Гор Лекса: другие произведения.

Её звали Шайнара (гл. 14)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

 Ваша оценка:

   Глава четырнадцатая. Варн.
  
  
  
  
  
  Солдаты связали девушке руки впереди, сняли плащ и обыскали. Из набедренного кармана её штанов они извлекли Книгу Судьи, а из-за голенища сапога - маленький нож. Рогул повертел нож в руках и отдал одному из соратников. Плащ, меч, книгу и пояс с серебряной пряжкой варн забрал себе.
  
  Во время боя девушка убила двоих и ранила троих человек, один из которых теперь не мог продолжать путь. Рогул распорядился, чтобы раненому оставили лошадь убитого солдата.
  
  - Продашь её в Гардее и оплатишь лечение, - сказал он. - Я добьюсь для тебя и всех нас помилования у короля.
  
  После этого командующий взял ещё одну освободившуюся лошадь и подвёл её к пленнице.
  
  - Садись, - приказал он и подставил руку, чтобы помочь связанной девушке взобраться на животное.
  
  Но Шайнара не сделала ни шага.
  
  - Хочешь путешествовать поперёк седла, Судья? В этом будет мало приятного, а путь нам предстоит долгий.
  
  Шайнара залезла в седло. Рогул прикрепил поводья её лошади к луке своего седла. И отряд из семи человек, включая командующего, оставляя на горизонте клубы пыли, направился прочь от развалин. А где-то высоко в небе, ныряя в пушистые облака, за ними неотступно следовала маленькая крылатая тень...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  Полуденное солнце припекало. Шайнара облизывала пересохшие губы. Ей всё труднее было сохранять вертикальное положение в седле. Удар коленом в лицо не прошёл бесследно. Кровь из рассечённого лба остановилась и запеклась, но вся область от глаз до подбородка болела так, словно по ней потоптались кони. Девушка осторожно ощупала нос. Каждое касание, усиливаемое тряской от скачки, приносило острую боль, которая уходила куда-то вглубь головы и отдавалась в затылок. Но нос был хотя бы не сломан.
  
  
  Рогул то и дело оглядывался на пленницу. Увидев, что та еле держится в седле, он приказал отряду остановиться на опушке леса и сделать привал. Шайнару сняли с лошади и посадили на землю.
  
  Солдаты пополняли запасы воды из ручья, вьющегося тонкой струйкой, как змея, среди вывороченных корней. Рогул тоже наполнил свою флягу и, не закрывая её пробкой, поднёс девушке:
  
  - Пей.
  
  Шайнара сделала несколько глотков. Ледяная вода наполнила божественной свежестью рот, унося с собой жар и сухость. Варн вернулся к коню, на котором был закреплён свёрнутый в рулон плащ Тени и оторвал от него кусок. Рогул смочил ткань водой и протянул пленнице:
  
  - Приложи к лицу.
  
  Орудовать связанными спереди руками было неудобно, но девушка изловчилась и с упоением уткнулась в мокрую тряпку, еле сдержав при этом стон облегчения.
   Короткий привал был закончен, и всадники двинулись дальше.
  
  К вечеру погода испортилась. Порывы ветра усилились. Серая мешанина из дождя и тумана летела навстречу всадникам и пробирала до костей. В отряде имелось несколько бурдюков с вином и, чтобы согреться, солдаты то и дело к ним прикладывались.
  
  Рогул избегал ехать по широкому и удобному королевскому тракту. Он не хотел привлекать внимание посторонних к связанной девушке, да и встреча с наёмниками, которые наверняка уже разыскивали телохранителя Железного герцога, чтобы получить награду за его голову, была нежелательна. Варн выбирал малохоженые дороги и за версту объезжал любые города и поселения.
  
   Вот и сейчас отряд двигался по узкой лесной тропе, где лошади могли пройти только в цепочку, а всадникам приходилось наклоняться, чтобы не задевать головой низкорастущие ветви. Но в лесу было хотя бы не так холодно, как на открытой местности. К тому же вскоре Рогул разглядел пещеру. Она заросла плющом и была незаметна издали - отличное место, чтобы переночевать и укрыться от непогоды.
  
  Пещера была замкнутая, просторная и сухая. Она вместила весь отряд вместе с
  лошадьми. На земляном полу валялись обглоданные кости какого-то животного, а под потолком висели клочья густой паутины.
  
   Солдаты развели огонь в центре, а пленницу посадили в самый дальний от входа угол. Они ели, пили и негромко переговаривались между собой. Одному из них Рогул приказал накормить девушку.
  
  - У нас самих мало еды, - буркнул тот. Он был толстый и на подбородке имел здоровую бородавку.
  
  - От тебя не убудет, - ответил Рогул. - А она нам нужна живой.
  
  Толстяк встал и направился к пленнице. Он немного шатался от выпитого вина и придерживался за стену пещеры.
  
  - Жри, - сказал он грубо и протянул Шайнаре полоску вяленого мяса.
  
  Но девушка не взяла её.
  
  - Жри! - повторил толстяк громче.
  
  Шайнара отвернулась.
  
  - Так тебе не нравится наша еда, сука?! - его лицо исказила злоба, и он ударил пленницу по щеке. - Ты убила моего друга!
  
  Сотрясение от удара вновь жуткой болью передалось в затылок.
  
  - Я сказал, накормить её, а не бить! - закричал Рогул и подскочил к толстяку.
  
  Тот посмотрел на него замутнённым взором.
  
  - Она убила Стрифа, - прорычал он, снова замахиваясь.
  
  Рогул перехватил его руку и вывернул ему её за спину.
  
  - Иди проспись! - сказал варн и толкнул толстяка обратно к огню.
  
  Рогул присел перед девушкой на корточки и протянул ей вяленое мясо:
  
  - Ешь.
  
  Но та не взяла еду.
  
  - Это глупо, - сказал Рогул. - Ты же надеешься ещё сбежать. А для этого нужны силы. Ешь.
  
  И он снова протянул ей полоску мяса.
  
  - Ослабь верёвки. У меня затекли запястья, - девушка протянула ему руки.
  
  - Я что похож на идиота? - Рогул поднял бровь. - Так ешь.
  
  Шайнара взяла вяленое мясо связанными руками и оторвала зубами кусок. Оно было жёсткое, солёное и жевалось с трудом.
  
  Рогул сел рядом и достал из-за пазухи её Книгу Судьи. Он медленно перелистывал страницы, разглядывая портреты приговорённых и читая подробности их казней.
  
  - Ты, конечно, можешь не отвечать на мои вопросы, но, поверь, Жорлаг Орз разговорит тебя.
  
  Шайнара бросила тревожный взгляд в сторону солдат, сидевших у огня.
  
  - Нет, - засмеялся Рогул, - Жорлага Орза среди них нет. Это королевский дознаватель. Он охотится за вами уже много лет и всё безрезультатно. А теперь я сделаю ему такой подарок, что он навечно останется у меня в долгу.
  
  Рогул отцепил от пояса флягу и, сделав глоток, предложил воду девушке. Шайнара заметила, что командующий ни разу не приложился к вину, хотя на его лошади тоже висел бурдюк и во время скачки было слышно, как там что-то плескается.
  Девушка взяла воду. Мясо было солёным и ей хотелось пить. В конце концов, Рогул прав - ей нужны силы. Раз у неё не получилось достойно умереть в бою, значит надо действовать дальше. Приговор никто не отменял...
  
  
  - Я везу тебя в Альвадис, Судья, - продолжал варн. - Ты и это.. - Рогул помахал её книгой, - послужит доказательством моей невиновности в смерти Ибрана Талгата. Но не доставляй мне проблем в пути, иначе я перестану быть любезным и тебе не поздоровиться.
  
  
  Варн встал и вернулся к огню. Дождь усилился и началась гроза. Раскаты грома гулким эхом отражались от свода пещеры, и лошади пугливо жались друг к другу. Все, кроме ночного караульного, назначенного Рогулом, легли спать. Сам варн сел у стены напротив девушки. Он подложил под шею свёрнутый плащ, и задремал в таком положении. Подобная поза позволяла ему быстро проснуться и вскочить в случае опасности.
  
  Из своего угла, до которого почти не доходил свет от костра, девушка долго изучала командующего. Он носил короткую куртку с нашитыми металлическими пластинами и шнуровкой до самой шеи. Шея... Запрокинутая голова варна чётко обозначила на шее сонную артерию. Шайнара знала - всего один точный прокол в это место, и у Рогула не будет шансов выжить. Девушка оглянулась по сторонам и в полумраке пещеры разглядела на земле, недалеко от себя, трубчатую белую кость толщиной с палец. Двигаясь плавно, чтобы не привлекать внимания караульного, она дотянулась до этой кости и засунула её в расщелину между камнями.
  
  Дождавшись очередного раската грома Шайнара обломала кость. Теперь у неё был осколок, который легко прятался между ладонями. Но он был недостаточно острый, чтобы наверняка проткнуть человеческую кожу и артерию.
  
  Всю ночь девушка, подкарауливая раскаты грома, затачивала обломок о камень, и к утру, когда гроза закончилась, у неё было маленькое подобие костяного стилета. Теперь оставалось как-нибудь заставить варна приблизиться так, чтобы ей было удобно дотянуться до его шеи. Тень понимала, что у неё будет всего одна попытка и поэтому не стала торопиться, решив выждать подходящий момент.
  
  
  Но прошло уже три дня, а момент всё не наступал. Рогул не подходил к пленнице на расстояние, достаточное для удара и даже не заговаривал с ней. Шайнара всё это время не смыкала по ночам глаз. Она надеялась, что, может, ей каким-то образом удастся освободиться.
  
   Но надежды оказались тщетны. Возможность сбежать так и не появилась, а вот организм её настолько сильно требовал сна, что на четвёртый вечер, едва девушку сняли с лошади и прислонили к дереву, как она сразу отключилась...
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  Очнулась Шайнара от того, что кто-то взял её пальцами за подбородок. Она открыла глаза и увидела перед собой всё того же толстяка с бородавкой на лице. Девушка сжала ладони и с облегчением почувствовала, что костяная заточка на месте, и никто её не нашёл, пока она спала.
  
  В этот раз толстяк был пьян сильнее прежнего. Его слюнявый рот был так близко, что девушку передёрнуло от отвращения.
  
  - Кажется, она не хочет тебя, Бром! - захохотал у него за спиной другой солдат.
  
  - Захочет... - ответил тот заплетающимся языком и двумя руками попытался разорвать одежду на груди Шайнары. Но крепкая ткань не поддалась пьяному солдату с первого раза, и девушка с силой оттолкнула его. Тот не удержался на ногах и плюхнулся на попу.
  
  Солдаты загоготали.
  
  Шайнара бешено крутила головой по сторонам. Как она могла отключиться и потерять контроль над ситуацией?! Где Рогул?!
  
  Варна нигде не было видно, зато четверо солдат стояли полукругом позади Брома, и подначивали его задорными выкриками. Глаза их горели, а распалённые вином тела жаждали удовлетворения.
  
  - Ах ты, сука! - толстяк снова полез к девушке, осыпая её ударами по щекам.
  Шайнара закрывалась связанными руками, но не делала попыток ударить. Она не хотела выдавать наличие у себя заточки. Ей ничего не стоило убить Брома прямо сейчас, вогнав ему в шею своё тайное оружие. Но эта судьба предназначалось Рогулу. Она Тень Ордена и главное для неё - исполнить приговор.
  
  От группы солдат отделился высокий жилистый мужчина с колючим взглядом и тонкими изогнутыми в кривой усмешке губами. Он оттолкнул Брома смачным пинком под зад:
  
  - Ты слишком долго с ней возишься, - он грубо поднял Шайнару на ноги. - Парни уже заждались.
  
  - Я первый... - начал Бром, пытаясь подняться, но его снова откинули.
  
  Двое солдат сбросили с себя пояса с оружием и тоже приблизились к девушке. Шайнара стала вырываться, но шесть сильных мужских рук легко удерживали девичье тело. Они не церемонились с её одеждой. Послышался треск разрываемой ткани...
  
  
  - Что здесь происходит?! - раздался голос Рогула. Он восседал на коне и смотрел на солдат сверху вниз. Те отпустили свою жертву и встали по стойке "смирно". Все, кроме одного - того, который отобрал девушку у толстяка.
  
  - Парни устали и хотят развлечься, - небрежно бросил этот солдат варну.
  Рогул спрыгнул с коня. Его взгляд скользнул по надорванной на груди девушки одежде, которую Шайнара наскоро запахнула, едва её отпустили.
  
  - Ты не был таким смелым, Керк, когда у неё в руках был меч, - сухо сказал Рогул и обвёл всех взглядом. - Она нужна нам невредимой. Кто её тронет, будет иметь дело со мной.
  
  - Мортан тебя подери, Рогул! Из-за неё мы все стали изгоями. Стриф и Кюр мертвы. Мы можем хотя бы отомстить за них?! Пустим эту драль разок по кругу, ничего с ней не случится!
  
  Варн подошёл к нему вплотную и, понизив голос, произнёс:
  
  - Ты стал слишком много разговаривать, Керк...
  
  - Мы давно уже не на службе, - вызывающе ответил тот. - Какого хадриса, ты всё ещё считаешь себя командующим?!
  
  Рогул отступил, согласно кивнул и отвернулся, а потом с разворота ударил Керка в челюсть. Тот растянулся на земле, варн прыгнул на него и, не давая опомниться, принялся избивать его кулаками, пока у того лицо не превратилось в одно кровавое месиво.
  
   Рогул поднялся и ещё несколько раз пнул Керка в бок.
  
  - Есть ещё недовольные? - обратился варн к остальным.
  
  Солдаты промолчали. Рогул посадил девушку обратно под дерево, и все занялись своими делами. Но Шайнара видела, что, когда Керк очнулся, солдаты стали украдкой переговариваться друг с другом, бросая то на варна, то на неё злобные взгляды.
  
  
  Наступила ночь. Рогул отправил караульного спать, сказав, что сам побудет на страже. Когда в лагере воцарилась тишина и со всех сторон послышался мерный храп, варн подошёл к девушке и поднял её на ноги.
  
  - Не шуми, - сказал он тихо и повёл её к лошадям.
  
  Животные паслись, освобождённые на ночь от сёдел и поклажи. И только Бурст не распрягался хозяином с того момента, как тот вернулся. Рогул запрыгнул в седло и, усадив пленницу перед собой, покинул спящий лагерь.
  
  
  
  Бурст был выносливым конём с крепкой широкой спиной. Весь остаток ночи он без устали нёс двух седоков и, когда забрезжил рассвет, они были уже далеко от лагеря.
  
  - Почему ты не отдал меня им? - спросила Шайнара, когда конь перешёл на шаг. Она сидела боком перед передней лукой седла, удерживаемая с двух сторон руками варна, держащими поводья. Костяной стилет всё ещё был зажат у неё в ладонях, но неудобная посадка не давала девушке изловчиться для удара.
  
  - Ты хорошо сражалась, - ответил варн. - Это отребье не заслуживает твоего тела.
  
  - А кто заслуживает? Ты?
  
  - Я не беру женщин силой.
  
  -Ну, конечно... Может, просто силы не хватает?
  
  Теперь, когда они остались одни, Шайнара специально подбирала такие слова, чтобы вывести Рогула из себя. Ей надо было возбудить в нём желание проучить её. Ведь для этого ему придётся остановиться, а ей сменить позу и вот тогда... Она завершит начатое.
  
  Но варн пропустил её колкость мимо ушей.
  
  - Ты же просто наёмник из "грязных" народов! - продолжала докапываться Шайнара. Он помнила, что командующий не терпит, когда его соплеменников называют "грязным" народом. - Думаешь, приблизился к герцогу, так сразу стал миртанцем?
  
  - Зачем мне быть миртанцем? - спокойно ответил Рогул. - Я варн и не стыжусь этого.
  
  - Ну да, обычный выродок из "грязных" народов, - всё наглее действовала Шайнара.
  
  - И что же ты знаешь о "грязных" народах, Судья? - Рогул оставался невозмутимым, будто не слышал оскорбления.
  
  - Всё самое гнусное в Миртании связано с вами. Всё, что вы умеете - это грабить и насиловать. Варвары на большее и не способны...
  
  Рогул остановил Бурста и сбросил девушку на землю.
  
  - Дальше пойдёшь ногами, - сказал он. - Мой конь заслужил отдых.
  
  - Вы, как помойка, которая собирает всю мерзость Срединного королевства,- не унималась Шайнара, следуя рядом с конём. - Как больной нарыв, который надо выжечь.
  
  Рогул смотрел на неё из седла, но в лице не менялся.
  
  - Ты говоришь об азарах, Судья. А я варн, - спокойно отвечал он свысока.
  
  - Не вижу разницы.
  
  - Азары - шакалье отродье, - Рогул сплюнул. - Варны знают, что такое честь...
  
  
  
  На горизонте появились всадники. Их было двое. Рогул спрыгнул с коня, но было уже поздно - Шайнара закричала, что было силы. Всадники услышали её и стали приближаться.
  
  - Это было лишнее, - прошипел Рогул и грубо завязал ей рот перекрученным платком.
  
  Всадники поравнялись. Девиз на их щитах гласил "Превосходство во всём", значит это были люди лорда Соврата Чёрного, за землями которого начинались королевские угодья. Видимо и Альвадис был уже близко...
  
  -Эй ты, - крикнул один из всадников Рогулу, покосившись на пленницу.
  
  - Это моя невеста, - ответил тот.
  
  - А почему она связана?
  
  - Так, не хочет же. Но я заплатил её отцу щедрый выкуп и имею право.
  
  - А если ей развязать рот? - встрял другой щитоносец.
  
  - А если вам ехать, куда ехали? - в тон ему ответил варн.
  
  Воины переглянулись, спешились и достали мечи...
  
  
  Бой был не долгим. Рогул вышел из него победителем, и два свежих трупа лежали у его ног.
  
  - Их смерть на твоей совести, - бросил он девушке, вытирая окровавленный клинок об одежду одного из убитых. - Хотя тебе, наверно, не привыкать.
  
  Шайнара стащила связанными руками платок со рта.
  
  - Я не убийца. Я палач, - произнесла она, с горечью глядя на мёртвых воинов.
  
  - Не вижу разницы, - ответил Рогул точно с той же интонацией, с какой девушка говорила, что не видит разницы между азарами и варнами. - Ты также отнимаешь жизни.
  
  - Я казню по справедливому приговору, - возразила Шайнара.
  
  Рогул усмехнулся.
  
  - Разумеется... Чего ещё ждать от Судьи, кроме одержимости...- сказал он вслух сам себе.
  
   Варн забрал одну из лошадей убитых и подвёл её к девушке:
  
   - Надо отдать должное вашему Ордену. Он хорошо воспитывает своих адептов. Ни сомнений, ни страха, ни жалости. Я уже видел это... Десять лет назад один из ваших Вольных убийц, - (он специально выделил последнее слово), - уже покушался на жизнь Железного Герцога.
  
  Рогул сощурился, вспоминая подробности.
   - Это была девушка... Длинные, чёрные, как смоль, волосы... Зелёные глаза...
  
  "Алхена" - пронеслось у Шайнары в голове. Так вот почему, Велиар Хрут говорил, что герцог хорошо знает её внешность.
  
  - Ибран Талгат по-настоящему увлёкся ею, - продолжал Рогул. - Я предупреждал его. Но он ничего не хотел слушать. Он помешался на ней, а эта... тварь... думала лишь о том, как половчее лишить его жизни... В тот раз я отвёл беду, но вы посеяли в сердце герцога такой страх, с которым даже я не смог справиться. Ибран Талгат облачился в тяжёлые доспехи и не снимал их целыми днями. Я думал, у него это пройдёт. Но с каждым годом его страх только усиливался. Герцог говорил, что ваш Орден не успокоится, пока не убьёт его. Я обещал Ибрану Талгату, что ни один Судья не доберётся до его тела, а он мне не верил. И оказался прав... А я не смог защитить его...
  
  Рогул замолчал.
  
  - Так, тебя надо пожалеть? - с издёвкой спросила Шайнара.
  
  - Хватит уже дерзить, Судья. Ты не в том положении...
  
  - А что ты мне сделаешь? Убить - не убьешь, я нужна тебе живой. Что ещё? Может, слова о чести из уст грязного наемника годятся только, чтобы подтереться ими?
  
  В следующее мгновенье в руке Рогула оказался нож. Он приставил лезвие к горлу девушки, а та победоносно улыбнулась - ей удалось-таки вывести его на эмоции. Он стоял так близко, что она могла бы нанести свой заготовленный точный и смертельный удар. Вот только его нож у её горла этому пока мешал. Но ничего, она ещё подождёт...
  
  И тут Рогул, ничего не говоря, свободной рукой разжал её пальцы и достал спрятанный между ладоней костяной стилет. Улыбка моментально сошла с губ девушка. Так он знал?! И как давно?
  
  Варн убрал нож и подсадил пленницу в седло. Теперь, когда Шайнара была безоружна, она прикусила язык, и оставшийся путь они проделали молча.
  
  
  
  
  
   ***
  
  
  
  
  Мешок, надетый на голову, не пропускал свет. Шайнару вели, удерживая с двух сторон под руки, и шаги её провожатых звонко отдавались по мраморному полу...
  
  
  За четыре дня до этого Рогул привёз пленницу в Альвадис. Он сдался первым попавшимся навстречу королевским гвардейцам и потребовал, чтобы они доложили о нём Жорлагу Орзу - главному дознавателю. Больше девушка не видела варна. Её саму все эти четыре дня продержали в темнице.
  
  
  
  - Вот она, Ваше Величество, - услышала Шайнара противный трескучий голос, и кто-то снял с её головы мешок.
  
  Девушка огляделась. Она находилась в просторном зале, с высокими сводчатыми потолками, мраморными фризами и колоннами. Окна украшали мозаики из драгоценных камней и слоновой кости. Вдоль стен тянулись столы из чёрного дерева, декорированный золотыми завитушками. И за этими столами, которые ломились от обилия еды и вина, сидели люди в самых роскошных одеяниях. Они ели, пили и смеялись. А за центральным столом восседал юноша лет пятнадцати и голову его венчала ослепительная корона. Шайнара поняла, что оказалась на пиру в честь коронации принца Эрмино, а это значит, что старый король всё-таки умер...
  
  По левую руку от юноши находилась женщина. Шайнара не сразу признала в ней королеву Семиору Благословенную. За эти несколько лет, что прошли с момента их последней встречи в суде Гельдорана, она очень изменилась. Забота о больном сыне выжала из неё все силы и сделала из красивой статной женщины настоящую старуху. Хотя, глядя на юного короля сложно было сказать, что он неизлечимо болен. На его щеках играл румянец, а глаза блестели, как лесная ежевика после дождя.
  
  И вдруг Шайнара чуть не вскрикнула от неожиданности - справа от короля сидел... Карлем собственной персоной. Он был одет в тонкую атласную рубашку, бархатные штаны и расшитый серебром жилет. Их глаза встретились, и он едва заметно кивнул ей.
  
  Из-за спины девушки вышел Рогул. Он держал в руках вещи Шайнары: тёмно-синий плащ, меч с навершием в виде головы дракона, пояс с серебряной пряжкой и Книгу Судьи. Варн склонился перед королём и положил предметы на пол.
  
  Из-за спины девушки вышел ещё один человек. Он был худой, высокий, с неестественно жёлтым цветом лица. Противный трескучий голос принадлежал ему:
  
  - Ваше Величество. Я считаю, что все обвинения с господина Рогула могут быть сняты. Он доказал свою непричастность к убийству Вашего дяди.
  
  - Да, - ответил юноша, сделав изящный жест в сторону телохранителя Железного герцога. - Корона снимает вину с господина Рогула.
  
  - Ваше Величество, - продолжил человек со скрипучим голосом, - теперь, когда у меня есть одна из этих преступников, что именуют себя Вольными Судьями, я обещаю, мы покончим с этим проклятым Орденом.
  
  Карлем что-то шепнул юному Эрмино на ухо и тот сказал:
  
  - Нет, господин дознаватель. Она не отправиться в ваши застенки. Эта преступница принадлежит моему кузену, и он будет делать с ней, что пожелает.
  
  У Шайнары от удивления чуть глаза на лоб не полезли. Она, конечно, помнила о планах Карлема забрать престол, но как ему удалось за такой короткий срок не только вернуть себе права наследника Железного герцога, но и стать практически "своим" для юного короля? Во всяком случае, Карлем вёл себя достаточно фривольно с царственной особой, словно всю жизнь прожил при дворе, и они были хорошими друзьями. Может, это открывшиеся способности полудрака ему как-то помогают в этом?
  
  
  - Но Ваше Величество, лорд Азор Талгат, - (Шайнара впервые услышала, как звучит имя Карлема, данное ему при рождении), - лишь недавно вернулся в Миртанию. Он слишком долго был в чужих краях и не знает наших проблем. Бандиты, именующие себя Вольным Орденом, наводят страх и ужас на самых верных и достойных ваших подданных. Мы, конечно, все очень ценим то, что лорд Азор сделал для нас... Его лекарство - настоящее чудо и Вы, Ваше Величество, прекрасно выглядите, но... - главный дознаватель сделал паузу, - у меня намного больше опыта в этом деле. Я смогу выбить из этой преступницы такие признания, которые позволят нам раз и навсегда разделаться с проклятым Орденом.
  
  Карлем снова что-то шепнул юному королю. Тот поднял руку, останавливая речь главного дознавателя.
  
  - Достаточно, Жорлаг Орз. Я уже сказал своё слово. Эта преступница принадлежит моему кузену.
  
  Шайнара тайно ликовала и ей даже показалось, что она услышала скрежет зубов дознавателя. Карлем поднялся с места и обратился к Жорлагу Орзу:
  
  - Я нисколько не сомневаюсь, господин дознаватель, что Ваши методы могли бы поспособствовать поимке и других преступников, именующих себя Вольными Судьями. Но, поверьте, я справлюсь не хуже. Эта убийца отравила моего отца. И я отомщу ей за него так, что каждый дюйм её тела будет молить о пощаде.
  
  Карлем говорил так убедительно, что не знай Шайнара его, она бы ему поверила.
  
  - Я могу помочь... - снова начал Жорлаг Орз.
  
  - Не надо, - оборвал его Карлем. - Я отвезу её в замок моего отца и там совершу правосудие.
  
  Главный дознаватель поклонился и отступил, но Шайнара всем нутром чувствовала, как в нём клокочет ненависть и злоба.
  
  Король распорядился, чтобы стража передала девушку людям лорда Азорта Талгата. Тот остановился в самом богатом квартале Альвадиса. Он снял все комнаты в гостевом доме с видом на королевский замок и идти до туда было недолго.
  
  Стража вывела Шайнару на улицу. Девушка еле сдерживала улыбку - ещё немного, и она будет свободна, ведь понятно, что "люди лорда Азорта Талгата" - это переодетые члены Ордена.
  
  Но не успели её вывести за ворота, как начальника стражи догнал королевский дознаватель. Он отвёл его в сторонку, и они о чём-то долго переговаривались. Рогул, освобождённый приказом короля, в этот момент тоже вышел из замка. Он увидел знакомого и, приветственно махнув, остановился поговорить.
  
  Когда начальник стражи вернулся, он приказал своим подчинённым вести пленницу за ним и, свернув с первоначального маршрута, быстрым шагом направился в другую сторону. Шайнара почувствовала неладное. Она завертела головой, но во дворе замка не было членов Ордена. А Карлем в это время был на пиру, развлекая гостей байками о "своём сложном детстве, проведённом в чужих землях".
  
  Только Рогул проводил взглядом девушку. Но даже, если он и понял, что произошло, ему не было до этого дела. Он получил своё оправдание, и дальнейшая судьба Судьи его не интересовала.
  
  Шайнару завели за неприметную маленькую дверцу в основании мощных стен, за которой сразу повеяло холодом и сыростью. Подземелье замка освещалось факелами, вставленными в медные кольца. Шайнара слышала где-то шум воды. Её долго вели вдоль камер с железными решётками, пока, наконец, не втолкнули в помещение, один взгляд на которое бросал в дрожь.
  
  Это была пыточная камера, заставленная самыми разнообразными сооружениями. Здесь были дыбы, раздвижные столы с хитрыми механизмами, стулья с шипами, крюки для подвешивания и прочие предметы человеческого гения, призванные наполнять сердца ужасом, а тела жуткой болью.
  
  Шайнара вспомнила, как Карлем говорил, что способности полудрака позволяют ему чувствовать людей каким-то особым чутьём. Она мысленно закричала о помощи. Но, видимо, сверхчувствительность Карлема не распространялась так далеко. Никто не пришёл Шайнаре на помощь. Где-то наверху, уверенный в том, что отвёл от Тени беду, Карлем кружился в танце с фрейлинами, стремительно приближая то время, когда он сможет полностью осуществить свои грандиозные планы. И только один маленький рукокрыл бешено метался над крышами Альвадиса, не находя себе места...
  
  Стража удалилась, оставив пленницу в пыточной камере. Кроме Шайнары и главного дознавателя здесь присутствовало ещё три человека. Один из них, настоящий великан, был одет в фартук со следами крови. Другой, уже в летах, сидел за столом и что-то писал. Он носил знаки отличия королевского сыска, как и главный дознаватель. Третий человек стоял у входа. На нём был красный плащ гвардейца, а из-за пояса торчали две рукояти кинжалов.
  
  Жорлаг Орз сделал знак великану в фартуке, и тот привязав руки девушки к крюку, свешивающемуся с потолка, поднял её над полом. Во рту у этого палача не было ни одного здорового зуба, а в глазах не отражался разум. Он всё время улыбался, как большой ребёнок, и мычал.
  
   - Но Его Величество приказал передать её в руки лорда Азорта, - сказал пожилой дознаватель, сидевший за столом.
  
  - Улицы Альвадиса могут быть опасны даже для королевской стражи, - промолвил Жорлаг Орз. - особенно, если начальник этой стражи мне задолжал... Поэтому он скажет, что её соратники напали на него и отбили преступницу.
  
  - Но...
  
  - Это не ваша забота, господин Варнав, - перебил Жорлаг Орз. - Я беру на себя всю ответственность за это. Его Величество будет мне благодарен, когда я покончу с Вольными Судьями. А что касается молодого Талгата... - Жорлаг Орз присел на стул, - то я не верю ему...
  
  - Конечно сын Ибрана Талгата появился весьма неожиданно для всех нас, - ответил дознаватель Варнав, - но он предоставил неоспоримые доказательства... И это его лекарство... Он настоящий кудесник... Вы же видели, как чувствует себя наш король?
  
  - Господин Варнав, Вы знаете, почему я стал главным дознавателем? - Жорлаг Озр сощурился, - Потому что я не верю в счастливые совпадения.
  
  - О Вашем чутье, господин Орз, ходят легенды, - пожилой дознаватель встал из-за стола и поклонился, - но даже старые псы иногда ошибаются.
  
  Он вышел из пыточной.
  
  - Проследи за ним, - сказал Жорлаг Орз гвардейцу с кинжалами за поясом, - если старик сглупит... останови его.
  
  Тот молча кивнул и юркнул за дверь.
  
  
  Главный дознаватель повернулся к девушке.
  
  - Я не садист, - сказал он. - Мне не доставят удовольствие твои мучения. Но вот его, - Жорлаг Орз со змеиной улыбкой показал на палача в фартуке, - можно хлебом не кормить, если дать возможность попытать человека. Я правильно говорю, Харон?
  
  Палач радостно замычал и закивал головой, разбрызгивая во все стороны слюни.
  
  - Он знает толк в этих развлечениях, девочка, - продолжал Жорлаг Орз. - Он будет отрезать от твоего тела кусочек за кусочком. Но ты не умрёшь. Нет. Ты будешь медленно сходить с ума от боли. Она не оставит тебя ни днём ни ночью, и рано или поздно ты всё нам расскажешь.
  
  Главный дознаватель открыл лежащую на столе книгу.
  
  - Но ты можешь избавить себя от ненужных страданий. Просто отвечай на мои вопросы, - он взял перо и приготовился записывать. - Кто ты? Кто обучал тебя? Где находится Орден? Кто вам покровительствует?
  
  Шайнара висела на крюке и боролась с нарастающей ломотой в плечевых суставах.
  Жорлаг Орз кивнул Харону. Палач разрезал ножом одежду на спине девушке, а потом подошёл к жаровне и раскалил на огне металлическую цепь. Удерживая один её конец руками в толстых варежках, другим концом он ударил девушку по обнажённому участку тела.
  
  Шайнара сжала зубы. Харон ударил ещё раз. И она закричала.
  
   - Нет нужды противиться, - увещевал своим скрипучим голосом Жорлаг Орз, - Никто и никогда уже не узнает о тебе.
  
  Палач ударил снова... и снова... Раскалённый металл врезался в кожу, разрывая её и оставляя белые волдыри. Когда Шайнара теряла сознание, ушат ледяной воды в лицо приводил её в чувство, и пытка продолжалась.
  
  - Ты всё равно умрёшь, девочка, - говорил Жорлаг Орз. - Но это можно сделать быстро и безболезненно. А можно мучительно и о-очень долго...
  
  Шайнара не отвечала. Она задыхалась от боли. Харон опустил её на пол и дал отдышаться.
  
  - Где находиться Орден? Кто его покрывает? - повторил главный дознаватель, приблизившись.
  
  Но Шайнара молчала.
  
  - Что ж, Судья. Ты считаешь себя выше королевского закона? Тогда займи подобающее тебе место!
  
  Харон поднял истерзанную девушку и посадил её на пыточное кресло, закрепив запястья и лодыжки деревянными колодками.
  
  - Вот он истинный трон Миртании, заставляющий содрогаться врагов престола, - сказал Жорлаг Орз, и в глазах его появился восторженный блеск.
  
  
  Шайнара думала, что у неё не выдержит сердце. Вернее, она НАДЕЯЛАСЬ на это. Но увы. Харон хорошо знал своё дело. Он чутко дозировал пытку, где надо растягивая, а где надо, укорачивая воздействие. Ей вкручивали в руки винты, подпаливали ступни ног, душили шипованным ремнём. Давали небольшой перерыв, а потом начинали всё сначала...
  
  Но даже в таких условиях мысль предать Орден не находила себе пристанища в её голове.
  
  "Алхена, Карлем, Сибурд, Анок, Барламо, Ивар, Руден..." - повторяла про себя Шайнара имена, как молитву, и с каждым разом, с каждой новой болью, раздирающей её плоть, всё яснее понимала, что никакая сила не сможет разорвать её связь с Орденом и заставить предать его. Ведь Орден - её жизнь, её душа, её смысл, её суть... Она не представляла себя иначе.
  
  Когда девушка в очередной раз была на грани отключения, Жорлаг Орз сказал:
  
  - Ладно. Пусть отойдёт пока. Я проголодался. В конце концов, сегодня же в замке пир! Да здравствует король Эрмино!
  
  Палач восторженно что-то промычал в ответ, и они вместе покинули пыточную камеру, выставив у дверей стражу.
  
  Шайнару трясло. Она молила, чтобы смерть забрала её. И та забрала... Но не её...
  Девушка услышала, как грузно рухнули на пол тела стражников за дверью, а следом в камеру вошёл Рогул. Ничего не говоря, он освободил запястья и лодыжки пленницы из зажимных устройств и, подхватив её обессиленное тело на руки, вышел в коридор.
  
  Быстрым шагом он удалялся в противоположную от входа в подземелье сторону. Где-то за спиной послышались крики. Стража обнаружила пропажу. Рогул перешёл на бег.
  Крики приближались, но и варн достиг своей цели. Шайнара увидела решётку, под которую уходил бурный поток. Рогул положил девушку на землю, а сам всем телом навалился на деревянный ворот, поднимающий решётку.
  
  - Эта река вынесет тебя за пределы Альвадиса, - сказал он. - Беги.
  
  Голоса и топот ног преследователей становились всё громче.
  
  Шайнара привстала на изувеченных руках, но тут же упала лицом в пол.
  
  - У меня не получится, - только и смогла прошептать она.
   Рогул снова поднял её на руки и вместе с ней соскользнул в ледяной поток...
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  О.Алексеева "Рассветница-2" (Городское фэнтези) | | Е.Флат "Аукцион невест" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Рябинина "Острые грани любви" (Короткий любовный роман) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Современный любовный роман) | | Е.Горская "Единственная" (Городское фэнтези) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | У.Соболева "Отшельник" (Современный любовный роман) | | К.Ши ""Муж" на час" (Короткий любовный роман) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | А.Тарасенко "Демон для попаданки" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"