Дикая Диана, Костина Рина, Яковлев Денис, Mad Foxes: другие произведения.

Сын Ночи. Часть 3. Новый этап жизни.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение истории жизни неформалов маленького сибирского городка.Всё та же своеобразная словесная ролевая игра между мной и моими друзьями-соавторами. Соавторы - Рина Костина(Неолег), Mad Foxes, Денис Сектор Яковлев. Дивъяр стал человеком и пытается начать жить заново, однако всё ещё ищет способы вернуть свою силу. Дамиан во всём его поддерживает. Стихия Свободы тусуется в гараже, ища новые способы развлечения. Анна узнаёт, что беременна и возвращается к своему бывшему. Художница снова появляется на Старом кладбище... В общем, всё только вошло в привычное русло жизни, как вдруг в городке снова появляются сверхъестественные существа, которые разрушают дружбу Дивъяра и Дамиана.

  Глава 1. Начиная жизнь заново.
  
  Див лежал на кровати, глубоко задумавшись. Теперь он вспомнил всё, что до этого забыл... Горькая ирония! Раньше он хотел вспомнить, чтобы стать сильнее, но сейчас... Зачем они вернули ему память, сделав человеком, лишив его силы и бессмертия? Это издевательство или наказание? Наверно, и то, и другое... Решили устроить ему персональный ад, чтобы он до конца жизни мучился, помня, что он потерял... О, они все вдоволь над ним поиздевались, как котёнка тыкая его носом в собственную слабость!
  Дивъяр заскрипел зубами от бессильной ярости. К злости за перенесённое унижение примешивался страх. Страх перед будущим, ведь без сверхъестественных сил его прекрасное тело будет медленно стареть и умирать... сколько он сможет прожить как человек? Лет сто, если повезёт? Хотя это не предел для человеческого тела, можно прожить и лет триста, если постараться... но в каком состоянии? Быть запертым в дряхлом старческом теле, помня, как несколько веков наслаждался молодостью и силой... Такое будущее они для него уготовили, зная, что он будет до последнего цепляться за жизнь?
  Страх был и перед обычной человеческой жизнью. Он потерял уверенность в себе. Теперь он стал простым неформалом, за то время, которое он провёл среди неформалов, он впитал в себя их образ мыслей. Он защищал их, но теперь... сможет ли он защитить даже одного себя без своей демонской силы? Защитить даже от такой примитивной угрозы, как банда гопников? А ведь в этом городе Каина их очень много! Придётся брать пример с Дамиана и при выходе в город маскироваться под простого обывателя.
   И снова накатил ужас от осознания того, что все души, которые он так ревностно собирал и охранял, могли достаться адскому пеклу. А ведь он сам искренне верил, что они будут принадлежать только ему самому... Он совсем не чувствовал себя привязанным к Преисподней... Получается, он обманул всех своих подопечных... и Дамиана тоже... Вспомнились слова Дамиана: "Я верю тебе... Я верю в тебя...". А он фактически обрёк его душу на адские муки...
  "Нет! - Див зарылся лицом в подушку, заглушая рвущийся из горла крик. - Он мой! Он только мой! Они все - мои! Я не знал, не помнил!..Я не помнил этого условия, я бы никогда не отдал их аду!"
  Они все забыли это... им повезло, что вмешались ангелы... А он обречён помнить это. Как бы он хотел не вспоминать этого никогда, снова потерять память!
  Та легенда, которая крутилась у него в голове, когда он только попал в этот город, почти год назад... Легенда о Мятежных демонах... Это просто красивая сказка, в которую он по глупости поверил? Или такие всё-таки существовали? А может, и сейчас существуют? Как бы он хотел быть одним из них! Ведь он совсем не помнил своих родителей, ему говорили только, что мать была низшей демоницей из прислужниц, а отец неизвестен. Могли ли его предки быть Мятежными демонами, свободными от ада и рая? Нет, сейчас не время об этом думать, нужно приспособиться к человеческому бытию...
  И ещё одна проблема... Как Охотница и Стихия Свободы воспримут то, что он лишился силы?
  "Охотница говорила когда-то, что готова перегрызть мне глотку, если я окажусь обычным человеком, если не отдам ей часть силы демона... И вот это случилось... она будет вне себя... - Див криво усмехнулся. - Эх, похоже, скоро я уподоблюсь Дамиану и впаду в депрессию... Нельзя так раскисать! Я должен быть сильным... Я должен пройти испытания и приспособиться к новой жизни. Я должен найти способ вернуть свою силу снова! Не впервые меня её лишают! Я смогу! Лишь бы... лишь бы они не отреклись от меня..."
  Дивъяр встал и начал перебирать свою одежду. Выбрал джинсовую куртку, чёрные джинсы и футболку. Попытался собрать волосы в хвост, но не нашёл резинку. Тогда он взял бандану с каким-то абстрактным рисунком и скатав её в жгут, подвязал волосы. Но они никак не желали лежать спокойно, непривычные к ограничениям. Пришлось вплести часть банданы в волосы, только так их удалось связать. Получившийся хвост он спрятал под футболку. Критически оглядев себя в старом зеркале, он поморщился и вздохнул.
  "Это ненадолго... Только пока не наберусь сил..."
  Дойдя до Старого кладбища, Див медленно пошёл по тропинке, прислушиваясь. Откуда-то из глубины доносились знакомые голоса. Он пошёл на звук. Возле обломков склепа тусовалась Стихия Свободы. Когда он вышел к ним, все замолкли и уставились на него.
   Див, ты чего в таком виде? - подошла к нему Охотница. - Совсем на себя не похож!
   Привет, ребята! Я попозже объясню. Сначала скажите, что у вас нового произошло? У вас всё в порядке?
   Вроде всё как обычно... - пожала плечами девушка. - Не считая того, что всем сегодня жуткий кошмар приснился, но никто подробностей не запомнил, только обрывки какие-то.
   Все здесь? - Див обвёл взглядом компанию.
   Почти... Пианист сидит в нашем гараже, как обычно, за своим инструментом. Симфонию, наверно, сочиняет! - рассмеялась она. - С ним Святомир и Тёмный ещё забежал. И ещё у нас прибавление - к Пианисту девчушка бегает почти каждый день, по виду и поведению - практически ещё ребёнок, зовут Мила. Он говорит, что она к нему ходила с самой весны домой, а теперь вот в гараж. Сидит рядом и смотрит на него влюблёнными глазами, а ему пофиг. Он вообще, похоже, кроме музыки ничего не воспринимает, ему всё окружающее как будто нереально... Ну ты меня понял!
  - Понял... - улыбнулся Див. - Ну ясно, что Пианист занят любимой музыкой, Тёмный наверняка тоже, Мила их слушает. А Святомир почему не с вами?
  - А он взял ноутбук, микрофон, и записывает то, что они там играют! Он практически медитирует под музыку Пианиста, она ему так жутко нравится, что он хочет потом себе на телефон закачать записанное, чтоб постоянно слушать. Впрочем, не он один... Наш Пианист действительно офигенно играет. Но я предпочитаю слушать его вживую, а не в записи!
  - Всё ясно... Больше ничего? - молодой мужчина оглядел компанию подростков.
  - Ничего вроде... - оглянувшись на своих, ответила Охотница.
  - Ну тогда... Подойдите все поближе! - Стихия Свободы окружила его, и он судорожно вздохнул, будто собираясь нырнуть в холодную воду. - Вам не зря снились кошмары, ведь мы все связаны. У меня очень плохая новость... Я лишился своей силы. Теперь я больше не демон, а простой человек. Ну, может, не такой уж и простой... Кое-что у меня ещё осталось... Например, память моя вернулась и я помню все прожитые века, хоть и предпочёл бы всё забыть... Ещё у меня остались некоторые пси-способности, хоть и весьма скромные. Мы всё ещё можем беседовать мысленно на расстоянии и чувствовать эмоции друг друга. Но это всё...Теперь я больше не могу помогать вам и защищать вас. Я больше не могу мгновенно появляться по первому зову, ибо лишен теперь способности к телепортации. Я должен был вас предупредить... Теперь вы должны рассчитывать только на себя. - Все затихли, ошеломлённые сказанным. Мёртвая тишина как будто давила физически. Див продолжил:
  - Есть и хорошая новость. Ваши души снова принадлежат только вам и никому больше. И советую больше никому их не отдавать...
  - Подожди-подожди... Я не понял... - проговорил медленно Вервольф. - Ты больше не демон? Ты стал человеком?..
  - Именно так! - подтвердил Дивъяр.
  - Какого чёрта! - возмутилась Охотница. - Ты больше не сможешь давать нам силу? Я тебе с самого начала говорила, что если ты меня обманешь!..
  - Постой, сестра! - перебил её Вервольф. - Див наверняка не по своей воле стал человеком и отказался от силы! Он же ни в чём не виноват!
  - Я ничего не знаю! Он обещал мне силу! - продолжала возмущаться Охотница. - Так не честно!
  Вся компания загалдела, споря о том, кто прав, пытаясь перекричать друг друга. Дивъяр медленно выбрался из толпы подростков и побрёл прочь. Охотница с обиженным видом молча отвернулась. Вервольф побежал за ним.
  - Див! - догнав, юноша положил руку ему на плечо и заглянул в глаза. - Не расстраивайся! Я на твоей стороне и я обязательно постараюсь переубедить сестрёнку. Ты не один! Я уверен, что мы останемся одной командой! Я с тобой!
  - Благодарю тебя, Вервольф... - молодой мужчина слабо улыбнулся. - Иди к своим и позаботься о них. Я в порядке. Я должен подумать...
  Вервольф ободряюще улыбнулся, снял с себя чёрную кепку с нарисованными на козырьке языками пламени и надел её на Дивъяра, после чего, встряхнув спутанными дредами, побежал обратно.
  Див, не оглядываясь, скрылся в зарослях. Он был огорчён реакцией Охотницы, хоть и предвидел её. Но поддержка Вервольфа его порадовала и даже приятно удивила. Ради него Вервольф даже не побоялся испортить отношения с любимой сестрёнкой... Он предвидел, что Стихия Свободы разделится во мнениях, но зная способности Вервольфа к мирному улаживанию конфликтов, он всё-таки надеялся на общее примирение.
  Нужно было подумать о себе, о том, как приспособиться к человеческой жизни. В голове мелькали мысли, которые раньше показались бы ему нелепыми или странными. Например, что нужно записаться в какую-нибудь секцию восточных единоборств, чтобы укрепить тело и восстановить уверенность в себе и в том, что он сможет постоять за себя и друзей. Или что нужно найти работу... Или о том, что нужно научиться как можно лучше заботиться о своём теле, чтобы оно как можно дольше сохраняло молодость...
  Внезапно в его голове послышался знакомый шепот:
  - Див, где ты? Я хочу тебя увидеть...
  
  Глава 2. Всё-таки, став человеком, он не стал обычным.
  Дамиан проснулся рано, около шести часов утра, от какого-то безумного кошмара, который тут же постарался забыть. Но ощущение тревоги не исчезло. Он оделся и тихо включил музыку. Спавшая до этого на кровати кошка бодро вскочила, подошла к двери и замяукала.
  - Тише, Никта... - сказал ей Дамиан и открыл дверь комнаты. Кошка побежала на кухню и снова мяукнула. - Сейчас дам тебе поесть...
  Юноша прошёл на кухню и, нашарив в холодильнике картофельное пюре, наложил в блюдечко кошке. Никта быстро проглотила еду и, замурлыкав, потёрлась о его ноги. Потом снова пошла куда-то, приглашающе оглядываясь на него. Как оказалось, направлялась она к входной двери.
  Дамиану пришлось выпустить кошку и спуститься вниз, чтобы открыть ей дверь подъезда. Несмотря на ранний час, на улице было довольно тепло, что удивительно для второй половины августа в Сибири, и к тому же безлюдно, поэтому юноша решил немного посидеть на скамейке возле подъезда. Обрывки кошмара всё ещё всплывали перед глазами, хоть он и старался не вспоминать, но сон оказался слишком прилипчивым.
  "Что бы это могло значить? Надо спросить у Дивъяра... Хотя сейчас он, наверное, ещё спит...если демоны вообще спят..." - он зевнул, чувствуя, что сам бы не прочь ещё немного поспать. Если бы не этот кошмар... Сон не преминул снова всплыть перед глазами.
  "Экскурсия по аду... бред, конечно, но жутко тревожит... Ведь ещё год назад и встреча с демоном показалась бы мне бредом... Нет, нафиг! Не хочу даже думать об этом!" - гот потёр виски, пытаясь успокоиться и выкинуть сон из головы. Пальцы слегка дрожали. Вдруг он вздрогнул от неожиданности, когда чёрная кошка, громко мурлыча, прыгнула ему на колени.
   - Ё-моё! Никта! Ты уже вернулась? Тогда пойдём-ка домой!
  Он взял кошку на руки и вернулся в квартиру. Заправил кровать и лёг, слушая музыку и поглаживая устроившуюся рядом кошку. И не заметил, как снова уснул, на этот раз без снов.
  Во второй раз он проснулся уже около двенадцати часов дня. Мама и Дана давно уже ушли на работу. Умылся, почистил зубы, поел, и взялся за чтение найденной в интернете книги. Почитав немного, он вдруг наткнулся в книге на упоминание ада и в голове снова всплыл утренний кошмар.
  - Да что же это такое? Когда этот кошмар от меня отвяжется? - юноша вскочил и стал нервно ходить по комнате.
  Никта мяукнула, потягиваясь на кровати. Дамиану вспомнились слова Дивъяра о том, что кошки успокаивают нервы, он улыбнулся и сел на кровать, поглаживая кошку. Внезапно готу просто до жути захотелось увидеть своего хранителя, убедиться, что с ним всё в порядке... Он мысленно потянулся к Дивъяру, прошептав:
  - Див, где ты? Я хочу тебя увидеть...
  - Я скоро приду к тебе... через полчаса... - раздался в голове знакомый голос.
  - Я буду ждать тебя... - ответил юноша.
  Он почему-то не успокоился даже после того, как услышал голос Дивъяра. Интуиция шептала, что что-то не так. Раньше Див появлялся через несколько минут после зова. И... казалось, он чем-то опечален... Всё-таки что-то случилось...
  Ждать пришлось больше получаса, минут сорок, если не больше. Наконец, раздался долгожданный звонок в дверь. Дамиан открыл дверь и удивлённо замер, вглядываясь в новый облик друга. Но Див не дал ему и рта открыть, крепко прижав его к себе в своём обычном приветствии. В этот раз он держал его в объятиях дольше, и Дамиан заметил, что сердце друга бьётся не так ровно и спокойно, как раньше.
  - Див... что-то случилось? - спросил юноша.
  Дивъяр отпустил его и прошёл в комнату.
  - У меня есть две новости: плохая и хорошая. Какую выложить сначала? - войдя в комнату, молодой мужчина снял кепку, бросив её на стол, и с явным облегчением распустил свои волосы, которые водопадом рассыпались по спине и плечам.
  - Думаю, сначала плохую... Рассказывай!
  - Я больше не могу быть твоим демоном-хранителем. Меня лишили сил и сделали простым человеком... И не смотри на меня так! Да, я больше не демон! Просто человек, хоть и с некоторыми магическими способностями, вроде телепатии... Но больше я уже ничего не могу! - выпалив это, Див вгляделся в глаза гота, молча переваривающего информацию.
  Мучительно тянулось молчание.
  - Да не молчи ты уже! Скажи хоть что-нибудь, Дамиан! - Дивъяр с отчаянием посмотрел на него, и вдруг мрачно улыбнулся. - Охотница уже дала понять, что таким я ей не нужен. Может, и ты скажешь то же самое?
  - Не скажу. Неужели ты так плохо знаешь меня, Див? Неужели ты, правда, думаешь, что для меня это хоть что-то изменит? То, что ты стал человеком? - Дамиан положил руку ему на плечо и твёрдо посмотрел ему в глаза. - Я с самого начала относился к тебе, как к старшему брату. Ты - мой лучший друг, Див. Единственный, кто меня действительно понимает. Единственный, кто может меня привести в равновесие. Ты по-прежнему нужен мне. Я всегда буду с тобой! Ведь мы одно целое, ты сам говорил мне это!
  - Ты тоже мне очень нужен... Извини, что сорвался! - глаза Дивъяра потеплели и он со вздохом расслабленно упал на кровать. - Просто я сейчас сам не свой...
  - Ты говорил, что есть и хорошая новость? Какая? - спросил гот.
  - Твоя душа снова принадлежит только тебе. Не отдавай её больше никому.
  - Хорошо... - Дамиану даже несколько полегчало, теперь-то он мог без всяких сомнений выкинуть из головы свой кошмар. Уж после такого яркого "предупреждения" он, конечно, больше никому свою душу не отдаст... хотя... он ни разу не пожалел, что доверил свою душу Дивъяру, ведь это не значит продать душу аду... В любом случае, что ни делается, всё к лучшему, и сейчас можно больше не заморачиваться на душах. - А Охотница действительно сказала, что ты ей не нужен?
  - Нет, она сказала по-другому... Но смысл примерно такой. Однако Вервольф полностью на моей стороне, поэтому в Стихии Свободы сейчас идут нешуточные словесные баталии. Я почти уверен, что Вервольф сможет убедить всех, и Охотницу в том числе, что мы по-прежнему должны держаться все вместе, несмотря ни на что. Ведь только вместе мы - сила! - Див лукаво улыбнулся, совсем как прежде. - А знаешь, ты тоже меня успокаиваешь! Я уже почти пришёл в себя. Я не позволю моей прекрасной коллекции душ разлететься осколками в разные стороны. Мы должны быть вместе! И я почти уверен, что со временем я смогу восстановить свою природную силу.
  - А ты не помнишь, как восстановил её в прошлый раз? - Дамиан присел рядом, смотря, как выражение лица Дивъяра становится прежним, загадочно-лукавым. Он определённо входил в свою колею.
   Она вернулась сама, причём довольно неожиданно. Но я не хочу вспоминать, что этому предшествовало. Я вообще ничего больше не хочу вспоминать! Хочу начать жизнь с чистого листа! Моя истинная сила пробудилась, когда я пришёл в этот город, и когда я увидел тебя. Всё как-то взаимосвязано. Значит, это мой город! И большинство неформалов здесь - мои! И ты тоже - мой! - Див притянул Дамиана к себе и поцеловал в губы, чем вызвал протестующий вскрик и яркий румянец. - Вот теперь я чувствую себя уверенным! - он улыбнулся опешившему от такой наглости юноше, потянулся и зевнул. - А теперь, можно, я посплю? Всю ночь не мог уснуть...
  Дамиан минут пять не мог ничего на это сказать, пытаясь восстановить внезапно утраченное душевное равновесие и успокоить сердцебиение, думая о том, как же странно всё-таки действует на него Див. А когда, наконец, вернулся к реальности и посмотрел на друга, тот уже спал, свернувшись на его кровати в обнимку с чёрной кошкой.
  - Нет слов... - покачал головой гот, глядя, как переливаются живым блеском огненные пряди среди чёрных волос Дивъяра. Волосы его, уже доросшие до пояса, разметались по всей кровати. Кажется, когда тот пришёл, они были тусклее... Всё-таки, став человеком, он не стал обычным.
   20.08.11 г.
  Глава 3. Разделение семьи.
  Мужчина раздражённо ходил по комнате. Женщина тихо сидела на диване и устало смотрела на него. Он уже неоднократно говорил ей это, но сейчас он был особенно настойчив:
   Настя, ну сколько можно? Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты рассказала ему всё и переехала, наконец, ко мне? Это же просто фарс какой-то! Сколько ещё ты сможешь это скрывать? Наша дочь растёт и уже начинает задавать вопросы, скоро она начнёт подозревать нас во лжи. Твой сын уже взрослый и ты вполне можешь оставить его одного! Тем более, что с вами там твоя племянница живёт, пусть она за ним и присмотрит! Думаешь, он такой дурак, не догадается, что невозможно столько времени пропадать на работе?
   Понимаешь, Дёмочка необычный мальчик... Он живёт в своём собственном мире... И он довольно болезненно реагирует на реальный мир... Он такой чувствительный и ранимый! Если он узнает, что у меня есть другая семья, он может подумать, что я променяла его на тебя! Ты сам виноват, Гоша, если бы ты усыновил его раньше, когда он был маленьким, мы могли бы жить одной семьёй!
   Мы уже говорили об этом! Я ещё раз повторю - мне не нужен чужой ребёнок! Тем более зная, от какого идиота ты его родила... К тому же, сейчас Демьян совершеннолетний и должен уже сам заботиться о себе!
   Но... я не могу его бросить!..
   Всё, с меня хватит! - выйдя из себя, заорал мужчина. - Либо ты сама расскажешь ему, либо это сделаю я! Ты переезжаешь ко мне, я сказал! Мне не нужна приходящая жена! Если ты не переедешь ко мне на этой неделе, то больше не появляйся мне на глаза вообще!
   Но, Гоша... - женщина заплакала.
   Настя, да пойми же ты наконец, твой сын вырос, он уже не маленький мальчик, которого нужно опекать, - уже мягче сказал он ей. - Я мирился с этим, пока он был несовершеннолетним, но сейчас... Ему уже будет девятнадцать через два месяца! А нашей дочери только восемь, она больше нуждается в тебе!
   Я знаю... Хорошо, я поговорю с ним... - сдалась она.
  Когда вечером мама вдруг пришла с работы рано, около шести часов вечера, Дамиан сильно удивился. Она всегда работала допоздна, а с тех пор, как к ним переехала Дана, стала приходить домой ещё позже, предоставив племяннице всю работу по дому. Ещё больше юноша удивился, когда она через десять минут после своего прихода зашла к нему к комнату и сказала, что хочет серьёзно с ним поговорить.
   Дёмочка, ты уже взрослый и должен привыкать к самостоятельной жизни. Я вижу, что у тебя наконец-то появились друзья. Скорей всего, скоро у тебя появится девушка и вы захотите жить вместе. С Даной вы сдружились и, думаю, не будете друг другу мешать. Я же вас только стесняю. Я ведь знаю, что молодёжи нужна свобода и жить с родителями сейчас не модно... - она немного замялась.
   Мам, тебя и так практически не бывает дома. И уж тем более, ты нам не мешаешь! Говори уже прямо, в чём дело?
   Сынок, я хочу оставить квартиру вам, а сама перееду...
   Куда? Зачем? - изумился Дамиан.
   Демьян, ты же не думаешь, что твоя мать старая и непривлекательная?
   Конечно нет! Ты очень даже красивая!
   Спасибо, сынок, - женщина нервно поправила волосы и сцепила пальцы в "замок". - Мне немного неудобно в этом признаваться... У меня есть любимый мужчина, и он хочет, чтобы я жила с ним. Поэтому я думаю, что нам всем будет выгодно разделиться, - мать взволнованно посмотрела на него. - Ты же не возражаешь?
  Дамиан молчал. Сказать, что он был удивлён, значит ничего не сказать. У него просто не укладывалось в голове, что мама могла завести роман. Почему-то такое никогда не приходило ему в голову, хотя она была действительно ещё совсем не старая и достаточно миловидная.
   Скажи хоть что-нибудь! - жалобно попросила мать. Юноша только сейчас заметил, что она просто вне себя от волнения.
   Это очень неожиданно... Но я, в общем-то, не против...- произнес он и попытался улыбнуться. - Я даже рад за тебя. Надеюсь, твой мужчина не разочарует тебя, как мой отец.
  При упоминании его отца, мать слегка вздрогнула. Но тут же улыбнулась:
   Спасибо, Дёмочка! Я очень рада, что мы смогли друг друга понять. Я перевезу свои вещи через несколько дней, в воскресенье.
   И ещё, мам... Я просил не называть меня Демьяном... зови меня Дамиан...
   Но это я дала тебе имя Демьян, в честь дедушки. Так что я вполне имею право, как твоя мать, давшая тебе это имя, называть тебя так, а не выдуманным тобой прозвищем.
  Мать вышла из комнаты, предварительно поцеловав его в лоб, сейчас она была уже спокойной и радостной, как будто с её души свалился огромный камень.
  Дамиан задумался. Смогли друг друга понять? Громко сказано. Вряд ли они когда-то понимали друг друга и когда-то смогут понять. Он никогда не чувствовал мать, не чувствовал её тепла и поддержки. Наверно, он её не любил, хотя она по-своему заботилась о нём. Иногда по утрам, сквозь сон, он чувствовал на себе её взгляд, она всегда заходила к нему, смотрела, как он спит, перед тем, как уйти на работу. Поэтому он открывал комнату ночью, чтобы утром она могла убедиться, что он дома и с ним всё в порядке. А последнее время, когда она приходила домой так поздно, а на выходных уходила, как она говорила, к подругам, он её практически не видел. Иногда ему казалось, что у него вообще нет матери. Хотя её заслуга в том, что он ни в чём не нуждался. Сколько он ни думал об этом, он мог понять только, что его чувства к ней довольно противоречивы и очень приглушённы. И сейчас, узнав, что она переезжает и оставляет его с Даной, он не расстроился, а только удивился.
  
  На следующий день Анастасия снова пришла к своему мужчине.
   Ангелина всё ещё у бабушки? - спросила она.
   Конечно. Я заберу её после того, как ты переедешь к нам. Ты поговорила с ним?
   Да, он не против... Сказал, что меня всё равно вечно нет дома.
   Это очень хорошо! - обрадовался Георгий, обнимая её. - Вот видишь, а ты боялась. Надеюсь, ты не рассказала ему про Ангелину?
   Нет... Но я всё равно не понимаю, почему нашим детям нельзя общаться.
   Потому что твой сын может плохо повлиять на нашу дочь. Ты же совсем не занималась его воспитанием! А сейчас воспитывать уже поздно.
   Интересно, кто в этом виноват... - обиженно отозвалась женщина. - Знаешь ли, я вполне довольна своим сыном - он не курит, не пьёт, отлично учится и не связывается с сомнительными компаниями.
   А то, что он совсем не умеет общаться, страдает нервными срывами, ходит вечно в чёрном, как незнамо кто, ещё и волосы отрастил, как у девки - это тебя не волнует?
   Это просто переходный возраст, это пройдёт!
   Надеюсь... - вздохнул мужчина. - Надеюсь, он не пойдёт по стопам отца. Так вот, пока он не станет нормальным, я не хочу, чтобы он общался с Ангелиной!
   Ладно... Только, пожалуйста, не упоминай больше его отца, я не хочу о нём вспоминать...
   Хорошо, любимая, - мужчина улыбнулся. - Тогда, почему бы нам не заняться чем-то поприятнее этих разговоров?..
  22.08.11 г.
  Глава 4. Она тоже станет моей.
  Когда у Даны выдался выходной, она созвонилась с Анной. Та обещала зайти вечером. Походив по магазинам, Дана как раз успела ко времени встречи. Анна приехала с Кеем. Они зашли в гости вместе, довольные и с полными рюкзаками.
  -Привет! - Анна сразу бросилась обниматься с подругой. - А мы за грибами ездили! Один раз свалились на грунтовке вместе с мотоциклом, но без травм, слава богам! Эх, ездить на байке - это такой кайф!
  -Привет-привет! Куртки можете оставить здесь, проходите в комнату.
  Дамиан сидел на кровати, прислонившись спиной к стене, и отрешенно поглаживал кошку.
  -Приветствую... - произнёс он, лишь на несколько мгновений подняв взгляд.
  Анна подавила желание обнять его, видя, что юноша совсем этого не хочет, и снова залюбовалась им. Его тёмные, немного волнистые волосы были собраны в хвост, из которого выбивалась спереди длинная прядка, стройную изящную фигуру его обтягивала чёрная водолазка и чёрные трико. Юный гот очень нравился ей с самого начала. Но она помнила, что он влюблён в Мику и очень хотела, чтобы эти двое когда-нибудь стали парой.
  -Привет, Дамиан... Ты уже виделся с Микой? Или, хотя бы, переписывался? - робко спросила девушка.
  -Нет...
  -Я тоже никак не могу с ней связаться. Спрашивала у знакомых её номер телефона, мне дали несколько разных номеров, но ни один из них не отвечает. А прийти к ней домой без приглашения я как-то не решаюсь... Не знаю почему... Что меня в самой себе раздражает, так это моя жуткая нерешительность!
  -Бывает... - ответил юноша, не глядя на неё и продолжая поглаживать кошку, свернувшуюся у него на коленях.
  -Кстати, раньше я у вас кошки не видела, - задумчиво глядя на Никту, сказала Анна.
  -Да, раньше здесь других кошек, кроме тебя, не было! - засмеялась Дана, внося в комнату поднос с чаем и сладким.
  -А я тут вообще раньше не был, - добавил Кей, с интересом оглядывая комнату. Без шлема и косухи он выглядел как обычный мужчина лет сорока, правда, в рокерской футболке с изображением Харлея и волков.
  -Вот теперь и побывал, - улыбаясь, сказала Дана. - Садитесь пить чай!
  Подвинув к кровати маленький журнальный столик, она села на стул, предоставив остальным разместиться на кровати.
  Пока пили чай с печеньем и конфетами, Дана расспрашивала Кея о жизни и рассказывала о своей. Анна и Дамиан молча слушали. Анна всё ещё украдкой любовалась юношей, а тот не смотрел ни на кого, уйдя в свои мысли.
  Когда чай кончился и Дана начала убирать со стола, у байкера внезапно недовольно заурчал живот.
  -Похоже, я не наелся! - рассмеялся он. - После целого дня катания нужно что-то посущественней чая!
  -Ой... - огорчилась Дана. - А у нас ничего такого и не приготовлено...
  -Не проблема! - ответил мужчина. - Я как раз сегодня пообещал Анне показать, как готовят грибы. Можно воспользоваться вашей кухней?
  -Конечно! Пойдём!
  Дана, Анна и Кей отправились на кухню, прихватив рюкзаки. Там они сначала все вместе вымыли и почистили грибы, а потом поставили их вариться. Процесс готовки проходил весело, с шутками и смехом. Сваренные грибы Кей поджарил с луком и приправами и заправил майонезом. Получилась полная большая сковородка.
  -Ну вот, можно и покушать! - потирая руки, довольно сказал Кей.
  -Я позову брата! - Дана пошла в комнату.
  -Дамиан, будешь жареные грибы кушать? - спросила она, заглядывая в комнату.
  -Нет... не хочу пока... - он лежал на кровати и слушал музыку Lacrimosa.
  -Ладно, мы тебе оставим!
  Девушка вернулись на кухню, и они приступили к еде. Грибы оказались невероятно вкусными.
  -Я таких вкусных грибов ни разу в жизни не ела! - воскликнула Анна.
  -Оказывается, наш байкер умеет хорошо готовить! - отозвалась Дана.
  -Сказывается жизненный опыт! - сказал Кей. - Ну что, девчонки, запомнили рецепт?
  -Запомнили! - ответила Дана. - А теперь, ты иди к Дамиану, а мы тут быстренько приберёмся и вымоем посуду. Правда, учти, что мой брат не слишком общителен, разговорить его можно, но с трудом. Передай ему, что я просила позвать Дивъяра - это его лучший друг - с ним будет повеселее.
  -Да, Кей, расскажи Дамиану те истории про кладбище, которые ты мне рассказывал! - добавила Анна.
  -Хорошо! Только не заставляйте себя долго ждать! - сказал мужчина, направляясь в комнату.
  Дана начала убирать со стола, а Анна взялась за мытьё посуды.
  -Итак, рассказывай, подруга! У тебя что-то есть с этим байкером? - полюбопытствовала Дана. - Когда ты с ним, ты аж светишься от радости. Раньше я тебя такой только на сейшене видела.
  -Да нет! Тут дело не в байкере, а в его байке! - засмеялась Анна. - Катание на байке вызывает у меня состояние эйфории. Когда я катаюсь, я забываю обо всём: обо всех проблемах, о прошлом и будущем... Есть только сейчас, только ощущение ветра, несущегося навстречу, ощущение полёта, восторга, свободы! Это тааакой кайф! - девушка мечтательно вздохнула. - Особенно за городом, где можно снять шлем и чувствовать ветер в своих волосах! А с Кеем мы просто друзья. Он даже ни разу ко мне не приставал. Просто у него самый лучший байк в городе!
  -Да уж... Мне когда-то приходилось кататься на мотоцикле, но такого бешеного кайфа я никогда не испытывала. Оказывается, тебе так легко получать кайф - то от одной только музыки на сейшене, то теперь от катания на байке... Все бы так могли кайф получать, тогда бы ни алкоголь, ни наркотики нужны не были бы! - задумчиво сказала Дана.
  -Однако, стоит только задуматься, и все проблемы снова возвращаются... - помрачнела Кошка. - Мама своим нытьём уже все нервы вымотала. Старший брат со снохой вообще так смотрят, что хочется держаться от них как можно дальше. Ну ничего, скоро я уберусь, наконец, из этой грёбаной квартирки! Лучше уж буду в общаге жить! При колледже как раз общага почти бесплатная.
  -А мама-то чего ноет?
  -Ну типа как я дальше жить собираюсь. Боится, что я институт брошу. Я же в институте на заочное перевожусь, чтобы в колледж очно поступить. Ну и ещё она боится, что я залечу от кого-нибудь, всё уговаривает меня спираль поставить, ну эту, противозачаточную... Завтра утром пойду в женскую консультацию, консультироваться насчёт этого.
  -Всё с тобой ясно... Надеюсь, у тебя всё наладится! Ладно, вроде бы всё прибрали, пойдём уже в комнату!
  В комнате Кей рассказывал какую-то весёлую историю про пьянку на кладбище, Дамиан слушал с отсутствующим видом.
  -Братишка, ты позвал Дивъяра? У меня к нему есть дело! - Дана села рядом с ним, потревожив Никту, которая, потянувшись, спрыгнула с кровати и направилась к двери.
  -Да, он уже в пути... - отозвался гот, провожая взглядом кошку. - Он сказал, что сегодня ночью пойдём гулять на кладбище вместе.
  -Ань, выпусти кошку на улицу, пожалуйста, - попросила Дана, проследив за взглядом брата. - Ну ей ещё дверь подъезда открыть нужно будет...
  Когда Анна вернулась, она была снова в приподнятом настроении.
  -Сейчас встретила вашего соседа по лестничной клетке - интересный парнишка! Тоже неформал, ведь так? И кого-то сильно напоминает...
  -Он похож на Юру Хоя из Сектора Газа. Недавно к нам заходил за солью, познакомились. Он недавно сюда переехал...
  Они немного поболтали о новом соседе, о группе Сектор Газа и о музыке вообще... Не прошло и часа, как в дверь постучали. Дамиан пошёл открывать.
  Едва открыв дверь (разумеется, предварительно поглядев в "глазок"), юноша оказался в приветственных объятиях Дивъяра. Высвободившись, он заметил, что тот одет теперь почти так же, как он сам одевается, когда выходит в город. Чёрные джинсы и водолазку дополняли чёрные берцы, тёмно-синяя куртка- джинсовка и всё та же кепка, только козырьком назад. Длинные волосы были собраны в хвост, на этот раз простой чёрной резинкой, и спрятаны под одежду.
  -Привет всем! - весело крикнул он, заглядывая в комнату. Оттуда раздалось нестройное ответное "привет".
  Див расшнуровал и снял берцы, отпихивая трущуюся об его ноги кошку, которая зашла вместе с ним, и прошел в комнату, с интересом оглядывая сидящих там. Дамиан зашёл следом, было заметно, как он оживился, как загорелись живым блеском его глаза после прихода друга.
  Сняв куртку и кепку, Дивъяр с явным облегчением распустил волосы, встряхнув роскошной рыже-чёрной гривой. Анна восторженно ахнула:
  -Нифига себе! Вот это волосы!
  -Очень рад, что тебе понравились, Анна, - хитро улыбнулся он. - Хочешь потрогать? Можешь их расчесать, разрешаю!
  Молодой мужчина взял со стола и подал ей расчёску-массажку, а сам уселся на пол возле её ног. Девушка послушно принялась расчёсывать, осторожно и нежно перебирая его длинные, немного волнистые, переливающиеся здоровым блеском волосы, рассыпавшиеся по её коленям, и зачарованно глядя на то, как среди чёрных прядок огнистыми змейками струятся рыжие прядки. Казалось, она погрузилась в какой-то транс, а на её лице было такое восхищённо-восторженное выражение, как будто она держала в руках удивительные сокровища. Дивъяр при этом был похож на довольного кота, которого гладят. Видимо, оба получали кайф.
  -Вот это наглость! - с возмущением глядя на него, проговорила Дана. - Как все уже поняли, это и есть наш Дивъяр. И воспитанностью он явно не отличается! Див, может ты всё-таки познакомишься сначала?.. Анну ты, видимо, уже знаешь. А это - Кей, - она указала на гостя.
  -Даа... Вот когда жалеешь, что не отрастил длинные волосы, - немного завистливо вздохнул Кей. - Глядя на такое...
  -Кей... Весьма наслышан! - мурлыкающим голосом произнёс Див. - И байк у подъезда видел. Действительно, самый клёвый байк в городе! Тоже такой хочу! Хотя, наверное, Харлей всё-таки круче... Но мне всё равно об этом ещё лет десять только мечтать, если какое-нибудь чудо не случится!
  Дамиан сел рядом с сестрой, глядя на друга и слегка ревнуя. Он немного запутался в своих чувствах, и не мог себя понять. Чувства, которые вызывал в нём Дивъяр, были очень странными, сумбурными и противоречивыми. Юноша никак не мог понять, почему сейчас он чувствует ревность. Такого ведь не должно быть... Ведь он относится к Диву только как к старшему брату и лучшему другу. Хотя тот явно претендует на большее... Может быть он слишком привык, слишком поверил в слова друга о том, что они принадлежат друг другу, что у них особые отношения, особая связь... Див говорил: "Ты - мой!", так почему он сам не может сказать ему так же? Ты - мой... Нет, это всё не правильно, такого не должно быть между парнями... "Я же не гей!" - с отчаянием подумал Дамиан, пытаясь избавиться от этих неправильных, раздражающих мыслей. Он встряхнул головой и посмотрел на сестру, мило болтающую с Кеем, стал наблюдать за выражением её лица, чтобы отвлечься. И вдруг заметил, как её лицо слегка искажается, когда она смотрит на Анну и Дива. Что чувствует она? Раздражение? Возмущение? Или тоже... ревность?.. Юноша вспомнил, как он видел целующихся девушек, свою сестру и Анну. Это было даже красиво и совсем не отталкивающе... тогда почему подобные отношения между парнями считаются отвратительными? "Чёрт возьми! Что со мной творится?! Откуда эти мысли? Бред!!!" - он замотал головой и выскочил из комнаты, направившись в ванную, чтобы умыться.
  Анна закончила расчёсывание и теперь просто перебирала и поглаживала волосы Дивъяра, глядя на него с обожанием. Див, до этого с удовольствием читавший мысли гота, встал, потянулся и обратился к Дане:
  -Ведь ты хотела со мной что-то обсудить? Правильно?
  -Да. Наедине, - отрывисто сказала она ему и обратилась к остальным: - Мы ненадолго вас покинем. Обещаю вернуться быстро!
  Они перешли в другую комнату.
  -Вижу, ты не совсем довольна, - промурлыкал он. - Но ты же звала меня именно для этого? Чтобы я занялся Анной? Помог ей отвлечься от мыслей о бывшем? Так чем же ты теперь недовольна?
  -Зато ты слишком довольный, как я погляжу! Ведёшь себя, как Казанова недоделанный! Я просила отвлечь её, но не влюблять её в себя! Дамиан, Охотница, теперь ещё и Анна - они все от тебя без ума! А ты только играешься! Сколько ты ещё будешь играть в демона-обольстителя? Когда у тебя ответственность появится? Сколько тебе лет уже?
  -Ну про Охотницу ты преувеличиваешь, она совсем не без ума от меня. Да и Анна ещё не совсем без ума, она просто получает очередной кайф, восхищаясь моими волосами примерно так же, как мотоциклом Кея. Я просто доставил девушке удовольствие. К тому же, я предчувствую, что совсем скоро её ждёт ещё одно потрясение, которое изменит её жизнь. Это будет весьма сильное потрясение! И ей наверняка потребуется моя поддержка, чтобы не сломаться.
  -Почему именно твоя? - снова возмутилась Дана.
  -Потому что только я могу успокоить её на расстоянии, только я могу разговаривать с ней телепатически. Можно было бы и по телефону, но она, как я понял, не слишком разговорчива по телефону, это её сковывает. Так что мне нужно будет установить с ней прочную эмоциональную связь, чтобы ей помочь.
  -Хорошо, - сдалась Дана. - Делай, как знаешь... Только не рань её ещё больше!
  -Я не раню... А играться в демона я уже перестал, разве ты не заметила по моему прикиду? Я больше не демон! Теперь я не на много способен... Самое сильное, что у меня осталось из прошлых дарований - это телепатия.
  -Хм... Значит, всё-таки не демон? Я так и думала... Теперь, значит, телепат? - Дана фыркнула. - Эх, не верю я в твои дарования! Единственное несомненное твоё дарование - это умение притягивать к себе людей и убеждать их! Вот и всё!
  -Думай как хочешь... - Див пожал плечами.
  -А теперь, пожалуйста, успокой моего брата, а то он весь уже извёлся от недостатка твоего внимания, а после этого можешь продолжить заниматься Анной, - девушка пошла обратно к гостям.
  Дамиан сидел на кухне и гладил кошку, устроившуюся у него на коленях. Он слышал почти весь разговор Дива с сестрой. Поэтому другу было не так уж сложно помочь ему обрести равновесие. Они посмотрели друг другу в глаза и просто обнялись, замерев так, пока сердце юноши не стало биться ровно и спокойно. После этого они вернулись к остальным, где Дивъяр продолжил налаживать эмоциональную связь с Анной.
  
   Глава 5. Я дам тебе оружие...
  Дивъяр снова сопровождал Дамиана на прогулке по Старому кладбищу. Мягкий свет полной луны делал пейзаж нереальным и загадочным. Холмики с покосившимися крестами и высокой травой, казалось, хранят какую-то древнюю тайну. Густые заросли деревьев и кустарников по краям холмистой прогалины казались чёрными, хотя внутри них тоже проникали серебристые лучи, скудно освещая вьющуюся среди теснящихся оградок и теряющуюся в траве тропинку.
  Они как раз вышли из зарослей. Див нашёл удобную скамейку на краю прогалины, откуда открывался замечательный вид, и поманил к себе юношу. Придя сюда, на кладбище, он снова распустил свою роскошную рыже-чёрную гриву и чувствовал себя превосходно.
   -Знаешь, мой юный друг, что я хочу тебе сказать... - задумчиво произнёс он, любуясь звёздным небом. - Мне кажется, что ты должен немного измениться... Теперь я не смогу всегда быть рядом и защищать тебя. Да даже если я буду рядом и на нас нападёт вдруг целая банда гопников, я боюсь, что не смогу защитить одновременно себя и тебя своими человеческими силами. Я беспокоюсь за тебя. Ты слаб. Слаб, как хрупкая девушка, - он отмахнулся от обиженно вскинувшегося гота. - Не перебивай! Сам ведь знаешь, что это так. Поэтому ты должен стать сильнее и жестче. Ты должен научиться защищать себя. В тебе есть скрытая сила. Сила, которая может либо разрушить тебя, либо сделать тебя сверхчеловеком. Хотя про сверхчеловека - это сильно сказано. Но ты можешь стать действительно сильным, если у тебя хватит воли управлять этим... - он засмеялся, взглянув на лицо Дамиана. - Вижу, ты совсем ничего не понимаешь! Сейчас попытаюсь объяснить...
   -Объясняй. Только у меня такое ощущение, что ты снова собираешься ставить на мне какие-то опыты, Див... - сказал гот.
   -Возможно... - хитро улыбнулся Дивъяр. - Я видел это в действии и мне понравилось. Но эта сила дана не каждому... Мне вот не дана. Потому что я довольно легко отношусь ко всему и мои переживания не глубоки и не долги... А вот в тебе она определённо есть, эта сила. Эта сила - в твоих чувствах. Эмоции - ключ ко всему. Ты сильнее, потому что умеешь чувствовать сильно, болезненно остро и глубоко, твоя душевная боль бывает сильнее любой физической боли. Такая сильная душевная боль ведёт к безумию. А безумие освобождает все скрытые силы. Псих всегда намного сильнее обычного человека. То оружие, которое я хочу тебе дать, называется контролируемым безумием. Нужна сильная воля, чтобы научиться управлять этим состоянием. Я постараюсь помочь тебе научиться выпускать и контролировать эту силу. Мы будем тренироваться каждую ночь...
   -Ты уверен, что я смогу? И вообще, это небезопасно! - с опаской возразил ему юноша.
   -Ты сможешь. С тобой уже было такое, вспомни! Вспомни, что ты чувствовал, когда лицом к лицу столкнулся с гопниками, когда они смеялись над тобой! Закрой глаза, сосредоточься и расскажи, что ты чувствовал. Почувствуй это снова!
  Дамиан сосредоточился и перед глазами услужливо замелькали картины прошлого. Он вспомнил.
   Тогда Дамиан был зол... очень зол на себя и весь окружающий мир. Его переполняла ярость и ненависть к тем презренным тварям, которые посмели на него напасть. А ещё он злился и презирал себя за то, что не смог поставить их на место, этих недочеловеков. Он просто тупо сбежал от них. Сбежал, как трусливый заяц, слыша, как они хохочат ему вслед. Лучше бы он принял неравный бой и постарался бы отбиться от них по мере сил! Да, их было больше, а он совсем не умел драться, он бы не смог их победить... Но он бы больше уважал себя тогда, даже будучи избитым, он бы хоть попытался противостоять им! А сейчас юноша проклинал свою трусость, и презирал себя за то, что сбежал. В нём кипела ярость... Гот наткнулся на компанию гопников, когда шёл домой из института. Хотя он и был одет обычно, как всё, и волосы были собраны в хвост и спрятаны под одежду, но они всё равно прицепились... На самом деле, ему повезло, что они не погнались за ним и не побили, только припугнули, шуганули. Но он считал, что должен был постоять за себя, за свою честь, он же мужчина, в конце концов!.. Злость на себя и на этих недочеловеков-гопников поселилась внутри него и жгла его сердце так же, как раньше тоска и наравне с извечной его тоской. Дамиан уже жаждал встретиться с ними и подраться. Мечтал, как он их располосует своими шипами... Он так хотел драки, чтоб освободиться от снедавшей его ярости, что ему было безразлично даже, победит он в драке или будет побеждён, он просто хотел бить этих презренных недочеловеков, исполосовать их своими заточенными шипами, выпустить эту ярость, выдавить из себя страх перед ними...
  Да, он всё это вспомнил!
   -Я чувствую, - сказал он охрипшим внезапно голосом. - Чувствую... страх и ярость... злость на себя и ненависть к ним... Я не хочу быть слабым! - Дамиан открыл глаза. В них горело пламя ярости, пугающее своим безумием. Гот взглянул на Дивъяра. - Я знаю, что ты хочешь мне сказать. Моя сила - в моих эмоциях, в тех болезненно-острых чувствах, той внутренней боли, которая сводит меня с ума. Это так? О, я помню, я чувствую! Злость на себя, презрение к себе, ненависть к ним, за то, что они вызвали эти чувства, выставили напоказ мою слабость... - он зарычал. - Это желание впиться кому-нибудь в глотку, рвать зубами, шипами и когтями, почувствовать вкус чужой крови! Быть сумасшедшим - это так... так круто! - он захохотал и не мог остановиться, смех перешёл в истерику. - Хочешь, чтобы я стал безумцем? Это так легко! Мне это нравится!
  Дивъяр встряхнул его за плечи и прижал к себе:
  -Тише, тише! Приди в себя, Дамиан! Всё хорошо, я с тобой! - он держал его в объятиях, пока юноша не затих и не успокоился.
  -Это похоже на мои обычные приступы, но совсем иные эмоции... это сильнее... Сложнее взять себя в руки... - тихо произнёс Дамиан.
  -Ты же слышал о том парне, по прозвищу Демон? Тот, кого боятся и свои, и чужие... Он использует именно эту силу, силу контролируемого безумия, - ответил Див. - Это своеобразное психическое оружие. Когда ты производишь впечатление психа, у которого внезапно совсем съезжает крыша. Того, кто ничего не боится, которому совершенно на всё наплевать, в том числе и на себя. Впечатление человека, лишённого чувства самосохранения. Именно это и пугает окружающих. Им станет страшно от одного горящего яростью и безумием взгляда, даже если их будет больше. Вот что это за сила. Вот почему психов обычно обходят стороной даже задиры. Тебе предстоит научиться контролировать это. Мы будем тренироваться. Тренировки позволят тебе укрепить и развить свою волю.
   Если только я окончательно не сойду с ума... - пробормотал юноша.
   Я же с тобой! Мы вместе и мы всё сможем! Я не позволю тебе сойти с ума! - утешил его Див. - Итак, продолжим... вызови это чувство снова... Постарайся себя контролировать...
  26.8.11 г.
  
  Глава 6. Киндер-сюрприз.
  Утром Анна с неохотой направлялась в женскую консультацию. Только чтобы мама наконец успокоилась, чтобы больше не слышать её нытьё. Записавшись к врачу, она немного побродила по городу, дожидаясь, пока подойдёт время. Вернувшись в женскую консультацию, где она, к слову, была сегодня впервые, она зашла к врачу, который, осмотрев и ощупав всё, что ему положено, внезапно объявил:
  -Вы беременны, уже почти два месяца! Беременность желательная? Решайте быстрее, скоро уже аборт будет делать нельзя!
  -Это точно? - пролепетала шокированная девушка. - Нет, не может этого быть!
  -Точно-точно, никаких сомнений! Так что будете делать с ребёнком, оставлять?
  На глаза Анны навернулись слёзы, она была близка к истерике, потеряв ощущение реальности. Ей казалось, что она спит. Слёзы не позволяли видеть, голова кружилась, всё казалось абсолютно нереальным. Всё, кроме страха и растерянности.
  "Не может быть! Почему именно сейчас? Только не сейчас!"
  -Но ведь аборт - это опасно? - растерянно спросила она.
  -Риск есть всегда.
  Девушка снова замолчала.
  -Так, значит, - терпение врача оказалось не безграничным. - Идите подумайте, посоветуйтесь с родными. Если на аборт, то запишитесь завтра с утра. Если будете оставлять, то встанете на учёт по беременности, пройдёте медкомиссию.
  Анна вышла из кабинета совершенно не в себе, не в силах сдержать слёз, и пошла бродить по городу. Противоречивые чувства терзали её.
  Она так давно мечтала о сыне... Но почему именно сейчас? Сейчас, когда она сама не знает точно, где и как будет жить... Когда у неё нет никакой поддержки, нет ни парня, ни девушки, с которыми можно это разделить... Когда у неё проблемы с семьёй и ей больше всего хочется только убежать подальше от этой семьи... Когда она постоянно чувствует голод и не всегда уверена, что ей будет чем его утолить... Кто будет кормить её и её ребёнка, если она его оставит? Где она будет жить? В общаге с ребёнком нельзя, да и как она с ним учиться будет... У мамы? Под постоянным давлением упрёков и нытья мамы, под злобными взглядами ближайшей родни?..
  "Нет! Нет! Нет! Не может быть! Только не сейчас!" - повторяла она про себя.
  Два месяца назад... конец июня... Валера...Снова перед глазами то, что он творил с ней... то, что вынудило её на побег... при этом ему, наверно, было не до предохранения... А ещё раньше, полтора года назад, когда они только начали встречаться, когда она только влюбилась в него... как она хотела тогда зачать от него сына!
  "Нужно быть осторожней со своими желаниями, они имеют свойство сбываться!" - криво усмехнулась она.
  Ещё вспомнился тот разговор о детях, зимой. Когда она снова сказала ему, что хочет от него ребёнка, несмотря ни на что. Он ответил ей, что если она залетит, то либо сделает аборт, либо они расстанутся. Как она плакала тогда! А сейчас... её желание сбылось... Но он от неё об этом никогда не узнает! Он-то никогда не хотел этого ребёнка!..
   Что же ей делать?.. Что?!..
  Анна добрела до психиатрической больницы, решив посоветоваться со своим психиатром. Она часто заходила к нему, раза два в неделю, потому что ей очень нравилось с ним общаться. Молодой, симпатичный, позитивный, к тому же любитель рок-музыки, он притягивал и располагал к себе. Психиатр посоветовал ей устроиться на любую официальную работу и уйти в декрет, тогда ей будут платить с работы, пока она сидит с ребёнком. Но это было для Анны сейчас невыполнимо. В её теперешнем психическом состоянии она бы вряд ли смогла отработать даже неделю. Расшатанные нервы в любую минуту грозили истерикой. К тому же она очень хотела убраться подальше от родственников, а общага при колледже была сейчас лучшим из возможных вариантов.
  Молодой психиатр действительно был настроен к ней очень дружески. Так как у него как раз на сегодня заканчивался рабочий день и пациентов больше не было, он согласился немного прогуляться с Анной. По пути они продолжили беседу. Он говорил, что лучше оставить ребёнка, что материнство, скорей всего, положительно скажется на её психике и она станет спокойнее. Только успокоительные таблетки, которые он ей выписал, больше пить нельзя, и он отменяет все назначения.
  Когда они распрощались, Анна слегка успокоилась. Она уже знала, к какому решению должна прийти. Она всегда была против абортов. Но маме ничего говорить нельзя. Нужно тянуть до последнего, а потом... будь что будет!
  Так как девушка оказалась недалеко от дома Тёмного, она зашла к нему. Родители Тёмного всё ещё не приехали из отпуска. У него уже сидел какой-то приятель и оба парня были явно укурены. Зависнув, они слушали музыку Отто Дикс. Анна устроилась в кресле и задумалась. Как раз в тему началась песня "Немой крик". Слушая её, девушка заплакала. Она поняла, что никогда, ни при каких обстоятельствах, она не убьёт своего ребёнка. Он хочет жить... Он имеет право на жизнь... А она должна найти выход, который позволит им обоим выжить. Но всё-таки, как страшно! Как страшно одной брать на себя ответственность за жизнь малыша, в то время как она не может позаботиться даже о себе! Она чувствовала себя просто бродячей кошкой, мечтающей, чтобы кто-нибудь подобрал её и забрал к себе домой... Чувствуя приближение очередной истерики, девушка ушла в меньшую комнату и упала на кровать, уткнувшись в подушку, плача и смеясь. Она не знала, сколько времени пролежала так. В комнату вошёл Тёмный и спросил, что с ней. Она всё ему рассказала.
  -Мне страшно! Страшно! - повторяла девушка, крепко обняв друга. - Я не хочу быть одна! Забери меня себе!
  -Извини, но я не могу, - парень поглаживал её по голове, пытаясь успокоить. - Самого родители запилили за безделье, смотался бы от них, если бы было куда... Я же безработный и, в отличие от тебя, у меня и с учёбой всегда были отношения напряжённые, так что мне и общага не светит. Так что у меня ситуация не лучше, чем у тебя.
  Воспользовавшись ситуацией, он уговорил её заняться сексом, говоря, что удовольствие поможет отвлечься и успокоиться. Но удовольствия не получилось, потому что во время процесса у Анны снова началась истерика, и она закрылась в ванной на несколько часов. Она чувствовала, что всё это неправильно, совсем неправильно! Так не должно быть! Она совсем запуталась...
  Всё-таки вернувшись домой к маме, она молча закрылась в своей комнате и легла спать. Но сон не шёл. И тогда она услышала в голове голос, знакомый, глубокий и красивый.
  -Не беспокойся, всё наладится...
  -Дивъяр?! - не веря себе, подскочила она. - Как это? Где ты?
  -Тише, тише... Я просто умею общаться телепатически. Мысленно. На расстоянии... - мягкий и глубокий голос в голове обволакивал, успокаивал. Девушка снова легла в постель.
  -Похоже, я совсем сошла с ума. Стала слышать голоса, как моя мать... Шизофрения начинается... Впрочем, все знали, что этим закончится, недаром я у психиатра наблюдаюсь... Но против твоего голоса в голове я не возражаю... Ты мне нравишься!
  -Это хорошо... Доверься мне! Я знаю, что всё у тебя наладится. Всё будет хорошо. И я теперь буду с тобой. Ты всегда сможешь мысленно разговаривать со мной, когда захочешь... Ты не одна! Ты больше никогда не будешь одна... Теперь с тобой я... и твой сын. Ты же давно мечтала о нём. Почувствуй его! Он уже растёт внутри тебя. Он нуждается в тебе. И он нуждается в твоём спокойствии. Всё в порядке... Мы вместе! Мы всегда будем вместе... Не бойся... Ты не одна! - его голос завораживал, расслаблял, убаюкивал.
  -Да... У меня есть сын. Я больше не буду одна. Ты прав, - уже сонно пробормотала девушка.
  -Ты уже думала, как ты его назовёшь?
  -Хм... А почему бы не назвать его в честь брата Даны? Он такой красавчик, ещё и умный, как она говорила. Дамиан мне ужасно нравится! И имя у него красивое, редкое, в моём вкусе... Дамиан... Хотя нет, лучше будет звучать Дэмиан... так и назову... - Анна улыбнулась, засыпая.
  
  А на другом краю города Дивъяр, улыбаясь, открыл глаза, лёжа в своей постели:
  -Ну вот и славненько. Связь установлена, миссия выполнена. Как хорошо, что я не лишился всех своих способностей, став человеком! Теперь она точно будет в моей коллекции... Кстати, нужно проверить, как там остальные. Надеюсь, без меня Стихия Свободы не распалась! Вервольф уже должен был их убедить, что нам нужно держаться вместе...
  25.8.11 г.
  
  Глава 7. Мика и Кэт.
  
  
  Мика прикусила кончик чёрной масляной ручки и отложила тонкий принтерный лист. Она подошла к большому трельяжу, уставленному не косметикой, как у любой другой нормальной девушки, а книгами, тетрадями и папками с бумагой. Повертев немного ярко-красную резинку, девушка собрала не слишком длинные, но пушистые чёрные волосы в хвост. Отделила две алые пряди и взглянула на своё отражение. Попыталась улыбнуться, вышло хреново. То, что она видела в зеркале, ей определённо не нравилось. Вновь отпуская густые локоны на волю, Мика нашарила на шифоньере три бейсболки и с задумчивостью произнесла:
   -Как думаешь, какая лучше?
   -Выбор всего из трёх? - раздался голос за её спиной.
   -Ага-а... - не отрывая взгляда от отражения, протянула девушка.
  Из-за спины показалась рука, указывая на обычную, чёрную:
   -Вот.
   -Пф! Как скучно... - откладывая две другие на спинку дивана, произнесла Мика.
   -А ты не любишь, когда скучно?
  Она обернулась к говорящему. Теперь уже напротив стоял парень, лет восемнадцати. Такая же бейсболка, как у девушки, была одета козырьком назад. Чёрная обтягивающая безрукавка с большим красным сердцем и чёрные перчатки выше локтей смотрелись, по крайней мере, нелепо. Широкие камуфляжные штаны, казалось, держатся только на ремне, с массивной пряжкой в виде кошачьей мордочки.
   -Не люблю! - сдвинув брови, довольно грубо ответила Мика.
   -А-ха-ха! Так и думал, что ты разозлишься! - парень закинул руки за голову и отошёл к компьютерному столу, куда ранее был отложен листок бумаги. - Кто это? Красивый...
   -Ты так думаешь? - тоже подходя и вглядываясь в собственный рисунок, удивлённо спросила девушка. Парень кивнул, чем заработал ещё один недовольный взгляд.
   -Нет! - словно отрезала, прошипела она.
   -Почему же?
   -Кити, а тебе бы понравилось, если бы совершенно незнакомое существо начало разговор со лжи?
   -Не Кити! Не Кити! КЭТ! - на щеках парня вспыхнул гневный румянец. - И почему существо?
  Девушка усмехнулась, увидев недовольную физиономию друга:
   -Он сказал, что его имя Дивъяр и он демон.
   -Так ты ему веришь или считаешь, что это была ложь?
  Мика вновь взяла рисунок и оглянулась в поисках ручки, которая со временем удачно перекочевала ей за ухо.
  Кэт протянул руку, указывая на пропажу. Девушка села на диван и положила рисунок на стоящую рядом тумбочку.
   -Не в этом дело. Что он демон, я верю, - обводя чёрным глаза на портрете, продолжила она разговор. - Просто он кое-что ещё сказал...
   -И что же? - парень с любопытством ожидал ответа.
  К девушке на колени с громким мявом запрыгнул чёрный кот, толкнув её руку.
   -Не. Тво-оё. Де-е-ло-о! - исправляя косяк в рисунке, протянула она.
  Ещё один оценивающий взгляд на лист, медленно переползший на вальяжно развалившегося кота.
   -КАКОГО ХРЕНА! - дом пошатнулся, но устоял, из-за дверей выглянула испуганная бабулька. Кот же лишь выпустил когти и вцепился в бриджи цвета хаки, на которых, как и на всём диване, уже расплывались тёмные грязевые пятна. Мика пару раз стукнулась головой о мягкую диванную спинку. Пружины жалобно заскрипели. -Ты же с утра белым был!
  Кот в ответ довольно заурчал.
   -Так где же ты его встречала? - прерывая гневные крики девушки и шипение уже недовольного кота, которого пытались впихнуть в полиэтиленовый пакет, поинтересовался Кэт.
  -Кого? - не отрываясь от своего занятия, спросила Мика.
   -Дивъяра. Демона.
   -А! - на миг задумалась, упуская вырывающегося кота. - Я думаю, это был сон, - ответила она, вновь ловя истекающее грязью животное.
   -Во сне? - глаза парня округлились.
   -Да, в нём самом. Сначала он меня напугал...
   -Ты боишься демонов? - Кэт уселся рядом, закинув обе ноги на диван. Он оглядел комнату, стены которой были завешаны стихами, рисунками и фотографиями. Его взгляд наткнулся на плакат Мэрилина Мэнсона, из глаза которого торчал шприц, и нервно усмехнулся. Иногда Мика его пугала.
   -Я всего лишь человек, разумеется, мне стало страшно. А потом он мне показался забавным... - девушка зашипела, отдергивая поцарапанную руку.
   -Демон?
   -Ага. Никогда не думала, что демоны бывают рыжими... - Мика встала, покрепче сжимая пакет, из которого торчала недовольная морда. - Чего расселся, лучше бы помог!
   -Ты же знаешь, что я не могу, - парень немного грустно улыбнулся.
  Выйдя из комнаты и сплавив маме возмущающуюся ношу, девушка вернулась с горячим зелёным чаем. Поставив кружку на стол, она осмотрела себя и недовольно зарычала. Стянув с себя испорченную одежду и оставшись в одном нижнем белье, Мика стала рыться на полке с одеждой.
   -Ты меня нисколько не стесняешься! - поставив локти на колени и подперев ладонями лицо, возмутился Кэт.
   -Было бы кого! - пробормотала девушка. В дальнейшем из шкафа была выложена камуфляжная футболка типа "ночка" и тёмно-зелёные камуфляжные бриджи. Переодевшись, она взглянула на люстру, с которой свисало всё: начиная с цепочек и заканчивая разнообразными кулонами. Три толстые цепи были тут же ловко намотаны на руки, а небольшое серебряное кольцо перевернулось камнем вниз. Завершала композицию та самая чёрная бейсболка.
   -Ну вот, готово.
   -Мы наконец-то идём гулять? - обрадовался парень.
   -Нет, - губы девушки расплылись в издевательской улыбке. - Мы начинаем уборку.
   Выпив практически залпом кипяток, Мика схватила за запястье пытавшегося удрать друга.
   -Ты же знаешь, что я не могу! - верещал упирающийся Кэт.
   -Знаю, - кивнула девушка. - Будешь моральной поддержкой.
  Она подошла к компьютеру и внесла в плейлист папку с Гражданской Обороной. В колонках заиграло: "Здравствуй, чёрный понедельник!"
   -Сколько можно? - смирившись с ролью пленника, парень вернулся на зарезервированный им чистый участок дивана. - Ты уже полгода нос на улицу не показываешь. Не твои ли слова, что ты не любишь, когда скучно? Я же видел, что ты можешь шутить и смеяться со всеми. Хотя бы вспомни тех немногочисленных друзей, что к тебе иногда всё ещё заходят.
   -Друзей? - Мика искренне удивилась. - Так ты думаешь, что мне с ними весело?
   -Я не понимаю, почему тебе не понравился этот Дивъяр... - прошептал Кэт, прикрывая глаза. - Ведь ты лжёшь и притворяешься гораздо больше любого демона.
   -Не тебе.
   -Да. Не мне.
   -Хорошо, - девушка обречённо вздохнула. - Пойдём погуляем, вот только туда, где народу поменьше.
   -На Старое кладбище? - поинтересовался парень.
   -На кладбище? - в голове Мики всплыли слова Дивъяра, но она лишь махнула рукой, отогнав их. - Ага. На кладбище.
  Девушка сложила чистые листы в рюкзак с надписью Dimmu Borgir и в первый раз за долгое время вышла из дома.
  
  Глава 8. В гараже.
  День был серый и дождливый. Дождь моросил уже вторые сутки. Температура на улице катастрофически падала.
  -Похоже, Август думает, что он Октябрь... - мрачно попыталась пошутить Янка. Казалось, зелёные кончики её белого ирокеза, раньше ярко выделяющиеся, совсем потускнели от такой погоды. - У меня чуть весь ирокез не размок, пока дошла, не говоря уже о косметике!
  -Не преувеличивай! - возразила Улька, тряхнув короткими чёрными волосами, клинообразно удлинёнными с правой стороны и присев на пуфик с бутылкой пива в руке. - Я же поделилась с тобой зонтом, мы вместе под зонтом шли.
  -Вот именно, что под одним зонтом! Как будто одного зонта на двоих хватит, чтобы не намокнуть! - продолжала ворчать Янка, развалившись на кресле и со свистом раскручивая в руке серебристую цепь средней длины и толщины, намотанную одним концом на запястье.
  -Эх, если бы Дивъяр мог разогнать эти чёртовы тучи... - мечтательно протянула Ника, сидя на стуле задом наперёд и положив на его спинку руки в обрезанных перчатках и на них подбородок. Её короткие волосы апельсинового цвета тоже потускнели и уже не так задорно торчали во все стороны.
  -Дивъяр больше ничего не может! Чёрт его возьми! - Охотница почти рычала, расхаживая по гаражу туда-обратно, как тигр в клетке. - Слабак, а не демон! Не только не смог дать нам ничего существенного, но ещё и сам сил лишился!
  Вервольф укоризненно посмотрел на сестру.
  -Ну чего ты на меня так смотришь? - раздражённо ответила она на его взгляд. - Я помню всё, о чём мы говорили, и я от своих слов не отказываюсь! Я прощу Дива и разрешу ему тусоваться с нами... Но это не значит, что я совсем перестану на него сердиться! Сколько возможностей теперь упущено, сколько всего мы могли бы добиться с помощью его силы! Мы могли бы подчинить себе весь город! Думаете, я смогу это забыть?
  -Сестра, ты хочешь слишком многого. Чтобы удержать власть над всем городом, нужно добиться её самостоятельно, медленно вникая во всю жизнь города... И вообще, ты что, мечтаешь стать мэром?
  Вокруг послышались приглушённые смешки.
  -Теневым мэром! Я хочу стать теневым правителем города! - Охотница обвела свою компанию горящими ярко-зелёными глазами, и смех сразу стих. Бешеный огонь в её глазах не могли скрыть никакие линзы. - Я бы не стала заниматься мелкими бытовыми проблемами, я бы внесла коренные изменения: в облик города, законодательство, а особенно культурно-творческую жизнь...
  -Мы ещё слишком молоды и неопытны для этого, - возразил ей брат. - Даже ты не смогла бы управлять целым городом в 17 лет! И вообще, всё ещё впереди. Я думаю, в будущем, когда наберёмся опыта, мы сможем добиться этого своими силами, без вмешательства сверхъестественного! - он подошёл к ней и успокаивающе положил руки ей на плечи. - Просто успокойся, сестрёнка, сядь и подумай, чем нам всем заняться сейчас.
  Охотница пристально посмотрела на него, встряхнула огненно-рыжей гривой и медленно проговорила:
  -А ведь ты прав... Мы добьёмся этого без посторонней помощи. Вместе мы можем всё!..
  -Наша рыжая бестия в своём репертуаре! - усмехнулся Инфернал и сдул с лица постоянно закрывающую один глаз длинную молочно-белую чёлку, лениво потягиваясь на старом диване.
  Рядом с ним сидела его новая пассия - Нина, и зашивала его серебристую рубашку, которую он успел уже где-то порвать. Сам парень, заметно подросший и загоревший за лето, щеголял в серебристо-серой безрукавке-сеточке и белых джинсах с отделкой из серого толстого дерматина, которые, к слову, отделала для него всё та же Ниночка. Она не была неформалкой, просто они учились вместе и слегка взбалмошный ловелас чем-то очень сильно привлёк её к себе. Теперь девушка выполняла в их гараже функции домохозяйки и, похоже, совсем этим не тяготилась, влюблённо глядя на своего парня.
  -А ты вообще молчи! - огрызнулась на него Охотница.
  Ребята сделали для себя уютное логово из просторного кирпичного гаража, натаскав сюда всякой всячины - от старой мягкой мебели и холодильника с плиткой до гитар акустики и электро, колонок, старого музыкального центра и дивиди-плеера. Пол был застелен старыми паласами, а у дальней стенки стояло пианино. Стены для тепла тоже завесили старыми коврами и покрывалами, а на них булавками прикололи разнообразные плакаты. Каждый притащил то, что считал нужным и что смог безвозбранно вынести из дома, так что просторный гараж за два дня заполнился всяким нужным хламом настолько, что там с трудом можно было дойти от стены до стены не запнувшись при этом. Особенно каждый постарался о том, на чём будет сидеть и лежать. Груда матрасов, диван, кресла, стулья и ещё какие-то самодельные сиденья занимали большую часть места. В углу стоял огромный металлический стеллаж, оставшийся от прошлого владельца гаража, он тоже был весь завален всякой всячиной. У входа уже стояла батарея пивных бутылок.
  Посреди помещения, на надувном матрасе, лежал Святомир в своих огромных наушниках, закрыв глаза. Толи спал, толи слушал музыку на мп-3-плеере. Рядом с ним стоял обогреватель, древний, ещё советских времён, закрытый полностью, вроде бы масляный, немного облупившийся, с обмотанным изолентой в двух местах проводом.
  Мериадок, которого всё чаще называли Огненный, в чёрных джинсах и чёрной футболке с какими-то символами цвета огня, с красными волосами, чёрными на кончиках, длинными спереди и слева, и короткими сзади и справа, тихо и задумчиво наигрывал что-то на акустической гитаре, сидя на большом толстом матрасе.
  С другого конца этого же матраса, застеленного каким-то лоскутным покрывалом, оперевшись спиной на стену, сидел его закадычный друг Перегрин, с такой же причёской, но удлинённой справа, и другого цвета - его чёрные волосы были с зелёными кончиками, одетый в фиолетовую рубашку и зелёные джинсы, что-то печатал в ноутбуке.
  Надя, наверно, единственная в компании, не считая Пианиста и Милы, оставшаяся с естественным цветом волос - светло-русыми длинными кудрями, оживлённо обсуждала что-то с Кариной, одетой в очередное заказанное через интернет готичное платье с корсетом и пышной юбкой, чьи длинные чёрные волосы, кроваво-красные на макушке, уже были ниже пояса.
  Пианист лежал на другом матрасе, прикрыв глаза и положив голову на колени Миле, которая нежно гладила его лицо, влюблённо глядя на него.
  Двое мелких панк-металлистов, по 13 лет, прибившихся-таки к Стихии Свободы, заняли три стула и азартно резались в карты.
  -Мдааа... - протянул Вервольф, оглядывая всех. - Скучно! Что, есть идеи? - он повернулся к сестре.
  -Ты говорил, что недавно видел Кошку? Позвони ей, пусть приходит сюда и расскажет, где пропадала. И ещё... Дивъяра позови... - Охотница растянулась прямо на паласе, глядя в потолок.
  -Дивъяра - легко, с ним всё ещё можно связаться телепатически. А вот Кошке я уже пробовал звонить - она номер сменила... Я спрошу у Дива, может, он знает! - парень закрыл глаза и сосредоточился на образе Дивъяра и тех эмоциях, которые тот вызывал у него, и мысленно позвал:
  -Дивъяр! Приходи, ты нам нужен!
  -Ждите, иду... - услышал он отклик.
  -Ещё, Див... Если сможешь, позови с собой Кошку.
  -Ладно...
  Примерно через час Дивъяр пришёл вместе с Анной. Она была одета в своём любимом стиле - бандана, косуха, футболка с изображением Кипелова, простые джинсы и кроссовки, из украшений - шипастый ошейник, напульсники, металлические когти, по одному на обоих руках, подвеска - металлический дракончик- на шее. Ну и, естественно,торба с изображением волка, битком набитая всякой всячиной, как обычно. Див был в подаренной Вервольфом кепке, козырьком назад, и простом джинсовом костюме, волосы были спрятаны под куртку.
  -Ух ты! Как вы тут здорово устроились! - восхитилась Кошка, заключая в приветственные объятия сначала Охотницу, а потом и всех остальных по очереди. - Теперь буду знать, где вас искать!
  Пока Анна радостно обнималась с друзьями, Див стоял в стороне, ожидая, что скажет Охотница. Та сначала искоса понаблюдала за ним, а потом всё-таки подошла и молча посмотрела ему в глаза. Молодой мужчина виновато глядел на неё. Его глаза, в человеческом облике ставшие просто зелёными, теперь не могли менять цвет, но постоянно то темнели, то светлели, в зависимости от настроения. Сейчас они были тёмно-зелёными, и казались глубокими, такими, посмотрев в которые можно было потеряться.
  -Ладно уж, - махнула она рукой. - Прощаю тебя! Тусуйся с нами, Див. Мы принимаем тебя как человека.
  -Я знал, что ты так решишь! - Див порывисто обнял девушку и закружил.
  -Отпусти! У меня уже голова кружится! - отбивалась она. Тогда он переключился на остальных, крепко обнимая всех вслед за Анной. Хоть он и не мог больше пить из них энергию таким способом, но всё равно явно получал удовольствие от этих обнимашек.
  Потом все расселись в кружок, заставив Кошку подробно рассказывать о том, где она пропадала, с кем, и что там с ней происходило. В конце концов все были шокированы известием о том, что Кошка беременна и собирается оставить ребёнка.
  -Ребёнок от Демона?.. А он знает?.. Ну, Валерка жжёт!.. Интересно, как он отреагирует?.. Ты что, хочешь растить ребёнка одна?..Думаешь, справишься?.. А как родители отреагировали?.. - загалдели все, перебивая друг друга. Анна выглядела растерянно.
  -Родители не знают, а ему я вообще говорить не собираюсь... А что будет дальше, я не знаю... Буду в колледже учиться до последнего, в общаге жить... А дальше - как получится... - проговорила она.
  -Не беспокойся, мы всегда поможем, чем сможем! - решительно сказала Охотница. - Неформалы должны держаться вместе!
  -Я всегда буду рядом... - Дивъяр ободряюще обнял Анну за плечи и она благодарно улыбнулась, чувствуя поддержку окружающих.
  -А теперь, - Див встал и оглядел всех. - Есть ещё одна проблемка на повестке дня. Мне нужно найти работу! Какие будут предложения?
  -У нас в ДК, в восточной части города, уволился музыкальный руководитель... - подумав, сказал Мериадок. - Говорят, зарплата там мизерная совсем, поэтому никто работать не хочет.
  -А у тебя, вообще, документы есть какие-нибудь? - вопросительно посмотрел на Дива Перегрин.
  -Есть! Я перед покупкой гаража себе все документы сделал, даже диплом о высшем образовании раздобыл, как предчувствовал...
  -Ну тогда всё намного легче! - воскликнул Мериадок. - А ты играть на чём-нибудь умеешь?
  -Умел... когда-то... давно... - задумчиво произнёс Дивъяр и взял в руки гитару. Немного поперебирав струны на пробу, он медленно стал наигрывать что-то, напоминающее импровизации Тёмного.
  -А что-нибудь посовременнее сыграть можешь? - скептически глядя на него, спросил Вервольф.
  Дивъяр забрал у Святомира плеер с наушниками, надел на себя. Послушав немного, он включил комбик и электрогитару и, опять же перебрав струны на пробу, очень похоже сыграл "Ангельскую пыль" группы Ария.
  -Нифига себе! - восхитился Святомир, забирая обратно наушники и плеер. - Да у тебя талант!
  Ребята дружно поддержали высказывание.
  -Точнее, у него явно идеальная память, - пояснил Вервольф. - По крайней мере, кратковременная...
  Дивъяр улыбнулся:
  -Да, сейчас я на память пожаловаться не могу, это точно. Вся моя память при мне в полном объёме, и работает она даже лучше, чем я сам хотел бы...
  -Так, теперь классику! Пианист, сыграй что-нибудь из классики! - скомандовала Охотница. Все внимательно и заинтересованно следили за экспериментом.
  Пианист вдохновенно сыграл "Прелюдию" Баха и хотел уже играть что-то ещё, но его оттащили от пианино. Дивъяр сумел сыграть на пианино точно также, как было показано.
  -Ну вот, всё решено! Будешь работать в ДК! - заключил Мериадок.
  -Но там ещё нужно иметь план на год по занятиям и мероприятиям, как мне говорили... - добавил Перегрин. - Я сейчас поищу в инете!
  Парень подключил к ноутбуку USB-модем и стал копаться в сети.
  Примерно через полчаса он показал Дивъяру с десяток сохранённых текстов, среди которых были книги и статьи.
  -Скинь на флэшку, - сказал тот, мельком проглядев материалы. - Я сегодня ночью у Дамиана на компе почитаю.
  -Сделано! - Перегрин протянул ему свою флэшку. - Завтра чтоб вернул!
  -Ладно, - Див положил флэшку в карман и встал с матраса. - Завтра в первой половине дня я вас найду. Мне пора! Я по вечерам с Дамианом тренировки по самозащите провожу. Вам, кстати, тоже советую походить куда-нибудь на тренировки.
  -На Старом кладбище? Каждый вечер? - оживлённо спросила Карина.
  -Да. Но это тренировки только для него. Они больше психические, чем физические. У Призрака Старого кладбища есть своя сила, - загадочно улыбнулся молодой мужчина. - Я учу его её контролировать.
  -Ясно всё с вами... - задумчиво проговорил Вервольф. - Я уже подумывал записаться в спорткомплекс на дзюдо или айкидо. Завтра пойду узнаю, как это можно осуществить.
  -Отличная идея! - загорелась Охотница. - Запишемся все! А Дамиану привет передавай от нас всех!
  Дивъяр обнял всех на прощание и вышел из гаража. Солнце клонилось к закату, но тучи разошлись и стало совсем тепло. Уходя, он услышал звуки пианино - Пианист взялся за любимое дело.
  3.09.11 г.
  
  
  
  Глава 9. Возвращение художницы на кладбище (Mad Foxes и Дикая)
  Мика шла закоулками, оглядываясь и пытаясь понять, изменилось ли что-то за эти полгода. Все тот же недостроенный дом, из ворот небольшого частного построения вышла все та же бабулька, чтоб вылить ведро помоев прямо на асфальт, все та же собака, немецкая овчарка, ее облаяла. Не изменилось ничего. Кэт шел чуть поодаль, наблюдая за задумчивой девушкой. Он понимал, что Мика впадает в свою обычную депрессию и надо срочно что-то с этим делать, иначе все повторится. Ему не хотелось видеть, как она вновь запрется в четырех стенах, разговаривая лишь с ним и своим котом.
  - Тебе не холодно? - девушка повернулась к нему, не прекращая идти. - Кажется, мы неудачный день для прогулки выбрали.
  - Нет! Стой! Ты же не хочешь повернуть назад!? - Кэт подлетел к Мике, вцепляясь ей в плечо. Он попытался заглянуть ей в глаза, но девушка опустила лицо, лишая его этой возможности.
  - Нет, - тихо произнесла она. - Я не передумала. Просто, вдруг там будет кто-то из моих старых друзей? Что я им скажу? Да и вообще говорить не очень хочется.
  Друг взял ее за руку, продолжая идти вперед. Он знал, стоит отпустить - и тогда Мика сбежит. Она всегда сбегает.
  - Просто скажешь "привет, давно не виделись", и улыбнёшься своей шикарной улыбкой. В этом ведь нет ничего сложного. Правда? - Кэт слегка замялся, глядя на все более грустневшую девушку. - И вообще, где твой боевой настрой? Не захочешь - шли на хер, как ты обычно делаешь.
  - Это не как обычно. Это люди, которых я уважаю, по крайней мере! - возмутилась Мика. Она вырвала ладонь из руки друга, и демонстративно отвернувшись, с удвоенной скоростью пошагала к Старому кладбищу. Кэт, улыбнувшись, пустился догонять девушку.
  - О! Что-то новое, - Мика подбежала к небольшому киоску, видно поставленному здесь недавно. - Интересно, кто додумался ставить ларек рядом с кладбищем? - она достала из кармана несколько смятых купюр и постучалась в окошечко. Оно со звоном открылось, являя заспанное нечто с растекшейся тушью.
  - Что тебе, парень? - зевая, спросила продавщица.
  - Э? Я не парень. - Мика фыркнула, протягивая деньги. - Две баночки ягуара, - она улыбнулась, поворачиваясь к Кэт, топтавшемуся за ее спиной. - Ты будешь. Я точно знаю.
  - Ты опять надо мной издеваешься, - парень кинул недовольный взгляд на подругу.
  - Не так чтобы очень, - она забрала коктейль и вновь отправилась дальше, не видя, каким опешившим взглядом ее проводила продавщица.
  
  - Похоже, здесь никого нет, - зайдя в кладбищенские ворота, произнесла Мика.
  - С чего ты взяла? - Кэт огляделся вокруг, пытаясь понять, куда идти дальше.
  - Ну, если бы здесь были кто-то из наших, мы бы их уже услышали, - девушка взяла друга за безрукавку, уводя на старую, заросшую тропу, которая вела к ее излюбленному месту.
  Старая деревянная лавочка, вместе со слегка покосившимся столиком, стояли, как и раньше. Вот только Мике показалось, что вокруг стало чище. Она вдохнула холодный кладбищенский воздух, отдаваясь воспоминаниям. Не самым приятным, по ее мнению, но других у нее попросту не было. Кэт наблюдал за внезапно замолчавшей девушкой, не решаясь вставить слово. В такие моменты, казалось, она тебя не слышит. Мика достала листы и ручку, и стала рисовать. Безликие могилы и тёмные деревья, стаю пролетевших над ними птиц и Кэт, стоявшего, прислонившись к металлической оградке. Парень нахмурился, но ничего не сказал. Подруга в последнее время рисовала его все чаще. Будто хотела увидеть перед собой что-то настоящее, что можно потрогать и показать другим. Таким, как она сама. И сколько бы Мика не распиналась, что они одинаковы, ни он, ни она в это не верили.
  - Похоже, будет дождь, - девушка взглянула на небо, откладывая листок.
  - Ты все же хочешь уйти? - поинтересовался Кэт, подходя ближе. Он взглянул на незаконченный рисунок, проводя, не касаясь, пальцем по четким линиям. Всегда лишь черным.
  - Нет. Уже не хочу, - Мика достала из рюкзака баночку коктейля. - Я люблю дождь.
  Дамиан смотрел сквозь заросли, не веря своим глазам. Все то же место и вновь та же девушка. Мика. Словно и не уходила никуда. Появилось чувство, будто он попал в прошлое. Туда, где еще нет Дивъяра, где он одиноким призраком бродил по кладбищу и иногда наблюдал за странной художницей. Как и раньше, у нее был с собой алкоголь, и девушка, сделав глоток, смотрела в небо.
  "Я поклялся себе, что выйду к ней и познакомлюсь, как только она вновь появится! Но я опять не могу сделать ни шага, не могу решиться! Почему? Она же снова исчезнет, если я не подойду к ней!.." - гот всё больше волновался, осознавая важность происходящего. Мгновения текли, девушка что-то рисовала, а юноша пытался решиться выйти к ней. Но не мог, какой-то страх держал его на месте, страх быть не принятым, не понятым...
  "Что я ей скажу?.. Что мне сделать?.. - думал он в отчаянии. - Где же Див, он же обещал найти меня здесь, он должен прийти! Может, он поможет мне познакомиться с ней, он ведь с ней уже знаком..."
  Накручивая себя всё больше, Дамиан уже почти решился выйти, сделал шаг, начиная раздвигать кустарник, но тут послышались шаги с другой стороны и в пределах видимости появился Дивъяр. Юноша снова замер, с бешено колотящимся сердцем, не зная, рад он или нет его появлению и презирая себя за нерешительность.
  Див был одет в чёрный джинсовый костюм, а длинные чёрные с рыжими прядями волосы его были распущены, водопадом спускаясь по спине. Из кармана куртки торчал козырёк небрежно засунутой туда кепки. Удивлённо посмотрев на девушку за столиком, Див радостно приветствовал её:
  - Ух ты! Кого я вижу! Привет, Мика! - он сел рядом с ней, заглядывая в рисунки. - Красиво рисуешь... Дамиана тут не видела? Он где-то рядом, я его тут ищу.
  Мика цыкнула, заканчивая последние штрихи, и лишь потом обратила внимание на неожиданного собеседника.
  - Дамиана? - удивленно спросила она, скользя взглядом по лицу молодого мужчины. Тут же вспомнился тот странный сон и оставленный на столе портрет. Девушка расплылась в широкой улыбке, узнавая своего ночного гостя. - Демон! А я уже стала думать, что все действительно просто сном было, - Мика наклонила голову набок, пытаясь лучше рассмотреть неожиданно погрустневшего Дивъяра. Тот же вспомнил, что не рассказывал девушке о потере силы. Слова "я просто ненавижу людей", произнесенные ей в первую их встречу, всплыли в сознании. Диву не хотелось повторения того, что было с Охотницей, он опустил глаза, пытаясь подобрать слова.
  - У меня нет больше силы демона, меня её лишили. Теперь я всего лишь человек. Остались только небольшие способности вроде телепатии, - молодой мужчина замолчал, глядя на Мику, словно ожидая приговора.
  - То есть, что-то типа экстрасенса? - девушка протянула Дивъяру вторую баночку "ягуара", но тот отказался. - Жа-аль, - Мика сделала глоток коктейля. - Демон - это прикольнее, но не переживай, у тебя все еще есть то, что нет у другого человека, а значит ты по-прежнему особенный, - она ободряюще улыбнулась, чем вызвала вздох облегчения.
  - Он что-то спрашивал у тебя про какого-то Дамиана, - напомнил Кэт.
  Див еле заметно вздрогнул, оглядываясь вокруг. Он неожиданно услышал голос, пускай и слегка приглушенный, но то, что тот упомянул Дамиана, его слегка обеспокоило.
  "Неужели, меня кто-то зовет? Не может быть, я бы слышал четко любого, с кем связан, только если... неужели мои силы вновь стали слабеть?" - Дивъяр вздохнул, прикрывая глаза. Он чувствовал Дамиана совсем рядом. Ничего не изменилось.
  - Может, показалось, - пробормотал Див.
  - Ты что-то спрашивал про своего друга? - Мика все так же сидела, периодически поглядывая на небо.
  - Да, Дамиан. Ты его не видела? - слегка растерянно произнес мужчина. Девушка пожала плечами:
  - На кладбище я никого не встречала, да и в любом случае, я даже не знаю, как он выглядит.
  - Это то, о чем ты не хотела мне рассказывать? - вновь вставил свое слово Кэт, чем заставил Дивъяра вскочить со скамейки, озираясь вокруг. Тот схватился за голову, пытаясь понять, что происходит. Неожиданно он почувствовал еще чье-то присутствие, практически невесомое, будто и не человека вовсе. Совсем близко, так же как и Мика, но это была не она.
  Девушка обеспокоенно уставилась на Дива. Тот стал вести себя очень странно.
  - Какой-то странный у тебя друг, - будто прочитал ее мысли Кэт. - С ним все в порядке?
  - Не знаю, - по привычке вслух произнесла Мика. Первые капли упали на ее лицо и девушка стала поспешно собирать бумагу.
  -Я, наверно, пойду, не погода для рисования, - девушка успела сделать несколько шагов, когда вновь обернулась. - И еще... если то, что ты говорил, неожиданно окажется правдой, то передай своему другу, что я не тот человек, в кого можно влюбиться, а рисунки и пара фраз, написанных на клочке бумаги, это еще не повод. Пока, рыжий бывший демон! Может, еще увидимся... - Мика помахала рукой.
  -Еще увидимся, - скорее сам себе прошептал Дивъяр, странным взглядом провожая удаляющуюся фигуру.
  Он никак не мог понять, что это было, что он почувствовал... Здесь был кто-то ещё, и он разговаривал с Микой, сомнения нет. А она отвечала ему... Как будто кто-то стоял рядом с ней. Но он никого не видел! Однако слышал и чувствовал... Это был кто-то, не обладающий особой силой, нечто лёгкое и невесомое. Дух? Призрак?..
  Дивъяр, задумавшись, сел на скамейку.
  - Див, она ведь ещё вернётся? - Дамиан, наконец, выбрался из зарослей и подошёл, тревожно глядя на него.
  - Я не знаю... - проговорил тот, с трудом отрываясь от своих мыслей.
  -Я так и не смог подойти к ней... - жалобно произнёс юноша. - Опять... А если она не вернётся? Почему ты ничего не сделал? Ты же знал, что я рядом?
  -Не успел ничего придумать. Ты же всё слышал? - ответил ему Див. - Она сказала: "Я не тот человек, в кого можно влюбиться, а рисунки и пара фраз, написанных на клочке бумаги, это еще не повод".
  -Да, я слышал... - гот опустил голову. - Но... я должен попробовать с ней пообщаться!
  -Ты уверен, что тебе это действительно нужно? - проницательно глядя на него, спросил Дивъяр. - Она не такая, как ты. И она не готесса. Сейчас не так темно, ты же хорошо разглядел её? Ты уверен, что именно она должна быть твоей девушкой?
  Дамиан растерянно взглянул на него.
  -Я... я поклялся, что пообщаюсь с ней когда-нибудь! - с отчаянной решимостью проговорил он.
  -Поговорить-то поговоришь, не беспокойся! - Див похлопал
  друга по плечу. - Меня другое беспокоит... Кажется, у неё есть сверхъестественный друг... или у меня глюки.
  -То есть? - удивился гот.
  -Я чувствовал чьё-то присутствие рядом с ней, но никого не видел. Я слышал, как кто-то с ней разговаривает. И, кажется, она ему отвечала. Этот кто-то не опасен, я не чувствовал в нём силы... но я не знаю, кто это... или что это... - он задумался. - Но я ещё узнаю, обязательно! Ладно, пошли тренироваться!..
  
  
  -Ну вот, ты же сказала, что не хочешь уходить, чего же тебе опять на месте не сидится? - Кэт, как всегда, шел чуть поодаль от подруги. Он искренне не понимал, почему девушка так резко сорвалась с кладбища. Дождь из редких капель грозил перерасти в ливень, но Мика медленно брела по дороге к дому, не обращая на это никакого внимания.
  -Зна-аешь, - с некой задумчивостью протянула девушка. - Мне показалось, что Дивъяр тебя услышал. - Она остановилась, глядя на Кэт, но тот лишь усмехнулся, продолжая свой путь.
  - Все возможно, он, в конце концов, не просто человек.
  - И тебе не страшно? - Мика взглянула в глаза парню, но тот по-прежнему беззаботно улыбался.
  - Я считаю, что мне уже нечего бояться, а тебе нужно скорее перестать об этом беспокоиться. Этот бывший демон, как и я, ну не совсем, но в принципе - одна сверхъестественная хрень. Так что я не думаю, что он сможет, да и захочет причинять мне какой-либо вред. А вот тебе бы следовало пообщаться с кем-нибудь настоящим. Так что там за Дамиан?
  - Не твое дело! - фыркнула девушка, срываясь вперед. Кэт, обреченно вздохнув, последовал следом.
  9.09.11 г.
  Глава 10. Жизнь - неплохая штука. (Дэн Сектор)
  
  Дэн лежал на кровати, глядя в потолок. В наушниках играл "Сектор Газа". Вчера он расстался с девушкой, которую очень любил. Мысли бродили в его голове, не находя выхода в словах. Ему было очень тяжело. Не хотелось ничего думать, говорить и делать. Хотелось просто забыть про этот мир и закрыть глаза. Это,знал Денис, прямой путь в депрессию, из которой он долго не мог найти выхода.
  В наушниках пел Юра Хой: "Ты со мною забудь обо всём, эта ночь нам покажется сном...". Это была его любимая песня.
  Внезапно захотелось выпить пива. Дэн встал, надел косуху и берцы и пошёл в магазин. По пути обратно ему пришла в голову строчка. Боясь потерять момент вдохновения, Денис поспешил домой. Зайдя в комнату, он взял листок и ручку и записал строки, которые, казалось, говорила его душа.
  После написанного он почувствовал себя легче. "А жизнь, в целом, неплохая штука!" - подумал он, отпив пива из бутылки.
  Настроение улучшилось, и Денис решил зайти в гости к соседям, с которыми он недавно познакомился. Он встал и вышел на лестничную площадку. Постучав в дверь, он ждал, пока она откроется. Дверь открыл Дамиан. Как заметил Дэн, парень был бледен и немного взволнован.
  -Привет! - сказал Денис.
  -Здравствуй... - без всяких эмоций ответил Дамиан. Дэн понял, что юноше сейчас не до него:
  -Просто решил зайти, узнать, как дела.
  -Всё в порядке... Потихоньку... - ответил гот.
  Дэн попрощался и вернулся в свою квартиру.
  Небольшое общение прибавило позитива настроению Дэна и он начал подпевать группе "Сектор газа".
  В голове его вновь промелькнула мысль: "А жизнь, всё-таки, неплохая штука!"...
  Темнело и Денис ложился спать. Как обычно перед сном,в голову полезли мысли о смысле жизни. "Мне 21 год, я работаю, у меня есть друзья и это отлично. А то, что нет девушки - это не очень большая проблема!" - подумал Дэн, улыбнулся и уснул.
  Глава 11. Когда одиночество берёт за горло...
  
  Ночью Анна лежала на кровати, поджав колени и обняв себя.
  Всё было отлично, в колледже оказалось очень здорово, весело и интересно. И в общагу взяли, здесь было всё же лучше, чем у мамы дома, среди недоброжелательных родственников. И стипендия была здесь хорошая - полторы тысячи рублей за хорошую учёбу. Это очень радовало, раньше она никогда регулярно не получала таких денег. Может, для кого-то это очень мало, но не для неё, она привыкла тратить по-минимуму и экономить на всём, поэтому этих денег должно хватить на самое необходимое - еду, канцтовары и переписку по телефону. Учиться было легко, девушка быстро выбилась в тройку лучших на своём курсе. Однако сейчас это её уже не радовало.
  Жуткое одиночество как будто сжало её горло. Анна беззвучно плакала. Одиноко, страшно, холодно... Думать о будущем было слишком страшно, ведь она не знала, как и где она будет жить с ребёнком всего через полгода. Придётся снова жить с этими чёртовыми родственниками, злобно глядящими и осуждающими "за глаза" между собой... Как же она их ненавидела и боялась! Если бы можно было сбежать как можно дальше от них и никогда не возвращаться! Мама, конечно, её любит и помогает, но и она их боится и ничего не может с ними сделать. Кошка не хотела думать о будущем.
  Мысли же о прошлом были такими горько-сладкими, затягивающими в меланхолию и даже депрессию, но и такими притягательными... Воспоминания о Валере преследовали её... о том времени, когда они только начали встречаться... когда он был таким ласковым и нежным, таким романтичным... Когда они гуляли по ночам по тёмным пустынным улицам спящего городка или по мистически-прекрасному Старому кладбищу и рассказывали друг другу о своей боли, с упоением гладили руки друг друга и плакали вместе, боясь своих зарождающихся отношений, своей зарождающейся любви... Как она сильно плакала и не могла остановиться, плакала от страха любить, когда он спросил её, хочет ли она стать его девушкой или им лучше остаться друзьями... Желание любить всё-таки победило, несмотря на плохое предчувствие. Как она сейчас об этом жалела! Если бы только они остались друзьями, они бы по-прежнему были вместе, были бы лучшими друзьями, одинаково остро чувствующими и одинаково сумасшедшими. Ничего этого не было бы... они бы не расстались...
  Именно об этом она жалела больше всего, о том, что они не остались друзьями, а стали любовниками... Она так жутко скучала по нему... хотя сама от него сбежала, доведённая до нервного срыва его требованиями... Только с ним она засыпала счастливой, просто прижавшись к его спине. А сейчас, мучимая одиночеством, она никак не могла уснуть...
  Анна пыталась внушить себе, что она не одна, ведь внутри неё зреет новая жизнь, её дитя, о котором она всегда мечтала. Но она всё ещё не чувствовала, что она не одна. Ребёнок внутри не спасал её от этой жуткой боли одиночества. Девушка снова чувствовала себя куском, вырванным из тела, лишь потерянной частью какого-то целого...
  Когда душевная боль стала настолько невыносимой, что захотелось завыть в голос, Анна внезапно вспомнила про Дивъяра. Она направила свои мысли к нему, прошептав:
  -Дивъяр, помоги мне!..
  Ответ последовал незамедлительно, Див давно уже чувствовал, что ей плохо, но ждал, когда она сама позовёт его.
  -Я с тобой, Анна, ты не одна... - услышала она его голос в своей голове.
  -Див, помоги мне... помоги мне взять себя в руки... помоги мне справиться с этим... - лихорадочно и страстно зашептала она, как будто молясь ему, тому последнему, кто у неё остался. - Помоги мне не думать обо всём этом... помоги мне стать спокойной...
  Дивъяру нравился этот надрыв. От этих душевных метаний выделялось столько энергии, что он жутко жалел о том, что больше не может впитать, забрать себе эту энергию, как раньше... Девушка бы просто спокойно уснула, обессиленная. Сейчас же эта энергия свободно излучалась в пространство, и он мог только облизываться. Хотя он всё ещё чувствовал, как приятно ласкает его этот поток чувств, направленный к нему, как будто окутывающий теплом его сущность, это обожание, но... Оставалось действовать убеждениями.
  -Анна, успокойся... Сосредоточься и прислушайся к тому, что внутри тебя. У тебя есть твой сын и я, мы оба нуждаемся в тебе... Подумай о своём сыне... Тебе станет легче... - красивым, бархатистым, глубоким голосом произнёс он.
  -Да... - она глубоко вздохнула, поддаваясь очарованию его мягкого голоса. - Мой сын, моё сокровище, моё создание, моё прекрасное живое творение... Мы будем вместе долго-долго, и я вложу в него свою душу, свои мысли и чувства, свои принципы, всю себя... - девушка помаленьку воодушевлялась, освобождаясь из плена плохих мыслей. - Сын от Валеры... моя сбывшаяся мечта... Надеюсь, он будет такой же демонски притягательный и необыкновенный, как и его отец...
  -Да-да, всё будет отлично! Я и Стихия Свободы будем тебе помогать. И про Дану не забудь... К тому же, ты будешь получать неплохое пособие, раза в два побольше твоей стипендии...
  -Правда? - обрадовалась Кошка. - Я так рада! Спасибо... Я так рада, что ты со мной, Див...
  Девушка успокоилась. Дивъяр продолжал мягко нашёптывать ей
  тёплые слова, пока она не уснула. Уснула с мыслью, как хорошо иметь в голове такой голос...
  Див открыл глаза и довольно потянулся на своей кровати, улыбаясь в темноту. Всё-таки, он с ней не прогадал... Анна действительно будет одним из самых лучших экземпляров в его коллекции.
  28.09.11 - 2.10.11 г.
  
  Глава 12. Увидев её во сне...
  
  Дамиан грустно смотрел в окно. За окном моросил мелкий дождь, нависали над городом сплошным пологом тяжёлые тёмно-серые тучи и только наполовину облетевшие деревья, которых в их городке было так много, выделялись ярко-жёлтыми, а кое-где красными листьями. Юному готу невыносимо хотелось на Старое кладбище, бродить по его заросшим тропинкам, теперь засыпанным опавшей листвой, среди жёлтых и красных, таких живописно-красивых сейчас деревьев, любуясь, как старые могилы покрываются ковром такой яркой и прекрасной осенней листвы... Сердце ныло, он боялся, что пропустит листопадную пору и не успеет насладиться её красотой... Но уже неделю его мучила простуда с сильным кашлем и температурой, и мелкий дождь сеял всю неделю, не переставая. Из-за этого сестра запретила ему выходить из дома, а Дивъяр её поддержал в этом.
   Юноша сложился пополам в сильном приступе кашля. Потом, отдышавшись, обернулся и поймал направленный на него обеспокоенный взгляд друга. Дивъяр сидел за компьютером в комнате Дамиана, ища что-то в интернете. Последнее время он много копался в сети, что-то напряжённо выискивая.
   Див встал и подошёл к юноше, который вновь принялся изучать пейзаж за окном, положил руки ему на плечи.
   - Всё в порядке, просто простуда, пройдёт... - тихо произнёс тот. - Не надо за меня волноваться...
   - Не представляешь, как я сейчас жалею, что у меня больше нет силы, способной тебя исцелить... - с горечью проговорил молодой мужчина. - Но я обязательно её верну... когда-нибудь... Я чувствую, что способ есть и я найду этот способ рано или поздно!..
   - Я же сказал, не волнуйся... Всё будет хорошо... Знаешь, сегодня я видел сон... - задумчиво продолжил Дамиан. - Я видел во сне её... во сне мы поняли друг друга...
  - Но ведь это был только сон! - немного раздражённо отозвался Дивъяр. - Я сомневаюсь, что в жизни вы сможете понять друг друга по-настоящему. Мне кажется, что она тебе не пара...
   - А мне кажется, что ты просто ревнуешь... - гот повернулся и пристально посмотрел в глаза друга. - Я уже говорил тебе, что я не гей. Я предпочитаю девушек. А по сути, меня притягивает только одна единственная девушка... Мика...
   Див отвёл глаза, подавляя желание крепко прижать к себе хрупкую фигурку парня и сказать ему, что никогда никому его не отдаст. Ещё обидится... Если уж Дивъяр не мог себе позволить заставлять Дамиана делать что-то против его воли даже тогда, когда был демоном, то сейчас, будучи человеком... Он просто ужасно боялся его потерять. Боялся потерять душу Дамиана, открытую ему сейчас, его доверие. Нужно просто быть рядом, пока тот не поймёт, что никто больше его не достоин. Нужно подождать...
   - Все девушки, которых я встречал до неё, были слишком поверхностны и неинтересны, а часто и вовсе пустышки... А я искал глубину, выточенную душевной болью... Ведь всё прекрасное рождается в боли! - проговорил гот.
   - Ты ни разу не говорил с ней, видел её только несколько раз. Почему ты думаешь, что в ней есть то, что ты искал? - вздохнув, спросил Див.
   - Я так чувствую, так говорит моя интуиция... Я видел её творчество... а разве не творчество есть истинное выражение души?.. Теперь я точно уверен в этом, после моего сегодняшнего сна... - парня снова скрутил приступ кашля и, когда он, наконец, выпрямился, тяжело дыша, Дивъяр, не выдержав, подхватил его на руки и крепко прижал к себе, а затем быстро положил на кровать, на несколько мгновений замерев над ним, заглянув в глаза, а затем тихо прижавшись губами к его лбу. Дамиан вздохнул.
   - Див...
  - Тише... Лучше полежи, а я сделаю горячего чая... - молодой мужчина выпрямился и пошёл на кухню.
   Дамиан взглянул на экран компьютера. Там был открыт какой-то сайт, оформленный в чёрно-красной гамме, с не слишком разборчивым текстом и перевёрнутой пентаграммой в верхней части страницы. Хмыкнув, отвернулся от компьютера, лёг поудобнее и закрыл глаза, вспоминая свой сон.
   Он видел её в полутьме, но она была не такой, какой встречалась ему раньше. Вместо мешковатой мужской одежды на ней были синие джинсы, чёрная кофточка с кружевом по линии декольте и глубоким вырезом, подчёркивающим шикарную грудь, и джинсовая синяя куртка. Чёрные волнистые волосы чуть ниже плеч с двумя фиолетовыми прядками были распущены и несколько прядей падали на лицо. У неё была бледная кожа и большие выразительные глаза, он смог вглядеться в них, когда подошёл. Он не видел или не помнил, были ли они на кладбище или где-то ещё. Они были одни, и они молчали, и почему-то он не чувствовал смущения. Он встал на колени перед ней и нежно поцеловал её руку. Она улыбнулась и погладила его лицо. Ему показалось, что между ними протянулась какая-то нить взаимопонимания, всё было так просто... А потом он проснулся, улыбаясь. И постарался запомнить этот сон...
   Вот и сейчас юноша улыбался, вспоминая. А открыв глаза, встретил горящий взгляд Дивъяра. И улыбнулся ему, взяв из его рук кружку с дымящимся чаем:
   - Див, не надо ревновать меня к ней. Я же не ревную тебя к Вервольфу, Охотнице, Кошке и остальным. Мы всё равно будем вместе. И ты всегда будешь моим самым лучшим другом.
  Дивъяр просто не мог не улыбнуться ему в ответ, сжав его свободную руку:
   - Мы с тобой одно целое, братишка... Мы всегда будем вместе!.. А теперь выпей свой чай и попробуй немного поспать... Сон - лучшее лекарство.
   - Да, может, она снова мне приснится... И может, я проснусь здоровым и мы пойдём, наконец, на Старое кладбище! - ответил гот.
  
  15.11.2011 г.
  
  Глава 13. В колледже..
  
  Соседкой Анны по комнате в общежитии была довольно общительная деревенская девушка Наташа с хорового отделения. Она с любопытством выспрашивала у Кошки о неформалах, о её жизни и увлечениях. Анна ничего не скрывала, честно и открыто отвечая на вопросы. Она отлично понимала, что многое из рассказанного шокирует Наташу, но была этим даже довольна, ведь это ещё раз подтверждало, что Кошка - не такая, как все обычные люди. Её девиз по жизни был: "Нет ничего хуже, чем быть как все!" Анна считала, что каждый человек должен чем-то выделяться, отличаться, самовыражаться, каждый должен быть особенным, а те, что этому не соответствовал, не заслуживали её уважения.
  Поэтому Кошка старалась не общаться с обычными нормальными людьми, за исключением тех, кто сам стремился с ней общаться - их она пыталась "обратить в свою веру", однако вскоре они сами начинали её избегать. Поэтому она общалась только с неформалами и прочими странными личностями, и привыкла к откровенным разговорам и задушевным беседам. Она никогда ничего не скрывала, своих секретов у неё не было, а своей ненормальностью и ненормальной своей жизнью она даже гордилась, с удовольствием об этом рассказывая, как будто пересказывала увлекательную книгу.
  Но через некоторое время её позвал в свой кабинет заведующий инструментальным отделением колледжа и стал расспрашивать, что такого Анна наговорила своей соседке по комнате. Удивлённая его заинтересованностью, девушка честно ответила, что рассказывала о своей жизни, о том, как развлекались с бывшим парнем, и как веселились в своей компании.
  -Ну что же ты так, всем всё рассказываешь... - заведующий покачал головой. - Нельзя так! Из-за этого и у тебя и у меня теперь проблемы!
  Оказалось, Наташа пожаловалась директору колледжа на Анну, сказала, что боится её, потому что та ненормальная, лечится у психиатра, и к тому же лесбиянка. Сначала Кошка была в шоке от такого поворота событий, но потом развеселилась.
  Наташа добивалась, чтоб их расселили в разные комнаты, но вообще за такое могли и исключить, если бы пожаловался не один человек.
  Соседка по комнате, толи неправильно поняв слова Анны о том, что девушки для неё более сексуально привлекательны, чем парни, и что ей больше нравятся девушки такого же телосложения, как Наташа, с пышными формами, мягким телом и большой грудью, толи специально так выразив антипатию к неформалке, сказала директору, что боится приставаний со стороны Анны, и вообще неизвестно, что той в голову взбредёт.
  Девушку послали к психиатру за справкой о том, что она не опасна для общества, что её очень развеселило. Однако, когда Анна рассказала обо всем этом своему психиатру, тот возмутился и тоже стал упрекать её за то, что она рассказывает всем то, что надо бы хранить в тайне. Ведь она в психиатрической больнице не лечится, а только наблюдается, состоит на учёте по наследственности, тогда как заболевания как такового у неё нет. Справку врач ей выписал и сказал, чтоб позвонила ему, если будут обижать в колледже, тогда он сам приедет и всё там всем объяснит. Анна вернулась довольная и порадовалась, как ей повезло с врачом - как говорится, свой в доску.
  Всё потянулось по-старому, учителя хвалили за высокую успеваемость, учиться было легко и весело. Кошку переселили в другую комнату, к двум вполне дружелюбным девчонкам, которые относились к ней хорошо. Потом в общагу перешла жить и Кэтти, в ту же комнату, и начала с огромным энтузиазмом общаться со всеми в общаге. Анне же всё меньше и меньше хотелось с ней общаться, потому что та уже совсем не была неформалкой и было ясно, что она лишь притворялась, пока ей было интересно с Кошкой и другими неформалами. Сейчас же Кэтти общалась с другими, нормальными людьми. Каждый вечер в комнате слушали попсу, что ужасно раздражало. И неформалов в общаге, кроме Кошки, больше не было. Поэтому она старалась возвращаться в общежитие позднее, оставаясь в колледже после занятий, чтобы поиграть на басухе, закрепить выученные мелодии. Низкие звуки баса завораживали её, пробирали дрожью до самой глубины. Она снова и снова повторяла те несколько мелодий, которые уже выучила, страстно желая научиться играть на своём инструменте так, чтобы пальцы сами бегали по струнам, не задумываясь.
  Кэтти почти не занималась учёбой, пропадая на всяческих гулянках чёрт знает с кем, выпивая почти каждый день.
  Найт совсем отдалился и стал уже чужим, даже перестал быть неформалом, подстригся почти налысо и стал слушать шансон. А ведь раньше, с выкрашенными в чёрный цвет волосами почти до плеч, затемнёнными очками, преимущественно чёрной одеждой, стихами о смерти и преисподней, он был похож на гота. Потерять его было жалко до слёз.
   Наташа распускала слухи и пыталась подколоть при каждой встрече, что, впрочем, Анну совершенно никак не волновало, она лишь усмехалась в ответ.
   Немногочисленные однокурсники балбесничали и учились на тройки, за исключением Анны и ещё двух отличников.
  Кошка меланхолично наблюдала за всем этим течением жизни, чувствуя, как внутри неё, под объёмным чёрным балахоном с портретом группы Cradle of Filth, которым она прятала округляющийся живот, растёт и уже начинает шевелиться сын. Она часто плакала, но так, чтобы никто не видел. Часто разговаривала с Дивъяром, но это успокаивало лишь ненадолго. Ей нужно было, чтобы кто-то близкий был всё время рядом, чтобы можно было прикоснуться, обнять, подержать за руку, прижаться... Девушка всё чаще вспоминала Валеру, вспоминала, какой счастливой себя чувствовала, прижимаясь к нему, постоянно поглаживая, целуя его плечи, руки... Он всегда спал спиной к ней, и она могла гладить и целовать его спину, его смуглую кожу, покрытую многочисленными шрамами, зарываться лицом в его длинные чёрные волосы, пока не уснёт... Как же ей не хватало всего этого теперь!.. Страх и ненависть к нему, вызванные его жестокими выходками, испарились, и её терзали противоречивые желания... Она помнила всё, весь пережитый из-за него ужас, и не хотела возвращаться к нему. Но в то же время понимала, что если он придёт к ней и попросит вернуться, если он попросит прощения и возьмёт её за руку, снова поведёт себя нежно и ласково, как в самом начале их отношений, то она просто не сможет ему противиться... Анна всё ещё любила его и скучала, и в то же время ей становилось жутко от мысли, что она снова может связаться с ним... Но её тянуло к нему, как наркомана тянет к наркотику, разрушающему и убивающему его. Эти мысли переполняли её, и она плакала от одиночества, всё глубже погружаясь в меланхолию...
  Кошка наблюдала веселье вокруг. На каждом занятии и на каждой перемене отовсюду слышалось бренчание различных музыкальных инструментов и пение, а то и репетиции хора и целых двух оркестров - народного и духового. Кроме школьных предметов и басухи, были занятия вокалом и фортепиано, которые были для неё несколько сложнее, но не менее интересны.
   Среди студентов были и парни с длинными волосами, на которых можно было полюбоваться, один из них даже был в её группе. Парни с длинными волосами всегда казались ей очень красивыми. Однако, даже среди них в колледже было сложно узнать неформалов, почти никто не носил неформальскую одежду, как Кошка - банданы, футболки, балахон и рюкзак с портретами рок-групп, свирепо оскалившимися зверями, черепами, косуху. Анна носила это постоянно, всё вместе или по отдельности, заодно добавляя цепи, металлические когти, шипастые напульсники и ошейники. Несмотря на косые взгляды и прочее, она только в такой одежде чувствовала себя свободно и спокойно.
  С двумя длинноволосыми парнями она время от времени общалась, ещё нескольких видела на сейшенах, однако они не собирались в неформальную компанию и мало общались между собой, что не могло не огорчать Кошку.
  Был и ещё один позитивный момент - ей нравилось смотреть на преподавателя по своему основному предмету - бас-гитаре. Хоть у него и не было длинных волос, он всё равно казался ей красивым: невысокого роста, со стройной фигурой и грациозными движениями, выглядящий лет на десять моложе своего возраста, так что его легко можно было спутать со студентом. Просто смотреть на него доставляло ей эстетическое удовольствие.
  А вот среди девушек колледжа она не могла найти ни одну, которой ей хотелось бы любоваться постоянно. Это казалось ей странным. Хотя девушки были для неё более сексуально привлекательны, чем парни, ей было намного сложнее найти девушку, которая бы ей полностью нравилась и за которой она бы с удовольствием наблюдала, чем найти симпатичного парня, на которого ей приятно смотреть. Это казалось ей парадоксальным. Ей не нравились девушки, размалёванные косметикой, а тех, кто не красился, почти не было. А ещё ей редко нравились девушки не неформального вида, а неформалок в колледже почти не наблюдалось, разве что двое или трое с театрального отделения... Но и те были не в её вкусе... Кошке нравились девушки с длинными тёмными пушистыми волосами, большой грудью и мягким телом. Однако те девушки, что обладали пышными формами, зачем-то прилизывали волосы и размалёвывали лицо, а обладательницы длинных пушистых волос чаще всего оказывались худыми, как доски, и костлявыми. Анне никогда не нравилась мода на топ-моделей и похудение, она считала, что намного приятней прикасаться к мягкому телу, чем ощупывать выступающие кости. Часто худые девушки её пугали - казалось, стоит прикоснуться к их тонкой коже, как она порвётся под напором выпирающих из-под неё костей... Поэтому Кошка предпочитала полненьких девушек, их ей всегда хотелось потискать. Но опять же, даже девушки этого типа не увлекали её надолго, ведь внешность должен дополнять богатый внутренний мир, который может увлечь намного сильнее. По сути, её уже много лет притягивала только одна девушка, которая была теперь для неё недоступна, а все остальные девушки в её жизни были лишь мимолётным увлечением.
  Время шло, вскоре в колледже узнали, что Анна беременна, что сразу разбило все слухи о том, что она лесбиянка. Её силы убывали, она постоянно чувствовала себя усталой и вялой, к тому же сказывалось плохое питание - обычно она ела только раз в день в столовой, тратя на еду только около 50 рублей в день. И она не знала, что она будет делать дальше, когда родит, где и как она будет жить. Это угнетало.
   И вдруг ей позвонил он. Валера... Кто-то сказал ему, что он скоро станет отцом и он был просто потрясён. Анна не собиралась говорить ему о ребёнке, ведь он не хотел детей. Она вообще не собиралась с ним больше общаться. Когда-то он сказал ей, что если она залетит, то либо сделает аборт, либо они расстанутся. Девушка долго плакала от этих слов, ведь она знала, что никогда в жизни не сможет сделать аборт, убить своё живое творение внутри себя. И поэтому, хотя для неё беременность после того, как она сбежала "куда глаза глядят", стала шоком, она твёрдо решила не сообщать Валере о ребёнке. Ему это было не нужно. Однако, кто-то из общих друзей проговорился... И случилось то, чего она боялась, и в то же время чего желала. Валера попросил прощения и попросил её вернуться, даже сказал, что он хочет стать отцом... И она не смогла противостоять его демонскому обаянию, возможности снова с упоением прикасаться к нему, ласкать его... ласкать его смуглую кожу, покрытую шрамами, перебирать и расчёсывать его длинные чёрные волосы, заглянуть в его печальные тёмные глаза, слушать его безумные мысли, его стихи... Её так безумно тянуло к нему... И она вернулась...
  23.11.11 г.
  Глава 14. Демон перекрёстка. (Ne Oleg)
  - Мне надоело это... надоело... надоело... - худощавый мальчишка в больших круглых очках что-то спешно вбивал в строку поиска.
  "Как вызвать демона перекрёстка"
  Ни одного дельного совета не всплыло, только какие-то непонятные форумы псевдо-магов и лже-целителей.
  Парень устало взъерошил волосы.
  Он снова и снова вводил в поисковик различные комбинации нужных ему слов, но всё безуспешно.
  Пока не набрёл на несколько обрывочных статей и одну серию из популярного мистического сериала...
  Он, сидя под проливным дождём, разрывал руками землю, которая теперь стала грязью, забивавшейся под ногти. Он царапал пальцы о попадавшиеся ему на пути камни и осколки, но продолжать рыть. Перед глазами мелькали строчки с форума.
  "... демоны перекрёстка могут... исполнить любое желание... оплата за его работу - ваша душа... семь, девять или десять лет... адские псы..."
  Разрыв яму достаточной глубины, он кинул туда небольшую шкатулку, которую заклеил скотчем и, сгребая землю, стал закидывать ею шкатулку.
  Закончив работу, парень поднялся с колен и огляделся.
  Дождь мгновенно перестал хлестать по коже и одежде.
  Через рвань ночных облаков подглядывала бледная полная луна.
  Парень, поправив очки и набрав в грудь побольше воздуха, огляделся по сторонам и, театрально раскинув руки, закричал:
  - Демон перекрёстка! Я вызываю тебя!
  Но ничего не произошло.
  Ветер не поднялся, дождь не хлынул с новой силой. Луна всё так же заливала своим мертвенным светом всё в округе, капли блестели под её лучами, прибитые влагой жёлтые листья даже не собирались шевелиться.
  Мальчишка, испытывая странное смешение чувств, в котором было и ожидание, и надежда, и ощущение обмана, снова крикнул:
  - Демон перекрёстка! Я вызываю тебя!
  Но снова ничего.
  Одна кромешная темнота.
  Парень, понимая, каким дураком себя выставил перед самим же собой, опустился на колени.
  - А вот этого не надо. Не надо дешёвого театра, ковровых дорожек и тому подобное. Встань с колен, наивный раб, - услышал парнишка позади себя голос.
  Этот голос... он заставил мальчика передёрнуться и ощутить, как мурашки бегут по спине. Холодный, острый, как скальпель, но при этом спокойный и вальяжный, тянущий слова, как будто его владельцем был человек, который никогда никуда не спешит.
  Парень обернулся и увидел мужчину, который стоял, прислонившись к фонарному столбу, скрестив ноги и руки.
  На вид мужчине можно было дать лет тридцать, не больше.
  Среднего роста, немного широкий в плечах, с фигурой фехтовальщика. Одет он был в чёрный костюм с расстёгнутым пиджаком, тёмно-синюю рубашку, которая была застёгнута только на третью пуговицу, и чёрные, начищенные до блеска, туфли.
  Черты лица человека были немного резковаты - немного острый подбородок, чуть резкие скулы, идеально прямой нос, но немного пухлые губы, которые он кривил в усмешке, и большие тёмно-синие глаза под резкими тонкими росчерками бровей. Тёмно-каштановые волосы мужчины были коротко стрижены на висках, однако на самой голове были поставлены и уложены муссом или лаком. От гостя пахло дорогим одеколоном, напоминающий запах благовоний и сосачки кока-кола одновременно, качественным кофе и дорогими сигаретами.
  Мужчина, оттолкнувшись плечом от фонарного столба, подошёл к пареньку, который снова встал на ноги.
  - И долго ты собирался орать, как резанный поросёнок? - спросил мужчина у парня.
  - Кто ты? - зная ответ, спросил парнишка.
  Мужчина хлопнул в ладоши. В лунном свете блеснули серебряный перстень-печатка на среднем пальце правой руки и дорогие серебряные часы на левой кисти.
  - Я? Я "О, великий", - улыбнулся он. - Но для тебя просто - Крамер. Ты так истошно звал, что я решил прийти к тебе лично.
  - Лично? - не понял парень.
  - Да, - чуть округлив глаза, кивнул Крамер. - К счастью, я не канцелярская сошка, не жалкий спринтер по рядовым делам, а... - он защёлкал пальцами. - Как бы тебе объяснить, что бы и мне не обидно, и тебе, лоху, понятно... в общем, я кто-то вроде владельца всей этой душегубительной ярмарки. Так, чего изволите, господин Антонов?
  Парень опешил.
  - Откуда ты...
  - А, - поднял указательный палец кверху Крамер. - А, а, а. Мы не переходили на "ты". Имей хоть каплю уважения к тому, кто будет иметь твою душу.
  - Я зря это сделал, - прошептал Антонов, разворачиваясь и выходя с перекрёстка.
  Крамер, фыркнув, скрестил руки на груди. Подождав, пока парень сделает около десяти шагов, демон крикнул ему в спину:
  - То есть, - он сделал выжидающую паузу. - Ты предпочитаешь остаться лузером? Жалкой пародией на личность? Так и сидеть на задней парте и ждать, пока закончатся пары, чтоб гопники быстрее отметелили тебя за милую душу? Какие похвальные желания, - аплодисменты. - Думаю, тот, кто протирает задницу на своём небесном троне, будет рад такой жертвенности.
  Парень стоял и молча слушал. Демон - не демон, но Крамер был прав. Ему это надоело. Антонов развернулся и вернулся на перекрёсток.
  - С возвращением, - раскинул руки в приветствии Крамер. - А я уж и не надеялся... а... стоп. Надежда - это удел крылатеньких. Так, - демон протёр ногти о пиджак. - Насколько я знаю, ты начитался всякой шушеры про то, кто есть я и с чем меня есть не надо.
  - Да, ознакомился, - кивнул Антонов.
  - Фух. Какое слово. Ознакомился, - манерно двигая кистью, протянул Крамер. - Ознакомляются с трупами в морге, чтоб ты знал.
  Антонов передёрнулся.
  - Итак. Чего мы хотим, мой крото-господин? - намекая на плохое зрение мальчишки, продолжал издеваться Крамер.
  - Я хочу стать лучше, - процедил Антонов.
  - Пф. Так при чём тут я? Читай книги по психологии, занимайся медитацией... что, мрак зря это придумывал?
  - Ты не понял... - обескураженно произнёс парень.
  - А, тс, - Крамер сделал движение рукой, будто бы забрал голос у Антонова. - Я всё понял. Ты хочешь стать лучшим в университете, лучшим на работе, лучшим на столько, что бы... как там... - Крамер приблизился к парню, заглядывая в его глаза. - А, не важно, но пошла с тобой на свидание. Лучший, идеальный.
  Крамер хохотнул.
  - Как скромно. Вы, людишки, не меняетесь. Господство, деньги, любовь... - закатил глаза демон. - Ужас. Хоть книгу пиши "Что можно попросить у демона перекрёстка".
  - Лучшим, ты прав, ты верно понял, - кивнул Антонов. - Возьми с полки пирожок.
  Крамер, выдохнув, хмыкнул.
  - Лучшим, плюс десять лет жизни.
  - Семь.
  - Почему семь? - удивился парень.
  - За пирожок, - кивнул Крамер.
  - Но...
  - За языком следить надо, - напевно произнёс демон.
  - Но...
  - Шесть.
  - Стоп, стоп, стоп!
  - Пять, четыре, три...
  - Я согласен! - крикнул парень.
  Крамер, явно наслаждаясь побледневшим лицом парня, захохотал и хлопнул его по плечу.
  - Да ладно. Не бойся, пупсик, - он потрепал парня за щёку. - Ты мне понравился. Раз сказал семь, будет тебе семь. Как скрепляется договор, ты в курсе?
  Антонов отрицательно мотнул головой.
  - Кровью?
  - Оставь свою кровь себе. Она нынче в цене только у этих... трушных Паттинсонов. Как так, а про самую пикантную подробность и не читал.
  Крамер приблизился вплотную к парню и, взяв его за шею, поцеловал в губы. Антонов, щурясь и стараясь не сгореть со стыда, думал о том, не обманет ли его демон.
  Когда парень открыл глаза, Крамера и след простыл.
  Антонов, укутавшись в куртку, медленно побрёл прочь с перекрёстка.
  Едва он пропал из виду, земля, в которой находилась шкатулка, зашевелилась, и оттуда вылезла курица. Отряхнувшись и кудахча, курица пошла, куда глаза глядят. Крамер появился из ниоткуда, сел рядом с раскрытой шкатулкой.
  - И почему во всех бедах этого человечества страдают животные? - играясь со старинной монеткой, которая, по правилам, так же приносилась в жертву демону перекрёстка, пожал плечами он.
  Небо заволокло тучами.
  Демон, выпрямившись, повернулся в сторону города. Мысль о том, что это именно тот самый городок, который почтили своим присутствием мало того, что детишки Люцифера и прочих высокопоставленных задниц Ада, так ещё и ангелы, наводила его на следующую мысль о том, что туда всё-таки стоит наведаться.
  
  
  Глава 15. Разговоры в гараже и Концепция Общественной Безопасности.
  В гараже было более оживлённо, чем обычно. Охотница принесла отличную новость - Кошка помирилась со своим Демоном и снова сможет тусоваться в этой части города, а значит, с ними.
  Карина расчёсывала волосы Вервольфу, который всё-таки избавился от дредов и вернулся к прежней вольной гриве. Перегрин и Мериадок играли во что-то на ноутбуке. Пианист, как обычно, что-то наигрывал на своём любимом инструменте. Мила пыталась освоить гитару. Святомир и Инфернал оживлённо обсуждали последний альбом группы Люмен. А вот Янка, Улька, Ника, Надька и Охотница не менее оживлённо обсуждали отношения Кошки и Демона. Впрочем, любопытство к чужим отношениям свойственно почти всем девушкам.
   -Не понимаю, что Аня в нём нашла, в этом Валере... Меня от одного взгляда на него жуть берёт! - передёрнувшись и откинув назад падающие на лицо длинные светлые кудри, говорила Надя.
   -Ну потому его Демоном и прозвали, что он на одних жуть нагоняет, а для других безумно притягателен... - задумчиво ответила Охотница. - Такая у него особенность странная. Я несколько раз чувствовала, что и меня к нему, как магнитом, тянет, но смогла вовремя остановиться. Не потому, что он - парень Кошки, зная её, думаю, она бы рада была взять меня "в семью"... А скорей потому, что что-то в нём такое настораживающее есть... даже выразить сложно... какая-то обманчивость... Просто интуиция чувствует опасность!
   -А как по мне, так внешне он вполне симпатичный, когда не выставляет напоказ свои шрамы, - вставила Ника, взъерошивая свои короткие оранжевые волосы. - Только он сумасшедший какой-то, никогда не знаешь, что от него ожидать.
   -Даа, самый ненормальный неформал в городе... - протянула Охотница. - Но этим он и интересен! Не будь он психом, его бы так не боялись. Мне интересно, как он этого добился, тогда как мы всё ещё не решаемся ходить поодиночке? Аж завидно, блин...
   - Я слышала, он в армии в спецназе служил. Наверно, поэтому такой сильный... - сказала Улька.
   -А я его не боюсь! - сверкнула глазами Бешеный Панк. - Если б он был моим парнем, я б его поучила обращаться с девушками!
   -Да не приведи Господь! Я б никогда не согласилась быть его девушкой! - воскликнула Надька.
   -А я бы попробовала... - Ника, улыбаясь, провела по губам кончиком языка.
   -Куда-то мы не в ту степь зарулили... - остановила их Улька. - Вообще-то, у него уже есть девушка!
   -И даже не одна! - насмешливо добавила Охотница.
   -Тем более! В гарем захотелось?.. - продолжила Улька. - Но я о другом хотела сказать... Как-то я не представляю его папой!
   -Да уж, папочка, блин! - фыркнула Охотница.
   -Могу поспорить, что он сам не представляет себя папой, - присоединился к их разговору Инфернал. - Думаю, ненадолго они сошлись... Вот родится ребёнок - и опять разбегутся!
  - Я видел их вместе... - задумчиво проговорил Вервольф, подходя поближе к девушкам. - Я видел, с каким обожанием Анна на него смотрела... Даже завидно... А он, гад, совсем не ценит!
   -Вообще, это их дело. Поживём - увидим, что дальше будет! - закрыла тему Охотница. - Дивъяра кто-нибудь видел?
   -Я с ним разговаривал недавно, - отозвался Святомир, отвлекшись от рассматривания нового журнала о музыке. - Он у Дамиана зависает...
   -Угу... я так и думала... - вздохнула Охотница. - Эх, скукотища! А ведь обещал нас ещё по подземным ходам под городом поводить... под кирпичным заводом и под развалинами аэропорта...
   -Может, сами полазим? - предложил Инфернал.
   -Заблудимся нафиг! Там же такие катакомбы-лабиринты! Лучше не рисковать. Надо Дивъяра тормошить, раз обещал! - ответила Охотница, тряхнув рыжей гривой.
  В гараж зашёл Тёмный, с широкой улыбкой на лице и затуманенными глазами:
   -Здорово, народ! Как жизнь?
  Охотница окинула его внимательным взглядом:
   -Скучно жизнь! А тебе, как вижу, уже хорошо... Растаман, блин!..
  Девчонки привычно полезли к нему обниматься в знак приветствия, а с парнями Тёмный поздоровался за руку.
   -Кошка скоро приедет, зайдёт к вам, сегодня же суббота, у неё сокращённые занятия, - сообщил он.
   -Вот это хорошая новость! - обрадовался Вервольф. - А то я уже по ней так соскучился!
  Сестра, прищурившись, посмотрела на него и усмехнулась:
   -Ты, случайно, не влюбился?
  Её брат тяжело вздохнул:
   -Я Демону не конкурент...
   -Эй, ребята, есть предложение! Созвонимся с Кошкой, встретим её на остановке, и все вместе двинем на Старое кладбище! Кто за? - Бешеный Панк огляделась в поисках поддержки. Большинство высказались "за" и Стихия Свободы стала собираться на улицу.
  
   Когда ребята встретили Кошку и пришли на Старое кладбище, расположившись в глубине, они снова взялись за купленное по дороге пиво. Кошка задумчиво оглядела их и поморщилась... Глубоко вздохнув, всё-таки решила высказаться:
   -Ребята, вот зафиг вы сами себя травите постоянно? Неужели без этого обойтись нельзя, без алкоголя и сигарет? У вас же зависимость уже! Вы же свой организм гробите, и на будущих ваших детях это отразится!
   -Ну вот только ты не начинай этих нравоучений! От предков и учителей этого уже наслушались под завязку! - фыркнула Янка. - Кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким помрёт!
   -Ну а всё-таки, неужели уже не можете без этого обойтись? - начала спорить Кошка.
   -Без пива скууучно... - протянул Инфернал.
   -Это уже зависимость! Вы - рабы выпивки и сигарет! - продолжала девушка, всё больше распаляясь, она любила поспорить.
   -Рррр!.. Мы никому и ничему не рабы! - прорычала Охотница. - Мы - анархисты! Я вообще могу запросто без всего этого обойтись, если захочу!
   -Вот все вы так говорите: захочу и брошу! А где доказательство? Вы и недели не продержитесь без всего этого! Сколько раз я это наблюдала - никто не может так просто бросить, даже если очень захочет!
   -Я докажу! Вот прямо с этого момента и на месяц завяжу! Чтоб тебе доказать! Я так хочу и я смогу! Кто со мной? - распалилась Охотница.
   -Я с тобой, сестрёнка! - поддержал её Вервольф. - Я тоже могу обойтись без этого. И не один месяц... Я насовсем брошу! - он улыбнулся Кошке. - Всё равно я не курю, а на выпивку мне пофигу, обойдусь без неё...
   -Вот и молодец! - одобрила Анна.
   -Ну пить-то можно бросить, это легче... Я как-то уже на месяц завязывал... - задумчиво проговорил Мериадок. - А вот курить - другое дело. Пробовал как-то бросить - не получилось!
   -Ага, и у меня та же история, - добавил Перегрин.
   -Ещё раз попробуете! - отмахнулась Охотница.
   -Можно найти компромисс... - сказал Вервольф. - Например, ограничить себя до одной сигареты в час или в два часа. И отходить курить так, чтоб остальных не дразнить...
   -А мы вообще не курим! - пискнула Мила, прижавшись к Пианисту.
   -И я не курю... - Надя улыбнулась. - А ещё Карина и Святомир... Если не считать пассивного курения, от вдыхания дыма вблизи курящих...
   -А я не согласна! - воспротивилась Бешеный Панк, сверкнув глазами. - Я буду курить и пить когда хочу и сколько хочу!
   Охотница недовольно зарычала, с не меньшей решительностью сверкая зелёными глазами. Но Вервольф успел предотвратить стычку, встав между ними, и примиряюще сказал:
   -Мы же не будем никого заставлять насильно, сестра! Нужно уважать свободу личности... Яна, можешь сколько хочешь курить, если не желаешь даже попробовать бросить, только будешь отходить подальше. Ну и в гараже больше курить не будем. Это всех касается, каждый сам за себя решит, попробует бросить или нет!
   -Да ну нафиг... - уныло проворчал Инфернал. - И так скукотища, а без пива и вообще собираться незачем, совсем тоска будет...
   -Ага, значит, вы собираетесь вместе только, чтоб пива попить! - Кошка фыркнула. - У вас нет цели общей, которая бы вас сплотила! Так ваша компания быстро распадётся, без цели. Вы вообще искали смысл в своей жизни?.. - она вздохнула. - Я вот недавно наткнулась в контакте на интересную группу, называется "Концепция Общественной Безопасности". Там такая информация представлена, которая заставляет задуматься... Я вам вечером приглашения в контакте разошлю в эту группу, почитаете. Я так поняла... Там говорится о том, что мы должны жить осмысленно, задумываться почаще над каждым своим действием, над тем, как и для чего мы живём, к чему мы идём и что нужно сделать для достижения общих целей. А ещё там написано, как нас уничтожают с помощью алкоголя, табака и прочей наркоты, отупляют с помощью зомбоящика и ложной информации.
   -Я сегодня посмотрю, выберу самое интересное и распечатаю, - пообещал Вервольф.
   -И всё равно... это тоже скучно! - проворчал Инфернал.
   -Я там ролик один видела, как раз в стиле Стихии Свободы, называется вроде "Реклама КОБ в Сургуте", там ребята расписывают дома призывами и каверзными вопросами, заставляющими задуматься... Так же, как вы расписываете дома анархистскими лозунгами. Думаю, это вам должно понравиться.
   -А вот это действительно интересно, надо посмотреть! - оживилась Охотница.
   -И ещё одно хочу вам сказать... Все вы давно меня знаете и уже должны были наблюдать, когда я бываю как будто под кайфом. А ведь я не пью, не курю и прочую хрень не употребляю! Это доказывает, что можно получать кайф другим путём, не таким вредным... Например, от музыки. Конечно, не всех так торкает от металла, как меня, но, думаю, если Дивъяр и Пианист возьмутся за это, то они смогут создать такую музыку, от которой всех торкнет! - Кошка засмеялась, довольная своей идеей.
   Ребята ещё долго обсуждали и спорили, только в темноте уже кучками разойдясь по домам...
  8.12.11
  Глава 16. Снова с ним...
  Анна всё ещё опасалась его, но он вёл себя спокойно и сдержанно. Казалось, её желания сбылись, она могла прикасаться, гладить, прижиматься... Ему всегда это нравилось так же, как и ей. И в то же время она чувствовала, насколько они отдалились друг от друга, стали чужими. Валера рассказывал, как ему было плохо, когда Анна бросила его, но он не желал признавать, что сам довёл её до этого. Он писал и зачитывал ей стихи и эссе о демонах, о боге, о людях, о смерти, о преисподней. У неё были другие представления об этом, но она пыталась понять и почувствовать написанное им... Однако, это получалось с трудом. Он говорил, что она никогда не понимала и не поймёт его. Анне было больно это слышать, но она понимала, что это правда, они совсем не понимают друг друга, иллюзийная общность давно рассыпалась в прах, и они оказались слишком разными. Валера был спокоен и отчуждён с ней. Она же постоянно прижималась к нему, пытаясь вернуть былое тепло. Он позволял ласкать себя, но почти не дарил больше ответной ласки. Они не занимались сексом, потому что он боялся повредить ребёнку. Для секса у него были другие девушки. Кошка была этому рада, ей было достаточно просто прикасаться к нему.
  
   Будние дни она проводила на другом конце города, в колледже и в общаге, а к нему приезжала на выходные с ночёвкой. Выходные дни не отличались разнообразием. Валера сидел за компом, писал или играл, а она сидела рядом и наблюдала, поглаживая и целуя его плечи, спину, руки, только в этом и находя успокоение и удовольствие, либо занималась уборкой и готовкой. Живот её уже вырос настолько, что сложно было наклоняться, а ребёнок внутри толкался и пинался весьма ощутимо. Анна пыталась поделиться этими ощущениями с Валерой, прикладывала его руку к своему животу, но он начинал нервничать, ему это явно не нравилось. Он снова поменял мнение об отцовстве, всё чаще повторял, что не готов к этому, обвинял её в том, что она не сделала аборт. Анна снова плакала. Она не могла понять, зачем Валера позвал её обратно, зачем он вернул её к себе, раз ему не нужна семья и ребёнок. Он явно сам не знал, чего он хочет. Её же теперь постоянно мучил только этот вопрос - зачем?.. Зачем она нужна ему? Или он так же скучал по теплу и ласке, как и она? Наверное, это так, ведь они оба знали, что никто больше не сможет дать ему столько ласки, сколько она. Ни одна из его любовниц не испытывала этой странной потребности постоянно прикасаться к нему, гладить, ласкать... Девушка чувствовала, что ему это нужно не меньше, чем ей. Иногда ей начинало казаться, что это не так и она отстранялась, переставая к нему прикасаться и погружаясь в себя, в свои невесёлые мысли. Тогда он сам недовольно урчал, как большой кот, без слов требуя продолжать поглаживания. Обрадованная и ободрённая таким знаком внимания, Кошка снова с наслаждением прикасалась к нему, тонула в своих эмоциях и ощущениях, чувствуя себя нужной. Они были крепко связаны именно этой потребностью в прикосновениях и ласке, даже когда ничего другого общего у них не осталось.
   Может быть, он уже ревновал её к ещё не рождённому сыну? Анне было жаль Валеру, она переживала из-за того, что не может его понять, что они не могут понять друг друга.
   Спустя какое-то время их маленькая полупустая квартирка снова стала наполняться тусующимся народом, многие оставались с ночёвкой. Это было весело, особенно, когда приехали автостопщики из большого города и поселились у них на неделю-две. Валера увлёкся одной девушкой из этой компании, стал весёлым и более живым. Кошка была рада за него. Пока он обольщал гостью, Анна навещала своих друзей.
   Тёмный весьма скептически отнёсся к её возвращению к Валере, но уговорил своих родителей выделить для неё "гуманитарную помощь" - мешок с продуктами, чему она была очень рада, так как тех продуктов, которые она и Валера утаскивали у своей родни, надолго не хватало.
   Дана тоже помогала продуктами и деньгами, даже несколько раз заходила в квартиру Валеры, но потом призналась, что он производил на неё какое-то пугающее впечатление, особенно многочисленными шрамами, большинство которых он нанёс себе сам.
   Дивъяр много расспрашивал о Валере, явно очень им интересуясь. А ещё он много беседовал с Анной о её сыне, они строили планы его воспитания, пытались представить, каким он будет. Дивъяр часто повторял ей, что её сын обязательно будет необыкновенным, чем очень её ободрял.
   Стихия Свободы тусовались в своём гараже, там было тепло и весело. За отопление и электричество в гараже платили в складчину. Ребята играли на различных музыкальных инструментах, тренировались в приёмах самообороны, слушали музыку и общались. Иногда Кошка даже в будние дни приезжала потусоваться с ними, когда в колледже было мало занятий. Частенько они обсуждали, сколько гопников побил или напугал Демон и как он здорово отмазался от полиции. Его безумные выходки вызывали в компании бурные споры, восхищение и возмущение, его побаивались и в то же время хотели подружиться. Охотница называла его самым ненормальным неформалом города. Для них он был едва ли не легендарной личностью. Особенно после того, как Кошка рассказала ещё про одну его привычку, которую сразу назвали Охотой Демона: когда у него возникало желание подраться, он распускал свои длинные волосы и выходил бродить по вечерним улицам и подворотням, пока к нему не цеплялись какие-нибудь гопники, на которых он и отрывался. А ребята из Стихии Свободы до сих пор не решались никуда ходить поодиночке, даже после того, как стали заниматься различными единоборствами и учить приёмы самообороны по настоянию Дивъяра. Ведь в их городе было много гопников, которых следовало опасаться, и они всегда ходили компаниями, не меньше, чем по трое. Див лишь вздыхал, вспоминая, как сам устраивал подобные "охоты" на этих отморозков, когда только появился здесь, когда ещё не был человеком...
   К концу осени произошли новые изменения. Анне стало сложнее учиться, постоянно наваливалась слабость, вялость, сонливость и постоянная усталость. Врач женской консультации, где она наблюдалась, сказала, что просто необходимо лечь в больницу на сохранение, иначе малышу будет грозить опасность. Хоть и не хотелось бросать интересную учёбу в колледже, но девушка чувствовала сильную потребность в отдыхе и покое.. Кошка оформила академический отпуск на год и перебралась в больницу, в отделение со страшноватым названием "Патологии беременности". Врачи сказали, что ей предстоит остаться здесь под наблюдением аж на три недели. Там прекрасно кормили, целыми днями она читала или переписывалась по аське с друзьями. После всех полуголодных скитаний больница показалась ей санаторием, где можно наконец-то расслабиться и отдохнуть. Её навещали друзья, но Валера не приходил, только изредка звонил. Она скучала по нему, но уже не так сильно. В покое и сытости тревога утихла и девушка совсем успокоилась...
  2 - 7 декабря 2011 года.
  Глава 17. Тот-Кому-Нельзя-Грубить (написано соавтором - Ne Oleg)
  Крамер бродил по городу, окунаясь в мысли проходящих мимо людей. Особенно его забавляли подростки, или те, кто считался "молодым душой". Столько странных и безумно глупых мыслей он не видел никогда.
  Несмотря на то, что осень уже подошла к своему логическому завершению, люди давно оделись в толстые тяжёлые куртки, Крамер продолжал бродить по городу в том, в чём явился в этот мир. Лишь изредка он кутался в пиджак, но это движение было вызвано отнюдь не холодом, а его собственными мыслями, которые были настолько дьявольскими, что он сам невольно их пугался.
  А мысли его текли примерно в таком направлении...
  Его интересовало, ЧТО в этом городе заставило всполохнуться этих тупых игроков в покер, которые лишь называются отпрысками владык ада. ЧТО или КТО вынудил спуститься на землю ангелов, тем более таких, как Михаил и Рафаил. ЗАЧЕМ и КОМУ нужна была эта заварушка. И, главное, ПОЧЕМУ всё это скрывалось от таких работяг, как он.
  Крамер старательно прощупывал город снова и снова, натыкаясь на абсолютно разные энергетики, но все они были серыми и скучными, да и вряд ли хоть одна из этих чёртовых душ, которые не стоят и четверти той монетки, что кинул Антонов в шкатулку, способны действительно свершить что-то типа локального Апокалипсиса.
  Иногда ему становилось скучно и он, спускаясь в какой-нибудь полуподвальный бар, устраивал там покупку-продажу. Надо сказать, что стоило ему устроить пару-тройку таких "аукционов", как весть о нём разлетелась, наверное, по всему городу. Люди наивно составляли списки, в которые обязательно входили банальные деньги, здоровье, счастье детям и так далее. Один, правда, отличился.
  В одном из баров к нему, ещё до начала "аукциона", подошёл парнишка лет двадцати пяти на вид. Серая шапка, спортивная куртка, спортивные брюки и грязные, когда-то белые, кроссовки.
  - Ты тот самый джинни? - фамильярно положив руку на плечо Крамера, гнусаво спросил он.
  - Ну, предположим, - демон даже не повернулся в сторону парня, наблюдая за ним через зеркало.
  - Мне... это... пиво нужно.
  - Так купи, - пожал плечами Крамер.
  - Денег нет. А пиво нужно.
  - Так ты хочешь денег, - Крамер развернулся к парню.
  - Ты что, тупой? Я же сказал - я хочу пива!
  С лица Крамера сползла улыбка.
  - Стой, адидасовское животное, - демон поставил фляжку на барную стойку. - Ты. Подходишь. К демону перекрёстка. Который может выполнить ну просто любое твоё желание. И просишь... пиво?!
  - Да, - кивнул парень. - Не, ну не так всё просто.
  - Фух...
  - Ящик.
  - Ящик пива. И это не просто. Пиво что, чешское что ли, какое-то? Средневековой варки?
  - Нет, простое. Жигулёвкое.
  - Стой, погоди, - Крамер сидел в позе думающего философа и внимательно рассматривал парня. - Ты у психиатра не наблюдаешься?
  - Слушай, ты так и скажи, что, мол, прости Вася, я дебил и неумеха, но ничем помочь не могу! - парень начал орать на Крамера.
  Демон, взяв фляжку и кинув её во внутренний карман пиджака, встал, и, улыбнувшись Васе, махнул ладонью.
  Хрустнули шейные позвонки. Голова повернулась на сто восемьдесят градусов. Парень, обмякнув, рухнул на пол. В баре воцарилась тишина.
  - Прости, Вася, - демон цокнул языком. - Но мне грубить нельзя.
  Переступив через труп, наступив каблуком на его пальцы, Крамер вышел из бара.
  Уже стоя на ледяном воздухе и выпуская изо рта клубы дыма, он нащупал энергетику бездушного тела Антонова и, криво усмехнувшись, направился к парню в гости.
  - Мне. Нельзя. Грубить.
  Антонов лежал на диване в зале и думал о том, как же классно быть популярным. Телефон, стоящий на беззвучном режиме, разрывался от звонков и входящих смс-ок, но парень игнорировал их, пялясь в телевизор.
  Передача прервалась и по экрану пошла рябь. Антонов приподнялся на локтях. Свет на кухне замигал, будто кто-то баловался выключателем. Даже были слышны соответствующие щелчки.
  Парень, выключив ящик, прошёл на кухню, однако на ней никого не было. Мясорубка, стоящая в углу, ещё не разобранная после того, как мама делала фарш для пельменей, включившись, зажужжала.
  Парень подошёл к ней и нажал на выключатель.
  Но едва он сделал шаг к двери с кухни, мясорубка снова заработала. Он подошёл и выдернул вилку из розетки, однако это не помогло. Он попытался разобрать мясорубку, но та не поддавалась. Через какое-то время она сама выключилась.
  Антонов, оглядываясь по сторонам, прошёл в зал и включил свет.
  Мигнув, лампочка треснула, осыпавшись стеклянными осколками. И в этот же момент парень услышал жуткий, пробирающий до костей, собачий вой.
  Затем рык. Рык и клокотание, которые, судя по громкости, были совсем рядом. Собака, а это, видимо, была собака, ударила лапой во входную дверь, протяжно заскулив. А затем снова вой.
  Антонов, чувствуя, как у него немеют ноги, сел на диван. Неожиданно телевизор включился, как и включился свет.
  Рядом с ним на диване сидел Крамер.
  - ***! - крикнул парень. - Тебе чего? Расплата только через семь лет!
  Крамер, с характерной ему резкостью, повернулся к парню, чуть повёл головой и снова стал смотреть в стену.
  - Нет.
  - Как нет? Это договор!
  Крамер снова повернулся и отвернулся от Антонова.
  - Договор состоит в том, что ты мне душу. Я тебе славу, - демон сделал паузу, оборачиваясь на парня. - Время жизни отмеряю я сам. И если бы ты был умнее и внимательнее читал бы статейки, знал бы. Что я... - Крамер сложил ладони, словно ангел. - Не вышел характером. Вообще. Никак.
  Антонов почувствовал, как побежали мурашки по его спине.
  - И... что теперь будет?.. - вспоминая свою единственную колкую фразу, просипел он.
  Крамер пожал плечами.
  - Псинка, фас!
  Рык стал громче. Нечто невидимое, но, судя по всему огромное, рыча и клокоча, кинулось на Антонова, разрывая парня в клочья.
  10 дек 2011
  Глава 18. Знакомство. (автор - Денис "Сектор" Яковлев)
  Дэн лежал на кровати, глядя в потолок .Его мысли были далеко от тела. Он погрузился в воспоминания, пытаясь понять себя и свои поступки. Ему до боли хотелось вернуться в прошлое и изменить его, но это было невозможно.
  Захотелось пить. Денис прошел на кухню, но его заставил вернуться звонок в дверь. Открыв ее, Дэн увидел перед собой Дивъяра.
  -Привет! Можно пройти? - спросил гость.
  -Привет. Проходи.
  Див с интересом рассматривал квартиру. На стенах висели постеры певцов и листки бумаги с напечатанными стихами. Все это говорило о том, что здесь живет человек, который увлекается творчеством и не прочь сотворить что-нибудь сам.
  -Мне нужно с тобой поговорить, - сказал бывший демон, глядя на Сектора, который сидел в кресле и пил кофе.
  -Если нужно, то говори.
  -Не здесь.
  -А где?
  -На улице. Тебя ждет сюрприз.
  Дэн оделся, и они вышли на улицу.
  Шел мелкий дождь и его капли как будто кололи лицо, заставляя прищуривать глаза. Прохожие скрывались под зонтами, а те, у кого их не было, прятали лица за капюшонами.
  -Так о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил Дивъяра Дэн.
  - О тебе, - ответил тот.
  - Обо мне?
  -Да. Я хочу познакомить тебя кое с кем. Со Стихией Свободы. Слышал о такой компании? Мне кажется, что вы найдете общий язык.
  Они подошли к гаражу, где сидели ребята.
  Стихия Свободы была не в полном составе и в удрученном состоянии. Пианист тихо наигрывал что-то печальное. Перегрин и Мериадок слушали музыку в телефоне, негромко напевая знакомые слова. Охотница и Вервольф обсуждали погоду, стоя в углу гаража.
  -Приветствую! - воскликнул Дивъяр, заходя в гараж. - Можно присоединиться?
  -Привет, Дивъяр! Конечно, проходи! Что-то ты у нас давно не появлялся! - ответила Охотница. Её глаза загорелись, девушка явно надеялась, что Див сможет разогнать уныние.
  - Я не один. Мне кажется, вы должны познакомиться с моим спутником получше. Ну Вервольф с ним уже немного знаком... - с этими словами Див позвал Дэна. Сектор зашел, приветствуя Стихию.
  С него стекала вода, превращаясь в лужицы и утекая по известному только ей маршруту.
  -Привет, ребята! Рад вас видеть! - произнес Денис, здороваясь с Охотницей и Вервольфом.
  -Привет-привет! Давненько не виделись! - Вервольф крепко пожал руку парню, в то время как его сестра внимательно и заинтересованно рассматривала нового знакомого. - А это моя сестра, Охотница.
  -Рад знакомству! - произнес Сектор, также рассматривая новых друзей. Взгляд притягивала Охотница с ярко-рыжими волосами и ярко-зелёными глазами, в зелёной шерстяной тунике с разрезами на груди, имитирующими удар когтистой лапы, поверх джинсов. Ещё больше внимания привлекали чёрные с зелёными концами волосы Перегрина, короткие сзади, но с гусой длинной чёлкой, одетого в фиолетово-зелёной гамме; и Мериадок с такой же причёской, но с красно-чёрными волосами и в чёрно-красной одежде.
  Перегрин и Мериадок подошли поближе. Пианист перестал играть и тоже, нехотя, подошёл.
  -Знакомься, это Перегрин и Мериадок, а вот этот взлохмаченный тип не от мира сего - наш композитор и музыкант по прозвищу Пианист. Он немного странный, но ты привыкнешь. Кстати, как твое творчество? - спросил Вервольф.
  -Спасибо, продвигается в лучшую сторону. Сейчас дописываю новую песню, хочу собрать группу. Как вы?
  - Так себе... Что-то уныло в последнее время... Ничего интересного не можем придумать... Но, надеюсь, скоро всё изменится! - произнесла Охотница, выразительно глядя на Дивъяра.
  В гараже повисла тишина. Все молчали. Вдруг Дивъяр спросил:
  - Кто за то,чтобы прогуляться?
  - Почему бы и нет, хуже не станет, думаю... - сказал Мериадок и остальные его поддержали.
  Ребята вышли на улицу, где уже кончился дождь и светило солнце, пригревая их лица и высушивая лужи. Погода словно манила погулять под теплыми лучами, чем и воспользовались ребята. Они до вечера бродили по городу и оживлённо болтали между собой.
  Прощаясь вечером, Сектор пообещал прийти завтра и устроить небольшой сюрприз. Все хотели узнать,что за сюрприз, но Дэн только улыбнулся в ответ и пожелав всем "спокойной ночи", ушел домой. Так закончился еще один день.
  Глава 19. Не друг, не враг, не просто так. (написано соавтором - Ne Oleg)
  Крамер сидел на крыше одного из административных зданий, сложив ладони вместе и смотря на город.
  Его не покидало чувство того, что он что-то пропускает. Словно здесь действительно есть кто-то или что-то, что заставило... заставило тех...
  Крамер на мгновение закрыл глаза и, когда открыл их, он уже находился в том месте, которое называл домом.
  Треснувшая чёрная земля обнажала ярко-оранжевую кипящую лаву, которая вздувалась пузырями. Те, в свою очередь, лопались с протяжным шипением, разбрызгивая лаву по обугленной земле.
  Испарения серы вились клубами над озёрами из мутной серой воды, от которой несло гнилью.
  Крамер, засунув руки в карманы и оглядевшись, пошёл по тонкой асфальтированной дороге, ведущей в огромный полуразрушенный город с чёрными громадами каменных зданий.
  Чёрное солнце с фиолетовой окантовкой висело над ним, словно желая сжечь его, но жар от тепла был вовсе не жарким, а холодным, обжигающим, как первое прикосновение кусочка льда к обнажённой коже.
  Демон, сначала шагая медленно, постепенно ускорил шаг. Асфальт под ногами отдавался гулким жарким эхом, вибрацией от лопающейся лавы под ним. Наконец демон подошёл к воротам разрушенного города, достал из чехла на поясе длинный и тонкий кинжал и рассёк ладонь. Кровь, выходя из царапины, разделалась на две стороны, заливая собой всю руку. Та часть крови, что текла к пальцам, едва коснувшись первых подушечек, разделилась на несколько частей и полностью покрыла собой пальцы. Крамер прижал окровавленную ладонь к соответствующему углублению в камне, что находился у самых ворот. В арке что-то блеснуло - это означало, что Крамера узнали и позволяют ему вернуться домой.
  Он перешагнул порог и оказался внутри старых широко каменных стен.
  Город мгновенно преобразился.
  Вместо полуразрушенных зданий из чёрного камня, обвалившихся стен с кровавыми потёками, на этом месте стоял огромный мегаполис со всеми присущими ему качествами - небоскрёбы из стекла, длинные магистрали, которые казались гирляндами из-за огромного количества машин на них, магазинчики, кафе, газетные киоски.
  Жар в воздухе спал, воздух стал обыкновенным, наполненным городской жизнью, запахами сплетен, жизней и мыслей.
  Крамер, глубоко вздохнув, осмотрелся. К нему подъехала шеви-импала чёрного цвета с красными шашечками по бокам.
  - С возвращением, - отсалютовал Крамеру шофёр. - Куда подбросить?
  Крамер хмыкнул, облизнув губы и садясь на заднее сидение такси.
  - К зданию СоулСэйлинг, - протянул он, вытягивая ноги и растягиваясь на заднем сидении.
  - Есть, босс, - улыбнулся водила, и тут же сорвался с места.
  Крамер сидел в своём офисе, закинув ногу на ногу и потягивая кока-колу через коктейльную трубочку.
  На большой плазме, что висела на стене, сменялись картинки, показывая какие-то очередные сериалы неизвестно чьего производства, трансляции каких-то концертов, толпы грешников в новостных лентах...
  Демон взял пульт и выключил телевизор.
  Кока-кола закончилась, Крамер отставил стакан в сторону и, резко развернувшись, стал смотреть на мегаполис с высоты своего офиса.
  Не вставая с кресла, он протянул руку и взял с тумбочки кубик-рубика. Щёлкая в своей голове мысли, он словно складывал их в одноцветные грани кубика.
  - Мне дано - город, в котором кто-то что-то напортачил, и после этого туда прибежали все те, у кого есть копьё, что бы им потрясти... и вообще, хоть что-то, чем можно потрясти, - синяя сторона сложилась под тонкими пальцами Крамера. Демон приложил кубик углом к губам, задумался, затем снова принялся собирать его. - Но в городе живут только стандартные людишки с их псевдо-страстишками. Дети, взрослые, старые дети, молодые взрослые... всё, как обычно, как везде, как всегда. Чёрт, - разноцветная полоска нарушила однотонность собранной стороны.
  Крамер снова замолчал.
  - Почему я не почувствовал там даже следа того, что там было... почему... логично сказать, что была стёрта память. Но даже у камней города? Это парадокс... на такое не способен никто из ныне существующих...
  Синяя сторона полностью разрушилась. Поток размышлений прервал стук в дверь.
  - Да, - Крамер развернулся к входной двери, одёрнул красный пиджак и, сложив ладони, переплетя пальцы, посмотрел на вошедшего. Им был один из самых стандартных демонов-шестёрок, которые бегают во внешний мир по самым, что ни на есть, скромным и мелким поручениям.
  - Босс, можно к вам? - любезно улыбаясь приклеенной улыбочкой, которая куда больше была оскалом, спросил он.
  - Чего тебе? - "вежливость с подчинёнными - первый признак твоей слабохарактерности".
  - Я тут... узнал... кое-что... - на стол Крамера легла бумага, на которой было чёрно-белое фото и весьма краткое досье.
  - Что это?
  - Это... это...
  Крамер посмотрел на рядового сквозь приспущенные веки.
  - Это... в общем, я тут краем уха узнал, куда вы отлучались... и вот... нашёл...
  - Краем уха узнал? - переспросил Крамер. Рядовой спешно закивал. Неожиданно он почувствовал жуткую боль и жжение по краям правого уха. - Каким ухом узнал? - запах горящей плоти наполнил кабинет. - Этим? Или, может, тем? - начало гореть левое ухо. Рядовой стиснул зубы, чтобы не закричать, но боль становилась всё невыносимее. - Так каким ухом?
  - Я... не...
  Крамер снова посмотрел на рядового. Кожа демона обуглилась, треснула, обнажая мясо и кровь. Мясо так же обгорело, кости из белых стали серыми и, рядовая сошка, наконец, обратилась в пепел.
  - Краем уха он услышал, - мотнул головой Крамер, бросая листок обратно на стол и внимательно смотря на фотографию демона под странным, видимо, славянским именем. - Див. Яр. Див. Яр. Дивъяр. Да. Стебанули тебя, кошка гафрированная...
  В лёгкие демона снова ворвался земной воздух. Он стоял крыше одной из пятиэтажек и наблюдал за тем, как плывёт под его ногами жизнь города. Он смотрел по сторонам, резко поворачивая голову, мысленно проносясь над домами и улицами, ощупывая каждого человека.
  Пока вдруг не наткнулся на до трепета знакомый запах. Сера, тягучая мгла, бульканье лавы - Крамер услышал это так отчётливо, будто снова был дома, у ворот Тартара.
  Крамер вдохнул энергию полной грудью.
  - А вот и ты, моё солнышко... - прошипел он, улыбаясь и мгновенно исчезая с крыши.
  Дивъяр снова сидел за компьютером, открывая сразу по нескольку десяток ссылок, в которых он искал те крупицы информации, что могли помочь ему в возврате его сил. Но пока ничего толкового он не находил. Ссылки переходили то на форумы каких-то магов-шарлатанов, то на фан-странички сериала "Сверхъестественное".
  Неожиданно экран монитора погас и на нём, белым по чёрному, стали появляться предложения, которые складывались в строчки... а из строчек - в целую статью.
  Но едва Дивъяр начала читать, как строчки, растаяв, стекли по монитору. Экран снова мигнул, высвечивая очередную фан-страничку популярного сериала. Только теперь Дивъяр жадно вчитывался в заголовок статьи.
  Как вызвать демона перекрёстка?..
  Экран снова погас. На монитор упал луч света, благодаря которому Див увидел отражение человека, стоящего у окна. Бывший демон вздрогнул и обернулся.
  У окна стоял высокий мужчина в чёрном костюме. Он смотрел на Дива, скрестив руки на груди.
  - Со мной не стоит шутить, - процедил Дивъяр, собирая все остатки силы и призывая её, что бы заставить мужчину удалится. Но тот, увидев потуги Дива, лишь криво улыбнулся.
  - Намёков ты не понимаешь, видимо, бледный афроамериканец, - фыркнул мужчина. Он оттолкнулся от подоконника и, делая широкие, но вальяжные шаги, подошёл к Диву. - А я был о тебе более высокого мнения. Хотя я, по-моему, вру.
  - Кто ты? - прошипел Див.
  - Да ты видимо, и последний мозг растерял, вместе с силой, - гость развернулся и снова подошёл к окну. - А заодно и скорость чтения. Если ты вообще умеешь читать, в чём я сильно сомневаюсь.
  Див, схватив с компьютерного стола нож, который теперь постоянно находился рядом с ним, кинулся на гостя. Но тот, даже не оборачиваясь и не делая никаких движений, хмыкнул. Сердце Дивъяра мгновенно остановилось, мозг начал взрываться от дичайшей боли, изо рта были слышны хрипы. Кровь подкатила к горлу, вырываясь наружу, капая красными бисером на пол.
  - Не забывай, что из нас двоих, ты - человек, - голос гостя отдавался в ушах Дивъяра эхом. - А ещё учи этикет, олень. На гостей с ножами не набрасываются.
  Дивъяр уже терял сознание.
  - Во всяком случае, перед этим нож хотя бы моют, - наставительно сказал гость. Дива отпустило. Он лежал на полу и смотрел в потолок. - Хорошо ли тебе, девица? Не дует, патлатая? - гость присел рядом с Дивом. Тот резко выкинул руку, пытаясь схватить гостя за шею, но тот перехватил ладонь Дивъяра. Пальцы хрустнули, бывший демон заскулил. Но боль отступила так же мгновенно, как и началась. - Я тебе что-то непонятное сказал про банальное человеческое гостеприимство? Или тебе оно чуждо так же, как и мозг?
  - Кто ты, чёрт побери?! - заорал Див, смотря в тёмно-синие глаза гостя.
  - Я тот, кого ты так упорно ищешь в своих интернетах. Твоё спасение. Единственный, кто способен пойти против воли небес. И единственный, чью кандидатуру ты не рассматриваешь.
  - Крамер... - выдохнул Дивъяр, вспомнив этого демона. - Ты...
  - Опустим мою характеристику, дружочек. Я и так знаю, насколько я хорош. По адским меркам, разумеется.
  - С чего тебе мне помогать? - Дивъяр сел, прислонившись спиной к разложенному дивану.
  - Действительно, не по доброте же душевной я сюда пришёл, - улыбнулся демон, садясь на стул и закидывая ногу на ногу. - Если ты так хочешь, я помогу тебе. Безусловно, это будет значить немало. Я так понимаю, наворошил ты тут шума, и тебя решили просто заткнуть. И это, конечно, весело. Но мне интересно, почему. Что ты тут воротил, барано-аферист?
  - Ничего, - рыкнул Дивъяр.
  - За ничего жопой на кол не сажают, - отрицательно помотал головой Крамер. - Тем более так искусно, да и без смазки. Для большего кайфа, видимо.
  Див сжал кулаки.
  - Но-но-но, нано-боксёр, не пугай меня своими человеческими силёнками, - выставил вперёд руку Крамер. - Старичок, я же к тебе с добром. С лунным светом. Прям как Сейлор-мун перед тобой, чуть ли не нимбом свечу. А ты мне то нож, то кулаки. Не поступают так с братьями.
  - Ты мне не брат! - рявкнул Див.
  - Ага. То есть ты у нас из каменного яйца вылупился, а не Люцифер твою маму поимел? Ну тогда хотя бы тучи над вопросом о наличие мозга в твоей черепной коробке... пуф... развеялись сами собой.
  Дивъяр с ненавистью смотрел на Крамера.
  Демон, видя эти чувства, хмыкнул, чуть обнажив зубы и, встав со стула, подошёл к окну.
  - Знаешь, что. Я тут к тебе. Со всей душой. На распашку. Думаю. Дай-ка помогу неумехе. Силу верну. Мозги на место поставлю. Помогу. А ко мне со злобою.
  Крамер залез на подоконник.
  - Ты хоть понимаешь. ЧТО. Я могу сделать?
  - Ничего. Ты даже своих псин на меня не напустишь, - процедил Див.
  - Зачем пускать своих дорогих щенят на такую дешёвую игрушку, - Крамер оказался в опасной близости от бывшего демона. Он наклонился к нему и томно прошептал на ухо. - Мне кажется. У тебя где-то здесь, - Крамер коснулся тонкими пальцами середины грудной клетки Дива. - Лежит душа сына ночи, - дыхание демона обжигало, но Див продолжал слушать. - Мне кажется. Это не по правилам. Мальчику нужно дать шанс. На выбор. А ты забрал его себе.
  - Он выбрал сам.
  - Поправь меня, если я не прав, - Крамер приблизился ещё сильнее к уху Дива. - Но ангела своего он так и не видел. Не ты ли обрезал Аиселю крылья? Ах, Дивъяр, - Крамер распрямился. - Не играй в игрушки взрослых дядечек. Это плохие игрушки.
  И Крамер, оставив Дива в смятении, исчез.
  - Ты знаешь, как меня найти, - услышал Див голос Крамера в своей голове.
  Глава 20. Из клетки к чертям. (написано соавтором - Ne Oleg)
  Он снова и снова бился о прутья клетки, но это было бесполезно. Он сел посередине, прижав ноги к груди. Опалённые перья безумно ныли, синяки от ударов о решётку наливались кровью, пульсируя раздражающим жжением.
  Он уже несколько раз пытался телепортироваться из этой клетки, но это было бесполезно.
  Казалось, его подопечный запер его там сам. Хотя это было... невозможно. У мальчишки просто не было таких сил, что бы поймать его, запихнуть в клетку и держать там.
  Вставь на колени, он вынес одну ногу вперёд и, набравшись сил, кинулся на прутья снова. Он уже знал, каким будет результат - его отшвырнёт к противоположной стене, на теле появятся новые удлинённые синяки от прутьев решётки. Но в нужный момент удара он не почувствовал. Открыв глаза, он увидел, что летит вниз, сквозь облака, минуя клубы тёмно-синих ночных небес.
  
  
  Люди, которые в тот момент подняли голову на небеса, увидели, как чёрную ночную гладь рассекла белая яркая полоса падающей звезды.
  
  Пульс молодого человека становился всё медленнее, превращаясь в прямую на экране аппарата. Электрошок не действовал, ровно как и адреналин.
  - Мы теряем его! - снова раздался крик в палате.
  Но и врач, и медсестра прекрасно понимали, что эта фраза скоро перейдёт в более грустную. "Мы его потеряли..."
  Аппарат запищал, линия стала полностью прямой.
  - Мы... - снимая перчатки, начал было врач, но линия резко пошла волнами и парень, который только что был трупом, резко сел на больничной кровати. - Что?! Это невозможно!
  Молодой человек снял с себя провода, спустил ноги вниз и, плавно обернувшись, посмотрел на врача. Голубые глаза стали матовыми, словно лишёнными смысла, но это был обман. Теперь в этих глазах плескался смысл всех времён и всех народов.
  - На всё воля Божья, - произнёс оживший, поднимаясь с койки и уходя прямо по коридору.
  Врач кинулся к выходу из палаты и выглянул в коридор. Но пациента и след простыл.
  
  Аисель (ударение на "и" - прим. автора) смотрел на своё отражение в витрине магазина.
  Среднего роста голубоглазый парень со светло-рыжими прямыми взъерошенными волосами. Курносый нос, немного пухлые губы, бледная кожа, как и у всех рыжих, едва заметные веснушки...
  Аисель моргнул и снова посмотрел на своё отражение. Теперь за спиной молодого человека, которого в прошлой жизни звали Игорь Панкратов, была тень от огромных крыльев. Аисель снова моргнул и тень исчезла.
  Ангел обернулся. Город, как город. Люди, машины, витрины магазинов, дома.
  Всё как и везде, как и всегда. И нет ничего не обычного, кроме одного маленького факта - именно в этом непримечательном городке живёт мальчик с необычной душой.
  В животе заурчало. Аисель прислушался к телу. Да, верно, сосуду хочется есть. Именно это чувство испытывают люди, вернувшиеся с того света - дикий, безудержный голод.
  Ангел снова открыл глаза и, нашаривая вблизи себя какую-нибудь забегаловку, наткнулся на пару кафе, откуда телепортировал себе несколько бутербродов. Для того, что бы сосуд служил исправно, к его желаниям необходимо прислушиваться.
  
  Телефон в кармане Дива завибрировал. На экране бывший демон увидел конвертик смс-ки. Но номера отправителя - не было. В самой смс-ке было всего два слова.
  "Ангел. Здесь"
  Едва Див пробежал глазами по экрану, тот моментально погас, снова загоревшись через пару секунд. На этот раз никакой смс-ки не было и в помине.
  Глава 21. Предчувствия.
   Дамиан чувствовал, что что-то не так. Уже была ночь, а Дивъяр не только не пришёл к нему сегодня, но и ни разу не вызвал на телепатическую беседу, что уже вошло в привычку. Дамиан попытался позвать его, но отклика не было. Тогда юноша просто постарался успокоиться, лёг на кровать и закрыл глаза. И мысленно потянулся к другу, пытаясь почувствовать его. Он почувствовал тяжёлую мрачность и даже злобу, и испугался. С Дивъяром было что-то не так. Раньше он всегда чувствовал от него тепло и бодрящую энергию, что-то похожее по ощущениям на тёплый ветер, но никогда, даже когда Див ещё был демоном, от него не было ощущения мрака и зла. Дамиан чувствовал, что случилось что-то плохое. Он очень волновался. Выглянув в окно, он увидел, что на улице идёт снег с дождём, застилая тусклый свет фонарей. Закрыв глаза, он снова позвал:
  "Див! Я беспокоюсь за тебя! Что случилось?"
  Сквозь пелену мрака глухо донёсся ответ:
  "Прости, Дамиан... мне нужно побыть одному и подумать... не волнуйся и спи..."
  Сначала юноша послушно лёг, попытавшись уснуть. С одной стороны, это было так знакомо, ведь он сам много раз говорил эти слова своим знакомым: "Мне нужно побыть одному и подумать..." Но, поворочавшись с полчаса, одолеваемый мрачными предчувствиями, он понял, что не сможет заснуть. Казалось, что стены комнаты давят на него. Он просто не мог оставаться здесь, не мог оставить всё как есть. Гот решительно встал и оделся, не забыв надеть и стальные шипы с когтями, которые всегда брал с собой для самозащиты. Заминка произошла только на верхней одежде, в конце концов он выбрал тёплую чёрную куртку с капюшоном, с сожалением отложив плащ и пальто, на которых капюшона не было. Выглянув в коридор и убедившись, что везде темно и тихо, а сестра спит, он быстро обулся в темноте и вышел, тихонько защёлкнув дверной замок.
   Как давно он уже не выходил вот так на ночную прогулку один... С неба летел мокрый снег, тая под ногами и образуя лужи на дороге. Дамиан сам не знал, куда он направился. На Старое кладбище? В гараж Стихии Свободы? Или в домик на окраине, где у древней старушки жил Дивъяр, выдавая себя за её внука?.. Юноша бесцельно шёл сквозь слякоть по пустынным улицам, слабо освещённым редкими фонарями, и пытался успокоиться. Однако всё так же волновался. Он должен выяснить, в чём дело. Решившись, гот направился к Дивъяру.
   Ветер дул в лицо, мокрый снег норовил залепить глаза, дорога под ногами превратилась в жидкую снежную кашу напополам с грязью, которая доходила до щиколотки. Юноша чувствовал, что в одном ботинке уже хлюпает ледяная вода, но упрямо брёл на самую окраину городка. Асфальтированная дорога осталась далеко позади, ближе к центру, да и фонари тут светили уже очень редко. Едва не заблудившись, он всё-таки добрался до нужного дома. Ни в этом, ни в ближайших к нему домах не горел свет, только в соседней ограде лаяла собака. Дамиан остановился, вздрагивая. Промокшие ноги заледенели и он уже понимал, что обеспечил себе простуду. А ещё он уже понимал, что поступил глупо, пойдя на поводу у своих чувств и ощущений. Зачем он пришёл сюда? Див, наверное, уже спит. Ответы можно было получить, встретившись завтра днём... или уже сегодня... А ещё он совсем не был уверен, что это именно тот дом. Было темно, холодно и одиноко, плохие предчувствия всё ещё давили на сердце, и юноша чувствовал себя совершенно несчастным и заблудившимся. Ему вдруг захотелось заплакать.
   -Дивъяр! - позвал он вслух, попытавшись вложить в этот зов все свои чувства. И вздрогнул от звука собственного дрожащего голоса. Собака в соседней ограде залаяла громче.
  Закрыв глаза и попытавшись мысленно дотянуться до друга, он позвал его снова, так же стараясь усилить свой зов эмоциями:
   -Див! Пожалуйста, отзовись!.. Пожалуйста!..
   "Дамиан? Что-то случилось?.." - услышал он обеспокоенный голос друга в своей голове. В домике хлопнула дверь, в ограде зажёгся свет и Дивъяр вышел за ворота, вглядываясь в темноту. Дамиан бросился к нему и заглянул в лицо:
   -Ты в порядке? Я чувствую, что что-то случилось!
   -И ты пошёл среди ночи в такую даль, чтобы задать мне этот вопрос? Да ещё и по такой погоде! Какой же ты ещё ребёнок!.. - Див невесело рассмеялся. - Идём в дом, погреешься.
   -Просто... ты же мой лучший друг... а у меня были очень плохие предчувствия... - смущённо пробормотал юноша. Они зашли в тёмную избушку, по дороге выключив свет в ограде.
   -Приятно, что кто-то так обо мне беспокоится, - Дивъяр помог ему снять мокрую куртку и поставил возле печки низкую скамейку. - Разувайся и садись греться у печки.
  Печка была ещё горячая, и Дамиан с удовольствием вытянул к ней промокшие ноги. Див сел рядом.
   -Расскажи мне, что случилось... пожалуйста... Мне нужно знать, иначе я не смогу успокоиться... - попросил гот.
  "Хорошо... Раз тебе так нужно... Но давай поговорим беззвучно, чтобы не разбудить бабушку... - мысленно ответил ему друг и вздохнул. Он не собирался рассказывать ему всё, но чувствовал потребность поделиться главным. - Я встретил кое-кого. Одного очень опасного и неприятного типа, которому не стоит доверять. Мы с ним подрались, и победителем вышел не я... - Див скрежетнул зубами. - И не смотря на это, он предложил исполнить моё желание. Вернуть мне силу демона. Ты знаешь, как сильно я этого хочу! Но получить это от него? С чего бы ему предлагать мне это? А самое главное, что он потребует взамен? Я боюсь, что он может захотеть взамен твою душу, либо захочет сделать меня своей шестёркой. Ему нельзя доверять... Но..."
   "Он не человек? Но почему ты прямо не задал ему эти вопросы? - Дамиан сжал его руку. - Спроси его, зачем ему это надо и чего он хочет взамен! Ведь не обязательно соглашаться, если условия будут неприемлемыми. Ты можешь просто встретиться с ним и задать вопросы?"
   "В том-то и дело, что встречаться с ним мне больше не хочется. Ох и не доверяю я ему! Но у меня такое ощущение, что если я не использую этот шанс, то буду жалеть об этом всю оставшуюся недолгую жизнь..."
   "Значит, нужно попытаться... Хотя у меня тоже дурное предчувствие... Но... решать тебе..."
   "Я знаю, что должен рискнуть! Чтобы не оказаться трусом! Я поговорю с ним!"
   Дамиан молча сжал его руку, и они ещё немного посидели в темноте, прижавшись друг к другу.
   -Можно, я останусь сегодня у тебя? - прошептал юноша.
   -Конечно, не идти же тебе обратно в такую погоду! - вполголоса ответил Див и встал, потянув за руку и его. - Тогда пошли спать, моя комната там...
  Раздевшись, они устроились в одной кровати. Дамиан, смущаясь, попросил отдельное одеяло, которое быстро нашлось под матрасом.
  Див обнял его, и юноша уютно устроил голову на плече молодого мужчины, засыпая и удивляясь, как уходят куда-то все тревоги и становится так спокойно и хорошо...
  16.12.11
  Глава 22. Музыка Пианиста.
  Вервольф сидел в гараже и слушал, как играет Пианист. Тот сегодня что-то разошёлся и играл долго и громко, как будто погрузившись в какой-то вдохновенный транс. Но его мелодия была так же мрачна, как и настроение Стихии Свободы. Вервольфу эта мелодия напоминала почему-то звуки оргАна, заставляя дрожать какие-то струны в душе.
  После запрещения пить и курить в гараже, Стихия практически не собиралась в полном составе. Сейчас, кроме раздражённой Охотницы, здесь ещё присутствовали: Мила, которая сидела, обняв руками колени и погрузившись в музыку, Карина, которая была так взволнована мелодией, что, казалось, сейчас заплачет, и Святомир, который с помощью цифровика снимал на видео этот импровизированный концерт. Охотница вышла из гаража, ругаясь с кем-то по телефону. Проводив взглядом сестру, Вервольф тяжело вздохнул и подумал, что их компания, похоже, распадается.
  "Неужели Кошка была права, и нас связывало только распитие спиртного да хулиганские проделки время от времени? - с тоской думал парень. - Неужели ничего больше нас не связывает? А ведь мы с сестрёнкой так старались собрать всех самых необычных сверстников... Получается, всё зря? У нас нет общей цели... Даже нет больше своего демона. Див тоже не пришёл... Неужели он больше не может - или не хочет - помочь нам исправить это положение?.."
  Внезапно он почувствовал, что кто-то взял его за руку. Оказалось, это Карина. Она сжала его ладонь и заглянула ему в глаза.
  -Всё будет хорошо! - сказала она и ободряюще улыбнулась. Он кивнул и улыбнулся в ответ. Не отпуская его руку, Карина снова повернулась к музыканту, продолжая слушать необыкновенную, проникающую вглубь души мелодию. Казалось, что эта мелодия играется на струнах души, заставляя эхом откликаться все самые сокровенные чувства, бросая в дрожь, заставляя подступать к глазам слёзы. Их полупомешанный Пианист был действительно музыкальным гением.
  Вернулась Охотница и молча села рядом. Она выглядела совсем утомлённой и опустошённой. Вервольф так же молча обнял сестру за плечи свободной рукой и она положила голову на его плечо. Так они сидели и слушали музыку Пианиста, не замечая течения времени, пока тот, наконец, не выдохся и не встал из-за пианино, немного пошатываясь.
  От двери гаража внезапно раздались аплодисменты. Ребята обернулись и уставились на незнакомого парня, который восхищённо смотрел на взлохмаченного музыканта. Незнакомец оглядел компанию сияющими глазами небесно-голубого цвета и поздоровался:
  -Привет... Извините, что без приглашения. Я шёл мимо и услышал эту прекрасную мелодию. У вас тут что-то типа клуба?..
  Охотница медленно встала, оценивающе оглядывая гостя. Он выглядел постарше ребят, но был очень симпатичным.
  -Приветствую! Да, что-то типа того... Проходи, пообщаемся!..
  
  18.12.11 г.
  Глава 23. Аферисты. (написано соавтором - Ne Oleg)
  Крамер ждал. Он знал, прекрасно знал, что Див сейчас мечется между тем, чтобы никогда не появляться перед ним, и тем, что бы согласится на его условия. Хотя, конечно, масло в огонь подливает его ещё ручной сынок ночи, находящийся рядом с бывшим демоном, но Крамер был уверен - если эта парочка действительно хочет всё вернуть, иного выхода у них нет. Хотя... не так тяжело быть уверенным в том, что действительно является правдой.
  Крамер сидел в весьма уютном кафе, курил и пил излюбленную кока-колу. Он смотрел в противоположную стенку и напряжённо думал, что же делать дальше. На вызовы откликались теперь и вполне рядовые демоны, а призывы из этого городка больше не поступали. Хотя, на самом деле, это было не суть как важно - один раз призвавшись, демон перекрёстка может позволить себе находится в верхнем мире столько, сколько сочтёт нужным.
  Куда больше его напрягало то, что этот чёртов ангел... Аисель... где-то рядом...
  - Кроули мне на перекрёсток, - вспомнив отца, ругнулся Крамер, делая большой глоток кофе.
  - Здравствуй.
  Крамер скосил глаза на соседний стул. Рядом с ним сидел Аисель. Собственной персоной, но, конечно же, не в собственном теле.
  Как и демоны, ангелы нуждались в сосудах, которые выбирались по определёнными критериям. Для демонов сосудом мог стать любой человек с весьма мерзкой репутацией, к тому же согласный на то, что бы после смерти он получил вакантное место мучителя душ. Для ангелов сосудами становились мертвецы, так как притеснять живую душу эти крылатые ребята считали кощунством.
  Крамер хмыкнул.
  - Ну... здравствуй, - прикусив язык, что бы не съязвить, протянул демон. Аисель внимательно смотрел на соперника. - Ты так и будешь на меня пялиться? Аккуратнее с этим, я ведь могу подумать, что я тебе нравлюсь.
  - Ты уже видел Дивъяра?
  - Ну как всегда, самое интимное обрывают сразу же, - закатил глаза демон. -Да, видел, тебе-то что с того?
  - Заключил с ним договор?
  Крамер настороженно посмотрел на ангела.
  - Ты чего темнишь, заготовка для подушки?
  Аисель вздохнул.
  - Я предлагаю объединить усилия, - проговорил он. - Хотя бы веременно.
  Брови Крамера медленно поползли на лоб.
  - Что ты сказал, страус от бога?
  - Нам нужно одно и то же. Снять цепкие лапы Дива с души мальчишки. Почему бы не объединиться? В конце концов... - Аисель вздохнул. - Я ведь знаю, кто сломал клетку.
  Крамер улыбнулся, обнажив клыки.
  - Я думал, вы ангелы, тупее, - признался он.
  - Ты снова неправильно думал, - отозвался Аисель.
  - И так, напарничек, есть одно но, - Крамер повернулся к Аиселю. - Наше сотрудничество вроде как... сделка?
  - Ты цыганишь душу у ангела? - удивился Аисель.
  - Ой, нет, - поднял вверх руки демон. - Мне такое счастье и даром не нужно, ваши души по цене ничтожны, людишки вас переплёвывают. Я предлагаю обговорить условия. Например, такое, что пока мы работаем в паре, ты даже не пытаешься меня убить.
  - То же самое относится и к тебе, - эхом отозвался Аисель.
  - Вот и ладненько. Ты ведь в курсе, как скрепляются сделки?
  Аисель, вздохнув, кивнул.
  - Меня бесит это, понимаешь?! - Охотница срывалась на брата. - Мы столько времени потратили на то, чтобы собрать компанию, а теперь... а теперь...
  Они сидели на своём излюбленном месте на кладбище после учёбы и пытались придумать, что же делать со Стихией Свободы.
  Но обоим ничего не лезло в головы, они лишь молча смотрели на памятники, вспоминая, сколько весёлых минут провели здесь со своими друзьями. Вспоминая то, как Див показывал им фокусы, демонстрируя свою демонскую силу. Вспоминая редкие появления молчаливого Дамиана.
  - Вот бы... - вздохнул Вервольф. - Был какой-нибудь человек... который мог бы... вернуть всё так, как оно было... вернуть наших друзей.
  Охотница, вздохнув, посмотрела на соседнюю ограду. За ней, прям на могиле, прислонившись спиной к памятнику, стоял мужчина средних лет в чёрном костюме.
  - Эй, на могилах стоять нельзя! - зло крикнула ему девушка. Мужчина, улыбнувшись, исчез.
  - Ты это кому? - удивлённо спросил девушку брат. Охотница, широко раскрыв глаза, смотрела на то место, где стоял человек.
  - Там... там... там только что был мужчина! - неформалка вскочила на ноги.
  - Но... там никого нет, - пожал плечами парень.
  Охотница огляделась по сторонам.
  - Тебе не кажется... что здесь стало как-то... жутковато...
  На кладбище опустился молочный туман, среди могил промелькивали какие-то тени, шуршащие мусором. Скрипели деревянные столы и лавочки. Из молочного тумана выплыла какая-то тень и нырнула под голые ветки деревьев.
  - А этого ты тоже не видел? - крикнула девушка.
  Она обернулась, но брата рядом не было.
  - Вервольф! Брат! Это не смешно!!!
  - Успокойся, умоляю, - протянул чей-то голос. Девушка обернулась и увидела, что на могиле, скрестив ноги по-турецки, сидит тот самый мужчина. - С твои братцем всё в порядке.
  - Да?! Тогда где он?!
  - Пытается привести тебя в чувства, дорогуша, - фыркнул мужчина. - Ты в обмороке. Благодаря мне. Надо же мне было как-то с тобой поговорить? И, кстати, твой братик не вытащит тебя отсюда, пока я сам не позволю ему это сделать.
  - И как долго ты не позволишь ему это сделать?
  - Пока мы с тобой не поговорим, - пожал плечами мужчина. - Давай пройдёмся.
  Теперь кладбище было ещё более старым, поросшим и заброшенным. Туда-сюда сновали тени, где-то слышались протяжные хрипы, стоны, изредка на Охотницу пытались наброситься какие-то странные люди, больше похожие на скелеты, обтянутые кожей.
  - Не бойся их, - наставительно сказал её спутник.
  - Это всё моё подсознание? - удивилась девушка, рефлекторно хватая спутница за руку, когда очередной призрак с протяжным воем накинулся на неё.
  - Нет, конечно же. Это мой мир. Это то, чего вы не видите, не способны воспринимать своим сознанием, - ответил мужчина. - То, что из всей вашей шайки мог видеть только один человек. И это был Дивъяр.
  - Ты знаешь Дивъяра? - Охотница остановилась.
  - Не то что бы, - кивнул мужчина, присаживаясь на ограду. Из могильного холма высунулся призрак, который хотел было задушить мужчину, но тот, махнув рукой, процедил: - Сгинь. Так вот. Я не то что бы его знаю. Мы встречались пару раз. Виделись мельком. Но дело-то, в общем, в другом. Думаю, ты поняла, кто я такой.
  - Примерно... - призналась девушка.
  Мужчина хмыкнул.
  - Значит, не поняла. Меня зовут Крамер, и я - коронованный принц перекрёстков. Скажем так, я что-то вроде джинна, способен исполнить любое твоё желание, но, - Крамер поднял вверх указательный палец. - За умеренную плату, конечно же.
  - И зачем ты появился? - Охотница поджала губы.
  - Я услышал, как вы говорили о какой-то компании, - пожал плечами демон. - Решил, что для вас это важно. А значит...
  - Можно это продать? Ты не на ту напал.
  - Не на ту? Сомневаюсь, - хмыкнул демон. - Я могу куда больше, чем оживить твою шайку. Я могу сделать её ровно такой, какой ты захочешь сама. С теми людьми, с теми именами и теми мыслями, какие ты выберешь сама. И они будут подчинятся только тебе, и никому больше. Представляешь? Преданная, родная стая, находящаяся с тобой на одной волне... утопия? Не для меня, я могу всё, - Крамер смотрел в глаза девушки, читая в её душе безумное желание верить в его слова. - Я не заставляю тебя. Я сказал тебе то, что я могу...
  - Почём мне знать, что ты реально демон?
  - Действительно, - хохотнув, развёл руками Крамер. - Почём тебе знать, что я не фокусник какой-то, да? В общем. Я сказал тебе то, что хотел. А теперь вали, а то твой братец сейчас поднимет панику.
  
  Охотница резко открыла глаза. Вервольф, прыгающий вокруг неё, остановился.
  - Ну слава богу... - протянул он. - Ты меня так больше не пугай!
  - А...
  - Ты в обморок упала, - пояснил брат.
  - Да... понятно... а никакого мужчины тут не было?
  - Ну... ты крикнула, что кто-то стоит на могиле и вырубилась, - пожал плечами Вервольф.
  
  Ангел сидел на кухне однокомнатной квартиры и, то и дело ныряя в бумажный пакет, жевал гамбургеры, запивая их колой.
  Крамер появился среди кухни и удивлённо посмотрел на пакет из Макдональдса.
  - Бери, - Аисель подтолкнул пакет к демону. Крамер, смотря на ангела, взял в руки гамбургер, завёрнутый в бумажку.
  - Ого! Американского производства! Я на волне! - Крамер сел напротив ангела, взял себе большой стакан с колой и приступил к трапезе.
  - Ну как там? - прищурившись от удовольствия, спросил Аисель. Крамер, запихивая в рот половину гамбургера, поднял вверх указательный палец, прося подождать. Проглотив и запив булочку колой, он блаженно улыбнулся.
  - Ну как, как. Обработка начата. Дальше уже дело за этими людишками.
  - Ты думаешь, наш план подействует? - вздохнул Аисель, выкидывая скомканную бумажку в ведро и беря новый гамбургер.
  - Понимаешь, шизокрылый, - Крамер сидел, подперев подбородок руками. - Пасьянс примерно такой. Нам нужно, что? Что бы товарищ Дамиан одумался и забрал душу у Дива, так? Куда эта душа потом уйдёт, мы с тобой решим сами, милый. Но пока нам нужен только пиковый туз. А пока из всей колоды пиковый туз достанешь, неизвестно, сколько карт попадётся тебе на пути. И почему бы все их и не использовать?
  - А почему использовать?
  - Потому что жить надо с выгодой, павлин ты мой святой, - фыркнул демон.
  - А выгода какая?
  - Больше душ!
  - Противная выгода. И почему я не могу сломать тебе твою схему...
  - Может, потому что мы скрепили наши отношения поцелуем? - улыбнулся Крамер, потягивая кока-колу через трубочку и многозначительно смотря на ангела.
  Тот вздохнул.
  - Но ведь тебе, малыш, никто не запрещает взывать к их совести, - улыбнулся демон, внимательно наблюдая за тем, как ангел что-то выстраивает в своих мыслях. - Кроули мне на перекрёсток, у тебя такое лицо, как будто ты схему МММ продумываешь!
  Глава 24. Просто вспомни. (написано соавтором - Ne Oleg)
  Как он и ожидал, он простудился. Снова. За эту осень он болел второй, если не третий раз. И это уже успело надоесть. Обеспокоенное лицо Даны, отсутствие прогулок по серым, но таким родным улочкам... к тому же теперь он знал, что Диву сейчас лучше быть одному, всё взвесить и решить. Самому. Без чьей-либо помощи, которая в мгновение ока превращалась в раздражающий фактор.
  Дамиан сидел в своей комнате, забравшись с ногами на кровать и, слушая голос Вилле Вало в наушниках, смотрел на серое небо за окном. Дверь в его комнату, как всегда, была закрыта, поэтому он не слышал того, что происходило в прихожей.
  
  В прихожей раздался звонок, и Дана, бросив книгу на диван, прошла открыть дверь. За дверью стоял незнакомый ей парень - среднего роста, голубоглазый, со светло-рыжими волосами и поистине кукольными чертами лица. Но больше всего девушку удивило то, что парень, несмотря на сильный мороз, был одет в простой джинсовый костюм с трикотажной водолазкой под джинсовым пиджаком.
  - Извините, но мы не даём милостыню, - прошептала девушка, но парень, резко выставив руку вперёд, помешал ей закрыть дверь. Он рванул дверь на себя и вошёл в квартиру.
  - Это вы зря. Все люди равны. И имеют равно право на богатство, - сказал он, смотря в глаза девушки.
  - Я сейчас полицию вызову... - Дана потянулась к телефону, но парень коснулся её лба двумя пальцами и она, обмякнув, упала на пол.
  Юноша, закрыв дверь и перешагнув через тело девушки, оказался у запертой двери в комнату Дамиана.
  Махнув кистью, он открыл дверь, которая ударилась о стенку. Дамиан моментально вскочил на ноги.
  Едва он хотел крикнуть что-то, как все лампочки в квартире мгновенно вспыхнули, осветив своими искрами причудливую тень в виде крыльев за спиной пришедшего.
  - Кто ты? - прохрипел Дамиан.
  Пришедший подошёл к нему и коснулся большим пальцем лба. Головная боль, насморк и жжение в горле пропали мгновенно.
  - Я Аисель. Твой ангел-хранитель.
  Дамиан недоверчиво смотрел в голубые глаза парня. Он пытался понять, как такое может быть, но мозаика в его голове никак не складывалась. И к тому же Дива рядом не было...
  - Он и не придёт, - отозвался Аисель. - Во всяком случае, если он не дурак. Ему сюда не стоит соваться, пока я здесь.
  - Ты не смеешь сделать ему больно, - прошипел гот.
  Аисель едва заметно улыбнулся.
  - А он обратил тебя сильнее, чем я того ожидал... бедное человеческое дитя... - вздохнул ангел.
  - Ты не появлялся...
  - Я был заперт в клетке твоим драгоценным Дивъяром, - в глазах ангела полыхала злоба. - Ты думаешь, он бы оставил меня целым и невредимым, зная, что я могу в любой момент уничтожить его? Нет! Я прогнил в клетке из крови и плоти своих братьев чёртов год! Чёртов год мои крылья ныли от дикой боли, потому что твой драгоценный Дивъяр опалил мне их! Он оказался сильнее, чем я думал... и напал внезапно...
  Ангел смотрел на серое небо, которое теперь громыхало грозой.
  - Ты странный мальчик, Дамиан. В тебе есть то, чего нет в огромном количестве людей, - продолжал ангел. - И это далеко не то, чем стоит гордится... у тебя сильная душа, но она тёмная... от природы своей. Ты уже родился с небольшим провалом внутри неё... неизвестно, как так вышло. Но... что случилось, то уже не изменить, верно?
  Дамиан внимательно слушал ангела. Аисель ходил по комнате, теребя свои светлые волосы и внимательно рассматривая стены, но всячески избегая того, что бы посмотреть на Дамиана.
  - Ты должен был находится под моей защитой. Ты... так называемая... группа риска. Люди, которые способны крайне низко пасть. Настолько низко, что они могут... могут разрушить всю веру создателя в ваш людской род. Такие люди сжигают церкви, приносят жертвы во имя падшего, оскверняют могилы, совершают отцеубийства... все эти действия приводят к тому, что их душам становится мерзко находится в своих сосудах, в телах, и души покидают своё пристанище... и в этот момент их ловят и разрывают на мелкие части эти богомерзкие отродья...
  - Демоны?
  - Не говори этого слова, - Аисель повернулся к Дамиану. Он подошел к кровати, на которой сидел мальчишка и, присев на колени, положил ладонь на ногу гота, заглядывая ему в глаза. - Тебя украли у меня. У тебя украли жизнь. Ты выбрал тёмную дорожку сам, никто не противился бы твоей воли... ты можешь верить во что угодно, жить как угодно... но, мальчик... зачем ты отдал свою душу?.. Ты убил в себе жизнь... возможность на спасение... ты обрекаешь себя на муки...
  - На какие муки?
  Аисель снова коснулся лба Дамиана.
  Дамиан провалился в странное место, где было безумно жарко. Повернувшись, он увидел себя, Стихию Свободы и какого-то мужчину. Вместе они шли по красной пустыне. Голову гота разрывало от боли. Он вспоминал запах палёной плоти, крики и стоны, звук разрываемой кожи и треск костей.
  - ПРЕКРАТИ!!! - закричал мальчик.
  Аисель убрал руку ото лба гота. Тот пытался отдышаться. По лбу стекал пот, вены на висках вздулись, мальчишка обхватил голову руками и сидел так, пытаясь вернуться в нормальное состояние.
  Аисель ждал.
  Наконец Дамиан поднял голову.
  - Это всё ложь.
  - Ангелы не врут.
  - Нет... Дивъяр не мог меня предать... обречь на ужасы... не мог...
  - Он демон. В первую очередь. Он мог всё. Любую подлость.
  - Ты не знаешь, о чём ты говоришь! Это Дивъяр!
  - Это Дивъяр! Продажный сын падшего ангела! Демон, даже по адским меркам, шут и плут! Он не удержал даже всемирного соглашения о мире, что говорить о каком-то тебе? Ты ему, думаешь, очень нужен? Ты пешка в его руках, игрушка!
  Аисель смотрел на Дамиана.
  - Знаешь, что... ты сам волен решать, остаться ли на этой дорожке или сойти с неё. Но я сделаю только одну вещь.
  Аисель снова коснулся лба Дамиана.
  Боль повторилась. Перед глазами мальчишки мельтешили Абаддон со своими братьями и сестрами, Аш, Охотница, Дана со странным ухажёром Антоном, демоны, ангелы, ад, рай...
  
  Дана очнулась на полу. С трудом поднявшись, она вошла в комнату Дамиана. Гот лежал на кровати с широко распахнутыми глазами.
  - Дамиан! Ты в порядке! Дамиан! - девушка кинулась к брату. Дамиан чуть дёрнулся, стараясь увидеть Дану.
  - Помнишь, я тебе рассказывал... жуткий сон... тот... про ад... демонов... ангелов...
  - Да, - кивнула Дана.
  - Это не сон... - прошептал парень и закрыл глаза.
  Глава 25. Разговор Охотницы и Дивъяра.
  Неформалка сидела на скамейке возле одной из могил Старого кладбища и куталась в тёплую куртку, пытаясь спастись от холодного ветра, задувающего даже вглубь кладбища. В который уже раз посмотрев время на мобильнике и чертыхнувшись, она наконец-то услышала чьи-то шаги и вгляделась в заросли с почти совсем голыми ветками, на которых ещё кое-где застряли сухие свернувшиеся листья.
  Дивъяр подошёл и виновато улыбнулся:
  -Извини, что опоздал... Привет...
  Охотница возмущённо фыркнула:
  -Тебя вообще не дождёшься последнее время! Почему не тусуешься с нами? Ты в курсе, что происходит?!..
  -Сейчас много что происходит... Что именно ты имеешь в виду?
  -А то, что Янка пошла против меня, а с ней её девчонки и Инфернал! Не желают, видите ли, вести здоровый образ жизни! А я не хочу быть рабом сигарет и выпивки! Ну девчонки бы, может, и согласились со мной, особенно Надька, но у них же Бешеный Панк заводила, а без неё они никуда! Ну про Инфернала и говорить нечего, ему лишь бы выпить, накуриться и потрахаться! Тут ещё и эти, блин, братцы-хоббиты, исчезли куда-то, два дня ни слуху, ни духу! Я просто вне себя! Моя Стихия Свободы распадается! - прорычала Охотница. - А ты, как старший, мог бы что-нибудь посоветовать, и помочь всё исправить, а ты нифига не появляешься и ничего не делаешь!
  -Тише-тише... Может, всё не так серьёзно, как тебе кажется? Я поговорю со всеми по отдельности и выясню, что можно сделать. Янке рано или поздно надоест бунтовать и она вернётся, я её уговорю. А девчонки её и тем более, они не такие упрямые. Инфернал... а нужен он тебе такой?.. Ну а насчёт Перегрина и Мериадока ничего ведь неизвестно, может, у них просто дела были и они скоро вернутся.
  -Надеюсь, всё будет так, как ты говоришь... - девушка, сузив глаза, изучающе оглядела его и снова фыркнула, увидев, насколько он теперь отличается от того, каким был раньше - простая толстая чёрная куртка, чёрная вязаная шапка, волосы собраны в хвост и спрятаны под одежду, да и глаза уже не светятся лукавством и озорством, как прежде. - Слушай, мне кажется, что ты деградируешь, Див! И что Валера, действительно, больше достоин зваться Демоном, чем ты! Ты всё ещё не нашёл способ вернуть свою силу? Думаю, если ты не найдёшь этот способ в ближайшее время, то станешь обычным серым обывателем! Ты на себя посмотри, даже огня в глазах не видно! Что ты вообще сделал за последние пару месяцев?
  Её слова больно задели бывшего демона. Действительно, кем он становится? Полнейшим неудачником? Внутри снова разгорелась злость на самого себя. Он должен вернуть свою силу, чтобы стать прежним, стать самим собой!
  -Кстати, мне тут ещё один демон навязывается, говорит, что он типа джинн, и может исполнить любое моё желание. Может сделать Стихию Свободы такой, какой я хочу её видеть! Так что у тебя появился конкурент.
  Дивъяр вдруг зарычал так, что Охотница испугано отшатнулась:
  -Он!... Уже охотится за душами моих!.. - бывший демон просто задыхался от ярости, глаза его горели красным огнём.
  -Ты поспокойнее... Я же не согласилась! Сказала, что он не на ту напал. Хотя предложение было весьма заманчиво... Но я над этим со вчерашнего дня думала и поняла, если бы мои друзья вдруг стали оправдывать все мои ожидания и полностью мне подчиняться, то это было бы уже совсем не то... совсем не банда анархистов... вообще было бы скучно...
  -Правильно. И это не стоило бы твоей души. Не доверяй свою душу никому. Достаточно того, что ты отдавала её мне, а я не смог её сохранить. Пусть твоя душа останется у тебя, и остальным скажи, чтоб не раскидывались душами, если не хотят оказаться в аду. Я верну свою силу. Скоро. И найду способ освобождать и использовать энергию ваших душ, не отнимая их у вас.- Див говорил уже спокойно, но в его голосе чувствовалась едва сдерживаемая ярость. - Иди, передай мои слова остальным. Я всё улажу. И я сегодня же вызову на разговор этого джинна, чтоб он провалился обратно в ад и там и остался!..
  20. 12. 11 г.
  Глава 26. Парень из оркестра и импровизации музыкантов.
  Вервольф, думая, куда могла исчезнуть его сестра, глядел, как Карина и Святомир перебирают диски с записями музыки Пианиста. Они обещали их дать скопировать тому парню, который заглянул к ним в гараж вчера. Он представился Арсением и сказал, что живёт неподалёку. Пианист вчера после выступления почти сразу уснул, свернувшись на диванчике и положив голову на колени Миле, которая нежно гладила его лицо и взлохмаченные каштановые кудри. А Арсений потом долго расспрашивал ребят про него. Оказалось, что он сам музыкант, играет в оркестре на саксофоне. Попросил разрешения приходить к ним слушать Пианиста.
  Тут в гараж, с музыкой в стиле эмокор, завывающей на телефоне одного из них, вошли Мериадок и Перегрин.
  -Привет... А где Охотница? Для неё есть хорошая новость.
  -Хотел бы я знать... - проворчал Вервольф, обмениваясь с ними рукопожатиями. - Я после техникума сюда пришёл, а её нет. Может, к Дивъяру пошла, она вроде бы хотела с ним встретиться... Или с Янкой отношения выясняют.
  -А чего они ссорятся-то? Мы решение проблемы курения нашли. Во, смотри! - Перегрин вытащил из внутреннего кармана сигарету и подал Вервольфу, издали она смотрелась как обычная сигарета, но вблизи стало ясно, что она сделана из металла и пластика.
  -И что это за игрушка? - с любопытством спросил парень. Остальные тоже подошли посмотреть.
  -Электронная сигарета! - ответил Мериадок, вытаскивая такую же. Они с Перегрином затянулись и выпустили изо рта дым, который совсем ничем не пах.
  -Ух ты! Да, думаю, сестрёнка обрадуется. Но зря вы не пришли и не позвонили вчера, она вчера сильно нервничала, даже подумала, что вы заодно с Янкой и Инферналом против неё пошли.
  -Не! Инфернал нам никогда не нравился, а Янка побузит и вернётся. Лучше уж тусоваться здесь в весёлой компании, чем в каком-нибудь подъезде или подвале неизвестно с кем. Здесь всё-таки все свои... друзья же... - ответил Мериадок.
  -А музыку, которую собирались, не сочинили ещё?.. - спросил Перегрин.
  -Дивъяр не приходил... А Пианист вчера целый концерт устроил, прям офигенно играл. К нам даже на его музыку один парень заглянул, тож музыкант... - Вервольф рассказал им про Арсения, а вскоре и он сам появился.
  -Привет, ребята! - улыбаясь, Арсений пожал им руки и показал им какой-то чемоданчик. - Сегодня я сыграю вам на своём инструменте, а может быть, поимпровизируем вместе с Егором... - он вопросительно посмотрел на Пианиста. Тот неопределённо пожал плечами.
  Поболтав с ребятами и согревшись, Арсений достал
  саксофон и, немного настроившись, начал играть. Раньше ребята не слышали саксофон вживую, и им было интересно. Парень играл неплохо, но ему не хватало одухотворённости Пианиста. Немного послушав, тот тоже начал играть. Почти полчаса они импровизировали, дополняя друг друга. Потом Арсений выдохся и, засмеявшись, попросил передышку. Однако, Пианист уже вошёл в раж и не слышал его. Саксофонист хотел было положить руку ему на плечо и сказать что-то, но Вервольф вовремя его отдёрнул:
  -Не надо его отвлекать. Наш музыкальный гений немного психически неустойчив, и если кто-то попытается помешать ему играть, он может впасть в ярость и начать кидаться всем, что под руку попадётся. Это мы уже проходили, едва его утихомирили в тот раз. Пусть отыграется и успокоится.
  Арсений посмотрел на него удивлённо и немного испуганно, отошёл и попил минералки. Пианист играл, всё более распаляясь. Передохнув минут пять, саксофонист снова начал ему подыгрывать. Мелодии причудчиво сплетались.
  Тут в гараж зашёл Тёмный, и со словами:
  -О, да у вас тут весело! - скинул куртку и взял акустическую гитару. Послушав минут пять, он присоединился к импровизировавшим музыкантам. Святомир снова снимал концерт на видео, Вервольф едва не прыгал от восторга и жалел, что сестра это пропускает, а Карина и Мила не отрывали взгляда от музыкантов. Заслушавшись, ребята не заметили, как пришла Охотница.
  Только примерно через час, когда Пианист закончил играть и переместился на диван к Миле, все немного пришли в себя.
  -Это было круто! - восхищённо заявила Охотница.
  -Полностью согласен! - поддержал её брат.
  -Никогда ещё музыка не доставляла мне столько удовольствия! - воскликнул Арсений и все стали обмениваться впечатлениями.
  Через полчаса саксофонист ушёл, пообещав зайти завтра. Охотнице рассказали про электронные сигареты, обсудив все их плюсы и минусы. Потом она передала ребятам слова Дивъяра и они ещё долго говорили об этом. Карине в этих словах почудилось что-то зловещее, Охотница и Вервольф надеялись на то, что у Дива всё получится, Святомиру было пофиг, вернёт ли тот свою силу, он хотел, чтоб Дивъяр пришёл наконец сюда и сыграл с Пианистом музыку, от которой всех торкнет, Мериадок и Перегрин с ним были полностью согласны, а Мила и Пианист вообще не участвовали в общем разговоре, они самозабвенно целовались на диванчике в укромном углу.
  20.12.11 г.
  Глава 27. Почему ты меня обманывал?
  Когда Дамиан немного пришёл в себя после полученной информации, он решил не рассказывать сестре всего, что он вспомнил. Она бы наверняка не поверила. Она и так была явно обеспокоена.
  Всё так сложно... Демоны, ангелы... Ад... Неужели он существует?.. А ведь гот верил всегда только в вечное перерождение душ, круговорот жизни... Значит, Див обманул его? Обманывал с самого начала? Думать об этом было так больно...
  "Мой лучший друг - предатель. И он пытался отправить мою душу в ад... Готично! - юноша мрачно усмехнулся. - Если мне удастся вернуть свою душу, то её не получит больше никто..."
  Одев тёплое длинное пальто и чёрную шапочку, он пошёл на Старое кладбище, чтобы погулять там и успокоиться. И по странному совпадению, подходя к кладбищу, увидел, как оттуда выходит Дивъяр. Тот, с кем ему всегда было так тепло, легко, спокойно и хорошо. Лучший друг...
  -Дивъяр! - позвал гот и удивился, как холодно прозвучал его собственный голос.
  -Дамиан? - молодой мужчина обернулся и подошёл к нему. - А я думал, ты болеешь. С простудой лучше отлежаться дома.
  -Я болел... пока меня не посетил мой ангел-хранитель, - Дамиан смотрел ему в глаза, как будто стараясь что-то там прочесть.
  -Что он тебе сказал? - охрипшим голосом спросил Див.
  -Он вернул мне память. Показал то, что я забыл. Ты... хотел отправить мою душу в ад. Пользуясь тем, что я в него не верил. Почему ты меня обманывал?
  -Я надеялся этого избежать... Я бы не допустил этого!
  -Ты ничего мне не рассказал. И... я больше тебе не верю. Я могу забрать свою душу обратно? Или она уже обречена на ад?.. - гот сам не узнавал себя, настолько он был спокоен и холоден.
  Дивъяр едва мог справиться с собой. Случилось то, чего он всегда боялся. Потерял... потерял его...
  -Сейчас я только человек... Я не могу держать твою душу... Ты волен распоряжаться ею сам... - тихо проговорил он и пошёл прочь.
  "Во всём виноват Крамер... - с тихой ненавистью думал бывший демон. - Но теперь мне нечего терять. Сегодня ночью... Я не упущу свой шанс. И я ещё верну всё, что потерял!"
  20.12.11 г.
  Глава 28. Сам (написано соавтором - Ne Oleg)
  - В чём я виноват?! Что я сделал?! - Крамер дико хохотал.
  Они стояли на кладбищенском перекрёстке. Дивъяр, следуя всем законам, которые вспомнил из своего демонского прошлого, вызвал принца перекрёстков.
  - Ты... ты... ты... - шипел Див.
  - Ну, роженица, уже головка показалась, ну же, тужься! - Крамер, не скрываясь, издевался. - Давай я тебе помогу? Ты сексуален, ты король, ты неповторим, ты всемогущ, ты лучший, ты тот, перед кем я пресмыкаюсь... ну же, зайка, давай, пляши от печки!
  - Ты спас ангела! Ты вытащил его из клетки!
  - ЛОЖЬ! - крик Крамера эхом отозвался в глубине кладбища. - Ну... - Крамер облизнул клыки. - Или не совсем ложь...
  - Ты... ты заставил Дамиана отвернутся от меня!
  - А вот это уже ложь, - демон угрожающе оскалился.
  - Ты охотишься за душами моих подопечных! - гневу Дива не было предела.
  - Давай кое-что проясним, человеческий выродок, - улыбка пропала с лица Крамера, ровно как и его весёлый настрой. Демон вышел из точки перекрёстка. Он сел на скамейку и, достав коньяк, сделал большой глоток. Затем закурил. - Пока тебя не было в Аду, там кое-что поменялось. Например то, что даже сперев души этих маленьких людских щенят, ты притащишь их мне. На блюдечке. С голубой каёмкой. И кровавым соусом. Ты обязан будешь отмерить им определённый срок жизни. Год, семь или десять лет. Ты обязан будешь выполнить одно их желание. Ты будешь ОБЯЗАН. Ты понимаешь это?
  - Но я не демон перекрёстка! Я просто демон!
  - Просто демоны сейчас сидят на своих плоских задницах! Просто демоны не воруют души! Просто демонам срать, ты понимаешь, СРАТЬ на этот грёбанный мир под палящим солнцем! И только такие ублюдки как ты, или такие идиоты как я, носятся в этом мире, пытаясь удержать экономику всего Тартара на плаву! Но нет... ты ведь... - Крамер прищурился. - Та самая мразь, которая подрывает мне всю систему!
  Дивъяр внимательно смотрел на Крамера.
  - Такие, как ты, не достойны ни второго, ни третьего, ни сто седьмого шанса, - демон скинул пепел, который упал на его брюки. - Но тебе, выродку, я помогу. Только с одним условием.
  Дивъяр внимательно смотрел на него.
  - И каким же?
  - Ты будешь действовать по правилам, сукин ты кошак, - процедил Крамер, доставая ещё одну сигарету. - То есть ты станешь МОИМ работничком. По правилам, мразь, слышишь?
  Дивъяр яростно смотрел на него.
  - Я тебя уничтожу...
  - Как? - Крамер снова захохотал. - Сожжёшь?
  Тело Дива пылало в огне. Дикая боль проходила сквозь него, Див закричал.
  - Или проткнёшь серебряным кинжалом?
  Сотни ножей вонзились в тело Дива.
  - Утопишь? Задушишь? Заставишь выблевать лёгкие?
  Всё, что перечислял Крамер, то чувствовал Дивъяр.
  - Или попытаешься размозжить мой череп своим хиленьким кулачком, а, ошибка качалки?
  Дивъяр снова встал на ноги и вперился в демона.
  - В конце концов, это тебе нужно, о выродок, а не мне. Решай, чмо. Как решишь, так вызовешь. Так и быть, поработаю мальчиком по вызову. А пока... чао, у меня дела, - улыбнулся демон.
  - Какие дела? - крикнул Див.
  - Твой дорогой мальчик, - прошептал ветер.
  - Здравствуй , мальчик, - Крамер появился неожиданно, заставив Дамиана вздрогнуть.
  - Кто ты?
  - Крамер, принц перекрёстка, приятно познакомится, но оставим прилюдии. Мне нужна твоя душонка.
  - Нет!
  - Что ты как целка? Тебе же не впервой делится этой искоркой. Я же не принуждаю тебя к сексу, как твой кудрявый педофил, я просто требую душу, - глаза Крамера стали кроваво-красного цвета.
  - НЕТ!
  - Я не знаю такого слова, как нет!
  - АИСЕЛЬ! - мгновенно вспомнив имя ангела, крикнул Дамиана.
  - Что за... - начал было Крамер, но его тут же снесло волной света.
  Аисель стоял по среди комнаты.
  - А ещё напарником назывался... - Крамер резко обернулся, смотря на ангела. - Или вы все крылатые...
  - Сомкни уста, - приказным тоном сказал Аисель. - Мы напарниками были, пока душа мальчика не ему принадлежала.
  - О, и сразу витеивато...
  - Сомкни уста, богомерзкое отродье!
  Крамера, как показалось Дамиану, изнутри взорвал белоснежный свет. Демон исчез.
  Аисель сел рядом с Дамианом, который зажался в угол.
  - Всё хорошо, - сказал он, касаясь руки мальчика. - Я вижу, ты вернул душу. Ты молодец. Хорошо, что ты внял моим словам.
  - Мне просто стало страшно... что всё может быть... так... - Дамиан впервые почувствовал, как эмоции переполняют его. - Я до сих пор не могу понять, как меня мог предать Див... он говорит... он бы не допустил... этого... того... ада...
  - Расплата неминуема, мальчик, - голос Аиселя был властным. - И тут никто ничего не может сделать. Это закон. Мы можем только помочь. Если это будет в наших силах. Но и не всем мы помогаем. Многие люди так и остаются с таким адом впереди.
  - А мне ты зачем помог? Я же... группа риска? - Дамиан смотрел в глаза Аиселя.
  - На всё воля Божья.
  - И ты в это веришь?
  - Но тебе же он помог. Значит, верю.
  - Но другим не помог!
  - Какое тебе дело до других, мальчик, когда у тебя всё хорошо.
  Аисель убрал руку, поднимаясь с колен и подходя на середину комнаты.
  - А что теперь? Что мне делать теперь? У меня нет друга, но есть душа! И я НЕ ЗНАЮ, что мне делать теперь! - Дамиан сорвался. По щекам текли слёзы.
  Аисель остановился.
  - Всё будет хорошо. Ты волен общаться с теми, кто тебе угоден. Ты волен быть тем, кем хочешь. Ты волен выбирать жизнь. Сам. Но душу свою ты должен хранить.
  - Сам? - Дамиан вскинул голову.
  - В этом я тебе помогу, - улыбнулся Аисель. - Если тебе будет совсем плохо. Или тяжело. Или будут... проблемы... у тебя теперь есть я. Тебе хватит просто подумать обо мне и я... появлюсь.
  Аисель посмотрел наверх и исчез.
  Дамиан смотрел на то место, где стоял ангел.
  - Один хранитель сменил другого... да уж... жизнь...
  Глава 29. А ты скажи ему... (написано соавтором - Ne Oleg)
  Он отхаркивал кровь, смотря на серый, покрытый пылью пол. Покосившиеся оконные рамы, лунный свет на полу, пыль и серые гнилые доски. Запах трухи и разложений.
  Крамер ощупывал рёбра, проверяя их целостность, но ничего, кроме боли от прикосновений, не ощущал.
  - Да уж... - отхаркнул он сгусток крови. - Помогай после этого ангелам...
  Он прислонился спиной к старым палкам стены дома и попытался дышать полной грудью. Но это было до безумия сложно и больно.
  Крамер закрыл глаза.
  Нет, умереть он не умрёт, но какое-то время, пока зарастают раны, придётся помучаться.
  Он хмуро ухмыльнулся.
  Девяносто процентов своего плана он выполнил. И он рад этому.
  Вытащил из заточения ангела, помог человеческому детёнышу обрести возможность на жизнь, указал своё место одному зазнавшемуся недодемону...
  - Зачем ты сделал это? - услышал Крамер голос Аиселя. Крамер приоткрыл глаза и посмотрел на ангела.
  - От большой любви к тебе, - процедил он. - Ой, только не надо подходить ко мне и пытаться вылечить! Всё! Натерпелся я выходок твоей крылатой жопы!
  Аисель обескуражено отошёл в сторону.
  - Я не хотел, что бы так вышло...
  - Не хотел и не думал это разные вещи, - поморщился демон. Боль в рёбрах постепенно затухала, дышать становилось легче.
  - Так... ты не ответил... зачем ты сделал это? Зачем помог мне? Зачем помог мальчишке?
  - Считай, что я альтруист... - прошипел Крамер. - Просто вот... проходил мимо... дай думаю... помогу...
  - Ложь.
  - Ну... нет... не ложь... - Крамеру всё тяжелее давались слова.
  - Ты лучше меня знаешь правду.
  Крамер улыбнулся. Да уж. Правду он знал намного лучше...
  Несколько дней назад.
  Кубик Рубика сложился идеально.
  Он кинул его в мусорную корзину и достал ещё один, с более мелкими квадратикам. Он снова начал щёлкать, собирая кубик и усердно разрабатывая план.
  Дивъяр... имя это, он, безусловно слышал. И не в самых лучших аспектах. Шут, плут, любитель каверзных игр, и, главное, один из тех, кто укрывается от власти Крамера и тырит его законные души. А такого он не прощал.
  Никому. И никогда.
  А значит, эта кудрявая швабра будет под его каблуком. Как это сделать? Да легко и просто.
  Первым пунктом он закинул удочку ему. Да, Крамер не лгал. Он действительно был тем единственным шансом Дива на возвращение демонской силы. Других способов просто не существовало. Демоны и ангелы высших категорий наложили на этого парнишку такое количество заклятий и печатей, что взломать их представлялось невозможным. Но Крамер был самым олицетворением невозможного. Порой люди желали такого, о чём даже не каждый демон мог подумать. И ему приходилось выполнять. Так что...
  Дивъяр, естественно, клюнул на удочку. А другого и быть не могло. И началось то, чего так хотел Крамер. Див начал трепать нервы. Себе. И окружающим.
  Следующий этап состоял из помощи бедному ангелу, томящемуся в клетке из костей и крови своих же собратьев. Ну, тут труда не составило. Аисель не видел, как Крамер подрезал нити с заклятиями своим кинжалом, не видел, как демон снимал все проклятья, забирая их на себя.
  А дальше... всё просто... сделать вид, что он играет по правилам Аиселя и что наивен, как техасский умственно отсталый фермер, было раз плюнуть. Что, по сути, Крамер и сделал.
  Финал так же сыграл по его нотам.
  Див в ужасе от того, на каких условиях он вернёт свою силу. Мальчишка с душой как у горожан Содома, под опекой небес, а значит, никому не угроза, а Крамер... а Крамер наигрался на несколько сотен лет вперёд.
  Крамер поднял глаза на Аиселя. Ангел, читавший всё это в мыслях демона, с ужасом смотрел на него.
  - Как ты...
  - Я альтруист. Теперь завершающая часть финала, - Крамер поднялся на ноги, оттряхивая с костюма пыль. - Див сейчас должен решить, будет ли он возвращать свою силу или нет. И я знаю, что скорее всего, он выберет нет, так как я выставил ему не те условия, какие он ожидал.
  - И что ты будешь делать? - нахмурился ангел.
  - Я? Я ничего. Я вернусь домой. А вот ты, крылатенький, передашь привет этому засранцу и скажешь, что если он хотя бы попытается, послушай. ХОТЯ БЫ ПО-ПЫ-ТАЕТ-СЯ сделать что-то поперёк дьявольских законов, - Крамер подошёл к Аиселю и, положив ему руки на плечи, прошептал на ухо. - Я с него с живого кожу сниму, на вертел надену и зажарю заживо, как ведьм в средние века...
  И демон растворился в воздухе.
  Аисель посмотрел на луну и так же исчез.
  Глава 30. Боль.
  Шёл снег, уже второй раз за эти сутки. Этот снег и не думал таять. Дамиан тихо брёл по узкой тропинке между памятников и покосившихся деревянных крестов. Он больше не мог сидеть дома. Домашнее задание он сделал в читальном зале институтской библиотеки и не спешил домой. С тех пор, как он вернул себе свою душу, он как будто вернулся в прошлое. Та же боль внутри, в самой глубине его существа, боль в сердце, боль в душе. Возможно, это связано с тем провалом во Тьму, существовавшим в его душе, о котором говорил ему ангел. Боль, то ноющая, как старая рана, то жгущая огнём так, что хотелось выть, и биться головой о стены, и рвать свою плоть, чтобы болью физической заглушить эту боль в душе... Предательство Дивъяра добавило соли на эту незаживающую рану. Теперь гот не мог думать больше ни о чём другом.
   "Почему мой лучший друг, единственное по-настоящему близкое мне существо, единственный, кто мог избавить меня от этой боли, оказался предателем? Почему больше никто не казался мне настолько близким за всю мою жизнь?.. Произошло именно то, чего я больше всего боялся, нам пришлось разлучиться. И по иронии судьбы, я сам прогнал его... прогнал из своей жизни, но не могу изгнать из своих мыслей... Див... Я знаю, что никто никогда не сможет заменить мне его... Аисель? Как может ангел понять мою тёмную душу? Он даже не пожелал остаться рядом со мной, чтобы утешить и научить жить... - юноша мрачно усмехнулся. - И тот, и другой преследовали свои личные цели, и им обоим наплевать на мои чувства. На мои чувства всем наплевать! Кто сможет понять эту боль и это одиночество? Кто согласится разделить это со мной?... Эта боль просто сводит с ума..."
  Он остановился и прислонился лбом к дереву, пытаясь успокоиться и переждать приступ боли, приступ своего безумия, прикусив своё запястье, чтобы не закричать. Казалось, с прошлого года эта боль стала вдвойне сильнее, а может быть, он просто от неё отвык, пока был рядом с Дивъяром...
   "Я просто душевнобольной... И рано или поздно окажусь в психушке... Все эти демоны и ангелы - это просто мой бред... бред сумасшедшего..." - эта мысль его неожиданно развеселила. Гот почувствовал солоноватый вкус крови во рту и посмотрел на прокушенную руку.
   -Готично... - прошептал он и подавил желание расхохотаться, зная, что это привело бы к истерике.
   Вспомнилась ночь, проведённая у Дивъяра, как хорошо им было вместе... так спокойно... так уютно... вместе... ни боли, ни одиночества... они заботились друг о друге, как братья, они понимали друг друга без слов... И всё это оказалось ложью! Воспоминания вызвали новую волну боли. Юноша закрыл лицо руками и замер. Теперь вспомнилось, как глаза Дива наполнились болью и удивлением, как от удара в спину, когда Дамиан потребовал назад свою душу. Гот вдруг понял, что эта боль в глазах бывшего друга принесла ему удовлетворение. Он хотел, чтобы другие тоже чувствовали боль, хотел причинять страдания. Это было бы по-честному. Почему только он должен терпеть эту боль в душе?!..
  
   Он услышал чьи-то шаги. Сойдя с тропинки и скрывшись за кустарником, ветки которого сейчас были запорошены снегом, он увидел одинокую фигурку девушки в длинном чёрном пальто, немного похожем на его собственное, различил длинные чёрные волосы, спускающиеся из-под чёрной шапочки.
   "Карина... Она всё ещё упорно пытается стать готессой... - юноша усмехнулся. - Точнее, пытается казаться... Что она может знать об этом?.. Быть готом - значит чувствовать Тьму и боль внутри себя... боль... Что она может знать о боли??? А может быть, научить её?.. Это просто безумие!.."
  Он снова вышел на тропинку и пошёл навстречу девушке. Она радостно улыбнулась:
   -Привет, Дамиан! Я так рада тебя видеть! Ой... Что с тобой? У тебя такое лицо... - девушка чуть испуганно вглядывалась в бледное лицо гота с кривившей его губы горькой усмешкой и полубезумным взглядом.
   -Приветствую... Это, можно сказать, моё обычное состояние... болезненный диссонанс с реальностью. Ты как поживаешь?
   -О, я отлично! - оживилась Карина. - Я провожу много времени со Стихией Свободы, в их гараже, там последнее время Пианист такие концерты устраивает, и ещё один музыкант появился, на саксофоне играет! Тебе стоит зайти как-нибудь послушать! Ребята ещё хотят позвать Дивъяра, чтоб он сыграл вместе с Пианистом...
   Лицо юноши помрачнело ещё больше. Упоминание Дивъяра снова причинило ему боль.
   -Отлично?.. Отлично... - он презрительно оглядел её с ног до головы: чёрная одежда, чёрная подводка глаз, чёрная помада на губах. - Почему ты стала так одеваться? Ты пытаешься подделаться под готессу?
   -Я... я давно уже изучаю готическую субкультуру... уже почти год... Мне это всё очень близко... Думаю, я всё-таки готесса... - она смущённо опустила глаза, его вид и его интонации сейчас немного пугали её. - Ну... или приблизилась к тому, чтобы стать ею...
   -Ты - готесса? - он засмеялся и смех этот, полубезумный и полный боли и горечи, испугал её ещё больше. - Нет! Ты - дешёвая подделка! Пустышка! Кукла! Позерка! Понятно тебе? Не смей называться готессой! В тебе нет ничего, что может сделать из человека настоящего гота... В тебе нет Тьмы и нет этой постоянной душевной боли... Тебе не понять этого! Ты не представляешь, как я презираю позеров и подделок вроде тебя!
   Его слова больно ранили её. Дешёвая подделка! Пустышка! Кукла! Как он может говорить так о ней? Ведь он так ей нравится... даже больше, чем нравится... Неужели снова?.. Ей вспомнился Игорь, её первая любовь, который сказал, что она была ему просто игрушкой. Кукла... И девушке вдруг стало так больно и горько, что на её глазах выступили слёзы.
   Гот пристально смотрел на неё. Когда её лицо исказилось болью, он взял её за подбородок и заставил посмотреть ему прямо в глаза. От его прикосновения она вздрогнула, и слёзы, смешавшись с тушью, прочертили две чёрные дорожки по её щекам.
   -Да, так лучше... - прошептал он, видя в её глазах отражение своей собственной боли. - Ты тоже можешь быть настоящей... Если эта боль будет в тебе всегда...
   Почти не сознавая, что он делает, просто подчинившись мгновенному желанию, Дамиан медленно и нежно поцеловал её. Казалось, он передал ей часть своей боли, и ему стало легче.
   -Прости меня, Карина... Я был неправ и выплеснул на тебя свою злость... Но если ты хочешь быть готессой, ты должна постоянно чувствовать в своей душе боль... чтобы не быть пустой подделкой...
   -Дамиан... я... ты... - пробормотала ошеломлённая его поведением девушка.
   -Не надо строить иллюзий... Я не могу быть твоим. Просто запомни то, что я тебе сказал... - он печально улыбнулся и, развернувшись, быстро скрылся за поворотом тропинки.
   3.01.12 г.
  Глава 31. Я хочу быть свободным!
  После разговора с демоном перекрёстка Дивъяр был растерян. Он предполагал, что цена будет высока, но такого он не ожидал. Вернуть свою силу и бессмертие демона и отдать за это... свою свободу! Быть подчинённым этого Крамера... Всё его существо восставало против этого. Он не хотел никому подчиняться. И не хотел возвращаться в Преисподнюю. Он хотел остаться в этом городе и хотел, чтобы весь этот город принадлежал ему, как и все местные неформалы. Он не хотел забирать души у кого попало и отправлять их в ад, Див желал забирать души избранных себе и единолично черпать из них силу. Вернуться в мир демонов, снова стать низшим, получать пинки от каждого более сильного, быть "мальчиком на побегушках"... А ведь ему наверняка не позволят подняться и набрать силу, будут вечно помнить о его проступках. Это совсем не то, что ему нужно! Какой прок в силе демона, если её нельзя будет использовать так, как ему самому хочется! Он, конечно, не самый умный, но не настолько глуп, чтобы согласиться на такие условия.
   Может быть, остаться человеком не так уж плохо? Ведь у него есть все преимущества над обычным человеком - знания и опыт веков, телепатия, обаяние и харизма, здоровое, сильное, красивое и прекрасно развитое тело. Одним этим он сможет привлечь и подчинить себе множество людей, если постарается. Он может добиться всего своими силами... И чем больше у него будет обожателей, тем больше он сможет развить оставшиеся у него сверхъестественные способности. Нужно только перебороть в себе этот страх перед старением... это ведь самое ужасное - наблюдать, как его прекрасное тело будет изнашиваться, стареть и разрушаться... Но он наверняка сможет найти способ противостоять этому намного дольше обычного человека... а потом постарается найти способ переродиться снова здесь же и сохранить свою память, хоть это сложно, но вполне возможно для него... если снова кто-нибудь не вмешается...
  Да, он хочет остаться среди людей, развлекаться со Стихией Свободы, вернуть себе Дамиана... Быть свободным и не подчиняться никому, делать то, что захочется! И Дамиан обязательно вернётся к нему, ведь они оба нуждаются в этом единстве... Если Дивъяр останется человеком, то готу больше не надо будет опасаться за свою душу. Сейчас он под охраной Аиселя, и демону сложнее к нему подобраться, чем человеку. Дивъяр точно знал это, поэтому не испугался угрозы Крамера.
  Наверняка гот сейчас болезненно переживает вновь свалившееся на него одиночество, сходит с ума, как тогда, перед их первой встречей. Всё тот же добровольный изгой, презирающий обычных людей, но так болезненно переносящий собственное одиночество. Он попытается найти утешение у сестры, но она не поймёт его и постарается вовлечь в какую-нибудь тусовку, познакомить со своими друзьями. Ведь лучшее средство от одиночества - это друзья.
  "Но в этом городе вряд ли найдётся друг, которого Дамиан признает равным себе и достойным своей дружбы... кроме меня! - самодовольно улыбнулся Дивъяр. - Я хорошо изучил своего мальчика... Он обязательно ко мне вернётся! Нужно только дать ему время..."
  На следующий вечер Див пришёл в гараж Стихии Свободы, где его так давно ждали. Он снова выглядел так же, как год назад, когда только пришёл в этот город: длинный балахонистый плащ с большим капюшоном, из толстой чёрной кожи и с меховым подкладом, пристёгнутым изнутри, штаны из такой же толстой чёрной натуральной кожи, обтягивающая чёрная водолазка, зимние берцы, шипастая атрибутика, распущенные длинные и густые чёрно-рыжие волосы. Девушки ахнули, снова увидев его таким, парни одобрительно засмеялись, немного завидуя. После приветствий Охотница первая начала разговор:
   -Офигенно выглядишь, просто супер! Ты вернул свою силу демона?
   -Нет. Цена была слишком высока. Мне предложили отказаться от своей свободы, подчиниться более сильному демону и покинуть вас и этот город. Как я понял, появляться на земле можно было бы только, чтобы исполнить желание какого-нибудь глупца и забрать в ад его душу. Вы бы на такое согласились?
   -Конечно, нет! - возмутилась Охотница. - Зачем нужна сила, если не можешь использовать её так, как хочешь сам? Зачем нужна эта сила без свободы?
   -Я подумал так же, - улыбнулся ей Див. - Ведь и будучи человеком, я превосхожу большинство людей. Я смогу добиться того, чего я хочу, и теми силами, которые у меня остались!
   -Вот это наш человек! Не зря ты часть нашей Стихии Свободы! - воскликнул Вервольф. - Свобода важнее всего!
   -Ну раз с этим разобрались, то давай приступим к главному на данный момент, - заявил Перегрин. - Мы хотим, чтобы ты вместе с Пианистом сочинил музыку, от которой всех торкнет! Думаю, это не только заменит нам пиво с сигаретами и травкой, но и поможет вернуть в компанию Янку и её подружек.
   -Да, мы знаем, что ты это можешь! - добавил Мериадок. - Если нас от одной тока музыки Пианиста так прёт, то если ты добавишь ещё и свою...
   -Ммм... Какая замечательная идея! Попробуем! - глаза Дивъяра загорелись и он взял электрогитару, подключая её к комбику.
  Он подумал, что в этой идее действительно что-то есть. Что-то такое, что поможет ему добиться того, чего он хочет...
  Пианист начал играть что-то печально-мрачное, постепенно входя в свой обычный транс и отдаваясь музыке без остатка. Послушав его немного, Див начал подыгрывать ему на электрухе, сначала негромко, но потом всё громче и быстрее. Глубокая, цепляющая за душу мелодия Пианиста дополнилась страстной, бунтарской, похожей то на крики боли и на рыдания, то на вызов или победный клич, то на торжествующий смех, то на безумие, то на откровение мелодией Дивъяра.
   Сначала ребята сидели, замерев и вслушиваясь, но потом, когда музыка стала более зажигательной, больше не могли сидеть. Обняв друг друга за плечи и выстроившись в цепочку, они начали махать волосами, как на сейшене, всё более опьяняясь этой сливающейся мелодией, выкрикивая что-то одобрительное. Даже снимающий это на видео Святомир, поставив камеру так, чтобы было видно музыкантов, присоединился к остальным.
   Дивъяр и сам чувствовал что-то необычное, будто взлетая на крыльях музыки и бросая вызов всему и всем, изливая свои чувства этой мелодией. А потом он вдруг, неожиданно для самого себя, запел. Его голос то перекрывал музыку, то сливался с ней, глубокий и бархатистый, на незнакомом ребятам языке выражающий страстный вызов, и боль, и борьбу, и будто какое-то откровение, которое они не могли понять. Песня вырывалась будто сама собой, также сами, безо всякого труда, приходили слова. Див чувствовал свободу и экстаз... Вскоре Пианист выдохся и прекратил играть, а все ребята, тяжело дыша, вповалку лежали на полу и не могли понять, что с ними, сон это или явь... Дивъяр смотрел на них и понимал, что нашёл то, что поможет ему добиться желаемого. Он снова лукаво и озорно улыбался и думал, что станет рок-идолом этого городка.
   5.01.12 г.
  Глава 32. Мелодия проклятого бунтаря.
  Карина едва смогла прийти в себя после встречи с Дамианом и дойти до гаража, благо он был недалеко от Старого кладбища. Там она привела себя в порядок под любопытными взглядами ребят. Отвязаться от расспросов Охотницы так и не удалось, пришлось выложить правду.
  -Ну что с тобой такое? Рассказывай! У тебя такой бледный вид, как будто ты призрак увидела! - тормошила её Охотница.
  -А я действительно его увидела... - слабо улыбнулась Карина. - Шла через кладбище и встретила Призрака Старого кладбища.
  
  -О! А я его давным-давно не видела! Как он поживает?
  -Похоже, что не слишком хорошо... У него был такой вид, как будто он терпит жуткую боль... или сходит с ума... Он меня напугал... А потом накричал на меня, сказал, чтоб я не смела называть себя готессой, пока не буду постоянно испытывать душевную боль.
  -Накричал? Это совсем на него не похоже! И про постоянную душевную боль - это полный бред. Если постоянно её испытывать, то станешь не готом, а пациентом психбольницы. Он или правда с ума сходит, или слишком часто смотрел фильм "Ворон", так что двинулся на нём. Не слушай его!
  -Он потом извинился, сказал, что сорвался просто... Ему, правда, плохо было.
  -Надеюсь, ему станет лучше. И куда Дивъяр смотрит? Он же вроде его лучший друг! Или они поссорились? Скорей всего, это всё и объясняет! - Охотница наконец отстала от девушки и подошла к Перегрину со словами:
  -Ты когда притащишь в гараж свой синтезатор? Пусть Пианист и на нём поиграет, интересно же, что получится!..
  И тут в гараж вошёл Дивъяр, поразив всех своим вызывающе-неформальным видом. Таким его давно не видели, с тех самых пор, как он лишился демонской силы. Он выглядел потрясающе, вызывающе и привлекательно. Одежда и атрибутика подчёркивали его красоту и достоинства стройной и грациозной фигуры. Он как будто вдруг снова обрёл уверенность в себе. Когда выяснилось, что силу демона он себе так и не вернул, это, как ни странно, никого не расстроило. Сейчас от него хотели одного - музыки, необыкновенной, дьявольской, околдовывающей. Все верили, что он сможет создать такую музыку вместе с Пианистом. И Див не только оправдал, он превзошёл все их ожидания. Оказалось, в музыке он не менее талантлив, чем Пианист. Когда тот заиграл, его вначале медленная, мрачная, глубокая и пробирающая до дрожи низкими звуками мелодия выражала как будто тяжкие раздумья напополам с плохими предчувствиями.
  Потом, когда вступил Дивъяр с электрогитарой, его мелодия дополнила мелодию Пианиста сначала будто тихими стенаниями, а потом поднялась до воя, сменившегося вдруг отчаянным и страстным бунтом, будто бы боевым кличем. Карине сложно было назвать звуки, которые следовали потом, похожие на ревущую бурю и вновь замедляющиеся. Впечатление было такое, что гитара то стонет, то кричит, то смеётся, как человек, но это были просто впечатления, будоражащие своей мятежностью и заставляющие кровь закипать. Сам вдохновенный вид обоих музыкантов будто заражал ребят своим неистовством. И если к виду впавшего во вдохновенный полубезумный транс Пианиста они уже попривыкли, то вид Дивъяра, выражение его лица заставляло всех испытывать те же чувства, что так ярко выражались его мелодией. Эта мелодия выражала борьбу за свободу, борьбу, которая то терпит поражение, то возрождается и побеждает. Она так захватила всех, что никто не смог сидеть на месте. А когда Див вдруг запел, его глубокий бархатный голос как будто проникал в их души и выражал все их тайные надежды, желания и метания, вкладывая в них больше страсти, чем они сами могли испытать. Он пел как мятущийся, страдающий и проклятый бунтарь, находящий утешение лишь в своём страстном мятеже... Это было последнее, что пришло ей в голову перед тем, как девушка потеряла сознание. Когда Карина пришла в себя, они все, обнявшись, лежали на полу, пытаясь понять, что с ними, а он, улыбаясь, смотрел на них.
  6.01.12 г.
  Глава 33. И даже светом станет тьма (написано соавтором - Не Олег)
  - Я не исчез. Я хочу научить тебя самостоятельности, - голос Аиселя разрезал тишину кладбища. Гот обернулся.
  - Да? Да ладно? - в душе Дамиана кипела злость. - Какой к чёрту самостоятельности?
  Аисель сел рядом с молодым человеком.
  -К чему привык ты, когда рядом был этот... демон? - с видимым отвращением произнеся последнее слово, спросил ангел. - Знал ли ты, что такое справляться с невзгодами души самостоятельно? Знал ли ты, что такое без помощи выживать? Нет, ты не знал. Приходил он, - ангел снова поморщился. - И за тебя решал всё. Но разве это хорошо?
  - Мне было от этого очень хорошо, - процедил гот, внутренне напрягаясь.
  Ангел хмыкнул.
  - Я слышал, что говорил ты той девушке. И я вопрос задать хочу. Не стыдно ли врать тебе?
  
  Дамиан вскинул голову:
  - Врать?!
  - Ты о страданиях души говоришь, а сам не ведаешь, что они такое. Ты о некоей тьме говоришь, а сам за великую тьму считаешь свет в комнате выключенный. Неужели ты не врёшь, а говоришь правду? Говорить о том, чего не знаешь сам, та же ложь.
  - Если ты пришёл, чтобы разозлить меня, то у тебя это получилось! - Дамиану захотелось ударить ангела, и он даже замахнулся, но тот моментально исчез.
  - Не меня ты бьёшь, а правду, что колет глаз и сжимает горло, - Аисель появился прямо перед готом.
  Парень хмыкнул.
  - Ты слишком самоуверенный. Если я захочу, я отдам душу...
  - Нет.
  - Что - нет?
  - Ты не отдашь душу.
  - С чего ты взял?
  - Я убью тебя. В тот же момент, как ты выйдешь к Дивъяру с этим намерением или вызовешь демона перекрёстка. Я убью тебя.
  Дамиан посмотрел в глаза Аиселя и с ужасом понял, что ангел не блефует. Он действительно был способен на это.
  - И я был прав. Ты преследуешь свои личные цели, - процедил гот.
  - У ангелов нет целей личных.
  - Они у всех есть!
  - У ангелов нет целей личных.
  Дамиан повернулся в сторону Аиселя:
  - Они. Есть. У. Всех.
  Аисель снова мотнул головой.
  - У нас нет ни целей. Ни воли. Мы не люди. И не демоны. Мы не существуем отдельно от Бога, мы его маленькие сосуды, по которым течёт его сила. Разве у твоей вены есть личная цель? Или у клетки твоей кожи есть воля? Мы так же. Мы вены Бога. Мы клетки Бога. Бесцельны. И безвольны. Есть только Его воля. И Его цели.
  - То есть... вернуть мне душу... была его воля? - прищурился Дамиан.
  - Он был не против, - Аисель смотрел на серое небо.
  - Но это не было его волей?
  - Это было моим решением и его согласием.
  - Значит, ты можешь решать что-то сам!
  - Совсем не много.
  - Вернуть мне душу - немного?
  Аисель опустил голову.
  - Вы, люди, любите задавать странные вопросы. Любопытство вас погубит когда-нибудь. Вернуть душу - это всегда сложно. Чем сильнее то существо, что забрало её, тем сложнее. Но в твоём случае... мне хватило лишь вернуть тебе память. Память, которую у тебя забрал... не самый слабый ангел.
  - Рафаил, ведь так?
  - Так, - кивнул Аисель. - Он. Сомневаюсь я, что был он в восторге от решения моего, но... Бог сказал "да"... и я вернул.
  - А если бы Див... был демоном? Ты бы тоже... вернул?
  - Да, но это сложнее в разы было бы.
  - То есть?
  - Пришлось бы в Ад спускаться за душой твоей. Отгонять бесов от неё. И самого демона, которому ты доверился. Был бы бой. В котором... я бы выиграл, но... неизвестно, что могло бы произойти.
  Дамиан молча смотрел на Аиселя.
  - Ты хочешь вызвать жалость?
  - Я отвечаю на твои вопросы. Если ответы вызывают жалость у тебя, то не моя вина.
  Дамиан снова замолчал.
  - Я уже несколько раз оступился. И ты по-прежнему оставляешь меня наедине с собой, хочешь научить самостоятельности.
  - Это называется "доверие". Я доверяю тебе. Верю в тебя. Я знаю, что не глуп ты и не полезешь снова на рожон. Я знаю, что хоть ты и копишь злость в душе, ты хороший. Ты не совсем пропащий, я знаю это.
  - Откуда?
  - В отличие от всех тех, кто совсем пропал, ты... ты ведь любишь, - ангел повернулся к Дамиану. - В твоём сердце тепло, в душе - цветущий сад. И хоть ты нагоняешь туда грозовые тучи, сад и тепло остаются на месте. Ты любишь. Ярко, мучительно и безответно. Так любить могут только светлые, чистые люди.
  Дамиан оторопело смотрел на Аиселя.
  - Мика... - прошептал гот. Аисель кивнул.
  - И пока я вижу, что ты любишь. Что та тоска, которую ты путаешь с тьмой, ещё не съела твою душу, я верю тебе и в тебя.
  Они замолчали.
  Неожиданно ангел схватил Дамиана за руку.
  - Хочешь, я покажу тебе настоящую тьму?
  Гот, оторопев, кивнул.
  Дамиану показалось, что их будто что-то вырвало с места, где они находились и они оказались в кромешной темноте.
  Дамиану на секунду показалось, что это просто комната без окон, в которой ещё и выключили свет. Но это впечатление было лишь мгновенным. Затем он стал ощущать, как липкая тоска, наполненная страхом, болью и визгом одновременно тысячей людей, пробирается в его сердце. Перед глазами поплыли красные круги, он видел обрывки чьих-то страданий, реки крови и разодранную плоть. В ушах стоял визг сотен женщин. Воздух казался вязким и тягучим, словно кисель. Он забивал нос и горло, мешая дышать.
  Дамиан, не выдержав напора, упал на колени, как в ту же секунду ощутил, как нечто тёплое коснулось его плеча. Позади него сверкнула яркая вспышка белого света и тьма отступила.
  
  Теперь они были абсолютно в другом месте.
  Дамиан с интересом оглядывался по сторонам.
  Это был огромный цветущий яблоневый сад, деревья которого были полностью усыпаны маленькими душистыми белыми цветами.
  - Это... рай? - удивился Дамиан, вдыхая аромат.
  - Нет, - отрицательно мотнул головой ангел. - Это чистилище. Для каждой души оно предстаёт таким, каким душа хочет того. Дабы отдохнуть.
  - Чистилище? Я умер? - Дамиан обеспокоенно посмотрел на ангела.
  - Нет, не умер, - пожал плечами Аисель, впервые на памяти Дамиана, пряча руки в карманы джинсовых брюк. - Просто после того места, где мы побывали, тебе стоит отдохнуть.
  Дамиан сел на высокую ярко-зелёную траву и стал смотреть на небо. Идеально белые облака плыли по идеально голубому небу.
  - Жаль, что в мире живых такого неба нет... - протянул Дамиан.
  - Есть. Просто ты не видишь его таким, - улыбнулся Аисель, садясь рядом с готом. - Ты настолько хочешь быть тёмным, что даже голубое тебе кажется серым. И белое, серым...
  Гот задумался.
  - Я никогда не думал об этом. Но, тем не менее, ты мне продолжаешь верить?
  - И даже светом станет тьма... - голос Аиселя прозвучал будто бы издалека.
  Дамиан обернулся, что бы увидеть своего хранителя, но когда повернулся снова, увидел, что он снова сидит на кладбище, и никого рядом с ним нет.
  Аисель снова исчез. Он уходил так же внезапно, как и появлялся. И, как всегда, оставлял Дамиану огромное количество поводов для размышлений.
  Глава 34. Моя боль станет моей силой!
  Когда Дана пришла с работы, умылась и переоделась, она заглянула в комнату к брату. Там было темно, только слабо мерцал монитор компьютера и тихо играла музыка. На этот раз это были старые песни Арии. Из колонок раздавался голос Кипелова:
  
  "Возьми моё сердце,
  Возьми мою душу!
  Я так одинок в этот час,
  Что хочу умереть...
  Мне некуда деться,
  Свой мир я разрушил,
  По мне плачет только свеча
  На холодной заре..."
  Дамиан сидел на кровати, подтянув к себе колени. Сестра села рядом и спросила:
  -Как день прошёл?
  -Так себе... - хриплым шепотом ответил ей брат.
  -Что-то случилось? - девушка обеспокоенно вгляделась в него, но темнота мешала увидеть выражение его лица, поэтому она включила настольную лампу.
  Он наклонил голову так, что распущенные волосы заслонили его лицо от света. -Братик, посмотри на меня и расскажи, что сегодня случилось!
  Юноша поднял голову и взглянул на неё. Его лицо было бледно и почти безжизненно, а глаза были наполнены тоской:
  -Всё равно ты не поверишь...
  -Может быть... Но держать всё в себе намного хуже. Если расскажешь - тебе станет легче!
  -Я не знаю, как это рассказать... Лучше скажи мне, ведь Тьма и ад не могут быть одним и тем же?
  -Конечно, не могут! - с уверенностью сказала Дана. - Это разные понятия.
  -Вот и я думаю также... Однако, кое-кто хочет убедить меня в обратном... Он показал мне нечто, очень похожее на ад, и сказал, что это и есть Тьма. Но я не верю ему! Он просто сам не понимает, скорее всего... Тьма... она была изначально... и всё появилось из неё... Тьма - не есть зло, она нейтральна... В ней заключено всё - и добро, и зло... в ней есть всё...
  -И кто же хочет убедить тебя в обратном? Дивъяр?
  -Нет... Забудь про Дивъяра... Я вычеркнул его из своей жизни... Ему больше нельзя верить... - Дамиан снова опустил голову, спрятав лицо за волосами. Дана видела, как подрагивают его пальцы, выдавая его, хотя голос юноши был безжизненно-спокоен.
  -Вы с ним так серьёзно поссорились? Из-за чего? Но он же твой лучший друг! Вы наверняка ещё сможете помириться!
  -Нет... не сможем... я не смогу ему больше верить... как бы мне ни хотелось... нельзя... он меня обманывал... Говорил, что мы одно целое... а сам практически обрёк мою душу на ад... Если бы не вмешался мой ангел-хранитель... - гот судорожно вздохнул и его голос стал ещё тише. - Я видел, как ужасен ад... ты не можешь себе это представить...
  -О Боже мой, какой бред! Тебе, наверно, это всё приснилось! Демоны, ангелы... Див сам мне признался как-то, что он не демон, а человек, хоть и обладает некоторыми способностями. Так у тебя теперь ещё и ангел-хранитель появился?
  -Да... но он совсем меня не понимает... У нас совершенно разные представления обо всём... Представляешь, он сказал мне, что я не знаю, что такое боль души! Видимо, он считает, что душа может страдать только в аду. Конечно, откуда такому существу, как он, у которого нет своей воли, а только Божья, знать о душевных метаниях и болезненно-острых, противоречащих друг другу чувствах! - Дамиан нервно усмехнулся. - Конечно, с адскими муками это не сравнится... Но это тоже боль души... та боль, которую ангелу узнать не дано!.. Иногда мне кажется, что моя душа похожа на оголённый нерв, поэтому все чувства для неё болезненны...
  -Бедный мой братик! - девушка обняла его. - Меня пугает твоё состояние... Может быть, тебе стоит поговорить с психологом?
  -Или с психиатром... Иногда мне кажется, что мне место в психушке... Но боюсь, что это не поможет... Только Дивъяр мог избавить меня от боли... но теперь я должен справляться сам! - гот внезапно отстранился и встал, решительно глядя на сестру. - Я больше никому никогда не отдам свою душу! А значит, моя боль всегда будет со мной... и я превращу свою боль в силу! Не беспокойся за меня, сестрёнка, я справлюсь с этим сам! Я стану сильным! И всё будет так, как я хочу! Моя душа не достанется ни Преисподней, ни Небесам, а навечно останется на земле...
  Дана глядела на брата и удивлялась перемене.
  В его взгляде больше не было тоски и боли, там как будто горел огонь, а его лицо выражало решимость.
  -Прости, мне нужно ещё немного проветриться, не могу сидеть дома. Такое чувство, что стены на меня давят! - гот стал собираться на улицу.
  -Будь осторожен, Дамиан! - сказала Дана и вышла из комнаты. Она уже знала, что если ночь зовёт его, то его никакими уговорами не остановишь.
  
  Когда он вышел из подъезда, то первым делом посмотрел на небо, по которому неслись рваные тучи и отыскал взглядом растущую луну. С наступлением ночи стало морозно. Подумав немного, юноша решил не идти на кладбище, а просто погулять недалеко. Пока он раздумывал, стоя на крыльце при тусклом свете лампочки, горевшей над дверью в подъезд, громко хлопнула дверь соседнего подъезда.
  -Слышь, сигаретки не найдётся? - к готу подошёл парень, по виду явный гопник. - Ба, да это Демьян! Давно тебя видно не было!
  Дамиан поморщился. Этого субъекта он знал давно и так же давно старался избегать, потому что этот сосед ещё в школьные годы частенько вымогал у него деньги.
  -Не курю, - спокойно ответил он, внутренне готовясь к неизбежному.
  -Дааа? Тогда гони бабло мне на сигареты! - вполне ожидаемо "наехал" гопник.
  -Иди и заработай! Я тебе ничего не должен! - с ледяным презрением в голосе сказал Дамиан.
  -Ох как мы заговориили! - издевательски протянул тот. - Хочешь в морду получить?
  -Посмотри мне в глаза, примитив! - в голосе гота звучала едва сдерживаемая ярость, а в его глазах полыхал огонь безумия. - Думаешь, я тебя боюсь? Ну скажи мне, ты правда так думаешь? В глаза смотри!!! - он, сжав кулаки и оскалившись, надвигался на гопника.
  -Э, ты чего? С катушек съехал, что ли? - его противник отступал, обескураженный такой реакцией. - Псих, да?.. Ну нет так нет, меня это... ждут там! - и с этими словами ретировался обратно в свой подъезд.
  Дамиан совершенно безумно расхохотался, выпуская негативные эмоции. После чего прошептал, блестя глазами:
  -А ведь сработало... То оружие, которое мне дал бывший друг... - и гот решительно зашагал в темноту ночи, уже в полный голос сказав в пустоту: - Мне больше не нужны хранители! Теперь я сам смогу позаботиться о себе! Моя боль станет моей силой...
  11.01.2012 г.
  Глава 35. "Спасибо" (написано соавтором - Ne Oleg)
  Аисель стоял посреди улицы и смотрел вслед Дамиану. Его губы были искривлены улыбкой, в которой сквозила боль.
  Он не мог понять, что он делал не так.
  Мальчик хотел тьмы? Он получил её. Ту, тьму, настоящую. В которой родился хаос, из которого был свет. И потом... и потом всё вокруг.
  Он хотел услышать слова, объяснения... он их услышал.
  Но, видимо...
  
  Аисель появился перед Дамианом.
  - Знаешь, - ангел замолчал, смотря в глаза гота. - Я не понимаю, почему Бог ещё не уничтожил вас. Я не понимаю, почему тебя тогда не убили Михаил, Сашиэль и Рафаил. Не понимаю, почему Крамер, демон, рискуя оказаться в клетке с горящими прутьями, он помог тебе. Молчи, прошу. Хоть что-то сделай правильно.
  Аисель замолчал. Казалось, он еле сдерживает боль, пряча её за грустной улыбкой.
  - Я. Я переступил закон. Нам нельзя спасать таких, как ты. Тебе давали шанс. Ты его потерял. Я пошёл против Небес, я вернул тебе тебя. Я не стал объяснять тебе, что такое быть хранителем. Что такое чувствовать, как тяжелеют твои крылья от грехов твоего подопечного. Я не стал говорить тебе, что мы связаны. Что твой отказ погубит меня. Тебе плевать. Ты веришь только в то, что придумал себе сам. Только в то, что вычитал о какой-то там готике в сетях и придумал ночами. Хочешь узнать правду - позови Рафаила. Он расскажет тебе, что твоя готика - это лишь мода. Нет ничего. Стихи, музыка, внешность. Бутафория. Но тебе плевать. Ты.
  Ангел снова замолчал, посмотрев на небо.
  - Ты меня обвинил в том, что я не понимаю тебя. Да, не понимаю. Но я хочу понять. И хочу, что бы ты понял меня. Как в любых отношениях. Ты что-то отдаёшь и что-то забираешь. Но я плохой.
  Снова тишина.
  - Это тело принадлежало мальчику, который умер в больнице, - Аисель вздохнул. - Так что когда я покину его, оно упадёт. Последняя просьба. Поймай его. Хотя бы. Что бы он не разбился. Я обещал ему. И ещё.
  Снова пауза.
  - А в принципе. Тебя плевать. Спасибо. Надеюсь, тебя не передадут другому ангелу, что бы его из-за тебя, слепого и глухого сопляка, не прикончили так же, как прикончат меня.
  Глаза мальчишки закатились, и он стал падать на землю. Дамиан, выйдя из ступора, поймал его. Вокруг собрались люди, где-то завизжала сигналами "скорая".
  
  - Я провалился. Можешь убивать, - Аисель влетел в белую комнату, где, казалось, никого не было. - Слышишь, Отец! Я разочаровал Тебя! Можешь прикончить меня! Но Ты был прав... мне не нужно было это... я только... лишний раз разочаровался в людях...
  Красные капли крови обрызгали идеально белые стены...
  Глава 36. Самостоятельность.
  Несколько дней спустя...
  Дамиан шёл домой из института и вдруг увидел, что навстречу приближается до боли знакомая фигура в длинном чёрном плаще с капюшоном. Внутри всё как будто сжалось. Гот остановился и несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, успокаивая участившееся сердцебиение и беря себя в руки. Напустив на себя холодный и безразличный вид, снова пошёл вперёд.
   -Приветствую тебя... - подходя и лукаво улыбаясь, сказал Дивъяр. - Ты ещё не соскучился по мне, мой Дамиан?
   -Нет! И я больше не твой! - резко ответил ему гот.
   -Себя ты не обманешь. А я всё ещё могу читать твои мысли...
   -Тогда прочитай в моих мыслях то, что я думаю о тебе, предатель! Я не верю тебе и никогда больше не поверю!
   -Но в глубине души ты хочешь мне верить, хоть и не позволяешь себе. И ты тоскуешь по тому времени, когда мы были вместе. Мальчик мой, я никогда не желал тебе зла... Я никогда не отдал бы твою душу аду, даже если бы мне самому пришлось погибнуть, я бы сражался за тебя до последнего. Ты нужен мне так же, как я нужен тебе!
   -Я не верю тебе, демон! - с презрением в голосе ответил Дамиан.
   -Я уже не демон. Я отказался от договора с Крамером, потому что свобода для меня важнее силы, а он хотел забрать у меня свободу. Попробую теперь стать рок-музыкантом и собрать себе толпу фанатов, чтоб подпитываться их энергией, это мне поможет лучше развить оставшиеся у меня скромные сверхъестественные силы. Я такой же человек, как и ты, только обладающий немного большими способностями. Поэтому тебе не надо меня бояться. Твоей душе больше ничего не грозит рядом со мной...
  Юноша не ответил.
   -Всё ещё не веришь? Ничего, я дам тебе время. Я буду ждать тебя столько, сколько потребуется. Ты избавился от ангела?
   -Мы с ним не смогли друг друга понять... Мне жаль его... - Дамиан вспомнил последнюю встречу со своим ангелом-хранителем и поёжился. Эта встреча была странной, и ангел вёл себя странно. Юноша так и не понял половину того, что тот ему сказал. Впечатление осталось тяжёлое, как будто он совершил какую-то ошибку. Но он так и не понял, какую... Ведь он всего лишь стал самостоятельным и решил сам справляться со своими проблемами, не надеясь на чью-то помощь. Разве не это от него требовалось? Но странные и пугающие слова Аиселя остались без объяснения, и парень чувствовал, что тот больше не вернётся, в отличие от Дивъяра. А ещё у него осталось болезненное чувство потери. Было действительно очень жаль, что они друг друга совсем не поняли. - Хотя он меня кое-чему научил. Я никому никогда больше не отдам свою душу и сделаю всё, чтобы не попасть в ад. А ещё он научил меня, что нужно быть самостоятельным и самому справляться со своей болью. Теперь я сам могу о себе позаботиться! Я не нуждаюсь ни в тебе, ни в других хранителях. Я буду сильным и больше не позволю себе раскисать, как девчонка. Я сделаю свою боль своей силой. А этому меня научил ещё ты, помнишь? Я научился контролировать своё безумие и превращать боль в силу. Я всегда хорошо учился! - гот усмехнулся, с вызовом глядя на Дивъяра.
   -Да, ты стал сильнее и мужественнее... Я тобой горжусь, Дамиан! Но ты не прав в том, что больше не нуждаешься во мне. Мы оба нуждаемся друг в друге, и ты это знаешь! И ты знаешь, что я так просто не сдамся, в отличие от твоего ангела-хранителя, который так и не объяснил тебе ничего толком, не объяснил, к чему могут привести твои метания и твоя наивность, и поплатился за это жизнью. Ты запутался... Но я всегда пойму тебя и всегда отзовусь, если ты позовёшь. И потом... - Див хитро улыбнулся. - Только через меня ты сможешь связаться с Микой. Она же сейчас прячется от людей и ни с кем не общается.
   - Я уже устал повторять, что не верю тебе! И не пытайся смутить меня, я больше не поддамся! Если нам с ней суждено быть вместе, то мы встретимся и без твоей помощи. Рано или поздно она придёт на Старое кладбище... Придёт время, и мы обязательно встретимся...
   -Хм... Ничем тебя не проймёшь! - Дивъяр рассмеялся. - Ты действительно стал сильнее и увереннее. Но я уже сказал, что дам тебе время подумать. Я готов ждать тебя сколько угодно времени...
   -Оставь меня в покое! Прощай! - бросил ему Дамиан и быстро пошёл дальше, думая, как же всё-таки Дивъяр видит его насквозь, до самых глубин души, и как ему устоять и не поддаться больше его обаянию, не поддаться искушению вернуть их дружбу...
  "Нет, я так просто не сдамся! Не подчинюсь его влиянию!.. Теперь я сам по себе... Я буду сильным и буду идти своим путём... Даже если Див больше не опасен для моей души, это ещё не повод его прощать и снова ему верить... Я смогу прожить и без него!.. И когда-нибудь найду более достойного друга, более искреннего и открытого..." - думал он.
  Див остался стоять, глядя ему вслед и улыбаясь.
   -Я знаю, что ты вернёшься ко мне... - прошептал он. - А пока... у меня найдутся и другие дела...
  11.01.2012 г.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) А.Верт "Пекло 2"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"