Ягуара, напряженно вцепившегося в подлокотник кресла. Другой рукой он перебирал шерсть на вздыбленном загривке Атарны. Даже на такого как он подействовало все произошедшее.
  - Хорошо, мы вернулись, - сказал я. - Если еще раз выстрелишь в меня, я уволоку тебя с собой и брошу на съедение черным молниям.
  - Понял, - мрачно улыбнулся Ягуар. - Ты нашел то, что искал?
  - Да, - я поднял ладонь и посмотрел на пыль за стеклом сквозь расставленные пальцы. - Теперь я знаю, где выход.
  
  Глава 30 - Время их молитвы.
  Я смотрел на ровное поле звезд, одна из которых стремительно увеличивалась в размерах прямо по курсу и все еще не мог поверить в то, что вижу их. Когда чудеса становятся привычными, они уже не являются таковыми. Закономерность, нет - неизбежность. Обстоятельства каждый раз толкали по тому пути, который начертал для меня на снегу Рогатый. И следы уже заметала метель - следы, ведущие к Ив. Умом я понимал, что рисунки дочери, словно листья разлетевшиеся по галактике, и тот путь, на котором меня ждал Мерт, ведут к одной цели.
   Я поднял руку и на миг показалось, что узоры на коже ожили и перекочевали на звездную карту. А когда сморгнул, рисунки вновь стали едва заметной татуировкой, слабо серебрящейся в галогеновом освещении. Неистовый свет давил на виски, наполняя голову сверлящей болью. Но я был почти благодарен ей. Она не давала заснуть. Я боялся возвращения в лес, где оставил Мерта в таком состоянии. Прогони он меня и все стало бы понятно. Но если он покинул лес, путь больше некому защищать. Я понимал, что не смогу удержаться от соблазна проследовать через лес из кристаллов, если снова попаду туда. Даже рискуя стать одним из них. Впереди ждала Ив или пустота. Я осознавал, что просто оттягивал неизбежный момент истины и притворялся, что не знаю, где искать ту планету в реальности. Да, у меня осталось еще одной дело, прежде, чем я смогу полностью посвятить себя поискам. И за последние три дня полета я успел убедить себя в том, что эта миссия очень важна.
   По спине пробежал холодок - верный признак того, что ко мне приковано повышенное внимание. Ему доставляло удовольствие смотреть вот так, не мигая в упор, будто хищник наблюдал за жертвой.
  - Нашел что-то интересное? - спросил я у вошедшего в рубку Ягуара. Похоже он стоял так уже некоторое время.
  - Тебя. Ты меняешься с поразительной скоростью. А что нашел ты? Путь?
  - Даже если так, он не для тебя.
  - Жестоко, - усмехнулся Ягуар. Подойдя к панели управления, он сверился с координатной сеткой. - Мы почти на месте, нужно разбудить наших пассажирок.
   Я продолжал смотреть на то, как медленно заливает кабину свет - пульсирующий в едва заметном интервале - последний цефеид в этом секторе. Дальше - пойдем вслепую. И где-то там заканчивались рисунки Ив - порывшись в кармане я вынул чуть помятый лист и совместил его с тем, что показывало мне небо. - Это он. В любом случае я проверю. Не хочу впутывать во все это родителей. Поэтому...- должно быть Ягуар все же удивился. Было несказанно приятно видеть иное выражение на его лице, отличное от насмешки, когда мои пальцы сомкнулись на его шее. - я хочу, чтобы ты держался подальше от нашего дома. Мы высадим тебя в главном космопорту, ступай куда хочешь, желай, что пожелаешь. Можешь отправиться хоть на охоту со своей кошкой. И лучше сгинь где-нибудь с пустошах. Мне все равно.
  - Жестоко, - прохрипел Ягуар. - Отлично, Атарна давно не ела доброго мяса. Мы пойдем по следу. Но когда ты надумаешь улететь с планеты один, я буду там. Я уже говорил, что хочу увидеть все своими глазами. Я был в том сне, а ты все еще не веришь, что наши пути связаны?
  - Я верю, что ты - убийца и все еще служишь Валерии. Это все, что я знаю о тебе.
  - Этого достаточно. Но есть одно 'но' - твоя жена и дочь доверяют мне больше, чем тебе.
   Я скрипнул зубами и отпустил хватку.
  - Я тебя предупредил.
  - Я думал, мы начали доверять друг другу чуть больше после леса...
  - Не смей, - я захлопнул ему рот, - даже не упоминай об этом при моей жене и дочери.
  - А им ты доверяешь? Твоя жена готова была застрелить тебя, чтобы вырваться из лап монстра. Кайзер основательно промыла ей мозги.
   Я понимал что бить его или продолжать этот бессмысленный разговор - дело тупиковое.
  - Так мне разбудить их и подготовить к посадке?
  - Да, сделай это, - каждое слово резало горло, но я был вынужден признать, что сейчас не мог вернуться в камеру Ирины, не после того, как она видела меня таким.
  -Так и знал, - усмехнулся Ягуар. - Атарна, останься, - велел он, когда кошка последовала за хозяином. Усевшись обратно, недовольно забила хвостом. - Сможешь посадить корабль?
  - Не в первый раз летаю, - отрезал я, злясь на то, что постоянно поддавался на провокации этого человека.
  По мере того, как ацетиленовый свет цефеида заливал рубку, я думал, что отыщу по ту сторону этого света? Иней - планета, избранная моими родителями в качестве дома и исследовательской станции. Скромный холодный шарик, тонувший в потоках излучения, щедро поливаемого его звездой. Кроме Инея в системе было еще две малых планеты. Орбиты их пролегали так, что их вполне можно было назвать лунами. Словно неустанные стражи они кружили возле старшего 'брата'. В каждый момент была видна лишь одна из них. Запиликала система предупреждения.
  - Знаю, Цефеид не самая спокойная система. Но придется потерпеть, - сказал я кораблю и перевел защитное покрытие на максимум. Поля против потока жестких частиц, глушащих даже связь, бесполезны. Но уплотненный слой из гальванических элементов поможет пройти весь путь к планете, схватив лишь небольшую дозу. Корпус корабля покрылся мерцающим золотистым налетом, пока само судно автопилот выводил на плавный спуск. Я поднял небольшое зеркальце и раздавил в пальцах хрупкий стеклянный кубик. А потом начал тщательно и медленно наносить оптическую маскировку поверх узора на лице. Я рассчитывал, что пары дней, пока мы задержимся на Инее хватит, чтобы все это время я выглядел почти как обычный человек. А дальше... потом я продолжу свой путь, который давно уже стал паломничеством к таинственному лесу, который хранил яйцо как реликвию.
  
  Я думал, что видел многие планеты, похожие на эту, но Иней сумел удивить меня. Никаких диспетчерских, никаких радаров или маячков - лишь вдалеке по серебристому небу лениво проплыли два катера, на которых я не заметил ни одного опознавательного знака. Похоже, что жителям было совершенно все равно кто садится на их планету. Сердце сжалось, стоило понять - насколько беззащитен и хрупок был этот мир, который Плуг разрушит всего за несколько часов. Что за беспечность! Но надо признать, сам дух этого места как нельзя лучше подходил моим приемным родителям.
  - Дальше я сам, - В рубку вошел Ягуар, сопровождая кутавшихся в дорожные плащи Ирину с Лизой. Жена так старательно отводила взгляд, что было видно - она боится встретиться со мной взглядом. Лиза обнимала мать за плечи и с тревогой поглядывала на белизну, постепенно занимающую все пространство обзора. А ведь и правда, она никогда не видела своих названных бабушку с дедом. Хотя к родителям Ирины ездила каждые каникулы.
   Когда чистильщик отошел от нее, Ирина поневоле вздрогнула, будто хотела задержать его. Это слегка уязвило, но я подавил в себе ненужные чувства.
  - Даже если не хочешь, просто послушай, - я подошел к ней так близко, чтобы слышали только мы двое. Хотя казалось, Ягуар способен различать шорох пыли на ветру.
   Ирине волей-неволей пришлось посмотреть мне в лицо. Глаза распахнулись, а потом сузились.
  - Дешевая маскировка. Кого ты хочешь обмануть? - сквозь зубы проговорила она.
  - Я не стану вмешивать в это родителей. Они здесь не при чем. Они далеки от всей этой грязи. Что бы ни произошло раньше, давай здесь притворимся, что ничего не было.
  - Шутишь?
  - Ирина, я нашел самое безопасное место для вас. Здесь вы будете так же далеки от Корпуса, как и от меня. Родителям скажем, что немного поссорились, и все.
  - Снова бежишь? - должно быть она хотела сказать что-то другое и более колючим тоном, но отчего-то вышло не так - она просто испугалась.
  - Я должен вернуть дочь.
  - А я? Обо мне ты подумал? Я этого не хочу?
  - Мама, пожалуйста, - попросила Лиза.
  - А ты сможешь отбросить все и путешествовать со мной? Забыть, что видела?
  - Я...- она замолкла. - Нет, не смогу, - призналась она.
   Я кивнул.
  - Спасибо за честность. Ты всегда была такой, - я поднял руку, чтобы коснуться ее щеки, но Ирина подалась назад, хотя должно быть неосознанно. Я все понял.
  - Лиза, - я повернулся к дочери.
  - Да, отец! - девушка явно старалась разобраться в себе и в том, как она должна относиться ко мне, но тщетно.
  - Здесь мы встретимся с твоими дедушкой и бабушкой. Будь с ними поласковее. Они замечательные люди. Увидишь. Не такие как я, - тихо закончил я.
   Губы Лизы дрогнули.
  - А ты?
  - Я найду твою сестру и привезу ее сюда. А потом мы вместе...
  - Заканчивайте нежности. Входим в атмосферу, сейчас потрясет, - прервал нас Ягуар.
   Я хотел сказать что-то еще, но позабыл.
   А потом Иней ринулся на нас. Горизонт наклонился на сто восемьдесят градусов, зашедшее за горизонт солнце окрасило планету неистовой голубой короной. Левый глаз пронзила боль. Слишком похоже на последний рисунок Ив.
  Русские горки... ледяные крепости... пропахшее снегом детство, снегом, смехом и играми в снежки на склонах высочайших гор - откуда открывался самый лучший вид на звездные поля - такие воспоминания нахлынули на меня при первом взгляде на Иней - я знал его только из коротких и несвязанных мнемо-писем родителей. За годы, что прошли с моего поступления в Корпус, они вспоминали о моем существовании лишь четыре раза - первый на нашу с Ириной свадьбу, второй и третий - дни рождения девочек. Но вот четвертый - совсем недавно. Сейчас у меня перед глазами лежали две копии, но будто снятые с разных углов - карточка родителей и рисунок Ив. Я спрятал их раньше, чем Ирина успела заинтересоваться.
  'Я найду тебя, я обязательно найду путь к тебе, спасибо за все знаки, что ты даешь, но твой отец слишком глупый, чтобы сразу их разгадать, милая'.
  - Прошу всех на выход, - Ягуар сделал жест 'после вас'. Девочки вперед, я следом и замыкающим хозяин с кошкой мы вышли у подножья огромной ледяной юрты - если бы на Инее водились эскимосы-великаны, наверное они бы построили такие дома для себя. Но двухсотметровое, изрезанное тоннелями и переходами, висячими мостами и целыми открытыми улицами сооружение скорее походило на ледяной термитник. Оставалось удивляться как это резное чудо еще держалось.
  - Сваи, я читал базу, - Ягуар верно проел мои мысли, - огромные пятидесятиметровые наклонные сваи.
  - Спасибо за справку. Однако, несмотря на свой настрой даже Ирина выглядела пораженной масштабом единственного города-колонии на планете.
  - И всего несколько сотен тысяч душ. Правда колонисты время от времени меняются, но в основном здесь живут уже вторым, а то и третьим поколением.
  - Слишком тихо, - я повернулся чтобы посмотреть на непроницаемую стену елового леса, кольцом обступающую город уже через пару километров. Скромный маленький космопорт служил единственным местом, где чувствовался запах внешнего мира - подвоз продовольствия явно был нерегулярным, но как-то же они сумели обеспечить себя все эти годы, да и не только еда, и лекарство и прочие предметы быта. Никаких производств я не заметил. Воздух в этом месте хотелось пить - настолько кристально чистым и перенасыщенным кислородом он был. Что странно в столь высоких широтах.
  - Давит, тоже это чувствуешь?
  - Что? - голос Ягуара отвлек меня от созерцания, пока мы ждали тех, кто должен был нас встретить. По пути я послал весточку родителям.
  - Дух леса, рано или поздно он поглотит все.
  - Оставь свои философствования при себе, - отрезал я.
  - Но похоже...
   Я ждал продолжения, но Ягуар замолк, и уселся скрестив ноги прямо на снег. Атарна точно изваяние устроилась возле него. Оба не отрываясь в три глаза уставились на лес. Что они там видели - одному Богу известно.
  - Какие новости?
  - Вы с Земли?
  Сфокусировав взгляд, я увидел улыбчивого старичка. Волосы его, разделанные на аккуратные пряди были столь же белые как снег под ногами. Однако, комбинезон, прошитый черным блестящим мехом, наоборот темным словно ночь.
  - А это чтобы лучше поглощать тепло. Я говорил им, зачем искусственные волокна, когда настоящий мех да простая смена окраски дает лучший эффект.
  - Старик, а что ты слышал про Землю? - спросил я.
  Тот заморгал и поднес к правому глазу старинный монокль, какие уже давно перевелись даже в антикварных лавках.
  - Ты не из властей будешь?
  - Наоборот, мы бы хотели избежать лишних проблем с ними.
  - Тогда контрабандисты? -обрадовался старик. - О, мне столько всего нужно.
  - А почту вы не привезли случайно? Мария Островски, моя сестра, - вперед старика протолкнулась средних лет, бодрая женщина в костюме механика. От нее пахло машинным маслом и горелой проводкой. - Она обещала передать письмо со следующим рейсом с Земли. Но последний рейс к нам заглянул аж месяц назад и с тех пор ничего.
   Месяц... может ли статься, что на этой уединенной планете еще ничего не знали о трагедии, случившейся у Ветра и позже обрушившейся на колыбель человечества. Постепенно вокруг нас собирался плотный круг из зевак и заинтересованных - кто-то ждал письма, кто-то посылку, другие даже знакомых, еще медикаменты, запчасти... И все чего-то ждали от нас, требовали, но что удивительно, даже после того, как Ягуар поднял пистолет и выстрелил в воздух, чтобы расчистить свободное пространство, никто из них не проявил агрессии. Да и стражей порядка не было заметно.
  - Тише все, сейчас вы услышите нечто, что может перевернуть весь ваш мир, но неведение куда хуже, - Ягуар поднял руку и вдруг указал на меня. От неожиданности я чуть не упустил маскировку. - Говорить будет он. Слушайте и внимайте. Лучше, чтобы вы узнали сейчас, чем позже из официальных сводок. Им верить не стоит.
  - Оставьте его в покое, - к моему удивлению Лиза выступила против. - Зачем ты мучаешь этих людей? - она с укором посмотрела на чистильщика.
  - Нет, пусть говорит. Он здесь главный.
  - Постой...- начал было я, но Ягуар уже протолкался через живой заслон и растворился вместе с Атарной,
  - Лиза, отойди к матери, - велел я, не поворачивая головы.
  - Не командуй мной, - но все же дочь подчинилась, обняв Ирину за плечи.
   Шум мигом смолк точно по волшебству. Они все смотрели на меня и чего-то ждали, с нетерпением, с надеждой. И это злило, ужасно злило, что эту надежду мне придется сейчас расстрелять на месте всего несколькими словами. Я никогда не был хорошим оратором, и еще меньше сочинителем поэтому просто собрал еще один паззл - четко и ясно, деталь за деталью я показал им цельную картину.
  - На Землю напало Стадо. Это произошло из-за высокомерия и ошибочных действий Корпуса, в котором я сам служил. Это в том числе и моя вина, - я не знал, что заставило сказать именно эти слова. Я вообще не собирался произносить речь, я только хотел дождаться отца и отправить Ирину с Лизой домой. Мне было больно видеть, как постепенно надежда на лицах людей сменяется неверием и страхом. Но прежде, чем страх перерос в нечто худшее, я взял Ирину за руку и, несмотря на сопротивление, начал проталкиваться через толпу. Меня хватали за одежду, требовали что-то объяснить, но я не мог остановиться, просто не имел права отвлекаться на что-то, кроме семьи. Да, я был эгоистом, всего парой фраз я перевернул мир десятков людей. Новость, которая уже через несколько часов охватит весь город, а чуть погодя и планету. Какой выбор сделают они - сдаться перед жестокой правдой или встать на путь Корпуса - ни один из них меня не касался, они не были МОИМИ путями.
   Но сейчас, я обещал себе, в последний раз, кривая дорожка приведет меня к лжи. Я знал, что мне придется врать родителям, врать Ирине и Лизе, своему экипажу и всем тем людям на космодроме. Сколько еще? Сколько еще понадобится вести себя так, прежде, чем я снова найду тонкую путеводную ниточку, ведущую к Ив? Я понимал, что со стороны выглядел одержимым, да я и чувствовал себя им, но ничего не мог, да и не хотел поделать. Поэтому, увидев бегущего по ледяному спуску маленького, лет пятидесяти с небольшим, сухонького человека в вязанной шапочке и толстой телогрейке, я лишь сжал зубы и снова приготовился надеть маску любящего сына.
   Не удержав равновесие, отец поскользнулся и оставшуюся часть пути проехал на спине. Смеясь он кое-как поднялся, отряхиваясь.
  - Ну вот, никак не могу появиться как подобает солидному ученому, как посмотришь как эти шишки из Академий держат себя, - отец продемонстрировал что-то неуклюжее, - так хочется ткнуть им под нос их же диссертаций. Снобы и есть снобы, уж прости, сынок, я снова отвлекся на анализ спектроволн Цефеида, да так и забыл, что мы говорили с тобой на подлете.
  - Ничего, - я заключил приемного отца в объятия. Он похудел и слегка сгорбился. Из-под шапочки свисали слегка посеребренные сединой волосы, да сияли за стеклами очков улыбчивые глаза. Лучики морщинок собрались в уголках. Неужели столько лет прошло? - Тебе простительно. И маме тоже. Где она? - я оглянулся, - часть толпы все еще следовала за нами. Я пожалел, что отпустил Ягуара. Нечего ему шататься по улицам.
  - Ждет гостей, наверное, я надеюсь она сумела оторваться от своих вычислений. Эти гороскопы в последнее время занимают у нее все время.
  - Гороскопы? Что-то новенькое, - в голосе отца послышалось недовольство.
  - Это у нее идея-фикс, решила, что должна составить звездные карты для каждого из нашего города.
  - А для меня? - я усмехнулся.
  - И для тебя, и для девочек, - Ирина скованно улыбнулась и все же тоже обняла свекра как полагается. Увидев Лизу, которая была на целую голову выше него, отец даже пустил скупую слезу.
  - Вот так вытянулась, совсем красавицей стала. Я назову в твою честь новую звезду.
  - Да ладно вам, деда, не нужно, - засмущалась девушка. Сердце кольнуло. На мгновение, пусть всего на короткий миг я вновь почувствовал, что все мы стали одной семьей. И снова подумалось, что привезти всех сюда было правильным решением. Оставив их здесь, я могу быть спокойным и продолжать поиски Ив.
  - А где еще один? - отец заглянул мне через плечо. - Мне казалось, вас было четверо.
   Я поморщился. Вовсе не хотелось, чтобы отец встречался с Ягуаром. Он был чужаком в этом мирном месте - человеком из другой, оставшейся где-то за пределами планеты жестокой реальности с трагедией на Ветре, с опустошенной Землей и амбициями Валерии Кайзер.
  - На охоте, - ляпнул я и тут же поправился в ответ на пораженный взгляд мужчины. - Он впервые в таком тихом месте.
  - Вы служили вместе? Он показался опасным человеком и очень уверенным в себе. А его кошка, - отец покачал головой. - Надо бы держать ее на поводу.
  - Мы не... а, да, в Корпусе, и ушли одновременно.
  Отец почесал кончик носа. Не было понятно, то ли от расстройства, то ли в знак одобрения.
  - Как так? Хотя, ты уже взрослый мальчик, можешь ничего не говорить. Если захочешь, расскажешь за столом, надеюсь Алуна уже что-нибудь состряпала. Обычно мы готовим быстро восстанавливающие смеси.
   И этим все сказано. Любой, услышав такое уже составил бы себе картину - что представляли собой родители. Но я не жаловался. Чем меньше расспросов - тем лучше. Но разговор об Ив наверняка зайдет. И что отвечать матери - я пока не знал. Краем глаза я заметил мелькнувшие за поворотом силуэт ы мужчины и его питомицы.
  Значит, все же следил за мной, ну что ж, я все равно сумею сбежать от тебя, - с этими мыслями я чуть поотстал и пристроился рядом с Ириной, шепнув: ' Веди себя естественно, хотя бы ради родителей'.
  Пока мы взбирались все выше по закрученным лихим словно русским горкам подъемам на средний уровень белого купола, белизна спустилась с неба. Крупные хлопья бросил в лицо обжигающий ветер, чуть не сорвал маленький синий флажок с номером домика, где обитали родители. Пространство прорезал стеклянный звон, будто кто-то звякнул гигантскими хрустальными бокалами.
  - Время их молитвы, - пояснил отец в ответ на наши удивленные взгляды.
  - Молитвы? - переспросила Лиза. Она была чрезвычайной атеисткой как убежденный приверженец науки.
  - Еще не рожденному Богу.
  - Стадо верит во что-то, кроме Плуга...- начал я, но в это время дверь юрты распахнулась и меня обняла маленькая, слегка полноватая женщина с короткими волосами и улыбчивым лицом. Хрупкая, но удивительно сильная.
  - Мама!
  - Феникс, мальчик мой, ты вернулся! Ой, девочки! - та же участь постигла и Ирину с Лизой. А потом нас затащили в дом, наполненный запахами еды из пакетика и отчего-то паленой бумаги.
   Мысль ушла, но остался тающий на плечах снег и стеклянное послезвоние, все еще висящее в воздухе. А еще мысль, так и не оформившаяся во что-то цельное.
  
  Глава 31 - Ты все еще ищешь ее?
  На другой день Ягуар так и не объявился, но ночью я чувствовал, как кто-то ходит под окнами. Когда синий нимб над горизонтом превратился в роскошную корону и солнце Инея показалось во всей своей красе, отец собрался на работу. Я вызвался идти с ним. Правда состояла в том, что мне было невмоготу сидеть на одном месте. Что-то скребло на душе, что-то гнало прочь. Я хотел просто побродить по городу и понять, как здесь се устроено. А еще найти что-то вроде карты планеты. Дома ничего такого не оказалось, а на мой вопрос, отец нетактично уклонился от ответа.
  - Зачем смотреть на землю? Там нет ничего интересного, а вот на небе можно отыскать ответ на все загадки. Я же учил тебя, уже все забыл? - укоризненно закончил он.
  - Скользко, - не удержав равновесие, я едва не растянулся на ледяной горке, в которую превратился подъем на повороте двумя витками-улицами выше. Никаких летательных средств, и даже колесных мы не встретили. Похоже их здесь и не было. Не оказалось даже вездесущих майндов, горожане спокойно обходились и без них. Это удивляло, будто город застыл во времени и не желал двигаться дальше. Но так ли уж это плохо? Встреченные горожане выглядели вполне довольными жизнью. Многие здоровались с отцом, а на меня кидали настороженные взгляды.
   И только лишь спустя несколько секунд, после того как некто в военном плаще с широким воротником прошел миом меня по улице я понял, что это был копейщик. Открытие стало настолько поражающим, что я не сразу успел среагировать - настолько его появление в этом мирном городке на одинокой планете показалось нелепым. Один из Стада здесь? В городе, где живет десять тысяч людей? Посланник? Нет, диверсант. Один из клевретов тех, кто послал за мной Погонщика? если так, то... - не задумываясь, я выхватил пистолет и прицелился в спину существа.
  - Стой на месте! Здесь кругом снег, попытаешься сделать что-нибудь не так, и я утоплю тебя в нем, - предупредил я.
   Прохожие до того мирно идущие мимо, шарахнулись в разные стороны, увидев оружие. но как стало понятно - не от стадника, которого должны были сразу признать, а от меня. Неожиданно отец выхватил оружие у меня из пальцев и выкрутив руку, толкнул в сторонку.
  - Не нужно этого делать. Я не успел предупредить, но здесь у нас порядки не такие как везде. Мы находимся на их территории и эта планета принадлежала им. Но мы прилетели сюда во время долгого Сна. Этот период очень важен для них, - отец помотал головой. - А когда они вернулись, мы уже были здесь, поэтому заключили своего рода соглашение. Мы не трогаем их, они не обращают внимания на нас. Все спокойно. Не нарушай порядок, прошу тебя, - почти умоляюще попросил отец. Я не сразу поверил в услышанное, но приходилось верить своим глазам - малость смущенного копейщика окружили участливые прохожие и, с опаской расспрашивая, то и дело оглядывались на меня. Мир показался неправильным местом, а чужаком здесь был именно я, а не этот копейщик, расхаживающий по улицам, как у себя дома.
  - Сынок, ты поймешь, что здесь все по другому. У нас, на Инее, мы не разделяемся на людей и чужаков. Это место для них, - мужчина щелкнул пальцами, - ну знаешь, вроде святилища. Тут составляют гороскопы и прогнозы, сверяясь с изменением света цефеида. на самом деле невероятно удобное расположение. Кстати, не суди меня, но я помогаю тут с вычислениями.
   Я остановился как вкопанный - услышать подобное от отца... а впрочем, на то он и был моим отцом, чтобы позволять себе самые эксцентрические выходки. Родители всегда были такими.
   Глядя на то, как бережно, будто с дорогим гостем местные обращаются с копейщиком, я понемногу начал понимать, почему здесь все так устроено. За пределами этого маленького мирка велись войны, чудовищные энергии Плуга и Церна вырезали целые планеты, люди и стадники расчищали себе пространство для жизни, а здесь нашли другой выход - выход, который никогда не приходил в голову никому из верхушки. Почему? Такой простой выход.
  - Спасибо, - я повернулся и сжал плечо отца. Тот даже очки приподнял, чтобы посмотреть из-под вихров.
  - За что еще? Тебе и Ирине мы всегда рады, а ты еще и внучку привез. Жена просто в восторге. Она составит ей все цветочные гороскопы. надеюсь, прогноз будет благоприятным.
  - Я тоже надеюсь, - я попытался вернуться к мысли, которую потерял. Атмосфера зимней сказки - уютного, запорошенного снегом городка, где по улицам передвигались на коньках, а детишки катались с крыш на санях, заставила меня забыть о главном. Но сделав три глубоких вдоха морозного, колючего воздуха, я немного прояснил мозги. - Слушай, ты сказал, что эта планета для них что-то вроде храма. Почему?
  - Да есть тут у них пару священных мест, - астроном пожал плечами. - Несмотря на наши доверительные отношения, людей туда не пускают. да и зачем нам? Они не ходят в наши церкви, и мы не вмешиваемся. Погоди, - отец с подозрением посмотрел на меня. Дыхание морозным облачком вырывалось у него из носа и убелило бороду словно у мифического Деда Мороза. - Зачем тебе туда?
  - Ив. Ее рисунки привели меня сюда. Я думаю, - я решил не таясь рассказать отцу обо всем. Не таким он был человеком, чтобы поднимать на смех даже самые невероятные теории на смех. В мире ученых тебя всегда считают чудаком, пока ты не докажешь теорию на основе классических формул и законов. - Она может быть где-то здесь, на Инее.
  - Ты все еще ищешь ее?
  - Естественно! - воскликнул я и несколько прохожих в теплых меховых комбинезонах с опаской перешли на другую сторону улицы. Любой звук громче треска деревьев от мороза в соседнем лесу вызывал здесь недоумение. Я поневоле позавидовал им. - А ты бы не стал искать меня, если бы я потерялся в детстве?
  - Но ты же никуда не исчезал, хотя, бывало пару раз убегал в дальние пещеры. Но это естественно для мальчишки твоего возраста.
  - Забудь, - я отнял руку. Отец был не таким, это правда, Страстно увлеченный исследованиями, он бы даже не заметил, пропади я в детстве на пару суток. И только мать иногда отвлекала его, чтобы накормить. В то время, когда сама не была заняла составлением очередной звездной карты. - Хорошо, обещаю, что не полезу туда, раз эти места священны для них. Ты только покажи мне их на карте, а я посмотрю, что смогу отыскать по спутникам.
  - У Инея нет спутниковой системы.
  - Нет спутников? - по правде говоря я не рассмотрел, пока мы подлетали. - Но вы же используете телескопическую связь.
  - Даже не думай! Телескоп - это священная машина, которая должна смотреть только на чистые звезды.
  "Прости, отец..."
  - И правда, давненько я не был в обсерватории, - ностальгически протянул я. Со времен поступления в Корпус. Над чем вы с мамой сейчас трудитесь?
  - О! Так бы сразу, зачем тебе эти святилища? А насчет Ив, я поговорю с моими коллегами по отделу. Среди них есть пара авторитетных людей, они смогут найти выход на крылытых. Конечно меня тоже беспокоит судьба внучки. Должно быть произошло недоразумение. мы непременно отыщем ее и будем наблюдать за превосходным цефеидом вместе.
  "Ты ничуть не изменился, отец, судьба внучки волнует тебя меньше, чем очередное научное открытие".
  -... Это будет удивительно, ты не представляешь, как в последнее время все начало меняться! - отец пустился в восторженные объяснения, найдя благодарного слушателя, пока мы выбирались на возвышенность к окраине города, где находилась обсерватория. - Цефеид начал меняться. Это невозможно, не так быстро и не с таким периодом пульсации. Я на пороге грандиозного открытия.
  "Надеюсь, я тоже"
   Если эта планета, покрытая заснеженными лесами, на самом деле была планетой из моих видений с Мертом, значит яйцо тоже было где-то здесь. Настолько огромное, что наверняка возвышалось над поверхностью на несколько километров. Пока мы спускались, я не заметил ничего подобного в ровном море леса. Но возможно на другой стороне планеты. А для этого мне был необходим телескоп отца.
  "Еще раз прости, но твой сын больше не интересуется нерукотворными звездами"
  
  Глава 32- Точка невозврата.
   Возможно я знал об этом с самого начала.
   И все же желал убедиться. Теперь, когда все инструменты были у меня в руках, я понял, что боюсь. Пальцы дрожали, поворачивая осевые колеса старинного устройства наблюдения за звездами на преступный градус к земле.
  "Телескоп Кепплера" - так отец любовно называл свое устройство. Тихо звякали на сквозняке тонкие стеклянные линзы, подвешенные на особых держателях, закрепленных на столе. таинственно вертелся древний, но удивительно точный глобус Земли. Астролябия добавляла романтики общему колориту обсерватории. Я обвел взглядом творческий беспорядок, царивший под стеклянным, совершенно прозрачным куполом и живо представил, как отец часами стоит не трехступенчатой подставке, приникнув к визору телескопа, как кропотливо заносит записи в электронный блокнот, как настраивает тонкие астрономические приборы. И поймал себя на мысли, что невольно восхищаюсь его одержимостью. Единственная страсть в его жизни и любимая женщина. Мама всегда была лишь "боевой подругой" для него.
   И вот сейчас я словно оскверняю его святая святых. Однако, я уже зашел так далеко и не мог повернуть назад. Позади остались усыпленная охрана на входе в исследовательский центр, украденный код-ключ отца, обманутые Ирина и Лиза. Но я понимал, что зайду еще дальше - обману, украду, исчезну - все ради пары минут наблюдений. Этого времени хватит, чтобы составить полную карту поверхности планеты. Достаточно лишь обработать мозаичную картину и составить а компьютере нечто цельное.
   Снимок последнего рисунка Ив сейчас лежал в переметной сумке. С собой я взял лишь самое необходимое, но достаточно, чтобы выжить в самых диких уголках мира. А ведь правда, что подсознательно я был готов к тому, чтобы сразу, без раздумий направиться в путешествие.
   Но этот рисунок словно не закончен. Чего-то не хватало на нем. Как и в карте Инея. Я осмотрел каждый уголок, каждый квадратный километр и ничего - разочарование уступило место апатии. Неужели я с самого начала шел не туда и Иней еще не конец пути? Но отчего-то сегодняшним колюче-ясным утром я был уверен, что найду все разгадки.
   Снова достав снимок, я поднял его на вытянутых руках - небо слилось с небом, цефеид и цефеидом и... И ничего. Нет, значит я просто что-то пропустил, что-то очень важное. Взгляд упал на компьютер отца. И тут со щелчком недостающая часть мозаики встала на свое место. Вот оно!
  Скатившись со ступенек, я подбежал к машине, безжалостно сломал учетку и получил доступ к веерной вероятностной системе.
   Система прогнозирования на Инее была ограничена всего одним городом, и ей было далеко до всемогущей машины предсказаний аналитического отдела Корпуса. И все же она должна была справиться со своей задачей.
   Я не был спецом в подобных делах, но из любопытства частенько замечал, как работает наш ас - Костя. Поэтому в поле данных ввел все, что знал или думал, что знал о последнем рисунке Ив, добавил туда опасных видений с Рогатым и смешал все это со снимками Инея.
   Я нетерпеливо постукивал пальцем по столу в ожидании, пока гудя на пределе возможностей машина обрабатывала полученные данные. Тянулись одна за другой однообразные минуты. При каждом подозрительном шуме за дверью я напрягался, готовый уложить каждого, кто войдет сюда. Но пока что отсутствия охраны не обнаружили. Время играло мне на руку. Но как же тяжело - ждать, в пустоте, в никуда, не зная, что получу в конце.
   Но вот раздалось тихое мелодичное звяканье, означающее конец анализа. Я впился взглядом в экран и так и стоял почти целую минуту, прежде, чем понял, что смотрю в пустоту. Ничего не вижу и не понимаю. Сотни комбинаций, тысячи вероятностных инвариантов и всего одно синхронное, полностью совпадающее изображение. Рисунок Ив лег поверх снимка с телескопа словно рентгеновская пленка - там, где были недостающие контуры, теперь появился рельеф. Я видел целостную картину и это было изображение реального места. Очнувшись от ступора, я потратил еще минуту или две на то, чтобы вычислить необходимые координаты и вот передо мной лежала раскладка карты участка Инея. При том, широта и долгота не намного отличались от тех, где я находился сейчас. Нет, возможно ли такое? Ив нарисовала эту местность не по памяти, она могла только видеть все происходящее. Она где-то рядом!
  Несколько минут на сбор дополнительных данных и вот передо мной ярким красным светом мерцала отправная точка - кратчайший, проложенный через лес маршрут. Пора, - решился я, понимая, что просто тяну время, стараясь убедить себя, что это единственно верный путь.
   Лес наблюдал, и город по сравнению с ним казался мелким и незначительным Лес обступал столицу людей сплошным кольцом. Не люди были колонистами в этом мире, а лес и планета милостиво разрешили им селиться здесь.
  Планета, найденная Стадом гораздо раньше людей. Не завоеванная, не выровненная Плугом, просто дом - странные мысли роились в голове, пока я в полном снаряжении и в термоплаще с капюшоном стоял перед сплошной стеной из елей и лиственниц, охраняющей белый купол города.
  Лес наблюдал и я просто ждал, давая ему хорошенько себя рассмотреть. Меня не заботило, что с наблюдательных постов могут заметить беглеца. Термоплащ помимо прочих нужных функций обеспечивал маскировку на естественном свету. Белой тенью я почти сливался со снежным полем. Однако, я не был первым, кто прошел здесь. Тропа была хорошо утоптанной, проложенной уже после последнего снегопада. Уже спустя несколько метров она терялась среди деревьев. Но все тропы ведут куда-то. Я должен найти то. что лежит в конце этой дороги. Сделав глубокий вдох, я нырнул под еловые лапы. Пригоршня снега осыпалась на голову. Я будто получил благословение от леса и отчего-то на душе сразу стало спокойно. Глаза невидимых наблюдателей отступили - значит это все же Ягуар, и он решил не следовать за мной сюда.
  "Правильное решение, здесь ты мне не нужен. Лучше пригляди за Ириной и Лизой", - мысленно попросил я.
  
  Глава 33 - Помехи.
  - Ну, что? - все головы как одна повернулись к вошедшему в кают-компанию Костику. Стянув наушники, тот покачал головой.
  - Пусто, не понимаю, как такое вообще может быть. Только помехи все время.
  - Помехи? - нахмурился Глеб, сидящий во главе стола.
  - Будто переговоры, но никак не получается разобрать, точно и не наш язык.
  - Так может это и правда не наш? - предположил Стас, - под глазами капитана "Прозрения" пролегли темные круги, - за все двухдневное время полета он едва ли смог поспать пару часов. Вести корабль на двигателях, синхронизированных с энергией Церна. Это было все равно, что жонглировать шариками с темной материей, уронишь один и сам рухнешь в черную дыру, а если шарики столкнутся в воздухе, то превратишься в один из них.
  Сейчас на вахте стояла Травка.
  - Что там у нее? - обеспокоенно спросил Глеб, заметив что-то странное в лице друга.
  - Сам у нее и спроси, она только тебя туда пустит. Совсем озверела. Никому не дает даже приблизиться к двигателю. А как мне прикажете лететь, не зная чем даже управляю.
  - Твое дело лететь куда нужно, а там разберемся, - нога за ногу, закинув руки за голову в дальнем краю стола сидел, отвернувшись от всех, Род.
  Парень появился внезапно, едва они стартовали с Земли. Не объяснив ничего, мрачный и облезлый словно голодный пес. И сказал только одно: "У меня огромный долг перед командиром".
  Выгнать его осмелился бы разве что Глеб, но тот еще был слишком слаб, не отправившись от событий на Ветре.
  - Снова твоя интуиция? - напрягся Глеб.
  - Она самая.
  - Тогда может она подскажет нам, какого черта вокруг происходит? Где маяки, где буфера? Не можем же мы лететь вслепую? Я конечно ас, - Костик умел хвалить себя так, что это не выглядело высокомерно, - но мы будто дрейфуем в толще океана даже без сонара.
  - Просто летите дальше по проложенному курсу, - закинув в рот пару орешков и запив все стаканом горького чая, Род поморщился и рывком вскочил на ноги.
  - Одну минуту, - Глеб толкнул его обратно. - Объяснить не хочешь? Ты один у нас знаешь курс, да? Откуда тебе известно, где вообще находится эта планета? Мы ищем иголку в стоге сена. Ее даже нет на звездных картах.
  - Не хочу и не обязан, - Род попытался обойти парня, но получил еще один тычок. В конце это его разозлило и он просто перебросил противника через бедро. Но Глеб был тоже не лыком шит и обхватив колени Рода, повалил его на пол.
  - Откуда... нам знать, что ты ведешь нас не в ловушку? Я все еще не вижу повода доверять тебе, - с трудом выдохнул Глеб.
  Отчего-то парень считал его предателем, наверное так и было, ведь он оставил Феникса с этим чистильщиком, когда был так нужен ему. И потратил бессмысленное и бесполезное время на поиски пропавшему Валерии Кайзер. Она исчезла, испарилась без следа вместе с половиной флота Объединенной Земли.
  - Я думал, мы прошли эту тему. Я же уговорил ученого помочь нам.
  - Может ты обманул и его, ты на все способен, меняешь хозяев как пистолеты.
  - Ну все, парни хватит, - Стас с Костей попытались развести дерущихся в разные стороны, но это лишь раззадорило противников.
  - Я выбрал сторону, когда оставил Валерию у Ветра, этого мало? - зарычал Род, выведенный из себя.
  - Мне мало! Я был с батей намного дольше тебя, и никогда не испытывал свою верность, как и каждый из нас!
  Неожиданно на макушку Глеба опустился увесистый гаечный ключ и он пластом рухнул на пол. Вытирая кровь из рассеченной губы, Род посмотрел на прожигающую его взглядом Травку. Рядом с ней мялась Мышка. Похоже она была самой собой на этот раз.
  - Вы что здесь затеяли в такое время?!
  - Держи своего дружка подальше от меня, - буркнул Род, поднимаясь, - и вы все тоже. Раз я предатель, то могу предать снова, - нетвердой походкой он направился к выходу. Но в это время корабль прорезал низкий вой - сработала система раннего оповещения. Выругавшись, Стас бросился на мостик, Костик уложил Глеба на диван. Залпом выпив чаю, Травка закашлялась - он был обжигающе-горячим - и тоже выбежала прочь.
  - Он мертв? - с детской непосредственностью спросила Мышка, заглядывая через спинку дивана на бездыханного Глеба.
  - Если бы, такого увальня так просто не убить, - пожав плечами, Род поплелся следом за остальными. Девочка посмотрела туда-сюда и решила, что все самые интересные события происходят сейчас в рубке.
   На мостик они попали почти одновременно - по пути Род подхватил девочку на руки. Она не сопротивлялась - в последнее время совсем привыкла и называла его псом миротворца - Род не возражал. Он шел по следу точно пес, но похоже другой хищник уже вышел на охоту.
  На панели управления мигал входящий вызов на неизвестных частотах. Но знак Корпуса, высветившийся на экране был знаком слишком хорошо всем присутствующим.
  Стас упал в кресло и вопросительно посмотрел на остальных, прежде, чем открыть канал. Травка с силой затянула головную повязку, демонстрируя боевой настрой.
  Раздался короткий звуковой сигнал, а потом сильно искаженный мужской голос наполнил рубку.
  - Неопознанное судно типа Н-2 "Скат", вы находитесь в запретной зоне, обозначьте вашу цель следования или поворачивайте обратно.
  - Красиво! - Девочка прилипла к стеклу - Род ссадил ее на подоконник. Прямо по курсу чернота космоса наполнялась радужными облаками, точно ореолом окруживших яркую мерцающую звезду.
  "Где мы?" - одними глазами спросил Стас у появившегося последним Кости. Так же жестами тот пояснил:
  "Почти на месте".
  Значит - все прекрасно понимали - поворачивать назад не имело ни смысла, ни резона.
  Вздохнув, Стас прочистил горло и склонился к передатчику.
  - Говорит Стас Головкин, капитан Н-2, мы следуем проложенным курсом, в соответствии с данными инструкциями, - фразы были общими и обтекаемыми, чтобы прощупать почву.
  - У меня нет никаких указаний на ваш счет, ваше судно не числится в списках миротворческого флота.
  - Флота? А да, видно нас включили в последний момент и наверное произошла какая-то накладка в данных. Если мы не видим кораблей, наверняка флот очень большой и чтобы согласовать все формальности, потребуется время. Позвольте мы проследуем на нашу диспозицию.
   Возникла пауза. Конечно, говоривший с ними не был совсем дураком, чтобы повестись на такую простую уловку.
  - Одну минуту, я должен проверить.
   Внезапно Род шагнул вперед, отодвинув плечом Стаса и сдала знак Травке, чтобы помалкивала.
  - Прошу прощения. что вмешиваюсь, это Родерик Калгари, первый помощник капитана. Я только что получил инструкции по отраженной связи и еще не успел передать их капитану. как раз собирался выяснить, куда нас определили, как вы встретили нас. Это миротворческий флот, как я понимаю, операция вот-вот начнется. Вы ведь не хотите, чтобы из-за волокиты мы опоздали и тогда взыскания получим мы все.
  - Что ты несешь?! - зашипела Травка. Однако, ко всеобщему удивлению сработало. Похоже, с дисциплиной в Корпусе все еще было строго.
  - Хорошо, может быть и правда это досадная ошибка. Вы знаете, в какой спешке создавалась эта миссия. Только благодаря новой технологии нам удалось добраться сюда за два дня.
   Род сделал знак большим пальцем. Травка недоверчиво покачала головой. Дрожащие руки Стаса легли на штурвал. Чуть не попались.
  - Хорошо, можете следовать к основной группировке. Осталась последняя формальность, - послышалось в канале. Назовите свой код частиц, чтобы мы смогли быстро настроить вас на частоту общего многогранника.
  Если бы в этот момент в рубке прозвучал гром, он бы не вызвал такого эффекта - настолько отчаянное выражение появилось на лице Стаса и Травки. Мышка непонимающе оглянулась на взрослых.
  - Ваш код? - повторили в канале, когда спустя несколько секунд все еще стояла тишина.
  - Будем прорываться, - Стас произвел ладонью маневр.
  - Поздно, - теперь все наконец увидели корабль, с которого велась передача - пограничный крейсер Объединенной Земли, по быстроходности на порядок превосходил "Прозрение", а ощетинившиеся пушками бока не наводили на мысль о бегстве.
  - Н-2, если я не получу код через минуту, я буду вынужден считать вас нарушителями границ и шпионами противника.
  Огонь на поражение с такого расстояния практически не оставлял шанса на выживание.
  - Что будем делать? - Стас отключил теперь уже бесполезный канал связи. Одна минута неумолимо истекала и вместе с тем ярче разгорались огни святого Эльма на боевых мачтах крейсера.
  - Ты все это затеял, дубина! - закричала Травка, накинувшись на Рода с кулаками.
   Мышка прижала игрушку к груди и раскачиваясь из стороны в сторону вновь отвернулась к иллюминатору.
   Сорок пять... сорок четыре...
  - Попробую подобрать код, есть один шанс из тысячи, - Костя погрузился в вычисления, пальцы замелькали над клавиатурой с поразительной быстротой.
  - Можно создать статический кокон, если мгновенно поменять полярность стабилизаторов, так, отключить здесь и здесь... - Стас бросился к аварийному рубильнику. Травка с отвращением выпустила грудки Рода.
  - Бесполезно! Но если они угробят мой корабль, я уничтожу их! - она ринулась в ружейную шахту. Экипаж Феникса не привык сдаваться так легко. Род сжал лоб и из-под пальцев сверкнул дикий взгляд. Такой же была его улыбка, и в то же время полной сожаления.
  - Этого не было в предсказании. Вероятность слишком низкая. Невозможно, что-то должно произойти.
  - Ну так падай на колени и молись! - донесся из шахты крик Травки.
  - Да, я бы так и сделал, если бы умел.
  - Ой, тоже красиво, это снежинка? - смысл сказанного мышкой дошел до взрослых ровно в тот момент, когда смертоносные поля готовы были поразить крохотное по сравнению с крейсером "Прозрение". Космос - не воздух и даже не вода, в нем невозможно падать или подниматься, но спикировавшая словно из ниоткуда неправильная снежинка будто и забыла про эти законы. К тому же, снежинки не способны стрелять. А корабль Стада мог. Прямо попадание гирлянды синих огней по правому борту крейсера заставило того завалиться на бок и это небольшое смещение увело залп в сторону, лишь самым краем задев одну из передающих антенн-отражателей "Прозрения".
   С криком Костя отбросил наушники, когда ухо отдачи резануло по ушам.
  - Я не могу вести корабль вслепую!
   Потеряв позиционирование, "Прозрение" беспомощно закувыркалось в пространстве, будто осенний лист.
  - Что происходит? Откуда здесь Стадо? - Стас отчаянно манипулировал управлением, но корабль отказывался подчиняться.
  - Нас задело не только от крейсера. Это что-то вроде Плуга, но в уменьшенном виде и направленное против неживой материи, а не людского сознания, - игрушка выпала из пальцев девочки, смотрящей на всех серьезными и в то же время с долей насмешки глазами старика.
  - Ты как раз вовремя, Гелий! Сможешь вывести нас отсюда? - из шахты прихрамывая и натыкаясь на стенки при каждом маневре корабля показалась Травка.
  - Могу попробовать, но мне придется подключиться напрямую к системе управления. Это не сложно, но девочка...
  - Это повредит ей? - Травка закусила губу.
  - Она заснет, на неопределенное время, возможно надолго.
  - Сейчас это лучше, чем видеть все эти ужасы. Давай, действуй, - Род потрепал Мышку по голове, но она поймала его ладонь.
  - И ты мне тоже понадобишься. Я все слышал. Твои предсказания заменят нам большую часть вычислений.
  - Предсказания? Что за чушь? - возмутилась Травка.
  - Остынь, позже объяснит, уверен, мы еще много не знаем о нашем новом товарище, - Стас с недоверием, будто на чужака посмотрел на Рода, но все же уступил место за пультом.
  - А вы все кыш отсюда, нечего сбивать с мысли старика, - велел Гелий.
  - Оставить корабль на него? Ни за что!- возмутилась было Травка, но Стас уже потянул ее за собой. - У нас есть выбор? Нас несет прямо на флот Корпуса и Бог знает, сколь тут еще рыскает пограничников с обеих сторон. Мы почти у цели, осталось только добраться до планеты. Если он сумеет посадить корабль без антенны, я сам назову его асом.
   Травка что-то пробурчала, но все же позволила себя увести. Костик хотел остаться, незаметно пристроившись в уголке, но Гелий погрозил ему пальцем.
  - Негоже обманывать старших. Лучше тебе не видеть, как работает моя голова. Но если захочешь, могу показать позже пару фокусов. Ты малый способный, это я уже говорил.
   Снежинка словно одержимая снова и снова атаковала ската, огрызающегося электрическими разрядами. Экипаж "Прозрения" наблюдал эту нелепую битву моря и замерзших небес еще несколько минут, пока оба корабля разносили друг друга в клочья. А потом не осталось ничего. Угрюмое молчание наполняло кают-компанию, и лишь на мостике слышалась тихая и веселая песенка, которую напевал себе под нос Гелий, пока по вероятностным линиям, проложенным Родом, вел кораблик навстречу судьбе.
  
  Глава - 34 - Соловей зимой.
  Притихли все звуки города, стал приглушеннее свет. Под лапами елей, укрытых вечными снежными шапками, никогда не было ни яркого дня, ни слишком темной ночи. Наверняка даже в полночь свет отражался от снега и создавал уютную полутьму. Уже через пятьдесят шагов полностью потерялось начало тропки и все, что осталось там, снаружи, потеряло значение. Мир леса полностью поглотил меня. Единственным звуком, нарушающим тишину, были шаги, да тихая трель, будто соловей распелся в чаще. Соловей? Зимой? Однако, ни на что другое это не похоже.
  Постепенно монотонность шага начала вгонять в дремоту. Одинаковые стволы деревьев, одинаковые повороты тропы. Сквозь сонное состояние пробился шорох, точно сотни бабочек били крыльями в такт. Я ускорил шаг. Но на то, чтобы нагнать тех, кто издавал эти звуки, ушло не меньше нескольких часов. Правда в конце я нашел совсем не то, что искал.
   Они шли едва отрывая ноги от земли, волоча крылья, без оружия - я едва не налетел на последнего из них. Копейщики, щитоносцы, Погонщики и кто-то неизвестный - десятки их брели по узкой тропе голова к голове. Стадо? Здесь? Почему? - три наиглупейших вопроса первым делом пришли в голову, несмотря на сцену в городе я все еще не привык к тому, что на Инее к ним относились иначе.
  Но столько вместе и идут той же дорогой, какую выбрал я. Совпадение? Нет, не может быть. Я тихо пристроился к последним и пошел следом
  Тропа вывела на белые холмы. К вершине самого высокого и двигалась вереница. Дальше вереница разделялась - одни поворачивали направо, а другие налево. Еще я заметил пару стоящих поодаль кораблей крылатых.
  Доносился шум воды, тихий, но угрожающий. Разве вода не смертельная для Стада? Шум воды лился с обеих холмов - гулкое эхо терялось среди деревьев. Куда идти? Какую тропу выбрать? Я осознал - если выберу неправильную - умру. А что если к смерти ведут обе? Что если я стал стадником достаточно, чтобы умереть от близости воды?
  Но существовала одна лазейка - вместе с памятью Рогатого пришла и тайна влияния воды на организм стадника - она была ядом, но глубже в ней лежал уровень преобразования. Те из Стада, кто готовы к смерти - умирали, а кто продвинулся дальше - превращались в Погонщиков!
  "Ив, помоги мне!" - мысленно помолился я и двинулся направо - по тропе, где вереница была тоньше, чем слева.
  "Неужели стадники хотят умереть? Почему? Какие причины толкают их туда?"
   На вершине я огляделся и увидел настоящее чудо - из земли бил родник, прямо в рыхлый снег, и вода не превращалась в лед. Каждый из Стада по очереди подходил к нему и опускал ладони в струю. А потом спускался дальше, за край. Что я найду там? Возможно горы павших? Но отступать уже некуда. Пройти испытание водой - вот, что я должен, если хочу двигаться дальше и узнать тайну этой планеты.
  Едва тот, кто шел впереди меня скрылся за склоном холма, я тоже опустился на колени и оглянулся. Я был последним желающим пройти испытание водой. Однако, за ритуалом зорко наблюдали четверо стадников. Они не походили на военных или даже Погонщиков. Их крылья были обрезаны почти у самого основания, а головы обриты наголо. Вместо плащей-балахонов Погонщиков, они носили только набедренные повязки из напоминающего чешую материала. Я едва сумел сохранить спокойствие - их шею, грудь и плечи покрывал узор невероятно похожий на мой.
  Руки слегка дрожали, когда я поднес ладони к струе. Вода, насыщенная необычными примесями, слегка кружила голову. В этот момент я отчетливо понял, что это очередная точка невозврата - что бы ни произошло после, я уже не смогу отменить результат, возможно я снова потеряю часть себя. Сжав кулак, я резко сунул его в воду.
   Чего я ждал? Шокового удара? Невероятной боли? Потери сознания - ничего из этого не произошло. Ни откровений, ни объяснений, ни видений и новых знаний. Просто вода - ледяная, пальцы мигом свело. И тут пришла запоздалая мысль - а ведь Погонщики тоже боятся воды. Тогда что значит это испытание? Уровень выше, чем у Погонщиков? Жрецы вроде Рогатого? Я...
   Вокруг потемнело, будто свет Цефеида стал на порядок тусклее. Затмение? Но у этой планеты нет спутников. Я обернулся и увидел, что четверо больше не наблюдают за мной. Задрав головы они смотрели на что-то другое. Один из них вскинул к небу необычный жесткий хлыст и прокричал что-то на ломанном я зыке. Показалось, что я почти узнал это слово. Остальные трое тотчас откликнулись на его зов и почти бегом ринулись прочь с холма к поджидающим кораблям. Меня оставили в одиночестве. Я смотрел на небо, но не видел в нем ничего особенного.
  - Что ты делаешь? - раздалось за спиной.
  Резко обернувшись, я инстинктивно принял боевую стойку. Капюшон сполз с головы. там стоял тот самый жрец, который наблюдал за мной. В руке его свисал хлыст. Конец касался снега, плавившегося с шипением будто от огня.
  - Что происходит? - спрятав руку, покрытую татуировкой в карман, я поднялся.
  - Здесь вопросы задаешь не ты. Почему вода не сделала выбор?
  - Выбор?
  - Не говори глупостей - жрец кивнул на источник. - Каждый здесь получает то, что должен. Ты не получил ничего.
  - Что это значит?
  - Вот именно. что это значит? - жрец раскрутил хлыст. Конец захлестнул мне запястье. - Иди сюда, я проверю что ты такое.
   Меня раскрыли. А если нет, то скоро узнают. Я сомневался, что эти жрецы друзья Мерта, похоже из клики его противника. А значит они те, кто хотел для чего-то использовать меня в противостоянии Корпусу.
  Но я понимал, что сейчас просто нет времени ни на что, кроме поиска Ив. Я должен увидеть, что скрывается по ту сторону холма. Я должен увидеть...
  - Оставь меня в покое, - я схватился за другой конец хлыста, а потом резко сунул его в воду, надеясь, что получится эффект, как когда горящий факел тушат в воде.
  - Ты тот самый!! - закричал жрец, но больше он не успел сказать ничего. Мощный взрыв пара отбросил нас в разные стороны, я покатился с вершины, очень надеясь, что в нужную сторону. Вскочив у подножья, оглянулся - вся вершина еще была затянута плотным белым облаком. Нельзя терять времени - я прислушался - по ту сторону холма царил хаос. Крики, отрывистые команды, и чаще всего в этом хаосе звучало слово - Сифей, Даже не зная языка Стада я мог догадаться, что речь шла о капризной звезде Инея. Свет не стал ярче, на земле царили ранние сумерки. Однако, это мне на руку. Пока что никому нет до меня дела. Я отряхнулся от снега и посмотрел вперед - точно такая же тропа, по которой я пришел, уводила в лес, теряясь среди лиственниц и елей.
   Я нагнулся, подбирая переметную сумку со снаряжением и рисунками Ив. Неожиданно взгляд упал вправо - оказалось оба холма находились так близко друг от друга.У подножья второго виднелись уже припорошенные снегом темные холмики. Значит, все же это испытание и я прошел его.
  Вновь накинув на голову капюшон, я двинулся дальше. Чем дольше шел, тем сильнее приходило узнавание - вот раздвоенный ствол дерева, а здесь одно накренилось, будто поломанное бурей, тропа уводила вниз, заманивая в белизну. А потом я оказался на прогалине. Сердце зашлось. Так долго стремиться сюда и наконец оказаться совершенно случайным и непредсказуемым образом казалось почти невероятным. Но на сей раз это был не сон - все реально - холод, промокшие ботинки, болевшая нога, которую я повредил при падении с холма. Рисунки Ив не лгали - то самое место. Тропа была утоптанной, будто по ней прошли десятки путников.
  Хрустнул наст, я сделал первый шаг и будто прорвал невидимый барьер - над лесом совсем близко в туманной дымке показались очертания яйца.
  Шаг, второй, третий - я побежал, не в силах сдерживать нетерпение. Грудь горела, сердце бешено колотилось. Ноги то и дело оступались, но я бежал, пока не оказался на краю обрыва.. Передо мной расстилалось поле, усеянное кристаллами. В каждом находилось что-то, чего с такого расстония не разглядеть.
   Последнее препятствие - понимал я. Это испытание и я должен пройти его как и холм с ключом. Понадежнее закрепив сумку, я начал медленно сползать с края. Промерзшая земля осыпалась под пальцами...
  
  Глава 35 - Акменхольт.
  - Слишком мирно, - Глеб подал руку Травке и помог девушке спрыгнуть на снег.
  - Снова снег, ненавижу!
  - А мне нравится снег! - подбросив вверх целую пригоршню, Мышка закружилась.
  Корабль тихонько приземлился на окраине единственного города на планете. И по прежнему никто не интересовался, зачем они здесь. Добраться сюда, следуя лишь туманным указаниям Гелия было похоже на собирание паззла, какие любил капитан, невероятно сложного паззла. И все же, они здесь.
  - Даже подтверждения посадки не дали, не вините меня, если потом нам предъявят круглый счет за стоянку, - из корабля высунулась голова Кости.
  - Не думаю, что к ним часто гости заглядывают.
  - Нет, был один, - Род пнул трап стоявшего по соседству второго корабля. - Они уже здесь, где-то в городе, нутром чую, - он размял кулаки.
  - Эй, только без глупостей там. Может нам все же сопровождать вас? -по внутренней связи с беспокойством спросил Стас.
  - Нет, останетесь здесь на случай, если нужно будет быстро сматываться.
  - Подозреваешь худшее? - усмехнулся Род.
  - Ты же видел, что творится на подлете к Инею. Скоро здесь будет жарко, - сказал Глеб, рассматривая мнемокарту, наспех набросанную Костей. - Но где нам искать батю?
  - Проще простого. В маленьких городах это делается так, - оглядевшись, Род направился к сонному на вид парню в комбинезоне, перебирающего какие-то детали в углу площадки. Похоже он сильно удивился, увидев перед собой заросшего здоровяка. Но еще больше удивился, когда корзина с деталями чудесным образом исчезла из поля зрения, а самого его подняли за шкирку.
  Это его невероятное чутье, на гране шестого чувства поначалу удивляло всех.
  - Корпус искалечил мою душу, Валерия вырвала сердце, но я получил от них и кое-что полезное. Вероятностей бесконечно множество, но верных из них не так уж много, - так он говорил.
  - Эй, парень, у меня есть к тебе пара вопросов.
  Рот малого раскрылся в попытки крикнуть, но ворот собственного комбинезона, врезавшегося в шею, не способствовал этому. - Тут недавно прилетели наши друзья, - Род ткнул большим пальцем за спину, на корабль чистильщика. - Хотим сделать им сюрприз. Не подскажешь, где они остановились?
  - Умеешь ты с людьми разговаривать, - Глеб покачал головой, когда довольный Род вернулся.
  - Зато теперь у нас есть адрес.
   Оступаясь на скользком подъеме, чертыхаясь, команда упорно карабкалась по улице. Большинство жителей явно не испытывали такого дискомфорта - на ногах даже самых маленьких обитателей города- купола красовалось нечто похожее на коньки или ледоступы. Цок-цок-цок, - бегали стайки детей. Однако, вновь прибывшим никто не предложил облегчить путь. Отношение горожан не было похоже на молчаливую неприязнь обитателей подземелий Ветра. скорее намеренная настороженность. Они слишком привыкли жить изолированно и не хотели, чтобы кто-то или что-то меняло устоявшийся порядок вещей.
  - Странное сооружение и почему-то так далеко за городом, - Травка указала рукой на видневшийся за тонкой кромкой леса то ли купол, то ли башню.
  - Может церковь? - предположил Глеб.
  - Дурак, кто будет строить церковь на таком отшибе. если только секта. Хотя форма действительно странная.
  - Смотрите, там странный человек, - Мышка подпрыгнула, стараясь заглянуть через невысокий ледяной вал, обозначающий насколько можно судить развилку дорого.
  - Странный? Лучше не отходи далеко, - Травка хотела взять девочку за руку, но та вывернулась и вцепилась в край куртки Рода.
  - Я с ним.
  - Подождите, проверю, не хотелось бы, чтобы местные бандиты сейчас свалились нам как снег на голову. Где ты его видела, покажи, - попросил он девочку.
  - Там, за поворотом, он увидел нас и спрятался.
  - Стой, разделяться опасно, - попыталась остановить его Травка.
  - Где ты видишь опасность, вокруг только мирные горожане.
  Род как раз дошел до угла, да так и замер.
  - Ну, что видишь? - нетерпеливо спросила девочка.
   Несколько секунд Род просто стоял и смотрел, а незнакомец напротив и чуть выше по улице смотрел в ответ - не наблюдал, не оценивал, а словно встретил случайного прохожего, чудного, но не более. Ничего опасного и не произошло, совсем ничего, кроме того, что перед ним стоял один из них, Погонщик - вот так запросто, будто у себя дома.
   А потом с громким криком, Род выхватил оружие и с армейским ножом в боевом захвате бросился на будто опешившего Погонщика. Позади растаяли крики друзей, но они растворились в красном тумане, застилавшем глаза. Ощупью, плохо соображая, Род рвал этот туман в клочья. Но вот, когда казалось он был уже у цели и нож готов был впиться в плоть, силуэт Погонщика растаял, а вместо него, его кулак удерживала рука в черной перчатке.
  - Нехорошо, - сказал ее владелец, - нехорошо шуметь в чужом городе, да еще и обижать местных.
  Пара мужчин в рабочих комбинезонах остановились в начале переулка. Ягуар махнул рукой.
  - Проходите, здесь не происходит ничего интересного. Мои друзья заблудились, они тут новенькие и еще не знают, как тут все устроено.
  - Что ты выдумываешь, гад, - голос подвел Рода, рука задрожала и продвинулась ниже, но хватка у поджарого Ягуара оказалась не слабее, чем у Глеба.
  - Защелкали затворы, когда подоспевшие друзья окружили чистильщика.
  - Вот так встреча, ну кто бы мог подумать, теперь ты у меня за все ответишь, - хищно улыбнувшись, Травка прицелилась.
  - Разрешаю тебе изрешетить нас обоих, - улыбка Рода была куда страшнее.
  - Так и выстрелишь здесь, на виду у всех? - взгляд Ягуара остановился на девушке - единственный глаз отливал золотом.
  - Да, пристрелю, и глазом не моргнешь.
  - А если промахнешься?
  - Тогда пес вонзит в тебя свои зубы.
  - Вот как, но чьи зубы вопьются в твою шею?
  - Проклятье! - Глеб пригнулся, но удар мягкой лапы сбил его с ног. Если бы Атарна выпустила когти, он был бы уже мертв, но большая кошка явно действовала по приказу хозяина и просто играла. Ягуар не подал и знака, но кошка поняла его с полувзгляда. Может и правда, как говорили, эти двое связаны каким-то мистическим образом?
   Травка оказалась проворнее и бросилась в подкате под брюхо зверюги. Однако та просто опустилась на нее, придавив всем весом. Из-под мягкой шерсти донеслось неразборчивое мычание.
  - Это все, надеюсь? - чистильшик оглядел поверженных и еще оставшихся стоять противников с чувством превосходства.
  - Нет, не все, все только начинается.
  Род сгруппировался, а потом заехал коленом в пах противнику. Ягуар ожидаемо согнулся от боли, однако уже в следующее мгновение перехватил ногу Рода под колено и заставил парня взлететь в воздух, и рухуть на спину с зубодробильным грохотом. Но и противник не был лыком шит - схватив Ягуара за запястье, он что есть сил потянул его на себя - миг и сражающиеся заскользили вниз по узкой дорожке
   В следующий миг пространство пронзил протяжный вой, от которого голова превратилась в желе. Не дав людям придти в себя, за первым последовал второй.
   Сфокусировав взгляд, Род увидел Мышку, опускающую рычаг тревожной сирены в третий раз и успел крикнуть:
  - Не надо!
  - Она права, - Ягуар улыбался, хотя острая кромка армейского ножа врезалась в его горло, а руки надежно скручены за спиной. Но все же казалось, что он по прежнему лишь забавляется, хот Род сражался в полную силу. - Какова вероятность, что всех нас не арестуют, когда сюда нагрянут стражи порядка.
  - Не заговаривай мне зубы, - Род сглотнул и на всякий случай прислушался. Издалека уже доносились крики и щелканье статик-дубинок. Проклятье!
  - Вы ведь искали дом Феникса. Я провожу вас.
  - Ты... был в доме командира? - от неожиданности Род даже ослабил хватку и Ягуар не замедлил этим воспользоваться, неизвестным приемом отбросив его от себя. Приземлившись у противоположной стороны улицы, он ощутимо ударился затылком. Голова еще не отошедшая от воя сирены теперь казалась совсем ватной.
  - Естественно был, мы путешествовали вместе. У него очень приятная семья.
  - Что ты с ними сделал? - Род напрягся.
  - Сделал? Этот взгляд говорит: ты убийца и должен был вырезать их всех, сначала мать, потом отца, потом всех соседей и под конец командира.
  - Не смейся надо мной! - зарычал Род и попытался подняться, но ноги отказались держать. Мышка подбежала и что есть сил потянула его за руку.
  - Я вызвала стражу, не бойся.
  - Его бояться что ли? - буркнул парень с трудом вставая в вертикальное положение. Земля опасно качалась под - ногами. - Но не стоило нажимать дважды.
  - Дважды? Но я нажала только один. Он очень тугой, у меня не хватило сил.
  - Один? - Род попытался сообразить, что бы это значило, но собрать мысли, получив сотрясение мозга не так то легко.
  - Вторая сирена из-за кого-то другого и я должен говорить из-за кого? Ваш командир не сидел сложа руки.
  - Что это значит? Что ты с ними сделал? - от нехорошего предчувствия свело грудь. Род поморщился и услышал слабый стон Травки, которую все еще удерживала Атарна.
  - Освободи ее, - потребовал он.
  - Конечно, как скажешь, но лучше ей не делать глупостей.
  - Ты расскажешь нам все, и если мне что не понравится, я за себя не отвечаю, - пообещал Род.
  - Феникс расскажет лучше и покажет тоже, - Ягуар произнес какой-то слово, которое Род не расслышал и Атарна нехотя освободила жертву. Ошалелая Травка еще несколько секунд лежала на снегу.
  - Так командир дома?
  - Феникс отличный семьянин, родные для него - все. ради них он готов даже объединиться с бывшим врагом, - Ягуар снова улыбнулся, явно имея в виду себя.
  - Если командир и правда дома, то мы должны как можно скорее встретиться с ним. И еще нужно предупредить гражданских, неподалеку от планеты расположился флот Корпуса. Они готовят что-то опасное и масштабное.
  Ягуар кивнул.
  - Валерия действительно умерла, но Корпус и без нее не умеет отступать от задуманного. Там есть немало амбициозных парней. Если они хотят Феникса - они его получат. А еще они хотят убить бывшего пса, предавшего их и еще одного убийцу... - таинственно закончил Ягуар и подозвав Атарну, двинулся вверх по улице, не обращая внимания на нацеленное в его спину оружие у руках Глеба и Травки.
  
  - Это и есть дом, где живет командир? - Травка почти позабыв о присутствии Ягуара в нежностью оглядела ничем не примечательное жилище. Будто большой снежок, прилепленный с двух сторон к точно таким же. Цепочка из таких же домиков тянулась вверх и вниз по улице. Атмосфера этого места была настолько мирной, что казалось - вой сирен на высоких сторожевых башнях десятью витками улицы выше был какой-то ошибкой. Никто не знал ничего, соседи с тревогой выглядывали из окон, метались по улице. Но в этом нарождающемся хаосе стража быстро потеряли след нарушителей, пусть даже таких примечательных.
  - Дом командира? - рука Рода дрогнула. - Можно? он оглянулся на остальных, прежде, чем нажать на звонок. Он и не понимал, насколько ждал этой встречи. Бесконечная погоня за ускользающей птицей наконец закончилась здесь. Он дома. Он вернулся к хозяину. Сама странность подобных мыслей не волновала его. Он привык думать о Фениксе как о ком-то, кто привнес для него новый смысл, который прежде составляла Кайзер. Та женщина научила его использовать талант, а командир - просто жить. И это было намного важнее.
  - Миротворец! - не дожидаясь, пока откроют дверь, радостная Мышка уже толкнула створку и забежала в дом первой.
  - Эй! Так нельзя! Это чужой дом! - однако, Род не смог сдержать нетерпение и тоже вбежал вслед за девочкой.
   В простой, но уютной гостиной с соломенными креслами и столиком никого не оказалось. Широким шагом Род прошел в зал, где скрылась Мышка.
  - Командир! - крикнул он с порога, представив себе друга, как всегда склонившегося над сложным паззлом. Позади послышался топот ног Травки и Глеба, а еще мягкая поступь Ягуара. Атарна осталась охранять вход.
  - Мы нашли тебя, проныра... - слова замерли на губах. Слова не значили ничего. - Мы нашли... - Слова застряли в горле, и растворились горьким вкусом.
  На диване, застеленном полосатым пледом, сидел с чашкой чая человек, одетый в лиловый бурнус. Аккуратно сложенные крылья, подрезанные до половины укрывали плечи точно накидка. Погонщик был настолько погружен в собственные мысли, разглядывая содержимое чашки, что не сразу заметил вбежавших. Но наконец он оторвал взгляд от "истины на дне стакана" и Род натолкнулся на синеву в синеве. Тот самый.
  - Тот самый! - воскликнула Мышка и дернулась было вперед, но Род удержал ее за плечи.
  - Тихо, стой, не шевелись, - прошептал он. - Если коснется тебя, станешь его рабыней.
   Ногой Род захлопнул дверь и плечом задвинул щеколду. С той стороны забарабанили, а потом дверь содрогнулась - похоже Глеб решил не церемониться и высадить ее плечом. Род прикинул свои шансы - в одиночку с ножом и пистолетом. На столике - чайник. Значит вода. Но Погонщик держал чашку с чаем, как это понимать - времени разбираться не осталось. Погонщик уже полностью повернулся к ним. рука потянулась к хлысту, лежащему тут же, на диване. Если успеть схватить чайник, вполне можно ливануть кипятку прямо в рожу этого гада. Но тогда Мышка окажется беззащитной. У девчонки явно не все дома. Зачем ей этот Погонщик?!
   Неизвестно, что бы произошло дальше, и как бы стали развиваться трагические события, но в этот момент случилось нечто, полностью изменившее все.
  Зал оказался проходной комнатой. вторая дверь распахнулась и внутрь впорхнула низенькая, слегка полноватая улыбчивая женщина в широких брюках с подтяжками. Толстая байковая рубашка с закатанными рукавами довершала образ - так могла бы выглядеть Травка лет в пятьдесят.
   В руках у коротковолосой хозяйки был поднос с печеньем и синими продолговатыми фруктами, неизвестного вида.
  - Я понимаю, наша еда для вас не подходит, но законы гостеприимства обязывают. А пока суть да дело, могу составить астрологическую карту для тебя лично или прогноз... - лишь спустя несколько секунд женщина остановилась и с удивлением, но без всякого страха посмотрела на Рода с Мышкой, выглядывавшей из-за него.
  Затем прислушалась к ударам в дверь.
  - Какие невоспитанные гости. Ваши знакомые? - непосредственность женщины просто поражала, но Род сразу понял, кто она - приемная мать командира, женщина, которая воспитала человека, которого команда "Прозрения" уважала, и за которым сам Род готов был последовать хоть в пекло. Абсурдность ситуации просто поражала - она относилась к погонщику как к гостю, его присутствие было чем-то обыденным, хотя и несколько неожиданным.
  - Нет, я его не знаю, - нетерпеливо и совершенно игнорируя Рода ответил Погонщик на ломанном языке. - Гораздо важнее, когда вернется ваш муж? Мне нужно как можно скорее передать послание.
  - Хочешь передать своим сообщение? Не выйдет, там за дверью, - Род указал за спину, - мои друзья, очень злые парни, с ними еще и большая кошка. Не надейся, что выберешься отсюда живым.
   Погонщик обхватил крылья руками, будто испытав сильную боль.
  - Он снаружи и ничего не знает.
  - Не знает как вести себя в гостях? - на добродушном лице женщины появилось скорбное выражение. - Ах, что за молодежь нынче пошла. В чужой монастырь со своими правилами не ходят. - С этими словами бесцеремонно отодвинув Рода плечом, хозяйка отперла дверь, которая уже держалась на одном гвозде. - Я так и знала, что это твои дружки, - она погрозила пальцем Ягуару, который стоял поодаль, скрестив руки и прислонившись к стене и с интересом наблюдал за происходящим. Травка и Глеб так и застыли с занесенным стулом и пистолетами наготове.
  - Что здесь происходит? - требовательно спросила женщина. - если пришли в гости, так разуваться надо, невоспитанные, - она всплеснула руками. - Я понимаю, сейчас все на взводе, ничего непонятно. Говорят пираты, но я то не верю. Снова что-то нужно от нас Корпусу. мы живем тут никого не трогая, но им все мало. мы ведь не зоопарк, чтобы тут рассматривать нас как подопытных крыс. Ладно, чего уж тут, раз пришли. Давайте знакомиться, - женщина протянула руку. - Меня зовут Алуна. Ну, а в ваших землях представляться не учат? - женщина уперла руки в бока.
   Травка первой пришла в себя.
  - Простите, мы друзья вашего сына. Вы ведь мать Феникса, да?
  - Она самая, снова наш сын доставляет вам неудобства? Ну таким уж вырос, мы позволяли ему делать все, что вздумается. Не в моих правилах в чем-то ограничивать ребенка. ну а ты, здоровяк? - она кивнула Глебу. Тот помялся, не зная куда деть стул и осторожно поставил рядом, однако ножка не выдержала и предмет мебели завалился на бок.
  - Простите, - извинился он, покраснев. - Всегда хотел встретиться с родителями бати.
  - Бати? - Алуна рассмеялась. - Да ты старше его.
  - Так мы его зовем.
  - А ты? - Алуна присела на корточки перед Мышкой. - Неужели его дочка, о которой я не знаю?
  - Меня зовут Гелий, рад знакомству юная леди.
  - Юная? - вспыхнула Алуна.
  - Обычно я так не представляюсь, но я создатель Многогранника Церна и многих других вещей. Те неприятности, которые в скором времени ожидают вас здесь в том числе и по моей вине. Но моя голова еще работает как надо, можете использовать ее как хотите, - Мышка степенно поклонилась.
   Алуна покачала головой.
  - Чудно то как, - и подняла голову на Рода. - А твоего имени, невежа, я даже спрашивать не буду. Взгляд как у голодного пса, псом и будешь. Есть хотите? Война войной, а обед как положено.
  - Так и есть, - усмехнулся Род, но взгляд его сузился. - С радостью, но сперва нужно прояснить один важный вопрос, - он выставил палец. - Кто это существо и что оно здесь делает? - он указал на слегка расслабившегося Погонщика.
  - А, он служит вместе с отцом. На орбите что-то происходит, что-то неладное и нужно срочно передать сообщение, Все передатчики почему-то отключились. Может период пульсации Цефеида изменился? А зовут его... простите, никак не удается запомнить ваши сложные имена, - извиняюще улыбнулась Алуна.
  - Акменхольт, - кивнул Погонщик, слегка поведя крыльями будто в знак приветствия.
  - Да какая мне разница, - Род вздохнул и снова поднял пистолет. - Вы не понимаете, в какой опасности. Это существо и- угроза. Не знаю, что здесь происходит, но он и его дружки превратили Землю в голую ледяную пустыню. А теперь мирно пьешь чай? - с этими словами Род успел-таки схватить чайник и размахнувшись, что есть сил запустил в Погонщика. Чайник ударил его в живот, Погонщик поморщился и отряхнул одежду, смахнув капельки.
  - Почему вода не действует на тебя?
  - Я прошел преобразование у источников и вода приняла меня. Для таких как я она больше не яд. Как и я не враг вам. Но мы понимаем ваши чувства. Решение использовать Плуг на Земле было принято необдуманно и в качестве мести за Ветер.
  -Необдуманно? - ощетинилась Травка, но Глеб погладил подругу по спине, успокаивая.
  - А что случилось с Землей? - непонимающе спросила Алуна.
  - Еще раз простите за наших Старших. Решение было принято не единогласно и второпях. Сейчас Инею придется расплачиваться за то, что случилось.
  - Гад...
  - Я не хочу выслушивать это от того, кто прежде принадлежал Корпусу, вы тоже не безгрешны, - сунув хлыст за пояс, Акменхольт хотел обойти столпившихся людей, чтобы выйти наружу.
  - Как бы не так!
  - Уйди с дороги, мне нужно в обсерваторию, - вежливо попросил Погонщик, стиснув рукоять хлыста.
   Неизвестно, чем бы все закончилось, но в гостиной послышались торопливые шаги и в зал нетвердой походкой, шатаясь ввалился мужчина в распахнутом халате поверх комбинезона. Очки как-то странно скособочились, одна линза треснула.
  - Беда, Луна, ох, беда, пираты подпалили все схемы, едва спас зеркало, еще бы чуть и пропал труд всей моей жизни! Я только за провизией, - буду там дежурить и стеречь. Никто не войдет... - мужчина замолк и схватился за сердце.
  - Тамир! - Алуна бросилась к мужу и осторожно отвела его к дивану, а потом кинулась к буфету. Достав крошечный пузырек накапала несколько капель в так и не выпитый Погонщиком чай и насильно влила в рот мужу.
  - Никуда ты не пойдешь, вздумал чего, с твоим то сердцем.
  - Но телескоп! Мои данные!
  - Лежи, заберут твои данные, вон сколько помощников прикатило. Все друзья нашего мальчика.
  "Точно, за всей этой кутерьмой, я совершенно забыл о главном", - Род стукнул себя по лбу.
  - Не знаю, что здесь происходит и честно говоря мне все равно. Мы пришли к командиру. Хозяюшка, не скажете, где ваш сын.
  - Сын?
  - Ох! - Тамир снова рухнул на диван вытянувшись в струнку.
  - Кыш-кыш! - замахала руками на них хозяйка. - Ступайте в другую комнату, пусть Акменхольт все объяснит. Мужу нельзя переживать. Нам еще завтра проводить важный эксперимент.
  "Они точно родители Феникса, никто другой не мог бы думать о чем-то подобном, когда вокруг творится хаос", - на сердце Рода внезапно потеплело, однако, почти сразу же родилось нехорошее предчувствие, что они опоздали - но вот к чему? Пока не ясно.
  На всякий случай оставив приоткрытой дверь в залу, вся компания вернулась в гостиную. Ягуар по прежнему стоял у входа, но непонятно - защищал ли он выход или готовился встретить нежданных гостей снаружи.
  - Я не поверю ни единому его слову, - сразу вставила Травка. Глеб кивнул.
  - Я тоже.
  Мышка уже полезла на комод к заинтересовавшим ее старинным солнечным часам. Яркий луч света из смотрового окна над дверью падал точно на цифровой круг. Удивительно, как древние могли создать нечто столь эффективное. если верить часам, с момента как они бежали от флота Корпуса прошло уже четыре часа - много, слишком многое могло произойти за это время и еще больше случится скоро. И Погонщик прямо перед ним вдруг показался не таким уж значительным - скорее он выглядел взволнованным и встревоженным - невероятное сочетание. И главное - родители командира доверяли ему. Может стоит и им?
  - А я выслушаю, что ты хочешь сказать. А потом решу - искать ли мне способ убить тебя или отпустить в обсерваторию.
  - Спасибо. Ты просчитал множество вариантов и остановился на самом верном.
  - Откуда ты узнал? - поразился Род.
  - По глазам, они у вас выдают все мысли.
  - Говори, не испытывай наше терпение, - напомнил Род.
  - Лучше расскажи как есть, или расскажу я, но с тобой этой будет убедительнее, - подал голос Ягуар.
  - Ты что-то знаешь о командире? Куда он отправился? - с подозрением спросил Род.
  - И да и нет, я встречал его по пути, у слияния ключей. Тогда я не знал, кто он, но он получил нашу силу - всю кроме крыльев и даже больше, а потом пошел дальше.
  - Дальше? Куда еще дальше? Его нет в городе? - напрягся Род.
  - Тебе же сказали...
  - Пошел дальше, в лес, похоже к полю кристаллов. Никто из нас не может зайти так далеко. Старшим хватило бы такого как он есть сейчас, особенно на случай войны. но он уже не подчиняется их воле.
  - Где этот лес? - осторожно спросил Род, продвигаясь ближе к двери.
  - Тропа ведет сразу от города, от восточной окраины. Но вы не пройдете далеко. Лес - многоуровневое пространство. Источники находятся уже не в этой складке. А дальше не пройти даже нам.
  - Зачем командир пошел туда? - Род слушал вполуха, а сам просчитывал варианты, как проскользнуть мимо Ягуара.
  - Он принял инициацию как Погонщик, но впереди лежит путь, который Старшие не готовили для него. Должно быть Мерт все же решился сделать свой ход. Сифей.
  - Что это? - нехорошее предчувствие только усилилось.
  - То, что значит для нас все. Но так получилось, что Сифей выбрала...
  - Дальше не интересно, я отправляюсь за командиром, - Род решительно шагнул к двери, но натолкнулся на взгляд единственного глаза Ягуара.
  - Тебе сказали, что туда нельзя.
  - А мне какое дело? Уверен, парни последуют за мной. Из всей этой чуши я понял только что командира пытаются обманом затащить в какую-то авантюру Стада. Он не попал в руки Валерии, и я не дам его им. Пусти.
  - Нет, - спокойно повторил чистильщик. - Даже мне не пройти там, хотя я был с ним в видениях.
  - Где ты был? - укол странной ревности заставил кровь броситься к лицу.
  - Тебе не понять, - усмехнулся Ягуар и знаком подозвал Атарну. Теперь покинуть дом через дверь стало невозможно.
  - Вот значит как.
  - Именно так. Ты нужен командиру, но здесь больше, чем там.
  - Это решать ему.
  - И он решил, уйдя в одиночку. Не взял даже меня.
  - Зачем ты ему сдался?
  - Ему никто не нужен там. Это дело личное.
  - Личное, а мы тогда кто? Посторонние? - душе поднималась глухая обида.
  - Как я говорил - семья для него все.
  - Неужели он нашел девочку? - Травка ахнула. - Тогда понятно, почему командир решил идти один.
  - Возможно он найдет то, что ищет в конце пути.
  - Тогда что делать нам? - Глеб покосился на Погонщика. - Мы видели то, что видели на подлете. Корпус собирается стереть эту планету в порошок, а ваши защищать невзирая на все жертвы.
  - Нет, - Акменхольт покачал головой. - Все не совсем так. -Здесь мы не выбираем методы. Это было бы кощунством.
  - Иными словами, мы должны решить, на чьей мы стороне, -Глеб первым озвучил тот вопрос, который мучил всех остальных.
  - Самое разумное предложение за все время, - усмехнулся Ягуар и сел, скрестив ноги прямо посреди комнаты. Атарна точно страж легла, обвив его своим хвостом.
  - То есть как это, выбрать? Разве Корпус не сражается с пиратами, напавшими на нашу планету? - на диване в соседней комнате приподнялся хозяин дома. Жена тут же заботливо уложила его обратно.
  - Нет, дорогой, все не совсем так, похоже.
  - Все совсем не так, - безапелляционно заявила Травка. - Корпус напал на Иней. Он хочет получить нашего командира и ради этого сумасшедшая Кайзер готова сравнять здесь с землей все, не хуже Стада.
  Погонщик дернулся, но Род хищно улыбнулся.
  - Не переживай, она всегда такая. Но на деле внутри она добрая и пушистая.
  - Что ты там бормочешь? - девушка вскинула подбородок. - Я никогда не признаю их нашими союзниками только потому, что сейчас и им и нам угрожает одна опасность.
  - Я тоже, но давай хотя бы выслушаем, что они предлагают.
  - Не собираюсь я слушать...
  - Ой! Солнце пропало! - Мышка уставилась на часы, круг которых стал мертвенно-серым, потеряв время. А потом кинулась на улицу. Не сговариваясь, все присутствующие бросились наружу и замерли, пораженные.
   Будто затмение внезапно накрыло эту часть планеты. свет Цефеида стал приглушеннее в два раза. Поднялся ветер, по улице помело поземку. Горожане с тревогой вглядывались в ставшее каким-то чужим и низким небо.
  - Что это такое? - с детской непосредственностью спросила Мышка.
  - Узнай у своего Гелия! - огрызнулась Травка, но тут же смягчилась, увидев каким стало лицо девочки. - Прости, я не хотела.
  - Это не затмение, - последними из дома вышли Ягуар с питомицей. Атарна прижала уши и зарычала на ставший тусклый лиск цефеида. - Он тоже знает, - чистильщик кивнул на задумавшегося Погонщика. Пальцы его нервно теребили рукоять хлыста.
  - Это вторая волна, - тихо сказал Акменхольт. - Мы пытались задержать их у Ветра, потом у Земли. Нужно было разобраться с вашей женщиной еще раньше, но наш командир погиб сам, унеся ее с собой.
  - И что теперь? У вас же есть корабли? Плуг в конце концов? Сделайте что-нибудь! - воскликнула Травка.
  - Здесь мы не можем воевать, - Погонщик сокрушенно покачал головой. - Только не здесь. Это священная земля. Если сражение побеспокоит Сифей, она проснется раньше срока, не готовая, а может не проснется вовсе. Мы слишком долго ждали и не можем сейчас допустить неудачи.
  - Да мне пле...
   Глеб поспешно зажал подруге рот.
  - Продолжай.
  - Мы не можем совершать здесь никакие действия с намерением убить.
  - У меня тут появилась мысль, - Род поднял руку, привлекая внимание. - Ты сказал, что не вы не можете воевать. Бог с вами.
  - Какой Бог? - удивился Погонщик.
  - Забудь, не важно. Но так вот, если вы не можете воевать, а обороняться можете? Без желания убивать и убийство не убийство, так? Сколько времени вам нужно, чтобы родился этот... Цефей.
  - Сифей сама выбирает время пробуждения, - нехотя ответил Погонщик. Было видно, что эта тема находится под запретом для него.
  - А командир каким-то образом может повлиять на происходящее?
   Погонщик занервничал еще больше.
  - Я не могу говорить больше, чем уже сказал. Старшие...
  - Понимаю, но ты бы не пришел сюда, если бы не хотел нашей помощи. Для чего? Чего вы ждете? Что должен сделать командир? Он как-то связан с рождением этой вашей Сифеи? Как?
  - Не могу, - Погонщик отвернулся и стиснул хлыст.
  - Послушай, - Род ласково приобнял его за плечи. Травка скрипнула зубами, а Ягуар снова чему-то таинственно улыбнулся. - Если скажешь, как связаны командир и ваш Бог или кто он там, мы возможно сможем помочь вам там, где вы не можете. Он не наш Бог, Боги вообще бесполезные создания, они требуют только поклонения, но ничего не дают взамен.
  - У нас не вышло согласия на счет миротворца.
  - Миротворца? - Мышка прислушалась и просияла. - Вот видите, я же тоже его так называла.
  - Часть из нас, включая старших, хотела использовать его чувства, чтобы направить Цефеида по нужному пути развития. Плуг покажется ничтожеством по сравнению с тем, что может полностью пробудившийся Сифей.
  - А вторая?
  - Вторая?
  - Ну ты же сказал, что только часть хотела сделать командира врагом всего человечества. Ну же, давай, из тебя каждое слово приходится клещами вытягивать.
  - А другую возглавил Мерт, его назначили присматривать за развитием Сифей, но в один момент он разорвал все связи со старшими и объявил территорию вокруг яйца запретной. Никто не может пройти через поле скульптур и остаться в живых.
  - Я видел, - кивнул Ягуар. - Я был там и видел, что поле сделало с тем, кто пришел увезти Феникса.
  - Что ты видел?! - наверное еще никто и никогда не видел Погонщика таким пораженным.
  - Я был там с Фениксом, когда Мерт показывал ему путь сюда. Не одни вы умеете путешествовать через наноструктуры мозга.
  - Я мало что понимаю, но он не врет, - кивнул Род. - Когда я погружаюсь в вычисления вероятностей, кажется, происходит что-то похожее. Ну так что, выкладывай, все, что знаешь про командира, иначе мы не сможем помочь вам спасти эту планету и вашу драгоценную Сифей.
   И словно, чтобы подтолкнуть Погонщика к правильному решению, небо прорезал огненная дуга, вдалеке над лесом поднялось угрожающее белое облако, а потом будто невидимый великан подул на верхушки деревьев на огромной площади они враз полегли, сметенные бурей, рожденной взрывом.
   Погонщик схватился за голову.
  - Они уничтожают лес! Если нарушится тепловой режим, все кончено!
  - Вот видишь, давай, выкладывай правду.
  - Но если эта правда как-то повредит Сифей и святилищу, вам не выбраться с этой планеты.
  - Вот только без угроз, мне сегодня только и делают, что угрожают, - предупредил Род.
  - Тот, кого вы зовете командиром, Фениксом, на самом деле отец нашей Сифей. Биологический. Ведь Сифей прежде была человеческим ребенком. Сознание, зародившееся в яйце, еще при рождении выбрало себе оболочку. Одна вероятность из миллиарда, но Сифей выбрал себе именно дочь вашего друга.
  - Хочешь сказать. что наш командир один из вас, стадник? Что за чушь! Я в такое ни за то не поверю! - Травка сделала отметающий жест рукой.
  - Это правда? - сумрачно спросил Глеб.
  - Изначально нет, он был человеком, но Мерт изменил его сознание, а потом изменилось и тело.
  - Глупость, это какая-то безумная глупость, - Травка отступила на шаг а потом спрятала лицо на груди у Глеба, который погладил ее по голове. - А ты что молчишь? - она чуть обернулась и с ненавистью посмотрела на Рода, молча лепившего снежок. - Вы ведь с самого начала были вместе, командир доверял тебе больше остальных, вы делили с ним какие-то тайны, о которых никто из нас не знал. ты знал, что командир один из них? Он управлял нами? Мы были для него всего лишь инструментами? - в голове девушки дрожали слезы.
  - Знал? - неожиданно Род запустил снежком прямо в лоб охнувшей девушке, но Глеб среагировал быстрее и отбросил снаряд в сторону.
  - Ты что творишь?
  - Знал? - Род расхохотался и постучал по лбу. - Да разве такая глупая псина как я могла знать что-то важное? Куда уж мне. Похоже, наш командир не доверял мне как и вам, зато вот ему известно все, - Род посмотрел на Ягуара. - Ты ведь специально не пустил меня за командиром. Ты знал, что произойдет?
  - Вовсе нет, но я видел, чего хочет Феникс, а вставать у него на пути, когда он в таком состоянии опасно, вам ли это не знать. Но признаюсь, кое-что стало новым даже для меня.
  - Мне кажется, мы не знаем чего-то важного. Зачем они собрали здесь целый флот?
  - Я тут прикинул варианты, - Род вздохнул и постучал по лбу. - Знаешь, мне еще никогда не приходилось думать так усердно. Была бы моя воля, я бы вообще не думал, - Род с досадой пнул снежный сугроб и чуть не ухнул, подскользнувшись. - Как же хочется напиться и не думать ни о чем. Так вот, вариантов было сотня, но в конце осталось только два. Первый состоит в том, что им нужен только командир и его связь со стадниками. А вторая, - Род помялся. - Если верить второй, то, что по настоящему нужно Земле - это ваш Бог, этот Сифей, - Род повернулся к растерянному Погонщику. Похоже для него все услышанное стало таким же откровением, как и для людей.
  - И где вероятность больше?
  Отвернувшись, Род натолкнулся на серьезный взгляд Мышки.
  - Ты ведь уже просчитал? - спросила она и голосом ее говорил Гелий.
  - А сам как думаешь? - огрызнулся Род и сунув руки в карманы, двинулся вниз по улице.
  - Куда ты? Я не отпускала тебя! - крикнула вслед Травка.
  - Чистить оружие, куда же еще. Так просто хозяина я им не отдам. Не для того я следовал сюда через полгалактики.
   Неожиданно будто сам воздух прояснился. Все стало четко и понятно.
  - Верно говорит, собака, это мы и должны делать - то, что умеем лучше всего - сражаться. Со Стадом или против Корпуса - не важно, - Травка тряхнула волосами и повязала налобную повязку. - Идем как, хватит кукситься, - она потянула Глеба за ухо.
  - Это кто тут куксится?
  - Что ж пора и нам заняться делом, да, Атарна? - Ягуар погладил любимицу по носу.
  - Молодежь, - Гелий покачал головой. - Если вам понадобится пара советов от старика, возьмите и меня с собой.
  - И меня, можно и мне! - донесся из дома расстроенный крик. - Я пропущу такое зрелище!
  - Куда ты, дорогой. - Ты же на ногах едва держишься. Говорила же, не бегай нараспашку по такому холоду, - донеслось изнутри.
  - Я пойду с ними.
  - Куда ты?! - страх прорезался в голосе Ирины и она впервые с того момента, как услышала о муже проявила хоть какие-то чувства. Все услышанное скорее походило на какую-то злую сказку.
  - Это неправда, это не может быть правдой. Как можно верить тем, кто связался со Стадом.
  - Мама, - Лиза выдернула руку. - Ты же все видела и слышала, как и я. если это ложь, тогда где правда? Там? - девушка указала вверх?- Что наши же люди хотят уничтожить нас?
  - Правда? - Ирина без сил опустилась на кровать и посмотрела на свои руки, вспоминая, какими видела ладони мужа. - Правда...
  - Мама! - Лиза взяла женщину за плечи и заставила заглянуть себе в глаза. - Отец в опасности, это все, что мне нужно знать. Если он найдет сестренку, то и она тоже. Я хочу помочь, я должна помочь.
  - Почему? - Ирина подняла на дочь пустой взгляд.
  - Потому, что я врач и это мой долг.
  Торопливые шаги дочери затихли. Оказавшись одна, в пустой комнате, Ирина обвела помещение безразличным взглядом.
  - А что могу я? Я всего лишь бывшая актриса, бывшая шпионка и бывшая жена. Неужели это я предала тебя?
   Она сидела так, обхватив колени руками и слушая, как нарастающий ветер бьет в окно. Пока мать Феникса хлопотала над мужем, Ирина спустилась по лестнице и, прихватив комбинезон, тихонько выскользнула наружу.
  
  Втянув полную грудь ледяного воздуха, смешанного с запахом далекой гари, Род оглянулся.
  - Простите, ребята, но я не могу повернуть назад.
  Воздух изменился, в нем появилось глубокое послевкусие, как только лапы первых елей скрыли от путника белый скат восточной окраины города. Тропу, о которой говорил Акменхольт пришлось поискать, но в конце, применив вероятностный анализ со многими неизвестными, чего не делал уже очень давно, Род сумел вычислить ее начало.
  Скрип, скрип... Топ, - он прошел уже довольно далеко, когда услышал тихую поступь чуть впереди и слева.
  - А я думал, что умею прятаться, - оскалившись, он потянулся к ножу в голенище ботинка.
   Голубой пятнистый призрак мелькнул и скрылся за деревьями поодаль. Атарна вышла на охоту. Ягуар выпрямился на толстой ветви старой сосны и, сгруппировавшись, легко спрыгнул прямо перед Родом. Он даже не пытался использовать оружие, что ставило в глупое положение.
  - Не так хорошо как мы. Но признаюсь, пришлось попотеть, пока я прочел все твои запутанные следы. Остальные не найдут.
  - Им и не нужно, - Род прислонился к стволу , стараясь прикрыть спину, если вдруг Атарна нападет сзади. - И, вернешь меня обратно?
  - Незачем, я двигаюсь в ту же сторону, что и ты. Пока наши пути совпадают, я не стану мешать тебе.
  - Мне не нужны напарники, тем более такие как ты, - мрачно заметил Род., подбросив нож.
  - А я не спрашиваю твоего разрешения.
  - Почуяв над ухом горячее дыхание кошки, Род замер. Одно неверное движение и его располосуют сверху до низу острым когтем. Разжав пальцы, он позволил ножу упасть в сугроб.
  - Я так понимаю, это согласие, вот и отлично, поспешим, до поля кристаллов путь неблизкий. И еще, - Ягуар прислушался к чему-то одному ему ведомому, - лучше избегать троп Погонщиков, сейчас они не в духе.
  
  Глава 36 - Замерзшая вода хранит память.
  Говорят, что вода помнит все - плохое и хорошее, прошлое и будущее. А еще вода умеет очищать саму себя. Если капнуть в нее масло, оно лишь соберется капельками в середине, но вода останется чистой. А замерзшая вода хранит память. Здесь, на Инее, вода стала не субстанцией, а сознанием - постоянно изменяющимся сознанием, которое пропускало через себя все. И глядя на то, как чернеют и трескаются один за другим первые кристаллы, мимо которых я прошел, я понял первую истину этой планеты - красоту. Хрупкую и преходящую, почти неуловимую. Красота на гране жестокости - красота жалящей пчелы и умирающей после этого. Красота паутины, сдуваемой ветром, красота первых осколков разбившегося хрусталя.
   Вслушиваясь в переговоры с орбиты, пробивающиеся сквозь треск помех, я понял вторую истину - когда кристаллы разлетелись на осколки, я понял, сколь хрупка эта красота и что она стоит того, чтобы ее защищать.
  "Цель - двадцать квадратных километров в секторе два-пять-двенадцать. Восточная равнина - использовать Плуг-Церн"
  Где-то над лесом к югу от долины кристаллов в небо взмыл радужный вихрь, и даже не видя, я знал, что огромный кусок леса - тысячи деревьев - умерли в один миг, а еще десяток практически безоружных защитников-стадников.
  От Стада погибли сотни планет, и лишь десятки мы сумели спасти. Они добрались и до Земли и сейчас это нападение - наполовину месть за наш общий дом.
  "Вдоль третьего медиана, ковровой бомбардировкой. Пли!"
   Слушая треск помех в эфире, похожий на шумовой шторм, я понял третью истину - это не мир. Мира не добиться таким способом. А те, кто пришел за местью, уже никогда не смогут вернуться назад.
  "Третьей эскадре - боевой разворот, курс- на форт Итрис. Выжечь все, но найти их гнездо. Почему они не сопротивляются? Здесь безоружные. Это неправильно, командир...", - когда голос сомневающегося внезапно смолк, а вслед за этим раздалась энергетическая очередь, я принял третью истину - где-то во всей этой истории между Стадом, походом Плуга, поиском Цефеида и карательной экспедицией Корпуса лежала глубинная связь и в то же время великая ошибка.
  Мир? Никто никогда не хотел достигнуть мира в Корпусе, а Миротворческий - это только набор звуков. Что они знали о мире? Что они скажут о мире сейчас? Принуждение к миру? Таким его видели люди? Таким его прежде видело Стадо.
   Мир повело в сторону. Я пошатнулся, когда трещина стала слишком велика. Та трещина, что разделяет два наших народа - вот, о чем говорил тот Погонщик, который сражался с Мертом.
  - Я понимаю, что хотел сказал он, и я понимаю, чего хотел добиться ты - третий путь, - я оглянулся и уловил скользнувшее в одном из кристаллов отражение рогатого силуэта. - Ты настоящий? - я всматривался в отражения среди кристаллов, и они посмеивались надо мной, искажаясь и закручиваясь в немыслимые спирали.
  - А ты? - донеслось в ответ.
  - Я не в загадки пришел играть. Где Ив? - напрямик спросил я.
  - Тебя по прежнему интересует только эта человеческая девчонка и ничего больше. А как же сражение, что сейчас идет на орбите?
  - Пока я не увижу дочь, остальное мало меня волнует.
  - Прежний ты такого бы не сказал.
  - А ты не предложил, - я точно рассчитал, откуда доносился голос и выстрелил в пустой кристалл, силуэт Мерта разлетелся на сотни осколков. Я инстинктивно заслонился, но ни один так и не долетел до меня. Они оказались такими же иллюзиями, как и Мерт. Теперь из соседнего кристалла на меня с презрением смотрел тот Погонщик, который стал жертвой черных молний.
  - Даже став одним из нас, ты не переменился. Тебя не волнует, что будет с этой планетой и святилищем?
  - Я уже говорил. И оставь меня в покое, ты всего лишь призрак, - резко развернувшись, я прицелился в дернувшегося Погонщика. С воем отражение скрутилось в тугую спираль и растворилось в кристалле. Поверхность его стала непрозрачной - дымчато-серой.
  Таким же как и небо над головой. Земля потеряла плотность и приобрела свойства льда. И где-то под ним зашевелились черные ветви теней. Когда я понял, чем они могли быть, то бросился бежать, петляя меж кристаллов словно заяц. А меж тем яйцо не становилось ближе. Словно окружающий мир потерял одну важную константу - время. Оно работало против меня. Всех нас. Конечно мне было не все равно, что станет с родителями и семьей. Но если поверну сейчас и ввяжусь в противостояние на одной из сторон, станет только хуже. Я не хотел и не мог выбирать. Правда состояла в том, что Погонщик оказался прав - у меня больше не было права цепляться за прошлое, а будущее слишком зависело от многих решений.
   Лед треснул и черные молнии вырвались наружу. Первая же попыталась обвиться вокруг ног, словно жгучий терновник. Спружинив, я подпрыгнул и схватившись за вершины двух кристаллов, оказался над землей. Ботинки заскользили по гладким стенкам, послышался угрожающий треск. Один из кристаллов начал крениться в сторону, и я просто ускорил его падение. Осколки разлетелись вокруг, оставив после себя что-то вроде высушенной медузы, которая до того была заключена внутри, словно музейный экспонат. Но кристалл спас меня, черные молнии упустили добычу. А я уже бежал дальше.
   Позади, всего в паре метров, лед взорвался. Споткнувшись, я оглянулся. Но лучше бы этого не делал - пучок скрученных черных "ветвей" ринулся на меня подобно кобре. Выстрел унесся в никуда. Преследователи оказались быстрее и просто расступились перед зарядом. Но за задержку пришлось заплатить. Один из жгутов обхватил рукоять, вырвав оружие из руки. Татуировка вспыхнула и потеряла часть своего узора. Похоже она защитила меня. В видениях Мерта все было совсем не так. Молнии были настоящими молниями и они пришли от яйца. Но я подозревал, что с ними еще предстоит встретиться и это только предупреждение. Нужно как-то оторваться от стражей. Но сначала нужно выиграть время. Поэтому я не задумываясь активировал две прихваченные с собой свето-шумовые гранаты, не целясь метнув их за спину.
   Я выбрал направление, в котором кристаллы росли не по одиночке, а целыми кустами. Почти все они еще были пустыми.
   В какой-то момент я понял, что преследователь отстал. Снова ушел под лед? Проклятье! Нужно добраться до заснеженной поверхности как можно скорее. Молнии наверняка видели меня не хуже рыбы из-под воды. А там, среди леса кристаллов снежный покров казался не потревоженным.
   Наконец я добрался туда и тяжело дыша упал, прислонившись к одному из кустов. Тихо... Исчезли даже переговоры в эфире. Остался лишь треск помех - тихий писк, накладывающийся на треск медленно смыкающегося льда на месте недавнего буйства защитников Яйца.
  "Защищаете его от всего, что придет снаружи? Но я не враг вам, я просто хочу найти свою дочь, пойми".
  Я попытался послать этот сигнал через структуру кристалла, ниже, под снег и лед, но не был уверен, что молнии окажутся достаточно разумными, чтобы понять меня.
   Так прошли томительные несколько минут. Ничего не менялось. Лес из кристаллов стоял чуть выше остальной долины. Может здесь проходила и граница подледного озера, через которое пришлось бежать? Если так, то хотя бы на время я был избавлен от опасности снизу. Если только молнии каким-то образом не могли передвигаться под землей.
   Лес кристаллов редел к северу, там находился еще один уступ, будто означая некую границу. Оттуда веял и слабый ветерок - удивительно теплый, несмотря на снег вокруг. Под полем гуляли разнонаправленные потоки воздуха, будто с над эти местом работала уникальная система климат-контроля. Контуры все еще далекого Яйца дрожали и колебались. Должно быть сама его поверхность испускала волны жара. Может они и рождали смешение воздушных масс. В средней его части посверкивали одиночные статические разряды, опоясывая широким кольцом. А над самой вершиной вращался глаз циклона, поливая ее дождем. И что-то стремительное и блестящее точно осколки зеркала постоянно перемещалось вверх и вниз вдоль стенок. Но скорость не позволяла понять, что именно.
  Пока я наблюдал, что-то изменилось в движении циклона над верхушкой. Он начал увеличиваться в размерах и ускоряться, одновременно истаивая прямо на глазах. Зеркальные вспышки по бокам заметались хаотичнее. Я приподнялся, с тревогой всматриваясь в происходящее.
  - Что-то не так.
  Теплый воздух внезапно сменился холодным потоком такой силы, что едва не сбил с ног - я удержался лишь схватившись за край кристалла - острая грань рассекла кожу до крови. Перчатку я потерял вместе с оружием, пока бежал от молний.
   Циклон растворился на глазах за считанные секунды, всей яйцо окуталось перламутровой дымкой, потрескивающей статикой. Золотистые разряды тоже изменили цвет, став черными, какими я их запомнил.
  "Похоже на защиту. Яйцо перенаправило энергию на защитный кокон, лишившись обогрева и охлаждения"
   Я не знал, что или кто сейчас спал и развивался внутри него, но в груди защемило от боли. Я будто чувствовал беспокойство чужого разума, удивление к изменившимся непривычным условиям.
   Беззвучный крик родился внутри яйца, пронзил дымку и впился в кристаллы, вгрызаясь в голову. Я закричал, схватившись за уши, но ни звука не вырвалось из горла. Чужая боль была невыносима. Но почему мне казалось, что я слышу крик Ив.
  - Нужно идти, - я заставил себя подняться.
  - Не так быстро, командир. И не стоит тянуться к ножу, все равно мой пистолет быстрее. Вы всегда были рассеянным, когда думали о доме, а не о своей команде. Это ошибка, командир, большая ошибка
   Рука дернулась, но по совету того, кто стоял сзади, я оставил попытки дотянуться до голенища ботинка. И голос этот я узнал, как и манеру поведения.
  - Странно, что ты все еще зовешь меня так, хотя, признаться, я не думал, что ты еще жив, Кирка.
   Несмотря на предостерегающе щелкнувший затвор, я все же повернулся, чтобы встретиться с убийцей Дуба лицом к лицу.
  - Я тоже не думал, что окажусь здесь. Но теперь и моя жизнь принадлежит той, кто спасла меня.
  - Валерии? - я пожал плечами, прикидывая лучший способ выбраться из этой неприятной ситуации. Разбираться с бывшим подчиненным сейчас не входило в мои планы. Хотя Кирка никогда не был серьезным противником. Но его умения лежали не в плане силы или скорости, и не в умении владеть оружием. Он был незаменим как шпион и разведчик. Там, где нужно было что-то найти, с кем-то поговорить в темном углу, достать то, что невозможно по соображениям закона - он справлялся лучше всех.
  - Скажи, убийство Дуба стоило того, чтобы у тебя появилась пара безвкусных крыльев и искусственных линз на глаза? - странно было смотреть на щуплого Кирку, точнее его оболочку, на которую кто-то ради эксперимента или шутки нацепил атрибуты копейщика.
  Лицо Кирки перекосилось и на миг передо мной появился прежний хитрый и коварный точно древний Локи парень, член моей команды, наш знаменосец.
  - Да что ты знаешь об аде, через который я прошел? Меня забрало Стадо, они пытались изменить меня, но я держался чудом. И знаешь, что меня спасло - мысль о том, что я так и не увидел твоего лица, когда ты узнал о смерти того увальня, о том, что я его убил.
  - Кирка, откуда у тебя столько ненависти ко мне? Я когда-то пересек тебе дорожку?
  - Твое высокомерие. Все из-за него. Ты и не думал о том, что чувствуют другие, пока разбирал свою мозаику, решая куда бросить наши жизни. Мне осточертела твоя показная забота о команде. Но на самом деле вот он ты - бросил всех и даже свою семью, чтобы добраться так далеко. И зачем ты ей? Что в тебе такого особенного? - с горечью выплюнул Кирка. - Этот твой узор? Просто татуировка! Она сказала, что ты такой же как я, но у тебя даже нет крыльев и хлыста. Ты просто неудачник с манией величия! я бы пристрелил тебя здесь, но у меня приказ притащить тебя на флот, - размахнувшись, Кирка стегнул хлыстом - надо признать он выглядел почти как настоящий - и два ближайших кристалла разлетелись вдребезги. Наверное он целил в меня, но я даже не шевельнулся.
  Мозаика... он прав, все поле и ближайшие кристаллы - части одного паззл, и Кирка всего лишь одна незначительная деталька. Его крылья... насколько они настоящие? - я стиснул кулак, заставив узор на ней запульсировать и слегка измениться. Тогда, в тоннеле под Москвой, я сделал то, на что не был способен ни один Погонщик. И хотя пользоваться чужими силами мне было неприятно, Кирка не даст мне и шанса - скорее прострелит ногу - доставить на корабль Валерии меня нужно явно живым, но не обязательно целым.
  Должно быть Кирка все же заметил изменение в моем состоянии - все же его изменили в Стаде достаточно, чтобы он мог чуять связанное с его силами.
  - Что ты задумал? - он вновь вскинул хлыст, на сей раз целя в меня, но было поздно, из пальцев, вытягиваясь и свиваясь в структуру по моему желанию вытек податливый и гибкий отросток полупрозрачного жгута. мысленно я придал ему форму ленты мебиуса и те качества, которые подсказала память Мерта, записанная в узоре на моей коже. Кирка закричал, когда лента обвив его хлыст, поглотила его, полностью растворив в себе, потом добралась и до крыльев, смяв их точно крылья бабочки, впилась в левый глаз, вытягивая искусственную синеву. Кирка упал на колени, заорав.
  - Хватит! Я сказал хватит, выходите, задержите его! Вырубите, используйте все, что угодно, но не убивайте!
   И в тот момент я понял, что просчитался. Полностью сосредоточившись на одном противнике, я не подумал о том, как Кирка оказался здесь. Естественно у такого перестраховщика и труса как он должна была быть как минимум команда поддержки. Я просчитался, но ошибки нужно исправлять. Эта помеха не должна стать препятствием на пути к Ив, я не имел права останавливаться. Глядя на то, как из-за других кристаллов появляются бойцы корпуса в маскировке, я вновь стиснул кулак, чувствуя, как узор меняется, наполняясь жаром. Даже если мне придется стать кем-то другим...
  
  
  - Ты видишь то же, что и я? - Род отнял бинокль от глаз и передал Ягуару, повисшему рядом на уступе.
  - Не нужно, я и так вижу. Феникса нашли раньше нас.
  -Ты знаешь главаря? - чистильщик заметил как изменилось лицо напарника при виде окруживших Феникса людей в форме Корпуса.
  - Встречались с этим трусом и предателем пару раз. Он из людей командира, бывших. Убил Дуба и смылся. Я думал, что он умер.
  - Как видишь еще жив. Что будешь делать?
  - Перебить их всех, естественно, - не сговариваясь, Род перекатился через край и ринулся в атаку, по пути вытаскивая два пистолета - весь арсенал он стащил из "Прозрения".тНепонятно, кто больше удивился - командир или нападавшие. Но первым место еще не начавшейся схватки достигла вихревая бомба. Такие игрушки были только у спецотрядов вроде чистильщиков и обладали весьма неприятными последствиями - взрываясь, они создавали в эпицентре очаг сильнейшей турбулентности, сопровождающейся прочими эффектами вроде статического электричества, пониженного давления и скоростью ветра до семидесяти километров в час.
  - Какого дьявола ты делае... - но крик Рода потонул, растворился в сизом шум. Земля вывернулась наизнанку и затряслась в конвульсиях. На какое-то мгновение Роду показалось, что он видит растерянное лицо Феникса, но потом оно исчезло, унесенное воронкой. Род почувствовал, как ноги предательски отрываются от земли, а потом кто-то с силой, способной противостоять ветра столкнул его к краю.
  - Найди обходной путь и следуй за своим командиром. Их оставь мне.
  - Ягуар, чтоб тебя, не строй из себя героя! - растопленный снег попал в рот. Парень закашлялся и понял, что лежит, раскинув руки у подножья террасы, с которой его только что сбросили. Там все еще бушевал шторм, но он уже начал стихать. По ту сторону слышался шум двигателей, должно быть подоспела группа поддержки. Все инстинкты кричали о том, что нужно вернуться, но он помнил острие ножа, упирающееся в спину - обещание Ягуара исполнится и он скорее прикончит, чем даст вмешаться в свои дела. Что бы он ни задумал, оставалось надеяться, что это не шутка и не измена - хотя вернуться к своим и сдать всех - как было бы просто. Ягуару предать снова не стоит ничего. Он ренегат, наемник, головорез как и вся его команду, поэтому Валерия в свое время и наняла его.
  "Но разве я другой?" - скрипнул зубами Род. Взгляд сфокусировался на редеющем лесе кристаллов к северу и внезапный страх прошил голову, впившись в позвоночник: "Командир!" Стоило подумать, что он мог потерять его в этой суматохе и сердце отчаянно заколотилось, а кровь бросилась в мозг - не просто страх, а паника. Однако, почти тотчас ноги стали как ватные - вдалеке, между белесыми кристаллами Род приметил бегущую прочь фигурку. Нашел!
  - Ну что ж счастливо оставаться, - махнув на прощание рукой в сторону, где остался Ягуар, Род постарался оставить между собой и местом недавнего взрыва как можно большее расстояние. Но удачи Род бывшему напарнику желать не мог - при иных обстоятельствах, они могли бы сражаться друг против друга.
  
  Глава 37 - Она сказала, что это ее мечта.
  Я шел по абсолютно ровному заснеженному полю. Долина стлалась до горизонта, огибая гигантское Яйцо. Шел сквозь редеющий лес из идеально правильных призм чистейшего льда. Застывшая сказка, вечная красота - внутри, навсегда запертые, вмерзли яркие цветы, веточки деревьев, бабочки, птицы я пестрым оперением, мелкие зверьки и даже морские обитатели. Призмы здесь были разбросаны безо всякой системы. Но насколько же живыми они казались. Будто нахожусь в настоящем лесу. Стоит моргнуть и все это оживет.
  Но лед оставался льдом и я двигался дальше. Чем ближе я подходил к концу 'леса', тем выше и объемное становились прозрачные клетки. В них спали медведи и волки, дикие кошки и даже экзотические рептилии. В какой-то момент я замер. Рука непроизвольно потянулась к оружию на поясе, но так и остановилась - человек выглядел настолько живым. Застыв точно статуя, солдат Корпуса смотрел невидящим взглядом куда-то вдаль. Стоя спиной к Яйцу, он казался его молчаливым стражем. По пути встретилось еще несколько людей. Но они не выделялись и казались лишь еще одними экспонатами на этой чудовищной или и все же невероятно завораживающей выставке. Коллекция, которая представляла весь животный и растительный мир Земли. Неужели Стадо так интересовалось нами или же это была лишь исследовательская лаборатория, чтобы лучше знать врагов? Я терялся в догадках, но помотав головой, прошел дальше, минуя последнее препятствие.
  Хотя я понимал, что бесконечно везти мне не может. И так слишком удачно избежал последствий взрыва. Я уже устал удивляться тому, что с моим телом делал узор на коже. Стадо выбрало момент невероятно точно. Вот только на кого они охотились - не ясно. Однако, в момент, когда прозвучал взрыв и мы все оказались точно под глазом белого вихря, узор растворился, растекся, образовав подобие похожих на фольгу элементов защиты. Она покрыла вс тело. Я будто оказался в теплом коконе, а потом, подгоняемый взрывной волной я покатился прочь от вершины. На какое-то время звуки и цвета обрели серебристый оттенок, а потом кокон лопнул, выпустив меня на безопасном расстоянии. Придя в себя, я оглянулся туда, где вершину холма все еще окутывало юлообразное сизое облако тумана. Что бы там ни было - живое или нет, задерживаться здесь не мело смысла. И все же, на кокой-то миг внутри облака я увидел лицо, которого быть здесь не должно и рядом еще одно - столь же невероятное, тем более рядом с первым. Иллюзия, не иначе - решил я и, решив не искушать судьбу, побежал туда, где теперь одинокая и почти беззащитная высилась громада яйца.
  Однако, пробежал я недалеко. Когда до Яйца оставалось не больше ста метров, я запутался - попал в липкую едва заметную паутину - немыслимо сложный узор оцарапал кожу даже сквозь татуировки. Неужели я еще недостаточно изменился, чтобы пройти дальше? - я стоял, рассматривая ладони, пока не услышал шаги - тяжелые, неровные.
  - Недостаточно, - сказал тот, кто остановился позади. Обернувшись, я увидел Мерта. Он стоял, опираясь на осколок кристалла, который использовал наподобие посоха.
  - Мерт! Что с тобой произошло? - вся левая половина его тела, точно разделенная по линии симметрии стала прозрачной, будто из стекла, сквозь обрывки одежды просвечивали далекий лес кристаллов и угасающий вихрь, а еще ставшее каким-то чужим и далеким небо.
  - Я отдал тебе то, что было необходимо, чтобы дойти так далеко и проложить путь остальным. Но этого оказалось недостаточно.
  - Стой, погоди, - я сжал лоб, мысли путались. - Что за остальные: твои противники?
  - За тобой следовали десять человек, теперь осталось двое, но я не знаю, кто они. Дальше тебе не пройти.
   Я провел пальцами по податливой, но невероятно прочной преграде.
  - Ты знаешь, что делать?
  - Для этого я здесь.
  - Ты проведешь меня? Там ведь Ив, да?
   Мерт посмотрел на осколок кристалла в моей руке.
  - Ответь мне, что ты хочешь найти там? Свою дочь или оружие, чтобы противостоять врагам? Кто для тебя враги, а кто друзья?
  - Ты - друг, - без запинки ответил я.
  - Ты в этом уверен? А остальные, такие же как я? Те, кого ты видел в ключах, те, кто сейчас на орбите сдерживают людей.
  - Я...
  - Не можешь ответить, поэтому не способен пройти через последнее препятствие.
  - Это испытание? - я посмотрел на ощетинившуюся защитой громаду яйца и вдруг оно показалось мне хрупким и испуганным ребенком. Не зная, от чего защищаться, оно закрылось от всего. - Я должен доказать, что стал одним из вас?
  - Ты никогда не станешь одним из нас.
   Я поднял ладони и оголил татуировки, слабо улыбнувшись.
   Мерт покачал головой.
  - Ты никогда не был одним из нас, ты получил наше тело, но ты мыслишь как человек, способен мыслить, в этом и заключается твоя уникальность - ты один можешь видеть вещи из обоих миров в правильном свете. Как и твоя дочь.
   Я смотрел на рисунок в своих руках и не сразу понял, что на нем изображено. Два голубых круга. Один на белом фоне, другой на зеленом. Краски точно светились изнутри. Не бумага, а два сложенных вместе тонких стеклянных листа, а между ними изображение, выложенное из кусочков разноцветной мозаики. Но стиль я узнал в мгновение.
  - Это Ив? Это ж Ив, ты видел ее, она дала его тебе? отвечай! - схватив Мерта за здоровую руку, я ткнул рисунок ему в лицо.
  - Она дала его мне, чтобы показать тебе. Она сказала, что это ее мечта.
  - Мечта... - я растерянно уставился на изображение. - Ты не ответил, где она?
  - Ты знаешь, где ее искать.
  -Туда? - я посмотрел за преграду, на яйцо. - Но как мне пройти? Ты же изменил меня, смотри, в кого я превратился! - я поднял ладони, испещренные линиями и завитками. - И все равно я не могу попасть внутрь. я прошел через ключи, через клятые молнии, через лес кристаллов, в которых вы запираете живое словно экспонаты в музее, что еще я должен сделать, чтобы вернуть ее? Отдай мне мою дочь!
  - Я не могу отдать тебе то, что не мое. Она принадлежит Цефеиду.
  - Цефеиду? - подняв ладонь, сквозь пальцы я посмотрел на расплывчатый белый круг планетной звезды. - Черта с два. Она - моя. Моя, Ирины и Лизы, моей семьи и никакая сила не отнимет ее у меня, - собрав все силы, я ударил кулаком по податливой поверхности преграды. Боль точно от пореза прошила кисть. Второй удар и третий - ничего не изменилось. Будто я бил в упругую мембрану - чем сильнее - тем большая отдача. На пятый раз что-то хрустнуло в локте. а на шестой Мерт поймал мою руку.
  - Нет нужды калечить себя. Ты можешь поступить проще.
  Забери то, что должен
  - Стой, что ты... - я не успел остановить Рогатого, когда он одним махом используя грань кристалла отсек себе изящную витую ветвь, возвышающуюся над головой и протянул ее мне.
  - Это моя связь с Сифей. С ее помощью я мог воспринимать ее чувства и желания. Используй их так как считаешь нужным. Может быть ты сможешь понять ее лучше, ведь ты - отец ее медиума.
  Острая боль пронзила ладони, будто в них вонзили раскаленные железные прутья, рога пошли пикселями и растворились, впитавшись в кожу ладоней. Голограмма? - я потряс руками - с кончиков пальцев закапала вода.
  - Кровь, - поправил Мерт - по его вискам и лбу тоже стекали почти прозрачные струйки.
  - Ты ранен, быть может умираешь! - зубами я оторвал рукав куртки, но бывший Рогатый остановил меня.
  - Не нужно, так и должно быть - это информационная матрица, половину я уже отдал тебе в видениях, сейчас пришло время оставить и вторую. Ты займешь мое место как голос и воля Сифей. Ты поймешь ее лучше, причину я уже сказал.
  - Черта с два я дам тебе умереть вот так, ты еще не сказал мне, где моя дочь и что мне делать с этой кожей и крыльями, - я потер плечи, которые неимоверно саднили.
  - Ты узнаешь, как только я передам тебе всю матрицу, - Мерт с беспокойством взглянул на яйцо, защита которого вдруг замерцала. С неба стек пучок молний и окутал всю поверхность угрожающим узором. Показалось, что яйцо покачнулось. - У нас мало времени, они пытаются пробить защиту.
  - Они?
  - Твои люди, с Корпуса.
  - Бывшие, мои люди.
  - Но твои люди сейчас сражаются там, где сражаться запрещено и они введут за собой наших - это святилище. Я помолчал, обдумывая сказанное. Молодцы ребята, не сидят сложа руки, значит у нас еще есть время задержать Валерию, пока я не найду дочь. Потом я присоединюсь к ним.
  - Мне отозвать их? - спросил я, пристально глядя на Мерта.
  - Нет, не нужно. Но ты не присоединишься к ним, для тебя это будет недоступно уже скоро... - с этими словами Мерт ринулся на меня - бросился тараном, повалив в снег. - Не сопротивляйся, у нас мало времени, - предупредил он, потом с шумом втянул воздух. лицо исказилось точно от сильнейшей боли. Я видел, как пригоршня снега попала му в глаза.
  - Что происходит? Ты стал чувствительным к воде?
   От тела Рогатого начал исходить пар, будто температура его стремительно повышалась. Мерт не отвечал, продолжая удерживать нас в сцепке. И постепенно жар начал просачиваться внутрь меня. Чем дольше, тем более прозрачным становилась кожа Рогатого.
  - Ты убиваешь себя! - прорычал я, пытаясь сбросить его на землю.
  - Нет, просто замещаю. Теперь ты будешь Рогатым...
  - Вероятность этого равна нулю.
   Выстрел прозвучал прямо над головой и вонзился точно промеж глаз Мерта. Рогатый дернулся, но не отпустил. Из уголка его губ показалась тонкая белесая струйка.
  - Отвали от него, - второй выстрел пришелся в шею. Глаза Мерта, залитые белым на миг прикрылись, а потом он улыбнулся - улыбка вышла странной, искаженной, будто он делал это впервые в жизни. - Завершено...
  Подбежав, Род схватил Рогатого за шкирку и отшвырнул в сторону. С сухим шелестом оберточной бумаги го тло распалось на обрывки, прикрытые одеждой.
  - Вставай! - Род протянул руку. - Стоит только оставить тебя надолго и вот, что происходит. Он тебе ничего не сделал? Здоровый гад.
   Я... Я смотрел на то, что осталось от Мерта, потом приложил ладонь к груди, в которой пульсировало два крошечных синих солнца, и покачал головой.
  - Нет, спасибо, ты спас меня.
   Спохватившись, сунул руку в карман и с облегчением выдохнул - рисунок Ив был на месте.
  - Куда это вы направлялись? Туда?
  -Там Ив, - я кивнул, потирая плечи - резь стала почти нестерпимой, как и жар во всем теле - снег под ногами хлюпал, мгновенно превращаясь в растопленную кашу. Но Род, кажется, пока не заметил ничего.
  - Понятно, идем, - Род сделал шаг прямо в завесу.
  - Нет, стой, это опасно... - я осекся, глядя как легко друг пересек невидимый барьер, будто его и не существовало.
  - Как тебе удалось?
  - Что удалось? - парень огляделся. - Что-то не так?
  - Конечно не так - я провел рукой вдоль невидимой границы и узор откликнулся на прикосновение переливами линий и петель. - Это барьер, - я протянул руку дальше - граница хоть и с сопротивлением, но подалась под нажимом, а потом и вовсе прорвалась, когда я навалился сильнее. Похоже Мерт был прав.
  - Не заметил, прости, - Род смущенно потер затылок. - В нем есть что-то особенное.
  - Его невозможно пресечь.
  Род смерил меня взглядом и ухмыльнулся.
  - Я - другое дело, но это оказалось непросто, я до сих пор не знаю, какую цену заплатил.
   Я посмотрел вперед - яйцо слегка накренилось, оно стояло совсем рядом - рукой протянуть, и теперь скорлупа его - многослойное образование - дрожало крупной дрожью.
  - А я ничего и не заметил, а, не важно, главное я нашел тебя и мы здесь.
  - Нет, важно, - я схватил парня за плечо и заставил посмотреть себе в глаза. - Это непроницаемый барьер, го не смогли пробить даже снаряды с орбиты, а ты так легко прошел сквозь него. Что помогло тебе или... ты тоже стал одним из Стада.
  - Что за чушь!
  - Тогда должно быть что-то, что провело тебя, ищи что-нибудь.
  - Что искать? - Род похлопал себя по карманам, - что-то металлически звякнуло в одном. Снова ухмыльнувшись, он вытянул походную флягу. Точно такая же была у меня.
   От его фляги веяло холодом - бока поросли инеем необычного радужного цвета. - Надо же, примерзла, а я думал, чего я так замерз.
  - Что в ней? - я попытался выхватить ее из рук Рода, но фляга обожгла невероятным холодом и просто упала на снег.
  - Да ничего особенного, набрал воды по дороге на всякий случай.
  - Где ты ее набрал? - медленно спросил я, пытаясь рассмотреть на лице друга малейшие перемены. Хотя, что именно искать - не знал.
  - Да там, был в лесу какой-то родник, мы проходили его, когда искали тебя с Ягуаром.
  - С Ягуаром? так погоди, - я попытался сосредоточиться на чем-то одном. - Ладно, потом расскажешь. - Он тоже набрал воды оттуда?
  - Кажется нет, - на лбу Рода появилась сосредоточенная складка. - Этот парень вообще не чувствует усталости. А у меня горло драло будто огнем, вот и родник кстати. Водица хороша оказалась.
  - Ты пил из ключа?! - поразился я, отступая.
  - Да, и чего ты так всполошился?
  - Это же... а, не важно, - похоже Род был в порядке после того как попробовал воды из ключа для измененных. Отчего-то его организм принял ее и судя по всему теперь позволил пересечь барьер, хотя меня прежде не пускал. Еще одна загадка этого места, еще одна тайна Цефеида.
  - Хорошо, поспешим, раз уж ты здесь, обо всем расскажешь по дороге - я как-то упустил ситуацию.
  - Конечно, командир, с радостью! - просиял Род.
  
  Глава 38 - Не вздумай умереть из-за меня.
  - Мы почти дошли.
  - Ты не виноват.
  - Я обещал провести тебя.
  - Ты не виноват, я сказал.
  - Нет, виноват. Если собака плохо служит своему хозяину - от нее избавляются.
  - Нет, проклятье, ты не собака и я не собираюсь от тебя избавляться! - я схватил Рода за плечо и заставил повернуться к себе.
  - Тогда кто я для тебя?
  - Друг, - слово вырвалось - не удержишь, но я понял, что сказал правду - неожиданную для самого себя. Этот надоедливый докучливый парень стал моим другом и незаменимым товарищем. Пусть от него было больше проблем, чем пользы, пусть он был своевольным и упрямым точно осел, сбивался с пути и предавал меня, всх нас - Ягуар все рассказал мне - но он возвращался каждый раз приползал обратно точно пес. Но в отличие от Валерии никогда не назову его так.
  - Феникс с Земли, ты полетишь с нами! - эти слова принадлежали Погонщику. Хлыст щелкнул прямо у моего носа. Род даже не шевельнулся, но глаза его опасно сузились и теперь он рассматривал группу из пяти стадников, включая одного погонщика.
  - Почти успели, не верю, что все закончится так.
  - Не закончится, - Род подмигнул мне. - Или ты шел сюда весь этот путь, чтобы сказать, что не сделаешь последний шаг, так как препятствие слишком сильно?
  - Феникс с Земли, ты слышишь меня? - повторил Погонщик. - Мы забираем тебя с собой и выменяем на мир. Слишком много людей полегло. Если отдадим тебя ей, люди оставят Иней в покое.
  - Наивные! - крикнул Род, зажав мне рот. - Буду говорить я, - шепнул он украдкой. - А как же байки о том, что он вам нужен? О чувствах, о прочем бреде.
  - Он по прежнему нужен нам, - хлыст словно живой извивался на снегу. - Но он не хочет помогать нам, так пусть поможет неосознанно.
  - Чтобы пройти мимо них, придется всех убить, - заметил Род, пытаясь держать в поле зрения всех и каждого.
  - Я не стану убивать людей рядом с яйцом. Это священное место.
  - Да ладно тебе, командир. Ты же хочешь защитить то, что внутри, так что дерись за это, - Род подмигнул мне и, прежде, чем я успел сообразить, ринулся в атаку.
   А я просто смотрел, как против всего одного человека поднимаются копья и смертоносный хлыст. Род отчаянный, но даже ему не справиться с таким числом противника. Тем более, что...
  - Не мешай! - крикнул он, тяжело дыша. - Если будешь смотреть в упор, не смогу сосредоточиться. Давай, двигай, у тебя что мало дел в треклятом яйце? Беги!
   Тень протянулась от ног Погонщика и обхватила ноги Рода. Он пошатнулся и начал заваливаться набок - тень стала ярче и в этот миг я понял - что это такое - первый удар оказался лишь отвлекающим маневром - второй же и был настоящим - тень хлыста была настоящей и набросилась на человека, стремясь выполнить свое предназначение - подавить, подчиниться волю. Не зная, что задумал этот дурак, не зная, был ли у него план вообще, я решил вступить в схватку. Мне достались трое - прикрыв глаза я почувствовал, как слой за слоем с ладони всплывают линии узора, как они превращаются в невесомую паутину, а потом она скручивается в то, что я себе представил. Это должно было стать неким оружием, но вышел не хлыст и не копье, а что-то похожее на покрытую инеем изломанную ветвь длиной с настоящий боевой шест. Страшно скользкая, поверхность ее была покрыта крупными ледяными каплями.
  - Кто первый? - спросил я, тяжело опираясь о навершие оружия. Другого не было. Но три сподручных Погонщика заколебались, неуверенно переглянувшись. Как и тогда, в тоннелях на Земле, все, что я делал, пугало Стадо. Я и сам начал бояться себя. Образ оторванных рогов Мерта все еще стоял перед глазами. Теперь они навсегда останутся со мной.
  -Ты что творишь?! Я же сказал - беги, не превращай все мои усилия в ноль! - заорал Род.
  - Прости, не могу, - я крепче сжал необычное оружие, что-то острое врезалось в левую ладонь, брызнула кровь, рукоять стала еще более скользкой. Нападавшие попятились.
  - Да что с тобой такое?!
  - Надоело бросать позади всех, кто пытается мне помочь, - я сжал зубы, отвернувшись. Выражение лица Рода, когда он на миг отвлекся, говорило о том, какой я дурак. - Развернув оружие, я направил его на первого противника. Я был готов использовать его снова, хотя помнил каким были последствия. Снова убить за свою цель, тех, кто стоит на пути. Я стал отвратителен сам себе. И все же, этого не случилось.
  - Ты всегда так поступал, эгоист.
   А следом тот, кто это сказал, выстрелил. Неточный залп должно быть предназначался мне, но лишь разнес хрупкое копье на осколки. Часть их попала в двух ближайших копейщиков. Крики боли резанули по ушам инфразвуком. Теперь, когда все мои чувства обострились до предела точно обнаженные, я уловил их страх, который быстро потонул в отчаянии. Белая паутина покрыла их тела, спеленав точно паук жертвы, а потом они затихли. Несколько секунд сражающиеся Род и Погонщик смотрели на жертв паутины, а потом уставились на того, кто стрелял. Я тоже.
  - Ири...- закончить я не успел, зажмурившись, жена выстрелила снова.
  Второй разряд пронесся мимо и угодил в еще одного погонщика - слепая удача ли, но ей удалось заставить его замешкаться ровно на тот миг, пока я не схватил его за горло и не швырнул в снег. Может Погонщик и не боялся снега, но этот был простым копейщиком. Едва снег начал таять под моими руками, он начал корчиться, пытаясь освободиться, но теперь я был равен с ними по силе и не отпускал, пока от тела его не начал подниматься пар. Не став ждать, чем все закончится, я отпрыгнул от противника и подбежал к Ирине, которая уже снова готовилась стрелять. Прижав начавшую вырываться жену к себе так крепко, как только мог, я зашептал ей на ухо - яростно и торопливо.
  - Знаю, ты хочешь меня убить. Я потерял человечность и пугаю тебя. Я разрешаю тебе убить меня, но сначала мы найдем дочь. Ты со мной?
   Я ждал томительных несколько секунд, и она наконец затихла.
  - Я с тобой, - хрипло прошептала она. - Когда все закончится, я убью тебя. Ты не человек.
  - Больше нет, - кивнул я и, подхватив Ирину на руки, повернулся к Роду. - Я решил не делать глупостей здесь, оставлю их на потом, - я кивнул на яйцо.
   Парень ухмыльнулся и скользнул в сторону, нанося Погонщику мощный удал в бок. Противник ответил, стегнув хлыстом, подсекая хлыстом ноги Рода.
  - Я догоню тебя! - крикнул Род - противники сцепились, при этом Погонщик не отрывал от меня взгляда. Словно ищейка, берущая след. Род понял это. - Задержу его как можно дольше!
  - Я буду ждать тебя там, - махнул рукой на громаду яйца. - Я запрещаю тебе умирать, это приказ.
  Ответа не последовало - схватка была слишком жаркой.
  'Не вздумай умереть из-за меня', - повторил я про себя.
  
  Глава 39 - Тебе нравится рисунок, папа?
  Я ждал сопротивления, после всего, через что мы прошли я думал, что сама оболочка яйца станет самым серьезным препятствием, но ошибся. Мы проникли через нее словно нож сквозь масло. Я поддержал споткнувшуюся Ирину и отвлекся, так и не запомнив, каким был этот первый миг - взгляд на то, что находилось внутри яйца.
   Ирина охнула и опустилась на пол, который начал медленно оседать. Я бросился вперед, в последний миг пальцы схватили кончики волос жены, а потом мы полетели в бездну. Изломанная реальность. Искаженное восприятие времени - его не было. Мы висели в пространстве, запертые в подобии неясно светящегося голубым пузыря и одновременно стояли под куполом яйца. Справа и намного выше плавился шар Цефеида, а слева и далеко внизу лучилась ледяной оболочкой планета.
   Когда стены пузыря начала заволакивать объемная картина с лесом и солнцем над ним, плывущим в облаках, я понял, что это приглашение.
   Ирина увидела ее первой, должно быть сердце матери почувствовало быстрее. Жена рванулась вперед, разрывая стену "пузыря".
   Но в последний миг я понял, что бездна между нами была настоящей и создала ее та, кто рисовала новый рисунок для нас.
  - Нет, стой! Назад! - слова не помогли. Я стиснул хлыст. Первый щелчок разнес остатки барьера, а второй заставил Ирину остановиться. Еще несколько секунд она боролась, сражалась с приказом своим мышцам, а потом затихла. Лишь оказавшись рядом я заметил крохотный серебрящийся след у нее на шее. Должно быть Погонщик или кто-то из его помощников успел дотянуться до Ирины и парализовать волю. И теперь мой хлыст стал для нее страшнее смерти.
  - Не смотри, - приказал я, ненавидя самого себя. Но я не мог позволить Ирине сойти с ума от тысячи новых, пугающих чувств и от того, что встало пред ее глазами. - Концом хлыста я коснулся оставленного следа, перекрывая прежний приказ и накладывая новое принуждение. Со слабым стоном Ирина протянула руку вперед, а потом глаза женщины закатились, хотя тело сопротивлялось с необычной силой. Она не хотела подчиняться и засыпать. Но все же в конце я победил. Поддержав обмякшую жену, я осторожно прислонил ее к похожей на обнаженный корень колонне.
  Поднявшись с колен, я медленно побрел вперед. Я знал, что этим все не кончится.
   Ив здесь. Совсем рядом - сидит на полу в дальнем и самом центральном месте яйца. На ней все та же ночная пижама, в которой крылатые забрали ее из дома. Распущенные волосы чуть отросли и именно этот факт - такой простой и естественный почти сломал меня.
  Подняв голову, девочка улыбнулась.
  - Ты пришел! Я передавала Рогатому все рисунки, но не знала, получишь ты и поймешь?
  - Я понял, я здесь, - слезы беззастенчиво потекли по щекам. - Я заберу тебя с собой. Идем, мама ждет.
  - Папа, я не могу уйти с тобой, - Серьезными глазами мудреца Ив посмотрела на меня. - А ты иди, если не уйдешь сейчас, будет поздно. Я не смогу дольше сдерживать рождение.
  - Рождение? О чем ты, девочка, - я сделал шаг к дочери.
  - Посмотри вокруг, папа, ты еще не понял?
  - Что я должен понять? Единственное, что важно - что ты нашлась. Я искал тебя по всем планетам, Бог знает как я искал тебя. Рогатый помог мне.
  - Я сказал Рогатому, что это мое условие. Моя просьба. Чтобы он привел тебя сюда и показал, в каком красивом месте я живу. Тебе нравится, папа? - Ив произнесла эти слова, но глазами ее смотрел кто-то другой. В ацетиленовом свете сферы вокруг ее глаза мерцали так же как снег в окружающем лесу.
  - Кто ты? Ты не Ив, где моя дочь?! - требовательно спросил я, потянувшись.
  - Не касайся, это я, папа, разве не видишь? Просто он иногда смотрит на удивительный мир вместе со мной. Он очень нетерпелив и любопытен. Он хотел познакомиться с тобой.
  - Он? Кто такой 'ОН', черт возьми?! Ты - это ты, если Стадо что-то сделало с тобой. Я отвезу тебя в Клепсидру и будь я проклят, если мы не вылечим тебя. Я найду способ.... - я сделал последний шаг. Ив развернулась и медленно подняла рисунок, выставив его точно щит между нами.
   - Не нужно, папа, ты нарушишь температурный баланс.
  - Тем... девочка, откуда ты научилась таким словам?
  - Я просто знаю и все, - Ив смотрела на меня поверх края рисунка немигающим взглядом.
  Волей-неволей пришлось взглянуть на изображение - Птица? Широкие крылья распростерлись и самыми кончиками касаются двух шаров - белого и голубого. Ярко-золотая птица с огненной короной смотрит вправо.
  - Это ты, - подсказала Ив.
  - Я?
  - Ты же Феникс, - пожав плечами дочь взяла новый лист - последний - и принялась за новый рисунок. Вместо краски она использовала обломки разноцветных кристаллов. Будто кистью выводила линии и завитки.
  - Ты порежешься, - я протянул руку, чтобы забрать кристалл, но Ив спрятала его за спину.
  - Ты мешаешь, папа, - смотрела на меня немигающим неподвижны взглядом. Что Рогатый сделал с ней? - внезапная злость захлестнула с головой. Позабыв про все причины, я накрыл ладонью лист. Девочка вздрогнула и медленно опустила инструмент, потом вновь подняла и в замешательстве посмотрела на свои пальцы, будто такая простейшая сложность ставила ее в полный тупик.
  "Что ОНИ с ней сделали?!"
  - Пойдем со мной, - я протянул руки, чтобы взять дочь на руки. - Рисовать будем дома.
  - Дома? Но здесь мой дом, - непонимающе сказала девочка.
  - Нет! Это не так, - я потряс дочь за плечи. - Что бы они тебе не внушили, ты живешь на Земле. Тебя похитили крылатые люди и папа пришел за тобой, видишь, и мама тоже, - я кивнул в сторону все еще находящейся без сознания Ирины.
  Неожиданно пальцы пронзила невыносимая боль. Отдернув ладони я посмотрел на обожженную покрасневшую кожу. Жар! От тела Ив исходил все усиливающийся жар. Воздух вокруг нее пошел волнами. Я отпрянул, заслонив лицо.
  - Папа, ты не прав, - произнесла она. -Теперь я живу здесь. Я не могу пойти с тобой, у меня очень важная работа - я жду рождения.
  По позвоночнику пробежала волна холода, хотя на ладонях уже появились волдыри от ожогов. Краем глаза я заметила как потекли и оплавились похожие на годовые кольца деревьев узоры на стене позади Ив. Эти узоры продолжали рисунок пола и ползли дальше на стены, карабкались по колоннам и теперь ясно читались на лбу Ив. Собственная татуировка отозвалась легким покалыванием.
  - Папа, тебе лучше уйти, здесь будет опасно, - Ив поднялась с колен и подойдя к стене за спиной, коснулась одного завитка. Линии словно вязкие нити протянулись за ее пальцами. Пол под ногами пошел трещинами. Я рванулся вперед, но недооценил причуд этого места. Между мной и дочерью из пола и свода вырвались те же нити, встретившись, они начали свиваться в тугой узор. Издав нечеловеческий звук, я вцепился в них, хотя нити прожигали кожу до костей, ломая узор на коже. Мне нужно оружие, любое, все, что угодно, чтобы разрушить препятствие, которое не пускает меня к дочери. Хлыст Погонщика принял форму ленты Мебиуса и она с легкостью рассекла нити, будто те были бумажными. Но почти тотчас на месте старого появился новый заслон, хотя на шаг ближе к Ив. Я расправился и со вторым. Лента выкачивала чудовищное количество энергии из моего тела вместе с узором на полу. Каждый шаг превращался в пытку, но я рубил и рубил, ведь каждый поверженный занавес приближал меня к дочери.
  - Папа, не нужно, ты нарушишь баланс, система рождения уже запущена. ты стоишь на пути.
  - Да плевать! - последний заслон был не похож на предыдущие - тонкая пульсирующая мембрана точно живая подалась под ударом, но выстояла. Отбросив бесполезный, потухший хлыст, вырвав его из ладони, я растерзал преграду окровавленными пальцами. А потом кровь превратилась в воду - тонны воды из растопленного купола обрушились на нас. Схватив Ив в охапку, я прижал к себе пылающее, хрупкое тело дочери и пригнул голову. Что бы ни случилось - мы вместе.
  - Система охлаждения сердца. Сейчас начнется сопряжение с Сифей, - шепот раздался над ухом. Ив больше не вырывалась.
   Подняв голову я не сразу понял, что вижу - мы словно остались в аквариуме. Я, Ив и скорчившаяся рядом Ирина. Глаза жены были широко распахнуты. Она не отрываясь смотрела на дочь. Мембрана состояла из полосок жгучего синего света, которые тянулись из-за спины Ив. Крылья... Почему я подумал о крыльях? Крылья? Нет, не позволю, я протянул руку, чтобы оборвать то, что превращало человеческого ребенка в нечто чуждое, такое же, чем сделал меня Мерт. Она не должна.
  - Не нужно, папа, - Ив больше не говорила, слова звучали из мембраны, будто она сама стала живым существом.. В какой-то момент я понял, что держу полупрозрачную оболочку Ив. Дочь таяла у меня на руках, и в то же время под куполом яйца начал формироваться неистовый ультрамариновый сгусток энергии, достаточной для рождения звезды...
  - Не отпущу, я никуда тебя не отпущу, - пальцы скользили по милым щечкам и волосам по худеньким плечам, но сколько бы я не цеплялся, она таяла, будто голограмма. В конце у меня в руках остались две вещи - чуть помятый лист бумаги и две твердеющие полосы света, играющие синими и золотыми чешуйками. Стеклянные. Такие реальные. Крылья Ив - все, что у меня осталось от дочери. Однако, мне не дали шанса, чтобы предаться отчаянию. Система, которая управляла яйцом, завершила некую программу, в которую меня и не собирались посвящать. Судьбу моей дочери решили без меня.
  Пылающий сгусток энергии запульсировал сильнее, внутри него закружилось нечто, принимая форму существа с неясными крыльями. Напряжение достигло предела. С треском тысячи молний сгусток разорвал оболочку "яйца" и вырвался наружу. Последняя потерявшаяся капля сорвалась вниз и упала мне на затылок. Голову опалило нестерпимым жаром, и вместе с ним на меня обрушился чудовищный поток информации - формулы без начала и конца, графики, расчеты, теоремы, уравнения, доказательства. Знания в компилированном виде. Не сумев удержать их, я выпустил часть наружу. Ирину зацепило лишь вскользь. Вскрикнув, она схватилась за голову и задрожала, спрятав лицо в ладонях. Когда я коснулся ее, жена замахала руками.
  - Уйди от меня, чудовище!
   Так нас стало двое - двое чудовищных монстров с неизвестным объемом непонятной информации.
   Мембрана ссохлась, я легко разодрал пустую оболочку. То, что осталось от яйца - небольшая чаша с иззубренным краем, торчащими из пола трубками охлаждения, расколотые кристаллы усеивали округу на километры вперед. Вдалеке я видел хрустальные иглы лишенного ветвей леса. В прозрачной вышине неба ясно просматривались два новых солнца Инея. Одним из них стала моя дочь...
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"