Ледовский Вячеслав Анатольевич: другие произведения.

Стороны медали

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

  "История тех, кто проиграл, интереснее и поучительнее.
  Пока победители празднуют триумф, побежденные
  готовят свое возвращение и прорастают, словно трава весной"
  
  (Бьёрнстьерне Мартинус Бьёрнсон
  Лауреат Нобелевской премии по литературе)
  
  
  Август 1991 года
  
  "Несостоятельность составленного в Кремле заклинания была интуитивно подмечена народом - говорили, что путч провалился потому, что никто не мог выговорить ГКЧП".
  (Виктор Пелевин)
  
  Москва, орел
  
  Полковник прижался воспаленным лбом к прохладному стеклу. Смежил веки. Глаза были словно засыпаны песком. Если неделю недосыпать, конечно, чего еще ждать в такой ситуации? Голову словно обхватило раскаленным обручем. Пульс толчками колол изнутри виски. Болезненной жилкой бился за ухом.
  Ладно, даже хорошо, что все закончилось. Хоть удастся отдохнуть от гонки последних месяцев.
  Окно отделяло кабинетный сумрак от темноты дождливой ночи. Капли ползли вниз по стеклу, превращались в ручейки, исчезали внизу. Долгожданный ливень отмывал иссушенный зноем город.
  Главное, что он прогнал с улиц бурлящую толпу. А то, глядишь, погромов и грабежей было бы не избежать.
  Победители праздновали неожиданно легкий, словно свалившийся с неба, успех.
  Побежденные отдали позиции без боя, и теперь готовились к череде тяжелых объяснений.
  Увольнениям. Расследованиям. Хорошо, что не расстрелам.
  Наступала новая сумбурная пора. Несчастливая для страны, но с огромными возможностями для отдельных, не зашоренных предрассудками, личностей.
  Во внутреннем дворике жгли бумаги. Пепельный запах проникал даже сюда, к развернутой к городу стороне здания.
  В дверь стукнули. Не дожидаясь разрешения, вошли.
  - Вызывали, Рэм Олегович?
  - Ну, как там, Дима? - Не оборачиваясь, спросил хозяин.
  - Подчищаем хвосты, товарищ полковник. Через пару часов закончим.
  Нависло тяжелое, свинцовой плитой давящее молчание.
  За спиной кашлянули.
  - Все же не понимаю, - с болью спросил Дмитрий, - всех делов то было, на один штурмовой удар по белому дому. Почему не дали приказ?
  - Потому что нет ничего хуже гражданской войны, - отрезал Рэм Олегович. - А в этом случае мы её, гарантированно получили. Кроме того, если уйдем без крови, легче будет вернуться. Пусть эти, новые, в ней пачкаются. Нам - не стоит.
  Провел рукой по гудящей изнутри набатным звоном голове, стараясь снять усталость. Поморщился, отметив отразившуюся в темном стекле, словно в зеркале, седую прядь. Вчера ведь еще вроде её не было!
  Повернулся, шагнул к возвышающемуся над ним колонной широкоплечему подчиненному. Успокоил.
  - Не грузись, капитан. Считай, что вместо плана альфа вступил в действие план бета. Тоже приемлемый. Заранее спрогнозированный и просчитанный. Главное, мечёный теперь точно власть не удержит. Спихнули мы его все же. Отстранили. Значит, полдела сделано. Очень важные полдела. Хотя потерь, конечно, не избежать. Они уже есть.
  - Это про тех дураков, что под БТР залезли? - Фыркнул Дмитрий. - Так это же несчастный случай. Простое ДТП.
  - Это случайность. Хотя совсем нам ненужная. - Поморщился полковник. - Вот Пуго застрелился, это потеря. Он мне в июле говорил, что давал присягу СССР. И если не сумеет защитить страну, не видит смысла дальше ни дня жить. Настоящий офицер. Давай помянем генерала. И пусть его бог простит. Бывают ситуации, когда жить, действительно, не имеет смысла. А самоубийство является просто протестом против творящейся мерзости. Как самосожжение у буддистов.
  Хозяин убрал газету, прикрывающую бутылку водки, тарелку с чёрным хлебом, нарезанными кругами колбасой, репчатым луком.
  Разлил алкоголь в три стакана. Прикрыл один из них ломтем.
  Выпили залпом. Выдохнули.
  В тишине было слышно, как бьется в стекла настойчивый дождь.
  - А теперь слушай, - сказал полковник. - Для кого-то война закончилась. Но для нас она продолжается. Она вообще не прекратится, пока жив хотя бы еще один не сдавшийся воин. Итак, в чем заключается план бета, и чего я жду от тебя...
  
  Обск, решка
  
  Лопасти вентилятора перемешивали душный воздух, превращая его в подобие горячего, словно из пустыни, ветерка, от которого много легче не становилось. Тяжел месяц август. Бессмысленно выжигает он посевы и леса. Иссушает речки и озера. Одуряет людей зноем и всепроникающей пылью.
  Мысли тяжелые, словно камни. С трудом заставляешь себя вслушиваться в слова собеседника. А если и связь некачественная?
  Было понятно, что Олег старается, кричит в трубку телефона, но голос плыл, рвался на бессмысленные звуки и слоги, дублировался многочисленным эхом.
   - Саша, слышишь? Как там дела, Саша? У вас и в Москве? - Пробился все же из далекого северного городка приятель.
  - А! - Наконец понял, о чем речь, журналист. Сразу успокоил. - Нормально, Олег. Сковырнули их, как гнилой чирей. Сначала куча москвичей на защиту верховного совета высыпала. Баррикады стали строить. Потом гкчписты пригнали танки. А те на сторону Ельцина сразу перешли. Генерал Лебедь сказал, что стрелять в народ не будет. И развернул орудия в другую сторону. А потом вообще всё у них посыпалось. Показывали этих ребят, так у Янаева руки трясутся. По виду, пьяный в дымину. Короче, всё, Олежа. Абзец партократам. Сделали их. "Враг вступает в город, пленных не щадя. Оттого в кузнице не было ...". Да всё закончилось. И гвозди, и терпение. В магазинах, сам видишь, на полках только соль да салат из морских водорослей. Но теперь финита ля комедиа. Жить начнем, наконец-то сковырнули этих паразитов. У них даже трепыхнуться как следует не получилось. Победа!
  - Ну, слава богу, - успокоился собеседник. - А то у нас в Манске вообще ничего не известно. Живем, как на необитаемом острове. Власть по квартирам да заимкам попряталась, молчит. Как тараканы, ждут, к какому берегу нелёгкая вынесет. Один балет на обеих программах. Ну, так и славненько, что всё хорошо и быстро закончилось. А то я тут уже хотел карабин взять и в тайгу податься. Партизанить. Поезда на Транссибе под откос пускать, так всё уже надоело. Что, Саша, теперь, наконец, порядок?
  - А то. - Уверено ответил Александр. Усмехнулся, представив пухлого невысокого приятеля, закапывающего взрывчатку под рельсы. - Ты только сравни ГДР и ФРГ, КНДР и Южную Корею. Сам понимаешь разницу между рыночной экономикой и совком. Так что рванем. Гайдар сказал, что через пару лет будем жить как в Европе. С нашими-то ресурсами и возможностями. Только чуть-чуть потерпеть переходный период, и всё! Кстати, честно тебе скажу, мы тут с ребятами тоже стали прикидывать, как в подполье уходить. Листовки уже стали печатать да распространять, прикинь! Но теперь всё, это дерьмо позади. "Брови чёрные, густые, речи длинные, пустые ...". Дальше пойдет, как по проспекту. Так что выбирайся из своей деревни. Обск, город все же краевой. Тут такие теперь перспективы открываются! У меня, кстати, интересная идейка насчет частной радиостанции в голове крутится. Сейчас это вопрос решаемый. Сейчас вообще все вопросы решаемые. Свертывай там дела и скорее возвращайся. Сейчас такое время - только успевать надо, пока другие лучшие места в жизни не заняли!
  - Ок! - Радостно согласился бывший однокурсник. - Всегда мечтал стать миллионером. Накопить миллион долларов. Хотя и на миллион рублей тоже согласен. Такой шанс дашь?
  - А то! Поможем, поддержим! Мы же друзья! Хотя лучше миллион в баксах. В рублях то миллионером теперь в нашей стране даже ленивый обязан стать!
  - Тогда через две недели подъеду, нормально?
  - Жду! - Весомо ответил Александр. - А пока подумай по части радио. Техника, кадры, на чем зарабатывать будем. В общем, приезжай уже с бизнес-планом. На себя я беру газетное направление. Мне это, сам понимаешь, ближе.
  Положил трубку. Передернулся - капли пота плыли по спине, шее, в подмышках.
  Нет, ну надо же, как солнце-то жарит! А в кране воды нет. Никакой. Ни ополоснуться, не попить. Вторую неделю ремонтируют. Довели страну коммунисты - в Сибири, рядом с огромной рекой, летом проблема с водой! Поставь их Сахарой руководить - так там точно песок пропадет. Как в старом анекдоте говорится, тут всю систему давно надо менять.
  Вот и пришло время, поменяли! Все-таки свернули им шею! Теперь настоящая жизнь пойдет!
  Александр расстегнул еще одну пуговицу на рубашке. Занес карандаш над листом. Итак, три направления. Сначала - газета бесплатных объявлений. Это чтобы контролировать рынок. Первому выхватывать самые интересные предложения, особенно по жилью и машинам. Зарабатывать на увязке продавцов и потребителей. Купле и перепродаже. Второе - чисто семейный еженедельник. Третье, бизнес-издание. Такого, аналитического направления, с уклоном в политику.
  Но начинать надо с формата бесплатных объявлений. Самый перспективный вариант.
  А деньги на раскрутку вытрясти из профсоюзов. Дать долю в газете, пообещать хорошие дивиденды - председатель облкома подпишется. Сейчас все думают, как где чего под шумок урвать. Пока старый хозяин ушел, а нового, еще нет.
  
  За полгода до этого, Москва
  
  - Это что, получается, без вариантов? - Обиженно, как ребенок, у которого отняли все принадлежащие ему игрушки, спросил полковник. Горько усмехнулся. - И что прикажешь делать в ситуации, когда командир говорит, что твоя отчизна, страна, которой ты принес присягу, по сути, труп?
  Процитировал. - "Если правда оно, ну, хотя бы на треть, остается одно, только взять, помереть?" Так, что ли?
  - Ну, у Высоцкого есть на эту тему строчка и получше. "Но все же конец твой, еще не конец, конец, это чье то, начало. Я успеваю оглянуться. Я видел, кто придет за мной". Важно видеть, что будет дальше. Я, к примеру, вижу. И тебе, если растерялся, хочу показать. А в целом, базовых сценариев, действительно, два. - Подтвердил генерал.
  - И какой лучше?
  - Из первоначальных, оба хуже. Если Горбачев остается у власти, то уже очень скоро мы
  получаем неуправляемый развал страны. Причем не только по союзным, но и автономным республикам. Примерно через два-три года ОН начнет торговать территориями за кредиты. Южные Курилы Японии, Калининградскую область под автономную республику немцев с последующим протекторатом над ней Германии. То же самое с Карелией и Финляндией, рядом приграничных областей. Закончится тем, что ОН сдаст атомное оружие просто за продовольственную помощь. По ОСВ-1 сам видишь, что процесс в этом направлении уже пошел. Мы слили суперсовременную Сатану, причем обязаны пилить ракеты. А американцы свои боеголовки складируют. Это уже чистое вредительство! По итогу, к концу десятилетия мы теряем ядерный щит и становимся абсолютно беззащитной перед врагами, возглавляемой некомпетентным, а, по сути, предательским руководством и раздираемой на клочья внутренними конфликтами страной.
  - Хреново. А второй вариант? Как я понимаю, если дать по шапке меченому? Или порох отмок? Достойной замены и здоровых сил не находится? Во всей стране?
  - Поздновато спохватились. Заболтал всех генсек. Упустили ситуацию. По оценке наших лучших специалистов, точка возможного возврата уже пройдена. События приняли необратимый характер. В случае отстранения президента, очень велик риск гражданской войны. Практически стопроцентно она будет. Начнется с всеобщей забастовки, как у Солидарности в Польше. Потом по накатанной, вплоть до боев в Москве. Кому это надо? Что не нам, это очевидно. Закончится тем же самым. Развалом страны, но в условиях более жестокого противостояния и попадания ядерного оружия в руки конфликтующих сторон. Очень вероятна последующая интервенция. В общем, тоже ничего хорошего.
  - Вот суки. Как же так, Андрей Михайлович? Как до этого допустили?
  Генерал виновато развел руки. - Знаешь, Рэм, трудно воевать, если предателями стали руководители страны. Горбачев, Шеварднадзе, Яковлев, ты фамилии не хуже меня знаешь. Но все же есть выход. Перевести ситуацию в выбор из других вариантов. Более приемлемых.
  - Это как?
  - А вот смотри. Отстраняем генсека. Как Хрущева, под домашний арест, версия - тяжелое состояния здоровья. Во временное, так скажем, правительство, входят самые авторитетные люди страны. Никакой крови, причем, быть не должно. Ни капли. Дальше смотрим - если народ поддерживает, тогда начинаем потихоньку восстанавливать ситуацию. Если нет, а дело, скорее, к тому и придет, тогда временное правительство отдает власть не Горбачеву, а действующим руководителям республик. Те ситуацию на местах, в общем, контролируют. И в отличие от меченного, люди, в основном, вменяемые. Самое главное, получаем стабильность хотя бы в границах России. И большинства республик.
  - Это Борьку, что ли, к власти? - Сощурился полковник.
  - Скорее всего, да. Хотя здесь еще поборемся. Но и это лучший вариант по сравнению с Горбачевым. Не хмурься. Уровень доверия народа к Ельцину огромный. Но самое главное, это человек со звериным чувством власти. Территории и ядерное оружие он ни за что, и никому не отдаст. В отличие от Горбачева. Это основное. А мы его поддержим. Разумными кадрами да советами. По нашей оценке, продержится он у руля не дальше двухтысячного года. А может быть, даже на пару лет его не хватит. Со здоровьем там серьезные проблемы. Но Россию он нам сохранит. Это основа. Ядерное оружие, как её щит, остается. Это самое главное. И с этой базы лет через десять, а то и раньше, начнем восстанавливаться. Если вспомнить историю нашей страны, так это не впервой. Что думаешь?
  - Если бы я тебя так хорошо не знал, Андрей Михайлович, то сильно бы в тебе засомневался, - проворчал в нос полковник. - Ты ведь, по сути, предлагаешь смириться с развалом Союза?
  Наклонился к собеседнику. Посидели несколько минут молча. Смотрели друг на друга в упор. Глаза в глаза.
  Первым не выдержал генерал. - Рэм, базовый вариант, это все же, замена Горбачева на вменяемое руководство Союза. Второй запускаем только в случае опасности гражданской войны. Просто мы, в этом ситуации и с нашей стороны от неё просто откажемся. При непременном условии смещения генсека. Против такого развития событий не возражаешь? Или очень сильно хочется пострелять на улицах Москвы? И не только?
  - Нет, Андрей. - Впервые назвал начальника по имени полковник. - В своих, я стрелять не хочу. Даже если они сильно заблуждаются. Хотя я не уверен, что это не мы ошибаемся. Всё это время. А демократы, на самом деле, правы. А что, если при рыночной экономике и частной собственности действительно будет качественный рывок? Если мы получим свой план Маршалла, и Запад нас примет, как блудного сына? Если именно мы были дураками, когда защищали страну от них, и тем тормозили, мешали жить? Все это время? Что тогда думать и делать? О себе и о жизни?
  - Так это, Рэм, игра без проигрыша с нашей стороны. - Заулыбался генерал. - Мы выигрываем в любом случае. Если Горбачева не отстранит временное правительство, это сделает Ельцин. Если либералы обеспечат эффективное развитие, большой скачок, как говоришь, нам от этого разве плохо? Но если они вместе с Борей облажаются, то все шишки-то на них! У народа открываются глаза, кардинально меняется мнение, мы возвращаемся к власти. Белые и пушистые.
  НО, - акцентировано взмахнул рукой Андрей Михайлович. - Самое главное сейчас, отстранить меченного. Он - наибольшая опасность. Горбачев, это гарантированный неконтролируемый развал страны с потерей территорий и ядерного оружия. Вижу, что с этим ты, по крайней мере, согласен. Так ты с нами?
  Рэм Олегович откинулся на спинку кресла. Прищурился. Кивнул.
  - Я в тебя верил. - Тихо сказал генерал. - Тогда слушай. Что от тебя нужно по варианту один. И как готовиться к варианту два...
  
  
  Осень 1993 года
  
  " По приближенной оценке в событиях 21 сентября - октября 1993 года были убиты или скончались от полученных ранений около 200 и получили ранения или иные телесные повреждения различной степени тяжести не менее 1000 человек. Имели место случаи закалывания штыком, раздавливания бронетехникой, а также выстрела в упор и последовавшего добивания лежавшего на земле человека штыком. Получены данные об отдельных эпизодах, которые говорят о возможности бессудных расстрелов гражданских лиц".
  (Заключение Комиссии ГосДумы России по дополнительному изучению и анализу событий 21 сентября - 5 октября 1993 года)
  
  Обск, решка
  
  - Как они уже надоели! Делят и делят власть, суки! Чума на оба ваших дома! - Олег плюнул в телевизор. Попал. Смущенно покосился на приятеля. Вытащил платок, стер плевок с экрана.
  - Лучше ужасный конец, чем бесконечный ужас. - Александр стиснул голову руками. - По большому счету, сейчас бы обе стороны на хрен, и досрочные выборы. Чтобы народ сам выбрал, кому дальше рулить. Но в любом случае, этим, облажавшимся политиканам, обязательно по панаме, что тем, что другим. Хотя мне до них особого дела нет. Сам в дерьме по горло. Попал я, Олежа. Очень крупно попал. Кредит в баксах возвращать надо. В течение недели. Наличкой. Очень серьезным ребятам. Таким, что шею не задумываясь, свернут. Или на такой счетчик поставят, что из кабалы не выберешься. А где их сейчас возьмешь, доллары? Даже если бы такой канал был, то у меня рублей в любом случае не хватает. Курс ведь как бешенный рванул.
  - Это кому ты попал? - Напрягся Олег.
  - Гарику Аветисяну. Из тех армян, кто Центральный рынок контролируют.
  - Знаю, - кивнул собеседник. - Я в его фирму жену месяц назад пристроил, рекламой заниматься. Кстати, она уже пару заказов на нас завернула. Сумма большая?
  - В баксах, полсотни тысяч.
  - Примерно стоимость техники, что сентябрем купили. - Прикинул Олег.
  - Знаешь что? - Повернул посветлевшее лицо к другу, - Давай так, ты отдаешь Авторадио мне. Все сто процентов. А я перевожу на себя весь долг и с ним разбираюсь. Идет? Я с ними сумею договориться. Уверен.
  - Ну, кредит то был как раз на эту самую технику. А стоимость радиостанции раз в пять выше, - уперся Александр.
  - А кому ты её сейчас продашь? И за сколько? Деньги-то очень срочно нужны?
  - Ну, да. Суббота, крайний срок. Просрочиваю, штраф тридцать процентов. И счетчик, три процента в день.
  - Не хило. Какие-нибудь еще варианты есть?
  - Да какие варианты? Ты же мою ситуацию знаешь!
  Саша, действительно, ничего не скрывал от Олега. Советовался с ним по всем вопросам. Как же, ведь младший компаньон в Авторадио. С долей в четверть.
  - Да. Знаю. - Качнул лысеющей головой приятель. - Потому себя и предлагаю. Отдам в залог квартиру жены, если что. У неё там вполне нормальные отношения с руководством, кстати. Еще кое-что в запасе имеется. Думаю, договоримся. Учти, я, таким образом, твою газету из-под удара вывожу! Другие активы. Тебя, если что.
  - Может, просто часть акций возьмешь? Ровно на сумму долга? Тогда наши доли станут фифти-фифти? Или тебе даже плюс один голос? - Испытывающе взглянул на друга Александр. - Если по реальной стоимости и по справедливости, оно так и выйдет.
  - Какая сейчас стоимость реальна? - Пожал плечами Олег. Посмотрел, как показалось, со злобой. - Все в цене валится. В разы. Да и за половину я не вижу смысла вообще впрягаться. Ты хозяин, сам и решай. Если только всё отдаешь, только тогда возьмусь! И будь уверен, я эту проблему закрою.
  - Хорошо! - Махнул рукой Александр. Время поджимало. А других способов расплатиться с опасными кредиторами, действительно, не было. - Лучше тебе, чем кому другому. Сам с ними переговоришь?
  - Да, конечно, - оживился директор "Авторадио".
  - Тогда давай, вперёд, смётано. Но редакционную политику ты со мной согласовывать продолжишь!
  - Идет. Тогда я сразу же и поехал. Гарик, скорее всего, в "Урарту". Он там постоянно ошивается. Времени то терять нельзя, верно?
  - Хорошо.
  Приятели пожали руки. Хозяин улыбался. Но спину гостя проводил тяжелым взглядом.
  Похоже, развел его Олег. Заранее договорился с Аветисяном, и кинул.
  Но ситуация, действительно, тупиковая. К тому же забот с печатными изданиями хватает.
  А по радиостанции, все равно, все нити в руках у Олега.
  Так что ладно, пусть рулит. Не ждал, конечно, Саша такой подставы от друга, но что делать. Деньги меняют людей. Не рвать же теперь все отношения.
  Лучше худой мир, чем добрая ссора.
  Александр покосился на экран телевизора. Белый дом горел. Из разбитых снарядами окон валили клубы черного дыма.
  Вот наглядный пример, что всей страной из клетки попали в джунгли.
  Где все прежние нормы и правила отменены.
  "Относись к окружающим так же, как хочешь, чтобы они относились к тебе". Это в прошлой жизни было. Не в этой.
  Вот он вытащил Олега из таежного захолустья. И что получил?
  Ельцина не стали расстреливать, а он чем ответил?
  Другая жизнь настала. Кто сильнее, наглее, бесцеремоннее, тот и прав.
  Александр передернулся. То ли от омерзения, предательства друга, обманутых надежд.
  То ли от холода.
  Октябрь, а горячей воды в батареях нет! Это в Сибири, в пору, когда по утрам иней на земле и вместе с дождем снег крупой пробрасывает!
  Денег муниципалитет, видишь ли, вовремя не успел на закупку угля найти.
  Из телевизора донесся истеричный голос диктора, призывавший к безжалостной расправе с путчистами. Ладно, разберутся там вверху с шизофренией в головах, определятся, кто самый главный, может, тогда порядок наведут. По-крайней мере, будет понятно, кто во всем виновен. Возможности сваливать свои грехи на окружающих не будет.
  Александр вздохнул. Подвинул к себе лист бумаги. Надо писать редакционную статью. По всем прошедшим и ожидаемым событиям.
  Причем так, чтобы не отпугнуть от себя рекламодателей и подписчиков.
  Ведь рынок на дворе. А на нем покупатель всегда прав.
  
  Москва, орел
  
  - Ну, как там дела? Что слышно? - Рэм Олегович с любопытством посмотрел на Дмитрия. - Да не спеши, проходи в зал, там спокойно поговорим.
  Расположились в глубоких кожаных креслах. Хозяин принес с кухни холодный зелёный чай. Фрукты.
  - Давай, рассказывай.
  - Да все вроде к концу идет. Раздавил парламент президент. В лепешку. Он-то стрелять, не раздумывая, начал. Потому и победил. А мы в девяносто первом не стали. - С укоризной заметил майор в запасе. В отставку в спецслужбах уходят редко.
  - К чему бы это тогда привело, знаешь? - Поднял усталые глаза генерал-лейтенант, получивший очередное звание также в связи с уходом в запас. - Я тебе одну историю расскажу. Далеко не всем известную. Весной сорок первого года мы сделали обстоятельный анализ. Вывод был однозначный. Если мы наносим удар первыми, то на начальном этапе сметаем вермахт. Продвигаемся минимум до Вислы. Правда, вязнем в Восточной Пруссии и получаем против себя партизанскую войну в Польше и на других западных территориях. Но с шансом захватить Гитлера в Вольфшанце. К сожалению, после этого на нас поднимается вся Европа. Кроме Венгрии, Румынии, Финляндии, Италии, мелочи вроде Болгарии, Словакии, Хорватии и прочих, вдобавок еще Испания, Швеция, Португалия, Турция. Потом англосаксы заключают с немцами сепаратный мир и консолидируются против Союза. С востока открывает второй фронт Япония, а то и Иран. Вот такие пирожки.
  Хозяин отхлебнул из фарфоровой ажурной кружки. Поморщился. - Войну против всего мира мы бы явно не выдержали. И потому единственным шансом было, дождаться нападения. Терпеть, показать, что проигрываем, для того, чтобы втянуть в войну на своей стороне Британию и Штаты. Так глубоко, чтобы потом к Гитлеру не смогли бы перекинуться. Хотя и так старались, контакты Даллеса и Вольфа в Швейцарии - это только ставшая известной публике верхушка.
  Генерал потянулся к бару. Достал пузатую бутылку, пару фужеров. - До сих пор горько, как все это вспоминаю. Словно в детстве ты сильнее измывающегося над тобой шпанёнка, можешь его размазать, но вынужден до поры терпеть, чтобы за него не вступилась вся кодла. Только гораздо хуже, потому что гибнут люди. Я двух братьев и отца потерял. Но это был единственный шанс победить.
  Разлил коньяк. - Помянем их память. И всех, кто погиб за свою страну.
  Стоя, выпили. Помолчали, прислушиваясь к вою проезжающих за окном бронетранспортеров.
  - Цугцванг. - Сказал Дмитрий.
  - Что? - Не понял генерал.
  - Позиция в шахматах, где делающий ход проигрывает. Если бы мы атаковали - мы бы проиграли. Гитлер напал первым - его и разбили. И теперь - кто первым начал стрелять, тот по ходу, и проиграет. Так, что ли?
  - Да. Верно.
  - Ну, ладно. - С сомнением, но согласился Дима. - А дальше-то что?
  - А дальше, продолжение плана бета, - усмехнулся генерал. - Расти в новых структурах. Ставить их под контроль. По возможности, перехватывать управление. Готовить возвращение. На качественно новом уровне. Согласись, рыночный статус страны и связанные с этим плюсы уже существенно увеличили наши возможности. Особенно в части финансирования ... разных операций. Как, кстати, у тебя дела?
  - Ну, систему безопасности в своем банке наладил. Клиентская база и все расчеты у меня под колпаком. Хотя директор банка, понятно, об этом даже не догадывается. Платят, сволочи, очень хорошо. Я за месяц больше зарабатываю, чем за год службы в Комитете.
  - И то славно, - усмехнулся Рэм Олегович. - Чего же против такой жизни воевать? Обоими руками поддерживать такую власть надо! И что дальше думаешь делать?
  - А какие задачи? - Повернулся к генералу Дмитрий.
  - Есть новое направление. Идти во властные структуры. С другой стороны, не той, что раньше. Скоро будут объявлены досрочные выборы в Госдуму. Есть одна интересная партия с сыном юриста. Депутатом от неё стать готов?
  - Партия сказала надо, комсомол ответил, есть, - ответно улыбнулся майор.
  - Партия для нас, всегда вся страна. Офицер служит не правительству, а отчизне. Помнишь? - серьезно ответил генерал. - В общем, сейчас цель, максимально ограничить влияние набирающих силу прозападных либералов. После отставки Горбачева, это враги России номер один. Реальная пятая колонна. Второе, нужно не дать возможности коммунистам вернуться к власти. В этом случае мы попадем в международный бойкот с риском огромных внутренних конфликтов. Вот между этими крайностями и надо удержаться.
  
  
  Осень 1998 года, Обск
  
  "Дефолт 1998 года был неожиданным не только для западных инвесторов, руководствовавшихся принципом "Россия - большая, ей не дадут упасть".
  (Википедия)
  
  - Рассрочку хотя бы дашь? - Саша исподлобья посмотрел на Олега.
  - Какая рассрочка? - всплеснул тот руками. - Это же не мои деньги. Мне самому их возвращать надо!
  "Врет". - С безнадегой подумал должник. - "Прошлый раз говорил, что его. Из тех баксов, что до миллиона копил. Но, что толку спорить. Еще хуже будет. Раздавит он меня. Я ведь так себя не умею вести, как он".
  Накатила обида. На бывшего друга. На, не первый раз, обманывающую власть. На всю эту сволочную жизнь.
  - Да где я сейчас возьму двести тысяч долларов! - Взорвался Александр. - В рублях бы тому курсу вернул. Но он в три раза обвалился! И продолжает падать. Ты же знаешь, я все деньги в офис впалил. Его тоже сейчас не продашь. Даже за те деньги, что купил. Но ты же понимаешь, всё со временем восстановиться.
  Он с надеждой глянул в глаза Олега.
  - Когда оно восстановиться? - Пожал плечами и отвернул в сторону голову тот. - Мне сейчас вся сумма нужна. Или залог под неё. Чтобы перекредитоваться.
  - Олежа, - не выдержал Александр. В глазах защипало. Сморгнул, чтобы смахнуть неожиданные слезы. - Ты же говорил, что это твоя наличка. Которую ты на черный день копил! Что это свободные деньги! Ты же сам меня уговаривал их взять! Ради интересов фирмы! А сейчас меня как по живому режешь!
  - Мало ли я что говорил. Кстати, я у тебя хотел долю за них взять, ты сам пожадничал, отказался. - Усмехнулся Олег. - Главное, ты мне сейчас должен двести тысяч долларов. Долг мы юридически оформили. И ты мне его вернешь. Как понимаешь, я этого добиться смогу. Моих друзей ты знаешь.
  "Тоже мне, друзья. Крышующие рынок бандиты. Между делом, любовники жены. А то чего она постоянно с братьями Аветисянами по заграницам ездит?", - подумал Саша.
  Тихо сказал. - Но ты же меня совсем раздеваешь. На улицу выбрасываешь.
  - Почему на улицу? - Оживился Олег. - Ошибаешься. Я хочу, чтобы ты остался шеф-редактором. Не только печатных изданий, но и радиостанции. Зарплату я тебе положу хорошую. Журналист ты прекрасный. Вот бизнесмен, извини, никакой.
  Наклонился к собеседнику. Показалось, с жалостью на него посмотрел. - Соглашайся, Саша. Переводи на меня издательство. Я тебе пожизненный найм обеспечу. С хорошей зарплатой. Мы же друзья. Поверь, других вариантов у тебя нет. Я свои деньги в любом случае вышибу.
  Продолжил, лениво, но с оттенком угрозы. - У тебя же Маринка беременна? О жене хотя бы подумай!
  - Сука ты, - не выдержал Александр.
  - А ты мне не дерзи! - Напрягся Олег. - Это капитализм, здесь лузерам делать нечего! Сам, кстати, за рынок всегда выступал. А будешь хамить, все равно за все заплатишь. Но на работу тогда не возьму. Зачем мне подчиненный, что дерзит начальнику?
  Неожиданно усмехнулся. - Брось, Сашка, соглашайся. Поверь, чем быстрее, тем оно лучше. Нет у тебя против меня никаких козырей. Я же про тебя всё знаю.
  - Ладно. - Сдался Александр. Если бы не Маринка. Не долго ожидаемый ребёнок. Не внезапно подступившее осознание своей слабости. Бессилия перед той стихией, что ломала его жизнь.
  Очень жалко было отказываться от своего дела. Словно свою душу в него вложил.
  Но с другой, стороны, вроде бы при газете оставался. Плюс, снова радиостанция.
  - Я согласен. - На всякий случай переспросил, - так ты на всем настаиваешь? Ничего мне не отставишь?
  - А зачем оно тебе? - Быстро ответил Олег. - Все активы отдаешь, конечно.
  Быстро поправился, - конечно, кроме квартиры и машины. И дачи.
  - Спасибо и на этом. - С горечью сказал Саша. Попробовал пошутить. - Мне теперь тебя Олегом Сергеевичем называть?
  - Это не лишнее. - Абсолютно всерьез кивнул собеседник.
  Вытащил папку. Аккуратно выложил кипу бумаг.
  - Подписывай. Потом я к нотариусу. А ты свободен. До завтра.
  Махнул рукой, жестом "гулять так гулять!"
  - А, ладно. До конца недели можешь отдохнуть. Я понимаю. Но в понедельник, как штык, на работу.
  Пододвинул авторучку. - Давай, Саша.
  ... Очень сильно хотелось разогнать машину и ударить её о какой-либо бетонный столб. Из тех, что побольше да покрепче. Или съехать на набережную. И там, по спускающимся в мутную воду ступенькам, еще дальше, на самое дно. К ленивым, снулым, отравленным сбросами рыбам.
  Так бы и сделал. Если бы не беременная жена.
  Не в той стране и не в то время он женился. Нельзя здесь заводить семья и рожать детей.
  Маринка встретила взглядом испуганным и озабоченным. Сразу отвела глаза в сторону.
  "Уйдет она от меня", - обреченно решил Александр.
  - Все в порядке, милая. - Постарался беззаботно улыбнуться. - С Олегом договорились. Отдал ему за долги издательский центр. Но зато теперь мы никому ничего не должны. Шеф-редактором остаюсь. Печатные издания, плюс возвращаюсь на радио. Куда они без меня? Такие дела. Так что будет меньше головной боли. Раньше домой буду приходить.
  Растянул губы в улыбке. Получилась некрасивая жалкая гримаса. Отвернулся, потому что глаза не слушались, вновь стали злыми и мокрыми.
  - Горе ты мое. - Жена обняла со спины. Прижалась теплым пухлым животиком, в котором росла новая жизнь. - Получается, я выходила по расчету за газетного магната, а вышло, что по любви и за пролетария? Ну и ладно. Есть будешь?
  - Да я бы помылся сначала. - Признался Саша. Горло сдавил горький комок вины и признательности. По щекам потекли слезы.
  - Да воды снова нет, милый, - хмыкнула жена. - Только холодная. Так что заводи машину, да поехали на дачу. И не переживай. Не жили богато, не фиг начинать.
  
  Весна 2000 года, Москва
  
  "Президентскими выборами 26 марта 2000 года завершился одиннадцатилетний цикл политической трансформации российского общества от исходного советского образца"
  (Московский Центр Карнеги)
  
  - Поздравляю, Рэм Олегович. Что наметили, то исполнили? - Улыбнулся Дмитрий. - Победа?
  - Ну что ты, Дима. Это только первый этап. Вот сейчас как раз настоящая работа и начинается. Как, кстати, у тебя дела?
  "Вот старый лис. Будто сам не знает?" - Подумал майор. Но все же ответил.
  - В думу на третий срок избрали. На этот раз по списку медведей. Бизнес в порядке. Охранная компания, детективное агентство. Не такие уж большие, но с солидными клиентами. Недавно второго ребенка родили. Так что теперь у меня два наследника. Все, вроде нормально.
  - Это славно, очень славно. Обратно на госслужбу не думаешь?
  Дима испытывающе глянул на хозяина квартиры.
  - Если надо, значит, надо. Но вроде пока не приглашают.
  - Считай, пригласили. Так как?
  Дмитрий для порядка немного подумал. Потом уверенно кивнул. - Снова в Контору? Или другой вариант?
  - Почти. Ты послушай, что я тебе расскажу, и учти, что все это правда.
  Рэм Олегович вздохнул, как профессор перед долгой лекцией. - Ты ведь понимаешь, что везение, это объективная характеристика?
  - Да. Я в курсе, что данный фактор учитывают при выборе исполнителей на сложные задания.
  - Правильно. Так вот, удачливость - это такой же ресурс нации, как нефть, золото, здоровье, интеллектуальные разработки, экологический потенциал. В последнее десятилетие мы этот фактор упустили. А если честно сказать, действующие во власти агенты потенциального противника сознательно создавали в стране такие условия, чтобы наиболее ценные и в этом отношении люди её покидали, уезжали на Запад. Теперь здесь нужно восстанавливать свои позиции. С новым президентом, как ты понимаешь, этот вопрос согласован.
  "Интересное развитие событий", - подумал Дима. - "Такая оригинальная трактовка теории пассионарности Гумилёва". Спросил.
  - Предлагаете именно этим мне заняться? И что надо делать?
  - Да. Необходимо посмотреть те наработки, что были при СССР. Я все сохранил. Более того, они уже отцифрованы. После этого подберешь людей. Список кандидатов тоже готов. В общем, возглавишь управление. Я - в твоих советниках. Не спорь, - пресек попытку возразить, - пришло мое время уступать дорогу ученикам.
  - И чем мы будем заниматься? - Осторожно спросил Дмитрий. Все это всё же несколько отдавало шаманством, потому настораживало. Ладно, что своему наставнику он беспрекословно верил.
  - Поиском счастливчиков. Причем не столько тех, кому везёт, сколько тех, кто приносит удачу. На Западе таких зовут "лаки", и они как раз наиболее ценный для нас ресурс. Сам понимаешь, почему. Будем нарабатывать технологии развития этих способностей, как в индивидуальном, так и в массовом плане. Необходима разработка механизмов ориентации этих сил на интересы страны. Естественно, физическая защита. Чем больше у нас будет таких людей, особенно приносящих удачу не себе, но окружающим, чем сильнее наша родина.
  - И не улыбайся втихомолку. - Взъярился генерал-лейтенант, - все это очень серьезно. Самое серьезное, чем тебе в твоей жизни придется заняться. Может, самое главное, что сейчас нужно стране! Выделен большой штат, соответствующее финансирование. Знаешь, как я бился, чтобы именно тебя на это дело поставили? Начальника нашего бывшего управления помнишь? Хорошо, что Андрей Михайлович твою кандидатуру поддержал. А он мужик не простой. Что произойдет, вперед на годы просчитывает. И поверь мне, стрелянному и много видевшему воробью, удачливость, это ресурс, которым вполне реально управлять. В интересах страны и на горе её врагам.
  Внезапно успокоился. - В общем, сам убедишься. И еще как, убедишься. А потом, как наберем критическую массу, запустим следующий этап. Он еще интереснее. Меченный эту работу до конца довести не дал. А то бы до сих пор в СССР жили. Не в прежнем, но в единственной мировой супердержаве. Ну да ладно. Что выросло, то выросло. Слава Богу, контроль над страной вернули. Пришло время её восстанавливать.
  
  2007 год, Обск
  
  Кабинет был роскошен. С длинным столом для совещаний и не уступающей ему размерами блестящей поверхностью, за которой восседал хозяин. С аквариумом, встроенным в стену. Огромным, диагональю в полтора метра, плоским телевизором рядом.
  "Метров сто квадратных на одного", - с привычной неприязнью подумал Александр. - "А у меня сотрудники чуть не на плечах друг друга сидят".
  Из-за полураспахнутой двери, ведущей в комнату отдыха, слышались скрип дивана, чмокание и сладострастные, похожие на уханье совы, выдохи.
  Происходил кастинг очередной кандидатки в сотрудницы.
  "Это он специально, сволочь. Чтобы меня унизить. Уже до того опустился, что Марину склеить пытался. Причем сам мне с недоумением все рассказал. Типа, а что такого, мы ведь современные люди, а ты и сам ненормальный, и жена у тебя такая же. Свингер хренов".
  Наступила тишина. Затем неразборчивое бормотание, с отдельными угадываемыми словами "... умничка ... все умеешь, не ждал ... считай, принята ... молодец ... пока-пока". Поцелуй. Хлопнула дверь черного выхода.
  - Какая девочка, а? - В кабинет ввалился, застегивая ширинку, лысый толстячок. Укоризненно заметил, - рекомендую! Мастерица и без комплексов! А ты, Сашка, зря сотрудниц игнорируешь. Наш коллектив - это одна семья. Один ты выпрягаешься. Нехорошо. Я терплю-терплю, но всему есть пределы.
  Александр отвернулся к окну. Буркнул. - Мне эти игры не по душе. Да и Марине тоже. Учти это.
  - Ну, да ладно, не хотите, не надо. - Хмыкнул генеральный директор. - Хотя, между прочим, моей жене ты нравишься. Она тебе даже так готова дать, без свинга. Я, кстати, не против, хотя это и не совсем честно.
  Заметил перекосившееся лицо собеседника, быстро поправился, - Но не об этом речь. Слушай.
  Толстячок поправил галстук. - У меня тут разговор был с вице-губернатором. У него сын юрфак закончил, хочет работать у нас шеф-редактором. Возьмем мальчишку? Толку как от сотрудника от него никакого. Но зато папаша многим поможет. Тебе дадим другую должность. Функции остаются те же. Деньги, тоже. Даже десятку добавлю. С учетом разных нюансов.
  - А если переспишь с моей Лилькой, то и четвертак, - посмотрел хитрым взглядом. - Нельзя ведь женщинам отказывать. Да и начальникам тоже.
  - Мы с женой однолюбы. - Растянул губы Александр, подавляя желание нагрубить. - Слушай, Олег Сергеевич, а ты не боишься, что я на все плюну и от тебя уйду?
  - Брось, Саш, не обижайся, - казалось, растерялся собеседник. - Для тебя ведь наша фирма, как второй ребенок. Даже первый. Ну, как ты её бросишь? Ты же её сделал. Вырастил до ведущей в регионе. У нас лучшие рейтинги. Отличные сотрудники. Ну, где ты еще до такого уровня поднимешься? А теперь еще у нас и с властью идеальные отношения будут. Несколько новых программ запустим. Слово губернатору. Новости из облсовета. Еще что-нибудь. Ну, как ты своих слушателей да читателей бросишь? Не дури, Саша. В общем, так, я тебе даже твой кабинет оставлю. Хотя хотел забрать.
  Прошелся по паркету, с удовольствием вдавливая ступни в дубовые плашки.
  - Ладно. Сегодня отдыхай. А завтра к десяти совещание. Познакомимся с новым сотрудником. - Поправился, - ну, для тебя он будет начальник, но это так, формально...
  ***
  Дочка встретила Александра весёлым визгом. - Ой, папа, ты совсем пришел? Больше на работу не пойдешь? Давай в фан-парк съездим?
  - Не работает парк в понедельник, Вика, - поправил ребёнка Саша.
  - Нет, работает, работает! - Вёсело запрыгала по комнате девочка. - Папа, ну, пожалуйста!
  - Ладно, собирайся, - согласился Александр. Подумал: "Конечно, там выходной. Но хоть по лесу прогуляемся. Гербарий к школе соберем".
  - Ура! - Закричал ребёнок. Бросилась к отцу, повисла на шеё, заглядывая в лицо влюбленными карими глазами.
  - Отпусти, егоза, - усмехнулся он. - Одевайся, а я пока душ холодный приму.
  - А вот и не примешь! Вода только горячая!
  - Да что ты будешь делать! Какой-то день сегодня неудачный.
  - Почему неудачный? Мы же в фан-парк идем!
  - Да ты то у меня вполне удачная, - успокоил ребёнка Александр. - Это мне не очень везет.
  - Всё у тебя, папочка, будет хорошо, - отмахнулась девочка. - У тебя же есть я! И мама! Открыла шкаф. Вытащила несколько джинсов. Стала их придирчиво сравнивать.
  Саша усмехнулся. Виктории, действительно, в жизни везло.
  К примеру, она везде и всегда успевала. Даже если они задерживались против назначенного времени, то ровно на столько же переносили фильм или спектакль, опаздывал поезд или автобус, меняли начало праздников и концертов.
  Едва освоив любую построенную на элементах случайности игру - детские "ходилки", нарды, карты, Вика немедленно обыгрывала не только сверстников, но и взрослых.
  Не в силу умения считать, или запоминать - просто ей, как говорится "пёрла" карта, удачно выпадали кости, или противники допускали нелёпые ошибки, над которыми потом долго сами недоумевали, "как же это угораздило"?
  Видимо, удачливость - вполне объективная штука. И хорошо, вспоминая несложившуюся карьеру и сегодняшний разговор с Олегом, думал Александр, что в этом случае не наследуемая. Вот он умел зарабатывать деньги. Но, как показала жизнь, в основном для окружающих. Которые, паразитировали на нем. И как это изменить, Саша не знал...
  Фан-парк, к его удивлению работал.
  Именно в этом месяце выходной перенесли с понедельника на вторник.
  
  
  2008 год, Москва.
  
   "Е.ГАЙДАР: Сам думаю об этом, разговаривал об этом с шестью ведущими мировыми экономистами, которым я доверяю. Общий ответ "мы не знаем". Кризис необычный, он не укладывается в стандартные нормативы кризисов послевоенных, между 50-м и 90-м годом. Мы не знаем, что будет с банковской системой, в какой степени там серьезные проблемы. Мы не понимаем, насколько серьезные проблемы с бумагами с фиксированной доходностью корпораций, которые должны погашаться в первой половине 2010 года. Мы не понимаем, будет ли мыльный пузырь и связанный с ним кризис"
  (Эхо Москвы, 26 июля 2009 г.)
  
  - Что мы не так сделали, Рэм Олегович? - Дмитрий с недоумением смотрел на сидящего в глубоком кресле советника.
  Подумал с жалостью. - "Сдал-то как старик! Отпуск бы дать. Месяца на полтора отправить куда-нибудь на теплый курорт. Но как без него, всё, что навалилось, разгрести?"
  В последние годы пришлось очень напряженно работать. Но более всего не только советника, но и всех прочих подкосил не напряженный, ненормированный график, а неожиданная неудача.
  То, что спроектированный для США кризис больно затронул также и Россию.
  - Полагаю, - начал Рэм Олегович, - мы все делали правильно. Особенно в части раскрутки условий для укрепления страны. Всякий раз и почти везде кубик выпадал наиболее выгодной для нас стороной. Это привело к повышению цен на наш экспорт. Развитию конфликтов в наиболее выгодную для нас сторону. Повышению политического и экономического веса России.
  - Думаю, - он поднял уставшие глаза на бывшего ученика, - что, возможно, на этом и стоило остановиться. Не исключаю, что проект, направленный на падение Штатов, был лишним. В частности, потому, что поскольку для везунчиков это ненормальное применение их способностей, они не сумели локализовать данные проблемы исключительно на Западе. Я, как инициатор и разработчик этой программы, беру всю ответственность на себя. Еще и потому, что все же, ни о чем не жалею.
  Усмехнулся. - Пиндосов-то, мы если еще не обвалили, то уроним точно. И на самое дно. Туда же, куда они отправили двадцать лет назад нас. Что не было учтено, так это сверхвысокое участие России в международном разделении труда. В результате чего "сделанный" для них кризис, мы через падение экспорта, получили себе. Частично. Потому как им, по любому, достанется больнее.
  - В общем, так, Дима. - Генерал, покряхтывая, вытащил свое тело из глубокого кресла. Достал из дипломата папку. Положил на стол.
  - Здесь мой меморандум по этим вопросам. И заявление на увольнение.
  - Не спорь! - Поднял руку. - Уважь старика. Отпусти. Стрелочник обязательно нужен, я беру все на себя. Пора в отставку. Окончательную и бесповоротную.
  Пристально посмотрел на собеседника. Выпрямился. Тихо заговорил. Словно о самом сокровенном. - Но что скажу тебе напоследок, Дима. Жизнь человека для себя, бессмысленна. Я знаю, ты-то это понимаешь. Мы все смертны. Все умрем. Потому стоит жить только ради чего-то большего. Семьи. Идеи. Общины. Государства. Самым счастливым удается жить интересами человечества. Может, и вселенной.
  - Знаешь, - улыбнулся недоуменно и словно извиняясь, - мне никогда не удавалось подняться выше уровня страны. Может, я не прав. Но это моя жизнь, и иначе я не мог.
  Снова опустился, будто обвалился, в жалобно скрипнувшее кресло. - Еще что я понял. Мы, вся страна, это словно одна монета. Одна её сторона - коммунисты. Другая - либералы. Одна - женщины. Другая - мужчины. Старики и молодые. Бизнес и наемный персонал. Власть и народ. Но монета всё же одна и та же. И если одной стороны плохо, то и другой со временем придется не сладко. Потому, надо находить компромиссы. А сейчас иногда уже думаю, если мыслить в масштабах человечества, то тут точно так же. Мы - одна сторона. А Запад - вторая. То же ислам. Китай. Примерно так. Такая, многосторонняя монета. Бьем их, получаем по своей шее.
  Замолчал. Пробормотал в нос. - Разговорился я что-то. Расфилософствовался. Ладно, пойду я. Но, очень важный совет напоследок.
  Наклонился к ученику. - Начинай искать провидцев. Мы уже собрали критическую массу паранормалов. Значит, пришло время появления предсказателей. Прозревающих грядущее пророков. Они среди тех, кто успешны и сами по себе, и приносят удачу близким. Про них генерал, Андрея Михайловича имею в виду, перед своей смертью мне сказал. А он будущее точно видел. Как ты меня сейчас. Все, что мы с тобой сделали, приведет к появлению очень сильных ясновидцев. Каких, еще не было. А с ними, сам понимаешь, мы станем неуязвимыми. Потому что будем знать будущее мира. И получим возможность менять его.
  Рэм Олегович грустно усмехнулся. - В интересах если не человечества, так хотя бы страны. Но это - уже выбор вашего поколения. И ваша ответственность. Не провожай меня.
  Вновь вытащил старое, больное тело из кресла. Захромал к выходу. У выхода все же обернулся. Махнул рукой. Пожал плечами, словно не понимая "Надо же, как оно все сложилось?". Так и ушел, недоуменно качая головой.
  
  2009 год. Обск
  
  - Саша, ты знаешь, я с увольняемыми, вообще, не общаюсь. - Олег откинулся в кресле. Прищурившись, посмотрел через огромный, шире теннисного, стол на подчиненного. - Но у нас с тобой особые отношения. Кроме того, уж больно сильно ты меня подставил!
  - Да как я тебя подставил? - Возмутился журналист. - Нормальная статья о нарушениях при размещении госзаказе!
  - Нормальная!? - Взъярился директор. - Ты КАКИХ людей в ней затронул? Ты же опытный журналист, понимать должен! Подставить меня хочешь?
  - Почему подставить? - Сощурился Александр.- Мы об этом год назад писали. И два. В тех же самых выражениях. И о тех же самых персонах. Что изменилось?
  - Ситуация изменилась! - Побагровело лицо толстяка. - Борьба с коррупцией! Кризис на дворе, курс на экономию бюджетных средств! Ты же видишь, то одного посадят, то другого оштрафуют, то третьего с должности снимут!
  - В общем, так. - Внезапно успокоился директор. - Я расцениваю все это как сознательное вредительство. И либо ты прямо сейчас пишешь заявление на увольнение. Сегодняшним числом. И получаешь свои деньги за этот месяц в полном объеме. Плюс столько же, как выходное пособие. Или я сокращаю твою должность и не допускаю больше к работе. И тогда расчет с тобой пойдет по официальной, то есть минимальной зарплате.
  Отвернулся к окну. - Хватит, Саша. Намучился я с тобой. Ни хрена понимать не хотите. Ни ты, не твоя Маринка. Ну и решайте свои проблемы сами.
  - Пойми, - повернулся к бывшему другу. - Или вы живете как мы все. Или зачем вы мне нужны?
  Его лицо смягчилось. Глаза затуманились. Незаметно на столе появилась бутылка коньяка. - Саша, пойми, я очень хорошо отношусь. И к тебе, и к твоей семье. Давай, как давние друзья, выпьем, и вместе подумаем, как дальше жить. Ну, как ты себя ведешь? Ну, вот, моей Лильке ты давно очень нравишься. Сам ведь это знаешь. Заставляешь женщину страдать. Ну, так взял бы свою супружницу, да приехал сегодня ко мне в гости! Посидели бы вчетвером. Поговорили бы. Мы же старые товарищи. Как никак, двадцать лет вместе, с института.
  - Презервативы с собой привозить? - Мрачно спросил Александр.
  Олег испытывающе уставился на собеседника. Сощурился. - Не хами, Саша. Тебе это не идет. А если серьезно спросил, то не беспокойся. У меня всё есть. Так что, давай, вмажем коньячку. Ступай домой. А часикам к семи подъезжайте. Увольнение, сам понимаешь, отменяется.
  Александр поднял глаза к потолку. Пробормотал, - Давно я это хотел сделать.
  Обошел стол. Взял бутылку. Вытащил пробку.
  Напрягшийся при движении собеседника директор расслабился. Пододвинул фужеры. Буркнул, - ну и славненько. Давно бы так.
  Александр аккуратно наклонил горлышко над сверкающей лысиной.
  Олег тихонько взвизгнул. Вскинул глаза на возвышающуюся над ним фигуру. Попытался встать. Пискнул, вдавленный левой рукой гостя обратно в кресло. Испуганно замер, уставившись ошеломленным испуганным взглядом. Дотерпел, пока весь коньяк не вылился. Молчал до тех пор, пока Александр не пересек кабинет и не стал закрывать дверь.
  И лишь потом, в спину, завизжал. - Вон! Вон отсюда, дурак! Ты уволен! Без выходного пособия!
  Заткнулся, когда уходящий Саша обернулся. Пригнулся, словно прячась за массивную тумбу. Секретарша в приемной испуганно вскинулась, подскочила к входу, недоуменно уставилась на некогда белую, а теперь в коричневых разводах и липнущую к телу рубашку директора.
  - Оленька, - успокоил её Александр, - подготовьте от моего имени заявление на увольнение. По собственному желанию, сегодняшним днем. Занесете ко мне в кабинет, я подпишу. Олег Сергеевич, уверен, тоже. Хорошо?
  - Да, понятно. - Кивнула, разглядывая опрокинутую бутылку. Глаза её веселились. - Сейчас помогу Олегу Сергеевичу, напечатаю и занесу.
  Шепнула, - удачи вам.
  Незаметно для начальника показала Саше большой палец.
  Потом, забирая уже подписанное заявление, задумчиво сказала, - а вы молодец. Я вот на такое никак не могу решиться. Очень вас не хватать будет...
  ***
  Марины, слава Богу, дома не было. Как объяснить жене, что ты стал безработным? Тем более, во время кризиса?
  Дочка-лапочка обратилась, кинулась на шею. - Папка, пойдем на великах кататься? Или тебе еще на службу надо?
  - Все, Вика, со службой. - Грустно улыбнулся Александр. - Я теперь безработный. Это значит, денег у нас очень мало будет. Зимой не сможем в горы съездить. Да и с ноутом к школе тебе теперь не очевидно.
  - Это почему? - Свела брови в ниточку девочка.
  - Ну, так если я не буду работать, откуда деньги возьмутся? На что вещи покупать?
  - А ты другую должность найди, еще лучше!
  - Нет работы, Вика. Вообще нет. Знаешь, сколько сейчас безработных? Кризис. И мама очень мало получает. Того и гляди, её аптеку закроют.
  - Ну, не знаю. - Задумалась дочь. - А если все без работы останутся, тогда что?
  - Тогда революция будет. - Усмехнулся Александр. - Тебе же в школе рассказывали.
  - Да, это когда царя убили. Со всей семьей. - Нахмурилась девочка. Добавила с упреком, - ну зачем надо было ... вот так.
  - Значит, управлял он плохо, - пояснил Александр. - Представляешь, до какого состояния они людей довели, если с ними так поступили!
  Вика вздохнула. Перевела разговор с неприятной темы.
  - Папа, а может, ты в лотерею что-нибудь выиграешь? И будут у нас деньги.
  - Лотерея, это, конечно, шанс. - Согласился Александр. Подумал "А чем черт не шутит?".
  - Ладно, берем велосипеды, пошли кататься. По дороге какую-нибудь лотерейку и купим.
  - А мне сегодня во дворе уже дали. Вот, - протянула девочка бело-красный листок.
  - Тут надо угадать шесть цифр. - Узнал бланк Александр. - Из сорока пяти. И потом еще по двадцать рублей за каждый вариант заплатить.
  Девочка нахмурила лобик. С ходу выпалила полдюжины чисел.
  Александр их аккуратно зачеркнул. Свой вариант выбирать не стал. Все равно не повезет.
  - Теперь поехали, сдадим. И подождем результатов. Как выигрыш-то делить будем?
  - Половину тебе, половину мне. Нет, еще мама. Тогда всем троим, поровну.
  - Идет, - согласился Саша.
  Подумал, что дочке часто везет.
  Когда Александр делал ставки на спортивные результаты, он иногда спрашивал советы у девочки. И очень часто она угадывала. При этом, совсем не интересуясь футболом или хоккеем. Хотя, крупный выигрыш - это уже фантастика. Как и хорошая работа во время кризиса. Боже, как с Мариной-то объясняться?
  Вика почувствовала настроение отца. Подошла. Погладила ладошкой по голове, как маленького.
  - Ну что ты, папа. Не переживай. Все нормально будет. Правда. Я знаю.
  Александр улыбнулся немудреной детской заботе. Но в груди потеплело.
  В конце концов, жизнь ведь не закончилось. Просто закрыта еще одна страница.
  Вон, бывший однокурсник, еще полгода назад замредактора гламурного издания, сейчас работает грузчиком в продуктовом магазине и, особенно, по этому поводу не переживает.
  Пока мы живы, пока не сдались, есть, кому бороться. А дети придают смысл этой борьбе. Как надежда на лучшее будущее. Если не для себя или них, так хотя бы для внуков.
  Промурлыкал "Я успеваю улыбнуться. Я видел, кто придет за мной...".
  Подмигнул девочке. - Ну что? Поехали! Помнишь, кто это сказал?
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  LitaWolf "Королевский отбор" (Любовное фэнтези) | | С.Бессараб "Не в добрый час: Книга Беглецов" (Антиутопия) | | А.Каменистый "Весна войны" (Боевая фантастика) | | Т.Серганова "Обрученные зверем" (Любовное фэнтези) | | А.Евлахова "От альфы до омеги" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Парабеллум (вальтер-3)" (Постапокалипсис) | | А.Йейл "Гладиатор нового времени. Глава 1" (Постапокалипсис) | | В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа" (Боевик) | | М.Эльденберт "Скрытые чувства" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"