Леди Ро: другие произведения.

Маг Рада Градий

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вот уже несколько лет она живет в этом маленьком городке, где, казалось бы, ничего особенного не может произойти. Но стоило ей собраться в отпуск...


   - Проклятье! Женщина, о чем ты думала? Ты подсунула мужчине покупной приворот массового производства, а теперь плачешься, что муж тебя не любит, что ему от тебя только одно надо. А чего ты хотела? Даже индивидуально созданные заклинания работают только с эмоциями, не с чувствами. Можно наколдовать гнев, но не ненависть, понимаешь? Можно наворожить радость - но не любовь. А уж рыночный приворот - он только одно и может обеспечить. Снимать ты его не хочешь - боишься, что муж уйдет, и правильно боишься. Но тогда чего же ты хочешь от меня? Иди, иди... ступай, я говорю!
   С трудом выпроводив хнычущую дамочку, Рада вздохнула и прислонилась спиной к двери. Бывают же клиенты! Впрочем, раздражение быстро ушло, осталось недоумение. Чего она так взъелась на эту горе-соблазнительницу? Спору нет, дама неумна, взбалмошна, склочна и эгоистична, но это же не повод вот так реагировать. Да и вообще, что с ней в последнее время творится? Клиенты все чаще раздражают. Письма от бывшей однокурсницы Осарии, наполненные хвастовством и завистью, больше не веселят, а расстраивают. А вечно хнычущая, что ее никто не ценит, соседка вызывает теперь желание не утешать, а взять за плечи и хорошенько встряхнуть, заставляя оторваться от мыслей исключительно о себе.
   Рада покачала головой. Нет, она не разучилась чувствовать людей, она по прежнему понимает их, их страхи и тревоги, чувства и желания, слабости и силу. Понимать она все еще может - а вот спокойно принимать их такими, какие есть, больше не получается... и что самое печальное - не хочется. Она больше не верит в то, что каждый по-своему прав. Да что же это с ней такое?
   Чуть поколебавшись, Рада вытянула перед собой руку ладонью вверх. Мгновение - ладонь потеплела, и над ней распустился призрачный цветок. Маг с облегчением вздохнула. Да-о й'ри, цветок души, не может обманывать, он всегда честно показывает суть творящего заклинание. Именно поэтому этикет требует от магов при встрече демонстрировать друг другу да-о й'ри. Цветок не постоянен, человек растет и изменяется - и вместе с ним изменяется образ его души. Когда-то над ладонью Рады покачивался белый подснежник - цветок пробуждения силы. Бушевал вишневый цвет радостной надежды. Расцветала фиалка ожидания. Когда был жив Далмир - там пламенела роза. Теперь это все в прошлом, уже который год она видит одно и то же. Золотистая орхидея, символ зрелости и силы. Рада придирчиво осмотрела цветок. Все как прежде, разве что края лепестков словно выцвели, побелели.
   - Ты устала, голубушка. Просто устала, - прошептала маг, встряхнув рукой. - Собирайся-ка да съезди к морю. Тебе нужен отдых, обязательно нужен, пока...
   Она не договорила, словно страшась озвучить свой страх. Больше всего в жизни Рада боялась однажды увидеть над своей ладонью лилию. Цветок потерянных надежд, разочарования, горечи. Любая лилия рано или поздно темнеет. Любой маг, потерявший надежду, рано или поздно обращается к магии смерти.
  
   Вообще-то отдых у моря - это была просто шальная мысль, мелькнула и пропала. Однако, сорвавшись на заказчиков еще пару раз, Рада начала думать, что в идее отдыха есть рациональное зерно. Потому что нельзя себя так вести, клиентов можно растерять, да и просто - неправильно.
   Ну, предположим, дурочка, мечтающая завоевать местного ловеласа, заслуживала сказанных ей слов. В себе менять она ничего не хотела, все ее идеи сводились к тому, как избавиться от соперниц. Мало того, что глупа, так еще и нахальна: предлагать подобное квалифицированному магу - настоящее оскорбление. Но другая клиентка хотела всего лишь навесить на ребенка магический маячок. Самое обычное дело, такие заклинания обычно наговариваются на малыша, когда он только начинает ходить, чтобы мать всегда знала, где он и что с ним. Правда, в данном случае малышу оказалось почти пятнадцать, и маячок требовалось сделать тайным и неснимаемым - похоже, от пары заклинаний дитятко уже избавилось. Но все-таки не стоило, пожалуй, кричать на мамашу. Что поделаешь, маги тоже люди, у них тоже есть больные места. От собственной матери Рада сбежала много лет назад, но ее до сих пор начинало трясти, как в юности, когда она слышала "Я - мать, кто лучше меня может знать, что нужно моему ребенку".
   Отругав себя за непрофессиональное поведение, Рада решила, что отдых ей действительно нужен. Ну, а решив, как обычно, не стала тянуть. За полдня договорилась о номере в гостинице на побережье, предупредила молочника, собрала вещи и повесила на двери объявление "Маг в отпуске". Оставалось только дождаться Дара. Вообще-то это могло и затянуться, Дару случалось пропадать по нескольку дней, но все же обычно он своим особым чутьем знал, когда нужен дома. И верно, стоило Раде запереть чемодан и последним критическим взглядом окинуть комнату - ничего не забыла? - как у окна раздалось требовательное мяуканье. Двери Дар привычно игнорировал. Рада взмахнула рукой, открывая окно, и на подоконник медленно прошествовал здоровый рыжий кот.
   - Привет, бродяга, - улыбнулась маг. Кот коротко мяукнул, обнюхал протянутую ладонь и благосклонно позволил взять себя на руки и отнести на кухню, к любимой миске с едой.
   Дар попал к Раде совсем маленьким. Кто-то подбросил к ее двери корзинку с рыжим комочком в самую морозную ночь перелома зимы. Когда утром маг вышла на крыльцо, малыш уже даже не пищал. Но теплое место у камина, молоко и заботливые руки поправили дело. Подумав, Рада оставила котенка себе. Это была ее первая зима без Далмира, и маленькое беззащитное существо разогнало тяжелую тоску одиноких вечеров. Имя котенок получил соответствующее - Подарок, или просто Дар.
   Теперь тот маленький комочек превратился в огромного роскошного кота, гуляку и хулигана. Периодически Раде приходилось успокаивать соседей, у которых любимому котику порвали в драке ухо, а тщательно охраняемая породистая кошечка вдруг принесла выводок рыжих котят. Морда Дара украсилась парой шрамов - следами доблестных побед в схватках. Тут Рада ничем не могла помочь любимцу - на котов магия действовала слабо, они ведь и сами не вполне обычные существа. Недаром же именно котов издавна считали лучшими спутниками магов.
   Рада порой смеялась, что они с Даром - типичная парочка из какого-нибудь дамского романа, даже имена созвучны. Только вот масти перепутались: в таких книгах героиня обычно - фигуристая рыжеволосая магичка с изумрудными глазами, а сопровождает ее огромный черный кот. Рада же, напротив, была смуглой брюнеткой, зато длинная густая шерсть Дара отличалась необычным темно-рыжим цветом, а глаза сверкали в темноте ярко-зеленым. Впрочем, дамских романов Рада все равно не любила. Как и слова "магичка", находя в нем что-то пошлое и пренебрежительное. Она - маг, дипломированный и высококвалифицированный специалист, и пол здесь совершенно не при чем.
   Итак, Дар был накормлен и ознакомлен с планом путешествия, который прокомментировал одобрительным "Мррдау". Подхватив кота на руки и свистнув чемодану, который немедленно подпрыгнул и заскользил по воздуху следом за хозяйкой, Рада уже направилась к двери, когда в нее кто-то позвонил.
  
   Рада решительно распахнула дверь. Стоящая на крыльце девушка от такой решительности, кажется, побледнела и даже несколько отшатнулась, но справилась с собой и произнесла:
   - Мне... мне нужен маг.
   - Магистр Малагрис живет тремя улицами ниже.
   - А.. а здесь...?
   - Здесь - Маг в отпуске! - негостеприимно сообщила Рада, ткнув пальцем в объявление на двери.
   - Но разве... разве это не вы - маг? - пробормотала совершенно растерянная девушка. - Милорада Градий - разве не вы?
   - Я, - чуть сбавила тон Рада. - И я как раз уезжаю.
   - Ой, но... но мне очень нужна ваша помощь. Пожалуйста... Это важно.
   - Так важно, что не может подождать недельку?
   - С каждым днем все важнее, - вздохнула девушка. - Через неделю будет еще труднее.
   Маг тоже вздохнула... и жестом пригласила посетительницу в дом. Потому что магия - не только право, но и долг. "Не отказывать тому, кто действительно нуждается" говорится в клятве, которую все они давали при выпуске из Института. И что-то во взгляде девушки подсказывало, что ее нужда самая настоящая.
   Снова свистнув чемодану - тот хлопнулся на каменный пол холла, посетительница виновато покосилась на него, но ничего не сказала - Рада провела гостью в маленькую комнатку, где обычно принимала клиентов. Усадила девушку в удобное кресло перед столиком, на котором немедленно вспыхнул светильник, сама села напротив, помолчала, разглядывая посетительницу и давая рассмотреть себя. Сидящая в кресле выглядела обычной горожанкой: лет двадцати, скромное платье с кружевным воротничком, русые кудряшки никак не желают сохранять строгую прическу, в которую их уложили, в серых глазах смущение и тревога, пальцы, явно не натруженные грубым трудом, нервно теребят поясок платья, на левом среднем - тонкий серебряный ободок с искристым голубым камушком. Обручальное или, как здесь говорят, обещальное кольцо.
   - Итак, - видя, что девушка не спешит говорить, Рада решила подтолкнуть ее. - Прежде всего - кто вы?
   - Я... Меня зовут Жюли. Ну, то есть... вообще-то Жюлианна-Амалия, но... сами понимаете, - на губах мелькнула смущенная, но довольно приятная улыбка.
   - Очень хорошо, Жюли, - подбодрила ее маг. - И в чем ваша проблема?
   - Если бы только моя, - вздохнула девушка. - Это все... очень трудно объяснить. И на первый взгляд, наверно, это покажется вам глупым, но прошу, не судите сгоряча. Дело... дело в том, что..., - она бросила на Раду быстрый испытывающий взгляд. - Скажите, а вы не замечали ничего странного вокруг? В последнее время?
   - Где? - не поняла Рада.
   - Ну... в нашем городке. По крайней мере, я не знаю, что там, дальше, но здесь... вы ведь не могли не заметить, вы же с людьми работаете.
   - Так что я должна была заметить?
   Девушка замялась, потом резко выдохнула:
   - Что из города исчезла любовь.
   - Что?!
   - Ну, неужели вы не видите этого? Кругом... везде... люди забывают, что значит любить. Как же вы не видите?
   - Да с чего вы взяли? - фыркнула Рада. Только этого ей не хватало, сумасшедшей, свихнувшейся, небось, на почве несчастной любви... почему только она не вышла из дому минутой раньше! - По-моему, все наоборот - город тонет в любви. Привороты, отвороты, венцы, магические узы... и такие заказы каждый день.
   - Вот-вот... привороты, узы... Влюбленные, супруги, родители, дети... все словно с ума сошли, но разве дело в любви?
   - А разве нет?
   - Любовь..., - Жюли произнесла это слово удивительно осторожно, бережно. - Любовь это когда думаешь о другом человеке, когда заботишься... хочешь счастья - ему, радости - ему. А люди вокруг... разве они об этом пекутся? Им главное - заполучить предмет любви себе, целиком, только себе и никому больше. Это же не любовь, это просто... жадность какая-то.
   - Но разве так не было и раньше?
   Маг произнесла это и сама себе ответила - нет, не было. Когда она приехала сюда несколько лет назад, все было совсем иначе. Тогда ей понравились здешние люди, и понравилось помогать им. Каждый новый заказ был интересной задачкой, и решение ее доставляло радость. Рада делала амулеты молодоженам и защитные пологи над детскими кроватками, заговаривала удачу купцам и заклинала попутный ветер путешественникам, она даже заколдовала клумбу на главной площади, чтобы та цвела круглый год, хоть агромагия и не была ее специализацией. И сделала для местного поэта талисман, показывающий разные иллюзии и творящий вдохновение. И...
   Жюли увидела ее сомнения.
   - Конечно, и раньше бывало всякое ... но не в таких же масштабах. Сейчас это затронуло всех, люди меняются, разве вы не видите? Не чувствуете? Вы сами?
   - Я? Но я-то никак не изменилась.
   - Правда? - серый взгляд вдруг кольнул недоверием. - Ничего не изменилось?
   Рада закусила губу. Подумала о клиентах, которые раздражают больше обычного. О работе, которая перестала приносить радость. О бывших приятелях, которые вдруг надоели. О глупости, которую устала прощать. О том, что у всего этого может быть одна причина. Очень простая... и очень страшная. По-прежнему чувствуя и понимая людей, ей с каждым днем все труднее их любить.
   Вдруг стало очень холодно. Но Рада заставила себя встряхнуться. Да нет, что за глупости! Существует множество других объяснений. Как-то все это слишком... мелодраматично, слишком искусственно... нереально.
   - А может быть, вы преувеличиваете? - она постаралась улыбнуться уверенней. - В конце концов, это может быть вполне естественным явлением. Закономерным. Говорят же, что наш быстрый век способствует прагматизму и логике, отнюдь не романтике и нежным чувствам.
   - Вы в это верите? - на лице Жюли - печальная усмешка.
   - Не знаю. Возможно. Но моя вера не имеет никакого значения. Зато я знаю, что никакой магией невозможно лишить целый город способности любить.
   - Но что-то же происходит! Вот я и хочу, чтобы вы узнали - что именно. И... остановили это. Пока не стало поздно. Пока после приворотов и магических уз дело не дошло до замков и клеток. Или... чего похуже. Ради такой "любви" не умирают, но вот убить - могут.
   - Значит, это - ваш заказ?
   - Да. Я хочу, чтобы вы нашли и остановили того, или то, что воздействует на людей в городе. Денег... сейчас у меня не очень много, но... я оплачу заказ, обещаю. Возьмите в залог... это.
   Дрогнувшими пальцами она сняла и протянула Раде то самое колечко. Чье-то обещание. Маг покачала головой.
   - Я не беру залогов, а об оплате можно поговорить позже. Я принимаю заказ, - официальным тоном провозгласила она, - но не оговариваю точного времени его выполнения. Идет?
   - Идет, - подтвердила Жюли, сжимая в руке кольцо. Рискнув, Рада кивнула на него:
   - Он... тоже? Разучился любить? Вы... поэтому пришли?
   Но Жюли лишь молча покачала головой.
  
   Проводив гостью, Рада первым делом сотворила себе полный чайник крепкого чая. Подумав, достала коробочку конфет, которых у нее всегда был запас, поднялась в кабинет и устроилась в кресле с любимой большой чашкой в руках. Дар, все это время сидевший тихо, мяукнул и забрался к ней на колени. Рада почесала его за ухом:
   - Да, рыжий... чувствую, думать придется долго.
   Прежде всего - а есть ли проблема? Жюли на какое-то время удалось ее убедить, но если поразмыслить трезво... Нет, пять минут трезвых размышлений убедили мага, что проблема не надумана, более того - возможно, она сложнее и опасней, чем кажется на первый взгляд.
   Вопрос второй - насколько же она велика? Как далеко зашли изменения и к чему они могут привести? Раде очень не нравился высказанный заказчицей прогноз, но она понимала, что он верен. Хм... надо бы по старой дружбе нанести визит Михаэлю и поинтересоваться, не вырос ли уровень бытовых преступлений - все эти драки за девушек, ссоры на почве ревности, может быть, еще что-то необычное? И почаще прислушиваться к собственным ощущениям. Пересилив себя, Рада снова вызвала да-о й'ри. Лепестки орхидеи над ладонью побледнели еще сильнее, теперь золотистую серединку окаймляла широкая белая полоса. Белоснежная, ледяная чистота. Рада поёжилась. Вот вопрос - что станет с нормальным, честным человеком, если он потеряет способность любить, но сохранит желание помогать людям, потребность быть им нужным? Похоже, она знает ответ... Ха, да он у нее полжизни был перед глазами - мать, всегда четко знавшая, кому и что нужно, и без капли сомнения, с осознанием своей правоты, решавшая все за других. Дай такому человеку власть - и он легко уничтожит сотни людей в попытке насильственно осчастливить тысячи. Если же у него окажутся магические способности... История хранит имена нескольких магов - поборников абстрактного добра. Хранит на самых страшных своих страницах. Нет, Раде вовсе не хотелось войти в историю, особенно таким образом. Но, честно говоря, еще больше ее пугала мысль, что она окажется похожа на собственную мать. Осознав это, она невесело хмыкнула. Надо же, а она-то искренне считала, что давно бросила что-то доказывать госпоже Градий.
   Рада заставила себя успокоиться, подкрепив решение парой конфет. Рано пугаться, ни к чему доводить все до абсурда. Конечно, обычно она так и делала, если ее что-то пугало. Представляла себе то, чего боялась, воображала самый плохой, самый страшный путь развития событий, заставляла себя увидеть его в красках. Обычно после этого страх отступал, не мешая действовать, да и сами события резко сворачивали в нужную сторону. Но что-то подсказывало магу, что в данном случае излюбленная тактика не сработает. И потом, страх не позволит ей оттолкнуть проблему, закрыть на нее глаза, как она делала до сих пор, или поверить, что происходящее естественно.
   Вот она и пришла к третьему вопросу - естественно ли то, что творится в городе, или же вызвано чьей-то злой волей? От того, что она решит, зависит ответ и на самый главный вопрос - что ей делать и как остановить происходящее. Может ли это быть магическим воздействием? Она ведь сама недавно объясняла клиентке, что магия не способна воздействовать на чувства, что ей подвластны лишь кратковременные эмоции. Но для естественного изменения человеческих наклонностей все происходит слишком быстро, она может поклясться, что еще зимой все было в порядке. Так что же...?
   А почему, собственно, она так ограничила возможные варианты, или - или? Может быть, существуют и другие ответы. Рада снова наполнила чашку. Ей ведь, кажется, уже приходилось вот так же решать - верить или не верить происходящему, магия это или реальность... Ах, да, конечно, как она могла забыть! Маг улыбнулась, погружаясь в воспоминания. Впрочем, тогда-то ей было не так уж весело. Тогда...
   Тогда она только закончила Институт, только нашла свою первую работу, только сняла свой первый дом - впервые в жизни свой собственный, а не родительский, и не институтский дортуар. Тогда она была счастлива. Еще и потому, что в ее жизни появился Далмир. То есть, появился-то он раньше, но только тогда Рада начала подозревать, что это не простое увлечение, не короткий роман, что все может быть гораздо серьезнее, чем обычно. И именно в этот момент реальность встала на дыбы и начала выделывать коленца.
   Рада привыкла доверять знакам. Нет, в обычные приметы она не верила, но считала, что если быть внимательнее, всегда можно заметить намеки и подсказки, которые мироздание подсовывает человеку. Ничего глобального, конечно, никаких четких предсказаний... Но она всегда знала, что если с утра подруга хвастается присланными из дома деньгами, а днем любимая булочная, куда забегаешь за сладкими пирожками, вдруг оказывается закрытой - не стоит идти в другой магазин, наверняка вечером в очередной раз вспыхнет стол от экспериментальных заклятий или произойдет еще что-то, требующее денежных затрат. А если все утро не можешь найти тетрадь с конспектами, лежащую вообще-то на подоконнике, а на улице дорогу перегораживают коробки, рассыпавшиеся из потерявшей колесо повозки - можно не спешить, наверняка профессор Келлиг снова отменил лекцию. Обычно эта уверенность ее не подводила. Поэтому когда случайные вроде бы события раз за разом стали мешать ее встречам с Далмиром - Рада расстроилась.
   В принципе, учитывая, что Далмир был лейтенантом Стражи Порядка, ничего удивительного в преградах не было. Дополнительные дежурства, срочные вызовы в любое время - вещи довольно естественные. Но вот когда они накапливаются... когда к ним прибавляются дополнительные заказы, сваливающиеся на Раду как раз в те вечера, которые свободны у Далмира, и неожиданные ливни, обрушивающиеся на город именно тогда, когда они собирались погулять в парке, и настоящая эпидемия простуд и прочих мелких болезней, поразившая исключительно их двоих... Тут уж поневоле начинаешь думать о знаках и намеках. И Раде очень не нравилось то, на что именно ей пытаются намекнуть. Она пробовала пожаловаться подруге, но та только отмахнулась:
   - Да ну, брось выдумывать. Я, если хочешь знать, никогда не верила в твою теорию знаков. Слушай, а может, тебя банально сглазили?
   Рада чуть смущенно призналась, что уже проверила и дом и одежду на наличие враждебных чар - без толку.
   - Ну, значит это обычное невезение, - хмыкнула подруга. - До сих пор тебе везло, а теперь ты столкнулась с черной полосой - и сразу раскисла.
   Рада старалась не "раскисать", но постоянные неудачи подтачивали любой оптимизм. Неужели судьба против них, неужели им не суждено быть вместе? Думать так было чем дальше, тем больнее, не думать - не получалось. Удивительно ли, что она стала совсем дерганной, нервной, и в конце концов просто разрыдалась, уткнувшись в плечо Далмиру. Он как раз зашел за нею - они собирались в театр - но прямо на крыльце дома Рада подвернула ногу, и это стало последней каплей. Надо отдать должное Далмиру, он мгновенно подхватил ее на руки, занес в дом, устроил на диване, умело вправил вывих, принес воды и терпеливо ждал, пока девушка успокоится. И не задавал дурацких вопросов.
   Нога, хоть и не мешала ходить, все-таки болела, поэтому никуда они не пошли, а провели вечер обнявшись и беседуя о всяких пустяках. Далмир всячески старался ее развлечь. Он даже принес ей чай, а сам принялся бродить по комнате, разглядывая картины на стенах.
   - Удивительно, мы столько знакомы, а я, считай, впервые у тебя в доме. Если не считать прихожей, с которой я знаком довольно близко. Здесь уютно.
   - Конечно, большая часть мебели сдавалась вместе с домом, - заметила Рада. - Но я изрядно все переделала. Тут было довольно... странно.
   - Ха, еще бы! Старик Хельбур был тот еще чудак. Представляю, как бы он кричал, увидев меня тут.
   - Старик Хельбур?
   - А ты разве не знала? Так звали прежнего хозяина дома, - Далмир вернулся к дивану и присел рядом с Радой. - Он своего рода легенда, по крайней мере, в нашем отделении Стражи.
   - Серьезно? Он что, был Стражем порядка?
   - Нет, - рассмеялся Далмир, и Рада залюбовалась его улыбкой. - Напротив - старик совершенно не выносил стражей. Не знаю уж, почему... что-то там в молодости он натворил, толком никто уже и не помнит, но он считал, что стражи обошлись с ним несправедливо, и со временем это превратилось в настоящую манию. Не мог даже на улице пройти мимо стража, не плюнув при этом и не крикнув что-нибудь оскорбительное. Если в районе происходило что-то - нечего и думать было обратиться к нему с вопросами, как-то окна у него мальчишки разбили - так он стража даже на порог не пустил. Собственно, можно сказать, что нелюбовь к Страже его и погубила. Он ведь довольно обеспеченный был, вот к нему воры и влезли ночью, а когда он их застукал - ударили по голове каменной шкатулкой, не насмерть, но сильно. Сами испугались и сбежали - а он до утра пролежал на полу... ведь чары вызова Стражи он на дом ставить, разумеется, запретил. Утром его племянница пришла дядю проведать - а тут такое. От того удара старик так и не оправился, болел долго, но встретиться со стражами, описать воров так и не согласился. Говорят, перед смертью он совсем свихнулся, только и твердил, что ноги стража в его доме не будет. Но, похоже, я тебя расстроил... прости, я зря все это вспомнил.
   Рада поспешила уверить друга, что все в порядке, но вскоре под предлогом усталости и разболевшейся ноги выставила Далмира. Нет, его рассказ девушку вовсе не расстроил - изучение магии, даже самой светлой, несколько изменяет взгляд на смерть, отучает бояться всего, с ней связанного. Однако история чудака Хельбура навела ее на мысль, и Рада спешила ее проверить. Распрощавшись с Далмиром, она торопливо разложила на столе книги и сотворила чары текстового поиска. Книге на пятой они, наконец, сработали, том раскрылся, зашелестел листами и замер, а Рада с победным возгласом уставилась на страницу.
   - Так я и знала! Помнила же что-то в этом духе... "Как известно, смерть любого человека вызывает высвобождение некоторого количества жизненной энергии, которое может сопровождаться различными эффектами, особенно, если умерший обладал магическими способностями. Среди подобных эффектов - свечения различного спектра и интенсивности, атмосферные явления, движение близко расположенных предметов, самопроизвольное срабатывание чар и амулетов. Отдельного упоминания заслуживает эффект довольно редкий, но впечатляющий. Мы имеем ввиду искажение реальности в соответствии с последним желанием умершего. Эффект этот зависит не столько от магических способностей, сколько от силы и интенсивности предсмертного желания, и представляет собой локальное изменение вероятностей, способствующее максимально точному выполнению этого желания". Ах ты, старый хрыч! Значит, ноги стража в твоем доме не будет? Ну, это мы еще посмотрим.
   Облегчение смешалось со злостью - на Хельбура, на себя, за то, что позволила себе усомниться в их с Далмиром будущем. Эта злость придала сил, в результате Раде даже не пришло в голову просто сменить дом. Нет, это означало бы сдаться. Рада с головой погрузилась в книги, исследования и эксперименты. Результатом стали ее первая самостоятельная статья и найденные чары, позволившие вернуть реальность на положенное место. Ничто больше не мешало им с Далмиром встречаться хоть каждый день, что они и сделали...
   Рада вынырнула из воспоминаний, словно из слишком глубокой волны, и огляделась, возвращаясь к действительности. Хм, а ведь это тоже можно считать своего рода знаком. Однажды судьба уже столкнула ее с изменением реальности, тогда она справилась - значит, справится и сейчас. Хотя вряд ли дело снова в чьем-то предсмертном желании. Соблазнительно, но это было бы слишком просто. Но все-таки, она будет помнить - для воздействия на реальность не обязательно творить заклинания, не обязательно даже осознавать, что ты делаешь. Не то чтобы это сужало круг поиска источника проблем, но... но...
  
   Решить действовать - это одно, а вот сделать конкретные шаги... Задача поиска воздействующих на горожан сил укладывалась в сказочную формулировку "найди то, не знаю что". Конечно, Рада запустила несколько поисковых чар, но они ничего не дали. Никаких необъяснимых всплесков магической активности, никаких напряжений в общем магическом фоне. Для более точного задания поиска магу отчаянно не хватало данных. Что ж, если от магии пока толку мало - посмотрим, что дадут старые связи.
   Для визита к Михаэлю Кленвисту, помощнику командира городского отделения Стражи порядка, Рада выбрала послеполуденное время. Еще от Далмира она знала, что это самые спокойные часы в Страже - со вчерашними делами более-менее разобрались, сегодняшний вечерний всплеск нарушений порядка еще не начался. Людей в помещении Стражи и впрямь было мало, молоденький охранник по ее просьбе заглянул в кабинет Михаэля - и тут же выскочил, сообщив, что господин майор ждет ее.
   Сам Михаэль за последние годы почти не изменился - разве что волос стало чуть меньше, а складка на лбу чуть глубже. Улыбался он все так же, чуть нерешительно, но искренне. После неизбежных восклицаний, выражения радости, расспросов о жизни, рассказов о семье (у Михаэля была очаровательная супруга и уже трое детишек), они, наконец, уселись спокойно в креслах, пригубили принесенный все тем же охранником чай, и майор поинтересовался:
   - Рада, так что тебя привело сюда? Пойми меня правильно, я всегда рад тебя видеть, но профессиональное чутье говорит мне, что ты не просто соскучилась... да?
   - Твое чутье, как всегда, безупречно, - рассмеялась Рада. - Недаром Далмир тебя гончаком дразнил.
   На лице Михаэля возникло то смущенно-виноватое выражение, которое Рада привыкла видеть у коллег Далмира после его смерти. Словно они извинялись за то, что живы... что с ними все в порядке, что не их женам вручают памятную медаль вместо мужа. Она никогда не зала, как реагировать, и потому поспешила перевести разговор на другую тему.
   - На самом деле меня несколько... тревожат настроения моих клиентов в последнее время. И я решила разузнать, а как вообще обстановка в городе, не слишком ли... агрессивна? Скажи, Михаэль, много ли нарушений совершается сейчас из-за женщин... или наоборот - мужчин... вобщем, ты понимаешь, о чем я?
   Михаэль кивнул:
   - Понимаю. Наши граждане и впрямь стали чрезмерно страстными, давно столько обращений не было. Говорят, это потому, что весна выдалась ранняя да буйная, по весне-то у нас всегда проблем больше... да?
   - Но весна уже закончилась, - пробормотала Рада. - А по части магии, ничего необычного не случалось в последнее время?
   - Да вроде бы нет... Но это тебе надо с Марком поговорить. С Марком, нашим штатным магом, это по его части.
   Рада изобразила умоляющий взгляд.
   - Михаэль, но он же сам не станет со мной говорить. Кто я такая? Обычный практикующий маг. Вот если бы я была хорошей знакомой господина майора Стражи... а?
   - А еще маг! - рассмеялся майор. - Без простых служак никуда... да? Ладно уж, так и быть, познакомлю.
   Кабинет мага оказался через дверь от майорского. Его хозяин сидел в кресле, свободно откинувшись на спинку, руки его безвольно свисали, голубые глаза застыли, словно глядя сквозь стену. Дымились две свечи, на толстом листе бумаги змеился сложный завиток заклинания. Рада узнала его почти сразу - и приложила палец к губам. Но Михаэлю не нужны были подсказки, он и сам понял, что придется подождать. Еще бы, наверняка им тут, в Страже, часто приходится пользоваться этими чарами. Заклинание проекции позволяло магу спроецировать выбранный кусок пространства в собственное сознание, не то чтобы подглядывая, а просто мгновенно узнавая обо всем, происходящем в этом месте. Правда, заклинанию для подпитки требовался источник свободной энергии в проецируемом пространстве. Обычно поступали так: маг накачивал энергией какой-нибудь предмет - хоть камень - и оставлял в нужном месте, а потом настраивался на него. Чем больше энергии нес артефакт, тем дольше работало заклинание, но обычно полчаса были пределом.
   Раде с Михаэлем не пришлось долго ждать, всего минут через пять маг пошевелился, провел рукой по глазам, и устало смел со стола лист с заклинанием. И только потом заметил, что он в комнате не один.
   - Майор?
   - Ну что, Марк, что-то узнал?
   Маг повел глазами в сторону Рады, но поскольку майор никак не прореагировал, спокойно доложил:
   - Это по делу тех торговцев незаконными амулетами. Кажется, я вычислил производителя, завтра они встречаются с ним, время и место известны.
   - Отличная работа, - улыбнулся Михаэль. Повернувшись к Раде, пояснил, - Появились тут в городе амулеты удачи, магически замаскированные от обычных чар обнаружения.
   Рада кивнула. Понятное дело, опять кто-то решил обмануть чары в игорном доме, чтобы незаконно заработать. Любители легкой наживы ведут постоянную войну с разработчиками защитных чар, а Стража порядка, в свою очередь, борется с обманщиками. Тут все обычно и вряд ли как-то связано с интересующей ее темой. Михаэль меж тем вспомнил об этикете.
   -Да, позвольте мне представить... Маркус Офей, первый маг городской Стражи порядка. Марк, это Милорада Градий, же.... вдова моего старого друга, практикующий маг... да?
   Показалось или на губах Марка промелькнула быстрая усмешка? Даже если так, он быстро справился с собой, поднял руку, копируя жест Рады и демонстрируя свой да-о й'ри. Она полюбовалась на ярко-алый мак. Да, типично для мага из Стражи. С чего бы они не начинали, что бы ни привело их на службу, в конце концов основным почти всегда оказывался именно долг, все остальное отступало, выжигалось.
   - Чем могу служить, госпожа Градий?
   - Служить не обязательно, - Рада постаралась придать разговору менее официальный тон. - Мне... на самом деле мне просто интересно, не случилось ли вам в последнее время заметить что-то необычное? В магическом плане.
   Маг вопросительно изогнул бровь - почему-то этот жест получился у него снисходительным:
   - Необычного? Пожалуй... нет, магический фон в городе не изменялся.
   Рада сдержала раздражение. Это-то она и сама прекрасно знала.
   - Но может быть какие-то странные происшествия? Неожиданные? Может, даже нелепые?
   - Нелепые? Хмм... могу я поинтересоваться, с какой целью...
   - Я получила заказ на поиск и устранение причин некоего явления. Ищу зацепки, - если надо, она тоже может быть недружелюбной. Упоминанием заказа дальнейшие вопросы отсекаются - каждый маг, чем бы он ни занимался, прекрасно знаком с понятием тайны заказа.
   - Если это что-то противозаконное, то поиск скорей в нашей компетенции... да? - встревожился Михаэль. - Может, тебе не стоит...
   - Нет-нет, ничего противозаконного. По крайней мере, пока. Понимаешь, я пока даже не могу сформулировать достаточно четко, что я ищу. Потому и интересуюсь тем, что могло показаться вам странным, нелепым, дурацким...
   - Раз уж вы об этом упомянули, - протянул Марк. - Майор, я не докладывал вам... потому, что звучало это именно что нелепо... Но ко мне тут обратился доктор Диран из городской больницы. К нему попали два странных пациента... больничный маг не нашел причин для вмешательства, но доктор... был более настойчив.
   - Что же с ними?
   - С ними... с ними странная вещь. Обоих доставили в больницу с жалобами на боли в животе, оба недавно ели раннюю черешню и.., - странно, ей кажется, или этот самоуверенный маг смущен? - Вобщем, доктор обнаружил причину болей. Видите ли... у них в желудке оказались проросшие косточки черешни.
   - Что?
   Марк пожал плечами, словно бы извиняясь за сказанное:
   - Вы понимаете, почему я вспомнил этот случай, когда вы заговорили о нелепом и дурацком. Не верить доктору я не мог, но и причин вмешиваться не нашел.
   - Значит, они нечаянно проглотили косточки, и те проросли у них в... желудке? - уточнил Михаэль. Усмехнулся, - Надо же, а я не верил маме.
   - Маме?
   - А тебя разве в детстве не пугали, что если проглотишь косточку от ягоды, она начнет расти у тебя внутри?
   - Не пугали. Но это же чушь! Дурацкое суеверие... - да уж, госпожа Градий была определенно выше подобных предрассудков. Страшилки для дочери у нее были другими, и сводились обычно к угрозе вырасти некрасивой и не выйти замуж.
   - Суеверие, - подтвердил Марк. - В него верят разве что дети. Ну, может еще в совсем дремучей глуши.
   - Но я всегда считал, что это невозможно... да?
   - Так все считали. Этот доктор Диран, он сказал, что медицине такие случаи не известны, он проверял. По-моему, - хмыкнул маг, - он счел это медицинской сенсацией. Даже обошел своих коллег, тех, у кого частная практика. И что вы думаете? Еще два случая, и все в течение последних десяти дней.
   - Значит, ни одного случая за историю медицины - и четыре за последние десять дней?
   - Именно.
   - Это то, что ты искала?
   - Не знаю, - протянула Рада. Каким образом таинственная активность проглоченных косточек может быть связана с исчезнувшей из города любовью? - Я не знаю... Но это странно - поэтому важно.
   - Придется теперь быть поосторожней с едой, - заметил Михаэль. - И за детьми присмотреть. Надеюсь, другие суеверия, из тех, во что я верил в детстве, не окажутся правдой. Среди них были довольно неприятные.
  
   Михаэль вызвался проводить Раду до выхода на улицу. Отойдя от кабинета, она поинтересовалась:
   - Этот ваш маг... он что, не любит женщин, занимающихся магией?
   - Марк? Да не то чтобы... Понимаешь, он отличный парень, и профессионал что надо, но иногда в нем просыпается домашнее воспитание и тогда он бывает... немного высокомерным. Старинный род, строгая семья, традиционные взгляды... ну, ты представляешь... да?
   Да, Рада представляла, однако неприятный осадок все же остался. Чтобы сменить тему, она спросила Михаэля, не очень надеясь на ответ:
   - Скажи, а ты случайно не знаешь такую Жюлианну-Амалию...
   - Жюли Лерой? Да, - Михаэль вздохнул, покачал головой. - Грустная история.
   - Какая история?
   - А ты... разве не знаешь? Я думал... Ну, она была помолвлена... да? Но прошлой осенью, за несколько дней до свадьбы, Тьерри, ее жених, погиб.
   Рада вспомнила тонкое обручальное колечко в дрогнувших пальцах. Вот значит как.
   - Как это случилось?
   - Пожар, - Михаэль отвел взгляд, снова вздохнул, но все-таки продолжил. - Он возвращался вечером домой от Жюли, увидел пожар. Сигнальные чары сработали, но... в доме были люди - и он, не дожидаясь пожарных, сунулся в огонь... да? Одного вытащил, услышал крик на чердаке, кинулся туда и... его накрыло горящей балкой. Пожарные его вытащили, но... Оказалось, что пожар был не простым. Мальчишка-старшеклассник со способностями раздобыл где-то заклинание... белого пламени... и сдуру решил попробовать его, спрятавшись на чердаке. Не справился, не удержал - и чердак полыхнул, а за ним и весь дом. Белое пламя... ты же знаешь...
   Белое пламя относилось к разряду боевых заклинаний. Ожоги от него не поддавались лечению. С трудом разомкнув губы Рада все же спросила:
   - А... мальчишка?
   - Тьерри успел вытолкнуть его в чердачное окно. Тот отделался сломанными ногами, огонь не коснулся его.
   - Понятно... Я пойду, Михаэль, ладно? Спасибо тебе за помощь. Привет жене.
   Рада улыбнулась другу на прощание, спокойно дошла до дома, поздоровалась с соседкой, накормила Дара, и только после этого, упав в кресло, позволила себе думать. Проклятье, она знала, что визит разбудит воспоминания, но даже не представляла, насколько это будет больно. Она считала, что уже научилась жить без Далмира, научилась вспоминать с улыбкой, помнить только хорошее. Но вот одно странное совпадение - и она словно вернулась на шесть лет назад. Неудивительно, что Михаэль так заикался и отводил глаза... наверняка он тоже вспомнил тот день.
   В тот день у Далмира был выходной. Они провели его вместе, вечером хотели вместе же зайти в книжную лавку, за давно заказанным Радой манускриптом, но ей нездоровилось, и супруг уговорил ее остаться дома. Она осталась. А на обратном пути муж увидел мошенника, за которым их отделение Стражи гонялось не один месяц. По случаю выходного Далмир был без оружия, без служебной защиты, у него был лишь амулет, подаренный Радой, но он решил пойти за преступником. Проследил его до места встречи с сообщником, и оттуда отправил местного мальчишку в отделение за подмогой. Что случилось дальше, они так и не узнали. Может преступники обнаружили наблюдение, может Далмир решил вмешаться, не дожидаясь помощи... Он ведь не знал, что сообщник мошенника окажется магом. Первое заклинание амулет Рады отразил, маг запаниковал... и швырнул в Далмира белым пламенем, вложив в него всю свою силу. Разумеется, Рада почувствовала, как сработал амулет. Никогда в жизни она не бегала так быстро, но все равно появилась слишком поздно, чтобы помочь мужу. Но недостаточно поздно, чтобы поверить в ложь о быстрой смерти.
   К ней снова вернулись та боль, то отчаяние. Почему, ну почему это случилось? Почему она не пошла тогда с мужем? Почему он, безоружный, кинулся за преступником, почему так рисковал собой? Почему не нашел другую работу?... Разве он не знал, что она не сможет без него, что ей будет плохо? Нет же, он думал только о работе, всегда о работе, не о жене... За что он так поступил с ней? Как он мог вот так уйти, оставив ее наедине с этой болью? Она никогда не простит ему этого, никогда...
   Пушистые усы ткнулись в щеку, раздалось недовольное фырканье - щека была мокрой. Рада вздрогнула и благодарно обняла кота. Что это с ней? Глупые мысли, дурацкий приступ самосожаления. Она ведь прекрасно знает, что Далмир не мог поступить иначе, что именно таким она и любила его. Неужели эта напасть, высасывающая любовь из всего города, сможет коснуться и ее памяти о муже? Ну нет, этого она не позволит!
  
   Прошло еще две недели, а Рада так и не продвинулась в своих поисках. Единственное, в чем она была уверена - то, что жителей города не подвергали никаким заклинаниям, не наводили никаких чар. Нет, воздействие было гораздо более серьезным, речь шла об изменении всей реальности. Был ли это стихийный катаклизм? Случайное следствие чьих-то действий? или даже кто-то сознательно менял мир? С точки зрения теоретической магии и такая возможность существовала, хотя на практике целенаправленно изменять законы реальности не удавалось никому, кроме магов из древних легенд. И все же Рада могла поклясться, что за всем происходящим стоит человек. Откуда взялась эта уверенность, она не могла бы сказать. Интуиция, скорей всего... но она привыкла доверять интуиции.
   Мир вокруг менялся, и изменения эти Раде совсем не нравились. Солнце светило как обычно, даже, пожалуй, слишком жарко для начала лета, однако на улочки города словно легла тень. Люди на этих улицах больше не улыбались друг другу, хозяева магазинчиков не здоровались с прохожими. Постоянно то тут, то там вспыхивали ссоры, даже детский смех стал редкостью, а если он и звучал - то не радостный, а насмешливый и злой. Несколько раз Рада ловила продавцов на том, что они весьма бесцеремонно обманывают ее - раньше подобного почти не случалось, ведь здесь все друг друга знали. Уличенные продавцы ничуть этого не стеснялись, однажды ей даже пришлось пустить в ход магию, чтобы остановить разошедшегося булочника. По чистым когда-то тротуарам горячий ветер носил неубранный мусор. Вечноцветущие растения с главной городской клумбы, которыми раньше приходили любоваться, теперь были срезаны, а то и выкопаны с корнем, а дежурящий на площади страж порядка на вопрос, кто это сделал, лишь пожал плечами и вернулся к увлеченной игре в карты с подозрительного вида молодчиком. А самым страшным было то, что большинство жителей не замечали того, что с ними происходит, не видели никаких изменений, словно все всегда так и было... и только на редких лицах видела Рада растерянность и удивление.
   А еще по городу ползли слухи, а следом за ними страх. На скамейках и у задних калиток шептались:
   - Вы слышали, Нэдди Виль помер. А ведь совсем молодой был, совсем... Говорят, вечером к ним в комнату белая бабочка залетела. Уж мать его просила - не трогай, мол, плохая это примета - он не послушал, прихлопнул бабочку. А на утро мать приходит его будить, а он уж холодный совсем.
   - А учительница-то школьная, госпожа Ноланж... Это, говорит, все суеверия, от неграмотности это и от глупости. Вот, говорит, смотрите, я разобью зеркало - и ничего со мной не будет. И разбила! Да еще и в осколки посмотрелась. А на следующий-то день свалилась с черной горячкой... теперь если и выживет - не красоваться ей больше. Вот до чего наука-то довела. А нечего было над приметами смеяться, старики-то знали дело, а эта нынешняя молодежь ни во что не верит.
   - И-и-и, и не говори! Бабки наши толк во всем знали! Я вот без горсти бобов в кармане из дому и не выхожу. Это меня еще бабка научила. Как случится что нехорошее, или посмотрит кто недобрым глазом - тут же боб в сторону бросаю. И всякая порча да несчастье за ним уходят, уж ты мне поверь.
   Рада старалась разговоров таких не замечать, но скрыться от них было невозможно, а считать их просто слухами, памятуя о жертвах проглоченных косточек, она не могла. Совсем невозможно стало игнорировать старые приметы, когда ранним утром к ней прибежала напуганная соседка, умоляя спасти ребенка. В доме у соседки маг увидела заплаканного мальчишку ярко-зеленого цвета... сквозь слезы обещавшего, что он никогда, никогда больше не будет есть зеленые сливы с дерева. Полдня Рада возилась, составляя сложные чары, чтобы вернуть мальчишке обычный цвет, а мать ребенка, всхлипывая, твердила: "Я же не думала... я пугала его, конечно, но я же не думала, что это правда".
   Общая мрачная атмосфера давила ощутимым грузом, и по вечерам Рада падала в постель совершенно измученная. А может, дело было в необычно большом количестве заказов. И это притом, что половине посетителей маг отказывала: иногда спокойно, иногда возмущенно, а пару раз ей пришлось буквально вышвырнуть клиента за дверь. Принятые же заказы в основном сводились к установке различного рода защитных чар, сторожевых завес, сигнализаций и магических замков. Было ощущение, что этой половиной заказчиков внезапно овладела паранойя. Но отказать им Рада не могла - потому как раз, что ей было известно о намереньях и настроениях первой половины.
   Все это, помимо тревоги, вызывало страшное раздражение. Рада злилась на людей, злилась на себя за то, что поддается всеобщему искажению, но ничего не могла с собой поделать.
   Однажды на улице она встретила Михаэля, он стоял на углу в форменной фуражке дежурного стража. Поздоровавшись, маг поинтересовалась, с каких это пор майоры Стражи лично патрулируют улицы. Михаэль, однако, на ее улыбку не ответил и, судя по выражению лица, проглотил парочку ругательств, прежде чем выдавить раздраженное "Приходится!".
   Впрочем, он тут же извинился:
   - Прости, я просто устал... но ты-то в этом не виновата... да? Я со вчерашнего дня на ногах, а работать приходится за троих.
   - Что-то случилось?
   - Люди с ума сошли, вот что случилось! - Михаэль покачал головой. - Знаешь, до недавнего времени я был уверен в своих сотрудниках, я за каждого мог бы жизнью своей поручиться... да? Но теперь... Представь, у меня трое сержантов подали в отставку, заявив, что не намерены рисковать собой за те гроши, что им платит муниципалитет. Как будто раньше платили больше! Еще двоих уличили в том, что они берут мзду с преступников и игроков. Зато другая парочка наоборот так рьяно охраняла порядок, что каждый день кулаки, а то и оружие пускали в ход. Кончилось тем, что они покалечили человека только за то, что он выбросил мусор на улицу. Разумеется, я их отстранил. Теперь у нас отчаянная нехватка рук, работаем сутками... Вот, видишь, даже мне дежурить на улицах приходится, а что делать? Дома почти не бываю, Мина сердится, ругается, дети от рук отбились. На работе чистое безумие, дома - тоже не большая радость, хоть не приходи. Думаю, отправить, что ли, своих к теще, в столицу? На время. Должна же эта полоса когда-то закончиться! Да?
   Рада подтвердила, что должна, отчаянно надеясь, что это правда. Поинтересовалась:
   - А как там ваш маг?
   - Марк? Да ему еще хуже приходится. Второй маг у нас заболел, теперь Марку одному со всем справляться, а работы-то все больше и больше. Парень совсем с лица спал, я за него побаиваюсь.
   Поколебавшись, Рада предложила:
   - Может быть мне помочь вам? Ты зови меня, если что... если второй маг понадобится.
   Михаэль рассеянно кивнул, и на этом они расстались.
   Дома Рада, борясь с усталостью, в который раз попыталась систематизировать сведения и наблюдения и найти хоть какую-то логику в происходящем. Если это ненамеренное воздействие - то каким образом связаны исчезновение любви, падение нравов и возрождение забытых суеверий? А если предположить, что кто-то меняет реальность специально... кому, и главное - зачем могло понадобиться превращать уютный и спокойный городок с его добрыми, в общем-то, жителями в столь неприятное и мрачное место?
   Этим вопросом Рада задавалась каждый вечер - и каждый вечер ей не удавалось найти ответ. Собственная беспомощность ужасно раздражала, и, чтобы хоть как-то поправить настроение, маг решила переключиться на то, что, в отличие от логики, уж точно никогда ее не подводило - на магию. Рада достала из ящика стола заготовки для защитных талисманов и принялась заряжать их чарами. Однако талисмане на пятом она вдруг почувствовала, что ей элементарно не хватает магических сил. Она была опытным магом, она четко знала свои способности, свою силу и могла совершенно точно сказать - это неправильно. Да что там, это просто невозможно.
  
   Стараясь не паниковать раньше времени, Рада встала, прошлась по комнате, выпила холодного сока и снова вернулась к столу. Взяла в руки зеленый камушек, которым обычно придавливала бумаги, сжала его в руке и принялась накачивать камень чистой энергией - детское упражнение на овладение собственными способностями. Камень только начал теплеть, когда Раде пришлось остановиться - она совсем выдохлась. Да что же это такое! В душе заскреб острыми коготками страх. Неужели она теряет способности? Может быть, просто устала? Да нет, глупости. Магические способности, их уровень - это то, с чем маг рождается и что сохраняет до самой смерти, они не меняются и не зависят ни от внешних причин, ни от внутреннего состояния мага. Профессор Азин, институтский сторожил, в последние годы был так слаб, что в аудитории влетал на особом кресле, он мог шевелить лишь губами и пальцами, однако его заклинания и чары оставались четкими и мощными до самого конца. Но все же...
   Нет, так не пойдет. Рада категорически запретила себе думать, вместо сомнений и страхов прописав горячий чай, конфеты и долгий крепкий сон. Пожалуй, в глубине души она по-детски надеялась, что на утро все окажется просто глупой ошибкой и пройдет само собой. Как бы там ни было, собственное предписание она выполнила полностью. Ей даже удалось уснуть без проблем - возможно потому, что, как только погас свет, Дар запрыгнул к ней на подушку и устроился там, уютно урча. Утром она тоже не спешила - побаловала себя самым вкусным за последнее время завтраком, долго расчесывала волосы, надела любимое платье... посмеялась над тем, как пытается справиться со страхом обычными женскими способами... и, наконец, разрешила себе подойти к столу и взять в руки зеленый камень. Результат оказался прежним - она выдохлась почти вдвое раньше, чем должна была. Вот теперь можно было начинать паниковать.
   Но паниковать Рада не стала, она стала думать. Итак, ее способности уменьшились, хотя история и теория магии утверждают, что это невозможно. Впрочем, в последнее время произошло столько невозможного, что с ее стороны было бы глупо удивляться. Вопрос в другом - случилось ли это только с ней или затронуло и остальных магов? Не то чтобы она испытывала облегчение от мысли, что она не единственная пострадавшая, но все-таки в случае глобальных изменений больше шансов и на помощь. А помощь - пора уже признать - ей очень нужна, она определенно не справляется в с проблемой в одиночку. Но к кому обратиться? Образ жизни Рада вела не очень открытый, знакомых магов у нее почти не было. Собственно, выбор ее был ограничен только двумя. Рада вздохнула и вышла из дома.
   Дом магистра Малагриса находился неподалеку. Магистр всю жизнь прожил в этом городке, знал здесь всех и каждого, и до приезда Рады был единственным тут магом, державшим общую практику. Разумеется, когда Рада решила устроиться тут же, она зашла к нему познакомиться. Старик показался ей очень милым, не смотря на некоторую нелюдимость и недоверие к достижениям современной магии. Он ничего не имел против "конкурентки" и, как Раде показалось, даже с облегчением передал ей половину своих клиентов. Он определенно не откажет ей в помощи, а опыт у него немалый. И как она раньше не сообразила обратиться к Малагрису?
   Но маг напрасно стучала в дверь, заглядывала в щели в ставнях и посылала внутрь дома магический зов. Надпись на двери гласила "Маг не принимает" - и хотя Рада была уверена, что старик дома, общаться он определенно не был настроен. Странно... но теперь у нее остается только один выход.
   Снаружи здание Стражи выглядело как обычно, но внутри Раду встретили шум, раздраженные крики, неопрятные люди, толпящиеся в одном из коридоров. Прежнего охранника у кабинета Михаэля не было, а сама дверь почему-то была открыта, позволяя увидеть пустой кабинет и заваленный в беспорядке бумагами стол. Да, сложно им тут приходится. Рада проскользнула к следующей двери, нерешительно постучала, отругала себя за эту нерешительность - и на раздраженный отклик "Да-да!" шагнула внутрь.
   Марк действительно выглядел неважно. Он был очень бледен, аристократический овал лица портили запавшие щеки, а темно-голубой цвет глаз подчеркивался залегшими под ними тенями того же оттенка. Однако поклон, которым он поприветствовал Раду, был подчеркнуто безупречным:
   - Госпожа Градий, проходите, пожалуйста. Присаживайтесь, прошу. Каким новым необыкновенным обстоятельствам я обязан этой нашей встречей? Чем могу быть полезен?
   Тон тоже был безупречным, однако взгляд мага сказал Раде, что лучше бы ей обойтись без долгих предисловий. Поэтому она начала с главного:
   - Господин Офей, я знаю, что у вас в Страже имеются амулеты для определения уровня магических способностей, такие же, как те, что применяются в школах.
   - Не совсем такие, - заметил маг. Что ж, по крайней мере, он не отрицает, что амулеты есть.
   - Я бы хотела... Я прошу вас определить уровень моих способностей, - выдохнула она. Ага, ей все-таки удалось удивить его.
   - Простите, но с какой целью? Я сомневаюсь, что он вам не известен... как вы сами заметили, уровень магических способностей определяют еще в школе и сообщают магу.
   - Да, да... Но все-таки, я прошу вас... Пожалуйста, вам же не сложно!
   - Но зачем? - на лице Марка искреннее недоумение. - Зачем определять то, что и так известно?
   - У меня есть... есть основания полагать, что мой уровень изменился.
   - О... в таком случае вам нужен не я, а врач, полагаю.
   Что... ах, проклятье, вот что он подумал! Ну да, для женщины-мага есть единственный вариант изменения способностей - если она носит ребенка, уровень ее растет все время беременности. Надо же, он считает, что она... Рада с трудом справилась с раздражением.
   - Нет, вы неправильно поняли меня. Я считаю, что мои способности уменьшились. Существенно уменьшились.
   - Что за чушь?
   Да, она и сама так отреагировала бы, скажи ей кто такое несколько дней назад...
   - Пожалуйста. Это не составит для вас труда. Я настаиваю.
   На лице мага ясно было написано, что он думает о женских капризах и истериках. К счастью, он определенно решил, что лучший способ от нее отделаться - сделать то, о чем она просит. Марк подошел к стене, провел по ней ладонью, после чего, казалось, просунул руку прямо сквозь камень. Ага, сейф, настроенный на прикосновение владельца. Через секунду маг вынул руку из сейфа - в ней был... да, пожалуй, это можно назвать очень массивным перстнем. Действительно, совсем не похоже на тот амулет, который Рада помнила по школьным временам. Марк надел перстень на палец и указал им на Раду. Помедлил, разглядывая камень на вершине перстня, затем продемонстрировал его Раде:
   - Оранжевый.
   Не смотря на то, что Рада была готова к этому, внутри у нее все сжалось.
   - Не льстите мне... это светло-красный. А был - желтый. Можете проверить в своих документах, я регистрировалась в Страже, когда приехала в город. Мой официальный уровень - желтый... значит... значит...
   Наверное, она побледнела, потому что Марк быстрым жестом подозвал к себе графин с водой, наполнил стакан и протянул его Раде. Она не стала отказываться. Убедившись, что в обморок она падать не собирается (Рада мысленно фыркнула), Марк принялся разглядывать амулет.
   - Но я все же не понимаю. С точки зрения теоретической магии это просто невозможно. Даже если усталость или нервное напряжение... нет, невозможно.
   - Вы позволите мне? - Рада протянула руку и Марк, очевидно думая, что она сама хочет убедиться, отдал ей перстень-амулет. Но маг, не раздумывая, надела громоздкую конструкцию на палец и ткнула им в собеседника. - Какой у вас уровень?
   Вопрос сам по себе был... скажем, не общепринятым, а уж магическим способом определять чужой уровень без заранее полученного согласия считалось вообще неприличным. Но Марк лишь прищурился и сказал:
   - Светло-желтый.
   Рада, чувствуя себя на удивление мерзко, молча показала ему перстень. Встроенный в него камень светился густым оранжевым. Надо отдать Марку должное, он почти не изменился в лице. Только поджал на миг губы. Помолчал, словно что-то обдумывая, и задал самый логичный вопрос:
   - Значит, это происходит со всеми?
   - Я не знаю, - вздохнула маг. - Я действительно не знаю... Я ничего не замечала до вчерашнего дня. Или, может, не хотела замечать. Вы, очевидно, тоже. Если это происходит и с другими... Не думаю, что кто-то склонен это обсуждать. Слишком... Слишком сильное потрясение.
   Да уж, потрясение. Наверно, то же самое должен чувствовать человек, однажды утром проснувшийся и не обнаруживший собственных рук. Хуже... Рука - лишь часть тела, ее можно потерять, но магические способности - неотъемлемая часть мага... часть его сознания. Если они лишатся их полностью... нет, Рада совершенно не хотела этого представлять.
   Марк между тем склонен был действовать, а не размышлять.
   - Прежде чем что-то предпринимать, нам нужно удостовериться в том, что... эффект действительно затронул остальных магов. Но и подходить к ним с прямым вопросом мне бы не хотелось.
   - У вас ведь есть записи, регистрация... Вам нужно лишь сравнить нынешние показатели с записанными, можно вообще ничего не говорить.
   - Это будет некорректно...
   - Но это будет правильно. Если маги осознают, что плохо всем - а они наверняка еще не осознали этого, мы ведь не склонны обсуждать такие вещи друг с другом, верно? - если они осознают, может начаться паника. А запаниковавший маг - это серьезная опасность.
   - Да, - кивнул Марк. Посмотрел на нее, кажется, с любопытством. - Однако вы догадались... и не запаниковали.
   - Наверное, я просто была готова к любым пакостям. Последнее время, по крайней мере.
   Они разошлись, договорившись встретиться на следующий день. Марк обещал проверить столько магов, сколько сможет. Рада же выпросила у него еще один амулет - по крайней мере, магистра Малагриса она может взять на себя. Если сумеет до него достучаться, конечно.
   Достучаться она пыталась долго и упорно. Кричала, звонила, барабанила в дверь, даже рискнула силой открыть один из запертых ставней - ей стало действительно тревожно за старика. Прижавшись лбом к стеклу, маг заглянула внутрь... на несколько секунд перед ней мелькнуло лицо старого магистра, сердито шевелящиеся губы, потом Малагрис просто задернул занавес на окне, но этих секунд Раде хватило, чтобы направить на мага измеряющий амулет - благо, стекло ему помехой не было. Отойдя от дома, Рада взглянула на амулет - и чуть не выругалась. Понятно, почему магистр прячется ото всех - камень на амулете был темно-красным, почти черным... а это означало, что старый и уважаемый маг лишился практически всех своих способностей.
  
   Полночи Рада не спала, просто лежала, глядя в темноту и поглаживая устроившегося рядом Дара. Умница-кот чувствовал настроение хозяйки и, как мог, поддерживал ее уютным урчанием. Если бы не он, маг так и мучила бы себя до утра, представляя самые печальные варианты развития событий, но мурлыканье Дара отвлекало от мрачных мыслей и, в конце концов, она уснула..
   Утром Рада еле дождалась назначенного времени, заставив себя терпеливо сидеть и листать книги в поисках хоть чего-нибудь подходящего к случаю. Безуспешно, разумеется. Когда до назначенной встречи с Марком осталось полчаса, она вылетела из дома так резво, как даже на свидания не бегала.
   А вылетев, нос к носу столкнулась с Жюли.
   - Кажется, это называется дежа вю, - пробормотала Рада, поздоровавшись с девушкой. - Вы ко мне?
   - К вам, - сегодня Жюли выглядела не такой смущенной, как в первый раз. - Я по поводу... моего заказа. Вы обещали разобраться, что случилось с любовью в этом городе. Я хотела узнать, что вам удалось. Столько времени уже прошло... Вы знаете, как это остановить? Вы же видели, что творится с городом.
   - Я видела, - кивнула Рада. - Видела, возможно, даже больше, чем вы. Вот только главного - как же мне выполнить ваш заказ - я так и не узнала.
   - Вы... вы хотите отказаться? - голос Жюли упал до шепота.
   - Вовсе нет. Да и права у меня такого нет. Но дело в том... что у меня возникли сложности, - Рада оглянулась, решая, есть ли у нее время пригласить гостью в дом. По всему выходило, что нет. - Мне сейчас надо идти... Знаете что, пойдемте со мной! Да, точно. Я думаю, вы имеете право знать, что я делаю... что мы делаем, что узнали и что планируем.
   Она знала, что маг Стражи не одобрит привлечение "гражданских". Собственно, она и сама толком не понимала, зачем тянет с собой Жюли - но у нее было странное чувство, что если вся история началась для нее с этой девушки - то и в завершении ее Жюли должна принять участие. Впрочем, до завершения еще было далеко... Плюнув на сомнения, Рада решила просто прислушаться к интуиции - и повела Жюли к зданию Стражи, на все вопросы отвечая: "Я вам все расскажу, когда придем".
   Как она и предполагала, Марка тот факт, что она пришла не одна, вовсе не обрадовал. Он, конечно, был вежлив, поклонился пришедшей, усадил ее в кресло... а потом уставился на Раду таким непроницаемо-требовательным взглядом, что она на миг почувствовала себя преступником на допросе. Но только на миг. Собравшись, она представила гостью - маг кивнул, возможно, он слышал о Жюли - и продолжила:
   - Прежде чем мы перейдем к тому, ради чего встретились, я хочу объяснить, почему привела Жюли сюда. Видите ли... Она тот самый заказчик, из-за которого я приходила к вам в первый раз. Именно она привлекла мое внимание к странностям, творящимся в городе, еще до того, как они стали бросаться в глаза. То, с чем столкнулись мы с вами..., - Рада помахала перстнем-индикатором. - Я считаю, что это еще одно звено в цепи все тех же странностей. Что это все связано. Вобщем, так получается, что Жюли знает начало истории, вы - середину... и мне кажется, что до конца ее нам предстоит добираться вместе.
   Покончив с вступлением и не дождавшись возражений, Рада коротко пересказала события последних нескольких недель, начиная с появления Жюли на пороге ее дома. Она описала свои наблюдения, перечислила предпринятые ею магические меры - безуспешные, увы, но как говорится, отсутствие результата - тоже результат. Марк слушал заинтересовано, хоть и со скептической усмешкой, Жюли была более эмоциональна - услышав об исчезновении магических способностей, она не удержалась от тихого вскрика, тут же зажав себе рот рукой.
   - Таким образом, - подытожила маг, - я считаю, что мы имеем дело с сознательным изменением реальности. Но кем и каким образом - я совершенно не представляю. Жюли, я хочу, чтобы вы поняли - я не отказываюсь от вашего заказа, но... я признаю, что не могу справиться с ним в одиночку. Мне нужна помощь... ваша... и ваша.
   Рада перевела взгляд на Марка. Тот молчал.
   - Если ты собираешься воспользоваться помощью мага Стражи, неплохо было бы спросить разрешения у его начальника... да? - раздалось от порога. - Марк, раньше, когда у тебя были посетители, ты ставил защиту на свой кабинет. Я зашел к тебе по поводу тех шарлатанов, помнишь? И случайно услышал часть рассказа Рады.
   - И? - Рада пришла в себя. Надо же, она так увлеклась, рассказывая, что не заметила появления Михаэля. Впрочем, судя по лицам ее собеседников, не заметил его никто. Ладно Жюли, но вот то, что маг забыл о профессиональной осторожности... похоже, он растерян гораздо больше, чем может показаться по его безупречному виду. - Ты позволишь своему магу помочь мне?
   - Долг Стражи - служить людям, - процитировал Михаэль. - Если ты говоришь, что кто-то превратил мой город в сумасшедший дом... Если ты говоришь, что это можно остановить - можешь рассчитывать на нашу помощь. Я думал, ты больше мне доверяешь, Милорада... да? Почему ты не пришла раньше?
   - Дело не в доверии, - вздохнула маг. - Дело в том, что все было так... странно. Как я могла объяснить то, чего сама не понимала? Как могла просить помощи, если не знала, какая помощь нужна и в чем? Я и сейчас не очень-то это представляю...
   - Значит, будем понимать и представлять вместе, - Михаэль подвинул стул и сел, слово бы замыкая круг вокруг стола мага. - Так, Марк?
   - Так, - кивнул тот. Чуть склонив голову, добавил задумчиво. - Но должен заметить, что понимаю, почему госпожа Градий не рассказала все раньше. До вчерашнего дня, боюсь, я ей просто не поверил бы. Простите, госпожа Градий, но я должен быть честным... еще позавчера я счел бы вас просто...
   - Нервной дамочкой с буйной фантазией? - подсказала Рада. Маг усмехнулся:
   - Излишне впечатлительной особой.
   Рада понимала его. Да, он не поверил бы ей, скажи она, что из города исчезла любовь, что кто-то заставил жителей забыть о честности и совести. Он счел бы все это естественными явлениями. Такова особенность его работы - очень многие стражи со временем привыкают ждать от людей худшего. Что не мешает им защищать этих людей - вот парадокс, который Рада еще не смогла разрешить. Что движет ими - привычка? Долг? Красный мак над ладонью Марка говорит в пользу последнего. Но от размышлений Раду оторвал голос Михаэля.
   - Итак, что мы имеем? Насколько я успел понять, из необъяснимых явлений мы столкнулись с исчезновением у людей способности любить, с исчезновением моральных норм...
   - Не всех, - тихонько прервала его Жюли. Смутилась под всеобщими вопросительными взглядами, но продолжила. - Я не знаю, заметили ли вы, но... не смотря на жаркую погоду, на улице нет женщин в открытых платьях. Обычных женщин, я имею в виду. Девушки и парни теперь гуляют отдельно - родители требуют. Миреле, моей подруге, мать запретила в выходной пойти с Полем в парк - а ведь они обручены, и свадьба совсем скоро. Все словно помешались на благопристойности, по крайней мере, внешней. В домах может твориться что угодно - я слышала страшные вещи - но внешние приличия вдруг стали соблюдать очень строго.
   Марк удивленно посмотрел на Жюли - его что, удивляет, что девушка может быть наблюдательной? А Михаэль просто кивнул задумчиво:
   - Да... я как-то не обращал внимания на это, но если подумать, вы правы, Жюли. Спасибо. Значит - исчезновение любви, усиление внешнего соблюдения приличий при полном падении нравов, превращение примет из глупых суеверий в суровую реальность, и... если я правильно понял - исчезновение магических способностей у магов? - Михаэль вопросительно взглянул на Марка.
   - Да, - вздохнул тот. - Я не успел проверить всех зарегистрированных магов, но из четырнадцати, которых я успел навестить, у всех способности снизились. Включая Натана. Он поэтому, оказывается, на работу не ходит, больным сказался, решил, что это только с ним и запаниковал. Второй маг Стражи, называется... И вот что странно - у всех способности меняются в разной степени. К счастью, похоже, полностью их лишиться все же нельзя...
   -Можно, - перебила его Рада. - По крайней мере, с магистром Малагрисом это случилось.
   Маркус ошарашено уставился на нее.
   - Старик Малагрис? Не может быть, он же... он же...
   - Старейший и опытнейший маг в городе, я знаю, - вдохнула Рада. - Увы...И у нас нет времени оплакивать его участь. Если мы срочно что-нибудь, наконец, не придумаем - боюсь, нас ждет то же самое.
   - Мы придумаем, - уверенно заявил Марк. Слишком уж уверено - это он ее успокаивает или себя?
   - Я уже голову сломала, пытаясь понять, что же общего между всеми этими странностями. И кто, а главное как мог все это устроить. Это не может быть предсмертным желанием - хотя бы потому, что в одно желание все странности не уместить. Да, вот в том и дело... это все слишком разбросано, не связано... Я пересмотрела все книги. Если и есть какие-то способы обычному человеку изменить реальность - то это может быть только одно желание. Даже Золотой талисман выполняет лишь одно желание.
   - Золотой талисман? - фыркнул Марк. - Да, похоже, вы совсем отчаялись.
   - Ну да, да... Говорю же - я пересмотрела все книги, даже сборники легенд и сказок. Можете посмеяться надо мной. Вот только, даже в сказках я не нашла ни намека на то, как можно такое устроить.
   - Кто, как... Это неправильные вопросы. Нам стоит подумать, зачем это все было сделано. Зачем это могло понадобиться, кому это выгодно? С этого вопроса начинается любое следствие... да?
   - Но кому могла помешать любовь? - пробормотала Жюли. - Зачем убирать ее?
   - Ну, тут-то вариантов много. От несчастной любви люди такие глупости делают. Может, кто-то решил так избавиться от всех любовных проблем?
   - А заодно избавить весь город, - проворчала Рада. - Из пушки по воробьям, вот как это называется.
   - У вас есть другой вариант, госпожа Градий?
   - Ну... неспособность любить разобщает людей, а значит делает их беззащитными. И не только отсутствие любви, кстати. Судя по тому, что ты, Михаэль, мне рассказывал, Стража существенно ослаблена - это может быть на руку всяким преступникам.
   - Мы делаем все, что можем, - похоже, замечание зацепило майора Стражи. - Но ты, пожалуй, права. Сложившаяся в городе ситуация определенно затрудняет работу нам. И облегчает преступникам. Возможно, в этом смысл?
   - Возможно. Ослабление магов в такую картину вписывается - без магов, чар и амулетов вам работать еще сложнее.
   - Да, но причем тут тогда приметы? Черные кошки и разбитые зеркала?
   - Я не знаю, Жюли, не знаю. Может у этих преступников такое дурацкое чувство юмора.
   - Стоп-стоп, - произнес вдруг Марк. - Мы говорим о преступниках, но вот вопрос - как могли они настолько изменить реальность, не прибегая к магии?
   - Почему не прибегая? - удивился Михаэль. - Рада ведь сказала, что немагических способов устроить такое она не нашла. И мы оба прекрасно знаем, что не все маги законопослушны, так что...
   - Я поняла, - кивнула Жюли. - Если в этой новой реальности маги теряют способности - значит, их потеряет и тот, кто все это устроил. Разве маг может на такое согласиться?
   - Ну, если он достаточно безумен... а придумать такой план мог только безумный, я уверен.. да?
   - Или очень предусмотрительный, - протянула Рада. - Если это все устроил действительно маг - я думаю, он предусмотрел для себя какую-то защиту. И тогда...
   - Тогда очень скоро он окажется самым сильным, если не просто единственным магом в окрестностях.
   - А может и не только в окрестностях. Кто знает, насколько обширно это изменение реальности, как далеко дотянулось?
   - По крайней мере, до столицы оно не дошло, - Михаэль вздохнул. - Ну, судя по письму Мины.
   - Ты все-таки отправил своих в столицу?
   - Да... И, похоже, правильно сделал, пусть лучше в стороне от здешнего безумия побудут... да?
   Жюли, какое-то время молчавшая, вдруг подняла голову:
   - Постойте. Вы говорите... этот маг окажется самым сильным? Значит... если мы найдем сильного мага... Мага, чьи способности не уменьшились - это и будет преступник, ведь так?
   - Так, - протянул Марк. - Но вот как его найти?
   - А... а разве нет таких заклинаний? Он же, наверное, должен быть заметен издалека? Ну... вроде как самый высокий человек заметен в толпе?
   - Нет, - Рада покачала головой. - Издалека этого не определить. Можно, конечно, проверить общий магический фон, но если он в этот момент не использует никаких заклинаний - мы ничего не заметим... А мне что-то говорит, что он постарается сидеть тихо-тихо. Может быть... Марк, вы говорили, что проверили не всех зарегистрированных магов? Может, среди оставшихся?...
   - Я могу проверить, но если он не местный, и приехал сюда, уже задумав дурное - он мог просто не регистрироваться.
   - Верно... Проклятье, ну нельзя же ходить по улицам и проверять каждого встречного!
   - Ну, предположим, не каждого встречного, а каждого, в ком мы почувствуем магические способности, - поправил ее Марк.
   - Ну и что? вы что, полагаете, что можно вот так просто выйти на улицу - и случайно встретить преступника? Что-то я не верю в такое везение.
   - А может, зря не веришь? - вмешался вдруг Михаэль. - Везение... Удача... Марк, ведь стандартные амулеты Стражи увеличивают удачу, да?
   - Да, но только процентов на десять... максимум двенадцать. Это же стандартные амулеты. Боюсь, нам этого будет мало.
   - А если надеть сразу несколько?
   - Увы... их действие не складывается. Стойте-ка...
   Маг вскочил и сунул руку в свой сейф. Высыпал на стол горсть камней, жетонов и подвесок и начал их разбирать.
   - Так... где же он? Ага, вот, - он вытащил синюю подвеску-спираль, сжал в кулаке. - Мой персональный амулет удачи. Правда, я его давно не заряжал... Так что, он может добавить только процентов двадцать.
   - Так заряди, - удивился майор. - Или сделай еще один.
   Маг поморщился, Рада ответила за него:
   - Магия удачи очень сложная, Михаэль. Для нее нужен как минимум желтый уровень. Сейчас ни Марку, ни мне это не под силу, увы... Мой собственный амулет, боюсь, не в лучшем состоянии.
   - И что бы вам не быть позапасливей? - проворчал страж. - Но, по-моему, все равно стоит попробовать, пока не придумаем что-нибудь получше.
   - Попробовать можно, - нехотя согласилась Рада. - Два амулета - ваш служебный и личный, дадут нам на тридцать процентов больше вероятности встретить преступника на улице. Скрестим пальцы на удачу - и вперед, прогуливаться.
   - Скрестить пальцы - это идея, - подала вдруг голос Жюли. - Ой, ну ведь правда - идея. Приметы! Вы забыли про приметы, а они ведь теперь действительно работают - а значит должны работать и скрещенные пальцы, и кроличья лапка, и... и что там еще приносит удачу?
   - Четырехлепестковый клевер, - забормотал Михаэль, - дырявый камень, веревка повешенного...
   - Майор Кленвист, а я и не знала, что вы так суеверны, - усмехнулась Рада.
   - Это все детство. В детстве я много во что верил, да. И, как видишь, пригодилось.
  
   - Чувствую себя удивительно нелепо, - проворчал Марк, косясь почему-то на Раду.
   - Я, между прочим, тоже, - огрызнулась она.
   - Странно, почему это с момента знакомства с вами я стал сталкиваться с нелепостями значительно чаще, чем за всю предыдущую жизнь?
   - Не знаю уж, почему это ваша жизнь была такой скучной, но я рада, что смогла ее как-то оживить.
   - Прекратите это, оба!
   Марк мрачно сжал губы, очевидно проглотив уже заготовленный ответ. Надо же, она была уверена, что он не сдержится. Рада виновато посмотрела на Михаэля:
   - Прости. Просто это действительно... нелепо. Представь, если бы тебе пришлось ловить преступника, используя игрушечное оружие - как бы ты себя чувствовал?
   - Но это не повод выплескивать свои чувства на окружающих.
   И что тут ответишь, если он прав? Жюли, видимо, желая сменить тему, протянула магам по маленькой начищенной подкове.
   - Вот, это тоже может пригодиться.
   - И где вы только все это набрали? - удивился Марк, пряча подкову в карман и вертя в руках несколько облезлую, но вполне узнаваемую кроличью лапку.
   - Кузен моей подруги приторговывает всякими... он это называет талисманами. Знаете, даже до того, как началось... все это ... хватало людей, верящих в приметы. Особенно если немного отъехать от города.
   - А мне пришлось залезть в вещи старшего сына. Хорошо, что он не все забрал с собой... да? Он сейчас как раз в том возрасте, когда верят во всякую чепуху, - майор протянул Раде шнурок, продетый сквозь дыру в обычном сером камушке.
   Марк пытался спрятать в кармане клевер так, чтобы он не помялся. Рада решила проблему просто, приколов листик к платью, и теперь держала двумя пальцами отрезок не очень чистой веревки.
   - Вы уверены, что вот это необходимо?
   - Веревка повешенного - средство очень сильное. Ну, если верит приметам, - смущенно улыбнулась Жюли. - Правда, я не уверена, что эта веревка настоящая... этот... кузен подруги, он не очень-то честный. Ну где бы он взял настоящую веревку повешенного?
   - Учитывая, что в нашем городе уже шестьдесят семь лет никого не вешали, спорю на свой месячный оклад, что эту веревку он купил в обычном магазине, слегка испачкал и продает теперь в пять раз дороже.
   - Я тоже так подумала, но... но вдруг все-таки?
   Вздохнув, Рада сунула обрезок веревки в карман и огляделась.
   - Вроде бы все. Я готова.
   - Я тоже, - в тон ей ответил Марк. - Выходим?
   - Постойте-постойте, - вмешался Михаэль. - Мне не нравится, что вы идете вот так просто, без всякого плана... да?
   - А какой может быть план, если мы полагаемся исключительно на удачу? Просто выйдем на улицу и пойдем... куда глаза глядят.
   - Вместе?
   Этот вопрос заставил Раду задуматься.
   - Вы правы, майор, - протянул Марк. - Поскольку удача двух людей не может складываться, нам нет смысла ходить вдвоем. А вот если мы разделимся - наши шансы увеличатся еще вдвое.
   - Разумно, - кивнул Михаэль. - Но, учитывая, что мы не знаем, с кем вам предстоит иметь дело, и то, что ваши способности слабеют... Рада, я пойду с тобой. Так будет безопасней.
   Рада собралась было возразить, но вдруг, к собственному удивлению, поняла, что ей действительно будет спокойней, если рядом будет кто-то.
   - А я тогда пойду с господином магом, - решительно заявила Жюли. - Вдруг вам понадобится передать сообщение или еще что-то?
   Марк, на удивление, ничего не возразил. Зато достал из сейфа пару магических маячков. Совместными с Радой усилиями им удалось настроить их друг на друга - теперь в любой момент можно было подать сигнал другой паре или узнать, где она находится. При этом маг с тревогой почувствовала, что даже это простое действие далось ей с заметным усилием, но промолчала. Что толку жаловаться на очевидное? Они вышли из здания стражи все вместе (в последний момент вспомнив очередную примету и молча посидев пару секунд "на дорогу"), дошли до ближайшего угла и там разошлись в разные стороны.
  
   Пройдя несколько шагов, Михаэль галантно подал Раде руку. На ее удивленный взгляд пояснил:
   - Так естественней выглядит. Мы ведь просто прогуливаемся, а не разыскиваем мага-преступника... да?
   - Да-то оно да, - нахмурилась Рада. - Но вот злые языки... В этом городке и раньше-то хватало сплетников, а уж теперь... Что ты будешь делать, если по городу пойдет слух? Господин майор Стражи отправил жену к матери, а сам разгуливает по улицам с другой женщиной?
   - Ничего не буду делать. Мина прекрасно знает, что моя работа может потребовать и не такого. Ты ведь в свое время знала? Да и потом, она знает тебя... да? Лучше скажи мне, какой у нас план?
   - План в том, чтобы не иметь никакого плана. Это ведь удача, в ней нет никакой системы. Тут главное - поддаваться импульсам.
   - И все получится? А удача точно действует? Ты чувствуешь что-нибудь?
   - Михаэль, а как можно почувствовать удачу?
   - Ну... когда я играю в карты с друзьями или расследую какое-то дело и чувствую, что вот сейчас повезет... где-то внутри становится словно щекотно.
   - Это не удача, это азарт, - вздохнула Рада и потянула майора на другую сторону улицы, обходя огромную лужу, натекшую из разбитой бочки.
   Разговор затих. То есть, периодически они обменивались какими-то фразами, но мысли Рады были полностью заняты другим. Она вглядывалась в каждого встречного. Иногда ей попадались люди, в которых она видела магические способности, тогда она чуть шевелила пальцем и косилась на перстень-амулет. Но ни разу еще встроенный в него камень не разгорелся ярче красного цвета.
   Они продолжали бесцельно кружить по городу, выбирая дорогу то поудобней, то понеобычней, но отказавшись от идеи на каждом перекрестке бросать монетку - слишком заметно. Однажды их пути пересеклись с другой парой. Жюли тоже опиралась на руку своего спутника, и с виду они были полностью поглощены беседой. Когда взгляды магов якобы случайно встретились, Марк чуть заметно скривил губы. Значит, им никто интересный не встретился. Рада тоже слегка качнула головой - и они снова разошлись в разные стороны.
   Солнце уже задевало крыши домов, цеплялось за флюгеры, и маг начала чувствовать усталость в ногах - ей давно не приходилось столько ходить - когда, совершенно случайно подняв голову, она увидела в распахнувшемся окне девушку. Совершенно обычную девушку, почти ребенка, чьи простоватое лицо и прическа контрастировали с очень богатой одеждой. Но внимание Рады привлекла вовсе не одежда. Незнакомка совершенно точно обладала магическими способностями. Маг поправила прическу, постаравшись при этом ткнуть пальцем в сторону окна, взглянула мельком на перстень, ни на что особенно не надеясь - и чуть не споткнулась. Камень в амулете горел ярко, снежно-белым огнем, с некоторым даже отливом в синеву. Голубой уровень! У этой девчонки самый высший уровень, до которого дотягивает обычно один маг из тысячи. Рада снова подняла взгляд - окно уже захлопнулось. Но было поздно, удача все-таки сыграла свою роль, они нашли мага, которого совершенно точно не затронули общие изменения.
   Михаэль недоуменно потянул Раду за руку, и она сообразила, что замерла посреди улицы. Постаравшись как ни в чем ни бывало продолжить путь, она быстро изложила майору суть увиденного. Завернув за угол, они остановились, чтобы решить, что же делать дальше. Первым делом, понятно, Рада активировала маячок, чтобы вызвать Марка с Жюли. Теперь нужно дождаться их. Михаэль предложил вызвать еще и других стражей, но Рада его отговорила. Обычные стражи не имеют никаких шансов против мага, тем более настолько сильного. Нет, количеством тут ничего не решишь. Тогда майор предложил пока расспросить соседей подозрительного дома. Он горел желанием хоть что-то сделать, и маг не стала его останавливать.
   Вернулся Михаэль очень быстро и сообщил, что дом сняли в начале весны (Рада кивнула, сроки сходились), что снимал его некий приезжий, ничем не привлекательный мужчина, он и живет там с двумя слугами. Неразговорчивыми слугами, уточнил он - видимо, соседи считали это недостатком. Есть еще девушка, которая живет с ними, но из дому никогда не выходит. Соседям было сказано, что это племянница того господина, но у них есть по этому поводу свое мнение, которое они, надо думать, радостно изложили при первой же возможности.
   - Это выглядит логичным, - протянула Рада. - Она держится в тени, все делают ее подручные. Но странно... что-то здесь кажется мне неправильным. Слишком уж она молода. Чтобы устроить такое, нужна не только сила, но и знания.
   - Возможно, она была отличницей, - пожал плечами майор. - Вопрос в том, что делать теперь? Марк так и не появился?
   - Нет, но пока тебя не было, сработал второй маячок. Они тоже что-то нашли и вызывают нас.
   Михаэль тихонько выругался, виновато взглянул на Раду, но она махнула рукой.
   - Я чувствую примерно то же.
   - Как ты думаешь, возможно, чтобы потенциальных преступников было двое? И Марк нашел второго?
   - Кто знает, - вздохнула Рада. - Если эта девчонка так сильна - вряд ли ей нужна помощь. С другой стороны - она очень молода, чтобы придумать все это самой. С третьей... возможно, Жюли и Марк не встретили другого мага, а разузнали что-то о той же, которую нашли мы.
   - В любом случае, я не собираюсь сейчас отвлекаться на выяснение этого, - пробормотал майор.
   - Что ты задумал?
   - Рада, если перед нами наконец-то виновник происходящего в городе, я собираюсь разобраться с ним. С ней. Просто войти в дом, а там действовать по обстановке. В конце концов, удача все еще с нами... да? Ты готова?
   - Знаешь, я буквально чувствую, как остатки моих способностей вытекают из меня капля по капле.. словно кровь из раны. Еще немного, и толку от меня не будет совсем никакого, так что ты прав - не будем тянуть, пойдем и узнаем все на месте.
   И с решимостью, которую Рада мысленно назвала решимостью обреченных, они пересекли улицу и постучали в потемневшую от времени дверь.
  
   Открывший дверь слуга попытался остановить их, сообщив, что хозяина нет дома и он не имеет права, и... но Михаэль просто отодвинул его со словами "Стража Порядка. Вы нарушили седьмой пункт статьи 39 городского Уложения о порядке содержания домовладений..." Дальше Рада просто не стала вслушиваться, сосредоточившись и готовясь в любой момент отразить магическую атаку. Попытаться отразить, если говорить точнее.
   Они прошли так две комнаты, и в третьей обнаружили, наконец, ту, кого искали. Девушка в роскошном платье и с простой прической вблизи оказалась еще моложе, на вид ей не было и шестнадцати. Смотрела она испуганно и смущенно. Ну, или очень хорошо притворялась. Слуга попытался было что-то сказать, но Михаэль довольно ловко выставил его за дверь, заявив, что побеседует с госпожой.
   - Вы хозяйка этого дома? - решительно обратился он к незнакомке. - Я майор Стражи Порядка, Михаэль Кленвист, это моя...
   - Милорада Градий, - как того требовал этикет, маг вытянула вперед ладонь, демонстрируя свой да-о й'ри. Рада не сводила глаз с девушки, но успела заметить, что привычная орхидея сменилась золотисто-белым же нарциссом. Забавно... нарцисс - цветок защитников. Что, в общем-то, логично, последние недели все мысли ее действительно были сосредоточены на том, как защитить город и саму себя. Девушка же смотрела на цветок души мага, приоткрыв рот, словно впервые видела. Свой да-о й`ри она демонстрировать, похоже, не собиралась.
   - Ой, красиво как! Это магия, да? Вы маг? Так интересно. Только... только я совсем не хозяйка здесь, что вы. Меня... меня зовут Кири. Я тут живу. А это дом господина Баля, это он тут хозяин. Только... только его сейчас нет, а мне нельзя с вами разговаривать, - она попятилась. - Он не разрешает мне разговаривать с чужими, я не должна...
   Действительно хорошо играет. Обычный глаз видит всего лишь испуганную наивную девочку. Но ведь глаза мага не могут не видеть переполняющих ее магических способностей, и камень в перстне-амулете пылает иссиня-белым светом. Она ведь должна понимать, что мага ей так просто не обмануть, к чему же весь этот спектакль? Но подыграем ей пока...
   Похоже, Михаэль решил так же.
   - Мы не чужие, госпожа Кири. Вы видите мою форму, знаки различия? Я - страж, мое дело охранять покой и порядок в этом городе. Я всего лишь хочу осмотреть комнаты, которые выходят на улицу, чтобы убедиться, что окна там соответствуют последним указаниям городского законодательства. У нас есть основания полагать, что тут нарушены некоторые пункты...
   - Я... я лучше слуг позову...
   - Ну зачем же? Не стоит, вы ведь и сами можете нас проводить и все показать... да?
   - Но господин Баль!..
   - Я уверен, что господин Баль - законопослушный гражданин... ведь так?
   - Да, конечно! Он очень хороший.
   - Вот и чудесно. Значит, он наверняка не стал бы препятствовать представителям Стражи. И не хотел бы, чтобы это делали вы, верно? - наверное, вот таким вкрадчивым голосом Михаэль уговаривает закапризничавшего сынишку лечь спать. Мягко и настойчиво. Противиться напору майора девушка не смогла или не захотела. Что-то лепеча про гнев господина Баля, она повела их через дом. Рада оглядывалась, не забывая следить и за самой Кири, и жалея, что рядом нет хотя бы Марка, чтобы ничего не упустить.
   Они прошли через столовую, спальню, но не обнаружили ничего интересного. Продолжая изображать дотошного служаку, Михаэль остановился перед боковой дверью:
   - А это что?
   - Это кабинет господина Баля, - Кири произнесла это очень уважительно, почти благоговейно. - Туда нельзя, совсем, никому нельзя без господина Баля!
   - Но я должен осмотреть окна... да?
   - Там нету окон, я знаю, я там бывала. Пожалуйста, туда нельзя. Господин Баль очень рассердится...
   - Вы боитесь его? - резко повернулся к собеседнице майор.
   - Нет, что вы! Он очень хороший. Оно обо мне заботится. Он привез меня сюда, он купил мне красивые платья... И он лечит меня.
   - Лечит?
   - У меня иногда болит голова, - совсем смущенно прошептала Кири. - Очень сильно болит, я тогда даже есть не могу, и ходить. А он меня лечит!
   Хмм, головные боли, юный возраст и большие способности... это может сочетаться, если... если...
   - Господин Баль - врач? - между тем поинтересовался Михаэль.
   - Нет, он маг! Он лечит меня магией. Господин Баль сказал, что только он сможет меня вылечить, и мне правда уже лучше. Он очень сильный и умный! И так много знает. У него столько книг... и всяких вещей. Он иногда разрешает мне брать их в руки, рассматривать... это волшебные вещи, знаете? Господин Баль очень добрый и очень обо мне заботится.
   Раде стало нехорошо. В глазах девушки светилось даже не восхищение или любовь - это было настоящее преклонение. Для нее этот господин Баль и вправду был самым-самым, такое невозможно сыграть. А значит... значит, все еще хуже, чем показалось сначала.
   Рада глазами показала Михаэлю на девушку, потом чуть заметно кивнула головой в сторону. К счастью, майор все понял. Он отошел к окну, увлекая за собой Кири, о чем-то ее расспрашивая. Рада быстро, прямо пальцем, начертила на запертой двери знак открывающего заклинания, вложив в него все свои силы. То ли хозяин комнаты был самоуверен, то ли Раде все еще везло, но дверь полыхнула на миг ярким светом и распахнулась. Кири испуганно вскрикнула и кинулась к Раде, но та уже оказалась внутри комнаты.
   Да, тут действительно был кабинет мага. Причем, скорее мага-исследователя, чем практикующего - приборы, множество книг по теории магии, стопка исписанных листов на столе. А в углу столик, окруженный мощными защитными чарами. Рада подошла поближе, вгляделась. На столике в окружении четырех негасимых свечей лежало круглое зеркало, на котором обычными чернилами было начертано какое-то заклинание. Странное какое-то, одновременно знакомое и незнакомое. Рада нахмурилась, пытаясь понять, что же оно ей напоминает, когда за ее спиной, от взломанной ею двери, раздался голос:
   - Я, кажется, не приглашал гостей в свой кабинет. Кири, объясни мне, пожалуйста, что они здесь делают?
   Обладатель голоса оказался невысоким мужчиной средних лет, худощавым, уже начинающим лысеть, в обычной для горожанина среднего достатка одежде. На такого на улице два раза и не посмотришь. Разве что глаза... Глаза у него несколько лихорадочно блестели, вглядываясь по очереди в каждого из присутствующих. И кроме того, он был магом, Рада ясно это видела. Она покосилась на перстень - бледно-желтый, почти белый. Очень силен. Чего-то такого она и опасалась...
   - Я жду ответа, Кири?
   - Господин Баль, - голос девушки дрогнул. - Господин Баль, я не хотела, я... я правда. Они из Стражи, хотели что-то проверить. Я не пускала, но они все равно зашли. Я... простите меня...
   Маг поднял руку, и девушка испуганно отшатнулась, вжав голову в плечи, но он лишь погладил ее по волосам.
   - Хорошо, Кири. Ты не виновата, ты все правильно сделала. Ничего страшного не случилось, ты молодец.
   Девушка буквально расцвела после этих слов, а маг повернулся к майору и укоризненно произнес.
   - Ну вот, вы совсем запугали бедную девочку. И к тому же обманули. Ведь обманули? Вам должно быть стыдно.
   - Я на службе, - пожал плечами майор. - И потом, я никого не обманывал, я действительно майор Стражи - майор Кленвист, к вашим услугам - и у меня действительно есть к вам вопросы по поводу некоторых нарушений законодательства.
   - Любопытно, - протянул маг. - И как же вы меня нашли?
  
   - Мне повезло, - холодно улыбнулся майор. Он здорово держится, вот что значит - страж с опытом. А Раде было не по себе.
   - Точнее, повезло вашему магу, надо думать? Милая, вы должны будете мне рассказать поподробнее, какие именно методики поиска вы использовали.
   Он что, пытается вывести ее из себя столь снисходительным обращением? Или и впрямь так уверен в себе? Ну что ж, она тоже умеет держать себя в руках.
   - С радостью поделюсь. Но не раньше, чем вы поделитесь со мной вашим методом изменения реальности, господин... Баль?
   - Технически, - пожевал губами маг, - технически это не совсем изменение реальности. Но я еще не придумал подходящего термина. Ах да, позвольте представиться, Оскар Тернбаль, магистр.
   Решив соблюдать правила игры, Рада назвала свое имя и протянула вперед ладонь, не без любопытства разглядывая цветок души стоящего перед ней мага. Ну надо же! Она ожидала чего угодно, но не этого. Белый лотос. Даже у институтских преподавателей белые ей не встречались. Вот уж воистину исследователь. Человек, которого больше всего в мире интересует чистое знание, знание ради знания, безотносительно возможностей его применения. Страшноватая вещь, вообще-то, но можно попробовать это использовать.
   - Итак, магистр Тернбаль, вы расскажете нам, как же вам удалось настолько извратить реальность?
   - И зачем вы это сделали, - добавил Михаэль.
   - О, это была вынужденная мера, поверьте. Вообще-то я работаю над совсем другой темой, гораздо более интересной и серьезной. Но когда эти болваны в исследовательском центре при столичном Институте магии отказались дать мне лабораторию... и почему?! Видите ли, моего уровня, оранжевого уровня недостаточно для проведения серьезных исследований. Тупицы! Ослы! Неужели не понятно, что для настоящего исследователя главное не сила, а ум? А для всего остального существуют помощники и ассистенты? Что я, собственно, и доказал. Они заявили, что с моим уровнем они могут предложить мне лишь преподавательскую должность на кафедре теоретической магии. Вбивать в головы тупым студентам основные магозаконы! Разумеется, я отказался. Я решил продолжать исследования самостоятельно. Но в отсутствие помощников и единомышленников мой уровень действительно стал определенной... проблемой. Так что, изменение моих магических способностей было лишь побочной, вспомогательной задачей, которую я, как видите, с блеском решил, и теперь могу вернуться к основной своей теме.
   Значит, это была лишь побочная задача? Раде даже думать не хотелось, какая же задача для него основная, к каким последствиям приведет дальнейшая работа этого... исследователя.
   - Я правильно понимаю, что вы намеренно воздействовали на окружающих, отнимая магические способности у других магов и увеличивая свои? - майор придерживался официального тона.
   - На самом деле, я не ставил перед собой цели что либо отнимать, мне необходимо было лишь увеличить собственный потенциал. Стать самым сильным магом в этом городе... для начала - такова была точная формулировка задачи. Но, очевидно, существуют некие законы сохранения, определенный баланс, потому что мое усиление привело к ослаблению других магов. Любопытный эффект, заслуживающий дополнительного изучения, очень перспективная тема. Возможно, попозже я займусь этим.
   - А вы подумали об этих самых других магах? - не выдержала Рада. - О тех, кто потерял работу из-за неспособности выполнять ее дальше, о тех, кто с ума сходит от отчаяния, лишившись способностей? Что с ними будет?
   - Но я ведь не воздействовал на них намеренно. Следовательно, это не может быть моей виной. Это всего лишь законы природы.
   - А остальные изменения? Что вы можете сказать по поводу заработавших вдруг примет, изменений в поведении горожан, про потерю способности любить? - майор словно бы вел допрос.
   - Любить? Чушь какая. Я не заметил никаких особых изменений в людях. Разве что несколько большую агрессивность, допускаю. Приметы - да, с ними получился забавный результат. Но поймите, это все не было моей целью. Это просто... некоторые побочные эффекты моей методики.
   - Побочные эффекты? Семейные ссоры, люди, убитые в драках, покалеченные жертвы сбывшихся примет... Это для вас всего лишь побочный эффект?
   - Неприятно, я согласен. Но это неизбежно, милая. Наука должна развиваться, и иногда это развитие требует жертв. Они могут утешаться тем, что поспособствовали обретению знания, наверняка такое не часто случается в их скучных жизнях.
   Рада сморщилась.
   - Знаете... вы напомнили мне одного моего преподавателя. Почти такие же слова он говорил о лабораторных мышах, объясняя нам необходимость их использования в экспериментах, где недостаточно лишь магических фантомов.
   - И он был совершенно прав.
   - Но мы его все равно не любили. А вы тут говорите не о мышах - о людях.
   - Это все эмоции, милая. Ученый не может позволить себе эмоции, если бы вы лучше учились, вы бы это знали.
   Рада мысленно зарычала, но сдержалась. Еще рано давать волю чувствам, они еще не все знают.
   - Итак, магистр, в чем же суть вашего метода?
   - Я еще не закончил писать статью, - скромно начал Тернбаль, - но могу пересказать основные ее пункты, суть, так сказать. Полагаю, вам знакомо заклинание проекции?
   Взгляд Рады метнулся к столику. Так вот что ей напомнило заклинание на зеркале. Магистр заметил ее взгляд.
   - Совершенно верно. То, что вы видите - результат моей работы. Мне удалось обратить заклинание проекции.
   - Но это же невозможно!
   - Милая, уверяю вас, для науки нет практически ничего невозможного, есть лишь то, что объявлено таковым. Вы ведь на себе ощутили действие того, что назвали невозможным.
   - Но каким образом?
   - Напомню - традиционное заклинание проекции устанавливает соответствие между определенной частью пространства и разумом мага, создавая в нем полное и достоверное представление об этой части пространства и о происходящих в ней событиях. Соответственно, - Раде показалось, что он сейчас заложит руки за спину и начнет шагать, словно профессор на лекции.
   - Соответственно, обращенное заклинание проецирует существующее в мозгу представление на определенную часть пространства, создавая в ней полное и достоверное соответствие этому представлению. Проще говоря, - маг повернулся к майору, - благодаря заклинанию то, во что верит подвергнутый ему человек, то, что он считает истиной - истиной и становится.
   - Но заклинание проекции требует наличия источника силы в проецируемой точке.
   - Совершенно верно. При обращении заклинания источником проекции становится сам человек, соответственно, он же становится и источником силы. Вот почему это заклинание применимо только к магам - магические способности и являются таким источником. Итак, мне удалось сначала теоретически обосновать, а затем и практически создать заклинание обратной проекции. Оно должно было служить моей цели - увеличению моего уровня. Но тут возникли две проблемы.
   - Вы не можете проецировать собственное представление, так? Вы ведь знаете свой уровень, вы не можете убедить самого себя в том, что он выше, чем есть.
   - Именно. Милая, у вас неплохие задатки для исследовательской работы, вы быстро схватываете суть. Я действительно не мог сам стать источником проекции, мне нужен был человек, искренне убежденный в том, что я очень сильный маг. Желательно - самый сильный. Но была и вторая проблема. Выяснилось, что обученный маг слишком хорошо контролирует свои способности, что мешает заклинанию свободно черпать в нем силы. Таким образом, для завершения эксперимента мне требовался объект с определенными характеристиками - обладающий магическими способностями, но плохо умеющий ими управлять, мало смыслящий в магии и подверженный убеждению. Деревенский подросток... да, я решил, что деревенский подросток со способностями станет подходящим объектом. Они обычно невежественны, плохо обучены и настоящей магии почти не видели.
   - И вы...
   - Разумеется, я отправился на поиски по дальним деревням. Но я даже представить себе не мог, насколько мне повезет. Когда я встретил Кири, я глазам не поверил - такой алмаз в таком, простите, навозе. У девочки огромный потенциал, но она, представьте, об этом понятия не имеет. Она никогда ничему не училась, и я был, фактически, первым магом, которого она увидела. Идеальный вариант!
   - Послушайте, а вы не боитесь говорить это все вот так, прямо при ней?
   Рада посмотрела на девушку - та забилась в угол и не сводила обожающего взгляда со своего покровителя.
   - О, Кири очень милая, послушная девочка, - маг улыбнулся девушке и та снова расцвела. - Но совершенно, абсолютно безграмотная и неразвитая. Она вряд ли понимает хоть что-то из моей речи.
   - И вы не испытываете никаких... вам не совестно?
   - Отчего? Разве я сделал что-то плохое этой девушке? Я выкупил ее у родителей - и должен заметить, они не очень-то торговались. Я забочусь о ней, кормлю и одеваю, и обращаюсь с ней гораздо лучше, чем с ней обращались дома. Ей не на что жаловаться, можете спросить ее сами.
   - И все это чтобы убедить ее в своем могуществе?
   - О да, совсем немного усилий - и она искренне и непоколебимо уверена в том, что я самый сильный в мире маг. Ну а дальше мне оставалось лишь наложить заклинание и спроецировать ее представление обо мне на окружающий мир... и сделать его истинным.
   - Вместе со всеми другими ее представлениями, - медленно проговорила Рада. - Вы взяли картину мира бедного, невежественного и несчастного, судя по всему, ребенка - и сделали ее реальностью? Только потому, что в этой картине вы - сильный маг?
   - Совершенно верно, - в голосе Тернбаля звучало только удовлетворение, ни капли сомнения.
   - Чудовищно...
   - Наука, милая, не знает подобных категорий.
   - Ну что же, - нарушил молчание Михаэль. - Думаю, вы рассказали достаточно. Я с уверенностью могу заявить, что ваши действия были совершенно противозаконны. Вы ведь и сами это знаете, иначе не стали бы пользоваться другой фамилией... да?
   - Да, мне пришлось слегка изменить имя, обосновавшись в этом городе. К сожалению, закон пока еще позволяет себе вмешиваться и препятствовать развитию науки.
   - Значит, вы понимаете, что теперь я должен арестовать вас?
   Кири в своем углу испуганно встрепенулась, но Тернбаль лишь усмехнулся.
   - И как же вы это сделаете, майор? Добровольно идти с вами я не собираюсь, а сил вашего мага не хватит, чтобы меня заставить. Даже если вы позовете помощь - уже поздно. Я слишком силен для вас. Фактически, у вас осталось лишь два варианта - либо вы покидаете этот дом, отказавшись от всех попыток препятствовать моим исследованием...
   - Либо?
   - Либо вы не покинете его вовсе. Выбирайте.
   Магистр повернулся к Кири, видимо, собираясь отослать ее. Понятно, что он не может рисковать ее мнением, нападая при ней на представителей закона. Рада подобралась, готовясь действовать - и в этот момент время словно сорвалось с цепи.
   Дверь в кабинет, закрытая было Тернбалем, резко распахнулась. На пороге возник Марк, тут же швырнувший в мага заготовленным уже заклинанием, в которое явно вложил все свои силы. В ужасе закричала Кири, но надо отдать должное магистру, склонность к исследованиям и лекциям не повлияла на скорость его реакции. Он успел вовремя среагировать и отразить нападение, причем его блок значительно превосходил по силе заклинание Марка. Тот понял, что промахнулся, и метнулся в сторону, увлекая за собой появившуюся следом Жюли. Пока Тернбаль отбивался, Рада бросилась к столику с заклинанием. Защита на нем стояла очень сильная, так что маг не стала даже и пытаться ее снять. Вместо этого она поставила такие же защитные чары вокруг самой себя. Почувствовавший ее движение магистр резко обернулся. Очевидно, он решил, что под прикрытием чар она что-то готовит, и направил в нее заклинание взлома. Как Рада, собственно, и рассчитывала, его заклинание было излишне сильным - магистр еще не привык к своему новому уровню. А может наоборот - радовался появившейся силе. Теперь ей осталось лишь увернуться, и вся мощь заклинания угодила в защитные чары вокруг столика, снеся их напрочь. Правда, увернулась Рада не до конца, и ее тоже зацепило, взломав чары, отшвырнув от столика и больно приложив об угол книжных полок.
   - Зеркало, - закричала маг, падая на пол. - Разбить зеркало!
   Марк был занят, пытаясь укрыть себя и Михаэля от атакующих заклинаний раздраженного исследователя. Рада попыталась подняться, но тут мимо проскользнула Жюли, схватила зеркало и изо всех сил швырнула на пол. Сверкнули, разлетаясь, осколки, взметнулись поднятые возникшим порывом ветра исписанные листы бумаги... Ну вот и все, с заклинанием они покончили. Осталось выбраться отсюда живыми. Способности к ним с Марком вернуться наверняка не сразу, так что магистр все еще представляет существенную угрозу.
   Но сам магистр среагировал на произошедшее совсем неожиданно. С криком "Идиотка! Что ты наделала!" он кинулся собирать разлетевшиеся по комнате листы своего научного труда. Воспользовавшись такой возможностью, Михаэль всем телом навалился противнику на спину, не давая шевельнуться. Только что поднявшаяся Рада успела схватить Кири, кинувшуюся к своему "спасителю". Прижимая девушку к себе, она смотрела, как Марк торопливо, но умело фиксирует руки Тернбаля специальными наручниками для магов. Вот ведь запасливый тип, и это прихватил с собой.
   Спустя еще пару минут, заставив рыдающую перепуганную Кири выпить воду с наложенными успокоительными чарами, усадив связанного магистра в кресло и убедившись, что серьезных повреждений ни у кого нет, они наконец начали осознавать, что все закончилось.
   - Марк, вы появились удивительно вовремя.
   - Он ведь маг Стражи, своевременность - его конек, - проворчал Михаэль, пытаясь привести в надлежащий порядок форму.
   - Я чувствовала, что вы неподалеку, но не могла взглянуть на маячок, чтобы понять, насколько - это могло привлечь внимание Тернбаля.
   - Я выжидал за дверью, там было немного слышно, и я ждал подходящего момента.
   - Мы встретили этого человека на улице, - подхватила Жюли, кивая на связанного мага. - Господин Офей сказал, это тот, кого мы ищем, мы вызвали вас и пошли за ним. А потом оказалось, что вы находитесь в том самом доме, куда он зашел. Мы подождали немного, затем я постучала в дверь, слуга мне открыл, а господин маг его... ну, обезвредил. И второго слугу тоже. Потом мы дошли до соседней комнаты, услышали голоса и стали ждать.
   Рада впервые видела Жюли такой оживленной. Похоже, схватка ее вовсе не напугала.
   - Да, чувство момента у вас великолепное, - признала она.
   - И что теперь? - подал голос майор. - Это все?
   - Все, я думаю. Заклинание мы разрушили...
   - Теперь все станет как прежде?
   - Да, конечно. Реальность - штука упругая. Чтобы ее изменить, нужно много сил и времени, но убери эту силу - и она возвращается в прежнее состояние легко и быстро. Как пружина. Думаю, дня через два все будет по-прежнему - способности магов, безобидные вишневые косточки, законопослушные честные граждане.
   - И любовь? - тихо спросила Жюли.
   - И любовь.
  
   * * *
   Рада медленно шла по улице, наслаждаясь свежим ветром, слегка разогнавшим душную жару предыдущих недель. Город постепенно принимал прежний вид. Лавочники вовсю улыбались покупателям, опрятные дворники в белоснежных фартуках подметали и без того чистую мостовую, под каштанами на бульваре целовались влюбленные. Мимо пронеслась стайка хохочущих детишек. Группка пожилых горожанок у ворот дома о чем-то шепталась - может быть, снова обсуждают школьную учительницу, решительную противницу предрассудков? Больничный маг на радостях от возвращения способностей сотворил заклинание такой силы, что девушка полностью исцелилась от всяких следов черной горячки.
   В помещении Стражи тоже царил прежний порядок и тишина, хотя людей было пока еще многовато. Рада заглянула к Марку, но того не оказалось на месте. Майор, к которому она зашла потом, сказал, что отправил мага в отпуск. Тем более что второй маг смог вернуться к работе, вот, мол, пусть Марк и отдыхает. Они немного обсудили текущее состояние дел и согласились с тем, что все вошло в обычное русло.
   - Михаэль... так вы смогли что-нибудь разузнать о прошлом Кири?
   - Да, - вздохнул майор. - Мы нашли и ее деревню, и ее родителей, расспросили всех, кого можно. История невеселая, но, увы, ничего необычного. Мать девочки в молодости была очень хороша собой. Что называется - первая красавица на деревне... да? Красотой своей она очень гордилась и мечтала о какой-нибудь особой судьбе. Но родители выдали ее замуж за богатого соседа. Выдали против воли, так что мужа она не любила, ну и дочь невзлюбила с самого рождения. Тем более что девочка была лишена единственного, что ее мать ценила - красоты. Отцу же был нужен наследник богатства, так что он тоже дочери не обрадовался. Так и росла она, нежеланной обузой, бесплатной прислугой, нянькой при младшем брате. Ни в какую школу ее, разумеется, не отдавали - зачем? Когда Кири было лет восемь, маг, проверявший всех детей в округе, заметил ее способности и сказал родителям, что девочку нужно учить. Только мать это еще больше настроило против... да? Если ей самой особой судьбы не досталось - с чего бы это ее дочке так повезло? Так что, учить Кири она не дала, а когда магические способности стали проявляться неосознанно - злилась и наказывала ребенка.
   - Бедная девочка, - прошептала Рада. - Понятно, откуда ее головные боли - их вызывали подавляемые способности.
   - Именно. Эта болезнь тоже не прибавила ей ценности в материнских глазах.
   - А соседи? Неужели никто не вступился за ребенка?
   - Рада... ты знаешь, в таких глухих углах творятся порой страшные вещи. И если внешне все прилично - никто не вступится, не вмешается, так уж принято, так привычно. Родители вольны распоряжаться своим ребенком.
   - Да...разумеется, выросшая в таких условиях девочка не верила в существование любви... она же ее никогда не видела. Знаешь, мы всего немного пожили в ее мире, в мире, который она знала - и это было так страшно.
   - К счастью, мы хотя бы теперь можем помочь ей. О возвращении ее домой, разумеется, речи быть не может. Ты говорила с больничным магом?
   - Да, и с ним, и со школьным магом, и с самой Кири... Хотя она в основном молчит, никак не придет в себя. Ей надо учиться, Михаэль. Учиться управлять своими способностями, учиться жить в обычном, правильном мире, где есть любовь, тепло и забота. Но если магии ее научат в школе, то все остальное... не знаю. Я написала своему старому учителю, надеюсь, он сможет что-нибудь придумать.
   - Завтра Мина с детьми приедет... как думаешь, может быть Кири пожить пока с нами?
   - Не знаю, Михаэль... она все еще очень боится Стражей. Но можно попробовать...
   Уже попрощавшись с майором, Рада в коридоре столкнулась с Марком. Он определенно не усидел долго дома, пришел проверить, как идет работа. С ним была Жюли. Маг, поздоровавшись и извинившись, отправился к начальнику, а девушка задержалась поговорить с Радой. Ее, похоже, мучил какой-то вопрос.
   - Госпожа Градий...
   - Жюли, думаю, после всего произошедшего вы могли бы уже звать меня по имени?
   - Ой... да, конечно... хорошо. Рада... помните, вы сказали, что все станет как прежде, и способность любить тоже вернется к людям.
   - Да, конечно. Насколько я могу судить, так оно и случилось.
   - Вы уверены? Вы точно уверены, что заклинание совсем-совсем перестало действовать?
   - Ну... да. А вас что-то смущает? Вы сомневаетесь?
   - Я... не знаю..., - Жюли крутила в руках свое обручальное кольцо. - Понимаете... Мой жених... вы, наверное, знаете, он... умер. Но я все равно не переставала его любить. Каждый день, каждый час... я все время думала о нем, чувствовала его, он все равно был со мной ... раньше. А теперь все по-другому. То есть... я все равно люблю его, помню, но как-то иначе... слабее, не так ярко. Я могу отвлекаться, не думать о нем постоянно. Может быть, заклинание все еще действует?
   - Нет, Жюли, - Рада обняла девушку за плечи. - Это не заклинание, это время. Оно притупляет любую боль, смягчает любую память. Это правильно и это естественно. Поверьте мне... я знаю.
   Вернувшись домой, Рада устроилась в кресле, взяла на руки Дара. Тишина... Вот все и возвращается на свои места. И ее жизнь возвращается - тихая и спокойная жизнь, клиенты и соседи, мало разговоров, много книг. Можно даже собраться и все-таки съездить к морю, пожить в маленькой гостинице, побродить по песку одной... Маг вдруг поняла, что эта идея ее совсем не привлекает. Зато почему-то вспомнилось, что Лидия, школьная подруга, давно зовет в гости. Они с мужем живут в небольшом приморском городе, у них шумный дом, куча детей, друзей и гостей, и никакой тишины и спокойствия.
   Пожалуй, туда она и направится.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Д.Маш "Строптивая и демон"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"