Tyrant of the East: другие произведения.

Бог Смерти (The God of Death) [в процессе]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Призраки Смерти Адептус Астартес служили Империуму девять тысяч лет: они тонкая грань, отделяющая человечество от вечного проклятия. И вот один космодесантник оказывается в мире под названием Азерот. // Перевод фанфика "The God of Death", автор: Tyrant of the East, оригинал: https://www.fanfiction.net/s/5672901/1/The-God-of-Death

Бог Смерти / The God of Death

Глава 1: Новая обстановка

Выстрел болтера порождает гулкое эхо, которое, разлетаясь по темному лесу, нарушает покой, не продержавшийся и нескольких минут. Еще один козлоногий демон, покачнувшись, падает на землю. Его предсмертный вопль переходит в затихающий хрип, пока огромная дымящаяся рана орошает землю его мерзкой кровью. Я подхожу к неподвижному телу, чтобы взглянуть в лиловое лицо, отдаленно напоминающее человеческое, - сморщенное, искаженное прикосновением смерти. Изогнутые рога со смертельно острыми концами беспомощно упираются в землю. Взглянув ниже, я рассматриваю его мускулистую грудь, покрытую толстой коричневой шерстью. Она забрызгана кровью. За холодным керамитом шлема мои губы складываются в презрительную усмешку, и я вполголоса произношу Литанию ненависти.

Вселенная сурова, и в ней много зла, но демоны - это те, кого мы, космодесант, презираем больше всего. Это они стали причиной Ереси Хоруса, они породили несчетное число смертей, и это из-за них человечество балансирует на грани вымирания. В моих венах бурлит ярость, заставляя оба сердца биться сильнее. Я мысленно приношу клятву Императору: очистить этот мир от разложения и скверны.

Тяжело ступая, я покидаю место сражения. Земля содрогается под тяжестью брони.

***


- Именем Элуны... Две дюжины сатиров... Здесь была настоящая бойня, - тихий голос часового донесся до чутких ушей Кейны Бури Ветров.

- У них не было шансов, - прошептала вторая дрожащим голосом.

Кейна взглядом заставила их замолчать. Они были ее воинами, хранителями Дарнаса и народа калдорай, часовыми, патрулирующими границы владений ночных эльфов. Они нещадно истребляли всех, кто осмеливался без спроса вторгнуться на священную территорию. Многие десятилетия сражений закалили их, превратив в мастеров укрытий, несущих смерть, неожиданную и быструю.

- Стоит попробовать выйти с ним на контакт? - спросила вторая подчиненная Кейны, крепко сжимая изогнутый лук.

- Нет, Мелия. Хоть у нас и общий враг, мы не знаем, какие у него намерения. Подождем... И посмотрим.

Часовые кивнули и растворились в листве, бесшумно следуя за неизвестным богом войны.

***


Про себя я отмечаю, что это странное существо вблизи еще уродливее. Желтые демонические глаза впиваются в меня с глубокой ненавистью, когда мой визор фокусируется на его лице. Тщетно пытаясь вырваться из железной хватки, оно издает хрипящие отрывистые звуки. Вскоре мне надоедает его рассматривать, и я впечатываю лицо демона в ближайшее дерево, наблюдая, как податливая плоть, встретившись с крепкой корой, разлетается на множество частей, усеивая землю каплями крови и остатками мозга. Я разворачиваюсь, чтобы встретиться с остальными, которые осторожно кружат возле меня, словно хищники вокруг добычи. Они пока еще не понимают, что добыча - это они.

Болтер с грохотом выпускает разрывающийся снаряд прямо в изумленных демонов - мой инструмент разрушения стал для них неожиданностью. Одно из существ застывает, пораженное в живот, его прерывистый крик заполняет воздух. Другой, лишившись руки, воет в агонии, кружась на месте, разбрызгивая повсюду кровь. Третий не произносит ни звука. Его глаза отстраненно наблюдают за нижней частью тела, отброшенной на несколько метров.

Прежде чем они успевают отреагировать, я перезаряжаю оружие и снова стреляю, отчего существа бросаются врассыпную, как кегли. Меня пытается схватить когтистая рука, но, крепко сжав, я выворачиваю ее в локте, наслаждаясь последующим криком. Еще один бежит ко мне лоб в лоб. Я взмахиваю болтером, как дубинкой, давая понять, что это была ошибка. Голова демона разворачивается на 180 градусов, обнажая позвоночник. Игнорируя обмякшее тело, я ударяю следующего в грудь - на его теле образуется вмятина, а мои уши улавливают хруст ломающихся ребер. Деформированное существо отлетает назад, приземляясь на сломанное бедро. Я разворачиваюсь и ловлю взглядом последнего, пытающегося убежать. Поднимаю болтер на уровень глаз. Легко нажимаю на спуск. Чувствую, как оружие откликается. Ревет. Кровавый взрыв... Демон, пошатываясь, делает пару шагов, но уже без головы и, наконец, заваливается.

***


- Спаси нас, Элуна, спаси нас, Элуна, спаси нас, Элуна, - сбивчиво бормотала Мелия.

Остальные часовые чувствовали себя не лучше. Одну, казалось, вот-вот могло стошнить при виде бойни, свидетелями которой они невольно стали. За годы войн и бессмысленного кровопролития Кейна никогда не сталкивалась с такой жестокостью. Они все одновременно ахнули, когда угловатый предмет в руках у странного незнакомца взревел громче, чем десяток саблезубов, и трое сатиров оказались на земле, среди брызг крови и кусков плоти, после того как бронированное божество ворвалось в их стан с поразительной скоростью.

- Что нам теперь делать?

Кейна обернулась и увидела невыразимый, неподдельный страх на лицах своих воинов - страх, который она надеялась не видеть никогда.

- Возвращаться в Дарнас. Предупредить леди Тиранду об этом... существе, - Кейна надеялась, что ее голос звучал так же решительно, как она хотела.

Отвратительный хруст заставил их снова взглянуть на место побоища, но они тут же об этом пожалели: существо медленно подняло тяжелую ногу, отряхиваясь от изуродованных останков сатира.

- Быстрее, часовые, - поторопила Кейна.

Скрипучий металлический голос остановил их.

- Покажитесь. Мне надоело играть в прятки.

Глава 2: Знакомство

Враги Императора боятся нашего гнева, и потому не жаждут встречи лицом к лицу. Трусливые прячутся. Те, у кого есть хоть капля смелости, нападают из тени, надеясь застать нас врасплох. Напрасно. Космодесантники давно осознали, что на войне скрытность порой важнее силы. Неофиты учатся этому со дня вступления в орден, я начал почти двести лет назад. Но космодесантник никогда не забывает свою подготовку.

Мои сверхчеловеческие чувства давно помогли обнаружить преследователей. Я знал, сколько их - дюжина. Знал, где они - пригнувшись, затаились на ветвях, не выдавая своего присутствия. Но я не знал, что они такое. Нужно было выяснить.

- Покажитесь. Мне надоело играть в прятки, - шлем усиливает и без того громкий голос.

Раздается лёгкий шелест, и мой преследователь - преследовательница - спрыгивает с высокого дерева, грациозно приземляясь на стройные ноги. Моя прицельная матрица моментально вырисовывает на ней перекрестье, но я не спешу следовать указаниям системы... пока что. Заметив лиловый оттенок ее кожи, инстинктивно тянусь к спусковому крючку болтера, но сдерживаюсь и рассматриваю изящную фигуру, совершенно не подходящую для воина. Она одета в кольчугу и обвешана перьями, но упругий живот обнажен. Невероятно длинные уши оттопырены назад и слегка подрагивают. Распахнутые глаза изучают меня со страхом, подозрением и каким-то благоговением. Если бы она могла встретиться со мной взглядом, минуя шлем, я уверен, остался бы только страх.

Мои чувства закалены веками сражений, и они кричат, что нужно ее пристрелить. Сотню лет я путешествовал по нескончаемым мирам, и мой опыт подсказывает, что ее существование никому не принесет пользы. Ненависть и отвращение, копившиеся десятки лет, приказывают нажать на спуск... Тихий голос разума напоминает, в каком положении я оказался, и просит взвешивать свои поступки. Я прислушиваюсь к нему.

Опускаю оружие. Ксенос расценивает это как примирительный жест и, колеблясь, подходит ближе, подняв руки - это понятно на любой планете. Ксенос пытается показать, что идет ко мне с миром.

***

Кейна Буря Ветров медленно приближалась к колоссу, несмотря на страх. Какой же он огромный, подумалось ей. Часовые пытались прикинуть размеры странного существа издалека, но реальность превосходила любые предположения.

Кейна остановилась в нескольких шагах от титана и опустила взгляд, чтобы не смотреть в две красные точки, выступающие из белоснежного шлема. Пока ее глаза скользили вниз, она успела увидеть огромный нагрудник с изображением черепа и распростертых крыльев. Мощные ноги были украшены рукописными текстами, каждая - толще, чем ствол дерева. Но, пожалуй, самым устрашающим было огромное оружие, которое он сжимал в руках.

- Говори, - Кейна вздрогнула, чувствуя, как суровый голос звенит в чувствительных ушах. Она сделала глубокий вдох.

- Приветствую вас, незнакомец. Меня зовут Кейна... Кейна Буря Ветров. Я предводитель Часовых, - эльфийка поежилась, услышав над собой механический скрежет. - Мы приветствуем вас на нашей земле...

- Так ты знаешь эту местность, ксенос? - скрипучий голос прерывает ее приветствие.

- Д-да, мой народ долгое время следил за здешними лесами...

- Мне безразличны ваши деревья, - Кейна машинально открыла рот, чтобы ответить, но сдержалась. - Где ближайшая Имперская застава?

- Имперская? Простите, боюсь, я не понимаю.

- Да, Имперская. Принадлежащая Империуму Человечества. Мне нужно выйти на связь со своим орденом, - в голос гиганта добавилась нетерпеливость.

- Простите, но... Здесь нет... Импери...ума Человечества.


***


От этой информации мой мозг словно взрывается. Нет Империума Человечества? Не может быть. Эта инопланетная девка отрицает власть Императора? Человечество правило десять тысячелетий миллионами миров, триллионами людей. Империум простирается от Святой Терры до самых удаленных уголков Вселенной. Денно и нощно на бесчисленных полях сражений наши армии убивают ксеносов, мутантов и еретиков. Нет Империума Человечества? Абсурд.

В то же время, глядя на ксеноса, я понимаю, что она не врет. Может быть, ей промыло мозги гроксовское отребье, или она просто недалекая. Она не понимает, что за пределами этой жалкой планеты лежит государство, обладающее большей мощью, чем она в силах себе вообразить.

Впрочем, я сознаю, что зацикливаться на этом бессмысленно.

- Тогда мне нужно ближайшее поселение.

- Это Астранаар. В нескольких лигах отсюда, - настороженно отвечает ксенос.

- Отведи меня в этот... Астранаар, - слово из чужого мерзкого языка обжигает мне губы, и я чувствую желание прополоскать рот святой водой.

- Хорошо. Но сначала поклянитесь не причинять вреда нашему народу.

Мне кажется, что я ослышался. Как смеет эта... эта... дрянь требовать у меня клятву? Астартес приносит клятвы только Императору и своим товарищам. Кто она такая, чтобы я давал священное обещание, потакая ее нелепым капризам?

- Клятва - это то, чего твоему грязному разуму никогда не дано будет понять, ксенос, - ее глаза поднимаются, в них загорается подозрение. - Но я понимаю твою обеспокоенность. Уверяю, что я... не буду слишком усердствовать в исполнении своего долга перед Императором.

Она слегка кивает и жестом приглашает следовать за ней.

***

- Я ему не доверяю, Кейна, - шипит Мелия на дарнасском.

- Я тоже, но выбора нет. Лучше сопроводить его и не спускать с него глаз, чем позволить беспрепятственно слоняться по Ясеневому лесу, - предводитель ночных эльфов оглядывается на металлического гиганта, следующего за ними.

- Согласна, и все же... - помощница Кейны врезалась в командира, которая секунду назад прытко бежала вперед. - Почему ты остановилась? О... Элуна... Нет... - голос Мелии перешел в болезненный шепот, когда она увидела то же, что и эльф перед ней.

Кейна не нашла в себе сил ответить - ее ноги подогнулись, и она рухнула на землю. Астранаар был охвачен пламенем.

Глава 3: Астранаар в огне (часть 1)

Ксеносы остановились, и теперь я вижу, почему: грязные порождения Хаоса ворвались в поселение с целью его уничтожить. Их предводительница, выходившая на переговоры со мной, упала на колени в отчаяньи. Отвращение, не покидавшее меня со встречи с ней, усилилось - им бы ринуться туда, к этому своему Астранаару, чтобы мстить за своих мертвецов. Вместо этого они льют слезы и ожидают собственной неминуемой участи, покорно передают себя во власть Варпа. Бесполезные существа. Хочется сплюнуть.

Торжествующий рев привлекает мое внимание, и я перемещаю визор. Может ли мое отвращение усилиться еще больше? Оказывается, да. Оно перерастает в бурлящую ненависть, когда я вижу демона, вышагивающего гордо во главе своих приспешников. Он больше остальных, его лицо искажено, наполовину скрытое за шлемом, похожим на древний артефакт. Лиловая броня увешана костьми поверженных врагов. Из стороны в сторону лениво болтается змеиный хвост.

Моя ненависть в такт обоим сердцам исполняет торжественную симфонию. Вспоминается чистка улья Каэтрати, когда кровь имперских граждан текла рекой по улицам. Толпы людей были истреблены безо всякой причины, и, обнаружив их, мы почувствовали, как нас охватывает праведный гнев. Брат-Капитан Свент исступленно истреблял орды культистов, чтобы добраться до тех демонов, что затеяли этот кощунственный акт. Кажется, что все мои внутренности бурлят, и вот-вот поток ненависти хлынет наружу... Другой мог бы и позволить этому чувству сожрать себя изнутри. Но я не обычный человек. Я космодесантник. Мое главное оружие - самоконтроль.

Обхватив рукоятку боевого ножа, я бесшумно вынимаю его из ножен - почти метр острого адамантия. Представляя, как клинок вскоре обагрится кровью, я растягиваю губы в ухмылке, но ее никто не видит - она скрыта за холодным керамитом.

Я проскальзываю мимо своих проводников, выводя их из оцепенения. Все системы силовой брони оживают с легким жужжанием, придавая легкость движениям и увеличивая размах шагов. Порождения Варпа встречаются мне всего несколько секунд спустя: с омерзительно восторженными рожами они преследуют группу напуганных до смерти жителей. Клинок опускается, с невыразимой легкостью погружаясь в вытянутый череп, и тотчас же вылетает обратно, разрывая плоть, разбрызгивая мерзкий гной. Остальные даже не успевают отреагировать, и я повергаю еще одного демона, вколачивая клинок в его грудь.

Разозленные моим внезапным появлением и бегством желанной добычи, оставшиеся демоны шипят и брызжут слюной. Они не спешат убегать. Но это ошибка. А за ошибки нужно платить.

***


- Кейна! У нас тут еще раненые! - командир часовых повернулась и увидела группу потрепанных ночных эльфов, которые приближались к ней, спотыкаясь.

- Быстро! Помогите им! - впрочем, торопить сестер не было необходимости. Они уже спрыгнули с импровизированной баррикады и, собрав поселенцев воедино, повели их в безопасное место. Кейна была ошеломлена. Опыт "общения" с Пылающим Легионом научил ее тому, что приспешники Саргераса не щадили никого. Они проносились чумой по городам, оставляя за собой горящие обломки и истерзанные трупы. И все же, это была уже пятая группа выживших, вырвавшихся из пылающего Астранаара. Как бы Кейна ни противилась этому, единственной причиной, по которой эти эльфы выжили, могла быть чья-то помощь.

- Это правда! Клянусь! Оно появилось из ниоткуда! Все в черном металле! Настоящее божество! Бог смерти! - среди толпы взволнованных эльфов пронесся напуганный возглас.

- Демоны вам навредили, поверьте, это всего лишь в вашем воображении, - отвечал ему спокойный голос друида Птичьего Когтя.

- Нет! Я видел его! У него глаза горели огнем! Оно рвало сатиров, как тряпки! О, Элуна, спаси меня!

Кейна тихонько выругалась. Гигант на удивление шустро прошмыгнул мимо нее и часовых, несмотря на свои ошеломительные размеры. Она хотела было последовать за ним, но он исчез в огне, неизвестно с какими намерениями.

Командир ринулась вперед и схватила испуганного эльфа за рубашку.

- Вы видели гиганта? В белом шлеме? И черной броне? - ее голос был резким и не терпящим возражений.

- Д-да!

- Где вы его видели?

- В таверне! Сатиры зажали нас в угол! А он... Оно появилось прямо за ними, и началось такое побоище! О, Элуна!..

- Ты тоже знаешь про это существо? - друид с интересом повернулся к Кейне.

- Да... К сожалению. Мы с часовыми патрулировали Приют в Ночных Лесах и наткнулись там на него.

- Что оно там делало?

- Точно не знаю. Кажется, оно было поглощено уничтожением приспешников Легиона.

- Я так понимаю, вы собираетесь разыскать этого "бога смерти"?

- Да.

- Хммм... Может, позволите мне присоединиться?

Кейна с сомнением оглядела друида. Он был уже стар, с длинной седой бородой, которая неровными прядями спадала с сухого подбородка.

- Почту за честь, господин друид, - старый эльф удовлетворенно кивнул и протянул морщинистую руку.

- Танавар Дубощит.

***


Нервные движения, подергивания когтистых лап, попеременное оглядывание - троица демонов очевидно напугана. Они видели тела своих собратьев, изувеченные и обезображенные, и хотят избежать той же участи. Но их желания не заботят меня. Находясь в тени, я иду за ними по пятам.

Призраки Смерти всегда отличались своими особыми взглядами на Кодекс Астартес. Мы осознаем, что, как стражи человечества, мы не можем позволить себе погрязнуть в бесполезных войнах. Мы не благородная гвардия, как Имперские Кулаки, но и не безумные фанатики, как Черные Храмовники. Мы не будем погибать, защищая крепость, не сулящую тактического преимущества, не будем самоотверженно в лоб нападать на укрепленные вражеские посты. Нет, мы сражаемся гибко, изучая ситуацию. Мы можем материализоваться позади врага, чтобы поразить его выстрелом болтера в упор. Можем напасть оттуда, откуда никто не ждет. Так велит нам примарх Коракс.

Обвив рукой шею демона, я вминаю его одним мощным движением в свой нагрудник, и сразу же отвожу назад. Вонзив нож в его шею, я чувствую, как мерзкое тельце обмякает, и ослабляю хватку, позволяя ему шлепнуться на землю.

Поняв, что их соратник пропал, оставшиеся двое издают обеспокоенные вопли. Встав спиной друг к другу, они настороженно оглядывают горящие здания, опасаясь того места, которое крушили пару минут назад. Какая ирония.

Выбежав из укрытия, я взмахиваю клинком, который, прорезая воздух, поет жестокую смертельную оду. Голова демона падает на землю, стремительно багровеющую, но тело еще стоит на ногах, подергиваясь - нужно время, чтобы оно осознало, что лишилось мозга. Пока оно падает, я уже подлетаю ко второму порождению Варпа, тяжело опуская бронированный кулак на его затылок. Пальцы погружаются в мягкую плоть, и под аккомпанемент испуганных криков я поднимаю демона в воздух.

- Тебя настиг Праведный суд, - выдыхаю я ему в лицо, и вонзаю нож в его живот по самую рукоять, наслаждаясь криками боли, как музыкой. Лезвие стремится вверх, ломая ребра, разрывая органы. Хриплый вой превращается в слабое бульканье, когда клинок добирается до сердца и легких.

***


- И где же этот "бог смерти" был во время Третьей Войны? - сухо заметил Танавар, пока их небольшой отряд проходил мимо очередного мертвого сатира.

- Надеюсь, где-то в аду, в страданиях, где ему самое место, - ответила одна из часовых, осторожно обходя распотрошенный труп.

- Помолчите оба! Привлечете внимание Легиона своими пререканиями! - шикнула Мелия.

- Леди, судя по количеству тел, которые мы видели, от Легиона ничего не осталось, - съязвил друид с какой-то восторженной интонацией.

- Пылающий Легион бесконечен, друид. Это понимание нам далось нелегко, - сурово ответила Кейна.

- Надежда умирает последней.

Внезапный вопль, наполненный отчаянным страданием, заставил вздрогнуть даже Танавара. Ночные эльфы остановились в нерешительности, но друид, оживившись, протиснулся вперед.

- Давайте же, молодежь, не скромничайте! Я знаю, что вежливость велит пропускать старших вперед, но всему ведь есть предел! - старик помахал.

Поеживаясь, часовые последовали за друидом. Но вновь остановились и застыли, увидев, как черный гигант отбрасывает в сторону тело выпотрошенного сатира, словно тряпичную куклу.

- А я-то думал, что все повидал, - прошептал Танавар.

Глава 4: Астранаар в огне (часть 2)

- А я-то думал, что все повидал.

Небрежно отброшенный труп меня больше не интересует, и, повернувшись, я вижу старого ксеноса, одетого в меха и кожу. Он слабо покачивается от сильного ветра, но вокруг него царит аура спокойного превосходства. В его спутниках я узнаю женщину-ксеноса и ее отряд. Усмехаюсь. Значит, омыв друг друга слезами и устав жалеть себя, они все же решили сражаться за право выжить. Я тут же одергиваю себя: это ксеносы. Им неведома храбрость, и глупо думать, что им не хватает силы воли - у них ее попросту нет.

Старик что-то невнятно сказал своим сородичам, прежде чем выступить вперед с улыбкой.

- Что ж, здравствуй! Ты говоришь на общем языке?

Я прищуриваюсь, взбешенный пренебрежительной формулировкой. Человеческая речь - "общий язык"? Переломить бы пополам его шею...

- Прикуси язык! Таким, как ты, нельзя осквернять язык Святой Терры!

К моему удивлению, ксенос проглатывает этот выпад со слабым смешком. Встав напротив меня, он продолжает улыбаться. Остальные смотрят рассерженно.

- Хммм... Массивная броня, черная с белым, светящиеся красные глаза, небывалые размеры... Неудивительно, что бедняга эльф посчитал тебя богом смерти. Скажи-ка, все эти надписи что-то означают?

- Означают... Но твое скудоумие не сможет постичь их значение, ксенос! - рявкаю я.

- Ну и ну. Манерам-то тебя, кажется, не учили.

Я уже был готов язвительно парировать, но внезапно позади раздался резкий нечеловеческий смех. Злобно осматриваясь, среди тлеющих руин прокрадывался высший демон, растягивая в омерзительной ухмылке рот, полный острых клыков. Он остановился, рассматривая тело убитого крестьянина, и опустил когтистую лапу на его грудь. Из пасти исторгается глубокий гортанный смех, и грудь трупа продавливается, орошая землю кровью. Старик-ксенос, заметив это, яростно рычит.

- Тебе больно на это смотреть, эльф? Больно, когда твоих сородичей вминают в землю, как муравьев? Но ведь вы и есть муравьи!

В ответ ему раздается пронзительный воинственный клич, и мимо моей головы пролетает поток черных стрел. Порождение Варпа презрительно сжимает губы, отбивая снаряды мощной рукой.

- Жалкое зрелище, - издевается демон. - Сопротивление, которое мне здесь оказали, настолько никчемно, что, думаю, я могу направиться прямиком в Дарнас.

- Мы как-то уже победили вас на Хиджале! И снова победим!

Предводительница ксеносов с рыком бросается вперед, сопровождаемая воинами, на ходу доставая свежую стрелу и натягивая тетиву.

Мое отвращение сбавляет обороты. Нужна немалая смелость, чтобы выступить против высшего демона. Я видел, как бывалые гвардейцы теряли рассудок, завидев что-либо демоническое, а эти ксеносы, обступившие меня, женщины, не колеблясь, бросаются прямо в пучину Варпа. Но я вновь одергиваю себя. Уважать ксеноса - путь к ереси.

- Ты ошибаешься, слабак. Все ваши союзы забыты. Ваши старейшие друиды почивают в Изумрудном Сне. Хиджал принес вам маленькую победу, но лишь отсрочил неизбежное поражение. Вы все падете пред Пылающим Легионом! - порождение Варпа театрально вскинуло руки.

Среди огня и дыма я замечаю едва уловимые движения. Вкладываю клинок обратно в ножны, достаю болтер, замечая, как визор мгновенно перестраивается, калибруя дистанцию и рисуя перекрестье прицела. Отбросив пустой магазин, я заряжаю новый, отмечая, как датчик патронов, мигнув, обновляется.

- Мне надоело болтать... Вперед, стражи ужаса! Уничтожьте жалких смертных во имя Саргераса!

Приказ демона сопровождается нестройным хором отрывистых рыков.

***


Словно из ниоткуда возник страж ужаса, дождавшийся возможности пролить кровь калдорай. Кейна выпустила стрелу, ощутив наслаждение, когда та полетела прямиком к одному из эредарских воинов. Демон взвыл, его расширившиеся зрачки сфокусировались на командире часовых, горя жаждой расплаты, медленной и жестокой. Мгновение спустя его голова буквально исчезла, взорвавшись и разбрызгав вокруг кровавые ошметки.

Непонятно, что поразило Кейну больше - внезапная и отвратительная смерть противника или оглушающие хлопки, издаваемые оружием гиганта. Повернув голову, ночная эльфийка взглянула на него с благоговейным ужасом, наблюдая, как ствол оружия взрывается ослепительными вспышками. Каждая новая вспышка сопровождалась отдергиванием металлического снаряда и высвобождением гильзы - часовая поняла, что это пистолет, хотя громоздкое угловатое оружие сильно отличалось от гладкоствольных мушкетов, которые были в ходу у людей и дворфов. Командир питала сильную неприязнь к такому оружию, считая его слишком грубым по сравнению с привычными луками. А еще мушкеты не отличались точностью.

Впрочем, оружие гиганта было избавлено от этой проблемы: огромный пистолет направлял заряды точно в цели, сбивая с ног стражей ужаса, стоило им только показаться. Вот один из них визжит в агонии, пока раздробленная грудь сочится черной кровью. Другой падает на спину, когда его плечо превращается в искореженную груду опаленных мышц.

- Так-то лучше! - Танавар ухмыляется, забыв о ссоре. Друид поднимает морщинистую руку и что-то бормочет, второй рукой указывая на стража ужаса. Земля под эредарским воином начинает дрожать, заставляя демона остановиться и в замешательстве опустить голову. Корни, вылезающие наружу, моментально хватают его, воющего в панике. Но выл он недолго - заряд, выпущенный из пистолета гиганта, разрывает скованного демона напополам.

- Достаточно! Я, Варшокк Пронзающий Бивень, сейчас отправлю вас к вашей жалкой Элуне! - в руке предводителя демонов возникает меч, покрытый красными письменами.

- Очистись, отребье! - отвечает бог смерти, прицеливаясь в солдата Легиона.

- Ваше оружие не сразит верного бойца Саргераса!

Демон стремителен. На своих искривленных ногах он с легкостью сокращает дистанцию, высоко подняв змеиный хвост. Но гигант стремительнее. Он выпрыгивает вперед, играя похоронный марш своим ужасающим оружием. Четверо демонических прислужников отброшены назад и обагрены собственной кровью. Варшокк опускает меч, намереваясь разрубить противника на куски, и его клинок, кажется, исступленно вопит, вожделея порадовать хозяина. Не сдержавшись, Кейна кричит.

Филигранные движения металлического божества заставляют клинок просвистеть мимо, и он погружается в грязь. Врезавшись тяжелым плечом в живот демона, божество заставляет его издать свистящий стон. Варшокк, сбитый мощным ударом с ног, приземляется на спину, раскинув руки. Бронированная ступня опускается на его грудь.

- Умри, тварь, - в голосе гиганта слышится величественная ярость.

- Нет! Подожди! - Варшокк хрипит, содрогаясь от боли и страха.

- Все вы на самом деле трусы.

- А ты силен! Легиону пригодится такой! Примкни к нам... Ааа! - Кейна вздрагивает, угадав в сухом треске звук ломающихся костей.

- Ты смеешь причислять меня к прислужникам Хаоса? Побереги воздух. Тебе нужно будет очень громко кричать, когда после смерти тебя будет судить Император, - нога надавливает сильнее.

- Н-нет! Н-не н-надо!

- Иронично... Несколько минут назад ты прижимал к земле мертвого ксеноса. Где было твое милосердие? Мое сейчас там же! - гигант окончательно вдавливает Варшокка в землю, и острые края сломанных костей со всех сторон начинают разрывать демону внутренности.

- Т-ты запла... тишь! Пылающ-щий Леги... он... Отомстит... за меня! - превозмогая агонию, выдыхает страж ужаса.

Гигант отвечает холодным металлическим смехом.

- Я уничтожу ваш Легион. Каждый из вас будет испепелен пылающим гневом Императора.

Наступает тишина. Танавар выступает вперед, пройдя мимо ошеломленных часовых.

- Вижу, ты собираешься сражаться с Пылающим Легионом и его приспешниками, - легкомысленный тон друида испарился.

- Да, - бронированный гигант поворачивается.

К изумлению Кейны друид, сделав еще шаг, протягивает сухую руку.

- Тогда у нас общая цель. Я Танавар Дубощит из Дарнаса.

Металлический бог с интересом рассматривает протянутую ладонь и покачивает головой, словно раздумывая. Наконец он недоверчиво протягивает руку в ответ и скрепляет знакомство рукопожатием.

- Брат-ветеран Авариан из Призраков Смерти.

Глава 5: Передышка

Моя грозная фигура возникает на фоне дыма и пепла, оставшихся от города, и толпа ксеносов расступается. С легким жужжанием визор фокусируется на каждом лице, и я отмечаю трепет, изумление и страх. Хорошо. Я не был бы истинным последователем Императора, если бы не пробуждал природный ужас в инопланетных созданиях, разрушая их уверенность. В то же время я вижу в их чертах стойкость, жажду сражаться и выстоять, несмотря на обстоятельства. Мой разум закипает в недоумении, не понимая, стоит ли уважать ксеносов за присутствие духа или презирать за излишнюю дерзость.

Старик-ксенос, одетый в кожу, объяснил мне, что они называют себя "калдорай". Видя мое недоумение, он привел более распространенное название - "ночные эльфы". Уверенно прошагав мимо, он лепечет что-то на своем невнятном языке, время от времени указывая на меня, и лица собравшихся теряют настороженность. Кто-то хватается за ведра, намереваясь тушить огонь в Астранааре, но многие подходят ближе ко мне, и, нахмурившись, я инстинктивно тянусь к спусковому крючку болтера.

Вдруг над толпой раздается предупреждающий крик, и мне навстречу бежит маленькая фигурка, ловко уклоняясь от рук, пытающихся ее удержать. Она замирает передо мной и, опустив глаза, я вижу детеныша ксеносов. Ее лиловое личико преисполнено любопытством. Я с трудом подавляю вспыхнувшее желание раздавить ее, как букашку.

Маленькая тонкая ручка хватает меня за ногу и проводит ладонью по выгравированному на броне черепу. Да как она смеет?! Даже бесстрашные еретики могли обратиться в бегство, едва завидев мою грозную фигуру, а у этого ксенощенка хватает духа осквернять священное облачение космодесантника своими прикосновениями? Я возношу молитву Духу Машины своей брони, выискивая прощения за этот еретический акт.

Намереваясь напугать эльфенка, я опускаюсь на колено и буравлю ее светящимися красными глазами. Она опускает взгляд, видимо, отрезвленная моим грозным видом, и застенчиво теребит зеленую косичку. Холодный керамитовый шлем скрывает довольную ухмылку: ксеносы должны четко осознавать свое место в галактической иерархии.

Но дальнейшее поведение ксенодетеныша изумляет меня до глубины души: вытянув руки, она сцепляет пальцы в замок у меня на шее и прижимается к моей груди. Она решила меня обнять! Ошеломленный, я резко выпрямляюсь, и девочка, издав восторженный смешок, повисает у меня на шее. Перебирая маленькими ножками, она в мгновение ока залезает ко мне на плечо.

Ничто и никогда так не выбивало меня из колеи за все сто восемьдесят шесть лет службы ордену и Императору. Я сражался с прожорливыми тиранидами, противостоял техномагам-еретикам с Тау, выступал даже против собственных братьев, предавших Императора и принявших обличье Хаоса. Каждый мой враг был повержен, и все эти победы навсегда вошли в историю ордена. Но вот я стою, пока мелкий ксенос потешается над грозным космодесантником, и ничего не могу сделать.

Мое внимание отвлекает вежливое покашливание. Неслышно подошедшая женщина-эльф нервно улыбается - видимо, это мать малыша. Я слегка наклоняюсь, и она, вытянув руки, стаскивает ребенка с облюбованного места. Девочка обиженно надувает губки, но сдается и с сожалением соскальзывает в материнские объятия. Прижав ребенка к себе, женщина тихо отчитывает его на своем языке, а потом поворачивается ко мне.

- Спасибо вам, Бог Смерти, за все, что вы для нас сделали, - говорит она на низком готике.

Мой гнев, вызванный бесцеремонностью детеныша, умножается десятикратно. Сделал для них? Очищение мира от демонов - мой долг Императору и человечеству, кто она такая, чтобы думать, будто я старался ради их блага? Ей следует благодарить меня за то, что я не завершил начатое демонами, не сравнял с землей их городишко и то, что осталось от ее мерзкой расы.

- Да, спасибо, великан, что остановил Легион!

- Ишну-ала, великан!

- Мы поставим в вашу честь памятник, когда восстановим город!

Теперь уже они все собрались вокруг меня, благодарно улыбаясь. Во мне закипает желание каждому из них двинуть по лицу.

Внезапно мой разум испускает болезненный крик, и в сознание заползает безумие Варпа, нарушая привычный ход мыслей. Бормоча Литанию Защиты, я стискиваю зубы, тщетно силясь воспрепятствовать холодным щупальцам псайкера. В голове звучат мелодичные, красивые, но чудовищно неправильные слова: "Как трогательно, мон-кей..."


***


- Итак, у нас двести шестнадцать мертвых сатиров и четырнадцать стражей ужаса, включая Варшокка, их предводителя, - подытожила Мелия.

- С тебя фляга бурбона, Кейна, - ухмыльнулся Танавар.

- Ладно, ладно, - командир часовых закатила глаза. Старик затеял с ней спор о количестве приспешников Легиона, убитых Аварианом.

- Я так понимаю, он их всех взорвал, как и стражей ужаса? - Кейна сменила тему, недовольная видом злорадствующего Танавара.

- Нет, миледи...

- Нет?

- Ну... На каждом теле множество колотых и рваных ран, видимо, сделанных клинком, - Мелия содрогнулась.

- Так он не только отличный стрелок, но еще и с мечом управляется превосходно! Все лучше и лучше! - Танавар едва ли не хлопал в ладоши от восторга.

Кейна смерила друида тяжелым взглядом.

- Ты ему доверяешь?

Лицо старика моментально посерьезнело.

- Нет... Пока. Но выбора-то нет. Такой атаки на Астранаар не было с Третьей Войны. Я тоже видел тела сатиров. Они из разных племен: Каменного Сердца, Кабарога Скверны и Ксавиана. Обычно они воюют между собой, пытаясь захватить территорию получше, но на этот раз объединились, чтобы напасть на нас. А это может означать только одно... - Танавар погладил бороду, хмуро глядя в землю. - Пылающий Легион оправился после поражения на Хиджале и планирует новое вторжение в Азерот.

Кейна изумленно посмотрела на старика.

- Но Архимонд...

- ...не единственный Правитель Легиона. Его смерть внесла смуту, но не уничтожила нашего противника.

- Значит, мы победим их вновь! - самодовольно воскликнула Мелия.

Друид печально покачал головой.

- Часовая... Задумайся! На сражение на Хиджале были брошены все силы эльфов, людей и орков. И даже тогда Архимонд едва не вырвал победу - нас спасли огоньки. Боюсь, Варшокк прав. Наш союз развален, и сил противостоять демонам у нас нет.

- Ты так говоришь, будто мы уже проиграли, - мрачно сказала Кейна.

- В каком-то смысле так и есть. Альянс и Орда раскололись, каждый тянет на себя. Саргерас умен, и застал нас врасплох. Он знает, что мы слабы. Но...

- Но? - хором подхватили Мелия и Кейна.

- Теперь у нас есть секретное оружие.

- Этот гигант? Да он же нас презирает!

- Да, он относится к нам не лучшим образом, но, думаю, осознает тяжесть нашего положения. К тому же, - Танавар ухмыльнулся, - он пока никого из нас не застрелил.

- Очень смешно. Ну и что нам делать?

- От нас ничего уже не зависит. Надежда лишь на нашего нового друга. Я отправлюсь в Дарнас и поговорю с Леди Тирандой, а ты следуй за мной - вместе с Аварианом.

- В Дарнас?

Пришла очередь друида закатывать глаза.

- Да, деточка! Конечно, в Дарнас! Нам нужна его помощь. Только такой союзник поможет нам выстоять против Легиона.

Танавар замолк, глядя на руины Астранаара с глубоким сожалением.

- Судьба нашего народа теперь в руках этого бога смерти, Кейна. Если полчища Легиона снова потревожат наш мир, это единственная надежда. Хоть я и понятия не имею, приведет он нас к победе или к забвению.

Прежде чем эльфийка смогла ответить, друид исчез в яркой зеленой вспышке, превратившись в ворона. С мрачным карканьем он направился к Тельдрассилу, мировому Древу ночных эльфов.

Глава 6: Откровения

Тяжело впечатывая подошвы во влажную землю, я исследую диковинные леса странного, неизведанного мира. Ночным эльфам я сказал, что собираюсь отыскать и уничтожить демонов, выживших после атаки на Астранаар, если такие ещё остались, и эльфы проводили меня, идиотски улыбаясь и кивая. На самом же деле я разыскивал эльдарскую мразь, которая осмелилась запустить в мой разум мерзкие псайкерские щупальца. Я представлял себе грязного ксеноса и, испытывая истинное наслаждение, рисовал себе картину расправы: как я выстреливаю из болтера прямо ему в лицо или разламываю клинком его ребра с характерным хрустом. Оно поплатится за использование магии, пропитанной мерзким духом Варпа.

Визор выхватывает странный выступ среди листвы - сам я скорее всего прошел бы мимо. Кубическая форма и темно-зелёный цвет подсказывают мне, что это обычный ящик с боеприпасами, какими полон Империум.

Я устремляюсь вперёд, держа наготове болтер, и обнаруживаю второй такой же ящик. Одобрительно киваю, увидев, что на крышке каждого отпечатан двуглавый орёл: символ Империума посреди чужого мира - как глоток свежего воздуха.

- Малыш мон-кей нашел свои подарочки, - уже знакомый голос проникает в мое сознание.

- Ты поплатишься за вторжение в мой разум, колдун! Покажись! - огрызаюсь я с отвращением.

- Ааах... никакого с тобой веселья! Подойди ближе. Я здесь, - кажется, голос принадлежит женщине, но меня это не волнует. Волнуют меня издевательские нотки в ее речи. Сучка думает, что может со мной играть.

- Гнев Императора настигнет тебя и твоих мерзких сородичей! - увеличив шаг, я устремляюсь вперёд, продираясь сквозь кусты. Мои инстинкты кричат, что эльдарскую тварь нужно уничтожить немедленно, и я радостно повинуюсь.

Листва вокруг меня расступается, и я оказываюсь на поляне. Мой взгляд моментально приковывается к громоздкой черной машине, выступающей из-за ветвей. Из угловатого устройства торчат короткие крылья, сзади виднеются две выхлопные трубы. Из середины конструкции выступают пушки, а над пассажирским сиденьем покачивается болтер. Лэндспидер. Модификация "Торнадо".

- Наслаждайся, мон-кей. Это подарок в знак примирения... Учти, было непросто протащить эту штуковину через Паутину.

Из-за машины уверенной походкой вышла женщина с изящной фигурой, укутанной в пышное облако белой ткани. В просветах колышущегося плаща виднеется призрачная кость голубоватого цвета, на вид одновременно легкая и прочная. Из-за спины ксеноса выглядывают два загнутых отростка - видимо, эта часть брони определяет какое-то звание. С подозрением я отмечаю, что оружия у нее нет. Слишком просто.

Болтер дрожит в моих руках, изрыгая в направлении колдуньи разрывные снаряды.

- Напрасная трата сил, мон-кей, - взмахом руки она останавливает болты, и они с легким стуком осыпаются на землю.

- Молчи, ксенос! Ты и подобные тебе недостойны засорять галактику Императора! - я с трудом подавляю желание выпустить в эльдар новый шквал зарядов, осознавая, что это не даст никакого результата.

- Любопытно. Я могу сказать то же самое о подобных тебе, - она застывает напротив. - Но в отличие от вас, примитивных созданий, мы осознаем, что у каждой расы своя роль во вселенной.

- Ересь! Слова ксеноса - пустышка! Вы, эльдар, нападаете на наши миры, истребляете наших людей - вы паразиты!

- Каждый Мир уникален, мон-кей. Мы, Ибраэсил, понимаем, что наша раса никогда не вернется к своему расцвету. Только идиоты стремятся наверстать то, что утеряно безвозвратно: такие, как Биель-Тан или Сейм-Хан, - голос псайкера проникнут глубоким сожалением. Я запоздало понимаю, что теперь она говорит вслух.

- Ты признаешь превосходство человечества? - провоцирую я. Мне нужно найти ее слабое место, чтобы обратить ее пороки себе на пользу.

- Нет расы, которая всех превосходит, космодесантник. Вселенная жестока... И непостоянна. Твой Империум рано или поздно будет уничтожен, стерт в порошок и всеми забыт.

Мой губы искривляются в гневе.

- ...но этот день еще не настал, - колдунья не сводит с меня пристального взгляда. - Однако есть силы, стремящиеся приблизить его.

- Я знаю своих врагов, - выплюнул я.

- О, правда, мон-кей? Верится с трудом, - она осторожно проходит мимо, вглядываясь в окружающую листву. - Знаешь ли ты, зачем оказался здесь, Авариан?

Я знаю, что мое лицо закрыто освященным керамитом шлема, но все же пытаюсь скрыть изумление. Это не помогает.

- Да, космодесантник, я знаю, как тебя зовут. Я знаю многое.

- Твоя варпова магия позволила тебе узнать мое имя, когда ты залезла в мой разум!

Рот эльдар издает легкий смешок.

- И да и нет. Я могу извлекать информацию прямо из твоего сознания. Но мне это не нужно. Видишь ли, мы давно за тобой наблюдаем.

- Врешь! - выплевываю я недоверчиво.

- О нет, ни капли. Ты для нас загадка, Авариан из Призраков Смерти, и мы очень хотим тебя разгадать.

- Я не потерплю больше твоей болтовни! - рычу я.

- А надо бы. Судьба Империума висит на волоске, - спокойно замечает эльдар.

Не дожидаясь моего ответа, она кладет ладонь на мой шлем, и окружающий мир, завертевшись, исчезает, а на его месте возникают жуткие сцены: поле боя, усыпанное телами моих братьев, черная броня, изломанная на куски. Мои родные места, охваченные пламенем, и толпы демонов, возникающих из пустоты. Золотой Трон святой Терры разнесен в прах, колыбель человечества превращается в ничто, а невинные гибнут сотнями, тысячами. Мое лицо обжигают слезы, и в мгновение ока я возвращаюсь на поляну.

- Нет... Нет! Что ты сделала со мной, поганая ведьма?!

- Просто показала тебе, что будет, если не вмешаться в ход событий.

Высвободившись из хватки эльдар, я отступаю, пытаясь отрезвить затуманенный рассудок.

- А изменить его можно. И это нужно сделать здесь. В этом мире.

- Как?

- Этот мир связан с Варпом. Демонический портал ожил, и наружу прорываются солдаты Пылающего Легиона, - в ее напряженном голосе чувствуется усталость.

- Не понимаю...

- Ну да, мон-кей. Постараюсь объяснить наиболее доступно для твоего нежного разума.

Я свирепею.

- Миллионы и миллиарды лет назад этот мир был захвачен божеством Хаоса. Калдорай, которых ты повстречал, называют его Саргерасом. Огромной ценой им удалось отправить его обратно в Варп, но, как ты знаешь, у демонов есть отвратительная привычка возвращаться, причем в тот момент, когда меньше всего ожидаешь.

- И? Я сражался с демонами. Чем этот мир отличается от остальных?

- Ох, мон-кей... Саргерас впервые за тысячи лет воссоединился с могущественными лордами Хаоса. Такой шанс они не упустят, и наверняка ударят по рукам...

- ...и тогда Хаос при помощи Легиона распространится по Империуму, разрушая все на своем пути, - закончил я, про себя уже жалея, что отправился на поиски колдуньи.

- Умница, мон-кей. Может быть, не такие уж вы и глупенькие.

Я пропускаю насмешку мимо ушей.

- Какое отношение это имеет ко мне?

- Почему ты не истребил калдорай сразу же, как только встретил? - отвечает она вопросом на вопрос.

- Это была слабость. Я исправлю это... позже.

- Иногда в наших слабостях - наша самая большая сила.

- Хороший ксенос - мертвый ксенос, - отвечаю я с пиететом.

- Ну-ну. Продолжай так думать, и твоему Империуму придет конец. Этот мир нуждается в тебе, а ты нуждаешься в нем... и его обитателях. Тебе нужно приложить все усилия, чтобы не допустить окончательного раскола между Альянсом и Ордой. Они должны объединиться. Иначе Хаос поглотит всех нас.

Она снова приближается и, вытянув длинную руку, бесстрашно гладит меня по щеке.

- Не подведи меня, мон-кей.

Эльдарский псайкер исчезает, оставив меня в полной растерянности.

***

Кейна с трудом скрыла изумление, когда с неба в столбах дыма спустилась огромная машина. Гигант управлял аппаратом, внимательно следя за бесчисленными устройствами на передней панели. Кейна подбежала к нему, не понимая, как эта махина может так долго висеть в воздухе.

- Лорд Авариан!

Бог смерти повернулся к эльфийке.

- Нам нужно отправиться в Дарнас.

Командир часовых ожидала возражений, но гигант кивнул.

- Хорошо, - его голос звучал нерешительно, словно он пребывал в глубоких раздумьях.

- Но есть проблема. При виде Легиона все гиппогрифы улетели - придется идти пешком.

После секундного молчания Авариан взмахнул рукой.

- Залезай.

Глава 7: Встреча в Дарнасе

В принципе, могло быть и хуже. Ксеноса могло бы стошнить в Лэндспидере, ведь двигался он рывками (и это бы точно не понравилось Духу Машины моей брони). Или она могла потерять сознание от сильных потоков воздуха, бьющих в лицо (а это привело бы меня в абсолютный восторг). Однако Кейна оказалась крепче, чем я думал, и вела себя почти идеально, не считая нескольких повизгиваний, вызванных тряской. Впрочем, не могу сказать, что я наслаждался полетом: меня крайне раздражал тот факт, что пришлось пустить ксеноса в машину.

Впереди показались очертания огромного дерева, толстые изогнутые ветви которого, устремляясь наверх, завершались раскидистым куполом густой листвы. Кейна назвала его "Тельдрассил". На секунду я пытаюсь сосчитать, сколько канистр прометия понадобится, чтобы спалить этот ксеносский курятник. Переведя взгляд на сидящую рядом эльфийку, я замечаю, что ее глаза все еще крепко зажмурены с целью защиться от ветра, яростно атакующего ее лицо. Я замедляю спидер до крейсерской скорости.

- Мы прибыли, ксенос, - я пытаюсь не выказывать злорадства.

Эльфийка открыла глаза и часто заморгала.

- Быстро.

- Разумеется. Это же Лэндспидер, - я подчеркиваю вторую часть слова. - Ну, и как нам войти в ваше дерево-переросток?

Кейна метнула на меня уничтожающий взгляд, и я снова с неудовольствием отметил легкий проблеск уважения к ксеносу. Я привык, что космодесант вызывает у простых смертных страх и желание подчиняться, преклонение перед нашей мощью. А в этом ксеносе, видимо, есть какой-то стержень. Мерзкой, нечеловеческой природы, но все же стержень.

- Нужно отыскать пещеру у основания Тельдрассила. Там будет поселение, мы называем его Деревня Рут'теран. Там мы найдем распорядителя полетов.

Не утруждая себя ответом, я вновь прибавляю скорость, и, заметив, как все вокруг превращается в разноцветные пятна, эльфийка издает приглушенный вскрик. Я отклоняюсь влево, и аппарат незамедлительно повинуется, словно став продолжением моего тела. Резко повернув, мы кружим вокруг огромного ствола. Облетев его примерно наполовину, я наконец замечаю узкий проход, и подлетаю ближе.

Группа ночных эльфов уже ожидает нас. Подавив в себе порыв включить огнемет, я замедляю аппарат, и двигатели заглушаются, потрескивая и выплевывая струи плотного черного дыма. Собравшиеся ксеносы нерешительно подходят ближе, нервно улыбаясь.

- Да пребудет с вами Элуна, Лорд Авариан. Приветствуем вас на нашей земле, - видимо, это их главная. Она с любопытством смотрит на Кейну, а потом снова переводит взгляд ко мне. - Леди Шелест Ветра слышала о ваших великих свершениях, и она встретит вас лично.

- Где она?

Эльфийка замешкалась, ошарашенная моей прямотой.

- Она ожидает вас в Храмовых Садах, вместе с остальными представителями Альянса.

- Куда идти? - я тщетно пытаюсь скрыть свою нетерпеливость.

- Направляйтесь на северо-восток, и окажетесь у входа в столицу. Но сперва...

Последнее слово, которое я слышу, прежде чем надавить на газ, - "протокол". Спидер, издав одобрительный рев, делает рывок, оставляя ошеломленных эльфов далеко позади.

***


Вариса Солнечный Луч с интересом наблюдала, как процессия дипломатов Альянса бесцельно слонялась по Храмовым Садам. Обычно в таких случаях все прибывшие остаются в своих покоях, пока не начнется нечто важное, и эльфийка крови задумалась. За несколько месяцев тайных наблюдений за дарнасскими жителями разбойница впервые видела такое столпотворение. Обыкновенно здесь все было тихо и спокойно: а как иначе, ведь это столица ночных эльфов, чья любимая забава - сидеть кружком вокруг дерева и говорить с ним.

В группе послов мелькнули белые одежды, и Вариса прищурилась: это была Тиранда Шелест Ветра собственной персоной. Глава калдорай поприветствовала собравшихся представителей Альянса и обратилась к одной из часовых. Эльфийка крови подумала, что верховная жрица неспроста прервала свои медитации, и вознамерилась узнать, что же здесь происходит.

Большой черный аппарат, напоминающий летающую коробку, вылетел словно из ниоткуда, оставляя за собой полосы синего дыма. Он необычайно ловко пролетел мимо остолбеневших наблюдателей, обходя препятствия необычайно грациозно для такого уродливого механизма. Когда машина остановилась, Вариса заметила, что она зависла в воздухе. Разбойница мысленно прикинула, что ее повелители выложат кругленькую сумму за такие сведения.

Мысли о наживе были прерваны покашливанием старого друида.

- Да, Авариан, умеешь ты эффектно появиться.

***


Варвары! Язычники! Все они! Грязные, мерзкие еретики! Мой разум пылает. Моя рука тянется к болтеру, и, чтобы отвлечься, я оглядываюсь по сторонам. Они называют это "священное место" Храмом Луны, но любой храм, в котором не поклоняются Императору - кощунство. Проходя мимо статуи, изображающей женщину с воздетыми в молитве руками, я с трудом подавляю в себе желание в нее плюнуть. Даже религия учит их только слабости! Будь это город Империума, эта статуя была бы посвящена Сестрам Битвы, и держала бы в руке занесенный над головой меч, демонстрируя готовность сражаться против всего, что угрожает человечеству.

- Лорд Авариан, благодарю вас за все, что вы для нас сделали. Астранаар, без сомнения, был бы потерян навсегда, если бы не вы, и никого из жителей не осталось бы в живых.

Я с презрением смотрю на говорящую. Это, видимо, их верховная жрица. "Ну, убей же ее, - шепчет сознание. - Один болт, всего один заряд! И мир очистится от их проклятых убеждений". Но мысль прерывается воспоминаниями о том, что сказала мне эльдар, и рука, уже почти схватившая оружие, замирает.

- Я понимаю, что у нас друг к другу есть вопросы, - жрица обращается ко мне, слегка жестикулируя, и ее одежды развеваются с тихим шелестом.

- Да! Много вопросов! - исторгает один из присутствующих нетерпеливый визг. Мой визор фокусируется на странном существе размером не больше новорожденного поросенка, но не таком пузатом. Его круглый нос подергивается, пока он изучает меня с нескрываемым любопытством. - Это правда, что вы бог? - его голос напоминает мне мерзких тиранид.

- Нет, неправда. Хотя для таких как вы - возможно, - усилитель голоса прекрасно справляется со своей задачей, и некоторые присутствующие в страхе отступают.

- Может, объясните подробнее? - ничуть не смутилось мелкое существо.

- Я был генетически усовершенствован, - коротко отвечаю я.

- Усовершенствован? Правда? О, ну надо же! Ах, вот это технологии! Вы расскажете нам, как именно вы были улучшены? Гномы в Стальгорне просто ушам своим не поверят!

Мой визор методично рассчитывает, как далеко сможет улететь карлик, если я пну его ногой.

- Эти вопросы могут подождать, Физзик, - жрица смущенно потирает лоб.

- Да-да, конечно, Леди Шелест Ветра, но было бы неплохо узнать получше нашего уважаемого гостя, - в разговор вступает разодетый мужчина и вежливо мне кивает. Я не отвечаю на приветствие. Пусть радуется, что я не застрелил его на месте, чертового предателя. Как можно так отдалиться от Золотого Трона? Никогда ему уже не выпросить милосердия: после смерти он будет отвергнут и Императором, и всеми, кому он был дорог. И такая участь постигнет каждого, кто добровольно путается с ксеносами.

- Хорошо. Лорд Авариан?..

- В мое тело было помещено девятнадцать дополнительных органов. Каждый из них позволяет мне делать что-то, чего не могут обычные люди, - глухо рычу я.

- Так вы человек! - восклицает ксенофил. - О, вы так пригодитесь нам в Штормграде!

Сузив глаза, я мысленно испепеляю его. Лучше умереть в агонии тысячу раз подряд, чем протянуть руку предателю.

- Ах, даже если он человек, в Стальгорне он будет очень кстати, - восклицает еще одно мелкое существо, выглядящее примерно как нихрена.

- Да-да-да! Пойдемте с нами в Стальгорн! Вы владеете такими удивительными технологиями, мы столько всего изобретем вместе!

Визор щелкает, услужливо поместив прицел прямо на букашку. Необходимость сдерживаться начинает медленно убивать меня.

- Эти технологии гораздо полезнее будут в Экзодаре. Может быть, нам даже удастся починить наш корабль и очистить острова от радиации, - вперед выступает кальмароголовый ксенос, покачивая отростками на лице. Меня сейчас стошнит...

- Эй, но он появился в наших землях, значит, будет помогать нам!

- Он же не ваша собственность!

- Как я и сказал, ему гораздо комфортнее будет в Штормграде. У нас масса проблем, которые Лорд Авариан...

- Ваши проблемы ничто по сравнению с нашими. Дворфам он нужен больше.

- Народ калдорай пережил атаку Легиона. Наш новый друг должен остаться в Дарнасе.

- Эльфы, вы всегда такие эгоисты? С крушения Экзодара Альянс никак нам не помогал. Мы заслуживаем помощи со стороны.

Дипломаты, превратившись в яростно жужжащий улей, перекидывались колкими фразами. Мое терпение было на исходе.

- Мой дорогой дреней, вопрос не в заслугах. На нас постоянно нападают. Да вот же, совсем недавно пропали несколько путешественников - их утащили в Непроглядную Пучину какие-то культисты, носящие символ восьмиконечной звезды.

Резко рванувшись вперед, я вклиниваюсь в толпу, расталкивая всех, кто не успел отойти. Схватив ночного эльфа за шкирку, я приподнимаю его над землей.

- Восьмиконечная звезда? - цежу я сквозь зубы.

- Д-да! Это, кажется, какие-то отщепенцы из культа Сумеречного Молота.

Я бесцеремонно бросаю эльфа на пол храма.

- Вы сталкивались с Сумеречным Молотом? - спрашивает Шелест Ветра.

- Нет. Но, увы, я очень хорошо знаком с Губительными Силами.

- Губительными Силами? Вы имеете в виду древних богов? Они, конечно, опасны, но сейчас нас беспокоят другие враги... - она в недоумении наклоняет голову.

Я ухмыляюсь.

- Вы не понимаете законы вселенной. Если Хаос уже проник сюда, ваш мир обречен.

К чести жрицы, она осталась невозмутимой.

- Я не сомневаюсь в вашей правоте, Лорд Авариан. Но наши силы на исходе. Все, что я могу сделать, это послать еще часовых патрулировать местность.

- Не нужно. Я сам пойду.

Над толпой разнесся одобрительный гул. Я замечаю, что Кейна посмотрела на меня с уважением, а Танавар прямо-таки засветился от радости.

- Вы сделаете это? Для нас? - запинаясь, спрашивает Шелест Ветра.

- Уничтожать последователей Хаоса - мой долг, как Избранника Императора.

- Я благодарю вас от всего сердца, Лорд Авариан, - жрица склоняет голову.

Мои сердца наполняются опустошающим гневом. Проклятые ксеносы! Ну неужели им невдомек, что все, что я делаю, я делаю лишь во имя Императора и ради человечества? Тупые создания!

- Ты доверяешь этому пришельцу, Тиранда? - мои мысли прерывает оглушающий голос.

Эльф внушительного роста с оголенным мускулистым торсом величественно подходит к нам. На безупречном лице Шелеста Ветра появляется едва заметное раздражение.

- Да, Фэндрал. Лорд Авариан спас многих наших сородичей в Астранааре. Для меня этого достаточно.

- В самом деле? Мы ведь даже не знаем, что скрывается под его металлической броней. Может быть, Легион подослал к нам своего приспешника, чтобы шпионить, - Фэндрал пренебрежительно смотрит на меня.

- Воздержись от оскорблений, верховный Друид.

Ксенос насмешливо качает головой.

- И не думал оскорблять. Я просто обеспокоен.

- Я учту это.

- И все же, было бы не лишним, для успокоения, так сказать, всех подозрений, посмотреть на лицо нашего гостя, которое он так тщательно скрывает.

Толпа ксеносов, еретиков и предателей оборачивается ко мне, демонстрируя живейшее любопытство. По моему телу проходит волна возмущения: при любых других обстоятельствах я бы уже разорвал эльфа на части за нанесенные мне оскорбления. Но, какой бы заманчивой ни была перспектива истребить всю собравшуюся мерзость, слова эльдарской ведьмы вновь проникают в мой разум. Хорошо. Если мое лицо успокоит эльфов и позволит мне продвинуться дальше, пусть будет так.

Я тянусь к шлему.


***


Кейна ожидала чего угодно: и монструозного черепа с кривой ухмылкой, истинного бога смерти; и лица, затянутого шрамами, выдающего закоренелого безжалостного убийцу. Она бы не удивилась, даже увидев мягко светящийся лик благородного паладина. Но к реальности она оказалась не готова.

Командир часовых видела достаточно людей, чтобы понять, что цвет кожи Авариана был каким-то неправильным - белым, как полотно. Кейна поймала себя на мысли, что, если бы великана замело снегом, и торчала бы только его голова, его можно было бы принять за что-то вроде небольшого холма. Однако лицо с правильными чертами лица было довольно красивым для человека, его не портили даже несколько едва заметных шрамов и что-то, похожее на металлический болт, над правой бровью. Но больше всего ее внимание - и внимание всех прочих женщин в Храме - привлекли его синие глубокие глаза. В них сияла сила духа и непоколебимое стремление исполнить свое предназначение; посаженные на бледном лице, они казались двумя сапфирами в мраморной статуе. "Не глаза, а просто ловушка для женщин", - подумала Кейна.

- Вы довольны? - прошипел Авариан, едва двигая губами.

- Да, - кивнул Фэндрал Олений Шлем. Верховный Друид был слишком смущен, чтобы сказать что-нибудь еще.

- Хорошо. Итак...

- Ваше лицо! Оно такое необычное! Я видел людей и раньше, но все они выглядели совершенно иначе! Это не грим?! Это нужно изучить и... - пронзенный угрожающим взглядом великана, гном смутился, и его речь, перейдя в невнятное бульканье, стихла.

- У меня такой цвет кожи из-за мутации в геносемени. Оно хранится в прогеноидах.

Из этого заявления Кейна не поняла ровным счетом ничего.

- Но это неважно. Кто-нибудь еще хочет высказаться?

В храме повисло напряженное молчание.

- Так вот, - продолжил Авариан. - Я отправлюсь в эту вашу Непроглядную Пучину и истреблю проклятое отребье, которое там шныряет. Но авгур моего Лэндспидера не знаком с местностью. Мне нужен будет проводник.

- Я пойду с вами, - раздался над толпой голос Кейны, удивив ее саму не меньше, чем остальных. Божество повернулось к ней. На щеках эльфийки выступил легкий румянец, но она уверила себя, что это из-за духоты.

- Превосходно! Мисс Буря Ветров - одна из наших лучших часовых. Она прекрасно поможет вам в ваших изысканиях, - Леди Шелест Ветра благосклонно улыбнулась.

- Тогда отправляемся немедленно, - твердо сказал Авариан.

- Если разрешите вставить слово, милорд, - Танавар вышел вперед. - Кейна, без сомнений, утомилась после всего, что сегодня было. Если вы позволите ей отдохнуть, завтра она гораздо больше сможет вам помочь.

Великан помолчал, обдумывая эти слова. Его взгляд блуждал, словно в нем боролись противоречивые чувства. Наконец он неохотно вымолвил:

- Хорошо.

***


"Вот бы попробовать вытянуть из него ману", - было первое, что подумала Вариса, изучая великана из своего укрытия. Эльфийка мечтательно вздохнула, разглядывая строгие черты белоснежного лица и, конечно же, глаза. Если бы эти глаза были зелеными, как у нее, было бы идеально - тем более, что изумруды ей всегда нравились больше, чем сапфиры.

Она уже знала, что будет делать. После захода солнца ей нужно будет прокрасться к Авариану и выкрасть что-нибудь, чтобы предоставить своим повелителям. В конце концов, работа - на первом месте.

Глава 8: Положение дел

Болтер - оружие, подходящее богу. Он был создан, чтобы наводить ужас на врага своими ревущими выстрелами, исторгать из себя мгновенную смерть, уничтожать противника мощным взрывным зарядом. Звук его выстрелов отправляет в те времена, когда человечество еще падало ниц перед молниями, думая, что их метают боги, и ведет через эпоху удивительных открытий прямо в пороховой век, когда наконец смертоносную силу огнестрельного оружия оценили по достоинству. Болтер восхваляет военную мощь человечества, это грубый, но верный символ боевого опыта. В руках астартес он превращается в инструмент божественной кары.

Такие мысли проносятся в моем разуме, пока я жадно изучаю содержимое первого ящика с боеприпасами - аммуницию для болтера. Он набит до отказа: круглые барабанные магазины с "Металлическим штормом", длинные, прямые для "Адского пламени" и "Инферно", стандартные, с "Кракеном".

Снимаю крышку следующего ящика, и меня приветливо встречает джамп-пак, выкрашенный в цвет моего ордена - черный. Рядом с ним вырисовывается длинный толстый ствол мельтагана и еще два оружия, аккуратно сложенных друг на друга: плазмаган и огнемет. Я весь наполняюсь радостным предвкушением.

Мой восторг достигает апогея, когда я нащупываю черепообразную верхушку последнего подарка и, вытащив длинное мечеобразное устройство, подношу к лицу, чтобы разглядеть. Любуясь мономолекулярными зубцами, обволакивающими клинок, я включаю цепной меч и он издает довольное урчание. Вскоре он насладится плотью еретиков.

***


Кейна твердила про себя, что свое лучшее платье она надела исключительно в целях дипломатии, а не для того, чтобы поразить великана. Ее точеная фигурка изящно скользила по Храмовым Садам, приковывая заинтересованные взгляды сородичей. Часовая, не привыкшая разгуливать в подобных нарядах, смущалась, вспоминая, что народ калдорай еще десять тысяч лет назад отказался от бесполезной роскоши, выбрав путь единства с природой. В конце концов, тогда излишества их чуть не погубили. Пышная расточительность куда больше подходила высшим эльфам или эльфам крови.

И все же Кейне казалось, что ее наряд слишком скромен для встречи с Аварианом. Впервые в жизни ей было мало обычного хлопкового платья.

Великан сидел рядом со своей машиной, копаясь в содержимом двух капсул, похожих на коробки. Приближаясь, эльфийка заметила, как Авариан подносит к шлему угловатое устройство, усеянное чем-то, похожим на металлические зубцы, и застыла в странном оцепенении, граничащим с восхищением. Последовал рев мотора, и зубцы на оружии начали одновременно вращаться, сначала медленно, но вскоре они достигли скорости, на которой стали неразличимы, превратившись в размытую движущуюся полосу. Кейна содрогнулась. Она понимала, зачем это нужно.

Командир часовых продвинулась вперед и обратилась к богу смерти, надеясь, что он услышит ее за ревом оружия.

- Лорд Авариан?

Великан услышал. Он повернулся, оглядывая ее светящимися красными глазами с беспристрастным интересом. Увидев, что лицо Авариана снова скрыто металлической маской, Кейна испытала легкое разочарование.

- Миледи Тиранда желает переговорить с вами наедине в своих покоях.

Прежде чем ответить, великан слегка качнул головой из стороны в сторону - простой жест, который показался эльфийке странно притягательным.

- Это необходимо? - спросил холодный скрипящий голос.

- Боюсь, что да.

Поразмыслив, металлический бог кивнул и повесил зубчатое оружие на пояс.

- Хорошо.

- Замечательно, - Кейна засияла. - Давайте отправимся в храм сейчас же.

Авариан с сомнением кинул взгляд на свое снаряжение.

- Часовые будут охранять ваши припасы. Я лично распорядилась.

Недоверчиво крякнув, бог последовал за эльфийкой.

***


Вариса следила за обеими фигурами, идеально скрытая в листве бесчисленных деревьев, без труда скользя по ветвям, никем не замеченная.

Эльфийка крови ревновала. Она все же была женщиной и понимала, что калдорай движет не простое желание проводить великана. Вариса была искусной соблазнительницей и понимала, что именно простота и невинность способна сильнее всего обольстить мужчину - она и сама не раз этим пользовалась. И с этой стороны эльфийка все делала верно. Почти...

Поймав взглядом парочку, разбойница усмехнулась. Все же одежда калдорайки была слишком уж простенькой, совершенно не подчеркивающей фигуру. Вариса бы в такой ситуации непременно надела черное шелковое платье, облегающее все ее достоинства, а белое уродство, которое нацепила ночная эльфийка, совершенно не притягивало взгляд.

В общем, Вариса, несмотря на ревность, была спокойна.

***


- Я еще раз хочу поблагодарить вас, Лорд Авариан, за все, что вы сделали в Астранааре, - искренне, хотя и взволнованно, произносит Шелест Ветра. - Учитывая обстоятельства, любая ваша помощь будет цениться очень высоко.

Мой разум пребывает в смятении: помощь ксеносу - путь к Хаосу.

- Танавар сказал, что таких атак на Астранаар у нас еще не было, - я быстро перевожу взгляд на старого эльфа, а затем возвращаюсь к жрице. - И я вынуждена согласиться. Сатиры обычно сражаются между собой, и если они объединились, чтобы атаковать нас, это может закончиться катастрофой.

- Демоны непостоянны и непредсказуемы. Если они прекратили свою грызню, скорее всего, к власти пришел кто-то могущественный, - глухо рычу я.

- Именно так. Варшокк, которого вы повергли, - представитель древней расы, завербованной Пылающим Легионом. Он именно из таких предвестников новой, могущественной силы, и наши часовые в последнее время докладывают, что видят таких, как он, все чаще. К сожалению, до настоящего момента мы не могли им противостоять.

Я начинаю прямо-таки излучать ехидное удовлетворение.

- То есть вы понимаете, что ваш враг - хитрое, изворотливое порождение Хаоса, но ничего не делаете, чтобы прекратить никчемное существование этих жалких существ? Впрочем, от ксеносов не стоило ожидать иного. Это слабость.

- Да, Лорд Авариан. Это слабость. Но мы не можем на это повлиять... Мы сейчас оказались в самой гуще множества разрозненных конфликтов, - устало сказал Танавар.

- Если вы ищете оправдания своим неудачам, это достойно лишь жалости. Все ваши отговорки ничтожны...

- Да, эти проблемы довольно мелкие, но их много. Мы вынуждены отправлять войска в Нордскол, чтобы давать отпор воинам Плети. Также нужно укреплять оборону в Запределье, чтобы не допустить вторжения Пылающего Легиона в Азерот. А хуже всего каждодневные атаки приспешников Орды на наши владения. В результате мы можем лишь поддерживать статус-кво во всех зонах военных действий, но не более того.

- А как же ваш Альянс? Если вы объединитесь, общий враг падет, - напоминаю я.

Шелест Ветра на мгновение меняется в лице, но быстро возвращает прежнее радушное выражение. Танавар же обходится без дипломатических ужимок: его лицо выражает измученную злобу.

- Наш... Альянс... это оскорбление самому слову "альянс". Правильнее было бы назвать этот союз "Эгоизм".

- Да, - Шелест Ветра мягко перехватывает инициативу. - Именно поэтому я попросила вас обговорить все наедине, без участия других послов. Вам нужно понять, что Альянс находится на грани распада. Люди в Штормграде думают только о Второй Войне, а король Вариан сосредоточен на собственной ненависти. Дворфы в Стальгорне, стремясь доказать, что являются избранной расой, усиленно занимаются раскопками потерянных земель. Гномы не отстают от них, беспрестанно требуя людей и припасы для восстановления своей столицы. Даже дренеи, хоть и появились среди нас совсем недавно, даже не пытаются делать вид, что заинтересованы в общем деле - они жаждут лишь починить свой Экзодар и обратить нас всех в свою религию Света.

Я хмыкаю про себя. Значит, эльдар была права. В других обстоятельствах я бы радостно наблюдал, как свора ксеносов, еретиков и предателей устраивает грызню, где каждый тщетно пытается тянуть одеяло на себя. Но если их ничтожные склоки угрожают Империуму и человечеству, я не могу оставить этого просто так.

- Я... Наставлю их на путь истинный, - прошипел я.

Эльфы переглядываются, и их лица озаряются.

- Мы надеялись, что вы это скажете. Не так часто нам выпадает честь получить помощь от такого смелого и могучего воина, - Шелест Ветра благодарно наклоняет голову.

- Я делаю это не для вас и не для вашего народа. Мой долг касается только Императора и Империума Человечества! - выплевываю я.

- Нравится тебе это или нет, но цели у нас едины, - замечает Танавар.

- Я не нуждаюсь в напоминаниях о своей связи с ересью.

***


Вариса заметила, что великан не в лучшем расположении духа. Прекрасно. Зная мужчин, она предполагала, что он будет снимать напряжение долгим крепким сном, а это как раз сыграет ей на руку - она прокрадется к нему и позаимствует что-нибудь на память. Эльфийка крови посмеивалась про себя, наблюдая, как бог смерти стремительно шагал прочь, а калдорайка вяло пыталась его остановить. "Разве так ведут себя с мужчиной", - проворчала разбойница. Если он зол, достаточно слегка пощекотать его самолюбие, и он падет к ногам.

Вариса бесшумно приземлилась на соседнюю ветку, поближе к машине великана и его занимательным коробкам с припасами.

***


Оккулоба обнаружила ее, когда я только прибыл в храм ночных эльфов, несмотря на  маскировку: черную кожаную броню и маску, закрывающую лицо. Визор моментально сфокусировал на ней прицел, подсчитав, что убить ее можно с вероятностью 98%. Но я проигнорировал эти расчеты, переключив внимание на склоку Альянса.

Теперь же она прокрадывается к Лэндспидеру под покровом ночи, осторожно, почти бесшумно. Ее навыки меня поражают: каждое движение продумано и точно просчитано. Длинные уши колеблются при каждом шаге, а руки крепко сжимают два небольших клинка. Каждый изгиб ее тела говорит о полной готовности - как убежать в случае опасности, так и напасть при малейшем проявлении слабости.

Я сижу у машины без движения. Уже два часа я провел здесь, пока мой мозг поочередно отключал чувства, чтобы дать организму отдохнуть. Иногда я слышал ее, но не видел. Иногда зрение различало ее очертания, но слух ничего не улавливал. Так спят космодесантники.

К моему плечу легонько прикасается лезвие клинка - я не шевелюсь. В следующее мгновение она уже направляется к ящикам. Без труда встав на ноги, я следую за ней, как призрак, наблюдая, как она роется в болтерных зарядах. Она берет в руки один из болтов и начинает с интересом его разглядывать, я же, медленно обвив ее, левой рукой обхватываю ее талию, а правой зажимаю ей рот.

***


Когда массивная конечность оторвала ее от земли и прижала к мощному нагруднику, Вариса с трудом подавила приступ паники. Огромная перчатка зажала ей рот, лишая возможности закричать, и разбойница обмякла, понимая, что малейшее сопротивление может закончиться для нее мучительной смертью. Механический шипящий голос над ухом подтвердил ее опасения.

- Одно неверное движение - и я тебя разорву, - в голосе нет никаких эмоций. Вариса слегка задрожала, до конца не понимая, от страха или возбуждения. - Расскажи, зачем ты здесь. Потом я решу, что с тобой делать.

Эльфийка слегка кивнула, и огромные руки соскользнули с ее тела. Упав с высоты примерно полуметра, Вариса тихонько выругалась на Талассийском, но моментально откатилась от великана и выхватила сочащиеся ядом клинки. Впрочем, это она сделала зря. Гигант приставил к ее шее огромное лезвие, упираясь острым концом в нежную кожу.

- Хорошо подумай, прежде чем сделать что-то еще, - сказал он, впрочем, уже без надобности.

Вздохнув, Вариса небрежно бросила клинки на землю и подняла руки в воздух.

- Не очень вежливое обращение с дамой, - съязвила она.

- Ксенос это ксенос. Пол безразличен, - ответил гигант невозмутимо.

- И все же, нужно учитывать, что мы очень хрупки по сравнению с такими большими и сильными мужчинами, - она обольстительно улыбнулась.

Бог разглядывал ее, игнорируя искусительные речи. Из его шлема раздавались тихие щелчки.

- Таких, как ты, сегодня здесь не было.

- Да, я очень на это надеюсь. Мы, син"дорай, были преданы Альянсом, и...

- Значит, ты из Орды, - прерывает великан, чем раздражает эльфийку.

- Орда не лучше. Вонючие дегенераты. Особенно Отрекшиеся.

- Вот мое предложение, ксенос. Ты посвятишь меня в историю Орды и ее отношений с Альянсом. А я тебя не трону.

- Хммм... Заманчиво. Но у меня есть свое условие. Я расскажу тебе все, что знаю о каждой фракции, их лидерах, сильных сторонах и слабостях.

- И что ты хочешь взамен?

Вариса хищнически улыбнулась.

- Всего лишь сопровождать тебя.

Глава 9: Самое ужасное впереди

Как и все СШК, Лэндспидер с уверенностью можно назвать вершиной человеческого освоения техники. Лэндспидеры используются повсеместно во всех орденах, и астартес ценят их, прежде всего, за возможность обеспечить быстрое нападение и поддержку огнем в критических ситуациях. Хороша и его адаптированность ко многим видам оружия, что доказывается широким спектром модификаций: например, стандартный оснащен только тяжелым болтером, который управляется пассажиром, и это ограничивает его боеспособность, делая вспомогательным средством. Модификация "Торнадо" с двумя пушками в передней части используется, если нужно прорваться сквозь ряды врагов в пуленепробиваемой броне или боевых машин с корпусами из пластали. "Тайфун" ценен своими противопехотными пусковыми установками, хотя иногда ему недостает пробивной мощи "Торнадо". Используются и более редкие варианты, такие, как "Шторм", хотя они более узкоспециализированны. В конце концов, Лэндспидер создавался эффективным и смертоносным в любой своей модификации.

Впрочем, при разработке явно не учитывалась возможность перевозить в нем двух ксено-скандалисток, которые, упираясь изо всех сил, старательно перечисляют все беды своих рас, пытаясь переложить друг на друга вину.

- Очевидно же, что ваш народ так и не усвоил те уроки, которые преподал Великий Раскол, - шипела Кейна сквозь зубы.

- А вы так и не постигли всю глубину дара магии, - гневно отвечает Вариса, та самая ксено-воровка, которая накануне пыталась улизнуть с парой бесценных зарядов для болтера.

- Что это за дар, который несет лишь разрушение?

- Магия - источник огромной силы! Нужно лишь правильно ее контролировать.

- Почему же вы, Высокорожденные, ее не контролировали, разрушая наши земли в погоне за властью десять тысяч лет назад?!

- Напомню тебе, что многие Высокорожденные тоже сражались против Саргераса и Легиона!

- Может и так, но все равно, магия стала причиной всех наших несчастий!

- Оскверненная магия - возможно. Сама по себе магия не несет вреда!

- А НУ ЗАТКНУЛИСЬ! - мой раздраженный рев заставляет эльфиек замолчать. Ухо Лимана позволяет фильтровать звуки по частоте, и только благодаря ему я еще нахожусь в трезвом рассудке. Но даже органы, превратившие меня в астартес, имеют свои пределы, и орущие ксеносы, затеяв спор, от которого вокруг начал нагреваться воздух, нарушали мою концентрацию. - Вы вдвоем производите больше шума, чем отряд Шумовых десантников, - ворчу я.

Они тупо пялятся на меня, очевидно, не понимая этой отсылки. Я твердо смотрю в ответ, чтобы подчеркнуть серьезность своих слов, и вновь отворачиваюсь к приборам. За короткую секунду мой усовершенствованный мозг подметил несколько различий между ксеносами, и я невольно размышляю о них.

У них обеих длинные уши, но у Кейны чуть толще, у Варисы же они тонкие, почти хрупкие. В различиях нет ничего удивительного, учитывая, что их виды разделились десять тысячелетий назад. Из краткого урока истории от Варисы я узнал, что предки у калдорай и син"дорай общие, но между простолюдинами и благородными эльфами разразилась гражданская война, вызванная пробуждением бога Хаоса, называемого Саргерасом. Эльфы изгнали божество варпа из своего измерения, а потом разделились на две фракции: крестьяне остались в своих лесах вспахивать землю, а благородные отправились искать место, более подходящее их праздно-роскошному образу жизни.

Вследствие раскола и появились эти отличия. У Кейны высокая, крепко слаженная фигура, привычная к путешествиям по диким лесам. Вариса ниже, очертания ее тела не такие резкие, что свидетельствует о годах жизни вблизи цивилизации. У ночной эльфийки кожа лилового оттенка, а волосы темное-синие - это, несомненно, признак недостатка света в ее родных лесах. У эльфийки крови кожа похожа на человеческую, и в хвост, удивительным образом не растрепавшийся от всех ее перемещений, заплетены светлые волосы.

Интересно, заинтересует ли эта информация Ордо Ксенос.

***


Кейна практически дымилась от ярости. Она злилась, во-первых, на то, что рядом с ней в машине великана была пристегнута эльфийка крови, последовательница мерзких Высокорожденных, которые стали причиной прекращения золотого века предков калдорай. Во-вторых, син"дорай, не видя ничего плохого в использовании магии, так яростно пререкалась с Кейной, что в запале даже назвала ее предков примитивными и грязными. В-третьих, как бы ни хотелось Кейне об этом не думать, ее раздражало, что эльфийка крови нарисовалась в миссии, которую они с Аварианом должны были провести вдвоем.

Командир часовых бросила на великана укоряющий взгляд, надеясь, что он почувствует ее горечь. Примерно с таким же успехом она могла бы сверлить взглядом камень: внимание Авариана было приковано к приборам, ни каплей не расходуясь на мелкие пустяки вроде ее обид. Кейна тихонько вздохнула и заерзала на неудобном сидении, которое она вынуждена была делить с дерзкой разбойницей. Единственный приятный момент случился в самом начале их путешествия, когда эльфийка, называющая себя Варисой, скривилась при виде Кейны и заявила, что не сядет в машину рядом с дикой королюбкой и древопочитательницей. Авариан, лаконично направив на эльфийку крови свой огромный пистолет, предложил разрешить этот вопрос в другом ключе, более эффективном, хотя и несколько кровавом. Скорость, с которой син"дорай запрыгнула в Лэндспидер, забавляла.

Чувствуя, как в лицо яростно бьет ветер, Кейна слегка сощурилась. Судя по руинам, которые они пролетали, место назначения было близко. Часовая почувствовала, как ее сердце сжалось: когда-то здесь стоял величественный храм, посвященный Элуне, но потом Раскол потряс землю и великолепная постройка погрузилась в воду. Имя, которое дали этому месту, звучало, как насмешка над прежним великолепием - Непроглядная Пучина.

- Мы на месте, - Кейна пыталась скрыть скорбь в голосе.

Великан не подал вида, что услышал, но Лэндспидер начал замедляться.

***


Выплевывая очередную очередь зарядов в демонов, болтер наполняет пещеру запахом пороха. Тела мерзких тварей распускаются кровавыми бутонами, только вместо стеблей и лепестков - искореженная плоть и осколки костей. Они даже вскрикнуть не успевают. Их настигла быстрая беспощадная смерть, не позволив даже осознать, что кровавые брызги в воздухе и разлетающиеся внутренности принадлежат им самим. Их настигла карающая длань, но они этого даже не поняли.

Я расплываюсь в довольной ухмылке. Вот для чего меня создали. Сам Император вылепил меня из ничего, превратив в идеальную боевую машину. Я разумно подсчитываю количество зарядов, не тратя их на противников, которые уже выведены из строя. Я устрашающ: стремительно врываясь в стан врагов, словно настоящее божество, я слышу, как их бесполезное оружие с лязгом отскакивает от моей брони - я несу смерть точными выстрелами, молниеносными, убивающими и калечащими. Вот оно. Никакой лжи, уловок, никакой эльдарской фальши и трюков. Есть только битва, и я растворяюсь в ней.

Размахивая скимитаром, ко мне направляется сатир, но, не успеет он приземлиться на землю из затяжного прыжка, как я взрываю его, орошая все вокруг кровью и мерзкими останками. Еще один демон издает визгливый боевой клич, пытаясь вонзить топорно сделанный сай в мою грудь. Сбивая с ног, взрывной заряд отправляет его тело в лужу грязной воды, которая темнеет еще сильнее от пролитой гнили. Третий "противник" пытается обойти меня, чтобы напасть сзади и нанести фатальный урон клинками. Своим огромным кулаком я разрушаю его планы... и его череп. Он отлетает в сторону, с мерзким хрустом впечатываясь в скалистую стену.

Визор отмечает, что поблизости больше нет врагов. Все убиты. Я немного разочарован: эти противники не вызов. Они слишком легко ломаются. Вдавливая в грязь мелкие камешки, я шагаю вперед.

Гибкий силуэт Варисы скользит между телами поверженных сатиров, словно что-то выискивая. Она склоняется и шарит в небольшой сумке, насквозь мокрой от крови ее почившего владельца. Подвижные пальцы выуживают несколько золотых монет и быстро складывают в сумку на поясе. Я тихонько рычу. Среди менее цивилизованных орденов, например, таких, как Космические Волки, было обычным дело собирать боевые трофеи, но обыскивать останки в поисках добычи это нечто совершенно мерзкое.

- Это обязательно? - мой глухой голос эхом разносится по пещере.

Эльфийка крови поднимает на меня дерзкие зеленые глаза.

- Мертвым золото не нужно. Я думаю, они не возражают, если я... позаимствую его на некоторое время, - ее губы расплываются в улыбке. - И вообще, калдорай тоже это делает.

Я перевожу взгляд на Кейну, которая только что закончила обшаривать обезглавленный труп. В отличие от син"дорай, она, видимо, не гордится своим поведением, потому что на меня не смотрит, вместо этого кидая на Варису уничтожающий взгляд.

- Золото пригодится Альянсу.

Я хочу ответить, но мой бок пронзает внезапная острая боль. Мозг реагирует незамедлительно, блокируя стонущие нервные окончания и закрывая боли доступ в мой разум - на смену ей приходит онемение, и я порыкиваю от осознания, что столь жалкий враг застал меня врасплох.

Когда визор фокусируется на сатире, тот издает панический визг. Он меньше своих варповских сородичей, но это, видимо, ему только на руку. В его ладонях собираются пурпурные сферы, наполненные энергией Хаоса. Выпустив в существо три заряда подряд, я превращаю его в неприглядное пятно на ближайшей стене.

- Идем дальше, - хмуро командую я.

***


Павшие Высокорожденные жаждали силы, и именно это привело к появлению Саргераса - они надеялись, что божество подарит им еще больше мощи. Сила привела высших эльфов, лишенных чар, в Луносвет, где они в поисках ее погрузились в магию аркан. Вариса и подобные ей рыскали по свету в поисках новых источников силы, в надежде, что их зависимость от магии Скверны может быть устранена или ослаблена.

Сила... Она исходила от великана такими мощными волнами, что эльфийка крови едва не теряла сознание от восторга. Каждое его действие было напитано силой: то, как он говорил, шел, сражался... Даже на боль от стрелы тьмы, призванной сатиром-колдуном, он отреагировал так, словно его укололи булавкой. И эта сила в ее первозданном, грубом виде одновременно ужасала и притягивала.

Вариса хотела ее всю для себя. Она сделает этого мужчину своим, заставит его полюбить себя, служить себе, чтобы каждый день купаться в лучах этой чарующей мощи, пользоваться ей, как своей собственной. Он будет в ее власти, и она сможет использовать его силу, как пожелает.

Ради этого она готова была на все.

***


Когда мы проходим дальше, первое, что нас поражает, это жуткое зловоние: пахнет разлагающейся как минимум несколько недель плотью. Эльфийки рядом со мной с трудом подавляют тошноту, и я их не осуждаю. Визор выхватывает разбросанные повсюду останки странных существ, похожих на рептилий. Они огромные, примерно такие же, как я, их тела защищены надежными панцирями, из которых высовываются короткие, но мощные конечности. Я с беспокойством отмечаю, что на их телах виднеются зияющие раны, которые могли оставить только мощные челюсти с огромными зубами.

- Это великие звери из Сокрытого Моря, - выдыхает Кейна. - Они миролюбивые создания... Что за ужас здесь творился?

Слабое движение среди горы трупов привлекает мое внимание.

- Думаю, сейчас мы узнаем, - мрачно отвечаю я.

Издав наполненный болью рев, зверь поднимает уродливую голову с ввалившимися глазами и раздутыми ноздрями. Его панцирь рыжего цвета, хотя сложно сказать наверняка из-за обильных пятен крови. Открыв рот, он демонстрирует зубы, каждый размером с мой палец, и я с отвращением понимаю, что именно такие зубы умертвили его сородичей.

- Гхаму-ра! Это добрый зверь, он никогда не причинял калдорай вреда! - ночная эльфийка едва не плачет. Я морщусь. Очередная неуместная слабость.

- Кажется, ваши с ним понятия о доброте не совпадают, - Вариса нервно сжимает свои клинки.

Гхаму-ра, пошатываясь, делает шаг в нашу сторону. Глухо ревя, он останавливает на мне взгляд. Его зрачки непрерывно расширяются и сужаются, и меня поражает, насколько слепую, сумасшедшую ненависть излучают глаза зверя. В то же время они выражают грусть - он понимает, во что превратился. Эти глаза молят меня о свободе.

Болтер оживает и начинает петь в унисон реву огромной твари. Вырываясь вперед, заряды впиваются в твердый панцирь чудовища, пробивая кость благодаря наконечнику из адамантия и взрываясь уже внутри. Гхаму-ра воет от боли, но последний заряд, влетая в его грудь, разрывает сердце на куски, освобождая зверя. Мудрые глаза рептилии в последний раз впиваются в меня, на сей раз с благодарностью, и закрываются уже навсегда.

Я приближаюсь к поверженному зверю.

- Как же это произошло? О, Элуна, неужели не осталось ничего неприкосновенного и святого? - прерывающимся голосом спрашивает Кейна.

Я протягиваю руки к голове существа, но останавливаюсь, когда визор указывает едва заметный из-за крови символ, выжженный на затылке Гхаму-ра.

- Не осталось, ксенос, - вздыхаю я, отводя взгляд от восьмиконечной звезды Хаоса.

Глава 10: Погружаясь в безумие

Заметив мигание визора, я чувствую, как кровь, текущая по венам, холодеет. Температура тела падает, и движения становятся вялыми, заторможенными. Гемастамен в моей кровеносной системе реагирует молниеносно, изменяя структуру крови, чтобы отразить внезапную атаку. Мое второе сердце работает с ним в унисон, вкачивая в мои капилляры новую кровь на смену пришедшей в негодность. Это может занять лишь несколько секунд, но в это время я уязвим. В мою грудь направляется трезубец, его острые концы поблескивают в тусклом свете. Меня окружают змееподобные мутанты.

С визгом оживая, цепной меч закручивает жужжащие мономолекулярные зубцы, жаждая вкусить вражеской плоти. Я не разочаровываю его. Рука, сжимающая болтер, с легкостью отпихивает трезубец, выбивая его из рук уродливого создания. Насладившись изумлением на вытянутом лице змеечеловека, я вонзаю меч глубоко ему в бок. Он визжит от боли, но его визг заглушается жужжанием стремительно вращающихся лезвий.

Кожа поддается первой: она разрывается, отбрасывая голубую чешую. Мышцы, плотные, сильные, нервно подергиваются, разрезаемые лезвиями. Следом на очереди важнейшие органы: печень, желудок, кишки - все превращается в груду разорванных тканей и разбросанных внутренностей. Последним ломается позвоночник, разлетаясь осколками костей. Я завершаю движение меча, и ревящее оружие вырывается наружу, сопровождаемое фонтаном гнили из противоположного бока чудовища. Распавшись надвое, тело заваливается: верхняя часть назад, нижняя - вперед. Запах трупа напоминает вонь от дохлой рыбы.

Мигание визора прекращается. Процесс завершен: мои движения становятся более плавными и уверенными, холод из моих вен отступает. Я благодарю Императора за свое восхитительное тело, и в знак признательности обезглавливаю очередного змеечеловека. Только огнем и мечом я могу по-настоящему восхвалить Его.

Мимо меня со свистом пролетает цепочка стрел. Выстрелы Кейны меткие, точные. Заседая глубоко в мерзкой плоти, стрелы заставляют мутантов падать. Присоединяясь к залпу эльфийки, мой болтер выплевывает в скользкие тела разрывные снаряды, которые, погружаясь в плоть, оставляют за собой лишь неровные пятна крови.

Мимо меня стремительно пролетает размытая фигура, затянутая в черную и красную броню. Вариса элегантно жонглирует клинками, пронзая мерзкую кожу змеелюдей, вынуждая их дергаться и испускать дух. Цепной меч присоединяется к смертельному танцу эльфийки крови, разрывая извивающиеся тела.

Воспользовавшись значительным сокращением числа мутантов, я бросаюсь вперед, отчего все механизмы в моей силовой броне взвывают. Отталкивая змеелюдей, осмелившихся встать у меня на пути, я вижу ведьму, которая чуть ранее поразила меня ледяной стрелой. Этот отряд уродцев подчиняется ей, и она становится моей главной целью.

Ударив последнего змеечеловека рукоятью меча в лицо, я слышу, как его мозги с тошнотворным хрустом вылетают. Когда он падает, ко мне летит стрела изо льда и пара. Я моментально отклоняюсь, выставляю вперед плечо, не позволяя ледяному заряду поразить важные органы. Визор снова мигает, и плечо, немея, словно покрывается инеем. Рука с болтером бесполезно повисает - потребуется еще несколько секунд, чтобы поврежденные сосуды были заменены моими улучшенными органами. Но это не играет роли. Моя вторая рука, сжимающая еще более смертоносное оружие, готова к бою.

Выставив цепной меч вперед, я надвигаюсь на женщину-змею. Она в панике пытается призвать еще что-то магическое, но я настигаю ее, не позволяя вымолвить ни слова. Яростно клокоча, крутящиеся лезвия вонзаются в ярко-зеленую кожу мутанта, с одинаковой легкостью разрывая как мягкие ткани, так и жесткие мышцы. Длинный скользкий хвост бьет по броне, оставляя следы желеобразной слизи на освященной гравировке. Отвращение придает мне сил, и я вонзаю меч глубже в змеиное тело, игнорируя трепыхание хвоста, которое становится все яростнее. Смерть пришла за тем, что принадлежит ей по праву. Перед косой Жнеца любое сопротивление бесполезно.

Змеиная ведьма наконец затихает, выдыхая с бульканьем, и ее глаза закрываются навсегда. Быстрым движением я вынимаю оружие из тела чудовища, и слышу разочарованный визг лезвий. Слишком мало жертв. Но я уверен, что в этой пещере еще много грязи, которую потребуется уничтожить.

***


Тело наги слишком искорежено. Кейна, слегка нахмурившись, подобрала несколько чешуек. Великан слишком усердствовал в бою. Не то чтобы она винила его за это, но ей хотелось бы, чтобы он был более осмотрительным... для своего же блага. Ну и еще потому, что оставлять тела в таком состоянии - напрасная трата ценных ресурсов. У наг была прочная и упругая чешуя, поэтому многие часовые делали из нее броню. Ей несказанно повезет, если из разбросанной чешуи она сможет собрать хотя бы нагрудник.

Кейна взглянула на эльфийку крови. Син"дорай обыскивала тело Леди Саревесс с необычайным рвением. Ночная эльфийка слегка покачала головой. Как может Авариан доверять такому спутнику? Неужели он не видит разницы между вероломными, порочными последователями Высокорожденных и искренними калдорай?

Рокочущий голос вывел ее из задумчивости.

- Ты снимаешь кожу со змеелюдей, - сказал он то ли утвердительно, то ли вопросительно.

Размеры великана в очередной раз поразили Кейну, когда он навис над ней.

- Да. Чешуя наг - отличный материал для брони.

- Занятно, - его глухой голос, впрочем, не казался заинтересованным.

Вскрик радости заставил их обоих обернуться. Вариса, сверкая зелеными глазами, приподняла золотой медальон, чтобы показать им, после чего стремительным движением затолкала его в сумку и сладко улыбнулась.

- Наш поход может стать довольно выгодным, - она прямо-таки светилась от удовольствия.

Даже если великан и осуждал ее, он не подал виду. Вместо этого он пошел дальше, вынуждая обеих эльфиек следовать за ним.

***


Чем дальше я прохожу по этому сонмищу ереси, тем сильнее мое отвращение... и одновременно любопытство. Пока что Непроглядная Пучина бросила в нас мерзких сатиров, уродливых змеелюдей и гигантского зверя, порабощенного Хаосом. Я могу только предполагать, какие еще отвратительные жертвы это место принесет призраку смерти.

Мой взгляд выхватывает целую орду рыбоголовых существ, стоит нам повернуть за угол. Мелкие сутулые фигурки повернулись к нам, сжимая в перепончатых лапах примитивные гарпуны. Их глаза, жадно ловя каждое наше движение, злобно блестели. На их спинах располагались какие-то отростки, для защиты ли, украшения ли - ведомо лишь Императору.

- Мурлоки, - с отвращением прошипела Вариса.

Почти сразу же из глоток рыбоголовых недоростков вырываются пронзительные боевые кличи, похожие больше на несвязное бульканье - точь-в-точь огрины, пытающиеся петь гимны Экклезиархии. На лице, скрытом шлемом, моя бровь с любопытством изгибается. Забавные твари.

Я тут же одергиваю себя за такие несерьезные мысли. Какими бы они ни были, это отклонение от священного образа человека, и, уничтожая их, я буду исполнять волю Императора.

Множество летящих в нас копий подтверждает мои размышления: они, отталкиваясь от освященного керамита брони, осыпаются на землю, словно дождь из стали. Я недовольно отмечаю, что обе эльфийки отступили за мою спину, вознамерившись использовать меня в качестве щита. В очередной раз они пятнают мои истинные намерения, заставляя все выглядеть так, словно я здесь ради них.

Ударник болтера с рекордной скоростью движется вперед и назад, выплевывая гильзы, отвечая взаимностью на выпад мурлоков. Хрупкие тельца, не защищенные ничем, кроме тонкой мокрой кожи, взрываются зрелищными фонтанами. Кровь и внутренности разбрызгиваются во все стороны, окрашивая серые стены и придавая им почти праздничный вид.

Тихий щелчок предупреждает, что в магазине остался один заряд, и как раз в этот момент один из рыбоголовых мутантов устремляется вперед. Он больше остальных, и выступы на его спине внушительнее. Скользкую шкуру пересекают оранжевые полоски. Он держит два изогнутых меча: один старый и изношенный, другой же безукоризненно чистый, испускающий легкое голубое свечение.

Болтер извергает громогласный рев. Топливо мгновенно активизируется, разгоняя вылетающий заряд до невообразимой скорости; гиростабилизаторы вынуждают его конусообразно закручиваться, направляя к жертве с безошибочной точностью. Кончик из адамантия, созданный для пробивания брони, без труда проходит через левый глаз мурлока и детонирует, едва войдя в череп.

Я неторопливо вынимаю пустой магазин, наблюдая, как рыбья голова существа становится подобием взрывающейся планеты, фонтанирующей осколками костей и кусочками мозга. Вложив новый магазин в болтер, я отвожу назад ударник. Враги человечества могут нападать. Я буду рад прервать их ничтожные жизни.

***


Убийство - это искусство. Вариса вкладывала в убийство частичку себя. Если она была раздражена, она кромсала жертв, словно скот. Если же она была спокойна и уверена в себе, цель погибала быстро и безболезненно. Когда она возбуждалась, рваные раны уродовали добычу до неузнаваемости. Так действуют наемники и шпионы. Навык превыше всего.

Но великан вывел искусство убивать на совершенно новый уровень. Взмахивал ли он визжащими лезвиями или направлял на врагов свой рычащий пистолет, они умирали так, как эльфийка раньше не могла даже помыслить. Если бы они были художниками, Вариса бы могла прославиться благодаря нескольким выдающимся работам, но Авариан создавал бы шедевр каждым движением руки. Разница между ними была огромной... катастрофической... неизмеримой. Он был богом в черной броне, наводящим ужас своей мощью.

Ужас, да, но вместе с ним... соблазн. Син"дорай осторожно ступала по месту бойни. Она должна втереться к нему в доверие. Медленно, но верно найти путь к его сердцу. И со временем, в результате тщательных усилий, он будет принадлежать ей целиком.

Эльфийка крови остановилась у тела предводителя мурлоков. Это был Гелихаст, давний враг калдорай. Но Варисе не было дела до уродливого лягушонка - ее взгляд был прикован к тусклому голубому свечению, исходящему от зажатого в перепончатой лапе меча. Разбойница наклонилась и вырвала меч из хватки мерзкого создания. Это был магический меч, притом один из редчайших.

С начала времен колдуны и волшебники зачаровывали оружие, чтобы помочь союзникам в бою. Отдельные экземпляры были невыразимо сильны, но почти недосягаемы. Такое оружие и броня испускали слабое пурпурное свечение, если никому не принадлежали, но магическая аура пропадала, стоило у волшебного предмета появиться владельцу. Предметы, светящиеся голубым - ступенька чуть ниже, они менее могущественны, но все еще очень ценны. Многие искатели приключений ни одного не видели за всю свою жизнь. Ей повезло.

Вариса полюбовалась изогнутым клинком, наслаждаясь магической аурой, окружающей меч. Она могла бы присвоить эту ауру, напитаться маной, но эта была бы напрасная растрата ценного ресурса. Лучше использовать находку для гораздо более важной цели.

- Лорд Авариан, - произнесла она нарочито скромно, даже немного подобострастно.

Великан оторвался от разглядывания трупа и повернулся к ней.

- Я нашла для тебя подходящее оружие.

Она торжественно протянула богу магический клинок. Подняв оружие огромной рукой на уровень глаз, великан внимательно осмотрел его красными светящимися глазами. К огромной досаде Варисы, он почти сразу же передал меч ночной эльфийке, стоящей рядом с ним.

- Ксенос Кейна, тебе недостает оружия ближнего боя, - произнес Авариан отрешенно.

Калдорай, запинаясь, рассыпалась в благодарностях - она тоже понимала ценность подобного предмета. Вариса разочарованно стиснула зубы, наблюдая, как магическое свечение угасает, означая привязку оружия к душе ночной эльфийки. Знала бы она, что так выйдет, она бы оставила меч себе. Злорадный взгляд Кейны, наполненный чувством собственного превосходства, заставлял ее чувствовать себя паршиво.

Сделав усилие, эльфийка крови успокоилась. Что ж, значит, соблазнить великана будет непросто. Не страшно. Ей нравилось, когда жертва могла бросить ей вызов.

***


Голоса, отражаясь эхом от стен темного прохода, словно вибрируют. Темные слова, напитанные разрушительной энергией, произносятся совершенно безнаказанно. Человек, живущий в страхе перед Императором, может сойти с ума от таких слов. Это ритуал призыва. В моем сознании проносятся воспоминания: Мор Влорна, когда еретики призвали высшего демона Кхорна, чтобы порушить наши ряды; Сожжение Тысяч, когда только внезапное прибытие Серых Рыцарей и их мощных огнеметов помогло справиться с неисчислимыми разносчиками чумы; Сражение при Фулверазисе, когда архи-враг приносил в жертву как культистов, так и верных подданых Империума, чтобы привлечь на свою сторону демонические подкрепления, сводившие с ума целые полки десантников.

Я перехожу на бег, и эльфийки, заметив, что я отдалился, в недоумении вскрикивают. Я хватаюсь за огнемет, висящий за спиной. Надеюсь, еще не слишком поздно.

Глава 11: Перед лицом врага

Повелитель сумрака Келрис был амбициозным орком. Когда сородичи из Дуротара разочаровали его своим переходом к шаманству, он погрузился глубоко в темные, запретные знания. Все, кто был близок орку, отвернулись от него, и он был изгнан из Оргриммара. Стражам, которые выпроваживали орка, Келрис поклялся, что однажды вернется и сровняет это место с землей, но они лишь посмеялись. Одинокий, всеми покинутый, он слонялся по Калимдору, а ненависть в его сердце разрасталась, словно гнойный нарыв. Вскоре в его сознание проник таинственный шепот, а снами завладели странные видения. Неизвестная сила обещала наделить его небывалой мощью, которая позволила бы удовлетворить жажду мести и покарать тех, кто отверг его. И он, с готовностью поверив этим обещаниям, поклялся служить единственному истинному богу Азерота - К"Туну.

Но Древний бог имел переменчивый нрав. Всего лишь несколько месяцев Келрис был его любимчиком, после чего его место заняла другая подающая надежды молодая орчиха - Джедога. Повелитель сумрака разрывался от гнева, но не смог не подчиниться своему повелителю, который направил его к берегам Ясеневого леса, в Непроглядную Пучину.

Теперь Келрис понимал, что склизкий кусок дерьма оказал ему услугу, отправив сюда. Они с другими членами культа готовились войти в пещеру, когда к ним приблизился колдун в алой броне. Потрясая длинным изогнутым посохом, Посвященный повелел им сесть и послушать. Разочарованный в Древнем боге орк был только рад сбросить чары своего повелителя, поэтому слушал очень внимательно. Колдун рассказывал о четырех великих богах Варпа, утверждая, что нынешний повелитель Келриса ничтожен по сравнению с ними. В завершение своей речи мессия призвал огромного трехголового зверя по имени Аку"май. Повелитель сумрака и его последователи с готовностью отреклись от К"Туна, нанеся на свои тела символ восьмиконечной звезды.

Губительные Силы были куда более щедрыми, чем Древний бог. Кхорн, Хозяин Битвы, подарил своим новым последователям загорелые мышцы вместо прежних тщедушных тел. Нургл, Хозяин Мора, окропил эти новые тела оспой и разложением. Тзинч, Повелитель Перемен, исказил их до неузнаваемости. Слаанеш, Повелительница Страстей, превратила их туповатые рожи в воплощение красоты.

И вот здесь, внутри когда-то прекрасного храма ночных эльфов, Келрис и его культисты посвятили себя служению своим новым богам, никем не замеченные. Конечно, дары богов не могут быть получены просто так. Колдун приказал им в качестве платы поймать на побережье ничего не подозревающих путешественников, и бывший Повелитель сумрака с готовностью согласился. Теперь же два десятка беззащитных связанных жертв находились в глубине пещеры: в основном ночные эльфы, но также несколько орков, похищенных из форта Зорам"гар, и даже один мужчина-син"дорай. Это были самые выносливые - те, кто не сошел с ума при виде культистов. Более слабые же были отправлены прямо в рычащую, сочащуюся пеной пасть Аку"мая.

Гордо вышагивая среди культистов, Келрис буквально светился, видя, как они падают ниц при его приближении. Они его боготворили. Еще бы - ведь именно он привел их сюда, к источнику неиссякаемой силы.

- Дети Хаоса! Последователи Варпа! Внемлите моим словам!

Сотня голов, благословенных Губительными Силами, поворачивалась в такт его движениям. Они были полностью в его власти.

- Долгое время этот мир был поделен между расами! Наши предки вели долгие, бесполезные войны! А мы не думали о великих Богах Хаоса! ДО ЭТОГО МОМЕНТА!

Его слова были встречены с горячим одобрением.

- Посвященный, поделившийся с нами своей бескрайней мудростью, приказал нам переходить к заключительной части плана! Братья и сестры! Время пришло! То, что мы сделаем сегодня, объединит Азерот под знаменами Хаоса Неделимого! И МЫ ВСТАНЕМ ВО ГЛАВЕ ЭТОГО ПОБЕДОНОСНОГО ШЕСТВИЯ!

Ему вторили восторженные вопли. Келрис начал громко восхвалять Темных Богов. Ритуал близился к завершению - нужна была только свежая кровь. Орк ухмыльнулся, чувствуя, как по его преображенному телу волнами проходит приятная дрожь. Так близко... Стоит только открыться вратам Варпа, демоны, воплощения самих Богов Хаоса, просочатся сквозь них, чтобы поглотить этот мир. Азерот будет разрушен и превращен в цидатель Губительных Сил. И после этого Келрис наконец сможет отомстить всем, кто его предал: своей семье, друзьям, даже идиотскому К"Туну.

Но его мысли прерываются, когда в пещере появляется великан в металлической броне. Глядя в светящиеся красные глаза, сочащиеся ненавистью и презрением, Келрис содрогается. Странное существо поднимает длинное оружие с цилиндром снизу. Неизвестное орку устройство поблескивает голубым огнем.

***

Огонь всегда занимал особое место в жизни человечества. Когда наши предки были всего лишь обезьянами, в первобытном страхе скрывающимися от диких зверей, населяющих древнюю Терру, огонь защищал их. В эру каменного века пристрастие человека к огню усилилось: мы создали печи, в которых можно было создавать оружие из металла. Мы изобрели подсечно-огневое земледелие, при котором сжигались целые леса, чтобы крестьяне могли пользоваться плодами удобренной земли. А еще мы осознали, как сильно может огонь преобразить те орудия, которыми мы привыкли сражаться.

Первым революционным оружием, подарившим нам преимущество нападения издалека, стал лук. И первая его модификация - это завернуть наконечник стрелы в промасленную тряпку и поджечь. Катапульты, созданные для разрушения укреплений любых размеров, мы начали заряжать бочками с горючим. Даже сегодня, в сорок первом тысячелетии, огонь - основа нашего оружия. Огнеметы, плазмаганы, пушки инферно, плазменные пушки, мельтаганы, испепелители, мельтабомбы, пушки огненный шторм, мульти-мельта, и это только малая часть. Огонь - способ Империума бороться с наступающей темнотой, освещать тропы, погружающиеся во мрак. И, пожалуй, нет для этого более показательного оружия, чем огнемет.

Толпа еретиков, сбившись в кучу, поклоняется орку в лиловой мантии. На мгновение я задаюсь вопросом, почему в качестве лидера они избрали столь неотесанное существо. Но, отогнав случайную мысль, я нажимаю на спусковой крючок.

Струя прометиума, вырвавшаяся наружу, моментально превращается в столб пламени, стоит лишь химической смеси соприкоснуться с влажным воздухом. Мощный поток огня обдает культистов жаром. Раздаются крики и вопли. Тела, облизанные жадной оранжевой волной, падают на землю, кувыркаются и катятся по ней, пытаясь спастись. Но от Гнева Императора спастись невозможно.

Прометиум мертвой хваткой вгрызается в их тела, с ног до головы покрывая их жаркой волной. Первыми вытекают глаза с отвратительным бульканьем. Следом исчезают кожа и плоть, превращаясь в угольно-черные куски горелого мяса. Те еретики, кто на свою беду раскрыли рты при виде струи огня, страдают больше всего: они даже не могут кричать. Прометиум, забравшийся во все доступные отвертия, яростно пожирает их зубы и языки. Химическая смесь продолжает свой путь вниз по глотке, прорываясь сквозь легкие, сквозь сердце, прожигая желудок и прочие внутренности. Эти культисты горят изнутри.

Мой палец еще дважды нажимает на спусковой крючок, обдавая жаркой струей тех, кого не зацепил первый залп священного огня. Они быстро падают, крича в предсмертной агонии, пока клокочущее пламя превращает их тела в пепел.

Я устремляюсь вперед, перешагивая через еще горящих еретиков, и мое оружие, жаждающее поглотить еще больше мяса, яростно ревет. Однако дальность моего огнемета не так высока, и лидер культистов все еще цел. Он отступает, на его искаженном лице написан ужас. Нечленораздельной от страха речью он пытается молиться своим Темным Богам. За керамитом шлема мое лицо приобретает выражение праведного гнева.

- Сгори, еретик.

Последний залп священного пламени вырывается наружу.

***

Келрис в ужасе взвыл, когда оранжевое пламя поглотило его целиком, пожирая его мутировавшее тело - символ его силы. Знак Хаоса, выжженный на лбу, исчез вместе с кожей, сожженной необыкновенным оружием великана. Этого не может быть! Быть так близко... и оказаться так далеко! Келрис кричал не только от боли, но и от отчаяния. Он вымаливал у своих божеств еще один шанс, пытался торговаться, но ответа не последовало.

Кхорн, восседающий на троне, украшенном черепами, не питал любви к колдунам. Он проигнорировал крики Келриса, вперив взгляд в кровожадов, сражающихся у его трона не на жизнь, а на смерть. Нургл, поглощенный созданием новых смертельных болезней, без особого интереса наблюдал за тем, как тело орка превращается в груду дымящихся останков. Бог разложения издал легкий вздох, наблюдая, как очередное его детище пало жертвой самого простого орудия человечества - огня. Огромное гниющее тело божества отвернулось, чтобы продолжить наблюдение за своим Садом. Тзинч, как всегда, без особых эмоций проигнорировал мучения своего последователя. Огонь изменил тело орка, а изменения были самой сущностью Тзинча. Слаанеш слегка поморщила носик. Келрис, изуродованный огнем, растерял былую красоту. Никакой пользы он не мог теперь принести божеству, которое хотело, чтобы все его слуги были идеально прекрасны. Внимание богини перекинулось на стайку демонесс, ублажающих друг друга в ее личных покоях.

Последним, что видел Келрис вытекающими из орбит глазами, был огромный силуэт бога смерти.

***

Кейне и раньше приходилось наблюдать военные сражения: друзья и враги погибали на поле битвы у нее на глазах. Но это... Это было... Бесчеловечно! Чувствуя, как ее начинает мутить от запаха горелой плоти, ночная эльфийка закрыла нос. Ее взгляд метался от одной груды обгорелых тел к другой. Что такое этот Авариан, если он с таким наслаждением причиняет другим столь мучительную смерть?

Она осторожно пробиралась между грудами горящих останков, отводя глаза. Эльфийка крови тоже переступала через трупы с выражением сдержанного отвращения на лице, но Кейна понимала, что во взгляде Варисы скользит восхищение. За ней нужен глаз да глаз. Ночная эльфийка скорее стала бы приманкой для гноллов, чем позволила бы этой развращенной женщине приблизиться к божеству.

Командир часовых остановилась. Среди связанных заложников были в основном калдорай - как солдаты, так и простые крестьяне. Они взглянули на нее со смесью тревоги и надежды. Кейна достала из ножен меч, подаренный Аварианом, и начала перерезать путы несчастных пленников. Краем глаза она заметила, что Вариса тоже освобождает жертв Орды.

- Ишну-дал-диеб, Шан'до, - почтительно прошептал освобожденный часовой.

- Не благодарите меня. Благодарите его, - ответила капитан калдорай, мотнув головой в сторону великана.

***

- Расскажи мне о своем друге.

Вариса повернулась и увидела эльфа крови, который медленно приближался, растирая затекшие конечности. Разбойница одобрительно наклонила голову, заметив, что он носит форму Странников. Она уважала этих рейнджеров, считая их куда более приятными, чем магистров Луносвета.

- Не столько друг, сколько будущий прислужник, - ее губы сложились в соблазнительную улыбку.

- Друг или слуга, вам с ним стоит побывать в Кель"Таласе. Странники найдут применение его талантам, - ответил рейнджер, оглядывая великана оценивающим взглядом.

- Занесу это в свой список дел, - фыркнула Вариса. - Если не возражаешь, я спрошу: что забыл син"дорай в Ясеневом лесу?

- Политика такая политика, моя дорогая. Орда взяла меня в плен... Чтобы я на них поработал.

- Понимаю. Скучно, наверное, работать с такими невежами.

- Не все так плохо. Если к оркам привыкнуть, с ними вполне сносно. Вот тролли - совсем другая история.

Вариса это понимала. Эльфам крови прижиться в Орде было, мягко говоря, нелегко. Орки и таурены не доверяли эльфам, которые всего несколькими десятилетиями ранее были верными союзниками людей. Но самыми враждебными были тролли - они не могли забыть, как эльфы едва не истребили их. Если бы не Леди Сильвана и ее Отрекшиеся, вход в Орду для эльфов крови был бы закрыт.

Вариса хотела что-то ответить, но тут в комнату вплыл странный запах.

***

Все это существо было каким-то... неправильным. Распухшее, мерзкое, полуразложившееся тело ползет вперед, оставляя на полу пещеры ядовитую слизь. Три змееобразных головы слегка покачиваются на длинных изогнутых шеях. Хищнические ухмылки обнажают длинные острые зубы. Порождение Хаоса.

Мои сердца начинают биться чаще, и сквозь все тело проходит волна ненависти. Это существо - воплощение всего того, против чего сражаются астартес. Мы вершина человечества, созданная геносеменем примархов. Они представители всего самого мерзкого во вселенной, сотканные из извращенной энергии Варпа.

Но это существо не глупо. Его мозг, хоть и подверженный губительному влиянию Хаоса, осознает, что из всех присутствующих в пещере я представляю для него наибольшую угрозу. Три пары желтых светящихся глаз смотрят на меня с нарастающим голодом. Существо бросается вперед.

Я уклоняюсь от монструозных челюстей и отступаю, наблюдая, как блестящие клыки смыкаются, оставшись без добычи. Мой огнемет выпускает струю горящего прометиума, заполняя огнем пространство между мной и мордами существа. Издав полный боли визг, голова отдергивается, но клокочущее пламя уже пожирает ее кожу. Мой триумф, впрочем, недолог. Вторая голова, устремившись вперед, впивается в мою руку. Гвоздеобразные клыки крепко удерживают мою кисть, не позволяя использовать оружие. Свободной рукой я выхватываю боевой нож из ножен, висящих на бедре, и вонзаю клинок в череп мерзкого существа, проворачивая лезвие внутри. Издав противоестественный вопль, существо разжимает цепкую хватку. Нечеловеческая боль перехватывает мое дыхание, сбивая с ног.

Это нападение убило бы обычного человека, но мой улучшенный скелет выдерживает удар. Я поднимаюсь, но вновь оказываюсь повержен, на этот раз оставшейся, третьей головой. Нет времени, чтобы выхватить болтер или цепной меч - я хватаюсь обеими руками за челюсть существа, отчаянно сопротивляясь его попыткам затянуть меня в свою мерзкую утробу и пообедать моими органами. На мой нагрудник капает слюна, оскверняя рисунки орла и черепа.

Краем глаза я замечаю, как Кейна и Вариса приближаются, чтобы атаковать порождение Хаоса. Ночная эльфийка выпускает одну стрелу за другой, пока эльфийка крови устремляется вперед, размахивая клинками. Освобожденные пленники, хоть и безоружные, тоже пытаются нападать, кидая в порождение Варпа камни. Все это ничуть не вредит монстру, но отвлекает его, а большего и не нужно.

Рыча молитвы Кораксу и Императору, я медленно, но неумолимо раздвигаю челюсти чудовища. Зрачки монстра расширяются, он пытается отчаянно сопротивляться, но уже поздно: момент промедления дорого ему стоил, и я с мерзким треском разрываю его челюсть напополам, наслаждаясь агонизирующим воплем. Голова падает на землю, прямо в разрастающуюся лужу крови и слизи.

Устало выдыхая, я, осознав, что все еще сжимаю в руках челюсть чудовища, с отвращением отбрасываю ее в сторону. Обернувшись, я встречаюсь глазами с парой десятков ксеносов, взирающих на меня с восхищением.


Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  В.Мальцева "Абсолют: Позволь тебя любить" (Современный любовный роман) | | Д.Хант "Дочь дракона" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | М.Старр "Будь моим тираном" (Современный любовный роман) | | А.Рай "Большая проблема" (Романтическая проза) | | CaseyLiss "Демон для меня. Сбежать и не влюбиться" (Любовное фэнтези) | | К.Ши "Жена на день" (Современный любовный роман) | | Т.Блэк "Статус: в поиске" (Короткий любовный роман) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | К.Невестина "Брачная охота на главу тайной канцелярии" (Юмористическое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"