Л Д А: другие произведения.

Рождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


Рассказ.

Глава 1

Приход.

   - Папа, а это кто? - спросил маленький Рон.
   - Это интраморфы, - ответил отец.
   На горизонте появились четыре человека. Они шли к ним и от предстоящей встречи у Рона на душе потяжелело.
   - А эти... эти интраморфы, они хорошие?
   - Раньше они были хорошими, - ответил отец, - теперь не знаю... быть может...
   Рон почувствовал, как в голосе отца проскочили нотки отчаяния.
   Четыре человека спустились с горы Сараш, её верхушка покосилась на бок и стала похожа на новогодний колпак, затем преодолели впадину Турак, пропаханную одной из первых просочившихся на Землю нагуалей, и вышли на равнину Бо, которая вплотную примыкала к Тураканской возвышенности. Дом Рона стоял на холме. Каким образом они так быстро преодолели путь от вершины горы до подножия возвышенности, мальчик так и не понял, да только прежде, чем они подошли к дому, на горизонте появилось ещё пять существ.
   - Папа, а это кто? - снова спросил Рон.
   Отец опустил руку на плечо сына и вздохнул.
   - Это эгрегоры, - сказал он.
   - А они хорошие?
   - Нет, сынок, они всегда были и будут плохими, - ответил отец. - Пока существует метавселенная, интраморфы будут воевать с эгрегорами... и никто из них не победит...
   Интраморфы подошли к дому Рона, который представлял собой небольшую пещерку, выдолбленную в скальном обломке. Теперь Рон смог их разглядеть. Они все были одеты в тёмно-зелёные комбинезоны... хотя нет, в серые... белые... Рон протёр глаза.
   - Комбинезоны типа "Хамелеон", - вспомнил мальчик голографические подробности пособия.
   - Правильно, - похвалил отец.
   Они были обуты в высокие сапи, типа унт, с автоматическими блочно-сканерными устройствами, принцип действия которых Рон не знал, лица спрятались за масками органико-воздушных шлейфов, которые дымкой растворялись позади. Интраморф с жёлтой повязкой выступил вперёд.
   - Время пришло, гай Сириус...
   Отец присел на корточки и обнял сына.
   - Иди в дом. В маленьком ящике под моей кроватью ты найдёшь космосферу... Ты знаешь, что с ней делать...
   - Когда ты вернёшься? - спросил Рон.
   - Скоро, - ответил отец. - Я помогу интраморфам и через магнитосферу найду тебя. Помнишь, как ты сам находил меня через неё?
   - Помню. Но разве магнитосфера не ограниченна топо-концентрическим поясом?
   - Нет, дорогой мой, не ограниченна, - улыбнулся отец, - возьми Книгу Разума, она тебе пригодится.
   Добрый взгляд отца успокоил Рона. Но мальчик чувствовал возмущение магнитного поля, будто в одном месте сошлись несколько энергоуникумов. А их встречи никогда ничем хорошим не заканчивались.
   - Ты знаешь, что делать, если нагуаль пробьёт стенку, - сказал отец и открыл дверь.
   Рон кивнул и вошёл в дом. Убранная прихожая с удобными сапи и тёплыми полушубками, подготовленными к походу, в который Рон с отцом собирались пойти, извилистой змейкой убегала вглубь скального обломка. Рон воспользовался универсальным пространственно-временным ускорителем. Он мысленно провёл радиус-вектор от прихожей до спальни отца и через мгновение был там. Вытащив из-под складной кровати небольшой сундучок округлой формы, он ввёл код-плацинус (плавающая цифровая нумерация), который собственноручно изменял каждый день. В сундучке лежал прозрачный шар, размером с яблоко и биочип, который отец называл Книгой Жизни. Он всегда надевал этот чип, когда выходил с Роном на прогулки. И никогда не давал его Рону. Он говорил, что Рон сам должен додумываться до разгадок, а не черпать их с общей энергосферы, иначе мозг остановится в развитии и когда придёт время Большого Выбора, ответа на который ещё нет в энергосфере, тот, кто пользовался этой сферой с детства, потерпит поражение. Но теперь он доверил Книгу Жизни Рону и это означало, что снаружи назревает что-то серьёзное. Рон покрутил чип в руках и приложил его к уху. Твёрдая оболочка чипа размякла и вползла внутрь. Некоторое время Рон ничего не чувствовал, оболочка привыкала к новому хозяину, но затем в его глазах сверкнула искра. Он увидел ответы на многие тайны, которые не смог разгадать в детстве. Но радости от этого он не испытывал. Его волновало, почему у дома собрались сразу несколько эгрегоров и интраморфов. Ранее они встречались только парно, и только тогда, когда встреча эта была неизбежна. Но теперь... Вопрос, на который в энергосфере не было ответа. Он взял прозрачный шар и положил его себе на грудь. Сфера излучила нефритовое сияние и перед астральным телом Рона открылся портал в метавселенную. Ранее Рон лишь однажды пользовался космосферой, когда они с отцом совершали развивающую прогулку по мирам. Много интересного тогда Рон увидел. Оказалось, что в космосе огромное множество миров - Светлых и Темных, волшебных и технологичных, развитых и отсталых. Во всех этих мирах кипит и развивается жизнь, жители их уникальны и неповторимы. Но всё это было давно. Теперь же метавселенная выглядела по-иному. Миры на всём протяжении световых лучей, были поражены нагуалями. Некоторые из них разрушились и перестали существовать, некоторые были поражены настолько, что в них остались лишь первоначальные, самые примитивные формы жизни. И только Земля выделялась на их фоне. Она как белый мотылёк среди туфа, пыталась выдержать тяжесть налипающих к ней нагуалей. Барьер сдерживал их натиск, но нагуали синтезировались и превращались в сплошное вирусное покрывало. Когда-нибудь барьер лопнет и Земля перестанет существовать. Такова судьба всех планет...
   Рон вздохнул. Он наметил точку прибытия, которой стал Техноцентр западного Твена. Он располагался на окраине Геи, в самых бедных её районах. С момента Великого Перерождения, когда Земля приняла форму Помела, семейства цитрусовых, её сердцевина приподнялась и стала получать больше света, нежели окраины. Случился передел, в результате которого кланы, во главе с особо сильными интраморфами, заняли центр, в то время как на простой люд оказался на обочине жизни.
   Отец говорил, что в случае беды Рон должен обращаться к дяде Джею, который жил в западном Твене. Что ж, время пришло. Рон вышел из метавселенной и вернулся в тело. Сфера внутри заискрилась и перенесла Рона в указанную точку.
   Впоследствии отца Рон так и не увидел.
  

Глава 2

Знакомство.

   - Слышь, малой, даже у меня не бывает таких срывов, - сказал седовласый старичок.
   Рон открыл глаза. Мышцы тела после телепортации ослабли, и вокруг Рона образовалась жёлтая лужица. Старичок с живыми, смеющимися глазами, постукивал его набалдашником трости.
   - Просыпайся-просыпайся, нечего гадить на моём полу, скоро гости придут.
   Рон оперся на локоть и перевернулся на живот. Расставив руки в стороны, он подобно раку попытался сесть на коленки.
   - Ты что, новенький? - спросил старик.
   Он легонько стукнул тростью мальчика в бок. Рон повалился на пол, будто ему в рёбра заехали сапогом сорок пятого размера.
   - Как же ты не вовремя, - простонал старик. - Вот что, отдыхай пять минут, потом мы затащим тебя в ванную. Мне некогда с тобой возиться, я жду гостей.
   Рон вздохнул и расслабился. Голова трещала после превращения тела в энергию и последующей материализации. Хорошо, что Земля неподвижна, а то бы пришлось высчитывать корелляцию смещения, а с этим у Рона были проблемы. Возник бы где-нибудь в городской толпе, так задавили и не увидели бы. А так, он попал в нужное место. Рон хотел в это верить.
   - Пять минут прошло, пора подниматься, - сказал вернувшийся со шваброй и ведром старичок. - Сил у меня немного, так что вставать тебе придётся самому.
   Рон кивнул. Он повернулся набок и прижал колени к груди. Затем он попытался крутануться и опереться ногами в пол. Старик подошёл сбоку и помог мальчику.
   - Хорошо, теперь поднимайся.
   Рон не представлял себе, как он собирается добраться до ванной. Старик взял его руку и перекинул через плечо.
   - Ты же не тряпка, поднимайся, - сказал он. - У тебя растущий организм и он быстро восстанавливается.
   Старик поглядывал на часы.
   - Так, хорошо, теперь делаем шаг...
   Рон поднял ногу, но, как только вес тела оказался на другой ноге, тут же подкосился. Старик поднырнул под Рона.
   - Только не думай, что я дотащу тебя до ванной.
   Рон что-то сказал в ответ, но вместо слов у него вырвалось мычание.
   - Разговаривать то умеешь? - съязвил старик. - А то нам туго придётся...
   - Умею, - выдавил Рон.
   Старик улыбнулся и сделал ещё парочку шагов.
   - Видишь, в конце коридора дверь, нам туда, - сказал он.
   Рон думал, почему же старик не пользуется пространственно-временным ускорителем, но спросить об этом у него не хватало сил.
   До ванны было каких-нибудь пятнадцать метров, но Рон и старик ещё раз пять упали, прежде чем добрались до заветного отсека. Створки его раскрылись и старик втащил Рона внутрь.
   - Переворачивайся и ложись на платформу...
   Рон пришёл в себя и вполз на округлую панель.
   - Отдыхай и набирайся сил, - сказал старик и покинул отсек...
   После пробуждения Рон чувствовал себя прекрасно. Рядом стоял поднос с апельсиновым соком в высоком стакане и ароматными шанежками на блюдечке с позолоченной каймой. За стенкой раздавались голоса и громкий смех, поэтому Рон решил пока не выглядывать из ванной. Его одежда расщепилась и исчезла (ох уж эти "полезные предметы" для дома). Всепоглощающие герметики создавались для решения "мусорной" проблемы, но с течением времени увеличилось число смертей в неблагополучных семьях. Герметики использовались не по назначению, и вместе с утилизацией мусора утилизировались и члены семей. "Случайно", конечно. Но герметики вошли в обиход и отменять их не стали.
   Края платформы поднялись и ванна заполнилась очищающим тоником. "Смышленые" бактерии отделяли молекулы неживой природы, оставляя волосяной покров. Формулу волос при создании тоника вшили в тело каждой бактерии и она не воспринимала её как чужеродную. Рон всполоснул лицо и вгляделся в медальон, лежавший рядом. На нём был изображён отец и Рон всегда носил его с собой.
   - Где он теперь, - думал мальчик, - в тот день что-то произошло, я чувствую, как исказилась реальность.
   Отец говорил, что вернётся, но сдержит ли он обещание, сможет ли...
   Смех за стеной стих и гости попрощались с хозяином. Рон взял с полки пушистое полотенце. Через всеобщее энергополе он узнал, что находится на Ист-Роуд Лондонского квартала.
   - Англича-а-а-ане, - потянул Рон.
   Хотя от истинных англичан осталось лишь слово. После того, как Земля превратилась в чашу, расы смешались и перестали существовать в чистом виде. Латиносы, славяне, монголоиды... все они здесь были, но никто не называл себя преемником той или иной расы. Рон относился к славянам среднерусской возвышенности, но ничем особенным от других не отличался. Смуглый паренёк с каштановыми волосами и большими голубыми глазами. Он восстановился за то время, пока пролежал в ванной, а сок и шанежки придали ему сил. Он вышел в коридор, обмотав торс полотенцем, и отправился на поиски старика. Один из отсеков открыл перед ним мир вишнёвого сада. Приятный аромат щекотал нос и Рону захотелось присесть в уютную беседку, стоявшую рядом с убегающей вдаль тропинкой. Импровизированный закат дарил надежду на счастливое будущее.
   - У хозяина хороший вкус, - похвалил мальчик.
   Только и здесь не было животных. Ну что ж, у всех бывают чудачества...
   Рон вышел из отсека и хотел продолжить осмотр дома.
   - Я вижу, ты освоился, - остановил его старик.
   Рон вздрогнул и обернулся. Никогда ранее его не заставали врасплох. Но теперь это случилось. Старик блокировал сенсорные чувства Рона и мальчик не смог зафиксировать его появление.
   - Поймал тебя на самом простом, - сказал старик. - Такие, как ты, мне ещё не попадались. Удивительно, как ты вообще сюда добрался.
   Рон смутился. Отец тренировал его и готовил как будущего воина-искателя, доверил Книгу Жизни, экземпляров которой на Земле больше не было, а старик поймал его и если бы он был врагом, то...
   - Что ж ты замер, как страус, - вывел его из забытья старик. - Стол накрыт, пойдём ужинать...
  

Глава 3

Дядюшка Джей.

   - Рассказывай, мальчик, кто такой и с чем ко мне пришёл? - спросил старичок, после того, как Рон уплёл очередную ложку клубничного варенья.
   - Меня к вам отец направил, - ответил Рон, - его имя...
   Старик поднял руку. Медальон на шее Рона раскрылся, обнажив фотографию отца. Хозяин дома приложил палец к губам.
   - Тут нельзя называть его имя, - прошептал он. Затем огляделся по сторонам и расслабился. - Продолжайте юноша, я вас слушаю.
   Рон проглотил застрявшее в горле варенье.
   - Так вот, отец, - он указал на медальон, - направил меня к вам и сказал, что у вас я могу просить помощи.
   - А что случилось?
   - Вчера... - Рон споткнулся, - в тот день, когда я к вам прибыл, у нашего дома появились четыре интраморфа и пять эгрегоров.
   - Интересно-интересно...
   - Они доложили ему, что время пришло. Отец сказал, чтобы я взял Книгу Жизни и летел к вам, что как только он уладит проблемы то обязательно прилетит за мной.
   - Да? И что ты сделал?
   - Всё, как он велел. Взял Книгу Жизни и воспользовался Космопроектором.
   - Ты наверняка выходил в метавселенную, что сейчас творится за стенками домена?
   - Хаосный парацитоз. Нагуали разрушили много планет, и из того пространства светолуча, горизонт которого я наблюдал, я не обнаружил ни одного здорового домена.
   - Кроме Земли? - уточнил старик.
   - Именно. Нагуали липнут к ней как пиявки к больному колену, и у меня есть подозрения, что стенка эта долго не выдержит.
   - А Книга Жизни не открыла тебе завесу будущего.
   - Нет. Она лишь аккумулировала те знания, которыми владело человечество.
   - Тогда расщепи этот чип герметиком, он тебе больше не понадобится...
   - Но я... я не могу этого сделать, - оторопел Рон.
   - Сможешь, иначе места в моём доме для тебя нет, - сказал старик.
   Рон несколько минут раздумывал.
   - Вы - дядюшка Джей?
   - А ты, значит, Рон?
   - Откуда вы знаете моё имя?
   - Отец рассказывал о тебе...
   - Так вы с ним виделись?
   - Давно... очень давно. Он рассказывал о тебе ещё до твоего появления.
   - Такое возможно?
   - Ты плохо знал отца... хотя учитывая его скрытность...
   Какую ещё скрытность. Отец всегда отвечал на вопросы Рона и никогда не давал двойственных, противоречивых ответов. Он рассказывал про устройство мира, про Закон Перемен, про тиккун... про Конструктора, про Великую войну-игру... да про всё, что угодно... Рону не надо было идти в диванарий, потому что отец владел Книгой Жизни и мог научить всему, что угодно.
   - Мой отец никогда ничего не скрывал, - обиделся Рон.
   - Потому что правда похожа на ложь, - ответил Джей. - Ты хоть знаешь, что те уникумы в костюмах приходили за тобой. И не интраморфы с эгрегорами это были, а сариты - воины-уничтожители...
   - Боже...
   - Вот и я о том же... Вряд ли отец сюда вернётся. Он отдал жизнь, спасая тебя, и я не допущу, чтобы ты погиб из за какого-то чипа, по которому тебя вычислят менее чем за сутки.
   Рон напряг мозги и выдавил микрочип из головы. Из уха вытекла плазма и затвердела в форме прямоугольной плитки. Рон положил его на стол.
   - Уничтожьте вы, у меня не хватит сил.
   Старик взял герметик и без раздумий смёл чип со стола.
   - Что мне теперь делать? - спросил Рон.
   - Мне не понятна твоя роль в этом пришествии. Если за тобой приходили сариты, значит, в тебе есть что-то особенное, но если отец отдал за тебя жизнь, значит, в тебе есть что-то очень особенное... Мы встретились с твоим отцом на спутнике Циррус. В то время мы были лишь учёнными, не воинами. Мы изучали спектрозональное излучение пространственного континуума в области нижней стенки. Скопление нагуалей в том месте грозило перерасти в катастрофу, барьер прогнулся и вот-вот должен был лопнуть. И тогда пришли сариты... Мы знали, что на три других спутника были совершенны нападения, но думали, что это дело рук эгрегоров. Мы были готовы к встрече с эгрегорами, но не с саритами.
   - Как же вы выжили?
   - Мы бежали со спутника Цирруса на Землю. Мы воспользовались тем самым Космопроектором, с помощью которого ты прибыл сюда. Это была наша с ним разработка. На экстренный случай...
   - Его тоже надо уничтожить?
   - Несомненно. Всё, что связывало тебя с прошлой жизнью, одежда, вещи, всё должно быть уничтожено...
   Рон сжал медальон в кулаке.
   - Для твоего же блага, - сказал Джей. - Иначе смерть отца будет напрасной.
   Рон снял медальон с шеи и опустил на стол. Старик достал Космопроетор и положил рядом. Затем он протянул герметик Рону.
   - Теперь уж я не смогу. Это личное...
   Рон сжал в руке герметик. Он не плакал и не сходил с ума, не метался по комнате, грозясь разрушить весь мир. Нет... Но ему хотелось взять этот герметик, открыть Космопроект, вернуться к дому и уничтожить всех этих саритов. Чтоб неповадно было... Но вместо этого он навёл герметик на стол и распрощался с прошлой жизнью...
  

Глава 4

Поиски.

   - Посмотрим, чем же ты так заинтересовал саритов, - сказал старик, входя в сфероидальный энергомир. - Сейчас мы спроецируем возможные варианты развития событий и узнаем, что могло произойти, останься ты там.
   Он надел очки-раниты, созданные для перехода носителя на высший энергетический уровень, в котором он мог проследить за действием, начальные элементы которого вводил самостоятельно. Он задал параметры саритов (Джей хорошо знал врагов), создал робот отца Рона, что оказалось самым сложным, ибо старику пришлось нивелировать изъяны времени, и ввёл сканированные показатели Рона.
   Рону оставалось ждать. Он не мог наблюдать того, что видел Джей, да и тяжело было бы в очередной раз увидеть отца. Пусть лишь его копию... Джей задал место действия - Тураканскую возвышенность, она была в базе данных, вывел впадину Турак и пригвоздил с боку гору Сараш.
   - Вроде всё, - сказал он, - теперь посмотрим...
   Он увидел, как на горизонте появляются четыре фигуры и спешат к дому. Отец почувствовал неладное и вышел на крыльцо. Следом выбежал Рон. Тот, кто направил саритов, решил, что четырёх воинов недостаточно и выслал подмогу. Отец понимает, что уйти ему вряд ли удастся и посылает Рона в дом. Будь он один... он воспользовался бы Космопроектором и покинул дом. Но с ним Рон и ему необходимо время, чтобы приспособится к новым условиям. Время, которого нет... время, которое он, отец, должен ему предоставить. Он направляет мальчика к Джею и закрывает дверь. Теперь понятно, почему Рон ничего не знает и ведёт себя как неокрепший утёнок на озере. Отец не успел объяснить ему тайны мутных глубин мироздания. Рон способный мальчик и делает всё так, как ему велят. Девять фигур смыкаются кольцом вокруг отца.
   - Ты знаешь, что ему не уйти от нас, - говорит один из пришельцев.
   - Умерев, ты никому ничего не докажешь, - добавляет другой.
   - Пусть так, - отвечает отец, - но вам, бездушным роботам, никогда не узнать, что значит, погибнуть с чистой душой.
   - Чувства лишь набор химических реакций и энергий, - говорит первый, - они нам не интересны.
   Отец закрывает глаза и взмывает в воздух. Девять фигур взлетают следом, оставляя на земле пыльное облако. Отец переходит на высшие уровни разума и включается в бестелесную битву. Десять фигур застыли в воздухе и ведут между собой войну. Результат её ясен и астротело отца терпит поражение. Оно падает из высших слоёв и... что это такое...
   Голова Джея подернулась. Рон посмотрел на старика. Он увидел что-то такое, отчего его физическое тело приняло импульс души, находящейся за сотни километров от Земли. В другом измерении. Такого быть не может. Какое должно быть видение, чтобы сотрясти его.
   Спустя две минуты тело Джея дёрнулось так, будто по нему прошёл разряд электрического тока. Он забился в судорогах, и чуть не упал на пол. Рон подхватил его и водрузил на прежнее место...
   Джей вышел из сфероидальной энергосферы. Взбудораженные глаза его бегали по комнате, улыбка впервые сошла с лица.
   - Что ты видел? - спросил Рон.
   - Тебе надо уходить отсюда, - крикнул Джей.
   - Почему?
   - Тебе грозит опасность.
   - Объясни, в чём дело...
   - Нет времени. Слишком долго и...
   - И что?
   - Я не могу тебе объяснить... всё сложно...
   Рон сел в угол и закрыл лицо. Привычный мир рушился на глазах.
   - Тебе надо уходить.
   - Куда? Я никого здесь не знаю. Я вообще здесь впервые.
   Старик вышел из отсека и приказал GT7 (слуга последнего поколения) создать Рону походный костюм и собрать всё необходимое в дорогу.
   - Ты отправишься к моему кузену в нижний Твен, - сказал Джей.
   - Куда? В нижний Твен? Да я там и дня не протяну, - запротестовал Рон.
   - Никаких возражений, - пресёк разговоры старик. - Нашёл меня, найдёшь и кузена Ставра.
   - Ставра Панкратова?
   - Нет, конечно. Ставра Будисильского.
   - Я - интраморф? - спросил Рон.
   - Ты... не знаю... - ответил Джей.
   GT7 выполнил приказ. Рон скинул с себя халат и надел удобный походный костюм.
   - Он неброский, зато не будешь светиться.
   - Где мне искать Ставра?
   - Пройдёшь Блек-Роад, выйдешь на набережную, там увидишь высокое здание. Рядом стоит маленькая лачужка с разфокусированным стержнем. В квартире 47 живёт Ставр, всё понял?
   Рон кивнул. Он перекинул рюкзак через плечо.
   - Здесь немного провианта на первое время, навигатор и карта Твена, - сказал Джей. - Никогда не снимай капюшон. В Твене детям не принято разгуливать по улице одним.
   - Мне уже пятнадцать, - вставил Рон.
   - Ещё пятнадцать, - уточнил старик. - Ступай, найди Ставра...
   Рон вышел на уровень и отсек захлопнулся. Мальчик ни разу не видел нижнего Твена. Но одни только слухи о нём будоражили воображение. Поговаривали, будто там бродят "дети" нагуалей, пси-вирусы, вселившиеся в головы людей-животных. Недочеловеков в нижнем Твене было больше, чем самих людей. В эти районы отправлялись самые низшие, "потерянные" слои населения. Рон спустился по эскалатору вниз и очутился на улице. Он накинул капюшон и достал навигатор. Проклятый дождь, он льёт в этих районах не переставая. Он наполнен кислотой и щёлочью, владыки центральных районов сгоняют сюда тучи, чтобы не чувствовать на губах привкуса машинной выработки. Рон сплюнул и двинулся в путь. Красная точка на дисплее навигатора указывала на север (Север - условная точка стояния, где концентрировалось наибольшее магнитодействие). До нижнего Твена надо было топать сто сорок километров. Рон прикусил нижнюю губу. Старик дал ему непромокаемый костюм, который совсем не спасал от холода. А холодный дождь грозился перейти в снег. Рон наметил зрительный азимут и положил навигатор в карман. Он топал по лужам, освещённым кое-где светодиодными каналами, и думал об отце. От него он слышал, что есть место лучше, чем Земля, и называется оно Гея. Там люди живут в согласии с природой и друг другом. Там нет войн, нет борьбы.
   - Почему мы не можем туда поехать? - спросил однажды маленький мальчик.
   - Дорога нам закрыта, - ответил отец. - Там живут люди и мы должны защищать их...
   - Но разве защищая, мы не можем разделить их благ?
   - Тогда мы уподобимся им и потеряем нашу уникальность.
   Уникальность. Как же. Уникальность того, что Рон должен тащиться по лужам отходов, в то время как люди где-то там купаются в лучах благоденствия...
   - Прысь, путник, куда собрался в такую дождливую погоду, - прошипело в голове Рона.
   Зверочеловек вошёл с мальчиком в пси-контакт. Рон развернулся, но никого не увидел.
   - Ты куда-то торопишься, раз осмелился высунуть нос наружу...
   Отец рассказывал про людей-обезьян. Сильным воинам они были не помеха, но для Рона представляли опасность куда как большую, чем хотелось бы. К тому же это были не обезьяны, скорее собаки. Уличные дворняги, для которых окраины городов и мусорные баки стали прибежищами ещё в прошлой жизни, когда они ходили на четырёх лапах.
   - Не твоё дело, - огрызнулся Рон.
   Он никого не видел. Стена дождя скрывала тайны этих переулков. Тайны, которые не хотелось раскрывать.
   - Зря ты так с нами, мы не желаем тебе зла, - снова раздалось в голове.
   Рон искал укрытие среди улиц. Это ещё не нижний Твен, а значит должны быть открыты хоть какие-то заведения.
   - Ты пересёк подвластную нам территорию, придётся забрать твой рюкзак, - шипело в голове.
   Рон ускорил шаг.
   - И твою душу, - присоединился ещё кто-то.
   Рон не видел никого, но нутром чувствовал, что они рядом. Люди-псы преследуют его, по уровням домов, в асто- и телеполях. Они вот-вот нагонят его.
   Красная вывеска. Впереди блеснул огонёк. Рон чуть не прослезился, когда увидел красный свет. Со всех ног он кинулся к спасительной забегаловке.
   - Мы будем ждать тебя, ты не уйдёшь от нас, - шипели в голове голоса, но Рон гнал мысли прочь.
   Он влетел в створки отсека так, будто пытался их выбить. Часть посетителей оглянулась, большинство же не заметило появления мальчика. Рон отдышался и стряхнул с носа капли дождя. Пивные нового времени ничем не отличались от старых забегаловок, где можно было пропустить рюмочку по дороге или обсудить с друзьями прошедший день. Рон сел за алюминиевый стол. Перед ним открылось скудное меню, состоявшее из дешёвых сортов пива, вина и эля. Рон закрыл меню и поглядел на выход.
   - Покиньте, пожалуйста, помещение, если вы ничего не заказываете, - пробубнил электронный голос.
   В местных барах хоронились многие бедолаги, на чью судьбу выпало встретиться с шайками людей-псов. Но бар должен был приносить прибыль, поэтому здесь ввели обязательную "пошлину": один заказ за вход. Рон пошарил в карманах и нашёл пару монет.
   - Кружку висконского пива, пожалуйста...
   Через минуту заказ был доставлен. Рон попробовал пиво и отодвинул его в сторону. Он никогда не пил спиртного и хуже этого варева ещё не встречал.
   - Что-нибудь ещё? - спросил электронный официант.
   - Нет.
   Рон не сводил глаз со створок отсека. Ему казалось, что вскоре сюда должны ворваться десятки людей-псов, которые разорвут его и находящихся рядом людей в клочья. Он смотрел час, смотрел два часа, но ничего не происходило.
   - Свободно? - окликнул юношу приятный женский голос.
   Рон вздрогнул, будто его пробудили от глубокого сна, и обернулся. Перед ним стояла высокая стройная девушка. Рон сначала не обратил внимания, но потом заметил, что кончики её ушей, спрятанные в волосах, заостренны. Он посмотрел вокруг, но все столики были заняты.
   - Да, - ответил мальчик.
   Шпион. Никак иначе. Псы подослали шпиона, чтобы выманить его наружу. Рон достал из кармана навигатор. До нижнего Твена ещё сто тридцать километров, проще вернуться к Джею и отказаться от этой бредовой идеи. Но с какими глазами старик выгонял его из дома. То, что ему грозило, было пострашнее уличных псов. Рон взял кружку и отпил пива.
   - Не закажешь даме бокал вина? - спросила девушка.
   Вот ещё. Навязалась на голову. Но если не заказать ей ничего, то его могут вышвырнуть. Такие, как она, умеют поднимать скандал. Рон пошарил в кармане и вынул ещё несколько монет.
   - Висконского, пожалуйста... - сказал он.
   Это было самое дешёвое вино из всех, что подавалось в западном Твене. Оно и от пива то почти ничем не отличалось.
   - А ты щедрый, - усмехнулась девушка. - Прячешься от уличных бродяг.
   Заговаривает зубы. Того и гляди, псы ворвутся в забегаловку по её приказу.
   - Нет, просто атомарный кислород в голову забился, - ответил Рон.
   Девушка не поняла ответа, но он ей понравился.
   - Меня зовут Катти, - сказала она и протянула тоненькую ручку.
   - Рон, - буркнул мальчик и надвинул капюшон на голову.
   - Какими судьбами занесло в столь паршивые места?
   - Дела...
   - Не поведаешь...
   - Нет...
   Девушка замолкла. Она отпила вина (хотя оно ей совсем не нравилось) и поставила бокал на стол.
   - А ты не сговорчивый...
   Рон пропустил слова девушки поверх капюшона. Он решал, что делать.
   - Хочешь, я помогу тебе выбраться отсюда? - спросила Катти.
   Рон оторопел. Вот и приехали. Сейчас она подаст знак и псы разорвут его.
   - Тебе надо в нижний Твен, не так ли?
   - Откуда ты...
   - Человек, идущий в такую погоду на север, может следовать только в нижний Твен, а раз ты пошёл этой дорогой, значит, Твен ты ни черта не знаешь...
   - Ты от псов?..
   - Дурак, я пытаюсь тебя уберечь от них...
   Рон думал. Принимать помощь от первой встречной... Но был ли выбор? Выбор есть всегда, но чаще всего он мнимый... Катти местная, но её заострённые уши сбивают с толку. Она - мутант, а что может быть хуже мутантов. Она - дитя человека и полузверя, уродец, который не должен был появляться на свет. Рон посмотрел на неё из-под капюшона. Хотя уродцем назвать её было сложно. Он не сможет выбраться отсюда в одиночку. Правду не обманешь.
   - Куда идти?
   Катти только и ждала этого вопроса. Жестом пальца она показала на задний отсек, где располагались отходные. Рон встал и, стараясь не выказывать волнения, вышел в уборную. Через минуту там появилась Катти.
   - Вопросы потом, - сказала она. - Следую за мной и не вздумай останавливаться.
   Она приложила к стене транслятор биоматерии и стена разошлась в стороны. Катти указала Рону на хлипкую лестницу, уводившую вниз на тридцать метров. Рон с секунду колебался, но затем ухватился за тонкие прутья. Забегаловка стояла на краю траншеи, в которой бушевал сливной поток.
   - Только не прыгай в воду, - предупредила Катти, - внизу есть туннель в подземелья.
   Но Рон больше боялся услышать в голове псов, нежели сорваться вниз. Холодные и скользкие прутья были специально сделаны для того, чтобы те, кто по ним спускался, слетали в бушующий поток, но мальчик держался.
   - Осталось немного, - крикнула девушка, - видишь, в земле отверстие...
   Рон присмотрелся и увидел маленькую чёрную дырочку.
   - Как мы в него попадём? - крикнул он. Бушующий поток проглатывал слова, превращая их в неразборчивый шум.
   - Прыгай, - крикнула Катти.
   - С ума сошла!
   - Прыгай, тебе говорю, другого выхода нет.
   Рон пожалел, что у него нет с собой Космопроектора или хотя бы универсального транслятора. В прошлой жизни всё было просто, электроника сопровождала каждый его шаг, а теперь...
   Рон приготовился и прыгнул на скользкий отвесный ров. Он прыгнул немного выше отверстия и планировал скатиться в него, как шар для гольфа. Но его потянуло в сторону и бушующий поток облизал ров в предвкушении знатного обеда. Рон закричал. Вернее, крик сам сорвался с его губ. Он почувствовал, как пролетает мимо заветного отверстия.
   Катти поймала его и с нечеловеческой ловкостью втащила в заветный туннель. Капюшон слетел с головы Рона и теперь он смотрел на неё испуганными, ничего не понимающими глазами.
   - Да ты ещё совсем мальчишка, - улыбнулась Катти. - И зачем это ты направился в нижний Твен...
   - Мне надо найти одного человека, - сказал Рон и накинул капюшон на голову. За шиворот полетели мокрые комья земли и вода.
   - Ну что ж, не бросать же тебя здесь, - ответила Катти. - Пойдём, перекусим немного, а то я проголодалась...
  

Глава 5

Проводник.

   Рон шёл за Катти и оглядывался назад. Псы не так глупы, они вычислят их, как только узнают, что бар пуст.
   - Не хочешь поблагодарить? - спросила Катти.
   - Пока нет, - ответил Рон. - Откуда мне знать, что ты ведёшь меня не в их берлогу.
   - Недоверчивый, как и говорили, - улыбнулась Катти.
   - Что ты сказала?
   - Ничего. Следуй за мной, скоро должны прийти.
   Земля под ногами скользила подобно грунтам на водоизбыточном горизонте. Рон хватался за стенки, чтобы не скатиться на идущую впереди девушку. Туннель стал расширяться и в него с разных сторон врезались боковые переходы. Из некоторых доносились гулкие недружелюбные уханья.
   - Совомыши, - пояснила Катти, - если их не трогать, они безобидны.
   Впереди замерцал тусклый огонёк. Около костра сидели несколько фигур. Все они грелись, протягивая руки к огню. Катти двинулась к ним.
   - Может, не стоит, - поёжился Рон.
   - Хватит бояться, старейшины тебя не съедят, - ответила Катти.
   Они подошли к костру и девушка на разных языках поздоровалась с каждым из сидевших. Рон стоял в стороне и наблюдал. Они о чём-то разговаривали и некоторые из них поглядывали на Рона. От каждого такого взгляда у Рона ёкало сердце. Затем Катти поманила его пальцем.
   - Это - круг старейшин, - объяснила она. - В нижний Твен ты сможешь попасть только заручившись их поддержкой. Псы властвуют в надземном мире, поэтому придётся пробираться под землёй.
   Один из старейшин, похожий на крота, подозвал Рона. Рон посмотрел на Катти, и подошёл к недочеловеку. Старейшина взял руку мальчика и притянул к носу. Рон почувствовал, как его ладонь обхватила мохнатая лапа. Мощные когти оставили на его коже тонкие белые полосы. Старейшина обнюхал ладонь Рона и отбросил её в сторону. По инерции плечо дёрнулось и суставы затрещали. Рон вскрикнул и схватился за руку. Старейшина покачал головой.
   - Почему? - спросила Катти.
   Старейшина что-то ответил ей и девушка помрачнела. Этот взгляд, задумчивый и испуганный, Рон видел у всех, кто узнавал о нём то, чего он сам не знал. И никто ему ничего не говорил.
   - Что ему теперь делать? - спросила Катти. - Псы поймают его, как только он выберется на улицу.
   Старейшина махнул лапой и придвинулся к костру.
   Катти двинулась к выходу. Рон побежал за ней.
   - Ты меня бросишь?
   - С чего ты взял?
   - Кроту не понравились мои биосоматические потоки...
   - Да при чём тут это, - вздохнула девушка. - Он считает, что ты несёшь слишком важную роль в жизни и нам не следует встревать в твою судьбу.
   - А псам, значит, можно...
   - Вот и я о том же. Пойдём в нижний Твен без их ведома.
   - Почему ты мне помогаешь?
   - Ты уже спрашивал...
   - Спрашиваю снова.
   На третьем перекрёстке туннелей Катти остановилась. Подумав, она исчезла в левом туннеле. Рон огляделся и шмыгнул следом. Сырая земля забилась между лопаток и доставляла неприятное покалывание.
   - Я верю, что когда-нибудь наша жизнь изменится к лучшему, - сказала девушка. - И почему бы её не изменить человеку, который отправился сквозь сумрак в нижний Твен. Я не знаю, почему ты туда идёшь, не знаю, что увидел в тебе старейшина, но почему не сделать добрый поступок и не помочь тебе...
   - Спасибо, - прошептал Рон.
   Девушка остановилась. Остановился и Рон. Катти прислушалась к стенкам. Они подрагивали от движения в земной толще чего-то огромного и неуклюжего.
   - Ложись, - скомандовала Катти.
   Она плюхнулась в грязь словно в тёплую ванну. Рон надвинул спустившийся капюшон на брови и упал рядом. Стенка туннеля раскололась и засыпала их землёй. "Вот к чему привели радиоактивные осадки", - подумал Рон, когда увидел над собой слизкое тело червя исполинских размеров. На его теле выделялись кольца и конца им не было. Рон и Катти лежали минут пятнадцать, пока червь не прошил туннель насквозь и не исчез в правом рукаве.
   - Ты как? - спросила Катти.
   - В порядке, - ответил Рон.
   Он поднялся и отряхнул с себя землю. Но она не слетела с костюма, а только размазалась. Стенки образовавшегося туннеля были неровными, будто выгрызенными.
   - Нам надо бежать, пока он не выдавил из себя переработанный материал, - сказала Катти.
   Сначала Рон не понял, что имела в виду Катти под словами "переработанный материал", но когда он вспомнил анатомию червей, то все вопросы отпали. Земля, проходящая через брюхо этого животного, должна была выстрелить напором в любой момент. Катти побежала по туннелю. Рон достал навигатор и сверился с курсом.
   - Нам в другую сторону, - крикнул он.
   Но Катти его не слышала. Как не слышал его никто в этом мире. Спустя час непрерывного бега, они наткнулись на проржавевшую железную лестницу, ведущую наверх. Катти выбралась в маленький затхлый подвал и трижды постучала по стенке. Кнопки пульта несколько раз пикнули и в проёме отсека показалась женщина преклонных лет.
   - Здравствуй, моя дорогая, ты вычучкалась как настоящий кротоход.
   - Привет, бабушка, я тоже рада тебя видеть.
   Но улыбка сошла с лица женщины, как только она увидела за спиной Катти Рона.
   - А это кто? - спросила она.
   - Это мой друг, - ответила Катти. - Его зовут...
   - Рон, - сказал мальчик и протянул руку.
   Женщина поморщилась и кивнула головой.
   - Молодой человек, вам не помешает очиститься, пройдите в ванную...
   Она указала на отсек с разрисованными мыльными пузырями. Рон поклонился и исчез в комнате очистки. Он разделся и достал из внутреннего кармана маленького жучка, который сканировал усиками пространство. Рон выпустил его в коридор и лёг на платформу. Он не хотел оставаться в неведении. Жучок шмыгнул в угол коридора и стал передавать радиосигналы. Через три метра он наткнулся на препятствие в виде старого большого комода. Рон направил команду обхода и жучок двинулся дальше.
   - Так, прямо, теперь чуть-чуть левее, - шептал Рон.
   Жук упёрся в створки, за которыми раздавались голоса. Рон сосредоточился и настроился на приём волн.
   - Тебе нельзя приводить сюда людей, - говорила хозяйка.
   - Я знаю, но с ним всё по-другому, - звучал голос Катти. - Я чувствую, в нём есть что-то особенное...
   - Твои чувства до добра не доводят... Пора бы найти нормального жениха нашей породы.
   - Какой ещё нашей породы, тётушка! В Роне есть что-то такое, чего нам не понять никогда. Старейшина сказал, что в нём есть Рождение...
   - Что ты сказала? - голос хозяйки стал прерывистым. - Рождение... Ему нельзя оставаться в моём доме, он опасность для всех нас.
   - Тётушка, я не понимаю, объясни...
   - Нечего тут объяснять... ты должна бросить его...
   - Но почему?
   - Я вижу, что он тебе нравится. Если ты хочешь добра и ему и себе, то должна от него избавится. Иначе вы оба умрёте...
   Тётушка замолкла и больше не отвечала на вопросы Катти. Она переволновалась и ушла в ментальный сон. Девушка отправилась к Рону, но в створках отсека остановилась. Рон сжал зубы. Катти содрала со стенки электронного жука. Рон завершил двусторонний сеанс. Он слез с платформы и облачился в старую грязную одежду. Вряд ли Катти понравился его шпионаж. Он вышел из ванной и наткнулся на девушку.
   - Извини, что я так отвратительно себя веду, - сказал он. - Можешь не говорить ни слова, дорогу на улицу я найду.
   - Куда ты пойдёшь, - сказала Катти, - тебя схватят прямо у дома. Пообещай мне, что такого больше не повторится...
   Рон колебался.
   - Знаешь, вряд ли я изменюсь, но...
   - Пообещай мне.
   - Обещаю.
   - Так-то лучше. А теперь скидывай с себя одежду и переоденься в дрессторинге (удобная вещь, создаёт одежду по желанию клиента. Если ткани имеются в наличии). Передохни немного, через два часа мы уйдём.
   Пока Катти принимала ванну, Рон нашёл столовую и приготовил себе чай. Когда он допил одну кружку и принялся за другую, в отсеке появилась Катти. Она достала из нижнего яруса бутылку вина.
   - Будешь?
   - Нет, спасибо. Я не пью.
   - Странный ты какой-то. Это настоящее виноградное. Не сравнить с тем пойлом, которое ты заказал в баре.
   Волосы её стелились по плечам и спине и заострённые уши приковывали внимание.
   - Что смотришь, никогда не видел людей-мутантов?
   - Нет. Ты первая, кого я повстречал.
   Рон сидел и пил чай. Было как-то неудобно пялиться на уши девушки, но глаза сами поднимались к заострённым кончикам.
   - Если не перестанешь смотреть, я тебя побью, - сказала Катти.
   - Я ж твоим лицом любуюсь, - оправдался Рон.
   - Как же, поверила я тебе.
   - Не хочешь, не надо, только я правду говорю...
   Девушка вздохнула и отхлебнула из бутылки вина. Настроение её было подстать осенней ночи, такое же холодное и сумрачное.
   - Ну и чего ты попёрся в нижний Твен, может, расскажешь. Всё-таки, я тебе жизнь спасла.
   - Я одного человека ищу, - после некоторого молчания, ответил Рон. - К нему меня направил знакомый.
   - Хороший у тебя знакомый, раз позволил выйти на улицу одному.
   - У него выбора не было.
   Девушка опорожнила полбутылки и настроение её улучшилось.
   - А ты смешной, о выборе рассуждаешь... не ругаешься совсем... Откуда ты прибыл, с Геи что ли?
   - Нет, я с Земли, - ответил Рон. - Мне нельзя на Гею.
   - Это почему же?
   - Потому что тогда мне грозит уподобление людям.
   - А сейчас ты, значит, бог, - рассмеялась Катти.
   - Не бог, скорее, интраморф.
   - Уууу, мне ещё далеко до тебя. И что же ты умеешь делать? Читать мысли, управлять сознанием?
   - Выделение астротела, вступление в пси-контакты и попадание на высшие энергетические уровни, то малое, чем должен обладать каждый интраморф.
   - Почему тогда псы застали тебя врасплох?
   - Потому что я не завершил обучение. Отец погиб, спасая меня.
   - Жалко... Но у тебя он хоть был, а я отца даже не знаю...
   - Ты сирота?
   - Можно и так сказать. Меня дядя подобрал на дороге, говорит, что если бы не моя кошачья натура, погибла бы я, - Катти сделала большой глоток и вина в бутылке почти не осталось. - Хоть на что-то сгодилась моя мутация.
   - Сочувствую, - сказал Рон.
   Катти встала из-за стола. Её шатало из стороны в сторону и Рону пришлось подхватить девушку, чтобы она не разбила что-нибудь.
   - Я же кошка, ловчее меня нет никого! - кричала она.
   Рон вошёл с ней в мысленную связь и усыпил. Он отнёс её на кровать и положил рядом с тётушкой.
   - Двумя часами дело тут не обойдётся, - сказал он, - придётся задержаться...
  

Глава 6

Уход.

   Когда хозяйка проснулась, то увидела перед собой Рона. Он сидел в позе лотоса и занимался медитацией.
   - Вам придётся покинуть мой дом, - сказала она. - Извините за грубость, но ваше присутствие здесь недопустимо.
   - Мы покинем вас, как только Катти очнётся, - сказал Рон, продолжая сидеть в замысловатой позе.
   - Вы не понимаете, опасность исходит от вас, и если она пойдёт с вами, то погибнет...
   - Что значит Рождение? - спросил Рон.
   - Что вы сказали?
   - В разговоре с вами Катти упомянула о Рождении во мне. Что это означает.
   - Вы всё слышали?
   - Девушка выпила бутылку вина за минуту. И вряд ли от хорошей жизни. Я не понимаю, что происходит вокруг меня, и если вы хотя бы приоткроете тёмную завесу, я покину вас навсегда.
   Хозяйка вздохнула.
   - Пойдёмте на кухню. Я не хочу, чтобы Катти слышала нас.
   Рон встал и проследовал в столовую. Хозяйка откупорила бутылку и налила вина в бокал.
   - Вы знаете, что районы Твена неблагополучные, и сюда суются в самый последний момент. Во время катастрофы сюда проникли вирусы нагуалей и разум зверолюдей не смог им противостоять. Они превратились в бездушные машины и, словно зомби, бродят по улицам Твена, в поисках пропитания. Но каждому, кто здесь живёт, понятно одно. За внешним безразличием в их разуме спрятана цель. Вирусы запущенны на Землю, чтобы найти жертву. Жертву, в которой заключено Рождение...
   - Что такое Рождение?
   - Об этом не у меня надо спрашивать. Всего о Рождении не знают даже старейшины. Но всем нам известно, что это слово несёт за собой горе, - хозяйка отпила вина, - а теперь уходите. Я сказала вам всё, что знаю.
   - Я выполню обещание. Последняя просьба, - он повернулся к женщине. - Как безопаснее всего пройти в нижний Твен.
   - Вы уже в нижнем Твене...
   Рон вышел на улицу. Дождь ослабил бомбардировку и превратился в морось. Угрюмые тучи растеклись, превратившись в серое покрывало. Рон достал навигатор. Ещё девяносто пять километров. Маленькие улочки, по которым предстояло идти, будоражили воображение, навевали страх и неуверенность. Рон сглотнул слюну и двинулся в путь. Обратная дорога закрылась и оборачиваться не имело никакого смысла. Он скользнул в подворотню и решил идти дворами. День оказался удачным и "приветливая" погода на время усмирила неугомонных псов.
   Рон пересёк полузаброшенный дворик, на котором лежали электронные книжки и голограммы, обошёл голубятню без голубей и вышел в парк, заваленный камнями и разным хламом.
   - Невесёлая предстоит прогулка, - сказал он. - Люди-крысы будут пострашнее людей-псов...
   Он преодолевал один каменный обломок за другим. Дождь отшлифовал их и сделал похожими на гальку со дна горного потока, гладкую и зеркальную. Рон шёл вперёд и старался не думать, что за камнями его поджидает опасность. Хотя как не думать, если нижний Твен был синонимом слова "опасность". Ставр, как он примет Рона, если даже не знает его. Джей был не плохим малым, но даже он сначала встретил его с опаской. А в нижнем Твене вряд ли любят незнакомцев. Что ему тогда делать? Рон пробрался сквозь завал и вышел к освещённой беседке.
   - Я думал, что такого больше не увижу, - произнёс он. - С чего бы это...
   Мальчик отпрыгнул назад. Конечно же, это ловушка. Мотыльки летят на свет, рыбы в глубине морей и океанов реагируют на электрические разряды... И люди идут к люминесцентным лампам. Сзади послышался писк. Рон поднял с земли камень. Из-за бугра выскочила нездоровых размеров крыса с человеческими ладонями и телом. Она кинулась на Рона и улыбка выступила на её морде от предвкушения предстоящего пира. Рон метнул камень в морду приближающемуся врагу. Крыса взвизгнула, отпрянула назад и остановилась. Под правым глазом её зияла рана, из которой сочилась кровь. Но крыса не собиралась сдаваться. Она оббежала мальчика и закрыла выход из парка. Рон поднял с земли металлический прут. Красы взвизгнула и бросилась в повторную атаку. Рон размахнулся и ударил крысу меж ушей. Мутант прижался к земле и схватил мальчика за ногу. Рон отпрыгнул и вонзил прут в ладонь врага. Прут проткнул мягкую ткань и на лапе выступили алые пятна. Крыса отпрянула и побежала, но Рон догнал её и ударил по животу. Он сломал ей пару рёбер и крыса завалилась на бок. Он молотил её до тех пор, пока животное не замолкло. Роном завладела ярость. Откуда она взялась? Это прекрасное чувство, чувство всевластия и вседозволенности. Рон вышел на улицу. Он окинул пустынные переулки взглядом и побежал. Что-то с ним происходило. Отец учил его сдерживать ярость в любых её проявлениях. Но Рон не сдержался. Он поддался гневу и этот гнев чуть не погубил его.
   Надо найти Ставра. Лишь у него можно найти убежище. Спустя некоторое время Рон остановился у одного из перекрёстков и спрятался в бетонных развалинах. Он достал из рюкзака провиант и перекусил. В иное время Рон мог пропитаться энергией космоса, но оставлять без присмотра тело в Твене он не хотел. Через полчаса он двинулся в путь. Запах еды привлёк крыс и они вышли на его след. Тучи сгустились, а Рону оставалось ещё тридцать восемь километров. Теперь, с высоты бугра он видел набережную. Но это было не ухоженное убранное побережье, это был загаженный, напичканный остатками неразорванных снарядов, отвратительно пахнущий участок дороги. Чистой воды в озере не было, на её месте бушевали волны дождевой грязи. Сюда подходил сливной поток, в который Рон чуть не упал.
   - Невесело, - сказал Рон.
   Он достал карту Твена и наметил маршрут, по которому проще всего было добраться до дома номер сорок семь. По пути он встретил нищего, прислонившегося к стене здания.
   - У вас не найдётся немного воды? - спросил человек.
   Рон достал фляжку и протянул её нищему. Приятно было встретить хоть одного человека среди мутантов. Нищий глотнул пару раз и вытер рот.
   - Теперь раздевайся, - крикнул он, выхватывая нож из-за пазухи. - Раздевайся, чёрт побери, пока я тебя не...
   Рон сделал три шага назад. Первая мысль, пришедшая ему в голову, была бежать, вторая, чем этот нищий отличается от крысы, которую он убил... Он сможет с ним справится, сможет покарать за неуважение. Вены взбухли на шее мальчика. Рон приготовился к нападению, но из подворотни вынырнули люди-крысы и кинулись на нищего и Рона. Рон забыл о фляжке и о мести. Он побежал. Пытаясь скрыться от погони, он свернул в переулок и замер. Перед ним в куче мусора копошился пёс. Это был мускулистый экземпляр зверочеловека, чья морда походила на неудачный эксперимент скрещения человека и обезьяны. Пока он не замечал Рона. Но нарастающий писк привлечёт его внимание. Рон прокрался вдоль здания и шмыгнул в подъезд.
   "На каждого пса найдётся ловец, - вспомнил Рон высказывание старого мудреца. - Где же этот ловец теперь, когда он так нужен"...
   Рон поднялся на девятый уровень. Крысы не ладили с псами. Вряд ли они вступят в контакт и устроят общую погоню за Роном. Он просидел на девятом уровне шесть часов, почти не шевелясь, чтобы не создавать биоэнергетического дисбаланса. Затем он спустился вниз и выглянул наружу. На улице никого не было. Хотя это не означало, что за углом его не поджидала засада. Псы и крысы могут сидеть в ожидании днями и неделями.
   - Пора выходить в астрополе, - прошептал Рон.
   Он закрыл подъезд и поднялся на третий уровень. Затем присел у стены и покинул тело. Вряд ли местные зверолюди обладали подобными сверхспособностями, хотя некоторые из людей обезьян центральных районов и не такое умели. Рон осмотрел двор, но никого не увидел. Единичные экземпляры встречались в мусорных баках и развалинах. Появилось желание слетать к дому сорок семь. Но тут он увидел, как небо расчертил след кометы.
   - Не может быть! - крикнул он.
   Это мог быть только пси-воин. Если это был пёс, то к его телу уже мчатся злостные недруги. Рон метнулся обратно. Он вошёл в тело так, что где-то в позвоночнике затрещало. Рон схватил рюкзак и побежал на улицу. Писк крыс раздавался сбоку. Он вышел на главную улицу и побежал вниз. К чёрту теперь все эти прятки, надо добраться до Ставра. Он бежал и не оглядывался, пока кто-то за поворотом не схватил его и не втащил в проулок. Чья-то стальная рука прикрыла мальчику рот.
  

Глава 7

Блуждание во тьме.

   - Ну и зачем ты послушал мою тётушку? - спросила Катти.
   Она отпустила Рона, когда тот успокоился. Вытерла обслюнявленную ладонь о его куртку.
   - Зачем так пугаешь, - выдохнул мальчик.
   Он отдышался и достал навигатор. Двадцать три километра.
   - Ты бы не смог справиться без меня.
   - А что мне оставалось делать. Твоя тётя всеми путями пыталась меня выдворить. Я даже вошёл в её сон и пытался применить технику убеждения... Бесполезно...
   - Она боится.
   - И не зря.
   - Всё, что она тебе сказала, домыслы. Нет никакой цели у местных мутантов, кроме поиска жратвы.
   - Как ты сказала, жратвы?
   - Голодают они. Причём давно. Я сама мутант и знаю, о чём говорю. Достать пропитание зверолюдям сложно, они десятками дохнут каждый день.
   - Разве здесь не применяется технология биогенных заменителей, - удивился Рон.
   - Открой глаза, парень, ты не в центре. Даже в Технорайонах кроме подземных спецотделов почти ничего нет. Твен создали как кладбище, как лагерь смерти. Сюда смели всех мутантов, поражённых пси-вирусами, так что в счётчиках жизни мы уже не числимся.
   - Мне нужно в сорок седьмой дом, - сказал Рон.
   - Сорок седьмой, - повторила Катти. - Тебе повезло, я знаю к нему тайный ход.
   Они прошли несколько домов и вошли в подъезд. Катти открыла крышку люка в подсобном помещении и спустилась в туннель.
   - Снова под землю, - простонал Рон.
   - Не хнычь, так будет безопаснее, - сказала Катти.
   Рон взялся за скобы и исчез в темноте.
   - Я ничего не вижу...
   - Совсем забыла, у меня же зрение кошачье... Держи мою руку.
   Рон взялся за ладонь, которая несколько минут назад его чуть не придушила. Они шли по туннелю и Рон каждый раз вздрагивал от шума капающей где-то впереди воды.
   - Туннель проложен под каналом, - пояснила Катти. - Когда-то его задумывали как подземный переход в бункер на случай войны, но как только Твен получил статус "инкогнито", его закрыли, чтобы жители не смогли спастись от пси-воинов.
   - Откуда о нём знаешь ты?
   - Дядя показал.
   - Хороший у тебя дядя...
   - Единственный достойный человек, которого я знаю. Правда, и у него есть странности...
   Туннель повернул на девяносто градусов влево. Рука Катти дёрнулась и потянула Рона вниз.
   - Пригнись, здесь потолок низкий.
   - Но зачем...
   - Чтобы я могла удрать от погони. Это задумка дяди. У меня же кошачья пластика...
   Рон встал на четвереньки и пополз вслед за Катти. Спустя четыреста метров туннель закончился и они выбрались на поверхность.
   - Сколько по твоему радару? - спросила Катти.
   - Двести метров! - ответил Рон. Он не верил глазам. - Но как?..
   - Искажение пространства. Расфокусировка материи посредством увеличения молекулярно-нейтронной гравитации.
   - Но тогда нас должно было раздавить...
   - Но не раздавило же...
   - Чудеса, да и только.
   Они выбрались из люка и оказались у высокого здания.
   - Это бывшая обсерватория, - пояснила Катти. - Закрыли, как только появились пси-вирусы.
   - И почему я о ней ничего не знал? - вздохнул Рон.
   Он начинал понимать, что отец скрывал часть правды. Он рассказывал ему о разных цивилизациях, об исчезнувших мирах, забывая поведать сыну о Земле. Да и сам Рон как-то нейтрально к ней относился.
   - Вот и дом сорок семь, - сказала Катти.
   Здание стояло на последнем издыхании. Оно таяло от дождевых капель как мороженое, и Рон загрустил. Нижний Твен, неужели не было другого убежища.
   - Кого ты там ищешь?
   - Ставра Будисильского...
   - Ты, верно, шутишь.
   Катти остановилась у подъезда. Она прикусила нижнюю губу и заскрежетала коготками.
   - Что тебе от него надо?
   - Меня послал Джей...
   - А что с ним?
   - Он умер...
   - Ты врёшь! - крикнула девушка-кошка.
   Она схватила Рона за грудь и прижала к стене.
   - Я не первый раз тебя спасаю, а ты продолжаешь нести дурные вести.
   - Поверь, они и мне радости не приносят...
   - Откуда ты вообще к нам попал...
   - Отец умер ради моего спасения. Девять саритов напали на наш дом и отец направил меня к Джею.
   - Стоит ли пускать тебя к дяде, если все вокруг умирают.
   - Он твой дядя?
   - Да, он подобрал меня на улице и вырастил. Если ему будет грозить опасность, я убью любого, кто эту опасность представляет.
   - Я и сам не в восторге, но другого пути я не знаю.
   Катти осмотрелась по сторонам и зашла в подъезд.
   - Только не надо огорчать его смертью Джея. Ему уже много лет.
   Они поднялись на четвёртый уровень и подошли к сорок седьмой квартире. Катти набрала код и створки отсека распахнулись.
   - Катти, это ты, дорогая, - раздался грубый голос из соседнего отсека.
   - Ты у меня всегда всё слышишь...
   Она исчезла в отсеке, Рон остался стоять в прихожей. Полотсека Джея были больше, чем вся квартирка Ставра.
   - Как дела на работе? Ты выполнила моё указание? - спросил Ставр.
   - Конечно, дядя... Твои респираторы всё ещё пользуются спросом.
   - Авария на Старпроекте была серьёзной.
   Он замолк и принюхался к воздуху.
   - У нас гости?
   - Да, дядя, я кое-кого привела...
   Теперь пауза длилась дольше.
   - Ну и почему ты нас не знакомишь? - улыбнулся, наконец, Ставр.
   Старик оказался слепым. С помощью робота-поводыря он вышел в прихожую.
   - Приветствую вас, молодой человек.
   - Мне тоже, очень приятно. Меня зовут Рон.
   - Прошу извинить мою негостеприимную Катти. Ставр Будисильский, к вашим услугам.
   - Я скрывался от погони и Джей направил меня к вам.
   - А-а-а, Джей, как он поживает?
   Рон переглянулся с Катти.
   - С ним всё в порядке.
   - Если так, то прошу на чашечку чая...
   Они прошли в столовую и робот поводырь приготовил три чашки чая. Катти превратилась в кроткую добрую девушку, совершенно не похожую на ту самоуверенную проказницу, которую Рон встретил в баре.
   - Молодой человек, вы пользовались респираторами, когда шли сюда?
   Рон снова посмотрел на Катти и та кивнула в знак согласия.
   - Да, пользовался...
   - Испорченный воздух на улице, не так ли...
   - Хуже не придумаешь. Ваши респираторы - это какое-то чудо. И как вам пришла в голову мысль их выпускать.
   - Разве Катти вам не рассказывала, - удивился Ставр. - Тридцать лет назад произошла катастрофа на Старпроете - главном предприятии Твена. Именно тогда все предприятия и перенесли под землю. В воздух вырвались ядовитые пары, которые унесли много жизней, - старик говорил с наслаждением, словно те моменты стали для него самыми яркими в жизни, - я тогда потерял глаза и многие мои знакомые, кто не умер, стали инвалидами. Пришлось переселиться сюда, чтобы спастись от выбросов.
   - А откуда вы прибыли, молодой человек?
   - Я из центра...
   - Вы большая личность. Что вас сюда привело?
   Рон вновь посмотрел на Катти, но та лишь пожала плечами.
   - От погони уходил, за мной сариты гнались.
   - От саритов так просто не уйти, - сказал старик. - Но сюда они вряд ли сунутся.
   - Почему?
   - Слишком боятся пси-воинов. Они объединили в себя секты, возникшие в результате социальной неустойчивости, да ещё эти вирусы...
   Ставр откашлялся. Он не мог долго разговаривать, его дыхательный аппарат подвергся разрушительному действию ядовитых паров.
   - Катти вас устроит, а мне надо отдохнуть, - прошептал он и ушёл вслед за роботом-поводырём.
   - Так значит, ты респираторы продаёшь? - спросил Рон.
   Катти опустила глаза.
   - Дядя не знает всей правды, она его погубит.
   - И много у тебя бывает посетителей?
   - Не тебе меня судить, - прошипела Катти. - Выживаю, как могу.
   - Я тебя не осуждаю, но хочу знать, что мне ещё не следует говорить старику, или вся его жизнь сплошная ложь.
   - Ты не знаешь нашей жизни и судишь её по правилам центрального мира.
   - Нравственные правила одинаковы везде.
   - По ним здесь не выжить, пойми ты это...
   Катти говорила шёпотом, но ей хотелось кричать. Она всю жизнь сдерживала себя и не давала волю чувствам. И вот теперь какой-то выскочка со стороны начинает учить её жизни...
   - Я надеюсь на достойную оплату, когда всё закончится...
   - Ты её получишь...
   Катти отвела Рона в отсек для гостей. Рон лёг на маленький раскладной диванчик и закрыл глаза.
  

Глава 8

Легенда о Даосе.

   Рон проснулся от сильного стука по стене. Изнутри было похоже, что на улице идёт град. Мальчик встал и приложил к стене руку. Он закрыл глаза и сконцентрировался. С помощью астротела он увидел, как по улицам шныряют зверолюди. И они не еду ищут. Рону пришлось вернуться обратно, так как на небе образовалось несколько сгустков антигравити. Кто-то нарезал пространство на тонкие полоски.
   - Значит, не явятся сюда, - пробормотал Рон.
   Он вышел в кухню и встретил там Ставра. Катти рядом не было, она отдыхала после изнурительного дня.
   - Как отдохнули? - спросил старик.
   - Прекрасно, - ответил Рон. - Спасибо за гостеприимство.
   - Скажите, вы тоже чувствуете это?
   - Чувствую что...
   - Возмущение пространства. Будто кто-то проник в Твен и пытается поставить новые условия игры.
   - Я не знаю... я ничего не чувствую.
   - Да бросьте. Катти пудрит мне мозги и ничего не рассказывает, она заботится обо мне и понять её можно. Я подобрал её крохотным младенцем на улице, и она считает меня чуть ли не папой. Не хочет, чтобы я волновался. Но если я слепой, то это не значит, что я ничего не понимаю. В вас заключено Рождение и сариты придут за вами.
   Рон присел на стул. Ноги его стали ватными.
   - Так значит, это правда? - спросил Ставр.
   - Правда.
   - Сариты пытали Джея, но он им ничего не сказал. Тогда они его убили.
   - Откуда вы знаете.
   - Я заменяю глаза телесвязью с высшим разумом и не такой беспомощный, как может показаться вначале.
   - Почему тогда вы Катти держите в неведении?
   - Она хорошая девочка, и правда нанесёт ей непоправимый удар.
   Рон попросил чашку кофе. Робот выполнил указание и вскоре перед мальчиком стоял ароматный кипящий напиток. Рон закрыл глаза и провёл губами по краю чашки.
   - У тебя один шанс, перебраться на Гею, - сказал Ставр.
   Гея - райское место, о котором мечтают все живущие на Земле. Ноев ковчег всемирной катастрофы, территория, защищённая от нагуалей, очищенная от страха и гнева. Каждый желает туда попасть. Несмотря на горячий напиток, Рон сделал большой глоток. Зачем бежать от опасности, если она тебя всё равно накроет.
   - Я остаюсь на Земле, - сказал Рон.
   - Земля опасна для тебя...
   - Сариты найдут меня где угодно.
   - Тебе нужно время, чтобы созреть. Через пару лет, они станут для тебя безобидны.
   - Это почему же.
   - Потому что в тебе созрвает плод.
   - Ты говоришь так, будто я женщина!
   - Не горячись. Пока ты ещё не готов услышать всю правду... Но уйти тебе придётся.
   - Отец говорил тебе о предназначении? Наверняка говорил. Ты фигура большая, нежели я или Катти, нежели любой житель Земли. Я вижу твою ауру, она тушит всё, что оказывается рядом. Она слишком яркая, чтобы остаться незамеченной. Через пару дней, отсюда в Даос отходит конвой соискателей. Они отправляются туда два раза в год, в надежде, что их примут на борт крейсера.
   - Всё-таки у меня нет другого выхода?
   - К сожалению... Поговори с Катти и объясни ей всю сложность ситуации. Если уйти, не сказав ей, то она кинется в погоню, а у меня на неё мало рычагов воздействия. Извини, мне нужен отдых, я не могу долго разговаривать.
   Рон допил кофе и вышел из отсека. Придётся ретироваться в тропики. Центральные районы сгоняли и разгоняли тучи по собственному усмотрению, чтобы сохранить у себя погоду умеренного климата, в результате чего некоторые районы, такие как Твен, оказались "затоплены", а другие наоборот, бедствовали от засухи. Шайки зверолюдей и обыкновенных бандитов хозяйничали на всех направлениях, и немногие доходили до конца путешествия. Ещё меньше возвращались обратно. Но то был шанс вырваться из Твена, поэтому каждый пытался попасть в конвой. Рон не сомневался, что попадёт в список, индикаторы отбора проверяют ауру претендентов, а её никоим образом не изменишь, какая дана при рождении, с такой и приходится жить. Отбирались лишь те, у кого она красная, а у Рона она просто горела. Чего нельзя было сказать о Катти. Рон лёг на диван и погрузился в раздумья.
   Вскоре Катти навестила его. Она отдохнула и привела себя в порядок. Истинная красота девушки-кошки сковала Рону язык. Он застыл и смотрел на неё ожившую Венеру Милосскую.
   - Вот видишь, какая я на самом деле, - улыбнулась Катти.
   - Ты прекрасна! - воскликнул Рон.
   Столь стандартное высказывание рассмешило Катти.
   - Я не слышала, как ты проснулся...
   - Я разговаривал с твоим дядей...
   - Надеюсь, ты ничего лишнего не сказал.
   - Мне придётся вас покинуть.
   - Чтобы попасть в Даос, не так ли?
   Рон перестал удивляться догадкам подруги, которые чаще всего оказывались правильными. Он достал карту Твена и попросил указать дорогу, ведущую к Даосу.
   - Ты же не думаешь, что отправишься туда один...
   - Ставр ни за что не отпустит тебя...
   - Я уже взрослая девочка...
   - И ты оставишь старика?
   - Я вернусь, как только доставлю тебя до места. Если даже дядя сказал, что в тебе есть нечто особенное, значит, это так...
   - Разве у конвоя нет охраны?
   - О какой охране ты говоришь. Здесь Твен и каждый выживает, как может.
   - Что тогда вообще представляет из себя конвой?
   - Сборище энтузиастов, которые посчитали, что достойны для отправки на Гею. Только ничего у них не получится, ещё ни один житель Твена не попадал в списки отправляемых.
   Рон посмотрел на карту. К Даосу можно попасть только через Забытые земли, подвластные пси-воинам.
   - Они специально так сделали, не так ли?
   - Само собой. Бывают случаи, когда из походов никто не возвращается, но об этом никто не знает, а если и знает, то старается молчать.
   Посреди отсека образовалось яркое сияние. Энергетическая точка выросла в образ нематериально-иллюзорного создания, которое огляделось по сторонам и подплыло к Рону.
   - Вестник пришёл. Они приходят ко всем, у кого аура ярче других.
   Энергетический объект облетел вокруг Рона и пискнул признание. Затем он исчез в пространстве.
   - Теперь я в списках?
   - Да. Осталось добраться до места.
   Рон сел на диван. Чувствовал он себя как воткнутая в шампанское пробка: зажато и скованно. По его вине погибли два человека, под угрозой находились Ставр и Катти. А он даже не знал, почему его ищут. В комнату вошёл дядя. Волнистые морщины покрыли его лоб, оголяя долгие ночные раздумья.
   - Вестник приходил?.. Отлично, теперь остаётся самое сложное, добраться до Даоса.
   Он предложил Рону свежевыжатый томатный сок.
   - Пейте, мой друг, атмосфера здесь нездоровая, натуральные продукты вам не повредят.
   Рон отпил немного и поставил кружку на столик.
   - Каковы шансы, что я доберусь туда?
   - Шансы небольшие, учитывая вашу неопытность, - сказал старик.
   - Со мной они возрастают втрое, - заметила Катти.
   Брови Ставра приподнялись и из-под чёрной повязки стали видны верхушки незрячих глаз.
   - Ты рискнёшь жизнью ради него?
   - Рождение важнее моей жизни. Позволь мне сделать что-нибудь значимое в этом мире.
   - Это твоё решение, и если ты его приняла, я противиться не буду.
   - Я люблю тебя, дядя...
   Она крепко обняла старика. Рон улыбнулся и на душе у него полегчало. Он допил сок и откашлялся.
   - Когда мы выступаем в путь?
   - Через два дня. Движение можно начинать не ранее указанного регламентом срока, - ответил старик.
  

Глава 9

В путь.

   На улице лил дождь. Крупные капли его бомбардировали ветхие постройки нижнего Твена и победа их казалась делом решённым. Зверолюди шныряли по городу в поисках пищи, а мелкие "зубастики" - пси-вирусы, находили их и ставили под контроль. В планетарном масштабе нагуали давили на стенку и вскоре должны были её продавить. Но проблема проникновения нагуалей волновала жителей центральных районов, в то время, как периферия была к этому безразлична. Поэтому и пытались центральные районы убраться с Земли, потому как понимали, ничего хорошего здесь не светит. Давно уже эвакуировали всех учённых, живущих на спутниках, и никто не знал, что творится со стенкой.
   Через два дня две фигуры вышли из дома номер сорок семь. На них были плащи с большими капюшонами. Походка первой фигуры была твёрдая и уверенная, вторая же двигалась маленькими перебежками и всё время оглядывалась по сторонам. Они прошли по Блек-Роад и зашли в тот самый подъезд, из которого вышли несколько дней назад.
   - Приходилось убивать? - спросила Катти.
   - Ты это к чему? - вопросом ответил Рон.
   - Скоро увидишь. Я взяла ножи на случай встречи с пси-воинами. Запомни, они не живые существа, они машины, призванные уничтожать всё движущееся вокруг себя.
   - Почему я не могу сражаться с ними на пси-волнах? Отец учил меня элементам самообороны.
   - Они сметут тебя вместе с твоей самообороной. Не смей выходить в пси-поле ни при каких условиях. Если дядя говорит правду, то пси-воины только и ждут момента, чтобы напасть. Мы не должны дать себя обнаружить. Это не псы и не крысы, которых ты видел в городе, отряды пси-воинов организованны и не дадут нам шанса на спасение.
   - Хватит штамповать меня предупреждениями, я всё понял...
   Подземный туннель закончился и ребята вышли на набережную.
   - Видишь человека в сером плаще, - Катти указала на другой берег озера.
   Только приглядевшись, Рон различил серую точку на чёрном фоне.
   - Он тоже участник?
   - Да. А теперь посмотри на крайний дом, что по правую от тебя руку.
   Рон посмотрел на покосившееся здание, которое ничем не отличалось от сорок седьмого дома, разве что ещё большей ветхостью.
   - Там засада, - сказала Катти. - Зверолюди кучкуются в развалинах и если человек дойдёт до них, то о Даосе он может забыть.
   - Откуда ты это знаешь?
   - Мне пришлось покрутиться в разных слоях...
   Катти провела Рона через лабиринты тёмных дворов, ветхих убежищ и развалин. Центральных и обжитых улиц они не пересекали, по словам Катти там за каждым углом если не засада, то сборище псов или крыс точно обитает. Зверолюди хоть и глупые, но понимают, что только проводник сможет провести путника через окраины Твена, а таковых ещё надо найти. Рон начинал понимать, какая удача свалилась на его голову. Катти была не просто проводником, при случае она могла противостоять зверолюдям. Она взяла с собой ножи, заменители запахов и взрывные шашки. Рону она доверила нести только рюкзак с провиантом. На всём протяжении пути по Твену они никого не встретили, и вскоре вышли на окраину города. (Городом назывался район, окружённый мнимой линией - границей, составляющий сотни, а порой и тысячи километров). Здесь глушь и запущенность районов была такая, что западный Твен казался передовым центром развития цивилизации. Ничего, кроме развалин и пустых бункеров, не было видно. Выветренная порода, почва с которой исчезла ещё до большой катастрофы, и чёрное, готовое обрушиться в любой момент покрывало туч, предостерегали от желания соваться в Забытые земли.
   - Непростая предстоит прогулка, - сказала Катти, принюхиваясь к воздуху. - Пси-воины повсюду, я их чувствую.
   - Я никого не вижу, - пробормотал Рон. - Где они?
   - В земле, в воздухе... везде.
   Рон молчал. Глаза боялись идти вперёд, и если бы не нужда, он повернул бы назад. Но Катти двинулась в путь и Рону ничего не оставалось, как следовать за напарницей. Из земли кое-где торчали гранитные обломки, походившие на могильные надгробья.
   - Ты бывала здесь раньше? - спросил Рон.
   - В этих местах никто не бывал, кроме конвоиров... - ответила Катти.
   - Повезло...
   - Нам поможет Плут, он входил в состав конвоя, доходил до Даоса и вернулся обратно.
   Катти пропиликала что-то на неизвестном Рону наречии и через минуту к ним вышел человек незаурядной внешности. Он походил на среднестатистического представителя люмпен-пролетариата.
   - Это он? - спросил прибывший, - хлюпенький какой-то, может не выдержать...
   Глаза Рона расширились.
   - Как он туда попадёт, моя забота. Не забывай, я спасла тебе жизнь...
   Плут замолк и осмотрел Забытые земли. Его тусклый взгляд сканировал местность и выявлял опасные участки.
   - Паренёк, ты готов увидеть смерть? - спросил он.
   - Пытаешься меня запугать?
   - Нет, просто предостерегаю...
   - Хватит болтать, выдвигаемся в путь, - сказала Катти.
   Они шли по Забытым землям и пыль тонкими струйками вздымалась от их ног в разные стороны. Изношенные ботинки Плута стучали как деревянные колодки. Катти следила за территорией. С момента их выхода из Твена, она стала видеть опасность в каждом бугорке, возникающем на горизонте. Она чуяла пси-воинов и то, что их не было видно, её не смущало.
   - Интуиция сильнее зрения и слуха, - говорила она. - Полагаясь на них, вы обезоруживаете себя.
   Рон в такие моменты молчал, а Плут говорил, что знает эти места как дом бабушки, в котором живёт и сможет избежать опасности. Хотя за Рона он не ручается.
   - Кто тебе сказал, что я не смогу за себя постоять, - вспылил однажды Рон. - Я добрался до западного Твена из центральных районов, а потом ещё и перешёл в нижний Твен.
   - Этого мало, чтобы чувствовать себя героем...
   - А ты звездишь каждую секунду, мне это надоело...
   - Хлюпик, я же говорил.
   Рон набросился на Плута и повалил его на землю. Они перекатывались друг на друга, поднимая тучи пыли и привлекая к себе внимание.
   - Хватит! - крикнула Катти.
   Она раскидала драчунов в разные стороны. Рон снова почувствовал её железную хватку.
   - У меня появилось огромное желание повернуть назад. Вы двое, кажется, не понимаете, что Забытые земли не прощают ошибок. Можете выяснять отношения дома, но здесь вы должны стать командой.
   Катти отряхнулась и подняла Рона на ноги.
   - Ты же понимаешь, что в тебе сокрыто Рождение, и пси-воины откроют охоту, как только узнают, где ты...
   - Почему ты мне не сказала? - вскрикнул Плут. - Да если бы я узнал, что пойду с живой мишенью, то ни за что не согласился бы...
   - Вот поэтому и не сказала.
   Плут заткнулся и некоторое время не разговаривал. То ли новость о Рождении его так удивила, то ли обман Катти сыграл не самую лучшую роль, но Плут больше не выкидывал оскорбительных шуточек в адрес Рона.
   Со временем пейзаж стал менять очертания и на горизонте показались столовые горы.
   - Хребет Грифона, - сказал Плут. - Готовьте оружие, пройти незамеченными нам не удастся.
   Впереди раздался кашель и все трое спрятались за гранитным осколком. Рон выглянул и увидел огромного крысопса. По размерам он был в полтора-два раза больше обычных мутантов.
   - Здесь что, радиация особая, - удивился Рон.
   - Да, особая, - хмыкнул Плут.
   - Пси-вирусы увеличивают массу хозяина за счёт мутагенных впрыскивателей, - пояснила Катти.
   Она достала кинжал и дала его Рону. Плут усмехнулся, но тут же прикрыл рот. Они прошли дождливые районы и пыль забилась ему в нос.
   - Не смей, - прошипела Катти.
   Она сдавила нос Плута так, что он чуть не закричал от боли...
   - Я знаю, что ты можешь с ним справиться, но не забывай, с нами Рон.
   Плут высморкнул прозрачную жидкость и пыль тут же съела её. Он вытер нос и выглянул из-за укрытия.
   - Я не понимаю, почему часовой один. Сейчас время конвоиров и...
   - Вам конец... - зарычал крысопёс.
   Никто не заметил, как он подкрался. Катти, не глядя, метнула кинжал в сторону рыка, но крысопёс увернулся. Плут укрыл собой Рона, чтобы мутант не смог разглядеть в нём Рождение. Катти выглядела дюймовочкой по сравнению с монстром. Крысопёс бросился на неё, но Катти подпрыгнула и ребром ладони ударила по его шее. Мутант изрыгнул ругательство и повалился на землю.
   - Убей его, пока он не послал контакт! - крикнул Плут, продолжая закрывать Рона.
   Над монстром блеснул кинжал...
   - Вот нас и встретили, - пробормотал Плут. - Что-то дальше будет.
  

Глава 10

Хребет Грифона.

   - Ты пробирался по этим горам и должен знать обходные пути, - сказала Катти.
   - Нет никакой гарантии, что они сохранились, - ответил Плут. - Я ходил здесь десять лет назад и тропы могли перекрыть.
   - Других мы всё равно не знаем ...
   Плут вышел из-за импровизированного укрытия и встал во главе колонны. За ним шёл Рон. Катти замыкала. Они пробежали по каменистой поверхности и спрятались за первыми горными выступами. Катти приложила к губам палец и указала на узенький горный переход. По нему взбирались четыре человека.
   - Конвоиры, - шепнул Плут, - зря они выбрали эту дорогу, там засада...
   На вершине подъёма сторожили несколько орлопсов. Крылатые воины-убийцы упали на жертвы, когда те выдохлись и потеряли концентрацию.
   - Пойдём в обход, по гнилостным болотам, - сказал Плут.
   Они пробежали вдоль горного хребта и вышли на узкую тропку, которую Рон сначала не заметил. Пройдя двадцать километров, Плут остановился...
   - Надо ждать, пока грифоны уснут.
   - Какие ещё грифоны? - спросил Рон.
   - А ты никогда не задумывался, почему горы названы в их честь...
   Плут поманил Рона пальцем и они вылезли из маленького окопа. Он указал на скалу, возвышающуюся над горами. Верхушка её была неровная и раскачивалась, как только порыв ветра налетал на скалу.
   - На самом деле, этот пик не выше остальных, - пояснил Плут. - Но высоту ей придают грифоны. Они складывают телами мозаику и ждут, пока кто-нибудь попадёт в болота. Тогда стая поднимается и уничтожает путника. Вот почему нам важно, чтобы грифоны уснули.
   - Неужели они не выставляют постовых?
   - Выставляют, но не более трёх-четырёх птиц, а с ними можно справиться... Катти меткий стрелок, ты и заметить не успеешь, как она их снимет...
   Рон и Плут спустились обратно.
   - Стая выросла, - сказал Плут. - Хотя какая разница, нас могут сожрать и с десяток таких птичек.
   Они прождали несколько часов, пока грифоны успокоились. Стало тихо. Грифоны готовились к завтраку, коими должны были стать Рон, Катти и Плут. Ребята короткими перебежками переместились на край болота. Жижа в нём булькала, готовясь закипеть. Да и странно, откуда посреди пыльной пустыни могло взяться...
   - Даже не спрашивай, - сказала Катти, увидев удивлённый взгляд Рона, - я не знаю... и никто не знает...
   Отвесная скала подступала к этому болоту и лишь маленькая тропка в тридцати метрах от жижи рассекала монолитную стену. Морщины во всём многообразии выступили на лице Рона.
   - Ты прав, нам туда, - сказала Катти.
   - Грифон, - прошептал Плут и указал на небо.
   Катти выхватила кинжал. Чёрная точка нарезала круги и приближалась. Катти приготовилась. Одна попытка, есть лишь одна попытка. Она сжала кинжал в руке и застыла. Грифон выделялся на светлом небе, не закрытом тучами. Раз... два... три... вжик. Кинжал рассёк воздух и устремился в небо. Где-то вверху Рон потерял его. Через мгновение грифон упал, беспомощно барахтая крыльями. Жижа поглотила его, не оставив на поверхности ни следа.
   - Пора, нам надо добраться до переката до прилёта второго грифона.
   Они шли по узкой, не более пятнадцати сантиметров, тропке и спина Рона взмокла после первых же пяти минут. Порывом ветра его чуть не сбросило вниз, будь до болота сантиметров пятнадцать, он пробежал бы не задумываясь... Но тут не было второго шанса, ошибка могла стоить жизни... Если бы за ним не шла Катти, то он бросился бы назад, но Катти прочитала страх в его глазах и пустила вперёд себя. Плут впереди шёл уверенно, будто каждый день совершал прогулки по этому обрыву.
   - Быстрее, мы должны успеть до залёта, - твердил он.
   Рон не думал, что когда-нибудь придётся скакать по скалам и бегать от зверолюдей. Отец учил его использовать телекинез, пси-энергии и астрополя, но теперь он не мог ничем этим воспользоваться... Ему было сложно, но Катти и Плут не понимали этого. Они всю жизнь прожили на низшем уровне, который подразумевал максимальное использование физического тела, в то время как умственные способности использовались лишь на несколько процентов. Рон же наоборот, витал в облаках, в разных энергозонах и редко обращался к миру земному. Суставы его одеревенели с непривычки, покрасневшие глаза слипались, а сознание готово было в любой момент вырваться наружу. Рон шёл вперёд и шатался. Он засыпал и сон этот перебарывал страх высоты. Он закрыл глаза и присел на колено.
   - Не смей останавливаться! - крикнула Катти.
   Она стукнула Рона по затылку и мальчик на некоторое время ожил.
   - Скоро привал? - спросил он. - Мне надо поспать...
   - Скоро, - ответила Катти. В сердцах она выругала себя за то, что согласилась стать проводником Рона. - Только сейчас надо идти, а то грифоны нас заметят.
   Рон поднялся на ноги и прижался к скале. Она делала плавный поворот и теперь ветер дул им в лицо. Плащ впереди идущего Плута развевался как воздушный змей, а Рон наклонился вперёд, чтобы не потерять равновесие. Он не слышал шагов Катти, её кошачью походку съели порывы ветра, но сердцем он чувствовал, что она позади. И она поймает, если он не удержится на скале.
   Плут оторвался от них на несколько десятков метров и исчез в скале. Наверное, там есть проход. Рон ускорился в надежде, что сможет передохнуть. Он уже видел долгожданный поворот, как вдруг нога его поехала... Часть породы откололась и утонула в болоте. Рон сделал руками ветряную мельницу, судорожно ища хоть малейший выступ, и поехал вслед за осколком. Тридцать метров полёта и он в жиже... Боже, какая неудачная смерть. Катти втащила его обратно на скалу, когда Рон уже смирился с горькой участью.
   - Ты что творишь? - крикнула она. - Разбудишь грифонов, нам хана...
   - Извини, - опустил голову Рон.
   - Не время нюни распускать, прыгай, - скомандовала Катти.
   Какой ещё прыгать? Он только что избежал смерти... Рон оглянулся вперёд и обомлел. Два с половиной метра тропинки исчезло в гнилостных болотах. Рон скривил губы. Судьба повернулась к нему спиной.
   - Прыгай! - повторила Катти.
   Сейчас, только соберусь с мыслями. Два с половиной метра тот максимум, который прыгал Рон. Катти не выдержала и перепрыгнула поверх мальчика на ту сторону. Как ей удалось пролететь пять метров? Кошачья прыгучесть. В этот момент Рон пожалел, что не был мутантом. Он скинул плащ и выбросил его. Плащ раздулся на ветру и устремился в безграничную болотную даль.
   - Прыгай, тебе говорю! - кричала Катти. - У нас нет времени на раздумья.
   - Грифон на горизонте! - крикнул из ущелья Плут.
   Рон откинул все мысли. Наплевать на то, что с ним будет, наплевать на саритов и на Даос. Наплевать на какое-то там Рождение... Он разбежался и прыгнул. Полёт показался ему плавным, как в замедленной съёмке. Он увидел, как жижа бьётся под ногами о скалы и как приземляется вдали его плащ. Услышал злое рычание ветра и дрожание скалы. Ему показалось, что он заглянул в глаза грифону. Но всё это отступило, когда он понял, что не долетает. Катти выхватила кинжал и прыгнула навстречу. Они встретились где-то в полуметре от края тропы. Катти обхватила Рона и вонзила лезвие в скалу. Оно вошло в породу как в зефирное мороженое, потрескивая и скалывая края.
   - Раскачивайся и прыгай на выступ! - крикнула Катти.
   Рон сделал несколько взмахов ногами и разжал руки. Он перекинул ладони вперёд и ухватился за пыльную породу. Она показалась ему скользкой, как лёд. Он подтянулся и вполз на тропу.
   - А теперь беги, - скомандовала Катти.
   Рон побежал. Грифон подлетел к скале, когда Рон завернул в ущелье. Катти спустилась ниже тропы и притаилась. Грифон пролетел ущелье и приближался к обрыву, где Рон чуть не улетел в болото. Выждав момент, Катти выскочила из засады и метнула кинжал. Грифон делал полукруг и находился к ней спиной. Кинжал блеснул в воздухе и впился мутанту между лопаток. Грифон рыкнул и упал в болото. Катти вбежала в ущелье и схватила Рона за шкирку.
   - Никогда так больше не медли, - прошипела она. - В следующий раз я тебя брошу...
   Рон кивнул. Он бегал взглядом, пока не остановился на фигуре Плута. Плут сидел на земле и трясся от страха. Катти отбросила Рона в сторону и подошла к Плуту.
   - Какого чёрта ты не вышел и не помог нам?
   - Я... я испугался, - прошептал Плут.
   - Ещё раз так испугаешься и можешь забыть о возвращении в Твен, - сказала Катти. - Вы оба ещё не оперившиеся птенцы, будете выполнять мои приказы, понятно?! Скажу бежать без оглядки, побежите без оглядки, скажу рыть носом землю, будете рыть носом землю, скажу прыгать в огонь, прыгните не задумываясь.
   Рон смотрел себе под ноги как провинившийся школьник. Это он был виноват в том, что Катти подвергла себя такому риску. А Плут попал под разнос.
   - Не стоит его так, - выдавил Рон.
   - Что?.. Что ты сказал, - переспросила Катти.
   - Это я виноват, - сказал Рон.
   - Да какая мне разница, кто виноват... - вспылила Катти. - Все могли погибнуть, а то, что Плут отсиделся, героем его не делает... Будь моя воля, я бы вас всех отправила крысопсам пятки протирать...
   Рон сковал пальцы в замок. Плут сидел рядом и ковырял пальцем в носу. Катти отвернулась к болотам, чтобы не видеть этих идиотов.
   - Через пять минут надо выступать, - сказал Плут. - Третий патруль пролетит у северного склона, ближе к побережью, там нет укрытий, придётся тебе выдвинуться впереди нас.
   - Чтоб вы вдвоём сгинули в болоте...
   - Да не сгинем мы, отвечаю, - сказал Плут.
   - Всё будет в порядке, - добавил Рон.
   Катти достала четыре последних кинжала и разложила перед собой. Все они были остры и готовы к применению. На поясе у неё висел мешочек с шестерёнками и Рон попросил одну.
   - Зачем? - спросила Катти. - У тебя же есть кинжал.
   - На всякий пожарный, - ответил Рон и пожал плечами.
   Катти достала среднего размера шестерёнку и кинула её мальчику. Рон поймал её и положил в карман. Шестерёнка проделала в его ладони глубокую рану, но ни один мускул не дрогнул на его лице. Когда все отвернулись, он вытер ладонь, с которой капала кровь, о край штанины. Плут хотел идти последним, но Рон толкнул его вперёд.
   - Я справлюсь, - сказал он.
   - Дело твоё, но будем бежать быстро, - сказал Плут.
   Рон кивнул. Катти вышла из укрытия и умчалась за поворот.
   - Хочу, чтоб ты знал, - сказал Плут. - Катти любит тебя, так что не смей её огорчать...
   - С каких это пор тебя интересует чья-то жизнь...
   - Ты знаешь, Катти приглянулась мне с самой первой нашей встречи. На Холлидей-перепутье она спасла мне жизнь. Я тогда попал в засаду зверопсов. Они разодрали мне всё лицо, одежду превратили в клочья. Я захлёбывался в вонючем потоке дождевой воды, собравшем грязь со всего Твена... Вот тогда-то я и подумал, что хана мне пришла. Но Катти не дала мне погибнуть. Она разделалась с этой шайкой как с котятами, быстро и тихо. Я смотрел, как она уничтожает одного зверопса за другим и читал в её глазах ненависть и жалость... Ненависть к этим тварям, жалость ко мне... Но сегодня я увидел в её глазах страх. Страх потерять любимого... Так что не огорчай её, иначе у тебя появится ещё один враг...
   Рон оторопел от такого признания. Знала ли Катти, что Плут её любит? Как часто мы ищем понимание в глазах тех, кто нам не так дорог, как часто скрываем правду от близких, рассказывая о ней чуть ли не первому встречному...
   Катти мутант. Она другой расы и у них не может быть ничего общего.
   - Я позабочусь о ней, - сказал Рон.
   - Позаботься о себе, - подправил Плут. - Она за себя постоять сможет.
   Он выбежал на уступ и скрылся за поворотом. Рон ещё раз вытер ладонь и замёл капли крови на земле. Пыль осела на них и образовала нечто вроде капелек. Рон вышел из укрытия и устремился вслед за Плутом. Теперь он бежал и не боялся, что упадёт вниз. Появилась надежда на счастливый конец, если даже такое холодное сердце, как сердце Катти, растаяло...
  

Глава 11

Опасность не дремлет.

   Рон забежал за поворот и увидел, как болото поглощает тело грифона. В его сердце красуется шестерёнка, а Катти ждёт их на берегу. Гнев сошёл с её лица и неприятные морщинки разгладились. Она прекрасна, спорить с этим будет лишь сумасшедший. Но она девушка-кошка, а он человек, в котором скрыто Рождение. И если бы Плут не сказал ему о чувствах Катти, осмелился бы он дать волю чувствам? Стоп, что с тобой, Рон. Феромоны в голову ударили. Прочь, гнать их из головы, сейчас не время.
   Рон сбежал с узкой тропы на берег, где его ждали Плут и Катти.
   - За перевалом есть пещерка, там мы сможем отдохнуть и перекусить, - сказал Плут.
   Верхушка горы подёргивалась и отдельные птицы начинали слетать вниз. Три фигуры устремились через горный перевал. Странно, но крысопсов они не встретили, несмотря на десятилетний перерыв Плут ориентировался в здешних местах. Пыль клубилась вокруг них, оставляя позади заметный шлейф. Рон на бегу достал компас и карту Твена. Голографическая модуляция пройденного пути послужила основным стержнем для продолжения карты, а поперечное пятидесятикилометровое сканирование дорисовало рельеф.
   - Это тебе зачем? - удивилась Катти.
   - На случай, если останусь один, - ответил Рон и улыбнулся.
   - Грифоны позади! - крикнул Плут.
   Рон обернулся и увидел позади несколько мутантов. Они походили на статуи древнеегипетских богов докатастрофичного периода. Катти метнула сразу три шестерёнки и отсекла двух преследователей.
   - Их привлёк шлейф пыли, - кричал Плут, - скорее в пещеру.
   "А может, вкус крови", - подумал Рон и сжал окровавленную ладонь. Он побежал к пещере. Чёрная туча двигалась в их сторону, она изрыгала ругательства и угрозы, готовясь разнести Рона и его друзей в клочья. Катти приземлила ещё восемь грифонов, прежде чем один из них схватил Рона. Его острые когти впились мальчику в спину и оторвали от земли. Рон выхватил кинжал и проколол одну из лап монстра. Грифон взмыл вверх и выпустил Рона, оставив на его спине глубокие кровоточащие раны.
   - Они сходят с ума от запаха крови! - обомлел Плут. - Рон, быстро в пещеру...
   "Я и сам знаю, что ты мне указываешь", - подумал мальчик. Он вскочил на ноги и развёл лопатки в сторону. Тёмная кровь брызнула из ран и окропила землю. Катти орудовала кинжалом, набрасываясь то на одного, то на нескольких грифонов. Плут ждал у входа в пещеру и причитал. Рон скатился по склону холма и Плут затолкал его в узкий проход.
   - Катти, мы готовы! - крикнул Плут и нырнул в каменный проём.
   Катти достала последние шестерёнки и метнула их в грифонов. Образовался зазор в несколько метров. Она прыгнула и, пролетев с десяток метров, оказалась у пещеры. Чтобы не было погони, Катти достала шашку и завалила проход.
   - Мы действовали слишком медленно, - сказала она. - В следующий раз грифоны нас не простят...
   - Не хотелось бы вас огорчать, но кажется, здесь нет другого выхода, кроме как того, который мы завалили, - сказал Плут.
   - Ошибаешься, - раздался голос из темноты, - здесь есть другой выход...
   Все трое приготовились защищаться. Плут оказался ближе всех к опасности, но не отступил. На него смотрела Катти и он не поддался страху.
   - Кто здесь, выходи! - крикнул он и приблизился к стоящему за ним Рону.
   - Не беспокойтесь, мы не причиним вам вреда, - сказал голос из темноты, - мы такие же как вы...
   - Конвоиры?
   - Да, конвоиры.
   Катти опустила кинжал, то же самое сделал Рон. Плут ещё некоторое время стоял с поднятым вверх оружием, пока Катти не подошла и не опустила его руку.
   - Как вы здесь оказались и почему не пошли через центральные хребты?
   - То же самое мы можем спросить у вас? - люди всё ещё стояли в темноте, хотя Катти подожгла одну из сигнальных ракет.
   - Вы говорите, здесь есть другой выход, где он? - сменил тему Рон.
   - А зачем мы должны его вам показывать, - сказал голос, - где гарантия, что вы и его не завалите.
   - Хотите жить, покажете, - пригрозила Катти, - прокололись же... показывайте.
   Несколько фигур потоптались в темноте, а затем вышли на свет.
   - Меня зовут лорд Морсби, а это мои слуги Сэм и Вон.
   - Лорд, говоришь, - усмехнулся Плут. - И где ты получил такое звание?
   - Моего предка нарекла сама королева, а он передал это звание лучшему представителю следующего поколения, тот передал его одному из сыновей и так далее, пока оно не дошло до меня.
   - Ты, значит, лучше всех? - передразнил Плут.
   - Я, в отличие от вас, добрался сюда не дав себя обнаружить.
   - Не моя в том вина.
   - Заткнитесь! - крикнула Катти и оба спорщика прикусили языки. - Нашли время, трещотки подколодные... Лорд Морсби, показывай выход.
   Морсби включил саморазрядный светильник и передал его Вону. Вместе с Сэмом они устремились вглубь пещеры. Туннель был широким и удобным, раньше здесь был переход, срезающий окрестную петлю вдвое, но с тех пор, как появились грифоны, пещеру забросили и про переход забыли.
   - Вас всех назначили конвоирами? - спросил лорд Морсби.
   - Нет, только меня, - ответил Рон.
   - Я уже бывал в Даосе, но не прошёл отбор, - сказал Плут.
   - Во попали в Даос и вернулись обратно живым, это поразительно! - воскликнул лорд Морсби. - Но мне говорили, что всех, не прошедших отбор, уничтожают, чтобы уменьшить число претендентов... это неправда?
   Плут замялся и почесал затылок.
   - Это правда, но мне удалось сбежать.
   - Потрясающе! - крикнул Морсби. Он чуть не выронил из рук чёрный котелок, покрывавший его густые локоны. - Я никогда не слышал, чтобы кто-то уходил от саритов... Как вам это удалось?
   - Ну... долгая история... когда мы поняли, в чём дело, я...
   - Впереди проход! - крикнул Сэм.
   Плут остановился. Капля пота стекла по его лбу и он смахнул её рукой. Впереди горело серое отверстие в форме рубленной раны.
   - Почему мы остановились? - спросила Катти.
   - Дальше идти нельзя, - сказал Сэм.
   Вон жестами показал, что там кто-то есть.
   - Он немой, но опасность чувствует за версту, - сказал Сэм. - Вон говорит, что впереди прячется чудовище.
   - И это ваш выход, - вздохнула Катти. - Ничего другого найти не могли...
   Она пошла вперёд. Рон последовал за ней, но Плут остановил мальчика.
   - У неё не будет времени спасать твою шкуру... Подождём здесь.
   Катти прокралась вперёд и затаилась. Если впереди монстр, то он знает, что к нему пришли гости. Должно быть, у Вона развита исключительная интуиция, если Катти ничего не чувствует. Она выглянула из-за камня, который даже под землёй покрылся пылью, но ничего не увидела. Она пробежала ещё дальше и снова спряталась. Нет, никого... Впереди никого нет. Слуга лорда Морсби ошибся. Катти хотела подать знак, что всё чисто, но решила перестраховаться. Она зажгла ракету и кинула её вперёд, по привычке отскочив от места, с которого производился бросок. В тот самый момент пещера у выхода затрещала и камни размякли. Они превратились в желе, которое набросилась на петарду и уничтожило её. Издав утробный стон, масса паутиной расползлась по пещере и охватила несколько десятков метров. Никого не обнаружив, желе расползлось по стенкам и замерло.
   Катти одним прыжком вернулась на место.
   - Вы здесь всё осмотрели? - спросила она у Морсби.
   - Здесь недалеко есть ещё один рукав, до конца которого мы не дошли, - ответил лорд, - он уходил вниз, и мы посчитали, что там обитают серебрии...
   - Тут нам не пробраться, придётся идти по тому туннелю, - сказала Катти.
   - Что это за существо было? - спросил Рон, когда они двинулись в путь.
   - С таким я ещё не встречалась, - ответила Катти.
   Рон никогда не видел ничего подобного. Забытые земли не давали расслабиться ни на минуту. Оглядываясь назад, он всё время ожидал увидеть опасность, рука не выпускала кинжал, а в кармане лежала заточенная шестерёнка. Они спускались вниз, сжигая одну ракету за другой. Вон останавливался через каждые пятнадцать метров и прислушивался к интуиции, за ним шли лорд Морсби и Сэм. Плут крутился рядом, пытаясь обнаружить что-нибудь интересное. Замыкали колонну Рон и Катти.
   Они прошли по крутому скользкому спуску и остановились. Вон почувствовал опасность и принюхивался к воздуху. Он стоял так почти три минуты, пока не схватился за голову и не обернулся назад. За ними на расстоянии броска ползли черви, каждый из которых был размером с круного удава.
   - Отрезали пути к отступлению, - пробормотал лорд Морсби. - А они умные твари...
   - Это мы сглупили, - сказала Катти. - Должны были внимательнее следить за обстановкой...
   Она смотрела на Рона, как на провинившегося. Но ему сейчас было не до этого. Червь размером со змею размахивал перед его носом и постукивал круглым, как у пиявки, ртом.
   - Шестерёнки остались? - спросила Катти, отступая к основной группе.
   - Есть одна, - ответил Рон.
   - Позвольте мне, - сказал лорд Морсби и выступил вперёд, - негоже девушке всё время нас защищать.
   Он покрутил котелок в руках (это действие с некоторых пор стало нервировать Плута), а затем опустил в него руку и вытащил маленький шарик.
   - Вызывает нейронный психопаралич, - сказал фокусник. - Для этих червей самое то...
   Он подкинул шарик червю и тот проглотил приманку. Морсби щёлкнул пальцем и червь забился в судорогах.
   - Вуаля! - лорд извлёк ещё несколько шариков и кинул их червям.
   Подземные существа, которых так испугался Рон, проглатывали наживки и падали навзничь.
   - Как у него это получается? - спросила ошарашенная Катти.
   - Наш хозяин и не такое умеет, - ответил Сэм и захлопал в ладоши. К нему присоединился Вон. - Его обязательно возьмут на Гею.
   Когда черви в зрительном радиусе были уложены, Морсби зашагал дальше.
   - Я преклоняюсь перед вашим талантом, - сказал Плут, - вы из котелка любую вещь можете достать, да?
   - Нет, - рассмеялся Морсби, - но кое-чем удивить могу...
   Они прошли ещё немного, когда Вон остановился и покачал головой.
   - Дальше хода нет, их слишком много... - сказал Сэм.
   - Придётся возвращаться назад, - вздохнул Плут.
   - Попробуем затушить наши ауры, - предложил Морсби. - Черви слепы, они реагируют на тепло и движение. Что, если мы превратимся в живые камни...
   - У нас получится? - спросила Катти.
   - Почему бы не попытаться, - ответил Морсби. - Проблема только с избранными, то есть со мной и Роном, наши ауры ярче и их сложнее будет затушить.
   - Без Рона я не пойду, - сказала Катти.
   - А мы и не собираемся никого оставлять. Вначале пойду я, чтобы проверить безопасность пути, затем пойдут все остальные, а замыкать будет Рон. Я смогу прикрыть его только сконцентрировав все силы, когда со всех остальных пелена будет уже снята.
   - Я пойду вместе с ним, - сказала Катти. - Магия магией, но оставлять его одного я не собираюсь...
   - Со мной всё будет в порядке, - вступил в разговор Рон. - Лорд Морсби справится с моим прикрытием...
   - Ну как, вы решили? - спросил Морсби после некоторого молчания...
   - Я справлюсь, - сказал Рон. - Начинайте...
  

Глава 12

Вспышка в темноте.

   Лорд Морсби надел котелок и три раза хлопнул в ладоши. Образ его потускнел и стал полупрозрачным. Он превратился в призрака.
   - Как только переберусь на ту сторону, дам вам знать, - сказал лорд и вошёл в царство червей.
   - Так как вам всё-таки удалось сюда добраться? - спросил Плут у Сэма.
   - К хозяину пришёл вестник и выдал оповещение... - ответил Сэм.
   - Только не говори, что вы живёте в Твене...
   - Раньше мы жили в солнечной Аэлисте, там у нас было большое поместье с выходом к Центральному морю. Всё было хорошо, пока с внешней орбиты не стали поступать противоречивые сведения о состоянии стенки. Хозяина взволновал этот вопрос и он обратился за помощью к друзьям из центра космических слежений. Они сказали ему... - Сэм напряг мысли и от этого брови его надвинулись на нос. - Я не помню, что они ему сказали, но там что-то со стенкой произошло... она не лопнула, но находилась на грани. Её атаковали эти, как их там...
   - Нагуали, - подсказал Рон.
   - Да, они самые. Центральные районы эвакуировали на Гею и мы должны были попасть в тот поток, но хозяин не прошёл отбор. Оказалось, что его аура не самая мощная из потока претендентов...
   - А дважды с одного района не вызывают, - сказал Плут. - Теперь понятно, почему он оказался в Твене. Здесь людей как микробов в стерильной банке, а конвоиров и того меньше.
   Он переглянулся с Катти и они о чём-то договорились. В это время Вон подпрыгнул и превратился в полупрозрачного призрака.
   - Хозяин прошёл! - вскрикнул Сэм и снова захлопал в ладоши.
   Вслед за Воном прозрачным стал и разговорчивый непоседа. Он чуть ли не вприпрыжку поскакал по телам червей. Теперь оставалось ждать. Больше всех волновался Плут, если он не станет прозрачным, значит, Морсби их бросил. Прошла минута, но чуда не происходило. Сэм должен был уже достигнуть безопасного места, а это означало... Плут обернулся к друзьям, но тут его тело стало тускнеть, пока не превратилось в прозрачную дымку. Он улыбнулся. Лорд их не бросил. А то уж Плут подумал...
   - Быстрее, у меня заканчиваются силы, - прозвучало в голове Плута. - Я не смогу держать тебя в таком состоянии вечно.
   Плут махнул рукой и исчез в темноте. Следующей должна иди Катти. Рон обнял её, как будто эта минута была для них последней.
   - Может, я не смогу пройти, - сказал Рон. - Морсби бросит меня на половине пути.
   - Этого не произойдёт, - ответила Катти, - я не брошу тебя на растерзание червям, и он пожалеет, что встретился со мной.
   - Почему вы забеспокоились, когда узнали, что Морсби был не в первый раз конвоиром?
   - Я не знаю, просто подозрительно это, - сказала Катти.
   Она побледнела и превратилась в призрака.
   - Встретимся на той стороне, - сказала она и убежала в царство червей.
   Рон остался один. Жутко было в тёмной пещере, где опасность дышала в затылок на каждом шагу. Рон обхватил себя за плечи и присел. Что ж, отец учил его быть сильным и не поддаваться коварствам жизни. Негоже это было интраморфу, каковым Рон себя считал. Он подумал о саритах. Должно быть, они убили Ставра и теперь гонятся за ним по забытым землям... Ну да ладно, пусть попробуют пройти крысопсов и грифонов без проводника.
   Его образ стал полупрозрачным, но не таким, как у других. В нём было что-то материальное. Морсби. Рон попытался затушить собственную ауру, но у него ничего не получилось. И тогда он со всех ног бросился сквозь червивое царство. Мерзкие твари были везде, сверху, снизу, сбоку... Они вздрагивали, когда Рон наступал на их скользкие тела, потому что он не был призраком, он был реальным. Один из червей почувствовал опасность и ушел вниз. Рон споткнулся о бугор его спины. Он упал и повалился на груду скользких тел. Черви шевелились и барахтались, чья-то присоска попыталась впиться в Рона, но мальчик пнул её и побежал дальше. Где же этот переход, где же он. Полупризрачный образ стал отходить и Рон превратился в мигающее между сумеречным миром и миром реальности существо. Рон испугался мысли, что смерть его настигнет среди кольчатых червей. Он выхватил кинжал и сжал в руке шестерёнку. Где же конец... Пещера поворачивала на девяносто градусов и уходила по прямой. Рон материализовался в реальность и мигания прекратились. Кольчатые черви задёргались, его аура вспыхнула в тёмном царстве и Рон превратился для них в лакомую добычу. Сотни червей, кольчатые, земляные, черви-выползки, пиявки... У всех круглые рты и кривые, загнутые внутрь щётки. Рон рассёк кинжалом пространство. Черви забаррикадировали выход. Рон закричал. Он размахивал кинжалом и шестерёнкой налево и направо, но слизкая тварь обхватила его шею и повалила на землю. Рон вонзил кинжал ей между колец. Из чрева существа хлынула чёрная жидкость. Второй червь упал на него сверху и стал давить. Рон рассёк его шестерёнкой и слизь вперемешку с внутренней жижей червя залила мальчика с ног до головы. Его привкус был нечто средним между землёй и тухлятиной.
   - Чтоб вас нагуали задрали! - кричал Рон, размахивая кинжалом.
   Он повалил ещё трёх червей, прежде чем они обхватили его со всех сторон. Рон приготовился выйти в астросферу и разорвать пространство. Но тут раздался крик Катти. Она бежала к нему, разрубая червивые лианы. Высвободив Рона, Катти подняла его толкнула вперёд.
   - Беги и не останавливайся, я за тобой, - крикнула воительница.
   Рон побежал. Под ногами хлюпали мягкие тела убитых червей вперемешку с жижей. Он бежал и черви набрасывали на него. Но Катти отбивала все атаки. Наконец они выбежали в безопасное место. Морсби лежал без сознания. Тело его охватила судорога, глаза закатились.
   - Хозяин не смог совладать с твоей энергией, - хныкал Сэм.
   - Лорд Мосби отдал все силы, - добавил Плут.
   Тело Морсби покрыли мурашки. Котелок скатился с головы и лежал рядом. Локоны измазались в земле и грязи.
   - Да уж, я тоже чуть не погиб, - сказал Рон. - Поднимайте его, здесь нельзя оставаться.
   Сэм и Вон взяли хозяина под мышки и потащили. Катти отбивалась и гнала всех вперёд. Туннель подошёл к выходу. Как долго они этого ждали. Плут присоединился к Сэму и Вону и они втроём вытащили его наружу. Свежий воздух ударил в ноздри, как нашатырка. Открытое пространство, пусть пыльное и серое, радовало глаз. Рон прикрыл веки, которые не сразу привыкли к свету. Катти вышла из пещеры дикая и обозлённая.
   - Проще было пройти по центральному хребту, нежели здесь, - сказала она.
   - На центральном хребте нас бы уже убили, - сказал Плут.
   - Что теперь будем делать?
   - Как только лорд восстановится, мы отправимся к Плоской долине. Там нет укрытий. Надо будет бежать и надеяться, что никто нас не увидит.
   - Хочу уничтожить всех этих гадов до единого, сказала Катти.
   - Тебе представится такая возможность, - пробормотал Плут. - А пока отдыхаем, впереди долгая дорога.
   Рон присел и посмотрел на Морсби. Лорд всё ещё находился без сознания, губы его подрагивали, выкрикивая имя. Рон... он выкрикивал его имя. Что ж, лорд Морсби, придётся объясниться, когда вы очнётесь...
  

Глава 13

Новый этап.

   Один из великих учителей говорил, что мы не властны над жизнью, что она расписана до мельчайших подробностей с начала и до конца. Если ты занесёшь кинжал над жертвой и убьёшь её, значит, так и должно быть, если занесёшь кинжал и промахнёшься, значит, судьба так распорядилась, а если ты занесёшь кинжал и проткнёшь себя, то значит, ты больше не нужен Конструктору, твоя миссия на Земле закончилась. Спорить с этим сложно, потому как действо, нами совершённое, изменить уже нельзя, а предсказывать его до совершения никто не станет. Рон сидел напротив лорда Морсби и думал. Что, если бы он не выжил там, неужели Конструктор дал бы ему погибнуть. Хотя кем он был в большом мире... даже не молекулой, даже не тысячной её частью. Он никто, вряд ли космос пострадает из-за потери такого, как он. Рождение, что это такое, как им пользоваться, и для чего оно вообще дано? Рядом нет никого, кто дал бы ответы на эти вопросы, единственный, кто мог всё объяснить - его отец, умер. Катти подошла и присела рядом.
   - Как ты?
   - Как после встречи с сотней червей...
   - Добро пожаловать в реальный мир, - улыбнулась Катти.
   - Да уж, лучше бы я витал в облаках, - сказал Рон. - Далеко отсюда Даос?
   - Не знаю, Плут говорит, что далеко. За горами лежит поле Ненависти и долина Страха...
   - Встретятся твари хуже червей?
   - Не беспокойся, для меня это не в первой... Мы попадём в Даос.
   - Да уж. Твоя шестерёнка мне помогла там, в темноте. Да и кинжал тоже, - сказал Рон. - Без них меня бы сцапали в две секунды.
   - Рада за тебя, - рассмеялась Катти. - А ещё тебе помогло то, что я пришла на помощь вовремя.
   - Ты же мой ангел-хранитель.
   - Мы доберёмся до Даоса и тебя отправят на Гею. Чем бы ни было это Рождение, оно значимо для всех нас.
   Рон вздохнул и опустил голову ей на плечо.
   - Быть может, но надо ли оно мне? Я думал о судьбе и вопрос остался открытым: мы ли её выбираем или за нас решают наверху?
   - Выбираем, быть может, и не мы, но решать, что с ней делать, только нам, - сказала Катти.
   Рон согласился.
   - Как думаешь, скоро сюда прибудут сариты? - спросил он.
   - Скоро, - ответила Катти. - В этих тварях я не сомневаюсь. Как только Морсби восстановится, мы продолжим путь.
   В это время Плут достал пожитки и позвал ребят перекусить.
   - Консервы - великая вещь, которую никто ещё не смог переплюнуть, - сказал он, открывая банки с продуктами.
   - Я солнцем, - отказался Рон.
   - Ни в коем случае. Любой контакт вне тела приведёт к обнаружению. Сариты сканируют все уровни, кроме низшего. Если ты в них выйдешь, то нам будет не до обеда, - сказала Катти.
   Рон не пробовал мяса и рыбу с тех пор, как научился выходить в астрополя и питаться космической праной. Его желудок атрофировался и мог принимать только лёгкие продукты. Плут зачерпнул полную ложку мяса и опустил её в рот.
   - Вкуснятина!!! - крикнул он. - Ничего слаще в жизни не пробовал. Ешьте, неизвестно, когда будет следующий привал.
   Рон посмотрел на стоявшую перед ним банку. Надо есть. Если он не будет потреблять пищу, то потеряет силы и упадёт на полпути. Он захватил маленький кусочек консервы, положил себе на язык и почувствовал вкус жирной пищи. Как он противен. Рон пососал кусок, пока он не стал совершенно пресным, а затем разжевал. Мясо застряло между зубов и Рон выковырял куски языком. Затем проглотил мясо. Желудок принял пищу так, словно ему подкинули взрывпакет. Рон схватился за живот и чуть не выплюнул всё наружу.
   - Аккуратнее друг, все мы проголодались, - посмеялся Плут. - Не стоит спешить.
   - А есть овощи или фрукты? - спросил Рон, отодвигая от себя банку.
   - Что такое, пища испорченна? - удивился Плут.
   - Нет, я праной питаюсь...
   Плут недоумевающим взглядом посмотрел сначала на Рона, затем на банку.
   - Воздухом, что ли?
   - Не воздухом, а праной. Энергией космоса и солнца.
   Плут помотал головой и достал из рюкзака банку с законсервированными овощами.
   - Спасибо.
   - Странный ты, воздухом питаешься, тела разные из себя выделяешь... Не зря за тобой сариты охотятся.
   - Да уж, наверное.
   Сэм и Вон поглощали еду с межгалактической скоростью.
   - Потише, ребята, - посмеялся Плут. - Такими темпами вы и Землю съедите. Чёрной материи ничего не оставите.
   Сэм засмущался, а Вон не обратил на это замечание никакого внимания. Рон улыбнулся. Наступил тот редкий момент, когда можно было расслабится. Но забыть о стенке и нагуалях он не мог. Рон не хотел думать о том моменте, когда придётся расставаться с Катти и другими ребятами. Они столько прошли вместе, что стали семьёй друг для друга. По крайней мере, для Рона уж точно.
   - Вот и наш больной пришёл в себя, - сказал Рон, указывая на ворочающуюся у камней фигуру Морсби.
   Первым делом он нащупал рядом с собой котелок и отряхнул его.
   - Интеллигент, он и в пустыне остаётся интеллигентом, - посмеялся Плут. - Сэм, Вон, что сидите, помогите хозяину подняться.
   Слуги бросили есть и устремились к лорду. С их помощью Морсби подошёл к столу.
   - Вы тоже праной питаетесь? - спросил Плут, - и земная пища вам не по вкусу.
   - Ну что вы, - ответил Морсби. - Я не такой уникальный, как наш мальчик.
   Его взгляд застыл на образе Рона. Рон опустил глаза и принялся за еду. Лорд Морсби что-то узнал про него. Закончив с "пиршеством", Рон поблагодарил всех и отошёл от стола. Он смотрел на солнце, теребя в руках небольшой камешек. Как он уйдёт от Катти, которая столько раз спасла ему жизнь. Пусть они ещё не дошли, пусть надо преодолеть столько препятствий, но всё же... Как? Рон осмотрел переход. За ним начиналась Плоская равнина. Переход вилял и в некоторых местах исчезал из поля видимости. Рон увидел крысопса. Он вышел из-за груды камней и шёл прямо на него. Ему даже показалось, что он смотрит мальчику в глаза. Рон мотнул головой.
   - Что с тобой?
   Рон вздрогнул и обернулся. Катти улыбалась. Он оглянулся, но крысопёс исчез.
   - Так, показалось, - сказал мальчик.
   - Показалось что? - переспросила Катти.
   - Я видел крысопса вон на той дороге, - он указал на переход, - но это лишь иллюзия.
   - Он был настоящим, - сказала Катти. - Плут, Сэм, собирайте пожитки, мы выдвигаемся в путь.
   - Есть обходной путь на Плоскую долину? - спросила Катти.
   - Нет, если ты не умеешь летать, - ответил Плут.
   - Если вы позволите набраться мне сил, то я могу сделать нас невидимыми, - сказал Морсби, - и мы проберёмся по хребту незамеченными.
   - Так вот как вы прошли хребет грифона, - догадалась Катти. - У нас нет времени, скоро сюда нахлынет волна крысопсов.
   Они выбежали на основную тропу.
   - Сможете завалить проход по моему сигналу? - спросила Катти.
   - Думаю да, - ответил Морсби.
   - Я поведу, - сказала Катти. - Рон в центре, Плут слева, Сэм и Вон справа, лорд Морсби, вы замыкаете.
   Морсби кивнул. Рон поморщился от такого расклада. Его берегли, как царскую корону.
   Крысопёс не был воображением Рона. Как только ребята оказались на дне перехода, с близлежащих скал посыпались камни. Морсби создал защитное поле, которое удержало булыжники. Крысопсы кинулись добивать жертвы. Основная банда ещё не подошла, поэтому их было всего два десятка. Плут вскрикнул, когда увидел их разинутые пасти. Рон достал кинжал и толкнул Плута в середину группы. Он швырнул шестерёнку и поцарапал одного из крысопсов. Зверь зарычал и бросился на Рона. Мальчик присел, готовясь сделать ответный выпад.
   - Не отрываемся от группы, двигаемся вперёд! - крикнула Катти и швырнула кинжал крысопсу промеж глаз.
   Туша шлёпнулась перед Роном как мешок с костями. Рон вытащил кинжал и кинул его обратно Катти. Плут осматривался по сторонам и кричал, с какой стороны приближается опасность. По сути дела, он кричал и размахивал руками в разные стороны не переставая, так как крысопсы дождём сыпались на ребят. Лорд Морсби вынул из котелка знакомые самовзрывающиеся шарики, которые теперь были с липучкой, и передал несколько штук Сэму и Вону.
   - Метайте, друзья, и не промахивайтесь, - крикнул он.
   Слуги взяли шары и приготовились. Сэм бросил один из шаров в крысопса, находившегося в шестидесяти метрах от него. Хорошо, что он неплохо кидал и попал зверю в ногу. Шарик взорвался и оторвал монстру конечность. В таком же ключе Сэм, с переменным успехом, раскидал остальные данные ему снаряды. Вон, между тем выжидал. Он не хотел тратить шары попусту.
   - Вон, кидай уже, - крикнул Сэм, как только крысопсы оказались в тридцати метрах от них.
   Вон сжал в руке шар.
   - Быстрее, они сейчас набросятся! - завопил Сэм.
   Вон поднял руку для броска.
   - Боже, Вон, ты самоубийца!!! - визжал Сэм.
   Вон бросил шар, когда зверю оставался один бросок. Взрыв прозвучал под боком у ребят, но никто, кроме Плута, не оглянулся. Все знали про выдержку и хладнокровие немого слуги. Вон долго целился, но ни разу не промахнулся. Хотя звериные ошмётки летели ему чуть ли не в лицо. Группа ребят вошла в узкий проход. Здесь основная волна атаки оказалась позади и Катти прыгнула рядом с Морсби, оставив Плута указывать дорогу. Плут побежал вперёд как пришпоренный конь, но Катти его притормозила.
   - Держимся вместе, нам нельзя растягиваться в струну...
   Сэм попросил ещё несколько шариков, указывая на крутые склоны. На них сидели грифоны, одиночные охотники, отбившиеся от стаи.
   - Только метай точно, а то камнепад устроишь, - предупредил Морсби.
   Сэм взял шарики. Он настраивался на бросок, благо полуптицы не нападали. Три десятка бросков и лупоглазые твари со склонов исчезли.
   - Взрывайте! - скомандовала Катти. - Взрывайте, лорд Морсби. Это самое узкое место в переходе.
   Лорд Морсби сгенерировал энергию в руках и направил её в отвесные склоны. Порода загудела и огромные булыжники завалили тропу.
   - Они замучаются их преодолевать, - сказала Катти, - у нас есть время скрыться в плоской долине.
   Через десять километров перед ними открылась плоская и абсолютно ровная поверхность.
   - Она искусственная? - удивился Рон.
   - Естественная, - ответил Плут, - потрясающе, не правда ли...
   - Да, такого мне ещё не приходилось видеть, - сказал Рон. - Она большая.
   - Маленькая, - ответил Плут, - всего одна тысячная световой секунды.
   - Двести девяносто пять километров, - уточнила Катти.
   - Да.
   Рон размял пятки.
   - Я предлагаю лететь, - сказал лорд Морсби.
   - Что вы сказали? - спросил Плут.
   - Раз я не сделал нас невидимыми и сохранил силы, то теперь могу перенести нас через Плоскую равнину.
   - Это было бы прекрасно. Дело в том, что на равнине встречаются адовы черти, с которыми даже ты, Катти, вряд ли справишься.
   - Решено.
   Лорд Морсби достал из котелка (ох уж этот котелок) длинную вуаль и расстелил на земле.
   - Это суббиологическая основа, - пояснил лорд, - растёт на свежем воздухе как дрожжи.
   Через три минуты материя увеличилась в пять раз.
   - Залезайте, - скомандовал Морсби.
   Вуаль поднялась на трёхметровую высоту, чуть-чуть прогнувшись под телами сидящих, и понеслась к горизонту. Волосы Катти и Морсби развевались на воздухе, а у Рона глаза превратились в маленькие щёлочки. С разных сторон на них смотрели существа, жаждущие проглотить путников, но лорд умело управлял вуалью и всякий раз ускользал от опасности.
   - Ловко у тебя получается, - похвалил Плут.
   - Спасибо, - ответил Морсби. - Этот биоорганизм умирает, высадимся за тем бугром...
   Ребята прибыли на место и странный биологический экземпляр отошёл в мир иной. Первым делом Катти осмотрелась по сторонам.

Глава 14

Поле Ненависти.

   Рон посмотрел на безжизненную чашу. Невысокие холмы окаймляли её и многочисленные потоки ручьёв стекали к центру. Изредка пелену серых туч разрывали одинокие солнечные лучи, но через секунду тучи вновь их съедали.
   - И какие там причуды? - спросила Катти.
   - Призраки, - ответил Плут, - а ещё там живёт Паучий Проповедник.
   - Паучий Проповедник, - повторил Сэм и зажмурился.
   - Да, он управляет призраками ...
   - Неужели вы верите в эту чепуху, - произнесла Катти. - Призраков не бывает, это плод больного воображения.
   - Войдёшь туда, сама всё увидишь, - сказал Плут. - Мы тоже думали, что всё это сказки, а оказалось...
   - Призраки они или нет, но с бестелесными существами у нас будут проблемы, - сказал лорд Морсби. - Их защитными экранами и гамма-разбивкой не остановишь.
   - Да и атмосфера здесь своеобразная, - продолжал Плут, - негативная какая-то...
   - Она перестала быть праздничной ещё со времён Большой Катастрофы, - подметила Катти.
   - Я единственное вам посоветую, - сказал Плут. - Держите себя в руках и не проявляйте эмоций. Это тебя касается, Сэм.
   Слуга Морсби словно не услышал этих слов. Он смотрел на долину и представлял, какие кошмары его там ждут.
   В долине не росло ни одного дерева. Столь разительные ландшафтные отличия бросались в глаза. Рон присел и ощупал пожухлые растения.
   - Здесь ещё живут гибридные архаиды?
   - Это ещё кто такие? - спросил Плут.
   Морсби погладил трость (это была его любимая привычка) и откашлялся.
   - Архаиды не приспособились к окружающей среде, - сказал он.
   - Но нам говорили, что их колония достигла двадцати тысяч...
   - Фильтровать данные из общей инфосреды сложно, - сказал Морсби. - Поэтому мы, не задумываясь, проглатываем недостоверную наживку.
   - Но их было так много...
   - Все они погибли. Внедрение клеток разума в зелёные волокна потерпело неудачу. Существа, выращенные в лаборатории, не способны жить в естественной среде. Закон жизни.
   - Забудьте вы об этих растениях, - прервал жаркую беседу Плут. - Нам идти надо. Вряд ли пущенные на наши поиски сариты так много разговаривают.
   - У них сенсорные датчики и центральная система мышления.
   - Как и у каждого из нас... Кто пойдёт вперёд?
   Плут стоял на месте и не хотел возглавлять колонну.
   - Первые здесь всегда умирают, - сказал он. - А убивают их позади идущие. Я ничего не имею против ваших слуг, лорд Морсби, но первым всё равно не пойду.
   - Хорошо, Сэм и Вон пойдут впереди. Но ты будешь следующим.
   - Я буду следить за вами, - сказала Катти. - Надеюсь, в моих нервишках ты не сомневаешься.
   - В этой долине я не уверен даже в себе...
   - Сэм, Вон, следуйте вперёд, - приказал Морсби.
   - Вы нас будете прикрывать, хозяин? - спросил Сэм.
   - Обязательно, - сказал Морсби.
   Они вступили в болотистое и вязкое месиво долины.
   - А вода здесь обыкновенная, - подметил Морсби.
   - Да уж, не такая холодная, - подтвердил Рон.
   Они скатились с крутого холма. На ложбине воды было ещё больше и здесь пожухлые растения походили на экспонаты каменноугольного периода. Их длинные лианоподобные отростки путались в ногах и мешали движению. Сэм несколько раз упал, прежде чем прошёл первые тридцать метров. Вода не впитывалась в почву, она стояла на поверхности и булькала под ногами путников.
   - Вода здесь для того, чтобы сохранить влажность, - пояснил Плут. - Призракам удобно прятаться в туманной пелене...
   - А я думала, что вода стоит из-за частых ливней, - сказала Катти, и в подтверждение её слов пошёл моросящий дождь.
   Сэм в очередной раз плюхнулся лицом в болотную жижу. Он упёрся руками в твёрдую, изрезанную трещинами землю.
   - В этих землях нет почвы, - сказал Морсби, - всю её вывезли ради благоустройства центральных земель...
   - На их место должны были прийти архаиды. За две тысячи лет они бы восстановили естественный покров этих мест, - вздохнул Рон. - Мне казалось, что здесь царит цивилизация и восстановление идёт полным ходом.
   - Один из аспектов райской жизни - это сокрытие многих проблем, - усмехнулся Плут.
   - Я не говорил, что живу в раю, - огрызнулся Рон.
   - Заметь, я этого тоже не говорил...
   - Не строй из себя умника, все поняли твой намёк.
   - А ты не горячись. Твоя вспыльчивость сыграет с нами злую шутку.
   - Оно живое, - завизжал Сэм. Его крик был настолько пронзительным, что даже зомби в Долине Скорби навострили уши.
   От неожиданности Плут упал на спину и вода в какой-то момент поглотила его. Катти закрыла собой Рона. Вон и Морсби мигом оказались около Сэма.
   - Покажи руку.
   Сэм встал на колени и поднял трясущиеся руки. На одной из ладоней красовался яркий след от ожога.
   - Что ты почувствовал? - спросил Морсби.
   Сэм находился в шоке и не мог ничего ответить. Рука его дёргалась, а на месте ожога взбухли кровавые пузыри.
   - Сейчас всё будет нормально, - сказал лорд и достал из внутреннего кармана маленькую упаковку.
   Дав слуге таблетку успокоительного, он осмотрел взбаламученную в месте инцидента воду.
   - Неужели ты ничего не почувствовал, - обратился Морсби ко второму слуге.
   Вон развёл руки в стороны. Интуиция молчала. Ему ничего не угрожало, быть может, это существо само испугалось прикосновения Сэма.
   - Утопить тебя мало, - выругался Плут, как только откашлялся и пришёл в себя. - Я чуть не обделался от твоего крика.
   - Он не виноват, - заступился за слугу Морсби.
   Только спустя несколько минут Сэм почувствовал боль в ладони.
   - Среди нас нет врачей? - спросил Морсби. - Раз так, то мне придётся на некоторое время отлучиться и воспользоваться инфосферой.
   Он приказал Вону следить за тем, чтобы его тело случайно не захлебнулось. Затем он сел в воду и оперся о небольшой, торчащий из воды сгусток травы. Благодаря исполинским размерам, она его прекрасно держала. Морсби закатил глаза и вышел из тела.
   Рон задумался. Мутации в этих местах были явлением обыденным. Что, если не все архаиды погибли. Вполне возможно, некоторые из них мутировали и приспособились к местным условиям. Но они по определению не должны вести себя агрессивно. Их создавали для миссионерских экспедиций к "испорченным" землям, и позитивный настрой вкупе с доброжелательностью являлись главным залогом их удачного освоения. Отец говорил, что архаиды освоили эти места и здесь идёт процесс восстановления, но на самом деле всё оказалось иначе. Но всё же, можно допустить, что этот ожёг был защитной реакцией мутировавшего архаида.
   - Водяных нам ещё не хватало, - поморщился Плут.
   Вон обошёл то место, где Сэм столкнулся с чем-то необычным, но ничего не обнаружил. На болото опустился густой туман.
   - Всё в порядке, Сэм, твоя рана косметического характера.
   - Я буду жить? - спросил прослезившийся Сэм.
   - Будешь, - улыбнулся Морсби. - У тебя на ладони лишь царапина.
   - Да уж, лучше не получать таких царапин, - пробормотал Плут. - Мы готовы идти дальше?
   - Готовы, - сказал Сэм.
   - Придётся мне вести, - вздохнул Плут. - Такими темпами мы вряд ли скоро пройдём это поле.
   Он побрёл вперёд, присвистывая и напевая мелодии грустной песни. Остальные двинулись следом.
   Через несколько часов туман стал таким плотным, что пришлось взяться за руки, чтобы не потеряться. Плуту и Сэму стали мерещиться голоса, но они молчали.
   Рон почувствовал, как ладонь Катти сжалась.
   - Откуда ты знаешь, куда идти, - спросил он.
   - Интуиция подсказывает, - ответил Плут. - Ты когда-нибудь полагался на интуицию?
   - Нет, мне её заменяла телепатия...
   - Без астровыходов тяжело, - сказал Морсби. - Они как наркотик, сначала притягивают, а потом не отпускают.
   - Я терплю ради нашей безопасности, - произнёс Рон.
   - Правильно делаешь. Я видел, как они вышли из Твена и сейчас приближаются к Хребту Грифона.
   Впереди что-то просвистело и Плут остановился.
   - Это знак Проповедника. Он где-то рядом, где-то в этом тумане.
   Все вглядывались в туман, ожидая увидеть паучий образ, и только Сэм опустил глаза... Из воды на него смотрели два жёлтых шарика. Они ярко светились и приближались к его ногам.
   Пожарная сирена показалась бы писком по сравнению с криком Сэма. Он обхватил руку хозяина и спрятался за его спиной.
   - В воде, оно в воде!!! - кричал испугавшийся слуга.
   Морсби отступил назад и колонна разбилась на две группы. Из воды поднялась голова ассиметричной формы. Левый глаз располагался на уровне правого уголка рта, а плоский нос походил на расплющенную наковальню. Голова вертелась по часовой стрелке не останавливаясь, и казалось, что она вот-вот должна открутиться. Затем из воды поднялась неправдоподобной длины шея, которая походила на тело Анаконды. По воде пошли волны и на поверхности показались роговые крючки лап. Тело существа не было видно, голова и руки крепились под водой. Возникшей волной ребят сбило с ног. Рон поднялся и не поверил глазам.
   - Это архаид, - прошептал он.
   Морсби вытащил из котелка знакомый шарик.
   - Не надо, - крикнул Рон и опустил руку лорда. - Какими бы ни были генетические изменения, его сущность должна остаться прежней.
   Рон вышел вперёд.
   - Мы не хотим вам зла! - крикнул он, что было мочи, - приносим извинения, что потревожили вас.
   Голова архаида по дуге опустилась к фигуре мальчика. Он обнюхал его и презрительно фыркнул.
   - Что вам надо? - прозвучало рычание в голове Рона.
   Он обернулся, но по лицам друзей понял, что они ничего не слышали. Архаид общался с ним каким-то иным, безголосым способом.
   - Все идут в Даос, но мало кто проходит через Проводника, - сказал архаид.
   - Мы понимаем это и просим у тебя помощи. Наверняка ты знаешь, как пройти эти болота незамеченным.
   - Нет. Проводник всё контролирует. Мой вам совет, бегите назад.
   - Мы не можем повернуть, за нами гонятся сариты.
   Голова архаида отпрянула и Морсби приготовился к броску. По такой мишени он не промахнётся. Рон оглянулся и поднял руку вверх. Всё нормально, всё под контролем. Архаид понюхал воздух и снова опустился к Рону.
   - Ты меня не обманываешь? Я не чувствую саритов.
   - Конечно нет. Если бы ты их почувствовал, мы бы не стояли здесь как истуканы.
   - Люди бросили нас на растерзание мутантам, почему я должен помогать вам...
   - Потому что ты не можешь отказать. В тебе заложен код доверия, элемент помощи каждому человеку.
   - Да, нас создавали как податливых псов, но и пёс может набросится на хозяина.
   - Но я не приказываю тебе, я прошу помощи. Как долго ты здесь находишься?
   - С самого рождения. Мои родители успели отложить семена, прежде чем атмосфера сгубила их.
   - Но как ты сумел мутировать во втором поколении?
   - Семя попало в зону радиоактивной гибернизации, где было обработано гибридным воздействием. Я выжил благодаря плотной семенной корке.
   - Ты остался один?
   - Моим братьям и сёстрам не повезло...
   - Мне жаль, что люди так с тобой поступили. Я всю жизнь думал, что здесь процветающая колония и что вы нашли себе настоящий дом...
   - Да уж лучшего места и придумать себе нельзя.
   - Мы не хотим, чтобы этот дом становился и нашим домом...
   - Что ж, справедливое желание. Я выведу вас отсюда при одном условии...
   Морсби, Плут и Катти смотрели на Рона, пытаясь понять, о чём же он разговаривает с архаидом. Вон и Сэм по большой дуге, насколько позволял туман, вернулись к группе.
   - О чём они разговаривают? - спросил Сэм.
   - Самой бы хотелось узнать, - ответила Катти.
   - О чём с ним можно разговаривать, - заворчал Плут, - здесь мёртвая зона, каждый сам за себя.
   - Не стоит так категорично, - сказал Морсби, - хотя к вам, мистер Плут, это не относится.
   - Когда мы здесь проходили, то шли с боями напролом, - пробормотал Плут. - И никто нам не помогал. И прошли мы эти места хотя и с потерями, но быстро.
   - Вот видишь, с потерями, - сказала Катти. - А мы пока никого не потеряли.
   - Верно, - подметил Сэм, - мы должны держаться вместе, чтобы не погибнуть.
   - Да ты вряд ли здесь выживешь, если останешься один, - ткнул в него пальцем Плут. - Посмотрю я, как ты запоёшь, когда Проповедник тебя схватит.
   Сэм чуть не захныкал, но, увидев грозный взгляд Вона, сдержался. Рон вернулся к ребятам. На его мокром лице сияла улыбка.
   - Он поможет нам, - объявил мальчик. - Он сам недолюбливает Проповедника и решил провести нас через болота. Но только за одну услугу.
   - За какую ещё услугу, - вырвалось у Плута.
   - Сэм должен будет вновь дотронуться до него...
   - Как, снова! - закричал Сэм. - Я ни за что не буду этого делать.
   Он спрятал руку за спину, как бы отгораживая её от повторного касания.
   - Я сказал, что ты это сделаешь, - произнёс Рон. - И ты до него дотронешься.
   Лорд Морсби присел и посмотрел на слугу.
   - Для нашего же блага, Сэм. Твой ожог не такой уж и страшный и он быстро заживёт. Если ты это сделаешь, я буду благодарен тебе всю жизнь...
   - Вы обрекаете меня на смерть! - крикнул Сэм. - Вы сказали, что будете защищать меня...
   - Сэм, никакая это не смерть, это всего лишь одно касание, - сказал Рон. - Архаиду очень понравилось, как ты до него дотронулся.
   - Вот тебе и приехали, - усмехнулся Плут. - Что значит "понравилось". Может, в конце пути он прикажет оставить Сэма с ним.
   Сэм разрыдался. Катти ударила Плута по спине так, что он повалился в воду, а Вон шлёпнул плачущего друга по затылку.
   - Успокойся, мы тебя здесь не оставим, - обнадёжил Сэма лорд Морсби. - Что бы там не случилось, в обиду я тебя не дам.
   Сэм прижался к хозяину и заревел ещё сильнее. Рон стоял в растерянности, переводя взгляд то с Катти на Плута, то с Морсби на Вона.
   - Скажи ему, что мы согласны, - объявил лорд. - Когда выступаем?
   - Сейчас. Мы пойдём за архаидом по окраине болот. Он сказал, что встречи с Проповедником не избежать, но бороться с ним здесь, в тумане и жиже, нет никакого смысла.
   Группа пустилась в путь. Архаид грёб острыми когтями воду и Рона интересовало, каким же образом ему удаётся скрывать тело.
   - А у него нет тела, - словно прочитав мысли мальчика, сказал Морсби. - Первоначальной системой были корни и стебли. Зелёная масса мутировала в когти и шею, а корни образовали сгусток в виде пучка, от которого расходятся все органы.
   - Откуда вы это знаете? - спросил Рон.
   - Пока ты с ним разговаривал, я изучил его... на всякий случай, - ответил Морсби.
   Они вновь пришли к холмистой границе и архаид обратился к мальчику.
   - Идите по берегу и следите за территорией. Дальше идут особые владения Паучьего Проповедника, и он нападает на всех, кто здесь появляется.
   Мальчик кивнул и повторил слова архаида остальным. Плут заворчал, но Катти на него прикрикнула, и он заткнулся. На всякий случай Морсби раздал мешочки с шариками и подготовил гамма-разбивку.
   Ребята вылезли на берег и пошли вслед за плывущим по болоту архаидом.
   - Почему ему так понравился Сэм? - спросила Катти у Рона.
   Они шли позади колонны и Рон замедлил шаг.
   - Пообещай, что ты никому не расскажешь.
   - Обещаю.
   - Сэм дотронулся до половых рецепторов архаида.
   - Не может быть.
   - Да, это так, - улыбнулся Рон. - Сэм задел выводной канал, чем и возбудил архаида. Он у него располагается в таком месте, что сам архаид дотянуться до него не в состоянии, а ублажить его здесь некому... Вот и попался Сэм.
   - Да уж, не повезло мальчику...
   - Это не нанесёт ему никакого физического вреда, а если мы будем молчать, то и морального тоже.
   Они оба замолчали. В глубине болота послышался вой.
   - Призраки надвигаются, - предупредил Плут. - Лорд Морсби, у вас есть что-нибудь против потусторонних сил.
   - Это далеко не потусторонние силы, это сгенерированные голоизображения, модифицирующие присутствие на территории чужаков, - сказал архаид.
   - Хочешь сказать, это стражи Проповедника? - уточнил Рон.
   - Да.
   - А ты всё призраки, призраки... - пожурил Рон Плута.
   - Как с ними бороться...
   - Никак. Игнорируйте их и всё будет в порядке. Если вы будете прилагать физическое или мысленное сопротивление, оно зеркально сработает против вас.
   - Понятно. Вот почему... Плут, твоя группа сопротивлялась призракам, когда переходила болото?
   - Смеёшься! Мы дрались как грифоны.
   - На этот раз я прошу тебя сдержаться...
   - Сдержаться от чего?
   - От сопротивления.
   - Ты помешался? Общение с этим зелёным притупило в тебе чувство самосохранения...
   - Нет, но энергия сопротивления возвратиться к каждому, кто попытается противостоять "призракам".
   - Хочешь сказать, мы должны стоять и смотреть, как нас одного за другим будут уничтожать... - вскричал Плут.
   - Никто не пострадает, если мы будем вести себя спокойно.
   - Ты ещё не понял, с чем мы столкнулись, - сквозь зубы шипел Плут, - я посмотрю на твоё спокойствие, когда они оторвут тебе полруки.
   Сэм охнул, но тут же прикрыл рот рукой. Вон толкнул его вперёди себя. Группа продолжала идти и Вон следил, чтобы Сэм не натворил глупостей.
   Рон передал последние наставления архаида и поплёлся вслед за исчезающей в тумане головой. Слуги Проповедника появлялись в тумане и исчезали, как бы изучая нечаянных гостей. Плут достал из мешочка шар и сжал в руке. Рон не преминул осудить его за это.
   - На всякий случай, - хмыкнул Плут. - Я не доверяю мутанту-растению и позабочусь о собственной безопасности.
   Призраки перестали скрываться за пеленой тумана. Полупрозрачные покрывала витали над путниками, и выбирали первую жертву. Рон не поверил своим глазам. Архаид повернул вглубь тумана. Он улыбался, как будто сделал своё дело. Сэм вскрикнул и упал на землю. Он прикрыл одной рукой лицо, а второй достал из мешочка опасный шарик.
   - Что ты делаешь! - крикнул Морсби, - Очнись, это же мы...
   - Прочь!!! Прочь от меня, твари неугодные! - орал Сэм, размахивая в воздухе взрывоопасным предметом. - Хозяин, где же вы, где...
   - Я здесь, Сэм, - откликнулся лорд, но слуга не подпустил его к себе.
   - У него галлюцинация, - сказала Катти.
   Сэм не относился к тем, кто владел приёмами самообороны. Пока остальные успокаивали взбушевавшегося слугу, Вон обошёл его в тумане и напал сзади. Сэм завизжал, как поросёнок, проколотый острым шилом. Вон сжал ладонь со взрывчаткой и повалил его на землю.
   - Это проделки Проповедника, - объявил голос архаида, - чем ближе мы подходим к нему, тем реальнее становятся кошмары.
   - Завяжите ему глаза, - скомандовал Рон. - Надо оградить его от этих видений.
   Морсби оторвал часть штанины и приложил её к глазам Сэма. Через некоторое время слуга успокоился.
   - Где вы были, - заплакал Сэм, услышав голос хозяина, - они меня чуть не сожрали, эти зомби.
   - Здесь не было никаких зомби, - успокоил его лорд. - Это была галлюцинация.
   - Нет, видения не могут быть такими реальными, - спорил Сэм.
   - Зомби разговаривали нашими именами? - спросил Рон.
   - Да. Один из них даже объявил себя хозяином и потянул ко мне руки...
   Сэм попытался снять повязку, она мешала ему плакать, но Вон не дал ему этого сделать.
   - Ты прав, сказал Морсби. - Эти видения... они могут возникнуть снова.
   - Они будут возникать у каждого из нас, - сказал Рон. - Архаид сказал, что чем ближе Проповедник, тем реальнее кошмары.
   - И если мы в них поверим, то они нас уничтожат, - подвёл итог Морсби.
   - Вон, бери Сэма за руку и идём дальше, - сказал Рон.
   Он зашагал по туманному берегу, хотя не видел архаида. Он не знал, что мерещится другим, но пугать их кошмарами своего воображения не хотел. Они прошли несколько километров, как с боку раздался сильный взрыв. Рон подпрыгнул от неожиданности, а Сэм упал на землю.
   - Давайте, попробуйте меня взять живым! - кричал Плут.
   Никто и не заметил, как он оказался позади группы и теперь воевал с воображаемым соперником.
   - Зря ты дал ему заряды, - шепнул Рон.
   - А ты представляешь, что начнётся, если такое произойдёт со мной, - улыбнулся Морсби.
   Рон уставился на лежащего Сэма. Он не знал, что делать с Плутом. Подбежать к нему сзади вряд ли удастся, да и на разговоры он вроде не настроен. Внезапно Плут перевёл взгляд с туманной глади на ребят. Глаза его горели.
   - Сейчас вы у меня попляшете, - крикнул он, вытаскивая из мешочка сразу несколько шаров. - Я не знаю, как вам удалось выбраться из леса, но сделали вы это зря.
   Он кинул заряды в группу. Катти и Рон прыгнули в разные стороны, а Морсби успел вытащить из котелка защитный экран. Лорд так же достал из котелка дротик.
   - Попадёшь в него, - обратился он к Катти.
   - Конечно.
   Она метнула дротик с такой силой, что он зашёл в плечо Плута наполовину.
   - Сариты летят! - крикнул Морсби, указывая на небо.
   Рон задрал голову. На небе действительно что-то мелькнуло, но были ли это сариты.
   - Катти, хватай Плута и бежим отсюда.
   Сэм лежал на земле и плакал. Молчаливый Вон поднял его и пинками погнал вперёд. Земля тряслась под ногами и съезжала в воду. Рон несколько раз упал, но Катти поднимала и его. Морсби надел пространственно-навигационные очки, чтобы видеть "реальную" обстановку. Архаид всё ещё здесь, но уплыл так далеко, что догнать его будет сложно. Как бы сейчас пригодились скутеры. Из тумана возникло странное восьмипалое существо и двинулось в их сторону. Вот от кого земля под ногами дрожала. Морсби снял очки, но тут же надел их обратно. Снаружи его атаковали сразу несколько видений. Но шестипалый был настоящим.
   - Не останавливаемся! - кричал Рон.
   Он и без очков понял, что Паучий Проповедник настоящий. Существо скользило по воде и волны от его движения накрывали ребят. Когда же он приблизился, то туман отступил в сторону, как от высокоэтажного здания. Проповедник потянул одну из мохнатых лап к Рону. Катти скинула Плута на землю и метнула шариками в тянущуюся конечность. Около пяти взрывов на мгновение осветили болото. В небе кружились несколько людей.
   - Интраморфы, - прошептал Рон, - или сариты?
   Одной из лап Проповедник откинул Катти в сторону, а другой поймал Рона. Теперь Морсби не мог воспользоваться гамма-разбивкой. Проповедник утащил Рона в туман и отправил в жуткую, кишащую пиявками пасть. Но до этого нейтральные гости выбили Рона из лап монстра и применили пси-атаку. Существо упало на спину и взмахами лап сбило наглецов. Рон вскочил на ноги и бросился к берегу. Сариты не ожидали такого сопротивления со стороны Проповедника. Они взмыли в воздух и закружили над беспомощно барахтающимся существом. Рон прибежал к берегу, но никого не увидел... Очередная галлюцинация? Или страшная реальность. Нет времени это выяснять...
   - За мной!!! - крикнул Рон и побежал вслед за архаидом.
   В тумане всё ещё виднелась шея мутанта. Он ждал. Рон поскользнулся и упал. Грязь оставила на его лице небрежные кляксы и вернула в реальность. Рон увидел бегущих за ним друзей. Катти тащила на себе Плута и громко ругалась, Сэм всё ещё бежал в повязке, держась за руку Вона. Лорд Морсби прикрывал их, устроив позади себя взрыв-шоу.
   - Быстрее!!! - кричал повеселевший Рон.
   Архаид продолжил движение.
   - Сейчас они у меня получат, - лорд Морсби остановился и пустил в сторону Паучьего Пророка и саритов гамма-разбивку. Лучи заморозили их фигуры...
   Чем дальше они убегали от места схватки, тем слабее становилась сила галлюцинаций. Катти уже не бежала за странным существом, похожим на зомби, теперь оно превратилось в знакомого Рона, лорд Морсби скинул очки и вернулся в реальный мир. Сэм снял повязку и больше не плакал. Поле Ненависти оживило кошмар каждого... Кроме Вона. На него это место никак не повлияло. Либо он совсем ничего не боялся, либо обладал настолько большим самообладанием, что местные ужасы просто не смогли подобрать к нему ключ.
   Туман рассеялся и через плотный дёготь туч стали пробиваться лучи незаходящей звезды. Болото осушилось, уступив место пожухлой траве. Растворился вместе с туманом и архаид.
   - Он что, привиделся нам, - удивился Рон.
   - Массовая иллюзия, - пробормотал Сэм.
   - Я заметил эту странность, когда надел очки, - сказал Морсби, - на моём экране отражались физические объекты, а призраки и тому подобные создания отфильтровывались. Архаида я не увидел.
   - И промолчал...
   - Вы были немного заняты...
   - Но как же тогда мы нашли путь из болота?
   - Интуиция.
  

Глава 15

Новые откровения.

   Через десяток километров тучи совсем развеялись. Такая резкая смена погоды была совсем не характерна для Земли, будто попали они на какой-нибудь околоземный спутник, крутящийся вокруг своей оси как колесо бегущей повозки.
   Плут пришёл в себя и застонал. Плечо болело так, словно в него загнали полкопья.
   - Что стало с зомби? - спросил он, как только боль отступила.
   - Ты их чуть не убил, - ответила Катти, вспомнив, как ей пришлось метнуться в сторону от летящих шаров, - мы приняли меры, чтобы сохранить их генофонд.
   - О чём вы задумались, лорд Морсби? - спросил Плут. - Опасности позади, впереди только Даос. Или вас беспокоит, что претендентов на отправку двое.
   - То есть, - не поняла Катти.
   - У мистера Плута разыгралась фантазия, - сказал Морсби. - Я думаю о том, как мне будет хорошо на Гее.
   - Не поймите меня неправильно, но я хочу, чтобы никто не испытывал иллюзий насчёт отправки.
   - О чём это вы говорите? - пробормотал Рон. - Что там особенного... в этой отправке.
   - Расскажите нам, лорд Морсби, почему вам не удалось покинуть Землю в первый раз.
   - Мы не прошли отбор, - сказал Морсби.
   - Обладая вашими возможностями не пройти отбор... что-то слабо верится.
   - К чему ты клонишь.
   - К тому, что нас не пустили на территорию Даоса из-за вас. Озлобленные и измученные, обескровленные этими несчастными переходами, мы добрались до места отправки, но дверь перед нашим носом захлопнули.
   - Вам не повезло...
   - Оказалось, что центральному району потребовались лишние места и они их добыли за счёт нас.
   - И причём тут я...
   - А притом, что вы не имеете права переходить с одного района в другой. И сдаётся мне, вы задумали опасную игру, согласившись идти с нами...
   - Объясните, что происходит, - взмолилась Катти.
   - Каждому району отводится условное количество мест, - пояснил Плут, - центральным районам больше, окраинам меньше... Твену, как самому отсталому району, выделили одно место.
   - И несколько десятилетий подряд представители Твена не проходили контрольную проверку.
   - Но это не даёт вам права отнимать у нас места. Так или иначе для Твена выделено одно место и оно закреплено за ним. И вряд ли ваша аура, лорд Морсби, ярче ауры носителя Рождения.
   Морсби сжал в руках трость. Катти прикрыла собой Рона.
   - Ты думаешь, что обо всём догадался, - произнёс лорд, - думаешь, что твоих мозгов хватило, чтобы всё это пережевать...
   - Вы почувствовали силу ауры Рона и ещё в подземельях и пытались сгноить его червям.
   - Тогда у меня не хватило сил...
   - Чепуха! Вы могли бы взорвать туннель.
   - Нас бы похоронило под этими взрывами.
   - Рон выбрался благодаря Катти. Его смерть облегчила бы вам задачу.
   - Почему тогда я не разобрался с ним в лесу. На реке я мог бы утопить его, а в болоте оставить на растерзание саритам.
   - И почему же?
   - Потому что я не собираюсь покидать Землю за счёт вашего места. Вестники проницательны и знают, откуда родом тот или иной претендент. Я заключил сделку с шатлом и в случае успеха меня отправят на Гею.
   - Какую ещё сделку?
   - Я приставлен следить за Роном. Никто из вас не имеет никакого понятия, что такое Рождение. Да, это что-то великое и не подвластное. Что-то важное и не поддающееся описанию. А я вам скажу, что это такое. Раз мистеру Плуту нужны такие подробности, то я их предоставлю. Только знайте, услышав их, вы поставите на себе крест и превратитесь в вечных изгоев этого мира.
   - Решили испугать нас, лорд Морсби, не выйдет...
   - Я не пугаю, а предупреждаю. Вселенную населяют множества существ, один из которых Конструктор. Их масштабов нашему разуму понять не дано, потому что мы плохо представляем то, чего никогда не видели. Конструктор, как и другие существа, живёт долго, мириадами и мириадами лет он кочует по вселенной и ведёт свою жизнь. Но никто не вечен, даже Конструктор. Он состарился и превратился в дряхлого старика с ослабленным иммунитетом. Следствием тому стало проникновение в наш мир нагуалей. А теперь подумайте, что хочет каждое существо, прошедшее пик развития? Правильно, оставить потомство. И Рон - это потомство Конструктора. Понимаю, что сложно поверить в мои слова. Он один из тысяч икринок, выращенных на разных планетах. Все икринки погибнут и останется только одна, которая и заменит Конструктора. И я надеюсь, что это будет Рон.
   Молчание повисло в воздухе. Такого никто не ожидал услышать. Рон выглядел самым растерянным. Плут смутился и не знал, что сказать. Катти, вызвавшаяся защищать Рона, неожиданно почувствовала на себе невероятную ответственность. И даже на лице Вона повисла маска удивления, не говоря уже о Сэме, который сейчас был так же разговорчив, как и Вон.
   - Что все молчите, хотели правду, я её вам сказал, - в голосе Морсби звучали нотки облегчения, будто он сбросил с себя великую ношу.
   - Откуда вы всё это узнали, - выдавил из себя Рон.
   - Я бы саритом. Меня, как и других, послали убить тебя. Помнишь тот день, когда ты стоял на пороге дома с отцом. Я шёл во второй группе прикрытия.
   - Почему же тогда вы помогаете мне, - спросил Рон. - Воины не могут изменить своего предназначения, насколько бы сильны они ни были.
   - Я был послан как и нагуали в виде вируса, но Конструктор меня перепрограммировал, - ответил Морсби.
   - Вот почему ты так просто справился с саритами...
   - Я всё время сбивал их со следа, - продолжал Морсби. - А так они достигли бы вас ещё у хребтов Грифона. Да и к тому же, я знаю их повадки и слабые места. Они честолюбивы и исполнительны, но не потерпят наглости с чьей-либо стороны.
   - Поэтому вы привели их в момент нападения ужасного Пророка, - догадался Сэм.
   - Именно. Я искал того, кто смог бы хотя бы отвлечь их. Грифоны и мертвецы были для этого слишком слабы. А Проповедник оказался в самый раз. Идёмте, у нас не так много времени до отправки.
   Они двинулись в путь.
   - Не очень-то я ему доверяю, - шепнул Плут Катти. - Смена Конструктора, переход из логова саритов... Больше на сказку похоже, чем на правду.
   - Дойдём до города, там видно будет...
   Впереди засверкали огни орбогорода (Центра орбитальных отправок). Они подошли к сплошной механизированной установке с биовкраплениями внешнего разума. Конструкции исчезали в облаках и пронизывали земную чашу насквозь. В основном в городе трудилась техника, рабочая неделя сократилась до двух дней, и за каждым человеком был прикреплён определённый набор роботов, в зависимости от ранга. От богатой жизни, не требующей больших энергозатрат, люди в городе растолстели, а особо богатые затекли жиром. В каком-то смысле полнота указывала на уровень благосостояния человека и являлась побочным эффектом богатства. В небеса выстреливали лучи порталов, уходящие за пределы стенки.
   На входе в город ребят остановили пограничные войска. Морсби указал на принадлежность к интраморфам, которая была предступенью саритов. На столь высоком уровне войска не имели права спрашивать о принадлежности идущих с ним людей и мутантов, потому как преданность интраморфов Даосу сомнению не подвергалась.
   Лорд Морсби повёл ребят по узким механизированным улочкам, напичканным техникой и роботами настолько, что даже железной Катти стало не по себе.
   - Теперь понятно, почему вам не удалось пробиться в город, - сказала Катти. - Остаться незамеченными здесь невозможно.
   - В трущобах окраин властвуют мутанты, но они разрозненны и не имеют единого стержня. Здесь, как и в каждом крупном городе существует своя мафия, но она сильна и централизованна, и технически оснащена превосходно.
   Морсби остановился у высокого монолитного бункера, имеющего в основании узкий продолговатый ход. Лорд приложил ладонь к холодному бункеру и по стене пошли волны. Здание опознало хозяина и отворило створки.
   - Вы здесь живёте? - спросила Катти.
   - Одна из моих резиденций, - ответил Морсби. - Сэм, подготовь комнаты для наших гостей и сообщи робослуге о том, что мы не одни.
   Сэм убежал наверх, а Вон предложил гостям пройти внутрь. После короткого обустройства он собрал всех в гостиной, а Рона отправил в ванную комнату. Мальчик разлёгся на платформе, походившей на ту, которая была у Джея. Он вышел в астросферу и получал удовольствие от блуждания вне тела. Это походило на чувство, когда вылезаешь из тесных ботинок и опускаешь ноги в тёплую воду. Рон ещё раз прошёлся по пути, который ему с ребятами пришлось преодолеть, затем пробежался по улочкам Твена, где всё ещё бродили мутанты, заглянул на Ист-Роуд.
   - Где же вы, дядюшка Джей, - шептал Рон, проверяя каждый уголок.
   Он понимал, что ни Джея, ни слепого нищего, приютившего жалкого мальчишку, в живых не было. Рон хотел слетать к дому отца, но старые воспоминания могли вывести его из равновесия. Он взмыл в поднебесье и опустился на облака...
   - Земле недолго осталось существовать, - сказал Морсби, когда каждый из присутствующих опустошил по чашке ободрительного напитка. - И конец её придёт на ваш век.
   - С этим мы ничего поделать не можем, - сказал Плут.
   - Тем более, мутантов на борт шатлов не пускают, - добавила Катти.
   - Если Рон достаточно разовьётся, то может взять вас с собой, - произнёс Морсби. - Создание планеты для него будет считаться делом пустяковым.
   - Целой планеты, - удивилась Катти. - Я не понимаю, почему Конструктор не послал за ним войска.
   - Потому что выживает сильнейший, - сказал Морсби. - К тому же есть я... и вы.
   Лорд отхлебнул напитка и поставил чашку на фарфоровую подставку. Он любил древности и относился к ним с особым трепетом.
   - Я попрошу, чтобы он отправил на Гею моих слуг, он сможет это сделать, хотя пока об этом не догадывается.
   - Ему придётся сломать свой менталитет.
   - Придётся, но другого пути нет.
   - Просить его о чём-то... он ведь ещё мальчишка...
   - По меркам метавселенной он даже не зародыш. Он всего лишь мысль, промелькнувшая в голове Создателя.
   - Всего лишь мысль, - повторила Катти. - И когда же эта мысль материализуется.
   - Скоро, - ответил Морсби, - ещё до того, как нагуаль пробьёт внешнюю стенку.
   - Сколько у нас времени?
   - Нагуаль пульсирует и растёт. Она впитала в себя всю окружающую антиэнергию и обрела первые зачатки разума.
   - Неужели такое возможно?
   - В мире высших сил и энергий возможно всё. Нагуаль - саморазвивающаяся система, она прогрессирует каждый день.
   - Что произойдёт с Роном, когда он выйдет на следующий уровень?
   - Он покинет тело и превратится в новую галактику.
   Печаль отобразилась в глазах Катти.
   - Ты его любишь? - спросил Морсби.
   - Не знаю... я никогда не испытывала чувства любви, да и вряд ли у нас что-нибудь получилось бы...
   - Тем более теперь, - вздохнул Плут.
   - Жизнь странная и жестокая штука, - сказал Морсби, - Мы думаем, что всё в наших руках, а на самом деле мы лишь капли в пучине заранее выстроенной судьбы...
  

Глава 16

Осознание величия.

   Вдоволь налетавшись, Рон вернулся в тело. Новая одежда, ощущение свежести, потерянной на выходе из Твена, Рон вновь полюбил эту жизнь, несмотря на все её проказы. Он вышел из ванной и отправился в гостиную. Там его встретили задумчивые и печальные лица.
   - Что случилось? - спросил мальчик.
   Морсби в подробностях рассказал ему то, что знал. Рон присел на стул и хлебнул кофе.
   - Так вот что такое Рождение, - прошептал он.
   - Отец не был твоим биологическим родителем, его приставили следить за тобой, потому что он был сильнейшим интраморфом. Он передал тебе начальные навыки для превращения в галактику.
   Рон не сводил глаз с Катти. Какой же красивой она была теперь, когда привела себя в порядок и стала женственной... Рон допил чашку кофе и повертел кружку в руках.
   - А что, если я не хочу становиться преемником Конструктора...
   - Исключено. В тебе играют чувства, но когда ты покинешь тело, то забудешь о них.
   - Но я не хочу забывать. Я хочу жить сегодняшним днём, и мнимое будущее мне не интересно.
   - В тебе говорит человеческая сущность, и она похожа на капризы маленького ребёнка.
   - Жизнь моя и мне решать, что с ней делать...
   - Нам всем так кажется, пока мы слабы. Но, становясь сильнее, мы понимаем, что выбор этот лишь иллюзия.
   Рон поставил кружку на стол и вышел из комнаты. Отец ничего не говорил ему об этом. Он вошёл в отсек маленькой комнаты и сел в угол. Голова болела от размышлений, но ответа на вопросы он не находил. Створки отсека жалобно пискнули и в комнату вошла Катти. Она присела рядом с мальчиком и нежно обняла его.
   - Что мне делать? - шептал Рон.
   - Тебе надо разобраться самому, - сказала Катти. - Для тебя мы слишком мелочны.
   - Если бы ты не узнала, что значит Рождение, ты бы так не говорила...
   - Верно. Я бы тогда сказала, чтобы ты поднимал задницу в шатл и дул отсюда, а потом сидела бы и плакала в переулке Твена.
   - Ты мне нравишься, - сказал Рон с какой-то детской наивностью, - я не хочу от тебя уходить...
   - Прав был Морсби, ты совсем ребёнок, - улыбнулась Катти.
   - И что с того, - вздохнул Рон. - Скоро я вовсе потеряю человечность...
   - Благодаря тебе мы выживем, - сказала Катти. - Морсби уверен, что как только ты покинешь тело, то сможешь создать планету.
   - И я заменю Конструктора, - пробормотал Рон. - Но какова тогда вероятность того, что я буду с тобой видеться... Если я превращусь в Космогиганта, то такое понятия, как память и любовь для меня сотрутся...
   Он крепче обнял девушку и опустил голову ей на грудь. Прозрачная слеза скатилась по его щеке и упала на кожу Катти. Она вздрогнула. Кроме Рождения было в этом мальчике что-то особенное, природная чистота отражалась в его словах и поступках. Жизнь не испортила его, но подготовила испытания сложные, требующие знания мудреца и опыт старейшины.
   - Ты должен воспользоваться этим шансом, - сказала Катти. - Если Морсби прав, то изменить нам ничего не удастся.
   Рон перестал плакать. Сколько людей, сколько мутантов жаждали оказаться на его месте. Мальчик поднялся и вернулся в гостиную. Там всё ещё сидел лорд Морсби. Он пил кофе и изучал картину мира, лежавшую на столе.
   - Я хочу видеть Конструктора, - сказал Рон.
   Лорд Морсби посмотрел на него и улыбнулся.
   - И о чём ты хочешь с ним поговорить?
   - О Рождении. Я хочу от него отказаться.
   - Тебе этого не удастся, - сказал Морсби, - Конструктор заложил его в тебя ещё при рождении, а зародыш, как известно, уничтожается только хирургическим путём.
   - Я не верю, что для Конструктора существуют какие-то правила...
   - Даже он подчиняется правилам мироздания. Я согласился на сделку и собираюсь её выполнить.
   - Лорд Морсби, вы когда-нибудь любили?
   - На что ты намекаешь?
   - Я люблю Катти и хочу остаться с ней на Земле.
   - Тогда вы проживёте пару десятков лет и погибнете. А разве ты этого хочешь?.. Хочешь, чтобы она погибла.
   - Нет, но если я стану Галактикой, то потеряю Катти навсегда, что для меня равнозначно её смерти...
   - Эгоистично мыслите, юноша, - Морсби взял лежавшую рядом трость. - Хотите, чтобы я вызвал Конструктора, что ж, право ваше. Я приставлен следить за вами и служить вам. А слово хозяина, как известно, закон.
   Морсби откинулся на спинку стула и вышел в энергосферу.
   В дверь постучали.
   Рон вышел в прихожую. На пороге стоял невысокий человек с пышными усами и широкополой шляпой. Взгляд его был спокоен и непроницаем, истинный взгляд интраморфа, как бы сказал отец Рона.
   - Здравствуй, Рон, - поприветствовал мальчика человек и вошёл в прихожую.
   Он снял ботинки и направился к Морсби.
   - О чём ты хотел со мной поговорить?
   - Я доволен моей земной ролью, - сказал Рон. - Я хотел бы остаться здесь.
   - Как я понимаю, ты хочешь отказаться от Рождения.
   - Да.
   - Правила мироздания не позволяют менять носителя, но выбирать путь только тебе, - сказал невысокий человек.
   - Я всё понимаю, но я прошу вас...
   - Нет, Рон, послушай меня, - сказал человек в шляпе, - таких как ты - тысячи, и каждый из вас стремится стать Конструктором, но твоя уникальность в том, что ты не просто носитель, ты носитель-уникум. Ты на уровень выше остальных, а каждое поколение стремится передать потомству силу и непобедимость. Ты достойнейший из них и твой отказ стал для меня ударом.
   Человек говорил ровным спокойным голосом. На его лице не отобразилось ни единой эмоции, будто бы он читал лекцию в университете.
   - Сариты ликвидировали трёх потенциальных Конструкторов, но тебя я не захотел оставлять на растерзание. Я выбрал Морсби для того, чтобы он помог тебе добраться до Даоса, и ты отправишься на Гею. Там ты можешь прогрессировать и переходить в следующее состояние... Не забывай, я потратил на это время, а время Конструктора бесценно.
   - Я понимаю ваше рвение, но это моя жизь...
   - Твоя жизнь, говоришь... Не смеши меня. Думаешь, жизнь Конструктора принадлежит Конструктору? Ничего подобного. Она принадлежит ровному течению жизни, сбои в которых недопустимы и пресекаются. Свободны только существа, борющиеся за низшие классы существования, в наших сферах всё подчиненно закону мироздания. И проявление чувств, особенно таких экспрессивных, как у тебя, недопустимо.
   - Мальчик, ты, верно, не понимаешь, что с тобой разговаривает сам Конструктор, - сказал Морсби, - каждое его слово закон для тех, кто его слышит.
   - Неужели сын не может попросить отца об одолжении, - огорчился Рон, - я прошу помочь мне...
   - Твои действия приведут к гибели планеты...
   - Но гибель придёт после настоящей жизни.
   - Когда ты выйдешь на уровень созвездия, то многое переоценишь и осознаешь, что твои сегодняшние слова глупы и ничего не значат.
   - Для тебя любовь ничего не значит, а для меня она значит многое...
   - Я предвижу будущее в разных аспектах его развития, - сказал Конструктор, - и если ты откажешься от Рождения, то судьба этой планеты и её жителей незавидна... Ты прошёл много испытаний, тебя подготовили к другой жизни, не к этой. Ты же понимаешь, что земная жизнь не для тебя. Ещё раз повторяю, ты к ней не приспособлен. В твоих генах заложен код самоуничтожения и скоро он активируется.
   - Отец, я понимаю твоё рвение, но считаю, что оно не оправдано.
   - Ты готов пожертвовать жизнью миллионов людей ради собственного счастья? - спросил Конструтор. - Я понимаю, что они для тебя ничего не значат, как и для меня, но подумай, ты ещё человек. Я заложил уровень развития многих планет под твоё рождение, и они попадут в опалу, если Конструкторами станут другие. Я видел примеры подобных отказов и могу сказать, что нагуали по сравнению с ними ничто... Я всё сказал, решать тебе. Для меня не будет катастрофой, если ты не изменишь своих взглядов, но это может повлиять на тех, ради кого ты сделал этот выбор.
   Конструктор вышел из бункера. Рон попросил Сэма отвести его в комнату и пожелал остаться один. Долгое и мучительное ожидание. Катти будет жить, но Рон не будет о ней знать, будто они никогда и не виделись. Или они проживут десять лет и умрут от разрыва стенки нагуалями. Но эти десять лет будут счастливыми и яркими. От напряжения виски его взбухли, а под волосами выступили вены. Он лёг на кровать и уснул...
   - Мистер Рон, пора вставать, - Сэм тормошил мальчика за плечо.
   Рон протёр глаза. Сэм облачился в походный костюм и смотрел на него добрым, отзывчивым взглядом.
   - Опаздываем куда? - спросил Рон.
   - В Даосский центр полётов, - ответил Сэм. - Сегодня отбор тех, кто полетит на Гею. Хозяин сказал, что вы должны его пройти. И если повезёт...
   Рон оделся и спустился вниз.
   - Чашечку кофе перед выходом, - предложил Морсби.
   Рон отказался. Он выпил стакан воды и вышел на улицу. Толпы пришедших из разных уголков Земли существ заполонили улицы. Даос превратился в балаган. Люди, звери, мутанты, киборги шествовали по узким переулкам бок о бок друг с другом. Всеобщие возбуждение и радость исходило от площади, где должен был состояться отбор. От зевак на центральной площади рябило в глазах, так что претендентам пришлось долго пробиваться, чтобы подойти к заветному биомодификатору. Эта машина определяла минимальный уровень свечения ауры и отбирала по квоте претендентов счастливчиков для отправки. Все участники находились в нетерпении и только у одного Рона глаза не блестели, а грудь не вздымалась.
   - Друг, ты выглядишь так, как будто уже проиграл, - крикнул кто-то со стороны.
   - Скорее выиграл, - машинально ответил Рон.
   Раздался смех. Рон вошёл в биомодификатор и закрыл глаза. Машина задумалась.
   - Ну же, прошу тебя, скажи, что не годен, - шептал мальчик.
   Он снизил свечение ауры до минимума и выплеснул наружу всю негативную энергию. Он вспомнил зомби, вспомнил саритов, вспомнил смерть отца... Модификатор раздумывал около минуты, после чего вынес вердикт "Годен к отправке". Рон сжал скулы и спрыгнул на землю.
   - Годен, что я говорил, - похвалил Морсби, - теперь Конструктор отправит меня на Гею. А твоя отправка через пару дней, так что скоро ты покинешь этот кошмар.
   В честь прошедших отбор в городе устраили пир. Рон сел в уголке и не выпил ни одного бокала вина.
   - Расслабься, всё уже позади, - обняла его Катти. - Ты прошёл и изменить ничего уже невозможно. Пойдём танцевать, я не могу смотреть, как ты убиваешься.
   Она вытащила Рона из-за стола и закружила с ним в танце. Кошачья грация, она и тут ей пригодилась. Прошёл час, второй... Незаходящая звезда мерцала в пелене перистых облаков и люди вокруг расступались, любуясь красотой пары.
   - Я хочу остаться на Земле, - сказал Рон. - До конца моих дней я хочу остаться с тобой.
   Катти улыбнулась и повела его сквозь толпу к высокому зданию. Они преодолевали один этаж за другим... они добрались до границы облаков. Тут звезда была другая. Тут она была золотистая, а облака так низко нависали над зданиями, что до них можно было дотянуться.
   - Красиво, не правда ли, - сказала Катти, всматриваясь в зелёные равнины и пышные леса. - Никогда такого не видела.
   - Здесь очаровательно, - согласился Рон. - Катти, я не могу тебя покинуть, я люблю тебя.
   Девушка подошла к нему и крепко обняла. Рон поцеловал её... Через несколько часов они вернулись в залу. За это время они заново узнали друг друга.

Глава 17

Судьбоносный выбор.

   Настал день отправки. На центральной площади приземлился космошатл. Ежедневно он курсировал между Землёй и другими планетами. Через буферные каналы он перемещался на Гею и на спутники, где существовали лучшие условия для продолжения людской расы.
   Рон и Катти встретили рассвет на крыше бункера. И хотя незаходящая звезда не изменяла лучевого спектра, Даос ещё спал и на улочках виднелись лишь отдельные прохожие и роботы-уборщики.
   - Я не смогу тебя вспомнить, - сказал Рон, обнимая подругу. - Природа Конструктора отрицает проявление любви.
   - У нас разные пути и судьба распорядилась так, чтобы мы не смогли быть вместе.
   - Что ты будешь делать, когда я улечу?
   - Вернусь в Твен...
   - К старой работе?
   - Вряд ли. Скорее всего, подамся в проводники и буду водить избранных в Даос.
   Рон откинулся назад и закрыл глаза. Вены на его шее взбухли, будто он набрал воздух в лёгкие и не дышал.
   - Не расстраивайся, - сказала Катти. - Всё-таки ты будешь одной из главных частей мироздания, а у великих выбор зачастую мнимый.
   - И ты туда же, - вздохнул Рон. Он закрыл лицо руками, и через пальцы его хлынули слёзы.
   До отправки оставалось два часа. Морсби послал за ребятами Сэма. Они вернулись и лорд обнял их.
   - Вы сделали большую работу во благо человечества, и я горжусь, что был знаком с вами, - сказал Морсби. Конструктор переправляет меня с Сэмом и Воном заранее, чтобы не было лишнего искажения между каналами. Вы всегда будете жить в моём сердце...
   За спиной Морсби открылся портал. Он искрился и переливался разными оттенками. Сэм приволок большие чемоданы и облачился в нарядный костюм.
   - Мы ничего с собой не возьмём, - сказал Морсби. - Там всё есть. Этот дом я оставляю Плуту и Катти, всё-таки Твен не лучшее место для жизни.
   Он махнул рукой и растворился в портале. На глазах Сэма выступили слёзы счастья. Он поблагодарил Плута и обнял Катти и Рона.
   - Я никогда вас не забуду, - рыдал он. - Я надеюсь, что когда-нибудь мы с вами увидимся.
   - Может быть, - улыбнулся Рон.
   Сэм бросил чемоданы. Вон отдал честь и вошёл с другом портал. Проводящее окно скукожилось, словно скомканная бумага, затем превратилось в точку и исчезло.
   - Вот и всё, осталась последняя отправка, - вздохнул Плут.
   И даже полученный в подарок бункер его не обрадовал. Он привязался к Рону. Его серая, ничем не приметная жизнь переменилась только благодаря нему.
   Через полчаса они покинули бункер и отправились к площади. Морсби, Сэм и Вон, должны быть, прибыли уже на Гею и красовались её пейзажами. В шатле сидело двенадцать человек и ещё трое проходили последние инструкции. Рон обнял Катти и Плут всё понял. Он растворился в толпе и оставил влюблённых наедине. Рон поцеловал Катти и поцелуй этот был слаще всех остальных.
   - Ну всё, тебе пора, - не желая того говорить, взмолилась Катти.
   - Мы с тобой больше не увидимся, - ответил Рон. - Я хочу насладиться последним моментом...
   Он не договорил и вновь поцеловал Катти. Какие жаркие у него губы. Как яростно он пытается слиться, чтобы стать с Катти одним целым. Катти не хотела отпускать его, но разум... Да к чёрту разум! Сейчас она живёт сердцем и это сердце кричит ей о том, что она должна остаться с Роном.
   - Кто ещё на отправку?! - крикнул интраморф-кондуктор.
   Катти с Роном так бы и стояли, слившись в поцелуе, если бы не появился Плут.
   - Рон, тебе пора.
   - Я знаю.
   Катти оторвала его от себя и отошла назад. Она улыбалась. Она не плакала. Рон потянул к ней руки, но Плут потащил его к шатлу.
   - Последний! - объявил интраморф, запуская Рона в шатл и захлопывая створки люка.
   Через минуту машина взмыла в воздух и растворилась в облаках. Толпа стала растворяться. Катти стояла на месте и плакала. Никогда до этого она не лила слёзы, потому что должна была быть сильной. Но теперь, когда Рон улетел, она рыдала, хотя плач ничего не мог изменить. Она подняла голову, чтобы в последний раз окинуть взглядом место отправки, чтобы в последний раз вспомнить тот, момент, когда любимый входил в шатл. И тут она улыбнулась.
   Перед ней стоял Рон. Шатл улетел, но юноша остался. Он сделал свой выбор, и выбор этот был в пользу любви...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"