Ледовой Александр Михайлович: другие произведения.

Камень, ножницы, бумага..

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Точно не оставит равнодушным.


   КАМЕНЬ, НОЖНИЦЫ, БУМАГА
  
  

Не дай бог кому-нибудь быть камнем! Им родиться, им стать, им жить... Камень лежал на обочине городской дороги. Он был круглый, черный, ему был миллиард лет. Сбоку было отколото, по середине шла прожилка, внутри него может быть была лапка динозавра - но этого мы не знаем. Камень молчал, камень был тверд, на него не обращали внимание, мир жил без него, огромной крутящейся планете не мешал лишний груз. Так был камень, твердый и пыльный снаружи, с глухой и плотной темнотой внутри......

  
   начало
  
   Это было проклятое, смутное время, каких много бывает. Это было время, когда рассыпались семьи, блуждали судьбы, протухали души. Когда на земле властвовали упыри и сеньоры, спивались дети. Это вновь было время, когда всеми оставшимися порами Земля жаждала мировой войны. И она ее получила. Бывает такое настроение на планете, когда ей хочется вздохнуть.
  
   он
  
   Мать однажды назвала его оборотнем... Но это было потом.
   Гоша рос одиноким. И это позже спасло ему жизнь. Он часто сидел возле двери, когда приходил из школы, потому что мать уходила в магазин. У него был больной брат - и все внимание было ему: он топтался на одном месте, никак не мог понять как жить, как простейше жить. Гоша знал как, но не знал зачем. Однажды Гоша пропал, дело было зимой. Через семь часов его нашли в одних детских колготках на конечной остановке 45 автобуса - на другом краю города. А однажды он обиделся на мать и ушел спать на улицу. Помнит только, как мать вытаскивала его за волосы из сундука - сундук стоял на лестничной клетке и сто лет назад был предназначен для приданного. Мать вытащила его и повела мыть в ванную - так он и запомнил себя - гадкого, грязного, обиженного - вода была очень соленой, маленькое цыплячье тельце никчемным. Позже оно стало сильным, но очень рано появился живот.
   Гоша всегда думал над своей жизнью - почему она так и почему из чего-то небывалого появилось именно это. И почему это так обыденно, скучно и привычно. В школе Гоша был всегда первым - не в смысле, что отличником. Например, когда ушастый двоечник бросил за батарею, куда прятали дневники другие ушастые, Гоша сказал ему - не трогай, пусть горит. Третий этаж школы сгорел. Когда все классы наблюдали вместо химии и физики, как лопаются школы у горящей школы, Гоша ходил и говорил - 7А - класс! Позже Гоша понял, что все это не было просто шалостью, которая уходит. С годами одни взрослели и серьезнели, другие просто серьезнели, третьи становились более циничными и многие сгинули. Даже последние идиоты уже работали на автозаправках, а Гоша... С годами веселость и страсть к делам несерьезным не утихали - но только игрушки тоже взрослели и дела были все опасней. А внутри росла черная коряга - сухая: скуки, страха, непонимания и ощущения скорого конца. Так и жил Гоша, полукатастрофа - красивый и странный чеоловек, от которого шарахались женщины, у которого не было друзей, он был обречен на соседей и все бы хорошо - но его научили учителя никогда не стесняться спрашивать. Чуть позже он поймет, что как бы ни было в жизни - все это жизнь, чего бы ты ни сделал - это как в жизни. Вот убил ты, а жизнь продолжается, вот прожил ты как-то так, даже пусть странно, прожил ты, а жизнь продолжается. Он ничего, он так себе. Просто он хотел спросить у этого человека - зачем он пришел, зачем он идет, почему он так молчалив, и самое главное - куда...
  
   человек
  
   Этот появился внезапно. У него было белое лицо. Он был очень пьян и он подошел неожиданно. Он сказал Гоше, что любит его и что никогда не бросит, что пьет всегда. Он взял его за руку и повел.
   Они пошли по улице. Человек сказал ему:
  -- Ты видел - люди они как спички - живут и умирают. Ты думаешь, что только в тебе сломан часовой механизм. А нет - механизма нет ни у кого. Просто у них есть другой механизм, с помощью которого они все забывают и живут, например, азартом.
  -- Что же мне делать, говорил Гоша, я хочу, чтобы в этом мире случилась война, тогда люди очнутся, и умирающие начнут умирать одухотворенно. Я чувствую здесь дефицит души, я чувствую, что все беды от нелюбви. И это мы не можем признать ошибкой. И я не согласен с тем, что так и надо - просто люди снова заблудились и им нужен повадырь, а не две собаки, как сейчас у стада.
  -- Я могу дать тебе острый меч, чтобы начать рубить столовое мясо. То готов к этому?
  -- Вот, смотри, идет девушка по дороге... Или вот я каждый день езжу в автобусе - я сажусь напротив женщины или мужчины - мы вынуждены смотреть друг на друга. И нам нечего друг другу сказать - мы сидим с лицами, с которыми обычно спят, мы отворачиваемся, как будто нам стыдно чего-то. Почему же мы не бросаемся друг другу в объятья, ведь мир будет жить миллиарды лет, а мы здесь вдвоем.
  -- Ты прав, человечеству нужна война. Начни ее. Вот, смотри, по дороге идет девушка - напугай ее, попытайся изнасиловать ее - и тебе вывернется наизнанку ее живое. Раздвинь ей ноги и она закричит, она чья-то жена, она чья-то мать, в ее запахе - запах ее ребенка, в ее флоре - запах ее мужа. Она вся состоит из материнского и теплого - ее одежда и нижнее белье - ухожено, тепло, куплено за кропотливую работу. Она идет и в ее голове - ежедневный обед, маленькие радости и вечерние сюрпризы, любимые артисты, которых обещал показать вечером центральный телеканал. Она живет простой жизнью, она уютна и свежа - она готова состариться в своем очаге, от нее пахнет теплом, а изо рта - травой и молоком, как от буренки, такая же женщина растила тебя, улыбалась тебе и ночами бессонными вытирала тебе обкаканый зад. А теперь начни войну - убей своих родителей, иди - надругайся над этим. И не забудь - у этой девушки не так все безгрешно в жизни. Она один раз всего за пять лет своего замужества уже изменила своему мужу. Она бегали к своему бывшему однокласснику, отдав ребенка своей бабушке, пока ее муж был на работе. Она как последняя сука текла и трахалась с этим своим каким-нибудь Вовой и она была счастлива. Она похотливо гладила его и потела от страсти и физических усилий. Вечером она приняла душ и как ни в чем не бывало... Поди убей ее за это.
  -- Люди не убивают за что-то. Там, где неизвестно зачем не бывает почему-то и за что-то...
  -- Я тебе больше скажу - она не всегда счастлива и с мужем, она ссорится с ним, она лает на него. И их маленький ребенок забивается в угол - делает плаксивое личико и даже не плачет он просто пугается и ревет ревом, он ведь не знает еще - убей ее муж сковородкой - он будет рядом ползать и тормошить мамины волосы...
  -- Ты знаешь, меня знаешь что удивляет - вот смотришь на некоторых людей - убийц, потрошителей или убиенных или тех, кто убивает и думаешь - а ведь у них была мама, у них был отец, лицо которого светилось при виде новорожденного сына. Ведь они были маленькими когда-то, очень маленькими и невинными головастиками...
  -- Ты никогда не видел детей с бессмысленными и и злобными глазами, когда они затуманены, а черепа их овальны?
  
   гитлер
  
   Один недоучка-психотерапевт рассказал мне следующее. У него у самого было однажды так. Ему нравилась одна девушка с первого курса. Он был на втором. На какой-то вечеринке они напились и пошли заниматься любовью. Он раздел ее, а у него ничего не получилось - она ему сказала - позови из комнаты кого-нибудь другого!
   Она была пьяна, конечно, но когда-нибудь любая женщина может тебе сказать то же самое. Этот парень любил говорить о женщинах: посмотри в их глаза и попробуй заглянуть за поверхность - у них у всех суть самки - взгляд испытующий и проверяющий. Каждая из них подсознательно ищет в мужчине самца - сильного и надежного и деньги тут не при чем. Важна в тебе искра, живучесть, способность гнуть эту жизнь. Бабы ищут этого, они хищники - и это их инстинкт. Они ищут донора жизни, а ты ищешь в них партнершу - для секса, минутного. Несправедливо? Но справедливо ли то, что внутри женщин рано или поздно заводится нечто, которое разрастается в виде ребенка и лопается потом вечной ответственностью и отдельной душою? Мой друг говорил так. И прибавлял, что у Наполеона, Гитлера и Ленина не было членов и поэтому они весь мир отымели, отымели без члена, без цены, без цели, полили своим гнилым семенем всю планету и сгинули в виде трупов.
   Так говорил мой странный товарищ. А мне приходили в голову другие вещи. Мне казалось странным и страшным, что мы каждый день и всю жизнь находимся радом с инопланетянами и даже не пытаемся их понять - ведь женщина совершенно другое существо, как не разгадывай ее душу и сколько раз на нее не влезай. И это существо гороздо более возвышенное, чем мужчины - чище, светлее.
   А потом - вас хоть раз поняла женщина, хоть слово, котрое вы ей сказали? Впрочем, нельзя о женщинах говорить много, все мы равны перед... Гитлером...
  
   страх
  
   То, что делает из человека теплолюбивую скотину - это страх. Но страдание лучше, чем уход от жизни, а мы уходим и каждый день все дальше.
   Нет, я знаю, что войну нельзя. Я знаю, что все есть как есть и в этом прелесть мира. Мир застыл и живет так, как живет. Все просто, все обычно, все устоялось и любая мразь - в принципе, законна. Ничего не изменишь, не скажешь, не повернешь.
   Вон она идет, эта девушка безымянная, я знаю - у нее чулки на подвязках...
   У каждого есть срахи и у меня есть один - главный. Я всегда боялся убить человека. Я боялся оборвать чью-то жизнь. Я понимал, что я никогда не проникну за грань этой коробки-головы, котогрую он носил и в которой своя у каждого тайна. Но я больше всего боялся, чтобы эта тайна умерла. Когда голова умирает сама - тайна уходит из нее правильным путем - слепая маленькая белесоватая тайна уходит своей тропинкой, он успеет привыкнуть и попрощаться перед тем, как человек ее отпустит.. А когда человека убивают, эту тайну выбрасывает из головы и она падает на землю - растерянная, беспомощная, слепая и первый прохожий давит ее об мокрый снег. Так нельзя поступать с тайной, жену как проститутку нельзя выкидывать из дома. Хотя в принципе - меня удивляет иногда человечество - как оно может надругаться над самым святым - как мать может выкинуть ребенка в помойку, положить в шкаф на балконе, чтобы он там замерз. Ведь эту частичку, каждую частичку этой плоти ласкал отец и мать и твою ручку целовали. Или должны были...
   Никогда не давай целовать тебе руку. Однажды сидел рядом с бабушкой - ей было лет восемьдесят, она была глухаи и слепая, но бесконечно добрая как Бог. И вот однажды она поцеловала мне руку. Через несколько лет она умерла. Я до сих пор не знаю, что она мне сказала этим жестом, что отдала мне, что я должен хранить и только это меня держит здесь. А я всек-таки считаю, что раз уж я появился, то значит должен понять в чем дело. Нет, а то у меня ощущение такое - будто меня вызвал начальник, я стою перед ним, а он не знает зачем меня вызвал и что хочет сказать. Ему нечего сказать, но он меня вызвал. Пусть он ответит, пусть он скажет - в чем дело. Должен обязательно сказать, потому что я не знаю куда идти дальше - обратно за дверь - и что мне делать. Я ведь жалование получаю и что-то должен сделать...
   Это только вампиры да упыри знают, что делать, вернее, их влечет жажда крови...
  
   черная притча про ивана
  
   Иван был молодой человек тренажерного телосложения. Он жил в столице, учился в Университете, под окном стоял шикарный автомобиль. Отец был крупным бизнесменом, мать - ухоженная женщина. Сегодня Иван встал как всегда, накинул на кровать тигровый плед, разделся еще в комнате, повязал полотеце на бедра и пошел умываться в ванную. Он вошел в ванную, запер дверь, посмотрелся в зеркало. Он взял помазок, чтобы побриться, расчехлил бритвенный станок, нашел свою - красненькую - зубную щетку среди семейных. И вдруг... одолела истома и он потянулся... Зевнув, он подумал про что-то приятное (делайте так всегда по утрам), подумал. Протянул руку и открыл кран - из крана ударила мощная красная струя. Кровь, густая, свежая, она гулко урчала уходя внутрь раковины - расщепляясь на три потока в пластмассовом крестике... Струя била, последнее, что мы увидели, что с бедер молодого человека соскользнуло полотенце...
   С этого момента нам неизвестно все далее произошедшее. Авторское внимание покинуло Ивана и неизвенстно чем все закончилось. Или Иван захлебнулся в крови - дверь немыслимым образом заклинило, или он состарился и жизнь ушла от него поздно, провожаемая добрыми домочадцами. Или он нас пережил, и так и живет, в сердце со страшным воспоминанием...
  
   один
  
   Он снова сидел один и смотрел в белесое окно. Он снова не пришел туда, куда его звали, он снова не позвонил. Он часто обещал, просил, надеялся, завораживал, а когда позволяли и была готова принять - он просто не приходил, не объясняя причин, не зная их сам. Зачем он так делал - из-за излишней жестокости может быть? Или из воли... Или чтобы что-то сломать снова? Или потому, что не хотел приносить несчастье очередному человеку...
   Да, он бунтарь. Он снова напился. Он знал, что водка - самойбийство для трусов. Он не стеснялся жить так, как жил. От него ушла семья. Он подрался на работе. Огромный плащ молодой жизни грязнился и трещал по швам.
   Когда она ушла в первый раз, тогда вернулась - он выгнал ее сам и позвал сам. Она попала под машину, ударилась головой - было сотрясение мозга. Через неделю он избил ее - она кричала, когда он бил, она кричала - у меня сотрясение... Это вряд ли была жизнь - это был кровавый сгусток на теле, шишка земли. В итоге он стал забывать, что только что выкурил сигарету. Он подрался на работе, потому что ему сказали: мальчик, угомонись. На работе начнутся проблемы - что ж, надо было держать удар...
   Может быть, это маленький человек. Да, только выродился он за двести лет жизни России. Без благородства, без достоинства. Есть люди, которые приходят созидать, есть, которые существовать и жиреть. Есть разрушители, но он, он пришел что-то сломать. Может быть, собственный хребет.
   Тем вечером он впервые хотел убить себя. Его часто убивали, но упорство - и снова вставал с колен. Обозленный, пьяный, талантливый, голодный, судьба часто делала ему подарки, но он жестоко расправлялся с ними. Что это? Самоуничтожение. А может быть назло - жизни назло избалованный эгоистичный ребенок? Возможно. Какой пустяк его сломал?
   Может быть, смерть отца? Он не успел с ним попрощаться и даже ни разу не пришел в больницу, увидел только в гробу. Пришел забирать вещи, слезы душили его, они так и не помирились...
   Да, на работе начнутся проблемы. Люди паршивых овец не любят - нет бы выпороли этого засранца - но только наплюют полную душу, впрочем, не делай ее плевательницей. Он разбрасывал камни, а та, что ждала - ждет и в недоумении.
   Кончилось пиво - он писал странную бесцельную поэму. Со спичечного коробка ему улыбалась дама - красивая и он страстно хотел найти ее, из-под земли достать и оттрахать ее.
   А может, не было любви? И войны тоже. Да, это была его война, он вел ее в одиночку всеми доступными методами, он вел этот бой. У него был сын, однажды он подарил ему пистолет - малыш испугался его, пистолет стал стрелять, малыш чуть не плакал и куксил свою мордочку и махал ручкой, чтобы папа убрал пистолет в шкаф - унес его подальше. Ребенку не нужно оружие, а отец вел свою войну. Мудак отец довоюется когда нибудь.
   О господи - он столько раз слышал в своей жизни - я обломаю тебе рога! Рога у него были и стольким хотелось их обломать, его сломать, вмять, укротить, укоротить, успокоить. Но ни у кого не получилось. Однажды он понял, что единственный человек, который сломает ему рога - это он сам, страшный враг, он сам для себя страшный воин и он уже перебарывает его. А однажды ему сказали - видели мы таких с распоротыми животами, этих красавцев в итоге находили - в озере, в говне и соплях и кишками наружу. Что ж, не жалко. Пуповина обрезана и как хочет так и живет.
   Я знал одну такую судьбу. Родился молодым, талантливым, красивый - молодость, радость, старсть. Поступил в перстижный ВУЗ - голова, женщины, суматоха... Как-то по пьяни сунул ножом кому-то в бок. Через несколько лет отпилил у собутыльника голову - а там умер в тюрьме. Вот и все, поганая и бледная комедия. Другу, кстати, отцу моему написал он присьмо - посмертное: живой умершему...
   Вот и все, тоскливый кобель! Ведь все кончится бесславно - твой бой. Пойдешь как овца трудиться, семья возьмет тебя за яйца, будешь правильным и праведным.
   Она ждала. Пиво кончилось. Мы еще повоюем...
  
   лицо
  
   На третий день он подошел к зеркалу. Из ртутного цвета на него выкатилось нечто свинячее. Заплывшие глазки, разбухшая рожа. Это лицо было очень противно, так и хотелось в него плюнуть. Но лицо такая вещь - сам делаешь и сам расхлебывай, до времени когда друзья будут брезговать, целуя холодный лоб через тонкую бумажную ленточку.
   Он позвонил ей, кстати... Они не попрощались.
   Знаешь, у него было такое видение... Вот очень часто это случалось - он стоял с кем-то, говорил, с людьми серьезными, красивыми, с политиками, важными персонами и очень часто внутри его возникало острейшее желание дать им по башке, стукнуть по лицу. Вот ни с того ни с сего - со всего размаху по морде или по голове, или плюнуть...
   Почему так случалось - он не знал, но хотелось часто и слава богу что не произошло пока.
   Однажды с такого удара мир порвется, треснет по шву и рухнет. Темные силы безумия прорвут плотину привычки и обычая, порвут и снесут и начнется мрак.
   Может быть, этому белому с животом телу нужно кровопускание? Может быть.
   Вопрос о Боге здесь как-то неуместен.
  
   она не узнала
  
  -- Ну что, брат, она пошла на остановку. Ты смел? Феномен Раскольникова в том, что он, дурак, за идею убивал. А надо - просто так. Почему так сложно запустить свои руки в теплое кровавое тело?
   Они с Гошей шли дальше, она была метрах в стах. Был вечер и все было пустынно, на остановке еще останавливались редкие автобусы. По женщине было видно, что она немного не рассчитала - опоздала к автобусу, потому боязливо озиралась, куталась, но денег на такси видимо не было.
   Гоше двинулся к ней. Он не был с женщиной уже много месяцев. Что-то подкатило к горлу, сжало его, в голову удирил жар, хрустнул позвонок. Он двинулся к ней. Человек с ним поднял воротник и сделал шаг назад, к стене здания. Гоша приблизился к женщине, у него потемнело в глазах и вдруг - он увидел ее: что-то миловидное и беленькое, что-то такое уютное и запуганное и вместе с тем такое домашнее - утонченное и пахнующее блинами. Нежное белоснежной кожи лицо, заостренный носик. А пальто дышало тем страшным эротизмом которое только и может излучать материнское тело, которое лелеет маленького ребенка. Под ее пальто он ощутил сладостное движение крепкого женского тела, скрывающего потайную и горячую глубину, особый резкий запах, маленькие складки, сводящие с ума и все это было перед ним. Резкое ощущение под рукой - в кармане синей куртки - холодного железа заставило его вздрогнуть. Дальше случился с Гошей приступ, помутнилось в голове. Это с ним бывало после войны...
   Человек увидел нечто странное. Синяя куртка подошла к женщине. С какой-то невероятной быстротой и силой из куртки выбросилась рука, что-то сверкнуло, женщину отбросило к стене и она упала. Синяя собака набросилась сверху, послышахся хруст, хрипение, треск. Он рвал руками и зубами как бумагу толстую ткань пальто. Он разодрал на ней даже кожу, хрустнули позвонки. Издалека казалось, что хищный зверь разорвал свою жертву, что-то прямое и понятное в считанные минуты превратилрось в кровавое месиво с белыми волосами, заляпанными в грязи. Как будто был взрыв и человека взорвало, женское тело было изуродовано настлько, что его с трудом опознали, издалека казалось, что это лежала груда мусора или кто-то вывалил здесь сумку с сырым мясом...
   Потом он застегнул брюки, еле вытащил, обессиливший, из ее грудной клетки ножницы...
   Мама-портниха штопала куртку и чтобы не потерять, сунула в карман, но потом забылось как-то...
  
   мы
  
   Может быть, они были нигилистами, Рыцари Смерти какие-нибудь, но они были безобидны вполне. Это были черные люди: смелые, железные, они не боялись боли, у них не было страха. Просто потому что незачем, никчему им было человеческое, ибо не знали к чему его употребить. Зачем бояться, если не вижу смысла. Это было время раскола. Это было великое время, когда некоторые люди изменились так, что начинали противоречить жизни. Стали появляться люди несовместимые с жизнью. Наконец, жизнь изменилась так, что не могла вынести таких людей.
   ...И они не выбирали дорог, зная, что после них дороги становятся проклятыми, на них сгорают и погибают в страшных авариях...
   Впрочем, они были обычными смертными, они ходили на работы и в школы. Они смотрели, уступали дорогу. Только внутри у этих людей была струна натянута и вечное гудящее напряжение вибрировало в груди и не давало им покоя, ни днем ни ночью. Они не знали - откуда идет тревога, как попал в ребра глубокий и яростный набат. Они пробовали залить горящий камень внутри вином - вино шипело и испарялось, они бросались в воду, но вода только ласкала плечи, они любили и бросались на колья. Однажды они с ужасом понимали, что бессмертны, но могли потерять плоть, превращаясь в духов. И начинали строить свои церкви.
  
   грустно
  
   Они на самом деле живут тысячи лет, они на самом деле среди нас, оглянись... Нет, правда, оторвись от испещренной бумаги. Ты каждый день видишь их по телевизору, там они особенно любят собираться, обычная улица, толпа, люди для них все равно что дневной свет. Они сплошь в пиджаках, они много горорят о благе, они много ходят, ездят на машинах. Сезон для них - выборы. Упыри, вредные для человечества, начинают пить целые потоки крови - сальные деньги, мокрые девки, патока слов. Настоящие мужчины - упыри...
   Мне всегда было любопытно как люди между собою живут и я понял принцип их общежития, он элементарен до безверия. Кто кого обыграет, кто кого сильнее - механизм первобытный, но неистребимый. Кто про кого пошутит лучше, кто круче, кто умелее, и как у детей так и у взрослых - кто кого сильнее... Джунгли! Кто говорил, что они неправильные, кто говорит, что они плохие... их законы?
   Мир делится на победителей и побежденных, мир весь и более заметно - человеческий. Послушайте любой диалог - это соперничество, это бой, это демонстрация. И потому уставшие люди больше всего ценят друзей, любимых, родных - это те, кто или не сопротивляется или для кого мы побежденные с нашего согласия. В этом и состоит близость. Это наше укрытие и это наше утешение. Близкий не будет соперничать, а быть побежденным любимым приятно и это остров вокруг поглощенного боем мира.
   Мир - шире - делится на хозяев и наемных. На тех, кто имеет и тех, кого имеют. Это закон железный, как природа, как вода и огонь, как верх и низ. И как все законы, конечно с исключениями, хотя эти исключения подтверждают законность закона. Вот ребята обсуждают глубокомысленно, как поиметь Россию и рабочих. Один отвечает - да суки вы, потому что поиметь хотите. Ему говорят - ты из тех, кого имеют, но ты из той категории, который при имении еще пернуть нороврит сделать, сопротивляется и всячески пакостит, но все-таки позволяет себя иметь. Что ж - это правда, кислая правда. Что может сделать раб, пионер о сотне ножек? Он - никто, он родился беспризорником. Никто не виноват, что его имеют, никто не виноват, что он гордый. Но тот, кто имеет - проклят навеки, Богом проклят, Бог его и поимеет. Так надеется тот, на ком ездят. Так надеется - не в этом ли вся религия?
   Но все-таки грустно, потому что одних имеют. Это хозяева - и не нужно на них за это злиться, неправы были коммунисты и Маркс, последний говорил - несправедливо, коммунисты говорили - уничтожить! А кто вообще сказал, что мир справедлив и должен быть таким. Не есть ли это идеал, мысль из того разряда, которая приходит людям от большого ума?
   Нет, мир несправедлив и в этом перекосе его сила, это элемент разнообразия. Потому что однообразие вечно некрасиво, а мир ценит искажение, красоту, которая и есть разнообразие, которое принял человек. В этом перекосе и есть сила. А чем виноват имеющий? Он ведь когда-то переступил и почему - отвлекись от его души - и почему он не может делать все что захочет. Он, брат, хозяин, он с тобой вправе делать что захочется - он это заработал, не хочешь по его правилам - уходи и умирай. Он - хозяин, он главный, принимай его, ведь тебя иметь - это залог твоей жизни. Вот и все. Не вини того, кого имеют, он ведь есть хочет, у него ведь семья есть, но у него еще Рай есть, если он есть... Вся разница в размерах надежды....
  
  
   койкоместо
  
   Ему было пятнадцать лет. Это было безумное и бешеное время. Настоящий двор - Санька-лидер, Азиз, через год он будет мотать свой первый срок, страшный человек Пьянь - сгинувший вор, Лысые - выводок отсталых, Шрам - упал с верхней полки поезда на стакан на столе... Короче, настоящая шпана! У них был двор, они в 12 лет попробовали впервые водку - валялись пьяные два дня, ворованная бутылка Пшеничной, как сейчас помню. Они даже ходили район на район с цепями.
   Он иногда возвращался домой поздно ночью, а днем - только поесть. Мама всегда когда еда была готова - вывешивала в окне прихваточку, в клеточку.
   В этот раз он пришел домой как обычно. Он подолгу не мог заснуть. И мать вчера купила ему успокаивающее и пыталась ему давать. Он не мог пить это. У него было упрямое убеждение, что успокоительные разные сиропы затуманивают его мозги (позже он наглотался колес и вышел в тапках ночью к матери, говоря, что у него все одеяло засыцпано клопами. Мать заглынула в глаза - роговиц не было, только черные дыры-рачки. Три дня капельницы. Врачи сказали, что до смерти емиу было полчаса. Он сжег 25 процентов своих мозгов. Но мозги потом отрасли снова). Итак, в 15 лет он не мог переносить вмешательства в свой организм, особенно не любил успокаиваться.
   А мать - у нее таких придурков два было - мать в общем, любила по ночам отдыхать - читать газетку с кофе. Ну вот и случилось. Она ему стала давать в чашке сироп. Он отказался, мать настаивала и от усталости и нервов стала орать, он стал орать на нее, она замахнулась и ударила ему чашкой по башке, второй раз, третий... В третий раз чашка была уже расколота и острый осколочек на ручке полоснул по тыльной стороне руки. Он не увидел крови - из черной дырки торчали два сухожилия - два беленькие червячка... В шоке он успел только отлепить от поверхности холодильника кусочек кожи.
   Мать накинула на руку наволочку и они поехали в травмпункт - он ревел и истекал кровью, она лилась ручьем на железный пол автобуса-сарая.
   Приговор был суров - не будет играть на фортепьяно (он был в третьем классе), месяц больницы и потом он не мог ни разу в жизни больше сжать правый кулак до конца, сложить под прямым углом.
   Через неделю после операции его положили в бокс. Самое трудное было - месяц в заключении. А тут заболел гриппом.
   В ту ночь на этаже в палате через стенку гудели медсестры - пожалуй самые похотливые существа, может быть потому что работают с плотью? Был там и Наташа, его медсестра, такая бабенка - намалеванная всегда с похмелья, развязная. Напились и стали говорить о своем - какой длинны у дружка, как они напились у Маньки и все перепутали... Через час стали расходиться. Он наконец мог уснуть, хотя уже пятнадцатилетний изрядно возбудился.
   Дальше было весело. Все ушли. А потом Наташка вошла к нему в палату, стала говорить какие-то пакости своим прокуренным голосом, потом подошла к кровати.
   Забралась на пацана и оттрахала его своим зараженным чревом.
   Он так и не кончил. Ощущение было, как будто в его тощий подростковый зад запихали лягушку и она там копошилась...
  
  
   пьяное опьянение
  
   Что страшно? Это когда мужчина уходит вдаль. Он уносит свою силу, свое сильное и могущественное естество и некому защитить и некому отстоять, и некому биться насмерть. Что страшно? Это когда женщины уходят вдаль - уменьшаются своими милыми кривыми ножками, уносят свое отсутсвие, свой ум и глупое деторождение... Этого нет ничего старшнее. Они уносят детей - свои простые тела чтобы трахать каждый день и каждый час пьяным и они танцуют своими сиськами по всем клубам и продают в размере денного оклада себя... Они отдают свою плоть и свои губы святые повсеместно, везде, хоть в подъезде, а если много заплатить своих кровавых мужских денег - чьи-то матери будут делать миньет твоим собакам. Они продают свои дыры как хотят где угодно и часто "забесплатно", как говорят дети...
   Но нет страшнее, когда уходят женщины, унося в своих покачивающихся бедрах сложный механизм - рождения может быть вот таких мудаков как ты да я, ка мы с тобой, а открестишься, так просто я. Они уносят трубы и перевернутого быка. Они уносят с собой, уходя своими модными подростковыми курточками, уносят от тебя свое молодое юное розовое чрево - уносят вникуда, чтобы мама лелеяла до времени, когда надругаются, чтобы папа охранял до времени, когда задерут подол, как он когда-то ее матерям. Как он когда-то рвал девственность матери, той, чья девственность теряется в подъезде, рвется, плачет, истекает кровью... Они уносят трубы, они уносят детей. Это страшно - не уходите, иначе я умру насовсем, насовсем и я не пугаю и я не буду грозить... Боже, сделай в следующей жизни меня человека с трубами, я устал воевать, я хочу отдаться ему, сильному, сделай меня, чтобы я раскидывал ноги перед ним, страшным циничным и волосатым, чтобы я стонал раскинувшись полностью в его власти...
   Я брел пьяный совсем по улице. Отгадайте? И как назло это была улица с дождем, мокрым асфальтом и страшным снегом. Все шипело и хлюпало и было мокрым, как медсестра, отдавшая мужа родине и войне...
   Я шел совсем пьяный, совсем слабый, я был страшен. Господи, раздвинь мои ноги, я больше не могу быть сильным! Господи, я больше не хочу обижать - а мой язык словно лезвие бритвы. Господи, я не хочу калечить, а моя мораль страшное дело против души. Господи, раскинь мои ноги как волосы светлые нежные мягкие ухоженные навстречу грубости, я больше не могу бороться и бояться, в бой не могу больше идти, но никто не решается меня убить. Сволочи...
  
  
   девственность
  
   Самое странное, пожалуй, что есть на свете. И зачем же она делала ему миньет в кинотеатре? Это невозможно, но это было. Теперь я не смогу ее полюбить.
  
   жестокий романс
  
  
   Иудины дожди
  
   1
  
   С карниза тишины
   Сорвался мир дождем
   И громом в мокрый ад...
  
   Вершины темноты
   Наколотили озеро бурлящее
   Иудиной души.
  
   В нем плавали-болели
   Рыбы-шрамы, тина прошлых
   Слепых и незаметных дней...
  
   Потом же спать.
   Из карт был сложен домик.
   Червовой мастью поцелуй луны.
  
   И только сладкий камень слез
   Лежал в тени куста
   Глубоководной миной.
  
   Нельзя переступать за огненные строки.
   Людьми покинутые вещи
   Откуда знать могли, что есть они на свете?
  
  
  
   2
  
   Наперегонки играло пузо с задом
   В семье добропорядочных граждАн.
  
   От нелюбви все это.
  
   Большой и пестрой
   От нелюбви.
  
   В принципе, то же лезвие истин,
   В принципе, то же Христово утро,
   В принципе, те же Иудины звезды
   От нелюбви...............................
   ....................................................
  
   3
  
   Иудины дожди
   Фрегат планеты
   Бросали по дырявым
   Черным бурям
   Квартиры, номер у которой
   Затерялся
   В безбрежной дали
   Галактического моря.
  
   И хоть все прочие
   От этого страдали,
   Но был потоп как именной жетон
   Искариота.
  
   И через дождь водою
   Разрасталась
   Его болезнь
   По людям и обидам,
   По ссорам, войнам
   И по отвращенью
   К любимой
   молодца
   горячего
   С рассветом.
  
  
  
  
  
  
   ОНА: Привет, Андрюша : ) Новый год скоро. Хочется чего-нибудь новенького, доселе неиспытанного. Вот и решилась я завести виртуальное чего-нибудь.
   Ты скорее всего редкий, можно даже сказать эндемический и вымирающий вид молодых людей. "Безобиден и не скандален" - (интересно, а какой ты, когда злой). "Излишне оригинален" - это скорее положительная черта, чем отрицательная. Нет, правда.
Это я все к тому, что именно поэтому захотелось о тебе побольше
узнать. Ну, пару слов о чебе скажу. Молода (моложе тебя) хороша
собой. Учусь/работаю. Слегка умна (не криминально), в меру
развязна, немного мечтательна, вроде здраво смотрю на мир. Не
буду описывать в красочных подробностях все свои извращения и
причуды, в конце концов, красота души (или ее отсутствие)
познаются в общении. Посему предлагаю общаться. Может мы и
придем к каким-то "совместным" выводам.
   P. S. Представиться-то и забыла.... Зови меня Таня..
   ОН: И самое главное - никогда специально. Потому что злой - это уже не человек. Человек только и может быть добрым. И очень много в
мире вокруг и нечеловеческое.
   Нет, неправда. Злость в человеке есть, и никуда от нее не
убежишь. На то он и человечек. А иначе был бы ангелочком, сидел
бы на облаке, свесив ножки, бренчал на какой-нибудь арфе и не
сомневался.
   ОНА: Привет! И с наступающим! Чтобы всегда было : )
   и изредка : ( (ради разнообразия) Как ни странно, все это очень похоже на реальность. И все это вполне нормально и нет никакого сумасшествия. Что похоже? Виртуальность? Или злость в человеке? Виртуальность - своеобразная часть реальности, где можно спрятаться и играть. Но она так непохожа... существует только призма воображения, и видишь все через нее, дико искаженное, и больше всего боишься, что образы в голове не совпадут с прототипами.
   Рассказывай просто. Просто рассказывай. Ты интересно
рассказываешь.

ОН: Наверное, потому что так и есть. Утро всегда похоже на искренний
лед, а летом - студень, в котором муравьи.

ОНА: А зимой - лед не бывает искренним. На нем всегда только
скользишь и падаешь.

ОН: шероховатое минус женщина
   Всегда к нам приходят страны. Только что сделал себе квартиру апреля и все так знакомо. Но вдруг иней, а она так не любила горный хрусталь, рассказывая, что это бабушкино барахло. Кофе говорило мне, что в ней прячется весенний фашист натуральных женских волос....
   Я всегда стеснялся за девушек, как им так не боязно ходить в юбках, ведь это так незащищенно от мира, другое дело штаны, а брючины ей казались смешными, как водолазный костюм. Она любила перестановки и говорила, что дом не где-то там стоит, а сам бегает за нами и пленник тот, кого этот дом поймал и семьянин...
   Нет, она точно была коммисаром влажных глаз и вежливых комаров. В то время я был непобедимым маршалом. Я забывал про нее и грубил ей, когда она по забывчивости отвлекала меня от пушек, разносящих весь мир в рваную кровавую смерть.... Это было моей работой - матери должны сходить с ума у гроба своих сыновей, чьи руки были на той тягучей грани подростка и мужчины.
   А по вечерам мы растили своего ребенка в тихом подземном бункере. И я клал голову на ее плечо. Я не мог убить только ее.
   Она - могла и меня. У женщины только смерть и любовь. Третье только волосы, которые пахнут космическим ветром.
   Я каждый день продавал по сто тысяч тонн жизней, а она растила одну. По-моему, нож должен лежать около мягкой игрушки.
   В Лыжем Моргороде было около 20-ти. А что им оставалось делать?! А что еще могли эти люди?! Вот они и жили! И не надо их за это ругать!
   .................Господи, какие они откормленные и скотские. Не карай их, ты ведь любишь, когда они живут.............. Не губи сволочь, выгоняй добрых....................... Ты ведь так у тебя и есть.......
   Только подари мне ноги ласковые и гладкие........ Нежные руки с шершавыми ногтями по коже......... И глаза искренние с любовью в дали тоннеля..... Локон крашенный на плече хрупком..........
   ................А я ей пусть....... буду грубым ветром,
   силой светлой,
   нежностью вечной...........................................................................................................
  
  
ОНА: А тебе везет?

ОН: Мне тут пришло еще одно письмо от девушки. Но, по-моему, там
знакомство с почасовой оплатой. Ты меня порадовала.

ОНА: Ну, тогда я рада : )

ОН: Все цивилизованно.

ОНА: Нет, на самом деле, я живу на дереве, охочусь на мамонтов (да-да, это все только думают, что они вымерли), не знаю, что такое кока-
кола, и моюсь только когда идет дождик : ) Вот такая цивилизация...

ОН: Хотя доброта с порядком не имеет общего, настолько, насколько
со злостью. Доброта - ощущение, порядок - здравый смысл. Он предсказуем и поэтому скучен.

ОНА: Конечно, я может, тоже художественным свистом занимаюсь.
Может я монтер Пал Петрович, у которого не сложилась жизнь, от
которого ушла жена, и он решил открыть новые горизонты? А
может мы вообще живем на одной лестничной площадке, ездим в
одной маршрутке и тихо друг друга ненавидим. Все может быть и
никакие варианты нельзя исключать.
Но кожу люди не сбрасывают, им трудно скрыть себя.
   ОН: Ну как? Первое января наступило, или нет? Завалилось куда-то, пришло к кому-нибудь другому?
Или может оно придет, когда ему подснежников корзиночку соберут?

ОНА: А 32 декабря придумал.... наверное Фома Неверующий. Он никогда не мог поверить, что что-то все же изменится. Так и помер, бедняга... пессимист несчастный.
   Впрочем, не все люди муравьи, некоторые - сверчки, пчелки, бабочки и светлячки. Не все что мы придумываем, - против нас, просто нам хочется, да и легче так считать.
   Проклятия действуют только на тех, кто в них верит. Плохое легче
видеть, чем хорошее, и почему-то людям зверски жаль расстаться
со своей грустью, они лелеят меланхолию и больше всего боятся,
что это состояние пройдет. Зачем же скрывать хорошее?
Жизнь не может быть мертвее, чем она есть.
   А замерзнуть тебе скорее всего не дадут. Нужен же ты кому-нибудь.
  
   ОН: - Ведь ты взаправду?- Я напишу тебе письмо.
   - Тогда ты должен играть в куклы...
   - Хм, но вместо этого я бегаю по лестницам.
   - Знаешь, а в поле все-таки больше шансов стать птицей. Сидя дома дети не растут.
   - Мир вокруг - он хитрый, он меняется, когда мы спим.
   - И непотребно пляшет разные танцы! Я сам видел! Да, да... И ругается матом!
   - Как горький пьяница?
   - Да.
   - Он не такой... Я на тебя обижусь. Ты и так все облака извел на свою дурацкую вату!
   - Но милая! Я же стараюсь, чтобы твоя постель была мягкой.
   - Все мужчины так - думают, что у женщин самое ценное - что мягко, а женщины умирают в это время от тоски, что мужчины игнорируют их стойкость.
   - Не нужно. Нежно.
   - Значит, ты разрешишь взять мне один кусочек от их хлеба?!
   - Я разрешил тебе все.
   - Тогда, глупенький, я от тебя уйду. И ты пали из своих дурацких пушек!
   - И буду! Иначе звезды заполонят все небо, их станет слишком много! Все небо будет белым. И два глупых стедентика не смогут целоваться под небом молока. И у нее не будет его в груди! А еще - не стреляй я из пушек - они будут стоять в чулане. А ты должна будешь стирать с них пыль и превратишься в домохозяйку! И будешь копить на ковер, машину и дачу, и шубу....
   - Давай улетим?
  -- Подай крыло. Ты вечно такая неаккуратная! Разбросаешь крылья по всей комнате.... Ищи их.
  

ОНА: Кстати, не извиняйся все время : ) Ты еще ничего не сделал.
С праздником, желаю хорошо развлечься!
Есть ли что-то правдивое? Есть, частично. Ну, например, что у
меня низкий голос. В бытность свою маленькой девочкой я пела в
хоре.. во вторых альтах - самый возможно низкий голос.
Эмоционально богата? Сомнительно... Даже в кино никогда не
плачу, меня мало что трогает.
В жизни все будет - и так вроде все есть...
Откровенность? Нет, на это меня нельзя раскачать. Всегда, когда
такое случается, я потом жалею. Поэтому избегаю таких ситуаций,
где надо быть откровенной.
И я не красавица, просто выгляжу хорошо. И мне очень идет
белый.
Вот так... Чем живу? Да чем под руку попадется. : )
Парень был. Но - сплыл. Так получилось, что нам нужно было
расстаться на 4 месяца летом, и он не стал меня ждать. Я его
прекрасно понимаю, у человека не может быть столько силы воли,
особенно, если на тебя куча девчонок вешается, да и, как
говорится, с глаз долой - из сердца вон. Я другого варианта и не
ожидала, в принципе, поэтому не расстраивалась.
   ОНА: Ну, поехали.
Ты, Андрюша, судя по письмам, действительно, беззлобный и
неконфликтный человек. Пессимист, наверное, причем до мозга
костей, но принимаешь плохое как должное. Немного циник.
Хорошее образование, взял, как говорится, все возможное из
этого - как следствие, прекрасный слог, своеобразная и не всегда
прослеживаемая логика. Относительно пресыщен, очень
разборчив, причем во всем, на тебя, скорее всего, трудно угодить.
В то же время, умеешь снизойти до любой ситуации, наверное,
и "сделать лицо попроще" если ТЕБЕ это нужно.
Невпечатлительный человек. Невнушаемый. Творческий.
Ну как? Похоже на что-нибудь?

ОН: Морозы, действительно зверские. Предки наши
чем думали? Да все тем же. Вот, еще наверное со времен
великого переселения народов и зародилась в русском
менталитете тяга лезть на рожон : )
А шкура, конечно, сейчас не помешла бы.
   ОНА: Пришло твое письмо. Как на него ответить? Как парировать, если не знаешь даже что это, как подступиться, отрывок это из фантастической повести?
Или собственные воспоминания о будущем? Или о прошлом?
Между строк можно читать тысячи разных вариантов, ответов и
вопросов. Интерпритация сюжета бесконечна, а загадки
загадывают только если на них существует единственно
правильный ответ, они не терпят двусмысленности.
   ОН: он писал ей письма.Странные письма. Осторожные письма, как будто они сами боялись, что кончатся. Осторожные хрупкие даже не листочки. Что-то первородное было в их неземном и нереальном виде. Тонкие письма мужчины. Грустного мужчины одиноких многолюдных улиц. Бледные и сильные строки города на краю земли и в центре мира.
   Кто была она? Он не знал этого. Позволено ли ему встретиться? Он не задавал себе такого вопроса. Потому что настоящие мужчины не задают вопросы о встрече, а встречаются и покоряют морозные губы. А он любил писать простые шитые черными буквами по белошвейной бумаге письма.
   Письма иногда улыбались, но чаще были грустными. Они были как будто в нерешительности. Боялись остановиться однажды на пол пути и умереть. А улица втопчет в белый похоронный снег. Впрочем, он был не против. Только одно но - они были теплыми, нагрели новогодние игрушки своими дикими отблесками.
   Как трудно не потеряться в этом огромном мире! Быть может, письма и держали. Он превращался в буйного зверя. Но хрупкие письма не давали вырасти лапам. Лыпы сломают, а это нужно.
   Нет трагедий. Все обычно и просто, как этот еще один миллиардный будний и простынный день. Да брось ты! Все элементарно. Просто письма просят слов и все тут...
   Он писал ей письма.
   Странные письма. Осторожные письма, как будто они сами боялись, что кончатся. Осторожные хрупкие даже не листочки. Что-то первородное было в их неземном и нереальном виде. Тонкие письма мужчины. Грустного мужчины одиноких многолюдных улиц. Бледные и сильные строки города на краю земли и в центре мира.
   Кто была она? Он не знал этого. Позволено ли ему встретиться? Он не задавал себе такого вопроса. Потому что настоящие мужчины не задают вопросы о встрече, а встречаются и покоряют морозные губы. А он любил писать простые шитые черными буквами по белошвейной бумаге письма.
   Письма иногда улыбались, но чаще были грустными. Они были как будто в нерешительности. Боялись остановиться однажды на пол пути и умереть. А улица втопчет в белый похоронный снег. Впрочем, он был не против. Только одно но - они были теплыми, нагрели новогодние игрушки своими дикими отблесками.
   Как трудно не потеряться в этом огромном мире! Быть может, письма и держали. Он превращался в буйного зверя. Но хрупкие письма не давали вырасти лапам. Лыпы сломают, а это нужно.
   Нет трагедий. Все обычно и просто, как этот еще один миллиардный будний и простынный день.
  
  
ОНА: Чтобы читать сквозь слова, надо долго жить. А чтобы писать
сквозь них - еще дольше. Мне иногда кажется что ему очень много
лет... нет, в душе. И что то время, когда он был маршалом
несбыточных боев и пушек, среляющих конфетти, но ранящих
насмерть, давно прошло. А его бункер не всегда был под землей.
   Просто за сотни лет культурные слои, которые нас учат различать
мудрые археологи, поглотили его. Он не поднимался вместе с
остальной жизнью. Те 20 давно превратились в миллион...
разбежались... ведь они только и делали, что жили... цеплялись
друг за друга, дарили друг другу.... да все дарили. И по праву, и в
долг, и на вечное владение, и как только и чего только.
...Маленький мальчик очень хотел велосипед на новый год. Но он
попросил у родителей краски и книжки. Потому что надеялся, что
ему подарят не то, что он просит, а то, чего он действительно хочет.
И ему подарили велосипед. Вот тогда он был счастлив! Потому что
он и ждал этого. И потому что его избавили от глупых вопросов
типа "Сынок, тебе "Винни-Пуха" или "Волшебника изумрудного
города" ?
  
  
   ОН: Алфавит на букву "он".
  
   Чужая страница чужой парень с чужой девушкой, своей девушкой свой мальчик издалека. Преписывались знаками славян. И вот она субботой была к нему. А он к ней. Банальные стены смотрели на них с укоризной. Полоумную луну он спрятал за занавеской.
  
   Она писала ему, что интерпретировать. А он отвечал ей улыбкой, которую она не могла рассмотреть за грудой городских проводов. А он улыбкой. А она женскими волосами - их много и все они в искрах.
  
   Оговорилась, милая, оговорилась, ну, что, милая.... "Мы открыли, мы разгадали твою кодировку".... Только ответил с темными волосами человек почему-то мужского пола, что они "мы", наверное, женщина со своею красотой и независимой жизнью....
  
   Написала про мальчика. Он заплакал. Она лгала. Она сказала, что ему подарили велосипед! А ведь нет, не дарят велосипед, если просишь другого. Родители - они глупые взрослые, они не дарят велосипед.... Дорого....
  
   Он сидел в своем маленьком теплом детском уголке. Вокруг было много игрушек. Много висело с потолка. Он собирал конструктор. Он смеялся и давал бой солдатикам.
  
   (Странно, она сказала, что тот пресыщен и не переживуч, просто живуч. А ведь он, а не тот умеет плакать. Тот, это не он. Отнюдь)
  
   Звали Миша. Он звал себя по-другому. Играл в уголке. Было много кукол. Девочек. Пластмассовые и аукающие, с разными волосами. Люди... нет, родители хотели, чтобы он был плохим сыном, в смысле девочкой, а он был человеком.... нет сверхчеловеком он не мог быть, девочкой.... Играл в игрушки. Мертвые. Играл...
  
   И вдруг....
  
   И вдруг увидел настоящую девушку. Настоящую. И влюбился. И не оторвать, и не смерть. Влюбился. Любовь. Он умрет, а любит. Плачет, кричит, рвет свою грудь. И умирает. Настоящая. Не может быть. Господи, спасибо за муку! Господи, я люблю ее.
  
   Он и она чужие переписывались своими словами. Любящие они строили из себя чужих. Будто никогда не встречались с Таней... с Королевой собака как-то ру или ком... Будто не жили вместе, не целовали в горячие губы в холодном мире...
   Играли.
   Или? Или? Или чужие хотели. Писали друг другу письма, путали кодировки, души, сердца, деловитость друг друга....
  
   Фильменно отвечали "К гадалке не ходи". Впрочем, хорошо учились с прогулами очень....
  
   Вечером она почему-то не вспомнила АНОНИМА и АБОНЕНТА. Не видела, не просила, не знала и не молчи.
  
   Вечером, она спросила, все ли списал он с книги....
  
   Вечером она уснула в ночной и пахнущей ею
  
   Впрочем она в рубашке....
  
   Ночью и даже встреча....
  
   Ты замечаешь, что все это - стихотворение?
  
   Все во имя тебя.
  
   Ночью только он понял. Что... снова ошибся. Ты не переспишь с нею. Или стихи или...
  
   Или...
  
   Или...
  
   Или тело....
  
  
  
   ОНА: Алфавит можно с любой буквы начать, с той - которая по душе.
Легче всего писать от третьего лица, словно все, что
рассказываешь - не твое, чужое, словно ты - лишь посредник между
кем-то настоящим и кем-то на том конце, существующим пока
только как образ. Это опасно - полюбить образ, тобой же и
придуманный. Ведь разве не так?
И про мальчика она не лгала... Мальчику действительно подарят велосипед, такой, о каком он мечтал, не все родители одинаково непроницательны и не все подарки
одинаково дороги и недоступны.

Маленького мальчика так легко утешить, в его песочнице, с его
куклами и их стеклянными глазками и легкомысленными, но
фальшивыми кудряшками. Стоит лишь девочке придти и научить
его играть в эти куклы. Настоящей девочке, с такими же мило-
глупыми кудрями, но если их потрогать, они не скрипят.

Ей так приятно было смотреть, как он учится. Учится видить живых
человечков в мертвых куклах, его окружающих. Само сознание, что
она - косвенная причина, пусть даже не причина, а повод для его
преображения - ей было бесконечно дорого. Она втайне
надеялась, что он забудет солдатиков, забудет войнушку - нет, она
была готова играть с ним и в войнушку, и в солдатиков и в
пиратов... Только за то, что он поиграл с ней в куклы...

ОНА: Она никогда не вспоминает и анонимов, ни абонентов. Она
старается не вспоминать человека. Но он все равно
вспоминается, выходит из уголков сознания и улыбается..
Улыбается! Говорит что-то про стихотворния, что-то рассказывает,
и она верит, как дите глупое. И ей страшно. Очень страшно.
Потому что раньше такого не было. Раньше она могла заставить
его уйти. А теперь ей этого не хочется. Она даже боится поверить
в то, чего ей вдруг захотелось.
Сегодня сочельник. Я загадала желание.
   ОНА: На это письмо я отдельно отвечу, можно? Завтра... Нет и не было кассет. И глиняных фигурок. Были шелковые обои в
золотистых тонах... Все полки протерты аккуратно, бардак - только на
столе... За окном кусок сала, который едят синички, стучат им о стекло и
нарушают тишину...
Куклы на полке... Любимые, с ними так жалко расставаться... русалка,
балерина, принцесса...
Везде мандариновые корки, чашки из-под кофе, и даже банка из-под
оливок. Ах, как лень убираться... как хочется сохранить вид и запах
обжитой комнаты... тепло, едва уловимый аромат духов, которыми
душились еще на рождество, свечи, которые жгли... смех, болтовня,
музыка... Как лень все в порядок приводить. Чтобы было картинно
чисто, холодно,
Потеряла любимую расческу... жаль, наверное, сестра стащила... ей так
удобно расчетываться! сразу все волосы можно забрать..
Старая длинная футболка... Приятная к телу, с обрезанными рукавами,
чтобы спать не мешали... Мама все хочет на тряпки пустить...
На потолке раньше были звезды, которые светились в темноте...
подарок... Надо снова развесить...
Мягкий ковер, на нем так хорошо валяться... Дом...
Даже если дома не живут, он живет. Если про него помнят.

ОН: она просила улыбаться.
   Вечером он снимал пудру со своего усталого лица. Целая кора загара сходила с плохой кожи лица. Сегодня Грустный Шут отыграл Свое. И он смертельно устал. Устал. Император по имени "Все".
   Вечером его нельзя было полюбить. И он был мрачен. Вечером он не был мужчиной. Но не рабом. Вечером он был телом. Гвоздем на этой доске было прибито человеческое. Знаете, когда дверные деревянные косяки лоснятся от сквозняков рук и времени?
   Сегодня Грустный Шут отыграл Свое. Сегодня он был Великим. Смерть укутывала его на ночь. И ей - поверьте!!! - было жаль отпускать его снова. Но - смех. Когда Шут сдирает с себя пудру - не остается кожи. А значит - оскал остается оголенных зубов. И тут он был спокоен и счастлив! Он впервые за долгий день мог улыбаться, не напрягаясь специально для этого. Пот-ря-са-юще!
   День - как маленькое эссе. День - это маленькое письмо. Незнакомый адрес Отправителя. И временно известен Получатель.
   Когда живут лестницей - считают ступени. Когда умирают шуты - нет незаменимых. Когда падают ресницы - загадывают желание...
   Но напиши, шут, свою пронзительную историю! Но напиши грусть свою, кровь свою женскую, прореви свой язык, ковер праздничный под ноги знатные!!!
   А нельзя Шутам, шутовскому племени. Им нельзя писать гениальные истории, где бы счастье вонзилось в людскую душу!
   Ведь нельзя, ведь боги незаменимы. И скрижали шутов плачут морем.
   Не пиши, боги они боги они Капризы.
  
   ОНА: А он очень даже ничего на арене этой смотрится. Очень даже. Интересно, а он о чем будет думать, когда в следующий раз будет
рассказывать про погоду, елки, проишествия и знать, что я на него
смотрю? А может он улыбнется, когда со зрителями прощается? Это же
не запрещено?
   > Больше всего на свете он
> предпочитал смерть "пропасть без вести".
   Какой же он, однако, пессимист и трагик.... Если бы я была
романтической барышней из произведений Жорж Санд, этакой
экзальтированной дамочкой - ну я бы давно уже не устояла... : ))

> Я здесь, я жив.

Слава богу : )) Ну, я еще напишу. Обязятельно. Я не пропаду. Обещаю.
   ОНА: Как же быстренько ты в панику впал. Да не волнуйся!! Ничего со мной не случилось. Мало ли чего бывает? К бабушке уехала, там интернета нет, или, может у подружки ночевать осталась. Свет, в конце концов отключили... Так что, выделили мне всего час, за который надо разгрести завалы...
Действительно, дурачок : ) Зачем признался? А?
Ведь знаешь же прекрасно, сто раз через это проходил, это же у каждого
мужчины на генетическом уровне заложено, что чем меньше женщину мы любим и т. п. Ну да ладно Ладно, хоть электронно, а то бы стало
страшно. Да черт с ним, пали из своих гаубиц, мортир и чего там еще
бывает, я не знаю, я не эксперт в военно-стратегическом планировании.
Если тебе это удовольствие доставляет.
Естественно, таким каким ты мне пишешь, тебя никто не знает.
Возможно, никто и не подозревает даже о существовании такого тебя.
Всем нам легко быть собой через провода, через экран, на словах, даже
не сказанных, а написанных. Кстати, спасибо за улыбку. Немного вымученно получилось, но, боже мой, у кого с первого раза получается? А завтра улыбнешься? А послезавтра? А в субботу? А в воскресенье?...

Ура... нашлась расческа... моя любимая... и даже без чужих волос в ней... Заняла должное место на полке с заколками, духами и сердцем..
надеюсь, больше не потеряется..
  
   ОН: видишь, ребенок умирать хочет?!Приходи за полночь. Я расскажу тебе, что нельзя целовать, что гадалки нагадали беды в виде дождя на твою сухую кожу. Рванись за руками. Пусть они служат в выборе талий для полночи. Проституция как предательство прихотлива и ножеподобна. Слышишь, как шипит масло. Как закипает горе. Что ты, разве не ты был это. Я же отдал тебе зеркало.
   Я отражался последний раз в нем.
   Точно.
   Люди отвечают зло, а потом лаской. Потом лаской. И только единожды не успевают лаской. Холодно потому что.
   Что ты? Разве не ты был там, в десяти рублях и одном океане? Что ты?!
   Впотьмах головы очень трудно дышать. Темень и сырость теплая. Страшно людям только поэтому страшно.
   Где же? Вот от. Край того самого света. Тут неудобно. Можно всегда скатиться в пропасть. Палатку не ставь на самом краю цвета. Может, зеленый еще тебя успокоит.
   Даже! Больше того может быть только Боже. Ведра. Да не носи ты по улицам рано. Баба, ты не носи эти громкие ведра.
   Снова. Видишь, сын убежал
   умирать на дорогу. Там, где колеса и многие многие лета.
  
  
ОНА: Не грусти по мне, пожалуйста. Как можно грустить по образу? И не
привыкай. Не привыкай к письмам, словам, буквам. Перечислениям.
Не привыкай к только одному себе, ты можешь в любой момент
измениться. Все наши беды от того, что мы постоянно к чему-то
привыкаем. К хорошему, плохому. И все радости, наверное, тоже.
Спасибо за сихи. Но послал ты их не по адресу. Я не люблю стихов,
не понимаю их прелести и не смогу оценить их по достоинству.
Русская тоска, говоришь? Не знаю, никогда не испытывала такого
состояния. Вот какой-нибудь английский сплин - пожалуйста.
Все от того, что все слишком просто. Слишком. Все наяву и нет подтекста.
Отсюда скука и предсказуемость. Самому себя развеселить можно,
но лишь на время. А потом нужно либо что-то менять, либо
меняться. Чтобы измениться, нужно что-то преодолеть. А что
преодолевать, если все слишком просто?
Почему твои письма не улыбаются? Почему стихи не улыбаются? Почему все время дождь и пушки? Ну сделай хотя бы, дождик и игрушечные хохломские пушечки : ) Только по-настоящему, а не вымученные. Не надо фальшивок. Меньше всего
хочется заставлять, поэтому - только по доброй воле. Только.
   ОНА: Ну прости, пожалуйста, Сенечка. Я меньше всего хотела тебя обидеть. Я прекрасно себе представляю, что ты можешь быть и
ласковым, и счастливым, и делать других ласковыми и счастливыми.
Прости, я действительно часто бываю холодной, бесчувственной и
бестактной стервой. Жизнь такая. Она действительно бедна на
живое, и как же тогда быть живым человеком? Я жалею, что
показала себя с такой стороны. Ты мне стал очень дорог, и мне
безмерно грустно, что я потопталась в твоем садике.
Вот и все, хороший, что еще сказать?
  
   ОНА: Я бы много отдала за умение остро чувствовать. Представляешь, мне сегодня приснилось, что меня били. Не помню за что, но помню , что за дело. : )
Мне доставляет огромное удовольствие читать твои письма. Не хочется признаваться даже в частичной потере самодостаточности, но они мне нужны. Мне нужна твоя игра слов, твои своеобразные логические преходы. Даже твоя мрачность мне нужна.
Когда все жизнь стараешься оградить себя от боли, начинаешь ее
безмерно бояться. И этот стеклянный колпачок, который сам на себя
надеваешь с годами только толще становится. И жалеешь, что
надел его на себя, потому-что так хочется с ним расстаться, и так
страшно существовать без него.
  
   ОНА: Откуда столько злости, нет даже не злости, презрения, какой-то желчи. Ты гордишься тем, что жизнь тебя раньше времени потрепала? Неужели тебе доставляет радость сознание того, что ты не можешь жить беспечно? Неужели все, что ты в жизни видел, оставило только негативный след? Или ты человек настроения? Просто зима? Просто погода?
Знаешь, раньше я все время хотела задать тебе вопрос, чего ты
ждешь от этой переписки, а потом поняла, что не совсем в праве это
делать. Потому что если бы ты мне его задал, я бы не нашла, что
ответить.
Улыбайся, милый, почаще : ) Мне нравится, когда твои письма
улыбаются.
  
   ОНА: Ты не похож на шута.. И даже на грустного клоуна не похож.
И знаешь, что мне вдруг показалось? Что тебе себя безумно жалко.
Стоит ли дорожить своей неповторимостью?

ОНА: Маленькое окно. Вязкий полумрак, тени на стенах, шум машин за
окном. Говорят, что от человека зависит, наслаждается ли он жизнью
или нет. А разве бывает счастье наполовину? Разве можно уметь
радоваться мелочам? Глупым мелочам? Равнодушие страшное состояние. Гораздо хуже меланхолии или эйфории.
И спасибо тебе, что ты немного меня из него выбил.
... Не то чтобы я скучаю по тебе... Просто как-то непривычно. А
вообще, все-таки скучаю. Даже очень. Раньше я бы просто забыла, а
сейчас - не очень могу.
   ОНА: Я надеюсь, что ничем тебя не обидела, Сенечка, мне не хочется так думать. Хочется думать, что ты просто уехал, дела, работа...
  
ОНА: Привет! Ты что, всерьез подумал, что мне не нужен? Балда : )...
Я буду считать, что случайно стерла твое предыдущее письмо, так и
не прочитав. А ты считай, что пошутил. Потому что если это не так,
то ты очень плохо обо мне думаешь. Не хочется заниматься
выяснением виртуальных отношений : )
   Я только что вернулась. Не совсем только что, я просто спала. Было замечательно, мы катались на санках, парились в бане, играли, отмечали все, что можно. Сенечка, я же не сижу приклеенная к компьютеру, как и ты : ) Все-таки человеческая жизнь гораздо приятнее, чем можно подумать. Ведь правда?
Так что побольше смотри глупые фильмы по ящику, кури курительные и другие сигареты, думай о своей машине, о волосах, которые, кстати, не черные, и не каштановые, а крашенные в краску "русая ваниль", чтобы не было видно, что на самом деле они выгоревшие с лета.
   Вот, так, милый, : ) Я скучала по тебе и иногда даже вспоминала, среди бурного веселья. И мне становилось еще веселее.
Целую тебя нежно.
Таня.
   ОНА: Привет, как жизнь? Сосульки летят? : )
   ОНА: Разве я говорила, что с моей стороны это любовь? Интерес, да, влечение, да. Но я не верю, не верю, что можно влюбиться в человека, ни разу его не увидев, не услышав, только представляя,
что ты его видишь и слышишь.
   ОН: Давай встретимся?
  
   ОНА: Хм-м. Давай. Завтра? Ну, давай завтра : )
Я заканчиваю учиться в 5. Где и во сколько - это ты мне скажи.
   ОНА: Долго думала, писать или нет. Но как-то просто перестать писать - очень уж по-детски.
Знаешь, я ничего другого не ожидала. Ничего. Не могло ничего
получиться, и я до конца просто НЕ верила, что мы можем
встретиться. Но, согласись, я оказалась просто смелее тебя, ты
первый свернул с дороги. Это меня радует.
Только, я не думаю, что хочу тебе писать. Понимаешь, все очень
просто, и даже, как ты бы сказал, пошло (кстати, не понимаю, что
плохого в пошлости). Я завела все эту виртуальную кутерьму лишь с
единственной целью - когда-нибудь перенести отношения на
территорию реальности. Я больше не вижу этой цели, а потому и не
вижу смысла писать. Как бы это эгоистично не звучало. Мне не
хочется быть твоей жилеткой. Просто писать ради писем.
Виртуальные "чувства" - вредны и неподлинны, и существуют только,
чтобы заполнить временную пустоту. Как только туда вливается что-
то реальное - они отодвигаются, и гораздо дальше, чем просто на
второй план. И всегда было чувство, что что-то я пишу фальшивое
такое. Я просто подстраивалась под твой стиль. Я не привыкла, и
мне не нравится ни читать, ни писать такое. Слишком много
отрицательных эмоций в твоих письмах. Твое виртуальное чувство
ощущалось как что-то тяжелое. Реальное должно быть ощущается
еще тяжелее.
Не проси у меня прощения, мне нечего прощать. : ) Единственная
струнка в моей душе, которую ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО затронул - это
самолюбие - оно слегка уязвлено осознанием того, что я все же не
смогла тебя увлечь. Голова не кружилась, и сердце билось не чаще,
чем при размеренной ходьбе. Я же не Белоснежка какая-нибудь, не
могу влюбиться ни в портрет, ни в письма. Так что не волнуйся.
И прости, пожалуйста, за резкие слова, но - уязвленное самолюбие, я
не могу себе отказать в маленьком утешении все это тебе сказать.
Мне было действительно интересно с тобой. Хотя и тяжело
частенько.
И знаешь, ты действительно дурак : ) нет, это уже не самолюбие
говорит, но мне почему-то тебя очень жаль. Ты не умеешь быть
счастливым. Я бы пожелала тебе счастья, но думаю, что тебе оно не нужно. А
несчаться не желают.
Вот и все.

ОНА: Даже не пытайся меня в чем-то обвинить. Думаю, нет нужды
пересылать тебе то письмо, где ты говорил, что нам нельзя
встечаться и этого никогда не произойдет. Как мне прикажешь это
было понимать, кроме как буквально?
Я больше не хочу продолжать. Мне это будет просто больно. А
тебе нужно подумать и определиться, чего же ты все же хочешь.
Мне нечего больше тебе сказать.

ОНА: Ну уж нет : )
Теперь я диктую правила. Завтра я не приду, потому что меня в
городе не будет. А идти у тебя на поводу и менять свои планы
только потому, что ты себя глупо повел (это было действительно
глупо) я не собираюсь. Так что у тебя есть время подумать до
воскресенья. Надеюсь, ты проверишь почту завтра утром. Терпеть
не могу чувство вины, и мне не хотелось бы его испытывать, если ты
вдруг заболеешь.
Подумай 33 раза. Пожалуйста. И давай больше не будем играть в
игрушки.
  
   ОН: Я все проверил. Все знаю, Танечка. Не приду сегодня. Все хорошо.
Просто немного ошарашен я всем произошедшим. Плюс то, что я вчера
чудил в городе. Бывает, когда тоскливо на душе и пьяно в теле. Я плохо
управляем, когда выпью. Я снова поссорился с городом. Знаешь, вчера, сидя в каком-то захолустном ресторане, я понял великую вещь - у влюбленных женщин пустые глаза. Очень пустые, даже страшно.
Очень много я вчера осознал. Черт, как жить-то не хочется!
  
  
   ОНА: Я долго думала, писать-не писать, идти-не идти... Ты наверное, тоже думал.. Как-то твоя показная веселость очень была похожа на совсем не прикрытую насмешку : ) Как будто я глупая, как будто мне нужны только хиханьки и хаханьки в письмах. Действительно, как ты сказал... как-то все... Сломалось что-то : )
Не хочется больше. Отношения всегда либо переходят на новую
стадию, либо заканчиваются. Зачем что-то тянуть? А может, я просто нашла тебе замену. Нашла. Именно вот пару дней назад?
Не надо мне сказочек, я не маленькая девочка. И тем более не
дурочка.
Я нисколько не сомневаюсь в твоей нормальности, мой хороший,
можешь мне поверить. Просто как-то... блажь это все. Ты сам не
знаешь, нужно ли тебе это. Нужна ли я тебе, нужно ли встречаться,
нужно ли что-то вообще. Придумываешь какие-то отговорки, мол
такой я дурак, и тому подобное.
Хм-м. Ты говоришь я рекордсмен? Что же, я польщена : ) Ты тоже в
каком-то смысле рекордсмен. Меня еще никто так долго не
интересовал на таком расстоянии : )
Все запутано, как ты говоришь...
А кто это все путал? И хочется ли тебе выпутываться?

  
   ОНА: Глупый ты : )
Ты думаешь, я не знаю про твою жену? Ты думаешь, это так сложно
выяснить?
Я все прекрасно могу понять, не волнуйся : ) Могу понять, что любые отношения приедаются, что скука и предсказуемость - ужасная вещь, что всегда хочется чего-нибудь новенького. Острых ощущений.
Не могу понять одного - как можно так легко и так неоднократно на
это итди.
Я тебя ни в коей мере не осуждаю. Ни в коей. Сама бы так
поступала.
И знаешь, мне вдруг сейчас так захотелось, чтобы ты меня увидел...
чтобы услышал мой голос, просто на меня посмотрел...
Я бы тебе понравилась... я всем нравлюсь.
Знаешь, у меня с самого того начала, как я про твое семейное
положение узнала, была такая мысль : ) Один раз с тобой встретиться
и свалить : )
Просто я тоже уже была в таком положении - на вторых ролях. Это
очень тяжело, гораздо тяжелее чем ты думаешь. Изображать
секретаршу, или подружку дочки при случайных встречах с
друзьями... Только тогда я об этом уже поздно узнала, когда уйти
просто так уже невозможно было. Ох, везет мне на женатых да
разведеных... : )
А сейчас - : )
Я тебя не люблю, не влюблена, и уже не позволю себе влюбиться, два
раза в ту же лужу не встают : )
А еще одного друга по переписке мне не нужно. У меня есть
реальные друзья.
  
   ОНА: Господи боже : )
Ну чего ты от меня хочешь?
Чтобы я тебе сказала, ладно, фиг с ним, давай не будем смотреть на
условности, и что у меня нет моральных принципов, не позволяющих
мне встречаться с женатым человеком, и что давай встретимся, и
если понравимся друг другу, замечательно, получим удовольствие от
общения, и без всяких обязательств?
Ну, тогда я тебе это говорю : )
Просто раньше мне было страшно, а теперь нет : )
Кого люблю, тот и первый... эгоистично звучит : )
   ОНА: Привет...
просто решила написать как дела? как сынок?
я тебя сегодня видела на площади минина, около свердловки 60
ты выкурил сигарету у дома номер 1, купил квасу, сел в белую волгу и
уехал, ты был в светлом костюме а я спряталась, я боялась, что ты
меня узнаешь....
Надеюсь, у тебя все замечательно, потому что у меня все просто
прекрасно. через неделю сваливаю в штаты работать.
Единственное - жаль покидать человека, которого я люблю.
вот и вс честно, надеюсь, у тебя все прекрасно.
  
   ОНА: Эй, как сынок-то? нет, я только на три месяца сваливаю как тем летом.
Как же я его единственного покину? мы осенью поженимся и все
будет замечательно.
Желаю тебе больше не изменять жене, даже в мыслях.
Потому что влюбляться есть разница в кого. В одних это больно - а в
других приятно, а в третьих так приятно, что даже иногда больно.
Это лучший вариант.
  
   прошло два года
  
   ОН: Можешь мне не отвечать, да и не надо наверное. Все равно скажешь что-нибудь резкое, откровенное и бОльное мне - не удержусь - да и победу за тобой не оставлю.
Я только сейчас понял - ты великая женщина. Ты правда та, которую мне может быть бог пожалел, а мне такая нужна... Я попрошу тебя в следующей жизни.
   Я все уже хуже. Пью. Скоро сойду с ума...
А у тебя есть, я уверен, счастье, привет родным от незнакомца.
Люблю, целую, надеюсь, что не встретимся даже в космосе.
   ОНА: Привет... Что нового... что нового... Счастье.. знаешь, оно в чем? Оно никогда не поставляется отдельно от боли. Только в комплекте. Но я все равно счастлива, скорее... Маятник в обе стороны фигачит.. чем сильнее "хорошо" тем больнее "плохо".
Три месяца назад от меня ушел самый любимый человек.. в сентябре у нас должна была быть свадьба.. почти два года вместе. ТОТ САМЫЙ.. ушел к женщине на 15 лет меня старше.. наломал столько дров, оставил столько грязи, разгребать-не разгрести.... столько дерьма было. Был даже такой момент, когда захотелось перестать быть. Что спасло? Любофф )) новая.
Неожиданная, но, млин, в 300 раз сильнее.
Великая-не великая.. это ты сильно сказал.. Да, за последние два года я
столько раз слышала "Танечка, ты уникальна.. Танечка, таких как ты единицы.. Танечка, на тебя подсаживаешься, как на героин" от стольки разных людей. Нет, талантов у меня нет.. только способности выше среднего везде и понемногу. Знаешь.. я пришла к выводу, что мне ни нах не нужно это все самой.. я развиваюсь и совершенствуюсь только для кого-то любимого... научилась танцевать танец живота, делать тайский массаж и готовить ягодное суфле... потому что бывший будущий муж этого хотел.... и отдала бы все, за то, чтобы ОН, он теперешний... был счастлив. Знаешь, в чем удовольствие?
Видеть удовольствие в глазах любимого человека, и знать, что причина -
ты...заботиться.. быть любой.. доброй, нежной, злой, дикой, какой он только захочет, королева на людях, шлюха в его постели, кофе приносить и делать массаж на ночь, укрывать одеялом, и петь песни, когда болеет, заниматься оральным сексом в кинотеатре и учить его играть на пианино под марихуану...
Знаешь, сама по себе.. такая вот растакая я себе не нужна. Мое место -
быть чьей-то. Мне до ужаса нужно ощущение принадлежности и нужности... вот такие пироги. Не знаю, зачем тебе это пишу.. но наверное, ты поймешь.
ЗЫ. И я все равно рада, что ты написал. Пусть у тебя все будет хорошо.
   ОН: Таня, я просто перед написанием письма тебе прочитал все твои писама ко мне. Ты очень сильно изменилась, гораздо сильнее, чем я стал хуже выглядеть.
Ты - дура, ты зря ему делала миньет в кинотеатре. Мне вот никто не делал. Одной хватило улыбнуться мне и я на карачках ползал перед ней полгода, потому что любил, мне ее грудь даже не снилась - у меня слюна кончилась ее хотеть, я высох ее обнять, а был бы миньет в кинотеатре - я бы ушел от нее. Ты правда сосала у него в кинотеатре? (это я как самец - интересно просто, прости).
Спасибо тебе за письмо. Не думал, что ответишь. Но повторюсь - не знаю. уникальна ли ты. Но ты - великая женщина, и может быть вся беда моей жизни в том, что я не встретил такую как ты. Я встретил другую, ту, что готова сосать езде, а я не хочу, чтобы она готова, потому что она жертва и мне, хищнику, не интересно.
Нет, правда, ты великая женщина, ты просто божественна для меня. Как жаль, что я с тобой говорю по душам, так бы встретились под арихуаной - может быть и оттрахал бы... и не узнал бы, кто ты есть. Знаешь, прошло восемь лет с моей последней любви и клянусь, я не встречал такой как ты. Заметь, я говорю это не рассчитывая на кинотеатр.
Просто пойми, кто тебе все это пишет. Красивый и безумно талантливый смертник, я сижу ночью, оттарабанив полк шлюх за деньги и не став счастливее от этого.
Ты знаешь, я наверное тебя люблю, как может камень в пустыне любить, чего не видел, не знает, не помнит...
Мда, думал пишу успешной иностранке с тремя белобрысыми ухоженными детьмя. А написал несчастной русской бабе, которая русских скотов любит. Нельзя так тратить себя, иначе следующее твое письмо будет от бабы-скотины, а ей я не буду отвечать и ее по скотскому обыкновению это мало расстроит...
   ОН: Милая девочка, я люблю тебя. Знаешь, почему женщины гораздо более великие и высокие существа чем эти, с яйцами и хуями? А женщины - нежные, ласковые с расчесанными волосами и готовые принять кричать под телом и быть матерями в одно и тоже время, укутавшись полотенцем. Женщины потому и инопланетяне и столь высоко духовны... Женщины они все святые. И ты икона.
Которую хочется смять как Бога. Потому что даже такая великая как ты, гораздо багаче душой чем я , поэт бля, потому что такая как ты - живешь ради какого-то мудака, которого любишь. Страшно, когда Богородица лижет..., страшно. Но это есть.
Прости, я же говорил, что схожу с ума. Дурочка, но по иному ты не можешь. Икона пропадет. Бесследно.
  
   ОНА: Эх-эх... почитала. Не разозлилась. Мне тебя не жалко... вот последнее, что тебе нужно это сожаление.
Знаешь, я бы тебя выпорола, ремнем бы по заднице, до крови, чтобы дурь из башки через задницу вышибить. Потому что говно ты... У тебя жена, ребенок, так что твоя жизнь тебе уже не принадлежит.
   В кинотеатре, о да, было дело и не только в кинотеатре, и это было ВОСХИТИТЕЛЬНО, потому что доставлять любимому удовольствие - что может быть лучше? если ты знаешь, то скажи Но что ты можешь в этом понять? Ты умеешь любить только придуманные образы, свои состояния и свои слабости. Ты и меня себе придумал. Ты можешь только слюнями обливаться на расстоянии...
А я гораздо более человек, и гедонист в высшей степени, и если мне хочется сделать минет в кинотеатре, я это сделаю, потому что с любимым человеком так легко стать нимфоманкой, потому что секс - это культ. Ты знаешь, я так давно не трахалась... зачем делать это, когда есть возможность заняться любовью.
Слаб ты, милый мой.. нытик... лучше бы энергию с пользой тратил. Нравится чувствовать себя нещастным обиженным богом непонятым никем злым гением, лелеять свою дичь? Тьфу...
А скотиной я не стану )) я сильнее, и мне незачем. Я себя для этого
слишком любл. Это ты вот.. стал... извинил себе все в себе говно. Забил
на себя, нах ты себе нужен? Телефон тебе мой.. зачем? Я дома не живу,
переехала, живу одна теперь, делаю мебель ) Зачем любить? Ну... я тебе не объясню, ты этого языка не знаешь. А тебе.. я бы даже под кучей колес не дала. Вот честно! Ты меня пу-га-ешь... и эгоист ты... до мозга
костей. А с эгоистом в постели... не важно :)))
Вот. Не извиняюсь, что в таком ключе, может, хоть встряхнешься. хотя, нет не перестанешь... ныть. Хватит сил - да хоть вены режь. Я разочаруюсь )
   ОН: Мда, я тебя взбесил по-серьезному. Я сильно смеялся, самое печальное, что я ожидал и предугадал все твои слова. Ты создала некий образ говенно-сопливо-розового придурка. Может быть. Ты взбесилась и проявила свою слабость. Ты стала предсказуема и проявила себя обыкновенной сучкой, а не великой женщиной. Мне грустно разочаровываться. Неужели ты подумать можешь, что мне
этого никто до тебя не говорил?! Дело не в том, что ты не права. а ты права во многом, только это данность и с этим ничего не сделаешь. Я тебя спровоцировал, а ты размякла - неужели тебе было приятно писать ЭТО, а я доволен - значит угадал, значит, попал в самую точку.
И ты мне все больше нравишься. Давать мне не надо, не предлагай. У меня давалок много, это раз, во-вторых таких как ты не трахают, это неинтересно, да и кощунственно, ты же - душа!
   ОН: Вот это самое главное. Я тебя испугал, пототому что судя по письму твоему - я на расстоянии своими слюнями вскрыл тебе вены! Нет, я не горжусь. Я попал и ты увидела то, что есть и тебе стало страшно. На всю расстановку слогов...
Извини за обстоятельность. Прости за грубость. Нужна ли откровенность даже такой как ты - видимо, нет.
Ну и последнее - тебе в этом трудно признаться, но слабовата ты меня
выпороть. Мы может быть по разному плохие, но сила твоя и моя - сила есть...
   ОНА: Честно.. я даже не знаю, что тебе сказать. Далекий ты какой-то слишком. Я тебя не понимаю, ты меня не понял. Сытый голодного...
   ОН: Вот за это письмо спасибо. Но тебя я отымел все-таки.
  
   ОНА: Ладно, успокойся, женоненавистник.. как же ты нас ненавидишь, и как же ты от нас зависишь. ) Терапия предсказуемым цинизмом пошла тебе на пользу. Не жди от меня никаких пафосных "хочу тебе помочь". Я этого не хочу. И не пугай меня своим разочарованием ) я знаю, что я сучка и стерва. Но по крайней мере, я меняю свою "данность" ))) А ты... господи, куда ты себя дел? В шаблон. Общество требует от "талантов" совать свой член во все дырки и пить до потери человеческого образа мыслей... и ты туда же? ))) Зачем делаешь то, что не приносит тебе счастья? А что-нибудь-то приносит? Я хоть мучаю себя потому что знаю, что счастлива через это буду! Знаешь, если бы ты умел быть теплым... все было бы по-другому.. не "у нас с тобой" а у тебя вообще.
Ты меня не можешь обидеть сильно или сделать больно по-настоящему... но блин, надоело уже от таких как ты дырки в душе штопать.
   ОН: Ничего не понимаю. Женщин люблю.Помощи не просил. Свою истерику ты назвала терапией цинизмом. Шаблон? Извини, но я не заканчивают тыканьем и бухаловом.
С чего ты взяла? Почему именно ТЫ свела меня в шаблон. И я тоже иду к счастью. Почему ты воплощаешь во мне, навешиваешь на меня все свои негативные убеждения по отношению к мужчинам?
Да не хочу я тебе боли.
Почуму ты так все выворачивашь? Я понять не могу, какое ко мне имеет
отношение тот монстр, которого ты малюешь.
ты знаешь, у меня даже душа есть. То, что холодная - это ты права. Но ее тоже можно продырявить.
Ты правда меня таким уродом видишь или еще не остыла? Или тебе плохо сегодня?
  
   ОНА: Ты страшный человек, при всей своей необычности.
Я не сказка, я вечная таблетка и грелка, со мной выходят на новый уровень и кидают, как прогоревший ракетоноситель... мне никогда никто не поклонялся, не добивался, видимо я как-то умею говорить "нет", так, что сразу все уходили, меня любят.. издалека.. и боятся подойти... а расставаясь говорят "господи, лучше бы я никогда тебя не знал"... и мне ничего не оставалось, как смотреть вокруг...представь себе.. я даже тебя понимаю. Даже не в чем-то.. а почти все.. я знаю, что для счастья мало одной любви, их нужно много.. что за ошибки платят.. что есть те, которые не исправишь.. понимаю "инстинкт завоевателя", все понимаю.
либо - я-реальная и я-образ у тебя в голове дико не совпали... мне все
равно, если это так..
  
   ОН: Танечка, происходит нечто странное и жуткое. Странный диалог у нас с тобой получился - как мертвая сцепка он мне кажется - просто не могу тебе не писать. Страшная сцепка - внутричерепная. Это у меня.
   Я вот тут сидел и думал, что тебе написать и вдруг лопнуло - нарыв жизни, который я расшатал с тобой, лопнул - разлилось под кожей страшное желание - знаешь, честно... будь у меня возможность... Острое желание задушить тебя, вот так убить, может и ножом, чтобы твое тело затихло и умерла голова. Убить тебя и уничтожить. Вот так желание...
  
   ОНА: Не признаюсь в чем?
Ого.. вот это провокация :))) Даже и не знаю, что тебе ответить. Загнали
прямо в тупик, сударь )) Нечто вроде "нашу песню не задушишь, не убьешь?" Или "господи, ты совсем рехнулся?"
Знаешь, скажу тебе страшную вещь.. не ты один )) представляешь? Какой ужас.. я вызываю агрессию, ярость, меня хочется бить и насиловать и душить.
Я столько раз получала по шее..)))
А мне хочется отдавать тепло, нежность ласку.. греть и греться, любить до самого донышка... мы выбираем-нас выбирают.. ну почему это так блински несправедливо не совпадает???
Почему-то всем хочется душить.. почему, а? почему не застрелить, не
выкинуть из окна? Не в ванной утопить?
А мне вот не хочется помирать мне прекрасно здесь, интересно,
замечательно, мои чувства в пять раз острее, чем у многих.. я все понимаю на шаг вперед. Это больно. Но сладко. Вот, такая вот песня ) не задушишь, не убьешь. Так что.. кулаки твои впустую сжимаются :)) (млин, я все-таки выбрала первый шаблон ответа на провокацию - злорадство ))
   ОНА: Ну в чем же ты меня не понимаешь? Спроси.. я - открытая система, это лучше всякой защиты.. тянет? всегда тянет к тому, чего не взял... слово взял.. не в том смысле, как в "поставить раком и взять". В итоге все умрут, просто или сложно и как бы тривиально это не звучало... а заведет нас.. никуда не заведет. Тропинки не пересекаются ) и это к лучшему, наверное. С чего ты взял, что я несчастлива? Я счастлива, тем, что жизнь моя не серая и душа моя не серая...цветная, черная, в конце концов, но не серая. Я счастлива, потому что умею любить ине боюсь... счастлива, потому что идеалистка гребаная...
Зачем тебе мои извинения? Маньяк-не маньяк.. откуда ты знаешь, что я просто не играюсь тут чувствами других людей... может я вру гениально... просто подыгрываю тебе, потому что делать нечего?
нет коннекта, не-ту... я не знаю, почему. одна сплошная интерпритация друг друга.
   ОН: Твои письма стали похожи на бред.
  
   ОНА: Ох, ладно... я устала. Мужчин люблю, они хорошие. Не феминистка.. по полкам твое письмо раскладывать просто лень.. ума мне много не надо, я все же Женскаго полу. Монстр-не монстр, в существование души верю даже у неживых предметов, а ты все-таки живой пока.
Не понимаю, чего ты ожидал от меня, какого ответа... на больное.. (не в
смысле больное, или причиняющее боль.. а просто, с болью) дикое письмо.
Объяснять что-то... должна быть цель. К счастью стремишься? Ну.. рада за тебя. Принадлежность и ответственность.. связаны, как ты не пляши.
Мне не нравится этот тон, эти отрицательные эмоции, эта куча негатива.
Холодный? Да.. Знаешь.. глупые мои письма. Нецеликом я им отдаюсь.. пишу тебе - думаю совершенно про другое, никак и ничем с тобой не связанное, гораздо более важное... пишу для отписки. Извини. Нет коннекта, как быкто-то сказал...
   ОН: А знаешь, мы прожили вместе огромную жизнь, не увидев ни разу друг друга.
И вот пришло веремя терять коннект, умирать. Сегодня сочельник. Я загадал желание!
  
  
   ОНА: Пафосно, как пафосно... почему нельзя просто по-человечески... я сильная, я хочу быть слабой. Коннекта нет, потому что каждый в свои ворота играет.. если ты не ответишь, я удивлюсь.
  
   ОН: .... (Не сохранилось...)
  
   ОНА: Ты неудачу мне приносишь! Несчастье! Каждый раз когда ты пишешь, ломается что-то в моей жизни!.. черт бы тебя побрал, ей-богу.
  
  
  
   письма
  
   Они только и существуют для того, чтобы их ждать. Чтобы их умолять. Чтобы их не дождаться и тогда иметь полное право на смерть.
   утро
  
   Каждый день после мятежа ему отрубали голову на плахе. Это всегда было синее-синее утро, холодное, промозглое, в воздухе стояла вода. Мир был похож на прозрачное желе.
   На огромной площади, похожей на огромное плато, как будто древние правы были, говоря, что землю плоская.
   Плаха была спокойна. Палач мужик добрый - он просто делал свою работу.
   Ему отрубали голову и она катилась по улицам города, мир вертелся в глазах как юла и показывал свою настоящую сущность. Вот говорят. Что ворованные вещи долго не живут - так и он был вроде той вещи.
   Он шел дальше. Накануне он дернул рычаг, точкой опоры был сам. Вылитое ведро покачивалось на его плечах и гремело. Он знал, что совсем скоро растолстеет и потупеет, но зачем ему было время молодости.
   Он вдыхал запах утреннего стакана и плаха так часто возникала в его утре, что стала родной...
  
  
   стена
  
   Слушай, я расскажу тебе притчу. Притчи случаются с людьми наяву. Однажды он хотел уйти от женщины, котрой обязан всем.
   Когда-то малышом он был в необычном лагере. Не пионерском, это было уже свободное время. И туда приехали мессионеры из Израиля. Они были седые, бородатые, серьезные, с большими полотняными мешками. Весь лагерь замер, что-то было в их посещении таинственное и страшное. Они раздали испуганным пионервожатым мешки и объяснили: "Через день мы уезжаем в Израиль и будем молиться у Стены Плача. Это святое место. Сотни людей приносят ежедневно туда свои просьбы. Засовывают записки в щели древних камней. Ночью ангелы забирают записки и уносят в небо - Богу. Он исполняет их желания".
   Мы все стали строчить. Уверен, кто-то попросил жвачки, кто-то коньки и велосипед... Я, маленький несмышленыш, написал: я хочу, чтобы меня полюбил человек и любил всю жизнь. До сих пор уже взрослый он понять не может - почему этот малец и шалопай попросил именно этого - любви? Почему? Ведь у него все было, родители, семья, счастье. Что происходило в маленьком и погруженным в беззаветное детство сердце? Почему он так страстно и дрожа попросил этого? Разве он понимал? Откуда среди игр и забав, лета, карусели и первых стихов, влюбленностей, подростковых драк, воровства, из какой забытой и заброшенной глубины души вырвалось это страстное желание?
   Много лет спустя Бог послал этого человека. Она любила меня страшно, странно, джо умопомрачения и это не могло закончиться и перегореть. Казалось, он, забывший о просьбе, делал все, чтобы она его разлюбила - он озверело сопротивлялся и испытывал. Она была безумна. Он извращался, бил ее, унижал. Но она любила его годы и годы и это было как колдовство, как страшная сила, как приговор. Она больше ничем не жила, а он мог ее даже убить...
   Однажды он решил уйти от этой женщины. У них был уже ребенок. У них было все - ее любовь сделала свое роковое дело. И чем больше она его любила, тем полнее и богаче становилась их жизнь. И тем больше мрака и злости копилось в его душе. Но это к слову, в редкие мрачные ночи он чувствовал это.
   Однажды он выгнал эту женщину и их ребенка из их гнезда. Она поймала его глаза и впервые в них пропала глубина. Она впервые крикнула:
  -- Пусть будут прокляты все те, кого ты полюбишь!
   И потом только добавила:
  -- Хотя, кто-то же должен быть счастлив!
   Они разводились еще долго. Но он всегда помнил эти две фразы. По первой он не мог жить ни с ней, ни без нее. Но он помнил вторую и в ней тоже была правда. Это были его полюса.
   Они никогда не умрут в один день.
  
  
   пауки
  
   Он два раза ел тараканов - один раз вареного в макаронах, в другой раз его чуть не стошнило прями в суп, когда он вдруг догадался что это, разглядывая жареный лук на вилке. Он боялся тараканов и всякой хрустящей такой всячины. Мама давила тараканов пальцами, он содрогался и потом брезговал есть обед.
   Никак ученые не могут догадаться, почему одни боятся лягушей, тругие червяков, третьи тараканов - может быть люди разновидность насекомых. Впрочем, давно известно про этот хитиновый мир.
   И все-таки иногда пауки заползали ему в рот в уши, заползал один большой волосатый, ленивый и прямо в душу и жил там и селился, пока снова не блеснет любовь.
   В него заползал мрак - черный и тягучий как патока и тогда он рубил щупальца, связующие его с белым светом.
   У каждого человека есть своя женщина с волосами-змеями. И каждый может окаменеть. Каменеет, и только паук внутри шевелится - гулко, запертый навечно в крепком камне.
  
  
   мертвый воин
  
   "Господи, как мне стыдно-то.
Как тяжело очнуться. Самое страшное, когда стал победителем - все порушил и остался одиноким и наконец-то ненужным никому засранцем. Оказалось, никакого героизма. Но по-прежнему прав. Иначе раздавит вовсе".
  
   Он даже предположить не мог, что самое страшное для него будет - победить в этой его войне. Сломать судьбы, сломать души, растоптать чувства.
   Он снова сидел один напротив ослепительно белого окна и ему нечего было сказать никому. Ему некуда было идти, ему больше не с кем было воевать, оставалось жить, но это было невыносимо и вряд ли возможно. Вот так он победил и теперь ему придется заново строить до основания разрушенный город. И самое главное если бы он мог все вернуть - он повторил бы это еще раз.
   Он попал в тот дверной проем, где нет причин и следствий, мотивов и финала. А теперь ему оставалось только исчезнуть без вести. И чтобы весть эту не знал он сам.
   Самым страшным оказалось прийти и не знать куда дальше. Жизнь его была похожа на стрелу и он даже не оборачивался никогда. Эгоистичный, надломленный, жестокий человек, он шел, переступая через тела, оставляя позади родных, не прощаясь с умершими. И он думал, что так надо. Просто надо.
   А оказалось... Впрочем, так и надо было. Потому что самообмануться нельзя. Потому что это ты сам и другой правды для тебя быть не может.
   Будет ли он строить. А ему деваться некуда. Теперь заново надо собирать глину, обжигать кирпичи, потому что он стер все - до прозрачности собственного лица.
  
  
  
   конец
  
   Гоша шел по мокрой дождливой улице. Он был уже не тот. Трудно сказать, сколько ему было лет. Одежда вроде бы и новая и дорогая была забрызгана грязью, кое-где измазана мелом. Как будто он давно не появлялся дома, на самом деле он давно бесцельно бродил. Он был похож на дождевого червя - такой же холодный, с белесыми пустыми глазами. Гоша давно не говорил, не ел. Просто ходил в каком-то тумане.
   Времени было 4 часа ночи. Плохое время, тем более осенью: такой промозглый и влажный холод. На огромной центральной улице города он был один - такая страшная и непривычная пустота. Как будто атомная война началась, а еще ему казалось, что какой-то зыбкий и мокрый дракон затаился за углом вон того дома, затаился и стоял, и чего-то ждал. От этого было особенно неприятно - какое-то ожидание страха и мерзости, какое-то дрожание мелкое шло в красном нутре его тела.
   Он пошел наверх, но вдруг почувствовал, что сзади что-то задвигалось, почуял человечину - какую-то суету. Он обернулся, метрах в стал из ресторана вышли двое. Один молодой и длинноволосый, другой был охранник, низенький и коренастый.
  -- Ты кого на хуй послал? - толкнул в гудь молодой коренастого. Через секунду волосатый влепил охраннику в челюсть. Удар оказался настолько сильным, что охранник упал как срезанный. Пацан с размаху ударил его лежачего - ногой, еще один хлопок. Гоша стоял в изумлении. Из двери в следующую секунду вышел как будто брат - такой же коренастый и в темном пиджаке охранник. Увидел лежачего.
   - Ты какого хуя...! - не успел. Раздался еще хлопок, второй упал рядом с первым, и еще треск - лакированного ботинка об морду второго. Парень юркнул обратно в ресторан.
   Гоше стало страшно. Он побежал к освещенному подъезду заведения. Когда подбежал, замутненные и избитые мордовороты копошились, пытаясь встать. Гоша побежал обратно, в сыреющую даль, на ходу он сказал:
  -- Слава Богу, что живы...
   В следующую секунду его переполнила дикая радость, мощнейшая сила счастья, может быть всю жизнь копившаяся, ударила его по глазам, все завертелось, потом хлынул свет, разошлись небеса, все стало удивительно ясным, все стало прощенным.
   .............................................................................
   .............................................................................
   И этот день не отказался от рассвета, от суматохи. Гоше может быть повезло в одном - его желания сбывались. Так он и пропал без вести. На работе нашли замену. Друзья опохмелились. Любовницы сменили духи. Мать говорила сыну: твой отец был хорошим человеком! Все было как было.
   Здесь его больше никто не ждал.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

а. ледовой, ноябрь 2003 года.

  
  
  
   37
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"