Фэйт Ольга: другие произведения.

Перевёртово

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК.
    (фантастика, любовный роман, мистика)
    В этом произведении не будет глав, в привычном смысле. Вместо них "история первая", "история вторая" и так далее. Но, как мы и привыкли, вторая будет продолжением первой, третья - второй... Здесь есть ГГ, но их несколько, по мне так вообще вся "деревня")), но все же вокруг одного основного.
    Аннотация: И так, "Перевёртово"! Захудалая деревенька, со своим прошлым и, как думали многие без будущего. Которая, может, и таила в себе тайны, но всколыхнулись они, и поднялись на поверхность, только тогда, когда появились новые... Марию, шеф посылает за сенсацией в Богом забытое место. Там ей придется столкнуться со странными жителями, странным молодым мэром, странными происшествиями и с необъяснимым.
    Другой мир, что пытается разрушить наш...
    Что получится совершенно не знаю, пишется исключительно по вдохновению.
    Обновление в комментах 28.02.14


Лейт Ольга

ПЕРЕВЕРТОВО

Когда собираетесь куда-нибудь поехать,
прежде трезво оцените ситуацию,
и подумайте, а стоит ли?

История первая

  
  Машина резко затормозила и отъехала. Крутанув руль водитель повернул на малоприметную разкуроченную грунтовую дорогу. И чуть ли не перепрыгивая с кочки на кочку плелся, замедляя каждый раз ход. С открытого переднего окна на всю округу неслась музыка, а иногда и ругань. Мало того, что колдобины встречались все чаще, так еще дорога петляла, как пьяная, то дерево обогнет, то заброшенный яблоневый сад, и зачем спрашивается? Ведь все равно к тому же полю и выехала!
  Девушка в очередной раз ойкнула, подпрыгнула на сидении, и ударила по рулю, мотор заглох. Потирая ушибленную макушку, откинулась назад. Определенно стоит сейчас передохнуть. Еще час или полчаса такой дороги, она бы не выдержала. Ей хватило и нескольких километров. Оглядевшись вокруг, заприметила вдалеке старые покосившиеся строения, но от них остались только стены да балки. Все вымерло. И куда ее только забросил шеф? Это у него такой способ избавляться?
  Вновь облокотившись на руль, девушка попыталась завести машину, ноль. Та стояла, как не родная, устроила забастовку. "Мол, не чего меня мотать! Тебе надо сама и иди!"
  После еще нескольких попыток, тяжело выдохнув, вновь откинулась на спинку сидения и выключила музыку мешающую думать. Тишина мгновенно заполнила собой все.
  И что ей теперь делать? Переведя взор с панели на дорогу и выше, убедилась, что солнце еще было высоко, значит, время у этой машины повыделываться еще есть. Проблемой будет, если она не заведется до самого вечера. Не хотелось бы заночевать неизвестно где. Развернув карту и изучив ее досконально, поняла, что идти пешком до этого "Перевертого", слишком далеко. А ждать, когда кто-нибудь соизволит, проехать по этой Богом забытой дороге, даже не приходится.
  Решив больше не мотать себе нервы, Мария вышла из машины и стала разминать ноги. Хорошо хоть погода радовала. Сделав несколько упражнений для уставшей поясницы, встала, уперев руки в бока. Горячая волна возмущения окатила с головой и девушка развернулась к машине. Нет, так дело не пойдет!
  - Ну, что тебе стоит завестись? - Закричала она на всю округу. - Глупая ты развалина! Тебе все равно, где ночевать, и под каким небом! А обо мне ты подумала? И зачем я тебя только старую рухлядь взяла с собой? - Вход пошла активная жестикуляция. - Ведь говорила мне мама: "Возьми мою машину". - Девушка схватилась за лоб. - И где были мои мозги? - Простонала и пнула ногой резину, постучала несколько раз по крыше кулаком, а потом и вовсе лбом.
  - У вас все в порядке? - Услышала за спиной мужской голос, который заставил резко обернуться. Так скоро увидеть кого-то не предполагалось. И совершенно не понятно удача это или облом?
  Прямо перед ней стоял высокий молодой мужчина с довольно светлыми пепельными волосами. На вид вроде невзрачен, но интересен. Это если первое впечатление. Маша же не знала, как смотреть на него, то ли как на врага, то ли как на благодетеля.
  - Эм... Машина не заводится. Ее не устраивают эти дороги. - И для наглядности своего несогласия с ней, девушка грозно зыркнула в ее сторону.
  - Согласен. Дороги и дорогами-то назвать нельзя. Но это дело поправимое. - Зачем-то сказал он.
   Поправимое, но не сейчас же? А ей уже ехать надо.
  - Вы в Перевертово? - Голос его был приятен, мягок и на удивление он держался естественно, словно в своей родной стихии, хотя одет был не по походному.
  Тонкие брюки, рубашка хорошего кроя, добротные туфли и пиджак, перекинутый через плечо, а в правой руке держал небольшой деловой портфельчик. Этот человек внушал доверие с первого раза, но в силу своей профессии Маша решила остановить поток наивных ощущений, встряхнуть себя и серьезно оценить ситуацию. Кем бы ни был этот тип и как бы хорошо он не был одет и как бы не держался с ней, она его впервые видит и совершенно не знает. Не стоит доверять первому встречному. Будто прочитав ее мысли, молодой человек улыбнулся и отошел на шаг назад.
  - Так в Перевертого? - Он еще раз переспросил. А Маша только сейчас себя, поймала на мысли, что продолжает молчать и откровенно на него пялиться. Кивнула. - Так и я туда. Если хотите, можем пойти вместе. Далековато, но до темноты должны успеть.
  Недоверчиво покосившись на него, Маша помотала головой.
  - Я попробую еще раз завести машину.
  - Вам помочь? - В его голосе была только услужливость и больше ничего.
  - Нет спасибо. - А сама называла себя уже полной дурой. Отказываться от помощи в такой момент, это же глупо! - А вы как здесь оказались? Не пешком же пришли из самого города?
   - Я нет, разумеется, нет! - И он махнул в сторону еле заметной дороги, что вела не понятно куда, но точно не в город. - Моя машина тоже не заводится.
  Маша поискала ее глазами и не нашла.
  - Я оставил ее за тем лесом. Иду уже как полчаса по солнцу. - И парень наглядно вытер пот со лба.
  На это девушка ни чего не ответила и не спросила, только повела глазами. Разумнее конечно было бы, попробовать еще раз завести машину и вместе поехать до этого самого "Перевертого", будь оно неладно.
  - Вы понимаете в машинах?
  - Ровным счетом ничего. Мне придется прислать своего механика за ней и наверно за вашей, если не заведете.
  - Что ж попытаем счастья. - Проворчала девушка уже более дружелюбно.
  Маша села за руль и повернула ключ зажигания. В ответ машина только сдавленно несколько раз чихнула и замолчала. Голова молодого парня оказалась на ее уровне, рядом с открытым окном.
  - Может толкнуть?
  Девушка отказываться не стала, хочет пусть толкает, заведется только спасибо скажет. Машина медленно покатилась набирая ход с горки и в следующую секунду мотор заурчал и заработал. Маша так обрадовалась сему факту, что ехала какое-то время с идиотской улыбочкой и только потом вмиг осознала, что оставила позади своего спасителя. Ну ей так казалось, что он спаситель, он же помог ей завести машину. Она остановилась и повернула голову назад. Далеко конечно у нее отъехать не получилось, по такой дороге разве получится? Мужчина садится не стал он вновь поравнялся с ее окошком:
  - С вами можно? - В его голосе чувствовалась некая кротость что ли, Маша понять не смогла, но ей понравилось.
  - Конечно, садитесь подвезу!
  Мужчина обогнул машину и опустился рядом с ней на сиденье.
  Ехали какое-то время молча. И Маша была бы не Маша, если бы не стала задавать вопросы про ее временного попутчика. Но только в этот раз все как-то изменилось и вместо того, что бы пытать его, она стала говорить о себе.
  - Вы наверно думает, что я делаю в этом Богом забытом месте?
  Молодой человек поднял брови и они переглянулись.
  - По делам наверное? - Невозмутимо предположил он.
  - Верно. Хотя откуда вам знать, я могла и к родственникам ехать.
  - Могли бы. - Согласился собеседник.
  На очередной не ровности оба подпрыгнули клацнули зубами и замолчали.
  - Нет. Я исключительно по делам. Хотя сомневаюсь, что здесь могут быть великие дела. Завтра же укачу обратно.
  - А по каким делам, если не секрет? - Парень продолжал смотреть на дорогу.
  - Надо взять интервью. Я журналистка.
  Собеседник так удивился.
  - Здесь? У кого? У какой-нибудь столетней старушке, что сидит на завалинке дома и не может уже грызть семечки, потому что последний зуб выпал пол века назад?
  - Смотрю, вы хорошо знакомы с местными обитателями.
  - А что с ними знакомиться? Их раз два и обчелся!
  - Прямо-таки раз-два?
  - Если не верите, сами увидите.
  - А вы каким ветром туда?
  - Самым благородным и целенаправленным. Я купил эту деревню...
  - Что? - Машина резко затормозила и встала как вкопанная. С не меньшим удивлением чем ее хозяйка. - Так что же вы раньше молчали?
  - А что такое? Это так важно?
  - Я бы тогда не тащилась туда! Это у вас я должна взять интервью!
  - Ну знаете ли. Я интервью на дороге не даю. И с чего ко мне такое внимание? - На лице парня читалось изумление.
  - Да как же так? Вы тот бизнесмен с большой буквы, что купил захудалую и полудохлую деревеньку и столько шороху уже навели и мосты. Что вся округа и больше подозревает о ваших далеко идущих планах. Вы хотите деревню превратить в мегаполис? - Глаза журналистки заблестели и она сейчас с маниакальным интересом смотрела на него.
  От чего мужчина вжался в сидение и чуть отстранился к двери.
  - Не заставляйте меня жалеть, что я сел к вам в машину. Мне ни чего не говорили, что приедет журналист.
  - Совершенно не обязательно о нас знать. - Девушка гордо дернула плечами.
  - Да? А что если я не намерен давать интервью?
  - Тогда я останусь и возьму его!
  - Однако вашей настойчивости можно позавидовать. - Протянул парень. - Ну что ж удачи. - И он отвернулся от нее по прежнему смотря на дорого, только они все еще стояли.
  - Э...Вы что серьезно не дадите интервью? - Девушка забеспокоилась. Она отчетливо слышала слова шефа. "Без сенсации не возвращайся"!
  А пока сенсацией и не пахнет. Она еще раз глянула на зажатого в "углу", кто он там у них, будущего мэра. Что ж придется попотеть.
  На этот раз машина беспрепятственно завелась и они тронулись. Оставшийся путь доехали почти в тишине. Дорога все играла с ними, то сужаясь, то расширяясь, оба только цокали языками и сдавленно сжимали зубы, а перед эпизодичной вывеской Маша притормозила и вытянула шею. Старая покосившаяся, на толстой ржавой трубе и огромный крашенный белой краской металлический лист, на котором большими неровными буквами было написано "ПЕРЕВЕРТОВО". Причем красная краска, местами потекла, оставив неровные дорожки и сморщенные капельки на концах.
  Отлично! Прямо рай для туристов!
  
  Не стройные покосившиеся дома показались почти сразу. Встречая их пустыми глазницами. Ни одного фонаря не горело, ни одного человека не проходило, словно в деревне вообще ни кто не живет. Одно радовало, дорога уже не так петляла и была относительно ровной.
  - Здесь мало жителей осталось. Вся молодежь в свое время уехала. Остались только пожилые, да несколько среднего возраста люди. Я правда еще не совсем ознакомился со всеми.
  Маша ехала молчала, думая только об одном. Зачем этому человеку с деньгами, понадобилось покупать эту 'мусорную яму' и что он собирается с ней делать? Чем она может быть полезна такому деятельному человеку, как он? И к чему ему все эти старики с их полуразвалившимися домами? Может, где-то здесь не сметные залежи богатств скрытые под недрами земли? И только он об этом знает?
  Остановились они возле небольшого симпатичного деревянного домика, с небольшим палисадничком, клумбами и лавкой у самого забора.
  - Ну спасибо, что подбросили.
  - И после этого вы не дадите мне интервью?
  - Уже поздно. Или вы и ночами работаете?
  - Я работаю, тогда когда нужно. - Но быстро переменила тему. - А где здесь можно остановиться на ночь?
  - Все-таки решили остаться?
  - Я бы уехала, если бы вы дали мне интервью. Но видимо не все так просто. Так подскажите?
  - Видите, вон тот дом, что стоит на углу улицы? - Он указал на разветвленную дорогу и дом с покосившейся крышей и окном. - Там живет тетя Глаша, так ее и зовите. Она впустит вас на ночлег, а если и заплатите, может еще ночку продержит.
  - Спасибо, - сквозь зубы проговорила Мария и стала заводить машину, что бы отъехать. Но та видимо удобно себе устроилась, не желая больше двигаться с места.
  Мужчина уже вышел и скрылся за дверью своего дома и его кто-то встречал. В сердцах стукнув по рулю, Мария решилась идти до этой тети Глаши пешком.
  И зачем спрашивается она одела каблуки в дорогу? Хотела быть более представительной? И перед кем спрашивается? Ковыляя и спотыкаясь в полумраке, она дернулась от неожиданности в сторону, когда за ближайшим забором на нее залаяла злая собака, а где-то вдали протяжно и холодя кровь в венах завыл... Трудно сказать, кто завыл, может и волк, ведь местность дикая необжитая и не защищенная. Но эти мысли заставили засеменить еще быстрее к спасительному дому.
  Тетя Глаша, оказалась женщиной на пенсии, в летах, с морщинистым лицом и беззубой улыбкой. Она на удивление бойко и радостно обрадовалась гостье и проводила ее на кухню, где принялась угощать чаем и печенюшками.
  - Вот угощайтесь, сама испекла. А мне мэр наш говорит: - не умолкала она - 'Ты теть Глаш, готовься, скоро к тебе гости будут'. Я говорю, чего это? А он: 'Время такое пришло, когда нас люди замечать станут'. Вот я и напекла. Смотрю, день уже к вечеру клонится, думаю гостей-то все нет. А вот тут вы пожаловали, думаю, наш старейшина прав был, то есть мэр.
  Тут женщина обратила внимание, как Мария сжимает свою сумку под мышкой и другой рукой цепляет стакан с чаем.
  - А что же вы как не родная? Положте вашу сумку сюда и пейте нормально и печенюшки берите. Да никто не возьмет ваши вещи, кому они нужны? - Она так искренне удивлялась ее поведению, что как-то не ловко стало и стыдно.
  Решив больше не зажиматься Мария отложила сумку и поудобнее расположилась на старом скрипучем деревянном стуле.
  Весело тикали в углу часы с кукушкой, Старый еще не цветной телевизор у окна служил чем-то вроде полки для диковинных вещей. Это пластмассовые пальмы с цепляющимися за нее маленькими обезьянками и бананами. Выцветшей ажурной желтого цвета салфетки и старого самодельного дивана из открыток - шкатулка для пуговиц и ниток. Кроме красного дивана и ковра на стене, лежал палас коричневого цвета и толстая кошка белого цвета, что любопытными зелеными глазами рассматривала гостью.
  - Это Марьюшка, она у меня давно. - Обратила женщина ее внимание на питомицу.
  - Тески значит.
  - Ой, совсем старая забыла, как имя-то ваше?
  - Мария, Маша, а вас я знаю...
  - Конечно, конечно! Мария, а где же вы мэра нашего встретили?
  - На дороге, он шел сюда пешком.
  - Пешком?
  - У него машина сломалась.
  - Такая добротная и сломалась? - Тетя Глаша покачала головой.
  - Ну по вашим дорогам ездить, все видимо быстро приходит в негодность.
  - Хм... Заболтала я вас совсем. Может вы чего посерьезнее хотите, у меня супчик есть. Ко мне в гости редко ходят, не кому. Так разучилась гостей встречать.
  - А знаете теть Глаш, я бы не отказалась!
  Женщина радостно подхватила пустой стакан и вскоре принесла глубокую деревянную миску с ложкой.
  - Вот деточка ешь, а я пойду баньку тебе растоплю. Устала ты, так хоть напряжение снимешь.
  Женщина вышла, а Машка прежде чем схватилась за ложку, принялась возиться в сумке, пока не выудила оттуда звонящий телефон. Тэкс и кто у нас тут? Звонила подруга. Только она знала, кроме шефа конечно, куда поехала, родителям решила не говорить.
  - Алло, Альбина?
  - Привет! Ну как деревенская жизнь?
  - Полный улет! Не поверишь - город призраков отдыхает.
  - А как там мэр?
  - Странно, что его здесь так величают. Ну да ладно, видать далеко глядят в будущее. - Здесь девушка усмехнулась. - Сейчас ем, у одной женщины, что приютила, скоро в доисторическую баню пойду.
  - Что все так плохо?
  - Еще бы, этот мэр встретился мне на дороге и отказался дать интервью. Алло, алло?
  В трубке заверещало, зашуршало и запиликало. В проеме сразу показалась женщина.
  - У нас с этим беда. Мэр тоже жалуется. Но ни чего говорит исправлю.
  Баня на удивление порадовала, одевшись во все чистое, ее уложили спать на печку, а сама хозяйка пошла в соседнюю комнату вместе со своей кошкой. Маша еще раз силилась позвонить своей подруге, но связь так и не появлялась. Что это за место такое, где машины не едут и связи никакой нет!
  
  ***
   Перевертово - всем перевертово!
  
  Утро встретило, свежим ветерком с окна, и где-то поблизости надрывающегося петуха. Он так зараза старался, что перепонки лопались. Застонав и натянув на голову подушку, Маша сделала вид, что спит, но сон уже не шел. Повалявшись еще немного, услышала, как хозяйка шуршала и гремела на кухне, а рядом с ней мяукала кошка.
  - Сейчас, сейчас, какая же ты у меня не терпеливая. Смотри какие бока отъела и еще просишь?
  Может деревенька и бедная, но питаются тут отлично. Нехотя потянувшись, встав, Мария направилась, накинув халат, к умывальнику. Все удобства находились на улице, потом и туда. Поздоровавшись с хозяйкой, согласилась на утренний чай со вчерашними печеньями.
  - А как давно вас купили? - Девушка сидела все на том же стуле, и хрумала аппетитно печеньем.
  - Как купили? - Не поняла хозяйка. - В смысли?
  - Ну вы здесь живете?
  Женщина утвердительно кивнула.
  - Ну вот, а это место купили. Деревню вашу. Значит и вас.
  - Как человека можно купить? - Всплеснула руками Тетя Глаша.
  - Ну хорошо, ваши дома, улицы, забор, все! Все что принадлежало прежним владельцам, теперь перешло к мэру.
  - И мы?
  - Вроде того.
  Женщина нахмурилась, задумалась, что собрала все морщины на лбу.
  - Негоже людей продавать! - Ее глаза вдруг засветились обидой, и она встала.
  - Вы куда?
  - К мэру! Кому как не ему знать, зачем людей покупать.
  - Да пошутила я теть Глаш!
  Но женщина уже выскочила наружу и резвой походкой направилась к противоположному дому. Растерявшись в конец Маша выскочила в чем была за ней, но та ее не слышала, продолжая упорно идти. Что за сумасшедшая деревня! Пробегая мимо того же дома, где вчера облаяла собака, кстати она опять облаяла, от чего девушка вновь дернулась в сторону, наткнулась взглядом на сидящую на лавке женщину с седыми пышными волосами, смотрящую в одну точку.
  Тетя Глаша уже во всю тарабанила в дверь мэра. Ей отворили не сразу. Скрипнул засов, появилась сонная пепельная голова, а потом и весь хозяин в спортивных одомашненных штанах и накинутой рубашке.
  - Что это вы Ефрем Натанович! Купили нас, да? - Сходу налетела тетя. - А поговаривали все, что благо нам несете и просвет! А вы как кур на рынке нас покупали!
  - Что случилось, теть Глаш? Кто надоумил вас с утра пораньше на эти бредовые мысли? - И совершенно откровенно воззрился на подоспевшую Машу, плотнее запахивающую халат. Он был уверен, что без нее здесь не обошлось. Однако молодцом держится. - Зайдемте в дом. - И приглашающе отошел в сторону.
  Видно было, что парень не выспался и еще не отдохнул.
  - Боитесь, что все узнают о вашем коварном действие? А я сама потом всем расскажу! Вот увидите расскажу! - Грозилась теть Глаша кулаком, но все равно вошла в дом.
  - Успокойтесь, хотите чаю?
  - Какого чаю? - Уперла она руки в бока.
  - Я никого не покупал. - Устало посмотрел на нее снизу вверх. Сейчас он сидел на стуле, не бритый, не мытый, не чесанный и такой...
  Мария стояла у двери боясь войти глубже в дом, ведь это из-за нее весь сыр бор.
  - Это по закону не положено. Иначе бы стал преступником.
  - Э..э... Да кого эти законы в наше время пугали? - Наступала взвинченная домохозяйка. - Если они для кого не писаны, так и не писаны! А на вас и не написано: 'Дружу с законом'!
  - Я это Перевертово покупал у государства, так что все по честному, будьте уверены. Если вы так боитесь, можете переехать жить в другое место.
  - Че правда? - Тетка вытаращила глаза, но потом скривилась. - Да куда я с этого места? Куда мне идти на старости лет? И вам это известно!
  В этот момент на Марию бросили обжигающий взгляд, полный негодования.
  - Э..э... Да я как бы пошутила... Не думала что так...
  Теть Глаша развернулась к ней со всей театральностью и замерла соображая и переваривая новую информацию.
  - Да, как же так? - Наконец, протянула она. - Я приютила наговорщицу на нашего благодетеля?
  Быстро она как-то мысли поменяла не к добру это. Мария поводила глазами ища поддержки откуда ее не стоит ждать. Но на удивление мэр откликнулся.
  - Теть Глаш, да вы успокойтесь, - уже в который раз предложил он. - Просто Мария Павловна неопытный работник, вот и все. И журналист. Потому ее и сослали в это Богом забытое место.
  - Что это я неопытная? Я очень даже опытная? - И откуда он только знает ее отчество?
  - Я не знаю в чем у вас там опыт, но явно не в проведении дипломатических переговоров.
  Так она и не претендовала.
  - Не опытная? - Глаша стала успокаиваться и осела на ближайший стул. - Так она че сама ничего не понимает?
  - Ровным счетом ничего.
  - Эх, и мастак заморочить всем голову! Далеко пойдет!
  Отлично! В первый день лишили интервью, а во второй выставили полной дурой!
  
  - Останьтесь. - Попросил он Марию, когда они с тетей двинулись к выходу.
  - Зачем? - Ошарашенно спросила она.
  - У меня к вам деловое предложение.
  - Какое? - С не меньшим подозрением.
  - Я предлагаю вам работу.
  - Кому, мне? Не опытной и некрасивой? - Это вышло само собой. Так поговаривали у нее на работе, когда получали слишком большую зарплату по мнению шефа конечно.
  - О вашей красоте мы поговорим в другой раз. - Какая самоуверенность! - А насчет опытности... Что ж на мозоли вы наступать умеете. Так пойдете?
  Интересное предложение, а главное такое заманчивое... Не без сарказма.
  - И кем я буду работать, а главное где? В ближайшем сарае? - Хорошо тетя Глаша вышла, а то она бы не выдержала ее живописное описание родной деревни. - Или вы предлагаете мне курей кормить? А может соседских свиней выгуливать? Дайте-ка подумать?
  - Не паясничайте, это вам не к лицу. Собственно ваш шеф не против что бы вы поработали у меня.
  - Как это? - На лице девушки такой неописуемый ужас выступил?
  Он что успел поговорить с ее шефом? Как он все узнал? И кто она и где работает? Да еще...
  - Вы без меня решили, что я буду работать у вас?
  - Я не решал без вас. Я сейчас предлагаю вам работу.
  Мария дар речи вообще потеряла и только стояла хлопала на него глазами.
  - Хотел сказать вам позже. Но коль уж вы пришли. С утра пораньше...
  - Судьбами людей вам управлять с пол щелчка!
  - Я не управляю вами, я только хочу помочь. Да и вы бы мне помогли.
  - Чем интересно?
  - А что вы еще что-то можете делать, кроме вашей профессии?
  - Если вы рассчитываете, что я умею доить коров, то нет! Я вообще на все говорю 'нет'! Это надо же работу в коровнике!
  - И чем же вы будите теперь заниматься?
  - В смысле?
  - Так ведь вас же уволили.
  - Кто? - Не понимающе уставилась на него Маша.
  - Ваш непосредственный начальник Петр Ильич.
  - Когда? - Почти выдохнула.
  - Сказал, что сегодня подпишет...
  Не успел он договорить, как Мария выбежала из дому и понеслась к тете Глаши. Такого не может быть! Да что вообще происходит-то?
  Шеф не отвечал, потом связь не брала. Уже как с пол дня Мария пыталась ему дозвониться, но ничего не получалось. Плюнув на все, бросила в сердцах трубку и уткнулась в подушку. И что ей теперь делать? Интервью, она это злосчастное не взяла, с работы не понятно уволили или нет, стоит верить незнакомцу? Но шеф недавно этим грозился. И что насчет работы в Перевертово? Нелепица какая-то...
  
  Мария выползла из дому только после обеда. Прямо возле ее машины стоял мэр с еще одним дядечкой и о чем-то спорили, она медленно стала подходить к ним. Надо же выяснить на всякий случай, все про эту работу.
   - Вывеску менять будем? - Спросил дядечка и что-то подчеркнул в своем блокноте.
   - Да.
   - А название?
   - Нет.
   - Почему? - Мужчина искренне удивился, так вытянулось его лицо.
   - Нет и все. - Не преклонен был мэр.
   - Ну, что это за название такое 'Перевертово'!
   - Название, что ни на есть самое подходящее. Мне ведней.
   - Это больше подходит для деревень, а не для города!
   - Ну и пусть? И кто сказал, что я собираюсь здесь устроить обычный город.
   - А что?
   - Там видно будет.
   - Да что будет-то...
   В этот момент их внимание переключилось на нее.
   - Мария Павловна? Вы вернулись?
   - Кхм... - Мария собиралась с мыслями, но говорить при постороннем не захотела.
   - Позвольте представить вам, - в этот момент из дома вышел совсем молодой парень, моложе даже мэра, и подошел к ним. - Это, - указал он на дядечку, - Василий Иванович, а это - Петька.
   Так вот они какие прославленные герои анекдотов? По ходу дела мэру самому от этого было смешно, потому и представил их так. От чего Василий не довольно на него покосился.
   Петька радужно улыбнулся и протянул ей руку. Дядечка же ограничился только кивком. Вдруг со стороны въезда в Перевертово послышался шум от тяжелой техники.
   - Это грузовики приехали и рабочие машины.
   - А что там?
   - Будем строить гостиницу и магазин при въезде. А потом уже и дома.
   - Дома?
   - Ну да, людям же, где-то надо будет жить. Вот вам например, если останетесь, тоже нужен будет дом.
   - Мне? - Мария ткнула себя в грудь.
   - Вам.- Подтвердил мэр.
   - У меня нет денег на ваш дом. Не снимать, не купить!
   - А я вам его подарю.
   С этими словами мэр поспешил вслед за своими помощниками к синей машине похожей на джип.
   - Подумайте, Мария! - Бросил он прежде чем закрыть дверцу машины со стороны водителя.
   - Мне... подарить? - Как заклинание повторила она, не веря до сих пор своим ушам. Это явно какая-то провокация!
   Остаток дня Мария думала, в чем же подвох в словах мэра. И не находила. Нет, она перебрала тысячу вариантов, утрированно конечно, но черт возьми, в подарок целый дом, это так заманчиво... Она готова была уже забыть прежнюю работу, прежнего шефа, а ведь он ее покупает. Самым наглым образом - покупает! И что же ему понадобилось от нее?
  
  
   ***
  
   'Скажите, а вы по чем корову покупали'?
  
   - Я согласна!
   Мария стояла напротив сонного мэра в одних на этот раз спортивных штанах и щурившегося от восходящего солнца.
   - А у вас однако дурная привычка, ходить в гости по утрам. Не прав был вини-пух, что это мудро. - Он скрыл зевок и пригласил ее в дом. - Ну входите, коль пришли.
   Они оба прошли в кухню и ей через минуту подали горячий чай с конфетами.
   - И на что же вы согласны, на все?
   - В смысле?
   - Я о работе.
   - Так я и хотела узнать подробности, но вчера вас не возможно было поймать.
   - Да, дела, заботы, так будет всегда.
   - Странную вы выбрали для себя работу. Быть мэром деревни. - На этих словах Мария улыбнулась и глотнула чай.
   Мэр только покосился и покачал головой.
   - Это не работа, а скорее всего обязанности.
   - И что же входит в эти обязанности?
   - Благо людей разумеется.
   - А что для вас благо?
   - Это уже интервью? - Он поставил чашку на стол и сел напротив.
   Сказать было не чего, она и не заметила, как перешла в деловой режим.
   - Ничего не могу с собой поделать.
   - Если не можете, мое предложение все еще в силе. Если не верите, можете позвонить вашему бывшему шефу.
   - У вас связь плохая! Я вчера битый час пыталась дозвониться!
   - Можете воспользоваться моим стационарным телефоном.
   О! Тут есть такая роскошь? Впрочем и это уже не роскошь. Она махнула не зная чему рукой, и вопросительно глянула на хозяина. Мэр кивнул ей по направлению соседней комнаты.
   - Алло? Петр Ильич? - Здесь продержалась небольшая пауза. - Что? Вы мне нашли замену, но... - Тут вновь ее прервали, слышен был громкий и напористый голос шефа, но слов было не разобрать. - Вы зачем меня сослали тогда в эту дыру?! - В сердцах крикнула Мария! - Да я... - Но тут связь прервалась и девушка медленно отняла трубку от уха. Но ей показалось, что он все свое сказал, и просто бросил трубку. Захотелось заплакать.
   Как же так ее сослали в глушь, в надежде, что она не вернется, и ее сожрут волки? Подбородок предательски затрясся. Девушка встретилась глазами с мэром, что стоял в проеме двери.
   - Вы ничего не теряете Мария, я бы даже сказал наоборот.
   - Я уже потеряла - работу. Какую ни какую, но работу.
   - Я вообще-то, то же вам предлагаю не шарики надувать.
   Занятное было бы дельце. Она подняла вновь на него глаза.
   - И что мне надо делать?
   - Как что? Быть журналисткой, разумеется. Будите писать статьи и не только, кое какую мою личную корреспонденцию тоже надо будет писать и отправлять.
   - Это же уже секретарь.
   - Вроде того. Ну да, побудьте моим секретарем, а потом и видно будет.
   - И журналистом тоже?
   - Да, и будите расследовать для меня кое-какие вещи.
   - Это уже сыщик, детектив.
   - Не придирайтесь к словам и условиям работы. Пойдемте лучше в кухню.
   Вскоре Мария подписала трудовой договор, изучив его до мельчайших подробностей, и окрыленная вылетела из дома шефа. Нового шефа. Ефрем Натаныч, тьфу ты, язык можно поломать, огласил ей все условия труда и выгодные стороны ее проживания. А по другому уже и никак не получится. Мотаться в такую даль каждый Божий день это муторно и долго. Так что все решено, она остается. Деньги у нее пока есть. Тетя Глаша не выгоняет, с благодарностью принимая деньги за проживание, а что касается всех выгод, за это можно и не переживать. Ее нынешний работодатель по условию, обязуется обеспечить ее жильем, причем в дар, машиной новой, часть суммы он погасит и обеспечит всем необходимым на первое время в дом. А вечером он пришел к ней и предложил посмотреть место где будет стоять ее собственный дом. А завтра обещал показать, как будет выглядеть в проекте этот самый дом. Боже, мой! Как же хочется верить в эту сказку? Но она ничего не теряет, по крайней мере ей так кажется.
   По окончанию недели, и после того, как ей починят машину, она отправится в город и уладит все оставшиеся дела. К тому же надо оповестить родителей и друзей куда ее забросила судьба. В Перевертово!
  
   Корова стояла у самого забора с кожаным ошейником и колокольчиком. А за ухом торчала большая ромашка. Эта красавица, как завидела их с шефом сразу замычала и махнула ухом, от чего цветок упал на траву и тот час был съеден. Рядом с ней стоял не высокого роста мужик и похлопывал буренку по боку, довольно улыбаясь. И чему интересно? Они остановились. Ефрем Натаныч поздоровался со здешним обитателем, а Мария поглядывала все на корову.
   - Нравится? - Неожиданно встрял мужик в их с коровой переглядки.
   - Корова. - Мария уставилась на ее вечно жующую морду.
   - Это ваша корова! - Вкрадчиво сообщил ей мужик.
   - Как моя? - Вот сейчас самое время побеспокоиться и прояснить странную ситуацию. На такое она не подписывалась.
   - А я дарю ее вам!
   Мария спешно посмотрела на шефа, он как и она тоже был не приделах.
   - Зачем?
   - Как зачем? Она молоко будет давать!
   - И что мне с ней делать?
   - Доить разумеется, ну иногда выгуливать.
   - Мне не нужна корова! Мне не когда ей будет заниматься! Что же я не заработаю на пакетик молока?
   - Вы будите продавать молоко! - Со знанием дела сообщил мужик.
   Тут, наконец, вступил в разговор мэр.
   - Прохор, если ты все о том же, то тебе не корову надо дарить, а что-нибудь другое.
   - Как не корову? Что может быть лучше коровы?
   Мария совершенно не понимая что происходит наблюдала за этим представлением и не могла нарадоваться, когда спустя некоторое время, Прохор все же пошел со своей коровой прочь.
   - Он взял корову для вас, как вы поняли.
   - Зачем?
   - Хотел задобрить. - Шеф как-то подозрительно хмыкнул. - И кстати, он надеется, что вы поселитесь вот в этом доме. Вернее на этом месте, потому что его дом напротив.
   Девушка оглядела предложенный дом, место и поморщилась. Как-то все на виду, а ей хотелось не то что бы в дали от основной дороги, но где-то в глубине, побольше перед домом двор, деревья.., а тут еще этот ненормальный тип со своей коровой напротив.
   - Пойдемте отсюда Ефрем Натаныч.
   - Вам не нравится?
   - Я просто в страхе. Так зачем ему понадобилось меня задабривать? Он же меня совсем не знает.
   - Не забывайте, что во всех деревнях, все про всех знают, особенно если вы новенькая. К тому же молодая и не лишены привлекательности. А Прохор год как жену похоронил, вот и глаз на вас положил.
   - Нет уж, пусть переложит свой глаз на кого-нибудь другого. - Она даже поморщилась от такой перспективы. - Он только о коровах и может думать. А я не корова!
   - У него их целых три, вот теперь четвертая будет.
   Они шли медленным прогуливающимся шагом.
   - Странно так.
   - Что именно? - Не понял шеф.
   - Странный вы вообще. Деловой человек, с кучу деньгами. - На этом слове Ефрем Натаныч поморщился. - Нет что бы сидеть в каком-нибудь дорогом ресторане или игровом доме, просаживая там свои деньги. А вы здесь разгуливаете по забытой деревне и ищите простой - мне, где будет стоять дом.
   Они остановились и шеф серьезно посмотрел на нее.
   - Почему люди думают, что если человек имеет много денег, то он обязательно должен просадить их на себя или с выгодой для себя? Или вбухать в ничего не значащее дело, например азартные игры? Я этим не увлекаюсь и не собираюсь. Мне интересно другое.
   - Но ведь, то что вы делаете похоже на благотворительность.
   - Не совсем, только отчасти. Однажды мне это принесет большой доход.
   - Не могу поверить, что вот так запросто иду с вами 'великим мэром' и общаюсь.
   - Вообще-то я еще не великий. - Мэр так загадочно улыбнулся, что Мария прыснула от его не скромности, и они оба расхохотались.
   - Даа, занятное у нас получилось знакомство.
   На что мужчина только усмехнулся и загадочно на нее посмотрел.
   Так они прошли дом тети Глаши , улицу которая поворачивала к дому шефа и вышли к маленькой тоненькой тропинке, что вела между домами. Вот по ней-то и направились дальше.
   - Я здесь еще не была. Там есть дома?
   - Один старый и не жилой. Он кстати находится почти рядом с моим.
   - А вы свой дом будите перестраивать?
   - Разумеется. Побольше хочу его сделать и повыше.
   - В несколько этажей?
   Ефрем Натаныч кивнул. Они прошли за длинным деревянным строением, видимо когда-то служившим в качестве заседаний, каких-нибудь мероприятий творческого характера, и вышли к высокому без крыши дому с разбитыми окнами и оторванными ставнями. Сумерки сгустились настолько, что дом сейчас представлял собой страшную картину. Но вокруг земли было много, деревьев и позади дома ровная поляна уходящая вниз, как выяснилось к ручью.
   - Мне здесь нравится.
   - Не боитесь, одна в глубине почти на отшибе.
   - Ну, не так уж и одна.
   - Да?
   - Да. Здесь вы рядом. Вы же не собираетесь в другом месте строить дом?
   - Нет, не собираюсь.
   - Вот и отлично. К тому же в этом здании скоро кто-то появится и здесь будут жить. Указала она на не жилой дом.
   - В этом здании, скоро будите работать вы. Я хочу перестроить его под офисы. И пока здесь будет все, кроме полицейского участка.
   - А что здесь есть участковый?
   - Да. Он как раз находится почти в начале деревни. Вы его не видели с главной дороги, он как раз смотрит на площадь.
   - А сколько жителей в этой деревне?
   - Ну, - начал прикидывать мэр, - тетя Глаша - раз, Прохор - два, одна среднего возраста семья, это уже четыре, Валентина Полемина - пять...
   - Это кто?
   - Пожилая женщина, у которой злая собака за забором.
   - Ааа, вот та что с безумной седой прической?
   - Именно. Она все время молчит, на вопросы не отвечает, смотрит в одну точку. Поговаривают у нее в свое время горе произошло, вот она и замкнулась в себе.
   - Давно?
   - Очень.
   - А еще?
   - Еще участковый Николай, он молодой относительно, приехал сюда недавно. Бабка у него умерла, оставив ему в наследство свой дом. Он не давно развелся с женой или там несчастье какое произошло, переехал сюда и запил. Сам он бывший полицейский патрулировал на дорогах, теперь скотину завел в огороде копается и расследует местные приключения. А их как известно практически нет. Так что ему ничего не остается, как разлагаться дальше.
   - Вы так подробно все знаете?
   - А как же, если хочешь, что узнать спроси тетю Глашу.
   - Понятно. А вам-то это зачем? И уж точно не собираетесь на этой должности держать пьяницу.
   - Не собираюсь, потому и уволю.
   - И это благо?
   Шеф машинально посмотрел на нее.
   - А что по вашему благо? Платить деньги за прогулы и на новую попойку? Он каждую неделю мотается на своем разбитом жигули в ближайшую деревню, где покупает выпивку и продает свои овощи.
   - Вы хотите его выжить из деревни?
   - Нет. Для того, что бы занять положенную нишу, надо переосмыслить некоторые ценности и принять важные решения изменяющие жизнь. Вот это ему и предстоит сделать.
   - А если не получится?
   - Я не думаю, что у него все там так сложно. Инфантильность то же лечится.
   - Хм... Будто это недуг какой.
   - Так вы выбираете это место?
   - Мне нравится. - Вновь повторила Мария.
   - Тогда оставляем за вами. Надо будет сказать Василию Ивановичу, пусть отметит в своей ведомственной книги.
   - А они с Петькой то же будут здесь жить?
   - Да. Пока живут оба в доме почти рядом с вами. Недовольные, а куда им деваться. Они просто не видят, то чего вижу я. - И Ефрем Натаныч мечтательно окинул всю деревню взглядом, вдыхая вечерний воздух. - Пойдемте я вас провожу, уже очень поздно.
   - А сколько вам лет?
   - Тридцать три. - Не стал скрывать мэр идя обратно по тонкой заросшей тропинке.
   - Надо же, а на вид вы совсем молоденький!
   - И сколько мне по вашему? - Его это совсем не смутило.
   - Лет двадцать, двадцать три, думала я.
   Он опять хмыкнул.
   - А почему вы не спрашиваете сколько мне лет?
   - А зачем? Я и так знаю. Двадцать пять.
   - Но как?
   - Ваш бывший начальник был так любезен и прислал все материалы касающиеся вас. Ну кое-что в интернете нарыл. В социальных сетях сейчас можно найти многих.
   Ну надо же как основательно. И что же он еще про нее знает? Но Мария спрашивать не решилась, иногда все знать не полезно, чисто для душевного спокойствия.
  
   ***
  
  
  
  Нельзя сказать, что поменяв жизнь, ты расстаешься полностью со старой. Отнюдь, она будет преследовать тебя всегда и даже иногда звать обратно.
  Мария ехала в город и как только выехала на трассу облегченно вздохнула. Уж не знает она где выискал мэр такого механика, но машина буквально летела и довольно урчала. А может просто радовалась выбраться из этого захудалого места. В надежде не вернуться больше никогда!
  В отличие от машины, Мария представляла себе иную картину. Здесь ее будущее, если есть будущее у Перевертово, то будет и у нее. Лишь бы хорошо платили, а платить будут хорошо. Но чем дольше она отъезжала от деревни, тем радостные и мечтательные мысли сменялись на здравые сомнения и повергали в уныние. Ну не может такого быть! Кто ей вот так запросто предложит работу, подарит дом и еще поможет с обустройством? Ее надули самым надувательным образом! И она наивная дурочка в это поверила! И что ей теперь говорить родителям? Друзьям? Нет, такое вообще нельзя говорить. А главное, где были ее мозги, когда она подписывала договор? Надо срочно уволиться, еще раз. Уууу, что же это такое-то, стонала Маша. Почему такое невезение? А этот мэр умеет располагать людей и заставлять их плясать под свою дудку. И название какое-то дурацкое: 'Перевертово'!
  В ее душе уж точно все перевернулось, как теперь родным в глаза смотреть? 'Мама, папа, я нашла новую работу! В глуши в деревне, на краю земли, по соседству с волками и мы там вместе будем выть! У меня нет дома, но мне подарят, у меня нет офиса, но меня посадят... брр, нелепица какая-то'! А что если просто взять и не вернуться туда?
  Эх, как же все натурально-то выглядело, по честному, по доброму, по настоящему. И мэр этот вроде искренний, нормальный мужик... Ни какой нормальный мужик не будет дарить дома! Мария еще больше надавила на газ. И что ее дернуло согласиться? А ведь это ее мечта. Иметь собственное жилье. Не важно где и как, лишь бы было. Жить с родителями уже не то, снимать дорого. А учитывая потерю работы, еще сложнее. И в конце концов хочется своего уюта, своего пристанища, наконец. С другой стороны, живя сейчас в Перевертово, что она теряет? Ровным счетом ничего! Так ладно решено, Перевертово, так Перевертово!
  Родители встретили с распростертыми объятиями. Уехала ни чего не сказала и еще на звонки не отвечала. А ведь они волновались. Отец сидевший до этого с газетой в руке, отложил ее вновь:
  - И где ты была?
  - В Перевертово.
  - Это где?
  - Деревня такая есть.
  - Не слышал о такой. Зачем?
  - Шеф сослал. Но у меня к вам новость.
  - Новость-то хорошая? Не вижу больно энтузиазма в твоих глазах.
  - Поживем увидим.
  - Ты выйдешь замуж за Костика? - Предположила сразу мама, но ее эта новость скорее обрадовала, чем шокировала.
  - Нет. Я переезжаю жить в Перевертого.
  Наступила пауза и явно стала затягиваться. Родители сначала смотрели не отрываясь на нее, потом друг на друга.
  - А что там интересного? - Отец снял очки и положил их на стол.
  - Ну, мне работу предложили. - Пожала плечами Маша.
  - И много платить будут.
  Девушка закивала. Судя по сумме указанной в договоре не мало, больше чем Петр Ильич платил.
  - А как же прежняя работа? Или это...
  - Нет, с прежней меня уволили.
  - Как интересно. И ты уверена в своем решении?
  - Пока не знаю, я же говорю поживем увидим.
  - И сколько ты будешь там жить?
  - Мам, пап, я не знаю! Если понравится, останусь вообще. Вас в гости приглашу.
  - А где будешь жить?
  - Сейчас живу у тети Глаши, плачу ей за жилье. Не поверите сплю на старой русской печке! - Глаза дочери заблестели, но это не обрадовало родителей. Им казалось, что дочь губит свою молодость.
  - Что там может деревня дать? Какие перспективы? Рост в карьере? Доярка высшего класса? К тому же жилье. Не будет же она жить вечно у этой тети Глаши?
  - Мам, пап, все будет хорошо!
  - Ты уверена?
  - Я уже все решила! К тому же мне должны подарить дом.
  Родители потеряли дар речи, смотря на дочь как на потерянного человека.
  - Дочка, ты что такое говоришь?
  
  Ехать обратно было тягостно. Во-первых, спустя два дня все что происходило в Перевертово превратилось в нереальность и стало не родным. Во-вторых, ей казалось приедь она сейчас к тете Глаши, та ее даже не узнает. Ну и в третьих, новый шеф представлялся мошенником и злодеем. А ведь на днях он собирался показать ей как будет выглядеть ее новый дом. Вот только за делами и заботами так и не получилось состыковаться. Плюнув на все укатила в город. Друзей поведала, кое-какие дела утрясла. А Костик... Посмотрел на нее грустными глазами и обнял. Его доводы не смогли отговорить от этой затее с переездом. Все что говорил, это не то, что хотелось на самом деле услышать от него. Они уже как год тесно дружат в своей компании, все вокруг поговаривают, что они созданы друг для друга, шушукаются и ждут момента, когда тот пригласит на первое свидание, но Константин так и не решался. А вот теперь она уезжает и кто знает, может это все были выдумки?
   ***
  
  Полил сильный дождь, дворники машины не справлялись со своей задачей, устало водя по стеклу. Мария медленней, чем в прошлый раз ехала по этой разбитой дороги, и сосредоточенно смотрела вперед, а еще молилась. Если она застрянет, Ефрем Натаныч вряд ли будет прогуливаться в такую погоду спасая экстремально настроенных девушек. И все-таки в какой-то момент она остановилась, но не потому что машина заглохла, а потому что впереди стояла огромная собака. С не мигающим взглядом и скаля зубы. Желтые ненавидящие глаза... Или все это ей показалось? И не собака это вовсе, а волк! Что здесь делают волки? Это же жилая местность? Так обнаглели? А размеры-то! Ей казалось, что зверюга стоя на четырех лапах была выше капота машины. В коленках появилась дрожь, что за чертовщина? Это она уже прошептала, когда за очередным движением дворников, волка на дороге не оказалось.
  Придя в себя тихо тронулась и очнулась от тревожных мыслей, как только показались первые покосившиеся дома и начавшаяся стройка. Н-да, первое время Перевертово будет смотреться, разрытым, перерытым и совсем неуютным.
  Тетя Глаша на удивление встречала радостно, проводила с вещами в комнату и предложила горячий суп и жаренную картошку с овощами, а потом уложила спать. Не смотря на раннее время, в машине, где не работал обогреватель девушка подмерзла и ее клонило от всего пережитого, в сон. А об увиденном на дороге предпочла пока не говорить. Вдруг и правда показалось. Нет уж, считать ее ненормальной она не позволит.
   ***
  
   Все тот же петух разбудил с самого утра. Мысленно проклиная его за старания, натянула подушку на голову да так и уснула мерно сопя в простыню. На этот раз небо очистилось, а разгоняемые ветром тучки разошлись показывая солнце и синеву над головой. Мария потянулась нежась в теплой постели и наблюдая как за низеньким и покосившемся окном колыхались на ветру ветки деревьев, смахивая последние капли дождя, что все же прошел рано утром, как чьи-то голоса переговаривались обсуждая вечернюю дойку Прохора и целый добытый бидончик молока. Тетя Глаша намеревалась пойти к нему да не смогла, что-то ноги ломит с утра и ей больно по дому перемещаться. В разговоре промелькнуло ее имя и девушка встрепенулась. Этого еще не хватало. Заслать ее в стан озабоченного скотовода? Да она как минимум оттуда уйдет с коровой в придачу! Может, тете Глаше этого и надо? Эта женщина всегда неимоверным путем узнает первой все новости. Продуманная и хитрая женщина. Привстала и заглянула в окно. По ту сторону забора с ней разговаривала средних лет женщина с повязанным на голове платком в виде банданы и простом ситцевом платье, что носят все бабушки или женщины донашивающие их вещи. На ногах ее красовались резиновые калоши на босу ногу. Сама по себе женщина была привлекательна и чуть полновата, но это ее не портило, напротив. Позади нее по на дорогу вышла пожилая тощая женщина с косматой седой головой с почти черными выразительными глазами и отсутствующим взглядом. На ней был длинный плащ скрывающий весь убогий наряд. Женщины в том числе и Мария проводили ее любопытным взглядом.
   - Опять куда-то пошла. - Проворчала женщина с бидоном.
   - Каждую субботу ее куда-то тянет. Что спрашивается ходит, чего ищет. Выйдет за границу Перевертово и в лес. И почему всегда в ту сторону. Чем ей лес там не нравится? - И Глаша махнула в противоположную сторону.
   - Так с ума сошла. Кто ж ее теперь разберет? Сына небось, кого еще?
   - Странная история я тебе скажу с ее сыном.
   - Ты мне эти страсти не рассказывай. И так наслышана, а потом вечерами из дому выйти не могу нужду справить, да и в баню. Все мужа за собой таскаю.
   - Так если б это было правдой, нам бы и покоя не было и по ныне. Но нет же живем и смотри, как живем!
   И будто в подтверждение ее слов, солнце засияло еще больше, окрашивая округу в радостный цвет. Мария же притаилась за окном и дышать забыла. Так все же своя какая-то чертовщинка в этом Перевертово есть. Где-то внутри заныло. Непрошеный страх начал пересиливать чутье журналистки. Здесь есть все таки сенсация, но как же хочется подальше от этой опасности. А она ее чувствовала не смотря на всю радостность картины.
   Выше через площадь моргнула дверь мэра и Ефрем показался собственной персоной. Он осмотрел владения и остановил свой взор на доме тети Глаши. Та завидев соседа помахала рукой. Здесь все как на ладони. Видно кто куда пошел, зашел и поехал, какие дела творит у себя в огороде или просто во дворе. Не мешкая мэр двинулся в нашу сторону.
   Маша отлипла от окна и принялась приводить себя в порядок, что если ему взбредет в голову напроситься к хозяйке в гости? Быстро скинула сорочку, нацепила платье в котором приехала вчера, юркнула ногами в тапки и заспешила к умывальнику, нет сначала надо причесаться! Резко развернулась кинулась к зеркалу, расчески не оказалась, кинулась к сумке, отыскала ее в недрах под кучей нужных и не нужных мелочей.
   Ефрем и правда решил зайти в дом к Глаше, он искал Марию. Видел, как она вчера приехала и вот с утра пришел навестить и расспросить о поездке и будущих планах. Так как девушка от него полностью зависела, о поездке рассказала в общих чертах, немного шуткой бросив переживание родителей по поводу жилья, на что мэр хмыкнул. А потом подтвердила свое решение остаться, до тех пор пока есть перспектива в росте. Если конечно сам Ефрем не передумал брать ее на работу и не подготовил увольнительную. Перед ней вместо ответа без лишних слов выложили на стол несколько распечатанных на цветном принтере картинок с домами. Девушка вытаращила глаза на домики, что были такие аккуратненькие и приветливые. Здесь и метражи расписаны, где что располагается внутренняя схема. Она смотрела и дивилась сему факту. Что Ефрем пока держит свое слово и что дома не простые, а настоящие коттеджи. Взгляду сразу бросился зимний пейзаж и не высокий из всех, приземистый, уютный домик с двумя этажами. Мария взяла в руки картинку и стала внимательно рассматривать мелкие детали. Он стоял среди пушистых елей из терракотового кирпича, выложенный местами серым камнем - стены и дымоходная труба. Дверей было несколько. Первые, что с краю, видимо парадные смотрелись в виде арки, вторые следом за выступающей трубой... Тут палец Ефрема ткнул по направлению ее взгляда.
   - Это окна от пола. - Пояснил он.
   - Окна? - Удивилась Маша. - А это? - Указала следом на трехстворчатые.
   - И окна и дверь на веранду. Смотрите, ниже то же есть помещение.
   И правда под самой лестницей виднелось окошко. Не такое высокое, но видимо достаточное, для подсобного помещения.
   - Там можете сделать хозяйственные комнаты, ну или на ваше усмотрение. Второй этаж мансарды. Несколько комнат.
   - Вижу.
   - Изучайте, - он встал, - выбирайте, потом мне скажете.
   - Я уже выбрала. Мне этот дом нравится больше всего.
   - Я так понимаю, этот снимок больше никому не показывать? Женщины не любят, когда у кого-то подобное, как у них.
   - Это относится к одежде.
   - Я думаю к домам то же.
   - Мне кажется вам самому это нравится.Когда у всех все индивидуальное и неповторимое.
   - Нравится. Хотите посмотреть на мой дом?
   - Хочу.
   Ефрем достал из кармана сложенный листок и развернул.
   Эх, и размахнулся! Но мэру положено. Не понятно сколько здесь этажей, три или два, не считая цокольных. Домик желтенький, представительный с большими окнами и верандами с двух сторон.
   - Вообще-то я не совсем здесь буду жить.
   - А где? - У Марии аккуратно изъяли из рук картинку.
   - В другом доме, что построю неподалеку.
   Она уж подумала, что соберется укатить в город, нужны мы ему больно. Наладит тут все, построит, жизнь закипит, посадит кого-нибудь вместо себя и досвидос! Чуть было не разочаровалась.
   - Вы собираетесь рядом построить два дома? Маленький и поменьше?
   - Не совсем так.
   - Тогда ничего не понимаю. Этот такой большой, представительный...
   Ну, хорошо. Этот хочу построить для гостей больше. Предполагается, ко мне будут ездить известные люди, мэры с других городов, например. У меня друзей много, как и важных встреч, дел. Иногда заключать сделки удобно в неформальных и спокойных обстановках.
   - Местечко здесь действительно спокойное. Можно по охотиться, как в старые добрые времена, знатные люди это делали. Или по грибы пойти, мимоходом обсуждая важное. - Девушка улыбнулась. - Ягоды то же в лесу есть...
   Ефрем сел, облокотился локтями о колени и внимательно посмотрел на нее. Острый язычок, отметил он, придется ему с ней не легко. Главное, что бы лишнего не болтала. Но ему нравилось, с ней не соскучишься, веселая, жизнерадостная, а главное мало чего боится. Это больше всего ценилось им в людях - целеустремленность и смелость.
   - Это тоже варианты.
   - И, где будет стоять ваш дом для гостей? Неужели рядом с моим?
   - Нет, его построим дальше в глубь. - И он махнул по направлению рукой.
   - Так там же никто не живет, да и домов практически нет.
   - Будут. У нас еще все впереди.
   - Ну, а ваш собственный домик? Я имею ввиду, где жить будите?
   - Среди этих картинок его нет.
   - Жаль. С удовольствием бы посмотрела. Или вы, как и я, выбрали, теперь никому не покажете? Наверняка, что-то грандиозное!
   Мэр пожал плечами.
   - Обычный домик, в несколько этажей, не скрою. Повыше вашего будет. Рассчитываю сразу на семью.
   И тут у Марии словно лампочка зажглась. Он многое уже о ней знает, а она лишь то, что касается работы. У него есть семья? Имеется в виду конечно - жена, дети.
   - У вас есть жена? - Произнесла это так, будто такого факта не могло быть.
   Мэр покачал головой. И Мария почувствовала, как отлегло от сердца. Стало сразу спокойнее, веселее. 'Глупая, чему радуюсь?' Поймала себя на мысли. Кто-то уж точно есть на примете, такие люди одинокими долго не остаются. Удивительно, что до сих пор не женат. И захотелось расспросить, как же так вышло. Но смолчала.
   - Вы сейчас куда? - Видя, как он поднялся.
   - В город по делам. - Ефрем остановился и обернулся к ней. - А хотите со мной?
   Неожиданное предложение так обрадовала, что Мария сразу выпалила:
   - Хочу! - Поспешно вскочила и смутилась. - Боюсь заскучать. Здесь пока дел никаких нет, а в отдыхе я не нуждаюсь. - Протараторила в свое оправдание.
   Ефрем согласно кивнул, и бросил:
   - Тогда жду в своей машине через двадцать минут. Вам хватит, что бы собраться?
   Девушка закивала и расплылась в улыбке, день обещал быть насыщенным и интересным. Так вдруг захотелось окунуться в его жизнь, увидеть в работе, куда ходит, что ест, что пьет, с кем разговаривает и много чего другого. Замирая от счастья от предстоящей поездки, она быстро накрасилась, сделала незамысловатую прическу, нашла брючный легкий костюмчик в привезенных вещах, с помощью тети Глаши отутюжила его, собрала маленькую сумочку и выскочила ровно через пол часа. Кусая губы из-за опаздания, поспешила через дорогу, где Ефрем уже стоял облокотившись о свою машину и скрестив руки на груди. На нем были светлые голубого цвета джинсы, футболка, а поверх пиджак, темные очки на глазах завершали общую картину. При виде девушки, Ефрем поднял их на лоб, и осмотрел ее прикид. Оценочный взгляд подтвердил, что оделась правильно. Это подняло настроение еще больше. То, что задержалась на десять минут ничего не сказал. Вдруг подумает, что всегда будет теперь опаздывать или с задержкой выполнять порученную работу. Это ей не к чему. Но это не и не так! Мария отличалась пунктуальностью, ответственностью. Может, что-то и порой не тянула, но ведь она способна учиться, схватывать все на лету. А личная неприязнь ее бывшего шефа, сплошное недоразумение и неудачно сложившиеся обстоятельства не в ее пользу. Мария к тому же еще и честная, а то как он обращается порой со своим персоналом, остается желать лучшего. Поэтому она рада, что вырвалась из той душной конторки, и поселилась здесь. Пусть все заоблачно, ничего не известно и пока не понятно, но все же мечты и надежды трудно разрушить. А здесь они начинают сбываться. И, Господи! Возвела глаза к нему. Хоть бы сбылись!
  
   Машина тронулась, плавно обогнула по периметру местную площадь и вырулила на главную дорогу. Нас проводили глазами, сначала тетя Глаша, мелькнула в окне кухни, потом та женщина в бандане и с бидоном. Потом ее по всей видимости муж, крепкий детина с черной бородой и фуражке. Он колол дрова и только что рубанул со всей силы по полену. То раскололось на несколько частей, а нас проводили внимательные хищные глазки. Прохор любовно обнимал одну из буренок и чесал ей за ухом, когда машина плавно прокатила мимо приземистого дома. Их заметили и недовольно хмыкнули. В эту сторону девушка старалась не смотреть, по крайней мере так явно, и побольше вдавилась в спинку сидения. Проехали мимо рабочих машин, которые производили оглушительный шум, вырывая котлован для постройки будущей гостиной. Рабочие занимались своими делами не озираясь по сторонам. Мелькнул дорожный знак Перевертова и перед ними открылся сплошной вид густого леса.
   - Надо бы закусочную какую построить, бар или кафе. Мне вдруг подумалось, где же эти рабочие едят? - Мария перевела взгляд на шефа.
   Правильно подумали. Так и будет. Построим кафе у дороги. Было бы кому этим заниматься.
   - Это не сложно. - Махнула девушка рукой. - Дадим объявления.
   - Это будет в ваших обязанностях. Напишу списки тех, кто нам понадобиться. - У девушки подпрыгнуло сердце. Так приятно осознавать свою нужность при таком глобальном деле. Зарождении чего-то нового. - И что бы вы не переживали. Рабочих накормит Евдокия.
   - Это кто?
   - Ваша соседка на данный момент. Женщина средних лет с бидоном. - Пояснил он.
   Полоса леса с двух сторон пока не кончалась и они медленно прыгали по кочкам, отъехав от деревни на приличное расстояние, скрыв позади населенный пункт.
   - Скорее бы дорогу сделать! - В сердцах крикнула Мария, когда на очередной яме, они подпрыгнули и приземлились на своих сидениях.
   - Дорога это, да...
   - Не стоит торопиться Ефрем Натаныч. - И еле коснулась его руки, что лежала на руле. Он и не заметил мизерного жеста.
   - Так мы и к вечеру не доберемся! - По рулю треснули, продолжая смотреть на дорогу.
   - Еще раннее утро, уж к вечеру точно доберемся.
   - Вашему оптимизму только позавидуешь.
   - Вы уж меня простите, - Мария виновато посмотрела на него, - но на данный момент я воспринимаю эту поездку, как приключение, возможно поэтому не так раздражена. Мы действительно торопимся? У вас важная встреча?
   Машина неожиданно остановилась и водитель повернулся к ней.
   - Мне нравится, что вы меня зовете на 'вы'. Это в рабочее время. Но в сугубо дружеских, можно и на 'ты'.
   Маша открыла рот собираясь что-то сказать, но передумала. Так и отвела взгляд в сторону, переосмысливая сказанное.
   - Вы считаете меня своим другом? - Наконец, выдала, когда машина тронулась с места.
   - Я надеюсь на это. Нам предстоит большая работа, и вы стоите у ее истоков. Не хотелось бы, что бы вы сорвались куда-то в ее разгар и покинули меня. Поэтому предполагаю долгосрочное сотрудничество.
   Маша покосилась. И не друзьями то же.
   Но она же и не против! Друзья, так друзья. Довольно улыбнувшись девушка слегка расслабилась и произнесла:
   - Ефрем... - Чуть не сказала Натаныч.
   - По началу будет трудно согласен.
   - Ты действительно думаешь, что мы хорошо сработаемся?
   Мужчина кивнул.
   - Уверен, я хорошо разбираюсь в людях. У тебя все качества, что мне импонируют... как работника. - Уточнил он последнее. - И у тебя неординарный подход.
   - В чем интересно?
   А сама думала, когда успела подобное мнение заслужить? Ей не ответили. В этот момент машина повернула на очередном повороте и резко дала по тормозам. Маша завизжала, выставив руки вперед, потому что чуть не врезались в лобовое стекло. На более открытом участке, где дорога не так виляла и была относительно ровной, они ехали быстрее и тут на тебе остановочка!
   - Что такое?! - Девушка тысячу раз поблагодарила за пристегнутый ремень.
  И когда оба подняли головы перед ними стояла жительница Перевертово. Седая, безумная женщина.
   - Валентина Николаевна? - Прошептал Ефрем.
   Смотрели на нее во все глаза. Она стояла неподвижно, смотря в одну точку и с разбитым лицом. Ее руки были в крови, разодранная местами одежда и сползший с плеч плащ, что шлейфом волочился за ней, когда она сделала пару неровных шагов нам на встречу. Ноги сгибались, одна рука потянулась и замерла. Ефрем выскочил из машины и подлетел к ней. Маша так и продолжала сидеть пригвозденная к месту. Ее заставило шевельнуться только зовущая рука мэра. Женщина измазала его в крови, ухватившись за полы пиджака, что-то шептала, а потом начала плакать.
   'Беда, беда...' Бредила она. И когда Маша вышла, женщина вдруг резко оборвала свой лепет и рухнула к их ногам.
   - О, Боже! - Взвизгнула Мария и отлетела в сторону.
   - Тише! - Маша присела и огляделась по сторонам. - Что вы делаете? Лучше помогите мне! - Он наклонился к потерпевшей и попытался поднять ее с земли.
   Вернее старался взять на руки, так, что бы не испачкаться в крови. Но когда подхватил, голова женщины упала ему на грудь,и тем самым измазала еще больше. А окровавленные руки торчали в разные стороны, пугая и без того перепуганную Марию. Поспешив открыть заднюю дверь машины, девушка старалась помочь уложить ношу на сидение.
   Было так страшно. Представлялось, что маньяк набросившийся на Валентину Николаевну, сейчас выбежит из соседних кустов на них. Хотелось скорее уже убраться с этого места. Что же могло произойти с бедной женщиной? А самое главное, как она здесь оказалось, почти у трассы? Учитывая, когда именно она покинула Перевертово, это просто нереально! Они на машине плелись, как черепахи, но то, машина! Она все же быстрее ног, пожилого человека и вообще человека! Неужели кто-то встретил ее на дороге, усадил в машину и избил? Но кто? Мысли вихрем роились в голове, даже тогда когда, они с Ефремом сели в машину, и тронулись с места. Девушка то и дело поглядывала на Валентину Николаевну. Как же ей повезло, что они выехали в это время. Или лучше надо было выехать пораньше! Тогда возможно предотвратили это несчастье. Но кто ж знал?! Валентина Николаевна все еще пребывала в обморочном состоянии и полулежа тряслась от мерной качки. Выехав на главную дорогу, Ефрем надавил на газ и машина понеслась, как вихрь. Понятное дело, он торопился в городскую больницу, что находилась на окраине. Сейчас лишь бы долететь. Сколько она крови потеряла? Маша случайно заметила, что у нее рваные раны на ноге и спине. Как же ей больно сейчас, как она вообще шла?! Опять беспокойный взгляд в ее сторону.
   - Перестаньте вертеться. - Не выдержал мэр. - От этого ей не станет легче!
   - А вдруг она очнется?
   - Очнется, поймем. - Он немного помолчал смотря на дорогу. - Вам не кажется это странным?
   - Странным? Да я в шоке! Приехала в Перевертово... - Проворчала последнее себе под нос.
   Ефрем одарил подозрительным взглядом.
   - Сбежите?
   - Вы так это говорите, будто я предатель какой или малодушная особа.
   - Нет, что вы. Имеете право, я даже Вас пойму.
   - Уже, опять на 'вы'? Быстро меня списали.
   - Как и вы.
   - Послушайте! Никуда я не собираюсь уезжать! По крайней мере пока. Посмотрим, выясним. Этот ваш местный сыщик, что-нибудь раскопает. Кстати, где он? Я так его ни разу и не видела? Вы говорили у него есть машина, и он часто ездит в какую-то деревню.
   - Грешите на Дмитрия?
   - Я знаю, - начала Мария, - это не вы, не я, не тетя Глаша, ни та семья среднего возраста...
   - Карповы.
   Мария кивнула.
   - Карповы, ни этот помешанный на коровах, Прохор. Мы видели с вами Петьку и Ивана Васильевича, рабочих... Но о них мы мало, что знаем. А вот сыщика вашего никто не видел.
   - Откуда вы знаете?
   - У нас знает все тетя Глаша. А я предполагаю.
   Ефрем потянулся к телефону, достав его из кармана пиджака и набрал номер.
   - Иван! Привет! - Произнес буквально через секунду. - Ты не мог бы уйти подальше от этих работ? - Прокричал в трубку, потому что оттуда доносились оглушительные звуки. - Да! - Немного подождал и шум стих. - Слушай, расспроси, кого-нибудь из жителей о Дмитрии. Да. Его кто-нибудь видел между семью и девятью часами в Перевертово? Да! Потом объясню. - Ефрем помолчал. - Ааа! Ты его видел? Где? Когда? Понял. Да. Все спасибо, работайте, не буду отвлекать. - И он отключился.
   - И что?
   - Иван видел его. Он как раз рано утром выехал. Прохор еще жаловался, что своей тарахтелкой пугает его коров.
   - Сомневаюсь, что его коровы вообще чего-то бояться.
   Валентина Николаевна застонала и они обернулись.
   - Ефрем Натаныч, смотрите за дорогой! Я сама о ней побеспокоюсь.
   - Виноват. - И на этот раз глянул в зеркало заднего вида.
   - Сидение в крови.
   - Спасибо, я уже догадался, что без этого не обойдется. Сейчас в больницу, а потом в магазин. В таком виде в компании я не могу появиться.
   - Что за компания?
   - Дорожная.
   - Мы будем договариваться насчет дорог? В Перевертово?
   - Да.
   Вскоре они въехали в город и движение замедлилось. Ефрем вел уверенно, зная четко дорогу и, где находится эта больница. Притормозили прямо у парадного входа.
   - Так выходим. Помогите мне, придержите дверь.
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"