Лебедев Юрий Ефимович: другие произведения.

Как воевала Финляндия. Часть вторая. Разведка боем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.34*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оценивая наступательные действия советских войск 4-21 декабря на Карельском перешейке, следует сказать, что, фактически, они стали не прорывом укрепленного района, а боевой разведкой главной оборонительной полосы. Только уж больно дорого обошлась нам эта "разведка боем".


   Как воевала Финляндия. Часть вторая.
   Разведка боем
   0x01 graphic
  
Долго думали, гадали,
ТопогрАфы всё писали
На большом листу.
   Чисто вписано в бумаги,
Да забыли про овраги,
Как по ним ходить.

Лев Толстой 1855 год
   Эти слова, написанные в осаждённом Севастополе двадцатисемилетним артиллерийским подпоручиком, показывают, что некоторые наши традиции, увы, бессмертны.
   Впрочем, надо сказать, что сначала боевые действия развивались для нас весьма благоприятно.
   Погоды тогда на перешейке стояли довольно мягкие. Температура даже ночью редко опускалась ниже -10RС. Было пасмурно, в лесах лежал мокрый рыхлый снег толщиной 30-40 см, сильно затруднявший передвижение пешим ходом и не дававший возможности применить лыжи. Подмёрзшая земля легко выдерживала вес танков, а неглубокий снег им не мешал.
   Финны, не вступая в серьёзные бои, пытались применить против наших войск действия малыми группами (от роты до полка) и тактику выжженной земли - население эвакуировалось, а постройки, чтобы не дать нашим войскам места для отдыха, сжигались или взрывались, те, что оставались целы, обычно минировались.
   Но двум финским пехотным бригадам и нескольким батальонам пограничников (всего примерно 27 тыс. человек), действовавшим в приграничной полосе Карельского перешейка, несмотря на несколько строжайших приказов своего Главкома, организовать наступающей Красной армии достойное сопротивление так и не удалось. Всё-таки медленно финны раскачиваются.
   Попав в обычную для атакованных армий ловушку - необходимость перестроиться с психологии мирного времени на военную - финны довольно легко оставили так воспеваемую различными резвунами зону оперативного прикрытия укрепрайонов.
   И, хотя главная их задача - выиграть время для мобилизации и развёртывания дивизий на линии УРов - была выполнена ещё до войны, но потеря территории без особого ущерба для противника всерьёз расстроила финского маршала.
    []
   Дисклокация советских и финских войск на Карельском перешейке 30 ноября 1939 года
   Конечно, темпы наступления от двух до семи километров в день были далеки от запланированных 12, однако, пройти 20 - 50 километров от границ, несмотря на многочисленные минные поля, завалы и заранее оборудованные финнами для временной обороны позиции, и добраться до линии УРов удалось хоть не в парадном порядке, но без особых потерь.
    []
   Преодолев полосу заграждения, в которой было 12 ДОТов, 845 ДЗОТов, 400 дерево-земляных убежищ (ДЗУ), 220 км проволочных заграждений, 200 км лесных завалов, 50 км рвов и эскарпов, 80 км надолбов, 386 км минных полей, войска 7-й армии вышли к главной оборонительной полосе на правом фланге -- 4 декабря, в центре и на левом фланге -- 8-12 декабря.. На том и закончился первый этап войны на Карельском перешейке.
    []
   Но мысль, что финны осмелились сопротивляться всерьёз, до нашего политического и военного руководства доходила с некоторым трудом, и оно, получая не вполне вразумительные доклады с мест, гнало войска вперёд.
   Поэтому, как только 3 декабря было получено известие о выходе 19-го полка 142-ой дивизии к линии УРов у реки Тайпален (ныне р. Бурная), из Москвы немедленно поступил приказ сформировать за день ударную группировку и, форсировав реку, ударом в направлении Кексгольма (Приозёрска) попытаться прорвать на этом участке укрепрайон.
   Ведь согласно разработанным планам 20 декабря уже следовало праздновать победу, а тут - ещё и конь не валялся.
   Командовать прорывом неожиданно поручили профессиональному артиллеристу - комкору Грендалю, прибывшему на фронт в качестве представителя ГАУ (Главное артиллерийское управление).
   0x01 graphic

Заместитель начальника Главного артиллерийского управления, председатель Артиллерийского комитета комкор (с 1940 года генерал-полковник артиллерии) Владимир Давыдович Грендаль (родился в 1884 г. в Свеаборге - умер от рака лёгких 16.10.1940 г. в Москве)
   Интересный получился расклад - позиции, обороной которых командовал бывший генерал-лейтенант царской кавалерии, русский швед, родившийся неподалёку от Або (ныне Турку), штурмовал бывший полковник царской артиллерии, русский швед, родившийся в крепости, прикрывавшей Гельсингфорс (ныне Хельсинки) с моря.
   Наспех созданная из 49-й и 150-й дивизий второго эшелона армии, усиленная 19-м полком 142-й дивизии 50-го корпуса, приданными ей 39-й танковой бригадой и четырьмя дивизионами артиллерии, оперативная группа Грендаля 5 декабря начала наступление, переправившись через реку в трёх местах.
   Но артиллеристы, не успевшие из-за спешки не только провести разведку целей, но и вывести все пушки на позиции, били не по целям, а по площадям. Ураганный огонь отлично замаскированных огневых точек финнов привёл к тому, что атаки захлебнулись, пехота понесла большие потери, из 150 участвовавших в атаке советских танков на следующий день исправными оказались лишь 115.
   Наплавной мост сапёрам удалось навести только в полосе 19-го стрелкового полка. С наступлением темноты советские подразделения на западном берегу получили всё необходимое и удержали равнинный пятачок в 2 км по фронту и 3,5 км в глубину. Но дальше этого плацдарма поднимались скалы, поэтому наступление прекратилось.
   Батальон капитана Нетребы 222-ого полка 49-ой дивизии, заменившего на тайпаленском плацдарме потрёпанный 19-ый полк, сумел отчаянной атакой захватить два прикрывавших подходы к деревне Теренттиля дота (за взятие этих ДОТов В.Г. Нетребе 7 апреля 1940 года было присвоено звание Героя Советского Союза), но дальнейшее продвижение наших войск увязло в финской обороне.
   0x01 graphic
   Герой Советского Союза капитан (с 1944 г. - генерал-майор) Нетреба Василий Гаврилович (родился в 1903 в Черниговской губернии, умер в 1975 году в Москве)
   В то время как 19-й стрелковый полк вёл упорные бои на тайпаленском плацдарме, остальные части 142-й стрелковой дивизии готовились к броску через озеро Суванто (ныне оз. Суходольское) в его самом узком месте. 6 декабря после артиллерийской подготовки части 142-й дивизии начали штурм укреплений на левом берегу озера.  [] [] [] []
   Выполненные офицерами РККА в 1940 г. рисунки восьмиамбразурного ДОТа Sa-10 укрепузла Салменкайте
   Возле Сувантоярви повторилось то же самое, что и на Тайпаленйоки. На помощь пехоте были отправлены плавающие танки Т-37, но сильное течение в протоке вынудило их вернуться обратно. И хотя нескольким удалось достичь противоположного берега, взобраться на обледеневшую кромку берега не удалось, уж больно у них движки слабые. В ходе этой неудавшейся атаки три машины перевернулись при переправе, экипажи погибли.
   Отданный ещё 6 числа приказ командовавшего 7-ой армией командарма 2-го ранга Яковлева посылал 10 декабря солдат группы Грендаля на новый штурм, но не выдержавший бывший царский полковник послал его самого, отменив операцию, как "абсолютно бессмысленную".
   Ведь это написать просто, а как попытаешься представить наших отцов и дедов, в промозглом декабре переправляющихся под шквальным огнём через быструю и широкую с температурой воды, близкой к точке замерзания, реку, которую и летом-то не всякий байдарочник пройдёт без приключений... И на другом берегу - не сухая одежда с горячим ужином, а вызванные по тревоге из тёплых подземных казарм в окопы и к амбразурам финны...
   Следующую попытку прорыва линии УРов стали готовить серьёзней. Командовать 7-ой армией вместо не справившегося Яковлева поручили главному разработчику неудавшегося блицкрига Мерецкову. Общее руководство операцией взяла на себя ставка.
   На направлении главного удара, для которого выбрали прикрывающий дорогу на Выборг участок Муолаанъярви (ныне оз. Глубокое) - Сумма - Хотинен (деревня Сумма и хутор Хотинен ныне не существуют), было сосредоточено 6 стрелковых дивизий, 5 танковых бригад, 8 артполков резерва главного командования (РГК) и 2 дивизиона артиллерии большой мощности.
   Но это направление, как наиболее очевидное, и укреплено оказалось наиболее сильно. Именно здесь располагались семь из восьми недавно построенных финнами настоящих подземных крепостей - ДОТов "миллионного" типа - Sk-2, Sk-10 и Sk-11 ("Пейтола") укрепузла Суммакюля, Sj-4 ("Поппиус") и Sj-5 ("Миллионный") укрепузла Суммаярви, Le-6 и Le-7 укрепузла Лейпясуо. Ещё один "миллионник" - Ink-6 у деревни Инкеле - прикрывал дорогу вдоль берега Финского залива.
    []
   Схема размещения укрепузлов линии финских укреплений Карельского перешейка в ноябре 1939 года
   Созданные согласно последним требованиям тогдашней военной науки (1937-39 гг. постройки) великолепно вписанные в местность и отлично замаскированные сооружения с засыпанными снаружи "подушкой" из камней и земли толщиной от трёх до восьми метров полутора - двух метровыми железобетонными стенами и перекрытиями из цемента 600-ой марки (выдерживающего нагрузку не менее 600 кг на кв. см)...
   Два-три боевых каземата с прикрытыми тремя-пятью сболченными шестисантиметровыми бронелистами амбразурами для артиллерии, станковых и ручных пулемётов, несколько казарм на 20-60 человек каждая, оборудованных водопроводом, кухнями, вентиляцией и отоплением, склады для боеприпасов и продовольствия, бронебашни для наблюдателей с толщиной брони до 18 см...
   Всё это было спроектировано так, чтобы в течение некоторого времени обеспечивать боеспособность гарнизона в условиях полной блокады, и соединялось с соседними укреплениями сетью скрытых ходов.
   А самое главное - было применено последнее тогда достижение фортификационной мысли - все новые и модернизируемые старые доты строились как огневые точки фланкирующего огня, то есть, вели огонь не прямо перед собой, а сбоку - во фланг атакующим цепям, когда одна пуля могла поразить сразу несколько бойцов. Спереди же ДОТ был отлично замаскирован и недоступен из-за рельефа местности, или прикрыт огнём соседних сооружений. В результате идущие в атаку бойцы и танки внезапно оказывались под огнём с фланга и были вынуждены для борьбы с новым врагом поворачиваться к фронту противника боком.
   Каждый ДОТ прикрывался 2-4 ДЗОТами, которые позволяли длительное время ДОТу не вести огня и не обнаруживать себя. Атакующие тратили немало времени на обнаружение и уничтожение ДЗОТа, полагая, что имеют дело с ДОТом. После уничтожения нашими бойцами финского ДЗОТа в дело вступал следующий ДЗОТ. Это приводило красноармейцев и командиров к мнению о неуязвимости ДОТа и невозможности его уничтожения.
   А приём поочерёдного открытия огня то из одного, то из другого ДЗОТа порождал легенды о "ползающих" ДОТах.
    []
   Реконструкция четырёхамбразурного ДОТа Sn-2 укрепрайона Суурниеми с казармой на 30 человек.
    [] []
    []
   Система огневого взаимодействия в укрепузле "Суммаярви" к осени 1939 года с двумя ДОТами-миллионерами Sj-4 ("Поппиус") и Sj-5 ("Миллионный")
   Артподготовка длилась пять часов.
   Казалось, что в этом аду уже нет ничего живого, но, когда войска пошли в атаку, огневые точки финнов ожили, пехота, не дойдя до заграждений, была отсечена пулемётным огнём от танков, а танки застряли на противотанковых препятствиях.
   Младший командир 89 артиллерийского полка Лупанов вспоминал: "В первый день выпустили 1800 снарядов, дот как стоял, так и стоит, только сбили с него маскировку: снег, землю, сосны, да откололи куски бетона около амбразуры. Полковая 76-мм артиллерия оказалась малоэффективной против ДОТов".
   Его слова подтверждает старшина 1-го корпусного артполка Ширяев: "Укрепления были сильные. Стрельба по ДОТам, даже таким крупным снарядом, как из 152-мм орудия, ничего не давала. Снаряд давал щелчок по бетону и не оставлял почти никакой зарубки..."
   Атака захлебнулась. К исходу 17 декабря на ударном направлении части 7-й армии существенных успехов не достигли.
   На следующий день атаки возобновились, но артиллерия по-прежнему била по площадям, пехота залегла под шквальным огнём финских пулемётов, а танки без пехоты оказались легко уязвимыми.
   На третий день повторилось то же самое.
   На борьбу с ДОТами были брошены три только что созданных экспериментальных тяжёлых танка прорыва - Т-100, СМК и КВ. Они атаковали укрепузел Суммаярви. Смяв проволочные заграждения, проломив четыре ряда гранитных надолбов и легко преодолев противотанковый ров, невиданные ещё никем в мире стальные гиганты прорвались вглубь финской обороны. СМК получил 17 попаданий снарядов, КВ - 43, но 37-мм снаряды финских "Бофорсов" для их брони были, как слону - дробинка. Вот только и от их короткоствольных 76-мм пушек Л-11 толку оказалось не больше.
   А 19 декабря один из бронемонстров - двухбашенный 55-тонный СМК ("Сергей Миронович Киров" разработки Ленинградского Кировского завода) нарвался на замаскированный фугас, да так и простоял в полусотне метров от командного пункта финского УРа до середины февраля.
    []
   Подорвавшийся на фугасе в районе Суммы опытный образец экспериментального тяжёлого танка СМК
   Наступавшая на Кексгольмском направлении группа Грендаля, сковывая резервы противника, также пыталась прорвать финскую оборону. Но успехов и она не достигла.
   Потери среди наших наступающих пехотинцев и танкистов были очень велики. Бывало, что из посланного в атаку батальона назад возвращался только взвод.
   Красноармеец 95 стрелковой дивизии А. Бобков вспоминал: "Обычно утром, пока ещё темно, нас кормили горячей кашей, давали водки и кусочек сала. Затем ... мы цепью шли на ДОТы, до которых было около 500 метров открытой местности и глубокого снега... По нам били миномёты врага, которые, очевидно, были у финнов главной артиллерией, стреляли пулемёты, вступали в дело снайпера. Где-то сзади била наша артиллерия, да что толку!... Людей убивало много и быстро, а результатов не было. Всё чаще атаки захлёбывались, люди не поднимались из снежной постели, коченели. Ночами приходилось искать на поле боя живых, без шума приводить их в чувство, вести в тыл..."
   А вот как это выглядело по другую сторону амбразуры - Ойва Е. Поррас, командир 2-й роты 1-го батальона 15-го пехотного полка: "Пулемёты "Миллионника" стреляли непрерывно, мы из наших траншей тоже обрушивали на противника огонь. Пехота противника пыталась продвигаться вперед, не обращая внимания на потери. Перед нами на земле было уже много неподвижных чёрных бугорков и нагромождений тел. Противник попытался поддержать наступающих орудиями, выдвинутыми на прямую наводку. Они вели обстрел наших огневых точек. То тут, то там снаряды рвались на бруствере.Таким снарядом накрыло связных Яаколла и Систо. Я думаю, они даже не успели понять, что произошло.
   Ситуация стала быстро ухудшаться. Мы не смогли отбить часть опорного пункта, захваченную противником, несмотря на то, что много раз штурмовали её. В одной из таких попыток погиб фенрик Мюллюля, который возглавил атаку и продвинулся на метров двадцать вперёд. Танки своим огнем отбивали наши атаки в самом начале. По крайней мере, нам удалось сдержать противника и мы не позволили ему расширить прорыв. У противника тоже не было сил для того, чтобы наступать дальше... С наступлением темноты мы отбили потерянный участок нашей траншеи. К нашему удивлению, сопротивление на этот раз было гораздо слабее, чем днём".
   Перевод с финского Баира Иринчеева
   Неудачные штурмы и большие потери не могли не сказаться на настроении войск. Заметившие это финны воспряли духом, в ставку главкома полетели сообщения о полном разгроме ударной группировки. Воспользовавшись моментом, обороняющиеся решили сами малость понаступать. Особенно на этом настаивал командовавший армией Карельского перешейка генерал-лейтенант Хуго Виктор Эстерман.
   Для операции были привлечены 5-ая дивизия и только что завершившая мобилизацию 6-ая, усиленная полком, снятым с обороны побережья. Кроме того, каждая из остальных 5 дивизий армии Эстермана выделила для операции по нескольку батальонов. Руководил операцией командующий 2-м корпусом генерал-лейтенант Харальд Эквист.
   И 23 декабря в 6.30 утра эта финская "сборная", для сколачивания которой времени отвести забыли, начала лихое наступление. Лучше бы они этого не делали...
   Хотя, с какой стороны посмотреть...
   Довольно быстро выяснилось, что если обороняться финская армия умела, то научить её наступать почему-то забыли.
   Разведка позиций Красной армии предварительно проведена не была, поэтому собранные со всего перешейка батальоны сходу, как только добирались после ночного марша до исходной для атаки позиции, просто начинали двигаться вперёд, в общем направлении на восток - причём - каждый сам по себе, без связи с соседями. Поскольку это была не их зона обороны, то проходы в своих минных полях и колючей проволоке они находили не всегда и с трудом. Радиостанции у финнов были ещё бСльшим, чем у нас, дефицитом, поэтому каждое подразделение тянуло за собой телефонную связь, а идущие следом, увидев провода, с радостью их резали, думая, что нарушают связь противника.
   Легко сбив наши дозоры и пройдя пару километров, наступающие финны упёрлись в нормально организованную оборонительную линию со стоящими в окопах артиллерией, танками и ждущей их пехотой. Попытки атаковать с ходу привели к большим потерям.
    []
   В результате уже к полудню, когда ещё не все "атакующие" батальоны добрались до противника, Энквист приказал "ударной группировке" отходить на исходные позиции.
   Финские историки предписывают этому "наступлению" принятие нашим командованием решения о прекращении штурма линии Маннергейма и начале её осады. На самом деле после доклада Ворошилову вернувшегося 16 декабря из действующей армии помощника начальника Генерального штаба М.В. Захарова, выявившего подтасовку нашими командирами фактов "крупных успехов", ставкой были направлены на фронт Тимошенко и Жданов, прибывшие на Карельский перешеек 20 декабря. В тот же день по их настоянию в Кремль было отправлено донесение военного совета 7-й армии о невозможности продолжения штурма без разрушения долговременных оборонительных сооружений финнов.
   На перешейке на полтора месяца установилось предгрозовое затишье, нарушаемое только отчаянными поисками разведчиков, пытавшихся вскрыть систему финской обороны, ОСНАЗовцами, прорывавшимися домой после очередного задания, лыжными рейдами финских диверсионных групп, да редкими выстрелами снайперских дуэлей.
   Оценивая наступательные действия советских войск 4-21 декабря, следует сказать, что, фактически, они стали не прорывом укрепленного района, а боевой разведкой главной оборонительной полосы. Только уж больно дорого обошлась нам эта "разведка боем".
   Некоторые современные историки обвиняют тогдашнее руководство страны и армии в том, что те не использовали для подавления линии укреплений артиллерию особой мощности. Но, во-первых, снаряды имевшихся тогда в наличии 34 двенадцатидюймовых (305 мм, вес снаряда 377 кг) гаубиц образца 1915 года и 25 одиннадцатидюймовых (280 мм, вес снаряда 344 кг) мортир системы Шнейдера не могли с первого попадания пробить многослойные перекрытия новых финских ДОТов, нужны были калибры побольше, а во-вторых, чтобы знать, куда стрелять, эти ДОТы сначала надо было найти.
    []
   Действовавшие в Финском заливе войска ООН (сформированного приказом Военного совета Краснознамённого Балтийского флота от 5 ноября 1939 года Отряда Особого Назначения) захватили практически без сопротивления острова восточной части Финского залива.
   На Кольском полуострове 14-ая армия, тоже не встречая особого сопротивления, захватила приполярные территории Финляндии, в том числе финскую часть полуострова Рыбачий и порт Петсамо (ныне - Печенга).
   Потери всех частей и соединений 14-й армии за месяц боевых действий, с 30 ноября по 30 декабря 1939 года, составили 64 человека убитыми, 111 ранеными, 2 пропавшими без вести и 19 погибшими в результате несчастных случаев, в основном, от пожаров. Всего 196 человек.
   Впрочем, это немудрено, ведь трём усиленным четырьмя артполками дивизиям противостояли только две роты корпуса пограничной стражи, местные отряды шюцкора и одна артиллерийская батарея.
   Правда, 13 декабря финны перебросили туда ещё пару батальонов пехоты. Кроме того, из местных жителей (преимущественно саамов) был сформирован маршевый пехотный батальон численностью около 400 человек.
   Нои с нашей стороны активно воевал практически только один 58-й полк 52-й дивизии.
   Остальные войска, сосредоточенные за Полярным кругом, должны были "тонко намекать" нашим англо-французским "друзьям", которые в стиле "держите меня семеро, а то как вдарю", привычном для их политики конца 1930-х - начала 1940-ых годов, собирались в поход на Мурманск и Баку мстить "кровавым коммунякам" за поругание финской демократии, что место уже занято, а их тут не стояло.
   Настоящая же трагедия первого этапа войны разыгралась в Карелии.
   Но об этом - в следующей части статьи.

Оценка: 7.34*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | Т.Тур "Женить принца" (Любовное фэнтези) | | В.Мельникова "Жених для васконки" (Любовное фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | Л.Миленина "Не единственная" (Любовные романы) | | Н.Волгина "Ночной кошмар для Каролины" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"