Няка Кавайная: другие произведения.

Общий файл. "Мой хороший плохой сон"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Узнайте о себе много нового
    Ваше имя
    Вы считаете себя:Пиратом
    Но на самом деле вы:Пират
    Друзья:Издеваются
    Когда вам грустно вы:Пугаете маньяков
    Когда вам весело вы:Предлагаете сомнительные напитки окружающим
    Вы любите:Издеваться над Всемогущим Добром
    Ваш внутренний зверь:Пума

    все гадания на aeterna.ru
    Агитки - необычные графические подписи
    ХА-ХА. ЗАГНАЛА ИМЯ "ВИРДЖИНИЯ" В ТЕСТ. ВОТ ВЕДЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ОНО ПОД РАССКАЗ КАК РАЗ ПОДХОДИТ. ЕСТЬ ПРОЛОГ И 20 ГЛАВ. ПРОДА ГОТОВА. ВОТ. А ВЕДЬ ХОТЕЛА, ЧТО-НИБУДЬ МРАЧНОЕ И ТРАГИЧНОЕ НАПИСАТЬ И ВСЕ РАВНО В ЮМОР УШЛА. ОПТИМИСТ Я НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ
    Итак в этом отрывке пролог и уже 20 глав. Романтическое нечто намечается. Граждане, гражданки и гражданятки - выкладываю проду не постоянно. Аннотацию не придумала еще. Название пробное "МОЙ ХОРОШИЙ ПЛОХОЙ СОН", если есть идеи лучше, можете предложить, над названием еще думаю. Произведение будет мрачным, в плане юмора и в некоторых сценах тоже. Рекомендую выпить валерьянки или чего покрепче. И черт с ними, с ошибками, допишу - буду вычитывать и править грамотность. =)))
    ПОМНИТЕ ТОВАРИЩИ, В СТО ДВАДЦАТЬ ПЯТЫЙ РАЗ НАПОМИНАЮ, что Ния - Ви в данных главах находится во сне и вся эта бредятина, похожая на женский роман В НАЧАЛЬНЫХ ГЛАВАХ, ей только снится. А из-за амнезии поведение ее отличается от первых двух глав, хотя уже к девятой главе личность Нии - Ви начинает реанимироваться.Намечается романтическое нечто... То ли еще будет...
    Обновление от 19.08.2009.
    НЕ СТЕСНЯЕМСЯ - КОММЕНТИРУЕМ И ВЫСКАЗЫВАЕМ ПОЖЕЛАНИЯ!!! МОЖЕТЕ ЗАЦЕНИТЬ!!! МОЖЕТЕ НАРУГАТЬСЯ!!! А ВОТ СТИЛЬ И ЮМОР ПОПРОШУ НЕ ТРОГАТЬ!!! ОЧЕНЬ НАДО ЗНАТЬ МНЕНИЕ НАРОДА!!!


  
  

ПРОЛОГ.

  
   - "Дура!!!", - меня хлестали по щекам, - "Чертова идиотка!!! Сколько раз я тебе говорил, не лезь, не лезь! Все равно лезет! Опять мне твою задницу из неприятностей вытаскивать! ЗА ЧТО МНЕ ЭТО?!!!"
   - "Я не лезу, да я откуда знаю, как я сюда вообще попала!!!", - прорычала я и открыла глаза.
   ...Комната, серые стены из бетона, наверху маленькое окно. Из окна тусклый желтый свет. В воздухе пыль. Железный стол. Два железных серых стула. На одном сижу я, меня приковали к столу наручниками, на нем есть специальные отверстия. На столе???... на столе сидит парень, высокий, атлет, но не перекачан, одет в плащ черный а ля "матрица", черную футболку, черные штаны и черные кожаные ботинки, да, выбором цвета он себя явно не утруждает. Он брюнет, аристократические черты лица, серые стальные глаза с ненавистью смотрят на меня. Теперь он сжимает мое горло, одной рукой, больно, я задыхаюсь...повезло мне сегодня...определенно мой день...я в гостях у садиста... сюжет называется - "Началось в колхозе утро!"...
   - "Какого хрена?!", - задыхаюсь я.
   - "Такого, какого черта ты опять влезла?", - меня продолжают душить.
   - "Твою мать! Да ты кто такой, какого хрена тут происходит!", - на последнем выдохе я плююсь кровью и проваливаюсь в бездну.
   ...Меня снова бьют...повезло нарваться на садиста...
   - "Какого хрена! Сама мне объясни, какого хрена ты опять сюда влезла?!", - взгляд парня с ненавистью словно прожигает меня. Ой, смерть моя геройская пришла, привет смерть! А ты ничего!
   - "Да я откуда знаю! Я не помню, как я тут очутилась! Я дома спала мирно...до этого момента! Ты кто такой, дебил хренов! Еще раз ударишь, я тебе глотку перегрызу, псих! Стол и наручники твои меня хрен остановят!", - рычу я в ответ.
   - "Ты, правда не помнишь?", - удивленно спросил парень. Что гнев сменился на милость?
   - "ДА! Ни хрена я не помню! Урод, дебил, садист ублюдочный!", - плююсь кровью я.
   Меня отстегнули от стола и даже помогли добраться до стены, на которую я бессильно привалилась...
   Парень осторожно взял мое избитое лицо в свои ладони, большим пальцем стер кровь с уголка губ:
   - "Милая ты не оставляешь мне выбора! Я тебя об одном прошу - не лезь сюда, ради всего святого, запомни. НЕ ЛЕЗЬ СЮДА! Ты мешаешь! Прости меня за это..."
   - "Ага, любимый. Слушаюсь и повинуюсь!", - я поморщилась от боли. ЧЕРТ!!!! Парень достал ружье...он, что собирается... НЕТ!!!... ЧЕРТ!!!...такая дикая боль...господи...я посмотрела вниз, по моей футболке расплывалось пятно крови, видны ошметки кожи, мясо...остальное... господи какая адская боль!!!
   ...Я проснулась...вернее я подскочила с кровати в ужасе...щупаю рукой живот...все на месте...ни ран...не развороченных внутренностей...какой страшный сон...кошмар...что это за парень в нем был...я его не знаю...Да и черт с ним - главное я проснулась. А кошмары уже в прошлом...
  

ГЛАВА 1.

ВИРДЖИНИЯ.

  
   Я - Вирджиния. Наконец-то я Вирдижния! Нет, с большой буквы надо, ВИРДЖИНИЯ. Я держала в руках свой новый паспорт. Я долго мечтала о том, чтобы сменить имя. Раньше меня звали Виктория. Виктория Александровна Навварская. Виктория далеко не самое плохое имя. Наоборот, многие даже очень хотят иметь такое имя, но только я заболела именем Вирджиния. Сама не знаю, как это получилось. Просто услышала в детстве и с тех пор требовала, чтобы меня звали Вирджинией. Так меня и звали. Вирджиния или Ви для краткости. И только в паспорте я по-прежнему звалась Викторией. А вот теперь в руках новый долгожданный паспорт с новым долгожданным именем, мечта сбылась.
   - "Ви, ну как? Получила?", - надрывалась в моем мобильнике моя подруга Анна.
   - "Получила! Теперь я Вирджиния! Полноправная Вирджиния Александровна Навварская!", - кричала я в мобильник. Прохожие, заставшие сцену мирной беседы с мобильником, испуганно шарахались в стороны.
   - "Потусуем?!", - дикий вопль из мобильника.
   - "Полюбому! Собирай всех! Я плачу за гулянку!", - кричу в ответ.
   А вечером мы собрались в нашем любимом боулинге. Я бы не сказала, что кто-то из нашей женской банды профессиональный игрок, скорее профессиональный неигрок. Но это весело. Особенно, когда напьешься с девчонками и позволишь себе немного флирта с парнями. А сегодня как специально редкой красоты экземпляры подобрались.
   - "Банда, смотрите на того шатена слева. Чур мой!", - пьяно хихикнула я, силясь попасть по кеглям, шар скатился вбок. Мимо, дура пьяная.
   - "Твой, твой, дура пьяная!", - не менее пьяная Анька, пытается попасть по кеглям на другой дорожке, поскальзывается и приземляется на пятую точку. Наша банда дружно хохочет. Ой, да мы привлекли внимание того симпатичного шатена. Прогресс! Эх, держите меня семеро. Красавчик на горизонте!
   - "Ой, простите!", - я "нечаянно" спотыкаюсь и падаю на парня. Он меня ловит.
   - "Прощаю", - улыбается мне парень.
   - "А как тебя зовут?", - пьяная дура проводит пальцем по его щеке. Надо же какая оказывается у него нежная кожа.
   - "Алекс", - смеется парень. Алекс покупает мне еще один коктейль. Девчонки что-то одобрительно кричат на заднем фоне. Кажется на этот вечер я подсняла красавчика Алекса. Нет, обычно я так не поступаю, но сегодня у Вирджинии второй день рождения. Мне можно.
   Утром я тихонько слиняла с квартиры Алекса. Да, может быть другая на моем месте оставила ему номер телефона, навязала бы знакомство, но я не хочу, у меня вообще с парнями полный нейтралитет. Изредка с ними встречаюсь, но не более. Проблема не в них, проблема во мне. С детства у меня есть одна странность, я знакомлюсь с человеком и через пару минут мне ясно кто он, что сейчас скажет, что подумает. Мне становится скучно и отношения не клеятся. Поэтому я одна. И теперь я одна отправляюсь спать домой.
   Я приняла душ и завалилась на кровать. Ах ты моя душечка, милая подушечка! Уснула я мгновенно.
   ...Черт, ну и пейзаж... живописные развалины... дымятся... тут что ядерная бомба рухнула? Я почему-то валяюсь среди развалин, одежда... кхм... скорее ее остатки. Так что на мне - на мне ошметки куртки, майка, короткая юбка?... юбка...и армейские ботинки... хорошо хоть обувь осталась в порядке...мдя весело начинается мой сон...Называйте меня скромно - "Жертва апокалипсиса!"
   ...Я встала, отряхнулась от пыли... ого... кто-то вовремя потерял пистолет... или не пистолет... да какая разница, все в хозяйстве пригодится... о, и рюкзак есть, а в нем что? В рюкзаке сухпаек и фляжка с водой. Живем народ.
   Итак, я прусь в неизвестность по разрушенному городу. Посмотрите налево - разбомбленное к чертям собачьим здание, посмотрите направо - какой живописный пожар. Уважаемые туристы, продолжаем нашу экскурсию по Зоне. Просьба - держать оружие наготове, в подворотни не соваться, неприятностей на задницу не искать. Почему по Зоне, городок чем-то напоминал сталкеровскую Зону.
   Город безлюден... Хотя, что в этом странного тут видимо интенсивная бомбежка периметра была... Странно то, что трупов нет.
   А вечереет, надо бы место для ночлега поискать что ли? Я забрела в более менее целое здание. Если не считать пары этажей сметенных взрывом и выбитых окон, оно почти дворец. Я забралась по чудом местами уцелевшей лестнице на второй этаж. Инстинкты говорят, что лучше быть повыше. Так, ого да тут есть матрас. Я села на него, скрестив ноги. Шикарно. Дворец. Питьевая вода во фляжке, сухпаек и матрас. Роскошь. Для этого мира.
   Раздался взрыв, комнату, в которой я уютно устроилась на матрасе тряхнуло, посыпалась штукатурка.
   - "А весело тут у нас!", - подумалось мне.
   В комнату влетел парень. Так высокий атлет, но не перекачан, одет в плащ черный а ля "Матрица", черную футболку, черные штаны и черные кожаные ботинки, брюнет, аристократические черты лица, серые стальные глаза. Ба, знакомые все лица. Привет ублюдочный садист! И я рада тебя видеть! Я помахала ему рукой. В один прыжок очутившись возле меня, он схватил остатки воротника моей куртки и начал трясти мою несчастную тушку, как бультерьер крысу.
   - "Ты...опять ты!!!", - прорычал он.
   - "Я...опять я!!! А ты, что думал теща твоя из загробной жизни вернулась. Кстати, меня Вирджиния зовут или Ви для краткости!", - я двинула ему кулаком в солнечное сплетение. Парень отцепился, перевел дыхание и очень заковыристо матюгнулся.
   - "Сколько ты по городу бродишь?", - он сел на пол и скрестил ноги.
   - "Откровенность за откровенность. Я назвалась, а теперь твой черед!", - я нагло смотрела на парня.
   - "Макс!", - парень сжал кулаки, в серых стальных глазах читался мой смертный приговор. - "Я повторяю, сколько ты уже по городу бродишь?!"
   - "Часа два, а что?", - я невозмутимо взглянула в глаза моей геройской смерти.
   - "А спишь ты обычно сколько?", - спросил меня геройская моя смерть, не удостоив ответом вопрос "А что?"
   - "Ну, часов восемь", - прикинула я.
   - "Значит еще шесть часов надо постараться, чтобы ты не сдохла", - садист перебрался к матрасу и бесцеремонно рухнул на него.
   - "А что там взорвалось?", - спросила я.
   - "Лестница", - буркнул Макс и схватил мою фляжку. Пил он жадно.
   - "Весело тут у Вас... А за что ты меня в прошлый раз?", - поинтересовалась я.
   - "За все хорошее. Сделай милость, заткнись на часиков шесть! Придут эти, и придется твою задницу опять вытаскивать!", - парень теперь с аппетитом поедал мой сухпаек.
   - "А почему я в прошлый раз ничего не помнила?", - опять задала я вопрос.
   - "А какая тебе на фиг разница! Забыла и забыла!", - Макс утраивался поудобней на матрасе... хорошо матрас двуспальный... занятный у меня сон...
   - "Знаешь что, многословный ты наш, мне до черта интересно, что тут происходит!", - рявкнула я.
   - "Ничего не происходит! Достала ты меня! Сиди тихо, я караулить буду!", - парень дал мне подзатыльник. Ах так, мы отомщу. В ответ я зарядила ему пощечину. А он мне.
   - "Да я вижу у тебя в привычке женщин бить!", - я терла щеку.
   - "Нет, только тебя!", - ответил парень, - "Тебя лупить надо, чтобы в дерьмо не лезла!"
   - "А я и не лезу, думаешь, я тут по доброй воле сижу!", - прошипела я.
   - "А какого черта ты в эти миры лезешь?", - стальные глаза с ненавистью смотрели на меня, кажется я вижу в них свой скоропостижный расстрел.
   - "Да какие миры? Что за бред? Не лезу я никуда!", - мои зеленые глаза смотрели на него с не меньшей злостью.
   - "Такие! Не лезь сюда и все!", - парень сжал кулаки, видимо, свой темперамент он уже еле сдерживает.
   - "Хорошо! Договорились! Думаешь мне очень весело тут! Да я после ночи жаркой любви должна радужные сны смотреть!", - я легла на матрас.
   - "Ночь жаркой любви говоришь?", - недобро как-то сказал Макс.
   - "Да, ночь жаркой любви в объятиях потрясающего мужчины! А как он целуется! А какие ласки! Это что-то!", - я закатила глаза.
   - "Целуется говоришь хорошо?", - рычание сбоку. Черт меня дернул за язык. Меня целуют, меня целуют яростно, собственнически, буквально впившись в меня, как изголодавшийся вампир в жертву. Мне зажали в захвате руки и пытаются коленом раздвинуть ноги. Твою мать, ублюдочный маньяк, проклятый извращенец! А хрен тебе любовничек! Я извернулась и изо всех сил двинула коленом по самой чувствительной точке, раздался самый заковыристый мат из всех что я слышала, а слышала я многое и удивить меня трудно.
   - "Стерва мерзкая!", - шипение маньяка, - "Больно же!"
   - "А ты думал я у тебя в объятиях растаю, любовничек!", - села на матрасе я.
   - "Нашлась тоже, тощий эксперт любовных игр", - хмыкнул маньяк.
   - "Тупой качок!", - парировала я.
   - "Ого, мне тебя терпеть еще пару часов осталось!", - радостно посмотрел на свои наручные часы Макс и вдруг резко зажал мне рот.
   - "Тихо, смотри туда!", - еле слышным шепотом сказал Макс и показал мне на щель в стене. Я посмотрела, в нее были видны некие механизмы, в свете пожаров шагавшие по ночному городу.
   - "Они убивают живых людей", - прояснил ситуацию Макс.
   - "А я думала только мертвых, воскрешают и опять расстреливают!", - таким же шепотом ответила я.
   - "А теперь не шевелись и молчи!". - приказал Макс и замер сам.
   - "Понял, не дурак!", - кивнула я и тоже замерла.
   Так мы провалялись еще полтора часа. Дыша через раз и не шевелясь. Механизмы ушли. Я вопросительно посмотрела на Макса.
   - "Теперь можно", - разрешил Макс.
   - "Макс, кажется я начинаю просыпаться", - сказала я парню. Комната начинала странно вибрировать.
   - "Спасибо за избавление, великие!", - Макс молитвенно сложил руки.
   - "Не за что, пока Макс! Постарайся не быть таким придурком, тебе не идет!", - хищно улыбнулась я.
   - "Иди ты на...", - и тут Макс опять впился в меня поцелуем. - "На память!"
   - "Придурок!", - я подняла руку, чтобы влепить ему пощечину.
   ...И тут я проснулась...Итак, что мы имеем информационного из сна - этого маньяка-садиста зовут Макс...целуется он неплохо, но все равно садюга...почему я ни хрена не помню, он мне так и не прояснил...однако это некие "таинственные миры", в которые я случайно проваливаюсь...и этот Макс вроде мой телохранитель...очень интересно...очень хочу побольше выяснить...и про сны и про Макса...
  

ГЛАВА 2.

МАКС.

  
  
   ...Я сплю...я вижу прекрасный сон...я на берегу озера...теплая летняя звездная ночь...приятный ветерок волосами играет...я сижу на мягкой травке...идиллия...надеюсь получится...уж пару месяцев с того сна памятного пытаюсь это проделать...я пытаюсь Макса на разговор вызвать...серьезный разговор, но в приятной обстановке...
   - "Какого черта!!! Твою мать!!!", - раздалась ругань. Знакомый голос.
   - "Маму не трогай!!! Я поговорить хочу!!!", - я встала и повернулась к парню. Интересно у него в гардеробе это единственный комплект одежды? Я вот в таком милом белом платьице в синий цветочек стою. Тьфу, аж передергивает от такого своего образа. Ну, не все я в собственном сне контролировать могу.
   - "Какого хрена ты опять устраиваешь?", - Макс оглядывается вокруг.
   - "Может ты прекратишь ругаться, зайка Макс? Такая милая обстановка. Никто за нами не гонится. Никто нас убить не пытается. Я просто кое-что прояснить хочу. И я пару месяцев пытаюсь это сделать. Поэтому, пожалуйста, если тебе не трудно, поговори со мной без крепких выражений", - я даже не пыталась язвить с Максом. Время драгоценно, но кто знает, во что может вылиться мой сон.
   - "Ладно, что ты хочешь знать?", - видимо Макс решил поскорее от меня отделаться.
   - "Все!", - ответила я и села на траву, - "Почему я ничего не помню, почему я оказываюсь в каких-то там мирах, почему меня убить пытаются, кто ты и вообще что происходит?"
   - "Окей, сама напросилась", - злющий, как сотня демонов ада, брюнет сел напротив меня, скрестив ноги, - "Ты не помнишь, потому что ты не помнишь, ты вычеркиваешь кошмары из своей памяти".
   - "Значит...", - задумчиво протянула я, выстраивая логическую цепочку.
   - "Значит Вы не помните свои кошмары в большинстве случаев", - закончил за меня Макс.
   - "А миры?...А убить?...", - начала спрашивать я.
   - "Эти миры создаешь ты сама, а убить тебя пытаются твои собственные страхи. Вот, если будешь послушной девочкой и будешь слушаться дядю Макса, то никто тебя не убьет", - парень смотрел на меня как на неразумное дитяте пару лет от роду.
   - "Да кто ты такой, чтобы тебя еще и слушаться?", - не удержалась и вспылила я.
   - "Я твой смотритель. В прошлый раз, который ты не помнишь, разумеется за давностью лет, когда ты по самое "небалуйся" влезла в одну неприятность, мне пришлось тебя вытаскивать. Мы с тобой договорились больше не пересекаться в кошмарах. Либо, если уж пересеклись, ты, как послушная девочка, делаешь все, что тебе умный дядя Макс говорит. Все шло по плану, пока ты его не нарушила. Вечно лезешь, куда не следует. Нет бы, как остальные послушно следовать за смотрителем и ждать окончания сна, вас убогих же любой монстр в ваших снах скушает и не поперхнется. Так нет же, ты вечно лезешь с какими-то разборками в самую гущу событий! А ведь я уже почти перешел на новый уровень смотрителей!"
   - "Великолепно, у меня собственный злобный надсмотрщик в собственных кошмарах!", - не удержалась я, - "Предел мечтаний любой девушки!"
   - "С детства ты такая, тварь!", - парень скрипнул зубами и сжал в руке какую-то палку, она с треском сломалась. Последнее слово он произнес с плохо скрываемой ненавистью. Видимо что-то я ему крупно обломала в карьере надсмотрщика. Ну хоть в чем-то мне радость!
   - "Хорошо время - деньги. Как-то от этого избавиться можно? Я имею в виду от кошмаров", - продолжила я.
   - "Можно, но у тебя не выйдет!", - мой надсмотрщик явно злорадствовал.
   - "И почему это?", - удивилась я.
   - "Потому что для этого надо всего-то победить свои страхи. Но не один кошмарный сон не длиться столько, чтобы у вас хватило времени победить страхи, поэтому существуют смотрители - проводники по кошмарам. Разумеется, на утро вы редко помните о произошедшем во сне. Тем более о проводнике. А, кроме того, чтобы действительно пройти все миры и все испытания тебе надо оказаться в коме. А находясь в коме далеко не все доходят до победного конца. И еще, ты не в коме, моя дорогая, и вряд ли там окажешься!", - Макс явно наслаждался, сообщая мне, что мне еще долго предстоит страдать в моей скорбной жизни кошмарами во сне. Да уж, повезло мне.
   - "А почему я могу погибнуть во сне, если надсмотрщика слушать не буду?", - опять задала вопрос я.
   - "А потому...", - мерзким голосом протянул Макс, - "Тебя твои же кошмарики ням-ням. А утром родня будет скорбеть над твоим бездыханным телом".
   - "А вдруг не будет? Может меня реанимируют", - парировала я.
   - "Вряд ли человека можно после разрыва сердца воскресить в вашем материальном мире", - парень, глядя на меня, повертел пальцем у виска.
   - "Логично", - согласилась я.
   - "А откуда они берутся эти кошмарики?", - не унималась я.
   - "Ну...запущенный случай...я тебе в прошлый раз все подробно рассказал", - Макс внимательно посмотрел на меня.
   - "Я его не помню, между прочим ты сам мне об этом сказал!", - обиделась я.
   - "Хорошо...проще говоря, и не вдаваясь в подробности, кошмарики твои - это сущности низших миров, энергетические, причинить вред могут только во сне, в том числе и убить. Это их главная цель жизни. Понятно?", - Макс опять внимательно посмотрел на меня.
   - "Понятно", - вздохнула я, - "А откуда берутся кошмары...сны то есть?"
   - "Ты, что специально это делаешь?!", - парень зло прищурил глаза.
   - "Что делаю?", - не поняла я.
   - "Вопросы тупые задаешь?", - Макс сжал в кулаке еще одну деревяшку, деревяшка угрожающе затрещала.
   - "Да, я просто пытаюсь узнать побольше, чтобы потом не влипать тебе на радость! С чего начинаются кошмары?!", - рявкнула я в ответ.
   Трава и окружающая меня природная среда начали подозрительно вибрировать. Черт...во этого только не хватало...на самом интересном месте...последнее, что я запомнила перед пробуждением, это ехидное лицо Макса, на губах которого расплылась торжествующая улыбка. Вот... урод... определенно его мерзких ручек дело... Да и толком о Максе ничего не выяснила, кроме факта, что он мой персональный надсмотрщик в моих собственных кошмарах... определенно мне "повезло".
  

ГЛАВА 3.

ПРОБУЖДЕНИЕ.

  
   ...Вот мать твою за левую пятку и отца твоего за засохший на корню предмет его мужской гордости!!! Я получила еще один удар по ребрам и в очередной раз харкнула кровью на сапоги истязателя. Истязатель наклонился надо мной и осклабился, ибо улыбкой это можно было назвать только обкурившись или выпив не закусывая залпом бутылку хорошего контрабандного Хенесси:
   - "Понравилось малышка?"
   - "А тебе козел когда... последний раз... напоминали, что зубы в этой жизни надо... чистить хотя бы раз в сутки. А хотя... нет... в том свинарнике откуда твой... гнилой род происходит... о таких вещах... даже в теории не подозревают!", - я зашлась кровавым кашлем и получила еще один пинок по ребрам. Мерзкая рожа. Гнилые зубы. Запах стойла. Славно начинается мое пробуждение! С добрым утром родная! Шоу называется "В гостях у маньяка!". Добро пожаловать в сказку!
   - "Тварь!", - еще один пинок, но на этот раз в живот, я задохнулась.
   - "I've tried so hard and yet so far, but in the end it doesn't even matter! I had to fall to lose it all, but in the end it doesn't even matter!", - начала напевать я и получила кулаком в висок. Привет долгожданное забытье, сапоги напротив моего лица поплыли...
   - "А вечерком крошка ты станешь посговорчивей", - сообщили мне сапоги и скрип ржавой двери указал, что обладатель этих сапог и мой истязатель по совместительству изволил покинуть мою скромную обитель. А я опять зашлась кашлем.
   И что же представляет из себя моя скромная обитель? Я осмотрелась. привет темница - моя скромная обитель. Каменный мешок, плесень, сырость, гнилая солома и... вау... мои собственные кандалы. Ржавые. В виде ошейника на шее и браслетов на ногах. Скованы одной цепью. Цепь приколочена к стене. Стильненько, мрачненько, полный гламур-ажур. И моя пустая память - кто я и как тут оказалась?
   Я сжав зубы от дикой боли потихоньку приподнялась и облокотилась на стенку моей темницы. Больно...черт меня дери на лоскутки... как же больно. Кожа на руках частично содрана. На спине частично содрана. На ногах частично содрана. Раны покрылись коркой. Гематомы по всему телу. Кровоподтеки. В голове полковой оркестр решил сыграть что-нибудь романтическое типа "марш военный". На лице тоже видимо мало живого места осталось. А еще мысль, впившаяся в меня, как вампир в жертву - хочу знать кто я. Кстати о лоскутках, из моей бывшей одежды получились крайне живописные лоскутки. Вернее из бывшей одежды на мне только футболка.
   Я оторвала более-менее целый кусок от чудом выжившего одеяния, ранее известного как футболка, и попыталась соорудить себе нижнее белье. Боль, кровоподтеки и синяки на бедрах говорили сами за себя и за то, что случилось с предшественником нынешнего самодельного творения моих рук.
   Да, повезло мать твою!!!
   Я попыталась задремать. И даже вроде вышло. Из забытья меня немилосердно вынул звук гремящих кандалов. Меня отцепили от стены и теперь волокли по коридору темницы. Хорошо ошейник сняли, иначе бы все кранты. Хотя кранты в моем нынешнем положении были бы мне посланием милосердных богов.
   Меня бросили в ледяную воду: - "Вымойся тварь!". Швырнули мне тряпку. И, выбивая такую барабанную дробь зубами, что любой оркестр на черную зависть изойдет, "и как еще зубы целы остались?" - мелькнула мысль, я осторожно принялась обтираться этой тряпкой. Ледяная вода немного притупила боль. Меня опять выволокли из милосердной воды и пинком поставили на ноги. Дальше пришлось идти самой. Следуя за цепью как за поводком, ибо на лице моем была повязка. Слепая за поводырем. Было бы очень смешно, если бы не было так печально.
   - "Ведьма!", - шепот шелестит по сторонам.
   Может и ведьма, может и нет. Бродит мысль. Кто я? Мы остановились, мне толкнули, вернее пнули в спину, и я упала на колени.
   - "Кто это?", - голос принадлежит мужчине.
   - "Ведьма, жечь будем сегодня!", - смеется другой мужчина.
   - "Ха, такую отмыть, да к наемникам твоим!", - ржет третий.
   - "Была, понравилась, но надоела!", - отвечает второй, - "Поэтому будем жечь!"
   - "Зря! Просто сжечь скучно!", - замечает первый.
   - "Что предлагаете милорд?", - спрашивают в два голоса его собеседники.
   - "Развлечься охотой. На ведьму!", - выдает первый. Милосердный, думается мне, предложил сразу пристрелить, чтобы не мучить. Что-то меня перспектива заживо сгореть менее прельщает, чем просто застреленной. Спасибо тебе незнакомец - шелестит моя мысль...
  
  

ГЛАВА 4.

ОХОТА.

  
   - "Спасибо!", - хриплю я на автомате. Боль в ребрах не дает возможности дышать. Сломаны. За что спасибо, да за все хорошее, а особенно за быструю и менее болезненную смерть.
   С меня сняли повязку, но от яркого света слепит глаза. Милорды как милорды. Итак, один толстяк средних лет с рыжей бородой и карими масляными глазками аки порося в бархате и кружавчиках, только для полноты образа ему яблока во рту не хватает и бумажных цветов в ушах. Я ухмыльнулась и скривилась от боли. Губу мне похоже разбили. Средневековье. Так стоп. Либо крыша едет у меня, либо у них. Тогда, почему я в футболке? И вообще что такое футболка? И о чем я думаю, когда меня через пять минут героически расстреляют на охоте. Я опять закашлялась и поморщилась от боли, тисками сдавившей мои ребра. Какой-то кошмар не проходящий.
   - "Чудная она! Еще и благодарит. Мы когда ее словили, брыкалась как бешеная коза пока ее Уилл по головке не погладил эфесом. Сразу хорошей стала. Глазки закатила и упала. В общем, славные милорды, при сопровождении в мою славную темницу ведьма сопротивления не оказывала", - заржал второй. Тощий блондин с блеклыми мутными голубыми глазками. Дохлая снулая рыба - вот кто он. Которая недельку еще в городской помойке кантовалась. Позади меня ему мерзким гоготом вторили наемники.
   - "Не за что ведьма", - ухмыльнулся третий, а вот чтобы рассмотреть его мне пришлось закрыть глаза ладонью от солнца и задрать голову, что немилосердно отозвалось дикой болью в висках и чернотой в глазах. Чернота прошла и я увидела высокого брюнета с серыми глазами, рассматривал он меня с плохо скрытым презрением, словно знатная дама жабу, переступить противно, а подпрыгнуть и завизжать воспитание не позволяет.
   - "А пошли бы Вы лесом господа хорошие!", - хриплю я, кашляю кровью и сгибаюсь пополам от боли.
   - "Пойдем, а ты побежишь", - ухмыльнулся брюнет. Да, может он и проявил ко мне некоторое извращенное милосердие, но ненавижу его я даже больше чем первых двух. И чувствую я это на уровне подсознания, почек, печенки, селезенки, обоих полупопий и даже пяток.
   Мне связали руки, грубо потащили и перекинули через какую-то конягу как мешок. Я хлопнулась о спину коняги моими многострадальными ребрами, но лишь крепче сжала зубы. Нет, господа хорошие, не дождетесь, чтобы я так запросто даже стон проронила перед вами, не дождетесь ублюдки.
   Мы доехали до какого-то леска, где меня стащили на землю. Приехали господа хорошие, аттракцион "Охота на ведьму" начинается. У всех ли есть попкорн? А где благодарные зрители? На месте. Стражники да наемники благородных милордов. О да еще с провизией. Даешь народу хлеба и зрелищ. Я с наслаждением, насколько мне позволяли ребра, вдохнула свежий воздух и улыбнулась.
   - "Беги ведьма!!! Даем тебе форы вон до того холма, через поле, где перелесок", - меня отвесили такого хорошего пинка, что я полетела вперед аки птица небесная. "Зрители" заржали, засвистели, раздались подбадривающие милордов крики.
   И я побежала вперед, к холму, пусть я пробегу от силы минут десять, кривясь от дикой боли во всем моем теле, но эти десять минут я буду абсолютно свободна от них от всех.
   Мимо меня просвистела стрела и я рванула из последних мои сил к ближайшему перелеску. Ну, ты мать даешь, ты же вроде героически помирать собиралась? Инстинкты мать их за ногу.
   Опять просвистела стрела, вон они мои благородные мучители скачут по полю на своих не менее благородных конях. Ногу резануло дикой болью. Попали гады. Все-таки попали. Не вышло, не ушла. Нога прострелена насквозь. Я выдернула стрелу, сломав ее примерно на середине и вынув обе половинки через разные концы раны. Больно адски. Все равно хоть хромая, но убегу.
   И тут моя многострадальная ноженька не выдержала, я подвернула лодыжку, споткнувшись о корень дерева, и полетела в какой-то бурелом. В глазах почернело. Видимо крепко я головой приложилась.
   - "Ха, живая еще ведьма!", - злобный смешок, - "Надо ж как жить хочет! Может все-таки сожжем?"
   - "Лучше мне отдайте. Я ей применение найду!", - еще один смешок. Меня опять куда-то волокут по корням, по камням, по этому проклятому перелеску. И я проваливаюсь в черную милосердную бездну...
  

ГЛАВА 5.

ДОРОГА.

   ...Ток... ток... ток... шаги коняги... стук... стук... стук... эхо в моей голове. Больной безумный мир. Повозку тряхнуло и это заставило поморщиться меня от боли.
   - "А, очнулась наша девчонка", - меня слегка тронули и я открыла глаза.
   - "Крепко тебя они отделали, бедная моя девочка. Да ты на Каллена внимания не обращай, он у нас добряк. Сейчас просто с виду строгий", - раздался женский голос справа. Я повернула голову. На меня смотрела миловидная пожилая женщина в одежде служанки.
   - "Пить", - прохрипела я еле слышным голосом. Мне осторожно начали вливать воду из фляжки. Хорошая вода... холодная вода... чистая вода... Я опять закашлялась, ребра заныли. И тут я заметила, что меня оказывается туго перебинтовали, все мои раны и даже одели в длинное крестьянское платье из холста. А что ты моя милая ожидала - шелка да бархат и возлежать на пуховых подушках. Спасибо скажи, что тебя везут на соломе и одетой.
   - "Ты поспи девочка, поспи лучше, такое пережила. Господи, да какая она ведьма, кожа да кости, а Каллен?", - пожилая дама погладила меня по щеке. Я было решила последовать ее совету, но тут мимо нашей повозки проехал всадник, из благородных в дорогой одежде. На спине всадника был колчан. А в колчане стрелы - близнецы той, что мне ногу пронзила в памятном перелеске. Пальцы мои стали напоминать звериные когти, так я их скрючила.
   - "Ненавижу!", - прошипела я с такой ненавистью, что любая гадюка сто раз полиняет от зависти, - "Ненавижу!".
   Обладатель колчана обернулся. О, знакомые все лица, мой персональный брюнет-мучитель. Так это из-за него я в перелеске споткнулась. Ублюдок. Кулаки мои сжались и, проявив невиданную прыть для девушки в таком плачевном состоянии, я буквально метнулась как стрела в сторону брюнета, желая сжать "когтями" глотку ненавистного садиста. Но мою попытку прервали. Я повисла в воздухе, хрипя и пытаясь оторвать его руку от моего горла. Держит меня на вытянутой руке за горло и явно с наслаждением душит. Ублюдок. Я захрипела сильнее. Кислород стремительно ретировался из моих легких. Боль от прыжка и душащий меня брюнет все-таки сделали свое и я опять провалилась в спасительную черную бездну. Очнулась я все в той же повозке.
   - "Что ж ты так на милорда кидаешься?", - спросила меня пожилая женщина.
   - "За дело...он тоже в этом поучаствовал...", - прохрипела я и кивнула на свое избитое тело.
   - "Да как ты смеешь, неблагодарная девчонка, милорд тебя от смерти спас, у извергов этих выкупил! Да ты сапоги его целовать должна в благодарность!", - возмутилась женщина.
   - "Ага, бегу босиком по острым скалам, это он на меня охотился! Мне этого достаточно!", - прохрипела и скривилась от боли я. Понятно, я новая рабыня господина благородного милорда. Очередная забава. Женщина покачала головой, а я закрыла глаза, боль опять нахлынула, тот злополучный рывок не прошел даром, горло саднило и я забылась тяжелым сном.
   Второй раз я пришла в сознание в небольшой комнатке. Надо мной склонился незнакомый старик. Я инстинктивно рванулась от него в сторону, отгораживаясь руками. В глазах почернело от боли и я обессиленно рухнула обратно на постель.
   - "Тише девочка. Все хорошо. Я тебя не обижу", - сказал старик и погладил меня по голове, осторожно, ласково, успокаивающе, ну практически дедушка родной.
   - "Кто вы?", - прошептала я.
   - "Лекарь я, лекарь. Замковый лекарь. Ты в безопасности, поэтому закрой глаза и поспи немного. Тебе это очень необходимо", - успокаивающе гладил меня по голове старик.
   Глаза мои закрывались. Действительность расплывалась. А полумрак и дикая усталость от боли и от всего пережитого манили меня в спасительный сон. Странно, даже есть не хочется. В углу комнаты на стуле пошевелилась чья-то огромная тень:
   - "Как она?"
   - "Ей пару недель отдыха надо. Сильно ей досталось бедняжке. Такое пережить. Кормите ее посытнее, поите тем, что я дал, так раны быстрее заживут. Вставать ей не давайте, иначе бесполезно лечить. Работать ей тоже нельзя пока, пусть отдыхает", - покачал головой лекарь.
   Дверь скрипнула и я поняла, что добрый старик уже ушел. Однако тень все еще оставалась в комнатке.
   Она поднялась с кресла, подошла и нависла надо мной как демон из преисподней. Я инстинктивно закрыла глаза, ожидая смерти, по возможности быстрой и менее болезненной.
   - "Простишь ли ты когда-нибудь меня?", - прошептала тень и осторожно и очень нежно погладила меня по щеке.
   - "Никогда...", - еле слышно шепнула я, больше из духа противоречия, абсолютно не понимая, за что именно мне следует прощать собственную смерть, ее следует возблагодарить и, наверное, принести ритуальные дары, и я опять провалилась в банальный обморок.
  
  

ГЛАВА 6.

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ.

  
  
   Я потянулась, скорее всего мои ребра сломаны не были, но пара-тройка трещин там вполне могла существовать. Иначе как бы я могла потянуться. Та женщина с повозки ухаживала за мной с таким рвением, прямо заботливая тетушка и глупая и никчемная, но любимая племянница. Переодевала меня. меняла повязки, кормила с ложечки, меняла мою постель. Я извинилась перед ней за грубость в повозке и познакомилась с доброй женщиной. Ее зовут Белла. Она вроде главной кухарки и старшей над горничными при замке. То есть экономка.
   Как оказалось, меня зовут Ния. Странное имя. Но, так сказал мой новый хозяин, что меня зовут Ния. Милорд Александр Каннингем. Мой персональный мучитель. Человек, чью глотку я с наслаждением перережу.
   В замке милорда Каннингема меня определили помощницей Беллы. Это она настояла, на том, что бедная девочка в прачечной точно загнется, за животными ей ухаживать негоже, вон какая худенькая, тяжелую работу ей поручать нельзя, а старой женщине на кухне расторопная помощница всегда нужна. Милая добрая тетушка Белла.
   Тень привиделась мне еще раз во сне. На следующую ночь, после того как меня привезли и она мне померещилась впервые. Тень села на кровать и обняла меня, словно я хрупкая фарфоровая кукла. Потом долго, осторожно и очень нежно целовала мое лицо и гладила меня по волосам. И печально шептала: - "Прости...прости...прости...". Очень странный сон. Дожилась ты девочка до теней. Одной ногой в могиле, но зато в эротическом сне.
   Но одной ногой в могиле мне не дал побывать наш замковый лекарь Лоскан Ан или как я его называю теперь "дедушка Ан-Ан". Добрый старик так тщательно следил за принимаемыми мною снадобьями, что порой мне казалось, еще один глоток чудодейственных зелий и я не просто поправлюсь от побоев, а начну, как минимум, двигать горы одним взглядом и выпивать моря одним махом. Именно благодаря ему я и поправилась так быстро.
   Я встала, умылась, заплела волосы в косу, оделась в простое черное платье служанки из холста, чепец и фартук и поплелась на кухню. На кухне уже во всю распоряжалась тетушка Белла. Утро раннее, но у помощницы тоже дел невпроворот. Но пока я сытно не поем, тетушка Белла не даст мне и чашки с места сдвинуть. Поэтому я стараюсь есть быстро. Тетушке Белле и вправду нужна дополнительная пара рук и ног.
   Я бегу по коридору, нет я лечу все быстрее и быстрее. Надо проследить, чтобы на кухню доставили свежие продукты - раз, вечером у милорда гости - два, поэтому надо проследить, чтобы гостевые комнаты тщательно вычистили - три. А в это время тетушка Белла следит за изысканным ужином, выстиранными постелями, инструктирует горничных и делает еще тысячу дел одновременно. Заводной волчок просто.
   Я думала сначала, что у нас средневековье и рыцари, а оказалось - совсем конец века восемнадцатого. Вроде. Согласно записям тетушки Беллы сегодня 12 августа 1798 года.
   Итак я лечу обратно в нашу кухню, где идет полное приготовление к знатному пиру вечером, надо доложить тетушке Белле о проделанной работе и получить новые поручения.
   Я знаю, что горничные сегодня будут тайком подглядывать в щели дверей для слуг за изысканными кавалерами и знатными дамами, которые прибудут на прием, но мне они не интересны. Я буду читать, я буду читать книгу о травах, которую дал мне "дедушка Ан-Ан". И пить чай с ним, тетушкой Беллой и нашим конюхом дядюшкой Калленом. Он и вправду оказался большой добряк. Возит меня в деревню на рынок, когда тетушка Белла посылает меня за продуктами, и покупает мне леденцы. Да, я сладкоежка. Но об этом знают только эти трое, для всех остальных я помощница экономки замка Беллы, беспрекословно исполняющая ее приказы и мало разговаривающая с остальными из-за сильной занятости. Но так как тетушка Белла действительно поручает много, а платят мне как обычной горничной никто на мое место не стремиться. Вот такая моя жизнь в замке за последний месяц. Иногда мне кажется, что со мной и вовсе не было того кошмара, темницы, избиений и охоты. Но они были и об этом мне напоминают мои шрамы на теле. И один пересекающий мою правую бровь и висок. Хотя могло быть и хуже.
   Теперь надо протереть пыль в библиотеке милорда. Он там. И каждый раз при моем виде кривится так, будто сожрал воз лимонов, закусил клюквой, а запил все скисшим молоком. Эко Вас скукожило милорд Каннингем. А ведь Вам еще платить приходится мне из своего кармана. Да, я мстю и мстя моя изыскано-мучительна. Да, я сейчас не могу вцепиться ему в глотку, но досадить лишний раз могу. Вот и сейчас, тщательно вытерев всю пыль, я якобы "ненароком" уронила вазу с цветами на книгу, что он читает. Вода из вазы пролилась на его новый камзол и его тщательно изучаемый фолиант. Милорд вскочил с кресла, в глазах мой смертный приговор, но почему-то всегда он ограничивается только пощечинами. Вот и сейчас он влепил мне такую оплеуху, что я отлетела к стене, а на уголке губ у меня показалась кровь: - "Тварь неуклюжая! Прибить тебя мало!"
   - "Добрый господин Ваша рабыня такая неумелая, сейчас она все исправит!", - падаю ниц я, потом вскакиваю и тщательно вытираю кресло и книгу. Пытаюсь вытереть камзол, но вода на самом интересном месте, поэтому милорд в испуге шарахается от меня.
   - "ВОН ОТСЮДА!!!", - рык милорда Александра кажется сотрясает весь замок и я выскакиваю за дверь. Но на пороге оборачиваюсь и тихо говорю:
   - "А ведь вы могли пристрелить меня на охоте тогда милорд. Такой шанс упустили".
   Я быстренько закрываю за собой дверь и раздается звук разбившейся вазы. Я опять лечу на кухню. Надо послать горничных, чтобы убрали осколки в библиотеке, когда милорд соизволит ее покинуть.
   Я довольно улыбаюсь, пока меня никто не видит. Да, день удался на славу. Так я скоро доведу милорда до приступа.
  
  

ГЛАВА 7.

БАЛ.

  
  
   Такое событие как бал требует сверхъестественной расторопности от слуг. Я опять бегу по коридору. С подносом. На подносе вино и бокалы. Я вижу милорда Александра. И якобы опять "нечаянно" врезаюсь в него. Да, господин милорд, кажется Вы потратили час на Ваш идеальный камзол и не менее идеальную внешность? Вы собирались соблазнить одну из Ваших знатных красоток и провести неплохой вечерок в ее объятьях? И все Ваши пошли прахом?
   Да, я такая коварная, и это стоит последовавшей за мою неуклюжесть оплеухи, которая отнесла меня к противоположной стене. Я поклонилась, начала бормотать извинения и ползать по полу собирая осколки. Милорд заковыристо выругался и удалился переодеваться.
   - "Ты опять разозлила нашего господина?", - спросила меня тетушка Белла, глядя на мою покрасневшую щеку. Синяк, как и во все прошлые разы, залечит дедушка Ан-Ан.
   - "Да, я нечаянно уронила на него графин с вином, он естественно вспылил", - кивнула я и осторожно дотронулась до щеки. Больно, но испорченный дорогой камзол милорда того стоил.
   - "Девочка моя, ты смотри осторожней. Не понимаю я, за что он на тебя так злится, ко всем он обычно так добр?", - покачала головой экономка.
   - "Не знаю. Не знаю тетушка Белла. Видимо внешностью не удалась или не под той звездой родилась", - хихикнула я и скривилась, щека болела все сильнее.
   - "Да разве можно такую маленькую бить? Да на нее чихнешь и дух из нее вон!", - буркнул дядюшка Каллен
   Ко мне подошел дедушка Ан-Ан и осторожно намазал мне щеку какой-то мазью.
   - "Завтра будешь как новенькая", - нежно погладил он меня по голове.
   - "Спасибо дедушка Ан-Ан!", - прошептала я. Во всем этом мире и во всей моей скорбной жизни только эти трое проявили ко мне доброту и я плачу им тем же.
   Я все-таки не выдержала, отложила книгу и побежала смотреть на бал. Но не вместе с остальными служанками. Я давно приметила одно прекрасное дерево. Влезть я на него смогу легко. Но видно меня не будет, а вот бальный зал, как на ладони.
   Да, бал удался на славу. Не стараниями милорда Александра, стараниями нас, слуг. Слуг, которые терли, мыли и чистили до блеска этот зал. Слуги, которые с раннего утра готовили изысканные блюда. Слуги, которые чистили до "небесного сияния" комнаты гостей. Слуги, которые всю ночь будут вычищать это зал, когда праздник закончится и пьяные гости разойдутся по комнатам.
   Сижу я на дереве и злюсь. Милорд успел сменить камзол на более роскошный. Вот гад. Порезать ему в шкафу все одежду что-ли? И списать все на внезапное нашествие мышей и моли? А что идея!
   Милорд вышел на террасу с одной из знатных красавиц. Урод чертов. Ненавижу. Лицемер проклятый. Я дождалась, когда эта воркующая пара растворилась в темноте парка, и слезла с дерева. Наверняка в какой-нибудь беседке сейчас...Фу, гадость...
   А ночью мне опять приснился тот самый сон. Тень поднялась с кресла, подошла и нависла надо мной как демон из преисподней. Я инстинктивно закрыла глаза, ожидая смерти, по возможности быстрой и менее болезненной.
   - "Простишь ли ты когда-нибудь меня?", - прошептала тень и осторожно и очень нежно погладила меня по щеке. По той самой, что сегодня попала под горячую руку милорда.
   - "Никогда...", - еле слышно шепнула я.
   Тень принялась очень нежно и очень жарко целовать мои губы, Губы ее...его... были столь приятны, столь чувственны и столь мягки, что от неожиданности я начала отвечать на поцелуй, но потом спохватилась и зарядила изо всех сил пощечину тени. Но тень продолжала меня целовать, от ледяного ужаса я потеряла сознание и... проснулась одна, тени не было, но ощущение от поцелуя все еще присутствовало на мои губах... какой ужасный сон... кошмар...
   Я встала, подошла к столу и налила себе воды. Где-то я читала при кошмаре надо выпить воды и лечь спать. Машинально я посмотрела в окно. Окно моей комнатушки выходит на старую часть парка. По дорожке в лунном свете уверенными шагами быстро шагал милорд. Видимо от своей прекрасной дамы идет. Я передернула от отвращения плечами. Нет, против дамы я ничего не имею. Жалко глупую бедняжку, влюбиться в такое чудовище, как наш милорд. Ей понадобится вся ее выдержка. И я вернулась в постель.
  
  

ГЛАВА 8.

МЫШИ И НЕВИННОСТЬ.

  
  
   Я все-таки решила воплотить в жизнь свою задумку с нашествием моли и мышей. Вселенское нашествие мелких паразитов я, конечно, устраивать не буду. Но местами напакостить всегда можно. Вот и сейчас милорд на конной прогулке со своими драгоценными гостями изволит находиться.
   Столько возможностей выразить свою ненависть, просто глаза разбегаются. Моя "мелкая пакостница" проснулась и радостно потирала свои лапки в предвкушении. А я сидела на полу в гардеробной милорда и рассматривала все многообразие камзолов, панталонов и прочей одежды. Ага, в том шкафу кажется самые изысканные и дорогие. Я достала ножницы и начала вырезать маленькие дырочки на одном особо вычурном камзоле.
   Минут двадцать спустя, я радостно разглядывала творение рук своих. Однако и не подозревала я о такой своей коварности. Но с волками жить, по-волчьи выть. Я спрятала ножницы в карман и собралась уж было уходить, как раздался шум за дверью спальни милорда. Соображать требовалась быстро и, оглядевшись вокруг, я не нашла ничего лучшего, как залезть под кровать милорда. Благо кровать его столь обширна, что хоть гвардейский полк под нее прячь, неделю искать будут и не найдут.
   Под кроватью было довольно пыльно. Надо будет дать указания горничным убраться, машинально подумала я, но потом спохватилась - а как я объясню свое присутствие под кроватью милорда?
   Тем временем приглушенные голоса, раздававшиеся где-то по моим скромным представлениям в кабинете милорда, что примыкал к его спальне. Говорили о любви. Говорили так, как в слащавых романах, когда идет диалог двух идиотично влюбленных друг в друга персон, что читают наши младшие горничные.
   - "Ах, мой лорд, вы столь любезны ... бла ... бла ... бла ..."
   - "Моя леди, Вы столь прекрасны, чисты, невинны и добродетельны ... бла ... бла ... бла ..."
   Потом лорд соблазняет леди, она сопротивляется, но что может противостоять истинной любви двух страстных сердец ... ля ... ля ... ля ... свадьба ... потомство ... старость ... идиотизм ...
   Тем временем голоса переместились в спальню.
   - "Думаю... кхм... будет лучше, если я провожу Вас леди Элен к остальным гостям", - послышался голос милорда.
   - "Леди Элен? Весело тут у нас. Эта та платиновая блондинка с внешностью монашки и глазами ядовитой гадюки, что впадает в священный трепет при любом предмете имеющим золотой блеск, а если этот предмет еще и пола мужескаго...", - мысленно ухмыльнулась я.
   - "Но я не хочу возвращаться к гостям, милорд Алекс, - возразила леди Элен и томно вздохнула, - "Я хочу Вас".
   "Кто бы мог сомневаться, мадам страстно хочет скоропостижной свадьбы и скоропостижного наложения загребущих лапок на состояние милорда", - подумала я, лежа в пыли под кроватью и почесывая нос, чтобы не чихнуть
   - "Леди, Вы поступаете опрометчиво!", - выдохнул милорд Алекс, - "Вы столь невинны и юны!"
   - "Если она невинна, то я египетский фараон", - нос мой отчаянно чесался, звуки сверху указывали на то, что на кровать уже кто-то по меньшей мере присел.
   - "Дорогой милорд Алекс, никого я не желаю больше Вас, Вы единственный в моем сердце!", - страстно промурлыкала блондинка.
   - "А еще больше я желаю Ваш банковский счет!", - комментировала события моя "мелкая пакостница". Раздались звуки поцелуев.
   - "Ради Бога Элен, я не могу контролировать себя. Если Вы дотронетесь до меня опять вот так, я не смогу остановиться и не познать Вас Элен!", - взмолился милорд.
   - "Я люблю тебя, Алекс. И буду любить тебя до конца моей жизни. Ты единственный мужчина, о котором я мечтаю, Алекс. Единственный...", - страстно шептала Элен. Наверху кажется начали переходить к более активным действиям и общению на ты. Да, леди Элен пройдет огонь, воду и медные трубы, но своего добьется.
   - "Но я не могу сделать это. Ты должна сохранить девственность до свадьбы", - возня и скрипы сверху указывали на то, что милорд уж точно имеет ввиду обратное.
   - "Не останавливайся, не останавливайся. Люби меня, Алекс, пожалуйста, люби меня!", - звуки поцелуев, якобы "страстные" стоны якобы "невинной" леди Элен. Меня передернуло от отвращения. Господи, лежать в пыли под их любовным ложем и слушать их любовные игры. Да лучше, гнилой тыквы нажраться и запить прокисшим молоком, чем слушать такое! Уж это точно намного приятнее будет!
   - "Не мучай меня... пожалуйста, сделай что-нибудь, я умираю от желания...", - опять стонет где-то в дебрях ложа милорда леди Элен.
   - "Милая... я не хочу сделать тебе больно", - стонет ей в ответ милорд, - "О Боже, как я люблю тебя, моя невинная, моя нежная, моя страстная Элен!"
   Видимо леди Элен все-таки своего добилась, судя по сладострастным вздохам и ахам сверху и скрипу кровати. Мысленно я уже истерически хохотала. Да, даже мстить не надо. Вот доказательство того, что Бог меня обожает. Отлились кошке мышкины слезы. Дражайший наш милорд женится на гаргулье. Совет Вам да любовь!
   - "Милорд Алекс, вы ведь не прервете нашей "любовной связи"? Я выйду только за Вас, милорд Алекс", - страстный шепот леди Элен, - "И даже если Вы бросите меня, я останусь одна до конца своих дней!".
   - "Ага, я запрусь в монастыре, в мужском, подстригусь налысо и буду сидеть там до скончания времен", - мысленно хихикнула я.
   - "Я никогда тебя не оставлю, если ты сама не прогонишь меня", - кажется последовал жаркий поцелуй.
   - "А если попытаетесь милорд Алекс, Ваша невинная леди Элен даже в аду найдет Вас дражайший милорд, сделает из Вас ритуальную жертву и спляшет на Ваших костях, дабы поскорее овдоветь и прибрать к рукам Ваше состояние", - не унималась моя "мелкая пакостница".
   Милорд и леди оделись и покинули спальню. Я подождала еще немного и осторожно вылезла из-под кровати. Да, чудный вид открывается в зеркале. Я чуть красивее черта из табакерки в этой пыли.
   Я осторожно выглянула из покоев милорда. На горизонте было чисто и я со скоростью птицы перелетной рванула в свою комнатушку. Там в безопасности своего жилища, я позволила себе рухнуть в изнеможении на кровать и истерично захохотала. Да, ради этого стоило поваляться в пыли.
   Час спустя, вдоволь нахохотавшись, я переоделась в чистое платье, умылась и теперь с невинным видом шла в направлении покоев милорда. Как я и предполагала, милорд находился в своих покоях, милорд сидел на кресле и озадаченно рассматривал тот самый камзол.
   - "Милорд", - я поклонилась, - "Милорд, в замке мыши. Милорд, они портят вещи. Завтра мы возьмемся за их уничтожение, милорд".
   - "А я возьмусь за это прямо сейчас", - милорд недобро посмотрел на меня. Вот черт! В его глазах полыхает все пламя ада.
   Милорд стремительно вскочил с кресла, приблизился вплотную ко мне и больно сжал мои запястья. Я инстинктивно сделала шаг назад и уперлась в стену. Теперь милорд нависал надо мной аки демон преисподней. Защищаясь, я не выдержала и изо всех сил пнула его в то самое место, коим он ранее ублажал леди Элен. Милорд выругался и влепил мне пощечину. От сильного удара я упала на пол, где милорд продолжал наносить мне хлесткие болезненные пощечины. Я свернулась в клубок и как могла прикрывала лицо и тело, поскольку его удары приходились не только по мои щекам.
   Я начала терять сознание от боли и тут случилось невероятное. По ковру покоев милорда неторопливо и крайне нагло бежала обычная серая мышь. Милорд оторопело смотрел на мышь до тех пор, пока она не скрылась под кроватью. Я же скорчилась от боли на полу.
   - "Боже! Ния... ответь мне! Ты жива, Ния?", - милорд осторожно провел пальцем по моей щеке. Я инстинктивно начала отползать в сторону в диком ужасе.
   - "Что я наделал! Я же никогда не поднимал руку на женщину!", - прошептал милорд Алекс и протянул руку предлагая помочь мне подняться. Но я ее оттолкнула и поднялась на дрожащих ногах.
   - "Мне не нужна Ваша помощь, милорд! Я все еще жива. На этот раз Вы не забили меня до смерти", - прохрипела я и закашлялась кровью.
   - "Извини меня, Ния! Я...", - начал было милорд, но я его прервала.
   - "Вы не должны мне ничего объяснять, милорд. Это Ваше право наказывать меня так, как я заслуживаю. Я прекрасно понимаю то положение, которое я занимаю в Вашем замке. С моей стороны было глупо протестовать Вам. Я обычная рабыня, выкупленная Вашей милостью у своих прежних хозяев, и у меня нет ни прав, ни чувств", - я с трудом поклонилась и выпрямившись с достоинством вышла из комнаты. Как только дверь покоев закрылась, я согнулась от боли и до комнатушки уже шла, держась за стены. Дошла до нее и потеряла сознание на пороге, где меня и нашел дедушка Ан-Ан. Неделю я пролежала в горячке. И теперь напоминала замковый призрак. Синяки и ссадины сошли с моего тела благодаря снадобьям дедушки Ан-Ана, но бледность и круги под глазами еще пугали моих друзей пару недель.
   Я никому так и не рассказала, что случилось на самом деле, списав все на то, что просто споткнулась на лестнице, когда бежала на кухню. Но после этого случая, тетушка Белла больше не пускала меня в замок, когда в нем находился милорд Алекс, давая мне те поручения, выполнение которых требовало моего полного отсутствия в пределах замка. Вроде покупки провизии или швейных принадлежностей, или еще чего-нибудь. что требовало много времени, лишь бы подальше от лорда Алекса.
   А в ту ночь после избиения мне опять привиделась тень, которая держала меня за руку, целовала ее и сдавленно рыдала.
  
  
  
  

ГЛАВА 9.

ЦЫГАНЕ.

  
  
   По замку шепчутся... по замку летает новость номер один... в деревню прибыл цыганский табор, а значит наши молодые служаночки будут гадать на суженого, слушать предсказания, и подсматривать за цыганскими танцами...
   В деревне празднества, что-то связанное с серединой лета, поэтому прибыл табор цыган, и по той же причине половина замковой прислуги, сейчас гуляет по деревне. Вечер. Легкий теплый бриз. Прекрасный закат. Романтика.
   Я тоже сбежала из замка, но по другой причине, мне очень интересно, мне безумно интересно посмотреть как танцуют цыганские танцовщицы. Говорят это безумно завораживающее действие.
   Я гуляла по деревне, когда меня остановила старая цыганка. За пару монет она предложила мне узнать мою судьбу. А я подумала "Черт с ней, все равно не отстанет!" и дала ей монетку. Цыганка взяла мою руки и принялась водить по ней пальцем. Она нахмурилась.
   - "Ты очень необычная девушка... очень... ничего не понимаю... рядом с тобой ненависть и любовь... боль и счастье... ты здесь, но твоя душа здесь не присутствует... Я ничего не понимаю..."
   - "Я тоже...", прошептала в изумлении я.
   - "Однако ты любишь танцевать", - вдруг улыбнулась цыганка.
   - "Безумно", - согласилась я.
   - "Тогда пошли", - она потянула меня за руку и я послушно пошла за ней.
   Мы пришли в табор. Ко мне подошла молодая и очень красивая девушка.
   - "Анна, научи ее", - сказала ей цыганка. И во второй раз меня увлекла за собой в какой-то шатер уже молодая цыганка.
   - "Как тебя зовут?", - девушка посадила меня на какой-то стульчик и принялась что-то делать с моими волосами.
   - "Я Ния, а что ты делаешь?", - спросила ее я.
   - "Я украшаю твои волосы, зря ты прячешь их и зря не носишь их распущенными, твои волосы прекрасны, грех их скрывать", -продолжала колдовать с моими волосами Анна.
   - "Мне так полагается по службе", - вздохнула я.
   - "А шрам у тебя откуда?", - спросила молодая цыганка.
   - "Память это, от одного очень "хорошего" человека, вот ношу, чтобы помнить и отомстить", - вздохнула я.
   - "Тогда мы сейчас его прядью закроем, а вообще скоро вечер уже, в темноте да при свете костра не видно будет. Вот одень это", - Анна протянула мне красивую обтягивающую блузку и цветастую широкую юбку, в которые я переоделась. На руки мне одели красивые браслеты из серебра. На юбку одели пояс с серебряными монетками, которые звенели при каждом шаге. И даже на лодыжки одели браслеты со звенящими монетками.
   - "Красиво!", - выдохнула я в восхищении.
   - "Подожди "красиво", мне тебя еще украсить надо, тогда будет "красиво"!", - Анна достала какие-то мази, краски и пудры и принялась что-то делать на моем лице.
   Это было похоже на то, что она рисует что-то используя краски, мази и пудры, потом Анна протянула мне зеркало: - "Вот посмотри!".
   - "Надо же!", - восхищении выдохнула я, мои глаза были умело выделены красками, шрам был зарисован изящным изображением экзотического цветка, даже губы имели теперь нежный прозрачный кораллово-красный оттенок, мою внешность изменили так, что я сама себя не узнавала, - "Даже шрам не видно!"
   - "Да, я именно этого и хотела, чтобы его видно не было", - улыбнулась Анна, - "А кто тебя так?"
   - "Хозяин мой, я рабыня Анна, это его право наказывать меня так, как считает нужным", - печально вздохнула я, - "Я всего лишь вещь для развлечения у него. А у вещи нет ни чувств, ни прав".
   - "Бедняжка Ния... А теперь я буду тебя учить танцевать!", - вдруг захлопала в ладоши цыганка Анна, а потом открыла полог шатра и позвала, - "Эй, Ройко иди сюда, сыграешь нам!"
   В шатер вошел совсем молодой цыган, подросток, в руках у него была гитара.
   - "Ния. повторяй за мной", - и я начала повторять за Анной движения танца, плавного, но дерзкого, скромного, но манящего и соблазняющего. под чарующую мелодию, которую играл Ройко.
   - "А ты способная ученица Ния!", - засмеялась Анна.
   - "Стараюсь", - улыбнулась в ответ я.
   - "Ния, станцуй с нами у костра сегодня, придут богатые лорды, а они щедры на золотую монету, когда танцуют молодые девушки", - Анна взяла меня за руки и закружила.
   - "Ладно, я согласна!", - от чего-то мне захотелось отступить от принятых норм поведения и морали и побыть хоть на один вечер такой же свободной и беспечной как Анна.
   - "Тогда иди за мной!", - смеющаяся Анна вывела меня из шатра и я увидела, что уже стемнело и на поляне то там, то сям разожгли костры, Анна потянула меня за руку, - "Пошли к тому костру, они уже там. Ждут нас".
   Мы подошли к костру и в его отблесках, в одном из сидящих там мужчин, я узнала милорда Алекса, я инстинктивно дернулась назад и наткнулась на Анну.
   - "Что с тобой?", - спросила она.
   - "Анна прости, не могу. Там он. Хозяин. Мой истязатель", - прошептала испуганно я.
   - "Ну, такую он тебя никогда не узнает. Ты станцуй для него, соблазни, он будет смотреть на тебя, желать, мучиться. Но все равно желаемого он получить не сможет. А ты отомстишь тогда!", - прошептала мне на ухо Анна и втолкнула меня на площадку перед костром. Я отвернулась и быстренько одела полупрозрачную вуаль, закрыв нижнюю половину лица, так меня он не узнает.
   Выхода у меня не было, Ройко начал играть, а мы с Анной танцевать. Ну, ладно соблазнить, так соблазнить. Хоть отомщу ему красиво за мышей. Я начала двигаться в такт музыки. Я буду танцевать только для него. Я плавно изгибалась, изящно двигала бедрами, а под конец совсем осмелела, глядя на восхищенное лицо моего мучителя, и накинула ему на шею прозрачный шелковый шарф, выпустив из руки один его конец и вытянув обратно к себе другой. Получилось так, будто шарф обнял его, нежно скользнул вокруг его шеи и вернулся ко мне в руки. Мелодия замолчала и через несколько секунд мужчины, сидящие возле костра, начали хлопать нам и восхищенно переговариваться между собой. Алекс, не сводя с меня восхищенного взгляда, кинул мне под ноги мешочек. Я изящно склонилась, подняла его и передала Анне. А потом выскочила из круга и побежала к шатру. Мне было безумно страшно, но, тем не менее, меня захватил какой-то дикий восторг, что мне удалось так красиво отомстить проклятому лорду. Знал бы он, что так страстно сейчас желает предмет своей лютой ненависти, непокорную рабыню Нию. И тут я налетела на высокого черноволосого темноглазого мужчину и буквально оказалась у него в объятиях.
   - "Простите меня!", - пискнула я.
   - "Ты...", - начал было мужчина, но вдруг взял меня за подбородок и внимательно посмотрел на меня, - "Не может быть...Ты же..."
   Я выскользнула из его объятий и побежала быстрее ветра, кто это был я не знал, но это вполне мог быть один из гостей милорда Алекса и он вполне мог меня узнать. Я вбежала в шатер и принялась лихорадочно смывать с себя рисунки Анны. Потом также стремительно я переоделась в свое платье. В шатер вошла Анна.
   - "Твой мучитель несказанно щедр был, Ния! Сто монет золотом! За твой танец! Ты отомстила, а я заработала денег!", - засмеялась она, - "И куда ты так торопишься, зачем умылась, может еще потанцуем? Столько золота за танец, как ты, еще никто не получал! Зачем уходишь красавица Ния?"
   - "Анна, здесь один из гостей лорда Алекса ходит, высокий, черноволосый, темноглазый. Кажется он меня узнал! Я должна вернуться в замок!", - прошептала я и обессиленно села на стульчик.
   - "Высокий, темноглазый, черноволосый... Нет не знаю такого, но посмотрю. А как увижу, так и послежу. Зачем тебе возвращаться в замок к мучителю, ния? Ты сбеги от него. С нами сбеги! Ты без денег не останешься, так танцуешь красиво. И свободна будешь!", - Анна села возле меня на ковер.
   - "Сбежать... Анна, ты молодец... Я сбегу. Я обязательно сбегу, когда Ваш табор уходит?", - я взяла Анну за руки.
   - "Через неделю уходим. А ты с нами уходи. Зачем тебе так страдать? Ты молодая, красивая. Встретишь своего молодого и красивого. Будете свободны!", - Анна погладила меня по щеке.
   - "Спасибо, Анна. Я через неделю приду. Обязательно приду. Только дождитесь меня, Анна!", - шепнула я Анне на прощание, поднялась и со всех ног побежала в замок. Слуги думают, что я сплю у себя в комнате. А вот темноволосый и темноглазый незнакомец может напрочь разрушить мою легенду.
   Уже в комнате, я засыпала с мыслью, узнает милорд Александр о моем отсутствии в замке или нет?
  
  

ГЛАВА 10.

ПОБЕГ.

  
   Я все-таки сделала это. Я сбежала. Я сбежала из замка милорда Алекса. Всю неделю я готовила этот побег. Прикупила в деревне мужскую одежду, сапоги. Припрятала мешочек с деньгами. Приготовила кое-что из съестных запасов, немного одежды, немного снадобий дедушки Ан-Ана.
   Пару раз мы виделись тайком с Анной в деревне. Она рассказала мне, что тот темноволосый незнакомец, показался на празднике лишь в тот вечер. С лордом Алексом он не общался и похоже даже не встречался с ним. Странный незнакомец, но о нем я подумаю потом, а сейчас на первом месте побег. А вот милорд Алекс оказывается весь вечер искал ту цыганку-танцовщицу с шарфом. И разумеется не нашел, а цыгане сделали вид, что знать не знают не о какой танцовщице.
   В ночь перед уходом табора я дождалась, когда все заснут, оставила записку моим друзьям, чтобы не волновались за меня, что я в порядке и я ушла в другое место, потому что не хочу больше терпеть издевательства милорда Каннингема.
   В полночь, я осторожно выскользнула через черный ход из замка и побежала на поляну в лесу, где мы договорились встретиться с Анной. Она уже ждала меня, сидя на поваленном дереве. Я окликнула ее и Анна помахала мне рукой.
   - "Красавица Ния, наконец-то, я заждалась, за тобой никто не идет?", - Анна протянула мне цыганскую одежду и улыбнулась, - "Возьми и переоденься, цыганку ведь искать не будут!".
   Я быстренько поменяла одежду, старое мое платье горничной порвали на части и залили кровью животного, что принесла Анна с собой. Часть бывшего платья мы закопали под деревом и забросали листьями это место. Потом Анна достала небольшую бутылочку и разбрызгала какую-то жидкость.
   Заметив мой удивленный взгляд, она пояснила:
   - "Это, чтобы собаки не взяли твой след, они дойдут только до поляны. Кстати, если направо пойдешь, в болото упадешь и утонешь. Поэтому пойду я, я эти места хорошо знаю".
   - "Понятно", - ответила я, Анна ушла в сторону болота, вернулась спустя некоторое время, пояснив, что утопила в нем остатки моей одежды и мы побежали прочь с поляны.
   В таборе Анна провела меня к кибитке ее тетушки, мадам Катарины, которая спрятала меня внутри до тех пор пока мы не покинем земли лорда Алекса Каннингема. Так в кибитке я провела еще два дня, пока мы не покинули пределы его земель.
   Потом мне разрешили выйти, было так приятно наслаждаться первым днем настоящей свободы. Я наконец смогла идти свободно рядом с кибиткой, что сейчас ехала по дороге среди полей.
   Цыгане рассказали, что слуги милорда искали беглую рабыню, но в лесу собаки милорда сбились со следа. Кибитки цыган для порядка тоже обыскали, но кибитка мадам Катарины имела уж очень потайные места, такие потайные, в которых смогла спрятаться хрупкая я. Слугам милорда пришлось уйти ни с чем, ведь никто из цыган не прятал беглую рабыню. Потом слухи донесли, что милорд Алекс разгромил какую-то комнату в замке, подозреваю, что мою, был в крайнем гневе, а потом когда собаки потеряли след в лесу, когда дошли до болота, милорд Алекс весь вечер сильно пил в деревенском трактире.
   Спустя некоторое время после того, как табор отъехал на достаточно большое расстояние от границ земель милорда Каннингема, мы остановились на ночлег, был прекрасный теплый вечер. Ройко, который оказался младшим братом Анны, протянул мне какой-то полевой цветок я засмеялась, сбросила свои сапожки и побежала по траве босиком. Бежала и бежала, пока не упала в траву. Меня догнала Анна и упала рядом со мной.
   - "Как тебе настоящая свобода Ния?", - спросила она.
   - "Как будто крылья подарили, я дышу полной грудью, я могу танцевать с ветром, краски такие яркие. Анна я больше не рабыня!", - я повернулась и посмотрела на Анну.
   - "Свобода - это единственное стоящее чувство в этой жизни", - засмеялась Анна.
   - "Ты так права!", - засмеялась я в ответ, потом мы поднялись с травы и пошли к табору.
   Ройко уже играл что-то на своей гитаре, девушки танцевали и мы с Анной присоединились к ним. Я просто следовала за мелодией, а Анна сказала, что я великолепно танцую. Я закончила свой танец, села на траву и мне протянули тарелку с едой. Анна села рядом. Мы смотрели на других танцующих, ели простую еду и смеялись.
   - "Анна, если я потеряю свободу опять, я лучше умру!", - я повернулась к Анне.
   - "Я знаю, красавица Ния, я знаю", - Анна погладила меня по голове, - "Ты свободна Ния и всегда будешь свободна. Никто ничей раб в этом мире!".
   Я опять счастливо засмеялась, поставила тарелку на землю и вернулась в круг танцующих.
   Потом наступила ночь, костры разведенные цыганами медленно гасли, а я счастливая спала в кибитке Анны, Ройко и мадам Катарины. Так завершился мой первый день настоящей свободы. Да, вероятно сильно был расстроен милорд из-за непокорной рабыни, ведь, быть может впервые в этом мире, кто-то смог противостоять его воле, подумала я, засыпая.
  
  

ГЛАВА 11.

ДОМ.

  
   Через неделю наш табор добрался до небольшого городка Райса. Милый такой городок. Уютный. Весь утопает в цветах и чистоте. Красота. Да и я сама изменилась за последнюю неделю. Свобода милостиво подарила мне эту возможность. Анна научила меня красиво выделять мои глаза и губы при помощи косметики. Я стала носить яркие цыганские наряды. Мне казалось, я наконец начала чувствовать яркие краски, вместо привычных серых красок замка милорда Александра. Появилась какая-то беззаботность. Серая мышка Ния умирала, рождалась темпераментная живая танцовщица Ния. Первый раз за все то время, как я очнулась в камере темницы, у меня было такое ощущение необыкновенной радости и легкости.
   Анна попросила меня рассказать о моем прошлом. И я рассказала ей и о том, что ничего не помню из своей прошлой жизни, и о том, что я толком даже не знаю кто я, и о том, как очнулась в темнице, как на меня охотились, как я стала рабыней милорда Александра и все то, что мне пришлось пережить в его замке. Тогда я посмотрела на Анну, она слушала меня внимательно, необычайно печальная она сильно отличалась от той Анны, что я знала.
   - "Анна, почему ты грустишь?", - я взяла подругу за руку.
   - "Ния, я просто кое-что вспомнила", - грустно улыбнулась Анна, но тут же спохватилась, повеселела и махнула рукой, - "А впрочем это не важно!"
   - "Анна, а кому принадлежит этот городок?", - спросила я Анну.
   - "Милорду Вельзу Галлахеру, говорят он очень хороший человек, хотя мало кто его видел", - ответила Анна.
   Мадам Катарина довезла нас до какого-то дома и остановилась. Я ностороженно посмотрела на Анну.
   - "Ния, не волнуйся так, в Райсе это наш дом и мы будем в нем жить. А табор за городом, там луга возле реки прекрасные, а жители города не против. Здесь все другое, Ния", - Анна взяла меня за руки, успокаивая, видимо мне никогда не отделаться от ТОГО прошлого, что я пережила у господ милордов. Память моя мне не даст и шрам, что каждый день напоминает мне о мести.
   Я вышла из кибитки и вошла в дом вместе с Анной.
   - "Пошли, Ния, дом покажу", - повела меня за собой Анна. Дом оказался не менее уютным, чем город. Такой милый уютный небольшой домик горожанина. Так Анна привела меня к небольшой комнатке.
   - "А эта комната твоя!", - смеющаяся Анна втолкнула меня в нее. От неожиданности я приземлилась на кровать. Комната отличалась от моей каморки в замке, может она и небольшая, но уютная и светлая, а вид из окна открывается на маленький и довольно симпатичный сад. Вообще более позитивного и радостного человека, чем Анна, я здесь пока не встречала.
   - "Анна!", - выдохнула я, - "Спасибо!"
   Вдоволь насмотревшись на дом, я предложила Анне погулять по городу. И мы вышли на прогулку по городу. Городок был сказочно прелестен. Аккуратные домики, много цветов, идиллия. Так мы добрели до таверны на центральной площади городка.
   - "Анна, тут так красиво, просто рай какой-то на земле!", - все восхищалась я городком.
   - "Да, рай. Хозяин этого места создал этот городок в память о своей сестре", - ответила Анна.
   - "А что с его сестрой?", - поинтересовалась я.
   - "Она умерла, давно, когда была совсем юной девушкой, из-за трагической случайности", - вздохнула Анна.
   - "Очень печально", - вздохнула я, - "Но память о ней получилась красивая".
   - "Да", - согласилась Анна.
   Нам принесли вино и еду. Анна куда-то вышла на несколько минут, а я сидела и рассматривала окружающих. Внезапно у меня создалось ощущение, что за мной неотрывно кто-то наблюдает. Я буквально ощущала спиной чей-то пристальный взгляд. Я осторожно повернулась. В дверях стоял тот самый незнакомец, которого я изначально приняла за друга милорда Алекса и рассматривал меня. Я осторожно отвернулась и сделала глоток вина, пытаясь успокоиться, потом повернулась и посмотрела на двери снова, незнакомца не было. Черт, везде мне мерещатся преследователи.
   Вернулась Анна и я ей рассказала о моем видении. Анна рассмеялась и сказала, что это последствия свободы. Поначалу так всегда и будет. А потом я успокоюсь и преследователи перестанут мне мерещится.
   Мы поели и Анна предложила вернуться домой, сказав, что на сегодня впечатлений для меня достаточно, раз мне уже незнакомцы в дверях привиделись.
   Дома я поднялась в свою комнату и легла на кровать. Было слышно, что внизу в гостиной на гитаре что-то медленное, спокойное и очень успокаивающее наигрывает Ройко. Глаза мои слипались. Так, слушая мелодию Ройко, я заснула.
   Проснулась я среди ночи от того, что лунный свет падал мне на лицо. Я встала и подошла к окну. Внизу в саду, прислонившись спиной к дереву и скрестив руки, стоял тот самый темноволосый и темноглазый незнакомец и смотрел на мое окно, мне показалось, что он улыбнулся, увидев в там меня. Я закрыла глаза, постояла так с минуту, потом открыла их и, выглянув обратно из окна, естественно никого там не увидела.
   - "Господи, все в замке этого садиста думают, что ты умерла, тебя никто не ищет, тебя никто не преследует, успокойся Ния! Хватит везде призраков видеть!", - прошептала я и потерла виски. Я вернулась и легла на кровать. Потом закрыла глаза, глубоко вздохнула и уснула. А утром темноволосый незнакомец уже казался мне просто страшным сном.
  
  

ГЛАВА 12.

ТАНЕЦ.

  
  
   Я и не подозревала у себя такую склонность к танцам. Я танцевала уже по-моему танец девятый, не переставая, просто танцевала. Настолько мне было хорошо. Призраки улетели в небытие. А мы с Анной каждый вечер, уже неделю как, танцуем на площади города и очень неплохо зарабатываем. Горожанам полюбились наши танцы. Даже постоянные зрители появились.
   Хорошо в Райсе. Вечерами ходим в табор на луга. И танцуем там. Наши танцы опьяняющей свободы. Только, что-то мне подсказывает, что не все так просто и впереди нас ждет что-то не очень хорошее.
   Хотя может быть на мне вся эта эпопея с побегом сказывается. Темноволосые и темноглазые незнакомцы мерещатся то в таверне, то в саду. Ужас какой-то.
   Итак, мы присоединились к танцующим на лугу девушкам из табора, вокруг уже собралось приличное количество зрителей, даже несколько карет подъехало со знатными и богатыми горожанами. Кажется, сегодня мы получим неплохую прибыль.
   Я склонилась к земле и перекинула волосы вперед, потом сделала мах головой и резким движением откинула их назад. Я посмотрела на зрителей, правая рука заскользила вниз по ноге к щиколотке, потом опустила лицо вниз и опять резко откинула волосы назад. Зрители зааплодировали.
   Я повела плечами, прогнулась вперед и протянула руки к тем, кто собрался посмотреть на наши танцы. Потом выгнулась назад, так, что мои волосы почти касались земли, выпрямилась и повела бедрами. Потом повела рукой в сторону зрителей, выкинула вперед цветной шарф и тут же поймала его. Мне опять зааплодировали.
   Я опять склонилась к земле, слегка выпрямилась, повела плечами, телом, бедрами, откинула волосы назад и посмотрела на толпу. Мне показалось, что в толпе мелькнуло лицо, знакомое лицо, где-то я его уже видела. Или мне опять мерещится? Голова моя резко закружилась. Я зажмурилась, досчитала до пяти, потом открыла глаза.
   Поскольку танец я уже закончила, я пошла вдоль толпы зрителей, чтобы собирать монеты. Платили нам щедро, а из карет даже кинули несколько кошельков, которые приятно звякнули.
   Я подобрала их, подошла к кибиткам и отдала мадам Катарине. В глазах снова потемнело, я покачнулась и прислонилась к кибитке. Анна, которая тоже закончила танцевать, подошла к нам.
   - "Анна, может мы пойдем домой?", - попросила я и рукой помассировала висок, - "Я что-то неважно себя чувствую".
   - "Хорошо, Ния. Что-то мне твое состояние последние пару дней не нравится", - Анна погладила меня по голове.
   Мы вернулись домой. Я поднялась в свою комнату и легла на кровать. Голова кружилась, окружающие предметы, казалось, плыли по комнате. Да, что такое со мной творится? Я попыталась подняться, но голова закружилась, окружающие предметы начали расплываться, в глазах потемнело и я обессиленно упала обратно на подушку.
   Теперь у меня было знакомое ощущение, что я проваливаюсь в бездну. Падаю и падаю... Мне показалось, что я слышу чей-то противный голос, показавшийся мне знакомым.
   - "Вы уверены, что она ничего не чувствует и не слышит?", - спросил "голос".
   - "Уверен господин. В доме так ничего и не заподозрили. Мы были аккуратны. Ее, скорее всего, хватятся только утром", - ответил ему кто-то голосом "проныры и подхалима".
   - "Красивая танцовщица. Очень красивая. Мне она сразу понравилась", - опять сказал "голос".
   - "Только мы в землях милорда Вельза Галлахера, надо быть осторожней. Вы же знаете господин, что...", - начал было "подхалим".
   - "Молчи, тварь, она принадлежит мне, с тех пор как я увидел ее первый раз, она - МОЯ!", - перебил его "голос".
  
  

ГЛАВА 13.

БЕГЛЯНКА.

  
   Я почувствовала, что очень яркий свет был направлен на меня. Я попыталась открыть глаза. Каждое мое движение причиняло невероятную боль. Эта новая попытка увидеть мир вызвала у меня невероятный болевой спазм. И я опять провалилась в забытье.
   Когда я пришла в себя во второй раз, боль ощущалась намного меньше. Скорее она была задвинута куда-то на границу моего сознания. В голову пришла мысль, может мне дали какое-то хорошее обезболивающее?
   Я приподняла голову и попыталась осмотреться. Я лежала на роскошной кровати, утопая в пуховых подушках, на мне была полупрозрачная сорочка с кружавчиками. Бред какой-то снится, подумалось мне и я закрыла глаза.
   Проснулась я рано утром, голова больше не болела. Я попыталась встать, но получилось только сесть в кровати, что-то звякнуло. Я посмотрела на руки, на запястьях были небольшие браслеты, от браслетов куда-то в изголовье кровати тянулись тонкие, но достаточно прочные цепочки. На мне была та же полупрозрачная сорочка с кружавчиками.
   Так, попытаемся оценить обстановку, на замок милорда Алекса не похоже, я там все комнаты знаю, или это тайные комнаты? Тогда странно, эротические извращения в мою сторону для него не характерны, убить - это да, будьте любезны, всегда пожалуйста, но постельные игры со мной? Да, скорее Луна с Солнцем местом поменяются, чем это случится.
   Тогда, что я опять нарвалась на чокнутого маньяка? Началось в колхозе утро... Что ж они так ко мне липнут, медом намазано что-ли?
   Я попыталась порвать цепочки, раздался противный скрежет металла о металл и я поняла, что либо изголовье кровати железное, либо цепочки пропущены через кольцо в стене за изголовьем.
   Я аккуратно перевернулась на живот и посмотрела на изголовье. Версия номер два нашла подтверждение, цепочка была пропущена через кольцо. Я встала на колени, потом постаралась встать в полный рост, уперлась одной ногой в стену, и попыталась выдернуть кольцо или разорвать цепочку. Кольцо не поддавалось, цепочка тоже.
   - "А что ты хотела наивная? Ты, что рыцарь без страха и упрека, чтобы цепочки и кольца рвать легким движением брови? Ладно пойду другим путем!", - проворчала я.
   Где-то я читала, что от наручников можно избавиться простым способом, надо сложить ладонь так, чтобы по ширине она была, как запястье твоей руки, по возможности, намочить ее маслом или на худой конец водой и потом вынуть ее из браслета. Этот совет я и попыталась повторить в реальности. И у меня получилось, правда для этого пришлось облизать руку и я ободрала ладонь местами о края браслета, но это того стоило, потом я также освободила вторую руку.
   Я слезла с кровати, нижнего белья под сорочкой не наблюдалось. Господи, страна диких фетишистов какая-то! Ну, почему у меня первым делом трусы воруют? Пришлось рвать подол сорочки и мастерить себе белье из него.
   Я прошлась по комнате. Надо посмотреть по шкафам, может чего полезного найду? Из полезного я нашла небольшой серебряный поясок, а если его на руку намотать? Неплохо...неплохо...Ния! Кстати, а почему Ния? Так меня назвал милорд Алекс, чтоб у него ниже талии все на корню засохло! Память ко мне по прежнему не возвращается. Ладно переживу. Но надо сделать анализ ситуации. С такими мыслями я села в кресло возле кровати.
   Разделим себя, друзей и врагов. Итак, я Ния, беглая рабыня милорда Алекса, которую он выкупил у своих "дружбанов", чтобы издеваться надо мной единолично. Отсюда вывод - милорд Алекс, однозначно двинутый садист и извращенец, да тем "поросю" со "снулой рыбой" до него, как пешком до Луны. Они хотя бы просто меня к страже кинули и потом прибить решили, а этот растягивает удовольствие. Итого враги обыкновенные - три штуки в ассортименте. Далее по моей памяти следуют тетушка Белла, дядюшка Каллен, дедушка Ан-Ан - это милые добрые люди, друзья. Леди Элен - блондинчатая крыса, "пошла лесом". Анна, Ройко и мадам Катарина - помогли сбежать, приютили, накормили, еще и работу дали не пыльную, друзья однозначно.
   Мои действия в данный момент. Первое - надо найти, что-то еще кроме пояска. Второе - просмотреть местность вокруг комнаты. Третье - разыграть из себя суперагента (и что это за слово такое? но смысл его знаю) и выбраться из этого жилища (предположительно замка). Четвертое - найти Анну и все ей рассказать. Итак, план действий я определила. Пора за работу.
   Я встала с кресла и еще раз прошлась по комнате. В одном из ящиков комода я нашла вторую пару наручников. По виду и длине цепочки эти наручники скорее предназначались для лодыжек. Мдя, садо-мазо, да этот неизвестный маньяк-похититель любитель пошалить. Не удивлюсь, если где-нибудь я тут хлыст откопаю и кожаный черный костюм или наручники с розовым пухом вокруг браслетов. Стоп, а это я откуда знаю? Странно... все очень странно. Больше стоящих предметов в комнате не было, если только ножку кресла отломать, но я не рыцарь и ломать ножки стульев в силу физических способностей пока не имею возможности.
   Я подошла к кровати и соорудила из подушек подобие моего бессознательного тела, накрыла все одеялом, подсунула под него наручники, вроде должно выглядеть, что я по-прежнему без сознания и в наручниках, но накрылась с головой одеялом. Ну, думаю, что секунд тридцать этот обман работать будет.
   Я аккуратно приоткрыла дверь комнаты. В коридоре никого не было. Я осторожно на цыпочках вышла из комнаты и осмотрелась. Никого не было. Так на цыпочках я добежала до места, где коридор поворачивал, и осторожно выглянула из-за угла. Никого, бежим дальше! Дальше лестница. Вниз по лестнице. Почему вниз? Из окна моих "покоев" было видно, что комната находится на этаж выше.
   Так, слетая с лестницы я вписалась в какого-то мужика. Мужик опешил, но потом попытался врезать мне кулаком. Я каким-то чудом увернулась, схватила его левой рукой за запястье и рванула на себя изо всех сил. Мужик, видимо, вложивший приличную силу в свой удар, не удержался на ногах и начал падать на меня. Я сделала шаг в сторону и правой рукой нанесла ему встречный удар в горло. На правой руке у меня был намотан памятный поясок из серебра. Мужик подозрительно захрипел, схватился за горло и упал мне под ноги. Его я перепрыгнула и рванула дальше.
   Во второго мужика я врезалась, когда поворачивала в очередном коридоре. От неожиданности я отлетела к стене. Но вовремя откатилась в сторону, потому что мужик явно намеревался пнуть меня под ребра с чувством, с толком и расстановкой. Замок садистов какой-то. Блин. Counter Strike в реале. Я резко вскочила на ноги, потом пригнулась и сделала подсечку. Мужик, явно не ожидавший такого бурного сопротивления от мелкой худосочной девицы, рухнул на пол. Я вмазала ему правой рукой в скулу. Мужик зарычал и попытался вернуть мне удар. Я увернулась и вмазала ему по носу. Мужик заковыристо выругался, а я снова резко вскочила на ноги и рванула от него с космической скоростью.
   Но мой спринтерский забег закончился быстро, кто-то сделал мне подсечку и я, кубарем полетела по полу. Я подскочила на ноги, морщась от боли, но кто-то хорошенько приложил меня кулаком в висок и я потеряла сознание.
  
  

ГЛАВА 13.

ВЕДЬМА.

  
  
   ...Я открыла глаза, вокруг были белые стены, в голову пришли три очень емких фразы, отражающие суть происходящего:
   - "Какого хрена я в психушке? Кто меня сдал? Выберусь, убью гада!"
   Потом я огляделась вокруг и сообразила, что в окно падает очень яркий солнечный свет, поэтому стены мне кажутся белыми. Мдя... влипла ты девушка по самое "не хочу".
   Оценим окружающую природную среду. Стены помещения не белые, на самом деле они серые, это их солнечный свет так преобразил. А я сижу на стуле и стул намертво прикручен к полу. Передо мной стоит стол, к столу прикручено кольцо, через которое продета цепочка с браслетами, а браслеты одеты на мои запястья. Вот что-то знакомо мне в этой живописной картинке. Только вот не помню ни черта.
   Ой, блин, да на меня еще и белый балахон "мученицы-жертвеницы" напялили. Чудненько. Интересно, что будет дальше?
   Дверь в помещение открылась. И вошел.... и вошел "снулая рыба". Очаровательно! Как мне, так все хорошее!
   - "Ну и зачем мы бежать пытались?", - спросил меня "рыба".
   - "Дядя, ты бы хоть представился для начала! По этикету, джентльмен подходит к даме, целует ей ручку и представляется ей", - ухмыльнулась я. Ой, получу я еще за мою смелость и дерзость, левой пяткой чую.
   - "Юная леди, Милорд Бакли Кейси Джонстон, граф Джонстон", - блондин издевательски улыбнулся, подошел ко мне, взял мою руку и поцеловал мне запястье. Вернее не поцеловал, а обслюнявил, мерзкими холодными губами. Бррр, гадость какая.
   - "Ния, фамилия отсутствует в природе, танцовщица Ния", - я также мерзко улыбнулась графу.
   - "Очаровательно, маленькая нахалка!", - граф продолжал держать меня за запястье и улыбаться.
   - "А Вы граф еще тот шалунишка!", - я кокетливо похлопала ресницами. Сменим правила игры, главное отсюда выбраться.
   - "Ну, так зачем мы бежать пытались?", - граф погладил меня по щеке.
   - "Ну, понимаете, милый граф, я проснулась, одна в постели, в незнакомой обстановке, в цепях. Я так испугалась, милый граф. Просто ужас какой-то!", - я опять похлопала ресницами и продолжила рассказ доверительным шепотом "девушки с фамилией Наивняк", - "И представляете, когда моя рука непостижимым образом выскользнула из браслета, а потом таким же образом выскользнула вторая, я решила пройтись по дому и посмотреть, есть ли в нем кто-нибудь из добрых хозяев. Я иду, иду, а тут на меня какой-то незнакомый мужчина выпрыгнул, я так сильно испугалась! Так испугалась! Что стукнула его от неожиданности и убежала. А вдруг это он такой злой и не хороший и приковал меня! Вот! А тут я очнулась! А здесь Вы милый граф, прямо как мой рыцарь и спаситель!"
   - "Ну, бедная девочка, столько испытаний для такого хрупкого создания!", - граф облокотился на стол, скрестил на груди руки и внимательно посмотрел на меня.
   - "Конечно, дяденька!" - я усиленно закивала головой и протянула к нему мои молитвенно сложенные руки в браслетах, - "Милый граф, они такие холодные, может снимите?"
   - "А ты, маленькая проказница, обещаешь вести себя хорошо?", - поинтересовался граф.
   - "Конечно, дяденька милый граф!", - "маленькая проказница" невинно захлопала ресницами.
   Граф расстегнул на мне наручники и под локоток вывел из комнаты. Мысленно я передернулась от отвращения. Как оказалось, я нахожусь в просторном коридоре. На полу бархатный ковер, вполне такой милый дом-или-только-бог-знает-что-это-такое.
   Граф провел меня в какую-то комнату. Он подвел меня к шкафу, находящемуся в этой комнате и открыл его дверцы. В шкафу находились платья, разных моделей и расцветок. Граф поцеловал мое запястье, обвел шкаф широким жестом и сказал: - "Выбирай, маленькая шалунья".
   - "Дайте мне пожалуйста, два топора, арбалет и петлю, чтобы Вас повесить!", - пронеслась в моей голове мысль, но вслух я ответила, - "Конечно, милый граф, только не могли бы Вы выйти, а то я стесняюсь, очень знаете ли!"
   - "Поторопись, маленькая проказница, мы с тобой должны в одно место прогуляться", - граф вышел из комнаты, попутно шлепнув меня по попе. Блин, что ж мне так на извращенцев то в этой жизни везет?
   Я прошлась по комнате, на окне были решетки, так, что путь побега через окно сразу отпадал, ладно будем искать варианты.
   Я выбрала в шкафу темно-бирюзовое платье, примерила его и, как оказалось, платье сидело на мне как влитое. Интересно, это "милашка" граф успел так подготовиться?
   Я сняла платье и подошла к комоду у стены комнаты. Открыла верхний ящик и начала копаться в нем. Через пару минут я извлекла на свет божий белье, которое, на первый взгляд, должно было подходить мне по размеру, что-то похожее на корсет, белую рубашку из тонкой ткани, и панталончики, которые внизу заканчивались кокетливыми розовыми бантиками. Прелесть, может еще и розовое платье поискать в дебрях шкафа, и розовый бумажный цветок на голову прикрепить, получится "порося". Во втором ящике комода я нашла расческу, заколку, перчатки, маленькую сумочку и зеркальце.
   На комоде стоял таз и кувшин с водой, а на стене, рядом с комодом, крепилось зеркало в человеческий рост.
   Я привела себя в порядок, причесалась, оделась и критически себя осмотрела в зеркале. Точно как дурочка "Наивняк". Я осторожно выглянула в коридор. Напротив двери комнаты, на стуле сидел мерзкий герцог и смотрел на меня.
   - "Ну, какая красавица!", - довольно причмокнул герцог и подхватил меня под локоток, - "Пойдем, пора нам выйти в свет!"
   Мысленно я довольно ухмыльнулась, погода явно благоволит к побегу, что ж дражайший граф давайте выйдем в свет.
   Граф вывел меня в холл, все также мертвой хваткой вцепившись в мой локоть, видимо, боится моего очередного побега. Потом мы вышли на крыльцо, спустились по лестнице и сели в карету графа. Очаровательно. Кавалера бы другого что-ли? Я уже даже на темноволосого и темноглазого согласна.
   Карета катилась по улицам городка. И это явно был не Райс. Черт! Придется выбираться в Райс по малознакомой местности. В какой-то момент карета остановилась возле некого заведения, мы вошли внутрь и заведение оказалось игорным домом. Естественно, а куда еще даму полусвета вести? В театр или на чай к любимой тетушке?
   Граф провел меня в какой-то зал. В зале собрались посетители заведения. Он наклонился к моему уху и прошипел:
   - "А теперь станцуй нам Ния!"
   Граф сел за стол, перед которым я должна была танцевать. План созрел мгновенно, я под какую-то экзотическую мелодию начала танцевать. Я расстегнула заколку и распустила свои волосы, которые облаком окутали мои плечи. Я повела ими, преклонила одно колено, и рукой начала поднимать подол платья, как бы невзначай показывая ножку собравшимся, потом привстала и прогнулась вперед, протянув руки к зрителям. Я выпрямилась, повела бедрами, потом наклонила голову так, что мои волосы закрыли мое лицо и резко откинула их назад. Я опять повела бедрами, подошла к столу соблазняющей походкой и взялась за его край. Я снова повела бедрами, подмигнула графу и зрителям и... и опрокинула с грохотом стол. Пока опешившие зрители и граф приходили в себя, я подобрала юбки и со всех ног рванула прочь из зала.
   Уже на пути к двери путь мне постарался преградить какой-то здоровенный детина, я сделала резкий прыжок в сторону, подхватила какой-то стул и швырнула его в окно, которое находилось напротив меня, а, вернее говоря, прямо по траектории моего побега находилось. Стекло разбилось и я, проявив невероятные чудеса акробатики, перемахнула через подоконник. Платье за что-то зацепилось и угрожающе затрещало. Я со всех сил рванула ткань, раздался треск, половина юбки осталась на окне, а я побежала дальше. В след мне неслись крики. Видимо, ловить меня собираются аки дикого зверя.
   Впереди я увидела коляску со слугой-кучером, я подбежала к ней, в один прыжок очутилась на козлах, вышвырнула из коляски опешившего кучера и хлестнула изо всех сил лошадей. Лошади рванули галопом, я не удержалась и приземлилась на сиденье кучера, чуть не выронив вожжи.
   Вслед мне донесся чей-то крик:
   - "ВЕДЬМА!!!"
  
  

ГЛАВА 14.

ИНКВИЗИЦИЯ.

   Коляска с диким грохотом неслась по городу, прохожие с ужасом вжимались в стены домов, на козлах коляски сидела я в очень живописном виде. Порванное бирюзовое платье развевалось по ветру, прическа напоминала взрыв порохового склада, из под разодранного платья кокетливо виднелись мои ножки в панталонах с розовыми бантиками. К образу добавлялся периодически повторяемый дикий вопль:
   - "ПОБЕРЕГИСЬ! ЗАДАВЛЮ НА ХРЕН!"
   За коляской гналась группа всадников. Всадникам горожане весьма сочувствовали и рьяно их поддерживали ободряющими криками.
   Вот с таким шумом и гамом я вылетела за пределы города и понеслась по проселочной дороге. Коляску подкидывало на выбоинах. Я судорожно вцепилась в поводья одной рукой, второй я отчаянно вцепилась в "поручень-или-какую-то там штуку, торчащую сбоку из сиденья кучер", пытаясь удержаться в коляске. Лошади неслись вперед. Погоня вроде отстала. В мыслях уже возникли картинки на тему "абсолютной свободы и вселенского счастья", но тут коляска все-таки сделала свое черное дело и налетела на камень, ее весьма резко тряхнуло и я, воспарив к солнцу аки птица небесныя, с диким воплем "ТВОЮ МАТЬ!" приземлилась в придорожные кусты, больно приложившись головой о какую-то ветку. Изображение окружающей меня природы начало расплываться и темнеть...
   ...Очнулась я от того, что какой-то идиот окатил меня ледяной водой.
   - "Очнулась ведьма!"
   - "И Вам утра доброго!", - не удержалась я и огляделась вокруг. Я оказалась прикована к каменному "стулу", руки к подлокотникам, ноги к полу, так что и не пошевелишься, платье сменилось балахоном и на меня пялился какой-то "чудик" в рясе. "Чудик" периодически окуривал меня кадилом с какой-то гадостью, от мерзкого запаха которой я морщилась, и судорожно потряхивал при этом действии какой-то затертой книжкой.
   - "Признавайся ведьма!"
   - "Сознаюсь и каюсь, в пятом классе, в столовой, тот пирожок с яблоками...это я его утащила и не заплатила даже!"
   - "В грехах своих признавайся ведьма, а не речами дьявольскими нас смущай!", - не унимался "чудик".
   - "Ого, как Вы о себе... В третьем лице! Дяденька, а Вы случаем не бог?", - я внимательно посмотрела на чудика.
   - "Мы - святая инквизиция!", - гневно ответил "чудик", - "В грехах своих признавайся!"
   - "Вот я и каюсь. Во всех грехах. Начиная с того пирожка. Так вот, пирожок тот я стащила по злому умыслу... Дяденька, а Вы, случаем, сами то не грешны? А платье с меня Вам снимать понравилось? А за коленки меня щупать, а за другие места? А цепи надевать? А Вы какие эротические игры предпочитаете, когда сами партнершу приковываете или когда она Вас?" - я "заинтересованно" посмотрела на "чудика".
   - "Да как ты смеешь ведьма!", - "чудик" опять окурил меня гадостью, от чего я закашлялась, - "Братья из Прихода Святого Андреаса безгрешны! Инквизиция безгрешна! Сознавайся в грехах!"
   - "Ну я тогда продолжу, если Вы не возражаете", - я поерзала в "кресле", устраиваясь поудобнее насколько это возможно, - "Ну так вот тот пирожок я украла со злым умыслом, а мой умысел полный злобы и ковар- "Проклятая ведьма!", - вспылил "чудик", - "Сознавайся, зачем Милорда графа Бакли Кейси Джонстона, зачем невинную его душу приворотным зельем соблазнила и в грех ввести хотела?!"
   - "Дяденька, а кто Вы по имени, отчеству и должности будете. А то, право слово, даже не знаю как к столь приятному человеку, как Вы, обращаться!", - нежным голоском пропела я, притворно "краснея и смущаясь", вылитая девственница в первую брачную ночь.
   - "Не смутишь ты ведьма святых братьев речами своими сладкими! Ибо не будем мы в час трудных испытаний души поколеблены в вере нашей!", - глубокомысленно произнес "чудик", воздев очи и указующий перст к потолку. Видимо за пределами потолка он узрел, как минимум, Рай, из врат которого ему приветственно махали и аплодировали все ангелы и святые, судя по его благочестивой физиономии в этот момент.
   - "Ну, хорошо, я Вас тогда "товарищ гражданин Святой Брат" называть буду!", - кивнула я "товарищу гражданину Святому Брату", от чего его перекосило и он опять помахал кадилом с мерзостью.
   - "Сознавайся, зачем Милорда графа Бакли Кейси Джонстона невинную душу приворотным зельем соблазнила и в грех ввести хотела?!", - потряс книженцией перед моим лицом "товарищ гражданин Святой Брат", - "На "Святом писании" покайся!"
   - "Товарищ гражданин Святой Брат, а вы точно не хотите историю про пирожок дослушать? Там так интересно...", - я мечтательно посмотрела на потолок, за пределами которого находился рай обетованный, исходя из периодически бросаемых туда взором "товарищем гражданином Святым Братом".
   - "Проклятая ведьма", - "товарищ гражданин Святой Брат" терял терпение, - "Признавайся!"
   - "А про пирожок дослушать?", - я "невинно" похлопала ресницами.
   - "Сознавайся, зачем Милорда графа Бакли Кейси Джонстона невинную душу приворотным зельем соблазнила и в грех ввести хотела?!", - лицо "товарища гражданина Святого Брата" начало окрашиваться всеми оттенками красного.
   - "Да, на хрен мне ваш милорд. это он, подлец и искуситель, невинную девушку из дома похитил, искусил, невинности лишил, запретными любовными играми пользовался, к постели приковывал, руку целовал, а что еще хуже, танцевать заставил, неприличным образом, при других милордах, ах, какая я несчастная!", - я изобразила "обморок", закатив глаза.
   - "Сознавайся ведьма!", - меня опять окатили ледяной водой.
   - "Да ты что, козел старый, совсем охренел! А если бы я захлебнулась! Урод! А еще себя "товарищем гражданином Святым Братом" называешь! Да какой ты святой? Ты "садюга подлая", вот кто ты! Ты над бывшей невинной девицей издеваешься! Не люблю я тебя! Поди прочь с глаз моих! Как тебе не стыдно!", - изобразила "праведный гнев благородной девицы" я.
   - "Итак, ведьма Ния, в грехах не призналась, а посему, подлежит суду и казни, завтра в полдень! Киньте ее обратно в камеру!", - видимо "товарища гражданина Святого Брата" я успела изрядно достать за время допроса, он утер пот и подвел тем самым итог своей миссии по выбиванию признания из ведьмы.
   Возникшие вокруг меня, как черти из табакерки, "святые братья" влили что-то мне в рот, крайне кислое и мерзкое на вкус и отстегнули меня от кресла, дальше действительность вновь расплылась передо мной и я провалилась в черноту.
  
  

ГЛАВА 15.

СУД.

  
   Как меня привели на суд, я не помнила. Но очнулась я уже на деревянном собрате "каменного кресла" в допросной камере. суд проходил в большой зале. Вокруг меня стояли "святые братья". Передо мной стоял стол, за которым различных возрастов и размеров упитанности сидели "святые инквизиторы". Хотя, я бы насчет их непогрешимости поспорила. На мне был давнишний балахон и теперь я нагло рассматривала инквизиторов, от чего тех корчило от отвращения. Мы находились на своеобразной "сцене" боком к зрителям. Зрители сидели на скамейках в нескольких метрах от "сцены".
   - "Ведьма Ния, признаешься ли в грехах своих?!". - спросил меня какой-то дряхлый дед в рясе, кажется это их инквизиторский "главнюк".
   - "Неа, не канает!", - ответила я.
   - "Не признается!", - записал что-то пером на бумажке худой дядька в рясе.
   - "Естественно, не признаюсь!", - сделала я "возмущенное" лицо, - "Козлы задрюченные! Морально опущенные уроды! Во-первых, были нарушены мои гражданские права, во-вторых, мне не был предоставлен адвокат, меня не ознакомили с уликами и не была проведена очная ставка со свидетелями преступления и истцом. Кроме того, была грубейшим образом нарушена Всеобщая декларация прав человека (<i>Господи, что я несу, какая Декларация и что это вообще такое?</i>), Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятая Резолюцией 39/46 Генеральной Ассамблеи ООН 10 декабря 1984 г. <i>(а это еще что за Конвенция? откуда я вообще это знаю?!)</i>, меня наглым образом пытали на допросе, нарушив, тем самым, мои общегражданские права!".
   - "На суде обвиняемая ведьма проклинала неизвестным языком Святую инквизицию и творила страшные заклятия!", - записал "худой".
   - "Выслушаем Милорда графа Бакли Кейси Джонстона! Безвинно пострадавшего от действий ведьмы", - произнес "дряхлый".
   - "Она меня в искушение танцами колдовскими ввела, привораживала, заманивала, я совсем голову потерял от ее богомерзких действий!", - граф "театрально" воздел руки к небу.
   - "Это ты, подлец, меня соблазнил, невинности лишил, а сам обещал жениться!", - я театрально "всхлипнула", - "А я так тебе верила! Такк верила! Так любила! Своей чистой и невинной девичьей любовью! Отдала тебе самое дорогое, что есть у девушки! Как ты мог!"
   - "Ведьма пыталась приворожить графа Джонстона во время суда!", - записал "худой".
   - "Нет! До встречи со мной она невинна не была, есть тому свидетели!", - граф опять театральным жестом заломил руки в отчаянии, - "А я не успел познать греховного тела ведьмы! Слава всемилостливейшему творцу!"
   - "Так у тебя не встал! А я то думаю, и что это ты так на меня взъелся!", - обрадованная таким открытием закричала я на всю залу, так что "святые братья" вокруг меня испуганно шарахнулись в сторону, - "А я думаю, кто меня такое "западло" сделал, а оказывается это у графа "не стояк" был!".
   - "Обвиняемая ведьма Ния пыталась наложить проклятие "Мужской немочи" на безвинно пострадавшего графа", - меланхолично записал "худой". Интересно, а вот предположим, если я обрею голову на лысо и покрашу ее в зеленый цвет или спляшу перед ним голая, он хоть как-то отреагирует.
   - "Пригласите первого свидетеля!", - тем временем продолжил суд "дряхлый".
   В зал провели какого-то здорового детину, упитанного как боров, в прыщавым лицом и гнилыми зубами, в одежде стражника знатного лорда. Одежда была крайне плачевного состояния либо из-за крайней неопрятности детины, либо из-за крайней жадности его господина и работодателя.
   - "Рассказывай сын мой!", - милостиво разрешил "дряхлый". Детина бухнулся на колени и что-то забубнил о раскаянии и грехах.
   - "Хорошо, сын мой, отпускаем мы грехи твои, ибо не по своей воле творил ты их, а по злому коварству обвиняемой ведьмы!", - "дряхлый" осенил его знаком, который, вероятно, подразумевал отпущение грехов или благословение, - "Говори, сын мой, не бойся! Святое братство защитит тебя от ведьмовских чар!"
   - "Ну...это...ведьма она меня искушала и я согрешил", - пробубнил детина, уставившись в пол.
   - "Не, я однозначно против, я бы с таким уродом под страхом смерти никогда бы не легла! У меня эстетический вкус с детства развит!", - протестующе заорала пронзительным голосом я, кажется "святые братья" вокруг меня слегка оглохли.
   - "При слушании свидетельских показаний первого свидетеля со стороны безвинно пострадавшего графа ведьма не призналась в вменяемых ей грехах!", - продолжал писать "худой".
   - Как она тебя искушала, сын мой?", - продолжил допрос свидетеля "дряхлый".
   - "Ну... она это... слова колдовские шептала, там тело свое ведьмовское оголяла, танцевала греховные танцы и звала испытать этот... этот самый, как его...запретный плод! Вот!", - детина поднял глаза к небу и перечислил все мои колдовские действия по соблазнению этого "красавчика".
   - "Не, я не согласна! Да у тебя мужик, да у тебя бабла до конца жизни за мой стриптиз не хватит! Ты на свою рожу внимательно с утра в зеркало посмотри и перестань испытывать иллюзии по поводу своей красоты и неотразимости!", - возмущенно завопила опять я.
   - "Ведьма проклинала свидетеля словами на дьявольском языке. Творила заклинания", - внес очередной комментарий в свою бумажку "худой".
   - "Итак, показания свидетеля подтверждают вину ведьма в колдовстве и привороте Милорда графа Бакли Кейси Джонстона. Кроме того, на суде ведьма неоднократно проклинала богомерзкими словами на дьявольском языке святых братьев, господа нашего, милорда графа, свидетеля и присутствующих здесь горожан. Считаю вину ведьмы доказанной полностью и приговариваю ее к немедленно сожжению на очищающем костре!", - вдруг поднялся со своего места "дряхлый".
   - "Э, мужики, так нечестно! А где улики, свидетели со стороны обвиняемой, мой адвокат!", - и вновь раздался мой возмущенный вопль под сводами залы. Толпа зрителей возмущенно загудела. Инквизиторы победно посмотрели на меня. Граф злорадно ухмылялся - "не досталась мне, так не достанешься никому". Детина в наглую пялился. "Святые братья" вокруг меня начали какие-то манипуляции с моими кандалами. "Худой" продолжал что-то строчить в своей бумажке.
   - "НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИТЬ!", - голос прервавший мой вопль перекрыл гул толпы. Двери, ведущие в залу суда инквизиции, шарахнули со страшным грохотом об стену. Одна из половинок не выдержала удара и рухнула на пол.
   - "Эта девушка невиновна, ее обманом похитили с моих земель! Она находится под моей защитой! НЕМЕДЛЕННО ОСВОБОДИТЬ!", - в дверях стоял давнишний мой "темноволосый и темноглазый" незнакомец, которого я считала и "призраком", и "человеком лорда Алекса". Незнакомец был в крайне взбешенном состоянии, даже не в крайне взбешенном, окажись у него на дороге в данный момент, я предпочла бы быстренько, тихо и незаметно умереть, чтобы не спровоцировать его на более активные действия. Натуральная "кара господня" появился сейчас в зале. Карать грешников и бесплатную депортацию в ад он начнет незамедлительно.
   - "Пи...ц Вам ребята и он подкрался незаметно! Этот уже по Ваши грешные души", - злорадно откомментировала я явление этого "демона ада", оглядев святых инквизиторов, графа, свидетеля и зрительный зал, - "Молитесь, чтобы сдохнуть быстро".
  
  

ГЛАВА 16.

ДЕМОН.

   - "Милорд Галлахер?!", - испуганно пискнул "дряхлый".
   - "А! Так этот тот мужик, который в память сестры город построил!", - заорала я так, что стекла в окнах подозрительно задребезжали, а "святые братья" при этом вопле полегли, судорожно заткнув уши, аки противник при бомбежке. Милорд тем временем "тяжкой поступью командора на космической скорости" приближался к "сцене". Народ из зрительного зала испуганно жался по сторонам, предпочитая заныкаться под скамейки или "изобразить" предмет интерьера. Еще бы при виде ЭТОГО разгневанного мужчины я бы сама предпочла скоропостижно скончаться. Интересно, а чего они так его испугались? Он, что по ночам пьет кровь невинных христианских младенцев? Да, во истину - "самый страшный из людей - это сказочный злодей".
   - "Я сказал НЕМЕДЛЕННО освободить девушку!", - раздался громовой рык и особо впечатлительные зрители и "святые братья" тихо попадали в обморок. Кто-то внизу лихорадочно возился с моими кандалами, отстегивая меня от "кресла". Худосочный паппарацци перестал строчить "повесть временных лет" в своей бумажке, охнул и пал жертвой глубокого обморока. Наконец меня освободили, я встала и потерла затекшие в наручниках руки. Потом разбежалась по "сцене" и прыгнула на шею моему "спасителю", который уже подошел к ее краю. "Спаситель" ловко меня подхватил одной рукой и прижал к себе, я вцепилась в его рубашку и восторженно прошептала:
   - "А ты оказывается взаправду существуешь, а я думала, что ты мой полночный бред!".
   - "Милорд Галлахер!", - опять ввизгнул старикашка, - "Эта обвиняемая ведьма! Она пыталась соблазнить и ввести в искушение графа Джонстона!"
   - "Совсем Вы на Вашем средневековье двинулись!", - рыкнул "спаситель", - "Это Подопечная! Вам прекрасно известно господин Кларк, что Подопечные неприкасаемые для всех без исключения! А для тебя Джонстон, что Правила совета Старших отдельно не переписывались!"
   Я с интересом прислушивалась к словам Галлахера, когда дверь в залу раскрылась от вторичного пинка и яростного рыка:
   - "Где она?!"
   Я вздрогнула от неожиданности и Галлахер крепче прижал меня к себе. Он развернулся в сторону двери и я увидела также стремительно идущего к нам и также безумно разъяренного милорда Алекса.
   - "Вот попала, мать твою!", - пискнула я и вжалась в Галлахера.
   - "Вельз, это моя ПОДОПЕЧНАЯ!", - рявкнул милорд Алекс.
   - "Но еще похитили на моих землях, следовательно она под моей защитой!", - точно также рыкнул ему в ответ Галлахер, - "А ты, Макс, ее бездумно упустил и подверг крайней опасности! Хорошо Анна привела ее вовремя на мои земли! Кроме того, ты над ней издевался! Думал никто не узнает?!"
   - "Антиресно дефки пляшут по чятыре штуки в ряд!", - подумала я, - "Значит и Анна тут замешана, значит и в трактире мне тогда не показалось, и в саду не показалось, и, вообще, я "Подопечная" какая-то. Чья я Подопечная? То ли еще будет..."
   - "Она моя Подопечная!", - рявкнул Алекс-Макс схватил меня грубо за руку и потянул к себе, Вельз в ответ прижал меня еще крепче, МОЕЙ руке становилось больно. Мужчины теперь стояли друг напротив друга, сверля противника яростными взглядами, и тянули меня, как игрушку, каждый в свою сторону. Я взмолилась куда-то в небеса, корчась от боли:
   - "Дорогой Творец или кто там есть наверху, помоги мне, ну пожалуйста, или эти два придурка сейчас меня пополам разорвут! Почти обещаю не грешить!"
   - "ХВАТИТ!", - голос раздался буквально с небес, видимо, кто-то милосердный все-таки услышал меня и на "сцене" возникла "женщина", вся состоявшая из белоснежного сверкающего жемчужного света, с золотыми глазами и кроваво красными губами.
   - "О, лихо у меня крышняк рвет!", - присвистнула я, а мужчины мгновенно перестали делить меня, хотя Вельз по прежнему крепко прижимал меня к себе, а Алекс-Макс не отпускал мою руку.
   - "Смотритель Александр Максимилиан Каннингем, Вы допустили нарушение правила "Смотритель при любых условиях должен находится со своим Подопечным" Правил совета Старших", - "златоглазая" тетка нахмурилась, - "Вам будет засчитано минус десять баллов и инцидент будет занесен в Ваше личное дело!"
   Смотритель Александр Максимилиан Каннингем сжал кулаки и значительным взглядом, обещающим скорую и жестокую расправу, посмотрел на меня.
   - "Смотритель Вельзевул Галлахер, вы допустили нарушение правила "Смотритель, нашедший потерявшуюся чужую Подопечную, должен находится рядом с ней во избежание инцидентов до прибытия ее персонального Смотрителя"", - продолжила "златоглазка", - "Вам будет засчитано минус три балла и инцидент будет занесен в Ваше личное дело!"
   Смотритель с романтическим именем Вельзевул уткнулся мне в волосы и я услышала очень тихий звериный рык.
   - "Подопечная, Вы последуете в земли своего смотрителя, незамедлительно и будете оставаться там до выяснения возможности Вашего возвращения!", - теперь "златоглазка" повернулась ко мне.
   - "А ты кто?", - очнулась я.
   - "Госпожа Старший советник Дафна Келли Совета старших смотрителей", - пояснила мне "златоглазка".
   - "А! Ну ясен пень, что Вы не лысый веник!", - протянула я и ткнула пальцем в Алекса-Макса, - "Только я к этому не пойду! Он злой! Я с этим останусь!"
   - "Подопечная, я Старший советник и мне решать куда Вы направитесь!", - злобно прошипела "златоглазка".
   - "Да хоть Старшая табуретка! Я пойду с Вельзем, хоть на край света, но с ним!", - не менее злобно прошипела я, - "Попробуй только заставь меня с тем козлом идти! Я Вам тут устрою "Последний день Помпеи" локального масштаба!"
   - "Черт с тобой!", - "златоглазка" сплюнула на "сцену", - "Ты останешься Подопечной Смотрителя Александра Максимилиана Каннингема, но проживать будешь у Смотрителя Вельзевула Галлахера. Это мое окончательное решение! Обсуждению не подлежит! Галлахер заберите Подопечную Каннингема и доставьте ее в свой замок немедленно! Кстати, Джонстон и Кларк, я рекомендую Вам крайне немедленно проследовать со мной в Совет Старших Смотрителей!".
   На этих словах "Златоглазка", Джонстон и Кларк мгновенно исчезли со сцены. Алекс-Макс нехотя отпустил мою руку и тихим голосом прорычал:
   - "Это до тех пор, пока она не очнется, Галлахер!"
   Вельз хмыкнул что-то в мои волосы и вынес меня из залы на улицу.
   - "Ну, домой Подопечная?!", - он поцеловал меня в макушку и расправил крылья. Красивые крылья из черных перьев.
   - "Ух ты!", - восхитилась я и осторожно погладила его правое крыло, перья по ощущениям походили на шелк, - "Красиво!"
   Вельз взлетел и я на протяжении всего нашего полета до замка, который занял пару часов, восторженно пищала, рассматривая проносившиеся под нами пейзажи. В своем замке, который, как оказалось, располагался неподалеку от Райса, Вельз провел меня шикарную комнату, где я могла переодеться, умыться и отдохнуть. Есть предполагалось вечером, поскольку предполагался небольшой пир в домашнем кругу по случаю моего счастливого спасения.
   Я умылась и переоделась. В шкафу обнаружились нормальное женское спортивное белье, рубашка и штаны, которые я с удовольствием одела. Делать было нечего и я занялась исследованием моей комнаты. В комнате обнаружился бар, в котором находилось превосходное вино. Как раз моего любимого вкуса - красное полусладкое. Прикончив бутылку вина наполовину, я слегка опьянела и потому решила, что пора отправится на более детальное изучение замка.
   Я вышла из комнаты и пошла по коридору. Мое ухо уловило приятную мелодию и слова, показавшиеся мне знакомыми.
   - "So take these words аnd sing out loud!", - неслось по коридору, - "Cuz tonight's the night the world begins again!".
   То, как я слышала эти слова, походило на то, если бы я находилась и слушала их под водой. Также гулко слова и мелодия отдавались в моей голове. Что-то неуловимо знакомое в этом языке...в висках застучало и я прислонилась к стене.
   - "And thats faith and trust and peace while we're alive!", - слова продолжали лететь по коридору и я пошла в их направлении. Дверь в комнату, где по моим предположениям находился источник этих слов, была приоткрыта. Я вошла и прислонилась к стене. Комната больше походила на кабинет или библиотеку. Стоял стол, рядом с ним кресло, а в кресле с бутылкой вина сидел Вельз.
   Видимо, он о чем-то или мечтал, или просто слушал музыку с закрытыми глазами, поскольку на мое появление он не реагировал. Я подошла к нему и наклонилась, чтобы поцеловать его в щеку, я не удержалась и рухнула на него. Вельз меня моментально поймал и посадил на колени. Я стукнула своей бутылкой об его и улыбнулась:
   - "Спасибо, спаситель Вельз!"
   Потом попыталась поцеловать его, но промазала и вместо щеки поцеловала его губы. Вельз напрягся, а я, продолжая прижиматься к его губам своими, испуганно смотрела на него, а потом я словно очнулась, оторвалась от его губ и прошептала:
   - "Вельз! А какого хрена мы теряем в этой жизни?!"
   Я впилась в него яростным поцелуем, Вельз зарычал, вскочил с кресла и посадил меня на стол, я обняла его талию ногами и впилась ногтями в его плечи. Рубашку на мне он просто разодрал в клочки и теперь, не переставая целовать ни на секунду мою обнаженную грудь, яростно пытался справиться с моими штанами. Плюнув на свои попытки расстегнуть их, он резко поставил меня на пол и просто стянул все с меня вместе с бельем, потом он снова посадил меня на стол.
   Вельз поцелуем впился в мою грудь, я, в отместку, легко укусила его за шею. Он зарычал, я потянулась к его штанам, расстегнула и стянула их немного вниз. Вельз опрокинул меня на спину и резко вошел в меня. Я выгнулась навстречу ему и крепче обняла его талию ногами, прижавшись к Вельзу изо всех сил. Я закричала и перед глазами что-то ярко вспыхнуло.
   Сколько прошло времени я не знаю, но очнулась я на полу комнаты в объятьях Вельза, он прижал меня к себе крепче и прошептал:
   - "Ния..."
   - "А хрен тебе, не угадал, Вирджиния Александровна Навварская, прошу любить и жаловать!", - я отодвинулась и встала, - "Вельз зови меня Ви и, надеюсь, ты меня просветишь на тему "Почему Ви попала в аварию и оказалась хрен-пойми-где в хрен-пойми-каком-замке?".
  

ГЛАВА 17.

ВОСПОМИНАНИЯ.

   - "Вирджиния?", - удивленно спросил меня Вельз.
   - "Нет, теща твоя любимая, Баба Яга ее фамилия! Я Вирджиния Александровна Навварская! И ко мне вернулась моя память. По крайней мере до той вспышки, когда мы с тобой на столе акробатические этюды исполняли!", - я натянула штаны и из остатков рубашки соорудила подобие топика туземки, там шнурок и сям шнурок, но грудь вроде прикрыта, - "Вот меня сейчас крайне интересует данный провал памяти, что было после стола и почему я на полу оказалась?".
   - "Ну, дорогая, ты была крайне...эээ...страстной", - замялся Вельз, - "Да и вообще, сижу я себе в комнате тихо, музыку слушаю, думаю о насущный проблемах и тут вваливается ко мне девица, которая требует... всего требует, а потом еще и спрашивает что было?".
   - "А чем докажешь, что я такой была?", - ошарашила я его вопросом.
   - "Ну, хотя бы тем фактом, что ты в моих объятиях проснулась!", - попытался дать разумный довод Вельз.
   - "Ага, а если бы не была так хороша в постели, придушил бы и запинал труп под стол!", - ухмыльнулась я, - "Не верю! Требую материальных доказательств. Видеозаписи там, аудиозаписи, и не надо мне тут про средневековье заливать, у тебя вон на том столу стоит вполне современный музыкальный центр!"
   - "Ах тебе видеозапись подавай, изволь, дорогая, с камер наблюдений, дорогая, все в лучшем виде, дорогая!", - вспылил Вельз и притащил ноутбук, который мы каким-то чудом не скинули со стола в порыве страсти, что-то в нем поделал и на мой строгий суд предстала видеозапись наших с ним...эээ...действий. Да, такого даже я от себя не ожидала. Длилось это всего полчаса, но то, что я там вытворяла с Вельзом, привело меня в легкий шок.
   - "Вельз, чувствую, если в этой жизни нас с работы поувольняют к чертовой матери, работа в порноиндустрии нам обеспечена вне конкурса на вакансии!", - я села в кресло, скрестив ноги, и продолжила свою речь, скорее больше резюмируя события минувших дней для себя, чем спрашивая о них Вельза.
   - "Теперь, вопрос номер два, как я оказалась здесь? Я вообще-то в аварии была, у меня машина вылетела аки птица небесная с трассы, помню как поклали мою бренную тушку в скорую, а потом вспышка и я в лесу. На этом славном месте я память и потеряла. Шла я, шла, споткнулась и рухнула на Джонстона. Он меня в замок пригласил. Потом напоил какой-то дрянью, от чего я пошевельнуться не могла, потом разодрал на мне одежду, трусы стащил и попытался повторить то, что мы с тобой тут вытворяли. Ан нет, не вышло ибо не стоит у мужика. Он разумеется осерчал, отметелил меня и кинул мое тельце в темницу. Хотел потом охране своей отдать. На этом славном месте я память потеряла вторично. А тут в замок прискакал придурок обыкновенный или Макс, нам уже известный. В общем, товарищ Джонстон решил от меня избавиться и сжечь как ведьму. Не вышло. Макс просек и предложил поохотиться на меня. Потом Макс притащил меня в замок, тоже измывался. Потом я сбежала. Ну про инквизицию ты знаешь. Это на мне граф за нестояк отыгрался. И, дорогой Вельз, знаешь, что больше всего радует меня в этой ситуации? Не знаешь. А радует меня тот замечательный факт, что я девичью честь сохранила. Ты не понимаешь о чем я? Я о том славном факте, что изнасиловать меня не получилось ни у кого ни разу! Правда здорово?!", - выпалила я на одном дыхании.
   - "Ну, за твою девичью честь я беспредельно рад! Ви, как сказать тебе эту новость помягче? Судя по твоему красочному рассказу, ты сейчас в коме, дорогая!", - Вельз подошел к креслу, подхватил меня на руки и, пока я пыталась оказать хоть какое-то сопротивление, нагло уселся в кресло и посадил меня к себе на колени, - "В коме ты, поэтому ты так долго в нашем мире находишься. Случаи такие единичны, но такое бывает".
   - "А вот с этого места поподробнее, пожалуйста, о случаях и вообще о вашем мире!", - потребовала я, - "Охренеть, полная ж.., я в коме!"
   - "Да, милая, ты в коме, поздравляю! Добро пожаловать в новую действительность!", - ухмыльнулся Вельз, - "В общем, что ты знаешь про кошмары?"
   - "А то я не догадалась, что я "вашем" мире! Нет Вельз, до этого момента, я реально думала, что я на курорте нахожусь, пока ты мне эту страшную правду жизни не открыл. Ну, а если следовать тому, что мне Макс рассказал про кошмары, то получается, что люди спят, люди спят и видят сны, и иногда попадают в кошмары, а кошмары это те миры, которые мы сами создаем, получается астральное перемещение души, или какая-то хрень в этом роде. Вот! И чтобы из нее выбраться, надо победить кошмар. А чтобы его победить требуется много времени. А людской сон короток, поэтому существуете вы - смотрители. А существуете Вы для того, чтобы с нами, простыми смертными, чего-нибудь крайне нехорошего не приключилось, то есть вы следите за тем, чтобы мы не сдохли, проще говоря. Вроде все. Правильно, а Вельз?", - я закончила повествование и положила голову ему на плечо, - "Теперь твоя очередь Вельз, расскажи мне про случаи".
   - "Ну да, много ты у Макса успела узнать. Так вот, иногда получается так, что коматозников выбрасывает в наш мир, как так получается, никто не знает, проблема еще изучается", - вздохнул Вельз, - "И ты одна из таких. Попала к нам, и теперь, согласно инструкции, тебя надо всячески беречь, холить и лелеять!"
   - "Ну, пункт "холить и лелеять" мы с тобой выполнили, теперь тебе остается только беречь меня!", - я потерлась носом о его шею.
   - "Беречь от...", - начал было Вельз, но дверь в комнату с грохотом распахнулась. На пороге стоял Макс, который узрев эту идиллистическую картину - я на коленях у Вельза и в объятиях того же Вельза - помрачнел и решительным шагом направился к нам
   - "Да хотя бы от этого психопата беречь!", - прошептала я и прижалась покрепче к Вельзу. Хрен ты Макс, меня отсюда заберешь. Только через мой труп.
  

ГЛАВА 18.

СКАНДАЛ.

   - "Какого черта ты тут делаешь?!", - рявкнул Вельз, резко поднявшись с кресла, но тем не менее бережно опустив меня в него. Я забралась в кресло с ногами и теперь с интересом рассматривала намечающиеся события. А события грозились быть бурными и крайне увлекательными. Последний раз я такое, кажется, выдела на боях без правил.
   - "Я пришел посмотреть, как устроилась моя ПОДОПЕЧНАЯ!", - сквозь зубы прорычал Макс.
   - "Прекрасно устроилась! Посмотрел и сваливай!", - в ответ прорычал Вельз. Парни стояли друг напротив друга, сжав кулаки.
   - "Так устроилась, что сразу тебя трахнула от радости!", - мерзко ухмыльнулся Макс.
   - "Слышь чё, козел, базар фильтруй!", - подскочила с кресла я, - "С кем хочу с тем и сплю! Не твое это дело!"
   - "Ага, ты еще мне свою девственную непорочность заливать начни!", - Макс в упор посмотрел на меня.
   - "Кто бы говорил! Трахаешь все, что шевелится и моложе шестидесяти!", - я зло сощурила глаза, схватила подушку с кресла и швырнула в Макса.
   - "На себя посмотри! Шлюха!", - Макс увернулся.
   - "Урод!"
   - "Стерва!"
   - "Ублюдок! Идиот долбаный!"
   Я стремительно подошла к столу, схватила первое, что попалось под руку, и швырнула в Макса. Макс зарычал и кинулся на меня. Я отпрыгнула в сторону. Он за мной. Я рванула вокруг стола. Макс не отставал. Вельз же, наоборот, теперь стоял, скрестив руки на груди, и смотрел на меня и на Макса, бегающих вокруг стола.
   Попутно я успевала хватать со стола какие-то книги, бумаги, посуду и кидала в Макса. В конце концов он все-таки догнал меня, схватил и прижал к столу.
   - "Ну, ты... стерва!", - прорычал он мне в лицо. Я зажмурилась и пнула его ниже пояса коленом. Раздалась такая брань, да с таким с выподвывертом, что я даже на мгновение заслушалась. Но, вовремя спохватилась, вывернулась из его рук и рванула к стоящему неподалеку стулу. Макс распрямился и рванул за мной. Я схватила стул и швырнула его в Макса. Он отбил стул рукой, тот врезался в стену и разлетелся на щепки. Ого, какой шикарный удар! Но надо было давать деру.
   Деру я дала в направлении буфета. В буфете мило и мирно располагались какие-то Вельзовские фамильные сервизы. Благополучно располагались, до того самого момента, как я добралась до этого буфета, убегая от злющего, как все демоны ада, Макса..
   Я открыла дверцы шкафчика и тарелки прощально звякнули. Макс уже был на подходе, поэтому я схватила первое что попалось под руку, а первой под руку мне попалась шикарная супница. Несчастную супницу я метнула со всех сил в Макса, супница пролетела бреющим полетом над его головой, он пригнулся и выругался. Супница пролетела еще с метр и врезалась в стену, живописно разлетевшись на мелкие осколки.
   - "Мерзкая стерва!", - Макс схватил стул. Я набор тарелок. Он медленно двинулся в мою сторону, я кинула первую тарелку, Макс отбил ее стулом, осколки улетели в сторону Вельза. Тот с мрачным выражением лица следил за разгромом его кабинета. Макс продолжал наступать, отбиваясь стулом от <i>"летающих"</I> тарелок.
   Комната напоминала развалины постапокалипсистического мира. Руины мебели, битое стекло, раскиданные бумаги и посреди всего этого живописного разгрома возвышался аки Ангел Апокалипсиса Вельзевул Галлахер, с таким мрачным выражением лица, что жизнь пронеслась мимо меня в мгновение ока, включая повторные репортажи. Хана мне братцы! Но, выбирая между этими двоими, я предпочту помереть от руки своего любовника, чем от руки садиста.
   Боеприпасы стремительно кончались. К исходу подходили уже последние Вельзовские бокалы, а Макс продолжал наступать. Я рванула прочь от буфета, Макс отшвырнул стул, тот вписался в буфет и старинная Вельзовская мебель превратилась в крайне живописные старинные руины.
   Я спринтерским забегом буквально летела в направлении Вельза, как к единственному моему в этом мире защитнику, и черт с ним, что он меня сейчас сам на этих руинах похоронит. Макс в несколько прыжков нагнал меня, сбил с ног, мы прокатились по кабинету, я оказалась под ним и Макс одной рукой прижал мои запястья к полу.
   - "Сука проклятая!", - прорычал Макс и влепил мне пощечину свободной рукой. И тут Макс буквально взлетел надо мной в воздух. Я испуганно отползла в сторону и посмотрела на происходящее в воздухе.
   - "Макс, тронешь девочку и ты труп!", - спокойный голос Вельза в тишине звучал угрожающе, он парил в метре над полом, раскрыв свои шикарные демонические крылья и сжимал рукой горло Макса. Макс хрипел и обеими руками пытался оторвать Вельза от себя. Мой Ангел Апокалипсиса! Я тебя почти люблю! Я облегченно вздохнула.
   Я отползла к бару со спиртным, который находился напротив стола в кабинете Вельза. В баре было вино. И даже мое любимое. Я налила себе бокал и собралась его выпить. В кабинете раздался грохот. Вельз все-таки отпустил Макса и тот грохнулся на какой-то стул. Стул под Максом разлетелся в щепки. Макс встал, отряхнулся, посмотрел на меня исподлобья и тихо прорычал:
   - "Стервозная тварь!"
   Я медленно подошла к нему и выплеснула вино в его лицо. Он замахнулся и влепил мне со всей силы пощечину. Я упала на пол и вскрикнула от боли. Вельз медленно подошел к Максу и со всей силы врезал ему в живот. - "П-п-проклятая с-с-сука!", - Макс согнулся пополам от боли, потом медленно разогнулся и, держась за живот и подручную мебель медленно вышел из комнаты. Я кинула в него свой бокал. Он разлетелся вдребезги, стукнувшись о дверь.
   - "Пошел к черту! Ублюдок!", - крикнула я ему вслед.
   Я села на пол, обхватила руками колени и заплакала. Подошел Вельз, сел рядом, обнял меня и, гладя меня по волосам, начал шептать:
   - "Тихо, моя девочка! Тихо, моя хорошая! Не плачь! Все хорошо! Я никому не дам тебя в обиду!"
   Потом Вельз поднял меня на руки и в своих мощных объятиях понес прочь из разгромленного кабинета. Я уткнулась носом в его грудь и продолжала всхлипывать.
  
  

ГЛАВА 19.

ИСТОРИЯ.

   Так меня, трагически избитую женщину с распухшим красным носом и щекой из-за пощечины Макса, Вельз донес до моей комнаты и осторожно положил на кровать. Я забралась под одеяло, накрылась им с головой и свернулась клубком.
   Общаться мне не хотелось. Вельз немножко посидел рядом со мной на кровати, а я сделала вид, что уснула глубоким летаргическим сном. Вельз немножко посидел на краю кровати, потом вздохнул, погладил одеяло над моей страдальческой тушкой и вышел из комнаты. Так я и лежала, пока не уснула.
   Проснулась я в зловещей и абсолютной темноте. Жуть! Рядом кто-то сладко посапывал. Гад! Это моя кровать! Я пнула этого гада, который сопел рядом, гад с грохотом рухнул с кровати и выругался голосом Вельза.
   - "Вельз, да будет свет - сказал электрик! Включи мне лампочку!", - потребовала я и возле кровати зажегся ночник. - "И дай зеркало!"
   Зеркало мне дали и посмотрелась в него. Война войной, а женщина всегда хочет выглядеть идеально. В зеркале отразилась моя крайне недовольная физиономия с живописным фингалом под глазом.
   - "Охренеть звезда! Вот козел!", - я осторожно потрогала фингал, - "Вельз, а я жрать хочу!"
   - "Мда, манерами и этикетом дама явно блещет", - хмыкнул Вельз и в него моментально прилетела подушка. Он ее поймал. кинул в меня обратно и забрался на кровать. Потом просто вытянул руку в моем направлении и подтянул меня к себе. Я попыталась возмутиться, но Вельз приложил палец к моим губам и сказал: - "Тссс!"
   - "Глубокомысленно!", - хихикнула я, - "Весьма глубокомысленно! Вельз так как насчет поесть? Полагается же в этом замке героически пострадавшей на защите парижских баррикад женщине хоть какая-то еда?"
   - "Полагается, тем более Вы, мадам Спящая красавица, торжественный ужин уже пропустили! Пришлось мне одному сидеть за огромным праздничным столом", - Вельз потрепал меня по волосам, а я ткнула его локтем в бок в отместку.
   - "Вот так всегда, как самое интересное так без меня!", - я "трагично" вздохнула.
   - "Ну, так ты есть собираешься, пошли уж?", - спросил меня Вельз.
   - "Товарищ Вельзевул, я вряд ли туда доковыляю, тем более я не знаю где тут по архитектурному плану кормильня находится. Я вообще несчастная жертва криминальных разборок! Мне инвалидная коляска по статусу положена!", - опять вздохнула я.
   - "Ты не жертва, ты маленькая шантажистка! Зачем тебе коляска, я тебя так отнесу!", - засмеялся Вельз.
   - "Ага, тоже мне нашел принцессу с фингалом, чтобы на руках везде таскать!", - не удержалась я.
   - "Бедная маленькая принцесса с фингалом!", - Вельз поднялся с кровати, подхватил меня на руки и вышел из комнаты.
   - "Вельз, а как ты в моей кровати оказался?", - спросила я.
   - "Обыкновенно, пришел и лег", - невозмутимо ответил мне Вельз.
   - "Замечательно, а у Вас, товарищ Ангел Апокалипсиса, случаем в замке "Пояс верности" не завалялся?", - невинно спросила я.
   - "Что? Э... а зачем?", - брови Вельза поползли вверх.
   - "За надом! Если я каждый раз с малознакомым мужиком в кровати просыпаться буду, мне ж надо как-то защищаться!", - я внимательно посмотрела на Вельза, с трудом удерживаясь от хохота.
   - "Ну...а я думал, что мы уже с тобой более. чем знакомы, после того как мы...", - начал было Вельз.
   - "Да расслабься мачо-мучачо, я ж шучу. Тем не менее, ты меня предупреждай, если у меня ночевать соберешься. Я девушка целомудренная и приличная. Я в постели одна спать предпочитаю", - улыбнулась я.
   - "Нет, моя дорогая, с этой ночи ты одна в той кровати не спишь!", - хитро посмотрел на меня Вельз.
   - "А хрен тебе дорогой! Я сплю одна! Отныне и во веки веков, аминь товарищи!", - парировала я.
   - "Ну, хотя бы сегодня?", - умоляюще посмотрел на меня Вельз, опустил меня на стул на кухне и пошел добывать что-то съедобное в буфете и холодильнике.
   - "Об этом я подумаю завтра!", - процитировала я Скарлетт О'Хара.
   Вскоре перед моей крайне голодной и страждущей всяких вкусняшек тушкой возникла замечательная курочка с картошечкой, салатики разнообразных видов и самое главное большой кусок шоколадного пирога. А вот из напитков Вельз налил мне яблочного сока. Мдя, бедняжка, еще один повтор "пьяной дуры Ви" его хрупкая психика явно не выдержит.
   - "Теперь можно сделать вот так!" - я высунула язык и похлопала себя по животу, Вельз захохотал. Курочка, картошечка и салатики уютно устроились в моем плотоядном и крайне кровожадном к еде животике.
   - "Вельз, а Вельз? А какой нацией ты себя позиционируешь? Что-то я у нас крылатых людей не замечала на планете Земля, материке Евразия, стране Россия! Ну, если только выпьешь чего покрепче да побольше, тогда возможно...", - я ковыряла ложечкой шоколадный торт. Вельз поперхнулся вином. Ага, как мне, так сок, а сам вином наслаждается, зараза!
   - "Я... это... я этот... демон!", - смутился Вельз.
   - "Ыыы! Прикольна!", - изрекла глубокомысленную фразу я.
   - "Вельз, а Вельз? Ну Вельз! А откуда ты Анну знаешь?", - продолжила допрос несчастного демона я.
   - "Анна, она моя коллега, это с ее помощью мы вытащили тебя от Макса!", - ответил Вельз.
   - "Вельз, а что вы так друг друга ненавидите?". - напрямую спросила я.
   - "Из-за него погиб Тэ", - Вельз мгновенно помрачнел и сухо ответил мне.
   - "Извини Вельз", - я слезла со стула, подошла к Вельзу и обняла его. Тот тяжело вздохнул и спросил меня:
   - "Ви, может ты спать пойдешь?"
   - "Ага", - зевнула я. Вельз опять подхватил меня на руки и отнес сонную разрушительницу частных замков ибн меня в ее собственные апартаменты, где осторожно положил на кровать, поцеловал в маковку и вышел из комнаты. И я уснула с мыслью о подробном завтрашнем допросе Вельза на предмет этого мира и взаимоотношений Смотрителей и прочих божьих тварей.
  
  
  

ГЛАВА 20.

ЛЮБОПЫТСТВО.

   Я проснулась где-то ближе к вечеру. Вельза в комнате не было. Я вспомнила, что он ушел сразу после того, как положил мою бренную тушку на кровать. Я зевнула, чихнула, сползла с кровати и отправилась в ванную комнату. Фингал гордо украшал мой глаз. Прелестно! Очаровательно! Королева красоты! И сколько мне еще с ним ходить?
   В общем, я залезла в душ. Как я погляжу на окружающую природную среду, замок Вельза просто изобилует техническими новинками, в отличии от Максовского. Интересно, к чему это? И почему оно так? Выясним...
   После контрастного душа, я залезла в дебри комнатного гардероба. Грандиозно, это что намек на более приличное поведение или как? Куда делись рубашки, штаны и спортивное белье? В гардеробе находились совершенно прелестные средневековые платья и иже с ними. Какие к черту платья? Какие корсеты? Не удивлюсь, если в комоде кружевные панталончики обнаружатся. Они при дальнейших раскопках и обнаружились. Ну, найду того гада, который нормальную одежду от меня заныкал, закопаю в замковом саду вместо удобрения! Аминь братцы!
   Одно меня порадовала в этот скорбный вечер. Косметичку мне оставили приличную. Поэтому я гордо накрасила только один глаз. А вот у его подбитого собрата удалось накрасить только ресницы и бровь, остальное на фоне фингала терялось и потому не имело смысла.
   Ладно теперь займемся дизайном. В комоде я нашла какие-то атласные ленты, ножницы, иголки и нитки. Наивные обитатели замка, зря Вы это сделали, ой как зря! "Ви-дизайнер одежды" - это страшная сила!
   Итак, вот некая прелестная рубашка в славянском деревенском стиле . С вышивкой. Ладно - пусть живет, ручная работа, эксклюзив. Ага, черное атласное платье с кружевным корсетом. Долой юбку с этого платья. Корсет оставим. Кружевные панталончики элегантно превратились в кружевные шортики путем безжалостного отрезания мешающих частей. Ага, ночная прозрачная рубашка с длинными рукавами, расширяющимися внизу. Так - сделаем вырез побольше. Отлично. Ага, так ты, маньяк-фетишист моей одежды, все-таки забыл черные обтягивающие брюки. Ой как зря, надо было тщательнее шкаф обыскивать! Ну, граждане обитатели замка Галлахера, сами напросились!
   Займемся корсетом. Туда черную ленту, сюда ленту красную. К шнуровке тоже добавим черных и красных лент. Теперь пояс для брюк. Сплетем косичку из красных и черных лент. Костюм в стиле "Вампир с тяжкого бодуна" готов.
   Из обуви были какие-то средневековые сапожки на плоской подошве. Я плюнула, достала из бара бутылку с вином и отправилась исследовать замок босиком.
   Я, толкнув со всей силы обе створки, открыла многострадальную дверь в памятный разгромленный к чертям собачьим кабинет Вельза. Кабинет был чист как девственница в брачную ночь. Следы разрухи канули в неизвестное прошлое.
   Вельз сидел за столом и работал с какими-то бумагами. От грохота распахнувшейся двери он сильно вздрогнул и с изумлением посмотрел на представшее его взору создание.
   "Вампир с тяжкого бодуна" с живописным фингалом под глазом и бутылкой вина в руке прошествовал к его столу, облокотился на него, поставил бутылку и изрек:
   - "Привет тебе! О, грозный Ангел Апокалипсиса! Вельз, а долго мне еще с синяком ходить - это раз? Два - какая сволочь нормальную одежду из моего шкафа стырила?"
   - "Добрый вечер Ви! А ты время даром не теряешь! И я вообще-то демон!", - уставился на меня Вельз.
   - "Какая разница и те, и другие с крыльями! И, потом, насколько я помню у боговерцев Вы считаетесь падшими ангелами? И, вообще, вся эта ваша возня мелких пацанов в песочнице, которые меряются у кого песочный замок круче...", - я забрала бутылку со стола, отошла к креслу и забралась на него с ногами.
   - "Девушка, Вы богохульствуете. Ну да, мы считаемся падшими ангелами, но, тем не менее, я демон!", - ответил Вельз.
   - "Ага, я не богохульствую, я факт констатирую. Демон, а ты по определению искуситель должен быть. Искуситель, который должен искушать мою бессмертную душу, злобный и крайне коварный. А потом, когда ты своего добьешься, ты должен бесплатно депортировать мою несчастную душу в ад...", - я отпила из бутылки.
   - "А чем мы вчера до того, как Макс пришел, по твоему занимались?", - Вельз наконец оторвался от бумаг, повернулся в мою сторону и хитро посмотрел на меня, - "Я тут так коварно тебя искушал!".
   - "Вчера мы с тобой банально сексом занимались. Это не считается. И, вообще, почему ты добрый такой? Спас меня, накормил, напоил, одел, обул и даже жилище предоставил. Того и гляди карманные расходы выдавать будешь", - я посмотрела на Вельза.
   - "Попробуй такое маленькое чудовище не спасти! Да, если за тобой не присматривать ты полстраны в руины превратишь! И я вообще-то злой и коварный", - захохотал Вельз.
   - "Вельз, и поэтому ты построил город и спас невинную девицу из лап инквизиции. Бред это, делить всех на злых и добрых", - я сделала еще один глоток, - "Тем не менее, вернемся к нашим баранам, что мне делать с фингалом и кто спер мою одежду?"
   - "Ви, фингал через три дня пройдет, там у тебя в комнате в комоде мазь есть от синяков. А одежду я забрал. Не шокируй местных жителей своим неповторимым стилем", - ответил Вельз, скептически оглядев мой наряд.
   - "Ну, тогда сам напросился. Я теперь сама себе дизайнер!", - "злобно" ухмыльнулась я.
   - "Ви, давай договоримся, тут в этом мире есть определенные правила, одно из них носить ту одежду, что я у тебя в шкафу оставил. В обмен за это в моем замке ты можешь ходить хоть лысая и голая", - серьезным голосом сказал Вельз.
   - "Нет Вельз, лысая и голая я, такого зрелища твоя хрупкая психика не выдержит Вельз. Ладно, про правила этого мира я немножко начинаю понимать. Вельз, а расскажи мне, кто этот мир устроил и кто его обитатели?", - попросила демона я. Вельз поднялся со стула, подошел к креслу, опять подхватил меня на руки, сел в него и прижал меня к себе.
   - "Ну, если вкратце описывать события, то в стародавние времена было замечено, что люди могут перемещаться во времени и пространстве по разным мирам, кроме того, большинство из этих миров они могли создавать сами. Делалось сие путем астрального перемещения "души" человека. Но в любой мир созданный людьми, могли вмешиваться изначальные темные сущности. Вы их видите в образе разных чудовищ. И вот эти сущности могут создать вместо прекрасного мира мир кошмаров и, кроме всего прочего, они могут уничтожить душу человека. Поэтому давным-давно создали смотрителей, которые следят за пребыванием людей в кошмарах и стараются, чтобы Вы не погибли", - тихим бархатным голосом рассказывал мне историю этого мира Вельз, - "Поэтому был создан отдельный мир для смотрителей. Тематика мира "Средние века людского мира". Правила поведения и законы соответствующие. Поэтому такая одежда и манеры общения. А его обитатели это люди, демоны и ангелы. Люди становятся смотрителями за особые заслуги перед небесной канцелярией, хотя это тоже спорный вопрос, но у них свои критерии отбора. А мы, ангелы и демоны, тут по договоренности нашего руководства, по распределению и еще нас тут равное количество. Кстати, Макс - он ангел".
   - "Ага, если он ангел, то я темная изначальная сущность!", - засмеялась я.
   - "Вот и я об этом!", - Вельз лукаво подмигнул мне. Я захохотала.
   - "Вельз, ты прелесть!", - я чмокнула Вельза в подбородок.
   - "Ага, я знаю, я вообще мечта любой девушки. Кстати, я сегодня у тебя ночую, ты же просила предупредить!", - не менее лукаво улыбнулся мне Вельз, забрал у меня бутылку и сделал глоток.
   - "Черта с два! И, вообще, ты чего это у меня бутылку отобрал? Решил напиться для храбрости?", - я вздохнула и положила голову ему на плечо.
   - "Нет, я просто решил выпить, а то ты опять наклюкаешься без закуски", - Вельз прижал меня покрепче к себе.
   - "Кстати, о закуске, а мы ужинать будем?", - поинтересовалась я.
   - "Конечно будем! Сейчас отнесу тебя в столовую", - Вельз встал с кресла.
   - "Вельз, а ты меня пожизненно на руках таскать собираешься? С чего вдруг такие симпатии?", - спросила Вельза я.
   - "Да так, весело мне с тобой! Ты даже мне нравиться начинаешь! И, тем более, ты же легкая, как пушинка!", - Вельз встал и понес меня в столовую.
   - "Ага, шикарная парочка получилась - полутруп чокнутой девушки, тело которой в другом мире, и демон, который как ангел!", - хихикнула я.
   - "А может это судьба!", - подмигнул мне Вельз.
   - "Может и судьба...", - вздохнула я, - "Практически мужчина моей мечты - демон из параллельного мира. Замечательно!"
   - "Посмотри, что тебе приготовили дорогая, шоколадный торт и свинину в яблочном соусе", - Вельз, не отпуская меня из своих объятий, сел на стул и теперь кормил меня маленькими кусочками мяса с вилки. Какая идиллия!
   - "Дорогой, ты мне теперь после такого предложение руки, сердца и прочих конечностей и ливера обязан сделать!", - "серьезным голосом" сказала я после того, как Вельз положил мне в рот последний кусочек мяса, - "Можно сказать - это твой прямой святой долг!".
   - "Сделаю, сегодня вечером в твоей комнате!", - хитро улыбнулся Вельз.
   - "Вельз, а тебе никто не говорил, что ты маньяк?", - я отпила вина из бокала.
   - "Нет, только что я крайне коварный демон-искуситель!", - засмеялся в ответ Вельз.
   - "Посмотрим, посмотрим, искуситель...", - хихикнула я, слезла с его коленей и вприпрыжку поскакала в свою комнату. Комичная парочка из нас выходит. Интересно, а что будет, когда я очнусь из комы? Ведь обычно отношения на расстоянии обречены...
  

ГЛАВА 21.

ТЭ.

   Я мирно дремала на кровати, когда дверь в комнату с грохотом распахнулась. От неожиданности я подскочила с кровати, запнулась об одеяло и с не меньшим грохотом рухнула вниз. Слов после такого полета к полу обетованному не осталось, зато остались эмоции, в большинстве своем матерные. В дверях стоял Вельз. Пьяный Вельз. В зюзю пьяный.
   - "Твою...Урод....Какого... Я дверь вообще-то на ключ заперла!", - выдало мое оскорбленное достоинство и потерло ушибленный копчик.
   - "Ключ для меня не помеха!", - Вельз захлопнул дверь, так что стены содрогнулись, штукатурка осыпалась, а окна тревожно задребезжали. Как люстра не приземлилась на мою голову осталось для меня загадкой.
   - "Вельз, ты чего?", - пискнула я и отползла за кровать. Вельз же в пару решительных шагов настиг меня в моем убежище, резко поставил на ноги и впился поцелуем в мои губы. Я оскорбленно замычала и пнула Вельза ногой, попала я по его животу. Вельз оторвался от моих губ и прорычал:
   - "Твое счастье, что промазала! Моя прелесть! Я ж тебя поцеловать пытаюсь!"
   - "Да иди ты...! Скорее изнасиловать!", - попыталась возмутиться я, но он швырнул меня на кровать, - "Э, а поласковей нельзя?"
   - "Я и так сегодня очень ласковый!", - Вельз рухнул на меня сверху.
   - "Ага и потому сейчас ты пытаешься меня изнасиловать?", - я посмотрела ему в глаза.
   - "Нет, я пытаюсь заняться с тобой любовью", - Вельз тоже внимательно посмотрел на меня.
   - "Что-то не очень похоже", - буркнула я.
   - "Сейчас будет похоже", - губы Вельза нежно проложили дорожку из поцелуев от мочки уха до груди, я замурлыкала от удовольствия.
   - "И тем не менее какого черта?", - я оттолкнула Вельза от себя. Он перевернулся на спину и ответил:
   - "А ты знаешь, Макс сегодня пытался вернуть тебя себе. Я был на Совете".
   - "Вот это новость! Я то ему за каким...понадобилась?", -я моментально села на кровати.
   - "Не знаю. Но меня обвинили в преднамеренном соблазнении чужой подопечной в тот самый день, когда я забрал тебя у инквизиции", - вздохнул Вельз, повернулся ко мне и положил под голову руку.
   - "Чего?!", - возмутилась я, - "Да кто еще кого соблазнял?! Этот козел мне всю репутацию портит!"
   - "Вот и я там сказал, что мы с тобой на условиях обоюдного согласия переспали", - засмеялся Вельз.
   - "Надо было сказать, что эта подопечная сама кого угодно соблазнит, ну или вообще изнасилует, когда в усмерть вина упьется!", - хихикнула я, - "Пусть меня вызовут... для этого!"
   - "Для чего? Для соблазнения?", - не понял Вельз.
   - "Для дачи показаний, придурок!", - я слегка хлопнула Вельза по лбу ладонью.
   - "Не дерись, а то накажу!", - погрозил пальцем мне Вельз.
   - "Как?", - удивилась я.
   - "А вот так!", - Вельз сел на кровати, перевернул меня на живот и принялся шлепать по попе.
   - "Это, что еще за брачные игры диких демонов?", - возмутилась я в подушку.
   - "Брачные игры говоришь?", - над ухом раздался бархатный голос демона, Ой, зря я это ляпнула, пролетела в голове запоздалая шальная мысль.
   Через пару часов я, нежась в объятиях неутомимого демона, спросила, то от чего объятья Вельза стали стальными, а кости мои подозрительно хрустнули:
   - "Вельз, расскажи мне кто такой Тэ?"
   - "Не хочу!", - рыкнул демон.
   - "А я хочу!", - рыкнула в тон ему я, - "И пока не расскажешь не отстану".
   Демон попытался встать с кровати, но я вцепилась в него руками и ногами, повиснув на нем как клещ. Вельз что-то буркнул и лег обратно на кровать.
   - "Хорошо. Слушай. Тэ - это мой напарник. Лучшее, что было в этом мире и смерть Тэ на совести Макса!"
   - "Почему?"
   - "Мы были на задании. Прикрывали подопечного Тэ. Мальчика 12 лет. Детеныш создал настолько запутанный мир, что нам приходилось туговато в поиске этого мелкого разбойника. Кроме того, в его мир прорвалась стая очень сильных темных изначальных", - тяжело вздохнул Вельз, мне даже показалось, что его сердце пропустило удар, - "Вот, в подмогу нам направили Макса и Элен, ну с ней ты, я думаю, уже знакома...".
   - "Я с этой блондинчатой крысой хуже чем знакома", - ухмыльнулась я.
   - "А что так?", - серьезно спросил меня Вельз.
   - "Да так, как вспомню, так вздрогну. До сих пор от воспоминаний к ближайшему сортиру тянет!", - передернулась я.
   - "Даже так?", - Вельз с явным интересом посмотрел на меня.
   - "Да, так. Короче, я во время их брачных игр с Максом под его кроватью сидела. Когда еще в его замке жила. До сих пор блевать тянет!", - я опять передернулась от отвращения и скорчила рожу, а Вельз захохотал во весь голос:
   - "А он о твоих впечатлениях знает?"
   - "Нет, но при случае узнает", - проворчала я, - "Так я тебя перебила Вельз. Продолжай".
   Демон мгновенно посерьезнел:
   - "Короче на ребенка надвигались эти темные. Мы с Тэ взяли их истребление на себя, а ребенка должны были опекать Элен и Макс. Но вместо этого, те двое...", - демон судорожно вздохнул и сжал кулаки, - "Вместо этого они занялись своими половыми инстинктами... В результате ребенка из лап темных я буквально вырвал, Тэ на прикрытии. Ребенка я, конечно, благополучно вывел из кошмара, но когда вернулся нашел только разорванное тело Тэ. Эти двое потом сказали, что долго нас искали и не нашли".
   Я сейчас, наверное, действовала на основании каких-то древних инстинктов, потому как в этот раз взяла инициативу в собственные руки и принялась утешать демона старинным способом, известным всем женщинам мира. Постепенно напряжение Вельза спало, он расслабился, отозвался на мои ласки и еще через час мы крайне довольные лежали в объятиях друг друга и спали.
   - "Ненавижу Макса! Ненавижу! Мерзкий двуличный ублюдок!", - пролетела острая мысль и я уснула, прижавшись к такому теплому и родному демону.
  

ГЛАВА 22.

РАЗБОРКИ.

  
   - ЧТО?! - люстра опасно звякнула от моего вопля.
   - Ну..., - замялся Вельз.
   - ЧТО?! - опять заорала я.
   - Макс подал прошение на твою опеку, я тоже, - выпалил единым духом демон и прикрылся от меня стулом. Да, в гневе я страшна, и руины моей комнаты сейчас тому подтверждение.
   - Гад, скотина, ублюдок, лысый червь, паршивый ангел, ворона драная, воробей ощипанный, - я с ожесточением пинала кресло.
   - Кто я или Макс? - невинно поинтересовался Вельз и в него полетела подушка.
   - Оба! - рявкнула я.
   - Почему? - опять невинный вопрос и вторая подушка летит бреющим полетом над руинами.
   - Он - мерзкий ублюдок, а ты - тупой идиот! И вообще шли бы Вы лесом! - все гневу моему нет предела.
   - Но она же обещала рассмотреть все обстоятельно, - привел разумный довод демон.
   - Ага, рассмотрит и отправит меня к этому пернатому кретину, - а вот и мой разумный довод.
   - У меня тоже крылья есть, может ко мне отправит? - попытался меня утешить Вельз.
   - Ага, кстати о крыльях, а покатай меня большая черепаха, пока меня не забрали? - я рухнула в кресло.
   - Покатаю, только ты так не расстраивайся, не заберут, - демон сделал осторожный шаг навстречу разгневанному чудовищу ибн мне родимой.
   - И какие он аргументы привел для опеки? - поинтересовалась я.
   - Ну то, что мы с тобой в более близких отношениях, чем Опекун и Подопечная состоим, - Вельз подошел к креслу, взял меня на руки и уселся в него сам, удерживая меня на руках.
   - А его чужое горе е... тьфу моя личная жизнь с какого перепугу волнует? - я положила голову на плечо демона.
   - Не знаю..., - задумчиво ответил Вельз.
   - Мдя... ремонт тут предстоит глобальный, - я посмотрела на деяние рук своих.
   - Ага, - печально вздохнул Вельз.
   - Ну ты меня извини, коли что не так, - попыталась пошутить я.
   - Ви, не бойся, я тебя не отдам, - Вельз погладил меня по голове.
   - Я сама не отдамся! - буркнула я в ответ.
   - И я тебя люблю дорогая! - усмехнулся Вельз, - Солнце, раз ты громить все перестала, может ты переоденешься наконец. Нам пора.
   - ЧТО ?! КУДА ?! - демон от неожиданности взвился в воздух ракетой, так и не выпустив меня из рук, чудом зависнув между потолком и полом. От взмахов его крыльев перья от растерзанных мною в приступе гнева подушек разлетелись по комнате снежным облаком.
   - Ого, ракета действия "земля-воздух-воздух", - хихикнула я, - Пчихиии!
   - Пчхии! На совет. Пчхии! Где определят твоего опекуна! Пчхии!Дорогая, пчхиии, у меня к тебе маленькая такая просьба, - вздохнул Вельз, - Пчихии, не ори так больше, пожалуйста! Пчхии!
   И на этом прекрасном моменте демон меня не удержал и я рухнула вниз. Камнем. На кровать. Подняв еще одно облако перьев, от чего Вельз спланировал вниз ко мне, продолжая чихать.
   - Тьфу, - отплевывалась я от перьев, - Ладно уговорил. Давай сейчас я соберусь. Сами они напросились! Я снимаю с себя всякую вину за причиненный им ущерб!
   - За какой ущерб? - Вельз удивленно поднял бровь.
   - Там увидишь, - злобно хихикнула я и в стиле "Карету мне, карету" пропела, - Джинсы мне, джинсы!
   - Эээ, Ви, может тебе лучше переодеться? - скептически оглядел мой наряд "Вампир, ощипавший курицу" Вельз, от пуха и перьев оказалось сложно избавиться и за полчаса мучительных попыток я на это дело плюнула.
   - Нет, пошли, - я схватила демона за руку и пошла по коридору прочь.
   - Дорогая, а ты уверена, что знаешь где тут выход? - спросил меня Вельз через десять минут блужданий по коридорам замка.
   - Нет, веди меня Сусанин на волю, - я остановилась, зашла за спину демона и принялась толкать его вперед, - Свободу попугаям! Свободу попугаям!
   - Ви, ты в порядке? - Вельз развернулся и осторожно взяв меня за плечи, принялся напряженно рассматривать меня.
   - Ага, в полном, - хмыкнула я, - Так как пройти к библиотеке любезный?
   Вельз тяжело вздохнул, потом поднял меня на руки и через пять минут мы оказались в небольшой комнатке с зеркалом во всю стену.
   - А дальше что? - посмотрела внимательно на него я.
   - Портал, - ответил Вельз и шагнул в зеркало.
   Оказались мы в еще одной небольшой комнате с зеркальной стеной. Вельз поставил меня на пол, открыл дверь и мы вошли в зал в стиле "Людовик XIV и компания ополоумевших дизайнеров".
   - Шедевральный гламур, - я мрачно оглядела зал и подергала демона за рукав, - Вельз, а они так амбиции свои удовлетворяли или как?
   - Или как. Пошли. Ви только веди себя прилично, тут сейчас твоя судьба решаться будет.
   - А то я не знаю, - мрачно хмыкнула я. Ну, заяц погоди!
   Этот зал напомнил мне чем-то памятный зал с инквизиторами, только сейчас мы находились по разную сторону баррикад, то есть на одной стороне стояло кресло, на котором восседал аки царь на троне угрюмый Макс, а на другой стороне - два кресла с нашими царственными особами, Вельзом и мной. Между нами слегка в стороне стоял стол на котором сидели аж десять златоглазых, жемчужных советников и женщины среди них все как одна с кроваво-красными губами. Гламурные вампиры что-ли? Ну, прямо подсудимая (я невинная), адвокат (Вельз справедливый), прокурор(Макс злобный) и судьи, десять штук в ассортименте, размножились почкованием!
   Первым слово дали Максу. Он долго рассказывал о том, какие я лишения терплю в замке Вельза, о том, как Вельз меня невинную деву подло растлил и так далее и тому подобное. Потом выступил Вельз, где расписал нападение Макса на меня и все мои приключения в замке Макса. Глава Совета Дафна Келли внимательно рассматривала какие-то бумаги.
   Судьи начали совещаться, а я разглядывала интерьер. Какие у них тут вазы замечательные, однако, отметим!
   - Итак, господа, выслушаем решение Совета, - начала госпожа Келли.
   - Эээ, народ, я между прочим тоже хочу сказать! эЭто, как его, слово предоставляется подсудимой... тьфу... подопечной то есть! А как же мои ценные свидетельские показания! - возмутилась я.
   - Вы хотите выступить? - поморщилась Советник Келли.
   - Да! Во-первых, сие, - я слезла с кресла и подошла к столу с "сиятельными" персонами, и, не дав госпоже Советнику опомниться, ткнула пальцем в Макса, - Сие есть суть демон богомерзкий и мерзопакостный! Он мне всю душу покалечил! Он надо мной измывался и, вообще, я чуть из-за него не сдохла! Вот!
   - И..., - вставил кто-то из "сиятельных", но я не дала сказать слова и ему.
   - А это вообще спаситель, ангел небесный, милосердный отрок и, вообще, принц прекрасный! Он меня спас, мне с ним и жить! И, подумайте сами, господа советники, за всю недолгую жизнь почти мертвой девушки тут, напоминаю - я в коме, господа. Так вот за всю мою недолгую скорбную жизнь в этом месте, на моем пути встречались одни подлые, мерзкие, гнусные извращенцы. А тут появился он и спас меня, - я ткнула пальцем в Вельза, тот еле сдерживался, чтобы не захохотать на весь зал, - А вот с кем я сплю, ем, пью и в шахматы играю, это уже мое личное дело! Попрошу не вмешиваться в частную жизнь! Руки прочь от демократии!
   - Вирджиния, все-таки Ваш смотритель Александр Максимилиан Каннингем! - начала Дафна, - Разумнее всего Вам находиться под его опекой!
   - Да, хоть лысый черт! Я остаюсь с Вельзом! - рявкнула я, подошла к одной наиболее занятной вазе, взяла ее в руки и с грохотом уронила на пол. Ваза издевательств не выдержала и разлетелась по залу живописными осколками.
   - Вирджиния, - гневно начала Дафна, - Вы можете быть наказаны.
   - А мне по фигу, я и так уже почти труп! - и очередная ваза разлетелась по полу, - Я там в коме помираю по тихой!
   - ВИРДЖИНИЯ!
   - И что?! Я всю жизнь Вирджиния! Я останусь с Вельзом и точка! - на пол полете один из цветочных горшков. Воцарилась тишина.
   - Дафна, может уступим ей, а то она нам тут все разнесет, потом восстанавливать замучимся, - раздался чей-то напряженный шепот, но при акустике этого зала он прозвучал очень громко, - Мы опасаемся, Дафна, ее непредсказуемого поведения. А, судя по всему, Смотритель Галлахер как-то сдерживает ее буйный нрав, хоть и не совсем традиционными способами.
   - Ладно, - в сердцах плюнула Советник Дафна Келли, - Вирджиния Александровна Навварская, Вашим опекуном назначается Смотритель Вельзевул Галлахер до того момента, когда Вы выйдете из состояния комы. Ровно до того момента!
   - Яхууу! - под сводами зала раздался мой торжествующий вопль, - Аллилуйя! Слава яйцам!
   Вельз буквально сполз с кресла еле сдерживая смех и, взяв меня на руки, понес прочь из зала, чмокнув мою вредную персону в висок. Я обернулась и посмотрела на злющего, как все демоны ада, Макса. И кто здесь демон, и кто здесь ангел?
   И на последок я показала ему язык. Макс выругался и сжал кулаки, но мы уже входили в комнату с порталом.
   - Чао крошки! - крикнула я в сторону зала и мы с Вельзом скрылись в портале.
  
  

ГЛАВА 23.

ПРИЗРАКИ.

  
   Вельз сразу после совета отнес меня в мою комнату. Его "невидимые слуги" даже успели прибраться и сменить разгромленную мебель. Почему "невидимые"? За те дни, что я провела в замке Вельза, у меня создалось ощущения, что мы здесь единственные живые существа. Больше никого, кроме нас двоих, и Макса, ворвавшегося к нам после моего суда и инквизиции, я здесь так не увидела...
   - Вельз, ты куда? - сонно пробормотала я, когда он осторожно опустил меня в кровать. И когда я так успела устать, видимо, нервы после Совета сдают потихоньку. Всё, дожилась, я в коме и в коме у меня едет крыша. Идеальное сочетание.
   - По делам, я скоро вернусь, - веки мои отяжелели и я провалилась в то ли в сон... то ли в беспамятство...
   Что-то говорили, но слова гулким эхом отдавались у меня в голове...
   - Нет! - закричала я и открыла глаза. В комнате было темно... А я лежала на кровати... на мягчайшей перине... в рубашке... и рядом сопел Вельз, положив мне руку на грудь...
   - Где я? - я резко подскочила на кровати - Что произошло?
   - Что? - Вельз также резко поднялся, проснувшись от моего крика, и теперь прижав к себе, гладил по волосам, что-то успокаивающе нашептывая.
   - Ты уже вернулся? - спросила я демона.
   - Откуда? - в его голосе послышалось удивление.
   - Не знаю, ну, помнишь после Совета, ты меня на кровать положил и ушел куда-то по делам, - прошептала я.
   - Какого Совета? - напрягся Вельз.
   - Как какого? Меня Макс себе забрать хотел, прошение подал, а я же еще горшки все с цветами в зале Совета переколотила, чтобы с тобой остаться, - обиженно прошептала я.
   - Да, не было никакого Совета, - тихо ответил он, - И горшков ты с цветами не била, приснилось тебе все.
   - В смысле не было? - я ошарашено смотрела перед собой в темноту, пытаясь осознать происходящее, - Все. Я схожу с ума...
   - Милая, приснилось тебе все, - Вельз со вздохом явного облегчения поцеловал меня в висок и лег обратно, утянув меня за собой. Я же теперь уютно устроилась на его груди.
   - Я с ума схожу, - прошептала я, немного повозившись, чтобы устроиться поуютней, - Я не помню... ничего не помню... Вельз, а что было перед тем как я уснула?
   - Ну, ты пришла ко мне в кабинет и мы с тобой долго занимались одним замечательным занятием, - мне показалось, что мой хранитель и спаситель от ночных кошмаров довольно улыбнулся в темноте.
   - Каким занятием? В носу что ли ковырялись? - попыталась пошутить я.
   - Милая, это называется "любовь", - хмыкнул мужчина.
   - А что было потом? - спросила я.
   - А потом ты рассказала немного о себе и о своих тут приключениях и попросила меня рассказать об этом мире. И я рассказывал, рассказывал, пока ты не уснула, тогда я принес тебя в свою спальню, - Вельз осторожно приподнял мое лицо кончиками пальцев за подбородок, посмотрел на меня и нежно поцеловал, - Вот и все тайны нашего замка.
   - Странно это все, - прошептала я, закрыла глаза и прижалась покрепче к мужчине, уютно устроившись в его объятиях.
   - А про Тэ ты мне рассказывал? - неожиданно спросила его я.
   - Про Тэ рассказывал, - печально вздохнул он.
   - А что рассказывал? - не унималась я.
   - Что Тэ была подопечной Макса, погибла в кошмаре, она была не совсем обычная девушка. Тоже как и ты попала сюда, находясь в коме. Хрупкая, тонкая как травинка. И все время песенки напевала... про любовь и страдания... А потом она влюбилась в Макса, а он в нее нет. В общем, после того, как она ему призналась, а он отказал ей во взаимности, она тогда сильно расстроилась и попала в кошмар... случайно, ушла в лес поплакать, а оказалась в кошмаре, - смотритель крепче прижал меня к себе, словно боясь, что я исчезну... растворюсь в полумраке его спальни, и продолжил свой печальный рассказ, - Мы вдвоем ее пытались вытащить, но не успели. У нее там про скалы было, вот в пропасть и сорвалась, я ее в последний момент за руку схватил, но она выскользнула, я за ней полетел... но так ее кошмар был устроен... казалось вот уже держу ее за руку, а она вновь выскальзывает...так мы и падали... пока она о камни не разбилась... В общем, в ее смерти Макс винит себя и... меня... за то что не успел схватить...
   - Вельз, Тэ просто не захотела жить без любимого... - по моей щеке скатилась слезинка, а демон печально вздохнул. Так мы и молчали, каждый думая о своем...
   - Все спи, - попытался шутливо приказать мне демон, чтобы отвлечь от ощущения грусти после его рассказа. Я послушно закрыла глаза и погрузилась в сон. Чувствуя, что Вельз еще не спит, он смотрит на меня и осторожно кончиками пальцев гладит меня по волосам...
   - Нет! - закричала я - Нет! Не хочу! Не надо!
   Я поскальзываюсь и начинаю падать в пропасть. Кто-то темный парит надо мной, но я не вижу его лица. Яркое слепящее солнце светит за его спиной, очерчивая лишь этот темный силуэт, который то протягивает ко мне руку, то убирает ее, когда я пытаюсь схватиться за нее в отчаянной попытке спастись...
   -Нет! - я отчаянно хватаюсь за чью-то руку, задыхаясь, леденея от невероятного ужаса, сердце судорожно бьется в груди, я открываю глаза, но ничего не вижу...
   - Тихо! Тихо, моя маленькая. Тебе кошмар приснился. Все хорошо, - кто-то шепчет мне успокаивающие слова на ухо и бережно гладит по волосам.
   - Макс? Макс, любимый... Ты спас меня? - спрашиваю я, - Ты успел меня схватить?
   - Я не Макс, - кто-то печально вздыхает и я закрываю глаза, проваливаясь в тягучее, цепляющее меня своими холодными пальцами беспамятство...
   Я проснулась от того, что на мое лицо попал лучик света. Я открыла глаза и осмотрелась. Вельз тихо спал рядом, крепко прижав меня к себе, так, словно боялся, что пропаду из его объятий. Сильная грудь мужчина равномерно вздымалась с каждым его вздохом.
   Я осторожно выскользнула из его рук и на цыпочках отправилась искать ванную, чтобы умыться. Было ощущение, что липкие ледяные пальцы кошмара все еще касаются моей кожи, заставляя меня неприятно вздрагивать даже от воспоминаний об этом, оставляя на ней свои холодные следы.
   Толкнув какую-то дверь напротив кровати Вельза, я очутилась в небольшой ванной. Горячая вода в душе, казалось, смыла все неприятные ощущения, оставшиеся после этой ночи.
   Я выключила воду, закуталась в махровый халат, что был кем-то предусмотрительно оставлен на тумбочке возле душа. Завернула волосы в полотенце и подошла к зеркалу.
   Вытерев ладонью запотевшую поверхность, я посмотрела на себя. В зеркале отразилась незнакомая, но очень красивая, бледная, стройная, как тростинка, темноволосая девушка с темными кругами под ярко-голубыми глазами. Она медленно поднесла палец к губам и подмигнула мне. Я моргнула, но никакой девушки в зеркале не было, лишь мое отражение...
   Я потрясла головой, от чего полотенце слетело и волосы рассыпались темными мокрыми прядями по плечам. По ногам прошелся сквозняк и я обернулась.
   - Знаешь Ви, а мокрые волосы тебе идут, - прижавшись плечом к косяку, в дверях стоял Вельз, скрестив на груди руки, с легкой улыбкой на губах, с какой-то грустной нежностью во взгляде.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"