Ледова Лина: другие произведения.

Солнечный камень

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Как узнать, кому можно доверять, кому - нет? Кто тебе друг, а кто - враг? Где добро, где - зло? И если ты не веришь никому, даже себе, как поверить в настоящее чудо?


?Солнечный камень

   Артефакт 1 Шкатулка для колец
   Прямо с утра у Рин было паршивое настроение. Она намеревалась отоспаться, но Любе именно сегодня было угодно вытащить ее из постели... Поскольку Рин не была на последних трех встречах, ей пришлось согласиться. К тому же, ее мама просто обожала солнышко Любочку, никогда ей ни в чем не отказывала и выпнула доченьку из дома с утра пораньше.
   Рин спешила изо всех сил, как всегда опаздывая. Она завернула за угол и в кого-то врезалась. Слова извинения были уже готовы сорваться с ее губ, но тут ее остановил надменный голос:
   - Чертов торопыга!
   - Что?! - Торопыга?! Да кто в наше время так говорит? Рин вскинула глаза вверх и увидела очень красивого молодого человека. Этот парень был просто нереально, запредельно красив... У него были золотистые волосы, похожие на солнечные лучи, уложенные в фантастическую прическу. Но это его не портило, даже наоборот. А еще у него были синие глаза очень глубокого и чистого цвета. Такого парня даже во сне не увидишь! Он почему-то показался ей знакомым.
   - Неуклюжая дура! Ты что не видишь, куда бежишь?! - парень сложил руки на груди и презрительно смотрел на нее удивительно прекрасными синими глазами.
   - Я? - Рин хотела все объяснить, но почему-то слова не шли у нее с языка. Она была слегка ошарашена. Им.
   - Сколько раз говорил этим чертовым фанаткам не наскакивать на меня из-за угла!
   - Фанаткам? - переспросила Рин. В ее голове что-то переключилось. До нее вдруг дошло, что незнакомец считает во всем виноватой ее. Она вырвалась из плена прекрасных синих глаз. Так ее приняли за глупую фанатку, которая хочет упасть в объятья своего кумира? Значит, он какая-то знаменитость? Актер или певец? Рин терпеть не могла этих тупых девиц, а сейчас ее приняли за такую же?! Ее?! У него что - глаз нет?
   Обычно Рин была очень мирной. Ее тревожили совсем другие проблемы, чем самолюбие и комплексы. Она пропускала мимо ушей все, что ее не устраивало. Она оставалась спокойной и выдержанной при пожаре, землетрясении или любой другой катастрофе, за что получила прозвища "ледышка" и "ведьма". Но иногда даже Рин поддавалась эмоциям. Например, сейчас, когда явно не была готова к подобной встрече и отношению. Когда на Рин давили, это всегда вызывало ответную реакцию. И всегда прямо противоположную той, что от нее ожидали. Она вскочила и заорала в ответ:
   - У тебя что - глаз нет?! Это ты на меня налетел! Да еще и оскорбляешь с утра пораньше!
   Это слегка удивило незнакомца. Он молча уставился на нее.
   - Думаешь, если Бог дал тебе немного красоты и мозгов, то тебе позволено все?! В таком случае прикупи себе и сердце в придачу, придурок!
   - Вот как... Придурок? - спокойно переспросил парень. - Да как ты смеешь нападать на меня? Мало того, что врезалась в меня, так еще и морали мне читаешь?! Наглая грубиянка!
   - Кто тут грубиян, так это ты! Никакой совести, перекладывать свою вину на пострадавшего, да еще и девушку!
   - Единственный пострадавший здесь - это я! Впервые встречаю такую отвратительную нахалку!
   - Отвратительную?! Нахалку? Да что ты за парень, если говоришь такое девушке?!
   - Да ты и на девушку не больно похожа!
   Вот тут он был прав. Рин одевалась как попало, но обычно в футболки, рубашки и штаны. Очень практичные вещи практичных цветов, в основном серого, коричневого и черного. На ногах старые кроссовки, лохматые волосы в полном беспорядке, на футболке скалящийся череп, на грязных джинсах новая дырка... Рин лучше него понимала, что напоминает собой чучело, но...
   - И что теперь?! Значит, тебе можно делать все, что захочешь?! Если я так выгляжу, то тогда можно надо мной издеваться?! - возмутилась она. - Я все равно девушка! Строишь из себя принца, так строй до конца - прикидывайся милым и добрым, а не то кто-нибудь раскусит твою подлую игру!
   - Строю из себя принца? Вот как? Это что - такой комплимент? - переспросил парень, начиная злиться. - В таком случае ты даже не притворяешься! Ты и есть лохматое чудовище!
   - Чудовище?! - задохнулась Рин от очередного оскорбления. - Вот получу от твоих слов непоправимую травму на всю жизнь! Да я тебя за это по судам затаскаю!
   - Непоправимую? - вдруг холодно улыбнулся незнакомец. - Да ты и конец света прекрасно переживешь!
   С тараканом сравнивает?! - разозлилась девушка.
   - Так по-твоему, это комплимент?! Черт, что я болтаю с таким непробиваемым тупицей, как ты?! Я же опаздываю! - и Рин с места рванула да так, что пыль за ней стояла столбом.
   - Вот как... Тупица? - прошептал парень удивленно. Против его воли на губы просилась улыбка. Но он так и не улыбнулся.
  
   Да что не так с этим парнем? Ну слегка симпатичнее, чем другие, зачем же ей хамить?! Она бы просто извинилась бы, и спокойно пошла дальше. А теперь будет думать об этом красавчике весь день и злиться! Злиться на себя за то, что дала втянуть себя в этот идиотский разговор! За то, что не увидел в ней девушку! За то, что отчитал ее за одежду, как мама! А тут еще эта чертова экскурсия! Все утро - коту под хвост! Буквально за пять минут! Нет, даже весь день!
   Да я просто ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
   Но поделать она ничего не могла...
   Рин вихрем влетела на крыльцо музея, усилием воли выкинула незнакомого красавчика из собственных мыслей и сосредоточилась на своих будущих проблемах. Встреча с подругами отнимет у нее все силы... Нехилое испытание пробыть в дурацком музее весь день и быть атакованной тремя деятельными девицами. Наконец, она обозвала себя трусихой, рывком открыла дверь и вошла внутрь. Как прыгнула в пасть дракону. Девочки ее уже ждали.
   Впрочем, нападать они не спешили. Уж очень недовольный вид был у Рин. Как у гадючки, на которую только что наступили. К тому же у самих девчонок вид был какой-то загадочный и виноватый. Рин заподозрила неладное.
   - А чего это вы так вырядились? - она достала и надела на нос очки - для вредности. Затем стянула волосы на затылке заколкой, и стала очкастой заумной нудной зубрилой. - Не слишком ли нарядно для похода в музей?!
   Ее подруги в своих лучших нарядах выглядели слегка смущенными. Они явно что-то скрывали.
   - Да ладно тебе... - покраснела Люба, отводя глаза. - Не так уж и нарядно...
   .- Люба, да ты что?! Совсем с ума спрыгнула... - с тяжелым вздохом прошептала Рин, со скукой оглядываясь в огромной пустой зале музея. Всюду были статуи, картины и стеклянные ящики, полные обломков и черепков. - Сегодня же воскресенье! Первый теплый день этой весной! И куда ты нас притащила? В этот холодный склеп?!
   - Точно-точно! - согласилась Ленка, зевая. Вчера она до трех выплясывала на дискотеке. - Лучше давайте потом пойдем на речку и устроим там пикник!
   Ленка по прозвищу Спортсменка, таковой и являлась. Она какими только видами спорта не занималась, и где только не выступала. Гимнастка, каратистка, бегунья, парашютистка, лыжница и многое-многое другое. Активистка, спортсменка и просто красавица Лена всегда находила время для своих подруг. С одним только минусом - она вечно желала устроить их личную жизнь. У нее были темные волосы, карие глаза и бойцовский характер.
   Света критически разглядывала ближайшую картину, на которой изображалось внутреннее убранство найденной пещеры:
   - Вам не кажется, что эта картина мрачная какая-то, цвета темные... И вообще...
   С виду она являлась бледным, слабым, хилым и прелестным созданием. А еще была абсолютно беспомощной. Чем безбожно пользовалась. Парни ее просто обожали. Света была тонкой и изящной, как фарфоровая статуэтка. От скандинавских предков ей досталась очень белая кожа, светлые длинные волосы и большие голубые глаза. Убийственное сочетание. А еще Света была кошмарно неловкой. Именно поэтому рядом с ней никогда не ставили хрупкие предметы. Света всегда боялась совершить промашку и, само собой, чем больше нервничала, тем больше было разрушено и разбито. Зато она была самой хозяйственной из них - вела домашнее хозяйство, пекла торты, шила и вышивала, смотрела за детьми... Единственным ее недостатком было то, что она никак не могла выбрать себе будущего мужа.
   - Да! Сегодня воскресенье и день просто замечательный! - улыбнулась Люба. Глаза ее сияли, и вся она словно светилась изнутри. - Сегодня открывается пещерный зал!
   Любочка была душой их компании. Ее обожали все. У нее был всего один бзик - история. Но - увы - она действительно сходила по ней с ума. Когда родители выкидывали мусор из ее комнаты, случались ужасные трагедии... Она принципиально не разговаривала с ними целыми неделями. Ее рыжеватые кудряшки, серые глаза и обалденная фигура сбила не одного парня с курса.
   - Ну и что? - возопили остальные.
   - Как это что?! - ничто не могло остановить Любу, когда она попадала на свою излюбленную тему. - Пещерный зал, который только открылся! Там столько вещей из проклятой пещеры!
   - А мне пофигу, - пожала Рин плечами. Кто-то мог решить, что она не вписывается в эту сверкающую кампанию. Рин вечно ходила мрачная, злобная, вредная и всем недовольная. Но это, конечно, когда выходила из режима "невидимки". За глаза ее называли ведьмой. Одевалась она во все черное, носила только брюки и шорты, футболки с всякой жутью - оборотнями, пауками и змеями и прочей нечистью. Волосы у нее были темные, короткие и сегодня (не смотря на борющуюся с ними заколку) всклокоченные...
   У нее было три основных настроения - режим невидимки, когда она делала вид, что ее не существует (или остального мира), режим зануды - когда она одевала очки и цеплялась ко всем по мелочам, и самый опасный боевой режим - злая ведьмы на тропе войны. Когда она выходила из себя, все живое вокруг уничтожалось. Аннигилировалось. Ликвидировалось. Вымирало. К счастью для всего человечества, чтобы ее разозлить, нужно было очень сильно постараться.
   Сегодня у Рин были одеты на носу очки. Она вредничала.
   - Зачем мы только пришли? Картины и статуи красивые, но... Все равно все эти люди давным-давно умерли. Кому это интересно?!
   - А мне очень интересно! Зная наше прошлое, мы сможем разобраться в настоящем и без страха двигаться в будущее... - Люба послала ей еще одну солнечную улыбку.
   - Заезженная цитата, тебе не кажется? - саркастично заметила Рин. Она не разделяла увлечение Любы. Прошлое должно оставаться в прошлом, разве нет?
   - Можешь дуться сколько угодно! - Люба была в отличном настроение, так что ничто на свете его испортить не могло. - Но меня достало, что ты от нас скрываешься! Так что сегодня у нас экскурсия! И без разговоров!
   - Я?! - изумилась Рин. - Я скрываюсь?
   - Именно! - подержала Любу Лена. - Ты вылетаешь из школы быстрее, чем торпеда. Никуда не ходишь!
   - Или тебя посадили за что-то под домашний замок, или забрали в армию... - подвела итог Люба. - Но, зная твою маму и бабушку, в это плохо вериться...
   - У тебя появился парень! - радостно воскликнула Люба.
   - А я-то думала, что это я - затворница! - прошептала Света обижено.
   - Да нет... Это все моя мама, - Рин вздохнула. - Она болеет, так что всеми делами приходится заниматься мне... Поэтому я закрутилась в последнее время. А ты из-за такой чуши вытащила меня в воскресенье из постели?!
   - Это не повод, чтобы отказаться от личной жизни! - обняла ее за плечи Лена. - Я знаю парня, который тащится от тебя, как кошак по стекловате...
   - Кошак по стекловате? - с сомнением переспросила утонченная Света.
   - Или как удав по терке... - кивнула ей Лена в ответ. - Да шучу я, шучу. Рин, ты ему очень нравишься. Он все время про тебя спрашивает...
   - Ага... Давай ври больше, - хмыкнула Рин. - Последний парень, с которым ты заставила меня пойти, сбежал сразу, как только меня увидел.
   - Это тот, который сказал, что с уродинами не встречается? - уточнила Люба. - Ну так он придурок, и я его прибила. Нет, этот парень хороший, надежный...
   - Еще один придурок! Ни за что и никогда! Если вы меня только из-за этого... Тогда я лучше пойду и отосплюсь, - Рин повернулась и решительно зашагала к выходу. Путь ей преградила Люба.
   - Это мой поход! Моя экскурсия! А Ленчик от тебя счас же отстанет...
   - Но он действительно влюблен в тебя! - Лена повисла на руке у Рин. - Говорит, что ты добрая, милая, отзывчивая...
   - Добрая, милая и отзывчивая? А он случаем не перепутал? - усмехнулась Рин. - Может, он другую девушку имел в виду?!
   - Нет, именно тебя! - подвела итог Ленка. Ее раздражало, что эта симпатичная и умная девчонка ведет себя, как монахиня. Потому что очень требовательно относилась ко всему вокруг, но больше всего - к себе. - Видишь, он разглядел твою душу за этим... - Лена никак не могла подобрать слово. - Ну... Этим...
   - Ну-ну, договаривай! Жутким фасадом? - ухмыльнулась Рин. - Как его зовут? Хочу узнать, что написать на его могилке...
   - Так, замолчите обе! Мы идем в пещерный зал или я потащу вас туда за волосы!
   - Боже мой, как страшно, - вздохнула Рин, но подчинилась.
   В пещерном зале было на что посмотреть. Судя по всему, эта пещера принадлежала древнему кузнецу. Всюду лежали металлические штуки непонятного назначения и странных форм. Несколько мечей, котлов, упряжь, кольчуга и многое другое. Люба была на седьмом небе от счастья. Лена добралась до молотов и древней наковальни. Она прикидывала, какая сила должна была быть у кузнеца, чтобы ворочать такие куски железа и подошли бы ей древние доспехи. Света в открытую кокетничала с охранником. Одна Рин стояла в сторонке и скучала все сильнее... Все это она видела уже раньше.
   - Вот тоска, - вздохнула она. Пока ее подруги отвлеклись, она просто шагнула в следующий зал. Так как Люба частенько притаскивала ее в музей, то Рин уже хорошо знала: где что расположено. И отправилась в единственно спокойное место во всем музее - в мастерскую. По воскресеньям в ней никого не было, так что можно было без помех прикорнуть на часок. Рин проделывала такое уже не первый раз. Она устроилась поудобнее в кресле, задернула занавеску, вытянула ноги и тут же уснула.
   Разбудили ее голоса, которые яростно спорили:
   - Ты хоть понимаешь, что делаешь?!
   - Спокойно! У меня есть план...
   Голос одного она почти узнала. Это был старший мастер-реставратор Скоробогатко. Но кто был другой?
   - Говорят, что этот парень совсем не прост, он - математический гений!
   - Он всего лишь пацан! И ничего в этом не понимает!
   Ага, готовиться какая-то афера, - подумала Рин и перешла в режим невидимки. Она затаила дыхание и сделала вид, что ее в данном месте и в данное время не существует. Неудивительно, что заговорщики ее не заметили.
   - Говорят, теперь он специалист по древним артефактам!
   - Это всего лишь слухи... Он просто богатенький буратино, который собирается поиграть в археолога!
   - Я так не думаю! Это же смертельно опасно! Ты хоть понимаешь, кто его опекун?!
   - Ничего не случиться! Мы просто будем придерживаться первоначального плана! Разве не ты говорил, что хочешь побыстрее отделаться от этой штуки?!
   Последовало продолжительное молчание, но, наконец, второй голос согласился:
   - Давай тогда поскорее, хотя мне все равно не по себе...
   Под окнами раздался всеобщий вздох восхищения.
   - Похоже, он уже приехал. Пойдем встретим его!
   "Да и мне пора выбираться..." - Рин дождалась, пока спорщики-заговорщики уйдут, и высунула нос из-за занавески. На столе на белой материи лежали несколько разных непонятных штуковин. И все они на вид были жуткими...
   Например, отвратительная статуэтка с множеством рук и ног и уродской рожей, или дверная ручка, сделанная в виде уродливой головы с вытаращенными глазами и свешивающимся языком, или человеческая рука, залитая воском... Ржавый нож странной волнистой формы, набор игл, воткнутый в деревянную человеческую фигурку, перстень с шипом, шкатулка с переплетенными змеями на крышке, серебряный серп с узором, какой-то закручивающийся механизм, заляпанный давними красными пятнами... Не смотря на богатую инкрустацию, позолоту и вставки из полудрагоценных и драгоценных камней, на вид все штуковины были жуткими, а еще страннее было то, что Рин показалось, что они на нее смотрят.
   Позади раздался какой-то шорох. Рин нервно вздрогнула. Она испугалась, что заговорщики вернулись.
   - Вот жуть-то! - констатировала девушка жутким шепотом. Сердце ее учащенно билось. Она поняла, что боится. А бояться Рин не любила. Чтобы преодолеть свой страх, она заставила себя взять шкатулку в руки и стала рассматривать. Пульс участился еще сильнее. Отец рассказывал о ней что-то. Ах, да... Шкатулка для колец с секретом. Тяжелая. Змеи на крышке и стенах были сделаны очень реалистично: можно было различить даже чешуйки на змеиной коже, мелкие острые зубки, кончики язычков. Даже их желтые глазки казалось, не отрываясь, смотрели на нее. На миг Рин почудилось, что она по шкатулке и впрямь ползают живые змеи. Она дернулась и уронила ее на стол. Та металлически звякнула, заставив Рин вздрогнуть еще раз. Немного успокоившись, восстановив дыхание и пульс, Рин аккуратно положила шкатулку на место, положила все так, как было раньше, и сейчас же сбежала.
   Она отдышалась только при входе в пещерный зал. Несмотря на воскресенье и ранний час народу заметно прибавилось. На самом деле стало так людно, что и не протолкнуться. Неудивительно, что в этой толпе никто из ее подруг и не заметил ее исчезновения. К тому же Рин от переживаний все еще оставалась невидимкой. Но чуткая Света все-таки сумела ее выследить. Поскольку возлюбленный ее охранник был занят тем, что сдерживал бесконечный поток захватчиц... и делать ей было больше нечего.
   - Боже мой, бедняжка! Как тебя только еще не затоптали?! Где ты уже успела порезаться? - Света подняла ее руку, и Рин заметила глубокий порез на пальце. Света тут же вынула идеально белый платок и перевязала ранку.
   Происходило нечто необычное. Даже Люба соизволила наплевать на свои любимые окаменелости, Лена чуть ли не целиком влезла на подоконник, а Света едва не вываливалась из окна. Все трое откровенно и вовсю пялились на улицу. Рин тоже осторожно выглянула из-за шторы и совершенно оторопела. Всюду наблюдались зловещие признаки наступившего несчастья. Музей был окружен, хотя, нет, скорее оккупирован, толпой школьниц из разных школ, молодых и не очень женщин и несколькими машинами съемочных групп новостей. Продавались напитки и пирожки, билеты для входа в музей, фото какой-то знаменитости и его личные вещи - нитка, отпечаток ноги и самое большое сокровище - салфетка из ресторана, где она - то есть знаменитость - вчера ужин откушивала.
   - Какого черта тут происходит!? - едва слышно прошептала "засвеченная" Рин.
   - Только не говори, что ты забыла?! - изумилась Лена. - Разве это возможно?! Сегодня тот самый день!
   - Какой еще день? - поинтересовалась Рин у Любы. - Праздник, что ли?!
   - Как ты могла забыть?! Совсем что ли дура?! - возмутились все трое в один голос. - Почему же ты тогда пришла?
   - Потому что мама велела, и Люба попросила, - пояснила Рин, равнодушно пожав плечами.
   - Как ты могла забыть?! - завопили остальные еще громче. На них зашикали остальные.
   - Тогда что случилось?! Мы в осаде? Нас что - захватили в заложники?! - шепотом спросила Рин, чтобы не наводить панику.
   - Так ты в самом деле забыла?! - закатила от восхищения Люба глаза. Да уж это была Рин в своем репертуаре. Именно поэтому она была великой и неповторимой. - Ведь сегодня тот самый день! Принц прилетел в наш город и придет в наш музей, чтобы вручить грант на развитие... Великий Гауэр почтил нас своим присутствием!
   - А... Тот самый день... - протянула Рин без всякого почтения. Так вот почему Люба притащила их сегодня в музей ни свет ни заря... Пещерный зал здесь совсем ни причем! Вот причина, почему Лена и Света так легко согласились терпеть историческую скуку...
   - Тот самый парень-гений! - радостно подпрыгнула Лена.
   - Тот самый прекрасный принц! - напомнила Света.
   Да они все просто рехнулись! - догадалась Рин. - Да если бы я только знала, то прикинулась больной и точно никуда бы не пошла! - мрачно подумала она. - Ведь сколько времени впустую расходуется! И к тому же все на меня пялятся!
   - А... - протянула девушка задумчиво. - Так ведь он всего на пять минут зайдет?!
   - Ничего ты не понимаешь, - возмутилась Люба. - Он - солнце, звезда, благословение небес, просто...
   - Принц! - подсказала Света.
   - Точно-точно! - согласилась Люба. - Настоящий современный принц! Во-первых, самый молодой гений в области физики, химии, астрономии и математики, во-вторых, в его годы уже имеет собственную фирму, а в третьих... Он просто прекрасен! Мечта, одним словом, любой девушки...
   - Н-да, - раздраженно проворчала Рин. Даже ее впечатлил такой ажиотаж вокруг столь рядового события, как вручение чека. Эту чушь ей приходилось слушать вот уже второй месяц. Но все эти бесконечные разговоры вокруг "принца" начали ее порядком доставать. Даже ее подруги в обычное время довольно умные и сообразительные, тоже начали терять разум. - Какой ужас... Просто кошмар...
   Всюду цепью стояли охранники и милиционеры, сдерживая бушующее море гормонов.
   "Лайт! Лайт! Лайт!" - скандировала толпа на улице.
   Время шло, Рин все больше скучала и все больше злилась. Какое-то назойливое воспоминание лезло непрошено в голову, но она его решительно выпнула. Все вокруг шумно обсуждали каждое движение своего идола, так как многим было вообще ничего не видно. "Ах, он повернулся!!! Ой, он вздохнул!!! Ай, он улыбнулся!" Рин стало уже просто подташнивать от этого бесконечного восхищения. Причем ее подруги ни капли не отставали от остальных.
   Наконец, свершилось! Он должен был пройти мимо них! Совсем рядом! На расстоянии вытянутой руки!
   Короче безумное счастье и так далее, и так далее, и так далее...
   Конечно, каждая девушка пыталась выделиться, чтобы звезда заметил именно ее. Но подруги Рин были тоже не простыми смертными. Они действительно были ослепительными красавицами! И к полному ужасу Рин оказалось, что все трое не только входят в комитет по встрече, но и являются его главарями! То-то ей показалось все это таким подозрительным! Ее нагло обманули и хитростью и шантажом заманили в эту ловушку!
   Но когда Рин своими глазами увидела пресловутую знаменитость, челюсть у нее отпала, как и у всех остальных. Она слилась с фоном - остальными девушками, а троица победительниц подскочили к "принцу".
   Прекрасный профиль и анфас, знакомые золотистые волосы в замысловатой прическе, ослепительные синие глаза!
   Тот самый наглый грубиян!!! Ну почему она сразу его не узнала!?
   Кроме того, он вежливо и негромко разговаривал со всеми, включая подруг Рины - комитет по встрече и фанаток номер один в одном флаконе. Терпеливо сносил фотографирование и выкрики из толпы. Некоторые отвратительно откровенно постыдного содержания. Одной своей выдержкой и высокомерием он держал всех на расстоянии. Словно и впрямь был принцем. И всех это устраивало.
   Несмотря на свое явно негативное отношение, невольно Рин даже зауважала его. Этот парень точно был не просто тупым красавчиком. Он излучал самоуверенность в тысячу мегаватт.
   Конечно, он был не один. За его спиной шел высокий и здоровенный детина с челюстью терминатора и даже в его очках. С другой стороны с портфелем следовал секретарь, который показался Рин куда опаснее. Слишком мягко он двигался, слишком мертвыми были его глаза... Против воли Рин напряглась.
   - Я очень рад быть сегодня здесь, - негромко говорил Гауэр. Голос у него соответствовал внешности. Он был таким очаровательным и приятным, что хотелось слушать еще и еще. - Тем более рад знать, что почти весь город интересуется историей своих предков. Это может многому нас научить. Зная наше прошлое, мы сможем разобраться в настоящем и без страха двигаться в будущее...
   Он улыбался. В камеры, людям, ее подругам. Это была обалденная улыбка... Но Рин видела: его прекрасные глаза оставались холодными. Улыбка не касалась их. Они были скорее грустными, даже печальными... Рин оглянулась, чтобы проверить реакцию остальных. Казалось, что никто, кроме нее, этого не замечал. Рин поежилась... Вот черт! Так она скоро ему сочувствовать начнет! Это ему-то?! Чертову "принцу"?! Баловню судьбы? Пленнику удачи?!
   - Я все время это говорю, - улыбалась ему счастливая Люба. - Но только теперь думаю, что люди всерьез задумаются об истории и археологии!
   Рин так задумалась, что забыла про свою невидимость. К несчастью, от этого видимой она не стала. Ее приняли за турникет и столкнули на дорожку, пытаясь прорваться. Она споткнулась обо что-то, пролетела два метра и врезалась в своих подруг. И всей кучей они некрасиво завалились на пол. Зал грянул хохотом.
   - Что такое? - подняла Лена голову, убирая с лица волосы. - Что случилось?!
   - Ходячее несчастье! - Люба поняла, что Рин лежит на ней. Она поспешно поправила юбочку. - Рин! Да ты что?!
   - Так опозориться, вот беда... - заплакала Света. - Простите меня, простите! Умоляю, простите...
   - Меня здесь нет. Меня здесь нет! - запричитала "невидимая" Рин. Ее заколка потерялась где-то среди моря ног, волосы лезли в глаза, мешая ориентироваться в пространстве.
   - Аянасет! - услышала она негромкое проклятье. И то только потому, что оказалась совсем близко (валялась у его ног). - Неуклюжая корова! - и это был негромкий шепот Гауэра!
   Рин подняла голову и поняла, что на сей раз столь красноречивый эпитет относился совсем не к ней, а к Свете. Та когда падала, нечаянно задела его. Совсем слегка. И к несчастью, она тоже расслышала слова Гауэра.
   - Простите, извините, умоляю вас! - Света всерьез расстроилась. Слезы полились ниагарским водопадом, смывая тушь. А это значило, что катастрофа продолжала набирать обороты. Света споткнулась на ровном месте и толкнула Рин, а та беспомощно повалилась прямо на Гауэра. Его телохранитель вместо того, чтобы подхватить девушку, приемом вывернул ей руку и швырнул на пол.
   Рин услышала, как лязгнули ее зубы. И слова Гауэра: "Вот глупая девица!"
   Она поняла, что Гауэр считает во всем виноватой ее... Снова! А его телохранитель еще и принимает за парня!
   Возможно осознание собственного несовершенства, а может Рин просто больше не могла терпеть это всеобщее слащавое обожание, да и утро вообще... выдалось довольно трудным. Особенно на падения и несчастные случаи. Кроме того, Гауэр обозвал Светку коровой и довел ее до слез. Не говоря уж о полном провале на глазах у всего города (перед камерами!) и молниеносной реакции телохранителя...
   Рин плавно перешла в режим "ведьмы". Она неторопливо-тягуче встала с пола, расправила плечи, прищурила глаза, сдвинула очки на лоб и так нехорошо улыбнулась. Все это в сочетании с черной кожаной круткой, футболкой с черепом на груди и брюками цвета хаки аля солдат, взъерошенными волосами, холодным лицом и ледяными пронзительными желто-карими глазами, смотрелось абсолютно убийственно. Находящиеся рядом девчонки и охранники в ужасе попятились. Словно Рин и впрямь превратилась совсем в другого человека. Гауэр с секретарем и телохранителем невозмутимо взирали на ее преображение. Но Рин плевать на них хотела.
   - Какого черта вы ведете себя, как стадо бараних? Тупые ослицы! - жутко громко рявкнула она на толпу. Не хуже старшины в армии. Рин сразу завладела всеобщим вниманием. Не то, чтобы ее взяли и послушались, но прислушаться толпе пришлось. Стало намного тише, раздалось пара смешков и порядок слегка восстановился. Возможно, им даже стало немного стыдно. Ну... совсем-совсем немного...
   - Кто бы говорил, - тихо прошептал Гауэр, но Рин его услышала. Это было уже последней каплей.
   Девчонки ждали смертельной расплаты. Под горячую руку Рин никого не щадила.
   Рин действительно была по-настоящему зла. Она больше не собиралась исправлять ситуацию. Она перестала быть разумной, вредной или невидимой. Рин подняла с пола девочек и совершенно однозначно заявила:
   - Мы - уходим!
   - Что?! - в ужасе спросили девчонки, только сейчас осознав, что в жизни есть кое-что похуже позора на телевидении.
   - Немедленно! - приговор Рин обжалованию не подлежал. Она схватила их за руки и потащила прочь сквозь толпу. Та расступалась перед ней, как море перед Моисеем.
   - Но... Но Рин... понимаешь... - начала Любочка. Она единственная, кто, кроме мамы, мог успокоить ее в состоянии военного положения. Но похоже сейчас Рин не собиралась слушать даже ее.
   - Я сказала: мы сейчас же уходим! - прошипела Рин. Она говорила очень-очень тихо, так как боялась зарычать. - Что за напыщенный болван! Хладнокровный ублюдок с мертвыми глазами! Чертов выпендрежник! Возможно, у него есть деньги, красота и ум, но сердца у него за всем этим точно нет. Так что он совершенно бесполезен! Он пустышка! Это всего лишь марионетка, которую вовремя дергают за веревочки! И из-за такой ерунды я потратила столько времени?!
   - Вот как... - услышала Рин позади знакомый тихий голос.
   По ужасу в глазах девушек и направлению их взглядов, Рин поняла, что объект ее слов стоит прямо у нее за спиной. Когда она повернулась, то увидела лицо Гауэра - замерзшее с абсолютно ледяными глазами. Почему-то его взгляд заставил ее ощутить боль в сердце. Но Рин, не дрогнув, встретила этот взгляд, больше похожий на обнаженное лезвие. Сам виноват, не фиг подслушивать. Ей показалось, что в нем всего на миг промелькнуло какое-то чувство. Но она не собиралась отвлекаться на воображение. Потому что в следующий момент прекрасные глаза вспыхнули недвусмысленной угрозой близкой физической расправы. Словно у хищника, готового к смертельному прыжку. Это определенно был "убийственный взгляд". Но в состоянии "ведьмы" Рин было море по колено.
   - Нечего сказать? - спросила она издевательски. - Правда глаза колет?
   Но тут очнулись от чар тихого ужаса подружки и накинулись на нее:
   - Он не такой! Как ты смеешь?! - ахнула Люба испуганно. Девочки заступались за Гауэра, заставляя Рин отойти от него подальше.
   - Ты не права! - жарко поддержала подругу Лена. - Он не такой! Да я тебя прикончу!
   - Не смей так говорить! - заявила Света и врезала Рин по лицу. В ужасе от собственного поступка она остолбенела.
   Похоже, на этот раз она действительно перегнула палку. Девочки выступили единым фронтом против нее. Вместо нее они предпочли принца очарования... Она сама все испортила... Если бы они узнали его поближе... Они бы и сами все поняли. А так... Только разозлила всех зря. Рин хмыкнула: на этот раз она превзошла саму себя! Умудрилась так достать Светланку, которая даже своего гадкого кота никогда не шлепала...
   Вечно она девчонкам все портит... И Рин решила. С этого момента она не будет им обузой.
   От таких мыслей Рин перешла обратно в режим "вредности" и задумчиво потерла покрасневшую от удара щеку. На такие мелочи она вообще не обращала внимание. Получала синяки, ожоги, царапины, и даже не могла сказать, откуда они. На ней все как на собаке заживало.
   - Вот тоска... - Рин смерила Гауэра точно таким же презрительным взглядом, что и он ее. Если бы взгляды могли убивать... Это была бы нехилая дуэль. Но Рин не собиралась сражаться. Она уже проиграла. Ее подруги выбрали не ее. - Только время зря потеряла и не выспалась. Ну пока! - и Рин их покинула.
   Гауэр же сделал вид, что только что ничего не было, и вернулся к программе мероприятия. Он полностью проигнорировал этот инцидент. Только легкая бледность выдавала его переживания.
   У самого выхода Рин остановилась и оглянулась. Именно в этот момент Гауэр украдкой глянул в ее сторону, и их глаза на миг встретились. Рин была так зла, что послала Гауэру воздушный поцелуй, а потом показала неприличный жест. К ее счастью, она была у самых дверей и ни одна камера это не засняла. Иначе мама с бабушкой мигом распяли бы и прикончили ее на месте. Не говоря уже о целой армии зомбийных фанаток. Осознав все это, Рин практически мгновенно растаяла в толпе, а девчонки еще целых пять минут прибывали в ступоре.
   - Нет... - Любочка очнулась первой и спрятала лицо в ладонях. - Только не это...
   - Я не... хотела... - заплакала Света. - Она же из-за меня разозлилась... О боже, это я во всем виновата! Простите меня! Умоляю, извините, простите... Мне очень-очень жаль...
   - Черт, - вздохнула Лена. - Вы же не думаете, что...
   - Она никогда меня не простит... - заныла Люба, забыв про макияж.
   - Да успокойтесь вы! Она просто выпустила пар! Ее достают такие сборища, вы же знаете! Она просто разозлилась!
   - Я должна с ней поговорить, объяснить, что все это только недоразумение! - Люба сбежала бы, но Лена была начеку.
   - Стоять! Ты наша главная звезда, представитель нашего города и исторического общества! Ты не можешь все так просто бросить! Пойдем-ка в туалет и приведем тебя в порядок.
   Но, успокоив подруг и вернувшись к прерванному интервью, Лену продолжало грызть легкое беспокойство. Раньше Рин никогда так не поступала. Никогда раньше она не переходила границ благоразумия или безумия...
  
   Рин бегом выскочила на улицу, но тут ее одолели темные думы, и она замедлила шаг. Ну почему она такая противная? Такая поперечная? Если ей говорят о ком-нибудь хорошо, она тут же начинала выискивать в человеке плохое. И наоборот - защищала всяких гадов только потому, что все их осуждали. А еще она всегда думала, что права... Всегда и абсолютно. А это очень-очень нехорошо.
   Ну почему она не такая как все? Не такая, как ее друзья? Ей так хотелось быть такой же жизнерадостной, храброй и доброй, как Люба, целеустремленной и уверенной в себе, как Лена, нежной, милой и ласковой, как Света...
   Стать бы обычной девчонкой... Но Рин понимала, что это невозможно - она уже такая, какая есть. И вряд ли сможет понравиться хоть кому-нибудь... Другое дело этот парень - Лайт Гауэр... Он был настоящим совершенством... Может быть, она ошиблась в нем? Отчего его глаза были так печальны? Ну... теперь она уже никогда этого не узнает...
   Впрочем, он оказался просто испорченным высокомерным мальчишкой... Зачем он обидел Свету? Рин просто заступилась за нее и что в итоге?! Света вступилась за него и дала ей пощечину! Кому нужна эта правда?
   Рин так одолели печальные думы, что она врезалась в кого-то и, не обращая внимания, пошла дальше. Но тут ее негромко окликнули:
   - Кузнецова? Катя, это ты?
   Несмотря на то, что прошло много времени... этот голос пронзил Рни до самого сердца. Она вздрогнула и остановилась. В любой другой день она прикинулась бы дурочкой, невидимкой или глухой и как обычно сбежала бы... Раньше ей удавалось ускользать до того, как он ее замечал. Но сегодня... она не могла остановиться. Рин просто смирилась со злодейкой судьбой, решившей вывалить на нее все несчастья за один день. Она повернулась и спокойно спросила:
   - Орлов, какими судьбами?! Ах, ну конечно! Сегодня же этот чертов день вручения чертового гранта. Сегодня весь город здесь, не так ли? Все просто сошли с ума...
   Орлов Кирилл. Он был все так же хорош. А может, стал еще красивее. Почти так же, как Гауэр. И почти так же умен и знаменит. Пусть не на весь мир, а лишь в их городе. Только волосы у него были темные. И не торчали во все стороны, а лежали в модной простой прическе. Почти все девчонки города были влюблены в него... Когда-то и Рин не миновала сия печальная участь... Как ни как они учились в одной школе и даже в одном классе! Как ей было не влюбиться? Но теперь Рин было так стыдно, что она всякий раз переходила на другую сторону дороги, когда его видела.
   - Ты... как будто другая... Я тебя даже сразу не узнал... А ты как здесь оказалась?
   Парень смотрел на нее с удивлением. Рин его не винила. Такую ее редко кто видел. Только родные и друзья.
   - Любка притащила наглым шантажом ... - Рин легко улыбнулась. - Ты ее помнишь?
   Кажется, ее откровенность и милая улыбка застали Кирилла врасплох.
   - Ах да... Огнева Люба... Она же президент исторического общества. Мы иногда видимся на собраниях... Вы все так же дружите?!
   - Хороший вопрос, - ответила Рин. - Ну, не буду тебя задерживать... - и она повернулась, чтобы уйти.
   - Прости... Но я хочу тебя кое о чем спросить...
   Блин, как не вовремя... - вздохнула Рин про себя. Ей так хотелось все ему высказать. Все, что накипело за долгих два года... И в том состоянии, в котором она сейчас была, сделать это было безумно легко. Именно это ее и пугало до чертиков. Хорошо, что она вернулась в режим "вреднюги". Страшно представить, что она натворила бы, будь сейчас "ведьмой". Ведь у нее было что терять.
   - Попробуй, - Рин с трудом улыбнулась ему. Казалось, Орлов был почему-то очень смущен ее робкой улыбкой.
   - Мне... Мне показалось... Ну знаешь... Просто показалось... Что ты меня избегаешь...
   Н-да... И что тут скажешь? Ведь это была чистая правда...
   - А что? Ты хочешь мне что-то сказать? Тогда слушаю тебя внимательно... - предложила Рин.
   - Да нет, просто... - вздохнул Орлов. - Почему бы нам не встретиться как-нибудь и не поговорить? Ведь твой отец... Ведь это он нашел эту пещеру... Потому ее и назвали пещерой Кузнецова. Ты же раньше тоже увлекалась историей... Я помню, ты всегда за ним хвостом ходила... Придумывала иногда такие забавные истории обо всех этих вещах, что он находил... Я очень восхищался им и его работой.
   Рин проглотила ком в горле. Каждое его слово причиняло ей нестерпимую боль. Возможно, только возможно! Именно такую Гауэр испытал от ее слов... Не будь она сейчас "вреднюгой", горько разрыдалась бы прямо на глазах у Орлова. Рин тяжело вздохнула, а потом твердо ответила:
   - Орлов, прошлое должно оставаться в прошлом. Не фиг его трогать. Это первое. Во-вторых, мой папа. Не говори о нем при мне больше никогда, хорошо? А в третьих, ты и я - слишком... разные. И этого не изменить.
   Да уж... Скорее этот Гауэр станет ей другом, чем она приблизиться когда-нибудь к Киру...
   - Катя, я сменил школу, но я... Я-то не изменился! Почему мы не можем дружить как раньше?!
   Дружить как раньше? Рин поперхнулась от смеха. Она знала, что это не вежливо и все такое, но не могла удержаться. Рин негромко хихикнула.
   - Зато я стала другой. Прощай!
   Но Орлов не дал ей уйти. Неожиданно он схватил ее за плечо и развернул к себе:
   - Если ты будешь убегать от боли, ты никогда не излечишься. Твой отец умер, а та жива! Он хотел бы, чтобы ты была счастлива! А вместо этого ты закрываешься от всего мира!
   Огромным усилием воли Рин сдержалась и не заорала. Она вырвалась, тяжело дыша от подавляемых эмоций. Ее глаза стали совсем страшными, но Кирилл не отступил.
   - Я приходил столько раз за прошлый год, и ты ни разу не поговорила со мной. Но я говорил с твоей мамой. Она беспокоится о тебе... Говорит, что ты стала замкнутая и не разговорчивая. Почти не смеешься и не плачешь. Не общаешься с подругами и ничем не увлекаешься... Катя... Я просто хочу тебе помочь...
   Да как он смеет?! В этот момент Рин ненавидела его как никогда сильно. Но если вступить с ним в диалог, драку, перепалку или ссору, это ничем хорошим не закончится. Мы превращаемся в то, что ненавидим... Поэтому Рин засунула все эмоции как никогда далеко, и решила поскорее закончить разговор:
   - Орлов, я с тебя выпадаю... Классная речуха... Когда ты успел в психоаналитики записаться? У меня все хорошо.
   - Катя, пожалуйста...
   - Тебе все по полочкам разложить?! - Рин набрала полную грудь воздуха и выпалила: - У! Меня! Все! Хорошо!
   - Катя... Нельзя же... - предпринял еще одну попытку залезть ей в душу Кирилл.
   Так просто ей не уйти, поэтому придется хоть что-нибудь сказать. Немного правды.
   - Хочешь узнать мои трудности?! Тогда слушай. У меня много работы, мама болеет... Да еще и учиться надо, а я не гений, как ты. И друзей у меня не полгорода...
   Она остановилась, чтобы набрать в грудь новую порцию воздуха, и Орлов этим воспользовался:
   - Но тебе же нравилась история? Ты помогала своему отцу с исследованиями...
   Рин использовала последние остатки воли и самообладания, чтобы выдохнуть последние слова:
   - Ты уважал моего отца, как специалиста и человека, но его больше нет... А я - не он... Со мной ты со скуки помрешь... Вот поэтому я и сказала, что мы с тобой совсем разные...
   Кирилл расстроено смотрел на нее. Его взгляд разбил бы любое сердце... Даже каменное.
   Но сердце Рин совсем не было каменным... Она горело, как жаркое пламя. Он ничего не мог ей сделать, кроме того что уже случилось.
   К несчастью, у Рин не осталось сил бороться. С собой. Чтобы не открыть ему то, что на сердце. Чтобы не набить ему элементарно морду. Чтобы вновь не стать "ведьмой", и не наделать еще больших глупостей. Единственный путь спасения был чертов музей. Поэтому Рин решила вернуться:
   - Прощай, Орлов...
   Когда она бегом скрылась внутри, Кирилл усмехнулся:
   - Похоже, что меня только что отшили?!
  
   Рин вновь оказалась в аду. Вокруг было не протолкнуться от женского рода и всеобщей истерии. Нужно было где-то спрятаться, укрыться, пока Орлов не ушел. Или попробовать через черный ход... Но все здание было перекрыто... Что же делать? Где можно переждать, пока все немного не успокоится? Она была абсолютно выжата тем эмоциональным шквалом, который только что забросил ее обратно в музей.
   Мастерская! Единственный спокойный островок в этом море безумия... Рин вздохнула свободнее и поспешила отправиться туда. Она бегом вбежала на второй этаж и пинком открыла двери.
   Послышалось приглушенное ругательство из-за двери, которой она кого-то крепко стукнула.
   - Извините, пожалуйста, - Рин бросилась на помощь пострадавшему, но за дверью оказался все тот же несносный прекрасный тип. - Да ты что, издеваешься?! Какого черта ты меня преследуешь?!
   - Между прочим, это мои слова, - заметил красавчик холодно. Он зажимал пострадавшее лицо. Вернее нос. - Ты что сталкер? - злобный взгляд Рин совсем не остудил его высокомерие. - Или ты просто дура, которая никогда не смотрит, куда идет?! Ты и впрямь неуклюжий торопыжка!
   Точно в яблочко, попадание в цель! Рин не хватало именно этой малости, чтобы снова перейти в режим "ведьмы". Она прищурилась, окатив парня разъяренным взглядом дикой фурии. Гауэр неожиданно улыбнулся, словно она специально развлекала его. Рин взбесилась еще больше. Ей захотелось прикончить его - прямо здесь и сейчас... И она легко нанесла ответный удар - безумно спокойно и абсолютно серьезно:
   - Что с того, что я такая, какая я есть? Меня достало твое презрение и высокомерие! Я ничем не хуже тебя! Ты такой же человек, как и я! А ты смотришь на меня, как на какую-то... тварь!
   - Вот как... Но это ты меня грязью облила, не так ли? Твое счастье, что никто этого не услышал! Это я тебя по судам затаскаю! Не говоря уже о разгневанных фанатках! Да они на кусочки порвали бы тебя, дурочка! - Гауэр говорил все это очень хладнокровно. На его лице не дрогнул ни один мускул, а голос звучал ровно, как у автомата.
   - Ты мне что?! Угрожаешь? - Рин сжимала кулаки, стараясь сдержаться. Гнев, тлевший под коркой равнодушия, наконец, достиг максимума и закипел, как вулканическая магма. И почему именно этот парень ее так злит?! Никто в жизни ее так не злил. Даже Орлов. А этот Гауэр злил ее всем: своим высокомерием, хладнокровием и невозмутимостью. Потому что ее просто трясло от злости в его присутствии. Она вообще себя не контролировала и становилась "ведьмой" все чаще. Что злило ее еще больше. Да ему только того и надо! Может, его задело то, что она его игнорировала и не пускала слюни, как остальные? Он делает все ей на зло! А она идет у него на поводу, как последняя... прав он, дура! Отчаянным усилием воли Рин вернулась в режим "вредности". - Да что я говорю с тобой?! Ты просто бессовестный отвратительный тип! Мерзавец, который и понятия не имеет о чести и благородстве! Пользуешься своей смазливой мордашкой, чтобы дурачить людей... Да мне смотреть на тебя противно!
   По какой-то причине ее слова очень сильно задели его. Эмоции выплеснулись наружу. Парень разозлился, его синие глаза потемнели, а взгляд стал угрожающим.
   - Ты ничего обо мне не знаешь! - заметил он свистящим шепотом.
   - И не хочу ничего знать! - отрезала Рин в ответ. - Высокомерный эгоист!
   - Хватит лепить ко мне ярлыки! - парень шагнул к ней, сжимая руки в кулаки.
   - Ты первый начал! - не отступила Рин. Пусть ударит первым, молила она про себя. Мама заставила дать ее то дурацкое обещание быть паинькой! Но если он ударит первым...
   Но Гауэр и не думал драться, он развернулся и без слов пошел прочь от нее по коридору.
   Иди, иди и никогда не возвращайся! - подумала Рин с облегчением и вошла в тихую мастерскую.
   Но прямо через секунду Гауэр вернулся, влетел в помещение и захлопнул за собой дверь. Его взгляд Рин совсем не понравился. Его глаза были как никогда пустыми.
   - Пожалуйста, ты должна покинуть эту комнату. Прямо сейчас! - заявил он безапелляционно.
   - У тебя здесь что - тайное свидание? - рассвирепела Рин. Мало на него девчонок так цепляется?! Надо ему испортить ей настроение окончательно! Она мечтала всего лишь об одной секундочке отдыха! Ей и так нелегко пришлось сегодня! Так нет! Этот Гауэр и сюда влезть умудрился!
   - Ты не должна здесь находиться! Это служебное помещение! - заметил Гауэр, теряя терпение.
   - Ты здесь вообще левый, так что отвали! - перешла Рин на грубости, и ей стало стыдно. Господи, из-за него она становится такой ужасной и отвратительной! Самой себе в глаза противно смотреть!
   С чего это он так настойчиво ее выгоняет? Вряд ли он прячется с девчонками по углам... Рин подозревала, что из-за его столь жуткого характера у него вообще ни одной нет... Поэтому свидание должно быть деловое. Она тут же вспомнила о заговорщиках и оглянулась.
   - Дурочка! Ну хотя бы разок веди себя тихо, спокойно и достойно! - арктически холодно заметил Гауэр, стараясь успокоить ее своим волшебным голосом.
   Что-то здесь не так, - дошло до Рин. Она обернулась, и вдруг увидела чью-то ногу под столом. Какого черта кто-то там лежит? - подумала Рин. - Что-то случилось... - поняла она. - Что-то плохое. Очень плохое...
   Рин сделала два шага, заглянула за стол и увидела старшего мастера-реставратора Скоробогатко. Вернее то, что от него осталось в этой реальности. Его труп.
   Прежде чем она успела на это отреагировать, Гауэр оказался рядом и прижал к себе, отвернув ее лицо от мертвеца. И Рин действительно была ему за это благодарна. Но, отдышавшись, девушка решительно оттолкнула его. Она все еще была "вреднюгой", так что такие "мелочи жизни" ее не трогали. Рин очень надеялась, что мертвец ей не присниться. А он ей и не присниться. Потому что она больше никогда не будет спать! Но сначала нужно разобраться...
   - Ты знал, что он умер, верно? - спросила она настороженно. Дыша сквозь зубы, чтобы не стошнило. Сжимая руки в кулаки, чтобы пальцы не дрожали. - Это ты его убил?!
   - Так и знал, что ты так подумаешь, - ответил Гауэр совершенно спокойно. - Но у меня нет мотива. Я просто зашел сюда по его собственной просьбе оценить некоторые вещи. И нашел его мертвым за минуту до того, как ты ворвалась и ударила меня дверью.
   Рин взглянула на мертвого еще раз. Гауэр оттащил ее подальше вглубь мастерской, где не было видно тела.
   - Его ударили по голове, - констатировала Рин. - Шандарахнули чем-то тяжелым по черепушке!
   - Вот как. Мог бы и догадаться, что тебя ничем не пронять... - заметил Гауэр как-то устало. - Что же теперь делать?
   Теперь, когда он оказался так близко, Рин поняла, что была абсолютно права. Его глаза были печальны... Какой он все-таки странный и противоречивый тип... И тут истина открылась ей. Каким бы хладнокровным высокомерным гадом он не был, этого человека он не убивал. Конечно, это было всего лишь ощущение... Но Рин ему поверила, хотя сознание и инстинкты были против.
   - Нужно просто выяснить, кто это сделал? - предположила она.
   - Вот так вот просто?! - усмехнулся Гауэр. - Ты что - Шерлок Холмс?
   - Рано или поздно тебя хватятся. Придут сюда и найдут труп! И что тогда делать будем?
   - Мы? Ничего, - вздохнул Гауэр. - Пока есть время, предлагаю тебе по-быстрому уйти.
   Рин замерла от неожиданности. Может, он шутит? Да нет, этот парень шуток точно не понимает... Очень... по-рыцарски, после того, что она ему наговорила...
   Надо признать, Рин отнеслась к нему предвзято. Сработало предубеждение против красивых, умных и успешных. Ей стало стыдно. Она густо покраснела, но Гауэр не смотрел на нее. Он рассматривал вещицы на столе.
   - Чего ты ждешь? - удивился Гауэр, наконец, взглянув на нее. Ее волнение он объяснил совсем другой причиной. - Не переживай, я и не с таким справлялся... К тому же у меня есть деньги, известность и адвокат. Поспеши, пожалуйста... Все равно ты ничего не знаешь. Или ты боишься, что я обвиню во всем этом тебя? - Рин продолжала молча смотреть на него, и он со вздохом добавил: - Впрочем, не удивлюсь... Ты обо мне очень невысокого мнения...
   Я должна искупить свою вину, застонала Рин про себя. Мама, папа, ну зачем вы воспитали такую хорошую дочь?! Она собирается вляпаться в неприятности, в которые клялась никогда не влипать!
   - Не боюсь. Я не думаю, что это ты... - серьезно заметила девушка.
   - Вот как, - только и сказал Гауэр, внимательно глядя ей в лицо. Рин смутилась. А кто бы не смутился?! Поэтому она раздраженно добавила:
   - Хотя ты не прав. Мотив есть. Этот мужик - Скоробогатко с каким-то другим мужиком собирались тебя обмануть. Я его не видела, только слышала, вряд ли я его узнаю. Но мотив налицо.
   - Вот как, - повторил Гауэр еще тише. - Похоже, я во всем был не прав.
   - Это вещи из пещеры кузнеца, - заметила Рин, рассматривая артефакты на столе. Его пристальный взгляд нервировал ее. Она хотела взять в руки шкатулку со змеями, но Гауэр покачал головой: "Не надо". Рин присмотрелась внимательнее и удивленно воскликнула: - Эта шкатулка поддельная!
   - Что?! Откуда ты знаешь? - Гауэр даже не скрывал скепсиса и презрения.
   - Я видела настоящую, когда была здесь прошлый раз, - начала Рин злиться по новой. Да как он смеет! Может быть, сказать ему, что все эти вещи из пещеры, которую нашел ее отец?! Нет, Рин ненавидела выпендрежников. Поэтому она просто постаралась его убедить: - Она сделана более искусно, змеи как будто живые... И она была с секретом. Да при том еще... она была жуткая... А это... - она пожала плечами, подбирая слово. - Простая безделушка...
   - Вот как... С секретом? - уточнил Гауэр. Рин поняла, что проболталась.
   - Разве не у всех старинных вещиц есть секреты? - попыталась она сбить его со следа. - Она была достаточно тяжелой, так что запросто могла быть и орудием убийства и тайником...
   - Ты слишком много знаешь для простой школьницы, - констатировал Гауэр, и тон его изменился - стал более подозрительным, угрожающим и еще более высокомерным.
   Рин были до лампочки все его угрозы и амбиции.
   - Злишься, что недооценил меня? Ну и кто здесь тупица?
   - Она сказала "с секретом"? - раздался в комнате незнакомый хриплый скрежещущий голос.
   Рин вздрогнула и невольно придвинулась к Гауэру. Раздался шорох, и из-за занавески появились двое.
   - Хэлл Лайт Гауэр собственной персоной... Какая встреча! Извините, что вмешиваемся, - заметил первый - очень интеллигентный полненький невысокий мужчина в очочках, - в вашу интересную беседу... Но...
   Его перебил второй мужчина - рыжий, высокий, пиратского вида. Он неприятно впился взглядом в лицо Рин и прошипел ужасно хриплым голосом:
   - Ты сказала "с секретом"?
   Первый прижимал к груди какой-то сверток, второй тяжело уставился на девушку. Рин видела этих людей впервые. Зато Гауэр похоже узнал одного из них:
   - Профессор Евгений Рудольфович Барсуков... Я думал, что вы занимаетесь раскопкой могильных курганов где-то в степях Казахстана? - он шагнул вперед и заслонил собой девушку. - Опять взялись за грязные делишки? Но вы же раньше не связывались с убийствами...
   Гауэр стал потихоньку отступать, подталкивая Рин к выходу. Девушка поняла, что вляпалась по маковку. Так значит, это убийцы? Ее сердце билось так быстро, что она начала задыхаться. Из-за страха? Или просто готовилась к драке?
   За себя Рин не боялась. Но ее брат, мама и бабушка? Что будет с ними, если она исчезнет? Сейчас они могли надеяться только на нее...
   - Внутри этой штуки тайник! Ты хотел скрыть это от меня! - прорычал "пират" Барсукову.
   - Я сам этого не знал!
   - Никого не наймут украсть пустую старую коробку просто так! - заявил "пират". Он схватил Барсукова за шкирку и для убедительности встряхнул. - Ты знал, гадкий профессоришка!
   - Э... Может, я и ошиблась с тайником... - протянула Рин, но ее никто не слушал. Она от шока вновь стала "невидимкой".
   - Не знал я, - вырвался от "пирата", стараясь сохранить достоинство, Барсуков. - Но догадывался! Я хотел исследовать эту вещицу позже...
   - И без меня, верно? Не двигаться! - велел преступник Рин и Гауэру, доставая пистолет.
   Рин услышала тяжелый вздох Гауэра: видимо он надеялся этого избежать.
   - Отпустите девушку... Она ничего не знает, просто случайная прохожая... Милая маленькая фанаточка, которая жить без меня не может! - попросил он, пытаясь их убедить своим сладким голосом. Рин раздраженно фыркнула. На нее снова никто не обратил внимания. - Вот я - совсем другое дело! Возьмите в заложники меня...
   - Никто никуда не пойдет, пока я не узнаю, что в этой чертовой коробке! - отрезал "пират", отбирая у Барсукова пакет. Конечно же, внутри оказалась злополучная змеиная шкатулка.
   - Семен, это не разумно... - начал Барсуков. - Нужно поторопиться и...
   - Ты! Гений который! - "тыкнул" Семен в Гауэра пистолетом. - Топай сюда, пацан, и открой ее!
   - Не смей мне "тыкать"! - заметил Гауэр презрительно. - Я не собираюсь ни в чем помогать преступникам! Тем более - убийцам!
   - Не время быть таким правильным, - прошипела Рин. - Он же убьет тебя!
   - Девчонка права! Лучше прислушайся к ней, - предложил Барсуков. - Этот человек совсем неуправляем!
   - Если в этой штуке что-то спрятано, я хочу это немедленно! - заметил "пират".
   - Твои личные трудности, - отрезал Гауэр.
   Рин не могла не восхититься его бесстрашием. Потому что этот хладнокровный гад намеренно выводил преступника из себя. Рин только не знала зачем. Наверное, у него был какой-то план.
   Но все полетело к черту, когда Барсуков схватил девушку за руку. Гауэр повернулся к нему, а "пират" отпихнул Лайта в сторону. От такого простого толчка Гауэр побледнел и со стоном опустился на колено, схватившись за руку.
   - Да вы все просто издеваетесь надо мной... - прошептал он с болью.
   - Что такое? - удивился Семен, склонился над ним и сжал предплечье. Гауэр побледнел еще сильнее и с трудом сдержал стон. Преступник стащил с него пиджак и легко оторвал рукав его рубашки по шву. На левой руке у парня оказался большой черный синяк.
   Так вот в чем было дело, - поняла Рин. - В тот раз, когда я с ним столкнулась, я нечаянно задела рану. Поэтому он так отреагировал. И Светка, когда падала, схватила его за больную руку... Неудивительно, что он злится и рычит на всех, кто к нему приближается, как тигр с колючкой в лапе... Рин неожиданно улыбнулась, хотя момент был точно неудачный.
   Гауэр вырвал руку, стараясь успокоить дыхание. Он услышал ее смешок и, подняв голову, с жгучей дикой ненавистью глянул на нее. Если бы Барсуков не держал ее, она тут же сбежала, так ей стало страшно. Жуткий взгляд словно ударил ее со всей силы под дых. Внутри все сжалось от ужаса. Это был взгляд, страшнее которого Рин еще не видела, и только знание того, что она совершенно невиновна, помогло ей в ответ не отвести глаз.
   - Как интересно, - за метил Барсуков. - Катался на лыжах?
   Гауэр презрительно посмотрел девушке в глаза, приказывая синючим взглядом убираться подальше. Рин была и сама бы рада подчиниться этому приказу. Но профессор держал ее крепко, не вырваться.
   - Сейчас мои трудности станут твоими, чертов мальчишка, - Семен вновь схватил его за руку и надавил на синяк. Гауэр застонал, прикусив губу от боли. Его лицо посерело и покрылось потом. - Немедленно открывай шкатулку!
   - Хорошо, - прошептал Гауэр, взял шкатулку в руки и стал крутить. Дно шкатулки было испачкано кровью, Рин чуть не стошнило, но отвернуться она не могла. Левая рука у Гауэра слегка дрожала. Минуты шли одна за другой, но он так ничего и не обнаружил. Семен не выдержал и снова схватил его за руку, вцепляясь в нее пальцами, как когтями, и стискивая ее изо всех сил.
   - Я... я не знаю! - даже голос Гауэра посерел от боли. - Подождите!
   - Врешь, гаденыш! Ты просто тянешь время! Открывай немедленно! - Семен ударил его пистолетом по голове. Брызнула кровь. Гауэр вновь опустился на пол, зажимая здоровой рукой рану на голове.
   Рин не выдержала. Он этого не заслужил! Все, что он хотел, это защитить ее! И эта несправедливость заставила ее перейти в свой особый режим - режим особо злобной ведьмы особого назначения особой степени злобности...
   Но она не могла сразу разорвать гадов в клочки, так как опасалась за Гауэра. "Пират" мог успеть его застрелить... Поэтому для начала нужно было этих негодяев отвлечь.
   - Я открою, - предложила она. Все трое изумленно уставились на нее. Словно совсем на другого человека. Это и неудивительно, ведь даже голос у нее изменился - стал вкрадчивым, отстраненным и опасным.
   Гауэр прожигал ее взглядом, но она не обратила на него внимания. Были вещи поважнее.
   - Что? Ты - девчонка?! - презрительно спросил Барсуков.
   - Эта вещь из пещеры, которую открыл мой отец. Он рассказывал мне об этой шкатулке.
   Рин подошла к столу и спокойно взяла вещицу в руки, исследуя ее.
   - Так называемая "шкатулка для колец с тремя змеями на крышке". Внутри были найдены множество колец - всякие разные... С жемчугом и камнями, гладкие и рифленые, фигурные и простые, медные, оловянные, деревянные, латунные, железные, золотые и серебряные... - пока Рин рассказывала это, она ощупала шкатулку и нашла рычажок.
   В середине дна открылось маленькое отверстие. Изнутри посыпались разноцветные ограненные сверкающие камешки и свернутый трубочкой пергамент. Они высыпались на скатерть по столу. Барсуков схватил пергамент и развернул его. Это была старинная карта. "Пират" Семен стал загребать в карманы камни.
   Рин воспользовалась этим, чтобы подойти к Гауэру и рывком поставить его на ноги. Он только удивленно глянул на нее. Семен стал поворачиваться к ним, но Гауэр успел ударить его по руке и пистолет полетел в сторону. Пока преступник с проклятьями кинулся за оружием, Рин, не теряя времени зря, схватила Гауэра за руку и потащила прочь. Профессор пытался задержать их, но Рин со всей силы пнула его в голень так, что он завопил от боли. Девушка продолжала тащить за руку Гауэра, слыша за спиной крики и топот преступников.
   К счастью, у них было пара минут форы, а Рин хорошо знала музей. Они спустились на первый этаж и вбежали через служебное помещение в новую экспозицию пещеры. За ненастоящими валунами, изображавшими своды пещеры, оказалась небольшая ниша. Тот, кто не знал о ней, вряд ли смог бы догадаться, что здесь можно спрятаться. В нише было мало места, так что они едва вдвоем втиснулись, стоя совсем близко. Рин стала "невидимкой", прижимаясь спиной к стене, Гауэр тоже замер, сдерживая дыхание. Преступники пробежали мимо.
   - Они могут вернуться, - заметил Гауэр шепотом.
   - А могут воспользоваться шансом и сбежать отсюда, - заметила Рин тоже шепотом. - Ведь они получили, что хотели.
   - Ты слишком рисковала... Но все равно хочу сказать тебе "спасибо". Ты только что спасла пустышку, марионетку и мерзавца, у которого за душой ничего нет!
   Надо же: все запомнил! Нашел время ругаться, начала злиться Рин. Она вернулась в режим "вреднюги".
   - Почему ты скрываешь от всех, что ранен? Из-за высокомерия или самолюбия? Против тебя устроили мировой заговор?! И если кто-нибудь узнает о твоей слабости, ты окажешься в страшной опасности?!
   - А если я скажу тебе, ты пообещаешь никому не рассказывать? - Гауэр слабо улыбнулся.
   - Кому рассказывать? Зачем рассказывать? - продолжила закипать Рин. - Мир, между прочим, на тебе не кончается! Мне абсолютно все равно!
   - Вот как... Но ты все же помогла мне... - Гауэр не улыбнулся ей, но его взгляд стал теплым, почти ласковым, так что у Рин перехватило дыхание. Она тут же отвернулась, чтобы Гауэр не понял, что этот взгляд пробил всю ее броню и угодил прямо в сердце. Если бы он еще ей улыбнулся... Наверное, тогда она точно в него влюбилась бы. Но это, конечно, было невозможно. Гауэр никогда по настоящему не улыбнется. Тем более ей. А она никогда больше в жизни не влюбиться...
   Не догадываясь об ее колебаниях, Гауэр тихонько спросил:
   - Это правда насчет твоего отца? Почему ты не рассказала этого раньше?
   - Потому что это не твое дело, - отрезала Рин, вновь начиная вредничать.
   - Похоже, что у нас обоих есть причины хранить секреты... - заметил Гауэр.
   В этот момент во всем музее начался страшный переполох, шум и волнение. Где-то наверху раздался крик.
   - Видимо, труп обнаружили, - прошептал Гауэр.
   - Это ладно, там остался твой пиджак... - хмыкнула Рин.
   - Вот как, - вздохнул Гауэр.
   - Как твоя голова? Кровь еще не остановилась? - Рин приподнялась на цыпочки и аккуратно взяла его голову в руки и опустила, чтобы рассмотреть получше. Она легонько подула на нее, осторожно раздвигая волосы, пыталась разглядеть рану. - Шишка и при том здоровущая...
   Гауэр странно на нее посмотрел:
   - Тебя это действительно волнует?
   Рин захотелось его ударить. Ну почему этот парень выводит ее из себя?! Нужно убираться от него подальше! Пока она действительно не вышла из себя! Ничего, скоро все закончиться, и она больше никогда в жизни его не увидит! Разве что по телевизору...
   - Думаю, мы уже можем выходить... Они сбежали...
   - Вот как? - усмехнулся Гауэр. - Значит, все кончилось?
   - Ну, для меня да, а для тебя все только начинается, - ухмыльнулась Рин. - Не рассказывай никому обо мне, и я навсегда исчезну с твоего горизонта. Побудь рыцарем еще немножко, ладно? Тогда никто никому ничего не будет должен!
   - Это что... было что-то вроде комплимента? - решил уточнить Гауэр.
   - Пожелание, - отрезала Рин. - Ну прощай, гад...
   - Почему ты такая грубиянка? Почему не можешь быть просто нормальной девушкой?
   Она тысячу раз задавала себе тот же вопрос. Ну почему он ее так бесит? Рин хотелось заорать во весь голос. Но она просто вышла из ниши и пошла прочь.
   - Подожди, пожалуйста... - Гауэр догнал ее и протянул ей серебристую карточку с тремя золотыми латинскими буквами: "HLG". Рин непонимающе уставилась на имя "Х. Л. Гауэр", телефон и адрес. Она тут же сунула визитку обратно Гауэру, но он твердо вложил ее в ладонь Рин.
   - Я хочу узнать побольше об обмане... И про шкатулку и остальные вещи...
   - Ну... Тебе видней, я-то ничего про это больше не знаю, - заявила Рин. Ей не хотелось ругаться напоследок. Она просто навсегда распрощается с этим ужасным типом и пойдет домой. - Хелл Лайт Гауэр... - и тут у нее против воли вырвалось. - Какое у тебя дурацкое все-таки имя. Целых три слова. Хэ Эл Гэ... Хельга?
   - Что? - вздрогнул Гауэр.
   - Ну извини, сверх гений ты наш... Так просто короче... - пояснила Рин. Я просто ужасна! - подумала она с отвращением.
   - Похоже, что тебе нравиться оскорблять людей ни за что ни про что! Иногда ты становишься словно другим человеком! И этот тип еще хуже тебя! У тебя случайно нет раздвоения личности?
   Ну почему?! Рин была так зла, что порвала карточку и выбросила обрывки через левое плечо.
   - Почему ты все время злишься?! - удивился Гауэр.
   - Не поверишь, - пожала плечами Рин, - но это происходит, только когда ты рядом...
   И послав ему еще один воздушный поцелуй на прощание, Рин ушла почти бегом, ни разу не оглянувшись, перепрыгивая через три ступеньки. Синий взгляд Гауэра сердито буравил ей спину.
  
   Артефакт 2 Кинжал со змеиной головой
   Рин еще раз придирчиво осмотрела отобранные экземпляры. Да, они все были редкими и очень ценными... Но для нее вся их ценность заключалась лишь в том, что это ее папа нашел их. Впрочем, выбирать не приходилось: им нужны деньги. А эти красивые безделушки всего лишь воспоминания... И если выбирать - выживание или воспоминание, то выбор сделать очень легко.
   Рин решительно сгребла вещи в специальный мешок, подержав на прощанье кинжал. Это был первый подарок папы лично ей. Он стоял в специальной подставке в шкафу, и его нельзя было трогать, но... Рин добавила в мешок бумаги, удостоверяющие подлинность вещей, и через минуту была уже готова.
   В дверях она задержалась, и с тоской оглянулась. Скоро нечего будет продавать, а деньги им нужны, очень нужны... Не на прожитье, совсем нет... Для лечения мамы. Ничего, она что-нибудь придумает... Выход всегда есть, нужно только подумать хорошенько и найти его!
   - Катенька, куда ты собралась? - окликнула ее мама, входя в гостиную. - Ты ж сегодня выходная?
   - Пойду с Любкой погуляю, - заявила Рин, смягчая свои слова улыбкой.
   - Ну-ну, - заявила бабушка, тоже входя в комнату. В отличие от матери бабушка Рин не поверила. - Хорошее дело...
   Рин выскочила наружу, сначала побежала и лишь через три дома отдышалась. Чуть не попалась! Конечно, она теперь глава семьи и все такое... Но все же мама - это всегда мама.
  
   Рин не была в музее с той злополучной экскурсии... Хотя прошло уже больше трех недель, отчего-то непрошенная дрожь охватила ее, когда она входила внутрь. К счастью, встреча была назначена на первом этаже в кабинете директора.
   Рин открыла дверь и окаменела. Предчувствие ее не обмануло. За столом сидел директор музея - Васильев Иван Сергеевич с сотрудниками, Люба, Гауэр с секретарем и телохранителем и (что б скучно не было, наверное) - Орлов со своими подручными. Выдохнув воздух сквозь сжатые зубы, Рин плавно, почти привычно перешла в режим "ведьмы".
   Девушка окатила разъяренным взглядом подругу. Люба просто предала ее, ничего не сказав и заманив ее в эту ловушку. Она знала, что Рин никогда бы не пришла, если бы заранее знала, кто будет участвовать в торгах.
   Вместе два красавчика смотрелись просто убийственно. Неужели они друзья?! Рин чуть не стошнило. Не может того быть! Иначе она никогда бы в жизни ему не поверила! А если она ошиблась? Опять?
   Люба смущенно поднялась, поправив юбочку.
   - Рин, это те самые покупатели, о которых я тебе говорила. Иван Сергеевич выступает от лица музея, Кирилла ты знаешь... И... - Люба помнила последнюю встречу Рин с Гауэром, потому надеялась удержать подругу от побега.
   - Мы знакомы, - холодно заметил Гауэр. Его взгляд был почти враждебным. Рин ответила ему так же неласково.
   - Вы знакомы? - удивился Кирилл.
   - При весьма печальных обстоятельствах, - улыбнулся Гауэр. Его глаза насмешливо смотрели на Рин.
   - Что?! - удивился Орлов.
   - Она была тогда сильно не в духе, - пояснила Любочка быстро, пока не грянул гром. - Рин, присаживайся...
   Девушка садиться не спешила, задумчиво разглядывая людей перед собой. Как поступить? Нужно продать вещи, и лучших клиентов ей не найти, но... Как же Рин хотелось сбежать отсюда!
   Ее остановил взгляд Гаура. Он словно поддразнивал ее: "Струсишь или нет?"
   На бомбе, вечно тикающей в ней, Рин до отказа нажала кнопку "Отложить взрыв"... Не дождется! Она перешла в режим "вредности", потому что молчать и дальше было невежливо.
   - Здравствуйте! А вот и я! Заждались? Жутко извиняюсь!
   Да уж... Лучше бы молчала... Любу передернуло от тона, которым это было сказано. Даже Орлов поморщился. Только Гауэр проигнорировал этот выпад-защиту.
   Рин засунула гордость подальше и небрежно села, хотя внутри была натянута, как струна. Она даже вибрировала бы, не вцепись в кресло пальцами так, что костяшки побелели. Хорошо, что кресло было тяжелым.
   Рядом с директором сидели Валентина Иосифовна - главный искусствовед и Елена Николаевна - оценщик. Гауэр привел с собой секретаря, которого, если честно, Рин побаивалась больше телохранителя. За спиной у Орлова темными крыльями зависала неразлучная парочка - Андрей да Марья. Да уж... Будь на то ее воля, Рин сбежала бы, не задумываясь.
   Но вместо этого она вытащила из мешка первую вещь, положила на стол, и торг начался. Хотя Рин с большим удовольствием пошла бы вырывать зубы.
   Впрочем, после неловкого начала, дело задалось и удалось. Рин выручила неплохие деньги... На первое время. Но это заставило ее отказаться от продажи кинжала. Да и шкаф без него непривычно пустой...
   - Можно посмотреть? - поинтересовался Гауэр, когда она прятала его обратно в мешок.
   - Нет, - резко ответила Рин. Присутствующих покоробил ее тон, так что ей пришлось добавить. - Посмотришь в следующий раз...
   - Между прочим, это я должен требовать сатисфакцию, - заметил Лайт спокойно.
   - Ну и на здоровье, - фыркнула Рин раздраженно. И чего он до нее доколупывается?
   - Не стоит, - заметил Кирилл. - Не обижайся на нее, Лайт. У Катюши просто тяжелый характер. Но она очень хорошая девочка. После несчастья с ее отцом все проблемы упали на ее плечи. Ее мама сейчас болеет, а бабушка за ней ухаживает. Есть еще маленький брат, который пока сам нуждается в заботе.
   Рин смерила тяжелым взглядом Кирилла, (не нужно ей его заступничество) и лишь потом посмотрела на Лайта. Ни в глазах, ни в лице у Гауэра ничего не шевельнулось. Ему наплевать, - поняла Рин. Это почему-то сильно задело ее, но гордость была спрятана очень далеко, просто так не достать. К счастью.
   - Вот как? Это многое объясняет, - заметил Гауэр равнодушно.
   Да что тебе объясняет?! - хотелось заорать Рин. - Не фига ты не знаешь!
   Но присутствие остальных людей заставляло ее сдерживаться. Как всегда.
   В глазах Гауэра плавали смешинки. Вразмашку. Он знал ее настоящую реакцию, и это его забавляло.
  
   Из музея Рин выскочила самой первой, как чертик из коробочки. За ней бросилась Люба. На крыльце она ее догнала и чуть с него не свалилась и не свалила Рин. Она вцепилась в рюкзак Рин, но та перла, как танк, не обращая на нее внимания.
   - Прекращай, Рин! Ты не можешь на меня злиться! Я ни в чем не виновата! Я помочь хотела!
   - Ты должна была меня предупредить, Люба! - заметила та, продолжая шагать. Любочке на высоких каблучочках пришлось почти бегом бежать за ней. Что было не так просто: Рин шла очень ходко.
   - Тогда бы ты точно не пришла! Тебе же нужны деньги!? Я просто хотела помочь тебе! Да ты меня и не спрашивала!
   - Признай это: ты в очередной раз меня подставила, - спокойно заявила Рин.
   - Это тебе не "мыльная опера"! Хватит вести себя, как ребенок!
   - Что?! - возмутилась та в ответ.
   - С тех пор ты даже по телефону только и говоришь мне только "да" и "нет"! Не приходишь на встречи! Даже в школе не разговариваешь! Тебе все время некогда! Это глупо - так обижаться! К тому же я извинилась! И не один раз!
   - Я вовсе и не обижаюсь! - удивилась Рин. - Все нормально!
   - Если ты еще раз скажешь слово "нормально", я заору!
   - Ну и ори, - усмехнулась Рин. Она не могла долго злиться на Любу. Никто не мог.
   - Рин, ну прости меня, пожалуйста...
   - Сколько раз тебе говорить?! Я не злюсь! Но если ты еще раз это повторишь, точно озверею!
   Девочки облегченно рассмеялись. И все же Люба чувствовала, что Рин с ней не то, чтобы не честна, но просто о многом умалчивает. Это ощущение появилось уже очень давно.
   Неожиданно к ним подъехал серебристый "Мерседес". Рин тут же напряглась. Из него вылез Гауэр, и автомобиль проехал немного вперед, оставляя их наедине. Девушка с трудом подавила желание превратиться в "невидимку" и сбежать от него за тридевять земель.
   - Я могу поговорить с тобой? - сразу приступил Гауэр к делу. Рин едва не выкрикнула: "Нет!"
   - Ладно, Рин, потом поболтаем, - подмигнула ей Люба и сбежала, снова бросив ее на съедение львам... льву. Думая, что оказывает ей услугу. Надеясь, что у нее с Гауэром начнется роман. Как же она была далека от истины!
   Рин злобно проводила ее взглядом и недружелюбно уставилась на Гауэра.
   - И что? Никаких оскорблений и грубостей на этот раз? - заметил тот в ответ. Он улыбнулся, но Рин не улыбнулась в ответ. Она действительно не понимала, чего ему от нее надо. Девушка просто ждала, что он скажет.
   - Как я понял, ты нуждаешься в деньгах... - начал Гауэр осторожно. У него явно было какое-то предложение на уме.
   - Да, вот такая я жадюга, - согласилась Рин. - Жадина-говядина! Скряга! Жадоба!
   - Хватит дурачиться! Я с тобой серьезно хочу поговорить... - возмутился Гауэр.
   - А ты по другому и не умеешь, зануда... Чего тебе от меня надо?
   - Зануда? - изумленно распахнулись прекрасные синие глаза.
   - Если ты на счет кинжала, то я продам его в следующий раз. Хочешь, дам слово, что продам его лично тебе?
   - Ты действительно думаешь, что мне необходима эта безделушка?
   - Нет, - глаза Рин вспыхнули, и она совершенно серьезно прошептала: - Именно поэтому мне и интересно, что же тебе от меня надо?
   - Вот как, - улыбнулся Гауэр, но его глаза остались холодными. - Ты на самом деле настоящая ведьма...
   Рин окатила его таким разъяренно-раскаленным взглядом, что парень поспешил оправдаться:
   - Это совсем не то, что ты думаешь...
   Комплимент, что ли?! Да он издевается надо мной! - вспыхнула Рин.
   - Послушай, ты, "прекрасный принц"... Почему бы тебе не оставить меня в покое? У меня и без тебя дел по горло!
   Гауэр испытующе смотрел на нее, тщательно подбирая слова. Одно неверное слово, и Рин собиралась врубить десятую скорость и умчаться прочь. Это не понравилось ей: неужели она боится? И почему Гауэр так пристально смотрит на нее? Что за чувство отражается в его обычно холодных глазах? Против воли ее сердце забилось чаще.
   А в следующий миг около них затормозила машина. Дверца открылась, и мужчина изнутри схватил Гауэра за левую руку и потащил его внутрь. Негодяй схватил точно за то место, где Рин видела у Лайта синяк. Поэтому тот и не мог сопротивляться!
   - Че творите, уроды! - Рин вцепилась в Гауэра и потащила к себе. Почему он не шевелится?! Его тело повисло, как мокрая тряпка...
   - Хватай и девчонку! - велел водитель. Второй мужчина с переднего сиденья выскочил и легко втолкнул ее внутрь к Гауэру. Что-то кольнуло в плечо, и Рин потеряла сознание.
  
   Очнулась Рин от холода и неудобной позы - руки, ноги, шея и даже пятая точка затекли. Откуда она здесь? И где это здесь? Рин постаралась вспомнить всю цепь событий...
   Похищение! Рин окатила волна дикого адреналина, и она в панике заозиралась по сторонам.
   Девушка сообразила, что находится где-то в подвале, привязанная к трубе. Над головой тускло светила одна-единственная лампочка. Ее рюкзачок был выпотрошен и валялся неподалеку. Само собой мешка с кинжалом и денег не хватало. Сердце Рин сжалось от потери.
   Гауэр был прикован метрах в пяти от нее. На глазах у него была толстая черная повязка, так что он ничего не видел. В отличие от Гауэра Рин не была прикована наручниками. Она оказалась просто связанна каким-то проводом.
   Слава Богу, они оба живы!
   - Эй, Хелл, как ты там? - почему-то шепотом позвала Рин.
   Гауэр дернул головой в ее сторону, услышав ее голос. Красиво очерченные губы дрогнули, но не улыбнулись.
   - Неплохо... Если не считать того, что нас похитили... - отозвался он. Его голос звучал тускло.- С тобой все хорошо?
   - Все прекрасно. Только меня обокрали! И саму украли! - и Рин добавила с издевкой. - В моей скучной жизни это настоящее приключение... Да мне все завидовать будут! Еще бы! Меня похитили со знаменитым Лайтом Гауэром! Я вошла в мировую историю! Теперь я точно могу умереть счастливой... Сбылись все мои мечты!
   Она надеялась на бурную реакцию, чтобы оторваться на него за происходящее, но Гауэр ее разочаровал:
   - Прошу прощения... Из-за меня ты вечно попадаешь в истории...
   И это все? Никаких гадостей в ответ? Он что? Решил впасть в депресняк? Так не пойдет! Лучше бы издевался как обычно! Из-за этого Рин еще больше разозлилась.
   - Похоже на меня даже наручников не хватило, - заметила она презрительно. Все это время она пробовала провод на прочность. Тот не желал ее выпускать на свободу. - А тебя обслуживают по первому классу даже при похищении!
   - Они не собирались тебя похищать. Им был нужен я... - отозвался Гауэр и неожиданно добавил: - Ну ничему не учит этих людишек жизненный опыт... Не переживай, все будет хорошо... Сейчас голова после этой дряни проветриться... И мы выберемся отсюда, обещаю...
   - Тебя - что? Уже похищали? - дошло до Рин. - Ради выкупа?
   - Вроде того, - ответил Гауэр после продолжительного молчания.
   - Тогда как ты мог допустить, чтобы это случилось еще раз?! - искренне удивилась Рин.
   - Знаешь, такое запланировать трудно... - Гауэр вздохнул. Все-таки она его слегка "достала". - У меня нет расписания, где сказано: "Одиннадцать ноль ноль - похищение"!
   - Ну ты ведь гений! - возмутилась Рин. Неужели она переоценила этого красавчика?
   - Я слишком доверился Виктору...
   - Телохранителю? - не поняла Рин.
   - Секретарю! - в спокойном голосе Гауэра появилось раздражение.
   - Так я и думала, - кивнула Рин сама себе.
   - Что думала?
   - Что он опаснее... - пояснила Рин.
   - Ты и впрямь ведьма, - вырвалось у Гауэра. Но не как оскорбление, а простая констатация факта.
   - Дурак, - фыркнула Рин в ответ.
   - Наверное... - заметил Гауэр. В одном коротком словечке прозвучала такая горечь и насмешка над собой, что Рин стало не по себе. Врубилась поперечность. Ей не нравилось такое настроение Гауэра, пусть он был бы ей даже врагом. А он врагом не был. Ну... на данный момент. И Рин не хотелось становиться его врагом в будущем.
   - Включай мозги, гений... Пора отсюда выбираться! - заявила она злобно. - Ты меня втравил в это приключение, так давай вытаскивай! И желательно поскорее...
   - Ты куда-то спешишь? - холодно усмехнулся Гауэр в ответ. - Сегодня воскресенье... У тебя свидание?
   Он явно развлекался, прекрасно понимая, что у Рин никого нет. Вот и дразнил ее.
   - У меня клаустрофобия... - отрезала Рин, чуть ли не обидевшись. Неожиданно Гауэр хихикнул, что разозлило ее еще больше. - Ничего смешного! Скоро я начну ныть, лезть на стенку и стану совершенно невыносимой, вот увидишь!
   - Вот как? Еще больше? - облегченно заметил Гауэр. - Ничего, я потерплю...
   На ее памяти впервые его голос был таким теплым и живым. И это почему-то ей понравилось, хотя он так и не улыбнулся... Таким - в темноте, беспомощный, растерянный, но более дружелюбный - он был ей ближе, чем на свету - прекрасный, равнодушный, блестящий и холодный.
   Рин продолжала дергать провод, хоть он и врезался больно в кожу. Запястья ныли от порезов, но Рин не собиралась ни на кого надеяться. Только идиоты ждут своей участи покорно, как бараны... А потом из них делают шашлык! Она должна сделать все, что в ее силах, чтобы выбраться отсюда. Но сейчас ей хотелось вновь стать невидимкой и исчезнуть из этого подвала... Отсутствие хотя бы маленького оконца, затхлое и сырое подземелье, связанные руки, провод, который так и не поддавался, неизвестность будущего... Все это пугало Рин до дрожи. Слава Богу, горела тусклая лампочка над головой и рядом был хотя бы Гауэр... Это помогало ей не раскисать...
   - Чего это ты замолчала? - Гауэр тоже не мог пока освободиться. Он ее не слышал некоторое время, вот и забеспокоился.
   - Все нормально! - тут же бодро заявила Рин. Но она не смогла обмануть Лайта, хоть он и не видел ее.
   - Я не буду больше над тобой смеяться, - неожиданно заметил он. - Так что, пожалуйста, продолжай вредничать и говорить свои обычные глупости...
   Глупости? - возмутилась девушка. - Да я по жизни права!
   Но в режиме "невидимка" Рин никогда не хотела сражаться или ругаться. Просто спрятаться и спастись. Даже если прятаться приходится от самой себя. Все бесполезно...
   - Не в этом дело, - устало вздохнула она и откинулась на железные трубы спиной. - Ты вообще тут не причем...
   - Вот как? - усмехнулся Гауэр в ответ.
   - Кстати... О чем ты хотел со мной поговорить? Делать нам здесь нечего, доживем ли до завтра - тоже неизвестно... Так что - колись!
   - Ты всегда такая пессимистка?
   - Я - реалистка. Я не верю в чудеса... - голос Рин звучал совершенно нормально и спокойно. - Никто не знает, где мы. Никто не придет и не спасет нас. Тебя-то выкупят... А что делать моей маме?
   Если меня убьют, - добавила она про себя. Вот именно поэтому Рин старалась никогда не влипать в истории...
   - Тебя по крайней мере ждут дома, - вырвалось у Гауэра.
   - О чем ты говоришь?! Тебя же любят и обожают все на свете! - Рин было даже слегка обидно за себя. - Насколько мне известно, ты являешься владельцем нескольких патентов и открытий, так что денег у тебя куры не клюют. Есть несколько предприятий, где ты числишься директором... Многие ученые рады работать с тобой просто ради прогресса. Тебя и в кино и на телевидение запросто взяли бы... Я не говорю обо всех этих дурочках-фанатках, которые любят тебя и без мозгов, просто за внешность...
   - Вот как? - только и сказал Гауэр, но Рин почувствовала, что шаткий мостик понимания между ними вспыхнул, развалился и рухнул в холодную бездонную пропасть, разделявшую их. Высокомерие и презрение вновь вернулись к нему с новой силой. Презрение к ней. Он словно плюнул ей прямо в душу! За что?
   Ах ты урод! - подумала Рин в бешенстве. - Да я здесь только по твоей вине! А я тебе, придурок, даже сочувствовала! Идиотка! Да как я могла?! Ну, ничему меня жизнь не учит! Нашла кому сочувствовать!? Этому бесчувственному чурбану без сердца и с компьютером вместо мозгов?! Какая же я все-таки дура!
   От злости она так дернула провод, что порвала его, правда, сильно поранив правую руку. Осталось дело техники - выпутать руки из проводов и сбежать отсюда! Рин прижала любимые ручки к груди, восстанавливая в них кровоток.
   - Что случилось? - спросил Гауэр, когда Рин передвинулась, распутывая провода на ногах.
   - Занимаюсь акцией спасения, что же еще? - заметила Рин злобно. - Разве ты не слышал лозунг: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих"?!
   Рин встала и стала разминать непослушное тело. Ей не хотелось дотрагиваться до Гауэра, подходить к нему и даже разговаривать с ним. Ей было отвратно на душе. Поэтому она сперва решила осмотреть подвал. Когда она прошла мимо него к выходу, Гауэр удивленно спросил:
   - Ты бросаешь меня?
   Да как он смеет такое думать о ней? Наверное, по себе меряет!
   - Пусть тебя спасают твои деньги и твои фанатки! - отрезала Рин. Конечно, она так не думала... Но этот парень бесил ее, как никто во всей вселенной. Так что все плохое всплывало в ней на поверхность. Она вновь была противна сама себе, но остановиться уже не могла. И за потому злилась на Лайта еще сильнее!
   - Ты что - завидуешь мне? - усмехнулся Гауэр.
   - Безумно, - согласилась Рин, не удержалась, и добавила с издевкой. - У тебя такая интересная жизнь...
   - Не поверишь, я с радостью отказался бы от нее...
   - Свежо предание, да верится с трудом, - фыркнула Рин презрительно. Она уже подошла к двери, как сзади ее окликнул Гауэр, который на самом деле поверил, что она уходит:
   - Ты не снимешь с меня даже повязку? Пожалуйста...
   - Предоставлю эту честь кому-нибудь другому... Не переживай, когда я выберусь, то сразу сообщу о тебе в СМИ! Как только я назову твое имя, это место будет оккупировано желающими тебя спасти... Похитителям жутко не поздоровится...
   - Ты настолько меня ненавидишь? - удивленно прошептал Гауэр.
   - Ненавижу? - переспросила Рин. - Нет. Но и любить тебя не за что...
   - Вот как? Жестокая ты девчонка... Кто-то обидел тебя, а отыгрываешься на мне?
   Он попал не в бровь, а прямо в глаз. Раскусил за пять минут. Рин стало опять стыдно... Она злобно смотрела на него, прожигая взглядом, не зная, что ответить на это. Его слова снова задели ее за живое.
   - Рин? - переспросил Гауэр с сомненьем. Не зная, где она и что делает.
   Против воли ее имя, произнесенное им, застало ее врасплох. Ну почему он не зовет ее Катей, как остальные?! Ведь она ему совершенно чужая! - возмутилась Рин. - Никакой совести у него нет!
   - Не смей меня так звать! - вырвалось у нее.
   - Почему? Это ведь твое имя? - удивился Гауэр.
   Неожиданное воспоминание обожгло Рин непрошенной болью. Почему она вспомнила об этом именно сейчас?
   - Нет, это всего лишь кличка, - заметила она бесцветным голосом. - Ведь я всего лишь одно из низших созданий, управляемых исключительно эгоизмом, завистью, гордыней, ленью, злобой, жадностью и ревностью...
   - Что? - удивился Гауэр.
   - Разве ты не так обо мне думаешь?
   - Ты ошибаешься, - ответил Гауэр, но Рин заметила небольшую заминку.
   Ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Хотя... На самом деле я ненавижу себя... - Рин стиснула руки в кулаки. - И что с того? Я никогда не стану хорошей. Никогда! Не дождетесь! Лучше я буду ведьмой, чем тупой дурой, добротой которой легко воспользоваться! Хотя ей так хотелось быть именно этой наивной, ничего не ведающей дурочкой... Невинной, не знающей зла... Не видевшей смерти...
   - Рин, я так не думаю... - Гауэр вдруг заговорил, отрывая ее от мыслей, и девушка вздрогнула. Голос Лайта оказался неожиданно теплым. - Тот человек, что сказал тебе такое...
   Она ему больше не поверит. Возможно, она никогда никому больше не поверит.
   - Успокойся, никто мне этого не говорил, - отрезала Рин. - И жалость твоя мне тоже не нужна.
   - Вот как? - улыбнулся Гауэр. Его улыбка была полна снисходительности. Что еще сильнее разозлило девушку.
   - Я собираюсь быть именно такой, как ты обо мне думаешь - мелочной и злой. Я просто уйду и брошу тебя здесь одного...
   Рин решительно открыла тяжелую дверь, которая противно заскрипела.
   - Рин, - в голосе Гауэра прозвучала такая мольба, что девушка удивленно обернулась. - Пожалуйста, сними с меня хотя бы повязку... - Так как Рин молчала, а он ее не видел, делать ему было нечего. И Лайт очень тихо прошептал. - Я боюсь темноты...
   И, похоже, одиночества тоже, - решила Рин неожиданно. Она узнала его очередную слабость. Неудивительно, что он ненавидит и презирает ее... Рин бесило видеть Лайта таким беспомощным и обреченным. Из-за этого она не могла на него злиться на всю катушку, так труднее было его ненавидеть...
   - Ну, не знаю... Она так тебе идет, - ухмыльнулась девушка, присев к нему. - Жаль под рукой фотоаппарата нет...
   - Смейся-смейся, - улыбнулся Гауэр, подняв лицо навстречу ей. - Это лучше, чем плакать...
   Рин протянула руки, но не успела снять повязку. Чьи-то громкие голоса в коридоре заставили их обоих превратиться в слух.
   - Беги, не думай обо мне! - быстро прошептал Гауэр. - Они ничего мне не сделают! Я нужен им живым! Быстро!
   В его словах прозвучал нешуточный приказ, и Рин подчинилась ему. Вмиг став "невидимкой" она выскользнула в коридор за дверь, но не побежала в поисках выхода, а спряталась неподалеку. Двое мужчин выскочили на ее поиски, но так Рин и не обнаружили. Через несколько минут девушка крадучись вернулась к двери и стала нагло подслушивать. Ведь информация - это первый залог выживания в сложное время. Но ей было тошно: это напомнило ей совсем о другом событии.
   Похитителей было четверо. И голос одного из них Рин показался знакомым.
   - Значит, не подпишешь? Ай-ай-ай, как не хорошо...
   Гауэр молчал, но даже его молчание было высокомерным и презрительным.
   - И не дергай эти оковы, это бесполезно...
   - Ясно... Ты взял их у Виктора...
   - Как и повязку. Говорят, когда тебя впервые похитили, то держали в абсолютной темноте целый месяц... Так это правда? Поэтому ты не можешь спать в темноте с закрытыми окнами?
   В голове Рин непрошено зазвучала мысль: откуда похититель так много знает?
   - Чтобы сказали твои фанатки, если бы узнали всю правду о тебе?
   - Все-таки, интересно, чем ты достал эту пацанку, что она от тебя сбежала? Ведь обычно ты такой дамский угодник...
   - У нее... особый взгляд на вещи, - усмехнулся Гауэр.
   - Неужели она разглядела твою истинную сущность? - в ответ Гауэр промолчал. - Жаль только, что девчонка оказалась такой прыткой... Ничего, мы ее найдем... Вот тогда я сниму повязку, и ты своими глазами увидишь, что бывает, когда нас не слушаются глупые детки...
   - Эта девчонка мне никто, - ледяным тоном отрезал Гауэр.
   - Само собой... Но наглядный пример хорош даже для тех, кто заботиться лишь о своей шкуре... Так что советую все спокойно подписать и выдать мне коды доступа.
   - Я потерплю... Потому что как только вы их получите, моя жизнь ничего не будет стоить... А тебе нужно поостеречься... Ты играешь в опасную игру...
   - Не понимаю, на что ты надеешься? Твоему опекуну на тебя всегда было наплевать. Лишь бы ты добывал деньги и известность. Твой адвокат и секретарь в одном лице - настоящий вампир... Ты совсем один и помочь тебе некому.
   - Руслан, хочешь заставить меня страдать? Убить? Пожалуйста! Только избавь от своего общества! - каждое слово источало такое отвращение и презрение, что Рин проняло даже за дверью в режиме "невидимки"...
   - Ах ты, высокомерный сукин сын!
   И тут Рин поняла, чей это голос! Телохранителя Лайта! Вот это да!
   Раздались звуки ударов и шум, в ответ Гауэр глухо застонал. В Рин начало закипать бешенство... Конечно, Гауэр ее бесил, и так ему в принципе и надо... Ведь это одна из сторон богатства и известности. Но только элементарное эгоистичное чувство самосохранения (мама, бабушка и брат), замешательство (что делать, что делать?) и режим "невидимки" (меня здесь нет, меня здесь нет) заставили ее остаться на месте.
   - Я знаю про проклятье, ты ничего мне не сделаешь! Да-да, я наставил везде жучков и знаю почти обо всем! Может, когда-то ты и был каким-то особенным, но сейчас - ты лишь тень себя прежнего... В тебе не осталось ничего - только боль и слабость... Можешь выпендриваться своей чертовой гордостью сколько угодно, но правду не скроешь... Без твоих мозгов, денег и внешности - ты пустое ничтожество! А твой опекун дергает тебя за ниточки, как марионетку! И ты делаешь все, что он тебе прикажет: пляшешь под его дудку!
   - Вот как? - глухой от боли голос Гауэра был полон иронии. - Мне уже это говорили...
   Рин сама не заметила, как перешла в режим "ведьмы". Она пинком открыла дверь, долбанув ею ближайшего похитителя. Второго, не ожидавшего такого гадства, она ударила со всей силы кулаком в живот - в солнечное сплетение. Пока тот загибался, перешла к третьему, сделав коронный удар ногой в причинное место... Затем вернулась к первому и вырубила его ударом в челюсть. Руслан - бывший телохранитель Гауэра - изумленно таращился на нее. Неужели это та самая девчонка, что ползала по полу и кричала: "Меня здесь нет, меня здесь нет"?! Да это же киллер настоящий! Наемник ходячий! Рин позаботилась и о втором, и о третьем. И при этом даже не запыхалась.
   - Ты?! - выдохнул Руслан ошарашено. - Да кто ты такая?!
   Рин не собиралась отвечать этому ничтожеству. Пока инициатива была на ее стороне... Не дожидаясь, пока он очухается, она напала сама. Руслан продержался дольше своих подельников, но только потому что был лучше тренирован. Даже отправляясь в нокаут, он так и не мог поверить, что его отдубасила какая-то школьница! Рин обыскала его, нашла ключи от наручников и напоследок пнула бесчувственное тело:
   - Тебе никто не говорил, что предательство - это плохой бизнес, паршиво продается?
   - Рин?! - изумленно поднял голову Гауэр. - Что происходит?!
   Рин подошла к нему и содрала чертову повязку с его головы. Лайт, моргая от света, удивленно уставился на побоище.
   - Ты действительно настоящий тупица! Надо же нанять такую сволочь! И еще гений называется...
   - Можешь мне не верить, но это - не моя идея... - парень почти улыбнулся. - Считай, мне его назначили...
   Рин тут же его освободила, но вставать Гауэр не спешил: сил у него не было. Руслан начал приходить в себя.
   - Чертова ведьма... - прохрипел он с пола.
   - Лучше я буду чертовой ведьмой, чем таким уродом, как ты!
   Рин присела к распотрошенному рюкзачку и стала собирать остатки своих вещей.
   - Ты все мне испортила! Я прикончу тебя, тварь! - Руслан выхватил пистолет из кобуры, но Гауэр был начеку и выбил его ногой. Разрядив пистолет, Гауэр наставительно сказал:
   - Вот поэтому я тебя и презираю... Стрелять в спину девушке, которая победила тебя в честном бою... Ты такое ничтожество...
   Рин вздрогнула от этих слов. А она уже и забыла о его презрении к ней. И вообще к роду человеческому... От отвращения ее даже затошнило. Да есть ли хоть один человек, которого он уважает или любит? Только будучи ведьмой, она смогла держать себя в руках. Неприличные слова Рин проглотила, поэтому заявление вышло очень кратким.
   - О да, господин Совершенство... - заявила она с неприкрытым сарказмом.
   Гауэр посмотрел на нее и в его спокойных прекрасных синих глазах появились первые признаки гнева.
   - Что я опять сделал не так?
   - А разве ты можешь ошибаться?
   Два взгляда вновь схлестнулись в смертельной дуэли.
   - Я никогда не претендовал на совершенство. Разве моя жизнь не доказывает это?
   - Да уж... не завидую я тебе!
   - На что ты намекаешь? - лицо Лайта стало вновь непроницаемым, а глаза холодными.
   - Ни на что... - Рин связала троих подельников проволокой, а Руслана приковала наручниками на место Лайта и нахлобучила ему на голову повязку.
   - Вот как? - поинтересовался Гауэр. Рин без страха встретила его равнодушный взгляд.
   - У моей семьи сейчас трудные времена, но я не хотела бы оказаться на твоем месте. И вовсе не из-за похитителей. Плохие люди... встречаются порой... у всех на пути...
   - Тогда почему? - сделал вид, что ему интересно, Лайт. Наверное, он не верил ни одному ее слову. И ему явно не нравился поворот, который принял разговор.
   Рин пожала плечами и, внезапно улыбнувшись, искренне сказала:
   - Твоя жизнь тяжелей моей.
   - С чего ты так решила? - удивился Гауэр. Что его больше удивило - слова или улыбка - было непонятно. А может, это была спрятанная под насмешкой жалость?
   - Потому что ты один.
   - Я? Один? Не смеши меня! Но даже если это и так... что же в этом плохого?
   - Будь ты даже самым сильным на земле или самым умным... короче, самым самым... Тебя можно будет победить все равно. И победят тебя ничтожные мелочные людишки!
   - Потому что их много? - усмехнулся Гауэр.
   - Нет, потому что ты - один. Никто не заступиться за тебя, если тебя оскорбят... Никто не утешит, когда тебе больно... Никто не разделить радость победы с тобой. Даже подарка на день рождения не получишь. И смысла у такой жизни тоже немного...
   - Почему это? - обиделся Гауэр и резко отвернулся. - Ты ничего обо мне не знаешь!
   Его руки сжались в кулаки... Лайт не выглядел таким расстроенным, даже когда Руслан биле его и издевался над ним. Его холодность и равнодушие дали трещину, как маска. Рин вновь удалось задеть его за живое.
   Пора сматываться, решила она. Но почему он не защищается? Почему не скажет ей чего-нибудь обидного?
   Собрав свои нехитрые пожитки (свой кинжал и деньги Рин так и не нашла), девушка первой отправилась к выходу. Гауэр продолжал стоять к ней спиной, крепко задумавшись о чем-то своем.
   - Тебе здесь так нравиться? - съязвила она. - Пора вылезать из этого затхлого подземелья!
   Лайт растерянно обернулся к ней. Сейчас он не был похож на себя обычного. Просто мальчишка...
   - Почему ты вернулась за мной? - вырвалось у него.
   - Потому что я - поперечная, - проворчала девушка.
   - Что? - удивился Гауэр. Рин не хотелось находиться в этом подвале даже лишнюю минуту!
   - Кто сказал, что я вернулась? Я просто хотела отомстить за мое похищение!
   Гауэр продолжал удивленно таращиться на нее. Но она не была расположена к разговору. Тем более делиться своими тайнами
   - Я поняла... - скорчила Рин гримаску. - Ты так устал, что едва стоишь на ногах... Прости, я такая глупая... - девушка протянула ему руку. - Давай руку, я помогу тебе выбраться отсюда...
   - Ничего я не устал! - разозлился Гауэр не на шутку.
   - Ну тогда у тебя скорее всего шок! - Рин едва сдерживала смех. И тут до него дошло:
   - Ты опять издеваешься надо мной?! - его голосу позавидовал бы и арктический ветер. А слова так и сочились ядом.
   - Если у тебя шока нет, тогда какого ляда ты примерз к месту?! Впрочем, если тебе здесь так нравиться - оставайся! Можешь перетащить свои вещички, отдизайнить здесь все и жить! А я - ухожу!
   Лайту пришлось догонять Рин чуть ли не бегом, хотя он и сильно устал. Впрочем, с каждым шагом к нему возвращалось его обычное самообладание, высокомерие и хладнокровие. Когда они выбрались на улицу, Гауэр без сил опустился на ближайшую скамейку. А Рин наоборот встала посреди двора и оглянулась. Это был многоквартирный пятиэтажный дом на окраине города, садилось солнце... У Рин еще больше испортилось настроение...
   В кои-то веки выпал свободный денек, и на тебе - она провела его с самый несносным и отвратительным человеком в мире! К тому же ее оскорбили и обокрали... Где ей теперь достать денег? Давненько день не был настолько паршивым... Кажется, примерно с их первой встречи.
   - Рин? - позвал ее Гауэр, отвлекая от мрачных дум.
   - Что?! - рявкнула она в ответ.
   - Что случилось? - не понял Гауэр.
   Интересно, о чем именно он ее спрашивает? О том, что ее тревожит? О драке? О том, почему она его не бросила?
   Рин не хотела думать. Она присела рядом, вернувшись в режим "невидимки".
   - Твои руки... - Гауэр осторожно взял ее за руку, намереваясь перевязать сочившееся кровью запястье платком. Конечно, платок у него был, и, само собой разумеется, безупречно выглаженный и белоснежный. Рин сейчас же попыталась вырвать руку. К ее изумлению, у нее не получилось! Точно, он ведь парень... и довольно сильный... Рин почему-то испугалась, ее сердце забилось, как сумасшедшее. Чтобы не выдать свое смятение, она надменно отвернулась. Закончив перевязку, Гауэр отпустил Рин, и она, как пружинка, отскочила от скамейки метра на два.
   - Ты в два счета победила профессионального телохранителя с дружками, а испугалась простой перевязки? - ухмыльнулся Лайт. - Ты очень странная...
   - Взаимно, - парировала Рин. - Знаешь, мне пора... Уже вечер...
   - И мама волнуется... - усмехнулся Гауэр.
   - Да, - мрачно подтвердила Рин. - Прощай!
   Она повернулась, чтобы уйти, но ее остановил вкрадчивый голос Гауэра.
   - У этих любителей был главарь...
   - И что? - обернулась Рин.
   - Думаю, он и забрал твой кинжал и деньги...
   - Ну и что? Предлагаешь найти его? Так ты уже говорил - я не Шерлок Холмс!
   - Нет... Именно об этом я и хотел поговорить с тобой... Я хочу предложить тебе работу...
   - Какую? - заинтересовалась Рин. Не то, чтобы она собиралась соглашаться... Но глупое сердце вновь забилось быстрее. Гауэр лишь холодно улыбнулся и по деловому заметил:
   - Меня впечатлило, как в музее ты управлялась с толпой... А так же твоя честность и милосердие... Сегодня же ты меня поразила... своим умением решать прочие проблемы...
   - Вот такая я поразитка.... И что дальше?
   - Мне срочно требуется новый телохранитель...
   С такой-то силищей, обаянием, деньгами и умом?! Да он издевается!
   - Нет! - тут же решительно ответила Рин.
   - Не спеши отвечать... Я знаю, что не нравлюсь тебе, но это и к лучшему. У нас будут чисто деловые отношения... У меня и так слишком много сложностей с женским полом... Это преследование меня просто достает!
   Да что он понимает? В Рин вновь начало закипать бешенство...
   - Я помогла тебе не из "чисто деловых отношений"! Я сделала бы это для любого человека!
   - Зато я щедро отблагодарю тебя! Разве тебе не ясно? Твоя помощь необходима именно мне! Я на виду, и опасностей, которые меня окружают, намного больше! К тому же ты - настоящая ведьма и видишь людей насквозь! А это такая редкость в это время!
   - Я сказала: "Нет!" - холодно отрезала Рин и повернулась, чтобы уйти.
   - Вот как? Но ты еще не знаешь, сколько я собираюсь тебе платить...
   Он вновь обидел ее... Против воли на глаза Рин навернулись слезы. Она обернулась и выкрикнула:
   - Ты что не понимаешь? Я не могу работать на того, кто презирает меня!
   - Но твоей маме нужна операция... - жестко заметил Гауэр. - И простыми безделушками нужной суммы не собрать! К тому же ты ограничена во времени...
   Откуда он знает? Ну конечно... Это Любка ему все рассказала, чтобы Лайт стал ей сочувствовать... Вот почему он не удивился тогда словам Орлова. Какая идиотка! У него нет сердца, чтобы сочувствовать... И вообще что-то чувствовать!
   Рин горько заметила:
   - Знаешь, только я начинаю думать, что в тебе все-таки есть что-то человечное... Как ты делаешь нечто подобное... Этим твоим фанаткам просто повезло, что они не знают тебя настоящего! Неудивительно, что Руслан тебя предал... И так - для общего образования - вот что я тебе скажу: не все покупается за деньги... Так... Я ничего не забыла? Ах да! В доме есть телефон, вызови себе такси!
   Рин сто лет не плакала... Но сейчас как никогда была близка к слезам. Она быстро пошла прочь, как всегда убегая от боли и проблем. Но Гауэр догнал ее и схватил за руку:
   - Рин, подожди...
   - Убери от меня свои руки! - прорычала девушка, вновь становясь "ведьмой". В таком состоянии и убить недолго... Гауэр тотчас отпустил ее, но Рин не успокоилась, пока злобно не добавила: - Никогда не смей до меня дотрагиваться!
   И она сбежала, словно ее преследовали все демоны ада.
   До дома Рин добиралась больше часа. Едва она вошла в дом, как к ней подскочил Ярик:
   - Угадай, что произошло?
   - Что?! - безнадежно спросила Рин. Ничего хорошего она от жизни не ждала. Она мечтала лишь обо одном - о теплой ванне, ужине и всласть поплакать в подушку.
   Вошли мама и бабушка, их лица светились от счастья. И Рин невольно улыбнулась в ответ.
   - Я так рада, Катюшенька! Здесь хватит на операцию и даже еще останется!
   - Теперь тебе не надо больше надрываться... Бросишь работу! - поддержала бабушка. - Станешь обратно живой и жизнерадостной девочкой!
   - Откуда это? - удивилась Рин. Мама протянула дочери чек.
   - Ты сможешь жить и учиться, как другие девочки!
   Рин неверующе уставилась на подпись. Да как он посмел?!
   - Ничего не выйдет... - Рин протянула маме чек обратно. - Верни его!
   - Что?! - растерялась мама. Бабушка смотрела на Рин так, словно она сошла с ума. Возможно, так оно и было!
   - Мама, мы не можем принять его! - твердо заявила девушка. Она увидела, как радость уходит из глаз матери, и ей стало как никогда больно. Но что она могла поделать?! Мама села на диван и прижала чуткого Ярика к себе.
   - Мамочка, ты только не плачь... - прошептал он, обнимая ее.
   - Я не плачу, все нормально, - заявила мама, рассеянно гладя сына по голове. - Но если Рин говорит, что мы не можем это принять...
   - Еще как можем! - возмутилась бабушка. - Это необходимо тебе, Нина! Что с тобой, Катя? Ты сошла с ума!? Нам за квартиру платить нечем! Она вся заложена-перезаложена! У нас ничего не осталось!
   Господи, помоги мне... - подумала Рин и широко улыбнулась. Все трое недоверчиво уставились на нее. Девушка рассмеялась почти искренне, такое уморительно-недоверчивое выражение было на их лицах.
   - А почему у всех такое упадническое настроение? Да, мы не можем принять эти деньги... Потому что я уже взяла кредит под свою новую работу...
   - Ну так верни его, - заявила бабушка строго.
   - Я половину уже выплатила, - не моргнув глазом, соврала Рин.
   - Что?! - вскочила мама с дивана. - Но, Катенька...
   - Мама, эта работа - просто мечта! - с пылким энтузиазмом заявила девочка. - Прошу тебя, умоляю! Я просто не могу отказаться от нее! Ты слышала о Лайте Гауэре?
   - Тот знаменитый ученый? Я слышала, что он еще подросток? - мама обрадовалась, что Рин наконец-то ожила и стала похожа на ту девочку, которой была когда-то. Большего ей и не нужно было для счастья.
   - Да, мама! Невероятно умный! Он такой галантный, богатый, очаровательный... - Рин тошнило от собственных слов, но она сжимала зубы и упрямо продолжала врать дальше. - Он такой классный, я от него просто без ума! Он предложил мне работать с ним!
   - Это прекрасно... Но ты же не сильна в математике? - заподозрила неладное бабушка.
   - Бабушка, он сейчас увлекается историческими находками, особенно артефактами из папиной пещеры! Ты же знаешь, я специалист в этой области! И это еще не самое клевое!
   - Клевое? - переспросила бабушка еще более насторожено. Клево? Лопухнулась. Нужно врать изобретательнее! Более правдиво! Так что сказать, что он влюблен в нее по уши, не прокатит...
   - Да! Чтобы отвадить поклонниц и остудить фанаток, он предложил мне стать его фиктивной девушкой! То есть секретаршей! Вроде как телохранительницей! Ну как вам новость?! Я - балдею!
   - Прекрасно! - с восторгом закричала мама. - Я так рада за тебя, доченька! Он тебе так нравиться?!
   - Он слишком красивый, - взросло заметил Ярик. - Ты уверена, что он не плейбой?!
   С трудом отделавшись от града вопросов, Рин добралась до своей комнаты, которую делила с Яриком, и позвонила Любочке. Та сразу засыпала ее новыми вопросами о том, куда она пропала, где была и все такое прочее. Рин вызнала у нее адрес Гауэра, (это была жуткая тайна, в которую Любу посвятили со страшной клятвой никогда никому не рассказывать) и бросила трубку. Пусть тоже помучиться!
   Хотя она зверски устала, а на улице уже начиналась ночь, Рин собрала самые необходимые вещи, сложила их в запасной рюкзак и пошла к выходу.
   - Ты куда на ночь глядя, доченька? - удивилась мама.
   - Я же телохранительница, должна быть с ним двадцать четыре часа в сутки. Так что я переезжаю к Гауэру. Прямо счас. Да и места вам будет больше...
   - Катюша, - мама крепко обняла ее. - А может, не стоит?
   Мама слишком хорошо почувствовала ее настроение, когда она вернулась. У девушки сжалось сердце от боли.
   - Мам, все хорошо... Я расстроилась, потому что приходится переезжать... Мама, поверь мне! Все будет хорошо! Просто замечательно! Я обещаю... А ты знаешь, я стараюсь выполнять свои обещания.
   - Как доберешься, позвони мне обязательно!
   - Мама! Я не маленькая уже! - и Рин отправилась на розыски жилища Лайта.
  
   Проплутав по городу целый час, она, наконец, нашла его дом. Это был роскошный двухэтажный особняк на площади Совета. Рин долго трезвонила, но никто не отзывался. Более того, в доме не горело ни одного огонька... И куда он пропал? Чем занимается посреди ночи? Почему в его доме никого нет? Но Рин не собиралась уходить без результата, так что она продолжала звонить и тарабанить в дверь. Иногда даже ногами.
   Когда Рин устала и уже совсем сдалась, она уселась на крыльцо, собираясь дождаться его, несмотря ни на что. Как вдруг в прихожей включился свет, а дверь приоткрылась.
   - Кто там еще? - раздался слабый голос Гауэра.
   Рин подскочила к двери. Увидев ее, он устало спросил:
   - Что? Остались какие-нибудь оскорбления, которые ты мне еще не высказала? Ты так злилась, что не могла дождаться утра? Впрочем... Заходи в дом, не стой на крыльце...
   Рин вошла в огромную прихожую с широкой лестницей, которую видела только в фильмах. Над головой горела тысячью лампочек люстра размером с холодильник. Вокруг было тихо. Слишком тихо.
   - Ты что? - спросила Рин с подозрением. - Живешь здесь совсем один?
   - Нет, - ответил Гауэр спокойно. - С Виктором и Русланом... Правда, с сегодняшнего дня Руслан переезжает в свой новый дом - за решетку. А Виктор ушел по делам. Почему ты спрашиваешь?
   - То есть, ты здесь совсем один?! - заключила Рин. Какая несправедливость! Они вчетвером ютятся в двухкомнатной крохотной квартирке, а этот придурок живет в таких хоромах, где запросто можно потеряться!
   - Ты пришла, чтобы спросить меня об этом?!
   Взглянув на Гауэра, Рин похолодела. Он выглядел - хуже не бывает: лицо осунулось и стало бледным, под глазами тени, и весь какой-то скособоченный и усталый. На лице испарина... Даже выйдя из подземелья, он выглядел лучше. В прихожей он первым делом опустился в кресло для посетителей. По-видимому, ноги его не держали. Выходит, он болеет, а она вытащила его прямо из постели...
   - Что с тобой... такое? - вырвалось у нее против воли.
   - Пожалуйста, говори, что хотела, и уходи! - попросил он с бесконечным высокомерием.
   - Я согласна, - выпалила Рин, прежде чем успела передумать. - Я согласна стать твоей телохранительницей!
   Лицо Гауэра напряглось, пальцы вцепились в обивку. При ней он почти не притворялся. Видимо понял, что это бесполезно.
   - И что заставило тебя передумать?
   - Здраво поразмышляв, я признала, что ты был прав.
   - Неужели?! - скептически спросил тот.
   - Да, но жалованье должно быть просто огромным! И все оформлено юридически. И контракт хотя бы на год... И вот еще что...
   - Остановись, не надо, - иронично заметил Гауэр. - Поразмышляв здраво, - передразнил он ее, - я тоже передумал. Ты права. Ты не можешь работать на меня. Если мы будем друг друга ненавидеть, то точно не сработаемся... Я не смогу доверить свою жизнь тому, кто презирает меня...
   - Я тебя не презираю...
   - Тогда жалеешь, что еще хуже! - отрезал Гауэр. Он встал с кресла, прошел к двери и распахнул ее, предлагая Рин уйти. - Так что спасибо за все, и до свидания!
   - Что?! - растерялась Рин. - Но ведь тебе нужна моя помощь! Тебе нужен кто-то, кто будет честен с тобой! Кто-то, кто вернет тебя на землю, когда ты зарвешься! Кто-то, кому ты можешь доверять!
   - Ничего, переживу как-нибудь...
   - Но мне нужны деньги! - вырвалось у Рин от отчаянья.
   Гауэр ушел и, вернувшись, протянул ей чек.
   - Этого хватит?!
   - Я не могу их взять, - прошептала Рин, положив чек на столик, так и не посмотрев на бумагу. Какая же я крутая, думала она тоскливо. Отказываюсь уже от второго чека с кучей денег... И все это за один день. Наверное, мне в жизни больше никогда столько не предложат. Да я за всю жизнь столько не заработаю. Но я просто... не могу взять их. И как теперь смотреть в лицо маме?
   - Почему? - искренне удивился Гауэр.
   - Я их не заработала, - Рин было так тяжело, что она не могла взглянуть на него. Едва передвигая ноги, Рин пошла к двери. Силы, оживление, даже свет из глаз исчезли. Гауэр удивленно заметил:
   - Еще как заработала! Ты спасла мне жизнь! Неужели ты ценишь мою жизнь так мало?
   - Ты не понимаешь: я не могу их взять! - прошептала Рин с болью.
   - Но они тебе нужны! Твоя мама болеет! Это ей на операцию! Если ее не сделать вовремя...
   - Я не могу их взять! - закричала Рин изо всех сил, чтобы он не произнес роковых слов вслух. Гулкое эхо разнеслось по всему особняку, повторяясь бесконечно. Проклятые слезы прорвались и потекли из глаз водопадом. Девушка тут же смахнула их рукавом и отвернулась.
   - Рин? - растерялся Гауэр. Он протянул руку, но потом отдернул ее. Рин даже не заметила этого.
   - Ничего, я справлюсь! - заявила она бодро. Девушка заставила себя повернуться и улыбнуться. - Организую фонд или возьму кредит... Пойду на телевидение... Может быть, клад найду... Я что-нибудь придумаю... Вот увидишь, я...
   Гауэр шагнул вперед и вновь обнял ее, как тогда в музее. Рин изо всех сопротивлялась и вырывалась, но он был сильнее...
   - Пусти меня! Ты, чертов тупица! Я сказала, не тронь меня! Иди, обнимай тех, кому это нужно!
   Его объятья невозможно было разорвать. И стоял он крепко, как скала. От бессилия Рин отчаянно расплакалась...
   - Я тебя не понимаю, - прошептал Гауэр, крепко прижимая ее к себе. - Это... так глупо...
   Очень странно, но именно эти слова помогли Рин успокоиться. Если бы он начал ей сочувствовать, она бы просто его возненавидела. Но Хелл лишь спокойно обнимал ее... И словно отдавал ей свое спокойствие и уверенность.
   - Прости меня... Я больше никогда не доведу тебя до слез... - в голосе Гауэра проскользнула насмешка. - Я обещаю...
   Только через несколько минут девушка взяла себя в руки. Гауэр посадил ее в кресло, закрыл дверь и принес стакан воды. Ей не было так спокойно на сердце долгое-долгое время. Хотя она и выглядела отвратно, да еще и шмыгала носом.
   Как же он, наверное, презирает меня... - думала Рин равнодушно. - Вот что значит хорошее воспитание... Но испытывать его на себе просто невыносимо.
   Она выглатала весь стакан за раз, поставила его на стол и решительно подняла свой рюкзачок. Нужно сматываться и побыстрее... К Любке идти слишком поздно... Ничего, можно переночевать на вокзале...
   - Спасибо, извини, прости... Я пошла! - она подошла к двери и стала дергать ручку. Но дверь оказалась заперта.
   - Никуда ты не пойдешь... Ты устала, ночь на дворе, кроме того... - Гауэр задумчиво смотрел в окно. - Я принимаю твое предложение.
   - Что?! - изумилась Рин. - Почему ты передумал?
   - Потому что ты очень глупая... И это может плохо кончиться... А у тебя бабушка, больная мама, и маленький брат. Вот почему. И так как я теперь твой наниматель, не спорь со мной! - в его голосе было холодное предупреждение.
   Да... Выбрала из двух зол меньшее... Но не ошиблась ли я снова? - подумала Рин настороженно. Ее предчувствия вопили о том, что с этого момента вся ее жизнь изменится... Теперь придется терпеть его высокомерие, презрение, хладнокровие и наглость. И вместо того, чтобы хорошенько стукнуть его по башке... Придется защищать именно эту башку. И не нужно забывать о фанатках, похитителях и прочей дряни... Вроде официальных встреч, роскошных приемов и вечного нахождения на самом виду... Ее обольют грязью и смешают с дерьмом. Ни за что, ни про что... А ведь Рин всю свою жизнь старалась держаться подальше именно от такой жизни. Хотела просто спокойно жить. Искать свое счастье. И вот на тебе! Теперь будет работать на этого тупицу! Впрочем, выбора у нее не было. Все-таки этот Хелл Лайт Гауэр не такой уж плохой... Слава Богу, он согласился... Хотя и увидел, какая она слабачка на самом деле...
   - Я такая жалкая, - заметил Рин и злобно пнула ни в чем неповинную дверь. На ней осталась нешуточная вмятина.
   - И еще: у меня есть условие.
   О, вот это совсем другое дело... А то так и хочется поверить в добро и любовь, и мир во всем мире... Как наивно!
   - Какое еще условие? - Рин точно знала, что не будет от него в восторге. Она не знала откуда. Может быть, по изгибу иронично изогнутых красивых губ?
   - Я потом скажу тебе. Но для начала, ты должна безоговорочно слушаться меня! Не перерекаясь... - И для проверки Гауэр предложил: - Возьми чек. Это твоя зарплата... - он подумал и добавил, - на следующие полгода...
   Рин было неудобно подойти и взять так храбро отвергнутый чек. Кроме того, ей было просто любопытно.
   - Слушай, а где твой повар и вообще... слуги какие-нибудь? Там стилист, парикмахер, агент или менеджер?
   - Ну... Повара и дворецкого ты связала в том подвале, - пожал Гауэр равнодушно плечами.
   Да уж... Мечта пожить в неге и роскоши со слугами в огромном особняке... Фиг вам! Никаких слуг... Впрочем, Рин было на это плевать. Но ее семья... Вот что ее тревожило на самом деле. Они же будут далеко от нее...
   Дальше откладывать было невозможно. Рин подняла чек и абсолютно поразилась сумме. Она три раза неверующе перечитала сумму прописью.
   - Такие деньги не платят даже телохранителю президента! - Рин не могла взять эти деньги. Их было слишком много... Столько ей не заработать и за сорок жизней! Она не могла их принять... Нужно что-то срочно придумать. Потому что отказаться Рин тоже не могла. И тут ее посетила роскошная идея!
   - Знаешь, моя бабушка замечательно готовит! Конечно, не кулинарные шедевры из ресторана, а простую еду. А мама обожает убираться и вечно наводит чистоту... Мы бы платили тебе за аренду! И они могли бы жить здесь! Со мной! С нами! - поправилась она в ответ на ироничную усмешку Лайта. - И это было бы честная сделка!
   - Почему нет? - равнодушно заметил Гауэр. - В этом доме столько комнат... Надеюсь, я не часто буду их встречать...
   - То есть ты согласен?! - Рин подпрыгнула на два метра и счастливо завопила так, что весь дом вздрогнул до основания. - Уррраааа!
   Как же я все замечательно придумала! - но тут до Рин дошло. - Что я им скажу?! Как ей теперь объясняться с остальными, которые уверены, что она влюблена в Лайта? Придется все время сдерживаться и следить за разговором! И врать! Очень, очень, очень много врать...
   Рин затравленно уставилась на Лайта. Вряд ли он ей подыграет... Напротив, издеваться будет! Ведь она ненавидела именно таких "романтичных" девиц! Вот черт! Все-таки, папа был прав, когда говорил, что одна ложь всегда тянет за собой другую...
   Словно зная, о чем она сейчас думает, Гауэр усмехнулся. В его прекрасных синих глазах снова заискрились смешинки.
  
   А совсем в другом доме Орлов заканчивал разговор с мамой Рин:
   - Я очень рад, Нина Владимировна. Вы же понимаете, что я просто хотел искренне вам помочь... Да-да, конечно, я передам отцу!
   Кирилл откинулся в кресле и задумчиво уставился на темный экран компьютера.
  
   Артефакт 3 Золотой паук с рубиновыми глазками
   Рин проснулась от перезвона будильника. Наступило утро нового рабочего адского дня. Чертова работа по семь дней в неделю занимала почти двадцать часов жизни в сутки...
   Сонная Рин кое-как оделась и пошла по лестнице вниз на кухню. И что плохого нам день грядущий готовит?
   Девочка уселась за стол, пытаясь, наконец, окончательно проснуться.
   - О, Катюшенька, ты опоздала... Блинчики уже кончились, - огорченно заметила мама.
   Да... У режима "невидимки" были явные побочные эффекты. Вечно забывают оставить ей завтрак!
   - Сама виновата, - констатировала бабушка. - Нечего так долго спать...
   - Ты каждое утро просыпаешь... Интересно, чем же ты таким занимаешься по вечерам? - спросил Лайт ровно.
   Рин холодно уставилась на Гауэра. Он прекрасно все знал сам. Вчера ей до самой ночи пришлось сидеть с ним на деловых переговорах. А позавчера так вообще устроил ей учебную тревогу в три утра. (Это не считая ее работы с письмами...) И вот, пожалуйста... Она едва глаза может продрать, а ему словно и спать не надо... Свеженький и бодренький, а главное прекрасный, как всегда. Ну и где справедливость в этом мире, спрашивается? Неблагодарный ублюдок!
   А еще ее тревожили две вещи. Виктор и условие, которое Гауэр так ей еще и не назвал...
   - Ты же молодая девушка, - продолжил Лайт как ни в чем не бывало, - сил и энергии у тебя должно быть больше, чем достаточно. А вместо этого ты встаешь самая последняя... Возьми, к примеру, хотя бы свою бабушку... Женщина пожилая, а сколько в ней энергии... Даже твоя мама, хоть и болеет, и то на высоте.
   - Точно-точно! - подтвердил Ярик. - Никогда бы не подумал, что ты такая соня...
   Бабушка и мама зарделись и засмущались. Рин нечаянно согнула свою вилку пополам. Вот скотина!
   Как-то так получилось, что завтракали они прямо на кухне и все вместе. Кроме Виктора, который по утрам всегда где-то пропадал. Само собой, Гауэр без труда очаровал всю ее семью. Бабушка подкладывала ему самые лакомые кусочки, только бы он ее лишний раз похвалил, а мама просто цвела, как майская роза, в его присутствии. Даже Ярик восхищался им.
   А Рин ощущала себя задвинутой на задний план. Она не смела критиковать Лайта, но это не говорило о том, что она изменила свое мнение о нем. При этом Рин всегда приходилось сдерживаться и держать себя в руках, когда она видела насмешливый синий взгляд. А Гауэр знал это, и дразнил ее. Неудивительно, что она постоянно злилась...
   - Ты какая-то нервная последнее время, - дружелюбно улыбнулся ей Гауэр, - что-то случилось?
   Похоже, он получает от этой сделки массу удовольствия, - подумала Рин в бешенстве. - Но я не сорвусь. Не доставлю ему такого счастья... Так, займемся едой и медитацией. Итак... Я невидимка. Невидимка я. Меня здесь нет. Я тебя не вижу. Я тебя не слышу. Я тебя не знаю. И знать вовсе не желаю...
   - Может, у нее парень появился? - невинно заметил Лайт.
   Рин подавилась и долго пыталась откашляться. При этом видок у нее был еще тот... Какой на фиг парень, какая к черту личная жизнь, когда она охраняет этого невыносимого красавчика круглые сутки?! А вместо благодарности эта свинья еще и издевается?!
   - Парень? - переспросила мама смущенно.
   - Она слишком ребенок для таких дел, - рассмеялась бабушка. Рин стала красной, как помидор, не зная куда деваться.
   Проклятье! И когда он только успел стать здесь главным! Ему столько же лет, что и ей!
   - К тому же она такая пацанка, что никто на нее и внимания не обратит! - строго заметила мама. - Сколько раз я говорила тебе одеваться более... женственно, что ли? Почему ты никогда не носишь платьев?!
   Ага, а если придется удирать от фанаток, далеко ли я убегу в юбочке?! Меня ж затопчут! На британский флаг порвут!
   - Да и при том вечно лохматая! - поддержал маму Ярик. - Ты что - никогда не причесываешься?!
   А это вообще здесь не причем! Это папины гены виноваты!
   К счастью в дверь позвонили, и Рин поспешила сбежать с кухни. Чтобы не заорать и не разнести что-нибудь хрупкое вдребезги... Это был почтальон с очередным мешком доверху полным письмами и подарками от поклонниц.
   Рин взвалила мешок себе на загривок и дотащила до приемной. Так она назвала эту комнату. Раньше "приемная" была до отказа набита именно такими мешками. Рин и не знала бы, что в них, пока однажды мама не решилась там убраться. Гауэр галантно спас ее из-под мешочно-почтового обвала. После этого он велел Рин их все сжечь. Но девушка стала на добровольной основе отвечать его поклонникам и фанатам, раз он сам не желал этим заниматься. Вот почему она систематически не высыпалась. Рин села за стол и решила ответить еще на пару-тройку писем.
   На пороге появился Гауэр и с презрительной скукой огляделся. Рин работала сколько могла, но куча писем, кажется, совсем не убывала...
   - Я же сказал тебе избавиться от них! Это пустая трата времени...
   Рин поспешно спрятала очередное письмо и свои руки под стол.
   - Это просто хобби...
   Прекрасные синие глаза Гауэра подозрительно сузились.
   - Что там? - спросил он и в два шага пересек комнату. Он навис над Рин, а та чуть ли сползла под стол. - Покажи!
   Рин взвесила варианты. Нет, если он все поймет, он запретит ей этим заниматься. Или придумает что-нибудь. Он же чертов гений! Поэтому она покраснела и сказала со сладким вздохом (впрочем, очень неубедительно):
   - Это любовное письмо от моего парня...
   - Ты, надеюсь, помнишь правило номер один? - ледяным тоном зловеще заявил Лайт. - Дай сюда!
   - Это вторжение в личную жизнь! - возмутилась Рин.
   Гауэр перегнулся через стол и за плечи легко поднял ее на ноги. А потом, схватив за руку, легко выкрутил у нее письмо из кулака. Само собой он, наконец, разглядел ее ладони. Они были все в порезах и ожогах. Рин пыталась вырвать у него свою руку, но тщетно. Гауэр был занят: с непроницаемым видом читал письмо. А затем с тяжелым вздохом уставился на Рин:
   - Я сказал тебе все выбросить или сжечь! Любовное письмо? - он сунул Рин под нос письмо с угрозами скорой и жестокой физической расправы. - Ничего себе любовь?! - он развернул ее несчастную ладонь и спросил: - А это еще что?!
   В письмах и подарках встречались не только угрозы и клятвы в вечной любви, но и лезвия, клей, иголки, кислота, ядовитый газ, взрывчатка и даже мышеловка! Бедные ручки Рин действительно пострадали от почтовых проблем...
   Очки сползли с головы на нос. Девушка вырвала у него свою руку и твердо заявила, становясь "вреднюгой":
   - Господи, ерунда какая! Это мое личное дело! И мое личное время!
   - Это мои личные письма! - передразнил ее Гайэр. - Их мне прислали!
   - Они перестали быть твоими, когда ты от них отказался!
   - И у тебя нет времени на всякую ерунду! Ты на меня работаешь!
   - Ну и что? Тебе жалко пятнадцать минут?!
   - Послушай, ты - тупая идиотка! Зачем ты тратишь на весь этот бесполезный мусор свое время?! Лучше бы пошла выспалась! Слушать твой храп на очередном совещании я не собираюсь!
   Когда это я еще храпела?! Ну может... и прикорнула чуток. Но не храпела, это точно!
   - Иди готовься к своему чертовому совещанию! - заорала Рин в ответ. - А у меня есть немного времени, чтобы заняться, чем я хочу...
   - Почему ты меня не слушаешь?! - прошипел Гауэр.
   Вряд ли у него сострадание проснулось или забота о ближнем... Тем более о ней. Она для него - враг номер один!
   - Тебе не понять, - ответила она ему с грустью, - ты ведь такой тупица...
   - Ты дурью маешься, время зря тратишь, а я, выходит, дурак?!
   - Дурак и есть, - грубо отрезала Рин. Он поправила очки и уперла руку в бок. - Конечно, большая часть твоей переписки - просто мусор. Примерно девяносто семь процентов... Но остаются еще три процента... И они искупают все остальное...
   - О чем ты? - растерялся Гауэр.
   - Ну... - Рин сунула письмо ему под нос. - Вот девочка, которая лежит в больнице с лейкемией. Она верит, что ты ее вылечишь... Или вот например - мальчика вдохновила твоя работа по математике - и он тоже чего-то там сочинил. К несчастью, я это плохо себе представляю... Собиралась залезть в Инет. Или вот эта фотка от пилота, которому твоя разработка спасла жизнь, - и она вложила фотографию в руки Гауэру. Это был полный жизни улыбающийся молодой человек с женой, тремя детьми и двумя собаками.
   - Мне не нужна их благодарность, - отрезал Лайт, бросая снимок обратно на стол.
   - Да? - искренне удивилась Рин. - Тогда зачем ты все это делаешь? Ты только и делаешь, что работаешь. Никогда не отдыхаешь... Зачем тогда так напрягаться?
   - Ну ты же напрягаешься? - улыбнулся только губами Лайт. Его глаза остались пустыми и холодными. - И зачем?
   - Мне нравиться людям помогать... - усмехнулась Рин. - А вот ты почему это делаешь? Правда, очень интересно! Денег у тебя столько, что и за жизнь не потратить. Признание полное. И не похоже, что ты фанат по науке... Так к чему же ты стремишься, чего ты хочешь на самом деле?
   Гауэр только тоскливо вздохнул, глядя мимо нее куда-то в окно, и лишь потом ответил:
   - Я же не виноват, что я это все могу? Мне это просто.
   Лайт не хвастался. Просто констатировал факт.
   Вот почему он так презирает остальных. Он на порядок умнее... Для него просто то, на что обычные люди тратят иногда всю свою жизнь... И поэтому он такой заносчивый и высокомерный ублюдок! Рин мигом пришла в бешенство.
   - Ну давай. Издевайся, пожалуйста, - усмехнулся Лайт, поворачиваясь к Рин. - Смейся, если хочешь!
   Он улыбался. Как всегда будучи нереально красивым. Но его удивительно прекрасные синие глаза были сейчас просто ледяными.
   Рин нахмурилась. Что-то здесь не так. Человек, у которого есть все, которому все завидуют... Не счастлив?
   - Здесь не над чем смеяться. На самом деле это очень печально... - ответила она задумчиво.
   - Твоя реакция не как у остальных. Я не могу просчитать твои действия... Ты такая глупая... И вечно ставишь меня в тупик! - прошептал Гауэр.
   - Ну так ты тупица и есть, - отрезала Рин. - Ты ведь мне так и не ответил. Чего же ты хочешь? У тебя есть какие-нибудь желания? Например, в отпуск съездить?
   - Ничего-то ты не понимаешь, - отвернулся Гауэр.
   - Так скажи, и я постараюсь понять, - вспыхнула Рин. Вот ведь хладнокровная тварь! Лайт равнодушно в упор уставился на нее - Может, я не такая умная, как ты. Но если ты как следует объяснишь... Я постараюсь понять!
   - Н-да? - презрительно фыркнул Гауэр. - Тогда будь добра, объясни мне, зачем школу бросила?
   - Нууу, это как раз просто, - пожала плечами Рин. Это же совершенно логично, болван! - У меня на нее нет времени.
   - Идиотка! Это мне в школу ходить не надо, я и так все знаю! А у тебя вся жизнь впереди!
   - Сам придурок, - спокойно ответила Рин. - Кому в школу нужно ходить - так это в первую очередь именно тебе!
   - Что?! - холодно рассмеялся Гауэр. - Зачем это? Чему они меня там могут научить?!
   - Школа - это подготовка к будущей взрослой жизни... И не важно чему там учат. Главное, чему ты можешь научиться сам. Вот кто не задумывается о будущем, так это ты. Кто-то другой все время решает за тебя... Ты как облако... Тебе все равно, куда несет тебя ветер! Поэтому у тебя будущего и нет.
   Глаза Гауэра вспыхнули. Что-то в ее словах задело его за живое...
   - Вот как? - его удивительно прекрасные синие глаза стали просто замораживающими и абсолютно убийственными. Рин хорошо помнила этот взгляд. Так Лайт смотрел на нее в тот самый первый раз, когда подслушал те опрометчивые слова в музее...
   Неизвестно, чем окончился бы этот разговор, (возможно, кровавым смертоубийством), если бы в этот момент не раздался едкий смешок Виктора:
   - Уела она тебя, верно? Ты и ведьма... Прямо как та старинная баллада... Ты бы поосторожнее был, что ли...
   Взгляд Гауэра потух, словно окна дома, вымерзая изнутри. И Рин стало страшнее и обиднее, чем когда он ее просто ненавидел.
   - Мы уже закончили... - заметил он. - Через пять минут жду тебя в машине!
  
   В машине Рин демонстративно отвернулась и пялилась на улицы в тонированное стекло. Но потом ей это надоело, она повернулась и ахнула. Лайту было плохо. Лицо бледное, глаза закатываются, дыхание тяжелое. Он полулежал на сиденьях, от поворотов съезжая то в одну сторону, то в другую. Его болезнь вновь дала о себе знать.
   - Отвернись! - приказал ей Гауэр.
   - И не подумаю! Я же твой телохранитель! Что это с тобой?!
   - Заткнись! - прошептал Гауэр. Ему не хватало сил претворяться и держать ее на расстоянии. Рин широко улыбнулась. Такой Лайт ей нравился больше. Его броня немного таяла, открывая его все-таки живую сущность.
   - Ты мне до сих пор не рассказал про ту штуку на твоем плече...
   - Через пять минут я буду в форме! - отрезал Гауэр. - Заткнись и отвернись! Ты забыла правило номер один?!
   Но свои силы он явно не рассчитал и свалился ей на плечо. Тело оказалось неожиданно горячим и слишком тяжелым. От очередного крутого поворота Гауэр окончательно свалился бы на пол, если бы Рин не удержала бы его. Она примостила его голову у себя на коленях. В благодарность Лайт выругался на неизвестном языке. Видимо, витиевато и изысканно.
   - Тебе нужно полежать, ничего страшного, - заметила Рин, устраивая его поудобнее.
   - Не тронь меня! - велел он ей злобно, когда она провела рукой по лицу, убирая с него волосы. Его бесило собственное бессилие. Рин это прекрасно понимала. Нужно чуток поднять ему настроение.
   - Будешь ругаться, отдам на съедение фанаткам...
   - Похоже, что ты существуешь только для того, чтобы отравлять мне жизнь!
   - В суд на тебя подам... Это же плагиат! Ты присвоил мои слова!
   - Ну почему... Из всех людей... Именно ты!
   - Повезло, наверное... Тебе лучше расслабиться... И немножко передохнуть!
   Лайт вздохнул и закрыл глаза. Через минуту машина остановилась, и Рин удивленно поняла, что Гауэр крепко спит.
   - Езжай в гараж, - велела она шоферу по внутреннему телефону.
   Машина стояла в гараже, было очень тихо, и через некоторое время Рин и сама начала зевать.
   Во сне Лайт стал еще более неприступным. От длинных ресниц на щеки падали тени. На шее сверкнула золотом замысловатая узорчатая цепочка.
   Смотреть на него было все равно, что смотреть на старинную картину. Слишком прекрасна. Слишком далека от реальности. Не потрогать, ни прикоснуться...
   Рин поймала себя на детском желании разрисовать ему всю рожу, подергать за уши или нос. Сделать его живым, убедиться, что он - настоящий. Вместо этого она положила ему руку на грудь. Сердце Лайта билось очень медленно, но оно все же билось.
   Все-таки, он живой, - подумала Рин рассеянно. - Хотя порой я и сомневаюсь. Иногда мне кажется, что это просто бездушный робот из будущего... А может, он злобное насекомое - инопланетянин-разведчик?!
   Рин усмехнулась своим мыслям. Лицо ее смягчилось, настороженность исчезла, а улыбка стала нежной.
   На самом деле волновало ее другое. Он болеет, и при этом совершенно не лечится и не следит за своим здоровьем. Этак Гауэр и помереть может запросто. И будет очень обидно. Вроде как бесценный шедевр пропадет...
   Ресницы, словно крылья бабочки, легонько затрепетали, и синие глаза сонно открылись.
   - Доброе утро, - недобро сообщила Рин. Она снова злилась.
   Лайт рывком сел, приводя в порядок одежду, хотя та и так была в идеальном порядке.
   - Совещание! - вспомнил он и глянул на часы. - Что ты наделала! Почему ты не разбудила меня, когда мы приехали?!
   - Тебе же все равно, - презрительно фыркнула Рин в ответ.
   - Эти люди - и их компании - рассчитывают на меня! - заметил Лайт настороженно. Видимо, почувствовал, что Рин специально нарывается на драку.
   - Тебе ж на них плевать!
   - Ну и к чему ты это мне говоришь?! - с бесконечным терпением спросил Лайт, откидываясь на сиденье.
   - Тебе и на себя наплевать? - улыбнулась Рин. Желтые глаза ее за стеклами очков горели жадным любопытством.
   - Не собираюсь я отвечать на идиотские вопросы... - вздохнул Лайт, открывая двери.
   Она знала, что лезет не в свое дело. Знала, что Лайт не ответит. Знала, но все равно спросила. И теперь ей было еще обиднее... Лицо горело от стыда и позора, от обиды и боли. Конечно... Она ведь ему никто. На что она рассчитывала? Они ведь не друзья. И даже не враги. Он всегда на самом виду, на свету. Она, напротив, прячется во тьме. Он принц, умный и прекрасный... А она - ведьма и идиотка... Более непохожих людей и быть не может. Они совершенно из разных миров. И их миры даже не пересекаются. У них нет ничего общего. И именно это причиняло ей боль.
   Пусть он и не показывал это, но его сердце было похоже на звезду - яркую и далекую. И люди тянулись к ней, стремились к ее свету, старались оказаться с ним рядом. И при этом Гауэр был почему-то закован в ледяную броню. Рин же была словно гремучая огненная смесь, полыхающий костер. Но в груди у нее тикало темное сердце-бомба.
   - Ты идешь? - окликнул ее Гайэр.
   И Рин снова спряталась, превратившись в невидимку. Никто ее не увидит, никто не тронет, никто не причинит ей вреда, никто не дотронется до ее замерзшего сердца... Это было так привычно. Ведь она никто. Ее нет, она не существует.
  
   Когда совещание кончилось, Лайт и Рин спускались вниз, в гараж, окруженные толпой людей. Все они чего-то хотели от Гауэра, что-то спрашивали, о чем-то просили... Они были его коллегами, учеными, финансистами, поклонниками...
   Не было только друзей. Ни одного.
   Рин не видела опасности, здесь не было чужих, а потому дала себя оттеснить, и оказалась позади всех. Лайт улыбался, отвечал, жал руки и снова улыбался. Рин уже тошнило от его фальшивой улыбки, которая не сходила с его лица часами и не касалась его глаз. Но остальные не замечали этого. Как и пронзительной печали в его глазах.
   - Вымирающий вид, - проворчала Рин про себя. - Динозавр...
   Внезапно на нее напали: Она едва успела уклониться от удара ножа. Тот лишь поцарапал ей плечо.
   Слишком задумалась, дура! - подумала девушка со стоном. - Нужно завязывать думать!
   Женщина вновь замахнулась, Рин перехватила ее руки, но тетенька продолжала страшно сопротивляться. Они не удержались на ногах и покатились по земле.
   Это была растрепанная женщина с безумным взглядом. Рин даже не удивилась. Подобные фанатки атаковали ее по два-три раза в неделю. Обычно дело заканчивалось быстро. Рин обезвреживала их и передавала местным силам правопорядка. Но сейчас у тетеньки была инициатива. И она была старше, выше и больше. Женщина оседлала Рин, беспрерывно шипя:
   - Ты мешаешь! Мешаешь! Мешаешь! Мешаешь!
   - Не болтайте чепухи! - выдохнула Рин, пытаясь выкрутить нож. - Опять у вас мистическая связь?! Или вы там предназначены друг другу с рожденья?! Ничего нового не придумали?!
   - Он мой! Он мой! Он мой! Он мой! Он мой! - нашептывала женщина.
   - Пожалуйста, паспорт покажите?! А также счет о покупке и справку о прививке от бешенства?
   - Ах, мой любимый... - простонала та в ответ.
   - И не стыдно вам, тетенька?! Он же вам в сыновья годится!
   Наконец, женщину оттащила охрана. Рин с отвращением дотронулась до огромной шишки на голове. Она чувствовала себя слабой и жалкой. Хотелось плакать. Внезапно кто-то помог ей подняться, а потом бросился обнимать.
   - Прекрасная девушка в беде! Как я могу удержаться?!
   Рин возмущенно оттолкнула высокого симпатичного незнакомца. Черные всклокоченные волосы, зеленые чуть раскосые глаза, обалденная жаркая улыбка...
   - Рина, ты меня не узнала? Это же я - Дэм!
   Два года назад на занятиях по боевым искусствам, Рина знала парня с таким именем. Он был худой, нескладный, лохматый... И он ей нравился. Он был абсолютно искренним. Дэм помог ей пережить самое страшное время в ее жизни. Помог не разочароваться в людях. Помог вновь поверить в собственные силы. И учитель он был хороший.
   - Дэм? - Рин удивленно уставилась в его лицо. - О боже мой! Дэм! - и она сама счастливо бросилась его обнимать. - Где ты был? Мы так давно не виделись?!
   - Сколько лет, сколько зим! Я же говорил, что ты станешь настоящей красоткой! - неотразимо заулыбался тот, не собираясь выпускать ее из своих объятий.
   - А ты все тот же бабник, Дэм! - и Рин чмокнула его в щеку. К ее изумлению, лицо его вспыхнуло. Он стал похож на помидорку. Почему он смутился? - удивилась она. - Его же все время целовали девушки... да у него их было целый гарем! Каждый день - по новой девушке!
   - Ой, ты ранена... - Дэм подхватил ее на руки. - Срочно в больницу!
   - Прекрати, - засмеялась Рин. - Это же всего лишь царапина!
   - Ну и что? - возмутился тот в ответ.
   - Пусти сейчас же! - велела Рин. Но парень не сводил с нее глаз:
   - У мастера Толя я узнал, что ты бросила учиться, почему?
   - Мама заставила, прости... - Рин не могла не улыбаться. Она действительно была рада его видеть. Ее мир вновь озарился светом.
   Внезапно Рин ощутила страшное чувство опасности, засосало под ложечкой, позвоночник скрутил жуткий ледяной холод... Ей даже не надо было оглядываться, чтобы знать, что за демон стоит у нее за спиной. Но она все же глянула через плечо. Конечно, это был Лайт. Он просто стоял и смотрел на нее. На прекрасном лице отражалось лишь легкое раздражение. Да провались ты к черту! Вечно он все ей портит!
   - Жду тебя через пять минут... - презрительно бросил он и прошел к машине.
   Рин спрыгнула с рук Дэма и состроила жалобную гримаску.
   - Прости, мне нужно бежать...
   Дэм проследил ее взгляд и с сомненьем спросил:
   - Твой парень?
   - Мой босс, - фыркнула Рин и бросила неприязненный взгляд на Лайта. Тот стоял у машины, терпеливо поджидая ее. И чего он в нее не сядет? - Та еще заноза в месте пониже спины...
   - А это не тот знаменитый гений... Как его... Гауэр? - усмехнулся Дэм.
   - Именно! Я его секретарь, телохранитель и нянька... Ну знаешь... Деньги нужны...
   - Я слышал про твою маму, - нахмурился Дэм. - Хотел зайти к вам в гости. А вы съехали...
   - Теперь мы все живем в доме у него, - Рин протянула ему бумажку, где быстро накалякала свой телефон и адрес. - Не спрашивай... Это долгая история! Приходи, пожалуйста! Мама будет тебе рада. Поболтаем! Расскажешь, где провел эти два года... - Рин побежала к машине. А потом вернулась и доверительно шепнула: - Можешь придти с девушкой!
   Дэм проводил взглядом уезжающую машину и вздохнул:
   - Рина, ты так ничего и не поняла...
  
   Гауэр молчал и смотрел в одно окно, а Рин - в другое. Она давно привыкла, что Лайт с ней обычно в машине не разговаривает. И ее это устраивало. Иначе они снова поругаются, а ей не хотелось портить себе настроение.
   - Как насчет перевязки? - спросил неожиданно Гауэр. Рин удивленно глянула на него.
   - Ах да. Порчу тебе имидж... И маму не стоит лишний раз волновать... - она достала аптечку, но Лайт отобрал. Сам открыл бинты и сам стал накладывать повязку. Рин пожала плечами и отвернулась к окну.
   Пальцы Гауэра вновь были прохладными, кожа обалденно гладкой и нежной, а движенья легкими, словно он с трудом заставлял себя к ней прикасаться, и сводил физический контакт к минимуму. Рин его отлично понимала. Она также относилась к нему. Но перевязал он ее профессионально. А чего еще было от него ждать?
   Гауэр откинулся обратно на сиденье и сложил руки перед грудью.
   - Это было... опрометчиво, - наконец, соизволил он заговорить.
   - Да? - вспыхнула Рин. Он не смеет вмешиваться в ее личную жизнь! - Почему это? Я его сто лет знаю!
   - Я про ту женщину, - ледяным голосом отрезал Лайт. - Что случилось? Это на тебя не похоже.
   - Ничего, - фыркнула Рин и опять отвернулась к окну.
   - Тебя что-то отвлекло... Мне нужно знать... - мягко заметил Гауэр. - Ведь ты работаешь на меня. Я несу за тебя ответственность...
   - Ооооо, заткнись, умоляю! - не выдержала Рин. - Прибереги эти слова для телевидения! Не делай вид, что тебе есть до меня дело!
   Рин показалось, что синие глаза потемнели от обиды, но она больше не верила разыгравшемуся воображению.
   - Так и знал... Что случилось? Я больше не могу на тебя рассчитывать? - голос Лайта был тихий и злой.
   - И не надейся, что я расторгну контракт! Тебе так просто от меня не отделаться!
   - Я не хочу, чтобы ты погибла. Скажи, что тебя так тревожит? - продолжал он допытываться.
   - Да с чего ты взял?! Все просто отлично! - ну почему он меня так бесит?!
   - Раньше тебя никогда не ранили... - скептически поднял одну бровь Лайт.
   - Да это ж просто царапина! - все-таки он смог вывести ее из себя!
   - Это как-то связано со мной? Ты целый день не орала на меня... - неожиданно заметил Гауэр. - Никаких оскорблений... Конечно, это приятно, но...
   - Тебе же и лучше, - отрезала Рин.
   - Ты вообще со мной не разговаривала! - голос Лайта перешел на шепот.
   - Надо же - заметил! - презрительно фыркнула Рин.
   - Так значит, дело в этом? - Лайт придвинулся к Рин вплотную и спросил: - Я как-то обидел тебя? Что-то сказал во сне? Не принимай это близко к сердцу...
   Все-таки, я ненавижу тебя! - разозлилась Рин пуще прежнего. Она оттолкнула его от себя подальше.
   - Конечно, нет! Ничего ты не говорил! Значит, вот как ты на самом деле обо мне думаешь?! Даже во сне меня презираешь?! Не переживай, твои маленькие гадкие темные тайны остались нераскрытыми!
   Синие глаза стали замораживаться в два кусочка льда. Лайт тихонько вздохнул и отвернулся. Она вновь его обидела? Да в чем дело? Опять попала в точку?! Да я же не специально! И не буду я извиняться! Ни за что!
   - Я... не презираю тебя, - прошептал Лайт. - Прости, если у тебя создалось такое впечатление.
   Что?! Да что случилось? Этот придурок извинился!? Неужели завтра конец света? Рин фыркнула и отвернулась.
   - Я действительно не хочу, чтобы ты пострадала, - продолжил Гауэр.
   Рин с сомнением на него взглянула. Лайт снова вздохнул и заметил спокойнее:
   - Я тебе даже не нравлюсь, но ты искренне хотела мне помочь. Пыталась разобраться в моих проблемах. Тебе и правда нравиться помогать людям... Ты очень добрая и доверчивая. И это - очень глупо.
   Что-то он вздыхает сегодня много. Возможно, ему и впрямь нужно отдохнуть... Рин заставила себя не взорваться, как обычно. Чего еще ожидать от этого самовлюбленного, зацикленного на себе тупицы? Нужно ему помочь, поднять настроение. Она хлопнула его по правому плечу так неожиданно, что он вздрогнул:
   - Можешь не продолжать... Я и так знаю, о чем ты хочешь меня попросить...
   - Попросить? - удивился Гауэр.
   - Да, чтобы я больше не лезла в твои дела. Не выведывала твои секреты... Можешь успокоиться. Я согласна!
   - Вот как? - вздохнул Лайт, отвернулся и молча уставился в свое окно.
   Рин удивилась. И где радость в голосе? Или он вообще не умеет радоваться? Похоже на то.
  
   Раз она больше не лезет в его дела, значит, теперь ей не нужно больше отвечать на его письма. В таком случае можно вернуться обратно в школу.
   Но так она чувствовала себя нужной... А теперь вновь стала потерянным ребенком, который не знает, куда себя деть. Ладно, нужно сказать ему о том, что с завтрашнего дня она возвращается в школу.
   Рин пинком открыла дверь в комнату Гауэра и оторопела. Лайт сидел в кресле, а над ним склонился Виктор. В его руках слегка раскачивалась цепочка с кулоном в виде золотого паука с красными глазками. Это что? Сеанс дешевого психоанализа? Рин сразу поняла, что здесь дело нечисто. Она всегда боялась Виктора, но сегодня - ей стало просто жутко.
   - Пошла вон! - заорал Виктор. Глаза его были страшными и черными, как никогда. - Убирайся сейчас же!
   Девушку продрала ледяная дрожь до мозга костей, она вмиг стала невидимкой и сбежала бы, не задумываясь ни на секунду... Не брось она последний взгляд на Лайта. Похоже, у него был очередной приступ... Лицо бледное, глаза закрыты, губы бескровные... Он был похож на мертвого... Рин не могла бросить его вот так, наедине с человеком, которому она не доверяла и которого безотчетно боялась.
   - Немедленно уходи, - прошептал Лайт слабым голосом, открывая глаза и садясь в кресле прямее. - Сколько раз тебе было сказано не заходить в мою комнату без разрешения!?
   Виктор посмотрел на нее с нескрываемым триумфом.
   Но Рин не собиралась так легко сдаваться. К тому же если Гауэр помрет, кто будет платить ей зарплату?! Она ведь все-таки его телохранитель! Но только Рин открыла рот, чтобы высказать Виктору все, что она о нем думает и что накопилось у нее за это время, как Лайт раздраженно и злобно продолжил:
   - Глупая дура, как же ты меня достала! Забыла правило номер один?!
   Почему ты меня выгоняешь? Этот мужик - настоящий урод! Ты только посмотри ему в глаза! Он же маньяк! Да он же кайф ловит от того, что тебе плохо! А ты его защищаешь?! Почему?
   - Но... - вырвалось у нее. Гауэр тут же встал, подошел к ней и, схватив за руку, вытолкнул в коридор:
   - Разве ты не обещала, что больше шпионить за мной не будешь?! Черт, как ты надоела!
   То ли он слишком больно схватил ее за раненое плечо, то ли его слова задели ее за живое: на глаза навернулись слезы.
   Перед ее лицом оглушительно захлопнулась дверь. Абсолютно однозначный ответ.
   - Тупица! - пнула Рин ни в чем не повинную дверь. Но только зря ногу ушибла. - Ну и пожалуйста!
  
   На следующее утро Рин снова опоздала к завтраку. Лицо ее было опухшее и помятое. Она совсем не выспалась, потому что полночи злилась на Лайта и придумывала ему самые ужасные кары.
   К сожалению, от раздражения она забыла поддерживать режим невидимки.
   - О господи, Катюша, что с тобой? - увидела ее мама. - Ты не заболела?
   - Мамулечка, все отлично... - заявила Рин, вяло ковыряя ложкой овсяную кашу. Она украдкой глянула на Гауэра. Выглядел он совершенно как обычно. Только о чем-то усиленно размышлял, не глядя по сторонам. Ресницы скрывали выражение его прекрасных глаз.
   Мне же лучше! А если он думает о том, как меня уволить, то ничего у него не получится, обещаю! - поклялась она.
   - Как прошло твое свидание? - как ни в чем не бывало спросил Гауэр. Рин уронила ложку.
   - Свидание? - воскликнули бабушка, мама и Ярик одновременно. Только поэтому они не заметили, что Рин удивлена его словами не меньше. Но именно эта заминка дала ей возможность прикинуть варианты.
   - Вчера я встретила Дэма... - заметила Рин восторженно. - Ну, мы поговорили и...
   - Дэма? Кто это? - удивилась бабушка.
   - А это тот мальчик, в которого ты была влюблена два года назад?! - поинтересовалась мама.
   Вот черт! - подумала Рин с болью в сердце. - Ах если бы... Если бы это был Дэм, я бы ни о чем не жалела!
   - Мама, ты его помнишь! Он еще был учеником Анатолия Ивановича... Он меня до дома всегда провожал!
   - Ах да! Такой симпатичный высокий юноша? - вспомнила мама. - Всегда так стеснялся при встрече...
   - Мама, я хочу снова ходить на уроки к мастеру Толю... Пожалуйста... - взмолилась Рин.
   - Но, Рин, ты же обещала выкинуть все эти глупости из головы... - начала мама рассеянно.
   Для всех остальных ее мама была мягкая, как воск. Но это только с виду. Внутри она была несгибаемая и решительная.
   - Дэм снова занимается у него. И я хочу. Хочу с ним побольше видеться... Побольше общаться... - она бессовестно умоляла. Гауэр смотрел на нее презрительно, но ей было все равно.
   - Рин, мы уже обсуждали это... - в голосе мамы зазвенела сталь.
   Но Рин не собиралась сдаваться. Ей нужно больше времени, чтобы быть подальше от этого несносного красавчика. Первое, это школа, второе - боевые искусства, а там глядишь, веселее пойдет! Лайт сам снял с нее всю ответственность своим отвратительно безответственным отношением. Да у нее было помрачение рассудка, раз она думала, что сможет с ним поладить! Может, она все-таки зря согласилась на эту проклятую работенку?
   - Вчера меня ранили, - заметила она голосом, не терпящим возражений. Конечно, Рин могла пойти на обман... Но она просто ненавидела притворяться. - И я решила вновь заниматься боевыми искусствами.
   - Ранили? - мама испуганно осмотрела дочь, потом перевела взгляд на Лайта. Тому пришлось кивнуть.
   - Я потеряла квалификацию. Мне это нужно. Лайт одобрил мое решение.
   Гауэр с отсутствующим видом пил кофе.
   - Екатерина Кузнецова! - возмутилась мама.
   - Мама, мне это нужно. Очень нужно. Ну, пожалуйста... - на глаза Рин против воли навернулись слезы.
   - Но я буду волноваться, - начала сдаваться мама.
   - Я же не собираюсь ни с кем драться! Я просто хочу пойти заниматься! Это для здоровья полезно!
   - Ты уже сейчас такая дикарка... Ходишь в подобной одежде и совсем не задумываешь о том, что ты будущая невеста! Ты ведь девушка, а девушки не разгуливают с бардаком на голове в драных джинсах! Девушка - это цветок... А та ведешь себя как отпетая пацанка! Да ни один мальчик не захочет дружить с девочкой, которая запросто может его поколотить!
   Рин заалела от стыда и смущения, как маков цвет. Ну почему родная мать позорит ее! Да еще при Лайте!
   - Дранные джинсы - это модно, - вдруг поддержал сестру Ярик.
   - Но не ее! У нее они не для красоты порваны! - возмутилась мама.
   Рин закатила глаза к потолку. Снова придется врать. Вот черт!
   - Мама, Дэму я нравлюсь и такой!
   - А как же твоя горячая и преданная любовь к Лайту? - нанесла коварный удар бабушка.
   Лайт едва не подавился горячим кофе от смешка, но вовремя справился с собой.
   - А вы не в курсе? - мило улыбнулась Рин. - Мы с Лайтом расстались.
   От подобной наглости Гауэр вскинул голову и уставился на нее своим убийственно-синим взглядом.
   А это и впрямь забавно, - злобно подумала Рин. Сейчас в ней поднималась какая-то новая волна.
   - В смысле, я его напрочь разлюбила...
   - Ты его что?! - переспросила бабушка неверующе. Мама с сожалением поглядела на Лайта.
   - Узнав его поближе, я очень разочаровалась. Оказалось, что он вовсе не прекрасный принц...
   Теперь когда ей не нужно было разыгрывать влюбленную в Хелла, она могла сказать ему все что угодно. К тому же, как потерпевшая сторона, она могла немножко отомстить ему за его слова. Их перемирие закончено.
   Рин бросила раскаленный взгляд на Лайта. Вот теперь ты у меня попляшешь, - горел он обещанием. Посмотрим, - холодно ответил синий взгляд Гауэра.
   - Ох, дорогой, мне так жаль, - заметила мама Лайту. Тот сделал кислую гримаску и отвернулся.
   - А я тебе говорила, что ты ему не пара! - проворчала бабушка.
   - Бабулечка, как же ты была права! Я думала, что это только маска... Но он и впрямь совершенно бесчувственный и хладнокровный болван, который никого на свете не любит!
   Красивые губы дрогнули, но Лайт ничего не сказал.
   - Катя! - возмутилась бабушка. - Я никогда этого не говорила! - закричал она Лайту в отчаянии.
   Рин на миг показалась, что Лайт сейчас улыбнется, но она, конечно же, этого не дождалась.
   - Да я тоже очень разочарован. Кто бы мог подумать, что она такая ветреная девчонка?! - спокойно заметил он.
   - Ветреная девчонка? - воскликнули все вместе. Слава Богу, никто не заметил, что Рин тоже добавила свой голос к этому хору.
   - А как назвать девушку, которая обнимает первого встречного парня на глазах человека, которого она говорит, что любит?! - не моргнув глазом, ровным голосом заявил Лайт.
   Ты же не хочешь, чтобы я вмешивалась в твою жизнь?! Так какого черта лезешь в мою?! Чего тебе от меня надо?!
   - Мама, это был Дэм. Мы так давно не виделись... И так обрадовались встрече... Ну ты понимаешь?
   - И все же, почему ты меня бросила? - совершенно серьезно спросил Гауэр.
   Чего ты пристал ко мне? Тебе же до меня и дела нет! - возмутилась Рин.
   - Что поделать? - и Рин с пафосом зачитала наизусть свое любимое письмо из переписки Лайта. Тут главное не заржать не вовремя, чтобы никто ничего не понял. - "Я больше не могла мириться с тем, что я - лишь серое и убогое существо - нахожусь в ярком свете с этим прекрасным сказочным творением... И всегда при этом проигрываю. Я долго обманывала себя, но теперь я поняла - мы просто не созданы друг для друга..."
   Наверное, остальные о чем-то все-таки догадались, потому что смотрели на нее с явным подозрением. Ярик презрительно фыркнул.
   - А с Дэмом у меня много общего, - быстро добавила Рин. - Мы оба изучаем восточные единоборства, ненавидим несправедливость и любим вермишель с сыром.
   - Мне тоже нравится вермишель с сыром, - вдруг заметил Лайт.
   Да ты ее в жизни не пробовал! Рин нечаянно согнула ложку в кулаке.
   Так, ни к чему сейчас злиться. Главное, закрепить успех!
   - Мама, я приеду к тебе в больницу, как только смогу! Хороших тебе результатов! И Хелл... - мило улыбнулась Рин Лайту, подойдя к двери. Тот насторожено смотрел на нее, ожидая очередной подлянки, - ты был абсолютно прав на счет школы! Прямо сейчас и отправлюсь!
   Лайт хотел ей что-то сказать, но девушка не собиралась его слушать:
   - Ты не забыл? Я лучше всех знаю, как нужен тебе телохранитель. Пускай с тобой поедет Виктор... Пока! - Рин сделала ему ручкой и аккуратно закрыла за собой дверь.
  
   Наверное, Рин не была создана для приключений. Что на работе, что у Гауэра, что в школе она умудрялась скучать. Именно эта скука успокаивала ее. Наверное, таков был склад ее ума. А может, всему виной было несчастное сердце...
   Только ругань с Лайтом на некоторое время оживляла ее и заставляла чувствовать.
   Маскировка невидимки скрывала ее вплоть до четвертого урока. Учителя не спрашивали, ученики не донимали. Но к несчастью, ее увидела Любаша, которая позвала остальных подружек, чтобы учинить форменный допрос с пристрастием. Конечно, таких девушек, как Люба, Лена и Светлана игнорировать было нельзя... А вместе с ними заметили и Рин.
   А что он ест? А что он пьет? Чем дышит? Что носит? - сыпались на нее вопросы абсурднее другого. Каков его знак зодиака? Группа крови? Размер обуви?
   Рин вежливо отвечала, но от всей этой трескотни у нее начала болеть голова. Она стала потихоньку свирепеть и сатанеть. Кислорода в классе, набитым фанатками под завязку, просто не хватало, никто не давал ей нормально разговаривать. А перекрикивать всю толпу она не собиралась. Рин совершенно спокойно перешла в режим повышенной злобности и вредности. Она одела очки на нос и сообщила отвратительно въедливым голосом:
   - Я хочу открыть клуб "Общество без Лайта. Возврат разума"... Никто не хочет записаться?
   Едва в классе осознали сказанное, наступило относительное затишье. Еще минут пять все переспрашивали друг друга о ее словах. Одна половина решила, что Кузнецова окончательно свихнулась от счастья, другая - что они ослышались.
   И именно в этот момент Рин решила забить последний гвоздь в свое честное имя.
   - А еще лучше переименуйте свой фанатский клуб в "Клуб глупых куриц, которые верят в несбыточные мечты"...
   - Ну ты далеко зашла, Кузнецова, - заявила Лена возмущенно. Она была курицей... в смысле фанаткой номер три.
   - Рина, а ты точно себя хорошо чувствуешь? - спросила Светочка обеспокоенно. У нее был почетный титул фанатки номер два! Фанатка номер один с ужасом смотрела на равнодушие в глазах подруги. И ей действительно стало страшно.
   - Пожалуйста, разойдитесь, - велела Любаша, с трудом убедив орду девушек, осадивших их, разойтись по классам. - У нашей подруги жар и начался бред...
   - Бред? - скептически переспросила Светланка, когда все оставили их в покое.
   - Какого черта вам от меня надо? - заявила Рин с отвращением. - Дома достают родные, Лайт - на работе... Теперь еще и вы! А я-то думала, что вы мне друзья!
   - А ну живо возьми свои слова обратно! А не то... - угрожающе заявила Лена.
   - Лайт - самый милый человек во Вселенной! Как он может кого-нибудь доставать?! - воскликнула Света возмущенно.
   - Да я вообще сомневаюсь, человек ли он! - фыркнула Рин презрительно.
   - Да что у тебя за отношения с Лайтом? - поинтересовалась Лена.
   - У меня нет никаких отношений с Лайтом, - выдавила Рин с трудом. Как они не поймут?!
   Девочки молча осмысливали сказанное. Это было слишком хрупкое равновесие. Любое лишнее слово могло разрушить их дружбу навсегда.
   - Ты уверена? - переспросила Светочка. - Тогда почему ты так не адекватно реагируешь?!
   - Покушение на личную жизнь. Я, как секретарь Хелла, знаю об этом не понаслышке. И что вы нашли в этом бездушном красавчике? - заметила Рин раздраженно. - Да, мозги у него есть, и личико смазливое, и не слабак... Но он же совершенно ненастоящий! Все это - только снаружи, а внутри он совершенно пустой! Как можно мечтать о таком придурке?! Он никого не любит, ни к чему не стремиться, ни о чем мечтает!
   - Рина, я не знаю, что у тебя там случилось, но ты - ошибаешься, - мягко заметила Люба.
   - Лайт - самый добрый в мире человек! - возмутилась Света.
   - Он настоящий лидер, его все уважают! - заявила Лена.
   - Да он тупица, каких свет не видывал! - закричала Рин. - И умнеть не собирается!
   - Боже, а я думала, вы давно поладили... Даже ревновала тебя! - вдруг вздохнула Люба. Рин только посмотрела на нее в ответ. - Я надеялась, что ты, наконец-то, влюбишься... После той истории с...
   - А это здесь причем?!- вскочила Рин неожиданно, уронив стул и напугав девушек. - Хотите правды? Ладно... Гауэр настоящий дьявол! Ему плевать на всех, он придерживается только своих интересов! - она знала, что перегибает палку. Внутри Лайта была звездочка и очень яркая, но он был жадным и ни с кем не делился этим светом, никого к себе не подпускал. Рина помнила, что иногда он даже защищал ее, но взлелеянная обида победила. Она подняла стул и, отряхнувшись, закончила. - Он всех обманывает, никогда искренне не улыбается... Всегда с этой притворной маской на лице... Да он всех людей презирает, только умело это скрывает.
   - А ты уверена, что не описываешь сейчас себя? - заметила Лена серьезно.
   - Что?! - от неожиданности Рин шлепнулась обратно на стул.
   - Тебе же плевать на всех... Вечно делаешь вид, что ты лучше нас! - накинулась на Рин Лена. - Втерлась в доверие к Лайту, а за глаза его обзываешь! Так же ты поступаешь и с нами?! Презираешь нас, считаешь, что ты - самая умная?!
   Рин словно облили ледяной водой. От шока она сидела и не двигалась с места.
   - Теперь, когда ты живешь в одном доме с Лайтом, думаешь, что тебе все позволено? - продолжила наступать Лена.
   В ушах Рин зазвенело как от пощечины. Люба вышла вперед и остановила Лену.
   - Хватит! На счет презрения, это Ленчик перегнула палку.... Но послушай, Рин, она кажется права... Ты же тоже никого не любишь, ни к чему не стремишься, ни о чем мечтаешь!
   У Рин не было сил даже сказать что-нибудь. Она думала, что друзья помогут ей, поддержат ее... Ведь ей было так плохо... Но не так плохо, как сейчас...
   - Ты помогаешь своей маме, содержишь семью, но ведь это не мечта... - попыталась смягчить свои слова Люба. - Ты тоже никого к себе не подпускаешь, и не рассказываешь, что тебя тревожит... Мы же о тебе беспокоимся... Куда делась жизнерадостная девочка, которой ты была раньше? Теперь ты обо всех думаешь дурно... И о себе тоже?
   Кто бы мог подумать, что последний удар нанесет самая близкая и понимающая?
   - Девочки, не ссорьтесь! - встала Светланка между ними.
   - Рина... - шагнула вперед Лена. Она считала, что права, но ей все-таки было неудобно за те слова.
   - Ты просто должна была быть искренней! - заявила Люба. - Рассказать, что тебя тревожит... Что тебя так изменило? Что случилось тогда... Два года назад?!
   Неужели я поступаю так, как Гауэр со мной? - подумала Рин неожиданно. Но она не могла ответить иначе.
   - Некоторые тайны лучше не знать... - она улыбнулась, но это была очень печальная улыбка.
   Как же все это получилось? Как к этому пришло? Не спрятаться, не убежать... Любаша поняла свою ошибку, но было поздно... Рин медленно и верно перешла черту и вновь стала ведьмой. Ее сердце вспыхнуло и обуглилось, превратившись в серый кусок пепла.
   - От всех этих разговоров - никакого прока... - Рин встала и забросила рюкзачок на плечо. - Я - фиговый друг, но и вы - не лучше. Променяли подругу на смазливое личико... - и она пошла прочь, ни разу не оглянувшись.
   - Я же просто... помочь хотела, - сказала Люба в отчаянии. Лена молча смотрела Рин вслед.
   - Добрыми намереньями выстлана дорога в ад, - вздохнула Светлана.
  
   Гауэр вошел на кухню, где хозяйничала Рин, накрывая на стол.
   - Виктор задерживается по делам, - сообщил он.
   - А мама на обследовании в больнице, - заметила Рин. - Бабушка останется с ней на ночь.
   - Я уверен, что с ней все будет хорошо, - прошептал Лайт.
   Рин замерла от неожиданности. Неужели он сказал ей что-то хорошее?! Обычно он говорит ей одни только гадости.
   - С чего это ты такой добрый? - удивилась Рин.
   - О чем это ты? Я всегда добрый. Твой парень сегодня не придет? - поинтересовался Гауэр.
   - Ты же знаешь, он мне не парень, - ответила Рин спокойно.
   - Вот как? - спросил Лайт.
   За ужином было как-то грустно и неуютно. Рин смотрела в пустоту перед собой, с ее вилки падали макароны. Вид у нее был полностью отсутствующий. Поэтому Ярик первым делом поинтересовался:
   - Рин, все в порядке?
   - Нет, ее парень бросил, - вставил свое слово Лайт.
   Рин с трудом оторвала взгляд от стены и равнодушно посмотрела на него.
   - Как он меня может бросить, если он мне даже не парень?
   - А это рекорд! Ты заставляешь бросить себя заранее!
   - Спасибо за то, что пытаешься меня подбодрить, Хелл, - улыбнулась Рин.
   Не лезь ко мне, - предупредил ее пронзительный желтый взгляд.
   - Рин, ну точно что-то случилось, - запричитал Ярик. - Ты такая же, какой была, когда папа умер! С мамой все будет хорошо?
   - Конечно! - рассердилась Рин, отвешивая ему подзатыльник - Прекращай ныть, ты же мужчина!
   Ее злобство немного успокоило Ярика. Такая Рин ему была привычней.
   - Но ты какая-то... другая... Тихая, что ли... Точно ничего не случилось?
   - Господи, да я просто задумалась...
   - О чем? - тут же спросил Ярик.
   - О Дэме? - невинно предположил Лайт.
   - Похоже, все меня считают безмозглой идиоткой... - Рин вздохнула и специально для Гауэра добавила. - Или глупой дурой! Но это все-таки не так!
   - Для тебя несвойственно так много думать, - без тени улыбки заметил Лайт.
   - Зато ты слишком много думаешь, - пожала плечами Рин. - А результат одинаковый...
   - Вот как? - заметил Гауэр, и разговор больше не возобновлялся.
   После ужина Рин мыла посуду, как на кухню вновь вернулся Лайт. Рин только удивленно посмотрела на него.
   - Ярик прав: что-то не так, - констатировал Гауэр со вздохом, садясь обратно за стол.
   - Прекращай это, - велела Рин. - Здесь нет публики!
   - Ты и впрямь считаешь меня бездушным монстром... Мне очень жаль... Я нарушил свое слово...
   - Какое еще слово? - удивилась Рин еще больше.
   - Я обещал, что не доведу тебя больше до слез...
   - О чем ты? У меня все отлично, даже в жизни личной...
   - Тогда почему у тебя такой вид, словно ты вот-вот заплачешь?
   Рин потрясенно отвернулась, сморгнув непролитые слезы с глаз. Она держалась из последних сил. Но нет, надо придти, поиздеваться, добить ее... И девочки... И он туда же! Да что он понимает?! У Рин просто не было выбора, она вновь стала вреднюгой.
   - Тебе показалось, - повернувшись к нему, заявила она с предупреждающей улыбкой.
   - Что случилось? - спросил в ответ Лайт.
   - Я сказала: тебе показалось, - с нажимом заявила Рин.
   Гауэр решил не ссориться. И зайти с другого бока.
   - Я должен знать... Ты не забыла? Мы - партнеры... Я должен быть уверен в тебе...
   - Хочешь проверить? - сузила Рин глаза. Размажу тебя по стенке... Хотя... вряд ли получиться... Девушка тоже изменила тактику. - Ой, да не парься ты... Мне от тебя ничего не надо, тебе от меня ничего не надо... Мы идеальные деловые партнеры... Как ты и хотел.
   Ты ведь этого хотел, - вздохнула Рин и села на другой стул. - Ты не подпускаешь меня к себе, так не лезь и ко мне...
   - Тебя кто-то обидел? - настойчиво спросил Лайт.
   - Еще чего, - фыркнула Рин презрительно. - Просто взросление... Приходит пора, когда понимаешь: деда мороза нет, волшебства нет, чудес не существует... - и, отвернувшись, прошептала едва слышно: - И надеяться не на что...
   - Спасение утопающих - дело рук самих утопающих?
   - Именно! - обрадовалась его понятливости Рин. - Поэтому я и решила отбросить иллюзии подальше, и жить настоящей реальной жизнью!
   - Что-то ты не очень счастливо выглядишь...
   - А жизнь - это тебе не песни да розы! Иногда просто наваливается все и сразу...
   Лайт поднял на нее синие глаза и прошептал:
   - Это из-за меня?
   - У тебя явная мания величия, - рассмеялась Рин. Лайт опять в своей репертуаре... - Почему ты думаешь, что мир вращается только вокруг тебя?
  
   Рин готовилась ко сну. Переоделась в пижаму, почистила зубы и умылась. Она долго собиралась с духом, чтобы пойти пожелать брату спокойной ночи.
   Но выйдя в коридор, она услышала тихие всхлипывания. Ярик сидел у стены, обнимая плюшевого тигренка, в ужасе смотрел на Виктора и плакал. А тот просто смотрел на него в упор. И улыбался. И это была жутко омерзительная улыбка.
   - Эй, ты что это делаешь? - возмущенно спросила Рин. Вот урод! - Запугиваешь маленького ребенка?!
   - Думаешь, сестренка тебя спасет? - ухмыльнулся Виктор.
   Убью его на фиг, - решила Рин. Это мой брат, и теперь это меня непосредственно касается! И пусть только Хелл попробует мне запретить... Пусть даже уволит. Мне все равно.
   - Ярик, иди к себе в комнату, - велела Рин. Ее голос был полон мрачных обещаний. Тот мигом сбежал, сверкая голыми пятками. - Ты что, больной? Только подойди еще к моему брату...
   Черные глаза уставились в ее желто-карие, пугая ее до смерти. Ее сердце замерло в предчувствии чего-то жуткого.
   - Ты так стараешься, а все зря... Бедная девочка... И никого-то ты спасти не можешь... - заметил Виктор, нависая над нею. Золотой паук поблескивал у него на груди. - Ни братишку, ни Лайта, ни мамочку, ни себя...
   - Да какие у тебя проблемы?! - прошипела Рин. Страх и безотчетный ужас захлестывали ее сознание. Она не могла отвести взгляда от его черных глаз. По позвоночнику побежал холодный пот. Рин с трудом подавляла дрожь. Она всегда его боялась. Она знала, что это сражение ей не выиграть. Но проклятая поперечность еще заставляла ее сопротивляться.
   - У меня? Никаких... Но смотреть, как ты все же пытаешься что-то сделать, так забавно... Ты бы видела свое лицо, когда Лайт вышвырнул тебя в прошлый раз... - и Виктор расхохотался. - Прости, не могу удержаться...
   Рин сглотнула, пытаясь взять себя в руки, но безуспешно. Она ничего не могла поделать. Ее бил страшный озноб. И почему она так слаба перед ним, совсем как кролик перед удавом? Рин была на грани обморока. Чего добивается этот ублюдок? Чего ему от нее нужно?!
   - У тебя такое выразительное личико... Сколько боли и страдания... А впереди их еще больше... Когда твоя бедная мамочка умрет...
   - Нет! - прошептала Рин в отчаянии, сжимая кулаки.
   - Твоя бабка тоже больна, своих доходов не имеет... Никто не отдаст ей на воспитание двух внуков!
   - Замолчи! - ноги Рин подкосились, и она упала бы, не схвати Виктора за пиджак.
   - Вас отдадут в детдом... За то, что ты обманула братишку, он возненавидит тебя. Думаю, его быстро усыновят... И хорошо, если это буду какие-нибудь наивные добрые людишки... Так что и брата ты рано или поздно тоже потеряешь... А вот ты... Кому ты нужна? Ты останешься совсем одна. И всего развлечения у тебя будет - подраться с кем-нибудь... Ты ведь ведьма, ты знаешь, что я прав! Я говорю то, что ты скрываешь в темноте своего глупого сердца...
   - Нет... - прошептала Рин. Она опустилась на пол. Безмерное глубокое горе накрыло ее с головой.
   Неужели... мама тоже умрет? Этого просто не может быть! Ее любимая мамуля! Уйдет, как папа, и оставит ее совсем одну в этом недобром мире? А если она наделает новых ошибок? Кто ей поможет? Кто поддержит ее? Кто будет любить ее, несмотря ни на что?
   Это было именно то, чего она страшилась. Виктор присел к ней, с усмешкой глядя на ее боль.
   - Но это все будет потом... Сначала умрет мамочка... Она будет умирать долго и страшно... А от обезболивающих она даже узнавать вас перестанет!
   У всего есть предел. И Рин тоже была не каменная. Но в отличие от остальных, она имела выбор. И выбрать сейчас было ой как легко! Она просто перешла в свой особый боевой режим - злая ведьмы на тропе войны. Девушка подняла глаза и уставилась на Виктора в упор. Просто прикидывала: морда или пузо?
   - Ты... - вдруг раздался голос Гауэра, разрушая чары наваждения. - Ты что делаешь?
   Рин думала, что он спрашивает ее и испуганно вскинула к нему голову. Но Хелл смотрел не на нее.
   - Просто... развлекаюсь, - усмехнулся Виктор в ответ.
   - По-твоему, это смешно? - спросил Лайт предупреждающе.
   - А разве нет? - расхохотался Виктор. - Глупая маленькая девочка, которая строит из себя взрослую. А я-то думал, что она твой телохранитель? Это же полная чепуха! Стоит только надавить на нее чуток, как она уже слезы льет! - "Вранье!" - вспыхнула Рин как помидорка. - Она не может тебя охранять! Она даже себя защитить не может! От нее нет никакого прока... Тебе стоило согласиться на предложение о новом телохранителе!
   - Насколько я помню, у нас с тобой было соглашение... - мягко заметил Гауэр. - И ты его только что нарушил.
   - Неужели... из-за этого? Неужели только из-за этого, ты? - растерялся Виктор. Лайт просто смотрел на него без всякого выражения. - Это же глупо, Лайт! - голос Виктора неожиданно потерял уверенность.
   - Я знаю, - усмехнулся тот в ответ. Даже кривая усмешка красила его.
   - Но... но почему?
   - Я знаю, это глупо... Это полная тупость... Но ничего поделать с собой не могу! - нагло ухмыльнулся Лайт от уха до уха. - Что поделать? Ведь я такой тупица...
   - Ты что - серьезно? - неверующе переспросил Виктор.
   - Ага... - казалось, Лайта переполняет непонятная радость. - Ты официально уволен. Все документы будут готовы завтра к десяти утра.
   - Рано или поздно девчонка все узнает! Зачем ты втягиваешь ее в свои дела? Она станет твоим уязвимым местом... Ты не боишься, что она может пострадать из-за тебя? - глаза Виктора стали еще чернее и страшнее, а голос тих, жуток и вкрадчив: - Или предать тебя?!
   Глаза Лайта презрительно сузились в две холодные синие молнии.
   Рин не могла этого стерпеть. Она вскочила, но не успела ничего сказать. Лайт просто улыбнулся. От его вежливого высокомерия просто кишки выворачивало наизнанку.
   - Ты знаешь, где дверь... Или тебя проводить? - предложил он с усмешкой.
   - Кого, по-твоему, он может послать вместо меня?!
   - Наверное, кого-то еще хуже. Но ты сам нарушил наше соглашение... И выбора, к счастью, у меня нет!
   - Лайт, ты совершаешь ошибку! - закричал Виктор в панике.
   - Первую я совершил, доверившись тебе... Так что - ошибкой больше, ошибкой меньше...
   - И все это из-за какой-то сопливой девчонки?! Тебе же плевать на людей! Ты вообще их ненавидишь!
   - Не так сильно, как я ненавижу тех, кто нападает на детей...
   - Да я же их и пальцем не тронул!
   - Ты знаешь, о чем я... - Лайт вежливо указал ему на дверь. Он и Виктор вышли в прихожую.
   Вскоре дверь хлопнула, и Лайт вернулся к Рин. Один. Девушка заскрипела зубами от злости.
   - Какого черта ты вмешался?!
   - Извини, что воспользовался этим поводом, чтобы уволить его, - заметил тот с легкой улыбкой. Его глаза были теплее и счастливее, чем Рин видела когда-нибудь. Зато она была все еще зла.
   - Испортил мне все настроение!
   Ага. Опять он ей помешал! Вечно все портит! Рин собиралась отдубасить Виктора на всю катушку. Снять стресс. Вывести негатив наружу. Просто реально отомстить. И выбросить урода на помойку. Чтобы мама не узнала.
   - О да, ты настоящая ведьма... - вздохнул Лайт. - Никаких обмороков и слов благодарности... Знаешь, если ты не будешь вести себя хоть немного женственно, тебя никто не будет воспринимать, как девушку. Даже твой парень тебя бросит. Твоя мама права - ты оголтелая пацанка... И злобная грубиянка!
   - Именно поэтому ты меня и нанял, разве нет? - презрительно фыркнула Рин. - Ты уж реши сначала, чего хочешь?!
   В глазах Лайта отразилась растерянность. О как же он ее бесил! Как никто другой в мире!
   Тут же появился Ярик и гордо заявил Рин:
   - Это был я! Я позвал Лайта, чтобы он спас тебя...
   - Ну, спасибо, - прорычала Рин. Интересно, кто кого и от кого спас?
   - Почему ты сама его не убила? - удивился Ярик. - Ты же собиралась!
   - Сейчас я кого-нибудь точно прибью! - заметила Рин, бросив убийственный взгляд на Лайта.
   - Не надо! Он - хороший! - заступился за него Ярик.
   - А тебе откуда знать?! А ну вали спать, пока я и тебе не накостыляла!
   - А-а-а! - завопил Ярик и сбежал. - Ты тоже быстрее убегай, - крикнул он Лайту из угла. - Она - психованная!
   - И это мой родной брат... Предатель!
   Нужно успокоиться, - велела себе Рин. С огромным трудом она вернулась в режим вреднюги.
   - Пойду, что ли чаю попью, - заявила она, и отправилась на кухню. К несчастью, Лайт не отставал.
   - По моим наблюдениям, ты сейчас переживаешь огромный стресс...
   Да что ты говоришь, - подумала Рин. - Может, все-таки стоило его стукнуть? Ну слегка... Для профилактики...
   Девушка чинно налила себе чашку чаю.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросил он ее.
   - Да все в порядке! - возмутилась Рин, но в этот момент ее рука дрогнула, и она вдарила со всей дури кружкой с чаем об стол. Та само собой разбилась, потому что такие вещи, вообще-то, разбиваются, если ими колошматить со всей силы! Даже если на них и написано "Анбрейкебл. Небьющиеся". Рин стояла и тупо смотрела, как чашка превращается в кучу острых осколков и расплесканную лужицу подкрашенного заваркой кипятка. В руке у нее осталась только ручка от чашки.
   - Вот как?! - зло и ядовито поинтересовался Лайт.
   - Ой, - моргнула, наконец, Рин. Хелл сам стал подбирать осколки и вытирать стол, пока она прибывала в ступоре. Интересно, к какому режиму относиться это "ой"?! - подумала она рассеянно. И тут до нее дошло. - Ой, я сама!
   После уборки и мытья столов и полов, они мирно сели за стол, включив чайник. Так сказать, перемирие.
   - Когда ты узнала? - наконец, спросил Хелл. Конечно, он был в курсе! Наверное, мама ему сама все рассказала...
   - Давно, - ответила Рин со вздохом. Она решила не юлить и не претворяться. Да и зачем? Ему же плевать... - Когда я становлюсь "невидимкой", люди не замечают меня. Свободно болтают в моем присутствии... И сегодня в больнице я тоже все слышала... Откуда только Виктор об этом узнал?!
   - Похоже, ты хранишь много тайн. Разве они не тяготят тебя?
   Рин просто посмотрела на него, ничего не ответив. Пусть Лайту и плевать, но поделившись этим секретом, ей стало немного легче на душе. И за это она была ему благодарна.
   Они молча сидели за столом и пили чай. И Рин было спокойно и уютно. Наконец, Гауэр снова заговорил:
   - Твой отец открыл пещеру древнего кузнеца... Значит, ты знакома с местными легендами?
   Причем здесь это? - удивилась и насторожилась Рин, но кивнула в ответ.
   - А ты знаешь легенду о... - голос Лайта дрогнул и стал едва слышен, - о солнечном камне?
   - Конечно, - растерянно нахмурилась Рин. Сердце забилось чаще, воспоминания двухлетней давности ожили. - Солнечный камень - легендарная драгоценность, которая принадлежала кузнецу-магу. Это был огромный камень, размером с куриное яйцо или больше, предположительно желтый алмаз или топаз, который по поверью мог испускать солнечный свет в кромешной тьме... и куча других магических способностей... Но зачем ты меня о нем спрашиваешь?
   - История о пещере оказалась правдой... Ты не думаешь, что и солнечный камень тоже существует?
   - И что? - спросила Рин. Страх и злость против воли стали подниматься в ней.
   - Если он существует, мы могли бы его найти... - синие глаза пристально изучали ее.
   - Если он существует... И мы бы его нашли... За сколько бы ты его продал?! - злобно спросила Рин.
   - Ты, как всегда, права. У меня есть на него эксклюзивный покупатель, - спокойно ответил Лайт.
   Черт побери! Он даже не отрицает то, что собирается его продать! Ну его ждет облом!
   - Ну так давай - ищи его, - равнодушно заметила Рин. - Я-то здесь причем?
   Лайт изучающе уставился на нее. Рин не могла разгадать это выражение. И это беспокоило ее.
   - Ты знаешь пещеры и легенды лучше, чем я... Разве ты не хочешь мне помочь?
   Нашел дурочку?! Ага, просто бегу и падаю! Вот ведь наглый придурок! Я тебе не тупая фанатка!
   - В мой договор знание местности и истории не входят, - Рин пожала плечами. - Я тебя просто охраняю.
   - А разве ты не заинтересована в этом камне не меньше, чем я?
   О чем это он?! Чего он этим пытается добиться? К чему весь этот разговор?! Чего ему от нее вообще нужно?
   Не может же быть, что он ее просто обманул и нанял на эту работу только с целью найти какую-то мифическую драгоценность?!
   - Ты про что? - решила уточнить Рин.
   Лайт вновь вздохнул, словно его терпение кончилось.
   - Нет, ты и впрямь самая настоящая дебилка, - заметил он ровным голосом. - По легенде солнечный камень может исцелить любого, кто коснется его!
   Сердце Рин забилось так быстро, что закружилась голова. Не может быть, чтобы он серьезно в это верил!
   - Даже, если он существует на самом деле, это просто камень! - возразила Рин.
   - Но, может быть, он действительно волшебный...
   - Господи, ты ведь физик и математик! Волшебства не существует! Это все обман!
   Это все обман?! Неужели это всего лишь искусная ловушка?
   - Никакие деньги не могут спасти твою маму... Все, что возможно в человеческих силах, ты для нее уже сделала... Теперь ты можешь только надеяться... надеяться на чудо... Но чем отличается надежда на чудо от веры в волшебство?!
   - Замолчи! - закричала Рин. Пожалуйста, не надо! Или я снова разревусь, как маленький ребенок! Зачем он использует ее чувства к маме... Это нечестно!
   - Почему бы не попробовать найти его? Ты же ничего не потеряешь от того, что будешь искать его... А если он есть и правда обладает магическими свойствами...
   - Я потеряю время, что могу быть с мамой! - отрезала Рин.
   - Мы могли бы заниматься поисками вместе, - вздохнул Лайт. - Вместо остальной работы...
   Почему бы и нет? - подумала Рин. - Все равно этого камня не существует... Тупая обманка - ловушка для дураков... А я даже и не догадывалась, что Хелл такой наивный...
   - Солнечный камень? Я помогу тебе! - Рин хлопнула его по плечу и дружелюбно улыбнулась. - Вряд ли мы найдем этот булыжник, но возможно, мы сможем узнать что-нибудь, что нам поможет... Завтра с утра и начнем!
   - Вот как? Чудеса все-таки случаются, - ответил Лайт и неожиданно искренне улыбнулся ей.
   И, как Рин и подозревала, это была самая прекрасная улыбка в мире.
   Но она не коснулась ее сердца, потому что то уже горело синим пламенем.
  
   Артефакт 4 Портрет неизвестного с собакой
   Рин как обычно обреталась невидимкой на пресс-конференции, которую давал Гаузр. Но Люба всегда могла увидеть ее в любом режиме. Она сразу стала пробираться сквозь толпу прямо к Рин.
   С той ссоры прошло больше двух недель, но, хотя Рин и ходила в школу, их отношения до сих пор были натянутыми. Рин продолжала общаться, улыбаться и разговаривать со всеми без исключения. В том числе и с подругами. Но стоило хоть кому-нибудь затронуть тему Лайта или самой Рин, как та мигом превращалась в ведьму. А с ведьмой никто не желал иметь дело. Как говорится, все хотят жить. И жить спокойно. Поэтому от Рин отстали...
   - Привет, Рин! - улыбнулась ей Любаша. - Как дела?
   - Великолепно, - усмехнулась Рин. - Твой герой весь в лучах славы! Минут через пятнадцать освободиться.
   - Но я хотела поговорить с тобой!
   - А чем мы сейчас заняты? - удивилась Рин. - Разве не разговариваем?
   Она знала, что имела в виду Люба, но говорить на эту тему не желала. Хотя Рин действительно было интересно, зачем она Любаше понадобилась. Как всегда та зашла издалека.
   - Как твоя мама? - поинтересовалась она, пытливо заглядывая в глаза Рин.
   - Ты знаешь как. Ты вчера ее навещала.
   - Извини, - смутилась Люба. - Это просто жуткий позор... Вечно она ставит меня тебе в пример...
   - И она права, - вздохнула Рин. Кому какое дело до ее маскировки?!
   - У тебя проблемы с Лайтом? Он не воспринимает тебя как девушку?! - ахнула Люба. Только потом поняла, какую глупость сморозила. - Ой, извини, прости, извини, умоляю, прости!
   - Я - его телохранитель, а не девушка, ему это пофиг, - ответила Рин грубо. - Давно пора бы уже понять... Только ты одна в это веришь. Так чего ты меня искала?!
   - Я хочу попросить тебя об одолжении. Ты не сходишь со мной... кое-куда?
   - Последние два раза я вляпывалась в неприятные истории только из-за того, что пошла с тобой туда, куда ты хотела! - отрезал Рин. Правда, Гауэр тоже был к этому причастен. - Так что, пожалуйста, без уверток! Кое-куда - это куда?
   Любаша была готова к ответу и начала как по нотам.
   - Наше историческое общество проводит, как ты знаешь, специальное исследование о пещерах... Нам стало известно, что возможно существует картина, на которой изображены Змеиные горы... предположительно семнадцатого века и...
   - И?! - подтолкнула ее Рин. Против воли ей стало любопытно.
   - И человека, который может быть тем самым магом-кузнецом.
   Рин минутку подумала, и лишь потом заявила:
   - Это вряд ли. Маг-кузнец жил в двенадцатом-тринадцатом веке... Не в семнадцатом.
   - Ох... - загрустила Люба. - Ну, может, он нарисован по более раннему рисунку или что... Главное, что там изображены Змеиные горы того периода!
   - Так я тебе зачем понадобилась?! Живопись - совсем не мое... Пригласи Светланку!
   - Эта картина находится в запаснике, а тот - в одном старом здании. И я не хочу идти туда одна.
   - Ну так идите туда всей толпой! - удивилась Рин. - Разве вам всем не интересно?
   - Конечно, я иду туда вместе со всей нашей группой, но я... немного побаиваюсь...
   Рин покачала головой. Ловкая подтасовка фактов. Одна - не одна...
   - Это здание... Это дом князей Коршуновых... Тот самый, в котором люди пропадают!
   - Да это ж сказки, - рассмеялась Рин.
   Но Люба была совершенно серьезна:
   - Тогда позови Лену... Она ничего не боится, - предложила Рин.
   - Да. Не боится! Ты же знаешь! Она не боится ничего, что можно хорошенько ударить, поколотить и в крайнем случае пристукнуть! Призраки в эту категорию не входят! Она до жути боится всего сверхъестественного! Включая барабашек и домовых!
   Рин не выдержала и засмеялась. Ленка, которая могла любого бандюгана за пояс заткнуть, боится какой-то призрачной выдуманной нечисти!
   Любаша обрадовалась и решила закрепить успех. Она слезно взмолилась:
   - Пожалуйста, забудь обо всем, обо всех наших разногласиях и пойдем со мной!
   Люба опять пытается ее во что-то втянуть! Может, она надеется их всех разом помирить... Главное, не поддаваться!
   А Люба меж тем продолжала свое представление:
   - И я боюсь! На самом деле боюсь! У меня плохое предчувствие! - в ее глазах засверкали слезы. - Если ты будешь рядом... Мне будет намного спокойнее...
   Чертов диктатор-манипулятор! Рин вздохнула. На этот раз она не попадется на ее удочку!
   - Я - не могу. Прости...
   - Вранье! И не говори, что занята! Я уже переговорила с Гуэром, так вот он не против!
   Вот скотина! А ей и словечком не обмолвился! А где честность и открытость?
   - Я все равно не могу... - и прежде чем Люба начала бы ее обрабатывать, Рин достала телефон. - Но я знаю кое-кого, кто может помочь...
   - Это должна быть ты! - зарыдала Любаша. Она не могла поверить, что кто-то ей отказал. Тем более что это ее лучшая подруга Рин! - Ну, пожалуйста, умоляю!
   - Это мастер боевых искусств, симпатичный парень, так что даже ты будешь довольна!
   Люба не могла поверить. Рин встречается с симпатичным парнем, а она не в курсе?!
   - Кто?! - Люба так и стояла с открытым ртом, когда телефон Рин ожил.
   - Эй, Дэм... У тебя есть минутка?!
  
   - Как дела? - спросил у Рин Хелл, когда они садились в машину. - Все нормально?
   - А что не так? - спросила она в ответ. Так я тебе и сказала, усмехнулась Рин. Машина поехала домой.
   Лайт глянул на нее странным прикидывающим взглядом.
   - Давать тебе завтра выходной?
   - У меня никаких планов, - заметила Рин. - А что?
   - Сходи со своим парнем в кино, что ли? - подкольнул ее в ответ Лайт.
   Рин уже устала опровергать то, что Дэм не ее парень. Она тяжело вздохнула. Ну почему Хелл вечно ее бесит?!
   - Он занят. А что? - передразнила она Гауэра. - У тебя на завтра планы?
   - Что?! - опешил Лайт. И Рин поняла, что попала в точку.
   - Свидание? - Хелл молча смотрел на нее, так что она продолжила: - Или тайная финансовая встреча?!
   - Именно... - Лайт отвернулся и невидяще уставился в окно. Он явно не собирался продолжать.
   О как же он ее бесит! Вечно у него двойные стандарты! Хотя все равно интересно... Так это романтическое свидание или секретный визит какого-нибудь серого кардинала? Хотя Лайт всегда работает, первое тоже исключать нельзя. Должна же и у него быть личная жизнь?! С такой-то внешностью не должна, а просто обязана! Интересно, кто она?! Наверняка умница и красавица... Хотя узнав его поближе, Рин должна была признать, что Хелл - безумный трудоголик. И фанатки ему действительно основательно портили жизнь.
   - Не бойся, я сдержу свое обещание... Я не буду лезть в твою жизнь. И от выходного не откажусь. Меня как раз пригласили завтра в гости...
   Нужно вернуться пораньше, чтобы взглянуть на его избранницу хотя бы одним глазком!
   - Вот как, - вздохнул Хелл и стал еще печальнее, чем обычно.
  
   Рин сдвинула черные очки на лоб. Как приятно пройтись по улицам, когда тебя не провожают ненавидящие взгляды типа: "Сдохни! Сдохни!". Так приятно придти в дом, где рады именно тебе! И Нами такая лапочка!
   Рин прекрасно провела время и в хорошем настроении подходила к особняку Гауэра.
   Около дома был припаркован черный длинный лимузин. На воротах и в дверях стояли плотным заслоном мужчины. Все в одинаковых черных костюмах, с одинаковой позой - ноги на ширине плеч, в ушах переговорные устройства, под мышками и на лодыжках топорщатся кобуры, в глазах - полная пустота. Зомбики. Кто приехал в гости к Лайту? Президент?
   Значит, это не свидание... Как жаль! Рин хотела увидеть на его красивом лице какие-нибудь человеческие эмоции -смущение, волнение, восхищение, радость... любовь... Вот облом! Нужно уже давно было понять, что он на это не способен. Что он - хладнокровная тварь! На что она только надеется?
   - Я здесь живу, - скромно заметила она парочке зомби у ворот. Честно говоря, они не поверили ей. - Я живу здесь.
   Они молча ее проигнорировали, не давая сделать и шага на охраняемую ими территорию.
   Рин стало это злить. В конце концов, она здесь действительно живет! И что ей теперь делать? Болтаться еще три часа, ожидая, когда таинственный гость уедет? А если переговоры затянутся?!
   Впрочем, неизвестно чем бы ее размышления закончились бы, как дверь открылась, и из дома вышли он и она. Он - само собой - Лайт собственной прекрасной персоной. А вот она... Это была прелестная девушка с длинными блестящими волосами, в скромном белом платье (которое стоит как автомобиль). Она о чем-то негромко говорила с Лайтом. Весь ее облик дышал изяществом, спокойствием и красотой. Она действительно подходила Лайту, словно являлась сказочной принцессой.
   Отчего-то Рин разозлилась. Неправильно все это было. Хотя с виду они и были идеальной парой, все равно здесь было что-то не так! Тем более, если эта принцесска действительно такая милая, как выглядит, то, как она сможет жить с таким придурком, как Лайт? Хотя если она его и правда любит... то возможно... сможет сделать его счастливым? Увидеть его настоящую улыбку, разделить с ним его жизнь, узнать его тайны...
   Телохранители сдвинулись, закрывая ей обзор, и Рин пришла в себя. О чем она только думает?! Это не ее дело!
   Рин прошла в глубокой задумчивости дальше и уселась на первую же попавшуюся скамейку, где уже сидел какой-то молодой человек. Она обхватила голову руками, пытаясь понять, что на нее нашло...
   Сердце ее билось медленно, но почему-то боль все равно стискивала сердце. Он же ей никто, к тому же такой невыносимый тупица... И лучшего комплимента для нее, чем то, что она ведьма, не смог придумать. Они даже не друзья!
   - Простите, - окликнули ее негромко. - Вам плохо?
   Рин растерянно глянула на соседа. Это был красивый молодой человек лет двадцати-двадцати пяти. Черные волосы достигали шеи и полностью закрывали правую сторону лица, а его видимый левый глаз был необычного голубовато-зеленого оттенка. Как морская волна или кусочек бирюзы. Но главное это его взгляд... Он словно завораживал ее... Замораживал ее... И этот взгляд был ей знаком... Хоть они раньше никогда не встречались.
   - Привет! Спасибо, что спросили, - пожала Рин плечами и отвернулась.
   - Вы так и не ответили... - не дал ей сорваться с крючка незнакомец.
   - У меня все отлично, - вздохнула Рин. - А что у Вас? Вы и сами не очень-то похожи на счастливого человека!
   - Ведьма? - удивился незнакомец.
   Ну все, бесить начинает! Рин сжала руки в кулаки. Ну почему она не такая как все?!
   И тут Рин вспомнила. Так смотрел на нее Лайт в самом начале. Презрительно. Высокомерно. Сверху вниз. Хотя такой мрачности и темноты в его взгляде никогда не было.
   - А вы, видимо, старинный приятель Лайта? - спросила Рин с издевкой.
   - Как ты догадалась? - удивился ее собеседник.
   - Бабушка надвое сказала, - проворчала Рин и встала. Сбегать еще разок к маме в больницу...
   - Кто-кто что сказал? - не понял ее собеседник. - Как так надвое?!
   - Сорока на хвосте принесла... - продолжила девушка вредничать.
   - Что?! Кто принес? - продолжил допытываться незнакомец.
   Рин не выдержала и засмеялась. Незнакомец не засмеялся в ответ. Точно - он приятель Лайта. В них обоих было нечто неуловимо похожее... Какая-то жуткая неправильность. Аномалия. Словно они здесь не к месту.
   В этот момент незнакомец дернул ее за руку к себе, обнял и, прежде чем Рин осознала это, поцеловал.
   Целоваться с симпатичным незнакомцем? Рин была совершенно к этому не готова! Она вспыхнула как факел. А тот в ответ холодно улыбнулся. Совсем как Лайт - абсолютно равнодушно. И это было страшно. Рин собиралась врезать ему в челюсть, но тот перехватил ее руку и велел шепотом:
   - Улыбнись, - Рин не знала зачем, но улыбнулась. Он тоже раздвинул губы в пародию на улыбку и пояснил. - Это ревность...
   - Что?! - изумилась девушка. Потом ощутила знакомое жуткое чувство. Это был Лайт. Ей даже голову поворачивать не надо было. Он смотрел на нее! И отнюдь не с теплыми чувствами!
   Но Рин все-таки глянула через плечо. Гауэр сажал в лимузин свою принцессу... Их разделяло большое пространство, зомбики, машины... Сейчас он на нее не смотрел. Не может быть, чтобы ей показалось? Да что здесь происходит?!
   Она повернулась обратно и вгляделась в бирюзовый глаз незнакомца - такой странный, чистый и пустой взгляд. От него бросало в дрожь.
   Какие-то сильные чувства связывали его с Лайтом. Совсем недобрые чувства. Ненависть?
   Он хочет ему отомстить? Через нее? Рин стало смешно. Она и Гауэр? Никогда!
   - Это глупо, - прошептал Рин, улыбнувшись ему еще шире. - Ему на меня плевать...
   - Это ты так думаешь, - ответил незнакомец.
   - Ты что не видишь вот там его принцессу? Уверена, это его девушка!
   - Я чувствую боль от ревности... От нее... От него... Даже немного от тебя...
   Ты меня тоже бесить начинаешь... - подумала Рин раздраженно. Ее взгляд вспыхнул предупреждением.
   - Теперь понятно зачем ты меня поцеловал... Так что пусти немедленно, - велела она, продолжая улыбаться.
   Незнакомец отпустил ее очень неторопливо, а потом еще и руку ей галантно поцеловал, хоть она и сжала ее в кулак. Чем окончательно ее разозлил. Рин отскочила от него подальше и отвернулась. Принцесса проехала мимо них вслед за машинами сопровождения.
   - А, по-моему, ревнуешь здесь только ты, - проворчала Рин, собираясь уйти. - И не подходи ко мне больше...
   Незнакомец дернул ее обратно. Она поняла, что он невероятно силен. И к ее ужасу поцеловал ее еще раз. На этот раз что-то случилось. От простого прикосновения девушку словно ударил электрический разряд. Ей стало плохо, у Рин закружилась голова, но через миг она пришла в себя. От чего-то на губах после поцелуя был горьковатый привкус. Она хотела закричать на него и пару раз врезать, но вдруг поняла, что сейчас в ней нет больше злости или раздражения. Только непривычная пустота. Как такое могло быть?
   Бирюзовый взгляд светился пониманием. Тем самым, которого она не хотела видеть. Словно он каким-то образом узнал за один поцелуй все ее тайны... Но ведь это же невозможно!
   - Меня зовут Максимильян, - заметил он без улыбки. - Теперь я не буду для тебя незнакомцем. И скажи Лайту, что сегодня я приходил не к нему. Я приходил к тебе. А мы с ним встретимся позже... До свидания, Рина...
   Рин в шоке смотрела ему в след. Это резкая смена настроений, этот странный взгляд, этот человек... И откуда он знает ее имя? Они же вроде не знакомы...
   - Рин? - голос Лайта был холодней, чем арктический лед... Рин вздрогнула от неожиданности.
   - А? - она повернулась к нему и широко улыбнулась. Рин поняла, что его скрутил очередной приступ. Лицо бледное, дыхание прерывистое, глаза больные... Похоже, что встреча с принцесской отняла у него все силы. - Привет, Хелл! Смотрю, твоя принцесса уже укатила?
   Рин не хотелось ссориться и ругаться. На душе у нее давно уже не было так легко и мирно. Она не знала, что это было. Этот странный парень ее нешуточно напугал, и был весь какой-то жуткий и потусторонний... Но после всего этого, ей стало как никогда хорошо.
   - Кто это был? - спросил Лайт. Он как всегда игнорировал ее вопросы.
   - А разве вы не знакомы? Твой приятель Макс, - ответила Рин. Ее лицо было беззаботным и счастливым. Глаза сверкали, как звезды, а губы сами собой растягивались в милую и чуточку бесшабашную улыбку. Такая она была очень хорошенькая...
   - У меня нет знакомых с таким именем, - отрезал Лайт.
   - Он сказал, что придет к тебе в следующий раз.
   - Вот как? - Хелл с облегчением обессилено почти упал на скамейку, не сводя с нее глаз. Рин решила, что Лайт почему-то очень рад пропустить эту встречу. - Ты должна держаться от него подальше, хорошо?
   Какой он грустный и вечно озабоченный всякими вселенскими проблемами... Рин решила его подбодрить.
   - А ты знаешь, что у тебя очень красивые глаза? - спросила она, усаживаясь рядом, и пояснила: - Они такие синие!
   - Что?! - Лайт изумленно уставился на нее. Он даже два раза моргнул. - Причем здесь это?
   - Но больше всего мне нравиться твоя улыбка, только ты никогда не улыбаешься по-настоящему... И это очень грустно, - сказала Рин. - И жутко меня злит...
   Гауэр приложил руку к ее лбу:
   - У тебя что - температура?! Или ты выпила? - спросил он с подозрением.
   - Кажется, ты мне нравишься, - заключила Рин. - И я думаю, что на самом деле ты не такой уж плохой.
   - Ты что - головой ударилась?! Или все это какой-то идиотский розыгрыш?!
   И почему этот парень ее всегда бесит? Даже когда ей так хорошо?!
   - Ты мне все равно нравишься... Даже не смотря на то, что ты такой тупица, тормоз и придурок!
   - А... Вот это на тебя больше похоже, - вздохнул Лайт облегченно. Он прижал руку к сердцу и отдышался. - Ну и напугала же ты меня! Ты словно снова стала другим человеком! К ведьме я уже вроде привык, но это?!
   - Но ты же меня совсем не знаешь... - вздохнула Рин. - Откуда тебе знать, какая я на самом деле?!
   - Ну, ты же не можешь быть... по настоящему... такой... милашкой?
   - Поэтому я тебе не нравлюсь? Потому что я не милашка?! - Рин стало так грустно, что она была готова зареветь.
   - Что?! - теперь Хелл смотрел на нее в настоящем шоке. - Да что с тобой такое?! Как будто заклятье наложили...
   - Заклятье? Ты веришь в такие глупости?
   - Тогда объясни, что с тобой происходит?!
   Рин было просто хорошо, поэтому она просто отмахнулась от этого вопроса.
   - Это была твоя девушка? Ну та с охранной, лимузином и длинными прекрасными волосами?
   - Нет, - вздохнул Лайт. Но Рин совсем не стало легче, когда он добавил: - Это моя невеста...
   У него уже и невеста есть?! Какой кошмар! И почему всех хорошеньких заранее разбирают!? Впрочем, не очень-то она и надеялась... Она его просто дразнила... Или нет? Просто было приятно с ним поболтать и увидеть человеческие эмоции на его нечеловечески прекрасном лице...
   - Какого черта ты такой безупречный... У меня и шанса не было, верно?!
   Но Рин так и не узнала этого, потому что в этот момент Лайту позвонили.
   - Что случилось? - спросила она, когда он переговорил и выключил телефон.
   - Не знаю, как тебе сказать... Огнева Люба - ведь твоя подруга? - Рин кивнула, ожидая продолжения. - Вчера она отправилась вместе с членами исторического общества в какое-то здание на холме...
   - Дом князей Коршуновых, - мило улыбаясь, подсказала Рин.
   - Не ее, ни кого из ее группы найти не могут...
   - Как всегда развлекается на всю катушку! - заметила Рин с завистью. - Нужно было мне согласиться! Тогда бы я тоже пропала вместе с ними! А вдруг их похитили привидения?! Как им повезло!
   - Ты что - не понимаешь?! Они исчезли! Их не могут найти! - Лайт даже слегка встряхнул ее за плечи. Наверное, чтобы привести в чувство. Только вот в какое? - Твоя подруга исчезла, а тебе... все равно?!
   - Ну тебе-то точно все равно... Так что - хватит трясти меня!
   - Может быть, их захватили в заложники, или они оказались свидетелями преступления...
   - Точно! - обрадовалась Рин. - Может быть, еще не поздно! Думаю, Дэм будет рад меня видеть! Пойду, переоденусь во что-нибудь цветное и присоединюсь к ним! Я и забыла, как это бывает весело! - и она подпрыгнула. - Уррррааа!
   - У тебя точно что-то не то с головой! - покачал своей Лайт. - Тебе не стоит сегодня из дома выходить...
   Но Рин его уже не слушала, находясь на полпути к дому. Лайт бросил злобный взгляд в ту сторону, где исчез Максим.
  
   Через полчаса Рин выскочила на улицу. Волосы расчесаны, на губах - помада. На ней были розовые брючки в обтяжку, белая маечка и розовая же кофточка. И даже туфельки в тон. И рюкзачок тоже розовый. Это Любаша как-то пыталась вытащить ее на вечеринку. На вечеринку не пошла, а одежка осталась.
   Лайт вначале ее элементарно не узнал. Обычная симпатичная девушка, каких полно.
   - Ну, не скучай, пока-пока, - Рин послала ему воздушный поцелуй, как в тот первый раз. Но на крыльце споткнулась, и не подхвати Хелл ее, разбила бы все свое хорошенькое личико в кровь. - Ой-ой-ой-ой!
   - Приди в себя, ну пожалуйста, - умоляя, попросил ее Лайт. - Не знаю, что с тобой происходит, но это точно не к добру...
   - Ах, у меня так сердце бьется, когда ты ко мне прикасаешься! - выдохнула Рин, мучительно краснея.
   Лайт ее тут же отпустил. Рин звонко рассмеялась. Ей нравился его растерянный вид.
   - Зануда, - показала она ему язык. - Сам не веселишься, и другим не даешь!
   Ответом ей был его ледяной разъяренный взгляд. Рин снова рассмеялась. Он был таким забавным...
   - Ой, опаздываю на вечеринку! Красивенькие туфельки, но до места мне в них точно не добраться... Такси или попутка? А может, меня подвезет симпатяга на мотоцикле? - улыбнулась она в след пролетевшему мимо мотогонщику.
   - Я знаю, что еще об этом пожалею... - вздохнул Лайт, взял ее под локоть и повел к своей машине. - Но ты сейчас совершенно неадекватна к реальности и явно с головой не дружишь... К тому же это вроде как моя ответственность...
   - Ах, ты здесь совершенно не причем... Но спасибо за предложение! - заметила Рин, и юркнула в открытую дверцу "мерседеса". Шофер потрясенно спросил у Лайта:
   - Кто это девушка? Она какая-то киноактриса?
   Когда Лайт сел внутрь, и машину тронулась, Рин снова засмеялась:
   - Это ты виноват! Он не узнал меня, потому что ты мне сам дверцу открыл! Как приятно, как приятно!
  
   Дом князей Коршуновых был старинным трехэтажным зданием. Вокруг него был огромный сад, огороженный каменной оградой. И сейчас там было полно машин - милиция и репортеры...
   - Будь умницей! Сиди дома, не гуляй! - велела Рин Лайту, выскакивая из машины. Затаив дыхание, она превратилась в невидимку и проскользнула внутрь мимо зазевавшейся охраны. Рин бегом бросилась к черному ходу, пока ее никто не заметил. Внутри она с удовольствием отдышалась, пытаясь успокоить биение своего сердца. Это точно было приключение! Она одна, в доме с призраками... или маньяком-убийцей... или террористами... Ничего, она все выяснит! И этот Гауэр не будет путаться у нее под ногами!
   - Раз, два, три, четыре, пять... - Рин рассмеялась на весь дом. - Я иду искать!
   - Ты чего орешь? - раздалось у нее за спиной. Рин подпрыгнула от неожиданности и закричала. Только тут Гауэр понял, что на самом деле означает слово "орать". Дом ответил гулким испуганным эхом. Лайт схватил ее и затащил под лестницу, когда на крик прибежали люди. Через некоторое время все успокоилось и вновь стало тихо, как в склепе. Гауэр отпустил Рин, а та расхохоталась.
   - Да что в тебя вселилось?! - спросил он раздраженно. - Я чуть не оглох...
   - Тебя никто не приглашал! - фыркнула Рин в ответ. - Ты же мне все своим занудством испортишь!
   Хелл изумленно уставился на нее.
   - Вот как... Занудством, говоришь? И что же я тебе испорчу?!
   - Как что?! Настоящее приключение!
   - Какое еще приключение? Люди пропали! Как я могу тебя одну отпустить? Ты же напрочь свихнулась!
   - Это не твое дело, забыл? Раз я не лезу в твою жизнь, то и ты - не лезь в мою!
   - Причем здесь это? Я не хочу, чтобы с тобой что-нибудь случилось!
   - Не будем ругаться... Хочешь идти, ну и ладушки... - Рин достала телефон и позвонила Дэму.
   Неожиданно мелодичный перезвон раздался из соседней комнаты. Это была пустой зал, переделанный из библиотеки, о чем говорили пустующие полки от пола до потолка. Телефон Дэма валялся в пыли под столом в центре.
   - По-крайней мере, он здесь был, - вздохнула Рин. - Ну, что осмотримся?
  
   Целый час они методично обыскивали дом. Спасатели и милиция прочесывали все вокруг, но дом они осмотрели уже несколько десятков раз, так что сосредоточились на саде. Но все тщетно. Не повезло и Рин с Лайтом. Не было ни одной зацепки, куда могла подеваться Люба и вся ее группа. В том числе и Дэм.
   - Вот тоска, - заметила Рин, отряхивая брючки от пыли. - Вот поэтому я и не люблю историю... И пещеры всякие...
   Хелл само собой выглядел так, словно прямо сейчас отправится на светский прием. Что конкретно злило.
   Они вернулись в тот же зал, откуда начали свои поиски.
   - Это же библиотека! Значит, тут просто обязан быть тайный ход! Давай, Хелл. Напряги свои гениальные мозги!
   - Это ты у нас ведьма! Ты и смотри! - презрительно ответил Лайт.
   Его презрение задело какую-то раздражительную струнку внутри Рин.
   - Я всегда хотела тебя спросить... Что ты имеешь против человечества в целом, и против меня в частности?
   - Не понимаю, о чем ты... - отвернулся от нее Гауэр. Рин развернула его к себе.
   - Прекрасно понимаешь! Не могу сказать за все человечество, но что конкретно я тебе сделала?
   Лайт отвел глаза в сторону, явно задумавшись. И Рин это здорово взбесило бы, если бы у нее было желание злиться.
   - Тупица! - рассмеялась девушка и отступила от него на шаг назад.
   В этот момент под ее ногой подозрительно щелкнуло. И прежде чем она что-то сообразила, нога ее начала проваливаться в пустоту. А вместе с ней - и вся Рин. Она была так удивлена, что даже не испугалась и не закричала.
   Лайт протянул к ней руку, чтобы поймать, но не успел. Какое у него забавное выражение лица... - успела подумать Рин и рухнула в бездонную пустоту с нормальной скоростью падающего тела, подтверждая всемирный закон тяготения...
  
   Очнулась она неожиданно: кто-то позвал ее по имени. Какие-то тени пронеслись перед ее глазами, какие-то видения покинули ее разум. Это был усталый и раздраженный голос Гауэра:
   - А ну слезь с меня немедленно! Ты - тяжелая!
   Но Рин не пошевелилась. Она только открыла глаза. Темно. Темно так, что ничего не видно. Не стен, ни потолка, ни пола... Ничего. Даже Гауэра, на которого она, выходит, приземлилась?! Может, она ослепла?
   Нестыковка. Откуда здесь Гауэр? И где это здесь?
   - Я знаю, что ты пришла в себя... Давай уже... Слезай... Ну, пожалуйста...
   Ее тронула мольба в его сладком голосе. Лайт никогда не о чем не просил. Похоже, опять упала ему на больную руку. Видать ослабел так, что даже спихнуть ее сил не было.
   Рин тут же сползла с него и села рядом. Она прислушалась к себе: но вроде бы у нее ничего не болело... Только вот голова словно налита свинцом. И рука. За что это она зацепилась? Рин ощупала жесткие кандалы на запястье и поняла, что на ней висит мертвой хваткой рука Лайта. Ах да. Он же боится темноты. Да и дышит он неровно и тяжело. Его кожа под ее пальцами была очень горячей... Очередной приступ?
   - Эй, - прошептал, задыхаясь Лайт.- Ты чего? Чего ты молчишь?
   Рин вздохнула. Голова все еще болела. Что за хрень ей привиделась только что? Теперь она уже не могла вспомнить.
   - Как ты себя чувствуешь? Ты не ударилась? - Лайт попытался сесть и не смог. - Что с тобой?
   Боже мой. Как же здесь все-таки темно... Ничего не видно. Абсолютно. И адская тишина. Только эти странные шорохи нарушали ее. И стук капель... Прямо как в пещерах. Если бы она оказалась здесь одна... То сошла бы с ума от ужаса. Наверное.
   - Ты чего? - Лайт сел и встряхнул ее за плечи. - Рин?!
   Воспоминания, внезапно, как острым ножом, ударили ее прямо в сердце. Она вздрогнула. По лицу побежали теплые слезы. С чего бы это? С чего бы ей плакать?! Ведь нет ни одного повода для этого... Они живы. Она попала в подземелье, как и хотела. И теперь у нее будет самое настоящее приключение, как она и мечтала. Все просто прекрасно. Так почему они не останавливаются?
   - Рин, ты пугаешь меня! Пожалуйста, не молчи! - в голосе Гауэра звучала нешуточная тревога. На руку Лайта упали слезы, и он изумленно дотронулся до ее мокрого лица. - Рин? Тебе больно? Где? Ты поранилась? Скажи что-нибудь... Ну пожалуйста...
   Но Рин ничего не могла поделать. Проклятые слезы не останавливались. Ледяная плотина, которой она отгородилась от реальности, рухнула, и теперь грозила все затопить.
   - Вот сволочь этот Осае... - Гауэр прижал ее к себе и стал гладить по голове, как маленькую. - Все хорошо. Ну доберусь я до него... Рин, все хорошо... Поплачь, тебе станет легче...
   Никогда и никому Рин не показывала своего горя, боли и страха. Маме, брату и бабушке она не могла ничего сказать. Теперь она глава семьи, она должна их поддерживать. Да и не поймут они ее никогда. То же самое с девчонками. Даже в деле с Гауэром они не могли ей просто посочувствовать. И потом... Она бы поставила их всех под удар. Возможно, мастер Толь или Дэм поняли бы ее... Но пока Рин не могла никому довериться.
   Другое дело - Лайт. Ему не было дело до того, что вызвало эти слезы. Он просто давал ей то, что было ей всегда нужно. Утешение... Отпустить себя на свободу. Почувствовать себя ребенком - слабым и беззащитным. Дать возможность выплакать свое горе. Чтобы, все-таки, оставить его в прошлом... Забыть на время о проблемах. Побыть в безопасности. Так много дать, не говоря ни слова...
   Эмоциональный шторм сделал свое дело. Он сдвинул с ее души каменюку, которую она таскала так долго... Теперь Рин могла освободиться от прошлого. За зимой - какой бы долгой и холодной она не была - всегда приходит весна.
   Рин долго и горько плакала, уткнувшись ему в плечо, так что промочила рубашку насквозь. От Хелла хорошо пахло. Его сердце билось все медленнее, мощно и ровно. В ответ успокаивалась и Рин. Она отодвинулась от Лайта, вытерла рукавом нос, плечом мокрое лицо, и заявила, отвернувшись (хоть в этой тьме он все равно видеть ее пылающего лица не мог):
   - Извини меня, пожалуйста... П-прости...
   - Да ничего, - голос Лайта звучал устало и грустно.
   Ну конечно. Оказаться, с такой плаксой, как она, в полной темноте... Да от нее никакой пользы... Только слезы зря льет... Нужно взять себя в руки. Подбодрить его немного... Рин мигом стала вреднюгой.
   - Ты единственный человек в мире, кроме мамы, который видел, как я плакала. Попробуй только сказать об этом хоть кому-нибудь, и я тебя прикончу!
   - Ой, тебе уже лучше! - искренне обрадовался Гауэр. И вырубился прямо у нее на плече.
   - Вот тоска, - вздохнула Рин.
  
   Вскоре Рин стало казаться, что Хелл никогда не придет в себя. И что он вообще мертв, так тихо он дышал. Она приложила ухо к его груди, и ее успокоило его медленное сердцебиение. Рин схватила Лайта за шкирку и нехило встряхнула:
   - Какого черта!!! А ну пришел в себя... Живо!
   Нужно выбираться отсюда. Рин прошлась по камере и недовольно взглянула на своего работодателя. Его бледный профиль заставлял чувствовать себя почему-то виноватой.
   Что за хрень?! Его здесь не должно было быть! Она точно помнила, что он не поймал ее, когда она падала. Так как он оказался здесь?! И почему на них ни царапинки?! По идее они должны были расшибиться в лепешку!
   На потолке не было и намека на тот колодец, через который они сюда угодили. Видимо плита закрылась сразу вслед за ними. Одно хорошо: на дне их не ждали колья или змеи... А то они вряд ли бы выжили, даже если и пережили падение.
   Все вокруг было каменным - и пол, и потолок, и стены... Давным-давно кто-то прорубил этот ход в скале под домом Коршуновых. Из этого маленького квадратного помещения вел узкий низкий ход... куда-то в неизвестность... в кромешную тьму...
   И какого черта она разревелась? От испуга? Так она и испугаться не успела. Да она вообще ничего в жизни не боится... Ну может, только замкнутых помещений. Так стыдно... Разревелась в такой ответственный момент... Тоже мне телохранитель...
   Это он спас ее. Неважно как, но Рин точно это знала.
   Хелл все еще не приходил в себя, а прошел уже целый час. В подземелье было жутко холодно, и Рин уже сто раз пожалела, что она не в обычной своей одежде. Зачем выглядеть привлекательно? Кого она собиралась привлекать?! Как глупо. И кого она из себя изображала? Пыталась быть кем-то другим... Кем не являлась. И в туфлях неудобно, и пальцы замерзли... Где ее любимые кроссовочки... Ну что она за идиотка...
   Нужно идти. Рин это понимала. Понимала это умом, но не могла себя заставить бросить его здесь одного в темноте. Ей казалось, что там - за очерченным кругом света ее фонарика - прятались страшные монстры, притаились создания тьмы. Которые только и ждали, когда она уйдет. чтобы броситься на него... Конечно, это было только воображение... Но она не могла его бросить одного. Просто не могла.
   Если так дело пойдет и дальше, в фонарике батарейки сядут. Конечно, у нее было еще два, но...
   - Ммм, - пошевелился Гайэр. Он задрожал, а потом открыл глаза. - Рин?
   - Хватит из себя умирающего лебедя строить... - проворчала Рин и вздохнула с облегчением. Она помогла ему сесть. - Пить хочешь?
   Рин протянула ему бутылку с минералкой, забрала свою кофточку из-под его головы и тут же надела. Она и не заметила, как окоченела. Да тут как в холодильнике!
   - У тебя фонарик? И вода есть? - удивился Лайт.
   - Да, все есть, кроме твоих гениальных мозгов... Давай быстрее приходи в себя, а иначе я...
   - Полезешь на стенки, я помню, - вздохнул Хелл. - Как ты себя чувствуешь? Смотрю, ты вернулась в свое обычное состояние?
   Это была не совсем правда, но Рин с готовностью кивнула.
   - Где это мы? - оглянулся Хелл.
   - Эй! Это мой вопрос! Ты мне лучше расскажи, как ты сюда навернулся? - проворчала Рин. - Ты же оставался наверху! Должен был в случае чего вызвать спасателей... А теперь мы оба в ловушке!
   - Как тебе только не стыдно?! У тебя совесть вообще есть? - высокомерно-холодно возмутился Лайт. - Это ты во всем виновата! Ты схватила меня за руку и утащила за собой!
   - Че? Правда, что ли? - удивилась Рин и поникла головой. - Я не помню... - она подозрительно глянула на него. Хотя и не такое еще померещиться может... Ведь привиделось ей что-то... - Ну прости меня... наверное...
   - Ты виновата в том, что мы оказались здесь! - заявил Хелл презрительно. - Поэтому твоя задача - в целости и сохранности вывести меня отсюда!
   Неприятный момент тут же смыло новой волной раздражения.
   - Да-да, помню я... Что человечество потеряет в твоем лице прекрасного гения!
   - Не прекрасного, а доброго! Вечно ты все путаешь! Ты поторопиться не можешь?! Я замерз! - тут раздалось утробное рычание некормленного зверя. - И есть хочу!
   - Да-да, ваше высочество... - Рин вынула из рюкзака второй фонарик и бутерброд. - Держи...
   Лайт с жадностью набросился на бутерброд, не забывая, впрочем, о манерах.
   Только его раздражающая красота и отвратительный характер заставляли Рин забыть о том, что он просто мальчишка.
   - Кстати, не подскажешь, как мы выжить умудрились?!
   - Там пологий склон... Наверное, для побега от врагов. Просто съехали по нему вниз, разве ты не помнишь? Из-за тебя я весь испачкался! - и впрямь, кое-где его одежда была грязной. Но он все равно выглядел, как принц. - Ну а ты? Вода, фонарики, еда... Такое впечатление, что ты основательно подготовилась!
   - А то! Это же приключение! А вот если не быть к нему готовым, то это уже будут проблемы на... Ну ты понял!
   Рин улыбнулась, собрала вещи обратно в рюкзак, закинула его на плечо, взяла Лайта за руку и шагнула в темноту.
   - Ау, монстры?! - закричала она на весь коридор. - Отзовитесь! Я пришла к вам на экскурсию!
   Со стен посыпались камешки и жучки.
   Подземелье отозвалось гулким бесконечным эхом, которое тут же поглотила абсолютная тишина.
   - Идиотка! - констатировал Хелл.
   - Можете его сожрать, если хотите! - предложила Рин. - Только смотрите, не подавитесь! И не отравитесь!
   - Ха-ха, очень смешно, - без улыбки заявил Лайт. Обиделся?!
   Гауэру пришлось время от времени накланяться, хотя он и не был таким высоким, как Дэм. Его рука была как всегда прохладной, кожа шелковисто гладкой... Рин показалось, что его рука чуть дрожит. Она оглянулась на него. Выглядел он расстроенным. Не ожидал видать застрять с ней здесь... Тем более в темноте. Бедняжка! Рин это очень понравилось... Есть все-таки справедливость на свете!
   - А ты почему темноты не боишься... Хоть ты и ведьма, все равно странно... Ты же девушка... Хотя и ведешь себя, как мальчишка....
   Придурок! Но Рин была так рада, что он очнулся, и что она больше не одна, что простила его и за это.
   - С чего мне бояться каких-то чудовищ из темноты? - рассмеялась она. - Даже если бы они существовали... Они же слабые...
   - С чего ты взяла? - удивился Лайт.
   - Все очень просто... Мир не состоит только из света или только из тьмы... Мне нечего бояться. Ведь я человек. А в человеке всего намешано... И тьма, и свет... И радуга! Так что... Часть не может быть сильнее целого. Другими словами, нет никого на свете - страшнее человека!
   - Вот как? - вздохнул Хелл.
   - Слушай, я понимаю, что темно и все такое... Но ты сам на себя не похож... Конечно, я обещала не лезть в твои дела... Но у тебя все нормально?
   - Как всегда, - тут же холодно отозвался Хелл. Голос Лайта просто звенел от презрения. Но в темноте Рин было море по колено. Она спокойно проигнорировала это.
   - У тебя нет неприятностей... ну с увольнением Виктора? И тем, что теперь я твой телохранитель?
   - Не говори глупостей! - оборвал ее Лайт. И Рин поняла, что попала в точку.
   И тут она вновь почувствовала, как ее нога опять проваливается в пустоту, а вместе с ней и ее сердце ухнуло в бездну... Это оказалась очередная ловушка, которую она, заболтавшись, не заметила... Но Лайт схватил ее поперек живота и выдернул обратно. Фонарик в одиночестве совершил длинное и окончательное путешествие на самое дно волчьей ямы...
   Они повалились на землю. И Рин снова упала на Хелла, на которого и пришелся основной удар.
   - Поймал! - выдохнул Лайт. - Кто еще чей телохранитель?! Хоть ты и ведьма, но дура редкостная!
   Черт, как обидно... На ровном месте... Неужели она действительно такая беспомощная?
   Рин собиралась рывком освободиться и сказать какую-нибудь гадость, но тут Лайт вдруг прошептал едва слышно, уткнувшись лицом в ее волосы:
   - Слава Богу!
   - Че? - опешила Рин и попыталась вырваться. Не вышло. Хелл сжал ее еще крепче. Если так пойдет и дальше, он же мне все кости переломает! - Э... Хелл?
   Он молчал так долго, что Рин решила было, что он снова потерял сознание.
   - Не делай так больше. Пожалуйста...
   Как будто я специально? - подумала девушка растерянно.
   - Ты там головой поди ударился? - Рин потянулась и ощупала его голову, но тут ее ладонь наткнулась на его губы, и она отдернула руки. В ответ Хелл хихикнул.
   - А ну пусти меня! Хватит лапать, ты - придурок! - вспыхнула Рин. - Не смей пользоваться моментом!
   - Глупая дура! Во-первых, я тебя спасал, а во-вторых, мне сейчас очень страшно... - девушка по голосу чувствовала, что он улыбается, но его слова звучали серьезно. - Именно поэтому и прошу тебя - будь осторожнее...
   Рин от шока не могла даже ничего сказать. А что тут скажешь? Сердце забилось гулко и часто.
   Он разжал руки и отпустил ее. Рин очень хотелось увидеть выражение его лица сейчас. Она села рядом и начала рыться в рюкзачке в поисках запасного фонарика. Неожиданно Хелл вновь заговорил:
   - Ты раньше сказала, что я тебе нравлюсь. Это правда?
   Рин замерла. Сердце пропустило удар. И снова забилось ровно. Ерунда. Это ничего не значит. Для него.
   - А зачем мне врать? - проворчала она раздраженно. А вот и фонарик! Треснуть бы им по его тупой башке! Рин установила фонарик на полу, среди камней, а сама полезла за аптечкой. Плечо Хелла было испачкано кровью.
   - Ты же постоянно на меня злишься? - удивился Хелл. - Я тебя все время расстраиваю... Из-за меня ты часто плачешь... Но ты... ты сказала, что я все равно тебе нравлюсь... Почему?
   У Рин появилось стойкое желание сломать ему челюсть, чтобы он, наконец, заткнулся уже...
   - Тебе все равно не понять, тупица!
   - Вот как? - едва слышно переспросил Хелл.
   Рин достала бинт из аптечки. К счастью, пострадало правое плечо. Хотя если бы не ее ротозейство и легкомыслие, он вообще бы не поранился. Вообще здесь бы не оказался. Рин начала испытывать чувство вины. И оно росло по мере того, как плечо все больше скрывалось под бинтом. Наконец, она закончила и, закончив перевязку, едва слышно вздохнула:
   - Да какая разница? Тебе ж плевать на меня!
   Хелл дернул ее за руку к себе и серьезно спросил:
   - Ты действительно так думаешь?! Думаешь, мне плевать на тебя?
   Его прекрасное лицо было так близко, что Рин смутилась. И Лайт злился. Сильно. Ответ вырвался у нее помимо воли:
   - Конечно, нет!
   Хелл облегченно вздохнул.
   - Максим сказал, что нет, - уточнила Рин. Она и сама не знала зачем.
   - Что? - замер Хелл и от удивления даже переспросил. - Кто сказал что?
   - Максимильян - твой корреш! Он сказал, что тебе на меня не плевать.
   - Нет, все-таки ты дебилка. Если ты яркий представитель человечества, то неудивительно, что оно на грани вымирания...
   - Чего ты вообще ко мне пристал? - злобно заявила Рин, кидая аптечку обратно в рюкзак. - Сам сказал, что не хочешь со мной общаться! У нас - чисто деловые отношения! Для тебя важнее, чтобы никто к тебе не лез! Сохранить твою никчемную тайну! Да ты просто трус и по жизни никому не веришь! Да что ты за человек такой?! У тебя сердце вообще есть?!
   - На себя посмотри! - голос Лайта был холоднее арктического ветра. - Заперла внутри себя все переживания и проблемы, не с кем не делишься, а потом с подружками по пустякам ругаешься! У тебя-то есть кому за тебя переживать, кому довериться!
   По пустякам? Довериться? Да что он понимает?!
   - Ах вот как? - подскочила девушка. - Такому уроду, как Виктор, ты доверился! А мне - не можешь!
   И только тут Рин поняла, что сказала. О чем попросила... Ледяным дождем на нее обрушились воспоминания. Чувство вины зашкалило все ее хорошие намерения.
   Хелл удивленно смотрел на ее окаменевшее помертвевшее лицо:
   - Рин? - позвал он.
   Она задрожала, закрыла глаза, глубоко вздохнула и признала.
   - Впрочем, ты абсолютно прав, что не делаешь этого. Это даже хорошо, что я для тебя никто...
   - Не говори глупостей! - голос Хелла был ровен и спокоен, как всегда. - Конечно, я доверяю тебе!
   - Да ну? - задумчиво протянула Рин, открыла глаза и заключила. - Ну и зря...
   - Вот как? - удивился Лайт. Кажется, он начал догадываться, что сказал что-то не то.
   Рин хотелось ругаться матом, но нецензурщины она особенно не знала.
   - Так что - баста карапузики! Харе морковку хавать!
   - Что? Что означает сей бессмысленный набор слов?! - прохладно заметил Лайт.
   Рин была так зла, что на глаза навернулись слезы. Она стиснула зубы и процедила, становясь ведьмой:
   - Все. С меня хватит. Как только выберемся из этой пещеры, ищи себе нового телохранителя!
   - Что ты сказала? - удивился Лайт. - Ты не можешь нарушить договор!
   Кулак Рин впечатался в стену рядом с его головой, оставив нехилую вмятину. В стороны полетели осколки камня. Один из них чиркнул ее по скуле, оставив глубокую царапину. Кровь потекла по щеке.
   - Что ты сказал? - медленно переспросила Рин, уставившись на него в упор. Это был страшный взгляд человека, готового абсолютно на все, которому совсем нечего терять.
   - Ты... Ты поранилась, - протянул руку к ней Лайт. Рин презрительно отклонилась. Рука Лайта опустилась.
   - Чего расселся?! Это моя вина, что мы здесь оказались. Так вставай! Я не совершу больше ошибки! Я выведу тебя отсюда! - Рин схватила Лайта за руку и потащила за собой. - И мы распрощаемся с тобой навсегда!
  
   Примерно через полчаса, миновав несколько ловушек и развилок, Рин продолжала молча и упорно тащить Лайта за собой. Ход вывел их на место, где пещера раздваивалась. Они оказались перед выбором, в какую сторону идти.
   - Куда идем, гений? - предложила Рин выбрать Лайту. Ну... он же гений?
   - Ты спрашиваешь меня!? - презрительно-подозрительно возмутился Хелл.
   - Нет, принцессу Камбоджии! Ты здесь еще кого-нибудь видишь?! - вспыхнула Рин.
   - Ты спрашиваешь меня, чтобы сделать наоборот?! - решил выяснить Хелл. - И чего ты так громко кричишь? Всех монстров распугаешь! Разве ты не собиралась с ними поближе познакомиться?!
   Ненавижу тебя! Ненавижу! - разозлилась Рин еще больше. - Даже о такой малости попросить его нельзя!
   - Я иду налево. А ты стой здесь, - заметила она и зашагала прочь. Хелл тут же догнал ее и развернул к себе:
   - Почему ты меня бросила?
   - Потому что я пошла на разведку!
   - Да с твоим интеллектом вообще с места двигаться нельзя!
   - Зато с твоим интеллектом нужно остаться на месте, давая дуракам, вроде меня, возможность свернуть себе шею!
   - Да как ты смеешь, мелкая... - холодно процедил Хелл. Он больше не был равнодушен. И это нравилось Рин.
   - Ну-ну, продолжай... - с удовольствием заметила она.
   Лайт с трудом справился с гневом, но он продолжал злиться все больше и больше.
   - Почему тебе нравиться выводить меня?
   - Эй, это мой вопрос! - фыркнула девушка в ответ. - Если ты меня так ненавидишь, держи свое мнение при себе!
   - Ты всегда придумываешь за меня ответ! Откуда тебе знать, о чем я думаю на самом деле?!
   - Вот именно. Я же ведьма, а не телепат! Ну так скажи мне, что у тебя на уме?!
   - Если ты пойдешь одна, то на этот раз точно свернешь себе шею! Ты же полная дура!
   - Что с того?! Моя шея! Хочу и рискую!
   - Ничего подобного! За тебя несу ответственность я!
   Тупость... Она же сказала, что больше не работает на него. Он что - еще и глухой?! Умеет Хелл хорошо притворяться... Не станет она ему больше верить...
   - Похоже, тебе нравиться слушать самого себя?! Некогда мне с тобой тут препираться! Нужно найти остальных и выход! Я иду налево!
   - Вот как?! Будь по-твоему... - Хелл взял ее за руку и потащил Рин за собой, прямо в левую пещеру.
   Чего это с ним? Это она должна злиться! Это унизительно, когда тебя тащат за руку, как маленькую, и не вырваться. Только Рин собралась его хорошенько пнуть, они оказались у огромных массивных дверей. Слегка приоткрытых. Вокруг клубилась страшная тьма. И даже свет фонарика, казалось, не мог ее рассеять.
   - Что это? - удивилась Рин.
   - Склеп, - однозначно заявил Хелл. - Не умеешь ты выбирать направления! А еще ведьма!
   - Склеп?! - девушка коснулась рукой двери. - Самый настоящий! - обрадовалась Рин. Все проблемы выскочили у нее из головы. - Тогда я точно должна туда заглянуть! А ты тут стой! Я быстро! Взгляну одним глазком...
   - Не собираюсь я... - начал было Лайт, но Рин уже проскользнула внутрь, в самую тьму... - Ненормальная...
   Рин и сама не знала, почему ее так заинтересовал этот склеп. Наверное, отцовская жилка забилась и в ней.
   Но ее ждало разочарование. Ничего в склепе не было. Ничего кроме пустых полок с горшками, и одним огромным каменным саркофагом посередине помещения. Рин не сомневалась, что он тоже пуст... На саркофаге были искусно вырезаны змеи и цветы, которые оплетали большой крест. Красивые и опасные... Рин даже побоялась дотронуться до них рукой. На кресте оказалась выбита латинская буква V. Виктор? Вася? Вампир? Девушка чуть не хихикнула.
   - Рин, - голос Лайта был таким тихим, что Рин даже вздрогнула: ей показалось, что это был стон призрака. Она отвела взгляд от саркофага. Хелл стоял рядом с ней и протягивал ей свою руку. Со вздохом девушка взяла ее.
   - Прости, - заметила Рин, а про себя добавила: "за то, что бросила тебя в темноте"... - Ты был прав. Здесь больше ничего нет. Пойдем по второму ходу...
  
   Рин кипела от злобы. В основном, на себя. Бесконечный ход змеился и петлял, становилось все холоднее. Сколько можно идти по этому подземелью... Делать нечего было этим древним рабочим... Всякую фигню строили... Это князь виноват... И вдруг они оказались в тупике. Тут Хелл не выдержал и попытался еще раз наладить контакт:
   - Рин, я...
   - Заткнись! - шепотом велела Рин. Когда она была врединой, то была совсем не милой.
   - Да как ты смеешь?! - прошипел рассерженный Лайт.
   - Я сказала: заткнись! - Рин зажала рот Хелла рукой. Тут же в воздухе послышались тихие искаженные звуки. Рин первой пошла по направлению к ним, не отпуская руки Хелла. Звуки раздавались прямо из-за скалы. Оттуда же из щелей вырывался свет, выдавая спрятанную дверь.
   - ... плохо... - раздался из-за скалы голос. - Скоро кончатся свечи...
   - ...выбираться отсюда... пока не поздно...
   - Кажется, мы нашли их, - заметила Рин. - Полдела сделано...
   Вдвоем с Лайтом они исследовали все вокруг двери и, наконец, обнаружили рычаг. Но когда Рин приготовилась нажать на него, Лайт положил ей ладонь на руку.
   - Рин, постой...
   - Да? - повернулась к нему лицом девушка.
   - Мне кажется, все это совсем не случайно.
   - Что?! - нахмурилась Рин в ответ.
   - Подумай сама! По полу в той библиотеке куча народа прошла... Но ловушка сработала именно на нас!
   - Хочешь сказать, что кто-то активировал ее? Как и ловушку, в которую угодила группа Любы... Да, возможно так оно и есть, - согласилась Рин. - Остается только один вопрос... Зачем?
   Мягкий вкрадчивый голос Гауэра прервал затянувшуюся паузу:
   - Ты не спросила "кто"?
  
   Когда они открыли дверь, визгу и радости не было предела. Но потом остальные поняли, что их всего двое, и что они так же попались. Пещера вновь наполнилась унынием.
   Правда, девушки сразу подскочили к Гауэру и занялись его обхаживанием: поднесением воды и еды, бесконечным щебетанием. Рин видела как ему плохо от этого, но подходить и спасать его не собиралась. Пусть продолжает улыбаться этим идиоткам своей фальшивой улыбкой! Ей это на фиг не надо...
   К Рин же подошел Дэм, за ним подбежали Любаша и Светочка. Лена смотрела издали.
   - Теперь когда ты с нами... Мы спасемся, я уверена! - заявила Люба жизнерадостно.
   Светочка ее просто обняла и вздохнула.
   - Мы так скучали...
   Дэм обеспокоенно смотрел на Рин. Она почти не реагировала, ее мысли витали где-то далеко.
   - Рин... Что случилось? - слегка встряхнул он ее за плечи. Девушка равнодушно посмотрела на него:
   - Разве не понятно? Обдумываю план спасения... Кстати, работку не подкинешь? Я ухожу от Гауэра.
   - Что?! Почему это?! - завопила Люба. Света прижала руки к груди.
   - Он достал меня своей тупостью... Это раз. Ну а фанатство - это два. А в-третьих, он... - в глазах Рин отразилась мука. - Ну я недостойна и все такое. Пусть его охраняет настоящий телохранитель... А я... Я не справилась.
   Дэм еще раз глянул на Рин и решительно направился к Гауэру.
   - А ну-ка пойдем поговорим! - предложил он, почти не угрожая. - Обсудим все в спокойной обстановке...
   Девушки переводили взгляд с безупречного светлого сказочного принца на дьявольски обольстительного прекрасного воина. Они оба были хороши, каждый по-своему... Словно свет и тьма. Так трудно выбрать...
   - Хорошо, - кивнул Хелл. Синие глаза сверкали в свете фонариков и свечей, как драгоценные чистые сапфиры.
   Едва они скрылись за ближайшим поворотом, как Дэм сгреб Лайта за шиворот и врезал им об стенку:
   - Какого черта ты сделал Рин?! Сознавайся, что ты с ней сделал?!
   - Я не знаю, - отвел глаза Лайт. Дэм был его намного выше и шире в плечах.
   - Почему она увольняется от тебя? Почему говорит, что недостойна?!
   - Она сама так решила, - спокойно ответил Гауэр, на его лице не дрогнул ни один мускул.
   - Да ты просто глянь на нее! Она же... Она не была такой с тех пор, как погиб ее отец!
   Лайт легко стряхнул с себя руки Дэма.
   - Я сказал: я не знаю! Ты же ее друг... Она тебе нравится! Вот пойди и спроси ее сам!
   - Это ты виноват! Я знаю, что ты! Что она тебе сделала?! За что ты ее так ненавидишь?
   - Следи за словами, - отрезал Лайт ледяным тоном. - Именно я дал ей работу и деньги, когда она в этом больше всего нуждалась. А где в это время был ты?! Или ты ей не друг?
   - Да что ты... За тварь хладнокровная?! Ничем тебя не проймешь!
   - Одни эмоции... Разберемся с этим позже... Вы здесь почти сутки... Почему не ищите выход?! Никто наверху и понятия не имеет, где вы! Как говорит Рин: "спасение утопающих - дело рук самих утопающих"!
   Дэм даже опешил. Хорошенький домашний котенок вмиг превратился в смертоносного дикого тигра! Мало этого, Лайт легко, без всяких усилий, играючи взял на себя роль лидера! А ему, хоть и не хотелось, пришлось оправдываться!
   - Здесь не ловит сотовая связь. А ход, по которому мы спустились сюда - замуровался. Поверь мне - я облазил все вокруг! Мы не обнаружили даже того хода, по которому вы пришли!
   - А если представить, что некто заинтересован в том, что мы здесь застряли?!
   - Зачем? Это же глупо. Кому это надо?
   - Не знаю... Но он должен как-то контролировать процесс... А это значит...
   - Что это значит?! - удивленно переспросил Дэм.
   - Это значит, что среди вас есть кто-то, кому все известно, кто подстроил это... - голос Гауэра был тихим и печальным. - Он же и активировал ловушки. И возможно... он знает путь спасения отсюда...
   Это парень совсем не прост! Рин была права. За его красивой внешностью действительно скрывался холодный и расчетливый разум!
  
   Светочка залепила Рин порез на щеке, пока та изучала грязь на своих туфлях. При этом разум Рин лихорадочно искал выход из этого тупика. При других обстоятельствах она сполна насладилась бы возможностью почувствовать опасность... прошлое... тайну... Но сейчас ей хотелось свалить из этого подземелья, как можно быстрее. Немедленно. Прямо счас!
   - Рин, что-то случилось? - спросила Люба осторожно.
   - Ну, Хелл спас меня сегодня... дважды, - Рин перевела взгляд на стены. Должна быть зацепка! Должна!
   - Она сказал тебе что-то не то? - Люба пыталась быть дипломатичной. Рин тепло улыбнулась ей.
   - Нет, он сама доброта и деликатность, - и она ответила, не дожидаясь допроса: - Все дело во мне...
   Люба понимала, что Рин говорит правду, но все дело в том, что она имела в виду что-то еще. Была у нее такая раздражающая манера. Словно она знает больше, чем говорит. Хранит некую тайну... Многие думали, что она странная и мрачная. Другие, что Рин недавно покинула общество готов или сатанистов (только хорошенько отмылась). Третьи, что она просто набивает себе цену. Но в любом случае, когда она не была невидимкой, игнорировать ее не могли.
   Но сейчас Рин была именно невидимкой - хотела исчезнуть отсюда изо всех сил.
   - Сделай мне одолжение, Светик... Не сходи с этого места. Можешь делать, что хочешь... Но не уходи... Ладушки? - попросила она.
   - Я понимаю... Это ведь очень важно... - Светлана положила на холодный и грязный камень сумку и грациозно села.
   - Эй! - возмутилась Люба с обидой. - Почему ты просишь ее?!
   - Потому что она настоящая модель и прекрасно выглядит в любом месте.
   - Даже в таком отвратительном, антисанитарийном и неромантичном... - вставила Светлана гордо.
   - Хоть картину рисуй, хоть скульптуру делай... А ты, Любаша, лучше бы речь народу толкнула...
   - Речь?! - распахнула Люба глаза. - Какую еще речь?
   - О том, что мы все скоро пойдем домой... И не забывай про картину... Ты ее уже видела?
   - Ты знаешь, где выход?! - Люба не хотела, но уже начала радоваться. Преждевременно.
   - Скоро узнаю... - слова Рин звучали, как обещание. - Не собираюсь я задерживаться здесь с этим курятником и этим тупым придурком ни минутой больше! - девушка подошла к стене и начала ее осматривать.
   Никому не нужно было расшифровывать, что она имела в виду.
   Похоже, фанатство ее все-таки достало... - мудро подумала Люба и пошла "толкать речь".
  
   - Господи, да что она там делает?! - не выдержал, наконец, Дэм. Рин осматривала стены, залезала на них, щупала их, пинала и даже нюхала. Она буквально ползла вдоль стены, как большой таракан, заглядывая в каждую щелочку.
   - Как всегда: ищет выход по-своему, - презрительно заметил Гауэр. Он, Люба и Гауэр держали военный совет.
   - По-своему? - Любе не понравился его тон.
   - Да... В одиночку. Продолжим?
   - Сколько кандидатов осталось? - негромко спросил Дэм.
   - Пять, - поморщилась Люба. Дэму и Лайту пришлось посвятить и ее, так как она лучше всех знала остальных.
   - Вот как? Пять из сорока трех - совсем не плохо... - холодно заявил Хелл.
  
   Внезапно на все подземелье раздался дикий девчоночий крик:
   - Привидение!
   Мгновенно вся пещера превратилась в зону хаоса: всюду визжали и вопили девчонки, бегали по подземелью, как сумасшедшие, врезались в друг друга, спотыкались и падали, плакали и кричали одновременно... Свечи сбивались и затаптывались, фонарики разлетались и терялись... Парни пытались их успокоить, но что можно было сделать с этими безумными слонихами? Посреди этого ужаса лишь Хелл и Дэм хладнокровно и растеряно взирали на все это безумие.
   Рин кто-то сбил на землю так, что очки слетели с ее головы, и их тут же растоптали. Рин не успела подняться, как ее впечатала в стену Лена, которая потом на нее еще сверху запрыгнула:
   - Мамочки! Привидение! Помогите! Спасите! Умоляю!
   - Вот тоска... - вздохнула Рин.
  
   Нескоро испуганные девчонки успокоились. Конец помешательству положил как ни странно именно Хелл. Он заговорил и его спокойный уверенный голос вернул девушек в обычное безумие - с ума схождению по нему любимому.
   Теперь Лайт сидел, окруженный девчонками: они висели у него на шее, держали его за руки и ноги, делая вид, что им безумно страшно... А он все терпел с высокомерием короля. Даже Дэм был вынужден признать его харизму.
   Рин поймала умоляющий взгляд Лайта. То ли Хелл просил спасти его от всех этих фанаток, толи умолял поторопиться и найти поскорее выход. Ее ответная ухмылка была так ужасна, что вызвала новый приступ паники и ужаса.
   Но ей стало совсем не до смеха, когда она поняла, что кто-то выбросил ее камень-ориентир, и стер все меловые метки. Ей кто-то намеренно вредил! Но зачем? И самое главное... Придется все начинать сначала!
   - Риночка... Что случилось? - поинтересовалась Светлана, подойдя к ней. - Ты чем-то расстроена?
   Рин перестала биться головой об стену. Она действительно подумала о самоубийстве, как об альтернативном выходе из этого гадкого подземелья...
   - Черт... Светик, разве я не говорила тебе не сходить с места?
   - Но вокруг было так интересно... - пробубнила та в ответ. - Все такие энергичные... Играют, бегают, веселятся...
   О нет, самоубийство точно не выход... Мама расстроится, и все такое... Может, наоборот, поубивать всех и каждого, а потом спокойно найти путь отсюда? Чтобы не мешали...
   - О прости... Я тебя подвела, да? - расстроилась Светлана.
   - Да ты чего? Да никогда! Да ни в жизнь! - Рин обессилено опустилась на ближайший камень.
   Она никогда не опустится до обвинения других в своих проблемах. Ой, мама, роди меня обратно... Хотя нет. Люди же не виноваты, что прямо сейчас она находится на опасной грани... Свихнуться... Нет, это не выход. Ведь проблема именно в ней. Нужно начинать решать проблему с себя. Теперь Рин серьезно задумалась о смысле жизни, высоких материях и уходе в монастырь... Только если у них есть компьютеры, конечно!
   - Ринусик, а почему ты сидишь здесь? Разве ты не была там? - Света указала рукой на стену совсем в другом месте. Рин подняла голову. Спасибо тебе, господи! Все-таки Бог есть! И он меня любит!
   - Ты уверена?
   Света ей подмигнула:
   - У меня глаз - алмаз, - ответила она медленно и прочувствованно. Правда, Рин уже не было на месте. - Эй! А где мои аплодисменты?!
   Ровно через пять минут Рин обнаружила замаскированный рычаг. Спрятанный вход был прямо у них под носом - на противоположной от рычага стороне.
   Дружною сплоченною толпою (девушки продолжали висеть на Хелле, как новогодние игрушки на елке) начался массовый исход из так проклинаемого ненавистного всем подземелья.
   Рин шла последней. Не хотела видеть хладнокровную самодовольную рожу Лайта. Внезапно кто-то толкнул ее с лестницы. Рин кувыркнулась несколько раз, падая обратно в подземную ловушку, обалдело подняла закружившуюся голову и уставилась на закрывающуюся прямо перед ее носом плиту.
   Она подскочила к ней, но все равно не успела. От сквозняка погасли все оставшиеся в пещере свечи.
   Рин осталась совсем одна, в подземелье - в полной темноте...
  
   - Предлагаю все же поглядеть на эту таинственную картину перед тем, как мы все отправимся домой! - предложила Люба. И хотя некоторые точно были против, ее ничто не могло остановить. Другим - все еще висевшим на Хелле - было абсолютно все равно куда идти... Лишь бы с ним вместе... Поэтому Люба галантно пропустила его вперед.
   Когда основная масса народа прошла в запасники, Светлана подошла к ней сзади и тихонько спросила:
   - Рин снова пропала... Она опять стала невидимкой? А я так хотела извиниться перед ней и помириться!
   Люба оглянулась. Эта девчонка просто невероятна! И почему ей так нравиться оставаться одной?
   - Ничего... Я уверена, что она захочет взглянуть на картину!
  
   Рин обломала ногти и исцарапала руки в кровь. Проклятый рычаг заблокировали снаружи. Она охрипла от крика, но никто не услышал ее, кроме адской тишины, которая поглощала все звуки...
   Темно, пусто и где-то мерно капает вода. Тихо... Только какие-то странные шорохи раздаются из темноты время от времени. Тьма приобрела оттенки, она стала живой... Темнота дышала в такт ее дыханию... Но Рин не боялась ее.
   Она никогда и никому не хотела доставлять беспокойство. И вот результат. Ее просто забыли. Как всегда.
   Рин устало привалилась спиной к стене. Было жутко холодно, но этот холод успокаивал ее. Теперь некуда бежать, нечего бояться, незачем торопиться. Никому нет никакого дела до нее. Как она сама и хотела.
   Все свою жизнь после смерти папы, она только и делала, что пряталась. Прятала свои мысли, свое настоящее я, свою душу, свои чувства... Теперь же она спряталась так, что ее точно никогда не найдут. Ну, может, через много-много лет...
   Все-таки они с Хеллом похожи. Теперь она точно знала, почему он боится темноты. Он оказался храбрее, чем она.
  
   - Она же только что была здесь, - злился Дэм. - Глупая девчонка! И где ее черти только носят?!
   - Да, это у нее фирменное - уход по-английски, - заметила Люба раздраженно.
   - Ты точно не видела ее после выхода из подземелья?! Я хочу с ней серьезно поговорить!
   - Да уж... Это странное намерение уволиться... Это на нее как раз не похоже! Рин... она никогда не сдается!
   - Я уверен, что во всем виноват этот хладнокровный ублюдок Гауэр, - Дэм бросил неприязненный взгляд на везучего красавчика, который улыбался как ни в чем не бывало и болтал с этими безумными девушками, как будто так и надо...
   - Боже... Ты заговорил так же, как Рин! - презрительно фыркнула Люба. - Лайт - классный парень! Не смей поливать его грязью! Рин была просто расстроена! Она сказала, что дело в ней, а она не стала бы врать!
   Дэм пропустил все ее слова мимо ушей. Он не сводил глаз с Гауэра, который намеренно игнорировал его. Что Дэма реально злило...
   - Едва мы выйдем из этого особняка, как он снова начнет давать интервью... Как будто Рин никогда не существовало в его жизни! - и отсюда Дэм сделал немаловажный вывод. - А он меня начинает по-настоящему злить...
  
   Время остановилось, растворилось в этой бесконечной темноте. Все на свете потеряло значение.
   Рин на ощупь и по звуку нашла бегущую по стене струйку воды и жадно напилась. В этой промозглой тьме она не могла найти даже свой рюкзак.
   Она не знала, сколько времени прошло. В этой темноте и тишине трудно было следить за временем. Ее телефон разбился, когда она упала, так что она даже не имела представления, ночь сейчас или уже наступило утро.
   Тогда в подземелье она знала, где выход. Он был такой узкий, что пару раз Рин боялась, что застряла в нем навсегда... Но у нее была цель... Она вновь успокаивалась, и вновь начинала ползти дальше... К свету, к жизни...
   Отсюда выхода не было. Никто не придет ее спасти. Рин смирилась с неизбежным... Она умрет здесь.
  
   - Вы Рин не видели? - подошла к Любе и Светланке Лена.
   - Сами хотели бы знать, куда это она пропала... - протянула Люба расстроено.
   - Это странно... Но я не видела, как она выходила из подземелья...
   - Она шла самой последней, - заметила Светлана задумчиво. - Она всегда так делает...
   - Я пропустила всех... Ее не было, - отрезала Лена категорично.
   - Ты уверена? - накинулись на нее одновременно Светлана и Любаша.
   - Уверена в чем? - подошел к ним Дэм.
   - Рин пропала! - заорали хором все три девушки на него.
  
   Рин молча сидела и смотрела в темноту. Ее слезы кончились тогда, когда ее обнимал Хелл. Больше она плакать не собиралась. Да и смысл? Пожалеть себя? Кому это надо?
   Иногда она вспоминала те времена, когда была еще живой, когда не ведала зла... Последние два года были совсем ничем не примечательны. Все это время она словно и не существовала. Как будто была уже давно мертва... Разве что Лайт. Да, стычки с ним заставляли ее чувствовать, и в ее сердце загорался прежний огонь. Она невольно улыбнулась.
   Он сказал, что ему не плевать на нее. И именно сейчас Рин ему поверила.
   На пепелище потухшей было души вспыхнула яркая искорка крошечной (просто милипизирной) надежды.
  
   - И что вы все здесь суетитесь? - холодно заметил Гауэр, подходя со своими фанатками ко входу в подземелье. После осмотра запасников и большого обеда, все они были на верху блаженства. Никто не спешил домой.
   - А ты не видишь - пытаемся открыть! - заметил Дэм раздраженно. Они даже не могли себе представить, где находится рычаг с этой стороны. Все было бесполезно.
   - Зачем? - удивились девчонки.
   - Там остался человек! - заявил Дэм. Больше всего на свете сейчас он хотел набить мор... прекрасное лицо Гауэра так, что бы оно точно стало уродливой мордой...
   - Лайт, внутри осталась Рин! Помоги нам! - взмолилась Люба.
   - Да, пожалуйста, - попросила Светлана. Лена смотрела на него скептически. Если уж не вышло у нее...
   Гауэр перевел насмешливый взгляд на Дэма. Просто издевается, сволочь! Хочет, чтобы и я его умолял! Но едва парень открыл рот, чтобы действительно попросить его, как Лайт неожиданно мягко улыбнулся, посмотрев на девушек:
   - Конечно... Рин - и мой друг тоже. Вы ведь поможете мне? - и он еще раз улыбнулся своим спутницам.
   И это была определенно "убийственная" улыбка. И девушки не падали в штабеля к его ногам лишь потому, что пол был грязным.
  
   Время продолжало идти. Все мимо и мимо. Никто не придет и не спасет ее... Разве она однажды уже не усвоила этот урок? Но что еще ей оставалось? Все равно выхода отсюда не было. Да и в полной темноте Рин не могла отыскать даже свой рюкзак, не то что путь спасения. Иногда ей казалось, что кто-то бродил во тьме, и ее пульс подскакивал, но все это были пустые надежды. Хоть бы призрак появился, что ли? Хоть какое-то развлечение...
   Интересно, а девчонки будут ее искать? Или Дэм? Если бы ее по какой-нибудь причине искал Лайт, то точно не нашел бы. Он же такой тупица... Да и не зачем ему ее искать! Она на него больше не работает... А он... Он...
   Вдруг Рин вспомнила его крепкие объятия и тихий голос: "Не делай так больше. Пожалуйста..."
   Надо признать: сегодня Лайт уже дважды спас ее. А Бог, как говориться, любит троицу...
   Ведь он не просто так разрешил фанаткам повиснуть на себе. Хелл запросто мог держать их на приличном от себя расстоянии... На самом деле он терпеть не мог, когда его касались. Даже ее он держал на расстоянии, а ведь она была как никто близко. Даже видела, какой он настоящий. Нет, Лайт сделал это намеренно, чтобы найти того, кто упек их в это подземелье. Она просто нашла выход быстрее, хотя ее и пытались сбить с толку. Но если бы он хотел ее спасти, вновь открыть подземелье... Лайт бы вычислил вредителя. Только он один и смог бы.
   Ну... Хелл говорил, что ему не наплевать. И если это правда, то он найдет этого ублюдка и спасет ее!
   Как настоящий принц, что ли? Это второй урок, которая она усвоила на всю жизнь. Нет никаких принцев в сияющих доспехах, которые только и мечтают, чтобы придти на выручку девушке в беде... Рин в сердцах даже сплюнула.
   Она подтянула ноги, обняла их покрепче, чтобы сберечь остатки тепла, положила на них голову и приготовилась ждать. Все равно что - смерти или спасения...
  
   Гауэр закончил разговор с Инной и повернулся к Ане:
   - А чем ты можешь нам помочь?
   - Я тоже ничего не знаю, - вздохнула та.
   - Вот как? - прошептал Гауэр многозначительно, вкрадчиво.
   - Я просто балдею от его голоса, - прошептала Светлана Любе. - У меня даже мурашки по коже бегут от удовольствия!
   - Развратница! - ответила ей Лена, но и сама мучительно покраснела.
   Дэм замер рядом каменным изваянием. Люба настороженно уставилась в лицо Ане.
   - Кажется, именно ты подняла тревогу, закричав про призрака?
   - Да, так нехорошо получилось... Мне просто что-то почудилось, вот и... Я так испугалась...
   - Да уж... Я твой вопль никогда не забуду, - заметила Светлана мечтательно. - С таким я бы стразу стала популярной актрисой в фильме ужасов... Я так тебе завидую...
   - Так призрака на самом деле не было? - уточнила Лена у Любы.
   - Не отвлекай! - Люба продолжала пялиться на Аню.
   - И что это ты делаешь? - поинтересовалась Лена.
   - Психологическая атака! - на полном серьезе ответила Люба. - Она обязательно испугается и расколется!
   - А больше ничего не можешь сказать? - продолжил допрос Гауэр, включая обаяние на полную мощность. И Аня распустилась, как цветочек под солнцем.
   - Ну, я не была уверена, пока Инна не сказала, что ей тоже что-то чудится...
   Вся компания уставилась на Инну. Та покраснела и растерянно усмехнулась:
   - Ну я... Это... То... Я... Ну мне тоже кое-что привиделось...
   - Почему же ты раньше об этом не упоминала? - удивилась Люба.
   - Это так стыдно... Простите, я не хотела выглядеть, как дурочка...
   - Значит я - дурочка? А я-то все гадала, куда ты пропала! А тебе стыдно вдруг стало! - вспыхнула Аня праведным гневом. - А я за тебя так переживала! Думала: тебя призрак утащил! А ты только потом появилась - вся в грязи перемазанная! Пряталась где-то, вместо того чтобы спасти меня! А еще и подруга называется...
   - Э... Прости? - предложила Инна, криво ухмыляясь. Она бы сбежала, если бы не плотная толпа девушек.
   - А я-то думала, почему ты меня с собой взяла? Чтобы поиздеваться, верно? Ведь я в этой истории ничего не понимаю...
   - Для прикрытия, - заметил Дэм презрительно.
   - Что-что? - растерялась Аня.
   - Она использовала тебя для прикрытия. Это она активировала ловушку. Поэтому мы все и попали в подземелье...
   - Какой ты умный... - протянула Аня, сделав брови "домиком" и уставившись на Дэма с щенячьим восторгом.
   И как Гауэр все это выдерживает? - подумал тот, ощущая ледяные объятия ужаса.
   - То, что я испугалась, еще не доказывает, что я что-то сделала... - попробовала еще одну попытку оправдаться Инна.
   - У нее руки были испачканы чем-то белым! - мстительно заявила Аня.
   - Рин рисовала метки мелом! - тут же отреагировала Светланка. - И их стерли...
   - А я видела, как она воду выливала! - закричала еще одна девушка.
   - Точно, она брала у Рин бутылку с водой! - вспомнила Аня.
   - Да, и я тоже! Значит, вот что это был за "ритуал очищения"! - поддержала ее еще одна фанатка.
   - Некуда бежать, - угрожающе навис над Инной Дэм. - Тебе лучше признаться!
   - И выпустить нашу подругу! - поддержала его Люба.
   - А не то - пожалеешь... - Лене очень хотелось врезать этой девушке за "призрака". Ей тоже было стыдно. Что она попалась на такую дешевую попытку обмана.
   - Пожалуйста, - улыбнулся ей Гауэр. И Инна, которая не собиралась сдаваться, и намеревалась до конца строить из себя невиновную, вдруг испугалась этой улыбки до дрожи. Его глаза горели прямой угрозой физического устранения. Словно на нее собирался прыгнуть до ужаса прекрасный хищник... Не говоря уже о его страшных в гневе спутницах...
   Инна молча, слегка дрожащей рукой отодвинула потайную панель и разблокировала рычаг.
  
   - Рин, проснись! - кто-то дергал ее за плечо. Девушка открыла сонные глаза и увидела перед собой Любу. - Только ты могла умудриться уснуть в такой ситуации! Прямо на камнях, в темном подземелье...
   Дэм подхватил девушку на руки и, не слушая ее визгов, понес ее, как принцессу, по лестнице из подземелья к свету.
   Рин моргала с непривычки, прикрывая глаза рукой. Она видела счастливые лица вокруг и была действительно этим удивлена. Дэм прижимал ее к себе очень сильно. Люба, Света и Лена бесились рядом. Только Лайт был холоден, как всегда.
   Ну и что я опять сделала не так? - подумала Рин обидчиво. - Я же не виновата в том, что меня пнули и заперли... Я жертва, понял, тупица? Все кончилось хорошо... Чего он злится? Да еще так сильно...
   - Все, я пошел, - заявил Гауэр презрительно. - У меня встреча в шесть часов... Я и так уже опоздал! А все - по твоей милости...
   Да нет, ей показалось... Он такой же, как всегда! Наглый и высокомерный! Невыносимый! Ничего не изменилось...
   - Эй, ты... - начал Дэм угрожающе.
   - Да-да, - равнодушно улыбнулся ему Лайт. - Доставь ее домой, ты - рыцарь в сияющих доспехах! А ты, - синие глаза встретились с каре-желтыми, - отдыхай! Сегодня, так и быть, у тебя выходной! Последний в этом году!
   Значит, он не принимает ее отставку всерьез? Ничего, вечером она выскажет ему все, что она об нем думает!
   Словно прочитав ее мысли, Лайт обернулся и бросил на нее холодный предупреждающий взгляд. А потом Гауэр покинул здание... Естественно, окруженный огромной толпой фанаток. Некоторые бросали на Рин презрительные взгляды. Словно говоря, как она подвела его... Ну и плевать мне на тебя! - решила Рин.
   - Ну и где эта картина, из-за которой такой сыр-бор разгорелся? - спросила она охрипшим от волнения голосом, пытаясь отвлечь внимание от себя. Но сегодня Рин было приятно не быть невидимкой. Хотя бы только сегодня.
  
   На большом холсте был нарисован мужчина, стоящий у пещер Змеиных гор. У него было суровое лицо с недобрым горящим взглядом, и хотя одежда на нем была простая, его руки были украшены перстнями и кольцами, и от него словно исходила властная аура. Одна рука лежала на голове огромного черного мастиффа, который смотрел куда-то вдаль. Во второй руке он держал книгу в черном переплете без названия. Один палец этой руки словно показывал куда-то, словно небрежно намекая на что-то. Деревянная рама была украшена резными цветами. Скорее всего, подсказка была в ней. Но на что намекал незнакомец?
   Книга была в черной обложке без надписей, хотя в те времена все делали напоказ, украшали золотом, гербами, собственными именами. Один уголок ее был приоткрыт. Кроме того, кольца... Рин была уверена, что уже видела одно из них... В тот день, когда встретилась с Лайтом, на столе у тех мошенников...
   Теперь у нее была зацепка для поисков солнечного камня... Но говорить ли об этом Гауэру?
  
   Девочки торжественно поклялись ничего не говорить ее матери, потом все отправились к Любе, и ее мама накормила всю компанию до отвала. Так что Рин попала домой только около двенадцати. И провожал ее Дэм.
   В доме не горело ни одного окна. Ее брат ночевал сегодня у друзей, бабушка - у мамы в больнице, а Гауэр либо еще не вернулся, либо уже лег спать... В любом случае, этого разговора ему все равно не избежать!
   - Ничего себе приключение я устроила, - заметил Рин со смешком.
   - Да... Ты сильно всех напугала... - признал Дэм. - А этот Гауэр действительно тот еще говнюк!
   - Эй, не выражайся, - напомнила ему Рин. У Любы она помылась и переоделась, и теперь искала в незабвенном рюкзачке ключи от дома.
   - Ты представляешь себе, он не разочка о тебе и не вспомнил! Хладнокровный и высокомерный! Лицо, как у манекена, а глаза - мертвые! А иногда он улыбается так жутко, что...
   Рин было это неприятно слышать, поэтому она его прервала:
   - Ага, знаю... Ну до свидания, Дэм... - она не хотела держать своего спасителя на пороге.
   - Постой, Рин... - поймал парень ее за руку. - Ты серьезно говорила об уходе от Гауэра?
   - Нет, прикалывалась! - презрительно фыркнула Рин.
   - Я постараюсь, что-нибудь найти... Я помогу тебе, Рин. Ты всегда можешь рассчитывать на меня...
   - Спасибо, - искренне ответила Рин и улыбнулась ему. Это была очень добрая и милая улыбка.
   - Ты мне нравишься, Рин, - вдруг вырвалось у Дэма. - По-настоящему, нравишься...
   Рин удивленно на него смотрела. Он же не имеет в виду... Ну она же не может ему нравиться... как девушка?
   - Сегодня я очень испугался за тебя. И тогда понял, что смысла тянуть с признанием нет...
   Рин глупо на него уставилась. Она и не думала никогда... Хотя он ей и нравился, но...
   И тогда Дэм наклонился и поцеловал ее в губы. Очень нежно и быстро, словно легкое прикосновение бабочки.
   - Ты сразу не отвечай... Ты подумай, Рина, ладно? Спокойной ночи... - и он быстро побежал к своему мотоциклу.
   Рин изумленно смотрела ему в след. Ничего себе... Она никогда и не думала... Она нравиться такому парню? Но почему? Она же не такая классная, как Люба, и не такая милая, как Света, и совсем не крутая, как Лена... И что он в ней нашел?
   Рин вошла в дом, заперла дверь и прислонилась к ней спиной. Ее друзья снова с ней, парень, который ей очень нравился, признался в любви... Так почему на душе кошки скребут?
   Из-за этой дурацкой картины она чуть шею себе не сломала... Да... Лайт был прав... Это была ловушка. Для нее. И если бы он снова не пришел к ней на помощь... Кто знает, как все сложилось бы...
   Этот взгляд, который он бросил ей напоследок, продолжал тревожить ее.
   Рин решительно пошла к нему в комнату. Если он спит, она его поднимет, а если его нет - то подождет. Или оставит письмо. В любом случае нужно расставить все точки над "ё"...
   Рин распахнула дверь и остановилась: в спальне было темно. Воспоминания о подземелье невольно заставили сжаться ее сердце. На автомате она ударила по выключателю кулаком. Вспыхнул яркий свет.
   Лайт полуголый сидел на широкой постели. Он был после душа, на плечах - полотенце. Он не смотрел на нее.
   - Ты чего сидишь здесь один в темноте? - удивилась Рин. Очень странно. Он же боится темноты...
   - А вот и ты, - холодно-презрительно заметил Лайт. - Опять пришла мне морали читать? Ты не могла хотя бы на сегодня воздержаться от этого?
   - Нам нужно поговорить! - заявила Рин безапелляционно.
   Она слишком устала, чтобы вести разговор на ногах. Рин подошла к постели и плюхнулась напротив Хелла. При этом полотенце сползло с его плеч, и она увидела тот самый синяк на предплечье левой руки. Хоть Лайт тут же спрятал его под полотенцем, Рин поняла, что он стал чернее и еще больше... Но если это синяк, то почему он не прошел до сих пор?
   Похоже, это не предназначалось для ее глаз, и сильно задело и разозлило его. Хелл тут же заметил высокомерно, его синие глаза потемнели:
   - Если ты насчет отставки - у тебя ничего не выйдет. Ты сама постаралась, чтобы наш договор было невозможно разорвать... Даже если ты попросишь "своего" парня, вряд ли он сможет тебе помочь... Так что ты продолжаешь оставаться в полном моем распоряжении...
   Ах ты сволочь! - вспыхнула Рин снова. - Мы - не рабы, рабы - не мы!
   - Ты когда падал - точно головой ударился! Ты чего такой злой?! Если хочешь, чтобы я извинилась за то, что пошла в тот особняк и тебя с собой потащила... То извини! Прости меня, пожалуйста... - Хелл поднял на нее удивленно-растерянные глаза. - И чего ты к Дэму цепляешься? Он тут совсем не причем! И он мне не парень! Понял ты, гад?
   - Надо же: наша ужасная грубиянка извиняется... Это подозрительно... Так ты мне скажешь, что случилось тогда? Почему ты так разозлилась?
   Теперь Рин отвела взгляд. Она не собиралась ни в чем признаваться. Но и сказать ему, чтобы он не доверял ей, она не хотела... Наоборот, как бы это не было опасно, она мечтала, чтобы он ей все рассказал... Она такая идиотка. Как она может надеяться на его доверие, когда сама до конца не честна? Ну почему она не обычная девчонка? Почему не как все? Зачем все так усложнять? Ей было горько. Она такая нехорошая...
   - Это из-за меня? - вернул ее к реальности спокойный голос Гауэра.
   - Почему ты вечно уверен, что весь мир крутиться только вокруг тебя? - заявила Рин. - Видимо, опять твоя мания величия...
   - Вот как... Тогда давай начинай говорить свои обычные глупости и закончим с этим поскорее...
   - Какие глупости, я по жизни права! - разозлилась Рин. Что-то он вздыхает часто... И выглядит еще хуже, чем в подземелье. - У тебя что - новый приступ? - она дотронулась до его лба. Но он был совсем не горячий, как при приступах. Нет... Он был очень-очень холодный... Его волосы высохли и уже начинали торчать в разные стороны. До Рин наконец дошло: - И сколько ты уже так сидишь?!
   - Не твое дело! Шла бы ты уже... спать. Твои оскорбления подождут до утра, - его голос был ровным, как у автомата.
   Значит, давно, - поняла Рин. Он сидел так, пока совсем не стемнело... Словно наказывая себя за что-то? И тут Рин поняла. Тогда он действительно злился... очень сильно злился. Не на нее. На себя! Но он же ни в чем не виноват! Я сама поперлась в этот дурацкий особняк... Сама провалилась в подземелье. Ему не за что на себя злиться... Эта ловушка была предназначена для нее одной... И если бы не было его рядом...
   Там в темноте, когда ей было плохо, он обнимал ее, и тени прошлого несчастья отступили. А потом когда она была одна в темноте, у нее оставалась надежда на него... Именно поэтому она не сдалась. А он... Он ни на что не надеялся? Никто не придет и не утешит его? Почему она так решила? Если он сильный, умный и красивый, то ему это не нужно? Никто не поможет ему, не обнимет и не скажет, что все будет хорошо? У него действительно ничего нет за душой? Нет, так не бывает!
   Рин ненавидела видеть его таким холодным и отстраненным. Она вздохнула, потянулась и осторожно обняла его. Тело Лайта было гладким и холодным, как камень... Просто ледяным. Он не сделал ни одного движения, даже его дыхание осталось легким и спокойным. Наверное, он привык, что его обнимают все подряд - кому не лень. А Рин так хотела согреть его. Вернуть ему то тепло, что он подарил ей. Она не видела его лица, но так ей было проще говорить.
   - Ты слишком много думаешь о всякой ерунде... Ты ни в чем не виноват, - заметила Рин чуть дрожащим голосом. Потом ее голос окреп и стал спокойнее. - Это же я провалилась, а ты меня спас. Ты нужен своим безумным фанаткам, коллегам и конкурентам по работе, моим подружкам... Моей маме, бабушке и брату... И принцесске твоей тоже!
   - Вот как? - прошептал он едва слышно и вздохнул. Он был так близко... И бесконечно далеко. Это было так грустно, что Рин решила признаться ему:
   - Там, когда я сидела в полной темноте, я знала, что ты найдешь способ вытащить меня оттуда... Я верила в тебя, Хелл... Ты такой тупица, что даже понять этого не можешь.
   Под ее руками его кожа стала теплеть, а тело - согреваться. Сердце также забилось быстрее, вздох стал глубже. Его руки медленно поднялись и обняли ее. Каменное изваяние ожило. Лайт опустил голову ей на плечо и прошептал:
   - Хорошо, что ты осталась со мной...
   - Эй, Хелл... - начала было Рин, но тут поняла, что он уснул у нее прямо на плече. - Вот ведь нахал! Да ты что?!
   Именно сейчас Рин поняла, что он ей нравиться. Именно то, что он скрывал ото всех, что с таким отчаяньем защищал, ей и нравилось. Его сердце.
  
   Артефакт 5 Змеиный посох Джамафа
   - Нет, ты издеваешься! - заявила Рин, когда Хелл вежливо предложил ей присесть. Она была очень-очень зла.
   Во-первых, это дурацкое платье! Рин элементарно чувствовала себе в нем голой. Открытые руки, открытые ноги, открытая спина... Одно хорошо - цвет был не броский, теплого шоколадного цвета. Во-вторых, туфли! Эти орудия пыток... Такое инквизиторам и не снилось... Потом монументальное сооружение на ее голове, на которое стилист Хелла потратил целых полтора часа! Зато Рин наотрез отказалась надевать чужие драгоценности и осталась со своей скромными сережками и простой цепочкой с потертой серебряной монеткой на шее. И это все - не считая всех этих высокомерных и заносчивых людей, притворяющихся лучше чем они есть, в несчастливом для нее музее!
   А самое главное она была зла, что каким-то наглым шантажом Хелл уговорил ее-таки сопровождать его на этот гадский прием! Поэтому, когда он сообщил ей, что она сегодня очень миленькая, Рин чуть не заорала и не вскочила его отдубасить. А он все это прекрасно знал и ухмылялся, отчего его глаза казались еще более синими, чем обычно...
   Возможно, все дело в том, что сей прием был дан, чтобы собрать средства на новые археологические поиски так называемого "солнечного камня". И потому Рин была полна недобрых предчувствий.
   Это ловушка, ловушка, ловушка... - стучало у нее в голове. Голова просто раскалывалась. Ей хотелось немедленно сбежать отсюда. Спрятаться. Исчезнуть.
   Девчонки тоже прибыли на благотворительный вечер, но были очень заняты: Света - своим кавалером, Люба - организацией приема, а Лена смягчением впечатления от ее папашки-генерала.
   - Зачем это? - невинно поинтересовался Хелл в ответ на ее замечание.
   - Откуда мне знать? Это же ты злобный гений! - возмутилась Рин.
   - Не злобный, а добрый! Пора бы уже запомнить! Ну-ну, не злись... Без тебя мне было бы здесь бесконечно скучно...
   - Вот блин... А мне наоборот! - фыркнула Рин. На ее носу были очочки. Она вредничала. - Я тебе обезьянка что ли, чтобы развлекать?!
   - Ты сама это сказала, - невозмутимо подтвердил Хелл.
   И какого черта я осталась?! - подумала Рин, возмущенная до глубины души собственной тупостью. - Как можно было купиться на эти печальные синие глазки?! А он пользуется моей слабостью да еще и посмеивается!
   Внезапно в зале стало тише. Рин подняла глаза и увидела, как входят два знакомых телохранителя-зомбика... А за ними - конечно, прекрасная принцесска... Все люди в зале повернулись и устремились к ней. Как мотыльки на пламя.
   - Тебе нужно идти, - толкнула Рин Хелла.
   - Сейчас, - вздохнул он. - Только ты будешь присматривать за мной?
   - Не думаю, что она людоедка и съест тебя! Она такая красивенькая, умненькая и миленькая! Настоящая принцесска... Вы оба идеально подходите друг другу... Оба такие сладкие, что меня сейчас точно стошнит! - заявила Рин искренне.
   Хелл невольно хихикнул и быстро пошел навстречу своей принцессе. Толпа тут же образовала для него проход. Он подошел к ней, и девушка засверкала ему в ответ робкой и нежной улыбкой.
   Ну просто сказка какая-то, - подумала Рин с отвращением. - И кто я в ней по роли? Злая ведьма?
   Внимание людей было полностью поглощено ослепительной парой, поэтому Рин вытянула ноги и вздохнула свободнее. На секунду.
   - Кузнецова, ты ли это?! - изумленно окликнул ее Орлов.
   О боже, - застонала Рин про себя. - Ну почему он?!
   Хотя... Вполне логично, если вспомнить, что идея вечера и поисков "солнечного камня" принадлежит его отцу.
   Внутри вновь все заклокотало. Конечно, она понимала, что рано или поздно им придется встретиться лицом к лицу снова. Но ей, как маленькому ребенку хотелось, что бы этот момент никогда не наступил.
   Если бы Рин не была бы на каблуках: сейчас бы куда-нибудь точно сбежала.
   - Богатой буду? - заметила она, стараясь успокоить бешено бьющееся сердечко. Щечки ее раскраснелись, глаза засверкали. В голове зазвонил похоронный колокол.
   - Оказывается, ты настоящая красавица! - чистосердечно признал Кирилл.
   Скажи он ей эти слова два года назад... Она была бы самой счастливой девчонкой на свете. Но сегодня ей это было безразлично. Ее не тронуло бы, даже скажи он ей, что она уродка или тупая. Теперь это не имело никакого значения. Но все равно, его слова причинили ей боль. Всего на мгновение, но причинили.
   - Смешно, - заявила она, поправляя очки, и сменила тему. - Твой отец снова заинтересовался мифологией?
   - Солнечный камень... Звучит невероятно... Но в твоего отца он верил, поэтому спонсировал и поддержал его экспедицию в Змеиные горы... Ты поэтому здесь?
   - Конечно, нет... - Рин перевела взгляд на некую прекрасную особу. - Я - секретарь Гаура.
   - Да... Я слышал, - усмехнулся Кирилл. - Не думаю, что тебе очень это нравится... Находится среди толпы незнакомых самодовольных людей, быть одетой в столь непрактичную одежду, пытаться выглядеть прилично и не совершить какую-нибудь ошибку... И как ты только согласилась на это? Тебе, наверное, совсем не по себе...
   Да пошел ты! А он ее неплохо изучил... Но Рин сказала совсем другое:
   - Ну, ты абсолютно прав, - и улыбнулась.
   - Подскажи, как Гауэр заставил тебя это сделать?
   - Просто я очень ответственный работник, - Рин попыталась отвлечь его. - Разве ты не хочешь познакомиться с той принцесской поближе?!
   - Когда рядом с ней Гауэр и эта толпа народа? И не подумаю... - заметил Кирилл небрежно. И вдруг неожиданно спросил: - Как это у тебя получается? - Рин удивленно на него посмотрела. - Читать мысли?! Ты всегда знаешь, кто о чем думает...
   Ой-ой... Нужно быть поосторожнее, а то не дай Бог он обо всем догадается! Как он только заметил...
   - По-моему, это написано у всех на лицах, - заметила Рин, продолжая вредничать. - Ты знаешь, кто она?
   - Слышала о корпорации "Темная башня"? Ее владелец - опекун Гауэра и отец Талии... - он кивнул на принцесску. - Кажется, они помолвлены?
   Почему-то это совсем не понравилось Рин. То как он говорил о владельце "Темной башни".
   - Политический брак?
   - Думаю, да... Хотя на мой взгляд они очень друг другу подходят, - заметил Кирилл и присел рядом.
   О да, смотрелись они вместе хорошо, ничего не скажешь. Просто кинозвезды какие-то... Непринужденно разговаривали, не обращая внимания на всю эту кучу народа, которая не сводила с них взглядом, затаив дыхание. И только одной Рин во всем зале казалось, что это неправильно. Хелл выглядел просто отвратительно. Он снова стал марионеткой. Блестящим, холодным и бездушным, и даже тепло милой девушки рядом не оживляло его. А та изо всех сил старалась. Должно быть, Гауэр ей очень нравился. Смотреть на это было больно. И почему люди такие дураки? Почему Хелл просто не может быть самим собой? Что ему мешает ответить этой девушке взаимностью? Сделать счастливой ее? Себя?
   - Как ты поживаешь? Я знаю, твоя мама в больнице... - Рин промолчала, поэтому Кирилл предпринял еще одну попытку завязать разговор. - Как тебе выставка? Уверен, ты можешь многое рассказать обо всех этих экспонатах... Кстати, насчет "Солнечного камня"...
   Рин почувствовала, что сил больше сдерживаться нет. Она вздохнула и повернулась к нему, чтобы высказать все как на духу, но в этот момент увидела подходившего к ней Дэма, и ее лицо осветилось счастьем. Вот он ее спаситель! Ее рыцарь в сияющих доспехах! Теперь она сможет сбежать!
   - Ну ты и красавица Рина! - восхитился тот, протягивая руки. Рин за них ухватилась и вскочила на каблуки.
   - Я так рада тебя видеть, Дэм! - воскликнула она с такой радостью, что губы Дэма сами собой стали растягиваться в улыбку. - Где ты пропадал?!
   - Кхм-кхм, - напомнил о своем существовании Орлов.
   - Это мой бывший одноклассник Кирилл Орлов. Обычно он работает с разными гуманитарными фондами своего отца. В том числе и с историческим. А это - Дэм! Извини! - Рин развернулась и потащила Дэма прочь.
   - Что происходит? - спросил тот, когда девушка, наконец, остановилась отдышаться. Теперь они были довольно далеко от Орлова и Гауэра с принцесской. - Это на тебя не похоже!
   - Разве? - удивилась Рин. Она схватила со стола первый попавшийся бокал и одним глотком проглотила его. А затем закашлялась - это был точно не сок. - Почему на таких вечеринках они подсовывают всякую фигню? Я, между прочим, пить хочу!
   Дэм развернул девушку к себе и пристально уставился в ее лицо.
   - Рина, что случилось?
   Она ничего не ответила, но ее тело стала бить крупная дрожь. А потом Рин икнула и хихикнула.
   - Эй, ты чего? Ты напилась, что ли? Так быстро?
   Дэм держал ее за плечи, его руки были большие и теплые. А Рина в этой легкой полуголой одежке насмерть уже замерзла. Она ему смущенно и благодарно улыбнулась:
   - Ик! Извини, ик! на меня ик! икота напала... Ик!
   Рина была не такой как обычно, а словно разом отбросила всю свою броню, убрала колючки и ровно засияла. В этот момент она действительно стала красавицей. Настоящей девушкой - робкой, милой и нежной. То, что всегда скрывалось за жуткими футболками, лохматыми волосами, злобными взглядами, "вредными" очочками и колючими словами...
   - Ты подумала над моими словами? - вырвалось у Дэма, прежде чем он хорошенько поразмыслил.
   - Нет, - честно ответила Рин. - Ик!
   - Почему? - изумился парень. И тут же пожалел о своем вопросе: Рин словно вмиг покрылась льдом и перестала улыбаться. Икота тут же прекратилась.
   - Какой же я дурак, прости меня! - тут же заметил Дэм огорченно. - Я понимаю, у тебя столько проблем. И мама в больнице...
   - Просто пока я не могу думать ни о чем таком, - заметила Рин едва слышно. Она снова захотела провалиться сквозь землю, исчезнуть и где-нибудь спрятаться... но она и так уже была невидимкой...
   Сзади подошли девчонки, которые увидели такую жаркую сцену, что просто не могли не поучаствовать.
   - О чем таком? - тут же спросила любопытная Светлана. Она была обворожительна в черном платье до пят.
   - Ну вот! Ты все испортила! - заявила ей Люба. Та была как никогда хороша в серебристом. - Такую романтику разрушила! Вечно ты со своими неприличными намеками...
   - А мне тоже любопытно! - поддержала Свету Лена. Сегодня она была в зеленом костюме, что выгодно оттеняло ее спортивную фигурку. - Наша скромница наконец-то находится на шикарном приеме, причем подобающе одетая и с прекрасным кавалером! Это точно любовь!
   - Это Гауэр! - презрительно фыркнула Рин. - Он обманом завлек меня на этот ужасный вечер и разрядил, как мартышку! - вспыхнула она. - И почему я такая добрая?! Вечно меня используют!
   - Не смущайся, мы все на твоей стороне! - заметила Света. - Теперь понятно, почему ты не попала под чары Лайта! Ты влюбилась в другого лапулю!
   - Не называй парня лапулей, - фыркнула Рин. Парень должен быть парнем, а не лапулей, верно?!
   - Почему? Он такой милашка! - Света повисла на руке Дэма и захлопала ему ресницами. Тот само собой растерялся.
   - А ты очень храбрый, - заметила Лена, захватив вторую руку парня. - Встречаться с такой страшной девчонкой! Но ничего, ты привыкнешь! К тому же, Рина действительно добрая... Как в той песне - на лицо ужасная, добрая внутри?!
   - Ну Елена! Я тебе это еще припомню! - заявила Люба. - Рин, не расстраивайся, это она от ревности... Эй, а где Рин?
   Все четверо стали озираться, но той и след уже простыл.
  
   Рин кралась по галерее - тихо и неслышно, как ниндзя. На носочках, чтобы не стучали каблучки. Как вдруг ее внимание привлекла одна из картин. Не просто привлекла, а поймала в ловушку. Рин забыла обо всем и подошла, затаив дыхание, чтобы ее хорошенько рассмотреть.
   Яркий солнечный день, девушка у водопада, сушащая длинные рыжие волосы, парень, идущей к ней по полю, собирающий прекрасные цветы... Рин шагнула еще ближе, пригляделась и поняла, что белая скала, у которой сидела девушка, и не скала вовсе, а дракон, который подглядывает за девушкой. А девушка знает это, и поддразнивает его. Картина была хорошо написана, очень живая, полная иронии и любви. Ее автор был действительно талантлив. От нее оставались приятные и добрые чувства.
   - Вам нравится? - спросили у Рин, и она тут же кивнула. А лишь потом увидела, что ее спросила незаметно подошедшая "принцесска" Гауэра. Так просто смыться не получалось. - Романтичная история, не правда ли?
   - История? - переспросила Рин, не имея понятия, о чем та говорит.
   - Мне сказали, что вы эксперт по легендам... Эта древняя легенда о человеке, волшебнице и драконе?
   Рин покачала головой, девушка посмотрела на картину и мило улыбнулась. Какое... Личное отношение.
   - Это ваша картина? - тут же спросила она. Девушка кивнула в ответ и смутилась.
   Ничего себе... Она крутая художница! Очень-очень талантливая!
   - Я не знаю этой легенды... Расскажите? - предложила Рин, пытаясь помочь.
   Девушка расслабилась и, улыбаясь, начала рассказ.
   - Эта легенда про то, как смертный человек подружился с драконом... Они были верными друзьями... И влюбились в одну и ту же девушку. Волшебницу.
   - И кого же выбрала она? - поинтересовалась Рин. Она всегда была прагматична.
   - Разве это не очевидно? - спросил, подойдя к ним Гауэр. - Конечно, земного человека...
   - Почему ты так решил? - удивилась принцесска.
   - Познакомьтесь, это Рин, а это Талия... - представил Лайт девушек друг другу. Он улыбался - мило и бесконечно. Но его глаза были холоднее, чем обычно.
   Похоже, не одной мне здесь не нравится, - решила Рин.
   - Рин, это... - начала Талия.
   - Это сокращенно от Катерина, - расшифровал Гауэр. - А Талия - это от имени Талион.
   - Красивое имя, - признала Рин.
   - Спасибо, - улыбнулась ей Талия. - Ты не ответил мне... Почему ты решил, что она выбрала человека?
   - Это же логично? Она человек, он человек... А дракон - это дракон.
   - Но она волшебница! - впервые в голосе девушки проскользнули упрямые нотки. - И в легенде ничего об этом не говорится...
   - Дело в том, что я знаю эту легенду. Я знаю, что случилось дальше, - улыбнулся Гауэр. Почему-то он отошел немного назад, и вновь взглянул на картину. - Человек и дракон были друзьями. А волшебница соединила их магии. Это сделало их самими могущественными: человека среди смертных, а дракона среди бессмертных...
   - Какая замечательная история, - заметила Талия воодушевленно. - Почему ты не рассказал мне об этом раньше?
   - Раньше я не видел эту картину... - Гауэр вздохнул. - На самом деле эта история очень печальная...
   И Талия все поняла по его лицу.
   - Нет, не рассказывай дальше! Я не хочу знать...
   И чего она так сразу расстроилась, - размышляла Рин. - Наверное, привязалась к ним, пока рисовала. Подумаешь, картина... Даже существуй они на самом деле, все равно все давно померли. Разве нет? И вообще, какое кому дело до вымышленных персонажей? Лайт повернулся к ней, словно спрашивая разрешения. Она равнодушно пожала плечами.
   - Тебе выбирать, как поступать...
   - Хорошо, я слушаю, - заметила Талия, явно расстроенная.
   - Так кого выбрала волшебница? - спросила Рин. Чертово любопытство!
   - Про это я не знаю... - усмехнулся Гауэр. - Похоже, ей нравились они оба. Но я знаю, что человека, который познал могущество дракона, обуяла гордыня и ревность. Он возжелал еще большей власти. Он захотел стать драконом. А дракона захватила ревность и гордыня, и он мечтал завладеть девушкой. Они оба были большими эгоистами.
   Девушка помертвела лицом. И чего она так бурно реагирует? Подумаешь, какая-то древняя легенда, - подумала Рин. - Конечно, смысл в ней есть, да только что нам с того?
   - Человек сотворил проклятье, чтобы забрать себе силу дракона... Но он не мог просто так убить его, ведь тогда волшебница могла обо всем догадаться. Поэтому он лишил его разума. Дракон сошел с ума, стал просто яростным зверем... Люди попытались его убить, но не смогли. Он был слишком могущественен. Поэтому волшебница своей силой отослала его в далекую страну.
   - А может, она просто не могла допустить, чтобы его убили? - предположила Талия.
   - А что человек? - спросила Рин в свою очередь.
   - На него легло его же проклятье... Думаю, и дракон наложил свои чары... - Гауэр дьявольски ухмыльнулся. - Он завладел всей силой дракона, но не мог воспользоваться ею. Потому что тут же начинал терять разум... Поэтому он тоже отправился в далекую страну.
   - А что стало с волшебницей? - поинтересовалась Талия.
   - А вот этого никто не знает... - улыбнулся ей Лайт. - Она была волшебницей, но смертной. Думаю, она просто умерла однажды. Возможно, даже вышла замуж и родила детей.
   - Ты совсем не романтик! - вынесла свой вердикт Талия.
   - Если так, то она была очень безответственной. И не любила их совсем. Вот если бы это была я, то придумала бы способ снять проклятье... - пробурчала Рин себе под нос.
   - Вот Рин - настоящий романтик, - заметил Лайт неожиданно.
   Чего тебе? - подняла на него злые глаза Рин. - Нечего чужие мысли подслушивать! Я сама с собой говорила, а не с тобой!
   - Действительно, Рин-на! - воодушевленно заметила Талия. - Я буду верить в это! Волшебница спасет их обоих!
   Неожиданно Лайт расхохотался. Талия смущенно засмеялась вместе с ним. Он смеялся и смеялся, не в силах остановиться. Так смеялся, что у него выступили слезы на глазах.
   Рин мрачно взирала на это веселье. И что тут смешного? Все такая сплошная фальшивка... Он сам, его помолвка, даже этот смех... Она больше не могла этого выносить, развернулась, и пошла прочь.
   - Эй, Рин! - схватил ее за руку Лайт. - Ты чего?
   Рин вырвала у него свою руку. Да как он только смеет?!
   - Не трогай меня, - прошипела она злобно. Их взгляды вновь скрестились, как мечи.
   - Как скажешь, - тут же отпустил Лайт ее. Рин презрительно фыркнула и ушла, с достоинством пытаясь не упасть вперед носом с каблуков.
   - Я сказала что-то не то? - подошла к Гауэру Талия. - Рин-на обиделась на меня?
   - Совсем нет, - улыбнулся ей Лайт. - Тебе не о чем волноваться.
  
   Рин присела на банкетку и, сбросив туфли, вытянула усталые ножки. Тут ее точно никто не найдет. Вот ведь придурок! Так ее разозлил! Не стыда у него, ни совести! От усталости, головной боли и переживаний ее стало клонить в сон...
   - Привет, - вдруг раздалось над ухом. Рин подскочила, как подброшенная пружиной, и тут же встала в боевую стойку. Это был Максимильян. И как он к ней так тихо подкрался? И как только смог отыскать ее в этом закоулке?
   Он улыбнулся ей и сел на банкетку. Голубовато-зеленый глаз равнодушно смотрел на нее.
   - Тебе не нужно меня бояться... Садись... Поболтаем!?
   - Прошлый раз все кончилось тем, что у меня крыша поехала! И не подумаю!
   - Я просто пытался тебе помочь, - пожал Макс плечами.
   - Помочь? Не смеши мои тапки!
   - Что? - Максимильян смерил ее взглядом - от босых ног до макушки. - На тебе нет никаких тапок! Ты вообще без обуви. И разве их можно насмешить? - спросил он на полном серьезе.
   - Так, проехали... - Рин плюхнулась рядом с ним и тут же перешла к делу. - Кто ты такой и что тебе надо от Гауэра?
   - Ты же сама сказала. Я - его старинный приятель. Мы знакомы очень давно.
   - Это мне не о чем не говорит! - фыркнула Рин.
   - Это наши дела, и другим не должно быть до них никакого дела... - высокомерно заявил Макс.
   - Оно перестало быть вашим, когда ты меня поцеловал! Так что выкладывай начистоту!
   - А ты очень забавная... - улыбнулся ей Макс. Как всегда это не касалось его взгляда. Он оставался холодным и безжалостным. - Ничего не боишься?
   - Это совсем не так... - Рин поняла, что он и слова лишнего не скажет. - Ты сказал, что пытался мне помочь... Это каким же образом?!
   - Ты в это не веришь, поэтому не имеет значения... - и прошептал негромко, про себя. - Наверное, Хеллу все время неприятно это осознавать... - и заметил с интересом. - Как же ему должно быть больно от этого?
   - Осознавать что? - не поняла Рин. - Какие у тебя претензии к Хеллу? Я его телохранитель, а ты - потенциальный враг, и я должна знать твои мотивы!
   - Враг? - удивился Максимильян. - Мотивы? Зачем тебе это? Я просто хочу его подразнить...
   - Чего ты увиливаешь? Отвечай уже!
   - Почему Хелл держит тебя рядом с собой? Для забавы или по какой еще причине?
   - А вам-то что? - удивилась Рин. Ей было странно, почему он вообще с ней разговаривает, а не пошлет подальше.
   - Значит, хочешь знать причину, по которой я здесь? Ты поверишь мне на слово? Какая наивность... А если я скажу, что Гауэр заслуживает наказания, то как ты поступишь?!
   - Почему ты все время говоришь намеками?!
   - Слова не имеют значения. Так что может, я солгу и не открою тебе, что мои цели - личные и безобразные... Что ты тогда будешь делать со мной?! В любом случае ничего ты не можешь... Какой еще телохранитель? Ты просто мелкая назойливая бесполезная дурочка! Так что будь хорошей девочкой, не вмешивайся в то, что выше твоего понимания, и не задавай глупых вопросов! А иначе можешь серьезно пострадать...
   Маленькая надоедливая беспомощная дуреха... Где-то она уже слышала подобные слова... И Рин не выдержала. Она чувствовала такую опасность от него, что стала ведьмой.
   - Хватит играть со мной, - заявила Рин и медленно встала. - Зачем ты впутываешь меня в свои проблемы?
   - Что?! - Макс тоже встал и угрожающе навис над Рин. Та встретила его взгляд и приняла вызов.
   - Ты мог бы обойтись без этого. Пошел к Лайту и высказал ему все начистоту. Возможно, вы бы подрались или, ну не знаю, что у вас там принято делать, попили бы чайку, что ли... Зачем ты пришел ко мне?! Что ты хочешь услышать?
   - Просто передавай Лайту привет! - усмехнулся Макс и повернулся, чтобы уйти.
   - Ты не уверен в своем решении? Или... тебе просто одиноко?
   - Я хотел тебя предупредить... Держаться от него подальше. Хелл приносит всегда одни проблемы... Он большой эгоист, и если ты подойдешь к нему слишком близко, то можешь пострадать...
   - Оказывается, ты хороший, - сделала вывод Рин. - Только трусливый. И больше всего ты боишься боли...
   Макс повернулся к ней, и его сине-зеленый взгляд вспыхнул такой дикой яростью, что девушка испугалась бы до смерти, если бы не была сейчас ведьмой. Он хотел ее лишить ее жизни, сейчас, здесь, немедленно! Самым ужасным образом!
   - Повтори-ка, что ты сказала?! - прошептал он. Голос его стал жутким, хриплым и злым.
   Черт, вздохнула Рин. Наверно, придется драться? Хотела избежать проблем, а вместо этого только все усложнила...
   - Не прикидывайся глухим, это не круто.
   И вдруг Макс в ответ рассмеялся. Это был безрадостный и пустой смех... Полный боли и сожалений. Совсем как тот, которым смеялся Гауэр недавно. Макс низко поклонился ей и сказал, улыбаясь:
   - Теперь мы квиты, госпожа... - и ушел, ни разу не обернувшись.
   От пережитого ужаса у Рин все дрожало внутри. Она обратно упала на банкетку совершенно без сил, выжатая как лимон. Да что же за день сегодня такой несчастливый... Ну все вокруг, абсолютно все делают ее жизнь невыносимой... Теперь еще и этот не пойми что за одноглазый мужик...
   - Какого черта он имел в виду?
  
   Рин проснулась и решила вернуться в зал. Но тут же поняла, что что-то случилось, пока она дрыхла. Весь музей был как растревоженный улей. Люди шептались и возмущались. Интересно, в чем дело на этот раз, - думала Рин, пробираясь по теням. - Наркотики, взятки? А может, убийство? Или кто-то перебрал и танцевал голым на столе?! Как жаль, что она этого не видела! Вечно она самое веселье пропускает!
   - Вот! Вот! Это она! - закричал, увидев ее, Васильев Иван Сергеевич - директор музея.
   Рин встала, как вкопанная. Ее в чем-то обвиняют? Сердце провалилось куда-то вниз. Ее мигом окружили какие-то бравые мужчины. Ясно, что они из милиции... И что она натворила на этот раз?!
   - Так вы утверждаете, что эта девушка украла "глаза змея" из посоха Джамафа?
   - Я не утверждаю... Но только она одна из посторонних знала, что на сегодняшнем приеме будет этот экспонат, и что его глаза - настоящие изумруды!
   Ну да, Рин это знала, и что с того?
   - И что с того? - удивилась она.
   - Прикидываешься невинной?! Ты украла их! - закричал на нее ближайший охранник.
   Вот блин... Влипла, - вздохнула Рин. - Так и знала, что не стоило сегодня приходить!
   Ее милипизерную сумочку отобрали, и - о чудо! - "глаза змея" оказались в ней!
   - Как ты могла, Катя?! - расстроился Иван Сергеевич. - Если тебе так были нужны деньги, я бы помог...
   - Это не мое, - серьезно заметила Рин. - Мне их подкинули!
   Все было бесполезно. Все улики - против нее. Рин прикинула перспективы. Но что она могла теперь поделать? Сколько не кричи, что она невиновна, все будет указывать на нее...
   - В наручники ее! - приказал кто-то из милиционеров.
   - Вот бессовестная! Хоть бы о матери подумала! Даже не расстроилась!
   - Ни стыда, ни совести! Даже не притворяется! Бесстыжая!
   - Бессердечная ледышка! Ни слезинки не уронила!
   - Не будьте слишком строги к девушке... Это все сделано ради больной матери...
   - Что здесь происходит? - холодный голос Гауэра остановил все разговоры вокруг. - Почему Рин в наручниках?
   Рин не стала поднимать на него глаза. Все бесполезно. Она проиграла. Ее подставили, и ей не оправдаться. Против закона не попрешь... Ее пытались поймать с помощью денег, запугивания и других уловок, но закон есть закон... Теперь она попалась по-настоящему! Было так обидно... Все бесполезно. Сколько не убегай, не прячься. Она проиграет.
   И Рин стало все равно. Ее душа потухла и опустела. Она превратилась в "невидимку". Полностью.
   Лайта тут же посвятили в смысл происходящего.
   - Простите, но это просто смешно. Это не могла быть Рин.
   - Почему вы так решили?
   - Я не знаю человека честнее и ответственнее, чем она, - заметил Лайт холодно. - Кроме того, в деньгах она не нуждалась. Совершенно ясно, что ее подставили. К тому же, камни, что ей подложили - подделка!
   - Не может быть! Тогда где настоящие? - возопили все вокруг.
   - Это не может быть Рин! - твердо заявила Люба, протискиваясь в круг из охраны и милиции. - Она была со мной все это время!
   На фига она врет? - застонала Рин про себя. - Вот идиотка! Они же могут все выяснить, и тогда ей не поздоровится!
   - И со мной! - томно вздохнула Светочка, облокотившись на ближайшего симпатичного парня в форме.
   - А я была с ними, так что мы были вместе! - сообщила Лена.
   - Вот тоска... - прошептала Рин. Девушка была тронута до глубины души общей поддержкой. Вот только... Теперь она подставит их всех под удар...
   - Как я рад это слышать, - облегченно вздохнул Васильев.
   - Как я и говорил, - высокомерное презрение Лайта действовало на всех подобно ледяному душу: живо отрезвляло и ставило на место. - Рин - невиновна!
   - Но эти подделки мы нашли в ее сумке! - не сдавался милиционер. - А настоящие были украдены!
   - Думаю, это был шутка очень дурного тона, - равнодушно пожал Гауэр плечами.
  
   - Рин, что происходит?! - напали все трое сразу на нее, когда смогли "отбить ее у врага". - И Дэм уже ушел как на зло! А ну рассказывай, что случилось?!
   Гауэр застыл на месте, как каменное изваяние. Он насмешливо смотрел на Рин, его красивые губы иронично изгибались. В синих глазах плавали смешинки. Вразмашку. Правда, самой Рин было не до смеха.
   - Почему вы спрашиваете меня? - удивилась девушка в ответ. - Откуда мне знать?
   - Но ведь это с тобой случилось! - заметила Света.
   - Кстати, а где ты была? Вечно ты исчезаешь на самом интересном месте! - спросила ее Лена. Рин совершенно определенно не собиралась ей отвечать. У нее не было алиби. Единственный, кто ее видел - и тот враг. Жаль, что с приема не сбежать, пока они ведут тут следствие... - Тебя не было в зале! Мы тебя уже целый час искали!
   - Почему ты такая спокойная, Рин?! - накинулась на нее Люба. - Тебя обвиняют в уголовном преступлении!
   - Если вы не верите мне, то и не нужно было меня выгораживать, - заметила Рин с досадой.
   - О чем ты говоришь? - начала Светочка. - Даже если ты их украла, нам все равно! Мы не...
   - К тому же, это глупо! Не надо было за меня заступаться, - заявила Рин спокойно. - Никогда так больше не делайте!
   - Но, Рин, послушай... - попыталась еще раз Люба. - Все это очень серьезно! Тебя же могут в тюрьму посадить!
   - Чему быть, того не миновать, - фыркнула Рин презрительно. - Так что не лезьте не в свое дело!
   - Какого черта ты такая?! Нельзя пасовать перед трудностями! - заявила Лена. - Нужно сражаться до конца! Ты сама это говорила!
   - Мы ведь твои друзья, мы поможем тебе! - поддержала ее Света.
   - Чем это? - Рин глянула на Гауэра, который не спускал с нее глаз, и уточнила специально для тупиц: - И хватит на меня пялиться... Я не игрушка для твоего развлечения...
   - Вот как? - прошептал тот. Его глаза стали еще холоднее и темнее.
   - Рин, еще ничего не решено! Нужно поймать настоящего вора, и вернуть изумруды! Очистить твое имя от подозрений! - заявила Люба. - Ты не одна! У нас все получиться...
   - Ты что, не понимаешь? - разозлилась Рин. - Ничего поделать нельзя. Это только вопрос времени!
   Неожиданно Люба сделала шаг вперед и отвесила ей звонкую пощечину.
   - Да как ты только можешь!? Какого черта ты сдалась?! Я ненавижу тебя такую!
   В ответ Рин только спокойно улыбнулась. Ее нет, она не существует. Ее больше ничего не трогало:
   - Ты только заметила? Я всегда такая...
   - Рина, ты переходишь черту... - начала Лена.
   - Я ее давно перешла, а вы все притворяетесь, что этого не видите. Мне не нужна ваша благотворительность.
   - О чем ты, Рин? - на глаза Светочки почему-то навернулись слезы. Она забыла про свой безупречный макияж.
   - Я вам больше не друг. Уже очень давно наши пути разошлись. Мы просто учимся вместе и иногда ходим куда-нибудь. Я не говорю вам правды, а вы - мне. Мы давно уже не друзья, так что не нужно притворяться, ясно вам?
   - Рина, - ахнула Ленка. Люба уставилась на нее, как громом пораженная.
   - Думаете, не знаю, о чем вы думаете? О несчастной сиротке, потерявшей так рано отца, а теперь у нее умирает мать... Давайте все дружно пожалеем ее! - Рин слегка пожала плечами. - Как будто мне это надо...
   - Ты ошибаешься! - закричала Светка на нее.
   - Да ну? - презрительно заявила Рин. - Чудес не бывает! Как не старайся... Побеждает не тот, кто прав, а тот кто сильнее... И маму мою не спасти... Так какая разница? Зачем бороться с судьбой?
   - Рин, - прошептала Люба, глотая слезы. Рин подошла и погладила ее по плечу.
   - Спасибо вам огромадное, но больше не нужно этого. Чуда не будет. Я смирилась с этим. Так что оставьте меня в покое, и не смейте вмешиваться! Мне и так нелегко...
   Затем Рин повернулась с Гауэру, и выражение ее лица не предвещало ничего хорошего:
   - Я - увольняюсь, прямо счас!
   В полной тишине она сняла туфли, закинула их на плечо, и, послав остальным воздушный поцелуй на прощание, ушла, не разу не обернувшись.
   - Чертова выпендрежница, - послышалось Свете, она оглянулась, но позади нее стоял только Лайт, а ведь он не мог этого сказать?! Тем более чертыхнуться!
   Люба рыдала и вдруг рухнула на колени, и Света с Леной кое-как перетащили ее на ближайший диванчик.
   - Так я и знала... Так и знала... - шептала Люба, пытаясь остановить слезы. - Это я во всем виновата!
   - Она никогда такой не была, - плакала Света, не стесняясь размазанной туши. - Она всегда нас поддерживала...
   - Она была жуткой занудой, но она никогда нас не бросала! - удивленно заметила Лена. - Она боролась всегда до конца... Что же все-таки случилось?
   - Ей нужна была наша поддержка, но мы отвернулись от нее. А теперь поздно, - поняла Света. - Чего ты молчишь, Люба? Скажи что-нибудь уже!
   Гауэр повернулся, чтобы уйти, как к нему подскочила Света.
   - Не уходите. Пожалуйста... Дело в том, что... Рин, она... На самом деле не такая ужасная! Она очень-очень добрая! Мы дружим с ней с садика, вместе пошли в первый класс, и дальше учились всегда вместе... И я тогда была просто уродиной... Я была самой высокой в классе, со скобками на зубах. Из-за своей груди еще и горбилась... Да плюс эта моя несчастная неуклюжесть... Меня все дразнили, надо мной издевались, я ненавидела сама себя... И только Рин всегда была рядом и защищала меня. Ей было плевать на мою внешность. Ей было все равно. Она говорила, что это ничего не значит. Что придет время, и они еще пожалеют, что смеялись надо мной... Что на самом деле я красивая... Однажды она так разозлилась на меня из-за этого, что даже поколотила... И сейчас ее отношение ко мне ни капли не изменилось...
   - Ну а я... Я была страшной пацанкой и гоняла всех подряд, - вздохнула Лена. - Моему папашке я не могла угодить ничем, потому что была девчонкой. И я выбивала дурь изо всех вокруг! Но тут мне на пути попалась Рина. Она меня так разозлила... Одними словами довела до бешенства. Рина сказала мне, что это моя жизнь, и нечего другим давать управлять ею. Что я должна принять себя такой, какая я есть. Мне не нужно ничего доказывать отцу. Не тратить на такие глупости свою жизнь. Не важно, кто я. Главное, какая я...
   - А я сама ее доставала, - заметила Люба, сморкаясь в платочек. - Моя страсть история, а ее отец - был в этом деле настоящим специалистом. Рин ненавидит историю. Она велела мне жить настоящим и радоваться жизни, которая никогда не повториться. Каждому ее моменту. А прошлое нужно оставить в прошлом... Если бы не она, я бы так и померла занудной старой четырехглазой девой с двенадцатью кошками! Когда нам было грустно, она смешила нас. Рассказывала какие-то глупости. Тащила на пикники в лес и на речку... Заступалась за нас перед учителями... Грубила одноклассникам, которые издевались и оскорбляли нас... - и тут Люба не выдержала: - А теперь у нее неприятности, а я ничего, абсолютно ничего не могу для нее сделать...
   - Почему она нас бросила? - вздохнула Лена. - Она же никогда, никогда не сдается!
   - Это так на нее не похоже... Неужели она действительно так изменилась? - заметила Люба.
   - Почему она не верит в нас? - спросила Света. - Почему не верит в себя?
   Гауэр тяжко вздохнул и презрительно сказал:
   - Вы так ничего и не поняли. Рин вас не бросала. Она продолжает вас защищать. Рин просто не хочет, чтобы вы пострадали из-за нее.
   Девушки переглянулись, начиная осознавать.
   - И что же нам теперь делать? - спросила Света, поднимая на него заплаканные глаза.
   - Послушайте ее и не лезьте в это дело...
   - Да как ты можешь? Мы не бросим нашу подругу! - заявила Лена.
   - Мы придумаем, как ей помочь! - поддержала ее Люба.
   - Рин будет еще больше беспокоиться о вас, - это была правда, и девушки явно приуныли. Вот тогда Гауэр и улыбнулся им своей настоящей улыбкой. Девушки, как зачарованные, уставились на него. - Не переживайте... Она не останется одна. Я ей помогу.
  
   Рин хотелось что-нибудь сломать. Но она была невидимкой, а они не шумят и не взрываются. Ведь иначе их заметят. Она села на самое видное место в музее. И одела очки. И даже ногу на ногу закинула. Нужно вредничать. А то ведь снова не заметят. Если что-нибудь случиться в ближайшие полчаса: у нее будет алиби... Хотя...
   Рин схватилась за голову и застонала от бессилия. Сколько можно убегать? Так никогда ничего не измениться. Все будет еще больше усложняться, станет только хуже.
   Но что она может сделать? Что? Ну что? Да ничего!
   И тут - словно ей мало было проблем? - рядом присел Орлов.
   - Ты меня избегаешь? - спросил он прямо.
   Блииин... И что теперь? Рин сдерживалась изо всех сил. Правда, ободранные туфлями ноги сильно потратили ее душевное спокойствие... Одно неверное слово, и она взорвется и все ему выложит, как на духу... А это - абсолютная катастрофа!
   Рин задумчиво уставилась на него. Впервые за долгое время она смотрела прямо ему в лицо. Какой он все-таки красивый. Стал еще красивее за эти два года... А умный... Просто жуть. А она даже в шашки проигрывает! Рин ненавидела успешных умников и прекрасных красавчиков именно из-за него.
   Что там, за этими прекрасными глазами без единого проблеска чувства? Она даже представить себе не могла...
   Вот она - совсем простая. Либо да, либо - нет. Третьего не дано. Как говорится: морда или пузо? А Кирилл... Что ему от нее надо? Что он задумал? Как надоели эти прятки-угадайки... Нужно быть честнее...
   - Что тебе от меня надо, Орлов? - вздохнула в ответ Рин.
   - Почему ты избегаешь меня, Кузнецова?
   Рин зевнула, вытянула ноги и расслабилась. А он прав. Надоело убегать. Плевать.
   - Два года назад я была в тебя безумно влюблена, - заметила она без тени эмоции. - Но ты и так это знаешь...
   - Не может быть! - воскликнул Кирилл. Он заметно смутился и отвел глаза.
   Рин продолжала говорить, не сводя с него насмешливого взгляда желто-карих глаз из-под очков:
   - Я должна была помогать отцу, знаешь ли... А вместо этого бегала за тобой. Если бы я только... - голос Рин перехватило, она справилась с собой и уже спокойно продолжила. - А потом он погиб, и у меня осталось чудовищное чувство вины. Поэтому ты вызываешь во мне... всякие эмоции. Вот и все, - Рин откинулась на диванчик и вздохнула полной грудью. - Ах! Теперь мне намного лучше!
   Конечно, это была не вся правда. Но это была правда. А против нее ничего поделать нельзя.
   - Мне жаль, - вздохнул Орлов. - Я и не думал, что...
   Интересно, что именно ему жаль? Что отец умер? Что она была влюблена в него? Что все так вышло? Не угадать.
   Именно таким Кирилл Орлов и был. Загадочным. Никогда не догадаешься, о чем он думает. Может, поэтому он ей и нравился? Своей таинственностью?
   - Твоя очередь! Теперь, когда у нас секретов больше нет... И мы честны друг с другом... - в улыбке Рин таилась ирония. - Что тебе нужно от меня, Орлов? Это связано с исследованиями отца? Ну же, скажи! Мне и самой интересно...
   Кирилл поморщился от ее правдивости.
   - Если ты хочешь все перевести на деловую сторону, ладно... - Кирилл посмотрел ей прямо в глаза и спросил: - Ты ведь знаешь причину организации всего этого вечера? Легенду о солнечном камне?
   - Кто же ее не знает? - нахмурилась Рин, размышляя. - Вот, например, Гауэр тоже меня о ней расспрашивал...
   - Гауэр? - изумился Орлов. - А ему-то камень зачем?
   - Говорит, эксклюзивный покупатель на него есть...- Рин вздохнула. - Все так сложно... Пещеру кузнеца даже с помощью карты отец искал целых пятнадцать лет... А тут вообще - сказка какая-то...
   - Но пещера существует, как и ее сокровища... Возможно, и камень тоже есть...
   - Что с того? Я не интересуюсь историей. Ты же знаешь?
   Их взгляды скрестились в смертельном поединке. Они оба говорили правду. И оба лгали. И знали об этом тоже.
   - Знаю. Ты любишь приключения. Разве так не интересней? Не хочешь попасть в небольшое сказочное приключение?
   - Я больше не верю в сказки, - усмехнулась Рин. - Ну может... Только в самые жуткие и страшные. Они больше похожи на жизнь... А в такие мне что-то не хочется попадать...
   - Человек может сделать много чудесного и невероятного... То, что люди потом назовут легендой... Или мифом... О чем всегда будут помнить... - Орлов верил в свои слова. - Как твой отец, например... Он навсегда оставил свой след в истории...
   Да как он смеет приплетать сюда ее отца!? Вот ведь бессердечный!
   - А я - самая обычная, вредная, занудная и скучная ... - начала Рин, но Кирилл ее перебил:
   - Говорят, что этот самый камень может исцелить любого. Вдруг это правда? И он сможет помочь выздороветь твоей маме?
   Так, сначала папа, теперь мама... Каков хитрец-молодец... И настойчивый. Лишь бы добиться своего. Аж завидно.
   - Во все это я точно не верю. Волшебства не бывает, магия - это только трюки и ловкость рук... И на этот камень мне абсолютно точно плевать.
   - Волшебный или нет, но он существует! Ты не могла бы помочь мне в его поисках?
   Вот это, блин, наглость... Или смелость? Просто взял и попросил! Рин даже растерялась и в ответ уставилась на него.
   - Можешь так сразу и не отвечать... - начал Орлов, удивленный ее реакцией.
   - Просто... - Рин быстро взяла себя в руки и пожала плечами. - От меня не будет толку. Я ведь на самом деле мало что смыслю в истории... - нужно перехватить инициативу, а то он точно загонит ее в угол! - Так теперь вы будете с Гауэром соперниками, разве не смешно? Светлый и темный... - Рин даже не понимала, что говорит. Болтала все, что приходило в голову. - Оба знаменитые гении и красавцы. Возможно, однажды и о вас напишут новую прекрасную сказку... Или даже кино снимут!
   - Хочешь ты того или нет, но ты уже одно из главных действующих лиц! - возмутился Кирилл.
   Даже против моей воли, - вздохнула Рин. - Что-то я себя совсем не важно чувствую... Слишком переволновалась. И чего психовать на ровном месте? Вот поговорила, и все в порядке! Почему я так боялась этого раньше? Я такая глупая...
   - Ты поэтому решил найти солнечный камень? Сомневаюсь, что ты тоже веришь в эти сказки... Ради славы? Денег? Или просто хочешь утереть нос своему отцу?
   - Ты и это знаешь? - вздохнул Кирилл расстроено. Как-то слишком расстроено.
   - Извини, это не мое дело, - заметила Рин, вставая. - В любом случае я не собираюсь искать эту фигню...
   - Но почему? - потребовал ответа Орлов.
   Самый лучший ответ - честный. Это вроде удара в челюсть. Не промахнуться. Не отвертеться.
   - После находки пещеры и золотой карты отец решил отыскать солнечный камень. Из-за него, думаю, он и погиб. Поэтому никакого желания заниматься поисками этого булыжника у меня нет.
   - Катя, ты подумай над моим предложением. Тебе будут предоставлены все ресурсы и возможности. За любую, даже незначительную информацию я щедро заплачу... - начал Кирилл. Рин вскочила и перебила его:
   - От всех этих разговоров у меня в горле пересохло. Пойду чего-нибудь глотну, - она повернулась, чтобы уйти и врезалась носом в чью-то грудь. Подняв голову, Рин увидела прекрасное лицо невыносимого красавчика. Лайт просто посмотрел на нее и перевел синий взгляд на Орлова. Тот ответил столь же твердо. И копья рыцарей скрестились.
   - Так вы тоже решили заняться поисками легендарной драгоценности? И поэтому сманиваете у меня Рин?! - Лайт обаятельно улыбнулся, но это лишь сделало его взгляд еще безжалостнее и холоднее.
   Они оба просто свихнулись, - заключила Рин. Мигом включилась поперечность. - Солнечный камень, да? Теперь пусть хоть весь мир рухнет, а я и пальцем не шевельну, чтобы найти его!
   - Рин? Ты зовешь ее этим детским прозвищем? У вас что - какие-то отношения? - усмехнувшись, спросил Кирилл.
   - Что?! - вспыхнула Рин. - Все совсем не так! Ему просто нравиться злить меня!
   В тот же миг Лайт обнял ее сзади и чмокнул в щеку.
   - Именно! - и непонятно было, кому это он ответил - Рин или Кириллу.
   - Что именно? - разозлилась Рин не на шутку. - А ну пусти меня!
   - Подло использовать чужие чувства для достижения своих целей, - заявил Кирилл, вставая. - У нее уже есть парень! А у тебя - невеста!
   От этих слов Рин вмиг заледенела и перестала вырываться. Но Гауэр спокойно улыбнулся Орлову:
   - Хотите поспорить, кто найдет "солнечный камень" быстрее?!
   - Ты плохо слышал, что я тебе сказала раньше? - возмутилась Рин. Но Гауэр не дал ей договорить.
   - И еще. Я не люблю людей, которые мне угрожают... - заметил он Орлову как бы между прочим.
   Что за придурок? Сам нарывается, кто еще угрожает? Кирилл проигнорировал это сообщение.
   - Можешь звонить в любое время, - заявил он Рин, собираясь уходить.
   - Желаю хорошо провести вечер, - предложил ему Лайт, мило улыбаясь.
   - Взаимно, - холодно ответил Орлов и ушел.
   Лайт отпустил девушку и присел на диванчик с поистине королевским достоинством.
   - Ты поступаешь глупо, Рин, - заявил он иронично. - И на этот раз все может закончиться совсем плохо.
   - Лучше позаботься о своих проблемах, - предложила Рин презрительно.
   - Ты обещала, что будешь присматривать за мной, - напомнил ей Лайт.
   В Рин мгновенно вспыхнула ярость с новой силой:
   - Да меня чуть не стошнило с того шоу, что ты устроил бедной девочке! Может, принцесска и не видит все, как я. Но ты ей нравишься, и ей плохо от того, что плохо тебе! - нужно быть честнее, напомнила себе Рин. Просто быть честнее. - Почему ты не можешь рассказать все хотя бы ей?!
   - Вот как? И это мне говорит человек, который так легко обманывает своих друзей? - высокомерно заявил Лайт. - Да еще по такому вздорному поводу! Продолжишь и скоро останешься совсем одна!
   - Кому как не тебе знать об этом?! Да ты тупица, каких свет не видывал!
   - Вот как... Но теперь ведь я не один, - улыбнулся ей Лайт. Это была обворожительная улыбка, но у Рин от нее почему-то мурашки от ужаса побежали по телу. - Теперь у меня есть ты.
   Она пережила жар, вызванный новым выбросом адреналина, и попыталась взять себя в руки.
   - Ты что пьян? - удивилась Рин на полном серьезе. - И вообще, я - увольняюсь!
   - Я же уже сказал. У тебя не получится. Мы заключили договор. Поэтому...
   Рин показалось, что он говорит совсем не о том договоре, что лежал у нее дома в тумбочке, с подписями и печатями, заверенный и прошнурованный. Это напомнило ей о мистике, пентаграммах, демонах и призраках. Рин вздрогнула и поежилась. То есть про то, во что она не верила. Она фыркнула и отбросила воображение прочь.
   - Тебе так нужен этот камень?
   - Конечно, нужен, - легко согласился Лайт. - Но я не собираюсь тебя заставлять...
   Заставлять... Манипулировать... Играть людьми, как куклами... Использовать их... Вечно обманывать...
   - У тебя сегодня хорошее настроение? Это как-то подозрительно... - Рин вспомнила о Максе. - Хочешь испорчу?
   - Да, хорошее, - согласился Лайт. - Поэтому сегодня - в виде исключения - я тебя выслушаю.
   - Иди ты лучше... к своей принцесске... - мирно предложила Рин.
   - Она уже уехала. Так что я весь в твоем распоряжении, - усмехнулся Лайт.
   - Понятия не имею, о чем ты... - улыбнулась ему под стать Рин. Ее глаза были пусты, как выгоревший за ночь очаг.
   - Кто преследует тебя, Рин? - напрямую спросил Лайт. Девушка само собой пожала плечами. - Это из-за "солнечного камня"?
   - Тебе повторить? - злобно спросила та в ответ. Хелл усмехнулся правдивости своей догадки.
   - Если мы его найдем, опасность исчезнет? Разве так не будет лучше, чем всю жизнь убегать?
   - Кто бы говорил... - пожала Рин плечами. Она злилась. Но больше на себя, чем на него.
   - Глупая и упрямая, - Лайт встал и окатил ее холодным взглядом, как ведром ледяной воды. - Я спас тебе жизнь, разве нет?
   Это была правда. И что с того? Но возразить Рин было нечего. Лайт шагнул к ней, и она попятилась. А Гауэр протянул руку и снял с ее носа очки. Синий и каре-желтый взгляды схлестнулись с новой силой.
   - И знаешь, что это значит? Что теперь я несу ответственность за тебя.
   - А? - ахнула Рин изумленно. - Ты с дуба рухнул, что ли?
   - Поэтому расскажи мне немедленно, кто тебя преследует! - Гауэр был совершенно серьезен.
   - Прямо бегу и падаю, - голос девушки звенел от ярости.
   - Ты не можешь рассказать, потому что это подставит под удар твоих родных и друзей... Я понимаю это. Но ведь я тебе не друг и не родственник, - Лайт снова тонко улыбнулся. - Проучи меня. Стряхни с меня самоуверенность. Мне невыносимо скучно, что я не могу жить в полную силу. Так дай мне причину открыть свое сердце. Показать на что я способен на самом деле...
   Как он странно выражается, - подумала Рин со вздохом. - Но он мог бы справится с этим... Разве нет? Разве существует что-нибудь, с чем Хелл не смог бы справиться?!
   Но ведь он сам сказал, что не друг и не родственник... Будь Лайт хоть немного искреннее...
   - Тебе скучно? - заметила девушка с презрением. - То, что так забавляет тебя - моя жизнь. И мне совсем не до смеху.
   Хладнокровие Лайта дало трещину. Он растерялся:
   - Вот как...
   - Не важно, - улыбнулась Рин. Она собиралась уходить, но Гауэр схватил ее за руку. Его хватка была железной. Синяки останутся... - подумала девушка, чувствуя, что слишком устала.
   - Прости... - Гауэр прошептал это так тихо, что не стой она к нему совсем близко, то и не услышала бы.
   - Что? - удивилась Рин. Великий и ужасный Хелл Лайт Гауэр извиняется?! Да скорее небо упадет!
   В этот момент раздался пронзительный крик. Вокруг начали бегать люди...
   Опять что-то случилось, - подумала Рин с полной обреченностью. - И это снова моя вина...
   - Пошли, - Лайт потащил ее за собой прямо туда, где уже собрались все гости благотворительного вечера. Рин шла сзади и удивленно поглядывала на него, но сил сопротивляться не было. Лайту ни к чему было расталкивать людей, чтобы пройти. Они сами расступались перед ним. Поэтому, когда он неожиданно остановился, Рин чуть не упала. Лайт тут же обнял ее, чтобы она ничего не увидела.
   Но Рин все же успела глянуть. На полу в укромной нише рядом со статуей лежит Иван Сергеевич Васильев. Все вокруг было залито кровью, а из его груди торчал кинжал. Рядом суетились люди, по всей видимости, он был еще жив. Кричали что-то про "скорую", но голова Рин уже плыла и раскалывалась. Она уткнулась лицом в пиджак Лайта и прошептала:
   - Это мой кинжал. Тот, что украли... - Лайт выдохнул. Значит, он тоже это заметил.
   - Пошли отсюда, - Гауэр схватил ее за плечи и потащил обратно. Рин едва переставляла ноги. Лайт привел ее на то же место и силой усадил на диванчик. Девушка не обратила на это внимание. Она не собиралась плакать, но чувствовала себя, как никогда плохо. Казалось, все силы оставили ее.
   Что-то я совсем расклеилась... - подумала она со вздохом. - Никогда больше не пойду на такие приемы, никогда не буду пить алкоголь, и никогда не попадусь на удочку какому-нибудь бездушному красавчику! Ах да... И туфли на каблуке тоже никогда в жизни не одену!
   - Это я виновата? - спросила она, когда Гауэр принес ей воды. На стакан она и не взглянула.
   - Нет, - ответил Лайт без тени сомнения. - Просто кто-то играет с тобой. Играет жестоко и нечестно...
   - Я хочу исчезнуть, - прошептала Рин.
   - Ты плохо выглядишь... - заметил Лайт, положив руку ей на лоб. - Да у тебя температура. Все, поехали домой!
   Спрятаться хотя бы на время... Собраться с мыслями и силами... Да, в его предложении был смысл. Этот Лайт... Он понимал ее.
   - Да, - Рин встала, но невольно обернулась, чтобы посмотреть в ту сторону, где случилось несчастье, и где все еще стояла огромная толпа. И тут увидела своих подруг. Они спешили к ней.
   - Ах, вот ты где, Рина! - обрадовалась Светка, подлетая к ним вместе с Любой
   - Слышь, Рин, у меня плохие новости, - тут же выдохнула Люба.
   - Знаю, - равнодушно сообщила Рин.
   - Знаешь? - удивленно переспросила та в ответ. - Про Васильева?
   - Ты как - в порядке? - обеспокоилась Света.
   Рин повернула голову к Лайту и просто посмотрела на него. У нее не было сил. Ни бороться, ни притворяться, даже выслушивать слова поддержки. Пожалуйста, помоги, - попросила она взглядом. - Прошу тебя...
   Синие глаза потемнели и вспыхнули в ответ.
   - Этот вечер меня действительно утомил, - заявил Гауэр высокомерно. - Рин, мы уходим. Прямо сейчас!
   Он схватил ее за руку, и потащил прочь, не обращая внимания на крики ее подруг.
   - Чего это он вдруг? - разозлилась Люба. Света только посмотрела на нее.
   - Наверное, это любовь?!
   - Лайт и Рин? Это - невозможно! Наверное, Рин действительно права насчет него! Хуже его нет никого!
   Гауэр шагал так быстро, что Рин приходилось бежать за ним чуть ли не вприпрыжку.
   - Хелл... - позвала она, задыхаясь. - Постой...
   Дорогу им заступил милиционер. Рин смогла, наконец, отдышаться.
   - Вы пока не можете покинуть это здание... Было совершено покушение на убийство... Поэтому...
   Рин глянула на Гауэра, но он не смотрел на нее. Все его внимание было сосредоточено на милиционере.
   - Вы подозреваете меня? - только Лайт мог сказать это так, что отбивало у собеседника всякое желание продолжать разговор. - Сейчас не очень подходящее время...
   - Хелл... - позвала его Рин.
   - Вы прекрасно знаете, кто я, так что приходите завтра в мой офис. Я отвечу на любые ваши вопросы и, если смогу - обязательно помогу.
   - Лайт, - Рин вновь попыталась обратить его внимание на себя.
   - Но сейчас у меня есть одно неотложное и важное дело, я тороплюсь, так что...
   - Гауэр! - она уже начала злиться, что он ее игнорирует.
   - Ну что?! - заорал Лайт на нее.
   Он был злой и растерянный, но никак не равнодушный. Как мило! Рин невольно улыбнулась:
   - Я сейчас упаду в обморок!
   - Что?! - закричали на нее в шоке оба - и Лайт, и милиционер.
   - Три, два... - и Рин начала мягко оседать на пол. Лайт успел ее поймать и подхватил на руки.
   - Вот дура, - сдержанно, но очень содержательно заявил он. Даже без сознания на лице Рин остался отсвет улыбки. Гауэр перевел взгляд на милиционера и спросил: - Теперь понятно?!
  
   Приходила Рин в себя мучительно медленно. Она просыпалась, видела потолок над головой, закрывала глаза и снова засыпала. Словно проваливалась в яму, полную мягких подушек. Но каждый раз она понемногу выбиралась из нее, пока однажды не открыла глаза и не увидела, что сквозь окна бьет теплый солнечный свет.
   Уже утро? Интересно, почему лучи поднимаются вверх и в разные стороны? Может, они отчего-то отражаются? - почему-то посетила ее странная мысль, но присмотревшись внимательно, она поняла, что это всего лишь волосы спящего Хелла.
   Рин подскочила, как пружина. Она в комнате Лайта? Почему? Так... Она потеряла сознание... Но почему он не отнес ее к ней на кровать или не отправил в больницу? И почему, как ни в чем не бывало, дрыхнет рядом?
   Он был прекрасен, как всегда. Боже, в эту минуту он был такой милашкой! Напомнил Рин маленького спящего котенка. Длинные пушистые ресницы дрогнули и открылись удивительно синие глаза. Лайт потянулся и спросил спокойно, словно и не спал секунду назад:
   - Смотрю, тебе лучше... Как себя чувствуешь? Есть хочешь?
   Словно в ответ на его вопрос, живот Рин издал зловещий рык голодного зверя. Ну почему я не милая девушка? - подумала Рин с обидой и досадой. - С милыми девушками такое точно не случается!
   Хелл улыбнулся. Его улыбка была такой самодовольной, что Рин вмиг вспыхнула:
   - Что с Васильевым?
   - Жить будет, но он потерял много крови и до сих не пришел в себя... - Рин так долго молчала, что Лайт заметил. - Ты не должна чувствовать себя виноватой. Виноват лишь преступник...
   - И не собиралась! - разозлилась Рин еще больше. - Какого черта я у тебя в комнате?
   - Ты была без сознания почти два дня. Смотреть за тобой так было мне удобнее...
   Два дня? С ума сойти... Прошлый раз были всего сутки. Стоп!
   - Ты? Ты смотрел за мной? - Хелл спокойно кивнул, вставая с кровати и потягиваясь. - Но почему?
   - Твоя мама и бабушка находятся в больнице. Им только лишних волнений не хватает! А твой брат у друзей.
   Рин скривилась. Конечно, он ни за что не нанял бы кого-нибудь со стороны. Он вообще людям не доверяет.
   - Но ты мог попросить девчонок... - начала она, но Лайт красноречиво закатил глаза к потолку. - Ясно... Ты хотел, чтобы в доме было спокойно и тихо, как в склепе... Скачущие от радости девчонки не входят в программу твоих развлечений... И что же ты ел все эти дни?
   В ответ Хелл лишь улыбнулся.
   - Кстати, ты так мило храпишь во сне...
   - Вранье! - вспыхнула Рин. А вдруг я о чем-нибудь проговорилась?! - Я сплю тихо, как мышка!
   - Летучая? - продолжил ее подначивать Гауэр.
   Рин фыркнула и спрыгнула с кровати. У нее тут же закружилась голова, но Лайт поддержал ее за локоть, и отпустил в тот же миг, как она злобно на него глянула.
   Дальше разговор продолжился лишь после того, как они оба уселись за стол в кухне.
   Конечно, Хелл умел готовить и, как всегда, все, что он делал, было выше всяческих похвал. Даже для обеда царственных особ или международных встреч на самом высшем уровне. Семь блюд, безупречная сервировка и превосходнейший сервис.
   - Зачем так много? - проворчала Рин, чувствуя себя не в своей тарелке из-за таких изысков. - Ты гостей ждал?
   - Вроде того, - ответил Лайт.
   - Принцесску свою небось, - хмыкнула Рин, с аппетитом уминая свою порцию. Она была голодная, как волк. Хелл проигнорировал ее высказывание. Он не спешил приступить к еде, потягивая воду из стакана.
   - Ты ведь разбираешься во всех этих артефактах... - Лайт перешел сразу к делу. - Эти камни, что украли, глаза змея... Они настолько дорогие? Или они как-то связаны с поисками солнечного камня?
   - Если сам знаешь, зачем меня спрашиваешь? - фыркнула Рин презрительно.
   - Это просто предположение. Ни в одной книге я этого найти не смог... Но и ты, и преступники в курсе... Значит, теперь похитители узнают, где искать камень?
   - Нет, совсем нет, - ухмыльнулась Рин. - Ведь глаза змея уже давно переданы в музей на хранение. Их могли выкрасть в любой момент. Если бы их можно было так просто использовать, камень давно бы уже нашли... Хотя, если они обнаружили новый источник информации... - Рин призадумалась.
   - Вроде карты, украденной Барсуковым? - спросил Лайт.
   - Возможно, - пожала она плечами. - Но камень хорошо спрятали, так что все равно одной карты и глаз змея недостаточно...
   - Вот как? Но ты догадываешься, где его можно отыскать?
   - Так вот почему ты был так мил со мной? - разозлилась Рин. Ему повезло, что он умеет так вкусно готовить, а то она уже стала ведьмой и оторвала бы ему голову! Так вот в чем состоял его коварный план! - Ухаживал за мной, пока я болела, помог сбежать с того вечера... Теперь кормишь всякими вкусностями! Выкладывай уже... Чего ты хочешь?!
   - Ты работаешь на меня. Заботиться о своем имуществе - совершенно нормально.
   - Ах ты гад! Я не работаю на тебя! И я - не твое имущество!
   - Ничего не бойся, - продолжил Хелл, как ни в чем не бывало. - Можешь рассчитывать на меня!
   Рассчитывать нужно только на себя! И что за фигня на счет "ничего не бойся"?! Ничего она не боится! От безумной смелости просто кружится голова! Она даже с Орловым разговаривала! И это после двух лет тщательного избегания?! Наконец-то, она призналась ему в своей безответной любви! А это для девушки куда страшнее, чем даже смерть.
   Правда, Рин немного обеспокоили слова Лайта. Как ни как его слова не расходились с делом.
   - Да сколько можно повторять?! Я не работаю на тебя! И хоть головы с Орловым сломайте, я вам не стану помогать искать этот чертов камень!
   - Если я скажу, что он мне нужен для хорошего дела, ты мне поверишь? - серьезно спросил Лайт.
   Рин задумалась. Вроде бы Хелл никогда ей не лгал. Но и поверить вот так просто она не могла.
   - И что за дело? - уточнила она.
   - Ты сказала, что когда была заперта в подземелье, ты... снова начала надеяться, - Хелл говорил тихо и с трудом, словно выталкивая из себя слова. - Ты верила, что я помогу тебе... У тебя не было причины для надежды... Но ты все-таки поверила в меня. Ты... почему-то всегда верила мне. Вот и я... Спустя все это время, благодаря тебе тоже начал надеяться.
   - Надеяться? - удивилась Рин.
   - Наверное... - синие глаза были как никогда теплые и печальные. - Я забыл, что это такое.
   - Тебя кто-то предал? - вырвалось у Рин, прежде чем она поняла, что ляпнула. Лайт не ответил. Но все было ясно и так. Его предал кто-то действительно близкий и родной. И поэтому его взгляд был таким печальным и полным равнодушия. Поэтому и смысла жить у него не было. И не интересен был каждый день. Его не просто предали, его уничтожили. Отняли мечту. Убили, растоптали. Намеренно. Почему с ним был кто-то так жесток? Почему ему никто не помог? Почему он не верит в себя? Нечестно...
   Рин было так тяжело, что она проглотила комок в горле и решила сменить тему:
   - Значит, камень тебе нужен не для эксклюзивного покупателя?
   - Не только для него, - честно ответил Лайт.
   - Неужели такой человеконенавистник, как ты, пытается о ком-то думать, кроме себя? - насмешливо спросила Рин.
   - Если солнечный камень действительно может исцелять... - начал Лайт и замолчал, не глядя на нее. Он молчал и молчал, словно ему просто нечего было сказать. Или он просто не мог? И как же теперь поднять ему настроение?
   - Извини, я не хотела... - начала Рин и улыбнулась. - Значит, надеяться можно только на чудо?
   Хелл повернул голову и уставился на нее в упор.
   - Помнишь, когда я нанимал тебя, то предупреждал об одном условии. Это оно и есть.
   - Условие? - удивилась Рин. Конечно, она всегда помнила о нем. - И что за условие?
   - Подари мне чудо!
   Рин задумчиво смотрела на него в ответ. Лайт совершенно точно не шутил. Он был абсолютно серьезен. Он не обещал ей денег, не угрожал ей, не вынуждал сдержать слово. Он просил подарить ему чудо. Просто так.
   Рин нельзя было заставить. Запугать. Подчинить. Подкупить. Ни деньгами, ни обещаньями. Только обмануть. Но ему Рин поверила.
   Сможет ли "солнечный камень" совершить чудо и помочь ему? Изменить его? Сделать его счастливым? На это точно стоило бы взглянуть... Был только один ответ на этот вопрос.
   - Хорошо, - она пожала плечами и вернулась к еде. Лайт продолжал удивленно смотреть на нее. - А чего ты ждал? Фейерверка и объятий со слезами и соплями? Это точно не для меня... Как скажешь! Чудо - так чудо!
   - Вот как? - Хелл облегченно улыбнулся, словно с его души спал тяжелый груз.
   - Наглый ты обормот... Чудо ему подавай... - продолжала ворчать и ругаться Рин. - Бессовестный гад! Раскрутил бедную девушку на чудо... Ни стыда, ни совести! Вымогатель чертов! Вот подожди, я придумаю, как тебе отомстить! Ты у меня еще попляшешь! Я еще до тебя доберусь!
   Если бы кто-нибудь сейчас увидел Хелла Лайта Гауэра, то ни за что не узнал бы. Его синие глаза сияли. Пока он улыбался, то как будто превратился совсем в другого человека - открытого, юного и искреннего.
   - Нас ждут тяжелые времена, - заявила девушка мрачно. - Чудо так просто не дается...
  
   Артефакт 6 Золотая карта
   Рин с сомнением осмотрела свой рюкзак. Может, зря она это все затеяла? У нее было плохое предчувствие. Сегодня они отправлялись в пещеру золотой карты. Поэтому и встали так рано. Еще не поздно отступить... Она подняла глаза на Лайта, который тоже проверял снаряжение. Почувствовав ее взгляд, Лайт остановился и глянул на нее.
   - Не переживай, я не передумала, - заявила Рин презрительно. - Ты прав, надоело прятаться и убегать... Так что быстрее давай. Нам еще четыре часа до пещеры ехать... И добираться до нее. И внутри еще долго идти...
   Она закинула рюкзак на плечо и пошла к двери.
   - Я обещал заботиться о тебе... - начал Лайт. Рин злобно поглядела на него в ответ. О себе пусть думает лучше!
   Дверь открылась, и мрачный голос Максимильяна разнесся по всей прихожей:
   - Какое... непродуманное заявление...
   Рин увидела, как Хелл побледнел, но на его красивом лице не дрогнул ни один мускул.
   - А... Как всегда драматичное появление...
   - Приветствую тебя, Рина... - поклонился девушке Макс и вошел в особняк, как к себе домой.
   Выглядели они оба очень эффектно. Жаль было рано для фанаток и журналистов. Прекрасные молодые красавцы друг против друга, брюнет и блондин. Голубовато-зеленый и синий взгляды скрестились. Как будто мушкетеры отдали другу другу честь перед поединком. Рин в предвкушении улыбнулась, хотя было совсем не до смеху. Эти двое скорее всего поубивают сейчас друг друга. Но на это стоило посмотреть, разве нет?
   Рин не собиралась вмешиваться в тупые разборки двух идиотов и стала невидимой. К тому же, она все еще опасалась Максимильяна. Было в нем нечто такое, что заставляло ее напрягаться и нервничать.
   - Как ты здесь оказался? - поинтересовался Лайт.
   - Долгая история, - вежливо сказал Макс. - Смотрю, ты неплохо устроился... Сбежал из дома и опустился до дешевой популярности... И как ты только докатился до такой жизни... Ниже падать тебе уже никуда.
   Глаза Хелла потемнели и стали еще более холодными, чем обычно. Сейчас они напоминали собой два сапфира - драгоценные, сверкающие и мертвые.
   - Извини, я перефразирую свой вопрос... Зачем ты здесь, Осае?
   - Разве ты еще не понял? Гений называется... Я твой новый секретарь...
   Лайт вздрогнул. Он вздохнул, пытаясь успокоиться, и Рин поняла, что Макс нанес ему нешуточный удар.
   - Вот как... - ответил он равнодушно. - И чего же ты от меня хочешь на этот раз?
   Макс неожиданно развернулся к девушке и спросил:
   - Все еще хочешь узнать мои мотивы? Хорошо, я скажу тебе. По его вине я лишился глаза и, можно сказать, побывал в аду... - он повернулся и изучающее уставился в лицо Лайта. - Скажи теперь... Он заслуживает наказания?
   - Не впутывай ее в наши дела, - холодно заявил Хелл.
   - О, ты разозлился? Приятно осознавать, что в твоем пустом сердце осталась хоть какая-то частичка прежнего огня... - Макс тонко улыбнулся. - Я пытался ее предупредить. Но она очень глупая, намеков не понимает. У нее нет будущего...
   Рин сдержалась, оставаясь невидимкой. Намекает, что я помру молодой? Ну и ладно!
   Лайт бросил на девушку презрительный взгляд. Похоже, он был полностью согласен с Максом. Впрочем, Хелл всегда говорил, что она глупая дура. Она фыркнула в ответ и показала ему язык. Ей показалось, что в его синих глазах прыгнули наглые смешинки... А на губы просилась усмешка... Но скорее всего это снова было лишь ее воображение.
   - Когда я увидел тебя здесь впервые, то поверить не мог, что это ты... Знаешь, ты как мертвая звезда... Больше не светишь. Жалкое подобие человека... Мне было противно даже подходить к тебе такому. Если на этот раз я выйду победителем, то никакого удовлетворения от этого не получу. Поэтому я решил остаться и подождать... Посмотреть... И устроился на эту работу... А твой опекун - очень интересная личность...
   - Это все, что ты хотел мне сказать? - равнодушно спросил Гауэр. - Тогда извини, но мы уже опаздываем...
   - Отлично, я еду с вами... Как я могу пропустить все веселье?
   Придурки, подумала Рин, но мудро промолчала.
  
   На самом деле атмосфера в машины все четыре часа была угнетающей и мрачной. Но Рин было не до того, она сладко спала, иногда сваливаясь на плечо Лайту. Сквозь сон до нее донеслись слова короткого разговора:
   - Зачем ты втянул девчонку в это? - спросил Макс. Он вел машину вместо шофера. - Она очень храбрая... Жаль только, что связалась с тобой... Рано или поздно это приведет к трагедии...
   - Знаешь, у нее и без меня проблем в жизни хватает...
   - Ты молодец... Она так долго и успешно пряталась и скрывалась. А ты заставил выйти ее на свет... Ты хоть представляешь, как ей страшно? Она тебя за это никогда не простит.
   - Вот как? - переспросил Хелл.
  
   Машину они оставили на специальной стоянке, а затем по туристскому маршруту еще час добирались до пещеры, где когда-то нашли золотую карту.
   - Кстати, что ты здесь забыл? - спросил Макс, когда они после часа тяжелого восхождения, наконец, добрались до пещеры. - Или тебя ностальгия по горам замучила?
   Лайт проигнорировал его, подошел к самому краю площадки и глянул с горы вниз. Макс присоединился к нему и встал рядом.
   Вид был впечатляющий, но Рин боялась высоты. И боялась, что Макс попытается столкнуть Лайта с горы.
   Она ужасно устала от того напряжения, что постоянно висело между ними. С меня хватит, решила Рин. Нет, чтобы друг другу морду набить, как нормальные люди и помириться. Нет, давайте изображать из себя обиженных и оскорбленных! Несчастные и непонятые... Чертовы снобы! Нет, чтобы поговорить на чистоту... Может, проблемы и не существует на самом деле! А может, она совсем в другом... Нет, мы будем дуться, как маленькие детки, и можем наделать больших бед!
   Макс присел на край и, зачерпнув горсть песка в ладонь, стал ее медленно пускать по ветру.
   - О смотрите-ка... У нас гости... Чей это автомобиль? Твои знакомые? - спросил он.
   У Рин екнуло сердце. За ними следили... От близкой опасности ее вновь окатило адреналином.
   - Если тебе это так интересно, то оставайся, и сам их расспроси...
   - Парни, вы оба говорите, как два старых пердуна... - сообщила Рин им для начала. Что поделать, она не была милой девушкой... Они оба уставились на нее с одинаково презрительно-высокомерным видом. - Почему бы вам обоим не остаться и в шахматы не сыграть, а?
   - Ты и понятия не имеешь, сколько нам лет... - промолвил Максимильян абсолютно серьезно. - А что такое пердуны? Это птицы какие-нибудь?
   Но Рин было не до смеха. Их преследовали. Она сейчас же хотела стать невидимой и исчезнуть. В городе была хоть какая-то иллюзия защищенности, но здесь в горах ей не на кого было рассчитывать. Она просто не может позволить себя поймать! Она должна исчезнуть прямо сейчас!
   - Поторопимся, Рин, - тут же подошел к ней Хелл. Рин, наконец, смогла нормально вздохнуть: он отошел от края...
   - Это будет забавно, - заметил Максимильян.
   Едва Рин подошла ко входу, то встала как вкопанная. Она не могла заставить себя дальше и шагу ступить. Рядом остановился Лайт. Ему тоже было непросто войти в темноту. Макс рассмеялся.
   - Так значит это правда? Тебя держали в темной комнате несколько месяцев, пока ты не сдался?! Где твоя гордость?! И где же твоя честь? Ты дал презренным людишкам победить себя? Вот почему ты заключил договор... Ты жалок и ничтожен! Это ты-то - Великий Хелл Лайт Гауэр!?!
   Рин бросила обеспокоенный взгляд на Лайта. Тот спокойно и холодно глянув на Макса, заметил:
   - А ты пошел на сделку добровольно... Разве это не еще хуже?
   - В отличие от тебя я никогда не претендовал на честь и величие, - отрезал тот.
   Как вы мне оба надоели, - подумала Рин с досадой. - Единственный способ избавиться от вас, это просто идти вперед!
   Но сама она продолжала медлить. И тогда Лайт подошел и сам взял ее за руку. Рин удивленно глянула на него.
   - Показывай дорогу... Трусиха, - заявил он. В его синих глазах был вопрос и знакомые наглые смешинки.
   Почему-то у Рин встал в горле ком. Это испытание не только для нее. Пускай даже для него это всего лишь способ достигнуть своей цели, а именно - "солнечного камня". Она кивнула, и сжала его руку покрепче.
   - Боже мой, вы еще и за руки держитесь! Отвратительно! - заявил Макс презрительно. Его бирюзовый взгляд стал еще более задумчивым. - Просто дети малые...
   - А тебе завидно? - фыркнула Рин, показала ему язык и первой шагнула прямо в темноту.
  
   Еще через пару часов, когда они были уже в самом сердце пещеры Золотой карты, то решили сделать привал у горной реки. Все трое устали и проголодались. А Рин еще и перемазалась. В этой пещере в это время дня всегда было достаточно светло. Именно поэтому они и выехали так рано. Где-то высоко было несколько отдушин, сквозь которые внутрь в это время падал свет. Сейчас в полдень здесь было очень красиво.
   Рин устала скорее от напряжения, вызванного едкой ненавистью Макса и абсолютным равнодушием Лайта, чем от самого путешествия. Чем больше Макс оскорблял Лайта, тем спокойнее и сдержаннее тот становился. Зато Максимильян заводился все сильнее. Ни темнота, ни холод, ни тяжелые каменные своды не могли остудить ярость и ненависть Макса.
   - Не переживайте, осталось уже недалеко, - заявила Рин, раздавая бутерброды. - Но только здесь можно пополнить запасы воды, умыться и передохнуть.
   - Ты мне скажешь, наконец, что мы здесь забыли? - поинтересовался Макс у Хелла, теряя терпение.
   Когда Лайт в очередной раз презрительно промолчал, он изо всей силы врезал ему по больному плечу. Тот побледнел, упал на колено и с трудом сдержал стон. Рин ахнула, сбросила свою невидимость и встала между ними, заслоняя Лайта:
   - Ты что творишь?! Да что с тобой такое? Ты же с катушек съезжаешь!
   - С каких еще катушек? На каких катушках люди ездят? - поинтересовался Макс между делом.
   - Проехали. Нельзя ни за что ни про что бить людей! Успокойся, сейчас все расскажу. Мы здесь, вообще-то, по важному делу... - начала было Рин, но Лайт отодвинул ее в сторону и велел:
   - Не вмешивайся. Ему просто хочется сделать мне больно... Так что повод совершенно не важен.
   А может, ты просто хочешь скрыть то, что мы ищем "солнечный камень"?! - подумала Рин мрачно. - В какие игры ты вообще играешь?! Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу!
   - Это верно, - легко согласился Макс. - Я хочу вытащить изнутри тебя настоящего! То, чем ты стал, это убожество... Да посмей только кто-нибудь раньше не так посмотреть в твою сторону, ты бы просто прикончил его...
   Рин с усмешкой уставилась на Лайта. Да... Это было на него похоже. Тот со скукой смотрел в сторону.
   - А сейчас... Глотаешь оскорбления... Где твой пыл? - Макс вцепился ему в одежду и нехило встряхнул. - Где твоя сила и гордость?!
   Лайт легко сбросил его руки с себя и презрительно заявил:
   - Осае, ты становишься назойливым...
   Но тут Макс уставился на золотую цепь на шее Лайта, как на ядовитого паука:
   - Это еще что? Рабский ошейник?! - закричал он изо всех сил. Пещера отозвалась бесконечным эхом. - Да как они посмели? Ты... Да как ты мог?!
   - Не ори, пожалуйста, а то так и оглохнуть можно, - заявил Гауэр с досадой. Макс стоял, не глядя на него и не шевелясь, как громом пораженный. Видимо от сильного потрясения. - К тому же мы здесь не одни!
   Он имел в виду меня? Новые секреты? Рин тоже хотелось как следует заорать. Она оставила мальчишек с их детскими разборками внизу, а сама подошла к краю небольшого водопада бурной подводной речушки. Вид летящей вниз пенящейся воды странным образом успокаивал ее. Как же они ей надоели... Особенно Лайт. Действительно, почему он все терпит? Не даст сдачи? И что это за история с какими-то договорами и сделками...
   Рин присела и глянула назад, устраиваясь поудобнее на холодных камнях. Отсюда все было хорошо видно. Но из-за шума водопада практически ничего не слышно. Лайт что-то негромко сказал Максу и хлопнул его по плечу. Но тот не пошевелился. Хелл равнодушно пожал плечами и спустился к воде. Снял куртку и долго умывался ледяной водой, а потом просто уселся на камне, глядя на бурлящую грохочущую воду. Наверное, он вспоминал что-то, потому что его лицо было печальным. И выглядел при этом чертовски одиноким.
   Рин решительно подавила сочувствие, которое ему не нужно было, отвернулась и достала свою долю бутербродов. Пришло время обеда! К тому же в такой отвратительной компании ей и кусок в горло не лез. Рин только сейчас поняла, что зверски проголодалась. Они с отцом всегда ели здесь, наверху водопада, когда проходили мимо. Ее тоже посетили воспоминания о далеких днях, так что она очнулась лишь, когда рядом присел Макс. Она так испугалась, что чуть не свалилась прямо в воду.
   - Ты чего все время подкрадываешься?! - Рин разозлилась на себя из-за глупого сердца, которое все никак не успокаивалось. Она только на миг почувствовала себя в безопасности, и на вот тебе! - Я же так сердечный приступ получу!
   - Прости за вторжение... - заметил Макс без эмоций. Но выглядел он все же подавленным.
   Поперечность Рин опять дала о себе знать. Пусть лучше злиться, чем будет таким несчастным... Похож на Лайта!
   - Ты знал Хелла раньше? - спросила Рин, чтобы завязать разговор и вывести его из ступора. Смешно, но это помогло.
   - Да... Мы были на одной войне... Правда, по разные стороны баррикад. Лайт сражался за идею, а я - как наемник.
   - Войне? - удивилась Рин. - На какой еще войне?!
   Но Макс не обратил на ее слова никакого внимания. Вечно ее игнорируют! Вот как плохо быть невидимкой!
   - И он был отличным воином! Ты не представляешь, как доблестно он побеждал бесчисленные орды своих врагов! А теперь он... не могу поверить... стал рабом!
   Они с Лайтом все время как-то странно выражаются... Как будто они из прошлого или позапрошлого или позапозапрошлого века. Любят все преувеличить... Чертовы выпендрежники!
   - Рабом? - переспросила Рин с удивлением.
   - Да... - Макс даже и не замечал ее. - Эта цепь с замком... Он стал рабом того человека...
   Рабом? Если не буквально... Хелл действительно жил не для себя. Не принадлежал себе. Все время работал, хотя это было ему ни к чему. Рин вспомнила свои собственные слова, когда называла Лайта марионеткой. Неужели это правда? Она никогда не знала его опекуна, но он ей уже заранее не нравился. Похоже, так и есть. Его опекун просто использует его.
   Лайт говорил как-то, что его похитили и держали в темноте. Он имел в виду собственного опекуна? Что же это за человек такой, что может запереть кого-то в темной комнате на долгие месяцы? Жуть какая!
   - Так... Больно, - простонал Макс, возвращая ее в реальность. Его ладонь лежала на той стороне лица, что всегда была спрятана волосами. Он не смотрел на нее, но она слышала муку в его голосе. И эта боль была совсем не физической.
   Любопытство кошку сгубило. Что же там случилось, в конце концов, что он не прощает Лайта?!
   - Значит, глаз ты потерял в бою? - решила уточнить Рин. Она тут же пожалела, что спросила: Макс мрачно уставился на нее взглядом гробовщика, примеряющим ей последний костюм. Что-то не так было с этим глазом. - Э? Извини?
   - Ответь мне, ведьма... Как такая, как ты - презренная наглая жалкая человечка - оказалась рядом с ним? Ты даже и не представляешь, кто такой Лайт и какой он на самом деле... Кто ты ему?
   Рин стало так страшно от его сине-зеленого взгляда, что она стала ведьмой. Похоже, что ненависть к Лайту он решил выместить на ней. Тоже мне нашли девочку для битья?! Не на ту напали!
   Неспешно отряхнув руки от крошек, Рин убрала остатки еды в пакет, тот сунула в карман, сдвинула очки на лоб и только тогда спросила:
   - Все-таки зависть? - Макс схватил ее за шиворот и подтащил к себе, но Рин еще не закончила, оставаясь совершенно спокойной: - Если ты хочешь быть ему другом, то выбрал неверный способ показать это. Если же ты ему враг, то зачем пытаешься вернуть его прежнего? Ведь сейчас он несчастен, как никто другой.
   Руки Макса отпустили куртку Рин, и она смогла свободно вздохнуть.
   - Я знаю, - рассмеялся вдруг Макс. Его жуткий смех напугал бы Рин до смерти, если бы она уже не была ведьмой. - Но чтобы я не делал, он игнорирует меня. Словно алмаз... не поцарапать. Я хочу вернуть ему ту боль, которую он причинил мне! Ты даже не представляешь, через что мне пришлось пройти по его милости...
   Видимо, если он не сочиняет про войну, то Лайт его победил и захватил, а потом в плену его пытали и мучили... Но вряд ли это был Хелл. Ему харизма бы не позволила. Он же, черт побери, благороден до тошноты... К тому же, Макс ни разу не сказал, что это был Хелл. Он сказал "из-за него" и "по его милости"...
   Лайт нужен был Максу очень сильно по какой-то причине. Ведь ради того, чтобы просто поиздеваться над ним, тот даже устроился на работу к его опекуну. Макс слишком гордый, и если Лайт его победил, то он должен его действительно уважать. Но Хелл, которого Рин знала, был равнодушный. Видимо, он сильно изменился... Что-то здорово его изменило...
   И Макс тоже не знает, как себя вести с этим новым Лайтом. Наверное, он хотел подружиться с ним, но теперь все стало еще сложнее. Хеллу не нужны друзья, он не верит никому. Он закрыл свое сердце и продолжает обитать в своем несчастье. И Макс пытается найти точки соприкосновения: прошлое, гордость, битва... Несмотря на то, что Макс из его прошлого, из его мира, но Лайт и ему не даст приблизиться к себе. Он - как призрачная мечта. Как высокие звезды. Не дотянуться, как ни старайся...
   Это их дела! А ей нужно подумать о себе. Хотя отступать уже поздно. Кто интересно там в машинах? Есть ли у них опытный проводник? И как скоро они их догонят?
   - Пойди и скажи ему об этом!? - предложила она и встала, но Макс не дал ей пройти. Делать нечего: придется его выслушать... - Чего тебе надо?
   Максимильян ей просто улыбнулся, а ее ноги чуть не подкосились от ужаса:
   - Мне отдали приказ уничтожить тебя...
   Без всякой на то причины, Рин просто поверила ему. Было в нем что-то такое, что заставляло поверить во все эти россказни о войне и наемниках... А сейчас в том, что он может ее убить. Просто так.
   - Что? - Рин приготовилась драться. - Кто?
   - Разве не понятно? Опекун Гауэра. Ты не вписываешься в его планы на Лайта. Уж не знаю почему...
   Рин сжала зубы. Да что же это такое? То одно, то другое... Думала на одну опасность, напоролось на другую! От одного пакость, от другого - гадость! Ну почему я не простая, обычная милая девочка, у которой спокойная и скучная жизнь?! Опять этот Гауэр ей все портит!
   - Не похоже, что ты собираешься следовать чьим-то приказам... - заявила она уверенно.
   - Это правда, - улыбнулся Макс. - Но я все еще хочу увидеть прежний огонь в глазах Лайта.
   - А я здесь причем? - искренне удивилась Рин.
   - Думаю, если я тебя убью, то сумею причинить ему настоящую боль! И он действительно разозлится!
   Опять двадцать пять! Рин рассмеялась. И всего-то?
   - Это глупо. По двум причинам. Во-первых, зачем тебе это надо? Ты даже не представляешь, что мне приходится выносить из-за него! А во-вторых, у нас с ним всего лишь взаимовыгодное сотрудничество. Как и ты, я не могу его поцарапать... Он никогда и никого к себе не подпустит. Я его просто презираю, а иногда так даже ненавижу. Он лицемер, трус, тормоз, тупица и придурок, который просто не хочет быть счастливым!
   - Ты взяла его за руку! - обвинил ее Макс.
   - И что с того? Я и тебя могу взять, - протянула к нему руку Рин.
   - Нет! - Макс оттолкнув ее, а девушка потеряла равновесие на скользких мокрых валунах. Он не успел ее поймать, и Рин скатилась с камней и упала прямо в стремнину. Максимильян с ужасом и изумлением смотрел на нее.
   Девушку потащило к краю водопада. Шансов выжить у нее практически не было. Вода слишком быстрая, слишком холодная. Кроме того, высота водопада и камни на дне. А еще речка через несколько метров уходила прямо под каменный свод. Но Рин даже не закричала, когда падала вниз. Она глубоко вздохнула, задерживая дыхание, как учил ее отец, и зажмурилась. Вода ударила ее со всего размаха, утянула на дно, а потом вышвырнула обратно и потащила прочь, прямо в каменное чрево горы, заливая глаза, нос и рот.
   Лайт подскочил к краю водопада, намереваясь прыгнуть, но Макс вцепился в него, не пуская:
   - Это бесполезно, ей не выжить! Не надо! - Хелл стряхнул его с себя. - Остановись! Ты тоже можешь погибнуть!
   - Вот как? Это не важно, - ответил тот и бросился с разбега вниз.
   Рин удалось на мгновение вынырнуть, оттолкнувшись от камней и глотнуть воздуха, но ее снова захлестнуло водой. Ее швыряло, крутило и тащило... Рин уже и не знала, где верх, где низ... Где спасительный воздух, а где дно. Со всех сторон были только ледяная вода и камни, которые не переставали ее бить ни на мгновение.
   Так вот как себя чувствует одежда в стиральной машинке, подумала Рин, прежде чем отключилась.
  
   Пришла в себя Рин, кашляя и отплевываясь. Вода текла с нее, как с ведра, вытекала из носа и рта, капала с волос и одежды. А еще холод. Он сводил все ее тело. Рин судорожно глотала воздух, выплевывая и выкашливая воду, а кто-то аккуратно держал ее за плечи. Она чудом спаслась... И Рин даже знала имя этому чуду. Только вот откуда он взялся?
   Наконец, она подняла глаза и кивнула Лайту. Сил говорить не было. Выглядел он точно так же, как она. Мокрый, как мышь, Хелл дрожал всем телом и пытался отдышаться.
   Она глянула вокруг. Странно, но было светло. Они находились в какой-то нише, внизу грохотала горная речка, но свет все-таки откуда-то попадал внутрь. Пещера была не очень большая, полная прелой травы и прошлогодней листвы.
   Рин подползла к краю, и чуть не свалилась вниз. Падать было не меньше семи метров до пенного потока. Сюда даже брызги не долетали. Как же они здесь оказались?!
   Их вынесло за пределы пещеры, и Рин знала это место. Это было ущелье Раскол. И как теперь отсюда выбираться? А, подумаю об этом потом, когда немного отдохну и согреюсь, - решила Рин и заползла обратно в самую глубь пещеры.
   Тело болело все и насквозь - от синяков и шишек, от холода, от пережитого напряжения, от дрожи, что сотрясала все ее тело. Болели такие мышцы, про которые Рин и не знала, что они существуют. Даже легкие казалось горели.
   Лайт дышал уже спокойнее, обхватив себя руками за плечи, пытаясь согреться. Его куртка так и осталась на берегу.
   - Как ты? - спросила Рин, подползая к нему поближе.
   - За... Замерз, - ответил тот. У него зуб на зуб не попадал. Его тело сотрясала крупная дрожь. Он снова стал уязвим и похож на человека. Поэтому Рин радостно улыбнулась ему. Лайт ответил ей обиженным злым темно-синим взглядом. - Дура! Ты... ты вино... вата!
   - Почему я?! - до Рин только сейчас дошло. - Зачем ты бросился меня спасать?! Ты же мог погибнуть, тупица!
   - Дож... ждешься от тебя благодарности, как же... - заявил Лайт высокомерно. Только он мог дрожать и быть невыносимым снобом одновременно.
   - А я не просила меня спасать, - улыбнулась Рин еще шире.
   - Я же обещал, что позабочусь о тебе...
   - Да-да... Ты в своем репертуаре! Если бы ты спас меня, потому что мы с тобой друзья и все такое, я бы тебе обязательно сказала "спасибо" и на шею кинулась... А так... Ты же просто "заботишься о своем имуществе"! Так что - отвали! - Рин стащила куртку и свитер, которые тут же начала выжимать. У нее плохо получалось: руки сводило от холода и злости. - Макс спросил у меня сегодня одну вещь: кто я для тебя? И мне нечего было ему ответить.
   - Это просто... Я - твой работодатель... А ты - мой телохранитель...
   Ну вот опять - двадцать пять! Когда же это кончится?! Сколько можно втыкать мне в сердце нож! Ненавижу тебя!
   - Маленькая... неблагодарная... идиотка... Говорил же... Держись от него подальше!
   - От кого? Макса? Когда это?! - удивилась Рин, снимая кроссовки и носки. Было жутко холодно, казалось, что в мокром и то теплее. - И вообще, причем тут Макс? Это был несчастный случай!
   В ответ ей Лайт иронически улыбнулся:
   - Если бы Осае хотел, он бы спас тебя... Зачем ты вообще с ним разговаривала?
   - Ну... Он был так несчастен. И я узнала много нового о тебе. Оказывается, ты был на войне...
   Хелл поднял на нее взгляд, и она впервые увидела страх в его прекрасных синих глазах. Он сглотнул и отвернулся. Значит, это правда?
   Рин не могла больше видеть, как он дрожит, и стала расстегивать его рубашку. Чтобы не глядеть ему в лицо, такое прекрасное и такое близкое, она уставилась на цепочку у него на шее. Та и впрямь была необычная - очень изящная и узорчатая, а соединялась подвеской в виде замка. Причем замочек был самый настоящий - только золотой, ажурный и замысловатый.
   - Эй, ты чего? - изумленно распахнул глаза Лайт. Ах да. Точно. Он же не любит, когда до него дотрагиваются.
   - Я твой телохранитель, вот и забочусь о твоем здоровье! Если ты помрешь, меня совесть замучает! - Рин не понравилось, что она словно оправдывается, поэтому добавила: - А ты что подумал?
   - Ах да... У тебя же теперь есть парень... - Хелл саркастически улыбнулся. - Ты молчишь? Больше не отрицаешь? Не могу представить тебя на свидании... Ты же такая... мужланка! Грубая, нахальная, вредная и упрямая!
   - Зато я честная и не притворяюсь тем, кем не являюсь, - заявила ему в ответ Рин.
   - Это камень в мой сад? - хмыкнул Лайт. - И кем же я снова притворяюсь? Принцем?
   - Человеком, - отрезала Рин. Парень гневно сузил глаза. - А на самом деле ты бездушное чудовище!
   - Вот как?! Ну и зачем ты меня злишь?! - Рин действительно думала, что он ударит ее, но Хелл равнодушно отвернулся. - Неблагодарная девчонка! Я пошел тебе на встречу и помогал, как мог, а чем ты отплатила мне? - он глянул на нее, и взгляд его был действительно страшен. - Прошло столько времени, и ничего не меняется! Глупая бесполезная дура! Надоело с тобой нянчится! Я и без тебя найду солнечный камень! Выберемся отсюда, и конец нашему соглашению!
   - Прекрасно! - фыркнула Рин. И чего он вышел из себя? Да еще по такому пустяковому поводу? Ему же плевать на ее слова, выходит, ему просто повод был нужен! - Я очень рада! Наконец, сбылись все мои мечты!
   - Можешь продолжать прятаться и убегать до конца своей жизни! Жалкая идиотка!
   После рубашки Рин решительно стащила с Лайта футболку, хоть парень и пытался вяло сопротивляться.
   - У тебя руки теплые, - вдруг прошептал он, прислонившись к ней, и закрыл глаза.
   Рин сидела рядом с ним и чувствовала, какое холодное у Хелла тело. И как он только смог ее спасти? Отыскать, догнать ее в этом потоке, да еще и затащить сюда наверх... Мистика какая-то...
   Рин стала выжимать его рубашку, заодно объясняя:
   - Пойми меня правильно: во-первых, я привыкла доводить все до конца, а во-вторых, не могу же я оставить человека в беде, особенно после того, как он жизнь мне спас?! И не важно, что ты меня так бесишь...
   Хелл скрючился, обхватив себя руками, и практически не шевелился. Черное пятно на его руке стало еще больше с последнего раза, когда она его видела. Что же это такое? Какая-то болезнь?
   Девушка стала растирать футболкой его тело. Он не сопротивлялся, у него не было сил даже помогать ей. И тут Лайт свалился на нее. Глаза закрыты, дышит едва-едва, и дрожит, не переставая.
   - Эй, Хелл, ты чего? - испугалась Рин не на шутку.
   - Замерз, - ответил тот, открывая синие глаза. - А все ты виновата! Да ты просто магнит для бед!
   - Я?! Он твой знакомый, вообще-то! И почему это ты такой мерзляк?! - спросила Рин с усмешкой. - Хелл, да ты просто тепличное растение, как я погляжу... А может ты и впрямь хладнокровный гад?!
   - Почему... ты всегда смеешься надо мной? - спросил Лайт, когда она стала натягивать футболку обратно на него.
   - О чем ты? - вспыхнула Рин. - Это мои слова. К тому же ты совершенно не смешной.
   - Ты всегда издеваешься надо мной, - не отставал Лайт. - Особенно, когда мне плохо...
   - Кто-то же должен? А то ты слишком о себе высокого мнения... И такой серьезный... Мне тебя жалко.
   - Вот как... Жалко? - недоверчиво переспросил Лайт.
   - Когда я вижу, как человек несчастлив, мне и самой становится немного грустно. Не важно... Так, теперь снимай брюки... - заявила Рин в ответ, заворачивая Хелла в свою куртку. Почему-то от этих слов ей стало немного теплее. Кровь веселее побежала по жилам. Может, и Лайту поможет?!
   - Нет! - заявил тот категорично, в ужасе уставившись на нее. Такая его реакция здорово ее позабавила.
   - Ты хочешь умереть?! - мило улыбнулась ему девушка. - Могу устроить... Столкнуть тебя отсюда сейчас - ничего не стоит! Бьюсь об заклад, ты пойдешь сразу ко дну.
   Лайту пришлось смириться с неизбежным. Возможно, для него Рин всегда была чем-то вроде кары господней, как вселенское зло или обычная простуда.
   - Отвернись! - велел он ей. - И не поворачивайся, если сама не хочешь умереть!
   Они отвернулись друг от друга. Но места было мало, так что они сидели, практически соприкасаясь спинами. Спина Лайта была такой же холодной, как стены этой пещеры.
   - Больно надо! Я ведь не твоя фанатка, набрасываться на тебя не буду!
   - Да кто тебя знает, иногда ты меня до смерти пугаешь!
   Рин почему-то подняло настроение такое неприятное заявление. После выжимания одежды и переодевания, на нее напало странное состояние оцепенения. Ей не хотелось шевелиться, просто замереть и уснуть.
   И тут ее сзади нагло облапали. Поскольку никого другого в пещере быть не могло, а Рин устала, то она не стала отрывать нахалу голову, а серьезно возмутилась:
   - И кто на кого еще набрасывается?
   - Не могу удержаться! - ответил Хелл, пытаясь совладать с дробью, которую выбивали его зубы.
   - Чего?! - удивилась Рин. У нее даже пульс участился. Да не может этого быть...
   - Холодно. А ты такая теплая...
   Выходит, ларчик просто открывался? Да он и девушку-то в ней никогда не видел. Вот ведь сволочь!
   - А мне все равно! Отпусти меня! Ты - тяжелый! И холодный! Как айсберг в океане! Не хочу быть "Титаником"!
   Рин пыталась выбраться из его объятий, но сил бороться не было, а Лайт вцепился в нее мертвой хваткой.
   - Прояви немного сочувствия, ведь я спасал тебя... - Лайт обиженно засопел носом, но ни на сантиметр ее не отпустил.
   - Мне холодно, ты гад! Я сказала: отвали! Все равно ты спасал меня ради камня, разве нет?
   - Вот как? - она не видела его лица, но голос был горьким. Рин почему-то защемило болью в сердце.
   - Эта штука у тебя на плече... Она вновь стала больше. Ты из-за нее камень ищешь?
   Лайт тяжело вздохнул, но больше ничего не добавил. Вот идиот, болван, тупица!
   - Почему ты просто не сказал мне?
   - Тебя это не касается! - вырвалось у Лайта.
   Рин пропустила удар сердца. Она ведь так старалась не привязаться к нему. В конце концов, он всего лишь бездушный красавчик... Почему же так больно? Почему она снова совершила ту же ошибку?! Нет, не может быть! Никогда и ни за что!
   - Ты прав: нас ничего не связывает, кроме поисков солнечного камня... - обиделась Рин. Я не влюбилась в него, совсем нет! Просто он помогал мне, приходил на помощь, вот я и... ненавижу его! Рин с досадой прикусила губу.- Вот тоска! Тебе все-таки это удалось...
   Хорошо, что Лайт не видел ее лицо. Слезы, текущие по ее щекам, были удивительно горячими и особенно жгучими, как расплавленный металл или горящий воск. Она была невидимкой, все пряталась и боялась, что ей причинят боль снова, но все оказалось напрасно. И боль в сердце сейчас была намного сильнее чем та, которую причинила ей любовь к Орлову, больше чем, когда она узнала всю правду... И никакой надежды. Его душа навсегда и ото всех закрыта на большой амбарный замок. И как бы он ей не нравился, как бы она его не любила, он никогда не откроет ей свое сердце.
   - Удалось что? - не понял Лайт.
   Но Рин не собиралась ему отвечать. Она слишком устала, закрыла глаза и дала себе уснуть.
  
   Девушка проснулась, потому что ей приснился кошмар: ее обвила кольцами огромная желтая змея (наверное, питон-альбинос) и стала душить. А Рин все не могла вырваться...Ей было трудно дышать, и она открыла глаза. Но ее лицо было прижато к чему-то твердому, девушка дернулась, стараясь освободиться, но не тут-то было. И только тут до нее дошло: Гауэр спал, крепко обнимая ее во сне. Рин попыталась отпихнуть от себя чертову пиявку, но снова не вышло. Она даже руками и ногами пошевелить не могла.
   - А ну немедленно проснись, - прорычала она, как голодный тигр. Только голос у нее и был свободен, только он. Зато силы в нем было на десятерых.
   Лайт всегда быстро выходил из сна. Его ресницы затрепетали, взлетели и открыли чудные синие глаза.
   - Что?! - спросил он с полной безмятежностью. Выглядел Хелл отдохнувшим и полным сил. И это здорово бесило.
   - Отпусти меня, - предупредила Рин, стараясь не зарычать. Огреть бы его сейчас чем-нибудь тяжелым...
   Хелл расслабил руки, убрал ноги, а она тут же отскочила от него, как мячик от ракетки. Правда, бежать было особо некуда. И она врезалась в стенку. Парень в ответ засмеялся.
   - Мне совсем не весело! - обиделась Рин. - Не смешно, ясно тебе?!
   - Ты хорошо выполняешь свои обязанности... Благодаря тебе я согрелся, - заметил Лайт с усмешкой. - А то ты всю ночь повторяла: "мне тебя не согреть"...
   - О, заткнись, я тебя умоляю... - убийственные намерения продолжали крепнуть. Надеюсь, это единственное, что я сболтнула во сне?! - подумала Рин в ужасе.
   Все было не так уж плохо. Начиналось новое хмурое утро, одежда просохла на них самих. С другой стороны, тело Рин еще больше, чем вчера, затекло и зверски болело, она ужасно хотела пить и есть. Лайт же выглядел до отвратительного великолепно. А вчера умирающего из себя строил, вот сволочь! - Рин продолжала злиться. - Ненавижу тебя, ненавижу!
   - Нужно выбираться отсюда, - предложил Лайт, вылезая на край пещеры, и разглядывая окрестности.
   У Рин закружилась голова только от одного этого вида: Хелл над пропастью... Какого черта он не боится?!
   - Кстати, как мы здесь оказались? - Рин решила начать вредничать прямо с утра, хотя очки давно потерялись.
   - Иди сюда, - велел он ей.
   Да он издевается! Но Рин подошла, стараясь не глядеть вниз. Лайт развернул ее и показал небольшое отверстие недалеко от их пещеры, выше по склону, откуда текла тонкая струйка воды:
   - Нам повезло, утащило в боковой ход... Так что я смог тебя поймать... Но я проглядел момент, и мы чуть оттуда не свалились прямо в речку опять. Падать было высоко, сама понимаешь. Да еще и речка глубокая и быстрая... А я устал. К счастью, здесь оказалась пещерка... Еще вопросы есть?
   - Миллион, - сообщила Рин. - И это только для разгона. Правда, я знаю: ты не станешь отвечать. Поэтому и спрашивать не буду... Перейду сразу к главному. Как насчет плана спасения, гений ты наш?!
   - Кстати, уверен, план тебе понравиться... Ведь у тебя клаустрофобия?
   - И причем здесь это?! - удивилась Рин.
   - Думаю, ты первая полезешь на стенку?!
   - Полезу на стенку? - переспросила девушка, чувствуя, как в ней поднимается паника. Как шевелятся волосы на голове от ужаса, а по спине от страха течет холодный мерзкий пот. Даже пальцы задрожали, и она стиснула их в кулаки.
   - У меня есть прекрасная стенка для тебя, - Лайт указал на узкий карниз над пропастью и грохочущей речкой, который вел куда-то по скале в сторону: - Думаю, мы сможем выбраться по нему... Там в конце что-то темнеет, думаю - это ход.
   Отвесная, практически ровная стена... Там были щели, куда поставить ноги, и за что держаться... Куда легче, чем прошлый раз... В принципе все просто, если забыть о головокружительной высоте и бурлящей Стикс под ногами... Если разожмутся руки... Как в той песне: "Если упадешь, то навеки пропадешь..." Рин подавила воспоминание и сглотнула: во рту было сухо и горько. Только...
   - А если ты ошибаешься? Вдруг щель слишком узкая, и мы не пролезем?! Если застрянешь... Что мы будем делать?!
   Хелл посмотрел на нее презрительно: типа, как ты смеешь сомневаться во мне?!
   - Мы всегда можем снова упасть в речку и повторить наш заплыв с другим результатом...
   О, как же ты меня бесишь... Ненавижу я тебя, ненавижу! - подумала Рин и отвернулась.
   Хелл с усмешкой уставился ей в лицо:
   - Подожди-ка, ты что - боишься?! Не могу поверить... Но это совсем не сложно... Для такой вредной девчонки, как ты, раз плюнуть! И идти-то всего метров пятьдесят...
   - Тогда выбирайся сам, - предложила ему Рин. - Я не справлюсь. Я телохранитель и не собираюсь подвергать твою жизнь опасности.
   - Ты что забыла? Я уволил тебя! Просто давай руку, и пройдем это вместе.
   Вот упрямый! Разве не ясно, что ее план имеет больше шансов?!
   - И не подумаю. Просто сделай это! А потом вызови спасателей...
   - Я не знаю этого места, - удивился Лайт. - Ты же мой проводник?! Без тебя в пещере я заблужусь и погибну...
   Похоже, придется признаваться. Рин выпрямилась и прямо посмотрела ему в глаза.
   - У меня не получится.
   - Что не получится? - удивился тот в ответ.
   - Ничего не получится. Во-первых, как ты и сказал. у меня клаустрофобия... Так что в узкий лаз я точно не полезу. Во-вторых, я боюсь высоты! Поэтому ни на какой карниз я не собираюсь! - совершенно серьезно заявила Рин.
   - Вот как... Ты не шутишь, - констатировал Лайт и протянул ей руку. - Не важно, пойдем, я помогу тебе...
   Рин не собиралась спорить. Ее приговор обжалованью не подлежал:
   - Со мной ты точно сорвешься! А без меня у тебя есть шанс. Поэтому, пожалуйста, иди один... Я верю в тебя.
   - Надо же, ты можешь говорить так искренне, так гладко и без грубостей... Но я не собираюсь тебя здесь оставлять! - Лайт решительно взял ее за руку и потащил к краю. Рин закричала от ужаса.
   - Аянасет! Я же так оглохну! Прекрати! - велел он ей, зажимая уши. Он чуть не свалился, но Рин схватила его за предплечье и втащила внутрь пещеры. - Зачем так кричать?! Я все и так понял!
   Девушка приложила его ладонь к своей груди:
   - Чувствуешь?! Оно бьется, как сумасшедшее! Я просто не могу! Ты же гений! Как ты не можешь просто понять?! Почему ты думаешь у меня боязнь высоты?! Однажды я... над пропастью... Мне... Я до сих пор не знаю, как удалось... - Рин совсем сбилась и прошептала. - Я не могу пережить это вновь!
   Ее колотило, все ее внутренности дрожали, как желе в вазочке. Лайт обнял ее и прижал к себе:
   - Глупая... Прошлый раз ты была одна. Но теперь ты со мной... Ты же веришь в меня?! Ты веришь мне?
   Если бы он отпустил ее сейчас, Рин упала бы на землю: ноги были ватные от страха и не держали.
   - Ты держала меня за руку в темноте... Позволь теперь помочь тебе?
   Рин собралась с силами и оттолкнула его от себя.
   - Опять красивые слова... - заявила она презрительно. - Для меня они ничего не значат! Орлов правильно тогда сказал: подло использовать чужие чувства для достижения своих целей! Что же ты за урод!?
   Теперь удивился Лайт.
   - Вот как... Урод?! - его лицо осталось спокойным и снисходительным. - Ты снова стала ведьмой?
   - Разве? - пожала Рин плечами. Стала бы ведьмой, летел бы он уже кверху тормашками вниз. - С какой радости мне верить такому, как ты? Ты же насквозь ненастоящий. Ты - фальшивка. Подарить тебе чудо? Что за идиотизм?!
   Хелл просто смотрел на нее, а Рин вдруг стало жутко не по себе. Почему он так на меня уставился?! Какое знакомое выражение... Да-да... Однажды Ярик так смотрел на нее, когда она рассказала ему о том, что их щенка отравила соседка. Ему что? Больно? Почему? Разве она не правду сказала?
   - Вот как, - вдруг согласился Лайт. - Обойдемся логикой. Я уйду, а что ты будешь делать? - девушка промолчала. - Подумай о своей семье! Выхода у тебя все равно нет!
   Он был абсолютно прав. Она погибнет здесь. Нужно рискнуть! Рин понимала это умом, но сердце понимать не хотело. У нее душа в пятки уходила, стоило ей только подумать о том, чтобы сделать шаг на карниз... Она присела на корточки и обхватила голову руками. Нет, нет, ни за что!
   - Я просто не могу... Не могу преодолеть этот страх! Я избегала гор и высоких мест, как могла... Я просто не могу... Тебе так сложно это понять?!
   - Наконец-то, ты ведешь себя, как нормальная девчонка, - ухмыльнулся Лайт.
   - Что?! - удивилась девушка. Смена темы разговора была такой неожиданной, что она растерялась.
   - Ноешь, - пояснил Хелл с самодовольной и снисходительной усмешкой.
   Он пытается ее разозлить? Нашел время! Он что не понимает, как все серьезно?!
   Лайт вернулся вглубь пещеры, бесцеремонно подвинул ее, сел у стены и уставился перед собой.
   - Ладно, - заметил он негромко. - Тогда и я никуда не пойду. Останусь тут с тобой.
   Рин изумленно уставилась на него. Он что - с ума сошел?!
   - Чегось? - спросила она. - Ты должен идти!
   - Вот как? - удивился Лайт. - Я рискнул своей жизнью, чтобы спасти тебя, и вот твоя благодарность! К тому же, я всего лишь "фальшивка".
   - Ты сейчас такой милый и очаровательный... - разозлилась Рин. - Хочешь обвести меня вокруг пальца?! Мне все равно. Оставайся...
   Лайт просто отвернулся от нее. Он смотрел на вход, где солнечные лучи скользили по противоположной скале. Цвета менялись, пока солнце поднималось. Серые и розовые на желтые, хмурые на яркие и сверкающие. У Рин заурчало в животе от голода. Она вздохнула. Черт побери, этот хладнокровный гад опять победил!
   - Какая ты упрямая! - фыркнул Лайт и вскочил. - Целый час уже прошел, а ты на том же месте!
   - Кто бы говорил, - презрительно заявила Рин. - Я всего лишь час с духом собираюсь... А вот ты...
   - Что? - мрачно спросил ее Хелл. Похоже, забавы кончились: он начал злиться.
   - Ты несчастен... И на это есть причина... Как ты смеешь мне говорить, чтобы я преодолела свой страх, когда ты не можешь преодолеть свой?!
   - Вот как? Ты думаешь, я боюсь? - удивился Лайт.
   - Тогда что держит тебя? - Рин действительно хотела узнать, хоть и понимала, что он никогда ей не расскажет.
   Лайт подошел к краю пропасти и задумчиво уставился вниз. У Рин сердце замерло при виде этого. Адреналин и чистый ужас смешались у нее в крови, навсегда впечатывая этот образ в память. Хелл уцепился за корни, которые под его тяжестью стали трещать и рваться, и заглянул за край.
   Черт... Я снова проиграла... - подумала Рин. Она бросилась к нему, и схватила за руку, подстраховывая.
   Лайт повернулся к ней, и его лицо оказалось нос к носу с ее. Девушка попыталась отпрянуть, но он перехватил ее свободной рукой. Это хватку "железных кандалов" Рин уже знала. И чего ему надо?!
   - Прошлого не исправить, - заметил он. Его голос звучал неожиданно мягко.
   Рин удивленно сглотнула. Что в его гениальной голове творится?! Никогда бы не подумала, что он об этом заговорит именно сейчас. А самое главное: откуда он знает?!
   - Некоторые вещи нельзя простить никому. Особенно себе, - продолжил Лайт. - Наши ошибки останутся с нами навсегда, но дадут нам шанс исправить будущее...
   Рин снова была с ним полностью согласна. Откуда он только узнал... Она никогда и никому не говорила...
   - Именно поэтому нужно просто идти дальше! - Хелл перешел на карниз. Крепко держа Рин за руку.
   По инерции она шагнула вслед за ним и оказалась рядом. Девушка не закричала на этот раз. Она стояла, вцепившись в скалу, замерев, не шевелясь и зажмурив глаза. До пещеры был всего один шаг, но она не могла его сделать. Во-первых, Лайт держал ее за руку, а во-вторых, она просто не могла пошевелиться.
   - Посмотри на меня! - велел ей Лайт. Рин помотала головой. - Открой глаза и посмотри на меня!
   Руки ее вспотели, костяшки пальцев побелели от напряжения. Но она чувствовала хватку Лайта на своем запястье, и это успокаивало ее. Она пыталась дышать более спокойно, взять себя в руки.
   - Рин, - голос Хелла стал ласковым. Даже с закрытыми глазами она знала, что он улыбается. - Просто открой глаза и посмотри на меня... Хорошо?
   Девушка с трудом сглотнула и медленно открыла глаза. Парень действительно ей улыбался.
   - Просто смотри на меня, вот и все...
   - Тоже мне шедевр нашелся, - проворчала Рин едва слышно. В ответ Лайт облегченно рассмеялся.
   - На самом деле я ведь тебе нравлюсь, правда?!
   - Размечтался! Ненавижу я красавчиков вроде тебя! - ледяная рука, сжавшая ее внутренности, начала медленно таять. Рин перехватила одну руку, чтобы удобнее взяться. Ноги были ватные и дрожали, но она попыталась расслабиться.
   - Вот как? Не смотря на то, что я "бездушный красавчик", "урод" и "чудовище", я все равно тебе нравлюсь! - ухмыльнулся Лайт. - И для меня это ценнее любых комплиментов...
   - Боже, ну ты и самовлюбленный эгоист! - Рин не могла заставить себя даже вздохнуть, не то что улыбнуться. Все силы уходили на то, чтобы просто оставаться спокойной. Почему она не может стать ведьмой именно сейчас?!
   - Это часть моего очарования, - ответил Хелл и сделал маленький шажок в сторону.
   - Ха! Да ты самый отвратительный тип, которого я встречала в жизни!
   Рин повторяла себе, что Лайт сильный, и если что-нибудь случиться, он удержит ее. Он не бросит ее, ведь он рисковал собственной жизнью, чтобы ее спасти... И сейчас отвлекает, чтобы она не волновалась...
   На самом деле он был хороший. Хелл действительно ей нравился. Причем так сильно, что воспоминания о любви к Орлову увяли и рассыпались в прах. У него был ужасный характер, Лайт был высокомерен, самоуверен и гениален... Но это не имело значения. Если бы и впрямь что-то обезобразило его, Рин бы все равно не замечала бы этот недостаток. Даже нереально прекрасное лицо стало родным и привычным. Как и в ее подругах внешность и способности никогда не имели для нее никакого значения. Она просто любила их.
   И Рин сделала свой первый неуверенный шаг по карнизу.
  
   Лайту приходилось тяжелее, чем Рин. Он не отпускал ее руку, поэтому ему приходилось держаться лишь одной рукой. Так как он шел первым, она не знала, сколько им еще идти, поэтому рассчитывала как всегда лишь на худший вариант.
   Они оба взмокли от пота и напряжения. Сильный боковой ветер тоже не помогал.
   - Ты что делаешь? - прошептал Лайт. Рин не знала, сколько прошло времени - минуты или часы? Это было не важно, каждый шаг давался ей с огромным трудом. Она заставляла себя смотреть только перед собой - на скалу - или на Хелла.
   - Пою, - проворчала Рин. Она задыхалась, зато Лайт был спокоен и хладнокровен как всегда.
   - Вот как? Тогда пой громче, - предложил он.
   - Ни за что! Ты скажешь, что я петь не умею, а сам, уверена, поешь, как... ну, как ангел...
   - Вот как?! Ангел?! - усмехнулся Лайт. - Если они есть, думаешь, они умеют петь? Твоя наивность меня просто поражает!
   - Забудь об этом! - процедила Рин сквозь сжатые зубы. - Не собираюсь я петь для тебя!
   - Почему ты такая вредная? Не можешь просто выполнить мою просьбу?!
   Вместо ответа Рин вздохнула и начала припев.
   "Так весело, отчаянно шел к виселице он...
   В последний раз в последний пляс пустился Крошка Джон..."
   - И впрямь не умеешь, - усмехнулся Лайт, когда она закончила. - Но песенка забавная...
   Рин злобно на него посмотрела. Ну почему он ее так бесит?! Как никто другой в мире!
   В ответ Хелл негромко запел на неизвестном ей языке. Рин совсем не разбиралась в певцах, голосах, стихах или музыке, но это не имело значения. Лайт вновь поразил ее: его голос был, как и он весь, просто прекрасен... Выше всяческих похвал. Он был сильный и красивый, словно птица, взлетая над пропастью, бегущей рекой, улетая в бесконечное небо - свободный и гордый... Он был в этом месте дома, как будто всегда звучал здесь. Рин не узнала песню, но та была так хороша, что ее сердце готово было выпрыгнуть из груди... Даже если бы фанаты никогда не видели бы лицо Гауэра, одна эта песня покорила бы их сердца. Рин так расчувствовалась, что чуть не заплакала, хотя было совсем некстати. (И руки заняты: слезки не утереть). Одно она знала наверняка: даже на смертном одре, когда она будет древней старухой, все равно будет помнить этот день и эту песню... Сейчас казалось, что нет ничего невозможного... А эта песня... Если бы ангелы существовали...
   Что за несправедливость? Одному все, другому ничего?! А он его даже и не использует!
   Почему такой человек не может быть счастливым? Что сделало его таким? Ведь он может многое дать этому миру?!
   Закончив петь, Хелл посмотрел на Рин, но та буравила взглядом скалу. Еще чуть-чуть, и пробила бы ее насквозь.
   - Ну, скажи уже что-нибудь, - попросил он ее неуверенно.
   - Лайт, твой опекун... какой он? - в ответ спросила девушка. Она повернула голову и уставилась на него в упор. Ее взгляд был тяжелым, желтым от попавшего в него солнца и даже страшным.
   - Причем здесь это? - поинтересовался Лайт презрительно. Настроение его моментально испортилось.
   - Это не вежливо, отвечать вопросом на вопрос, - отрезала Рин. - Но тем не менее ответ я получила. Это правда то, что сказал Макс?! Он держал тебя в плену, пока ты не согласился работать на него?
   - Вот как? Невежливо лезть в чужую жизнь, тем более с таким дешевым интересом, - заметил Лайт холодно. - Это тебя не касается. И как только твой парень тебя терпит?! Ты же просто ужасна! Почему ты всегда все портишь?!
   В ответ Рин молча продолжала смотреть на него. Лайт отвернулся и продолжил движение.
   - Шевелись уже!
   - Так тебе и надо! - вдруг заявила Рин. - Я ничего плохого тебе не сделала! Ничем не заслужила твоего презрения или неуважения! Я просто хотела тебе помочь, понять, почему ты такой!
   - Ты? Понять меня? - высокомерию Лайта не было предела. - Тебе до моего уровня расти и расти!
   - Но ты же сказал, что некоторые вещи нельзя простить некому. Я думала... Ты имел в виду себя?
   - Ты уже успела совершить в жизни что-то непростительное?! - усмехнулся Лайт. - Я просто в шоке. Ты ведь так молода... Хотя... Ты всегда так опрометчиво поступаешь. Например, оскорбляешь людей без причин!
   - Думаю, ты прав, - вздохнула девушка. - В конце концов, гений тут из нас один ты...
   Рин не могла разозлиться на него. Почему-то именно сейчас не могла. Может, потому что он спас ее... Или потому что поняла, как сильно он ей нравиться... Или из-за песни, что тронула ее душу...
   К тому же он был абсолютно прав: она всегда поступала опрометчиво. Влюбляется во всяких придурков, например!
   Нужно распрощаться с ним, как можно быстрее. Иначе он сделает ей еще больнее.
  
   Щель оказалась широким лазом, который вел во внутреннюю галерею. Он был достаточно широк, так что волновались они напрасно. Правда, лаз оказался на приличной высоте от пола. Хелл легко спрыгнул и без труда поймал Рин. Едва под их ногами оказалась прочная порода, они упали на землю и стали отдыхать.
   - И что теперь? Вдруг мы заблудимся здесь навсегда? - спросил Хелл обеспокоенно.
   - Тебе повезло. Я знаю это место, - ответила Рин. У нее тряслись руки и ноги от пережитого напряжения. - Никогда не думала, что за этим просветом окажется пропасть...
   Она сунула руку в карман и нашла остатки вчерашнего обеда. Хлеб раскис, но в основном еда была съедобна.
   - Держи, - Рин протянула пакет Хеллу. Ее пальцы заметно дрожали.
   - Я тебе оставил, - удивился тот.
   - Не важно, у меня нет аппетита... Позволь хоть так отблагодарить тебя за спасение...
   - Просто держись от Осае подальше, - предложил Лайт ей.
   - Как скажешь, - согласилась Рин.
   - Вот как? Больше никаких гадостей? - удивился Хелл. - Наконец-то, ты взялась за ум...
   В пещере зазвучали искаженные голоса. Рин испуганно вскочила, но ноги подломились, и она шлепнулась обратно.
   - Успокойся! Скорее всего, Макс вызвал спасателей, вот нас и ищут по всей горе...
   Но это были не спасатели. А куча самых злобных и вооруженных до зубов спелеологов, каких Рин когда-либо видела. Если, конечно, они были спелеологами, а не охотниками за сокровищами. Их было человек десять, груженные необходимым оборудованием. Не считая оружия. Выглядели все как бандиты с большой дороги. Настоящие громилы.
   Среди них оказались люди, которых Рин и Лайт без труда узнали. И которых вовсе не жаждали увидеть.
   - Какая встреча! - расплылся в слащавой улыбке профессор Евгений Рудольфович Барсуков. - Мы так давно не виделись! Какая удача!
   "Пират" Семен угрюмо уставился на них.
   - Я уж думал, что вы нас достаточно опередили... И придется облазить всю пещеру, что бы вас отыскать, ну а тут такое чудо! - продолжил разливаться соловьем Барсуков.
   Лайт шагнул вперед, закрывая собой Рин. Что же делать?! - спросила она у него испуганным взглядом. Само собой, он ее как всегда проигнорировал:
   - Чем обязан неудовольствию встречи с вами?
   - Ну... Вы поехали в пещеру золотой карты... Разве я мог упустить такую возможность?! - начал Барсуков.
   - Где Солнечный камень?! - хрипло спросил Семен у Рин. Ей было страшно, она стала невидимкой и пыталась даже не дышать. Но сегодня это не помогало. Наверное, силы поддерживать невидимый режим тоже кончились.
   - Девушка здесь не причем, - заметил Лайт.
   - Не причем?! - рассмеялся Барсуков. - Как благородно... Или умно? Только на этот раз я подготовлен лучше. Екатерина Кузнецова, отец - известный историк Кузнецов, который написал около десяти научных книг и множество других трудов и статей, сделал несколько крупных открытий в истории нашего края, отыскал более тысячи артефактов, в том числе эту самую пещеру золотой карты, нашел лабораторию мага-кузнеца... Как она может быть не причем?!
   - Последнее, чем занимался ее папашка, - проскрипел Семен, - это поисками солнечного камня... Само собой, вы сюда приехали не на прогулку...
   - Нам известно, что девчонку ты нанял, только ради информации о нахождении этого сокровища... - с елейной ухмылочкой заявил Барсуков. - Телохранительница? Эта соплячка?! Не смеши меня... Поэтому на вашем месте я бы поделился необходимыми нам сведениями.
   - А то мало ли, какая неприятность может случиться в горах?! - Семен не сводил злобного взгляда с Рин. - Как с твоим отцом, например?!
   У Рин заледенело все внутри и стало окончательно пусто. Да как они только смеют?! На ее лице ничего не отразилось, но что-то в сердце зазвенело, как натянутая до предела струна. Сил сопротивляться обстоятельствам больше не было, она слишком устала. Поэтому Рин просто смирилась с неизбежным.
   - Кстати, о смерти твоего отца ходит много всяких россказней, - ухмыльнулся Барсуков. - Его ведь нашли в заброшенной шахте, где он попал под обвал. Вход был завален, но рядом с ним было все расчищено... И его собственной кровью вокруг были нарисованы таинственные знаки... И это странно, так как у него был сломан позвоночник...
   - Вы нам угрожаете? - высокомерно-презрительно спросил Лайт. - Оставьте девушку в покое. Это правда, я нанял ее именно по этой причине, но эта девица - абсолютная дура. Ей никогда ни до чего не догадаться, и ей не связать даже тех крупиц информации, которыми она владеет... Только я знаю, где искать камень.
   - Ничего, - Барсуков подошел к Рин и, взяв ее за руку, рывком поднял и подтащил к себе. Рин не сопротивлялась: а смысл? Тратить остатки сил? - Девушка будет заложницей, веди нас!
   - Нет, - ответил Хелл. - Как только вы получите желаемое, вы избавитесь от нас обоих. Мне нужны гарантии. Поэтому отпустите девушку... Пока она не окажется в безопасном месте, я с места не сдвинусь!
   - Еще чего?! - проскрипел Семен. - Как только выберется отсюда, она вызовет милицию... Так дело не пойдет!
   - Она меня безумно любит, - заметил Лайт. Рин только скептически-презрительно смерила его взглядом.
   Вдохновленный этим Лайт, продолжил дальше:
   - Ради меня Рин преодолела свою клаустрофобию и боязнь высоты, чтобы приехать сюда... Так что она никому не скажет... - Хелл с сомнением посмотрел на нее. - Э-э, Рин?!
   - Не получится, - вздохнула она в ответ. Они их не отпустят. Глупо даже рассчитывать на это.
   - Неужели правда? - издевательски спросил Барсуков. - И ты простишь то, что он всего лишь использует тебя?! И никому ничего не скажешь?!
   - Девчонку мы не отпустим и точка! - прохрипел "пират" Семен. - А теперь шевелись и показывай дорогу!
   - Вот как? И не подумаю! А без меня вам камень никогда не найти! - презрительно заявил Лайт.
   - Ничего, у нас есть другие способы убеждения... - Семен ухмыльнулся и ударом кулака сбил его на землю. Из разбитой губы закапала кровь. Лайт невозмутимо поднялся, вытащил платок из кармана, приложил к ранке и аккуратно вытер. - Понял, богатый мальчик? Подчиняйся, или тебе не поздоровиться...
   - Хорошо, - неожиданно начала Рин, но закончить ей так и не дали.
   - Не вздумай! - велел ей Хелл, за что получил кулаком в лицо еще раз, и снова оказался на земле.
   - Не надо, я все скажу, не трогайте его! - закричала Рин. Она совсем растерялась, не зная, что ей теперь делать. Рин привыкла думать лишь о себе, и полагаться только на себя. Но сейчас она не знала что делать. В ее уравнениях, где дело касалось жизни и смерти, никогда не было еще одной переменной.
   - Похоже, что девчонка и впрямь к тебе неравнодушна... - засмеялся Барсуков.
   У громил от развлечения засверкали глаза.
   - Я сказал: не смей! - зло приказал ей Лайт, поймав ее взгляд своим. - Забыла правило номер один?!
   - Жизнь стоит дороже, чем любая драгоценность! - прошипела Рин в ответ. - Тем более мифическая...
   - Именно поэтому и молчи! - велел ей Хелл.
   - Кстати, на счет твоего отца... - Барсуков встряхнул Рин за куртку и уставился ей в лицо. - Мне очень интересна одна вещь... Ходят слухи, что он хотел спасти свою жизнь и заключил сделку с дьяволом... В обмен на жизнь твоей матери... Но даже это его не спасло...
   - Не стоит этого делать, - заявил Хелл осторожно, не сводя с нее глаз.
   Но взрыва не произошло. Рин даже не моргнула.
   - Это всего лишь слухи, - пожала она плечами, и мягко освободилась из его рук. - Не трогайте Хелла, и я отведу вас куда нужно.
   - Значит, ты все-таки знаешь, где камень... - понимающе ухмыльнулся Барсуков.
   - Нет. Я могу проводить вас лишь до пещеры золотой карты, как и Лайта. Где находится сам камень, мне не известно... Тот, кто его спрятал, очень постарался, чтобы его сокровище не нашли. Если вы так хорошо помните про случай с моим отцом, то подскажите, где именно все произошло? - говорить ей было об этом тяжело, но, кажется, никто не заметил этого.
   - В шахтах горы Куродры на склоне Хребта Дракона... - задумчиво прошептал Барсуков, напряженно думая.
   - Именно. Золотая карта, найденная здесь, хранит множество загадок и тайн. В том числе она может привести и к Солнечному камню. Поэтому мы пришли взглянуть на эту пещеру... Вот и все...
   Жизнь на самом деле тоска смертная... Все идет по кругу, как ни старайся... От судьбы не уйти...
   - И почему я тебе не верю? - с сомнением проскрипел Семен-пират.
   - А зачем мне врать? - удивилась Рин. - Я просто хочу выбраться отсюда поскорее!
   - Ладно, веди нас! - приказал ей Барсуков. Он крепко держал ее за предплечье, не собираясь никуда отпускать. - И только попробуй сбежать!
   Рин презрительно фыркнула и двинулась по галерее дальше. Барсуков нелюбезно подталкивал ее вперед. Вдруг позади раздались удары и звуки борьбы. Рин оглянулась: Семен продолжал избивать Лайта. А тот даже не сопротивлялся, пытаясь лишь прикрыть больное плечо и голову.
   - Ты чего делаешь?! - накинулся на Семена Барсуков с упреками, отпустив Рин. - Он наш заложник, да к тому же гений! Не бей его по голове!
   - Мне не нравиться, как этот гаденыш на меня смотрит! - отрезал "пират".
   - Умерь свой пыл! Он может нам пригодиться! - продолжил его убеждать Барсуков.
   В ответ Семен пнул Лайта в больное плечо, а потом поднял его на ноги, заломив руку. Хелл поднял голову и встретился глазами с Рин. Его презрение было абсолютно. Он ненавидел людей. Струна внутри Рин тренькнула и оборвалась.
   Рин редко злилась. Зачем зря расходовать энергию? Но если уж злилась, то на всю катушку. И она стала ведьмой.
   Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу! Боже, ну почему меня так бесит именно он!? Ну почему он такой тупица?!
   И эта ведьма была абсолютно зла. А когда это происходило, все живое вокруг уничтожалось. Аннигилировалось. Ликвидировалось. Вымирало. К счастью для всего человечества, чтобы ее разозлить, нужно было очень сильно постараться. К несчастью, это только что произошло. Она слишком устала терпеть.
   - Отпусти его, - велела Рин, чуть прищурив глаза, Она сказала это негромко, но все удивленно уставились на нее. Словно у девушки выросла вторая голова - опасная и огнедышащая. Ее голос стал наглым и уверенным, лицо холодным, а пронзительные желто-карие глаза совсем черными. Рин не просила, а приказывала. И очень хотела, чтобы они ее не послушались. И ей пошли на встречу.
   - Ты чего, наглая сука, вякнула только что?! - подошел к ней ближайший бандит.
   - Ах... Спасибо тебе, господи... - Рин блаженно улыбнулась. - Мне так нужно снять стресс! Вы уж простите меня, если что не так!
   Первым досталось Барсукову. Рин его просто по стенке размазала (не выражаясь фигурально), а потом занялась и остальными. Это была не драка. Это было побоище. Рин не зря занималась восточными единоборствами. Она знала куда и как надо бить. И самое страшное - ей это нравилось!
   Девушка совсем не сдерживалась, била изо всей силы, так что уже после двух-трех ударов, ее противник валялся на полу без сознания... Ну, или просто предпочитал валяться на полу. За пять минут она распинала всех вокруг, даже особо не запыхавшись. Рин следовала принципу: если что-то делать, то нужно делать это хорошо.
   Семен продолжал держать Лайта, который с восхищенным любопытством взирал на все это. Когда Рин повернулась в их сторону, "пират" приставил к горлу Лайта нож.
   - А ну стой, психованная дура! - проскрипел он. - А то твоего корреша порежу...
   - Не нужно, - прошептал Лайт. - Не зли ее больше!
   Чертов Хелл... Из-за него она не сдержалась, и теперь ее враг будет знать о том, что она может быть опасна. Так что эффект неожиданности потерян. Проклятье! И к тому же единственный, кто злил ее... Это был именно он! А бандиты так просто под горячую руку попались...
   - Зачем тебе брать грех на душу? - спросила Рин удивленно. - Этот парень и так труп ходячий! И лицо смазливое, и характер отвратительный, и сам тупица, и гад хладнокровный...
   Глаза Лайта вмиг замерзли и превратились в два прекрасных синих камня.
   - Конечно, если ты его убьешь, жить мне будет намного легче... - Рин подула на ободранные костяшки пальцев, а потом дьявольски ухмыльнулась. - Но вся фишка в том, что я легких путей не выбираю!
   Рин ударила бандита одной рукой в лицо, а другой вцепилась в нож. В следующий момент она отшвырнула нож в одну сторону, а Семена - в другую. Лайт продолжал стоять на том же месте и спокойно смотреть на нее. Семен попытался подняться, и отлетел от пинка в лицо. Когда Рин была ведьмой, она не знала жалости, и шла кратчайшим путем к своей цели.
   Девушка задумчиво уставилась на текущую из раскроенной ладони кровь. Лайт шагнул вперед, достал платок и стал пережимать рану. Рин улыбнулась. Разве не должно быть все наоборот?!
   - Извини, - заметил он, не поднимая головы.
   - За что ты извиняешься? - усмехнулась Рин. - За то, что меня поранили? За то, что разозлил меня? Или это просто для проформы, мол, все нормально?!
   Лайт только посмотрел на нее в ответ. Его синие глаза были печальны как никогда. Интересно, о чем он думает?!
   В пещере раздались громкие аплодисменты единственного зрителя этой драмы. Из ближайшей тени появился Макс. Его глаз цвета морской волны горел возбуждением.
   - Теперь я понимаю, почему ты нанял ее телохранителем! Браво, даже я впечатлен! Вот это зрелище! Какая страсть, какая экспрессия! Вот это - настоящее искусство!
   Лайт и Макс. Они были разными, как день и ночь, и в тоже время очень похожими. В них была эта одинаковая неправильность. Они были бесконечно одиноки. И оба дураки. Именно в этот момент Рин поняла, что они могут стать друзьями, если постараются. Так что лучшего телохранителя для Хелла не найти... Ведь не зря Макс вызывал у нее постоянное чувство опасности и тревоги. А Рин доверяла своему чутью.
   Макс подошел и ним и замер, чего-то выжидая. Девушка насмешливо улыбнулась Лайту:
   - Прямо сейчас я являюсь худшим проявлением того, что ты так ненавидишь... Не думаю, что есть смысл продолжать нам наше сотрудничество. В зале Золотого света я расскажу тебе все, что мне известно о местонахождении солнечного камня. На этом все... А ты... - повернулась к Максу Рин: - Извинись!
   - Ах да... Досадное происшествие... Я больше всех сожалею, - заявил Макс. Его лицо и голос остались равнодушными и пустыми. - Извините меня, прекрасная госпожа Рина... Не могла бы ты простить меня?!
   - Перед ним, - ткнула большим пальцем назад девушка, указывая на Лайта. - Ведь я здесь совершенно не причем! Я была лишь средством, чтобы достать его. Так что тебе лучше извиниться перед ним прямо сейчас, - ей в голову пришла новая соблазнительная мысль. - Или подеремся?!
   - Нет. Не стоит, - вздохнул Макс в ответ. - Ты права.
   Ну вот, облом. Веселье кончилось. Придется возвращаться в скучную реальность, а Рин все еще была очень зла. Два придурка. Почему бы вам не поубивать друг друга?!
   - Все произошло из-за тебя, - заметила Рин со смертельной скукой. - Почему бы тебе не заменить меня? Разве не для этого тебя прислал его опекун?
   Лицо Макса осталось прежним, но что-то промелькнуло в сине-зеленом взоре. Рин не сомневалась, что он не упустит такую возможность.
   Рин бросила последний взгляд на Лайта. Чтобы она не делала, он не изменится. Она обманывала себя. Никакой надежды нет... И никогда не было. Но это все оказалось абсолютно неважно. Она все равно уже любила его.
   - Ну, тогда я оставляю вас одних для ваших секретных разговоров, а сама пойду вперед, все подготовлю. Держитесь галереи, она приведет вас прямо в зал золотого света. Я подожду вас там.
   Рин послала Хеллу воздушный поцелуй.
   Прощай, - прошептали напоследок жгучие желто-карие глаза холодным прекрасным синим.
  
   Зал золотого света был центром пещеры золотой карты, хоть и находился в самом ее конце. Он был не очень большой, но впечатляющий. В центре был кусок скалы, которая переливалась всеми цветами радуги, когда на нее падал свет из нескольких отверстий в потолке и стенах. Более того, древний творец выдолбил в ней пазы, которые раньше заполнялись золотыми бляшками, отлитыми по особым формам. Все вместе давало собой огромную, очень красивую и подробную картину местных окрестностей. Более того, некоторые эффекты - влажность от ручейка, свет из ниш в разное время, погода, все влияло на картину, заставляя ее быть живой. После дождя над картой можно было увидеть радугу, в жаркие дни она источала жар, в некоторые дни даже маленькие перистые облачка плыли над ней.
   Когда ее отец впервые увидел всю эту красоту, он был просто поражен. В золотые бляшки были вставлены ограненные камни, которые в определенные часы по разному отбрасывали и преломляли свет. Этот шедевр так до конца и не был изучен. Теперь это был ряд золотых бляшек разных размеров и форм с вставленными в них камнями. И то они были не все. После серии разбойных нападений, и просто хищнического воровства людей, имевшей к ней отношение, в том числе и музейных работников, было решено увезти и хранить ее в специальном хранилище. После этого карту больше никто не видел. А стена, где она находилась, изукрасили инвентарными номерами и памятными надписями. Вроде "Здесь был крокодил Вася"...
   Иногда из недр горы раздавались крики и низкое утробное рычание. Какие странные звуки здесь в пещерах, - равнодушно подумала Рин. - Скорее всего, просто тектонические породы двигаются, или это как-то связано с сейсмической активностью?!
   Она решительно полезла наверх, прямо к карте. Залазить она не боялась, вот слазить - совсем другое дело. Когда Рин оказалась прямо под потолком, то, из спрятанной от простых смертных ниши, достала свинцовые бляшки, крашенные золотинкой. Они были идентичны настоящим золотым частям карты. Камни, вставленные в них, тоже были заменены, где простым стеклом, а где полудрагоценностями. Древний гений имел черновик, прежде чем создать свой шедевр. На окладе рамы картины с неизвестным в Змеиных горах были точно такие же узоры, что и на гробе в склепе. Цветы и змеи... На саркофаге была выбита латинская буква V. Собака на картине тоже была не случайно. Рин вставила все элементы карты на свои места, добавила уродливые кольца, выкупленные Лайтом у музея, и слезла вниз. Ей все еще не хватало еще одного кольца и глаз змея. Но хотя бы район они смогут вычислить довольно точно.
   Рин ждала долго, но мальчишки все не приходили.
   - Надеюсь, они не заблудились?!
   Она отыскала тихий уголок и прикорнула. Нужно дождаться часа пса и волка...
  
   Артефакт 7 Настольная лампа с розовым стеклом
   Рин примерила перчатку. Конечно, ей зашили рану на руке, но если мама только увидит повязку, ей конец.
   Ненавижу тебя, ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу, ненавижу!
   Прошло три недели с их поездки в горы, и вот уже три недели Рин практически не видела Лайта и не говорила с ним. Он ее просто не замечал, игнорировал, словно она и впрямь превратилась в невидимку. Ее это устраивало.
   Еще в пещере Макс назвал себя новым телохранителем Лайта. Рин ушла в отставку и ни капли об этом не жалела. Ее жизнь вновь стала скучной, спокойной и размеренной. А все фанатки вздохнули с облегчением, когда вместо нее рядом с Лайтом появился еще один красавец. Пускай мрачный, загадочный и совершенно не выносивший женский род любых возрастов. Это придавало ему еще больше притягательности в их глазах.
   К несчастью, съехать так быстро из особняка Гауэра не получалось. Их аренда была оплачена на год, и Лайт не собирался возвращать ей деньги. К тому же, такого дешевого в смысле денег, и дорогого в смысле прожитья жилья, им было не найти. Так что они остались соседями. Но Рин ходила только в кухню и к себе в комнату.
   Завтра домой возвращалась мама. У нее наступил перерыв в лечении. По крайней мере, Рин так себя убеждала.
   Девушка решительно постучала в дверь. После продолжительной тишины, та, наконец, открылась, и на пороге оказался Макс:
   - Что случилось?
   - Завтра вернуться моя мама и бабушка, и я прошу тебя им не грубить...
   - Как пожелаете... - Макс продолжал разглядывать ее в упор своим сине-зеленым глазом.- Это тебе Лайт сказал?
   - Сказал что? - удивилась Рин. Этот угрюмый парень действительно был очень странным.
   - Ах да... Я все время забываю, что ты ведьма...
   - Эй! - разозлилась Рин. - Если я ведьма, то ты - настоящий демон!
   Внезапно сине-зеленый взгляд вспыхнул, а Макс впервые на ее памяти по-настоящему улыбнулся.
   - В таком случае кем будет Лайт?!
   - Никем не будет, - презрительно фыркнула Рин.
   - Ах да, я помню... Он же труп ходячий! - Макс действительно развеселился.
   - Ну, я тебя предупредила! Пока! - Рин развернулась с твердым намерением уйти.
   - И ты не испытываешь никаких сожалений? - тихо спросил Макс.
   Рин презрительно смерила его взглядом:
   - С какой радости?
   - Выходит, Лайт ничего для тебя не значит? А я думал, вы... ну хотя бы друзья...
   С чего это он так решил? Девушка серьезно задумалась, что ответить. Друзья? Враги? Чужие?
   - Он ведь тебя бросился спасать!
   Рин зло на него посмотрела. И Максу пришлось уточнить:
   - Ах да... Это все его глупое благородство...
   Но тут из комнаты Лайта раздался какой-то грохот. Макс и Рин удивленно переглянулись и, не сговариваясь, бросились туда. Шум продолжал нарастать.
   Рин даже не представляла, что случилось, но реальность просто поразила ее. Практически все мало-мальски ценное в комнатах было не просто сломано, а разбито, разрушено и уничтожено. Может, на Лайта напали? Или это сталкер какой залез побезобразничать?!
   - Что происходит? - спросила она на ходу.
   - Я не знаю, - ответил Макс, и голос его не был равнодушен. Похоже, он тоже не догадывался, что могло произойти.
   Когда они вбежали в спальню, где продолжало что-то падать и разбиваться, то изумленно застыли на пороге.
   Посередине дикого разгрома и бардака стоял Хелл, запыхавшийся и усталый. Не обращая на них внимание, он подошел к огромному плазменному телевизору на стене и разбил его стулом вдребезги.
   Рин так удивилась, что потеряла дар речи. Макс бросился к Лайту, схватил его за плечи и крикнул:
   - Лайт, что случилось?! Успокойся!
   Без всякой злобы Хелл отшвырнул его прочь, и, подняв с пола отломанную ножку стола, подошел к шкафу с явным намереньем поквитаться и с ним. Макс предпринял еще одну попытку урезонить Лайта. Тот едва не раскроил ему череп импровизированной дубиной, но Рин успела отдернуть Макса в сторону. Ба-бах! Стекло острым дождем полетело во все стороны. Рин едва успела прикрыть голову.
   Какого черта здесь происходит?! Девушка понимала: Лайт не был тем человеком, который делает что-нибудь просто так. Что-то случилось... Но что? И почему он так странно себя ведет?!
   После шкафа Лайт подошел к своему компьютеру и превратил этот венец техники в бесполезную кучку металла и пластика. Макс продолжал его звать, но Лайт никак не реагировал, продолжая методично разрушать все вокруг.
   - Они предупреждали, что такое может произойти... Но я... не знаю, что делать... - Макс поднес ладонь к той половине лица, которая всегда была закрыта. - Ему больно...
   Нужно что-то делать, а то все может и впрямь плохо кончиться... Рин решительно встала с пола, Макс схватил ее за руку.
   - Нет, не делай этого! Ты же видишь?! Это бесполезно, он не слышит нас!
   Рин презрительно сбросила его руку с себя и шагнула к Лайту. Изящная лампа начала прошлого века пролетела мимо ее уха и разбилась об стену. Еще чуть-чуть, и попал бы ей в лицо! Розовые осколки плафона брызнули во все стороны. Внутри девушки вспыхнул знакомый огонь. Почему он вечно мне все портит? Я собиралась оставить его в покое на веки вечные, а он вон что вытворяет!
   - Это уже не смешно! - заявила Рин злобно. - А ну глянь на меня, тупица!
   Но Лайт в этот момент был занят: уничтожал китайскую вазу эпохи Минь или Мань? Затем перешел к французскому столику. Ножка от удара сломалась. Вот мой шанс! - решила Рин и шагнула к нему. В тот же миг он схватил ее шкирку, собираясь врезать кулаком в лицо.
   Рин поразили и испугали до ужаса его глаза: они стали почти черными. Обычно Лайт прятал свои чувства, словно замораживая изнутри, но сейчас ненависть, ярость, страх, гнев, обида и боль бушевали в его прекрасных и страшных темно-синих глазах, как безумный шторм на море. Словно яд, они сжигали его изнутри. Казалось, он сошел с ума и способен на все...
   - Стой! - повис у него на руке Макс. Лайт оттолкнул его так, что тот отлетел к столу и ударился об него.
   Рин воспользовалась этим моментом и крепко обняла Гауэра. Он бы не смог ее сбросить, даже если бы попытался. Но Лайт просто замер, стараясь отдышаться. Рин чувствовала, как быстро и неистово бьется его сердце, какое горячее у него тело, как тяжело вздымается его грудь от дыхания. Но он хотя бы остановился!
   Макс тоже замер, не сводя с них глаз. На его обычно невозмутимом лице было написано удивление.
   Минуты медленно ползли, ничего не менялось, но Лайт стал медленнее дышать, успокаиваясь. И вдруг ноги его подломились, и Рин под действием его веса просто шлепнулась на пол вместе с ним.
   - С виду ты такой тощий, а весишь, как будто целую тонну! - прошипела Рин, стараясь вылезти из-под него.
   Ей послышалось: "Вот как?", но это явно было ее воображение: Лайт потерял сознание.
  
   Вместе с Максом они уложили его в постель и стали понемногу прибираться в комнатах.
   - Ты мне не расскажешь, что с ним такое? - спросила Рин для начала мирно и дружелюбно.
   Макс был очень задумчив и мрачен. То есть еще больше, чем обычно. Он не ответил.
   Рин в два шага оказалась рядом с ним и прорычала, сдерживаясь из последних сил:
   - Какого черта с ним происходит?!
   - Сколько можно повторять? - холодно спросил Макс. - Я не знаю!
   - Что за штука у него на плече? Что это за приступы такие?!
   - Я не знаю! - вдруг сорвался и Макс. - Он мне не говорил! Никто ничего мне не говорил! Что тогда случилось, я не знаю! Это все его вина! Это он отослал меня домой! Так что я ни черта не знаю о том, что тогда случилось!
   - Нужно отвезти его в больницу! - заявила Рин, доставая сотовый.
   - Нет, - заявил Макс, отбирая у нее телефон.
   - Ты чего творишь?! - разозлилась девушка.
   - Больница?! Это просто смешно! Ваша медицина разбирается только в телах! И ничего не понимает в душе!
   Ну да это верно... Но и стоять и смотреть, как он мучается. Рин тоже не собиралась!
   - Немедленно рассказывай все, - приказала она Максу, не собираясь с ним миндальничать. - Нужно разобраться... Что это за черная штука у него на плече?! Почему она продолжает расти?
   - Ты же ведьма! Сама должна понимать! - и он пояснил специально для тупых дур: - Это проклятье!
   - Чего? - не поняла Рин. - Что еще за проклятье такое?
   - Откуда мне знать?! Меня там не было! А ты во все это просто не веришь!
   - Что за ерунда, - начала было Рин, но ее прервал новый шум в спальне. Запиликала пожарная сирена. Не сговариваясь, Макс и Рин бросились туда.
   Лайт стоял посередине спальни и не сводил абсолютно пустых без единой мысли глаз с горящей кровати. Она горела жарким и высоким пламенем. И что это за возгорание?! Даже если это Лайт действительно свихнулся и сделал это... Как он успел так быстро поджечь и развести такой большой костер... Ни бензином, ни чем-либо другим горючим совсем не пахло.
   А может, все-таки, диверсия? Или полтергейст? Или он еще к своей гениальности экстрасенсорными способностями обладает? Вроде "воспламеняющий взглядом"? А что было еще более интересным... Зачем?
   С потолка полилась вода, но Рин все равно мигом сбегала за огнетушителем, и задавила великое бедствие в зародыше. Пока она боролась с огнем, она словно проснулась. Эта новая опасность заставила ее вновь почувствовать себя живой. Она поняла. Что все эти три спокойных мирных недели живой не была. Возможно, что-то еще можно изменить?! Может быть, какая-то надежда еще осталась?!
   Макс пытался утащить Лайта из комнаты, но все бесполезно. Иногда он от волнения переходил на другой язык. Тот был красивый и мелодичный, но Рин не знала его, а это тоже здорово бесило.
   - Все! Мне надоело! - заорала она, запуская огнетушителем в стену. - Какого черта здесь твориться?!
   - Хорошо, расскажу... Все, что я знаю, это только то... - начал было рассказывать Макс, но неожиданно его перебил спокойный голос Лайта:
   - Не могу здесь находиться... - он повернулся, чтобы выйти из комнаты, но силы оставили его. Лайт чуть не упал, но в последний момент протянул руку и удержался за стену. Пальцы его дрожали. Второй рукой он как будто пытался сдернуть с шеи цепочку, но та была прочной. Так держась за стену, Гауэр шаг за шагом медленно продвигался к выходу.
   - Лайт! - крикнул Макс, но тот вновь не обратил на него внимания. Тогда он добавил что-то на другом языке. Лайт остановился и ответил:
   - Вот как? Это не важно.
   Но он хотя бы отреагировал! Значит, немного пришел в себя!
   - Минуточку! - Рин заступила ему дорогу. Лайт попытался ее обойти, но у него не вышло.
   - Как же ты мне надоела, глупая дура... - он едва шевелил губами, но продолжал упрямо говорить. - Видеть тебя просто не могу! Вечно ты лезешь, куда не просят!
   Опять он ее обижает! Ну почему, он так на нее злиться?! Что она такого сделала?
   - Почему ты ничего не сказал?! Зачем всегда строишь из себя крутого?
   - Кто бы говорил? - процедил Лайт. - Макс, убери ее отсюда! Убери, а то я за себя не ручаюсь!
   Макс подошел к ней сзади, с твердым намерением выполнить его поручение, но Рин в тот же миг стала ведьмой. Она просто повернула голову и уставилась на него. И этот взгляд остановил его не хуже гранатомета.
   - Знаешь, Рина ведь все-таки ведьма... Вдруг она сможет тебе помочь? - заявил Макс невозмутимо.
   - Что?! - удивился Лайт и посмотрел на Рин как будто впервые. Его глаза были все так же черны. Почему-то его взгляд заставлял Рин ощущать боль в сердце. Несмотря на злость и отчаянье, была в нем какая-то беззащитность. Он затаил дыхание, переживая новый приступ боли. Чтобы не видеть это, Рин опустила голову.
   - Ты... - начала было она, но в этот момент темное пятно на плече Лайта шевельнулось, меняя форму и очертания, и увеличилось. Все это длилось какую-то долю секунды. Стоило ей просто моргнуть, и она не заметила бы изменений. Эта шутка... Живая?
   Рин подняла глаза и посмотрела в лицо Лайту. Что это было? Чертовщина какая-то. Мистика...
   Да нет... Не может быть! Показалось!
   - Как твой секретарь и телохранитель я настоятельно советую обратиться с твоей проблемой к ведьме. А я лучше займусь пожарными! - и Макс вышел, аккуратно прикрыв за собою дверь.
   - Странно... Ты ему нравишься, - неожиданно улыбнулся Лайт. - Наверное, ты такая грубиянка и пацанка, что он и женщины в тебе не видит! Да Дэму памятник нужно ставить за то, что он тебя терпит!
   Парень чуть не свалился снова на пол, но Рин подставила плечо. Гауэр оттолкнул ее и встал, держась за стену.
   - Ты в курсе, что ты - тупица? - заметила девушка без улыбки. - Тебе трудно попросить о помощи?
   - А ты - что абсолютная дура? Простых слов не понимаешь? Аянасет! Убирайся к черту! - его прекрасные темно-синие, почти черные глаза горели недвусмысленной угрозой близкой физической расправы. Словно у ягуара, готового к смертельному прыжку. Он серьезно предупреждал ее.
   Гауэр ругается?! Просто конец света... Видимо, все очень плохо. Зато его ледяная броня пала.
   Рин обвела изучающе-оценивающим холодным взглядом сплошной разгром и последствия пожара в спальне:
   - Ремонт влетит тебе в копеечку! Думаю, как раз наладишь здесь отопление, хладнокровная гадость... Тепличный цветочек! Сделай света побольше... И купи кровать поскромнее... Это же аэродром, а не кровать!
   - Убирайся! - приказал ей Лайт. Его взгляд был жесток и полон ненависти и злобы. Это был враг.
   У Рин похолодело внутри. Почему так больно? Но она никогда не оставалась в долгу.
   - Никто не смеет мне приказывать, - напомнила она ему с милой улыбкой.
   - Я сказал: проваливай! - с бесконечным терпением, презрением и высокомерием повторил Лайт.
   Не будь Рин сейчас ведьмой, сбежала бы. Ее тошнило от этого его тона и такого отношения. Ее бесило его отчаянье.
   - Ты спас мне жизнь, и я буду неблагодарной хрюшкой, если не помогу тебе, - напомнила она. - Ты не хочешь здесь находиться? Так пошли отсюда...
   Она открыла ему дверь и ждала, пока он не вышел в коридор. Лайт добрался до перевернутого дивана в гостиной, и тут же упал на него, тяжело дыша. Его рубашка взмокла от пота, руки тряслись от напряжения.
   - Уходи, - попросил он снова Рин. Его дыхание обжигало даже с расстояния в метр.
   - Я не работаю на тебя, забыл? И я тебе не фанатка, чтобы выполнять твои желания, поручения и приказы.
   - Ты настолько меня ненавидишь? - отвернулся Лайт. Его лицо стало холодным и замерзшим с абсолютно ледяными темными мертвыми глазами.
   - Бесконечно, - согласилась Рин и добавила отнюдь нелюбезно. - Так что, пожалуйста, терпи меня дальше!
   - Ты не хотела никого впутывать в свои дела, чтобы они не пострадали, так почему не можешь понять меня?!
   - Может, хватит уже выпендриваться? Я же помню, что ты - добрый гений...
   Лайт глянул на нее удивленно:
   - Я чуть не убил вас с Осае, ты это понимаешь? Ты ничего про меня не знаешь! Может, я уже не тот, каким был? Может, я сошел с ума? Ты сама называешь меня бездушным чудовищем!
   - Для бездушного ты слишком переживаешь, а чудовище ты очень ничего, можно даже сказать, симпатичное!
   Лайт молча отвернулся. Переживает? Настолько сильно? Ну и как его вернуть в нормальное невыносимое состояние?!
   - Все хорошо, Хелл. Ты как всегда прав, - парень удивленно глянул на нее. - Пускай ты красавчик, выпендрежник и умник... и слова мне за три недели не сказал... Несмотря на все эти прегрешения, ты мне все равно нравишься.
   - Почему? - вырвалось у Лайта.
   Это же элементарно, тупица!
   - Потому что я абсолютная дура.
   Неожиданно Хелл улыбнулся ей. Он словно решился что-то сказать, но тут вернулся Макс с докладом:
   - Ты отлично поработал: практически все уничтожено! Ты даже до моей комнаты добрался! Проводка тоже погорела. Так что сегодня мы остались без света. Все в непригодном состоянии...
   - Мы можем воспользоваться комнатами в нашей стороне дома, - предложила Рин. - Они в порядке?
   - Видимо, их охранял некий злой дух, - усмехнулся Макс. - Но света нет и в них.
   - Без света фигово... - заключила Рин. - Ну вот, ты и дождался моей благодарности... Переночуешь в маминой комнате, а ты Макс - в бабушкиной! Никаких проблем!
   - Вот как? Огромное спасибо за то, что разрешаешь мне переночевать в собственном доме, - презрительно заявил Лайт.
   О да... Хладнокровный гад и высокомерная сволочь вернулся!
  
   Никаких проблем... Осталась всего лишь одна. Рин не могла вернуться в свое нормальное состояние. Она все еще была ведьма. Ярик что-то не то и не вовремя сказал, и она загнала его на самый высокий шкаф. К счастью, его вовремя спас Макс. А не то Ярик бы позорно разревелся.
   Очень странно, но эти двое подружились, как только увидели друг друга. Жизнерадостный мальчишка и угрюмый парень стали лучшими друзьями. Поэтому спасаясь от ее злобы, которую Рин просто некуда было приложить, они вместе отправились в гостиную играть. Вообще-то они делали это каждый вечер, но сегодня слиняли сразу после уборки.
   А это означало, что приглядывать за Лайтом придется Рин. Хоть бы не прибить его ненароком, что ли...
   План был очень простой: думай, что он незнакомый тебе парень и все... Но именно сегодня Лайт решил поиздеваться над ней по полной.
   Сначала раз тридцать сгонял ее к холодильнику: то вода, то сок, то чай, мороженное, йогурт, яблоко и так далее по списку. А Лайт лежал себе в кровати, как паинька. Потом он отправил девушку к себе в спальню за всякой ерундой: плеер, полотенце, одежда, пижама, полшкафа разных книг, шахматы и прочее...
   Когда у Рин уровень злобности, наконец, зашкалило, она запустила в него очередным предметом (к счастью, парой диванных подушек и тапочками), от которых Лайт ловко увернулся, наклонив голову в одну и другую стороны (что тоже реально злило):
   - Хватит с меня! - прокомментировала она, собираясь уйти и не вернуться. Пусть даже весь дом рухнет ему на голову!
   - Вот как. И ты бросишь несчастного больного? - серьезно поинтересовался Лайт.
   - Запросто. Ты несчастен только по собственному желанию!
   - А если я смертельно болен? - предложил гипотезу Гауэр.
   Если бы он предложил ей утолить ее чертово любопытство хотя бы десять минут назад, она бы, не раздумывая, вцепилась бы в эту приманку. Но сейчас было уже слишком поздно.
   - И что с того? Меня завтра может укусить змея или машина переехать... Это не повод быть таким невыносимым гадом! Если тебе так все это нужно, чтобы чувствовать себя хорошо, то я могу позвать твоих преданных поклонниц. Ну хотя бы штуки три... Для начала. Они выполнят все твои заветные желания... Если уж они не справятся...
   - Ты же знаешь, находиться с этими девицами рядом для меня еще более дискомфортно...
   - Есть еще вариант... Позвонить Талии?
   При этих словах Лайт помрачнел еще больше, чем Макс обычно.
   - Ясно, ты не хочешь, чтобы она узнала, какой ты на самом деле?! - ухмыльнулась Рин. - Все, покеда!
   - Вот как, ты все-таки уходишь...
   - А нечего было меня злить!
   - Да ты всегда злая! - без улыбки прокомментировал Лайт. - Обижаешь всех направо и налево! Друзей, родных... Тебе не стыдно?! Тебе никого не жалко? Они-то ни в чем не виноваты! Когда ты помиришься с Любой и остальными?
   - Какое твое дело? - мрачно спросила Рин. Он прав: они ни в чем не виноваты. - Ты три недели со мной не разговаривал, а теперь нотации читаешь, правильный ты наш?!
   - А ты ничего до конца довести не можешь! Чуть что не так, сразу воздушный поцелуй и прощай!
   Неужели ты понял, что я с тобой тогда попрощалась? - подумала Рин с горькой иронией. - И ничего не сказал.
   - Ладно, - легко согласилась Рин. - Значит, прямо сейчас я кое-что доделаю. Уйду и не вернусь.
   Пока до тебя не дойдет, тупица, я не хочу тебя ни видеть, не слышать! Придурок!
   Она дошла до двери, но выйти не успела, потому что услышала сзади тихий шепот:
   - Рин...- глупое сердце забилось, она повернулась, но Лайт всего лишь попросил: - Пожалуйста, стакан воды...
   - Сам возьми! - фыркнула Рин. - На столе стоит!
   Лайт добросовестно пытался встать и дотянуться до стола. Но это было жалкое зрелище. Лицо его посерело и покрылось потом, но результата не было. Более того, он чуть с кровати не свалился. Рин вовремя его подхватила.
   Ну почему я? - возопила она про себя. - Почему я просто не могу уйти и бросить его?! От него одни проблемы! И бесит меня постоянно... И самый большой тупица в мире...
   Рин вернула его на кровать и подала воды. Она собиралась встать и уйти, да не тут-то было: Лайт вцепился в ее футболку. И так крепко, что не отдерешь. Рин не знала что делать. Ругаться или смеяться? Или огреть его чем-нибудь тяжелым по голове?!
   - На самом деле ты совсем не злая, - улыбнулся ей Лайт, медленно отпивая воду. - А очень добрая и милая...
   - А ты - лгун и обманщик, - мрачно парировала Рин.
   - Вот как? Разве лгун и обманщик - это не одно и тоже?
   Ну и где логика? Сначала раздолбать к чертовой матери полдома, чтобы довести себя до очередного приступа... Потом специально злить ее, чтобы выгнать... А теперь чего он хочет?
   Рин уставилась в его лицо, словно ища там ответ. Лайт спокойно пил воду, длинные ресницы отбрасывали тени на щеки, скрывая глаза. Макс сказал, что ему больно. И она сама видела, что это так. Ему больно, а он зачем-то тратит время на подколы... Может, ему просто одиноко? Может, ему страшно остаться одному? Никто не придет и не утешит его. Нет никого, кому бы он доверял. Кого бы он любил... Хотя к Талии у него точно есть какие-то чувства. Конечно, это обидно, но сейчас важнее, чем можно ему помочь? Как вылечить его боль?
   И эта штука на плече... Проклятье... А вдруг именно из-за этого он ищет солнечный камень? Может, это действительно смертельно? Поэтому он отказался от своего будущего, и ничего больше от жизни не хочет?! Возможно, именно в этот момент ему как никогда горько и одиноко...
   Рин так задумалась, что, когда Хелл наклонился вперед и неожиданно поцеловал ее, сама шлепнулась с кровати. Поцелуй вышел кратким, мокрым и очень холодным. Она сидела на полу, молча смотрела вверх на него, глупо хлопая глазами, не в силах охватить всю гамму чувств, что испытывала сейчас.
   - Ну что, ударишь меня теперь? - спросил Лайт со скукой.
   Рин была так растеряна, что с трудом соображала. Она перестала быть ведьмой, но и сама собой не стала. Спасительная злость испарилась, осталось только разбитое сердце.
   - Не подумай ничего такого. Просто ты застряла в образе "ведьмы", и я решил, что только настоящий шок может тебе помочь вернуться в нормальное состояние... - Лайт протянул к ней руку, чтобы помочь встать. - Э... Рин?
   Вот в чем причина. Он так сильно ее ненавидит? Девушка засмеялась вперемешку со слезами.
   - Какой же ты все-таки, тупица... За что ты меня так?!
   Не обращая на него внимания, Рин встала, собираясь окончательно уйти. Она больше не хотела оставаться с этим придурком в одном помещении ни одной секундой больше. Почему он единственный, кто бесит ее так?! Но Лайт схватил ее за руку.
   - Прости... - прошептал он. - Я снова заставил тебя плакать...
   Да как он только смеет? Для него это все, что - только игра? У него вообще сердце есть? Почему он только играет свою роль? Не дает своей душе раскрыться? Почему не верит в любовь? Почему он сдался?
   Все-таки они из разных миров, которые никогда не пересекутся.
   - Ты ошибаешься. Вовсе я не плачу! - заявила Рин, начиная вредничать. - Вернее плачу от радости! Да я счастливейшая из смертных! Мне ж все будут жутко завидовать - я единственная в мире, кого ты поцеловал! Кого ты коснулся своими благословенными устами! А я даже не фанатка! Если кто-нибудь узнает, меня порвут на британский флаг! Как Тузик грелку!
   - Рин... Не надо, - попросил Лайт. - Посмотри на меня?
   Девушка решительно смахнула слезы, повернулась и посмотрела на него пронзительными каре-желтыми глазами:
   - Ты прав: это помогло. Я больше не ведьма. Ты рад? Я очень ценю то, что ты хотел мне помочь. Это ты-то. Лютый человеконенавистник. Это мне-то... Глупой упрямой дуре, которая все время вмешивается не в свое дело. Злой... ведьме... Выходит, ты действительно добрый. Очаровательный принц, теперь отпусти меня. Ты сам говорил, что не хочешь меня больше видеть.
   В ответ Лайт сжал ее руку еще крепче.
   - Благодаря тебе я выплакала свое горе там, в подземелье. Я поняла, что не хочу быть такой, как ты. Не хочу сдаваться только потому, что битва проиграна заранее. Из-за тебя я бросила вызов судьбе. Будь, что будет. Я знаю, впереди меня ждут боль и страдания. Но это не важно. Есть вещи пострашнее.
   - Вот как? - синие глаза Лайта потемнели. Рин придвинулась к нему поближе и открыла тайну:
   - Случилось что-то ужасное, что сделало тебя таким. А я ничем не могу помочь тебе... Прости меня за это...
   - Поэтому и ты стала ведьмой? - прошептал Лайт в ответ. Рин словно резануло по сердцу. Нужно бежать!
   - Верно, а теперь мне пора. Не хочу мешать тебе жалеть себя.
   - Значит, ты благодарна мне? Можно попросить тебя об ответной услуге?
   - И тогда ты отпустишь меня?
   - Обещаю...
   Рин мрачно разглядывала его, пытаясь понять, что он задумал. Но потом сдалась. Будь, что будет. Если сейчас он скажет забыть о нем, она постарается изо всех сил. Рин решила действительно выполнить то, что он сейчас попросит. Не важно что. Любую просьбу, пусть у нее даже сердце от боли разорвется... Лишь бы он отпустил ее.
   - Ладушки... Чего ты хочешь?
   - На самом деле я чувствую себя нехорошо...
   Ну и к чему это он? Хочет попросить найти что-нибудь о солнечном камне? Так она рассказала ему почти все. Что знала сама...
   - То, что тебе фигово, у тебя прямо на роже написано. Большими буквами. Прописными. Она такая, что в гроб краше кладут, - заметила она прямо.
   - Вот как? - хмыкнул Лайт. - Грубиянка. Что ж, тогда не буду ходить вокруг да около. Я не хочу попасть в больницу. Обещай, что как бы мне не было плохо, в больницу ты меня не повезешь...
   - Черт... - разозлилась Рин. Он обвел ее вокруг пальца. Снова дурацкие секреты. - Хорошо!
   - И я не хочу, чтобы за мной присматривал Осае... На это есть причина.
   Рин сложила два и два, и получила искомое.
   - Какого черта... - начала она, но Лайт ее перебил:
   - Только тебе я могу довериться. Пожалуйста...
   Вот сейчас Рин точно хотела врезать по его прекрасному лицу и сломать ему нос:
   - А ты не мог с самого начала просто сказать: "Рин, не уходи"!?
  
   Прямо после разговора Лайт вырубился. Температура его тела продолжала подыматься, так что Рин пришлось ухаживать за ним. От лекарств он отказался, поэтому чтобы снять жар, она вытирала его лицо холодным полотенцем, прикладывала лед. Ему снились кошмары. А проклятье на его руке от этих кошмаров росло быстрее...
   Незаметно подкрался вечер. Рин зажгла в комнате свечи. Когда совсем стемнело, в дверь постучал Макс.
   - А вдруг он снова свихнется, и убьет тебя? Почему мне нельзя? - холодно спросил он, когда Рин наотрез отказалась пускать его к Лайту.
   - Потому что он сказал, что на это есть причина, - отрезала Рин.
   - Причина... - прошептал Макс. - Ах, вот в чем дело... Значит, все-таки чувствует себя передо мной виноватым...
   - Чегось? - решила Рин уточнить.
   - Ничего. Он очень благородный, скотина! - следующие слова Макса были явно грязным ругательством. Хорошо, что Рин ни слова не поняла. - Терпеть его не могу! Правда же, его поведение выводит меня из себя... Жутко злит...
   - Согласна, - фыркнула Рин.
   - Это благородство его и прикончит! Нельзя быть таким правильным!
   Эти слова как всегда включили в Рин поперечность. Она была совершенно согласна с Максом, но она не могла не возразить. Не защитить того, кто не может сам за себя постоять. И не важно, что это был Лайт.
   - Ты что!? Если он откажется от этого, он перестанет быть собой! Он предаст сам себя, а это худший вид предательства! - она не могла поверить, что спорит с таким опасным человеком, как Макс.
   - А разве он так не поступил, когда пошел работать на этого воротилу? Такой как он, работающий на этого подлого низкого грязного человека?! Который, между прочим, тебя заказал! Так почему он не может принять помощь от меня?
   - Не важно, на кого ты работаешь. Важно, что и как ты делаешь. И я ничего плохо в работе Лайта не вижу. Не думаю, чтобы он сильно изменился...
   - Ничего ты не знаешь... Раньше Лайт всегда был открытым, часто улыбался... Он хорошо относился даже к таким врагам, как я. Он был серьезным, как и сейчас, но просто быть с ним рядом доставляло радость. А сейчас... видеть его таким... тяжело...
   - Знаешь, есть такая поговорка. Друг познается в беде. И Лайт в беде. Даже если я не могу ему помочь, я буду рядом.
   - Вот и я хочу помочь! Пусти меня! - попытался прорваться Макс. Но Рин удачной подсечкой выбила его наружу и захлопнула дверь.
   - Лучше проводку почини! - крикнула она напоследок.
   - Что за шум? - спросил Лайт медленно. Он сел в постели, оглянулся и, несмотря на все свечи вокруг, поежился от темноты.
   - Максу не понравилась твоя причина, - зевнула Рин.
   - Его личные трудности, - Лайт выглядел немного сонным, что было для него нехарактерно. - Ты почему спать не идешь?
   - Ты же попросил меня, - напомнила Рин, заваливаясь обратно в кресло.
   - Вот как? - Лайт отвел взгляд и уставился в стену.
   Прошло минут пятнадцать, прежде чем Рин зашевелилась.
   - Ты права, - вдруг сказал Лайт, и она от неожиданности вздрогнула. - Ты действительно ведьма и всегда права. Именно это меня и выводит из себя...
   - Только это? - невинно поинтересовалась Рин.
   Лайт бросил на нее убийственно презрительный взгляд, предупреждая. В ответ она улыбнулась.
   - Быть слабым - это не страшно... - заметила девушка. - Страшно предавать себя из-за этой слабости. Бывает приходиться отказаться от всего на свете. Нельзя только отказываться от собственной души. От собственных чувств. Особенно, если они чистые и высокие. Нельзя отказываться от своей мечты. Даже если она несбыточная. Именно поэтому я и зову тебя тупицей. Потому что ты этого не понимаешь. Даже проигрывая битву, ты должен показать все на что способен!
   - Откуда у такой глупой дуры, как ты, такие "высокие" мысли?
   - Сам виноват. Рядом с тобой я становлюсь сильнее. Верю, что невозможное возможно. Что у любой проблемы есть решение. Нужно только постараться изо всех сил и найти его.
   - Почему же ты тогда ничего не рассказываешь? Возможно, я смогу тебе помочь. Ведь я, в конце концов, гений.
   Рин вздохнула. Иногда нужно отдать что-то, даже если с этим отдаешь часть своей души. Даже если тебе будет мучительно больно и стыдно.
   - Я виновата в смерти моего отца... Ну и чем ты можешь мне помочь, гений?
   Глаза Лайта вспыхнули ярко-синим.
   - Вот как? - спросил он холодно. И больше ничего. А что еще можно было от этого высокомерного гада ожидать?! Но именно поэтому Рин стало лучше. Он не стал копаться в мелочах, презирать и плохо думать о ней, и также не стал сочувствовать и жалеть ее. Она улыбнулась:
   - Макс говорит, что штука у тебя на плече проклятье. Или это болезнь?
   Лайт вздохнул и снова отвернулся:
   - Какая разница?
   - Это смертельно? - чертово любопытство толкало Рин вперед, к пропасти.
   - Нет, - голос Лайт остался равнодушным. - Это намного хуже.
   Рин встала с кресла, села с ним рядом и крепко обняла его. Он был так слаб, что вырваться не мог.
   - Эй, ты чего? - прошептал Лайт придушенно. - Сейчас же отпусти! Немедленно! Пусти, я сказал!
   - Не важно, - прошептала Рин. От чего-то ей стало легче. Словно с души камень свалился. - Можешь обзывать меня глупой дурой сколько хочешь, можешь презирать меня и ненавидеть. Можешь оставаться равнодушным и хладнокровным гадом. Можешь навсегда остаться в своей темноте. Все это не важно. Я не брошу тебя.
   - Вот как? В своей темноте? - переспросил Лайт удивленно.
   - А ты неплохо здесь устроился... - Рин отпустила его, откинулась на подушку и зевнула. - Ты меня так взбесил, что я злилась целый день... И сейчас так устала...
   - Рин? - удивился Лайт еще больше. Но девушка не откликнулась: она уже крепко спала.
   - Вот наглая... - разозлился Хелл. - Это я здесь больной! А ну вставай! Да еще и заняла всю постель! Иди к себе спать!
  
   Рин проснулась и со сна не могла понять, где это она.
   - Доброе утро! - раздалось рядом.
   Девушка сонно уставилась на невыносимого красавчика, который сидел напротив нее в кресле с чашкой чая в руках.
   - А? - очень умно прокомментировала Рин. Похоже, Лайт был в полном порядке сегодня. Не осталось и следа от его таинственной болезни, то есть проклятья. Одет он был с иголочки и уже явно после душа. И это бесило.
   - Я пришел разбудить тебя. Минут через пять приедет твоя мама с бабушкой...
   - Что?! - подскочила Рин на кровати, как подброшенная пружиной. Но она, наконец, сообразила, что к чему. Все нормально, наверное, он переночевал в ее комнате. В любом случае это не важно. Ему-то на нее плевать. Кое-как пригладила лохматые патлы, расправила футболку и зевнула.
   - Тебя мама опять ругать будет... Ты бы хоть пошла умылась? И причесалась... - заметил Гауэр с презрительной гримасой.
   - Ничего ты не понимаешь. Мама начнет меня ругать, и успокоиться. Не будет неловкой паузы.
   - Вот как? - удивился Лайт.
   - Ну да... Знаешь, после которой говорят что-нибудь... - Рин задумалась, выбирая слово, - печальное.
   Она первая бросилась к двери, услышав звонок. Но впереди оказался Ярик.
   - Мама! - завопил он, распахнув дверь.
   На пороге и впрямь стояла мама и бабушка. Они были немного бледные.
   Может быть, потому что их тут же втолкнули в дом несколько человек в камуфляже.
  
   Они ворвались в дом, как в боевике, с оружием наперевес.
   - Стоять! Никому ни с места!
   Макс нырнул рыбкой в проем, но его поймала пуля. Он перекатился, зажимая рукой рану на бедре. Странно, но на его лице вместо гримасы боли появилась улыбка.
   - Никому не двигаться, - заявил один из боевиков. У всех были закрыты лица, но голос был хорошо поставленный, "командирский". - Просим прощения за это неудобство...
   Мама с бабушкой промолчали. Мама прижимала к себе Ярика обеими руками. В ее глазах не было ни страха, ни слез, но пальцы побелели от напряжения. Бабушка тоже не собиралась биться в истерике. Для этого она была слишком перепугана.
   Рин же старалась не шевелиться... Неудобство? Почему-то она снова не могла разозлиться. Наверное, вчера израсходовала свой запас злости на месяц вперед. А может быть, из-за страха за остальных. По позвоночнику потек холодный липкий пот. Я милая девушка... Не надо никого убивать, хорошо?
   Так их всего семь? Но они явно хорошо обучены. Точно солдаты. Двигаются и работают слаженно. Вроде спецназа...
   - Позвольте помочь раненому? - предложил Лайт совершенно спокойно. Он не выглядел удивленным.
   Только не говорите, что он знал... - подумала Рин в бешенстве. - Так это все из-за него? Да как он посмел подвергнуть мою семью опасности!? Если его не убьют эти солдафоны, сама прикончу ублюдка!
   - Ваш телохранитель сам виноват. Нужно было слушаться, - с угрозой заметил командир.
   - Если он истечет кровью, это будет убийство, - совершенно спокойно заметил Гауэр.
   Ближайший боевик подошел к Максу и обезоружил его. Только после этого Лайт смог перетянуть ему ногу ремнем.
   - Позвольте мне принести аптечку, - предложила мама.
   - Хорошо. Пойди с ней, - приказал командир своему подчиненному. - Вы, наверное, удивленны нашим ранним визитом, но мы пришли по делу... Лайт Гауэр, пойдемте с нами...
   - Вот как? К сожалению, не имею ни малейшего желания, - высокомерно заявил Лайт.
   О чем он только думает? - в ужасе подумала Рин.
   - К тому же, это просто невозможно, - добавил он, бросив на нее короткий взгляд.
   - Невозможно? - переспросил командир.
   - Мой телохранитель активировал кнопку опасности. И через пять минут дом будет окружен милицейским спецназом. Боюсь, что квартал уже блокирован.
   Командир думал недолго.
   - Все равно, вы и эта семья являетесь нашими заложниками! Так что лучше вам с нами сотрудничать!
   - Чего же вы от меня хотите?
   Один из боевиков толкнул Лайта за стол, а другой достал из рюкзака и поставил перед Лайтом ноутбук. Лицо Гауэра стало еще более холодным, чем обычно.
   Тем временем вернулась мама с аптечкой. Она хотела помочь с перевязкой, но Макс скривился, отобрал аптечку и занялся ранами сам.
   - Простите, я не могу этого сделать, - заметил Лайт спокойно. Но Рин почувствовала, как он внутренне напрягся.
   Ярик хотел что-то сказать, но бабушка с мамой зашикали на него. Девушка стояла, стараясь не шевелиться.
   - Вы занимались этим проектом, - отрезал командир. - Вы ведь гениальный математик. Я жду.
   - Извините, я неправильно выразился. Я не хочу этого делать, - равнодушно заявил Лайт. Слишком равнодушно.
   Рин увидела, как подобрался Макс при этих словах. Он стал похож на пса, готового по команде вцепиться врагу в горло. И почувствовала, что ее мама и бабушка тоже начинают нервничать.
   За окном раздался вой сирен, визг шин. Забегали какие-то люди. Внутри же было слишком тихо. Ужасно тихо. Иногда тишина страшнее любых взрывов.
   - Заприте где-нибудь этого парня. Но недалеко, - кивнул ближайшему боевику командир. На Макса одели наручники. Напоследок он обменялся взглядами с Лайтом. И ему не понравилось, что он там увидел. Двое боевиков увели его, но вскоре вернулись. Командир кивнул им снова:
   - Женщин и ребенка тоже выведите из этой комнаты... - Рин вздохнула облегченно. Она уже больше не могла этого выносить, не могла столько бояться за родных. Неожиданно командир обратился к женщинам. - Извините, у нас здесь важные государственные дела. Для простых смертных они засекречены.
   Ярик вновь хотел что-то сказать, но мама просто зажала ему рот рукой и поволокла молча прочь из комнаты.
   - Ах да, девчонку оставьте! Она ведь секретарь Гауэра, так что тоже в курсе дела!
   - Вряд ли Рин что-нибудь знает... - начала мама, но Рин ее перебила:
   - Мама... Иди! - когда мама перевела на нее взгляд полный ужаса, Рин стало не по себе. Но именно это перевело ее в боевой режим. - Мама, иди! - велела она совсем другим голосом. И та не стала спорить. Но все-таки обеспокоенно спросила ее взглядом, все ли в порядке, и девушка снова кивнула.
   Когда дверь за ними закрылась, Лайт спокойно спросил:
   - Зачем вам это? Если вам нужны деньги...
   - Ты предлагаешь деньги? Сколько? - тут же откликнулся командир.
   Лайт отвел взгляд и молчал целую минуту. А потом негромко заговорил:
   - Вот как? То, что вы пытаетесь меня заставить сделать, называется государственной изменой. И кроме того коммерческим шпионажем. Но вы не гнушаетесь никакими средствами. Неужели вам все равно мало?
   - А ты впрямь нечто, - заметил командир, усаживаясь в кресло. - На вид смазливый мальчишка, а внутри холодный профессионал. У тебя и впрямь компьютер вместо мозгов. Не знаю, как ты засек наши жучки... Но после их уничтожения ты не оставил нам выбора.
   Глаза Лайта стали еще холоднее, чем обычно. Холоднее и темнее.
   - Эта технология может разрушить целый мир... Вас это не останавливает? - в голосе Лайта вместе с презрением и высокомерием прозвучала досада.
   Как будто не его мир сейчас в опасности, - подумала Рин, продолжая злиться.
   - Информация ценилась во все времена. А такая - еще больше. Какая разница, если цена того стоит?
   - Если миру придет конец, она вообще ничего не будет стоить, - заметила Рин мрачно. Командир не обратил на нее никакого внимания. Он разговаривал только с Лайтом:
   - Кто бы мог подумать, что один из создателей конца света - мальчишка, который живет один в таком маленьком провинциальном городишке. Найти тебя было непросто... Но это стоило того.
   - Вот как? - переспросил Лайт. Голос его звучал пусто и тускло.
   - Ты ведь умный малый. Настоящий гений. Разве ты не хочешь иметь все, что пожелаешь?
   - Вы понятия не имеете о том, чего я желаю, - холодно заметил Лайт.
   - Да ладно! Конечно, освободиться от своего опекуна! Свобода - вот чего ты хочешь. Свобода делать все, что хочешь. Быть где хочешь. Жить как хочешь! Разве нет? Твой опекун - страшный человек... Но те, на кого я работаю, смогут защитить тебя и дать тебе денег столько, сколько ты захочешь! А деньги - это ведь свобода! В крайней случае ты сможешь спрятаться так, что никто и никогда тебя не найдет!
   - Деньги - это всего лишь возможность, а не свобода... - заметил Лайт. Его глаза были равнодушны. - Свобода не зависит от денег. Зачем мне будет нужна свобода, если я лишусь души?
   - О... Ты чего это в метафизику уперся? - расстроился командир. - Твоя душа останется у тебя! Она никому не нужна! И весь мир будет у твоих ног... - но его следующие слова перебили.
   - Тот самый мир, под который ты бомбу подложишь? - тихо спросила Рин.
   - Вот ведь дура! Не вмешивайся, когда взрослые разговаривают!
   Ближайший боевик по его приказу ударил ее прикладом по голове. Лицо Лайта стало еще бледнее и окаменело, можно сказать, совсем превратилось в маску. Девушка упала на пол, застонав. На глаза наворачивались от боли слезы. На голове появилась нешуточная шишка.
   - О да, вы настоящие джентльмены! - прошипела Рин, начиная потихоньку сатанеть.
   - Смотрю, череп у тебя толстый. Разве ты не должна была потерять сознание? - усмехнулся боевик. - И почему ты не боишься? Ты действительно настолько тупая, что не догадываешься, что происходит?
   - Ты меня не убьешь. По крайней мере, сейчас, - отрезала Рин с мерзкой ухмылкой.- Ты просто захватишь меня в довесок к нему, чтобы уйти от милиции... Уверена, ты все хорошенько продумал. Пути отхода и прочее... С самого начала вы собирались выкрасть Хелла. Отсюда вывод... - Рин встала с пола и, отряхнув руки, глянула прямо в глаза на закрытом лице командира. - Ты просто жалкий вор.
   - Где ты нашел такую сумасшедшую? - удивился командир. - Но я понимаю, почему ты терпел ее все это время.
   - Это кто кого терпел? - прошипела Рин, возмущенная до глубины души.
   - Девушка, в нашем обществе если человек украл сто рублей, то он вор. Если миллионы, то олигарх. А если миллиарды, то он вообще неподсуден и непогрешим, как господь Бог. Поэтому Лайту я предлагаю новые перспективы. Просто теперь у меня не так много времени на убеждения.
   - Как не назови ложь, она не станет от этого правдой. Чтобы ты не говорил, ты - преступник. Думаю, разговаривая сейчас с нами, ты просто тянешь время. Чего ты ждешь?
   Где-то недалеко послышался звук подлетающего вертолета.
   Неужели вертолет? Вот здорово, полетаем! - подумала Рин и тут же вспомнила. - Я же боюсь высоты!
   - Итак... - начал было командир, но его снова бесцеремонно перебили.
   - Мне вас жаль, - вдруг заметил Лайт негромко. Он саркастично улыбнулся. - Вы ничего не знаете... Вы даже не задумались, почему я, обладая такими опасными тайнами, могу жить свободно, совсем один, в этом захолустье... Вас подкупили большими гонорарами, но вы мало что знаете о "Темной башне" и ее владельце. Иначе вы просто никогда не посмели бы сюда придти.
   Слова Лайта, но больше его холодный тон проняли боевиков, заставляя их по-настоящему нервничать. Они ничего не говорили, даже с места не сдвинулись. Но Рин ощутила, что напряжение усилилось, хоть ножом его нарезай! Командир тоже почувствовал себя неуверенно. Нужно подлить масла в огонь!
   - Другими словами... Жадность фраера сгубила, - заметила она негромко. - А ведь Бог велел делиться!
   - Надоела, - спокойно заметил командир, доставая пистолет. - Ты действительно наглая тупая упрямая дура! Еще слово, и тебя заменит твой братишка или мать.
   Но как молчать в такой ситуации? Все равно ведь убьют, если не случиться какого-нибудь чуда!
   И что ей делать? Это же не простые громилы! Каждый из боевиков стоил целого отряда... Но самым опасным было то, что все пятеро были вооружены. Интуиция подсказывала Рин, что любые попытки вырваться обречены на провал.
   Кроме того, она не могла больше рисковать собой. Ее родные... Она не могла умереть. Ведь они на нее надеялись. Что они будут делать, если она погибнет? Кто им поможет? Опять чудо?! Давно пора понять, что чудес не бывает...
   Страх душил ее, не давая думать. Тот самый страх... Том самый, что она испытывала, когда видела как умирает ее отец. Доводы рассудка стали оставлять ее. В мгновение ока она переместилась в тот самый день назад в прошлое... Самый страшный день в ее жизни. Ей показалось, что это совсем не боевики... Это те самые громилы... И они снова пришли за информацией...
   - Возьмите только меня, - предложил Лайт. - Не стоит впутывать эту дуру, иначе ситуация точно осложниться...
   Во-во... Послушайте лучше его, - подумала Рин, но промолчала. Сейчас она просто не могла говорить. Все силы уходили на собственный контроль. В ней боролись страх и ярость, сомнения и гнев... Страх от потери родного человека... И страх оставить родных одних... Пальцы ее дрожали, и она спрятали их за спиной.
   - Нет, так дело не пойдет... - издевательски произнес командир.
   - Рин, - раздался тихий голос Лайта, и девушка вздрогнула. Она чувствовала, что Гауэр смотрит на нее. И сейчас этот взгляд не был холодным и презрительным, как обычно. Хелл обжигал ее взглядом, заставляя посмотреть на него. Но Рин совсем запуталась в своих чувствах. Как ей поступить? Постараться спасти свою жизнь, или все-таки вновь стать невидимкой? Ответ ее страшил. Именно поэтому она и стала заниматься восточными единоборствами. Тогда ее подвела собственная беспомощность. Она могла только смотреть. Могла только прятаться, чтобы ее не заметили. Ничем не смогла помочь своему отцу. Только выполнить его последнюю просьбу и выжить... Папа, что же мне делать?
   Командир отдал приказ боевику, и тот поднял Гауэра со стула, и стал надевать наручники сзади.
   - Рин! - окрик Лайта заставил девушку испуганно поднять глаза и уставиться в его прекрасные бесконечно синие глаза. Даже не думай, велел этот взгляд. Злой и испуганный не меньше ее. Умоляющий взгляд.
   И в этот момент что-то взорвалось. Лайт с места допрыгнул до Рин, уронив ее на пол, прикрывая собой. Раздалась какая-то стрельба, какой-то шум и крики боли. Рин же ничего не видела, кроме плеч Лайта, только слышала, как быстро и громко бьется его сердце в груди. Но в следующий момент Лайта подняли с пола и поволокли прочь.
   Перед глазами Рин появилось лицо ее отца, его последний вздох.
   Не обращая внимания на происходящее в комнате, выстрелы и удары, Рин бросилась вслед за Лайтом. Через черный ход командир выволок его на задний двор, туда где приземлился вертолет. Почувствовав движение позади, он, не прицеливаясь, выпустил назад целую очередь. Рин спряталась за косяком, испугавшись, но потом услышала высокомерно-холодный голос Лайта:
   - Прекрати!
   А затем отчаянный крик командира:
   - Перестань! Остановись!
   В доме бой еще продолжался, но на поляне стало совсем тихо. Рин почувствовала какой-то необъяснимый ужас. Она выглянула и не поверила своим глазам: командир валялся на земле, а над ним стоял Лайт. Он все еще был скован наручниками сзади, просто стоял и смотрел на поверженного боевика сверху вниз, абсолютно ничего не делая. Но это был самый страшный взгляд, который Рин у него видела. Его глаза были черными, а на губах - легкая презрительная улыбка. От него исходила ужасная давящая аура смерти. Как у палача. У Рин оборвалось сердце.
   - В чем дело, человек? Тебе нехорошо? - спросил Лайт, продолжая улыбаться. Он сделал шаг вперед, и командир на земле задохнулся от ужаса, не в силах уползти. Тогда Лайт рассмеялся жутким холодным смехом, который гулкими звуками отдавался в Рин, причиняя ей боль. - Что случилось? Похоже, ты больше не контролируешь ситуацию? А, владыка мира?
   Едкая бесконечная ненависть прошла сквозь Рин, лишая ее надежды. Лайт был абсолютно серьезен, как всегда.
   - Остановись, пожалуйста. Что ты задумал?! - лепетал командир на земле.
   Лайт сделал еще один шаг вперед и поставил ему ногу на грудь. Он наклонился, улыбнувшись еще более ужасно.
   - Вот как?! Но ведь именно ты хотел дать мне свободу! Что ж... Ты пробудил во мне худшие человеческие инстинкты... Гнев... и ревность... Гнев на жалкого тебя, кто не дает мне жить спокойно. Ты вроде паразита: клопа или комара... А ревность в том, что Бог разрешил быть такому как ты на свете... В том что становлюсь похож на тебя! - голос Лайта упал до свистящего шепота. - Это грех. И я ненавижу это!
   Руки Рин дрожали. Она сжала их в кулаки и решительно встала. Ее злость исчезла, испарилась без следа. Все ее эмоции смыло тем ненавидящим и разрушающим штормом, что исходил от Лайта. Осталось только главное. То, что сильнее смерти. Рин больше не боялась. Теперь она точно знала, что делает.
   Рин вышла из дома во двор, дошла, едва переставляя ватные ноги, до Лайта и отвесила ему хорошую пощечину.
   - Хватит!
   Лайт отступил на шаг, не глядя на нее, и лишь потом презрительно и холодно глянул. Это был тяжелый момент для Рин. Он смотрел на нее, как на чужую. Равнодушно - без злости и переживаний. Как на постороннюю. Он сам стал чужим незнакомцем. Сердце Рин рухнуло в пропасть во второй раз.
   Конечно, между ними и так не было никаких отношений. Они не были ни врагами, ни друзьями... Но чтобы не связывало их... оно в этот момент окончательно оборвалось.
   Не важно, подумала Рин, испытывая запредельную боль. Не важно. Даже если бы на его месте был кто-нибудь другой, я все равно бы это сделала. Не важно, что случиться со мной дальше. Я должна сделать это для себя. Я больше не могу прятаться и убегать.
   Решение было принято, и на сердце стало легко, как никогда.
   - Какого черта ты ведешь себя как маленький? - спросила она. - Думаешь, если отыграешься на ком-то, тебе станет легче?
   - Определенно станет, - улыбнулся Лайт. - Разве ты не понимаешь, что зло должно быть наказано?
   - Ты должен простить и отпустить его. Прямо сейчас! - велела ему Рин.
   - Ты смеешься, что ли? Я и так был непростительно терпелив!
   - Иначе ты никогда не сможешь простить себя! И будешь вечно мучиться!
   - Мне уже все равно, - пожал плечами Лайт. - Такая жизнь хуже смерти.
   - Знаю, - кивнула Рин.
   - В таком случае не мешай! - Гауэр холодно улыбнулся ей и вновь перевел взгляд на распростертого на земле человека. В его страшном черном взгляде горела ненависть.
   Но Рин решительно оттолкнула его от поверженного врага.
   - Я сказала: хватит!
   - Уйди, а иначе пострадаешь сама! - предупредил Лайт. Он не угрожал, просто информировал.
   - Ты просто трус! - хладнокровно заявила Рин. Лицо Лайта стало еще бледнее, а глаза темнее. - Да, трус! Ты просто убегаешь от боли! Жалкий трусливый гад!
   - Вот как? Это все? - равнодушно спросил Лайт. Голос его звучал тише, чем обычно.
   - Ты просто не хочешь бороться, потому что боишься проиграть! Ты просто трус и слабак! Ты уже проиграл!
   - Ну и к чему все эти оскорбления? Чего ты хочешь добиться, разозлив меня?
   - Так я тебя все-таки разозлила? - продолжала Рин с новой яростью. - Ну так давай, злись! Круши все вокруг! Выпусти свою боль! Освободи свое сердце!
   - Не понимаю ни слова из того, что ты говоришь! Я слишком много тебе позволял. Ты и впрямь ненормальная дура... - Лайт развернулся и пошел обратно в дом.
   Не могу, поняла Рин. Не могу до него докричаться. Он не слышит меня... Он не хочет меня слышать. Это только в сказках можно изменить свою судьбу... Найти свое счастье... Как она могла забыть самое главное... Чудес не бывает!
   - Ты такой жестокий... - прошептала Рин из последних сил. Ноги ее подломились, и она шлепнулась на траву. - Ненавижу тебя. Ты все отнял у меня... Забрал мою последнюю надежду.
   И в тот же миг на ее шею легло лезвие армейского ножа. Командир все еще трясся от ужаса. Но он был солдатом. Он стал отступать к вертолету, прикрываясь девушкой, как щитом. Рин вяло прошептала:
   - Не делай глупостей, и отпусти меня сейчас же!
   - Заткнись, глупая сука! - придушил ее командир. Он бросил девушку в вертолет, и стал приводить в чувство пилотов.
   Рин почувствовала за спиной холодное жуткое присутствие.
   - Чертов телохранитель... Он и здесь уже успел... - почувствовав неладное, командир обернулся, и удар ноги пришелся ему прямо в лицо. Позади стоял Лайт. Его руки все еще были скованы позади, а лицо бледное и угрюмое.
   - Дура! Ну и чего ты застряла? - командир попытался встать с земли, и Гауэр врезал ему по новой. - Потом поиграешь в вертолет! Быстрее, у нас дел полно!
   - Нет у нас с тобой никаких таких дел! - отрезала Рин, соскакивая вниз. Она потерла шею, тонкий порез неприятно саднил кожу. - Иди к черту!
   - Вот как? Ты - лохматое чудовище! Не успел я отвернуться, как ты уже попала в беду! Да что с тобой такое? Пять минут не можешь обойтись без неприятностей? Почему ты такая глупая дура!?
   - Кто бы говорил! - разозлилась Рин в ответ. - Да все произошло только из-за тебя! Задолбал строить из себя крутого! И вообще... Какого черта ты вернулся?!
   - Что тебя не устраивает? Ты предпочитаешь, чтобы он тебя похитил и шантажировал меня?
   - Тупица! Да как можно мной тебя шантажировать?! Между нами ничего нет!
   - Вот как? Тогда почему ты несла весь этот вздор, как в дешевой драме, да еще меня и ударила? Тем более по лицу? Это явно личное отношение!
   - Да потому что хотела тебе треснуть! Как только вижу тебя, твою жуткую рожу, так и хочу по ней врезать! Ты вообще себя в зеркале видел?! Наглая тупая рожа с таким кривым высокомерным выражением! За одно это выражение тебя следовало бы прибить!
   - Да я подам на тебя в суд за оскорбление и преследование!
   - Если я тебе так надоела, так почему ты не дал меня увезти?! А, злобный гений!?
   - Потому что... - Лайт запнулся и с обидой на нее посмотрел. - С чего это я теперь стал злым гением?
   - Потому что ты все знал! И про нападение, и про подслушивающие устройства, и про то что мама с бабушкой приезжают!
   - Все было под контролем! - уверенно заметил Лайт. - Необходимо было выявить эту группу!
   - Под контролем? Ты уверен? Что ты тут за сценку разыграл, а? Мне аж не по себе стало! Наверное, здорово развлекся, видя, как я за тебя переживаю?! Ты не хочешь передо мной извиниться?!
   - Ты меня ударила, а я - извиняйся?!
   - Правильно. Не надо. Ты меня бесишь! Но ты преподал мне отличный урок. Чудес не бывает! Нечего мечтать, ты никогда не изменишься! Так что теперь я буду просто тебя ненавидеть!
   - Вот как? - усмехнулся Лайт. - Ненавидеть?!
   Девушке стало обидно и больно. Ему плевать, что она его ненавидит? Ну так значит, пусть получает, что заслуживает!
   - Тебе все еще смешно? - высокомерно заявила Рин. - Я тоже могу сыграть в эту игру... Не разговаривай со мной больше, не смотри на меня и не впутывать меня в тот бардак, который ты называешь жизнью.
   - Вот как? - переспросил Лайт удивленно.
   - Никогда! - отрезала Рин.
   - А ты выдержишь? - поинтересовался Хелл серьезно.
   - Иначе пострадаешь. Обещаю, - высокомерно заявила девушка. Пара-тройка вариантов возмездия у нее уже имелась.
   - Вот как... - Лайт подумал немного и кивнул. - Я согласен!
   Рин презрительно хмыкнула, повернулась и попыталась с достоинством вернуться обратно в дом. Что было не так-то просто на подламывающихся ногах.
   - Эй, а ты ничего не забыла? Освободи меня!
   Рин послала ему воздушный поцелуй и показала язык.
  
   В доме было полно людей - бригада "скорой", милиция и спецназ. Боевиков уже увезли, остался только вертолет на заднем дворе. Гауэр негромко давал показания, бабушка строила из себя умирающую, Максу оказывали первую помощь, а мама молча обнимала Ярика.
   - Риночка, милая, правда все хорошо? - причитала Люба, прыгая вокруг Рин. Подойти ближе она не могла: на Рин висела Светочка, не собираясь разрывать крепких объятий и поливая ее горючими слезами напополам с тушью. Рин все это героически терпела. Лена стояла рядом, деловито болтая со спецназовцами в камуфляже.
   - А вот и наш герой! - бросилась Люба навстречу Максу, которого выносили из комнаты на носилках. - Ты наш спаситель! Нужно срочно написать статью в завтрашний... нет, сегодняшний номер!
   Макс посмотрел на нее, как на сумасшедшую.
   - Как вы один справились с десятью террористами?
   - Ну, его бы не нанял телохранителем великий Гауэр, если бы он не мог, - заявила Лена. - Он же настоящий телохранитель, не то что Рина!
   - Эй, мне не нравится твой тон! - рассердилась Люба.
   - Да все нормально, - улыбнулась Рин безмятежно. - Я так рада, что теперь из-за этого придурка страдаю не только я.
   - Эй, ты! - разозлился Макс. - Я и твою семью защищал!
   - Я имела в виду террористов! - сладко заметила Рин.
   - Эй, не называй Гауэра придурком! Да когда вы уже помиритесь?! - возмутилась Люба.
   - Помиримся? Не смеши меня! С этим тупицей?!- голос Рин без всякого превращения в ведьму стал опасным, злым, вкрадчивым и переполненным ядовитым гневом. Ее дьявольская улыбка была так страшна, что даже ее подружки, привыкшие почти ко всему, в ужасе отпрянули. - Да я его ненавижу!
   Сила ее эмоций была так сильна, что проняло каждого, кто это услышал. Всем сразу стало ясно, кого Рин винит за все случившиеся неприятности, и кто теперь ее враг номер один.
   Наступила гробовая тишина. Гауэр бросил на Рин взгляд вскользь. Слава Богу, он был снова синим.
   - Скажи, что мы ослышались?! - велела Люба.
   - Ты ведь пошутила, Рин!? Правда же пошутила?! - испуганно заметила Света.
   - Это такое выражение, ты ведь не всерьез?! - удивилась Лена.
   - Еще как серьезно. Он меня достал...
   - Ненавидишь... - прошептала Света. - Но за что?
   И как вот так сразу расскажешь? Рин даже слегка растерялась.
   - Да, мне тоже очень интересно, - холодно высокомерно-презрительно поинтересовался Гауэр.
   Рин отвела взгляд и увидела на полке изуродованную шмякнутую лампу. Она мигом припомнила, как Лайт бросил в нее эту самую лампу, и чуть не снес ей поллица. Это что? Тоже была игра?! Рин вспыхнула синим пламенем и с тихим бешенством сообщила:
   - Все из-за этой дурацкой лампы с розовым стеклом...
   - Что?! - хором спросили все вокруг. - Лампа?
   - О, Дэм! - Рин увидела своего друга и обрадовалась. Хоть какие-то положительные эмоции... Она легко вырвалась от Светы и бросилась к высокому темноволосому красавчику. Рин крепко обняла его (парень просто обалдел от такого теплого приема) и сообщила. - Я так рада тебя видеть! Пойдем, я покажу тебе вертолет! Ты ведь говорил, что умеешь его водить! А его как раз нужно перегнать...
   Дэм очень обрадовался, и они под пристальными взглядами множества глаз, (в том числе и бабушки, чья вставная челюсть точно отвалилась), вышли на задний двор.
   Света подошла к Лайту и хлопнула его по плечу:
   - Не знаю, что ты сделал Рин, но тебе лучше извиниться и побыстрее...
   - Точно, - подошла к ним Лена с самым мрачным выражением лица. Что было очень странно для такой оптимистки. - Если она будет продолжать тебя ненавидеть, у тебя начнутся серьезные неприятности...
   - Вот как? - удивился Гауэр. Против воли он чуточку улыбнулся.
   - И не смейся, - заключила Люба. - Если Рин ненавидит кого-то всерьез, то проблемы тому человеку обеспечены...
   - Да-да, - поддакнул Ярик. - Круууупные неприятности!
   Мама кивнула и добавила:
   - Рин хорошая девочка, чтобы обижаться или злиться. Поэтому ее реакция на несправедливость слишком сильная... Ее отец был точно таким же... Если ненавидел, то на всю катушку, а любит, значит любит... на всю жизнь...
   - К тому же ее не зря зовут ведьмой, - уточнила Лена. - Все началось с того учителя химии...
   - О да, - вздохнула мама. - Меня даже в школу несколько раз вызывали... Но у них не было доказательств.
   - И что произошло? - серьезно спросил Гауэр. На губы просилась улыбка. Но остальным точно было не до смеха.
   - Он обвинил Свету в списывании. Сказал, что такая пустая безмозглая блондинистая кокетка не может так хорошо написать контрольную, - начала Лена.
   - Мне просто нравиться химия, - заметила Светочка в оправдание. Она смутилась и покраснела.
   - Он постоянно доводил ее до слез, перед всеми позорил, ставил ей двойки, оставлял после уроков, заставлял признаться, таскал ее к директору, жаловался на нее родителям...
   - И, кроме того, он еще ко мне приставал! - уточнила Света.
   - Вот тогда Рин на весь класс заявила, что он ханжа, лицемер и лгун, - закончила Люба. - И что она его ненавидит. Боже, она довела его до белого каления. Он плевался, вызывая ее маму в школу. И в тот же день это началось...
   - Что это? - переспросил Лайт удивленно.
   - Проклятие ведьмы Рин, - заявили все разом в голос. А потом наперебой заговорили:
   - Сначала взорвался кабинет химии...
   - Потом его избили в подъезде его собственного дома какие-то хулиганы...
   - А еще угнали машину...
   - Обвинили в изготовлении наркотиков...
   - Его квартиру обокрали...
   - Уволили из школы...
   - От него ушла жена и забрала детей...
   - И, кажется, бандиты поставили его на счетчик...
   - А еще он упал с крыльца и сломал ногу и руку!
   - Рин ни в чем не виновата, - заметила бабушка успокаивающе Гауэру. - Это было просто совпадение!
   - Не помню, что было в середине, но его точно посадили! - заключила Света радостно. - Кажется на семь лет!
   - Вот как? - удивился Лайт еще больше.
   С заднего двора раздался звук взлетающего вертолета и вопль восторга Рин.
  
   Артефакт 8 Черная записная книжка
   Рин деловито складывала вещи в рюкзак, отцовский нож привычно лег в ножны на ремне.
   - Куда-то собираешься? - раздался равнодушный голос Макса.
   Девушка чуть не подпрыгнула до потолка. Ее сердце билось, как у испуганного кролика.
   - Ты что творишь? - изо всех сил завопила она, прикладывая руку к груди. - Я же так инфаркт получу! И почему вам, парни, так нравиться подкрадываться к милым невинным девушкам?! Если для крутизны, то совершенно зря! Это не круто!
   Макс надвинулся на нее, не говоря худого слова. Сине-зеленый глаз угрюмо уставился ей в лицо.
   - Эй, ты чего удумал? - взялась Рин за нож. Но она все еще медлила его вытаскивать.
   - Как печально, - констатировал Макс, тут же отодвигаясь. - Ты все еще боишься меня?
   - А чего ты ожидал?! Ты опаснее гремучей змеи, подкрадываешься сзади, да еще и сам пугаешь?!
   - А разве с виду я не уравновешенный спокойный молодой человек? - в лице Макса не дрогнул ни один мускул.
   Зато Рин улыбнулась. А мне вот кажется, что ты просто психопат-убийца, - подумала она.
   - Это для кого как. Чего надо? - спросила девушка вместо этого.
   - Судя по экипировке, ты снова собираешься в горы...
   - Ага, на каникулы! - согласилась Рин. - Последнее время полно стрессов и напрягов...
   - Искать солнечный камень? - мрачный парень стал еще более мрачным. - Разве не ты говорила, что не веришь в его существование?
   Да, отстаньте вы все от меня! - подумала Рин яростно.
   - Все куда лучше, чем сидеть и ничего не делать! - пожала она плечами. Девушка в последний раз стала проверять содержимое рюкзака.
   - Ты не подождешь Лайта? - вкрадчиво заметил Макс. - Разве вы не собирались найти камень вместе?
   - Этого тупицу? Не смеши меня! Вот уже два месяца, как от него ни слуху, ни духу! Я вообще удивляюсь, что ты здесь забыл? Разве ты не должен преследовать этого придурка?
   - Ты все еще злишься на него? - продолжал допытываться Макс.
   - Если ты думаешь, что время, расстояние или смерть может на меня повлиять, то ты плохо меня знаешь. А ты? Почему ты перестал его ненавидеть? Мы бы могли основать клуб ненавистников Лайта!
   - Кажется, из-за тебя, - пожал плечами Макс. Его взгляд на миг стало растерянным.
   - Что? - удивилась Рин.
   - Ты показала мне, что внутри Лайт совсем не изменился. Не смирился. Не сломался.
   - Ошибаешься! Смирился и сломался. Вопрос закрыт.
   Рин искоса, прищурившись, холодно глянула на него, и Макс понял, что лучше оставить эту тему.
   - Но это неосмотрительно. За тобой охотятся из-за солнечного камня...А горы опасны сами по себе... Даже если не Лайт... Возьми с собой кого-нибудь! Ты не можешь пойти туда одна!
   - Да что ты говоришь? Быть одной - самое безопасное! Я испытала это на собственной шкуре... Надеяться на кого-то не только бесполезно, но и опасно!
   - Знаешь, раньше бы я обязательно согласился с тобой, - Макс присел, закурив сигарету. Сегодня его сине-зеленый глаз был задумчив. - Но теперь...
   - И что изменилось? - хмыкнула Рин презрительно.
   - Не важно, изменилось и все, - отрезал Макс.
   Рин смерила его презрительным взглядом, закинула рюкзак на плечо и повернулась, чтобы уйти.
   - Это из-за твоей мамы? - тихо раздалось сзади.
   Рин на миг остановилась, непереносимая боль пронзила ее сердце, глаза жгли огнем непролитые слезы. Но она просто презрительно фыркнула и ушла, не оборачиваясь. Она уже давно со всем смирилась... Чудес не бывает.
   Макс затушил сигаретку в пепельнице, и достал сотовый:
   - Извините, что Вас отвлекаю, госпожа Талия...
  
   Рин запрыгнула в автобус в самый последний момент, когда тот уже собирался отъехать. Вошла в салон и оторопела - Люба, Лена и Света занимали соседние места. Рин застонала про себя. Только их для полного счастья не хватало.
   - Интересно, и куда же вы это собрались? - спросила она с нехорошим предчувствием.
   - А ты догадайся, - предложила Светочка, старательно накладывая помаду на губы.
   - Вот тоска, - прокомментировала Рин.
   Она повернулась, сделав вид, что их не знает, и уселась на свободное место. Как они вычислили? Скорее всего, Макс. И что теперь делать? Как избавиться от этого хвоста-эскорта?! Девушка поудобнее разложилась на сидение, сдвинула очки на лоб и облегченно-обреченно вздохнула.
   Ее бесцеремонно подвинула в сторону Люба.
   - Да что ты себе позволяешь?
   - Эй, это между прочим мои слова, - возмутилась Рин, возвращая очки на нос и начиная вредничать. - Я вас с собой не приглашала!
   - Ты явно задумала нечто отчаянное и опасное! - подсела к ней с другой стороны Света. - Это так романтично, а ты нас с собой даже не позвала!
   Напротив шлепнулась Лена, закинула ногу на ногу и потребовала:
   - Куда это ты собралась?!
   Рин задумчиво сузила глаза.
   - И даже не думай от нас избавиться! - отрезала Лена.
   - Не понимаю, - вздохнула Рин. - Какие проблемы? Я хочу просто побыть одна!
   - Ты одна с тех самых пор, как Лайт уехал! - заявила Люба. - Ты была постоянно занята!
   - Не звонишь, не заходишь, не видишься с нами! - заметила Света. - Это очень грустно!
   - Чем ты все это время занималась? - поинтересовалась Лена.
   - В чем вы меня подозреваете? - усмехнулась Рин. Она тянула время, придумывая новый план. - И как вы здесь оказались?
   - Я воспользовалась своими связями и узнала, что ты интересовалась маршрутом до Хребта Дракона, - мило улыбнулась Любочка. - Надеюсь, ты не задумала того, о чем я подумала?
   - Эй, люди! Сколько раз повторять? Я не телепат. О чем ты там подумала?
   - О том, что ты решила в одиночку повторить последний маршрут твоего отца! - выпалила Люба.
   - Чтобы найти легендарный солнечный камень! - улыбнулась Светочка.
   - Чтобы спасти свою маму, - заключила Лена.
   Рин совершенно неадекватно отреагировала на это сенсационное сообщение.
   - Ну и что? - спросила она спокойно. Все три девушки закричали на нее враз:
   - Да ты что?! Это же так опасно! Да как ты только додумалась до этого?!
   - Твой отец погиб из-за него, как ты можешь забыть об этом!? - закричала на нее Люба.
   - Почему ты не позвала Дэма с собой? - спросила Лена. - Это же совсем не весело! Ни пообниматься, ни поцеловаться!
   - Мы ни в коем случае не отпустим тебя одну! - кивнула Светочка.
   - Можешь рассчитывать на нас, - заявила Лена.
   Рин скептически прошлась по внешнему виду Светочки: полупрозрачная кофточка, короткая юбочка, узорчатые чулочки, туфельки на каблучках... Да... Света и дикая природа (тем более горы) - понятия явно несовместимые.
   Люба и Лена тоже неодобрительно уставились на нее.
   - Что?! - надула губки та. - Это мой лучший боевой прикид!
   - Я говорила тебе одеться для похода, глупая! - заорала на нее Лена.
   - Я хотела как лучше... - заметила Света. Ее глаза подозрительно заблестели, нижняя губка задрожала. - Простите, извините...
   - Это первая причина, почему я ничего вам не говорила, - вздохнула Рин. - Не расстраивайся, Светусик, в таком виде ты положишь любого противника на лопатки...
   - Правда? - захлопала та ресницами, приходя в себя. Истерика и катастрофа отступили.
   - В прямом смысле! - зло вставила Лена.
   - А что есть еще причины? - не отставала Люба.
   - Да, целых две, - зевнула Рин.
   - То есть у тебя претензии к каждой из нас? - насупилась Люба.
   - Не против, если я пока вздремну? - не стала вдаваться в подробности Рин.
   - Еще как против! Немедленно выкладывай свои причины!
   - И планы! - снова вставила свое слово Лена.
   - План А: вздремнуть. План Б: доехать до места. План В: перекусить... - ответила Рин, не открывая глаз.
   - Эй, хватит над нами издеваться! - не выдержала Лена.
   - Лучше поведай нам о плане Г, - предложила Люба.
   - План Г: сориентироваться на местности... План Д: добраться до Куродры...
   Им так и не удалось большего от нее добиться. Рин вела себя как обычно в таких случаях - как бесчувственное бревно. Ей было все равно, обзывали ее или льстили, ругали или запугивали. Лена даже замахнулась на нее, но опять же - безрезультатно.
   Когда все трое слегка успокоились, Света вдруг спросила:
   - Рин, а ты была... ну на том месте, где... ну понимаешь... Тебе плохо не будет?
   Рин открыла глаза, равнодушно скользнула по ним взглядом и снова зевнула:
   - Не понимаю, о чем ты?
   - Ну... Там же папа твой погиб! - подытожила слова Светы Люба.
   - И что? Теперь мне туда и пойти нельзя? - удивилась Рин.
   - Мы же о тебе беспокоимся! - заметила Лена.
   - А? - Рин вздохнула и опять закрыла глаза. Никогда в жизни она не хотела возвращаться в то место.
   Но жизнь движется по спирали, и рано или поздно все возвращается к началу на новый виток. Чтобы проверить, чему ты за это время научился. А если не научился, тебе остается только молиться. И то вряд ли поможет.
  
   Когда они вышли из придорожной кафешки, куда зашли отравиться, то Лена сразу указала на несколько довольно агрессивных на вид молодых людей спортивного телосложения, которые приехали на двух джипах.
   - Ой-ой-ой, что-то не нравится мне, как они на нас глядят...
   Рин была с ней на этот раз согласна. Она молча оглядывалась, пытаясь определить пути отступления.
   - Ты права... - заметила Люба. - Девочки, не смотрите на них!
   - Они следят за нами? - удивилась Светочка. - Как интересно!
   Девушки прогулочным шагом стали отступать от остановки к дороге и лесу.
   Тем временем на пятачок перед кафешкой подъехала машина ГАИ. Рин не сомневалась, что это тоже по ее душу. И точно - милиционеры вошли в кафешку, вышли из нее и направились прямиком к ним.
   - Боже... Что им от нас надо? - напряглась Лена. На самом деле ее бесили мужчины в форме. Начиная с ее отца.
   - Рин, думаю, я догадалась о причине номер два, - заметила Люба мрачно, следя за приближением милиционеров.
   - Одной тебе бы было удобнее... - заключила Светочка. - Поэтому предоставьте это мне! Это так захватывающе! Не переживайте, я сама доберусь до дома! Удачи тебе, Рин!
   - Что? - удивилась Лена.
   - Мужчины в форме - моя слабость, - кокетливо улыбнулась Светочка. И она забавно бросилась на встречу милиционерами, весело цокая каблучками, расстегнув лишнюю пуговку на груди, и сняв с волос заколку. Она представляла собой такое соблазнительное зрелище, что движение в этой глуши полностью остановилось. А когда она улыбнулась и взмахнула золотистыми волосами, то привлекла к себе внимание всех без исключения.
   - Думаю, нам лучше отступить, - предложила Лена. И все трое почти бегом бросились в лес.
   Не успели они выбраться на большую дорогу, как им навстречу выехали два знакомых джипа.
   - Девчонки, бегите! - шепнула Лена Любе и Рин. - Я вас прикрою!
   - Их слишком много! - прошептала Люба обеспокоено.
   - Они вооружены, - напомнила Рин.
   - Я буду отступать к остановке, здесь не далеко! Если милиционеры рванут за нами, то мимо этих точно не проскочат...
   - А если они заодно? - с усмешкой поинтересовалась Рин.
   - Поверь... Им же хуже! - отрезала Лена. - Давайте!
   А из джипов вышли знакомые братки.
   - Девчата, не хотите ли с нами прокатиться? - предложил самый большой и страшных из них. А остальные обступили их со всех сторон. Отовсюду был гадкий галдеж и отвратительные взгляды. Это было испытание не для слабонервных. К счастью, эта троица сама могла заставить нервничать любого. Даже очень крутого.
   - Не хотим, - отрезала Лена, повернувшись к ним и разминая плечи.
   Рин и Люба рванули с места.
   - А ну держи их! - раздались голоса позади, а затем звуки ударов и крики, но девушки бежали, не оглядываясь.
  
   Через час пешей прогулке по лесу в темпе Рин, Люба не выдержала и, задыхаясь, взмолилась:
   - Остановись ты, терминатор чертов! - она шлепнулась на ближайший поросший мхом камень. В боку кололо, голова кружилась, ноги болели, Люба была готова даже упасть в обморок. - Я говорю: "стоп"! Ты и впрямь торпеда! Боже мой, Рин, куда ты так спешишь? Нас же больше никто не преследует!
   - Не думала я, что ты такой книжный червь! - заявила "вредина" Рин, затягивая шнурки на любимых кроссовках потуже.
   - Это кто червь? Я бабочка! - возмутилась Люба. - И вообще! Я не люблю всю эту природу! Я - городской житель, ясно?! И я тебе не марафонец, чтобы рекорды бить! - и добавила с несчастным видом. - Меня обычно довозят, куда надо... И накормят, и напоят, и цветы подарят, и все, что попрошу сделают!
   - Извини, - улыбнулась Рин, сдвигая очки на лоб. - Ходьба... меня успокаивает. Помогает лишние мысли из головы выкинуть.
   - Да? А о чем ты таком думаешь? - выпалила Люба, но тут же извинилась. - Прости...
   Рин не обратила на это внимания, доставая из своего рюкзака бутылку с водой.
   - Вот и осень наступила... Холодно уже, правда?
   - Кстати, я слышала, что Лайт был вынужден уехать, его вызвал его опекун... Потому что Хелл очень болен... Рин, почему ты не съездишь к нему?
   - С чего бы это? - переспросила Рин.
   - Он ведь тебе нравиться, - удивилась Люба.
   - Да ну? - фыркнула Рин презрительно, и опустила очки обратно на нос. - Он уродливый тупой эгоист! И я ненавижу его, ясно?!
   - И ты ему нравишься, - не обратила на ее слова Люба. - Это видно невооруженным взглядом! Жаль, что ты выбрала Дэма...
   - Что? - удивилась Рин и разозлилась. - Чем тебе Дэм не нравится?
   - Нравиться, очень. И ты очень милая с ним. Просто... Просто когда вы с Лайтом вместе - это нечто! От ваших взглядов просто искры летят. Вы так хорошо вместе смотритесь... Прекрасный принц и...
   - Ага... Страшная ведьма, - вставила Рин. - Я действительно надеюсь, что ведьма, а не золушка. Чтобы я убиралась, как проклятая? Увольте! Другое дело - испортить жизнь этому самому принцу! И хватит уже отдыхать, мы должны до темноты дойти до старой заимки...
   Любе пришлось догонять Рин чуть ли не бегом. В ответ она не осталась в долгу:
   - Рин, ты и вправду ведьма! Настоящая Баба-яга! Я надеюсь, что это твоя заимка - не какая-нибудь нора в земле, а хотя бы избушка на курьих ножках!
  
   - Что ж, надежда умирает последней, - заключила Люба, разглядывая покосившийся, полуразвалившийся, вросший в землю домик.
   Рин стояла, не двигаясь. Последний раз она была здесь с отцом. Рин сильно ушибла ногу, а папа дотащил ее от заимки до машины и отвез в город в больницу... Через три дня после этого его нашли мертвым в пещере.
   - Что случилось? - удивилась Люба. Рин моргнула и равнодушно пожала плечами.
   Внутри было грязно - ветер и дожди добрались даже сюда. На полу валялись прелые листья, было сыро и холодно. Но Рин собрала немного веток и палок, развела огонь в импровизированной печурке, и вскоре по домику разлилось тепло.
   - О, смотри, я нашла аптечку! - появилась радостная Люба. - Правда, все лекарства просрочены... Зато зеленки, хоть с головы до ног перемажсья! Но самое интересное вот это! Глянь, это какая-то записная книжка... Она вся в каких-то зашифрованных записях... И рисунках... Чертежи всякие...
   Рин несмело взяла книжку в руки. Против воли ее пальцы дрожали от волнения. Да, так и есть. Отцовский скупой почерк. Та самая исчезнувшая записная книжка! Так вот она где все время была!
   Почему он оставил ее здесь? Вряд ли просто забыл. Во-первых, такие вещи просто не забывают. Во-вторых, книжка лежала в полиэтиленовом пакете в непромокаемой аптечке... Она прижала ее к груди и тяжело вздохнула.
   - Это... папина...
  
   - Вот тоска, - прокомментировала Рин ситуацию.
   - Послушай, это же чистое самоубийство, - прошептала Люба.
   - Я тебя с собой не приглашала, - отрезала Рин. Она продолжала вредничать.
   Они находились на склоне соседней горы - Широдры, разглядывая подходы к горе Куродры. К несчастью, гора была обложена со всех сторон разношерстными группами спелеологов, альпинистов и туристов. Как будто кто-то объявил слет или съезд. Или устроил соревнование.
   - Ну почему здесь столько народа? - не сдавалась Люба. - Тут что - медом намазано? И почему именно сейчас?
   - Потому что солнечный камень должен стоить очень дорого, - пояснила Рин равнодушно.
   - Конечно, Орлов-старший объявил награду, я это понимаю, но с чего они взяли, что он именно в этой горе?
   - Потому что мой отец умер в ней, - хладнокровно ответила Рин.
   - И что нам теперь делать? - застонала Люба. - Мы не сможем пробраться внутрь незамеченными!
   - Нам? - удивилась Рин. - Ты здесь причем? Возвращайся домой и побыстрее!
   - Рин! Как у тебя только язык повернулся сказать такое! Я хочу тебе помочь!
   - Интересно, чем? Достанешь танк, и мы возьмем эту высоту с боем?
   - Тогда уж скорее вертолет! - отпарировала Люба. - И вообще подобные штуки проси сделать Лену!
   - Может, мне лучше сдаться? - всерьез задумалась Рин. - Это тоже вариант - чтобы попасть вовнутрь...
   - Даже и не вздумай! - встряхнула ее Люба. - Нет... Тут нужен какой-то хитрый ход!
   - Ты права, - кивнула Рин. - Кстати, ты говорила, что у тебя есть знакомый хакер?
   - И что? Для начала с ним нужно хотя бы связаться! Ты собираешься ему позвонить из своей избушки на курьих ножках?
   - А то, - ответила Рин и достала из рюкзака спутниковый телефон. - Заодно узнаем, как там Светка и Ленка.
  
   Рин лежала на земле, подложив под голову куртку, и смотрела в небо на облака, а Люба продолжала строить из себя крутую шпионку, разглядывая противоположную гору из бинокля:
   - Смотри-ка, сработало! Они все уезжают! Рин, разве тебе это все не интересно?
   - Люба, тебе не кажется, что я стала... какая-то слишком злая?
   - Не думаю, - Люба присела рядом. - Ты просто слегка отстраненная... Сама на себя не похожа! Что тебя мучает, Рин? Что случилось?
   - Да ничего пока, - неопределенно ответила та, закрывая глаза.
   - Что-то точно произошло... Ведешь себя, как Лайт - круто и хладнокровно... Это действительно слегка пугает.
   - Что бы я была похожа на этого гада?! - подскочила Рин. - Да ни за что! Я его просто ненавижу!
   Говорят, что мы превращаемся в тех, кого ненавидим, - вдруг прыгнула в ее голову неожиданная мысль, и от этого она пришла в ужас.
   - Это, между прочим, комплимент! - рассердилась Люба. - Что с тобой? Тебя ведь постоянно называли "ледышкой" и "ведьмой"! Почему ты так реагируешь? Что между вами происходит?!
   - Сколько можно повторять?! Абсолютно ничего! - вспыхнула Рин.
   - Оно и видно! - прокомментировала Люба ее реакцию. - Я не лезу в вашу личную жизнь, но тебе не кажется все это странным?
   - Что именно? - удивилась Рин. - Я ему была нужна для того, чтобы найти этот дурацкий камень, а он мне помог с деньгами на лечение! Я же не виновата, что он разорвал контракт!
   - Да? А мне он сказал, что это была именно ты! Думаю, поэтому Гауэр и уехал. Ничем он не болеет, это всего лишь вежливый предлог! И прикрывает он, между прочим, тебя! Ты не выполнила свою часть сделки!
   Рин определенно начала злиться. Ведь в словах Любы было зерно правды.
   - На самом деле даже неизвестно, существует ли солнечный камень на самом деле!
   - Твой отец думал, что существует! - не сдавалась Люба.
   - Любой может ошибаться! Даже мой папа! Этого булыжника на самом деле нет! Даже если он и есть где-то - он совершенно точно не волшебный! Исцеляет, как же! - фыркнула Рин презрительно. - Неужели ты думаешь, что я могу верить в подобную чушь?! Ты меня что - настолько плохо знаешь?!
   А та черная штука на плече Лайта... Это просто глюк! Банальная галлюцинация! Ничего не было, просто глаза устали! Привиделось, стало быть, с устатку...
   - Тогда что мы здесь делаем?! - разозлилась Люба.
   - А я тебя с собой не приглашала! Просила же отстать от меня!
   - Сколько можно держать все в себе?! А ну выкладывай! Мы приехали сюда, ты так основательно подготовилась, зачем? Если не камень, то что именно ты ищешь? Почему именно сейчас?! Что ты задумала?!
   - Какая разница? - Рин легла обратно на землю.
   - Ты моя подруга, и меня это все очень даже касается! Ты попала в какие-то неприятности?
   - Вот еще, - презрительно заявила Рин. - Моя жизнь - как всегда размеренна, спокойна и скучна.
   - Тебя кто-то шантажирует? - после долгих размышлений выдала Люба новую идею на гора.
   - Чем? - абсолютно искренне удивилась Рин. Глаза ее засияли. Ее даже на смех пробило. - Что я такого могла натворить? Неужели я выгляжу как самая настоящая преступница?
   - Да, ты - бандитка! Как тогда тебя заставили искать солнечный камень? - обиделась Люба.
   - Ты же знаешь, меня нельзя заставить, - улыбнулась Рин. - И вообще, кто вам сказал, что я его ищу?
   - Ну... - надула губки Люба. - Ты стала себя странно вести после смерти своего отца, но еще более странными были ваши отношения с Гауэром... А он искал солнечный камень! Плюс нападение на Васильева... Его пытались заколоть украденным у тебя кинжалом! Причем на благотворительном вечере, организованном Орловым-старшим для поисков солнечного камня! И подкинули те подделки тебе в сумку... Это не может быть совпадением!
   - Ты настоящий Шерлок Холмс, - похвалила Рин подругу.
   - Но мне же интересно, а ты ничего не рассказываешь! Рин, ну, Рин! Ты настоящая злыдня! Я же от любопытства помру!
   - Меня здесь нет, - превратилась Рин обратно в невидимку. - Меня нет, я не существую...
   На лице девушки было знакомое выражение: "Никого нет дома, пожалуйста, приходите позже".
   - Ну вот, пожалуйста, - обиделась Люба всерьез.
  
   Прошло три дня, а Рин так ничего и не предпринимала. Люба бегала за ней в лес, даже когда Рин ходила по обычным делам: по воду, за дровами и прочим. Но все равно так ничего и не происходило.
   Регулярно - дважды в день - они отправлялись на гору напротив Куродры, где Рин лежала без дела, а Люба высматривала что-нибудь интересное в бинокль. Но опять же - ничего не происходило. Даже туристские группы совсем пропали, да и на дороге было совсем немного машин.
   - Ну, а теперь мы уже можем отправляться? - спросила Люба в который раз за сегодня и последние три дня.
   Наконец, Рин открыла один глаз и соблаговолила поинтересоваться:
   - Отправляться куда?
   - Что значит куда? В пещеры Куродры, куда еще! Ты с ума меня свести, что ли хочешь? Ты так жестока!
   - Я думала, ты, наконец-то, собираешься домой! - вздохнула в ответ девушка.
   - Рин, тебе меня не запугать, но мы уже здесь три дня! Еда, между прочим, кончается! Чего мы выжидаем? И я все равно никуда не уйду, ясно? - заупрямилась рыжая красотка.
   Сама виновата, - вздохнула Рин про себя. - Я на тебя еду не рассчитывала!
   - Если я и пойду, то ты со мной абсолютно точно не пойдешь, - предупредила она Любу.
   - Почему это? Только не говори, что потому что это опасно!
   - Зачем говорить, если ты и так все знаешь? - удивилась Рин.
   - Ну и как ты меня заставишь здесь остаться?
   - Есть много способов, - спокойно сообщила Рин, а Люба решила пока не выяснять, что это за способы такие.
   - Послушай, я могу тебе пригодиться... И не только связью с общественностью! Конечно, драться, как Лена, я не умею, но пару раз пнуть - запросто... И я не ною, как Светка, что нет горячей воды, нормального туалета, приличной еды, и меня всю искусали комары!
   - Что? - удивилась Рин. - Я же просила тебя уехать!
   - Кстати, Вася, мой знакомый хакер, спрашивал меня, зачем ты выложила отсканированные листы записной книжки твоего отца... А я ему ничегошеньки сказать не смогла!
   - Это просто наживка, чтобы убрать отсюда непричастных к происходящему людей, - пожала Рин плечами.
   - Непричастных? О, Рин, ты меня смертельно заинтриговала! Что ты задумала? А кто причастный?
   Рин промолчала, и Люба поняла, что она может так молчать до скончания века. Поэтому она зашла с другого бока:
   - А почему ты запрашивала погоду в Интернете?!
   - Погода - очень важна, - неопределенно ответила Рин. Люба ее уже готова была придушить за этот тон.
   - Про то и речь! Идет гроза, не так ли? Причем очень даже приличная гроза!
   - Вот и хорошо, - дьявольски улыбнулась ей Рин.
   - И что в этом хорошего? - надула губки Люба. Затем встала и решительно заявила: - С меня хватит! Раз ты не идешь, то я сама пойду! - и она отправилась по склону вниз.
   Рин бросилась за ней и преградила дорогу. Вот черт, нашла коса на камень!
   - Почему ты такая упрямая!?
   - У тебя научилась! Раз ты ничего не рассказываешь, сама все выясню!
   - Идти туда очень опасно! Ты даже не знаешь, куда идти!
   - Ничего, разберусь как-нибудь! - взмахнула рыжими кудряшками Люба. - С дороги!
   - Там засада, Люба. Они ждут, когда я приду... Они решили, что я знаю, где камень. Они думают, что я хочу спасти маму таким способом. Разве ты не понимаешь, как это опасно? Я не хочу, чтобы тебя убили!
   - Убили? - остановилась девушка. - Зачем кого-то убивать? Это же всего лишь находка древнего артефакта?
   - А вдруг это новая панацея? Или альтернативный источник энергии? - насмешливо спросила Рин. - В конце концов, просто большой бриллиант? Люди готовы убить и за меньшее... С этим делом связано слишком много нехорошего... Пожалуйста, Люба, вернись домой? - попросила она от всего сердца.
   - Не могу, - отозвалась та со вздохом. - Не могу я бросить тебя одну, понимаешь? Просто не могу!
   Рин опустила голову, взвешивая шансы.
   - Хорошо, - согласилась она. - Тогда пойдем вместе. Но сначала надо подготовиться. Вернемся.
  
   На улице начал накрапывать дождик, стало мокро, промозгло и неуютно.
   Рин достала из рюкзака черную резиновую одежду, вроде как у водолазов, и продолжила экипироваться дальше. Чем больше на нее смотрела Люба, тем все меньше была уверена в том, что поступает правильно. Рин спокойно и деятельно рассовывала по кармашкам пояса какие-то пакетики и приспособления.
   - Ты что - ниндзя недобитый или спецназовец на отдыхе?
   - Не смешно, - презрительно фыркнула Рин. - На этот раз я постараюсь быть ко всему готова.
   Любе она отдала свой дождевик, нагрузила ее рюкзаком, и они отправились обратно на гору напротив Куродры.
   - Зачем мы сюда вернулись? - спросила Люба. - Разве нам нужно не на ту гору?
   - Здесь есть еще один вход, - спокойно ответила Рин. - Под этой горой начинаются Малые Чертовы каменоломни.
   - Не может быть! - изумилась Люба. - Ни в одном из источников...
   - Сначала камни добывали здесь, и только потом перешли на Куродру, - пояснила Рин. - Если ты идешь со мной, то пошли быстрее!
   У Рин были фонарики, но она предпочла сделать пару факелов прямо на глазах у Любы.
   Девушки вошли в старую заброшенную пещеру, спрятанную от посторонних глаз, и углубились внутрь горы. Они шли долго, уже несколько часов, но казалось, что ход никак не кончается. Над их головами были прогнившие балки и многие сотни метров и тысяч тонн каменных глыб. Собачий холод и абсолютный мрак окружали их со всех сторон. Даже дышать в этой темноте было тяжело. Казалось, что они попали прямо в ад и медленно приближаются к его центру.
   - Не думала я, что ты... ну, на самом деле... так ответственно относишься ко всему, - заметила Люба, когда они сделали привал. Разговаривать в темной пещере, где из каждого угла словно было готово наброситься на них неведомое чудовище, она не могла, потому шептала. Рин только посмотрела на нее. Люба откусила бутерброд и продолжила:
   - Ты сильно изменилась после несчастного случая с твоим отцом, - Рин в ответ презрительно фыркнула. - Раньше ты обожала приключения, и во все влазила... Вечно совала свой нос, куда не следует. Из-за твоего любопытства мы все время влипали в неприятности. А теперь ты такая осторожная, что мне даже становится страшно...
   - Я не специально, - удивилась Рин. Дышать из-за пыли, а может, глубины становилось все тяжелее.
   - Знаю... - усмехнулась Люба. - Но когда все случилось... Я очень о тебе переживала. Ты отдалилась от меня. Ни с кем не общалась, только ходила на эти твои занятия восточных единоборств. Тебя словно выключили, как лампочку. Ты была как ходячий мертвец. Тебе было так плохо, я видела это, но ты... Ты не могла поделиться этим даже со мной... И это мучило меня больше всего. Я не могла ничего поделать, ничем тебе помочь. Я боялась, что ты больше не захочешь дружить со мной...
   - Прости, - вздохнула Рин. Она никогда не смотрела на это с такой стороны.
   - Я была готова ждать сколько угодно, но твоя боль так и осталась твоей... Все это не важно, Рин! Не знаю, что тебя так мучает, почему ты винишь себя в смерти твоего папы, но я всегда буду твоим другом, слышишь?
   Рин вздрогнула и невольно сглотнула от охватившего ее шторма эмоций.
   - Когда ты постоянно отталкивала нас с девчонками, было по-настоящему больно. Ведь мы твои друзья. Мы можем понять тебя и помочь тебе... Поэтому больше не закрывайся в себе, ладно?
   Рин промолчала. А что она должна была на это сказать?
   - Ты не хотела, чтобы мы пострадали, поэтому и не позвала нас с собой. Но я не собираюсь тебя бросать!
   - Я... - начала Рин и вздохнула. - Я поступила так, потому что собираюсь сделать кое-что... неправильное.
   - Неправильное? - удивилась Люба. - О чем ты? Ты так серьезно это сказала... Постой-ка! Ты же не собираешься убить кого-нибудь?
   Рин в ответ только посмотрела на ее перепачканное пылью лицо.
   - Рин! - возмутилась Люба. - Ты что - совсем сошла с ума!?
   - Не ори, - велела ей та. - А то здесь все прям счас просто обвалится нам на головы, ясно?
   - Ты мне зубы не заговаривай! Быстро все выкладывай! Я хочу все знать, немедленно!
   - Хорошо, - смирилась Рин. - Ты помнишь, я была в больнице, когда погиб отец?
   - Ну да... У тебя было сильное растяжение, а потом оказалось, что перелом...
   - На самом деле было только растяжение, - Рин вздохнула, не зная с чего начать. - Папа должен был отправиться на поиски камня, а я лежала в больнице... Ты же знаешь, что тогда я не могла не влезть в такое приключение... Я сбежала из больницы и отправилась прямиком сюда.
   - А как же перелом? - удивилась Люба.
   - Я получила его уже потом, - Рин уставилась перед собой, вспоминая.
   До Любы дошло, что продолжения можно и не дождаться.
   - Значит, ты вернулась сюда и с отцом отправилась на поиски камня... - Лицо Любы посветлело. - Теперь я поняла! Его завалило, а ты ничего не смогла поделать?!
   Рин грустно улыбнулась. Если бы все было так просто...
   - Успокойся, на все воля Божья. Даже если бы ты не пошла с ним, он так же мог бы попасть под обвал! Тебе повезло, что ты не погибла вместе с ним!
   - Вставай, нам нужно двигаться дальше, - поднялась Рин, не желая спорить.
   Ход изгибался, петлял, но Рин не теряла направления, лишь изредка сверяясь с картой. Но чем дальше они шли, тем запутаннее становились коридоры. Им крупно повезло, что пока они не обнаружили никаких ловушек, но многие выходы были завалены... Против воли Рин начала напрягаться. Одно дело погибнуть одной, другое - дать погибнуть твоему другу. Зато это заставляло ее не сдаваться.
   - Рин, долго еще? - не выдержала Люба.
   - Насколько я помню, я просила тебя оставить меня в покое? - заметила Рин зло. - Это ты решила пойти со мной. Так что теперь терпи и молчи в тряпочку!
   - Если я погибну, моя мама тебя никогда не простит! И твоя мама тебя не простит! А я стану призраком и буду вечно преследовать тебя!
   - Нашла момент, - отмахнулась от нее Рин, и, схватив ее за шкирку, не пустила вперед. - Стоп!
   - Что там? Что случилось? - насторожилась Люба.
   Рин присела и показала ей черную коробочку явно рукотворного происхождения.
   - Детектор движения... Этот ход придется обойти...
   - Ой, как все серьезно! - улыбнулась Люба. Только Рин было как-то не до смеха.
   Еще полчаса петляний и обходов, и они вошли в просторную пещеру, в которую откуда-то проникал странный сумрачный свет. Он не разгонял тьму, а словно течение делил ее на слои - черные и еще более темные.
   Люба прошла внутрь пещеры, но Рин встала как вскопанная на входе, уставившись в одну точку перед собой. Она с силой вытолкнула из себя воздух. Пещеру расчистили от обвала, крупных камней и валунов, и абсолютно ничего не напоминало о той трагедии, что случилась здесь когда-то. Но внутреннее чутье ясно говорило ей, что это та самая пещера. То самое место. Оно навсегда впечаталось ей в память.
   - Рин? Что случилось, Рин? - подошла к ней подруга.
   - Ничего... Кажется, просто живот прихватило, - согнулась девушка пополам. - Думаю, вернулась моя клаустрофобия.
   - Клаустрофобия? Не смеши меня! Ты вечно пряталась по шкафам, чтобы напрыгнуть на кого-нибудь! - голос Любы громким эхом разнесся по подземелью. И словно в ответ раздался шум и гам со всех сторон. Люба испуганно заозиралась по сторонам, а Рин с отчаянной храбростью безнадежно ожидала неизбежного. Громкие звуки приближались и становились все громче, пока наконец...
   - Ой-ой-ой, какие люди! Привет, красавицы! - в пещеру вошли громилы во главе с Барсуковым и "пиратом" Семеном. Тот приветствовал девушек страшным оскалом и пистолетом. Правда, зубов не хватало, и потому было не так страшно, как обычно.
   Рин выпрямилась и презрительно фыркнула, Люба неосознанно шагнула поближе к ней. Бандитов было так много, что они заполнили почти полпещеры.
   - Рин! Я слишком молода, чтобы умереть! - сообщила Люба, прижимаясь к девушке поближе.
   - Просто молчи, - велела ей та.
   - Но у них явно численное превосходство! И заметь - они все мужчины! Хотя, конечно, тебе это до лампочки!
   - Люба... - процедила Рин сквозь сжатые зубы, начиная злиться. Нашла время дурачиться!
   - Привет, рыжуля, - усмехнулся Сергей Рудольфович. - Как дела?
   - Рыжуля? - окатила его холодным взглядом серых глаз девушка.
   - Она здесь ни причем, - сообщила Рин, шагнула вперед, закрывая ее собой.
   - Сколько лет, сколько зим, а ты все такая же колючая, вредная, злая ведьма, - заметил Барсуков с усмешкой. - Я уж боялся, что ты никогда не появишься. Ты знаешь, сколько мы уже торчим в этой проклятой горе? У нас уже чиреи на заднице выскочили! В все проклятая влажность!
   - Не могу сказать, что рада снова вас видеть, - устало заметила Рин. Он сбросила рюкзак, готовясь к драке. - Вот тоска...
   - Эй, ты! Стой! - приказал ей Евгений Рудольфович.
   - Рин, - вновь дернула ее за рукав Люба.
   - Не отвлекай, - зашипела Рин в ответ.
   - Ну, Рин! - заметила та обиженным тоном.
   - У меня впереди крупные разборки! Чего тебе еще?! - разозлилась Рин.
   - Рин, я в тебя верю! Просто прибей их, хорошо? Благословляю тебя на подвиг! Значит, и моя мама тебя благословляет, и твоя тоже! Вперед, Рин, в бой!
   Рин презрительно фыркнула и обвела всех вокруг жутким взглядом. Когда у тебя не за что держаться, начинаешь крушить все вокруг. Лучше драться, чем плакать и прятаться. Кроме того, ее отец никогда не прятался. Отрешенный вид, черный в обтяжку костюм, (правда, кроссовки - старые и грязные - немного портили впечатление), наглая поза, презрительная ухмылка и убийственный взгляд сделали свое нехорошее дело. Все бандиты вокруг достали оружие - кто отрезок трубы, (кто нунчаки!), кто монтировку, кто нож, а кто и пистолет. Никто из бандитов не мог забыть последней потрясающей, незабвенной и даже шокирующей (в прямом смысле) встречи с ней.
   Драться она была готова, но без задора, без смысла, без злости...
   У Барсукова же было наготове совсем другое оружие. Он остановил своих подельников.
   - Постой, не спеши. Это мы всегда успеем. Если ты, конечно, хочешь так быстро умереть. Но я хочу предложить тебе сделку...
   - Сделку? - переспросила Рин, словно забавляясь. Хотя на самом деле ей было страшно. Но отступать было некуда, она знала на что идет самого начала. Вот ведь Любка дура...
   - Не соглашайся ни за что! - велела ей Люба. - Они пришли за солнечным камнем, верно? Но он нужен нам самим, разве не так? Так что пошли их к дьяволу!
   Вот глупая, - подумала Рин с досадой. - С чего это она так в меня верит? Неужели она действительно думает, что я стану рисковать ее жизнью?! Сама же сказала, что меня не простит ни мама, ни ее мама, ни я сама себя...
   - Лучше заткнись, - прохрипел "пират" Семен. - Не с тобой базар!
   - Катерина, тебе лучше с нами сотрудничать, - продолжил Евгений Рудольфович как ни в чем не бывало.
   - Да? Но Рин единственная, кто знает, где находится Солнечный камень! Поэтому вы ничего нам не сделаете! - храбро и уверенно заявила Люба.
   Барсуков продолжил говорить только с Рин:
   - На этот раз мы можем пристрелить ненароком... твою симпатичную подружку...
   - Не слушай их, Рин! - велела ей Люба. - Не злись слишком сильно, а то еще убьешь кого ненароком, и потом за какую-нибудь мразь отвечать придется. Так что не злись, хорошо?
   - Мразззь? - заворчала свора. - Заткнись, сучка!
   - Ах ты! - замахнулся на нее Семен.
   - Я между прочим вас защищаю! - разозлилась Люба.
   - Вот тоска... - вздохнула Рин.
   Но Барсукову ничто, казалось, не могло испортить настроения.
   - У меня тут есть кое-что для обмена. Вернее, кое-кто, кого ты знаешь...
   Сердце Рин отчего-то стало биться так сильно и быстро, что даже закружилась голова. Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться.
   Бандиты втолкнули им навстречу трех неожиданных персонажей. Избитого Кирилла Орлова, раненного Дэма и совершенно невозмутимого Лайта, который тащил их обоих. Гауэр отпустил Кирилла и аккуратно положил на землю Дэма, подстелив ему свою куртку. У девушек рты открылись от удивления.
   - Боже мой! - воскликнула Люба. - Что?! Что случилось? Лайт, Кирилл, Дэм!
   - Вот это - развитие сюжета, - вырвалось у Рин помимо воли.
   Дэм был ранен в плечо, он потерял много крови и был очень бледен. Рука была перевязана его собственным рукавом. Но тот уже насквозь пропитался кровью.
   - Кстати, я так и не понял, который из них - твой парень? - ядовито спросил Барсуков.
   - Что? - удивилась Люба. Рин растерянно смотрела на Дэма. Вид крови в этой самой пещере словно заворожил ее.
   Снова близкий ей человек истекает кровью... И что ей теперь делать? Что? Хоть бы кто подсказал!
   - Аптечку? - поднял Хелл на нее холодный синий взгляд. Он совсем не изменился с их первой встречи. Солнечные волосы все так же торчат в стороны в ультра-модной прическе. Одет в черный строгий без единой морщинки или пылинки костюм, словно только на минутку вышел с великосветского приема. Но в пещере все это смотрелось как-то дико, странно, почти нереально.
   От его слов Рин словно очнулась, скинула рюкзак, вынула аптечку и отдала ему. Люба хлопотала рядом, стараясь хоть чем-нибудь помочь. Подавала воду, ножницы, держала, где нужно. Дэм кривил губы и героически терпел, ни разу не застонав. Пока Лайт делал перевязку, Рин молча стояла и смотрела на них.
   - Катя... - позвал ее Кирилл.
   Рин вздрогнула, неожиданно повернула голову и спросила, словно только его увидела:
   - О, Орлов, а ты какими судьбами?
   - Я организовал собственную экспедицию. Но ты понимаешь... - Кирилл презрительно глянул на Барсукова. - Меня предал жадный компаньон... - тот в ответ только бессовестно ухмыльнулся.
   - Ясно, - улыбнулась девушка, но улыбка не тронула ее холодных почти желтых глаз.
   - Рин! - подняла на нее обеспокоенные глаза Люба, спрашивая: "И что нам теперь делать?"
   - Я так понимаю, вы не собираетесь отправлять Дэма в больницу? - вздохнула Рин, игнорируя ее. И чего ты меня спрашиваешь, коли я сама не знаю?! Она поправила очки на носу. - Вы меняете камень на наши жизни?
   - Боже, ты такая наивная! А что за выражения? Начиталась глупых романов о любви?
   - Смысл от этого не меняется, - отрезала "вредина" Рин.
   - Да... Принеси камень, и мы проверим его волшебство на парне...
   Рин скривилась от презрения. Они все еще на что-то рассчитывают?! Волшебство? Нашли дуру... Может, они еще верят и в эльфов, фей, гномов или драконов?! Взрослые, а в сказки верят! Детский сад какой-то, а не криминал!
   - Чтобы добраться до камня, нужно примерно пять-шесть суток... За это время он копыта откинет!
   - Значит, тебе придется поторопиться! Не забывай, что у нас есть еще заложники!
   - Хорошо, - тяжело вздохнула Рин, закрывая глаза. А вдруг... он тоже умрет? И все по ее вине! Зачем она только в эту гору сунулась! Знала же, что так и будет... Поэтому и избегала этого всеми силами... Что же теперь делать?!
   - Рин... - заныла Люба. Та в ответ только посмотрела на нее: "Что?"
   - Теперь будешь паинькой? - с подозрением спросил Сергей Рудольфович.
   - Ага... - равнодушно заявила Рин, пожимая плечами.
   - И без всяких подлых приемчиков, - напомнил Барсуков, чувствуя подвох от того, что она так быстро сдалась.
   - Думаю, если я пойду с тобой, ты хотя бы сможешь вернуться, - поднялся в свою очередь Лайт. - А не сломаешь шею где-нибудь за первым же поворотом!
   - В этом есть резон... - заметил Орлов. Неожиданно Рин улыбнулась, хотя ей точно было сейчас не до смеха.
   - Мы пойдем вместе, - продолжил между тем Лайт своим мягким очаровывающим голосом. - Иначе эта глупая девчонка свалится в ближайшую яму!
   - Одной мне будет точно удобнее, - наконец, соизволила ответить Рин. - Ты не забыл, что я тебя ненавижу и видеть больше не желаю?!
   - Думаю, присутствующим будет интересно узнать, сколько раз я спасал твою жизнь при нахождении во всякого рода подземельях?
   Рин презрительно фыркнула и задрала нос повыше, не желая отвечать на столь возмутительное заявление.
   - Тогда я тоже пойду, - поднялся Кирилл.
   Девушка насмешливо глянула на него. Тот обиженно посмотрел в ответ.
   - Думаешь, я не справлюсь?
   Рин склонила голову на бок и неожиданно спросила:
   - Все ищешь свою выгоду, Орлов?
   - У меня в рукаве тоже есть пара тузов, - спокойно заметил он.
   - Не сомневаюсь, - усмехнулась Рин и повернулась к Барсукову. - Ну так как? Можно мне уже идти? Или вы со мной этих клоунов пошлете?
   - Клоунов? - тихо и презрительно переспросил Лайт. - Да ты сама не выдерживаешь никакой критики!
   - Так чего же ты сам в гору не полез за камнем? - фыркнула Рин в ответ. - Ты ведь такой умный! Гений, да?!
   - У тебя больше информации, чем ты говорила... - прошептал Лайт в ответ.
   - Теперь, да, - согласилась Рин. - Люба нашла записную книжку моего отца...
   - Ту, которую ты выложила в Интернете?! - возмутился Барсуков. - Да это же полная лажа!
   - Уже подделываешь записнушки собственного папаши?! - ухмыльнулся "пират".
   - Неправда! Это настоящая книжка! - выкрикнула Рин и уже спокойнее пояснила. - Просто это одна тех, которые отец использовал, когда пошел по ложному пути в самом начале поисков Солнечного камня.
   - Покажи записи, - велел Барсуков угрожающе.
   - Неужели вы думаете, что я такая дура, что возьму ее в такое опасное приключение? Ведь я предполагала от вас такую подлость... Все вот здесь, - постучала Рин себя по виску. Люба удивленно уставилась на нее. Она прекрасно знала, что записная книжка лежит у Рин в нагрудном кармане. "Даже не вздумай", - велела ей та взглядом. Лайт тоже недоверчиво сузил синие глаза. В ответ Рин виртуально послала его подальше и отвернулась от него.
   - Все равно, одному проделать такой опасный путь - слишком трудно, почти невозможно, - повторил Лайт как ни в чем не бывало. - Уверен, там будет пара-тройка высоких мест... А у тебя запястья слабые. Легко сорвешься... И здесь по твоей вине погибнут люди... Ты ведь не можешь этого допустить?!
   - Черт... - выпалила Рин и окончательно взорвалась. К несчастью, он был абсолютно прав! И это бесило, как никогда! - Черт, черт, черт! Черт с тобой! Хочешь идти? Отлично! Я готова тебя потерпеть! Но только посмей перейти мне дорогу! Не знаю, что с тобой сделаю!
   - А вдруг у Гауэра есть свои планы на камень... и он захватит его для себя? - заметил Орлов, глядя прямо в синие глаза Лайта. - Честно говоря, я ничего о тебе не знаю, кроме того, что ты слишком хороший, чтобы это было правдой!
   - Я только что хотел сказать тоже самое... - улыбнулся Лайт, выражая свое отвращение и презрение. - Откуда мне знать, что ты не попытаешься избавиться от нас с Рин, когда мы найдем камень?
   - Да как ты смеешь подозревать меня?! Да кто ты такой? Да мы с ней друзья детства! Знаем друг друга тысячу лет! Бывшие одноклассники! - разозлился Орлов не на шутку. - Кто тут темная лошадка, так это ты! Появился в нашем городе нежданно - негаданно. Разве для тебя наш городишко не слишком низкий класс?! И сразу нацелился на камень! У меня здесь экспедиция, Димка прискакал к своей девушке, а вот что ты тут забыл?!
   - Ему позвонил Макс! - заступилась за Гауэра Люба - его фанатка номер один. - И вообще, Лайт всегда Рине помогал!
   - Харэ базарить!!! - завопил "пират" Семен. - А ну заткнулись все!
   - Если разрешаете Гауэру, то пусть и Орлов тоже идет?! - предложила Рин.
   - Заложников остается маловато, - презрительно скривил губы Барсуков.
   - Зато самые важные! - пояснил Кирилл. - Ее парень и ее лучшая подруга!
   - Ладно, идите! Только учтите, что все выходы из этой горы, включая Широдру, перекрыты, - заявил Барсуков с угрозой. - И вам следует поторопиться. Кое-кто может и умереть не сегодня-завтра...
   Рин шагнула вперед, и все вокруг замолчали и напряглись. Но она лишь опустилась к Дэму. Выглядел он неважно. Рин провела рукой по его лицу. Парень открыл глаза и посмотрел на нее обиженно:
   - Нечестно! Я тоже хочу пойти!
   - Я ведь просила тебя, - вздохнула Рин в ответ.
   - Я не мог отпустить тебя одну...
   - Не переживай, я за ней присмотрю, - заметил Кирилл ободряюще. Дэм слабо улыбнулся ему.
   - Я останусь и пригляжу за ним, - заявила Люба. - Не бойся, ищи камень. Ничего плохо с нами не случиться, я - великая и неповторимая Любовь Огнева - обещаю тебе это!
   - Держи слово, - велела ей Рин.
   Ну вот они и сыграли свою сцену. Каждый сказал то, что должен был сказать. А подумал совсем иное... Но это совсем не плохо. Лишь бы драма не превратилась в трагедию...
   Рин подняла обратно рюкзак на плечо и первой зашагала к выходу. Лайт и Кирилл за ней.
   У выхода она не выдержала и оглянулась: бледный, как мел, Дэм закрыл глаза, а Люба смотрела на нее с тоской.
   На миг она снова увидела истекающего кровью отца в этой темной страшной пещере...
   Она негромко предупредила бандитов, которые невольно прислушались к ней.
   - Только попробуйте тронуть их хоть пальцем, - в тот же миг, когда последнее слово сорвалось с ее губ, Рин стала ведьмой, ее голос превратился в холодную обнаженную разящую сталь, - и вы пожалеете, что на свет родились!
   На ватных ногах Рин гордо покинула пещеру. Кажется, никто так и не заметил, что она готова была перебить их прямо здесь и сейчас, и плевать на последствия... Но она слишком боялась... За Дэма и Любу. Так что бандитам просто чертовски повезло, что она сдержалась.
   Девушка сделала это по трем причинам. Первое - она не хотела, чтобы Дэм о ней плохо думал. Во-вторых, не желала доставлять Гауэру удовольствия. А в-третьих, нужно было все-таки придерживаться первоначального плана.
   Рин постояла немного за первым же поворотом, прислонившись горящим лицом к холодному камню. Она пыталась отдышаться, выкидываясь из разума видения крови, смерти и разрушения. Нужно сосредоточиться на камне.
   Солнечный камень... Ау! Кто не спрятался, я не виноват! Это я иду! Я тебя найду! Обещаю...
   Лайт и Орлов смотрели на нее, ожидая, когда она будет готова отправиться дальше.
   - Чего встали? - неожиданно открыла Рин желтые от злости глаза. Она снова стала врединой. - Двигаем! - рявкнула она на них.
   - Двигаем? - начал Лайт презрительно. - Ты под ноги, главное, смотри!
   Но разговаривал он уже с пустым местом. Рин рванула со своей обычной десятой скоростью вперед, а Орлов, не желая отставать, побежал за ней. Лайт вздохнул и бросился вслед за ними.
  
   Артефакт 9 Дворец четырех Стражей
   Факел чадил, вонял и трещал. Все по порядку. Снова и снова.
   Вокруг был сплошной камень - сверху, снизу, со всех сторон, что не могло не угнетать. Словно их заживо похоронили, или заперли в пирамиде. Казалось, что очень душно, словно нечем было дышать. Может быть, разумом они не понимали, но подсознание все время помнило и твердило, что над ними - целая гора - многие тысячи тонн камней.
   - Зачем было так спешить, если мы застряли здесь? - спросил Кирилл со вздохом. - Ты уверена, что место верное?
   Рин упорно притворялась спящей, чтобы избежать разговоров. С Гауэром она просто не желала говорить, а с Орловым все-таки чувствовала себя неловко и странно. Лайт был по обычаю немногословен, так что попытки Кирилла узнать что-нибудь о его опекуне и "Темной башне" или просто втянуть в разговор тоже не увенчались успехом.
   - Здесь нет ни одной приметы о том, что должен быть ход... - спросил Гауэр в свою очередь. - Ты не подскажешь, чего мы ждем?
   Все-таки, они чертовски похожи. Светлый и темный... И абсолютно разные в тоже время.
   Оба, несомненно, красивые, каждый по своему. Оба гениально умные. Оба сильные. Оба очень не бедные. Оба таинственные. Оба лидеры. И оба невыносимые напыщенные снобы...
   Рин едва терпела их высокомерие и наглость, потому что их было в два раза больше, чем обычно.
   Скоро паника, истерика, клаустрофобия и тихо подавляемый ужас могли взять вверх над ними всеми. А может, только над ней одной. Поэтому Рин решительно открыла глаза и спросила, стараясь их немного отвлечь от себя:
   - Орлов, как ты думаешь, кем был этот легендарный кузнец-маг?
   - Ты про эти выдумки, что он был из другого мира? Очнись, Катя... Ведь ты завзятая материалистка!
   - Может, он и не был инопланетянином, но он точно знал кого-то, кто был умнее его. Кто помог ему овладеть технологиями, которые мы не понимаем до сих пор... Тот, кто был его учителем...
   - Учитель? - удивился Кирилл. - Да всем известно, что этот кузнец-маг был гением... Вроде Леонардо Дэ Винчи!
   - Если поле не засеять, урожай не взойдет, - зевнула Рин. - Насколько я помню, тебя учил не только мой отец...
   - Ты считаешь меня гением? - улыбнулся Кирилл и присел к ней поближе. - А тебя кто учил, Лайт?
   - Не ваше дело, - негромко отозвался Гауэр. В этой мрачной темноте, лишь слегка разгоняемой неверным светом огня, он выглядел тусклым и поблекшим.
   - Почему ты такой высокомерный? - заметил Орлов. - Вечно смотришь на всех свысока! Как будто лучше других!
   - Вот как? Мне уже это говорили, - спокойно сообщил в ответ Лайт. Его равнодушие бесило и оскорбляло даже сильнее, чем голое презрение. Рин передернуло от его тона. Даже Орлов начал злиться.
   - Знаешь, я провел небольшое исследование. И вот что интересно... Такое впечатление, что три года назад никакого Хелла Лайта Гауэра в природе не существовало.
   - Вот как? - улыбнулся Лайт так, что Орлов с трудом удержался от ругательства. Но он все же продолжил:
   - Да... И сразу завоевал в разных областях науки кучу наград, премий и грандов... Как тебе это удалось?
   - Наверное, потому что я просто гений... Но с удовольствием послушаю твою версию. Все равно делать нечего, - взгляд синих глаз противоречил словам. В нем горело холодное предупреждение.
   Но Орлову было скучно, поэтому он принял все за вызов.
   - Я слышал, что у тебя боязнь темноты... И ты покинул наш город, чтобы избавиться от нее... Это очень странно, если учесть, где мы сейчас находимся... Ну и как? Вылечился?
   - Не совсем, - тихо ответил Лайт. Рин почувствовала, что он на нее смотрит, но проигнорировала его.
   - Зачем тебе солнечный камень? - напрямую спросил Кирилл.
   - Почему я должен отвечать? - удивился Лайт.
   Рин знала, что с ним трудно разговаривать, но только сейчас поняла насколько. Разговор напоминал биение головой о стенку: результата ноль плюс головная боль.
   - Вот поэтому я и предпочитаю одиночество, - фыркнула она себе под нос.
   - Рин, долго еще ждать? И вообще, чего мы ждем?! - холодно спросил ее Орлов. - Время работает против Дэма!
   Рин усмехнулась, хотя ей было совсем не смешно. Внутри ее сжигало пламя гнева, огонь страха... И она не знала, что мучило ее сильнее. Она с трудом удерживала свои эмоции под контролем. Только многолетний самоконтроль не давал ей сорваться. Ну и самолюбие чуток помогало.
   - У тебя есть предложения? Нет? В таком случае, тебе придется просто довериться мне...
   - Пойду, ноги разомну, - вздохнул Орлов, и, взяв фонарик, отправился куда-то в один из боковых ходов.
   Через пару минут Лайт поднял на Рин синие глаза:
   - Рин, как там твоя мама? Я знаю только, что она в больнице... Что... говорят врачи?
   Эти двое и впрямь похожи. Оба стараются свести ее с ума! Да что ж за день-то сегодня такой... Или уже ночь?
   Она повернула к Лайту голову, уставилась на него желтыми от света факела глазами и спокойно сообщила:
   - Говорят, она не жилец. Просто живой труп.
   - Вот как? - переспросил Лайт с нескрываемой тревогой. Это было так не похоже на него... Испытывать чувства.
   - Тебе-то какое дело? - холодно спросила Рин. - Ты презираешь людей.
   Лайт посмотрел на нее так, словно ее на него стошнило.
   - Все... - начал он медленно. - Совсем не так...
   - Даже если ты презираешь одного человека... Значит, презираешь всех. И себя в том числе... Если любишь одного, значит - любишь всех. И если спасешь хоть одного... - Рин презрительно фыркнула и оборвала сама себя. - Извини за очередную нотацию... Прости, не удержалась... Привыкла видеть в тебе человека. - Лайт продолжал смотреть на нее пронзительным взглядом. - А ты думал, почему я тебя ненавижу?
   Хелл хотел что-то сказать, но тут вернулся Кирилл, и он снова отвернулся к стене.
   - Кстати, а почему вы поругались? - присел Орлов к Рин с другой стороны. - Чем он тебя так достал? Люба рассказывала мне несколько любопытных версий...
   Рин вновь почувствовала холодный взгляд Лайта на себе. Ему тоже интересно? Вряд ли.
   - Разве ты сам еще не понял? - спросила она вместо ответа. - Он бесит меня.
   В ответ неожиданно Хелл повернулся к ней и улыбнулся своей настоящей "убийственной" улыбкой.
   И что его так развеселило? - подумала Рин с неприязнью. - Лучше бы ты так не улыбался... А то у меня сердце остановиться, и ты будешь отвечать за мою смерть, тупица несчастный! И вообще, нашел момент! Посреди всей этой трагедии, смерти и опасности вот так запросто улыбнуться ей! Как будто бы все будет хорошо...
   - Что делает? - переспросил Кирилл. - Но я согласен. Гауэр, ты только и делаешь, что своим высокомерием и презрением раздражаешь людей! С чего ты взял, что лучше других?
   - Потому что так оно и есть... - "сладко" ответил Лайт. У него почему-то поднялось настроение. А на Орлова он обращал внимания не больше, чем на надоедливую муху.
   Кирилл тоже это понял, (ему совсем не понравился подобный игнор), и в ответ нанес удар:
   - Такое впечатление, что эти бандиты давно и хорошо тебя знают. Почему они тебя не избили? Ты с ними заодно?
   - Да, я с ними давно знаком, - серьезно ответил Лайт без тени сомнения. Рин презрительно фыркнула.
   - Для тебя это все просто развлечение? - дошло до Орлова.
   - Да. Мне скучно... - ответил Хелл и продолжил, посмотрев на Кирилла насмешливо и презрительно. - Никто не соответствует моему уровню, и достойного соперника очень трудно найти...
   - Ах ты! - вырвалось у Кирилла помимо воли. - Думаю, ты слишком себя переоцениваешь!
   Рин зевнула и неожиданно хлопнула Лайта по плечу:
   - Считай, что ты его уже нашел!
   - Вот как? - Гауэр смерил Кирилла презрительным оценивающим взглядом с головы до пят и обратно. Потом спросил у Рин с бесстрастным видом. - Значит, для тебя мы одинаковые?
   - Одинаковые? - взорвался Орлов. - Как это может быть?! Ты всего лишь высокомерный наглый незнакомец! А Катя - мой друг детства и даже больше... - вырвалось у него.
   - Даже больше? - иронично приподнял бровь Лайт. С холодной заинтересованностью он посмотрел на Рин. - А я и не представлял, что такая дура, как ты, может быть настолько популярна...
   Он же играет, опять играет, разозлилась Рин. Ну сколько можно! И как теперь ответить... Это же так смущает! Сердце билось где-то в горле, и было ужасно обидно... Орлов понял ее затруднение и выручил.
   - Просто я... был ее первой любовью... - смутился Кирилл.
   - Влюбленностью... - поправила его Рин. Она теперь знала отличие одного от другого.
   - Вот как? - заинтересованно заметил Лайт. - Это многое объясняет... Так эта наглая грубая упрямая, как баран, пацанка может даже в кого-то влюбиться?
   - Гауэр, если не заткнешься, брошу тебя прямо здесь! - Рин с ужасом заметила насмешливые искорки в его глазах, которые не видела уже очень давно. Почему он так ласково на нее смотрит? Какого черта вообще здесь происходит? До него что не доходит, что она его просто ненавидит?!
   От обуреваемых ею эмоций Рин даже вскочила и пошла прочь.
   - Эй, ты куда? - позвал ее Орлов. - Я с тобой...
   - По делам, - отрезала Рин. - Только попробуй за мной пойти, и ты - труп.
   Не успела она завернуть за угол, как услышала то, от чего похолодела: заскрипел песок о камень, жалобно стонали веками не тронутые блоки... Дверь начала открываться.
   Лайт и Орлов оба с нескрываемым изумлением смотрели в открывающийся проход. Он открылся прямо в стене, у которой они сидели, так что они едва не упали внутрь. Но вот беда, прямо за проходом был провал - бездонная дыра...
   Парни глянули вниз, вверх и даль - конец туннеля уходил в бездонное никуда. Рин, держась за куртку Орлова, тоже с ужасом глянула одним глазком на все это безобразие и чуть в обморок не упала.
   - И куда теперь? - спросил Кирилл ошарашено.
   Рин отошла от провала подальше, достала воды и сделала глоток, пытаясь успокоиться. Ее все еще трясло, пальцы дрожали, даже ее голос дрогнул, когда она им сообщила:
   - Раньше здесь были деревянные блоки, по которым можно было ходить по туннелю. Но когда место закрывали, то их просто срубили...
   - И что теперь делать? - спросил Орлов озадаченно. - Некогда наводить мосты...
   Что-что... Малость. Преодолеть боязнь высоты. Рин решительно сжала руку в кулак.
   - Думаю, в стенах полно пустот и щелей, - предположил Гауэр.
   - Нет... - заметила Рин, пытаясь подавить предательскую дрожь. - Все намного проще...
   Она поправила рюкзак, затянула все ремни и подошла к отверстию снова. Легла на живот, протянула руку вниз и, стараясь не смотреть ни вниз, ни вдаль, нащупала небольшое углубление в камне. Достала из кармана специальный ключ, зацепила в ямке железный стержень и вытащила его. Где-то глубоко в скале послышался какой-то подозрительный скрежет. Затем девушка вернулась в вертикальное положение и хорошенько отдышалась. Оба парня с удивлением смотрели на ее действия.
   - Теперь нужно влезть туда и надавить на тот блок, - указала она высоко над входом.
   - Высоковато придется забираться... - Орлов первым полез на стену, даже без страховки. Он уверенно добрался до камня, на который показывала Рин, и нажал на него. В тот же миг блок ушел внутрь и вниз и открылся узкий проход. Кирилл закрепил и спустил веревку для девушки. Как и Гауэр, он делал все быстро и правильно.
   Рин решительно взялась за веревку. Лайт стоял рядом, ожидая своей очереди.
   - Как твоя боязнь высоты? - спросил он осторожно.
   - Залезать - не слазить. С этим у меня никогда проблем не было, - ответила девушка и полезла наверх.
   Добравшись до хода, Рин зависла на веревке, вытащила штырь и вставила его в еще одно незаметное отверстие. Повернув его ключом, она снова вытащила штырь и влезла внутрь.
   Они оказались в треугольном низком коридорчике. Пройдя по нему метров пятьдесят, Рин вышла в большую комнату, где их уже поджидал Орлов.
   - Почему так долго!? - спросил он весело.
   Рин задумалась о своем. Они прошли самое легкое. Дальше будет труднее...
   В круглой комнате, в которую не входили вот уже долгие годы, по каменным стенам которой плясали тени от факелов, ей стало как-то непривычно жутко.
   - Куда теперь? - оглядывался Кирилл в поисках скрытого хода.
   - Честно говоря, не знаю, - ответила Рин.
   - Что?! - повернулись и уставились на нее оба парня.
   - Катя, не шути так, - заметил Орлов.
   - Здесь должно быть еще семь дверей. Ты видишь хоть одну?
   Гауэр опустился точно в центре комнаты и указал на еще одно отверстие.
   - Наверное, стержень нужно вставить сюда...
   - Что-то мне это не нравится... - проворчала Рин, но опустила штырь внутрь. И тот провалился куда-то в неизвестность. - Вот черт!
   В тот же миг вновь раздался скрип блоков, шуршание камня о камень... И комната начала двигаться!
   - Что происходит? - крикнул Орлов, также вставая в центре.
   Комната вращалась все быстрее и быстрее. Рин уперлась ногами в пол. Вскоре грохот от движения камней стал таким громким, что не давал им нормально разговаривать.
   Внезапно в стенах комнаты открылось еще семь проходов. Так как комната вращалась, то ходы, в которые они вели, проскакивали мимо них. Один из ходов оказался завален, один был тем, по которому они пришли сюда... Оставалось еще шесть проходов, которые быстро мелькали мимо, как узоры в калейдоскопе.
   Гауэр показал на верх рукой, и до Рин дошло, что времени на выбор двери у них не так уж много. Потолок опускался... Выбирать не приходилось.
   Но если промахнуться, можно врезаться в стену или остаться без головы. В прямом смысле слова...
   Орлов первым примерился и прыгнул. Он попал точно в отверстие.
   А на Рин напал столбняк. Нужно было прыгать, а она растерялась! Мысли ее разбегались в разные стороны.
   Но Гауэр не теряя ни секунды, просто поднял ее на руки и швырнул в ближайшее отверстие, как снаряд!
   Рин пролетела внутрь хода, и больно врезалась в стенку. Голова трещала по швам, перед глазами мелькали разноцветные пятна. Но Рин заставила себя приподняться и глянуть на отверстие. Ход закрывался, оставалось несколько мгновений до того, как потолок опуститься на круглую комнату и закроет в нее доступ. А Лайт был еще там!
   Но в следующую секунду отверстие закрылось и стало абсолютно темно. И жутко тихо.
   Некоторое время Рин слышала лишь свое дыхание и громкое сердцебиение. Ее все еще трясло от пережитого.
   - Хелл... - вырвалось у нее. А как же он? Успел или нет? Он не успел?! Да не может такого просто быть!
   Теперь Рин слышала, как опускается пыль и мелкие камни на пол. Она закашлялась и прижалась спиной к стене.
   - Хелл... - она почувствовала, как против воли на глаза наворачиваются слезы. Может быть, он прыгнул в другой ход? Из последних сил стараясь не заплакать, она вновь позвала. - Хелл...
   - Что? - послышался тихий голос из темноты.
   Рин испытала огромное облегчение. Она бросилась туда и, споткнувшись, упала на что-то мягкое. В тот же миг ее подхватила и обняла рука. Ах да... Боязнь темноты.
   - Прости, - заметил Лайт и тут же отпустил ее. - Если хочешь, я могу сказать за что.
   - Плевать, - ответила Рин грубо. Она начала проверять на месте ли у него ноги-руки, голова, но он мягко отвел ее руки от себя и отодвинул девушку в сторону. - Что?
   - Все нормально, - заметил он.
   Ах да... Он же ненавидит, когда его касаются.
   - Прости, - проворчала "вредина" Рин. Она четко чувствовала в пыльном воздухе металлический запах крови, ей было дурно от этого и страшно. Сердце билось гулко и громко. Но Лайт никогда не даст никому к себе приблизиться. Почему она не может просто перестать о нем беспокоится?! Ему это все не нужно... И она добавила мстительно: - Если хочешь, я тоже могу сказать за что.
   - Не стоит, - холодно ответил Лайт. - Кажется, с твоей первой любовью все будет хорошо....
   - О заткнись! - скривилась Рин. Вот только мыслей об Орлове ей не хватало... - Он же умный мальчик, так что скоро мы сможем его встретить.
   Девушка решительно сняла рюкзак и достала из него фонарик. В его тусклом свете Гауэр слегка улыбнулся:
   - Всегда во всеоружии?
   - Ты ранен? - спросила Рин обеспокоенно.
   - Я в порядке, - ответил он высокомерно-презрительно, отбивая всякую охоту спрашивать.
   - Ладно, - девушка достала бутылку воды, еще один фонарик и аптечку. Положила все перед ним, затем встала и направилась дальше по ходу.
   - Куда ты? - поинтересовался он.
   - Я пойду осмотрюсь, отдохни пока...
   - Ты оставишь меня одного? - удивился Лайт. - В темноте?
   - Что с того? У тебя теперь есть фонарик... Или ты думаешь, что я тебя брошу? Я обязана тебе жизнью как ни как.
   - Вот как? Тогда лучше смотри под ноги... - презрение Гауэра было абсолютно.
   Она прошла вперед, внутрь хода, стараясь не свалиться в какую-нибудь ловушку. На глаза наворачивались слезы. Рин злилась.
   - Ну почему я такая дура? - задала она риторический вопрос себе конкретно и Вселенной в частности. Ноги ее не держали. Она шлепнулась на пол, пытаясь придти в себя. И как ее угораздило влюбиться в такого хладнокровного ублюдка?! - Не время расслабляться, идиотка! - напомнила она сама себе.
   Рин заставила себя встать, стиснув зубы. Она не знала, что ее больше потрясло. То, как Лайт так запросто зашвырнул ее в ход, что он снова поранился из-за нее или что он больше не нуждается в ней...
   - Ну и ладно! - Рин вытерла слезы. - Я ведь всегда это знала, разве нет? Глупые мечты... Нужно просто быть реалисткой...
   - Рин? - позвал Лайт, появляясь из темноты. Девушке задохнулась: ей показалось, что он не позвал ее по имени, а вонзил в нее нож. - Ты почему сама с собой разговариваешь в темноте?
   - Я уже говорила тебе... Не называй меня так, - велела Рин со вздохом. Она не хотела смотреть на него. Господи, да все мучения с Орловым не стоили и сотой доли тех страданий, что приносил ей это высокомерный придурок!
   - Что? - удивился Лайт.
   Хватит... Больше не надо. Слишком больно. Слезы на глазах высохли от гнева и злости.
   - Я сказала, не называй меня так. Никогда, - равнодушно предупредила Рин, становясь ведьмой.
   - Что случилось? - переспросил Гауэр.
   Рин повернулась к нему и презрительно осмотрела с головы до блеска начищенных (немножко в пыли) туфлей и обратно. С нее хватит! Нужно просто поставить точку. Забить последний гвоздь в гроб их отношений.
   - Конечно же, ничего. Абсолютно, - подтвердила она, отбрасывая все сомнения. - Не смей меня так называть.
   - Рин... - начал было Лайт, но девушка в два шага преодолела расстояние между ними, взяла его за отворот пиджака и изо всех сил встряхнула (к сожалению, эффект пропал, потому что Лайт не сдвинулся ни на миллиметр). Рин заговорила деловым и равнодушным тоном, медленно и доходчиво разъясняя для конкретных тупиц:
   - Ты мне кто? Друг? Родственник? Может, ты и спас мне жизнь, но я тебя об этом не просила! Ты спас меня только из-за солнечного камня, разве нет? Поэтому не смей быть со мной фамильярным, ты мерзавец с мертвыми глазами! - Лайт спокойно смотрел на нее, не выказывая никаких эмоций. Рин продолжала совершенно спокойно, словно обсуждала погоду. - Раньше мне казалось, что это всего лишь маска. Ты просто держишь всех на расстоянии, чтобы никто больше не смог причинить тебе боли. Но сейчас я думаю, что ошиблась в тебе. За всей этой показухой ничего нет. У тебя нет сердца. Ты не умеешь любить... И я ненавижу тебя. И злюсь на себя... За то что снова ошиблась и влюбилась только в образ, который придумала сама. Поэтому не смей звать меня по имени, понял?
   - Вот как? - только и сказал Лайт. Синие глаза мерцали в темноте от света фонарика, как самоцветы.
   Бесполезно, вздохнула Рин. Бесполезно с ним разговаривать... Ну и дура же я...
   - Не беспокойся, - заявила она. - Я больше никогда не заговорю с тобой на эту тему. И ругаться с тобой не стану. Единственно, за что я тебе благодарна, что ты хотя бы не стал мне врать... Спасибо тебе за это, - она отпустила его, подняла с пола рюкзак, и зашагала вперед: - Ну чего встал? Пошли...
   - Я не знаю в чем дело, но... - услышала она за спиной.
   Рин хмыкнула, повернулась, и перебила его:
   - Знаешь, в чем ирония? Мы превращаемся в тех, кого ненавидим... Незаметно теряем душу... Теперь я такая же хладнокровная тварь, как и ты.
   - Рин... - снова начал Лайт.
   - Кто? - удивилась она. - Меня зовут Катя. Можно Катерина. Или Катюшей. Или Катенькой... Рин больше нет. Ясно? Так что заткнись и шевели копытами. Нам еще долго идти...
   - Почему? - спросила Лайт.
   - Почему что? - не поняла Рин.
   - Почему ты себя так ведешь?
   - А ты не в курсе? Чудес не бывает! Ради чего мне сражаться? Как бы я не боролась, ничего не измениться!
   - Вот как? И это говоришь мне ты? - удивился Гауэр.
   - Ты уже сдался, так что прекращай болтать и пошли! Ты постоянно твердишь мне - какая я дура. Ты прав. Поэтому я решила перестать быть дурой, и стать умной. Как вы с Орловым...
   - Не смей меня с ним сравнивать! - неожиданно жарко выпалил Лайт. - Я не такой, как он, и ты это знаешь!
   - Спорим, он думает также... - усмехнулась Рин.
   - Хватит! - выпалил Лайт изо всех сил. Пещера откликнулась гулким эхом.
   Ход слегка потрясло, где-то случился обвал, посыпались камни и земля.
   - Эй! - возмутилась Рин, отряхивая песок с головы. - Потише нельзя? Я не могу здесь погибнуть! Иначе я стану злым духом - хозяйкой горы и буду убивать всех симпатичных парней, что только сунуться в гору... Только попробуй, и Любка тебя не простит!
   - Я не такой, как он, - прошептал Лайт, глядя в пол. - Я никогда не стану таким, как он!
   О чем он? Рин показалось, что он имел в виду совсем не Орлова. Она вдруг почувствовала то же страшное и жуткое ощущение, что и тогда, когда он игрался с наемником. Аура смерти и разрушения давила и подавляла. Значит, он готов ее прикончить? Это и есть его проклятье?!
   Но сейчас Рин было море по колено. Она была ведьмой, и ей все было по барабану.
   - А в чем разница? - усмехнулась она.
   - Есть разница, - заметил Лайт через силу. Слова давались ему нелегко. Словно Гауэр тащил их из себя клещами. Парень поднял голову и глянул девушке прямо в глаза. - Твой отец звал тебя Рин, что в переводе значит счастье... - почему-то Рин пропустила удар сердца и затаила дыхание. - Я это знаю, а этот тип - нет!
   - Ну и что? Полиглот ты наш, - фыркнула Рин презрительно. - Ты просто больше языков изучал!
   - Уверен, твой отец желал тебе счастья и очень сильно тебя любил...
   - Именно поэтому он и погиб, - тихо сообщила Рин, сжимая руки в кулаки.
   - Погибнуть, защищая тех, кого любишь, это тоже счастье...
   Рин презрительно смотрела на Лайта. У нее просто не было слов.
   - Да что ты в этом понимаешь?! - прошептала она, наконец.
   - Вот как? - удивился Хелл. - Почему ты так ко мне несправедлива?
   - Че? - изумилась Рин.
   - Почему ты всегда думаешь обо мне плохо? Почему ты всегда смеешься надо мной? Почему ты не веришь мне? Не веришь в меня?
   - Верить в кого? - разозлилась Рин. - Кто ты такой, чтобы в тебя верить?! Ты вообще не настоящий!
   - Вот как? - прошептал Лайт удивленно. - Ненастоящий?
   - Ага. Ты - фальшивка! Ты только претворяешься, что ты добрый, честный и сильный... принц. А на самом деле...
   - Что на самом деле? - голос Хелла стал еще холоднее, вкрадчивее и опаснее.
   - Уже не важно, - пожала плечами Рин.
   - Вот как... - Лайт опустил голову, и синий взгляд снова потух. - Разве ты не знала, что я появлюсь, стоит тебе отправиться за солнечным камнем?! Если ты не верила в меня, то зачем ждала?
   Как он только догадался? - подумала Рин со вздохом.
   - Тебе просто нужен солнечный камень... - ответила она. - Причем здесь я?
  
   Метров через двести ход вывел их в огромную пещеру. Потолок ее терялся где-то высоко в темноте. Конца и краю пещеры тоже не было видно. Где-то недалеко шумела подземная река.
   - Слава Богу, с вами все в порядке! - окликнул их Орлов, появляясь из темноты и освещая вокруг все факелом. - Похоже, все выходы ведут в это место... Что с вами?
   - Эта глупая дура не могла пропустить ни одной ловушки... - заметил Лайт высокомерно. - Я уже устал ее спасать!
   - Ну извините, ваше высочество, что так вас напрягла... - злобно ответила Рин.
   - Что-то случилось? Вы опять поругались? - поинтересовался Кирилл.
   - Разве я не говорила? Он меня бесит! - фыркнула Рин презрительно. Но бросив на Лайта взгляд, поняла, что ему просто плохо. Осунувшееся лицо было бледным. А еще он старался ничего не задеть раненной правой рукой... Иногда Рин казалось, что Гауэр задерживает дыхание, переживая боль, но его голос был спокоен и очарователен как обычно:
   - Вот как? Да у тебя интеллект на уровне улитки...
   Рин только открыла рот, собираясь предложить передохнуть, как его ледяной взгляд, как клинок у горла, остановил ее. Она только пожала плечами: "Как хочешь".
   - Не забывайте о Дэме, - напомнил Орлов. - Он истекает кровью. Мы уже почти сутки в пути. Нужно спешить...
   Они спустились вниз в самую глубину пещеры, со всех сторон их окружали какие-то странные высокие предметы и огромные выросты. Иногда на них были светящиеся грибы или просто фосфорные знаки. Часто встречались стрелки, которые указывали куда-то вперед.
   Было как-то не по себе. Вообще жутко. Рин не хотела верить, пыталась списать все на разыгравшееся воображение и пляшущие тени, но пару раз она уже замечала... как камни словно двигались. Сами по себе. Медленно и незаметно...
   Конечно, она не могла сказать это двум самоуверенным парням, которым не хватало лишь малости, чтобы не вцепиться друг другу в глотки. Они только посмеются над ее "женскими страхами" и все.
   Интересно, зачем эти лохани возле каждого дома? - подумала Рин с содроганием. - Надеюсь, не для жертвоприношений невинных младенцев? Чтобы покормить неведомых чудовищ из темноты... Господи, и куда может завести воображение без поводка рассудка? - а потом махнула рукой и добавила. - Зато так намного интереснее!
   - Пахнет странно, - заметил Лайт. - Это сырая нефть?
   - Скорее, метан, - предположил Орлов. Даже он перешел на шепот, это место подавляло.
   - Все равно, воняет гадко, - решила высказать Рин. Ее голос звонко разнесся по всей пещере.
   - Все-таки, что это за место? - поинтересовался Кирилл.
   - А ты не видишь? Это каменный город... - пояснила Рин. - Здесь жили шахтеры, строители и рабочие, которых использовал кузнец-маг. Думаю, отсюда и пошли истории про гномов и прочие подземные народцы.
   - Кстати... - задумчиво произнес Кирилл. - Говорят, в средние века из здешних мест пропало множество людей - исчезли целые деревни. Считалось, что они ушли от крепостного права в поисках лучшей доли дальше на восток, в Сибирь... А может, они спрятались прямо под носом у своих хозяев - в горах?!
   Кому это интересно, - фыркнула Рин. - В любом случае они все уже умерли, разве не так?!
   - Нам нужно выйти на главную улицу, пересечь мост и войти в каменный Дворец Четырех стражей, - сообщила она, указывая путь.
   - Откуда ты знаешь? - заинтересованно спросил Лайт.
   - Это было написано в черновике магической книги кузнеца-мага, которую нашел мой отец.
   - Магическая? - переспросил Орлов.
   - Там просто были записи обо всем, что кузнец-маг делал... Об его открытиях в области физики, химии, металлургии, даже биологии... Про многие его изобретения. Просто дневник. Жаль только, что это был черновик. Он был неполный, безсистемный и главных тайн не содержал...
   - Ты его читала? - удивился Орлов.
   - Само собой. Ведь я жутко любопытна, - ответила Рин, заглядывая в каменный дом через приземистое оконце. - Кстати говоря, книга является одной из причин, почему не признали гибель моего отца несчастным случаем. До его смерти книга была у него. После разбора обвала ее так и не нашли... - и добавила со смешком. - Говорят, ее забрал демон, которого он вызвал...
   - Первый раз об этом слышу! - воскликнул Кирилл. - Должно быть, ее украли те, кто разбирал завал...
   - Логично звучит, - усмехнулась девушка.
   - Вот как? - заметил Лайт.
   - Эй... Вам не кажется, что воняет сильнее? - поинтересовалась Рин. - Неужели это от речки?
   Она замолчала и обернулась, кое-что тревожило ее сильнее, чем поиски солнечного камня. Казалось, даже сейчас каменный город был обитаем.
   - Нет, - начал Орлов, и Рин вздрогнула, возвращаясь к реальности из своих мыслей. - Гауэр прав: это сырая нефть... Здесь жило много людей... Думаю, где-то здесь есть система освещения всей пещеры, - Кирилл опустил факел в широкую чашу возле ближайшего дома, и та сейчас же вспыхнула масляным черным огнем. Где-то что-то переключилось, и огонь весело побежал от чаши во все стороны по спрятанным в землю желобам, освещая все вокруг высоким чадящим пламенем. За несколько минут вся пещера полностью осветилась, открывая свои темные и уже нестрашные тайны.
   Дома были сделаны из глины и камней, которых было полно вокруг. Улочки были узенькими, входы - невысокими, помещения тесными.
   - Похоже, здесь все-таки жили гномы, - хмыкнула Рин. Конечно, она знала, что со временем уровень пола поднялся, но не могла удержаться и не поддразнить парней. - Или как минимум карлики!
   Но те никак не отреагировали. Они, одинаково задрав головы, удивленно-восхищенно уставились вперед. Неверный огненный свет открыл настоящее произведение искусства - ажурный каменный мост и исполинское здание, похожее на храм. В нем было не меньше шестнадцати этажей.
   - Ух ты! - вырвалось у Рин. - Ни фига се...
   Это было настоящее открытие, сердце Рин забилось сильнее. Так вот что отец так искал... Вот что он так хотел увидеть... Частица его всегда будет жить в ее душе... Значит, сейчас радуется не только она одна...
   В отличие от грязных убогих низеньких домишек строителей, мост и дворец поражали воображение. Каждая деталь - будь то кусочек перил или несущая колонна были покрыты тонкой резьбой. Мост был выполнен в мрачных мотивах - всюду были черепа и скелеты. И эти скелетики явно развлекались - ходили друг к другу в гости, устраивали вечеринки, дрались, танцевали, играли в кости, даже скакали на скелетиках лошадей. И казалось, все они веселились напропалую.
   Когда трое первооткрывателей оказались точно на середине моста, дворец стал виден полностью. Он был сделан из черного камня и украшен чем-то блестящим, так что казалось, что он весь драгоценный - просто брильянтовый - и сверкает так, что больно глазам. Не блестели лишь четыре мрачные фигуры в плащах, коронах и с мечами. Зато у них светились желтым светом глаза из-под капюшонов. И это было жутко.
   - Думаю, это и есть Стражи замка, - заметил Орлов негромко.
   Чем ближе они подходили к замку, тем больше и величественнее становились фигуры. У их ног было много белого, но это оказались не камни, а как не странно самые настоящие кости. Дворец окружал ров, и он был наполнен костями доверху.
   - Как-то мне уже не по себе, - заметила Рин. Пора впадать в панику или нет? И почему ее никто этому не учил?
   - Успокойся, это домашний скот. Свиньи, коровы, лошади и овцы, - презрительно заметил Кирилл. - Неужели ты думаешь, что местные рабочие были вегетарианцами?
   - Сразу видно - гений! А я вот не отличу скелет кошки от скелета собаки! По мне так этот кузнец-маг - полный псих. И сдвинут он по фазе на теме смерти! - заявила Рин. - Как он предусмотрительно сделал ров... И теперь нам - хотим мы этого или нет - придется пройти по этим костям! Извращение какое-то...
   - Зато невозможно представить, что мы можем увидеть внутри, - мечтательно заметил Орлов. - Я-то думал, здесь будет мерзко, грязно и... одни развалины... Ведь он работал и жил в какой-то допотопной заурядной пещере... Но здесь все так же, как при маге-кузнеце, словно он законсервировал это место на долгие века...
   - Вот как? - отозвался Лайт. - Этот человек на самом деле поражает воображение... Он мог бы прославиться на весь мир... А вместо этого зачем-то создает свои шедевры там, где их никто не то что не увидит, но и не найдет...
   - Он поклонялся смерти... Может, это... мавзолей? - предположила Рин. - Вроде пирамид?! Поэтому и спрятал его в этой горе?!
   - Думаешь, он построил его для себя? - спросил Кирилл. - Действительно впечатляет... Тогда почему он не поставил свою статую на входе - вроде Родосского колосса?
   - А мне интересно, какие сокровища он решил забрать с собой на тот свет? - задумчиво протянула Рин.
   Трое искателей приключений переглянулись и заявили хором, проявив редкое единодушие:
   - Солнечный камень!
   Они пошли дальше, под ногами мирно хрустели кости.
   - Может, он боялся умереть? - продолжила размышлять Рин. - По преданию, солнечный камень может исцелять... А вдруг это значило - дарить бессмертие?! Интересно, сколько было лет этому кузнецу на самом деле?!
   Но у пятиметровых дверей их поджидали зловещие знаки - несколько уже человеческих скелетов.
   - Ой-ой, - заметила Рин. - Что-то мне это не нравиться...
   - Да ерунда, - равнодушно пожал плечами Орлов. - Скорее всего, это неудачливые грабители...
   - Тогда что они своровали? - логично фыркнула Рин. - Не вижу ни мешков, ни золота, ни драгоценностей... Даже одежки не осталось...
   - И пока не ясно, отчего они погибли, - согласился Лайт.
   - Уверен, у этого места надежная защита, - улыбнулся Кирилл. - Теперь я верю, что мы на самом деле можем найти солнечный камень!
   - Это-то меня и пугает, - буркнула Рин себе под нос.
   Сквозь чуть приоткрытую дверь они вошли в первый зал... Он был ничем не примечательным, кроме небольшого и запутанного лабиринта. Чтобы пройти в следующий зал, нужно было его пройти. Всего входов было четыре.
   - И куда пойдем? - спросила Рин. Пусть гении решают... Разве они не парни, в конце концов?
   - Не знаю... Может, нам лучше разделиться? - предложил Орлов.
   - Вот как? Согласен, - презрительно заявил Лайт.
   Как вы мне надоели, придурки, - подумала Рин с тоской, и первой вошла в лабиринт. Там было беспросветно темно, и фонарик снова пригодился. Интересно, как там Лайт с его фобией? Минут через десять она открыла простую истину. Ничего опасного в самом лабиринте не было, никаких смертельных ловушек, но Рин то и дело упиралась в тупики. И, в конце концов, окончательно заблудилась.
   Девушка была уже больше двух суток на ногах, и действительно устала. Даже бояться или переживать.
   Она присела на каменную скамью и, опустив голову, закрыла глаза.
   Ее не волновал лабиринт, нужно лишь секундочку передохнуть, и она со всем справиться...
   Солнечный камень... Он существует или нет? И если он есть на самом деле... Может ли помочь маме?
   Приключения должны приносить радость... Нужно веселиться и удивляться, когда случиться что-нибудь неожиданное... Но у Рин было самое отвратительное настроение в мире... Все идет по плану, так почему на душе так гадко, словно там кошки... побывали?
   - Заблудилась? - холодный голос Лайта прозвучал так неожиданно, что Рин испуганно вздрогнула. - Не думаю, что сейчас лучшее время для отдыха...
   - Тебе-то что? - презрительно заявила Рин и отвернулась от света его фонарика.
   - Твой парень в опасности, подруга в плену, мама болеет, а ты сидишь и вздыхаешь? Не ожидал от тебя подобного халатного отношения к делу...
   - Тебе-то что? - вскочила Рин, задыхаясь от ярости. Да как он только смеет?!
   - Просто ты заблудилась, и я подсказываю тебе дорогу... - хладнокровно заявил Лайт. - Нам сюда...
   - Тебе-то какое дело? - вспыхнула Рин синим пламенем. - Это ты во всем виноват!
   - Вот как? - удивился Лайт. - Почему... я?
   - Даже когда мой отец погиб, я не сдалась. Я никому не верила, но я верила в себя, а из-за тебя... Я потеряла последнюю надежду. Я больше не верю, что зло непременно будет наказано! Не верю, что все будет хорошо... Я больше не верю в чудеса... Я сдалась... и ненавижу саму себя. И в этом виноват ты! Какого черта ты появился в моей жизни? Ты появился и все мне испортил! Я жила тихо-мирно, никого не трогала... Я не опускалась до той низости, которую делаю сейчас! - Рин выпалила все это на одном дыхании, а потом начала наступать на Лайта. - Почему Солнечный камень? Почему тебе понадобился именно он? Ты - еще хуже Орлова. Тот просто дурак и подонок, а ты... Разве ты не должен быть примером, что невозможное возможно? Разве ты не можешь свой гений направить на что-нибудь полезное, а не только зарабатывать деньги, которые тебе на фиг не нужны? Разве ты не можешь, оставить прошлое в прошлом, и начать не существовать, а жить? Жить и радоваться жизни... Разве это так сложно? - она вздохнула и обреченно добавила. - Разве это невозможно - просто стать счастливым?
   Где-то внутри дворца раздался какой-то звук, и девушка пришла в себя. Она тут же повернулась и поспешила по ходу вперед. Но Лайт ее остановил, схватив за руку.
   - Ты такая глупая... Даже в такой момент ты думаешь о других... - его взгляд был как никогда теплым.
   - Руки убери, - предложила Рин по хорошему.
   - Именно поэтому я всегда помогал тебе, - заявил Хелл. - Именно поэтому я и приехал, когда узнал, что ты отправилась за камнем.
   - Я сказала... Отвали! - Рин попыталась вырвать свою руку, но у нее не вышло. - Да что же это такое?!
   - Ты постоянно прячешься от реальности... Не можешь и слова сказать, чтобы не ляпнуть очередную глупость или гадость! Когда ты милая, это просто жутко. А стоит тебе разозлиться, ты готова уничтожить все на свете! Уверен, твой парень просто тебя хорошо не знает... - Лайт подумал и пришел к интересному заключению. - Выходит, я единственный, кто может терпеть твой невыносимый характер...
   Рин просто не могла поверить ему. Ведь она от него уже отказалась... Так чего ему нужно сейчас?
   - Эй! Это сплошной плагиат! Ты спер мою речь! Это ты самый несносный тип в мире! Да я на тебя в суд подам!
   Лайт просто посмотрел на нее ослепительно прекрасными синими глазами и вкрадчиво очаровавывающе-интригующе начал:
   - Если я тебе скажу, что все будет хорошо...
   В ответ Рин мрачно на него уставилась. Это же абсолютно нечестный прием гипнотизировать ее синим взглядом!
   Лайт воспользовался этим и подтащил ее к себе поближе. Его голос звучал еще соблазнительнее, еще мягче, и, само собой, еще опаснее:
   - Ты... мне... поверишь?
   Девушка решила сменить тактику и прекратила сопротивляться:
   - А если я поверю тебе... Ты сдержишь обещание? Учти, будущего впереди еще очень много... И будет еще больше всяких неприятностей и проблем... Ты готов отвечать за это?
   - Вот как? - снова ласково посмотрел на нее Лайт. - Я тоже не хочу, чтобы ты прожила всю свою жизнь вечной невидимкой! Я не могу отвечать за весь мир, но приглядеть за одной-единственной глупой дурой, кажется, в моих силах. Я ведь это уже обещал...
   - Что? - переспросила ошарашенная столь внезапной переменой Рин. - Да что с тобой? На тебя это место как-то странно действует!
   В ответ Лайт ее по-настоящему крепко обнял, (так что ей стало трудно дышать, и затрещали кости), и прошептал:
   - Вот как? Ну может, ты и права... Ведь здесь так темно...
   И как это на фиг связано? А еще говорят, что у женщин с логикой плохо...
   - Сгинь! - Рин уперлась ему в грудь руками и отпихнула от себя подальше. - У нас времени мало! Как на счет солнечного камня? Уверена, Орлов уже его отыскал!
   - Вот как? Тогда мы должны поторопиться, - вздохнул Гауэр и протянул ей руку.
   - Что?! - возмутилась Рин. - Ни за что! Разве мы - маленькие дети? И, кажется, ты уже избавился от своего страха!
   - Не совсем, - ответил Лайт, немного помолчал и разъяснил. - Я просто могу дольше терпеть... Но потом...
   - Что? - удивилась Рин тому, что Лайт решил раскрыться перед ней.
   - Потом... мне становиться хуже. И это... - гений Гауэр явно не мог подобрать слов, - ...ужасно.
   - Ладно. Поверю тебе на слово, - фыркнула Рин и решительно протянула ему руку. - Я не передумала... Просто показывай дорогу...
   - Вот как? - заметил Лайт. Его губы дрогнули, глаза потеплели. Но он так и не улыбнулся.
   Рин совершенно не желала видеть этого. Она сама схватила его за руку и бесцеремонно потащила прямо в самое сердце темноты, в самую гущу самой темной тьмы.
   Позади раздался смешок, но ведь того быть не могло! Чтобы высокомерный Гауэр хихикал, как обычный мальчишка?! Никогда!
  
   Лабиринт кончился совершенно неожиданно, и безумно яркий свет ослепил их обоих. Рин резко затормозила, Лайт в нее врезался, так что они оба чуть не упали на пол.
   Перед ними открылся огромный зал, залитый теплым солнечным светом. Пол был покрыт искусной мозаикой, изображавшей цветы и траву. Стены были украшены мотивами бескрайних лесов, полей, лугов и рек. Каменные колонны вдоль стен были выполнены в виде деревьев. Не была пропущена ни одна деталь - кора, ветки, листья (они были прикреплены металлической проволокой). Даже жучки и бабочки... Яркие сочные краски просто поражали воображение. Словно из темноты они шагнули в солнечный летний день. Только пахло нагретой пылью.
   На противоположной стороне находился высокий помост, на котором стоял большой черный трон.
   А еще выше, до самого потолка (на все пятнадцать или шестнадцать этажей!) высилась статуя из белого камня. Это была девушка в старинном платье с замысловатой сложной прической в украшениях. Все детали были выполнены так тщательно, что казалось, еще миг - и девушка вздохнет. Руки статуи были перед грудью, как будто она собиралась молиться. А между ее ладоней было нечто, что и освещало весь этот зал. Свет был таким ослепительным, что было больно смотреть. Из-за этого лицо незнакомки невозможно было рассмотреть. Но, судя по очертаниям губ, скул, подбородка, она была очень хорошенькой. Или другими словами - по-настоящему красивой. По всем этим деталям - от легкой полуулыбки на губах, до родинки на шее - было понятно, что прообразом статуи была настоящая живая женщина. В ней чувствовалась уверенность, невинность и печаль.
   По веревке прямо к ладоням статуи, где что-то ослепительно сияло, как звезда, поднимался Орлов.
   - Ну, у меня прямо нет слов... - проворчала "вредина" Рин себе под нос.
   - Это настоящее произведение искусства, - согласился Лайт.
   - ...и пяти минут не смог подождать! - закончила девушка злобно.
   - Эй! - закричал Орлов, заметив их и помахав им сверху рукой. - Я его достану!
   Рин вдарила со всей дури по ближайшей колонне-дереву (это был дуб), и от него отвалился большой кусок коры.
   - А ты не слишком все драматизируешь? - осторожно спросил Гауэр.
   - Да... Ты прав. Злиться - бесполезно, - приуныла Рин, впадая в "невидимость". - Но как же меня злит эта чертова гора... И этот чертов кузнец-маг тоже! Я уж молчу об этом чертовом солнечном камне!
   В следующий миг она вновь стала "ведьмой" и с яростью пнула ни в чем не повинное дерево снова. Теперь уже отвалилась ветка. И медная птичка, кормящая птенчиков, на ней.
   Но Рин тут же вновь стала невидимкой. Силы покинули ее, и она уцепилась за несчастную колонну, чтобы просто не упасть. Лайт протянул руку, чтобы помочь ей, но Рин не обратила на нее внимания.
   - Хелл... - выдохнула она сквозь плотно сжатые зубы.
   - Что? - удивился он.
   - Я боюсь, - призналась Рин.
   - Тебе нечего бояться, - серьезно заметил Лайт и высокомерно напомнил: - Ведь я с тобой.
   - Вот тебя-то я и не боюсь! - разозлилась Рин.
   - Вот как? - удивился ее постановке вопроса Гауэр.
   Неожиданно свет в зале изменился: стал красновато-розовым. Рин и Лайт подняли головы и уставились на Орлова, который держал нечто сверкающее и красное в руке. А затем спустился по веревке вниз, прямо на постамент и спрыгнул на трон. Теперь, когда солнечный камень был внизу, радиус света заметно уменьшился, и его интенсивность упала. По углам зала и за деревьями появились обрадованные тени, обступая пришельцев со всех сторон.
   - Чертов выпендрежник! - заявила Рин и бегом пересекла зал. Лайт независимо шел за ней. Одному ему удавалось передвигаться на такой скорости с полным достоинством и высокомерием. Как по красной ковровой дорожке. Не хватало только наглых репортеров, равнодушной охраны и оголтелых фанаток...
   Девушка вихрем поднялась на помост и, задыхаясь, остановилась перед троном, на котором все еще сидел Кирилл, разглядывающий находку. Теперь, когда свет изменился и перестал ослеплять, ее можно было рассмотреть.
   Это была идеально круглая черная почти зеркальная металлическая чуть вогнутая пластина вроде щита со сверкающей искоркой в середине. Невозможно было представить, что свет, полностью освещавший весь этот огромный зал, был от такой крохотулички...
   - А говорили, размером с яйцо... - заметил Кирилл с досадой.
   - Это было глупо, - заметила Рин, отдышавшись.
   - О чем ты? - удивился тот. - Разве мы не за этим пришли?! Я просто сэкономил нам время!
   - Время? Вот теперь у нас и нет времени! Когда ты снял диск, то запустил программу самоуничтожения!
   - Ерунда! Программа самоуничтожения в средние века?
   - Да открой уже глаза! Свет изменился! Это потому что энергия пошла не в свет, а в тепло!
   - Да что ты выдумываешь?! - начал злиться Орлов.
   - Разве диск не нагревается? - Рин решительно протянула руку и велела: - Дай сейчас же!
   - И не подумаю! Это я его снял! Мне еще нужно понять, как оно устроено!
   - Ты что забыл, что тебя послали со мной для балласта?! Это моя находка, поэтому немедленно отдай эту штуку! Я должна принести ее Барсукову, чтобы спасти моих друзей!
   - Ну... Может, ты и права... Просто жалко отдавать такой интересный артефакт всяким неучам и недоумкам... - вздохнул Кирилл. Он протянул диск девушке, но в этот момент вмешался Лайт, который оттолкнул руку Рин.
   - Вот как? Пустая трата времени... Ведь они все равно вернут его тебе!
   От шока Рин вновь превратилась в невидимку и исчезла на время из этого мира, сливаясь с фоном.
   - Что?! - вскочил Кирилл и изумленно уставился на Гауэра. - О чем ты говоришь? Что ты задумал?
   - Я? - удивился Лайт. - А разве не ты? Все это представление с выкупом, избиением и прочим... Все это придумал ты, прикрываясь обычными шестерками вроде Барсукова...
   - А разве это был не твой план?- разозлился Орлов. - Твои друзья-приятели...
   Но Гауэр его презрительно оборвал, не дослушав.
   - Ты так мечтал об этом камне, что просто больше не мог терпеть... Ты не мог ждать, пока Рин принесет его тебе... Именно поэтому ты пошел с нами!
   - Ты обвиняешь меня?! Ты сошел с ума! Это все твои выдумки, Гауэр... Твое больное воображение!
   Лайт продолжал нападать, и зрелище было не для слабонервных. Даже Рин стало не по себе.
   Черт... Рин знала, что они рано или поздно схлестнутся ни на жизнь, а на смерть. Но время они выбрали крайне неудачно... Ее интуиция вопила, что пора сматываться отсюда и побыстрее!
   - Наверное, ты много раз сожалел, что поспешил... - Лайт говорил медленно и взвешенно. Казалось, что у каждого слова немалый вес, и каждое, как снаряд, попадает в Орлова. - Ведь если бы ты обуздал свою алчность, то смог бы заполучить солнечный камень еще два года назад...
   - О чем ты говоришь?! - побледнел Кирилл. - Ты обвиняешь меня в смерти Кузнецова? Да ты совсем спятил! Помешался от своей гениальности! Думаешь, если ты Гауэр, то стоит тебе только пальцем ткнуть, и сказать вон ты - преступник?! Нужно иметь хоть какие-нибудь доказательства! Катя, не слушай его!
   Рин показалось, что она слышит странный легкий свист, как будто воздух выходит из шарика.
   - Честно говоря, сейчас слегка не время ругаться и выяснять отношения... - робко заметила она, от беспокойства проявляясь. - Мы находимся в смертельной опасности! К тому же, Лайт, нельзя никого обвинять голословно!
   - Вот как? Ты этого желаешь? - прекрасные опасные глаза сузились в две синие молнии. Они перевел свой убийственный взгляд на Кирилла. - Доказательства? Конечно, они у меня есть!
   - Что?! - засмеялся Орлов. - У тебя есть доказательства, что это был не ты, а я?
   - Послушайте, нужно убираться отсюда подобру-поздорову! - вновь попыталась влезть между ними Рин.
   Но Лайт невозмутимо продолжил мягким вкрадчивым голосом, не отводя горящих синих глаз от врага:
   - Конечно, ты действуешь через других людей, как опытный кукловод. Деньги, власть, разум - опасное сочетание для слабого человеческого эго... Они быстро развращают безнаказанностью. И вот люди для тебя - всего лишь средства достижения твоих целей, твои... марионетки. Ты забываешь одну простую истину. Ты тоже человек.
   Лайт просто нагнулся вперед к Орлову, который продолжал сжимать в руках пластину, тот отшатнулся назад от испуга. Но целью Гауэра был вовсе не Кирилл, а его рюкзак. Раздался звук рвущейся ткани, и в руке у Лайта появилась потрепанная толстая тетрадка в черной обложке. Прямо как на старинной картине...
   Кирилл и Рин изумленно уставились на нее.
   - Это же... - начала девушка.
   - Вот откуда он знал о системе освещения пещеры. Вот причина, почему он так быстро прошел лабиринт. Он прочитал это в дневнике! - заявил Лайт высокомерно. - Он только думает, что гений, а я - он и есть!
   - Ты... Да как ты... Ублюдок! - выпалил Орлов и врезал со всей силы пластиной ему по больному плечу.
   Гауэр задохнулся от боли, и опустился на колено. Кирилл вырвал тетрадку у Лайта и спихнул его с помоста ногой. Затем повернулся на троне и нажал на спрятанный рычаг. В спинке опустился блок, и Орлов, прижимая к груди тетрадку и пластину, нырнул рыбкой в эту дыру. Рин бросилась за ним, но блок тут же встал на место.
   И наступила абсолютная тьма. Свет исчез вместе с Кириллом.
   Девушка еще раз нажала на рычаг, но отверстие больше не открылось.
   - Черт, он заблокировал выход... Что нам теперь делать?! - Рин повернулась, но ориентироваться в абсолютной тьме было трудно. - Хелл... Где ты?
   - Аянасет... - услышала она впереди. Рин протянула руку, и нащупала Лайта. Единственное живое существо, кроме нее во всем этом мертвом зале... - Ты была права... Откуда-то идет газ... Нужно немедленно уходить...
   - Я думаю, что он не только ядовит, но еще и взрывоопасен... - заметила Рин, помогая ему встать.
   - Мы не успеем пройти лабиринт, - отозвался Лайт. Он тяжело дышал, кожа его стала нестерпимо горячей. - Нужно подняться наверх... На статую...
   - Что?! - удивилась Рин, но спорить не стала. Она сняла с пояса фонарь, засунула его в нагрудный карман, подсветив им путь. Лайт был чертовски тяжелым, но выбирать не приходилось. Она затащила его на трон. Поймав веревку, девушка закрепила на ней тросовый двигатель и протянула ее Гауэру: - Он не выдержит нас двоих... Ты первый!
   - Нет! - отрезал Лайт, освобождаясь от ее помощи. - Сначала ты!
   - Ты ранен! Вперед! - начала злиться Рин. Противный гадкий запах начал пробиваться в ее легкие. Еще чуть-чуть, и она собиралась впасть в панику... или потерять сознание...
   - Сначала спасают женщин и детей... А ты пока - и то, и другое! - заявил Гауэр. Он тоже дышал с трудом.
   - Опять из себя крутого мужика строишь? Я не собираюсь больше никого терять! - Рин начала задыхаться. Дело дрянь, а они опять спорят... Она уже не держала веревку, а цеплялась за нее, чтобы не упасть. - Лезь давай! - велела Рин, вкладывая последние силы в приказ. - Быстро!..
   - Вот как? Ты такая... глупая... - вздохнул Лайт, закрывая глаза. На его лице в неверном отсвете фонарика появилась решимость. Он грустно улыбнулся. - Как пожелаешь... У меня же нет выбора?
   Лайт схватил Рин за талию, прижав ее к себе покрепче, затем протянул левую руку и уцепился за веревку.
   Ой-ой-ой! Как не хорошо... Все, глюки пошли... - подумала Рин. Ей почудилось, что эта самая левая рука Лайта до самых кончиков пальцев абсолютно черна, как сама тьма.
   А потом стало еще хуже... Голова закружилась, сознание потянуло. Ей показалось, что она падает куда-то в бездонную пропасть. Или летит? И что статуя прекрасной белой девы, мимо которой она проносится на большой скорости, дьявольски ухмыляется, надсмехаясь над ней... Между гигантских белых ладоней вспыхнула синяя искра...
   И реальность разорвалась ослепительным обжигающим взрывом, который ударной волной послал Рин с Лайтом куда подальше...
  
   Артефакт 10 Золотой ключ с секретом
   Где-то постоянным фоном шумела вода. В воздухе витал запах чего-то горелого. Было холодно.
   Рин очнулась и не сразу сообразила, где находится. Это была пещера, но какая-то непривычно светлая. Вокруг были разноцветные кристаллы, которые вырастали прямо из стен. Неподалеку находился живописный водопадик. Его вода светилась, словно отражая невидимый свет.
   Оказывается, запах шел от того, что осталось от ее рюкзака. Горелые ошметки валялись неподалеку.
   Девушка захотела пить и заставила себя сесть. Голова закружилась. Кажется, в этот раз она здорово ударилась головой. Последнее, что Рин помнила, это как Гауэр обвинил Орлова в гибели ее отца... А потом... Кажется, что-то взорвалось... Она получила хороший пинок для ускорения... Но дальше воспоминания сминались в какой-то непонятный комок странных видений... Это же были настоящие глюки! - подумала она весело. - Как тогда в подземелье!
   Ну и где Лайт? Рин обернулась и увидела его, сидящим у стены. Он спал. Похоже, ее голова до этого лежала у него на коленях. Видок у Гауэра был непривычно неидеальный. Во-первых, с головы до ног он был перемазан в саже. Рин провела ладонью по своей щеке. Та тоже оказалась не чище. Наверное, и воняет от нее соответственно. Во-вторых, его волосы торчали даже больше, чем обычно, без всякого намека на прическу. Но что самое гадкое - это его нисколько не портило. Он выглядел растрепанным, усталым, диким и грязным, но при этом все равно прекрасным принцем... Рин себя не видела, но представляла, каким чучелом сейчас выглядит. Само собой, это жутко раздражало.
   - Эй, Хелл, - позвала его Рин, но такой чуткий обычно Лайт совершенно не отреагировал. - Похоже, ты сильно вымотался...
   И тут она заметила кое-что странное. Его левая рука была черной. До кончиков пальцев... И Рин была уверена, что не от грязи. Это была не галлюцинация! И что еще интересно. Та же чернота вылезала из ворота его рубашки и длинными причудливо изогнутыми тенями-языками захватила шею и лицо слева. Вряд ли Лайт стал бы для развлечения заниматься боди-артом...
   Девушка потрясла головой, надеясь, что это просто ей почудилось, но чернота и не собиралась исчезать. Неужели тот самый синяк... эта живая чернота на его руке... Выросла? Так сильно, что готова была поглотить его?
   Лайт спал тихо, беззвучно, не шевелясь, но Рин готова была поклясться, что ему снова сняться кошмары.
   Она наклонилась вперед, и встряхнула его за плечо.
   - Эй, Хелл... Харе спать!
   В следующий момент Рин со всего размаха впечатали в землю, Лайт сидел на ней сверху, а ее шею сжимали его руки. Но удивило ее не это, а равнодушное лицо Лайта. Его прекрасные синие глаза были абсолютно пусты, без единого проблеска мысли или чувства, мертвы и почти полностью черны.
   Наверное, Рин должна была испугаться: ведь, в конце концов, ее элементарно убивали. Но она смотрела на такое родное, незнакомое и оттого страшное лицо, а перед глазами был обычный Лайт.
   А сейчас на его месте был убийца - хладнокровный, равнодушный и безжалостный... Но Рин чувствовала, что где-то там глубоко спрятанный за этой маской есть настоящий Лайт. Такой, каким она его знала. Каким любила его.
   Вот почему он так отталкивал всех от себя. Значит вот какое его проклятье... Так вот чего он так боялся? Давно бы уже признался... Рин было совершенно наплевать на это. Она знала его настоящего... Видела его душу.
   Девушка просто не могла поверить, что Хелл сможет ее убить. Не могла и все!
   - Ты... такой... тупица... - выдохнула она из последних сил. Даже не голосом... Шепотом. Одними губами.
   Но, наверное, это было волшебное слово, потому что глаза Лайта вспыхнули синим пламенем, он замер, тяжело дыша, медленно разжал пальцы и отполз в сторону. Гауэр откинулся на стену, не глядя на девушку, задыхаясь, словно это его только что душили, и пытаясь сорвать цепочку с замком со своей шеи.
   Выглядел он, мягко говоря, не важно. Грубо говоря, просто хреново. И Рин решила его подбодрить.
   - Хелл, ты чего? - спросила она хрипло, растирая горло. Против воли ее тянуло улыбаться. - Неужели я тебя так сильно достала?
   Лайт вздрогнул и бросил на нее короткий мрачный взгляд. И этот взгляд совсем не понравился Рин.
   - Это же был просто рефлекс! - нахмурилась она.
   - Рефлекс?! О чем ты? Еще немного и... - Лайт не смотрел на нее. Он был всего в полуметре от нее, а казалось, на Северном полюсе! - О Господи...
   Ой-ой-ой! Кажется он впал в тяжелый мировой депрессняк... Подумаешь, чуть лопухнулся. Он же не хотел. Это же все вышло нечаянно... Случайно! Так вот почему он всегда так бодро просыпался...
   - А ну-ка, прекращай это! - велела Рин и протянула к нему руку. Она втянула его в это приключение. Из-за нее он пострадал...
   - Нет! - вырвалось у Лайта. Он ударил ее по руке, чтобы она его не коснулась. - Уходи!
   Кроме того, Лайт поступал так же, как и она. Страдал в одиночку. Просто обычно этого никто не видел. Все привыкли к его маске прекрасного принца.
   - Я надеюсь, ты не серьезно... - начала Рин. Но Лайт еще и отвернулся. - Совсем оборзел, что ли?!
   И тут до нее дошло. Это она виновата. Она оттолкнула его. Рин вздохнула и сказала:
   - Хелл, прости меня... - Лайт на это заявление никак не отреагировал, но Рин продолжила: - Я бросила тебя одного в темноте. Я сказала, что ты ненастоящий, что ты - фальшивка. Вот то, что сейчас было, вот оно ненастоящее. Я знаю, какой ты на самом деле.
   - Какая... разница? - выдохнул Лайт. Он все еще на нее не смотрел.
   - Ты же сам сказал, что разница есть. Я не ненавижу тебя. На самом деле... ты мне нравишься...
   - Уходи, пока не поздно, хорошо?
   - Ты... Ты - тупица! - возмутилась Рин. - Почему ты так плохо обо мне думаешь?! До тебя что, до сих пор не дошло?! Я больше никогда не брошу тех, кто мне дорог!
   - Я тебя только что чуть не убил... - в мягком голосе Лайта сквозило отчаянье.
   - Чуть-чуть не считается... Ты - не виноват. Потому что это был не ты, а проклятье. К тому же... Ты мне сильно нравишься... Думаешь, меня могут остановить подобные мелочи? - Рин крепко обняла Гауэра.
   Лайт замер, не двигаясь, как молчаливое каменное изваяние. Казалось, он даже не дышал.
   - Пожалуйста, уходи... - заметил он, наконец. - Оно почти победило. Я больше не могу это контролировать...
   - Издеваешься, что ли? Я же без тебя пропаду! Ты же меня постоянно спасаешь! - Рин смахнула с его волос песок и сажу. - Мой прекрасный золотой принц!
   - Почему... золотой? - в усталом и напряженном голосе Лайта появился намек на улыбку.
   - Тупица! Конечно, потому что ты сияешь, как прекрасная звезда... Правда, сейчас ты слегка... потускнел. Но это легко исправить! - Рин встала и рывком подняла Лайта на ноги. - Нужно тебя хорошенько отмыть! А иначе что скажут твои фанатки?!
   - Прекрати! - оттолкнул ее Гауэр снова. Он чуть не упал, но удержался за стену.
   Но когда Рин что-то решала, она никогда не отступала. На ее лице расплылась коварная улыбка.
   - Боже мой! Ты такой милашка! Как я раньше этого не замечала?!
   - Что на тебя нашло? - удивился Лайт. - Хватит уже издеваться!
   - К тому же ты сейчас слабее котенка! - продолжила Рин как ни в чем не бывало. Какое там еще слово есть? Ах да... - Лапуля!
   - Вот как? Чего ты добиваешься, пытаясь разозлить меня?
   - Просто я не переношу трагедии! - широко улыбаясь, Рин шагнула к нему, схватила за шиворот, и выполнила классический бросок через бедро. Лайт отлетел к водопадику, ударившись всем телом о землю, и сил встать у него больше не было. Рин в прямом смысле слова вышибла из него дух. Она радостно запрыгала по пещере, смеясь. - И вот страшная ведьма положила на обе лопатки прекрасного принца! Один-ноль в мою пользу! Я победила великого Гауэра!
   Рин спустилась к водопаду, достала носовой платок (мама заставила положить), вымочила его и, вернувшись к Лайту, стала аккуратно, но бесцеремонно вытирать его лицо, волосы и шею (очень даже пригодился). Следующий раз сама себе положу... - подумала она задумчиво. - Если мы выберемся отсюда, конечно...
   - Вот как? - слабо улыбнулся Лайт. - А может, все было наоборот? Добрая красавица укротила злое чудовище?!
   - Добро, зло... Кому это надо? И красавица, может, была совсем не доброй, а скорее эгоисткой, вроде меня! А чудовище оказалось вовсе не злое. Просто все достали на него охотиться! Никто никогда не узнает правду!
   - Уверен, правда об Орлове откроется, - заметил Лайт со вздохом. - Как ты думаешь, кого со мной послали в горы сопровождающим? Конечно, Виктора! Он доберется до этого презренного жалкого жадного человечишки, вот увидишь... Ты ведь этого хотела?
   - Да... - расстроилась Рин. - Я тебя использовала. Стала такой, как Кирилл... Превратилась в то, что так ненавижу. Он использовал меня, чтобы добраться до солнечного камня. Влюбил в себя... Ну я сама виновата. Поверила его смазливому личику и сладким словам... Поверила в то, что придумала сама. Я рассказывала ему все об исследованиях моего отца... Если бы не я... Если бы папа не доверял мне... Если бы я не верила Орлову... - Рин отвернулась и печально констатировала. - Я никогда себя не прощу...
   - Это не твоя вина... - начал Лайт, но Рин его оборвала.
   - Еще как моя! Ты постоянно называешь меня дурой. Так оно и есть. Я - наивная дура. Из-за меня... из-за моей глупости страдают люди. Это я виновата, что погиб папа, что мама стала вдовой, а брат лишился отца. Мама заболела тоже из-за этого. Она не могла смириться с его смертью.
   - Ты все сделала правильно, так же как и твой отец. Это Орлов поступил не правильно. - Рин презрительно фыркнула. Лайт хотел поднять руку и коснуться ее, но был так слаб, что не мог пошевелиться. Поэтому он решил открыться ей. - Не знаю почему, но ты поверила мне... И когда мне было хуже всего, когда тьма проклятья подбиралась слишком близко... Я знал, что как бы темно не было... Ты придешь... Что ты никогда не бросишь меня одного в темноте... Но ты... не приходила так долго...
   Рин на мгновение отвернулась. Она же знала, чувствовала, что нужна ему... А поверила словам! Глупая дура! Ее снова чуть не обдурили! Обвели вокруг пальца! Нужно верить своим чувствам, своему сердцу... Слова, внешность... Главное, поступки! А он всегда... всегда спасал ее! Она повернулась и предупредила его:
   - Поэтому, если ты еще раз попробуешь выгнать меня или послать подальше, то жестоко пожалеешь, - Рин совершенно точно не шутила. Это была самая настоящая угроза. - Только попробуй, тупица!
   - Вот как? - прошептал Лайт. - Почему ты не боишься?
   - Чего мне бояться? - удивилась Рин. - Самое страшное уже случилось... Так что впереди у меня только безоблачное счастье! И мне остается только постараться быть счастливой! Так хотел мой папа. И сделать счастливыми тех, кого люблю. Этого хочу я!
   - Почему ты не боишься... меня? - уточнил Лайт. Его голос стал таким тихим, что Рин едва слышала его. - Ты же сама видела! Ты же знаешь правду!
   - Знаю, - признала она. - Ты ведь все время обзываешь меня ведьмой. Ведьма от слова "ведать" - знать. Так что я знаю. Ты можешь ничего не говорить, отмалчиваться или язвить, отталкивая людей словами. Я такая же. Так что я знаю. Но чтобы ты не говорил, как бы ты не презирал меня, какой бы ничтожной не считал... Ты был рядом, когда был нужен, помогал в беде, постоянно спасал меня, не думая о себе... Не важно, что о тебе думают все люди, не важно, будь ты принцем или чудовищем, не важно, что ты говоришь... Не важно, есть на тебе проклятье или нет... Даже не важно, что ты симпатичный умник... Я знаю все, что мне нужно знать. Я люблю тебя. И это невозможно изменить.
   - А вдруг я окажусь слабее? Вдруг поддамся проклятью, как сегодня? - не выдержал Лайт.
   - Это невозможно, - презрительно фыркнула Рин. - Ты великий Хелл Лайт Гауэр. Ты не допустишь этого!
   Ее вера в него была абсолютной. Лайт заколебался:
   - А если я сойду с ума и начну всех убивать?
   - Ты не можешь сойти с ума, - ответила Рин спокойно. - Для тебя главное не ум, а сердце. Твое проклятье направлено именно в твое сердце, - Лайт выглядел слегка ошарашенным ее словами. - Победит в нем тьма или нет... Решать не проклятью, а тебе! Так что успокойся: ты не сделаешь этого! Никакого другого варианта быть просто не может! Прекращай себя мучить глупыми мыслями! Сегодня был тяжелый и долгий день... Утро вечера мудренее... Нам нужно немного отдохнуть. Так что спи...
   - Вот как? - к ее удивлению, Лайт послушался, глубоко вздохнул и закрыл глаза.
   Рин долго отмывалась в ледяной воде подземного грота, проверила их сильно уменьшившиеся запасы, осмотрела боковые ходы. Телефон пострадал от взрыва, так что она не знала, какой сегодня день и сколько времени. Та дыра, через которую они попали в эту пещеру, была полностью завалена после взрыва. Никакого шанса вернуться этим путем не было. Откуда Лайт вообще знал, что за статуей есть пещера? Им здорово повезло!
   Когда Рин вернулась к Лайту, тот крепко спал глубоким целительным сном без всяких кошмаров. Девушка посчитала это за добрый знак. Она положила под голову остатки рюкзака, укрыла Лайта своей курткой, легла с ним рядом и почти мгновенно уснула.
  
   Рин не сразу сообразила, где находится, когда Лайт тронул ее за плечо. Но воспоминания не дали ей долго прибывать в иллюзии. Они все еще находились в пещере у водопадика.
   - Что? - проворчала девушка, сбрасывая с себя куртку, которой ее укрыл Лайт. - Как ты?
   Лайт выглядел не просто больным, а тяжело больным. Он был бледен, как поганка, усталость проступила даже на его прекрасном осунувшемся лице. И только глаза продолжали сиять синим.
   - Лучше не бывает! За кого ты меня принимаешь? - высокомерно-презрительно ответил он. Его голос остался прежним. Если не видеть его лица, то и не догадаться, что ему чертовски больно.
   - За тупицу, - со вздохом прокомментировала Рин, одевая куртку обратно. У нее замерзли руки и нос. В пещере было холодно, как в холодильнике. - Давно нужно было меня разбудить... А вместо этого ты искал выход в одиночку! Зачем ты тратил силы впустую?!
   - Вот как? Впустую? - синие глаза гневно сверкнули, но голос остался ровным и мягким, как лапка кошки. - Это меня отвлекло... К тому же, тебе нужно было поспать. Сколько времени ты уже на ногах?
   - Не твое дело, - отрезала девушка, прежде чем успела себя остановить. Слова вылетели совершенно автоматически. Ну почему она так на него реагирует? Детский сад какой-то...
   - Я помню, ты ударилась головой... Сама-то как себя чувствуешь?
   - Да уж получше тебя! - разозлилась Рин. Почему они находятся в смертельной опасности и все равно продолжают ругаться? Это какой-то парадокс... Что-то в Лайте ее постоянно раздражало. Наверное, потому что он был ее полной противоположностью. Да нет, не поэтому... Наверное, все дело в идеальности, гениальности и нереальности?
   Она спустилась к водопадику, умылась и всласть напилась. Вода была прозрачная, вкусная и чертовски ледяная. Аж зубы ломило.
   Лайт сидел у стены, равнодушно смотря в пространство перед собой. Его черная рука висела вдоль тела. Похоже, он больше не мог ей пользоваться. Гауэр придерживал ее правой рукой. Выражение на его лице ничем не отличалось от обычного, только глаза были темнее да линия губ мягче.
   Чертов Орлов! Мало того, что бросил их погибать, так еще и Лайту врезал по больной руке. Знал, куда бить, сволочь! Конечно, знал, ведь Барсуков и "пират" Семен работали на него! Вот почему проклятье распространилось так далеко... Хотя... под одеждой не было видно ее границ раньше... Как далеко оно уже зашло...
   Найду поганца и... Его давно нужно было остановить, да я все трусила, думала про маму, про Ярика и бабушку. А безнаказанность развращает! Да причем здесь Орлов?! - подумала Рин в ярости. - Это я виновата... Если бы я разобралась с ним раньше... Если бы не втянула Лайта в это приключение...
   - Выхода отсюда нет, правильно? - спросила девушка, чтобы отвлечься от тяжелых мыслей. - Если бы был, ты мне уже об этом сказал...
   - Ты не права, - ответил Лайт невозмутимо. - Я нашел путь отсюда... Только...
   - Договаривай уже! - вспыхнула Рин.
   - Выход есть... Но тебе не понравиться какой...
   Лайт встал и тоже подошел к водопадику. Он просто стоял и смотрел на прозрачную гладь воды. Страшное подозрение зашевелилось где-то в животе гадкой холодной гадюкой.
   - О нет... Ты шутишь? - но девушка помнила, что Лайт зануда, и шуток не понимает. - Нет, не шутишь! - расстроилась она всерьез. Воспоминания о ее последнем приключении в горной речке без просу прыгнули в голову. Она едва не утонула в прошлый раз!
   - Там есть проход в другую пещеру. Под водой... - сообщил Гауэр.
   - Это абсолютно точно не здорово, - прокомментировала Рин ситуацию.
   - Ты что - не умеешь плавать? - презрительно удивился Лайт.
   - Умею, - задрала Рин нос повыше. - Как топор! В детстве я чуть не утонула, поэтому у меня с этим делом не заладилось, - пояснила она, мучительно краснея. - Я могу немного плавать... на поверхности. Но нырять... И вообще... Вода холодная... Меня судорога схватит!
   - Боже, да ты просто ходячее сборище комплексов и фобий! - заявил Лайт с отвращением. - Вечно ты жалуешься, как древняя старушка!
   На бабу Ягу намекает?! - разозлилась Рин.
   - Чего ты хочешь от меня - жалкого человечишки?! Это ты можешь все, а я - ничего!
   - Одни оправдания! - отрезал Гауэр с презрением.
   - Оправдания? Да у тебя нереальные запросы! Для нормальных людей трудновато пройти по узкому карнизу над пропастью или нырнуть прямо в водопад в ледяную воду под скалу, понял?!
   - Нормальная? Ты? - голос Лайта остался тихим и спокойным, но это еще больше злило. - Не смеши меня!
   Он смотрел в корень. Ну почему она не может быть, как все?! Простой девчонкой? Жить и радоваться жизни?! Нет, ее все время заносит к черту на кулички, она постоянно влипает в разные приключения, имеет жутко опасных врагов... Почему жизнь свела ее именно с таким невыносимым задавакой и тупицей?! С момента их встречи он ни капельки не изменился! Минута слабости миновала, и он снова стал еще той занозой в одном месте! Парень болен, а ей так и хочется ему врезать! Не дождется!
   - Боже! Как же ты меня бесишь! Ты не можешь быть повежливее и тактичнее?! Я же, между прочим, девушка!
   - Вот как?- синие глаза были как обычно глубокими и холодными, как воды этого водопадика. - Неужели?
   У Рин рот открылся от возмущения. Нет, держи себя в руках! Он только того и ждет, чтобы посмеяться над тобой!
   Лайт окинул ее оценивающе-сомнительным взглядом от грязных кроссовок до лохматой макушки.
   - В каком месте ты девушка? - его голос не скрывал презрения.
   Рин закрыла рот и сжала руки в кулаки. Он специально выводит тебя из себя. Терпи! Просто терпи! Но следующий удар она тоже пропустила.
   Взгляд синих глаз Гауэра был полон бесконечной жалости и беспредельного сочувствия:
   - И ты даже об этом вспомнила?! Вовремя... ничего не скажешь... Хотя... Лучше поздно, чем никогда...
   Рин заставила себя припомнить, почему не может его прибить прямо здесь и сейчас. Свидетелей, к примеру, нет!
   - Если ты девушка, то и веди себя, как девушка! - со вздохом закончил Лайт. - А не как наглая бандитка!
   У Рин кончился запас сил, и она отреагировала как обычно в безвыходной ситуации. Стала "ведьмой".
   - Хмм... - голос Рин стал опасным и острым, как кинжал. - А я-то все гадала, почему тебя прокляли. Ведь ты такой безупречный! Тебя же все так любят! - каждое слово разило в цель и сочилось страшным сладким ядом.
   Глаза Лайта вмиг стали прекрасными синими льдинками.
   - Но ничего просто так не бывает, правда? - дьявольски ухмыльнулась девушка.
   - Правда, - очень тихо ответил Лайт. В его голосе не осталось и следа от насмешки и презрения.
   - И сейчас ты хотел, чтобы я стала ведьмой... Твое желание исполнилось! Надеюсь, ты доволен? - Рин улыбнулась еще шире, в ее глазах полыхало адское пламя. - Но за все приходится платить... Ты готов?
   Лайт просто вздохнул, не сводя с нее синих глаз. Взгляд Рин был желтым и жестоким.
   - Да уж. Ненормальная я. Злая ведьма, - девушка с отвращением сплюнула. - Да кто с тобой нормальный свяжется? Психованные фанатки не в счет. Все равно нравиться им в тебе лишь твоя "ослепительная" внешность или твой неповторимый гений, который приносит кучу денег...
   - Вот как? - прошептал Гауэр. На его лице не дрогнул ни мускул. Ему действительно все равно?
   - Мне только жаль твою прекрасную несчастную принцесску... - Рин смаковала каждое слово. - Любить такого лживого лицемерного и трусливого принца...
   - Остановись... - в голосе Лайта недвусмысленно прозвучало предупреждение.
   Как всегда будучи "ведьмой" Рин просто проигнорировала его. Она ткнула пальцем ему в грудь:
   - Значит, ты не трус?! Тогда расскажи-ка мне: за что тебя прокляли?! - Лайт промолчал, и Рин насмешливо продолжила. - Ничего не хочешь сказать? Тебе так стыдно? Гордыня не позволяет? Это такой позор? - Лайт снова промолчал, а Рин усмехнулась. - Оказывается, я храбрее, чем я думала. Это первое, - она говорила медленно, прочувствованно и злорадно. - Во-вторых, это то, что я считаю тебя достойным доверия... А ты меня - нет... - и добавила издевательски. - Ой-ой-ой, не честно, Хелл...
   Лайт быстро повернулся и холодно возразил:
   - Это не так!
   Но Рин не собиралась его слушать. Наслушалась уже, хватит! Ее очередь доводить до белого каления!
   - Кто же я тогда для тебя? Ты за мной присматриваешь, помогаешь... Думаю, ты даже скучаешь по мне иногда... Но как ты всегда говоришь: я не твоего уровня... Что держишь меня рядом лишь для своего развлечения и благотворительности... - Рин сделала вид, что призадумалась, и выдала новую идею. - Выходит, я для тебя всего лишь домашнее животное? Боже, ты так великодушен и благороден, что даришь свое бесценное время и внимание даже никчемному глупому питомцу...
   Глаза Лайта потемнели.
   - Прекрати! - голос его был тихим и очень-очень злым. - Пожалуйста!
   - Вспомни... Ты сам этого хотел, - спокойно напомнила девушка. В ее голосе не осталось злости, только холодный расчет. - Тебе было наплевать на мои чувства... Тебе вообще на все наплевать! Ты совсем не изменился... Хладнокровный ублюдок.
   - Я сказал: хватит! - Лайт броском кобры правой рукой схватил Рин за шиворот и подтянул к себе.
   - Ты думаешь, я тебя боюсь? - хмыкнула ведьма презрительно. - Ужасное темное чудовище? - Лайт вздрогнул, но не отпустил ее. - Если отбросить все твои сверхвозможности, гнев и вину, глупые заморочки, пустые тайны, которые никому не интересны, то останется лишь парень, который боится темноты!
   - Вот как? - прошептал Лайт. - Как... глупо!
   Гауэр равнодушно столкнул Рин в прямо в водопадик. Вода была такой ледяной, что перехватывало дух.
   - Уух! - прокомментировала он температуру воды.
   - Ты - трусливая дура! Это просто вода. Хватит бессмысленно тратить слова и время. Нужно двигаться дальше!
   Черт! Он снова ее обыграл! И именно в тот момент, когда она думала, что загнала его в угол! Проклятье!
   Холод сковывал тело, не давая двигаться. Рин поняла, что продержится от силы десять минут. Зубы уже начали выбивать барабанную дробь.
   Рядом спрыгнул в воду Лайт. Он протянул Рин правую руку, и она вложила в нее свою. В два взмаха они преодолели подземный грот. У стены, под которой начинался подводный путь, Лайт приказал:
   - Глубоко вдохни!
   И нырнул, потащив девушку за собой, как торпеда. Само собой, плавал он лучше, быстрее и стильнее, чем дельфин.
   Рин действительно пыталась плыть, старалась изо всех сил. Туда, откуда исходил этот странный серебристый свет... Но стены вокруг начали сужаться, задевая ее за плечи и руки. Рин испугалась и стала по привычке невидимкой. Так что ее хватило не надолго. Как и воздуха. В глазах потемнело, и девушка потерялась в очередной раз.
  
   - Рин! - голос Лайта впился в ее голову, оживляя боль. Девушка закашлялась, выплевывая воду. А та все лилась и лилась изо рта и носа. Хелл держал ее за плечи. Рин просто дышала, хватая воздух чуть ли не зубами, и не понимала, где она и что случилось. - Все хорошо... Мы выбрались!
   - Я... не специально... - выдохнула девушка, приходя потихоньку в себя.
   - Очень на это надеюсь, - ответил Лайт тихо. Он дрожал от холода и при этом был страшно зол. - Ты как маленькая! Глупая дура! Не понимаю, каким чудом тебе удалось дожить до этого момента?
   - Раньше я с тобой не была знакома! - рассердилась Рин.
   - Вот как? Да у тебя и без... без меня хорошо получается! Наверное... тебя всегда твой отец спасал?!
   Лицо бледное, губы синие, рука черная, а все равно высокомерен и надменен, как королева Англии!
   - Не переживай! - фыркнула Рин мстительно. - Выберемся отсюда, и больше тебе не нужно будет волноваться!
   - Вот как?! - высокомерно спросил Лайт. Синие глаза сузились от подозрения. - Ты обещаешь исправиться? Пройдешь курс юного супермена, вылечишься от фобий, пойдешь учиться дайвингу или что?
   - Тупица... - протянула Рин. И почему этому чертовому гению все нужно разъяснять, как последнему балбесу? - Да потому что ты вернешься в чертову столицу, а я останусь здесь!
   - Вот как? - удивился Лайт. Он обнимал себя правой рукой, пытаясь сдержать дрожь. - Холодно.
   Рин быстро огляделась. Эта пещерка была точно такой же, как и та, из которой они приплыли. Но одно отличие все-таки было. Выход. Он был в одной из стен, и из него шел странный серебристый свет.
   - Идем быстрее, - вскочила Рин, и чуть не шмякнулась обратно на землю. Закружилась голова, а ноги от слабости подгибались и дрожали. - Ой!
   - Не хочешь... отдохнуть немного? - предложил Лайт. - Ты чуть не утонула, нахлебавшись воды!
   - Если останемся здесь, замерзнем насмерть! - заявила Рин, решительно выпрямляясь. - Кроме того, не могу я такому уроду, как Виктор, доверить спасение моих друзей! А в-третьих, я и забыла, как меня от тебя тошнит! Но стоит провести с тобой вместе больше десяти минут, и мне уже хочется тебя прибить. Так что чем быстрее выберемся, тем быстрее я от тебя избавлюсь!
   - А как же слова про любовь? - усмехнулся Лайт.
   - Одно другому не мешает. Кроме того... От любви до ненависти один шаг! Вспомни про Орлова.
   - Ветреная девчонка, - напомнил Лайт. - Опять меня бросаешь?
   - Это кто кого бросил, тем более в воду?! - вспыхнула Рин раздраженно. Ободранные о подводные скалы руки, плечи, даже лицо девушки начали постепенно гореть от боли. В холодной воде это было незаметно, но она сильно поранилась. Не вспоминая уже о ранах от взрыва.
   - Ты первая меня бросила... - заявил Лайт и уточнил, - об землю...
   - Какой же ты мелочный! - и тут девушке в голову пришла ужасная мысль. - Может, ты меня специально утопить пытался?! А потом решил насмерть застыдить?! Бессовестный!
   - Ах ты... глупая!.. - Лайт тоже встал с земли. Каждое его слово падало медленно и тяжело, как металлическое ядро. - Ты же постоянно пугаешь меня: то тонешь, то яда надышишься, то упадешь, то под взрыв попадешь, то такое скажешь... Это у тебя совести никакой нет!
   - Не твое дело, - отрезала Рин. - Нет у тебя никаких прав волноваться на мой счет.
   - Вот как? - нахмурился Лайт. - Но ты же волнуешься?
   - Мне можно. Я простой человек. А ты - великий Хелл Лайт Гауэр. Так что отвали! Волнуйся лучше о мире во всем мире! И вообще... - Рин удивленно уставилась в его холодные синие прекрасные глаза. - Разве ты умеешь волноваться?! Ты же гад хладнокровный! У тебя холодный разум, абсолютная сила и дьявольски низкое давление!
   И тут кусочки пазлов сложились в голове Рин в целую картинку.
   - Понятно! Тебе просто нельзя поддаваться эмоциям... Из-за проклятья! Хмм... - подумала она еще. - А в чем тогда смысл? Если ты не можешь веселиться и радоваться жизни... Тогда это не жизнь вовсе! А пустое и бессмысленное существование. Поверь тому, кто знает... В любом случае выходит, что проклятье победило!
   Лайт просто молча смотрел на нее. Его лицо было непроницаемо, как маска. И до Рин дошло:
   - О боже! Если ты по-настоящему разозлишься... Последствия могут быть ужасными... Ты же можешь направить всю свою силу... весь свой гений... на разрушение этого мира! - она чуть не подпрыгнула от перспектив и спросила радостно. - Ты хоть понимаешь насколько это опасно?!
   Она подумала, затем подошла и положила руку Лайту на плечо:
   - Не психуй! Если ты будешь счастлив и добродушен, то тогда точно не станешь злиться и переживать! А если будешь постоянно давить себя, то такая жизнь тебе быстро наскучит и опротивет. И тогда ты и впрямь решишь уничтожить то, что тебя так достает!
   Наконец, Лайт соизволил открыть рот и сказать:
   - Как же я могу радоваться жизни, когда вокруг полно таких дур, как ты... и таких хитрых, как Орлов?!
   - А никто и не говорил, что будет легко, - пожала плечами Рин. - Просто нужно начинать с себя! Реши, что ты хочешь? Какая у тебя цель? Разве не такая же, как у всех людей - быть счастливым?
   - Вот как? - удивился Лайт. - Как у всех людей?
   - У тебя есть другие предложения? - начала злиться Рин.
   - Нет... Но разве не ты только что говорила о благе всего мира?
   - Как ты можешь говорить о благе мира, если сам не счастлив? Нельзя научить тому, чего не знаешь! Спаси хотя бы одного... Себя, к примеру, а уж потом думай о мире во всем мире! И вообще, - Рин схватила Лайта за руку и потащила за собой. - Ты абсолютно прав. Завязываем трепаться! Нужно действовать, пока мы на фиг не замерзли. Поэтому руки в ноги и вперед!
   Ход петлял и запутывал, но через некоторое время вывел в большую пещеру с подземным озером, полную водопадов. Скорее всего, та была недалеко от поверхности, потому что в ней почему-то было светло. Даже вода вокруг выглядела серебристой, отражая этот странный свет.
   - Как красиво, - заметила Рин, оглядываясь. И вдруг поняла. - Я знаю это место!
   Отпустив руку Лайта, Рин достала из потайного кармана водонепроницаемый пакет с черной записной книжкой.
   - Это пещера Серебряных водопадов! Смотри, - показала она рисунок Лайту. - Я думала, это выдумки! Теперь мы действительно сможем найти солнечный камень!
   - Вот как? - удивился Лайт.
   - Неужели ты думаешь, что та штука, что спер Орлов - настоящий солнечный камень?! - хмыкнула Рин. - Когда Орлов украл у отца черновик кузнеца-мага, ему досталась лишь половина тетради... Та в которой рассказывается об дворце четырех стражей. Вторую забрала я! Так что Орлов до сих пор пребывает в неведении. Но самое главное это! - Рин достала из черной книжечки небольшой золотой ключик. На одной стороне его была выгравирована летучая мышь, на другой - змея. - Думаю, эта вещица сама по себе дорогая... Но самое интересное то, что она открывает сокровище кузнеца-мага!
   - Значит, он хранил его совсем не во дворце?!
   - Само собой! - презрительно фыркнула Рин. - Кто будет прятать свое сокровище там, где его может кто-нибудь увидеть и спереть?! Так... Теперь определим, где дверь! - Рин первой спрыгнула в воду прямо под бесконечные шумящие серебристые потоки. - Все равно мы уже мокрые!
   Минут через десять Лайт обнаружил дверь-камень, закрывающую вход в тайную сокровищницу кузнеца-мага. Она была скрыта (на всякий случай) от любопытных, вроде Рин, под одним из небольших водопадиков.
   Сбоку была ниша и выбитый на камне рисунок летучей мыши с ключом в лапах. Во рту животного, полного клыков, оказалась замочная скважина. И Рин воодушевленно вставила ключ в нее.
   Хоть они и были мокрыми, но им пришлось мокнуть дальше, потому что ключ почему-то не собирался открывать дверь.
   - Если бы ключ был не от этой двери, он бы не подошел к замку... - заметила девушка, размышляя. Она старалась забыть о том, что зубы разжимаются с трудом, изо рта вместе со словами вылетает пар, а ног и рук она не чувствует уже давно. Если она не откроет эту дверь в течение ближайших пятнадцати минут, то они точно от холода околеют.
   - Может, она должна сама открыться, как первая? - предложил Лайт невозмутимо.
   - Сомневаюсь... - пожала плечами Рин. - Входная дверь открывается только в грозу, когда электричеством подзаряжается... А буря, скорее всего, давно уже кончилась... Зачем такие проблемы, если у нас есть ключ?! Кузнец-маг был гениальным механиком! Ничего не понимаю...
   - Давай я попробую, - предложил Лайт, и отодвинул Рин назад, - а то пока ты до чего-нибудь додумаешься своим ограниченным умишком, мы здесь просто замерзнем до смерти...
   О! Дошло! Рин даже и не собиралась спорить. Лайт колдовал над дверью, а она стояла позади, стараясь найти в себе хоть крупицу тепла и согреться. Девушка негромко спросила:
   - Лайт, как там дела?
   - Все хорошо, - ответил тот. И тут же раздался звук движения каменных блоков, и камень-дверь поднялся наверх, открывая каменный порог и еще одну дверцу. Теперь вода на них не лила, и стояли они на сухом, но новая дверь их все еще не пускала внутрь. Потому что за каменной дверью была еще одна - металлическая. Или окованная металлом... От времени и воздействия воды она позеленела, но все еще надежным барьером защищала свою тайну.
   В животе у Лайта вдруг забурчало. Рин хихикнула. Ей показалось, что он покраснел, но ведь это невозможно?
   - Не смешно! - заявил Лайт бесстрастно. Но ее было уже не остановить. Рин продолжала хохотать. - Знаешь, от чего я проснулся? Думал, на нас какой-то зверь напал! А это оказался твой голодный желудок!
   - Успокойся, о принц, это истерика от усталости, - ответила Рин, вытирая слезы. Лайт задумчиво произнес:
   - В целом для отражения трагической действительности не хватало только оттенка комического контраста...
   - Что ты сказал?! - Рин чуть не упала обратно в воду от смеха. - О умоляю! Прекрати меня смешить!
   - Разве я сказал что-то смешное? - надменно процедил Гауэр.
   Чтобы ни случилось, как бы они не влипали, какой бы опасной не была ситуация, Лайт все равно оставался прежним. Стоит мокрый насквозь посреди неизвестности, дрожит от холода и все равно высокомерен, как всегда! Как... ну как принц! Это же просто здорово! Хоть что-то постоянное в жизни есть... Рин снова рассмеялась.
   - Господи, ну вы с Максом - это нечто... Но спасибо! Зато я согрелась! Как говорится, минута смеха продлевает жизнь на час. Что ж, час жизни нам обеспечен... - смех кончился, и Рин начала злиться. Она не хотела стоять и терпеть все это безобразие до бесконечности. - Так что открывай эту чертову дверь, пока я что-нибудь специально не поломала...
   Но замок для ключа теперь был другой. Это была змея, которая вылезала и извивалась вокруг черепа. Скважин было две, в каждом пустом глазу черепа.
   - Ключей больше нет! - упало у Рин настроение. - А тут должно быть как минимум еще два!
   - Этот ключ подойдет и к этой двери... Просто нужно правильно его повернуть... Вот тут подержи, - Лайт протянул его Рин и начал крутить ключик. А тот, как детская игрушка, стал поворачиваться во все стороны. Ключ стал длиннее, детали его менялись местами, вытягивались и складывались, как головоломка. Гауэр разложил его в совершенно другой ключ, который идеально подошел к одному из глаз черепа. Оставался еще один замок. Голова ключа открутилась, и на ее месте оказался еще детали. Лайт снова крутил его до тех пор, пока ключ не повернулся в скважине-глазе. Но дверь все равно не открылась.
   - Что еще? - чуть не прыгала на месте от возбуждения Рин. Она хотела попасть внутрь. Немедленно!
   - Только не пинай дверь! - велел ей Гауэр. - А то ее заклинит!
   Рин остановила свою ногу. Но не удержалась и треснула дверь кулаком. Она попала точно по глазу змеи, который оказался кнопкой. За стеной раздался металлический скрежет, а потом дверь медленно открылась.
   Изнутри в них ударил солнечный свет. Такой яркий, что Рин зажмурилась, отвернулась и прикрыла голову рукой.
   - Я думала, это сокровище, - заметила она обиженно, - а это всего лишь выход из этой чертовой горы?!
   - Ты не ошиблась, - ответил Лайт. - Просто это другое сокровище...
   Постепенно Рин привыкла к свету и шагнула внутрь.
   Зашуршали блоки и камни, и обе двери за ними закрылись. Вроде сейфа, запечатав их внутри. Но Рин не волновалась: с этой стороны, чтобы открыть дверь, нужно просто было дернуть рычаг.
   Это оказалась сухая и чистая пещера, переделанная для жилья. Похоже, что кузнец-маг жил и работал прямо здесь. Стоял стол, лежанка у пустого камина и много-много полок, на которых стояли тетради, книги, разные поделки и непонятные штуковины. Среди простых безделушек и изобретений лежали золотые и серебряные вещи, валялись огромные драгоценные камни. У противоположной стены стоял открытый сундук, полный разных монет, жемчугов, шкурок и камней. Рядом стояли бочки с высохшими или пропавшими продуктами - зерном, репой, капустой, грибами и черт его знает чем еще... Рин не удержалась и достала с полки керамическую чашу с сушеной грушей. Но та была твердой, как камень. А может... это и был камень?
   Лайт равнодушно пересек пещеру. Яркий свет исходил из приоткрытой деревянной двери второй комнаты. Рин, которая до этого радостно и возбужденно (как ребенок в магазине игрушек) озиралась, разглядывая изобилие странных старинных вещей, бросила все и догнала его.
   Сначала Рин увидела столб света, который словно бил из земли прямо в потолок. Но потом поняла, что это огромный сверкающий кристалл. Он и испускал это солнечное сияние, которое расходилось по всей пещере.
   Лайт замер на пороге со странным выражением на лице. Словно увидел то, чего увидеть совсем не ожидал. И само собой не надеялся. Ну да... Вроде как... чудо?
   Рин шагнула вперед, поближе и тоже замерла пораженная.
   Возможно, это была галлюцинация, вызванная усталостью, пережитым взрывом, отравлением или пребыванием в ледяной воде. Может быть, это просто была игра света и преломление лучей в разноцветные блики... Но внутри кристалла словно находилась молодая женщина. На ее груди сиял большой желтый камень в серебряном ожерелье. От него замершими волнами по кристаллу (как на фотографии) расходились остановленные в камне солнечные лучи. Одета прекрасная незнакомка была в золотистое платье. Ее темные волосы были заплетены в длинную косу и украшены драгоценностями. Руки были перед грудью, словно она молилась, глаза закрыты, безмятежная полуулыбка полна легкой печали, бесконечной нежности, древней мудрости и совсем чуть-чуть надежды...
   Не может быть, что это просто произведение искусства! Женщина была настолько реальная и живая, что казалось, просто закрыла глаза и задумалась всего на миг... Она и послужила прообразом статуи во дворце!
   Против воли Рин захотелось коснуться ее, но в ответ кристалл ударил ее нехилым ударом тока.
   - Больно! - удивилась девушка. Но любопытство победило в ней даже инстинкт самосохранения. Она все равно хотела проверить, настоящее ли ее видение или нет?
   - Не надо! - остановил ее Лайт, схватив сзади за воротник и оттаскивая от кристалла.
   - Это что? - потребовала Рин ответа, греясь в солнечном свете, исходящим от кристалла. - Что это за фигня такая? Разве раньше умели рисовать картинки внутри горного хрусталя?! Или это кварц? Тем более в цвете!?
   - Это - не хрусталь, - вздохнул Лайт.
   - Тогда объясни, гений! - Рин просто прорвало, глаза ее возбужденно горели желтым светом. - Как в мертвом камне могла оказаться живая девушка?! Нельзя с такой точностью передать все детали! Она как-то отразилась в нем, и это передалось через камень аж в наше время? Или это как зеркало, в котором отпечаталось изображение давным-давно?! Вроде следов динозавра?!
   - Помолчи минутку. Думаю, этот желтый бриллиант на груди у... этой женщины и есть так называемый "солнечный камень"... Своего рода он - мощный источник энергии, - Лайт указал на металлические цепи, которые сковывали кристалл и уходили глубоко под землю. - Кузнец использовал эти цепи, как кабели, а кусочки, отбитые от кристалла, как батарейки и проводники... - Гауэр поднял с пола отполированное черное зеркало, вроде того, которое утащил с собой Орлов. - И они, заряжаясь, испускали свет, освещая дворец...
   - Стоп-стоп-стоп! - помотала Рин головой. - Как он мог отколоть хоть кусочек, если эта штука под напряжением?!
   - Выходит, придумал способ... - Лайт оглянулся и увидел у стены странное приспособление. Он подошел к нему и начал его разбирать, аккуратно складывая детали на удобно поставленный рядом стол. - Наверное, с помощью этой машины...
   - Звучит правдоподобно... - согласилась Рин, обходя вокруг феномена. В другой части большой пещеры была устроена и мастерская, и кузня. Из одной из стен изливался еще один водопадик. Под ним в камне было выбито углубление. Ни фига себе личный умывальничек...
   На рабочем столе рядом с полками Рин заметила маленький кинжал в белых ножнах, который лежал в специальной шкатулке. Она не удержалась и взяла его в руки. Ее сразу поразило, что он слишком легкий. В серебряную рукоять были вделаны разноцветные камушки, так что он весь переливался. Хотя, может, это было стекло? Смотрелось все равно красочно. Когда Рин вынула кинжальчик из ножен, то снова поразилась: лезвие было белым, острым и на ощупь не холодным... Это совершенно точно был не металл... И не камень... Тогда что?! Рин сгорая от любопытства, вернула его в ножны и сунула себе за пазуху. Прихвачу сувенирчик!
   - Смотри, я был прав. Вот кусок кристалла,- выудил Лайт изнутри изобретения слегка светящийся осколок. - Ой!
   Камень вдруг ярко вспыхнул, и он его чуть не уронил. Рин пришлось крепко зажмуриться, чтобы не ослепнуть.
   Когда она проморгалась, то оказалось, что чернота с левой руки Гауэра исчезла, как и с его лица и шеи.
   - Эта штука и впрямь исцеляет! - изумилась Рин. А может, тьмы никогда и не было? Просто глюки от усталости?
   Лайт быстро отвернул рукав, но черный синяк, похожий на рваный порез все равно остался на его плече.
   - Наверное, только легкие телесные повреждения, - вздохнул Хелл. - В любом случае этот осколок больше не светится... Прости, Рин... Я сейчас посмотрю еще!
   Девушка подошла к поближе к горну, рассматривая отвалы породы в углу пещеры. Там светились кусочки, но настолько мелкие, что проку от них не было никакого. Девушка наклонилась и стала рукой разгребать землю и золу.
   - Слушай, Хелл... - начала она, но тут на что-то наступила. Под ногой подозрительно щелкнуло, а в следующий момент Рин летела кверху тормашками куда-то вниз по круглому ходу.
   Девушка пыталась за что-нибудь уцепиться, но поверхность хода была отвесная и гладкая, как стекло или отполированный камень. Рин все катилась и катилась, все быстрее и быстрее. Как с горки летела без задержек прямо вниз. Ход продолжал петлять и поворачивать, унося ее все дальше вниз. Это напоминало какой-то головокружительный аттракцион, но Рин было не до веселья. Она знала: в конце ее ждет неминуемая и страшная гибель!
   Внезапно скала кончилась, под ногами раскрылась темная бездна, и девушка полетела прямо в нее...
  
   Ее запястье, сжало, словно она угодила в капкан, и дернуло обратно со всей силы, чуть его не сломав.
   Рин с трудом оторвалась от обозревания глубокой расщелины, в которую ей еще предстояло падать, гор со всех сторон, скрытых за туманами и подняла голову. Кисть ее правой рукой сжимал Лайт. При этом парень даже не запыхался! Другой рукой он держался за что-то внутри хода, из которого они оба только что выпали. Мало им было этого, так еще и ветер так и норовил скинуть их вниз, опасно раскачивая. На глаза уставшей до смерти Рин начали наворачиваться слезы. Это от ветра! - подумала она сердито.
   - Держись! - велел ей Лайт, но это слово украл ветер, отнеся его в сторону. Рин поняла его только по губам.
   - Мы оба погибнем! - крикнула она погромче. Это же логично, разве нет?!
   - Нет! - ответил Гауэр упрямо.
   - Брось меня! - попросила Рин после того, как ее попытка отцепиться от него не увенчалась успехом. В ответ Лайт сжал ее запястье еще больнее, до хруста, возможно, даже что-то сломав ей внутри.
   Ну и что ты за тупица? - подумала Рин сердито. - Я хочу, чтобы ты жил!
   - Дура! - даже над пропастью он оставался высокомерным и спокойным. Даже хладнокровнее, чем обычно. Словно Гауэр точно знал, что надо делать. Его красивое лицо было полно смертельной опасности. Прекрасный принц исчез, превратившись в опасного хищника, вроде тигра, готового к прыжку на свою жертву.
   Ах вот как?! Да, точно, она и забыла, что это великий Хелл Лайт Гауэр!
   - Тогда спаси меня, - заявила Рин и пояснила. - Немедленно!
   - Ты мне веришь? - спросил Лайт в свою очередь. Его синие прекрасные глаза впились в ее лицо. Рин кивнула.
   Гауэр стал медленно раскачивать ее на своей руке, как на качели, делая все больше размах. А затем, когда она совсем не ожидала, забросил девушку себе на спину, сцепив ее руки на своей шее. Дышал он тяжело, а его сердце под ее пальцами билось так быстро и сильно, что Рин испугалась.
   - Если разожмешь руки, то очень сильно об этом пожалеешь, - заметил Гауэр, даже не угрожая, а констатируя факт, и стал ловко карабкаться наверх практически по гладкой отвесной скале.
   Не может быть... Неужели он думает, она устроила это для развлечения? Боже мой, как страшно... Конечно, она пожалеет, если упадет... В лучшем случае переломает себе все кости, в худшем - пропасть превратит ее в лепешку... Но Лайт словно подразумевал нечто другое... Гораздо-гораздо ужаснее...
   Ааа-а, ерунда! Все хорошо, и они оба живы! Неожиданно Рин хихикнула.
   - Только я могла отыскать древний мусоропровод кузнеца-мага...
   - Мне совершенно не до шуток! - прошипел сквозь сжатые зубы Лайт и неожиданно признал. - Ты единственная во всех мирах, кто может вывести из себя даже меня!
   - Хелл... Но ты совсем не ангел! - заявила с усмешкой Рин, надеясь развеять его мрачное настроение.
   - Вот как?! - переспросил Лайт, не останавливаясь. - Ты уверена?
   Что?! Он, наконец, собирается признаться ей, кто он такой?!
   - Тогда почему я постоянно занимаюсь тем, что спасаю тебя? - закончил Гауэр свою мысль.
   Облом! Да он просто издевается над ней... Кто же он такой на самом деле?!
   - Да уж. Никакой выгоды тебе от этого нет! - согласилась Рин. - И я тебя меня спасать не просила! Если бы ты не спас меня еще в первый раз, жил бы сейчас спокойно, припеваючи и так бы не переживал!
   - Вот как?! - заметил Лайт, на миг остановился, отдышался, но потом полез наверх еще быстрее.
   Рин показалось, что у нее руки опасно соскальзывают, но тут Гауэр вылез на относительно большую ровную и безопасную площадку, и бесцеремонно забросил ее вглубь.
   Они упали на землю и просто лежали рядом, глядя в глубокое синие небо. Здесь в горах небо было чище и ярче. Близкое, более доступное, словно протяни руку и сможешь коснуться его...
   По небу бежали облачка, было пасмурно, но за всем этим все еще проглядывало далекое осеннее солнышко. Зимой оно уйдет от них еще дальше... - подумал Рин со вздохом. - Хелл тоже скоро уедет, и ее безумные приключения, наконец, закончатся... Ее жизнь снова станет тихой и скучной... Так почему же она не рада? Неужели все эти мучения и опасности стоят того, чтобы Лайт был с ней рядом?! И она никогда-никогда не узнает, кто он такой... У нее не будет даже шанса узнать это...
   Рин села, подтянув к груди правую руку, на которой уже проступили черные синяки. Скорее всего, Лайт действительно что-то в ней сломал. Но по сравнению с запястьем ее шея осталась цела.
   - Господи Боже... Ну почему ты такая дура?! - заявил Лайт совершенно спокойно, словно обсуждая погоду, тоже садясь рядом. - У тебя совершенно отсутствует инстинкт самосохранения! Ты не можешь хоть немного по сторонам смотреть?
   Ну, вот... морали ей читает. Сейчас снова обзовет ее имуществом! Опять ругаться... Все настроение испортил!
   И вообще... Это же был несчастный случай!
   - Отвали, - грубо велела Рин, покраснев. Ей было стыдно за свое поведение, но что она могла поделать? А с него как с гуся вода, все время такой спокойный... И это снова ее бесило...
   - Почему ты не можешь быть просто милой девушкой...
   Ой правда, почему?
   - Подожди чуток, вот отдохну и начну слезы лить, как милая, - прошипела Рин, злясь. - И попробуй тогда меня останови! И вообще - не твое дело! Вот твоя принцесска - действительно милая... А от меня отстань, ясно?
   - И что ты только что устроила? Брось меня!? - передразнил Гауэр ее. - Да это же просто чистой воды оскорбление! Ты в меня совсем не веришь? Разве ты сейчас не мой партнер и товарищ? Ты хоть понимаешь, что это такое - надеяться на кого-нибудь?
   Оскорбление? За то, что переживала, как бы он себе шею не свернул?!
   - А ты? - поинтересовалась девушка злорадно.
   - Почему это в твоих заблуждениях виноват я?! - презрительно заявил Лайт.
   - Потому что я с тебя беру пример, - отрезала Рин. - Ты ведь такой совершенный, черт побери! Прекрасный принц!
   - Хватит издеваться, я уже наслушался! - медленно процедил Гауэр. Его синие глаза потемнели от ненависти, злости и еще чего-то такого же сильного. Сейчас он выглядел намного более диким, чем когда висел над пропастью. - Почему ты всегда надо мной смеешься?
   - Это комплимент, - не осталась Рин в долгу. Она с удивлением смотрела на Лайта, который больше не был равнодушным. Что-то здорово его задело, что-то сильно его злило. Неужели... она?
   - Чтобы я не делал, все равно тебе не нравится... Я спасаю тебе жизнь, а ты только и делаешь, что злишься!
   А... Понятно. До Рин, наконец, дошло. Он считает ее неблагодарной свинкой, жалким человечишкой! Нужно просто сказать ему "спасибо". Вот только как? Рин слишком устала, чтобы думать. Аааа... Плевать!
   Девушка порывисто потянулась, крепко обняла Лайта и искренне сказала:
   - Спасибо, что ты есть на свете!
   И только тут поняла, что наделала. О боже... Она и забыла, что он ненавидит прикосновения! А он уже и так злой, как черт! Как бы она его еще больше не взбесила!
   Конечно, он прекрасный принц и все такое... А вдруг и впрямь ее прибьет?!
   Рин хотела отстраниться, но вдруг Лайт неожиданно поднял руки и обнял ее в ответ.
   - Все в порядке... - его голос был такой тихий, что ей показалось, словно она ослышалась.
   - Но ты ведь ненавидишь, когда к тебе люди липнут? - теперь была ее очередь удивляться.
   - Только не ты... - заметил Лайт, подумал и добавил. - Потому что ты... теплая.
   Так как Рин чувствовала себя кусочком эскимо, то было ясно, что его заявление никак не связано с температурой тела. И чтобы это значило? Она давно от него отступилась...
   Рин смутилась, оттолкнула Лайта, вскочила и стала изучать живописный вид на пропасть, пытаясь преодолеть боязнь высоты и определить, где они оказались:
   - Кажется, мы находимся на другой стороне Широдры?
   - Нет, - подошел к ней Лайт. - Это Нагша...
   - Черт! Мы так далеко? Нужно спускаться побыстрее! Я волнуюсь, как там Дэм и Люба...
  
   Они спускались с Нагша и шли до пещеры Широдры часа два. Но там их поджидал сюрприз: никого внутри не оказалось. Ни бандитов, ни Дэма с Любой... Никого. Совсем.
   - Видимо, Орлов добрался до них первыми, и разыграл роль спасителя. А мы по его словам героически погибли... Виктор вернулся с ними в город, чтобы организовать спасательную экспедицию... Я говорил тебе, волноваться не о чем... - заметил Лайт невозмутимо.
   Силы Рин были на исходе, а это чертово приключение все никак не заканчивалось. Это только в сказках, раз-два - и герои живые и здоровые выбрались из очередной передряги, и махом нежатся в тепле и уюте дома... Она держалась лишь на своей злости, но на свете нет ничего бесконечного...
   Рин подняла на Гауэра желто-карие злые глаза и заявила:
   - Есть! Есть о чем волноваться... - но жаловаться и выпендриваться она не любила, поэтому перешла сразу к делу. - Ладно, вот план...
   - У тебя есть план? - удивился Лайт. - Трудно представить, как ты думаешь...
   - Агась! - вспыхнула Рин синим пламенем. - Простой план! Всего-то и делов, позвонить домой!
   - Вот как? Совсем простой план... - прохладно заметил Лайт. - Позвонить? Откуда?
   - Тут недалеко мой знакомый верблюд живет. Пошли, познакомлю... - и Рин отправилась первой указывать дорогу. Лайт скептически на нее посмотрел, но ничего не сказал.
   В полуразвалившейся сторожке ничего не изменилось. По всей видимости, Люба сюда не возвращалась. Рин доверила телефон Лайту, а сама достала одеяло и занялась растопкой печурки. Девушке нравилось разводить огонь... Как будто кормишь живое существо, которое растет, ластится и ласкается...
   Огонь начал согревать ее, но силы просто собраться больше не было. Ей нужен отдых, перерывчик небольшой...
   Когда Лайт вернулся и заговорил, Рин непроизвольно вздрогнула:
   - Рин, Дэму сделали перевязку и переливание крови, ничего опасного для жизни. Люба и твои подруги скоро приедут за нами... Говорят, Орлов сообщил, что мы разминулись в темноте...
   - Разминулись, - проворчала Рин, но ей было лень даже говорить. - Счас! - у нее начал заплетаться язык. - Вернусь, и как дам Дэму по шее, и Любке дам по шее, и Светке дам по шее, а Виктору... Нет... не дам... Эй... Посуда и продукты там... Только не думаю, что что-то еще осталось...
   - Что с тобой? - удивился Лайт. - Почему одеялом не укроешься?
   - Я уже согрелась, - отрезала Рин. - Это же ты гад хладнокровный! Вот и укрывайся им сам!
   - Все хорошо, а ты так злишься? - подозрительно сузил холодные синие глаза Лайт.
   - Хорошо? - вспыхнула Рин. - Ничего хорошего! Ты чуть не погиб, Дэм чуть не погиб, девчонки чуть не погибли, а этому умнику, как всегда ничего не будет... Нет никаких доказательств, к тому же его отец богат и влиятелен... Да и не забудь про сувенирчик из дворца!
   - Вот как? Ты не часто повторяешься?!
   Лайт присел к Рин, но та бесцеремонно оттолкнула его от себя.
   - Уйди, я заразная!
   Гауэр поймал ее руку, замер, понимая, а потом для проверки положил свою ладонь ей на лоб.
   Какая у него прохладная кожа... Так бы и прикасалась... Вот оно счастье какое!
   - Да, не важно... Температура под сорок... То-то ты вся кипишь от негодования...
   Ну надо же, нашел время шутки шутить... Она тут помирает, а он спокоен и холоден, как всегда... Просто не человек, а робот-пришелец! Но иногда и это неплохо.
   - Аптечка осталась у бандитов... - как ни в чем не было продолжил Лайт. - Ничего, я тебе сейчас чай приготовлю... - он встал, но Рин вцепилась в его рукав.
   - Не уходи, ты такой прохладный!
   В ответ Лайт только ласково на нее посмотрел. И чего это он? Наверное, у нее лицо в чем-нибудь измазано...
   Какая добрая у него улыбка, еще успела подумать Рин и отключилась.
  
   Когда Рин проснулась, за окном шумел дождь. Осень, что поделаешь... Голова была тяжелая, и дышать было трудновато, но в целом... приемлемо. Жарко и весело шумел в печке огонь.
   - Пить? - предложил Лайт. Рин повернула голову и увидела его, сидящим рядом с ней.
   Пить хотелось, но потчевал он ее полной гадостью. Отваром каких-то горьких и противных трав.
   - Я знаю, - прошипела Рин, отплевываясь, - ты меня отравить хочешь!
   - Как обычно, от тебя благодарности ждать не приходится...
   - Ну спасибо! - выдавила девушка из себя. Так нечестно! Он пользуется ее слабостью!
   За окном завывал ветер, лил проливной дождь, но Лайт сделал их временное пристанище довольно уютным. Большие щели он закрыл досками и обрывками картона, под стены положил сухой валежник. Никуда не нужно было идти, никто их не преследовал. Словно наступил мир во всем мире... затишье, перемирие, тайм-аут... примерно на час.
   - Кстати... Ты снова это сделала... - заметил Лайт. Его глаза были синими и абсолютно непроницаемыми.
   - Что? - удивилась девушка. Рин было тепло и уютно, и даже думать о том, чтобы думать, не хотелось.
   - Чуть не погибла... Это у тебя хобби такое, что ли? И нашла от чего... От элементарной простуды!
   - На неподготовленных слабых людишек пребывание в ледяной воде обычно не очень хорошо влияет... - проворчала Рин. - И вообще, от простуды больше умирают, чем от войн!
   - Теперь понятно, почему люди такие слабые... Они предпочитают сидеть на одном месте, довольствуясь малым, и перестают развиваться... - заявил Хелл, как ни в чем не бывало. - Чтобы быть сильным, нужно чаще рисковать и испытывать себя!.. Ставить новые задачи, загадывать новые желания и снова испытывать судьбу!
   - Да ну? - фыркнула Рин. - Дай догадаюсь... Я экзамен завалила!
   Лайт смерил ее высокомерным презрительным синим взглядом.
   - Нет... Я так не думаю, - больше он ничего не прибавил.
   - Ну и где их носит? - проворчала Рин просто из вредности. - Обещали же приехать!
   - Ливень... Дороги размыло... Да и темно уже. Ехать не безопасно... Думаю, они прибудут утром...
   - Да... Наверное... - почему-то Рин хотелось плакать, но она сама не знала почему. Потому просто не стала.
   - Ты лучше спи, быстрее выздоровеешь! - велел ей Лайт, укрывая потеплее.
   Да. Это был хороший план, поспать и набраться сил... Но ее продолжало кое-что тревожить...
   - Лайт... Я хочу спросить у тебя одну вещь... - Гауэр посмотрел на нее. - Твой опекун... Ты расскажешь ему о... незнакомке в кристалле?
   - Почему тебя это интересует? - спросил Лайт в ответ.
   - Я знаю: я поступила плохо. Я хотела, чтобы Орлов перешел дорогу твоему опекуну. Потому что он единственный, кого Кирилл остерегался. Поэтому я и пошла искать этот чертов камень, но... Если кто-нибудь вроде них доберется до кристалла, то ради солнечного камня они разрушать все...
   Гауэр посмотрел на нее и заметил спокойно:
   - Я не собираюсь ему ничего говорить. Я поступаю так... по личным мотивам.
   Не знаю, что там за мотивы, но я очень им рада, - подумала девушка.
   - Значит, теперь у нас есть общая тайна? - усмехнулась Рин.
   - Вот как? Лучше закрывай глаза и спи! - велел Лайт, и она не стала сопротивляться этому приказу.
  
   В следующий раз Рин разбудил рев двигателя мотоцикла.
   - Не торопись, - велел ей Лайт, но девушка упрямо начала вставать.
   - Это Дэм, я знаю...
   Хлипкая дверь едва не разлетелась на доски, и внутрь вошел Дэм. Лицо бледное, сам усталый, но при виде Рин он просиял и расплылся в широкой улыбке.
   - Рина! Я знал, что ты слишком упряма, чтобы умереть! О, и тебе привет, - заметил он гораздо прохладнее Лайту.
   Тот просто посмотрел на него и негромко заметил, ставя окончательную точку:
   - Ты - опоздал!
   - Что?! - разозлился тот в ответ. - Как это опоздал!?
   У Рин возникло чувство, что Дэму не терпится подраться с Лайтом. Что поделать?! Мальчишки!
   - Стоп! - влезла она между ними. - Кстати, Дэм, я думала, девчонки приедут, а не ты! Ты ведь был ранен!
   - Иногда, Рина, ты такая не догадливая, - Дэм крепко ее обнял, стараясь действовать только здоровой рукой. Лайт презрительно на них посмотрел, но ничего не сказал. - Девчонки едут сразу за мной! Они остановились в кафе, взять вам горячей еды, а я просто не мог больше ждать!
   - Все хорошо, что хорошо кончается, - решила Рин этот вопрос.
   Вскоре раздалось рычание двигателя вездехода и визг тормозов. В открытую дверь вбежали девчонки. Они так галдели, визжали, вопили все одновременно, что Рин даже и не прислушивалась к ним. Она была просто рада их видеть.
  
   Когда вездеход выскочил на городскую дорогу, девчонки повезли их сразу в больницу. За рулем была Лена, она любила погонять, и этот раз не был исключением. Рин про себя иногда думала, что прошла все испытания лишь для того, чтобы закончить свою жизнь в каком-нибудь кювете или врезавшись в огромную фуру...
   В больнице Рин осмотрел врач и, кроме вывиха и поверхностных повреждений, не нашли ничего серьезного. А Лайт высокомерно отказался от этого, сославшись на какие-то дела.
   Так что их обоих отпустили, но Рин не торопилась домой. У приемного покоя их с Лайтом поджидали девушки.
   - У меня встреча в городе, вечером увидимся, - холодно заявил Гауэр и покинул их.
   К сожалению, поездка с ранением ночью на мотоцикле по мокрой дороге даром Дэму не далась и его уложили обратно в больницу. Он сопротивлялся, как мог, но его все равно отвезли на рентген.
   - Мне нужно папашкину машину вернуть, пока он не хватился, - заметила Лена с усмешкой, подбрасывая на ладони ключи.
   - Вечером устроим роскошную вечеринку! - заявила Люба. Она просто сияла от счастья.
   - Мальчишек позовем! И Дэма выкрадем из этой казармы, отлично! - согласилась Лена. В ее глазах засверкало предвкушение. - Будет весело!
   - Не думаю, что Лайт будет этому рад, - прошептала Светланка, бессовестно строя глазки симпатичному фельдшеру. Она послала ему воздушный поцелуй, надув губки - не дать ни взять Мерлин Монро!
   - А его никто и спрашивать не будет! - фыркнула Люба. - Нужно продуктов купить и все такое... Пошли! У нас куча дел! - она схватила Светланку, не смотря на ее нежелание покидать нового возлюбленного. - Мы тебя ждем, Рина!
   - А я пойду маму проведаю, - улыбнулась им девушка.
   Рин глянула в ту сторону коридора, куда ушел Лайт. Нам даже здесь не по дороге, - усмехнулась она.
   Девушка шла по коридору, чувствуя, что не смотря на тревогу о маме, ей хочется улыбаться. Впервые с того момента, как погиб отец, ей было так легко, словно она сбросила тяжелую ношу. И вырвавшись из-под того, что ее так давило, Рин почувствовала, как ей стало легко. Теперь Орлов остался, наконец, в прошлом. Все кончено!
   Она видела солнечный камень, что так искал ее отец... И Гауэр... Да, он изменился. Судьба дала ему еще один шанс! Как и ей... И уж она его не упустит!
   Предела нет! Можно делать, что захочешь! Как же прекрасна свобода!
   Рин подпрыгнула и завопила на весь коридор: - Ура!
   На нее заругалась медсестра, испуганно шарахнулась дедушка, но даже это не могло испортить Рин настроения. Она просто чувствовала, что все будет хорошо! Ах, как близкая и неотвратимая смерть меняет отношение к жизни!
   В коридоре возле маминой палаты ее увидал Ярик, бросился к девушке и намертво вцепился.
   - Я знал! Знал, что с тобой не может ничего плохого случиться! Ты же психованная!
   - Что ты сказал, мелкий? - дала ему подзатыльник Рин, и отцепила, наконец, от себя эту мартышку. - Лучше скажи, как тут без меня дела?
   - У бабушки сердце прихватило, так что она пошла ставить капельницу, а мама... - Ярик побледнел, но сказал. - Вчера вечером была большая суета... Я... очень сильно... испугался.
   Рин пропустила удар сердца. Но мама все еще жива, верно?
   - Ну тогда со мной был Макс... и...
   - Что? Макс? - удивилась Рин. Причем здесь он? И вообще, как он здесь оказался?!
   - И он предложил сделать... это... как его... переливание крови, - продолжил свой рассказ Ярик. - Его крови.
   - Макс по доброй воле помог кому-то?! - изумилась Рин, не ожидавшая от этого хладнокровного психопата ничего хорошего.
   - Эй! Макс хороший! - возмутился мальчик. Они действительно подружились с этим угрюмым парнем. - На чем я остановился? Крови, да! Его, ну чтобы маме... Переливание! У него была подходящая... ну эта... группа! Да!
   - И что? - насторожилась Рин.
   - И маме после этого стало лучше! Врачи не могут понять в чем дело до сих пор! Она вчера даже поела и поговорила со мной. Спрашивала, где ты... Ну, я... немножко соврал.
   - Это не страшно, - фыркнула Рин. - А сегодня ты Макса не видел?
   - Ну, он привез меня и бабушку... И заходил к маме... А потом, узнал, что приехали вы с Лайтом! Говорят, вы видели город мертвых! Ты расскажешь о своих приключениях?! Ну... Как обычно делал папа!?
   - Позже, - отрезала Рин. - Мне нужно кое-что сделать, но я быстро вернусь.
   - Обещаешь? - обнял ее Ярик за талию.
   - Отцепись, макака! Я тебе не пальма, не смей!
  
   Рин бежала, пока не отыскала Макса у регистратуры.
   Гауэра официально выписывали. Он уже переоделся в чистое и выглядел так, словно ничего не случилось, словно этого приключения никогда и не было. Всюду толпились пациенты и медперсонал, глядя на прекрасного героя. Само собой, в основном, женского рода. Кто-то снимал его на телефон, кто-то просил автограф. Как всегда, безумие и поклонение начали нарастать.
   - Госпожа Рина, - поприветствовал ее Максимильян. Лайт посмотрел на нее как на постороннюю. Она не обратила на него внимания.
   - Макс, хочу сказать тебе спасибо... - Рин старалась отдышаться.
   - Пожалуйста... - равнодушно заметил тот.
   Лайт удивленно смерил синим взглядом их обоих. Рин обняла Макса, лицо которого тут же позеленело и перекосилось.
   - Не важно почему, но моей маме стало лучше! Огромное-огромное тебе спасибо!
   Глаза Макса стали совсем безумными. Она и позабыла, как он ненавидит всех женщин! Рин отпустила его и начала отступать, но было поздно.
   - Да... как... ты... посмела! - прорычал Макс, готовый наброситься на нее.
   Чтобы избежать убийства, Лайту пришлось силком оттащить его от Рин.
   - Только попробуй еще раз такое сотворить! - предупредил Максимильян, взяв себя в руки, и вышел на улицу.
   - Значит, Макс помог твоей маме? - решил уточнить Гауэр.
   - Да! Переливание крови! После этого она даже пришла в себя!
   - Вот как? Я очень рад за всех вас... - холодно и вежливо заметил Гауэр. Он снова строил из себя неприступную крепость. Но Рин услышала в его голосе искренность.
   - Да, здорово! - подтвердила Рин. - У него что - кровь как панацея?!
   - Очень интересно, - усмехнулся Лайт своим мыслям. - Осае не просто добровольно помог человеку, но он еще и переживал за него! Даже он изменился...
   - О чем ты? - тут же потребовала ответа Рин. Но Гауэр не собирался отвечать на это.
   - Мне некогда... - высокомерно заявил он и пошел к выходу. - Я уже опаздываю на встречу...
   - Подожди! - девушка догнала его и вложила в ладонь золотой ключик от сокровищницы кузнеца-мага.
   - Зачем мне это?! - равнодушно спросил Гауэр. - Я же сказал, что не собираюсь...
   - Просто так. На память, - улыбнулась Рин. Лучшего хранителя для этого артефакта она не могла придумать.
   - Вот как? На память? - и подумав, Лайт произнес, пробуя слово на вкус. - Просто так...
   Он достал из внутреннего кармана и вложил ей в руку осколок кристалла, который вынул из машины кузнеца-мага. Он больше не светился, но сам по себе был красивым, преломляя свет в радужные искорки.
   - Просто так, - тихо сказал Лайт. - На память.
   Рин взяла осколок в руки и погладила, как котенка.
   - Спасибо, я буду беречь его... А все-таки, что это была за штука? Ну, я про кристалл и девушку в нем?! Мне показалось, что ты о чем-то догадываешься, что-то точно знаешь...
   - Думай, что пожелаешь, - отрезал Лайт, собираясь уходить.
   - Разве ты не гений?! У тебя нет хотя бы теории? - предложила Рин компромисс.
   - Вот как? - удивился Гауэр и выдал свою идею. - Это кристаллизовавшееся заряженное солнечным светом ограниченное пространством время.
   Рин даже и не собиралась язык ломать, не то, что голову, повторяя это.
   - Думаешь, сказал заумное словечко и уже гений!? Объясни так, чтобы я поняла!
   - Используя солнечный камень, как источник энергии, эта... особа переместилась в будущее.
   - Че? В будущее? Какое будущее, если она заперта в той пещере и замурована в кристалле?!
   - Повторяю в последний раз... Это не кристалл! - Лайт терпеливо вздохнул. - То, что ты принимаешь за кристалл - на самом деле просто остановленное временем пространство! - Гауэр подумал и поправился. - Или наоборот? Для нас - жизнь этой женщины остановилась, а для нее - ускорился целый мир! Теперь-то до тебя дошло, глупая дура?!
   Рин недолго раздумывала над его словами.
   - Зачем она это сделала? - выпалила она.
   - Почему ты не спросишь как? - удивился Лайт.
   - Это не важно, - пожала плечами Рин. - Если есть задача, есть и ее решение. Главное - зачем?
   Девушка вспомнила красивое чуть улыбающееся лицо незнакомки.
   - Она была незаурядной личностью, не бедной, владела солнечным камнем, могла останавливать время, и, похоже, нравилась людям... При желании могла бы править миром! Может, кузнец-маг нашел ее в той пещере, а может, был ее учеником, но... Почему она сбежала от своей судьбы? Что ее не устраивало? Что она ищет в будущем? - и закончила умоляюще. - Ты ведь гений! Подскажи?!
   - Возможно... Она знает что-то, чего не знаем мы?
   Дверь открылась, в больничный холл вошел Виктор, а за ним Талион. Знакомые зомбики держали над ней огромный белый зонт. В тот же миг вся жизнь в больнице замерла. Все затаили дыхание.
   - Как я и говорил, с ним ничего не произошло... - процедил Виктор. Его черные глаза старательно игнорировали Рин, и прожигали черной ненавистью Гауэра.
   - О боже, я так счастлива! - бросилась Талия на шею Лайту. - Ты жив, ты в порядке! Слава Богу!
   Угу, - подумала Рин мрачно. - Как же я могла забыть об этом, ведь в сказках всегда бывает счастливый конец. "Хэппиэнд"! Прекрасная принцесса дождалась своего героического принца, и жили они долго и счастливо! Угу. Счастливый конец. И как всегда на самом интересном месте!
   Чтобы не мешать радостному воссоединению, Рин собиралась спокойно уйти, превратившись в невидимку, (на нее как обычно внимания не обращали). Но к глубокому несчастью и удивлению, ее заметила Талия.
   - Рин-на! - она бросилась к ней и к полному изумлению последней крепко обняла ее. - Я так рада! Ты не пострадала? Я слышала, что вы погибли и так испугалась!
   - Ну, слухи о нашей гибели были слишком преувеличены, - отделалась клише Рин, осторожно высвобождаясь из ее объятий. Она так и не решила, нравиться ей Талия или нет. - Нас спас Лайт.
   - А мне он по телефону сказал другое! - лукаво улыбнулась Талия. - Я так обрадовалась, когда вчера услышала его голос!
   Вчера? Так вот почему он так долго по телефону трепался? Принцесске своей звонил! И все сразу доложил... Вот с кем у него назначена эта срочная встреча... Как обычно секретные дела...
   Рин презрительно смерила Лайт взглядом. Тупица!
   Гауэр как ни в чем не бывало стоял с непроницаемым гордым высокомерным и прекрасным видом.
   А Талия продолжала щебетать:
   - Я так рада, что у него есть такой хороший друг, как ты! А то я думала, он никогда ни с кем не подружится.
   Настроение Рин упало ниже плинтуса. Хороший друг? И что она хочет этим сказать? Вариант один другого хуже, выбирай любой... Но в ответ она лишь вежливо улыбнулась и сказала:
   - Огромное спасибо... Я тоже очень рада, что он оказался рядом...
   - Талия... Разве ты не говорила, что заказала столик? - напомнил Лайт совершенно невозмутимо.
   - Ах, точно! Я про все позабыла! Ну, выздоравливая, Рин! А потом позвони, и мы куда-нибудь сходим вдвоем... На какую-нибудь выставку! Или в кино. Или в музей! Уверена, ты знаешь много разных легенд!
   - Хорошо, - улыбнулась Рин в ответ. Никогда и ни за что, - поклялась она про себя.
   Лайт словно знал, про что она подумала. Его лицо было спокойно и как всегда прекрасно. Только в синих глазах плавали в размашку знакомые золотые смешинки. Он взял Талию под ручку и пошел к выходу.
   Вали, вали и не возвращайся! - подумала Рин насмешливо, провожая его взглядом. - Теперь, когда проблема солнечного камня решена, а принцесска приехала за ним, мы вряд ли еще увидимся. Приключение кончилось, "аста ла виста, бейби"! Не очень-то и хотелось! Проваливай в свою столицу и никогда больше не возвращайся!
   Ее душа вновь придет во вселенское равновесие, и не будет больше того, кто все время заставляет ее превращаться в злую ведьму, выводя из себя! Кто все время так бесит ее! Как никто в мире! И она станет совершенно неуязвимой!
   Но тут, словно подслушав ее мысли, у самых дверей Гауэр обернулся и сказал:
   - Кстати, Рин... Я и позабыл, за чем приехал сюда на самом деле... С последними событиями это не казалось первоочередным...
   Ей очень не хотелось, но она все-таки подошла к ним.
   - Я хотел предложить тебе новую работу... Ты знаешь что-нибудь о Небесной короне? - и он ей улыбнулся.
   Рин зачарованно уставилась на него. Ему нужно законом запретить так делать: это же определенно "убийственная улыбка"! Жертвы будут! И, кажется, она станет самой первой. Сердце выделывало смертельные сальто-мортале... Нужно придти в себя немедленно! Лайт включил очарование на полную мощность!
   Впрочем, не одна она смотрела на него, не отрывая взгляда. Вокруг раздался всеобщий "ах"! Даже ярые фанаты никогда не видели его настоящую улыбку. Вспышки фотоаппаратов, работа видеокамер (кстати, откуда уже взялись репортеры?), постоянное щебетание телефонов... Этот момент навсегда вошел в историю!
   Талия выглядела очень удивленной, словно он ей так тоже никогда не улыбался. Это странно... Ведь она его невеста! Но сейчас Талия тоже грелась в лучах его очарования и прелестно-смущенно улыбалась.
   Рин не собиралась сдаваться так легко. Он нарочно так улыбнулся, чтобы она потеряла голову, все позабыла и ввязалась в очередное приключение! Не дождется! Рин нутром чувствовала, проблемы будут! Как же ее бесит этот чертов тупица!
   - Не твое дело, - грубо отрезала она, поневоле становясь врединой.
   - Выходит, знаешь... - синие прекрасные глаза продолжали иронично смотреть в жгучие желто-карие.
   Издевается, сволочь! Отыгрывается за все на ней, несчастной! Так нечестно! У него преимущество!
   - Так вот кто этот таинственный крупный специалист по древностям и артефактам! - заметила Талия, улыбнувшись. - Значит, будем работать вместе!
   Работать вместе?! Рин застонала про себя. Да никогда в жизни!
   Она стала злобным взглядом прожигать несносного красавчика. И чего он лыбиться, как последний дурак, этот чертов гений? Прекращай немедленно, тупица, а то у меня полностью мыслительный процесс остановится! А то вот стану ведьмой, и вы все об этом еще пожалеете!
   - Что ж, обсудим это позже, когда ты окончательно поправишься! Уверен, что сумею тебя переубедить...
   Ага, счас. Сейчас же! Просто бегу и падаю! И не собираюсь я вам помогать, с чего бы это?! Обломитесь!
   Да я просто ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу!
   - Вот как?! - презрительно-высокомерно фыркнула Рин.
   В ответ Лайт изумленно-растерянно посмотрел на нее, и сказать этому гению было абсолютно нечего.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"