Дикая Диана, Костина Рина, Степанова Алира, Lord de Silent, Mad Foxes: другие произведения.

Сын Ночи. Часть 2. Демоны.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории жизни неформалов маленького сибирского городка и их демона-хранителя Дивъяра. Всё та же своеобразная словесная ролевая игра между мной и моими друзьями-соавторами, теперь они решили устроить моему тихому городку большое потрясение - нашествие демонов. Дивъяру в этой части придётся очень несладко, и только поддержка его друга - юного гота Дамиана поможет ему продержаться. Когда-то Дивъяр изгнан был из Преисподней за неповиновение и лишён демонических сил, все демоны думали, что он уже мёртв, и очень удивились, когда узнали, что он не только жив, но и снова набирается сил. Они решили сделать из него себе развлечение, а заодно и из всех его подопечных. Здесь же продолжается рассказ о насыщенной эмоциями жизни Анны и состоится первое знакомство с таинственной художницей... Ну и конечно, продолжение следует... Соавторы - Костина Рина, Степанова Алира, Lord de Silent, Mad Foxes, Яковлев Денис


  
   ЧАСТЬ 2.
  
  
   Глава 1. Душа - как драгоценный камень.
  
  
   Дамиан услышал шум и смех и поморщился:
   "Опять весёлая компания... Нашли место веселиться!"
   Он даже сумел различить несколько знакомых голосов, особенно хорошо различались звонкие азартные выкрики Охотницы, она снова с кем-то спорила. Гот решил посмотреть, из-за чего такой бедлам. Подойдя поближе к источнику шума, он выглянул из зарослей. И изумлённо замер. Ребята с необычными причёсками неестественно-ярких цветов, в необычной яркой одежде, показались ему похожими на инопланетян. Ни разу в жизни он таких не видел. Несмотря на знакомые голоса, он никого не мог узнать. Такого в их городе ещё не было... хотя... чем-то они были похожи на Руслана.
   Они перебегали от могилы к могиле и фотографировались в разных позах, весело смеясь и перешучиваясь. Ещё немного понаблюдав за ними, Дамиан удивлённо покачал головой, пожал плечами и пошёл дальше бродить по Старому кладбищу.
   "Наверно, захотели подражать Руслану... - подумал он. - В общем, конечно, интересно, но как-то уж слишком ярко, по-клоунски..."
   Юный гот шёл по кладбищу, задумчиво любуясь "своими владениями": старыми, почерневшими и покосившимися крестами, немного более новыми, каменными и металлическими памятниками, металлическими оградками вокруг памятников, холмиками, на которых не осталось даже крестов, узкими тропинками между всем этим, переплетающимися, теряющимися в зарослях, исчезающими в траве... Всё покрывала густая свежая зелень, кустарники, деревья, травы, вьюнки, мох... Иногда могилы сходились так тесно, что между ними нельзя было пройти. Кое-где ветви деревьев низко спускались над тропинками, и их приходилось отводить руками и нагибаться, иногда встречались поваленные деревья, повисшие на оградках. Виднелись ямы провалившихся или разрытых кем-то могил, это был один из секретов Старого кладбища, никто не знал, кто их разрывает... Старые полусгнившие деревянные кресты часто валялись в траве прямо под ногами.
   Гот вспоминал девушку-художницу, которую видел тут когда-то и к которой так и не решился подойти...
   "Почему она больше здесь не появляется? Где она? Что с ней?.. Может, всё-таки попросить Дивъяра найти её?" - мысли Дамиана перескочили на Дивъяра. Тот не появлялся уже несколько дней. Сначала юноша ещё чувствовал его присутствие, но последние пару дней не чувствовал своего хранителя совсем. И он понял, что скучает... скучает по тёплой ауре Дивъяра, по лукавой улыбке, по глазам, в которых всегда горит огонь, по его длинным волосам, которые, как живые, постоянно пытаются прикоснуться к нему... Почему он так долго не появляется?
   - Дивъяр! - тихо позвал гот. - Ты слышишь меня?
   Прислушался. Замер. Никакого отклика... Никакого ощущения... Ничего...
   - Дивъяр!.. - позвал он громче. И снова ничего...
   Дамиану вдруг стало страшно. А что, если его демон-хранитель исчез и никогда больше не придёт?
   "Нет! Он не мог оставить меня одного! Он же обещал!.."
   - Див! Ты снова играешь со мной? - крикнул он.
   И услышал тихий смех где-то рядом. Тёплый ветер закружился вокруг него и ласково потрепал его волосы. Демон тихо подкрался и обнял его сзади.
   - Ты соскучился, мой Дамиан? - шепнул он прямо в ухо юноше, обжигая горячим дыханием.
   - Где ты пропадал? - спросил тот, раздражённо вырываясь из объятий.
   Дивъяр улыбнулся и отпустил его. Но вдруг помрачнел, вспомнив...
   - Я нашёл... ещё одну редкую душу... оригинальность, одарённость, глубина, чувствительность, душевная боль... Не представляешь, как мне захотелось его заполучить!..
   Каждая душа - как драгоценный камень. Есть совсем простые, необработанные, а есть камни тонкой огранки, настоящие произведения искусства. И именно душевная боль - тот огранщик или резец, который делает из простого камня драгоценность. Всё зависит от камня - хрупкий он или твёрдый, сломается или станет прекрасным...
   Я нашёл у одного местного неформала такую душу - драгоценность тонкой огранки, настоящее произведение искусства... Но когда я попытался приблизиться к нему, войти в контакт... это стало для меня большой неожиданностью... его окутывает тёмная аура, нечто страшное... облако яростной и жестокой, злобной тьмы оттолкнуло меня... Я пытался пробиться через этот барьер и не смог... А потом я вспомнил, что это такое. Это печать, знак влияния одного из Всеразрушающих...
   - Всеразрушающих? - в недоумении переспросил Дамиан.
   - Этот парень уже находится под влиянием Всеразрушающего, - продолжал Дивъяр задумчиво и печально. - Его душа отдана демону разрушения, очень сильному и злобному. Всеразрушающий высасывает его жизненную энергию, ведя его по пути саморазрушения. Это ужасно - видеть, как медленно разрушается такая драгоценность... Тем более это ужасно для меня, как для Собирателя Душ... Я дико хочу его в свою коллекцию, но у меня не хватит сил отбить его душу у Всеразрушающего!
   - Значит, в городе есть ещё один демон?
   - Совсем не обязательно, что он здесь. Такому сильному демону обычно нет дела до людей, он обитает вне этого мира, лишь иногда сюда заглядывая за новыми жертвами. По крайней мере, он точно нематериален. Всеразрушающий - олицетворённая энергия разрушения, слуга Сатаны. И как он завладел этим парнем? Не иначе, этот Валерий когда-то экспериментировал с чёрной магией...
   - Кто? - переспросил у хмурого Дивъяра гот.
   - Того парня, душа которого мне так приглянулась, зовут Валерий. Ирония судьбы в том, что среди неформалов он известен под прозвищем Демон.
   - Демон? Я слышал про него, в основном о нём говорят как о самом ненормальном неформале в городе. Говорят, что он совсем псих, его даже гопники боятся. И это парень Анны, подруги моей сестры. Кстати, как она тебе? В смысле, Анна?
   - Неплохой экземпляр, но ей нужно ещё немного усовершенствоваться... Она необычная, я наблюдаю за ней. Но она ещё в процессе становления личности, в процессе огранки... Позже я заберу её душу в коллекцию, но пока её время ещё не пришло.
   - А моё, значит, пришло?
   - Ты замкнут в себе и совершенствуешься медленнее, но в одном направлении. Мне уже ясно, каким ты будешь по окончании огранки. А она пока не ясна... но так даже интереснее...
   Дивъяр стоял, задумчиво прислонившись к дереву и скрестив руки на груди. Дамиан сидел на скамейке рядом.
   - Див, у меня к тебе просьба... - нерешительно проговорил юноша. - Найди Мику...
   - Хм... Ну найду, и что дальше? Решился всё-таки с ней подружиться? - скептически хмыкнул демон. - Или общаться с ней буду я, а ты, как всегда, останешься в тени?
   - Я не знаю... Но ты же говорил, что хочешь получить её душу? Вот и попробуй! Расскажешь мне, как она, что с ней...
   - А вообще-то идея неплохая! Я скоро этим займусь... - Дивъяр потёр руки и рассмеялся. А потом внезапно: - Подойди-ка ко мне...
   Дамиан встал и подошёл к демону, в глазах которого сверкали искорки, а на губах играла лукавая улыбка. Ощущения были такими, как будто это не он управлял своим телом... но гот доверился своему демону и расслабился, вглядываясь в глаза...
   - Див, что ты задумал?.. - только и успел произнести он, но его тело уже оказалось в объятиях демона, и Дамиан почувствовал горячие губы на своей шее. Дыхание перехватило. Один миг - и демон исчез, а юноша обессилено опустился на скамью в вихре тёплого ласкового ветра, и услышал удаляющийся голос Дивъяра:
   - Иногда мне хочется быть вампиром... 6.04.2011 г.
  
   Глава 2. Майское утро.
  
   Это было в мае... Ранее утро... По улице, плача, бежит маленькая девушка с растрёпанными волосами и безумными глазами, в клетчатой рубашке и сильно рваных бордовых джинсах, босиком... Она побегает одну улицу за другой и сама не знает, куда она бежит... Босые ноги замёрзли и покраснели, майское утро в Сибири - это ещё не лето. Она выбегает на центральную улицу городка, в истерике смеясь и плача, слёзы мешают ей смотреть, но она безумно хохочет, не обращая внимание на то, что люди, идущие на работу, оглядываются на неё и смотрят как на сумасшедшую... Да, она сумасшедшая, сейчас она совершенно безумна, и ей наплевать на окружающих. Какие-то парни, смеясь, что-то кричат ей вслед... Она бежит по городу, задыхаясь, переходит на шаг, и пройдя немного, снова срывается на бег с безумным, истерическим хохотом... Так больно в груди... так безумно страшно... и так безумно смешно видеть лица окружающих людей!
   Анна добежала до конца улицы, упёрлась в речку... мостик смыло весенним наводнением... Девушка поворачивает и устало бредёт в обход, до большого моста... Слёзы всё ещё текут и вырывается истерическое хихиканье... Что дальше? Что делать дальше? Куда идти?... Ноги сами понесли Анну к Мике, она не думала, дома ли та и хочет ли её видеть... Шедший навстречу мальчишка крикнул ей что-то оскорбительное, но она не обратила на него внимания... Она всё-таки дошла на другой конец города, к Мике. Дома у той была только старая бабуля и она сама. Всё-таки повезло, что она была дома... Анна обняла ошарашенную её видом подругу, и без сил повалилась на диван, дрожа...
   - Он пытался изнасиловать меня анально, и не в первый раз! - с безумным смешком сообщила девушка.
   Мика ничего ей не ответила, опять садясь за комп, включила какую-то японскую анимэшку, кажется, "Тетрадь смерти"...
   Потом сделала горячего чая и укрыла девушку тёплым пледом.
   - Я шоке. Нет слов... - только и сказала она, и снова села за комп, смотреть анимэ.
   Анна понемногу отогревалась и успокаивалась, всё ещё с дрожью вспоминая ужасное утро... Как он разбудил её и потребовал того, что она больше всего ненавидела и боялась... как ей удалось сбежать, отпросившись в туалет... как она в ужасе бежала куда-то босиком, не разбирая дороги... Зачем она пришла сюда? Не похоже, что Мика рада её видеть... что её хоть как-то это затронуло...
   "А чего я ждала? - горько подумала Анна. - Объятий, утешений? Ждала, что она заберет меня у него?.. Я сама виновата... я заслужила... Я предала её и выбрала его... И мне придётся к нему вернуться..."
   Полдня они молча смотрели анимэ на компе. Потом, окончательно успокоившись, Анна ушла.
   Совсем недалеко жила её мать, она пришла к ней и, игнорируя ставшие традиционными реплики матери о том, что она совсем сумасшедшая, раз разгуливает по городу в таком виде, привела себя в порядок и переоделась. И вернулась к нему, уже зная, что она сделает... У него в гостях сидел друг, поэтому он отреагировал на вернувшуюся девушку спокойно и как ни в чём не бывало. Она выпила сразу шесть таблеток сильного успокаивающего лекарства, которое ей выписал психиатр и легла на большой матрас, заменяющий им кровать... Когда его друг ушёл, она уже впала в полубессознательное состояние.
   - Сбежала, значит? Сейчас ты мне за всё ответишь! - сказал он, стаскивая с неё одежду.
   Анна, находясь лишь в полусознании, на грани сна, почти не сопротивлялась, и позволила ему делать всё, что он захочет, с её безвольно обмякшим под действием лекарства телом. Лишь отметила ускользающим сознанием, что в таком состоянии это почти не больно...
  
  
  
  
   Глава 3. Воспоминания Карины. Жизнь ДО...
  
   Карина снова бродила по Старому кладбищу. Погода была тёплая, уже почти летняя и она могла снова гулять здесь каждый вечер, надеясь встретить Дамиана... Вдруг нахлынули воспоминания о том времени, когда она ещё не встретилась с Призраком Старого кладбища, когда она ещё была обычной...
   Карина всегда была спокойной и умной девочкой. Её нельзя было отнести ни к одному из неформальных движений, хотя знакомых у неё было много, и все они были разными. Она могла легко общаться как с панками, так и с рэперами. Ей было всё равно, чем они увлекаются. Главное, чтобы они были хорошими людьми... А ведь как раз перед встречей с Дамианом она так разочаровалась в одном человеке, который казался ей хорошим... которого она любила...
   Резко нахлынули воспоминания об Игоре и о том, как он её бросил...
   Пустота... Она и сама уже не понимала то время, когда была счастлива. Казалось, это было в другой жизни.
   Прошлое не хотело её отпускать. Всё вокруг напоминало ей о нём. Было так больно и горько, но плакать она больше не могла. Наверное, кончились слёзы... или она становится холодной и жестокой...
   В голове постоянно проносились воспоминания того вечера, когда он её бросил. Девушка понимала, что была всего лишь игрушкой для него, и что он её выбросил, наигравшись. Но от этого становилось ещё хуже. Даже во снах она постоянно слышит его жестокий издевательский смех:
   - Да кому ты нужна?! Посмотри на себя! Ты всего лишь игрушка, прихоть... Ты игрушка!
   Её история была банальна. Каждый человек поймёт её, ведь у каждого была первая любовь...
   Впервые она увидела его на дискотеке в техникуме, хотя сторонилась таких мероприятий. Обычные люди всегда казались ей враждебными, будто из другого мира. И дело не в музыке, потому что ей всё равно, кто и что слушает. Ведь нельзя судить о человеке только по музыке, одежде и т.д. Дело было в их поведении...
   Ей неприятно было то, что люди опускаются до своих низменных удовольствий - алкоголь, секс, наркотики... Многие ей говорили: "Будь как все, не отличайся от других, пользуйся всеми ради своих желаний!" Конечно, так жить проще, когда думаешь только о себе, но она не могла переступить эту грань. Ей было страшно от мысли, что она может стать такой же, как и другие.
   Карина не была изгоем среди людей, у неё были друзья, которые понимали её и были такими же.
   Девушка и сама не знала, почему пошла на ту дискотеку.
   Шум стоял в зале ужасный. Повсюду мелькали пьяные лица, раздавался смех.
   Карина стояла в стороне и думала о своём. Подружка, с которой она пришла, давно уже убежала в одну из этих шумных компаний и влилась в незамысловатый пейзаж дискотеки. Она пыталась утянуть за собой и Карину, но девушка отказалась.
   - Привет, красавица! Грустим? - голос прозвучал так неожиданно, что девушка вздрогнула. Она не собиралась ни с кем знакомиться и хотела уже сказать, чтобы он отстал от неё, но... подняв глаза, она окунулась в синеву его глаз и тут же моментально забыла заготовленную фразу.
   Наверно, со стороны было забавно смотреть на неё, ведь её рот так и остался приоткрытым, но слова не были произнесены.
   Он стоял перед ней. С виду обычный парень, как и многие другие здесь присутствующие, но его взгляд завораживал, притягивал к себе... Карина и сама не смогла бы объяснить, что именно в нём притягивало.
   На следующий день он ей позвонил. Интересно, откуда он узнал её номер?
   Ну а дальше всё происходило как в обычной истории любви... Цветы... подарки... свидания... признания... обещания... И итог такой же, как и у всех...
   Карина тогда пыталась понять, почему он с ней так поступил, и что теперь делать. Она несколько часов сидела на краю крыши и думала: "А ведь друзья предупреждали... Почему я не прислушалась к их словам? Ну почему?!.."
   Девушка вспомнила, как в тот вечер знакомства их на улице встретил Влад. А ведь она его сначала не заметила.
   Влада она знала уже давно. Ещё в детстве он заступился за девочку, над которой издевались сверстники. И всё лишь из-за того, что она слушала рок-музыку. Ну какая им всем разница, кто и что слушает?!
   Влад шёл по улице, когда увидел, как местные идиоты толкают и пихают девочку, выкрикивая пошлые шутки и смеясь. Они чувствовали своё превосходство в силе над ней.
   Влад не слушал рок, но он никогда не презирал людей за их вкусы в музыке. Он тереть не мог таких вот дебилов. Они, как шакалы, способны нападать только на слабых. И когда такие чувствуют страх других, то они превращаются в отморозков, считающих себя королями. Юноша не чувствовал злости, он их просто презирал.
   - Алё, герои! - тихо произнёс Влад, подходя к ним.
   На него воззрились все присутствующие.
   - Тебе чего? - выдвинулся один.
   "Вот и их лидер..."
   - Смелые что ли? Чего к девочке пристали?
   - А тебе какая разница?! Топай отсюда, куда шёл, пока не поздно!
   "Ясно всё с ними. Не боятся. Ну-ну..."
   - Девочку отпустите. Силу почувствовали? Может, вам по шее настучать, поучить хорошим манерам?
   - Сам напросился!
   Влад видел, как главарь выхватил нож-бабочку, и его рука метнулась вперед. Он сделал лишь шаг влево, развернулся, перехватив его запястье, и резко крутанул. "Герой" взвыл, уронив нож. Остальные стояли в оцепенении.
   - Стоять на месте. Один шаг - и я сломаю ему руку, - сказал он ровным голосом и посмотрел на девочку. - Ты в порядке?
   Но девочка не произнесла ни слова, только слёзы катились из её глаз.
   - Не бойся... Пойдём. А вам я советую в следующий раз не делать так. Если я ещё раз увижу вас рядом с ней, то без раздумий сломаю руки. Поняли? - и чтобы до них быстрее дошёл смысл сказанного, ещё раз крутанул кисть руки хулигана.
   Главарь взвыл, и все тут же закивали в знак согласия.
   - Не скули... А это я заберу, - он отпустил руку, но "герой" так и остался на коленях. Влад поднял нож и выбросил его в ближайший мусорный бак.
   - Ну как ты? Тебя как зовут? Не бойся, они больше не тронут тебя. Пойдём, я провожу до дома...
   Вот так они с Владом и познакомились. В то время ей было 13 лет...
   Он заботился о Карине, как о младшей сестрёнке, давал советы, защищал её. И девушка прислушивалась к его словам. Но в тот вечер она не стала его слушать. Он пришёл к ней в гости и попросил не связываться с этим Игорем.
   Карина не стала его слушать, послала, накричав и расплакавшись. После этого он пытался помириться, звонил ей... но трубку никто не брал...
   И вот итог: с лучшим другом она поссорилась, хотя он был прав во всём, а парень её бросил, наигравшись.
   Это был конец...
   "Ну почему всё так плохо? Что я им всем сделала? Это как проклятие, всюду меня используют... Всем что-то от меня надо... Только Влад меня понимал, но он меня не простит..."
   Девушка сидела на краю крыши, свесив ноги, и смотрела вниз - на город, на бегущих внизу людей. Никто не замечал её.
   "А может, прыгнуть? И все проблемы исчезнут... Нет. Это слабость. Я не хочу показывать свою слабость. Он только будет рад... - думала она тогда. - Нет! Не дождёшься!"
   Так она просидела ещё около часа. Встала... и пошла к Лере...
  
   Вынырнув из воспоминаний, Карина улыбнулась. Уйдя от Леры, она забрела на кладбище и встретила Дамиана. Эта встреча помогла ей справиться, гот заинтересовал её и отвлёк от мрачных мыслей. Дамиан спас её от самой себя. Если бы не он, что бы с ней было? Что бы она могла сделать?..
   Как хорошо, что весь этот ужас в прошлом... 31 марта 2011 г.
  
   Глава 4. Абаддон (написано соавтором Не_Олег Не_Вещий)
  
   На улице, по которой ходило несколько десятков человек, посреди белого дня, чёрный туман заклубился, соединяясь в человекоподобную фигуру. Туман выползал из многочисленных щелей и углов, поднимался из отверстий между землёй и канализационным люком и, стремясь к этой фигуре, сливался воедино, образуя уже тёмную фигуру достаточно высокого и худого человека.
   Раздался щелчок, и туман, будто бы ринувшись в разные стороны, растворился в воздухе. На месте, на котором был этот странный сгусток, стоял молодой высокий худой человек лет 22-25.
   Он был одет в белый приталенный пиджак с чёрным атласным носовым платком, уголок которого торчал из внешнего кармана на груди пиджака. Такие же белые, как и пиджак, брюки с очень узкими штанинами. Пиджак был расстёгнут, из-под него виднелась чёрная полупрозрачная рубашка, застёгнутая лишь на третью пуговицу и обнажающая серебряный оберег в виде перевёрнутого креста. Рубашка была заправлена, демонстрируя тем самым, достаточно дорогой ремень из белой кожи с золотой пряжкой в виде черепа, в глазницах которого были вставлены большие рубины.
   Туфли у юноши были чёрные, под стать рубашке и платку. Правда, они были высокими, по щиколотку - узкие штанины были заправлены в туфли. При ходьбе они чуть звякали, потому что были инкрустированы узкими серебренными цепочками - две небольшие свисали по бокам, одна была прикреплена к языку, и ещё одна была пущена от края до края вниз, через каблук.
   На лицо юноша был типичным европейцем - тонкие брови, высокий лоб, узкие скулы, узкий изящный нос с "благородными" крыльями, чуть полные губы и большие глаза тёмно-серого цвета. Кожа юноши была чуть бледнее нужного. Всё это благородство подчёркивали длинные, до пояса, забранные в хвост в виде клина, чёрные волосы, которые на голове причудливо стояли в своеобразный ирокез, который порой делают себе любители тусовок в клубах. На свету волосы отливали от синим, то фиолетовым, то красным, а порой и вовсе белая волна пробегала по ним.
   На левой кисти у юноши были дорогие серебряные механические часы. На правой кисти была пара серебристых, будто бы из паутины, браслетов.
   К тому же, на обеих руках мизинцы были украшены обычными золотыми кольцами, а на указательном и безымянном были надеты перстни с крупными агатами.
   В тонких цепких пальцах с ухоженными ногтями юноша держал длинную чёрную трость, которая заканчивалась небольшим прозрачным шаром, внутри которого было несколько небольших железных черепов.
  
   Юноша, оглядевшись, поправил пиджак, смахнул с него несколько соринок и, кашлянув в кулак, не обращая внимания на то, что люди смотрят на него с открытым ртом, пошёл вниз по улице. Едва шагнув за поворот, он, криво улыбнувшись, обнажая правую часть белоснежных зубов с длинным акриловым клыком, щёлкнул пальцами свободной левой руки. Позади него вспыхнула и тут же погасла белая слепящая вспышка. Люди, видевшие его, словно зомби, пошли вновь своими дорогами.
  
   Его звали Абаддон. Один из всемогущих демонов - демон разрушения и саморазрушения. Он не особо часто приходил в Верхний мир, ему это было не нужно - одно движение пальцем и вокруг какой-либо семьи, деревни, города или страны взрываются бомбы, полыхают пожарища и воют волки, ждущие костей мертвецов.
   Сейчас его в этот мир, в этот городок привело лишь небольшое и скромное желание... отчасти.
   От другой части - один из его подопечных стал ему очень интересен. Слишком садист, слишком маньяк, слишком... сумасшедший кадр.
   Абаддон не отрицал, что это, скорее всего, его пагубное влияние на юношу, но...
   - Чёрт побери, я таких идиотов вижу впервые, - процедил сквозь зубы юноша, проходя мимо толпы гопников.
   Те, услышав его, обернулись.
   - Эй, баба, ты что-то тявкнула? - крикнул ему кто-то.
   Абаддон, остановившись, обернулся. Он не злился, не был в ярости, не хотел крови и не стремился к убийствам - сейчас у него была другая цель. Однако люди - шавки, нельзя спускать им ничего. Даже мелочь, незначительную фразу или пылинку на надгробии.
   - Как высокоинтеллектуально. И, главное, как экспрессивно и с какой сакральной концепцией, - издеваясь, громко произнёс он. Голос Абаддона был приятным, обволакивающим тенором, слова юноша, казалось, произносил нараспев.
   - Чёооо? - протянул один из компании. Абаддон хмыкнул.
   - Подойди ко мне, человек! - голос юноши преобразился - теперь он был властным, низким, не терпящим возражения. Демон вытянул вперёд руку. - Подойди. Сюда. Ты.
   Один из гопников, словно зомби, медленно подошёл к демону.
   - Эй, Васёк, ты чего? - крикнул кто-то из толпы. - Не смешно, бей этого придурковатого!
   Абаддон снова скривил губы в усмешке.
   - Достань нож, который ты прячешь во правом кармане брюк в тайной подкладке.
   Васёк, повинуясь, достал нож.
   Абаддон высоко поднял голову, смотря на гопников.
   - Зарежь. Их, - указав тростью в их сторону, приказал он. - Для них ты неуязвим. Зарежь их. А потом зарежь себя.
   Демон, развернувшись, пошёл прочь по улице. Позади раздались крики, он услышал, что кто-то бежал на помощь, кто-то вызвал скорую и звал "стражей порядка".
   Абаддон, не оборачиваясь, щёлкнул пальцами. Вспышка. Все люди, за исключением дерущихся гопников, снова строем, с пустыми глазами, пошли каждый своей дорогой.
  
   Глава 5. Вы не правильно нарисовали пентаграмму... (написано соавтором - Не_Олег Не_Вещий)
  
   Абаддон сидел в углу одного из кафе и, оглядывая людей, молча пил обжигающий кофе, от которого першило в горле. Кофе, хоть и был самым дорогим, всё равно отдавало горечью и чем-то неприятным, будто бы вода, в которой он был заварен, была болотной.
   Абаддон, снова отхлебнув, кашлянул в кулак и поставил чашку на блюдечко.
   В кафе было приятно, лёгкий сумрак заставлял его посетителей зевать.
   Демон снова и снова оглядывал присутствующих.
   Вон у той девушки, вон, у окна, с белыми кудрявыми волосами, через год будет свадьба. А ещё через два года её муж погибнет в автокатастрофе.
   Вон у того семейства, да, растёт будущий всемирно известный учёный.
   А эти люди не доживут и до тридцати - не стоит злоупотреблять алкоголем и табаком.
  
   Зачем он пришёл сюда, Абаддон не желал и думать. Верхний мир его вечно раздражал, высасывал из него силы. А этот город ему был вообще противен - он привык к тихим улочкам западных Венеций, к дорогим гостиничным номерам, а тут...
   Неожиданная ярость овладела Абаддоном. Как, как жалкий раб его власти, этот человечишка, смеет называть себя демоном?! Как, как он умудрился выйти из ряда его рабов своим более чем провокационным поведением?! Какого... мда... зачем ему нужно это?! Насилие, оргии в лучших традициях шабашей, признание больным, энергетический вампиризм, желание быть одним из рядов слуг самого Сатаны! Что за бред и лишнее желание выделится из этой жизни?!
   Главное ведь... как всё банально...
  
   Какое-то количество времени назад.
   - И? - Абаддон стоял в странной, криво нарисованной белым мелом, звезде. Перед ним стоял Валерий с безумно блестящими глазами.
   - У меня получилось... получилось... - прошептал парень.
   Абаддон, наклонив голову на бок, хмыкнул.
   - Что у тебя получилось? Если ты вызывал джина, то тебе не я нужен и не звезда меловая, а лампа с газообразным облачком внутри. Таких в пустыне до... кхм... меня. Тебя направить?
   - Молчи, демон! Ты мой раб! - Валерий вытянул вперёд руку.
   Абаддон, цокнув языком, отодвинул руку Валерия.
   - Убери конечности, господин желтопузый.
   - Ты будешь делать всё, что я приказываю!
   - Ты кого вызывал, существо с разжиженным мозгом? Стандартного демона? Тогда какого... икса ты написал по кругу всей звезды кривые слова Praedo?
   - А...
   - Значит, разрушение, - пояснил Абаддон, выходя из звезды. - У тебя есть вода?
   - Пиво...
   - Хороша вода. Ладно, - Абаддон щёлкнул пальцами и в его руке появился стакан, полный воды. Отпив чуть-чуть, демон отпустил стакан, но тот, не долетев до пола, исчез. - И так, Валерий, - опустившись на стул, который только что появился из воздуха, протянул демон. - Вы отвлекли меня от многовекового отдыха. Зачем?
   - Я... я просто практиковался в чёрной магии, - продемонстрировав какую-то книжицу, ответил парень. Абаддон кивнул.
   - А вы в курсе, Валерий, что колдовство - это сделка с Дьяволом? Что вы, колдуя, просто отдаёте за бесценок вашу душу какому-то там козлоногому Вельзевульчику?
   - И что теперь? - Валерий смотрел на Абаддона широко раскрытыми глазами. Абаддон открыто улыбнулся, обнажая клыки.
   - Я предлагаю сделку. Так как я всё равно тут, мы можем заключить неплохой договор. Кстати, Абаддон, демон разрушения, - демон протянул руку Валерию и они пожали друг другу руки. - Валерий. Я предлагаю вам отдать вашу душу мне. Банально и просто.
   - Что я с этого буду иметь?
   - Ваша душа будет хранится у меня, она не попадёт в лапы Сатаны, и прочих Люциферов. Значит, официально, за вами не будет грешков. А я потом уже поспособствую вашему благоустройству в нашем царствии мёртвых.
   - Мало.
   - Чего желает ваше тухлое сердечко ещё? - вскинул тонкие брови Абаддон.
   - Силу. Невероятную физическую силу.
   - Банально, но легко. Прошу, - щелчок пальцев.
   - И что бы во мне была безумная, дьявольская энергетика!
   Абаддон встал со стула, подошёл к нему и, схватив его за горло, заставил тем самым открыть рот. Абаддон выдохнул, малейшие частички воздуха стали тёмными и искрящимися, и, повисев в воздухе, ринулись в горло к Валериею.
   - Всё? Поздно. Надо было раньше отвечать, - Абаддон, отпустив Валерия, резко протянул руку вперёд, проведя её сквозь грудную клетку молодого человека и, будто бы приклеив внутрь грудной клетки что-то, вытащил руку. - А теперь... теперь спать, Валерочка.
   Парень, закатив глаза, рухнул на пол. Абаддон, хмыкнув, исчез.
  
   Глава 6. Не смешите чертей. ( Не_Олег Не_Вещий)
  
   На город опустилась ночь. Абаддон просидел до закрытия кафе, оставил щедрые чаевые и, улыбнувшись официанткам, вышел.
   Ветер играл мусором на асфальте, народу было мало. Приятная погодка радовала, хотя Абаддону было бы всё равно, что за погода стоит на улице.
   Он огляделся по сторонам и, вздохнув, задумался над тем, что же ему сейчас делать.
   Появляться перед Валерием ему пока не хотелось, всё-таки он не такое важное дело, может и подождать. А пока... пока он в верхнем мире и давно не развлекался.
   Не утруждая себя прикрытием, Абаддон щёлкнул пальцами. Его дорогой костюм сменился на чёрную расстёгнутую рубашку, надетую на красную футболку с чёрным футуристическим рисунком, рваные джинсы цвета мокрого асфальта, по бокам которых свисали цепи и, высокие чёрные кеды с серебряными шнурками.
   Ещё по одному щелчку к нему подкатила серебристо-чёрная Ламборджини с аэрографией из черепов в адском пламени, и демон, улыбнувшись, сел в неё, держа путь в клуб.
   В клуб его пропустили, едва лишь он улыбнулся.
   Помещение было достаточно большим, лазеры мигали вовсю, музыка орала громче, чем надо, но Абаддона всё устраивало. Он подошёл к бару.
   - Абсент, пожалуйста.
   - Вы уверены? - уточнил бармен. Абаддон улыбнулся.
   - Да, уверен. Абсент, пожалуйста, - кивнул демон и, дождавшись напитка, опрокинул в себя стопку.
   Бармен внимательно наблюдал за парнем. Но тот, улыбнувшись и заказав ещё один коктейль, прошёл на диваны в углу зала.
   Он наблюдал за этими людьми, которые бестолково дёргаются, не попадая в такт. Да и музыка была отнюдь не распрекрасная.
   Щелчком пальцев Абаддон сменил пластинку стандартной попсы на Rob Zombie. Публика, распробовав трек, стала танцевать и под него.
   - По-моему, им пофиг, подо что танцевать, - рядом с Абаддоном опустилась девушка. Она была одета в чёрное латексное платье, корсет которого выгодно подчёркивал грудь. Кудрявые длинные волосы были забраны в высокий хвост. Готический макияж и высокие, в семнадцать сантиметров, шпильки на ногах. Абаддон вскинул бровь.
   - А вам, значит, не пофиг?
   - Нет. Я люблю именно такую музыку. Но сейчас мне интересно то, как все эти мажоры будут танцевать под неё, - отмахнулась девушка. - А вы почему не танцуете?
   - Не танцор, - улыбнулся демон. Девушка внимательно посмотрела на него.
   - А вы красивый...
   - А вы, видимо, пьяны.
   - Нет, я не пью. Так что вы действительно красивый юноша. Как вас зовут?
   Абаддон посмотрел на танцпол. Как его зовут? Да... надо придумать что-то... Абаддон... Абаддон...
   - Антон, приятно познакомится, - протянул он руку девушке.
   - Саша, - кивнула она. Абаддон, улыбнувшись, коснулся губами тыльной стороны её ладони.
   - Ravis de vous rencontrer, - кивнул он. - Это по-французски "приятно познакомиться". Так значит, вам нравится столь экстремальная музыка? Хм, это интересно, на самом-то деле. Малое количество девушек ценят такую... ммм... назовём это экзотикой.
   Саша, повернувшись к Абаддону корпусом, улыбнулась. Она подпёрла голову рукой и, кокетливо смотря в потолок, стала рассуждать о прелести подобной музыки.
   Абаддон не слушал её - за свой век он выучил, что слушать женщин так же полезно, как пить воду Стикса.
   - Антон, вы слушаете меня вообще? - спросила Саша.
   - А? А, да, я задумался просто, - расслабленно улыбнулся "Антон".
   Он аккуратно, стараясь не оставлять следов, проник в её сознание. Шелуха и мусор в виде завтрашних пар, экзаменов через месяц, пары воспоминаний о пьяных гулянках... ага, вот...
   "Значит, я сексуальный? Да ну, детка, это дешёвое тельце... хм... хм... хм! Как же, чёрт, всё подробно-то!" - Абаддон вынырнул из её мыслей.
   Она ещё что-то говорила, но он не слушал. Его куда больше занимали её настоящие мысли, те, что она пыталась припудрить конспектами и клочками записок между однокурсниками.
   - Поехали ко мне? - Абаддон повернулся к Саше, улыбнувшись и откинув пряди волос назад. Саша, широко раскрыв глаза, смотрела на парня.
   - А ты...
   - Наглый? Немножко, - кивнул демон. - Так едешь?
   - Ну... я... я не знаю...
   Абаддон улыбался. В голове девушки всё вопило "Да, да, да!!!", но она ломалась.
   - Хорошо. Я поехал один тогда. Прощайте, Александра, - снова поцеловав ладонь девушки, протянул Абаддон, направляясь к бару, что бы поставить пустой бокал.
   - Антон! Я... я с вами!
   Абаддон вывез машину недалеко от города. Рядом с пустынной трассой, в нескольких километрах от города, стоял огромный дом, больше похожий на замок. Построен дом был из серого широкого кирпича, крыша была изумрудной, на двух смотровых башнях развивались узкие флажки.
   Они вышли из машины, Абаддон улыбался. Этот дом появился только что, снова же, исключительно по его желанию. Саша, оглядываясь, хлопала длинными ресницами.
   - А ты что, какой-то принц?
   - Нет, просто много работаю... адски много работаю, - нажав на слово "адски", ответил демон. - Вот и награждают меня по работе такими подарками. Ты против?
   - Н-нет, ты о чём... такой прекрасный дом!
   Они шли по коридорам, которые были устланы бордовыми коврами с высоким ворсом.
   Абаддон, нырнув в мысли девушки, которая притихла, хмыкнул и, схватив её за руки, прижал к стене. Девушка закрыла глаза, полностью растворяясь в своих чувствах и в поцелуях "Антона".
   "Ну, наконец-то! Хоть какая-то искренность!" - промелькнуло в голове у демона.
   Следуя исключительно мыслям Саши, которая абсолютно не стеснялась прогнозировать дальнейшее, он взял её на руки, отнёс в спальню, где стояла огромная кровать с балдахином ("Сколько всего я заработал-то!" - хмыкнул Абаддон) и, положив девушку на кровать, снова коснулся её шеи губами.
   Дальше всё происходило в стиле лучших сценариев романтического кино - Абаддон был нежен, но настойчив, воплощал в жизнь мысли девушки, хотя она о них и не заикалась.
   Саша кусала губы, просила, что бы парень не останавливался, что, по сути, тот и делал...
  
   Наутро Саша, сладко потянувшись, проснулась в своей постели, в своей комнате, однако она твёрдо была уверена, что всё, что было ночью, было не сном, а реальностью.
   Абаддон, бросив под ноги сигарету, прошёлся по ней и, открыв дверь, снова зашёл в кафе.
   "Всё банально. И уже надоело. Но что теперь делать, если это демоны придумали секс, и дети Адама за нами никогда не угонятся? Бедные правнучки Евы..." - хмыкнул он, вторя своим мыслям и отпивая горячий шоколад. Кофе он решил не заказывать больше.
   Абаддон снова провёл весь свой день в кафе, рассматривая людей, чьи судьбы он видел как на ладони.
   Они ему казались смешными несмышлёнышами, глупыми желторотиками.
   На улицу снова опустилась ночь и Абаддон, выйдя и, вздохнув полной грудью свежий воздух, растворился в темноте.
   Прозрачным невидимым сгустком энергии в углу комнаты, он видел, как Валерий страстно занимается сексом с какими-то девушками, доводя их до хриплых стонов. Как он разворачивает какую-то девушку задом к себе, как наслаждается её плотью.
   Воздух был наполнен потом тел, спёртым жаром и пошлыми мыслями этих совокупляющихся тварей.
   Абаддон ухмыльнулся. Эти глупые дети никогда не узнают кайфа настоящей любви, их тела есть ничто иное, как такие же презервативы, как те, что Валерий натягивает на себя.
   Наконец-то оргия закончилась.
   Валерий, как воистину ласковый и нежный мужчина, прижал свою девушку к себе и заснул.
   Абаддон, на самом деле сидящий в салоне своей машины, открыл глаза. Самое время для беседы. Отчасти душеспасительной.
  
   Абаддон находился в мыслях Валерия. Кладбищенский сладкий запах, пустые коробки из-под чего-то, гремящая вдали погремушка... полный хаос. Стоны женщин, картины Рембранта и тусклая ночь с невыразительными звёздами над всем этим ужасом.
   На одном из могильных камней Абаддон увидел дремлющего Валерия.
   - Ну, привет, раб своей похоти, - демон ударил парня по щеке. Тот слетел с надгробия.
   - Да как ты смеешь?
   - Я? Я как... что? Как я смею? Как смеешь ты, раб моей силы, делать из себя кого-то, равного даже банальному чертяге? Ты, сумасшедший, убивший в себе всё разумное и оставивший лишь похоть, гнилой кусок плоти!
   - Ты же демон. Тебе должно быть это знакомо. Страсть, секс, насилие... - сладко прищурился Валерий.
   Абаддон зарычал, обнажив клыки.
   - Да что ты, иссохшая мумия разума, знаешь о демонах? Что?
   - Почему ты на меня кричишь? Что я не так сделал? Я сам властелин своей судьбы...
   - Ой, ли? - Абаддон приподнял бровь. В его пальцах появился небольшой шар с чем-то серым внутри. - Ты... сам... кто?
   - Властелин своей судьбы!
   - Хм... как интересно... - Абаддон коснулся языком шара и, прижав его к губам, прошептал. - Задохнись...
   Валерий, суча руками и ногами, широко открыв глаза, хрипел, ощущая на своей шее чьи-то цепкие пальцы, держащие его мёртвой хваткой. Когда парень начал проваливаться в забытьё, он снова оказался рядом с Абаддоном.
   Теперь демон был уже другим. У него были рыжие короткие волосы, уложенные на прямой пробор, на нём был красный длинный фрак, белые узкие брюки, заправленные в кирзачи. В руке он держал высокий цилиндр. Не изменились только черты лица.
   Вокруг была темнота, только прожектор освещал демона, стоявшего на небольшой округлой платформе с чёрно-белым круглым узором.
   - И так, Валерий! Начнём цирк! - провозгласил демон, разражаясь гомерическим хохотом. - Значит, ты утверждаешь, что ты - властелин своей судьбы. Ну-ка, давай-ка, поиграем!
   Девушки в синих блестящих коротких платьях, улыбаясь белоснежными голливудскими улыбками, вкатили в свет прожектора большое круглое поле с несколькими табличками.
   - И так. Это, - Абаддон, крутанувшись на месте, снова преобразился. Теперь на нём был белый пиджак, чёрные прямые брюки и лакированные туфли. - Ваша судьба! И так как вы её властелин, вы знаете, что с вами будет. И так, пупсики мои, - обернулся он к девушкам. - Вытащите какую-нибудь карточку своими пальчиками!
   Одна из девушек вытащила табличку с большими цифрами 2013. Вторая с цифрами 0905. Абаддон снова щёлкнул пальцами. Всё пропало. Вокруг была лишь тишина и он, Абаддон, снова оказавшись в чёрном фраке, подошёл к Валерию.
   - Что будет с тобой девятого числа пятого месяца две тысячи тринадцатого года?
   - Я... я... я не знаю... - протянул юноша.
   - Неверный ответ! - трость Абаддона превратилась в меч, который упёрся в горло парню. - Ты должен знать!
   - Но я не знаю!
   Демон улыбнулся.
   - Теперь ты можешь сказать мне, что ты - букашка внемлющая и тварь дрожащая, а не властелин своей судьбы?
   - Д-да...
   - Что да?
   - Всё да...
   - Кто ты?!
   - Бук... букашка... внемлющая...
   - А ещё? - ласково спросил демон.
   - Тварь... дрожащая....
   Абаддон убрал меч. Темноту прорезал свет прожектора, который осветил недлинный, но широкий дубовый стол с двумя стульями по бокам. Абаддон сел на стул, который был обит красным бархатом и бежевой кожей и жестом руки пригласил сесть на противоположный деревянный стул Валерия.
   - На самом-то деле, я тебя бы и не убил, - пожал демон плечами, щёлкая пальцами. По щелчку на столе появилась пузатая бутылка коньяка с бокалами. Бутылка поднялась над столом, и, сама откупорив пробку, разлила на дно бокалов своё содержимое. Затем снова опустилась на стол.
   Абаддон, взяв бокал, чуть приподнял его, сделал вид, будто чокнулся с Валерием и отпил небольшой глоток коньяка.
   - Так вот. Я бы тебя не убил, мне это не зачем. Нынче, в этот век беспросветной глупости, когда все к годам шестидесяти начинают раскаиваться в своих деяниях, а к нам в канцелярию спускаются сизокрылые ангелы и требуют души обратно, хороший слуга на вес золота гоблинской работы. А ты... а ты неплохой слуга. Ты мало того, что сам разрушаешь, разлагаешь свои устои, внутренние и внешние, ты ещё и находишь жертв, которых разлагаешь посредством телесного контакта. Ты пей, пей, это не отрава.
   Валерий послушно отхлебнул. Он помнил Абаддона, чувствовал, что с этим молодым и вечно улыбающимся парнем шутки могут стоит жизни. Абаддон снова сделал глоток.
   - Но ты немного не прав, дорогой мой Валерий. Насилие, разврат и разрушение - это искусство.
   - Искусство? Но разве в этом во всём не должна присутствовать боль, кровь...
   - Треш, хоррор и содомия, - закатил глаза Абаддон. - Должны. Безусловно должны. Но. Сакральный смысл всего этого - вынуждать людей приползать к тебе за всем этим. А что ты делаешь? Ты думаешь, что шибко кому-то сдался? Да из всех твоих, прости меня, женщин, только одна, как глупая кукла, плетётся за тобой. И исключительно потому, что любит. А сколько тех, которых ты - Господи, прости меня, Господи - поимел и отпустил? А надо ведь чтобы ты отпустил, а они снова приходили. Но где? Где? Тут, как говорится, или ты не прав, или ты не прав.
   Валерий смотрел на демона, в пальцах у которого появилась сигара. Он, прикурив её от витой свечки, что стояла на столе, задымил. От сигары пахло смесью вишни и шоколада.
   - Зачем эта ненужная крутизна? - сквозь зубы спросил Валерий. Абаддон, поперхнувшись дымом, захохотал.
   - Ну, вы ведь сами хотите нас такими видеть! Представь, я бы явился перед тобой в рваных синих джинсах и в футболке Led Zeppelin, у нас бы никакого взрослого общения и не получилось! А так... а так ты хочешь, не хочешь, а прогибаешься подо мной. Именно за счёт дешёвых спецэффектов. Кстати, не таких уж и дешёвых, дорогой Валерий, - Абаддон, закинув ноги на стол, сверкнул лакированный туфлями из крокодильей кожи. - Франция, - оттянул на себе брюки и указал на пиджак. - Англия, - оттянул рубашку. - Италия. Всё не так дёшево, как ты думаешь. Ну, по вашим меркам. Мне-то это всё задаром. Но вернёмся к разговору. Насилие - есть искусство. Ты должен порождать желание, в котором будет строго обозначено наличие насилия. А ты привязываешь к кровати канатным тросом и наяриваешь. Кстати, а почему только секс и удушье? Вернее так... почему только насилие, связанное с половым актом? Ты, случаем, не озабоченный олигофрен?
   - Если ты продолжишь меня оскорблять... - Валерий приподнялся.
   - Сядь. Не смеши чертей, - округлил глаза Абаддон. - Вот это твоё "если, если". Ты хоть сам понимаешь, что ты говоришь? Что ты сделаешь, если я ещё раз макну тебя мордой в толчок? Уйдёшь? Только ты перед этим подумай, - Абаддон сел, ссутулившись и снова затягиваясь. - От кого ты собрался уходить.
   - От тебя.
   - Ой, ли? А не от себя ли? - прищурился демон. - Твоя душа - в моих руках. Ты сам в моих руках. Я - это ты. А ты - это я. И это не сопливая мелодрама про нимбы и рожки, а реальность. Ты попал в такие сети, из которых даже могильный камень над черепом - не выход.
   Валерий прищурился.
   - В моих интересах самые яркие люди, способные на разрушения. Лектор, Парфюмер, Чикатилло. И ты - один из них. Ты можешь встать в эти ряды святых, воистину, имён.
   - Я не хочу.
   - Ой, ли?!
   - Хочу, - сдался Валерий.
   - Ат... а вот так лучше, - улыбнулся Абаддон. - А теперь, слушай.
   Абаддон рассказывал Валерию о том, какие ужасы он вершил сам, что делал с людьми и как их мучал, как разлагал их души и разжижал мозги. Объяснил, что самое важное - это эмоциональный контакт между мучителем и жертвой.
   - Любая тварь хочет хоть раз побывать в руках сумасшедшего хирурга, но тут и основная загвоздка - эта тварь всё так досконально продумывает, что порой нельзя отступать от прописанного ей сценария!
   На объяснения психологии жертвы ушло два часа. Ещё два часа Абаддон учил Валерия черпать свежие неординарные идеи мучений из своей уже проданной души.
   Наконец Абаддон ощутил рассвет.
   - Пока всё. Рули. А я буду рядом. И... если что, поверь... я - строгий родитель.
   Абаддон исчез, оставив Валерия в темноте его же сна. 8.04.2011 г.
  
   Глава 7. Паническое бегство.
  
   Анну переполняла тихая паника, леденящий душу страх. Её любовь умерла в ту ночь , когда любимый избил её. До него её никто никогда не бил. Это напомнило ей то время, когда ей было лет четырнадцать. Тогда её старший брат часто напивался, приходил и избивал мать у неё на глазах. Сейчас девушку терзало то же ощущение бессильного ужаса. От любви не осталось и следа. Только страх, всё более нарастающий, ужас и паника...
   Валера попросил у неё прощения и стал очень ласковым, но это уже ничего не могло изменить. Наливающиеся синяки на лице и шее были хорошо заметны для окружающих. Сдерживаемая паника тихо сводила её с ума. Постоянно хотелось плакать. Не от боли, она не чувствовала боли даже тогда, когда он бил её... от жуткого страха, что он будет повторять это снова и снова, ведь ему явно понравилось... от страха, что он снова будет требовать то, что она не могла ему позволить... и от обиды, ей это казалось предательством с его стороны... Как он посмел?! Как он смел так с ней обращаться?!.. Он, который когда-то клялся ей в любви, целовал её руки и обещал сделать для неё всё... с которым они вместе плакали, когда признавались друг другу в любви, плакали, боясь, что эта любовь принесёт новую боль и предательство... Или это всё было обманом?!.. Она прощала его уже несколько раз, когда он заставлял её против воли заниматься с ним анальным сексом, потому что она винила себя в том, что она плохая любовница и не может его удовлетворить. Но это... Побои окончательно переполнили чашу её терпения, психика стала давать сбои, тихие истерики участились... Она чувствовала, что скоро совсем слетит с катушек... Анне хотелось убежать, спрятаться подальше от этого страха... и от него...
   Только бежать было некуда. Вернуться к маме?.. Её мать больна и может в любой момент снова лечь в больницу. К тому же там старший брат со своей семьёй, которые снова будут злобно коситься на неё и попрекать тем, что она учится, а не работает, и "сидит на шее" у мамы. А у неё действительно нет другого источника дохода, кроме того, что ей выделяет со своей пенсии мама... Уйти жить к отцу?.. Хотелось бы, но у него другая семья и его нынешняя жена просто ненавидит всех его родственников и, особенно, детей от других браков. И таких друзей, у которых можно пожить хоть несколько недель, у неё не было... Некуда бежать... она никому не нужна...
   Единственной отдушиной были визиты к психиатру, с которым Анна подружилась. Молодой психиатр был очень дружелюбен и тоже слушал рок. Девушка старалась ходить к нему почаще. Таблетки, выписанные им, действовали немного странно, но никак не могли помочь разрешить ситуацию. От одних таблеток она спала целыми днями, а то и сутками, а от других немного кружилась голова и нарушалась координация движений. Как ни странно, ей совсем не хотелось покончить с собой. Анне хотелось прийти в психушку и устроить там такую истерику, чтоб её заперли там надолго. Там можно будет спокойно отдохнуть... Но и на это она всё ещё не могла решиться, припася этот вариант на крайний случай.
   Одна из её приятельниц, забредя в гости, пришла в ужас от её состояния и убедила Анну уйти от Валеры и пожить у неё. Её знали под прозвищем Волчонок. Она была немного младше Анны и старалась быть похожей на мальчишку.
   Взяв с собой Волчонка и ещё одну подругу, Анна собрала вещи и увезла их на такси к матери домой. Валера, поражённый тем, что девушка от него уходит, пытался остановить её угрозами, но лишь подлил масла в огонь, усилив её панический страх. Может, если бы он стал давить на жалость, Анна бы снова попала под его чары, но... стараясь запугать её, он не учёл её психического состояния и добился этим обратного. Валера сказал, что если девушка не останется с ним, то он найдёт её, поймает на улице и сделает ещё хуже. Угрозы лишь усилили её ужас. Она ушла. Но побоялась жить у матери. Анна жутко, панически боялась его, и того, что он свои угрозы исполнит. Девушка сложила в рюкзак самые необходимые вещи и уехала жить к Волчонку, на другой, самый дальний конец города, куда нужно было добираться на двух автобусах. Уж там-то он её не найдёт...
   12.01.11 г. / последнее редактирование 18.04. 2011 г.
  
   Глава 8. Бродячая Кошка.
  
   Анна прожила у Волчонка пару дней. Но потом та поругалась и родителями, и девушек выгнали на улицу. Они ушли за город, на сады, нашли наименее развалившийся из открытых домиков... в нём не было части пола и в крыше зияла дыра, но зато в углу стоял старый узкий диван. На соседнем саду накопали немного картошки, развели костёр на земляном полу в той части домика, где не было части пола и потолка, на безбожно дымящем маленьком костерке спекли несколько картошин и поели. На улице моросил дождь, потом стемнело... Анна написала смс всем знакомым из этой части города, спрашивая, можно ли у кого-нибудь из них хоть раз переночевать, но одни из них не отозвались, а другие ответили, что помочь ничем не могут. Когда стало совсем темно и дымящийся костерок погас, девушки легли на древний узкий диванчик в углу, крепко прижались друг к другу и попытались уснуть. Но было очень холодно, несмотря на то, что было лето. Они нашарили по углам какую-то ветошь, старую рваную куртку и ещё какую-то большую тряпку, накрылись этим, но так и не смогли согреться и уснуть. Холодная ночь длилась мучительно долго... Они всё сильнее прижимались друг к другу, дрожа, стараясь согреться... в полудрёме девушки стали обниматься и целоваться... согреваясь таким образом, они тёрлись друг о друга всю ночь...
   Как только рассвело, стало ещё холоднее, они ушли оттуда по мокрой траве, обратно в город, искать новое пристанище и еду.
   Волчонку стали названивать родители, прося вернуться. Но перед этим та созвонилась с одной из своих подруг, Кэтти, которая согласилась на время приютить Анну у себя. После того, как они встретились, Волчонок вернулась домой. Анна осталась у Кэтти.
   Кэтти была тоже поэтессой и бисексуалкой, ровесницей Анны, но её скорее можно было отнести к субкультуре эмо, хотя Кошка бы не назвала Кэтти настоящей неформалкой, ибо та была слишком поверхностной, увлекающейся, эмоциональной, но совсем неглубокой натурой. Длинные русые волосы, большие серые глаза, стройная фигура, вполне смазливая мордочка с полными губками, невинное выражение лица, по-детски непосредственное и эмоциональное поведение - такой была Кэтти. Девушка отметила про себя, что последний год ей везёт на бисексуалок больше, чем всю предыдущую жизнь.
   Кэтти собиралась поступать в колледж культуры и позвала с собой Анну, которую привлекло то, что в колледже бесплатно предоставляется общежитие и неплохая стипендия. Девушки стали поступать вместе на инструментальное отделение. Экзамены показались Кошке чрезвычайно лёгкими и продолжались около полутора недель. Анна решила, что в институте она сможет учиться заочно, а в колледже очно, и жить в общаге. Это поможет ей начать практически новую, самостоятельную жизнь. И не показываться больше в том районе, где она жила до этого, где живёт Валера... Она до сих пор содрогалась, вспоминая о нём...
   Но снова появились проблемы. Родители Кэтти взбунтовались против неожиданной квартирантки уже через несколько суток. В разгар скандала Анна просто убежала , она ненавидела ссоры. Она шла по тёмной улице малознакомой части города, смотрела на звёздное небо и едва сдерживала слёзы, ощущая себя бродячей кошкой, бездомной и никому не нужной. Писала смс лучшему другу по переписке, который тоже ничем не мог ей помочь, но с которым она привыкла делиться чувствами... Она всегда испытывала потребность писать о своих чувствах, но не могла о них говорить...
   Эту ночь она провела на вокзале, притворившись, что ждёт электричку. Спать на прямом железном стуле было очень неудобно, она продремала ночь сидя, просыпаясь и снова задрёмывая каждые минут десять. Потом позвонила Кэтти и стала упрашивать её вернуться, говоря, что проблема с родителями улажена. Возвращаться очень не хотелось, ведь родня Кэтти была явно ей очень не рада, и той пришлось долго уговаривать Кошку... но всё-таки это ей удалось, ведь спать на вокзале было чертовски неудобно, а надо было ещё готовиться к экзаменам, да и денег на еду практически не было...
   Через пару дней Кэтти договорилась со своей знакомой, чтобы Анна пожила у неё. Кошка перебралась в покосившийся домик на самом краю города, за которым простиралось болото. Ей там совсем не понравилось, особенно гулящая хозяйка и её вечно бухой отец. Там она прожила всего дня три. После этого Кэтти договорилась уже с другой знакомой, одинокой женщиной, живущей в благоустроенной квартире, но уже за плату. Анна прожила там неделю, успешно закончив сдачу экзаменов, и заплатила 400 рублей, за которыми пришлось съездить к маме. Девушка очень боялась появляться в той части города, где жила раньше, и ездила туда только вместе с новой подругой, боясь остаться там одна, чтобы Валера не подкараулил её на улице, как пообещал при расставании. Она всё ещё до ужаса боялась его... но всё-таки за полмесяца скитаний страх немного притупился, и Анна решилась пожить немного у мамы, однако, только вместе с Кэтти, вместе было не так страшно.
   Кэтти явно положила на неё глаз, но Анне что-то в ней не нравилось... Странно, но Кошку отталкивал её естественный запах. Видимо, какая-то несостыковка феромонов или что-то в этом роде. Девушки спали в одной постели и вместе мылись, но попытки Кэтти перейти к более тесным отношениям были Анной отвергнуты.
   Примерно в это время Анна познакомила Кэтти с Найтом, который стал за той ухаживать. К сожалению, ни к чему хорошему это не привело. Кэтти попросила Кошку сказать другу, что она не хочет с ним встречаться, потому что предпочитает девушек. Анна передала это Найту и стала замечать, что после этого тот стал относиться к ней самой всё более холодно, едва ли не враждебно, явно ревнуя к ней Кэтти. Конечно, это очень расстроило Кошку. Ужасно не хотелось терять друга, с которым они почти год делились переживаниями и вообще всем. Он не поверил, когда Анна сказала, что Кэтти совсем не в её вкусе. Найт поступил в колледж во втором потоке, чтобы быть рядом с Кэтти.
   Анна чувствовала, как друг стремительно отдаляется от неё и очень переживала. Друзья часто исчезали из её жизни и она всегда переносила это очень болезненно.
   Сейчас она стала чаще общаться и тусоваться, стараясь ни ни минуту не оставаться одна. Прошёл месяц после расставания с Валерой, она его не видела и ничего о нём не слышала, но всё равно было ещё ужасно неспокойно и страшно. А ещё она боялась ходить на столь любимое ею Старое кладбище, боясь, что он может поймать её там. Страх лишь слегка притупился, но не исчез...
   12.01.11 г. /последнее редактирование - 29 Апреля 2011 г.
  
   Глава 9. "Один потерявший память демон..." - написано соавтором Не_Олег Не_Вещий
  
   Мыслей не было никаких.
   Было тотально скучно.
   Замок он поменял на квартиру, в которой и сидел сейчас.
   Безусловно, всё было выполнено со вкусом и в лучшем стиле, но всё же... но всё же демон скучал по своим апартаментам нижнего мира.
   Он скучал по шлепкам карт о зелёный ситец, по весьма уличному стилю речи демониц, по лёгкому запаху жара и едва слышным стонам грешников...
   Всё-таки дом... родной дом... он был дорог.
   Хоть это и человеческая черта.
  
   Абаддон, взяв бокал кофе, встал из-за белой барной стойки и лёг на белый кожаный диван.
   Подперев одной рукой голову, а второй держа на животе чашку, он задумался.
   Что он хотел, когда пришёл сюда? С какими мыслями, желаниями?
   На самом деле, ему просто захотелось вырваться, посмотреть на то, под каким солнцем ходят люди.
   А этот Валерий... он давал такие надежды... он же мог встать в один ряд с Чикатилло, например. Но нет. Если демон даровал ему силу, то бог даровал ему тупость.
   Абаддон сделал глоток горячего напитка.
   По сути, он сейчас тут просто прогуливает какие-то дни. Ходит по кафе, слушает чужие разговоры, пьёт кофе.
   Кстати, странная привычка. Видимо, человеческое тело вообще любит что-нибудь такое... странное.
   Ну да ладно.
   Не суть.
   Он встал с дивана, щёлкнул пальцами - на нём появилась белая рубашка, чёрный кожаный пиджак, чёрные брюки и чёрные сапоги в ковбойском стиле. Без бахромы, правда.
   Он вышел из квартиры, даже не удосужившись её запереть.
   Он шёл по городу, ныряя в мысли людей, читая их страхи, выискивая сокровенные тайны.
   Он бродил так несколько часов, пока вдруг что-то не заставило его вынырнуть из мыслей прохожих.
   На встречу ему шёл молодой мужчина с кудрявыми волосами странного цвета - они игриво переливались на солнце, становясь то медными, то тёмно-каштановыми.
   Одет мужчина был в простой чёрный плащ, чёрные брюки и чёрную рубашку.
   На вид - один из тех, что мнит себя готами, подражателями демонов, вампиров и прочей чисти и нечисти.
   Но что-то Абаддона в этом парне напрягло. Хотя нет... не что-то... а та энергия, которую излучал этот мужчина.
   Она была тёмной. Вязкой, как кровь. Горькой на вкус и гнилой на запах. И ещё... казалось, её рвёт ветер. Северный ветер, колючий и острый.
   Абаддон остановился, давай мужчине пройти совсем близко. Резко подавшись в бок, Абаддон "нечаянно" задел плечом мужчину.
   - Смотри, куда идёшь, мальчик, - мужчина улыбнулся ему, проходя дальше.
   Но Абаддон его не слышал. По огненной спирали он опускался в прошлое мужчины.
   Вот какие-то черти, ангелы, демоны, вот лицо самого Абаддона... слова... мысли... скрижали, тексты... иероглифы, крики... кровь и плахи... мечи и доспехи...
   - Дивъяр! - резко открыв глаза, прошептал Абаддон. - Ты ли это, сукино отродье... ты же изгнан? Или... хм...
   Абаддон снова закрыл глаза, преследуя Дивъяра.
   Он видел, как тот зашёл на кладбище, встретился с какими-то яркими подростками, сказал им что-то и снова двинулся в путь.
   Вот уже чей-то дом, подъезд, дверь, квартира. Дверь открывает парень с длинными чёрными волосами и в чёрной одежде. Они снова о чём-то разговаривают. А парень слишком тепло относится к Дивъяру. Из соседней комнаты выходит девушка. Тоже в чёрном... сговорились, что ли?.. бред...
   Абаддон снова рывком открыл глаза. Люди обходили его стороной. Он улыбался, как сумасшедший. Теперь он точно знал - здесь есть повод для веселья. Один потерявший память демон заменит штат клоунов любого цирка...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 10. Знакомство Дивъяра и Мики. (Дикая и Mad Foxes)
  
  
   Дивъяр лежал на своей кровати, прикрыв глаза и задумавшись. Бабушка давно спала и искренне считала, что он тоже уже спит. Но демон перебирал в памяти воспоминания о последних прошедших днях, прежде чем отправиться в путешествие по чужим снам. В старой избушке, заметно подлатанной и похорошевшей с его помощью, было уютно и пахло травами. Бабушка тоже заметно взбодрилась и всячески старалась заботиться о вернувшемся внезапно внуке. Он улыбнулся при мыслях о бабушке. Этот маленький обман оказался полезен для них обоих. Он незаметно делился с ней энергией. Её забота была ненавязчива и приятна для него. Заботился ли о нём кто-нибудь раньше, в прошлой жизни, до того как он попал сюда?.. Были ли у него близкие... существа?.. Когда он пытался прорваться за грань тех воспоминаний, которые у него были, он оказывался как будто в пелене вязкого тумана и не мог вспомнить ничего из того, что с ним было раньше, до того, как он попал сюда, в этот город Каина. Только какие-то совсем разрозненные обрывки воспоминаний... как будто что-то, вычитанное давным-давно в какой-то книге... какие-то сведения... и никаких личных воспоминаний. Дивъяр досадливо поморщился.
   Но с другой стороны, сейчас он вполне доволен своей жизнью. Хоть его и обеспокоил след другого, более сильного демона, на который он недавно наткнулся, но не было причин думать, что Всеразрушающий захочет появиться в этом провинциальном городишке, чтобы задать ему трёпку, слишком уж тут мелкий масштаб для такой мощной личности как Всеразрушающий. Всё-таки теперь это город Дивъяра.
   У него есть почти всё, что ему нужно. И весь городок практически в его власти.
   Он мог вытворять здесь всё, что душе угодно. Его коллекция душ пополнялась, энергия увеличивалась. И сейчас у него были близкие люди, которым он нужен и небезразличен. Это было приятно. Вся гамма эмоций питала его - от простой дружеской симпатии до обожания, даже ненависть врагов-гопников, от которых он часто помогал отбиваться организованному Охотницей Патрулю Стихии Свободы, выскакивая из ниоткуда, как чёрт из табакерки, в самый критический момент, даже эта ненависть бодрила и веселила его. Демон улыбнулся, вспомнив Охотницу, которая явно была в него влюблена и частенько собственнически ревновала к Дамиану, впрочем, не слишком серьёзно, а скорей из вредности, ведь Дамиан ей тоже нравился. Именно она стала основным поставщиком энергии и новых интересных душ для него, развив бурную деятельность и активно распространяя свою веру в него. Но Дивъяр всё равно больше всех ценил Дамиана, хоть точно и не знал, почему... потому ли, что тот был особенно необычным и сильно отличался ото всех... или потому, что будил в нём странные чувства, как никто другой... какое-то особое тепло, нежность и преданность дарил Дамиан своему хранителю.
   Вдруг Див вспомнил обещание, данное недавно Дамиану. Найти Мику... Что же, похоже, самое время этим заняться. Демон улыбнулся...
   Проникнув в её сон, он изменил его, трансформировав привычным образом. Он увидел, как девушка с недоумением оглядывается вокруг, внезапно оказавшись сидящей на каменной плите в развалинах склепа на Старом кладбище, освещённая огромной яркой луной. Она явно не понимала, как тут оказалась и зачем. Дивъяр улыбнулся и вышел из зарослей к ней, заставив ветер кружиться вокруг себя, играть его волосами и плащом. Девушка с матом вскочила на ноги. Мимоходом подумав, не переборщил ли он с эффектностью появления, Див заставил ветер утихнуть и улыбнулся ей.
   - Приветствую тебя, Мика! Меня зовут Дивъяр. Не бойся, я не причиню тебе
   вреда.
   - Я тебя не боюсь! Но то, что мою тушку забрали из кровати и поместили на холодную каменную плиту, несколько напрягает. Ты случаем не сатанист какой-нибудь?
   - Ты спишь. Это всего лишь сон, который я трансформировал по своему желанию. Я люблю путешествовать по чужим снам и умею ими управлять. Я демон...
   - Сплю? Тогда понятно, откуда эти спец-эффекты! Демон. Да? -девушка улыбнулась, но уже через миг выражение ее лица сменилось. - Вот только я не позволю хозяйничать в моих снах какому-то ... - далее последовал поток отборных матов, сопровождаемый гневными взглядами.
   Сначала Дивъяр немного опешил от такой реакции, но потом почувствовал, что она на самом деле напугана и просто храбрится. Демон улыбнулся и спокойно дождался, когда девушка выдохнется.
   - Успокойся, пожалуйста. Хочешь домой? - Дивъяр щёлкнул пальцами, и они оказались в комнате Мики. Она сидела на диване, а он с лукавой ухмылкой подпирал косяк, стоя в дверях, и слабо светился ночник на тумбочке. - Так лучше?
   - Тебе что от меня нужно? - Мика немного нервно взглянула на него, взяла с дивана развалившегося там грязно-белого кота и стала его гладить. Кот довольно замурлыкал и подозрительно прищурился на Дивъяра двухцветными глазами, один глаз у него был голубой, другой - желто-зелёный.
   - Просто хотел познакомиться, - пожал плечами Дивъяр. - Один мой друг просто восхищён твоим творчеством и даже умудрился в тебя заочно влюбиться, только он слишком уж робок, чтобы сам с тобой познакомиться. Вот он и попросил меня пообщаться с тобой за него.
   - Друг? Тоже демон? - заинтересовалась девушка.
   - Нет... Он человек, совсем ещё юный... Ты слышала о том, кого зовут Призраком Старого кладбища? - Див пытливо всмотрелся в её глаза.
   - Кажется, что-то такое слышала, точно не помню... - Мика задумалась. - Нет, не знаю о нём ничего. А все, что могла когда-то слышать, пропускала мимо ушей. Мне не интересны люди и пускай они зовут себя, хоть призраками, хоть вампирами. Людьми от этого они не перестают быть.
   - Мой друг Дамиан, гот. И надо сказать, очень красивый парень. Хочешь с ним познакомиться?
   - Что, прям сейчас? Знаешь, ты еще здесь, лишь потому, что демон и это вроде как сон. В другой ситуации я давно бы от тебя избавилась, чрезмерное общение утомляет. Дело не в расе или увлечении чем-либо, просто я НЕНАВИЖУ ЛЮДЕЙ. Вот так все просто. Ты лучше взгляни на Вулфа! Разве не прелесть? - она чмокнула кота в нос, но тот продолжал, не отрываясь, наблюдать за демоном.
   - Правда, прелесть, - Дивъяр встретился взглядом с котом и снова широко улыбнулся.
   - Ну, демон - не человек, так что я не против твоего присутствия! - довольно сказала Мика.
   - У меня к тебе ещё одно дело... Точнее, предложение, - Дивъяр стал
   серьёзным.
   - Предложение? Хочешь, чтоб я за тебя замуж вышла? - рассмеялась Мика. - Не слишком ли быстро?
   - Да нет, - засмеялся Див. - Я своему другу не соперник. Но это предложение действительно очень серьёзное. - Он снова посерьёзнел и заглянул ей в глаза. - Я собиратель Душ. Я могу стать твоим хранителем, хранителем твоей души. Я буду давать тебе силу, и помогать во всём. За это я буду черпать энергию из твоей души, из твоих чувств и эмоций, когда захочу. Я всегда буду с тобой, и всегда буду слышать и знать, что ты делаешь и думаешь. Твоя душа сольётся с моим духом, и мы будем неразлучны навсегда, даже смерть не сможет забрать у меня твою душу, если ты отдашь мне её на сохранение. Ты продолжишь перерождение в вечном круге жизни, но всегда будешь рядом со мной. Я - в тебе, ты - во мне, мы будем одним целым. Ты сможешь использовать мои демонские силы. Я буду весь в твоём распоряжении! - Дивъяр лукаво улыбнулся, сейчас он был само обаяние, прекрасный демон-обольститель. Его волосы переливались огненными бликами, глаза сияли зеленью с золотистыми искорками, гибкое идеальное тело соблазнительно изогнулось, казалось, что даже его кожа приглушенно сияет лунным светом, чёрная рубашка-сеточка с кожаной жилеткой и кожаные штаны облегали тело молодого мужчины.
   Мика невольно засмотрелась на него, она ещё не встречала таких красивых мужчин ни разу в жизни. Но потом до неё дошёл истинный смысл его предложения, и она стряхнула с себя наваждение.
   - Ты предлагаешь мне продать тебе душу? - возмутилась девушка. - Ты меня разочаровал, мог бы что-нибудь пооригинальнее выдать. А продавать душу мало знакомому демону я не собираюсь.
   - Ну не совсем продать... Я предлагаю слиться в одно целое со мной... Это
   будет вполне взаимовыгодно. Подумай, я не буду тебя торопить! - Дивъяр разочарованно вздохнул.
   - Ты знаешь, это напоминает сексуальное домогательство, девушка с подозрением уставилась на Дивъяра.
   - Всё возможно, как тебе захочется... - загадочно улыбнулся он.
   - А как по поводу "я своему другу не соперник" и т.д.?
   - Честно говоря, я и ему такое предлагал, но он отказался, - Див печально вздохнул. - А не соперник я ему в серьёзных отношениях. Развлечься я могу всегда, если пожелаешь. Я же сказал, что буду полностью в твоём распоряжении... -ещё одна лукавая улыбка. - Я же не ангел какой-нибудь!
   - Буу, - Мика встала с дивана и всучила демону кота. - Да ты же по уши влюблен, мой милый демоненок, и такое ощущение, что тут я скорее не соперница.
   Дивъяр удивлённо взглянул на неё и лишь улыбнулся в ответ. Такого он от неё явно не ожидал.
   - А во сне возможно попить чай? Или давай я проснусь, а ты утром ко мне наведаешься? - сменила тему Мика. - У меня есть шоколадные печенья.
   - Как-нибудь в следующий раз. Я обязательно навещу тебя, Мика! - он галантно встал перед ней на колено и поцеловал её руку. И исчез.
   Девушка проснулась посреди ночи, непонимающе огляделась. Образ демона всё ещё стоял перед глазами, накрепко впечатавшись в её память. Она ещё немного поворочалась в постели, вспоминая подробности странного сна, и решила, что нужно будет нарисовать этого демона утром, очень уж это был необычный образ. Вскоре она снова уснула.
   Дивъяр открыл глаза и улыбнулся. Мика ему понравилась, она отличалась от всех.
   А что не сдалась сразу - так даже интереснее. Нужно будет завтра рассказать об этом знакомстве Дамиану. Он вновь закрыл глаза, ныряя в чужие сны в поисках энергии.
   Днём он должен был встретиться со Стихией Свободы, обсудить их новые идеи. После этого он планировал зайти к Дамиану. Дивъяр шёл по улице, наслаждаясь хорошей погодой, лёгкий ветерок трепал его волосы. Внезапно столкнувшийся с ним юноша привлёк его внимание. Он был чем-то похож на Руслана, такой же яркий и экстравагантный, но что-то в нём настораживало, какая-то тёмная аура... Но Див легкомысленно решил не портить себе настроение сейчас, найти этого юношу позже и выяснить, что в нём не так. А пока нужно пообщаться с друзьями...
   3.05.2011 - последнее редактирование 2.09.11 г.
   Глава 11. Родной круг Ада (Не_Вещий Не_Олег & Lord de Silent)
  
   0x01 graphic
  
   Рина [Не_Олег Не_Вещий] Костина
   - Там за... - секретарша не успела ничего сказать.
Абаддон, снося стулья и кресла в приёмной, рванул на себя тяжёлую чёрную дубовую дверь и влетел в кабинет.
Кабинет был огромным овальным помещением, в середине которого стоял гранитный пьедестал, в центре которого стоял большой карточный стол из красного дуба. Слышались шлепки карт. За столом, рассевшись по периметру стола, сидело шестеро демонов.
Абаддон, повиснув на двери, пытался отдышаться.
Все шестеро повернули головы в сторону влетевшего в кабинет демона. У одного парня, на голове которого была пиратская треуголка, сигара выпала изо рта.
- Ты что тут забыл?! - подался вперёд ещё один юноша.
Абаддон, улыбаясь, прошёл вперёд.
- У меня супер новость!
- Эдем пал?! - со стула вскочило нечто непонятного пола.
- Нет! Но... - Абаддон начал приплясывать. - Но... белая стрекоза любви... стрекоза лети...
- Это ещё я наркот, да?- подбирая сигару, спросил "пират".
- Да подожди ты! Тут... кароч... я устал, хочу борща...
- Пельменей поесть, и на фиг весь секс, - кивнула девушка.
- Да! Дивъяр жив!
Карты упали на стол.
Челюсти отвисли.
Шестеро пар глаз уставились на Абаддона.
- ЧТО?!
Из за стола чуть не падая, поднялась девушка, откидывая заплетенные в косу волосы:
- Как жив? Его же грохнули лет этак пару тысяч назад...
- Не добили... - лукаво улыбаясь, протянул Локи.
- А ты, дорогуша, ничего не перепутал? - послышался слащавый голосок с другого конца стола, где на кресле восседал Азазель.
- Перепутал ты ориентацию, а я ничего не путаю! - огрызнулся Абаддон.
- Так, стоп! - Локи хлопнул по столу. - Давайте мы немного подумаем... даже если это он... и если он жив... чёрт... ладно... пусть мне похуй... но... КАК?!
Абаддон пожал плечами.
"Пират", который, кстати, носил имя Дагон, закурил.
- В общем... он жив... что не радостно... но тогда почему мы о нём ничего не слышали? Почему этот барыга не разносит нашу богадельню? - уточнил Дагон, откидываясь на спинку стула.
- Строит свою, - Абаддон закинул ноги и сел на карточный стол. - Он решил, что он локальный властитель в одном небольшом городке. Смекнули?
- Смекнули. Ноги убери, смердит, - спихивая Абаддона, фыркнул Локи.
Воцарилась тишина.
Каждый думал о своём.
   Их всегда представляли, как сгустки энергии. Тёмные, вязкие клубы дыма.
Но в материальном мире даже дым приобретает свои лица.
Что говорить о них...
Локи - тевтонский дьявол. И лишь немногим известно, что он ещё и бог ссор и чёрного юмора. Правда, этот юноша всегда выглядел под стать своему предназначению - высокий, жилистый, бледный, с большими карими глазами. Чёрные волосы всегда торчат в разные стороны, будучи художественно взъерошенными. Одет он был в длинную, спускающуюся ниже бёдер, чёрную лёгкую рубашку с длинными рукавами, которые он закатывал, и капюшоном. В белые, обтягивающие, чёрно-белые клетчатые брюки, по бокам которых свисали цепочки в мелкое звено. Брюки эти были заправлены в высокие кожаные сапоги со шнуровкой впереди и стальным ободком по краю подошвы.
Дагон, сидящий рядом с Локи, был чуть пониже и чуть коренастее. Он был смуглым, но так же с карими глазами. Тёмные волосы у него были заплетены в дреды, на которые он надел пиратскую треуголку. Одет он был в белую майку, поверх которой надел белую рубашку, застёгнутую лишь на середине. Рукава были чуть подобраны, манжеты расстёгнуты. На кистях обеих рук было по несколько десятков плетённых фенечек. Голубые джинсы были порваны на коленях и заправлены в высокие тёмно-коричневые ковбойские сапоги. Весь его "пиратский" вид понятно говорил о том, что Дагон - никто иной, как мстительный бог моря.
Сехмет, сидящая рядом с ними, это смуглая, высокая, фигуристая египетская богиня мести. Её короткие чёрные волосы обнажали длинную шею с несколькими татуировками. Карие, чуть раскосые глаза, были подведены чёрным. Обтягивающая футболка с абстрактным белым рисунком и брюки из какой-то тянущейся чёрной ткани не стесняли движений. Высокие кеды на ногах тоже только способствовали быстроте и грации изящной чёрной кошки.
За столом, дальше всех, сидела высокая, стройная девушка с длинными черными волосами. В последнее время они ей ужасно надоедали, так что уже несколько тысяч лет все время были забраны в тугую черную косу, спускающуюся чуть ли не до пят. Одета она была просто - черные джинсы и белая майка. Ходить в таком виде было куда удобнее, чем в "старомодных" открытых шмотках, которые почти ничего не прикрывали и слетали от малейшего ветра. Лёлик - как её называли свои - или же Лилит, сидела за столом, поглядывая на остальных присутствующих и перебирая длинными ногтями карты. Сейчас, присмотревшись к отражению в бокале вина, что стоял напротив, она мило усмехнулась, подумав, что ни один смертный ни за что бы не представил её такой. Вместо желанной обольстительницы, из отражения смотрела обыкновенная девушка с чертовскими глазами этакой "городской куколки".
Возле Лилит, рядом в кресле сидело вообще несуразное создание непонятного пола. Судя по тому, как оно открывало рот, своим становилось понятно, что это никто иной, как Азазаель. Слишком уж холеный и чересчур ухоженный парень выглядел как-то слишком, так что смотреть-то было невозможно. Почти женские черты лица подчеркивал хороший слой косметики, которому завидовали и местные суккубы, а запах духов можно было почувствовать за километр. Он сидел, развалившись в кресле, покосившись на Лилит и её "неудачный" маникюр, длиной в пять сантиметров, о котором сам в тайне мечтал. Одет он был, в общем, не противореча собственному стилю, то есть девяносто процентов - в женское. Узкие брюки и приталенная рубашка, на которой блестящим узором был выложен орнамент. Всю картину завершала прическа, обрамляющая лицо светлыми волосами.
Минута тишины явно затянулась, и это почувствовали все, без исключения. Резко вырвал всех из транса неожиданный звук мелодии на телефоне. Все синхронно обернулись в сторону Лилит, которая быстро что-то клацала на сенсорной панельке. На экране высветилась знакомая ей надпись "Сёма".
   - Ну ни минуты покоя без тебя... - тяжело вздохнула она, -Алло... - она отвернулась от стола, тихо разговаривая.
- А Самаель -то знает? - усмехнулся Абаддон, в мыслях спрашивая остальных.
Послышались тихие смешки со всех сторон стола.
- Конечно знает, это он и есть! - прикрывая руками лицо, ответила Сехмет.
Локи молча скривился.
- Вот так доканывает, эта ваша семейная жизнь! - протянул он.
Лилит, тем временем, положила трубку и вздохнула, откидывая прядь волос.
- Требует быть дома через час, - улыбнулась она Сехмет.
Локи, Дагон и Абаддон, переглянувшись, скосили глаза на переносице и скривились.
- Ну, так беги, подруга, - хмыкнула Сехмет. - Ребят, прекратите.
Те, цокнув, успокоились.
Локи, насвистывая что-то, принялся раздавать карты.
- Значит, Дивъяр? В дурака, - бросил скандинав.
- Дивъяр. У меня шестёрка, - закуривая, кивнул Абаддон.
- И что с ним? На меня ходишь, лопух, - откликнулся Дагон.
Лилит удивлённо смотрела на Локи, который демонстративно не раздал им карт.
- Я был в его памяти. Он, по ходу, ни черта не помнит. Только обрывками что-то. И то, военную тематику... в переводного? Перевожу.
- Спасибо, сукин сын, - Локи тоже закурил. - Значит, ничего, кроме обрывков войны... беру. Так вот. И что ты хочешь сделать?
- Да ничего. Ходи. Просто проучить. Понимаешь, он же изгой. Он же мертвец. Он не имел прав использовать снова свою силу. К тому же мне... чёрт побери...
- Как он всё равно хоть что-то помнит? - вмешался Азазель. - Я сколько сижу, думаю, он же всё к чертям собачьим забыть должен был! Он же простым человеком высылался в тот мир? КАК?
Воцарилась тишина.
Локи барабанил пальцами по столу, внимательно смотря на карты.
- Тэ, я в уборную, - кинув веер на стол, он вышел из кабинета.
Оставшиеся молчали.
- А знаете... не важно как... главное, что просто так это оставлять нельзя, - протянул Дагон. - Ну, лично мне так кажется.
- Не одному тебе. В общем... есть единственный вариант. Хотя бы на разведку выйти наверх, - вздохнула Сехмет.
- Шо? Куда это вы собрались?! - в дверном проёме возникла дородная женщина средних лет, утянутая в чёрный корсет и чёрные классические брюки-клёш. Длинные чёрные волосы были забраны в высокий хвост на макушке. Зелёные глаза были подведены чёрной подводкой с блёстками, на пальцах было несколько перстней.
Рядом с ней, еле стоя на ногах от тяжести каких-то коробок, пакетов и небольшой красной лакированной сумочки, трясся от напряжения высокий парень.
Одет он был в простые кроссовки, чёрные джинсы, чёрную рубашку. Из-за коробок выглядывала голова с длинными, чуть ниже плеч, тёмными волосами и белыми, без зрачков, глазами.
Парни, нахмурившись, смотрели на попытки Аштарота устоять на ногах. Наконец коробки грохнулись на пол. Зал разразился диким хохотом.
- Ну сына... шо ты такой не уклюжий... - протянула женщина, кивая на Аштарота.
- А эти скотины могли бы и помочь! Между прочим... - подбирая коробки, в которых были новые сумочки и туфли, процедил сквозь зубы Аштарот.
Локи, вернувшийся из "уборной", попытался прокрасться мимо женщины, но та, схватив его за капюшон, притянула к себе.
- Помоги брату, - кивнула она на Аштарота, а сама прошла к карточному столу.
Локи что-то прошипел в сторону женщины, но покорно принялся собирать коробки.
  -- Ну, шо? Оболтусы? Снова в карты режетесь? И не лень вам целыми днями в потолок плевать? - женщина уткнула руки в бока.
- Не лень, Мамо... не лень! - улыбнулся Азазель, демонстративно плюнув вверх.
- А ну, сейчас у меня кто-то по голове получит! - женщина нахмурилась, хватая парня за шиворот. - Это ты шо себе снова намалювал на лице? А ну, марш умываться!
- Ну, Мамо... - заладил было Азазель, но все же покорно вышел из комнаты. С такой мамой как Смерть, тут ни кто спорить не решался.
Аштарот, тем временем, бросив коробки, подошел к столу, увидев сидящего за ним Абаддона.
- О! Какие люди! Уже вернулся. Как там, наверху? Мир все так же медленно, но верно разлагается, наполняясь идиотами? - он облокотился на стол.
- А вот с последним ты угадал! - поднял глаза Абаддон. - Дивъяр объявился, - сказал он, злостно ухмыляясь.
Демон чуть не упал на ровном месте, удержавшись за край стола. - Это как?! Он же изгнан! Он же смертным должен быть! Он же сдохнуть должен уже!
- Сами в шоке! - донеслось от двери, где уже под тяжестью коробок загибался Локи.
- Или тут что-то не так, или я дурак, а это невозможно! - крикнул Аштарот, садясь за стол и сотворив из ничего книгу и очки, начал что-то искать. - А, ну, вот... за то, что он собирал души святых его и погнали... только почему силу оставили, не понятно... хотя... не души же ангелов он собрал... - демон почесал голову. - Да не важно впрочем...
Он захлопнул книгу, и она тут же растворилась в облаке дыма. Он приподнял глаза, снимая очки.
- Ну, и что будем делать с ним? И не говори что у тебя нет какой-нибудь хитроумной мысли! - он посмотрел на Абаддона. - По глазам ведь вижу, что есть, - улыбнулся он.
Абаддон вздохнул.
- Это сложно назвать планом. Скорее, наработкой. Давайте пойдём логическим путём...
- Вместе пойдём, - кивнул Локи, садясь рядом с Аштаротом.
- Пронаблюдав его маршрут, я увидел несколько интересных вещей. Во-первых, видимо, у него есть какая-то своя тусовка, в которой он якобы главарь, а во-вторых, есть что-то вроде... то ли семьи, то ли учеников.
- Плюсуем то, что он собиратель душ, и получаем, что у него не мало тузов в рукаве, - Сехмет задумчиво отпила вина.
- Подруга, я тебя умоляю. Какие тузы? Пока он души ангелов гопал, всё было хорошо. Но это ведь... люди... - передёрнула плечами Лилит.
- Люди тоже разные бывают, - философски поднял палец Дагон. - Так вот. Значит, он там вроде как монополист.
- Именно. Он монополист. А значит, он не ожидает, что кто-то решится на штурм его владений, - выдохнув клуб дыма, кивнул Абаддон.
- Идём логическим путём... - протянул Аштарот. - Он, наверняка, о нас и не помнит... а значит... ни сном, ни духом, что мы можем вдруг явится.
- Но мы-то его помним! - в дверях появился Азазель, уже без косметики.
- Спасибо, Заза, - фыркнул Аштарот. - Дон, - обратился он к Абаддона. - Так каков план?
- Что нужно людям? - прищурился Абаддон.
- Хлеба и зрелищ, - пожав плечами, вмешался Локи.
- Вот их мы им и дадим. Почему бы не развернуть тотальную развлекательную инфраструктуру для... кхм... ну этих... таких...
- Неформалов? - прищурилась Лилит.
- Да-да. Для них. Ведь на них Дивъяр и делает упор.
Тишина.
- Ты думаешь, они поведутся? - прищурился Локи.
- А мы им иных путей не оставим... - хмыкнул Аштарот. - Просто никаких возможностей походов назад.
- Это монополизация города, - пожала плечами Сехмет.
- Нет. Это акционерка. Мы ведь все вкидываемся, - отмахнулся Дагон. - Блин. И всё это... ради какого-то демона? Даже не нашего ранга? Даже не на одну ступенечку ниже?
- Представь, что мы играем в монополию. По сути, мы в неё и играем. А разорить нам надо что-то типа Газпрома, - вальяжно протянул Локи, закидывая ноги на стол.
Вся компания собралась за игральным столом, только теперь тут не было слышно шуршания карт и стука костей. В огромном зале воцарилась тишина, каждый изредка поглядывал на остальных, мысленно обсуждая будущую вылазку наверх.
  -- 0x08 graphic
   Глава 12. РИА Новости (Не_Вещий Не_Олег, Lord de Silent, Алира Степанова)
  
   Тишина затягивалась. Аштарота, который ушёл на разведку в верхний мир, так и не
   было.
   - Добрый вечер, что ль! - дверь открылась, и за ней появился стройненький
   молодой человек.
   Абаддон лениво оторвался от пламени свечи.
   - О, Сабриель. И тебе привет, - сумрачно кивнул он, снова засматриваясь на
   огонь.
   Остальные лишь только кивнули в ответ. Ну, разве что Локи лениво поднял руку и
   показал два пальца, знак победы.
   - Что такие скучные? Рассказывайте новости бренного мира, я весь во внимании, -
   пройдя к свободному стулу, он сел в него, перекидывая ногу на ногу.
   Дагон, вытащив изо рта сигару, вздохнул.
   - Поржать хочешь? Абаддон Дивъяра видел. Живым и здоровым. В полном рассвете
   сил. Карлсон просто.
   - Что? Да быть не может... его ж там это...- и демон кивнул наверх. - Тебя не
   глюкнуло? - спросил он Абаддона.
   Тот захохотал.
   - Да, конечно! Я, как Дагон, курю только колумбийский табак!
   - Э, попрошу без этого самого, - показал средний палец Дагон.
   - Нет, Саб, не глюкнуло. Это реально был он. Я даже в его мысли залез. Другой
   вопрос, что судя по тому, какой у него кавардак в мыслях и чувствах, он ничего
   не помнит и ни черта не понимает. Но что он демон... - Абаддон округлил глаза. -
   Он вроде бы вспомнил. И, судя по всему, даже работает по своему призванию.
   - Гопает души, проще говоря, - Локи откинулся на стул, закинув ноги на суконный
   стол. - И вот мы теперь думаем. Как бы сделать так, что бы этот кадр... ммм... снова
   забыл себя? Попрощался со своей памятью и возможностью. Ведь он, я так полагаю,
   искренне считает, что он там барыга в той богодельне.
   - Фу, он банален и противен. Ну, давайте его грохнем, как будто проблема, тем
   более если он еще и силы почти не все открыл. Хотя да, бред, я хочу веселья! -
   Саб положил руки на стол и скрестил пальцы.
   Дверь тихо открылась, словно её никто и не касался. В дверях появился Аштарот.
   - И где тебя носило? - Локи поднял голову, смотря на него.
   Аштарот, быстро пройдя к столу, сел на свободный стул, падая головой на стол...
   Все переглянулись.
   - Есть план! - Аштарот резко поднял голову. - Я только что оттуда... Мирок не
   супер, но поиграть с ним можно! Первые шаги мы уже сделали, осталось только
   расширяться...
   - Не, вы хоть планом бы поделились, а то я, как всегда, не в курсе.
   - План у нас таков... для начала, мы все заселяемся в верхний мир, а там
   начинаем небольшой план по захвату территории. Эдакая небольшая игра, под
   названием монополия... сделаем из городка новый Лас Вегас, - Аштарот ударил по
   столу и на нем появился макет местности городка.
   - Здесь... мы строим наши дома... - он указал на местность, что дальше от
   населенного пункта. - А здесь... это называется "разгуляй душа", - он ткнул
   пальцем в сам город.
   - То есть, ты хочешь сказать, строим все, что захочется? - Лилит привстала со
   стула, глядя на местность.
   - Именно! - демон улыбнулся. - Только что именно, мы пока не решили...
   - Клубы, казино... свой мир с блекджеком и шлюхами, - в два голоса заржали Дагон
   и Локи.
   - Еее, я согласен, правда, это не местность, а кошмар, сельпо... - покачал
   головой Саб. - У нашего дорогого нет вкуса!
   - В этом никто и не сомневался, - Азазель презрительно глянул на карту.
   - Ну, надеялся хоть на что-то. Ладно, хрен с ним. Валим-то когда?
   - Ааа... а вот это мы не решили, - Аштарот почесал голову, поглядывая на
   остальных.
   - Да хоть сейчас, - фыркнул Абаддон, щёлкая пальцами.
   Ночь была на удивление холодной. Синее небо заволокло грозовыми тучами, так что
   из синего оно стало чёрным.
   Они появились из ниоткуда, на пустыре, мимо которого проходила междугородняя
   трасса.
   Абаддон посмотрел на небо. Тучи медленно, разрываясь, поползли в разные стороны,
   оголяя белый полный диск луны.
   Песок на земле заискрился от лунного света.
   Они огляделись.
   - Это единственное место, где можно хоть что-то сделать. Пусто и тихо, -
   прошептал Абаддон.
   Локи, выплюнув кожуру от семечек, хмыкнул.
   - Ты чего шепчешь-то? Кусты услышат?
   - Для атмосферности, - фыркнул Абаддон. - Итак. Начнём с домов, верно? Ну...
   давайте хоть территорию поделим. Кому где разгуливаться можно.
   Если бы была возможность наблюдать за происходящим с высоты птичьего полёта, то
   мы бы точно могли увидеть, как на земле из ниоткуда, как и сами демоны,
   появилась чёрная блестящая нить, разделившая землю на несколько достаточно
   больших секторов.
   - Вон тот, - махнув в сторону одного из самых дальних секторов, сказал Аштарот.
   - Мой.
   - Да без проблем, - фыркнул Локи, вставая на территорию второго по близости к
   городу сектора. - Это мой район.
   Дагон прошёл на квадрат по соседству с Локи.
   Абаддон остался на месте, а Лилит, Сехмет и Азазель прошли к Аштароту.
  
   На утро в местных новостях показали огромный коттеджный посёлок за городом. Что
   странно... ещё вчера вечером его не было.
   Однако, как утверждала побледневшая администрация, земля действительно была
   отдана под коттеджный посёлок, в документах действительно были планы
   строительства данных коттеджей, но... откуда? Как? Зачем? И, главное, кто всё этот
   делал, оставалось загадкой.
   Но суть была сутью - по соседству с городом Дивъяра был создан ещё один... почти
   городок. Со своей водонапорной башней, своим освещением и, к тому же,
   ограждённый невысоким, но каменным забором.
   Первый дом, находящийся ближе к городку, был трёхэтажным, с высокой овальной
   крышей, будто бы купол церкви. Да и вообще, сам дом по себе напоминал некий
   собор - белый камень, высокие и широкие витражные окна, массивная входная дверь.
   По периметру - овальные башни. Сам дом был ограждён от остальных стеклянным
   светлым забором.
   Второй дом казался космическим. Он так же был ограждён стеклянным забором, но
   сам был сделан из чёрного металлического каркаса и чёрного матового стекла.
   Первый этаж дома был широким, а второй становился очень узким, напоминая башню.
   Третий этаж тоже был широким, как и первый, и держался на чёрных металлических
   голых каркасных балках. Крыша была плоской, и, наверняка, тоже стеклянной.
   Третий дом был в форме корабля. Однако вместо тканевых парусов использовалось
   стекло. И, видимо, внутри этого стекла тоже были какие-то комнаты. Помимо всего
   этого, данный дом находился в воде, то есть вокруг него был огромный бассейн,
   проход через который, видимо, был возможен только через акведук или нечто в этом
   же роде.
   Четвёртый коттедж был длинным и широким, но одноэтажным. К тому же, ещё и
   выполненный в стиле японского минимализма. Стеклянные двери, открытые окна,
   небольшой прудик, качели... повсюду акация и цветущая сакура... где-то в углу -
   деревянная беседка с округлым широким куполом.
   Чуть дальше можно было наблюдать нечто похожее на крепость. Дом был 4-этажным,
   выполненный в лучших стилях готики. Окна украшали огромные витражи, на крышах
   нельзя было не заметить резных каменных украшений в виде гаргулий и прочих
   монстров, более того, дом был отгорожен не хуже любой крепости, и закрывался на
   тяжелые кованые ворота с остриями на концах. Судя по всему, комнат в этом доме
   было более чем предостаточно, чтоб уместить в себе большое количества народу.
   Совсем рядом стояло не менее привлекательное для внимания строение. Это был
   большой дом, футуристического вида. Здесь все было автономным, начиная от ворот,
   заканчивая внутренним обустройством. Огромное почти стеклянное здание,
   подсвечиваемое с внешней стороны белыми огнями навевало ощущение далекого
   будущего. Дом ограждал металлический забор судя по сиянию с электрическим
   напряжением. Во внутреннем дворе было практически пусто, не считая идеальный
   газон, занимающий всю площадь тут, за исключением небольшой полосы выезда из
   гаража, в котором можно было наблюдать не одну машину.
  
   Последний дом тоже яро бросался в глаза, своей необычностью, а точнее
   асимметричностью. Изгибы крыш образовывали острые углы, как и сами окна, все
   напоминало весьма абстрактные пирамиды, так же отделанные стеклом и металлом.
  
   Сабриель решил, что понтов уже полным полно, и сделал банальный дом из темного
   стекла, вроде где-то видно, где-то не видно. Обычный дом, несущие стены были
   бетонными, а остальные стеклянными. Скажете, не практично? Вполне в стиле Саб,
   нафиг практичность, на фиг стыд, даешь красоту. Правда, для хоть какой-то
   безопасности был высокий забор из черных камней. На земле газон с дорожкой, свет
   везде. Казалось, что дом светился.
  
   Новости наперебой гадали о том, кому могли принадлежать эти дома.
   В документах администрации не было никаких чётких слов или фраз, всего лишь
   резкие росчерки синих чернил шариковых ручек.
   Сами владельцы этих домов не показывали своего носа на улицы.
   На самом деле, они сидели в доме Абаддона и, смотря на плазменную панель, дико
   ржали с дикторов, которые уже готовы были списать появление этих загадочных
   домов на шалости инопланетян.
   - Не, ну они правы в какой-то мере, - отсмеявшись, протянул Абаддон. - Нас
   тяжело назвать землянами.
   - Подземлянами, скорее тогда уж, - фыркнула Сехмет.
   - Не надо.... мы просто живем в другом измерении, - пожала плечами Лилит, мило
   улыбаясь. - Не виноваты же мы в этом!
   -Подземляне, а подземляне, я конечно понимаю, поржать над ними, это дело тонкое.
   Но, может, пойдем поржем в реальном мире? -Саб сидел на кресле, поставив ноги на
   сиденье.
   - Ну, мы же не хоббиты какие-то, - усмехнулся Аштарот, наливая себе вина. - А
   что? Это и правда, мысль... пора о себе заявить!
   - А то сидим тут, как секта подземная, я хочу убийств, крови, в конце концов,
   похоти и страсти что ль, а то прям как в селе! - пожал плечами Саб.
   - Ша, медуза, сиди на месте, - Локи встал, подошёл к бару и, открыв его, взял
   бутыль немировской водки. Откупорил её и отпил. У остальных отвисли челюсти. -
   Будем делать бой стратегическим. Медленно и точно. Идём логическим путём,
   болонки.
   - Локи, перестань говорить как зонщик, - поморщился Азазель.
   - Перестань красится как баба, которая мама! - праведно возмутился Локи. - Вот
   что мы можем сделать? Клубы, шлубы, прочая... эм... ну эм.
   Снова глоток водки.
   - Вот смотрите. Надо же как-то действовать аккуратно. Лояльно. Что бы этот
   блокатор мозга не заподозрил что-то нечистое...?- Локи ходил по комнате,
   прикладываясь к бутылке.
   - Ой, тоже мне, великий и могучий, что он сюда что ль полезет? -
   Дагон хмыкнул.
   - А Локи прав. Полезет. Если жопа загорится желанием узнать, что за чёрт тут
   творится.
   - Ладно... каковы твои предложения? - Аштарот посмотрел на Локи.
   Локи цокнул языком, облизнув зубы.
   - Абаддон. С кем он там виделся? - повернулся демон сарказма к демону
   разрушения.
   - Чёрт знает. На кладбище... с какими-то попугаями.
   - Вот. Надо узнать, что за попугаи. Братья и сестры, - торжественно протянул
   Локи. - По-моему, мне уже хватит, - прошептал он. - Так вот. Братья и сестры.
   Для того, что бы убить врага, надо познать его изнутри! Так сказать, узнать его
   душу, смекнули? Если у Дивъяра есть секта, надо узнать, что за секта и как её
   иметь... вернее, с чем её лузгать... тьфу, с чем её едят!
   - Ну, давайте создадим чувака, внедрим к ним в группу и все, ну, или тупо найдем
   в мире того, кто будет нам помогать...
   Локи, скаля зубы, смотрел на Аштарота.
   - Зачем создавать?
   - Ну, как всегда, как я, так крайний... - Аштарот сложил руки, глядя в пол, и
   улыбаясь. - Это потому, что у меня образ такой?.. Ну, могу и повзрослеть если
   надо...
   - Не, а подумать, что этот мастер - ломастер будет сканить и все такое, он вроде
   как преуспел в своих навыках, - приподняв одну бровь посмотрел на всех Саб.
   - Да, а кому надо взрослеть? - фыркнул Дагон. - У нас для взрослости вон,
   Абаддон, Сехмет и Лилит есть. А так... но... как мы внедрим нашего шпионуса.
   Здрасти, я тут, любите меня, я с поезда? Это, как минимум, странно.
   - Люди тупы, но не настолько же, - кивнул Абаддон.
   - Господи, прости меня, господи, ну неужели непонятно? Сканить? Он нас тупо не
   прочтёт. Простите меня, но я не книга, что бы какой-то дебил мог прочесть меня,
   как газету на толчке. И потом... не обязательно оставлять о себе следы в памяти, -
   пожал плечами Локи.
   Он снова приложился к бутылке.
   - Не перебивайте, я объясню.
   - Ну да, все в себе закрыть и по-любому что-нибудь останется. Я ж помню, он же
   дотошный, ему все надо! - Саб не выдержал и пошел к бару.
   - Не хочу напоминать, но мы демоны высшего уровня... в конце концов, не нам ли
   уметь прятать энергию? Да и к тому же, Дивъяр потерял свою силу, он ничего и не
   помнит, а уж тем более, не сможет нам, как вы говорите "просканировать", - Лилит
   тоже не выдержала, подходя к барной стойке, и наливая себе вина. - Вы, родные,
   похоже в роль людей входите уже...
   Локи вздохнул.
   - Фраза о не перебивайте улетела в молоко... - протянул он, вздохнув и закурил
   что-то по типу Мальборо. Сел на диван, причём на корточки, и затянулся.
   - Я помню, можно не напоминать, кто мы и с чем нас есть. Но я этого крокозябрика
   помню, так что это тупо мера предосторожности, напоминаю, между прочим... - Саб
   достал ром и глотнул из горла. - Да ладно тебе, давай свой великий и ужасный
   план.
   Локи вскинул брови.
   - Я тебе не целочка, что бы ты мне одолжения делал, - фыркнул он. - Эй, почти
   замужняя ты наша, ну раз ты у нас одна тут демонесса, ну толкай речь о том, что
   мы тут можем намутить.
   - Хватит вести себя как гопник с подворотни, хотел говорить, говори, мысли твои
   читать не собираюсь, - Лилит села на диван, молча смотря на него.
   -Пф, еще и обижаются, кошмар! - Саб отвернулся.
   Локи показал ему средний палец. Дагон, уткнувшись головой в подлокотник кресла,
   засмеялся.
   - Дети, - протянул Абаддон, смотря в одну точку. - Пляшите от печки. Вы хотите
   что-то сделать. ЧТО?! Вы знаете, чем увлекается Дивъяр? Вы знаете его цели? Его
   мысли? Его идеи? Действия, планы? Локи предложил внедрится в эту шайку, но мы
   все такие понтовые крутые демоны высшего уровня, что ссым, вдруг этот кретин
   просканирует наши мысли.
   Абаддон тоже затянулся.
   - Локи. Говори, твою мать.
   Локи вздохнул.
   - В общем. Есть ребята, которые ходят под началом нашего демона. Естественно, у
   них есть какие-то общие действия, планы, замуты. Насколько я помню Дивъяра, он
   всегда хотел захватить мир. Значит, я не исключаю того, что эти какаду - его
   соратники в этом плане. НО. Что они делают, как они делают и зачем, можно
   узнать, если только сблизиться с ними. Логично? Логично. Ну, не перебивайте! У
   нас есть один, кто похож на пятнадцатилетнего нефора, - Локи кивнул на Аштарота.
   - Его можно внедрить в их ряды. Как? Просто. Надо сделать так, что бы они ему
   безгранично доверяли. Как? Просто. Он должен спасти их слащавые задницы.
   - От тебя спасать будет? - спросил Саб, стягивая рубашку.
   - Чудеса дедукции, - фыркнул Локи. - Именно. Имен-но.
   - Тогда собирай команду... - Аштарот облокотился на стол рукой. - Один на всю
   толпу ты явно не пойдешь...
   - Фантомы, - хмыкнул Локи. - Всего лишь.
   -Мда, ну шуруй шуруй! - Саб почесал спину, где были два рыжих дракончика на всю
   спину, параллельные и зеркальные друг другу.
   - Умный такой? Сделай что-нибудь сам! - взорвался за брата Дагон.
   - А что я? Я тут, как пятое колесо, говорю-говорю. Что я ему фантомов стряпать
   буду? Сам умеет, моя помощь не нужна.
   Абаддон протяжно застонал. Он запустил пальцы в волосы и закрыл глаза.
   - Кто-нибудь... ну хоть кто-нибудь... скажите что-нибудь умное...
   - А все началось с того, что я предложил пойти погулять среди людей. Тоже мне,
   сектанты, - развалившись на кресле, протянул Саб.
   - Иди уже. Иди, гуляй. А я к себе, - Абаддон поднялся на ноги и вышел из зала,
   хлопнув дверью.
   - Так! Ладно! Хватит! - Аштарот встал с места. - Локи! Идем к этим попугаям, ты
   с бандой фантомов нападаешь, мое дело разрулить... дальше видно будет... а то,
   чувствую, тут на кругах ада начнется апокалипсис.
   - Ну ладно, да, я сегодня категоричен, не переношу переходы, уж пардоньте, - в
   пустоту сказал Сабриель.
   - Без б, бро, - выкинув бычок от сигареты, Локи встал с дивана.
   - Э, я с вами, э! - Дагон повернулся на месте. Вместо холёного "пиратика",
   появился типичный гопник в ярко-красном костюме, белой шапочке и с золотой
   цепочкой на шее. - О, ещё так, - на ногах закрасовались белые кроссовки.
   - Как из цирка, - шепнул Саб.
   - А я в чем есть пойду! - засмеялся Аштарот. - Все равно как простой колхозный
   парень выгляжу.
   Дагон и Локи, обернувшись на Саба, вздохнули, но, не сказав ничего, вышли из
   комнаты.
   - Картина маслом, "Сборы на охоту". Нет бы с собой взять, что-то там ляпнуть,
   вообще кошмар. Все, с завтрашнего дня молчу.
   - ДА ЗНАЕМ МЫ ТВОЁ МОЛЧУ! - послышался двойной вопль из коридора.
   - Мдааа, и заткнуться не дадут в такой компании! - Саб хитро улыбнулся и
   посмотрел в окно.
  
   Глава 13. Struggle - 1. (Не_Вещий Не_Олег, Lord de Silent, Алира Степанова,
   Диана Дикая)
   На кладбище было тихо и спокойно. Только Стихия Свободы сидели на своём
   излюбленном месте, попивая пиво из горла. Они обсуждали новые шалости, которые
   им придумал Дивъяр, болтали о каких-то новых песнях, которые недавно выловили в
   интернете, ну и, конечно, как всегда, пели рядом нестройных пьяных голосов.
   - Опа-ца, - из-за монумента, сплёвывая на землю кожуру от семечек, вышел Локи.
   Эдакий типичный гопник - фланелевая олимпийка чёрного цвета, клетчатые брюки,
   туфли, кепка... - От так встреча.
   - Слышь, вы чё, эмо чё ли? - вслед за Локи вышел Дагон, поправляя небольшую
   барсетку, которую держал под мышкой.
   Вслед за этими двумя вырулила целая толпа гопников в человек так эдак десять.
   - Пошли к чёрту! - Охотница вскочила на ноги.
   - Да ты глянь, - округлил глаза Дагон. - Да тут борзые щенки, в натуре. Слышь,
   тёлочка, что, мужиков нет, сама рвёшься? Ну так иди сюда, побазарим!
   -Ты вообще кто? Ты знаешь куда ты пришел? Да мы тебя сейчас...
   - Чё ты меня сейчас? Ну чё? Давай. Шманай, барыга богадельни! Только потом,
   питонша, не рыдай, что я тебя с этого кладбища в барсетке по частям донесу!
   - Слышь, мелочь! - Локи подошёл, одёргивая олимпийку. - Да ты на кого
   наезжаешь?! Да я сидел за убийство родной матушки во младенчестве! А ты мне тут
   коры строишь, коза погостная?!
   - Слышь, да ты знаешь, кто за нами стоит! - в один голос сказали Охотница и
   Вервольф. Они всегда верили, что Дивъяр был для них опорой, и все это видел и
   скоро появится.
   - Уу, да они вкурнутые! У них уже памятник это кто, - облокотился на крест Локи.
   Он засунул руку в карман и достал складной нож. - Короче так, дети морга, лавэ,
   телефон с камерой - позвонить, и все вот эти ваши серьги левые - на стол, или я
   вас на шаурму!
   Дагон заржал.
   - На хера на шаурму, поцик ничё так, отформатируем и свой в доску. А герлу в
   Турцию, там тоже экзотику хавают за милую ласточку.
   Тем не менее, и Дагон тоже достал нож из кармана.
   Охотнице стало не по себе, она, конечно, надеялась на Дивъяра, у нее уже
   метались мысли о том где же он, но ничего хорошего не происходило, оставалось
   надеяться на чудо.
   Внезапно послышались шаги, которые все быстрее и быстрее приближались. Еще
   секунда и из-за ограды вывернул парень, лет пятнадцати, в простой черной рубашке
   и черных брюках. Волосы его были забраны в хвост, а на глазах были надеты темные
   очки.
   Он молча вошел в круг, где с одного края стояли гопники, с другого неформалы.
   - Так? И что тут происходит? - спросил он, чуть приспуская очки.
   - Оп-па, - Локи издал звук "чпок" губами. - Ещё один. Брат, во имя всей любви,
   отойди отсюда, тут разборки.
   - Гопота обнаглела, пришли на нашу территорию, еще и требуют чего-то, -
   ворвалась Охотница, для нее новый человек был, как спасательный жилет...
   - Ты э! Твоя территория у лавки с шаурмой! Как раз твой контингент! - выдвинулся
   вперёд Дагон.
   - И не чего-то, а материального благообеспечения, - подорвался Локи.
   - Слышь, ты шуруй отсюда, тоже мне, нашелся тут! - крикнул кто-то из компании
   "Свободы".
   Дагон, Локи и их фантомы только заржали каким-то блеющим гоготом.
   - Стоп, стоп, братишка! Вы надеетесь что-то поиметь с этих... ну сами поняли, -
   он показал пальцем на нефоров. - Да это пустое дело... только лишняя галка в
   опорке.
   - А ты, я смотрю, у меня пипец идейный. Тут же вроде твоя братия? - снова
   загоготал Локи.
   У Охотницы потихоньку отваливалась челюсть, вроде как и защищают, но в тоже
   время и опустили. Влазить не хотелось, ибо получила бы она по самые помидоры. От
   страха сердце колотилось все сильнее.
   - Где?! Ты чё, меня за нефора решил обосновать? А ну, иди сюда! Ща базарить
   будем! Ладно, ты с ними бакланишь, меня не трогай! - Аштарот смотрел на гопников
   злобным взглядом. Его и раньше бесила эта неформальная молодежь, но с другой
   стороны, тут стоит брат, это не могло не смешить, и, судя по скрытым мыслям Локи
   и Дагона, они сами тихо угорали про себя.
   - Вот ты тип! - протянул Дагон. - Ну и чё? Так слышь, молодёжь. Где кредит и
   взаймы без возврата старшему поколению? Я не понял, или тут резко ничё ни у кого
   нет? Э, стопэ, а ну тада сюда пивас. А ты, бакланша, ещё получишь у меня. Молись
   на пацана, иначе было бы тут каша-месиво, а не твои крашенные патлы!
   Локи, вырвав из рук у одного из нефоров бутылку с пивом, повёл свою толпу к
   выходу.
   Локи, оторвавшись от толпы, подошёл к брату и, толкнув его на пол, фыркнул.
   - Не жди кайфа дома. Попомнишь перфоратор соседский как манну небесную.
   И, развернувшись, ушёл за остальными.
   Охотница не понимала, что и где. Она жива, пива нет, телефон и деньги на месте.
   "Я жива!" - билось в голове. Сердце ушло в пятки, и тут она почувствовала,
   уважение к этому пацану, который стоял перед ней, свою независимость и
   нестерпимую обиду на Дивъяра.
   - Так, детвора, и часто у вас тут гопота непуганая встречается? - Аштарот
   повернулся к "Стихии Свободы". - Это еще называется: легко отделались, могло
   быть и хуже...
   - Да все нормально, что ты, мы могли и без тебе справиться, - высунулся
   Вервольф.
   - Ну да ладно... - парень отвернулся от толпы. - Только боюсь, было бы тут один...
   два... три... десять трупов точно, - он снова повернулся к ним, снимая очки,
   которые теперь открыли глаза.
   Сейчас Охотница даже не лезла. Мысли были забиты Дивъяром. По-честному сказать,
   он ей нравился, своей силой, мужественностью. А сейчас, сейчас его просто не
   было. Странно как-то, обычно всегда рядом, всегда следит, а тут - его нет. Она
   пропускала все мимо ушей, она знала, что есть брат, который думает так же, и
   вполне может сказать все, что она думает.
   - Да не думаю, ну, шуганули нас, трупов бы по-любому не было. Что ты! Тебя как
   звать-то, пацанчик? - Вервольф проникся симпатией, странно, но он не придал
   всему этому значения.
   - Для своих просто Аш... - парень пожал плечами, смотря куда-то в даль кладбища. -
   Странный вы народ... сидите на постылом кладбище... пьете пиво, - он глянул на одну
   пустую бутылку, что валялась рядом и, видимо, была выпита недавно. - Ничего
   интересного у вас...
   - Очень приятно, я Вервольф, а это, - он указал в сторону. - Моя сестра,
   Охотница.
   Остальные начали называть свои имена.
   - Это ты думаешь, что у нас все скучно и нет ничего интересного. Просто ты не
   знаешь наш секрет. У нас есть защитник, демон.
   Аштарот хмыкнул.
   - Ну даете... какой демон? Их не существует... если вы, конечно, не о кореше с таким
   прозвищем... хотя не мое это дело...
   - Да я тебе серьезно говорю, я уверен, что он нас сейчас видит и слышит. Вот
   позови его, и он придет, сто процентов, сам проверял, - пытался уверить Аша
   Вервольф. Охотница все еще была в себе, она ждала, ждала появления того самого.
   - Ну, хорошо, позовите его, хоть посмотрю на настоящего демона, - Аштарот
   улыбнулся, понимая, что с его стороны это выглядит весьма комично.
   - Хорошо, - и Вервольф заорал во весь голос, так, что даже вороны слетели с
   деревьев. - Дивъяяяяяяр!
   Ветер поднял песок, закружил его в небольшом смерче. Послышались неторопливые,
   достаточно вальяжные шаги уверенного в себе человека.
   Дивъяр вышел с тропинки к ним. Увидев среди своих подопечных нового человека, он
   заинтересовался. Парнишка был вполне ничего, симпатичный, уверенный в себе, даже
   по виду ясно, что силён духом. "Похоже, мои ребята нашли для меня новую душу...
   Это очень хорошо! Надо бы его изучить... - попытавшись проникнуть в душу
   новенького, прочесть его мысли и чувства, он вдруг наткнулся на барьер. - Хм,
   неужели так силён? Всё интереснее и интереснее... Ну всё равно он будет моим!"
   - Ты звал, - улыбнулся он, кивая Вервольфу.
   - Привет, Див. Да, звал, тут вот один неверующий появился. Мы захотели показать
   тебя.
   Охотницу как будто переклинило, она пришла в себя, подбежала к Дивъяру и зло
   посмотрела ему в глаза.
   - Охотница, что с тобой? - Дивъяр удивлённо посмотрел на девушку. Она была
   сильно обижена на него и очень злилась. "С чего бы это? Неужели её так сильно
   напугали те гопники, которые со скуки сюда забрели. Но он же почувствовал, что
   они не несли настоящей угрозы, просто попугать хотели. Да и вообще все местные
   гопники больше "на понт берут", чем реально что-то сделают. И он же сказал всем
   носить шипы на случай драки и тренироваться в самозащите! Что он, всё время за
   них драться должен? Вот уж не думал, что Охотница такая трусиха!"
   Та отстранилась.
   - Нас чуть не убили, а ты даже не появился! - истошно заорала на него девушка.
   - Так, если бы вас чуть не убили, я бы почувствовал, услышал, увидел, в конце
   концов, - Дивъяр отошёл от девушки, подходя ближе к Вервольфу. - Ну и где
   очередной неверующий? Как жаль, что их становится всё больше и больше. Но
   ничего. Я этому помешаю...
   Аштарот посмотрел на него. Да... именно сейчас он узнал Дивъяра, он почти не
   изменился, только поменялись мысли и странная аура витала вокруг него. Аштарот
   быстро сориентировался, спрятав свою.
   - Хорош спецэффект... ничего не сказать... да вот только ветер и так обещали, а
   появление всегда можно объяснить... - он цинично облокотился рукой на одну из
   могильных плит.
   -Да как ты можешь, он самый настоящий. Чего стоят волосы, таких ты еще никогда
   не видел.
   Дивъяр поднял руку, призывая Вервольфа замолчать. Ему как-то не очень нравилось,
   что его демонстрируют, как редкую зверушку, и расхваливают, как товар на базаре.
   - Не важно, какие у меня волосы или цвет кожи. Ты думаешь, что всё это бред?
   Зря. Хочешь, я прямо сейчас исполню любое твоё желание? Только скажи мне его.
   - А как же плата? Ты же не просто так его исполнишь...
   Дивъяр улыбнулся.
   - В плане образования и чтобы ты мне поверил... просто так. А потом, а потом... если
   решишь встать под мои знамёна... то тогда поговорим и о взносе.
   - А знаешь... с меня хватит тебя увидеть... но предложение интересное, я
   подумаю... - Аштарот изобразил дипломатический настрой, понимая, что все, что
   ему может дать Дивъяр, ничто по сравнению с тем, что он может сам...
   Дивъяр улыбнулся. Снова. Это уже напрягало Аштарота.
   - Значит, я буду ждать тебя. Надеюсь, что скоро ты мне станешь, как брат.
   - Давай с нами, с нами весело, всегда есть всякие дела, люди интересные, -
   сказала Охотница. - А если что, то и пиво всегда есть, насобираем денег, если
   что. Давай.
   И шумная компания начала строить планы.
   Аштарот зловеще улыбнулся.
   - Время покажет... а пока я ухожу...
   Он медленно отошел от того места, где собирались неформалы. Он щелкнул пальцами,
   и глаза его снова потеряли зрачки. Он глянул куда-то вперед и перед ним открылся
   портал, который вел к остальным.
   - Что ж... будет повод посмеяться в тесном кругу, - хмыкнул он и растворился в
   воздухе.
  
   Глава 14. Struggle - 2. (Не_Вещий Не_Олег, Lord de Silent, Алира Степанова,
   Диана Дикая)
   Аштарот появился как раз вовремя - веселье было в самом разгаре.
   Мысли обоих "гопников" проецировались на стену в стиле лучших кинотеатров.
   Сами Локи и Дагон стояли в углу зала, на небольшом округлом пьедестале. Оба в
   костюмах, будто бы голливудские звёзды. Правда, они были бы не они, если б не
   щегольнули яркостью - костюм одного из них был ярко-жёлтым, с зелёным галстуком,
   костюм второго - красным, с галстуком цвета индиго.
   Остальные просто валялись на тех местах, на которых, видимо, сидели или стояли.
   На стене как раз мелькнуло лицо Локи с фразой "да я сидел за убийство родной
   матушки!" и истерика, которая до этого вроде как-то выровнялась, началась
   заново.
   Аштарот оглядел всех.
   Лилит и Сехмет сидели на диване и закрывали лица руками. Абаддон, перегнувшись
   через спинку кресла, трещал лицом в подушку. Азазель, смахивая потёкшую от слёз
   туш, обмахивался веером с перьями. Сабриель, до этого стоявший у окна, стёк по
   подоконнику и, сидя на полу и обняв свои колени, уже бесстыдно ржал.
   Локи и Дагон, держа в руках золотые статуэтки Оскар, слали всем воздушные
   поцелуи.
   - Ну, вы, конечно дали, ух... - отходя от смеха, сказал Саб. - Бедные дети.
   - Ничего, ничего! Им, как раз, такой качь и нужен был, - Аштарот подошел ближе к
   дивану, сам тихо смеясь с атмосферы, царившей тут.
   - Да девку перекоробило, какие эмоции-то, на лице написано, что с испугу скоро
   выпадет! - Саб встал с пола и сел на подоконник.
   Локи и Дагон улыбнулись.
   Прошло минут десять, прежде чем все успокоились.
   Теперь все сидели в огромной столовой и, потягивая кто кофе, кто коньяк, а кто
   вино, посматривали друг на друга.
   - Так, Ашот, тьфу, Аш, - влез Азазель. - Эти нам всё рассказали. А у тебя там
   как?
   - Угу. Что слыхал, что видал, по каким морям плывал, - хмыкнул Дагон, закуривая
   колумбийскую сигару с приятным вишнёвым ароматом.
   Аштарот тихо усмехнулся.
   - А теперь получше сядьте! - сказал он, приподнимая руки. - Дивъяр... ну отжег
   просто... он реально решил, что я человек! И более того... хотя, что
   рассказывать, сейчас покажу...
   Он снял темные очки, которые до сих пор красовались на его лице, направляя
   взгляд на стену. И снова на стене открылась картина, не хуже, чем в любом
   кинотеатре. Все синхронно обернулись.
   Саб сидел и смотрел на стену, постепенно на лицо начала натягиваться хитрая
   ухмылка.
   - Нет, вот дебил, а, там прям секта, ууу, поклоняются демону, воспевают его
   силу. Очередные, - Сабриель хмыкнул.
   Дикий хохот снова взорвал дом.
   - Сказал бы ему, что хочешь его в роли красной девицы, да к лесу задом, -
   фыркнул Локи, закидывая ноги на стол.
   - Кстати, а девица-то вышла бы из него отменная. И волосики отрастил, и
   выглядит...
   - Я еще ориентацию не попутал, чтоб так с ума сходить, - фыркнул Аштарот, тем не
   менее, сам посмеиваясь.
   - Так, ну а дальше что? Они же так просто не поведутся. Да и Дивъяр тут как тут,
   собственной персоной, - Абаддон почесал подбородок.
   - А что, тут как тут? - переглянулись Локи и Дагон. - А давайте ещё один такой
   заход? Так сказать, контрольный? Но уже чтобы с Дивъяром пересечься и показать
   его вшивость.
   - И каким образом? Подраться, что ли? - Азазель приподнялся с места, поглядывая
   на Аштарота. - Да вы его с одной левой вынесете...
   - Мы его вынесем, а Аш нас вынесет. Аш, разве не соблазнительно, надрать задницы
   собственным братьям? - засмеялся Дагон.
   - Вы заигрались в разборки в Бронксе, ребят, - улыбнулся Абаддон. - Но вообще...
   это идея. Мы же здесь за тем, что бы как можно сильнее унизить этого барана.
   Лилит смотрела куда-то в сторону.
   - Это мысль, а мы можем чем-то поспособствовать? - спросила она, снова смотря на
   братьев.
   - Нет... ваше время еще не пришло, так что сидите пока и обдумывайте свои
   коварные планы, - хмыкнул Азазель.
   Аштарот подошел к столу, тоже закидывая на него ноги.
   - Да ладно... навестим этих дураков... да и что нам? Мы же никуда не торопимся,
   - улыбаясь, сказал он. - Да и... если честно... - он повернулся в сторону Дагона и
   Локи. - Что-то мне интересно, что из себя представляет эта Охотница...
   - Ну, так что, кто еще прет на разборки? Не всей же бандой, - хмыкнул Саб.
   Дагон и Локи скривили губы.
   - Тёлку на экспорт в Турцию она собой представляет, - фыркнул Дагон. - Но на
   самом деле... скучное амплуа гопников.
   Локи хмыкнул.
   - По поводу того, кто прёт на разборки... ну, я. Ну, Дагон? - Дагон кивнул. - Ну,
   Аш. Кто-нибудь ещё? Есть добровольцы?
   -А я, по-твоему, на хрена спрашивал?
   Дамы открестились сразу, в числе с Азазелем.
   - Что-то мы не похожи на гоп-тёлок, так что мы пас, - подняли руки Сехмет и
   Лилит.
   - Я тоже не пойду... мне со стороны наблюдать интересней... сказал Азазель,
   снова обмахиваясь веером.
   - Вот не сомневался, что Азазель не пойдет, ручки портить не хочется? -
   улыбнулся Саб. - Ну, я согласен, что я тут с ними сидеть-то буду?
   - Я пойду, - Абаддон поднялся с кресла.
   У всех отвисли челюсти.
   - Ты? Педант и англичанин? Ты пойдёшь на разборки?
   - Я буду мафиози, ребят. Не надейтесь, что я надену трико и вьетнамки, -
   улыбнулся Абаддон, с тем самым изяществом обнажая клыки.
   - Я сейчас кому-то ручки-то поломаю... - проскрипел зубами Азазель, гладя на
   Сабриеля.
   - А ноготки не сломаются? - захихикал Саб. - Кстати, я тоже как-то на гопника
   мало смахиваю, - посмотрел в стену а потом на Абаддона.
   - Мы будем "крёстными отцами", Саб, - ухмыльнулся Абаддон. Локи поперхнулся.
   - Ты это... ты так больше не делай, а то мне поплохело что-то...
   - Не будем тянуть кота за я.... то есть, за хвост! - кивнул на дверь Аштарот. -
   Идем что ли, и так всю ночь тут проржали...
   - СТОЙ! - Абаддон вытянул вперёд руку. - Что, вот так просто придём, а Дивъяр
   там как стойкий оловянный солдатик? Сначала созывай всё это... братство-аббатство,
   а потом уже мы подойдём.
   - А что его созывать? Да и Дивъяра мне стоит только позвать, сам тут как тут, не
   забыли? Он мне желание должен, - Аштарот сам закатился ржать с этой фразы.
  
   И снова кладбище. И снова вдали слышны голоса немаленькой компании.
   Они все стояли у какого-то памятника и обговаривали план действий.
   - Значит, так, - профессионально присев на корточки, чем вызвал улыбку
   остальных, сказал Абаддон. - Значит, так... да что вы скалитесь-то?
   - Ничего, ничего, - поспешно заверил Абаддона Дагон. - Продолжай, братуха.
   - Ты, - Абаддон начертил на земле палочкой человечка, кивая на Аша.. - Идёшь к
   этим придуркам, - стрелочка к муравейнику. - И зовёшь их потусить к себе на
   хате. Ну, тусняк, пиво, музыка... и тут врываемся мы, - муравейник вспыхнул синем
   пламенем. - Мы играем роль наркодиллеров, которым твои братья задолжали не хилую
   сумму. Денег у них нет. И вместо денег, видя эту толпу, мы требуем её. Смекнули?
   - Да-а-а, братва наркодилеров, - Саб стоял и смотрел на всю эту картину сверху,
   скрестив руки.
   - Так, всё, пошёл! - Абаддон вытолкал Аша из-за памятника навстречу к Стихии
   Свободы.
   Аштарот, тяжело вздохнув, снова натянул очки, несмотря на то, что сегодня
   пасмурно. Стихия Свободы снова тусили возле памятника, громко разговаривая...
   Он подошел ближе к толпе, видя, что те по одному обернулись, сразу узнав его.
   - Привет, - он махнул рукой стоящим в толпе.
   - Здарова, - крикнул издалека Вервольф. - Что это ты к нам, решил
   присоединиться?
   Аштарот улыбнулся.
   - Почему бы и нет? Народ у вас мирный, да и смотрю не скучно у вас тут.
   - Мы очень рады, - двинулась вперед Охотница. - Знаешь, я даже и не сомневалась,
   что ты будешь с нами, - с этими словами она подала Ашу руку.
   Он схватил её за руку, притягивая ближе.
   - Ну, теперь я тоже не сомневаюсь... - сказал он, глядя ей в глаза. Охотница так и
   застыла на месте, глядя на него. Аштарот оглянул кладбище.
   - Стремно тут... почему бы в клуб не заглянуть?
   Охотница смотрела в глаза Аша и терялась в его глазах. Нет, ей много кто
   нравился и что там говорить, был даже человек, которого она тайно любила, но
   сейчас, сейчас она просто растворилась в его глазах. Она чувствовала сильную
   ауру, и ноги постепенно становились ватными. Почти в полном бессознательном
   состоянии она сказала:
   - Да, здесь скучно, идемте куда-нибудь.
   - Смотрю, денег у вашей компании не много... и клубов приличных нет... - он все еще
   смотрел в глаза Охотницы. - Как насчет пойти ко мне домой? - спросил он странным
   голосом, который, как казалось, гипнотизировал.
   Охотница ничего не смогла ответить, только кивнула головой.
   - А... ааа... где ты живешь? - спросила она, путаясь в мыслях. Казалось, что они
   плавали в чем-то вязком, и ни одна не всплывала на поверхность.
   - Про новостройки слышала? Один из них мой, - сказал Аш, улыбнувшись и прижимая
   её к себе.
   Аштарот мысленно дал команду братьям, чтоб те выдвигались в сторону его дома. Он
   еще раз проник в сознание Охотницы, снова путая её мысли, теперь она была легкой
   добычей, а где один там и все остальные. Именно это он понял, глядя на "Стихию
   Свободы".
   Вервольф метнулся к сестре, но потом что-то его остановило. Появилась мысль, что
   сестра может общаться с кем хочет, и когда она ответила, что все идут с Ашем, он
   не стал спорить и махнув рукой к выходу, позвал всех с собой.
   Дивъяр появился из ниоткуда. Как, по сути, он и умел. Безусловно, он думал, что
   только он так и умел...
   - Куда это вы? Мы же договаривались сегодня разрисовать здание администрации! -
   мгновенно вспылил он.
   В голове Аша пролетела мысль Абаддона: "То же мне, Репин Размалевич..."
   Аш еле сдержал улыбку.
   - Мы решили пойти к Ашу. А то здесь скучно, - улыбнулась Охотница, прижимаясь в
   Аштарота сильнее.
   Тот лишь улыбнулся. Дивъяр скривился:
   - Вам? Скучно на кладбище? Я или... или что-то упустил... но я не понимаю, что тут
   происходит!
   "Что-то с Охотницей странное творится. Надо же придумать - "скучно на кладбище"!
   Это же для них дом родной, убежище, свой отдельный мир, сами же мне об этом
   рассказывали! - Див был очень удивлён. - Или... она что, влюбилась в этого
   новенького?!"
   Аш высвободился из объятий девушки и подошёл к Дивъяру.
   - Понимаешь. Обыденность даже самой экстравагантной жизни порой надоедает. Им
   хочется шика, блеска и бурлеска. Хочешь, пойдём с нами, демон? - надавив на
   последнее слово, протянул Аш, смотря в глаза Дивъяру. В мыслях Аша звучал дикий
   хохот его братьев.
   Дивъяр прищурился.
   - Ты думаешь, я так просто...
   - Я знаю, - кивнул Аш. - И ты не просто. Мы же тебя уговариваем, верно, ребят?
   "Стихия Свободы", воистину, по Станиславскому, запрыгали вокруг Дивъяра
   зайчиком, утягивая его за собой с кладбища.
   - Слушай, Дивъяр, ты либо идешь, либо нет, давай решай быстрее. Я уже все решила
   за "Стихию Свободы", - сказала Охотница. Все на нее обернулись. Никто не ожидал
   такой наглости от нее, да чтоб она посмела повысить голос на покровителя, да еще
   демона. Охотница пошатнулась и захлопала глазками. - Я хочу туда. Ты со мной? -
   спросила она Дива.
   Дивъяр снова прищурился. Его начала терзать ревность.
   "Что-то странное... Он ещё даже не присоединился к нам, а уже командует! И какое
   влияние он имеет над Охотницей! Уже! Она уже настолько потеряла голову, что
   слушается во всём этого Аша! Позволяет ему управлять собой и всей своей Стихией!
   Да кто он вообще такой! И у ребят никакой настороженности не вызывает... а ведь
   чужак, всё-таки, мы его едва знаем! Ну, может, у него дома я смогу что-нибудь
   насчёт него понять..."
   - Хорошо... я с вами...
   Охотница подошла к Ашу и Дивъяру.
   - Хорошо, идем, мне тут холодно. Так ведь, ребят?
   И все в один голос согласились с Охотницей. Только Вервольфа что-то опять
   насторожило, но через мгновение он мотнул головой.
  
   Вся компания дружно двинулась прочь с кладбища, вслед за Аштаротом, весело галдя
   о смене места.
   Через какой-то час, не помня, как произошло все, компания оказалась в небольшом
   коттеджном поселке, где уже вся "Стихия Свободы" в первый раз видели такие дома.
   Аштарот указал на один из них, который стоял дальше всех.
   Дом был огромным в несколько этажей. Дом был почти весь из черного мрамора, с
   тяжелой крышей...
   Выглядел он весьма дорого и старинно, но и то было обманчиво на вид. Дорога была
   выложена из камня, все в стилях лучшей старины, плюс ко всему, огромный каменный
   забор, оберегавший огромное пространство двора от нежеланных посетителей.
   "Стихия Свободы" проходили по двору, раскрыв рты, видя, как в дверях их
   встречает множество слуг.
   Аштарот, войдя в огромный холл, повернулся ко всем.
   - Ну, вот, впрочем... моя весьма НЕ скромная обитель, - он развел руками,
   улыбнувшись. - Проходите...
   Охотница смотрела на все с открытым ртом. Такое могло ей только сниться, и это
   все правда было похоже на сон, все как в тумане. Разные дома, потом
   открывающиеся двери и много-много слуг, кому рассказать не поверят. Она
   обернулась на брата и увидела, что он и все остальные ходят и рассматривают все,
   кто-то даже трогал, не веря в происходящее. Дивъяр шел последним.
   Ему было не комфортно. Он постоянно ощущал, что что-то здесь не так, совсем не
   так. С одной стороны, ничего удивительного, в нынешнее время богачи, так
   называемые "новые русские", с жиру бесятся до такой степени, что вполне могут и
   не такое отгрохать. Но с другой стороны, почему эти "новые русские" внезапно
   приехали в такое захолустье... Да и вообще что-то тут было очень
   настораживающее, в этом доме и во всем окружающем, что-то подавляющее его... Див
   привык к какой-то тёмной энергии, но то, что исходило от этого дома, сковывало
   его, заставляя оставаться на месте. Ему казалось, он слышал голоса и лязги
   доспехов.
   Ашу это тоже слышалось.
   "Прекратите!" - мысленно оборвал он братьев.
   В доме воцарилась тишина.
   Согласно плану, Аш провёл их в один из баров, где все расселись. Бармен мешал
   коктейли, музыка громко орала из огромных сабвуферов.
   Неожиданно чей-то крик оборвал всё веселье.
   - Что это? - Охотница, лежавшая на коленях у Аша, вскочила. - Это явно мужской
   крик!
   Казалось, в соседней комнате происходит борьба не за жизнь, а на смерть.
   Наконец, дверь в бар распахнулась, чуть не слетев с петель, и на пол синхронно
   грохнулись те самые гопники, что хотели прищучить их на кладбище.
   Они, что-то шепча, все бледные, отползали к стене.
   В комнату вошли два... юноши.
   Один из них был высоким, с длинными, до пояса, чёрными волосами, которые на
   затылке были приподняты в ирокез, а по вискам - коротко стрижены, словно сбриты.
   Это был очень худой, бледный молодой человек с тонкими чёрными бровями. Его
   глаза скрывали большие чёрные очки-"капли". Одет он был в чёрные узкие брюки,
   чёрную длинную рубашку на выпуск, которая была чуть прозрачной, что просвечивал
   белый ремень. Да и застёгнута рубашка была лишь на третью пуговицу. Пара тату на
   шее, перстни на пальцах, дорогая сигара в правой руке... а, и ещё внимание
   привлекали красные туфли из лакированной кожи.
   Второй юноша выглядел лет на 25. Красно-рыжие волосы обрамляли лицо, стриженные
   под поднятое каре. Тонкий нос, высокие скулы и губы "бантиком" выдавали в нем
   некоторую женственность. Глаза голубого цвета с кошачьими тонкими зрачками,
   казалось что это линзы, но только свои знали что они настоящие. Наглая улыбка и
   эти глаза делали из него хитрого кота. Одет он был в черный пиджак с выпущенной
   наружу белой рубашкой застегнутой на вторую пуговицу. Черные брюки сидели прям
   по фигуре. Черные кеды. На левой руке виднелись серебренные браслеты и цепочки,
   на одной из них весел кулон из горного хрусталя. На пальцах тоже много
   серебренных колец причудливой формы. Даже в ушах виднелись серебренные колечки.
   Аштарот сразу узнал в них своих братьев, но по плану он не должен был показать и
   виду.
   Оба абсолютно нагло вошли, расталкивая находящихся в комнате.
   - Ребят... Антон... Сергей... ну мы же... - мялись гопники, отползая к стене.
   Аш, еле скрывая улыбку, пока наблюдал за всем этим.
   - Да, Антон, - протянул брюнет. - Да, Сергей... - тяга. - А деньги вы нам когда
   отдавать будете? Чемодан кокса задаром?
   - Ребят... ну мы не толкнули товар... - мямлил Дагон.
   - Скажи мне, Серёжа... - повернулся брюнет к красноволосому. - Это наши проблемы?
   - Нет, - Серёжа надул и лопнул пузырь жвачки. Брюнет, судя по всему, Антон,
   вздохнул и снова посмотрел на гопников.
   - Нет. Это не наши проблемы. Так сказал Серёжа, - он сорвался с места и, схватив
   Локи за грудки, приложил к стене. - Где наши бабки, шваль дворовая?
   - Антон... - застонал Локи.
   - Э, Антон, глянь-ка, какая тут тусовка, - Серёжа оглядел присутствующих. - Э,
   опричники, это ваше?
   - Н... н...
   - Не важно, крестьяне. Они теперь наши. А ну-ка, цыпа, подвинься, - Серёжа
   попытался столкнуть Аша.
   Аштарот встал с места, злобно смотря на "непрошеных гостей".
   - Кто такие? - весьма серьезно спросил он, глядя на них.
   - Аш, это очень серьёзные люди... - попытался объяснить Дагон, но "Антон" пнул
   его.
   - Серж и Антонио. Московские наркобароны. Так что, гуляй, цыпа, - фыркнул он.
   - Ну, раз такое дело... - протянул Аш. - Тогда, господа, валите по-хорошему, мне
   тут проблемы с законом не нужны, и так гремим на всю округу музыкой, скоро
   соседи жаловаться начнут, а вы так тем более... гости не званные, - он серьезно
   посмотрел на парней, нахально улыбаясь.
   - Антонио, - протянул "Серж", засовывая руку куда-то во внутренний карман
   пиджака. - А нас не понимают...
   Парень достал пистолет и приставил его к голове Аша.
   Неожиданно на "Сержа" налетел Дивъяр. Ещё раньше Див попытался использовать свою
   силу, но у него ничего не получилось, даже ветер не ответил на его призыв.
   Однако думать было некогда, он не мог позволить обижать своих, к тому же ясно
   почувствовал, как Охотница отчаянно ждала его помощи. Она-то уже считала Аша
   своим. И она ждала, что Див защитит и его и их всех. Дивъяр теперь надеялся лишь
   на свою физическую силу и скорость, ведь его прекрасно развитое тело раз в
   десять превосходило человеческое...
   Завязалась потасовка. Охотница и вся остальная Стихия Свободы забились в угол.
   В драку между "Сержем" и Дивъяром влез и "Антон".
   Спустя несколько минут куча-мала прояснилась и стало отчётливо видно, что если у
   наркобаронов было всего несколько царапин и разбитые губы, то от лица Дивъяра
   осталось только месиво.
   В это время Аш, мгновенно среагировав, схватил пистолеты гангстеров в обе руки и
   громко крикнул на всю комнату:
   - СТОЯТЬ ВСЕМ!!!
   Тишина воцарилась гробовая.
   - Э... поцик... ты... это... игрушку-то дай взрослому дяде, - отпуская Дивъяра,
   прохрипел запыхавшийся "Антон".
   - Пошли вон! Оба! И что бы я вас здесь не видел!
   - Слушь, да он психованный. Цып-цып-цып, иди сюда, желторотик... - крадучись,
   "Серж" подошёл к Ашу, но тот выстрелил в него, попав в плечо. - БЛ*ТЬ! АНТОН!
   Е***НЫЙ НАСОС! ДРАПАЕМ НА ХЕР!
   Второй выстрел пришёлся по Антону и тоже в плечо.
   Бароны, шипя проклятья, текали вон из этого дома.
   Дивъяр лежал на полу, тяжело дыша. Он был совершенно ошеломлён. "Такого не может
   быть! Они... не люди!"
   Гопники, аккуратно, по стеночке, выскользнули из комнаты. И только бармен как
   протирал стаканы, так и протирал их дальше с тотальным спокойствием на лице.
   Аш, опустил пистолеты, выкидывая их куда то в угол.
   - Ненавижу непрошеных гостей! - выпалил он, чуть улыбаясь уголком губ. Он
   повернулся к "Стихии Свободы", которые просто оторопели от такого поворота
   событий. Слуги со спокойными лицами прошлись по комнате, собирая небольшой
   беспорядок, учиненный разборкой. Судя по виду, им это было уже не в первый раз,
   так как ни один из них даже не произнес и слова.
   Аштарот со спокойным лицом сел обратно в кресло, поглядывая и улыбаясь на
   остальных, которые медленно выходили из транса. Дивъяр медленно поднялся с пола,
   держась за лицо рукой, с которой капала кровь.
   - Помогите раненому, что ли... - отвлеченно попросил Аш одну из служанок, снова
   поворачиваясь к остальным. - Что все так скисли? У нас это уже в план дня
   входит, - улыбнулся он, беря в руки стакан с вином.
   Охотница за все время этой разборки получила пару раз в живот и в левую скулу,
   больно, но жить можно. Она видела, как все отходили от шока. Кто-то отделался
   синяками и царапинами, а кому-то досталось по полной. Она посмотрела на Дивъяра,
   он был так беспомощен. Вервольф сидел на полу и держался за ногу, видать, и ему
   не мало досталось. Сейчас она металась между трех огней, либо помочь брату, либо
   пойти к Дивъяру и помочь хотя бы встать, либо отблагодарить "героя".
   Аштарот покачал головой, видя, что братья уж немного, да "перестарались". В его
   планы не входило калечить "Стихию Свободы", а уж тем более Дивъяра, но больше
   всего его напрягало не отпугнет ли он от себя таким образом внимание, а уж тем
   более Охотницу... на неё у него были другие планы, и нарушать их как-то совсем не
   хотелось. В мыслях он осознавал, что не все так уж и плохо, но ситуацию надо
   подкорректировать, и совсем немало.
   Он встал с кресла, обводя взглядом присутствующих. Сейчас был именно тот момент,
   которого он так долго ждал, а это снять проклятые линзы, которые уже успели
   надоесть за день. В один момент его глаза снова потеряли зрачки, и на мир теперь
   смотрели лишь пустые глазницы. Он хлопнул в ладони, привлёк к себе внимание
   всех. Все присутствующие синхронно оглянулись.
   - А теперь... спать.... - негромко произнес он.
   Все кто были в комнате, заснули на месте, кроме слуг которые просто растворились
   в воздухе...
   Он посмотрел на спящих, обводя взглядом каждого. Все просто лежали на полу, без
   сознания, будучи покалеченными.
   - Вам ни к чему помнить боль... - с этими словами раны на всех зажили, словно
   ничего и не произошло.
   - А вот ты... - он подошел к Дивъяру который тоже, как и все, отключился,
   подвластно куда сильнейшей магии. - А тебя я оставлю, как есть... - он опустился
   ниже, наклоняясь над ним. - И память тебе стирать не буду... ведь только ты будешь
   помнить, что тут произошло, но кто тебе поверит? Все же знают, что ты просто
   против меня... - он лукаво улыбнулся, вставая и отходя прочь.
   Он вышел из дверей, закрыв их за собой, после чего где-то вдалеке раздались
   шаги, которые смолкли, озарив коридор вспышкой света...
  
   Глава 15. Грехопадение демона. (Не Олег Не Вещий)
   Удар меча оказался скользящим, лезвие лишь садануло по плечу. Но ему хватило.
   Кровь брызнула в разные стороны - силы удара всё равно хватило на то, что бы
   разбить в крошку латы, закрывавшие его плечи.
   Он задыхался от жары и от смрада трупной вони.
   Те, кто пал в бою, уже гнили под копытами коней ещё дерущихся.
   Один из этих ширококрылых ангелов замахнулся над ним длинным мечом из белой
   стали. Он приготовился к смерти, от стали, что куют на Небесах, не выжить даже
   Люциферу... но удара не произошло.
   Ангел, жутко захрипев, повалился на спину, упав со своего коня.
   Вожжи его коня подхватил лёгкий Локи. Скандинав, вопреки всем правилам
   рыцарского боя, как истинный викинг, нёсся по кровавым полям схватки в лёгких
   кожаных доспехах. В руке его был большой топор с длинной рукояткой из тёмного
   дерева.
   Именно этим топор Локи и зарубил ангела, замахнувшегося над Абаддоном.
   Абаддон вскочил и, ловя гнедого коня одного из погибших демонов, вскочил на него
   и понёсся вслед за собратом.
   Где-то на горизонте была видна гуща боя... крики и визг стали, кровь брызгала в
   разные стороны.
   Солнце, став огромным жёлтым раскалённым диском, опустилось на землю, испепеляя
   своими лучами всё на своём пути.
   Поднялась сильнейшая буря, бросающая в глаза раскалённый добела песок. Он,
   попадая в царапины и раны, жёг и разъедал плоть.
   Локи и Абаддон, закричав один на двоих боевой клич, ринулись в атаку в самую
   гущу боя, где ангелы одерживали верх.
   Вниз слетали головы и крылья, кровь орошала лицо, но в глазах демонов блестела
   истинная ярость.
   Или сейчас, или никогда.
   Они тоже могут жить.
   Они тоже имеют права на живительную силу человеческих душ.
   И вины Люцифера в том, что бог первый положил свою голову на плаху перед топором
   человека, нет.
   И не гордость всё это, а желание смотреть на мир открытыми глазами. Дышать
   широкой грудью. Ощущать тепло близких. Они не так сильно отличаются друг от
   друга... эти демоны... ангелы... но всё же...
   Где-то с неба послышалось хлопанье тысяч крыльев.
   На землю приземлились новые полчища ангелов.
   Из земли, из чёрного дыма, на гнедых конях неслись новые роты демонов.
   И снова всё заново.
   И снова крики и бой.
   И мясо и слетают головы.
   И снова их почти убивают, но спасает случай.
   И вот он уже боковым зрением видит Дагона.
   Тот тоже дерётся как тигр.
   Вот Дагон. А вот Аштарот. Совсем не далеко - Азазель, в пылу боя потерявший свою
   утончённость. Сехмет и Лилит режут врага не как изящные девушки, а как
   египетские жрецы - с улыбкой слизывая капли крови со своих губ.
   И так не первые сутки.
   Начиная с пятницы тринадцатого.
   Начиная с тех самых секунд, как полегло большинство тамплиеров.
   И пока горят костры с этими сынами правды, ведётся бой между небом и
   подземельем.
   Неожиданно солнце, став огромным шаром и заполонив собой большую часть небо,
   полыхнуло белоснежным огнём.
   Трупы демонов и ангелов испарились в белом свете, став чёрными тенями.
   Те, кто был ещё жив, зажмурились.
   На несколько мгновений показалось, что кости горят откуда-то изнутри, из всех
   своих полостей.
   - ХВАТИТ! - голос громом пронёсся по небу.
   Один из ангелов, ухмыльнувшись, во время раската крика, вонзил небольшой кинжал
   в живот Абаддону. Ещё кто-то вспорол руку Локи. И третий сбил Аштарота с коня
   копьём.
   Но после раската бой прекратился.
   Тяжело дыша, Абаддон, держась за рукоятку кинжала, торчащего из живота, встал.
   Его шатало. И последнее? что он помнил - это то, что рухнул лицом на раскалённый
   песок.
  
   Абаддон очнулся в одном из подземелий владения Люцифера.
   Одна из демониц, что были служанками в покоях коронованного принца тьмы, сидела
   над Абаддоном и вытирала ему лоб и лицо тряпкой, которую иногда окунала в
   раствор из холодной воды и уксуса.
   - Мастер, вы очнулись... - улыбнулась служанка. Абаддон попытался сесть, но боль в
   животе заставила его лечь обратно. - Не стоит, мастер. Вы потеряли много крови.
   Да и рана не до конца затянулась.
   Абаддон кивнул.
   - Благодарю за заботу... - едва слышно прошептал он, смотря в потолок.
   Служанка, улыбнувшись, вышла из покоев.
   Абаддон лежал, пытался дышать через боль и думал о том, как там остальные.
   Неожиданно в комнату ворвался Локи - он был весь в царапинах, распоротая рука
   была забинтована, но повязка на ней сочилась кровью.
   - Вставай! Быстрее! - крикнул он Абаддону. Тот захрипел.
   - Не могу...
   - Можешь! - Локи схватил за шкирку Абаддона и рывком поднял его.
   Спустя минуту они бежали по тёмным коридорам замка, направляясь в тронный зал.
   Широкие дубовые двери впустили их без скрипа.
   За огромным дубовым столом сидели все четыре коронованных принца тьмы.
   За их спинами стояли Азазель, Аштарот, Сехмет, Лилит, Сабриель, Дагон.
   Люцифер повернулся в сторону новоприбывших.
   - Наконец-то, Абаддон. Мы заждались. Как ты?
   - Это не важно, - тяжело дыша и прикладывая руку к ране, прошептал Абаддон. -
   Что случилось?
   Вельзевул, цокнув языком, кивнул в противоположную сторону стола. Там, в белых
   рясах с золотым орнаментом, стояли архангелы во главе с Иисусом Христом.
   - Мы пришли с миром, - сказал Иисус.
   - Я так верю, - хмыкнул Аштарот. - Что нужно?
   Иисус замолчал, осматривая каждого.
   - Мы предлагаем вам мир. Ни одна из наших сторон больше не вмешивается в людские
   проблемы. Пусть они всё решают сами. Все реликвии, которые могут подтвердить или
   опровергнуть наше реальное существование, как и ваше, надёжно спрятаны уже
   погибшими тамплиерами. Мир больше никогда не узнает правду о нас. И о вас. Но. И
   друг друга убивать мы тоже не хотим. Просто заключаем мир. Согласны?
   - То есть живём, но не трогаем друг друга? - протянул Люцифер. - Какой смысл?
   - Не будет больше убийств и смертей с наших сторон. Наши войска это люди, сами
   примкнувшие к нам. Сами решившие построить свой мир так. Этим людям мы в праве
   диктовать. Но... как и ваши истинные грешники не будут тронуты ни одним из
   ангелов, так и наших святых вы тоже не трогаете.
   - Да и не нужны нам ваши ни разу не дзынь-дзынь, - кашлянул в кулак Локи.
   Четыре принца повернулись сначала к Абаддону, затем в Аштароту.
   - Вы что думаете? - подал голос Левиафан.
   - Где документ, - прохрипел Абаддон.
   На стол лёг пергамент. Абаддон и Аштарот, который прихрамывал после падения,
   подошли к нему и, прищуриваясь, изучили почти каждый завиток ангельского
   почерка.
   - Я бы подписал... - прошептал Дагон, наклоняясь к Вельзевулу. - Мы сейчас слишком
   слабы, что бы воевать. Нарушить договор можно всегда.
   - Но не этот, - мотнул головой Сатана. - Не этот. Смерть? Ты что думаешь?
   Из тени вышла высокая, стройная жгучая брюнетка с высоко забранным хвостом.
   Одета она была в чулки в сетку, короткую красную юбку и красный корсет, выгодно
   подчёркивающий большую грудь.
   - Думаю, сын прав, - протянула она, кивая на Дагона.
   - Наш сын, - поправил Левиафан.
   - Наш сын, - кивнула Смерть.
   Сатана хмыкнул, наблюдая за тем, как его ребёнок - Абаддон - зажимает
   кровоточащую рану.
   Локи смотрел в сторону.
   - Я бы тоже подписал... - протянул он.
   Люцифер махнул рукой, призывая к себе пергамент.
   - Люди-пешки. Но не трогаем лидеров. Не кидаем камни в чужие огороды. Всё
   просто. Одно мерзко. Что ради мира погибли лучшие из лучших... - протянул Белиал,
   подписываясь.
   Четыре подписи со стороны Ада. Четыре подписи со стороны Рая. И мир заключён. И
   конец войне.
   А там, наверху, ещё покрывается ожоговой коркой кожа горящих тамплиеров.
  
   Она была красива.
   Белые вьющиеся волосы чуть выбивались по краям монашьего чепчика. Ряса красиво
   показывала точёную фигуру.
   Она была известна как сама добродетель.
   Оставшись без родителей, попала в монастырь... и там стала "божьей невестой".
   Отдала себя всю вере и помощи людям.
   У неё было несколько десятков детей - тех маленьких мальчиков и девочек, которых
   она вырастила сама, помогая им выжить.
   Она молилась за воинов и за солнце. За небо и за каждую травинку.
   Её душа была светлой. И сильной. Она лучилась, как солнце в майское утро.
   А Дивъяр в то время был молодым, но уже опытным демоном среднего класса. Он умел
   одновременно многое и ничего. Он мог вызвать ветер, но бурю на море - не мог. Он
   мог превратить в кого угодно, но долго удержать этот образ - не мог. Мог
   приходить во снах, но воздействовать через сны - не его. Мог забрать душу, но не
   выпить её...
   И мог... и не мог.
   Но ему хватало.
   Он был успешным учеником своего учителя. И был кровожадным. И хотел поменять
   мир.
   Он не успел побывать на войне между ангелами и демонами, и страстно хотел
   повторить её. Что бы разрубать этих птиц. Что бы их кровь лилась по его рукам...
   но это казалось невозможным.
   Он увидел её, когда она шла пешком из города к своему монастырю. Он
   почувствовал, как сильна её душа. И ему захотелось овладеть ей. Душой, этой
   чистой и светлой эфирной материей.
   Во сне он под обликом маленького мальчика забрал её душу.
   На утро девушка сбросилась с башни монастыря.
   И после этого, как самоубийца, была похоронена вне кладбища. Была проклята
   церковью.
   А ведь на небесах её уже считали святой...
  
   Кровь текла из открытого рта, опускаясь по шее и окрашивая белую сорочку в
   красный цвет.
   Аштарот стоял над Дивъяром, который лежал на земле и тяжело дышал. Рёбра
   трещали, казалось, что даже крошились.
   - Ты что сделал, сукин ты сын... - прошипел Локи, садясь рядом с Дивъяром. - Ты в
   курсе, что за твою оплошность нас снова чуть не порешили? Побывал на поле боя,
   ублюдок?
   Снова удар.
   - Хватит, - просипел Дивъяр.
   - Хватит? Хватит?! Ты в курсе, что из-за тебя, скотины, у нас забрали ЛаВея?! Ты
   в курсе, что если бы не сунул свой грёбанный нос, мы уже через пару лет стали
   единственной правящей религиозной силой в этом мире?! Но нет! Нет, ты убил
   монашку. Ты её хотя бы трахнул?! Нет?! Сука ты, Дивъяр!
   - Хватит! - Абаддон поймал лезвие меча Аша, которое было уже занесено над
   головой Дивъяра. - Хватит. Встань, Дивъяр.
   Тот, шатаясь, но слушаясь приказа сына Сатаны и Смерти, встал.
   Абаддон достал знак, который дал ему отец - пентаграмму с головой козла внутри.
   Локи и Аш, мгновенно среагировав, схватили Дивъяра за руки.
   Абаддон, ухмыляясь, поцеловал знак и, схватив Дивъяра за челюсть, заставил того
   открыть рот. Знак, который был размером с небольшую таблетку, он заставил
   Дивъяра проглотить.
   Серый, чёрный и красный дым вырвались изо рта и ноздрей Дивъяра. Он кричал от
   адской боли. Вся злоба, вся сила, все умения Дивъяра как демона выходили в виде
   этого дыма. Дым вырывался из каждой клетки его тела, причиняя дикую боль.
   Наконец всё закончилось. Дивъяр рухнул на землю без сознания.
   - А потом он ничего не вспомнит, - прошептал Абаддон, глядя на когда-то демона.
   - Сволочь...
   Все трое исчезли.
  
   Знак не мог облажаться.
   Значит, что-то пошло не так.
   Но, тем не менее, Дивъяр предатель.
   Он забыл кровь своих сородичей, погибших в битве под белым солнцем.
   Забыл клятвы, данные четырём принцам тьмы.
   Он предал их.
   Их род.
   Их жизнь.
   Их смыслы.
   А значит... а значит... пощады не будет.
  
   Глава 16. Ночные кошмары (Не Олег Не Вещий, Лорд де Сайлент)
   Абаддон стоял перед зеркалом и всматривался в небольшую дыру от пули.
   - Ну, Аш. Ну, спасибо, - процедил он, вытаскивая пулю пальцами. - Не мог ничего
   другого придумать...
   Саб, который уже катал по полу пулю из своего плеча, хмыкнул.
   - Да ладно. И не больно вовсе.
   - Но неприятно.
   Скрипнула дверь, Аш зашёл в комнату.
   - Ну, вы и развели тут боевик про гангстеров! - хихикнул парень.
   - Я уже не первый раз называю весь этот бред разборкой в Бронксе, - улыбнулся
   Абаддон. - И так. Что дальше. Кстати, Дивъяр дерётся, как девчонка.
   Остальные хохотнули.
   В комнате появились и остальные представители высших демонов. Локи и Дагон,
   увидев "гангстеров", хмыкнули.
   - Так. Ну, а дальше что? - кивнул Азазель.
   - Я стёр всем память. Оставил только некоторые образы и то, расплывчато. Всё,
   что они помнят, что были какие-то гопники, без лиц, и что была тусовка. Тотально
   помнит всё только... - Аш выразительно посмотрел на остальных.
   - Дивъяр.
   - Именно. В принципе, это неплохое подспорье для сведения данного кадра с ума, -
   протянул Абаддон. - Только как?
   - Легко и просто, - улыбнулся Саб. - Появится перед ним. Но уже в других
   образах.
   - Светает, - кивнула Сехмет за окно. - Надо бы поторопиться.
  
   Ребята из Стихии свободы, поднимаясь с пола и хрустя суставами шеи, тут же
   начали переговариваться о том, как прошла, по их мнению, супер вечеринка.
   Аш зашёл в комнату как раз вовремя.
   - Ребят, увы, завтраком накормить я вас не смогу, у брата важные переговоры в
   столовой... так что... пойдёмте, я вас провожу хотя бы.
   Они спустились в большой холл, который вёл в огромное помещение из бежевого
   кафеля. Посреди этой комнаты стоял огромный белый стол, за которым, на резных
   белых кожаных стульях, сидело семеро человек (из них две девушки) в деловых
   чёрных костюмах.
   Они тихо о чём-то переговаривались. До слуха Охотницы доносилась лишь быстрая
   английская речь одного из юношей, сидящего во главе стола.
   - Сэр Ротрон говорит, что это не очень выгодные условия для его компании, -
   мгновенно перевела одна из девушек.
   Все ребята прошли мимо, и лишь Дивъяр замер как вкопанный. Он видел эти лица.
   Вот те два вчерашних гангстера, а вон два гопника, явно прикидывающиеся
   англичанами.
   Демон подлетел к парню, сидящему во главе стола (это был Локи) и заорал:
   - Так ты же гопник! Где твой спортивный костюм?! Что за чёрт тут творится?!
   Локи спокойно и чопорно, как подобает англичанину, повернул голову.
   - Sorry, what do you say? I can't understand you. Repeat slowly, please.
   - Так ты ещё и издеваешься? - Дивъяр был вне себя.
   - What the hell is happen here? Mr. Shopovalov, is it your brother? - обратился
   Локи к Абаддону, который сидел бледнее штукатурки.
   - No, no, sit down, please, - попытался Абаддон усадить Локи обратно на стул. -
   Аш!!! Забери своего придурка! Он мне сейчас всю сделку сорвёт!
   - Нет, мальчик, стой! Я не уйду, пока не выясню, что за чёрт тут происходит! -
   Дивъяр ощущал тучу густой и невыносимо чёрной энергетики.
   - Парень... уйди по-хорошему, - Абаддон повернулся к Дивъяру. В глазах того
   бесновались черти. - Не ломай мне жизнь, а? Что я тебе сделал? Я спокойно снёс
   вашу пьяную тусовку в моём доме, а ты вот так со мной? Я что, прирезал твою
   мать, парень? Или тебе жизнь сломал?
   Аш подошел к разбушевавшемуся, хватая за плечо.
   - Хватит уже! Пошли! Сделка накроется, меня брат убьет! Дивъяр обернулся, глядя
   в глаза парню, но тут же отстранился, чувствуя сильный поток темной энергии. Аш
   еле заметно улыбнулся, на секунду убрав зрачки.
   - Пошли отсюда... - спокойно произнес он, глядя на Дивъяра.
   "Стихия Свободы" молча глядели на происходящее из дверного проема, тихо
   перешептываясь и не понимая, что происходит. Позже к ним подошли Аш вместе с
   Дивъяром, и все дружно направились к выходу.
   Уже на пороге все начали прощаться и расходиться в разные стороны. Охотница, все
   также стесняясь и краснея, поцеловала Аша, и бегом смоталась с подругами, весело
   щебеча.
   Помахав всем рукой, Аштарот, повернулся к Дивъяру.
   - Разве тебе не пора? - спросил он явно насмехаясь.
   - Я не уйду пока не узнаю, что тут происходит! - выпалил демон, глядя на парня.
  
   Следуя за толпой, Охотница обернулась, видя, что Дивъяр все еще о чем-то
   разговаривает с Ашем.
   - У них, похоже, опять разборки будут... - грустно произнесла она. - Они с первого
   дня друг другу не понравились...
   К ней подошла одна из подруг.
   - Да брось... может сейчас поговорят и наладится все... - она взяла Охотницу за
   руку, таща за собой к остановке.
  
   Аштарот все еще смотрел на Дивъяра.
   - Я не удивляюсь, что ты меня не помнишь.
   - Ты о чем? - Дивъяр явно не мог понять, в чем дело.
   Аштарот только махнул рукой, позвав его снова в дом.
   Дверь закрылась, и в холле на момент стало темно. Через секунду раздалось два
   хлопка, и свет снова вернулся. Перед Дивъяром стоял парень лет двадцати, с
   длинными темными волосами, все так же собранными в хвост, на лице его, заметно
   повзрослевшем, играла легкая улыбка, чуть выше полосуя глаз, был
   виден вертикальный шрам, подчеркивающий пустые глаза, зрачков в которых не было.
   Он был в темных брюках, белой рубашке, и темном плаще, типаж которого напоминал
   длинную мантию.
   Аштарот улыбнулся.
   - А так? - произнес он более мужским, но все же, таинственным голосом.
   Дивъяр просто застыл на месте, глядя на стоящего перед собой демона.
   - Ты? Демон-хранитель вселенских знаний и хитрости! Аштарот! - он злобно
   посмотрел на него.
   - Я знал, что ты вспомнишь... - нахально улыбнулся он. - А теперь пошли, надо тебе
   еще кое-кого представить... - он глянул на двери, ведущие обратно в зал, где
   сидели остальные.
   Теперь вместо светлого зала была большая комната с пьедесталом, в центре
   которого был большой стол для игры в покер. Все те, кто "вёл переговоры", сидели
   теперь за этим столом. Слышались только шлепки карт, изредка позвякивание фишек
   о бокалы.
   Аштарот улыбался, смотря на то, как вытягивается лицо Дивъяра.
   Неожиданно юноша, сидевший во главе стола, резко поднял голову. Тонкие брови,
   высокий лоб, узкие скулы, узкий изящный нос с "благородными" крыльями, чуть
   полные губы и большие глаза тёмно-серого цвета - Дивъяр узнала Абаддона. Абаддон
   вскочил, белый приталенный пиджак распахнулся, показывая атласную чёрную
   рубашку.
   - Какого чёрта?! - крикнул он, в глазах полыхнул голубой, будто газовый, огонь.
   Остальные обернулись в сторону вошедших.
   Вот Дагон - в пиратской шляпе, с сигарой во рту, вечной кривой ухмылкой.
   Вот Локи - вечно взъерошенный, бледный скандинав.
   Сехмет со своими очень резкими чертами лица и Лилит, от которой веяло
   сексуальностью.
   Азазель, находящийся вечно в стиле авангард, и Саб, напоминающий эдакого
   фокусника в цирке.
   Они не изменились с тех пор. Совсем. Время не властно над ними. И никогда не
   будет властно.
   - Я повторяю свой вопрос, - облокотившись костяшками пальцев на суконный стол,
   протянул Абаддон. - Какого... чёрта... он здесь делает?! Аштарот, что за
   самодеятельность?!
   - Тише, тише, - Сехмет положила руку на плечо Абаддону. - Ну... развлечёмся...
   - Это не входило в наши планы, - цокнул языком Азазель. - Выдавать себя.
   - Сотрём память. Фулл-хаус, - кинув карты, закинув ноги на стол и откинувшись на
   задние ножки стула, потягивая сигару, гаркнул Дагон.
   - Опять, - расстроился Саб. - Да ладно уж, пусть хоть вспомнит все, как было.
   Привет, Дивъяр! И как тебе? Не скучно "миром" то управлять?
   - А тебе какое дело? Вы тут, я там, не лезли бы сюда. Что вам от меня надо-то? -
   Дивъяр пожал плечами. По нему было видно, что ему неприятно в этой новой
   "старой" компании. Он поежился.
   Аштарот только посмотрел на остальных.
   - Ничего страшного... мы то и не скрывали энергию, так что нам ничего не помешает
   показаться...
   Лилит вышла из за стола, подходя к бару.
   - Ну, здравствуй предатель! И какими же судьбами тебе удалось выжить? Тебя ведь
   убили... - она грозно посмотрела на него. Пред глазами был все тот же Дивъяр, хотя
   в отличие от остальных, время над ним все же поработало...
   Абаддон рухнул на стул.
   - Ли, принеси мне виски. Умоляю. Бутылку.
   - Сопьёшься, - хмыкнул Локи.
   - Ничего. Под водочку - всё ничего, - махнул рукой Абаддон. - Ну, садись,
   дружок. Рассказывай.
   - Как по этапам чалился, - хохотнул Локи.
   - Не знаю - замялся Див. - Я не помню. Поможете вспомнить? - он очень надеялся,
   что "собратья" смогут помочь.
   -Ага, еще и в путь дорогу снарядим. Смеешься, что ль?! - Саб хмыкнул, смотря на
   Дива. Див поморщился.
   - А я помогу! - Азазель подошёл к Дивъяру. Положил ему руки на плечи и больно
   сжал. Наклонился к уху и прошептал: - Ты, сука, вспомнишь всё... когда харкать
   кровью снова будешь...
   Див упал на колени.
   - Не надо, прошу. Азазель.
   Да, сейчас он помнил всех, и пытался зацепиться за все, чтобы даже если стерли
   память, что-то осталось.
   - Ну что ж уж так. Бедный мальчик! Провинился, теперь мучают... кошмар. Да, Див? -
   сказал Саб улыбаясь.
   - Я никогда не добьюсь прощенья? - спросил Дивъяр с надеждой.
   Абаддон поперхнулся виски, алкоголь пошёл через нос, что вызвало кровоизлияние.
   Аштарот стоял с очень удивлённым лицом и смотрел на Дивъяра.
   - Слушай... ты актёр... знатный... но я тебе не верю. Тут не идет речь о прошении... нам
   ты не нужен, как сам ты, так и твое поганое существо, - Аштарот посмотрел на
   него сверху. - Нам было интереснее узнать, как ты выжил, и этого не знаем как мы
   так судя по всему и ты.
   Он схватил Дивъяра за шею, поднимая на уровень глаз.
   - Посмотри на мое лицо! Ты видишь этот шрам! - в этот момент шарм на его лице
   ярко сверкнул синим светом. - Ты не был на той войне! Ты не знаешь, что мы
   пережили, когда теряли братьев и сестер! Когда чертовы крылатые, уничтожили
   всех, кроме нас! И ты как последняя тварь, уничтожил все, за что мы проливали
   кровь!
   Он выглядел так словно вот-вот просто испепелит на месте Дивъяра, но Аштарот изо
   всех сил держал себя в руках, хотя чувствовал что терпению скоро придет конец.
   Видя напряжение, Лилит подошла к ним, хватая Аштарота за руку.
   - Мы не для того тут собрались, что бы добивать его!
   Аштарот молча посмотрел на неё, потом на остальных, все сидящие молча закивали
   головой. Он медленно вздохнул, отпуская Дивъяра.
   - Я не был! Да! Но то, что вы сделали, перешло все границы! Вы заключили мир с
   этими жидами! С этими выродками! Вы стали на короткой ноге с богом! Вы! И кто из
   нас, после этого, предатель?! - Дивъяр смотрел в глаза Аштароту.
   - Заткнись! Даже не смей рот раскрывать по этому поводу. Ублюдок, - Саб
   посмотрел на Дивъяра и снова опустил глаза к камню на руке. - Не знаешь, не чего
   тут вопли устраивать.
   - Да как вы вообще могли? Где это видано, чтоб демоны с ангелами мирились.
   Позор, - Дивъяр посмотрел в сторону.
   - Ты еще смеешь что-то говорить?! - он посмотрел на Дивъяра, после чего на лице
   того, изобразились дикие муки. Казалось все тело вдруг начали пронизывать острые
   иглы, впиваясь в кожу. Еще немного, и уже можно было заметить, как с его рук
   начала капать кровь, словно берясь из не откуда.
   - Ты всего-навсего низшая тварь, смеешь сказать, что-то высшим?! Тебе было мало
   изгнания?! - Аштарот все еще смотрел на него, продолжая пытать. - Не появись
   тогда ты, наш бы был весь мир!
   Абаддон и Локи, переглянувшись, как и тогда, в бою, вышли из-за стульев еле
   слышно. Никто не замечал их движений, все были ослеплены яростью к Дивъяру.
   Оба демона обрушились на него тёмным туманом. Со стороны казалось, что Дивъяр
   просто упал на колени, просто стал задыхаться, его кожа посерела, сосуды стали
   выпуклыми и едва не лопались от напряжения.
   Глаза Абаддона стала чёрными. Он будто бы вертел пальцами фигурку Дивъяра,
   скрюченного на полу.
   - Ты не знал, что было с нами тогда, - голос разрушающего демона стал объёмным,
   будто говорило несколько человек. - Ты не чувствовал крови братьев на своих
   губах. Ты не мечтал о смерти каждый раз, когда седлал коня своего товарища.
   Послышался, как казалось, хруст костей демона.
   Локи так же выкинул вперёд руку - выглядело, как дешёвый спецэффект, но в случае
   этих двух демонов данное движение давало куда большую концентрацию на жертве.
   Дивъяр скулил.
   Остальные отошли, впервые за несколько тысячелетий видя демона и скандинавского
   бога такими разгневанными.
   - О чём ты думал, когда лишал ту девушку души? - подал голос Локи. В его голосе
   появились истерические нотки, так свойственные ему молодому... - Ты ведь даже не
   ощутил её душонки внутри твоего жерла. И после этого... ты упрекаешь... нас?
   - Ты оскверняешь память тех, кто бился за твою нелепую жизнь там, под белым
   солнцем?
   - Кто жрал собственную плоть, лишь бы дожить до заката?
   Дивъяр выгибался.
   Сейчас Абаддон и Локи просто отдавали ему всю свою память. Все образы, какие они
   видели тогда, на войне. И всю ту боль, какую ощутили. Будучи главнокомандующими,
   эти демоны ощущали не только свою боль.
   Кровь текла чёрной струёй изо рта Дивъяра.
   - И ты просто плюнул на все наши дела.
   - Мы знали, что о войне забудут.
   - Но забыть - одно.
   - Убить войну - другое.
   - Ты не был там.
   - Но теперь ты знаешь всю боль.
   - Локи... нет. Ещё не всю, - хмыкнул Абаддон. Он закрыл глаза и моментально
   вспомнил солнечную вспышку и ранение в живот. То же самое сделал и Локи.
   Дикий крик, переходящий в визг, наполнил комнату.
   Дивъяр лежал на полу, скрючившись, в луже собственной крови. Его трясло.
   Абаддон, спустившись, подошёл к нему, схватил за грудки и приподнял.
   - Если ты думаешь... что это - всё. Ты сильно ошибаешься. Я сделаю с тобой то же
   самое, что ты сделал с нашим миром. Загоню в такие капканы, что тебе покой будет
   только сниться. И самое лучшее, что ты найдёшь для себя - это обратиться за
   смертью к высшим инстанциям.
   Тело Дивъяра снова рухнуло на пол.
   - Выкиньте его. В какую-нибудь подворотню, - приказал Абаддон кому-то в темноте.
   Тысячи жутких крылатых чудовищ, похожих на освежёванных кошек, скаля зубы,
   подхватили Дивъяра и уволокли его тело.
  
   Дивъяр вскочил на ноги как раз тогда, когда к нему подходил Аш.
   - Вау! Аккуратнее! Как ты? - казалось, Аш был обеспокоен.
   Дивъяр оглядывался по сторонам. Всё было так, когда он отключился.
   - Я заснул? - покосился Див на Аша. Последний кивнул. - И всё время спал?
   - Ну... да... - пожал плечами парень.
   - Что произошло? - Див посмотрел на Аша. Перед ним стоял все тот же парнишка,
   лет пятнадцати.
   - Ничего особенного... - Аш оглянулся по сторонам, глядя на спящих прям на полу
   ребят. - Народ хорошо перебрал, и отключился, я думал ты тоже...
   Дивъяр встал с пола, смотря на остальных.
   - А как же разборки с наркоторговцами?
   Аш только улыбнулся.
   - Ну-у-у... - протянул он. - У нас дома и такое случается... не стоит удивляться... их
   быстро прогоняем, - он отошел к ребятам начиная будить каждого.
  
   Глава 17. Монополия. Первый раунд. (Не Олег Не Вещий, Лорд де Сайлент, Алира)
  
   Локи, одетый в красный классический костюм и белую рубашку, сидел в кресле,
   закинув ногу на ногу, потягивал махито и листал какой-то глянцевый журнал.
   - Значит, с меня и Дагона клуб? - уточнил он, поглядывая на Абаддона.
   Тот, придирчиво осматривая себя в зеркало, кивнул.
   - Да. Но такой, что бы прям...
   - Вау и пина-коллада, я понял, - хмыкнул Локи.
   Лилит смотрела на Локи и улыбалась.
   - В кои-то веки вижу тебя в костюме, - протянула она. Локи хмыкнул.
   - Запомни этот день, - щёлкнул он пальцами.
   - Так вот... слушайте. Какую машину лучше выбрать? - протянул Абаддон, подходя к
   окну и смотря на свою любимую Ломбраджини Эдо. - Думаю... оставить эту.
   - Бентли, - щёлкнул пальцами Локи, и вместо Ломбарджини появилась чёрная матовая
   Бентли.
   - Эту, - щелчок пальцев и на месте Бентли - Ломбарджини.
   - Бентли, - снова щелчок.
   - Ломбарджини!
   - Бентли!
   - Ролс-Ройс! - ворвался Дагон.
   - А что не катафалк?! - в два голоса спросили Локи и Абаддон.
   - Бентли!
   - Ломбар... это что за корыто?! - Абаддон аж отпрыгнул от окна.
   - Жигули, - пожал плечами Аш.
   Локи улыбнулся.
   - Лови машинку.
   - Уау... - протянул Абаддон, выглянув в окно.
   На гаражной трассе стоял Dodge Challenger - длинный, под три метра,
   матово-чёрный автомобиль, сделанный под старый тип, с длинным передом и
   уменьшенным багажником.
   - Это... что?
   - Додж Челленджер. Не дорогая красавица, два ляма деревянных, но согласись, с
   такой и в ЗАГС... - Локи стоял, положив руку на плечо Абаддону.
   - О дад... - кивнул тот. - Так... с собой я разберусь по дороге. Удачи мне.
   - Ни пуха, не пера! - крикнули из комнаты.
   - Ко мне! - хохотнул Абаддон, спускаясь бегом по лестнице и запрыгивая в машину.
   Запах нового салона, холодная кожа, old-school вскружили голову демону. Нет
   никаких слабостей. Только тачки.
  
   Аштарот оторвал глаза от какой-то книги.
   - Я тоже не хочу сидеть на месте ровно... надо что-то делать, - он устало отбросил
   книгу, и она разлетелась в пыль, так и не упав на пол.
   Лилит повернулась к нему.
   - А что бы хотелось?
   - Даже не знаю... - протянул он. - Не хочу ни клуб, ни ресторан, ни даже
   забегаловку... не люблю шумные места... душа не лежит к ним, хотя у меня её и нет... -
   он загадочно улыбнулся, смотря в потолок.
   - А в чем проблема вообще-то? - Азазель вовремя подошел к дивану. - Может, стоит
   придумать то, к чему сердце лежит? Хотя ты и так уже много сделал...
   Аш повернулся в его сторону.
   - Ничего я толком и не сделал, только перетащил на нашу сторону кучку смертных,
   которыми теперь можно играть как марионетками, - он тяжело вздохнул. - А хочется
   большего... ну, вы же меня знаете.
   - Думай, думай, ты у нас умный! - Лилит улыбнулась, покачивая в руке бокал с
   вином.
   Аштарот даже не обратил внимания на её слова, совершенно погрязнув в собственных
   мыслях. В голове крутились миллиарды идей, но почему-то ни одна не радовала. Вот
   эта была о развлечениях, а эта о местах выгодных к получению денег, а эта вообще
   о каком-нибудь наркопритоне, эта вообще из ряда вон выходящая...
   Он снова глянул на свои мысли, оглядывая каждую из миллиарда, но вот кажется,
   где-то вдалеке в самой непроглядной тьме есть что-то стоящее. Конечно! Как он
   сразу не смог догадаться! Университет! Цитадель знаний и науки! И кому, как не
   ему, захватить её? Именно это он и сделает. Он открыл глаза, глядя на Лилит и
   Азазеля, которые похоже тоже о чем-то задумались.
   Азазель мечтательно глядел в потолок, облокотившись обеими руками на спинку
   дивана. В отличии от брата, он уже знал что ему нужно, а это опять таки то, что
   ближе к душе, а что может быть ближе демону его "разлива", как не салоны и
   студии красоты. Он уже детально обдумал мысль будущего, и теперь хитро
   прищурившись, смотрел, куда-то в стену, думая, где поставит первую точку.
   Аштарот повернулся к Лилит.
   - А ты о чем думаешь? - спросил он. - Азазель уже прайс-лист составил в мыслях.
   - Эй! Кто разрешил тебе в мои мысли лазать! - Азазель дал Ашу подзатыльник.
   Аш только засмеялся, посматривая на Лилит. Та, в свою очередь ни о чем не
   думала, и сейчас ничего не хотелось.
   - Знаете... я, пожалуй, пока не буду лезть, у вас и без меня дела неплохо идут. А
   как понадоблюсь, так скажите, - она хитро посмотрела на обоих, грациозно
   поворачиваясь обратно. - У меня нет планов на постройки, но есть не плохие мысли
   насчет смертных.
   Аштарот посмотрел сначала на брата, потом снова на неё.
   - Вот теперь я тебя узнаю! - зловеще произнес он. В глазах Лилит теперь нельзя
   было не заметить дьявольского азарта, присущего ей несколько тысяч лет назад.
  
   Сабриель посмотрел на собратьев и решил, что все уже взято и, в принципе, и
   брать-то нечего, но тут до него дошло, что есть еще и всякие забегаловки и
   кафешки и, конечно же, рестораны, самое интересное.
   - Да, я беру рестораны, что уж думать - улыбнулся Саб. - Ошарашу здешних
   смертных пафосными ресторанами, - посмотрел в окно Саб. - Я, пожалуй, поеду,
   разузнаю, что да как, но, думаю, буду делать иллюзию, здесь же нет ничего
   стоящего.
  
   - Дана, ты слышала, у нас начальство сменилось! - подлетела к Дане одна из её
   коллег, шабутная девушка по имени Вася.
   Дана, уставшая читать документацию, подняла на девушку глаза.
   - В смысле?
   - В прямом, - Вася поправила кудрявые светлые волосы. - Нам вот только что
   сообщили! Зовут Антон Андреевич... или Андрей Антонович... Шаповалов. Что-то мне
   жутко уже. Кстати, он едет сюда, знакомиться!
   Дана опешила. Смена начальства, да ещё и новый начальник желает познакомиться с
   персоналом... сам едет... бред какой-то.
   Неожиданно с улицы донёсся громкий звук какой-то музыки. То ли рок, то ли поп,
   что-то среднее. Дана хмыкнула, распознав типичный роковый old-school.
   Ради интереса все работники интернет-кафе вышли на улицу и застыли в немом шоке.
   У кафе остановилась... невероятно большая, невероятно красивая и безумно мощная
   машина. Лучи солнца ломались на матовой красно-чёрной поверхности.
   - Дожд... - протянул охранник. - Два лимона. Ах...еть...
   Дверь со стороны водителя открылась.
   Сначала все увидели чёрную, начищенную до блеска, туфлю с острым, чуть загнутым,
   носом. Затем на свет божий появился и сам владелец туфли.
   Это оказался высокий, подтянутый мужчина, на вид лет 30-35.
   У него были короткие, чуть взъерошенные, чёрные, как смоль, волосы. Одет он был
   в чёрный классический костюм, расстёгнутый пиджак показывал серую футболку с
   каким-то небольшим абстрактным рисунком. Ремень был чёрный, под тон пиджака, с
   серебристой бляхой без каких-либо орнаментов.
   На шее поблёскивал армейский жетончик. На левой руке - большие серебряные часы.
   На правой - узкий серебристый браслет.
   Глаза скрывали зеркальные очки-капли.
   Черты лица его были тонкие, но одновременно и плавные. Чуть острый нос, вполне
   обычные губы, не отличающиеся ни узкостью, ни полнотой, и лёгкая щетина.
   Мужчина приподнял очки - глаза у него оказались большие и бархатного, карего
   цвета.
   Он улыбнулся, увидев толпу у входа в кафе. Улыбка была ослепительно белой.
   - Здравствуйте, - кивнул он. - Может, пройдём внутрь?
   Он толкнул дверь и оказался в небольшом помещении.
   Толпа юзеров даже не заметила появления нового человека.
   Он прошёл в середину зала и громко хлопнул в ладоши.
   - Молодые люди. Вынужден попросить вас удалиться. По техническим причинам
   сегодня данная точка доступа во Всемирную паутину не будет работать. Завтра вы
   все получите скидки, дорогие мои, не стоит возмущаться.
   Юзеров как ветром сдуло.
   Наконец мужчина снова повернулся к персоналу. Снял со лба очки и, повесив их на
   ворот, снова улыбнулся.
   - Будем знакомы. Антон Андреевич Шаповалов. Ваш новый генеральный директор. Но,
   вообще-то, можно по-простому. Антон.
   - Вот так мужчина... - протянула Вася шёпотом на ухо Дане.
   Сама Дана цепко рассматривала генерального директора. Её внимание привлекла
   странная чёрная вязь недалеко от сонной артерии.
   "Старый классический рок... классические татуировки... такие ещё не умерли в боях с
   заводами?" - подумала Дана.
   Тем временем, Антон принёс из своей машины большой дорогой торт и недешёвое
   шампанское с набором бокалов.
   - Предлагаю выпить за знакомство, - разливая алкоголь по ёмкостям, предложил он,
   снова улыбаясь.
   Он протянул Дане бокал.
   Девушка, взяв бокал и потупив взгляд, стараясь не смотреть в бархатные глаза
   начальника, заметила мелькнувшую чёрную линию на запястье Антона. Тот, видимо,
   перехватив взгляд девушки, чуть приподнял рукав пиджака.
   На кисти красовалась ещё одна татуировка Be depeche, be in mode.
   Дана вскинула бровь. Антон улыбнулся и, взяв два бокала, подошёл к ещё двум
   девушкам из персонала.
   Дана не смотрела на часы, поэтому и не знала, сколько времени они провели в
   кафе, распивая шампанское и закусывая тортом.
   В ходе общения выяснилось, что Антон постоянно улыбается, знает много анекдотов,
   коллекционирует байки и очень приятно смеётся.
   "А ещё у него красивый голос" - подумала Дана, вслушиваясь в бархатную речь
   Антона.
   Раздался гром смеха, видимо, очередной анекдот беспроигрышно попал в цель.
   Наконец Антон встал со стула, поставил бокал на стол.
   - Предлагаю переместиться. Никто не против? У меня сегодня у знакомых открытие
   клуба, они звали меня. А я уж как-нибудь да проведу вас, - обратился он ко всем.
   Пьяный хор голосов выразил согласия.
   - Тогда... увы, все не поместятся... - обвёл всех взглядом Антон. - Думаю, вызовем
   такси.
   Вася, что и следовало ожидать, завербовала себе место в машине Антона. Ровно как
   и Надя - ещё одна коллега Даны.
   - А вы, миледи? - участливо спросил Антон, поворачиваясь к Дане. Та улыбнулась.
   - Я на такси, пожалуй. Не хочу отбиваться от коллектива.
   - Вам виднее, - кивнул Антон и сел в свою машину.
  
   - Ну что ж, отлично, пора и мне заняться своим делом, а то сижу тут... с вами -
   Саб кивнул на Азазеля.
   - Шуруй, шуруй, у нас и без тебя свои дела есть, - процедил Азазель. По нему
   явно было видно, что он не выспался, мешки под глазами не скрывала даже тонна
   косметики.
   -Ага, ноготочки красить и морду в порядок приводить, - ухмыльнулся Саб. Ему было
   явно не до этого демона, он обдумывал кем бы таким стать, чтоб кафешки и
   дорогущие рестораны пошли в гору. Брутальных разобрали, да и не был Саб
   брутальным. Вся эта внешность выдавала в нем кота, маленького и стройного. Как
   маленькая фарфоровая кукла. Такому не сильно будут подчиняться.
   - Не твое дело, иди, занимайся государственными делами, - оскалился демон.
   - Удачи тебе, Сабриель - элегантно сидя на диване, смотря на демона наклоняя
   голову, сказала Лилит. Она была шикарной женщиной, почему была, она и есть. Саб
   посмотрел на нее и улыбнулся.
   - Ладно, я ушел. Ариведерчи, дамочки! - Саб помахал рукой и вышел.
   Над городом сгущались тучи, скоро должен был пойти дождь. Сабриель, накинув
   куртку, добежал до своего порша. Красивый, серебристого с синеватым оттенком
   цвета, его порш красовался в гараже. Такой, от которого не отказались бы как
   богатые мужички, так и сопливые дамочки.
   Сабриель сидел в машине и придумывал образ: "Значит так, волосы такие, глаза
   такие, фигура такая, ладно, характер тот же оставим, что уж я..."
   Он опомнился, когда уже прибыл в центр города. Люди ходили и совершенно не
   замечали его, в том-то и суть, что сейчас надо просто договориться с мэрией,
   чтоб разрешили, ну как разрешили, чтоб сказали "да" и все, остальное не важно.
   Молодой человек лет 27 на вид, в расстегнутом черном пиджаке, поверх белой
   футболки, черных прямых брюках и серых кедах, он выглядел совсем не
   презентабельно. Черные волосы, собранные в длинный хвост на затылке, с
   маленькими прядями у лица, сережка в одном ухе. Острые хитрые зеленые глаза,
   тоненький острый нос и небольшая бородка. На затылке под хвостом были видны
   ветви, уходящие под футболку и выходящие где-то на запястье. Несколько колец на
   пальцах. Он вышел из машины и поставил машину на сигнализацию. Вошел в здание.
   Двери приемной отворились, и милая девушка лет 20 сказала ему:
   - Здрасте.
   - Добрый день, могу я поговорить с ним? - кивнул Саб на дверь и поворачиваясь к
   секретарше. Она посмотрела на него своими голубыми глазками и уже в беспамятстве
   промямлила: "Да, конечно". Саб мило ей улыбнулся и прошел в кабинет. Через
   какое-то время вышел с бумагами, и, послав секретарше воздушный поцелуй,
   удалился.
   "Дебилы. Тоже мне, высшая раса. Ха два раза" - Сабриель уже ехал в свой новый
   ресторан, который он только что получил.
   Подъехав к месту назначения, он вышел из машины и пошел в сторону ресторана.
   Дверь раскрылась, когда одна из официанток проходила мимо двери.
   - Черт, молодой человек аккуратней надо быть - сказала она, проходя дальше.
   "Ага, он самый" - пронеслось в голове у демона.
   - Милочка, ты бы не хамила. Клиент всегда прав, как говорится, - улыбнулся Саб.
   - Проходите за столик, я сейчас к Вам подойду - она вскинула брови, посмотрев
   ему в глаза, и ушла.
   - Наташа, слыхала, у нас новый директор. Сейчас приехать должен. Сергей
   Викторович Белозеров, - к той девке подбежала другая, видать, постарше.
   - Хорошо б было, если красавчик, - улыбнулась Наташа. - Ян, иди к тому вон
   столику, там новенький. Симпатичный, разузнаешь все про него?
   -Хорошо, хорошо, - сказала Яна и направилась к столику.
   - Здравствуйте, что будете заказывать? - девушка посмотрела на "Сергея". Он же,
   в свою очередь, поднял глаза и улыбнулся.
   - Пару бутылок самого дорогого шампанского, пожалуй.
   Саб уже обдумывал, как он скажет, что он хозяин и как даст всем недельку
   свободного времени, потому что это был не ресторан, а гадюшник. "Сельпо, все как
   всегда, - подумал Саб. - Даешь красоту и сексуальные костюмчики для
   официанточек". Он как раз успел осмотреть пришедшую к нему девушку с ног до
   головы и улыбнулся своим мыслям.
   - Что-то отмечаете? - спросила Яна.
   - Да, вот, совершил крупную сделку, - сказал "Сергей".
   - Поздравляю. Извините за нескромный вопрос, а как Вас зовут? -кокетливо
   поправляя юбку, спросила Яна.
   - Сергей... Сергей Викторович Белозеров, - Саб уже представил лицо Яны.
   - Вы... вы... наш хозяин? - у Яны вытянулось лицо и она облокотилась на стол.
   - Детка, неси шампанское и скажи всем, что ресторан закрывается, - сказал Саб и
   отвернулся от девушки.
   -Так точно, шеф, - она улыбнулась и ушла к барной стойке.
   Через два часа все уже отмечали прибытие нового хозяина, расспрашивали о
   интересах, о жизни, обо всем, что приходило в голову. "Сергей" старался отвечать
   честно, мило улыбаясь всем.
   - Так, детки конфетки, с завтрашнего дня отпуск у всех, на неделю. Чтобы в
   следующий понедельник были здесь, не застану на рабочем месте, уволю - улыбаясь
   во все 32, сказал "Серж".
   - А теперь по домам - закинув куртку на плечо, сказал Сергей и вышел из
   ресторана.
   Так он ездил по барам, пабам, кафешкам, ресторанам целую неделю, знакомился с
   персоналом, подбирал новый, пока все не стало на высшем уровне.
   Как- то раз, в одной из его кафешек, когда демон сидел за столом и делал вид,
   что считает расходы, ввалилась "Стихия Свободы". Все расписные, как клоуны, они
   заказали себе что-то дешевое на всю компанию. Естественно было пиво, "Серж" сам
   разрешил им его продать. Они смеялись, разговаривали. Позже к ним подошел
   Дивъяр. Он проходил как раз мимо столика Сабриеля, когда Саб поднял глаза и,
   сделав их естественного цвета, голубые с кошачьим зрачком, подмигнул ему. Див
   растерялся, помотал головой, и снова посмотрев на молодого человека, понял, что
   ему почудилось, у него были обычные яркие зеленые глаза.
   Через пол часа они уже изрядно выпили и Саб проникнув к ним в головы прочитал
   каждого. Див оказался слишком банальным, но перспективным, он мог вернуть все
   то, что умел давным-давно.
   Нашел какого-то мальчика, очень мрачного с явной закрытостью от всех, его сестру
   и всяких странных личностей. А главное, некую влюбленность в этого мальчика,
   Дамиан, вроде так зовут. "Вот это интересно, я думаю, это понравится моим. Ха,
   девица, да ты у нас нетрадиционной ориентации. Смешно"- Сабриель встал,
   попрощался со всеми и вышел.
  
   Это был обычный университет, что находился в этом небольшом городке. Старенькое
   здание, недавно покрашенное, в ущерб компьютерному классу и общему бюджету.
   Неплохая ограда, видимо была поставлена недавно, и мощеный уличной плиткой двор,
   так же дополняли общую картину обычного, ни чем не примечательного,
   университета.
   День выдался на редкость солнечный. Во дворе сидело много студентов, каждый из
   которых то ли пришел на экзамены, то ли прогуливал пары. Он видел насквозь мысли
   каждого, и невольно выглядывал из кона машины. Аштарот покачал головой, открывая
   дверцу.
   На стоянке из дорогой иномарки фирмы "Mitsubishi" вышел молодой парень лет
   двадцати пяти. Одежда его сразу кидалась в глаза своим неистово черным цветом.
   Дорогой костюм, бездонно черного цвета, начищенные до блеска черные туфли, и
   кипенно-белая рубашка с галстуком. Он был высок и строен, его длинные волосы
   были аккуратно собраны в хвост. Его лицо так и сияло свежестью и бледной кожей.
   На глазах были черные солнцезащитные очки, подчеркивающие весьма четкие черты
   лица. Некоторые студенты обернулись, видя такого гостя.
   - Богатый наверно!
   - Ого! Вот это машина!
   - Скорее всего, это кто-то из депутатов!
   - Спорю на годовую стипендию, один из новых домов его!
   - Должно быть, это начальство нашей шараги...
   Эти голоса сразу пронеслись в его голове, но его это не удивило. Он уже успел
   польстить себе, читая мысли студентов, обернувшихся на него. Чуть улыбаясь, он
   снял очки, которые теперь открыли его выразительные синие глаза. На лицо он был
   как никогда приятен. Четкие черты лица, прямой нос, чуть тонкие губы, яркие
   глаза, которые просто поражали своей ясностью. Идеально светлая кожа идеально
   выбритого лица, просто светилась на солнце.
   Снова он услышал просто ураган мыслей, что пронеслись в его голове.
   - Какой красавец!
   - Вот это да!
   - Сразу видно, представительный человек!
   - Из большого города, точно!
   - Что он мог забыть в нашем городке?
   Аштарот улыбнулся, кинув мимолетный взгляд на студентов, и открывая заднюю дверь
   машины, из которой он достал черный дипломат одной из дорогих фирм. Закрыв
   дверцу своего черного коня, он спокойной походкой направился к входу в
   университет. Уже подойдя к входу, он посмотрел на часы, что были у него на
   правом запястий, невольно демонстрируя метал в котором можно было узнать
   платину.
  
   В клуб они прошли без препятствий.
   Музыка в клубе была странная - более тяжёлая, чем в обычных клубах.
   - Это дарквейв, - перекрывая шум музыки, объяснил Антон. - Просто у меня друзья
   предпочитают всё по тяжелее. О, а вот и они! На сцене!
   На сцене стояли два парня - один в красном костюме и белой рубашке, расстёгнутой
   до третьей пуговицы, а второй в белом костюме с пиджаком на голый торс.
   Абаддон про себя просто умирал с хохоту. Дагон и Локи в облачениях светских
   львов выглядели очень весело, но пришедшим в клуб, видимо, нравилось.
   Они выбрали себе уютный угловой столик, заказали ещё алкоголя и чего-нибудь на
   закуску.
   Локи, тем временем, подошёл к Абаддону.
   - Шикарно выглядишь, брат, - хлопнул он его по плечу. Нагнулся и прошептал на
   ухо. - Песок не сыплется?
   - Иди ты на хрен, гомогей, - фыркнул в ответ Абаддон.
   Локи хохотнул.
   - Я же селебрити, мне нужно паблисити и фешенелити по Космополитан, - сказал он,
   отходя от их стола.
   Вторым подошёл Дагон.
   - Ничего мне не говори, - сразу же огорошил он Абаддона. - Ты всё равно ничего
   хорошего не скажешь.
   - Почему же? Этот пиджак тебя стройнит, - хмыкнул Абаддон.
   - Потому что рубашки нет?
   - Тьфу ты, чёрт, пробил.
   - Я ещё какой чёрт. Ещё какой, - хмыкнул Дагон, тоже удаляясь в темноту.
   Музыка была даже как-то в кайф, кто-то уже давно ушёл танцевать, кто-то наблюдал
   за тем, как в клетках изгибаются стриптизёрши.
   А Антон сидел, потягивал какой-то коктейль, и смотрел в одну точку.
   Дана, которая обмякла от алкоголя, сидела напротив него, уже без стеснения
   разглядывала его.
   Антон снял пиджак, и теперь Дана видела все его татуировки, которых оказалось не
   так уж мало. На правой руке, помимо надписи, чуть выше кисти, красовалась
   какая-то машина старого типа, тоже чёрного цвета.
   На левой руке - сердце с ленточной. На ленте было собственное имя Антона.
   Абаддон, расслабившись, даже не замечал взгляд Даны. Но, едва он перехватил его,
   он нырнул в её мысли.
   Девушка думала о всяком бреде, предстоящей муре с документами, о том, что у неё
   болит голова... ага, вот.
   "Интересно, кем он был до такой... солидной жизни. И как вообще стал... вот таким?
   Ведь судя по тату - типичный бунтарь... да и что скрывать... красивый мужик... ай, как
   голова болит..."
   - Дана, с вами всё в порядке? - участливо спросил Антон.
   - Не очень... голова очень болит... я... домой, пожалуй, - девушка встала.
   - Я вас провожу. Не хочу, что бы что-то случилось, - схватив пиджак, Антон вышел
   вслед за Даной.
   Они вышли на улицу, где уже было тихо, не считая дворовой шпаны.
   Антон открыл дверь переднего сидения.
   - Садитесь, я вас довезу.
   - Нет, не надо, я дождусь такси.
   - Дана. Садитесь.
   - Антон Андреевич...
   - Дана.
   - Антон...
   - Это приказ. Приказы начальства не обсуждаются, - Антон сам сел за руль.
   Дана, вздохнув, села в машину.
   Она, объяснив ему дорогу, не заметила, как заснула.
   Абаддон хмыкнул. Самое время для рыцарства.
   Он довёз её до дома, взял на руки, донёс до квартиры.
   Дверь ему открыл какой-то патлатый юноша с очень бледной кожей.
   - А вам...
   - Куда её можно положить? - спросил Антон, смотря на Дамиана.
   - А... а в зал... а что с ней?
   - Ничего, мальчик, просто устала, заснула в машине. Передай ей, что она может
   завтра даже опоздать. Антон Андреевич разрешил.
   И Антон вышел из квартиры, закрыв за собой дверь.
   Он сел в свой Додж и, потянувшись, поехал в свой особняк.
   Клуб его начал раздражать. Самое время бы отдохнуть... перед камином... с коньяком...
   да и со своей внешностью.
  
   Глава 18. "Мы - одно целое, братишка..."
  
   Дамиан меланхолично глядел в окно, за которым ярко светило летнее солнце. Юный
   гот не понимал, как можно выходить на улицу в такую погоду без крайней
   необходимости и с нетерпением ждал заката или туч. Оглядев голубое небо, и не
   обнаружив ни одного достаточно большого облака, он вздохнул и наглухо задёрнул
   шторы. Он очень не любил такое яркое солнце и безоблачное небо, летнюю жару и
   духоту. Плотные тёмные шторы и небольшой настольный вентилятор до сих пор
   спасали его от этого. Должно быть, на Старом кладбище, в глубине зарослей, под
   высокими густыми деревьями сейчас так прохладно, хорошо и спокойно... Но он не мог
   заставить себя идти по такой жаре до своего убежища, и нервничал из-за этого.
   Юноша лёг на кровать, подложив руки под голову, и задумался. В компьютере
   негромко играла музыка, не мешая течению его мыслей.
   "Видимо, у сестрёнки появился ухажёр. Надо же, на руках принёс. Надо хоть
   подробнее узнать, с кем она связалась. А то утром так ничего толком и не
   рассказала, похоже, сама была в шоке. Вообще-то, пора бы ей уже налаживать
   личную жизнь... Интересно, а у меня она когда-нибудь наладится? С моим-то
   характером... - он горько усмехнулся. - Дивъяр сказал, что Мика не похожа на меня...
   Смогу ли я когда-нибудь быть с ней? Если бы я решился, хотя бы с ней
   встретиться, поговорить... Но о чём? Я даже не знаю, что ей сказать... совсем не
   знаю... Эх, если бы можно было встретиться, не разговаривая... Может, всё-таки
   попросить Дивъяра устроить нам встречу на Старом кладбище? Там я буду
   чувствовать себя увереннее. Всё-таки нужно попробовать, сколько можно тянуть! В
   конце концов, что я теряю, кроме своих иллюзий? - Дамиан вздохнул и закрыл
   глаза. - Что-то Дивъяр давно не появлялся. Я ощущаю какую-то смутную тревогу,
   связанную с ним. Ещё тот сон, который мне сегодня приснился... Я его не запомнил,
   но это было что-то страшное, и там присутствовал Див. Что-то происходит с ним,
   я чувствую. Может ли что-то здесь, в нашем захолустье, угрожать ему, демону? Но
   он же не набрался ещё достаточно сил... Я беспокоюсь..."
   - Дивъяр! - тихо позвал он, мысленно потянувшись к нему. - Я хочу увидеть тебя...
   Не прошло и пяти минут, как гот услышал скрип ключа в замке входной двери и
   улыбнулся:
   "Не легче ли сразу телепортироваться ко мне в комнату? Похоже, Див слишком долго
   скрывался под личиной человека и до сих пор ещё не может избавиться от своей
   маски. За время, проведённое среди людей, он стал слишком похож на человека... Но
   ведь сейчас, в наше время, совсем не обязательно так осторожничать!"
   Юноша ощутил ауру своего хранителя, как будто тёплый ветерок коснулся его кожи...
   Это всегда было такое тёплое и успокаивающее ощущение...
   Дивъяр вошёл в комнату и сел на край кровати, рядом с Дамианом, смеясь,
   взлохматил его волосы:
   - Я рад, что ты захотел меня увидеть! Соскучился?
   Юноша приподнялся и посмотрел в глаза своему другу, отмечая изменения: за
   показной весёлостью скрывалась тревога, лукавые искорки в глазах поугасли.
   - Да, соскучился, - подтвердил он. - И ещё... я чувствую... с тобой что-то не так...
   Мне тревожно. Я вижу, что тебе тоже. Что случилось?
   Дивъяр вздохнул:
   - Я и сам хотел бы это знать... Вокруг что-то происходит. Мне снятся странные сны...
   странные и страшные... И не только сны. У меня такое ощущение, что за мной следят,
   и это не люди... У меня такое ощущение, что я уже не единственный демон в этом
   городе.
   - Что-то подобное я и предчувствовал... - Дамиан с тревогой посмотрел на него. -
   Ты справишься с ними? С тобой ведь всё будет в порядке?..
   "Я так боюсь тебя потерять!" - прочёл Дивъяр его недосказанную мысль и
   улыбнулся.
   - Я справлюсь. Меня не так-то легко уничтожить... пока у меня есть души, отдающие
   мне энергию и всецело открытые мне... - Дивъяр вдруг нахмурился, подумав: " Но это
   тело, которым я обладаю сейчас, совершенное тело, в которое я вложил столько
   сил, которое я совершенствовал столько веков, его уничтожить можно. Это не
   сложно для того, кто сильнее меня. Например, для Всеразрушающего... - в его мыслях
   промелькнул страх. - Я не хочу терять это тело. Что я смогу, если вдруг стану
   бесплотным духом?.."
   Дамиан сжал его руку и заглянул в глаза:
   - Я с тобой! Я отдам тебе всю свою энергию. И я всегда буду с тобой. Ты - мой
   лучший друг, до тебя у меня вообще не было друзей, никого не было... Лишь
   благодаря тебе со мной теперь Дана. Но только ты единственный действительно
   можешь меня понять, почувствовать... - Юноша покраснел и смущённо опустил
   голову, завесив лицо волосами, но демон успел увидеть в его глазах горячую
   искренность. Он почувствовал сильный поток энергии чувств, который Дамиан
   направил к нему и полную открытость его души. Див мог свободно читать его мысли,
   его чувства, он чувствовал, что юный гот полностью доверяет ему и действительно
   готов отдать всю свою душу без остатка. Это было очень приятно, без обмана и
   угроз, ничего не скрывая и не приукрашивая, доверяя друг другу, получать такую
   чистую духовную энергию. Он даже сам начал верить, что они связаны как-то
   по-особому... Даже Охотницу он не чувствовал так ясно и сильно, не говоря уже про
   остальных ребят из "Стихии Свободы", они были не так открыты ему. К тому же они
   воспринимали его немного искажённо и противоречиво, смотря на него снизу вверх и
   в то же время очень требовательно, тогда как Дамиан воспринимал его на равных. И
   вот интересно, беспокоился ли о нём кто-нибудь из них? Дамиан воспринимал его
   совсем иначе, чем остальные... Див улыбнулся.
   - Мы теперь одно целое, братишка. Благодарю тебя. Твоя душа очень ценна для
   меня. Не беспокойся больше... - Дивъяр крепко прижал его к себе.
   Дамиан удивлялся своим ощущениям и наслаждался ими. Демон-хранитель заменил ему
   всех, кого ему всегда не хватало - семью, друзей, стал ближе и роднее кровных
   родственников. В его объятиях он чувствовал себя защищённым, уверенным и
   освобождённым от боли одиночества. Было такое чувство, что именно его он искал и
   ждал всю свою жизнь. Дивъяр впитывал его энергию, его чувства, ощущая, как
   наполняется силой. Эта сила переливалась в него из души юного гота, переполняла
   его до краёв. Он почувствовал, как тело в его руках расслабилось и обмякло, и
   положил спящего на кровать. Откинув волосы с лица обессиленного юноши, он снова
   залюбовался его чертами, нежно поцеловал чуть приоткрытые губы.
   "Ты такой необыкновенный, мой мальчик. Ты останешься со мной, даже если все
   остальные от меня отрекутся. Ты готов отдать за меня жизнь. - Демон по своей
   привычке лукаво улыбнулся. - Даже если я лишусь всего, потеряю всю свою силу, ты
   никогда не откажешься от меня. Именно этим ты ценен. Ты - самое ценное, что я
   приобрёл в этом мире. Мало кто из демонов может похвастаться таким
   приобретением!"
   - Спи, мой Дамиан, набирайся сил! - Див ласково потрепал его волосы и исчез в
   вихре залетевшего в форточку ветра.
   Юноша проспал до позднего вечера и проснулся лишь наполовину отдохнувшим. Было
   такое чувство, как будто он весь день физически работал.
   - Не демон, а энергетический вампир какой-то... - проворчал он, но тут же
   улыбнулся, вспомнив, какое удовольствие ощущал, отдавая Дивъяру свою энергию,
   какое полное слияние, как эта энергия и эти чувства своим потоком вымывали из
   них тревогу и сомнения, и прошептал: - Теперь у меня есть старший брат...
   братишка...
   В это время как раз вернулась с работы Дана. Переодевшись и умывшись, она на
   скорую руку приготовила ужин. Когда брат и сестра сели ужинать, Дамиан спросил:
   - Так кто это вчера принёс тебя на руках? По-моему, староват для тебя... Извини
   за любопытство, просто я о тебе беспокоюсь. Вообще, не думал, что ты можешь
   напиться до отключки.
   - Ну... - Дана немного покраснела. - Сама не знаю, как так получилось. Антон
   Андреевич - это наш новый генеральный директор, он приехал знакомиться с
   персоналом и устроил вечеринку, утащил нас всех в какой-то клуб. Даже не думала,
   что в этом городишке может быть такой клуб, прямо как в большом городе... новый
   какой-то... Вообще-то я не так уж много выпила. Потом у меня разболелась голова,
   и Антон Андреевич настоял на том, чтобы отвезти меня домой. В машине я уснула и
   больше ничего не помню...
   - Получается, ты его один день знаешь. Он мог делать с тобой всё, что
   вздумается, пока ты была в отключке. Нужно быть осторожнее, сестрёнка!
   - Антон Андреевич не такой! - с несвойственной ей горячностью воскликнула
   сестра. - Он произвёл на меня очень хорошее впечатление. И мне кажется, что ему
   можно доверять. Он свой человек, слушает старый классический рок и, судя по
   татуировкам, в молодости был таким же бунтарём, как и мы. Я думаю, он из
   старшего поколения неформалов.
   - Он тебе нравится. Видимо, ты ему тоже, иначе он бы тебя не принёс на руках.
   Что же, удачи на личном фронте! - Он хмыкнул и встал из-за стола. - Но всё
   равно, будь осторожнее... У меня последнее время плохие предчувствия. Спокойной
   ночи!
   Дамиан удалился в свою комнату. Там стало прохладно от задувавшего в форточку
   ветра. В отдалении слышался гром, похоже, собиралась гроза. Наслаждаясь
   долгожданной прохладой, юноша разделся, растянулся на постели и быстро уснул.
   Дана осталась на кухне, устало взглянула на грязную посуду и махнула рукой,
   решив разобраться с ней завтра, всё равно выходной. Налив себе чашку горячего
   ароматного чая, она погрузилась в раздумья.
   "А ведь брат прав. Мне действительно нравится новый начальник. Мне ещё не
   приходилось общаться с таким типом людей. Он необычен, вызывает интерес и
   уважение. И вообще странно, что начальство сменилось, старый директор, который
   напоминал своим видом английского бульдога, вроде совсем не собирался уходить на
   пенсию, и вряд ли выпустил бы из рук такой хорошо налаженный бизнес по своей
   воле. Может, Антон - его сын? А что фамилии разные, так это бывает. Или
   племянник... Эх, и о чём я думаю! Мне-то какая разница, кто директор, с моей
   квалификацией я практически идеальный админ, так что ко мне никто не придерётся.
   А Антон... в его возрасте, у него наверняка уже есть семья, дети... Да уж, о чём
   я только думаю! Не хватало ещё влюбиться в начальника, да ещё и в первый день
   знакомства!
   Всё, хватит, надо выкинуть эти мысли из головы! И вообще, пора спать!" -
   решительно тряхнув головой, девушка отправилась готовиться ко сну.
   23.06.11
  
  
   Глава 19. Вспомни молодость (Не_Олег)
  
   После той вечеринки Антон не заглядывал в их кафе. Дане это даже было на руку -
   ей до сих пор было неприятно от того, что она заснула в его машине.
   Тем временем Васечка и Наденька упорно соревновались друг с другом, что бы
   заполучить себе в мужья этого бизнесмена.
   Да, вроде бы Антон один из тех, кого рядом со своими доченьками хотят видеть,
   пожалуй, все маменьки планеты - красивый, надёжный, с изысканными манерами, да и
   при деньгах.
   В один из дней, когда кафе было битком забито юзерами, на пороге возник Антон.
   Никто не слышал шелеста подъезжающей машины, привычной громкой олд-скульной
   музыки - Антон просто появился из неоткуда.
   Он бы на удивление чуть меньше ухожен, чем обычно - щетина стала достаточно
   заметной бородкой, костюм сменился на джинсы и белую футболку, а туфли - на
   высокие кроссовки. Неизменны остались лишь браслет, часы, жетон на шее и очки.
   Антон прошёл в кафе, прижимая блютуз-гарнитуру к ухо и что-то кому-то спешно
   объясняя на английском языке.
   Он прошёл в кабинет Даны, перегнулся через стол, взяв карандаш и бумажку, не
   отвлекаясь от разговора, написал что-то на бумаге и придвинул её к Дане.
   Девушка взяла листочек в руки.
   "Дай мне декларацию о расходах"
   Дана протянула ему листок. Антон, взглянув на него, закатил глаза.
   - Спасибо, - отключив гарнитуру, сказал он.
   - Антон Андреевич.
   - Да?
   - Простите за то, что заснула тогда...
   - Бред. Со всеми бывает, - хмыкнул Антон.
   В кабинет ворвались Васечка и Наденька.
   - Ой, Антон Андреевич, от вас так вкусно пахнет! - Надя прилипла к мужчине. Тот
   удивлённо вскинул брови.
   - Да?
   - Да, да, Надя права! - закивала Васенька.
   Антон посмотрел сначала на одну девушку, потом на другую.
   - А я-то ещё матерился, что не успел после тренировки в душ... а тут вот оно как...
   Дана прыснула.
   - Так, девушки, мне нужно поговорить с начальством, - вытолкав их за дверь,
   сказал Антон.
   Дана посмотрела на Антона.
   - А что, про тренировку правда? - улыбнулась она.
   - Нет, конечно, - пожал он плечами. - Я успеваю всё и везде. Так что не
   волнуйтесь, кабинет не провоняет, - улыбнулся он. - Я так смотрю, кафе
   пользуется популярностью, а техника тут какая-то не особо новая. Сколько здесь
   вообще столов?
   Дана смотрела в глаза Антона.
   - Вы что, собираетесь купить более новые компьютеры? А если разоримся?
   - Продам их обратно, что ж страшного-то, - снова пожал плечами Антон. - В общем.
   Мне нужно точное количество столов... и... вообще... данные об этом здании. Думаю, на
   пару недель закрыться, сделать ремонт. Вам это выйдет как оплачиваемый отпуск.
   Дана смотрела на Антона.
   - А вам?
   - А мне - вся жизнь оплачиваемый отпуск, - сказал Антон, углубляясь в изучение
   документов, которые ему дала Дана.
   Минут пять прошло в тишине.
   - Дана. А можно глупый вопрос? - Антон не поднимал глаз от бумаг.
   - Да, конечно.
   - А вы ведь... ну... относитесь к какой-то субкультуре? Судя по внешнему виду.
   - Я раньше была готессой. Сейчас это прошло, но, как видите, осталось многое...
   например, музыка или внешний вид.
   - Понятно.
   Снова воцарилась тишина. Дана вновь рассматривала татуировки Антона.
   - А вы ведь тоже не были ангелочком, судя по всему, - улыбнулась девушка.
   Антон посмотрел на Дану. Девушка, видя серьёзное лицо начальника, испугалась, но
   тут Антон снова улыбнулся.
   - Можно и так сказать, - кивнул он. - До ангела мне всегда было далеко. Секс и
   виски, наркотики и рок-н-ролл - вся моя молодость. Да... и сейчас у меня не
   старость, - Антон снова углубился в бумаги.
   - А музыка?
   - В смысле?
   - Ну... какую музыку вы слушали... слушаете?
   Антон отложил бумаги, закинул ногу на ногу и, соединив пальцы рук, посмотрел на
   Дану.
   - Что вы делаете сегодня вечером?
   - Ничего... а что? - Дана опешила.
   - Я заеду за вами в конце рабочего дня. И провожу в то место, где, скажем так,
   была моя молодость... правда, рассчитывайте на бессонную ночь.
   Антон взял бумаги и, надев очки, вышел из кабинета Даны.
  
   Антон приехал минута в минуту. Дана вышла из кафе, закрыла за собой дверь на
   ключ и села в его машину.
   - А куда мы едем? - спросила Дана. - Надеюсь, вы меня не убьёте.
   - Ещё раз скажешь мне "вы" - расчленю через повешенье, - кивнул Антон. - На "ты"
   давай. Не хочу взращивать в себе комплексы.
   Дана улыбнулась.
   - Хорошо. А всё-таки... сколько вам... тебе лет?
   - Тридцать пять, - сказал Антон.
   - Оу... может, всё-таки на вы? - хмыкнула Дана.
   - В степи закопаю, - кивнул на вид из окна Антон. Дана рассмеялась. - Я
   серьёзно.
   Теперь уже улыбался Антон.
   - Так куда мы едем? - снова спросила Дана.
   - В аэропорт.
   - Зачем?!
   - В вашем городе нет того, что мне нужно. А ты сама хочешь узнать мою молодость,
   вроде бы? - Антон остановился и вышел из машины. Открыл дверь со стороны Даны и
   подал ей руку.
   Вскоре они летели чарторным рейсом в Санкт-Петербург.
   Антон держал в руках бокал с виски, рассматривал какие-то диски...
   - Вы жили в Питере? - удивлённо вскинула брови Дана. - Тогда зачем вам наш
   захолустный городок?
   Антон поднял голову на девушку. Пожал плечами.
   - Это что-то вроде соревнования с друзьями. Мы выбираем небольшие провинциальные
   городки и делаем из них мини-мегаполисы. Это вообще-то европейская тенденция,
   там у них всё так, - пояснил он.
   - А если людям в этих городках не хочется жить среди мегаполиса?
   Антон отпил виски.
   - Это не наши проблемы. Но на самом деле... хочется или не хочется - всё это
   неизбежно. Вообще, знаешь. В русских городах мы постоянно встречали
   сопротивление. И дело не в нас. Дело в русском менталитете. Вы не хотите
   что-либо менять, даже если за вас это меняют другие. Вам просто лень
   приспособится к более лучшим условиям. Вы всегда будете говорить - раньше было
   лучше.
   - Вы? А ты разве не русский?
   - Я? Уже нет. Я слишком много пр ожил в Европе, ну... или достаточно для того, что
   бы она меня отформатировала. Если ты прислушаешься, кстати говоря, услышишь, что
   я разговариваю на русском с дефектами. Например, я плохо произношу букву "р".
   Вместо более резкой, твёрдой буквы, я говорю как англичане - мягко и чуть
   приглушённо.
   Дана прислушалась.
   - Да?
   - Честное слово. Ну, вот... смотри, почти в каждом слове я намеренно произношу
   букву "р" и разве ты не слышишь моей правоты? - улыбнулся Антон. И правда.
   Дефект не резал слух, но он, правда, был.
   - Ого... и сколько лет ты жил в Европе?
   - Ну... до шестнадцати лет я был жителем Питера. Потом уехал в Лондон. А уж там
   меня помотало по городам, конечно. Считай... я вернулся в Россию... тройку лет
   назад.
   - Ого... видимо, у вас... ой, у тебя была весёлая жизнь.
   - Почему была? Она и есть, - Антон выглянул в иллюминатор.
   Дана посмотрела на его правую руку. Сейчас стало безумно интересно, а есть ли у
   него жена, дети?
   - А... а как на личном фронте? Наверное, тоже всё идеально? - спросила Дана.
   - А? На личном фронте мои войска мелкими группками уничтожают китайцев. Что ты
   так на меня смотришь? Да-да, у меня есть личный фронт, - улыбнулся Антон. - На
   самом деле, ничего у меня, кроме денег и машин нет. Ну, ещё дом. Всё остальное -
   не про меня.
   Дана посмотрела на него. Странно. А ей почему-то казалось, что у него
   обязательно должна быть жена. И сын. Маленький такой, лет пяти.
   - Так... а вот и Питер, - улыбнулся Антон.
  
   Он водил её по городу, что-то рассказывал, в основном, из своей молодости,
   смешивал это с историей города... в общем, было весело.
   Оказалось, Антон очень даже живой, обычный человек. В нём не было этого пафоса,
   ненужной серьёзности - он напоминал Дане эдакого подростка.
   Порой он запрыгивал на бордюры, активно жестикулировал, громко говорил.
   - И вот идя прям тут, представляешь, я по глупости и сказал ей "Ради тебя могу
   всё!"! Ну, она и попросила меня крикнуть "Я дурак"!
   - А ты что? - Дана откусила мороженное.
   - А я крикнул! Ну, как. Стоял и орал минут пять. А она смеялась. Ну, в общем,
   было весело, - улыбнулся Антон.
   Они гуляли по Питеру всего пару часов, а потом Антон снова потащил её на
   самолёт.
   - Это что, всё? - как-то забыв приличия, спросила Дана.
   Антон рассмеялся.
   - Нет! Теперь мы держим курс на Лондон!
  
   Лондон встретил их темнотой, огнями и небольшим туманом.
   Там они сразу же поехали в какой-то паб, где у входа толпились байки, внутри
   звучала какая-то старая музыка, вроде бы Led Zeppelin, и достаточной солидные
   мужчины пили пиво из больших кружек.
   Антон что-то сказал бармену, и потащил Дану за стол в углу.
   - Ну вот теперь... теперь самый кайф. В этом баре я проводил все свои вечера с
   шестнадцати лет. Эти стеночки, - Антон похлопал по камням. - Знают всю мою
   подростковую жизнь. Кажется, здесь я сделал первое тату.
   Антон показал на картинку машины.
   Они ещё долго болтали, какие-то мужчины подходили к Антону здороваться,
   останавливались поболтать, они смеялись...
   Дана смотрела на всё это, как на сказку.
   Отвернувшись от одного из своих знакомых, Антон, улыбаясь, посмотрел на Дану.
   - Знаешь. Нам бы пора и честь знать. Но... раз уж мы пошли по моей молодости...
   упустить такое было бы непростительным грехом.
   - Что упустить?
   Антон вновь подал руку Дане, они вышли на улицу. Антон подошёл к одному из
   байков, огромному зверю и оседлал его. Дана села позади.
   Они неслись на встречу ночи, навстречу ветру, по спокойному Лондону, прорезая
   его туманы собой, как ножом.
   Девушка прижималась к Антону, слышала как бешено бьётся его сердце, казалось,
   даже, слышит шум его крови. А Вася и Надя были правы - от Антона безумно вкусно
   пахло. Дорогим чуть резким одеколоном и свежим кофе.
   Мысли проносились в её голове, волна новых впечатлений заставляло сердце бешено
   колотиться, а чувства обостряться до кончиков иголок.
   Наконец они вырулили к самолёту, оставили байк и, сев в мягкие сидения салона,
   смогли отдышаться.
   - Вау... - протянула Дана. - Антон... спасибо огромное!
   - А? - Антон, казалось, не слышал её. - А... да... не за что... кстати, с завтрашнего
   дня вы в отпуске. Ремонт, ремонт... и персонал там не нужен. И ещё... тебя до дома
   довезёт такси.
   Дана смотрела на мужчину.
   - А ты?
   - А что я? А... а я пожалуй... продолжу сегодняшний вечер и уйду в загул, честно, -
   Антон налил себе ещё виски. - Мне что-то уж очень захотелось снова пожить не
   канцелярской крысой. Выведаю, где проходят какие-нибудь рок концерты мирового
   уровня и сгоняю. В конце концов, живём только раз!
  
   Дана попросила таксиста подождать до того момента, пока самолёт снова улетит в
   небеса.
   Сам Абаддон, наконец-то, преобразившись в себя, еле-еле успокаивал своё сердце.
   И ведь он действительно собирался сорваться по всем злачным местам Европы. И
   сердце действительно неслось вперёд на адреналине.
   - Чёрт... если и быть человеком... то только таким, как этот мой Антон! - залпом
   опрокинув в себя виски, простонал Абаддон, съезжая вниз по сидению. - Главное...
   что бы ребята меня... ха-ха... не потеряли. А. Ну и к чёрту их! Я тоже имею право на
   развлечения!
   7 июл 2011
  
   Глава 20. Группа "Ghost".
  
   Теперь Анна снова редко ночевала дома, проводя время в компаниях друзей и
   знакомых. Теперь она чаще гуляла с новыми знакомыми с южной окраины города, с
   которыми её познакомила Кэтти.
   Далеко не все приятели Кэтти ей нравились, но был
   один, кто её заинтересовал. Это был музыкант и поэт по прозвищу Хелег. Высокий и
   стройный, с пышной гривой густых чёрных кудрей, маленькой бородкой и
   усиками,тёмно-карими глазами, Хелег увлекался изучением религии. Кошке иногда
   казалось, что он похож лицом на Иисуса. Он был достаточно интересен и
   неординарен, с ним можно было побеседовать и поспорить. Анне нравилось слушать,
   как он играет на гитаре, нравились его стихи, его песни. Правда, в этом он
   казался ей хуже, чем её давний друг Тёмный, чьё мрачно-тоскливое творчество
   трогало её сердце и западало в душу, хоть и представляло собой
   непрофессиональные импровизации. Творчество же Хелега, хоть и было достаточно
   философским, но не отличалось такой глубиной и остротой чувств. Однако, он был
   ей симпатичен.
   Хелег затащил Кошку и Кэтти в ДК южной части города, где он был помощником
   музыкального руководителя. Так как девушки поступали на музыкальное отделение
   колледжа искусств, он предложил им позаниматься музыкой с музыкальным
   руководителем в этом доме культуры. Подружкам идея понравилась.
   Анна с самого начала выбрала себе основным инструментом бас-гитару. Низкие звуки
   басухи распространяли вибрацию по всему телу, заставляя дрожать от удовольствия
   и находя живой отклик в душе. Бас всегда ассоциировался у Кошки с чем-то
   мрачным, дьявольским, с бездной тьмы и самыми тёмными глубинами души. А так как
   последнее время настроение у неё было довольно мрачное и колебалось от грани
   истерики до грани депрессии, то пронизывающе-мрачные звуки басухи пришлись по
   душе, как ничто другое.
   Нашлось ещё два гитариста и барабанщик для группы. Никто из них толком играть не
   умел: Найт - только недавно начавший играть на гитаре самоучка; Тёмный -
   самоучка, умевший только импровизировать под настроение, хоть и весьма неплохо;
   и Хиппарь, у которого дома имелись электронные барабаны, с помощью которых он
   создавал какую-то глючную электронную музыку, опять же импровизируя. Кэтти
   решила стать вокалисткой. Хелег, умевший неплохо играть не только на гитаре, но
   и на клавишных, взялся за синтезатор. Анна принесла свои стихи, сделав из них
   пару песен. Музыкальный руководитель, заставив Анну напеть мелодию сочинённых ею
   песен, записал мелодию в виде нот и придумал всем партии, показав, как играть.
   Песни Анны получились больше похожими на стиль готик-метал, что очень ей
   понравилось. Она назвала свою группу "Ghost".
   Репетиции в ДК проходили очень весело. Не всё получалось, всё было в новинку. Но
   с помощью музыкального руководителя они смогли, в конце концов, выучить и
   отрепетировать одну песню.
   Проблемы были только с Кэтти - она никак не могла взять заданный Анной тон.
   Руководитель настаивал, чтобы пела Анна или, хотя бы, девушки пели вместе. Но
   Кошка не хотела отрываться от басухи, а играть и петь одновременно было для неё
   ещё слишком сложно. Она не теряла надежды обучить Кэтти петь свои песни и они
   пели постоянно и везде, когда были не заняты: по дороге на занятия, дома, в ДК
   или на прогулке.
   Весело было наблюдать контраст между Тёмным и Хиппарём. Оба приятеля постоянно
   шутили и с первого взгляда казались весельчаками (возможно, сказывалась их общая
   любовь к "травке"). Однако, те кто хорошо знал Тёмного, помнили и то, что стоило
   ему остаться одному или с одним-двумя старыми знакомыми, он снимал маску
   шутника, вновь
   поражая мрачностью и пессимизмом. Хиппарь же, будучи типом абсолютно позитивным,
   всегда просто лучился хорошим настроением и легко поднимал настроение другим,
   никто из группы ни разу не видел его в плохом настроении. Хиппарём парнишку
   прозвали за хипповскую внешность: светлые волосы до плеч впереди были заплетены
   в несколько тонких косичек с разноцветными нитками, сзади же спадали свободной
   волной; постоянно зелёная футболка или водолазка (в зависимости от погоды),
   медальон и цветные тканые напульсники с изображением каннабиса, несколько
   амулетов и фенечек. От него всегда исходила положительная энергия.
   Хелег был наиболее серьёзно настроен и единственный умел хорошо играть. Он
   выглядел намного старше своих лет, хотя на самом деле был на год младше Анны.
   Кошка была серьёзна по-своему. Она получала огромное удовольствие от игры на
   бас-гитаре и от того, что они все вместе. Звучание баса просто завораживало её,
   звуча в унисон с её душой, и ей хотелось играть больше и лучше, чтобы суметь
   выразить то, что внутри неё.
   Хиппарь, как обычно, просто веселился и получал удовольствие.
   Тёмный был рад взять в руки гитару после вынужденного перерыва (его старую
   гитару украли, а на новую не было денег) и в перерывах импровизировал по своему
   обыкновению, наигрывая что-то в стиле паган, фолк или готик по-настроению.
   Найт всё больше ревновал Кэтти к Кошке и всё больше мрачнел, пока, наконец, не
   заявил, что уходит из группы и лучше создаст свою собственную.
   Кэтти показала себя не с лучшей стороны, начав капризничать, как какая-нибудь
   поп-звезда. Она не желала репетировать вместе со всеми, постоянно говоря, что
   пока не готова и споёт попозже. В итоге часто бывало, что она так и не пела ни
   разу за всю репетицию. Анна поняла, что Кэтти не годится на роль вокалистки её
   группы.
   Почти не надеясь, Кошка позвала в группу своего лучшего друга по переписке,
   который играл на гитаре и пел, но почти никогда раньше не находил времени для
   встреч. Как ни странно, на этот раз Данил согласился и стал ходить на репетиции.
   Правда, у него тоже не получалось петь песни Анны, но зато он для начинающего
   замечательно играл. А так как Даня был душевным и дружелюбным человеком, то в
   группе стало ещё веселее и уютнее. Он самовыражался почти как Анна, скрывая
   тонкую и ранимую душу за бронёй кожаной косухи, цепей, шипов и пирсинга,
   выглядел как истинный рокер, азартно сверкая голубыми глазами и встряхивая
   тёмно-русой гривой, когда играл на гитаре и пел гроулингом. Кошке он
   казался настолько похожим на неё саму, что она всегда называла его братишкой и
   была безумно рада тому, что они теперь тусуются вместе так часто. Раньше они
   всегда общались только по переписке. В начале знакомства, несколько лет назад,
   Анна почти влюбилась в красавчика-неформала, но Даня изначально воспринимал её
   только по-дружески, видимо, она не соответствовала его идеалу девушки. Но они
   всегда были самыми близкими друзьями и рассказывали друг другу всё, делились
   всем, хоть и общались только по переписке.
   В начале знакомства, несколько лет назад, Анна почти влюбилась в красавчика-неформала, но Даня изначально воспринимал её только по-дружески, видимо, она не соответствовала его идеалу девушки. Однако они всегда были самыми близкими друзьями и рассказывали друг другу всё, делились всем, хоть и общались только по переписке.
   Разучив одну песню, ребята взялись за другую, решив сделать её потяжелее. Но в этот раз руководитель перестарался и мелодия получилась слишком сложной для начинающих музыкантов. Анна никак не могла запомнить все ноты и постоянно путалась. Тёмный тоже никак не мог врубиться что за чем. Простая песенка, задуманная Кошкой как заводной хэви-метал, никак не хотела запоминаться. Хиппарю было немного легче справиться, а Хелег и Данька вообще схватывали на лету. Промучились неделю, но песня никак не хотела складываться. А тут ещё музыкальный руководитель заявил, что они должны выступить на ближайшем концерте. Это в планы Кошки никак не входило. Она хотела, чтобы группа сначала научилась хорошо играть, сыгралась как следует, и отрепетировала до идеала выученные композиции. Выходить на сцену вот так с ходу, совсем "сырыми", выучив всего одну песню, да и то не идеально, казалось ей позорным. Да и сыгранность была совсем не на высоте, они ещё не почувствовали друг друга как следует. А что, если хоть один из них собьётся и не сможет подстроиться? Мнения ребят разделились - Кэтти и Хелег были за выступление, Анна решительно против, а остальным пофиг, вроде как воздержались. Единое решение так и не было принято. Зато выяснилось, что Хиппарь собирается скоро перебраться в большой город на неопределённый срок, у Тёмного скоро совсем кончатся деньги и ездить на репетиции он не сможет, а работу найти всё ещё не удалось, у Даньки же заканчивается отпуск и скоро снова выходить на работу почти без выходных. До начала учёбы в колледже оставалось совсем немного, и Кошка решила на время завязать с репетициями и уйти из ДК, сказав, что будет репетировать в колледже. Группа распалась, но Анна сказала, что они ещё соберутся, когда научатся лучше играть. "Ghost" не умрёт, а лишь исчезнет на пару лет, чтобы потом появиться вновь...
  
   Глава 21. ПОПЫТКА.
  
   Кошка всё чаще оценивающе смотрела на Хелега и даже поделилась с Кэтти, сказав, что тот ей нравится. Кэтти явно воодушевилась и что-то задумала. Никто не удивился, когда вскоре Хелег стал ухаживать за Анной.
   Однажды, во время вечерней прогулки, когда две девушки, по обыкновению, пели на ходу, разучивая песню, их встретил Хелег.
   - Может быть, сегодня ночью погуляем вместе? - немного смущённо спросил он Анну.
   - Вообще-то, я ещё не решила, где проведу эту ночь... - задумчиво сказала она. - Ты знаешь, где можно погулять и при этом не наткнуться на гопников?
   - Ну, я не знаю, посмотрим... Может, ты что-нибудь предложишь?
   - Хм... - вспомнив что-то, Кошка невесело усмехнулась. - На этой окраине ведь тоже есть кладбище? Оно далеко?
   - Вообще-то не очень...
   - Как насчёт того, чтобы провести ночь на кладбище? - Раньше я проводила много времени на Старом кладбище, которое недалеко от центра города. Мы с друзьями оттуда не вылазили... Там так хорошо, уютно... - Кошка тоскливо вздохнула.
   - Ну ладно, как хочешь... пойдём гулять по кладбищу! - пожал плечами Хелег.
   Они попрощались с Кэтти, которая, хитро и довольно улыбаясь, пошла домой. Слушая музыку на телефоне, они с некоторым трудом добрались до кладбища по раскисшей от дождя дороге. Шли, держась за руки, и мелкий дождь водяной пылью моросил сверху.
   Это кладбище оказалось совсем маленьким - за пять минут обойти можно - и не таким заросшим, как Старое. Анна быстрым шагом обошла кладбище, пытаясь найти хоть одно место, похожее на те, где она зависала раньше, на Старом кладбище, такое же уютное и спокойное. Но нет, совсем ничего похожего... С трудом нашла достаточно укромную скамейку под раскидистым деревом, ветви которого закрывали пол скамьи и столик и залезла прямо в гущу ветвей, на ту сторону скамейки, которую они закрывали. И снова не повезло - скамья оказалась каменной и была жутко холодной, пришлось подложить под себя рюкзак, что, опять же, было не слишком удобно.
   - Зачем тебе обязательно прятаться? Здесь же никого больше нет! Да и в темноте нас всё равно не видно. - удивился Хелег.
   - Это привычка. Кто-нибудь может прийти. На Старом кладбище частенько гопники появляются. Хотя вглубь они, обычно, не заходят. И не смотря на это, Старое кладбище намного уютнее... а это - какое-то чужое... Всё не то... - проговорила Анна, с трудом отгоняя воспоминания.
   - А почему ты сейчас не тусуешься на Старом кладбище? Раз тебе там так нравится...
   - Боюсь... Там меня может найти моё прошлое... Мой бывший парень... Когда мы расстались, его последние слова были о том, что он меня найдёт, поймает где-нибудь и мне будет ещё хуже... Именно поэтому я боюсь возвращаться в центр, поэтому я сбежала на самую дальнюю окраину города... - девушка поёжилась. - Я жутко его боюсь...
   Они поели принесённую парнем с собой еду, и настроение у Кошки, постоянно голодной последнее время, немного улучшилось. Стало совсем темно и ветрено. По небу летели рваные облака, было холодно и сыро. Прижавшись друг к другу для тепла, они говорили обо всём подряд, но больше о творчестве и ощущениях. Потом они ещё немного побродили, пока не нашли большую удобную деревянную скамейку. Хелег сказал, что хочет спать и Анна заставила его лечь на лавочку и положила голову парня себе на колени. Девушка тихо пела, перебирая его чёрные кудри. Снова всплывали воспоминания: о другом кладбище, других свиданиях и ночных прогулках по кладбищу с другим... до боли, до безумия любимым... с которым, казалось, они чувствовали одинаково и несли одинаковый бред о своей связи с Тьмой и демонами... Безумные беседы, болезненно-нежные прикосновения, то чувство - "мы нашли друг друга!"... Всё это в прошлом! Нужно забыть! Забыть!.. Но это невозможно забыть... Она надеялась повторить это с Хелегом, но не смогла... Всё не то... он не тот... он не так чувствует...
   "Неужели я всё ещё люблю Валеру? Нет! Я ненавижу его! Ненавижу за то, что он со мной сделал! За то, что обманул все мои ожидания... ненавижу и боюсь... Но почему у меня такое чувство, как будто я всё ещё..." - Анна едва сдерживала слёзы и была рада, что вокруг так темно.
   - Может, пойдём ещё куда-нибудь? Холодно совсем! Тут рядом есть сады, найдём домик и переночуем! - предложил Хелег.
   - Не хочу уходить отсюда... - плотнее закутываясь в кожаную куртку, пробормотала девушка. - Хочу заночевать на кладбище...
   Но через некоторое время снова пошёл дождь. Дико хотелось спать. Ребята совсем закоченели.
   - Ладно, пойдём искать домик... - устало согласилась Кошка.
   Совсем промокнув, они добрели до садов и каким-то чудом быстро обнаружили незапертый домик. Там совсем ничего не было, но домик было совершенно целым. Подсвечивая телефонами, они вытащили из углов какую-то ветошь и постелили на голые доски пола. Легли, крепко прижавшись друг к другу, пытаясь друг о друга согреться и уснуть. Дощатый домик никак не спасал от холода. Они целовались и тёрлись друг о друга, пытаясь согреться, что напомнило Анне ночь с Волчонком. Она отрешённо подумала, что охотнее бы замутила с Волчонком, если бы у той уже не было девушки. Всё-таки парни совсем не заслуживают доверия. Сможет ли Хелег вызвать в ней какие-то глубокие чувства? По крайней мере она на это надеялась...
   Они проснулись опять же от холода, совсем не выспавшись. Хелег проводил Анну до дома Кэтти. Ей пришлось подождать на улице пару часов, пока родители Кэтти не ушли на работу. Не хотелось попадаться им на глаза, казалось, они уже её терпеть не могут... Наконец, она позвонила подружке и смогла подняться к ней, чтобы умыться, позавтракать и согреться.
   Дни шли за днями, практически одинаково. Репетиции проводились три раза в неделю и три раза в неделю Кошка исчезала из маминого дома на сутки-полтора на южную окраину городка, ночуя там, где придётся. Хелег всё ещё ухаживал за ней, подкармливал, постоянно норовил обнять и поцеловать... но почему-то это всё больше её раздражало. Всё больше ей бросалась в глаза разница между им и её бывшим. Совсем, совсем не то... Он её не достоин! Никакой глубины переживаний... Все сравнения были не в пользу Хелега.
   Воспоминания возвращались... Как в той песне группы HIM - Killing Lonelines : "Воспоминания, острые, как кинжалы, вонзаются в плоть сегодняшнего дня..." Отношения с Валерой начинались совсем по-другому: сначала долгая переписка по смс, потом долгие задушевные беседы на кладбище, наконец, робкие прикосновения рук, переплетение их пальцев во время бесед, эти прикосновения, позволяющие им ещё лучше почувствовать друг друга, передать друг другу своё тепло, сочувствие и поддержку, приносящие огромное наслаждение, несмотря на простоту, прикосновения, в которых она не чувствовала ни сексуального подтекста, ни какого-либо давления и подчинения. Три месяца тёмной романтики и совершенного счастья, которые подарил ей Валера, когда ухаживал за ней. .. Когда она вспоминала это время, ей хотелось плакать, потому что всё это кончилось и больше никогда не повторится... Хотелось забыть всё, забыть его, но она не могла... Ухаживания Хелега были совсем не такими. Его объятия казались ей ловушкой, его прикосновения раздражали. Наконец, она прямо сказала ему, что не может быть его девушкой, потому что не любит его, и лучше остаться просто друзьями. Анна чувствовала себя виноватой перед ним, но ничего не могла с собой поделать. Последнее время её настроение совсем упало, девушка стала нервной и раздражительной.
   Попытка забыться и забыть прошлое в новых романтических отношениях с треском провалилась...
   15.07.11
  
   Глава 22. Мысли Вервольфа.
  
   Когда "Стихия Свободы" в очередной раз собрались на Старом кладбище, чтобы
   потусоваться, поболтать и попить пива, Вервольф решил прогуляться один вглубь
   кладбища и собраться с мыслями. Столько всего произошло, что нужно было
   обдумать... С тех пор как появился Аш, Вервольфа не покидало странное чувство,
   что что-то здесь не так. Это чувство было не сильным, но и не желало проходить,
   как парень ни старался от него избавиться. Сначала ощущение было приглушённым,
   почти незаметным, но сейчас усилилось, как раз после того, как Аш явно "положил
   глаз" на Охотницу и ребята побывали у него дома.
   Может, это была банальная ревность. Ведь они с сестрой всегда были единым целым
   с одними мыслями и чувствами, только он был поспокойней своей сестрёнки. А
   теперь он не мог понять её поведения, как будто они вдруг стали совершенно
   разными, и Вервольф чувствовал себя совсем одиноким. Он не мог понять, как
   Охотница так просто позволяет Ашу управлять их компанией, той самой компанией,
   которую они так долго собирали, создавали из мелких разрозненных тусовок. Ведь
   они смогли сплотить всех в одну "Стихию" только с помощью Дивъяра. Они были так
   рады, что смогли собрать самых необычных личностей примерно своего возраста из
   центрального района города, в свою компанию. Именно сестра всегда была лидером и
   автором всех проделок, он же всегда действовал там, где важнее было спокойствие
   и доброжелательность, и умел сглаживать поведение сестрёнки-сорвиголовы.
   Благодаря ему в "Стихии Свободы" быстро утихали любые ссоры. Их не зря прозвали
   когда-то Сиамскими Близнецами, они всегда были вместе, дополняя друг друга. А
   сейчас... Как только Аш оказывается рядом, Охотница как будто стремительно
   глупеет и вдруг начинает во всём подчиняться ему. В общем-то, сначала Аш
   нравился Вервольфу, но сейчас стало казаться, что он хочет отнять у него самое
   ценное - сестру и всю их "Стихию Свободы".
   Может, посоветоваться с Дивъяром? Вервольф уже не первый день об этом думал, но
   опасался, что этим вызовет ссору с сестрой, а он совсем не хотел её обижать.
   Парень внимательно наблюдал за Дивъяром во время последних встреч с ним, и
   казалось, что тот тоже чем-то сильно встревожен и озабочен. Может, он тоже
   пытается понять, что не так с Ашем? Или не хочет уступать тому свою власть над
   "Стихией"? А может, он тоже ревнует Охотницу к Ашу? Вервольф раньше часто
   замечал, как Дивъяр и Охотница смотрели друг на друга или переглядывались во
   время их проделок, будто понимая друг друга без слов, практически так же, как
   понимал сестру сам Вервольф. Они уже как будто сроднились, а теперь... теперь
   Охотница отдаляется и от брата и от своего демона-хранителя.
   Ребята тоже озадачены, хоть и намного меньше. Ведь всё так очевидно - Охотница
   просто влюбилась в крутого богатого парня, да и он к ней неравнодушен. Женская
   часть "Стихии Свободы" ей по-тихому завидовала, мужская часть - посмеивалась.
   Только Вервольф теперь не находил себе места от беспокойства. Действительно ли
   он должен радоваться за сестру? А вдруг Аш из тех, кто поиграет и бросит? Кто
   знает, чего можно ждать от этих богатых сумасбродов, которые свалились на
   городок, как снег на голову, отгрохали едва ли не за день целый посёлок с
   безумной архитектурой и, похоже, проворачивают какие-то большие дела в городе.
   Весь их городок как-то стал неуловимо изменяться... пока ещё неуловимо...
   Обуреваемый тяжёлыми мыслями, Вервольф пришёл в себя только тогда, когда
   уткнулся в тупик, незаметно потеряв тропинку. Могилы сходились впереди и с
   боков, почти касаясь оградками и совершенно заплетённые ветвями разросшихся
   кустарников.
   "Ох ты, ё-моё! И как это я сюда забрёл?" - парень повернулся и пошёл обратно по
   единственному оставшемуся проходу, пока не наткнулся на старое поваленное
   дерево, перегородившее тропинку.
   "Неужели я так задумался, что даже не заметил, как тут перелез? Ничего себе!" -
   он осмотрел преграду.
   Верхней частью дерево повисло на ржавой облупившейся оградке, растопырив
   многочисленные ветки, а нижняя часть скрывалась в густой траве у подножья
   могильного холмика, лишённого оградки и украшенного лишь совсем покосившимся
   полусгнившим деревянным крестом. Подойдя поближе к нижней части, где перелезть
   ствол было легче, Вервольф заметил, что эта часть дерева почти полностью лишена
   коры, и решил присесть на гладкий серый ствол и отдохнуть.
   Внезапно у него появилось ощущение, что за ним кто-то наблюдает, краем глаза он
   заметил невдалеке в зарослях какую-то тень. Пригляделся внимательнее, но по
   листве прошелестел ветер и уже ничего не удалось увидеть. В зарослях было
   сумрачно, и у парня мурашки пробежали по коже, когда ему пришло в голову, что
   это может быть какой-то неупокоившийся дух, призрак... "Призрак?" - Вервольф
   усмехнулся, вспомнив, кого так называли...
   - Это ты, Призрак? Выходи, мне как раз посоветоваться не с кем. Дело серьёзное!
   Дамиан бесшумно выскользнул из зарослей.
   - Приветствую тебя, Вервольф... - улыбнулся он.
   - Значит, всё-таки ты, я угадал! - обрадовался тот. - Мне сейчас действительно
   надо с кем-то поговорить, а то голова от мыслей пухнет. Так что ты весьма
   кстати, Призрак Старого кладбища!
   - Почему ты не посоветуешься с Дивъяром? - удивлённо спросил Дамиан. - Неужели
   ты ему не доверяешь?
   - Не то чтобы не доверяю... Просто мне он не такой закадычный друг, как тебе. С
   ним больше сестрёнка общается. А сейчас она стала какая-то не такая... Думаю,
   Дивъяра это тоже волнует, и он тоже не знает, что с этим делать! - Вервольф
   рассказал Дамиану обо всём, о чём он передумал в последнее время.
   - Да уж, дела... - задумчиво проговорил гот. - Действительно, Див тоже сильно
   обеспокоен. Правда, он не рассказывал мне таких подробностей, но... В нашу
   последнюю встречу он сказал мне, что, возможно, он не единственный демон в
   городе.
   - Нифига себе! - присвистнул Вервольф. - Если так, то мы влипли... Нам ещё
   демонских разборок в городе не хватало! Все проблемы начались с появлением Аша.
   Значит, возможно, у него тоже есть демон-покровитель! Или он сам... нет, этого
   быть не может! Он же совсем не похож на Дивъяра, просто пацан, только наглый, потому что богач!
   - Демоны, как и люди, бывают разные... Нельзя ничего исключать... Хотя, может, он вообще в действительности никак не связан с демонами, а просто влюблён в твою сестру. По крайней мере, Охотница точно в него влюблена, это очевидно. И с этим придётся считаться. Не мучай себя лишними мыслями, будь таким же, как всегда был. Следи, чтобы сестра не наделала больших глупостей. Сохраняй единство "Стихии Свободы", вместе вы со всем справитесь. Ни с демонами, ни с романом своей сестры ты ничего не поделаешь. Но ты не один, подумай сам, ведь у тебя есть вся "Стихия"! Они же твои друзья, поговори с ними. И старайся чаще общаться с Дивъяром, расскажи ему всё, что думаешь и чувствуешь. Только он поможет со всем этим справиться, но мы для этого должны дать ему много энергии. Доверься ему. Вот и весь мой совет.
   - Да, совет простой, я сам хотел сделать так с самого начала, поговорить со всеми, но что-то меня останавливало. Боюсь обидеть сестру... Она же обязательно от кого-нибудь узнает о таком разговоре. Боюсь, что она совсем от меня отдалится, если узнает, что я подозреваю Аша в дурных намерениях... - ответил Вервольф. В голове всплыли воспоминания о том, как они не так давно всей компанией переделывали ему причёску, потому что он был не слишком доволен своими дредами, а Охотнице так нравилось. Потом Бешеный Панк нашла в журнале фотку парня с какими-то дредами-"сосульками" и они решили попробовать сделать такие Вервольфу. Дело было долгое, но весьма весёлое. Под музыку, со смехом и шутками, они все по очереди расплетали дреды, мыли, расчёсывали и делали из них "сосульки", то есть прядки, свободные у корней, но скреплённые на кончиках. Пользовались при этом всеми подручными средствами, убили кучу времени и всяких средств для укладки, но в конце концов остались довольны, а главное, вдоволь повеселились. Вервольфу такие дреды понравились больше. Они все так дружно поработали над ним, что причёска не развалилась до сих пор. Когда "Стихия Свободы" вот так веселилась вместе, занимаясь каким-то общим делом, они действительно ощущали себя одной семьёй, одним целым. Действительно, почему он сразу не поговорил с друзьями, какой смысл скрывать всё от них?
   - Не надо бояться. Не думаю, что она от тебя откажется. Скорей попытается тебя переубедить. Ты нужен ей так же, как и она тебе. Вы ведь друг для друга самые близкие люди... - Дамиан вздохнул и посмотрел на темнеющее небо, виднеющееся в просветах между ветвями деревьев. - Вам можно позавидовать, вы с детства были вместе... А я всегда был один, пока не появился Дивъяр. Теперь он для меня такое же близкое существо, как для тебя Охотница. Так что я понимаю тебя... Мне пора. Удачи!
   Призрак стремительно скрылся в зарослях. Он и не думал уходить с кладбища, просто разговор уже стал ему в тягость. Он проследил, как Вервольф медленно выбрался к главному входу и, не найдя своих у большого памятника, пошёл искать их, ориентируясь на шум. Компания переместилась к склепу и слилась с другой, меньшей тусовкой. Слышались оживлённые разговоры и бренчание гитары. Вервольф подоспел как раз тогда, когда ребята, наконец притихнув немного, слушали, как поёт под гитару Тёмный. Он пел несколько заунывную песню на какую-то историческую тему, что-то о рыцарях и сражениях, негромко, но с чувством, которое её оживляло. Песня была недолгой, допев, он передал гитару какому-то щуплому парнишке из меньшей компании и тот стал наигрывать что-то из Металлики. Разговоры возобновились.
   - Ты где пропадал? - напустилась на брата Охотница. - Я же волновалась! Ушёл куда-то, ничего не сказал!
   - Мне нужно было подумать в тишине, сестрёнка...
   - Какой-то ты странный последнее время! О чём это ты столько времени думал?
   - Кто бы говорил! Это ты последнее время странно себя ведёшь! Я о тебе беспокоюсь... - выпалил Вервольф на одном дыхании.
   - Правда что ли? Так заметно? - девушка понизила голос. - Знаешь, братишка, а ведь я реально влюбилась... Со мной ещё такого ни разу не было. Бывали, конечно, влюблённости, но эта отличается. Такое странное, необыкновенное чувство! Наверно, это и есть настоящая любовь... - мечтательно протянула она. - С ним рядом я просто таю... тону в его глазах... он такой необыкновенный...
   - Мы его едва знаем! Ещё непонятно, что он из себя представляет! - парень мрачно глянул на сестру.
   - Ты что, ревнуешь? Да брось ты! Он же свой в доску! Я это чувствую! - уверенно сказала она.
   - Аш ещё не признал Дивъяра своим покровителем и не отдал ему душу, поэтому не может считаться своим! - возразил тот. - И вообще, я богачам не доверяю.
   - Да ну тебя! Не доверяет он! - надулась девушка. - Я сказала, что он будет моим, значит, так и будет, несмотря ни на что! Аш мой! Я так хочу!
   - Делай что хочешь, Охотница... - проговорил Вервольф. - Только, прошу, будь осторожна! Я просто беспокоюсь, видя, как он подчиняет себе тебя и всю "Стихию Свободы"... мне это не нравится... я считаю, что мы не должны подчиняться никому, кроме Дивъяра! Вначале Аш очаровал и меня, но сейчас... Наверно, я всё-таки ревную!
   - А! Ревнуешь! Я так и думала! - рассмеялась Охотница. - Не беспокойся за меня, я уже не ребёнок! Вообще, найди себе девушку! Посмотри, сколько их вокруг, неужели никто не привлекает?
   - Я как-то об этом не думал... - Вервольф огляделся и внезапно зацепился взглядом за девушку в готическом прикиде, которая сидела в стороне и с мрачным видом пила пиво, глядя на костёр. - А это кто? Вроде я её уже видел несколько раз, только не помню, как зовут.
   - Это Химера. С ней Руслан дружил, пока не уехал. Сейчас она одна... - сестра подмигнула ему. - Иди к ней! Займись лучше своей личной жизнью, меньше будешь заморачиваться моей!
   - Может, ты и права... - Вервольф вздохнул и снова посмотрел на Химеру. - Ладно, попробую!
   Он усмехнулся и подмигнул сестре в ответ, направляясь к приглянувшейся девушке...
   23/07/11
  
  
   Глава 23. Первые жертвы (Не_Олег)
   Ne Oleg
  
  
  
   Валерий последние несколько суток сидел безвылазно в своей квартире. У него было какое-то странное состояние оцепенения. И вроде бы хотелось крови, какого-то насилия, но... но одновременно с этим было сосущее чувство потери.
За окном занимался рассвет, Валерий сидел на стуле в углу комнаты. Послышался противный скрип холодильника, и в комнату, делая большие глотки их горла, зашел Абаддон.
Он, как всегда, был с иголочки, но все-таки что-то в нем было небрежное, неопрятное. От демона пахло алкоголем.
- Я думал, такие как вы, не страдают от похмелья, - улыбнулся Валерий. Абаддон хмыкнул.
- Да. А еще мы не дышим, не кашляем и сны нам не сняться. Ау, люди! Чего это вы такие самоуверенные? Даже я в шоке. На самом деле, дорогой мой Валерий... как-нибудь там тебя по батюшке, - Абаддон закинул ногу на ногу и отхлебнул пива. - Что за дерьмо ты пьешь? А Хенесси нет? Хотя... у тебя туфель-то нормальных нет, что о Хенесси говорить... так вот, Валерий! На самом деле, господь бог ваш всевышний, наш наитупейший, создал вас не по своему образу и подобию, а по нашему. Мы были рождены вот такими! С двумя ногами, с двумя руками, такими... людьми? А ваш седовласый идиот просто спер идею.
- Ты отошел от темы.
- Ни разу. Мы чувствуем то же, что и вы. Лучше вас. Больше вас. И сильнее вас. А вы - жалкие отпрыски глины, всего лишь тупая пародия на нас, высший разум этого материального мира.
Валерий хмыкнул. А, может быть, все по правде так? Люди созданы по чьему-то образу и подобию? Ведь глупо было бы верить, что мы одни такие...
- И вообщеЈ Валерий, - голос Абаддона был предельно ясным, будничным. - Я в тебе разочаровался. Сильно. Я не могу никак понять, как я так косянул. Ты, конечно, можешь думать, что таких как ты у меня миллионы, но это глупое заблуждение. У меня совсем мало людей в подчинении. Их совсем чуть-чуть. Маньяки, извращенцы, педофилы, наркоманы и алкоголики. Оцени, какой букет интеллигенции, - Абаддон снова отхлебнул пиво. - Так вот. Если бы я каждому, кто ошибся в начертании пентаграммы отдавал бы какую-то силу и мощь, я был бы не всемогущим демоном, а жалким чертенком-пустословом. Так что из всех тех, кого нарочно или нечаянно приводила ко мне судьба, я тщательно изучал. Для меня это было делом пяти секунд. И я ни разу не промахивался. А тут мне подвернулся ты. И вроде бы ты один из них, я чувствовал, но... косянул, косянул!
  
   Снова тишина.
- Ты никчемный. Ты пустой. Какой-то запал боли и агрессии в тебе есть, но... черт побери, что ты знаешь кроме анального секса? Пытки воском? Привязывания? Да хотя бы какое-нибудь хиленькое убийство?! Но нет. Твои кишки слишком пусты, а мозг слишком сер.
- Нет, - Валерий неожиданно резко встал. - Я способен на это.
- Чего?
- Я хочу стать одним из тех, кем ты мог бы гордится.
Абаддон опешил. Такой реакции он не ожидал.
- Да? - глаза Абаддона заблестели. - Тогда пошли со мной.

Они оказались на каком-то кладбище. Это было не Старое, до боли знакомое, кладбище, а, видимо, то, что находилось в другом конце города.
- И что мы тут забыли? - протянул Валерий, зябко передергивая плечами.
- Тебе холодно?
- Есть немного.
Абаддон щелкнул пальцами, и на плечи Валерия лег черный балахон с капюшоном, напоминавший одеяние инквизитора.
- Станет теплее, - хмыкнул демон. Валерий посмотрел на Абаддона. На фоне ночного неба и полной луны профиль демона казался точеным, словно вырезанным.
Словно учуяв какой-то запах, Абаддон двинулся вперёд.
Сделав один шаг, демон оказался окутан плотной красной дымкой. Дымка дошла до макушки демона и развеялась. Теперь Абаддон напоминал священника - черный плащ с серебряными застежками, черные брюки и сапоги.
Он двигался вперёд бесшумно, тенью скользя между могилами.
Наконец они вышли к большому надгробному памятнику, рядом с которым на лавочке, опустив двухлитровую бутылку пива, сидела парочка готичных подростков.
- Но они же дети!
- Всё понятно, сердобольный, - фыркнул Абаддон. Валерий схватил его за руку.
- Нет. Если надо.
  -- Надо, Лера, надо, - ухмылка демона превратилась в жадный оскал, обнажающий глазные клыки. - Ты сделаешь все по правилам. Ты сделаешь жертвоприношение. На мое имя.
Абаддон наклонился к уху Валерия и что-то с жаром зашептал. Валерий лишь кивал.
Спустя несколько минут он, накинув капюшон на голову, подошёл к целующейся паре и, схватив девушку за волосы, поволок ее вглубь кладбища. Парень, естественно, набросился на Валерия, но тот лишь махнул рукой и подросток был отброшен в памятник. Послышался хруст ломаемой кости.
Девушка визжала, извивалась, но вырваться у неё не получалось. Валерий таким образом дотащил ее до самого большого креста на кладбище, привязал к лавочке у этого креста и, вытащив из-за лавочки лопату, стал копать вокруг могилы. С высоты птичьего полета можно было видеть, что Валерий выкопал определённую пентаграмму, совсем не "популярную" в различных кругах дьяволопоклонников и прочей ереси.
- Кричи, не кричи, все равно здесь палачи, - безразлично бросил Валерий девушке.
Он взял нож и стал вырезать на деревянном кресте что-то вроде стока. Работа заняла у него примерно тридцать минут. Потом он взял девушку, сорвал с нее одежду, оставив ее в виде лохмотьев, и привязал ее к кресту по типу христова распятия. Перевернутого христова распятия - руки девушки держались на верёвках, что спускались с креста.
Девушка уже не кричала, видимо, просто охрипла.
В темноте ночи блеснул нож. Кровь потекла по стоку по выкопанной пентаграмме, по странным обстоятельствам не впитываясь в землю. Однако крови все равно оказалось мало.
Тогда Валерий приволок труп парня, который, как оказалось, сломал себе позвоночник, ударившись о надгробный памятник. Он отрезал трупу голову, толкнув обезглавленный труп шеей в траншею. Казалось, траншея сама вытягивает из трупа кровь...
Кладбище озарила вспышка молнии и дикий хохот Абаддона.
Демон стоял на примогильном столике и, улыбаясь во все тридцать два зуба, хлопал Валерию.
- Но то ли еще будет, солнце! - поклонился Абаддон и исчез.
Валерий дошёл до своей квартиры и, не разуваясь, рухнул на кровать.
На следующее утро все газеты пестрели сообщениями об убийстве. Однако улик найдено не было. Совсем ничего.
  
   Глава 24. Монополия. Раунд Второй (Не_Олег & Lord de Silent)
   Ne Oleg
  
  
  
   Абаддон толкнул дверь в дом и, фактически, светясь от счастья, поднялся по лестнице. Однако, дошел он только до середины.
- Ты где был? - на лестнице появился Локи.
- Бегал?
- Идиот?
- Не проканало?
- Ни разу вообще. От тебя кровищей прёт. И что ты радостный такой, как будто...
- Мне подарили жизни и кровь двух подростков. Еще бы мне не быть радостным! - Абаддон засмеялся.
- Вот ты жид, - фыркнул Локи, поворачиваясь в сторону второго этажа. - Пошли, прохаванный. Мы тебя уже несколько суток ждем.
В комнате, прогретой камином, держа в руках, видимо, уже по традиции, бокалы с алкоголем, сидели все остальные демоны.
- Явился? - фыркнул Азазель.
Абаддон с разбега упал на кожаный диван.
- Ну что, старикашечки вы мои, что делать будем?
- Кто-то загнался, по ходу, - покрутил пальцем у виска Дагон.
- Или догнался, - наливая себе бренди, пожал плечами Локи.
В комнату, как ни в чем ни бывало, вошел Аштарот.
- От кого кровищей разит? - оглядываясь, спросил он. - С первого этажа чувствую... - на этих словах его взгляд упал на Абаддона, лицо которого светилось улыбкой. - Вопрос снят... - спокойно произнес Аш, садясь на кресло.
- Ну, что, маэстро, могу поаплодировать! - в дверях нарисовалась Лилит
- Ты о чем? - поднял глаза Аштарот.
Лилит тяжело вздохнула, бросив мимолетный взгляд на него.
- Следить надо за энергетикой в городе, и с матерью общаться почаще! Смерть она у нас, как-никак! - она хитро улыбнулась, проходя в комнату. - Ну, рассказывай, как все было!
Абаддон потянулся.
  
  
   - Помните Валерия? Хотя, откуда вам его помнить, вы его не знаете. Так вот. Есть в этом городишке одни мальчик, который продал свою душеньку мне. Ну, естественно, продал за всесилие и еще какую-то блажь.
- Если ты заключил с кем-то сделку, значит, это был достойный кандидат, - улыбнулась Сехмет.
- Я тоже так думал. Но, присмотревшись, понял, что косянул. И не косянул одновременно. В мальчике дремлет такой маньяк, которого не видел свет с времен 19го века, при чем лондонского 19го века... так вот. Только беда в том, что парень настолько замкнут был на своей боли, что энергию ненависти не вымещал.
- И ты...
- И я просто удачно поманипулировал им и - вуаля! У меня есть слуга и, - Абаддон хрустнул пальцами. - Силы. Кстати говоря, мои жертвы - два готёнка. Так что... - Абаддон выразительно посмотрел на Аша. - Ты представляешь, что начнётся с этой жалкой кучкой придурковатых алконавтов? - спросил он, подразумевая Стихию Свободы.
- Оно и к лучшему! Если честно, то они меня порядком достали! - скривился Аштарот, принявший в этот же момент образ лет двадцати. - Ничего интересного, словно игра Sims, все люди такие предсказуемые... - обреченно глянул он куда-то в потолок. - Надо что-то интересное придумать, а то сил моих нет на их душевную простоту!
Лилит улыбнулась.
- А как же та девчонка? Тоже не интересует?
- Да как сказать... - Аштарот на секунду задумался. - Все бы хорошо, да вот только чует моё существо, что мы играем с огнем... братец её подозрительный... да и Дивъяр сейчас начнет сопли распускать, как девица обиженная... и что-то еще... но не могу объяснить что... вот спинным мозгом чувствую, вляпаемся мы куда-нибудь!
Локи и Дагон молча переглянулись, покрутив пальцем у виска, и снова глянули на него.
- Спокойно.... - продолжила Лилит. - Убрать этого пацана не проблема... - она цепко глянула на Аша. - К тому же, я пока не задействована...
  -- Ли... я тебе верю и не сомневаюсь... - Аштарот поднял глаза на неё. - Но....
- Прекрати уже. Все нормально, не накручивай... тебе просто скучно, так развлекись! - Лилит безнадежно закатила глаза, устремляя взгляд на остальных, словно говоря: "Помогите мне, что ли!"
- АСТАРОТ! Хватит ныть! Ты демон или как? - взвинтился Азазель, которого уже достало это нытьё брата.
Аш кинул на него злобный взгляд пустых глаз.
- Как отец прям! Не называй меня именем древних!
- А ты как баба! - хмыкнул Азазель, садясь обратно в кресло. По комнате прокатились тихие смешки.
Сехмет повернулась к Абаддону.
- Скажи мне, милый... у этой готелки... вроде... как её... Даны... есть брат, нет?
- Есть, - кивнул Абаддон. - И этот парнишка напрямую связан с Дивъяром. А что?
- Я, кажется, нашла себе развлечение, - протянула Сехмет.
- Аш, - неожиданно робко подал голос Локи. - Мы тут вас послушали... да на карту города глянули... в общем... как вам идея слегка подприжучить товарищей неформалов?
- В плане? - вскинул бровь Аш.
Дагон щелкнул пальцами и из неоткуда появился столик, на котором размещался макет кладбища. А рядом с кладбищем мигало многочисленными огнями воистину чикагское казино.
- Ух ты... - протянул Азазель.
- Ну, это только в планах. В общем. Почему бы нам не устроить тотальные гонения на неформалов? Что бы подпалить Дивъяру, так сказать, задницу? - Дагон почесал спину указкой. - Валерий будет вырезать неформальную тусовку, рисуя нам пентаграммы, мы будем становится сильнее, что, естественно, только позитивно скажется на наших позициях борьбы с Дивъяром. Ну, а мы, тем временем, окрышуем их так, что у них не останется иного выхода, как встать под нас. И все. И вуаля. И город наш, и карты, и деньги, и стволы.
- Это интересная мысль! - Аш даже улыбнулся. - Только вот все прекрасно, но меня смущает само кладбище... - он глянул на стол, и на макете города, по краю кладбища, тут же появились черные точки. - Как насчет того, чтоб вообще убрать его в ближайшее время? А тех, кого не вырежут, переместить в клубы и казино? Останется и так мало... их не составит труда перегнать как овец, к тому же меня там слушаются...
- Отлично! Как раз парни... - Лилит глянула на задание казино. - У вас появится больше места для строительства!
- Стойте оба! - Азазель пододвинулся ближе. - Зачем кладбище сразу сносить? Пусть деньги приносит! Выкупаем, ставим охрану и платные вход и выход!
- Оформим в документации его как... историческое место? - протянул Абаддон. - Памятник старины, так сказать. Хм... друзья мои, а это очень мерзко, ну очень мерзко.
Все засмеялись.

На черном небе ярко вспыхнули две звезды и, сорвавшись со своих небесных креплений, рухнули вниз. Они стремительно прочерчивали небесную черную гладь, оставляя за собой белую полосу.
Город Каинск встрепенулся, от окраины городка разлилось белое сияние и всё снова утихло.
Две фигуры в белых балахонах, с накинутыми на головы капюшонами, стояли посреди выженного круга и, смиренно опустив головы, что-то шептали. Наконец, один из них поднял голову и посмотрел на луну. Лунный луч отразился в голубых, как морские воды, чистых глазах мужчины тридцати лет.
Второй стоял смотря вниз, молча смотря в землю, из темноты можно было заметить только кисти рук, пальцы которых еле касалась друг друга...
  
  
   Глава 25. Монополия. 'With helping of God'
   Ne Oleg
  
  
  
   По кладбищу, чуть ли не снося за собой кресты, несся парень, перепрыгивая ограды так, что позавидовал бы любой паркурщик...
Он завернул за одну из могил, уже видя вдалеке компанию, которая еле ускользнула от нынешней полиции.
- Есть! - крикнул он, подбегая к ним с газетой, свернутой в руке, и кидая её на один из камней.
Компания тут же схватилась за газету, разворачивая её всеми руками.
- Стойте! Стойте! Порвете на хрен! - крикнула одна из девчонок, вырывая газету себе и читая вслух.
Компания молча слушала, открыв рты. Такого не случалось никогда прежде, и для всех это было просто потрясение.
- Это же были знакомые здешних! - ахнула Охотница, дослушав статью.
В газете, прямо на первой полосе, красовалась фотография двух трупов, лица которых она узнала сразу.
- Капец! Что теперь делать? На кладбище нельзя появляться теперь?! - послышалось из толпы....
- Тут явно что-то не чисто... - прошипел Вервольф. - Где был Дивъяр? Неужели он не мог спасти их?!
- Замолчи... - грустно произнесла Охотница, отводя его в строну. - Он не виноват... они не отдали ему души, а значит, он и не их хранитель...
- Я тебе говорю! Тут что-то не ладно! Я чувствую, что Дивъяр что-то знает, но нам не говорит!
- Прекрати! Нужно думать о своей безопасности! - она хотела было продолжить, но тут появился наряд охраны порядка.
- Майор полиции Кителов, - представился один из мужчин в форме. - Так, что за сборище тут?
- Мы... ну... - начали было ребята, но майор Кителов кивнул своим сотрудникам и те вытолкали Стихию Свободы с кладбища прочь.
- Великолепно! Нас теперь выгоняют с нашего же места! - гневу Вервольфа не было предела.
К главному входу на кладбище подкатил большой черный Hammer, из которого выпрыгнула миниатюрная брюнетка, утянутая в черное платье с юбкой-карандаш чуть выше колена. Она поговорила о чем-то с майором, тот кивнул, и девушка, запрыгнув обратно в машину, уехала.
- Да что за черт здесь происходит?! - Охотница подлетела к майору.
- Это кладбище теперь является объектом старины и охраняется государством. Вход платный и то, строго по пропускам. Как в Санкт-Петербурге. Так что хватит пить, вставайте на лыжи!
И майор ушёл.
  
  
   Дивъяр, скрывшись от людских глаз, с ужасом смотрел на обезображенные трупы молодых людей.
Полицейские фотографировали место преступления, снимали отпечатки пальцев, в общем, пытались найти хоть какие-то зацепки, однако это было бесполезным занятием.
Дивъяр видел, как рядом с крестом стоят эти две души, которые никогда не найдут свой покой - в жертвоприношениях главное кровь, а души уже навсегда останутся прикованы к своим обезображенным телам. И даже он, собиратель душ, не мог ничего сделать. Смерть - это высшая инстанция.
Однако помимо энергетики смерти, Дивъяр чувствовал и что-то другое. Что-то теплое и светлое, как будто бы теплая вода, пахнущая розмарином, разливается по всему телу. Это тепло окутывало спокойствием и вечным светом, манило к себе, горячо обжигая уши своим едва слышным шепотом.
Дивъяр оглянулся и увидел двух мужчин, стоящих у ограды и смотрящих на трупы.
Один из них стоял, положив одну ладонь на другую, вперившись взглядом в крест, по основанию которого еще текла кровь.
Это был высокий, бледный мужчина с короткими светлыми, почти белыми, волосами. У него были ясные голубые, как морские воды, глаза. Лицо его было одновременно резким и плавным. Острый нос, чуть пухлые губы, большие глаза. Длинные пальцы выдавали в нём творческую натуру. Одет он был в чёрный плащ, тёмные брюки, заправленные в высокие сапоги и белую рубашку навыпуск. В сложенных руках покачивались чётки.
Второй мужчина был на вид моложе. Высокий, абсолютно белый во всех смыслах этого слова. Сейчас таких называют альбиносами. У него были белые (светло русые, почти платина) волосы длиной чуть выше плеч, голубые глаза и светлая кожа, которая словно светилась. Одет он был так же во все белое. Белые брюки и белая рубашка, сверху низменно был белый плащ-накидка, с капюшоном.
Дивъяр вздрогнул. Ангелы. При чём, навряд ли простые...
Полиция ушла спустя полчаса.
Молодой парень подошёл к душам и, коснувшись их лбов скрещенным для молитвы троеперстием, кивнул им и, что-то прошептав, взглянул на небо.
Тучи рассеялись, пропуская солнечные лучи. Лучи упали на души и те исчезли.
- Да примет их Господь в своё Царствие, - прошептал молодой ангел.
Второй, тем временем, подошел к пентаграмме и хмыкнул.
- Брат Михаил, тебе знакомо это всё? - спросил парень.
- До боли, - хрустнув шеей, ответил тот, кого назвали Михаилом. - Эти жертвы предназначались Абаддону. Не ожидал...
Дивъяр стоял, затаив дыхание. Ангелы, демоны... ему самому казалось, что он попал в сказку.
"Абаддон? Значит, черт побери, здесь все-таки есть кто-то, помимо меня?!"
Михаил, будто бы услышав его мысли, хмыкнул.
- Не пора ли нам вмешаться, брат мой? - снова подал голос молодой.
- Нет, Сашиэль. Наше время еще не пришло...
И они, как и души, растворились в потоке солнечного света.
Дивъяр сидел, облокотившись на надгробие и запустив пальцы в волосы. Вокруг творился какой-то бред, хаос, полный бардак... и почему-то зачинщиком он ощущал именно себя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 26. Проблемы.
   Дамиан, как обычно, подошёл в сумерках к Старому кладбищу. И вдруг удивлённо отпрянул, наткнувшись на новенький железный забор, высокий, с остриями наверху и с толстыми прутьями. Пройдя вдоль забора, удивился ещё больше -- новый забор огораживал всё старое кладбище, кустарники вокруг были вырублены, даже там, где Старое кладбище сливалось с сельхозовской рощей. Обойдя всё кладбище вдоль забора, гот решился подойти к главному входу и удивился ещё больше -- новенькие кованые ворота украшала табличка с надписью о том, что Старое кладбище теперь охраняется как памятник старины и вход только по билетам в определённое время. Рядом с воротами стояла просторная и добротная будка сторожа, явно рассчитанная и на зимние холода.
   "Как же так? - растерянно подумал юноша. - Так быстро, без предупреждения... Чья это инициатива? А где же теперь будут собираться неформалы?"
   Он побрёл вдоль забора в сторону сельхозовской рощи. Внезапно юноша услышал голоса. Он остановился и прислушался. Голоса были знакомые. Осторожно выглянув из кустарника, Дамиан увидел Стихию Свободы.
  -- Ну и что нам теперь делать? У кого какие предложения? - отрывисто проговорила Охотница, нервно ходя туда-сюда перед расположившейся на траве компанией.
  -- А почём там билеты? Может, купить сразу абонемент? - нерешительно предложил Инфернал.
  -- Глупости! - рыкнула Охотница. - У нас же не у всех столько денег есть! К тому же дико раздражает, что мы должны теперь платить за то, что всегда было бесплатно! А главное -- ограничение по времени, ты видел, во сколько там ворота закрывают?
  -- А почему бы Охотнице не попросить Аша купить нам всем пропуска? - хитро посмотрела на подругу Янка, за что та наградила её сжигающим взглядом.
  -- Может, перейдём на другое кладбище? - подала голос Улька. - Не все же их закрыли! На Новом кладбище много дырок в заборе и его почти не сторожат.
  -- Новое кладбище находится у чёрта на куличках, где-то даже за городом в северной части. Предлагаешь таскаться туда каждый день? Я там пару раз была -- никакого сравнения с нашим кладбищем! Все могилы ровно, как по линеечке, везде цветочки высажены, всё ухожено... Там совсем не место для неформалов! А остальные кладбища вообще мелкие, никаких укромных мест и ничего интересного!
  -- Может, вообще теперь не на кладбище тусоваться, а в гараже? Давайте подработаем, сложимся и купим гараж, где и будем тусоваться! - поделилась идеей Ника.
  -- Не факт, что мы все сможем найти подработку и заработать достаточно, чтобы купить тёплый и вместительный гараж. Хотя попробовать стоит!
  -- Может, будем пока тусоваться здесь, в сельхозовской роще? От кладбища недалеко, природа такая же... - сказала Карина.
  -- Здесь нет таких укромных мест, сложнее скрыться от гопников, к тому же нет ни скамеек, ни столиков. Хотя то, что рядом с кладбищем -- тоже большой плюс, может, нас тут Призрак Старого кладбища навестит... - Охотница подмигнула Карине и та слегка покраснела. - Интересно, как он попадёт на кладбище теперь? Если он, конечно, не живёт там в какой-нибудь могиле...
  -- Короче, ребята, слушайте меня! - взял слово Вервольф. - Пока что обоснуемся тут, найдём наиболее укромное место, смастерим скамейку побольше. И, главное, давайте не забывать, что ради собственной безопасности надо постоянно держаться всем вместе! А ещё, надо сейчас же позвать Дивъяра и спросить, что он об этом думает
  -- Точно! - воскликнул Мериадок. - У нас же Дивъяр есть! Пусть он и решит проблему! Думаю, для демона это -- раз плюнуть!
  -- Нечестно перекладывать свои проблемы на других! - возмутился Вервольф. - Дивъяр не всесилен, он же не из высших демонов, все его силы идут от нас. Поэтому мы должны постараться и решить проблему все вместе! Только вместе мы это сможем! Не один Див, а мы все вместе с ним по-настоящему сильны, поймите вы это!
  -- Я только что сама об этом подумала... - улыбнулась брату Охотница и они в один голос позвали: - Дивъяр!
   Отзыв последовал мгновенно, порыв ветра прошелестел по всем деревьям и рядом появился Дивъяр.
  -- Я думал о вас. Я слышал, что вы говорили. Вервольф прав, вся моя сила -- в вас, чем больше энергии я получаю от собранных мною душ, тем я сильнее. Я постараюсь помочь, хотя сам не очень-то понимаю, что происходит. Теперь я уже уверен, что я не единственный демон в городе. И тот, который пришёл после меня, намного сильнее и настроен отнюдь не дружелюбно. В своё время я сильно поссорился с демонами Преисподней, они почти меня уничтожили... Точнее, они так думали, но я как-то сумел выжить. Я всё ещё не помню, что было после этого. Похоже, сейчас они не собираются меня убивать... пока... Они хотят развлечься и я не знаю, чего от них можно ожидать. Я не знаю, сколько их здесь. Но один из них уже выдал себя. То недавнее убийство на кладбище -- это было жертвоприношение Абаддону, демону разрушения.
  -- Ужас... - проговорила побледневшая Охотница. - Зачем такому сильному демону наше захолустье? И почему ты с ними поссорился?
  -- Я слишком своеволен. Я собираю все души, которые мне понравятся. Но ведь демонам положено забирать только души грешников... Я -- мятежник, не захотевший подчиняться правилам и приказам. К сожалению, другие демоны появились здесь по моей вине. Я хотел получить душу Валерия, которого здесь прозвали Демоном, но оказалось, что его душа уже принадлежит Всеразрушающему. Абаддон почуял меня и пришёл выяснить, почему я всё ещё жив, наверняка захватив с собой своих братьев.
  -- И как же нам теперь быть? - растерянно спросила Охотница. - Ты же не сможешь справиться с ними со всеми...
  -- Да, но пока они не нападают открыто. Они действуют через людей, как будто играют с нами. Думаю, если вы будете осторожны и будете держаться вместе, то с вами ничего не случится. А я как-нибудь выкручусь, раз уж мне до сих пор удавалось выжить. И я сделаю всё, чтобы охранить вас от опасности.
   Ребята растерянно и испуганно переглядывались. Тогда слово взял Вервольф:
  -- Ну и чего скисли? Такая орава, плюс сила демона -- и боитесь неизвестно чего! И вам не стыдно? Если держаться вместе, то нам ничего не грозит! Нас же много! А если мы отдадим свою силу Дивъяру, то он сможет защитить нас! А что прирезали тех двоих -- так это не впервые в городе. Я слышал, лет пять назад тут уже был какой-то маньяк, который, кстати, как раз здесь, в роще возле сельхозтехникума, нескольких студенток подкараулил и убил. Ничего, поймали. И этих сатанистов поймают! А нам наука -- всегда держаться вместе! Мы и так, с тех пор как стиль поменяли, даже домой друг друга все провожаем, а теперь, думаю, стоит брать с собой Дивъяра, чтоб всех нас провожал до квартиры. Тогда точно сможем защититься!
  -- Здорово сказано, брат! - восхитилась Охотница. - Надеюсь, все согласны?
   Послышался одобрительный галдёж, настроение у ребят помаленьку поднималось.
  -- Тихо! - поднял руку Див. - Может, есть другие, более мелкие проблемы?
   Ребята начали переглядываться, но вроде никто не мог вспомнить ничего существенного, ничего просто не приходило на ум, головы у всех были заняты только происшедшим недавно. Однако Пианист, до сих пор витавший где-то, вдруг тихо сказал:
  -- У меня есть проблема...
  -- Рассказывай! - велела Охотница.
  -- Помните, у моего отца был бизнес? Он прогорел. Вчера отец уехал, сбежал от долгов. Сегодня приходили какие-то бандиты, вынесли из квартиры всё более-менее ценное, сильно ругались и угрожали, сказали, чтоб я выметался из квартиры, хотят её тоже забрать за долги отца.
  -- А ты чего раньше не сказал? Эта проблема совсем не мелкая! - возмутилась Охотница.
  -- Так всем не до того было... - пожал плечами парнишка.
  -- Ну с этой проблемой я могу расправиться только одним способом, наиболее простым -- осуществить идею Ники. Я смогу уже завтра купить для вас подходящий капитальный гараж. К вечеру можно будет заселяться. О деньгах не волнуйтесь -- найду. Сделаем там уборку и перетащим уцелевшие вещи Пианиста. В своей квартире ему оставаться небезопасно. Потом там обустроимся по полной, сделаем врезной замок, глазок на двери, притащим всего необходимого. Там вам будет безопаснее собираться, пока не разберёмся со всеми проблемами... - Дивъяр повернулся в сторону кустарников. - Дамиан, хватит уже прятаться, иди к нам!
   Гот нехотя вышел из зарослей и поздоровался со всеми.
  -- И давно ты там сидел? - осведомилась Охотница, на что парень буркнул что-то невнятное, придвигаясь ближе к Дивъяру. Он чувствовал себя ужасно неуютно в центре внимания. А когда Карина порывисто обняла его в знак приветствия, совсем смутился и завесил лицо волосами.
  -- Теперь я провожу вас всех по домам, уже довольно поздно и сидеть здесь бессмысленно и небезопасно. Возражения не принимаются! - объявил Дивъяр.
   Ребята, немного поворчав, подчинились. Сначала проводили все вместе тех, кто жил дальше всех, потом остальных, Охотница и Вервольф, как настоящие лидеры, пошли домой последними, убедившись, что все члены Стихии Свободы безопасно добрались домой. Дивъяр провожал каждого до самой квартиры и крепко обнимал на прощание, отчего ребятам мгновенно хотелось спать и они отрубались, едва дойдя до своей комнаты. Дамиан, не отходивший от него до последнего, усмехнувшись, тихо спросил, когда они проводили Охотницу и Вервольфа:
  -- Опять прикинулся энергетическим вампиром?
  -- Так лучше для них. За ночь восстановятся. Зато не будут изматывать себя ненужными мыслями и бессонница им теперь не грозит. А я получил так необходимую мне энергию.
  -- Понятно. Знаешь, - задумчиво произнёс юноша. - Ты вылечил меня от депрессии, но... Если я не смогу бывать на Старом кладбище, то депресняк начнётся снова... Там я успокаиваюсь.
  -- Мы будем там бывать вместе. Я тебя проведу. Никуда не ходи один.
  -- Ладно... Постараюсь.
   Дивъяр проводил Дамиана и так же крепко обнял, забрав часть энергии. Перенёсшись к себе и завалившись на кровать, демон подумал, что действительно слишком очеловечился. Ему было просто страшно подумать, что могли убить Дамиана...
   28.07.11
  
   Глава 27. Вечерняя прогулка.
   Дана несколько дней не могла прийти в себя после той спонтанной поездки с Антоном. Она не представляла себе, что можно вот так быстро, так запросто слетать в Англию. Всё это казалось сном, сказкой. Зачем он вообще взял её с собой? Почему именно её? Что это -- дружеская симпатия или нечто большее? Она не могла не заметить, что Антон нравится ей всё больше и больше.
   "Это небезопасно... - думала девушка. - Но... Пусть всё идёт как идёт... Я не хочу противиться себе, так будет только хуже. Лучше будет уберечь себя от лишних метаний и переживаний. В конце-то концов, мы взрослые свободные люди и можем позволить себе... К тому же, действительно, пора налаживать личную жизнь. Если он не отступится, то я отвечу ему взаимностью. Всё. Решено. Не нужно больше мучить себя разными противоречивыми мыслями. Пусть всё будет как будет. Либо мы будем вместе, либо всё останется так как было. Выбор за ним".
   Успокоив себя этим, Дана снова взялась за воспитание младшего братишки:
  -- Дамиан, почему ты ни с кем не общаешься? Нельзя же так! Нехорошо быть таким замкнутым, это будет мешать тебе в дальнейшей жизни. Нужно преодолеть себя. Тебе надо постараться завести больше друзей и чаще общаться! И не отпирайся тем, что ты гот. Готы тоже тусуются и общаются друг с другом, да и с другими неформалами.
  -- Я общаюсь с Дивъяром и с тобой... - буркнул парень.
  -- Этого недостаточно! Я же вижу, как ты реагируешь на людей. Ты слишком застенчив. Это уже на грани патологии. Кажется, это называется социофобия, боязнь общества. Нужно с этим бороться! Ведь после института ты должен будешь пойти работать, а как ты будешь работать, если шарахаешься от людей?
  -- Я не шарахаюсь от людей! Я просто мало с кем общаюсь. Если я могу учиться, то и работать смогу... Не делай из мухи слона. Я и с другими людьми общаюсь -- с Вервольфом, Охотницей, Кариной. Правда, нечасто...
  -- Братишка, не обижайся, я просто за тебя волнуюсь... - Дана немного взъерошила его волосы и потрепала по голове.
   А через день после этого разговора по городу распространилась новость о страшном убийстве, которая заставила Дану ещё больше забеспокоиться о брате -- любителе ночных прогулок. Пару дней, когда она работала, она не могла выловить брата, который, по своему обыкновению, с наступлением сумерек запирал свою комнату так, что невозможно было понять, дома он или нет. Но как только наступил выходной, она сразу же, как он проснулся, вызвала его на серьёзный разговор о безопасности. Однако мрачный и взъерошенный со сна брат огорошил её ещё одной новостью -- Старое кладбище закрыли и вход туда только по билетам в определённое время.
  -- Так что мне больше негде гулять. Правда, Дивъяр обещал что-то придумать. Но не беспокойся, один гулять я больше не буду. Див сказал, что везде теперь будет ходить со мной...
  -- С одной стороны, так будет лучше... И кладбище больше загаживать не будут все кому не лень. Администрация наконец-то там приберётся, думаю. И надеюсь, что восстановят склеп и часовню. Да и безопаснее будет для всех не тусоваться на кладбище, пока убийц не поймают.
   Дамиан ответил ей только тоскливо-мрачным взглядом. В это время у Даны зазвонил телефон.
  -- Анна! - удивлённо воскликнула она, взглянув на дисплей. - Давненько она не выходила на связь...
   Коротко переговорив с подругой, Дана весело объявила:
  -- Сегодня вечером погуляем по городу с Анной. Я по ней ужасно соскучилась! И ты пойдёшь со мной, не хочу идти до места встречи одна, да и тебе не помешает немного потусоваться.
  -- Вечером? Ладно... Мне тоже интересно, где она пропадала всё это время... - зевнув, согласился юноша.
   Вечером брат и сестра пришли на центральную площадь, где была назначена встреча, немного раньше намеченного, и устроились на свободной скамейке. Площадь была весьма оживлённой, но довольно безопасной, так как там постоянно дежурила полиция.
   Вскоре по площади на умеренной скорости проехал красивый чёрный с серебристым байк, с двумя седоками. В том городе, где Дана жила раньше, у неё были знакомые байкеры и после общения с ними она стала немного разбираться в мотоциклах, поэтому смогла узнать немного переделанный Интрудер. Байк остановился рядом с ними. Сняв шлемак, с него слезла Анна, в очень весёлом расположении духа и полной "боевой форме" - чёрная бандана разрисованная волчьими оскалами, потёртая кожаная косуха, шипастый ошейник, напульсник с самодельными длинными и острыми шипами, больше похожими на гвозди, на одной руке, и со стальной цепью средней толщины, обмотанной вокруг другой руки, и, как обычно, полный рюкзак со всякой всячиной за плечами, с нарисованным на нём волком. Байкер с интересом посмотрел на Дану, кивнул в знак приветствия и уехал.
   Улыбающаяся Анна сразу же полезла обниматься, что Дана привычно приняла как должное, но непривычный к такому приветствию Дамиан снова смутился.
  -- Привет, ребята! Как вы тут? Рассказывайте, что нового! Я только пару дней назад вернулась обратно в центральную часть города, и сразу затусовалась с Кеем. Кей -- тот байкер, который меня подвёз, он недалеко от моей матери живёт. Весь день катались! У него такой клёвый байк, я прямо в восторге! Кататься на байке -- это такой кайф! - весело делилась эмоциями Кошка. - Сегодня вечером он занят, не сможет потусоваться с нами, так что в следующий раз пообщаетесь с ним. Я предлагаю прогуляться до Тёмного, он мне звонил недавно, сообщил, что его родители на пару недель куда-то умотали, можно тусоваться у него!
  -- Тише-тише, Аня... Давай помедленнее! - засмеялась Дана.- Я не успеваю воспринимать. Понимаю, что у тебя много впечатлений, но дай мне сначала ответить на твои первые вопросы. У нас тут новостей довольно много. У меня вот начальство сменилось... Ещё в городе новые интересные личности появились... Ну, про недавнее ритуальное убийство на кладбище, переполошившее всех, ты просто не могла не слышать... А основная новость -- Старое кладбище закрыли, вход теперь по билетам, как в музей, и все неформалы этим жутко возмущены.
   Они медленно пошли с площади по центральной улице в западном направлении, оживлённо обсуждая новости. Дамиан больше молчал и слушал, изредка вставляя реплики. Обсудив всё, рассказанное Даной, девушки переключились на приключения Кошки в южной части города.
   На тротуарах возле центральной площади, как и на самой площади, толпились компании молодёжи, по дороге вокруг площади медленно катались туда-обратно иномарки, из которых выглядывали, высматривали свою добычу ловеласы- "коты". Так здесь называли этих парней на недешёвых тачках, пытающихся каждый вечер обеспечить себе компанию девушек. Вызывающе неформальный прикид Анны привлекал внимание, на них оборачивались, рассматривали и посмеивались. Однако Кошке явно было пофиг на это, она совершенно не обращала внимание на взгляды и насмешки, увлечённо беседуя с подругой. Дамиан же только ёжился от столь пристального внимания, потому что очень не любил быть в центре внимания. Он-то был одет вполне обычно -- в тёмно-синие джинсы и простую чёрную рубашку с длинными рукавами, лицо закрывал длинный козырёк чёрной кепки, а волосы были собраны в хвост и спрятаны под рубашку.
   По пути они несколько раз встречали знакомых Кошки из местных рок-музыкантов. Дамиан заметил, что после каждой такой встречи она становится ещё более оживлённой и счастливой.
  -- Как же я по всем соскучилась! - восклицала она. - Это у меня такая особенность -- когда я встречаю приятного мне человека, у меня обязательно поднимается настроение. Сегодня очень удачный день!
  -- Удивляюсь тебе... - покачала головой Дана. - И как ты умудряешься сохранять такой оптимизм, несмотря на все выпавшие испытания? И вообще, ты, кажется, стала веселее после возвращения.
  -- Это просто удачный день... Сегодня мне хорошо. Я чувствую себя совершенно свободной! И я не одна, мы вместе! Мне больше и не надо, чтобы чувствовать себя счастливой... - однако девушка немного потускнела, задумавшись о чём-то.
  -- Думаешь о нём? Ты ещё боишься его? - спросила Дана.
  -- Нет... Я больше не боюсь... Я устала бояться... Теперь мне уже всё равно. Я чувствую лишь сожаление о том, что мы не смогли быть вместе, не смогли помочь друг другу... И я никак не могу не думать, не вспоминать о нём... Всё-таки не только худшее, но и самое лучшее в моей жизни связано с ним... За те полтора года, что я была с ним, я прожила целую жизнь, настолько насыщенную эмоциями, что после такого и умереть не жаль... Я безумно скучаю по нему... Но больше мы уже никогда не сможем быть вместе... - лицо Анны слегка исказилось, но через минуту она снова улыбнулась. - Давайте не будем о грустном! А то я точно заплачу! Зачем портить настроение в такой хороший вечер? Мне хорошо с вами!
   Они медленно шли по центральной улице. Стемнело и вдоль дороги зажглось много жёлтых фонарей. Из тёмных дворов пятиэтажек, заросших кустарниками, слышались пьяные возгласы. Перейдя перекрёсток, они оказались между двух больших зданий -- спорткомплекса и сбербанка, за которыми следовал ещё один перекрёсток, с гигантской светящейся стеллой в середине, а за ним открывался длинный ряд магазинов, большинство которых было уже закрыто. Эти магазины располагались на нижних этажах всё тех же жилых пятиэтажек с тёмными заросшими дворами.
  -- Ну вот, тут и до Тёмного недалеко! - объявила Анна. Они дошли до следующей автобусной остановки и свернули во двор.
   Тёмный встретил радушно и проводил в несколько задымлённую комнату. Он был подозрительно весел и Дана различила в комнате запах "травки". На диване отдыхал ещё какой-то незнакомый чувак. Из маленького музыкального центра лилась музыка. Кошка покосилась на незнакомого чувака и спросила:
  -- Больше чужих не будет? А то я тут переночевать надеялась!
   Тёмный уверил её, что больше никто заходить не планировал и угостил жареной с сахаром свежей "травкой". Остальные от "травки" отказались. Пара столовых ложек этого угощения надёжно пригвоздили Кошку к полу на кухне. Там её настиг приступ неконтролируемого смеха, из-за которого она никак не могла встать с пола. Тёмный же в это время болтал с гостями, пересыпая разговор шутками. Потом немного поиграл на гитаре, импровизируя в своём репертуаре. Через какое-то время гости ушли. Тёмный сменил музыку на "Отто Дикс". Анна приползла из кухни в зал, где они и зависли в молчании, слушая музыку. Когда диск кончился, Анна ещё долго слушала как Тёмный играет на гитаре, полностью уйдя в музыку, задумчивую, простую, с повторяющейся и неуловимо-изменчивой мелодией, но завораживающе-мрачную... Девушка и не заметила, как уснула, свернувшись в кресле.
   Дана и Дамиан весь обратный путь тихо обсуждали Тёмного и остальных встреченных по дороге, и смогли незаметно для себя без приключений дойти до дома.
   4.08.11
  
  
   Глава 28. ...Как думаешь? (Не_Олег)
   Ne Oleg
  
   Антон сдержал своё слово. Спустя две недели здание интернет-кафе снова заработало. Однако изменилось оно до неузнаваемости.
Снаружи оно теперь было обшито стеклянными матовыми панелями, над пластиковой чёрной дверью висела неоновая зелёная вывеска Virtual Life.
Само здание чуть расширилось.
В коридоре теперь стояли турникеты, пропускавшие лишь по социальным картам. Стол охраны заменился на белый высокий пост с телевизорами, которые показывали картинки с видеокамер. Рядом с дверью стоял трёхместный красный диван. Окна были такими же матовыми, вместо штор висели белые бегущие неоновые гирлянды.
Один большой зал теперь был поделён на два поменьше - один зал был сделан в спокойных белых и бежевых тонах, здесь можно было спокойно общаться в чатах, качать или готовить доклады, читать книги. Второй зал представлял собой буйство красок - на стенах висели различные плакаты из игр, на компьютерах были неонки, которые создавали какую-то клубную атмосферу. Это был зал для геймеров, с соответствующим дизайном и техникой.
Кстати говоря, оба зала были так же поделены на небольшие ячейки - лингафонные кабинеты, которые представляли собой стеклянные будки, внутри которых находился стол с компьютером, большими наушниками и кнопкой вызова персонала, если с компьютером произойдёт какой-то сбой.
Так же в зале, у входа, стояли холодильник, где можно было купить прохладную воду и кофеварочный автомат. К тому же теперь интернет-кафе работало круглые сутки...
Охранник, увидев Дану, приветливо улыбнулся.
- Вам теперь прямо и направо. Вам свой кабинет сделали, - пояснил он, показывая ей направление.
Девушка, чуть смутившись, прошла к указанной двери и вошла в комнату.
Её кабинет представлял собой просторную светлую комнату. В углу неслышно работала сплит-система. Прямо под ней был двухместный белый кожаный диван со светло-ореховым кофейным столиком рядом.
В углу, у большого окна с белыми длинными шторами, стоял высокий светло-ореховый шкаф, с отделом для документов и с отделом для верхней одежды. Компьютерный стол тоже был светло-ореховым, вся техника на нём - серебристо-белая. Компьютер был заменён на ноутбук Acer белого цвета. Вся необходимая канцелярия, включая ручки и карандаши, так же были серебристо-белые.
Посреди комнаты лежал круглый ковёр с длинным ворсом цвета вишни.
Дана прошла за свой стол, села на белое кресло и осмотрела своё рабочее место.
Её внимание привлекла большая плоская коробка. Она протянула к ней руку. К коробке был приклеен жёлтый стикер, на котором резким подчерком Антона было написано "Спасибо за поездку". Девушка открыла коробку. Внутри лежала пластинка группы Lacrimosa. Виниловая пластинка альбома Angst 1991 года...
Девушка улыбнулась. Она слышала, что виниловые пластинки сейчас стоят не мало, около двух или трёх тысяч за штуку... да... подарок был дорогим и вроде бы неброским... и снова всё вот так - просто. Так просто Антон снова сделал ей дорогой презент.

Антон не появлялся неделю. Лишь один раз позвонил прямо в кабинет Даны.
- Добрый день.
- Антон? Ой, Антон...
- Антон. Только не рифмуй, пожалуйста. Как ремонт?
  -- В смысле? - не поняла Дана.
- В прямом, - судя по всему, Антон улыбнулся. - Как тебе ремонт? Кабинет?
- Красиво... но... не слишком ли ярко?..
- Это лишь пиар-ход. Как кабинет? Нравится?
- Да... тут уютно... и... когда можно будет вернуть пластинку?
- Ты меня оскорбляешь.
- Антон. Это очень дорогой подарок. Я его не приму.
- Ты уже его приняла. Когда открыла коробку и заглянула внутрь. Всё! Это не обсуждается!
Послышались гудки. Дана снова откинулась на спинку кресла.
"Мужик сказал, мужик сделал"
  
   Дана, как ей показалось, проснулась первая. Она опустила ноги с дивана и, закутавшись в майку Антона, которая ночью служила ей покрывалом, вышла во двор.
Во дворе было пусто, но чисто, ничего не напоминало о вчерашнем веселии.
Девушка решила пройтись до реки, немного освежить мысли и всё же подумать о том, что ждёт её дальше.
Река оказалась совсем не далеко от дома, и уже минут через пять Дана вышла на берег.
На траве лежало небольшое полотенце и явно мужские джинсы. На середине небольшой речушки кто-то вынырнул, взметнув в воздух тучу брызг и снова нырнул. Это, как оказалось, был Антон.
Казалось, он совсем не замечает девушку - мужчина вышел не берег, натянул на себя джинсы, которые тут же потяжелели от воды, и накинул себе на шею полотенце.
И только тогда, подняв голову, он увидел сидящую на небольшом холмике Дану.
- О, - Антон вскинул бровь. - С добрым утром.
- И тебе привет, - улыбнулась девушка. - Не холодно?
- Да после реки тепло даже. Как спалось? - Антон опустился рядом с ней.
- Неплохо. Я, признаться, даже не заметила, как заснула, - пожала плечами девушка.
- А так на природе обычно и бывает. Ты ещё денька полтора будешь отсыпаться от такого отдыха, - хмыкнул Антон. Он сорвал травинку и стал жевать её. - Дан. А что у тебя с личной жизнью?
- В смысле? - удивилась девушка такому вопросу.
- Ну... в прямом. Почему ты взяла с собой брата и подругу, а не парня?
- У меня нет парня, - Дана смотрела на Антона. Тот удивлённо вскинул бровь. - Не знаю... я, наверное, очень много работаю, времени не всегда и на друзей-то хватает...
- Хм... дерьмово, - протянул Антон.
- А у вас что с личной жизнью?
- Ты уже спрашивала, я уже отвечал...
- Но ты не говорил, почему так.
- Просто... не знаю. Вот ты сама видела Яну, да? Она гоняется за мной лет с пятнадцати. И мне... и мне вроде бы, логично было бы быть с ней. И ведь всё при ней - и фигура, и красота, но нет. Не знаю. Она сложная. И я - сложный. У меня дурацкий характер, я могу быть сейчас железным человеком, а через пять минут - плешивым щенком. Знаешь... мне нужно... мне рядом нужна более простая девушка. Спокойная. Со схожими интересами. Что бы от такой теплом веяло. О! Я понял. Мне нужная такая же, как и ты!
Глаза Антона загорелись и он, поднявшись, отряхнулся и пошёл к дому. Остановившись на половине пути он обернулся, посмотрел на ошарашенную девушку и хмыкнул.

Они уехали через два часа, когда Дамиан и Анна продрали глаза. Дана слегка удивлённо смотрела на Антона, но тот, казалось, совершенно забыл о разговоре на реке.
Шаповалов был прав - после такого отдыха на природе вся троица отсыпалась почти до вечера воскресенья.

В понедельник утром Дана вошла в свой кабинет и обомлела. На её столе лежал огромный букет из ярко-алых роз. Девушка подошла к столу, взяла букет в руки и вытащила из него записку. На ней, резким, уже привычным подчерком Антона, был задан лишь один вопрос: "А может, мне нужна ты, как думаешь?"
  
   Глава 29. На работе и после работы.
  
   Мысли Даны были заняты Антоном. Безусловно, его предложение было сделано оригинально, что немного сбило её с толку. Но она ведь уже раньше приняла решение, а после поездки лишь ещё больше утвердилась в нём. Так что тут думать нечего, осталось лишь сообщить Антону, что она согласна... Согласна стать его девушкой, а может, и больше... Разве такой мужчина может не понравиться? Можно сказать, он полностью в её вкусе. Он просто поразительный!Тем более, если он сам думает, что она ему подходит...
   Но что-то её смущало. Какая-то нереальность происходящего. Антон казался ей слишком идеальным... Он не был похож ни на кого из тех, кого она знала раньше. Красивый, богатый, умный, добрый... Почему такой мужчина выбрал именно её? Как такое вообще возможно? Будто в сказке или во сне... Но девушка гнала от себя лишние мысли, переключаясь на работу.
   Теперь, когда рабочее время удвоилось за счёт ночной смены, сотрудников тоже должно стать больше. Её помощница Василиса, которая всегда умудрялась первая быть в курсе всех событий, уже сообщила ей, что наняты новые сотрудники, которые будут с сегодняшнего дня проходить стажировку. Это были четверо юношей -- выпускников факультета информатики-математики единственного местного бесплатного вуза -- пед университета, куда поступали почти все малоимущие отличники и хорошисты города. Обычно выпускники этого вуза работали где угодно, но не в школе, а выпускники факультета информатики-математики славились как хорошие программисты и годились для любой работы с компьютерами. Также наняли двух новых охранников.
   Два стажёра поступили в обучение к Василисе. Два других будут обучаться во вторую смену. Когда новички наберутся опыта, они все будут работать в ночную смену.
   Дана вышла познакомиться с новым охранником и стажёрами. Новый охранник -- Николай, оказался суровым и явно опытным мужиком лет под сорок. Стажёры -- Серёжа и Саша -- показались довольно смышлёными и симпатичными молодыми людьми. Василиса была явно очень рада заполучить в подчинение двух симпатичных мальчиков и развила бурную деятельность, ознакомляя их с работой. Саша уже вполне сноровисто управлялся с ксерокопией и распечатками, которых днём всегда было много, Серёжа взялся за набор текста, а Василиса рассаживала клиентов за компьютеры. Постоянные клиенты-геймеры -- в основном ребятня из соседней школы -- явно в помощи не нуждались, но вот с теми, кто приходил делать рефераты, доклады или ещё что-то искать в инете, чаще всего было много мороки, потому что они почти не умели пользоваться либо интернетом, либо компьютером вообще, и им приходилось подробно объяснять, что к чему.
   Нахлынули воспоминания... Посмотрев на работу своей команды, она вспомнила время, когда только начала здесь работать. Вроде совсем недавно... Тогда персонала было намного меньше, да и вообще всё было по-другому. Её стол, огороженный стеклянной перегородкой, стоял возле входа. Чуть подальше, возле дверцы, отделяющей компьютерный зал, стоял стол охранника. Компьютерный зал отделялся стенкой, высотой метра полтора, за которую запросто можно было заглянуть. Шесть кабинок находились в конце зала. Просто удивительно, как сейчас всё перестроили! Столько усовершенствований! Один этот вход по социальным картам чего стоит, она до сих пор не могла привыкнуть. До сих пор, наверно, никто в этом городе про такое и не слыхивал! Помнится, в самом начале она сама вводила в компьютер имена всех приходящих и собирала у них плату. Тогда на ней одной было и ведение учёта всех клиентов, и касса, и ксерокопия с распечаткой, и набор текста, и поиск чего-нибудь в интернете по просьбе клиента, и даже приходилось помогать охраннику держать в узде разыгравшихся и разоравшихся малолеток-геймеров. И как только она со всем справлялась, страшно вспоминать! Какое облегчение она испытывала, когда получила в помощь Василису... Вдвоём работалось несравненно легче. Сейчас, со всеми этими нововведениями, ей и работы почти не осталось. Только вести учёт и следить, чтоб все компьютеры были в рабочем состоянии, да набором текста заниматься. Привыкнув быть здесь в самой гуще событий, Дана чувствовала себя ещё очень непривычно в отдельном кабинете. Понаблюдав, как быстро освоившаяся с нововведениями Вася лихо справляется с работой, девушка вздохнула и вернулась в свой кабинет. Пока новички ещё не совсем освоились с работой, не было постоянного расписания. Расписание на неделю должны были прислать вечером. По крайней мере, раз сегодня она работает с утра, то в ночь её работать не отправят. И всё-таки, слишком резкие перемены только добавляют головной боли. Скорей бы всё вошло в русло... Хотя и так, наверное, стажировка новичков будет сокращенной. Сама она, только устроившись сюда, стажировалась месяц, после чего сдавала что-то вроде экзамена.
   Встряхнув головой, девушка постаралась отогнать лишние мысли и воспоминания, и сосредоточиться на работе...
   Когда Дана, наконец, пришла домой, она сразу заметила, что брат в комнате не один -- оттуда слышалась довольно оживлённая беседа. Хмыкнув, девушка прошла в другую комнату, переоделась и умылась, лишь после этого заглянув к брату.
   Дамиан как раз рассказывал о поездке с Антоном, в частности, о том, как его поразили музыкальные способности Антона:
  -- Да я просто в шоке был! Так чисто скопировать голос Вилле Вало! И в мелодии ни разу не ошибся! Хотя я не думал, что он такое слушает вообще, не то что наизусть знать... Чертовщина какая-то... Ему бы самому на сцене выступать надо с такими способностями!.. - увидев сестру, юноша замолк.
   Его гостями оказались Дивъяр и Вервольф. Дана поприветствовала обоих. Вервольф по-свойски обнял её, в традициях своей компании. Дивъяр галантно поцеловал руку девушке, умудрившись сделать это приветствие настолько чувственным, что она невольно покраснела.
   Сев рядом с братом, Дана улыбнулась:
  -- И что это вы тут без меня обсуждаете?
  -- Обсуждаем как, не в первый уже раз, твой брат поражён прекрасным голосом... - рассмеялся Дивъяр.
  -- Див!.. - с упрёком вскрикнул Дамиан.
  -- Да ладно, тут же все свои, не смущайся! - усмехнулся тот. - Но ваш Антон меня действительно заинтересовал...
  -- Если ты о том, чтобы заполучить его душу -- то даже думать забудь -- он тебе не по зубам! - отрезала Дана.
  -- А я и не имел в виду это... - Див слегка задумался. - Он меня несколько настораживает. Появился непонятно откуда...
  -- Меня он тоже сначала настораживал... - проговорил Дамиан. - Но сейчас думаю -- он всё-таки хороший человек...
  -- Друг мой, ты слишком наивен, так что не надо поспешных суждений... - Дивъяр посмотрел на Дану. - Он старается произвести хорошее впечатление, ухаживая за твоей сестрой.
  -- Вот только не надо говорить о нём в таком тоне! - гневно сверкнула глазами Дана.
  -- Ладно-ладно... - примиряюще махнул рукой Див. - Я и не говорил ничего плохого. В конце концов, я его ещё и не видел даже, так что не могу судить...
   Дана недоверчиво посмотрела на него. Дивъяр улыбнулся и, вдруг оказавшись рядом с ней, взял её за руку и заглянул в глаза:
  -- А как насчёт твоей души? Сейчас в городе стало очень опасно... Если ты позволишь мне стать хранителем твоей души, то я буду охранять тебя и ты сможешь позвать меня в любой момент...
  -- Нет уж! - девушка раздражённо оттолкнула его. - Я могу сама о себе позаботиться. Я когда-то даже ходила на курсы самообороны. И свою душу я тоже как-нибудь сама сохраню! Я в эти ваши игры играть не собираюсь.
  -- Не хочешь -- как хочешь! - Див обиженно взглянул на неё и отодвинулся к Дамиану. - Какие-то нынче девушки пошли странные... На них даже моё демонское обаяние не действует! Что Дана, что Мика... Хорошо хоть, что у меня есть Охотница и её подруги, а то я бы подумал, что напрочь лишился сил и даже не могу обворожить девушку.
   При упоминании Мики Дамиан вздрогнул и хотел что-то сказать, но сестра его опередила:
  -- Насчёт демонского обаяния мне Анна уже все уши прожужжала. Думаю, её тебе будет легче обворожить, потому что она-то как раз к такому обаянию чувствительна. Говорит, что никак не может выкинуть из головы своего Валеру, и как раз из-за того, что он её приворожил своим демонским обаянием. Может, хотя бы ты поможешь ей про него забыть... - Дана вздохнула. - А то эта дурочка может ведь и вернуться к нему, а мне совсем этого не хочется. Не по душе он мне, особенно из-за того, как он с ней обращался...
  -- Анна у меня давно на заметке и скоро я ею займусь, очень скоро... - задумчиво проговорил Дивъяр.
  -- Вы про Демона? - оживился Вервольф. - Я одно время с ним общался. Он действительно убеждать умеет и... есть в нём какая-то сила. Ну не зря же его Демоном прозвали! Я наблюдал, он бывает то мягкий, как кот, то страшный, будто вообще разум потерял. Да, странный он...- вздрогнул парень. - Давненько его не видел. А Кошка, значит, вернулась? Надо будет с ней созвониться, потусоваться. Она с кем сейчас тусуется?
  -- Ну со мной... - ответила Дана. - Ещё с тем байкером, его, кажется, Кей зовут, и с Тёмным.
  -- О! У Кея самый клёвый байк в городе,он его всего пару месяцев назад купил. Всю жизнь копил на него, наверно! Ему сейчас все ребята завидуют... Но зато он катает всех желающих! Значит, Кошка с ним катается...
  -- Ну, вообще-то, уже не у него самый клёвый байк в городе. У Антона есть коллекция Харлеев...
  -- Нифига себе! - Вервольф едва ли не прыгал от восторга. - Познакомь меня с ним! Может, покатает? Всегда мечтал прокатиться на Харлее!
  -- Ладно-ладно! Как-нибудь познакомлю, если случай представится... - засмеялась Дана, но сразу посерьёзнела. - Кстати... хотела вам сообщить... Думаю, Антон действительно станет моим парнем... - Она рассказала о разговоре у реки и записке.
  -- Ты уверена, что хочешь этого? - спросил Дивъяр. - Тогда, скорей всего, он заберёт тебя к себе... Думаешь, твоему брату будет полезно остаться тут практически одному в квартире? Мама им вообще не занимается и не занималась никогда. А ты на него лучше всех влияешь.
   Дана виновато взглянула на брата, который, в своей манере, закрыл лицо волосами, и сидел на кровати, обняв свои колени.
  -- Я не собираюсь вот так сразу переезжать к нему. Но всё-таки, Антон мне очень нравится, может быть, даже больше чем нравится... Я хочу быть с ним и думаю, что мы вполне подходим друг другу.
  -- Я понимаю... - тихо сказал Дамиан. - Думаю, так и должно быть... Я хочу, чтобы моя сестра была счастлива. И я не останусь один, ведь со мной Дивъяр... он всегда будет со мной... -
   Дамиан посмотрел в глаза своему хранителю и улыбнулся как-то странно, немного по-детски и в то же время чуть-чуть безумно и прошептал: - Ведь мы -- одно целое... навсегда...
  
          -- г.
  
  -- Часть 2. Глава 31 (ех-90). Новый сосед. (автор - Денис "Сектор" Яковлев)
  --
  
   Дивъяр загадочно улыбнулся и сказал:
- Мне кажется, что сейчас у нас будет гость.
Дана устало махнула рукой:
- Брось, Див, мы никого не ждем. Если только ты не пригласил Мику... - при этих словах девушка посмотрела на Дамиана,который покраснел,услышав дорогое для него имя.
В дверь постучали. Все недоуменно посмотрели на Дивъяра, который сидел, положив ногу на ногу.
- Ну что смотрите? Откройте.
Дана открыла дверь. На лестничной площадке стоял незнакомый ей парень.
- Здравствуйте, я ваш новый сосед. У вас не найдется немного соли?
- У нас найдется всё. Проходи,будь гостем! - Дана обернулась. Дивъяр стоял в дверном проеме, держа руки в карманах.
Парень зашел в квартиру. На вид ему было 20-23 года, худощавый, высокий, и что заметила Дана сразу, одет он был во всё черное. Незнакомец прошел в комнату, сопровождаемый Дивъяром. Взгляды сидевших устремились на парня, приглашая назвать себя.
- Денис, можно Дэн, - представился "новый сосед".
- Дивъяр, - ответил демон.- А это Дамиан, Вервольф и Дана.
Все кивнули, продолжая рассматривать пришельца. При первом взгляде на Дениса можно было подумать, что это обычный парень, каких навалом. Только присмотревшись повнимательнее, можно было отметить излишнюю серьезность во взгляде.
- Дана, поставь, пожалуйста, чайник, а мы пока пообщаемся с гостем! - произнес демон, не отводя взгляд от Дэна. Девушка прошла на кухню. Вернувшись, она села в кресло и начала присматриваться к гостю.
- Расскажи о себе!-попросил Вервольф.
- Пожалуйста. Сам я местный, родился и вырос в этом городе. Один в семье. Работаю в магазине... - Денис готов был продолжать рассказ, но Дана перебила его. - Скажи, пожалуйста, ты всегда ходишь в черном?
Парень немного смутился, но быстро ответил:
- Да, почти всегда. Не люблю яркие цвета, они меня раздражают.
Дана прошла на кухню. Через несколько минут она вернулась, держа в руках поднос с дымящимися чашками и сахарницей. Все взяли по чашке и начали пить, слегка дуя на горячую жидкость.
- Знаешь, Дэн, - произнесла Дана, мимоходом взглянув на брата, который сидел неподвижно, лишь изредка отпивая чай из чашки. - А ведь ты мне кого-то напоминаешь...
Дэн кивнул:
- Мы все на кого-то похожи. Кто-то больше, кто-то меньше.
- А какую музыку ты слушаешь? - спросил Дамиан, не поднимая глаз.
По выражению лица Дэна можно было понять, что этого вопроса он ждал:
- Я слушаю рок. Иногда пишу стихи и песни, но это по настроению.
Допив чай, Денис попрощался со всеми и ушел, сославшись на то, что утром на работу. После его ухода все сидели в комнате, переваривая новую информацию. Вдруг Вервольф хлопнул себя по лбу и воскликнул:
- Вспомнил!Дэн похож на Юру Хоя!
- Точно! - воскликнула Дана. - Я тоже об этом подумала. Дамиан, как ты считаешь?
- Я не уверен, но вроде похож... - ответил юноша. Он сидел, обняв колени руками и смотрел в одну точку, думая о чем-то своем.
- Что думаешь ты, Дивъяр?
Демон сидел с довольной улыбкой, как кот в предвкушении сметаны:
- Я считаю,что Дэн неплохой парень. Когда он говорил про свои стихи, я почувствовал сильную энергию, исходящую от него. Ему определенно нравится творить. С его энергетикой можно совершить маленькую революцию. Ладно, разговаривать можно долго, но уже поздно. Давайте спать. Утро вечера мудренее.
  
  
  -- Часть 2, глава 32 (ех-91). Зов Ночи.
  --
  
   Мама пришла, как всегда, поздно, и минут через пятнадцать, перекусив и умывшись, легла спать. Дана уже давно спала, Дивъяр с Вервольфом ушли, а Дамиан никак не мог уснуть, ворочаясь в постели. В тишине и темноте мерно тикали часы. Этот звук, незаметный днём, ночью казался удивительно громким. За окном ярко светила луна, небо было усыпано звёздами...
Ему просто дико хотелось на Старое кладбище... Тянуло так, как будто сердце кто-то привязал на верёвочку и теперь тащил... Сердце так болезненно пыталось выскочить из груди, что на глаза наворачивались слёзы... Юноша вскочил с кровати и оделся. Хотелось бежать... но куда? Ведь Старое кладбище закрыто... Он подошёл к окну и увидел, что на улице всё залито ярким лунным светом, всё серебрилось и притягивало какой-то волшебной аурой. Должно быть, на Старом кладбище сегодня так красиво! Он уже так долго там не был... Хотелось завыть... так больно в груди... Почему?.. Снова это то, что он назвал Зовом Ночи. Давно Дамиан его не чувствовал. Юноша знал, что не может остаться дома, иначе рискует сойти с ума. Приступ был сильный, гот уже почти задыхался, казалось, на него давят стены...
Он быстро и тихо накинул плащ, обулся, закрыл свою комнату и входную дверь и выбежал на улицу. Остановился возле подъезда, вспомнив, что обещал Дивъяру не гулять в одиночку.
- Дивъяр! - позвал гот, пытаясь унять сердцебиение, из-за которого чудилось, что всё вокруг пульсирует. Сердце никак не унималось, как будто хотело выскочить из груди...
"Бежать... бежать..." - стучало в висках. Но бежать некуда! Старое кладбище закрыто! От осознания этого становилось ещё больнее... Некуда бежать... некуда... так больно... и страшно... Дамиан никак не мог успокоиться, он испугался... испугался себя...
"Я снова схожу с ума..." - прошептал он. И ощутил порыв ветра, взметнувший его волосы.
- Дамиан, что с тобой? - обеспокоенно спросил Дивъяр, подходя к нему.
Гот с отчаянием взглянул на него, прижимая руку к груди:
- Приступ... это Зов Ночи... он ещё ни разу не был таким сильным... Мне нужно на Старое кладбище... Очень нужно!
- Закрой глаза и расслабься... Доверься мне! - ответил Дивъяр и крепко обнял юношу. Прижавшись к нему, Дамиан послушно закрыл глаза, слушая, как мерно и спокойно бьётся сердце демона. Его собственное сердцебиение начало успокаиваться, но внезапно закружилась голова.
- А теперь можешь открыть глаза! - весело объявил Див.
Дамиан открыл глаза и не поверил им, осматриваясь вокруг. Вокруг было Старое кладбище.
- Мы... телепортировались? - неуверенно спросил он.
- Именно так! - Див взял его за руку и потянул за собой. - Пошли погуляем!
Они шли между могил и Дамиан медленно успокаивался. Он любовался знакомыми пейзажами, залитыми лунным светом, и наступало умиротворение. Они дошли до могилы дедушки Филимона и расположились там, за столиком.
- А теперь поделись со мной тем, что довело тебя до такого приступа. Это же всё не просто так. Это твои сдерживаемые эмоции. Не сдерживайся! Передай их мне... - Дивъяр слегка сжал его ладонь.
- Наверно... просто накопилось беспокойство... И то, что сестрёнка может меня оставить... И то, что тебе грозит опасность... И то, что Старое кладбище закрыли... И этот маньяк-сатанист, который может прирезать любого из моих знакомых - Карину, Вервольфа, Охотницу, Анну, кого угодно... - проговорил Дамиан.
Дивъяр встал перед ним, зарывшись длинными пальцами в его волосы и как бы массируя голову.
- Не волнуйся... - тихо сказал он. - Вместе мы со всем справимся... Мы связаны так крепко, что никогда уже не расстанемся. За остальных не бойся - тех, кого ты назвал, я охраняю. Насчёт Даны - она тоже беспокоится за тебя и надолго вы не расстанетесь, ведь даже если она переедет, то всё равно будет проводить свободное время с тобой. А на Старое кладбище, как видишь, мы можем телепортироваться. Так что не всё так плохо! Расслабься, всё наладится!..
Дамиан слабо улыбнулся и прошептал:
- Я верю тебе... Я верю в тебя... Только ты помогаешь мне справиться с собой и своими приступами... Ты - самое близкое для меня существо... Знаешь, я готов умереть за тебя...
- Я знаю... - Дивъяр чувствовал, как поток энергии, основанной на эмоциях, переливается в него из Дамиана, но сумел побороть искушение и отстраниться. - Давай ещё погуляем, а потом домой...
Едва он отошёл от юноши, тот тихо вскрикнул:
- Смотри! Что это?
В зарослях горели два зелёных огонька. Див присмотрелся:
- Да это просто кошка! Кис-кис-кис...
Из кустов действительно вышла довольно крупная чёрная кошка и стала тереться об их ноги. Дамиан нагнулся и погладил её. Кошка громко замурлыкала. Они пошли дальше, но кошка не отставала, путаясь под ногами. Когда они снова присели на скамейку, кошка забралась сначала на колени к Дамиану, а потом и на плечи, довольно мурча.
- Смотри-ка, ты ей понравился! Хочешь забрать к себе? Кошки - очень полезные животные, они нервы успокаивают. Тем более, она сама тебя выбрала! - сказал Див.
- Не знаю... У меня давно не было домашних животных... - в сомнении проговорил Дамиан.
- Бери-бери! Смотри, какая красивая - чёрная, ни единого пятнышка! Ещё и пушистая! Давай назовём её Никта - в честь богини ночи!
- Ну ладно уж...
Они побродили ещё немного, после чего Дивъяр телепортировал Дамиана вместе с кошкой домой. Подождав, пока Дамиан ляжет спать и убедившись ещё раз, что он окончательно успокоился, демон исчез. Никта, очень довольная, мурлыкала, лёжа на одеяле... 17.08.11
  
  
  -- Часть 2. Глава 33. (ех-92.) Последний бой (Не_Олег, Lord de Silent, Алира Степанова)
  --
  
   Антон, как всегда, в костюме, но в серой футболке, вошёл в здание интернет-кафе.
- Добрый вечер, - поздоровался с ним охранник, на что Антон лишь кивнул.
Подойдя к турникету, он начал рыскать по карманам, но социальной карты нигде не было. Тогда Антон, отойдя к входной двери, разбежался и по-молодецки перепрыгнул через турникет.
Охранник лишь проводил его взглядом.
- Богатые... что с них взять, - вздохнул он и снова сел на своё место.
Антон, остановившись у дверей кабинета Даны, поправил пиджак, кинул в рот мятную жвачку и, кашлянув, постучался в дверь костяшками пальцев. Услышав "Войдите!", Антон нажал на ручку и вошёл в кабинет.
Дана подняла голову и увидела его. Как всегда - идеален. Чёрный костюм по фигуре, серая футболка, вечный жетон на шее.
- Привет, - улыбнулся он, проходя на диван. - Как работается?
- Да скучно... - сердце Даны билось всё сильнее и сильнее. - Просто совсем недавно я была в гуще событий, а сейчас...
- А сейчас? - Антон встал, подошёл к ней сзади и, облокотившись руками на стол, навис над ней.
- А сейчас я отдельно от всего... и это... это скучно.
- Ну как же отдельно. Начальник - он центр всего процесса, - Антон смотрел ей в глаза. - Ты больше ничего не хочешь мне сказать?
Дана смотрела в его карие глаза.
- А... да вроде бы... я всё сказала...
- Цветы завяли, - кивнув на вазу, вздохнул Антон. - Жаль. Очень. Жаль.
- Антон. Ты специально играешься?
Антон, который смотрел на вазу, что стояла в углу, скосил глаза на девушку. Ему плохо удавалось сдержать улыбку, поэтому он наклонил голову и беззвучно рассмеялся.
- Из нас двоих играешься ты. В недотрогу. Упорно. Несколько недель. Как мне ещё перед тобой потанцевать? - Антон подпер подбородок рукой, потешно приподнимая брови.
- Дурак, - улыбнулась Дана.
- Ты не представляешь, какой.
С этими словами мужчина упёрся одной рукой в спинку кресла Даны и, коснувшись пальцами её лица, поцеловал.
В этот момент Дана показалась себе абсолютно неопытной школьницей, которая совсем не разбирается в поцелуях. Антон снова был слишком идеальным. Эта мысль заставила девушку чуть оттолкнуть мужчину от себя.
- Ты какой-то... слишком хороший, - протянула Дана. Антон сел на корточки рядом с ней, взяв её руку в свою. - Даже Дивъяр в тебе сомневается...
Дане на секунду показалось, что Антон дёрнулся при упоминании Дивъяра, но нет. Мужчина был тотально спокоен.
- А кто такой этот Дивъяр? - спросил он.
- Это... лучший друг нашей семьи. Вообще-то он лучший друг моего брата...
- Но для тебя его мнение важно, я так понимаю, - Антон встал, потянул девушку за руку, тем самым призывая её встать. Дана послушно встала, Антон крепко обнял её сзади. - Я ведь верно понимаю? - прошептал он ей на ухо.
- Ну... да. Вообще-то да... - кивнула Дана.
Антон касался губами мочки уха девушки.
- И если я понравлюсь Дивъяру, то ты перестанешь оглядываться и уже с головой уйдёшь в отношения, так?
- Наверное...
- Ну, нет. Наверное - это не ответ.
Он резко развернул девушку к себе лицом.
- Да. Пожалуй, да. Просто мнение семьи...
- Я всё понимаю.
Антон снова поцеловал её. Спустя несколько минут он отошёл от неё.
- Зови на ужин своего Дивъяра... и вообще тех, кто решил, что может встать между нами. Пусть своими глазами увидят, что я тебе ничего плохого не желаю. Я заеду за тобой в конце рабочего дня.
Локи и Дагон, переглянувшись, кивнули.
- И воздвигнем мы самый дивный сад! - сверкнув глазами, Локи щёлкнул пальцами.
На пустыре рядом с кладбищем возникло двухэтажное здание из серого кирпича. Здание было овито плющом и напоминало скорее какой-то склеп, нежели жилой дом.
- Окна? - осведомился Дагон.
- Да ну, на фиг окна? Хотя... если только под потолком!
Под потолком появились небольшие витражные окна.
- Что ещё? - критически осматривая здание, спросил Локи.
- Хм... частокол, а ля кладбище, - делая ударение на "е", произнёс Дагон, щёлкая пальцами. Вокруг здания появилась кованная ограда. Так же появились и бутафорские могилы, старые серые деревья и какие-то большие и весьма роскошные кусты.
- Ага. Кладбищенский фен-шуй. Ну, вроде бы всё. Пошли внутрь.
Внутри они всё сделали, как всегда, по высшей моде - неоновые вставки, лазеры, дискотечные шары, бар с красной подсветкой, обои в крупный череп и так далее.
- В общем, им должно тут понравится, - фыркнул Локи. - Эй, джинни!
Бармен подлетел к демонам.
- Давай... сваргань нам что-нибудь холодное и расслабляющее!
- А как назовём сию цитадель? - спросил Дагон, скашивая глаза на друга.
- Ммм... давай банально - "Встречая рассвет"?
- Ни черташеньки банально! Ну, давай. Было бы ради кого мучиться.

Михаил устало протёр глаза.
- Это бред какой-то, а не город, - протянул он. Сашиэль кивнул.
- Странная практика у меня, однако.
- Что тебя вообще Рафаилу не дали? Он сидит спокойно в своей канцелярии, бумажки перекладывает. А я, как иди... не очень разумный человек, сижу тут, в засаде. Бред какой-то.
Сашиэль снова кивнул.
- Что вообще по этому поводу думаете?
Михаил задумался.
- Знаешь. Я думаю, что мы пока ещё посидим в засаде. А чуть позже, как говорит Гавриил, ворвёмся.
- А зачем ждать-то? - не понял Сашиэль.
- Что бы не распугать их, - пожал плечами архангел, отпивая минералку из бутылки.

Абаддон внимательно смотрел на Валеру.
- Мне нужна твоя помощь.
- Обращайся, - кивнул Валера.
- Но для начала - социальный опрос.
- Ну?
- Тебе понравилось убивать?
Валера обернулся на демона.
- Я пока не понял. Но... скорее да, чем нет.
- Ой, ты моя лапа, - Абаддон потрепал Валеру за щёку. - А теперь слушай сюда. Для начала, держи, - Абаддон протянул ему несколько листков, на которых были нарисованы разные пентаграммы. - Сегодня ты сделаешь так, чтобы на каждую из этих пентаграмм была жертва. Не волнуйся, я напущу на тебя стандартный морок, никто тебя не запомнит, никто тебя не найдёт. Убивать можешь так, как душеньке твоей-моей угодно. Но суть ты понял. Кровь должна заполнить пентаграммы. А через пару дней ты сделаешь мне... безумно хороший подарок.
- И что я получу взамен? - Валерий прищурился.
- А что ты хочешь? - Абаддон прищурился в ответ. - Любовь? Деньги? Власть?
- И то, и то, и то. Мне нужна одна конкретная девушка, деньги на коттедж и хороший пост для работы.
- То есть ты хочешь сказать, что выполнишь вот это всё, сложишь ручки на пузике и будешь жить счастливо? - Абаддон хмыкнул.
- Да, - кивнул Валерий.
- Ну... раз твоя душенька желает. Ты, главное, сделай. Ах, да. И через два дня ты должен будешь убить вот эту женщину, - Абаддон дал фотографию Валере. - И нарисовать вот эту пентаграмму.
- Так это же даже на пентаграмму не похоже! Так, палка-палка-огуречик...
- Получился челодобречик, знаю, - фыркнул Абаддон. - Эта пенташка принадлежит одному... ну очень тупому демону. И мне нужно его засыпать.
- Ты злой, - оценил план Валера. Абаддон хохотнул, потирая руки.
- Если бы я не был злой, то был бы не я.
День достаточно позитивно начинался. Солнце, хоть и слабовато, но выглядывало из-за облаков.
Решение собраться сегодня не подлежало обжалованию, не смотря даже на то, что было немного жарковато. Уже с обеда вся Стихия Свободы толпилась возле ограды кладбища, иной раз прикидывая, можно ли перелезть через забор. Радовало, что возле ограды кто-то додумался установить лавочки, и теперь было где разместиться.
- Это даже смешно! - непонятно улыбнулась Охотница, смотря на забор. - Не знаю, почему, но смешно... мы как изгнанники какие-то... - пожала плечами девушка, поворачиваясь к компании, которая устроила ярую борьбу за место на лавочке.
- Да ладно тебе! - хихикнула Ника, сталкивая с края очередного конкурента на место. - Мы же все равно рядом с кладбищем! И не теряемся теперь!
Охотница снова посмотрела на кладбище. Уже давно ей не хватало этих посиделок на нем, но ограда, словно в издевку, показывала за собой "родные просторы", но не пускала.
Вервольф придирчиво изучал ограду.
- Может, есть слабый прут? Ну, там... приваренный плохо, или просто который можно отломать? - он уже не раз обошел ограду, но ни один из прутьев не поддавался. Устав, парень вернулся к лавочке. - Должен же быть способ туда попасть!
- У вас прям, как у наркоманов, ломка по кладбищу! - раздался чуть издевающийся голос сзади. Услышав знакомую интонацию, Охотница обернулась, увидев Аша, который, как ни в чем не бывало, стоял возле ограды, облокотившись на неё спиной, и чуть приспустив темные очки.
Радостно улыбнувшись, она подбежала к нему, повиснув на шее. Парень, не успев удержать равновесие, упал вместе ней за землю. Еще около минуты они смеялись, как и все остальная компания, наблюдая эту эпичную картину.
- Я не один, со мной сестра, но она задерживается. Хотя, скоро должна подойти... - улыбнулся Аш, уже отряхиваясь от пыли.
- Давно тебя не было видно! - к ним подошел Вервольф, пожимая Ашу руку. - Где пропадал?
- Да так, у братьев бизнес, они везде мотаются, вот и меня с собой таскают... - загадочно улыбнулся парень, поправляя темные очки.
Почему-то сейчас Охотница покосилась на него. В мыслях всплыли воспоминания всех встреч с ним.
- Аш... - обратилась она к нему. Парень повернулся к ней.
- Почему ты все время в очках? - спросила она, вглядываясь в черные стекла.
Этого вопроса Аштарот не ожидал, хотя чувствовал, что когда-нибудь его зададут. С каждым днем нахождения на земле его силы слабели, и теперь магии не хватало даже для лучшей маскировки. Не смотря на все усилия, глаза получались искусственные, а этого он не мог себе позволить.
- Сними очки, - попросила его Охотница, понимая, что ответа не дождется. Она подозрительно смотрела на него. Где-то внутри проснулся знакомый до боли червь сомнения.
- Я... не могу... - спокойно ответил парень, уже ощущая на себе другие взгляды, словно спрашивающие "почему?".
Сейчас было два варианта, или собраться всеми силами и попытаться замаскироваться, но тогда он останется без сил, а для этого просто придется вернуться на родные круги ада, или ждать удобного случая... ведь уйти от темы будет как-то странно, но на крайний случай можно будет и стереть память у всех.
- Как же вы тут ходите?! - внезапно донеслось со стороны ограды. Все синхронно повернули головы.
Аш облегченно вздохнул, чувствуя, что внимание переместилось.
Девушка остановилась возле ограды, одной рукой держась за неё, а другой поправляя туфлю на высоченном каблуке. Она подняла голову в сторону компании.
- Аш! Ну, что за ерунда? Неужели нет более проходимых мест?! - стрельнув глазами в его сторону, спросила девушка.
Аштарот только улыбнулся ей, мысленно благодаря за то, что она не заставила себя долго ждать.
- Ах, да! Это моя сестра, Лиля! - рукой показал в сторону девушки Аш.
Лиля, тем временем, уже застегнув туфлю, подошла ближе, и теперь уже все могли рассмотреть её.
Среднего роста, стройная, с длинными черными волосами, спускавшимися ниже талии. Симпатичное лицо украшал неброский макияж с чуть растушеванными тенями и легкой полосой обводки. Одеждой было простое черное платье, выглядевшее больше как сарафан благодаря незатейливому рисунку и длиной чуть ниже колена.
Выглядела она совершенно просто, но каждый смотрящий уже поймал себя на мысли, что в этой девушке что-то есть, необычное и притягивающее.
- Лиль, тебя никто не заставлял надевать эти туфли, - спокойно произнес Аш, чуть улыбаясь.
Лилит обвела взглядом каждого, уже чувствуя энергию, исходящую из толпы. Все они какие-то одинаковые и все, как ей показалось, будут даже слишком легкой добычей, хотя один человек из всей толпы все-таки привлек её. Он стоял недалеко, но его энергия чувствовалась мощнее всего.
Девушка резко повернулась в сторону Аша, протягивая руку Вервольфу, стоявшему рядом.
- Будем знакомы? Лиля! - кокетливо улыбнувшись, сказала она.
Парень в тот же момент поймал себя на мысли, что стоит с открытым ртом, и тут же его захлопнул.
- Вервольф! - гордо представился он.
Девушка слегка прикрыла глаза.
- Как мужественно! - мечтательно произнесла она, приподнимая одну бровь и глядя на него. В этот же момент она резко отвернулась, отходя познакомиться с другими.
Аш толкнул Вервольфа в плечо.
- А ты ей понравился. Сестренка любит пококетничать, но в тебе она, определенно, что-то увидела! - хмыкнул он, смотря на Вервольфа.
Парень только в ответ улыбнулся, довольный собой.
Через полчаса вся компания, рассевшись на одной лавочке а ля "метро в час пик" то есть друг у друга на коленях, весело смеялись над историями, что травили местные неформалы.
"Ты меня просто спасла!" - мысленно передал Лилит Аштарот.
"Я видела, что ситуация выходит из-под контроля... эта девчонка начинает что-то подозревать... обработай её!" - Лилит в мыслях отвечала ему, даже не отрываясь от разговора наяву.
"Силы слабеют... я удивляюсь, как остальные остаются на плаву..."
"Не удивительно... они не растрачивают энергию как ты... слишком много было потрачено, на вашей тусовке дома еще тогда..." - девушка откинула волосы.
"Надо увести их с кладбища, тут пока нет возможности загнать их в капкан!"
Лилит повернулась к нему, глядя в глаза, словно через стекла очков.
"Оставь это мне!" - улыбнулась она.
Девушка встала с лавочки, отходя от неё, и поворачиваясь к гладящей компании.
- Ребята! Есть предложение! Вместо того, что бы шкварчать на солнце, можем пойти в клуб, что построили недалеко! - она рукой указала на другую сторону кладбища, где виднелось новехонькое здание.
- Но... у нас нет денег на клуб, на пиво-то еле наскребли... - уныло ответила Карина
Лиля только махнула рукой с длиннющим маникюром.
- Это пустяки! Клуб нам принадлежит, точнее братьям, ну может, помните таких двоих, когда у нас дома тусовались! - она взглядом указала в сторону клуба. - Ну, так что, идем?
Стихия Свободы что-то тихо замямлили, иной раз некоторые качали головами, якобы отрицая возможность идти.
Лилит быстро переметнула взгляд на Аштарота, на что тот только кивнул, понимая, что тут уже его, так сказать, "выход".
- Ребята! Да ладно вам! Как прошлый раз гудеть не будем! - улыбнулся парень, на что народ только возмутился.
Аш только засмеялся, видя праведное возмущение неформалов.
- Ну, хорошо, хорошо! Выпивка за счет заведения! Согласны?
Народ переглянулся и дружно поднялся с лавочки, выдвигаясь всей артиллерией в сторону клуба.
Аш подхватил Охотницу за талию, идя рядом, о чем-то рассказывая. Девушка только прижалась к нему ближе, слушая о том, что за новое место они сейчас увидят.
Лилит шла чуть дальше ото всех, наблюдая за Вервольфом.
- Стой! - крикнула она ему, подходя ближе. - Я на каблуках, идти неудобно, - с этой фразой абсолютно спокойно она взяла его за руку. - Будешь моей опорой! - улыбнулась она.
- Как скажешь! - улыбнулся в ответ Вервольф, держа девушку рядом с собой.
   ______________
Антон приехал за Даной ровно в шесть. Вышел из машины, галантно распахнул перед ней дверь.
- Для начала в магазин, думаю, - Антон сосредоточенно вёл машину, что было лишним показателем того, что мужчина волновался.
- Зачем? - спросила Дана, протягивая руку и ероша волосы Антона. Тот чуть отстранился. - Антон, что с тобой?
- В магазин за продуктами. Наверняка твой брат ничего не приготовил, а носиться как ср... веники, прости, я не хочу. Купим готовую еду, салаты и вино...
- Антош. Что с тобой?
- Да в порядке всё, БЛЯТЬ! - Антон едва успел затормозить, что бы не врезаться во впереди стоящую ладу "калину". - Мудак, права купил и ебёт дорогу...
- Антош.
- Прости. Я просто, - Антон посмотрел на девушку и замучено улыбнулся. - Нервничаю очень. Правда. Просто... мне не пофиг, впервые в жизни мне не пофиг, что обо мне подумают, скажут... Ладно, забудь.
- Антош. Ну... ты же хороший.
- Ага. Когда сплю зубами к стенке, - выворачивая руль, процедил сквозь зубы мужчина.

Дана открыла дверь в квартиру и загруженный пакетами Антон, чуть не споткнувшись о порог, прошёл в прихожую.
Дамиан, сонный и измученный, бледнее обычного, подбежал на помощь.
- Это всё на кухню? - удивился гот. Антон улыбнулся.
- А то как же. Аккуратнее, вино не разбей!
Дамиан утащил несколько пакетов на кухню. Дана прошла в свою комнату, чтобы переодеться. Антон, стянув туфли, осматривал прихожую.
- А ты, значит, тот самый идеальный Антон, - услышал он голос и резко повернулся.
На пороге на кухню стоял Дивъяр, противно ухмыляясь и скрестив руки на груди.
- Антон, - кивнул мужчина. Внутри всё клокотало, было желание разбить лицо этого идиота об этот же косяк, но нельзя. "Антон же хороший, что про тебя не скажешь, Абаддоша," - подумал мужчина. - А вы, я так понимаю, Дивъяр, - Антон протянул руку для рукопожатия.
- Дивъяр. Очень приятно, - Див пожал руку Антона. Попытался залезть в голову к нему, но ничего не понял. - Давайте я помогу вам с пакетами?
У Дивъяра уже созревал план, как понять, что же это за фрукт перед ним.
Антон улыбнулся, взял оставшиеся четыре пакета.
- Да я сам, пожалуй. Но спасибо за предложение.
Антон прошёл на кухню, поставил пакеты на стол и начал их разбирать.
Дамиан, видя огромное количество продуктов, беря их в руки и замечая цены на них, округлил глаза.
- Див. Ты видел ценник на бутылке вина? Пять тысяч! Пять тысяч за бутылочку не самого алкогольного напитка! - демонстрируя Дивъяру бутылку белого полусладкого, прошептал Дамиан.
Антон, слыша это, хмыкнул, продолжая выкладывать продукты на стол.
Дана в чёрном платье появилась в дверном проёме кухни.
- О, я вижу, вы уже познакомились, - улыбнулась она, проходя мимо Антона, взъерошила тому волосы.
Антон цокнул языком.
- Да что ж такое. Ты оставишь в покое мои бедные короткие волосы? - притворно возмутился он. - У тебя вон, парочка патлатых есть, какое поле для деятельности. Хоть африканские косички плети!
- Ну, что ты, Дамиан, не в деньгах же дело, а в наслаждении, - Дивъяр посмотрел на Дамиана и помог ему разобрать пакеты. - Хотелось произвести впечатление знатока.
   Он резко повернулся и округлил глаза, когда Антон дёрнулся, улыбнулся и отвернулся, разбирая пакеты дальше.
Антон краем глаза наблюдал за Дивъяром. Дана, сев на табурет, видела, что между мужчинами назревает вражда. Холодная, стальная, как между Россией и США.
- Как на работе дела? - чтобы разрядить обстановку, спросил Дамиан.
- Ну... я уже говорила... всё как-то скучно, как-будто отдельно от мира сего, - протянула девушка.
- Вот переведу тебя в свой офис, будешь мечтать попасть обратно, - хмыкнул Антон, который уже разобрал пакеты и сложил их в угол. - Так... тарелки, нож, доска.
Дана достала всё необходимое, и Антон, проверив нож на остроту, начал резать несколько видов колбасы.
- Антош. А смысл такой роскоши? - подала голос девушка. Антон улыбнулся.
- Ну, это ещё не роскошь. Вот дома у меня брат с сестрой, те мутят роскошь. Просто мы с детства привыкли так - если праздник, то скатерть белая, музыка красивая, еда вкусная, алкоголь дорогой. Ну... согласись, не самая плохая привычка. Тем более, если есть возможность, - протянув девушке бутерброд, пояснил Шаповалов.
Дивъяр прислушивался к словам Антона, но так и не мог понять, что это за человек. Богатый, красивый и все. Пытался просчитывать его слова, мысли, но это было просто недосягаемо. Это уже начинало раздражать. Но Див держался. Надо показать себя с самой лучшей стороны.
Дана улыбнулась.
- Ну да, наверное. Просто я, как бедный студент, никогда так не праздновала.
Антон засмеялся.
- Не напоминай мне про бедных студентов! Я помню, как в Лондоне бедные студенты чёрными ходами проходили на концерты Depeche Mode и PetShopBoys.
- А ты учился в Лондоне? - спросил Дамиан.
Антон кивнул.
- Да. Я с шестнадцати лет в Лондоне жил. Именно жил, учился... да я как-то больше гулял, пил, развлекался... пару раз разбивался даже. На байке. Кстати. Про Лондон, - Антон отложил в сторону нож. - А почему бы тебя туда не отправить? Дел-то. Деньги есть. А как говорят там, если есть деньги, есть и мёд. Как ты думаешь, Дамиан?
Гот удивлённо посмотрел на Дивъяра, которого, казалось, обухом по голове ударили.
- А зачем тебе это? Я не вижу смысла помогать Дамиану с твоей стороны, - Див перебирал продукты, поэтому не было видно, как он прищурился. Он даже не удосужился повернуться.
Антон улыбнулся.
- Я так понимаю, такое понятие как "семья" тебе неизвестно. Так вот, Дивъяр. Если Дане дорог Дамиан, значит, он и мне дорог. По умолчанию. Её семья - моя семья. И наоборот. Моя семья - её семья. И если я могу что-то дать, почему бы это не дать? Тем более, признаться, вот честно, положа руку на сердце, эти деньги, которые я потрачу на учёбу-жильё-еду для Дамиана в Лондоне, я снова заработаю за двое суток. Ещё вопросы?
- Все равно как-то странно. Я не понимаю тебя, уж прости, -Дивъяр улыбнулся.
- А я не понимаю тебя, - пожал плечами Антон. - Зачем ты ищешь где-то сакральный смысл, хотя его нет. И почему хорошее пытаешься сделать плохим. И ещё. Мы с тобой погодки, видимо, ну, возможно, ты ненамного младше меня, - глаза Антона недобро сверкнули. - Какой пример ты подаёшь мальчику? Ты давно видел свои вещи? В чём ты ходишь? Ты слышал, как ты разговариваешь? Ты вообще понимаешь, что глядя на тебя, Дамиан просто может плюнуть на свою жизнь, на семью, на всё и стать... кем? Кто ты там? Прости, не важно. А я могу сделать, что этот парнишка будет управлять если не миром и не страной, то родным городом точно. Иметь деньги, достойную крышу над головой и отменную жизнь. И ты не понимаешь этого? Слушай. Может быть, я тебе ещё мозг куплю? Понятливее станешь?
- Знаешь, я не намерен ссориться, ты пришел сюда знакомиться с нами и производить хорошее впечатление. Мне ты не нравишься, увы, у меня свои мысли на твой счет, - Дивъяр пытался парировать. Он уже догадывался, что скоро Дана встанет посередине, он знает как она относится к его мнению. Она будет долго сомневаться. Ей будет больно, что не получилось хорошего общения между дорогими людьми.
Антон, который хотел что-то сказать, посмотрел на Дану и улыбнулся.
- Знаешь. Я не Ломбарджини, чтобы всем нравиться. А ты, между прочим, мог бы хотя бы вид сделать. Ради Даны. Но Бог тебе судья, а не я. А ты, Дамиан, всё-таки подумай о Лондоне. Дан, можно тебя на минутку?
Антон вышел с кухни, Дана, испепеляюще глянув на Дивъяра, вышла вслед за ним.
Дамиан посмотрел на демона.
- Странный ты. Антон же правда только добра желает, - протянув руку к минералке, сказал гот.
- Это ты так думаешь. Он какой-то странный. Он мне не нравится. Я ничего не скажу Дане, это ее выбор, это не мое дело... -Див сел на табуретку и облокотился на стол.
Дамиан отпил воду и вздохнул.
Тем временем Антон и Дана стояли в комнате девушки.
- Что это за бред? - тихо спросил Антон у неё. - Зай, прости, я не хочу это терпеть. Я не какой-то там третьесортный идиот, которого вот этот ваш Дивъяр запросто может унижать и оскорблять.
- Антош. Он же ничего плохого тебе не сказал, - попыталась успокоить своего мужчину Дана.
- Угу. Это ты так думаешь. А на самом деле из меня сделали просто лоха позорного. Я выйду, покурю.
Антон порылся в карманах, достал пачку сигарет и зажигалку и, надев свои туфли, вышел в подъезд.
Дана вернулась на кухню и, не смотря ни на Дивъяра, ни на Дамиана, продолжила сервировать стол.
- Братик. Антон прав. Жизнь, она же разная... её можно по-разному сыграть. Давай ты съездишь, посмотришь хотя бы. Тебя же никто насильно не заставит там остаться, - сказала девушка, раскладывая вилки и ножи.
Дамиан молчал.
- Дан. А, правда, зачем Антону всё это? Помогать нам, производить хорошее впечатление?
Дана в шоке села на табурет.
- В-вы что... вы издеваетесь? - в голосе девушки сквозили слёзы. - Вы что, совсем идиоты? Антоша же хочет как лучше, а вы... а вы... вы даже лишний раз улыбнуться ему не можете! Да он, когда сюда ехал, так нервничал, он так хотел, что бы всё было хорошо, а вы...
Дана судорожно вздохнула.
- Вообще, плохая была затея, звать его сюда, - протянула девушка. - На что вообще был расчёт. Что у Дивъяра откроются глаза? Что он всё поймёт? Да чёрт с два! Эгоисты вы! Оба!
Девушка выскочила из кухни, послышался хлопок входной двери. Видимо, она ушла к Антону, который всё ещё курил в подъезде.
Дивъяр закатил глаза.
- Нам нужно было лучше промолчать... - расстроенно сказал Дамиан. - Я не хочу делать ей больно...

Дана плакала, уткнувшись в плечо Антона. Тот гладил её по спине.
- Зай. Зай, всё хорошо. Послушай меня, - Антон смотрел в глаза девушке. - Ты, главное, ты мне веришь?
Девушка кивнула. Антон поцеловал её в губы.
- И это самое главное, слышишь. Мне главное, чтобы ты мне верила. Только ты.
Дана обняла Антона. Она не думала, что этот человек может так быстро стать ей родным.
- Малыш, а теперь иди в ванну, умойся, всё будет хорошо, - Антон проводил Дану взглядом до ванной комнаты и вошёл на кухню.
- Ты, - кивнул он Дивъяру. - Встал, сука, и вышел в подъезд. Дамиан, сидеть на месте. Скажешь Дане, что мы пошли мирно улаживать конфликт. Встааал, или ты глухой?
- Что это еще за приказной тон. Я тебе не шавка, на крик не реагирую, - Див злобно посмотрел на Антона. - Раскомандовался тоже мне.
Антон молниеносно оказался рядом с Дивъяром, схватив того за ворот рубашки и подтянув к себе.
- Или ты, падла, выходишь в подъезд, и общаешься со мной, как мужик с мужиком, или я тебе, крысе, нос прям об этот стол искривлю, - прошипел мужчина.
Дивъяр был в шоке. Такого он точно не ожидал. Антон отпустил его и вышел в подъезд.
- Я жду! - крикнул он с площадки.
-Дамиан, я пожалуй выйду, - сказал Дивъяр. Дамиан, вскочив, обеспокоенно посмотрел на него. - Жди меня здесь!
Он не спеша, размеренно прошел до двери, резко ее открыл, делая вид, что он здесь ни причем и вышел на площадку.
- Ты много себе позволяешь, - процедил Дивъяр.
- Да? Ты так думаешь? Ты в курсе, что Дана плакала из-за тебя? Только что. На моём плече.
Дивъяр фыркнул.
Антон, выкинув бычок, сжал и разжал кулак, хрустнув пальцами.
- Что за показуха? - удивился Дивъяр, после чего почти мгновенно скатился кубарем вниз по лестнице - Антон ударил сильно, попав в висок, что нарушило координацию Дивъяра.
Дивъяр, чувствуя на губах привкус крови, попытался встать, но ощутил, что Антон поставил ногу на его спину.
- Лежать, сука, - Антон придавил его. - Ты, видимо, не смекаешь, что я никому не позволю обидеть её. Даже если ты из её семьи, хотя хуй там. Кто ты её братцу? Наставник? Друг? Или, может быть, девушка?
Антон ещё сильнее наступил на Дива, что тот почувствовал, как рёбра чуть трещат. Антон наклонился и, схватив за волосы демона, словно какой-то гопник, приблизил своё лицо к его.
- Или ты сейчас же извиняешься. И передо мной. И перед ней...
- Перед ней - согласен. Но ты... да кто ты такой!
Антон ударил Дивъяра лицом об асфальт лестничной площадки. Из носа Дивъяра брызнула кровь.
- Ты что-то сказал, шавка? - процедил Антон. - Совет опытного дядечки - никогда не отращивай патлы, как у девочки. Так становишься более уязвимым.
- Да... пошёл ты!
Антон, отпустив Дивъяра, развернулся к нему спиной и, видимо, собрался было уйти, но резко повернулся и ударил его ногой в живот. Див закашлялся.
Антон поднял его с пола, и, схватив за грудки, процедил.
- Пошёл вон, сука. Просто. Взял. И пошёл.
Удар в спину и Дивъяр снова слетел с лестницы вниз. Теперь его и квартиру Дамиана отделяло два лестничных пролёта.
Антон стоял и, словно собака, улыбался, обнажая клыки.
На секунду на месте Антона появился кто-то другой, но Дивъяр, мотнув головой, снял наваждение.
- И пока Дана мне не скажет, что ты извинился перед ней, я не советую тебе тут появляться, - крикнул Антон уже у дверей квартиры.
Он вошёл в прихожую и, зайдя на кухню, взял со стола свою пачку сигарет и зажигалку.
- Антон! - Дана схватила его за кисть. - Что за чёрт? - смотря на сбитые костяшки пальцев Антона, спросила девушка.
- Зай. Прости. Правда. Мы просто... поговорили, - Антон смотрел в глаза Дане. - Малыш. Просто никто не смеет заставлять тебя плакать. Я никому и никогда этого не позволю. А Дивъяр... он не хотел по-хорошему.
Антон прижал девушку к себе.
- Мне надо уехать, позвонили по работе. Там... видеоконференция... я недолго, надеюсь. Ты спать не ложись, я за тобой заеду, поедем ко мне. Прости, но оставлять тебя там, где ты плачешь, я не собираюсь.
И Антон, снова легко поцеловав девушку, вышел из квартиры.

Михаил рыдал. Уже минут пять. Рыдал и истерически хохотал, смотря на то, что происходило на экране, что висел на стене. Там, олигарх Антон Шаповалов, чью личину примерил на себя Абаддон, под орех уделал крутого местного демона Дивъяра.
- Ой... а-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха... а, о боже, выключите это кто-нибудь... аха... аха... ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Саша, отдай пульт, не смей выключать! Мамочки... - стонал Михаил, держась за живот и наклонившись чуть вперёд. - У меня уже пресс болит...
Сашиэль, который сам искренне смеялся, лежал на белом рояле и тихо скулил.
- А я его... левой... а я его... правой! - процитировал ангел фразу из мультика.
- САША!!! А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Молчи!!! Аха... аха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-хааа!
Михаил рухнул с кресла, лежал лицом в белый ковёр с высоким ворсом и истерически ржал, вытирая слёзы длинной белой рубашкой...

Уже перед клубом ребята ахнули.
- Ничего себе! Уже народу столько! - Лиля радостно посмотрела на входную дверь, где стояли, не прошедшие фейс-контроль, клаберы.
Она кивнула охраннику, и вся Стихия Свободы вереницей просочилась в двери.
Всюду был просто шик и блеск. Лазерные установки, музыка, народу было полно, но, не смотря на это, большая часть уже отжигала на танцплощадке, поэтому столики были свободны.
- Вот это круто! - прошептала Охотница, оглядывая дизайн помещения.
Аш тем временем оставил девушку, подходя к барной стойке, возле которой стоял парень, которого облепили девчонки.
- Ну что, Азазель, теперь твоя очередь! - хмыкнул он, вставая рядом с парнем.
Азазель улыбнулся, щелкнув пальцами, и девушки что стояли рядом, просто растворились в облачке дыма.
- Что от меня нужно толком? - спросил демон, глядя на Аштарота.
- Отвлеки их... а точнее, я тебе их передаю, мне же надо скрыться на некоторое время... - с этими словами он снял очки, открывая пустые глаза, без зрачков, тут же поменяв возраст на более старший.
Аштарот повернулся в сторону столика, где на диване разместилась Стихия Свободы. Поймав, взгляд Лилит он кивнул на Азазеля, уходя в сторону.
- Так вот... - снова повернулась к компании Лилит. - Этот клуб открыли только вот буквально сегодня, а народу уже полно! Вам же теперь вообще нечего делать возле кладбищенской ограды, приходите сюда! Тут склепчик и по-лучше будет! - хихикнула она.
- Лили! Здравствуй, мое солнце! - раздался голос рядом. Лилит обернулась, увидев перед собой высокого парня, который подошел ближе, целуя девушку в щеку.
На вид ему было лет двадцать. Высокий, достаточно худой, но, тем не менее, симпатичный. Светлые волосы, подстриженные как то нереально, судя по всему, как признали ребята, в одном из новых салонов. Одет он был в розовую футболку, с невесть каким непонятным рисунком, и черные лакированные брюки. Обувь была странного вида ботинками с таким же вкраплением розового и лакового. Весь его образ был полностью собран из мелочей. Серебряные часы, небольшая цепочка с крупными звеньями на шее. Большего эффекта добавлял макияж, так не свойственный парням.
- Заз! Ты тоже здесь! - улыбнулась девушка, смотря на него. - Хотя не удивительно, без тебя никакая тусовка не обходится!
Она повернулась к ребятам.
- Это тоже наш родственник! - чуть смутившись, сказала она. - Семья большая, знаете ли!
Парень присел рядом, здороваясь с каждым.
- Ну, что? Как вам местечко? - улыбаясь белоснежными зубами, спросил он.
- Круто! - в два голоса отозвались Карина и Ника, после чего засмеялись.
Заза только хлопнул в ладони.
- Вот и отлично! - парень, отвернулся в сторону, позвав официантку. - Что будем пить? - спросил он так, словно разговаривает со старыми знакомыми.
Ребята переглянулись, быстро перебирая в голове варианты выпивки.
- Слушай... этот парень мне кого-то напоминает... - шепнула Нике Охотница.
Девушка призадумалась.

- Это точно! Хотя... а не тех двоих, случайно? Ну, Саша и Руслан! - она глянула на Охотницу так, словно нашла ключ к разгадке тайны.
Охотница округлила глаза, ведь парень и правда был одного, так сказать, разлива с теми двумя.
- Слушай, Заз... а ты слышал про Креатив Коммандос? - спросила она у него.
Парень счастливо вскинул руки.
- Я их лично знаю! Ребята что надо! - он снова улыбнулся. - А что?
Охотница немного смутилась.
- Да ничего, просто ты похож на них... хотя это, наверно, не удивительно! - чуть улыбнулась она.
Заза только щелкнул пальцами в её сторону, кивнув головой, словно говоря "Именно так!".

Валера смотрел на первую пентаграмму. Аштарот. Что-то знакомое, но не важно. Важно, что Абаддон приказал. А Абаддона лучше слушаться.
Первой жертвой была девочка лет четырнадцати. Волосы непонятного, но натурального цвета, чёрные глаза, чёрные губы, вещи из бабушкиного комода...
- А могла бы быть красавицей... - протянул Валерий, наблюдая за тем, как кровь девочки наполняет пентаграмму.
Второй жертвой была девушка лет двадцати, но от первой она отличалась лишь возрастом. Это было Сабриэлю.
Третья жертва - молодой паренёк-байкер - принадлежал Локи.
Четвёртая жертва - подружка байкера - пролила свою кровь во имя Лилит.
Пятая жертва была распята на перевёрнутом кресте во имя Азазеля.
Шестая, с исполосованным лицом и лохмотьями вместо кожи - на имя Сехмет.
И, наконец, седьмая жертва была выпотрошена во имя Дагона...

Локи закашлялся, ощущая дикую боль по телу. Он резко вскочил на ноги, но тут же рухнул обратно на диван в клубе. Дагон, согнувшись напополам, харкал кровью.
Жизни и крови жертв входили в их кожу, плоть и кровь, растворяясь, наполняя их силой. Неожиданно оба резко встали. В глазах стали блестеть адские огни, дьявольские улыбки запрыгали на губах.
Локи с наслаждением облизал свои клыки, на которых чувствовал вкус крови.
- Ай да Валера... ай да молодец... - прошипел Дагон, глубоко вдыхая воздух клуба.

Сехмет, которая стояла в туалете клуба, внимательно смотрела в свои карие глаза. Она чувствовала, как по венам, будто бы вливаясь из ниоткуда, течёт чужая, свежая и молодая кровь. Сила распространялась по клеткам, придавая девушке жизнь и возвращая молодость.
Сабриель сидел на высоком стуле у барной стойки, глядя на то, как колбасит Локи и Дагона, как вдруг поперхнулся, закашлялся и вцепился в крышку стойки.
- Твою мать, - все, что он смог сказать сиплым голосом. Прокашлявшись, он резко встал и подошел к дивану, сел на подлокотник и хитро улыбнулся.
- Ну вот, замечательно, а то последние дни чуть ли не мертвецом себя чувствовал.

Аштарот устало смотрел на себя в зеркало. Энергии оставалось мало, и он уже реально подумывал о возвращении на родные круги. Внезапно странное ощущение охватило все тело. Даже немного затошнило, но все прервал знакомый привкус металла во рту.
- Кровь? - чуть растерялся он, смотря в зеркало. Изо рта тонкой полоской текла кровь. Уже много лет он не помнил этого ощущения, когда кто-то приносит жертву на твое имя.
Глаза снова загорелись ярким светом, на лице блеснул шрам, а в руках чувствовался мощный заряд энергии. Демон злорадно улыбнулся, чувствуя страшное желание крови, так присущее ему.

Лилит резко сорвалась с места, пулей вылетев из зала. Она забежала в одну из комнат, судя по всему, подсобного помещения. Руки тряслись, а правая бровь чуть подергивалась.
- Неужели? Жертва! - она тут же развернулась к зеркалу, наблюдая за собой. Лицо стало белее, волосы длиннее, а в глазах заиграли адские искорки. Ко всему добавилась странная агрессия и вспышки ярости. Дверь открылась, и в ней появился Азазель, судя по всему тоже ловивший приход от внезапного ощущения потока энергии. Он медленно сполз по стенке на пол, прикрывая лицо руками.
Он тяжело хрипел, но в одну из секунд поднял на Лилит взгляд, такой же зловещий, и такой же требующий крови.
Девушка улыбнулась, протягивая ему руку.
- Есть кому сказать спасибо!

Абаддон взглянул на часы. Да, Валера уже должен был совершить обряд.
Он, толкнув двери, вошёл в клуб. Вон там, в самом углу, Локи и Дагон.
- Привет, родные, - улыбнулся Абаддон им. - Надеюсь, вам по кайфу. А где остальные?
- Не знаю. Приход ловят, наверное, - хмыкнул Дагон. - А что?
Абаддон продемонстрировал костяшки пальцев.
- Это что?
"Все. К барной стойке!"
Через секунду все демоны столпились у барной стойки. Абаддон сидел в центре и был в восторге от того, какие живые и злобные его окружают лица.
- Дорогие. Ха-ха! А я с Дивъяром подрался! - заливаясь хохотом, сказал Абаддон.
- Убил? - тут же спросил Азазель, явно ожидая положительного ответа
- Бабу бил, оно тебе надо было? - улыбнулся Саб.
- Эта гнида довела до слёз Дану! - Абаддон осёкся. - Я лишнее сморозил, да?
Локи захохотал.
- Ой, что-то мне это напомнило, - кивнув на Лилит, фыркнул скандинав. - Самаэлю, помнится, тоже когда-то доставалось. Аха! Ты там не влюбился часом?
- Иди на хрен с такими словами! - ужаснулся Абаддон. - О. А что это позерами воняет? Стихия Свободы тут, что ли?
- О, сюрприз. А вот и детки, - обернулся Саб. Уже хотелось с кем-то познакомиться, интересно же что в них нашел Див.
- Стойте! А если их развести? - прищурился Дагон.
Аштарот злобно глянул в сторону Стихии Свободы.
- Не просто развести! У меня полно сил, и душа если бы была, то просила бы праздника! - он повернулся снова к демонам. - Давайте устроим что-то вроде развлечения? В наших лучших традициях! Я думаю, все меня поняли... - он глянул на каждого.
- А кстати, здесь только Стихия? А где же любовничек Дивъяра? Я его не видел еще... - рассматривая толпу, сказал Сабриель.
- Дамиан? Дамиан сидит с сестрой и слушает, какой гандон Див и какой хороший я! Слушайте. А нам не нужен любовничек. Нам нужен сам Див. И я его пригоню, - сверкнул глазами Абаддон.

"А твои друзья предали тебя. Ты не помог им попасть на кладбище. Теперь ищи... по клубам..." - свистящая мысль пронеслась в голове Дивъяра, который уже подходил к кладбищу.
- Что за чёрт?! Кто ты? - крикнул демон в темноту.
"Друг..."
Ангелы, стоявшие в тени и наблюдавшие за всем этим и, конечно же, слышавшие разговоры Абаддона с Дивъяром, давились смешками.
- Друг?! Тогда скажи, где они? - снова крикнул Дивъяр.
- Ой, дурааак... - вытирая слёзы от сдерживаемого смеха, прошептал Михаил, опираясь на согнувшегося пополам от хохота Сашиэля.
"Они в клубе... я же сказал..."
- В каком клубе?!
Михаил уже сам согнулся от хохота.
"Рядом с кладбищем... ищи..."
Дивъяр, оглядевшись, увидел здание, из которого доносилась громкая музыка.
- Ага... так вот... клуб, - злобно шипя, Дивъяр направился туда.
Сашиэль вытянул вперёд руку с поднятым большим пальцем.
- Спасибо, кээээп, - срываясь на хохот, простонал ангел.
Михаил, который только успокоился, отошёл к ограде и, оперевшись о неё лбом, хохотал ещё пару минут.

Дивъяр вошёл в клуб и сразу же заметил, что в углу сидит какой-то странный парень, напоминавший и Сашу и Руслана одновременно, Аш, какая-то девушка и вся Стихия Свободы.
Он сразу же направился к ним.
- Что за чёрт? - гаркнул он вместо приветствия.
Охотница с подозрением посмотрела на Дивъяра.
- Чего ты возмущаешься? Мы просто сидим, отдыхаем...
- А кладбище?!
- А что, кладбище? - Вервольф, влюблённо смотревший на Лилю, мотнул головой. - Оно закрыто, забыл?
- Я открою!
- Открывашкой, что ли? - прищурился Азазель.
- А ты вообще молчи, попугай! - рявкнул на него злой Див. - У меня сегодня день ни к чёрту, так что лучше не нарывайся!
- А то что? - позади появился Локи. - Что ты сделаешь?
- Ещё один... - прошипел Див.
- Так, ребята, - Локи оглядел сидящих. - К родственникам вопросов ноль. Но вот, вы, - Локи провёл пальцем по кругу, имея в виду Стихию Свободы. - Вон отсюда. И дебошира своего заберите. Нам проблемы не нужны. Аш, Заза, Лиля. К братьям. ЭТО, - кивнул Локи на остальных. - Вам не чета. Вон, я сказал!
Аш прошептал Охотнице "Прости" и ушёл, будто бы дуясь на Локи.
Стихия Свободы, во главе с Дивъяром, вышла вон из клуба.
- Доволен?! Нет, скажи мне, ты доволен?! - накинулась на демона Охотница.
- Замолчи. Возьмитесь за руки и закройте глаза, - приказал Дивъяр.
Подростки послушались. Через секунду их уже не было на этом месте. Михаил и Сашиэль, выйдя из тени, переглянулись и, потешно изобразив пальцами дождик, произнесли:
- Фьююють, я Дивъяр, я исчезаю!

Кладбище встретило их ночным холодом и тишиной. Тотальной тишиной. Только бледная полная луна освещала дорожки, прыгала бликами по листьям, искажала фотографии на могилах.
Они шли, вдыхая столь любимый аромат кладбища, уходили всё сильнее вглубь, чтобы полицейские даже и не думали их искать.
Неожиданно луну заволокла чёрная туча. Вокруг стало неестественно темно, будто бы они находились не на улице, а в сарае, в котором выкрутили лампочку.
Звёзды с неба так же куда-то исчезли, видимо, туча была просто огромной и абсолютно непроницаемой.
Где-то со стороны ограды они услышали фырканье коня.
- Что за чёрт? - попятился назад Вервольф. - Вы слышали?
- С нами Дивъяр! Нам нечего боятся! - твердо произнесла Охотница.
Фырканье повторилось, но уже ближе. Все оглядывались, надеясь увидеть коня и вдруг Ника вскрикнула. Среди веток деревьев белел череп коня с зелёными огнями вместо глаз.
- Что за чёрт?! - девушка спряталась за Дивъяра. Все оглянулись в сторону дерева, но черепа там уже не было.
- Ника, у тебя глюки, - качнул головой Дивъяр, хотя он острее всех ощущал присутствие здесь чего-то чужеродного.
- Пошшшшшшли воооон... - услышали они чей-то шелестящий голос. - Пошшшшшшли вооооон...
- Див, ты слышал?.. - Охотница обернулась на демона.
- Ссссслышшшшшшал... слыыыыыыышаааааал!
- Див? - девушка дёргала его за рукав плаща.
- АААААА! - Вервольф упал на землю и пытался пятиться назад.
На могилах перед ними стояли восемь фигур в балахонах. Они протягивали руки и что-то бубнили себе под нос. Громкое конское ржание разнеслось над кладбищем.
- Пошшшшшшли вооооон... пошшшшшшли вооон...
- Это просто призраки, - попытался успокоить всех Дивъяр, но подростки дрожали и пятились назад.
Неожиданно одна из фигур откинула капюшон и крик наполнил кладбище - лицо фигуры был синего цвета, нижняя челюсть опустилась до пояса, а огромные красные глаза вращались вокруг своей оси.
- ВООООООН!!! - протяжно застонали фигуры.
Откуда-то со стороны послышался дикий хохот, истерический, с плачем и улюлюканьем.
Див, забыв о телепортации, нёсся вон с кладбища не хуже своих друзей из Стихии Свободы.

Демоны, дико хохоча, стянули с себя балахоны и опустились на землю.
- Брааат, - постанывая от хохота, протянул Дагон. - Ты видел их рожи? Нет, ты видел эти рожи? Хахаххахахха...
- Тс... - приложил палец к губам Локи.
Все замолчали. Рядом, совсем рядом, слышалось поскуливание и чей-то шёпот: "Замолчи! Да замолчи!"
Неожиданно два белых столпа света прорезали небо и всё снова затихло.

Антон подъехал к дому Даны, поднялся на её этаж и позвонил в квартиру.
Девушка сразу же открыла дверь и, едва увидев Антона, надела балетки и вышла из квартиры.
- У тебя всё хорошо? - улыбаясь, спросил мужчина. Дана обняла его.
- Ты приехал и всё отлично... к тебе?
- Ну... думаю, да.
Оказалось, Антон жил в одном из тех самых коттеджей, хотя Дана в этом не сомневалась.
Ужин они устроили перед телевизором, включили "Сонную лощину" и, посмеиваясь над придурковатым образом Джонни Деппа, просидели в обнимку весь фильм, попивая вино и закусывая его фруктами.
Дана смотрела на Антона и всё-таки не могла понять, что в нём так мог невзлюбить Дивъяр. И, наконец, поняла. Это была банальная ревность, и страх того, что она оставит Дамиана одного. Да ну, бред. Эгоисты...
Дана, не удержавшись, поцеловала Антона в мочку уха.
- А вот не надо так делать, - чуть прикрыв глаза, сказал он.
- Почему? - снова ероша его волосы, спросила Дана.
- Ну... не надо, - улыбнулся Антон.
- А так? - девушка поцеловала его в губы.
Прижав к себе Дану, Антон повалил её на пол, целовал её в губы, шею...
Неожиданно по спине пробежали мурашки. Ему показалось, что в доме кто-то есть. Этот кто-то даже мелькнул в стеклянной двери, ведущей во двор.
Дана уже стягивала с него футболку, Антон тоже не оставался в долгу, но фигура снова промелькнула позади.
- Зай. Подожди, я на секунду, - Антон вышел на площадку, задёрнув за собой штору, что бы Дана не видела, что происходит за стеклянной дверью.
- Кто здесь? - набравшись смелости, Антон снова стал Абаддоном. Он почувствовал, что кто-то стоит за его спиной. Резко повернулся. - О, Дьявол! - Абаддон чуть не перекувыркнулся через ограду.
- Нет. Михаил, - пожал плечами архангел.
- Ты что здесь делаешь? - Абаддон закурил.
- Подглядываю, - фыркнул Михаил. - Как сношаются люди.
- Фу, какое мерзкое слово, - передёрнулся Абаддон. - А правда? Дядь. Ну, не гони.
Михаил, вздохнув, облокотился на перила белой ограды.
- А правда, дорогой мой племянник, в том и только в том, что вы нарушили несколько пунктов договора между светом и тьмой. И в итоге моё начальство, будучи, всё-таки, тебе дедушкой, послало меня объяснить вам, что такое хорошо, а что такое - расстреляют.
Абаддон хмыкнул.
- Дядь. Но Дивъяр...
- Довёл. Знаю. И он тоже получит по башке. За то, что работает вне закона. Вообще... глупо, конечно, - Михаил смотрел в одну точку. - Такой маленький городок, а столько бреда... ах, да. И ещё. Ты девушку-то эту не трогай. На кой она тебе сдалась?
- Влюбился я! Представляешь? - Абаддон вызывающе посмотрел на Михаила. Архангел улыбнулся.
- А я пупсик с крылышками, - кивнул он. Абаддон улыбнулся. - Кстати. Завтра приду по твою душу. Вытащу из плена этого бреда... пора заканчивать этот цирк.
И Михаил исчез.
Абаддон, снова примерив личину Антона, вошёл в зал, где на диване уже спала Дана...

Антон довёз Дану до интернет-кафе и даже хотел проводить её до кабинета, но у турникетов его кто-то схватил за плечо. Антон обернулся и увидел Михаила.
- Какие-то проблемы? - прищурившись, спросил бизнесмен.
- Да. Налоговая, - показывая удостоверение, сказал Михаил.
- Но тут написано...
Михаил развернул удостоверение к себе и ойкнул. На короче значилось "Святая инквизиция".
- Так. Подождите. Так... - Михаил засунул руку во внутренний карман плаща, вытаскивая разные удостоверения. - Католическая церковь, - удостоверение полетело за спину. - Христианская церковь... массонская ложа... эй, вернись, ложа, ты мне ещё нужна! Ага. Вот! Кхе... так, да. Налоговая!
Абаддон тихо смеялся про себя, да, Михаил вообще не изменился.
- Пройдёмте, - Михаил взял Антона за плечо и вывел из кафе.
Антон только успел пожать плечами, смотря на Дану и вышел.
- Ну и что? - Антон смотрел на Михаила.
- Сейчас я скажу, что ты арестован за неуплату налогов и махинации с ценными бумагами, что сидеть тебе огого, как огого, и всё.
- Не прокатит, дядь. Эта девушка...
- Давай убьём тебя?
- Но-но-но!
- Да понарошку же, - фыркнул Михаил. - Подстроим аварию. Мол, когда тебя везли в полицейский участок, машина с тобой врезалась в КАМаз-БИЛаз и всё. Ты труп. Лепёшка.
- А что... - Абаддон, снова вернув свою личину, кивнул. - Хороша мысль!
Михаил кивнул и, снова войдя в здание интернет-кафе, объявил о том, что Антон Шаповалов не чистый на руку бизнесмен и всем спасибо за то, что помогли его поймать.
Дана стояла, не веря своим ушам... такого просто быть не могло! Она схватила представителя налоговой за руку.
- Но такого не может быть!
- Дорогая, - Михаил смотрел ей в глаза. - Вы слишком наивны. Возвращайтесь к работе.

Демоны сидели, как всегда, в одном зале. Ангелы смотрели на них, глубоко вздыхая.
- Да... да простит меня папа, нахеровертили вы тут... - вздохнул Михаил.
Лилит внимательно смотрела на архангела.
- А тебе какое дело? - рявкнула она на него.
- Молчи, женщина. Тем более, со старшими так не разговаривают, - оборвал её Михаил. - Значит... души продали... эх... племяшка, мне нужно разрешение, что бы показать этим при... прекрасным кадрам ад.
- Да пожалуйста, - фыркнул Абаддон.
Михаил и Сашиэль, переглянувшись, исчезли.
Азазель смотрел на то место, где они стояли и вздыхал.
- Капец... натуральные блондины... а какой цвет шикарный, а! Вот что значит - природа!

Стихия Свободы, несмотря на недавний страх, всё равно сидела у кладбища. У ограды стоял Дамиан. Все они ждали Дивъяра.
Неожиданно в воздухе появились двое мужчин.
- Вы кто?! - Охотница аж подпрыгнула на месте.
- Ангелы, - оборвал Михаил, щёлкнув пальцами.
Они оказались на высоком песчаном холме. Горячий ветер раздувал бежевый плащ Михаила. Он стоял, опираясь на согнутую ногу, которую поставил на большой и идеально гладкий валун. Сашиэль, оглядываясь, только качал головой.
Над холмом простиралось серо-синее небо, грязное, словно вода, которая выплёвывается стиральной машинкой после стирки чёрной одежды. Два солнца - одно большое и алое, второе поменьше и чёрное - слились воедино, представляя собой зрелище по типу красного раскалённого глаза.
Впереди, от холма, на котором они стояли, петляла жёлтая песчаная дорожка, ведущая к непонятному городу, который, казалось, был сделан из чёрных скал.
Михаил обернулся на подростков.
Со стороны города подул раскалённый ветер, который принёс запах гнили, кладбища и разлагающейся плоти. Ещё он принёс крики... дикие, истерические, визгливые крики и мольбы о прощении.
- Где мы? - Дамиан чуть вышел вперёд.
- Это ад, - коротко пояснил Михаил, спускаясь вниз, по тропинке.
Песок под его сапогами вздымался завесой. Сашиэль кивнул.
- Вам туда, - пояснил он, спускаясь вслед за Михаилом.
Вся компания, переглянувшись, медленно пошла вслед за ангелами.
Раскалённый воздух искажал красную пустыню, что находилась по обоим сторонам от дороги. Миражи преследовали их на протяжении всего пути.
- Вы не могли просто взять и перенести нас туда? - запыхавшись, крикнула Охотница. Сашиэль, который дышал так, будто раскалённый воздух не доставлял ему никаких неудобств, ответил:
- Наша сила здесь не действует. По законам мирового соглашения между ангелами и демонами, мы здесь гости. Нас не тронут, и не тронут вас, так как вы с нами. Но использовать свою силу мы не можем. Не имеем права.
- Идиоты. Прав был Дивъяр, когда пошёл наперекор вам! - крикнул Вервольф.
- Если ты так думаешь, тогда то, что ты увидишь, не должно тебя напугать! - крикнул Михаил.
Они подошли к высоким кованным воротам, по краям которой стояли два огромных рыцаря в чёрных латах.
- Кто вы? - пробасили рыцари.
- Архангел Михаил, предводитель небесного войска! - крикнул Михаил. Рыцари помолчали несколько минут.
- Цель визита.
- Экскурсионно-ознакомительная!
- Будущие жильцы? - кивнули рыцари на подростков.
- Именно! - ответил Михаил.
- А рядом с вами кто?
- Ангел-стажёр Сашиэль! - ответил Сашиэль.
- Проходите, - кивнули рыцари.
Ворота, противно скрипнув, отворились. Они вошли под каменные своды.
- А это - головы тех, кто пытался сбежать, - махнув рукой в сторону, безразлично бросил Михаил.
Подростки, повернувшись, вздрогнули.
На железных тонких штырях висели головы без век, со свисающими из глазниц глазными яблоками, синие губы были грубо заштопаны чёрными нитками, кожа, которая уже разлагалась, кое-где обнажала белые кости черепа.
- Как видите, им это не удалось, - хмыкнул Михаил, не обращая внимания на запах трупных разложений.
Дамиан попытался сглотнуть, но ком встал поперёк горла.
- И... что... никому не удавалось?.. - просипел он.
Михаил раздражённо повернулся.
- Подойди, спроси сам, - предложил он, указывая на одну из голов.
- Нет, спасибо... - гот отошёл подальше от этого края, но наткнулся на что-то холодное. Что-то хрустнуло позади него, парень обернулся и увидел, что с другой стороны так же расставлены колья с головами, и на один из таких колов он и наткнулся. Голова, висящая на этом коле, чуть запрокинулась, глаза с противным чавканьем вошли обратно в глазницы, но тут же выпали, едва голова наклонилась обратно и упала под ноги Дамиану.
- Экспонаты руками не трогать, - Сашиэль подошёл, поднял голову и водрузил её обратно. - Пошёл отсюда туда, - кивнул он на удаляющегося Михаила.
Они вышла на большую площадь, которую кольцом окружали тёмно-серые скалы. По одной стороне площади стояло огромное количество бочек, от которых несло рыбой.
- Там что, рыба? - удивилась Охотница. Михаил и Сашиэль переглянулись.
- А ты загляни, - посоветовал Михаил.
Охотница, хмыкнув, подошла к одной из бочек и сняла с неё деревянную крышку. Площадь наполнилась девчачьим визгом.
- Там... там... там... - лицо девушки сначала посерело, потом приобрело зеленоватый оттенок.
- Да. Там засоленные мертвецы. Они, кстати говоря, живые ещё. Просто засоленные. Поэтому такой запах. Не рыбы, а морской соли, - пояснил Сашиэль.
- К-как... живые? - спросил кто-то из толпы.
- Так - живые. Здесь все живые, - пожал плечами Сашиэль. - Здесь, скажем так, души. А души в этом мире, что в вашем мире - тело. Чувствуют всё так же.
- Но умереть, - Михаил повернулся в сторону толпы. - Не могут, - архангел продолжил свой путь.
Огромное количество крестов, на котором были распяты люди, так же не оставило подростков равнодушными.
- Распятие. Что бы люди осознали, что испытывает Христос, искупая их грехи, - пояснил Сашиэль. Он говорил безразлично, нудно растягивая слова, словно музейный экскурсовод.
Следующими были котлы, в которых вечно варились грешники. Огромные жаровни, где, привязанные к раскалённым металлическим прутьям, вертелись тела, которые напоминали уже обгорелые кости.
Огромное поле раскалённых углей, по которым ходили люди. Правда, хождение это уже сложно было назвать - у многих людей давно сгорели стопы ноги, от них воняло палёной плотью, а ходили такие люди уже просто белыми костьми, которые по краям уже обуглились.
Михаила передёргивало, но он шёл дальше. В руке Сашиэля, казалось, порой что-то поблёскивает, но меч так и не появлялся.
Они шли дальше, уже давно миновав площадь, шагали по прямой, выложенной чёрными камнями. С одной стороны прямой появились высокие ровные стены, к которым были прикованы обнажённые девушки. Они были все в крови, а тонкие змеи, которые витали вокруг них в воздухе, заползали в их тела через уши, ноздри, рты и половые органы. Девушки кричали, их ломало от боли, кровавые слёзы текли по щекам.
Михаил резко остановился напротив одной из них. Повернулся к толпе.
- А она умерла не в своё время. Её старушку-соседку решил прикончить сосед-алкоголик. Купил оружие, пули. И девушка, увидев соседа с пистолетом, загородила бабушку. Соседа задержали, бабушка жива. А девушка...
- Так она же совершила добродетель! Ты же можешь её вытащить! - Охотницу трясло от того, что она видела. Михаил повернулся к ней.
- Нет. Не могу. Даже если очень захочу. Даже в свой день. Я не могу ей помочь.
Сашиэль обернулся на девушку, наблюдая за тем, как капли её крови не долетают до его плаща.
- Дело в том, что мы отсюда никого не можем спасти. Здесь. Находятся все те. Кто продал души.
- А это, - махнул рукой вперёд Михаил. - Ваша участь.
Из неоткуда, передёргиваясь, словно отражение в воде, появились миражи с их телами.
Вервольф корчился на распятии, несколько девушек были так же прикованы к скалам, Дамиан шёл по углям, постоянно падая в озёра с раскалённой лавой...
Каждому, каждому из этой компании была уже уготовлена пытка.
- Пытку вам приписали в ту же секунду, когда вы сказали Дивъяру "да", - пояснил Михаил.
Охотница отвернулась от своего фантома, с которого снимали кожу и сыпали солью, и хотела было подбежать к ангелам, но те словно растворились в воздухе.
- Заберите! Заберите! Заберите нас отсюда!!! - у кого-то в толпе началась истерика.
Дамиан смотрел на свой фантом и с ужасом понимал, что это правда... но как... как Дивъяр мог... пойти на такое... или он не знал... но он не мог не знать! Значит... о каком единении говорил он, чёрт побери?! О чём врал?! Зачем?!

Они снова оказались на улице перед кладбищем. Михаил и Сашиэль, как всегда, спокойные, стояли, облокотившись на ограду.
- И что? Что нам теперь делать? - Охотница вытирала слёзы.
- Есть несколько выходов, - пояснил Сашиэль. - Или вы позволяете демонам прикончить Дивъяра, или вы позволяете нам это сделать. Не прикончить... но...
- Нет. Убивать его нельзя, - мотнул головой Дамиан. - Он всё же... всё же он дорог... мне.
- И мне, - пожал плечами Вервольф.
- Люди! - захохотал Михаил. - Вам мало? Или вам понравилось? Да мы можем вообще ничего не делать!
- Нет... просто... помогите нам забрать у него наши души, - сглотнув, попросил кто-то из толпы.
Сашиэль посмотрел на Михаила.
- Забрать души. То есть, забрать у Дивъяра силу. Но это...
- Нам нужен Рафаил. А он без документов работать не будет, - Михаил почесал подбородок.
Сашиэль выудил из воздуха несколько бумаг.
- Подписывайте, - протянул он им бумагу и ручку.
- Что это? - не понял Вервольф, взявший в руки листки. - Разрешение на произведение каких-либо действий в человеческом мире?
- Именно. Подписывайте, - кивнул Михаил. - А я с этими же документами... да к брату.

Люцифер, как всегда, сидел за огромным столом. Михаил появился внезапно, сев напротив него.
- Ты? - удивился Люцифер.
- И тебе привет, брат, - хмыкнул Михаил. - Давай оставим радушие по поводу нашей встречи и сразу приступим к делу.
Михаил подтолкнул к нему листки с договором.
- Что это? - Люцифер взял в руки листки.
- Это то, что ты подпишешь. Проще говоря, разрешение на то, что мы имеем право вмешаться в жизнь людей.
- С чего бы?
- А с того, что Дивъяр захапал души у толпы подростков, твои детишки устроили там цирк, а наш с тобой папа рвёт и мечет! - рявкнул на Люцифера Михаил.
- То есть...
- Ты что, вообще за миром не следишь? - удивился архангел.
- Ну... мне просто пофиг.
- О, боже, - хлопнул себя по лбу архангел. - Подпиши, и сиди на жопе ровно дальше. Кстати. Почему печать не подействовала? Ведь всю эту кашу заварил Дивъяр!
- Кто? Этот дебил? Но он же...
- Как видишь, жив и здоров. Видимо, твои разработки ничто перед дедушкиным способом Рафаэля!
- Ладно, ладно... на.
Люцифер протянул Михаилу подписанные бумаги.
- Спасибо, братик! - Михаил отвесил Люциферу подзатыльник и исчез.

Михаил снова появился их ниоткуда, вырвал из рук Сашиэля листки и снова исчез.
Рафаил, можно сказать, был не самым стандартным ангелом... его вообще сложно было назвать ангелом, если честно.
На вид ему было лет двадцать. Большие голубые глаза, тонкие светлые брови, кипенно-белые волосы, которые были синими у корней, были поставлены в ирокез. Одевался Рафаил так же на подростковый манер - белая майка, белая расстёгнутая длинная рубашка с рукавами три четверти, белые мешковатые джинсы с мотнёй и белые высокие гриндара, зашнурованные только на половину. В добавок ко всему, в ушах у Рафаила были большие тоннели, а на руке татуировка в виде ангела с его именем у запястья.
К тому же, Рафаил курил и пил как последний алкаш.
Михаил появился в канцелярии Рафаила и тут же закашлялся.
- О, тебе чего, чудовище? - подняв голову на брата, протянул Рафаил.
- Помощь твоя нужна. Как экзорциста.
- Э, я без документов не работаю, - чиркнув зажигалкой и закурив, мотнул головой Рафаил.
- Держи, - Михаил протянул ему листки.
- Ага, ага... ну, тогда работаю. Кого спасать-то надо? - выпустив клуб дыма, спросил ангел.
- Толпу подростков. Они души продали демону одному.
- Что за демон-то?
- Увидишь.
Михаил снова появился перед подростками. Рядом с ним появился Рафаил, который заставил челюсти подростков отвиснуть.
- И это ангел? - прошептала Охотница.
- И это подростки? - вскинул брови Рафаил. - Так, ладно, от кого спасать?
Рафаил снова закурил.
- Я думал, ангелы не курят, - Дивъяр, который подошёл только что, шагнул к нему навстречу.
Рафаил, оценивающе осмотрев Дивъяра, выпустил тому в лицо дым.
- А я думал, ты сдох. Один-один.
Рафаил окинул взглядом поляну, щёлкнул пальцами и улица превратилась в огромный лекционный кабинет, на трибунах которого сидели ребята из Стихии Свободы, на соседнем ряду - Дивъяр, а на третьем ряду - все остальные демоны.
Увидев толпу племянников, Рафаил присвистнул.
- Нет, на трезвую голову тут не разберёшься, - хлопнул он по преподавательскому столу, за котором сидел. На столе сразу же появилась дутая бутылка коньяка и гранённый стакан. Рафаил, загнав сигарету в угол губ, откупорил бутылку коньяка и от души плеснул алкоголь в стакан. Выпил. - А теперь поговорим. Значит, Миша... - Рафаил посмотрел на брата, закидывая ноги на стол. - Рассказывай.
Михаил, вздохнув, начал свой рассказ. От начала, до конца. Рафаил, изредка закуривая новую сигарету и отпивая коньяк, сосредоточенно кивал.
- И что они теперь хотят? Что бы я что вот сделал с этим деградирующим крокодилом? - спросил Рафаил. - А вообще, ну на фиг их мнение! Кто за то, что бы его... убить?
Демона подняли руки, даже Михаил поднял руку. Рафаил обернулся на брата.
- Опусти руку. Ты ж ангел.
- А я злой ангел.
- А я бухой ангел, что страшнее?
- Но я инквизиция!
- Экзекуция ты... ладно, опустите руки. Кто за то, что бы сохранить Дивъяру... господи, кто тебе имя-то такое придумал... сохранить Дивъяру жизнь, но лишить силы и освободить ваши души?
Стихия Свободы подняла руки. Рафаил цокнул языком.
- Их больше, - смотря на демонов, протянул он. - Простите.
Рафаил, встав со стула и сделав ещё один большой глоток коньяка, поставил на стол бутыль и, резко вскинув голову, смотря на Дивъяра, начал что-то шептать. Комната, как показалась, завертелась, потолок и пол поменялись местами, был слышен только шёпот Рафаила.
Всё погрузилось во мрак...
Они сидели на берегу реки и кидали в воду камни.
- Рафаил! - подал голос Абаддон. - А что, всё-таки, произошло?
- Да ничего особенного, - пожал плечами ангел. - Я просто лишил Дивъяра бессмертия. Да, у него при нём шикарная интуиция, телепатия немного, да, если постарается, он будет крутым экстрасенсом, но... бессмертия больше нет, телепортироваться он больше не может, и вообще, его можно рядовым колдуном назвать, а не демоном.
- А с остальными что? - спросила Лилит, садясь между Рафаилом и Абаддоном.
- А что. Я стёр им память. Частично. Теперь они думают, что всё это был сон, да и половину не помнят. Например, про вас они не помнят. Что вы были. И что были богачи в этом городе. Что была какая-то война. Им всё это будет казаться сном, который рисует их мозг.
- А город? - спросил Азазель.
Михаил, который стоя кидал камни в воду, хмыкнул.
- А город мы почистили. Ни тех ваших клубов, ни домов, ни вашей монополии. Всё, как было до вас.
Рафаил, подтягивая брюки, встал и запульнул камень до середины реки.
- Проще говоря, вас тут будто и не было. Только одно. Всё до сих пор помнит и знает Дивъяр. А заодно... а заодно и души у подростков на месте.
Разговоры затихли. Берег был пуст. Ни ангелов, ни демонов... всё в этом городе снова шло своим чередом.

18.08.11 г.
  
   No Copyright Дикая Диана (Dika_divia@mail.ru)

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"