Дикая Диана, Костина Рина, Матевосян Алёна, Степанова Алира...: другие произведения.

Сын Ночи. Часть 1. Неформалы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мы знакомимся с неформалами маленького сибирского городка, начиная с гота Дамиана и смешаной компании, называющей себя Стихия Свободы, и заканчивая заезжими гостями из Астрахани, компанией Креатив Коммандос, которые в конце этой части уезжают из городка, оставив много впечатлений и кое-чему научив более молодую провинциальную Стихию Свободы. До приезда Креатив Коммандос в городок случайно попадает Руслан (кибер-гот, певец, модель, стилист), из этой же астраханской компании, в поисках которого они и приедут в городок. Руслан становится самой заметной и интересной личностью в городке, помогает неформалам из Стихии Свободы найти свой стиль. Вокруг него крутится всё действие, и даже Дамиан, всегда отстранённый, не может остаться равнодушным. В этой же части в городке появляется демон Дивъяр, частично потерявший память, и становится покровителем Стихии Свободы, постепенно набираясь сил. Многие не верят в его демоничность, но лидеры Стихии Свободы - Охотница и Вервольф - поверили и вовсю используют его силу для своих проделок. Дивъяр очень подружился с Дамианом, но не смог завлечь его в компанию, гот продолжает держаться особняком и больше увлечён своими переживаниями, чем действием. Думаю, это работа всей моей жизни, так как тесно связана с моей автобиографией и включает кучу историй из моей жизни. "Сын Ночи" я буду писать до самой смерти, потому что в этой книге весь мой внутренний мир. А вообще пишу для собственного удовольствия и в соавторстве с друзьями, это похоже на своеобразную ролевую игру... очень увлекательно... Главы друзей подписаны, под заглавием глав указано авторство, где не подписано - значит, чисто мои главы. Буду рада, если укажите на ошибки в комментах. Буду теперь выкладывать книгу частями (или томами) по мере написания. Соавторы: Рина Костина (НеОлег), Алёна Матевосян, Алира Степанова, Lord de Silent. Сейчас эта часть в процессе редактирования. Бета - Катюша Москвина.


   Глава 1. На Старом кладбище. Художница.
   Дамиан любил гулять по кладбищу вечерами. Ни один сквер, парк, роща не могли подарить такую дивную, таинственную, романтичную, немного грустную и успокаивающе - родную атмосферу, как старое заросшее кладбище. Юноша любил гулять один и сторонился даже других любителей кладбищенских посиделок, зачастую более шумных. Ведь тусоваться на кладбище любят не только готы, часто сюда забредают компании металлистов и панков, сатанисты, иногда эмо, а иногда и абсолютно не имеющие отношения к субкультурам пьяные индивидуумы. (Скорбящие родственники появлялись на старом кладбище редко, так как большинству могил было больше 50 лет, а некоторым и больше ста...) Да и даже готы, точнее только называющие себя таковыми, ведут себя здесь неподобающе шумно. Несмотря на юный возраст (ему было только 17 лет), Дамиан считал себя истинным готом, и любил печально и одиноко бродить в сумраке средь могил, размышляя о смерти и о любви, которой у него еще не было, и сочиняя мрачные и грустные стихи... Здесь можно забыться, отрешиться от злобного и скучного мира, где его зовут не Дамиан, а Демьян, или просто Дёмка - возмутительно неподходящее для него имя!.. Лишь здесь, на старом кладбище, можно погрузиться в атмосферу темной романтики, столь родную для его тонкой и чувствительной творческой натуры...
   В этот вечер он тоже гулял здесь. Внезапно юноша увидел темную фигуру за примогильным столиком невдалеке... Он замер, чтобы не привлекать внимания. На таком расстоянии Дамиан не мог разглядеть, кто это... Кто бы это ни был, он (или она?) вскоре с шумом поднялся и исчез по направлению к выходу с кладбища. Дамиан постоял еще некоторое время и подошел к столику. На нем остались несколько бутылок из-под пива и какие-то листки. Приглядевшись, юноша заметил, что это какие-то рисунки, наброски, портреты... Их он взял с собой, чтобы разглядеть на досуге. Осуждающе подумал, что все только мусорят в этом прекрасном месте, но никто еще не догадался прибрать. А почему бы ему не заняться этим? Совместить приятное с полезным? Все равно никто не увидит, ведь он всегда ходит один и в сумерках. Между тем совсем стемнело и нарождающаяся луна проглядывала между макушками деревьев...
   ...На следующий вечер Дамиан захватил большие пакеты для мусора и занялся уборкой своего прибежища... Вновь обнаружив несколько листков уже на другом столике, он вспомнил о вчерашних, вытащил и стал вдумчиво рассматривать. Рисунки поразили его до глубины души... Девушки и юноши, изображенные на них, были прекрасны и печальны настолько, что Дамиану вдруг захотелось заплакать... Какой же должна быть душа художника, сотворившего эти прекрасные образы?.. или, может, художницы?.. Почему же он не разглядел тогда, кто это был...
   На протяжении нескольких дней его мысли занимал только неизвестный художник... Юноша дал себе слово обязательно познакомиться с ним... или с ней... Он был почему-то уверен, что так рисовать может лишь истинный гот.
   Почти неделю спустя, он вновь увидел в сумерках темную одинокую фигуру за столиком и осторожно подошел поближе... На столике белело несколько листков под бутылками пива. Дамиан разглядел полноватую фигуру в темной одежде, темные волосы средней длины... это была девушка и, похоже, она была пьяна... Юный гот очень не любил пьяных людей, потому раздумал подходить - легко, как эльф, скрылся в листве и стал наблюдать... Девушка рисовала, быстро и много. Она имела довольно мужественную внешность и её легко можно было бы принять за парня, если бы не была так явственно видна её выдающаяся грудь. И на готессу она совсем не походила.
   Дамиан почувствовал жгучее разочарование, и тут же устыдился своих чувств - разве можно судить человека по внешности! Но он представлял её совсем другой... Последний раз приложившись к бутылке, странная художница встала, слегка покачиваясь, и собрала листки в сумку, небрежно и привычно. Несколько упали под стол, но она не обратила на них внимания и ушла.
   Юноша в смятении посмотрел ей вслед. "Лучше бы я не встречал её", - подумал он. Дамиан подошел к столику и поднял оставшиеся под ним листки. Кажется, кроме рисунков, там было что-то написано, но угасший день не позволил разобрать.
   Он прочел, уже придя домой. Кроме очередных набросков, там были стихи, частью зачёркнутые. Стихи были настолько щемяще, болезненно красивыми, что юноша не скоро пришел в себя. Вновь перечитывая их, он едва сдерживал слезы. Почти на каждой вечерней прогулке он находил и собирал новые листки, но вновь не решился подойти, когда снова увидел художницу... Она снова была с пивом. Чувства Дамиана кипели и метались, сердце стремилось к ней, но память, запечатлевшая чуждую внешность и, самое главное, то, что она постоянно пила, отталкивало. "Ну почему она не похожа на утонченную готессу, какой предстает в своих творениях?.." - думал он в отчаянии. В своих мыслях он уже представлял образ художницы, но оригинал оказался совершенно противоположным...Тем не менее, странная художница не переставала будоражить его воображение, чувства и душу. Дамиана сильно смущала её внешность и, особенно, поведение... Ему очень не нравилось, что девушка пьёт. Его вводила в недоумение её слишком мужественная и какая-то не неформальская внешность, противоречившая её удивительным и готичным творениям. Он сердился на себя за свою робость и нерешительность, за то, что не может подойти к ней, познакомиться, поговорить. Он стыдился своего разочарования в её внешности. Ведь главное не упаковка, а содержание. А её внутренний мир был прекрасным, он видел это, и он видел, что её что-то мучило, оттого её произведения были такими печальными... Он никак не мог ей открыться, даже просто показаться ей на глаза он не решался. Под влиянием этих чувств он стал писать очень много стихов ...
   Через какое-то время листки перестали появляться. Это длилось больше недели и едва не свело Дамиана с ума. Он скучал по ней, привыкнув впитывать её, как бы общаться с ней через её творчество, отвечая своими стихами на каждый созданный ею образ. Юноша решил, что непременно подойдет к ней в следующий раз, даже если она снова будет пьяна. Только бы она появилась...
   Но она исчезла, как призрак... Сходя с ума от тоски, Дамиан теперь сам прикреплял к столикам свои стихи. Они вскоре исчезали, иногда он находил на их месте отзывы, предложения познакомиться и другие стихи, но не её... Он бродил, как тень, не показываясь на глаза никому, и думал, что шанс дается лишь однажды, и он упустил этот шанс. Что ж, несчастная любовь суждена всем истинным готам. Видимо, это было посвящение... Теперь, когда его сердце кровоточит, он станет истинным сыном Тьмы...
   15.03.2009 г./ отредактировано 08.02.2013 г. (бета - Katusha Moskvina)
  
   Глава 2. Ночь на Старом кладбище.
  
   Дамиан шел по пустынным улицам, ярко освещенным Луной. Начало осени. И разгар ночи. Сильный тёплый ветер дул ему навстречу, трепал его длинные чёрные волосы и полы длинного чёрного плаща. Казалось, Дамиан летит, как большой чёрный ворон... Он не смог сегодня уснуть... Опять... Что-то снова гнало его в лунную ночь, как ветер гонит листву... Чувства... всезаполняющие и болезненно-острые... тоска... одиночество... ощущение проходящей мимо жизни... Он чувствовал, что должен был что-то сделать, но он не знал, что ему делать... Он искал, не зная, что он ищет... Он брёл, не зная, куда идёт, думая о вечном - о смысле жизни... Юноша даже не знал, хотелось ли ему жить, или хотелось умереть... Ощущение пустоты и щемящей тоски гнало его куда-то...
   Внезапно вынырнув из невесёлых дум, Дамиан огляделся и понял, что пришел к своему извечному прибежищу - Старому кладбищу. Он усмехнулся... Разве мог он прийти куда-то ещё?.. Каждый вечер проводил он здесь, размышлял, читал и писал стихи и пытался найти свою потерянную любовь, которую он видел здесь, всего несколько раз и издалека... Вздохнув, он без страха вошёл в чёрные заросли и побрёл среди могил, любуясь, как луна пронизывала серебряными лучами чёрную листву, серебрила почерневшие от времени кресты, а густая трава становилась совершенно серебряной... Лунной ночью здесь всё было особенно прекрасно и волшебно... Казалось, духи шепчутся в густых чёрных кронах деревьев... Дамиан не боялся, это место давно стало родным для него... Здесь была будто бы иная реальность, таинственная, колдовская, дивная... Погружаясь в эту чёрно-серебряную красоту, гот ненадолго обретал покой и душевное равновесие.
   Вдруг Дамиан почувствовал, что он здесь не один... Где-то недалеко, едва слышно сквозь шум ветра хрустнула ветка. Юноша прижался к дереву и затаился, прислушиваясь. Он знал здесь каждую тропинку, каждый куст и каждую могилу, ибо не один год проводил здесь всё свободное время. Показалось, что шум удаляется... Кто-то ещё бродит здесь в одиночестве... Сердце гота забилось чаще... Он подумал, что это может быть Она... Осторожно прокрался в ту сторону. Но больше ничего не было ни слышно, ни видно. Только шум ветра. И луна вдруг скрылась в туче... Дамиан замер. Может быть, всё это лишь показалось? Это только ветер... Луна вынырнула из тучи. Невдалеке по дороге промчалась машина, грохоча музыкой и пьяным хохотом. Завыла собака... Юноша тихо пошёл по тропинке среди могил.
   "Видимо, мне теперь суждено гоняться за призраками," - подумал он с грустью.
   Дамиан вышел из зарослей на прогалину, покрытую густой высокой травой, чёрными крестами и памятниками. На несколько секунд ветер затих, будто бы для того, чтобы сделать вдох... Во внезапно наступившей тишине юноша услышал плач. Он пошёл на звук, стараясь ступать тише. Ветер вновь нахлынул, волной пробежав по траве... Луна скрылась на пару секунд в пробегающей туче... Когда серебряный свет снова залил всё вокруг, гот увидел совсем рядом тёмную фигуру, лежащую на траве. Что-то белое выделялось на тёмном ярким пятном... кажется, белый шарф... На серебристой от лунного света траве лежала девушка. Но совсем не та, которую Дамиан мечтал вновь увидеть... Эта девушка была совсем маленькая, худенькая и хрупкая, она ничком лежала на траве и плакала навзрыд... Юноша в растерянности опустился на траву в нескольких метрах от неё. Он не знал, уйти ему, подождать ли, не мешая ей выплакаться, или же подойти и постараться утешить... Ветер играл длинными тёмными волосами девушки, она была во всём чёрном, не считая белого шарфа.
   "Готесса? - подумал Дамиан. - Обычный человек вряд ли стал бы искать утешения на кладбище, тем более ночью... И вряд ли она может быть родственницей одного из покойных, свежих могил на Старом кладбище давно уже не было".
   Он всё-таки решился подойти и присел рядом. Девушка подняла голову и испуганно вскрикнула.
   - Не бойся, - сказал Дамиан и взял её руку. - Меня зовут Дамиан, я гот... Расскажи мне, что привело тебя сюда?
   Она смотрела на него огромными тёмными глазами , с чёрными разводами размытой слезами туши на щеках. Совсем ещё девочка, лет 15, наверное... Целую минуту они смотрели друг другу в глаза и ветер трепал их волосы...
   "Как было бы хорошо влюбиться сейчас, - подумал Дамиан. - Такая романтическая встреча..." Но он чувствовал лишь жалость и любопытство, и тоска по той, потерянной, стала как будто ещё острее... "Ну почему это не она..."
   - Меня зовут Карина, - внезапно сказала девушка, и гот уловил явственный запах алкоголя. - Не знаю, почему я пришла именно сюда... Мне хотелось умереть... Меня бросил мой любимый человек...
   Юноша слушал её, не перебивая, успокаивающе поглаживая её руку, пока она, всхлипывая, рассказывала ему о себе и своей несчастной любви. Карине он казался призраком, одним из кладбищенских духов, и она, не боясь, раскрыла ему всю душу. Всё это казалось ей сном... Казалось, наступит день и она проснётся дома в своей постели...
   - Здесь иная реальность... - говорил Дамиан. - И смерти здесь нет, только вечный круговорот жизни... Тела - лишь наша одежда, и здесь закапывали эту изношенную одежду, чтобы она стала пищей для вечно живого мира... А вечные души улетели постранствовать, до того как найдут себе новую одежду, новое тело... Здесь всё ещё живее, чем где-либо, трава и деревья здесь гуще и выше... И многие духи задержались здесь, чтобы полюбоваться вечным круговоротом жизни, как всё умирает и возрождается вновь... Нет вечной смерти, есть лишь вечная жизнь, вечное возрождение... Даже если ты убьёшь своё тело, сбросив с души эту одежду раньше положенного срока, это не сможет избавить от боли твою душу, ибо все чувства останутся в ней, и она не будет знать покоя... Не беги от боли, боль выковывает наш характер, делает душу прекраснее... Это испытание, которое мы должны пройти... Жизнь - череда испытаний, мы должны пройти их, чтобы стать сильнее и прекраснее... Всё прекрасное рождается в боли...
   Дамиан тихо говорил, погружаясь в собственные размышления о жизни, чувствуя какую-то душевную лёгкость от того, что наконец-то смог кому-то рассказать об этом, поделиться своей философией жизни... Здесь и сейчас можно было не бояться насмешек, обвинений в ненормальности и непонимания... Даже если эта девочка не поймёт и половины того, что он сказал, что-то всё равно останется в её памяти и, возможно, повлияет на мировоззрение... Впрочем, главное было не это даже, а то что он ощущал... лёгкость общения, ощущение задушевной, доверительной беседы... он давно уже не чувствовал ничего подобного, если вообще когда-нибудь чувствовал... Однако, юноша понимал, что это всё только благодаря необычной ситуации и волшебной атмосфере ночного Старого кладбища. При свете дня, в городе, он вряд ли смог бы общаться с Кариной.
   Дамиан не заметил, как Карина уснула, прижавшись к нему... Ветер стих... Чувствовалось приближение рассвета... Он тихонько отодвинулся... Предрассветный сон особенно крепок, но скоро её разбудит холод рассвета... Ведь её курточка может и тёплая, но совсем коротенькая, а длинная юбка всё-таки недостаточно тёплая для осенней ночи, поэтому спать она будет совсем недолго, и ему лучше поскорей исчезнуть... Юноша хотел остаться для неё сном. Он не хотел причинять ей боль, боялся, что она влюбится в него. Ведь всё было так романтично... Для него Карина всего лишь ребёнок... Дамиан отошёл в заросли и спрятался, наблюдая. Небо побледнело и стало совсем холодно. Рассвет... Гот подождал, пока холод разбудит девушку. Видел, как она встала, непонимающе огляделась вокруг, потопталась немного на месте и, дрожа, поплелась прочь... Он тихо наблюдал за ней, пока она не вышла с кладбища.
   Пора домой... пока залитые бледным полусветом улицы ещё пусты... Дети Ночи не любят свет дня, убивающий лунное волшебство... День для них слишком жесток... Зато эта ночь не прошла впустую...
   15.05.2009 года/ последняя редакция 22.10.2010 года.
  
   Глава 3. Карина.
  
   Карина смутно помнила события прошлых суток... Она проспала весь день, и весь вечер родители выпытывали у неё, где она провела ночь. Когда она утром пришла домой, сил хватило только чтобы принять душ и лечь в постель. Карина сказала родителям, что после того как её бросил парень, она выпила и уснула у подруги Леры. Что, впрочем, было не такой уж неправдой, хотя Лера уснула раньше, а Карина пошла, куда глаза глядят. Выпила она совсем немного, но и этого оказалось достаточным, чтобы взвинтить и без того расстроенные нервы, девушка была совершенно не в себе. Сначала она просто впала в прострацию, углубившись в себя и совершенно не реагируя на внешние раздражители... А когда подруга уснула, просто пошла куда-то, как будто кто-то её вёл, и не она управляла своим телом. Она совсем не помнила, как оказалась на Старом кладбище... Оно было всего в 15 минутах ходьбы от центра. Это кладбище, которому было около полутора веков, уже давно вросло в город, оказавшись зажатым между заводом и трассой, оптовкой и сельхозтехникумом, слившись своими зарослями с небольшой рощей возле сельхозтехникума.
   Ночь на кладбище казалась сном, отрывком из книги... Кажется, она плакала, а потом пришел тот странный парень... и Карина всё ему рассказала. Он говорил что-то странное, что-то о другой реальности и вечном круговороте жизни... Обнимал её, пытаясь успокоить и согреть... Потом она уснула, а когда проснулась на рассвете от холода, его уже не было. Может, он ей приснился? Такое вполне возможно... но девушке не хотелось так думать... Карина никогда не видела никого похожего в своём городе... Она вспомнила длинные чёрные волосы, развеваемые ветром, большие тёмные глаза на бледном лице... Он был похож на вампира, такой юный и прекрасный... Теперь этот загадочный незнакомец занимал все её мысли, и даже бывший парень был почти забыт. Нет, это не может быть сном! Она должна найти его...
   Через несколько дней, вечером, девушка вновь пошла на Старое кладбище... Там было тихо и немного жутковато... Побродив часок, она уже решила уйти, но столкнулась, выходя с кладбища, с компанией неформалов. Познакомившись, Карина спросила, не знают ли они странного парня, похожего на вампира, с длинными чёрными волосами. Ребята сказали, что замечали его здесь, но он их избегал и ни с кем не общался, бродя один, как призрак. О нём даже стали легенды придумывать, таким он был таинственным...
   Девушка просидела с компанией допоздна, и её даже проводили до дома... Ребята были веселыми и общительными, хоть и с тараканами в голове, но с ними было очень хорошо и время пролетело незаметно.
   На следующий вечер она снова отправилась туда. Карина решила, что если будет гулять по кладбищу постоянно, то обязательно встретит его... Но и в тот вечер она никого не встретила, хотя, уходя оттуда в сумерках, она испытала жутковатое ощущение, как будто за ней наблюдают... Так прошла неделя. Карина не сдавалась. Прогулки по кладбищу стали почти привычными. Девушка оценила всю прелесть этого тихого спокойного места...
   Однажды она устроилась с книжкой на скамеечке в зарослях и, зачитавшись, просидела весь вечер, до темноты. Она уже собралась уходить, когда услышала шорох и затаилась... Закат почти угас. Подул ветер и с деревьев посыпались желтые листья. Вдруг она заметила фигуру в развевающемся чёрном плаще... Чёрные волосы летели по ветру... Это был он. Ветер как будто нёс его в вихре листьев... Это было нереально, красиво и жутковато... Карина вышла из зарослей навстречу юноше. Он остановился и ветер затих на несколько секунд...
   - Привет! - радостно сказала она.
   - Привет..., - отозвался Дамиан.
   - Я давно тебя ищу! - сказала девушка.
   - Зачем? - спросил Дамиан, чуть отступая. Порыв ветра разметал его волосы, снова сыпанув листьями...
   - Ну... не знаю... - смущенно проговорила Карина, - Просто... мне показалось, что мы можем стать друзьями...
   Она подошла совсем близко, и ветер, подхватив её длинные волосы, закинул их вперед.
   - Не надо меня искать... Я призрак... сон... - сказал Дамиан, отступая на пару шагов. - Ты хочешь всю жизнь охотиться за призраком?..
   Карина едва видела его в сгущающейся темноте, ветер усилился и будто нарочно задувал волосы ей на лицо.
   - Прошу тебя, не ищи меня больше... - донесся до неё его печальный голос...
   -Не уходи!.. - Карина кинулась вперед, но Дамиан уже исчез, растворившись в темноте.
   Девушка огляделась вокруг. Было уже совсем темно, со всех сторон слышался шорох листвы... Карине стало жутко... Может быть, Дамиан действительно призрак?.. Идя домой, она думала, зачем же, действительно, ищет этого парня. Простое любопытство?.. Но, если он не хочет общаться ни с кем, то зачем к нему приставать... Может, лучше оставить его в покое?.. Карина вспомнила печаль в его голосе... Нет, она должна помочь ему, как он помог ей.
   Затаившись на закате следующим вечером, девушка заметила чёрную тень, летящую с ветром. Карина хотела понаблюдать за ним, не подходя, но солнце скрылось за горизонтом, и заросли затопила темнота... Луны не было, и ветер стал холодным... В темноте девушка не могла найти тропинку к выходу и заблудилась... Стало страшно... Она бродила в темноте уже довольно долго и никак не могла выйти... Повсюду в кустах слышались странные шорохи, и какая-то птица кричала страшно и незнакомо... а может быть, это была не птица... Наткнувшись на очередной столик со скамейками, Карина села и заплакала, сжавшись от страха. Ветер вновь ненадолго затих, будто делая вдох, и всхлип девушки прозвучал в темноте и тишине особенно жутко... Ветер снова зашумел, и ей почудилось, что кто-то смотрит на неё, совсем рядом...
   - Пожалуйста, помоги мне выйти, я заблудилась!.. - крикнула она со слезами, надеясь, что это Дамиан, а не какой-нибудь враждебный дух.
   - Если я помогу тебе, то ты не будешь больше меня преследовать? - прозвучал из темноты знакомый голос.
   - Не буду! - ответила Карина. - Но ведь ты не запретишь мне гулять здесь?
   - Здесь многие гуляют... Я никому не вправе это запрещать... - отозвался Дамиан и взял её за руку. - Пойдём!
   Его рука была тёплой и крепко сжимала её ладошку. Минут пять они пробирались среди кустов, и наконец гот вывел девушку к центральному въезду. Он хотел уйти, но девушка обеими руками сжала его руку:
   - Подожди! Почему ты всегда такой грустный? И почему ты не хочешь, чтобы я была твоим другом?
   - Потому что я гот, - слабо улыбнулся Дамиан, - а ты - нет. Мы не сможем понять друг друга...
   - Ладно... Но я буду приходить сюда каждый вечер... И если тебе надоест одиночество... Я просто хочу быть твоим другом... Я хочу тебя понять! - сказала Карина, отпустив его руку...
   - Прощай... - гот скрылся в темноте зарослей...
   "Я обязательно дождусь, когда он передумает... - идя домой, девушка улыбалась. - И я обязательно узнаю побольше про готов!"
  
   15.05.2009 / редактирование 26.08.2010г.
  
   Глава 4. Приступ Осенней Депрессии.
  
   Почти вся листва уже облетела. По ночам часты были заморозки. И холодный ветер продувал даже тёплый осенний плащ... Кладбище становилось голым и прозрачным, и негде было укрыться. Казалось, вместе с листвой ветер сдул всё волшебство и таинственность, и они возвращались только ночью. Дамиан приходил только в темноте, но всё равно не находил покоя и не мог спрятаться в поредевших зарослях от рвущей сердце тоски... В эту ночь светила полная луна. Юноша пытался найти покой в глубине кладбища, где кустарник разросся гуще... Осенняя депрессия... Тоска так сильно терзала сердце, что хотелось завыть... Забившись в самую гущу зарослей, он присел на ветхую скамейку... Глядя в небо, замер... Было холодно... Дамиан больше не чувствовал себя здесь уютно и защищенно... Родное место было вновь разорено надвигающейся зимой... Но больше идти было некуда... А дома сидеть он не мог, что-то как будто звало его, какое-то беспокойство гнало из дома... Особенно в лунные ночи... Это было невыносимо...
   "Что же со мной происходит?" - в отчаянии подумал юный гот.
   Казалось, стало ещё холоднее... ещё тоскливее... ещё больнее... И он завыл на Луну... хрипло, страшно, надрывно... пытаясь воем излить всю свою боль... Затих, опустив голову... Вдали воем отозвались собаки... Слёзы закипали в глазах, и ветер пробирал до костей... Дамиан снова обратил лицо к Луне...
   - Помоги... - прошептал он, - помоги мне справиться с этим... не сломаться... Помоги!..
   Совсем рядом хрустнула ветка. Юноша настороженно оглянулся и увидел маленькую тёмную фигурку между деревьев...
   - Дамиан! - позвала она.
   - Привет, Карина... Что ты делаешь здесь так поздно? - горько усмехаясь, гот подошёл к девушке.
   - Гуляю... я почти каждый вечер здесь гуляю, ты же знаешь... Я сейчас слышала... Это был ты? - робко спросила Карина. - Мне показалось, что это зов...
   - Да, это был я... - медленно сказал Дамиан, склонив голову так, что волосы закрыли лицо. - Мне... очень плохо... Кажется, одному мне не справиться... Можешь побыть со мной?..
   - Конечно! Я же давно тебе сказала - если понадобится друг, то обращайся ко мне. Хорошо, что я сегодня задержалась... Ночь такая лунная... - ответила девушка.
   - Да... Луна сегодня прекрасна... В такую ночь так и тянет прогуляться... - глухо ответил гот.
   Карина взяла его за руку, и они побрели среди могил...
   "Вот уж кого не ожидал... Я ведь уже почти забыл про неё... А она всё-таки дождалась, когда мне надоест одиночество... Упрямый ребёнок... - думал Дамиан. - Но, наверное, это и к лучшему... Я уже не выдерживаю... На душе отчего-то так больно..."
   - Знаешь, я нашла в интернете статьи про готов. Это интересно. Мне нравится. Как ты думаешь, может быть, я смогу стать готом?
   - Может быть... когда-нибудь... - ответил он. - Чтобы стать настоящим готом, нужно испытать много боли...
   - Ты испытал много боли? - выспрашивала она.
   - Мне постоянно больно... Душа болит... Я не знаю, почему... - проговорил юноша. - Иногда мне кажется, что я схожу с ума...
   - Тебе нужны друзья! Ведь здесь тусуется ещё много неформалов, почему бы тебе не присоединиться к какой-нибудь компании?
   - Люди меня раздражают... А настоящих готов здесь больше нет... Однажды я видел здесь одну девушку, художницу... Но она исчезла... - отозвался Дамиан.
   - Я помогу её найти! - с энтузиазмом сказала Карина. - Как она выглядит?
   - Я видел её издалека... - уклончиво проговорил юноша. - Но у меня есть её рисунки... Она много рисует... А зачем это тебе?
   - Я хочу помочь тебе! Друзья должны помогать друг другу. А я хочу быть твоим другом!
   - Ничего из этого не получится... - недовольно проворчал он. - И вообще, тебе давно пора домой, родители заждались, наверно...
   -А тебе разве не пора?
   - Меня никто не ждёт...
   - Это очень плохо...
   - Почему же?.. Это свобода... никто не ограничивает...
   - Но это означает, что ты один и никому не нужен, никто о тебе не беспокоится! Хотя теперь это в прошлом. Я буду о тебе беспокоиться! Я давно ждала, когда ты меня позовёшь!..
   - Угомонись, ребёнок! Не увлекайся. Мне это не нужно. Я сам по себе, и я справлюсь, как и всегда... И звал я не тебя...
   - А кого же?..
   - Я не знаю... - вздохнул Дамиан. - И не надо ко мне привязываться...
   - И долго ты сегодня тут будешь? - хмыкнув, спросила Карина.
   - Наверно, недолго... Холодно..." - грустно сказал он.
   - Тогда пошли домой, пока не окоченели! Ты меня проводишь или я тебя?..
   - Это ещё зачем?..
   - Чтоб веселее было! Мои родители думают, что я у подруги, так что у меня полно времени!..Можно было бы сходить к тебе, - с энтузиазмом предложила девушка.
   Они подошли к выходу с кладбища. Дамиан остановился и внимательно посмотрел на неё. Сущий ребёнок, хотя у них не такая уж большая разница в возрасте, наверно, года 2 - 3, но он почему-то ощущал себя намного старше её... хотя ему только на днях должно было исполниться 18 лет... И несмотря на то, что он ей благодарен за поддержку, она уже начала его раздражать...
   - В чём дело? Пойдём! - Карина теребила его руку, заглядывая в глаза.
   Гот взглянул на Луну, и в казавшихся бездонно-чёрными глазах его заплескалась какая-то звериная тоска...
   - Я не хочу... - медленно ответил он, высвободив свою руку из её руки. - Я не хочу ни с кем сближаться... Люди раздражают меня... и ты тоже... Прости... Я не хочу причинять тебе боль..."
   - Это ты меня прости... Наверно, я действительно слишком навязываюсь. Давай встречаться здесь... когда тебе захочется... - огорчённо сказала девушка.
   - Хорошо... Спасибо тебе... - он вернулся в заросли Старого кладбища.
   - Не грусти... Ты не один, Дамиан! - крикнула Карина ему вслед и, проводив его взглядом, пошла домой.
   Ещё раз обойдя всё кладбище, он успокоился и улыбнулся Луне:
   "Спасибо..."
   Когда Дамиан шёл домой, в его ушах ещё звучало: "Ты не один!.."
   Ты не один... И никаких обязательств... Наверно, из Карины всё-таки выйдет неплохой друг... Время покажет... 16.05.2009 г. / последнее редактирование 24.10.2010 г.
  
   Глава 5. Встреча с Демоном.
  
   На улице уже чувствовалось холодное дыхание зимы. Заморозок. Холодный ветер гнал последние листья пополам со снежной пылью. После заката температура опускалась ниже ноля.
   Дамиан опять не мог заснуть, тревога и беспокойство, не имевшие видимой причины, гнали его из дома. Но он воспротивился этой извечной тяге.
   "Не идти же на кладбище в такой холод! Да там и не осталось прежнего успокоительного волшебства... Голые деревья хлещут друг друга замерзающими ветками... Заросли прозрачны насквозь... Там больше не спрятаться от тоски..."
   Луна, ещё не совсем полная, заглядывала в окно и звала, звала...
   "Нет! - сказал себе Дамиан. - Спать! Надо уснуть..."
   Промаявшись несколько часов, он всё же задремал. Ему приснилась Она, та девушка, с которой он так и не познакомился... Во сне Она звала его и просила найти её и помочь ей. Её облик, виденный мельком в сумраке, уже почти стёрся из его памяти, её голоса он никогда не слышал, но Дамиан отчего-то знал, что это Она... Он нужен ей... Но как найти её?.. Найти... найти...
   Юноша проснулся, всем существом чувствуя Зов... Зов Ночи, ещё больше усилившийся... Зов Луны... и зов той девушки, которая приснилась ему... той, которую он видел только издалека, но которую тем не менее полюбил за её внутренний мир, выраженный в её прекрасных произведениях . Дамиан встал и, включив настольную лампу, посмотрел на стены своей комнаты... стены украшали её рисунки... Печальный ангел с обломанным крылом... вампир, плачущий кровавыми слезами... юноша, истекающий кровью из раны в груди, нанесенной чьими-то когтями... полуобнаженная девушка, покрытая царапинами и кровью... и много других подобных образов.
   Юноша чувствовал беспокойство, сводящее с ума... Он посмотрел на часы - четвёртый час ночи. Сердце билось очень часто, сон улетучился. Тоска напала, как голодный зверь... Дамиан понял, что уснуть уже не сможет. Он сел за стол и попытался выложить на бумагу то, что его терзало... Иногда это помогает успокоиться. Но в этот раз не получалось переплавить душевную боль в стихи... Беспокойство усиливалось...
   "Я схожу с ума..." - обреченно подумал Дамиан, одеваясь потеплее. На небе не было ни облачка, ясные звёзды смотрели в окно и ветер стих... Юноша вышел на улицу. Было очень тихо.
   "Все нормальные люди в это время спят особенно крепко..." - усмехнулся гот. Свежий воздух бодрил, под ногами похрустывали замерзшие лужицы. Он огляделся и нашел взглядом Луну. Теперь она висела с другой стороны неба, ясная, почти полная, притягательная... Ноги понесли его по знакомому маршруту - на Старое кладбище.
   "Что же так тянет меня туда? Что я надеюсь там найти?" - эти вопросы часто волновали Дамиана, но всегда остались без ответа. Точнее, ответов было много, но все не те... Там приходит спокойствие и удовлетворение... Там как будто иная реальность, таинственная, волшебная... как будто не ветер, а духи шепчутся в кронах деревьев... Как будто там находятся врата в иной, потусторонний мир... Там он чувствует себя лучше, чем где бы то ни было... Там легче всего думать о вечном, о круговороте жизни... Кладбище, где тела, сброшенные как старая одежда, становятся удобрением, пищей для новой жизни... Поэтому там такие густые заросли, такая высокая, густая трава...
   Тоска сжигала его сердце... Всё вокруг казалось нереальным...
   - Помоги мне... - прошептал Дамиан, вновь обратив лицо к Луне.
   Он даже не знал толком, к кому он обращается, к Луне, к Богу, к Дьяволу, или к кому-то ещё...
   Придя на кладбище, гот увидел, что не ошибся - листьев на деревьях почти не осталось, всё было голо и неуютно... Лишь трава оставалась густой и длинной, но уже прилегла к земле, покрывшись ковром листьев и, хоть и покрытая изморозью, была упругой и мягкой, как перина.
   Дамиан обошел кладбище, торопливо, будто гоняясь за духами... Казалось, он вот-вот найдёт то, за чем пришел сюда... Но нет, духи снова посмеялись над ним...
   В лунном свете всё казалось нереальным. При дыхании изо рта вырывался пар, и юноша порадовался, что тепло оделся. Он лёг на пружинистую травяную перину и стал смотреть на Луну и звёзды...
   Вокруг было совсем тихо. Через некоторое время холод всё же ухитрился пробраться под одежду. Дамиан встал и хотел уже уходить, но вдруг ветер внезапным порывом пронёсся среди могил и деревьев, а с ним как будто какая-то огромная тень. Стало немного жутковато... Впрочем, здесь и сейчас это было очень уместно. Гот даже не удивился, лишь снова усомнился в реальности всего окружающего...
   "Может, я всё-таки сплю?" - подумал он.
   И вдруг увидел неподалёку чёрную фигуру в плаще. Кто-то шёл прямо к нему. Дамиан напрягся. Он не любил людей и всегда ждал от них самого худшего. Незнакомец приблизился, он был высок и широкоплеч. Дамиан стал отступать, мысленно ругая себя за то, что не исчез в зарослях, как обычно делал, едва заметив человека. Лица чужака не было видно. Да и плащ у него был какой-то странный, старинного вида, и с капюшоном. Юноше стало жутко...
   - Кто ты? Что тебе нужно? - спросил он испуганно.
   Стремительно приближавшийся незнакомец вдруг рассмеялся, звонко, весело, совсем не страшно.
   - Не бойся, братишка! Не признал? - ответил этот странный тип и откинул капюшон. - Я такой же, как ты. Я искал тебя.
   Дамиан внимательно его разглядывал, насколько это было возможно при свете Луны. Это был молодой мужчина, действительно многим похожий на него, но помассивнее, повыше и лет на десять постарше. У него были длинные волнистые тёмные волосы, бледное лицо, а тёмные глаза как будто горели. Он был без шапки, а длинный бесформенный чёрный плащ скрывал всё тело.
   - Меня зовут Дивъяр, - улыбнулся он и протянул руку.
   Гот осторожно коснулся длинных белых пальцев, ожидая, что рука Дивъяра будет холодной или даже ледяной, но она была горячая, даже слишком. Мужчина сжал руку Дамиана и его глаза полыхнули огнём. Он улыбнулся снова, но на этот раз странно и страшно. У юноши возникло жуткое чувство, что тот никогда его не отпустит ... сейчас накинется и...
   Но тут Дивъяр отпустил его руку и сказал запросто, по-дружески:
   - Хочешь узнать, зачем я тебя искал? Давай прогуляемся, а то замёрзнешь стоять!
   Дамиану хотелось убежать, но он был уверен, что ему не дадут это сделать. Мысли метались... казалось, он попал в ловушку.
   - Тебе действительно теперь не убежать от меня. Но не бойся, я не причиню тебе вреда. Я - Демон, собиратель душ. Можешь считать меня сумасшедшим, если тебе так удобнее... пока не увидишь, что это не так... - Дивъяр говорил мягким, приятным, завораживающим голосом. - Ты же слышал про Падших Ангелов? Все они стали потом языческими богами... Но далеко не все служили Дьяволу. О, Люцифер, безусловно, обладал харизмой и лидерскими качествами, но он был не самым мятежным, а лишь самым сильным из мятежных. Были ангелы, взбунтовавшиеся против бога, но не подчинившиеся Люциферу. Истинные Анархисты, Мятежные Демоны... Я произошёл от них. Тогда, когда, как написано в Книге Книг, "сыны божии стали входить к дочерям человеческим". Я не чистокровный демон, поэтому мне легко понять человека. Но я не человек...
   Времена язычества были прекрасны... Но они закончились. Мятежные Демоны стали мятущимися духами, изгнанными и с той, и с другой стороны, лишенными сил оттого, что люди перестали в них верить. Ведь только вера людей давала силы языческим богам. И Бог, и Дьявол ополчились на них и лишили сил... Мятежным Демонам пришлось хитростью заставлять людей поверить в них, чтобы черпать силы из человеческой души. Но большинство людей, вступив в контакт с Демоном, сходят с ума. Мне хотелось бы этого избежать. Я долго думал, как это сделать... Теперь я знаю. Я хочу стать твоим духом-покровителем. Мы будем помогать друг другу, относись ко мне как к старшему брату. Мне нужна энергия твоей души, раскрой для меня свою душу...
   - Либо ты сумасшедший, либо я сплю! - проговорил Дамиан. - Значит, ты хочешь, чтоб я продал тебе душу?
   - Не продать... просто позволь мне её сохранить. Ты не лишишься души, просто после смерти она не отлетит, а останется со мной, во мне... Мы станем одним целым. Мы вечно будем вместе. Это не значит, что ты не сможешь возродиться в следующей жизни (я знаю, что ты веришь в круговорот жизни), но мы просто будем связаны. Я вселюсь в тебя. Ты никогда не будешь один. Такого ещё никто не предпринимал, но я уверен, что этот эксперимент удастся... Не бойся... Просто поверь! - убеждал его Дивъяр.
   - Это безумие! Может, я уже сошел с ума? Или ты меня разыгрываешь? - прошептал юноша.
   - Нет! Успокойся, пожалуйста... Ты слишком впечатлительный... Дамиан! Я не хочу, чтоб ты сошёл с ума. Иначе у нас ничего не получится. Пожалуйста, мне нужна твоя помощь! У меня сейчас очень мало сил... - обеспокоенно сказал Дивъяр. - Хорошо, можешь считать пока, что я просто сумасшедший парень с навязчивой идеей о своём демонизме. И мне очень нужны друзья. Ты же знаешь, что некоторые готы верят, что они вампиры. А я вот верю, что я Демон. И ты должен мне верить, чтобы помочь мне... Ты же это чувствуешь. Ты же поможешь мне? Пожалуйста...
   - Хорошо, я помогу тебе, кто бы ты ни был. Мне терять нечего... - вздохнул Дамиан.
   - Скоро рассвет. Тебе пора домой, братишка. На рассвете я исчезну. Не люблю солнце... Хотя я могу появляться и днём, но больше люблю ночь... На мой взгляд, Солнце убивает волшебство. Ты ведь тоже так считаешь? Когда я понадоблюсь или тебе станет тоскливо, просто позови... Я постараюсь помочь тебе найти ту, кого ты ищешь. Хотя будет очень сложно, потому что сейчас она перестала общаться со всеми вообще, совсем замкнулась в себе... Она действительно необыкновенная... Её душу я тоже хотел бы заполучить... - голос Демона как бы затихал.
   Светало... Дамиан посмотрел вокруг и удивился. Он и не заметил, как дошёл до дома. Дивъяр исчез. Гот так и не смог решить, приснилось ему это всё, или он сошёл с ума, или действительно познакомился с каким-то безумцем. Ужасно хотелось спать, глаза слипались. Юноша порадовался, что сегодня выходной и никуда идти не нужно. Он зашёл домой и уснул с первыми лучами солнца...
   31.05.2009 г./ последнее редактирование 13.11.2010 г.
  
   Глава 6. Встреча с Охотницей.
  
   Выпал снег. Снег был везде: на дороге, на ветках деревьев, на скамейках, на крышах... Пушистый пухлый белый ковёр. Это было красиво даже под хмурыми плотными серыми тучами. Солнца не было и Дамиан решил прогуляться на кладбище до заката, чтобы полюбоваться снегом.
   У него из головы не выходила последняя ночная прогулка и странная встреча. Кого же он встретил, демона или сумасшедшего? А может, это была галлюцинация? Тот, кто назвал себя демоном, был убедителен ночью, но днём казался сном. Ещё вспоминался какой-то бред про языческих богов и духов, которые обретают силу от веры людей... Может, кто-нибудь ещё его видел, этого Дивъяра, или что-нибудь о нём знает? Наверно, надо спросить у кого-нибудь, хотя бы у Карины. Дамиан подумал, что давно её не видел... может, она придёт сюда сегодня.
   Задумавшись, гот шёл среди убеленных могил и покрытых новыми шубками деревьев. Здесь, как всегда, было тихо. Свежий снег чуть похрустывал под ногами. Заваленные снегом, кустарники уже не казались прозрачными. Коричневые стволы деревьев выделялись на белом фоне. Ветра почти не было. Снег одел обнаженную землю и принёс успокоение, освобождение от позднеосенней неуютности... хотя, он может растаять уже завтра...
   Внезапно тень отделилась от дерева и метнулась к юноше. Он отшатнулся. В голове мелькнула мысль, что следовало бы быть осторожнее и осмотрительнее, а то можно нарваться невесть на кого...
   Перед Дамианом на тропинке стояла девушка в коричневой куртке, без шапки, лишь капюшон прикрывал пушистые коричневые волосы. Голубые глаза немного вызывающе изучали его. Девушка была примерно его возраста.
   - Приветствую тебя! - сказала она. - Что-то я тебя раньше не встречала. Но по тебе видно, что ты из наших.
   - Из кого? - растерянно спросил юноша.
   - Из неформалов, конечно. Кто ещё так спокойно и задумчиво гуляет в самой глубине кладбища... ещё весь такой в чёрном, и бледный, как будто никогда не выходил под солнце... Похоже, ты гот?.. Давай знакомиться, красавчик! Зови меня Охотница.
   - Я - Дамиан...
   - Мы с братом уже несколько месяцев как переехали в этот городишко и тусуемся тут. Я думала, что всех местных неформалов уже знаю. Почему это я тебя раньше не видела?
   - Я не очень люблю компании. Предпочитаю гулять в одиночестве, чтобы никто не мешал размышлять, - сказал Дамиан и, обойдя её, пошёл дальше.
   Охотница молча пошла рядом. Юноша чувствовал себя несколько неловко. Нельзя сказать, чтобы она мешала ему, девушка шла очень тихо, несколько настороженно осматриваясь вокруг, как будто выискивая кого-то взглядом. Она вполне оправдывала своё прозвище. Иногда гот ловил на себе её изучающий взгляд, это смущало и сковывало его.
   - Ты так и будешь за мной ходить? - спросил Дамиан. - Я же сказал, что люблю гулять в одиночестве.
   - Я же тебе не мешаю, - пожала плечами девушка, - Я тиха, как мышь. В отличие от тебя, я одиночество не люблю. Мои друзья ещё не пришли, а ты мне нравишься, и мне хочется побыть с тобой.
   Дамиан подумал, что так просто от неё не отвяжешься, видимо. Ну, хотя бы можно кое-что у неё узнать.
   - Ты знаешь всех, кто гуляет на кладбище? - спросил он.
   = Ну да, почти. Тебя вот не знала.
   - А тебе не встречался тут парень, похожий на меня, но лет на 10 постарше, с длинными тёмными волосами? Его зовут Дивъяр. Он утверждает, что он демон.
   - Ух ты! К сожалению, не знаю его. Но очень хотела бы с ним познакомиться! Демон - это чертовски интересно. А ты его здесь видел?
   Дамиан рассказал ей о странной ночной встрече. Охотница была очень заинтересована:
   - Может, он станет и моим духом-покровителем? Это круто, иметь своего Демона! Весело! Я верю в духов и демонов. Познакомь меня с ним! Вместе можно столько начудить! Это будет весело!
   Глаза девушки сверкали, как сапфиры на солнце. Она едва ли не обжигала Дамиана настойчивым взглядом.
   - Ты что, правда, веришь, что он - демон? - удивленно спросил гот. - Может, это вообще была галлюцинация? Или какой-нибудь сумасшедший, или просто приколист...
   - Вот и давай проверим! Он сказал тебе просто позвать его и он явится? Так позови! - Охотница замерла и внимательно огляделась вокруг, прислушалась. - Поблизости никого нет. А насчёт веры... Я хочу верить! Это было бы так прикольно! Вообще, во что хочу, в то и верю! Позови его!
   Гот недоверчиво покачал головой и усмехнулся. Неужели все неформалы сумасшедшие?..
   - Ну ладно... - сдался он и позвал негромко: - Дивъяр!
   Внезапный порыв ветра стряхнул с деревьев часть снега. Совсем рядом послышались шаги, и из-за деревьев показалась высокая фигура в плаще с капюшоном.
   - Привет, молодёжь! - весело сказал подошедший Дивъяр. - Я тут краем уха услышал, что кое-кто ещё хочет отдать мне душу?
   - Как ты услышал? - изумлённо и ошарашено спросил юноша. - Неужели ты правда... нет, я не верю...
   - Не напрягайся и не заморачивайся, братишка! - похлопал его по плечу Дивъяр. - Я существую, и я всегда буду рядом. Просто верь. И не сходи с ума. Не надо заморачиваться над вопросом "как это возможно?", а то мозги спекутся. Возможно всё! - с улыбкой проговорил демон.
   Охотница пожирала его горящими глазами. Так зверь смотрит на добычу, готовясь к прыжку. Дивъяр протянул ей свою бледную горячую ладонь, которую она стремительно и крепко сжала. Он поднёс её руку к губам, склонившись, и поцеловал. Они смотрели друг другу в глаза, не отрываясь, понимая друг друга без слов, как два лукавых хищника.
   - Да, мы сойдёмся сразу и накрепко, моя Охотница... И много веселья сможем устроить вместе... - сказал демон. - Я вижу, ты веришь без вопросов, только потому что этого хочешь. И готова перегрызть мне глотку, если я окажусь простым человеком. Я не обману тебя, мы будем охотиться вместе. Ты отдаёшь мне свою душу?
   - Да, чтобы вечно вместе охотиться в этом мире! Ты дашь мне силу! - ликующе ответила девушка. - Я видела тебя во сне, и не один раз. Во сне ты говорил со мной и обещал мне, что мы станем одним целым и ты отдашь мне свою силу. Ты будешь моим!..
   "Весь мир сошёл с ума..." - подумал Дамиан.
   Дивъяр усмехнулся:
   - Последнего не обещаю... Я многим приходил во снах, жаль, что не многие поверили в меня. Ты сможешь пользоваться моей силой. Но чтобы я имел достаточно силы, мне нужна не только ты. Чем больше душ попадёт под моё влияние, тем сильнее мы станем.
   В отдалении послышались голоса и музыка.
   - Это мои друзья... Мне хотелось бы познакомить вас с ними и моим братом, - сказала Охотница.
   - Время для этого ещё не пришло... Ты пойдёшь к ним одна. Я тебя чувствую, и я приду к тебе, позже, будем строить планы нашей охоты. Расскажи друзьям обо мне, вскоре я пообщаюсь с ними, с каждым по отдельности. Но наш гот останется в тени, он не горит желанием общаться. Я правильно тебя понимаю, Дамиан? - оторвав взгляд от глаз девушки, Дивъяр посмотрел на него.
   -Да, - отозвался тот.
   - Сними капюшон! - потребовала Охотница. - Мне интересно, какого ты цвета.
   Рассмеявшись, Дивъяр скинул капюшон и тряхнул гривой. Длинные волнистые волосы его были не чёрными, как казалось, а практически двух- или даже трёхцветными, чёрные пряди мягко переливались в коричнево-рыжие, не разграничиваясь чётко между собой. Глаза на бледном лице вспыхнули зелёными самоцветами. Это из-за туч незаметно выскользнул солнечный луч, образовав удивительный эффект... Демон снова тряхнул гривой, и по волосам как будто пробежало пламя. Пробежало и угасло, как спрятавшийся за тучами лучик, а глаза и волосы вдруг потемнели, и стали почти чёрными, как у Дамиана. Демон снова рассмеялся.
   - Ох и нифига себе... - восхищённо произнёс кто-то неподалёку.
   Обернувшись, они увидели совсем рядом юношу, чем-то неуловимо похожего на Охотницу, но с необычного цвета глазами - сине-зелёными, сейчас они казались огромными от удивления.
   - Кого это ты тут поймала, сестрёнка? - произнёс он, всё ещё не придя в себя, и глядя на них слегка ошарашено.
   - Вервольф, братишка... - Охотница подошла к нему, но тут сильный порыв ветра сбросил на них с дерева охапку снега, и когда брат и сестра пришли в себя, то гот и демон уже исчезли.
   На самом деле, Дивъяр просто подхватил Дамиана и, как на крыльях ветра, стремительно перенёс на десяток-другой метров подальше.
   - Мы пообщаемся с ними позднее, время ещё не пришло, - произнёс он. - Сейчас ты хотел бы поразмыслить над всем этим в одиночестве, ведь так?
   Гот кивнул. В его голове мысли роились и сталкивались, их следовало привести в порядок. Дивъяр вгляделся в глаза юноши, и Дамиан внезапно заметил, что глаза демона стали сапфирно-синими. Дивъяр пожал руку гота, его ладонь едва не обожгла Дамиана. Внезапный порыв ветра взметнул длинные волосы демона так, что они коснулись лица юноши... они были очень тёплые и шелковистые. С дерева осыпался снег. В следующий момент демон исчез. А Дамиан ещё долго бродил по Старому кладбищу, размышляя...
   6.06.2009 г./ последнее редактирование 6.11.2010 г.
  
   Глава 7. Сон?..
  
   После встречи с демоном Дамиана долго не беспокоил Зов Ночи. Гота охватила какая-то апатия. Зимняя спячка. Дивъяр часто приходил к нему во снах, но так и не смог добиться от него каких-либо действий. Зато Охотница, видимо, разошлась вовсю, даже до Дамиана доходили отголоски странных событий, происходивших в городе. Дивъяр не рассказывал ничего, лишь делал загадочные намёки на новые возможности, которые он мог бы использовать... Но Дамиану ничего уже не хотелось. Даже извечная тоска ушла куда-то. Он много спал и читал в свободное время. Стихи не сочинялись...
   Зима пришла тёплая и мягкая, с обилием снегопадов, тучи постоянно висели над городком. Свет фонарей, отражаясь от туч и снега, делал ночь светлой. Луна выглядывала очень редко, когда поднимался ветер и разгонял на какое-то время пухлые серые тучи. Всё вокруг было серым и сонным. Апатия длилась долго, около двух месяцев... Жизнь казалась бессмысленной, впрочем, и смерть тоже... Дамианом владело странное состояние, когда не хочется ни жить, ни умирать, и нет ни вдохновения, ни сил что-то менять. Это состояние ему совершенно не нравилось, он предпочёл бы даже вернуться к прежнему, пусть это будет хоть рвущая душу тоска... По крайней мере, тогда он чувствовал себя живым... а сейчас уже нет...
   Но однажды всё изменилось. Юноша уснул рано, слушая вой поднимавшегося ветра. А посреди ночи проснулся от того, что огромная луна светила ему прямо в лицо сквозь не занавешенное окно. Ветра не было слышно, но рваные облака то и дело пробегали по лику луны. Видимо, ветер дует где-то высоко, над кронами деревьев и крышами домов...
   Глядя на Луну, Дамиан снова ощутил Зов. То, что раньше сводило с ума, теперь было встречено с радостью. Ночь звала его на пустынные улицы, залитые серебряным светом. Гот быстро оделся и выбежал на улицу. Его окружил серебристый, прерывистый из-за быстро летящих облаков, волшебный свет Луны, и орды теней, бегущих и шевелящихся во всех тёмных углах, под каждым деревом. Юноша чувствовал необыкновенный подъём, жизненная сила буквально вливалась в него с лунным светом. Было такое ощущение, как будто крылья выросли за спиной. Впитывая волшебство ночи, он летел по пустынным тихим улицам.
   Когда гот дошёл до Старого кладбища, сильный порыв ветра вырвался ему навстречу из-под облаков, засыпав снегом и как будто приветствуя. Дамиан почувствовал присутствие демона и рассмеялся. Его смех был полубезумным и счастливым. Он не понимал, что с ним происходит, но чувствовал в себе всю силу жизни, как будто кто-то высасывал у него эту силу целых два месяца, сейчас вдруг вернул всё накопленное разом... и он даже догадывается, кто... Юноша снова дико расхохотался и услышал в ответ дьявольский хохот Дивъяра.
   Дамиан как призрак скользил среди могил, чувствуя себя почти бесплотным духом, впитывая лунное волшебство, он углублялся в самую чащу, к самому сердцу Старого кладбища. Почти добравшись до разрушенных склепов, он вдруг заметил, что за ним не остаётся следов, он не проваливается при каждом шаге в снег, как должно бы, а шагает по верху сугробов, как эльф.
   "Не может быть!.. - удивился гот. - Это сон?.." И тут же провалился выше колена в снег.
   - Чтоб подняться в небеса, нужно верить в чудеса! - услышал он насмешливый голос демона.
   Дамиан вдруг увидел, что сугроб поблизости разрыт до самой земли, а внизу чернеет круглый лаз.
   - Залазь сюда! - послышалось оттуда. - Мертвецы спят крепко, никто тебя не съест!
   В черноте лаза мелькали жутковатые огоньки.
   Усмехнувшись, юноша стал спускаться вниз, под землю. Лестницу он не видел, но что-то подобное там было. Спустив вниз ноги, он нащупал что-то вроде перекладин или скоб, вбитых в стенку лаза. Когда гот на всю длину тела погрузился в черноту, опора из-под ног исчезла. Крепко ухватившись за предпоследнюю скобу, он свесился вниз, но по-прежнему не мог нащупать опору.
   - Прыгай! - услышал он голос Дивъяра.
   Было немного жутко, но Дамиан чувствовал в себе силу и уверенность. Он спрыгнул в темноту... И тьма поймала его в сильные руки, Дамиан почувствовал на несколько мгновений знакомое прикосновение тёплых шелковистых волос к лицу... Гот почувствовал под ногами твёрдую землю и одновременно ощутил присутствие ещё нескольких... людей?..
   Вспыхнул свет. Когда глаза привыкли, юноша разглядел маленький фонарик и небольшой факел, тусклый мигающий свет позволил различить насмешливо-загадочное лицо Дивъяра и лукавое - Охотницы. И ещё одного парня, глядящего на него с любопытством. Поздоровавшись, он внимательно посмотрел на парня, и тот показался смутно знакомым... кажется, это его Дамиан видел с Охотницей в их прошлую встречу... Тот представился как Вервольф, весело сверкнув своими странными двухцветными глазами.
   - Этот волчонок - мой брат! - заявила Охотница.
   Не называй меня волчонком, сестрица, я же просил уже... - сказал парень. - Вервольф означает Оборотень.
   Охотница только усмехнулась лукаво, глаза её горели.
   - Где мы? И зачем мы здесь? - спросил Дамиан.
   - А почему бы нам не быть здесь? - весело ответил Дивъяр. - Мы тут немного расчистили ходы. Побродим, полюбуемся древностями!..
   Похоже, отличное настроение было у всех. Вервольф осветил камень, вмурованный в стену. Когда-то этот камень был белый, на нём проглядывал рельефный узор и надпись, видимо, на старославянском языке, что-то вроде молитвы. Ещё в стенах было видно что-то вроде кирпичной кладки. Факел давал мало света, но огнистые блики от него придавали ощущение таинственности и нереальности всему вокруг... Фонарик Охотницы то вспыхивал, то гас, и она шепотом ругалась, встряхивая его. Дамиану казалось, что он спит, настолько всё вокруг было странно и как-то нереально... А может, это и есть сон?..
   Помещение, в котором они находились, было маленькое и низкое. Кое-где сверкал иней, жёлто-красный в свете огня. По узкому низкому ходу они, пригнувшись, пошли дальше. В земляных стенах явственно проступали кирпичи и камни, а сверху иногда спускались древесные корни, вросшие в стены и потолок. Кое-где приходилось пролезать, согнувшись, как говорится, в три погибели. Через некоторое время ход стал ветвиться. Кое-какие ответвления были полузасыпаны.
   - Так где мы, всё-таки? - снова спросил Дамиан.
   - Это старые заброшенные катакомбы под городом, - ответил Дивъяр. - Думаю, раньше они были засекречены, а теперь про них забыли. Построены они были очень давно и тянутся под всем городом и даже дальше. Их не один десяток лет рыли, входы находятся в самых неожиданных местах... Иногда сюда бомжи залазят... Тут много интересного найти можно...
   Они долго петляли по ходам, кое-где натыкаясь на камни с полустёршимися надписями явно прошлого, а то и позапрошлого века, с ятями и твёрдыми знаками на концах слов... Охотница их фотографировала, а Вервольф внимательно осматривал пол и стены вокруг в поисках тайников.
   Бродили долго. Дивъяр вёл их, с улыбкой слушая, как возбуждённо обсуждают это приключение Вервольф и Охотница. Через какое-то время они даже набрели на скелет в лохмотьях, но после долгого блуждания в катакомбах восприняли это как должное и даже давно ожидаемое.
   - Похоже, этот бедолага тут заблудился... - произнёс Дивъяр.
   Ребятам стало жутковато... Потревожить кости они не решились.
   - А мы не заблудимся? - нерешительно вопросил Вервольф.
   - Я же с вами... Неужели ты мне не доверяешь? - ответил Дивъяр, заглянув ему в глаза... Его собственные глаза горели, как будто в них плескалось расплавленное пламя... наверное, отражение факела...
   Гот с интересом осматривался, и в нём всё больше крепло убеждение, что это сон. Вроде где-то когда-то он слышал, что под городом есть катакомбы, но до сих пор в это не верил... к тому же он слышал, что вход в них в развалинах аэропорта, а не на кладбище... Но как могли сохраниться эти подземные ходы в их болотистой местности? Даже если они и были, их давно уж затопило или они обрушились без ухода...
   Потом они, наконец-то, сделали привал, остановившись на просторной развилке, где сходились четыре коридора, причём два из них были уже с бетонными стенами.
   Все ужасно устали... Ребята воткнули факел в центре и расположились на странной большой чёрно-зелёной подстилке, вроде мата в физкультурном зале, которую откуда-то вытащил Дивъяр. Охотница вытащила из рюкзака термос с тёплым какао и они немного погрелись ароматным напитком... Вервольф осмотрел всё небольшое помещение, нашёл старый крестик на цепочке, и оживлённо обсуждал с сестрой, насколько древняя эта находка. Чтоб не замёрзнуть без движения, сидели прижавшись друг к другу. Дамиан даже задремал, зажатый между задумавшимся о чём-то Дивъяром с одного бока и увлечённой спором с братом Охотницей с другого...
   Проснулся он днём у себя дома, раздетый и в своей постели, даже не помня, как туда попал, и удивлённо размышляя, было ли это всё-таки сном, или очередной проделкой демона... или и тем, и другим...
   6.07.2009г.\ последнее редактирование 14.11.2010г.
  
   Глава 8. Снегопад.
  
   Дамиан смотрел в окно. В темноте ярко серебрились под светом фонарей падающие снежинки. Прозрачные тюлевые шторы не могли скрыть эту красоту, юноша сидел возле окна.
   Последняя пара тянулась, студенты зевали, преподавательница выглядела не лучше их, автоматически зачитывая им нудную лекцию по педагогике. Слова просачивались сквозь мозг, не заинтересовывая и не задерживаясь в голове. Но Дамиан прилежно конспектировал лекцию, один из немногих, записывая основные цитаты из неё. Он не поддался общему сонному настроению, лишь иногда отвлекался на красивый тихий снегопад за окном. Зимой рано темнеет, летом было бы только начало вечера, а сейчас кажется, будто бы уже глубокая ночь... Кладбище, наверно, занесло снегом и даже на тропинках по колено сугробы... Мысли юноши постоянно возвращались туда, он давно там не был... да и сегодня не пойдёт, как бы ни тянуло... Какой смысл бродить по колено в снегу... Холодно, да и... Её там точно не будет... Дамиану было одиноко, и тоска снова сжимала сердце...
   Последняя пара закончилась, и сонные студенты начали с облегчением разбредаться по домам... Юноша включил плеер, и в наушниках зазвучала музыка HIM... Успокаивающе звучал бархатистый голос Вилле, тоска слегка отступила и сменилась лёгкой грустью... Хоть ненадолго он мог разделить свои чувства, свою боль с любимой группой, погрузившись в песни о несчастной любви, узнавая в них свои ощущения...хотя и понимал, что это только иллюзия... Пусть кто-то и считает, что эта группа больше попсовая, но Дамиан так не считал и очень часто слушал направление love metal наравне с gothic и gothic metal.
   Он спустился в светлый вестибюль. Подошел к большому зеркалу, надевая тёмно-синий шарф и тёплый чёрный пуховик. На нём были надеты утеплённые чёрные джинсы и тёмно-синий вязаный свитер, длинные чёрные, немного волнистые волосы были собраны в аккуратный хвост и не бросались в глаза, теряясь на фоне очень тёмного, почти чёрного свитера. Юный гот выделялся лишь тёмной мрачностью стиля одежды, которая оттеняла бледное лицо с огромными тёмно-карими, почти чёрными, глазами и тонкие бледные руки с длинными пальцами. На груди поблескивал на серебряной цепочке серебряный анкх - египетский крест с петлёй вверху. Дамиан надел простую чёрную вязаную шапку и посмотрел на себя в зеркало. Расстёгнутый тёплый пуховик ещё не скрыл стройную фигуру юноши, бледная кожа лица как будто светилась белизной на фоне чёрной одежды. Тёмные глаза, опушенные длинными ресницами, казались бездонными и светились грустью.
   Многие девушки заглядывались на него, но он был необщительным, неразговорчивым, избегал компаний. Его начали считать странным и каким-то ненормальным и больше не доставали разговорами, лишь бросая косые или любопытные взгляды. Впрочем, Дамиан и сам считал себя ненормальным... он слишком отличался от всех и ничего не мог с собой поделать... Хотя иногда так хотелось быть обычным парнем...
   Песня HIM в наушниках сменилась песней группы Lacrimosa, юноша застегнул пуховик, накинул капюшон и вышел на улицу. Медленно шел он под тихо падающим снегом... Было так красиво вокруг. Дамиан расслабился, любуясь снегом и наслаждаясь музыкой.
   Вдруг кто-то схватил его за руку. Юноша резко повернулся, освободив руку. Это оказалась однокурсница Лена. Он вынул один наушник, чтобы лучше слышать её.
   - Демьян, ты оглох что ли? Я тебе кричала, а ты не отзываешься! - тараторила она. - А, ты в наушниках? Что слушаешь?
   - Слушаю Лакримозу. Что тебе нужно? - ответил он.
   - А я такую группу не слышала. Кажется, нам в одну сторону идти? Давай пойдем вместе! Заодно поболтаем! - сказала Лена с энтузиазмом. - Ты такой загадочный! Мне хотелось бы узнать о тебе побольше!
   - Я не люблю болтать! - отрезал Дамиан.
   Лена была хорошенькой любопытной блондинкой, но почему-то Дамиан испытывал к ней антипатию. Возможно, из-за её болтливости. Сейчас ему очень хотелось отделаться от неё. Что же, пора проверить, действительно ли может помогать ему его дух-покровитель...
   "Дивъяр, помоги мне!" - позвал он мысленно.
   Ответом ему был тихий смех и сильный порыв ветра, снежный вихрь налетел на Лену, и ошарашенная девушка опрокинулась в сугроб. Дамиан едва устоял на ногах. Ветер поднял снег и завьюжил вокруг, ближайший фонарь мигнул и погас, погрузив в темноту этот участок улицы... Юноша быстро пошёл дальше, не слушая чертыхания пытавшейся подняться на ноги однокурсницы.
   "Ничего себе! - посмеиваясь про себя, подумал юноша. - Теперь-то ясно, что от собственного духа-покровителя есть хоть какая-то польза, и не малая! Вот и ещё одно доказательство моей ненормальности - у всех ангелы-хранители, а у меня демон-хранитель".
   Юный гот усмехнулся: "Благодарю тебя, Дивъяр!"
   - Прогуляться с тобой или снова хочешь побыть один? - спросил демон, подойдя откуда-то сбоку.
   - Пока я хотел бы поразмышлять наедине с собой... - отозвался Дамиан. Дивъяр отошёл и исчез в очередном порыве снежного вихря, но юноша ощущал его незримое присутствие, как будто теплое прикосновение к коже...
   Отойдя на значительное расстояние быстрым летящим шагом, он снова пошел не спеша, наслаждаясь погодой. Серебряные снежинки тихо кружились в воздухе. Снег сверкал при свете фонарей, и небо с низко нависшим облачным покровом отражало это сияние. Улица, по которой шел юноша, была почти пустынна, лишь трое прохожих спешили куда-то, не обращая внимания друг на друга. Одна из тёмных фигур вдруг показалась знакомой, пробудив странное ощущение... Но прежде, чем Дамиан успел разглядеть её, она скрылась за поворотом. Он свернул следом, и тут на него налетел какой-то парень. Тот толи бежал, толи так быстро шел, но, столкнувшись, они оба упали в сугроб на краю тротуара. Побарахтавшись, они, наконец, расцепились и поднялись. Тот, кто налетел на Дамиана, весело смеялся и сверкал двухцветными глазами. По этой особенности легко было узнать Вервольфа, радужная оболочка его глаз была зеленой вокруг зрачка и синей дальше. Сине-зеленые глаза были необычно яркими. Это было заметно даже в тусклом свете фонарей.
   - О, кого я вижу! Приветствую тебя, Дамиан! - смеясь, воскликнул Вервольф. - Странно видеть тебя вне кладбища, Ночной Призрак!
   - Приветствую! Я человек, как и ты, к сожалению... И я не живу на кладбище, тем более зимой. Поэтому нечего удивляться. Ты всегда налетаешь на прохожих? - отозвался Дамиан.
   - Да нет, просто у меня сегодня хорошее настроение, полетать захотелось! - всё также весело отвечал Вервольф. - Может, полетаем вместе? Погода просто великолепная! А мои друзья все чем-то заняты, погулять им некогда...
   - Извини, но у меня нет настроения... И ещё, я люблю гулять один!
   - Почему это? Не понимаю... Вот я терпеть не могу одиночество! Объясни мне, почему ты любишь быть один? - юноши пошли дальше рядом.
   - Не знаю, как это объяснить, но попробую... - после небольшой паузы задумчиво ответил Дамиан. - Почему-то рядом с тобой я не чувствую такого дискомфорта, как рядом с другими людьми. Почти всех людей я воспринимаю как нечто чуждое, чужеродное... Люди для меня непонятные и неприятные существа. Часто я не чувствую себя человеком... я совершенно ненормален, это любой подтвердит...
   - Ну, неудивительно, что тебе легче общаться со мной! - сказал, смеясь, Вервольф. - Я ведь тоже ненормальный человек. Я - оборотень, полу волк. Ну я таким себя ощущаю... И очень этим горжусь! Правда, я ещё не научился оборачиваться, но Дивъяр обещал научить! Очень здорово, что ты познакомил с ним мою сестрёнку, Охотницу, они теперь не разлей вода, так спелись, что я опасаюсь, как бы они не устроили Апокалипсис местного значения. Такое вытворяют! Теперь в нашем городишке точно скучно не будет!..
   - Ну, познакомил я их случайно, само получилось, - усмехнулся в ответ Дамиан. - Знаешь, честно говоря, я тоже не очень люблю одиночество, просто привык к нему... так спокойнее... в одиночестве как в коконе каком-то... просто мне очень неуютно с людьми, неинтересно, они все чужие и непонятные... Но очень хотелось бы найти себе подобных. Просто в нашем городке нет настоящих готов... а другие меня вряд ли смогут понять... Не знаю, зачем я это всё тебе рассказываю... Наверно просто хочется выговориться...
   - Вот и хорошо! Я жутко рад, что мы наконец-то общаемся! - сказал Вервольф. - Если не интересно с людьми, то общайся с такими как я, я ведь практически нелюдь! А насчёт готов - попроси Дивъяра, пусть приманит кого-нибудь из готов в наш город!
   - Хм... а я об этом не подумал... Давай попробуем! - ответил гот. - Дивъяр, ты слышал?
   - Отлично слышал, - демон материализовался в нескольких шагах от них. - Я уже подумал об этом и кое-что предпринял... Пусть это будет сюрпризом.
   - Ещё, я хотел тебя спросить, Дамиан... А как твои родители относятся к твоим увлечениям? Просто любопытно... Мои бы никогда не отпустили меня бродить по ночам, такой бы скандал устроили! А ты, говорят, едва ли не каждую ночь на кладбище бродишь, за исключением зимы, конечно... - спросил вдруг Вервольф.
   - Отца я не знаю, а мать очень много работает и я редко её вижу... Не хочу об этом говорить... Ладно, гуляйте без меня, я пойду, вот мой дом! Пока! - и Дамиан быстрым шагом скрылся в тёмном дворе.
   К его удивлению, мать была дома и хозяйничала на кухне, вкусно пахло пирогами. Юноша прошёл в свою комнатушку, со сплошь завешенными плакатами и рисунками стенами, переоделся в домашнюю одежду - черные трико и футболку - и вышел на кухню.
   - А вот и Дёмочка! Привет, сынок! А я сегодня взяла отгул на работе, - ответила она на вопросительный взгляд сына. - Чтобы подготовить дом к приезду гостьи. Звонила твоя тётя, завтра приедет твоя двоюродная сестра, Дана. Думаю, вы подружитесь, хоть и не виделись много лет, тётя сказала, что у неё такие же увлечения как у тебя, тоже любительница чёрного цвета...
   17.09.10 г.
  
   Глава 9. Руслан
  
   (Написано соавтором - Рина Костина.)
   Он сидел, свесив ноги вниз, смотря на мигающие огоньки своего родного города. Липкий снег падал с небес, прочно усаживаясь своими снежинками на его оранжевых волосах и трёхцветных косичках, спускавшихся до середины спины.
   Он, не моргая, наблюдал за бегущими мимо кошками, слышал чавканье шин проезжающих автомобилей.
   Он сидел на третьем этаже старой заброшенной постройки, именуемой в его городе Долиной Кентавра. Это, наверное, по задумке было заводом, ну или просто каким-то большим домом, но стройка то ли утратила свою актуальность, то ли у заказчика резко закончились деньги, но суть осталась сутью - Долина Кентавра стала памятником индастриала в его небольшом городе.
   Здесь часто ютились бомжи, днём нередко встречались и безбашенные неформалы, гоняющиеся за оригинальными фотосэтами. И только для него это место было больше, чем несколько камней.
   Только для него.
   Его зовут Руслан. Ему 18 лет. И он приверженец кибер-готики. Он свято верит в то, что прогресс - есть смысл жизни, есть сама жизнь. Он обожает синтетические компьютерные звуки, яркие неоновые цвета, но он терпеть не может общество. Не в том плане, что ему трудно с кем-то начать общаться или он больше любит одиночество, а в плане того, что он просто ненавидит людей. Этот тупой социум приводит его в бешенство. Однотипное стадо, серая масса, которые, как зомби в Сталкере управляются таким же зомби, как и они. Стадо баранов.
   Руслан в своём городе сыскал славу яркой личности. И правда, он был слишком заметен: ярко-оранжевые волосы, косы трёх цветов - оранжевый, синий и зелёный, ярко-зелёные глаза (естественно, линзы, от природы такого цвета не добьёшься), одежда, в которой сочетались эти же яркие цвета с чёрным. И любимые зимние сапоги, заказанные, к сожалению, в магазине для этих холёных гламурных ребят. Но пройти мимо сапог со светящимися неоновыми вставками он не смог!
   Руслан, болтая ногами, сидел и смотрел в серое ночное небо, выдыхая изо рта пар. Он не курил. Ему было нельзя. Проблемы со здоровьем. В принципе, поэтому он и не пил. И спортом занимался тоже поэтому же. А так бы - плевать на всё и на всех, загробил бы жизнь, не посмотрев ни на кого. Но эгоизм брал над ним верх.
   Руслан коснулся шариков бриджа, вздохнул, оглянулся. Позади него стояла набитая вещами зелёная сумка фирмы Kettler. Набитая его вещами. Он точно решил, что он уедет. Раз и навсегда. Ему всё это надоело.
   Перекинув ноги обратно в помещение он, взяв в руки сумку, побрёл вниз, что бы раз и навсегда уйти из этого места. До рассвета была пара часов. Если он пойдёт по длинной дороге, проходя через все улочки, где порой был слышен его смех, его разговоры с другими неформалами, то за эти два часа он как раз дойдёт до вокзала. Купит билет. И прости, прощай родной городишко.
   Первый билет направлял его в Москву. Поезд отходил в девять часов. До этого времени оставалось три часа.
   - Печально, - сам себе сказал Руслан. Он любил разговаривать сам с собой. Не думать в одиночестве, а именно разговаривать. Что бы слышать собственный низкий голос, чистый и поставленный. Порой что бы самому дрожать от собственного шёпота. Он фанатично любил свой голос, почти всегда забывая, что это его собственность, почти всегда с упоением слушая себя. Да, Руслан был странным юношей.
   Он дошёл до Макдональдса - это было единственное тёплое место неподалёку от вокзала. Народу в этот утренний час было мало, только заспанные ночные гуляки, попивающие крепкий кофе. В принципе, Руслан и сам зашёл за этим напитком - единственное, что он признавал в данном американском общепите.
   Он взял два больших пластиковых стакана и, высыпав туда сахар, стал медленно потягивать обжигающий напиток.
   В наушниках, не переставая, не вечном повторе играли какие-то синтетические биты. Руслан медленно двигался, вторя тактам музыки.
   Замер, краем глаза замечая, что к нему подходит некий юноша.
   - А ты чё, кибер? - сев напротив Руслана, типичным дворовым фольклёром поинтересовался гость.
   - Нет, я не чёкибер, - вежливо ответил Руслан.
   - Чё, типа, умный самый? - гость явно решил нарваться.
   - Отнюдь нет. Умнее меня, как минимум, Ницше и Кафка, - безразлично пожал плечами Руслан.
   - Ктооооо?!
   - Философы такие. Ницше и Кафка, - пояснил Руслан, вставая с места. Он забрал с собой стаканы с кофе и медленно побрёл в сторону вокзала.
   Лживое, абсолютно негреющее, но слепящее солнце издевалось над жителями. Руслан, передёрнувшись от холода и ещё сильнее закутавшись в свой чёрный зимний плащ, брёл на вокзал.
   В поезде было тепло и уютно. Слышались разговоры, смех провожающих и уезжающих. Но уже через полчаса поезд тронулся, унося к Москве жителей Астрахани. Всем им что-то было нужно в этом огромном мегаполисе. Кто-то ехал отдыхать, кто-то в командировку, и лишь Руслан ехал просто так. Лишь что бы сбежать.
   - Я сойду с этого поезда живым, - повторил фразу Андрея из "Жёлтой стрелы" Пелевина, Руслан. - Не важно как, но я сойду.
   Поезд нёсся, порой останавливаясь.
   Руслан, показав билеты, паспорт, расстелив постель и закинув свои вещи на полку, растянулся на своей верхней койке. Едва его голова коснулась плоской поездной подушки, как он тут же отключился.
   Разбудил его вопль кондуктора о том, что скоро Москва. Руслан, морщась от боли в висках и затылке, спрыгнул вниз, игнорируя своих соседей. О том, что они у него вообще были, Руслан даже и не знал. А вот соседи смотрели на него, как на призрак. Руслан вошёл в туалет, посмотрел в зеркало и сам же вздрогнул.
   - Бледный, глаза красные... а нечего в линзах спать, дурак, - умываясь, отчитывал себя парень. Он, закинув на плечо мерзкое белое вафельное полотенце, вышел из туалета, вернулся в своё купе и, стянув с полки свою сумку, прошёл к выходу. Лучше посмотреть на серые окрестности через окно, чем наблюдать эти вечно искажённые удивлением рожи соседей.
   Спустя полчаса поезд завизжал колёсами о рельсы, и Руслан, закинув сумку на плечо, спрыгнул на гравий.
   Москва встретила его холодом и туманом.
   Толпы народа, вывески, неон, вечные разговоры.
   Руслан бродил по городу весь день, смотря на толпы людей. Пару раз натыкался на каких-то неформалов, слыша, как они что-то говорят про него, но всё же, шёл дальше. Наплевав на всё, шёл дальше. Музыка в телефоне резко остановилась. На дисплее высветилось имя брата.
   - Ищут? Пошли в...
   Он открыл панель телефона, вытащил сим-карту и, сломав её на две части, кинул в ближайший мусорный бак.
   День, проведённый в этом городе, его жутко измотал. А ещё он понял, что ему совсем не хочется здесь оставаться. Добрея до вокзала, он купил билет в какой-то провинциальный город. Дождавшись отъезда, забрёл в купе и, опять же, разобравшись со всей вечной волокитой - проводник, паспорт, билеты, постель - залез на койку. Ему снова досталось верхнее место. Но было как-то плевать. Сон опять свалил его без объявления наступления.
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011291430
  
   Глава 10. Случайности.
  
   (Написано соавтором - Алёна Матевосян.)
  
   Он проснулся от того, что солнце светило ему прямо в глаз. Сначала он пытался закрыться подушкой, но потом с неохотой открыл глаза, встал,посмотрел на ту предательскую дырочку между штор, куда сумело пробраться солнце.
  
  
   Так начиналось почти каждое воскресенье. Стоило ему встать и открыть дверь в спальню, как у его ног оказался Ясень. Он был явно обрадован появлением хозяина. Стас погладил пса, налил ему свежей воды, потом сварил себе кофе, сел за стол и задумался. Вот уже почти 6 месяцев, как он живёт и работает в этом огромном городе. Вокруг постоянный шум, чад и люди... очень много людей. Он любил людей, но постоянное общение с теми, кого он отнюдь не хотел видеть так часто, доводило его до безумия. Он имел филологическое образование, но работу по специальности искать не торопился, и сейчас занимался тем, что пописывал статьи для некого журнальчика. Этакий отдых после университета.
   Хотелось выйти на тихую улицу, (только где ж её найдёшь нынче), поиграть с Ясенем ( где - нибудь, где нет постоянно визжащих, что на собаку надо надеть намордник, мамашек с детишками). В общем уйти в себя, расслабиться, развеяться. С этим нужно было срочно что-то решать. И он решил.
  
  
   Дело том, что родился он не в этом кишащем людьми, Мегаполисе, а в маленьком городишке, население которого едва ли насчитывает тысяч 30. Вот туда-то он и собрался. Сейчас там жил его брат, у которого можно остановиться, и, кроме того, там было в 20 раз меньше людей. Это конечно было ключевым моментом. На сборы ушло 30 минут, благо электричка ходила каждый день, и уже где-то через час он, собрав волосы в хвост и включив любимый гранж в плеере, ехал навстречу судьбе.
  
   ***************
  
   Выйдя из вагона он первым делом расправил плечи, сдёрнул с волос надоевшую за долгий путь резинку, и отпустил пса с поводка." Ну что, пойдём, Сенька, разомнём косточки?" - подумал Стас и подмигнул псу. Тот, казалось, его прекрасно понял. Да и вообще за почти 4 года "совместной жизни" они понимали друг-друга без слов. Иногда парню даже казалось, что пёс действительно может говорить. Закинув на плечо небольшую сумку с ноутбуком и минимумом одежды Стас направился к автобусной остановке.
  
  
   Он сел на деревянную скамью и закурив оглянулся вокруг. Рядом было не много людей, а те, что были, крайне неприязненно посматривали на его непривычную в этих местах причёску. Стас одел наушники, включил музыку и ушёл в себя. Через некоторое время подошёл автобус.
   Войдя в автобус, он сел на свободное место. Рядом сидел молодой мужчина. Пряди чёрных и рыжих волос, выбивающиеся из хвоста, спрятанного под одеждой, берцы и торба за спиной успокаивающе действовали на парня. Казалось - свой. Ясень уселся у ног хозяина, и доверчиво посмотрел ему в глаза. "Конечно всё будет хорошо, я тебе обещаю, Ясень - Подумал Стас. - Хм, странные мысли, а что может быть плохо?! О боже, Стас, ты становишься пугливой девочкой, Будь мужиком! Смири дрожь в коленях...." Из оцепенения его вывел голос мужчины, сидящего рядом.
  
   - Красивая у тебя собака, мужик. Настоящий волк...
   - Хм, ну не совсем волк, западно-сибирская лайка.
   - Ты, как видно не местный, да?
   - Это - город моего детства, но я здесь уже почти 8 лет не был.
   - Ясно. Ну думаю, что ты быстро вспомнишь местные порядки и начнёшь носить с собой заточку, когда вечером выходишь из дома.
   - А что, ничего не изменилось, да? Всё так же куча гопла в городе?
   При слове "гопло" на них обернулись два субъекта, сидящих впереди. Стас присвистнул, Ясень зарычал, молодые люди с опаской посмотрев на пса отвернулись.
   - Хм, - усмехнулся мужчина, - А вы здорово понимаете друг-друга. - Что есть, то есть.
   На следующей остановке нужно было выходить, Стас встал, встряхнул волосами и направился к выходу.
   - Может ещё встретимся, когда-нибудь.- Сказал мужчина ему вслед.
   - Может, мало ли какие случайности ждут нас за углом, - сказал парень подумав про себя, что это было бы странно.
   - Случайности не случайны, друг, - ответил мужчина, криво усмехаясь. - Запомни.
   Стас кивнул и вышел из автобуса.
  
   ? Copyright: Алёна Матевосян, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011300771
  
   Глава 11. Астраханский сталкер
  
   (Написано соавтором - Рина Костина.)
  
   Он резко открыл глаза. Он отчётливо слышал стук колёс о рельсы, чувствовал покачивание поезда. В купе было зловеще пусто, только он лежал на своей верхнее полке, закинув руки за голову.
   От неоновых огоньков в наушниках по стенам бегали блики. Он смотрел в серый потолок, растворяясь в собственных мыслях и музыке, доносившейся из его дорогих наушников.
   Он думал о многом. Но больше всего о том, вернётся ли он всё-таки назад. Там, позади, остались родители, вечно орущие друг на друга. Остались друзья, которым он, наверное, нужен. Нужен?
   - О, да, нужен ты им, Русланчик. Как жилетка, как лишняя комната, где можно переночевать, как чувак, который всегда даст деньги в долг, а потом забудет. Руслан... эх, Руслан. Нужен ты был всем этим разжиревшим фотографам. Нужен. Нужен ты был начинающим парикмахерам. И родителям ты, Руслан, чёрт побери, тоже нужен. В следующей жизни. Возможно, будешь!
   Он поджал губы. Нет, он не вернётся. Уже никогда. Он ушёл. Уехал. Скрылся. Умер для них.
   Руслан закрыл глаза, снова растворяясь в синтетических битах музыки. Неожиданно поезд, визжа колёсами, затормозил. Руслан слетел с полки вниз, больно ударившись спиной об столик. Сверху на парня упала сумка. Руслан, в принципе, не веривший в совпадения, сорвал с крючка плащ и шарф, одеваясь и закутываясь, побежал к выходу из вагона. Что им двигало в тот момент, он сам не знал. Но просто бежал.
   Он спрыгнул на чавкающую грязь, и поезд тут же тронулся, как ни в чём не бывало.
   Рассвет едва-едва обозначился серой полоской на горизонте, остальное небо насмешливо перемигивалось звёздами. Луна лениво висела в облаках, похожая на первый блин начинающей домохозяйки - такой же бледный и дырявый.
   Руслан, вдыхая свежий морозный воздух, который разрывал своей холодностью лёгкие изнутри, улыбаясь самому себе, брёл вдоль железной дороги. Вопреки обычным синтетическим битам, на этот раз в его наушниках звучала вполне обычная композиция The Animals - House Of The Rising Sun.
   Он брёл, изредка пиная небольшие камешки носком своих светящихся клубных ботинок. Иногда поправлял лямку сумки на плече, доставал из кармана электронную сигарету, делал пару тяг. Останавливался, осматривался, считал звёзды, сбиваясь, снова шёл. Он так брёл несколько часов. На одной и той же песне, на своей волне, пиная камни и шепча номера звёзд.
   Небольшой склон вниз заставил его остановиться. Руслан, ухмыльнувшись, посмотрел на тропинку, спускающуюся с железнодорожной насыпи и ведущую в некий населённый пункт. Населённый пункт ему изначально напомнил посёлок за чертой Астрахани - такие же блоковые дома вперемешку с обычными деревянными, машины... где-то вдали виднелись, видимо, заброшенные заводы. Почему-то именно эти габаритные здания Руслан всегда видел даже в самых отдаленных уголках. А эти громады высились так неприступно, что грех их было не заметить. Руслан снова достал электронную сигарету.
   - И так, сталкер, добро пожаловать в новую жизнь, - затянувшись "децибелами" - как он сам называл этот процесс, протянул Руслан. Он встал с корточек и, отряхнувшись, побрёл в сторону населённого пункта, снова и снова делая затяжки электронами.
   ***
   Руслан бродил по городу без какой либо цели. Вернее, нет. У него была одна конкретная цель - найти жильё. А лучше - работу. А лучше и жильё, и работу.
   Он видел, что на него как-то странно смотрят, перешёптываются, некоторые особо любопытные лица в спортивных трико поглядывают на него волком, но Руслану было смешно. Они не знали одного. Точно не знали одного. Ребята не знали, что такое Астрахань.
   Астрахань...
   Небольшой "портовый" город, имеющий немножко интересную историю.
   Красивый, белый, словно игрушечный, Кремль, который крайне фотогеничен - люди любят устраивать в нём фотосэты, плюс фотографируют его самого.
   Огромные шикарные площади с высоким ярким зелёным газоном - хоть на открытку.
   Старые дома, соседствующие с прогрессивным психоделом - всё это очень красиво, мило, приятно, утопично немножко и как будто ты находишься сразу в нескольких городах. Сказка...
   НО.
   Всё пространство от Кремля - когда-то Волга, позже - кладбище. А сейчас - кости под бетоном. Ни одна строительная компания не стала усложнять себе работу тем, что бы устраивать перезахоронения. Просто сносились крести и гробы закатывались в бетон.
   И так все улицы. Все, до одной.
   Но это терпимо. Всегда было. Разруха, пожары, иногда терракты - всё было терпимо. Огромное количество кавказа - всё было терпимо.
   Потом... ну, лично он застал межнеферовские войны, а позже - войну между неферами и кавказом. Кроваво? Нет, но было достаточно.
   Что же потом?
   А потом вырезают парочку семей в их же домах, погибает девочка-музыканточка, которую хоронят в закрытом гробу и полгорода умирает от горя. Фигурально. А первым, кстати, был музыкант одной известной в его городе группы. Его забили ногами. Гроб на похоронах тоже был закрытым.
   Среди молодёжи дурным тоном считается отсутствие хотя бы пародии на нож в бэге. Ну, это для тех, кто хочет выжить и не пресмыкаться перед теми, кто способен забить.
   А Руслан выжил там, в этой дыре, в это канализационном стоке. Он носил рядом с бляхой пояса складной нож, ещё один, чуть поменьше, но уже не складывающийся, всегда был вшит в стенку сапога. Шипы на напульсниках были заточены - на всякий "пожарный". И бегать Руслан умел. Но предпочитал драться. В принципе, и драться он тоже умел. Жалящее, молниеносно, чётко осознавая то, что если его "вынесут", то потом выносить его должны были бы из дома и вперёд ногами.
   Так что было уже не страшно.
   Руслан бродил по улицам, срывая всё новые и новые объявления, останавливаясь в магазинах, что бы купить еду - йогурты или кефир. Остальное он есть физически не мог. Болячка у него была не из приятных.
   Вечером, когда он, напоминая нахохлившегося воробья, сидел на лавочке в каком-то парке, к нему подошла девушка. Высокая, в чёрном плаще, с чёрными длинными волосами. Бледная, но видно было, что бледность её лишь результат многочисленных нанесений пудры и тонального крема. Глаза, накрашенные чёрным, крест на шее, сапоги до колен. Руслан хмыкнул.
   - Привет, - садясь рядом с парнем, сказала девушка. - Я сяду?
   - Уже села, - ответил парень, дуя на собственные пальцы, в надежде что те начнут, пусть и скрипя суставами, но двигаться.
   - Тебя как зовут? - девушка попыталась заглянуть в глаза парня.
   - Руслан, - он пожал плечами. - Тебя?
   - Химера. А у тебя нет никакой...
   - Радуга, - опередил её Руслан. - Руслан Радуга.
   - Местный? Я тебя раньше не видела... хотя тебя тяжело не заметить. Ты всего день гуляешь по улицам, а о тебе уже мифы ходят, - улыбнулась Химера. Руслан мотнул головой.
   - Да? Блин... не избежал я и тут публичности. Нет, я не местный. Не спрашивай меня, как я тут оказался, я сам не понимаю. Но, в общем, я приехал совершенно незнамо куда и совершенно незнамо зачем.
   - Погоди, у тебя даже места переночевать нет? - Химера нахмурилась.
   - Не-а, - Руслан снова пожал плечами. - Я ж говорю, не местный. Приехал в никуда. Не за чем.
   Химера молча смотрела на парня. Странный, яркий, простой, но что-то в нём было такое, что заставляло тянутся к нему.
   - Знаешь, Радуга... считай, что ты нашёл себе ночлежку. Пошли ко мне? Хотя бы чаем согреешься, - улыбнулась Химера, зовя Руслана за собой. Тот, мимолётно улыбнувшись, спрыгнул с лавочки и пошёл вслед за девушкой.
  
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011291432
  
   Глава 12. Это только начало
  
   (Написано соавтором - Рина Костина.)
  
   Руслан жадно вцепился в кружку с горячим чаем. Жар от керамических стенок посуды медленно проникал под кожу его пальцев, разогревал суставы, заставлял пульсировать кровь. Он порой наклонялся к чашке и чуть касался губами обжигающего напитка. Он обжигал язык при каждом глотке, но жадно хлебал горячий чай, хотя всю жизнь его ненавидел. По спине иногда пробегала дрожь - холод медленно, но верно покидал тело Руслана.
   Химера сидела напротив парня и внимательно смотрела на него.
   - Радуга... радуга... позитивно слишком, не находишь? - протянула она.
   - Ну не гробом же мне быть, в самом-то деле, - кашляя, как пёс, произнёс Руслан. Химера вскинула бровь.
   - А почему гробом?
   - От фамилии была б такая производная. Но я не столь мрачен, что бы быть гробом, осиновым колом и прочей ересью, - отмахнулся Руслан.
   - Ты так небрежно относишься к готике?
   - Не только к готике. Вообще к субкультурам. И не только я. В моём городе вообще нет некоего культивирования, возведения субкультур в ранг чего-либо необычного. Ну да, прикалываются дети. Но чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось, - потянувшись за конфетой, но тут же отдёрнув руку, сказал Руслан. - Слушай... а у тебя нет чего-нибудь... ну... творога, например? Я понимаю, наглость, но...
   Химера смерила парня взглядом.
   - Творога?
   - Ну да. Мне просто... как бы объяснить... нельзя вот сладкое... там... тяжёлое, типа хлеба... печёное и жареное...
   - Болеешь?
   - Угу. Воспаление поджелудочной. Хроническое. Отдаёт в гастрит. В общем, мне круто, - кивнул Руслан.
   - Но куришь, - улыбнулась Химера, глядя на относительно небольшую чёрную пачку на столе. Руслан кивнул на неё.
   - Это? Это электронные сигареты. Мне нельзя курить. Но я зависим от привычек. От плохих и хороших. В общем, в этих маленьких микрочипах моё маленькое спасение, - пояснил парень.
   - Электроника, провода, яркость... можно узнать, а ты что вообще за создание такое?
   - Кибер. Кибер-гот. Ну, там... хай-тек, вера в прогресс, Чернобыль, ядерный взрыв, мутации... - как-то сбивчиво начал объяснять Руслан. - В общем, это сложно рассказать, это нужно... ну... чуять, что ли. Осязать, понимать. Верить, в конце концов.
   Химера внимательно слушала парня.
   - Понимаешь... всё в этом мире материально, имеет свою структуру. И всё развивается. Это и есть прогресс. Я не верю в бога, но я верю в прогресс. Атомные взрывы, трагедия Чернобыля это то, что вызывает во мне не ужас, а эстетическое наслаждение, - Руслан "закурил". - Это может показать глупым, странным и ещё что-то там, но это есть. Во мне это есть. И ещё я за андронное общество. Люди слишком тупы, что бы жить дальше.
   Руслан зевнул. Девушка встала, вышла из кухни. Минут через пять вернулась.
   - Спать будешь на полу, мизантроп, - улыбнулась она ему.
   - Да мне хоть на ДСП, если честно, - кивнул Руслан, вставая из-за стола.
   - Слушай... а почему именно в наш город?
   - В смысле?
   - Почему именно наш город выбрал?
   Руслан остановился, оперевшись на дверной косяк.
   - Ты знаешь... по-моему это не я выбрал ваш город. По-моему, это ваш город выбрал мне. А почему и зачем, тебе, видимо, лучше спросить у него.
   И Руслан, зевая, поплёлся в зал, где ему было расстелено на полу.
   - Слушай, - крикнул он девушке. - А что у вас с местами работы?
   - А ты работать хочешь?
   - Ну, хочешь, не хочешь, а придётся.
   - Давай завтра посмотрим? Я просто тоже спать хочу.
   Через пару минут она вошла в единственную комнату квартиры. Юркнула под одеяло на диване и закрыла глаза.
   Руслан смотрел в окно. Долго. Около пары часов. Всё тело ныло, в голове был туман, но он сознательно запрещал себе закрыть глаза. Город сам выбрал его. Только зачем?
   ***
   Он сидел на надгробной плите, смотрел на огонёк сигареты и внимательно слушал чьи-то экспрессивные объяснения.
   - Это будет сделка века! Ты мне - душу...
   - А ты мне - по сопелке? - уточнил Руслан. - Знаешь-ка что, гони свою пургу в противоположном от меня направлении.
   - Но я буду тебя демоном-хранителем!
   - А я тебе буду санитаром-успокоителем, имею право, - сплюнул себе под ноги парень.
   - Наши души...
   - Наши души, наши души... побереги мои уши от своих воплей, - потирая хрящи ушей, протянул Руслан.
   - Да как ты можешь...
   - О, как только я не могу...
   - Руслан!
   - М?
   - Ты даже откликаешься не так, как стандартный человек, - голос поник. Руслан озадачился.
   - А вот тут бы мне озадачится...
   - Про сделку?
   - Про человека!
   Тишина.
   - То есть ты хочешь сказать...
   - Я хочу помолчать, - Руслан затянулся. - И ты тоже хочешь помолчать.
   - А я и не знал.
   - А я знал! Неожиданно, правда?
   Снова тишина.
   - Ты... ты... ты...
   - Тебя так послать, или по факсу?
   - Ты меня совсем не боишься?!
   - Почему же? Боюсь. Можно перестать боятся?
   - Руслан!
   Он резко открыл глаза. Зимнее солнце слепило глаза. Девушка спала на диване. Он, вздохнув, снова попытался заснуть. На этот раз никаких снов, ничего. Просто чёрная пелена.
   ***
   На работу его никто не брал, все смотрели на него, как на пришельца.
   Сейчас он сидел на очередной лавочке в парке и снова "курил", задумчиво глядя в небо.
   "Видимо, я ещё не до конца осознал правила игры, в которую ввязался. Но это не суть. Итак, что я имею. Вернее, что имеет меня. Я нахожусь в какой-то провинции, немного скучаю по родному городу и магазину, не имею работы, в портмоне всего пятнадцать штук, долго не протянешь, даже если жрать раз в трое суток" - он наблюдал за искрящимся снегом, за людьми, которые проходили мимо него. - "О работе я могу лишь мечтать, судя по всему. Спасибо, блин, внешнему виду. Ничего. Никогда я не прогибался под мир, и на этот раз мир прогнётся под меня"
   Он вертел в руках сигарету, облизывал губы. Мимо прошла кучка неформалов, которые обсуждали свой грядущий поход на кладбище.
   "Сторожем, что ли, устроится?" - хмыкнул Руслан, развинчивая электронную сигарету.
   Он отключил плеер и слушал город. Впервые за долгое время он пытался вслушаться в этот город. В его звуки. В его жизнь. Он достал из одного из карманов своих брюк фотоаппарат и, не задумываясь, навёл объектив на даль, где пропадала дорожка парка. Щелчок. Кадр получился простым, но качественно сделанным. Он, задумчиво глядя на фотографию, мысленно же редактировал её на photoshop-е.
   Рядом с Русланом села молодая девушка. Вроде бы в ней всё было обычно, привычно - волосы натурального цвета, чуть подведённые глаза, простая одежда. Но, тем не менее, Руслан украдкой попытался сфотографировать девушку.
   - Зачем вам это? - она резко повернулась в его сторону. "Чёрт! Баба ведь! Боковое зрение ведь!" - проклял себя за забывчивость парень.
   - Просто фотография, - пожал плечами Руслан. - Обработать на фото-редакторе и должно быть красиво. Да и так красиво, но с редактором будет ещё круче.
   Девушка смерила Руслана взглядом.
   - А ты фотограф?
   - Нет, просто любитель. До профессионала мне много работать надо. Просто увлекаюсь чуток... всем, и фотографией тоже.
   - А покажи фотографию? - девушка взглянула на экран фотоаппарата. - Ого, а прикольно. И не скажешь, что любитель. Слушай, у меня у сестры завтра свадьба! А фотографа мы так и не нашли. Она в истерике, сам понимаешь. Такое событие и без фотографий. Возьмёшься?
   - Да это же даже не полупрофи! - взглянув на свой обычный фотоаппарат, удивился парень. - Таким образом, любой из гостей может стать фотографом.
   - Слушай, если тебе лень, так и скажи, - отмахнулась девушка.
   - Да нет, мне не лень... я просто не понимаю...
   - Ты в судьбу веришь? Вот считай, это тебе такой подарок судьбы! Надо будет два дня попрыгать вокруг торжества и сделать достойные фотографии. Сможешь?
   - А есть выбор - не смочь? - улыбнулся Руслан.
   - Нет, - серьёзно ответила девушка. - И ещё. Внешний вид.
   - Не волнуйтесь...
   - На "ты".
   - Хорошо, не волнуйся. Всё будет отлично, отвечаю, - Руслан пытался понять, как можно расценивать такие позитивные моменты судьбы. - А оплата?
   - Ну... так как ты не профи, и фотоаппарат у тебя не будет требовать многого, то... двух тысяч тебе хватит?
   Руслан прищурился. Алчность и чувство собственного достоинства боролись с одной единственной мыслью.
   - Да, хватит.
   "Это только начало"
   Девушка взяла у Руслана номер, сказала, что вечером позвонит, сообщит адрес и распланировку.
   - И ещё... я надеюсь на оригинальность, парень. Думаю, ты её обеспечишь. Ну, судя по твоему виду.
   И она, улыбаясь, ушла.
   Руслан остался сидеть в парке. Свинтил сигарету обратно и, включив плеер, зевнув, встал и направился к дому Химеры.
  
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011291433
  
   Глава 13. Дана.
  
   Дана смотрела в окно автобуса, который вёз их с тётей от вокзала, смотрела на пробегающие мимо огни городка и снег, лишь вполуха слушая болтовню тёти Насти и односложно отвечая на её вопросы. Она вспоминала, почему оказалась здесь, вспоминала ссору с родителями, которая закончилась практически её ссылкой в эту глухомань. Она любила своих родителей, ей было больно их огорчать... Но разве она знала, что они так отреагируют... Папа орал на неё целый час, приказал убираться из его дома, мама плакала и пыталась успокоить его. Мама тоже была шокирована и никак не могла прийти в себя... Дана и не думала, что они такие заплесневелые консерваторы, хотя до сих пор старалась не показывать своих пристрастий при них. Закончилось всё тем, что мама упросила её уехать к тёте на неопределённый срок... в провинциальную глухомань... Подальше от компании, которая плохо на неё повлияла, по их мнению. Они надеялись, что здесь, вдали от тлетворного влияния большого города, среди природы их родного маленького городка, откуда они переехали лет пятнадцать назад, она станет снова нормальной... Девушка печально улыбнулась... Родители не знали, что для неё пути назад уже нет... Она уже была личностью, необычной, не похожей ни на кого, с установившимися принципами и своим собственным оригинальным мировоззрением.
   Конечно, она могла бы взбунтоваться против родителей, уйти из дома, хлопнув дверью... Пожила бы у друзей, а потом сняла бы себе комнату где-нибудь. Дана уже вполне могла жить самостоятельно, недавно окончила институт и устроилась на работу, администратором в интернет-кафе. Но она с улыбкой позволяла родителям опекать себя, как ребёнка. Родители как будто и не замечали, что она стала уже взрослой, хотя ей было уже 23 года. Девушка понимала их и прощала им это. Всё-таки она была у них поздним и единственным ребёнком. До института Дана была пай-девочкой, отличницей... Но в институте, в гуще молодёжной тусовки, среди подчас совершенно диких направлений, стилей и субкультур, она коренным образом изменилась, хотя до поры до времени умело скрывала это от своих родителей, в случае чего ссылаясь на молодёжную моду. Она не взбунтовалась и согласилась на эту ссылку, потому что любила своих родителей... да и прежняя компания стала надоедать, у Даны было такое чувство, что она переросла их, пресытилась их развлечениями...
   Вспомнила, из-за чего это случилось... Спалились глупо... Родители уехали в гости к друзьям, на чей-то день рождения, сказали, что задержатся допоздна...
   К Дане как раз зашли пара друзей-хиппи, Анита, красавица с шикарной фигурой и роскошной длинной гривой натуральных русых волос, и Арти, существо неопределённого пола, с огромными карими глазами и длинными густыми волосами тёмного цвета, половина которых была заплетена в косички с цветными нитками, больше, конечно, похожее на симпатичную девушку, если бы не совершенно плоская, слишком худая фигура, скрытая под балахонистой одеждой. Только если существо представлялось полным именем - Артур - становилось понятно, что это парень. Анита и Арти были парочкой, хотя всех поначалу удивляло, что Арти не гей, при его-то внешности, но при более близком знакомстве с Анитой всё становилось на свои места. Анита обладала абсолютно мужским характером, была решительна и напориста, поначалу она была лесбиянкой, но встретив Арти, конечно, не смогла его упустить.
   Когда колоритная парочка пришла к Дане, они уже были слегка навеселе. Родители Даны только что уехали. Часа два-три ребята дурачились, смотрели кино, курили травку, а когда стемнело, включили музыку погромче... и решили заняться сексом. Инициатором, конечно, стала Анита. Дана не возражала, она была бисексуалкой, Анита и Арти очень ей нравились. Конечно, сыграло свою роль расслабляющее влияние травки, иначе она была бы осторожнее... хотя бы закрыла бы на замок дверь своей комнаты... Но они никак не ожидали, что родители вернутся так рано и застанут их в разгар веселья...
   Дана вынырнула из воспоминаний и увидела, что они приехали в центр города. Когда она была здесь последний раз, она была ещё ребёнком. Городок с тех пор очень изменился.
   Здесь, в центре, когда-то была тополевая аллея с высокими деревьями, на которых было видимо-невидимо вороньих гнёзд. Тополя отделяли кинотеатр от остановки... Сейчас на их месте была обширная каменная площадь со скамейками.
   От центра до квартиры тёти они шли пешком минут пятнадцать. Дана слушала болтовню тёти Насти. Та радовалась её приезду, потому что считала, что это пойдёт на пользу её сыну, теперь ему будет не так одиноко.
   - Надеюсь, вы найдёте общий язык. У Демьяна совсем нет друзей, он такой необщительный... К сожалению, у меня совсем нет времени на общение с ним, я так много работаю... Мне очень стыдно, что я не могу уделять внимание своему ребёнку... сколько раз хотела сменить работу, да так и не собралась, а теперь уже поздно... Но Дёмочка всегда был послушным мальчиком, с ним никаких хлопот. Не пьёт, не курит, с плохими компаниями не связывается. Но меня немного пугает его увлечение этим новым молодёжным течением... кажется, готика называется... Он просит теперь называть себя Дамианом. Знаешь, Дана, он пишет стихи... я как-то прочитала и мне просто страшно стало... А ещё у него есть привычка запирать свою комнату на ночь и когда он уходит... Я возвращаюсь домой поздно и иногда не могу понять, толи он уже спит, толи его нет дома... меня это пугает... Правда, утром, когда я ухожу на работу, его комната обычно открыта и он на месте, в постели... но всё равно, у меня иногда такое ощущение, что он не ночует дома... - рассказывала тётя Настя.
   "Ммм... гот? - Дана и не знала, что её двоюродный брат - гот, это её обрадовало. - Если это правда, то это чертовски хорошо! Значит, мне тут будет не так одиноко..."
   Одно время Дана считала себя готессой. Её звали Тёмная Леди. Её стиль был утончён и умерен. Чёрные длинные "вампирские" плащи... Красивые закрытые, но с низким декольте, чёрные и тёмно-красные платья, половина из них в старинном стиле... Длинные чёрные юбки с кружевными кофточками... Тонкие серебряные украшения в готическом стиле... Умеренный макияж с чёрной подводкой... А её волосы были чёрными от природы, как у мамы и тёти Насти. Всё это очень ей шло, делало её удивительно женственной, соблазнительной, но недоступной. Но сейчас она как-то отошла от готики... Хоть и осталась неформалкой, но уже не относила себя к какой-то определённой субкультуре. Но всё ещё предпочитала одеваться именно так... хоть и ещё несколько более умеренно, без вампирских штучек, с тех пор как стала работать... Девушка надеялась и здесь устроиться на такую же работу, не сидеть же на шее у тёти.
   - Тётя Настя, не переживайте, я как старшая сестра присмотрю за Демьяном. Уверена, что мы поладим, - ответила Дана. - Я хорошо знакома с готической субкультурой. Раньше я тоже увлекалась готикой".
   Когда они зашли в квартиру тёти, Дамиана ещё не было. Тётя Настя сразу же побежала на кухню греть чайник. Дана медленно и устало скинула верхнюю одежду и пошла осматриваться... Обычная двухкомнатная квартира, ничего примечательного... Коридор довольно просторный, в конце его кухня, ванная и туалет, с боков две комнаты, одна из них закрыта. Зайдя в другую комнату, довольно просторную, девушка снова не увидела ничего необычного и запоминающегося, кроме... На стене висела большая фотография. Стройный юноша с бледной кожей, с длинными, чуть ниже плеч, немного волнистыми тёмными волосами, печальными тёмно-карими глазами...
   "Значит, вот какой ты вырос, братишка... - подумала Дана, улыбаясь. - Красавчик..."
   Она-то помнила его совсем мальчишкой, и то смутно, когда он ещё ничем не отличался от других, разве только застенчивостью... Интересно, какой он её помнит...
   Девушка обернулась и замерла от неожиданности. Брат стоял в дверях и изучающе смотрел на неё.
   - Привет... - сказал он.
   - Привет, братишка, - ответила Дана.
   Она представила, какой он её увидел... Чёрное бархатное платье с длинной двухслойной юбкой, сверху -вязаная чёрная тёплая кофточка, серебряный анкх на груди (она заметила такой же у него), чёрные прямые волосы до плеч, каре-зелёные глаза, обведённые чёрной подводкой, минимум косметики, маленькие изящные серёжки в виде кистей скелета, тоже серебряные...
   Тут в комнату заглянула мама Дамиана:
   - Дети, мойте руки и за стол!
   За ужином брат и сестра только переглядывались. Мама Дамиана расспрашивала племянницу о её жизни, получая лишь краткие ответы. Дана не любила пустой болтовни.
   После ужина, оставив тётю хозяйничать на кухне, Дана зашла в комнату брата. Контраст с остальной квартирой был разительный. Все стены маленькой комнаты были сплошь завешаны плакатами и постерами из журнала Dark City, рисунками и стихами. На небольшом столике в углу стоял довольно старый компьютер с принтером. Возле другой стены - кровать, застеленная покрывалом с изображением воющего на луну волка. Тумбочка возле кровати, на ней ваза с засушенной тёмно-красной розой, напротив кровати - книжный шкаф и ещё один узкий маленький шкаф для одежды. Довольно большое окно с тёмно-красными плотными шторами.
   Девушка засмотрелась на рисунки... Они были очень красивые... и печальные...
   - Дана, ты... готесса? - спросил, подходя к ней, Дамиан.
   - Раньше была... сейчас не отношу себя ни к одной субкультуре, просто неформалка... - ответила она, задумчиво осматривая стены. - Ты рисуешь? Красиво очень... и стихи тоже красивые...
   - Нет, это не я рисовал...
   - Можно выйти в инет с твоего компа? - повернувшись к нему, спросила девушка.
   - У меня нет интернета... - сказал он.
   - Теперь есть! - улыбнулась Дана, показав ему похожий на флэшку usb-модем. - Разрешишь пользоваться своим компом?
   - Конечно...
   Дамиан включил компьютер, принёс ещё один стул, после чего брат и сестра вместе уткнулись в компьютер... 15.11.2010 г.
  
   Глава 14. Свой среди чужих
  
   (Написано соавтором - Рина Костина.)
  
   Он, едва передвигая ноги, дошёл, наконец-то, до двери в квартиру Химеры. Посмотрел на наручные массивные часы. Пять утра.
   - Великолепно вообще, - буркнул он, нашаривая в кармане свой дубликат ключей.
   Надо уточнить, что в квартире девушки он находился на правах второго жильца. Вообще ему порой казалось, что это она живёт у него - Химера лишилась работы за неделю до появления в Городе Руслана, так что все финансовые заботы легли на плечи парня. В принципе, тот привык к таким обстоятельствам, в своём городе они примерно так и жили - три девчонки и два парня в одной двухкомнатной квартире. Надо ли уточнять, кто батрачился на это весёлое семейство?
   Руслан передёрнулся.
   - Сашка, чёрт... - вспомнив про тот город, про эту квартиру, он понял, какую самую большую ошибку в своей жизни он допустил. Он ничего не рассказал Сашке Тишине - брату-"близнецу", второй части его души. "Близнецу" в плане духовном. Руслан поджал губы, толкнул дверь и вошёл в квартиру.
   В его нынешнем доме царила гнетущая атмосфера сна, но он, абсолютно не прислушиваясь к ней, принял ледяной душ, заварил себе крепкий чёрный кофе и, включив свой ноут, который он забрал с собой из своего города, приступил к обработке фотографий.
   Подключив наушники к ноутбуку, и включив любимый трек-лист, попивая кофе, он за три часа управился со своей работой. Он изредка закуривал, но потом останавливался и, хрустнув суставами спины, снова возвращался к работе.
   Скинув все фотографии и видео на "болванки", он выключил компьютер и, взглянув на наручные часы, понял, что спать ему сегодня не судьба. Он зашёл в зал, оглянулся на диван и только тогда увидел, что диван был пуст. Девушка, видимо, сегодня не ночевала дома. Радуга пожал плечами и, наклонившись к своей сумке и выудив оттуда чистые вещи, направился в ванную.
   Он критично смотрел в зеркало. Ну вот. Без пудры, без подведённых глаз, без линз, с волосами, собранными в хвост, на него смотрел простой парень.
   Вечно прищуренный взгляд из-за стёкол очков для зрения. Бледная кожа с мерзким румянцем на скулах. Несуразно длинные белёсые ресницы. Едва заметно подгнивающий пирсинг - край губы, бридж и середина правой брови.
   Руслан вздохнул, плеснул в лицо ледяной водой, выровнял цвет лица пудрой и, переодевшись и взяв барсетку с законченной работой, поехал по уже известному ему маршруту.
   ***
   Химеры не было до вечера.
   Он пришла, когда он сидел и пил чай с гематогенкой, листая очередную газету с объявлениями в поисках работы. Телефон играл какую-то синтетическую песню, Руслан задумчиво смотрел на девушку, которая, чуть пошатываясь, дошла до графина с водой.
   - Разобьёшь, - пожал плечами Радуга, наблюдая за тем, как девушка берёт в руки стакан. Девушка зло посмотрела на него, но стакан не уронила. - Удивлён.
   Она вытащила из-под стола табуретку и села рядом с Радугой. Тот, взяв в руки телефон, набрал какой-то номер. Снова разговор о работе. Продавцом. Ни на что другое Руслан не рассчитывал, со своим незаконченным высшим психологическим.
   - Отлично. Да. Да... хорошо. Тогда до завтра, - Руслан отломал кубик гематогенки и закрыл газету. - Ну вот... если повезёт, то я пристроился. А если пристроился, значит, буду искать съёмную квартиру. Ты рассчитай, сколько я тебе должен за проживание.
   Химера округлила глаза.
   - Ты уходишь?
   - В перспективе, - кивнул Руслан.
   - Не надо... живи тут, сколько захочешь...
   Руслан расхохотался.
   - Два взрослых человека в однокомнатной хибаре? Я тебя умоляю!
   Он встал и, вымыв за собой чашку, ушёл в зал. Химера сидела за столом.
   - Знаешь... а не хочешь выйти прогуляться?
   Руслан, оглянувшись, вскинул брови.
   - Это куда?
   - А пошли на кладбище? Там как раз сегодня тусовка обещает собраться... я про тебя им рассказала, а мне никто не верит, что такой, как ты, реально существует.
   - Ага, это мной типа похвастались, а я должен отвечать?
   Химера поджала губы. Руслан встал с дивана, скрестил руки на груди и наклонил голову на бок.
   - Что ещё?
   - А что ещё?
   - А я не знаю, что ты им ещё наплела про меня.
   - Ну лишь то... что мы... типа встречаемся, - выпалила девушка. Руслан хлопнул в ладоши.
   - Дубовые листья падают с ясеня! И давно у нас мутные замуты?
   - Ну... мы познакомились через интернет...
   - Хм.
   - В общем, полгода друг другу мурыжили мозг, но вот ты и приехал.
   - Чок-чок-чок, я у мамы дурачок...
   Руслан хмыкал, фыркал, открывал и закрывал рот, смотря на девушку, которая внимательно наблюдала за парнем.
   - Да идите вы, школоло...
   - Ну Руслааан...
   - Я уже восемнадцать лет Руслан. Что мне с этого? - парень сел на диван, закинув ногу на ногу.
   - Ну пошли... нас ждут. Я только за тобой и пришла!
   - Ну тогда ты зря пришла.
   - Руслан! Имей совесть!
   - Она меня не возбуждает.
   Девушка села на диван.
   - Ну всё... моя репутация...
   - Ой, какие слова пошли. Выйди, я оденусь, что ли!
   Руслан проводил девушку взглядом, вздохнул, влез в обтягивающие чёрные брюки со вставками из молний, натянул на себя ярко-оранжевый вязанный свитер с широким горлом, взлез в ещё ни разу не ношенные чёрные гриндерсы с флуоресцентной зелёной шнуровкой, вытащил зелёную дутую куртку и, надев на шею большие наушники, которые он подключил к плееру, вышел из зала.
   - Веди меня, Сусанин Иван, - хмыкнул он, выходя из квартиры вслед за девушкой.
   ***
   От вида Старого кладбища Города у Руслана защемило сердце. Он вспомнил свой городок, где, почти в центре, ограждённое каменным забором, стоит Старое Русское кладбище. Место, где он в тринадцать лет проводил все свои выходные. Носился с фотоаппаратом, фотографировал всё подряд в надежде заснять призрак. Но ни разу ему не повезло.
   А потом он вырос. Ему исполнилось шестнадцать, и он стал увлекаться кибер-темой. Схемы, провода, радиоактивные зомби. А потом вся дурость вообще вылетела из головы: учёба на психологическом факультете, записи треков с группой, работа в магазине для неформалов, писанина статей и небольших книг, стихи, рисунки, музыка - Руслан всегда мечтал об этом, но умирал, разрываясь на части. Он адски уставал, приползал домой, включал музыку и засыпал. А потом открылась болезнь поджелудочной и он вообще сходил с ума. И так каждый день.
   Они вышли на территорию какого-то склепа. Снег искрился под лунным светом, голые ветви отбрасывали зловещие надломленные тени, под подошвой мерзко скрипело.
   - А вот и Радуга, - громко, что бы их заметили, крикнула компании то ли готов, то ли кого-то Химера. Её друзья обернулись и остолбенело смотрели на Руслана.
   Парень улыбнулся.
   - Привет. Не помешаю?
   Один из парней подошёл к Руслану.
   - Блин... а я думал, ты выдумка...
   - Ну, мысли материальны, - пожал плечами Радуга.
   - Мда уж... круто ты, Химера. Не ожидалось, - хмыкнул парень. Девушка, с благодарностью улыбнувшись Руслану, потащила его в толпу неформалов.
   ***
   Радуга почти сразу же завоевал расположение компании. Саркастичный, умеющий разговаривать, хранящий в себе тысячи веселых рассказов о своих похождениях - с ним было приятно и легко. Ребята постоянно смеялись, отхлёбывая пиво из бутылок.
   Руслан сидел на столе, поставив ноги на скамейку. Химера прижалась к его ногам, положив голову на его колени. Руслан улыбался, рассказывал о себе, но никто из присутствующих не понимал, что на самом деле он рассказывает всё это, что бы потом много не говорить.
   "Лучше сразу сдать многое из оружия, чтобы они не заметили личного снайпера за спиной" - всегда думал Руслан, попадая в новое общество.
   - Радуга, а у тебя в городе много молодёжи из субкультур?
   - Ну, не то что бы... находятся кадры. Находятся те, кто лишь порочат и так шаткое положение неформальства. Но я, правда, подобных кадров не люблю. Хотя многие из них относятся ко мне, как к отцу. Наивные. Но в общем, есть.
   - А готы?
   - И они есть. Прикольные ребята. У нас очень много общего. В принципе, с готами я и начинал-то общение с неформалами.
   - А они... как-то отличаются от нас? - подала голос какая-то девушка. Руслан огляделся. Помолчал. Сделал тягу.
   - Да. И сильно.
   - А чем?
   - Ну, например... мы когда на кладбище собираемся, если собираемся, мы всегда читаем друг другу стихи. Кто-то постоянно рисует. У нас почти не ходит алкоголь, нам это почти не нужно - это даже мешает порой. Мы обсуждаем разные философические тенденции, делимся наблюдениями за этим миром, поём под гитару... в общем, такая странная и непонятная культура.
   - А шутки, анекдоты?
   - О, это зачастую. Без этого никуда. Понимаете, если насильно себя смеяться не заставишь порой, то можно сразу стреляться - жизнь вообще плачевная штука. А к чему такие вопросы?
   - А нелюдимые есть? Ну, с кем невозможно общаться?
   Руслан улыбнулся.
   - Пару лет назад, когда я ещё по настоящей, так сказать, чистой готике прикалывался, был у нас один кадр странный - вроде бы гот, но никто его никогда в нашем обществе не видел. Мелькать он стал на кладбище, в заброшенных домах, где мы появлялись... выяснилось, что это когда-то там сосед одной из моих знакомых. Парень странный, нелюдимый, необщительный. Ну, мы его поймали, стали на разговор крутить, мол, кто ты, что ты, почему один ходишь, тяжело ли в жизни приходится... а он молчит, и смотрит на нас, как на унылое... кхм... в общем, не получилось разговора. Мы плюнули и больше даже не смотрели в его сторону. А потом пропал парень - не видели мы его больше. Мораль рассказа знаете какая?
   Неформалы посмотрели на Руслана.
   - Нечего с параноиками общаться, - пожал плечами парень.
   - А у нас тут ходит такой. То ли призрак, то ли живой - не пойми. Ни с кем не общается, нелюдимый, смотрит на всё высокомерно, с презрением...
   Руслан хмыкнул.
   - Любопытно... всегда было интересно, почему людей так тянет в одиночество. Вот себя я понять могу - творческое единение, прочие бла-бла-бла... так. Вы в курсе, сколько времени?
   - Ммм... часов одиннадцать...
   - Час ночи не хочешь? Мне завтра на работу, а вы как хотите. Я побрёл.
   Руслан спрыгнул со стола, за ним поднялась Химера.
   - Да... мы пойдём, пожалуй.
   Они быстро вышли с кладбища, дошли до дома. В квартире Руслан, проверив, плотно ли закрывается дверь, перетащил свой матрац из зала в прихожую.
   - Это зачем это? - удивлённо спросила Химера.
   - А вот мало ли, как бред тебе в голову может придти, - растягиваясь на кровати, протянул парень, натягивая на себя одеяло. - Спокойной ночи.
  
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011291435
  
   Глава 15. Дома.
  
   (Написано соавтором - Алёна Матевосян)
  
   - Молодой человек, наденьте намордник на собаку!!
   - Успокойтесь, пожалуйста. Он не кусается, и на благовоспитанных тётенек не кидается.
   - Ну вот ещё, не кусается! Они все у вас не кусаются, а потом бегай по больницам, ставь уколы... А это, между прочим, денег стоит! А у тебя вообще не собака, а целый волк...
  
   " Вот уже три дня, как я приехал в Город."
  
   - Ты вообще меня слышишь? Здесь люди порядочные гуляют, одень намордник на собаку!
  
   "Тишины хотел..."
  
   - Послушайте, уважаемая, - резко повернулся к женщине Стас, -
   Во-первых, почему вы позволяете себе обращаться ко мне на "ты"? Во-вторых, раз уж на то пошло, вам намордник нужен куда больше, чем моей собаке!
  
   " Ну вот, почему у меня не получается сохранять спокойствие в подобных ситуациях?! Сейчас начнётся..."
  
   - Да как ты смеешь, юнец!? Я же тебе в матери гожусь!
   - Не дай боже, дамочка, не дай боже... - усмехнулся парень, и не обращая внимание на ворчание за спиной, отвернулся от женщины, и ускорил шаг.
  
   "Эх, не было печали... - подумал Стас, - вот где нам теперь гулять?"
   Пёс понимающе посмотрел на хозяина, и пошёл чуть впереди. " Понимаю, иди куда хочешь".
   Чуть впереди закружился снежный вихрь, и Стас услышал девичий писк.
   " А ещё здесь слишком много женщин" - подумал Стас, подавая руку девушке, упавшей в сугроб.
   - Ужасный гололёд, да ещё и ветер - проговорила, поправляя шапочку милая блондинка, вытащенная им из сугроба. - Спасибо тебе.
   Парень оглядел девушку. Обычная, маленькая, симпатичная, молодая. В общем, ничего странного, а ведь он готов был поклясться, что видел что-то необычное.
   - Эй, парень, с тобой всё хорошо?! - помахала у него перед глазами девушка. - Слышишь меня?
   - А, да, конечно! - вышел из оцепенения Стас, -Не падайте больше, Вы можете себе что-нибудь сломать.
   Парень свистнул Ясеня, и они пошли дальше.
  
  
   За окном темнело. По-зимнему быстро. Ещё пару минут назад, когда Стас варил себе кофе, за окном можно было различить фигуры прохожих, окутанные вечерним сумраком. Теперь за окном не было ничего, только тьма. Она лежала чёрной пеленой, глубокой, беспросветной. Кое-где жёлтыми пятнами горели фонари, и люди, проходившие рядом с ними казались призраками.
  
  
   Он всё ещё думал об ощущении чего-то необычного, закружившего в снежном вихре ту девушку. Что-то всё-таки было... Только что именно, он понять так и не смог.
   Вечер был посвящен ничему, впрочем как и ночь. Погуляв с собакой, Стас просидел до третьих петухов в интернете, листая башорг и ЖЖ. Уже утром провалился в чуткий, тяжёлый сон. Что-то снилось, но проснувшись он помнил только обрывки фраз, лица, шум ветра.
   На часах полдень. Ясень скулит, просится на прогулку. Стас одним глотком выпил чашечку кофе. Обжёг язык и верхнее нёбо. Хотелось как-можно быстрее выйти на улицу, раствориться в чистом воздухе, не думать, не слышать ничего вокруг, молчать. Просто молчать.
  
  
   Свежий воздух развеял неприятные думы и грустные воспоминания. Он бродил по знакомым с детства улицам. И все они бережно хранили его воспоминания. Город был ему родным, здесь он никогда не чувствовал себя одиноким, даже когда ему было грустно, Город, казалось, понимал его, и ноги сами шли туда, где жили добрые дни его детства, где нашло приют его прошлое. Мягкий снег падал с неба, ложась на ветви деревьев, на лавочки, давно заметённые, и оттого кажущиеся сиротливыми и грустными, на плечи прохожих. Мягкие большие хлопья неслышно скользили по воздуху, кружились, падали... Люди торопившиеся по своим делам, слегка припорошенные снегом, втягивающие головы в плечи, сегодня казались ему родными и близкими. Город жил, и отдавал ему частичку своей жизни.
  
   ? Copyright: Алёна Матевосян, 2010
   Свидетельство о публикации ?21011300768
  
   Глава 16. Дивъяр.
  
   Это было в начале осени...
   Он с удивлением оглядывался вокруг. Роща, река, дома за рекой, пятиэтажки и частные... Красно-оранжевый закат... Он медленно побрёл по роще вдоль реки. Трава, листва... зелёное и жёлтое... блестящая лента реки... Он осматривался вокруг с любопытством и удивлением, как будто видел всё первый раз в жизни... Посмотрел на свои руки... длинные бледные пальцы с твёрдыми, овальной формы, ногтями... рукава... чёрная водолазка на нём... чёрные джинсы... чёрные берцы... Он с любопытством осматривал себя... накидка с большим капюшоном, завязанная под горлом - плащ старинного покроя... Ветер дунул ему в затылок... Волосы, рыжие там, где их освещало закатное солнце и чёрные вне освещения, длинные - до середины спины, волнистые - упали ему на лицо... такие мягкие, шелковистые и... тёплые... как живые... как будто в них текла живая горячая кровь... Он ощупал их и осмотрел насколько мог... Присел на обрывистом берегу реки и мучительно задумался... закрыл глаза и красивое лицо его исказилось от напряжения... Он пытался вспомнить... вспомнить всё... Кто он?.. что он такое?.. как он здесь оказался?.. В мысли пришло одно единственное слово - Дивъяр. Див Яр...
   - Дивъяр... - задумчиво прошептал он и открыл глаза. Посмотрел на реку и на закат. Красиво... Он расслабился, любуясь природой...
   И тут в голову хлынул поток образов, мыслей, фраз, обрывков знаний обо всём... Это было больно... Он схватился за голову, стараясь удержать гаснущий разум, тонущий в потоке информации... Он упал на бок и сжался, подтянув колени к груди и с силой сжимая голову...
   Шептал в отчаянии: "Хватит... хватит!.." Наконец закричал... его крик всполошил всех птиц в роще, которые в испуге поднялись и тучей закрыли небо... Он потерял сознание...
   Очнулся в темноте... Полная Луна красиво освещала реку... Теперь он знал обо всём вокруг... Знал так, как если бы прочёл самую большую в мире энциклопедию... Но он всё ещё не знал, кто он такой... Он не помнил ничего о себе и своей жизни... Он глядел на звёздное небо...
   "Кто я?.." - спросил он у Луны.
   В голове зароились обрывки каких-то легенд и мифов... ангелы... боги... демоны... Дивъяр.
   Ветер резвился вокруг него, как заигравшийся щенок, трепал его волосы... Он встал и посмотрел на реку и Луну... Ветер порывом накинул на него капюшон и чуть не столкнул с обрыва. Он как будто видел играющего с ним ветряного щенка.
   - Прекрати! - сказал он слегка раздраженно.
   И ветер послушно затих.
   Он задумался снова, склонив слегка голову набок... И рассмеялся вдруг... Стал кружиться... Послушный его воле, ветер образовал маленький смерч. Потом он встал на краю обрыва и раскинул руки, как будто обнимая ночь и пытаясь взлететь... Ветер задул от обрыва, немного снизу, в лицо, развевая его плащ и волосы, как огромные чёрные крылья... Ветер дул всё сильнее, наконец, приподнял его над землёй и отнёс на несколько метров назад, под деревья.
   "Дивъяр... демон ветра... повелитель стихии воздуха..." - всплыло откуда-то у него в голове.
   - Пусть будет так... - проговорил он, ощущая в себе небывалую силу, - Я - Демон Дивъяр!
   Дивъяр, наигравшись с ветром, начал осторожно вслушиваться в шум внутри своей головы... голоса... они снова попытались захватить его, но он усилием воли подчинил их, заставляя звучать по одному. Чужие разговоры, чужие мысли, чужие сны... Кажется, это то, что зовётся телепатией. Он перебирал их, перелистывал, переключал как каналы, пока не наткнулся на заинтересовавший его сон...
   Огромная поляна, по которой идёт обнаженная девушка... высокая трава доходит ей до плеч... вокруг раскиданы валуны... по краю поляны темнеет лес... сверху звёздное небо и луна... Что-то ему это напомнило. Дивъяр сосредоточился и представил себя там... представил себя демоном с огромными чёрными крыльями... Он вошёл в сон. Демон сидел на самом большом валуне в центре поляны. Девушка заметила его и теперь шла к нему... Он наблюдал. Невысокая девушка, прикрытая только длинной гривой коричневых волос, решительно забралась к нему по россыпи камней и заглянула в глаза. Демон обнял её. Они сидели и смотрели друг другу в глаза и их мысли смешивались, раскрываясь друг другу. Дивъяр ощутил как из неё в него вливается сила. А потом она проснулась. Дивъяр открыл глаза и задумчиво посмотрел на Луну. Значит, он может не только управлять ветром, но и входить в чужие сны, и впитывать энергию человеческих душ... Он попробовал проделать это снова, вошёл в чей-то другой сон, но человек во сне испугался его, и когда он попытался дотянуться мысленно до его души, то наткнулся на стену... человек проснулся... Дивъяр открыл глаза и снова задумался. Значит, он может впитывать энергию только того, кто ему открылся... Но значит ли всё это, что он действительно демон?.. Ясно, что у него нечеловеческие способности, точнее, сверхчеловеческие... Но он совсем не помнил ничего о себе, о своей жизни, совсем не знал, кто он такой... не супермен же, в конце концов... Дивъяру нравилось думать, что он демон. К тому же, в голове постоянно крутилась эта легенда о Мятежных Демонах...
   Дивъяр вдруг понял, что ужасно голоден. Он решил пойти в город и найти что-нибудь... ведь тело у него, похоже, вполне человеческое... И вдруг его на мгновение привела в ужас мысль, что ему придётся искать еду и жильё, он совершенно не представлял, как будет это делать... Решил разобраться на месте.
   По маленькому понтонному мосту перешёл реку и углубился в жилые кварталы, с любопытством осматриваясь... Услышал пьяные голоса, ему навстречу двигалась довольно большая компания парней. Он изучающе смотрел на них, и ветер играл его волосами. Его заметили.
   - Эй, братва, смотрите-ка, нефор! - пьяно выкрикнул кто-то из них. - Нифига какой обросший! Давайте-ка его подстрижём!
   И пьяная компания с хохотом попёрла прямо на него. Дивъяра окружили, а он так и стоял, не шелохнувшись, наблюдал за ними, склонив голову немного набок, ветер перебирал его длинные волосы. Тот, кто первый затеял это дело, выхватил нож и попытался схватить Дивъяра за волосы. И тут же был отброшен яростным порывом ветра, упал на спину, громко матерясь. Ещё двое парней попытались схватить демона, но он увернулся и они тоже были сбиты с ног порывом ветра. Эта игра начала доставлять ему удовольствие. Дивъяр рассмеялся и ветер с силой разметал парней по асфальту. Большинство из них от мощного удара стихии потеряло сознание. Те, кто пострадал меньше, пытались сбежать... Дивъяр не стал их догонять. Ему вдруг пришла в голову простая мысль, что еду нужно взять в магазине, а для этого нужны деньги, деньги же могут быть в карманах этих хулиганов. "Гопники" - пришло в мысли их название. Он обшарил карманы своих поверженных противников, набралась пара тысяч. Он бы мог, конечно, легко ограбить магазин, но тогда его стали бы искать, а это было ему не нужно.
   Дивъяр пошёл дальше, рассматривая себя в тёмных витринах магазинов при свете фонарей - молодой привлекательный мужчина лет двадцати семи с нестандартной внешностью - чёрный плащ, тёмные длинные волосы, отливающие рыжим, когда на них попадает свет. Он зашёл в первый попавшийся круглосуточный магазин и прикупил поесть на все деньги - копченую курицу, колбасу, хлеб, сыр, большую бутылку колы, печенье и шоколад. Сел на скамейку в каком-то дворе, достал отобранный у гопников нож и сделал себе несколько бутербродов. Перекусив и сложив остатки еды в пакет, пошёл бродить по городу.
   Свернув в какой-то переулок, он вдруг что-то почувствовал и оглянулся. По улице, с которой он только что свернул, летящим шагом быстро прошел парень, очень похожий на него, чёрный плащ и длинные чёрные волосы летели по ветру... было похоже, как будто юноша летит, как будто это не человек, а призрак, улетающий прочь от лучей бледного восхода. Демон на несколько мгновений ошарашено замер, не зная что и подумать... Значит, он тут не один такой?.. Он быстро вернулся на ту улицу, но призрак уже исчез. Что ж, у него ещё будет время найти, и он обязательно его найдёт.
   Когда Дивъяр закончил осматривать городок, уже рассвело. Солнечный свет ему не нравился. Он начал думать о том, где отыскать жильё. Присев на скамейку возле какого-то дома, прислушался к голосам в своей голове... Кто-то ещё спал, кто-то собирался на работу или на учёбу... ничего подходящего... И вдруг что-то промелькнуло... Он выделил заинтересовавший его поток мыслей и прислушался...
   Полуслепая старушка в разваливающемся древнем домишке горько сетовала на свою одинокую старость. Её сын спился и умер, а сноха и внук совсем про неё не вспоминали, переехав куда-то в другой город... Бабушке было уже очень тяжело одной управляться с домашним хозяйством, хорошо ещё, что соседи иногда помогали... Ей так хотелось, чтоб к ней приехал внук, ведь когда-то в детстве он так любил бывать у неё... а она кормила его пирогами... она бы даже сейчас постаралась испечь что-нибудь, если бы только он приехал... Бабушка столько лет его не видела, наверно, сейчас он уже взрослый мужчина...
   "Вот оно!" - улыбнувшись, подумал Дивъяр. Он инстинктивно ощутил, что мог бы просто перенестись к выделенному источнику мыслей, сосредоточился и так и поступил...
   Стоя перед покосившейся избушкой, он подумал мимолётно, что вполне может действительно быть её внуком, он ведь совсем ничего о себе не помнит... Что ж, почему бы не порадовать старушку... Это будет взаимовыгодно...
   "Мдя, ремонтом нужно будет заняться вплотную... Будет даже интересно приложить свои способности к житейскому делу..."
   Он вошёл в перекошенные скрипучие ворота и крикнул:
   - Бабушка! Встречай внука!..
   17.11.2010 г.
  
   Глава 17. Воспоминание Дамиана.
  
   Дамиан вышел из института и огляделся... Заснеженную улицу заливал мягкий рассеянный свет фонарей, отражаясь от снега и низких туч, время от времени по дороге вилась снежная позёмка. Было тепло... Уже подходил к середине февраль, скоро весна... Домой идти не хотелось. В наушниках зазвучала песня группы "Mortal love".
   Снова потянуло на кладбище... Он не стал противиться... Старое кладбище было совсем недалеко, десять минут неспешным шагом.
   Придя туда, он заметил свежие тропинки, ведущие глубь, к разрушенным склепам.
   "Странно... - подумал юноша. - А я думал, что зимой тут не тусуются... Видимо, из-за того, что зима теплая..."
   Впрочем, зимой он сам заходил сюда редко, ведь зимы в их местности чаще бывали морозные и снежные, сугробы на кладбище наметало по пояс, потому он так и удивился, что нынче здесь можно пройти почти без труда.
   Он медленно побрёл по ветвящимся узким тропинкам... В наушниках зазвучала "Anathema". Дамиан немного пожалел, что сегодня загрузил в мр-3 плеер разнообразной музыки, которую ему дала послушать двоюродная сестра, эта музыка казалась ему грубоватой, хотелось услышать привычное - "Lacrimosa" и "HIM"... Он перелистал песни, найдя более привычные и соответствующие настроению... HIM - Gone with the sin...
   Юноша вдруг вспомнил, как впервые пришел на кладбище... Сколько ему тогда было? 12 лет? 13?.. Он углубился в воспоминания...
   Было начало учебного года, и в класс пришёл новый ученик... Дамиану тогда казалось, что новенький был необычным, может потому, что имя у него было необычным - Рамильд. Ещё тогда Дамиан был уже таким же необщительным, его считали ботаником и не трогали только потому, что пол класса у него всё списывало. Друзей у него не было. Он уже смутно чувствовал, что отличается от всех, но не знал чем... Несколько дней он присматривался к новенькому, потом заговорил с ним. Рамильд сел с ним за одну парту и Дамиану стало казаться, что у него появился друг. Он практически учился за двоих почти месяц, делая домашнюю работу для Рамильда... А потом случайно услышал, как тот насмехается над ним в компании одноклассников, хвастаясь, что использует ботаника на всю катушку... Дамиан притворился, что ничего не слышал, дождался конца дня... Он хотел поделиться с мамой, ждал её с работы, но она пришла поздно, совсем уставшая, и на его рассказ за поздним ужином сказала только, что друзей надо выбирать тщательнее, а не записывать в друзья едва знакомого человека... И ни слова поддержки и сочувствия... Она была слишком уставшей и после ужина сразу легла спать. Дамиан ничего ей больше не сказал, но полночи скулил, уткнувшись в подушку, просто скулил от одиночества и какой-то непонятной тоски... На следующий день в школу он не пошёл, вместо этого отправился бесцельно бродить по городу... Тогда-то он и забрёл сюда впервые... И, бродя между могил, понял, что здесь ему уютнее, чем где бы то ни было, здесь тоска превращается в светлую грусть... Здесь он написал тогда свои первые стихи, немного корявые, но искренние, из самого сердца... С тех пор он гулял здесь постоянно... И с тех пор совсем перестал доверять людям...
   Дамиан вздохнул и вернулся из воспоминаний в настоящее... Тропинки не заходили далеко и скоро вывели его обратно... Юноша подумал о своей двоюродной сестре, Дане... можно ли ей доверять?.. Он остановился недалеко от края кладбища и задумчиво стал смотреть на фонарь, виднеющийся на другой стороне дороги... У них было много общего и Дана ему нравилась... Но он все равно не хотел пока спешить, идти на сближение... Он ещё приглядится к ней... Иногда она немного шокировала его своими суждениями, иногда казалась совсем взрослой, почти как мама... Надо же, нашла работу практически едва ли не на следующий день после приезда... причем неплохую, администратором в интернет-кафе. Впрочем, у неё был опыт и она знала, что она ищет... Сможет ли Дамиан так вот просто найти работу после того, как окончит институт? Он сомневался...Ему было психически тяжело находиться среди людей, они его нервировали и раздражали... Даже в институте он спасался от этого только утыкаясь в учебники и с головой погружаясь в учёбу, это отвлекало от окружающих...
   Побродив ещё немного среди заснеженных могил и услышав приближающуюся компанию, он быстро ушёл, обогнув шумевших по широкой дуге. Любуясь огнями города, Дамиан медленно побрёл домой...
   23.11.2010 г.
  
   Глава 18. Подруга сестры.
  
   Дамиан заметил, что почти всё свободное время сестра посвящает переписке. Она переписывалась либо с телефона, либо с компьютера. Юноша часто сидел с ней в это время за одним столом, готовя домашние задания или читая, потому что Дана чаще всего проводила время в его комнате, и с любопытством посматривал на увлечённую виртуальным общением сестру. Однажды он спросил, с кем она так увлеченно общается.
   - С разными людьми, - ответила Дана, - Возможно, кое-кого я скоро приглашу к нам в гости...
   - И кого же это? Не надейся, что я впущу чужака в свою комнату! - с опаской сказал ей брат.
   - Та, кого я хочу пригласить, это милая девушка из местных неформалов, мы познакомились через интернет, - стала рассказывать сестра. - Её зовут Анна, прозвище Кошка. Она так же, как и ты, только поступила в институт, первокурсница, отделение филологии. Пишет стихи, увлекается фотографией...
   - Всё равно, я не уверен, что хочу с ней общаться, а тем более впускать в свою комнату...
   - Ты хочешь со мной поссориться, братишка? - угрожающе произнесла Дана, сверкнув глазами, - Ты не уверен, зато я уверена! Одна девушка ничего твоей комнате не сделает, я прослежу, чтоб она ничего не трогала. И вообще, мы вместе пойдём её встречать. Пора уже тебе начинать хоть немного общаться!
   - Почему бы тебе не посидеть с ней в зале или на кухне? Мамы всё равно допоздна дома не будет... - отбивался Дамиан.
   - В остальной квартире не та атмосфера, - она обвела взглядом небольшую комнату, стены которой были сплошь завешаны рисунками, стихами и постерами, - Здесь уютнее...
   - Ладно, я пойду с тобой и взгляну на неё, - нашёл решение Дамиан. - Но если она мне не понравится, то я исчезну вместе с ключами от комнаты!
   - Ну хотя бы так... - со вздохом согласилась его сестра.
   Анна пришла к месту встречи раньше, чем они. Пожалуй, единственное, что выдавало её неформальность - это рюкзак с оскаленной волчьей мордой. В остальном у неё была обыкновенная, ничем не выделяющаяся внешность: потёртая старая коричневая дублёнка с меховым капюшоном, классические синие джинсы, маленькие зимние ботиночки мужского фасона. Девушки поприветствовали друг друга, обнялись и Дана представила подруге брата.
   Дамиан вгляделся в лицо девушки. Оно было не таким уж обычным. Первое, что бросалось в глаза - полное отсутствие косметики. Ещё - отсутствие шапки под меховым капюшоном, из-под которого свободно выбивались рыжевато-коричневые волосы. Прозрачные очки без оправы и большие голубые глаза, опушенные чёрными пушистыми ресницами. Без косметики девушка показалась ему очень даже симпатичной, Дамиан не любил "наштукатуренные" лица. Глаза её были широко распахнуты, как будто она хотела вобрать его всего взглядом. Анна взглянула на него немного настороженно и изучающе, а потом чуть застенчиво улыбнулась и протянула ему маленькую, как у ребёнка, бледную руку с заострёнными, подстриженными в виде треугольника ноготками. Юноше вдруг захотелось поцеловать эту руку, но он не решился, лишь пожал, немного задержав в своей ладони.
   Подруга сестры ему понравилась и не вызвала отторжения, она была так естественна... И очень отличалась от тех девушек, которых он видел в институте, да и на улице, раскрашенных и разряженных, как куклы, строящих из себя невесть что, и совершенно пустых под нарисованными на себе образами...
   Дана внимательно наблюдала за братом и довольно улыбалась. Похоже, исчезать он не собирался, и посиделки пройдут по плану.
   Придя домой, они расположились в комнате Дамиана. Без дублёнки, в маленьком вязаном джемпере, Анна выглядела совсем ребёнком. Когда Дамиан снял чёрный пуховик и шапку, оставшись в чёрной водолазке и джинсах, Анна просто не смогла отвести от него глаз. Чёрная одежда красиво облегала его стройную фигуру, на груди поблескивал серебряный анкх на цепочке, чёрные длинные волосы были аккуратно собраны в хвост. Юноша показался ей восхитительно красивым... Дана же не изменила своему стилю и была одета в длинную чёрную юбку и кроваво-красную блузочку, отделанную кружевом. Когда Анна смогла, наконец, отвести взгляд от юноши, её внимание приковали картинки на стенах, которые она стала внимательно разглядывать.
   Дана принесла чай и сладкое, когда гостья закончила осматривать комнату.
   - Вы знакомы с Микой? - спросила Анна.
   - Я - пока нет... - ответила Дана.
   - Я тоже... - отозвался Дамиан.
   - Но тогда откуда здесь её рисунки? Это её рисунки, видите, на некоторых даже подпись в уголке - Mik. Уж я-то её стиль узнаю! - показала Анна на рисунки неизвестной художницы, которые Дамиан нашёл на кладбище.
   - Я их нашёл... Ты хорошо её знаешь? Расскажи о ней!.. - живо отреагировал юноша.
   - Ну с какой стороны посмотреть... - задумчиво проговорила девушка, присела рядом с Даной и слегка отхлебнула дымящийся чай. - С одной стороны, я знаю её со школы, ещё в третьем классе мы были подругами, и уже тогда она отлично рисовала... А после школы мы на несколько месяцев стали больше, чем подругами... ну вы понимаете... мы обе би... А потом меня увёл у неё мой нынешний парень... я часто жалею, что позволила ему нас разлучить... Мика - она такая необыкновенная!.. С другой стороны, она очень замкнута и всегда мало рассказывала о себе... А сейчас вообще перестала общаться со всеми, не отвечает на звонки и смс... Я чувствую себя такой виноватой... если бы я осталась с ней, то она бы не замкнулась так в себе окончательно... Она такая необыкновенная, такая талантливая... Как бы мне хотелось всё исправить!..
   - Неужели ты совсем не любишь своего нынешнего парня? - полюбопытствовала Дана. - Зачем же тогда ты согласилась встречаться с ним?
   - Не люблю?.. Это совсем не так!.. - по-кошачьи потянулась и продолжила говорить мурлыкающим, мечтательным голосом, оправдывая своё прозвище, Кошка. - Чувства, которые связывают меня с ним... они просто невыразимы... это зависимость, моя зависимость от его тепла, от его ласки... он - мой наркотик... это разрушительная страсть и удивительная нежность... Ему невозможно противостоять, он демонически притягателен, по крайней мере, для меня...
   - Но ты сказала, что хотела бы всё исправить? Я так поняла, что ты хотела бы остаться с Микой... - недоумевающе взглянула на Анну подруга.
   - Я бы хотела... если бы могла противостоять ему... Но дело не в этом. Просто я не единственная девушка у своего любимого. Он знает, что девушки привлекают меня в сексуальном плане больше, чем парни, и умело этим пользуется, давая мне возможность развлекаться с девушками и развлекаясь сам... У нас свободные отношения. Но именно с Микой он мне запретил встречаться! Теперь я этим настолько возмущена, что могу уже противостоять его воле. Он-то развлекается с любыми девушками, какие ему понравятся! Пользуется тем, что я совершенно не ревнива... А мне запретил ту единственную, которая мне действительно нужна... Если бы я знала всё это раньше, я бы никогда его не послушалась и не перестала встречаться с Микой... - грустно пояснила Анна. - А сейчас уже поздно... наверное, она теперь никогда меня не простит... Я так виновата, что поддалась этому демону и впала в зависимость от него... Теперь я думаю, что и ему я не так уж и нужна, иначе он бы так себя не вёл...
   - Всё ясно... - проговорил Дамиан. - Кстати, о демонах... Тебе не встречался один чувак, который утверждает, что он демон? Его имя - или прозвище - Дивъяр...
   - Ого! В вашем захолустье тоже такие водятся? - со смешком вмешалась его сестра. - Там, откуда я приехала, в нашей компании был один такой оригинал, Самаэль, говорил всем, что он демон... на фоне расплодившихся вампиров он весьма оригинально выделялся... Утверждал, что его поймал и лишил силы сам архангел Михаил, ещё и заточил в наказание в человеческое тело. Ему, конечно, никто не верил, впрочем, как и вампирам, но всё равно, тип был интересный! Хотя, почему был? Он, наверно, и сейчас ещё там...
   - Нет, я таких не встречала... Но, вообще, я не очень активно общаюсь, больше по переписке... - ответила Анна.
   - А я вот встречал... - Дамиан пожал плечами. - Он даже решил стать моим покровителем, вместо ангела-хранителя... так что теперь у меня демон-хранитель... Снится он мне часто... Не знаю, демон ли он или нет, но помогает мне, в общем, неплохо...
   - Так он тебе приснился или на самом деле есть? - заинтересовалась Дана.
   - А знаешь... честно, я понятия не имею... С ним всё так странно... - отозвался брат. - Тебе знакомы Охотница и Вервольф? Они тоже с этим демоном встречались... - обратился он к Анне.
   - О, неразлучные Близнецы! Кто же их не знает! Правда, в действительности они не близнецы, Вервольф на год старше сестры, но так как они всё время вместе, то их кто-то назвал сиамскими близнецами, а потом сократили просто до Близнецов... Интересные личности, много общаются. Я тоже с ними частенько общаюсь... - ответила Кошка.
   - Да у вас тут, однако, не так скучно, как я думала! - обрадовалась Дана. - Надо мне с ними всеми перезнакомиться...
   Ребята поболтали ещё какое-то время, а потом Дана и Дамиан проводили Анну до дома. На обратном пути Дана спросила задумавшегося о чём-то брата:
   - Ну как тебе Анна? Понравилась?..
   Но юноша не услышал сестру.
   "Значит, её зовут Мика..." - едва слышно прошептал он...
   27.11.2010 г.
  
   Глава 19. Странный сон...
  
   Вдруг, ни с того, ни с сего, в середине февраля наступила оттепель. Сугробы отсырели и посерели, покрывшись ледяной коркой. Температура на улице колебалась от минус пяти до нуля. Было бы тепло, если бы не пронизывающий ледяными порывами сырой ветер, который гнал по небу рваные серые облака, иногда роняющие на землю мокрый снег. Непогода заставляла людей сидеть дома и нагоняла сонное или тоскливое настроение.
   Тоска не мучила Дамиана уже давно. Ему просто до сих пор не удавалось остаться наедине с собой надолго. Сестра не давала ему загрустить... Ещё и её подружка, Анна, что-то зачастила в гости. Сегодня девушки, в отличие от обычного, устроились не в его комнате, а в зале, и смотрели там по dvd - плееру какой-то фильм.
   Сначала он вздохнул с облегчением, что его оставили в покое и он наконец-то один... Юноша посмотрел в окно на красные отблески заката, на несущиеся по темнеющему небу обрывки туч, прислушался к завываниям ветра за окном... Но потом что-то кольнуло в сердце и он ощутил, что тоска возвращается... К ней у Дамиана было двоякое отношение: с одной стороны, благодаря ей он чувствовал себя намного более живым (ты узнаешь о каком-нибудь своём органе, когда он заболит... юный гот чувствовал свою душу, когда она болела) и это помогало ему писать стихи, с другой стороны - это было болезненное состояние, это была внутренняя боль, незаживающая рана...
   К сестре у него тоже было двоякое отношение... С одной стороны, она была во многом похожа на него, и Дамиану это нравилось. С другой стороны, она немного раздражала его, когда развивала бурную деятельность...
   Дамиан прислушался к себе - не хочется ли написать стихотворение - но понял, что пока вдохновение не пришло, включил тихую музыку и взялся за книгу. Через какое-то время он заглянул мимоходом в зал и замер, слегка ошеломленный увиденным... Девушки на диване сидели в обнимку и увлеченно целовались. Юноша тихо отошёл от двери и скрылся в своей комнате. Подобное зрелище было для него ново, но он подумал и понял, что на самом деле не удивлён и считает это вполне естественным... Конечно, ведь они столько говорили об этом... этого следовало ожидать... Но всё равно было как-то неожиданно.
   Дамиан снова вернулся к книге... "Чёрная книга Арды", написанная Ниэннах и Иллет, его чрезвычайно увлекла. Но вскоре стала накатывать сонливость, которой юноша старался не поддаваться, уж очень не хотелось отрываться от интересной книги. И вдруг отключилось электричество. Дамиан не удивился, у них это случалось часто. Вздохнул и подумал, что теперь точно придётся лечь спать. Впрочем, можно было бы занять время беседой с девчонками, но они, похоже, увлечены чем-то более интересным. К тому же, спать хотелось, несмотря на то, что было ещё довольно рано, только девятый час вечера. Он крикнул сестре, что ложится спать и по привычке закрыл на ночь комнату, на ощупь убрав с кровати и выставив в коридор рюкзак Анны.
   Сон навалился мгновенно, едва он разделся и лёг в кровать. Юноша вновь увидел знакомый сон, по крайней мере, начало было очень знакомо. Дамиан вошёл на Старое кладбище, над ним сияла огромная полная луна, воздух был пронизан серебряным светом, лишь деревья и кустарники выделялись своей чернотой... во сне было лето... Он шёл по запутанным, исчезающим тропинкам между беспорядочно разбросанных старых могил, с облупившимися ржавыми оградками, чёрных покосившихся или валяющихся прямо под ногами крестов и уже никак не помеченных холмиков, тесно прижатых друг к другу и покрытых высокой, серебряной в лунном свете травой... Юноша шёл к полянке, покрытой обломками старого разрушенного склепа, белыми камнями с надписями на старославянском и барельефами. Придя туда, он присел на самый большой камень и залюбовался луной. А потом почувствовал присутствие Дивъяра... он уже легко отличал его присутствие, чувствуя как что-то тёплое слегка касается его души и начинает осторожно обволакивать, чувствуя, как демон мягко проникает в его мысли и чувства...
   В первое время это пугало и раздражало, но потом Дамиан привык, и ему даже начало нравиться это душевное слияние, и чем больше он раскрывался и расслаблялся, тем легче ему было поймать случайные обрывки мыслей и чувств самого Дивъяра... поймать удавалось ещё совсем немного ненаправленных мыслей и они ощущались как собственные, отличаясь лишь по характеру и побуждениям, да и то не сразу. Дивъяр говорил, что со временем Дамиан научится читать его душу так же хорошо, как демон читал его...
   Оторвавшись от созерцания луны и чуть повернувшись, юноша увидел рядом с собой Дивъяра, который стоял и смотрел прямо на него... Выглядел демон также, как и при первой встрече, только капюшон был откинут, лёгкий ветерок трепал его длинные чёрные волнистые волосы, сейчас отливающие серебристым оттенком в ярком свете огромной, низко висящей над кладбищем луны... только глаза были другие, юный гот даже испугался, взглянув в них... огромные и жёлтые как у кошки, глаза горели каким-то лихорадочным, голодным огнём... Дамиан непроизвольно встал и попятился от него... Тот лишь улыбнулся, как-то страшно, почти оскалился, и выглядел как голодный вампир. Юноша уловил, что его испуг доставил демону некоторое удовольствие, и что тот просто решил поиграть с ним от скуки в какую-то странную игру. Дамиан слегка успокоился, вспомнив, что причинять какой-то вред ему совсем противоречит интересам демона.
   "Что ж, поиграем..." - юноша так и не понял, кому из них принадлежала эта мысль, возможно, им обоим. Вдруг он заметил, что волосы демона зашевелились, как живые чёрные нити, будто жили отдельной жизнью, и стали быстро расти и удлиняться, потянулись, поползли прямо к нему, при том, что Дивъяр стоял совершенно неподвижно. Сон стал напоминать кошмар.
   "Не сопротивляйся, - услышал он вкрадчивый голос внутри себя, - откройся полностью... Я не причиню тебе вреда, ты же знаешь... Мы уже почти одно целое... Я хочу совершенного слияния, хотя бы ненадолго..."
   Живые чёрные нити уже закрыли всё вокруг, и всё погрузилось во тьму. Временами по ним как будто пробегало пламя... Во тьме было видно только бледное лицо демона с горящими жёлтыми кошачьими глазами. Дамиан почувствовал, что волосы оплетают его полностью, начиная с ног, ползут по нему, живые и тёплые, как будто пульсирующие, пробегающее по ним пламя на миг обжигало его кожу. Он подавил желание заорать, забился, пытаясь освободиться, но почувствовал, как в ответ его только сильнее сжали, превращая в кокон. "Не сопротивляйся..." Юноша постарался успокоиться и расслабиться, почувствовав, как в ответ ослабила хватку окутывающая его тьма... живая, тёплая, пульсирующая... Дивъяр приблизился и волосы опутали их обоих, тесно прижав друг к другу, так, что Дамиану показалось, будто у них одно тело на двоих... Он чувствовал циркуляцию энергии между ними. Сначала силы стали покидать его, иссушая до беспомощности, а потом вернулись вдвойне, полноводным приливом искрящейся энергии. Юный гот ощутил в себе силу и попытался вновь освободиться. Он сильно рванулся и порвал часть оплетающих его тело волос... и тут же скорчился от резкой боли и услышал болезненный вскрик Дивъяра... было такое ощущение, как будто ему оторвали палец, а то и не один, он даже чувствовал на себе тёплую липкую кровь...
   - Осторожнее... - прошептал Дивъяр.
   Тьма стала истаивать и всё вокруг снова залил свет луны. Живые чёрные нити вновь уползали на своё место, уменьшаясь, отпуская... Демон стряхнул с него окровавленные обрывки, едва не обжигая горячими руками. Глаза Дивъяра стали прежними колодцами тьмы с бесовским огоньком внутри, он вновь мягко и таинственно улыбался. Но на его волосах засыхала кровь...
   - Прости, братишка, мне просто вдруг захотелось показать тебе это... - произнёс он немного хрипло.
   - Почему было так больно?
   - Ты сам виноват, не нужно было рвать их, мои волосы, в отличие от человеческих, живая и чувствительная часть моего организма... Я передал тебе лишь часть того, что почувствовал...
   - Прости...
   - На самом деле, это я виноват... не сдержался... и не спросил у тебя разрешение на этот вид слияния... пошёл на поводу своих желаний...
   - Но ты получил то, что хотел?
   - Я попытался перемешать наши силы и распределить их равномерно... посмотреть, что из этого получится... Но сейчас я оставил в тебе только четверть своей силы... ты сможешь использовать её при желании...
   Дивъяр прикоснулся горячими пальцами к руке Дамиана и исчез в вихре внезапного ветра... Юноша проснулся и увидел, что свет включился. Посмотрел на часы - было только 23 часа, вся ночь впереди... Странно, но он чувствовал себя выспавшимся, отдохнувшим и полным сил... Пришлось вставать. Дамиан выглянул в окно и увидел под ближайшим фонарём полускрытую в снежном вихре, но тем не менее знакомую чёрную фигуру, которая тут же исчезла, и улыбнулся...
   5.12.2010 г.
  
   Глава 20. Анна.
  
   Анна сидела в читальном зале и пыталась сделать домашнее задание по истории литературы. Задание было для неё не сложным, но в голову ничего не лезло и писать не хотелось...
   Девушка углубилась в воспоминания... Когда-то она хотела написать книгу о своей богатой событиями и эмоциями жизни, но так и не взялась за это... лень, наверное...
   А ведь написать, действительно, было о чём.
   О том, как она начала сбегать из дома, едва научившись ходить...
   О том, как она в 9 лет мечтала стать богиней и свято верила, что станет ею, когда вырастет...
   О том, как влюбилась в свою первую и долгое время единственную подругу, Таню, которая так и не ответила взаимностью...
   О том, как считала себя лесбиянкой до недавнего времени...
   О своих подругах, которые почему-то все оказывались натуралками и вскоре сбегали от её нежной дружбы...
   В детстве подруг у Анны было немного...
   Первая, Таня, была соседкой по двору, они были подружками с пелёнок, больше ровесников во дворе не было, но когда мама решила переехать с окраины в центр городка, подруги стали общаться всё реже и реже...
   Второй в её жизни подругой была художница Мика, с которой Анна познакомилась в третьем классе. Они учились в параллельных классах... в тот год Мика почти каждый день заходила к ней домой и они вместе рисовали... Как жаль, что их общие рисунки не сохранились... А ещё больше жаль, что после летних каникул, вернувшись в школу, они не нашли друг друга... всё могло бы быть иначе... не было бы стольких лет мучительного одиночества и непонимания... Но они потеряли друг друга тогда... Неужели они так изменились за то лето, что не смогли друг друга узнать?.. Другого объяснения не было...
   В пятом классе Анна подружилась с одноклассницей Дашкой, но на следующий год дружба прервалась и с ней... безо всяких причин или ссор, просто перестали общаться и всё... Да и поссориться с Анной было почти невозможно, она не любила ссор. Просто Даша нашла себе более интересных подруг.
   Потом у девушки долго не было друзей. Её мама серьёзно заболела и на несколько месяцев слегла в больницу. Заболела шизофренией. До того как её положили в больницу, мама долго пыталась уговорить Анну на совместное самоубийство, а когда не смогла, то попыталась утопить в ванне. Анне тогда было только 12 лет. Когда маму забрали в психушку, она осталась совсем одна в огромной пустой квартире, не считая маленького чёрного котёнка - Чертёнка. Отец в то время был занят новой семьёй и долгожданным сыном. Старший брат тоже был занят своей семьёй и жил отдельно, из-за большой разницы в возрасте они почти не общались, Анна как-то стеснялась его. Он приходил время от времени, проверял, есть ли продукты, но ему было невдомёк, что маленькая сестрёнка всё ещё не умеет готовить даже яичницу. Анна целые дни проводила на улице, до самой темноты, вместе с котёнком лазала в поисках еды по садам и огородам (хорошо, что было лето), иногда их подкармливали знакомые... А потом была одна из самых жутких недель в её жизни, когда Чертёнок потерялся и она осталась совершенно одна... В конце лета Анну забрала тётя и она целый год жила у ней в посёлке в соседней области... Там Анна писала письма с пылкими признаниями своей первой подруге , посвящала ей свои первые стихи...
   В старших классах Анна подружилась с боевой девчонкой Катькой, недавно переехавшей из деревни, которая всё у неё списывала, а после окончания школы тоже исчезла из её жизни.
   Потом было увлечение природой, когда Анна хотела уйти жить в лес. Собирала карты области и районов, читала о природе своей области, мечтая о далёких походах и заброшенных деревнях... И старый охотник дед Гриша, полжизни бродивший по лесам, который предложил исполнить мечту за то, что она станет его любовницей... Анна не смогла этого сделать и стала держаться подальше от похотливого дедушки. С той поры она очень редко бывала в лесу... А жаль...
   Вот последние лето и осень, когда Анна поступила в институт, оказались особенно богаты событиями и знакомствами, настолько, что об этом времени можно было написать отдельную книгу...
   Начать хотя бы с того, что Анна узнала, кто такие неформалы, надо сказать, довольно поздно. В институте их было много. Девушка почувствовала с ними какое-то духовное родство и значительное сходство во взглядах на жизнь и стала тусоваться с неформалами. А до этого вечно бродила по городу одна или сидела дома и читала, и не могла практически ни с кем найти общий язык, в школе будучи необщительной и неразговорчивой, стеснительной, незаметной серой мышкой и ботаником, девушка и не горела желанием общаться с одноклассниками и прочими окружающими, они были ей чужды, слишком остро она чувствовала различия между собой и ими. Наконец-то она почувствовала, что не одна такая странная, и нашла тех, с кем хотела и могла с удовольствием общаться.
   Практически большую часть времени девушка теперь проводила на тусовках с неформальными поэтами и участниками местных рок-групп. Они показали ей Старое кладбище - любимое место их сборищ. Музыканты также часто тусовались в местах проведения репетиций, во Дворце Культуры (ДК), Районном Доме Культуры (РДК), Доме Молодёжи... Анна практически сутками пропадала вне дома, переходя от одной тусовки к другой и просто не могла насытиться общением. Особенно ей нравилась компания неформальных поэтов, собиравшаяся на Старом кладбище, эту компанию Анна стала считать действительно своей и даже нашла через чат в местной газете и привела в неё ещё нескольких поэтов, активно участвуя в их творческой жизни и публикуя вместе с ними свои стихи в местных газетах. Чаще всего они публиковались в "Аспекте", где была отдельная молодёжная вкладка с чатом, там же можно было легко подработать внештатным корреспондентом. Иногда ещё писали в газету "Соседка", где вышло несколько статей о неформалах. Девушке казалось очень странным, что она ничего не знала о них раньше, видимо, это из-за её былой необщительности... Теперь-то она легко общалась в нескольких компаниях сразу, на одном только Старом кладбище, где Анна теперь очень любила гулять, собиралось несколько компаний, иногда смешиваясь. Там собирались в развалинах склепа, возле большого памятника жертвам репрессий у самого въезда на кладбище, и в глубине, на могиле дедушки Филимона - именно там, в более укромном месте, собирались поэты. Впрочем, на кладбище собирались не только неформалы. Старое кладбище совершенно вросло в город и располагалось между несколькими учебными заведениями, по его краю даже шла тропинка до сельхозтехникума. И частенько на кладбище приходили просто посидеть и выпить студенты или просто живущие недалеко. Возле памятника жертвам репрессий даже иногда тусовались гопники. Поэтому Анна всегда заходила на кладбище не с главного въезда, а с бокового хода, по студенческой тропинке и затем, сворачивая вглубь на заросшую дорогу, возле развалин склепа, стараясь обойти памятник сзади. Правда, внутренняя дорога всё равно подходила к памятнику, сворачивая к главному въезду, здесь нужно было осторожнее прошмыгнуть с дороги на незаметную маленькую тропинку, терявшуюся в зарослях. Вскоре после того как на эту тропинку вступали, она действительно исчезала среди могил, поэтому найти могилу Филимона, самое укромное место сборищ, можно было только точно зная, где она находится. Но завсегдатаи умудрялись найти её даже ночью, хотя она ничем не отличалась от окружающих могил, такой же небольшой деревянный памятник в форме параллелепипеда, немного расширенного книзу, с овальной чёрно-белой фотографией обыкновенного деда, умершего в 1965 году, с немного трухлявым деревянным столиком и скамейкой рядом, которые они выкрасили зелёной краской по собственной инициативе. Впрочем, большинство остальных в её компании не боялись проходить мимо большого памятника у главного въезда и были не столь осторожны, поэтому как-то умудрились привести за собой целую компанию гопников, от которых им всем едва удалось уйти без драки, просто несказанно повезло.
   Этим же летом Анна снова нашла давнюю подругу, художницу Мику. Та сильно изменилась внешне и даже совсем не помнила Анну, подруга узнала её только по рисункам и по имени. Но удача наконец-то повернулась к ней лицом. Мика оказалась бисексуалкой, и они сразу ощутили взаимное влечение. Хотя художница комплексовала по поводу своей внешности и крупной фигуры, но Анне очень нравилось и казалось безумно привлекательным её мягкое тело, пышные формы, шикарная грудь... Она постоянно пожирала глазами свою девушку, возбуждаясь от её вида, и не понимала, как можно стесняться таких шикарных форм, такой потрясающей груди... Девушки обнимались и целовались у всех на виду, совершенно не стесняясь, хотя иногда слышали смех и улюлюканье вслед. Но Анну несколько ранила некоторая отстранённость и замкнутость подруги, сама она, если не могла сказать вслух о своих чувствах, то писала длинные любовные письма, где выражала своё обожание подруге, целыми тетрадями дарила их ей... Но дальше поцелуев дело не заходило и они почти не оставались наедине. Анне хотелось больше ласки и тепла, больше внимания, больше нежности и страсти, но Мика приглашала её только посидеть в компании, иногда девушке даже казалось, что та целуется как-то напоказ, нарочито. Да и компания, в которую приводила её Мика, ей совсем не нравилась, там было слишком мало творчества и слишком много пива. Девушка не любила выпивку и терпела эту неприятную ей компанию только из-за подруги. Анна обожала Мику, и чем больше знакомилась с её творчеством, тем больше ею восхищалась... Подруга не только рисовала, она писала стихи, а ещё прозу, но последнее никому не показывала, даже Анне.
   В это же лето художница, на свою беду, познакомила подругу со странным парнем, поэтом по прозвищу Демон. Его звали Валера... Сначала они переписывались, по смс обменивались стихами, вели беседы по переписке, которые всегда так нравились Анне. А потом стали вместе тусоваться в компании неформальных поэтов на Старом кладбище. Внешность его вначале разочаровала девушку, она был какой-то обычной, ничем не примечательной. Но его необычные произведения, хоть и зачастую сложноватые для восприятия, а более всего необычные полубредовые беседы о жизни и о сущности тьмы, придавали ему какое-то очарование и таинственность. Валера стал явно за Анной ухаживать, он понял, чем легче ей понравиться, постоянно читал свои стихи по памяти и заваливал её смс-сообщениями. Он рассказывал о себе и своих переживаниях так искренне и откровенно, что всё больше и больше её очаровывал. После трёх месяцев подобных ухаживаний, Демон сумел убедить девушку, что она нужна ему больше, чем Мике. Чего только не было с ними - ночёвки на кладбище, прогулки под луной, беседы о переживаниях и безумные философствования о праматери Тьме... сначала робкие, а потом упоительные и ненасытные прикосновения рук, когда пальцы их сплетались и гладили друг друга во время беседы за примогильным столиком... Анна ни от чего не получала такого удовольствия, как от этих простых и вроде бы вполне обычных соприкосновений их рук... потом его признания, его слёзы, его нежность и ласки окончательно покорили Анну... Валера стал её наркотиком, она нуждалась в его прикосновениях, в его словах, в его признаниях... она не могла противостоять его слезам... Прикасаться к нему, ласкать его стало для неё лучшим наслаждением... Его безумства, его стремление к смерти и саморазрушению, мазохистское стремление причинять боль своему телу, резать, колоть и жечь свою кожу - это уже не могло оттолкнуть от него Анну. Она почувствовала, что действительно любит его и боится потерять. Валера зачаровывал, завораживал, притягивал её, как никто другой, она впала в зависимость, полную зависимость от него. Девушке было необходимо слушать о его безумных мыслях, его чувствах... необходима его искренность и открытость... Она растворялась в нём...
   Но девушка не желала оставлять свою подругу, она столько лет ждала её, искала. Анна любила Мику и не хотела расставаться со своей обожаемой, необыкновенной девушкой. Разве нельзя быть всем вместе?.. Но Демон не просто поставил её перед жестким выбором. Он как будто совсем сошёл с ума и запугал девушку до истерики, как будто пытаясь свести с ума и её... надо сказать, ему это почти удалось... Он привёл её к себе домой и начал при ней жестоко избивать своих кошек, колотить об стены, душить... Анна очень любила кошек и умоляла его прекратить... она ещё никогда не сталкивалась с такой бессмысленной жестокостью... Она не могла остановить его, Демон был высоким и сильным парнем... Он довёл её до истерики, до умопомрачения, девушка забилась в угол и рыдала так, как будто это били её. А потом он сказал, что сделает с Микой то же самое, что и с кошками, если Анна не перестанет с ней встречаться. Он поселил в ней безумие и страх, но и это не смогло заглушить её любовь к нему... это было наваждение... И она поддалась ему... и согласилась не встречаться с Микой...
   Сейчас Анна уже начинала понемногу освобождаться от этого наваждения, она поняла, что он лишь по собственной прихоти сделал её своей, а на самом деле она не так уж и нужна ему. Валера знал, что она не ревнива, что она любит девушек и пользовался этим вовсю, приводя домой других девчонок для развлечения. Но Анна всё больше тосковала по Мике, всё чаще мечтала о её большом мягком теле, о её прекрасных больших грудях... Облизывая тех девчонок, которых приводил её парень, она с тоской думала, что так и не попробовала на вкус свою подругу... Думала, насколько Мика необыкновенная, одарённая, и как глупо она её потеряла... Она пыталась уговорить его отменить свой запрет. Ведь это же нечестно, он выбирает себе девушек по своему вкусу и делает с ними всё, что хочет, а её лишает этого права! Ей нужна всего одна девушка, ей нужна Мика... Анна всё больше уверялась в этом. Но Валера лишь повторил свою угрозу и к тому же сделал вид, что очень обижен этим её желанием. Он снова сумел убедить её. Девушка поняла, что не хочет его терять, что для неё счастье - это засыпать, крепко прижавшись к нему, что самый большой кайф для неё - это прикасаться к нему, гладить, ласкать, целовать... Он стал для неё наркотиком... А сейчас он заболел и его отправили в больницу в областной центр. И она сходила с ума от тоски...
   Общие знакомые сказали, что Мика перестала общаться со всеми, устроилась на работу и теперь даже не отвечает на телефонные звонки и смс, пропадая на работе или запираясь дома, лазая в интернете... Многие пытались её выловить, вытащить, но она не поддавалась, скрываясь ото всех. Анна чувствовала, что очень виновата перед Микой... ей было так стыдно, что она поддалась дьявольскому обаянию Валерия и предала свою подругу... Девушка чувствовала, что больше не имеет на художницу никаких прав, недостойна её больше...
   Вспомнилась новая подруга, Дана, и её необычный брат - гот Дамиан... Он так расспрашивал про Мику... так смотрел, когда Анна про неё рассказывала... Он явно влюблён... Как было бы хорошо, если бы он и Мика смогли быть вместе... Анна видела, чувствовала, что Дамиан хороший парень и достоин её обожаемой, теперь потерянной для неё подруги... А её отношения с Даной... симпатия, влечение, средство от тоски и скуки... Дана должна понравиться Валере, Анна познакомит их, когда тот вернётся...
   12.12.2010 г. \ последнее редактирование 6.03.2011 г.
  
   Глава 21. Гость.
  
   Дамиан сидел в своей комнате за компьютером и пытался сделать домашнее задание по психологии... Но что-то ему мешало, что-то давило изнутри, распирало грудь с тех самых пор, как солнце исчезло за горизонтом... Тоска... тоска вернулась снова... Юноше нестерпимо захотелось чьего-то присутствия, душевного тепла... Захотелось, чтоб кто-то обнял его... так хотелось прижать к груди кого-то родного... Грудь болезненно распирало изнутри. Сердце, колотя глухими ударами, как будто хотело вырваться наружу, прорвать грудную клетку...
   Дома никого не было, сестра была сегодня на работе до десяти часов вечера... а сейчас ещё только семь... Мать тоже возвращалась поздно, около одиннадцати часов вечера, её работа находилась далеко...
   Было одиноко, безумно одиноко... За окном бесновалась метель, сильный холодный ветер кидал в окно жесткие сухие крупинки снега... В такую погоду он не мог пойти на Старое кладбище, куда его так влекло всегда...
   Безумная тоска и одиночество... Казалось, что он один во всём мире... и совершенно никому не нужен... Ужасное состояние... Дамиан пытался бороться с этим... но сдался. Сейчас только одно существо могло спасти его от самого себя...
   - Помоги... - прошептал он. - Дивъяр!..
   И тут же чужой мыслью послышался мягкий вкрадчивый голос в голове:
   "Хочешь, я приду к тебе в гости? Сейчас?"
   "Приходи..."
   Звонок. Юноша открыл входную дверь. Там, как и ожидалось, был Дивъяр... всё такой же, в просторном длиннющем чёрном плаще и капюшоне, с обеих сторон из-под капюшона спускались длинные волосы странного цвета - чёрные, но отливающие огненно-рыжим, когда на них попадал тусклый свет лампочки. На волосах поблескивали снежинки-крупинки, как серебряные блёстки. Он откинул капюшон и взглянул на Дамиана большими бездонно-тёмными глазами, такими же, как его собственные... И улыбнулся тепло и чуть лукаво.
   - Привет... - произнес Дамиан. - Заходи...
   И тут Дивъяр неожиданно обнял его, стремительным и властным движением, так крепко, что юноша не мог пошевелиться, ещё чуть сильнее - и он не смог бы дышать... Это было неожиданно, но очень приятно... Так тепло... хоть плащ был холодным с улицы, но жар сильного молодого тела, более крепкого, чем его собственное, как будто проходил сквозь одежду, обволакивая Дамиана. Больно колотившееся в грудной клетке сердце вначале заколотилось ещё неистовее, но почувствовав, что грудная клетка, прижатая к груди более крепкой и твёрдой, теперь не поддаётся ударам изнутри, начало усмиряться, приноравливаясь к спокойному и мощному ритму собрата, мерно стучавшего с другой стороны.
   Дивъяр отпустил юношу также неожиданно и, как ни в чём не бывало, прошёл в квартиру. Объятие длилось не больше минуты.
   - Что это значит? - Дамиан в смешанных чувствах растерянно глядел на молодого мужчину, с невозмутимым видом расшнуровывавшего тяжелые большие ботинки.
   - Приветствие. В компании Охотницы все свои так между собой здороваются, - ответил Дивъяр и хитро улыбнулся. - И потом, разве ты сам этого не хотел?
   - Ну... наверно... просто это было как-то неожиданно... непривычно...
   - Зря ты избегаешь компаний, в них тоже можно чему-нибудь научиться. Вот этот их обычай объятий при встрече и расставании мне очень понравился. Парни, правда, между собой не обнимаются чаще всего... но у меня комплексов нет, что хочу, то и делаю! - он улыбнулся лукаво и озорно.
   Они прошли в комнату, где мужчина скинул плащ. Дамиан смог рассмотреть его вблизи - длинный плащ из натуральной кожи, внутри него пристёгнут толстый меховой подклад. Под плащом Дивъяр был одет в штаны из толстой натуральной кожи и чёрную водолазку.
   Он окинул внимательным взглядом комнату и устроился на кровати. Юноша присел напротив него.
   - Ты меня звал? - спросил демон, глядя в глаза Дамиану с лукавой полуулыбкой. - Чем я могу тебе помочь?..
   - Я не знаю... - смущённо отозвался тот. - Просто опять стало невыносимо одиноко... и я снова проявил слабость... раньше я справлялся с этим сам... Просто побудь рядом со мной...
   - Я всегда с тобой теперь... - ответил демон. - Наши души связаны как одно целое. Я всегда тебя слышу и чувствую.
   - Скажи... тот сон, в котором ты приходил ко мне в последний раз... мне тогда снилось, что твои волосы вырастали на глазах и заполнили собой всё вокруг, они были как самостоятельное живое существо, и опутали нас... Что это значило? Это ты придумал?..
   - Мы придумывали его вместе... твоё подсознание участвовало в создании образов. Насчёт волос - да, это была моя фантазия. Я сам ещё не знаю, на что способны мои волосы. Как ты, наверно, заметил, они весьма необычные. Я, похоже, отчасти потерял память, даже не помню, как я попал в этот город, и что было до этого.
   - Странно... - Дамиан прикоснулся осторожно к его волосам... они были такие тёплые, как живые, как будто по ним текла горячая кровь... казалось, они сейчас зашевелятся сами собой, как живое существо... Юноша вздрогнул и отдёрнул руку. Волосы демона переливались двумя цветами ... по чёрным волосам при движении пробегал как будто сполох огня... огонь во тьме...
   - У меня всё странно... - усмехнулся Дивъяр. - Я вообще существо странное.
   - А про твои волосы... это правда? То, что я видел во сне?
   - По ним действительно течёт кровь... поэтому их нельзя стричь. А насчёт остального я сам не уверен.
   - Как у Мефодия Буслаева в книжке, - вдруг вспомнив, рассмеялся юноша.
   - Ну он ведь тоже был необычный человек, сродни мне... - засмеялся в ответ его собеседник, который легко прочёл образы, возникшие в его голове.
   Дамиан чувствовал себя так хорошо с Дивъяром, так тепло стало на душе, как только тот пришёл... Наверно, так он бы чувствовал себя со старшим братом, если бы он был... или с отцом, которого он не знал... Поддержка старшего, сильного и умного, умудрённого опытом... об этом он мечтал в детстве...
   - Распусти волосы... - попросил Дивъяр.
   - Зачем? - удивился юноша.
   - Полюбоваться... Когда я увидел тебя впервые... ты тогда меня не видел... твои волосы летели по ветру... - чуть мечтательно, прикрыв глаза, протянул тот.
   - Ну ладно... - смущенно ответил Дамиан. - Зимой я их очень редко распускаю... А ты, как я вижу, всегда с распущенными волосами.
   Он снял с волос резинку и тряхнул гривой. Тёмные, почти чёрные волосы до середины спины, немного короче, чем у Дивъяра, рассыпались по плечам.
   - Это красиво... Разве ты так не считаешь? - вкрадчиво сказал демон своим мягким, бархатистым, глубоким и завораживающим голосом и снова лукаво улыбнулся.
   - Ну да, наверное... - у Дамиана возникло странное ощущение, что Дивъяр играет с ним в какую-то непонятную игру, что тому доставляет удовольствие смущать и приводить в смятение мысли юноши.
   "Что же нужно в действительности от меня этому демону?" - подумал он.
   Тёмно-карие, почти чёрные глаза, отражение его собственных, смотрели на него, в него, как будто гладя его взглядом... Странные чувства будоражили подсознание, то, что он не мог выразить словами... Дальнейшая беседа прошла как в тумане... Демон как-то странно на него действовал... Юноша даже снова стал его опасаться.
   - Братишка, у нас гости? - раздалось вдруг из прихожей. Это пришла с работы Дана. Дамиан и не заметил, как пролетело время.
   Сняв верхнюю одежду, Дана с любопытством заглянула в его комнату.
   - Привет... - она заинтересованно разглядывала молодого мужчину, судя по внешности, явно неформала, развалившегося на кровати её брата.
   - Дана, это Дивъяр... Я тебе про него рассказывал... - обратился к ней брат. Сестра стала рассматривать гостя с ещё большим любопытством.
   - Приветствую тебя! - легко поднявшись с кровати, Дивъяр подошёл к Дане и поцеловал её руку, заставив покраснеть от удовольствия и смущения.
   - Я сейчас вернусь... - пробормотала она, выходя. - Мне нужно привести себя в порядок...
   - Милая девушка твоя сестрёнка, - довольно улыбнулся демон, возвращаясь на кровать. - Рад, что удалось затащить её в этот городок.
   - Так это что, твоих рук дело? - поразился Дамиан. - Из-за тебя её родители отправили её сюда?
   - Не совсем рук... Но признаюсь, что это я закинул им в головы подходящие мысли... - он откровенно наслаждался произведённым впечатлением. - Я же обещал тебе сюрприз, или ты забыл?.. Надо сказать, удалось приманить ещё одну яркую личность...
   - О ком ты говоришь? - справившись с удивлением, спросил юноша.
   - Кибер-гот. О, как бы мне хотелось заполучить его душу! Но он мне не поддаётся... совсем... очень сильная личность... - слегка помрачнев, ответил Дивъяр. - Рано или поздно ты с ним встретишься. Городок-то небольшой...
   - Вы чай пить будете? Или чего-нибудь посытнее? - заглянула в комнату Дана.
   - Мне только чай... или, если можно, кофе... - улыбнулся ей гость.
   - Мне тоже, - ответил Дамиан.
   - Братец, иди-ка сюда, помоги! - поманила она его. - Думаю, нам понадобится раскладной столик, я приметила его в углу в зале.
   Когда они перешли в зал, спросила шепотом:
   - Это тот, который считает себя демоном?
   - Да... - ответил ей брат.
   Когда они вернулись в комнату, Дамиан нёс складной столик, который поставил перед кроватью, а его сестра - поднос с чашками и вазочкой, наполненной конфетами и печеньем.
   Юноша сел на кровать рядом с гостем, а Дана пододвинула стул.
   - Хочу спросить, юная леди, что же рассказывал тебе обо мне твой двоюродный брат? - хитро улыбаясь, обратился к девушке Дивъяр.
   - Он говорил, что ты считаешь себя демоном, - прямо сказала Дана и немного вызывающе посмотрела в глаза гостя. - Знаешь, меня сложно этим удивить. Я уже знавала одного такого "демона". В компании, с которой я тусовалась раньше, такой был. Рассказывал, что его сам архангел Михаил лишил силы и заточил в человеческом теле.
   Дивъяр расхохотался:
   - Ой-ё, не могу... архангел Михаил... жесть... Если б мне кто-нибудь такое сказал, я б тоже не поверил... - немного успокоившись, продолжил он. - Но я, честно говоря, совсем не помню, кто меня заточил в человеческое тело. Я вообще ничего о себе не помню, до того момента, как очнулся на окраине этого городка. Единственное, что я помню - это легенда о Мятежных Демонах. И то, что я один из них - единственное, что объясняет мою силу и мои сверхчеловеческие способности, которых меня никто не лишил.
   Он посмотрел в глаза девушке и его глаза изменили цвет, став из тёмно-карих ярко-зелёными. Он тряхнул гривой и по чёрным волосам пробежали огненно-рыжие блики.
   - Красиво... но меня подобными фокусами не убедить. Наверно, какие-нибудь линзы-хамелеоны и особая краска для волос, меняющая цвет в зависимости от освещения. Я что-то подобное слышала, - Дана всё так же вызывающе смотрела на него.
   - Не веришь? - демон был удивлён и немного обескуражен. - Тогда я приду к тебе во сне... там и поговорим...
   - Возможно, ты обладаешь даром убеждения. Но что бы я ни увидела во сне - это будет всего лишь сном, даже если я увижу в нём тебя и буду разговаривать с тобой во сне.
   Дивъяр посмотрел на Дамиана, ища поддержки.
   - Сестрёнка, я ему верю. Он может управлять ветром! - вступился тот.
   - Управлять ветром? Имеешь в виду тот случай с Леной? Это было просто совпадение, - продолжала спорить девушка.
   - Не лишай нас иллюзий. У нас в стране свобода веры. Во что хотим, в то и верим! - Дамиан просто сам не хотел лишаться этой иллюзии, он хотел верить, что у него есть свой демон-хранитель, хотя слова сестры немного пошатнули его веру. - Самое главное - мы можем общаться мысленно, на расстоянии!
   - Это самовнушение.
   Дивъяр совсем поник во время этого спора... Он ведь совсем ничего о себе не помнил и вся его уверенность в себе была основана на вере в свою демоническую сущность. А если это действительно только дар убеждения, внушения, может, просто бессознательный гипноз?..
   Увидев, что мужчина теряет уверенность в себе, Дамиан взял его за руку, упрямо и вызывающе посмотрел в глаза сестре:
   - Я верю! Хочу верить! И буду верить! Дивъяр - демон, мой демон-хранитель! - отчеканил он, и добавил уже тише: - Не будь жестокой...
   - Ладно, забыли... Это всё моя привычка спорить по поводу и без... Простите меня, вы оба... - Дана провела рукой по волосам Дивъяра. - Я не хотела тебя обидеть, просто азарт спора... Пей кофе, он, наверно, уже остыл.
   Дивъяр одним глотком осушил чашку и сказал:
   - Мне уже пора... скоро придёт мама Дамиана. Да и вам завтра рано вставать.
   Он поднялся и надел плащ. Выходя за ним в прихожую, Дана ещё раз извинилась:
   - Прости, пожалуйста... Можешь мне присниться, если захочешь...
   - Обязательно... - ответил Дивъяр, обуваясь, но по его губам скользнула лишь тень прежней улыбки, а между бровей залегла непривычная морщинка.
   - Див... - Дамиан заглянул ему в глаза. - Я в тебя верю и всегда буду верить! Мы же друзья? Даже больше, ты мне как старший брат! И ещё... - он улыбнулся хитро, как раньше улыбался демон, - вспомни про Охотницу!..
   - Охотница... как же я мог про неё забыть! - на лицо Дивъяра вернулась прежняя улыбка, - Она же меня порвёт и съест, если я окажусь не демоном... - он заливисто рассмеялся, а в его глазах, ставших ярко-синими, заискрилось прежнее озорство и лукавство, - А то, что мы с ней вытворяли - это не под силу обычному человеку, можно быть уверенным!
   Дивъяр снова обнял юношу, на этот раз его сердце билось чаще и уже не так размеренно, и теперь Дамиан помог его успокоить, пытаясь передать старшему другу свою уверенность. Демон взглянул ему в глаза и рассмеялся, после чего понёсся, практически полетел вниз по лестнице, взмахнув волосами и не застёгнутым плащом. Его длинные волосы снова мазнули по лицу Дамиана, огладив теплом...
   - Действительно странный тип... - сказала Дана, выглянув в подъезд.
   Её брат лишь лукаво улыбнулся в ответ.
   20.12.2010 г.
  
   Глава 22. Вокалист
  
   (Написано соавтором - Рина Костина.)
  
   - Возвращаясь к нашему разговору...
   - На фиг пошёл.
   - Руслан Радуга, что ж ты за человек такой?!
   - Ты где тут человека нашёл? Я - адрон, созданный на базе ТУ-134! Летать не умею, за то умею иметь мозг.
   Дивъяр зло сверкнул глазами.
   - Ты всегда будешь надо мной издеваться?
   - С чего ты взял?! - Руслан потешно округлил глаза и прижал руки к груди. - На самом деле, до тех пор, пока ты не перестанешь мне сниться, парадокс психоанализа.
   Демон встал напротив Руслана.
   - Душу. Мне. Сейчас же.
   - Сейчас же я могу только черенком от лопаты въе... по самое не балуйся. От всей души, душевно, в душу!
   Руслан не на шутку раздражался.
   - Объясни мне, идиот крашенный...
   - Это натуральный цвет!
   - Соломы! Так вот. Объясни мне. Что ты за субъект такой, портящий мой законный отдых?
   - Я ничего не делаю.
   - Ты присутствуешь!
   - Я демон.
   Руслан остановился, скрестил руки на груди. Потом протянул Дивъяру правую руку.
   - Приятно познакомится, я Анна Каренина.
   Руслан резко сел, схватившись за голову. Сердце бешено колотилось, будто кто-то дотронулся до него ледяными пальцами. Внутри, где-то под грудной клеткой, казалось, голубь в спокойствии сложил свои крылья.
   Руслан взял с пола свой телефон, нажал на кнопку, что бы включить экран. Четыре часа утра. Парень, вздохнув, снова рухнул на свою бутафорскую кровать, но заснуть так и не смог. Встал, убрал постель, зашёл на кухню. Там он сварил себе кофе, съел йогурт и, зевнув, пошёл собираться на собеседование.
   ***
   Его приняли фактически без вопросов. Может, потому что он спрятал цветные волосы под чёрной шапочкой, а вместо привычных ярких одежд надел простые серые джинсы и оранжевый свитер?
   Хотя это было не важно. Важно, что приняли. Теперь он был продавцом-консультантом...
   - Я б тебе душу продал, если б сам не офигел, - протянул Руслан, осматривая полки, уставленные различной электроникой - от телевизоров до видеокамер.
   - Твой отдел, Гробовницкий, Господи, дал же бог фамилию, это отдел с бытовой техникой. Надеюсь, ты знаешь, что такое бытовая техника?
   - С Марса прилетел, вообще не в теме, босс, - улыбнулся Руслан.
   Его начальник, кругленький как колобок дядечка лет сорока, обернулся. Улыбнулся.
   - А ты милый парень. С юморком. В общем, вот твой отдел, вперёд. Запомни - улыбаемся...
   - И машем. Мы белые и пушистые, - кивнул Руслан, проверяя на месте ли его бейджик. Потом поднял голову, огляделся и, хмыкнув, стал "осматривать свои владения"
   ***
   Из магазина он вышел, когда на улице стало уже даже не темно, а почти черно. Метель разыгралась не на шутку, больно била снегом в глаза, щипала кожу. Руслан натянул до носа шарф, опустил на брови чёрную шапку и, приобретя максимальное сходство с мусульманским террористом, побрёл вверх по дороге.
   То, как везло его такси до магазина, он запомнил, однако в темноте слегка дезориентировался. Да и то, что это чужой город, холодный и неприступный, по сути, его пугало.
   Ему не хватало его города, где всё было наполнено неоновыми огнями, шелестели шины иномарок, стонали сигнализации и так часто случались кровавые аварии. Ему не хватало Кремля, который был словно детская игрушка, но который был виден из любого угла города. Но больше всего ему не хватало его родных. Не тех, кто назывался кровной семьёй - там он никогда не был важным, а тех, кто были друзьями. Он иногда проклинал себя за то, что там, в Москве, сломал сим-карту и выкинул её в урну. А с новой сим-карты позвонить не решался... да и надо ли? Нужен ли он им так, как они нужны ему?
   С такими мыслями в голове он шёл, не замечая, как хлюпает в кроссовках растаявший снег, как ледяная дрожь от холода сковывает кости. Он слышал только голос в наушниках, дышал через шарф, выпуская пар, тут же оседавший на асфальт кристалликами, и куда-то шёл.
   Фонари попадались всё реже, да и он сам их сознательно избегал. Он прошёл мимо какого-то, наверное, учебного заведения. Хотя не обязательно - простая блоковая постройка могла быть чем угодно.
   Перед ним предстал старый забор, местами обвитый сухими голыми деревьями. Руслан, не замечая ничего вокруг, взявшись за один из прутьев, нырнул в дыру в заборе.
   Вокруг него, искря и переливаясь снежными шапками, стояли могильные камни. Руслан, стянув с лица шарф, выдохнув пар, пошёл куда-то вперёд.
   Сквозь музыку в плеере он порой различал голоса и шаги, поэтому петлял, петлял, петлял, ныряя под ветви, порой обходя по нескольку раз надгробия, что бы запутать следы...
   Вскоре воцарилась тишина.
   Он уже познакомился с этим кладбищем. И, надо же, от него дорогу домой вспомнил на редкость отчётливо. Вот только вошёл он не с той стороны, с которой заходил с компанией тогда. И это, пожалуй, решило его судьбу на сегодня.
   Петляя и ходя кругами, он безнадёжно потерялся. Он стоял посреди заснеженных могил, освещённый лунным светом, и растерянно оглядывался по сторонам, самому себе напоминая затравленного волка.
   В душе поднималась злоба на себя, но он честно пытался успокоиться. В конце концов, ничего страшного не произошло. Его кто-нибудь найдёт и выведет. О, да. Найдёт и выведет... он в это, конечно, так свято верит.
   Руслан, вздохнув, сбросил с ближайшего деревянного столика снеговую шапочку и, забравшись на него, сел, скрестив ноги по-турецки. В наушниках заиграла боевая и динамичная песня, одна из его любимых, и он, закрыв глаза и, набрав в грудь побольше воздуха, стал вторить вокалисту группы. Сначала робко, словно боясь себя самого, а потом, осознав, что никто его не услышит, а кто услышит, тот критики не скажет, запел во весь голос.
   Песня сменилась на другую, более медленную и спокойную. Radical. Руслан снова пел. Он был максимально расслаблен, спокоен, позволял голосу литься самому.
   Он снял один наушник, что б мог сам слышать себя. Звучанием остался доволен - чистый бас, такой, какой порой не добьёшься и с двухчасовым распеванием...
   Дамиан, облокотившись на надгробную плиту, внимательно слушал.
   Руслан, не чувствуя никого рядом, вытащил штекер наушников из телефона, оставив песни играть в динамике.
   Голоса Jyrki 69 и Руслана переплетались в единое целое, создавая странный магический, гипнотизирующий коктейль, который хотелось слушать и слушать.
   Неожиданно Руслан открыл глаза и, вскочив со столика, побрёл именно к тому самому выходу с кладбища. Он снова засунул штекер наушников в телефон, замолчал и, идя ровно в такт музыке, через десять минут шагал прочь от кладбища.
   Дамиан молча сидел на снегу, облокотившись на могильный камень.
   "Рано или поздно ты с ним встретишься. Городок-то небольшой" - услышал гот голос своего демона-хранителя.
  
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21012201725
  
   Глава 23. Первая встреча.
  
   (Написано соавторами - Рина Костина и Алёна Матевосян)
  
   Ясень начал проситься домой. Стас посмотрел на часы. Стрелки показывали четверть седьмого. Снег уже кончился, и теперь мир вокруг погрузился в сон. В этой части Города было особенно тихо. Изредка мимо проезжали машины, и люди спешили, возвращаясь с работы, но и эти звуки тонули в пустоте, а тишина, многократно отражаясь от домов, магазинов, и даже от фонарей становилась ещё тяжелее.
   Слева стеной стояли старые, ещё, наверное хрущёвские пятиэтажки, а слева через дорогу, непривычно широкую в маленьком городишке жались друг к другу маленькие двухэтажные домики. Эти домики всегда нравились Стасу. Когда-то давно он мечтал жениться на соседской девушке Тане и жить в таком вот домике вместе с ней, приходить домой после работы, садиться за стол и , грея руки об горячий стакан с чаем рассказывать ей о том, как он её любит, а потом, в один прекрасны день узнать, что она ждёт ребёнка, завопить от счастья и покрывать поцелуями её любимые руки, лицо, губы... Но, что было, то быльём поросло. Теперь та самая девочка Таня закончила школу, спуталась с каким-то недоуголовником и он периодически её поколачивал в порыве пьяного веселья.
   Уйдя в воспоминания, Стас не заметил, что в двадцати шагах впереди него появилась какая-то сомнительная кучка. Четверо парней остановились впереди, и разговаривали с кем-то пятым. Стас подошёл ближе, услышал знакомый смех. Да, так смеялись только они. Недалёкие, ищущие развлечений и лёгких денег подвыпившие субъекты, "обрабатывая клиента". Стас подошёл ближе.
   ***
   Руслан, кутаясь в зелёную куртку, вышел из здания магазина и направился на остановку. Уже было темно, снег не шёл, город погрузился в сон. Руслан, упорно вслушиваясь в синтетические биты, пытался не замечать темноты, сна и пустоты города.
   Интуиция вопила, трезвонила во все колокола, но он шёл к остановке. Сквозь музыку в плеере услышал хохот, кто-то грубо толкнул его в плечо.
   - Слышь, прикурить не найдётся?
   Руслан хмыкнул.
   - Не курю. Спортсмен.
   - А позвонить? - послышался гогот.
   - Не звоню. Горец. Голос громкий, кричу, - Руслан нащупал в потайном кармане джинсов нож.
   - Борзый, что ли?
   - Нет. Ты что. Куда мне, до тебя, щенка, - Руслан увернулся от удара, уйдя вниз.
   ***
   - Эй, парни! У вас что, какие-то проблемы? - вмешался Стас, быстро подходя к группе.
   - Тебе что жить надоело?! А!? Вали отсюда, пока цел. - отозвался какой-то паренёк, в шапке на затылке и с сигаретой в зубах. - или, хочешь, мы тебя побреем? Бесплатно!
   Раздался дружный смех. Стас огляделся. Напротив него стоял парень, и выглядел этот парень очень необычно. Слишком ярко и необычно, чтобы остаться незамеченным на улицах Города.
   - Ясно, - сказал Стас - тебя, сосунок, мамка видно плохо учила хорошим манерам.
   Ответом были весьма крепкое выражение - удар. Стас успел увернуться, и оказался рядом с пареньком, который молча смотрел на происходящее и, видимо, готовился к продолжению "разговора".
   - Добровольный самоубийца? Это круто! - увернувшись от удара справа, прошептал в сторону Стаса Руслан.
   Ещё один гопник налетел на него сзади. Парни кубарем покатились по земле. Завязалась драка. Стас пытался уворачиваться от обоих насевших на него парней. Что-то щёлкнуло, в руках одного из парней блеснул небольшой ножичек.
   "Ядри твою налево, неприятно.." - подумал Стас. Но вслух получилось:
   - Вот потеха то, чё, будем как большие? Да? - и, ища глазами того яркого парня, добавил - Ты где там, друг?
   - Привет, майн либе! - Руслан подошёл сзади, приставив к горлу одного из гопников свой нож. Надо сказать, что это был не просто ножик, а миниатюрный тесачок - таким снабжали в его городе всех "значимых" неформалов. Цена такой игрушки была не мелкой, но она покупалась в складчину несколькими неформалами и преподносилась весьма торжественно. - Один шаг от любого из вас - у вашего друга появится новая улыбка. От уха до уха. Но с кровью.
   - Хах, ловко... - сказал Стас - Ты мне уже нравишься, парень.
   - Ну, ты полегче, полегче, мы просто пошутили, отпусти его, слышь?! - Быстро отреагировал один, складывая и убирая нож.
   Руслан цокнул языком.
   - Пять шагов назад. Каждый.
   Гопники отступили. Руслан снова качнул головой.
   - Ещё пять.
   Снова шаги назад. Руслан, как-то слишком уж садистки улыбаясь, аккуратно провёл лезвием по коже гопника. Тот уже дрожал.
   - Страшно? - вкрадчиво спросил парень свистящим шёпотом. Он резко убрал лезвие от горла гопника и толкнул того в снег. - Бежать, суки! Найду, потом вместо гирлянды кишки на ёлку повешу.
   Гопники ломанулись куда-то в сторону. Руслан, сложив нож, посмотрел на Стаса и улыбнулся.
   - Они у вас тут как дети, ей-богу, сказкам верят...
   - Хах, ну да, верят, потому что молодые, скажи спасибо, что со старшим поколением не встретился, - ответил Стас усмехнувшись.
   - Скажи спасибо, что ты в моём городе не жил. Когда на тебя одного собирают два УАЗика кавказу, вот тут волей не волей о завещаниях подумаешь, - пожал плечами парень. - Правда, потом УАЗик оказывался один, да и приезжало-то человека четыре... но всё равно, жуткие. Орангутанов дрессированных видел? Так вот эти - не дрессированные.
   - Руслан Радуга. Как будешь называть - всё равно, и то и то приемлемо. Только сразу скажу - за вариацию "Руслик" мгновенное оформляется абонемент в реанимацию, - Руслан открыто улыбнулся, достал из кармана телефон и нажал на Stop в плеере.
   - Ладно, Русликом не буду. А ты откуда вообще такой, Сразу видно, не местный, - ответил Стас.
   Руслан махнул куда-то на юг.
   - Астрахань. Это низовье Волги. Выше Каспийского моря. Вообще, глубинка редкостная. Ну... я думал так, пока... - Руслан замялся, облизнув губы. - В общем, думал так. Хотя, я не уверен, что тебе что-нибудь скажет название моего городка.
   - Ну, Астрахань, это довольно-таки известное имя. Только как тебя занесло сюда? Ума не приложу.
   Стас поискал глазами Ясеня. Пёс сидел недалеко, пытаясь достать языком до спины. Стас подошёл ближе. Порез на спине пса сочился кровью.
   - Суки... - пробормотал Стас, заглядывая в глаза Ясеня.
   Руслан подошёл к собаке вслед за Стасом. Присел рядом. Ясень подозрительно посмотрел на него.
   - Тише, тише, дитё, тише, я свой. Ну, или кажусь им... - Руслан протянул ладонь, позволив собаке понять его запах. - Аптека нужна. Перекись, и марля. А потом заживёт. Не глубоко, раз спокоен. Ты не смотри на меня так, я не пытаюсь тут самым умным быть, просто мамка у меня хендлером была... я всю сознательную жизнь с собаками жил... да боюсь, и бессознательную тоже. А сюда... да ноги завели. Захотелось уехать, жизнь поменять и каким-то образом я очутился тут. Если честно, я даже не знаю, где это - тут. У меня прогрессирующий географический кретинизм. Я только помню, как сюда доехал, а значит, как отсюда и уехать.
   - Ну ладно, идём тогда. Ты с нами? - спросил Стас.
   Руслан посмотрел на часы.
   - Ты знаешь... я лучше домой. А то... по темноте тут пока плутаю... недавно вообще на кладбище каким-то образом забрёл. Так что, пока светло, я ретируюсь. И это... Стас... ну просто так, во имя профилактики - удачи!
   - И тебе удачи, друг. А кладбище это всегда притягивает странных людей, ну или просто необычных. Ну, ладно, тогда мир тебе, надеюсь, ещё свидимся когда. Городок ведь маленький, - ответил Стас улыбаясь.
  
   ? Copyright: Рэйн Боу, 2010
   Свидетельство о публикации ?21012201731
  
   Глава 24. Голос...
  
   Занятия в институте закончились в этот день поздно. Дамиан вышел на улицу. Снова колючая метель... Ветер... Но его вдруг снова потянуло на Старое кладбище... Это же так близко... Студенты резво разбегались по домам, прикрывая лицо от ветра и снега. В такую погоду вряд ли кто-то побеспокоит его там... Но этот холодный ветер с колючим снегом... Ветер... Стихия Дивъяра.
   "Хм... а почему бы не попробовать? Он говорил, что оставил мне часть своей силы. Я могу ею воспользоваться ", - подумал гот. На нём тёплый зимний пуховик, толстая вязаная шапка, тёплый шарф из натуральной шерсти... Всё специально для такой погоды. Вот только ботинки не шибко-то греют... Дамиан закрыл глаза и сосредоточился. Он представил вокруг себя прозрачный купол, в который не задувает ветер. Стало как будто теплее. Неужели сработало? Или ветер стих сам?.. В любом случае, на кладбище под деревьями он будет не таким сильным...
   "Я совсем ненадолго туда зайду, просто обойду разок, полюбуюсь видом...", - сказал он сам себе. Как бы подтверждая его слова, из-за рваных туч выглянула яркая Луна. Ближе всего будет пройти через ограду училища, которое находится через пару домов от института, там через дырку в заборе... Юноша быстро зашагал по знакомому маршруту, не давая себе времени передумать.
   На кладбище он почувствовал себя в своей стихии, с удовольствием осматривая засыпанные снегом, серебрящиеся под лунным светом надгробия и деревья. Дамиан побрёл по полузасыпанным снегом, но ещё различимым тропинкам дальше вглубь, вошёл в заросли, под спутанные ветви деревьев, там было легче идти, потому что снегу намело меньше... Под сводами деревьев было намного темнее, но здесь гот мог гулять хоть с закрытыми глазами, за годы изучив всё кладбище как свои пять пальцев. И вдруг он что-то услышал... Замер, прислушавшись... Неподалёку кто-то напевал вполголоса. Осторожно подкравшись, он увидел нечто странное... кто-то с ногами взобрался на примогильный столик, сидел там в позе лотоса и пел... Пение становилось всё громче... Дамиан заслушался, оперевшись на ближнее надгробие. До сих пор самым красивым мужским голосом, который он слышал, был голос Дивъяра, немного напоминавший ему голос Вилле Вало, солиста одной из его любимых групп - HIM, но ещё более глубокий и мягкий. Но этот голос, который он слышал сейчас, просто заворожил гота... Чистый, хорошо поставленный бас, от которого пробирала дрожь, пел что-то, кажется, по-английски... потом послышалась музыка и другой голос, видимо, незнакомец включил плеер и пел вместе с ним... песня была вроде бы знакомая... кажется, группа The 69 eyes... Да, именно эта группа, он недавно её слушал... Но голос незнакомца был намного лучше, чем голос вокалиста группы... Юноша никогда ещё не слышал такого голоса. Голоса Jyrki 69 и незнакомого парня переплетались, далеко разносясь в тишине кладбища, поражая, завораживая, пробирая до самых глубин... хотелось слушать и слушать... Но неожиданно пение прервалось, а вокалист соскочил со столика и стал удаляться в сторону выхода с кладбища.
   Дамиан, ошеломлённый, молча сидел на снегу, облокотившись на могильный камень. Внутри него бушевала буря эмоций, но внешне он больше был похож на изваяние...
   "Рано или поздно ты с ним встретишься. Городок-то небольшой...", - вспомнились ему слова его демона-хранителя.
   Он вскочил и побежал вслед за незнакомцем, стараясь ступать по возможности бесшумно. Проводил его до выхода, на минуту замер, решаясь... Ветер завыл с удвоенной силой и начал кидать в лицо снег, едва юноша вышел с кладбища, но он постарался следовать за незнакомцем на расстоянии... Несколько раз едва не потерял его, но всё-таки дошёл до того дома, внутри которого он скрылся. Дамиан не знал толком, зачем следил за неведомым певцом, но чувствовал, что они должны будут рано или поздно познакомиться... и, возможно, подружиться...
   21.12.2010 г.
  
   Глава 25. Звонок.
  
   (Рина [Не_Вещий Не_Олег] Костина)
  
   Он аккуратно взял в руки телефон, набрал быстрый номер для проверки баланса и, увидев, что на счету около пяти сотен, вздохнул. На часах было около двенадцати ночи, за стенами дул пронзительный ветер, в зале, где сидит Химера, работает телевизор.
   Он, зайдя в память телефона, нашёл несколько сохранённых смс от друзей. Да, он их номера знал наизусть, но всегда боялся ошибиться.
   Он внимательно смотрел на все номера и, сделав нелёгкий выбор, вышел на балкон, запахнувшись в куртку и, закурив, нажал на зелёную кнопку вызова.
   Нехотя пошёл звонок.
   В трубке раздалась привычная мелодия, заменяющая гудок, но телефон никто не спешил брать.
   Неожиданно раздалось шипение, Руслан уже было решил, что это срыв соединения, но в трубке послышался безумно уставший, но жутко родной голос.
   - Да, я вас слушаю...
   Руслан молчал. Он впервые не знал, что сказать.
   - Я вас слушаю. Вы так и будете молчать?
   Руслан облизнул губы.
   - Доброй ночи... - только и промолвил он. Тишина с двух сторон трубки. - Как ты?
   - Сука! Мразь! Тварь! Ублюдок! Ненавижу тебя, мудак! Урод моральный! Ты где, гнида?! - уставший голос превратился в истошные вопли. - Ты, сука, в курсе, что мы тебя уже похоронили?! Ты в курсе, что тут такие истерики...
   - Не кричи, я прошу. Со мной всё хорошо. Правда-правда. Я далеко от вас, ребят, - Руслан затянулся.
   В трубке послышался вздох будто бы рыдающего человека.
   - Когда ты вернёшься?
   - А зачем?
   - Руслан, ты правда урод. Моральный гомосексуалист. Ты нужен, понимаешь?
   - Нет. Кому я нужен?
   - Всем...
   - Имена, прошу.
   - Матери своей. Остапу, Ане, Олегу, Денису, Ване... мне...
   - Саш, это всё бред.
   - Эти имена для тебя теперь бред? Слушай, мне точно звонит тот самый Руслан?
   - Саш. Я безмерно устал от проблем. Я сбежал, да. Но, согласись, я жив. А это, наверное, не такой уж и сильный каприз. Я ведь могу отдохнуть.
   - Денису позвони, - в трубке послышались гудки. Последние слова Саши Тишины были сухими и злыми. Руслан знал, ему теперь точно не вернутся к себе в город. Его порвут просто.
   Он, затянувшись снова, нашёл номер Дениса. Нажал вызов. Гудки. Снова шум. На этот раз он опередил друга.
   - Здравствуй, Ден.
   - Убью, мразь.
   - И я по тебе скучаю. Саша сказал...
   - Так ещё и Саша в теме?! Найду этого гота, порву на флаг Британии!!!
   - Денис, стоять! Всё хорошо.
   - Да ну на #уй?! Ты мозгом думал, прежде чем свалить? Или жопой мыслил?
   - Это неважно.
   - Ну #ули ж. Важно то, что мы тебе уже и гроб заказали! Как ты там в одном своём тексте? Гроб хочу фиолетовый? Так вот, а#уей, подонок! Будет у тебя гроб фиолетовый! Приезжай, сам тебя в него укатаю!
   - Денис, успокойся.
   - Я?! Я спокоен как крейсер Аврора!
   - Я слышу...
   - #ля. А на самом деле... как ты? Когда вернёшься? - голос друга потеплел. - Нам #уёво без тебя.
   - Я не знаю. Отдохну и вернусь.
   - Ну... хорошо... слушай... баш на баш, Русл. Я никому не скажу, что ты... звонил. Но ты только мне и Сашке звони чаще.
   Руслан улыбнулся.
   - Есть, сэр!
   - Адмирал Ясен#уй! - рассмеялся Денис.
   - Спокойной ночи тебе, брат.
   - И тебе приятных...
   Гудки...
   Руслан курил, жадно затягиваясь безвредным паром. Его трясло, хотелось настоящих сигарет. Он с тоской смотрел куда-то вдаль, вслушиваясь в грохот колёс поездов. На балконных перилах заметил открытую пачку сигарет, видимо, Химеры. Достал одну сигарету, закурил. Нервы чуть улеглись, но его продолжало знобить.
   Скрип балконной двери, он почувствовал позади себя дыхание.
   Девушка просто смотрела на него, видя, как подёргиваются его плечи, как он курит в нервный затяг, жадно глотая дым невкусных дешёвых сигарет.
   Она положила одну руку ему на плечо - Руслан даже не шелохнулся. Прижалась щекой к его холодной куртке, через плоть и ткань слыша, как бьётся его сердце. Медленно, иногда замирая, словно в раздумьях, а надо ли ударяться о стенки сосудов снова, и снова слышался гулкий стук - сердце решало, что сделает ещё пару шагов. Она привстала на носочки, коснулась губами его щеки - кожа была ледяной.
   - Пошли в квартиру. Ты замёрзнешь и заболеешь...
   Руслан молчал. Потом, медленно ухмыльнувшись сухими губами, тихо прошептал:
   - А я уже сгорел. Не замёрзну.
   Он всё так же дрожал - изредка дрожь пробегала по телу с удвоенной силой, будто бы волна. Он подошёл совсем близко к перилам балкона, чуть наклонился вниз, всматриваясь в высокую угловатую фигурку около подъезда. Девушка, которая не видела этой фигуры, в испуге подумала, что Руслан готов сорваться вниз, на асфальт, сделав шаг, в мгновение ока оказалась рядом с ним, схватив его за руку.
   Тёплая ладонь девушки слегка обожгла его же заледеневшую кожу. Он повернулся в её сторону. От промозглого ветра у неё слезились карие глаза, на чёрных волосах искрами поблёскивал лёд. Но она почему-то стояла рядом с ним, ведь прекрасно понимая, что он-то холода не чувствует. Думала, он сбросится? Тут всего лишь четвёртый этаж, даже кости толком не побьёт.
   - Дурочка ты, - хмыкнул он, осторожно целуя её в губы.
   Девушка опешила. А он, тем временем, уже отстранился от неё.
   - Не думай. Это лишь акт благодарности.
   - Радуга ты... напыщенный идиот!
   Химера влетела в квартиру, как разъярённая птица. Руслан, снова закурив, хмыкнул.
   - Сука, мразь, тварь, гнида, ублюдок, напыщенный идиот... продуктивный день выдался...
   22 дек 2010 г.
  
   Глава 26. Когда ужасно плохо...
  
   Ясное, солнечное утро. Снег сверкает и искрится под солнцем...
   "Лучше бы не было этого солнца и этого дня... Ненавижу день... Ненавижу солнце... Почему всё так плохо... За что?.." - Анна едва двигалась, медленно бредя домой из поликлиники, и едва сдерживала слёзы.
   Она ходила к невропатологу, потому что от нервов и переживаний у неё совсем ухудшилось самочувствие, начали сильно трястись руки, а потом и голова... и всё вокруг виделось и осознавалось как в тумане, как в каком-то полубреду... Её парню Валерию, известному в городе под псевдонимом Демон, скоро должны были сделать операцию... далеко отсюда, в областном центре... Когда внезапно выяснилось, что он серьёзно болен, и его надолго отправили в больницу, а потом перевели в областной центр, девушка ужасно испугалась за него... она так жутко боялась его потерять... а потом ещё навалилось ужасное одиночество... Переписка по аське и смс ещё как-то помогала отвлечься, справиться... пока на телефоне не кончились деньги...
   Зверская тоска по нему... Анна осталась одна в полупустой однокомнатной квартире, где они уже почти полгода, с начала осени, жили вместе, вдвоем с Валерой. Он звонил ей каждый день. Но Анна терпеть не могла телефонные разговоры, она половину практически не могла расслышать по телефону и к тому же немного стеснялась высказывать вслух свои мысли и чувства... обычно она всегда была немногословна, предпочитая переписку... Но Валера выбрал на сей раз именно такой способ общения - по телефону - подключив безлимит на один номер... ему хотелось слышать её голос... а она не знала, что ему сказать, не привычная к долгим разговорам вслух, и от этого чувствовала себя очень виноватой... Анна писала ему смс, но он отвечал звонками... она чувствовала скованность при телефонном разговоре, тем более при безлимите, когда разговор затягивался, а она, как ни старалась, не могла выжать из себя ни слова и совершенно не могла ничего ему сказать, ещё больше нервничая от этой своей несообразительности и бестолковости... Он сердился на девушку, наверно, ему казалось, что она не хочет с ним разговаривать. А вчера вечером, при очередном звонке, Валера довёл её до истерики, начав обвинять... в равнодушии, в тупости и, наконец, в измене. Он приревновал Анну к соседскому парню, который постоянно, каждый день, заходил к ним в гости, и сейчас не прекратил ещё навещать Анну. Этот парень был из её компании, из неформального поэтического клуба, из той тусовки поэтов-неформалов, в которой девушка проводила время на кладбище летом, поэт и металлист по прозвищу Найт (Night). Они постоянно обменивались стихами, обсуждали их, ну и, конечно, как лучшие друзья, делились переживаниями. То, что Валера приревновал свою девушку к Найту, было бы для неё смешно, если б не было так обидно... Ведь кому, как не ему, отбившему её у подруги, знать о её пристрастиях, о том, что Анна предпочитает девушек, и единственный парень, который смог её соблазнить и до безумия влюбить в себя - это только он, её любимый Демон. Ни один парень не сравнится с ним, и никто не сможет ей его заменить! Ведь он самый необыкновенный, особенный... Анна убеждала Валеру, рассказывала, что нашла новую подругу, которую собирается разделить с ним, когда он приедет, и что сейчас увлечена ею. Но он упрямо твердил, что она изменяет ему с соседом. А чем действительно довёл девушку до полного умопомрачения, так это тем, что требовал ДОКАЗАТЬ ему, что она не изменяет ему с соседом. Но как? Как она может ему это доказать?!.. На этот вопрос он не отвечал, только упрямо требовал доказательств... и дал ей сроку до следующего вечера, чтобы эти доказательства предоставить. Анна не представляла, как это доказывать, и совсем не хотела его огорчать и ссориться со своим Демоном... Она хотела предоставить ему эти доказательства, но никак не могла додуматься, КАК?!.. После этого разговора девушка весь вечер билась в истерике и проплакала почти всю ночь... Наутро ей стало ещё хуже, её била крупная дрожь и навалилась жуткая слабость, так что она едва могла двигаться, едва смогла доползти на приём к невропатологу... Она наблюдалась у невропатолога с детства, после черепно-мозговой травмы...
   От невесёлых дум Анну отвлёк всё тот же сосед. Они столкнулись уже возле дома.
   - Привет, Кошка... Ты жутко выглядишь! Прямо как ходячий мертвец... - обеспокоенно глядя на её осунувшееся, заплаканное личико с огромными чёрными кругами вокруг ввалившихся глаз, сказал Найт. - Что случилось? Тебе, по-моему, к врачу надо...
   - Привет... Да я как раз от врача и иду... - говорить девушке тоже удавалось с трудом, она ощущала себя как будто в каком-то коконе, как будто чтобы шевельнуться или сказать что-то, нужно было продираться сквозь что-то типа ваты или густого, физически ощутимого тумана... её лихорадило...
   - И что сказал врач?..
   - Судя по обследованиям, физически я вполне здорова... Меня отправили к психиатру...
   - Вот нифига себе!..
   - Больше всего мне сейчас хочется пойти в психушку и устроить там глобальную истерику, чтобы меня там заперли, как буйно помешанную...
   - Успокойся! Думаю, тебе сейчас нужно только поесть и лечь спать. И лучше позвони кому-нибудь, кто мог бы побыть с тобой, вдруг ещё хуже станет...
   - Хуже?!.. - Анна истерически расхохоталась. - Ты думаешь, может быть хуже?.. Ты ещё всего не знаешь! Валера считает, что я изменяю ему с тобой... и требует доказательств, что это не так, к сегодняшнему вечеру... - прекратив смеяться, девушка обессилено сползла вниз по стене дома. - А звонить кому-то у меня денег нет...
   - Да уж... Просто слов нет... Ничего лучше не смог придумать!.. - Найт помог ей подняться и проводил до квартиры. - На, позвони с моего... - он протянул Анне свой мобильник. - Нельзя же тебя оставлять одну в таком состоянии...
   Девушка взяла телефон и с минуту смотрела на него, думая, кому бы позвонить... Потом достала свой и, переписав номер, позвонила Дане, слабым голосом вкратце объяснив ей, в чём дело...
  
   У Даны был выходной. Она уже больше недели не видела Анну и около пяти дней с ней не переписывалась. Уже заскучала и начала беспокоиться - куда это запропастилась подруга. Когда Анна позвонила ей с чужого номера и сказала, что очень плохо себя чувствует и просит её прийти с ночёвкой, девушка с одной стороны обрадовалась, а с другой - ещё больше обеспокоилась. Она написала смс брату, предупредив, что заночует у подруги, и позвонила тёте, предупредив и её. И, не мешкая, отправилась к подруге, по пути зайдя в магазин и накупив всяких вкусностей.
   Когда девушка пришла к Анне, она была просто шокирована её видом и сразу же уложила в постель. Быстро вскипятив чайник, она порезала тортик и, заварив горячий шоколад, принесла в комнату, поставив так, чтобы больная могла покушать, не вылезая из постели.
   - А теперь рассказывай, - заявила Дана не терпящим возражения тоном, когда они перекусили.
   Узнав, в чём дело, девушка ужаснулась ещё больше. Да как он мог, этот Валера?! Но с другой стороны, у него тоже стресс - внезапная болезнь, операция...
   - Когда он позвонит, отвечу я и поговорю с ним, - всё тем же тоном сказала она. - А ты спи! Тебе нужно набраться сил, а то довела себя...
   - Хорошо... - уже сонно ответила ей Кошка, - Только ляг со мною рядом...
   Её всё ещё немного трясло. Дана легла рядом с подругой и та, обняв её и уткнувшись ей в грудь, вскоре совсем успокоилась и заснула...
   22.12.2010 г. \ последнее редактирование 6.03.2011 г.
  
  
   Глава 27. Сейшен.
  
   Анна проспала, не просыпаясь, до следующего утра и проснулась так же, как и засыпала, в обнимку с подругой. Она чувствовала себя значительно лучше и спокойнее, чем вчера. Было уже около полудня... Вспомнила свой сон... Анне снилось то время, когда Валера только начал за ней ухаживать... они вдвоём гуляли ночью по кладбищу и по городу... читали друг другу свои стихи... писали стихи, посвящая их друг другу... вели долгие беседы о жизни и о сущности Тьмы, детьми которой они себя считали... Он сказал, что она - возлюбленная дочь Тьмы, а он - только Её слуга, Её орудие... его признания, его слёзы... как он стоял перед ней на коленях... как они постоянно гладили руки друг друга... Анне сейчас казалось, что он уже давно это всё забыл... но она не забудет этого никогда...
   Смахнув непрошеные слёзы, девушка задумчиво принялась изучать лицо спящей Даны... густые чёрные брови и ресницы... прямой, немного вздёрнутый нос... немного полноватые губы... чуть заметная ямочка на подбородке... Анна облизнулась и осторожно прикоснулась губами к её губам, чуть приоткрытым во сне... Отстранилась и встретилась взглядом с проснувшейся Даной, заглянула в её зеленовато-карие глаза ... Они улыбнулись друг другу.
   - Доброе утро... - поприветствовала Анна подругу. - Он звонил?..
   - Доброе... - ответила Дана, потягиваясь. - Звонил, вчера вечером... Не волнуйся, я всё уладила. Мы часа три болтали, не меньше... Взял мой номер телефона, обещал мне звонить... Ох и оригинал твой Демон! Явно с тараканами в голове, но общаться с ним интересно...
   - Да, он необыкновенный, особенный, завораживающий и просто демонский притягательный... - проговорила, мечтательно полуприкрыв глаза и откинувшись на подушку, Кошка. - Я его просто обожаю... и даже больше... я хочу умереть за него... - она взглянула подруге в глаза. - Знаю, что бред... но мне ужасно хотелось, чтоб у меня тоже обнаружили эту болезнь, чтоб лежать в больнице вместе с ним... лишь бы быть рядом с ним... прикасаться к нему... он - мой наркотик...
   - Это видно... - отозвалась та. - То, что с тобой творится, похоже на ломку... Но я больше тебе не позволю так себя доводить. Всё будет хорошо! Ну сделают ему эту операцию и он через пару недель вернётся, а то и раньше. Он же там под присмотром врачей, хуже ему не станет. Ты мне вот что объясни: как ты можешь так его любить и при этом не ревновать?
   - Такая уж я есть, - вздохнув, ответила Анна. - Я хочу, чтобы он был счастлив... Но я далеко не всё могу ему дать, из того, что ему нужно... Я мирюсь с тем, что он заводит любовниц, потому что сама я - плохая любовница... я не люблю заниматься сексом, только петтингом - ласками... я позволяю ему иметь тех, кто может дать ему то удовольствие, которое не могу дать я... потому что он для меня - на первом месте...
   - Мда... ну и дела... - только и смогла вымолвить Дана в ответ на её признание.
   Девушки умылись, позавтракали, и Анна включила видео с рок - концерта на dvd - плеере. Понаблюдав за беснующимися фигурками на экране, Дана сказала:
   - Плоховато они играют... явно не профессионалы...
   - Это наши местные... может и не особо хорошо играют, но мне очень нравится их слушать... я их всех знаю, тусовались раньше вместе... свои, родные... душевно играют... Это настоящее творчество, не за деньги, а для себя... с душой... для меня это главное... - ответила Кошка.
   Её подруга только хмыкнула в ответ. Кто-то постучал в дверь. Анна пошла открывать... Ну конечно же, это опять Найт. Привычно поприветствовали друг друга крепкими объятиями.
   - Привет... - поздоровался тот с Даной, заходя, и обернулся к Анне. - Тебе уже лучше? Опять запись с сейшена смотришь? Который раз уже?
   - Лучше... намного... Дана поговорила с Валерой и успокоила его, он больше не сердится... - улыбнувшись, сообщила ему Анна. - Сотый раз, наверное, смотрю... Обожаю наших местных слушать!
   - Тогда у меня для тебя есть отличная новость! В эту субботу сейшен будет, у нас в РДК, в шесть вечера, билет 20 рублей, ну всё как обычно.
   - Вау!!! Ура! - запрыгала от восторга девушка. - Сейшен!!! Наконец-то побесимся! Обожаю сейшены!.. Ты пойдёшь со мной, Дана?
   - Ну схожу, посмотрю на вашу местную рок-тусовку...
   _________________________________________________
   ________________________________________________
   Когда они подошли к РДК, там уже собралось приличное количество народа, молодёжь стояла группками возле главного и служебного входа. Курили, пили пиво и общались. Хоть и был уже первый день весны, но всё ещё было холодно и этой самой весны не чувствовалось совсем. Народ был в тёплых куртках, и неформальских прибамбасов особо видно не было. Как только Анна, Дана и Найт подошли поближе, от ближайшей группы уже стали подходить знакомые и приятели Анны, с которыми она радостно обнималась. Её щёки горели, глаза сверкали, девушка оживала на глазах, приходя во взвинчено-возбужденное, бешено-радостное состояние, в которое впадала всегда на сейшенах; ей, в отличие от остальных, не нужен был алкоголь, чтобы довести себя до такого состояния. Найт ограничивался чаще простым рукопожатием, разве что несколько знакомых девчонок его обняли. Анна же приветствовала объятиями почти каждого и выглядела практически счастливой. Огонь в глазах, казалось, вот-вот вырвется наружу. Она представила Дану своим знакомым, и они немного поболтали обо всём и ни о чём.
   - Жаль, что твой брат не пошёл, - сказала она Дане.
   - Он не любит лишнего внимания, а здесь ведь почти все друг друга знают, наверняка захотят познакомиться с новеньким... Вижу, что он был прав, народ у вас тут общительный! - ответила та.
   РДК или, по-новому, КДЦ (культурно-досуговый центр) располагался в старом двухэтажном доме на остановке "Старый центр". Дом был довольно невыразительный, без украшений, вокруг было много разных магазинов, через дорогу - маленький скверик. Сложно было понять, что это дом культуры, если не прочесть небольшую табличку возле главного входа. Вход был недалеко от угла, за этим углом была с торца дома пожарная лестница, а за ней, во дворике, залепленном уймой магазинов, был служебный вход, которым пользовались и музыканты. Возле этого входа они и курили, собравшись отдельной группкой. Анна с приятелями стояли возле главного входа. Наконец, его открыли и стали запускать в фойе, где находился сначала гардероб, а подальше, напротив входа в концертный зал, стоял столик, за которым пожилая женщина строгого вида, в очках, продавала билеты. Возле двери в зал стояла женщина помоложе и разрывая эти билеты на 2 части, пропускала в зал. Возле гардероба образовалось небольшое столпотворение, а оттуда уже повалила толпа явных неформалов. Цепи, шипы, напульсники и ошейники, чёрные футболки и балахоны с эмблемами рок-групп, черепами и оскаленными мордами диких зверей, которые до этого времени были скрыты под тёплой одеждой, теперь были на всех. Анна была одета в джинсы и футболку с оскаленным волком, шипастые напульсники и ошейник, за спиной рюкзак - тоже с волчьей мордой, а тёплый свитер она сняла и завязала вокруг пояса. Она удовлетворенно и с удовольствием оглядывала толпу себе подобных. Найт был одет так же, только ещё повязал на голову бандану, под которой скрыл свои короткие тёмно-русые волосы, и украшений-атрибутики на нём было поменьше - только один напульсник. Анна же наматывала себе ещё на руку средней толщины цепь, скрепив её мягким, легко разгибающимся звеном от какой-то другой цепи, и надела на пальцы пару металлических когтей - один, самодельный, представлял собой выпиленное из стальной трубки кольцо с длинным треугольным штырём-когтем, который плотно прилегал к пальцу, до тех пор, пока рука не сжималась в кулак, после чего он становился грозным оружием; второй, из более мягкого металла, явно дешевого качества, был более затейлив, резной и длинный, он обхватывал весь палец целиком. Дана была одета намного скромнее - чёрная юбка-макси, чёрная блузочка с вырезом-декольте, обрамленным кружевами, сверху расстёгнутая тёплая вязаная кофточка, анкх на цепочке и ошейник с длинными шипами.
   Уже было слышно как настраивают свои инструменты музыканты. Зрителей стали запускать в зал, где они рассаживались или вставали сбоку, подпирая стенку, кому как нравилось. Анна сразу села на первый ряд (её друзья - на второй) и стала осматриваться. Народ почему-то большей частью занял дальние ряды. Здесь были в основном подростки от 12 до 18 лет и немного поменьше молодежи от 19 до 29, присутствовали даже несколько неформалов старшего поколения, от 35 до 50 лет, хоть их было и очень мало. Особенно бросался в глаза огромный дядя с пышным седым хвостом и бородой, а также шустрый, щуплый и весёлый мужчина с бородой и длинными тёмными, немного волнистыми волосами, с большими, до локтя, шипастыми напульсниками на обеих руках, его возраст (явно больше 30 лет) угадывался только по лицу. Между рядами сидений и сценой было достаточное пространство, чтоб побеситься.
   Музыканты настраивались минут десять, если не больше. Когда, наконец, началось выступление, вышла вначале какая-то молодая группа из одних девчонок, новенькие, играли они явно слабо. Народ не спешил выходить к сцене. Анна напряженно смотрела на сцену горящими глазами и время от времени оглядывалась, как будто кого-то искала, как будто ждала какой-то знак. Через пару песен к сцене наконец кто-то вышел. Это был тот самый мужчина с напульсниками во всю руку, он начал беситься ни на кого не обращая внимания, только длинные волосы летали, он прыгал и махал гривой. Анна довольно улыбнулась, быстро сняла очки, положила в рюкзак, и ринулась к сцене, присоединившись к нему. Теперь они вдвоём, обняв друг друга за плечи, прыгали и махали гривами возле сцены. Музыка оглушала, колонки в человеческий рост по бокам сцены ревели. Стала выступать другая группа, постарше, народ потихоньку начал подтягиваться к сцене. Теперь уже пятеро, обняв друг друга за плечи, прыгали и махали гривами, ещё трое стояли возле самой сцены, держась за край, и время от времени также махали волосами, только стоя неподвижно, или махали руками со сложенными в "козу" пальцами (указательный и мизинец вытянуты, остальные поджаты). Смешно смотрелись здесь парни с короткими волосами, махающие головой так, как будто бьются ею о сцену. Цепочка прыгающих в обнимку доросла до восьми человек, и начала образовываться вторая цепочка, из ещё более пьяных, которые шатались и толкались. Анна выскользнула из цепочки и вцепилась в сцену, переводя дыхание. Через пять минут она, качаясь из стороны в сторону, держась одной рукой за сцену, а вторую подняв с "козой", подпевала во весь голос вокалистке группы. Но сквозь рёв колонок слышно было слабо. Кошке нравилась эта группа, сочетающая в своём творчестве драйв и лиричность, её песни легко запоминались.
   Кто-то обнял Анну одной рукой за шею, махая гривой рядом с ней, она обняла в ответ, всё еще держась одной рукой за сцену и пытаясь одновременно махать гривой и орать знакомую песню, подпевая. Девушка чувствовала себя абсолютно счастливой и абсолютно пьяной, хотя совсем не употребляла алкоголя. Став частью беснующейся перед сценой пьяной молодёжи, пытаясь переорать оглушающе ревущие колонки и махая волосами, в обнимку со всеми, колясь и царапаясь о чужие шипы и царапая сама, она действительно была в полном восторге, ощущая себя частичкой хаоса, сплетаясь в диком танце с себе подобными и мало что толком осознавая. Здесь забывалось всё. Можно было беситься так, как хочется, прыгать, толкаться, орать всё что на ум придёт, визжать и рычать - вот это настоящая разрядка, настоящий расслабон!
   Следующими на сцену вышла группа мальчишек лет 14-17, Анна подобралась поближе, вцепилась покрепче в сцену и впилась в них горящими глазами. Это была её любимая группа, одна из самых молодых; многим они не нравились, особенно критиковали вокал, но Кошке именно их творчество было больше всего по душе, оно полностью соответствовало её сущности, и именно этот голос ей больше всего нравилось слушать. Они довольно долго настраивались, к разочарованию публики. Кто-то ушёл на свои места, кто-то вышел покурить... Когда вокалист запел, немного волнуясь, Анна почувствовала, что это действительно творчество от души, такое душевное, наполненное такими знакомыми чувствами, и пела с ним вместе, любуясь им, и ещё более неистово размахивала волосами, когда не могла вспомнить слова. Она была фанаткой именно этой молодой группы, часто ходила к ним на репетиции раньше, и получала огромное удовольствие от их творчества, и ей было абсолютно плевать на мнение других. Именно этот мальчишка-вокалист и, по совместительству, басист, был её кумиром, хоть и был моложе её года на 2-3. Несмотря на то, что она почитала Кипелова и Вилле Вало, по ним она не фанатела так, как по этой группе. Анна слушала душой, и именно этот неопределённый стиль, это творчество, было ей по душе больше всего.
   После них выступала группа с двумя вокалистами - парень-гроулер и девушка с очень красивым чистым вокалом - их голоса красиво переплетались. Но Кошке не нравилось как поёт эта девушка, хоть и получалось красиво, но душа в пение не вкладывалась, часто вокалистка вообще не знала текст наизусть и пела по бумажке, какая уж тут душевность; рычание парня нравилось ей больше, хоть она не всегда могла разобрать слова, но чувствовала в нем больше души. Народа возле сцены прибавилось и стало ещё больше пьяных, которые сильно толкались. Наиболее пьяные прыгали второй цепочкой, ближе к сиденьям, вися друг на друге и еле держась на ногах, они шатались вперед-назад, то и дело налетая на первую цепочку и кидая её на тех, кто стоял возле самой сцены, держась за неё. То и дело кто-нибудь из второй цепочки падал, увлекая за собой других и зацепляя иногда и первую цепочку так, что все валились друг на друга, и получалась куча-мала. Это было весело, пьяные почти не чувствовали боли, но все выпутывались и поднимались из этой кучи изрядно помятые, исцарапанные и в синяках. Анна всё-таки старалась избегать такого падения, потому что для неё это было более чувствительно. Хотя всё равно после сейшена ещё неделю будет всё болеть, особенно шея, но оно того стоило!
   Она решила пока посидеть и понаблюдать со стороны, заняв своё место в первом ряду. Несмотря на то, что возле сцены было уже много народа, половина, а то и больше, всё ещё сидела в зале. Дана тоже предпочла не беситься. Наблюдать со стороны, как бесятся другие, тоже было весело, пока на первый ряд кресел не свалилась вся пьяная вторая цепочка. Несколько кресел, похоже, сломались (хорошо хоть пока этого не видно в полутьме среди народа, а то всех могут выгнать до окончания концерта), а Кошке больно ушибли ноги и бок.
   Потом на сцену вышли рычащие парни, играющие жесткий тяжеляк, их тексты разобрать было почти невозможно, но под их музыку особенно удобно было беситься, ни о чём не думая, и тонуть в грохоте, рёве и вое тяжёлого дэс-металла.
   Наконец, вышла лучшая группа города, самые старшие и более профессиональные. С ними на сцену вылез пьяный парень с видеокамерой и стал снимать сначала музыкантов крупным планом, а потом беснующуюся толпу (Анна отметила про себя, что нужно будет добыть потом эту видеозапись в коллекцию). Вокалист, с красивыми русыми, очень длинными волосами, пел выразительно и артистично, смотреть и слушать было одно удовольствие, но, единственное, что не нравилось девушке - их песни были слишком лёгкими, не мешало бы добавить немного "тяжести" в музыку.
   Ещё какой-то пьяный залез на сцену и стал прыгать там, музыканты спихнули его обратно в толпу, в которой трезвых уже почти не осталось...
   После окончания концерта народ ещё потолкался немного возле РДК, потихоньку разбредаясь, потом многие пошли продолжать веселье к кому-то на хату... Анна, немного шатаясь, с кружащейся головой и шумом в ушах, решила всё-таки отправиться домой. Было бы лето, тогда другое дело, можно было бы всем вместе пойти на берег речки и посидеть у костра, а сейчас, на хате, что там интересного может быть... одна только пьянка и будет... Анна, Найт и Дана, попрощавшись со всеми, пошли сначала провожать домой Дану. На полдороге её встретил брат, Дамиан, которому её и передали. Анна и Найт пошли к своему дому. Попрощавшись с соседом, Кошка, очень довольная и всё ещё полупьяная от веселья, написала несколько смс Валере, подробно всё в них описав, и уснула, уставшая, но почти счастливая, несмотря даже на то, что завтра точно всё будет болеть, созреет куча синяков, а шея закаменеет дня на три. Сейшен - это кайф, и этот кайф того стоит!..
   24.12.2010 г. \ последнее редактирование 6.03.2011 г.
  
  
   Глава 28. "Я так и не научился красиво уходить..."
   (Рина Костина)
  
   Руслан стоял, оперевшись на какой-то заборчик, чуть пошатываясь. В голове стоял дикий гул, слюна не желала сглатываться - глотательные движения просто не совершались, горло сдавил спазм, а слюна всё прибывала.
   Химера и вся её компания стояли в стороне и внимательно наблюдали за парнем.
   Руслан, обняв себя чуть выше пояса, сполз вниз по стене, задыхаясь и отплёвывая слюну.
   - Радуга... что происходит? - Химера села рядом с парнем.
   - Я... я... всё в порядке... такое бывает... порой. Пройдёт. Сейчас, - хватая ртом воздух, ответил парень, сплёвывая в последний раз и вставая, опираясь на стену. - Идём.
   В компании была тишина. Все смотрели за тем, как парень, явно сдерживая дикие приступы боли и тошноты, идёт, стараясь шагать ровно, иногда отталкивается от стены, иногда сильнее прижимается к камню.
   - Ты же вроде не пил? А ощущение, будто бухой в стельку, - пожал плечами один парень. Руслан рывком остановился и поднял глаза на парня. В зелёных прищуренных глазах парня блестели огни ярости.
   - Лучше бы я был бухой, - процедил он, оттолкнулся от стены и почти побежал до дома Химеры, который был уже виден издалека.
   - Ключи! - крикнула девушка, но Руслан проигнорировал её крик.
   ***
  
   Он бежал. Вокруг свет фонарей и огни в окнах смешивались воедино, люди казались восковыми фигурками, собаки оглушали своим лаем. Он спотыкался, путался в своих же ногах, но бежал, бежал, как идиот. Слюна накапливалась во рту, воздух, проходящий через нос, обжигал все внутренности, он задыхался, захлёбывался, но бежал. Бежал до тех пор, пока не налетел на что-то огромное и ледяное, больно ударился, выбив весь воздух из лёгких, и упал на спину.
   Он смотрел в тёмно-синее небо, которое напоминало ему кисель, судя по густоте. Внутри этого киселя медленно плавали острые точки, звёздочки, которые перемигивались между собой будто сигнальными огоньками.
   Такое же небо и над его городом, и над Москвой, и над Питером, и над всем миром - и кому какая разница, где он и что с ним.
   В памяти всплывал новый год, который он встретил в компании с коктейлем из кока-колы и вина, музыки и электронных сигарет. Он сжёг тогда листок, на которым беглым, полным ярости почерком было написано всё его прошлое.
   Руслан встал, отряхнулся от липкого весеннего снега и, хмыкнув, вытащил из телефона сим-карту, номер которой уже знали друзья из его города. Посмотрел на маленькую пластиковую пластинку и, цокнув языком, кинул её в мусорный бак.
   Прошлое остаётся там, где ему место - в мусорном ведре.
   ***
   Химера сидела на диване, обняв себя за колени, и судорожно соображала, где может быть Руслан.
   Когда в замке повернулся ключ, она резко вскочила на ноги и кинулась в прихожую. Руслан стоял на пороге, мокрый и грязный, но с абсолютно светлой и доброй улыбкой на лице. Он был похож на человека, который только что перетащил в комнату огромный шкаф и приставил его к стене - таким благоговейным облегчением искрили его глаза.
   Он снял куртку, которая местами была будто бы даже в песке, разулся и, пройдя на кухню, поставил на стол коробку дорогих шоколадных конфет и бутылку явно не дешёвого красного вина.
   Девушка, оперевшись на косяк, внимательно наблюдала за тем, как Руслан достал два фужера, откупорил бутылку и, разлив алкоголь, жестом пригласил её за стол.
   - Ого, с чего такая роскошь? - Химера села на табуретку, рядом с Русланом. Парень лишь улыбнулся в ответ.
   - Знаешь... это не важно, наверное. Я предлагаю выпить. Выпить просто, за судьбу. За ту силу, что привезла меня в этот город, познакомила с тобой, сложила так нашу жизнь. Вот... ну, пожалуй, всё, - Руслан расслабленно улыбнулся, поднёс к губам бокал, отпил.
   Химера тоже сделала пару глотков. Вино чуть горчило, его было не совсем легко пить, но при этом всё равно приятно. Парень поставил бокал, открыл коробку конфет, взял одну.
   - Руслан, что за приступ сегодня был?
   - Банально поджелудочная, ничего особенного, - пожал плечами парень. - Такое бывает порой, это не страшно, всё переживается, на самом-то деле. Так что если что, не пугайтесь, всё отлично. Будет плохо, я скажу.
   - А сейчас тебе хорошо?
   Парень снова улыбнулся, поднял бокал, сделал вид, будто чокнулся с Химерой и отпил.
   - Всё просто отлично.
   Они сидели ещё пару часов, болтали обо всём. Руслан очень подробно рассказал ей о некоторых эпизодах своей жизни, она тоже раскрыла ему пару секретов.
   На часах стрелки уже давно показывали за полночь. Руслан сидел и помешивал вилкой вино и кока-колу, глаза, когда он расслаблялся, сводились на переносице. Он иногда мотал головой, устало вздыхал и снова делал достаточно большие глотки алкогольного коктейля.
   Он внимательно смотрел на Химеру. Большие тёмные глаза, чёрные блестящие волосы, чуть пухлые губы, опрятный макияж...
   Внутри, чуть ниже живота проявилась странная чуть больная тяжесть. Руслан, закусив нижнюю губу, встал из-за стола и, слегка шатаясь, направился к выходу.
   - Радуга, ты чего? - Химера повернулась в его сторону. Руслан, оперевшись на дверной косяк, остановился, опустив голову чуть вниз.
   - Понимаешь ли... тут как бы... немножко не красивая ситуация... просто как бы... алкоголь, девушка рядом... маленький факт о том, сколько времени я уже не... кхм... ну в общем, мне лучше бы пойти... удалится...
   - Стой...
   Девушка внимательно смотрела на его фигуру, худую и какую-то сиротливую, но при этом полную надёжности и уверенности в своих силах. Да, Руслан невыносимо горбился, но это была не сутулость труса, а, скорее, сутулость готовящегося к нападению хищника - он не прятал в плечи шею, а лишь выставлял плечи вперёд, будто бы давая себе фору в прыжке. И сейчас он стоял так же. Чуть дрожа, как натянутая струна гитары, опираясь на дверной косяк, царапая небольшими ногтями кухонный кафель. Он тяжело дышал, ей казалось, она слышала даже шелест ткани футболки под чёрным пиджаком.
   - Долго ещё стоять? - вежливо спросил он, пытаясь отпустить дверной косяк. При этом он сделал это слишком резко, откинув руку назад сильнее, чем надо было бы.
   Девушка сорвалась с места, схватив его за ладонь, прижалась к нему и, закрыв глаза, поцеловала в губы. От резких движений кружилась голова, но ещё сильнее кружилась голова от тепла, которое отдавало кожа юноши. Хотя нет, не тепла. Даже какого-то лихорадочного жара.
   Чиркнула молния пиджака Руслана - чёрная ткань слетела вниз. Парень чуть попятился, уводя за собой девушку. Где-то в коридоре остался лежать свитер Химеры. Рядом с ним покоился ремень Руслана.
  
   До дивана они не смогли дойти - Руслан, пятившийся назад, споткнулся о матрац и рухнул на него. Девушка упала на парня, стянула с того футболку, закинув её куда-то назад.
   Легинсы девушки, брюки парня полетели следом...
   Ей казалось, что следующие три часа она находилась в горящем доме. Под кожей парня, казалось, все черти одновременно подожгли адские котлы, его дыхание, которое пахло острой мятой, так же обжигало. Виски заламывало, отдавая куда-то в затылок, но эта лёгкая боль пьянила, тянула к себе, засасывала...
   Когда всё закончилось, ей показалось, что она вошла в ледяную воду. Реальность была острой, воздух казался липким, как пластилин. Она снова была в своей небольшой съёмной квартире с ветхим ремонтом и скрипящим диваном.
   Руслан, тяжело дышавший, быстро влез в свои джинсы, и, не застёгивая их на пуговицу, влез на подоконник, что бы открыть окно. Весенний воздух прорезал жар комнаты, он облокотился на оконный косяк, взял со стола, что находился по близости, сигареты девушки, чиркнул спичкой и закурил.
   Она легка на матрац, натянула на себя одеяло и, смотря на то, как лунный свет отражается от светлой, молочной кожи юноши, заснула.
   ***
   Ветер легко ласкал её кожу, доносил из кухни запах свежего кофе. Она улыбнулась, потягиваясь, открыла глаза.
   Его не было. Нигде.
   Она вскочила с матраца, закутавшись в простыню, прошлась по квартире, но Руслана не было. Квартира только сохранила запах его одеколона и пены для бритья.
   Она зашла в зал, и её бросило в жар. Его вещей не было. Не было зелёной сумки, не было ноутбука, ни одной куртке не висело в шкафу.
   По её щекам текли слёзы. Чёрные слёзы - туш оказалась не водостойкой, хотя этикетка гласила об ином...
   Она зашла на кухню, увидела большой бокал, от которого шёл пар. В бокале было налито свежее кофе. Девушка коснулась пальцами чашки и отпрянула. Такой же горячей вчера была кожа её... уже не сожителя.
   Рядом с бокалом кофе лежала листок, который придерживала ручка.
   На листке мелким, резким и, одновременно, круглым почерком было написано:
   'Прости. Я не должен был так поступать. Я ещё ночью должен был уйти. Прости. За восемнадцать лет жизни я не научился уходить красиво. У тебя всё будет хорошо. Ты светлая девушка...'
  
  
   Глава 29. Любовь?
  
   (Рина Костина)
  
   Руслан, делая сильные тяги, шёл по улице. На этот раз сигареты снова были его, электрические. Пар непривычно рвал горло, горчил как-то странно, почти деревянным вкусом. Руслан, делая уверенные шаги по улице, оглядывался по сторонам.
   Сердце щемило от того, что он думал о ней. Он оставил её, бросил одну в пустой квартире с потрёпанными обоями. Одну, после того, что было между ними ночью.
   Руслан остановился, огляделся по сторонам. Сигарета уже давно потеряла свою актуальность. Он тяжело дышал, поправил шапку, поставил воротник, поправил лямку сумки на плече. Всё внутри истерически завывало о том, что надо вернуться, что он ещё не сжёг Москву, что мосты ещё есть.
   Руслан развернулся и, хрустя под ногами чуть тающим снегом, стремительно пошёл обратно. Ключи он оставил на столе в прихожей, так что бесшумно вернуться не получится. И вполне возможно, что вернуться не получится вообще, Химера может и не пустить обратно в квартиру.
   Вот двор, подъезд, этаж, дверь.
   Он прижался руками к мягкой обивке, вслушиваясь в тишину за дверью.
   ***
  
   Она сидела, обняв себя за колени. Слёзы стекали по щекам, по шее, встречая свою сухую смерть на простыне, которой до сих пор была обмотана девушка. Её трясло, она судорожно дышала. Тяжело давались мысли, тяжело было ощущать себя кусочком этой жизни. Все мечты и грёзы потеряли свою актуальность, уничтожились сами, оставив после себя запах выжженного поля и звук хрустящей золы.
   Ей безумно хотелось, что бы сейчас раздался стук в дверь, она переборола свою боль во всём теле и, открыв дверь, увидела его... с виноватой улыбкой, сутулой осанкой, грязно-зелёными глазами, в которых плескались все его чувства.
   Но это вряд ли могло было сбыться.
   Её мир был растоптан, уничтожен его огнём.
   Она встала, шатаясь и придерживая простыню, открыла свой шкаф, достала коробку с украшениями. Там, в одной небольшой пластиковой баночке, на самом дне, лежало лезвие, которым она когда-то рисовала узоры на коже рук.
   Лезвие держали дрожащие пальцы.
   Она поднесла его близко-близко к коже, царапнула.
   В дверь раздался аккуратный стук.
   А был ли смысл открывать дверь, если это всё равно не мог быть он? Руслан не умел возвращаться туда, откуда уже раз ушёл.
   Лезвие вошло чуть глубже, обожгло кожу царапиной. Маленькие бусинки крови выступили на поверхность.
   Стук стал настойчивей.
   Она раздражённо обернулась, но снова никак не отреагировала, лишь снова и снова царапая вены лезвием.
   ***
   Руслан стучал в дверь кулаком, даже, прижавшись спиной к мягкой обивке, стучался ногой. Соседка по лестничной клетке выглянула наружу.
   - Чего шумишь? - старая женщина как-то обеспокоенно глянула на Руслана.
   - Она никуда не уходила? - бросил через плечо парень.
   - Нет, милок, дома она весь день была, - беспокойство Руслана передалось старушке. - А чего, поссорились?
   - Почти. Она дверь не открывает. А за дверью тишина...
   - Погоди, милок, сейчас придумаем что-то, - старушка скрылась в своей квартире.
   Руслан, не дожидаясь старушки, разбежался и врезался плечом в дверь. Боль искрой промчалась перед глазами, он рухнул на бетон лестничной клетки.
   Ещё несколько ударов ногой - дверь шаталась, из неё сыпались трухлявые деревяшки, но всё это всё равно было бесполезно.
   Ещё раз ударился плечом в дверь.
   Старушка вынесла ему старый, почти насквозь проржавевший ключ.
   - Держи, милок. В советское время у всех один и тот же замочек был...
   Руслан, признав в куске металла ключ, которым и он сам пользовался, вставил его в замочную скважину, попытался провернуть, но, видимо, его удары что-то надломили в замке.
   Он с силой провернул ключ, из замка посыпалась труха, раздался щелчок и дверь, безумно скрипя, открылась.
   ***
  
   Она слышала удары в дверь уже через пелену молочного тумана...
   Потом ощутила, что кто-то упал рядом с ней, услышала стук о пол.
   Тихий скулёж и... всё.
   Всё заволокло темнотой.
   ***
   Он казался себе цепным псом, который зализывает раны хозяйки.
   Он слизывал кровь с царапин на венах, держал её на руках, прижимая к себе.
   Царапины были неглубокие, несильные, она потеряла сознание скорее, от совокупности истерики и попытки суицида. Скорее всего, нервы просто сами заблокировали себя.
   Он переложил её на диван и, ругая себя всем известным ему матом, принёс с кухни аптечку, перевязал бинтом её руку.
   На губах он чувствовал вкус её крови, его трясло, сердце гулко билось.
   Она казалась ему ангелом, самым настоящим ангелом, чистой девушкой, идеальной во всех смыслах. Чёрные волосы разметались по дивану, ресницы чуть дрожали, грудь приподнималась при вдохах.
   Он наклонился и поцеловал её в губы. Остановился, касаясь губами её щёки.
   Он достал из шкафа одеяло и, накрыв её, ушёл на кухню. Там он сварил себе кофе и, открыв окно настежь, сел на подоконник.
   - За восемнадцать лет жизни я не научился красиво уходить. Но красиво входить в чью-то жизнь я оказался способен.
  
   Глава 30. Вторая встреча.
  
   (Рина Костина)
  
   Химера открыла глаза, когда за окном уже стемнело. В комнате горел мягким светом торшер, с кухни пахло чем-то вкусным, и снова примешивался запах кофе.
   Девушка посмотрела на свою забинтованную руку, сжала и разжала кисть, приподнялась и, подойдя к шкафу, вытащила оттуда халат и какое-то старое платье. Переодевшись и забрав волосы в хвост, вышла в кухню.
   На кухне Руслан, подпевая музыке, которая доносилась из телефона, передвигался от блюда к блюду, что-то нарезая и помешивая.
   Химера, оперевшись на косяк и скрестив руки на груди, с лёгкой улыбкой наблюдала за парнем, в котором, кстати, что-то очень сильно, но, одновременно, мимолётно изменилось.
   Когда Руслан наклонился чуть вперёд за солонкой, девушка заметила небольшую чёрную татуировку, идущую у него по шее.
   Стоп!
   - Руслан!
   Парень, вздрогнув, уронил себе на ногу крышку от кастрюли.
   - Вот у тебя мода сегодня меня до инфаркта доводить? - поднимая с пола крышку, спросил парень.
   - Где косы?
   - Зизи? Они отжили своё, пришлось снять, - пожал плечами парень. - Боже, Химера, я знаю, что я кудрявый и что с короткими волосами мне ужасно, но всё-таки не носить же ширпотреб на голове...
   - Так это не твои были? - девушка села на табуретку рядом с парнем. Руслан, повернувшись к ней, расслабленно улыбнулся.
   - Законные мои. Убил на них две штуки. Но они теряют свой былой блеск, красоту... ммм... а у вас в городе сети НейлМарт нет?
   Химера внимательно смотрела на парня.
   - Ммм, не отвечай, я понял... так... а синяя краска? Так, всё, вопрос забит. Интернет-кафе есть хоть где-нибудь?
   - В центре города... это ближайшее... - протянула Химера. Руслан облегчённо вздохнул.
   - Значит, краску закажу с Готс стайла... - Руслан задумчиво прижал к губам нож.
   - Хочу быть этим ножом, - улыбнулась Химера. Руслан, хмыкнув, наклонился к ней, аккуратно коснулся её губ.
   - Ты уже сегодня побыла лезвием...
   ***
  
   Он завёл одну из любимейших ссылок и стал ждать, пока загрузиться сайт. Ребята вокруг, геймеры и 'рабы социальных сетей' оборачивались на его яркие волосы, смотрели на то, как он быстро щёлкает по клавишам клавиатуры и порой цокает языком, реагируя на новые модели одежды или обуви на своём любимом сайте. Наконец он нашёл синюю краску Shock Blue и, сделав заказ, заполнил все нужные документы, дождался подтверждения и, закрыв все программы, встал и направился к выходу.
   - Привет, - к нему, улыбаясь, подошла девушка. Она была одета в чёрную водолазку с достаточно соблазнительным декольте, на шее висел небольшой анкх. Длинная юбка до пола скрывала, наверняка, длинные ноги. Длинные чёрные волосы были распущенны, каре-зелёные глаза были подведены чёрными карандашом.
   'Это что, город неформалов?!' - подумалось Руслану. Но вслух он сказал другое:
   - И вам не хворать.
   - Впервые тебя вижу тут, новый геймер? - девушка улыбнулась, обнажая чуть острые клыки. Руслан прыснул.
   - Нужно мне это мозговое разложение. Я в жизни по локалке не буду юзать гэймы... - произнёс Руслан, но тут же осёкся, поняв, что спорол что-то не то. Девушка улыбалась.
   - Дана, - она протянула руку. Парень, пожав плечами, взял её руку и вежливо поцеловал тыльную сторону ладони.
   - Руслан Радуга, приятно познакомится.
   - Ого, Радуга - это фамилия?
   Парень улыбнулся.
   - Нет, это образ жизни. Фамилия у меня другая немного.
   Дана внимательно смотрела на него. Достаточно яркая внешность, рисковый имидж, приятный низкий голос, уверенный взгляд - этот парень оставлял от себя приятное впечатление.
   - М, было бы интересно её услышать.
   Парень снова улыбнулся, на этот раз чуть более жеманно.
   - Простите, Дана, но у меня уже совсем нет времени на то, что бы раскрывать вам некоторые секреты моей жизни.
   - Тогда, может, оставишь телефончик? - придвигая к Руслану листок и ручку, сказала Дана.
   Руслан, снова улыбнувшись, начертил на листке несколько цифр и, отдав ручку девушке, вышел из кафе, натягивая на лицо киберские очки.
   Дана, посмотрев на листок и, достав телефон, записала номер Руслана.
   ***
  
   Ему нравилось возвращаться домой. Он всегда покупал что-то вкусное к столу, выкуривал одну лёгкую сигарету и, своими ключами открывая дверь, заходил в квартиру, которая уже казалась ему родной.
   Химера, которая всё-таки раскрыла ему своё имя, стала для него Анечкой.
   Вот и сейчас он зашёл в квартиру, стянул с себя куртку и, скинув тяжёлые ботинки и надев тапочки, прошёл на кухню. Там, что-то даже напевая, у окна стояла Химера, обняв себя плечи. Руслан, взобравшись с ногами на стул, хмыкнул.
   - У нас семейная идиллия какая-то... - протянул он. Девушка отвернулась от окна, подошла к нему, и, улыбнувшись, коснулась губ. Прикосновение постепенно перешло в поцелуй.
   Руслан прижал девушку к себе, вдыхая её запах, чувствуя вкус её губ...
   Их прервал телефонный звонок.
   Руслан, нехотя оторвавшись от губ Ани, достал телефон из кармана брюк, увидел на дисплее незнакомый номер и скинул трубку. Улыбнулся и снова вернулся к своему прежнему занятию.
   ***
   Он вслушивался в то, как рядом сопит Аня. Ему спать совсем не хотелось, он смотрел в темноту широко раскрытыми глазами, прижимал к себе девушку, касаясь губами её плеча.
   Телефон на ручке дивана неожиданно ожил, высветив на дисплее конвертик.
   Тот же номер, от которого был звонок.
   'Добрый вечер. Странно давать номер, а потом скидывать звонок'
   Руслан закусил губу. Теперь он вспомнил о девушке из интернет-кафе, о том, что дал свой номер ей...
   'Я просто занят был'
   Он снова положил телефон на ручку дивана и, прикрыв глаза, снова коснулся губами плеча девушки. Часы показывали лишь семь часов вечера, а Аня уже спала. Или...
   Новая смска отвлекла его от раздумий.
   'Понятно. Чем занимаешься?'
   'Смотрю на то, как спит моя девушка'
   'У тебя есть девушка?'
   'Ну, если я смотрю на то, как она спит, значит, есть)))'
   'И давно вы вместе?'
   'Не очень. Официально - три дня'
   'И ты уже смотришь, как она спит?!'
   'Не официально - несколько месяцев'
   'Ого...'
   'Ты что-то хотела?'
   'Пошли завтра пить кофе?'
   'Мне на работу'
   'А после работы?'
   'Девушка'
   'Ладно... а какие планы на выходные?'
   'Пока никаких'
   'Я хочу устроить вечеринку небольшую. Придёшь?'
   'Один?'
   'Тебе решать...'
   'Посмотрим'
   - С кем общаешься? - Аня повернулась к нему и обняла его за шею. Руслан, улыбнувшись, заблокировал телефон и закинул технику за диван.
   - С кем бы я ни общался, сейчас важнее ты...
  
   Глава 31. "Ты с ним скоро встретишься..."
   (Рина Костина)
  
   Календарь датировал пятницу. За окном светило солнце, потихоньку прогревая землю. Руслан жил в тихом быте рядом с Химерой уже почти месяц. Месяц тишины и спокойствия.
   Он слушал какую-то медленную композицию с синтетическими битами, изредка смахивал с лица синие прядки от чёлки и мыл посуду. Тарелка выскользнула из его пальцев и, рухнув на дно раковины, раскололась.
   Парень остановился, смыл с пальцев пену и, выключив воду и слушая, как жидкость стекает в водосток, смотрел на две половинки разбитой тарелки.
   В голове скоростным составом проносились обрывки воспоминаний.
   Вот его город, тесный, но всё же любимый, хотя и ненавистный одновременно. Вот когда-то лучший друг, а по совместительству, брат - Олег. И рядом он - высокий, несуразный, с красными волосами. Они говорят одно и то же в два голоса, смеются, делают одинаковые жесты.
   Вот Новый год, который он праздновал тёплой и близкой компанией - подруга и сестра Аня, младший 'кармический' брат Иван, родной младший брат Саша и ещё один Саша - друг, товарищ, брат и персональный психолог...
   А вот они чуть старше, более мерзкие и гадкие по характерам, уже 'зазвездившиеся' модели, поэты и музыканты. Но крепко держащие друг друга за руки. Звездились-то вместе.
   Руслан закусил нижнюю губу.
   Помимо такой яркости в его жизни были и те, кто тянул его на дно, в бытовую сферу жизни. Это была мать, которая не была против его яркости, но его дикость и необузданность не желала понимать. Это был отчим, вечно стоящий поперёк дороги. И это были девушки, которые мечтали приручить эту дикую тварь из дикого леса.
   Один раз он чуть не повёлся - он долго набирался сил, что бы сбежать, хотя понимал, что если не сбежит - умрёт сам. Сбежит - убьёт её. Он выбрал второе. Он слишком ценил себя и слишком...
   - Ненавижу быт! - на пол полетела вторая тарелка. Она разбилась на блестящие осколки, разлетевшись в разные стороны.
   Следом вниз полетела вообще чистая посуда, которая стояла и стекала на полотенце. На грохот в кухню зашла Аня, одетая в какое-то цветное платье. Она увидела, что Руслан, тяжело дыша, с ненавистью смотрит на пол, по его ногам стекают бусинки крови, в руке он держит огромный нож, а телефон на столе вторит зловещим компьютерным голосом.
   Руслан, подняв голову, с ненавистью посмотрел на девушку, ухмыльнулся краем губ.
   Нож упал на пол, вонзившись лезвием в линолеум.
   Руслан перешагнул через осколки, оттолкнул девушку к стене и, схватив свой телефон со стола, прошёл в зал резкими, быстрыми шагами. В его сумку полетели вещи, он сам натянул на себя водолазку, свитер, повязал бандану вокруг головы и, закрыв свою собранную сумку, накинул её на плечо. В прихожей влез в чёрные кроссовки Адидас и, распрямившись, сорвал с вешалки куртку и улыбнулся молчащей Ане.
   - На этот раз я точно ухожу. Не вернусь. Прошу об одном - не режь вены. Нет, мне плевать на твою боль или ещё что-то. Просто я не хочу, что бы потом этот е#анный клоун господь бог предъявил мне вину за твою смерть. Малышка, переживи как-нибудь две недели истерик и забудь меня. А я пойду жить туда, где даже не пахнет бытовухой. Аррива, солнце.
   Он толкнул дверь и вышел из квартиры, так же не слыша в ответ ничего от Ани. Дверь захлопнулась, он спустился вниз, открыл подъездную дверь и, вдохнув свежий весенний воздух, пошёл туда, где мог спокойно попить кофе и поболтать с адекватными людьми.
   ***
   - В общем и целом, мне некуда идти, - отпевая двойной американо, сказал Руслан, смотря на Дану, которая сидела напротив него.
   Они встретились в кафе неподалёку от работы Даны и решили попить кофе.
   - Весело тебе, однако, - хмыкнула девушка. Руслан улыбнулся. - Но я смотрю, перспектива бомжевать тебя не пугает.
   - Лучше уж спать под синим небом, чем захлёбываться в дерьме быта, - округлив глаза, ответил парень. - Поверь, вот что-то совсем не страшно. Деньги у меня есть, сниму какой-нибудь захудалый номерок в захудалой гостинице и отосплюсь, наконец-то, вволю. Правда, перед этим, я бы хотел не менее вволю нагуляться.
   - В плане?
   - Ммм... тусовка, квартирник... боже, да хоть тупая гламурная дискотека!
   - Ты и по таким гулял?
   - А что? Электронная музыка, неон, хоть какой-то драйв. Пойми, Дана, я не могу без подобного жить! Просто хочется двигаться, пить что-то, что мутит разум и не думать ни о чём вообще!
   - Интересно на тебя быт влияет, - снова улыбнулась девушка. - А ты сам тусовки когда-нибудь устраивал?
   - Тысячу раз. Мы в моём городе всегда давали самые адские тусовки. Неформалы всего города мечтали попасть туда. Эксклюзивная электронная музыка, новые алкогольные коктейли... пожалуй, мечта каждого худо-бедно неформала была в получении приглашения на тусовку, где организаторами числились Руслан Радуга и Саша Тишина.
   - Ты меня заинтриговал, - признала девушка. - Видимо, у тебя яркая жизнь была.
   - Почему была? - удивился Руслан. - Я помирать не собираюсь! Ещё несколько месяцев тут и я, пожалуй, вернусь к себе. Соберу свою толпу и ринусь на Москву. Или Петербург.
   - Наполеоновские планы.
   - Да. Но в отличие от наполеоновских, мои сбудутся, - кивнул парень.
   ***
  
   Он долго шатался по городу в поисках гостиницы, которая удовлетворила бы его запросам хотя бы на половину процента. Часам к шести вечера он получил смс от Даны:
   'Приезжай ко мне на работу'
   Парень пожал плечами и, натянув шапку, ибо под вечер стало холодно, направился к уже знакомому ему интернет-кафе.
   Дана встретила его у входа.
   - Слушай, есть предложение. А переночуй сегодня у меня? Правда, я сама живу на правах гостя... да и не знаю, как тётя отреагирует...
   Руслан отмахнулся.
   - Я умею втираться в доверие, - пожал он плечами.
   Дана улыбнулась.
   - Вот и узнаем, - она тряхнула головой, откинув копну волос назад.
   У дома Руслан купил небольшой торт, чтобы не придти в гости с пустыми руками.
   Когда они зашли в квартиру, их встретила абсолютная тишина. Руслан улыбнулся, видя лишь комичность ситуации.
   Дана прошла на кухню, включила свет и поставила чайник.
   Руслан с любопытством осмотрел квартиру, зашёл в одну из комнат. Портрет юноши на стене заставил его улыбнуться - юноша был эталоном готичности, такой вряд ли встретишь в жизни, да и жизнь у такого вряд ли будет, слишком он ненастоящим, игрушечным показался Руслану.
   Руслан вообще не любил готов. Вернее как, он к ним относился нормально, но всю эту кровавость, излишнюю темноту он считал слишком пафосным, ненужным, даже порой детским.
   Дана тем временем разлила по стаканам чай, но, Руслан, улыбнувшись, достал из сумки бокал с нарисованным Мэрилином Мэнсоном.
   - Ого! - выдохнула девушка.
   - Анька подарила, подруга из моей прошлой жизни, - пояснил парень. - Я Мэнсона уважаю очень, люблю его творчество, но и ненавижу в то же время. Пожалуй, с ним с ещё одной группой у меня самые крепкие музыкальные отношения.
   - И что за группа? - наблюдая за тем, как Руслан режет торт, спросила Дана.
   - Шестьдесят девять глаз, - ответил парень, слизывая с ножа крем. - Я по голосу Юрки свой вокал ставил. Ломал, снова ставил. В общем, не это важно, а важно то, что я их просто обожаю. Однако после их последнего альбома... ммм... Dead Girls... что-то там они как-то спелись, что ли... прям даже до слёз обидно было их слушать... сердце от боли щемило.
   Воцарилась тишина.
   - А с тобой брат живёт или молодой человек? - кивнув на дверь в комнату Дамиана, спросил Руслан. Дана отмахнулась.
   - Брат. Вернее, я у него живу. А что?
   - Праведный интерес, - подняв ладони к потолку, ответил юноша.
   Входная дверь хлопнула, послышался звук упавшей на пол обуви и на кухню, протирая глаза от непривычно яркого света лампы, зашёл парень.
   Руслан сразу признал в нём того парня с портрета в комнате. Длинные волосы, карие глаза, бледная кожа.
   Руслан искренне пытался скрыть улыбку, но у него это не получалось - губы постоянно обнажали когда-то подпиленные глазные зубы. Парень не нашёл ничего лучше, чем прикрыть рот ладонью и сделать вид, что он крепко над чем-то задумался. 'Например, над политикой в Зимбабве' - нашёл себе отговорку кибер-гот и стал смотреть в дальний угол потолка. Редактировать
  
   Молодой гот, широко раскрыв глаза, смотрел на гостя, перед которым из чашки с Мэнсоном поднимался пар, на блюдечке лежал кусок кремового торта. Но самым интересным была внешность парня - чуть бледная кожа со здоровым румянцем у черты скул, большие зелёные глаза, аккуратно подведённые чёрным карандашом, в середине брови пирсинг, тонкая штанга которого протягивалась до виска, два шарика по бокам хряща переносицы, небольшой страз белого цвета в середине губы и такой же страз с боку. В правом ухе поблёскивало медное колечко, а в левом едва заметно мерцал чёрный камушек. На парне была чёрная обтягивающая водолазка из какой-то мерцающей ткани, на тонких кистях были полосатые чёрно-белые нарукавники, скрывающие руку от кости до локтя. Судя по выставленному вперёд колену (Руслан сидел боком, закинув ногу на ногу), брюки у него были вроде как из латекса. И совсем не в тему были ярко-голубые носки...
   - Дамиан, знакомься, это Руслан, - Дана представила брату гостя. Руслан улыбнулся, протянув руку. Дамиан робко пожал руку и сделал пару шагов назад. - Руслан, это и есть мой брат. Зовут Дамиан.
   - Я уже понял, - кивнул парень, отпивая чай. - По портрету в одной из комнат видел.
   Дамиан внимательно всматривался в гостя. Его низкий голос напомнил ему...
   - А ты петь умеешь? - подал голос парень.
   Руслан, поперхнувшись, удивлённо посмотрел на Дамиана.
   - Вопрос, между прочим, сродни 'какого цвета у тебя трусы', - хриплым голосом ответил кибер. Дамиан молчал и внимательно смотрел на гостя.
   - Так умеешь?
   - Нет.
   - Ммм... понятно... - Дамиан вышел с кухни.
   - А он всегда такой?.. - Руслан со свистом покрутил пальцем у виска.
   - Руслан, он нормальный. Просто сторонится людей. А почему ты сказал, что ты не умеешь петь?
   - А я умею петь?! - удивлённо спросил Радуга.
   - Ты же только что про голос говорил... что ставил его...
   - Это совсем не значит, что я его поставил, - скрестив руки на груди, угрюмо сказал он. Воцарилась тишина. - Ну... на самом деле... мне говорили... что я умею петь... но я так не думаю, я не согласен с людьми, на самом деле...
   Они ещё долго о чём-то болтали, распивая чай и уже уплетая торт прям из коробки. На часах было за полночь, когда Руслан, хлопнув себя по лбу, достал из кармана сумки бутылку вина.
   Дамиан лежал в своей комнате и слушал разговоры гостя и сестры. И всё-таки ему казалось, что Руслан соврал. Он умеет петь. И тогда, на кладбище, был именно он. Но как бы удостовериться. На секунду воцарилась тишина.
   - Дана... один раз, и ты убедишься, что я фальшивлю как саксофон, который раздавил каток.
   Девушка, видимо, кивнула, потому что парень, помолчав несколько секунд, начал петь песню Radical - The 69 eyes. Одну из тех, что он пел на кладбище.
   Дамиан резко сел на своей кровати и, жадно вслушиваясь в звуки голоса Руслана, сидел в темноте комнаты.
  
   Глава 32. Лондон.
   ( Алёна Матевосян)
   "Вот фигня..." - Думал Стас пытаясь плотнее вжать голову в плечи. Это был почти дождь. Мокрый снег. Пожалуй очень мокрый. Он падал с неба прямо за шиворот, и стекал по спине, постепенно тая и нагреваясь. Куртка давно промокла и касаясь тела создавала новый поток мурашек. Стас зябко поёжился и прибавил шагу.
   Позднее утро. Пусто на улицах, люди в это время на работе, дети в школе. Даже Ясень остался дома. Стас уже давно снял себе квартиру и переехал от брата. Он шёл и думал, почему же он до сих пор в Городе, друзья, работа, дом, всё это осталось где-то далеко, там, от куда он приехал. Ему не хотелось уезжать. Парень зашёл в книжный магазин. Остановился перед полкой с зарубежной литературой. "И почему здесь даже книжного нормального нет... " - подумал про себя Стас, нервно бросив взятую книгу на место. Он отвернулся от книг, и в недоумении остановился. За ним стояла девушка. Она опустила глаза. Подумал, что сейчас отвернётся и уйдёт. Нет, девушка снова подняла глаза.
   - Привет. - Сказала она.
   Голос не слушался.
   - Привет. - Ответил. Получилось как-то хрипло. Кашлянул в сторону.
   Девушка протянула руку:
   - Я Ксюша.- И улыбнулась.
   На парня смотрели огромные голубые глаза. Какие-то детские, доверчивые, только измученные. Подумал: "Наверное вот такие глаза у детей в Африке, только чёрные."
   Коротко стриженые волосы, волнистые слегка, чёрные. Пончо и джинсы клёш.
   " Ох,нифига себе."
   -Ты откуда такая? - Улыбнулся девушке Стас.-Стас.-представился он, пожав протянутую руку.
   - Это не важно. Главное куда я такая. - Ответила девушка.
   - И куда же?
   - Сейчас с тобой.
   - Ну ты оригинал...- только и смог сказать Стас.
   Ксюша сделала шаг к книжной полке. Стас посторонился. Она взяла книгу и протянула ему:
   - Возьми эту, тебе понравится.
   Стас взял книгу. Джек Лондон. "Любовь к жизни". Открыл оглавление. Две больших повести и пара десятков рассказов. Пожал плечами и пошёл к кассе. Он специально не оборачивался, пока не вышел из магазина. На крыльце остановился. Она стояла рядом.
   - Ну ладно, раз так, то пошли купим тортик. - вздохнув сказал Стас.
   - Пошли.
   Стас открыл дверь в квартиру, пропустил гостью вперёд. Она вошла, оглянулась по сторонам. Разулась. Сняла пончо. Огляделась ещё раз по-сторонам, что-то ища. Стас тоже огляделся. Понял. Взял у девушки одежду, отдал ей торт, указал глазами на кухню.
   Развесив её пончо на бельевой верёвке, и пододвинув ближе обогреватель прошёл на кухню. Весело шумел чайник. На столе стояли тарелочки, тортик был порезан. Ксюша посмотрела на парня, улыбнулась.
   - Знаешь, ты странная. - Заговорил Стас, сев за стол.
   - Знаю.- Ответила девушка. - так все говорят.
   "Красивая... Да какая тебе разница, идиот, девочка же ещё, ей наверное лет 16... ну это же не значит, что она не может быть красивой... Идиот..." - Стас выглянул на улицу. Темнело.
   - А можно я у тебя останусь? - вывел его из оцепенения голос.
   Стас поперхнулся. Закашлялся. Посмотрел на девушку.
   - А мама волноваться не будет?
   - А мамы нет дома. И папы тоже. Они уехали.
   - Ну... - Стас глянул на девушку. Она смотрела прямо на него. Молча. А в глазах что-то было. Что-то такое, чему нельзя было отказать.- Ладно, оставайся.
   Девушка кивнула головой и улыбнулась:
   - Спасибо.
  
   Глава 33. Большие синие глаза.
   (Алёна Матевосян)
   Приближался вечер. Разговаривали мало. Ясеню Ксюша понравилась, да и он ей тоже. Стас любовался их идиллией, сидя в углу комнаты, в кресле.
   - Ксюш! - позвал Стас, и удивился, как-то близко и по-родному прозвучало это имя. - Любишь глинтвейн?
   - Не знаю, не пробовала...
   - А хочешь?
   - Можно. - Улыбнулась девушка, подняв на Стаса большие голубые глаза.
   От чего-то мурашки пробежались по позвоночнику.
   - Тогда пойдём. Заодно научишься его готовить, - улыбнулся Стас.
  
   Они говорили о разных глупостях. Ему нравилось, когда она улыбалась. И он шутил. А большие голубые глаза блестели. Большие голубые глаза были счастливы. И он ещё шутил. Говорил добрые красивые слова из детства. Улыбался ей тоже. И наградой ему были большие голубые лаза.
  
   Они сидели рядом на полу, прислонившись спинами к дивану. Пили горячее, пряное вино. Говорили о чём-то большом, красивом, вечном. И ему было тепло, как давно уже не было.
  
   Глинтвейн выпит. Стас встал с пола.
   - Вот что, я буду спать на кухне. Полотенце в шкафу, постель там же. Пульт под телеком. Спокойной ночи.
   Ксюша встала.
   -Спасибо тебе.- Сказала она, и, приподнявшись на носочки, поцеловала парня в щёку.
   Внизу живота что-то вспорхнуло холодком. Стас отвернулся. Вышел.
   " Ну ты и кобель, Стасик! Она же тебя просто чмокнула, а ты... Фу, ты мне противен. Пить в следующий раз будешь меньше!" - ругал себя парень засыпая.
  
  
   Свет.
  
   Яркий.
  
   Слепит, и не отвернуться.
  
   Лампа. Прямо над головой.
  
   Стас попытался отвернуться, но не смог даже пошевелиться.
  
   Над ним мелькали какие-то размыты овалы, глаза.
  
   Что-то красное мелькнуло перед глазами.
  
   Чей-то голос : "Скальпель. Зажим. Тампон..."
  
   "Ах вот оно что, это больница. Только что я тут делаю. Б**ть, и голос не повинуется... Эй, мужик, что происходит, а? Нет, не выходит... Врачи где-то сзади, это чё, у меня с головой что-то?" Стас постарался не думать.
  
   Что-то тяжело давило на грудь, мешало дышать. Что-то пищит... Быстрее..
  
   "Эй, дышать мне, дышать!"
  
   Грудь сдавило в стальные тиски, казалось, что-то сейчас лопнет внутри.
  
   Парень глубоко вздохнул и открыл глаза. Вокруг темно, знакомая комната, а точно, это его кухня. Стас повернул голову, и чуть не вскрикнул. Прямо перед ним огромные голубые глаза.
  
   - Ты чего не спишь? - спросил он первое, что пришло в голову.
  
   - Не знаю, холодно там.
  
   -А на холодном полу сидеть тепло?
  
   - Я на тебя смотрю... - ответила девушка, как-бы извиняясь,- тебе, кажется кошмар снился.
  
   - Да, что-то типа того, херня какая-то.
  
   Девушка молча забралась к нему под одеяло, повернулась спиной, и через минут 10 он услышал ровное дыхание. Он боялся пошевелиться. Парню казалось, что он слышит, как бьётся маленькое сердце рядом с ним. Он закрыл глаза, обнял её, прижал к себе, и скоро тоже уснул.
  
  
  
  
   Глава 34. Админ.
  
   Дана устало ждала конца рабочего дня, время от времени покрикивая на расшалившихся мальчишек. Работа у неё была не сложная. В её обязанности входило: распечатка, сканирование, ксерокопия и набор текста, принесённого клиентами, продажа дисков и мультифор, предоставление выхода в интернет на отдельном компьютере, помощь в пользовании интернетом, а основной статьёй дохода были компьютерные игры.
   В зал с двумя рядами компов обычно набивалось около пяти -двенадцати мальчишек-школьников, игравших друг с другом по сети. Вся сложность работы состояла в том, чтобы сдерживать эту ораву в рамках приличий - в интернет-клубе было запрещено кричать и ругаться матом, о чём азартные игроки постоянно забывали. Правда, в помощь админу был ещё охранник, в чьи обязанности входило утихомиривать распоясавшихся юнцов, но даже вдвоём они едва справлялись с игроками. Только из-за этого Дана на работе уставала.
   Ну ничего, впереди было два выходных... Придётся только прийти сюда рано утром - передать ключи сменщику и отнести в контору выручку за день. Но после этого можно было вернуться домой и отоспаться или заняться любимым делом - почитать, попереписываться, послушать музыку. Удобный график работы (два рабочих дня - два выходных) не позволял накапливаться усталости. Правда, зарплата была не очень-то большая, но вполне неплохая.
   Дана вспомнила о новом знакомом - Руслане Радуге. Он нравился ей всё больше и больше... Интересно, он уже нашёл, где поселиться?.. С кибер-готами она ещё никогда близко не общалась. Такой интересный тип... интригует... А ещё он странно подействовал на её братишку. Дамиан, правда, всегда был странным, но в этот раз он всё-таки смотрел на гостя как-то не так... И его странный вопрос про пение - наводит на мысль, что он уже встречал Руслана или скорее наблюдал, в своей манере, со стороны. Да и после ухода Радуги, какой-то брат был слишком задумчивый и странно на неё поглядывал, как будто хотел что-то спросить. Если бы у неё было побольше свободного времени, она бы его наверняка расколола насчёт всего этого. Девушка улыбнулась... Она займётся этим в ближайшее время.
   Наконец-то десять часов вечера, рабочий день закончен. Выпроводив из клуба последних клиентов, Дана включила сигнализацию и заперла помещение. Попрощалась с охранником. Каково же было её удивление, когда она увидела, что неподалёку её поджидает Анна!
   - Привет... - немного застенчиво сказала Кошка, подойдя к ней.
   - Привет! Что ты здесь делаешь? - откликнулась Дана.
   - Тебя жду... Мне очень одиноко... Пойдём ко мне с ночевкой? Пожалуйста!.. - Анна умоляюще посмотрела на неё. - Мне так ужасно одиноко... Ненавижу быть одна, а особенно спать в одиночестве... В детстве у меня хотя бы были кошки, которые постоянно со мной спали... А сейчас я совсем одна в квартире, это так жутко...
   - Ну хорошо... - поколебавшись, ответила Дана. - Я сейчас напишу тёте и брату смс, чтобы меня не ждали...
   - Знаешь, у меня уже было такое... - задумчиво и печально проговорила Кошка. - Я точно также поджидала с работы подругу, теперь уже бывшую, но не всегда удачно... Мы с ней целое лето были неразлучны, а осенью она исчезла... Я нашла её весной, работающей кассиром в магазине, и стала подкарауливать после работы, уговаривая переночевать у меня... Я так по ней скучала... Мне хотелось снова услышать, как она поёт под гитару... она так душевно пела когда-то... Я поджидала её по несколько часов, приходя за час до закрытия магазина, чтобы не упустить, и ждала ещё час после закрытия, пока из магазина не уходили все... Иногда мне удавалось её поймать, она обещала зайти завтра и я провожала её до автобуса... но потом она снова исчезла... У меня остался только диск с домашней записью её песен...
   - Она была би или лесби? - поинтересовалась Дана.
   - Она была натуралка... Возможно, ей надоело моё слишком нежное к ней отношение, хотя я никогда не приставала... но, возможно, ей было неуютно от моих взглядов... Я слишком к ней привязалась и очень тосковала, хотя между нами ничего не было... просто проводили время вместе...
   - Печально... - отозвалась девушка.
   Идти было совсем не далеко. Когда девушки пришли в квартиру Валеры, где сейчас жила Анна, и расположились на матрасах, заменявших кровать, предварительно приготовив себе чай, они продолжили беседу.
   - Ну как твой Демон? Звонил? Скоро приедет? - спросила Дана.
   - Звонил. Его только недавно перевели из реанимации в общую палату, после операции. А он уже стал сбегать днём из больницы на площадь Ленина, в просторечии Плаху, где все неформалы тусуются, вот тусуется там с ними и просто счастлив, похоже... Даже не хочет возвращаться... Ещё медсестёр ножом пугает, в своём репертуаре...
   - Мдя уж... Рада за него. Тебя вот жалко, сидишь тут одна... Хоть в гости приходи к нам почаще, звони...
   - Да я по аське общаюсь много и по смс в свободное от учёбы время... Вот ночью страшновато одной...
   - Если б не твой ревнивый Демон, я б тебе постояльца подселила... С таким парнишкой познакомилась недавно! В наше захолустье ещё никогда такая птица не залетала, такая яркая личность... просто слов нет... Кибер-гот, зовут Руслан Радуга. Он сюда случайно заехал, вроде как путешествовал, сам из Астрахани.
   - Да уж, кибер-готов у нас в городе точно никогда не было... Интересно было бы на него посмотреть...
   - У нас тут ещё один оригинал появился, ещё один демон и, как ни странно, сразу стал лучшим другом моего необщительного братишки. Я тебе не рассказывала? Может, ты его встречала? Совсем уже взрослый парень, лет примерно 27, называет себя Дивъяр, утверждает, что он демон. Волосы очень длинные, чёрные с рыжим. И контактные линзы, похоже, типа хамелеонов, меняют цвет постоянно. Утверждает ещё, что может путешествовать по чужим снам! Я ему, конечно, не верю, а вот Дамиан ему верит во всём и доверяет полностью... Ну он мне снился, правда, после встречи, но это легко объяснить. Похоже, у чувака способность к внушению...
   - Знаешь, кажется, я тоже видела его во сне... А вот наяву пока не встречала... - задумалась Кошка, и с тоской проговорила: - Кстати, о снах... Мне снится Валера... я так по нему скучаю... хочу увидеть его глаза, его улыбку, гладить его стройное смуглое тело... перебирать и расчёсывать его волосы... целовать его плечи, его руки, прижаться к его спине и уснуть, крепко обняв его... Он у меня такой красивый... особенно глаза и волосы...
   - Вернётся твой Валера, не переживай! - Дана обняла подругу.
   - Знаю... просто соскучилась... - ответила Анна.
   - Мне вот не терпится братишку порасспросить, кажется мне, что он уже встречался с Русланом... А ещё тётя... знаешь, по моему мнению, у неё наверняка есть любовник, у которого она и задерживается... ну не может она так много работать, такого графика ни один человек не выдержит - уходит рано утром, возвращается поздно вечером, каждый день, и всего 2 выходных... похоже, у неё тоже есть какая-то тайна... Когда мы с Русланом сидели на кухне, а он у нас ночевал, кстати, тётя только заглянула туда, когда пришла, поздоровалась, посидела с нами минут десять, попила чай и всё... на большее сил у неё не хватило, похоже... даже не расспрашивала толком, такая была уставшая... ну она всегда уставшая приходит и сразу спать. Вряд ли это она на работе всё время пропадает, не может приличный человек столько работать в наше время добровольно, что-то не то здесь...
   - Да уж, семейка у тебя нескучная! - улыбнулась Кошка.
   - Ага... А теперь давай-ка спать, а то мне рано вставать завтра, надо сдать смену... - зевнула Дана.
   11.01.2011 г. \ последнее редактирование 6.03.2011 г.
  
  
   Глава 35. Тот самый - и что?
  
   Дамиан резко сел на своей кровати и, жадно вслушиваясь в звуки голоса Руслана, сидел в темноте комнаты. Та самая песня... тот самый голос... Это он, Руслан, пел тогда на кладбище!.. Мысли юноши лихорадочно заметались... Выйти на кухню, сказать, что уже слышал его, что его голос ужасно ему понравился? И что с того? Руслан может не так его понять. Ну слышал - и что? ну понравился - твоё дело... Если он не захотел подружиться с Дивъяром, то с чего он может захотеть подружиться с ним, Дамианом? К тому же, похоже, сестрёнка на него глаз положила, зачем мешать...
   Юный гот снова лёг на кровать и долго вслушивался в разговор на кухне, пока не уснул... Разговор был ни о чём и обо всём, как чаще всего и бывает. Он услышал, что Руслан из Астрахани, и оказался в их городке совершенно случайно, по наитию сойдя с поезда... Наверняка это самое наитие подстроил Дивъяр...
   Утром гость ушёл. Когда Дамиан проснулся и выглянул из комнаты, Дана уже уходила на работу, обувалась в прихожей. У него же сегодня занятия в институте начинались с третьей пары. И чего он так рано проснулся? Можно было поспать до 11... Юноша снова лёг, но сна не было... Полежал, вслушиваясь в тишину, и тихонько позвал:
   - Дивъяр!
   - Что? - отозвался голос в голове.
   - Можешь прийти ко мне сейчас?
   - Иду, жди...
   Буквально минут через пять раздался стук в дверь. Открыв дверь, Дамиан тут же оказался в объятиях демона. Дивъяр прижал его к себе так сильно, что юноша чуть не задохнулся - и через мгновение отпустил.
   - Ты меня давно не звал, я уже успел соскучиться! - молодой мужчина (или всё-таки демон? иногда Дамиан не знал, как его воспринимать...), как ни в чём не бывало, расшнуровывал ботинки.
   - И как это ты умудряешься приходить так быстро? - медленно приходя в себя, спросил Дамиан.
   - Думаю, тебе знаком термин "телепортация"? - демон улыбнулся в своей манере. - 5 минут мне потребовалось только на то, чтобы одеться, ты меня из постели вытащил... - он посмотрел на помятый вид юноши. - А ты что, спал не раздеваясь?
   - Пойдём, я всё тебе расскажу...
   Они вошли в комнату Дамиана, Див сбросил плащ в угол и развалился на кровати, юноша присел рядом с ним.
   - Я вчера познакомился с тем кибер-готом, о котором ты рассказывал... а ещё раньше я слышал, как он пел, на кладбище... У него офигенный голос, никогда такого не слышал!.. Вчера Дана привела его прямо сюда...
   - Интересно... - голос демона обволакивал бархатистым, мягким, неподражаемым тембром. - Офигенный голос, значит? Лучше моего?..
   - Я не сравнивал... не знаю... - смущенно пробормотал Дамиан.
   Демон внимательно посмотрел на него, лукаво улыбаясь.
   - Ты наладил с ним контакт, пообщался?
   - Нет... Я спросил, поёт ли он, а он сказал "нет"... а потом я слышал, как он пел для Даны... Они сидели на кухню, а я ушёл в комнату... Я хочу с ним пообщаться, но я не знаю, как к нему подойти, что сказать... вдруг он меня неправильно поймёт.... я же почти ни с кем не общался... Я хотел ему сказать, что мне ужасно понравилось его пение... но ты же знаешь мой характер... - сбивчиво стал объяснять юноша.
   - Надеюсь, ты в него не втюрился? - рассмеялся демон. - А то я заревную!... Что означает "вдруг он неправильно поймёт"?
   - Что ты имеешь в виду? - возмутился, покраснев, Дамиан. - Я не гей!..
   - Я тоже не гей... - промурлыкал, лукаво улыбаясь, Дивъяр. - А тебе знакомо понятие "бисексуал"? Мне это кажется наиболее естественным... Зачем себя ограничивать?
   - У меня есть любимая девушка!
   - С которой ты даже не знаком и, возможно, так и не познакомишься... - подколол его демон.
   Дамиан опустил голову и волосы закрыли его лицо.
   - Прости, я не хотел тебя обидеть... - Дивъяр отвёл рукой волосы и попытался заглянуть ему в глаза.
   - Ничего...- гот грустно улыбнулся. - Это я придаю всему слишком много значения... Зачем мне этот парень?.. Подумаешь, голос красивый...
   - Он очень необычный... необыкновенный... - демон вздохнул. - И очень крепкий орешек... Я уже и не надеюсь заполучить его... Ну и чёрт с ним!..
   Дамиан взял и рассеянно повертел в руках мобильник.
   - Эх... ещё только девять часов... а мне в институт к двенадцати... Мог бы ещё пару часов поспать, а сон не идёт... Чувствую себя разбитым... - пожаловался Дамиан.
   - Ну-ка ложись! - Дивъяр встал с кровати. - В этом я тебе помогу...
   Юноша лёг на кровать и накрылся пледом. Див присел рядом и положил ладонь ему на глаза... Через пару минут Дамиан уже спал.
   Дивъяр сидел рядом и любовался юношей... Тонкие, почти женственные черты лица, нежная бледная кожа, длинные чёрные ресницы, длинные шелковистые, почти чёрные волосы,изящные руки с длинными пальцами, стройная фигура... Такой красивый и совсем неиспорченный, чистый духом, как ребёнок... Как доверчиво он открыл свою душу демону... И этот ребёнок считает себя истинным готом! Сын Ночи... Дитя Тьмы, не познавшее зло... Как такое возможно?.. и можно ли удержаться... Демон вновь лукаво улыбнулся своим мыслям:
   "Мне хотелось бы увидеть твою тёмную сторону, Дамиан... Надеюсь, ты простишь мне небольшой эксперимент..."
   13.01.2011
  
   Глава 36. Зарождение ярости и встреча с противоположностью.
  
   Дамиан был зол... очень зол на себя и весь окружающий мир. Его переполняла ярость и ненависть к тем презренным тварям, которые посмели на него напасть. А ещё он злился и презирал себя за то, что не смог поставить их на место, этих недочеловеков. Он просто тупо сбежал от них. Сбежал, как трусливый заяц, слыша, как они хохочат ему вслед. Лучше бы он принял неравный бой и постарался бы отбиться от них по мере сил!
   Да, их было больше, а он совсем не умел драться, он бы не смог их победить... Но он бы больше уважал себя тогда, даже будучи избитым, он бы хоть попытался противостоять им! А сейчас юноша презирал себя за трусость, за то, что сбежал. В нём кипела ярость...
   Он даже не сообразил призвать на помощь своего демона и теперь злился и на него, что тот не появился сам. Когда надо - не дождёшься, а когда не надо - пожалуйста!
   Гот наткнулся на компанию гопников, когда шёл домой из института. Хотя он и был одет обычно, как всё, и волосы были собраны в хвост и спрятаны под одежду, но они всё равно прицепились... На самом деле, ему повезло, что они не погнались за ним и не побили, только припугнули, шуганули. Но он считал, что должен был постоять за себя, за свою честь, он же мужчина, в конце концов!..
   Придя домой, Дамиан взял шурупы, напильник и старые мамины кожаные сапоги и закрылся в своей комнате. Чтобы ничего не отвлекало, он заткнул уши наушниками и включил на всю катушку музыку в плеере, сегодня он закинул туда Cradle of Filth, как раз под настроение... Весь вечер и половину ночи он вырезал из сапог полоски кожи, вставлял в них и обтачивал в виде шипов шурупы. Гот сделал себе два напульсника, густо усеянных самодельными шипами, острыми, как шила. И ещё сшил из двойной полоски толстой кожи, усыпанной сверху шипами из шурупов, нечто вроде кастета, надевающегося на пальцы. Его юноша положил в карман, а напульсники одел под свитер, спрятав под рукавами. Теперь он никуда не выйдет без этого вооружения!
   Злость на себя и на этих недочеловеков-гопников поселилась внутри него и жгла его сердце так же, как раньше тоска и наравне с извечной его тоской. Дамиан уже жаждал встретиться с ними и подраться. Мечтал, как он их располосует своими шипами... Ему снились какие-то смутные кровавые сны, напоминающие просмотренный не так давно фильм "Колыбель кошмаров", в которых он был на месте главного героя фильма. Но, как назло, гопники не попадались больше у него на пути.
   Гот ещё больше замкнулся в себе, игнорируя сестру, которая пыталась вытащить его на разговор. Он запирался в комнате сразу как приходил домой, и целыми вечерами слушал музыку, отгораживаясь ею ото всех. Мечты о мести вытеснили даже мысли о кибер-готе...
   Через несколько дней он нарочно пошёл туда, куда раньше не ходил, в противоположную от кладбища сторону. Уже было довольно тепло, сугробы таяли, превратившись в грязные чёрно-серые кучи, полные разнообразного мусора. Даже не верилось, что когда-то они были белоснежными. Дамиан ненавидел весну, потому что она обнажала самое неприглядное. Вокруг вытаивали из снега трупы животных, экскременты, в грязных лужах плавал различный мусор в неимоверных количествах. Весна...
   Над городом сплошным пологом повисли тяжёлые серые тучи, из них сеял моросящий дождь, больше похожий на водяную пыль. Под ногами хлюпали грязные лужи, по краям дороги лежали ещё более грязные полуистаившие кучи чёрного снега вперемешку с мусором.
   Дамиан так хотел драки, чтоб освободиться от снедавшей его ярости, что ему было безразлично даже, победит он в драке или будет побеждён, он просто хотел бить этих презренных недочеловеков, исполосовать их своими заточенными шипами, выпустить эту ярость, выдавить из себя страх перед ними. Юноша даже не хотел призывать на помощь Дивъяра. Хотя прошлый раз он просто сразу не сообразил...
   Сейчас Дамиан сам хотел нарваться на драку, он даже оделся так, как одевался только идя ночью гулять по кладбищу - чёрный кожаный плащ, распущенные волосы... и полубезумный взгляд... Прохожие испуганно шарахались от него.
   Вдруг его обогнала какая-то девчонка, сначала летящим шагом, а потом вдруг побежала, смеясь, закружилась, запрокинув голову к небу и, как будто в ответ ей , в облаках образовался разрыв, сквозь который проглянул солнечный луч, заиграв в её распущенных длинных золотисто-русых волосах, усеянных водной пылью, как искорками-бисеринками. Дождь под солнечным лучом заблестел золотом. Девчонка вновь счастливо засмеялась, закружилась, восторженно глядя в небо, глаза её сияли, бледно-перламутровая курточка тоже заблестела под солнцем. Она напоминала фею... Юноша невольно замедлил шаг и залюбовался ею. Вроде бы обыкновенная с виду девчонка лет 15-16, курносая, голубоглазая, круглолицая,невысокая, не очень-то стройная... Только волосы длинные-длинные, ниже пояса, немного вьющиеся, золотистые. И вся она как будто светится, лучится счастьем и радостью. Раскинув руки, она побежала навстречу ветру... и налетела на двух не совсем трезвых субъектов.
   - Ути, какая пташка попалась! - загоготал один из них, схватив её. Девчушка растерянно глядела на них, не зная, как себя вести.
   - Отпустите... - пискнула она.
   "Гопники... вот и они, наконец-то!" - в глазах гота вспыхнула ярость и предвкушение мести. Теперь-то он отмстит за свой страх и своё позорное бегство!
   Он вытащил из кармана и надел свой шипастый кастет, высвободил из-под рукавов напульсники, слегка загнув рукава... Подошёл ближе...
   - Отпустите девушку! - потребовал он, глядя на них горящими глазами.
   - А ты ещё кто такой? - послышалось в ответ.
   - Я - гот! А вот вы кто такие? - прорычал Дамиан, угрожающе подняв кулак так, что стали видны длинные острые шипы, и сверкая полубезумным взглядом. Так явно он жаждал драки и такая ярость горела в его глазах, что те отшатнулись, выпустив девушку.
   - Да она сама на нас налетела... Нужна нам твоя девка... - забормотал один.
   - Псих какой-то! - проворчал другой и, обхватив за плечи своего друга, потащил его прочь. - Чего со психом-то связываться...
   Юноша разочарованно посмотрел им вслед и повернулся к девушке, которая с интересом его разглядывала.
   - Мы ещё встретимся! - прокричал ему в спину один из отошедших на безопасное расстояние мужиков.
   "Ага! Вдвоём, значит, побоялись связываться! Они только впятером на одного могут, или всемером..." - со злостью подумал он.
   - Привет... - сказала ему девушка, улыбаясь; видно было, что она совсем его не боится. - Как тебя зовут? Спасибо, что отогнал их! Не люблю пьяных...
   Даже теперь, когда появившееся на минуту солнце снова скрылось в серых тучах, она всё равно как будто светилась и излучала положительную энергию. Абсолютная противоположность ему - светлая, как будто солнечная, лучащаяся, радостная... Гот же был похож на большого чёрного ворона, полон ярости и тоски.
   - Меня зовут Дамиан... - ответил юноша, разглядывая её.
   Вроде бы обыкновенная девушка, не слишком красивая, без косметики, почти ребёнок ещё... но такая милая и отчего-то притягательная...
   - А меня зовут Мила! - девушка, улыбаясь, протянула ему руку.
   - Мила... красивое имя, тебе идёт! - он пожал её руку.
   - Знаешь, ты похож на вампира из фильмов! Первый раз такого вижу! - засмеялась она.
   Говорят, противоположности притягиваются, и юноша почему-то никак не мог просто уйти от неё...
   - А ты похожа на фею... - ответил он, удивляясь себе. - Можно проводить тебя до дома?..
   19.01.2011 г.
  
   Глава 37. Познание зла.
  
   Дамиан снова шёл по тёмной улице летящим шагом. Тёплый апрельский ветер раздувал его волосы и его плащ, как крылья. Огонь горел внутри него и в его глазах... Глубокая ночь, его любимое время, и на улицах - никого.
   Гот подошёл к Старому кладбищу, огляделся, усмехнулся и нырнул в заросли. Запах влажной земли, упругие ветки с набухшими и начавшими разворачиваться почками, влажная прошлогодняя листва пружинит под ногами... Он прошёл далеко вглубь, туда, где его точно не побеспокоят... Взобрался с ногами на столик, сел и, отыскав взглядом луну, улыбнулся ей. Улыбка вышла кривоватой и мрачной. Его переполняли тяжёлые думы, особенно после встречи со своей противоположностью, с этой солнечной девушкой-ребёнком.
   Юноша думал, кто же он на самом деле, и что он значит в этом мире? Для чего он здесь?.. Кто он такой?.. Он как будто смотрел на себя со стороны и осознавал, каким ребёнком он был до этого времени... Наивный романтик, идеалист... Сейчас что-то внутри него, в его душе, перегорало, мучительно и больно. Дитя Тьмы... Что он для Тьмы? и что такое Тьма для него?.. Тьма - мать всего, живая, тёплая... Дамиан никогда её не боялся и она оберегала его от всего и всех. В неё он заворачивался, как в кокон, отгораживаясь от внешнего мира... Сын Тьмы, не знающий зла, не верящий в смерть... Пришла пора выбраться из материнской утробы... и познать зло... Тёмный огонь в его глазах вспыхнул и его улыбка стала страшным оскалом. Ему хотелось впиться в кого-то клыками и разрывать живое мясо, проливая кровь... Пришла пора познать зло...
   - Брат, ты чувствуешь это? - вопросил он в темноту.
   - Я чувствую... То, что происходит в тебе, пугает даже меня... Мать Тьма призвала тебя на службу... - Демон материализовался неподалёку. - Ты уверен в своём желании?
   - Уверен. Кто-то должен этим заняться. Кто-то должен очистить город! - Взгляд гота упал на развороченную, разрытую могилу неподалёку; на Старом кладбище было много таких могил, и никто не знал, кто их разрывает; казалось, перевёрнутый памятник и перерытая комковатая земля прикрывают провал - путь в преисподнюю, жадно раскрытый рот... - Каждая из таких развороченных могил будет восстановлена и примет в себя нового мертвеца... Ты поможешь мне. Узнай, есть ли поблизости одна из этих тварей в человеческом обличье? - Голос юноши зазвучал странно, холодно и властно... чуждо... как будто это кто-то другой говорил его устами...
   Дивъяру даже стало немного не по себе и он поёжился, настолько всё это было не похоже на прежнего Дамиана... Потом он ненадолго задумался, погрузившись в себя и телепатически сканируя окружающее пространство.
   Да, - проговорил он наконец. - Тварь, которую давно следует упокоить. Садист, периодически избивающий свою жену и маленького ребёнка. Сейчас он насилует свою падчерицу, которой едва исполнилось двенадцать...
   - Ты сможешь привести его сюда? - холодно прервал его Дамиан, ярость в его глазах заплескалась расплавленным металлом.
   - Скоро он придёт сюда сам, как скот на убой... Его разумом легко управлять, его личность похожа на полуразложившийся труп... если можно сказать, что у него вообще есть личность! - Демон брезгливо передёрнулся. - Тебе понадобится вот это... А я пока подготовлю могилу... - Он протянул готу тонкие кожаные перчатки и кривой жертвенный нож, рукоять которого украшал большой гладкий красный камень, светящийся изнутри кровавым светом, и множество каких-то рун и знаков. Отодвинул остатки памятника и стал углублять развороченную, полураскопанную могилу вытащенной откуда-то лопатой. Дамиан любовался ножом, подняв его к свету луны и наблюдая смешение серебристых лунных лучей с кровавым сиянием странного камня в рукояти... Потом вдруг прислушался к чему-то...
   - Пора! - сказал демон и исчез в зарослях.
   Дамиан был отстранён, спокоен и уверен. Мать Тьма указала ему на его миссию, которая оправдает его существование. Он сделает свой город чище... Юноша включил в плеере музыку группы Cradle of Filth, воткнул в ухо один наушник, натянул перчатки и стал ждать... Скоро из кустарника показался полуодетый мужик с бессмысленным, затуманенным взглядом. Позади шёл Дивъяр, он же уложил не сопротивляющееся тело на столик и крепко привязал, заткнул ему рот какой-то тряпкой. И щёлкнул пальцами. Взгляд мужика стал осмысленным, он непонимающе огляделся вокруг, и в его водянистых глазах заплескался ужас, он забился и замычал.
   Гот спокойно подошёл и оглядел жертву. Срезал остатки одежды, полностью обнажив рыхлое тело. Отстранённо понаблюдал за попытками мужика освободиться. Столик скрипел и сыпал трухой, но его металлическая основа была вкопана в землю и крепко держалась. Парень размахнулся и глубоко вонзил нож в плечо жертвы, с силой провёл вниз по руке, распластывая мышцы. Мужик замычал и забился сильнее. Тёмная кровь стекала на землю, нож, испив крови, ещё ярче засиял кроваво-красным камнем, впиваясь в тело легко, как в масло.
   - Ты знаешь, что заслужил, - произнёс гот. - То, что я с тобой сделаю, не искупит и десятой части той боли, которую ты причинил другим. Земля примет тебя и очистит.
   Он проделал то же самое со второй рукой и ногами, распарывая плоть, разрезая мышцы, лишая жертву возможности двигаться. Нож светился кровавым светом всё ярче и практически сам уже начинал управлять держащей его рукой, вырезая на белой рыхлой груди перевёрнутую пентаграмму и ещё какие-то символы... Наконец, он воткнул нож в сердце обмякающего тела и оставил там. Отошёл и посмотрел отстранённо на дело рук своих.
   Дивъяр отвязал тело со стола, отнёс и бросил в приготовленную могилу, быстро закопал, и поставил на место памятник. Потом посмотрел на небо и поднял руки. Поднялся ветер. Откуда-то появились тучи и стал накрапывать дождь, превратившийся в быстрый весенний ливень. Дождь смыл все следы и омыл их кожаную одежду.
   - Этот подонок пополнит списки пропавших без вести и больше никому не сможет причинить вреда! - Дивъяр стянул с рук Дамиана перчатки и бросил в свою торбу, куда ещё раньше перекочевал и вынутый из трупа нож. Сжал холодные пальцы юноши. - Ты всё правильно сделал, братишка, идём!
   Всё также держа за руку, он довёл безучастно слушающего музыку Дамиана до дома. Юноша чувствовал себя опустошённым и выжатым. И очень уставшим... Он даже не чувствовал холода, сковавшего его тело, потому что ещё раньше холод сковал его душу...
   Дивъяр смотрел на него обеспокоенно и думал уже, что зря всё это затеял... Что-то не так... Что-то ему во всём этом не нравилось... Хотя начиналось всё как раз так, как он задумал. Но глядя на юношу сейчас, он стал опасаться, а выдержит ли хрупкая человеческая психика?.. Нет, зря он это всё затеял... Он всё больше опасался потерять юного гота...
   - Ты забудешь всё это, как страшный сон, пока не придёт время вспомнить... А я пока займусь той девочкой, которую изломал этот подонок, ей тоже будет лучше всё забыть... - Демон приподнял за подбородок голову Дамиана и заглянул в его потускневшие глаза, а потом а потом крепко обнял, прижав к своему горячему телу его холодное и не сопротивляющееся. А затем медленно и нежно поцеловал юношу в губы, так, что в безучастных и отрешённых глазах его зажглось удивление, а на бледных щеках заиграл горячий румянец. - Это ты тоже забудешь! Всё было только сном! - и демон подтолкнул юношу к подъезду.
   Дамиан уснул, едва успев раздеться, и проспал весь день. К тому же он простыл и у него поднялась температура, так что он практически не вылазил из кровати ещё сутки. Гот действительно забыл почти всё, смутно помнил только, что ходил на кладбище, встретил там Дивъяра и они попали под дождь... От переполнявшей его тёмной ярости не осталось и следа, его новое "Я" пока уснуло в тёмных глубинах подсознания... Но ему стали сниться кошмары, что-то странное и страшное чудилось, стоило ему только закрыть глаза... Он чувствовал, что произошло - или происходит - что-то действительно страшное и странное, что-то жуткое... и эти ужасные кошмары...
   12.01.2011
  
   Глава 38. Лихорадка и бред...
  
   Он метался в постели в лихорадке. Наплывы жара сменялись ознобом, как если бы его окатывали вдруг ледяной водой. Юноша находился на грани реальности и сна... бредового, страшного сна... Такое состояние не было похоже на обычную простуду, его сестра даже стала опасаться, не подхватил ли он воспаление лёгких. Но он сам чувствовал, что дело не в телесной болезни...
   "Это что-то нервическое... что-то произошло... что-то страшное... но я ничего не помню..." - шептал он пересохшими губами, схватив руку сестры своей горячей рукой.
   Гот проваливался в волны кошмаров, полных бредовых образов, и тут же выныривал в полном сознании, впиваясь страшно сверкавшими глазами в лицо Даны, не отходившей от его кровати. Он не отпускал её руку и постоянно что-то шептал... Голос у него почти совсем пропал и шёпот не всегда можно было разобрать.
   Дамиан шептал что-то бредовое, что ему страшно, что он боится себя, что в нём скрывается что-то ужасное... бушует тьма... тёмная сторона получила слишком много энергии... и всё в том же духе...
   Дана никогда не переживала более ужасных часов, ей было страшно, как никогда... Она боялась, что брат сойдёт с ума или умрёт...
   Когда, наконец, с работы пришла её тётя, мама Дамиана, она тоже испугалась, заметалась по квартире, вызвала скорую... Врачи поставили ему какой-то укол и сказали, что нужно везти в больницу... В это время он снова пришёл в сознание и со страшным криком-хрипом набросился на них, буквально вышвырнув всех из своей комнаты, и заперся... Вспышка неистовой силы сменилась слабостью, и он сполз по двери на пол. Мать и сестра колотили по двери с той стороны, умоляя впустить... Ему было страшно, но он не хотел в больницу... чувствовал, что ему нельзя находиться среди людей... иначе случится что-то ужасное... Единственный, кто может ему помочь, это Дивъяр.
   - Дивъяр... Дивъяр... Дивъяр... - зашептал он.
   И вдруг с ужасом понял, что кто-то пытается выбить, выломать дверь в его комнату.
   - Нет... нет... нельзя... - в страхе шептал он, и вдруг закричал хриплым, сорванным, страшным голосом: - Дивъяр! Помоги мне!
   Сознание угасало, но он почувствовал, что в коридоре что-то изменилось, дверь перестали ломать и вдруг тихо щёлкнул замок... Дверь открылась , и его подхватили сильные мужские руки... кто-то такой родной и знакомый прижал его к себе и властно сказал остальным:
   - Оставьте нас! Я о нём позабочусь...
   Сознание покинуло Дамиана...
   21.01.2011
  
   Глава 39. Страшная ночь.
  
   Дана была испугана, как никогда в жизни. Ей казалось, что двоюродный братишка сходит с ума. Он метался, хрипло шептал что-то невообразимое, крепко сжимал её руку своей горячей, как огонь, рукой, то проваливаясь в беспамятство, то впиваясь в неё горящими, страшно сверкающими глазами, которые, из-за чёрных кругов вокруг, казались неестественно огромными. Он пугал её всё больше своим видом и поведением. Температура не сбивалась никакими таблетками. Пришедшая тётя тоже ужасно испугалась, а когда он выкинул их всех из комнаты, вместе с врачами приехавшей скорой помощи, и заперся, они испугались за него ещё больше. И не нашли ничего лучшего, как ломать дверь. Вдруг раздавшийся из-за двери страшный крик Дамиана будто мгновенно призвал демона...
   В незакрытую входную дверь влетел Дивъяр и отпихнул их от двери в комнату Дамиана. Каким-то образом он сумел быстро открыть замок.
   "Неужели у него есть ключ? - подумала Дана. - Может, у него есть и ключ от квартиры? Брат слишком уж ему доверяет... А мне вот ключ от своей комнаты не доверил..."
   Просочившись в комнату через приоткрытую дверь, он сразу подхватил на руки потерявшего сознание, лежавшего на полу возле двери Дамиана и крепко прижал к себе. Сверкнув на них глазами, буквально приказал:
   - Оставьте нас! Я сам о нём позабочусь!
   И, удивляясь себе, они с тётей подчинились и удалились на кухню, а врачи сразу уехали... На кухне сели за чай, чтоб хоть немного успокоиться, и Дана рассказала тёте про Дивъяра.
   - Ну раз Дёмочка ему так доверяет, то друг, наверное, сможет успокоить его... Надеюсь, он хорошо на Демьяна повлияет...
   Дана только недоверчиво хмыкнула в ответ. В квартире воцарилась тишина... Тогда они решились заглянуть в комнату Дамиана... Парни спали, крепко обнявшись, на кровати...
   - Ну вот и хорошо... - сказала тётя. - Нам тоже тогда спать надо ложиться...
   21-26.01.2011
  
   Глава 40. Снова гости.
   (Не_Вещий Не_Олег *Рина Костина* и Lord De Silent)
  
   Руслан открыл глаза - уши начал жутко раздражать писк мобильного телефона. Парень нащупал аппарат у кровати, и, вздохнув, взглянул на экран.
   На дисплее высвечивался анимированный конверт, значащий о приходе новой смс-ки. При чём номер был с астраханским кодом...
   Руслан открыл сообщение.
   "Объясни мне нормально, где ты находишься?"
   Руслан, вздохнув, напечатал полный отчёт о том, как добраться до этой дали.
   Следующим сообщением пришло.
   "Ок. Жди гостей"
   Руслан вскочил с кровати.
   - Так, стоп, стоп, стоп! - зашептал он. Смс с отказом не отправлялись, прерывались на середине. Парень решил позвонить, но противный голос диспетчера объяснил ему, что соединение невозможно из-за нехватки денег на счету...
   Парень прильнул лбом к холодному стеклу.
   - Шикарно... заманил ещё одного человека сюда... какой кошмар...
   Сон больше не приходил. Парень сидел у окна и курил свои электронные сигареты. Сон вернулся только часам к пяти утра.
   Следующее пробуждение снова было под писк смс-ки.
   "Через час встречай гостя"
   ***
   На часах был где-то час дня.
   "Черт знает что, а не место, вот занесли его черти... сюда..." Парень облокотился, головой, на грязное стекло поезда. Мысли о чем могло привлечь Руслана это место, не покидали его уже несколько часов, с того момента, как весь состав трясся по окраине этого, на его взгляд, колхоза...
   Сане больше по душе были большие города, хотя Астрахань таковой назвать нельзя было. Но все же, по сравнению с унылым пейзажем, что прослеживался за окном, родная Затрахань казалась просто мегаполисом, почему, он сам себе объяснить не мог...
   На улице было хмуро, казалось, погода не улучшится на весь ближайший день, небо затянуло одной тучей, и почему-то раздулся ветер, хотя сейчас ранняя весна, а в этих краях такого ветра обычно не наблюдалось...
   Из коридора, в купе, выглянула молодая проводница. Она уже не раз заходила сюда по любому дурацкому поводу. И сейчас, как обычно, глядя на Саню, сообщила, что через полчаса его станция, на что тот в свою очередь снова уткнулся в окно, не проронив ни звука.
   Она, почему то осталась возле двери в купе, пытаясь, наконец, разглядеть подробнее такого странного парня.
   На лицо он был симпатичным, тонкие его черты подчеркивали обесцвеченные походу не раз волосы, с фиолетовыми концами по краям, длинною они были где-то до плеч, и подстрижены тоже были странно. На нем был полосатый пиджак в широкую черно-белую полоску, желтая футболка и, непонятно для чего, синий галстук, так же на нем были светло синие джинсы, потертые и порванные, видимо, под стиль, с пояса свисали три разноцветные цепи, желтого, красного, и оранжевого цвета... на ногах он носил остроносые туфли, походу весьма дорогие, как и перстни на его руках.
   Единственным по её мнению оказался лишним небольшой талисман который висел у него на шее, на длинной цепи. На её взгляд золото в присутствии всего этого нефорМатного стиля смотрелось весьма смешно.
   - В чем дело? - вдруг донесся до неё голос из открытого купе. Только сейчас она заметила, что невольно смеется над парнем.
   - Ничего, - растерянно прошептала она...
   - Оставьте меня одного... - проскрипел сквозь зубы Саня. Он снова отвернулся к стеклу, нервно поправляя волосы, чем открыл для неё, еще одну шокирующую вещь. Правое ухо его было исколото от края до карая, часть была в кольцах, другая просто в шариках от пирсингов, как потом выяснилось над вторым ухом "поиздевались" так же...
   Проводница еще пару секунд постояла возле двери, после чего ушла сопровождаемая испепеляющим взглядом Сани, которому она походу уже действовала на нервы.
   Саня посмотрел на часы:
   - Мать вашу! Неужели опаздываем?
   За окном не менялся пейзаж, на лицо не было пока что и признаков города или каких-либо строений, хотя бы напоминающих город. Вспомнив о том, что на улице холодно он решил достать что-нибудь потеплее. Открыв дорожную сумку он спрятал туда пиджак, в этот момент его порадовало то, что он один в купе, светить своей татуировкой он не любил, хотя от сам татухи тащился, не раз вспоминая как целую неделю кутил с друзьями только по поводу, что её наколол. От левой лопатки до правой руки были наколоты ветки дерева, которые спускались аж до кончиков пальцев. Татуха была просто черной, но создавалось ощущение, что она играет цветами.
   И все же покопавшись в сумке, он вытащил оттуда жакет такого же полосатого раскраса, не хуже чем пиджак. Посмеявшись с себя, он надел его, подшучивая, что все должно сочетаться.
   Поезд остановился. Саня глянул за окно, но ничего толком не увидел, кроме стандартного пейзажа, что он наблюдал не один час.
   С дверь постучали.
   - Войдите! - крикнул Саня, как то не естественно громко, после чего задел себя рукой по пирсингу в губе. Держась за лицо он увидел как зашла та же самая проводница.
   - Уже приехали! - сказала она наигранно улыбаясь
   - Как приехали, тут же пустырь, - указала Саня на окно...
   - Ваши окна с другой стороны станции, - сказала девушка, медленно направившись к двери.
   Схватив сумку, Саня чуть ли не бегом вылетел из купе, навернувшись на коврике в вагоне. Со скрипом открылась дверь в тамбур, там уже стояла та же самая девушка уже возле открытой двери на улицу. Не успел Саня выйти как она остановила его, дав в руки какую-то записку. Саня моментально глянул на неё, там был написан номер и имя "Лена". Глянув одним глазом, выбившимся из под челки на неё, он быстро передал ей записку обратно, выпалив фразу:
   - Мой парень будет против!
   После чего в приступе смеха спрыгнул с лестнице вагона, вспоминая её последний взгляд.
   Как оказалось станция тут вовсе не пустая, и выглядит очень даже прилично... Народу была туча, так, что невозможно было определить где кто.
   Он оглянулся по сторонам, не замечая, как оглядываются на него все остальные,... после чего услышал громкий крик с другой стороны вокзала:
   - САНЕК Я ЗДЕСЬ!!!
   Саня оглянулся, видя вдалеке машущую фигуру. На секунду он впал в ступор, перебирая весь матерный словарный потенциал в голове
   - Чё за?... какого... да... БЛЯ!!! Ну, бля тебе капец!"
   Обычный шум станции прервал истошный вопль :
   - ТЫ ЧТО С СОБОЙ СДЕЛАЛ, ДЕБИЛ?!
   Руслан не знал, что ему ответить стоит ли бежать, потому что Саня как то подозрительно быстро движется в его сторону, то ли стоять и ждать... но опять таки, Саня подозрительно быстро движется в его сторону!!!
   Саня не просто шел, а уже бежал, причем, не переставая крыть все десятиэтажным матом, в следствии чего привлекая к себе чужие взгляды...
   Видя режущий без ножа взгляд Сани, который уже приблизился на весьма опасное расстояние, которое называется "отступать некуда" Руслан невольно сделал пару шагов, назад... смотря, как эта истеричка орет не него...
   - Мать твою! Какой дебил, с тобой дебилом это сделала?!! Что с волосами? Ты себя в зеркале видел?!
   - Не ори на меня! Видел я себя! - не менее громко закричал на друга Руслан. Потом, вздохнув, тихо сказал. - Так нормально же всё. Вроде...
   - Для сельской местности да! Три месяца тебя не было, за три месяца так деградировать... У меня бы при большом желании не получилось... - Саня вздохнул, словно переводя дыхание. Снова глянул на Руслана - С чего такие перемены?
   - Да какие перемены? Всё те же короткие волосы, синий цвет, между прочим, специально с ГотикСтайла МаникПаник заказывал! - Руслан встал, уперев руки в бока. - Всё по хардкору, как мы любим. Ну, подумаешь, не похож я больше не попугая, что ж теперь? И вообще... - Руслан вздохнул. Кивнул в сторону небольшого города, простиравшегося позади станции. - Ты эту деревню видел? Там даже НейлМарта нет...
   - У меня вопрос: какие черти тебя завели в эту деревню? Это только во-первых... во-вторых, ты забыл, кем ты был в городе? Может ты и всех нас забыл? Тебя на работе искали, между прочим, не один день... Ты лицо фирмы, теперь если что... - Саня достал из сумки какой-то журнал, вручая его Руслану, на обложке которого была его фотка с одной из фотосессий. - Так что, возвращай свой внешний вид обратно, и вали отсюда тоже!
   - Сашка. Обойдёшься! - Руслан, мельком взглянув на обложку, скривился. - Я устал. Я зае... мучался. Мне надоел наш город, эти бешеные больные люди, всё там идиотское. Кому я нужен был бы, если бы не вот эти и вон те фальшивки? Саш. Ты сам на хрена сюда приехал? Устраивать мне скандалы посреди станции? Прости, но мне этого на работе хватает - шеф лютует не хуже, чем ты во время показов.
   Саня на секунду уткнулся куда то в сторону, тяжело вздыхая...
   - Сюда я приехал, чтоб удостовериться, что это ты жив, а не призрак со мной по телефону говорит... Наши уже реально тебе похоронили... - после этих слов он улыбнулся... - Даже помянули... ну это были бы не наши черти... сам знаешь...
   Руслан язвительно улыбнулся.
   - Кажется, я скоро начну коллекционировать гробы... ну да всё херня. Ты знаешь... я сам уже не рад, что сюда приехал. Тут всё так серо... мерзко... противно... тут нет ярких людей... если неформалы, то все поголовно бухают на кладбище. Никакого взрослого подхода к фэшену...
   Руслан замолчал на половине предложения. У него загорелись глаза, губы расползлись в ухмылке, он оглянулся на друга.
   - Всё прям так, как в Астрахани до нашей деятельности...
   Снова тишина. Руслан лукаво смотрит на друга, сдерживая улыбку.
   Саня посмотрел на него из-под челки точно таким же лукавым взглядом.
   - Я не ошибаюсь или я читаю твои мысли? - с некой опаской переспросил Саша, сам не замечая огоньки фейерверка в глазах, которые устроили тараканы в его мозгу.
   Руслан удовлетворённо захихикал, правда, это было больше похоже на что-то зловещее.
   - Читаешь, друг. Но начнём, пожалуй, с поиска квартиры. Что ты так смотришь на меня? Да, я жил в общаге! Последние двое суток... а до этого меня снова пытались затянуть в быт, - Руслан сделал вид, что его стошнило. - Как видишь, не особо успешно. Так вот. Сумку через плечо и пошли!
   ***
   Квартиру друзья нашли на удивление быстро - видимо, Саша привёз из Астрахани не только себя, но и ауру удачливости.
   Квартира досталась им почти за гроши, сдавали её какие-то пьяницы, хотя в весьма приличном дворе весьма приличного дома.
   Но вот...
   - У тебя с собой вообще деньги есть? - Руслан повернулся к другу. - Ибо у меня по всем запасникам только тысяч десять... а холупу в божеский вид приводить надо...
   И в правда, в квартире были абсолютно белые стены, старые дряхлые рамы, небольшой старый телевизор, шкаф и диван... учитывая, что квартира была двухкомнатной...
   Пожалуй, в нормальном состоянии была только кухня, и то, потому что ей, скорее всего, не пользовались.
   Груды мусора в углу тоже не оставляли эстетическое чувство обоих друзей не тронутым.
   - Ну, это если не считать карточки, - почесав затылок, протянул кибер-гот.
   Саня без сожаления кинул сумку на грязный пол, начав рыться в её дебрях. От туда он достал пачку денег, мило склеенных лентой бумаги.
   - Думаю, этого хватит... не смотри что так много всего тысяч семьдесят, просто разменяны мелко..., первое время протянем...
   Он протянул деньги другу, и пнув сумку в сторону пошел по комнатам осматривать запущенность территории...
   - Ммммда... ремонт тут нужен будет... причем капитальный, ну хотя бы для начала мусор вынести весь, и то, боюсь, займет целый день...
   Саня стоял посреди комнаты уткнув руки в боки, после чего резко скривился, словно мурашки побежали по телу, это было естественно зная его маньяческую страсть к чистоте...
   - Так... давай сразу делить комнаты... тебе какую?
   Руслан махнул рукой в сторону пустой комнаты, где кроме ремонтного мусора, бутылок и прочего хлама, не было ничего. Парни закатали рукава и, включив свой обоюдно любимый Биопсихоз на обоих телефонах, приняли убираться.
   Как и предсказывал Саня, с уборкой друзья закончили только в десять вечера.
   - Фууух, наааа хер... - рухнув на старый, скрипящий диван, выдохнул Руслан. - Слушай... а жрать-то хочется... ты помнишь, тут рядом есть хотя бы намёк на круглосуточные магазины? Я вроде видел один. За углом. Давай сгоняем? Или кто-то один?
   - Пойдем вместе, мне одному впадлу... да и не знаю я этот колхоз, еще потеряюсь, да и смотрю... - Саня выглянул из окна - ...тут *уева туча отморозков, у меня же руки зачешутся...
   Он улыбнулся, поворачиваясь к другу
   - Пойдем вместе, подержишь меня, если кидаться буду на всех...
   Заметив некоторое непонимание на лице Руслана, он добавил
   - Работа не хуже чем тебя выбешивает.
   Руслан хмыкнул, вставая с дивана.
   - Поверь. Они сами на кого угодно кинутся. Мне тут недавно пришлось самому свою жопу спасать, а ещё и парня одного. Нет, тому бы пройти, а он, видите ли, увидел, что я, такой мелкий и хрупкий, в кругу гопоты оказался. Решил поиграть в супермена, спасти меня! Угу... в итоге я всех ножиком и запугал... ну помнишь, ножик, который мне Ю... забыли имя, дарила?
   Саня передёрнулся, смотря на друга многообещающим взглядом.
   Друзья вышли из квартиры, направились к магазину. Уже на обратном пути, у входа в подъезд, парни столкнулись с небольшой компанией малолетней пьяной шпаны.
   Стандартная картина - упитые вдрызг мальчишки и девчонки, смакующие дешёвые сигаретки, травящие какие-то жутко пошлые анекдоты...
   - Эй, эмо что ли? - крикнул в спину Саше какой-то малолетний дебил.
   - Бляяяя! - протянул Саня облокачиваясь на дверь. - Ну, блин, люди! Вы по оригинальней ничего придумать можете?! Нет бля, треш я нахуй! - отодвинув мелкого от ступеньки, Саня направился вверх по лестнице, сопровождаемый убийственными взглядами мелочи, и совершенно спокойным друга.
   Руслан хмыкнул. Его синие волосы в темноте были не так заметны, так что к нему мелочь не особо пристала.
   - Пидорасы! - крик в лифт.
   - УГАДАЛИ!!! - Руслан и Саша в два голоса ответили мелким. Лопасти лифта закрылись, и двое парней мигом захохотали.
   - Это капец, просто. Говорят, дружбы женской не бывает. А если есть мужская, то сразу - пидоры, - пожал плечами Руслан, заходя в квартиру. - Ну да всё херня.
   ***
   Спать им пришлось обоим на одном диване. На жутко твёрдом, ветхом, скрипящем диване. Руслан постоянно ворочался, не мог найти себе место. Наконец, встал, натянул куртку и вышел на балкон, который, кстати, был на удивление пустым. Затянулся своими великими электрическими сигаретами. Он смотрел на город, небольшие дома и вспоминал Астрахань. Он уже не просто скучал, а жутко тосковал по ней, готов был выть, но что-то упорно держало его тут, в этом городе.
   - Тоже ни черта не спится на этом диване? Мне лично кости жалко, лучше в ванне посплю, - за спиной послышался голос Санька. На лице у него читалась дикая усталость, а на голове просто пи*ец... Он вышел так же на балкон, закуривая свои вечные Diablo.
   Руслан ухмыльнулся.
   - У меня такое ощущение, что я трус, я просто сбежал от проблем, - задумчиво протянул Руслан. - Тогда, зимой. И ведь вроде всё хорошо было, проблемы-то какие? Да никаких. Любимая работа, деньги, известность. Нет, мне захотелось приключений.
   Руслан сел на балконный бордюр.
   - Я когда приехал сюда, сразу же фурор произвёл. Мол, яркий такой, необычный. Это меня жутко бесить стало. Потом встретился с девушкой... Аня, вроде бы... погоняло Химера. Да, они не отличаются оригинальностью... так вот... жил у неё, вроде как влюбился... знаешь, мне тогда мозги затуманило, я думал, всё, тут остаюсь, это то, что надо. Красивая жена, работа продавцом-консультантом, небольшой город, потом детишки, прочее бла-бла-бла... а потом, когда посуду мыл, вспомнил нас. Всех нас, наши тусовки, эти яркие вспышки фотоаппаратов, презентации, вкус дорогого алкоголя. Красивая жизнь - это наркотик, она впивается в кровь, вгрызается в кости. Но я... я почему-то всё ещё хочу остаться тут. Как будто бы я только тут смог исполнить свою давнюю мечту - уйти, что бы потом вернутся с шиком и блеском.
   Саня облокотился на балкон...
   - Ну так теперь отступать некуда... Один фиг у нас теперь есть чем заняться... да и выгода обоим... ты найдешь себя, а у меня своеобразный отпуск, да и харе париться, до Астрахани тут как рукой подать...она на расстоянии цены билета на поезд!
   Он достал вторую сигарету, прикуривая и смотря на огонек, который светился как то сильно ярко на этом фоне, до боли, черного неба...
   - А знаешь? я думаю, что этот быт и пошатнул тебя... - он на секунду отвернулся. - Иди, вяжи кафель!!! Чмо мелкое!!! - крикнул Саня с балкона той самое мелочи, что сидела в подъезде, после чего снова повернулся к Руслану... - Короче, верни все обратно, и вид внешний, и стиль... ты-то теперь не один тут такой попугай, - сказал Саня улыбаясь.
   Руслан хмыкнул. Он уже перестал курить, убрал сигареты в карман и просто сидел, смотря на луну.
   - Быт пошатнул. Скорее всего. Ты помнишь, как я после первой попытки затащить меня в быт, шоколад хавал. Мы даже потом вместе в спортзал ходили... мда... странно вообще всё это. Хотя то, что происходит с нами, оно всегда странно.
   Руслан соскочил с перил балкона и просто облокотился на них. Прищурился, глядя вдаль - близорукость всё равно делала своё гадкое дело, мешая ему видеть мир в резких чертах.
   - Вот после таких городов я безумно хочу в шумиху Москвы или Питера, - вдохнув свежий воздух, сказал он. - Снова, что ли, в ГотсСтайл кинуть фото? Хотя, сначала бы внешний вид отапрейгдить.
   - Апгрейдить тебя завтра будем, а в ГотсСтайл можешь не кидать, тот журнал что я тебе дал, был ихнем, так что ты теперь звезда, по был бы подольше в Астрахани, знал бы количество херок, которые на твои фотки задрочились!
   Саня усмехнулся, поворачиваясь к двери балкона:
   - Ладно, я спать... в ванну! На диване - это самоубийство.
   Руслан даже не удивился, только ехидно улыбнулся, все так же глядя с балкона, про себя считая: "Раз,....два....три...".
   С загибанием третьего пальца, раздался вопль Сани, что только рассмешило Руслана, и все же, подавив смех, он спросил, хотя знал ответ заранее:
   - Ты чего?
   В ответ услышав тока огорченные стоны:
   - Мать... моя женщина! Мы не убрали ванну! Но это полбеды!.. тут вообще нет ванной!!!
   Руслан сполз по стене в приступе истерики смеха.
   ***
   Ванна, квартира, ремонт - всё это заняло у них две недели и примерно около пятидесяти тысяч.
   До внешнего вида Руслана, естественно, дела никому не было, всё время и все силы забрала себе квартира.
   И вот, наконец, когда Руслан, смыв с себя всю грязь и надев худо-бедно чистые вещи, развалился на своей кровати из матрацев у себя в комнате, в дверном проёме возник Александр, держащий в руках ножницы, какую-то коробку, видимо, с краской, и перекинувший через плечо полотенце.
   С первых секунд было понятно, что происходит. Саня с улыбкой маньяка-стилиста, решил, наконец, заняться переформатированием друга. Что и как, Саня решил сам для себя, походу по тому, что Руслану было как то фиолетово... сначала был вар сделать его именно цветом соответственно, но в последний момент Саня передумал, смешав какую то ядовитую эссенцию, которая еще и убивала одним запахом. После окисления краски Руслан понял что в темном цвете ему ныне не суждено ходить, по тому что, едва сняв полотенце с головы, он увидел кислотно-желтые волосы на своей голове. Немного поржав с себя, и сквозь смех, пообещав убить Санька, он все-таки согласился еще и подстричь волосы, которые до этого торчали в разные стороны. Итог порадовал обоих, длинная челка на пол лица, коротко по бокам, и достаточно на сколько позволила длинна волос сзади... От прежнего "стандартного" готика не осталось и следа...
   - И что мне теперь делать со стилем? - спросил Руслан, которые все еще пугался от непривычки зеркала.
   - Сам думай ты же визажист... - сказал Саня весьма довольный собой и своей работой.
   Ночь наступала быстро, городок заволок туман, и только в одном из окон этого дома явно не было туманов.
  
   Глава 41. А нужен?.. *Не Олег и Lord De Silent*
   Рина [Не_Вещий Не_Олег] Костина 29/01/11 в 3:55
  
   Руслан нехотя разлепил глаза, слушая, как телефон кричит про две разных войны в чьей-то голове. За окном над городом высилось серое небо, тяжёлое, как стальной кубик. Парень, потянувшись до хруста в пояснице, встал.
   Пол был холодный, но надевать носки было лень, так что Руслан пошёл в ванну, даже не задумавшись над здоровьем.
   Электронные часы над кухонным столом показывали половину седьмого. Руслан, зевая, засыпал кофе в турку, налил воды и стал варить себе единственный энергетик, который был разрешён до работы.
   На кухню, словно учуяв запах кофе, зашёл сонный Саня.
   - С добрым утром, - глянув на друга, поприветствовал его Руслан. - Ты чего так рано? Иди спи, не мучайся.
   Еще раз протерев глаза, и позевав, Саня поплелся к холодильнику
   - Да ладно, я уже сам спать не хочу...
   Открыв холодильник и не найдя ничего съестного, он направился в комнату.
   - Слушай, а у тебя на работе есть вакансии? А то чё я дома сижу? - крикнул Саня из своей комнаты.
   Руслан отхлебнул горячий кофе.
   - Фу, гадость какая, горячий кофе, - протянул он, наливая в чашку ледяной воды. - Не знаю, Сашк. Вроде как были, там... ммм... в соседнем от меня отделе. Но там вроде как на кассе, а это задолбаться. Я спрошу, может, есть что стоящее, и если что, позвоню. Оу... а как я тебе позвоню, у тебя симкарта-то астраханская? Так, стоять.
   Руслан вытащил из своего телефона симкарту и бросил Саньке.
   - Я себе новую куплю в магазе, всё равно там стойка с каким-то оператором стоит, плёвое дело.
   Парень нырнул в свою комнату, натянул на себя чёрную водолазку, поверх которой надел красную футболку - униформу магазина - повязал на голове бандану, надел лёгкую шапочку по типу лыжной и, закину на плечо небольшую сумку, вышел в коридор.
   Там он натянул на себя кожаную куртку, влез в гринды и, махнув другу, ушёл на работу.
   Саша, проводив друга, вернулся на кухню, пытаясь понять, сонным мозгом, что это сейчас произошло.
   Он снова посмотрел на сим-карту, почему-то медля вставлять её в телефон. "А если что-то важное случиться, а мне дозвониться не могут? Хотя... пошли они к черту! Не маленькие, разберутся без меня!!!". Успокоившись с этой мысли, он безжалостно выкинул свою симку, вставляя в телефон ту, что дал ему Руслан.
   Помедлив еще несколько секунд, он пошел в комнату. Одев на себя свои вечные рваные джинсы, и желтую футболку с полосатым пиджаком, он решил выйти на улицу, в надежде купить газету с объявлениями. Мысль, что работать там же где и Руслан у него не получится, в прах рушила все обещания... поэтому он уже закрывал дверь в квартиру.
   Тем временем Руслан, слушая извечные синтетически биты, уже заходил в здание магазина. Поднялся на второй этаж, постучался в дверь кабинета начальника. Услышал сонное: "Войдите!"
   - Алексей Олегович, - Руслан нырнул в кабинет к начальству. Начальник поднял голову от кипы бумаг. - Ааа, Гробовницкий... ну здравствуй, звезда магазина!
   - Так, а что звезда-то? - удивился Руслан.
   - Знаешь. Я ещё никогда такого кадры как ты не встречал. Ты как людей забалтываешь, что они покупают всё, на что ты укажешь пальцем?
   - Вот, Алексей Олегович, у меня предложение. Не хотели бы вы ещё одного такого же сотрудника?
   - В смысле?
   - В прямом. Так же забалтывать людей умеет.
   - Ты что, за время болезни себя клонировал, что ли?!
   - Хах, - Руслан улыбнулся. - Ну, и нет и да. В общем, мой друг... ну, у него возможности забалтывания такие же. И работа ему нужна. И опыт в сфере...
   - Я понял тебя, Гробовницкий.
   - Так что? - Руслан поёжился.
   - Ты знаешь. Бабы там всё равно только под сплитухами прохлаждаются, а тебе одному кучу бытовой техники на своих плечах не вывести, я понимаю. Так. А когда твой друг может приступить к работе?
  
   - Да хоть сейчас!
   - Ну, тогда зови!
   Руслан, выскочив из кабинета и направившись в подсобку, набрал номер своей старой сим-карты.
   - Сань! - почти закричал в трубку он. - Ты принят! Драпай сюда!
   Руслан доступно объяснил другу, как доехать до магазина и сказав, что он на связи, положил трубку.
   Новый рабочий день начался весьма неплохо.
   Через пол часа, Саня уже был возле дверей магазина, войдя туда он тут же привлек к себе немало внимания... особенно со стороны посетителей...
   Дойдя до отела бытовой техники, он первым делом нашел Руслана, чтоб тот проводил его к начальству.
   Бумажные работы решили отбросить на время, работы было много, а на смене было только половина нужного состава.
   Саня стоял возле зеркальной витрины, не зная как реагировать на свое отражение, то ли ржать, то ли плакать он не знал...
   - Капец, эта униформа.... На себя смотреть не могу... - увидев озадаченный взгляд Руслана, он понял, что на нем форма смотрится более чем смешно. - Ладно, я подальше к стене пойду, чтоб над своим отражением не ржать, - сказал он другу, направляясь в отдел пылесосов, где его встретили недоумевающими взглядами остальные работницы этого магазина.
   Руслан, конечно, говорил что девушки тут дикие, но что до такой степени Саня даже представить не мог. Он уже привык, что ему все на шею бросаются, но если честно от них хотелось отдохнуть, как просто от фанатов, так и от всех остальных. В последнее время он понимал, что видеть их не может, почему, в общем-то, проблема отсутствия девушки его не парила вообще. Руслан же с лицом пофигиста ходил по рядам, не тратя много времени на "отшив", еще бы, у него на них иммунитет выработался за столько времени.
   Под конец рабочего дня сделали объявление, о том, что среди персонала конкурс, а-ля втюхай больше техники, на него парни, конечно, не обратили внимание, выходя из дверей магазина.
   Руслан достал телефон из кармана.
   - Алло, Дана, привет. У тебя рабочий день закончился? Окей, слушай, я сейчас подъеду, поговорим, окей? - Руслан, рассматривая свои ногти, болтал по телефон. У Саши отвисла челюсть.
   - А ты не ох...
   - Саш, это, считай, рабочая встреча, - пожал плечами Руслан. Саша вопросительно посмотрел на друга. - Я уже давно хотел устроить вечеринку. Местных неформалов... тех, которых я знаю... я побаиваюсь, если честно.
   - С чего это?
   - Меньше с бабами кутить надо, - подняв к небу палец, сказал Руслан. - А в принципе... я лучше Дане адрес напишу, не хай приезжает, мне в ломаки.
   ***
   Часам в семи к ним в гости приехала девушка.
   Видно, что уже не подросток, "уже с мозгами". У неё были чёрные волосы, одета она была в чёрное платье с весьма соблазнительным декольте. Вместе с собой девушка привезла ещё и большую плитку шоколада.
   - Дана, знакомься, это Саня, мой друг из Астрахани. Саня, это Дана, - представил Руслан ребятам друг друга. - Так... эм... пойдём пить чай?
   Дана с Русланом обмолвились парой фраз, потом замолчали. Девушка повернулась к Саше.
   - А ты давно тут? И... сам-то зачем приехал?
   Саня как то нервно оглядел свои ноги.
   - Да так, за этим... Русланом, да и надоело в городе, решили тут пока что тусить.
   После еще пары слов, все направились на кухню. Время прошло незаметно, разговор за разговором. На улице порядочно стемнело, и похоже обещался дождь, который все ни как не мог собраться с силами пролиться.
   Разговоры замолкли. Руслан встал, стал мыть посуду.
   - Представляешь, у меня брат заболел. Ну, тот, которого ты тогда видел. Он ещё про голос спросил, - расстроено сказала Дана. Руслан оглянулся.
   - Ну и что с ним?
   - Жар, не разговаривает, хрипит только.
   - Пневмания?
   - Не знаю. К врачу не водили. С ним вечно его друг сидит. Дивъяр.
   - Господи, дал же бог имя! - фыркнул Руслан.
   - Ты при нём о боге аккуратнее. Дивъяр говорит, что он демон...
   На кухне воцарилась тишина. Руслан, медленно отвернувшись от раковины, посмотрел на Сашу, медленно стекающего под стол.
   - Тхы... пх... Пхахахахха... ага! А я ангел! Шизокрылый! - кое-как через смех произнес Саня, реально скатившись под стол, правда, по вине полу разломанного стула.
   Уловив осуждающий взгляд Даны, он выполз из под стола, цепляясь за стул... старательно делающий понимающее лицо, на котором конечно невозможно было скрыть иронию...
   - Не, не, я все понимаю... был друг у меня один такой... тоже то он демон, то ангел, то через неделю вообще в вампира превратился, а потом еще чего интересного он в себе оборотня обнаружил... ну, кончено, это всех сначала веселило, а в один прекрасный день, его на гос-обеспечение доставили... ну туда где стены мягкие и рубашки длинные. Русел его помнит, ржали вместе... Вы бы то этого как его... Див......бля! хер выговоришь...
   - Дивъяр его зовут, - поправила Дана
   - Ну, вот его... его бы тоже не помешало куда-нибудь в дурку... мозги подлечить, глядишь в одну палату с такими же демонами попадет!
   Саня на миг уткнулся в потолок, сделав мечтательное лицо.
   - Я блин это видеть хочу... - злостно произнес он.
   Со стороны раковины послышался всхлип. Руслан стоял с каменным, но красным лицом, по щекам текли слёзы, губы дёргались, пытаясь скрыть нервную улыбку.
   - Радуга, ты чего? - Дана удивлённо посмотрела на парня. Тот, стянув с головы бандану и вытерев ей слёзы, тихо прошептал.
  
   - Демон Фридо, #ля...
   Кухня наполнилась хохотом двух парней. Саша бессильно опирался на стул, рыдая в мягкую подкладку сиденья.
   Руслан, вцепившись одной рукой в раковину, а второй опираясь на кафель стен, рыдал над раковиной, давясь смешками и кашляя.
   - Ребят, я сама в это не верю, но Дамиан верит... а если верит мой брат...
   - А если он в Ктулху поверит, ты тоже вслед за ним?! - голос Руслана истерически сорвался. - Дана, боже... так нельзя...
   Воцарилась тишина.
   - А он тоже ступу паркует? - выдохнув, спросил Саша. Снова хохот.
   Дана расстроено смотрела на ребят.
   - Я не сомневалась в вашем сарказме.
   Руслан подавился смешком.
   - Слушай. Ну, прости. Расскажи подробнее про этого кадра?
   - Он сам утверждает, что он во снах может приходить. Разговаривать, на души влиять как-то...
   - Влиять на души? Оп-па... - Руслан сел на пол, скрестив ноги по-турецки. Саша знал это "оп-па" Руслана. - Мне... раза три... снился кадр какой-то... заверял, что демон, и что ему нужна моя душа. Правда, душу я ему не отдал, не дурак же я совсем...
   - А выглядел как?
   - Ну... высокий такой... скорее, мужчина...
   - Ну оооочень брутаааальный мужчина, - протянул Саша.
   - Волосы какие-то странные... то ли тёмные, то ли рыжие... в общем, я весь такой хамелеон, - пожал плечами Руслан. Дана кивнула.
   - Именно так он и выглядит.
   Саша оглядел их двоих недоверчивым взглядом...
   - Люди... это не заразно? Вы что, реально верите, что он демон?
   - Я лично стараюсь не верить, но факты... факты...
   Руслан посмотрел на Дану.
   - Я тоже не верила, говорю же... - Дана опустила голову
   В кухне на несколько секунд воцарилась тишина, которую прерывал только хрип раковины. Первым от молчания очнулся Саша.
   - Надо этого кадра изучить... чет мне даже интересно... но, скорее всего, вам говорю, эти твои сны, - он повернулся на Руслана - ...простое совпадение, а сам этот демон, так называемый, только чушь несет и все... сектант наверно...
   - Так я и не говорю, что я прям уверен, что он демон, я что, на слабоумного похож? - Руслан даже губы надул, как-то совсем по-детски. Саша хмыкнул. - Но случайности не случайны, тоже, знаешь ли.
   - Это ты с Птичкой переобщался в своё время, - передёрнул плечами Саша. Руслан махнул рукой.
   - Слушай, Дана. Мы хотим вечеринку устроить. Может... вытащишь Дамиана с Дивъяром, или хотя бы самого Дивъяра? Посмотрим на него, может, там правда, городской сумасшедший...
   - Да я тебе говорю, - начал Саня, но Руслан снова махнул рукой. - Ты чего меня затыкаешь постоянно?
   - Ну... можно... а когда вечеринку устроить хотите? - спросила девушка.
   - На выходных? Потому что вечеринки, как правило, устраиваются в ночь... а все мы - рабочий люд, - пожал плечами Руслан.
   Они поболтали ещё пять минут, потом проводили Дану до остановки и вернулись в квартиру.
   Руслан, закрыв дверь, опёрся на неё и, закинув руки за спину, задумался.
   - Честно. Бесит меня это обилие шизофреников. Это злой рок. Что тут, что там - демоны, вампиры, чисть и нечисть.
   Саша хмыкнул.
   - А на тебя я вообще обиделся, - неожиданно резко заявил Руслан, проходя в свою комнату. - Что ты меня наивным дебилом выставил?! Я про сон рассказал, а ты сразу "заразно, не заразно?". Вообще ничего тебе больше рассказывать не буду, друг нашёлся.
   Парень демонстративно хлопнул дверью своей комнаты перед носом Саши.
   - Нифига себе! Я шучу, а он обижается... ладно, вообще ничего говорить больше не буду, и вообще ведешь себя как ребенок...
   Саня зашел к себе в комнату, так же демонстративно закрыв за собой дверь.
   Где-то пару часов они так, и просидели, закрывшись в своих "убежищах", и не говоря друг другу ни слова, а, только гадая, что делает другой.
   ***
   Руслан лежал на своей кровати, закинув руки за голову, вслушивался в тишину и думал. Он почти постоянно думал. Думал о том, что надо что-то менять, что-то в нём снова не так. Он себя долго выстраивал, а теперь всё снова рушилось. Он хотел тишины, а тут приехал Саша. И может, эта тупая нервотрёпка итог того, что Саша появился, не спросив планов Руслана?
   "Зачем вообще появился? И почему именно он? Почему не Олег, хотя тот... да, тому похрен. Почему не Анька, в конце концов? Не Ванька? Зачем я ему? Друг? Брат? Враг? Дурак... какая разница? Человек ко мне со всей душой, а я? А я ищу повода для ссоры, демонстративно хлопаю дверьми, ухожу. А он сидит там. Интересно, что он делает? Наверняка телек смотрит, он же не такой наивный как я, ему мои крики, сам сказал, что детские вопли. О, блин, ребёнка нашёл"
   В голове замолк внутренний голос. Руслан встал, выключил свет, стянул с себя джинсы, влез в домашние трико и, укутавшись в одеяло и открыв окно, сел на подоконник.
   За окном блистал огнями город. Руслан смотрел на него. В облаках послышался раскат грома. Сверкнула молния. Парень вытащил руку из-под одеяла, протянул её на улицу. Холодные крупные капли обжигали кожу, шумели в ушах, падая на асфальт. Где-то выли собаки, скрипели голосами уличные кошки.
   Руслан откинулся на оконный косяк, вытянул ноги, насколько это было возможно, с его ростом.
   "А я бы хотел научиться летать. Так легко. И все знали бы, что я умею летать, и не боялись бы. Отпускали бы. И не преследовали. Боже, Сашка прав. Я и вправду ребёнок. Настоящий, глупый ребёнок" - думал Руслан, всё ещё ловя капли дождя. - "Надо бы пойти извинится. Но я не хочу. Мне так пока хорошо одному. В этом состоянии заброшенности, одиночества..."
   Он закрыл глаза, вслушиваясь в ощущения.
   Звук машин, жизнь города.
   Ему показалось, что он в Астрахани, что сейчас в комнату зайдёт мать, позовёт что-нибудь сделать. Или что вообще сейчас лето, кто-нибудь позвонит, вызовет гулять.
   Он не знал, сколько он пребывал в мечтах, в собственных мыслях и грёзах, но очнулся он тогда, когда ему показалось, что он начал кренится на улицу. Он резко открыл глаза и, перейдя на кровать, почти мгновенно заснул.
   ***
   Зайдя в свою комнату и пнув стул, Саня сел на кровать, углубившись в свои мысли. "Не ну чё за хрень? Это реально даже смешно... Сижу тут и парюсь над тем что ссорюсь со своим другом... Капец! Да уж учитывая сложнейший характер Руслана придется выждать время, прежде чем поговорить... может, остынет... хотя он же зло не помнит, а записывает! Блин... чё делать?"
   Он упал на кровать, тупо уткнувшись в потолок...
   Да они конечно ссорились раньше, иной раз чуть ли не до драки, но то дело "под шафе" было, да и потом смеялись над этой ситуацией, а тут из за пустяка...
   Все было нормально, по крайней мере Саня себя пытался в этом убедить, но на душе капец как скребли кошки, и казалось что снова что-то мерзкое и желчное закипает внутри и не дает спокойно все обдумать.
   Избавиться от этого ощущения было невозможно, поэтому он решил уйти в телефон, музыка надоела уже давно, поэтому он просто сотый раз просматривал фото на нем. Такого старья можно было найти только в архивах олдовых неформалов, тут были еще те артефакты, когда они оба были совсем детьми. Когда собирали команду, когда тока мечтали преобразить внешний вид, и прочий мусор.
   Смотреть на это почему-то сейчас было противно, поэтому, выделив все, что было на телефоне, он тупо нажала клавишу удалить...
   Только через несколько минут он по-настоящему понял что сделал. Все же эмоции поганая штука, стерев все это он, можно сказать, попытался убить остатки дружбы...
   - Придурок ты Саша, придурок! - злостно ответил он сам себе.
   Обида за ссору уже забылась, а вот от за все фотки даже слезы навернулись...
   "Не рыдай, идиот! Ты не баба!" слова эти так и не спасли, накинув на лицо подушку, он отвернулся к стене, пытаясь, успокоится.
   ***
  
   Утро выдалось, куда лучшим чем, предыдущий день, не пойми, откуда вылезло солнце, которое осветило всю чачу, что твориться на улице поле вчерашнего ливня.
   Обоих разбудили будильники, которые орали в разных концах квартирки разные мелодии, тем не менее, разлепить глаза было тяжело...
   Выйдя из комнат, парни наткнулись друг на друга, и не слова не говоря, разбрелись кто в ванну, кто на кухню... Мысль что кто-то первый пойдет на примирение не покидала обоих, но так же не покидала обоих, и гордость, и дико задетое самолюбие...
   Оба молча демонстрировали безразличие...
   Пока Руслан тихо смеялся в ванне, говоря с кем-то по телефону, Саня поймал себя на мысли что они похожи на молодую парочку которая, поссорилась из-за немытой посуды...
   Руслан в свою очередь совсем не заморачивался на этот повод, сейчас ему было как то все равно, хотя и вчерашние мысли немного погрузили, теперь вроде бы все было нормально...
   Он, улыбаясь, смотрел в зеркало и слушал какую-то чепуху, которую несла одна из сотрудниц отдела. Где она взяла его номер, она не рассказывала, но, тем не менее, продолжала упорно с ним флиртовать.
   Раздражённый стук в дверь.
   - Ты не один живёшь. Мне тоже в ванну надо.
   Руслан, хмыкнув, вышел из ванной, снова делая вид, что друга не замечает. На кухне он снова сварил себе кофе, болтая по телефону, оделся и лишь у двери положил трубку.
   Парни молча обулись и так же молча вышли из квартиры.
   В магазине они даже не смотрели друг на друга.
   - Руслан! - к нему подошла Маша, одна из его напарниц. - Ты слышал про соревнование между работниками? Будешь участвовать?
   - А приз какой? - безразлично бросил парень.
   - Как всегда, премия, - пожала плечами Маша. Она коснулась банданы парня. - А ты чего постоянно в головных уборах каких-то?
   - Машк, право, ну какая тебе разница? - Руслан внимательно осматривал зал. - Волосы у меня нестандартного цвета.
   - Как у новенького? Кстати, кто он тебе? Говорят, это благодаря тебе его приняли. Брат?
   - Нет.
   - Друг?
   - Нет.
   Машка хихикнула.
   - Маш, что опять?
   - Неужели парень? То-то ты на нас не смотришь, как бы мы тебя не кадрили!
   У Саши, проходящего мимо с пустой коробкой из-под телевизора, та самая коробка упала из рук.
   Руслан испепеляюще смотрел на девушку.
   - Нет, Машенька, он мне не парень, не девушка, не друг, не брат, не сват!
   - А кто?!
   - Конь в латексном пальто! - выпалил Руслан и скрылся в подсобке.
   Саша тем временем, подняв коробку вместе с пенопластом, который вывалился из неё, решил быстрее отнести её на склад, чтоб ни кто не услышал его дикий смех.
   Да уж, кем нас тока не считали, и друзьями и братьями, но чтоб парнями... то был высший пилотаж! Единственно на что он надеялся чтоб, это не разошлось как слух среди сотрудниц, которые как бабки сплетницы лузгающие семечки придумывают такие сплетни, что любая желтая пресса нервно курит за углом причем "Петр четырнадцатый" которого то на самом деле и не существует...
   И все же, чуть-чуть абстрагировавшись от этих мыслей, он загрузился причем конкретно... Совсем не радовала фраза "не друг"
  
   - Неужели вот так и все? Неужели реально на ветер пущена вся дружба, что была когда-то? В один день из-за одной фразы? Может и в правду стоило следить за языком? Зачем он тогда вообще сюда приехал? Зачем я тогда тут? Зачем если видеть не хотят... может стоит собрать вещи и свалить, оставив одного... а нашим так и объяснить...
   Тяжело вздохнув Саня сел на какую-то коробку, нет сейчас времени думать об этом, работа зовет, сейчас не найдут его в отделе потом получай от начальства. С этими мыслями он вышел из склада, направляясь в свой отдел.
   Руслан, тем временем, носился по отделу, как угорелый. Желание получить денежную добавку всегда брало верх в его алчной натуре.
   Маша подошла и к Саше.
   - Саш... слушай... ну что там у вас? Вчера улыбались друг другу, вместе с работы ушли... поссорились, что ли?
   Саша удивлённо посмотрел на девушку. Та улыбнулась.
   - Да я всё понимаю, что ты. Только к парням особый подход нужен. А к Руслану так точно. А у нас, у женщин, ты прости всё-таки, но бытовое чутьё лучше...
   Руслан, проходящий мимо, замахнулся было, что бы отвесить девушке оплеуху, но вовремя остановился.
   - Честно говоря, - протянул Саша. - Я всё же не понимаю о чём ты.
   - Вот, Маша, Александр у нас на языке блондинок не разговаривает, - Руслан подошёл к девушке, чуть обняв её за талию. - Дети мы для него малые, агнцы кудрявые, так что оставь молодого человека, пусть дальше думает о жизни бренной.
   Саша, сказать честно, офигел от количества яда. Нет, он как бы видел, знал, что Руслан способен утопить кого-либо в своих репликах, но что бы... что бы его?..
   Саша прищурил глаза.
   "Приз значит? Деньги значит? Выиграть хочешь, значит? Ну, ты ещё побегаешь!"
   ***
  
   Стрелки на часах показали половину шестого. Рабочий день закончился.
   Руслан сидел на блестящей мраморной лестнице и прижимался лбом к холодной периле. Он бегал целый день по магазину, два раза подскользнулся, три раза упал - итогом стала разбитая губа и чуть не слетевший пирсинг.
   Его всего колотило, он был мокрый. Стянул с себя бандану и, взъерошив волосы, снова прислонился к периле.
   Сашка, хмыкая, уже одев куртку, спускался к выходу из магазина. Остановившись рядом с Русланом он, ухмыльнувшись, достал премию из кармана и, демонстративно пересчитав, спустился вниз.
   - Сукан... - прошептал на выдохе Руслан.
   Да, он проиграл. Всего лишь на одного клиента. Всё потому, что упал, разбил губу.
   Домой не хотелось идти совершенно. Мышцы ныли, всё изнывало, давала о себе знать поджелудочная.
   - Русл, ты чего? - Вика, ещё одна сотрудница, присела на корточки рядом с парнем. - Чего домой не идёшь?
   Руслан обернулся.
   - Не хочу я домой. Сил нет встать, да и дома меня... семья придурков ждёт, - пояснил он, задыхаясь от усталости.
   Вика хмыкнула.
   - Ты что ж, с родителями живёшь?
   - И так сказать можно.
   Воцарилась тишина.
   - Ладно. Я пойду, пожалуй, - сказала Вика и вернулась в магазин. Через пять минут она подошла к Руслану, кинула ему его куртку и сумку, сама надела на себя свой полушубок.
   - Пошли ко мне в гости, чай попьём. Хоть отдохнёшь.
   Руслан удивлённо посмотрел на девушку.
   - Давай, давай, не заставляй себя, как девчонку, уговаривать.
   Руслан надел, но не застегнул куртку и, перекинув сумку через плечо, пошёл вслед за Викой.
   ***
   Саня спустился с лестницы, напофиг закинув полученную премию в карман. Сначала он подумал подождать Руслана, но потом решил, что не стоит... премия не радовала, а скорее просто заполняла лишнюю пустоту в кошельке.
   "Ладно, не буду трогать его, что мне-то плебею понять, что он хочет?! Конечно, он же у нас мозг, а я так, просто для вида, слишком умный который вечно лезет не в свое дело и все портит!"
   Честно говоря, паршиво было, за вылитый яд, хотя сейчас он сам шел, понимая, что захлебывается в собственном...
   "А что я такого сделал? Что сказал не так? Да пофиг вообще, чё я парюсь! Тут уже я должен обижаться! А какого черта я тут вообще делаю? Работа? Да ну нахрен её, ту бросил и эту брошу, короче решено, собираю вещи валю отсюда утром пораньше! Пока это Де... Друг так называемый спит..."
   Злостно прищурившись Саня пошел домой, ехать на автобусе не хотелось, воздух сейчас доставлял больше удовольствия чем спертый запах в автобусах.
   Видимо из за плохого знания города он забрел куда-то как ему показалось на окраину, в сторону кладбища.
   Выхода не было другого, и он решил пройти через него, думая, что так будет быстрее.
   ***
   Вика жила одна, в двухкомнатной квартире.
   У неё было чисто, светло и уютно. И весьма оригинальный Руслан в интерьер квартиры не вписывался.
   Они сидели на кухне и пили чай каркадэ, закусывая домашними печеньями.
   - Так что это за Саша такой? Машка сказала, что вы встречаетесь, - хихикнула Вика в чашку с чаем. Руслан чуть не подавился.
   - У Машки вашей язык без костей, - сказал он. - Нет, не встречаемся. Мы как бы... родственники, что ли, даже. Ну просто... очень давно дружим, так, что кажется, что братья. Просто поссорились недавно. Из-за дурости несусветной. Теперь гадим друг другу, как видишь.
   - Слушай, вы как дети малые!
   - Ой, не начинааай...
   - Ну, Руслан, ну правда! Два взрослых парня, неужели не можете помирится? А из-за чего ссора-то?
   Руслан замолчал. Посмотрел на потолок, потом снова на Вику.
   - Я... я... не помню. Не помню я...
   Вика залилась хохотом.
   - Боже мой, мужики! Вы все такие, или только у нас два таких эксклюзивных кадра работают?
   Руслан пожал плечами.
   - Что, домой ещё не хочется? - неожиданно спросила она.
   Руслан покачал головой. Девушка улыбнулась.
   - Слушай. Ну, раз Саша тебе не парень, то, может, к девушке своей пойдёшь ночевать?
   - Идея. Но. У меня нет девушки, - пожал плечами Руслан. - Да не парься. Сейчас чай допью и пойду.
   - На улицу? - удивилась Вика.
   - Нет, почему же. Домой, - пожал плечами парень. - Ничего. Помиримся. Куда денемся.
   Однако домой уйти ему оказалась не судьба. С Викой они заболтались часов до трёх ночи. Он рассказывал ей о своей жизни, смешил, она ему тоже рассказала о себе. В общем, наболтались на две жизни вперёд, как им казалось.
   Вика постелила ему в зале, сама ушла спать в свою комнату, предварительно пожелав ему спокойной ночи.
   - Знаешь. Руслан, - она остановилась в дверном проёме, внимательно смотря на парня. - А ты ведь многим девчонкам нравишься. А кто-то по тебе в подушку рыдает. Да и по Сашке начали уже так же. Вы бы задумались, а то два парня... скучно вам, наверное. Если вы и вправду нормальные. Всё. Спокойной!
   Руслан хмыкнул и из шалости, послал девушке воздушный поцелуй. Та, рассмеявшись, ушла в свою комнату.
   ***
   Саня брел по кладбищу, еще с самого входа он почувствовал, что лучше бы прошел его стороной, но теперь уже делать было нечего. Холодно не было, но грязь мерзко хлюпала под ногами... Он уже, где-то полчаса ходит по этим извилистым тропинкам, который казалось, водят его кругами. Кладбище было старым, и напомнило ему его родное Астраханское Старое Кладбище, где он еще ребенком-готенком лазал по его заборам. Немного устав ходить по грязи, он сел на одну из старинных поваленных плит, которая уже чуть ли не крошилась, радовало что она не мокрая. Сев он задумался над тем как сегодня придет домой, и соберет вещи, и что по хорошему нужно бы попасть на вокзал...
   Просидев так еще пару минут он полез во внутренний карман своей черно-белой куртки, надеясь найти там пачку сигарет... Пачка Diablo не заставила себя искать. Взяв сигарету в зубы, он начал рыскать по карманам в поисках зажигалки...
   На улице уже стемнело, так что все казалось каким-то иссиния-серым. Небольшой ветер колыхал деревья, но в этом шуме слышался какой-то другой звук. Почему то создалось ощущение что за ним кто-то следит... обернувшись и чуть приглядевшись, он заметил некий силуэт стоящий возле недалеко стоящего дерева.
   Саня равнодушно вздохнул, посмотрев на силуэт, долго думаю что сказать
   - Зажигалки не будет? - это было единственным, что он мог спросить, хотя разговаривать с кем- либо вообще не хотелось.
   Силуэт обернулся неожиданно резким движением и плавно направился к нему ближе. По мере приближения можно было понять, что это девушка, так как все еще слабый свет мог отразить её лицо.
   - Кто ты? - спросила она.
   - Человек, кто же еще, - ответил Саня равнодушно.
   - Я вижу... Что ты делаешь на нашем кладбище? - она подошла ближе, сверкая глазами в него строну
   - Сижу и думаю, как отсюда выйти, а еще пытаюсь курить... так, что насчет зажигалки?
   - Не курю... - с этих слов она достала простенькую зажигалку, протягивая её Саше, при этом добавляя - Нашла здесь не далеко.
   - Как тебя зовут? - спросил Саня, недоверчиво косясь в её сторону.
   - Охотница, - коротко ответила она.
   Саня не долго думая протянул руку:
   - Тишина, - к его удивлению походу Охотница не поняла юмора.
   - Так кто ты? - спросила она, садясь, напротив, на лавочку.
   - Говорю же человек... обычный, - этот вопрос его бесил всегда.
   - Ты тоже неформал так ведь?
   - Ну да... а что? Нефер не человек?
   - Человек... конечно, - Охотница потупила глаза.
   На минуту воцарилось молчание, после чего Саня обратился к ней:
   - Слушай, ты же хорошо это кладбище знаешь?
   - Да, мы можно сказать тут живем, - с этих слов её глаза загорелись.
   - Мы? - Покосился на неё Саша, затягиваясь сигаретой.
   - Нас тут много, мы часто на кладбище гуляем... хочешь познакомлю?..
   - Нет, нет... в другой раз, просто помоги мне выйти отсюда... мне домой надо...
   -Ладно... - глаза Охотницы снова по погрустнели.
   Шли они, где то час, и впрямь многие из этих тропинок вели кругами, но все же им удалось выйти из кладбища в сторону дороги.
   - Приходи сюда снова, - на прощание попросила Охотница.
   - Посмотрим... не обещаю, и все же спасибо... - помахав ей, Саня пошел к дому...
   И впрямь если знать это кладбище это была бы короткая дорога, но сейчас он жалел, что так много времени потратил не неё.
   ***
   Руслан вскочил, быстро оделся и, кое-как растолкав Вику, сказал, что бы она открыла ему дверь.
   - Ты чего так рано?
   - Интуиция, интуиция, чёрт побери! Вика! Быстрее!
   Внутри него всё сжималось, гнало домой. Срочно. Быстро.
   И Руслан бежал. Бежал по дороге. Бежал так, как не бегал никогда. Скользил по грязи, падал, задыхался, обжигая лёгкие раскалённым воздухом, но бежал, не останавливаясь. Ноги порой заплетались, он снова падал, сумка больно била по задней стороне колен, но он, не обращая ни малейшего внимания на всё это, бежал. Нёсся, снова задыхаясь.
   Дикая боль всех внутренностей - но интуиция гнала вперёд.
   Ни единой маршрутки, а там, где маршрутки были, были пробки. Поэтому он бежал. Он плохо знал город, не смотря на количество месяцев, проведённых в нём, поэтому бежал так же на интуицию. И она его не подвела. Он, грязный от ног до воротника куртки, вбежал во двор и около подъезда врезался в выходящего на улицу Сашу. Упал ему под ноги и, тяжело дыша, посмотрел на друга.
   Тот ошеломлённо глядел на Руслана. Руслан только заметил дорожную сумку, которую Саша держал в руках.
   - Ты... - задыхаясь, начал Руслан. - Ты... я...
   Тишина. Руслан набрал в грудь больше воздуха.
   - Прости, Саш, я идиот конченный, дебил настоящий, олень тупорылый, - Руслан произнёс это скороговоркой, что бы хватило воздуха.
   Саша посмотрел на друга, который еле стояла на ногах...
   - Ладно тебе спринтер... Тебя, где всю ночь черти носили?
   Руслан ничего не ответил, дыхания уже не хватало на новую фразу.
   Саша вздохнул
   - Ладно, и ты меня прости... тоже виноват... - сказал он протягивая другу руку. - Ну чё, мир?
   По глазам Руслана это было уже понятно, да и по словам тоже.
   Они вместе вошли в подъезд, как и раньше, словно вообще и не ругались.
   Кое-как поднялись по лестнице, так как лифт сегодня не работал, ну тяжелее всего было Руслану с его забегом на длинную дистанцию.
   Сегодня был выходной так, что на работу уже не надо было. Пока Руслан отлеживался от боли всего, что только можно представить, Саня разобрал вещи обратно.
   День шел медленно, а ведь завтра должна быть вечеринка... ну это же завтра...
  
   Глава 42. Начало жизни. Дивъяр.
   (Алира Сабриель Степанова)
  
   - Бабушка! Встречай внука! - сказал я.
   Да, дом покосившийся, совсем неприметный, такое ощущение, что сейчас свалится, но ничего, главное провернуть эту аферу, а там я уже постараюсь ради своего жилья, да и старушке хорошо.
   "Я же даже не знаю ее внука, может попробовать, может я могу и мысли читать? Бабушка должна же что-то помнить".
   Я попробовал проникнуть в ее мысли, но у меня ни чего не получалось. "Досадно. Энергии совсем нет, я же совершенно пуст. Ладно, думаю, у бабушки есть фотографии внука. Да и, зная бабушек, она долго будет все вспоминать".
   Размышляя об этом я прошел к двери. Дверь скрипнула и на порог вышла бабушка. Она была старая, лет 80 на вид, глаза были покрыты какой-то белой пленкой, но она упорно пыталась разглядеть, кто пришел. Она была в каком-то старом синем халате в цветочек, на ногах были носки и тапочки. Лицо уже все было покрыто крупными морщинами. Седые длинные волосы были собраны в хвост. Слегка поджатые губы и острый нос.
   - Кто там? - спросила старушка.
   "Да, видать она и на слух плоховата", - подумал я, но решил сделать доброе лицо и подойти поближе.
   -Бабушка, здравствуй! Это я твой внук... - "Блин, а звать то его как? Попал".
   - Игореша? Это ты? - она пошла навстречу внуку.
   - Да, да это я! Я так рад тебя видеть... - "Она меня спасла... я думал уже попадусь".
   -Что же ты у входа стоишь, проходи, - бабушка подошла ко мне и проводила меня в дом. Она была маленькой, чуть ниже моего плеча, мне даже казалось, что я такой высокий, даже неприятно стало.
   Я прошел в дом, все было прибрано, все по минимуму. Хоть старушка была и полуслепая, но нигде не было пыли. Все прибрано. Я разделся и прошел дальше. Прихожка была маленькая. Остальных комнат я не заметил.
   -Игореша, я так долго тебя ждала. Уже совсем плохая стала, думала, не дождусь.
   -Я работал, не мог уехать. Вот в отпуск, приехал к тебе погостить. Раньше я много времени проводил у тебя. "Вроде складно соврал. Хорошо, что полуслепая, не видит полностью моего лица. Сразу за внука приняла, мне везет."
   Она проводила меня на кухню, поставила чайник. Посадила меня за стол. Видно она давно ждала своего внука, такая обходительная. Мы поговорили, точнее она говорила, а я только поддакивал. Она рассказала все истории из детства. Оказывается ее внук живет теперь в Москве с матерью. Они не звонили и не писали, а вот тут я объявился. Даже не предупредил, ну куда уж мне. Внуку было сейчас лет 30, ну в принципе я так и выглядел. Все детство мне его рассказала, и как я, то есть он, с кровати упал и подбородок расшиб, как в саду с бабочками играл, как с соседскими мальчишками стекла бил, как пироги ее фирменные ел. Рассказала про то, как ее дом уже везде течет, я обещал починить. Надо же опробовать мои способности. Потом показала, где я буду спать, и оставила меня одного. Вся эта ее информация мне была ни к чему, я даже, в принципе, не запоминал. Но решил отблагодарить бабулю, думаю, на недельке помогу ей с ее проблемами. Может, даже пироги вместе испечем. Меня больше волновал тот парень и мои способности. Много что произошло за вечер.
   Я лег на кровать в этой маленькой комнатушке, в которую она меня поселила. Кто же он, такой необычный, как призрак, я хочу найти его. Он мне интересен. Ладно, найду потом. Пойду, прогуляюсь.
   Я попрощался с бабушкой, накинул на себя плащ и вышел из дома. Был сильный ветер, он сразу начал толкать меня в неизвестном направлении. Волосы лезли в лицо, такие теплые, мягкие, закрывая мне всякий вид на дорогу. Ветер толкал в спину с такой силой, что казалось, что я сейчас взлечу. Но нет, видно недостаточно.
   "Зачем?" - спросил я, но ветер продолжал меня гнать.
   "Хватит, мне надоело!" - это начинало меня бесить. Ветер утих. И я заметил, что стою около входа к Старому кладбищу. Но зачем, ветер все равно не ответит. Я подумал, что это судьба, как раз и место подходящее, чтоб подумать. Я зашел, была уже ночь, луна и ночь, романтично. Не люблю романтику, но эта прям зацепила.
   Погуляв где-то полчаса, я успел заметить несколько компаний, которым ночью дома не спалось. И вот я уже собрался уходить, но сзади хрустнула ветка, я обернулся и заметил того парня. Оказывается и ему дома не сидится. Он ходил, грустил, я подобрался поближе. Он был призраком, нигде, ни с кем. Я довел его почти до самого дома, и когда он уже лег спать, я пробрался к нему в сон. Он верил мне, был общительней. Отдавал свою энергию.
   Так я следил за ним месяц, узнал, что ему нравится девушка, но он не знает кто она, как зовут, да что скрывать, он вообще про нее ничего не знал. Видел ее, полюбил за ее рисунки. Наивный. 17 лет как никак. За это время я узнал и о своих способностях, походил по разным снам, понабирал энергии. Даже начали проявляться кое-какие части из моей жизни. Я понял, что чем больше энергии человеческих душ я насобираю, тем больше будет собственной энергии, а значит и память открывается. Это помогало. Правда, открылось не так много, я узнал, что все мифы и легенды, которые крутились в моей голове, про меня. Мятежные демоны, значит я один из них. Сил не прибавилось, но они становились четче, сильнее. Сегодня я опять шел за тем мальчишкой, от него я набирался больше сил. Мне он нравился, он был похож на меня.
  
   Берег моря, песок под ногами, молодая девушка идет по пляжу в прозрачном платьице. Эротично, черт возьми. Ее ноги идут по мокрому песку, не оставляя следов, волны подкатываются к ее ногам и сразу, будто испугавшись, уходят обратно. Волосы цвета солнца развиваются на ветру. Море тихое, спокойное. Солнце уже уходит за горизонт, небо становится красным. Она идет в объятия мужчины. В мои объятия. Подходит, я прижимаю ее к себе, и через несколько минут она падает, не в силах устоять на ногах. Я сажусь рядом, поднимаю ее лицо за подбородок и смотрю в ее глаза. Она не боится, верит мне. Верит в меня. Улыбается и, закрывая глаза, падает на песок. Солнца уже не видно, только красное небо. Через пять минут будет уже темно. Я встаю и ухожу. Она больше не нужна мне, по крайней мере, сейчас, без силы. Дойдя до конца берега, тело растворяется. Я возвращаюсь в реальность.
   "О да, романтика. Не люблю ее. Но девчушка дала немало сил, глупая" - подумал я. Я встал со скамейки, отряхнул плащ от невидимой пыли и пошел в сторону кладбища. Оно стало моим пристанищем. Красивое, тихое. Там хотелось быть всегда. Сегодня полнолуние, этот мальчишка, как всегда, будет там. Я же его зову, как никак, новая способность.
   Уже 12 часов ночи, холодно, а его все нет.
   "Сопротивляешься, Дамиан! Ни чего, все равно будешь мой!" - сказал я вслух. Сидеть на железной скамейке было уже не так приятно. Я накинул капюшон, и пошел мимо могил.
   " Ух ты, все таки пришел, я чувствую тебя, Дамиан!" - даже с какой то радостью подумал я. Лицо скривилось в злорадной усмешке. Уже хотелось заполучить его, попробовать свои силы с другим человеком. И не одним, взять под контроль более бойкого. "Ну это-то не проблема, найдем из его окружения", - размышлял я, тихо подбираясь к нему. Он меня не видел и не слышал, и хорошо. В один прекрасный момент я выйду.
   Я даже спровоцировал его встречу с девочкой, вполне милая и хорошая. Мне даже показалось, она ему понравилась, ему стало ее жалко. Но Карина, так звали эту девочку, уже успела проникнутся симпатией к Дамиану, и постоянно его преследовала. Я не стал мешать, пусть развеется мальчик. Разве можно постоянно жить в одиночестве, он нужен мне нормальным, а не сумасшедшим. Но он ее отверг, к сожалению, постоянно закрывался в своем коконе. Я понимаю его. Люди настолько примитивны, ну большая их часть. Думал, он не будет так сходить с ума от моих приходов по ночам, сил-то у него не так много было. Но нет, он все так же любил ту иллюзию, которую видел. Я, конечно, нашел ту девушку, но она была замкнута, была в депрессии, не было смысла выводить ее на "связь" с Дамианом.
   Прошел месяц. Ни чего не менялось. Ну, честное слово, скучно становилось. Сны, прогулки, эта бабка, которая уже успела сделать мне мозг своим внуком, этот мальчик - тень и небольшой набор "жертв" для силы. Зато память все больше открывалась. И силы обновлялись. Хоть это радовало. Жизнь начала набирать обороты, когда наступил октябрь.
   Уже начало холодать, и я решил, что уже стоит заговорить и появиться в жизни этого парня. Я понимал, что он не поверит мне сразу, возможно сразу пошлет к чертям собачьим, но это неважно, я смогу убедить его.
   Стоял холодный день, уже сильно дул ветер, бушевал над своими просторами. Я думал, размышлял, как же сказать Дамиану о себе, как же сделать так, чтоб он не свихнулся и поверил мне. Мысли разбегались, я ничего не мог придумать. Стоял уже второй час дня, а я все еще валялся в кровати. Заходила Антонина Викторовна, бабушка, у которой я сейчас живу, спрашивала не заболел ли я, и все ли хорошо. Я сказал, что все нормально, просто я очень устал. Обещал сделать чай, чтобы вместе попить и поговорить, но все, ни как не вылазил из кровати.
   Прошло еще полчаса, пока я размышлял о том, стоит ли мне сегодня что-то делать, решил, что пойду на кладбище и вытащу за собой Дамиана. Встал, заправил за собой кровать и пошел умываться. Через 15 минут я уже стоял на кухне и заваривал душистый чай, из заначек бабы Тони.
   Она, оказывается, любила травы, у нее было много смесей разных чаев и они были очень даже вкусными. И вот я нашел баночку на которой красовалась надпись "Мелиса и мята" и решил заварить. Бабушка хоть и не отличалась хорошим зрением и слухом, но запахи чувствовала великолепно. Она сразу прилетела на кухню. Чай был готов. Мы сели и разговорились. Она рассказала о том, что городок остался все таким же тихим и неприметным. Мало людей заезжают сюда, поэтому новичков узнают сразу. Развелось много молодежи, и они любит погулять и похулиганить под окнами. Здесь каждый знает друг друга, и легко найти того или иного человека.
   29/01/11
  
   Глава 43. Дамиан и Дивъяр.
  
   Дамиан открыл глаза и обнаружил, что лежит в своей постели, под одеялом, в одних плавках, а главное - в объятиях Дивъяра, настолько же раздетого! Такое положение его просто шокировало. Не зная, что предпринять, юноша попытался отодвинуться... и поймал насмешливый взгляд Дивъяра. Тот с широкой довольной ухмылкой наблюдал за его реакцией.
   - Т-ты что здесь д-делаешь? - немного заикаясь и краснея, спросил Дамиан.
   - А ты не видишь, что я делаю? Лежу, отдыхаю, недавно тока проснулся...
   - Я в другом смысле...
   - Ну, вообще-то, ты сам позвал меня вчера. Ты тут вообще вчера весь дом переполошил, помнишь?
   - Что-то припоминаю... Меня лихорадило сильно... И мне было страшно... Казалось, что я сделал что-то ужасное, но я не помню, что и когда... Это ты специально подстроил всё, чтобы лечь со мной в постель? Твои проделки? - вопросил юноша возмущённо.
   - Кое-что - мои, а кое-что - твои... - промурлыкал Див. - Кажется, ты был рад, что я пришёл. Кстати, а где благодарность за исцеление? Я с тобой поделился своей энергией... Ты сутки спал, зато теперь как новенький!
   - Благодарю... А теперь вылезь из моей постели и оденься, пожалуйста! - Дамиан сдёрнул с Дивъяра одеяло и полностью завернулся.
   Дивъяр по-кошачьи потянулся, с удовольствием, выгибаясь своим красивым сильным телом, и встал с кровати. Его кожа была гладкой, лишь кое-где виднелись золотистые волоски, сливающиеся с цветом кожи. Под кожей перекатывались мускулы, в спокойном состоянии почти незаметные. Тело молодого мужчины было стройным - худощавое, но мускулистое, всё в меру, широкая грудь и плечи, узкие бёдра... и длинные распущенные волосы, ниже талии, сегодня они были больше рыжие, с чёрным отливом... Дамиан вдруг обнаружил, что задумчиво рассматривает его тело, а он, хитро улыбаясь, за ним наблюдает.
   - Одевайся же! - Дамиан покраснел и отвернулся.
   - А я думал, ты хочешь ещё на меня полюбоваться, - рассмеялся Дивъяр, за что в него полетела подушка.
   - Что тебя так заинтересовало, что ты так задумчиво меня разглядывал?
   - У тебя волосы ещё длиннее стали вроде... и волосы на теле другого цвета, чем на голове... - ответил Дамиан.
   - Ну, мне так больше нравится, - пожал плечами Дивъяр, натягивая чёрные джинсы. - Можно мне верх не одевать? Неохота, да и тепло в квартире...
   - Ну ладно... Дома никого? Иди поставь чайник!.. Пожалуйста...
   Хмыкнув, демон удалился на кухню, а Дамиан быстро вылез из постели и оделся, по- домашнему, в чёрные трико и футболку, после чего отправился умываться.
   После ванной юноша отправился на кухню. И вдруг оказался прижатым к стене...
   - Ты точно не хочешь попробовать?.. - горячее дыхание Дивъяра обжигало его лицо, тот был на полголовы выше.
   - Что ты делаешь?.. Что попробовать?! - Дамиан попытался выскользнуть, но демон поймал его запястья и вжал в стену.
   - Попробовать стать бисексуалом... Я хочу обладать тобой полностью! - Див лизнул его щёку.
   - Нет! - юноша отвернулся и зажмурился.
   - А ты подумай... - вкрадчиво произнёс демон. - Ты уже в моей власти полностью... дома никого нет, я сильнее, сопротивляться бесполезно... лучше расслабиться и получить удовольствие!
   Дамиан забился, пытаясь вырваться, но быстро понял тщетность своих попыток. Тогда он открыл глаза и прямо посмотрел в глаза демона:
   - Дивъяр, неужели ты, правда, хочешь сломать меня? Хочешь, чтоб я тебя боялся? Ты же обещал защищать меня, как старший брат! - его глаза слегка затуманились дымкой слёз, но он сдержал их, твёрдо встречая пронизывающий взгляд Дивъяра.
   - Ты прав... этого я не хочу... - демон отпустил его и отошёл на пару шагов. - Прости меня, я немного увлёкся...
   Дамиан опустил голову, завесив лицо волосами, и прошептал:
   - Не нужно меня пугать... брат... ты единственный, кому я доверяю... единственный, кто может меня понять... ты - мой лучший друг... Я же открылся тебе полностью! Я отдал тебе душу! Неужели тебе этого мало?!.. - он закусил губу.
   Дивъяр порывисто обнял его, крепко прижав к себе его не сопротивляющееся тело.
   - Я больше не буду. Прости! Успокойся, пожалуйста! - он усадил юношу за стол. - Давай пить кофе!..
   И стал по-хозяйски греметь чашками, наливая кофе. Обшарил холодильник и нашёл сваренный Даной суп.
   - Кушать хочешь? Тут суп есть!
   - Не откажусь... Я, кажется, несколько суток не ел... - ответил Дамиан и у него забурчал живот. Они переглянулись и рассмеялись, снимая напряжение...
   30. 01. 2011 г.
   Глава 44. Стихия Свободы.
   Охотница шла по улице и улыбалась, слушая любимую музыку - группу Люмен. Она считала, что это должны слушать все, поэтому включала музыку на телефоне без наушников, чтобы было слышно окружающим. Проходя мимо мэрии, или Дома Советов, как его называли по старинке, она врубила песню Lumen - Государство, и теперь подпевала, весьма довольная собой:
   "Здесь типа демократия -
   На самом деле царство,
   Я так люблю свою страну...
   Но ненавижу государство!
   Государство! Государство!"
   Девушка шла встречать брата с учёбы, из техникума, чтобы вместе отправиться на Старое кладбище.
   Она была в очень хорошем настроении, песни напоминали ей о весёлых проделках, которые они устраивали вместе с Дивъяром.
   Например, о том, как они включали песни Люмен вместо попсы во всех общественных местах, где звучала музыка, предварительно заблокировав двери кабинета управления музыкой, где она включалась. Например, на центральной площади города всё время негромко играла какая-то попса, вместо которой они врубили вот это самое "Государство":
   "Заплати налоги и живи спокойно,
   На эти деньги продолжают войны,
   Люди делят власть и нефть,
   И мы для них - не люди, нет!
   Плати налоги и живи спокойно,
   Им похеру на то, живёшь ли ты достойно,
   Твоё право - заткнуться и молчать!
   Ты ещё не понял? Гони бабки, твою мать!"
   и другие песни Люмен, особенно из альбома "Правда" - "Хватит!", "Пора орать!", "Иди в отмах" и т.д.
   Эти же и другие бунтарские песни начинали звучать из динамиков в коридорах образовательных учреждений - школ, колледжей, техникумов, институтов... Было забавно смотреть на лица преподавателей, слышавших такое, особенно посреди занятия! Ещё на многих домах города появлялись разноцветные граффити с анархистскими лозунгами и цитатами из любимых песен, множество листовок с подобным же содержанием, написанным крупным, часто цветным, шрифтом, приклеивались повсюду на высоте выше человеческого роста, чтоб трудней было снять. Граффити незаметно появлялись на машинах и домах городских богачей, у которых Дивъяр ещё и умудрялся незаметно вытаскивать деньги. Иногда эти деньги, при особо крупном улове, в прямом смысле пускались на ветер - раскидывались по всему городу наудачу. Охотница с братом Вервольфом и Дивъяром также организовали своё радио, которое она назвала, как и своё анархистское движение, "Стихия Свободы". Это радио транслировало в пределах города только бунтарские и анархистские песни и перебивало самые популярные волны, такие как "авто радио" и т.д. Ох и почудили они! Милиция до сих пор ищет хулиганов, которые всё это творили. Она хихикнула: "Надо бы придумать ещё что-нибудь в том же духе!"
   Встретила брата возле политехникума и они пошли на кладбище.
   По дороге им встретилась компания неформалок, по 14-15 лет, четыре девчонки, небезызвестных в неформальных кругах города - Ника, Улька, Янка и Надька. Ника - гот-панк - девчушка в полуготическом-полупанковском, но не женском прикиде, с длинными чёрными волосами и в плаще из кожзаменителя. Улька, она же Аврилка - девушка, очень похожая на Аврил Лавинь. Янка - самый яркий человек в компании, по прозвищу Бешеный Панк, девчонка с короткими, вечно торчащими дыбом, чёрными волосами, и очень выразительными, почти чёрными глазами, в которых часто появляется выражение какого-то бешеного азарта, от неё можно ожидать чего угодно. Надька - наиболее спокойная, с длинными кудрявыми светлыми волосами.
   - О, Таиска с Дениской! Привет, Близнецы! Вы куда?
   - Мы же просили называть нас только по прозвищам! Охотница и Вервольф! Трудно запомнить, что ли? - недовольно проворчала Охотница и они все обнялись, приветствуя друг друга. - Мы на кладбище, а вы?
   - Мы с вами! Надо тока по дороге пива купить!
   - Ну напротив кладбища и купим!..
   Весёлая компания неформалов под музыку и смех повалила в сторону кладбища...
   Беспечно расположившись возле самого входа на Старое кладбище, у памятника жертвам репрессий, они пили пиво прямо из полторашки, передавая её друг другу и щурясь на яркое тёплое весеннее солнце. Ещё пара полторашек с пивом стояли в запасе.
   Середина апреля, солнце уже греет, весь снег, наконец-то, растаял, разве что осталось немного чёрного снега в тех местах, куда совсем не заглядывает солнце... В остальном же солнце, начавшее припекать в последние дни, за эту неделю превратило весь снег в воду и теперь повсюду сверкали лужи и ручьи, а на окраинах города, в низинах и возле речки был вообще потоп... Речка, протекавшая, петляя, через весь город, вздулась едва ли не втрое больше, чем есть на самом деле, снесла все понтонные мостики, так что остались лишь несколько больших бетонных автомобильных мостов, затопила все приречные огороды, так что в частных домах вблизи вода заплескалась в подполье. На кладбище тоже было довольно сыро, на грунтовой дороге, идущей сквозь кладбище, стояли большие лужи, хорошо хоть на маленьких тропках толстый слой опавшей листвы впитал влагу и можно было ходить спокойно, хоть и хлюпала под ногами сырая почва. Свежая, ярко-зелёная трава вылазила повсюду и торчала щёткой-ёжиком. Деревья и кусты окутались, как будто полупрозрачным зелёным туманом, распускающимися, вылезающими из почек листочками.
   Памятник жертвам репрессий представлял собой стену с надписью, большим чёрно-белым крестом на ней и венком. У основания стены было что-то вроде ступеньки, на которую часть компании присела, часть осталась стоять. Они болтали о том, о сём: об учёбе, о том как хочется каникул и не хочется учиться, о музыке, об общих знакомых... Близнецы расстегнули одинаковые косухи и с удовольствием вдыхали тёплый свежий ветерок, приносивший запахи сырой земли и свежей зелени.
   Вервольф рассказывал о новой идее - создать патруль Стихии Свободы, собираться вместе и обходить город по вечерам, и пусть только попробуют сунуться гопники!..
   - С нами Дивъяр! Мы можем призвать демона в нужный момент и он нас защитит, и никто не посмеет больше обижать нефоров! Да и привыкнут все к нашему виду, постепенно все перестанут обращать на нас внимание и смотреть как на идиотов, если мы постоянно будем у всех на виду! - дополнила брата Охотница.
   - Вот ещё бы народа собрать хоть человек десять, причем достаточно ярких личностей, которые не побоятся ходить по городу во всей атрибутике, - закончил мысль Вервольф.
   - Можете на нас рассчитывать! - сказала Янка - Бешеный Панк, азартно сверкая глазами. - Правильно я говорю? - вопросила она подружек и получив одобрительные возгласы, предложила: - Кто хочет спеть? Давайте вместе "Проклятый старый дом" КиШа!
   Девчонки одновременно включили эту песню на всех телефонах и весело её проорали. Близнецы от них не отставали, откупорив следующую бутылку.
   На их шум и ор, а больше на довольно громкую панк-музыку, из глубины кладбища вышли двое, уже знакомая нам Карина и с ней какой-то паренёк неопределённого возраста. Карина была в готическом прикиде - чёрный плащ из кожзаменителя, длинная узкая чёрная юбка-макси, чёрные балетки, длинные чёрные волосы и чёрная подводка глаз, парочка напульсников и ошейник с шипами. Паренёк, довольно худенький и невысокий, выглядел по-панковски неаккуратно и всклокочено, хотя и на панка был мало похож, не имея на себе никакой атрибутики - торчащие дыбом короткие, но не слишком, каштановые кудри, выглядывающая из-под старой кожаной куртки мятая рубашка, простые синие джинсы и кроссовки, большие голубые глаза, в которых, казалось, навсегда поселилась мечтательность, и отсутствующее выражение лица, бледная кожа, длинные тонкие пальцы... Ребята подошли к компании и поздоровались. Карина обнялась со всеми и представила своего спутника:
   - Это Егор, он мой сосед. Он немного странный и часто немного не в себе, но он просто гениальный музыкант! Вы бы слышали как он играет на пианино! Я привела его сюда, потому что думаю, что его место - среди неформалов. Обычные люди его не принимают и смеются над ним, поэтому он почти ни с кем не общается, но я надеюсь, вы примите его...
   Егор немного застенчиво улыбался и рассматривал их. Компания рассматривала его...
   Наконец Охотница подошла ближе и крепко обняла парня, а вслед за ней - её брат:
   - Конечно примем! Ты теперь не один, Егор! Мы вместе и мы будем тебя защищать. Только очень хотелось бы услышать, как ты играешь!
   - Спасибо... Папа скоро уедет в командировку, тогда вы все сможете прийти ко мне в гости и я сыграю для вас... - ответил Егор.
   - Вот и отлично! - облегчённо воскликнула Карина. - Я вас всех обзвоню, когда это будет!
   - Значит, играешь на пианино? - уточнил Вервольф. - Предлагаю наречь новенького Пианистом! Есть возражения? - он обернулся к девчонкам.
   - Согласны! - послышалось в ответ, и девчонки, смеясь, стали наперебой обнимать и теребить новенького...
   6.02.11 г.
   Глава 45. Вечеринка (Рина, Silent & Алира)
   Рабочий день прошёл абсолютно спокойно, без происшествий.
   Как раз к концу позвонила Дана и уточнила про вечеринку. Саша и Руслан, переглянувшись, сказали, что всё в планах и что часов в семь они ждут Дану с теми, кто решился к ним придти.
   - Их там толпа, по ходу, - прошептал Руслан Саше. Саша, хмыкнув, передёрнулся. Толпы они не ожидали.
   ***
   Ровно в семь часов раздался звонок в дверь.
   Руслан, перекрестившись под хихиканье Саши, пошёл открывать дверь. Первой зашла уже знакомая им Дана, а вот за ней... видимо, тот самый Дивъяр.
   - Привет, - кивнул Руслан Дане. - А... эм... добрый вечер, - кивок Дивъяру.
   Дивъяр стоял рядом с Даной. Он уже знал этих людей, но надо было сделать вид, что впервые их видит. Когда Руслан поздоровался с Даной и кивнул ему, он, недолго думая, двинулся в дверной проем и живо поздоровался
   - Добрый-добрый, - с милым взглядом посмотрел Дивъяр на Руслана и медленно перевел взгляд на Сашу.
   Саня стоял, смотря на всех, из всего народа он знал только Дану. Сейчас он поймал себя на мысли, что очень глупо выглядит и так же тупо улыбается, из-за незнания того как поздороваться. Мимо прошмыгнула Охотница, с компанией друзей, которые, походу, пришли сюда только из-за халявной вечеринки.
   Народ вереницей проходил в комнаты...
   Саня и Руслан как-то нервно оглянулись - и впрямь, такого количества народа не ожидалось...
   Но, тем не менее, всё проходило отлично, алкоголь лился рекой, музыка, которую ради прикола, включили Саша и Руслан, многим нравилась.
   Но Руслан очень часто оглядывался на Дивъяра. Интуиция звонила во все колокола, да и поразительная схожесть этого парня с тем, что ему снился - пугала. Ради расслабления Руслан вышел на балкон, затянувшись своей электронной сигаретой в глубокий и долгий затяг.
   Дивъяр толком и не веселился, ему нужно было следить за происходящим - как Охотница начинает напиваться и хулиганить! Как Руслан с Сашей как-то косо на меня смотрят. Да и тоска по Дамиану мешала расслаблению и веселью.
   Когда Руслан вышел на балкон, Дивъяр решил пойти за ним. Интересно, как он отреагирует увидев его рядом, да и в реале. Сны-то сны, а вот реальность на много интересней! Дивъяр вышел на балкон и увидел, как Руслан, облокотившись на перила, стоял и курил.
   Руслан обернулся, хотел было вздрогнуть, но, подумав, что многовато чести, просто скрестил руки на груди. Ещё одна тяга. От Дивъяра снова ни слова. Руслан, хмыкнув, снова облокотился на перила и посмотрел на город.
   - А не мало ли кайфа стоить и дышать сигаретным дымом? - прищурившись, спросил Руслан.
   - Сигаретный дым меня не волнует, мне интересен вид города - и демон демонстративно провел рукой, как бы показывая весь город. Дивъяр сразу почувствовал, что Руслану как то не по себе, но, нацепив маску наивности, стоял как придурок. - Почему именно эти сигареты? Так нравится искусственность?
   - Не в искусственности дело, - передёрнул плечами Руслан. - А в здоровье. В них нет никотина. Вернее, почти нет. Просто водяной пар с ароматизаторами. И... да. Пожалуй, я люблю искусственность. Тем более, такую. Тем не менее, - парень перестал курить и положил сигарету в карман. - Мы оба знаем кто ты и кто я. И у меня вопрос к тебе: какого чёрта?
   - Что ты можешь знать обо мне? Ты же меня первый раз видишь... - Дивъяр склонил голову, делая вид послушного милого мальчика, но получилось весьма коряво. - Какого черта? -переспросил он, - а в чем собственно дело?
   Прикинулся пнем, будто ничего не знает, ничего не видит, но чувствовал уже, что скоро надо будет перестать играть в эту глупую игру.
   Руслан хмыкнул.
   - Я, конечно, крашусь пергидроль, но неужели я произвожу впечатление клинического идиота? Ты - Дивъяр, местный шут, представляющийся демоном, являющийся во снах, клянчащий душу. Последние два пункта задели и меня. И знаешь... меня не волнует, кто ты на самом деле и чем ты занимаешься... меня волнует как ты, не будучи даже знакомым со мной, приходил в мои сны. Делись секретом фирмы, гипнотизёр.
   - Ладно, уговорил, не буду больше придуриваться. Сны? Ну, здесь есть связь между тем, что я "местный шут" и этими самыми снами. Сначала реши, во что ты веришь. Если я тебе скажу, что я демон, ты же не поверишь, а значит, и секрет узнать не сможешь. - Дивъяр оперся руками о перила и смотрел вдаль. На лице блуждала хитрая ухмылка.
   - Да я быстрее в конец света в 2012 году поверю, чем в тебя! - хохотнул Руслан.
   - Ну вот, а хочешь от меня правды! Все легко и просто... - посмотрел демон на Руслана. Он был ему интересен, такая нестандартная личность, он притягивал его не меньше, чем Дамиан. С такой сильной силой воли, он был недостижимой мечтой, которую, по мнению демона, уже не сломить.
   Тем временем за балконом послышалось шуршание замка, зашел Саня
   - Эй, люди... - он глянул на Дивъяра. - Ну и нелюди... короче вас тут кто то закрыл... И вообще, харе тут прохлаждаться, я тут один в компании психов... и вообще!
   Он посмотрел на Руслана.
   - Ты тут всех знаешь, так что спаси меня от одной пьяной рожи, которая тут чуть ли не стриптиз под Металлику танцует. Кстати какие-то два дебила закрылись на кухни и там кочегарят, а орать на них я уже устал, твоя очередь...
   Руслан, взъерошив волосы на голове, влетел в комнату.
   - ТИШИНА!!! - громкий, низкий и хриплый голос разнёсся по всей квартире. Саша, не удивившись, опёрся на перила балкона. - Так. Хоть я тебя и не знаю... на кресло села и молчи!
   Шаги Руслана, рывком открылась дверь кухни, из которой донёсся запах сигарет. Следом двое парней вылетели в зал.
   - Курить. Только на балконе. Танцевать. Только не стриптиз. И блевать. ТОЛЬКО В ВАННОЙ!!!
   Саша медленно стекал по стене, даваясь хохотом. Да... Руслан умел достучаться до неформалов...
   Дивъяр стоял в комнате, чувствуя, что прошлые мысли были прямо в точку. Оперившись на стенку, он смотрел, как все тихо усаживаются и послушно смотрят на Руслана. Улыбка не сходила с его лица.
   Руслан, вежливо улыбаясь, сложил ладони вместе, будто проповедник.
   - А теперь... - голос стал свистящим шёпотом. - Можете веселиться.
   Парень снова вернулся на балкон и повернулся к Саше.
   - Дай сигарету. Настоящую. Нормальную. Задолбался курить микросхемы.
   Саня, достав пачку сигарет и протягивая её Руслану, еще пару минут посмотрел, как Руслан всех строит "по стойке смирно", после чего направился в кухню проветривать её. До боли было интересно, о чем же все-таки говорил Руслан с Дивъяром, эти мысли не давали ему покоя еще с того момента как они ушли на балкон. Стоя на кухне и перебирая весь матерный словарный запас, он плюнул на это дело, отправляясь снова к гостям.
   Теперь вели себя они поприличнее, но все же Руслан казался каким-то не таким. Он снова недоверчиво поглядел на Дивъяра.
   - Странный тип... - прошептал он сам себе.
   Они уже сидели в зале, Руслан, чуть прикрыв глаза и откинувшись на спинку кресла, наблюдал за происходящим. Он всегда занимал именно такую позицию на всех тусовках - бокал вина, отдельный угол, чуть прикрытые глаза.
   "Этот Дивъяр, видимо, настолько загнался, что сам уже верит своим легендам" - промелькнула мысль, но парень её тут же отогнал. Он уже не чуял угрозы. И ему уже было не важно, что будет дальше.
   Все было тихо и спокойно. Теперь малолетки не бесились, а вели себя более или менее прилично. Руслан тихо сидел на диване, видно, что он был расслаблен. Саша стоял в сторонке, наблюдал за происходящим, изредка косясь на Дивъяра и Руслана. Охотница бесилась со своим братом, Дана уже к кому-то приставала.
   Демону становилось скучно. Ничего не происходило. Один раз к нему подбежала Охотница попросила что-то необычное, но он решил отказаться.
   Руслан, видя затишье, хмыкнул. Пару раз хлопнул в ладоши. Народ тут же обратился на него.
   - Раз уж все такие энергичные, но тихие... музыку ту, которую мы включали, слышали? - согласный хор голосов. - А слабо вам попытаться под неё... станцевать? НЕ стриптиз, говорю сразу.
   Воцарилась тишина. Руслан, поставив бокал с вином, передёрнул плечами и, подойдя к ноуту, включил какую-то композицию.
   - А вот мне, ребята, не слабо!
   На глазах у всей компании и смеющегося Сашки, Руслан в носках, на полу, совершенно непригодном к танцам, танцевал абсолютно бешеный по ритму драм-энд-бас, смешанный с джампингом.
   Глядя на то, как танцует Руслан, у многих начали отпадать челюсти. Полупьяные девки стали весело двигаться в такт. Дивъяр залюбовался танцем и даже как-то не заметил, как начал немного подтанцовывать. Не ожидая от себя этого, он остановился и улыбнулся. "Да, этот человек вызывает у меня восторг. Такая противоположность Дамиану" - подумал он и хмыкнул.
   Саня стоял, хотя, нет, он уже не стоял, уже просто лежал на полу от смеха - он, конечно, видел, и не раз, как Руслан исполняет свои танцы, обычно подпевая композиции "Ко мне упыри! Ко мне вурдалаки!" но сейчас ему было смешно от лиц других неформалов, которые выкатили глаза по десять юбилейными.
   Внезапно всю веселую атмосферу прервал стук в дверь. Выяснилось, что на часах было уже где-то двенадцать ночи, а соседи далеко не любят джампстайл.
   Пришлось долго извиняться за музыку на всю округу, и за дикий смех, который, походу, разбудил весь дом. Порадовало, что до милиции не дошло...
   Извинившись перед всеми соседями, клятвенно пообещав, что больше так не будут, друзья вернулись к своим гостям. Саша, более церемонный, переминался с ноги на ногу. А Руслан, увидев это, кашлянул в кулак.
   - Так. Двое или трое могут остаться с ночевкой. Остальные.... Надо уточнять? - улыбка Руслана после того, как ему соседи промыли мозг, напоминала вампирский оскал.
   В итоге в квартире остались Охотница со своим братом и Дана с Дивъяром. Остальные как-то быстро ретировались, пообещав "позвонить".
   Все "детки-конфетки" как раз выходили из двери, прощаясь, и шумно выходили за дверь. Дивъяр был рад, что уже все разбегались. "Соседи были как раз в тему" - подумал он. И улыбнулся, его идея была как всегда, хорошей. Итак, все разошлись, и они остались одни дома. У Дивъяра появилась идея на миллион, теперь он уже решил, что и как делать. Дана ушла в другую комнату. Охотница уже бесилась с братом на кухне. А он остался стоять у окна, смотрел на луну. В комнате было тихо.
   Глянув на более узкий круг, Саня облегченно вздохнул, поплетясь на кухню выгонять двоих разбушевавшихся в комнату, сам же принялся за мытье посуды, которая состояла из бесчисленного количества стаканов и всего пары тарелок. Весь этот шум его утомил, хотелось пойти в комнату и завалиться спать, но там походу уже кто-то оккупировал его кровать, и нахально на ней дрыхнет.
   Руслан маялся по комнатам, казалось, что ему некуда приткнуться, но на самом деле еще играл тот адреналин тот прихода соседей.
   Радовало, что завтра можно выспаться, но сейчас не до сна...
   Саня, чувствуя себя истинной золушкой домыв посуду, схватился за ведро и тряпку - по квартире кто-то изрядно потоптался, причем в грязных башмаках. Сейчас он искренне желал найти этого человека и оторвать ему голову.
   Мимоходом он заглянул в комнату...
   Демон слышал, как Саша выгоняет бушующих из кухни и как они уже поплелись к Дане и замолкли. Больше всего его удивило, что Саша стал мыть посуду, очень сильно звеня чашками и стаканами, что было отчетливо слышно. Потом все прекратилось, и Дивъяр услышал шаги, увидел мимо проходящего Сашу. Вот его сейчас ждет большоое разочарование - там Дана уже давно спала на его кровати, а мелкие приткнулись к ней под бок.
   "Правильно, по пьяни больше спать хочется" - подумал демон. Сейчас не спали только он, Саша и Руслан. "Думаю двое из трех сейчас тоже отрубятся, а вот мне как-то спать не хочется", думал Дивъяр и смотрел в окно.
   Руслан побледнел, вцепился в дверной косяк, рядом с которым стоял. Саша подошёл к другу.
   - Ты чего?
   У Руслана появилась вымученная улыбка.
   - Всё хорошо. Правда. Только это... у нас есть что-нибудь обезболивающее?
   - Чего?! - Саша встрепенулся. Дивъяр резко повернулся в сторону парней.
   - Ну и зачем так орать? Обезболивающее. Я слишком... активно выкаблучивался, - пожал плечами Руслан.
   - Поджелудочная?
   - Она самая, - Руслан нехотя сел на кресло, держа руку чуть правее и ниже живота. - Ничего страшного. Пройдёт. Минут через пять.
   Снова воцарилась тишина. Телевизор включать не хотелось, музыку тоже. Всё было тихо и поразительно спокойно.
   - Ой, #ля... - Руслан растёкся по креслу. - Не пройдёт через пять минут...
   Саня пошел к себе в комнату, тихо, старясь не будить оккупантов его кровати.
   Заглянув в аптечку, и кое-как шаря что-то в темноте, он искал обезболивающее, надо было как-то спасать друга, а то мало чего хуже будет.
   Дивъяр резко развернулся, когда услышал сзади странные звуки. Картина предстала не сама уж и красивая. Руслан кое-как сдерживался от боли. Пока Саша убежал к себе в поисках обезболивающего, демон решил помочь.
   "А мало ли что может случиться" - подумал он. Он подошел к креслу, в котором распластался Руслан, присел на корточки, сдвигая прядь волос в сторону, и сказал: "Давай помогу, братишка" - слегка наклоняя голову в бок, я смотрел Руслану в глаза.
   - Д...да чёрт с тобой... помогай, раз хочется.
   Недолго думая, Див приложил руку к больному месту, слегка сдвигая руку Руслана. Он не сопротивлялся. Потихоньку он проваливался в сон.
   Сон обещал быть вязким, прерывистым, как это обычно и бывало при приступах. Но становилось легче. Хотя бы лёгкие не бились током при попытках вдохнуть.
   Саша, перевернувший всю аптечку, но не нашедший обезболивающего, обескуражено вошёл в зал.
   - Короче капец, обезболивающего нет... чё делать будем?
   Увидев Руслана лежащего в кресле и склонившегося над ним Дивъяра, он немного опешил.
   - Что с ним? - спросил Саня, направляя взгляд на Дивъяра.
   - Спит, крепким сном, - спокойно сказал тот, глядя на опешившего Сашу. Див встал с колен, машинально отряхивая их, откинул мешавшую прядку с глаз. - Думаю надо перетащить его на кровать.
   Толком, не поняв, что случилось, Саня все-таки согласился. Он еще раз посмотрел на Руслана, который походу просто спал, и тяжело вздохнул.
   - Ладно, перенесем его на кровать...
   С помощью Дивъяра они перенесли Руслана на кровать, тот даже глаза за это время не открыл. Покончив с Русланом, и глядя как Дивъяр снова возвращается к окну, от которого он и не отходил все это время, Саня вернулся к швабре и мытью полов...
   ***
   Белые стены...
   Абсолютно белые стены, такой же белый пол - даже не видно стыков их пересечения. Руслан поднял голову - вместо потолка просто чёрное небо с жёлтыми точками звёзд. Он сам сидит в углу этой коробки, зажатый собственной болью.
   Сердце бешено колотится, боль стучит молоточками везде, а в голове мысль: "Дышать не больно, не страшно, не больно, не страшно".
   Один, совершенно один, наедине с единственным страхом, который может его сломать.
   - И снова привет, - Дивъяр опустился на корточки рядом с ним.
   - Загрёб... не отдам душу... в реальности не отдал, в трёх снах перед этим - не отдал и сейчас ничего не изменится. И если это такса за помощь, помощь можешь забрать обратно, - огрызнулся Руслан.
   - Да забудь ты уже. Не хочешь, не надо, я не тороплю тебя с выводами. Сейчас так, завтра может, по-другому, - Дивъяр сидел и улыбался.
   - Забудь? Я зло не помню, я зло записываю, - Руслан попытался встать, но снова сполз вниз по стене. - Слушай. Ну что тебе от меня надо, а? Ну вот чем я тебе сдался, а? У тебя целый штат персональных фанатов, я тебе на кой, а?
   - Не заводись так, а то еще больше будет болеть, - демон посмотрел на Руслана. - Скажем так, все эти фанаты меня не интересуют, мне интересны необычные личности, такие как ты, понимаешь? Тем более ни кто не говорит, что тебе будет плохо от того что ты душу отдашь, даже наоборот. Избавишься, например, от этой боли, навсегда. Получишь все что захочешь... хотя... твое право выбирать путь.
   Руслан, кивая и улыбаясь, вытянул вперёд руку и состроил конфигурацию из одного пальца.
   - Красивый маникюр, не правда ли? - пышущим ядом голосом, спросил он. - А теперь... ПОШЁЛ ВОН!!!
   Руслан сам слетел с кровати. Он сидел в темноте своей комнаты и вслушивался в разговоры телевизора. Через щелку закрытой двери пробивался свет. Руслан, укутавшись в одеяло, вышел в коридор, затем повернул на кухню. Дивъяр и Саша молча смотрели в окно.
   - Ты... - прошипел Руслан, глядя на Дивъяра. - Вон... пошёл. Вон...
   - Руслан, чё с тобой? - Саня встревожено посмотрел на друга, потом перевел недоверчивый взгляд на Дивъяра.
   - Что со мной?! Что, чёрт побери, со мной?! А что ты его защищаешь, а?! Уже дружками закадычными стали?! А меня этот зомбоящик на ножках не радует!!! Мало того, что в реальности до меня догрёбывался, так ещё и во снах?! Я! Тебе! Ничего никогда не отдам! Ой, #бля... - Руслан снова облокотился на стену. - Саш. Не смотри на меня, как на идиота, умоляю...
   - Господи, какие мы нервные. Ну, смотри, как бы опять что не заболело, - сказал Див, хитрым взглядом глядя на Руслана. - Я тебе еще ничего не сказал, а ты уже бесишься, - потянулся он у окна. - Почему ты на столько категоричен? Мы как бабки на базаре.
   - Угум. И твои семечки мне НЕ нравятся!
   - Ты не ответил на вопрос - сверкнув глазами, демон подошел к Руслану.
   - Так, ладно, поорите тут друг на друга, мне как-то по барабану, чё происходит, я у себя!
   - САША СТОЯТЬ!!! Я наедине с ЭТИМ не останусь!
   - Ладно! Заткнулись все! Что произошло?
   - Иди, иди Саша, просто понимаешь, стресс, тем более болит, поэтому он на всех срывается, ну ты же меня понимаешь, - мягко сказал Див.
   - Саша стой! - Руслан паниковал. - Я... блюл... этот... мать его... он снова за своё... помнишь, я тебе рассказывал? Причину нашей ссоры помнишь? Эти дебильные сны... там снова он, он, он, чёрт его побери! Он достал меня!
   - Ну, вот смотри, Сашенька, теперь какой-то бред несет. Его надо уложить спать, я этим займусь, не беспокойся, - настаивал демон.
   Саша тяжело вздохнул глядя на Дивъяра:
   - Значит так, с Русланом разберусь я! И точка!
   Глянув в потолок, он снова тяжело вздохнул, из комнаты тем временем послышались разговоры, походу "пьянь комнатная" проснулась. Глянув на Руслана, Саня тихо произнес:
   - Иди ко мне в комнату, с этим я поговорю...
   Руслан, вздохнув, ушёл в комнату друга, злорадно представляя, как "родимый Сашенька" просто размажет нелюдя.
   - Что ты с ним сделал? я же вижу что-то не так с ним! - Саша злостно глянул на Дивъяра.
   - Я что-то делал с ним? Ну, чтоооо ты, зачем мне. Просто я предлагаю ему избавиться от проблем, за небольшую плату, а он сопротивляется.
   - Мы от проблем сами избавимся! Тебя это не касается! Оставь его в покое! - Саня злобно глядел на Дивъяра, который своим видом старательно выражал полную непричастность. - Я знаю твои приколы, только никогда, слышишь? НИКОГДА не поверю, что ты демон! И лучше не трогай нас, живее будешь, - сам не понимая, для чего, он уже начал угрожать.
   - Вот что, деточка, ты мне тут условия не ставь! Ты думаешь, здесь все просто так, а тут целая система. И да, точно, Я не заставляю всех верить в то, что я демон, это твое личное мнение, меня оно не касается, - глаза уже горели рыжим, этот мальчишка вывел Дива из себя.
   - Ты меня не запугаешь, условия тебе пусть другие ставят, я этим грязным делом даже руки марать не буду, я просто тебе говорю как факт, не трогай нас, дури голову остальным, с нами это не прокатит, - Саня смотрел на него испепеляющим взглядом.
   Демон демонстративно отвел глаза и зевнул, прикрывая рот рукой:
   - И? Что дальше?
   - Так. Стоять, - Руслан снова возник на пороге. - Дивъяр... Саша... я вас завёл, я вас и успокою... Саш... гоу спать. Дивъяр... домой не пора?
   - Эх... не долго счастье продолжалось. Уже выгоняете? Как не культурно.
   - Не забывай правил! Демон, блин! В чужом доме выказывай уважение хозяину, если нет, то не появляйся там вообще! Вот и вали отсюда! - Крикнул Саня уже в коридоре.
   Руслан и Дивъяр снова остались вдвоём. Руслан уже был максимально спокоен.
   - Я так понимаю, уходить ты не собираешься... - протянул парень.
   - Ну не знаю, не знаю. Ответь мне все-таки на вопрос, почему ты так категоричен? Обещаю отстать, если ответ покажется мне весьма весомым, - демон сел на подоконник и смотрел на Руслана.
   Тот хмыкнул.
   - Ты когда-нибудь сам свою душу строил? Медленно, по кусочкам, собирал её? Разрушал, если шло что-то не так? И начинал строить заново? Ты гонял себя, как савраску, вырабатывая в себе новые и новые пункты характера? Сам контролировал, редактировал взгляды на жизнь? Нет. И других таких... ты не встречал. А я - всё это делал. Я знаю цену, я знаю количество времени и количество крови, которое ушло на мою душу. И ты хочешь, что бы я отдал тебе тот алмаз, который сам вытащил из грифельного карандаша? Ты или слишком самоуверенный или слишком наивный, - Руслан стоял, скрестив ноги и руки, и при этом пальцами теребил крестик, висящий на серебряной цепочке.
   - Ну, допустим. Но за твой алмаз я предлагаю тебе много всего. Да и никто не говорит, что ты расстанешься с ней прямо сейчас. Твоя драгоценная не нужна будет тебе, когда ты будешь тереться затылком в гробу.
   - Много всего? Избавится от приступов? Лажа. Я мазохист, я кайфую. И потом. Когда я так загибаюсь, все вокруг меня так прыгают прикольно, - Руслан улыбнулся. - И потом... в гробу будет трястись тело. А я планирую быть где-нибудь далеко от гроба. После смерти. Например... в новом теле.
   -Фу, зачем тебе новое тело? Зачем тебе заново все переживать и ставить? Какая банальность. Ну ладно даже если боль не брать, неужели тебе больше ничего не хотелось? - демон сидел, скрестив ноги.
   - Всё, что мне всегда хотелось, я добываю сам. Без помощи психов. Ещё вопросы?
   - Такое не добудешь, - он отвернулся к окну.
   - Это к чему? Угроза? - Руслан зло прищурился.
   - Странный ты человек, - грустно сказал демон, - видишь угрозу там, где ее и быть не может.
   - Ага. И мне о странности говорит... ха-ха!.. демон!
   - Ну да, а что... ладно, убедил... не нужна мне твоя душа. Теперь тебя в этом городе ничего не держит, при желании можешь уезжать... - Дивъяр был расстроен. "Я знал, что этого парня мне не сломить, но еще на что-то надеялся. Ладно... пусть..."
   - Ой, прям презент с барского плеча! - Руслан снова засмеялся. - Эээ, нет. Я тут, как минимум, отдыхаю. Так что уеду тогда, когда захочу того я сам, дорогой мой... personal demon.
   Руслан, хмыкнув, открыл входную дверь, приглашая Дивъяра уйти.
   За окном постепенно светало, на часах было уже где-то три утра. Руслан, закрыв входную дверь направился в к себе в спальню, на удивление обнаружив что никто из той компании, что была в комнате Санька, еще не перекочевал к нему. Заглянув в ту комнату, он еле удержался от смеха - каким-то образом все четверо уместились на односпальной кровати и спокойно спали. Решив не рушить эту идиллию, Руслан зашел к себе в комнату, и грохнулся на кровать, сон одолел быстро.
   За окном светало слишком быстро, и уже никого не волновало ,что скоро прозвонит будильник на телефоне.
   31 янв 2011
  
   Глава 46. Снова на Старом кладбище.
  
   Дамиан ходил из угла в угол по своей комнате... Дана и Дивъяр ушли на вечеринку, а он всё никак не мог найти себе места. Всё было как-то не так, не правильно...
   Он наконец-то поговорил с сестрёнкой, извинился за своё поведение, рассказал даже, что слышал, как Руслан пел на кладбище, поэтому узнал его голос. Ему хотелось увидеть Руслана, но юноша не мог переломить в себе свою нелюдимость, хотя Дана и уговаривала его пойти на вечеринку.
   "И с Дивъяром всё как-то не так... Ну с чего он вдруг стал приставать?.. Я, конечно, не питаю отвращения к геям и би, но сам-то я вполне традиционной ориентации, и Див это знает! Или... он увидел во мне то, что я сам ещё пока не вижу? Демон ведь проник в самые глубины моей души... Нет, этого быть не может!.. Я не гей! И не бисексуал... Или... Иногда меня так тянет к Дивъяру... Только с ним мне так хорошо, уютно и спокойно... Нет! У меня есть любимая девушка! Я люблю Мику!.. Но она ведь, действительно, даже не знает о моём существовании... Может быть даже, у неё уже есть парень..." - Дамиан метался по комнате, не в силах успокоиться.
   Наконец, он оделся и пошёл на Старое кладбище, ведь только там он всегда находил покой.
   Сырая земля чавкала под ногами... Недавно прошёл дождь. Вечер был сырой и прохладный. Мимолётно появилась и пропала мысль, что он правильно одел сегодня самый тёплый свитер под плащ... Значит, он сможет снова гулять здесь до утра.
   Деревья и кустарники одевались свежей листвой, кое-где листья уже развернулись полностью, а на некоторых кустарниках только начали разворачиваться из почек. В зарослях уже можно было спрятаться от окружающего мира, и теперь он снова сможет гулять здесь каждую ночь. Дамиану стало намного спокойнее, как только он вошёл на Старое кладбище... Проходя знакомыми тропинками, оглядывая знакомый родной пейзаж, он чувствовал, как напитывается таинственной силой этого места... Пышно разросшаяся зелень, густая, здоровая, сильная как нигде... Казалось, он чувствует, видит, как растут, напитываются соками, разворачивают листья деревья, кустарники и травы, как они постепенно растворяют, съедают тела покойников и гробы... и судя по виду здешней растительности, такая пища им весьма по вкусу! Гот усмехнулся. Здесь он снова почувствовал себя спокойным, сильным и уверенным. Не зря же его называют Призраком Старого кладбища! Это - его владения...
   Юноша неслышным шагом проходил по тропам, стараясь не пропустить ни одну, останавливался в особенно живописных местах, впитывая в себя их атмосферу... Чутко прислушиваясь, стараясь определить, сколько ещё живых людей находится на кладбище, он подмечал малейшие изменения, произошедшие за время его отсутствия. Все изменения к худшему - новый мусор, в основном бутылки из-под пива, и новые поломанные, вывернутые памятники и кресты... Дамиан поморщился... "Надо что-то с этим делать! Надо бы устроить здесь хорошую уборку... Думаю, Дивъяр поможет..." - вспомнив Дивъяра, юноша снова погрустнел.
   Внезапно гот почувствовал - или услышал - что рядом кто-то есть. Он затаился, отойдя в кустарник. На тропинке появилась девушка... Она потихоньку брела вперёд по тропе в полутьме лунной ночи. Дамиан не смог разглядеть её лицо. Сверху сквозь заросли проникал свет луны, хоть и не полной, но яркой. Длинные тёмные распущенные волосы девушки иногда цеплялись за низко опускающиеся ветки деревьев, и она останавливалась, чтобы их отцепить. Она была невысокой, разглядеть фигуру в полутьме среди зарослей было сложно. Юноша тихо последовал за ней на расстоянии. Девушка шла медленно, раздвигая ветки. Через некоторое время она остановилась, огляделась, присела за примогильный столик и задумалась... Несколько минут Дамиан наблюдал за ней... в ней ему чудилось что-то знакомое... И вдруг он решился и вышел из зарослей к ней. Подняв глаза на шорох ветвей, она испуганно вскочила, увидев его...
   - Приветствую тебя... - тихо проговорил Дамиан.
   - Дамиан? Это ты?.. - девушка подбежала к нему, на секунду остановилась перед ним, вглядываясь в его лицо и вдруг крепко его обняла. - Я так по тебе соскучилась!
   Юноша отстранил её, вгляделся в её лицо, сейчас сиявшее радостью.
   - А ты подросла за зиму, Карина... изменилась немного... Я тебя не сразу узнал...
   - А ты совсем не изменился, Дамиан! Где ты пропадал всю зиму?
   - Тихо спал в своём гробу, как положено призраку, - пошутил он.
   - Призрак Старого кладбища, городская легенда... А ты знаешь, что у тебя уже появились конкуренты?.. Сейчас про тебя почти не вспоминают, среди неформалов только и разговоров, что о кибер-готе и его друге, который тоже недавно приехал...
   - Я знаю... знаком с этим кибер-готом... А про демона легенд не ходит? У нас в городе демон ведь появился, причём раньше кибер-гота... - спросил он.
   - Про демона... - Карина задумалась. - Близнецы что-то такое рассказывали, вроде как у них появился друг-демон... Они даже что-то вроде мини-секты организовали, призывая верить в него... смешно, по-моему... Я его не видела, хотя он и снился мне после рассказов Охотницы.
   - А я его не только видел... Он и моим другом стал. И зовут его Дивъяр. Так что можешь верить в него, как в меня...
   - Хотелось бы мне с ним познакомиться... в живую, а не во сне... - мечтательно протянула Карина.
   - Я передам ему твоё желание... - гот усмехнулся. - Только знай, что он заберёт у тебя душу...
   - Правда что ли? Как-то мне не верится! - Карина легкомысленно пожала плечами.
   - Скажи, о чём ты задумалась перед тем, как я вышел к тебе? Ты не боишься гулять по кладбищу ночью и в одиночестве?
   - Я думала, как мне найти тебя... Тебя давно не было видно... - девушка смущённо отвела взгляд. - Что-то подсказало мне, что ты будешь здесь в это время...
   - Кажется, я уже говорил тебе раньше не искать меня? Что тебе понадобилось от призрака? - у Дамиана появилось знакомое желание исчезнуть, раствориться в ночи...
   - Я волновалась за тебя... Тебя очень долго не было... И ещё я соскучилась!..
   - Как видишь, со мной всё в порядке! - Дамиан поднялся и отошёл.
   - Не исчезай! - Карина схватила его за руку. - Проводи меня до выхода с кладбища...
   - Ну хорошо... - он сжал её ладошку и уверенно повёл по знакомым тропам.
   - Приходи сюда почаще... И не избегай меня... мне столько ещё хочется тебе рассказать! - девушка умоляюще глядела на него.
   - Не увлекайся... Помни, что я только призрак... - с тоской проговорил юноша. - Пообщайся лучше с Дивъяром, он во многом похож на меня, но намного общительней. Он будет приходить к тебе во снах...
   "Не хватало ещё, чтоб она в меня влюбилась!" - подумал Дамиан.
   "Какой он загадочный... и красивый... Когда-нибудь он обязательно станет моим... Я буду стараться..." - думала Карина.
   Гот быстро довёл её до выхода короткими тропами. Позволил обнять себя на прощание и исчез, растворившись во тьме зарослей. Он снова бродил до утра по Старому кладбищу, размышляя о своей жизни...
   3.02.2011
  
   Глава 47. Креатив Коммандос (Рина & Silent)
  
   Г. Астрахань. Месяц назад. Центр города.
  
   Даниил, дуя на длинные тонкие пальцы, поправляя модную чёрно-красную шапку-ушанку, пританцовывал у не высокого старинного бледно-жёлтого здания с чёрной крышей. На часах натикало уже девять утра, а значит, Креатив Коммандос уже должны были начать свою работу. Долгую и, порой, нудную работу, без своей "зажигалочки" Руслана.
   Даниил вздохнул, поправил длинную ярко-розовую чёлку, спадающую на лицо, и снова начал пританцовывать.
   На улице было холодно, но без снега или дождя, просто неприятный морозец, стягивающий кожу.
   Со стороны остановки к штаб-квартире креативщиков подошёл Максим - веб-дизайнер команды.
   - Даня, зда-а-а-арова! Чего стоишь, яйца морозишь? - Макс попытался открыть дверь, но она не поддалась.
   - Вот поэтому и стою, - хмыкнул Даня.
   - Ашизануться... где Александр Павлович? В кофейне засиделся, наверное, - кивнув на соседнее кафе, сказал Макс.
   - Нет. Нету его там... - Даниил был обескуражен.
   - А ну фи... как нет?! Уже десять минут девятого, а Александра Павловича нет?! Он же не опаздывает! - Максим побледнел до цвета штукатурки.
   - Я о том же... - Даниил вздохнул. - Печаль...
   - КАКАЯ, НА Х#Й, ПЕЧАЛЬ!!! - Максим орал на всю улицу. - ЭТО АВАСТРОФА!!
   - Макс, прости, что?
   - Катастрофа и авария одновременно! - Максим достал из кармана новенький коммуникатор и стал набирать телефон Александра Павловича. Спустя минуту он выронил телефон из пальцев, но подхватил его у самой земли. - Недоступен...
   Даниил стоял бледнее луны.
   - Чёрт... чёрт... чёрт... вот и верь после этого тому, что конца света не будет...
   Максим барабанил по двери пальцами.
   - Значит, так... ты... летишь бегом к Ворону! А я бегу лётом - к Ленор!
   ***
   Быстро окинув взглядом друг друга, оба разбежались в разные стороны, причем одновременно.
   Максим метнулся на остановку, ловя первую маршрутку, которая едет до его места назначения.
   Одновременно передавая деньги за проезд, выключая мп3, и пряча пачку сигарет, он набрал номер Анечки удостовериться, что она дома. К сожалению, голос автоответчика прогудел "аппарат абонента выключен..." и бла-бла-бла. Кинув телефон себе в карман, Максим молча, но как на иголках, ехал в сторону её дома, матерясь про себя.
   Подъезжая к остановке, он просто скримом крикнул на водителя, чтоб тот остановил маршрутку, после чего все пассажиры чуть не оглохли и не подохли одновременно. Испуганный водитель со всей силы нажал на тормоз, после чего маршрутка с визгом остановилась, оставив на асфальте черные полосы от колес метра на два.
   Вылетев из неё, он бегом кинулся к подъезду. Распахнув дверь домофона, и вогнав в ужас выходящих соседей, он бегом кинулся на пятый этаж, не дожидаясь лифта. Не переводя дыхания, он позвонил в дверь. Судя по звуку, девушка была дома.
   Дверь не спеша открылась.
   Аня стояла на пороге, прижав к себе мягкую игрушку Ленор - маленькой мёртвой девочки. На самой Ане были надеты высокие полосатые чёрно-белые гольфы, небольшое чёрное платье с короткими рукавами. Длинные пшеничные чуть волнистые волосы забраны в два хвоста резинкой с черепами, в середине нижней губы торчит небольшой аккуратный шип.
   - Макс... ты охренел?! Девять часов! Какого чёрта в такую рань?!
   - Ань... Анька... тут кароч... Сашка пропал!
   Игрушка выпала из Аниных рук.
   - Что?!
   Девушка накинула на себя длинный блестящий чёрный плащ с тёплой подкладкой, надела высокие, до бедра, блестящие сапоги в стиле "фетиш" и, выскочив на лестничную клетку, закрыла за собой дверь.
   - В машину, быром!!!
   Через пять минут Аня и Максим уже неслись в строну штаб-квартиры Креатив Коммандос на Аниной аккуратной чёрной лачетти.
   ***
   Притормозив не хуже водителя маршрутки, они кинулись к дверям штаб-квартиры. Двери всё так же были на замке. Открыв их запасным ключом, что был у Ани, и, удостоверившись, что никого нет, и следы пребывания Санька остались вчерашние, они разочарованно сели на диван возле двери.
   Аня, злостно смотря на всё происходящее и понимая, что сегодня для всех будет веселое утро, глянула на Максима:
   - А вы ему звонили?
   - Звонили, не раз, телефон отключен.
   Помявшись на одном месте, Ленор сама достала телефон, набирая его номер, и снова абонент оказался недоступным.
   - Значит так! Ты - сиди здесь, а я до Санька доеду, что-то мне все это не нравится.
   Кинув ключи Максу, она пошла к машине.
   Поймав ключи Макс крикнул уже уходящей Ленор:
   - Там Даниил уже к Ворон метнулся!
   Но Аня, походу, уже не слышала, заводя машину.
   Через десять минут она уже была возле подъезда, где жил Саша. На ходу поставив на сигнализацию машину, она кинулась к подъезду. Шокируя всех местных позеров своим видом, она просто влетела на девятый этаж, забыв про лифт.
   Дверь квартиры была закрыта, и дома никого не было, о чем свидетельствовал маленький красный огонек сигнализации...
   - Вот блин! Что вообще происходит?!
   Аня не знала, что сейчас думать: то ли он куда-то ушел, то ли вообще дома не появлялся...
   Глянув обреченным взглядом на дверь, Аня спустилась по лестнице вниз.
   На этаже ниже, открылась дверь, и оттуда вышла бабуля, которая решила выгулять свою шавку, которая лаяла на все что только можно. Сразу узнав посетителя, она поздоровалась:
   - Здравствуйте.
   - Здрасти... - Аня подняла глаза.
   - Ты Сашу ищешь? Так его нет, он вчера уехал... ночью.
   Аня впала в нецензурный шок от такой новости.
   - Как уехал? Куда?
   - Не знаю, вчера ночью я свою собачку гулять водила, так видела что он с сумкой дорожной уходил, похоже уехал куда-то... А ты разве не знала?
   - Мы его тут всей командой ищем...а он уехал значит! Ладно, спасибо! - Аня побежала вниз, бегом садясь в машину. - Уехал, значит! Вот... чтоб его!
   Первая мысль была доехать до штаба, но, уже заводя машину, Аня решила повернуть в сторону Ксюхи.
   ****
   Ксюша носилась по дому, опрокидывая вешалки и швыряясь вещами.
   - ДИМА!!! Где мой плащ!
   Дима, оперевшись на косяк и скрестив руки, равнодушно наблюдал за суетой своей жены.
   - Я его вчера постирал. Сушится.
   - ДИМА!!! Ты меня мог спросить?!
   Дима вздохнул, рассматривая сковородку в своей руке.
   - А тебя спрашивай - не спрашивай, у тебя всё всегда чистое...
   - ДИМА!!! Где сапоги?!
   - В шкафу, третья полка снизу.
   - ДИМА!!! - Ксения подлетела к своему мужу. - Как ты можешь быть таким спокойным?! Сначала Руслан, потом Саша! Это просто проклятье какое-то!
   - Руслан, Саша, - пробубнил Дима. - А у меня каша на плите убегает, вот уж точно проклятье какое-то!
   И Дима, вздохнув, ушёл на кухню варить кашу. Ксюша подошла к высокому зеркалу, посмотрелась в него.
   Невысокого роста, с длинными волосами, заплетёнными в дреды, правда, вместо нитей использовались цепи, в кожаных брюках, гриндарах, чёрной рубашке и чёрном плаще Ксения Ворон выглядела более чем по-боевому.
   Она оглянулась на Даниила, который устало поправлял розовую чёлку.
   - Ну что. На мотоцикл и летим?
   Даниил кивнул.
   Однако едва ребята спустились вниз и открыли дверь, они тут же столкнулись с Аней.
   - А ты тут чего? - вместо приветствия удивлённо спросила Ворон.
   - За тобой! - Аня нервно отмахнулась от подруги.
   - Да не за мной надо! А за Сашей! - Ксюша мотнула головой.
   - Ага! Как?! Телефона нет, связи никакой, записки нет, ни черта нет! Я что, телепорт, что бы быть там, где Саша?!
   - Анька, не нервничай, - осадила подругу Ксюша.
   - Кто нервничает?! Я нервничаю?! Да мне по херу!
   - Я вижу, - хмыкнул Даниил.
   - Молчи, мужик, твой день двадцать третье февраля! - осадила парня Аня.
   - Леди Ленор, - спокойно протянула Ворон. - Значит так. У нас есть единственный выход. Это приехать в штаб и ждать у моря погоды. Хоть я это и не люблю.
   Аня мотнула головой.
   - Хорошо. Кто со мной на машине?
   Даниил кивнул на Ксюшу.
   - Я хочу с экстримом. На мотоцикле.
   Воцарилась тишина. Аня вздохнула.
   - Окей. Хорошо. Давай. До встречи в штабе.
   ***
   В штабе был привычный творческий беспорядок.
   Макс сидел на компьютерном столе с ноутом на коленях и просматривал почту и аккаунты в социальных сетях. Тишина. Ничего. Ни даже намёка на разъяснение происходящего.
   Парень вздохнул, выйдя на свой аккаунт. На аве он - с короткими чёрными, торчащими в разные стороны, волосами, чёрными глазами, монрошками по обе стороны от носа. Ничего необычного, но, тем не менее, в Креатив Коммандос он считался своим.
   В дверь зашли Аня Ленор, Ксюша Ворон и Даниил Глянец.
   - Схема, привет, - махнула Максу Ворон. - Есть что?
   Макс цокнул языком.
   - Пусто, как в колодце зимой, - отрицательно мотнул головой он. - О, новое письмо...
   На секунду воцарилась тишина.
   - Ой... - Максим закусил руку.
   - Макс, что?!
   - Нам пи... коллапс... полный...
   - Почему?! - Глянец подлетел к другу. - Ой, ё...
   - Да что там?! - Ворон подошла и взяла на руки ноут.
   На экране высвечивалось письмо, в котором чёрным по белому были написаны требования о новой коллекции от Креатив Коммандос, с соответствующим фотосэтом и музыкальным оформлением...
   На минуту воцарилась мертвая тишина, от которой было слышно тиканье часов...
   Первым прервала тишина Ворон
   - Ни х#я себе! Так... так... все спокойно... сейчас что-нибудь придумаем!
   Ленор еще раз глянула на письмо.
   - А что мы придумаем? Тут, прямо говоря, ЖОПА!!! Какого хрена им надо было пропасть именно сегодня?! Ладно, Руслан растворился... а этот дебил решил уехать куда-то!!!
   Ленор стояла, злостно глядя куда-то в стену, притом как-то опасно размахивая ножиком для бумаги, который взяла со стола...
   Схема молча положил ноут на стол, глядя на все происходящее. Ворон злостно померив помещение шагами, смоталась курить, судя по времени, всю пачку.
   Аня, обреченно посмотрев на остальных, ушла к себе в кабинет пить кофе, и надеяться на чудо.
   После получаса нервотрепки все вроде бы успокоились.
   Садясь за огромный стол, оставшиеся из Коммандос начали думать, что делать, заказ ждать не будет, а руководители исчезли, причем в самый неподходящий день.
   Ленор стукнула по столу кулаком:
   - Значит так! БЫСТРО ЗВОНИТЕ ВАНЕ!!! Пусть едет, идет, бежит, да хоть плывет... Сюда! Какой смысл сидеть, сложа руки? Начнем работать!
   Уже через десять минут в дверях появилось создание в синих джинсовых рваных шортах, выцветшей футболке Metallica, высоких гриндарах и кожаной куртке, да еще и с белым, как побелка ирокезом...
   И имя этому созданию было - ВАНЯ!
   -Узнаю, какая сволочь на меня орала по телефону, гитарой пришибу!
   Ворон в это время технично смылась в другую комнату, понимая, что сейчас гитара на её железной голове будет не по феншую.
   - Иван! У нас супер новость! - Аня остановила парня.
   - Что опять?
   - Саша пропал...
   Снова тишина. Иван попытался облокотиться на дверной косяк но, промахнувшись, упал на высокую вешалку для курток. Они вместе упали на пол, и Иван, выбравшись из-под деревянного раритета, зло посмотрел на него.
   - Прости. У меня есть девушка. Но знаешь... у меня такая сексуальная вешалка в шкафу висит! Могу познакомить.
   Схема и Глянец тихо захихикали.
   - Зиз, иди сюда, - Макс позвал Ивана. - Читай, - и ткнул пальцем в монитор ноута.
   - Ох, них... ох, них... ох, них себе, Гробовницкий как чё споёт, так пипец... ох, ё... - Иван сел на стул. - И что будем делать?
   Ворон выглянула из-за двери.
   - Как что? Мутить коллекцию!
   - Угу... мне бы кто записи Русла дал, - хмыкнул Ваня. - И голос его. Хотя... если помиксовать старые треки...
   - А я займусь тогда коллекцией! - Ксюша вышла из кабинета Саши с кипой листков, на которых были нарисованы различные модели одежды.
   Через пару минут закипела работа. Ваня оккупировал студию, находящуюся в соседней комнате и занялся издевательством над музыкой.
   Ксюха, разложив все листки с рисунками, долго стояла, тупо втыкая в них и не зная, что делать.
   - Тааак... ну тут вроде все готово! Осталось глянуть на чертежи выкроек... Так, люди! Кто знает что с этим делать?! - ответа так и не прозвучало. - Ладно... хуй с вами... Пацаны! Быстро мне кофе, щас буду творить!
   Глянец тут же подорвался за кофе, так что остались только Ксюха и Схема.
   Макс отлепившись от ноута, глянул на девушку.
   - Что у тебя там?
   - Да хер поймет, что ту надо делать! Эскизы есть, а цвета не подобраны!
   Ворон все еще рассматривала эскизы моделей.
   - Начальства нет... - протянул Схема, после чего ехидно заулыбался. - Начальства нет! Юху! Можно зеленый с красным мешать!
   Ксюха откинула всю кучу железа, что была на волосах, собирая все эскизы в одну стопку.
   - Да уж! Вспомню детство с раскрасками! Так, Макс дай мне тот карандаш, тут надо поправить кое-что...
   Махнув рукой, она не заметила как задела Глянца, который уже нес горячий кофе в пластиковом стаканчике. В итоге кофе пролилось на стол, затапливая собой все эскизы...
   Увидев эту эпичную картину Глянец и Ворон застыли в одной позе, ловя издевательский взгляд Схемы.
   - Ну, что могу сказать... капец вам черти!
   В этот момент в комнату, почувствовав редкую тишину вошла Ленор, грозно оглядывая всех как хозяин рабов.
   - Работать негры! Солнце еще высоко!
   Стоя и выглядывая из-за угла двери, она не могла не заметить три статуи, которые застыли в одной позе как в игре "море волнуется раз". Что ж, фигуры тут были таковы: Ксюха изо всех сил сдерживающаяся, чтоб не придушить Глянца, который молча стоял, вытаращив глаза на мокрый стол, Схема же глядел на все одним взглядом который говорил одно "Пиздец товарищи... пиздец...".
   - Вы что тут НАТВОРИЛИ?! - заорала на всех Аня по возрастанию децибелов.
   Ксюха, пытающаяся принять вид ангела, мило глядя на Аню, и пошаркивая ножкой, пока ничего не могла ответить, но выдала несколько фраз:
   - Ну немножко намочили чертежи... подумаешь...
   Ударив себя по лбу, Аня просто залетела в кабинет, грохнув дверью.
   Работа кипела долго и нудно, все сидели в абсолютной тишине, пока из студии не вышел Иван.
   - Не могу я творить. Не могу. Когда Руслана рядом нет, не прёт вообще, - пожал панк плечами.
   - Он тебе что, муза? - хихикнул Глянец.
   - Музык он мне! - огрызнулся Ваня. - Нет. У него энергия особая. Вместе с ним творить легче.
   - И не говори, - протянул Схема. - Епо. На нашем сайте столько флуда от малолеток. Ааа, где Радуга, ааа, куда он пропал, ааа, он такой лапа... тьфу, блин, противно даже.
   - Завидуешь? - захихикала Аня. Схема хмыкнул.
   - О дааа, - протянул он. - Вечным диетам, хроническим софитам и фото. Бээээзумно завидую!
   Смех разрядил обстановку, но, тем не менее, всё равно всем было не по себе.
   Спустя час раздался стук в дверь. В штаб-квартиру вплыл богемный Николай - это был высокий и жутко худой смуглый кадр с выбеленными добела волосами и в белоснежной одежде.
   - Где Саша? - томно прикрывая глаза, спросил он. Аня хихикнула.
   - Уехал неизвестно куда, неизвестно зачем. Пропал, в общем!
   Николай, или, как его называли в компании, Николя, широко раскрыл глаза.
   - Как?! Пропал... - Николя вздохнул. - Я знаю... это проделки демонов! Это всё проделки демонов!
   Схема рухнул со стола в истерическом хохоте. Ваня сполз со стула под стол, Ворон и Аня, хихикая, разошлись по кабинетам, а Глянец с высокоинтеллектуальным выражением лица смотрел на Николя.
   - Колька. Совсем с ума сошёл и не лечишься? - спросил Даниил.
   Николя цокнул языком.
   - Ты не понимаешь! Я давно говорил Саше, что над ним сгущается тёмная аура несчастий! И вот, пожалуйста - разразилась гроза! О боже, боже, Саша... я верю, ты справишься!
   - Ой, мааааать!!! - стон Ленор было слышно даже сквозь закрытую дверь.
   Обстановка полностью была разряжена, теперь уже было ничего не страшно, так как один сплошной стёб пришел сюда.
   Николя уже не один год доставал всю Креатив Коммандос, а в особенности Сашу, остальные только удивлялись, как ему везет на шизанутых друзей.
   Николя измерив всю толпу взглядом, попросив тишины, на минуту задумался. Все обернулись на него, даже Ворон и Ленор выглянули из своих кабинетов. Николя с видом мудрого философа рвущегося в бой заключил:
   - Надо с демонами поговорить! Они нам скажут правду!
   И с этими словами прошел куда-то в мастерскую.
   Вся команда переглянулась, после чего попадали на пол от дикого смеха.
   Первым из-под стола, снова скатившись туда, все еще давясь смехом, вылез Схема.
   - Вот блин... сколько лечили и все зря!... пхахахах... демоны блин...
   - А говорят, еще я блондинка! - донеслось от Ленор, повисший на косяке двери.
   Тут всех прервал голос Вани:
   - Тихо! Тихо! Он возвращается! - все это время Ваня стоял на стрёме.
   Вся команда утихла, ожидая новостей от потустороннего мира. В комнату с грустным взглядом вошел Николя. На него тут же уставились все, хором спросив:
   - Ну что?
   Тяжело вздохнув, он сказал:
   - Занято...
   В следующую минуту все пытались подавить смех. Но после его следующих слов, комната взорвалась смехом:
   - Я знаю, почему! Сегодня полнолуние! Сегодня высшие силы не будут со мной говорить! То-то я думаю, почему мне так крови хочется... - с задумчивым видом он вышел за дверь, ничего не говоря.
   Коммандос снова высыхали кто в пол, кто в кресла.
   Не успели ребята успокоиться, как Николя снова вернулся, на этот раз с Марусей.
   Маруся уже не первый год сохла по Руслану, а Саша для неё был как запасной вариант. Однако ни Руслан, ни Саша не воспринимали никак эту девушку. Отчасти, из-за неказистой внешности, а от другой части - из-за того что Маруся была слишком тихой, спокойной, бытовой, но принципиальной дамой. Эдакий домашний терминатор в юбке и со скалкой. Руслан встречался с ней в далёком "детстве", но долго гнета не выдержал - бежал, как французы из-под Москвы.
   Маруся была высокой плотно сбитой девушкой. У неё были кудрявые тёмно-русые волосы, взбитые в "воронье гнездо". Одета она была в свитер салатного цвета, джинсы-варёнки, которые были заправлены в коричневые сапоги ковбойского типа. Поверх свитера была надета ярко-жёлтая куртка с оранжевыми вставками. Макияж был яркий и очень броский - красная помада, зелёные тени под свитер и длинные нарощенные ресницы.
   - Ой, Машка, привет, - Схема расплылся в улыбке чеширского кота. Маруся, надув и лопнув пузырь из жвачки, сумрачно кивнула.
   - А где Саша? Где мой хозяин? - протянула хриплым, но писклявым голосом Маруся. Ваня, шумно вздохнув, выпалил:
   - Бежал. Бежал, как Уссама Бен Ладен от дядюшки Сэма, - и тихо сполз под стол снова.
   Схема, рухнув головой на клавиатуру ноутбука, затрясся в беззвучном хохоте. Глянец, хрюкнув, накрылся журналом.
   Где-то внизу хлопнула входная дверь, оповещающая о новом госте. Гулкий стук шагов о винтовую железную лестницу, дверь в штаб квартиру Коммандос открылась и впустила ещё одного человека. Которого не было видно за хрупкой спиной Маруси...
   - Ох, ё#, оба клоуна тут. Нерееееально, - протянул кто-то за спинами Николя и Маруси. Из-за этих кадров, скрестив руки, вышел высокий, чуть смуглый парень с большими карими глазами, длинными, забранными в хвост, изумрудными волосами, чёрном кожаном плаще, чёрных джинсах и чёрных, инкрустированных цепями, камелотах. - Цирк уехал, мудаков забыли?
   Родной брат Руслана, Тамерлан Мефисто, высоко подняв брови, оглядел присутствующих.
   - Что за пи##ец, а меня не зовут? - спросил Мефисто чистым басом.
   - Там, Сашка пропал, - смотря на парня, сказала Ворон.
   - Нерееееально зае#цом! - Тамерлан упал в кресло, скрестив ноги и руки ещё в полёте. - И что делать?
   - А у нас новое поступление на коллекцию, - добавил Глянец.
   - Ха-ха, убейте меня сразу, включите мне анимэ и вставьте в глаза спички! Ну и? - Там закрыл глаза. - Моя тема какова?
   - Там, - Иван зло посмотрел на брата Радуги. - Нам нужна музыка...
   - Ну, а я причём?
   - КТО У НАС СИНТЕЗАТОРЩИК, МАТЬ ТВОЮ?!
   - А кто?! - Тим резко открыл глаза и посмотрел на Ваню. - Ладно, эрокезнутый, пошли в студию. Сейчас, скрестив скретчи с битами, получим что-нибудь музыкально съедобное.
   - Тамерлааан, - Маруся игриво посмотрела на парня.
   - Что тебе, панда колхозная? - огрызнулся Мефисто.
   - А ты так на Руслана похож, - улыбаясь, протянула девушка. Там всплеснул руками.
   - Ха! С чего бы это?! - хлопок двери в студию.
   Ребята снова остались без двух великих шутников - Ивана Зиз Из Ита и Тамерлана Мефисто.
   Остаться без шутников было плохо особенно, как подчеркнул Тамерлан, в компании двух клоунов.
   Из комнаты, что была мастерской, раздался крик Ворона:
   - Ё##ный насос! Мне точно крышка! Саня меня в фундамент закатает!
   В комнату тут же влетела вся компания. Ксюха решила, похоже, исправить испорченные чертежи, и снова обвела их на высохшей бумаге. Получился, прямо говоря, отстой, картинки были не те, линии, которые были изначально, расползлись...
   Из комнаты, где сидели все до этого, раздался крик Схемы, с весьма не радующими новостями...
   - Люди! Тут новое письмо пришло! Сказали, что коллекцию, оформление и музло требуют через пару недель!
   После этих фраз началась дикая суета вокруг работы.
   Все было спокойно только в студии - там спокойно попивая пиво, Ваня и Тамерлан мешали на пульте звуки барабана и скрипки... Покою пришел конец, когда в студию влетел Глянец вместе с Ленор. Наорав на всех и технично конфисковав пиво, Анечка заставила их работать как истинный узурпатор.
   Тем временем в мастерской, посидев и подумав, что делать с чертежами, решили оставить все как есть, времени не было что либо переделывать, да и сроков не хватало, еще под ногами мешались Маша и Николя, грузя друг друга всякой х#йней...
   Маша села в кресло, снова начиная лить просто Ниагарский водопад слез. Тушь на её глазах не высыхала уже с того момента как пропал Руслан, тем не менее все это время она безответно пыталась обратить на себя внимания Сани, который просто бегом от неё бегал. Короче, не поддавался ни один вариант, ни первоочередный, ни запасной.
   Успокаивать её никому не хотелось, да и бесполезным это было делом - мозгов все равно не было. И вот, снова наматывая сопли на кулак, Маша рыдала в кресле, изо всех сил пытаясь привлечь на себя внимание.
   Схема, тем временем отписывающийся от всего флуда, что наводнили малолетки на всех сайтах Коммандос, снова оторвался от компа.
   - Маш!
   Глаза Маруси тут же наполнились искрами надежды... она подняла голову.
   -ААА!
   Схема отодвинулся от стола, из-за чего ударился головой об стену. Лицо Маруси было все измазано тушью, которой на свои глаза она не жалела. Придя в себя от испуга, Макс кое-как пропищал:
   - У тебя там глаз отклеился... ну в смысле ресница... - после чего снова закрылся экраном ноута.
   Маша сидела и размазывала туш по лицу. К ней подсел Николя.
   - Марусенька... успокойся... вот приедет Руслан... и всё у вас будет хорошо. Я же потомственный ведьмак, я вижу твоё с ним будущее, всё будет хорошо. И детишки маленькие, и домик...
   - Джессика, какие у тебя симпатичные волосы! Так и хочется их подержать! - Тамерлан обратился к Ане с фразой из песни Alkali - Блевать.
   - А блевать тебе не хочется? - спросила в ответ Аня.
   - БЛЕВАТЬ!!! - скрим сразу троих - Ани, Вани и Тама.
   - Да, я верю тебе, Коленька... а ещё мой господин, Саша, должен найтись...
   - Кто? Господин?! Эй, дурында, ты ничего не путаешь? - Тамерлан, скинув плащ и повесив его на вешалку, которую с утра валял Ваня, повернулся к Маше. - Ты бредишь, бой-баба? Какой господин?
   - Ну... он же хозяин... он же лучший...
   - Заткнись, умоляю! Умоляю, молчи! Лучший?! Хозяин?! Идиотка, ты постоянно делаешь вид, что у тебя с кем-то из них что-то было, чуть ли не бдсм, а на деле?! Они от тебя бегают, как туринские марафонцы, а ты, дура, даже с внешним видом сделать ничего не хочешь! Привыкла, что тебя Николя, ещё один клоун из псих-диспансера, успокаивает, так и сиди на бочке с порохом! А потом не ной, что жопу разорвало! Хотя это пи#дос будет, если будет! Тьфу, б#я, противно!
   - Там, ты чего завёлся? - зашептала Ворон.
   - Я завёлся?! Я?! Значит, когда вы её за спиной поносите, это тема! А я не вытерпел - я завёлся! Еб#л я в рот вашу систему! Маша! Иди в своё чисто поле, вяжи кафель, шлифуй паркет, расти картошку!!!
   Тишина. Схема, прищурившись, выглянул из-за ноута.
   - Маш. Ты, правда, перебарщиваешь. Всегда. И сильно.
   - Ребят... вы что... охренели? Я думала, мы друзья! - Маруся снова залилась слезами. Тамерлан хлопнул себя по лбу.
   - Начался потоп, спускай ковчег...
   Не вынеся такой жестокой правды, Маша, с видом обиженной до глубины души особы, выметнулась за дверь. За ней, галопом, поскакал Николя, на ходу обещая, что демоны ей помогут.
   Ленор повернулась к Тамерлану
   - Зачет брат! - похлопав его по плечу, она зашла к себе в кабинет.
   Из мастерской вылетела Ворон с кипой эскизов и бумаг, на ходу пытаясь засунуть их в бэг.
   - Ну, все! Я полетела! - крикнула она.
   - СТОЯТЬ! Куда ты? - послышался крик из кабинета.
   - Как куда? В мастерскую! Шить тут никто не умеет, и к этому монстру, что Саша называет швейной машинкой, лучше не подходить! Только он смог её приручить! - с этими словами Ворон скрылась за дверью.
   Глянец, который все это время ходил как неприкаянный, глянул на часы - время уже показывало около шести вечера. На все попытки приткнуться к чему-нибудь, его выгоняли, так что он просто ходил по офису, меряя его шагами... иной раз ловя себя на мысли что тут могильно скучно без Саши и Руслана.
   Дождавшись Ворон, которая еще и принесла вести о том, что малолетние фанаты все в истерике, от того что Руслан с Сашей пропали, ребята решили что сегодня уже работать не могут, и решили закрыть офис.
   Ваня с Тамерланом кое-как выползли из студии, Ленор, примерно таким же макаром - из своего кабинета, оторвав Схему от компа, на котором тот уже давно резался в Зуму. Ксюхе, как обычно, начал названивать Дима, напоминая, что уже готов ужин.
   - Народ! Валим ко мне! У меня дома мясо по-французски!
   Это предложение никого не заставило себя уговаривать, тем более, что после работы все проголодались. Поэтому усевшись кто в машину, кто на байк, все ринулись к Ворон, оставив работу на завтра.
   5 фев 2011
  
   Глава 48. Мила.
  
   Проснувшись, Мила улыбнулась солнечному утру. Это шаловливый солнечный лучик пробрался в её комнату и лёг прямо ей на лицо, разбудив её. Сладко потянувшись, она довольно бодро вскочила с постели. Утро было уже позднее, около 11 часов. Бабушка хлопотала на кухне и оттуда неслись вкусные запахи. Наспех одевшись и собрав волосы в хвост, девчушка побежала во двор, в туалет-будочку.
   Она жила с дедушкой и бабушкой в частном доме на окраине городка. Её родители погибли, когда она была совсем маленькой, и она их почти не помнила, зато дедушка и бабушка её очень любили и баловали. Тем не менее, она не стала избалованной и испорченной. Мила была очень доброй и счастливой. Возможно, в детстве бабушка читала ей слишком много сказок, так что она выросла фантазёркой и мечтательницей. Она до сих пор верила в сказочных персонажей и во всевозможные чудеса, и очень любила читать всякое фэнтэзи. Дедушка и бабушка были со стороны мамы, других деда и бабушку, с отцовской стороны, она никогда не видела. Говорили, что отец приехал издалека. На фотографии он был очень красивым, у него были длинные светлые волосы, и девочка до сих пор верила, что её отец был эльфом. И никто не мог её в этом разубедить.
   Выйдя из будочки, она засмотрелась на ручеёк, текущий через двор. Было очень тепло и снег во дворе почти весь растаял. Ручеёк, журча и весело сверкая на солнце, выбегал за калитку. По двору ходили красные и белые куры и очень красивый большой петух с разноцветным переливающимся хвостом. Он попил из ручья и закукарекал. Мила весело рассмеялась. На крыльцо вышел дедушка:
   - Мила, иди быстренько умывайся и садись кушать, бабушка блинов напекла!
   - Иду, деда! - она подбежала и чмокнула старика в щёку, со смехом вбежав в дом.
   - Ох, озорница! - разулыбался дед.
   Умывшись, Мила сначала тщательно расчесала свои густые длинные русые волосы, предмет её гордости, и заплела их в косу. Улыбаясь, она вспоминала странного парня, с которым познакомилась, полную свою противоположность. Такой бледный, черноволосый, весь в чёрном и с мрачным огнём в тёмных глазах...
   Сев за стол, она заявила деду и бабушке:
   - Представляете, я недавно познакомилась с вампиром! Он такой бледный и весь в чёрном, такой странный, аж мурашки по коже, прям как в книгах описано! Правда, я его встретила днём, а не ночью... но было пасмурно, а в некоторых книжках говорится, что вампиры могут ходить и днём, когда пасмурно!
   - Ешь уж, фантазёрка!
   - Мила, ну когда же ты повзрослеешь! Пятнадцать лет скоро, а ты всё чепуху болтаешь, как маленький ребёнок! - попытался быть строгим дед.
   - Когда придёт моё время, тогда и повзрослею, дедушка! - со светлой улыбкой ответила внучка, и старик, не удержавшись, улыбнулся в ответ. - Я вообще не понимаю, зачем это нужно - взрослеть... - и принялась уплетать блины с маслом так, что бабушка с дедушкой только умилённо переглянулись и вздохнули. А про себя добавила:
   "И не чепуха это вовсе! Вампиры, и эльфы, и оборотни, и демоны, и феи, и ещё много разных существ правда существуют! Только они скрывают свою сущность. Я знаю, что мой папа был эльфом, пусть в это и никто больше не верит! Значит, я наполовину эльфийка... Главное, что я сама в себя верю!" - и снова улыбнулась. Такая уж у неё была привычка - всё время улыбаться, по поводу и без повода.
   Покушав, Мила вышла во двор, посмотрела на ярко-голубое небо, по которому плыли редкие белые облачка, вспомнила прочитанную вчера книжку... Хоть это была книжка и не совсем из жанра её любимых фэнтэзи, но очень на них похожая, книга называлась "Сотворение", и там очень красиво излагалась легенда о сотворении мира, красивее, чем в "Сильмариллионе" Толкиена. Ей вспомнились слова Бога из этой книжки, обращённые к первому человеку:
   "Мой сын, Вселенная собой являет мысль. Из мысли родилась мечта, частично видима материей она. Когда ты к краю подойдёшь всего, начало новое и продолженье твоя откроет мысль. Из ничего возникнет новое, прекрасное рождение тебя, стремленья, душу и мечту твою собою отражая. Мой сын, ты бесконечен! Вечен ты! В тебе твои творящие мечты!.." - Такие красивые слова, как стихи! И так совпадают с её мировоззрением! Мечтами можно сотворять новую, иную, прекрасную реальность, новые миры... Даже дух захватывает от одной только мысли, что мечтою, мыслью можно сотворять!
   "Нужно будет прочесть все книги этого автора, Владимира Мегрэ, он так красиво пишет!" - подумала Мила.
   Вспомнила полянку немного дальше за городом (точнее, в конце улицы, за которой город кончается и начинается лесостепь, поля и рощи), озорно улыбнулась.
   "За книжками пойду завтра, а сегодня нужно погулять, такая хорошая погода!" - подумала она, одевая длинные резиновые сапоги.
   - Деда, баба, я гулять! - крикнула она и выскочила за калитку прежде, чем кто-то успел её остановить.
   - Ох и егоза... - покачал головой вышедший на крыльцо дед.
   Вприпрыжку пробежалась она до конца улицы, перепрыгивая лужи. Добежав до конца, остановилась, с восторгом залюбовавшись открывшимся пейзажем - по полю разливалось сверкающее водное зеркало, в которое вливались весело журчащие ручьи, всё усеянное кочками, по которым прыгали, весело хохоча, детишки лет десяти. Помахав им, Мила с заливистым смехом к ним присоединилась...
   11.01.11 г.
  
   Глава 49. "Так будет веселее..." (Рина & Silent)
  
   Руслан открыл глаза, но вставать не спешил. Белый потолок навевал различные поэтические мысли. Но, тем не менее, в душе было жутко неспокойно. Почему-то сердце гулко стучало, подкатывая к горлу и укатываясь обратно.
   Парень скатился со своих матрацев и, потягиваясь, вышел в коридор.
   Квартиру накрыла липкая атмосфера сна. Разве что со стороны комнаты Саши послышался тихий, почти мышиный, шорох, и в коридор вышла Охотница.
   - С добрым утром, - зевнув, сказал девушке Руслан и нырнул в ванную комнату.
   Парень посмотрелся в зеркало, хмыкнул - особо ничего страшного не было, тусовка не оставила следов, да и не удивительно, ведь всего один бокал вина был выпит.
   Парень умылся ледяной водой, надушился своим любимым одеколоном и, взъерошив волосы и укрепив их лаком, вышел из ванной комнаты, направившись на кухню.
   На кухне он снова пересёкся с Охотницей, которая опрокидывала в себя стакан за стаканом минеральной воды.
   - Сушняк тебе не батька, - хихикнул парен, заваривая себе кофе и садясь на стул в углу.
   - Да ужас... а ты, я смотрела, не особо пьёшь, - повернулась к парню девушка. Руслан кивнул.
   - Есть такая благодетель. Ни я, ни Саша не употребляем-с всякую ересь.
   - Что так?
   - Эгоцентризм, детка, - хохотнул Руслан.
   - Говори проще, - попросила девушка. Руслан фыркнул в чашку с кофе.
   - Мы слишком самовлюблённые. Слишком заботимся о себе. А алкоголь не способствует хорошему внешнему виду, - пожал плечами он.
   - Да ты вроде неплохо выглядишь. И чего, кстати, так над собой трястись? - недоумевала девушка.
   - Ну, знаешь... когда ты фотомодель, когда ты часто мелькаешь на видео, на разворотах журналов и ведёшь порой эфиры на ТВ... ты, хочешь - не хочешь, обязан хорошо выглядеть, - пояснил Руслан. - Я всем этим недолго занимаюсь, если честно. Год... или два. Но, в общем и целом, я же селебрети, мне нужно паблисити, - парень снова улыбнулся, глотая кофе.
   - Ого... прикольно... а подробнее рассказать можешь? - Охотница придвинулась к парню.
   - В общем... в декабре 2009 года мы, я, Сашка и ещё несколько наших с ним друзей, организовали так называемую Креатив Коммандос. Задумка была простой - просто собрались ребята с весьма эпатажным виденьем мира, желанием что-то творить, придумывать, безумствовать, и решили все свои идеи воплощать в жизнь. Естественно, пришлось для всего этого сделать многое. Отредактировать внешность, подлатать внутренний мир, продумать концепции каких либо фишек...
   Руслан снова глотнул кофе.
   - В смысле, фишек? - переспросила Охотница.
   - Ну... кто за что отвечает, скажем так, кто как выглядит, кто как себя ведёт... всё было продуманно идеально, или, как говорим мы - перфектно.
   На секунду воцарилась тишина.
   - Мы ставили различные фотосэты разным неформалам и не только, записывали песни, писали музыку, рисовали, организовали литературный кружок, я стал кем-то вроде визажиста, Сашка - модельер. Он действительно шьёт крутые вещи, у него неповторимый вкус. Почти всё, что есть на мне - это плод его работы. Так же собирали тусовки, давали вечеринки, костюмированные и просто собирались вместе, помогали вроде как друг другу. Такая поддержка неформалов постарше неформалам помладше.
   Снова тишина. Руслан смотрел в одну точку.
   - А потом мне это надоело. Мне стало скучно. Публика, люди, фанаты... потянуло блевать. И я сбежал. Получилось так, что сбежал сюда.
   - Не жалеешь?
   - Об одном жалею. Что у вас тут местный шут...
   - Какой?
   - Как какой? Дивъяр!
   Глухой удар. Охотница вскочила на ноги, опрокинув табурет.
   - Дивъяр не шут! Он всемогущий демон!
   - Ага. А я Мэрилин Монро.
   - Руслан, как ты можешь так говорить? Дивъяр правда всемогущий!
   - Так пусть сделает лето!!! А, что?! Съели?! - Руслан уже не на шутку взбесился.
   - Вот ты можешь просто так заставить звучать именно ту музыку, какую тебе надо, а не попсу, через сабвуфер?
   - Легко! Два блютуз порта, клей и мозги - магия, чёрт побери! Дэвид Блейн!
   Из другой комнаты послышались разговоры. Чуть позже вышел заспанный Сашка.
   - Всем добрый день... - он сел за стол, пытаясь раскрыть все еще спящие глаза. - О чем толкуете?
   Он глянул на взъерошенную Охотницу и Руслана. Руслан снова глотнул кофе.
   - В общем, знаешь, - он повернулся к девушке. - Не переубеждай меня. Я при своём мнении. Саша тоже со мной согласен. Дивъяр шут.
   - Мне кажется, вы зря так, - у Охотницы появился какой-то безумный блеск в глазах. - Знаете, если бы вы были менее принципиальными, мы могли бы с вами сработаться. Мы с Дивъяром и моим братом хотим, скажем так, раскрутить неформалов в этом городке. Даже создали Стихию Свободы.
   Охотница переводила взгляд с Руслана на Сашу и обратно.
   - А, ну, короче, аналог нашей Коммандос! Только сельский вариант! Ну давайте, давайте... только грохните вы на это года этак 3 или 4... Москва не сразу строилась... а вы сразу хотите... - Саша поднял голову на Охотницу. - И вообще, о какой принципиальности идет речь? Мы тут не участвуем... ну надеюсь. - Саша перевел взгляд на Руслана.
   Руслан фыркнул, поставив бокал с кофе на стол.
   - Надеется он. Без сомнения не участвуем! Если бы всё было адекватно, без стандартного вашего любимого гонива о том, кто здесь демон, кто вампир, я бы лично ещё подумал!
   - Руслан. Нам нужные яркие люди, - почти шипела Охотница.
   - РАСКРАСТЕСЬ БАЛЛОНЧИКАМИ и будете не бледнее нас! - Руслан действительно был зол. Таким Саша его видел не часто, но если видел, то никогда не мог спутать это состояние с каким либо другим - спокойная ровная злость полыхает в глазах, яд и сарказм в словах и голосе, мимика Джима Керри. - Охотница. Кстати, как по имени?
   - Не важно, - рявкнула на ребят девушка.
   - Шикарное имя. Лучше оставайся Охотницей, - уставившись в окно, рыкнул Руслан.
   - Люди, да вас хлебом не корми, дай проорать друг на друга с утра... тут что, традиция такая? - Саня поднялся, понимая, что сейчас в него что-нибудь полетит, и это что-нибудь будет тяжелым. - Хватит рычать друг на друга, - он повернулся к Руслану. - Не участвуем, так не участвуем, мне лично как-то фиолетово! И что тут из этого целую трагедию делать? Хотят дети играть в нечисть? Пусть играют! Нам-то по большому счету наплевать на все! И на демонов и на ангелов, и на прочую фентезийную фигню... и хватит всем свои клыки показывать, все мы знаем, что они у тебя есть, - тяжело вздохнув, Саша перевел взгляд на Охотницу. - А ты-то что? Сушняк совсем по мозгам дал? Нечего жить в сказках! Надо жить реальной жизнью! Нет демонов! Запомни это, а лучше запиши! А насчет ярких личностей... сами станьте яркими, хватит сидеть и тупо рассуждать о красоте кладбища! Пора за мозги браться и эволюционировать, а не деградировать! Только и можете, что шататься по кладбищу и искать приключения на одно место! Таким образом, о какой яркость будет идти речь? О боже...боооже... дети вы, просто дети в этом плане...
   Руслан внимательно смотрел на Сашу. Посмотрел на Охотницу. Хмыкнул.
   - Дети? - абсолютно спокойно спросил он. - Знаешь... Охотница... а я, пожалуй, всё-таки поиграю в ваши игры. Так, хотя бы, будет веселее.
   Саша посмотрел на обоих, медленно натягивая на лицо улыбку, встав, он абсолютно спокойно направился к дверям кухни, пред коридором он сопроводил обоих только одной фразой:
   - Что ж, веселой игры, - после чего снова улыбнувшись, ушел к себе в комнату.
   В дверной косяк полетела и, ударившись о дерево, разбилась кружка. Осколки брызнули в разные стороны. Руслан размял пальцы. Охотница удивлённо посмотрела на парня.
   - Он же твой друг?
   - А я креативщик по натуре. И что? - Руслан вскинул брови. - И так. Никакого панибратства. Никаких: "о-о-о, чувак, пошли бухать!". Для меня вы - работа, работа и только работа. Вы можете бесится как хотите, но если вы хотите яркости, смены имиджа и чего-то тому подобного - вы слушаете только меня одного. Не слушаете - я даже намёка о своём существовании никому из вас потом не дам. Ясно?
   Охотница кивнула. Руслан улыбнулся.
   - А теперь... будешь кофе? Правда... одной кружки уже больше нет...
   7 фев 2011
  
   Сын Ночи - 50. Сборище.
  
   Немного придя в себя, Охотница стала размышлять, к чему приведёт новый договор... Конечно, всё было заманчиво, но что-то настораживало... Ведь важнее то, что внутри, а не снаружи... важно, чтобы внешность отражала суть человека, это ведь и есть самовыражение... не уподобятся ли они позерам, если будут развивать внешний стиль?.. Хотя, с другой стороны, Руслан может научить их яснее выражать свою сущность, самовыражаться полностью... Собственно, этого ей и хотелось больше всего. Необходимо всё обдумать и обсудить с остальными. Ещё рано, есть время на обдумывание, а попозже нужно устроить сборище.
   Когда Близнецы выбрались из дома Руслана, они стали обзванивать друзей, приглашая на сборище по важному вопросу. Естественно, сборище устраивалось на кладбище, где же ещё. Ребят очень заинтриговало то, что сборище "по важному вопросу", такое случалось редко, так что прийти обещали почти все. Время до сборища Близнецы решили провести на месте сбора, у могилы дедушки Филимона. По пути туда они купили немного перекусить и ещё полторашку пива на двоих, этим решили ограничиться. На кладбище они сами обсудили договор и даже начали строить планы, пытаясь предугадать, чему их научит Руслан... Последнее занятие оказалось весёлым, они представляли себя и своих друзей с различным цветом волос, новыми причёсками, пытались представить в другой одежде, типа прикида Руслана и его друга, а ещё пытались представить реакцию окружающих людей на их внешность. Весь этот разговор сопровождался взрывами хохота, так что время летело весело и незаметно. Раньше они бы поостереглись такого яркого самовыражения, ведь гопников в их городе всё-таки больше, чем неформалов, но теперь, когда с ними был Дивъяр, они ничего не боялись и предвкушали веселье. Чего можно бояться, находясь под защитой демона? Да он всех гопников пораскидает так, что они бояться будут на километр к ним подходить!
   Постепенно стали подтягиваться друзья. Банда из четырёх неформалок, под предводительством Янки - Бешеного Панка, пришли первыми. С ним был брат Ники, Святомир Кудрявый. Прозвище Святомир приклеилось к Славке, когда он подписался им где-то в интернете, ну а Кудрявым его звали из-за причёски. Такой причёски не было больше ни у кого в городе, его русые кудри средней длины вечно стояли дыбом, сами собой, безо всяких лаков, гелей и прочей укладки. Вообще брат Ники производил впечатление светлого, мирного и дружелюбного хиппи, хоть и одевался не по-хипповски, а просто по-неформальски - футболка с оскаленной волчьей мордой и джинсы, а ещё у него были огромные наушники, выделяющие его из толпы, как и причёска.
   Сразу стало очень шумно, на телефоне у Ульки играла музыка, они то пели хором, подпевая музыке на телефоне, то принимались что-то рассказывать, то пытались вытрясти из Близнецов тему предстоящего обсуждения. Однако, Близнецы упорно отказывались сообщать тему, пока не соберутся все. На телефоне играла музыка то группы "Анимал Джаз", песня "Три полоски" повторялась раз пять, то песни КиШ - "Мёртвый Анархист", "Проклятый старый дом", "Воспоминания о былой любви", то песни "Арии"...
   Потом подошли двое эмо-панков, лет семнадцати. Два закадычных друга были похожи как братья - длинные чёлки со светлой прядкой в тёмных волосах, полосатые водолазки, у одного - чёрно-оранжевая, у другого - чёрно-синяя, цепи, болтающиеся на поясе джинсов и пирсинг на губе и в брови, не говоря уже об увешанных железом ушах. Эти эмо-панки были жутко весёлыми приколистами, особенно когда подопьют; по аналогии с персонажами из "Властелина Колец", Вервольф нарёк их Перегрин и Мериадок. Они привели с собой своих подружек-эмочек, явно младше, лет по четырнадцать-пятнадцать, и теперь их тискали, заставляя взвизгивать и смеяться. Охотнице эмочки явно не понравились и она то и дело кидала на них свирепые взгляды, заставляя пугливо жаться к своим кавалерам.
   - Я же сказала, что предстоит серьёзное обсуждение, можно было не тащить с собой этих!.. - недовольно шипела она, на что Перегрин и Мериадок только смеялись и пожимали плечами.
   Подошел смазливый паренёк по прозвищу Эльф, эмо-ролевик, одноклассник Охотницы, голубоглазый, черноволосый, с длинной чёлкой по эмовской моде, худенький и весьма активный. Он сразу стал оказывать всяческие знаки внимания девчонкам, на что эмо-панки недовольно морщились (они его явно недолюбливали), Близнецы не обращали внимания, а девчонки весело хихикали. Святомир надел свои наушники и ушёл в музыку.
   Карина, как наиболее тихая из приглашённых, влилась в компанию незаметно. Как начинающая готесса, она старалась быть сдержанной и соответствовать вычитанному в интернете образу, ведь только став настоящей готессой, она могла рассчитывать на то, чтобы завоевать сердце Дамиана.
   Наконец, последним подтянулся Тёмный, он был самым старшим, 20 лет. Тёмный - гот-металлист, отличающийся вечными перепадами настроения, то он весёлый приколист, то мрачный и депрессивный. К тому же он был гитарист-любитель и поэт, мог иногда спеть под гитару что-нибудь авторское... Тёмные волосы до плеч, серо-зелёные глаза, несколько длинноватый нос; одет как обычно одеваются все провинциальные нефоры - куртка-косуха, чёрная футболка с волком, джинсы и кроссовки.
   С ним подошли двое мелких панк-металлистов, лет по 12, один в футболке с Арией, другой в футболке с черепом, и с рюкзаками, на которых были изображены на одном волк, на другом - череп, собственно только этими футболками и рюкзаками они и отличались от обычных мальчишек.
   Охотница недовольно зыркнула на мелкоту, но ничего не сказала. Близнецы их не приглашали, они просто увязались за старшим. Вообще-то мальчишки были упорные, бесились наравне со старшими уже сейшена три подряд, за что уже заслуживали уважения, при их-то легкомысленном возрасте. Видно, что серьёзно настроены быть неформалами. Видимо, за это удостоились особого расположения Тёмного, он вообще любит детей...
   Теперь, когда вся компания собралась (а здесь собрались только те, с кем Близнецы чаще всего тусовались, за мелким исключением), Охотница сообщила друзьям о цели сборища, о договоре с Русланом, и о своих мыслях насчёт всего этого.
   - Вот так он сказал: "Никакого панибратства. Никаких: "о-о-о, чувак, пошли бухать!". Для меня вы - работа, работа и только работа. Вы можете бесится как хотите, но если вы хотите яркости, смены имиджа и чего-то тому подобного - вы слушаете только меня одного. Не слушаете - я даже намёка о своём существовании никому из вас потом не дам." Ну так что вы об этом думаете? Кто участвует?
   Народ зашумел и зашушукался.
   - А что значит слушать только его одного? Только насчёт имиджа слушать? - подал голос один из эмо-панков.
   - Ну скорее всего... Видимо, только в совместной работе... Ну да, насчёт имиджа. В общем, сами у него спросите.
   - А что об этом думает Дивъяр? - подала голос Карина. - Почему он не с нами сейчас?
   - Насколько я знаю, он всегда хотел заполучить Руслана... Возможно, при более тесном общении мне удастся найти подход к этому кибер-готу. А где Дивъяр сейчас, я не знаю, но он наверняка знает, видит и слышит всё, что мы затеваем. Раз не вмешивается - значит, не против.
   - Значит, Руслан типа Вожака будет? - подала голос Надька. - Вообще-то прикольно. До сих пор никто на себя эту роль не брал, все как-то сами по себе были... Ну только маленькими компаниями, анархическими. Интересно, что из этого получится? Я за!
   - Я вообще-то не люблю, когда мною командуют... Но очень уж хочется увидеть результат всего этого, так что можно немного и потерпеть. Чего бояться, ведь никто силком держать не будет, можно будет выйти из проекта, если не понравится! Так что я тоже за! - высказалась Янка.
   После этого зашумели ещё больше, выяснилось, что "за" почти все. Тёмный воздержался.
   - Что-то я сомневаюсь, что что-то хорошее из этого выйдет... - мрачно изрёк он. - Хотя посмотреть интересно...
   - Так ты с нами или нет? - спросила Охотница.
   - С вами... По сути, Бешеный Панк правильно сказала, не понравится - уйду и всё...
   Все вместе решили идти к Руслану за разъяснениями и подробными инструкциями. После чего живописной толпой повалили с кладбища к его дому.
   9.02.11
  
   Глава 51. "Феечка-крёстная"
   (Рина /2/ Не_Олег /0/ Костина)
  
   Руслан сидел в своей комнате и перечитывал свои стихи. Это было, пожалуй, самым мирным и успокаивающим занятием, которым он порой любил заниматься. Где-то что-то подписывать, где-то редактировать, где-то уже сверху, на пустых клетках писать ноты для мелодии, что бы потом можно было начать запись.
   Плюс ко всему он иногда снова и снова, с завидной регулярностью, видел абсолютно яркие, точные и сочные картинки новых фотосетов, идеи которых записывал в отдельную цветную записную книжку с авангардным рисунком на обложке.
   Саша сидел в своей комнате и под музыку рисовал новые эскизы, черкал дневниковые записи, новые заметки и пару строк с рифмами как заготовки к новым стихам.
   В общем, над квартирой лесным пожаром полыхало творчество. На часах стрелки показывали третий час, у ребят снова был выходной, так что такое видимое безделие они могли себе позволить.
   Неожиданный звонок в дверь, прорвавшийся сквозь пелену спокойствия и творчества, заставил друзей одновременно вскинуть головы.
   Не услышав шагов Саши, Руслан, нехотя, встал с пола и пошёл открывать дверь. В глазок он не посмотрел - не имел такой привычки почему-то.
   Дверь распахнулась, и Руслан чуть не сполз по ней на пол.
   На лестничной клетке стояли Близнецы, а за ними...
   - Едрит Мадрид... - протянул Руслан, отходя на пару шагов к стене.
   Друзья Близнецов, увидев Руслана, потешно округлили глаза. Да Руслан, в принципе, мог себе представить, каким он предстал перед ними - высокий, бледный, с всклоченными ярко-жёлтыми волосами, кислотно-зелёными глазами. Одет он был в футболку салатового цвета и чёрные обтягивающие брюки, которые держались за счёт ремня с пряжкой в виде головы Джека Повелителя тыкв. На шее поблёскивал православный крест, правда, немного странный - с ободочком, вроде как от кельтского креста. А на руках переливались всеми цветами силиконовые узкие браслеты.
   Из своей комнаты вышел Саша. К округлённым глазам добавились отвисшие челюсти.
   Саша тоже выглядел ярко и марко - волосы хоть и были забраны в хвост, всё равно производили впечатление своим белым цветом. На узкой и худой фигуре идеально сидела рубашка по типу фритцовского мундира. Широкие брюки с многочисленными карманами из чёрной ткани и, наконец, серебристые кроссовки.
   - Эт кто? - кивнув на компанию, спросил Саша у Руслана.
   - М-мои клиенты, - протянул парень и, посмотрев на выражение лица друга, расхохотался. - Сашка! Иди, глянь в зеркало, умоляю! Не пугай меня собой! Так, ребят. Come in, please.
   Руслан пропустил всех, указав им на дверь своей комнаты. Почти каждый, кроме Охотницы и Вервольфа, проходя мимо Радуги, окинул его оценивающим взглядом. Когда в комнату вошёл последний, Руслан, злорадно потирая руки, ухмыльнулся.
   Саша, глядя на друга, подошёл к нему.
   - Ты всё ещё уверен, что хочешь играть? - прошептал он на ухо другу.
   - О да... теперь я точно уверен, - протянул в ответ Руслан, заходя в свою комнату и закрывая за собой дверь.
   ***
   Он стоял в дверном проёме, облокотившись на дверь и уперев руки в бока. Он снова и снова пробегал по каждому взглядом. На удивление в комнате царила тишина.
   - Ну что ж... - он взял стул и, повернув его спинкой к говорящим, сел на него задом наперёд. - Начнём. Я Руслан. По батеньке - Таисович, по неформальству - Радуга. В принципе, думаю, Охотница вам всё рассказала, пояснила, обозначила мои правила.
   - Да. Мы так поняли, ты собираешься быть главным? - подал голос взрослый неформал. Руслан удивлённо вскинул брови. Хмыкнул.
   - Нет. Я вообще к вашему кругу не причастен. Так, советчик извне. Гуманитарная помощь голодающим странам Африки, - пояснил Радуга. - Система легка и проста. Помимо, так сказать, эпатажной внутренности, должна присутствовать не менее бунтарская внешность. Я не собираюсь делать из вас альтернативных моделей, - Руслан встал со стула, пинком загнал его в угол комнаты и начал расхаживать по комнате. - Я не собираюсь делать из вас тех, кого буду звать в журналы, на сайты для реклам и прочего. Вам самим это не нужно. Но, - Руслан резко повернулся ко всем, подняв палец к потолку. На лице отразилась ядовитая улыбка. - Яркую внешность я вам всё равно пририсую.
   Воцарилась тишина.
   - По поводу "хочу - не хочу - буду - не буду". Всё просто. Я говорю, показываю, вы делаете. Вы не хотите, я не хочу тоже. Вы уходите, я закрываю дверь, махнув вам рукой. Если я что-то сказал, вам что-то не понравилось, вы хотите по-другому, вы это говорите мне, а не на кладбище всем остальным. И мы находим компромисс. Если мы не находим компромисс, мы делаем что-то в убыток кому-то. Или кто-то из нас, конфликтующих, уходит. Мне до е#ени матери, простите, причины и поводы, вы просто встаёте и уходите, если вам что-то не нравится. Я не фритц, пытать не буду.
   Он снова осмотрел всех и каждого. Особенного его коробили два совершенно одинаковых мальчика с косыми чёлками.
   "Инкубатор, инкубатор, инкубатор, - повторял про себя Руслан. - Как так можно?"
   - Вот ты, - Руслан резко развернулся, показывая на Яну. - Ты мне безумно нравишься.
   Яна расплылась в улыбке.
   - Панк, - даже не спросил, а сказал Руслан. - Иди сюда.
   Девушка встала рядом с Русланом. Тот, обойдя её, осмотрев со всех сторон, потрогав волосы, улыбнувшись, на этот раз тепло и приятно, хмыкнул.
   - Вместо того, что бы объяснять всем всё по тридцать три раза, я покажу на примере, - он снова взял стул, посадил на него Яну и, достав что-то с полок в своём шкафу, вышел в ванну.
   - Не страшно? - спросил кто-то девушку. Та хмыкнула.
   - Панки ничего не боятся.
   - Панки и не сдаются, - сказал вернувшийся с несколькими мисочками Руслан. Он поставил на стол мисочки, положил кисточки и, открывая один за другим тюбики, которые достал из своего шкафа, начал что-то с чем-то смешивать. Вскоре по комнате распространился едкий и неприятный запах аммиака.
   - Это... кхе-кхе, что? - Охотница зажала нос.
   - Аммиачная краска, - пожал плечами Руслан. - Кстати, все яркие краски жутко воняют. Когда меня Саша красил в жёлтый, мы сидели со всеми открытыми окнами и дверьми, что бы не задохнуться. Но тут будет полегче. Что, всё? Блин, девушка, вам бы волосы нарастить, а то с этим далеко не уйдёшь. Ну да ладно. Нам даже в кайф. Значит так. Засекай тридцать минут. Потом пойдёшь смываться.
   Тем временем он снова открыл шкаф и, скрестив ноги и руки и облокотившись на дверцу, стал придирчиво рассматривать свой гардероб.
   - У тебя какой размер ноги, ребёнок? - бросил он Янке. - А, в принципе, молчи. Я же не совсем тебе их отдаю, а на опред время. Он взял какую-то рубашку и высокие, в красно-чёрную клетку, сапоги. Взял ножницы. Сапоги поставил на пол перед дверью, ножницы кинул рядом с красками и рубашку закинул себе на плечо...
   В общем, спустя полтора часа в комнату, где сидели все остальные неформалы, зашла Яна...
   У неё теперь были идеально белые, как бумага, волосы, забранные в ирокез, кончики которого были окрашены в зелёный цвет. По бокам вместо волос была короткая стрижка, чуть длиннее ёжика. Глаза были жирно накрашены чёрным, губы подведены тёмно-бордовым карандашом, а накрашены - тёмно-красной помадой. На тонкой шее блестел узкий ошейник с достаточно длинными шипами. Её темные джинсы были порваны в несколько местах, при чём порваны так, что казалось, что это старые-старые джинсы с огромным количеством протёртостей. На ногах красовались те самые высокие сапоги - настоящие гриндара, с широкой ребристой платформой, чёрно-красной клеткой и чёрной кожаной шнуровкой. В эти гриндара и были заправлены брюки. Вместо Яниной чёрной водолазки на ней была длинная, почти до колен, чёрная рубашка, инкрустированная в нескольких местах цепями и шнуровкой. Руслан стоял у дверного косяка.
   - American Punk Style, - пояснил он остальным, показывая на Яну ножницами. - Всё легко и просто. Необычная цветовая гамма на волосах, чёрный готический макияж, цепи, желательно больше протёртостей и рубашка с мужского плеча.
   Яна, вертясь у длинного зеркала в шкафу, смотрела на себя широко раскрытыми глазами.
   - В идеале ещё должен быть пирсинг. Повернись ко мне, девочка, - попросил он Яну. - Конкретно к такому лицу перфектно было бы проколоть середину губы и нос. Только не как у меня, - указал парень на прокол в самой губе и бридж. - А именно саму ноздрю, - коснулся он левого крыла носа девушки, - и вот здесь, - коснулся середины под нижней губой. - Но это, опять же, можно сделать всегда и легко, на твоё усмотрение.
   Все молча смотрели то на Руслана, то на Яну.
   - Так. Я вам всё показал, всё объяснил. Примерно в таком, - парень снова указал на Яну. - Ключе я и буду работать с каждым из вас. Моя краска. Моя косметика. Где-то мои шмотки. Всё понятно? А теперь вон - решайте сами, работать со мной или нет, - Руслан открыл дверь из своей комнаты и тут же открыл дверь входную. - Я бесцеремонен. Мне можно. А вы решайте. Не позднее завтрашнего вечера мне нужны ваше согласие или отказ. Ты, - он снова повернулся к Яне, улыбнулся тепло и приятно. - Яркая и красивая девушка. Если походишь день и поймёшь, что вот то, что я сделал, тебе не по кайфу, придёшь и всё верну обратно. Сама не крася ни в коем случае. Краска, что у тебя на голове, капризная, требует рук мастера. Давайте, решайте. Ответа, любого, жду.
   9 фев 2011
  
   Глава 52. Решение.
  
   Когда офигевшие ребята молча высыпали на улицу, они остановились возле дома и переглянулись, а потом посмотрели на Янку. Она изменилась практически до неузнаваемости, только глаза были прежние, бешено-азартные. У неё теперь были идеально белые, как бумага, волосы, забранные в ирокез, кончики которого были окрашены в зелёный цвет. По бокам вместо волос была короткая стрижка, чуть длиннее ёжика. Глаза были жирно накрашены чёрным, губы подведены тёмно-бордовым карандашом, а накрашены - тёмно-красной помадой. На тонкой шее блестел узкий ошейник с достаточно длинными шипами. Её темные джинсы были порваны в несколько местах, при чём порваны так, что казалось, что это старые-старые джинсы с огромным количеством протёртостей. На ногах красовались высокие сапоги - настоящие гриндара, с широкой ребристой платформой, чёрно-красной клеткой и чёрной кожаной шнуровкой. В эти гриндара и были заправлены брюки. Вместо Яниной чёрной водолазки на ней была длинная, почти до колен, чёрная рубашка, инкрустированная в нескольких местах цепями и шнуровкой. Она улыбалась, похоже, весьма довольная:
   - Ну что, пойдём опробуем на прохожих?
   Янка пошла впереди всех. Все прохожие оглядывались, кто-то вертел пальцем у виска, кто-то плевался, большинство просто провожали взглядом. Внимания было хоть отбавляй.
   Карина поёжилась и подумала: "Каково это - когда на тебя все так смотрят?" Ей бы этого не хотелось... но, с другой стороны, так хотелось стать по-настоящему готичной, для Дамиана... Хотя для него важнее внутренняя готичность, а не внешняя, но, может быть, новый образ поможет ей глубже вникнуть в готику... Карина немного запуталась в своих рассуждениях, но упрямо подумала, что надо это попробовать, вдруг так будет лучше?
   Когда они дошли до кладбища, провожаемые множеством взглядов, Янка прямо светилась.
   - Ну как ты себя чувствуешь? - спросила её Улька.
   - Прекрасно! - Бешеный Панк рассмеялась. - Обожаю шокировать людей! На меня давно уже смотрят косо, но о таком я даже и не мечтала! Правда, я бы предпочла, чтоб ирокез был изумрудно-зелёный или ярко-синий, но и этот очень даже ничего! Понять не могу, как Руслан умудрился вот так вот запросто сделать из чёрных волос белые?.. Но вообще - прикольно!
   - А что родители скажут? - задумчиво спросила Ника.
   - Ну примерно то же самое, что сказали, когда я обрезала свои косы и покрасилась в чёрный. Они мне и так каждый день за внешность высказывали, теперь хоть будет за что!
   - А что в школе скажут?
   - Да плевать мне на их мнение! Я им всем так скажу! - сверкнула глазами Янка.
   Охотница и Вервольф переглянулись и улыбнулись друг другу с особым, предвкушающим выражением лица.
   - Теперь давайте решим, кто уходит, а кто остаётся? Мы по-любому продолжим эксперимент! - сказала Охотница.
   - Я ухожу, - ответил Тёмный. - Не хочу, чтобы из меня делали зрелище.
   - А нам нельзя, а то дома попадёт... - с глубоким сожалением сказал один из мелких панк-металлистов, и со вздохом они разочарованно придвинулись ближе к Тёмному.
   - Мне тоже! И мне! - эмочки синхронно засобирались домой, наконец отлипнув от своих кавалеров. - Нам пора! Пока!
   Их проводили глазами и стали переглядываться.
   - Я остаюсь, мне интересно, что он для меня придумает! - сказал Мериадок.
   - Полностью согласен. Я тоже остаюсь! - поддержал его Перегрин.
   - Я тоже. Мои предки уже привыкли к экспериментам. А ты, брат? - Ника повернулась к Святомиру.
   - Почему бы и нет... Интересно же! - пожал плечами тот.
   - Мне тоже хочется попробовать! - улыбнулась Улька - Аврилка.
   - Я с вами! - ответил Эльф. - Так просто вы от меня не отделаетесь!
   - А я как-то сомневаюсь... - Надька рассматривала прядку своих волнистых, длинных светло-русых волос. - Мне мой цвет нравится. К тому же, краска волосы портит... Пожалуй, я пас!
   - Ясненько... - подвела итог Охотница. - Значит, те, кто остаются, собираемся завтра в семь вечера здесь же!
   9.02.11
  
   Глава 53. Добро пожаловать в Ад...или Больше Гламура! (Рина & Silent)
  
   Прошло полторы недели, с момента прихода заказа. Работа кипела, самая что ни на есть, жестокая. Дел было полно, а справляться ни кто не успевал. Ваня и Тамерлан уже не один день с тура до поздней ночи мучились с записями, которые давались с горем пополам. Ворон все еще хозяйничала в мастерской, Ленор у себя в кабинете подсчитывая затраты, которых на этот месяц было куда больше чем обычно, все бы ничего если бы не мешались под ногами такие люди как Николя и Маруся, которые только своим видом всех раздражали...
   На часах было два часа дня. И народ уже без капли, какой либо работоспособности рухнул на диваны.
   - Та-а-ам, - устало протянула Ворон. - Сгоняй за сигаретами, а?
   Тамерлан поднял руку, явно в желании указать девушке направление, по которому ей стоит двигаться, но, подумав, решил всё-таки сходить за сигаретами.
   Он встал с дивана, потянулся и, накинув на себя плащ, спустился вниз. Правда, судя по звукам, не совсем спустился. Его шаги затихли где-то на середине лестницы, послышался гулкий стук входной двери в здание, и Тамерлан быстро влетел обратно в кабинет.
   Парень рухнул на диван, с лёгким ужасом смотря на дверь.
   - Там, ты чего?
   - Я? А? Чёрт! Всем бежать!
   - А что там? - Ленор внимательно посмотрела на парня, но Там не успел ничего ответить, как ответ пришёл сам...
   - Чмоки-лафки всех в этом чате, - послышался из дверного проёма мужской вальяжный, тягучий и манерный голос.
   Все синхронно повернулись на дверь и застыли с восковыми лицами.
   В дверном проёме стояло... нечто...
   Это был безумно худой молодой человек вполне нормального роста - метр восемьдесят где-то. Он был смуглым, даже так - очень смуглым, казалось, он заснул в солярии. Его чёрные волосы, явно средней длины, были поставлены на голове ёжиком и зафиксированы лаком с блёстками. Одет парень был в серебряные джинсы, больше напоминавшие леггинсы. Брюки эти держал широкий двухслойный белый ремень с блестящими от страз цепочками, свисающими по правому боку.
   На ногах красовались белые сапоги, которые были немного выше щиколотки. Инкрустированы сапоги были серебристыми буквами лэйблов.
   Переливающаяся тёмно-серая рубашка с чёрным узором и светло-серебряными пуговицами была заправлена в брюки.
   На плечах висел какой-то белый с бежевыми полосками мех неизвестного животного.
   На шее поблёскивала длинная цепочка с серебряным, украшенным стразами, крестом средней величины.
   Почти на каждом пальце было по кольцу, на тонких кистях были по одному широкому браслету. На правой кисти - серый, на левой - чёрный.
   Венцом всего этого были очки. Не простые. Огромные чёрные стёкла были вставлены в оправу, которую, казалось, сделали из дискотечного шара. К тому же верхняя часть линз была полностью усыпана стразами и небольшими плоскими пластинками в стиле диско.
   Парень оглядел помещения, снял очки.
   Оказалось, глаза у него густо подведены чёрным и накрашены, как говорил Руслан "в стиле кометы". То есть тени заканчивались лишь где-то ближе к линии волос, закрашивая собой и веки, и кожу на висках.
   Парень, облизнув нижнюю губу, в середине которой, кстати, мелькал страз, прошёл в помещение.
   - М-да... - протянул он, проводя пальцем по одному из рабочих столов. - Пыльненько у вас тут, ничего не скажешь... ну да ладно!
   Парень резко развернулся, посмотрев на всю Креатив Коммандос, надел очки обратно.
   - Мне нужен Алехандро.
   - Кто, простите? - очухался от ступора Глянец, которого все в КК называли самым гламурным. Гость улыбнулся.
   - Алехандро. Александр Павлович по-вашему, по-моему - Сашенька, - пояснил он, осматривая Даниила. - А ты какой гуашью красишься? Флуоресцентной? Ты бросай это дело, мальчик. До добра не доведёт!
   Тамерлан прыснул.
   - Привет, Снежок, - протянул он руку парню.
   - Тамик, здравствуй! Как твоё шикарно? Ну, хоть одно адекватное лицо в кабинете лемуров, - обведя кабинет рукой, протянул гость. - Где брат-то твой?
   - Уехал. Давно уже, - пожал плечами Там. - А ты не знал?
   - Откуда? - снова сняв очки и повесив их на ворот рубашки, спросил Снежок. - Я только вчера ночью с Милана вернулся. Вот, шопинг себе устроил. На полгода. Ну, на пару деньков обновок хватит, а потом снова... я думаю, в Париж...
   - Тамерлан... - к Мефисто наклонилась Ленор. - А это что за чудо?
   - Стёпа Снежков, он с Руслом и Сашей учились вместе, - отмахнулся Там. - Да и наши родственники в какой-то мере знакомы с его.
   - Так вот... - продолжал дальше щебетать Снежок. - Купил себе вот, джинсики. Серебро настоящее, между прочим! Как у мисс Джей, дивы подиума, между прочим!
   - Ага, а денежки такие откуда, между прочим? - Ксюша, подстроившись под тон парня, задала самый, пожалуй, едкий вопрос, какой мог появиться в такой ситуации. - Как у Абрамовича, между прочим?
   Снежок повернулся и посмотрел на Ксюшу, как на плебея.
   - Работать надо. Работать, деточка. Тогда и деньги будут, и номер Абрамовича в памяти телефона, - сказал он и сел в одно из компьютерных кресел, закинув ноги на стол. - Тамик, так где твой братец ошивается?
   Тамерлан пожал плечами.
   - Стёп. Если бы я знал, я бы его сюда за шкиран привёз.
   - А Саша, я так понимаю, там же, где и Руслан? - протирая очки, протянул Снежок.
   - С чего ты взял? - Аня подалась вперёд. Стёпа посмотрела на девушку, подняв очки на уровень глаз.
   - С того, что я этих двоих знаю. И где Руслан, там и Саша. Где Саша, там и Руслан, - пожал плечами Снежок. - Пропал один, а значит, рассуждая логически, второй поехал его искать.
   - По всей России? - язвительно спросила Ксюша.
   - Зачем по всей? Знаете, девушка, несколько годочков назад человечество изобрело мобильный телефон. Это такая штучка, по которой можно общаться без протянутых проводов. Кладёшь денежку на номер...
   - Ты из меня совсем дуру не делай! - рявкнула Ксюха. Бесстрашный Снежок закатил глаза.
   - Было бы кого делать...
   - Стёпка, ты аккуратней. Ты не прав, - цокнул языком Там.
   - А мне не страшно, - пожал плечами Степан. - Что? Не додумывались до такого варианта?
   Компания переглядывалась.
   - То есть ты считаешь, что Руслан и Саша вместе? - уточнила Аня.
   Снежок снова закатил глаза.
   - Я разве не сказал об этом пять минут назад? Боже, дай им мозгов и мне терпения, - буркнул он в сторону. - Да, вместе. Я даже уверен в этом. Как и в том, что это просто был побег. Вы не думаете, что вы их просто загребли?
   На секунду в комнате воцарилась тишина.
   - Знаете... - протянул Иван, почёсывая подбородок. - Мне думается... что у одной блестящей гламурной сопли банально нет мозгов, но есть связь... с нашими дорогими друзьями...
   Все синхронно, прищурив глаза, повернулись в сторону Стёпы. Тот, побледнев, убрал ноги со стола. Креатив Коммандос все, как один, встали с диванов. Стёпа сполз чуть пониже под стол. Ребята, гадко ухмыляясь, надвигались на гламурного парня.
   - Э, крестьяне, вы чего?! - заорал на всю комнату Снежок.
   - Ребят, - со стороны двери послышался голос Николя. - Вы кого там освежевать решили?
   В сторону Николя повернулись все взгляды, поймав их на себе, он понял, что ничего хорошего тут не происходит. Снова все обернулись на Степана, который уже мысленно наверно составил завещание...
   Не успел Снежок открыть рта, как за дверью снова послышались шаги. Дверь распахнулась с ноги. За ней стоял, прямо говоря, мальчишка лет пятнадцати. Глядя на него было сразу ясно кто это... это был ни кто иной как названый сын Саши и Руслана - Кирюша. Руку воспитания было видно сразу особенно по прическе и внешнему виду. У него были средней длинны волосы, длиннющая челка была покрашена в оранжевый цвет, вперемешку с черными прядями, затылок был светло-желтым так же полосатый, как и челка. Волосы его были взъерошены. На нем были синие брюки, заправленные в невысокие черны сапоги, явно стоящие не дешево, как, в общем, и все на нем. На нем была черная водолазка с блестящим рисунком на груди, сверху была надета белая кожаная куртка, из раздела "а ля косуха". На шее висела цепь с какими-то блестящими прибамбасами, на руках у него были перчатки с обрезанными пальцами, поверх которых были одеты кольца.
   Оторвав глаза от телефона, он поднял голову, гладя на всех:
   - Таак... ну привет черти полосатые! Че тут творите?
   Креатив Коммандос уже привыкли к нему, да и Руслан с Сашей были готовы порвать за него любого. Кирюша прошелся мимо, глядя на всех, как хозяин на подчиненных. И впрямь, именно он был лучшей заменой обоих начальств. Кирюша мог превосходно заменить как Сашу с его коллекцией, так и Руслана с записями. До этого Креатив Коммандос не додумалась раньше.
   Кирюша оглядел всех снизу вверх, так как ростом он был не высоким, чуть ниже Ксюши.
   - Чем этот соплями обмазанный так провинился, что вы его хором грохнуть хотите?
   Кирюша в афиге смотрел на всю толпу и сжавшегося в кресле Снежка...
   Тамерлан с Ваней переглянулись, издевательски сверкая глазами в сторону Снежка.
   - Нет, блин, стоит всего на один месяц мотнуться в Питер так у вас полный алес! Че произошло? Где Руслан? Где Саша? - Кир стоял оперевшись на дверной косяк.
   В этот момент голос подал Снежок.
   - Да я вот тоже это узнать хотел... а тут? Чуть вашими чертями не был разодран! Ужас просто! - Степа уже было встал и начал медленно двигаться к выходу.
   - Так, где они? - Кирюша посмотрел на Ксюху и Ленор.
   - А то ты не знаешь, что Руслан пропал? Так вот... Саша тоже... - Ворон отвернулась, куда-то в окно.
   - Ох#еть! Хороши отцы! Ладно, ща разберемся! - Кирюша, молча, полез в карман за телефоном.
   Из другой комнаты вышло создание, именуемое Марусей:
   - Не дозвонишься, у них номера выключены.
   Кирюша улыбнулся:
   - Я? Не дозвонюсь? Даааа конееееечно! - быстро побегав пальцем, по сенсорной клавиатуре телефона он поднес трубку к уху...
   Креатив Коммандос замерли в ожидании...в телефоне послышались гудки, явно дозвон пошел...
   - Алло! Саня! Ты падла перегедрольная! Где тебя черти носят? Ладно, пофиг на тебя! Где Руслан мать его?! Рядом?!
   После таких криков в штаб квартире коммандос воцарилось счастье! Пропажи были найдены...
   ***
   В это время в Городе.
   Саша достал свою старую сим-карту и ради прикола решил вставить её в телефон. Ну мало ли... На экране почти мгновенно высветилось несколько десятков сообщений, около сотни пропущенных звонков и...
   Телефон неожиданно ожил, мигая дисплеем. На экране высвечивалось: "Сын".
   Саша, хмыкнув, нажал на кнопку приёма вызова.
   - Алло! Саня! Ты падла перегедрольная! Где тебя черти носят? Ладно, пофиг на тебя! Где Руслан мать его?! Рядом?!
   Руслан, услышав чуть приглушённые вопли, влетел в комнату к Саше.
   - Это что?
   - Кир... Кир... Кирюша... - протянул Саша, отдавая трубку Руслан.
   - Я вас, а вы меня ни разу, - вместо приветствия сказал в трубку Руслан.
   ***
   - Руслан?! Ах ты мразь, сукан... - начал было Кирилл, но трубку из пальцев мальчика выдернул Тамерлан и...
   Услышав то, как разговаривает Там, почти всё Креатив Коммандос ушло в тихий ступор. Он говорил явно на каком-то кавказском языке, эмоционально жестикулируя и крича, брызжа слюной, говоря так, как разговаривают кавказские парни на улицах - с непонятными щелчками в словах, шипящими и звонкими звуками.
   При этом, что парадоксально, Руслан, видимо, прекрасно понимал, что говорит ему Тамерлан, потому что с другого конца трубки слышалась такая же речь.
   - Ну что сразу придурок-то? - удивлённо спросил Стёпа.
   - Ты понимаешь, о чём они говорят? - спросили хором Аня, Ваня, Ксюха и Маруся. Стёпа фыркнул.
   - Конечно! Мы же все трое с Кавказа приехали...
   - А ну переводи!!!
   - Ну... ага, вот тут Руслан падла крашенная, значит, мог бы хотя бы предупредить... ну козёл, понятное дело... опс, а вот этот словооборот не имеет эквивалента в русском языке...
   Тем временем, Тамерлан, что-то рыкнув, бросил телефон в диван.
   Стёпа и Кирюша, переглянувшись, зарычали в два голоса:
   - ПОЧЕМУ ТЫ НЕ СПРОСИЛ, В КАКОМ ОНИ ГОРОДЕ, ОСЛИНА?!
   Тамерлан, обернувшись, увидел двух парней, надвигающихся на него.
   - Ребят... ну тупанул... не стресс у меня...
   - А НУ ИДИ СЮДА, Я ТЕБЕ СЕЙЧАС АНТИСТРЕССОВЫЙ ТРЕННИНГ ПРОВЕДУ!! - весь гламурный говорок Снежка куда-то делся. Он побежал на Тама, тот, увернувшись, пробежался по дивану, нырнув за его спинку. Степан и Кирилл прыгнули за ним.
   - Да ну вас на хрен, у меня брат пропал!
   - А у меня оба друга!!! Единственных!!
   - А у меня вообще родители, так что заткнулись оба, крашенные сучки!!! - визг Кирюши, казалось, чуть не выбил стёкла.
   - Ксюх. И это бабы истерички, - медленно кивая, протянула Аня. - Бабоньки, мы вас покинем. Не вырывайте друг другу волосики, а то парички нынче дороги.
   И Ксюша с Аней скрылись каждая в своих кабинетах.
   В двери снова завернул Николя, присаживаясь ближе к Марусе.
   Маруся молча, неизменно заливая окружающее пространство слезами, наблюдала за всем происходящим.
   Тамерлан кое-как, отбившись от Снежка и Кирюши, встал с дивана.
   Снежок молча стоя глядя на Тамерлана, после чего снова в гламурной манере рухнул в кресло. Позже огрызнувшись на Кирюшу:
   - А ты чего стоишь? Звони, давай им снова! Хоть теперь узнаем где они... а то у меня время не резиновое...
   - Молчи стразанутый! Денег на балансе нет! Наши кауказцы все проговорили! - хмыкнув что-то себе, Кирюша ушел в мастерскую к Ворон.
   ***
   Кирилл с ужасом смотрел на эскизы.
   - Умоляю... скажи мне... скажи мне!!! Что это не Саша рисовал! - Кирилл рухнул на стул. Ворон смотрела на паренька.
   - Ну... как сказать... там просто ситуация такая была... на изначальные чертежи пролилось кофе и...
   - О святой ЛаВей... - Кирилл закрыл глаза и прикрыл их ладонью. - Боже мой... а я уж испугался, что ж такого воскурил мой папа... Скажи мне, мудрая птица, и насколько всё испортилось? Хотя нет. Не говори. Я вижу, что на всё... испортилось всё... ну что ж... когда там коллекция?
   - Уже через неделю...
   Новый стон.
   - Вы не могли мне сразу позвонить?
   - Мы не сообразили...
   - Почему я не сомневался именно в таком ответе? - Кирилл зло прищурился. - Так. Ладно. Стонать, х#и пинать, это весело... но надо что делать... так... карандаши мне и новую бумагу! Часа три не беспокоить! Все вон, Снежка и Тама ко мне!
   - А мы? - удивлённо спросила Ксюха.
   - Идите в... кафе! Кофе пить! - огрызнулся Кирюша.
   - То же мне... командир... раскомандовался... Наполеон... - бурча себе под нос, Ксюша вышла из мастерской.
   - Я всё слышу! - девушку догнал гневный вопль Кирилла.
   Ксюша вышла из мастерской, заходя в кабинет Ленор.
   - Нас послали в...кафе! Так что можем валить обедать,... а то там в мастерской этот мини-начальник бушует! Сказал, чтоб ни весь его бабский круг собрался, ну это Тамерлан и Снежок, а мы на отдых.
   Аню предложение выйти из стен этого уже осточертевшего офиса порадовало, так что они, не слова не говоря, смотались в ближнюю кофейню.
   В мастерской снова послышались крики: Степа увидев модели чуть не рухнул в обморок, его гламурная душа еле выдержала всего этого стресса, по этому он, собрав все эскизы, отправил их в мусорную корзину. Тамерлан сидел долго, не понимая, что от него хотят, он тут был синтезаторщиком, но никак не модельером, скорее всего его, позвали сюда просто для моральной поддержки.
   В мастерскую снова зарулила пара болванов, то бишь, Маруся и Николя.
   - Что делаете? - Маруся уселась неподалеку от Тамерлана, заставив его, тем самым, отодвинутся на край дивана.
   - Я что сказал? - послышался крик от стола, за которым сидел Кирюша.
   Николя тупо посмотрел на него:
   - А что?
   - Все утырки - за дверь! Все психи - за дверь! Просто зрители - за дверь! Страшные - просто на #уй! - после чего в Николя полетел фломастер, от которого он не успел увернуться. Кирилл злостно размяв руки достал из стола еще один, принявшись дальше изобретать модели...
   Тем не менее, даже получив в награду зелёный "шрам", Николя не торопился уходить.
   Маруся тем временем, ближе подошла, чтоб посмотреть на новый эскиз.
   Снежок тем временем, чуть ли не прыгал по мастерской, рассказывая как он хочет по мнению всех остальных "извратить" коллекцию.
   - Вот! На этих брючках мы сделаем стразики... А вот с этой стороны можно лейбл вышить будет смотреться отпадно... ну если ни кому не понравится, то себе заберу... ну это не важно, главное, что все должно сиять! - в таком воодушевлении он уже час как рассказывал что будет в этой коллекции.
   - ДА БУДЬ ТЫ ПРОКЛЯТ!!! - заорал Николя, не выдерживая больше такой пытки. - Я ТЕБЯ ПРОКЛЯНУ ТАК, ЧТО НИ ОДИН ЭКСТАСЕНС НЕ СПАСЕТ!!! ГЛАМУР ДЛЯ БЕЛЫХ МАГОВ! - проорав, что-то несусветное Николя вылетел из мастерской.
   - Е#а! Люди вызовите ему 003! Пусть его демоны в цитадель психов заберут! Думаю, ритуал транквилизаторов ему поможет! - Кирилл смотрел на все это, вытаращив глаза, вообще-то, как и Степа.
   Кирюша снова повернулся к столу, как услышал что, кто-то стоит за его спиной, мало того стоит, так он еще и нагнулся надо ним и уже дышит в плечо... Нехотя повернув голову на право, он аж вскочил с места...
   Рядом со своим лицом он обнаружил лицо Маруси, которая склонилась над ним как смерть над покойником. Все бы было ничего, если бы у неё не была размазана косметика, и не было этого взгляда, который только и напугал.
   Вцепившись в стол он повернулся в сторону дивана:
   - Тамерлаааан! Убери её!!!
   Маруся стояла, переваривая в своем курином мозгу, что это сейчас было.
   Кирюша стоял возле стола, переводя дыхание:
   - Ты блин! Кикимора отабгрейденная! Ты с ума сошла? Хватит мне психику детскую травмировать!
   Маруся понимая, что надо сгладить ситуацию, подошла ближе, протягивая руки, как бы желая обнять.
   - Да ладно тебе, иди сюда!
   Увидев, ЧТО на него надвигается, Кирюша бегом вылетел в коридор.
   Смотря на все это Степа не знал, что ему делать - то ли хохотать, то ли убить страшилу, за то, что пугает единственного пока что модельера.
   Тамерлан сидел на диване и откровенно ржал с происходящего.
   - Слышь, панда колхозная! Ему 15, а тебе 16 на зоне дадут!
   Маруся повернулась в сторону Тама.
   - Ты бы помогал больше, а не сотрясал воздух! - зло прошипела она. Вот тут Степан понял, что ему делать. Он, упав на колени, просто начал истерически ржать.
   - Девушка... я боюсь... что сотрясать воздух... это... это... немного не то, что делает Тамерлашка...
   Вот тут вымер и Тамерлашка.
   - Кавказцы на привале? - заглянув обратно в комнату и увидев смеющихся Стёпу и Тамма, спросил Кирилл. - Значит так. Подойдёшь ко мне - я вооружён! - мальчик продемонстрировал девушке пособие по похуданию.
   Маруся зло прищурилась.
   - Знаешь... ты жестокий... очень...
   Кирилл повернулся к девушке. Хотел было что-то сказать но, махнув рукой, вернулся к эскизам.
   - Кстати, - взяв в руки книгу, протянул Стёпа. - Мне бы не помешало похудеть.
   - Куда?! - удивлённо спросила Маруся. - Ты и так двухмерный!
   - А то, что у меня жопа отпячивается, как бампер у шестёрки, это никого не смущает? - протянул парень.
   - Ну, твоему парню должно нравится, - пожала плечами Маруся.
   Стёпа резко сел. При чём сел так, как обычно сидят "чёткие пацаны" - широко расставив ноги, ссутулив плечи, поигрывая желваками...
   - Ты думаешь, - тихо, но внятно, снова убрав гламурный акцент, сказал Стёпа. - Что если одеваюсь стильно и дорого, выгляжу вкусно, я обязательно из тех, кто цвета неба? Если я выгляжу молодо и красиво, хожу в спорт-зал, то я обязательно сплю с юношами? Всё это ваши, бабские стереотипы, от которых отупеть можно. Вот из-за таких как вы, между прочим, парни и стыдятся лишний раз надеть обтягивающие брюки. Почему? Да потому что вы, бабы, которые не хотят думать о себе, обязательно обвините такого парня в голубизне! Лишь потому что тупо завидуете! Иди в спортзал, вставай на лыжи, Маня! Времена, когда Россия выигрывала за счёт габаритных Катюш закончились в сорок пятом!
   Маруся стояла, как политая грязью.
   - Как думаешь, у худенькой, опрятно одетой девушки, с приятным красивым макияжем, больше шансов заполучить Руслана? - поддакнул Тамерлан. - Бесспорно больше. А ты, тетёха, на что-то надеешься. Где у твоей наивности кнопочка "выкл"?
   Кирилл, уже забив на чертежи, внимательно смотрел на представшую перед ним картину: Тамерлан и Стёпа, закинув ногу на ногу, полу лежали - полу сидели на диване, сложив руки на животах и отчитывали стоящую перед ними Марусю.
   Плечи у девушки начинали подрагивать, она сжимала - разжимала кулаки, зло смотрела на парней.
   Какое-то время в мастерской царила тишина.
   - Спасибо, - процедила девушка и вылетела вон из комнаты.
   - Жестоко, - оценил Кирилл.
   - Правда жизни, - пожал плечами Стёпа.
   - А ты, оказывается, вполне адекватный парень, - хмыкнул Кирюша. Стёпа хихикнул.
   - Ты про гламурный говорок? - снова протянул он, явно издеваясь. - Всё фигня. Всё имидж. Деньги. Прикол. Да и нравится мне вводить народ в ступор.
   Пока разводились диалоги, в то время из кафешки вернулись Ксюша и Аня, которые уже стояли на пороге мастерской.
   Аня стояла у двери вскинув брови:
   - Во-первых, что тут случилось? По тому что нас тут чуть не сбила Маша... а во-вторых, почему не работаем? - она обвела взглядом сидящих Снежка и Тамерлана, переводя взгляд на Кирилла, который уже совсем отвернулся от стола.
   - Да не возможно было работать, пока тут клоуны местные ходили, - Кирюша снова повернулся к столу, садясь за эскизы. - Короче, пять из двенадцати я исправил... на остальное сил не хватает...
   Ксюша которая только что вынырнула, из дверного проема ударяя по нему "железной головой", тут же подбежала к эскизам.
   - Это, конечно, куда лучше! Но только уже поздно...
   Кирилл поднял глаза на неё.
   - Нет, нет, нет... только не говори, что я зря с этом сидел...
   Ворон, уткнувшись глазами в листки, натянула улыбку:
   - Мы уже отдали эскизы в мастерскую, там почти уже все сшили.
   Закатив глаза, Кирюша, молча, ударился головой об стол.
  
   Глава 54. Мила и Пианист.
  
   Мила, как обычно, шла по улице, любуясь расцветающей природой, с радостной улыбкой глядя вокруг, иногда срываясь на лёгкий бег вприпрыжку. Люди вокруг спешили по своим делам, лишь изредка недоуменно оглядываясь на веселящуюся девочку.
   Вдруг она увидела, что недалеко впереди стоит парень и пристально смотрит прямо на неё. Мила пошла медленнее и стала его удивлённо разглядывать в ответ, пытаясь вспомнить, знает ли она его... Вроде бы незнакомый... Одет он был весьма небрежно, мятая рубашка была лишь наполовину заправлена в джинсы, расстёгнутая куртка была не слишком чистой, взъерошенные короткие, но не слишком, каштановые кудри торчали в разные стороны. Однако, что-то зацепило Милу... Его глаза... голубые, большие и выразительные, красивые и печальные, они как будто глядели сквозь людей, отстранённо, куда-то вдаль... куда-то внутрь, прямо в её душу...
   - Привет! - сказала Мила, подойдя к нему.
   - Привет... - ответил он.
   - Мы знакомы? - немного неуверенно спросила она. - Почему ты так странно на меня смотришь?
   - Я ждал тебя... давно... Я видел тебя во сне... - парень наконец отвёл взгляд и неловко попытался пригладить волосы. - Я хочу сыграть для тебя... хочу, чтобы ты услышала...
   - Сыграть?.. - удивилась Мила.
   - На пианино... - пояснил он и взял её за руку. - Идём со мной!
   - Куда? Я же тебя не знаю! - она немного испуганно отшатнулась.
   - Пожалуйста... - он умоляюще посмотрел ей в глаза. - Ты должна это услышать... тогда ты всё поймёшь!..
   - Ну хорошо... - почему-то Миле стало его жаль. - Как тебя зовут-то хоть?
   - Егор... - он вздохнул с облегчением и повёл её, держа за руку.
   Когда Егор привёл её в свою квартиру, там никого не было. Квартира принадлежала явно обеспеченной семье, и была, на удивление, чистой и прибранной.
   - Папа сегодня уехал в командировку, - пояснил парень.
   - А мама? - спросила Мила.
   - У меня нет мамы... - ответил он с грустью.
   - Извини...
   Они прошли в дальнюю комнату, которая принадлежала Егору, довольно захламлённую и неприбранную, в отличие от всей квартиры. В переднем углу стояло довольно старое пианино.
   - Садись... - он указал ей на диван напротив, где Мила и расположилась, а сам сразу сел за пианино. Его глаза горели... Мила заметила, что у него довольно красивые руки с длинными пальцами. Сейчас эти пальцы легли на клавиши и на несколько мгновений замерли... Егор как будто прислушивался к себе. А потом он заиграл...
   Мила помнила уроки музыки, на которых учитель наигрывал что-то на пианино, и концерты, которые бабушка смотрела по каналу Культура... Всё это казалось ей каким-то скучным и устаревшим, она предпочитала гитарную музыку. Но сейчас...
   Юноша играл без нот, явно что-то своё, какую-то импровизацию, его пальцы летали над клавишами, глаза то сверкали, то закрывались совсем, вдохновение отгородило его от всего мира, и он перестал что-либо видеть и слышать, кроме своей музыки...
   Мила сидела, затаив дыхание, глядя на него расширившимися глазами, и внимала буре звуков вокруг себя. Она никогда не слышала ничего подобного. Это было так необыкновенно... так искренне... Как страстная исповедь... переживания изломанной, мятущейся души... Нечто невыразимое словами... Эта музыка... такая прекрасная и такая... жуткая... в своей страсти, своей изломанности... В ней звучала боль души, одиночество, страх, что-то ещё... Всё, что до этого было для неё таким далёким и почти незнакомым... Эта прекрасная и ужасная музыка пробиралась в её душу, разбивая её маленький уютный мирок, её счастливое существование...
   - Прекрати... - она заплакала и сжалась в комочек, дрожа. - Прекрати!
   Но он уже не слышал её... Он вообще не воспринимал уже этот мир, растворившись в своей музыке. Его боль забиралась в её душу, эта музыка, странная, изломанная, причудливая, гремела вокруг, казалась осязаемой... Невыразимая... невыносимая... Мила упала лицом на диван и зарыдала, пытаясь зажать уши, но это было бесполезно. Он играл... полчаса, час или целую вечность?.. Наконец, музыка стала стихать и умолкла. Егор в изнеможении упал на диван рядом с заплаканной девушкой.
   - Ты услышала? Ты... поняла?.. - спросил он.
   В ответ она только обняла его, крепко прижавшись, и всхлипнула. Слёзы продолжали бежать по её лицу. Мила не могла сказать ни слова. Так они и сидели до темноты.
   - Пойдём, я провожу тебя... - он поднялся и потянул за собой девушку, которая покорно последовала за ним, всё ещё не придя в себя.
   Они молча дошли до её дома. Егор нежно поцеловал её и исчез в темноте. Как будто пробуждённая этим поцелуем, она снова заплакала, представив, как он возвращается один в тёмную пустую квартиру... Мила уже хотела побежать вслед за ним, когда ощутила, что её что-то держит и услышала взволнованные голоса дедушки, который держал её руку, и бабушки. Они испуганно смотрели на изменившуюся до неузнаваемости заплаканную внучку и спрашивали, что случилось...
   16.02.2011 г.
   Глава 55. The Memories Remains (Рина & Silent)
   Руслан, проводив всю толпу неформалов, зашёл на кухню, на которой Саша пил уже третью кружку горячего чая.
   Саша смотрел на дверной проём и улыбался.
   - Санёк? Ты чего? - Руслан махнул рукой перед парнем. Тот дёрнулся.
   - Да я что-то... я смотрю на эту толпу... и вспоминаю, как Креатив Коммандос образовалось... ты помнишь, кто первым был?
   Руслан, заваривая чай, улыбнулся.
   - Помню, конечно. Иван, - хихикнул Руслан.
   ***
   14 июля 2007 года. Город Астрахань.
   Руслан, накручивая на палец длинную чёрную прядь волос, устало смотрел в экран монитора. Неожиданно о-окнула аська и всплыло окно нового контакта. Руслан, удивлённо вскинув брови, пройдя по анкете нового знакомого, авторизовал его. Это оказался панк на год младше Радуги. Звали парня Иван Black, хотя как раз чёрному он не соответствовал - на аватарке красовался высокий плечистый панк с белым ирокезом, в зелёных рваных джинсах, высоких чёрных кедах и майке расцветки хаки. Оказалось, что Иван - гитарист-виртуоз, хороший друг многих музыкантов из их города и вообще достаточно интересный собеседник. В Руслане его заинтересовали стихи.
   Пару сообщений, один звонок и на следующий день ребята уже вместе пили пиво в кафе на Волге.
   Так и началось их общение, переросшее в братание, а затем - в весьма успешную карьеру на музыкальном поприще.
   ***
   - Надо сказать, что на Иване и закончились тихие знакомства, - протянул Саша.
   - Ну да. Вторым был Дима... и ты вспомни, как мы стали общаться, - Руслан сел рядом с другом и глотнул чай.
   ***
   Погодка была не очень, Саша и Руслан, уже давно измотанные работой, спешили домой.
   Саша остановился, показывая пальцем на подъезд. Возле подъезда стоял парень, примерно их возраста. Выглядел он просто, даже слишком, как считали Саша с Русланом. Звали его Дима. Что он забыл сегодня возле их подъезда, никто в толк взять не мог. Единственное, что было о нем известно, то, что не раз над ним приходилось посмеяться. Его считали ботаником, слишком уж правильным он был, за что иной раз приходилось выслушивать стёб в свой адрес.
   Тем не менее, тихо посмеиваясь, Руслан с Сашей, зашли в подъезд за ним. Дима нажал на кнопку вызова лифта. Через несколько секунд тот подошел.
   Залезли в маленькую кабинку все вместе, не переставая толкать друг друга.
   Створки лифта закрылись, но кнопки отказывались работать.
   Саша, уже не раз нажимая на девятый этаж, заключил:
   - Ну, все! Капец! Застряли...
   - Вот он на лицо! Советский союз! Попробуй вызвать диспетчера! - Руслан уже вооружился сотовым телефоном.
   - Ты че, забыл? Тут кнопка диспетчера не работает, наверно со дня постройки!
   Руслан на это молча уткнулся в стенку лифта.
   Неожиданно для всех, подал голос Дима:
   - Дай, посмотрю...
   Саша молча отодвинулся. Пару раз глянув на пульт и покачав головой, Дима полез в свой портфель, доставая оттуда отвертку.
   Открутив панель, и вызвав шок у других, он начал ковыряться в пульте.
   - Не, ну, капец! Руки оторвать тому, кто этот лифт ремонтировал.
   Парни молча смотрели на него. Через пару минут копания в пульте, Дима прикрепил панель обратно, нажимая на кнопку. На удивление, лифт поехал...
   Руслан с Сашей озадаченно переглянулись... в один голос произнося:
   - Ну, ни фига себе!
   Как потом оказалось, Дима был вполне нормальным парнем. Более того он по духу был именно тем человеком с которым хотелось общаться. Позже развязалось общение... после чего они уже точно могли назвать Дмитрия своим другом.
   ***
   - Да, и спустя полгода мы вместе стали снимать квартиру, помнишь? - спросил Руслан у друга.
   - Да-да, начали проблемы с деньгами и прочий кошмар... и Дима присоединился к нам... - кивнул Саша. - Потом этот... Схема... но он студенческий друг Тама, помню лишь, что бухали вместе. Так и сдружились все вместе.
   - А помнишь... - Руслан прищурился.
   - Что?
   - Первые числа марта? Масленицу? - прищур Руслана становился всё коварней.
   - Напомни?
   ***
   3-е марта 2008 года.
   На Астрахань опустился тёмный, всё ещё зимний вечер. Морозный воздух чуточку пробирал до костей, швырял под ноги прошлогоднюю листву.
   Шестнадцатилетние Саша и Руслан, накинув на головы капюшоны, шли по абсолютно безлюдному вечернему городу и опасливо оглядывались вокруг. В их мозгу, испещрённом тысячью ужастиков, рождались бурные и кровавые фантазии о том, как из-за угла может вывернуть зомби-пёс, как они побегут стремглав, огибая все кольцевые и перекрёстки.
   Спустя тридцать минут они, держа наготове фонарик и фотоаппарат, зашли в пустой Кремль.
   Внутри шумели голыми ветками деревья, листья катались по земле, толстые белые каменные стены поглощали любой звук, которыми шумела жизнь за Кремлём.
   Ребята болтали, что бы отвлечь друг друга от дурацких мыслей, да и что там греха таить, лёгкого страха от тёмных башен старинной крепости.
   Ребята искали большое старинное помещение, в котором можно было бы дать своеобразный готический бал для неформальной молодёжи их города.
   Уже на обратном пути он набрели на большое, двухэтажное здание кремового цвета. Двери были открыты - заходи, не хочу. Они медленно зашли в здание, прошлись по первому этажу. Непередаваемо красивая лепнина из прошлых веков, мягкие цвета, огромные старинные канделябры - всё это заставляло дыхание останавливаться, а душу переносится в сладкие прошлые столетия.
   - Пошли наверх? - махнул рукой Саша, вставая на первую ступеньку винтовой деревянной лестницы. Руслан поёжился.
   - Может, не стоит? - шёпотом спросил он. - Охранники и прочее... всё-таки, государственный объект...
   - Руслан! О чём речь? Этот государственный объект стоит открытый на распашку, и никого не волнует, что с ним и как! Да даже если тут чёрные мессы служатся, это никого волновать не будет!
   Руслан, пожав плечами, двинулся вслед за другом наверх. Скрип лестницы сливался в единый скрип с ветвями деревьев за окнами без стёкл. Друзья порой даже не дыша, двигались от двери к двери. Почти все комнаты были открыты, и друзья, набираясь храбрости каждый раз, как последний, снова и снова заходили в большие просторные залы, поражались красоте фресок и лепнины, старинным полам и атмосфере истинного благородства.
   Впереди маячила последняя дверь. Друзья толкнули её, но тщетно. Снова попытались открыть и снова дверь не поддалась.
   - Такого быть не может, - Саша зло нахмурил брови. Руслан, опьянённый стариной и запахом истории, веявшей от этих стен, ударил в дверь ногой. Послышался хруст дерева и дверь, скрипя креплениями, открылась. Руслан, включив фонарик, зашёл в комнату и... - Ты чего столбом стоишь? Ой, мама...
   В комнате, по кругу, границы которого очерчивались свечами, стояли фигуры в белых балахонах и с белыми острыми колпаками на головах, которые скрывали лица. В ткани были только прорези для глаз. Каждая из фигур держала что-то в руках - кто череп, кто свечу, кто-то даже держал косу. Все десять фигур обернулись к Саше и Руслану. Саша, подняв мыльницу на уровень глаз, глупо хихикнул.
   - Смайл?! - вспышка полыхнула, казалось, с утроенной силой.
   Фигуры, помотав головами, стали двигаться на ребят. Те, не теряя времени даром, сделав пару шагов назад, наплевав на безопасность, спрыгнули со второго этажа на первый и помчались прочь из этого дома с дикими воплями.
   Картина разворачивалась крайне смешная: ночь... улица... фонарь.... вопли... и бегущие Саша с Русланом. За ними десяток людей в белых балахонах с подручными предметами в руках.
   - Куклус клан б#ять! - это была последняя фраза сказанная Сашей, прежде чем они смылись.
   На улице было темно, народу в это время почти не было, а если кто и был, то не обратили внимания на толпу. В девятом часу город в это время года просто вымирал так, что казалось, прошел апокалипсис, а его не заметили...
   Дальше все как у Блока: ночь, улица, фонарь, аптека, бар, клуб, дискотека, дорога, кофейня, магазин, остановка, адреналин... рынок, дом, гараж... ну, и прочий пейзаж.
   Короче бежали долго, все это время куклус клан не отставали...
   Вспомнились сразу же времена спорт зала, сейчас оба были дико благодарны той беговой дорожке, которую на следующий день хочется ненавидеть...
   *тем временем*
   г. Астрахань, рынок Большие Исады. 20:45
   Равшен докуривая очередную сигарету, протягивал банку пива своему брату Шамилю.
   - Так, вот брат! Сегодня пошёл в мастэрскую к Славику! Он мне дэвьятку затонировал! Теперь оттюнингую и будет лясточка!
   - Уот я тебе говорил! Славик уапще чОткий такой! Ты чё за пиво купил?! Моча дохлого осла и то вкуснее!
   Мимо, всё так же вопя, пробежал Саша.
   Равшен отвлеченно посмотрел на него:
   - Адын пробежал... - после чего повернулся к брату, - Что тэбэ нэ нравица?! Иды сам покупай!
   Мимо, так же вопя, пробежал Руслан.
   - Э! Второй пробэжал. Куда бэжит?
   Шамиль обернулся.
   - А! Б#ЯТЬ!
   Теперь уже в спринтерском забеге участвовали и Шамиль с Равшеном.
   - Э! Брат! Кто это?! - крикнул на ходу Шамиль Руслану.
   - Похеру!!! Саня! Подожди меня! - Руслану в этот момент и впрямь было не до того кто это.
   Не оборачиваясь, Саша и Руслан бежали до самого двора, не обращая внимания на то, что два "чОтких кавуказца" уже смотались на тонированной "лясточке".
   Оба оглянулись, что бы посмотреть, насколько далеко они убежали от своих преследователей.
   БАМС!
   ТУК!
   Саша и Руслан упали на асфальт. Перед ними, уперев руки в бока, стояли их соседи - Миша и Александр. Оба были старше Руслана и Саши всего на пару лет, но, однако казалось, что лет на десять. И не факт, что старше были именно они...
   - Вы, двое зверёнышей, совсем офигели, что ли? - Александр наклонился к Радуге и Тишине. - Вы куда так бежите? Совсем с ума сошли?
   - С-Саш... а я понял, куда... вернее... от кого... они ТАК бегут... - Миша, мотнув головой, что бы скинуть с лица свою длинную чёлку, сильно побледнел, показывая на угол входа во двор.
   Во двор медленно, расслабленно заходили все десять фигур...
   - А... а... ААААААА!!! - Александр, включив заднюю передачу, ломанулся к подъезду.
   За ним, перескакивая через камни, бежали Руслан, Саша и Миша.
   - Миша!!! Дверь открывай!!! - дёргая ручку домофонной двери, орал Александр.
   - КЛЮЧ У ТЕБЯ, СТАРШИЙ Б#ЯТЬ!!! - Миша кричал... ну как кричал. Скримил.
   - Пустите, что ли, пидорги! - Руслан достал из кармана ключ от домофонной двери.
   Мгновение и лифт уже поднимал марафонцев на их этаж.
   - Фууух... - все четверо вывалились из лифта и присели на лестницу.
   - Отдышимся, и домой, - кивнул Александр, прислоняясь к выбеленной стене.
   На несколько мгновений воцарилась тишина. Её нарушил хлопок домофонной двери. Закрывшейся домофонной двери.
   - Я... этот хлопок... в лифте не слышал... - протянул Александр, медленно скашивая глаза на брата.
   Руслан злостно блеснул глазами на Мишу:
   - Ты что... дверь не закрыл?!
   Миша, понимая, что на него сейчас косятся три злостных взгляда, готовых его порвать, кое-как произнес:
   - Ну, я-то думал, она сама закроется...
   Саша хлопнул себя по лбу:
   - Вот идиот! Эта! Сама не закрывается!
   Снизу послышались шаги, а точнее топанье, которое разносило эхо просто каким-то залпом... вся четверка притихла. Все бы ничего, если бы снизу не донесся голос:
   - Да ладно вам, не бойтесь...
   Сам факт голоса заставил всех снова заорать, и ринутся по квартирам.
   Пока Александр и Миша опять чуть ли не дрались за ключ от двери, Саша с Русланом стучали в дверь своей квартиры.
   ***
   Тамерлан, сегодня был дежурным по кухне. Дима свою смену отработал , а этих двоих куда-то ветром сдуло... пошли искать приключения на одно место...
   Вот как раз сегодня масленица, Тамерлан стоял у плиты, жаря блины, пока Дима лазал в компе. В квартире стояла абсолютно непринужденная атмосфера.
   Всю идиллию нарушили стуки в дверь, которые были больше похожи на то, что в неё кто-то ломится. Тамерлан, не бросив сковородку, пошел открывать дверь.
   Только по крику с той стороны, было слышно что, что-то происходит. Не спеша, Там открыл дверь. В неё с криками влетели Саша с Русланом, крича что-то на ходу.
   - Закрой дверь! - крикнули они в один голос.
   Тамерлан, так и не поняв, что случилось, спокойно закрыл дверь.
   Тем временем Саша с Русланом уже упали в кресла.
   Там и Дима, переглянувшись, подошли к Саше с Русланом.
   - Это что? - разделяя слова, спросил Там, поигрывая сковородкой.
   - Там... в общем... и пипец... - яростно жестикулируя, попытались объяснить что-то искатели приключения.
   Дима и Там снова переглянулись.
   - Всё понятно, - хмыкнул Дима.
   - Что ни хрена не понятно, - кивнул Там.
   - Там КУКЛУС КЛААААН!
   - В АСТРАХАНИ?! Ребят. Какой у вас хороший план. Поделитесь? - Дима выдвинулся чуть вперёд, скрестив руки на груди.
   Барабанный стук в дверь.
   - Не открывай, брат!!! - напомнив Саше кавказских спринтеров, крикнул Руслан Таму, но было поздно.
   Тамерлан, пожав плечами, подошёл к двери. Послышался стук ключа о дверной косяк.
   - О, блин, - перед Тамерланом стояло десять фигур в белых балахонах и белых острых колпаках. Парень посмотрел на сковородку, хотел было ей замахнутся, но заметил, что в ней ещё лежит недожаренный блин. - О, блин... блин!!!
   Одна из фигур протянула вперёд руку, а затем сняла капюшон.
   Длинные светлые волосы волной упали на плечи. Чуть пухлые губы улыбались приветливо и тепло, в зелёных азиатских глазах поблёскивала насмешка.
   - Привет. Тут ведь Радуга и Тишина живут? - спросила девушка мурчащим голосом.
   Тамерлан, глупо хихикая, кивнул.
   - Там, тебя там расчленили что ли? - к Тамерлану подошёл Саша. Брат Руслана резким выпадом руки протянул Саше сковородку.
   - Иди работай, Кусто, отбегал свои приключения, - строя глазки девушке, протянул Там. - Да тут, но зачем вам эти марафонцы? Они же наглые, коварные и вообще не стоят вашего внимания, миледи!
   Саша взял сковороду, глядя на блин который уж подгорает с одной стороны.
   - Нет, ну кто так готовит? - с этими словами он пошел на кухню к плите, сопровождаемый криком Димы о том, что не помешает хотя бы разуться...
   Девушка рассмеялась такой реакции. Тамерлан, принимая позу эдакого брутального мачо, облокотился на косяк двери:
   - А вас-то как зовут?
   - Для всех Ленор, для друзей Аня! - девушка мило улыбнулась.
   - А для парня как?
   В это время к Тамерлану подошел Руслан:
   - Ты чего тут стоишь?
   Тамерлан даже не глянул в его сторону.
   - Уйди... уйди сказал! Я тут личную жизнь налаживаю! - пробормотал Тамерлан, рукой отодвигая Руслана.
   Руслан в непонятках посмотрел на брата, а потом на тот самый "Куклус клан". Из всех, сняла капюшон только Аня.
   В это время к ним тихо подкрался Дима, которого Саша выгнал с кухни.
   - Ань, че стоим то? Мне уже жарко... - обратилось к Ленор создание, которое стояло рядом.
   - Ну, блин! Сними капюшон, жарко ей...
   Девушка откинула белый балахон. Из-под капюшона показалась лицо ну оооочень брутааальной девушки. Прямо говоря, это была мечта металлодетектора, лицо, как потом оказалось, у Ксюши, было исколото максимально. На голове вместо обычных дред были вплетены цепи, от чего это создание было похоже на киборга.
   - Мать моя женщина! - Тамерлан отступил на шаг назад, но не удержался, спасло от падения то, что сзади стоял Руслан. Поймав брата, тот издевательски улыбнулся:
   - Ну что? До сих пор личную жизнь налаживаешь?
   Девушку это не смутило. В этот момент активизировался Дима, который только что сполз по дверному косяку от умиления:
   - Так, а ну разошлись от двери, - крикнул он на Тамерлана и Руслана. - Гостей нельзя держать за дверью!
   Дима с лицом английского джентльмена, подал руку Ксюше, приглашая остальной состав в квартиру.
   - Заходите, у нас тут скоро блины будут, масленица ведь...
   Руслан и Тамерлан переглянулись, понимая, что у обоих глаза сейчас выкатятся.
   Через десять минут все сидели в зале за большим столом. Помимо блинов было ещё достаточно большое количество салатов, приготовленных Русланом, некоторые из более серьёзных блюд, которые ещё днём сварганил Саша.
   Все десятеро представителей "Куклус Клана" оказались девушками, и на самом деле они относились к движению ролевиков. Назывались Валькириями, в свои ряды впускали только девушек, однако дрались не хуже, чем любой из ролевиков-парней.
   В то время, как все мило беседовали, сидя за столом, а Дима и Тамерлан строили глазки Ксюше и Ане соответственно, Руслан, переодевшийся в облегающие голубые джинсы и рубашку в синюю клетку с длинным рукавом, сидел в кресле и меланхолично жевал банан.
   На него не обращали внимания, ровно как и не обращали никакого внимания на Сашу, который тоже переодевшись, сидел в соседнем от Руслана кресле и что-то наспех черкал в своей записной книжке.
   Гул голосов, смех и нередкий звон бокалов при произнесении нового тоста дико раздражади. Руслан вообще не питал к идее приглашения всех этих дамочек никакого тепла.
   - Может, вы всё-таки поедите? - спросила Руслана и Сашу одна из девушек. Те лишь отрицательно мотнули головой.
   - Они после семи не едят, следят за фигурой, - хохотнул Тамерлан.
   Руслан, не сдержавшись, рыкнул что-то и, встав с кресла, ушёл в свою комнату. Раздался гулкий хлопок двери.
   На минуту все притихли, глядя в сторону, откуда донесся звук. После чего взгляд перевели на Сашу, который все так же молча, что-то записывал в записную книжку.
   Подняв глаза, он невольно заметил взгляд толпы.
   - Чего? - Саша оторвался от записей.
   - Может, узнаешь, что с ним? - Дима кое-как оторвал взгляд от Ксюхи.
   Тяжело вздохнув, Саша потащился к комнате, где обычно обитали Руслан и Тамерлан. Дверь оказалась заперта. Саша постучал, но никаких эмоций не последовало.
   - Руслан! Че с тобой?
   - Да норм всё, я дико хочу жрать, а нельзя. Поэтому я пытаюсь спать.
   Саша хмыкнул.
   - Ты дверь хотя бы открой. Там тоже должен где-нибудь спать, - отходя от двери, сказал он. Руслан фыркнул.
   - У нас ванна свободная! А не хрен язвить потому что!
   Саша, хихикая, пришёл обратно в зал.
   - Тамик, ты сегодня спишь в ванной!
   - ЧЕЕЕГООО?! - Тамерлан мгновенно сорвался с места.
   Стуки, хлопки, в конце концов - вопль Руслана "Иди на фиг!!!" и через пять минут Тамерлан с Русланом чуть ли не кубарем вкатились обратно в зал.
   - Вот и сиди тут! - Тамерлан оттягивал рубашку. Руслан, фыркнув, плюхнулся обратно в кресло, скрестив ноги по-турецки.
   - Иди личную жизнь строй! - кивнул на Аню Руслан.
   Тишина.
   - Нашли Дом-2... - буркнул Саша, не отвлекаясь от своих записей.
   Комната наполнилась тихими смешками. Атмосфера была разряжена. Через несколько минут в комнате снова поднялся галдеж. Руслан сидел на месте, как прикованный, все так же со скучающим выражением лица наблюдая за происходящим.
   Через пять минут, Саша, явно психуя, выкинул в угол стола свою записную книгу... -"Ну нихрена не получается!" что то бормоча сам себе он поднялся с места, направляясь в коридор.
   - А ты куда? - Там поднял голову...
   - Мне уже до ванной дойти нельзя? - Саша обернулся.
   - Сиди тут!
   - Чего?
   Видя, как Тамерлан медленно поднимается с места, Саша решил, что лучше остаться в зале.
   Садясь обратно в кресло, он посмотрел на Руслана. Тот сидел подперев рукой голову, и поймав взгляд Саши молча кивнул, словно говоря "Вот по этому я тут и продолжаю сидеть".
   Оба, откинувшись на кресле, в один голос заключили:
   - Капец!
   Снова раздались смешки.
   - Тамерлан, - повернулась к нему одна из девушек. - А ты точно брат Руслана? А то кажется, что это Сашка его брат!
   - Ещё чего, - ревниво пробурчал Тамерлан. - Мы братья до гробовой доски!
   - И склеповой тоски, - отозвался из кресла Руслан.
   Снова смешки.
   Болтовня, звон бокалов, тихая музыка в плеере уже не раздражали, а усыпляли. Руслан и Саша, свернувшись калачиками, заснули прямо в креслах.
   ***
   Руслан, улыбнувшись, смотрел на Сашу. Воспоминания будили внутри зверя, который тоскливо жался к стенкам грудной клетке и выл, выл... скучая по тому городу.
   - А Марусю помнишь? - пустым голосом спросил Саша.
   Руслан, разливая заварку по чашкам, сумрачно кивнул.
   ***
   Была зима. На этот раз холодная, с пронизывающим ветром, огромными колючими снежинками, которые быстро превращались в огромные сугробы и серым, блёклым солнцем. Голые деревья не радовали своей кривизной, школы и университеты закрывали на карантины уже по третьему разу.
   В квартире царил кавардак - Дима в шесть утра поднял ничего не понимающих друзей, что бы привести весь дом в порядок, ибо сегодня к нему придёт Ксюша и принесёт на крыльях любви (- На метле похоти, - как говорил Руслан) ответ, будет ли она встречаться с Димой.
   Поэтому по дому носились все - исключая самого Диму, конечно же!
   Он уже два часа стоял перед зеркалом, и выбирал какую из двух кипенно-белых рубашек ему надеть.
   Саша как проклятый носился по кухне, гремя посудой, а Тамерлан и Руслан, умудряясь пританцовывать, под какой-то клубняк убирали квартиру.
   - АААААААЙ ФИИИИИЛ ЮЮЮЮУУУУ!!! - сменив плей-лист с клубняком на песни Depeche Mode, стали подпевать братья.
   - Ага! Георг Лютероныч! АЙ ФИЛ Ю!!! - раздался злостный голос со стороны прихожей. Хлопнула дверь. К друзьям на помощь пришёл Иван. Он наспех скинул обувь, стянул с себя куртку и шарф и, взяв в руки ещё одну швабру, стал помогать Руслану и Таму мыть полы в прихожей. Минуты через две они бросили это дело.
   Саша, выглянув в прихожую, застыл столбом.
   Все трое, с абсолютно невозмутимыми выражениями лиц, двигаясь под такт песне Depeche Mode - I Feel You танцевали вокруг швабр как стриптизёрши вокруг шеста.
   Саша, хихикая, нашёл в углу метлу с длинной деревянной ручкой и присоединился к трио. Теперь они представляли собой достаточно сексуальный квартет.
   - Группа Ранетки! В укороченном составе! - провозгласил Иван.
   - Ну, это смотря, с какой стороны посмотреть! - отозвался Руслан. - В определённых местах мы даже удлинённый состав!
   - ЭТО ЧТО ЗА БАЛАГАН?! - всё "шизонутое" веселье обломал Дима, выглянувший в коридор.
   Ребята, взяв швабры в руки нормально и пробурчав: "Да убираемся мы, убираемся" снова взялись за драянье полов.
   Раздался стук в дверь, и Саша, проходящий на кухню, со вздохом пошёл открывать. Естественно, не глянув в глазок.
   Саша открыл дверь, совершенно не смотря на то, кто там. Дима замер в ожидании своей птицы Ворон, из-за которой тут и началось жестокое рабство. И впрямь, за дверью стояла Ксения.
   - Всем привет! Ниче, что я тут не одна? Со мной подруга...
   Дима в этот момент пулей улетел в комнату, надевать все равно уже какую рубашку.
   Тамерлан, выкинув швабру в ванну, обернулся к Ксюше:
   - Ты про Аню?
   - Нет, Там... не про неё... - послышался загробный голос Саши, после чего до Тамерлана дошло почему.
   В дверь вошла высокая, крупная, и весьма несуразная девушка.
   - Знакомьтесь, это Маша, её с нами в прошлый раз не было.
   В этот момент в коридоре появился Руслан:
   - Епт... то есть... привет! - это были единственные фразы, которые тот придумал при виде Маши.
   Девушка посмотрела на Руслана очень пристальным взглядом. Тот поёжился и, улыбнувшись, ушёл в ванную, что бы смыть грязь со швабр и вообще убрать вёдра и прочие принадлежности для уборки.
   Саша на цыпочках пробежал за другом. Тамерлан и Иван, переглянувшись, снося косяки, побежали за ним. Раздался хлопок двери в ванную и щелчок замка.
   В это время в ванной.
   - Ой, маааать!!! - Руслан рыдал от хохота над раковиной, Иван лежал в ванной, скрестив руки на груди, Саша и Тамерлан, обнимая друг друга, ржали, уткнувшись лбами в плечи друг друга.
   - Пресвятая дева Магдалена!
   - Георг Лютероныч!!! - взвыл Ваня, поворачиваясь на живот.
   Руслан, кашляя и отфыркиваясь, продолжал смеяться. У всех жутко болел пресс, но успокоиться они никак не могли.
   - Русил-сусил, а она на тебя глаз положила! - раздалось со дна ванны.
   - АААА!!! Снимите с меня её глаз!!! - Руслан, хрюкнув, хотел сесть на борт ванной, но вместо этого провалился, рухнув на ноги Ивану.
   Истерика затянулась ещё минут на пять.
   Когда ребята вышли из ванной, подняв волосы дыбом, все, как один, ослабив вороты рубашек и засунув руки в карман, на кухне распивался уже третий бокал вина.
   - Садитесь, что ли, мне стыдно за вас, - прошипел Дима, сдёргивая вниз Тамерлана и усаживая его рядом с собой. - Вот, Маша, знакомься. Тамерлан, Руслан, Саша, Иван.
   - Саша там не в тему... - надула губки Маша. - Тамерлан, Руслан, Иван... братья?
   - СЁСТРЫ! - фыркнул Ивана, вытирая ладонью слезящиеся глаза.
   Плохо сдерживаемый смех.
   - Я серьёзно.
   - И мы тоже, - кивнул Руслан. - Про трансвеститов слышала что-нибудь? Вот мы - кабаре-шоу!
   - Заткнитесь! Мария, не слушай их, они ещё те придурки! - Дима покраснел, как рак. Словно подтверждая его слова, Тамерлан округлил и скосил глаза, высунул язык и стал дёргать плечами.
   Смотря на это Саша, Ваня и Руслан не сдержавшись, заржали.
   Дима, только посмотрев на всё это, дал Таму подзатыльник, снова поворачиваясь к Ксюше, которая тоже угорала с остальными.
   Места за небольшим столиком было мало, так что приходилось сидеть впритык друг к другу.
   Весь сумасшедший квартет уселся в ряд.
   К большому несчастью, Руслану выпала "честь" сидеть рядом с Машей, которая то и дело пыталась пододвинуться к нему поближе. Сам Руслан устал двигаться ближе к Ване.
   - Руслан! Блин! Да сядь уже нормально! Ладно, я тебя правильно понимаю! А вот я сейчас буду двигаться к Саньку, он меня не поймет!
   На что с другой стороны послышалось:
   - А меня Там не поймет! Так что сиди и не рыпайся!
   Ксюша, уловив этот диалог, принялась тихо хихикать, снова заставляя Диму прийти в бешенство.
   - Саня! Ты там такой умный? Иди сюда сам сядь! - шепотом прошипел Руслан в другой конец стола.
   - А вот нифига!
   Мария же времени зря не теряла, начав изо всех сил клеить Руслана, да только вот последний клеиться не хотел...
   Руслан устал менять ноги, закидывая их друг на друга по очереди.
   - Так, Мария. Чтобы не было недомолвок! Я - ГЕЙ! Со стажем! У меня есть парень и мы счастливы!
   На кухне воцарилась тишина. Иван, Тамерлан и Саша внимательно посмотрели на друга.
   - Да, неплохой такой мальчик его мальчик. Состоятельный. Главное, красииивый... - подхватил Иван.
   - Ты что ли? - зло прищурилась Мария.
   - Я?! Я Тамерлану ни за что не изменю, любимый мой! - и Иван смачно чмокнул Тамика в щёку.
   Саша вздохнул.
   - Один я не прикаянный... но просто у меня запросы высокие... не все парни им соответствуют...
   Ксюха прыснула в бокал с вином.
   Дима уже напофиг уткнулся в стол, тихо угорая над всеми.
   Маша потупила глаза на Диму, поворачиваясь к Ксюше:
   - Что-то я и за этого боюсь! Развели они тут голубятню!
   Ксения, захлебнувшись вином, присоединилась ржать в стол к Диме.
   После пяти минут смеха, Иван с видом гордого коммуниста встал возле стола:
   - Ну что товарищи! Что покрепче будем?! - с этими словами он вытащил из своей сумки бутылку коньяка, а потом и водки, ставя их на стол.
   - Ооо! Вот это серьезный разговор! - крикнула от счастья Ксюха.
   - Ооо! Вот это наш человек! - заключил Ваня, ей пожимая руку. - А вы чего? - он посмотрел на остальных. Остальные молча согласились, все... кроме Димы.
   После энного тоста разговор на кухне пошел нормально.
   Маша уже заплетающимся языком обратилась к Ивану:
   - А вы что, правда, геи? Или прикалываетесь?
   - Да прикалываемся! Забей... - Ваня опрокинул стопку, смотря на остальных. Руслан много не пил, поэтому просто разговаривал с Димой и Ксюшей, которой судя по виду, было ну ооочень хорошо. Тамерлан сидел вполне трезвый, загрызая коньяк шоколадкой, которой обычно было больше, чем коньяка. Саша уже сидел почти никакой, тупо кося глазами в стену, пить он много не мог, а крепкого так лучше вообще ему было не пить. Примерно такой же кондиции была Маруся, и скорее всего Ксения, которая уверяла сто она "стекла как трезвышко".
   - Что-то мне не хорошо... - Саня поднялся с места, уронив табуретку. - Пойду в ванну, умоюсь...
   - Ты сам-то дойдешь? - спросил Дима, видя как тот кое-как поплелся в коридор.
   - Дальше квартиры не уйду! - посмеялся Саня в коридоре.
   - Я пойду, гляну, - резко подорвалась с места Маруся.
   Саша стоял в ванной, облокотившись на стену. "Не надо было так напиваться!" - это иной раз проносилось в его голове. С пары рюмок водки его уносило не по-детски.
   Нагнувшись над раковиной, он плеснул водой в лицо. Холодная жидкость, казалось, немного снимала дурман алкоголя, но было жалко, что только на немного.
   Поднявшись, он потянулся за полотенцем, как вдруг увидел перед собой Марию.
   - Я уже ухожу... - он повесил полотенце на место, шагнув к двери, но Маруся осталась на том же месте.
   - Подожди, разговор есть... - она села на край ванной.
   Саша так же сел на край.
   - Ну, говори...
   - Мне Ваня сказал, что вы пошутили... - Маша посмотрела, на него хлопая нарощеными ресницами.
   Минуту перезагрузившись, Саня поднял голову на неё.
   - А я нет!
   - Я знаю... когда ты сказал что один я сразу поняла это...
   - Ну, не нашел я себе парня! - Саня снова схватился за полотенце, тихо угорая в него.
   - Так, зачем тебе парень, когда рядом с тобой такая симпатичная девушка сидит?! - Маша пододвинулась ближе.
   Саша снова принялся ржать.
   - Со мной рядом Тамерлан сидит! Он не симпатичная! И не девушка!
   - Я не про него! А про себя! - Маша посмотрела на него пьяным взглядом.
   Саша поднял на неё глаза.
   - Знаешь! Я лучше заставлю Руслана носить обувь, которая ему точно по размеру! Я лучше пойду сейчас и еще напьюсь, и мне понравится Тамерлан как девушка! В конце концов... - Саша хихикнул, - из конца в конец!.. Я лучше вы#бу козу! Чем буду с тобой!
   Встав с края ванны, Саша вышел в коридор, демонстративно закрывая дверь, и выключая свет в ванной. Разговор даже заставил протрезветь его.
   На кухне его встретили стандартным вопросом "Что так долго?" и "Чем вы там занимались?"
   - Кораблики в ванной пускали епт! - садясь на место, с веселой улыбкой сказал Саша.
   ***
   - Да-да-да, - протянул Руслан, доставая из пачки сигарету и закуривая. - Вот тогда она стала к нам липнуть, как банный лист к...
   - Кхм, я понял, - хохотнул Саша.
   Снова воцарилась тишина.
   - А как с Кириллом общаться начали... - протянул Руслан.
   ***
   Вечер выдался весьма холодный, хотя сейчас уже было лето. Только что бежали, как проклятые, от какой-то банды скинхедов. Сразу вспомнились "святые" времена, проведенные в спортзале.
   Время доходило до девяти вечера. Руслан с Сашей как всегда набрели на старое заброшенное здание, в котором было их "тайное убежище" от скинов, ментов, ну, и конечно, от фанатов.
   Залезли на чердак. Здесь всегда было как-то спокойнее, скорее всего из-за одиночества. Дом был старым и ветхим, еще времен войны. Эта деревянная конструкция скрипела нещадно, но к этому оба уже привыкли.
   На чердаке стояли два ветхих старых кресла из какой-то старой грубой бежевой ткани, и полосатый диван в оранжевую и розовую полоску.
   Руслан плюхнулся на диван, который неприятно скрипнул, но выдержал вес парня. Саша опустился в кресло и, проведя ладонями по лицу, посмотрел в смотровое окно чердака.
   - Зашибись вообще. Не исключено, что нам придётся тут ночевать, - протянул Саша.
   - Это вообще кайф. А потом валятся с ангиной. Перфектно, - отозвался Руслан, который лёжа на диване, смотрел в потолок. - Слушай, - парень повернулся на живот и приподнялся на локтях. - А если наших позвать? Они же знают, где этот дом! Хотя бы веселее будет. И поесть принесут...
   - Дурак. Если они смогут пройти, то смысл их звать? Мы тогда сможем выйти!
   - Тебе так хочется домой? - вскинул бровь Руслан. - И потом. Наших эти скины знать не знают. Пропустят. А нас видели. Нам в любом случае крышка, если высунемся.
   По сути, это было правдой. Раскидав всем смс-ки, парни стали ждать.
   Ветер гулял по пустым комнатам, хлопал ставнями. Где-то за стенами выли собаки, надрывно орали коты, изредка проносились машины. Через сорок минут они услышали скрип лестничных деревяшек. На чердак поднималось несколько человек, судя по приглушённым разговорам. Дверь скрипнула, впуская гостей.
   В комнату, воровато оглядываясь, вошли Дима, Ксюха, Аня, Тамерлан и Ваня. У Тама и Вани в руках были большие пакеты, наполненные чем-то доверху.
   - Привет, товарищи, - громыхнул звонкий голос Ивана. - А вы правы были. Мы прошли как не фиг делать, а вас скины караулят!
   - Реально?! - Саша с Русланом округлили глаза.
   - Зелёный хаер на отсечение, - падая на пол и садясь по-турецки, кивнул Там.
   - Ну, все, остаемся тут жить! Или если скины подключат мозги, то помирать, - Саша спустился на пол к остальным.
   - Да ладно, тебе тут депресняки разводить! Щас постоят и свалят, а мы хоть похаваем здесь! - Ксюха, взяв пакет у Тама, протянула его Саше.
   Через полчаса, на чердаке уже творился привал.
   Ваня несколько раз выглянул в окно. Скины, походу, оказались очень стойкими, и выносливыми, так как уже не один час стояли под холодным ветром на улице.
   - Берут измором! - улыбнулся Ваня, оборачиваясь к остальным.
   - А...аааа Пофиг! - Тамерлан отпил из бутылки лимонад. - Нам не страшно!
   Атмосфера, не смотря на все, была весьма веселой. Посидев и поржав от души, иной раз удивляясь, как их тут не заметили скины, Коммандос расположились на полу. Ночевать тут никто не собирался, да и уходить тоже. Ксюха выглянула в окно:
   - Ушли!
   Все дружно переглянулись, видимо поняв что можно собираться. В этот момент, за дверью послышались шаги по старой скрипучей лестнице.
   - Похоже, не ушли, а нашли! - Аня отошла подальше от двери.
   На минуту все затихло, так же сами притихли и Коммандос. Дверь с треском распахнулась, заставив всех закричать.
   За ней стоял мальчик, лет 13. На вид стандартный эмо бой, с крашеной розовой челкой, подведенными глазами, и в черно розовых шмотках.
   - Хватит орать, вы тут не одни!
   Мальчик злостно посмотрел на всю толпу.
   - Вы кто вообще такие?
   Первым оправился от шока Саша:
   - А ты вообще что тут делаешь? - он посмотрел на него, поднимаясь с пола.
   - Похоже, то же что и вы... от скинов прячусь... с вечера уже...
   - Вот он, товарищ по несчастью! - Руслан, снова кинулся на диван. - Тебя как зовут хоть?
   - Кирилл...
   ***
   - Да, Кирилл... это Кирилл... - протянул Саша. - Почему-то я сейчас только осознал, как я сильно по нему скучаю.
   Руслан улыбнулся.
   - А я скучаю по Стёпе.
   - По Снежку?!
   - А то! Вернее, по тому, как мы в качалку ходили, - хихикнул Руслан.
   ***
   Зимой, перед летними вечеринками, ребята решили привести себя в порядок. Услышав фразу "заняться собой", к ним прискакал Снежок. В общем, в фитнес-клуб они пошли вчетвером - извечное трио в составе Руслан, Иван, Александр, плюс "гламурный подонок" Степан. В этот раз они пришли рано утром, что бы не пересечься с этими "унылыми качками", как отзывался о завсегдатаях спортивных клубов Саша, и с болтливыми девчонками, считающими своей целью подцепить спортивного мальчика. В общем, сделав разминку в виде бега и велосипеда (каждый выбрал то, что ему больше по вкусу), парни приступили к основе тренировки. В то время как привычные к физическим нагрузками Руслан, Саша и Ваня тягали гантели, Снежок, явно решив "понтанутся", лёг под штангу.
   - А! Тьфу! Блин! Аай! Спааа...кхе...кха...сите!!! - судя по звукам, Степан слегка переборщил с нагрузкой.
   Саша с Русланом подошли к нему, поднимая штангу с двух сторон, тем самым освобождая Снежка оттуда.
   - Ты хотя бы диски поставил бы полегче, - посмеялся Иван, глядя на то, как Степа откашливается после штанги.
   - Разберусь сам! Так! Вы оба! - Степа посмотрел на Сашу с Русланом. - Помогайте мне.
   Иван долго ржал над картиной как Снежок пыхтел над штангой, которую ему можно сказать другие поднимали. Саша и Руслан только ржали по двум концам штанги.
   Тренировка заняла у них полтора часа, в частности из-за того, что Руслан и Саша то и дело выполняли за Снежка все упражнения. Правда, потом Ваня отомстил за друзей, сказав Стёпе, что если в конце тренировке тридцать минут не покрутить педали, то все упражнения пойдут насмарку.
   Выходил Снежок из фитнес-клуба на негнущихся дрожащих ногах. К тому же сам клуб находился на чердаке двухэтажного здания.
   Саша, Руслан и Иван, потягивая минералку и поправляя шапки, ждали, пока пыхтящий Снежок спустится вниз.
   - Или хотя бы появится на последней лестничной клетке, - хмыкнул Иван.
   Наконец свершилось чудо. Стёпа, кое-как переставляя ноги, вышел на последний лестничный проём, выводящий лестницу на улицу.
   - О боже... сколько тут ступенек? - простонал парень.
   - Штук тридцать, - пожал плечами Саша.
   - Ребят... - Руслан внимательно смотрел на Стёпу, который ползком сбирался с лестницы, поправляя очки. - Картина маслом: Гарри Поттер и тренажёрный зал!
   Вся троица дружно рассмеялась. Снежок все так же полз по лестнице, даже не обратив внимания над чем они смеются.
   Саша посмотрел на Снежка:
   - Ага! Тренажерный зал победил!
   ***
   Руслан смотрел в стену пустым взглядом. Саша смотрел в стол. В душе каждого из них рокотал безбрежный океан... боли, скуки, тоски по тому, что они оставили за своей спиной...
   - Знаешь, я тут подумал, я хочу вернутся, - в один голос сказали они, поворачиваясь друг к другу.
   - Но... я обещал неформалам... что поколдую над имиджем... - протянул Руслан.
   Саша хмыкнул.
   - В четыре руки всё будет куда легче сделать!
   И они, кивнув, кинулись проверять, всё ли у них есть для того, что бы выполнить обещанное Русланом.
   18 фев 2011
  
   Глава 56. Change the formality (Рина Костина & Silent)
  
   Всё, что им было нужно, оказалось, фактически, под рукой. Разве что швейную машинку пришлось искать. И, как выяснилось, этот агрегат днём с огнём не сыщешь. Но всё-таки под вечер поиски увенчались успехом, машинка нашлась у одной из соседок, которая с улыбкой одолжила её ребятам.
   - Значит так, - Руслан сел рядом с Сашей. - Там есть одна готесса. В душе не е#у, как её зовут, но не важно. Я хочу сделать из неё куклу.
   - Куклу? BeGots? - уточнил Саша.
   - Почти. Мне нужна длинная юбка, необычная, как ты умеешь. Чёрный корсет. В общем, кому я рассказываю. Ты сам всё прекрасно понимаешь, - скрестив руки, пояснил Руслан. - И ещё... в общем...
   Всю ночь рисовались фигуры, картинки, подбирались тона, цвета, образы. Руслан напоминал себе Эдварда Руки-ножницы, а Саше отвёл роль Суинни Тодда.
   В общем, утром были набраны номера Близнецов и уже к полудню вся оставшаяся Стихия Свободы сидела в самой просторной комнате в квартире Саши и Руслана.
   Руслан, улыбаясь, протянул руку Карине.
   - Ты. Сегодня первая идёшь ты.
   Карина удивлённо посмотрела на парня, но взяв его за руку, встала с кресла. Он провёл её в свою комнату, усадил на кресло. Включил на телефоне что-то расслабляющее, вроде бы HIM.
   - Готика - не только состояние души, девочка, - пропел он, снимая футляр с ножниц. - Но и яркая броская внешность. Ты играла в барби?
   - Они же все гламурные!
   - Есть такие барби, с которыми даже зарубежные модели не могут соревноваться по красоте декаданса, - пропел Руслан, двигаясь под такт музыке. Уже The Rasmus.
   Он сделал Карине рваную чёлку, идеально подравнял кончики волос, макушку окрасил в кроваво-красный цвет с малиновым отливом. Глаза он жирно выделил чёрным карандашом, нарисовав им что-то типа египетского макияжа, помимо карандаша на веках матово сверкали чёрные тени и серебристая дымка до бровей довершала макияж на глазах. Кстати, брови Руслан выщипал, сделав их максимально тонкими и изящными. Губы он сочно накрасил несколькими помадами разных красных оттенков, сделав тем самым на губах картинку заката. Подвёл их контур чёрным тонким карандашом.
   Утянул девушку в бархатный корсет, помог надеть ей длинную юбку в стиле средних веков, пышную из чёрного кринолина. Юбку и корсет связывало то, что позади у обоих элементов костюма завязывалась шнуровкой широкая красная лента.
   Парень сделал девушке начёс, надел на её изящные кисти чёрные перчатки на один палец до локтя, в кисти сложив их гармошкой. На шею повесил на переливающейся нитке серебристый небольшой анкх.
   Руслан отошёл от высокого зеркала в шкафу и стал ждать реакции девушки.
   Карина, не привыкшая к такому, видевшая подобные образы лишь на картинках в интернете, смотрела на своё отражение широко раскрыв глаза.
   - Ну как?
   - Я... я... Руслан... я пока не могу понять, но это... это ярко... - Карина оглядывала себя с ног до головы.
   - Это Эстетик. Стиль в готике такой. В общем. Мы вас сегодня нарядим. Вы посмотрите. А если что... позвоните нам, мы скажем, как всё смыть. А теперь... пошли к остальным, - пожал плечами Руслан.
   ***
   Вторым был Эльф. И достался он Саше.
   Саша оглянул парня.
   - Да... с тобой работы будет куча... Ну, ладно. Короче говорю сразу, волосы режем, красим. То, что на тебе сейчас надето, забудь как страшный сон! Короче тебя сейчас апгрейдить будем по полной... Не передумаешь?
   - Да теперь уже нет... - Эльф, походу, уже давно был готов к экспериментам, но судя по глазам, все еще был не уверен, что хочет. - А что со мной делать-то будешь?
   - Да вот у меня перед глазами всплыл образ эдакого фентезийного инфернала. Тебе в самый раз подойдет, - Саша подошел к двери крикнув в соседнюю комнату. - Руслан! Бритвенную машинку кинь! - на что сидящие в той комнате содрогнулись от ужаса.
   Эльф, услышав это, тоже прирос к полу.
   Стащив бритву, Саша вернулся, включая её в розетку. Сейчас он со стороны точно напоминал Суинни Тодда, но бежать уже было некогда.
   Эльфу оставили длину волос, но только с одной стороны головы. С другой Саша где-то полчаса выстригал какой-то иероглиф. Более того, черный цвет полностью вытравили в молочно-белый. Челку Эльф просил оставить, её оставили, но сделали куда длиннее, чем остальные волосы. В общем, Эльф был не против, новая прическа ему понравилась, но куда больше понравились новые вещи. С этим костюмом, Саша всю эту ночь возился, но работой был доволен. Вручив Эльфу одежду, он отправил того переодеваться.
   Через несколько минут он вернулся. На нем была рубашка из кипенно-белой и серебристой ткани, сшитая по типу мундира. Кипенно-белая полностью и серебристая отделка на плечах, в стиле эполет.
   Так же серебристым были отделаны рукава, напоминая доспехи. На нем были такие же белые брюки, с такой же отделкой от колен к ногам.
   Посмотрев на Эльфа, сам Саша остался доволен.
   Не смотря на все отпирания Эльфа, накрасить его удалось. Кожу сделали матово бледной, и выделили бледно серым только глаза. В общем, получилось именно то, что представлял себе Саша.
   ***
   Третьим был Святомир. Вот тут Руслан, как он сам сказал, "присел на очко"...
   - Что ж с тобой сделать-то, а?.. - в плеере в тему заиграли Limp Bizkit. - Вот и я говорю... Mission Impossible...
   Тишина.
   - А ну нах, здесь nothing"s impossible, как говорят святые ДМ! - Руслан взял в руки расчёску. - Зрение нормальное?
   - Д-да, а что?
   - А шикарно всё!
   Руслан осветлил волосы Святомира, сделав их светло-русыми, почти пшеничными, идеально зачесал их на затылке, собрав в хвост позади. Лака было убито неимоверное количество, но, тем не менее, оно того стоило... как думал Руслан. Потом он придвинул к Славе небольшую коробочку.
   - Одевай. Это линзы. Ярко-голубого цвета.
   Слава, пожав плечами, послушно надел линзы.
   Руслан протянул парню чёрные джинсы с эффектом протёртости, высокие чёрные кеды с ремешками по бокам и чёрную рубашку-трансформер.
   - Как это? - спросил Слава.
   - Магия, - пожал плечами Руслан. - Оп! - он отстегнул от рубашки рукав и теперь она была с коротким рукавом. - И обратно. В идеале тебе ещё меч и будешь славянский воин. Пошёл вон к остальным!
   ***
   - Ощущаю себя Девидом Блейном! - кинул Руслан фразу Саше, когда они пересеклись в комнате, забирая "новых жертв".
   - Суинни Тоддом, - кивнул тот.
   - Эдвард...
   - Руки-ножницы!
   - И вообще...
   - ГЕОРГИЙ ЛЮТЕРОНЫЧ просто! - ругнулись ребята в два голоса, переглядываясь.
   Неформалы Города и представить себе такую сплочённость не могли.
   - Ну, кто следующий на экзекуцию? Руслан! Тебе кого не жалко тут? - кивнул на толпу Саша.
   - Аврил Лавин забирай! У меня мозга на неё нет!
   Саша посмотрел на Ульку, та видя, как только что "подстригли" Эльфа, вцепилась в диван, явно не желая идти.
   Не слова не говоря, Саша подошел, перекину её через плечо, потащил в другую комнату, под дружный смех остальных.
   Из другой комнаты послушался голос Аврилки:
   - Пожелайте мне удачи!
   Из комнаты Руслана дружно донеслось:
   - Обойдешься!
   Глянув на эту пиратскую копию Аврил Лавин, Саша заявил:
   - Так! Нахер! Нахер эти волосы светлые! Нахер эту длину! И вообще теперь черной будешь!
   Улька услышав это, аж подскочила с места:
   - Нет! Я не хочу быть черной!
   - А тебя уже никто не спрашивает... - Саша с абсолютно безразличным видом уже мешал краску. - Вот твой будущий имидж мне уже нравится! Стайл городского маньяка...
   Как только Саша взялся за ножницы, Улька пару раз пыталась сбежать, но её поймал в другой комнате Руслан.
   Так или иначе, волосы подстригли. Теперь у неё на голове была короткая асимметрия, в виде четкого правостороннего клина. Волосы так и быть покрасили черным.
   Саша долго думал, что из одежды подойдет Уле... но потом все же решился... Кожа и сетка!
   После переодевания Улька сама себя не узнала в зеркале. На ней были черные, мешковатые кожаные брюки, со многими молниями, и разрезами, в которые была вставлена сетка. На ней была черная обтягивающая футболка, и сверху был темно бардовый лонгслив.
   Глаза накрасили ярко красным, подведя еле заметной полоской черного карандаша.
   - Тебе еще пирсинг в середине губы не помешает, и вообще идеальная будешь, - Саша еще раз поправил одежду на ней. - Ладно, готова, иди шокируй!
   ***
   Руслан забрал к себе Нику. Он запустил свои длинные пальцы в её чёрные волосы.
   - Жаль. Очень жаль, но придётся обрезать, - хмыкнул парень.
   - Что?!
   - Со стилистом не спорят!
   Косы упали на пол. Через час у Ники были короткие, но не слишком, ярко-оранжевые волосы, торчащие в разные стороны. Глаза Руслан подвёл ей тенями цвета морской волны и тонкой линией чёрного карандаша. Накрасил ресницы. Придал губам блеск с помощью прозрачного блеска для губ. Лицу с помощью пудры придал лёгкую бледность.
   Кинул ей на кровать блестящие чёрные леггинсы, водолазку с длинными рукавом в чёрно-белую горизонтальную полоску, красный вельветовый плащ и поставил перед кроватью высокие чёрные полу-сапожки с цепью по бокам. К тому же оставил ещё чёрные перчатки без пальцев.
   Ника, облачившись во всё это, подошла к Руслану.
   - О, шикарно! - он повесил ей на шею небольшую цепочку с небольшим медным кинжалом, и надел узкий шипастый ошейник. Поцеловал девушку в щёку и отправил к остальным.
   - Сашка, а, Сашка!
   - Чего тебе? - отозвался друг.
   - У меня какое-то жутко игривое настроение, - протянул Руслан, возникая в дверном проёме.
   - Твори, тварь, вообще анекдоты травить начнёшь, - хихикнул Саша, оглядываясь на друга.
   Руслан, улыбнувшись, вошёл в комнату к остальным.
   - И так... Охотница. Hier meine, Liebe Komm, - он махнул рукой в сторону своей комнаты. - Прошу, на стул.
   - Руслан, ты можешь не паясничать? - спросила девушка, с улыбкой наблюдая за парнем.
   - О, это выше моих сил! - хмыкнул он. - So, my dear... я хочу сделать из тебя... ведьму!
   - В смысле? - Охотница обернулась на парня.
   Тот, пригнувшись, жарко зашептал ей на ухо.
   - В прямом. Ведьму. Такую, какую сожгли бы в средние века. Такую, которая способна творить магию. Истинную дочь тьмы, - Руслан разогнулся и сказал уже нормальным голосом. - Согласно стереотипам, конечно же.
   В конце и итоге...
   Охотница превратилась в рыжую бестию.
   Руслан оставил ей длину волос, завил их в правильные кудри, покрасил их в яркий рыжий цвет, подарил девушке ярко-зелёные линзы. Глаза накрасил серым, сделав smoke eyes, подкрасил ресницы и губы накрасил ярко-красным блеском.
   Одета Охотница теперь была в белую приталенную длинную рубашку, чёрные вельветовые брюки, заправленные в высокие сапоги и чёрный плащ до колен с большими серебряными пуговицами. Ногти Руслан девушке так же накрасил красным, под тон помады и надел на её кисти узкие браслеты из цепочки, под которыми были бархатные, по локоть, перчатки без пальцев.
   - Вот ещё... - Руслан протянул девушке чёрную рубашку. - Скажем так... на смену. Вообще, рубашки можно любые. Было бы круто красную ещё... но, Охотница, вы и так прекрасны.
   Девушка, улыбнувшись, вышла.
   ***
   Выгнав Ульку, Саша позвал к себе Вервольфа. Оставалось переделать его, и на этом должно быть, работа будет окончена.
   - Что бы сделать с тобой? - Саша посмотрел на парня. - А знаешь, тебе подойдет стиль развязного тусовщика!
   - Это как? - Вервольф посмотрел на Саню.
   - Сейчас увидишь, первым делом, мы тебе прическу сменим!
   Решением было заплести дреды, так как у Вервольфа были достаточно длинные для этого волосы, более того дреды решено было красить в темно каштановый цвет.
   - Тебе не обязательно красить волосы в ядреные цвета, в вашем колхозе просто дреды уже экзотика.
   Когда дреды заплели, длина их оказалась до середины спины, что очень обрадовало Сашу, так как тот боялся, что они будут короткими.
   Переодевшись в одежду "выданную" Сашей, Вервольф долго не верил своему отражению в зеркале.
   В зеркале отразился весьма симпатичный парень...
   В голубых потертых, рваных джинсах и в белой футболке безрукавке, с каким-то черным узором. Ко всему Саша еще добавил обрезанные перчатки, как всегда классически черные, и черный ремень, с парой цепочек. Глянув на всю картину, казалось, чего-то не хватало. Подумав секунду, Саша достал из шкафа свои темные очки, протягивая их Вольфраму.
   - Ну-ка померь... Отлично, тебе как раз... можешь себе оставить, у меня еще одни есть.
   Посмотрев на себя, Вервольф отправился к остальным.
   Через минуту в комнату зашел Руслан.
   - Что-то он не особо изменился... тоже уже сил нет на них? - Руслан, явно уставший, повис на дверном косяке.
   - И сил уже нет, да и не хотелось из него что-то сильно яркое делать... а ты чего не работаешь? Саша повернулся к другу.
   - Нам еще эмо-близнецов надо преобразить, давай одного тебе, другого мне?
   Саша разочарованно посмотрел в сторону.
   - Эх... не отдохну я сегодня...
   - Отдохнешь ночью, когда спать будешь! - съязвил Руслан. - Я тоже устал...
   ***
   - Ну вот, друг. Осталось их двое, - потирая ладони, протянул Руслан. - Так... этот... как там... Пилигрим?
   - Перегрин, - зло откликнулся парень.
   - Какая на хер, разница, всё равно всем на одном костре жариться. Иди сюда, - Руслан отвёл парня.
   Вернулись они через два часа, но...
   Длинная чёлка осталась, но концы её окрасились в зелёный цвет. К тому же, чёлка стала гуще и будто бы рваной, при этом, как казалось, скинутой на правую сторону головы. По левой стороне головы шли короткие волосы, видно, что не бритые, а срезанные. К тому же шла узкая зелёная линия, напоминающая прыжки кардиограммы.
   Одет Перегрин был в узкие джинсы цвета морской волны, фиолетовую рубашку, зелёный узкий галстук, и высокие, по щиколотку, фиолетовые кеды с зелёными шнурками.
   Саша посмотрел на Мериадока:
   - Так, ты! Я твое прозвище честно не выговорю, так что без обид. Я смотрю, вы под братьев косите... ну ладно, сделаем из вас нечто похожее.
   Саша долго думал, что бы можно было сделать с ним, но позже решился.
   Челку, как и Перегрину, оставили, только вот глянув на Мериадока, не хотелось добавлять фиолетовый или зеленый. Прическу сделали такую же, только на левый бок. Волосы решили покрасить в красный, с черными концами.
   - Когда первый раз я услышал твое прозвище, мне сразу представилось что-то огненное, примерно в таком силе и сделаем.
   Немного подумав, Саша протянул Мериадоку черную рубашку, с какими-то красными японскими символами, и черные джинсы с огненной отделкой из таких же символов.
   - Знаю, смотрится вроде просто, но в таком мало кто еще ходил... Тебе бы в дополнение пирсинг брови, желательно с черной штангой, и шикарно. А да, подожди, вот еще возьми. Саша протянул ему обрезанные перчатки, и блестящую хромированную цепочку, на которой висело что то вроде солнца.
   - Вот теперь то, что надо!
   ***
   Они проводили неформалов, сказав, что теперь те свободны и теперь уже на их совести, оставлять такой образ или избавляться от него.
   Друзья от усталости валились с ног, поэтому, едва дойдя до своих комнат, даже не убираясь, они упали на кровати и мгновенно заснули.
   18 фев 2011
  
   Глава 57. So... time to say 'Goodbye!' (Рина Костина & Lord de Silent)
   Астрахань. Примерно в это же время.
   Ночь.
   Луна.
   Звезда.
   Фонарь.
   Визг тормозов.
   Крик.
   Отборный мат.
   Истерический хохот.
   Звук отпирающейся двери.
   Шаги.
   Хлопок.
   И...
   Тишина...
   В штабе Креатив Коммандос царила тишина. Непривычная. Напряжённая.
   Снежка трясло, он сидел в кресле, укутавшись в свой плащ, поджав ноги к себе и обхватив колени руками. Схема сидел на широком подоконнике, прижавшись лбом и плечом к стеклу, и рисовал что-то дрожащими пальцами.
   Ксюха, наплевав на всё, сидела в углу, под винтажным торшером, и курила уже не первую пачку.
   Тамерлан сидел на одном из компьютерных столов, скрестив ноги по-турецки и положив кисти на колени. Его иногда передёргивало, и очень заметно - он почти весь перекручивался в такие моменты.
   Аня, облокотившись на подоконник, стояла, скрестив руки. По щекам бежали серые от макияжа слёзы, в глазах сталью блестела тоска и перемигивались нотки истерики.
   Ваня молча, иногда шмыгая носом, протирал гитару.
   Николя и Маруся, прижавшись друг к другу, тихо, даже не дыша, сидели на диване.
   Глянец стоял в углу, рядом со Схемой и просто смотрел в одну точку пустыми глазами.
   - Мы. Завалили. Показ, - глухо сказал Снежок. - Нас. Просто. Убьют.
   В кабинет, белый, как призрак, неслышно зашёл Кирюша.
   - Дебилы. Вот дебилы. Тяжело было мне позвонить? Тяжело было?! - Кирилл разорался не на шутку. - Дай сюда! - он вырвал из Ксюшиных пальцев сигарету и закурил сам. - Мне сказали, что если в течении двух недель мы не исправим всё, что напортачили, они разорвут все контракты с нами! Ашизеть! Дебилы! Конченные!
   - У нас есть две недели... целых две недели... - отозвался из угла Глянец.
   - У НАС ЕСТЬ ВСЕГО ДВЕ НЕДЕЛИ!!! И НЕТ ТКАНЕЙ!!! НЕТ ЭСКИЗОВ!!! И МЫ НЕ ВОЛШЕБНИКИ!!! Мы ни черта не сможем... - Кирилл осел на пол.
   - Кирилл. Мы правда дебилы, - Снежок спустил ноги на пол. - У нас есть дня четыре, что бы найти наших волшебников. И оставшиеся дни есть, что бы сделать всё, как надо.
   - Ты, стразнутый, совсем е#нутый? КАК мы найдём их? Связи - ёк, адреса - ёк, а мы не телепорты и не телепаты! - Ксюша не на шутку разозлилась.
   Тамерлан поднял голову.
   - В любом случае. Мы можем их найти.
   - Ещё один. Это заразно, что ли? - Аня подошла, взяла из пачки сигарету и закурила.
   - Нет, нет, они правы, - Ваня тоже поднял голову.
   - Б#ять, это эпидемия, - Кирилл махнул рукой.
   - Летайте поездами Аэрофлота, - буркнул Схема, поворачиваясь к остальным и ставя ноги на батарею. - Любые билеты покупаются по паспорту. Нам нужны лишь данные паспортов Руслана и Саши. И мы узнаем, куда они покупали билеты. Проедем по их маршруту. Найдём. И заберём.
   - А если они в огромном мегаполисе?
   - Тем лучше. Такие, как они, в огромном мегаполисе начинают мелькать везде и всегда, в попытках не просто выжить, а ещё и красиво выжить, с лакомыми кусочками. В любом случае, мы найдём их. Пусть даже не так быстро, как мы того хотим, - Снежок встал с дивана. - Но самое страшное. Где мы достанем данные паспортов?
   - А, это легко! - Там прошёл в кабинет Руслана. Слышались удары ящиков стола, а через несколько минут Там вышел с зелёной папкой в руках. - Тут вся документация. Есть ксерокопии паспортов. Руслан бережливый, у него в плане бумажной волокиты есть всё и всегда, - Там принялся рыться в папке. - Вот, пожалуйста.
   На стол упали два листка. Это и правда были ксерокопии паспортов Саши и Руслана.
   - Как говорится, дерьмо вопрос, - пожал плечами Снежок, забирая ксерокопии. - Я на вокзал. Дознаваться.
   - Э, мы с тобой! - все ломанулись вслед за парнем.
   Он прошёл пять минут от офиса, завернул за угол. Остальные проследовали за ним.
   - Ох, ни фига себе... - выдохнул Иван.
   Перед ними блестела в свете уличных фонарей самая настоящая Ламборджини. Чёрный цвет матово переливался, аэрография в виде серых крыльев по бокам серебрилась каким-то праздничным блеском.
   Иван обошёл машину.
   - Дорогая? - спросил он у Снежка.
   Тот, открыв дверь багажника, скинул с себя гламурный белый вельветовый плащ, и надел длинный, в пол, чёрный кожаный. Надел на руки перчатки без пальцев.
   - Не дешёвая, - абсолютно серьёзно, без мажорного говорка, сказал он. - Так! Отошли от машины, крестьяне! Я поеду один. НИКАКИХ звонков! НИКАКИХ смс! Узнав всё, я вернусь сюда сам и там уже обговорим план действий.
   - Я с тобой! - Там попытался открыть дверь машины, но та не поддавалась.
   - Я что сказал?! Пошли вон всё!
   Машина сорвалась с места, бесшумно скользя по дорогам-венам Астрахани.
   - Руслан всегда говорил о Стёпе, как о человеке с двумя лицами, но без масок... - протянул Там. - Теперь я понял, почему именно так.
   ***
   Проводив Снежка взглядом, Коммандос, вернулись обратно.
   Кирилл, пошел в мастерскую, дальше рисовать эскизы и надеяться на чудо.
   Остальные просто остались переваривать этот провал. Внезапно для всех голос подал Глянец, потерявшийся на фоне толпы.
   - А вот зря он поехал...все равно ничего не узнает... - произнес он почти шепотом.
   Ксюха, выронив сигарету, обернулась к нему.
   - Как не узнает?
   Глянец кое-как оторвался от той точки, которую уже на протяжении часа рассматривал.
   - Информацию не дают абы кому, она обычно конфиденциальна, маршрут только милиция может узнать...
   - Да ладно, пусть попробует... может, что получится, - Ваня поднял голову. Все понимали, что этим можно только успокоить, а не дать надежду.
   Внезапно для всех, Схема спрыгнул с подоконника, и метнулся к ноуту, выталкивая из-за стола, примостившегося там, Николя.
   - А что мы тут мучаемся? У нас инет есть! Сайт вокзала есть! Программисты лишние, есть! - он глянул на стоящую неподалеку Ксюшу. - Щас все будет! Ворон! Лети сюда! Взламывать будем, и Тамерлана с собой захвати!
   ***
   Полупустой вокзал. Тишина. Стук колёс поездов где-то вдали.
   Стёпа, укутавшись в плащ, подошёл к стойке.
   - Могу ли я узнать, какой билет куплен был человеком вот с этим паспортом? - обратился он к кассирше. Та посмотрела на него, как на полоумного.
   - Юноша. Такие данные не распространяются абы кому... - начала она.
   Стёпа, улыбнувшись, вытащил из внутреннего кармана плаща красненькую ксиву.
   - А теперь?
   - Ой... да, да, конечно, сейчас посмотрю! - девушка начала щёлкать что-то по клавиатуре компьютера. - Так... ну... тут всё просто. Билет был до Москвы. В один конец.
   - Спасибо за сотрудничество с прокуратурой, - улыбнулся Стёпа.
   Он вышел из здания вокзала и, вдохнув морозный воздух, раскрыл ксиву. Она принадлежала его дяде, которого он недавно подвозил с одной вечеринки домой. В принципе, не только ксива была дядина. Но и плащик тоже.
   Стёпа, улыбаясь своими выбеленными зубами, сел обратно в машину и поспешил вернутся в штаб Креатив Коммандос.
   ***
   - Москва! - гаркнул он, заходя в комнату.
   - Ты как узнал?! - Схема оторвался от ноута, который постоянно выключался при попытках взломать сайт. - Да что за чёрт?..
   - Связи, дети, связи, - протянул Стёпа.
   - Тем не менее. Москву мы пробили. Пусть и связи. А ты думаешь, он в Москве? - протянула Маруся.
   - Дэвушка, раскиньте серым веществом, - Снежок опёрся костяшками пальцев на стол. - Если бы он был в Москве, наши дорогие заказчики бы не знали этого? Прислали бы НАМ заказ? Или ИМ?
   - Значит, они не в Москве, - протянул Иван. - А это значит, трояны наши человекоподобные, взламывайте московские сайты!
   Схема снова включив ноут, не переставая материться, снова зашел на сайт вокзала.
   - Что ты туда лезешь? Сказали же... билет до Москвы! - Тамерлан попытался вытащить ноут у него.
   - Уйди блин! Если они не в Москве, то где-то в этом радиусе билета. Да и если ты не заметил, Снежок тока Руслана пробил, а Сашу нет...
   - На фига тебе Саша? Он брал билет туда же где и находится Руслан!
   Ворон подлетела к экрану.
   Схема, ударил себя по лбу, закатив глаза, посмотрел в потолок.
   - Ксюша! Ты только что сама на свой вопрос ответила! - простонал тот.
   Через пол часа общими усилиями троицы, сайт удалось взломать. Еще через час Схема ворвался ко всем в мастерскую:
   - Нашел!!! Город Каинск Барабинский!!! Саня билет туда брал!
   Все моментально встали, как школьники при приходе учителя...
   Тамерлан подлетел к Схеме:
   - Ты по маршруту проверил?
   Схема только улыбнулся, указывая на ноут. Все Коммандос дружно столпились возле ноута. На экране была карта, где красной полосой был отмечен маршрут.
   ***
   Вечер был обычным, парни, только что вернувшись с работы, сидели у себя в комнатах. Неожиданно раздался звонок в дверь, за ней стояла Дана.
   - Извините что так, без предупреждения... просто мимо проходила...
   Во всяком случае, что Саша, что Руслан были рады её видеть. Уже скоро они сидели на кухне, попивая чай и разговаривая.
   - Мне брат недавно рассказывал, что видел тех ребят с кладбища... говорит, они изменились... - Дана внимательно посмотрела на парней. - Ваших рук дело?
   Руслан с Сашей переглянулись.
   - Неееет! - рассмеявшись, протянули они.
   - Да ладно вам, руки мастеров сразу видны.
   - Ну, вообще-то да, они к нам сами пришли с такой просьбой... - Руслан равнодушно потянулся за чашкой.
   - А что сказал по этому поводу твой брат? - Саша посмотрел на Дану.
   - Если честно, сказал, что таких клоунов еще не видел никогда... и что вам в психушку надо, - Дана очень не хотела это говорить, но раз просили правды, значит, надо было. Она грустно опустила глаза в стол.
   Руслан, молча смотрел на неё, Саша глядел куда-то в окно, после чего повернулся и улыбаясь произнес.
   - Не нравится, пусть молчит! А то мы его ночью на кладбище выловим и не хуже остальных отапгрейдим! Тут-то его никакой демон не спасет! - он перевел взгляд на Руслана, тот тоже сидел и улыбался. - Эх... не всем понять НАС! Креатив Коммандос!
   - Да ладно вам, вы только не обижайтесь, - Дана подняла глаза, смотря на обоих.
   Руслан похлопал её по плечу:
   - Мы? Нееет... это просто критика, а мы привыкли...
   Через пол часа предыдущий разговор уже забылся. Вся компания сидела на кухне, как вдруг в одной из комнат тишину прорезал один мерзкий звук "ТАДАМ!"
   - Письмо пришло... - Саша сегодня, похоже, заменял кэпа.
   - Пойду, гляну, щас вернусь, - Руслан встал со стула, уходя в спальню.
   Саша и Дана остались на кухне.
   Руслан подошел к ноуту, возле строки агента, мигало сообщение.
   Открыв его, Руслан был рад, что за спиной стоял стул, иначе он бы приземлился на пол.
   - Сааааш! Иди сюда! - странным голосом прошипел тот.
   В комнату зашел Саша, держа в руках чашку чая. Руслан, молча, развернул к нему ноут... сначала упала чашка... а потом уже и сам Саша.
   В открытом письме содержалось пара фраз от заказчика начет того на что похожа эта коллекция, и видео с показа, ниже прилагалась информация о том как отозвались о музыке. Отзывы были крайне ужасными.
   Руслан сидел, тараща глаза в монитор, после чего перевел взгляд на Сашу, тот был бледнее смерти, и уже просто пальцем показывал, чтоб Руслан включил видео.
   Как раз к загрузке видео Дана заглянула в комнату.
   - Что у вас тут?
   Саша молча сидел на полу, поджав ноги... Руслан тоже ничего не ответил...
   Видео загрузилось. С самого начала все прорезал ужаснейший звук, не понятно чего. Пошли какие-то странные биты, которые заставили Руслан упасть со стула. Подиум осветился, и одна за другой начали выходить модели черт знает в чем... тут уже Саша просто впал в кому...
   Дана смотрела на ребят, потом сорвалась с места и, набрав в две кружки ледяной воды, облила каждого из них. Ни Саша, ни Руслан даже не подумали начать ругаться или же, наоборот, благодарить.
   - Это ужас... - простонал Саша, хватаясь руками за голову. - Это кошмар... нам срочно надо домой... домой... сейчас же. Бежать, лететь, ехать, но домой!
   - У нас есть две недели... что бы исправить всё это, - перечитав письмо, бесцветным голосом сказал Руслан. - Вычитай дни, которые мы будем ехать обратно...
   Тишина.
   Руслана и Сашу трясло.
   - Слушай... давай... сегодня напьёмся... а завтра пойдём за билетами? - протянул Руслан.
   - Я не... а! Давай!
   Через час на столе красовались бутылка вина, три бутылки какого-то типа алкогольного коктейля и двухлитровая бутыль пива.
   - Ну... понеслось! - отпивая из бутылки вино, кивнул Руслан.
   - Мы умрем столько выпить, - заметил Саша, тем не менее, уже не раз прикладываясь к бутылке с белым вином.
   - Да ладно, не страшно... после такого уже и смерть не страшна... - Руслан вглядывался куда-то в стекло бутылки.
   - Вы-то хоть идти завтра сможете? - Дана недоверчиво оглянула гору алкоголя. - От такого и вправду умереть можно, особенно если все сразу выпить.
   Парни только промолчали, снова потягиваясь за бутылками.
   - Давай с нами, что ли? - Саша перевел взгляд на Дану.
   - Только напиваться я не буду, это ваша цель сегодня, - Дана, медленно налила себе вина.
   - А я вот сдохнуть хочу! У меня коллекция провалилась! И вообще вопрос ГДЕ МОЯ КОЛЛЕКЦИЯ?! То, что было на сцене, называется взрыв в магазине секонд ххенда... - Саша обреченно глянул на бутылку, снова отпивая из горла белого вина.
   - Это у тебя проблемы? У меня музыка запорота вся до основания! Я клянусь найду того кто так испоганил... и...и... не знаю что с ним сделаю... - Руслан обреченно уселся на кресло.
   ***
   - Нам, пожалуйста... - Тамерлан обернулся на остальных. - Раз... три... девять билетов до Москвы!
   Девушка ошарашено посмотрела на парня.
   - Сколько?
   - Девять, - кивнул Там.
   - У нас столько нет... есть пять билетов на автобус до Москвы... он отходит через тридцать минут...
   - Бери! - Снежок вытянул вперёд руку. - Пятеро на автобусе, остальные со мной!
   - На машине? - Ксюша удивлённо посмотрела на мажора. Тот кивнул. - И кому ты оставишь тачку в Москве?
   - Друзьям. Или на стоянке оставим. Вопросов-то, - пожал плечами Снежок, выходя из здания вокзала.
   Вслед за ним вышли и остальные. Достали сигареты, закурили.
   - Знаете... я точно уверен. Всё будет в порядке, - кивнул Иван. - Снежок. Я с тобой еду.
   - Не против.
   - И я, - кивнул Там.
   - Четвёртый? - Снежок повернулся к остальным. Пока все переглядывались, вперёд вышел Схема. - Ох, супер компашка!
   Через полчаса они уже катили по городским дорогам. Пятеро на автобусе, слушая тупую болтовню своих соседей по сиденьям, и четверо в машине, болтая, попивая пиво и подпевая Металлике.
   ***
   Следующее утро удавалось с трудом. Саша и Руслан метались по квартире, собирая вещи, не раз сталкиваясь друг с другом.
   Дел было полно, надо было собрать вещи, сказать насчет того, что квартиру освобождаем, позвонить на работу, и много, много прочего... плюс ко всему со вчера болели головы.
   Ближе к обеду со всем разобрались. Оставалось только взять сумки и пойти на вокзал. Больше не в силах ждать, парни вызвали такси.
   ***
   До Москвы доехали быстро. Часов в пять утра были там.
   Но там их ждала очередная подстава.
   - КАК БИЛЕТОВ НЕТ?! - Схема чуть не рухнул в обморок.
   - Юноша, не кричите на меня. Так билетов нет. И потом. На машине можно доехать быстрее. Найдите подходящий автобус и всё круто.
   - На машине... - Тамерлан посмотрел на Снежка. - На машине!
   - Там всего четыре места... - протянул Стёпа. - Значит, поедут только двое. Считая водителя.
   - Нет. Или едем все, или не едем, - категорично заявила Ксюха.
   Все задумались.
   - А правда... если автобус? - спросил Иван.
   - Пошли искать автобус...
   *спустя полчаса*
   - Не нашли автобус... - протянул Стёпа. - Зашибись...
   Они бродили по Москве несколько часов. Замёрзли. Проголодались, но никуда не заходили - денег толком не было, ничего не было. Только жгучее желание найти своих друзей.
   Решили остановиться на том же вокзале, что и приехали. И ждать подходящего момента, когда можно поехать. Расположившись на вокзале в зале ожидания, и привлекая к себе кучу внимания, они начали думать, как можно добраться до города Каинска Барабинского, который находился у чёрта на куличках в непролазной глуши (хорошо хоть, что возле железной дороги), и как потом уехать обратно...
   - Блин! Ну, что делать? Как мы доберемся до этого Каинска?!
   - С Божьей помощью! - Снежок неожиданно вспомнил времена учебы и нахождения матриц... обычно когда препод спрашивал как их найти, так он и отвечал.
   Ксюха, встав перед толпой, сложила ладони друг к другу, и глянула наверх: "Боже помоги!" - произнесла она явно с издевкой.
   - Эй! Черти полосатые! Вы че тут забыли?! - послышался до боли знакомый голос...
   Ксюша повернулась, после чего снова вернулась в то же положение:
   - Не, я все понимаю! Но Кирюша тут нафига?
   - А... а... а ты тут как оказался? - Тамерлан чуть не сел мимо сидения.
   - С его помощью! - он указал наверх, все волей неволей глянули в потолок. - Во дают!... Да сделал проще, к Саше в квартиру пошел, в его дневнике раскопал куда он уехал, купил билет и вот я здесь... жду, когда за мной агент наш приедет, они там тоже ищут, что Руслана, что Сашу... как услышали что там с коллекцией, так чуть в обмороки не попадали.
   - Подожди, а на чем приедут-то? - Ваня поднял глаза от журнала, который уже третий раз перечитывал.
   - Ну, я же не вы, чтоб автостопом по поездам ездить! За мной машина приедет... внедорожник такой большой и черный!
   Все переглянулись.
   - Так мы с тобой! - глаза Снежка загорелись счастьем.
   - Да ради бога! - Кирюша отошел куда-то позвонить... оглядывая толпу.
   - Ксюша поблагодари бога! - послышался крик Вани.
   Ворон улыбнувшись, повернулась к нему.
   - А че я-то?
   - Он только тебя слушает! - Снежок радостно расселся на сидении.
   - Ну, ладно! Боже, спасибо! - Ксюха, сложив ладони, посмотрела вверх..
   Уже через полчаса вся Креатив Коммандос уже ехала по дорогам Подмосковья. Время было только одиннадцать утра, до Каинска Барабинского ехать надо было около суток, но это никого не волновало.
   Тамерлан ехал в машине вместе со Снежком, Ваней и Схемой. Остальные катили во внедорожнике.
   Его уносили различные мысли, он думал о брате, о том, как он скучает по нему...
   С музыкой, но в давящей тишине, он катили по дорогам, иногда ровным и идеальным, иногда ухабистым с тысячами кочек. Ехали без остановок, сменяя водителей, чтобы они могли отдохнуть. Остальные успели подремать...
   Наконец, показался город.
   - И вот сюда они сбежали?! - Снежок аж подпрыгнул на водительском сидении. - Да это гибрид села и города Страны Советов!
   - Им захотелось отдохнуть, - пожал плечами Тамерлан.
   - Я бы понял, Гаити! Гавайи! Карибы!!! НИЦЦУ, КАННЫ, в конце концов, из конца в конец, но это?! - в Степана, казалось, вселился шустрый бесёнок.
   - Степ, уймись! У каждого свой прикол! - Тамерлан как-то разволновался, за то, что Степа за рулем, да еще в таких расстроенных чувствах, а дорога пошла не самая лучшая.
   ***
   Саша и Руслан стояли на вокзале...
   Руслан уже не один раз оглядывал этот городок. В душе как странно все переворачивалось. Но в то же время, все внутри пело, было лёгко и приятно. Думалось: "Отдохнул!". Хотелось творить, снова жить, снова ездить по огромным городам. Забыть всё. Забыть кладбище, забыть Дану, Дамиана, Дивъяра, остальных. Снова ощутить металл микрофона. Снова услышать свой голос. Снова смеяться в камеру. "Весна... в Астрахани, должно быть, уже всё цветёт. Уже всё красиво...".
   Он оглянулся, Саша стоял, тоже куда-то смотря... казалось, что за этот месяц он тоже уже хорошо тут прижился.
   Саша смотрел на небо... оно было таким же, как когда он сюда приехал, все было таким же, только было холоднее... этот городок и вправду такая дыра, но почему-то тут и вправду можно отдохнуть... было весело не смотря ни на что... обидно было уезжать даже ни с кем не попрощавшись... а ему попрощаться хотелось. Единственной была Дана, и то, потому, что она оказалась в нужное время, в нужном месте.
   На секунду ему показалось, что тут он бросает много друзей, хотя друзей у него тут и не было. "Интересно, что думает об этом Руслан?" этот вопрос его посетил, спросить, Саша так и не решился...
   На грунтовую дорогу перед вокзалом выехали две машины. Одну из них они узнали сразу - это была иномарка Снежка. А вот вторая, массивный внедорожник, напугала своим появлением.
   - Какого х... - начал Руслан, но закончить не успел.
   Из машины Снежка выбежал Тамерлан и кинулся к брату.
   - СКОТИНА!!! КАК ТЫ МОГ!!! Я ВОЛНОВАЛСЯ!!! Я!!! Я! Я... Руслаааааан!!! - Тамерлан... рыдал. Рыдал, уткнувшись в плечо брата.
   Руслан, округлив глаза, хлопал брата по спине.
   - Тамик... успокойся... всё хорошо...
   - Угу... - послышался голос Тама.
   Саша посмотрел на обе машины, после чего перевел взгляд на Руслана:
   - Это еще не все! Тут вся Креатив Коммандос!
   Из обоих машин выходили очень знакомые личности. Из иномарки выглянули Ваня и Снежок, потом появился Схема, весело махая парням.
   Из внедорожника вылезли Ленор, Николя... к огромному разочарованию, еще и Маруся, за ней Глянец...
   Толпа встала напротив обоих беглецов.
   Саня уже знал, что сейчас произойдет что-то нехорошее...
   Тамерлан, придя в себя, схватил Руслана за куртку, и начал теребить.
   - Ты почему свалил и не сказал ни кому?! Ты знаешь, что мы тебя уже похоронили?! Ты знаешь, каково мне было?! Брат называется!!! - с этих слов он дал Руслану подзатыльник.
   - Ты... ты как тут оказался? - Руслан, все еще не мог прийти в себя, от такой неожиданности.
   - КАК Я тут оказался? - Тамерлан отпрыгнул от Руслана и начал орать, яростно жестикулируя. - Так же, как и ты! Приехал! На кой чёрт тебя занесло в эту глушь?!
   - А КОМУ Я БЫЛ НУЖЕН?!
   - Нормааально!!! А друзьям? А семье?!
   - ДРУЗЬЯМ?! Да три пи#ды колода! Я тут как шавка дорогая, лишь на обозрение! Семье?! Где все разводятся?! Да чёрта с два!!!
   - ЗАТКНИСЬ или я тупо размозжу тебе череп! - Тамерлан замахнулся.
   - Не посмеешь! - выкрикнул Руслан.
   - А ну стоять, горячие перцы! - между Русланом и Тамом возник Стёпа. - Руслан. Мы приехали сюда, узнав по вашим паспортам, какие билеты вы купили. Пробили маршрут. И вот мы тут. Ты не прав. Ты всем нужен. Иначе бы Сашка за тобой и не поехал. А вот какого хрена Саша тебя не вернул и свою жопу не вернул обратно в Астрахань, мы спросим у него!!!
   Тишина.
   - Ты напомнил мне Малахова, - шикнул Иван на Стёпу.
   - Я сам себе его напомнил, - кивнул Стёпа, выжидательно смотря на Сашу.
   Саша злобно посмотрел на Степу.
   - А я на черта вам?! Я же не нужен без коллекции никогда!!! На меня же плевать, когда у меня проблемы!!! Хоть кто-то тут реально меня искал?!
   Степа повернулся к Саше.
   - Наверно же! Раз тебя сейчас об этом спрашиваем!
   - Да идите все к черту!!! Вспомнили обо мне, когда у вас жопа с коллекцией началась! А так меня ни кто не искал бы... - Саша отвернулся, отходя в сторону. Сейчас он старательно делал вид, что все хорошо...
   - Сволочь ты эгоистичная, отец мой! - из-за спин всех вышел Кирюша. - Кто тебя искал? Кто тебя РЕАЛЬНО искал?! Я!!! - он побежал к Саше, сбив того с ног. - Я тебя точно убью! Как ты мог свалить?! Почему мне не сказал?! - Кирюша не на шутку разозлился. - Ну, все, надоел ты мне! - Он замахнуся на Сашу... тот в свою очередь, только успел увернуться...
   - Эй! Ты чего? Не смеееей! - Саша уже убегал от Кирилла, который в приступе радости, похоже, решил убить "непутевого родителя".
   Руслан стоял и смеялся, видимо понимая что еще легко отделался. Но смех обломала одна фраза Ивана.
   - Это еще не самое страшное... там... Ворон! - Ваня указал на толпу, через которую медленно пробиралась Ксения.
   Воцарилась тишина. Все разошлись по обе стороны, оставив Ксюше полно свободного места. Ксюша стояла, прищурившись, скрестив руки на груди и нервно постукивая ногой в стальном камелоте. Саша и Руслан, глупо улыбаясь, прижались плечами друг к другу. Ксюша сделала несколько стремительных шагов, и, встав между парнями, схватив их за ворот плащей, пригнула к себе. Парни сели на корточки.
   - Вы... какого... хрена... решили... так... ВЫЁ#ЫВАТЬСЯ?!
   - Эй, Руслана с Сашей бьют! - позади послышались голоса ребят из Стихии Свободы.
   - Вы бы лучше не лезли, - отрицательно помотал головой Снежок, глядя на неформалов. - Ох... крестьяне.
   - Я повторяю вопрос... какого вектора?!
   - Но Ксюш...
   - МОЛЧАТЬ!!! Это был риторический вопрос!!!
   - Но Ксюш...
   - ТИШИНА В РЯДАХ САБОТАЖНЫХ!
   Руслан и Саша знали - вырываться бесполезно.
   Ксюша повернулась в сторону Руслана.
   - Ты... истерик... ещё раз что-нибудь подобное выкинешь, закопаю в гроб красный, а не фиолетовый...
   Тишина. Руслан пристально смотрел в глаза девушки.
   - ТЫ! - Ксюша повернулась к Саше.
   - А ну, стоять! Что я?! Что там с моей коллекцией?! Даже так... ГДЕ, ЧЁРТ БЫ ВАС ПОБРАЛ, моя коллекция?! - Саша опередил Ксюшу.
   Девушка, явно попавшая впросак, мгновенно отпустила и Руслана, и Сашу. Но если Руслан грохнулся на пятую точку, то Саша, не растерявшись, из своего изначального положения резко встал на ноги. Теперь он нависал над Ксюшей, уперев руки в бока и напоминая девушке разъярённого Джека Повелителя тыкв.
   - Я повторяю вопрос... что с показом?!
   - Да, и что с музыкой?! - опомнился Руслан.
   Тамерлан и Иван, переглянувшись, глупо хихикая, отошли на задний план.
   Теперь уже Саша с Русланом нависали над Ксюшей, которая от этого взгляда сама чуть ли не пригибалась.
   Ксюша что-то защебетала, шаркая камелотом по полу:
   - Ну, Саш, как тебе сказать... это твоя коллекция... только на неё кофе пролилось... а ты, Руслан, насчет музыки не ко мне, а к Ване с Тамерланом...
   Саша уже представил, что бы он сделал с Ксенией, в то время как Руслан грозно перевел взгляд Джека Потрошителя в сторону Ивана и Тама.
   Саша стоял, еле держась на ногах, в ужасе представляя что же произошло с его коллекцией... Сейчас он мечтал снова напиться, как вчера... переводя взгляд на Ворон, он на удивление спокойно спросил:
   - А кто тебе еще помогал?
   - Ну, как бы мы всей толпой все делали... - Ворон очень насторожил его спокойный тон.
   Саша стоял молча, понимая что у него сейчас подкашиваются ноги.
   - Кирюш! Чё у них с коллекцией? - почти шепотом спросил он.
   - Да жопа полная! А они еще и мне не додумались позвонить, - Кирилл стоял ехидно улыбаясь, в ожидании того что сейчас будет.
   - ВЫ КАКОГО ХРЕНА ЕМУ НЕ ДОДУМАЛИСЬ ПОЗВОНИТЬ?!!! - Саша снова впал в истерику. - Да чтоб вас всех! - вытащив из пачки сигарету, он ушел курить.
   Тем временем, Руслан налетел на Тамерлана и Ивана.
   - О! Итальяно мафиозо раша идиотто!!! Вы что, не могли сделать ремиксы на старые песни?! Вы не могли написать что-нибудь путное?! Ты же музыкант-виртуоз!!!
   Тем временем ребята из Стихии Свободы, наблюдая за всем происходящим, начинали медленно умирать с хохота.
   - Кретино катастрофо наркомано пидерасто!!! - Руслан накинулся на Ивана, но Глянец и Схема, схватив парня под руки, утащили его чуть подальше от ребят. Руслан брыкался, извивался и, наконец, высвободился. - У ВАС ЧТО, ТВОРЧЕСКИЙ КРИЗИС?! МУЗЫКАЛЬНЫЙ КЛИМАКС?! ВАМ В МАСТЕРСКОЙ КСЮША УШИ ОТРЕЗАЛА, А АНЯ ИХ К ЖОПЕ ПРИШИЛА?!
   Тишина... взрыв хохота. Попадали все. Даже нервный Саша в сторонке и тот облокотился на дерево, хихикая. Кирилл, зажав рот рукой, улыбался во все зубы. Остальные просто бесстыдно ржали. И только Руслан стоял, со сбившемся на бок плащом, чуть приподнявшейся водолазкой, всклоченными волосами и красной от злости физиономией.
   Заржал даже сам Ваня, облокотившись ржать на Тамерлана... до Руслана только через минуту до самого доперло, что он сказал, после чего он и сам принялся смеяться со всеми.
   Стихия Свободы угорали на заднем плане, некоторые стоя, кто-то сидя, некоторые просто лежа. Так же обстояли и с Креатив Коммандос.
   После таких разборов полетов, все вроде успокоились.
   Все стояли, улыбаясь, смотрели друг на друга.
   Руслан и Саша, довольные, повернулись к ребятам из Стихии Свободы. Руслан показал рукой на Креатив Коммандос.
   - Вот. Из-за них мы сюда приехали, - Руслан достал электронную сигарету, закурил. - Из-за них уедем. Охотница. Мы сделали всё, что могли. Но вы видите... ИМ мы нужнее. Вот, - парень протянул девушке листок с несколькими номерами. - Тут мой сотовый, номер ICQ, почта и ID контакта... если что, пиши. Поможем, чем сможем. А теперь... пока?
   Саша кивнул.
   - Прощайте.
   - И... - Руслан снова посмотрел в глаза Охотнице. - Дивъяру передай... он крутой актёр. Я пару раз в него поверил. Круто изображал демона.
   - ДЕМОНЫ?! Где демоны?! А я говориииил! - вперёд, подобрав белый плащ в пол, аккуратно ступая по лужам, вышел Николя. - Я говорил!!! Говорил я!!!
   - Заткнись ты! - хохотнул Саша.
   Руслан снова улыбнулся. Протянул второй листок.
   - Этот листок принесёшь по адресу. Там написано. Девушку Аня зовут. Кличка - Химера. Знаешь... передай ей, что я буду скучать. Там тоже все контакты написаны. Надеюсь, она найдёт возможность связаться со мной. И ребят, - Руслан уже отвернулся и, засунув руки в карманы, шёл к своим. - Спасибо за веселье!
   Креатив Коммандос, болтая, расселись по машинам. Вопреки ожиданиям, в машину Снежка сели всей честной бандой - Снежок, Там, Руслан, Саша, Иван и Схема. Благо, все худые, в притык, но уместились.
   Машины газанули с мест и, подняв в небо столбы пыли, унесли ребят прочь. В Астрахань. В их жизнь.
   ***
   Спустя неделю. Г.Астрахань. Штаб-квартира Креатив Коммандос.
   Саша уже с утра был тут, часов где-то с шести. Он и сам удивлялся, как ему удалось встать в такую рань. Время было еще только восемь утра, народ соберется еще не скоро, так что можно было спокойно строчить в мастерской. Дверь открылась с ноги, за ней стоял Кирюша.
   - Ты чего так рано? - Саша посмотрел на мальчика.
   - А ты чего? - тот сел рядом, глядя на эскизы.
   - Да что-то очень соскучился по родной мастерской... - Саша радостно оглядел мастерскую.
   Через час подошли Схема и Глянец. Позже в коридоре промелькнула Ленор.
   Сегодня никак не обошлось без Николя и Маруси.
   - Из них бы получилась хорошая парочка, жаль только они этого не понимают... - Саша посмотрел на этот дуэт.
   - А... да... насчет парочек... тебя тут твой парень искал... - сказал Кирюша, уткнувшись в какую-то игру на телефоне.
   Саша нервно оглянулся по сторонам.
   - Не говори это всем... ладно?
   Позже в дверном проеме появилась веселая троица из Руслана, Ивана и Тамерлана.
   Они, как всегда, смеялись, кривлялись друг перед другом. Прошли, кивнув всем остальным, и заперлись в мастерской. Спустя десять минут оттуда донёсся рёв гитары, низкий голос Руслана: "Раз, два... не свисти, сука... раз, два... и... Reach out. Touch faith!"
   Саша улыбнулся. Ну вот. Всё как бы вернулось на круги своя. И круто.
   19 фев 2011
  
   Глава 58. Новая жизнь.
   Когда ребята вышли из квартиры Руслана и Саши, они были взбудоражены, смеялись и перекидывались шуточками, разглядывая друг друга.
   Ещё больше они развеселились на улице, когда увидели реакцию прохожих... Они сейчас действительно были слишком яркими для своего городка. Большинство из них ещё не могли понять, довольны ли они своим преображением, слишком уж было непривычно. Но потом они призадумались. Новую мысль подал Эльф:
   - А о гопниках-то мы не подумали! Ладно, пока мы вместе - мы сила, но мы же не в одном доме живём, а совсем в разных кварталах! Как домой будем добираться? И потом из дома до учёбы или до тусовки? Да и на учёбе надо будет от гопников отбиваться...
   - Ну у нас в институте гопников мало, так что на учёбе бояться нечего, - переглянувшись с Перегрином, сказал Мериадок. - А вот о дороге домой надо подумать...
   - Да уж... - Охотница призадумалась и через пару минут выдала: - У меня есть идея! Недавно мы с братом видели в одном магазинчике средства самозащиты - там продаются баллончики с перцовкой! Ну-ка скидываемся, у кого сколько есть, и идём все закупаться!
   - Неплохая идея! - ребята снова с облегчением загомонили.
   - Только хватит ли у нас на них денег? - возразила Улька. - У меня вот вообще ни гроша нет...
   В конце концов, баллончиков они набрали всё-таки, но на каждого не хватило. Охотница с Вервольфом, Ника со Святомиром и Перегрин с Мериадоком (они жили в одном подъезде) взяли пока по одному баллончику на двоих.
   - А они точно действуют? - в сомнении спросила Ника.
   - Точно! Помнишь тусовку у Демона, брат? - обратилась к Вервольфу Охотница.
   - Ага! - рассмеялся тот. - Когда ему спать лечь не дали, и он всех этим самым баллончиком выгонял... Напшикал на всю хату! А сам, гад, на балкон смылся! Все живо оттуда вымелись, кашляя и в слезах, глаза резало - жуть!
   - Главное, когда пшикаешь, чтоб на тебя не попало! - дополнила его сестра. - Эх, блин, уже солнце почти на закате, а хотелось бы пофотаться! У меня фотик с собой.
   - Пошли на кладбище, там пофотаемся! А после заката - домой! - предложила Бешеный Панк. - Кстати, нам придётся придумать кое-кому новые прозвища. Ну на это дело Вервольф мастер. Переименовывать придётся Аврилку и Эльфа.
   - А чего тут думать, Саша их сам назвал, когда создавал им имидж! - весело заявил Вервольф. - Маньячка и Инфернал!
   Все согласились.
   Придя на Старое кладбище, они весело и весьма шумно фотались, пока солнце не закатилось. И даже не заметили наблюдающего за ними из зарослей Дамиана.
   - Нас родная мама не узнает, - заметила Ника, разглядывая на цифровике получившиеся фотки. - Мне не очень-то нравятся короткие оранжевые волосы...
   - Ничего, зато стильно! - отрезала Охотница. - Отрастут - перекрасим! Только сначала у Руслана инструкцию попросим. А пока так походи, может, привыкнешь и понравится.
   - А мне эти дреды идут? Что-то я в сомнении... - проговорил Вервольф. - И футболку я лучше чёрную одену, мне белый цвет не по вкусу. У меня есть примерно такая же, с белым узором на чёрном фоне.
   - Сойдут пока и дреды! Отрастать станут - расплетём, они, слава богам, не насмерть закручены. Зато ни у кого таких нет! - ответила ему сестра.
   - Мне, в общем, нравится, тока я всё-таки чёрные джинсы одену... - сказал Перегрин. - А то цвет морской волны всё-таки какой-то девчачий.
   - Вообще, давайте уже по домам! Я уже спать хочу! - зевнула Охотница. - Пойдём все вместе, сначала проводим тех, кто дальше живёт, а потом мы с братом проводим всех остальных. Думаю, в сумерках и в темноте мы будем не так бросаться в глаза, главное - в центр не соваться.
   ***
   Когда через несколько дней Охотнице пришла смс от Даны, о том, что Руслан и Саша уезжают, она была немного расстроена. Всё-таки не хотелось их отпускать. Но что поделаешь... Она быстро обзвонила своих ребят и, сообщив новость, назначила время и место сбора.
   На вокзал они успели как раз вовремя, чтобы увидеть встречающих Руслана и Сашу друзей, приехавших на иномарке и внедорожнике. Они все были одеты весьма оригинально, и действительно казались одной командой. Но было видно, что между Русланом и встретившими его назрел конфликт...
   Девушка с цепями в волосах стояла, прищурившись, скрестив руки на груди и нервно постукивая ногой в стальном камелоте. Саша и Руслан, глупо улыбаясь, прижались плечами друг к другу. Она сделала несколько стремительных шагов, и, встав между парнями, схватив их за ворот плащей, пригнула к себе. Другие приезжие окружили их.
   - Эй, Руслана с Сашей бьют! - выкрикнул Инфернал.
   - Вы бы лучше не лезли, - отрицательно помотал головой худой, гламурного вида парень, глядя на неформалов. - Ох... крестьяне.
   Стихия Свободы временно заткнулась. Они только подошли поближе, с интересом наблюдая за развитием событий. Сначала увешанная железом девушка орала на Руслана и Сашу, потом они стали орать на неё и остальных приехавших. Наконец, Руслан так разошёлся, что ребята из Стихии Свободы, наблюдая за всем происходящим, начинали медленно умирать с хохота.
   - Кретино катастрофо наркомано пидерасто!!! - Руслан накинулся на одного друга, но двое других, схватив парня под руки, утащили его чуть подальше от ребят. Руслан брыкался, извивался и, наконец, высвободился. - У ВАС ЧТО, ТВОРЧЕСКИЙ КРИЗИС?! МУЗЫКАЛЬНЫЙ КЛИМАКС?! ВАМ В МАСТЕРСКОЙ КСЮША УШИ ОТРЕЗАЛА, А АНЯ ИХ К ЖОПЕ ПРИШИЛА?!
   Тишина... взрыв хохота. Попадали все. Даже нервный Саша в сторонке и тот облокотился на дерево, хихикая. Остальные просто бесстыдно ржали. И только Руслан стоял, со сбившемся на бок плащом, чуть приподнявшейся водолазкой, всклоченными волосами и красной от злости физиономией. До Руслана только через минуту до самого доперло, что он сказал, после чего он и сам принялся смеяться со всеми.
   Стихия Свободы угорали на заднем плане, некоторые стоя, кто-то сидя, некоторые просто лежа. Так же обстояли дела и с Креатив Коммандос.
   После таких разборов полетов, все вроде успокоились. Руслан и Саша, довольные, повернулись к ребятам из Стихии Свободы. Руслан показал рукой на Креатив Коммандос.
   - Вот. Из-за них мы сюда приехали, - Руслан достал электронную сигарету, закурил. - Из-за них уедем. Охотница. Мы сделали всё, что могли. Но вы видите... ИМ мы нужнее. Вот, - парень протянул девушке листок с несколькими номерами. - Тут мой сотовый, номер ICQ, почта и ID контакта... если что, пиши. Поможем, чем сможем. А теперь... пока?
   Саша кивнул.
   - Прощайте.
   - И... - Руслан снова посмотрел в глаза Охотнице. - Дивъяру передай... он крутой актёр. Я пару раз в него поверил. Круто изображал демона.
   Руслан снова улыбнулся. Протянул второй листок.
   - Этот листок принесёшь по адресу. Там написано. Девушку Аня зовут. Кличка - Химера. Знаешь... передай ей, что я буду скучать. Там тоже все контакты написаны. Надеюсь, она найдёт возможность связаться со мной. И ребят, - Руслан уже отвернулся и, засунув руки в карманы, шёл к своим. - Спасибо за веселье!
   Креатив Коммандос, болтая, расселись по машинам. Ребята из Стихии Свободы проводили их взглядом. Всем было немного грустно...
   - Чего носы повесили? - прикрикнула на них Дана. - У вас новая жизнь начинается! Радоваться надо! А с ними мы ещё когда-нибудь встретимся, жизнь длинная!
   - А ведь верно! - Охотница оглядела своих. - Мы же ещё собирались Патруль Свободы создать! Сегодня и начнём! Всё только начинается!
   - А ещё мы должны сходить к Пианисту и послушать, как он играет... - напомнила им Карина. - Он теперь неделю, как минимум, будет один дома, его отец в коммандировку уехал.
   - Точно! Зайдём к нему вечером! - обрадовалась Охотница.
   - Я тоже хочу вашего Пианиста послушать! Так что я с вами! - заявила Дана.
   Ребята, весело гомоня, направились на Старое кладбище... как обычно...
   14.03.2011
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"