Лебедев Юрий Ефимович: другие произведения.

Как воевала Финляндия. Часть четвёртая. Прорыв

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 6.27*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После артиллерийской подготовки войска ударных корпусов армий под прикрытием чуть ли не впервые применённого в боевых условиях огневого вала перешли в наступление. Начался решающий штурм укреплений линии Маннергейма.


   Как воевала Финляндия. Часть четвёртая. Прорыв
   0x01 graphic
   Редеет лес, и крут холмов изгиб,
И на вершине взорванные доты.
И острые края бетонных глыб
Распарывают снежные замёты.
Здесь шёл прорыв...
Алексей Лебедев. 1940 год. Стихотворение "Сумма-Хотинен"
   "Никогда не воюйте с русскими, ибо на каждое ваше гениальное стратегическое решение они ответят непредсказуемой глупостью, которая, в конечном счёте приведёт их к победе".
   Очень наблюдательным человеком был сказавший во второй половине XIX века эти слова основатель современной Германии Отто фон Бисмарк.
   Глупостей за эту войну было наворочено достаточно, настала пора, согласно отмеченному мудрым немецким канцлером старинному русскому обычаю, переходить и ко второму пункту программы.
   Чуть ли не главной отмороженной нами глупостью было послать неподготовленные для войны в зимней тайге войска в отнюдь не испещрённую автострадами Карелию. Финны так увлеклись "блестящими" операциями по разгрому голодных, замёрзавших и, в общем-то, не опасных, если их не трогать, красноармейских "гнёзд" (motti), что стали забывать о самом главном - линии Маннергейма, прикрывавшей пути к сердцу Финляндии. А вот наши о ней не забывали и готовили прорыв.
   Надо сказать, что на этот раз подготовкой занялись основательно. Упорством и умением воевать противник заставил себя уважать, показав, в отличие от практически всех своих прибалтийских и скандинавских соседей, что готов дорого заплатить за независимость, поэтому ни о каких блицкригах и шапкозакидываниях речь уже не шла.
   После принятого ставкой 26 декабря решения о переходе от штурма полосы финских укреплений к её осаде началась "рутинная" фронтовая работа.
   Войска учились. Пехота - двигаться вместе с танками, артиллерия - сопровождать пехоту огнём и колёсами, стрелять не по площадям, а по указанным пехотинцами и корректировщиками целям, авиация - бомбить не то, что где-то там, наверху, запланировано или случайно оказалось в рамке прицела, а отыскивать и поражать вполне конкретные, указанные пехотой объекты.
   Над линией фронта повисли дирижабли с наблюдателями, фоторазведчики с воздуха и земли фиксировали малейшие изменения за линией фронта, отыскивая отлично замаскированные финские ДОТы и ДЗОТы.
   А в умении маскироваться финны показали себя настоящими мастерами. В ход шли укрывавшие пушки, окопы и стенки ДОТов маскировочные сети различных размеров, вата и бинты, "украшавшие" облетевшие от залпов ветви деревьев, под которыми пряталась артиллерия. Перед орудиями, чтобы скрыть от наблюдателей возникающий при выстреле так называемый "задульный конус" из почерневшего от несгоревших пороховых крошек подтаявшего от выстрелов снега, выкладывались специальные мелкоячеистые маскировочные сети. Чуть ли не вся финская армия с самого начала войны "щеголяла" в масккостюмах из белой куртки и таких же штанов.
    []
   Наши, увы, додумались до этого позже.
   Стоит сказать, что современные причитания об отсутствии тогда у нашей армии зимнего обмундирования несколько натянуты. Дело в том, что в те времена среди военных теоретиков всего мира как-то считалось, что воевать надо только в хорошую погоду. В плохую же, а также зимой и в распутицу следует отдыхать от боёв у тёплой печки, держа в "поле" лишь небольшие силы для охраны позиций. Для них комплекты зимней амуниции и лежали на складах. Согласится ли на такой "зимний отпуск" противник, почему-то не задумывались. Вот и не готовился никто в мире к зимней войне.
   Наши же собирались закончить компанию к 25 декабря, когда в Северной Прибалтике сильные морозы - большая редкость. Но с быстрым окончанием войны, да и с морозами почему-то сложилось иначе.
   У финнов проблем с зимним обмундированием было меньше просто потому, что они воевали дома, откуда забрали свою гражданскую зимнюю одежду, в первую очередь - лыжные костюмы.
   Да и послевоенные выводы сделаны были только двумя воевавшими сторонами, поэтому в 1941 году во всём мире к войне зимой оказались готовы лишь финская и наша армии.
   Финны очень умело применяли ложные сооружения -- чаще всего это были камни различных размеров с нарисованной амбразурой. Уж чего-чего, а камней на Карельском перешейке хватает до сих пор, как, впрочем, и "художников", правда, сейчас они на камнях уже не амбразуры рисуют.
   Определить, настоящий перед тобой ДОТ, или искусно выполненный его муляж, было непросто. Вот как описывает один из случаев такой идентификации представитель ставки комкор Воронов:
   0x01 graphic
   Комкор (на снимке 1940 года - генерал-лейтенант артиллерии, с 1944 года - Главный маршал артиллерии) Герой Советского Союза Николай Николаевич Воронов (родился в 1899 г. в Санкт-Петербурге, умер в 1968 году в Москве)
   "На одном участке фронта наблюдатели обнаружили ДОТ, но посчитали, что перед ними ложное сооружение - уж очень хорошо была видна амбразура. Но вот наблюдатель заметил, что против амбразуры стоит собака, уткнув в неё нос и виляя хвостом. Начали следить с трёх наблюдательных пунктов. Вскоре к собаке подполз финский солдат и отогнал её. Это убедило нас, что перед нами не ложное, а настоящее инженерное сооружение, занятое гарнизоном противника".
   Ну, и наши разведчики тоже без дела не сидели.
   В качестве примера приведу несколько излишне красочное, с моей точки зрения,описание одного из удачных поисков, сделанное после этой войны в разведотделе наиболее отличившейся при прорыве линии Маннергейма 123-ей стрелковой дивизии:
   "В один из дней командир отделения Пармёнов, пробравшись в тыл противника, залёг на высоте Язык, в глубине укрепрайона. Наша артиллерия вела отвлекающую от действия разведчиков стрельбу. Противник энергично отвечал. Через голову бойца в обе стороны проносились снаряды, свистели мины... Пармёнов всё глубже и глубже зарывался в снег и, наконец, докопался до земли.
   Неожиданно он ощутил под собой какие-то толчки - земля протяжно гудела, а через короткие промежутки вздрагивала от мощного удара изнутри. Так гудеть мог только бетон. Пармёнов сообразил - под землёй гнездятся пушки. Артиллерийское сооружение - ДОТ.
   Наступила ночь. Пармёнов запомнил характерные ориентиры, прикинул размеры подземной крепости и пополз домой.
   Артиллерия "раскапывала" высоту Язык три дня. Наконец, на четвёртый день из-под земли во всей красе показалось железобетонное сооружение. Это была мощная, 60-метровой длины, крепость с тремя бронекуполами".
   Этим ДОТом оказался знаменитый Sj-5 "Миллионный". Только вот с пушками боец ошибся - противотанковые 37-миллиметровки финны обычно ставили снаружи, у задней стенки этого ДОТа.
    []
   Укрепузел Суммаярви
   Когда сооружения противника оказывались обнаруженными, в дело вступали артиллерия и сапёры.
   Артиллерия двух армий, развёрнутых на Карельском перешейке, "патронов не жалела". 3 930 орудий всех систем и калибров, от ротных сорокапяток до установленных на железнодорожных платформах двенадцатидюймовок, выпускали по линии Маннергейма более 12 тысяч снарядов в день.
   Уничтожением финских укреплений занимались и специальные штурмовые отряды. Вот как рассказывает об их работе командир танка 20-ой танковой бригады А.Х. Визлихин:
   "Нашей бригаде была поставлена задача разведать огневые точки, а также помогать сапёрам при подрыве финских ДОТов. ДОТы взрывали так: к танкам цепляли бронесани, грузилась взрывчатка. Мы подходили к ДОТу, танковым корпусом закрывали амбразуру, сапёры блокировали огневую точку, обкладывали её взрывчаткой и, как только мы отходили, взрывали. Это были трудные операции, проходили они по ночам, случалось, что по несколько раз за одну ночь".
   Кроме уже упомянутых очень быстро изготовленных на питерских заводах из тонкой брони буксируемых танком бронесаней, в которых при подходе к линии обороны могла укрыться от пуль пехота, использовались индивидуальные бронещитки, прикрываясь ими бойцы подползали к окопам противника.
    []
   Блокировочная группа, прикрываясь бронещитками, движется к ДОТу
   Впрочем, в дальнейшем бронещитки не прижились и были заменены известным "бронепузом" (стальной кирасой) сапёрно-штурмовых батальонов.
   Появились и более прочные танки. Это были хорошо знакомые Т-26 и Т-28, но - с усиленной бронёй и приклёпаннымина башнях и корпусе дополнительными стальными листами. Т-26Э (экранированных) успели сделать к началу штурма 90 штук. Машины, надо сказать, получились не очень удачные, увеличение толщины брони привело к росту веса десятитонного до этого танка на целых три тонны, он стал перетяжелённым, малоподвижным и плохо управляемым, поэтому-то их было выпущено всего 100 штук, да и Т-28Э успели изготовить чуть больше сотни.
   По заказу военных на базе КВ были срочно изготовлены два экспериментальных танка с шестидюймовой гаубицей в круглой башне. Правда, слегка запоздали, танки прибыли на фронт только к 19 февраля, когда линия уже была прорвана. Постреляв по оставленным финнами ДОТам, они настолько впечатлили командование, что тут же были приняты в серию и стали называться сначала "тяжёлый танк прорыва "Клим Ворошилов" с большой башней", а потом - просто КВ-2. Но и в этом случае рост веса машины (с 42 до 55 тонн) сыграл свою отрицательную роль. Не рассчитанные на такие нагрузки, и без того не очень надёжные подвеска и трансмиссия часто выходили из строя, именно поэтому в начале Великой Отечественной почти все КВ-2 были брошены из-за поломок при отступлении.
   У пехоты появились пистолеты-пулемёты Дегтярёва - ППД, 50-ти и 82-х миллиметровые миномёты.
   Менялись пайки, одежда, полевые наставления для войск (уставы пишутся дольше) и даже - полевые бани.
   Работали учёные и конструкторы. В войска поступали новые фотокамеры, миноискатели, снаряды, огнемёты... Правда, иногда научная мысль зашкаливала. Так маршал Воронов вспоминал, что к нему из Питера под жутким секретом был прислан конструктор, изобретший средство для борьбы с финскими ДОТами, согласно весьма распространённым тогда слухам, покрытыми специальной резиной, от которой снаряды отскакивали. Им оказался снаряд со штопором на конце, чтобы, значит, ввинчивался и не отскакивал. Но, поскольку ни одного резинового ДОТа обнаружить не удалось, изобретение осталось невостребованным. Однако каждый супостат должен< твёрдо запомнить - на всякий хитрый вражий ДОТ у нас уже лежит в запасниках снаряд с винтом.
   А вот по другую сторону линии фронта дела шли неважно.
   Увлечённые своими успехами финны перебрасывали пополнения быстро тающим четырём дивизиям и отдельным частям, сражающимся в Карелии. Так, только в январе на север ушли полк и три отдельных батальона, в феврале, когда на главном направлении уже вовсю шёл штурм линии Маннергейма - переформированная в лыжную кавалерийская бригада и только что сформированная 23-я дивизия. И это - не считая обычных маршевых пополнений для уже находящихся там частей и соединений.
   Туго было у финнов и с боеприпасами, особенно - с артиллерийскими снарядами. Старые запасы, оставшиеся от Российской империи, были израсходованы, а достаточного количества новых небольшие финские заводы выпускать не успевали. Существовали даже приказы, предписывающие обороняющимся обращаться за артиллерийской поддержкой только тогда, когда наблюдается цель численностью не менее батальона.
   Постоянное наблюдение за позициями финнов привело к тому, что и отдельные солдаты обороняющейся армии могли передвигаться у себя в тылу только украдкой, опасаясь обстрела из пушек или самолётов. Даже слабый столб дыма вызывал артналёт, обогревать палатки и блиндажи стало непросто, а морозы в январе ударили нешуточные, по ночам температура падала до -40С.
   Наши войска на перешейке тоже без дела не сидели и потихоньку "отгрызали" от укрепузлов кусочек за кусочком.
   Вот как, согласно финским "Сведениям о некоторых оборонительных сооружениях линии Маннергейма", выглядели перед прорывом некоторые ДОТы укрепузла Суммакюля (Перевод с финского Яна Кишкурно):
   0x01 graphic
   Укрепузел Суммакюля
   Sk-1 16.01 убежище получило прямое попадание, в результате чего центральная часть крыши проломилась и потолок прогнулся вниз на 30-40 см.
   Sk-2 02.02 ДОТ был захвачен Красной армией.
   Sk-3 13.01 в результате прямого попадания старая часть сооружения была полностью разрушена. 09.02 после восьмичасового обстрела серьёзно пострадала крыша нового каземата, сектор стрельбы был завален землёй и кусками бетона.
   Sk-4 27.01 сооружение получило прямое попадание и было полностью разрушено.
   Sk-5 29.12 ДОТ получил несколько попаданий, в результате чего убежище было полностью уничтожено. 16.01 после прямого попадания бронекупол был расколот и повреждён каземат. 09.02 ДОТ обстреливался прямой наводкой восемь часов, часть крыши проломилась, сектор обстрела завалило землёй и осколками бетона.
   Sk-6 09.02 ДОТ получил несколько прямых попаданий, в результате чего на крыше образовалось отверстие глубиной 50 см и повреждена арматура...
   0x01 graphic
   "Вот что представляет один из многочисленных ДОТов. Невысокая, в рост человека, стальная стена. В ней узкие прорези для пулеметов. Наверху навалены большие камни. Вокруг густые ряды проволоки. ДОТ только что занят, сапёры ещё не успели разминировать его и во избежание несчастных случаев, поставили предупредительные надписи". Рисунок и текст фронтового художника М. Храповского. 1940 год
   Это ДОТ - "миллионник" Ink-6 укрепузла Инкиля, на рисунке виден спаренный каземат.
   Но это - бездушные железобетонные коробки. А попробуйте представить, какие чувства при тех "концертах", что чуть ли не ежедневно и еженощно закатывали наши артиллеристы, танкисты и сапёры, испытывали их гарнизоны...
   Вспоминает пулемётчик 3-ей роты 1-го батальона 2-ой бригады Ойво Сююракки, оборонявший ДОТ Sn-6 укрепузла Суурниеми, расположенного в полосе наступления 13-ой армии:
   "... Уже середина января, и противник стал проявлять всё бСльшую активность. Днём наши позиции перемалывает артиллерия, а вечером наступает пехота. Вроде ничего особенного, но нам хватает. На сон остаётся мало времени, нервы из-за недосыпания напряжены до предела...
   ...Теперь русские подвезли к нашей основной оборонительной линии в Сумме, Ляхде и у нас крупнокалиберные орудия, поставили их на прямую наводку и начали долбить наши ДОТы. Наконец, они решили "смягчить" наши позиции перед тем, как вести наступление. ДОТ, что слева от нас на поле, они точно добьют, по нему бьют, по крайней мере, сразу четыре орудия. Земля вокруг того ДОТа почернела, и каземат выглядит, как большой серый амбар посреди поля. Такое впечатление, что он день ото дня становится всё выше. Бить по нему прямой наводкой теперь легко. По слухам, крышу ему уже пробили. Ночью попытались заделать пробоину камнями и брёвнами, но утром первые же снаряды всё это вынесли. Следующие снаряды рвались уже внутри ДОТа. Несколько человек было убито и ранено, и ДОТ пришлось оставить. Гарнизон переместился в траншеи..."
   Перевод с финского и схемы укрепузлов Баира Иринчеева
   Защищавшая главное - Суммкое - направление 5-ая дивизия после декабрьских штурмов и финского "наступления", в котором она была главным участником, пришла в столь небоепособное состояние, что в начале января её отправили копать рвы и окопы на позиции, расположенные значительно западнее Выборга. При этом, судя по словам финского главкома, и к 11 февраля она оставалась лишь "частично боеспособной". Её место заняла 3-я дивизия.
   Пора было менять и 7-ю дивизию, оборонявшуюся на Тайпеленском направлении, но - не на что. Резервы ушли на север...
   Вот и оказались финны на Карельском перешейке перед прорывом с семью дивизиями, из которых две были "частично" (находящаяся в резерве 21-я дивизия ещё только завершала мобилизацию и тоже копала рвы западнее Выборга и одна "условно"(я - про многострадальную 7-ю) боеспособна. Правда, были ещё там пара пехотных бригад, 3-4 егерских батальона, примерно 25 артиллерийских дивизионов. Но ведь Финляндия мобилизовала за эту войну от 16 до 18 "условных" дивизий (тут в разных источниках - по-разному).
   Термин "условная дивизия" употребляется для подсчёта тех отдельных частей, которые не объединены в дивизии. Например, две отдельных бригады или четыре отдельных полка составляют одну "условную дивизию".
   Наши же сосредоточили против них 24 совсем не 'условных' стрелковые дивизии, 62 артиллерийских полка, 4 дивизиона артиллерии большой мощности, 5 танковых бригад, 4 отдельных танковых батальона и одну стрелково-пулемётную бригаду, поделённые почти поровну между двумя армиями - развёрнутой на главном направлении 7-ой, которой командовал автор неудавшегося блицкрига командарм II ранга Мерецков, и созданной из группы командарма II ранга Грендаля 13-ой, наступавшей по южному берегу Ладоги.
   Для управления этими армиями был создан Северо-Западный фронт, командовать которым назначили командарма II ранга Тимошенко.
   0x08 graphic
   Командующий Северо-Западным фронтом командарм II ранга (с 1940 года - маршал) дважды Герой Советского Союза Семён Константинович Тимошенко (родился в Бессарабской губернии в 1895 г., умер в Москве в 1970 г.)
   Северо-Западный фронт превосходил противника по пехоте в три раза, по артиллерии в шесть раз, по танкам и авиации превосходство было абсолютным. Это позволило создать на направлении главного удара мощную группировку, сузить фронт наступления войск и эшелонировать их боевые порядки в глубину.
   На главном направлении шириной 45 км было сосредоточено 2 064 орудия, или 62% всей артиллерии, в том числе 87% тяжёлых орудий. Ударная группировка имела возможность создать плотность на 1 км фронта 4-4,5 батальона и 60 орудий, на некоторых участках плотность войск и артиллерии была и выше.
   Перед проведением основной операции было решено "в целях последовательного взлома оборонительной полосы, боевой разведки её глубины, введения в заблуждение противника насчёт сроков основной операции, а также проверки и освоения частями методов атаки укрепленной полосы" провести ряд частных наступательных операций. Для этой цели каждая армия выделила по две дивизии.
   Толку от этих операций оказалось немного, хотя по поводу сроков нашего наступления противника удалось ввести в заблуждение настолько, что одни финские историки до сих пор считают временем его начала первое февраля, другие же - шестое.
   Да и вымотали финнов эти "частные операции" неслабо.
    []
Но настоящий гром грянул 11 февраля.
   13-й армия должна была нанести главный удар своим левым крылом (силами пяти дивизий) на участке озеро Вуокса - озеро Муола (ныне - озеро Глубокое у посёлка Правдино) и выйти в дальнейшем на рубеж Кексгольм (Приозерск) - станция Антреа (Каменногорск), развивая удар левым флангом и отрезая противнику пути отхода на запад и северо-запад.
   7-я армия, которой была поставлена задача выйти на линию станция Хейниоки (ныне - посёлок Вещево)- Юлясяйние и овладеть Выборгом, наносила главный удар своим правым флангом (силами девяти дивизий) на участке озеро Муола (Глубокое) - Кархула (ныне - посёлок Дятлово) в направлении станции Кямяря (ст. Гаврилово).
   Это - говоря армейским языком, а если попроще - 7-ая армия должна была пробить укрепузлы Суммаярви и Муолаанъярви и наступать в общем направлении на Выборг, а 13-ая - прорвать с другой стороны озера Муола (Глубокое) полевую оборону финнов, прорваться через находящийся у них в тылу Муола-Иловесский укрепузел и выйти к Сайменскому каналу, отрезая пути отхода обороняющихся на перешейке частей.
   Командармы Мерецков и Грендаль назначили время атаки: 7-й армии -- на 12 часов, 13-й армии -- на 11 часов 50 минут. После артиллерийской подготовки войска ударных корпусов армий под прикрытием чуть ли не впервые применённого в боевых условиях огневого вала перешли в наступление. Начался решающий штурм укреплений линии Маннергейма. Советские войска буквально вгрызлись в неё.
   0x01 graphic

Однако, несмотря на колоссальную силу артиллерийского огня и бомбовые удары авиации, в первый день сражения успеха в направлении главного удара 7-й армии добилась только 123-я дивизия комбрига Ф.Ф. Алябушева, которая к исходу дня продвинулась в глубину обороны на 1- 1,5 км и вышла к просеке рощи "Молоток". За день боя дивизия овладела восемью дотами и дзотами, потеряв при этом всего лишь трёх человек убитыми и девять - ранеными.
    []
   Схема из статьи Юрио Вестери 'Karjalan kannaksen linnoitustyot'
Успех 123-й дивизии был достигнут благодаря тому, что батальоны первого эшелона,накапливаясь на рубеже атаки в период артподготовки, "зависли" над передним краем противника и, как только артиллерия перешла на огневой вал, стремительно атаковали, сразу же захватив восемь огневых точек, так и не успевших сделать ни одного выстрела.
    []
   Командир взявшего ДОТ "Поппиус" и прорвавшего линию Маннергейма 245-го стрелкового полка 123-ей стрелковой дивизии Герой Советского Союза полковник (на снимке 1943 года - генерал-майор, с 1961 года - генерал-лейтенант) Иван Павлович Рослый (родился в 1902 году в деревне под Брянско<м, умер в Одессе в 1980 году)
   Командовавший во время Зимней войны 123-ей дивизией комбриг Алябушев, погибший 1 июля 1941 года на Западном фронте, почему-то никаких наград за Финскую компанию не получил.
   На других участках фронта 7-й армии в этот день продолжались упорные бои за передний край.
   Лейтенант Вальде Хямяляйнен, командир противотанкового взвода: "По нам били фугасными шестидюймовыми, били снарядами поменьше, шрапнелью, били прямой наводкой и настильным огнем. Земля дрожала, грохот стоял страшный. Мне кажется, не было разницы, прятались бы мы в блиндаже или залегли снаружи. Такой был огонь. Отдельных разрывов было не различить и не сосчитать. Если попадут, то всё, если нет - останемся в живых. Я не мог слышать собственного голоса. Приходилось кричать ребятам в уши или показывать всё знаками. В какой-то момент мы оттащили пушку в лес, который был в ста метрах позади нашего блиндажа. Стволы деревьев падали от попаданий снарядов. Нужно было смотреть, чтобы дерево упало не на нас. Рты и ноздри разъедала пыль и газы от разрывов. Из-за этой пылевой завесы выскочил один большой танк, стреляя на ходу из пулеметов, было видно, что он хочет нас раздавить. Я видел, что несколько парней из расчёта близки к панике. Мы зарядили пушку и выстрелили по этому чудовищу. В борту танка появилась дыра. Ещё несколько выстрелов, ещё несколько пробоин. Атакующий танк, получив эти повреждения, повернул назад. Хорошая у нас была пушка Бофорс".
   Перевод с финского Баира Иринчеева
   На фронте 13-й армии, несмотря на мощную и продолжительную артподготовку, войска даже не смогли приблизиться к переднему краю.
   С утра 12 февраля советские войска после короткой артподготовки возобновили наступление. Части 13-ё армии сумели, наконец, овладеть рядом важных опорных пунктов.
   По иному сложилась обстановка в направлении главного удара 7-й армии. 123-я дивизия, развивая успех, к исходу 13 февраля двумя полками прорвалась к Ляхде (посёлок Ляхде ныне не существует) и стала постепенно продвигаться вперёд. За три дня боёв дивизия, захватив и уничтожив 12 ДОТов и 16 ДЗОТов, продвинулась в глубину на 5-6 км и завершила прорыв первой оборонительной полосы.
   Успех 123-й дивизии был использован другими соединениями.
15 февраля части 90-й дивизии при поддержке артиллерии овладели Мерки (хутор Мерки находился неподалёку от станции Ляйпесуо), а обходная группа выдвинулась к станции Лейпясуо. 7-я дивизия ударом с фланга и с тыла, совместно с 100-й дивизией, 15 февраля ликвидировала самый мощный -- Хотиненский (Суммский) узел сопротивления, захватив и уничтожив 22 дота и 46 дзотов.
    []
   Деревянный крест у бывшего хутора Мерки, поставленный поисковиками группы "Безымянная" и клуба военно-исторической реконструкции "4-й егерский батальон финской армии" на месте захоронения найдённых ими в 2003 году тридцати воинов Красной армии
   Командование приняло решение создать для развития успеха подвижные танковые группы. Пехота следовала на броне танков.
   К вечеру 16 февраля войска 7-й армии расширили прорыв по фронту до 11-12 км и в глубину до 11 км.
   Создалась угроза выхода 10-го корпуса на пути отхода финнов, оборонявших юго-западный выступ линии Маннергейма. Финское командование ночью с 16 на 17 февраля приказало своим войскам отступить перед фронтом 7-й армии на вторую оборонительную полосу, а перед фронтом 23-го и 15-го корпусов 13-й армии -- с передовой позиции на главную полосу обороны.
   С утра 17 февраля советские войска перешли к преследованию. Темп наступления возрос по сравнению с темпом прорыва от 2-х до 6-10 км в сутки.
   19 февраля 7-я армия подошла ко второй оборонительной полосе. Попытка прорыва сходу не удалась, уставшие от непрерывных боёв войска нуждались в отдыхе и пополнении, нужно было подтянуть и отставшую артиллерию. Потом в дело вмешалась сильнейшая трёхдневная метель.
   13-я армия своим левым крылом (15-м и 23-м корпусами) к 18 февраля вышла к одному из сильнейших узлов сопротивления линии Маннергейма - Муола-Иловесскому - имевшему 25 ДОТов, 21 ДЗОТ и 4 железобетонных убежища.
   Начало второго этапа наступления было намечено командующим фронтом на 28 февраля. Были поставлены задачи: 7-й армии овладеть второй оборонительной полосой и в дальнейшем наступать на Выборг, а 13-й армии прорвать главную оборонительную полосу, выйти на рубеж Лохийоки - станция Яюрепя (ныне - посёлок Барышево) и оказать содействие 7-й армии во взятии Выборга. То есть, говоря проще - 7-ая армия брала Выборг, а 13-ая обходила обороняющиеся в городе войска с запада, отрезая им и батальонам, обороняющимся на западном берегу Ладоги, пути отхода.
   В направлении главного удара была создана мощная артиллерийская группировка. На участке 136-й дивизии артиллерийская плотность (без учёта полковой и зенитной артиллерии и миномётов) доходила до 133-135 орудий, то есть достигла плотности операций Великой Отечественной войны.
   28 февраля войска фронта после артиллерийской подготовки перешли в наступление. 19-й и 50-й стрелковые корпуса 7-й армии прорвали вторую оборонительную полосу в районе Пиенперо (неподалёку от станции Перово). Противник начал отход в северо-западном направлении, оказывая на ряде участков упорное сопротивление. Наибольшего успеха снова добилась 123-я дивизия, которая вышла к станции Перо (Перово).
    []
   Комбриг Ф.Ф. Алябушев прикрепляет орден Ленина к знамени 123-й стрелковой дивизии.
   3-й, 15-й и 23-й корпуса 13-й армии после артподготовки тоже перешли в наступление, овладев Муола-Ильвесским узлом сопротивления, и начали преследование противника в направлении станции Хейниоки (ст. Вещево).
   Таким образом, главная оборонительная полоса была преодолена на всём протяжении.
   Неся большие потери в людях и вооружении, финны всё же сумели совершить организованный отход на всём 60-километровом фронте от озера Вуокса до Выборгского залива. Подвижные отряды продолжали их преследование. К 1 марта войска 7-й армии подошли к позициям, непосредственно прикрывавшим Выборг, а 13-я армия развивала наступление в северном и северо-западном направлениях, одновременно ведя подготовку к форсированию частью своих сил реки Вуокса в её среднем течении.
   19 февраля не выдержали нервы финского командарма. Генерал-лейтенант Эстерман, командовавший армией Карельского перешейка с самого начала войны, попросился в отставку "по состоянию здоровья" и был заменён на этом посту командовавшим II корпусом генерал-лейтенантом Эриком Хейнриксом, а того на должности командира II корпуса, находящегося на направлении главного удара, сменил известный по боям в Карелии, недавно получивший генеральское звание Паово Тайвела.
   Командование Красной Армии решило нанести завершающий удар по противнику со стороны полуострова Койвисто и ряда островов через Выборгский залив в тыл выборгской группировке и сайменским позициям, чтобы тем самым отрезать пути отхода на запад всей карельской группировке финнов и с юга. К 1 марта 7-я армия состояла из объединённых в четыре стрелковых корпуса тринадцати дивизий; 13-я армия - также из четырёх стрелковых корпусов, в которых было двенадцать дивизий.
   13-я армия продвигалась вперёд, развивая удар в тыл кексгольмской группировке финнов.
   7-я армия своим правым флангом (шесть дивизий) и подвижной группой сломила сопротивление противника и обошла Выборг с севера, продвигаясь на северо-запад. 50-й стрелковый корпус перерезал железную дорогу Выборг - Антреа (Каменногорск), охватывая Выборг с северо-востока. 34-й стрелковый корпус завязал бои на южной и юго-восточной окраинах города.
   Последние дни боёв выявили оборону противника, организованную остатками ранее разбитых 3-й, 4-й, 5-й, 21-й пехотных дивизий и шестью отдельными батальонами. Финны по-прежнему оказывали упорное сопротивление, бои приняли затяжной характер. 100-я дивизия обходила Выборг с северо-востока. 10-й стрелковый корпус 4 марта занял остров Ревонсаари (ныне - остров Транзунд) и расположенную на нём старую крепость Тронгзунд (Транзунд, у порта Высоцк), захватив там три батальона береговых орудий.
   В борьбе за острова советские войска наступали по торосистому и покрытому глубоким снегом льду. При этом артиллерия не отставала от пехоты, а в ряде случаев вела огонь прямо со льда.
    []
   Установленный в Выборге лёгкий командирский танк Т-26 70-ой стрелковой дивизии. Поднят со дна Финского залива 30 марта 2005 года. Восстановлен на Выборгском Судостроительном заводе.
   Левое крыло армии (10-й и 28-й корпуса) вышло на западный берег Выборгского залива в четырёх километрах от Выборга, захватив при этом плацдарм шириной до 30 километров. 13-я армия в это время вела упорные бои за овладение укреплениями на восточном берегу реки Вуокса.
   Финны применили последнее средство - открыли шлюзы Сайменского канала. В результате местность к северо-западу от Выборга оказалась затопленной на площади до 30 км в длину и до 6 км в ширину. Вода стояла в пяти километрах от Выборга уровень её доходил до метра. Но советские войска были заранее предупреждены о затоплении и успели занять наиболее возвышенные места.
   Продвигаясь вперёд, части 28-го корпуса перерезали железную дорогу Выборг -- Хельсинки и успешно развили наступление на запад, север и северо-восток. Вместе с 10-м корпусом они фактически отрезали пути отступления вглубь Финляндии выборгской группировке и войскам, действовавшим на Карельском перешейке.
   Для отступления у финнов остались одна-две дороги в болотистых лесах с многочисленными озёрами в районе Санкт-Михеля (ныне г. Миккели, Финляндия), который находился в зоне действия советской авиации. К этому времени части 34-го стрелкового корпуса подошли к Выборгу. Начались бои за город, которые продолжались до 13 марта и завершились в 12 часов дня по московскому или в 11 часов по хельсинкскому времени.
   Овладение Выборгом было поручено 34-му корпусу. Главный удар наносила 7-я дивизия - правым флангом (300-м стрелковым полком) в направлении центральной площади. Полк должен был к утру 13 марта овладеть южным районом города Таликала. 27-й и 257-й полки имели задачей к утру 13 марта овладеть юго-восточной частью Выборга. 91-я и 95-я дивизии наносили удар в направлении городского района Папула (в нём находится знаменитый парк Монрепо), а 100-я дивизия - Лавола на Сайменском канале.
   13 марта всю ночь продолжались ожесточённые бои, часто переходившие в рукопашные схватки. К утру 300-й полк занял здание тюрьмы и ворвался в восточную и южную части Папула и в северо-восточные кварталы Репола (район вокзала). 27-й полк овладел восточной частью района Калева. 257-й полк достиг южных кварталов Линкойтус (район старой крепости) и вёл бои за трамвайный парк.
    []
   Это Выборгский замок. Все репортеры, которые побывали здесь, общёлкали его своими "лейками" со всех сторон. Замок, действительно очень красив, и трудно было удержаться, чтоб не зарисовать его. Рисунок и текст М. Храповского. 1940 год
   100-я, 91-я и 95-я дивизии успешно преодолели армейский тыловой рубеж, 50-й корпус прошёл затопленный район и вышел на рубеж в 8-ми километрах северо-восточнее Выборга.
   На этом боевые действия в связи с подписанием перемирия закончились.
   "В 11 утра стрельба вдруг прекратилась, и это был незабываемый момент. Мы услышали пение птиц! Это было какое-то сумасшествие. В общем, я рад, что война закончилась в тот момент, когда мы все были измотаны до последней степени"
   Гуннар Лаатио, майор в отставке, во время советско-финской войны - офицер 3-го батальона 13-ого пехотного полка.
   Измотанные непрерывными боями и непрекращающимся отступлением финские солдаты и офицеры уменьшившихся до рот и взводов разбитых батальонов и остановленные в разгар наступления бойцы и командиры Красной армии, недоумённо расступавшиеся, чтобы пропустить практически окружённые финские войска, наконец, после 105 дней непрекращающейся артиллерийской канонады, услышали тишину и пение птиц.
   Настала пора считать потери и приобретения, делать выводы и извлекать уроки.
   Но об этом - в следующей части статьи.

Оценка: 6.27*9  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Д.Тараторина "Равноденствие" (Приключенческое фэнтези) | | О.Алексеева "Рассветница-2" (Городское фэнтези) | | Zzika "Не пара" (Современный любовный роман) | | У.Соболева "Восемь. Знак бесконечности" (Психологический триллер) | | В.Радостная "Еще много денег, пожалуйста!" (Городское фэнтези) | | В.Десмонд "Золушка для миллиардера " (Романтическая проза) | | Ф.Клевер "Улыбнитесь, господин Ректор!" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Мар "Когда я тебя найду" (Романтическая проза) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"