Лебедева Алёна Андреевна: другие произведения.

Ларец от прабабушки.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Ну, нравится Алёне проводить время в деревне! Ну и что? А ничего! Если бы её прабабушка не оставила спрятанный ларец. Специально для неё, для Алёны. Ведь её прабабушка, как оказалось, была..., ведуньей.

Ларец от прабабушки []
  
   Ларец от прабабушки.
   (Алёна и Андрей Лебедевы)
  
   "Кому как, а мне нравится проводить летние каникулы в деревне. Вот где раздолье. И воздух, всегда такой разный, а главное - чистый. Ты чувствуешь в нём запах земли, листьев, хвои, мёда, цветов, травы.... Кричат петухи, мычат коровы, жужжат, трещат и стрекочут разные насекомые. Кого ты только не увидишь в деревне и её окрестностях, каких только животных и птиц не встретишь. Ну а если не повезёт, или наоборот - повезёт, это кому как, то можешь встретить и кабана или даже волка.
   Правда есть и свои недостатки: полоть, окучивать, ворошить сено, поливать.... Да ещё эти слепни, мошки, комары, мухи... - спать не дают бедному человеку. Но в целом..."
  
   - Алёна, вставай!
   "Так! Интересно, и зачем я понадобилась, да и сколько сейчас времени, скажите, пожалуйста?"
   - Алёна, вставай! Уже восемь пробило.
   - Ну и что!?
   - А то. Хватит ляжки тянуть. Вставай, умывайся, завтракай, я вон ватрушек напекла, и надо в магазин сходить.
  
   Наша деревня и станция - небольшие. Они находятся в километре друг от друга, может чуть больше, и магазин только на станции. В девять часов там останавливается поезд, который привозит хлеб и другие продукты. Обычно, мои родители всё, что надо привозят в выходные дни с собой, из города, но иногда, по мере необходимости, приходится ходить в магазин.
  
   "М-м-м-м! Ох и вкусные же горячие деревенские ватрушки! Особенно с холодным молоком".
  
   В общем, пока оделась, пока позавтракала, выкатила со двора скутер и минут через тридцать, сорок, выехала на станцию.
  
   Скутер, папе один его знакомый отдал. Говорит: "... чего только не делал - не заводится и всё тут. Выбросить - жалко, продать.... Слушай! Забери ты его себе, может, найдёшь причину". Папа его ремонтировал, ремонтировал - и бросил. А у меня он сразу завёлся, и поехал. Правда больше сорока километров в час не едет. А мне больше и не надо. Скутер конечно бэушный, но такооой клаасныый! Весь такой огненно-рыжий, спереди плавно переходит в тёмно-синий с белыми перламутровыми звёздочками, а по бокам, снизу - сочно зелёный. А ещё сзади есть небольшой багажник. Правда иногда этот скутер может заглохнуть, и фиг его заведёшь, пока он сам этого не захочет. И вообще, такое чувство, будто это живое существо, а не техника какая.
  Когда мама узнала о том, что я на нем иногда катаюсь, она такой крик подняла! Папа опять попробовал его завести, но ничего у него не получилось. Но на всякий "пожарный" - вывернул свечу. Только она у него из кармана выпала, а я её подобрала. Сейчас предки по-прежнему ворчат и ругаются по этому поводу, но уже не так как в начале.
  
   Не прошло и пяти минут, как я была на станции. У магазина уже было несколько покупателей.
   - Здравствуйте! - поздоровалась я. - Кто последний?
   - Здравствуйте, - поздоровались со мной в ответ.
   - За мной будешь, дочка, - сказал старичок лет под восемьдесят.
  Он пристально посмотрел на меня своими старыми,
  прищурившимися глазами.
   - Ты, дочка, чья будешь? - спросил он.
   - Внучка Тамары Григорьевны.
   - Тамары Григорьевны? Из Хватаева? - дед кивнул головой. - Хорошая женщина.
   Дед говорил неторопливо, делая небольшие паузы.
   - И матушка её, Анастасия Григорьевна, тоже была хорошей женщиной. Можно сказать - святой. Много добра она людям сделала.
   - Помолчал бы ты лучше, Петро! Добра она много сделала! Тоже мне - святая! - перебила его одна бабка, одетая броско, можно сказать, почти, - по последней моде. С виду она была моложе, но всё же явно одного возраста с дедом Петром.
   - Ну не скажиии. - протянул старичок.
   - А ей, видать, всё покоя не даёт, что Гришка ей не достался. Да и ты тоже, Петро. - Встряла в разговор другая старушка, невысокого роста с весёлыми и озорными глазами, и скорее всего моложе всех. - У тебя, Нинка, всю жизнь глаза - завидущие, а руки - захапущие были. "Раскатала губу", а тут возьми и... - она развела руки в стороны, вжав голову в плечи и надув губы, выпустив через них воздух, что означало - "обломись".
   - Заткнись, Тамарка! - взвилась одетая по моде бабка. - Все знают, что Настька ведьмой была, вот и приворожила Гришку, - визжала она.
   Дед Пётр лукаво улыбнулся.
   - Кто бы говорил, - совершенно спокойно ответила "озорная" бабка. - Некоторые не ведьмы хуже злыдни оказываются. Да и какая она ведьма: в Бога верила, Святых почитала, праздники соблюдала. В церковь постоянно ходила, в отличии от некоторых.
   - А то будто ведьма в церковь сходить не может! Вот и ходила грехи замаливать, - ехидно ответила Нинка.
   - А у кого их нет, грехов то? У тебя чтоль? - усмехнулась Тамара. - Да у тебя их, думаю, поболе будет чем у Анастасии Григорьевны.
  
   К перрону подошёл поезд.
   Из магазина вышел продавец - тётя Катя.
   - Всё косточки перемываете друг другу, - улыбаясь, произнесла она, и пошла к первому вагону.
   - Так а что ещё нам, старикам, делать, Катюха! - подмигнув ей, сказал дед Пётр.
   Димка и Вовка, дети тёти Кати, быстро принимали товар и укладывали на тележку.
   Сверив всё с накладной и расписавшись в ней, тётя Катя пошла в магазин, а поезд отправился дальше. Мальчишки, закатив тележку в магазин, принялись её разгружать.
  
   Закупив всё, что заказывала бабушка, я приехала домой. Бабка хлопотала на кухне.
   - Ба, а это правда, что прабабка была ведьмой? - спросила я.
   Бабка замерла, посмотрела на меня и произнесла:
   - Ну и кто же тебе это сказал?
   Я рассказала всё, что произошло на станции.
   Она села на лавочку у стола и помолчав немного - заговорила:
   - Её действительно называли знахаркой, травницей, ведуньей. В основном к ней люди относились с уважением, но были и те, кто её недолюбливал, называли ведьмой и распускали разные слухи. В основном это были те, кто обращался к ней за помощью со злым умыслом, а она им отказывала. Не умела она творить зло. Или не хотела. Среди них была и Нинка. Она была девицей видной и взбалмошной, вот и положила глаз на Гришку, который тоже был хорош собой. Первый парень на деревне и мастер на все руки. Да только вот ничего у Нинки не получилось. Насколько я знаю, - продолжала она, - Григорий был самым старшим из детей в их семье. Где то через год после войны, тогда ему было лет семнадцать, восемнадцать, во время ночной грозы, загорелся их дом. Если бы не он - все бы сгорели. Всех он спас, и людей и скотину, и кое-какие вещи вытащил, но вот сам чуть не погиб. Вот моя мать и поставила его тогда на ноги. Даже отметин от ожогов не осталось. Говорят, что тогда и полюбил её Гришка. Так он и остался один на всю жизнь. Он часто потом заходил к нам. Вот Нинка и злится. Думает, что приворожила его моя мать к себе.
   - Круто! А сколько же лет тогда было прабабке?
   - Да почти тридцать.
   - Ничего себе! Ну и дура же эта Нинка. Получается, что прабабка была старше его лет на десять, а то и больше.
   Бабка усмехнулась, и, вздохнув, задумчиво произнесла:
   - Как знать - дура, не дура. Время то послевоенное было.
   - А кто такой дед Пётр? - спросила я.
   - Пётр с Григорием друзьями были. Они даже чем-то похожи. Оба неторопливые, но всегда всё везде успевали. Когда Нинка поняла, что с Гришкой у неё ничего не получится - она на Петра свои "сети" стала расставлять. Но и тут у неё ничего не вышло.
   - Ну и поделом ей!
   Бабка снова усмехнулась.
  
   Весь оставшийся день я только и думала об этой новости. "Надо же, моя прабабка - ведьма!" Как-то с трудом в это верилось. Насколько я помнила, я никогда ничего колдовского за ней не замечала. В травах бабка, конечно, разбиралась. Собирала их, сушила, и даже мне иногда показывала и рассказывала что это за трава и для чего она. Правда, я ничего не помню. Я тогда ещё совсем маленькой была. Поэтому, наверно, по праву её называли знахаркой или травницей. Но чтобы ведьмой! Чтобы колдовать! Верилось с большим, большим трудом.
   "Насколько я знаю, ведьма не может уйти из жизни, не передав свою силу кому-то другому. Или я ошибаюсь? Но ни бабушка, ни мама такой способностью не обладают. Или просто этого не показывают?"
   "Хотя с другой стороны", - думала я, - "по маминой линии всегда рождались только девочки, и насколько я помню, в доме всегда жил чёрный кот. Вон он как слушал, когда бабушка про прабабушку рассказывала. А вдруг это что-то, но значит. Сколько же Ваське тогда лет?" Улучив момент, я и спросила об этом у бабушки.
   - Да кто же его знает! - улыбнувшись, ответила она.
   - Как это?
   - А так! Живёт он, живёт, а потом раз, и исчезнет. Пройдёт месяц, два, а то и поболи, и снова объявится. Смотришь, вроде он, а вроде и нет. А как в деревне без кошки? Ну, коль пришёл, и дело своё кошачье знает, мышей ловить, - пускай живёт. Так и зовём их всех - Васька.
   "Офигеть! Прямо сказка какая-то", - подумала я.
  
   Спать я легла в терраске. По ширине она - не больше двух метров, ну, может быть - два с половиной, а длинной - метров пять. Вдоль одной стены, слева от входа, располагались две старинные, железные кровати, с железными спинками. На противоположной стороне - была вешалка, на которой висели разные вещи, затем стоял старинный комод, а за комодом - деревянная лавка. У окна, между стен, располагался стол, а между столом и кроватью, у бокового окна, стоял стул. Вот и вся обстановка.
  
   Сон не приходил долго. Я лежала в постели и смотрела на двигающие тени, которые образовались от полной луны, что заглядывала в окно терраски. Лежала, слушала тишину и ни о чём не думала. Вот мой слух уловил через толстые, бревенчатые стены бой старинных настенных часов. Пробило одиннадцать.Как я уснула - не помню. Сознание будто выключили, как выключают свет, щёлкнув выключателем.
  
   Я оказалась в тёмной горнице. На старой железной кровати лежала женщина.
   От двери отделилась небольшая тень и приблизилась к кровати. Постояв немного, тень повернулась и направилась к выходу, держа что-то в руках. Пройдя из горницы в избу, она приблизилась к настенным часам, открыла их и что-то положила туда. Закрыв крышку часов, тень вышла в сени и скрылась в чулане.
  
   Я проснулась от того, что меня будто тихонечко толкали. С кровати кто-то спрыгнул. Я повернулась набок и посмотрела на пол. Снизу на меня смотрели зелёные глаза.
  "Васька! На улицу наверно просится", - подумала я.
   Я встала с кровати и пошла к двери. Васька, бежавший впереди, прошмыгнул в приоткрытую дверь.
   "Странно! Дверь приоткрыта. Ну и что же ему от меня надо?" - промелькнуло у меня в голове.
   Несмотря на то, что в сенях было темно, я прекрасно видела как кот, от которого исходило золотистое мерцание, свернул в чулан.
   Сердце бешено забилось в моей груди, перехватило дыхание, и я вспомнила сон, который только что видела. Благополучно пройдя сени, не на что не наткнувшись в темноте, и не набив себе шишек и ссадин, я вошла в чулан. Осмотрев его и не обнаружив ничего интересного, в том числе и самого кота, который как вводу канул, я собралась было покинуть чулан, когда повернувшись к выходу, на полке, над дверью, я увидела два зелёных огонька, которые смотрели на меня, а рядом с ними находился какой-то предмет. Взяв стул, что стоял у стены, и, поставив его под полкой, я встала на него и протянула руки к загадочному предмету. В моих руках оказался небольшой ларчик.
  
   Я попыталась открыть его, но ларчик был заперт. Мне снова вспомнился сон. Поставив стул на место, я вышла из чулана, миновав сени - вошла в избу и подошла к настенным часам. Открыв их, я обнаружила там только ключ, которым заводят эти часы. Судя по замочной скважине ларца, он явно не подходил к нему. Замочная скважина ларца была круглая с прорезью, а ключ от часов - просто круглый.
   Услышав шорох, я обернулась. На деревянном диванчике, что стоял у стены, напротив русской печки, сидел Васька и смотрел на меня своими зелёными огоньками глаз.
   - Ты думаешь...? - тихо произнесла я.
  Мне показалось, что Васька кивнул.
  Я вставила ключ в отверстие ларца и повернула его по часовой стрелке, чувствуя упругость пружины. Раздался негромкий щелчок, и крышка ларчика приоткрылась.
  Я снова посмотрела на кота, и снова мне показалось, будто Васька одобрительно кивнул мне.
   Поставив ларец на стол, я открыла крышку и опустила в него руку.
  
   Первое, что я извлекла оттуда - стеклянный шар, который находился на специальной подставке.
  
   Вторым, со дна ларца, я извлекла перстень. Оказавшись в моих руках, он стал поблёскивать разноцветными искорками, завораживая и соблазняя надеть его на палец, что я и сделала. Камень разлился разноцветным сказочным сиянием, но через короткое время, его сияние будто стало впитываться в моё тело и стало тускнеть.
  
   Затем из ларца я вынула кулон, с которым произошло тоже, что и с перстнем.
  
   Последним в ларце оказался браслет. Он был похож на веточку с листьями, а каждым листочком были разноцветные камушки. Когда я надела его на руку, камушки озарились тусклым свечением.
   В следующее мгновение перед моими глазами всё поплыло. Стали проноситься разные образы, растения, животные и птицы.
  
  Очнулась я ранним утром, идя босиком по траве, усыпанной бусинками утренней прохладной росой, в сторону нашего дома. Ночная пижама также была мокрая, будто я в ней искупалась.
  Пройдя через огород, я зашла на двор и встретилась с бабушкой. Она ничему не удивилась, а будто ждала меня. Наши взгляды встретились. Бабушка вздохнула, покачала головой и тихо произнесла:
   - Значит это ты.... Ну что ж, так тому и быть!
  
   Всё время, что я спала после ночного приключения, мне снова снились растения, насекомые, животные и птицы. А ещё прабабка, которая много чего рассказывала и показывала. Перед тем, как я проснулась, она сказала: " И помни, Алёнка, ты ещё можешь отказаться. Если не откажешься, то до конца своей жизни тебе придётся нести этот крест, и только от тебя зависит, какую дорогу ты изберёшь - дорогу добра или зла".
  
   Я проснулась уже поздним днём. Настроение у меня было хорошее. Я снова была той же девчонкой, какой и была.
   Той же, но уже другой.
   Я точно знаю, кем я буду, когда вырасту, какую я изберу профессию. Добрую, и нужную людям. И это мой крест. Крест, который мне нести до конца, пока силы природы не выберут того, кому я и передам его.
   Я посмотрела на Ваську. Тот одобрительно кивнул и замурлыкал.
  
   Через несколько дней Васька привёл в дом котёнка. Точь в точь как сам Васька.
   - Это тебе подарок, от Васьки. - Сказала бабка. - Видать, стар стал, чтобы дальше служить. На пенсию уходит. - Добавила она улыбнувшись.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com B.Janny "Берег мёртвых "(Постапокалипсис) К.Кострова "Скверная жена"(Любовное фэнтези) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Кочеровский "Везунчик Вако"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Прокачаться до сотки"(ЛитРПГ) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"