Лексутов Сергей Владимирович: другие произведения.

Оползень2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:


Сергей Лексутов

Оползень 2

или ефрейтор Икс

  
  
  
  

криминальный роман

Адрес автора: 644105, г. Омск - 105,

Ул. 2-я Барнаульская, дом 12, кв. 42

Телефон:(3821)26-49-66.

Адрес электронной почты:lleks@mail.ru.

г. Омск, 2002 г.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Пролог

  
  
  
   В брюхе вождя гулко и требовательно заурчало. Он торопливо схватил свою любимую дубину, и, широко размахнувшись, ударил ею в туго натянутую на деревянную раму шкуру. Гулкий, мощный звук раскатился по хижине, вырвался наружу, возвещая подданным, что повелитель возжелал чего-то. Все замерло в ожидании.
   С удовольствием прислушиваясь к замирающему гулу, вождь смотрел на вибрирующую, высохшую за долгие годы до костяной твердости шкуру. Это была шкура предшественника Мыра на троне. "Да, шкура хороша, звучит мощно, гулко", - подумал вождь, - "Но сам старикашка был препротивен". Мыр поморщился, вспомнив вкус старикашки. Однако ничего не поделаешь - традиция. Не Мыр ее придумал, не ему отменять. Когда-нибудь и его шкура так же будет гудеть под ударами, грозно и требовательно.
   Остатки гула еще висели в воздухе, видимо застряв по углам хижины, когда вошел повар. Мыр с отвращением смерил взглядом лоснящуюся от сытости фигуру жадра. Он не любил жадров, но мирился с их присутствием на своей земле. Прежние вожди пытались их прогонять, даже, когда-то давно, жадров истребляли, но это ни к чему хорошему не привело. Потом вожди стали демократичнее. Стали брать их себе в слуги, в повара. Уж чего-чего, а готовить разные вкусные блюда - жадры большие мастера.
  -- Почему нет обеда? - грозно вопросил вождь.
  -- Потому что последний претендент из племени Демы съеден тобой на завтрак, - дерзко глядя в глаза вождя, ответил повар.
   Вождь задумался. Есть хотелось все сильнее и сильнее. Время обеда уже наступило. Значит, как ни крути, но искать претендентов придется в собственном племени. Жаль. Ведь это убавляет количество воинов. Можно, конечно, объявить войну Деме, но тогда победить ему удастся лишь к завтрашнему ужину. Пока соберешь воинов, пока доберешься до границы... А ведь надо еще придумать убедительную причину объявления войны... Вождь решительно цыкнул зубом:
  -- Прикажи стражам притащить кого-нибудь из смутьянов. Должна же с них быть хоть какая-то польза...
   Повар вышел. Вскоре двое стражей втащили упирающегося смутьяна. Вождь внимательно оглядел его с ног до головы - смутьян был довольно упитан. "Интересно, чем же все-таки они питаются?" - подумал Мыр. Ему не раз уже доносили, что смутьяны не участвуют в общих трапезах. Сами они, на вопрос о том, чем питаются, отвечали уклончиво и туманно.
   Смутьян с искаженным от ужаса лицом продолжал молча рваться из рук стражей.
  -- Почему ты вырываешься? - сочувственно, отеческим тоном, спросил его Мыр. - Ведь я оказал тебе величайшую честь, пригласив к себе на обед...
  -- Потому что я хочу жить! - жалобно завопил смутьян.
  -- Зачем тебе жизнь?! - искренне изумился вождь. - Ведь ты не можешь знать, что тебе с ней делать.
  -- Я хочу просто жить! Дышать! Смотреть на небо! - отчаянно завопил смутьян.
   На что вождь только укоризненно покачал головой, ничего не сказав.
   В этот момент вошел жадр, со своим огромным поварским топором. Увидев повара с топором, смутьян понял, что участь его давно решена, и тогда он гордо выпрямился, и совершенно спокойно спросил:
  -- Послушай, вождь, зачем тебе на обед нужен именно я? И вообще, зачем есть людей? Там, за пустыней, - смутьян указал рукой куда-то за спину вождя, - течет большая река, в тысячи раз больше той, что питает водой нашу родную Мырзилию. На ее берегах растут густые леса, в них водятся четвероногие твари, которых можно есть, в воде живут плавающие твари, которых тоже можно есть...
  -- Ты рассказываешь бабушкины сказки! - раздраженно прервал его Мыр. - Ты пытаешься лгать, чтобы спасти свою шкуру. Есть можно только себе подобных. Все остальные ядовиты. Вон, посмотри - человек из племени жадров. Он лишь немножко отличается от нас, но если захочешь его съесть - берегись. Тебя постигнет ужасная смерть, и сам ты при этом станешь ядовит.
  -- Вождь, позволь я открою тебе тайну жадров? - медленно выговорил смутьян.
   Мыр еще ничего не успел позволить, или запретить, как повар быстро подошел к смутьяну сзади и взмахнул топором. Удар был мастерский. Голова смутьяна подскочила вверх, а потом упала на циновку у подножия трона.
  -- Болван! - испуганно заорал вождь. - Где чаша для крови?! - и, видя как пропадает ценнейший напиток, бьющий из перерубленной шеи, и быстро впитывающийся в пересушенный песок пола хижины, вождь скатился с трона, пал на колени перед трупом, и подставил сложенные ковшиком ладони под фонтан крови. Захлебываясь, Мыр жадно пил с ладоней кровь, а жадр стоял рядом и задумчиво облизывал лезвие топора.
   Когда фонтан крови иссяк, и вождь, облизывая руки, поднялся с колен, он вдруг замер и уставился на повара. Медленно, с усилием, спросил:
  -- Послушай, а ведь смутьян хотел мне открыть какую-то страшную тайну жадров?..
  -- У нас нет тайн от повелителя! - с апломбом выговори жадр.
  -- Ну, нет, так нет... Однако мог бы и позволить ему договорить...
  -- Для меня главное - вождь голоден! - с пафосом выговорил жадр. - Зачем терять время на выслушивание пустой болтовни?
   В мозгу вождя начала концентрироваться смутная мысль, он уже начал, было, ее высказывать, но тут в его брюхе мощно и властно заурчало, и он нетерпеливо махнул рукой.
   Жадр сунул топор за пояс, кряхтя, склонился, взял смутьяна за ноги и поволок его из тронного зала.
   Вождь слез с трона, поднял голову смутьяна, поставил ее себе на ладонь, и, вытянув руку вперед, долго смотрел в лицо, на котором навсегда застыло вопросительное выражение.
   "Почему у них у всех остается на лицах вопросительное выражение? - подумал вождь. - Ведь многие претенденты, особенно иноплеменники, неделями и месяцами, а то и годами, как бывает в особо торжественных случаях, подготавливаются к столу вождя?"
   Мыр медленно прошел в дальний угол, где на полках хранились головы съеденных соплеменников, поставил голову смутьяна в длинный ряд уже подсохших голов. Вздохнул с сожалением. Конечно, расточительство... Но, ничего не поделаешь - традиция. Голвы соплеменников полагается засушивать. Из голов иноплеменников, повар-жадр готовит прекрасный суп.
   Вождь шумно сглотнул голодную слюну, нетерпеливо поглядел на дверь. За стеной хижины уже слышался гул голосов. Народ собрался на обед. По традиции, первым насытится вождь, то, что останется, слуги вынесут народу.
   Наконец, четверо слуг внесли огромное блюдо с лежащим на нем, политым сладким баклажановым соусом, смутьяном. Вслед за блюдом вошел повар и встал в дверях, скрестив на огромном животе руки, вкусно цыкая зубом и облизываясь. Вождь придирчиво оглядел кушанье, но, как всегда, не понял, каким куском успел поживиться повар. Не мешкая, вождь отворотил ногу и вгрызся в сочную мякоть. Жадно жуя, махнул слугам свободной рукой, чтобы те скорее тащили блюдо на площадь. Нельзя слишком долго испытывать терпение подданных.
   Только слуги унесли блюдо, в тронный зал, отшвырнув от двери повара, ворвался молодой, энергичный вождь союзного племени Пыр. Пыль, смешавшаяся с потом, толстой коркой покрывала все его тело. Только едва наметившийся кругленький вождистский животик, нежно розовел, обойденный потеками грязи.
   По привычке, вертя перед собой кистью руки, будто в ней был томагавк, Пыр, захлебываясь, завопил:
  -- Повелитель! Дема идет на нас войной! Что делать?! Повелитель, мы пропали!
   Продолжая невозмутимо жевать, Мыр разглядывал прихлебателя. "Молодой, да ранний", - ухмыльнулся про себя вождь. Соплеменники потихоньку с уважением шептались, что когда-то Пыр якшался со смутьянами. Но, вовремя сообразив, за кем сила, одновременно, всем скопом, съел своих сообщников. Утверждали даже, что он ни с кем не поделился. Ну, это уж явное преувеличение подвигов Пыра... "Ишь, втирается в доверие..." - снова подумал Мыр. - "Даже хвост отрастил, как какой-нибудь жадр. Виляет им, чтобы продемонстрировать преданность..."
   Ни у кого из соплеменников Мыра хвостов не было видно. Хотя, он наверняка знал, что кое-кто из них отращивает хвосты на всякий случай, но до поры до времени прячет их. Понятно для чего, когда понадобится - повилять. Уже ждут, что скоро появится преемник... Вот жадрам хвосты нужны для практических целей: если жадр на что-либо садится, он так обхватывает хвостом сиденье, что его с места не сдвинешь. Или, когда жадр залезает на баклажановое дерево, он держится за сук хвостом, а обе руки его свободны, для того, чтобы срывать баклажаны.
   Вождю надоели вопли и верчение рукой Пыра. Хорошо хоть хвост был зажат между ног, не мозолил глаза. Мыр свирепо рявкнул:
  -- Заткнись! - Пыр замер с открытым ртом. Хвост его развернулся, и нерешительно мотнулся пару раз из стороны в сторону. Уже спокойнее, Мыр продолжал: - Чего ты волнуешься? Вот и хорошо, что Дема пошла на нас войной. Во всякой войне есть убитые на поле боя - ох, и наедимся! Наберем пленников, откормим из них прекрасных претендентов... Уже созрел богатый урожай баклажанов. Чего ему пропадать? Не кормить же ими свой народ? Баклажаны годятся лишь для того, чтобы откармливать ими претендентов, да для соусов.
  -- Вождь, ты не дослушал, - униженно склонился Пыр. - В союзе с Демой идет на нас Быр!
   Мыр чуть не подавился куском. Воспользовавшись замешательством повелителя, Пыр завопил:
  -- Это все жадры! Это их происки! Они везде, они всюду! Они селятся на наших землях! Они служат поварами у благородных вождей! Они везде! - Пыр выхватил из-за пояса томагавк, и, вертя им, завопил еще громче: - Бей жадров!! Спасай Мырзилию!!!
   Блуждая безумным взглядом, распялив рот, он вопил это на разные лады, размахивая томагавком. Повар жадр стоял у двери и пренебрежительно усмехался. Мыр по своему опыту знал, что теперь унять Пыра словами совершенно невозможно - он попросту ничего не слышит. Схватив свою дубину, Мыр подставил ее под лезвие томагавка, со свистом рассекающее воздух. Томагавк глубоко вонзился в дубину, Мыр рванул ее на себя, и вырвал рукоять томагавка из руки Пыра. Но тот, ничего не заметив, продолжал вопить и вертеть рукой. Отшвырнув дубину с томагавком, Мыр отломил от ноги, которую не выпускал из левой руки, голень, и с размаху сунул ее в раззявленный рот Пыра. Тот с хрустом сомкнул челюсти, вместе с мясом откусив часть кости, и чавкая, принялся жевать. Глаза его подернулись задумчивой поволокой. Рука, завершая круг, подхватила падающую голень. Прожевав, Пыр, как бы очнувшись, проговорил рассеянно:
  -- Да, о чем-то я хотел сказать?.. - но тут же впился зубами в мясо, и напрочь забыл, что чего-то хотел сказать.
   Задумчиво обгладывая кость, Мыр взвешивал все за и против войны с Демой и Быром. Как ни крути, а уверенности в победе у него не было. "Откупиться" - всплыла спасительная мысль. - "Отдать Деме всех смутьянов, и пусть она с ними делает, что хочет..." Но тут же Мыр сообразил, что Дема, прежде чем кого-то съесть, долго с ним беседует. Неведомо, что из всего этого получится...
   Тем времене Пыр дохрустел косточками стопы смутьяна, и Мыр швырнул ему обглоданную берцовую кость. Почти мгновенно Пыр схрумкал и ее.
   "Ну и зубы у него... - с уважением подумал Мыр. - Ладно, пусть придет в себя после паники..."
  -- Бей общий сбор... - хмуро проворчал Мыр.
   Радостно просияв, - всеж-таки великая честь, - Пыр надсадно кряхтя, поднял обеими руками дубину вождя, и принялся бить ею в шкуру. Гул ударов понесся в разные стороны от хижины вождя.
   Пребывая в мучительной нерешительности, Мыр принялся вооружаться. На голову он надел шлем, собранный из черепных костей вождей - его предшественников. На каждой костяной пластинке магическими письменами было записано знаменитое изречение того вождя, черепу которого принадлежала пластина. "Хороший, крепкий шлем..." - с удовольствием подумал Мыр. Он не только защищал от томагавков врагов, но и глушил их бранные крики в адрес Мыра. Сунув за пояс несколько томагавков и ножей, Мыр на левую руку надел щит, сплетенный из тонких, но крепких веток баклажанового дерева, для мягкости и вязкости, переплетенных жгутами из волос, съеденных претендентов.
   Мыр вышел на площадь. Вслед за ним вышел повар, с ног до головы увешанный походной кухонной утварью. Мимоходом Мыр подумал: - "Хорошие повара - жадры; разворотливые, добросовестные..." Пыр, оставшийся в тронном зале, продолжал самозабвенно колотить в шкуру. Мыр оглядел площадь. Увешанные дубинами, томагавками и ножами, стройными рядами стояли воины. Прекрасную картину нарушали только несколько малолеток-недоростков, которые, пискляво урча, вылизывали остатки баклажанового соуса с блюда, стоящего посреди площади. В стороне стояла тесная кучка смутьянов. Они как всегда саботировали общую тревогу, с саркастическими смешками обмениваясь короткими фразами. Цепким взглядом ощупывая группу смутьянов, Мыр ощутил беспокойство. Зря, все же, он съел одного из них. От голода он забыл, что смутьяны частенько не подчиняются законам и традициям Мырзилии. Вот и теперь, кроме обязательных набедренных повязок из коры баклажанового дерева, на них надеты рубахи, сшитые из странной, толстой кожи. Мыр подумал тоскливо: - "Неужели за пустыней, куда частенько отлучаются смутьяны, водятся такие великаны, с такой толстой кожей... А ну как они явятся завоевывать Мырзилию?.. Неужели в их сказках есть доля правды?.." Но самое худшее было в том, что в рукавах своих рубах они прячут отравленные стрелы, много поколений назад осужденные и забытые благородными племенами Мырзилии. Что им традиции! Вытянут вперед руки - и десятки лучших воинов Мыра лягут мертвыми. Их потом даже съесть будет нельзя из-за яда. Одно утешало, что пока племя в состоянии войны, смутьяны ничего не предпримут. А потом все будут сыты, и смутьянам кое-чего перепадет...
   Мыр не додумал свою мысль. Грохот тревоги оборвался, из хижины выскочил Пыр, вертя томагавком и вопя:
  -- Бей жадров! Спасай Мырзилию!..
   Мыр схватил его, развернул в нужном направлении, и дал короткого пинка под зад. Вертя томагавком и вопя, Пыр понесся вдаль, за ним потянулись воины. Последним шествовал Мыр со своим поваром. Он успел заметить, как смутьяны, с жаром и размахиванием рук, о чем-то поспорив, рысцой побежали вслед за воинами.
   "Ага, - злорадно подумал Мыр, - когда пахнет жареным, куда девается ваше фармазонство..."
   Когда Мыр подошел к полю возможной битвы, там стояла тревожная тишина. Ее даже не нарушал Пыр, который, вертя томагавком, что-то быстро, захлебываясь, бессвязно говорил воинам.
   Мыр опытным оком окинул поле. Войско Демы и Быра стояло стройными рядами. Сама Дема величественно возвышалась на холмике, красиво опершись на томагавк. Она была без шлема и без щита. Мыр хорошо знал, что они ей и не нужны. От ударов ее томагавка не спасают ни шлемы, ни щиты. Ей не нужно защищаться... У ног Демы юлил, бегал замысловатыми зигзагами Быр. Она изредка ленивым пинком усмиряла его, но он, присев на минутку на корточки, снова вскакивал, и вновь начинал юлить и метаться.
   Скользя взглядом вдоль рядов, Мыр вдруг похолодел от ужаса: из-за рядов армии Демы вышла компания людей, в таких же рубашках, что и смутьяны Мыра, и направилась к одиноко стоящему среди пустыни старому, уже не плодоносящему, баклажановому дереву. В его тени Мыр разглядел рассевшихся и разлегшихся в свободных позах своих смутьянов. Смутьяны Демы, как ни в чем не бывало, подошли и расселись, и разлеглись среди них, как среди своих.
   Мыр понял, что терять время дальше нельзя. Надо что-то делать. Но, что делать?! В голове было пусто и звонко. Для начала он решил унять Пыра. Потеряв всякую солидность, он рысцой побежал к Пыру. Подбегая, услышал обрывки его выкриков:
  -- Бей жадров! Спасай... Мы все готовы пойти на вертел ради великих идеалов Мырзилии... Долой смутьянов!.. Вперед, благородные мырзильцы!.. Бей жадров! Спасай Мырзилию!..
   Мыр схватил Пыра за глотку, пошарил в кармане набедренной повязки, выудил оттуда давно обглоданную кость, сунул в рот Пыра. Тот с треском разгрыз ее, и заткнулся. Воины качнулись, готовые ринуться в бой от зажигательной речи Пыра, но остановленные предостерегающим жестом вождя - замерли. Мыр заметил, как Быр, сунувшись к уху Демы, что-то ей принялся нашептывать. Она, не скрывая скуки, выслушала его, и пожала плечами. Быр повертелся, поюлил, достал откуда-то баклажановую ветвь, и, размахивая ею, двинулся в сторону войска Мыра.
   Мыр облегченно вздохнул; вот она, идет возможность не попасть на вертел. Он покосился на Пыра. Тот, подняв задумчивый взор к небу, мусолил огрызок кости. Вот и хорошо, ничего не подпортит пока.
   Тем временем Быр приблизился, Мыр надменно выпрямился, спросил:
  -- Ну, и чего ты хочешь?
  -- Я ничего не хочу, - напуская на себя солидность, изрек Быр. - Я предлагаю. Почему мы должны воевать? Давайте заключим вечный мир!
  -- Но мы уже заключали вечный мир... - сварливо пробурчал Мыр.
  -- На сей раз - навсегда! - с апломбом выговорил Быр.
  -- Это трудная проблема... - задумчиво промолвил Мыр. - Надо подумать, всесторонне обсудить... Так, сразу, и не решишь...
  -- Я не говорю - сразу. Обсудим, решим... Для начала надо построить хижину для переговоров.
  -- Хорошо, я согласен... - нехотя проворчал Мыр, будто делая одолжение. Но ему больше ничего не оставалось. С изменой Быра, он стал совершенно бессилен перед Демой.
   Воины обеих армий разошлись в стороны, стали бивуаками в пустыне. Единственным местом, где можно было быстро построить хижину для переговоров, оказалось старое баклажановое дерево. Слуги прихватили в поход циновки для хижин вождей, но как всегда забыли опорные шесты, и центральные столбы. На роль центрального столба как раз и годилось баклажановое дерево. Однако в его тени нахально расположились смутьяны. Слуги даже близко не решились к ним подойти, пришлось каждому из вождей выделить по отряду воинов. Только тогда, ворча и огрызаясь, смутьяны нехотя убрались из-под дерева. Но распоясались они до того, что из их толпы вылетело несколько отравленных стрел. Хорошо хоть, ни одна стрела не долетела до цели. Но всем вождям и их воинам стало не по себе. Смутьяны, похоже, сговорились, и теперь почувствовали свою силу.
   Слуги начали строить хижину. Мыр и Пыр уселись на горячий песок. Воины сейчас же прикрыли их от палящего солнца своими щитами.
   Мыр, задумчиво поглаживая живот, проговорил:
  -- Ну, заключим мир, а кого есть будем? - повернувшись к Пыру, вождь спросил: - Ты ведь якшался со смутьянами... Кого они едят? Это, конечно, неправда, что они ходят через пустыню и ловят там каких-то четвероногих тварей...
  -- Это правда, повелитель... - трагическим тоном проговорил Пыр.
   И Мыр почему-то сразу поверил ему. Испуганно схватившись за живот, он, побелев лицом, прошептал:
  -- Тогда, мясо их ядовито?!
   Он суетливо ощупывал руками живот, и ему уже начало казаться, что там нарастает какая-то тяжесть.
  -- Не бойся, повелитель, - грустно сказал Пыр, - их мясо не ядовито, я сам пробовал...
   Мыр облегченно вздохнул, хмуро пробурчал:
  -- Чего ты только не пробовал...
  -- Да, повелитель. Я ел все, что шевелится, и пил все, что течет...
  -- Может, ты знаешь и великую тайну жадров? - с подозрением глядя на Пыра, спросил Мыр.
  -- Подумаешь - тайна... - презрительно оттопырил губу нахальный сопляк. - Я бы тебе открыл ее... Только, что я за это буду иметь?
   От такой наглости Мыр потерял дар речи, но тут прибежал посыльный и доложил, что хижина готова.
   Хижину строили слуги четырех вождей, и потому, видимо, она оказалась несколько странной. В нее вели четыре отдельных входа, и против каждого входа, на строго отмеренном расстоянии от него, стоял походный трон вождя. Так что, троны оказались расположенными друг к другу спинками.
   Войдя первым, Мыр величественно воссел на свой трон и замер. Пыр никак не мог усесться, и все ерзал и ерзал. Больно выгнув шею, Мыр посмотрел на него, и тут понял, что Пыр тоже пытается принять величественную позу, но у него плохо получалось - слишком просторен был еще для него трон.
   Вбежал Быр. Суетливо поюлив у трона Мыра, не обратившего на него никакого внимания, подбежал к Пыру, перекинулся с ним ничего не значащими фразами, подбежал к своему трону, сел на него и принял задумчивую позу. Последней вошла Дема. Поигрывая модным, изящной работы, томагавком, покачивая могучими бедрами, она прошла к своему трону.
   Чуть не вывихивая шею, Мыр смотрел на ее бедра, плотоядно облизываясь. Но тут в его поле зрения попала рукоять томагавка Демы. Оказывается, она была сделана не из баклажанового дерева, а из гигантской берцовой кости. "Какому же великому человеку могла принадлежать эта кость?.. - трепеща от уважения, подумал Мыр. - Вот в чем секрет мощных ударов Демы..."
   Дема непринужденно закинула ногу на ногу, развернувшись на троне так, что могла видеть Мыра, оглядела его томным взором, сказала:
  -- Что ж, вожди, вы пожелали заключить мир - я не против... - и скучающе зевнула. После чего затянула звучным голосом:
  -- Решеньем единым народов свободных... - вожди разом вскочили и грянули слаженным хором:
   Вожди разногласий отбросили груз!
   Да здравствует способ, которым народы
   Навеки скрепили свой мирный союз!
   Славься Мурзилия наша свободная
   Дружбы народов надежный оплот!
   Факт единения - воля народная,
   Нас до бескормицы не доведет.
   На столь представительном собрании по традиции требовалось изъясняться только высоким штилем, поэтому Мыр, как самый старший по званию после Демы, разумеется, поднялся и запел, игриво, как бы подшучивая над идеей всеобщего мира:
   В безоблачной Мырзилии
   Мырзилии моей
   Такое изобилие
   Упитанных людей!
   И каждый полон гордости,
   Что он уже дорос,
   Когда его под соусом возложат на поднос!
   Нельзя в таком вопросе ни медлить, ни спешить,
   Но к ужину нам надо с питанием решить... - чтобы не осталось недомолвок, Мыр добавил грубым языком, задумчиво почесывая свой могучий живот:
  -- Мы можем заключить мир лишь в том случае, если решим проблему питания. Кого мы будем есть?..
   Быр встрепенулся на троне, крутанулся в одну сторону, в другую, проговорил грубо:
  -- Эка проблема... Кормятся ведь жадры, никого не убивая. Основная масса жадров делает нам ножи и томагавки. В виде платы они срезают у клиентов ломтики мяса с филейных частей. Они достигли в этом такого мастерства, что клиенты не испытывают никакого неудобства... - спохватившись, Быр вскочил с трона и запел дребезжащим голосом, немилосердно фальшивя:
   Так давайте устроим большой хоровод!
   Пусть все члены племен сразу встанут в него!
   Пусть повсюду звучат только радость и смех,
   Пусть без слов станет способ приемлем для всех, - отдуваясь, он сел на трон, и принял задумчивый вид.
   Видимо упоминание о жадрах вывело Пыра из задумчивого посасывания огрызка кости. Проглотив огрызок, он вскочил на сидение трона ногами, вырвал из-за пояса свой томагавк, завертел им над головой, и заверещал фальцетом:
   Мне костью обглоданной рот не закрыть.
   Я вас призываю вне пола и ранга,
   Спасайте Мырзилию. Надо спешить.
   Всех жадров приказом сослать на баданга.
   Настал исторически важный момент!
   Собратья, хватай томагавки и плети!
   Кто будет не с нами - пойдет на обед
   Всем тем, кто за Родину нашу в ответе! - и добавил, на совсем уж непереносимой слухом ноте: - Бей жадров! Спасай Мырзилию!!!
   Дема, благосклонно улыбаясь, лениво захлопала в ладоши.
   Быр, пытаясь перекричать Пыра, заверещал:
   При чем тут жадры?! Зачем их бить?!
   Дема послала и ему благосклонную улыбку, и живее захлопала в ладоши.
  -- Бей жадров! Они везде! Они всюду! Они всем втираются в доверие! Бе-е-е-е-й!!! - орал Пыр.
   Мыр понял, что это надолго. Соскочив с трона, он обшарил все карманы своей набедренной повязки, но не нашел ничего съедобного. Тогда он сдернул с головы шлем, выломал из него костяную пластинку с изречением древнего вождя, и ловко уклоняясь от свистящего лезвия томагавка, сунул ее в раззявленный рот Пыра. Тот замолчал.
   Тяжело отдуваясь, Мыр вернулся на свой трон, ворча:
  -- Молодой, глупый... Не понимает... Если мы побьем жадров - кто будет делать нам томагавки? Кто будет готовить нам претендентов? Где нам еще найти таких поваров? Да и какой толк их убивать, если они ядовиты?..
  -- Они вполне съедобны, - вдруг совершенно спокойно сказал Пыр, вытащив изо рта кость, и внимательно ее оглядывая. - Они сами о себе распустили этот слух. Ведь жадры всегда служили поварами. Когда им приходилось готовить к столу соплеменника, они отравляли его мясо...
   Мыр не успел заткнуть ему рот. Быстро глянув на Дему и Быра, понял, что это страшное известие не произвело на них никакого впечатления. Уже поняв, что чинное собрание превратилось в безобразное сборище безответственных смутьянов, ни на что не надеясь, упрямо повторил:
  -- Нельзя есть жадров. Некому тогда будет делать для нас томагавки, и готовить вкусные блюда...
  -- В конце концов, почему мы должны сразу решить, кого есть? - заюлил Быр. - Это решится само собой. Можно есть смутьянов. Можно, как жадры, есть понемножку друг друга. Да мало ли как? Для начала, надо заключить союз, а там видно будет...
  -- Правильно! - облегченно вздохнув, подхватил Мыр. - Поскольку наша благословенная земля называется Мырзилией, а меня звать ее именем, - ничего не поделаешь, традиция, - я считаю, что все должны подчиняться мне.
   Дема впервые потеряла терпение. Упруго вскочив с трона, она вскричала:
  -- Во-первых, ты лжешь! Есть традиция твоего племени называть вождя Мыром, но наша земля называется не Мырзилией, а Мурзилией! А во-вторых, почему кто-то должен быть главным? У нас все равны... - Дема тут же взяла себя в руки, и попыталась гармонизировать собрание. Она вдохновенно запела:
   Я знаю, как она красива.
   И знаешь ты, и знает он...
   Как "ужин" выдохну - "Мурзилия",
   И сердце мне наполнит звон.
   И будет так. Не к ужину - к утру:
   Явим единство, пусть в желудке пусто...
   И заново повериться добру
   Под хруст костей то радостный, то грустный, - закончив, она величественно воссела на трон.
   Но Мыр все равно оставил за собой последнее слово, пробурчал под нос:
  -- Какая разница; Мыр или Мур...
   Дема подняла свой томагавк, терпеливо заговорила:
  -- Вот, видите, его рукоятка сделана из кости могучего вождя, когда-то приведшего наши племена к Великой Цели. Его звали Мурза. Вот здесь, на этой рукоятке, все записано магическими письменами. Когда-то племена жили в дикости, питались баклажанами, и летали в небе на каких-то крылатых тварях, подобно отравленным стрелам смутьянов. Но могучий вождь Мурза повел их к Великой Цели, и вот мы живем на нашей благословенной земле, прозванной Мурзилией.
   Все долго молчали, подавленные величием древнего предания. Наконец Мыр все же решился взять инициативу в свои руки:
  -- Тогда я предлагаю самое лучшее решение: надо наш союз закрепить браком между мной и Демой.
  -- Это почему же, между тобой и Демой?! - выплюнув сухую кость, вдруг подал голос Пыр. Хвост его медленно вжался между ног, зубы оскалились. - Это как?.. Вы, значит, вступите в брачный союз и вдвоем съедите меня? Ищи дураков... - он угрожающе поднял томагавк, и, выписывая ногами замысловатые зигзаги по полу хижины, начал подбираться к Мыру.
   Быр тоже нерешительно вытянул томагавк из-за пояса, и начал неприметно сдвигаться за спину Демы, примериваясь взглядом к ее шее.
  -- А вы меня спросили? - ласково пропела Дема, перехватывая томагавк за конец рукоятки, с явным намерением метнуть его в Мыра.
   Мыр почувствовал себя весьма неуютно. Он знал, что Дема никогда еще не промахивалась.
  -- Подождите, подождите! - поспешно завопил он. - Вы не так меня поняли! Давайте все женимся на Деме!
  -- Как, все?! - Быр ошеломленно выронил томагавк. - А как закреплять союз? Все равно кто-то окажется первым...
  -- Ерунда, - проговорил Пыр, засовывая томагавк за пояс и возвращаясь на свой трон. - Можно и втроем одновременно закреплять союз.
   Все некоторое время молчали, ошеломленно переглядываясь.
  -- Можно, конечно... - нерешительно протянул Мыр.
  -- Если можно, я - за, - проговорил Быр. - А как Дема?
   Дема изящно повертела томагавком, оглядела всех, но не решила, в кого его можно метнуть.
  -- Чего ее спрашивать?! - грубо выкрикнул Пыр. - Если большинство - за!
  -- Я не понял, как, все же, осуществлять закрепление союза? - вежливо осведомился Быр.
  -- Чего тут не понять? - пожал плечами Мыр. - У женщины имеется только три отверстия, куда входит баданга... Пусть каждый выберет себе отверстие, быстренько закрепим союз, да надо поесть. Я проголодался. Да и все остальные, я думаю, тоже...
  -- Я со вчерашнего дня не ела, - ласково промурлыкала Дема. - Очень уж хотелось отведать твоего окорока, Мыр. Но, так уж и быть, подчиняюсь большинству...
   Дема отшвырнула томагавк, сбросила с себя набедренную повязку, сорвала набедренную повязку с Быра, опрокинула его на циновку, как неоднократно делала в завоеванных поселениях, увидев смазливого юношу, и насадилась своим естественным детородным отверстием на его баданга. Пыр поспешно пристроился к ней сзади. Мыру ничего не оставалось, как засунуть ей свой баданга в рот.
   Некоторое время слышались тонкое сопение Пыра, жалобные стоны Быра и сладострастное рычание Мыра. Но вдруг великую гармонию всеобщего мира разорвал дикий вопль боли и ужаса. Мыр буквально взвился в воздух. Вместо его могучего баданга трепыхался жалкий, кровоточащий обрубок. Дема жадно и торопливо что-то прожевывала.
  -- Она откусила мой баданга! - в ужасе завопил Мыр. - Какой я теперь вождь?!.
   Он кинулся к своей дубине, схватил ее и замахнулся на Дему. Но Пыр успел дотянуться до щита Быра и отразить удар. Вывернувшийся из-под Демы Быр, схватил свой томагавк и напал на Мыра сбоку. Пока Мыр отмахивался дубиной от Пыра и Быра, Дема на четвереньках добралась до своего томагавка, подхватил его и приготовилась к бою.
   Быра вдруг осенила одна мысль. Он отскочил в сторону и заорал:
  -- Она сожрала его баданга и не поделилась с нами!
  -- Как?! - Пыр тоже отскочил в сторону, подальше от грозно шелестящей в воздухе дубины. - Она все слопала?! Бей ее!!
   Засверкали томагавки, засвистела дубина Мыра. Отмахиваясь томагавком, Дема отступила на середину хижины и прижалась спиной к стволу баклажанового дерева. Туго бы ей пришлось, но тут в хижину вошел повар Мыра. Окинув всю компанию пренебрежительным взглядом, проговорил:
  -- Смутьяны взбаламутили народ. Все ушли вслед за ними...
  -- Куда?! - ошеломленно спросил Мыр, в замешательстве опуская дубину.
  -- Куда-то через пустыню, на берега великой реки. Они сказали, что там много четвероногих тварей, которых можно есть, и растут всякие плоды, не похожие на баклажаны, но их тоже можно есть. А здесь теперь все равно нечего есть, поскольку теперь вечный мир... Я ухожу, вождь, прощай...
  -- А ты куда? - завопил Мыр. - Как я без тебя?! Кто мне будет готовить вкусные блюда?!
   Жадр равнодушно пожал плечами, спросил:
  -- А зачем мне нужен повелитель без подданных и баданга?.. - и ушел, позванивая походной утварью.
  -- Бей жадров, спасай Мурзилию?! - завопил Пыр по привычке.
  -- Поздно... - в отчаянии простонал Мыр, швыряя наземь дубину. - Проклятые смутьяны! Дураки мы, дураки! Вот кого надо было есть!..
  -- Я, пожалуй, тоже пойду, - нежным голосом пропела Дема. - Счастливо оставаться...
   Покачивая могучими бедрами, помахивая томагавком, она проплыла к выходу, солнце в проеме двери облило ее прекрасное тело золотым сиянием, и все исчезло, будто видение прекрасного, случайно посетившего грубый мир.
   Мыр еще смотрел в опустевший проем двери тоскливым взглядом, когда послышался хряский удар. Он резко повернулся. Над обезглавленным Быром стоял довольный Пыр. Облизав томагавк, он проговорил:
  -- Повелитель, давай подкрепимся, и тоже двинемся в путь. Все ушли, а нам тут что, с голоду пропадать? Или начинать жрать баклажаны, как какие-нибудь претенденты? Профессиональные повелители везде нужны, даже и без баданга... Эт даже лучше... - докончил философски после паузы.
   Обгладывая плохо прожаренный окорок, Мыр, всхлипывая, невнятно причитал:
  -- Да как же я теперь без баданга?..

Глава 1

  
  

Покой нам только снится

  
  
   Преуспевающий литератор, Павел Лоскутов, не спеша, накручивал педали своего видавшего виды дорожного "Урала" привычно сноровисто вписываясь в глубокую колею, пробитую танками и заглаженную толстыми колесами бэтээров. По соседней колее ехала его верная жена на новеньком, сверкающем хромировкой и свежей краской, таком же "Урале". Она была похожа на подростка сорванца, в джинсовых шортах, футболке и кепочке с большим козырьком. Далеко впереди на новеньком спортивном велосипеде накручивал педали Денис, сын преуспевающего литератора.
   Павел затормозил, поставил ногу на край колеи, огляделся. Ольга тоже затормозила, и тоже поставила ногу на край колеи. Павел невольно залюбовался длинной, крепкой, с очень гладкой кожей, уже чуть тронутой загаром, ногой.
   Ольга спросила, не стараясь скрыть жуть в голосе:
  -- Это здесь произошло?..
  -- Ага... Чеченцев, видимо, на этом самом месте порешили. А закопали где-то там, на какой-нибудь поляне. В околках-то точно, нет. Я их все в прошлом году обшарил, ни единого намека на то, что кто-то яму копал.
  -- И что? И милиция здесь ничего не нашла?
  -- Так они же и не искали! Ну, нашелся труп в машине... Ну, и что? Мне один мент говорил, что у него каждую ночь по парочке неопознанных трупов. Видимо, немножко пошарили вокруг машины, да и все. Правда, попытались привлечь солдат, к прочесыванию лесов, но полковнику совсем не выгодно было, чтобы тут что-то нашли.
   Ольга вдруг дернулась, будто ее током ударило:
  -- Паша, а Николая, часом, не ты убил?
  -- Ну, что ты... Там у них какая-то своя разборка произошла, ну и рубанули ему по лбу кузнечным зубилом...
  -- Паша, по-моему, ты мне врешь...
  -- Оля, ну а если я мочканул этого козла, ты что, хуже от этого будешь ко мне относиться?..
  -- Ну и жаргон у тебя... - она брезгливо поморщилась. - А еще писатель...
  -- Дак я же писатель детективного жанра!.. Я зимой словарь блатного жаргона приобрел, вот бы тебе почитать!..
  -- Стану я читать всякую гадость... Паша, я ведь по телевизору видела в хронике происшествий, что Николая убили кузнечным зубилом с расстояния в пятнадцать метров...
  -- Вранье все это! Братки босса мочканули, а потом выдумали киллера-виртуоза... Который через приоткрытое окно, сквозь решетку, да с пятнадцати метров угодил прямо промеж глаз...
  -- Паша, я однажды видела, как ты топор метнул... Ты возле сараев дрова рубил, а потом вдруг в столбик ограды метнул топор... Там как раз и было, метров пятнадцать...
  -- Ну-у... Сравнила... Одно дело, топор, и уж совсем другое - зубило...
  -- Паша, скажи мне честно! Ты убил Николая?
  -- А что, тебе от этого легче станет?
  -- Легче!
  -- А вдруг ты после этого меня бояться начнешь?
  -- Я тебя больше боюсь, когда догадываюсь, что ты убил Николая, но мне не признаешься...
  -- Ну, хорошо, Оля... - он тяжко вздохнул. - Я его... Ну, понимаешь, я все просчитал, никакого не было выхода. Он ведь мог тебя или Дениса где-нибудь подловить...
   Ольга с облегчением вздохнула, сказала:
  -- Ну, что ты... Не буду я тебя бояться, и мораль читать не буду. Значит, так было нужно... - она снова задумчиво оглядела окрестности. - Слушай, а куда же деньги делись?
  -- Я лично думаю, что не было никаких денег, - сказал он серьезно.
  -- А если были? - возразила она запальчиво.
  -- Если были, тоже где-то здесь лежат, в лесах. А может, унес тот, кто первым труп в машине обнаружил...
  -- Вряд ли это так, иначе полковник не бегал бы за тобой со своими волкодавами, а быстренько бы вычислил того, кто первым труп обнаружил. И потом, представь себе состояние мирного обывателя, вдруг наткнувшегося на залитую кровью машину, в которой лежит труп человека... Он что, кинется машину обыскивать? Да нет же! Он кинется наутек... Здесь где-то лежат деньги... Чеченец не сразу умер, успел где-то зарыть... - она помолчала, потом медленно, мечтательно выговорила: - Вот бы найти...
   Павел серьезно проговорил:
  -- Лучше не надо.
  -- Почему?
  -- У чеченов везде шпионы. Как только ты хоть одну купюру обменяешь либо в банке, либо у левого валютного спекулянта, тут же к тебе придут, и скажут: - Дарагая, зачэм ты тратишь наши дэнги? Отдавай обратно, а от нас получи ханжал в пузо...
   Она некоторое время размышляла, наконец, сказала:
  -- Верно, ну их к черту, эти деньги... На них уже сейчас столько крови...
  -- Ага, даже морды президентов не видать... - ввернул он безмятежным тоном.
  -- Ты у меня вдруг стал неплохо зарабатывать...
  -- Еще пару детективов накропаю, машину купим...
  -- Да зачем она нужна? Ты только посмотри, как здорово на велосипеде прокатиться! Ты лучше компьютер купи. А то стучишь, как Лев Толстой на допотопной машинке...
  -- Лев Толстой на машинке не стучал, - сказал он серьезно, - он свои романы писал от руки, а потом его жена их переписывала. Он перечитывал, то, что она написала, жутко все исчеркивал, переправлял, вставлял, выбрасывал, и возвращал ей. И она снова все переписывала.
  -- Вот видишь, как он работал с текстом! А ты, тяп-ляп, накалякал авторучкой, тут же перепечатал на машинке, и как будто, так и надо.
  -- Знаешь, что я думаю по поводу работы со словом и текстом Льва Николаевича Толстого?
  -- Ну, и что ты думаешь? - спросила она с любопытством.
  -- Такая работа с текстом свидетельствует только об одном, о жутком непрофессионализме литератора! К тому же он еще и бессовестный эксплуататор. Это ж надо, мне нынешний руководитель Союза писателей, как величайшее подвижничество представлял, что Толстой "Анну Каренину" пятнадцать раз переписывал. Подумаешь, достижение... Это ж его жена пятнадцать раз толстенный роман переписывала...
  -- Да ты что, Паша?! - она вытаращила свои зеленые глазищи, не в силах ничего больше произнести.
  -- А то... Я складываю фразу в уме, и не переношу ее на бумагу, пока со всех сторон не осмотрю, не попробую на вкус. А если человек способен оценить свою фразу, только написанной на бумаге, это не профессионал, а жалкий любитель. Вот потому и так трудно читать романы Льва Толстого, потому что они написаны непрофессионально. Он писал, будто жернова ворочал, вот и читать так же приходится...
   От возмущения она не нашлась, что сказать, оттолкнулась ногой от края колеи, и помчалась вперед. Посмеиваясь, он покатил следом. Далеко впереди на обочине сидел Денис, велосипед лежал рядом.
   Поравнявшись с Денисом, Павел сказал:
  -- Ты далеко не уезжай, скоро в лес свернем...
   Околок, в котором в прошлом году нашел деньги, он распознал с первого взгляда. Как бы по нужде проходя его насквозь, остановился на краю проплешины, оставшейся от костра. Прокалило землю знатно. Даже полынь еще не решалась заселять освободившееся место. Вокруг валялись крупные черные головешки, а посередине проплешины виднелась невеликая ямка.
   Ольга спросила:
  -- Что здесь было?
   Павел равнодушно пожал плечами:
  -- Вероятно, пацаны какую-нибудь взрывчатую штуковину в костер бросили...
   А сам подумал, что никто, даже будь он семи пядей во лбу, не идентифицирует старое кострище, с ямкой посередине, с чемоданом денег.
   Они проехали еще немножко по заросшей колее, до следующего околка и остановились на отдых под толстой старой березой. Июнь только разгорался, но солнце припекало вовсю. Павел не отказал себе в удовольствии развести костерок, пока Ольга раскладывала на газете закуски. Они себе последнее время ни в чем не отказывали: чего тут только не было; и колбаса полукопченая, и ветчина, и яйца, и даже три зловредных банана. Денис уже сидел на березе, и как Соловей-разбойник озирал окрестности.
   Павел крикнул:
  -- Денис! Там нового нашествия кочевников не наблюдается?
   Денис ничего не успел ответить, как Ольга крикнула:
  -- Денис, слезай, есть будем... - и, обращаясь к Павлу, сказала: - История говорит, что кочевники проходили значительно южнее.
  -- Дураки они, твои историки... Это ж надо такое удумать - дикари-кочевники, ни с того ни с сего снялись с места и ринулись за десять тысяч километров Русь завоевывать. Те ученые, которые придумали этот беспримерный лихой марафон, из своих кабинетов сроду не вылезали. Но в то время они все ездили на пролетках с ямщиками, так хоть бы у ямщика кто спросил: сколько верст может пробежать за день лошадь? Я, понимаешь, биолог, но очень интересуюсь историей, и когда прочитал в серьезном научном труде, что монгольские лошади пробегали каждый день по сто километров - я два дня хохотал без перерыва! Средний дневной конный переход, это двадцать километров. Если лошадь гнать по тридцать километров в день, на третий-четвертый день пути она ляжет, и ты ее никакими силами не поднимешь. Ни один историк, когда высасывал из пальца историю завоевания Руси монголами, даже не удосужился на карту взглянуть, и поинтересоваться, сколько надо лошади еды и воды в день, чтобы она способна была хотя бы шагом идти! От реки Керулен до границы Руси - по прямой пять тысяч километров. Но реальный путь, со всеми изгибами - не менее десяти тысяч. Допустим - восемь тысяч. И добрая половина этого пути проходит по абсолютно безводной китайской Гоби и Такла-Макан. Даже если монголы имели заводных лошадей, то во вьюках больше чем на три-четыре дня корма и воды не увезешь. А как же быть с оставшимися тысячами километров пустыни?
  -- Так ведь, там же колодцы были нарыты, там же караванные пути проходили... Великий шелковый путь...
  -- Великий шелковый путь проходил значительно южнее, по берегу Персидского залива, а по этим пустыням никто, никогда не ходил. Только в двадцатом веке китайцы провели дорогу к своим западным районам. Помнишь, недавно был фильм - "Через Гоби и Хинган"? Там показали, с какими тяготами мощная и надежная техника шла через Гоби. Это притом, что машина - не лошадь. Мало того, что машина может везти груз - вдвое больше своего веса, ей еще и не нужно по двадцать литров воды в сутки, как лошади. А насчет колодцев... Бывал я в тех местах, где на Среднюю Азию могла выйти Орда... Верно, имеются там колодцы. Но расположение их надо знать! Да и попробуй, напои из одного колодца несколько тысяч лошадей... Десяток, ну, сотню за пару суток можно напоить... А как же быть с сотнями тысяч лошадей?!
  -- Татаромонголы могли пройти на Русь и севернее...
   Павел захохотал:
  -- Еще смешнее! Пройти по отрогам Саян, Алатау, обогнуть Алтай с севера... Да до сих пор от Красноярска до Иркутска единственная дорога, и та - железная! Та же самая проблема, что и в пустыне: такую массу лошадей в сибирской тайге не прокормишь! Вся загадка монгольского нашествия в том, что его никогда не было! Я бывал и в Забайкалье, и в Монголии. Там везде скудная природа, и всегда жило редкое население, у которого до сих пор сохранились родовые отношения. Ни один народ, без развитой государственной системы, не в состоянии собраться в Армию и пойти завоевывать другие народы, тем более - оседлые, уже имеющие государственность. Это ж надо такое придумать, дикие татары, которые даже еще не умели железо обрабатывать, вдруг пришли и всех победили! А потом исчезли неведомо куда, и даже следов после себя не оставили. Я путешествовал по забайкальским степям - нет там никаких следов великой Орды, и никогда не было. И Ермак шел на завоевание Сибири, с полутысячей воинов наверняка зная, что не встретит там никакого сопротивления. Так и произошло: русские за сорок лет дошли до Тихого океана, и везде встречали редкое население, живущее родовым строем. Да вдобавок еще, какая-то бесшабашная ватага казаков под именем манжуров, завоевала Китай, посадила в Пекине своего императора, династия которого царствовала аж до 1911 года! Да и Китай какой-то странный... Как могла, империя, с тысячелетней историей, позволить высаживаться на своих берегах каким-то испанцам, португальцам, англичанам, колонизировать целые области, да еще и окрестить половину населения Китая! С востока Русь завоевывать было попросту некому.
  -- А кто ж ее тогда завоевывал?!
  -- Дак это ж ежу понятно - крестоносцы...
  -- Что-о?!
  -- Они самые. Почему это они, завоевав в 1204 году православный Константинополь, не пошли бы на православную Русь, его многолетнюю союзницу? Вот они и пошли. Только те два ордена, которые наперли с севера, так и остались в истории - Тевтонским и Орденом Меченосцев, а какие-то ордена, напиравшие с юга, почему-то превратились в мифических монгол. А превратились они в монгол в угоду каким-то политическим игрищам. Из русских летописей ужасно трудно понять, кто такие монголы и откуда пришли. Летописи приходится истолковывать. Да там попросту ни про каких монгол и не пишут. Если не веришь - почитай. У нас дома есть отличная книжка - полное собрание русских летописей о монголотатарском наществии. Их не так уж и много - все уместились на полутора сотнях страниц современного книжного текста. Современные историки в угоду своим политическим хозяевам перекраивали историю, как тем хотелось, но почему не могли делать то же самое историки других веков?! А правда, скорее всего, была такая; татары спокон веку жили рядом с русскими. Иногда воевали, не без того... Часто воевали и в союзе с какими-то князьями. Пришли крестоносцы, часть князей русских встала на их сторону, другая часть, в союзе с татарами - воевали против. Вот вся эта неразбериха и превратилась потом в какое-то монголотатарское иго.
  -- Ну, ты, Паша, самый умный! - раздраженно воскликнула Ольга. - Споришь с историками, специалистами, которые десятилетиями изучают...
  -- Да это ежу понятно! Специалист-историк, не может быть специалистом в военном деле, в морском, да в любом другом! Вот он и старается по сухим свидетельствам и документам воспроизвести живую картину. А получается-то у него плохо. Да вот, хотя бы, великая мистификация большевиков: они свалили поражение в русско-японской войне на царизм и лично на адмирала Рожественского. А Новиков-Прибой в своей "Цусиме", его представляет форменным идиотом, чуть ли не наймитом японцев. Только из-за того, что адмирал повел эскадру через Цусимский пролив. Видите ли, по мнению Новикова-Прибоя, он должен был бы вести эскадру через какой-нибудь северный пролив, хотя бы между Сахалином и Хоккайдо...
  -- А что, он не прав?
  -- Естественно! Этот пролив очень узкий и мелководный. К тому же, японцы хоть и караулили в Цусимском проливе, вполне успели бы встретить русскую эскадру в проливе Лаперуза. Ведь русская эскадра должна была бы пройти вокруг всей Японии, а японская эскадра быстрым марш-броском по дуге большого круга легко бы опередила русскую эскадру. Надеюсь, ты знаешь, что такое "дуга большого круга"?
  -- Ну, еще бы! Я ж математик. Или, ты забыл?
  -- А ты спроси любого историка, что такое "дуга большого круга"? Гарантию даю - не знает.
  -- Так ведь угробил же Рождественский русскую эскадру!
  -- Во-первых, не Рождественский, а Рожественский, а во-вторых, не он угробил. Достаточно посмотреть на схему сражения, и сразу станет ясно, нормальному человеку, разумеется, с нормальным здравым смыслом, но только не специалисту-историку, что Рожественский гениально подставил последовательно на двенадцать минут каждый японский корабль под огонь всей русской эскадры. Спроси любого моряка, он тебе скажет, что это верная гибель для любого корабля, будь он хоть дредноут с полуметровой броней. Наши вернувшиеся из плена моряки утверждали, да и сами японцы не отрицали, что русские снаряды буквально изрешетили японские корабли. Не вина Рожественского, что русские бронебойные снаряды почему-то не взрывались.
   Ольга задумчиво покачала головой, старательно изготовляя бутерброд для Дениса.
  -- Все ж таки, Паша, странно слышать, такие вещи... Ты вдруг ляпнешь ни с того ни с сего, что-нибудь вовсе из ряда вон выходящее... То у тебя Толстой непрофессиональный писатель, то еще что...
   Павел засмеялся.
  -- А вот послушай еще одну историческую мистификацию, которую любой может лицезреть, открыв любой вузовский учебник истории России. Знаменитое сражение на Куликовом поле. Левый фланг русского войска прикрыт речкой Смолкой, с топкими, заболоченными берегами. Неужели Мамай такой идиот, что главный удар конницы направил бы на левый фланг, если бы русское войско именно так стояло?! Представляешь, конная лава сходу спотыкается о ручей, кони вязнут, вскидываются на дыбы, на них налетают следующие... И все это в тридцати шагах от русских лучников. Вся сила удара конницы, в ее скорости, а тут получилось, что на направлении главного удара как раз скорости и не достичь.
  -- Ну, может, тогда речка Смолка короче была, а берега у нее не топкие?..
  -- У всех русских речек топкие берега. Погляди на карту, почти везде равнина. А речка Смолка в то время могла быть только длиннее. Тогда ведь леса еще не вырубали... Любой человек со здравым смыслом поймет, что конница в таких условиях атаковать не может, но только не историк.
  -- Но ты же не кавалерист?
  -- Я четверть жизни в деревнях прожил, так что знаю, где и как может пройти лошадь...
  -- А почему так получилось?
  -- Да очень просто. Летописцы преувеличили численность русского войска раз в двадцать, соответственно и татарского тоже во столько же раз. Ну, никак не расположить такое количество войск между истоками речки Смолки и Нижним Дубяком! Там всего два с половиной километра. Историки поступила так, как обычно и поступают, дуболомно и прямолинейно: больше половины русского войска поставили за речкой, через которую ни один Мамай бы не пошел, чтобы не угробить свою конницу, и с умным видом нарисовали стрелу главного удара.
  -- А сколько, по-твоему, их было?
  -- Русских тысяч двадцать пять, татар - тыщ тридцать-сорок... А еще правдоподобнее - раз в десять меньше и этого числа...
  -- Всего?!
  -- По тем временам, это очень приличные военные силы. Французский король в то время мог выставить армию всего тысяч в пять человек...
  -- Но летописи же говорят, что поднялась вся Русь, от мала до велика...
  -- Правильно, поднялась. Но потому Дмитрий Донской и великий полководец, что на Куликово поле он не повел мало подготовленное ополчение, а повел лишь свою профессиональную армию, а ополчение посадил по городам в гарнизоны, на случай своей неудачи. Слава Богу, что кроме снобов историков, есть мы, писатели; можем любой их исторический ляпсус подвергнуть сомнению и анализу. Взять хотя бы то же самое Куликово поле... Историки совершенно серьезно утверждают, что русские на Куликовом поле были вооружены дубьем, и никто не имел доспехов, кроме, разумеется, военачальников, лишь на том основании, что в захоронениях, и на самом поле, не найдено ни единого меча, и ни единой кольчуги. Хотя, буквально через несколько страниц того же учебника, можно прочесть, что полный воинский доспех стоил столько же, сколько пятьдесят быков. Да какой дурак такую ценную вещь оставит ржаветь на поле боя! Но историки делают другой вывод; если доспех так дорого стоит, значит, он был и не по карману русским воинам. Еще как по карману! Мало того, что русские воины неплохо зарабатывали мечом, нанимаясь на службу к каким-нибудь королям, да и к своим князьям тоже, доспехи и оружие передавались по наследству, и та же кольчуга могла служить десятилетиями, и даже веками. А что ей сделается? Если вовремя ремонтировать и смазывать жиром... И еще есть один аспект. Сами историки пишут, что татарский воин успевал выпустить еще девять стрел, пока первая была еще в воздухе, в полете. Так нафига им вступать в рукопашную с лапотной ратью, без щитов и кольчуг, когда можно подскакать шагов на сто и всю толпу расстрелять из луков! Так что, утро на Куликовом поле выглядело совсем не так, как на знаменитой картине. Там стояла не толпа суровых мужиков, вооруженных кто чем, а стояли безупречно ровные ряды профессиональных воинов в сверкающих доспехах. Да и вообще, там не татарская орда напирала на русских, а вполне европейское войско. Потому как загадочная история произошла с Мамаем после поражения: он почему-то побежал скрываться в генуэзскую колонию в Крыму. А самое интересное, генуэзцы дали ему еще войско, и он еще несколько лет пытался на Днепре и Дунае кому-то доказать, что он чего-то значит.
   Денис, наконец, слез с березы, подсел к "столу" и принялся уплетать закуску. Павел ел не торопясь, размышляя о произошедших в нем за последний год переменах. Стоило только подержать в руках роскошно оформленные, в красочных обложках, свои книги, как сразу же исчезли все обиды на всяких Кобылиных, Светляковых и Гришек, за их пренебрежение, да и явные оскорбления тоже. Совершенно пропало желание ходить на всякие окололитературные тусовки. Изредка Павел появлялся на собраниях "Белого каравана", с парой бутылок водки и хорошей закуской, с тайным умыслом, что коллеги писатели и поэты не будут болтать об искусстве и литературе, а сразу перейдут к делу, то есть к водке.
   Как-то, уже в конце зимы, когда получил гонорар за вторую свою книгу, он заявился на собрание литобъединения. Прикинутый с ног до головы в "фирму", в роскошной дубленке и бобровой шапке, посидел со скучающим видом в сторонке.
   Руководительница спросила с самым простецким видом, будто совсем недавно его и не выгоняли с позором отсюда:
  -- Паша, а почему на собрания не приходишь?
   Он пожал плечами, сказал нехотя:
  -- Да уж как-то и не к лицу...
  -- А почему бы тебе в Союз не вступить? У тебя ведь уже есть две книги?..
  -- Три... Третья - сборник рассказов, правда, очень маленьким тиражом в Москве вышла. Сюда не дошла. Только у меня есть парочка авторских экземпляров. В ней, кстати, и те два рассказа, что вы в молодежном сборнике печатать отказались...
  -- Ну, Паша!.. Разве ж я отказалась? Там же свой редактор был...
  -- Знаете, когда я был совершенно начинающий и наивный дурачок, я бы, может быть, и поверил этому, но теперь-то я пообтерся... Вы, и только вы решаете, кого печатать в молодежном сборнике, а кого нет...
   Она даже не смутилась, продолжала:
  -- Но теперь-то тебя в Союз примут единогласно!
  -- Знаете, все те вещи, которые сейчас печатаются миллионными тиражами, я ведь написал, когда ходил сюда. Но тогда было единогласное мнение, что я графоман. Нет, меня хвалили, хлопали по плечу, но почему-то было мнение, что я графоман. Это какая-то патология писательской среды: никто не верит глазам своим, главное - есть мнение... А чье оно, и есть ли вообще - дело десятое. Так что, не тянет меня в ваш Союз... Я сюда зашел, Люсю Коростелеву повидать... Что, давно не появляется?..
  -- Заходит изредка...
   Павел поднялся, и вышел, без сожаления простившись с еще одним куском своей жизни.
   Наевшись, Павел откинулся на теплую землю, глядя в небо сквозь листву березы. Ольга пошелестела бумагой, после чего к запаху дыма от березовых валежин, подмешался едкий запах горящей газеты. Павел лениво и банально подумал, что она так воняет, наверное, из-за той грязи, о которой сейчас любят писать газеты. Тут же сообразил, что эта сентенция особенно часто встречается в иностранных детективах. Он закрыл глаза, проговорил:
  -- В следующее воскресенье поедем на левый берег. Там такие живописные места есть! Старицы, озера, острова тянутся один за другим вдоль берега...
   Ольга подползла к нему, легла, положила голову на живот, спросила:
  -- Ксению возьмем?
  -- Рано еще... Годик всего. Она ж не сможет так долго не спать... Теперь уж на будущий год...
  -- Паша, а когда за грибами поедем?
  -- Когда начнутся, тогда и поедем...
  -- А как ты узнаешь, когда начнутся?
  -- А я на работу мимо базара хожу, там сразу видно, когда грибы начинаются...
   Павел все-таки устроился прошлой осенью на работу в школьный плавательный бассейн, но не в тот, про который ему говорил механик, а в другой.
   Он редко ездил на трамвае. Потому, что и до остановки было дальше, чем до автобусной, да и ехать, вроде больше было некуда, после того, как лишился своего спортзала, до которого ему проще всего было на трамвае добираться. А тут как-то пошел на трамвайную остановку, прошел частный сектор насквозь, прошел небольшой микрорайончик двенадцатиэтажников, и вдруг обратил внимание на школу. Он знал, что тут школа, но как-то не бросалось в глаза, что она с бассейном, и бассейн этот явно несколько лет не работал. Стекла в окнах выбиты, перед входом в машинное отделение проросли густым кустарником тополя. Он завернул в школу, занятия уже начались. Спросив у вахтера, где кабинет директора, поднялся на второй этаж, без стука открыл дверь, вошел. От стола подняла голову пожилая женщина, блеснули очки в массивной оправе.
   Он сказал:
  -- Здравствуйте.
   Она ответила:
  -- Здравствуйте... - и, чуть помедлив, спросила: - Чего хотели?..
  -- Видите ли, я обратил внимание, что у вас при школе имеется плавательный бассейн, и он не работает. Что, такая крупная поломка, что невозможно отремонтировать?
  -- Нет, его сдали в эксплуатацию пять лет назад, но с тех пор он так и не работал. Там как-то неправильно монтаж произвели, и невозможно воду хлорировать.
  -- А можно посмотреть? И, если я его запущу в работу, вы меня возьмете на работу?
  -- О, разумеется! - она даже просияла, не сумев сдержать своей радости. - Меня РОНО уже допиливает за этот бассейн. Сами навязали мне его, строили через пень колоду, а теперь еще и невозможно запустить... - она постучала в стену, через минуту вошла другая женщина, помоложе, директор сказала: - Алла Викторовна, вот этот товарищ хочет посмотреть бассейн, и если он берется его наладить, оформляйте на работу. Кстати, вы не представились?
   Павел назвал себя и вместе с завхозом вышел из директорского кабинета. Они с завхозом обошли все помещения бассейна. В ванной стояла грязная вода, на дне скопился порядочный слой кирпичей, видимо пацаны за несколько лет через окна накидали. Павел включил насос, проверил давление. На первый взгляд все функционировало нормально, но когда он попробовал хлорировать воду, оказалось, что нет подсоса, и загнать в воду хлор, этот ядовитый газ, не было никакой возможности. Он постоял на краю бассейна, размышляя. Завхоз терпеливо стояла рядом. Наконец он медленно заговорил:
  -- Все нормально работает, только подсоса нет, но это не страшно, воду не обязательно хлором обрабатывать, можно гипохлоридом. Это не газ, белое вещество, вроде хлорной извести, только раз в десять мощнее. Так что, оформляйте на работу.
   Когда он принес трудовую книжку, директриса перелистала ее, внимательно читая записи. Вдруг посмотрела на него с неприкрытым любопытством:
  -- Вы же университет окончили, аспирантуру... А чего по специальности не работаете?
   Он откинул со лба волосы, продемонстрировал шрам, сказал:
  -- Преподавать не могу из-за мозговой травмы. Современные детишки, знаете ли, за три месяца способны на год в больницу уложить. Уже пробовал.
  -- А с последнего места, за что по тридцать третьей уволили?
  -- Завуча с девками ночью в бассейн не пусти, а его через год директором назначили...
   Директриса подумала, подумала, наконец, спросила:
  -- А вы уверены, что можете запустить бассейн?
   Он пожал плечами:
  -- Не был бы уверен, не предлагал бы свои услуги...
  -- Хорошо, с сегодняшнего дня оформляем вас на работу.
  -- Только, у меня маленькое условие...
  -- Какое?
  -- Свободный график работы. Вы не будете интересоваться, когда я на работу прихожу, и когда ухожу...
   Она подумала с минуту, наконец, спросила:
  -- А это необходимо?
  -- Необходимо. Видите ли, я хоть и неплохой специалист по плавательным бассейнам, но это у меня скорее хобби. Настоящая работа, это писать рассказы, повести, романы... Я писатель...
   Она изумленно приподняла брови:
  -- И публикуетесь?
   Он уклончиво ответил:
  -- Скоро в московском издательстве выходит мой роман...
  -- Ну, что ж, хорошо. Если вы гарантируете бесперебойную работу бассейна.
  -- Гарантирую, - сказал он серьезно.
   В то время он еще не получал гонорара за свой роман, только договор подписал, ну а потом решил не увольняться, здраво рассудив, что работа здесь необременительная, к тому же со свободным расписанием, а лишние деньги не повредят. Было и еще одно соображение; когда придет время реализовать запрятанный клад, лучшего прикрытия, нежели скромная работа в школе со свободным расписанием, трудно придумать. Ведь можно будет на пару дней слетать в Москву, а сослуживцы будут с чистой совестью уверять, что видели его на работе. Если, конечно, он где нибудь засветится на обмене чеченских долларов...
   Отдохнув с часок, они не спеша, покатили обратно в город.
   На следующий день, Павел проснулся как всегда рано, Ольга еще не ушла на работу. Хоть и начались каникулы, на работу она ходила каждое утро, часа на три-четыре. Натянув свои старенькие тренировочные штаны, голый по пояс, Павел вышел во двор. Побродил по дорожкам, жмурясь на солнце, сполоснулся под краном летнего водопровода, и с наслаждением подставляя утреннему солнцу грудь, встал посреди двора, зажмурил глаза и раскинул руки. Хорошо! Идти за пишущую машинку решительно не хотелось...
  -- Павел Лоскутов здесь живет? - послышался неприятный голос.
   Павел мгновенно узнал этот говорок, который ни с чем не спутаешь. Хоть чеченцы и говорят без акцента, но многих выдает этот противный говорок. Он давно уже внушил себе, что вся позапрошлогодняя история не с ним случилась, а придумана им только лишь для лихого сюжета романа, а потому даже не вздрогнул. Медленно открыл глаза. На дорожке стоял вполне импозантный мужчина, даже при галстуке и с кейсом, и доброжелательно смотрел на Павла. Вразвалку подойдя к нему, Павел хмуро сказал:
  -- Ну, я Павел Лоскутов. Чему обязан?
  -- Я из налоговой инспекции... - мужчина с ненужной поспешностью выдернул из кармана красненькое, весьма солидное на вид, удостоверение.
   Павел медленно рассмотрел печати, фотографию, фамилия русская... Но этот противный чисто чеченский говорок... Он еще в армии несказанно раздражал его. На дальномере сидел чеченец по фамилии Газмагомаев и именно таким говорком частил данные о целях. Павел по плохо работающей связи меньше половины разбирал. К тому же, он никогда не видел ни единого удостоверения налогового инспектора, а потому понятия не имел, как они выглядят. Вернув ксиву, предложил, указав на лавочку:
  -- Может, присядем?..
  -- Прекрасно...
   Они сели. Павел молча смотрел по сторонам, нисколько не стремясь первым завязать разговор.
   Наконец, заговорил гость:
  -- Видите ли, Павел Яковлевич, налоговую инспекцию крайне заинтересовал тот факт, что вы, имея скромный оклад слесаря школьного плавательного бассейна, вдруг зажили на широкую ногу. Вам не мешало бы зайти в инспекцию и подать декларацию о доходах.
  -- Знаете, я внимательно прочел закон, и не нашел там указания, что обязан подавать декларацию.
  -- Нет, вы обязаны показать, что доходы у вас легальные!
  -- Нет, это вы обязаны доказать, что доходы у меня нелегальные!
   Они некоторое время просидели, вперясь друг в друга взглядами, наконец, гость дружелюбно спросил:
  -- Почему вы не хотите сказать, откуда у вас дополнительные доходы?
  -- Почему же не хочу? Пожалуйста. Прошлой осенью я получил гонорар за роман, ровно тысячу.
  -- Та-ак... И на тысячу вы вдруг так хорошо зажили?
  -- Ну почему же?.. Зимой я получил еще один гонорар, уже в полторы тысячи.
  -- И вы хотите сказать, что на такую сумму можно так жить?! - возмущенно вскричал явно мнимый налоговый инспектор.
  -- Ну, может, для кого-то, две с половиной тысячи долларов и мизерная сумма, а для нас это несметное сокровище, безбедно можно до пенсии дожить...
  -- Ах, доллары...
  -- А вы что думали, рубли?..
  -- И вы можете доказать, что это именно гонорары?
  -- Разумеется. Деньги пришли почтовыми переводами, так что я могу предъявить извещения. - Павел приподнялся. - Принести?
  -- Разумеется!.. - радостно вскричал гость.
   Павел сходил в дом, принес папку со всякими финансовыми бумажками, перебрал несколько, выудил два извещения, скрепленные скрепкой.
   Гость придирчиво изучил их, вернул Павлу, спросил:
  -- А деньги где храните?
  -- В сбербанке естественно. Где ж еще?
  -- А номер счета не подскажете?
   Павел проговорил, уже не скрывая злорадства:
  -- Вы такой весь из себя крутой инспектор, и спрашиваете у меня номер счета?! Да вы только назовете мою фамилию, вам тут же сообщат и номер моего счета, и все, что угодно.
   Гость сообразил, что выдал себя, и поспешно сменил тему:
  -- А вы не могли бы показать мне свои книги?
  -- Были у меня авторские экземпляры, но у меня много друзей и кто-то из них свистнул обе книжки... Да зайдите в любой книжный магазин, и купите. Может, еще продаются...
   Гость кивнул на шрамы, спросил:
  -- Где воевали?
  -- Нигде я не воевал! - неприветливо бросил Павел. - Это из-за разгильдяйства шофера получилось. "Газик" перевернулся... Если бы я и хотел повоевать, меня бы не взяли. У меня же инвалидность была в двадцать два года...
   Посетитель поднялся, дружелюбно попрощался и ушел. Павел смотрел ему вслед и размышлял: - "Надо же, какая мелкоячеистая сеть у вас. Из-за полумиллиона землю роете, а если бы миллион пропал?.." Впрочем, это вполне рутинная агентурная работа; выявлять тех, кто вдруг, ни с того, ни с сего, принялся сорить деньгами. Ну что ж, они теперь привыкнут, что у Павла Лоскутова время от времени появляются шальные баксы, а потому легче будет ихние присвоить. Надо, все же, заглянуть в налоговый кодекс, вдруг, и правда, надо декларацию подавать?.. Да ну! Деньги приходят из Москвы, местные налоговики их проследить не могут, и доказать получение их Павлом не могут, а следовательно, нечего делиться с родным государством, которое лично ему, Павлу, столько задолжало, что и внукам бы хватило в роскоши жить до конца дней своих... Он встал с лавочки, прошелся по дорожке, подошел к своему сараю, постоял над бетонной глыбой, с вмурованными в нее трубными тисами, проговорил медленно:
  -- Там царь Кощей над златом чахнет... Да не чахну я вовсе! Через пару лет достанем заначку, и заживем по-человечески.
   А неплохой сейф он придумал! Любой сейф можно за пять минут открыть, но над этим пришлось бы трудиться часа три, без отдыху махая кувалдой. Впрочем, он бы, со своими навыками слесаря, управился бы и за час с помощью Дениса или Ольги. Тем более что в сарае у него припасено крепкое кузнечное зубило и восьмикилограммовая кувалда.
   Вокруг тисов еще валялись обрезки труб, стружка от нарезки резьбы, опилки. Нынче весной, когда прокладывали летний водопровод, мужики нахваливали Павла, что он один оказался таким умным, придумал такую отличную штуку, трубы резать и резьбу нарезать...
   Павел сходил в дом за авторучкой и тетрадкой, прошел к сараям, снял штаны, оставшись в плавках, уселся в сколоченный лет пять назад из реек шезлонг, положив на колени фанерку, а на фанерку тетрадь, принялся за работу. На сей раз, он увлекся космическим боевиком про космических пиратов. Взяв за основу сюжет знаменитой "Одиссеи капитана Блада", закрутил такой лихой сюжет, что сам с нетерпением ждал, а что же дальше? Лихие эпизоды и приключения брались неизвестно откуда, и несказанно удивляли самого автора.
   Солнце основательно припекало, но работать не мешало. Часа в два Павел кое-как заставил себя закрыть тетрадь и отложить в сторону. Постояв минут десять под летним душем, плюнул, и пошел под колонку, потому как вода в бочке нагрелась, и нисколько не приносила облегчения. Только посидев на корточках под тугой струей из крана водопровода, он ощутил возвращение бодрости. Одевшись, сел за стол. Неторопливо поглощая яства, о которых еще год назад только мечтал, он размышлял над загадочным письмом. Недавно ему пришло письмо от Михаила Михайловича, бывшего руководителя литературного объединения при Союзе писателей. Он настоятельно просил прибыть на берег реки, туда, где прибрежный сквер незаметно переходил в прибрежные заросли ивняка, пройдя которые, можно оказаться на крошечном пляжике. Встреча назначалась именно на сегодня, на шесть часов вечера.
   После еды, Павел взял небольшую кожаную сумочку, купленную им еще зимой, положил в одно отделение наган, в другое нож, повесил себе на плечо и пошел на работу. Он давно уже не расставался с оружием, с позапрошлой осени, если точнее. Демонстративно заперев нож, наган, и помповушку в сундучок, он их достал на следующий же день. Помповушка нашла пристанище в прихожей, на старом шифоньере. Верхняя окантовка поднималась над его потолком сантиметров на пять, и коротенькое ружьецо без приклада там прекрасно поместилось. Достать его можно было одним движением, как бы случайно подняв руку над головой. На шифоньере, в мешках, хранилось всякое барахло, начиная от мешков для картошки, и кончая убранством, себе на похороны, которое заблаговременно запасла Анна Сергеевна. Наган Павел носил с собой, а на ночь клал не под подушку, как это обычно делают в кино, а на книжную полку, которую специально подвесил над кроватью. Чуть раздвинь пальцами книги, и вот уже рукоятка в ладони. То, что Денис чего-нибудь натворит с оружием, Павел не боялся, он давно уже обучил Дениса обращаться и с помповушкой, и с ружьем. Специально в лес ездили несколько раз, чтобы пострелять. Патронами для нагана разжился очень просто; как-то зимой подошел к охотничьему магазину, там, на крыльце сидел парень, торговал всякой мелочевкой, которой не было в магазине. На разложенной на складном столике тряпке лежали запчасти к ружьям разных систем, приклады к двустволкам, очень искусно выструганные и покрытые лаком, латунные гильзы разных калибров... Павел вытащил из кармана патрон от нагана, несколько раз подкинул на ладони, выразительно поглядел на парня.
   Тот спросил, нисколько не чинясь:
  -- Сколько надо?
  -- Тридцать штук.
  -- Завтра приходи в это же время...
   На другой день Павел подошел к парню, вопросительно поглядел на него.
  -- Деньги давай... - коротко бросил парень.
   Павел протянул ему деньги, тот старательно их пересчитал, подал какую-то железячку, после чего мотнул головой:
  -- Вон лежат, под стеной...
   В двух шагах от парня под стеной магазина сиротливо лежала пачка из-под сигарет. Павел поднял ее, она оказалась неожиданно тяжелой. Он открыл пачку, и увидел свеженькие, в масле, патроны. Не зря же их зовут "маслятами". Парень равнодушно смотрел в сторону.
   Когда Павел проходил мимо стола, он проворчал недовольно:
  -- В нашем деле за недостачу одного патрона, можно пулю схлопотать...
   Носить с собой наган Павел не боялся; милиция не останавливала, и не обыскивала, ни с того, ни с сего, трезвых, импозантных мужчин. Но носить наган в сумочке, было все же безопаснее, потому как, сделав "личный досмотр" милиционеры частенько забывали обыскать сумки.
   После всех позапрошлогодних перипетий, у него вдруг явилось мучительное желание написать продолжение миниатюры о Мурзе Великом. Только из-под пера полезла не веселая фантасмагория о наездниках крылатых коней, а черный юмор о людоедах, которые на полном серьезе решают вопрос: а кого будем есть? Действительно, кто мог предполагать, бегая по митингам в хмельном предвкушении близкой свободы, что свобода обернется форменным людоедством. Люди, которых считали друзьями, вдруг волчьими клыками вгрызаются в глотки... Хотя, был один человек, который задолго до перестройки предвидел, что будет большая стрельба и резня. Это Батышев. Зайти к нему, что ли, в Университет?.. Павел подумал об Университете уже без прежней боли. Кажется, Димыч как-то сказал, что по закрытой милицейской статистике, за годы перестройки и рыночной свободы, в бандитских разборках и в результате заказных убийств, народу погибло, лишь не на много меньше, чем в Гражданской войне восемнадцатого-двадцатого годов...
  -- М-да-а... - проговорил вслух Павел. - Форменное людоедство творится вокруг. И ни решетками, ни стальной дверью от него не загородиться...
   Придя на работу, он прошелся по пустынным школьным коридорам, показался на глаза завхозу, и прошел в бассейн. Все ж таки, хоть у него и был договор с директором, но не стоило слишком раздражать начальство своим отсутствием на работе большую часть рабочего времени. Работы в бассейне уже не было, новое оборудование еще не нуждалось в ремонте, а все необходимые дела, Павел уже переделал, когда отключили горячую воду; то есть, набил сальники у задвижек и вентилей, набил солидола в подшипники насосов, смазал как следует все штревели, и теперь бездельничал. К тому же, теперь лет десять не надо было набивать сальники. Пользуясь своими познаниями в химии, Павел раздобыл за пару бутылок на секретном заводе метра четыре шнура из трехзамещенного фторопласта, и набил сальники фторопластом. А набивка эта, как знал Павел, - вечная. Завхоз как-то намекнула ему, что не худо бы ему помочь в ремонте школы. На столь нахальное предложение поработать, он отреагировал бурно: безапелляционно потребовал, чтобы завхоз прошла с ним в бассейн, и потом таскал ее по всем помещениям и вслух, громким голосом демонстративно считал вентили и задвижки. Насчитал ровным счетом пятьдесят две задвижки и двадцать восемь вентилей. После чего воззвал ораторским тоном:
  -- Скажите мне, пожалуйста, кто мне поможет разобрать, провести профилактический ремонт, снова собрать; пятьдесят две задвижки, двадцать восемь вентилей и три насоса?!
   Разбирать и собирать задвижки вовсе не требовалось, достаточно лишь набить сальники и смазать винты, но завхоз-то этого не знала! После этой экскурсии, завхоз даже не заикалась о какой-либо помощи по ремонту школы, ее больше устраивало, что Павел у нее пока не просил помощи.
   Поглядев на часы, Павел решил, что часок можно поработать. Усевшись за стол в своей слесарке, достал из сумки тетрадь с авторучкой, и углубился в работу. В пять часов, опять с большим трудом заставив себя закрыть тетрадь, вышел из слесарки, запер дверь и отправился на встречу с Михаилом Михайловичем, или просто Михалычем.
   Продравшись сквозь ивовые заросли, Павел вышел на пляжик, огляделся; Михалыч сидел в тени ивы, одетый, несмотря на жару.
   Павел подошел, протянул руку:
  -- Здорово, Михалыч!
   Крепко стиснув его ладонь, Михалыч проговорил:
  -- Ты перестал появляться в нашей тусовке, вот и пришлось письмо тебе послать...
  -- А что случилось-то?
  -- Сейчас все соберутся, тогда и узнаешь...
   Павел пристроил под ивой сумку, чтобы две бутылки водки не нагрелись на солнце. Там еще лежал хороший кус ветчины и полбуханки хлеба. Он не любил покупать вакуумные упаковки с уже порезанной колбасой и ветчиной, а любил резать ветчину своим ножом, священнодействуя, как Димыч. Димыч, кстати, тоже где-то надыбал великолепный нож из булатной стали, и теперь, видимо соперничая с Павлом, резал им на пирушках колбасу и селедку.
   Павел только собрался раздеться и нырнуть в реку, как затрещали кусты и из них выпали, не разлей вода, две знаменитости: Петр Михайлович Рындин, известный писатель, и Владимир Владимирович Кок, доктор филологических наук, известный критик и к тому же поэт. Кто-то, когда-то шепнул Павлу под большим секретом, что Рындин, вовсе не фамилия, а псевдоним, а фамилия - Дыркин. Потому как Петр Михайлович в молодости плавал аж по Тихому океану, вот и взял себе такой псевдоним. Потому как моряки народ суеверный, и ни один капитан не взял бы его на борт с фамилией Дыркин. А когда подался в писатели, решил, что писателя с фамилией Дыркин в природе быть не может. А вот фамилия Кок, была самая, что ни на есть, доподлинная. Злые языки эту неразлучную парочку называли не иначе как - повар с колоколом. Имея в виду то, что на корабле коком зовут повара, а колокол кличут рындой. Вслед за ними вышла стройная девушка, лет этак двадцати, огляделась, задержав любопытный взгляд на Павле.
   При виде Павла Кок заорал весело:
  -- Здорово, Пашка! Ну, ты, прямо непотопляемый дредноут; кандидатскую не защитил, так уже в писатели затесался...
   Михалыч изумленно поглядел на Павла, но ничего не сказал.
   Павел проворчал недовольно:
  -- Можно бы и не кричать на всю округу об этом... К тому же, в писатели не затесываются, писателями рождаются.
  -- Тебе говорили, надо было к Батышеву идти, он добрый человек...
  -- Он что, по доброте научные степени раздает? А интеллект вроде как и не нужен?
   Кок был немного навеселе, а потому иронии не замечал.
  -- Гонтарь, человек требовательный. Тебе надо было получше над диссертацией работать...
   Впервые за много лет Павел сорвался, отчетливо, громко, выговорил:
  -- Убийца, ваш Гонтарь! Это ведь он подставил Валерку под лосиные копыта. Я там был, все по следам видел. Я даже видел заранее припасенные Гонтарем раздутые латунные гильзы.
   Кок будто подавился, стоял, уставясь на Павла вытаращенными глазами, а Павел, не давая ему опомниться, продолжил:
  -- Диссертация у меня была весьма добротная, и защитил бы я ее с легкостью. Просто, я в глаза высказал Гонтарю все, что о нем думаю, и объяснил, каким таким подлым образом он устранил Валерку. Понятно вам? Только не говорите, что меня обида гложет. Я пятнадцать лет молчал, вам первому высказал. И я ни о чем не жалею; ну был бы я кандидатом наук, одним из полутора миллионов... Скучища... А теперь я единственный в мире писатель по фамилии Павел Лоскутов. А Гонтарю передайте, что я ему ящик коньяка готов поставить, за то, что он не дал мне стать кандидатом наук. Но ящик коньяка я ему ставить не буду, а за Валерку морду набью, хоть он и ректор. Он от милиции ловко увернулся, а от моего кулака не увернется...
   Павел отошел в сторону, разделся и полез в воду. Вода еще была прохладной, он долго не плавал, но когда, сплыв немного вниз по течению, вернулся по берегу, собрались почти все, пришла даже Люська. Судя по тому, что сидела она рядом с Юркой-ахинистом, то пришла она с ним. Когда Павел одевался, к нему подошел Игнат Баринов, спросил страшным шепотом:
  -- Зачем ты эту чуму притащил?
   Павел невозмутимо пожал плечами, проговорил:
  -- Во-первых, я ее почти год не видел, а во-вторых, видишь, она сидит рядом с Юркой? Значит он ее, по своей беспросветной глупости, и приволок.
   Люська сидела благостная и тихая, терпеливо дожидаясь, когда ей, наконец, объяснят, из-за чего сыр-бор? Павел знал, что Юрка-ахинист единственный, кто не вызывал у Люськи никакого интереса, но если она сидит рядом с ним, это о многом говорит, хотя бы о том, что она всех уже перебрала из своего окружения. Весной как-то Павел встретил в городе Виктора Бакшеева, единственного, кто не трахал Люську, но при этом оставался верным ценителем ее таланта, он ему сказал, что Люська родила ребенка. Павел внимательно поглядел на Люську, по ней что-то незаметно...
   Тем временем Рындин заговорил:
  -- Вы, наверное, все знаете, что мы с Владимиром Владимировичем вышли из Союза писателей? Так вот, Владимир Владимирович недавно был в Москве, оказывается, давно существует альтернативный Союз писателей: Союз российских писателей. По Уставу, можно учредить региональную или городскую организацию, если ее численность не менее восьми человек, а у нас в городе, как видите, нас только двое. Но организацию можно пополнить, экстренно приняв в нее еще шесть человек. По Уставу в Союз писателей можно принимать, если имеются изданными две книги. Правда, нужны еще три рекомендации действительных членов СРП, но с этим улажено, рекомендации даст сам ответственный секретарь, когда получит наши рекомендации и книги с заявлениями, вступающих в Союз. Если у кого-нибудь имеется по две изданных книжки, прошу передать их нам с Владимиром Владимировичем, мы их к следующему собранию прочтем, напишем рекомендации, а вы принесите заявления.
   Оказалось, что аж у пятерых было по две изданных книжки. Правда, книжонки тонюсенькие, но со всеми атрибутами серьезного издания.
   Михалыч, достав три своих поэтических сборника, хоть и тоненьких, но прекрасно оформленных, сказал:
  -- Паша, а ты чего?
   Павел протянул нерешительно:
  -- У меня были авторские экземпляры, но кто-то их свистнул. У меня только сборник прозы есть. Но я могу походить по магазинам. Может где еще и остались не распроданные экземпляры.
  -- Паша, а что ты пишешь? - с интересом спросил Кок.
  -- Детективы, приключенческую прозу, фантастику...
   Тот разочарованно протянул:
  -- Ну-у... Я такого рода литературу не читаю... Значит, и рекомендацию тебе дать не могу...
   Павел лениво протянул:
  -- А я, знаете ли, уважаемый Владимир Владимирович, как-то и не рвусь в ваш Союз, мне и так хорошо. И читать свои книги я вас не заставляю. Не хватало еще, чтобы их всякие безответственные критики читали... Достаточно того, что их читают миллионы простых людей, - и Павел откинулся на спину, растянувшись на песке.
   Рындин ухватил Кока за локоть, уволок чуть не силой на берег, и принялся что-то горячо втолковывать. Павел, с усмешечкой, краем глаза наблюдал.
   Михалыч подошел к нему, присел на корточки, сказал сочувственно:
  -- Паша, ты не обижайся...
  -- А у меня что, такой обиженный вид? Я катаюсь по песку, и рыдаю в голос? Стану я обижаться на какого-то самодовольного сноба... Доктор наук, бля, а такого рода литературу, он, видите ли, не читает... Придется подождать лет пятьдесят, пока мои романы станут классикой, вот тогда уж точно, он изволит их прочесть... - Павел презрительно плюнул в песок.
   Рындин все больше горячился, а Кок все энергичнее мотал своей породистой крупной головой. Наконец, Рындин в сердцах плюнул, отбежал в сторону, встал на берегу, расставив ноги и сунув руки в карманы. Ни дать, ни взять: на берегу пустынных волн стоял Он, дум великих полн...
   Остальные кидали на Павла любопытные взгляды, видимо дожидались, когда он по интеллигентской привычке, встанет и уйдет. А уходить он не собирался, назло всем!
   Вскоре с делами было покончено, и на свет божий появились бутылки. Как Павел и предполагал, все основательно затарились водкой. На песке были расстелены газеты, вся компания живописно расположилась вокруг них. Павел достал из сумки две бутылки, поставил к остальным, и принялся резать ветчину.
   Когда разлили по первой, вдруг выяснилось, что девушка, пришедшая с Коком и Рындиным, водку не пьет, но для нее тут же отыскалась слабенькая настоечка - "рябина на коньяке". Тут оказалось, что стаканов на всех не хватает. Люська, выпив водку, протянула свой стакан девушке, но та вдруг высокомерно и отчетливо, так, что слышали все, проговорила:
  -- Опасаюсь триппер подцепить.
   Вездесущий Слава воскликнул:
  -- Дамы! Дамы! Не ссорьтесь! Эй, рассадите их кто-нибудь?
   Простой парень Игнат Баринов, схватил девушку поперек туловища, поднял и перенес на половину круга, в аккурат поближе к Павлу. Девушка еще не остыла, шипела, как разъяренная кошка.
   Павел протянул ей свой стакан, сказал, усмехаясь:
  -- Возьми мой, у меня нет триппера...
   Она проворчала:
  -- Что, уже вылечил?..
   Он приподнял брови, демонстрируя изумление. Но она на него не смотрела, протянув стакан, дожидалась, пока галантный Григорий нальет ей настоечки.
   Пожав плечами, Павел принялся старательно жевать бутерброд с ветчиной. Выпив настойку, и прихватив с газеты бутерброд, она пояснила:
  -- Все только и говорят, о вашем бурном романе...
   Павел изумился еще больше:
  -- А откуда ты знаешь? Я же уже год в тусовках почти не появляюсь, а бурный роман давно кончился. А вообще, кто ты такая? У нас тут не принято представлять новичков, так что, давай сами знакомиться...
   Но тут Кок поднял второй тост, и провозгласил:
  -- Я поднимаю сей бокал за наше молодое пополнение, за талант, расцветающий бурно и неудержимо. За Милену Ершову!
   Павел не удержался, проговорил:
  -- Потрясающее звукосочетание! Эт, за тебя, что ли, тост? Поскольку, кроме Люськи, ты тут одна молодая женщина, выходит, что за тебя, - он свистнул стакан у соседа, пока тот о чем-то оживленно беседовал с соседом слева, налил, себе водки, ей настойки, сказал: - За талант стоит выпить... - и прикоснулся своим стаканом к ее.
   После третьей, принялись перекуривать, разбившись по двое-трое, о чем-то толковали. Павел лежал на песке и бездумно глядел в небо. Прислушавшись к себе, обнаружил, что ему совершенно наплевать, что Кок ему не даст рекомендацию, еще больше было наплевать, что Кок не напишет критическую статью на его повести и рассказы.
   Когда расселись снова вокруг достархана, Милена оказалась уже возле Кока, и он усиленно потчевал ее настоечкой, и что-то говорил на ушко. Она с равнодушной полуулыбкой слушала, глядя куда-то поверх голов. Павла вдруг заинтересовала эта странная девушка, и он время от времени бросал короткие взгляды в ее сторону. Кок форменным образом волочился за ней, а она с царственным равнодушием терпела его ухаживания. Плотно закусывая, Павел наблюдал за разворачивающейся сценкой. Вдруг рядом послышался сварливый крик Люськи, и тут же матершинный выкрик Юрки-ахиниста. Павел повернул голову и успел заметить, как Люська размахнулась, и неумело заехала Юрке кулаком в зубы. А тот уж не промахнулся, врезал ей от души, и тоже кулаком. Она села на песок, но тут же вскочила на четвереньки, и на четвереньках отбежала за Павла, с криком:
  -- Паша! Спаси!
   Павел упруго вскочил. Люська, видимо, так раззадорила Юрку, что он окончательно голову потерял. Он взмахнул кулаком, пытаясь ударить Павла по скуле, но тот не слишком поспешно нырнул под удар, слегка толкнул Юрку в бок, того развернуло вообще на сто восемьдесят градусов, и Павел дал ему такого пинка, что Юрка покатился по песку. Он тут же вскочил с белыми от ярости глазами.
   Павел спокойно шел на него, говоря размеренным голосом:
  -- Юра, как ты посмел на меня руку поднять? Ты извинишься, или тебя искупать? Если ты связался с Люськой, теперь терпи, она тебя еще и не так в дерьме изваляет...
   Юрка, неумело заслонившись кулаками, ринулся на него. Павел на сей раз блокировал размашистый удар, взял руку в захват, второй рукой захватил Юрку за шею, и сдавил так, что он тут же дергаться перестал. Все произошло так быстро, что никто не успел вмешаться.
   Павел шепнул Юрке на ухо:
  -- Ты что, придурок, еще не понял, что я тебя как котенка в любой момент удавить могу? Я тебя сейчас отпущу, но если ты опять начнешь ручонками махать, вырублю на полном серьезе, до утра. Ты меня понял? - Юрка молчал, Павел подтолкнул его коленом под задницу, еще раз спросил с угрозой: - Ты меня понял?
  -- Понял... - наконец выдавил из себя Юрка.
   Павел отпустил его и стоял с опущенными руками, криво ухмыляясь. Юрка секунду колебался, но все же здравый смысл взял верх, и он отошел к воде, присел на корточки и принялся умываться.
   Павел вернулся к достархану. Люську утешали Рындин с Коком, они были единственными здесь, кто не знал Люськи. Усевшись на свое место, он обнаружил, что рядом сидит Милена со стаканом настойки в руке, и мечтательным взором смотрит куда-то поверх голов на реку. А кто-то уже разливал. Водки было явно излишнее количество, но это никого не пугало. Взяв стакан, Павел поглядел на Милену, она уже смотрела на него, проговорила медленно:
  -- Как бы я хотела, чтобы и за меня так же умело могли заступиться...
  -- Ты разве не заметила? Я вовсе не собирался за нее заступаться, нашелся хоть один человек, лишенный интеллигентских комплексов, который хотел ей морду набить. Она просто спряталась за меня, а этот пацан до того разошелся, что чуть не заехал мне кулаком в глаз. Просто, мне пришлось его успокоить...
   Она бросила взгляд на другую сторону достархана, спросила:
  -- Как думаешь, она его соблазнит?
   Павел тоже поглядел в ту сторону, Люська уже оживленно щебетала с Коком, видимо, об искусстве.
  -- Да запросто! - проговорил Павел убежденно. - Сколько ему? Лет шестьдесят пять? Да для него это подарок судьбы, такую молодую и темпераментную напоследок трахнуть...
   Он опьянел, но еще не на столько, чтобы не видеть все окружающее, а тем более, чтобы не поинтересоваться, кто она такая, если сам Кок назвал расцветающим талантом.
   Он спросил:
  -- Чем занимаешься-то?
  -- Работаю литсотрудником в университетской многотиражке, ну и критические статьи пишу, рассказы. А вообще, я очень фантастику люблю, и пишу фантастические романы. Ты только об этом Коку не говори, он тут же на мне крест поставит... Потому что в восторг его привели только мои реалистические вещи, впрочем, они не совсем реалистичные...
   Павел изумленно воззрился на нее:
  -- Фанта-асти-ику-у?!
   Она невозмутимо готовила себе очередной бутерброд.
   Оправившись от изумления, он проговорил:
  -- Ты знаешь, я тоже пишу фантастику... Давай хоть ты меня покритикуешь? А то я столько глупостей наслушался, давая на обсуждение свои повести... Ты знаешь, тут никто не любит фантастику! Прямо, патология какая-то, будто ген какой-то из них выпал...
   Она улыбнулась, сказала:
  -- А я думала, что в нашем городе я одна фантаст...
  -- Ну, вот видишь, теперь не одна.
   Неожиданно между ними возник Кок, он что-то хотел сказать, но Павел поспешно схватил бутылку, набулькал ему в стакан до половины, плеснул себе, и торжественно проорал:
  -- Я поднимаю этот тост за здоровый снобизм и конформизм наших критиков и литературоведов! За процветание той доброй половины нашей литературы, которую они ведать не хотят! - и Павел одним духом опрокинул стакан.
   Но Кок был уже настолько пьян, что не обиделся. Выпив водку, снова попытался приклеиться к Милене, но тут появилась Люська, и уволокла его куда-то.
   Тем временем благопристойная пирушка окончательно превратилась в разнузданную пьянку. Кто-то, раздевшись, уже лез в реку, за кустами, не особенно и отдалившись, Кок в засос целовался с Люськой, и распалился так, что готов был ее тут же и завалить на песок, она, на сколько ее знал Павел, была бы совсем не прочь на виду у всех предаться разврату.
   Милена проговорила злорадно:
  -- Она потому так в него вцепилась, что видела, как он за мной ухлестывал.
   Они сидели и мирно беседовали посреди всеобщего буйства. Юрка опять с кем-то дрался, звали Павла, унять его, но он величественно повел дланью, и бросил через плечо:
  -- Сами управляйтесь...
   Наконец, даже Павел стал плохо соображать. Милена теребила его за рукав:
  -- Проводи до остановки, а? Мне идти надо...
   Он тяжело поднялся, повесил сумку на плечо, проверил, на месте ли нож и наган, и полез сквозь кусты за Миленой.
   Наутро он плохо помнил, что было дальше, когда они перевалили кусты. Вспоминалось только, что он долго и подробно объяснял, как найти школу, и когда он точно бывает на работе. Выбравшись из постели, он постучал кулаком по голове, вроде не болит, только слегка подташнивает. Ольга уже ушла на работу. Не утруждаясь одеванием, прихватил полотенце и пошел в летний душ. Вода была замечательно прохладной, и он простоял, пока не вытекла вся бочка. Забросив шланг в бочку, сел в шезлонг.
   Проговорил раздумчиво:
  -- Итак, Милена Ершова... Везет же мне на странных женщин... Нет, трахать ни за что не буду! Нужно же иметь в друзьях хоть одного человека, с которым можно поговорить о фантастике...
   Пока наливалась вода в бочку, окончательно пришел в себя. Посмеялся, вспомнив некоторые эпизоды оргии на берегу. Подумал, что сочетание - Юрка-ахинист и Люська, пожалуй, будет поопаснее любой гремучей смеси. Одна надежда, что она его скоро бросит. Закрутив кран, пошел в дом. Не одеваясь, позавтракал. В квартире было тихо и прохладно. Анна Сергеевна как всегда возилась на огороде, и Денис с Ксенией тоже там были. Отпиваясь чаем, Павел со своей большой чашкой в руке бродил по квартире, зачем-то подошел к книжному шкафу, задумчиво прихлебывая чай, смотрел на корешок довоенного издания "Капитала". Фолиант солидный, вместился только на ту полку, на которой Павел хранил словари Даля и "Жизнь растений". В отличие от других, в одночасье перекрасившихся, Павел ничего не выбросил, ни свою богатую коллекцию партийной литературы, ни партбилет. Не стал его демонстративно выбрасывать, и не сдал в райком, как Рындин, например и Кок. Партбилет лежал у него с остальными документами, нехай останется, как память о коммунистической эпохе. К своему членству в партии Павел относился как к неизбежному злу, то есть спокойно, так же спокойно отнесся и к тому, что партия в одночасье рухнула. Довоенный "Капитал" ему завещал дед. Когда он ездил его хоронить, мать отдала Павлу эту книгу, и сказала, что дед незадолго до смерти настоятельно попросил передать ее именно Павлу.
   Поставив на тумбочку опустевшую чашку, Павел взял тяжеленный фолиант с полки, перелистал. Книга как книга... Толстая, плотная бумага, явно рассчитанная на века. На форзаце и титуле детские каракули, рисунки. Это успела приложить руку младшая сестра Павла. Когда готовился сдавать кандидатский минимум, Павел прочитал "Капитал" с пятого на десятое, этого оказалось достаточно, чтобы понять: эту книгу надо либо зубрить наизусть, либо вообще не открывать. Книга, абсолютно лишенная логики построения текста. Так же, как и все литературные творения Ленина. Сдав кандидатский минимум, Павел через неделю не мог вспомнить, о чем же та или иная его работа? К тому же казалось ужасно смешным, зачем ему, биологу, все эти знания? Он не собирался делать революцию, даже не собирался реорганизовывать РАБКРИН... Как помнил Павел, дед тоже относился к партии весьма спокойно, даже равнодушно, хоть и членствовал в ней то ли с двадцать пятого года, то ли с тридцать пятого... И завещать Павлу "Капитал", мог только из своеобразного юмора. Но дед уже годам к восьмидесяти растерял свой юмор. Так что, завещание этого фолианта Павлу, было делом жутко загадочным.
   С фолиантом под мышкой он прошел на кухню, налил еще чашку чаю и, прихлебывая мелкими глотками, принялся перелистывать фолиант страница за страницей, внимательно приглядываясь к каждой букве. Была одна очень старая система шифрования, простая, но достаточно эффективная: в букве, либо под буквой, накалывать иголкой чуть заметную дырочку. Главное, выловить все буквы с наколками, а там можно и текст прочитать. Но и после второй чашки чаю, он не нашел ни единой буквы с дыркой.
   Захлопнув книгу, Павел проговорил:
  -- Да-а... дед, ну и задал ты мне задачку! И на кой черт тебе было завещать мне этот фолиант? Ты ж прекрасно знал, что не интересуюсь я историей партии. Даже больше, меня с души воротит от этой истории! Вспомнить только экзамены по научному коммунизму... Одно слово; ловля черной кошки в темной комнате, при этом заведомо знаешь, что ее там нет...
   Поставив книгу обратно на полку, он взял рукопись, и пошел во двор. На сей раз для более равномерного распределения загара по всему телу, следовало солнцу подставить спину. Он расстелил на старой панцирной сетке старое барахло, которым Анна Сергеевна во время заморозков укрывала грядку с огурцами, и улегся на живот. Писать, лежа на животе, было сущим мучением. Но красота требует жертв, и он стоически переносил неудобства, да и сюжет вскоре захватил его и понес с бешеной скоростью. Правда, приходилось время от времени подниматься и вставать под душ, но от этого работать было только приятнее.
   В два часа он поднялся, принял душ и пошел обедать. После обеда оделся и, прихватив сумку с ножом и наганом, пошел на работу. Он прошел от калитки лишь метров пятьдесят, когда его окатило ощущение чужого недоброго взгляда в спину. В мозгу заметалась паническая мысль: - "Неужели чечены выследили? Но как они могли вычислить? Его даже вычислить невозможно, если не связать Алексея с Николаем. Но ведь мало кто знал, что они братья..."
   Он торопливо, с деловым видом, шагал по улице, но вдруг остановился, и, приложив ладонь козырьком к глазам, принялся смотреть в конец переулка, но сам-то туда не смотрел, а, скосив глаза, бросил взгляд назад. За ним шел неприметный парень. Увидев, что Павел остановился, он замедлил шаг, но продолжал идти. Точно, следит... Почему-то вспомнилась сентенция одного старого охотника: битого волка на приваде не поймаешь... С такого расстояния лицо парня разглядеть было невозможно, а потому Павел решил подождать, когда он подойдет поближе. Но парень вдруг принялся стучать в калитку, мимо которой проходил. У Павла на мгновение отлегло от сердца, но тут же, привыкший принимать только наихудшие варианты, он подумал: - "Да ну, уловка..." И заспешил дальше. Но пошел не напрямик к школе, а свернул на базар. Долго толкался возле палаток, ловя тоскливые взгляды изнывающих от жары девчонок продавщиц. Изредка в толпе мелькали знакомые джинсы и рубашка. А может, ему только казалось? Не стоит обнадеживать себя, тут же он одернул расшалившуюся надежду. Да, чечены - это серьезно, это не братков глушить, хоть они и крутые из себя спортсмены...
   Выбравшись с базара через дыру в заборе, поспешил к школе пустынной тенистой улочкой. Не доходя сотни шагов до школьной ограды, бросил взгляд назад и проговорил тихонько, даже с некоторой нежностью:
  -- Иде-ет... козел...
   Войдя в прохладный гулкий вестибюль, подошел к тумбочке вахтера. Старушка вахтерша вязала что-то, быстро-быстро перебирая спицами. Поздоровавшись, Павел набрал служебный номер Димыча. Тот был на рабочем месте, видимо в последнее время никого по крупному не грабили, и никого из акул бизнеса не убивали. Павел знал, что Димыч работает только по крупным делам, и постоянно ссорится с начальством, потому до сих пор и в майорах. Хотя, по заслугам, ему давно пора быть полковником.
   В трубке послышался звучный мужественный голос:
  -- Майор Астахов у телефона.
   Павел завидовал ему, из-за этого голоса, потому как самому Павлу не раз говорили, что по телефону его голос почему-то делается скрипучим и противным.
  -- Димыч, привет... - вкрадчиво проговорил в трубку.
  -- Пашка! Ты куда запропал?!
  -- Как это, куда? - с нарочитой обидой в голосе воскликнул он. - Работаю, знаешь ли... Мне сдельно платят, не то, что тебе. Если бы тебе сдельно платили с каждого трупа, ты бы давно миллионером стал...
   Димыч, не сдерживаясь, захохотал:
  -- Юмор у тебя, Пашка, наичернейший, как задница эфиопа. Сегодня за ночь аж шесть трупов накопилось. Правда, два из них старые, но четыре-то свеженькие. Рекорд. Пока больше трех не набиралось...
  -- А чего ж ты тогда в кабинете сидишь? Наглых убийц не ловишь?
  -- Я ловлю... - грустно сказал Димыч. - Из кабинета, во-первых, приятнее, а во-вторых, сподручнее... Ты чего звонишь-то?
  -- Понимаешь, Димыч, - затянул Павел проникновенно, - следят за мной.
  -- Ну, ты горячку-то не пори!.. Почувствовал, или засек слежку-то?
  -- Сначала почувствовал, а потом и засек...
  -- Уверен?
  -- Ну, я тебе не истеричная институтка, а битый и травленый волк... Которого на приваде не поймаешь...
  -- Во, фразочка!.. Дашь попользоваться?
  -- Бери насовсем. Я потом всем буду говорить, что это ты ее из моего романа выкрал, плагиатор...
  -- И кто ж за тобой следит?
  -- Я так полагаю, чечены. Потому как вчера ко мне чечен приходил, под видом налогового инспектора, выспрашивал, откуда у меня баксы взялись, и в каком количестве.
  -- Ты уверен, что чечен? Может, и правда, налоговый инспектор?
  -- Да я его сразу раскусил, этого инспектора липового... Налоговые инспекторы у нас по квартирам не ходят, больше на базарах пасутся, и дань натурой собирают. Я чеченский говорок за версту распознаю. Противненький такой говорок... Ну, ты сам по телевизору, наверное, не раз слышал, а я еще с армии помню...
  -- Та-ак, Паша, это серьезно... Это не Колян с братками...
  -- Вот в том-то и дело... Димыч, даже если бы у меня и были ихние деньги, даже если бы я и отдал им все, до последнего цента, все равно бы шлепнули ведь...
  -- Эт, верно, Паша... - грустно протянул Димыч. - Ладно, ты особо не паникуй. Постарайся по ночам не шляться, а если в дом полезут, глуши их из ружья прямо сквозь дверь...
  -- У меня же дверь железная, недавно поставил...
  -- Ну, глуши через окна. Как-нибудь отмажем тебя, ввиду особой опасности террористов, и тэ дэ, и тэ пэ... А я чего-нибудь постараюсь придумать. Обидно, понимаешь, всю жизнь мечтал иметь друга писателя, а тут, на тебе, не успел заиметь, и уже можно потерять...
  -- Типун тебе на язык, Димыч!.. Ладно, пока...
   Но тут Димыч что есть силы заорал в трубку:
  -- Погоди, Пашка! Придумал!
  -- Чего ты придумал?
  -- Ты ж писатель, у тебя в газетах друзья есть... Напиши чернейшую античеченскую статью, а если потом у тебя с ними произойдет огневой контакт, мы это дело представим насквозь политическим. Мол, из-за статьи обиделись, ну и первыми полезли в драку...
  -- А что, это мысль... Почему только она мне в голову не пришла? Наверное, потому, что я не мент...
  -- Ты чего это имеешь в виду? - настороженно спросил Димыч.
  -- Ну, как, чего?... Ведь всякий мент в душе провокатор...
  -- Да, типичная провокация! А что? Имеем право...
  -- Да ладно, я ж не в обиду... Я и сам перед хорошими провокаторами преклоняюсь. Азеф, например, или Малиновский; лет пятнадцать на охранку работал, а был, по-моему, членом ЦК. Азеф еще смешнее поступил: сам организовал боевую организацию эсеров, сам ей руководил, и сам же сдавал охранке кое-какие операции, находившиеся в стадии подготовки, чтобы исправно получать за службу хорошие деньги. Так что, организация у него была насквозь коммерческая. Не зря же он потом биржевым спекулянтом был в Берлине...
  -- А его разве не убили подельники?!. - изумился Димыч, потом спохватился: - Да, Пашка, может, чечен приходил, и слежка на другой день - простое совпадение? У них же тут деньги пропали, вот агентурная сеть и получила приказ, отслеживать всех, кто вдруг резко разбогатеет. Это же аксиома. За тобой может следить кто угодно. Когда начинают разрабатывать человека, в первую очередь выявляют его связи, куда ходит, где регулярно бывает. Это же аксиома... Ты сначала подумай, покидай камни по кустам. Может, кто и выскочит, совершенно неожиданный, и даже не чечен...
  -- Опять сыграть в голос?.. - грустно спросил Павел.
  -- Что еще за игра?..
  -- Ты ж мой роман читал, там подробно описано...
  -- Ах, да-а... - в возгласе прозвучала явная фальшь.
   Павел протянул:
  -- Ну и свинья же ты, Димыч! Я тебе, когда еще роман подарил? А ты все еще не прочитал...
  -- Паша, честное слово, в субботу пойду на пляж, книгу с собой прихвачу и почитаю!
  -- Ладно, будь здоров, Димыч, и трупов тебе побольше...
  -- Типун тебе на язык!..
   Положив трубку, Павел в задумчивости побрел вокруг школы к своей слесарке. В общем-то, Димыч прав; чего это он сразу на чеченов подумал? Ну, пришел чечен, проверил, не его ли баксы тут засветились? Убедился - не его, да и ушел восвояси, при этом поняв, что его раскусили, и приняли за обыкновенного рэкетира или вора.
   Тут Павел аж похолодел от догадки; ведь вчера он проговорился Коку, что считает Гонтаря убийцей. А Кок, профессор, членкор, и все такое, мог утречком заглянуть к своему корешу, такому же профессору и членкору, Гонтарю, и со смешком поведать, что не состоявшийся кандидат наук, и бывший Гонтарев ученик, затесался в писатели, и огребает деньги лопатой, пися детективы... Или пиша? Павел подумал, что не мешает заглянуть в словарь. К своему стыду, он не помнил ни единого правила русского языка. В эту зиму несколько раз брал в руки учебник, прилежно выполнял все работы в параграфах, но на другой же день уже не помнил, как пишется жы-ши и ча-ща. Просто, рука сама выписывала правильно, а стоило задуматься, как он тут же начинал сомневаться. Однако вернемся к своим баранам, то есть профессорам. Заодно мог и шпильку подпустить корешку-конкуренту, - ни для кого не было секретом, что Кок метил на пост ректора, когда проводили на пенсию старого ректора, - что, мол, Пашка грозился красиво описать, каким способом Гонтарь злодейски убил Валерку, и спрятал концы в воду в буквальном смысле. А Гонтарь, ужаснувшись, что может разразиться нешуточный скандал, потому как этот козел Пашка, и правда, теперь может не постесняться, и красиво описать тот давний случай в тайге, позвонил своему корешу из какой-нибудь частной охранной конторы, и попросил не в службу, а в дружбу, заткнуть пасть одному не в меру ретивому писаке за хорошую мзду в баксах. Ни для кого не секрет, что доблестные охраннички и заказными убийствами не брезгуют, добывая свои любимые баксы. У ректора Университета наверняка зелененькие водятся.
   Войдя в свою уютную прохладную слесарку, Павел сел за стол, достал из сумки рукопись, положил на стол, достал наган, задумчиво потрещал барабаном. Надо бы потренироваться в стрельбе. Оно, конечно, умение метать без промаха увесистые предметы, весьма полезно, но умение всадить точно в цель пулю, еще полезнее, потому как иногда бывает, что увесистые предметы в нужный момент под руку не попадаются. Сунув наган в сумку, торопливо зашарил в шкафу с инструментами. Достал несколько напильников без рукояток, разложил рядком на верхней полке стола, сразу под крышкой, от двери принес ломик, поставил рядом со стулом, прислонив к стене. Критически оглядел арсенал. Неплохо. Напильник - страшное оружие, для тех, кто понимает. После чего попробовал углубиться в работу, но, просидев с полчаса, не родил ни единой строчки. Ощущения были такие, будто с ним опять приключилась амнезия. Было даже еще хуже, чем два года назад, когда его пытался убить милый друг Николаша, а Павел даже не мог представить, за что его вообще можно убить? Теперь было хуже, его можно было убить сразу за несколько дел, но от этого знания мысли пришли в резонанс, и произошла мысленная интерференция... Или дифракция? Черт, надо в учебник физики заглянуть... Как называется этот процесс, когда одна волна уничтожает другую?.. Вот уж точно - полная амнезия... Точь-в-точь такие же ощущения, какие он испытывал после встречи с четверкой зэков.
  
  

* * *

  
  
  
   Когда-то, давно давно, в другой жизни, а может на другой планете, он был молод, даже красив, как говорили те немногие девушки, с которыми он успел свести знакомство. Теперь не верилось, что было это всего два года назад.
   Он шел уже много дней. Сколько, он уже и не знал. Все дни похожи один на другой, как похожи друг на друга распадки, которые он пересекал, деревья, под которыми ночевал. Временами ему начинало казаться, что он кружит на месте. Тогда он останавливался, прислонялся к стволу дерева, или просто садился на землю, и определял направление. Он знал, как без компаса определить стороны света. Когда-то он прочел много книг, написанных знаменитыми путешественниками, он и сам хотел стать путешественником. Ему даже удалось поступить в Университет на геологоразведочный факультет. При поступлении он утаил, что отец его был осужден в тридцать седьмом, да так и сгинул. В анкетах писал просто, нет отца, и все. Потом это открылось, когда шло следствие, и лишние годы добавило к тому сроку, что ему дали. А дали ему столько, что если бы он все это отсидел, вернулся бы уже не молодым человеком.
   Уже учась в Университете, сдружился он с одним парнем, отец которого преподавал историю в педагогическом институте. Часто бывал у друга вечерами, и предположить не мог, что отец его перейдет кому-то дорогу на своей кафедре. В доносе указывалась и преступная связь его с сыном, когда-то осужденного, врага народа. О причине доноса догадаться было нетрудно; мстительная бездарность позавидовала своему талантливому, преуспевающему коллеге.
   Сначала юный зэк еще надеялся, что стал жертвой ошибки, и скоро все выяснится, его отпустят на свободу, предварительно извинившись, как он это не раз видел в кино, но время шло, а ошибка не выяснялась. А потом следователь показал признания отца друга. В чем только тот не признавался! И в том, что во время войны работал на германскую разведку, и в подрывной деятельности после войны, и что продавал стратегические секреты американской разведке. Что мог продавать разведке заурядный кандидат исторических наук?.. Ну, подрывная деятельность, понятно. Он доказывал, что андроновская культура не имеет никакого отношения к предкам славян, но лучше бы он доказал, что как раз андроновцы и дали начало славянской расе. А значит, славяне испокон веков жили в Сибири. Тогда бы и в подрывной деятельности его обвинить было трудно. А главное, он писал, что в его шпионской банде видную роль играл приятель сына.
   Следователь обещал, что за чистосердечное признание и раскаяние срок будет меньше. Из-за упрямства ли своего, из-за сознания своей невиновности, а может, из гордости, он замолчал совсем. Хоть второй следователь, ночной, и орал на него, и бил ногами по самым чувствительным частям тела, он молчал, стиснув зубы. Размотали ему на полную катушку, он с трудом заучил номера статей. Попав в лагерь, и окончательно осознав, что никто не пытается выяснить правду, да и никому она не нужна, даже больше, если бы она и стала известна, казалось ему, это вызвало бы неудовольствие, неприязнь к нему, и еще бы увеличило его вину перед кем-то. Но перед кем-то, в чем-то, виновен же он! Иначе, за что его поместили в это огороженное колючей проволокой пространство? Потому как, не может такого быть, чтобы большинство людей в лагере сидели ни за что, одни уголовники сидели не за мифический шпионаж, а за конкретные воровство и убийства. Много-много позже, один тертый зэк объяснил ему, что он попросту попал "за компанию". После войны Сталин готовил что-то крупное, а потому, по своему обыкновению, решил провести чистку. Под видом "дел врачей, генетиков и кибернетиков" добивались остатки троцкистов и правых коммунистов. Никого особо и не волновало что их боевая подпольная деятельность в прошлом - чистка!
   На вторую весну он пошел в побег с уголовниками. Не знал он, что это у них называлось - "побег с коровой". То есть, "коровой" он как раз и был. Его должны были съесть, если подопрет. Только, не предполагали уголовники, что он пойдет на север, вместо того, чтобы пойти с ними на юг. Незаметно отстав, он рванул по азимуту в сторону Вилюя. За полмесяца отмахал по тайге без дорог и троп больше пятисот километров, питаясь нежными весенними травами, птичьими яйцами, кедровыми орехами из бурундучьих запасов, частенько мышами и лягушками. Вот когда пригодились знания, почерпнутые из книжки, дореволюционного издания, найденной им когда-то в университетской библиотеке. Там говорилось о том, какие дикорастущие растения народы, населяющие Сибирь, употребляют в пищу. Добравшись до Вилюя, он намеревался сплавиться до Лены, потом дальше, до ее низовьев, где, он знал, были еще такие места, куда пока не добрались не только суды неправедные, но и праведные блюстители закона, не могущие, да и не желающие, навет от правды отличить. Нижнюю Тунгуску он переплыл на двух бревнах, кое-как скрученных ивовыми прутьями. В низовья Енисея сплавляться было совершенно бессмысленно, потому как там гуще всего стояли лагеря, по рассказам бывалых зэков. Найти бы укромный уголок в какой-нибудь забытой Богом и людьми деревеньке или в стойбище тамошних, пока не шибко цивилизованных людей, затаиться и жить. Только бы жить на свободе!
   Он шел, обходя даже стойбища эвенков, да и пустынна весенняя тайга, нечего делать в ней добытчикам-промысловикам, таежные жители в это время предпочитают отсиживаться по обдуваемым ветрами береговым кручам, спасаясь от комарья и гнуса. А попадать в лапы вертухаев, ох, как ему не хотелось! Во время побега, уголовники убили охранника, и он знал, что за такие дела, если не расстреливают, то к сроку добавляют минимум десятку. Но ты уже не благородный политический, а что ни на есть чистейший уголовный элемент. Не чаял беглец повстречать двух геологов. Вернее, не он с ними повстречался, а они наткнулись на него, когда он, выбравшись из тайги на речной берег, с которого ветер сдувал гнус, спал, вконец измотанный последним переходом.
   Проснувшись, и увидев сидящих с ним рядом двоих бородатых людей, он поначалу испугался, но тайга научила хитрости. Тем более что в тех лохмотьях, в которые превратилась его одежда, узнать тюремную робу было абсолютно невозможно. И он принялся вдохновенно врать, что он охотник-промысловик, что его лодка перевернулась на реке, что он с трудом выплыл, а его добро утонуло; хотел, мол, перебраться в верховья Нижней Тунгуски, но теперь хочет вернуться назад. Куда "назад", он не сказал, да геологи и не спрашивали. Поверили они ему, или нет, он не понял, но они тут же, не сходя с места, предложили ему поработать в партии взамен сбежавшего рабочего. Обязанности необременительные для таежного жителя, ухаживать за двумя лошадьми, навьюченными припасами и нехитрым геологическим оборудованием. Он сумел сдержать радость, даже сил хватило на то, чтобы сделать вид, будто размышляет. Ведь это была такая удача, о которой он и помыслить не смел. В конце сезона он мог заполучить какую-нибудь бумажку, удостоверяющую личность, а с ней - хоть куда...
   Поскольку он был измотан до предела, геологи остановились на внеочередную дневку. Сообща собрали дров для костра и принялись варить обильный обед.
   Один из геологов, которого звали Андрей Филиппович, спросил заботливо:
  -- Ты не голодал?
   Он гордо ответил:
  -- Разве ж может таежный охотник голодать летом в тайге?..
   Но когда сварился обед, он уплел раза в два больше, чем оба геолога.
   После обеда он лежал у костра, краем уха прислушиваясь к тихому разговору, который вели Андрей Филиппович и Александр Степанович:
   Андрей Филиппович: - Ну, скажи, с чего ты взял, что тут должны быть алмазы?
   Александр Степанович: - Ты же тоже читал статью Ефремова...
   А.Ф.: - Ефремов фантазер...
   А.С.: - Но ты же сам теперь видишь, что тут типичные геологические условия Южной Африки.
   А.Ф.: - Ты еще до статьи Ефремова тут искал не только стратегическое сырье, но и алмазы. Что я, не помню, эти килограммы образцов глины...
   А.С.: - Ну искал! У меня был двоюродный дед, в прямом смысле энциклопедически образованный. В революцию он эмигрировал. Так вот, он первый предположил, что тут те же породы, что и в Кимберли. Теперь понимаешь, почему я на него не могу ссылаться?
   А.Ф.: - Ну, еще бы! Припаяют связь с белогвардейщиной... Так он что, был геологом?
   А.С.: - И геологом тоже. Но самая большая его страсть была к космосу. Он еще задолго до Циолковского считал, что космос широко населен разумными существами, и что это только вопрос времени, когда они прилетят на Землю. В восьмом году, как раз во время взрыва тунгусского метеорита, он проводил какие-то изыскания на Вилюе. Кажется, картографические, по заданию Русского Географического Общества. Он довольно точно определил координаты взрыва, и, бросив все, рванул марш-броском к месту падения. Так что, первая экспедиция к месту падения тунгусского метеорита состоялась не в двадцать седьмом году... Или, в каком там?
   А.Ф.: - А черт его знает? Не интересуюсь я космосом... И астрономией тоже...
   А.С.: - Так вот, во время этого марш-броска он совершенно случайно натолкнулся на месторождение алмазов. Он даже откопал несколько! Но так спешил, к своему метеориту, что неточно определил координаты месторождения. Короче, я случайно натолкнулся на его записи в библиотеке отца, алмаз тоже нашел... Дед писал, что алмазами там устлано дно ручья. Вот мы и крутимся почти на одном месте, ищем этот проклятый ручей. Ручеек крошечный, вытекает из болота. Но тут, сам видишь, этих болот и ручейков...
   Больше месяца бродил он с геологами по тайге. Наконец, когда они уже отчаялись, и двинулись прямым маршем по азимуту в сторону Вилюя, случайно наткнулись на ручеек, протекавший по ничем не примечательной местности, поросшей чахлым листвяжником. Топкие глинистые берега не позволяли перейти его сходу, а потому пришлось идти вдоль него, в поисках подходящего места для переправы. На краю широкой промоины Александр Степанович остановился и принялся вглядываться в мутноватую воду. В этой промоине веснами должен кружиться нешуточный водоворот. Видимо, русло ручья в этом месте встретило какое-то препятствие, и ему пришлось сделать этакий пируэт; озерцо, не озерцо, нечто вроде временного весеннего водяного котла. Александр Степанович прыгнул вниз, прямо в воду, погрузил руки по плечи в ручей, загреб что-то со дна, и выкинул на берег, снова загреб, и снова выкинул. И так раз за разом, наконец, стуча зубами, вылез на берег и принялся снимать мокрую одежду, купание в ручьях, бегущих по вечной мерзлоте, ни к чему хорошему привести не может.
   Андрей Филиппович с рабочим спустились к воде, у самого уреза была рассыпана горстка невзрачных стекляшек. Александр Степанович, развесив одежду по прибрежным кустам, подошел к двоим товарищам, сидящим на корточках и разглядывающим стекляшки, наклонился, выбрал шесть, самых крупных камней, и протянул на ладони рабочему:
  -- Вот, алмазы... - в голосе его не было радости, только усталость, бесконечная усталость бесконечного пути, нескончаемой перекопки земли, ночевок под открытым небом под колыбельную комариного хора. - Вот эти камушки стоят многие тысячи рублей. Загвоздка в том, что в нашей стране их невозможно продать... Можно только сдать государству, за цену, которое государство назначит. Но еще придется долго объяснять и доказывать, каким образом камешки попали тебе в руки...
   Рабочий взял камни, подбросил на ладони, прислушался к себе. В душе поднималась огромная радость. Но радость не оттого, что на ладони у него лежат камни стоимостью в десятки, а может и сотни тысяч, а оттого, что все скоро кончится; выматывающий силы путь по таежному чертолому, выматывающий душу страх снова оказаться за колючей проволокой, проклятый гнус, изъевший лицо и руки до страшных, сочащихся сукровицей, язв. Пришло постижение главной истины; если бы все это было его, и камни, лежащие на ладони, и те груды камней, что покоятся в рыжей глине под его ногами, он, не задумываясь, отдал бы все за одну лишь бумажку с печатью, которая дала бы ему возможность жить на свободе.
   Он протянул геологу камни, но тот досадливо отмахнулся:
  -- Положи в карман. Может, тебя будет утешать сознание, что у тебя полумиллионное состояние в кармане... Да и нам спокойнее. Мало ли за что ты сидел...
  -- Да не сидел я нигде... - было, пискнул он.
  -- Да не ври ты нам! - брезгливо поморщился Александр Степанович. - С лошадьми ты обращаться не умеешь. Тайгу ты знаешь, но знаешь по книгам; у тебя же на лбу написано, что студент геологического факультета, я это на второй день распознал. Что мы, промысловиков не видали?! Разложи дымарь, нам сушиться надо... А справку мы тебе дадим, как только выберемся. Такую справочку, что с ней, хоть куда, по ней и паспорт дадут не глядя...
   Когда он разжигал дымарь, обмазал камни смолой и положил в карман. Да и забыл о них, потому как на следующий день началось такое, что можно было забыть и собственное имя. Правда, имя он не забыл, даже не забыл координаты месторождения, почему-то намертво отпечатавшиеся в его мозгу. Сначала они шли по болоту, потом по гари. Гарь была свежая, а потому самая противная; под ногами то и дело проворачивались твердые, как камни, головешки, ногу сломать было запросто. Обе их лошади пали, и они потащили на плечах то, что до сих пор лошади тащили на своих спинах. Правда, большую часть пришлось бросить.
   Потом они вышли к реке. И вот здесь судьба опять повернулась к беглецу не тем боком. Нет бы геологам скорым маршем двигаться к жилью, они вздумали обследовать выходы пород на высоченном приречном обрыве. Все произошло очень быстро. Один из геологов привязал конец веревки к дереву, росшему шагах в пяти от обрыва, и стал помогать второму спускаться. И вдруг огромная глыба породы под его ногами качнулась и обрушилась вниз. Геолог исчез за кромкой обрыва. Одна из прядей много повидавшей веревки не выдержала, с треском лопнула, рабочий кинулся к веревке, чисто рефлекторно, удержать двойную тяжесть он ни за что бы не смог. Однако, перехватив веревку, уперся каблуками в землю, но каблук соскользнул и он, не удержавшись, нырнул за гребень обрыва. Ему повезло, он не свалился с двадцатиметровой высоты, угодил на выступ, с маху треснувшись плечом о твердую породу, хорошо хоть голову уберег от удара.
   Он не помнил, как выбрался на гребень обрыва. Долго и мучительно затягивал бинтами свои переломы. Судя по тому, что ему трудно было дышать, у него и ребра были сломаны. Хорошо еще, бинтов оказалось много. Он скатил вниз рюкзаки, карабин тащить ему показалось тяжело, он и его сбросил прикладом вниз, надеясь, что он упадет в рыхлую глину у подножья обрыва и уцелеет, после чего пошел искать спуск. Своих товарищей он нашел уже в темноте. Они лежали у подножия стены, и кровь, натекшая на камни, давно запеклась бурой коркой. От падения со стены карабин пришел в негодность, рюкзаки полопались по швам.
   Сначала он похоронил геологов. Долго, хрустя зубами от боли, ковырял ножом обрыв над ними, наконец, осыпь надежно скрыла обоих. Так что медведи не сожрут. Потом он развел костер, хорошо, что плавника на берегу было навалом, выбрал рюкзак поцелее, кое-как одной рукой зашил распоровшиеся швы. Он хотел наложить в рюкзак побольше продуктов, но понял, что на одном плече много не унесешь. Тогда он решил, как можно больше съесть. Так всю ночь и просидел у костра; попеременно, то варил, то мерно, механически жевал, не чувствуя вкуса.
   Утром поднялся, со стоном взвалил рюкзак на плечо, сунул за пояс топор, и зашагал прочь, ни разу не оглянувшись.
   Он шел несколько дней, отыскивая либо пологий спуск к реке, с которого можно скатать бревна для плота, либо достаточно большую груду плавника, в которой нашлась бы пара древесных стволов. Он шел, спотыкаясь на речном заплесе, смотрел на обрыв, отыскивая место, где можно было бы забраться на него, и едва не пропустил плот. Крошечный салик из четырех бревен, искусно связанных ивовыми прутьями, лежал в воде, приткнувшись к берегу. Судьба будто издевалась, поддразнивая его; одной рукой он бы никак не смог связать крепкий плот. Ему удалось спихнуть плот с мели, намокшие бревна едва не утонули под ним, но все же, если лежать на плоту навзничь, он не тонул под ним.
   Лежа на бревнах, покачиваясь на речных струях, и изредка ежась из-за проплескивавших меж бревен волн, он то ли медленно засыпал, то ли постепенно уходило сознание от слабости и болезни. Он грезил о чем-то в призрачном полусознании, о чем - не знал, но впервые за много недель ему было хорошо. Наконец, удалось пристроить сломанную руку так, что она не очень болела. По краю сознания скользили неосязаемые мыслю видения. То ласковые руки матери коснутся его лба, то сильные руки отца подбросят его к потолку, к небу... То женский голосок коснется слуха. Он не помнил их имен, но они были рядом, скользили по прозрачной воде рядом с плотом, и звали его, манили к себе, обещая покой, те немногие девушки, которых он знал когда-то. Изредка, когда холодная речная волна слишком сильно поддавала снизу, приводя его в чувство, и он начинал осознавать себя, он верил, что встретит людей, расскажет, что был рабочим в геологической партии, расскажет о месторождении алмазов, и ему выдадут какой-нибудь документ. Тогда он сможет вернуться в свой родной город. Или нет, он поедет в какой-нибудь другой, маленький солнечный городок, вызовет к себе мать, и они заживут тихой, незаметной жизнью. А потом он найдет себе красивую, ласковую девушку... Он поверил в эту сказку, она даже не казалась ему сказкой.
   Возможно, так бы и случилось, если бы он встретил нормальных людей, но первыми людьми, которых он встретил, оказались вертухаи, патрулировавшие реку на лодке. Напрасно он уверял, что работал в геологической партии. Может быть, у вертухаев был приказ, проверять всех, найденных в тайге без документов, а может из врожденной пакостности, но они провели опознание по всей форме.
   К тому времени уже опытный зэк, прошедший множество шмонов, он сумел припрятать алмазы.
   Еще в лазарете, мало-мальски придя в себя, он хотел рассказать начальнику лагеря, и об алмазах, и о гибели геологов. Но следующая его мысль была о том, что ему могут не спасибо сказать, а выдвинуть обвинение в убийстве геологов. И мотив налицо - алмазы. Тогда - смерть! И он испугался. Видимо он стал излишне самонадеян, пройдя тайгу и посчитав, что его после этого уже ничем не испугаешь. И теперь он не знал, что ему делать со своим страхом. Он терзался, лежащие в потайном карманчике камни жгли его грудь, мешали спокойно спать одним своим присутствием.
   Сразу по выходе из лазарета его отправили с этапом в другой лагерь, для особо опасных, поскольку теперь на нем висела убойная статья. Лагерь затерялся среди густых лесов и болот Западной Сибири. Наконец юный зэк стал не просто, пацаном, молодяжкой, которого запросто можно было "опустить", или пригласить в побег в виде "коровы", а появилась у него кликуха - Ломанный. Потому как из-за неправильно сросшихся костей его перекосило на одну сторону.
   Через год в этом лагере сменился начальник, и Ломанный с ужасом узнал в новом начальнике своего старого знакомого по прежнему лагерю. Он-то как никто знал, как злопамятны начальнички. Особенно не любят они тех, кто совершил удачный побег.
   Весть о смерти Сталина одновременно дошла и до охраны, и до заключенных. Охране ее принес телефон, а заключенным особый беспроволочный телеграф, отлаженный еще со времен царских тюрем и каторги.
   Лагерь притих. На вышках появились пулеметы. Во всем этом напряженном ожидании неизвестно чего, только начальник лагеря да Ломанный шатались, как неприкаянные. У начальника лагеря были мутные от слез, бессонницы и беспробудного пьянства глаза, полуприкрытые опухшими веками.
   Он, как полоумный бормотал одно и то же:
  -- Ну, теперь все!.. Теперь крышка... Всему конец...
   Кое-кто из заключенных провожал его злорадными взглядами, другие откровенно радовались, и все с надеждой ждали изменений в своей судьбе. К несказанному изумлению Ломанного, нашлись и такие, в основном из интеллигентов, которые искренне скорбели по безвременно ушедшему, навеки любимому, отцу и учителю, вождю всех времен и народов, корифею всех наук и так далее...
   Слоняясь по лагерю, Ломанный несколько раз сталкивался с начальником, тот его не замечал. Но однажды заметил. Остановился, будто ткнувшись в стену, и потянул из кобуры пистолет. Ломанный стоял неподвижно и исподлобья жег начальника взглядом. Не отрывая своих глаз от глаз Ломанного, начальник поднял пистолет к своему виску и выстрелил.
   Лагерь замер окончательно. Ломанный выволок из груды древесного хлама предназначенной на дрова, давно им примеченный толстенный листвяжный кряж, представлявший собой обрубок бревна с расходящимися от него под прямыми углами толстенными сучьями, почти правильный крест. Встречаются иногда в тайге подобные уродины, бывают и ели, и пихты с двумя-тремя вершинами. В одном из сараев на краю жилой зоны, Ломанный принялся вытесывать из кряжа фигуру человека, распятого на кресте. Он не замечал ничего вокруг, рубил и рубил топором неподатливую древесину. Его пытались силой вытащить из сарая, он орал что-то, размахивая топором. Наверное, его сочли сошедшим с ума, а потому оставили в покое. Тихих психов, да и буйных тоже, по зонам ошивалось порядочное количество.
   Орудуя уголком лезвия источенного топора, он вырезал черты лица распятого. Выражали они не всепрощение, не молчаливое страдание за все человечество, а нечто другое. Человек будто кричал: вспомните обо мне! Отдайте мне свободу!
   Ломанный надпилил подножие скульптуры, отколол пластину дерева, выровнял скол, и на нем написал: "Сижу ни за что. Видимо, умру просто так". И координаты алмазного месторождения. Приставил скол на место, закрепил клинышками, и теперь не вдруг и разглядишь, что тут чего-то не так Скульптуру он прибил к бревенчатой стене барака. Прибывший новый начальник лагеря долго стоял перед ней, качал головой, и приказал не трогать. А потом все вернулось на круги своя. Опять бесконечная бессмысленная работа по вырубке лесов. Как геолог, хоть и недоучившийся, Ломанный по структуре местности сразу понял, что вывезти отсюда порубленный лес никак невозможно. Даже зимой любой лесовоз завязнет в топких логах.
   Лишь через три года, трусливая партийная верхушка решилась покуситься на авторитет вождя и корифея, вспомнила, что в лагерях сидят миллионы безвинно осужденных. Впрочем, с горьким смехом наблюдая за формированием этапов амнистированных, Ломанный бормотал себе под нос:
  -- Виноваты... Все виноваты... За то, что посадили себе на шею кровопийц... Еще мало получили...
   Для кучки оставшихся с убойными статьями, лагерь стал непомерно велик. Вскоре и их отправили этапом куда-то поближе к Енисею, ту же тайгу рубить, но там хоть древесина не пропадет, сплавлять по реке можно.
   Иногда Ломанному приходила мысль в голову, что судьба так посмеялась над ним из-за камней. Он не отдал их, и не рассказал о месторождении, а попытался обмануть судьбу, поэтому все так и вышло. Но теперь было поздно что-либо менять, да он и не хотел. Он не хотел больше от судьбы ничего. В нем созрело убеждение, что если теперь он отдаст камни, это будет выглядеть, как попытка задобрить, или подкупить судьбу. А вдруг она опять посмеется над ним, да еще более жестоко? И он окончательно замкнулся в своем упрямстве, в своем одиночестве и в своей озлобленности на все.
   После амнистии все получили возможность писать письма на волю, он тут же написал матери, но ответила соседка. Оказалось, что мать давно умерла. На воле больше никто его не ждал. От этого она стала казаться ему еще менее достижимой, чем прежде, но и более притягательной. Как о сказочном сне вспоминал он о тех тяжких месяцах, что провел на воле после первого побега. Сидеть оставалось так долго, что он не выдержал, пошел в побег с группой уголовников, в основном мелких урок, и парой мокрушников. Но теперь он шел не в виде "коровы", а чуть ли не вожаком, матерым зэком, имевшем на счету удачный побег, прошедшим тайгу насквозь. Он посчитал, что сможет удержать от убийств этот сброд, но, едва вырвавшись на волю, они убили вертухая, забрали его автомат.
   Ломанный в бешенстве чуть не перестрелял их из этого же автомата, а потом забросил его подальше в речку и пошел один в тайгу. А компания подалась прямиком к Енисею, туда было ближе. Их взяли всех, когда они пытались пробраться на баржу, идущую вверх по течению, к Красноярску.
   Ломанный пошел прямо сквозь тайгу, держа путь на юг, намереваясь выйти на железную дорогу где-нибудь в районе Мариинска. Он не торопясь, шел по тайге до белых мух, как и в прошлом побеге, питаясь кореньями и травами, но теперь у него было несколько рыболовных крючков и моток лески, а в многочисленных таежных речках полно рыбы, так что он не бедствовал.
   Его взяли уже зимой на "малине", в Мариинске, при случайной облаве, когда он дожидался липового паспорта. Все участники побега показали на него, как на организатора, и убийство на него же спихнули. Глубоко, с облегчением вздохнув, он понял, что мучения его закончились. Не тут-то было! Добавили пятнашку и запечатали на ту же зону.
   Он затаился. Как зверь, израненный, но не побежденный. Ждал. То ли окончания срока, то ли удобного момента для побега. И не терпел, когда кто-нибудь нарушал его одиночество. Его боялись...

Глава 2

Амнезия

  
  
  
  
   В сердцах плюнув, Павел захлопнул тетрадь, сунул ее в сумку и выскочил из слесарки на предвечерний зной. Заперев дверь, с деловым видом зашагал в сторону автобусной остановки. Выйдя на остановку, сделал вид, будто глядит в конец улицы, а сам поглядел в проход между домами.
  -- Иде-ет, козел... - проговорил с нежностью.
   Топтун, в общем-то, был неплохой, любой другой на месте Павла, его запросто бы проворонил. Тут подошел автобус, Павел равнодушно стоял, глядя в сторону, ну топтун и не торопился, видимо решил, что клиент ждет другой автобус. Только в цилиндрах зашипел воздух, Павел одним прыжком взлетел на площадку, и принялся злорадно наблюдать, как мечется по остановке незадачливый топтун. Вот так так! Павел успел заметить, пока автобус не свернул за угол, как откуда-то выскочила машина, вроде "жигуль", тройка или четверка, Павел в марках машин плохо разбирался, топтун впрыгнул в нее, и машина ринулась в погоню. Ага, а вот и она, вывернулась из-за угла, благопристойно пристроилась в хвост и тащится за автобусом. Госсподи! Да вас таких любой лох срисует! Не то, что шпион со стажем... Павел мысленно хохотнул. С равнодушным видом глядя в сторону, он боковым зрением пытался разглядеть сидящих в машине. Но стекло бликовало на солнце, да и кроме штанов и плеч все равно ничего нельзя было разглядеть.
   Выпрыгнув из автобуса в центре, Павел зашагал напрямую по переулку на центральный пляж. Топтуны, теперь уж вдвоем, покорно тащились за ним. Выбрав местечко рядом с двумя пожилыми матронами и пожилой супружеской четой, Павел принялся раздеваться. С таким соседством за свои вещи можно не беспокоиться. Да и кого заинтересует невзрачная сумочка, на которой сложены потертые джинсы и дешевенькая хлопчатобумажная рубашка?
   Заблаговременно положив часы в карман, Павел обратился к матронам:
  -- Дамы, не подскажете ли, который час?
   Матронам видимо здорово польстило такое обращение. Одна из них не без некоторой кокетливости вытянула часики из сумки, проговорила:
  -- Без четверти четыре...
  -- Спасибо большое! - жизнерадостно воскликнул Павел. - Пару часов можно отдохнуть от трудов праведных...
   Контакт слева был налажен, теперь к его одежде никто незаметно не подойдет. Раздумывая, как наладить контакт справа, Павел боковым зрением держал топтунов. Ага, малость посовещавшись, принялись раздеваться. Отлично. Обращаясь к мужчине, как раз закуривавшему, Павел спросил:
  -- Как водичка, уже заплывали?..
  -- А как же... Водичка что надо, бодрит...
   Контакт справа тоже был налажен. Можно теперь и провести разведку боем. Павел развернулся и зашагал прямо на топтунов. Они, сделав морды ящиками, смотрели в разные стороны, а Павел нахально их разглядывал. Пройдя в полуметре от них, подошел к питьевому фонтанчику, напился, и тем же курсом направился обратно, еще раз разглядев во всех подробностях топтунов. В общем-то, морды вполне заурядные, славянские, на чеченов не похожи. Впрочем, у тех тоже бывают морды вполне славянские, если они с равнинной части чечении, а не с гор. Ну ладно, пока хватит работы, пора и удовольствие получить...
   Павел не спеша, пошел вверх по течению, размышляя на ходу. А что, отличное средство от амнезии - движение. Пока сидишь на месте, и вокруг тебя все сидят без движения, как только начинаешь двигаться, и вокруг тебя начинают мельтешить, крутиться, то и дело лица мелькают... Как там Димыч посоветовал? Покидать камни по кустам?.. Вот это средство от амнезии еще радикальнее...
   Входя в воду, Павел бросил случайный взгляд назад, и от изумления чуть не присвистнул: оба топтуна, плечом к плечу топали по берегу.
  -- Ребятки, да вы что, решили, будто я голяком от вас побегу?! - проговорил Павел и решительно вошел в воду.
   Он обогнул бон, с причаленными к нему спасательными катерами, выплыл почти на стрежень, и, держась метрах в двадцати от ряда буйков, но подальше от фарватера, развернулся против течения, намереваясь, минут двадцать хорошенько помахать руками, при этом держась на месте. Оп-па! Оба топтуна... Пардон, плывуна, целеустремленно плыли к нему. И морды у них нехорошие... Весьма даже нехо-оро-ошие морды... Примерно с трех метров они сделали бросок к нему, физиономии застыли, глаза сделались мертвыми. Такие лица бывают у людей, которые хотят убить, но убивать, еще не привыкли. Ну, парни, несолидно... Мы ж в своей стихии...
   Павел мощно гребнул руками, извернулся в воде, и врезал ногой по горлу ближайшему. Хоть удара не получилось, вода все ж таки, однако бедолага жадно хлебанул, зажал шею рукой и погрузился под воду. Второй успел дотянуться до шеи Павла, вцепился, сдавил. Павел ткнул ему коленом промеж ног, одним движением рук расцепил захват и врезал обеими ладонями по ушам. И этот скрылся под водой. Павел чуть отплыл в сторону и хладнокровно стал ждать, зная, что из-под воды его нипочем не разглядеть, мутновата водичка, в великой сибирской реке.
   Наконец, вынырнул один, хрипя и кашляя, потом показался и другой, мотая головой, и тоже кашляя, будто чахоточный за три дня до смерти. Они поплыли к берегу, Павел легко догнал их брассом, поплыл вровень:
  -- Ну что, урроды? Утопить вас разом, или по одному?
   Они попытались наддать, но получилось это у них плохо, видимо чернота застилала глаза, и огненные круги бегали перед глазами. Наконец, они выползли на отмель. Павел без труда закрутил руку одного в узел, и, не обращая внимания, что второй бросился наутек, макнул мордой в воду, спросил:
  -- Ну, и кому я дорогу перешел? Кому любимую мозоль оттоптал? Говори, сучок поганый, а то сейчас же утоплю, и уплыву. Ни одна зараза не найдет...
   Парень захрипел, все еще кашляя:
  -- Мы его не знаем... Он заплатил хороший аванс... Человек очень серьезный... Сказал, чтобы вроде несчастного случая...
  -- О, Госсподи! Опять несчастный случай... А почему вы, козлы позорные, решили, что я несерьезный человек? Топить вздумали...
   Вдруг на берегу заорали:
  -- Помогите! Помогите! Это маньяк какой-то... Он еще в воде на него набросился... Утоплю, орет, и давай тут же топить...
   На берегу уже собиралась толпа возмущенных граждан. А второй топтун, или плывун, короче - дерьмо форменное, аж приплясывал на месте. Павлу ничего не оставалось, как выпустить подонка. В милицию попадать совсем не хотелось. У этих, вполне возможно, даже ножей могло не оказаться, а у него полный абордажный набор; и нож, и револьвер.
   Освобожденный пленный в каскадах брызг рванул на берег, споткнулся, кое-как выполз на четвереньках. Павел растянул в улыбке рот до ушей, и, демонстрируя крайнее веселье и игривость, пошел на берег, весело говоря при этом:
  -- Да мы ж баловались! Эй, чего орешь? Это совсем не смешно...
   Увидев его внушительную комплекцию и могучие мышцы, лениво перекатывающиеся под гладкой кожей, толпа рассосалась с той же скоростью, что и собралась.
   Впереди поспешали по раскаленному песку киллеры-неудачники, за ними шел Павел и канючил:
  -- Эй, пацаны! Так не по правилам, даже и дня не следили, сразу топить... Ну, подождите, хоть поговорим!
   Ситуация была насквозь идиотская, а потому оба мочилы только ускоряли шаг, и к своей одежде приблизились уже чуть ли не бегом. Торопливо принялись одеваться, но Павел оделся еще быстрее, и помчался за обоими парнями, торопливо улепетывавшими с пляжа. Если убить его при таком стечении народа они не могли, то и он не мог взять одного в плен в виде языка, потому как второй тут же примется вопить: караул, убивают, насилуют, грабят...
   Машина была припаркована к обочине в переулке, и пока киллеры-неудачники садились в нее, Павел демонстративно разглядывал номер. Мотор долго не заводился. Павел сунулся к окну, предварительно оглядевшись, нет ли поблизости милиции, сказал:
  -- А погоняле своему скажите, что когда я до него доберусь, то сначала трахну, а уж потом грохну. Так и скажи! Понял, козел?..
   Не удовольствовавшись словесной угрозой, Павел сунул руку в открытое окно, схватил мочилу за волосы, благо, этот пока не следовал моде, а другим кулаком с маху саданул по носу. Такая пакость их разом вывела из себя. Второй перестал пытаться завести машину, выскочил, на ходу, как в кино, раскручивая в руке внушительных размеров складной нож, типа "бабочки".
  -- Ага! А вот это по-нашему!.. - радостно заорал Павел, но с места не сдвинулся.
   Дождавшись, пока боец обогнет капот, шагнул ему навстречу, делая вид, будто собирается провести ментовский прием защиты от ножа. Парнишка купился, видимо знаком был с такими приемами. Ловко перекинул нож в другую руку, крутнул несколько раз в ладони, то лезвием к себе, то от себя. Павел без затей врезал ему ногой промеж ног, мимоходом пытаясь сообразить, тот это или не тот, кому он еще в воде хорошо помассировал хозяйство коленом. Вполне возможно, что и тот; потому как глаза у парня стали жутко мечтательными, он забыл моментально обо всем на свете, выронил нож, сжимая обеими ладонями свое драгоценное мужское достоинство, при этом подставив под удар незащищенный затылок. Чем Павел и воспользовался, в последнее мгновение придержав удар. Так что черепушку парня с атланта не сорвало. Как-то непривычно Павлу было убивать средь бела дня, к тому же на виду десятка любопытных граждан. А тут и второй очухался. Хлюпая расквашенным носом, роняя крупные рдеющие на солнце капли, полез из машины. Павел дождался, когда высунется голова и одна нога, и так засадил по дверце ногой, что промял железо чуть не до внутренней стенки. Край дверцы пришелся парню в аккурат по физиономии, а нога явственно хрупнула. Бросив быстрый взгляд по сторонам, Павел нырнул в тенистый проход между домами, просквозил проходным двором, вышел на людную улицу, и неторопливо зашагал прочь от места побоища.
   Найдя телефонную будку, набрал служебный номер Димыча, в трубке почти сразу раздался мужественный голос крутого борца с преступностью:
  -- Майор Астахов у телефона.
  -- Ди-имыч, а меня только что чуть не убили... - тоненьким голоском сообщил Павел.
  -- Гос-споди, Пашка! Об какое еще ты темное дельце потерся?
  -- Ей богу, вот те крест, не знаю! По-прежнему много езжу на велосипеде, но никаких машин в безлюдных местах не встречал, и депутатов Госдумы на моих глазах не мочили, даже не трахали...
  -- Нет, Пашка, что-то тут не так, только начали разрабатывать, и уже убивать... Ты же и в прошлый раз выжил только потому, что у тебя не засвеченная лежка оказалась. Как хоть убить-то пытались?
  -- Очень просто, я на пляж поехал, освежиться после долгого рабочего дня. Ну, хвост, естественно, за мной волокся. Я ради пакости попытался его сбросить, но у них машина оказалась, так и тащились за автобусом, не отставая, и не обгоняя. Приволок я их, значить, на пляж, ну, и, как водится, в воду. Они за мной пошли. Я по своей наивности решил, что они боятся, как бы я от них голяком не сбежал, а они меня, уроды этакие, топить...
  -- Надеюсь, ты их сам утопил?
  -- Утопишь тут... То же самое, что женщину на пляже трахнуть, советами затрахают... Это тебе хорошо, стреляй, топи направо и налево, у тебя ксива с мутантом на обложке есть. А я только приложился допросить с пристрастием одного из козлов, а второй выскочил на берег, да как завопит: караул, убивают, насилуют, грабят... Тут же сбежалась целая толпа юных, и не совсем юных, друзей милиции... Чуть не линчевали, энтузиасты, бля...
  -- Ты хоть морды их запомнил, и номер машины?
  -- Не только запомнил, но и набил, как следует, и машине тоже...
  -- Ну, Пашка, ты в своем амплуа... Машине-то за что?
  -- А чтоб не возила всяких подонков, которые не выполняют общепринятых правил; сначала последить, хотя бы недельку, а уж потом убивать...
   Павел продиктовал номер машины, спросил:
  -- Может, зайти и фоторобот составить?
  -- Какой фоторобот?! Факта преступления пока нет, так что никто не позволит и официальное расследование вести...
  -- Понятно, понятно... Это сакраментальное: когда убьют, тогда и приходите... Ну хоть особую примету запиши: очень сильно разбитая морда, предположительно тяжелым угловатым предметом, и сломана нога, э-э... правая, в районе голени.
  -- Чем ты его?
  -- А дверцей... Чтоб не мешал серьезным людям, серьезно увечить всяких козлов... Дверца, кстати, тоже промята, будь здоров, моя подошва, поди, отштамповалась во всех подробностях.
  -- Ладно, Паша, машину проверим, увечного поищем по больницам. Насколько я помню, после встречи с тобой в домашних условиях не излечишься...
  -- Димыч, пистолет бы мне... Законный...
  -- Да как ты лицензию получишь, если в охране не служишь?
  -- Ну, а как нибудь в обход, а?
  -- Пашка, я тебе что, генерал? Ты вот что, мочи их из незаконного ствола, а потом скажешь, что у них же и отобрал. И стой на своем. В таких случаях доказать ничего невозможно, слово против слова... Пока.
   Повесив трубку, Павел поглядел на часы, если поторопиться, можно успеть до закрытия охотничьего магазина. К тому же, с точки зрения закона, половина арсенала в сумочке у Павла были вполне законными, так как в сумочке еще лежали разрешение на охотничье ружье и охотничий билет.
   Он успел минут за двадцать. Парень на крыльце еще укладывал свой охотничий хлам на тележку.
   Павел бросил ему на ходу:
  -- Не уходи пока, дело есть...
   Пробежав к кассе, сунул деньги в окошечко, проделанное в толстом броневом стекле, сказал:
  -- Четыре пачки патронов двенадцатого калибра.
   Девушка молча отбила чек, и принялась снимать остатки. Павел подошел к прилавку, протянул дородной матроне чек с разрешением на оружие, проговорил:
  -- Четыре пачки двенадцатого, с картечью.
   Женщина, выложив патроны на прилавок, удивленно спросила:
  -- Еще же не сезон?..
  -- Как, не сезон?! - изумился Павел. - Самый разгар сезона охоты на козлов...
   Оставив женщину в изумлении, выскочил на крыльцо. Парнишка неторопливо покуривал, стоя у своей тележки.
   Павел спросил:
  -- Помнишь меня?
   Парень помедлил, наконец, сказал нехотя:
  -- В нашем деле длинная память ни к чему...
  -- Ну, ладно, я не о том. Маслята нужны, к нагану, пол сотню штук, завтра. Договорились?
   Парень помедлил, что-то просчитывая, наконец, выговорил:
  -- У меня только сорок, недели через две подвезут партию...
  -- Ладно, давай сорок. Ну, до завтра...
   Придя домой, первым делом перезарядил помповушку свежими патронами, на шифоньер засунул и в запас пачку. Ольга огромными, расширившимися от ужаса глазами, наблюдала за его манипуляциями. Наконец, спросила:
  -- Паша, опять?..
  -- Честно говоря, не знаю. Сегодня пошел на работу, а за мной слежка. Я их по городу маленько потаскал, думал, может, ошибаюсь?.. Пришел на пляж, поплыл. Ну, ты ж знаешь, я только за буями плаваю. Они за мной, и в воде накинулись, явно утопить пытались...
  -- А ты что?
  -- А я что? Как положено, набил морды. Что еще я мог сделать? Они ж любому милиционеру лапши бы на уши навесили столько, что я сам мог в кутузке оказаться. Потому как, толпа на пляже не видела, как они меня топили, толпа видела, как я одного из них мордой в воду макал...
   В ожидании ужина Павел вышел во двор, сел в свой шезлонг и задумался. Полдня бегал, плавал, морды киллерам бил, а в итоге, опять ничего, полная амнезия. Тут до него дошло. Черт! И правда, амнезия от страха! Это были точно не чечены! Чеченам вовсе не нужно его сразу убивать, им же сначала свои деньги из него надо выжать... Может, и правда, Гонтарь решил себя окончательно обезопасить? Раньше Павел ему был совершенно безопасен; несостоявшийся кандидат наук клевещет на своего бывшего руководителя, дело житейское, а потому можно и внимания не обращать. Но известный и преуспевающий писатель, загребающий деньги лопатой, может, ради пакости, со смешком, красиво описать все, что знает, и до чего додумался, изучая следы на берегу того таежного озера... Посадить не посадят, но скандал может случиться нешуточный.
   После встречи с зэками Павел выползал из амнезии долго и мучительно, врач опасался, что он вообще мог половину своей жизни никогда не вспомнить. А если, он как раз, что-то важное и не может до сих пор вспомнить? Может, там было и еще что, кроме алмазов? Да и у него с Гонтарем, может, кроме словесного объяснения, еще что-нибудь произошло?
  
  
   ...Он не смог уловить того момента, когда перешел границу, разделяющую небытие и бытие. Но, перейдя ее, долго еще, очень долго, неимоверно долго, не мог зацепиться сознанием за что-нибудь, за какой-нибудь звук, предмет, хотя бы за игру света и тени. Его окружало какое-то белесое однородное пространство. Он ни за что не мог бы сказать, сколько прошло времени, прежде чем из этого пространства возник крюк. Обыкновенный крюк, только почему-то белый, как и все окружающее пространство. И мысль, наконец, зацепилась за этот крюк. Почему крюк?.. Зачем крюк?.. При чем тут крюк?.. Ведь не было никакого крюка... И как бы окончательно вытащила сознание из небытия мысль: а что было?.. Он напряг память, и ощутил пугающую пустоту... Нет, не пустоту... Будто мозги были забиты какой-то аморфной субстанцией, вроде ваты, через которую никак не могли пробиться мысли. Что же было? Где он был? Что делал? Что случилось? Да и вообще, кто он?!
   Самое страшное, он не помнил, кто он. Эта мысль заметалась в панике, путаясь в аморфной субстанции, заполнившей его мозг.
   Из белой мглы вдруг выплыло лицо. Обычное человеческое лицо. Впрочем, ему показалось, что оно повисло на крюке.
   Он спросил это лицо, глядящее на него маленькими колючими глазками:
  -- Что случилось?
   Но язык почему-то был огромен, так огромен, что занимал весь рот, и ворочаться ему было негде, поэтому вырвалось что-то малоразборчивое:
  -- ... о о-о-и-о-й...
   Лицо слегка улыбнулось и произнесло, громко и отчетливо:
  -- Будет жить!
   Он переспросил:
  -- Кто будет жить? - а изо рта изошло чуть слышное: - о-о у-и-и-ый...
   Лицо подняло взгляд и сказало кому-то невидимому:
  -- Продолжайте в том же порядке, только еще добавьте витаминов и пантокрин. А коли он очнулся, то и ферроплекс внутрь.
   Он тоже хотел посмотреть на того, к кому обращалось лицо, попытался скосить глаза, но они оказались такими тяжелыми, что не поворачивались, к тому же много сил уходило на то, чтобы держать веки открытыми. Он еще раз попытался скосить глаза, напрягся, но на эту попытку ушли остатки сил, и его вновь окутала тьма. Но это уже была не тьма бессознательности, теперь до него доходили какие-то звуки. Будто где-то хлопали двери, кто-то ходил, откуда-то доносился тихий разговор, он даже ощутил укол в руку. Но звуки все отдалялись и отдалялись, и он уснул.
   Когда он проснулся и открыл глаза, вокруг по-прежнему было белое пространство, и по-прежнему над ним торчал крюк. Но теперь это пространство дифференцировалось. Ему удалось разглядеть, что крюк торчит из потолка, что имеют место четыре белые стены, что кроме той кровати, на которой лежит он, стоят еще две, но они пустые, аккуратно застелены белыми простынями. Рядом с его кроватью стоит какое-то сооружение из блестящих трубок, пузырьков, колбочек и резиновых шлангов, что шланги тянутся к его рукам. Он попытался вспомнить, как называются эти колбочки и резиночки, и к своему изумлению вспомнил. Потом вспомнил вчерашнее: пантокрин и ферроплекс. Странно, но он знал, что это такое. Господи, кто же он? Мысль снова в панике заметалась. Пантокрин? Пантокрин? Панты, олени, заповедник... Тут он почувствовал, что разгадка близко, и вдруг, как налим из омута, медленно и плавно выплыла мысль: он биолог, работал в заповедниках, а звать его Павел Лоскутов...
   Тут он ощутил несказанное облегчение, да и ваты в мозгу вроде поубавилось.
   Отворилась белая дверь, и вошел человек в белом халате.
  -- Ну, вот и прекрасно! - воскликнул он с порога. - Этакий богатырский сон на двое суток. Теперь непременно пойдешь на поправку, - подойдя к кровати, он сел на табуретку, быстро осмотрел стеклянное сооружение.
  -- Что случилось? - на сей раз у больного получилось яснее и громче, чем в первый раз.
  -- Об этом я тебя бы хотел спросить, - улыбнулся врач. - Кстати, как тебя зовут?
   Больной медленно выговорил:
  -- Павел Яковлевич Лоскутов.
  -- Правильно, - восхитился врач. - Это самое значится и в твоих документах. А кто ты?
  -- Я - биолог. Точнее - геоботаник.
  -- Отлично! Если уж помнишь свое имя и профессию, остальное вспомнишь непременно. Мы уже сообщили в область о твоем несчастии, скоро приедет мать. Перевезти тебя в областную клинику пока нет ни малейшей возможности, тебя даже на носилки перекладывать нельзя, не то, что куда-то везти... Ну, ладно, лежи, набирайся сил... Ты, можно сказать, в третий раз родился, судя по твоим старым, страшенным ранам.
   Он поднялся, поправил простыню и ушел.
   Павел лежал, неподвижно уставясь в крюк на потолке, и пытался вспомнить, что же произошло? Но мысль барахталась в аморфной субстанции, продиралась между каких-то видений, которые никак не складывались в четкие картинки. Прежде всего, почему он здесь оказался, и что с ним? Он напрягся, попытался шевельнуться, и сейчас же чудовищная, не поддающаяся описанию, боль прострелила все его тело, и он потерял сознание.
   На сей раз сознание накатилось грохотом штормовой прибойной волны. Окружающий мир возник разом, будто включился, или нет, будто внезапно вспыхнул свет. В комнате было светло, но свет был какой-то красноватый, и простыни были розоватыми, наверное, потому, что на стене рдели косые квадраты алого огня. Павел догадался - закат. Теперь он решил действовать осторожнее, опасаясь спугнуть сознание, постарался не напрягать мышцы, чтобы снова не вызвать эту жуткую, никогда раньше не испытанную, боль. А ведь ему казалось, что о боли он знает все, когда-то ему довелось испытать весьма разнообразный спектр боли - от нежного, почти приятного побаливания, до ломящей, жгучей, сверлящей боли. Но вот чтобы от нее терять сознание, такого еще не бывало.
   Итак, что же с ним произошло? Он решил не гнать, не подстегивать память, а просто, лежать и прислушиваться к себе, приглядываться к тому, что само по себе всплывет в его мозгу, и лишь потом, как пугливую рыбу, подсекать и вываживать воспоминание.
   Кажется, он куда-то шел, что-то ему необходимо было выполнить... Или, он уже выполнил? То, что его попросил сделать Батышев... Батышев?.. Арнольд Осипович?
   Вот ведь, человеческая память... Когда стараешься изо всех сил что-нибудь вспомнить, ничего не получается, хоть головой об стенку колотись. Но всплывет в памяти какой-то образ, или имя, и вот уже воспоминания уходят в сторону, ветвятся, тянут за собой другие образы... Кто-то сказал: "дерево памяти..." Может, он вовсе не годовые кольца имел в виду, а то, что воспоминания растут подобно дереву: сначала образ, или имя, подобно семени, потом появляется росток, то, что непосредственно связано с этим образом или именем, росток начинает ветвиться, тянется вверх, веточки в стороны, и даже вниз, к истокам воспоминаний, и вот уже выросло пышное дерево. С яркими цветами в кроне - эпизодами, оставившими наиболее яркий след в памяти.
   И на сей раз, фамилия Батышев, будто крючок с наживкой, вытащили на свет божий яркую, во всех подробностях, картину.
   Экспедиция базировалась в просторном доме, который от щедрот душевных предоставил директор леспромхоза. Кто не поместился в доме, поставили палатки в обширном, заросшем густой травой дворе.
   Профессор Батышев позвал Павла в свою комнату. Когда он вошел, сразу увидел расстеленную на столе крупномасштабную карту. Это была та самая карта, благодаря которой вся экспедиция получает неплохую зарплату, а сам Батышев - жирный довесок к своей профессорской зарплате. Чем подробнее будет эта карта, тем весомее будет премия, по окончании работ.
  -- Экспедиция меняет дислокацию, - заговорил Батышев. - Мы переезжаем сюда, - он повел карандашом вдоль предполагаемой границы заповедника, потом по извилистой таежной речушке и поставил крестик возле таежного поселка. - Ну, а тебе, особое задание. До места новой базы пройти пешком, - он провел почти прямую линию, соединившую два крестика.
  -- Ничего себе, прогулочка! - весело воскликнул Павел.
  -- Да, прогулочка довольно сложная. Кроме тебя, послать некого. В тайге ты дома... Вот в этом месте, - он обвел карандашом неправильный прямоугольник, - должен быть небольшой кедрач. Он упоминается в отчете лесоустроительной партии тридцать второго года. Пройдешь по старой лесовозной дороге, затем по азимуту выйдешь к кедрачу, и сделаешь приблизительную оценку его продуктивности. Пересечешь его двумя-тремя маршрутными ходами, и достаточно. Там должны быть великолепные четырехсотлетние деревья!.. - профессор свернул карту, протянул Павлу. - Вторая копия... Береги. Да, я с директором леспромхоза договорился, тебя подвезут, сколько можно будет...
   Павел вытянулся, щелкнул каблуками:
  -- Разрешите исполнять?!
  -- Ладно, скоморошничать-то... Район опасный, болота, тайга нехоженая... А махнуть рукой на этот массив никак нельзя, без него геоботаническое описание района будет не полным.
   Павел давно знал профессора Батышева. Личность, даже среди биологов, весьма не ординарную. Доктор наук, профессор, а мог запросто, с парочкой аспирантов и парочкой студентов, сорваться и уйти в экспедицию месяца на три в такую глушь, куда, и правда, "только самолетом можно долететь". Павел познакомился с ним еще в то памятное лето, когда поступал в Университет. Он не добрал баллов и, зная, что конкурс больше трех человек на место, пошел в приемную комиссию забирать документы. Старое здание Университета изобиловало тупиками и переходами. Чтобы пройти по второму этажу из одного крыла в другое, надо было раза четыре спускаться на первый этаж, а потом подниматься на второй. До приемной комиссии нужно было добираться по узкой крутой лестнице, с протертыми за сотню лет до глубоких ям скользкими гранитными ступенями. А нога, болевшая все время экзаменов, к концу разболелась просто невыносимо. Надо было взять роскошную трость, сработанную каким-то недюжинным художником, и подаренную Павлу еще в госпитале старым хирургом, как тот сказал, за мужество на операциях. Не взял и на этот раз. Держась за стену, кое-как взобрался на лестницу. После столь трудного подъема решил передохнуть. К его радости, полутемный коридор был заставлен столами, видимо вынесенными из какой-то аудитории, ввиду ремонта. Прислонившись спиной к прохладной стене, он прикрыл глаза, и сидел на столе неподвижно, прислушиваясь, как уходит боль из искалеченной ноги, как пульсирует кровь в висках, и как в такт с этими пульсациями усиливается и ослабевает боль в голове. Последствия сотрясения мозга оказались серьезнее, чем он думал.
   Стукнула дверь, Павел вспомнил, что тут кафедра зоологии. Кто-то остановился по другую сторону штабеля столов, послышался женский голос:
  -- Евгений Михайлович, он сдал на тройку... Принимал Батышев... Вы же обещали, Евгений Михайлович... А как же теперь деньги?..
   Знакомый мужской голос перебил женщину:
  -- Не надо так волноваться. Раз я обещал, значит, сделаю. Так уж получилось, что меня срочно вызвали с экзамена, а ваш сын мог бы и поготовиться немножко...
   Голоса удалились по коридору. Павел узнал преподавателя биологии, который принимал у него экзамен. Евгений Михайлович Гонтарь... По возрасту едва ли был старше Павла, но оказался очень строгим, поставил тройку, хотя Павел рассчитывал на пятерку. Уж чего-чего, а биологию он знал. С детства это был его любимый предмет. Еще учась в техникуме, он приобрел знаменитую серию Брема "Жизнь животных". Теперь начала печататься другая серия - "Жизнь растений". Первый том Павел уже выкупил в магазине.
   Разговор Гонтаря с женщиной прошел как бы мимо его сознания, вспомнился лишь потом, когда уже поздно было. Он тяжело слез со стола и побрел в приемную комиссию.
   Его направили к председателю комиссии профессору Батышеву. В маленькой комнатке, за столом, заваленном кипами бумаг, Павел увидел плотного загорелого человека с седой бородой и коротко стриженными, тоже седыми, волосами. Он скорее походил на старого шкипера, нежели на профессора ботаники.
   Подняв взгляд на посетителя, он буркнул:
  -- Слушаю вас...
   Павел тоскливо посмотрел на стул, стоящий у стола, но проходить не стал, тяжело привалился плечом к косяку, проговорил:
  -- Я пришел забирать документы...
  -- Фамилия?
   Павел назвался. Роясь в папке, профессор равнодушно спросил:
  -- Последний экзамен, что ли, завалил? - и тут же без перехода тем же тоном: - Хоть вы и не сдали экзамен, товарищ абитуриент, но проявлять свою невоспитанность все же не следует. В этакой вальяжной позе подпирать косяки... Давайте свою экзаменационную карточку...
  -- Извините... - пробормотал Павел, отлепляясь от спасительного косяка.
   Но сделал он это видимо с излишней поспешностью, стал на больную ногу, в бедро и колено разом ударила резкая боль, его шатнуло. Он остановился, пережидая боль, одновременно роясь в кармане в поисках экзаменационной карточки. В глазах профессора мелькнуло любопытство, и на лице вдруг возникло некое игривое выражение, которое возникает у людей, сидящих в цирке, когда на арену выскакивает клоун. Именно в тот момент, когда он еще ничего не сделал, только собирается, но люди уже знают - сейчас будет хохма.
  -- Вы что, уже успели отметить завал экзаменов?
   Это уж было слишком... Павел понял, что, наконец, достиг предела унижения. И только эта мысль удержала его от вспышки. Плюнув на этикет, он шагнул к столу, плюхнулся на стул, жалобно заскрипевший под его тяжестью, и протянул экзаменационную карточку.
   Взяв ее, и мельком проглядев, Батышев вдруг раздраженно воскликнул:
  -- Что вы мне голову морочите?! Экзамены у вас все сданы, хоть и на тройки. Но вы, как демобилизованный военнослужащий, идете вне конкурса.
   Профессор в упор разглядывал его, задержал взгляд на багровом шраме через весь лоб, спросил после долгой паузы:
  -- Вы действительно не знали, что идете вне конкурса?
  -- Не знал... - хмуро обронил Павел. Ему хотелось поскорее уйти отсюда, но он чувствовал, что надо переждать боль в ноге, иначе он чего доброго грохнется на пол, не дойдя до двери. - Не до того было... После школы столько лет прошло, пришлось наверстывать... К тому же я не десять классов закончил, а восемь... Потом железнодорожный техникум...
  -- И с чего же такой зигзаг?
  -- В техникум родители уговорили. А я еще в школе мечтал в Университет...
   Профессор кивнул на шрам:
  -- А это что, в какой-нибудь необъявленной войне отметку получили?
  -- Какое там... Я вовсе не герой. В баню поехали, а шофер-разгильдяй, гайки на кардане плохо затянул. На повороте кардан отвалился, ну и...
  -- Вы учиться сможете?
  -- Смогу, конечно...
  -- Похоже, кроме травмы головы, у вас еще что-то есть?
  -- Если откровенно, я на инвалидности...
  -- Что еще, кроме головы? - настойчиво спросил Батышев.
  -- Множественные переломы, ушибы, сотрясение мозга... Ну, и еще кое-что...
  -- Может, вам надо было повременить годик с учебой?
  -- И так четыре года навременил... Не такое это трудное дело - учеба. Приходилось и потруднее...
  -- Форму двести восемьдесят шесть что, по блату достали?
  -- По блату...
  -- Ничего, учитесь... Если уж вы так уверены в себе. Только, вот что, - Батышев раздумчиво помолчал, - первый курс у нас обычно на уборочную ездит, на весь сентябрь, вам ни в коем случае ехать нельзя. Останетесь здесь, поработаете на кафедре. Я скажу в деканате...
   Когда Павел отлеживался в госпитале, ему впервые начали приходить мысли о жизни и смерти, о смысле жизни. Наверное, тогда-то он и сделал первый шаг к писательской своей деятельности. В то время, в горячечном бреду, он то и дело возвращался к образу Иисуса. Что это? Символ? Чего, добра?.. Но под знаменем Иисуса "истинно верующие" резали себе подобных веками, не щадя ни старого, ни малого. Знамя Иисуса веками было знаменем мракобесия и зверства. Значит, абсолютного добра не существует? Как не существует и абсолютного зла... Символ добра может одинаково служить и носителям добра, и носителям зла...
   Образ Иисуса... Человек, пострадавший за все человечество? Человек, принявший в себя все зло, и все добро?.. Символ милосердия и всепрощения...
   Что-то не нравилось во всем этом Павлу. Что-то, где-то не состыковывалось, не вызывало отклика в его душе. Хотя, казалось бы, и должно было вызывать. Тогда ему показалось, будто он понял, что именно ему не нравится в христианском учении; там везде и всюду навязчиво проповедуется всепрощение слабого, и тем как бы дается карт-бланш сильным на то, чтобы творить зло, в том числе и на то, чтобы безнаказанно обдирать слабых. Но это присутствует как бы в виде молчаливого благословения. А в явную буквально навязывается любовь к маленькому человечку. Но Павел-то знал, что стоит начать потакать маленькому слабенькому человечку, он тут же пожелает получать побольше и поменьше трудиться, а потом вырастет в такого Соловья-разбойника, что придется искать Илью Муромца...
   И опять что-то с чем-то не сошлось, не состыковалось... Если носители зла и носители добра, вооружившись милосердием, как каждый его понимает, возденут образ Иисуса на штыки, и ринутся друг на друга...
   Нет, должно быть еще право... Право всех на жизнь, право всех живых существ жить на Земле, от человека до последней букашки. Как все просто, если ввести понятие права. И как сложно, если пытаться разграничить добро и зло, оперируя только этими понятиями. Тигр съедает оленя... Добро для тигра, зло для оленя. Но ведь, если подумать, тигр не отрицает право оленя на жизнь, как биологического вида! Если исчезнут олени, как вид, с ними исчезнет и тигр...
   На земле существует лишь один вид живых существ, который взял на себя божественную миссию решать, кто имеет право на жизнь, а кто нет. Живое существо не может быть богом, следовательно, отрицая право на жизнь других существ, человек сам лишается права жить на Земле.
   Потом, вспоминая все, что приходило ему тогда в голову, Павел не мог понять, действительно ли он так думал, находясь в здравом уме, или все это было навеяно наркотическим дурманом болеутоляющих средств, которыми его накачивали в промежутках между операциями? Но след остался на всю жизнь. Не зря же он, защищая право на жизнь себя, Ольги, Дениса и не родившейся Ксении, все просчитав, хладнокровно всадил зубило промеж глаз старого друга Николая...
   Группа первокурсников, в которую зачислили Павла, уехала на уборочную, а он весь сентябрь должен был ходить на работу в Университет. Когда он подавал заявление, немножко побаивался, что окажется один в девичнике, но парней в группе оказалось почти такое же количество, что и девушек.
   Он приводил в порядок лаборатории, красил стены, полы. Ремонтировал всякую лабораторную мелочь. Делал то, что не могли сделать лаборантки. Жил он в общежитии, один в комнате. В монотонной не тяжелой работе его мало-помалу отпускало нервное напряжение. Чуть было не уложившее в больницу во время экзаменов. Перестала болеть голова. Потом и сон наладился. К тому же, две недели после экзаменов, которые он провел в Урмане, он использовал с толком; каждый день ходил в спортзал и приседал со штангой на плечах в десятках подходов, очень-очень медленно набавляя вес. Так что, ногу он худо-бедно закачал, трость можно было оставить дома.
   Приехав в Университет, он первым делом договорился с вахтершами университетского спортзала, чтобы они пускали его в зал тяжелой атлетики. Пользуясь отсутствием тренера, Павел целый месяц беспрепятственно восстанавливал подкосившееся здоровье. Когда появился из отпуска тренер, он первым делом обратил внимание на Павла:
  -- Ого! Да у нас пополнение! - смерив взглядом ширину его плеч, добавил: - Похоже, готовый полутяж...
   Однако с каждым днем при виде Павла он хмурился все сильнее и сильнее, а взгляды становились все более косыми. В то время как его добропорядочные воспитанники добросовестно рвали, толкали, швунговали и приседали с предельным весом, Павел приседал с легонькой штангой, но о-очень много раз. Вместо того чтобы заниматься классическим двоеборьем, Павел упорно занимался культуризмом, будто не замечая косых взглядов тренера.
   В конце концов, тренер решил больше не ограничиваться намеками, а подошел как-то к Павлу, когда тот, по своему обыкновению жал лежа, присел на скамейку, заговорил:
  -- Паша, а когда ты начнешь классикой заниматься?
   Павел безмятежно ответил:
  -- Так я же ни рвать, ни толкать не могу, у меня нога покалечена и двух ребер нет...
   Тренер аж присвистнул от удивления, сказал:
  -- Покажи!
   Павел задрал футболку, показал.
   Тренер надолго задумался, наконец, заговорил:
  -- Извини, Паша, но я вынужден отказать тебе в зале. У нас имеется четкое предписание, не поощрять занятия культуризмом. Я ничего против не имею, качайся, но хоть изредка выступай на соревнованиях за Университет. А если не можешь, меня же по головке не погладят, за то, что развел в зале культуризм... Так что, парень, нечего тебе тут делать...
  -- Это почему же? - тихо проговорил Павел, чувствуя, как липкий страх ползет снизу по спине, рождаясь где-то в районе копчика, и ненавидя себя за этот страх, парализующий волю.
   Да, он испугался, и было от чего. Ведь отлучение его от спортзала означало для него возвращение слабости, болезней, бессонницы. А с ней и жутких головных болей, и "пляски нервов", как сам Павел окрестил это явление, когда трясутся руки и ноги, а ноги еще и подгибаются при ходьбе, а в глазах мельтешат какие-то тени, делая окружающий мир скользящим, шатающимся и нереальным. Он знал, что лекарствами все это можно приглушить, от больничного покоя это может уйти вглубь, затаиться в организме, но излечиться - никогда. Он инвалид, и это, как говорят философы-материалисты, объективная реальность, данная ему в ощущениях, весьма неприятных. Да и хирург в госпитале откровенно сказал, что он инвалид, и это на всю жизнь. А если не будет хорошо заботиться о своем здоровье, то и вообще долго не протянет. Только железо, укрепляя мышцы, способно капля за каплей, выжать из него болезнь. Ведь снабжая мышцы питательными веществами, организм волей-неволей вынужден искать резервы, стимулировать собственные восстановительные силы. Как говорили великие физиологи: функция делает орган. Искалеченный, разлаженный механизм его, так сказать, существа, постепенно наладится, восстановятся нормальные функции.
   Сидя рядом с тренером на лавочке, Павел хотел все это сказать ему. Но привычная, будничная обстановка зала почему-то помешала ему это сделать. Ухали штанги на помосты, пахло застарелым запахом пота, прелью не стираных футболок, чуть-чуть - резиной помостов.
   Из последних сил, сдерживая бешенство, Павел проговорил:
  -- Поскольку я являюсь студентом Университета, то имею право тренироваться в этом зале... - как ни старался он сдерживать бешенство, голос его звенел на высокой ноте.
   Тренер усмехнулся:
  -- У тебя же освобождение от физкультуры...
  -- Как только смогу бегать, сразу же от него откажусь!
  -- Ах, так ты даже бегать не можешь!
   Тренер был молод, чуть-чуть только постарше Павла, и страшно любил показывать студентам свою власть. Если кто-то пропускал занятия, давал заведомо невыполнимые задания и требовал, чтобы их неукоснительно "отрабатывали", иначе не ставил зачета. А без зачета по физкультуре могли и до сессии не допустить. На этих "отработках" случались и сердечные приступы, и приступы истерии, его это не трогало, а университетское начальство считало, что он в достаточной мере требователен. Со спортом он имел весьма поверхностное знакомство, окончил физкультурное отделение пединститута. Кажется, имел второй разряд по пятиборью. Штангу он явно впервые увидел, когда начал вести занятия секции тяжелой атлетики уже устроившись преподавателем на кафедру физкультуры Университета. Как ему удалось устроиться сюда, одному Аллаху было ведомо. Да его родителям, работавшим в Университете.
   Глумливо усмехаясь, тренер произнес:
  -- Все же, я бы, может быть, и разрешил тебе заниматься, если бы ты принес справку от врача...
   Поняв, что бессмысленно упрашивать и унижаться, Павел ушел из спортзала. Рассчитывать на справку не приходилось, ни один врач не сможет решиться выдать такую, на вид вроде бы безобидную, бумажку.
   Он понимал, почему его выгнал тренер, но от этого легче не становилось. Несколько лет назад какое-то околоспортивное светило, из области тяжелой атлетики, выступило с разгромной статьей о так называемом "культуризме". Было напрочь забыто чисто русское слово - атлетизм, которым занимались еще писатель Куприн и Поддубный с Заикиным, цирковые борцы. По каким-то неведомым закономерностям ортодоксальной мысли обыкновенный вид спорта вдруг превратился во вредное для здоровья, порочное увлечение, и даже в "чуждую нашему обществу западную философию". Когда пронесся шквал публикаций в спортивной литературе, о "культуризме" забыли, будто нет его, и никогда не было. Об атлетизме тоже.
   И вот это коснулось Павла. Выходя из спортзала, он подумал, что надо сходить к ректору, он поймет.
   Павел знал, что ректор любил поработать в своем кабинете допоздна, а потому направился прямиком в Университет. По пустынным коридорам привидениями слонялись неприкаянные вечерники. В приемной секретарши не было, а потому Павел беспрепятственно прошел в кабинет. В кабинете ректора горела только старая, довоенного образца, настольная лампа, с зеленым абажуром. И были покой и тишина, какие бывают только черным предзимьем, и только в таких вот старых, надежных, респектабельных Университетах.
  -- Проходите, садитесь, - приветливо проговорил ректор, поднимая взгляд от кипы бумаг, которые он читал.
   Павел подумал, что это чья-то диссертация. Подойдя к огромному старинному столу, он опустился в скрипучее, тоже старое кресло.
  -- А, Паша!.. - со стариковской простотой воскликнул ректор. - Здравствуй, здравствуй... Что случилось?
   Ректор читал у них курс лекций по истории Партии. Павел точно знал, что после двух лекций, ректор уже знал по имени большинство студентов с потока. Так что, зря некоторые первокурсники начинают здороваться с преподавателями, которые у них читают лекции, за месяц до первой сессии. Любой преподаватель после первой же лекции знает своих студентов в лицо, после второй по фамилиям, а после третьей уже и по именам.
   Сидя в низком кресле, страдая от неудобной, слишком низкой посадки, когда колени задраны чуть ли не до ушей, Павел сбивчиво рассказал об инциденте в спортзале.
   Ректор внимательно слушал, не перебивая. Когда Павел закончил, спросил:
  -- Как я понял, ты желаешь заниматься культуризмом?
  -- Не культуризмом, а атлетизмом, - чувствуя, что краснеет, промолвил Павел.
  -- А почему бы тебе не заняться легальным видом спорта?
  -- Но ведь атлетизм никто не запрещал! - с отчаянием воскликнул Павел.
  -- Ну, что ты волнуешься? - укоризненно промолвил ректор. - Дело тут, понимаешь, сложное... - он помедлил, видимо раздумывая, как подоходчивее объяснить студенту то, что для него было ясно, как божий день. - Так называемый культуризм давно перестал быть просто видом спорта, он стал идейным оружием наших врагов. С его помощью определенные круги Запада стремятся развратить, разложить некоторую часть нашей молодежи. Поклонение этому пресловутому культу тела отвлекает нашу молодежь от решения действительно важных, серьезных задач, воспитывает эгоизм и эгоцентризм, свойственные молодежи капиталистических стран. Да и много молодых, крепких парней отвлекается от здоровых видов спорта. Так что, мы должны всеми силами бороться с этим явлением, а не проповедовать его.
  -- Но ведь, Вениамин Степаныч, что плохого в этом культе тела? Разве плохо быть здоровым, сильным, вести здоровый образ жизни, без табака, водки... и прочих гадостей?! - Павел чуть не ляпнул - "наркотиков", чем вверг бы несчастного старика в шок, потому как в то время в Советском Союзе не было ни наркотиков, ни наркоманов, по официальной версии. Но Павел-то лично знал в своем родном Урмане десятка три закоренелых наркоманов.
  -- Вот то-то и оно... - сожалеюще покачал головой ректор, глядя на Павла, как на неразумного ребенка. - Внешне любая идеология может показаться привлекательной и правильной. Но какое она несет в себе идейное ядро?..
   Павлу показалось, что добряк Вениамин Степаныч вдруг окружил себя непроницаемой броней, и все аргументы будут отскакивать от нее, как тот сакраментальный горох от проклятой стенки.
  -- Вениамин Степаныч, - тихо вымолвил Павел, опуская голову, - я бы с удовольствием занялся легальным видом спорта, но у меня не все ладно со здоровьем... Не могу я заниматься тяжелой атлетикой! - уже с отчаянием воскликнул он. - Вот укреплю немножко здоровье атлетической гимнастикой, тогда посмотрю...
  -- Так кто же тебе разрешил заниматься, если ты болен?!
  -- Я не болен! Но если не буду заниматься, то непременно заболею...
  -- Не пойму я тебя что-то... Так жить - ты болен, спортом заниматься - не болен? Крутишь ты что-то...
   Павел чуть не взвыл от отчаяния, и особенно от неприязненной усмешки, вдруг вылезшей на лицо ректора. Господи, не распространяться же перед ним битых два часа о принципах лечения некоторых заболеваний дозированной физической нагрузкой! Он просто не поймет. В его время с простым насморком укладывали в постель на неделю. Скажи ему, что в Штатах через месяц после операции на сердце, больные уже бегают, не поверит, да еще обвинит в низкопоклонстве...
   Но ректор вдруг потянулся к телефону, подумав секунду, набрал номер:
  -- Кафедра спорта? Ректор беспокоит... Позовите к телефону тренера по тяжелой атлетике, - минуту он сидел неподвижно, рассеянно глядя куда-то поверх головы Павла, наконец, встрепенулся: - Добрый вечер, ректор вас беспокоит... Что там у вас с Павлом э-э... Что, нажаловался? А куда прикажете ему бежать, в суд что ли? Главная инстанция для студента - ректор! Давайте по порядку... - ректор долго слушал, кивал головой, наконец, сказал в трубку: - Только и всего?.. Понятно...
   Положив трубку, он улыбнулся:
  -- Я думал проблема, а тут всего-то и нужно - справку от врача... Возьмите справку, и занимайтесь на здоровье.
  -- Культуризмом? - саркастически переспросил Павел.
  -- Атлетизмом, если вам угодно, - улыбнулся ректор, неизвестно почему перейдя на "вы".
   Выходя из кабинета, Павел думал: круг замкнулся, просто и эффективно, возьми бумажку у врача и приходи. Но загвоздка-то в том, что бумажку никто не даст...
   Так и оказался Павел в культуристической "качалке", принадлежащей двум братьям, Алексею и Николаю. С этого момента жизнь его безнадежно раздвоилась. И прозанимался там больше двадцати лет, пока не грянула перестройка.
   Первый курс был для Павла самым сложным. Он оказался как-то в стороне от жизни группы. Сначала его хотели назначить старостой группы, но он наотрез отказался. Пять дней в неделю, лекции, практики, самоподготовка и ежедневные тренировки в "качалке". Бесконечные приседания со штангой на плечах, работа на тренажере для жима лежа ногами. Только в субботу и воскресенье Павел давал себе передышку. После занятий в субботу садился на электричку и ехал в Урман, к родителям. Отсыпался, и отъедался, полеживая на диване с книгой, в основном с научной. В понедельник вновь начинался недельный круг.
   Разве что, Павлу запомнилась первая сессия. Первым экзаменом шла "зоология беспозвоночных", и принимал ее почему-то старый знакомый еще по вступительным - Гонтарь. Он вообще был на все руки. Это потом уже Павел узнал, что он был одним из первых докторов наук по экологии. Взяв билет, Павел демонстративно уселся за первый стол, быстренько, конспективно набросал на листе бумаги ответы на вопросы. И от нечего делать стал прислушиваться, как отвечал на билет Эдик Фигнеров. Павел как-то попытался определить, откуда может происходить такая фамилия, и не нашел ничего лучше, как предположить, что она переделана из какой-то еврейской. Павел не был антисемитом, и не очень верил, что имеются какие-то тайные распоряжения об ограниченном приеме в вузы евреев. Но, слушая ответ Эдика, он тут же уверился, что Эдик точно не еврей. Он так путался и мямлил, что будь Павел на месте преподавателя, давно бы поставил "неуд", и выгнал вон. Но Гонтарь, не поднимая взгляда от экзаменационной карточки, тихо сказал:
  -- Больше четверки я не могу поставить... Но как же вы подвели меня, молодой человек... А ведь обещали взяться за учебу...
   Павел ушам своим не поверил: сверхтребовательный Гонтарь за явную туфту четверку поставил!
   Радостный Эдик схватил зачетку и исчез за дверью. Павел сел на его место и без задержки принялся отвечать. Говорил не торопясь, ясно и отчетливо выговаривая термины. Когда ответил на первый вопрос, тут же перешел ко второму, потом к третьему. Когда он закончил, Гонтарь с минуту посидел, потом нервно хохотнул, проговорил:
  -- Даже и не сообразишь сразу, о чем бы спросить?.. - он взял зачетку Павла, повертел в руках, спросил вдруг: - Почему на вступительных вы не сказали, что демобилизованы из армии?
  -- А что бы это изменило? - удивился Павел.
   Гонтарь долго смотрел на него, наконец, улыбнулся, повторил:
  -- Действительно, что бы это изменило?.. - и аккуратно вывел в зачетке "отл".
   В вестибюле Павел увидел Эдика. Рядом с ним стояла женщина, средних лет, и что-то раздраженно ему выговаривала. Павел понял, что это его мать. Впрочем, Эдик был не одинок; еще несколько матерей сопровождали своих отпрысков на первой сессии. Проходя мимо, Павел узнал ее голос. Это она тогда, летом, справлялась у Гонтаря насчет каких-то денег. И тут Павла озарило: вот что это за деньги! Видимо, это взятка Гонтарю за то, что он устроит Эдика в Университет. Так, значит, Эдик должен был учиться на месте Павла? Поэтому Гонтарь так стремился завалить его на вступительных, что нагло занизил оценку минимум на два балла? Но если Эдик учится, значит, кого-то все же завалили?.. Павлу стало противно, но потом пришли сомнения. Казалось невероятным, чтобы Гонтарь, самый молодой доктор наук, мог за деньги рисковать своей репутацией, вытягивая на вступительных экзаменах Эдика, и сейчас, на сессии, "за так" поставить ему четверку. Сколько там зарплата, у докторов наук? Чуть меньше тысячи?..
   Павел постарался тогда выбросить все это из головы, а зря. Наивный дурачок из провинциального Урмана! Прельстился респектабельным видом Гонтаря, и возможностью стать таким же молодым доктором наук! Зная такие подробности о личной жизни Гонтаря, мог бы сразу сообразить, что этот человек за просто так ничего не делает, и в любой момент может пройтись танком по всей твоей жизни. Что и произошло в итоге...
   В эту сессию он чуть было не свалился в постель надолго. Что-то он неправильно рассчитал, то ли нагрузку в спортзале, перегрузил себя, то ли стресс первой сессии на него подействовал; на первой сессии и здоровые-то трясутся так, что смотреть страшно, как бы тут же перед столом преподавателя не помер от сердечного приступа. Последний экзамен сессии Павел уже сдавал с жуткой головной болью, это было верным признаком приближения "пляски нервов", как он сам окрестил это явление. Так что, в "качалку" он после экзамена не пошел, а отправился в общежитие. А зря. Возможно, в тишине подвала, с небольшой нагрузкой прокачав мышцы, он бы снял стресс, и миновал бы его лишний рецидив болезни.
   В комнате он лег на койку, расслабился. Ему даже удалось успокоить себя до такой степени, что уснул. Забыл он, что сдачу каждой сессии студенты бурно празднуют. Общага вокруг его тихой и темной комнаты буквально гудела, но разбудили его ребята, которые жили с ним в комнате. Он давно уже приучил их соблюдать тишину, но вот добиться того, чтобы они ложились спать в одиннадцать часов, было выше его сил. Включив настольную лампу, они долго возились в комнате, переругиваясь шепотом и косясь на Павла, с головой укрытого одеялом. Бояться они его не боялись, но уважали за чудовищную, по их понятиям, силу. Еще осенью, когда они возмутились тем, что он выключил свет в одиннадцать часов, он легко, как тряпичных кукол, расшвырял их по койкам и пригрозил, что вообще станет на ночь привязывать их к кроватям, если они не будут давать ему спать. И хоть у него после этого долго болели раны, еще недостаточно хорошо размятые и закачанные, но спать он теперь мог спокойно. Потому что ребята, хоть и не приучились ложиться спать вместе с ним, безропотно уходили из комнаты, когда он укладывался. Он им все же объяснил, что ему здорово прилетело по голове, а потому нормальный сон для него - вопрос жизни и смерти.
   Парни, наконец, ушли, но Павел так и не уснул. На часах было два, когда они вернулись. Лежа с закрытыми глазами, Павел прислушивался к себе, к тому, как начиналась у него "пляска нервов". Кровать под ним плавно двинулась в одну сторону, потом в другую, потом она начала заваливаться вперед и он понял, что теряет сознание. Вцепившись обеими руками в матрас, он медленно дышал носом, стараясь не поддаться слабости, и не упустить сознание. В окружающей темноте мельтешили разноцветные пятна, уши то закладывало, словно ватой, то в них поднимался трезвон колокольчиков, маленьких таких бубенчиков, которые рыбаки вешают на закидушки.
   Ему удалось все же расслабиться и ни о чем не думать, возможно, ему удалось бы и победить этот приступ, он уже его почти победил, начал помаленьку задремывать, размахи кровати становились все меньше, цветные пятна блекли... Как вдруг тяжкий удар ухнул на потолок. Павел аж подскочил от неожиданности. Но тут же вспомнил, что этажом выше живут поклонники атлетизма, но занимаются они почему-то по ночам и не чаще одного раза в неделю, при этом так грохают гири об пол, что с потолка сыплется штукатурка. Он не выдержал. У него тут реальная возможность остаться на век инвалидом, к тому же без образования, а какие-то идиоты этак жизнерадостно кидают гири на пол в четвертом часу ночи. Вскочив с кровати, он, как был в одних трусах, выскочил в коридор. Руки колотило крупной дрожью, коридор кренился из стороны в сторону, по стенам метались цветные пятна.
   Он с трудом отыскал нужную дверь, потому как в глазах уже темнело. В комнате было накурено, кровати сдвинуты к стене, на затиснутом в угол столе стояло несколько бутылок. На свободном пространстве стояло несколько гирь, вокруг на койках сидело четверо парней, а пятый в это время тужился выжать двухпудовую гирю.
  -- Вы когда людям спать дадите?! - заорал Павел.
   В этой комнате жили третьекурсники, и им было плевать на призывы какого-то первокурсника - салажонка в их понимании. Но Павел был, видимо, очень страшен; с перекошенным от боли и ярости лицом, весь покрытый багровыми рубцами. Парни притихли, со страхом глядя на него. Тот, что мучил гирю, с размаху ухнул ее на пол, в зубах у него была папироса, вроде бы даже "Беломор". Ну, ясно: железный русский парень, после литра самогонки, с папиросой в зубах, пожонглировать двухпудовочкой...
  -- Чего надобно, старче? - нахально осведомился он.
   Павел шагнул в комнату, студент преградил ему дорогу.
  -- Шагай отсюда! Видали мы таких... блюстителей порядка...
   Павел осторожно взял его за бока и швырнул на койку. Потом собрал гири. В одну руку взял пудовку с двухпудовкой, в другую - две полуторки, и, помахивая гирляндой чугуна, пошагал прочь. Парни ошеломленно смотрели ему в спину.
   Гири он зашвырнул под свою кровать. Улегшись, попытался расслабиться, но было уже поздно... Если бы он принял пару таблеток сильного транквилизатора, возможно и все обошлось, но он перестал принимать лекарства, сразу же, как только вышел из госпиталя.
   Как он пережил эту ночь, он не мог понять. Кровать то запрокидывалась назад, то вперед, это означало, что он то и дело терял сознание. В ушах слышался то вой сирен, то предсмертные вопли, то нестерпимый звон. Изредка уши закладывало, да так, что казалось, голова вот-вот лопнет. То он невыносимо мерз, то наоборот, обливался потом с головы до ног. А соседи его безмятежно спали. Да он ни за что не стал бы их будить, даже если бы умирал.
   Только утром, обессиленный, он то ли задремал, то ли окончательно потерял сознание. Когда открыл глаза, обнаружил, что комната пуста. Постельное белье с соседних кроватей исчезло, и стояли они в беспорядке, сдвинутые со своих мест, создавая впечатление брошенности и запустения. Павел отметил про себя, что он точно провалялся без сознания несколько часов, иначе бы слышал, как соседи собирались домой на каникулы. Ему вдруг на мгновение стало страшно, что он не сможет подняться и умрет здесь один, без помощи, всеми забытый.
   Тут, к его несказанному облегчению, вошла раздраженная, злая донельзя, комендантша.
  -- Ты чего валяешься?! - сварливо закричала она от двери. - Коли собираешься ехать домой на каникулы, так собирай белье, сдавай... Мне что, из-за вас тут до ночи сидеть?
   Павел заворочался на кровати, кое-как сел. От слабости руки и ноги были какими-то инертно-тяжелыми, будто налитыми ртутью. С большим трудом натянув брюки, он поднялся, постоял, держась за спинку кровати, пережидая темноту в глазах. Комендантша не уходила, шарила зачем-то по всем углам комнаты, заглядывала под кровати. Павел собрал мокрое от пота белье, скрутил в тугой узел. Ноги дрожали и подкашивались, пальцы рук, были словно замерзшие, плохо гнулись и не слушались. Он двинулся к двери, но пол вздыбился, и чтобы не упасть, он сделал несколько поспешных шагов, целясь в проем двери, но промахнулся, и с разгона врезался лбом в косяк. Угадал прямо своим рубцом. В голове, будто молнии пыхнули. Ему даже показалось, что череп разлетелся на куски. Несколько секунд он ничего не видел, наконец, в сознание ворвался визгливый голос комендантши:
  -- Это же надо, так нахлебаться! Студенты... Интеллигенция х... А водку дуете ведрами! Как не стыдно вам только?..
   Павел не стал дослушивать, протиснулся в двери и побрел в кастелянную. Пол то и дело уходил из-под ног, а перед глазами плавали какие-то черные облака, и мир лишь в их разрывах проглядывал бесформенными кусками.
   Когда он спускался по лестнице, изо всех сил цепляясь за перила, навстречу попалось несколько студентов с его потока.
   Кто-то весело заорал:
  -- Ба, Черная Смерть, ты где так набодался?!
   Кто-то из его потока пустил слух, будто он служил в морской пехоте, и успел повоевать в какой-то необъявленной войне. Наверное, потому, что каждый вечер, когда сдавал вступительные экзамены, он приходил на пляж, расположенный неподалеку от Университета и подолгу плавал за буями. А большинство абитуриентов к экзаменам готовились на пляже. Глядя на него, решили, будто он суровый морской волк, или, на худой конец, морской пехотинец. Так ведь и прилипло прозвище. Хоть он на него внимания и не обращал, то есть не отзывался. Вот и теперь он молча протащился мимо парней, но тут в его глазах черные тучи окончательно сомкнулись. Пережидая тьму, он остановился, прислонившись к стене. Сквозь звон в ушах пробился испуганный возглас:
  -- Ребята, он не пьяный, с ним что-то не так...
   Он почувствовал, что кто-то теребит его за руку, услышал сочувственные возгласы:
  -- Эй, Пашка, ты чего это? Может, скорую вызвать?
  -- Ничего, ребята, порядок. Просто в глазах потемнело... Может, от переутомления...
  -- Говорили тебе, зубри поменьше! - и компания протопала мимо.
   Павлу как можно скорее требовалось добраться до дому, ему совсем не подходило, попасть в больницу в чужом городе. Проваляешься всеми забытый недели и месяцы, на скудной больничной кормежке, только хуже станет.
   Кое-как выкарабкавшись из черного тумана, Павел добрался до кастелянной, сдал постель. Обратно иди было невпример легче, он теперь мог хвататься руками за стены. Торопливо собрав свои вещи, он отправился на вокзал. Ему казалось, что путь этот, сначала до вокзала, потом на электричке до дому, никогда не кончится. Да еще приходилось шарахаться от каждого милиционера, загребут в вытрезвитель, блюстители долбанные, и сдохнешь там, под видом алкаша. А что, бывали прецеденты... Весь мир, казалось, прекратил поступательное движение, и кружился подобно карусели. И время тоже кружилось на месте, и электричка стучала колесами на одном месте... Это кружение не оставило его, и когда он, наконец, выбрался из проклятой электрички. До дому надо было идти по узенькой тропке между сугробами. Несколько раз его заносило в сторону, и он валился в снег. Минуту лежал, прислушиваясь к толчкам крови в висках, потом вставал и брел дальше. Милиции в Урмане можно было не опасаться; главные силы остались на вокзале, а из городского отдела ребята, патрулировали только ту улицу, где находился главный универмаг и горком с исполкомом.
   В этот же день мать позвала своего старого приятеля, врача из городской больницы. Это был терапевт, чуть ли не с пятидесятилетним стажем. Он даже осматривать Павла не стал, ведь это он давал ему справку формы двести восемьдесят шесть. Сидя на краю дивана, на котором лежал Павел, он говорил:
  -- Вы поймите, это неизлечимо. У него есть инвалидность, вот пусть и сидит дома. Единственное, что ему поможет, это покой, покой и покой. Никаких стрессов, никаких нервных и физических нагрузок. Прогулки на свежем воздухе, молочная диета, фруктов и овощей побольше. О какой учебе может идти речь?!
   Когда он ушел, мать долго сидела рядом с Павлом, баюкая его как маленького. После долгого, долгого молчания, проговорила тихо:
  -- Бросай Университет... Жизнь ведь одна...
  -- Ты права, мама... - задумчиво выговорил он. - Жизнь одна...
   В эту ночь, хоть и беспокойно, но он спал. Видимо покой родного дома повлиял.
   До Нового года осталось всего ничего, а поскольку он один остался поблизости, то мать его потчевала за четверых. К празднику у нее было припасено огромное количество продуктов, и они с Павлом начали праздновать загодя. Чем она его только не потчевала в первый день каникул! И рыбой красной, и икрой черной, и пельменями из трех сортов мяса, и беляшами, которых можно было съесть целый тазик, до того были вкусны. Хоть он и ел через силу, но наедался до отвала, будто принимал лекарство, не вкусное, но необходимое. Отец праздновать не мешал, он пьянствовал где-то с многочисленными друзьями.
   К вечеру ему стало полегче, и он отправился в спортзал. Дядя Гоша уже был там. За то время, пока Павел его не видел, он почти не изменился, был такой же огромный и добродушный, только седины прибавилось. Увидев Павла, вскричал:
  -- Эк, тебя скрутило!.. Пашка, ты ж в ПВО служил?.. Где это тебя так?..
  -- Там же, в ПВО... - хмуро проворчал Павел. - Раздолбаи частенько бывают страшнее диверсантов...
  -- Эт, точно... - со знанием дела согласился дядя Гоша. - А сейчас-то, что с тобой? На тебе же лица нет, краше в гроб кладут...
  -- Последствия мозговой травмы... Видимо, на экзаменах переутомился...
  -- Ну-у, это поправимо! Раздевайся, и с блинчиками, с пятерочками, хорошенько проработай все мышцы, а я тебя пока просвещу, что надо делать матерому диверсанту в подобных случаях...
   Пока Павел осторожно и не спеша, разгонял застоявшуюся кровь по жилам, дядя Гоша просвещал его, как надо бороться с последствиями болевого шока, даже не допускать его, как с кровопотерями, с последствиями контузий и мозговых травм. Павел изумлялся; приемы простенькие, но эффективные. В довершение ко всему, дядя Гоша промассировал несколько точек у него на голове, за ушами, и Павел с изумлением почувствовал, что ему стало почти хорошо.
  -- Ну вот, а теперь в баню, - проговорил дядя Гоша, отпуская его. - Долго не парься, чуть-чуть погрейся и домой, спать...
   Павел тут же направился в городскую баню, благо, она была не далеко, попарился, и домой шел уже со слипающимися глазами. Придя домой, он упал в постель, и проспал часов шестнадцать.
   С тех пор, он очень осторожно относился к своему здоровью, больше не загонял себя. И если чувствовал приближение приступа, то шел не в постель, а в спортзал, в баню, или куда-нибудь в тихое место, где много деревьев и мало людей.
  
  
  -- Па-ша-а! - послышался крик.
   Павел вздрогнул и отвлекся от воспоминаний. Через открытое окно кухни его звала Ольга, видимо, ужинать. Он вылез из своего шезлонга, и пошел к дому. На кухонном окне была натянута сетка от комаров, но сквозь нее все было прекрасно видно. Войдя на кухню, Павел первым делом задернул занавески.
   Ольга тяжело вздохнула, сказала:
  -- Никак ты не можешь без приключений...
  -- Ну, я ж писатель приключенческого жанра. Так что, приключения сами ко мне липнут...
   Ужиная, он размышлял об инциденте. По почерку было ясно, что не чечены на него покушались, а какие-то дилетанты. Киллеры-новички, так сказать... Может, опять какой-нибудь бригадир новичков крестит? А у Павла такая приметная внешность, и такая колоритная, ну просто грех не замочить?.. Да ну, бред. Может, и не дилетанты вовсе, это он так считает в своем самомнении. Ну, вышла ошибочка... С кем не бывает? По виду-то он здорово на простого культуриста похож, кто ж мог предположить в нем и владение некоторыми приемами рукопашного боя в воде? Да, но и на суше оба киллера оказались не на высоте.
   Он пытался вырулить на прямую дорожку дедуктивных рассуждений, а мысли упорно вертелись вокруг Гонтаря. А что, мог он испугаться, когда узнал, что Павел не в дерьме утонул, а вдруг стал преуспевающим писателем и известной личностью в городе? Вполне. Такого человека, как Гонтарь, вполне могла напугать до смерти даже малейшая возможность потери трона, завоеванного с таким трудом. Мог сам, а мог и через какого-нибудь холуя за тысячу баксов нанять пару придурков пристукнуть писателя. Придурки, естественно по дурости своей, традиционно посчитали писателя этаким не от мира сего субтильным слабачком. Вот и нарвались. Теперь попытаются убить традиционным способом; подстрелить, или там гранату в окно... М-да-а... Решетки поставил, а вот про гранату как-то не подумал...
   На следующий день Павел с утра отправился на городскую АТС. Еще зимой он подал заявку на телефон, но там что-то тянули. На звонки отвечали какой-то невнятицей, и просили еще подождать. Найдя нужную комнату, Павел вошел. Сидевшая за столом девушка долго рылась в толстой кипе одинаковых бумаг, похоже, заявок на телефоны, наконец, нашла нужную, сказала:
  -- Вы знаете, а уже давно принято решение удовлетворить вашу заявку. Вам повезло, прямо по вашей улице проходит кабель. А вообще, мы редко телефонизируем дома в частной застройке. Слишком дорого. Заплатить могут лишь владельцы особняков... А вы можете заплатить за ответвление, прокладку ста метров кабеля? - она скептически оглядела простецкие потрепанные джинсы, дешевую рубашку, и простенькие кроссовки, "нефирма", но Павлу они нравились за свою замечательную прочность. "Фирменной" прочности до них было далеко.
  -- Вы не назвали сумму, - проговорил Павел, пожимая плечами.
   Она что-то прикинула на калькуляторе, после чего назвала сумму, но тут же поспешно добавила:
  -- Это не окончательно, может быть изменение, как в ту, так и в другую сторону...
  -- Это непринципиально, - снова пожал плечами Павел. - Когда приступите?
  -- Как только оплатите половину стоимости работ.
  -- Телефон мне нужен срочно, а половину стоимости, я оплачу прямо сегодня.
   Выйдя на улицу, он поспешил в банк. Ну вот, неплохо складывается, все безопаснее с телефоном в квартире, а не за четыре квартала, да еще неизвестно, висит ли там еще трубка, или уже открутили пацаны? Оплатив счет, успел еще и квитанцию занести в телефонную контору. Носясь из конца в конец по городу, не забывал проверяться на предмет хвоста. Топтуны менялись, но все были неопытные, попадались даже в его дилетантские ловушки, то и дело засвечивались, и тихо линяли, передавая его сменщикам, которых он так же ловко выщелкивал из безликой уличной толпы. Нет, не "фирма" за ним охотится, а какая-то шпана. Проще всего, конечно, языка взять. Заманить куда-нибудь в безлюдное место, где будет ждать Димыч, скрутить, прикинуться этакими крутыми бандюганами, и колоть, колоть, колоть... Да, Димыч...
   Павел нашел телефон, мимоходом глянув на часы, было уже около пяти. Трубку сняли после второго гудка, послышался уверенный голос Димыча:
  -- Я слушаю...
   Это был верный знак, что он поссорился с начальством. После каждой разборки в нем просыпалась на некоторое время тяга к штатской жизни, и он забывал говорить по телефону: - "Майор Астахов у телефона".
  -- Димы-ыч, при-ивет... Опять с начальством поссорился?
  -- Пашка! Тьфу, черт... А ты-то откуда знаешь?
  -- У меня везде есть уши...
  -- Если твои уши прорастут в моем кабинете, тут же посрезаю, как грибы... Чего звонишь-то?
  -- А ты уже забыл?..
  -- А, да... Тут и собственное имя позабудешь... Притащился какой-то тип из штаба, майор в кубе, и предлагает представить план профилактики заказных убийств по городу. Представляешь?
  -- Димыч, ты мне сначала скажи, что такое майор в кубе? Что такое микромайор - я знаю...
  -- Да это ж просто - полковник, который не начальство, но везде лезет и всем мешает работать.
  -- Ага... Даю совет, - совершенно серьезным тоном заговорил Павел: - Я приду к тебе, напишу заявление, что надо мной хотят произвести заказное убийство, потом мы повяжем этих киллеров, и представим, как профилактику заказных убийств. Потом-то их придется отпустить, но профилактика-то уже произведена будет?..
   Димыч вдруг заржал в трубку, как жеребец:
  -- Пашка, ты гений! Это ж будет такая хохма, вся милиция будет год смеяться... Все, сажусь писать план профилактики, запущу его по всей форме, вплоть до генерала и главка.
  -- Погоди садиться! - испуганно заорал Павел. - Ты мне скажи, что с машиной?
  -- Этих киллеров, что ли? Все нормально. Под этим номером числится горбатый "запорожец", который стоит на колодках уже лет пятнадцать в гараже у одного деда. Индивида, с побитой мордой и сломанной ногой, мы тоже нашли; клянется, что поймал левака, ехать к любимой девушке, но тут вдруг вылез из кустов какой-то маньяк, и ни слова не говоря, давай метелить сначала водителя, а потом и его, бедного... Ну, Паша, а чего следовало ожидать?..
  -- Димыч, их надо допросить в неформальной обстановке...
  -- Это как?
  -- Прикинуться бандитами, и, того...
  -- Ну, эт, конечно, можно... Только допрашивать ты будешь, а я буду рядом маячить, изображать этакого крутого авторитета. А то ведь, если залетим, мне ж от всего отпираться придется, и на тебя валить. Тебе ничего не будет, а меня могут и выпнуть раньше времени.
  -- А может, ты просто будешь маячить, как бы случайно?
  -- Не получится, ты фени не знаешь.
  -- Маленько знаю, изучаю словарь...
  -- Ей еще пользоваться надо уметь. Да, Паша, как ты смотришь насчет маленького пикничка на весь день? На берегу... Шашлычок по-астаховски...
  -- Так ведь, завтра не воскресенье, и даже не суббота...
  -- Ты что, занят?
  -- Ты же на работе...
  -- А я начальству скажу, что на оперативное мероприятие уехал, да и Генка хочет на бережку отдохнуть. Он, кстати, и предложил расслабиться. А то жара, солнце, как сбесилось, а у меня только физиономия загорела...
  -- А что, давай. Девок возьмем? - серьезно спросил Павел.
  -- Ну, как же без них?
  -- Димыч, я сейчас неподалеку от твоей конторы, так что заеду, завезу свою долю денег... И не говори мне, что ты угощаешь! Я нынче богатый...
  -- А я и не говорю. Ты лучше завтра, а еще лучше, сегодня, зайди на винзавод, там есть фирменный магазин. Там и водка и вино дешевле намного. Возьми пару пузырьков водки, и хорошего вина, штуки четыре-пять... И будь как штык на мосту к девяти! Учти, мясо в вине я уже замочил...
  -- Что, шашлык из вымоченного в вине мяса?! - вскричал Павел.
  -- Я ж тебе сказал - шашлык по-астаховски...
   В фирменный магазин Павел успел, закупил водки, пять сортов вина, по бутылке каждого сорта, и пошел домой. На пустынной улице фигура топтуна маячила, как статуя командора посреди площади. Павел подумал, что на такой вот пустынной улице проще некуда, подойти, и с трех шагов из пистолета... Хотя нет, с ним этот фокус не пройдет, он же не крутой бизнесмен, с заплывшими жиром нервами, при малейшем опасном движении встречного, или догоняющего прохожего, отреагирует на опережение, а там и сам вмажет, мало не покажется. Наган ни передергивать не надо, ни с предохранителя снимать. Топтуны, видимо, это знают. Теперь знают, когда он их и в воде обработал, и на суше отметелил так, что любо дорого поглядеть. Теперь только снайпера нужно бояться. А снайпер - это серьезно, всякой шпане не по карману...
   Чтобы избежать лишних вопросов, он прошел в сарай, спустил сумку с бутылками в погреб, после чего направился к подъезду. В песочнице возилась Ксения. Толстенькая, пухленькая, в одних трусиках, и уже загорелая. Увидев его, радостно засмеялась. Павел присел на край песочницы, задумался. Черт, до чего же он уязвим! Вот, эта крошка, возится в песочке, и даже не подозревает, что вокруг сгущается опасность, бродит вокруг дома, среди живописных зарослей тополей и кленов...
   Он поглядел на часы, время было еще не позднее, так что можно успеть до темноты на пляж. Переодевшись в спортивный костюм, он вывел из сарая спортивный велосипед, демонстративно, не торопясь, вышел через калитку, сел на велосипед, и медленно поехал по улице. Топтун выскочил откуда-то из кустов, потерял голову, заметался. Но тут откуда-то из-за деревьев вывернулся "жигуленок", топтун впрыгнул в него, и машина покатила за Павлом, не шибко-то и скрываясь.
  -- Ну, вы, ребята, в конец обнаглели... - протянул он, и нажал на педали.
   "Жигуленок" тоже наддал, но Павел тут же свернул в переулок, жители которого были страстными противниками автомобильного движения по своему переулку, еще в незапамятные времена поперек дороги вкопали несколько кислородных баллонов, так что проехать между ними можно было только на мотоцикле. Промчавшись по переулку, Павел свернул в проезд, выехал на улицу, прокатился по ней не более десяти минут, свернул на другую, напрямик спускающуюся к реке. От хвоста он оторвался, за ним на всем пути не увязалось ни единой машины, и никто его не обогнал. Пусть поломают голову, куда он поехал... Пусть им боссы хвосты накрутят...
   Выехав на пляж, Павел устроился возле старой искореженной загородки детского "лягушатника", вытащенной подальше на берег, да так и забытой. Прислоненный к ней велосипед с набережной видно не было, так что его и случайно не смогут засечь. Раздевшись, он немного погрелся на закатном солнышке, а потом вошел в воду, и основательно размялся; добрых полчаса махал руками за буями, впрочем, без особого успеха борясь с течением, в лучшем случае ему удавалось удерживаться на месте, но стоило сбавить темп, как его тут же сносило вниз.
   Вдоволь наплававшись, он вылез на берег, походил по песку, обсыхая. Он все больше и больше укреплялся в мысли, что надо проверить Николашиных братков. Ведь он тогда шестерых их изувечил. Вполне возможно, оправились от шока, поднакопили сил, и теперь решили отомстить за унижение. Одевшись, он поехал к бывшей кочегарке. На автобусе с двумя пересадками ехать было не меньше часа, на велосипеде он доехал за пятнадцать минут. Кочегарка стояла заброшенная и унылая, с выбитыми стеклами, на дворе пророс высоченный бурьян.
   Павел долго стоял, опершись ногой о какой-то бетонный блок, валявшийся у дороги, и задумчиво смотрел на брошенную кочегарку. Скорее всего, из-за своей безалаберности, братья толком не оформили документы на право собственности, и вдова Алексея даже не смогла продать сию частную собственность.
  -- Да-а... Ворованные деньги еще никому не принесли счастья... - протянул Павел, и поехал домой.
   Черт возьми! Проклятая амнезия! Уже второй день кончается, а до сих пор из тумана не выплыло ни единой четкой фигуры, мельтешат какие-то тени...
   Он успел как раз к ужину. Пройдя к себе через двор соседа, подумал злорадно, пускай помечутся по городу, пускай поломают голову, где он залег... Пока ужинал, думал, какую бы провокацию провернуть, чтобы выманить на свет божий кукловода? Но на ум ничего путного не приходило. Так что, Димыч правильно сказал, пока неизвестно из-за чего наехали, и невозможно придумать провокацию, с помощью которой можно выманить главного.
   Утром Павел проснулся в восемь часов, Ольга уже приготовила завтрак, но Денис с Ксенией еще спали.
   Когда Павел, позевывая, вышел на кухню, Ольга спросила:
  -- Есть будешь?
  -- Попозже... - обронил он коротко, а сам про себя решил, что завтракать он не будет вообще, чтобы наверстать упущенное шашлыком по-астаховски.
   С раскаянием подумал, что надо бы с Ольгой как-нибудь выехать на пикник. Да, но шашлыки готовить он не умеет. Худо-бедно рябчика, или косача над костром зажарить, это да... Но, шашлык...
   Когда Ольга ушла на работу, он надел свой видавший виды спортивный костюм, повесил на плечо сумочку с ножом и наганом, выудил из погреба сумку с бутылками и отправился в точку рандеву. Он успел как раз вовремя; только подошел, как подкатил "жигуленок" подполковника Генки. За рулем сидел он, собственной персоной, в роскошной футболке с непонятными надписями и штанах до колен, открывающих толстые волосатые икры. Рядом с ним сидел Димыч, совершенно непонятный субъект, в потрепанных джинсах, явно производства не хилой фирмы, в черной майке, открывающей мощные руки и крепкую грудь. На голове его ловко сидела легкомысленная кепочка с большим козырьком, а на носу угнездились темные очки, а ля солдат удачи. С первого взгляда его можно было принять не за российского майора милиции, а за крутого боевика какого-нибудь "крестного Отца". На заднем сидении цвел и благоухал целый букет из Люси, Гали и Оксаны. Оксана встретила Павла радостным взглядом сияющих глаз, поманила к себе:
  -- Лезь сюда, а я к тебе на колени сяду...
  -- Погоди пока... - проговорил Димыч, вылезая из кабины. Обойдя машину, он открыл багажник. В багажнике стоял ящик приличных размеров. Димыч приподнял крышку, сказал: - Клади сюда бутылки...
   К изумлению Павла, ящик был наполовину наполнен льдом, и там уже лежали какие-то пакеты, целым штабелем были сложены бутылки пива. Раскладывая бутылки с вином на льду, Димыч протянул с уважением:
  -- Этот холодильник Генка сварганил. Он у нас мастерово-ой... Эй, а куда ты красное вино суешь?!
  -- Как, куда? В холодильник...
  -- Балда ты, Пашка... Кто ж красное вино охлаждает? Его наоборот, нагревать надо, на солнце...
  -- Тьфу ты... Ведь читал об этом, но забыл... И то сказать, в писательской тусовке, кроме водки, ничего не признают...
  -- Эстеты вы, писатели... - проворчал Димыч, захлопывая багажник.
   Павел втиснулся на заднее сиденье, бедро его прижалось к тугому бедру Гали, а на колени тут же примостились не менее тугие бедра Оксаны. Ощущения - потрясающие. Кровь тут же бурно закипела. Павел даже подумал, что не мешало бы его сунуть в барокамеру, а то взорвется раньше времени. Однако Бог миловал. Они пролетели мост, выехали на трассу, Генка наддал, и вскоре они уже сворачивали на неприметную дорожку, ведущую в весьма живописное местечко на берегу протоки, а с другой стороны имелось пойменное озеро, короче говоря, все удобства, вплоть до рыбалки и песчаного пляжа. Павел бывал тут, проезжал несколько раз на велосипеде.
   Генка вдруг сказал:
  -- Не пойму я чего-то... Вон та "восьмерочка" тащится за нами от самого города...
  -- А это хвост... - безмятежно обронил Димыч.
  -- Хво-ост?! - вскричал донельзя изумленный Генка. - Димыч, ты, что ли, попал под внутреннее расследование?
  -- Да ты что, Гена?! Меня же сразу шлепнут, без следствия и суда... Ты же знаешь, сколько народу на меня зуб точат? Это хвост за Пашей.
  -- Пашка, ты опять куда-то вписался?
  -- Вписался... - обречено подтвердил Павел. - Вот только пока не знаю - куда...
  -- Ну, у тебя тала-ант...
   Генка затормозил под кроной огромной ивы. Хвост слегка замешкался, но сделал вид, будто просто так ехал мимо, проехал чуть дальше по приречной террасе, и остановился метрах в пятистах.
  -- Во, бля, какой нахальный... - проговорил Димыч и вылез из кабины.
   Павел тоже вылез из душного пространства, размял ноги. Девочки выпорхнули на солнышко, и стремительно разоблачаясь, кинулись к воде. Одна Оксана осталась, спросил:
  -- Что так долго не являлся?
  -- Ну, дак... Ты ж сказала, когда кого-нибудь убью, тогда приходить...
  -- Юморист...
   Он слегка приобнял ее за плечи, сказал:
  -- Работы было много... Мне ж хочется поскорее стать знаменитым писателем...
   Пока девчонки купались, а Димыч готовил мангал, Павел пошел за дровами. В пойме росло достаточно деревьев, и сухостойных ив в том числе, только давани как следует, она и свалится, топором рубить не обязательно. Павел приволок сразу два толстых ствола. Димыч вскричал:
  -- Учись, Генка, у старого таежника! Для шашлыка настоящие дрова нужны, а не хворост. Так что, бери топор и руби дрова.
   Павел поглядел из-под ладони туда, где стоял хвост, машины не было.
  -- Димыч, уехали, декаденты...
  -- Ага... Поехали к боссу за инструкциями... Паша, это только доказывает, что бояться нечего. За тобой ходит такая шпана, что и волноваться не стоит, даже мобильных телефонов нет...
  -- Но ведь утопить пытались...
  -- Может, ошиблись? Или прощупать хотели?
  -- Вот именно, ошиблись, матерого кота за котенка приняли...
  -- Эт, ты что имеешь в виду?..
  -- А то... Попробуй, утопи голыми руками матерого кота...
  -- А, вон ты что... Видел я одного мужика, который по пьянке кота пытался утопить... Я тогда еще лейтенантом был... Н-да, в больницу увезли, бедолагу...
  -- Во-во, коты, вообще, интересные звери. Я одного мужика знал, алкаш запойный. От него жена ушла, только кот остался. Метр двадцать с хвостом. Друзья были, не разлей вода. Частенько вместо опохмелки мужик ему на последние деньги рыбки покупал, или яичко сырое. Но однажды, по пьянке, взбрело мужику взять кота в руки и дунуть ему в морду перегаром. Котяра другана порвал так, что он в больницу попал. Веришь, потом пить бросил. Все говорил, что если лучшему другу не нравится, что он пьет, тогда уж и не стоит пить-то...
   Генка, тем временем достав из багажника топор, принялся умело рубить дрова. Павел еще раз сходил за дровами, критически оглядел кучу. Димыч, насаживая куски мяса на шампуры, проговорил:
  -- Хватит дров, Паша. Растапливай мангал. Ивовые дрова для шашлыка - в самый раз.
   Димыч без затей выкопал канавку в земле, обложил ее положенными на ребро кирпичами, и мангал был готов. В протоке визжали девчонки, светило еще не жаркое утреннее солнце, и было так хорошо, что не верилось, что рядом крутится смерть, кругами, как тигровая акула...
   Павел с былой сноровкой развел костер, заложил огонь толстыми поленьями, чтобы нагорело побольше углей, и растянулся на траве, глядя в голубое небо.
  -- Де-ево-очки-и! - вдруг заорал Димыч. - Пора и вам помочь...
   Из протоки вылезли три русалки, с мокрыми волосами, видимо расшалились во всю. Даже не побоялись прически испортить. Димыч вручил им фанерки, и настрого приказал разгонять дым без остановки. А так же переворачивать шампуры каждую минуту.
  -- Пошли, освежимся! - крикнул Димыч, и первым ринулся с берега в воду.
   Течение в протоке было несильным, и Павел выплыв на середину, не спеша загребая кролем, с легкостью держался на месте. Димыч подкрался к нему и попытался утопить, но Павел мгновенно извернулся в воде, и сам запихнул Димыча в глубину.
   Вынырнув и отплевавшись, Димыч с уважением протянул:
  -- Ну, ты, Пашка, всегда начеку...
   Выбравшись на берег, они подошли к мангалу. Павел потянул носом. Пахло многообещающе. Димыч принялся поправлять угли, сдвинув шампуры в сторону, и тут что-то предостерегающе крикнул Генка. Но Павел уже и сам видел огромный импортный "джип", на приличной скорости прыгавший по берегу. Генка сделал Павлу знак рукой, означавший не иначе как приказ рассредоточиться. Павел передвинулся чуть в сторону, Генка отошел в другую, и "джип" теперь оказывался в "клещах". Димыч невозмутимо колдовал над мангалом. Резко тормознув, "джип" встал перед кучей дров, видимо водитель побоялся покрышки попортить, а то бы и на мангал с шашлыками наехал. Из машины полезли шкафы в черной джинсе, черных очках, черных майках и рубашках, короче, эсэсовцы конца двадцатого века.
   Павел пожалел, что не успел добраться до нагана, только сзади, за плавки, сунул нож в ножнах. Стоял, небрежно щурясь на солнце, и наблюдал. Димыч с Генкой тоже медлили, видимо не могли решить, что лучше, предъявить свои красные ксивы, или по-простому, набить морды? Наконец, видимо вожак, один из верзил выступил вперед, обошел кучу дров, подошел к Димычу и рявкнул:
  -- Это наше место! А ну сваливайте отсюда!
   Димыч невозмутимо поправлял шампуры.
  -- Ты что, мужик, не понял?! - взвизгнул верзила и вдруг ткнул Димыча носком кроссовки в бок.
   Лучше бы он этого не делал. Не вставая, Димыч вдруг крутнулся на месте и подсек его под колено. Верзила даже не успел убрать ногу от его бока. Агрессор грянулся во весь рост навзничь, а Димыч, в молниеносном змеином броске взвившись на мгновение вверх, провел удар "молот" в солнечное сплетение. Саданул так, будто кувалдой по матрасу. Парень конвульсивно взбросил руки-ноги, и замер, широко разбросав конечности. Павел тут же сориентировался, выдернул нож из ножен и, покручивая его в руке, пошел к джипу неторопливой такой, рабочей походкой.
   По пути прихватил топор, ловко перекинув нож в левую руку, бросил через плечо:
  -- Димыч, ты знаешь, что делать, чтобы труп не всплыл?
  -- А чего тут не знать? - послышался безмятежный голос Димыча. - Вспороть брюхо да проткнуть легкие...
  -- Вот и займись, а мы пока с Генкой остальных волюнтаристов переколем...
   Генка, скорчив рожу, видимо срисованную с какого-то вампира из западного ужастика, клацая затвором "Макара", сладострастно зачастил:
  -- Паша, Паша... Сделай так, чтобы фонтан крови... Люблю я это дело, чтобы фонтан горячей крови... Вон тому, борову, по глоточке, а?.. - откуда он достал пистолет, Павел понятия не имел, Генка, как и все, был в плавках и только что вылез из воды.
   Павел, покручивая по очереди то нож, то топор, надвигался на "джип", как сама смерть. И нервы у ребяток не выдержали, один из них хриплым шепотом зачастил:
  -- Вы чо, мужики?.. Вы чо?.. Мы ж пошутили... Вы чо, мужики?..
   Павел ласково проговорил:
  -- А вот мужиков здесь нет, козел драный...
   Эта фраза будто выбила их из ступора, теснясь, они полезли в машину. Взревел мотор, "джип" принялся разворачиваться. Скача по-лягушачьи, Генка целился из пистолета в водителя, казалось, вот-вот начнет палить. Забыв про своего павшего бойца, доблестные агрессоры доблестно пустились в ретираду.
   И тут раздался звонкий хохот. Девчонки катались по траве возле мангала и дружно хохотали. Наконец, Галя пришла в себя, закричала:
  -- Димыч, Генка, вы почему в милицию пошли работать, а не в актеры?!. Госсподи, ну это ж надо... Я в трех шагах стояла, и то мне показалось, что ты кишки выпускаешь из несчастного...
   Тут вступила Люся:
  -- Девочки, но Гена-то был тоже хорош! Крови хочу! Кррови!.. Аж мороз по коже продирает...
  -- Нет, девочки, страшнее всех Паша был; этакий спокойный и несуетливый мясник на работе... - сказал Оксана, и улыбнулась Павлу такой улыбкой, что он почувствовал себя гладиатором, получившим приглашение от римской матроны провести с ней ночь.
  -- Ша, девочки! - воскликнул Димыч. - Клиент приходит в себя... Как остальные?
  -- Остановились метрах в пятистах, совещаются... - проговорил Генка.
   Павел вгляделся. Троица вылезла из джипа, собралась перед капотом, и бурно размахивала руками. Павел взял из-под ивы свою сумочку, повесил на плечо, подошел к распростертому на земле языку. А то, что это язык, сомневаться не приходилось. Наконец, парень открыл мутные глаза, оглядел стоящую над ним компанию, Павел сказал:
  -- Димыч, а ведь ты его насмерть бил...
  -- А что мне его надо было конфеткой угостить?! - огрызнулся Димыч. - Последний раз меня пинала шестерка на зоне лет десять назад. После чего и шестерку, и пахана зоны долго-долго из сортира баграми вылавливали...
   Павел слыхал, что последние годы находятся отморозки, и паханов зоны мочат почем зря. Димыч, видимо, решил сыграть отморозка.
   Тем временем Димыч ласково затянул:
  -- Родной, у тебя была прекрасная возможность умереть тихо, благостно, а главное безболезненно. Чего ж ты не умер, а? Не повезло тебе, милый. Теперь будешь умирать долго, погано, а главное, очень больно... Девочки-и, там шашлыки готовы?! - протянул Димыч, тоном радушной хозяйки.
  -- Еще две минуты! - ответила за всех Галя.
  -- Ну вот, поживи еще пару минуток... - благодушно сказал Димыч.
   Парень шепотом проговорил:
  -- Вы чо, мужики, а? Вы чо?..
   Димыч вдруг истерично взвизгнул:
  -- Здесь нет мужиков!..
  -- А, ну, извините, господа авторитеты... Вы хоть поспрашивайте, а?..
  -- А об чем мне тебя спрашивать-то, родной? - с невыносимым сарказмом протянул Димыч. - Не о чем мне тебя спрашивать. Сейчас для порядку на мангал положим, слегка поджарим, а потом в воду, охлаждаться... В Северном Ледовитом сейчас прохла-адно-о...
  -- Не, господа авторитеты, ну так же нельзя!..
  -- А как можно? - грустно сказал Димыч. - Мы с девочками, заметь, с вполне приличными, чистенькими, а не с какими-то шалашовками, выехали на шашлыки, а тут набег, татаро-монгольский, понимаешь... И спрашивать тебя не об чем, все и так ясно; Славка Динамит на нас наехал. Мы давно ему не нравимся, потому как нам и так хорошо, а процент ему отстегивать не за что... Так ему и передайте. А если не уймется, так мы на него на танке наедем...
  -- А вот и не Динамит! Очень серьезные люди, дали штуку баксов и попросили прощупать вас...
  -- Я те чо, семиклассница, щупать меня... - растерянно протянул Димыч.
  -- Господа авторитеты, а чего это у вас татуировок нет?.. - ласково протянул воспрянувший духом горе-бандит.
  -- Отстал от жизни ты, братан, - веско проговорил Димыч. - Мы дела уже с заграницей ведем. Вот прикинь, приглашает меня этот ихний респектабельный бизнесмен обговорить дела на берегу бассейна... Девочки, шампанское, устрицы с омарами, а у меня живого места нет, всякие там соборы с крестами и без, и прочая хренатень... Нет уж, хватит с меня романтики, я денег хочу...
  -- А чего ж вы на такой непрезентабельной машинешке отдыхать поехали?
  -- Ну, ты наха-ал... А нафига ж нам целым поездом выезжать? С охраной? Да если бы вы Пашку не пасли... Попробуйте, по номеру установите принадлежность машины... Хотя, ты этого уже не увидишь... Да и нафиг нам охрана? Вон, Паша с дюжину таких как ты одной левой положить может, да я с десяток, да Гена с полдюжины... Вот и прикидывай...
  -- А свидетели?
  -- А что, свидетели? Мы вон Пашку пошлем, и не будет никаких свидетелей. Как, Паша, управишься с тремя?
  -- Да в три секунды... - Павел достал наган, катнул барабан по руке, договорил: - Наган, эт тебе не "Макар", с пятидесяти шагов промеж глаз пулю положу...
  -- Вот-вот, а потом вашу тачку - в воду. Вон там, ниже острова, прямо от берега ха-арошие глубины начинаются...
   Воспрянувший было духом боец, вновь ухнул в пучину отчаяния, тихим голосом он медленно выговорил:
  -- Господа авторитеты, не убивайте...
  -- Так ведь, ты еще не сказал ничего такого, за что тебя можно было бы не убивать... - равнодушно пожал плечами Димыч.
  -- Ей богу, вас никто мочить не собирается! Просто, какие-то серьезные люди хотели вас прощупать...
  -- За штуку баксов?.. - криво ухмыльнулся Димыч.
  -- Ага, за штуку баксов...
  -- Ну, ладно, верю... Шагай отсюда.
   Еще не веря своему счастью, парень тяжело поднялся. Павел сказал:
  -- Димыч, от таких ударов некоторые дохнут от внутреннего кровотечения...
  -- Это нормальные люди дохнут, а подобную шантрапу ломом в три приема не убьешь... Давай, шагай отсюда! У нас шашлыки поспели, а твоя морда мне аппетит портит, - понизив голос, но не особенно сильно, Димыч сказал: - Паша, а ты точно, с пятидесяти шагов можешь пулю промеж глаз?..
   Тоже снизив голос, и тоже не особенно сильно, Павел проговорил:
  -- Запросто. Считай. В аккурат между ушей... А хочешь, сначала уши отстрелю? Вишь, торчат, как локаторы... Только, на пятидесятом шаге стрелять, или на пятьдесят первом? А то получится, вроде как сорок девять с половиной...
  -- На пятьдесят первом...
   Они стояли и с интересом наблюдали, как уходил отпущенный на волю пленник. Вдруг он скакнул в сторону, и помчался, то и дело прыгая то вправо, то влево. Для Павла, не раз видевшего удиравших зайцев, это показалось так потешно, что он не выдержал и расхохотался.
   Димыч проворчал:
  -- Хоть бы пальнул пару раз в воздух для порядка...
  -- Патроны денег стоят... Да и незачем их уверять, будто я хвастаюсь...
   Димыч принялся накрывать на стол. Галя, было, кинулась ему помогать, но он величественным жестом отослал ее на место. Генка достал бутылку водки из холодильника, но Димыч сделал страшное лицо, заорал:
  -- Ты что, с ума спятил?! К шашлыку по-астаховски - водку? Водка - потом, доставай красное вино.
  -- Да тут нет его... - растерянно протянул Генка.
  -- Естественно... Оно ж в кабине, за задним сиденьем...
  -- Димыч, ты что натворил?! Оно ж тут нагрелось, чуть не до кипения...
  -- В самый раз...
   Генка подошел к импровизированному столу под ивой, держа на отлете по бутылке в каждой руке, растерянно сказал:
  -- Может, еще успеет охладиться? Или, тогда с белым?..
  -- Госсподи, еще один... - Димыч картинно закатил глаза под лоб. - Гена, пора отвыкать от плебейских привычек. Кто ж в приличных домах Вашингтона и Нового Орлеана под шашлыки пьет белое вино?
  -- Дак, а чего ты красное в холодильник не положил? Там еще места для целого ящика...
  -- Гена, кто ж красное вино охлаждает?! Его, наоборот, на солнце нагревают! Беда мне с вами, с плебеями... Вас же еще года два придется воспитывать, прежде чем в свет выводить...
   Генка обиженно протянул:
  -- Давно ты таким аристократом стал? Еще года три назад с тобой из одного стакана пили, и одной корочкой на двоих закусывали...
  -- Гена, никогда не поздно стать аристократом, - наставительно произнес Димыч. - А у меня это было до сих пор скрыто в генах. Как только возникли соответствующие условия, тут же и проявилось. Вон, погляди на Пашку, все схватывает налету. Еще в прошлом году был плебеем, простым слесарем, в элиту пробился только этой зимой, а уже знает, что красное вино надо нагревать на солнце, белое вино можно пить только под рыбу, а вилку нужно держать в левой руке...
  -- Аристократ, бля... А рожа рязанская...
  -- Я ж не говорю, что потомственный... Я из сибирской аристократии...
   Но тут уж возмутился Павел:
  -- Димыч, ты загибай, но знай меру! У тебя же фамилия типично москальская. Самое раннее, твоего деда или прадеда откуда-нибудь из-под Рязани в столыпинском вагоне доставили. Вот я уж точно, сибирский аристократ. По семейному преданию мой прадед с Ермаком в Сибирь пришел. Только глянь на подробную карту Сибири, там десятка два деревень по имени Лоскутово найдешь. Мои предки расселялись по Сибири и ставили деревни. А покажи мне хоть одно Астахово?..
  -- Да есть Астахово!.. А из моих предков вроде никто не сидел...
  -- При чем тут "сидел"? Арестантские вагоны стали называть столыпинскими уже при Советской власти. А до революции в них как раз и возили переселенцев в Сибирь. Столыпин ведь целенаправленно пытался заселить Сибирь земледельцами...
  -- Загибаешь ты, Паша, насчет того, что твой прадед с Ермаком в Сибирь пришел. Я где-то читал, что один американец засу... э-э... посчитал всех, кто ныне утверждает, что его предки приплыли в Америку на "Мэй Флауэре". Получалось, что на этом крошечном паруснике пассажиров было больше, чем на "Титанике".
  -- Не знаю, как там насчет "Титаника", но все, кто пришел с Ермаком в Сибирь, известны по именам, а было их там числом меньше полутысячи. А вот с самим Ермаком Тимофеичем, дело темное. Мой дед в университетской библиотеке читал старинную хронику, безвестного автора, там упоминался как раз некий Еремей Лоскут, а еще упоминалось, что Ермак вовсе не атаман разбойников. Еще во времена Ливонской войны в русском войске имелся некий полковник по имени Ермак, занимался всякими грязными делишками, вроде рейдов по тылам и глубокой разведки. Так что, на мой взгляд, захват Сибири, не что иное, как типичная заграничная операция русского спецназа, с целью проведения государственного переворота и установления режима, приемлемого для России. А что, вполне реально? Вызвал к себе Иван Васильевич чем-то проштрафившегося полковника Ермака, так, мол, и так, товарищ полковник Ермак, либо я тебе голову отрублю, либо ты мне принесешь Сибирь на блюдечке с голубой каемочкой. Товарищ Ермак взял под козырек, повернулся налево кругом и пошел брать Сибирь. Вскоре объявился на Волге, собрал группу спецназа, таких же отморозков, что и сам, потренировал ее в обстановке, максимально приближенной к боевой. То есть пограбил купчишек. Заодно этим и дезу запустил в средства массовой информации, и спецслужбы хана Кучума. Мол, Москва тут ни при чем, а вовсе даже наоборот, он, Ермак Тимофеевич, лютый враг Москвы. А потом пошел совершать переворот, но не будь дураком, вместо того, чтобы сажать на сибирский трон послушного ханенка, уселся сам, присвоив себе диктаторские полномочия.
  -- Интеллектуал ты, Пашка, сил нет!
  -- Сам хотел в корешах писателя иметь, вот и терпи...
  -- Ну, ладно, прошу к столу!
   Однако все и так уже сидели вокруг куска полиэтилена, заменявшего скатерть. На сей раз, штопор не забыли, и Павел в два счета откупорил бутылки с вином. Пока он откупоривал, Димыч привстал, поглядел в сторону джипа, проговорил добродушно:
  -- Стоят, декаденты... Пашка, я от тебя новых терминов набрался, в феню их подмешиваю, все чумеют! Кстати, господа опера и литераторы, кто из вас с акаэмом хорошо обращается?
   Павел развел руками:
  -- Веришь, Димыч, только в школе в руках держал, да пару раз стрельнул, из АК-47...
  -- Верю. Ох, уж эта наша доблестная Советская Армия... Значит так, придется тебе, Гена, в случае, если эти волюнтаристы пойдут в атаку. С акаэмом продвинешься под бережком во-он до того овражка, зайдешь в тыл. А ты Паша, с наганом, аналогично под бережком в другую сторону. Укрываясь во-он за теми кустиками, тоже зайдешь в тыл. А я уж тут буду, дам защищать.
   Генка проворчал:
  -- Вечно ты, Димыч, выбираешь себе самую выигрышную позицию... Нам с Пашкой, значит, пули, а тебе поцелуи доблестно спасенных тобой от супостатов, дам?
  -- Естественно. Должен же я иметь хоть какие-то дивиденды за то, что выполняю роли одновременно Наполеона Бонапарта и Александра Македонского...
   Павел покаянно проговорил:
  -- Братцы, я, правда, не хотел вас подставлять...
  -- Брось, Паша, не комплексуй, - проговорил Димыч, разливая вино. - Неужели бы мы тебя бросили на произвол судьбы?
  -- Да, но вместе со мной и вы теперь попали под колпак?..
  -- Ага! А вот сейчас проверим, как ты умеешь писать детективы... Давай, сначала по первой, а то шашлыки остынут...
   Шашлыки были до того вкусными, что куски мяса сами проскакивали в глотку. Павел не заметил, как умял пару шампуров, и осушил оба стакана вина, пришедшиеся на его долю. Димыч поглядел победно на Генку, спросил:
  -- Ну, как?
   Генка невнятно проговорил с набитым ртом:
  -- Димыч, ты гений! Я тоже хочу быть аристократом.
  -- Хочешь быть аристократом, будь им! - веско изрек Димыч. - Паша, тащи водку.
   Когда Павел принес из холодильника бутылку, Димыч нерешительно повертел ее в руках, поглядел в сторону "джипа", спросил:
  -- Ты как, Паша, владеешь приемами быстрого отрезвления?
  -- А как же! Могу две бутылки высосать, а потом одно могучее усилие - и трезв, как стеклышко. Только потом зверски голова болит, и тошнит.
  -- Ну, тогда будем отдыхать, не обращая на этих козлов внимания... - Димыч разлил водку, проговорил, взяв очередной шампур: - Итак, Паша, проверим твои способности к дедуктивному мышлению. Что ты скажешь, по двум эпизодам нападений?
  -- Что тут сказать? - раздумчиво проговорил Павел, прожевав кусок мяса. - Значит так; первые меня сразу пытались утопить, а вторые всего лишь прощупать. Следовательно, за мной опять охотятся две банды, скорее всего конкурирующие.
  -- Великолепно! - восхитился Димыч. - Я всегда говорил, что в тебе умер великий опер.
  -- Зато родился детективщик, смею надеяться - не слабый...
  -- Ну что ж, могу только дополнить твой вывод, который ты не можешь дополнить ввиду объективных причин; эта шпана, которая сидит в джипе и любуется, как мы тут отдыхаем, а так же те серьезные люди, которые их наняли, а может и не нанимали, за штуку баксов, вовсе не местные. Все местные, и серьезные, и шпана, нас с Генкой в лицо знают...
  -- Димыч, а чего ж ты его отпустил?! Надо было еще поспрошать...
  -- Как? Ты что, не видел? Он бы до конца стоял. Не сажать же его было на мангал. А он явно этого ждал. Если бы я не сделал вид, будто поверил его брехне, мне либо пришлось сажать его на мангал, либо он догадался бы, что никакие мы не авторитеты.
   Генка проговорил:
  -- Вы мне еще не рассказали, куда Пашка в прошлый раз вписался, а он уже опять куда-то вляпался...
  -- Да ничего там не было интересного... - скучным голосом протянул Димыч. - Как раз он и потерся неподалеку от полковника Долматова...
  -- А, вот оно что... Ну, а чего ж его среди свидетелей не было?
  -- Да какой из него свидетель?! Все концы в Чечню вели, а там на каждом конце по покойнику болтается. Пашка ничего не видел, это полковнику с подельниками показалось, будто он что-то видел, вот и начали наезжать...
  -- Так, может, те чечены теперь его и нашли?..
  -- Не исключено... Наняли каких-то придурков в темную, чтобы не светиться своими чеченскими рожами, и не спугнуть раньше времени...
  -- Димыч, не пугай раньше времени! - возопил Павел. - Ты же сам говорил, надо сначала заполучить что-нибудь реальное, а потом делать выводы...
  -- Да не помирай ты раньше времени! Ты ж сказал тому чечену, что деньги за романы получил? Вот и не дергайся, сиди и жди, что дальше будет...
  -- А вдруг где-то уже снайпер сидит и меня ждет?
  -- Вот уж в этом случае, на тебя зубы точат тогда вовсе не чечены. Им же в первую очередь захочется тебя поспрошать насчет своих деньжат, а не мочить.
   Димыч разлил по второй. Удивительно, но Павел не чувствовал хмеля; может, виновата была только что пережитая встряска, а может, стоящий неподалеку джип с налетчиками. Под водочку незаметно проскочили еще три шампура. В общем, застолье налетчиками было испорчено, хоть и не совсем. Девчонки в полголоса болтали о своем, поглощая шашлыки наравне с мужиками, а кавалеры напрочь погрязли в криминале.
   После третьей, Генка спросил с подначкой:
  -- Паша, а что б ты делал с ножиком и топором, если бы братки стволы оголили?
  -- Как что? Загасил бы двоих, а тебе остального оставил...
  -- Эт, как бы ты их загасил?.. - с невыносимым сарказмом переспросил Генка.
  -- А вот так, - Павел поднялся, взял нож, подхватил с земли топор, спросил: - Видишь вон, на иве, старый затес?
  -- Ага. Это Димыч в позапрошлом году выпендривался, место столбил.
  -- Топор воткнется в нижний край затеса, а нож в верхний, - и Павел метнул в дерево топор, а вслед за ним и нож.
   Генка обескуражено присвистнул. Димыч поглядел в сторону джипа, проговорил:
  -- Паша, чего это там поблескивает? В бинокль, что ли, смотрят?
  -- Похоже...
   Димыч поднялся, сходил к иве, принес топор и нож. Нож бросил Павлу, выдернул из роскошных ножен свой, сказал:
  -- Гляди, Генка, нож вонзится в правый край затеса, а топор в левый... - рука у Димыча оказалась твердой.
   Генка вскочил, вскричал:
  -- Это какие-то технические штучки! Покажи нож?!
  -- Да на, смотри...
   Генка долго вертел перед глазами нож, проговорил разочарованно:
  -- Похоже, старинный...
  -- Ну, не очень старинный, но роскошный ножичек!
  -- Где ты его надыбал?
  -- Да тряханули одного бизнесмена... Ножик отличный и абсолютно незаконный. На вещдок не тянет, а хозяину отдавать, душа не велит. Вот и оформил.
  -- Ох, Димыч, огребешь ты когда-нибудь...
  -- Да ладно... Так хоть у хорошего человека при деле хорошая вещь будет, а то какой-нибудь холуй полковник, преподнесет в виде подарка какой-нибудь заднице генералу...
   Генка вдруг примерился метнуть нож в дерево, но Димыч проворно вскинул руку, и ловко цапнул нож за рукоятку.
  -- Э-э... нет уж...
   Генка взял топор, примерился, метнул. Топор стукнулся о ствол дерева рукояткой. Сходил за ним, опять метнул, топор стукнулся обухом. Генка, все более и более распаляясь, уже бегал за топором. Димыч, лежа на траве и поедая на пару с Галей апельсин, хохотал в голос. Павел сходил за пивом, откупорил бутылку, передал Оксане, откупорил вторую, приложил горлышко ко рту... Что за блаженство! В жаркий день, после доброго килограмма жареного мяса, ледяное пиво, шипящее во рту, колющее язык сотнями игривых пузырьков! Генка с маху вогнал топор в корягу, в сердцах плюнул, прошипел:
  -- С-с-супермены, б-бля... - прихватив бутылку пива, уволок за кусты нежную Люсю.
  -- Ты гляди, а наш Генка форменный садист! - воскликнул Димыч. - Он же Люську разложил как раз на виду у господ джиперов... Или джипзиков, а, Паша?
  -- А черт их знает, кто они такие... - лениво протянул Павел, раздумывая, не пойти ли за второй бутылкой пива.
  -- Паша, ты, правда, с автоматом не сможешь управляться?
  -- А что, может возникнуть необходимость?
  -- Не нравятся мне эти джибзики...
  -- Ну, я ж охотник, Димыч. Очередями с бедра, вряд ли смогу, а вот одиночными - запросто. Я в армии впервые в жизни в руки эскаэс взял, всю обойму, десять патронов в десятку положил. У замполита аж челюсть отвисла. Во, вспомнил! Комаревский была его фамилия! Надо же, столько лет вспомнить не мог, а тут сама выплыла... К чему бы это?..
   Из-за кустов неслись пронзительные сладострастные вскрики, стоны, Галя с Оксаной уже поглядывали на своих кавалеров с явным нетерпением, а Димыч, будто не понимал ничего. Разлегшись на траве, чистил уже второй апельсин. Подражая ему, Павел тоже принялся чистить апельсин. Очистил, и начал отламывать по ломтику; один в ротик Оксане, один себе. И эдак неторопливо, лениво: любит, не любит... Чего тут было, не понимать? Своих дам-с, господа, придется трахать по очереди, ввиду сложной тактической обстановки.
   За полчаса и Галя, и Оксана извелись. Наконец, из-за кустов выпали оба виновника напряжения, скатились в протоку и поплыли наперегонки к противоположному берегу, но быстро вернулись. Когда мокрый Генка подошел к достархану, Димыч тихо бросил сквозь зубы:
  -- Автомат положи под руку, но так, чтобы не было видно... Паша, твоя очередь последняя.
  -- Димыч, ну ты и сади-ист...
  -- Паша, как более слабая боевая единица, ты пойдешь получать удовольствие в самый опасный момент, вернее, в наиболее вероятный для нападения момент.
  -- Это почему я самая слабая боевая единица?! - возмущенно вскричал Павел.
  -- Да потому, что ты человек сугубо гражданский, и в нужный момент можешь заколебаться, убивать или не убивать. А это может стоить жизни мне или Генке. Не говоря уж о девочках... Их защищать в первую очередь, потому как они совсем в этой игре случайные фигуры.
  -- Димыч!..
  -- Пашка! Ну, хоть ты называй меня по имени!..
  -- Госсподи! Да на твоем имени с отчеством можно шесть раз язык сломать. Это ж надо придумать - Валериан Димитриевич! Валериан - слишком длинно, Валера - не соответствует действительности. Димыч - элегантно и коротко...
  -- Тьфу ты!.. - и Димыч поволок за кусты Галю.
   Они немного посовещались, и скрылись за кустами. Павел прикинул траекторию, и весело хохотнул:
  -- Ба, и эти залегли на виду у джипперов...
   Раскрасневшаяся, оживленная Люся подсела к Оксане, и они зашептались, захихикали. Подошел Генка, в одной руке у него была гроздь бутылок пива, другой он прятал за спиной автомат. Присел, осторожно подсунул автомат под край непрозрачного, покрытого яркими узорами полиэтилена, проговорил деловито:
  -- В случае чего, Паша, два запасных магазина за холодильником в багажнике...
  -- Ничего, у меня к нагану пять запасных зарядов в сумке...
  -- Почему, всего пять, а не семь?..
  -- Гена, в старину одним зарядом к нагану называлось семь патронов, следовательно, у меня в сумке тридцать пять патронов.
  -- А, ну, да, конечно... Один заряд - семь...
  -- Слышь, Гена, а кто такой Славка Динамит?
  -- О-о... Это фигура... Новосибирский авторитет. Сейчас-то он гордится своей кликухой, потому как мало кого осталось, кто помнит, как он ее заработал. А дело было так; собрался он, простите за каламбур, на свое первое "дело", сберкассу грабить. Купил динамитную шашку, все честь по чести. Только хохмач один, салаженку не шашку продал за хорошие деньги, а кусок хозяйственного мыла, завернутый в стандартную заводскую упаковку, которой динамит пакуют. Ну, там все остальное было, как и положено; дырка высверлена, в дырке пороховой заряд, кусок бикфордова шнура... Выпасли, значит, они с подельниками, когда в сберкассе хорошая сумма скопится, разжали домкратом прутья решетки, отключили сигнализацию, выставили стекло, Славка залез в помещение, пристроил на дверцу сейфа динамитную шашку, поджег шнур, и тут только заметил, что помещение маленькое, укрыться негде, он и ринулся обратно в окно. Но отверстие маленькое было, застрял. Орет, руками машет, ногами дрыгает. Подельники напугались, и деру. А тут и патруль подкатил. Потом все городское угро год ржало, вспоминая, как Славка сейф рвал. Ему тогда ничего не намотали. Много ли намотаешь, за незаконное проникновение? Даже попытки взлома не было. Суд не счел попыткой взлома, кусок мыла, привязанный к дверце сейфа. Теперь-то он заматерел. У него свой банк, по слухам, общак держит. С нашим авторитетом у них какие-то контры, чего-то не поделили... Димыч уже третий год трупы считает. А изловить какую-нибудь более-менее крупную рыбину, никак не удается. Сидит какая-то продажная тварь на самом верху, и постукивает бандюганам, а шишки на Димыча валятся...
   Павел сходил за пивом, откупорил бутылку, прилег, положив голову на колени Оксане. Хорошо! Солнце ощутимо припекало, пиво было холодное, колени Оксаны были соблазнительно гладкими, а Димыч скотина... Уже больше получаса кувыркается с Галкой за кустами... Павел добродушно хохотнул, сказал:
  -- Ген, как думаешь, у тех обормотов штаны уже мокрые?..
  -- Не сомневаюсь... Ты, Паша, не расслабляйся. А то лежишь, глаза закрыл... Я, что ли, за двоих глядеть должен?
  -- Да я гляжу...
  -- Ты, главное, попробуй, поставь себя на их место... Поставил?
  -- Ага... Лично я уже сейчас бы задушил Димыча голыми руками.
   Оксана осторожно гладила его по голове. Пальцы ее прощупали шрам от лба и дальше. Она прошептала:
  -- Господи, Паша, как ты жив остался, после такого удара?
  -- Случайно... - безмятежно обронил Павел. - Зато после этого удара у меня писательский дар открылся.
  -- Шутки у тебя дурацкие...
  -- А это не шутки. Я ведь, и правда, писать начал, когда второй раз головой приложился. А первые по настоящему талантливые вещи начали получаться аккурат в восемьдесят восьмом году. Мистика, верно?
  -- А чего там мистического, в восемьдесят восьмом году? - спросил недоуменно Генка.
   Павел проговорил с подначкой:
  -- Гена, вот когда я тебя не вижу, а только слышу, у меня возникает ощущение, будто ты вовсе не подполковник, а сержант...
  -- Это почему же?.. - обиженно протянул Генка.
  -- Да вопросы ты задаешь типично сержантские! Ну, это ж ежу понятно: две восьмерки, два знака бесконечности...
  -- А-а... Ну, да...
   Наконец, в протоку с визгом ухнула Галя, за ней, проделав виртуозное сальто, влетел Димыч. В последний момент в нем видимо проснулась совесть; проплыв до середины протоки, он повернул назад и вскоре вылез на берег. Павел прихватил две бутылки пива и пошел за Оксаной, которая уже торопливо шла к кустам. Подождав Павла, и глядя на него расширенными черными глазищами, она почему-то шепотом проговорила:
  -- Паша, а я тоже хочу на виду у тех...
   Павел приобнял ее за талию и со смехом повлек в жиденький тенечек. Он и не заметил, как она выскользнула из купальника. Пока он пристраивал бутылки, да сумочку, она нетерпеливо стягивала с него плавки, говоря при этом:
  -- Чертов Димыч... У меня сейчас между ног треснет...
   Павел попытался ее обнять, но она как истинный ландскнехт опрокинула его навзничь, и тут же оседлала со сладострастным стоном. Закинув руки за голову с какой-то дикой, звериной силой принялась извиваться. Павел скосил глаза. Вдалеке, отлично видимые на фоне неба, маячили возле роскошного "джипа" четыре черные фигуры. Оксана будто с цепи сорвалась, казалось, она всего его стремилась вобрать в себя, и то и дело пронзительно вскрикивала, потеряв всякую связь с реальностью. Она перепробовала на нем все, что умела, потом прошлась по второму кругу. Потом попробовала сделать минет, но долго плевалась, и, в конце концов, встала на четвереньки, и потребовала, чтобы он трахал ее с такой же силой, что и жеребец кобылу. Павлу было немного не по себе под взглядами наблюдателей, но экзекуцию над Оксаной он производил с тройным усердием. В конце концов, она залпом выпила бутылку пива, и со стоном: - "Не могу больше!.." растянулась на траве, раскинув ноги. Павел тоже выпил бутылку пива, снова вошел в нее, и медленно, не торопясь, принялся покачивать. Она стонала уже совсем слабо, и когда он кончил, тихо, сонно прошептала:
  -- Ох, умру я сейчас, Паша...
   Однако не умерла. Минут через десять приподнялась, огляделась сонным взглядом, проговорила:
  -- Это ж потрясающе... А где купальник?
   Павел обшарил все вокруг, наконец, кое-как разглядел две крошечные тряпочки в кустах.
  -- Когда ты успела его туда закинуть?.. Ба, тут и мои плавки...
   Надев купальник, Оксана, пошатываясь, побрела к протоке, вошла в воду по колени и расслаблено рухнула, подняв каскад брызг. Павел вошел за ней, но плавать не хотелось, он просто лег в воду, и лежал, закрыв глаза. Его покачивало рядом с берегом, ноги касались песчаного дна, и двигаться ну совсем не хотелось. Рядом примостилась Оксана, сидя на дне, сказала:
  -- Паша, ну это ж невозможно... Как опасность обостряет чувства...
   Он улыбнулся, нашарил в воде ее теплую талию, погладил. Она выгнулась как кошка, прошептала:
  -- Я хоть сейчас готова обратно в кусты...
  -- Пашка-а! - вдруг заорал с берега Димыч.
   Павел вздрогнул, вскочил:
  -- Что там?
  -- Давайте сюда!..
   Подхватив с песка свою сумку, Павел побежал к иве. Подбегая, спросил:
  -- Что, едут?..
  -- Да нет, шашлыки поспели...
  -- Тьфу ты... Предупреждать надо...
   Павел поглядел в сторону "джипа". Наблюдатели сидели на траве в тени машины, и изредка поблескивали биноклем.
  -- Терпели-ивые... - протянул Димыч с нежностью. - Тут не штукой баксов пахнет, а чем-то весьма серьезным. Но, не фирма... Явно не фирма...
   И Димыч принялся разливать по первой. Вторую бутылку прикончили так же быстро, как и вторую порцию шашлыка. К изумлению Павла, у него не было и следа хмеля.
   Он проворчал:
  -- Надо было четыре бутылки взять...
  -- Да-а... - протянул Димыч. - Нервное напряжение такие шутки шутит... У меня тоже ни в одном глазу. А может, шашлык виноват. Мы ж никогда раньше в таких количествах его не ели. Мне один мужик рассказывал, он в гостях был, у киргизов в горном ауле. Хозяин заколол барана, жирного, как свинья. Так вот, они за день съели впятером этого барана, и выпили ящик водки, и при этом никто из них не опьянел.
   Все равно было хорошо лежать на солнышке, попивать прохладное сухое вино, трогать соблазнительные округлости... Ну и плевать, что оружие под рукой. А ля гер ком а ля гер...
   Когда кончилось и пиво, солнце уже клонилось к горизонту. Напоследок окунулись по разу в протоку. Димыч поглядел на наблюдателей, сказал:
  -- Ген, пугни-ка их... Ты автомат, кстати, где взял?
  -- Где положено брать для оперативного мероприятия, там и взял, как положено, под расписку...
  -- А, ну, ладно... Пугни. Только смотри, не попади...
   Генка прижал приклад к плечу, тщательно прицелился, и дал очередь патронов на десять. Павел отметил, что ствол автомата почти не качнулся от стрельбы. Да-а, умеет Генка обращаться с автоматом... Пули взбросили пласт земли в метре от "джипа". От неожиданности наблюдатели заметались. Генка еще саданул короткой очередью, уже с другой стороны "джипа". Тут уж нервы у ребят не выдержали, попрыгав в машину, дали такой газ, что пыль тут же скрыла блестящий импортный вездеход.
  -- Козлы... И имя вам - козлы... - проговорил Генка, ставя автомат на предохранитель. - Паша, а это ты из-за чувства опасности, Оксанку ровно полтора часа трахал?
   Воровато оглянувшись, не слышат ли девчонки, Павел проговорил:
  -- Полтора часа - это еще что. Я могу и три...
   Генка разинул рот, но тут же помотал головой:
  -- А вот это ты врешь...
   Павел равнодушно пожал плечами:
  -- Хочешь, верь, хочешь, не верь...
   Подошел Димыч, относивший бутылки в вырытую в отдалении яму, спросил:
  -- Паша, ну как, твоя амнезия?
  -- Значительно хуже стало... - жалобно протянул Павел. - Только иногородних мочил на мою голову и не хватало... Я ж в других городах бывал только на вокзале, проездом.
   Когда подъезжали к городу, после долгого молчания, Генка вдруг изрек:
  -- А что, здорово отдохнули! Главное, повеселились знатно... Как представлю эту картину... - и он захохотал, свободно, раскатисто.
   Павел с Димычем заржали тоже, девчонки вторили звонким смешком.
  
  

* * *

  
  
   Гиря внимательно разглядывал алмазы. Шесть крупных камней тяжело покоились на ладони. Вроде невзрачные стекляшки, но так ощутимо давят ладонь... Гиря примерно представлял цену алмазам. Если фитюлька со спичечную головку размером стоит немалых денег, то, сколько же стоит, например, вот этот, с конечную фалангу его, Гири, указательного пальца. А пальчики у Гири, далеко не музыкальные...
   Два года назад в этом заброшенном сарае на краю рабочей зоны нашли повесившегося на собственных портянках, изорванных на полосы, Ломанного. Гиря непроизвольно поднял голову и глянул на пыльную стропилину, на которой все еще болтался обрывок серой тряпки. Опустив взгляд, Гиря пытливо посмотрел в лицо сидящего перед ним человека:
  -- Я так понимаю, Крыня, ты даришь мне эти камешки?
   Крыня растянул губы в кривой ухмылке, но глаза его остались холодными и ждущими.
  -- Шутишь...
  -- Шучу...
   Помолчали
  -- Что ж не досидел? Тебе семь годков осталось тянуть. С такой заначкой и вдвое больше просидеть можно.
   Крыня протянул руку. Гиря понял, если он хоть чуточку помедлит, из этого сарая ему уже не выйти. Как Ломанному... С деланным равнодушием ссыпая камни в подставленную ладонь, подумал: - "Интересно, где Крыня прячет заточку?.." А камешки блестели так соблазнительно... Но и Крыня был тот еще отморозок...
  -- Чего это ты решил со мной поделиться?
  -- Сваливать мне, Гиря, отсюда надо...
  -- Ясно. На камешках замазался.
  -- Да нет, тут чисто. Ломанный мне сам их перед смертью отдал, и шепнул два числа. Координатами называются...
   Гиря думал. Он помнил Ломанного. Тот тянул безвылазно бесконечный срок. Ему несколько раз набавляли срок за побеги, да и пара убийств на нем висели. Крыня, по началу, как и все старался не замечать Ломанного. Кособокий, мрачный и замкнутый старик никогда ни с кем первым не заговаривал, а если к нему обращались, отвечал коротко и односложно, злобно кривя синеватые губы. Непонятный старик. На блатного, вроде, не похож, но даже пахан зоны, то ли уважал его, то ли побаивался. И вдруг, ни с того ни с сего, Крыня начал изводить его. Все с интересом ждали, кто кого вперед ухайдакает. Ухайдакал Крыня. Все решили, что Крыня все-таки довел его до самоубийства. До лагерного начальства не дошло, что Крыня изводил старика, так дело и забылось. Гиря тогда тоже ничего не заподозрил. Мало ли какая блажь может найти на мокрушника? А то, что Крыня мокрушник, было видно с первого взгляда. Хоть и везучий мокрушник, сидел-то он не за убийство. Есть такие, везучие мокрушники. Иногда бывает, что сходит с рук убийство, а то и два. А потом человек уже не может без крови, ему это как понюшка кокаину. Такие долго не живут...
   Увидев алмазы, Гиря понял все; не смог Крыня довести Ломанного до самоубийства. Того зона не сломала за столько лет, куда уж, щенку мокрушнику... Да с такой заначкой, которая была у Ломанного, можно было долго терпеть. Зря он в побеги ходил, теперь бы уж отсидел, или по амнистии вышел, и жил бы в свое удовольствие. Крыня просто инсценировал самоубийство. Ничего не было удивительного и в том, что у Ломанного оказались алмазы. На зонах и не такое бывает. А Ломанный болтался по Северу как раз в те годы, когда в Якутии впервые нашли алмазы. Вот только как Крыне удалось его грохнуть, такого тертого калача?..
   Гиря думал. Дураку ясно, что Крыня делиться не собирается. Вытащишь этого волчищу с зоны, а он - заточку в брюхо, и адье! Да где ж это видано, чтобы Гирю какой-то мокрушник провел?! Камешки надо брать! Глупо их оставлять Крыне. Он и деньги-то за них пропить не успеет. По нему же давно стенка плачет. Такие, как Крыня, тихо сидеть не умеют, им себя показать надо, покуражиться, да в каком-нибудь шикарном кабаке, конечно, когда деньги заведутся. Камешки надо взять так, чтобы и от Крыни отделаться, и от уголовки отмазаться.
   Гиря задумчиво глядел на Крыню. В уме постепенно складывалась хитрейшая комбинация, как в шахматах. Надо будет только в побег тащить еще двоих.
   Крыня настороженно спросил:
  -- Чего уставился, первый раз видишь, что ли?
  -- Думаю, как тебя, вахлака, от уголовки отмазать.
  -- Знаю, с зоны уйти, трудное дело, потому и предлагаю половину...
   Гиря усмехнулся про себя: - "Ишь, расщедрился, без торга половину сам предлагает..."
  -- Нет, Крыня, с зоны уйти - раз плюнуть. Как дальше?
  -- Что, дальше? - Крыня с подозрением уставился на него.
  -- А то... Забыл, где находишься? Отсюда одна дорога ведет, на ней каждую рожу можно высветить, да еще по реке... И потом, камни - не мешок барахла, на толкан не вынесешь...
   Крыня растерялся. Гиря с удовольствием отметил это. Теперь только не давать ему опомниться. Быстро, отрывисто, Гиря спросил:
  -- У тебя бабки есть?
   Помедлив, Крыня кивнул:
  -- Найдутся...
  -- Давай все, что есть.
  -- Вечером...
  -- Ладно, с нами пойдут еще двое, понял?
  -- Много.
  -- Там видно будет...
  -- Своих кого хочешь? - Крыня насмешливо прищурился.
  -- Дурак! Надо наверняка бить, понял? Как ты камни продашь?
  -- Так, согласен. Кто?
  -- Губошлеп. Он жучков денежных знает. Настоящих, деловых, цеховиков. Эти за камни настоящую цену дадут.
  -- Сопля! Его же первый мент расколет!
  -- Не расколет. Так повяжем, что и не пикнет. Ну, а если подопрет, сгодится вместо коровы. Дальше. Пойдем напрямик, через тайгу.
  -- Ты что, рехнулся?! По болотам... Тыщу километров?!
  -- А ты думаешь по дорожке прокатиться? Нас у первого же верстового столба повяжут. А в тайге дорог много, надо только человечка найти, который тайгу знает...
  -- Нет, Гиря, у тебя крыша поехала...
  -- А ты хочешь с комфортом с зоны бегать? Ну, тогда пойди к пахану зоны, отдай ему все камни, себе оставь только один, и беги с комфортом; вертухаи тебе будут в каюту чай с кофе таскать...
  -- Ладно, кто там у тебя тайгу знает?..
  -- Хмырь.
  -- Не пойдет. Он же спит и видит, как оттянет срок и чистеньким выйдет...
  -- Пойдет. Камешком поманим. Он знаешь, на чем погорел? Соболей налево сплавлял. Так вот, он сам мне говорил, что соскучился здесь. А ему еще двенадцать годков зону топтать. Короче, тащи бабки и сиди тихо. Самое позднее, уйдем через неделю.
  -- Долго. Быстрее бы...
  -- Не получится. Без ружья и жратвы тайгу не пройдешь. За неделю хоть сухарей подсушим.
   ...Присев на бревно, Гиря достал самодельный плексовый портсигар с ярко намалеванной голой девкой на крышке. Закуривая, подмигнул ей:
  -- Жди, скоро буду...
   Разгоняя дымком назойливо зудевших комаров, исподтишка наблюдал за Губошлепом. Работал тот еле-еле, возможно, из-за недавнего обеда. Впрочем, тут было что-то не так. Был бы он нормальным ложкомоем, пахал бы как миленький, несмотря на обед. Явно "рабы" за него норму отрабатывают. Гиря давно приметил его, и все ловил момент, как бы наверняка содрать с него хороший куш. Но случая не представлялось, осторожный щенок! И теперь придется брать его на арапа.
   Губошлеп бросил лом и поплелся прочь от плюющейся опилками пилорамы. Лом тут же подхватил неприметный мужичок, и как ни в чем не бывало, принялся выполнять работу Губошлепа. По блуждающему взгляду Губошлепа, Гиря тут же догадался, что он пошел искать местечко, куда бы завалиться вздремнуть. Чуть заметным движением пальца Гиря поманил его к себе, и когда Губошлеп с готовностью подбежал, подвинулся, пригласил:
  -- Садись. Поговорим... Скучно что-то...
   Гиря отметил, что, усаживаясь, Губошлеп достал пачку каких-то иностранных сигарет, голубоватых, длинных и тонких, с маленькими звездочками у фильтра. Впрочем, Гиря давно уже на воле не был, возможно, что такие сигареты уже продаются в каждом киоске.
  -- Что, собрался вздремнуть чуток после обеда?
  -- Да нет, живот что-то схватило...
  -- Живот, значит... Ну-ну... - тон Гири был благодушен и даже ласков. - А ведь ты каждый день после обеда дрыхнешь, или в траве, или в кочегарке. А как же норма? Выработка?
  -- Так, это... Нагоню! - Губошлеп нервно затянулся.
   Гиря видел, что он растерялся, даже не сообразил, что может схватиться за живот, сделать вид, будто стало невмоготу, и смыться в сортир. И Гиря продолжал, развивая успех:
  -- И сигаретки дорогие смалишь... Может, поделишься?..
  -- А как же, конечно! - Губошлеп засуетился, достал початую пачку. - Бери! Вечером еще принесу.
  -- У тебя, пацан, бабки водятся, а делиться не хочешь... Почему? - все тем же благодушным тоном продолжал Гиря, забирая сигареты.
  -- Какие бабки?!. Из дому посылки присылают...
  -- Ты, пацан! - резко, будто выплюнул, выговорил Гиря, но тут же, будто переключателем щелкнул, вернулся к прежнему благодушно-ласковому тону. - Купи попугая, отрежь ему голову, и пудри ему мозги...
   По опыту Гиря знал, что именно такие переходы, от злобного, лающего, до предельно благодушного и ласкового тона, больше всего сбивают с толку таких сосунков, как Губошлеп. Наблюдая за ним, с удовольствием отметил, что тот перетрусил до обморока, хоть и хорохорится. Не давая ему опомниться, буравя тяжелым взглядом, Гиря прорычал:
  -- Принесешь мне сегодня пятьсот колов, и покой тебе обеспечен до конца срока...
  -- У меня нет столько!
  -- Найди, - спокойно выговорил Гиря. - Ты парень оборотистый. Жить захочешь - найдешь... - и глянул в глаза Губошлепу, а глядеть Гиря умел...
   В его взгляде Губошлеп явственно разглядел разверзшуюся могилу. Свою могилу.
   Гиря тут же добродушно ухмыльнулся.
  -- Чего скис? Я ж не собираюсь сдавать тебя пахану, а заодно и того вольнонаемного, который тебе бабки таскает. У нас такие дела мимо пахана не проходят... Ладно, принесешь бабки, и никто тебя не тронет до окончания срока... - Гиря задумчиво затянулся, сдув дымом комара с руки, как бы про себя проворчал: - Есть же жучки... Кучи бабок имеют, и ни одна уголовка не прискребается; где, мол, взял... А, Губошлеп, есть такие?
  -- Есть...
  -- И золотишко покупают?
  -- И золотишко... А как же? У некоторых столько денег, что можно любую сберкассу завалить до крыши... Золото, оно и в Африке золото... Главное, не горит и не размокает.
   Изумленно приглядываясь к Гире, Губошлеп размышлял про себя: - "И чего напугался? Сидит, как ребеночек, о деньгах и золотишке мечтает... Кругом вышки, колючая проволока, а надежнее всякой охраны тысяча километров нехоженой тайги до ближайшей железной дороги..."
  -- А камешки покупают? - продолжал Гиря.
  -- Смотря какие... - пожал плечами Губошлеп, стараясь казаться серьезным.
  -- Ну, скажем, пятьсот косых могут за камни выложить?
  -- Есть такие, что могут...
  -- А ты знаешь таких?
   Губошлеп неожиданно озлился. Может, оттого, что только что был напуган Гирей до полусмерти, а может и потому, что отец, скромный начальник снабжения небольшой текстильной фабрики, настрого запретил сыну распространяться перед посторонними о друзьях и знакомых. Только перед самой тюрьмой Губошлеп узнал, что его отец был не последним цеховиком города Питера. Жаль, что не первым, а то бы отмазал сыночка от тюрьмы...
  -- Чего это ты, Гиря, интересуешься? В легавые собрался?..
  -- Ты, сосунок, сильно смешливый!.. - рука Гири дернулась, будто откидываясь назад для замаха, но тут же он криво усмехнулся: - Люблю таких... Вот ты мне скажи, был бы у тебя алмаз, вот такой, - Гиря отмерил ногтем добрый кусок своего толстого пальца, - смог бы ты его кому-нибудь толкнуть?
  -- Не ограненный?
  -- Естественно, сырой. Где ж ты в тайге ювелира отыщешь?..
  -- Ну-у... Если на караты посчитать... Скидочку сделать... Пол сотню тысяч потянет... А если толкнуть тому, кто за границу сможет вывезти, то и всю сотню, но только в долларах. Только, Гиря, такие камни довольно редки...
  -- Ну, эт я загнул... Поменьше камешек...
   Губошлеп видел непроизвольное движение руки Гири, и успел пожалеть, что не сдержался. Каким бы смешным не казался Гиря, лучше ему подыгрывать. Кто его знает, что у него на уме?..
   Гиря нервно затянулся сигаретой, не заметив, что уже загорелся фильтр, закашлялся. Еле справившись с волнением, протянул:
  -- Да-а... Мечты... Ну ладно, Губошлеп, тащи монеты и тебя никто никогда не тронет.
   Губошлеп поспешно вскочил, и тут же исчез, будто испарился на ласковом июньском солнышке. А Гиря про себя подумал, что его и так никто не посмел бы тронуть. Если бы пахану зоны не шли регулярно переводы от денежного папаши Губошлепа, того давно бы уже "опустили". Но, видно, не такой уж сильно денежный у него папаша, если вообще от тюрьмы не смог отмазать. А бежать надо побыстрее... Не дай Бог до пахана дойдет, что готовится самодеятельный побег...

Глава 3

Менты всякие бывают

  
  
  
   Почти трезвый, веселый и довольный, Павел уже в темноте подходил к дому. Решил пробраться через двор соседа, пусть топтуны помаются от неведения. Увидев Павла, Ольга потянула носом, сказала:
  -- Паша, ты же спиваешься! На этой неделе уже два раза...
  -- Оля, да ты что?! Всего бутылку пива и выпил...
  -- Ага... А почему же пахнет так, как от целой канистры?
  -- Так ведь жара...
  -- Ужинать будешь?
   Павел прислушался к себе; организм лениво пробурчал что-то насчет того, что и завтрашний обед можно будет отдать врагам...
  -- Нет, не буду... Закуски было навалом...
  -- Ага! Значит, бутылку пива ты закусил большим количеством закуски?
  -- Тебе бы сержантом в милиции работать... Вопросы ты задаешь совершенно по-сержантски... - обескуражено проворчал Павел и отправился в душ.
   Вертясь под теплыми струями, размышлял без особого уныния, что, было, утвердился в этой жизни, но снова угодил на оползень. Опять все зыбко вокруг, неустойчиво, ползет и качается... Опять какой-то гнусной гадине на хвост наступил, и не заметил. Судьба у него, что ли такая? Чужие хвосты оттаптывать... Да господи, боже мой! Не было никаких хвостов! Уж он-то в последние два года живет сверхосторожно; даже чужие драки обходит сторонкой. Гонтаревы происки! Больше просто некому. Отметелил Павел первых киллеров, вот погоняло группировки и решил, прощупать клиента, с целью стребовать с заказчика плату побольше. Надо еще кого-нибудь отдубасить с извращенной жестокостью, чтобы плата возросла тысяч до пятидесяти. Откуда ж у простого ректора такие деньги?
   Вылезя из-под душа, Павел сел в свой шезлонг, глубоко вздохнул. Да, вечерок был хорош. Не особенно жаркий, а какой-то приятно парной, будто парное молоко. И во всем теле такая приятная усталость. Но тут осторожность взяла верх, он вспомнил про снайпера. Быстро огляделся по сторонам. Ни единого чердачного окна видно не было. Значит, и его никто не сможет подстрелить с чердака. С одной стороны заслоняют сараи, с другой - дом, с третьей стороны - забор и огромная яблоня. Разве что с четвертой стороны торчат над крышами кроны нескольких огромных тополей. Но мы ж в России, господа. Это на диком западе никто даже не поинтересуется у индивида, зачем он на дерево забрался. Залез, значит, ему так хочется. А у нас каждый второй прохожий, проходя под деревом, будет кричать: - "Эй, слезай, закурим!" Не говоря уж про каждого первого.
   Может, он что-то еще знал про Гонтаря, кроме того, что тот взятки берет? Хотя, теперь это и взяткой-то не называется... Как это? "Репетиторство с гарантией поступления". Возможно, что-то и знал, совсем убойное, способное и сейчас усадить в тюрьму, хоть и не надолго. Но для ректора и два года означают полную и окончательную научную смерть. Может быть тогда, почти тринадцать лет назад, когда Павлу прилетело по голове вторично, прознав про амнезию, настигшую Павла, он успокоился, а тут вдруг испугался, что тот вспомнил в с е? Господи! Но Павел еще тогда всю свою жизнь вспомнил, когда еще валялся в крошечной сельской больничке... Он тогда выдирался из этой проклятой амнезии, как утопающий из омута. Как полоумный старался вспомнить, где еще он мог слышать знакомые звуки. Где-то читал, что особенно запахи способствуют воспоминаниям. Но вот запахов как раз и не было.
  
  
   Тишина больницы угнетала. Если бы было побольше звуков, запахов, он бы быстрее все вспомнил. Но откуда же взяться запахам в больнице, хоть и сельской? Уже на второй день он окреп настолько, что смог нормально говорить, вот только в нижнюю половину тела жизнь никак не хотела возвращаться. Было такое ощущение, будто он лежит на постели плечами, а все остальное парит в невесомости.
   Да, еще вкус помогает воспоминаниям. Когда он лежал, проснувшись утром, и прислушивался к редким звукам в коридоре, вошла сестра, сделала ему укол, заставила проглотить целую горсть таблеток, а в заключение предложила выпить стакан терпкого настоя из трав и кореньев.
   Понюхав настой, и с удивлением ощутив, что не чувствует запаха, попробовал на вкус, и тут в голове от знакомых ощущений ком ваты стал вроде бы не таким тугим, как раньше. Он сказал:
  -- Ваш врач увлекается траволечением? Сложный и странный настой... Чувствуется вкус родиолы... Девясил, аир, что-то еще... Странная композиция...
  -- Вы пейте, пейте. Наш доктор бесполезного не назначит. А вы что, тоже в травах понимаете?
  -- Маленько разбираюсь...
   Павел выпил настой, почмокал губами:
  -- Вот, понял, еще шиповник.
   Сестра ушла. Итак, по заданию Батышева он отправился обследовать кедровник. Сначала он ехал по заросшей лесной дороге. Разбитый леспромхозовский "Краз", с широченными "болотными" шинами, безжалостно мял тонкие осинки, вылезшие меж глубоких колей. Шофер, молодой парень, беззаботно насвистывая, небрежно крутил баранку, но Павел сразу почувствовал, за рулем мастер. На длинноволосой голове шофера нелепо сидела засаленная фетровая шляпа. Примерно как на клоуне Гвозде его котелок. Шляпа была низко надвинута на лоб, так, что шоферу приходилось задирать голову, чтобы увидеть дорогу, а сзади, из-под полей шляпы, поднимался стог перепутанных волос. Всю дорогу Павел боролся с искушением, от души хлопнуть шофера по шляпе, и тем облегчить его страдания, чтобы он ненароком не свернул себе шею.
   На дне кабины, тесно прижавшись к ногам Павла, сидел Вагай, рослая лайка светло-бежевого окраса, давний спутник таежных скитаний. Изредка он клал острую морду Павлу на колени и, чуть слышно поскуливая, смотрел ему в лицо, как бы спрашивая; мол, хозяин, когда кончатся эти мучения?
   Перестав свистеть, шофер заговорил:
  -- Слышь, ученый, старики говорят, до войны и в войну тут где-то лагерь был. Зэков померло-о!.. Так что, привидения по тайге шастают.
   Павел усмехнулся в усы:
  -- Ну и как, шибко те привидения балуют?
  -- Да как тебе сказать... Не очень. Один только, который поэтом был. Слыхал такого - Мандельштам?
  -- А вот это ты врешь. Откуда ты про него знаешь?
  -- Про него любой мало-мальски интеллигентный человек должен знать, - назидательно выговорил шофер.
  -- Я, например, не знаю... - Павел, действительно, тогда еще не знал, кто такой Мандельштам. - Да я про другое спрашиваю, в таких лагерях обычно не интересовались, кто есть кто. А умерших зэков хоронили под номерами. Так что, откуда бы ты прознал про поэта? Разве что он сам тебе шепнул, темным вечерком возникнув в кабине...
  -- Хошь верь, хошь не верь, только гиблые там места. В ту сторону даже охотники не ходят.
  -- Ну, положим, они потому не ходят, что ходить некуда. Вы тут тайгу извели, такие кедрачи порубили!.. Всю тайгу разграбили, а теперь каких-то привидений выдумываете... А нам теперь тут заповедник устраивать...
   Шофер вдруг круто затормозил:
  -- Ты! Говори, да не заговаривайся! Мы тут кожилились, план стране давали. Древесину народу! А всякая вошь вякает - разграбили! Мы чужого не брали. Ты попробуй, заработай на кусок на лесоповале... Кишка тонка... Привыкли там по теплым лабораториям в белых халатиках ж...пы просиживать...
   Павел едва справился с желанием выволочь шофера из кабины, взять за шкирку и натыкать носом в этот мелкий осинник, в эти трухлявые пни, торчащие тут и там, во всю эту разграбленную тайгу, чтобы у него открылись глаза на все.
   Павел смотрел на парня, прикидывая, что с ним делать, если полезет в драку. А тот, сразу видно, подраться не дурак. Губа рассечена старым шрамом, зубы золотые, видимо взамен выбитых в молодецкой потехе у поселкового клуба или магазина. Там, наверное, он привык быть первым, а потому в нем давно произросла и окрепла наглая уверенность в своей силе и превосходстве, и он утвердился в своем праве на хамство.
   Привычка к анализу взяла верх над эмоциями. Павел подумал, что, в сущности, этот парень ни в чем не виноват. Его с пеленок уверяли, что он должен вкалывать, давать стране древесину, и он честно вкалывал на морозе, рубил и рубил тайгу. Вон, даже чешет по газетному, и даже теми же штампами...
  -- Че зенки-то пялишь?! - окончательно осатанел парень. - А ну, выметайся! Дуй пехом. Деятель нашелся...
  -- Давай, поехали... - устало проговорил Павел. Ему не хотелось тащиться пешком по унылому осиннику несколько лишних километров.
  -- Вали, фраер поганый!
   Он еще и приблатненный, уныло подумал Павел, вот же угораздило, потянул черт за язык... Шофер тем временем от слов перешел к делу; схватил Павла за ворот штормовки, толкнул к дверце, другой рукой потянулся нажать на ручку. Его руки удобно скрестились, так, что можно было обе разом взять в узел и как следует давануть на излом, по ученому выражаясь, провести болевой прием на оба локтя. Но Павел ничего не успел предпринять. Снизу, со звериным рыком протиснулась морда Вагая, и длинные белые клыки впились в руку шофера повыше локтя. Брызнула кровь, бедняга заорал благим матом и вывалился из кабины, Вагай прыгнул за ним, успел вцепиться еще и в штаны.
  -- Нельзя-а-а!! - заорал Павел, вылетая следом и вцепляясь рукой в то, что попалось. А попался тугой калач хвоста Вагая. Отшвырнув собаку в сторону, крикнул: - Сидеть! Паршивец...
   Вагай для виду прижал зад к земле, но лапы его были напряжены, и он в любой момент готов был ринуться в бой за любимого хозяина.
   Парень прыгал, приседал от боли, шипел, матерился сквозь зубы.
   Павел достал из бокового кармана рюкзака индивидуальный пакет, баночку мази, крикнул шоферу:
  -- Да прекрати метаться! Уймись.
   Но парень продолжал прыгать и приседать, а между пальцев его руки, которой он зажимал укус, довольно обильно сочилась кровь. Павел стоял и с любопытством ждал, когда закончатся ужимки и прыжки. В конце концов, не выдержал, сказал спокойно:
  -- Я сейчас дальше пойду, а ты продолжай плясать...
   Парень, наконец, присел на подножку, посмотрел на руку, неожиданно спокойно проговорил:
  -- Удавить мало, гада...
  -- Себя удави! Ты что, собак не знаешь? Чего хватался? За такие дела любая болонка штаны спустит, защищая хозяина. А это зверовая лайка...
   Павел озабоченно осмотрел укус. Кровь текла знатно, будто из борова, а в аптечке кроме бинтов и стрептоцидовой мази ничего нет. Ладно, обойдемся подручными средствами... Он сорвал листья подорожника, росшего прямо у колеса машины, пожевал, выплюнул на марлевый тампон, туда же щедро ляпнул мази из баночки, и все это приложил к укусу.
   Бинтуя руку, проговорил мрачно:
  -- Жаль, он тебе совсем манипулятор не оттяпал... А завтра разболится зна-атно...
   Парень только покривился. Весь боевой задор из него улетучился. Павел достал из рюкзака флягу с густым спиртовым настоем лимонника, заманихи, золотого корня и кое-чего еще, способного и мертвого из гроба поднять, и закоренелого импотента вылечить, налил колпачок, протянул парню:
  -- Выпей, полегчает...
  -- Мне и так легко. Мог бы и побольше налить, жила...
  -- Обойдешься. Если побольше - сердце лопнет.
   Завинтив флягу, Павел полез в кабину:
  -- Поехали, что ли...
  -- Ну, ты и наха-ал... - с восторгом протянул шофер.
   Но в кабину залез. Морщась от боли, положил забинтованную руку на баранку. Покосился на все еще ворчащего Вагая, устраивающегося под ногами Павла, пробормотал уважительно:
  -- Добрая собачка. С таким не страшно в тайге...
   Долго ехали молча. Наконец машина уперлась в сплошную стену осинника. Павел вылез из кабины, вскинул на плечи свой тощий рюкзак. Вагай пулей вылетел наружу и исчез в кустах. Этим он, видимо, демонстрировал, что больше ни под каким видом не полезет в эту вонючую коробку.
  -- Дай бог, что ты там и останешься, - дружелюбным тоном пожелал шофер, со скрежетом переключая скорости.
   Не обращая больше на него внимания, Павел глянул на компас, и шагнул прямо в стену деревьев. Позади, со свирепым ревом машина выдиралась из осинового мелкотняка.
   ...Лежа в больнице, Павел долго не мог вспомнить, что он уже не научный сотрудник Университета, и не преподаватель, а в экспедиции Батышева участвует по договору. И ко всему, что произошло с Павлом за последние пару лет, имеет прямое отношение Гонтарь. И тогда мысль так же вертела хвостом и не давалась в руки. Так что пришлось осторожненько по ступенечкам подниматься, по кусочкам склеивать мозаику. Для начала в памяти всплыла первая экспедиция, в которую он ходил с Батышевым.
   К третьему курсу здоровье его укрепилось окончательно, он даже стал сильнее, чем был когда-то. Несмотря на то, что тренировался пять раз в неделю, часа по три-четыре, ходил в отличниках. Окончательное знакомство с Батышевым как раз и произошло на третьем курсе. В зимнюю сессию Павел сдавал ему экзамен. Как всегда, взяв билет, демонстративно уселся за первый стол. Батышев славился своей требовательностью, так что за последними столами отчетливо шелестели шпаргалки, а профессор чуть заметно усмехался в седую бороду. Подготовившись, Павел подсел к столу профессора. В билете было три вопроса, как и обычно. Павел отвечал исчерпывающе, не делая пауз после предыдущего вопроса. Ответив, выжидательно уставился на Батышева. Тот удивленно смотрел на него, наконец, коротко хохотнув, сказал:
  -- Впервые в жизни не знаю, какой дополнительный вопрос задать... Вы что, наизусть учебники учите?
  -- Да нет, внимательно слушаю на лекциях, и стараюсь понимать все сразу, не оставлять на потом.
   Взяв зачетку, он спросил:
  -- Со здоровьем-то как?
  -- Все нормально.
  -- А у кого лечились? Может, я вам кого порекомендую? У меня в мединституте знакомых полно...
  -- Да нет, спасибо... Я по самой современной методике лечусь; дозированной физической нагрузкой.
  -- Ну что ж, удачи вам...
   После летней сессии Батышев сам пригласил Павла в экспедицию. Это была удача, под его руководством делать курсовую работу. В экспедицию, которая планировалась всего на месяц, они пошли вчетвером; сам Батышев, два его аспиранта, и единственный студент - Павел.
   Батышеву захотелось забористую статейку в научный журнал жахнуть, ну, а аспиранты для диссертаций материалы собирали. В то время Павел еще не знал, что большинство профессоров сами статей не пишут, их пишут аспиранты за скромную честь быть соавтором профессора. Один Батышев сам писал свои статьи, и упрямо не лез в соавторы. А некоторые расторопные аспиранты сами предлагали.
   Когда собирались, Батышев, с сияющим, помолодевшим лицом, говорил:
  -- Эх, ребята! В какие места идем! Тайга - нога человеческая не ступала... Я там лет двадцать назад был, и всю жизнь мечтал снова побывать... Там, по долинам речек, флора и фауна равнин проникает далеко в горы, и все перемешалось в таком невыразимом беспорядке... Такие там сложные биоценозы, просто рай для экологов...
   До устья речки добирались на машине. Пока сгружали лодку, таскали снаряжение, загружались, профессор был весел и возбужден больше всех. Больше всех суетился, покрикивал, что на него совсем не было похоже. Видно было, что ему не терпится погрузиться в места первой своей экспедиции.
   Они шли вверх по течению бесноватой горной речки в глубь безлюдного таежного района. Доцветал июнь. Тайга благоухала молодыми травами. Пожалуй, июнь, это единственное время, когда даже пихтовая хвоя теряет свой мрачный темно-зеленый цвет, выбрасывая молодые светло-зеленые побеги. Вода слепила игрой солнечных зайчиков. Проклятые комары, обычно отравляющие любование красотами июньской тайги, не доставали на скоростной лодке. Комаров не было, но не было и красоты.
   Буквально после часа хода, лес по берегам речки исчез. Берега, от уреза воды и выше, до того уровня, куда она добирается весной, были усеяны ободранными, измочаленными трупами деревьев. В прозрачной воде то и дело мелькали топляки. Они лежали на дне жуткими, черными утопленниками, и прозрачные струи играли легкими узорами светотени на них, на песке вокруг них... Как это напоминало Павлу его родной Оленгуй! Наверняка и налимы в этой речке есть. Сыпчугур... Наверное, умерло давно это село... Ведь жители тем и жили, что тайгу рубили, а больше там делать нечего. Был поселок призрак и километрах в двадцати от его родного Урмана. Тоже там находился леспромхоз, а когда тайгу вокруг вырубили, издалека лес возить на переработку стало невыгодно, так и умер поселок.
   Профессор сидел на крышке форпика нахохлившись, словно старый ворон, и смотрел на бегущие назад берега. На лице его было такое выражение, будто он пришел к себе домой и обнаружил всю свою семью зверски замученной, валяющейся в крови. И он еще не понимает, явь это, или кошмар, и еще не в состоянии поверить, что кто-то мог совершить такое бессмысленное убийство. Изредка он повторял, как испорченная пластинка:
  -- Вот тебе и сравнил... Вот тебе и изменения за двадцать лет... Вот тебе и сукцессия...
   Олег не выдержал, проговорил:
  -- Арнольд Осипович! Ну не может же быть такого, чтобы на протяжении всей реки тайгу извели!
  -- Может, Олеженька, может... На этих склонах естественным путем лес никак возродиться не сможет, начнутся оползни, обнажатся материковые породы... Вот те и сложные биоценозы... Вся наша страна, сплошной оползень... - вдруг задумчиво выговорил он. - Сколько живу, столько и помню, будто все с грохотом катится в тартарары. И в умах, и душах людей тоже какой-то оползень... Будто в тридцатых годах гигантским напряжением сил воздвигли могучую машину, потом еще поднатужились, будто отряд диверсантов перед броском, - бросили все лишнее, пристрелили раненых, - но броска не получилось. И вот могучая машина, построенная для какой-то грандиозной цели, теперь медленно разваливается, сползает в какую-то историческую яму...
   Береговые склоны были буквально ободраны, и, изрезанные промоинами, белели выходами иссушенной на солнце каменистой породы, будто ребрами, жутко напоминая костяк животного, обглоданного на чудовищном пиру какой-то дикой орды. Картина побоища тянулась километр за километром, и казалось, конца ей не будет, до самого края Земли не осталось ни единого живого дерева.
  -- Это называется, молевый сплав леса... - проговорил Батышев. - Подобного варварства уже лет сто нет ни в единой стране мира, даже самой лесистой.
   После этого он замолчал. Молчал на походе, молчал на ночлегах. Когда вечером приставали к берегу, он сам готовил еду на костре, быстро ужинал и уползал в палатку. Его молчание угнетало Павла, рождало почему-то чувство вины. Перед кем?.. За что?.. И еще ощущение собственной ничтожности, перед силой, которая вывернула наизнанку реку. Она ж и по его жизни может так же пройтись...
   На протяжении трех суток похода они не встретили ни единой живой души. Два раза мрачно и жутко глянули на них бельмами высаженных окон брошенные поселки лесорубов. Батышев заговорил на вторые сутки, вернее, не заговорил, а заорал зло, раздраженно, будто где-то внутри него лопнул нарыв. Он свирепо рявкнул на Олега Щелокова, когда тот, жмурясь на пышущее жаром солнце, принялся стягивать с себя штормовку:
  -- Надень сейчас же!..
   В предыдущие дни было прохладно, несмотря на сияющее солнце, со стороны гор тянул свежий ветерок, от скорости лодки превращавшийся в пронизывающий вихрь. Но в этот день ветер стал попутным, и лодка начала накаляться под солнцем.
  -- Арнольд Осипович, жарко же! - Олег жалобно смотрел на профессора, и штормовку надевать не спешил.
  -- Не испечешься... - профессор сверлил его взглядом до тех пор, пока тот не застегнул молнию до самого носа.
   Павел не любил Олега. И вовсе не за тягу к фирменной одежде. Даже в экспедиции на нем были надеты дорогие импортные джинсы и штормовка с наклейкой какой-то иностранной "фирмы". Павел примерно представлял, сколько дерут за эту красоту фарцовщики на толкучках. Павел не завидовал ему, хоть сам до окончания техникума донашивал вещи, из которых вырастал брат. Первый костюм ему мать купила в семнадцать лет, и то на заработанные им же в стройотряде деньги. Но костюм ему не понравился, а через полгода он его и надеть не мог; пиджак угрожающе трещал на плечах, а рукава стали тесны для бицепсов. Олег шиковал вовсе не на аспирантскую стипендию. Обыкновенный профессорский сынок, кому было все равно, в какую науку двигать, пристроенный отцом к Батышеву, который по старой дружбе не смог отказать. Университет Олег закончил вполне "удовлетворительно". Обо всем этом Павлу рассказал второй аспирант, Михаил Маркин. Который был прямой противоположностью Олега, полностью равнодушный к своей внешности и увлеченный лишь наукой. Родом он был тоже из Урмана, и даже в детстве они с Павлом были знакомы, побывали в одном пионерском лагере. Отца у Михаила не было. Учился он в Университете, живя только на стипендию. За все пять лет не взял у матери ни рубля. После учебы его оставили на кафедре ботаники ассистентом. Лишь после четырех лет работы ему удалось поступить в аспирантуру, и то в заочную. При всем притом, что Университет он закончил с красным дипломом. Скорее всего, аспирантура для Михаила, была условием, на котором Батышев согласился взять Олега. Олег относился к Михаилу с этакой барственной снисходительностью, как к человеку второго сорта. Впрочем, Павла он вообще не замечал. Потому Павел и невзлюбил его с первого часа знакомства с ним.
   Маркин вел практические занятия по ботанике на первом курсе, вот с тех пор Павел и был с ним в дружеских отношениях. На первом же занятии Маркин долго приглядывался к нему, наконец, спросил:
  -- Мы с вами могли где-нибудь встречаться?
   Павел вгляделся, и, наконец, узнал парнишку из старшего отряда, вместе с которым лазил по кедрам, сбежав из лагеря.
   Олег сменил Павла у мотора, и тот растянулся на снаряжении, уложенном на дно лодки и крепко увязанном прочной капроновой лентой. Рядом, задрав ноги на борт, лежал Михаил, и, похоже, дремал. Павел жмурился на солнце, наслаждаясь покоем, и старался не допускать к себе невеселых мыслей о том, что с этого года ему предстоит жить только на одну стипендию. Весной с него сняли инвалидность, и теперь он больше не получает пенсии. С одной стороны это наполняло его гордостью, а с другой стороны, надо было думать, где и как заработать хотя бы полсотни к стипендии на жизнь. Однако ему так и не удалось отрешиться от грустных размышлений. Занятый ими он не сразу уловил изменение тональности звука мотора. А когда осознал, что мотор заработал на полную мощность, даже с надрывом, лодку уже швыряло в бурунах переката. Отбирать управление у Олега было поздно, и единственное, что сделал Павел, это вцепился покрепче в борт.
   Павел испустил могучий вздох облегчения, когда их старенькая, изрядно помятая, "Казанка", пронзительно треща мотором, миновала последний бурун и, набирая ход, вырвалась на небольшой плес. Но тут какая-то сила вздыбила лодку, поставила вертикально на правый борт. Когда Павел вынырнул, пустая лодка, описывая циркуляцию, шла на полной скорости по касательной к берегу, Олег, конечно, не успел сбросить газ. Как норовистый конь, лодка стряхнула экипаж за борт, а сама, встав на ровный киль, помчалась дальше. Но лишенная рулевого, она теперь могла ходить только по кругу. Павел с запоздалым раскаянием подумал, что следовало бы отремонтировать рукоятку газа, которую клинило в крайнем положении с самого начала похода, и сам собой сброситься газ никак не мог. Ударившись левой скулой о выступающий в струи реки каменный лоб, лодка, как резвящийся дельфин, или дельфиниха, нырнула в перекат и исчезла.
   Павел увидел рядом мокрую голову Батышева. Отплевываясь, тот прохрипел:
  -- К берегу! Живо...
   Напрягая все силы, они поплыли наискосок по течению к узкой галечной полоске. Вот уж поистине: "наперегонки со смертью..." Если не успеют дотянуть до галечной отмели, течение утянет в перекат, и ниже по течению всплывут только их измочаленные трупы. По опыту Павел знал, что выжить в таком перекате можно только в специальном спасательном жилете и со шлемом на голове. Течение жадно всасывало их в перекат. Все же Павел сумел оглянуться и увидел бледное лицо Михаила, который яростно махал позади неумелыми саженками, поднимая каскады брызг, сознание, будто сфотографировало, напряженно сосредоточенный взгляд и струйку крови, льющуюся из рассеченного уха, которую слизывали суетливые волны в такт с судорожными движениями рук. Чуть дальше мелькали Олеговы руки, и через мокрый затылок его перехлестывали волны. Плыл он классическим кролем. Не сразу Павел сообразил, что плывет он к другому берегу.
  -- Олег! Наза-ад!.. - отчаянно заорал Павел, но тут же понял - поздно! Если он сейчас повернет, то не успеет дотянуть до берега, течение затащит его в перекат. А если и Павел промедлит хотя бы секунду, то и ему не справиться с течением. Зарываясь лицом в воду, он классическим кролем пустился догонять профессора и Михаила. Поток, устремлявшийся в перекат, успел ухватить его, но все же он в последнем усилии извернулся, бросил тело к берегу, судорожно загреб руками. Ноги нашаривали и не могли нашарить дно... Вдруг чьи-то пальцы вцепились в ворот штормовки, и Павел совсем рядом увидел всклокоченную бороду профессора Батышева. Выскочив на берег, Павел принялся лихорадочно срывать с себя одежду, одновременно обшаривая взглядом противоположный берег.
  -- Олег!.. Где Олег?! - профессор почему-то тряс за шиворот Михаила.
   Тот ошалело таращил глаза, нервно стирая дрожащей рукой кровь, все еще текущую из уха. Павел, наконец, увидел голову Олега, плечи и руки, в отчаянном напряжении вцепившиеся в выступ на отвесной скале противоположного берега.
  -- Вон же он, держится! - крикнул Павел, содрав с себя, наконец, одежду. - Веревка нужна...
   Батышев отпустил Михаила, выдернул из своих брюк крепкий, армейского образца, брезентовый ремень.
   Михаил тем временем вошел по колени в воду, крикнул:
  -- Держись! Мы сейчас... - и побежал зачем-то на кручу берега.
   Профессор успел перехватить его за мокрую штормовку, с треском выдрал из брюк ремень. Привязывая к нему свой, бросил:
  -- Мишка, беги вниз, может, всплывет что... Или лодку где-нибудь к берегу прибьет...
   На ходу обматывая ремень вокруг пояса, Павел помчался по берегу, прыгая по камням. Для верности забежал выше переката шагов на триста, бросился в воду и на одном дыхании кролем перемахнул реку. Сплыл немного по течению, до замеченной еще с берега расщелины, и, сходу выбросившись из воды чуть ли не до пояса, уцепился за выступ.
   Добраться до Олега, было делом нескольких минут. Свесившись с уступа, он увидел руки, вцепившиеся в камень, лицо, запрокинутое кверху, искаженное смертной мукой. Беснующееся течение силилось оторвать Олега от скалы.
   Захлестнув ремень за березку, притулившуюся на уступе, Павел соскользнул на узенький карниз, выступающий из скалы в метре от Олега уже над самым сливом в перекат. В тот же момент руки Олега не выдержали напряжения, Павел увидел скрюченные судорогой последнего усилия пальцы и молящие глаза, захлестываемые прозрачной водой горной реки. Падая вниз головой в бурун, Павел успел поймать Олега за мокрый ворот штормовки правой рукой, а левой, тормозя падение, сжал ремень так, что кожу с ладони, казалось, содрало перчаткой. Но ремень выдержал! Особенно помогла пряжка на конце. Павел принялся медленно наворачивать ремень на руку. От дикого напряжения трещали все сухожилия. Олег слабо бултыхал ногами и руками в тугом, выпуклом потоке слива.
   Казалось, прошла бездна времени, прежде чем Павел утвердился ногами на карнизе. Обмотанная ремнем, левая рука уже ничего не чувствовала, но он упрямо все мотал и мотал на нее ремень. Болтаясь над потоком, Олег ловил, и никак не мог поймать ногами выступ. Из последних сил Павел вздернул его повыше, и только тогда он нащупал каблуками своих высоких, импортных ботинок камень. Но ноги его так тряслись, что он снова чуть не соскользнул в воду.
   Павел прижал его плечом к скале, и как можно спокойнее сказал:
  -- Лезь наверх.
   Олег уцепился за ремень над рукой Павла, жалко и виновато улыбнулся, неловко взбрыкивая ногами, полез на скалу. А Павел принялся торопливо разматывать ремень с руки. Чтобы не сорваться, ему пришлось вцепиться в ремень зубами. Левая рука была белая, скрюченная и абсолютно ничего не чувствовала. Неловко подтягиваясь на одной руке и перехватывая ремень зубами, Павел кое-как вскарабкался вслед за Олегом.
   Тот сидел под березкой и, мучительно всхлипывая, размазывал грязь по лицу. Сквозь всхлипы он кое-как пробулькал:
  -- Ты не говори ребятам...
  -- Чего там... - пробормотал Павел, отведя от него взгляд, - Когда смерть в лицо дохнет, еще и не то бывает... И чего ты к этому берегу подался? Видел ведь, что мы в другую сторону поплыли...
  -- Тут ближе показалось.
  -- Так ведь смотреть надо, отбойное течение от берега идет, и берег - обрыв.
   Олег сопел, раздеваясь. Ему было стыдно. Павел разминал руку. К ней постепенно возвращалась чувствительность, и было очень больно, кисть руки синела буквально на глазах.
   Когда они, переплыв реку, подходили к отмели, на которую выбросило большую часть экспедиции, на берегу горел костер, на камнях сушилась мокрая одежда, документы, деньги. Голый профессор Батышев ломал об камень огромный кряж на дрова. Под смуглой, совсем не стариковской, кожей перекатывались могучие мышцы. И не подумаешь, что ему за шестьдесят.
   Павел сел на камень, осторожно разглаживая руку. Олег принялся развешивать у огня свои фирменные одежды. Пришел Михаил, усаживаясь у огня и тоже принимаясь раздеваться, сообщил уныло:
  -- Нигде никаких следов ни катера, ни груза...
  -- Еще бы, ведь груз был очень хорошо увязан, - проворчал Павел.
   Начавший оттаивать Олег вздохнул:
  -- Так всегда бывает, когда воздушные емкости используются не по назначению... Интересно, кто убрал заднюю стенку форпика?
  -- Молчал бы уж, Нельсон... - проворчал Павел. - Это ж надо, в такой прозрачной воде топляка не заметить...
   Профессор уложил в костер два бревна крест на крест, проговорил, усаживаясь на конец одного из бревен:
  -- Теперь поняли, почему я запретил вам раздеваться? Хороши бы вы сейчас были без штанов... Ну ладно, экспедиция закончилась, завтра пойдем назад. Что у нас есть?
  -- У нас ничего нет, - раздельно проговорил Михаил.
  -- Это у вас ничего нет, - брюзгливо проворчал профессор.
   Он выложил на плоский камень алюминиевую коробочку со спичками, записную книжку, правда, промокшую, несколько удочек и огромный нож. Лезвие его, бритвенной остроты, выскакивало из рукоятки, и сделано было из какой-то странной дымчатой стали. И вообще, хоть и был нож самодельным, но вид имел такой, будто это творение зарубежной фирмы.
   С завистью, посмотрев на нож, Павел выложил свой. Это был довольно солидный инструмент, с длинным и широким лезвием, снабженном стопором, и еще четырьмя приспособлениями, крайне необходимыми в походе. В общей сложности у них оказалось: два ножа, две газовые зажигалки, без запаса газа, достаточное количество спичек, несколько удочек и две записные книжки, не считая денег и документов. Профессор проворчал:
  -- Эх, мальчишки... Не в первый же раз в экспедицию идете, давно уж могли бы научиться ножи при себе держать...
  -- Что делать-то будем? - уныло проговорил Олег, с убитым видом оглядывая богатства. - Хорошо хоть бумага есть, завещание написать... А бутылки нет, запечатать не во что...
  -- Что делать? Что делать?.. - все тем же брюзгливым тоном продолжал профессор. - Для начала, пока одежда сушится, пообедать надо... Вы тут порыбачьте, а мы с Пашей сходим, поищем чего-нибудь.
  -- Порыбачьте... - протянул Михаил. - В этой отравленной гнилой древесиной воде, кроме толстокожего Пашки, ни единое живое существо выжить не сможет...
  -- Тут налимов должно быть до черта... - сказал Павел.
  -- Плагиатор ты, Миша, - проговорил профессор, натягивая свои мокрые туристические ботинки. - Подобное изречение я встречал у Стругацких, в книжке про Венеру...
  -- Эх, это ж надо! - притворно вздохнул Михаил. - Обо всем уже написали. От этих писателей житья не стало. Что ни скажи, все уже кем-то сказано... Арнольд Осипович, а вы что же, фантастику читаете?
  -- А ты думаешь, профессора только Толстого с Достоевским читают? Представь себе, не люблю я ни Толстого, ни Достоевского. Вот читаю, ну все понимаю, все эти нюансы человеческой души, а не испытываю никакого удовольствия... Обожаю Жюль Верна, Майн Рида, современную фантастику...
  -- Потрясающе... - прошептал Михаил. - Если бы не случилось кораблекрушения, так никогда бы и не узнал о вас таких подробностей... - и, прихватив нож профессора, пошел вдоль берега в поисках подходящего удилища.
   Надев сапоги на босу ногу и штормовку, Павел пошел в сторону распадка, устьем своим выходящего к реке, где, как он думал, растительность должна быть побогаче.
   В долинке оказалось болотце, заросшее аиром, а на пологом склоне, под сенью чудом уцелевших березок, Павел нашел знакомые ланцетовидные листики ятрышника. Его клубеньками он и набил карман штормовки. Выкопал и две саранки, цветшие неподалеку.
   Когда он вернулся, нагруженный аиром, профессор сидел у костра и сосредоточенно чистил цветоносы борщевика. Олег и Михаил торчали на берегу. Увидев Павла, смотали удочки, и подошли к костру. Михаил уныло помотал головой:
  -- Ни-че-го...
   Павел протянул:
  -- Эх, молоде-ежь... - сбросил сапоги, штормовку, взял свой нож, подумал, откинул длинное шило, и пошел вверх по течению.
   Пройдя метров триста, вошел в воду, и пошел под берегом, где по пояс, где по грудь в воде. Когда он поравнялся с костром, у него на кукане еще трепыхались два полуметровых налима.
   Михаил медленно, потрясенно выдохнул:
  -- Ну, ты, Ма-ау-угли-и...
   Батышев проговорил:
  -- Слыхал я про такие штучки, но сам не видел...
  -- А вы попробуйте, Арнольд Осипович, азартное занятие...
   Пристроив рыбин над костром, они расселись вокруг камня, на котором был разложен роскошный обед. Корни аира, конечно, были жестковаты, но нижняя часть листьев была сочной и сладкой, а борщевик, так и вообще мог сойти за лакомство.
   Олег, видимо, уже оттаял после передряги. Да к тому же, он стал больше походить на нормального парня, а не на барина на прогулке. Аккуратно очищая ногтями цветонос борщевика, он заговорил оживленно:
  -- Владея минимальными биологическими знаниями, можно жить припеваючи, даже попав в такую ситуацию. Но я человек цивилизованный и предпочитаю соответствующее производство продуктов питания, а не присвоение их в естественном виде. Когда-нибудь мы научимся управлять природными процессами, освоим всю природу, и в любом месте Земли можно будет с комфортом пообедать.
   Мишка ткнул пальцем в сторону живописной приречной террасы:
  -- Вон, отличное место...
   Все непонимающе глянули туда, Мишка пояснил:
  -- Вон там хорошо бы поставить пивной киоск, а под кедром разместить столики. Как-никак экзотика, он тут один остался на много километров вокруг... Наверное, потому, что кривой и уродливый, как Квазимодо...
  -- И веселые мужички будут смачно плевать ему на корни окурки, и бросать кости от воблы, а заодно и вытаптывать молодую поросль... Хотя вряд ли даже вобла уцелеет на ограбленной и отравленной Земле... - добавил Павел задумчиво.
   Олег обиженно протянул:
  -- Но я же не это имел в виду!
  -- А что? Проснись, погляди вокруг... Почти четыре дня шли - кругом пустыня. Покорители и освоители выдрали добрый клок тайги, и ушли драть дальше. Вот тебе и освоение...
  -- Да я ж тебе говорю, я другое имел в виду...
  -- Ну, хорошо, говори, что ты подразумеваешь под освоением природы?
  -- Ну, сейчас трудно сказать... Не хватает знаний...
  -- Ерунда. Любую проблему можно решить в общем виде, если есть хотя бы минимальные знания.
  -- Ну, хорошо. Допустим, орошение засушливых земель...
  -- И ты это называешь природными процессами?! А, по-моему, у этого есть только одно название; поливка огорода, и то, если вода под боком. Кстати, ты не видел, какие солонцы образуются в зонах орошения? Ради интереса, съезди как-нибудь в южные районы нашей области, и полюбуйся.
  -- Так они же образуются из-за отсутствия научного обеспечения!
  -- Че-пу-ха. По какой-то трагической закономерности все засушливые земли на планете - это дно древних морей. А это означает, что под тонким слоем почвы, залегают осадочные породы. Из-за чего полностью отсутствует дренаж, при наличии близко залегающих соленых грунтовых вод. Орошать там попросту нельзя. Да и потом, для оросительных систем нужны водохранилища, а это почти всегда гнойники на реках. Ты видел хотя бы одно водохранилище, где вода бы не цвела? Сейчас умами наших правителей завладела идея, перебросить часть воды северных рек в Среднюю Азию. Расторопные ученые в момент все рассчитали и подсчитали барыши. И никто внимания не обращает на мнение других, которые говорят, что северные реки обогревают север России. То есть, льды перестанут отходить от берегов, тундра продвинется на юг, вечная мерзлота, естественно, тоже сдвинется на юг. Половина Сибири превратится в ледяную пустыню. Вот так-то, вместо выгоды - глобальная катастрофа.
   Олег повернулся к Батышеву:
  -- Арнольд Осипович, что, правда?
   Тот медленно наклонил голову.
   Олег раздраженно ответил:
  -- Я же говорил, что нам пока не под силу управлять природными процессами.
  -- А что изменится потом? Иван Ефремов в "Туманности Андромеды" проблему пустынь и тундр решил простым путем: сдвинул земную ось, уменьшил ее наклон. Тут без дополнительных исследований ясно, что в результате такого глобального вмешательства вымрет процентов девяносто животных и растений, а в результате катастрофических ливней и ураганов, погибнет большая часть человечества.
   Михаил насмешливо вмешался:
  -- Ребята, мы, кажется, говорили об управлении природными процессами, а не о климате.
   Олег облегченно подхватил:
  -- Вот, вот, оставим-ка земную ось в покое. Я имел в виду управление природными процессами в целях производства пищи.
  -- Так, так... А ты знаешь, что попытка управления природными процессами неизбежно сказывается на климате? Ну, хорошо, пусть управление в целях производства пищи. Значит, уничтожаем одни виды животных и растений, малоценных в пищевом смысле, и неограниченно размножаем других, ценных в пищевом смысле? Получаем тот же результат, что и от сдвига земной оси - катастрофу.
  -- Ну, почему же, уничтожаем... - растерянно протянул Олег.
  -- А потому! Сельскохозяйственный биоценоз - это всегда биоценоз малокомпонентный. И многокомпонентным быть он не может. Попробуй, потом собери урожай... Так вот, чем больше мы осваиваем территорий для сельхозугодий, тем более уязвимой становится биосфера в целом. Даже без гербицидов-пестицидов к середине двадцать первого века вымрет процентов тридцать-сорок видов животных и растений, об этом уже давно в открытую говорят. А это значит, рухнут все пищевые пирамиды, порвутся экологические цепочки, океаны покроются дрянью из дохлых сине-зеленых водорослей, а там и смерть всего человечества от удушья через несколько десятилетий...
  -- Весьма мрачная картина... - усмехнулся Михаил.
   Павел не заметил его сарказма:
  -- А какое право мы имеем управлять? Любое управление в конечном итоге сводится к тому, чтобы дать возможность неограниченно развиваться одним видам, и обречь на вымирание другие. Или только мы имеем право жить на Земле? Благодаря тому, что у нас оказалось чуть больше серого вещества, чем у других?..
   Олег поднял руку, как бы пресекая попытку перебить себя:
  -- Стоп. Если я правильно понял, ты считаешь, что надо прекратить эксплуатацию природных ресурсов?
  -- Правильно понял. Но я не призываю к тому, чтобы прямо сейчас, взять, и всю биосферу объявить заповедником. Надо будет постепенно переходить к промышленному производству пищи.
  -- А сейчас что, не промышленное производство?
  -- Ну, где ж промышленное? Распахиваем степи, корчуем леса, рубим леса... Да хотя бы, так называемый, промышленный лов рыбы в морях и океанах. Вспомните, какая была эйфория лет десять пятнадцать назад? Океан, дескать, в десять раз больше может прокормить народу, чем живет его на Земле, а оказалось, что биомасса океанов и морей составляет лишь три десятых процента от всей биомассы Земли. Жизнь кипит только на шельфах, остальной объем - пустыня. Кое-где началось садковое разведение рыбы. Вот это и есть промышленное производство рыбы. А традиционное сельское хозяйство? Производительность труда там можно повышать до какого-то предела. Автоматизация сельскохозяйственных работ сильно затруднена. А ведь только она дает большой прирост производительности труда. И потом, сельское хозяйство слишком сильно зависит от погоды...
  -- Но со временем мы сможем управлять климатом.
  -- Мы уже говорили об этом. Управление климатом неизбежно приведет к катастрофе.
  -- Выходит, так и оставаться зависимым от природы?
  -- Как всем хочется победить природу... Неужели не понятно? Победа над природой будет означать гибель человечества. Надо прекратить всякое воздействие на биосферу. Но поскольку население Земли растет, и его нужно кормить, а поля имеют предел продуктивности, и предел этот обусловлен конечной величиной солнечной энергии на единицу площади. К тому же мы никогда не сможем зарегулировать все факторы на полях, влияющие на рост растений. Остается единственный путь - увеличивать площадь полей. Что неизбежно приведет к катастрофе.
  -- Да-а... Перспективы... - протянул Олег. - И что же делать?
  -- Переходить к производству пищи в биотронах!
  -- Ха, биотроны... Ну работает в институте селекции биотрон... А знаешь, сколько стоит килограмм сортового зерна, выращенного в нем?
  -- Знаю. Тонна - будет стоить меньше, а миллион тонн уже дадут прибыль. К тому же эффективность возрастет в сотни, и даже тысячи раз. Ведь ни для кого не секрет, что до стола доходит лишь процентов десять сельхозпродуктов. Остальное вульгарно сгнивает в хранилищах. А при биотронном производстве не нужны будут хранилища, не нужно будет возить из конца в конец по миру то, что выращено. Свежие ананасы и бананы в любое время года на любой широте. К тому же, при интенсивном освещении продуктивность любого растения возрастает в сотни раз.
  -- Размечтался... - насмешливо протянул Олег. - В мире в настоящий момент два миллиарда человек хлеба до сыта не едят, а ты - ананасы...
  -- Потому и не едят, что производство пищи застыло на уровне древнего Шумера и Египта.
   Олег поднял руки, как бы сдаваясь:
  -- Арнольд Осипович, ну и студенты у вас! Что дальше только будет... Впрочем, жаль я его на экзаменах пощупать не успею.
  -- Тебе повезло, - профессор спрятал усмешку в бороду. - А то стал бы щупать, да и сел в лужу. Ты ведь не слишком хорошо знаешь даже то, что в учебниках написано. А что с Павлом будет? То и будет... Закончит Университет, начнет разрабатывать какой-нибудь узкопрактический вопрос, что у нас только и считается настоящей наукой, благополучно забудет все эти свои фантастические идеи, ну и со временем станет хорошим ученым. Хотя, насчет биотронов... Это не так уж и фантастично... Надо бы посчитать... Эх, не силен я в этих делах! Насчет энергии, ка пэ дэ, и прочего...
   Павел усмехнулся, и ничего не сказал, снимая с рогулек вертел с рыбой, только спросил Олега:
  -- Тебе хвост, или голову?
  -- Давай голову. Люблю голову у рыбы пососать... - осторожно откусив кусочек, проговорил блаженно: - М-м... Вкусно... Хоть и без соли...
   Батышев жевал аир, даже не морщась от горечи, разгрызал луковички ятрышника, отрешенно глядя куда-то в даль, за реку, о чем-то сосредоточенно думая. Борода его мерно двигалась вверх-вниз. Павла поразила татуировка на его груди, которую он только что разглядел среди седых волос. Крошечный портрет Сталина, выколотый с изумительным искусством. Татуировка на груди профессора! Это было невероятно, невозможно, по понятиям Павла. Однако спросить он постеснялся. Профессор разрезал рыбину своим ножом, рассек одним точным ударом саранку, пододвинул Михаилу:
  -- Саранка вместо хлеба. Попробуй...
   Михаил пожевал задумчиво, сказал:
  -- Вкусно...
   Обтирая руки о траву, Олег проговорил оптимистично:
  -- Похоже, голодать не будем...
  -- Не загадывай, - сумрачно бросил Павел, - в тайге всякое бывает... - и принялся одеваться.
   Они спустились вниз по течению до конца переката. На крошечной галечной проплешине под скалой задержались.
   Профессор кивнул на отмель:
  -- Если бы у лодки было чуть-чуть плавучести, ее бы выбросило сюда.
   Олег кинул камешек в котел между отвесными скалами, в котором кружилось круговое течение:
  -- Наверное, вон там, посередине, она и лежит.
   Павел предложил:
  -- Можно нырнуть. Ее только с места стронь - сама пойдет. Тут не глубоко, метра два с половиной... Чуть-чуть до отмели протолкнуть, а там вытянем...
  -- Против течения не выгребешь. Как ты до середины доберешься?
  -- Можно вон с того выступа прыгнуть. Если хорошенько оттолкнуться, быструю струю перелетишь.
   Глядя на воду, насыщенную игривыми пузырьками воздуха, профессор невозмутимо спросил:
  -- Как прыгать будешь? Вниз головой?
  -- Зачем? Можно и солдатиком...
  -- Нет уж, прыгай вниз головой. А то ноги поломаешь, тащи потом тебя, целый центнер... А так, в случае чего, ямку как-нибудь выкопаем, схороним... Неужели же ты думаешь, что я позволю тебе рисковать из-за кучи размокшего барахла?! Пошли, до вечера надо хотя бы километров двадцать протопать...
   Однако такое заявление профессора оказалось чистейшим волюнтаризмом. Идти было адски тяжело, приходилось, чуть ли не каждые двадцать метров перелезать через промоины, из-под ног то и дело срывались пласты иссушенной почвы. По береговой террасе идти было еще сложнее; там стояли стеной дремучие заросли крапивы, и в этих зарослях валялись совершенно невидимые валежины, сучья, короче говоря, останки погибшей тайги. Ногу сломать было запросто.
   Часа через три пути, Олег вдруг заорал что-то нечленораздельное, тыча пальцем вниз. Павел даже подумал, не появился ли на реке белый пароход. Жаль, но не появился. Просто, на береговом склоне лежала груда бревен, видимо занесенная туда во время последнего сплава.
   Профессор сумрачно посмотрел вниз, проговорил устало:
  -- Чего орешь?..
  -- Плот сделаем! Поплывем, как белые люди...
   Павел проговорил раздумчиво:
  -- Если бы была веревка, то запросто... А без веревки, без топора никак не обойтись... Нужно клинья вытесывать.
  -- Веревка, говоришь?.. - задумчиво пробормотал профессор. - Будет веревка! Там же крапивы полно...
  -- Точно! - Павел хлопнул себя по лбу. - Четырех бревен вполне хватит.
   Павел с треском выдирал из ивняка застрявшие там в половодье бревна, скатывал их к воде. Бревна были высохшие до звона и невесомые, будто из бальсового дерева.
   Олег, уворачиваясь от катящихся к воде бревен, кричал:
  -- Тебе бы не геоботаником быть, а бульдозером! Тоже в какой-то степени - гео...
   Профессор с Мишкой резали крапиву, тут же подвяливали ее над костром, чтобы не жглась.
   Плот получился весьма хлипким. Еще бы! Без стяжки клиньями никак не удавалось затянуть толстые крапивные жгуты. Но, потопав по нему, профессор сказал оптимистично:
  -- Все лучше, чем по берегу идти... В крайнем случае, еще разок, другой искупаемся...
   Тут же, на берегу, устроились на ночлег. Павел попытался поискать налимов, но уже смеркалось, и в воде ничего невозможно было разглядеть. Правда, на вечерней зорьке Олегу удалось надергать мелких рыбешек на муравьиные личинки. Так что, ужин получился скудным. Усталые, они молча ждали, когда изжарятся рыбешки.
   Олег поморщился:
  -- Опять без соли... Хоть бы ятрышник кипятком обварить, горько, как от полыни...
  -- Завтра туесок из бересты сошью, можно будет уху варить и ятрышник обваривать, - проговорил Павел, не отрывая завороженного взгляда от костра. - А еще я тут Марьин корень видел. Так что, завтра будет вам рыба по-сибирски... - он вдруг хохотнул: - Представляете, ребята, как нам от ятрышника скоро женщин захочется?..
   Олег проворчал:
  -- Мне уже сейчас хочется...
   Михаил весело воскликнул:
  -- А ведь верно! Ятрышник - первое средство от импотенции...
   Все дружно заржали. Даже профессор улыбнулся в бороду.
   После ужина Павел позвал:
  -- Михаил, пошли, что ли, закидушки поставим? Ночью налим должен хорошо брать. Лучше всего он на дождевого червя берет, да где ж его тут взять?.. Я слепней за день набил... Попитка не питка, как говаривал один очень ловкий рыболов... Который рыбку ловил исключительно в мутной воде...
   Расставив закидушки, они вернулись к костру. Павел тут же прилег на приготовленную еще засветло подстилку, профессор уже лежал, натянув капюшон штормовки до самого подбородка. Михаил с Олегом, тихонько ругаясь сквозь зубы, побрели в темноту, добывать подстилку.
   Профессор вдруг сказал:
  -- Жизнь кончается... Еще две - три экспедиции... Ты никогда не задумывался, почему это старый хрыч бегает по экспедициям, как молодой?
   Павел молча пожал плечами, а профессор, будто видел его движение, продолжал:
  -- А мог бы, как другие, на старости лет создавать видимость научной деятельности; переписывать старое на новый лад. Да и из строго можно пару докторских диссертаций сделать... Да хотя бы своим именем в науку молодежь протаскивать, путем соавторства... Чувствую, не так жизнь прожил... Что-то еще надо было делать. Что, не знаю... Наверное, то, о чем ты утром говорил... Природу спасать. А я ее только изучал. Изуча-ал... И при этом всю жизнь меня преследует ощущение, что мир не развивается, а наоборот, разрушается. Будто гигантский оползень, медленно ползет куда-то в тартарары... Или, это только у нас в стране? Везде в мире "зеленые" демонстрации устраивают в защиту природы, а у нас - тишь, да гладь, да вот такие пустыни расползаются по земле... Может, в душах людей уже пустыня? Мне страшно становится подумать, если наша карательная машина ослабнет, объявят экономическую свободу, что-нибудь вроде НЭП(а)... Начнется такая стрельба и резня по всей стране... - профессор вдруг стянул с головы капюшон, поглядел на Павла, спросил: - Ты что собираешься после Университета делать? Только не говори, что разрабатывать те идеи, фантастические... Тебе этого никто не позволит. Вернее, разрабатывать-то ты их можешь, но на твои разработки никто внимания не обратит. Это только говорят, что в науке свобода для творчества. Какой-нибудь замшелый доктор наук отломит от своей никому не нужной темы мизерный кусочек, и будешь ты его всю жизнь мусолить. На старости лет защитишь диссертацию. Но и тогда свои идеи ты разрабатывать не сможешь. Существуют темы кафедр, институтов, и прочее... Так что, будь любезен, работай в том направлении, какое тебе укажут.
   Батышев замолчал, насупился, глядя на огонь костра.
   Павел проговорил:
  -- Гонтарь мне на этой сессии сказал, что если я и дальше буду так учиться, то он возьмет к себе аспирантом...
  -- Ну, а ты?..
  -- Что, я? У него темы широкие, да и теорию эволюции он постоянно применяет. Мне это как-то ближе... Да и ученый он хороший, добросовестный. А больше меня никто не звал...
  -- А тебя что, обязательно позвать надо? Возомнил о себе много... Не скрою, толк из тебя будет. Но лично я звать тебя не собираюсь. Сам выбирай. А Гонтарь? Добросовестный, говоришь? Ладно, коли зашел разговор... Это не та добросовестность! В позапрошлом году был он со своими в экспедиции. Отстреляли они ровным счетом двести тридцать глухарей и сто шестьдесят глухарок. Заметь, в начале июля. Исследователи... Своими исследованиями урон нанесли, как банда браконьеров. Возьмем самый минимум: сто шестьдесят помножим на шесть птенцов... А ведь по теме было видно, что не нужно столько. К тому же подобные исследования уже проводились всего двадцать четыре года назад, и ученым нашего же Университета. Достаточно было порыться в библиотеке, или меня спросить. Вот потому его и считают добросовестным, что он диссертации рубит с помощью статистики.
  -- Это как?
  -- А так. Помню, недавно защищался один хороший парень... Умница, ихтиолог по специальности. Обследовал он множество озер, да вот незадача, из каждого выловил всего по несколько экземпляров рыб. Да и по работе было видно, не нужно больше. А на защите встает Гонтарь и заявляет: результаты недостоверны. Формально, он прав; по законам статистики, чем больше количество исследованных экземпляров, тем достовернее результат. Так и зарубил Гонтарь диссертацию, а перед тем еще парочку. Вот и получается, что он добросовестный за чужой счет... Гонтарь, что... Больше всего опустошений производят работники академических институтов. Каждый сезон отлавливают и уничтожают сотни тысяч животных. Так и Гонтарь, он о-очень добросовестный ученый; там, где надо пять-десять особей, он отлавливает пару сотен. Тем более что ловит то он не сам, а его аспиранты и студенты. Зато лосей он самолично в каждой экспедиции стреляет. Я уж не говорю о тех животных, которых можно стрелять без лицензии. Сработаешься ты с таким человеком? А ведь есть методики прижизненного исследования, но как же Гонтарю время терять!.. Можно ведь и отстать от мировой науки... Но это одна сторона дела, а другая в том, что ты будешь пахать на него, как буйвол, а свою работу будешь делать по ночам, и при этом никакой самостоятельности.
  -- Работать везде надо...
  -- Правильно! Но надо ли делать дурную работу? Дурную не только потому, что ее уже кто-то сделал, но и потому, что при этом бессмысленно уничтожаются животные? А цель-то одна: научные степени, звания, должности, и деньги, деньги, повышение окладов, и все за счет бедной матушки природы... И при этом демагогия, что, мол, все делается для нее же, природы... Лицемерие! Финансируются только те исследования, которые обещают экономический эффект, а те, которые предупреждают об уроне природе - не финансируются. Одно слово - оползень... - похоже, профессор основательно зациклился на этом понятии. Он натянул на голову капюшон, сказал спокойнее: - Давай спать. Наломались сегодня...
   Пришли аспиранты, повозились, шурша травой. Наконец угомонились. Олег, приткнувшись рядом с Павлом, проговорил лицемерно:
  -- Хорошо с тобой. Тепло излучаешь, как печка, да и другой аспект есть; пока такую тушу медведь жрать будет, на меня уж и аппетита не останется.
   Павел буркнул:
  -- Нет тут медведей... - и постарался заснуть.
   Утром, как ни странно, на закидушки попалось шесть штук налимов. Пока они жарились, Павел сбегал на приречную террасу, накопал Марьина корня. И у них получился роскошный завтрак. Потом они столкнули плот в воду и с комфортом поплыли вниз по течению. Они старались не думать, что ниже по течению их ждал другой перекат, который они благополучно миновали на пути сюда.
   В полдень они пристали к берегу. Павел в два счета заколол трех крупных налимов. Потом он пошел драть кору для туеска и наткнулся на целую поляну, заросшую борщевиком. Он позвал товарищей, и после налимов получился великолепный десерт. За полчаса они срезали и съели все цветоносы. Оставили только парочку, на развод.
   Потом плыли дальше. Батышев сидел на корме, спустив ноги в воду, и неподвижным взглядом смотрел в никуда. О чем он думал, какие видения проплывали в его мозгу, Павел и представить не мог. Олег лежал ничком на носу плота и смотрел в воду. Михаил забрасывал удочку то с одного края плота, то с другого. От того, что он то и дело переходил с одного края на другой, плот кренился, профессор вздрагивал, но неотвязную думу свою оставить не мог.
   Павел сидел посередине плота, на перекладине, и шил из бересты туес. От съеденного борщевика его мучила икота и пахучая, резкая отрыжка.
   Мишка положил, наконец, удочку, раздраженно проворчал:
  -- Похоже, в этой речке окончательно все передохло...
  -- А что ты ел за обедом? - резонно возразил Павел.
   Он закончил туес, поглядел его на солнце, и искательно предложил:
  -- Арнольд Осипович, а не причалить ли нам к берегу? Ушицы сварим...
  -- И как ты в этой берестянке собрался уху варить? - ласково спросил Михаил. - Она же пыхнет, как порох...
  -- У тебя, похоже, по физике двойка была?.. - подал голос Олег.
  -- Пока не будем причаливать... - раздумчиво проговорил профессор. - Надо бы дотянуть сегодня до переката...
   До переката они дотянули, но причалить к берегу вовремя не сумели. Их затянуло в быструю струю. Шесты оказались коротковаты, да и жидковаты. Лень было потолще ножами вырезать...
   Стоя на коленях на краю плота, и стараясь шестом достать дно, Михаил с притворным испугом крикнул, обернувшись к Олегу:
  -- Только, ради Бога, Олеженька, когда нас разобьет, не вздумай опять куда-нибудь заплыть!..
   Он как в воду глядел. Они отчаянно выгребали шестами, стараясь удержаться на стрежне, но неуклюжее сооружение не слушалось. Плот соскользнул с водяного горба и слегка зацепился за камень. Бревна мгновенно разнесло по всему перекату.
   Перекат этот не был опасен. Если бы плот у них был покрепче, они бы его миновали благополучно. Им удалось увернуться от всех камней. Оказавшись в спокойной воде плеса, они не спеша поплыли к берегу. Только сейчас Павел заметил, что профессор еле-еле держится на воде. Но, тем не менее, он ругался черными словами, судорожно загребая руками воду. Подобного изощренного мата Павлу еще не доводилось слышать. Тем более невероятно было слышать это из уст профессора ботаники.
   Когда подплыли к берегу, на ноги профессор встать не смог. Он дополз до уреза воды, и только тогда Павел решился ему помочь. До сих пор его удерживала робость перед профессором, та особая почтительность, которую тот внушил ему с самого начала. И эта беспомощность, вдруг свалившая такого сильного и независимого старика, разом приблизила его к Павлу, сделала понятным и своим. Он подхватил на руки тяжеленного профессора и вынес его на берег.
   Цепляясь за его шею жесткой, мокрой рукой, профессор проговорил:
  -- Что это ты меня, как девушку нянчишь?
   Павла почти не смутил столь резкий переход от бесноватой ярости к насмешливости. Он весело проговорил:
  -- Ну не волоком же вас тащить! Что это с вами? - Павел осторожно усадил его на валун.
   Поморщившись от боли, профессор сказал смущенно:
  -- Да вот, когда бревна подо мной разъехались, об камень коленкой треснулся... - и, обернувшись к стаскивающему с себя одежду Михаилу, рявкнул свирепо: - Накаркал! Шутник...
   Мишка застыл с мокрыми брюками в руках, смущенно потупился.
   Они уныло сидели у костра, вокруг сушилась одежда. Профессор полулежал на подстилке из веток тальника и смотрел на огонь. Нога его была толсто обмотана листьями лопуха, найденного Павлом на дне лощины неподалеку от берега.
   Олег вздохнул:
  -- Поели ушицы... Утонула твоя берестяная кастрюлька...
  -- У тебя, наверное, двойка была по физике? - ядовито осведомился Михаил. - Ты что, не знаешь, береста не тонет...
   Павел насмешливо проговорил:
  -- А я вот был как-то на Байкале, в районе станции Слюдянка, маленько назад по старой дороге, там село есть, Култук называется. Так вот, там лесом грузят вагоны, а лес пригоняют плотами с севера. Вода прозра-ачная... Дно метров на триста видно, и все оно устелено утонувшей сосновой корой...
  -- От твоего интеллекат аж страшно становится... - проворчал Михаил.
   Потрогав больную ногу, и досадливо покривившись, профессор проговорил:
  -- Если уж не повезет, так не повезет... Такая же невезуха преследовала меня на Адыче...
  -- Вы там в экспедиции были? - без интереса осведомился Павел.
   Профессор долго молчал, глядя на огонь, наконец, вымолвил:
  -- Нет, я там не в экспедиции был... - больше он ничего не сказал, но от его тона всем стало как-то нехорошо.
   В это время вдали, из-за скалы, показался идущий по берегу человек. Он как-то странно валился вперед на ходу, будто шел против сильного ветра. Но тут же загадка разрешилась; из-за скалы появилась байдарка. Человек тащил ее бечевой. За ним показался еще один, потом еще. Вскоре к потерпевшим кораблекрушение подходил целый караван байдарок.
  -- Туристы! - радостно выдохнул Олег.
  -- Ну и что? - хмуро проворчал профессор. - Люди отдыхать пришли, а ты будешь нагружать их нашими проблемами?..
   Вытащив байдарки на берег, туристы обступили костер, с любопытством разглядывая потерпевших кораблекрушене. Биологи молча разглядывали туристов.
   Наконец, почувствовав, что пауза неоправданно затягивается, профессор представился:
  -- Профессор Батышев, Арнольд Осипович, а это мои аспиранты, - и он неопределенным жестом обвел пространство вокруг костра.
   Высокий, загорелый парень, в выцветшей до бела штормовке, надетой на голое тело, саркастически ухмыльнулся:
  -- Профессор, значит, с аспирантами... А нам показалось - доцент...
   Павел мгновенно понял намек на знаменитую комедию. Действительно, звание "профессор", в устах могучего, татуированного, бородатого субъекта звучало, по меньшей мере, странно. Павел представил со стороны их живописную четверку, и чуть не расхохотался. Представил свою физиономию, с жутким шрамом, тянущимся от брови до темени, и не скрытом волосами, так как перед самой экспедицией подстригся под машинку, поглядел на физиономии аспирантов, поросшие недельной щетиной, окинул взглядом остатки их трапезы, состоящей из печеных в золе корневищ лопуха и неизменных налимов, и подивился выдержке туристов, не кинувшихся до сих пор их вязать.
   Не обидевшись на издевательский тон, профессор потянулся к полиэтиленовому мешочку с документами. Парень напрягся, положил руку на чехол туристского топорика, висевшего у него на поясе. Дело в том, что на мешочке с документами лежал страшный профессорский нож. Тут уж Павел не выдержал; откинулся на береговой галечник и раскатисто захохотал. Вместо того чтобы убрать руку с чехла, парень вытащил топор, видимо, не сообразив, что к чему. Профессор замер с документами в руке, оторопело глядя на топор. Тут не выдержали аспиранты, и тоже покатились со смеху. Наконец, сообразив, что в руке татуированного субъекта не грозный нож, а книжечка паспорта, парень неловко сунул топор под мышку, взял ее, быстро проглядел, и смущенно пробормотал:
  -- Извините... Знаете, ваш вид... В общем, черт знает что!.. - он в отчаянии махнул рукой и принялся торопливо засовывать топор в чехол. Наконец, справившись с застежкой, сел на камень.
   Профессор цыкнул на своих, все еще хохочущих, сотрудников:
  -- Да тихо вы, юмористы! - и, обращаясь к парню, проговорил: - Мы, так сказать, потерпели кораблекрушение. Вчера наша лодка затонула, теперь идем домой...
   Парень глянул на перекат, глухо шумевший в вечерней тишине, проговорил с насмешливым превосходством:
  -- Как вы умудрилась на таком перекате лодку утопить?
  -- Да нет, на этом перекате мы всего лишь плот потеряли, а лодка разбилась на перекате, который выше... Кстати, вы не представились... - профессор выжидательно посмотрел на парня.
  -- Василий, - поспешно проговорил парень, - начальник и организатор сей экспедиции. - Помедлив, крикнул своим: - Привал! Завтра идем обратно.
   Туристы разом поскучнели.
  -- Чего это вы, напугались переката? - усмехнулся Павел. - Так ведь байдарки можно по берегу обнести...
   Василий смерил его высокомерным взглядом, и назидательным тоном, как маленькому, сказал:
  -- Мы, вообще-то, через перевал собирались; экстремальный туризм, так сказать, маршрут высшей категории сложности. Но раз такое дело, придется вернуться...
  -- А мы что, вас об этом просим? - усмехнулся Батышев. - Мы что, при виде вас, носились по берегу и орали, как оглашенные; мол, спасите, помогите?..
  -- Но мы же не можем бросить вас на произвол судьбы...
   Павел подумал, что, видимо, Василий прав. После второго крушения экспедиция попала, прямо-таки, в бедственное положение. Олег и профессор оказались разутыми. Батышев, видимо посчитав, что больше ничего не может случиться, весь день сидел на плоту разувшись, и не запрещал никому ни разуваться, ни раздеваться. Хорошо хоть к вечеру все надели свои штормовки, а то так бы и остались голышом среди тайги.
   В разговор встрял Олег:
  -- А вы и не бросайте. Дайте нам продуктов немного, топор, лодку. Деньги у нас есть. Да лодку мы и вернуть можем. Вы же, когда обратно поедете, нашего города не минуете. Но, все равно, мы отдадим ее полную стоимость.
   Мишка пихнул Олега ногой:
  -- Ты что, не видишь? У них нет лишней лодки. Да и нехорошо просить помощи, если в ней не нуждаешься. Ребята, наверное, несколько лет готовились, отпуска зарабатывали. Тут ведь месяца два нужно, чтобы пройти перевал, и спуститься по реке по ту сторону водораздела...
   Василий смущенно забормотал:
  -- Ну что вы, ребята... Какие деньги?..
  -- Вот что, - проговорил Батышев, - нам ничего не нужно, только помогите плот смастерить. А то у нас топора нет.
  -- Как же так? Хоть продуктов возьмите!
  -- Нет, вы не в подмосковном лесу. Тут тайга, вам нужно каждый сухарь беречь. Разве что соли отсыпьте, а то рыба без соли плоховато идет...
  -- Как же можно...
   Профессор раздраженно уставился на него:
  -- Ты лучше о своих делах думай! Знаешь, в какой район тащишь свою компанию?..
   Эту ночь биологи провели с комфортом, спали в палатках, к тому же в спальных мешках, так что выспались на славу. Утром, общими силами, плот изготовили за час.
   Батышев лежал посередине плота на куче тальниковых веток и травы. Опираясь на локоть, он смотрел и смотрел назад, пока туристов не скрыл поворот реки, тогда он тихо сказал:
  -- Хорошие ребята, но сугубо городские, и лучше бы не шлялись в такой глуши... В этих местах, по меньшей мере, три экспедиции бесследно исчезли...
   А вскоре на чистой песчаной отмели Павел заметил четыре темных предмета. Сказал, указывая на них пальцем:
  -- Арнольд Осипович, мне сердце вещует, что там лежат ваши ботинки...
   Когда причалили, и точно, обнаружили целехонькими ботинки и профессора, и Олега.
   А на следующий день, вглядываясь из-под ладони в голубые горы, профессор вдруг сказал:
  -- А на черта нам плыть еще целую неделю? Если подняться во-он по тому распадку, перевалить невеликий перевал, то километров через двадцать будет большое село, из которого каждый день АН-2 летает в областной центр. Так что, уже послезавтра можем дома быть...
   Павел спросил:
  -- А как же ваша нога?..
  -- Это ж не перелом, и даже не вывих... Два дня в лопухах полежала, и теперь терпимо, могу идти... Ну как, ребята?..
   Михаил пожал плечами:
  -- А что? Рискнуть стоит... Что-то мне надоел этот экстремальный туризм. Только, рыбешкой надо запастись...
   На другой день, спускаясь с невысокого перевала по долине невеликого ручья, они и натолкнулись на пасеку, где гостеприимный пасечник сутки потчевал их медом и медовухой, а потом подарил Павлу великолепный нож, изготовленный из самурайского меча.
  
  
   ...Сидя в своем самодельном шезлонге, и глядя в темнеющее небо, Павел думал, что и тогда, лежа в сельской больничке, он долго не мог вспомнить, какое отношение имеет к его положению Гонтарь. Вот, может, тогда он что-то и упустил, не сумел вспомнить? Пока врач ему не сказал, что возле больничной кухни крутится симпатичная лайка, Павел и не помнил, что это Вагай, и лишь потом вспомнил, что Вагай каким-то образом связан с Гонтарем.
   По дорожке шла Ольга, подойдя, спросила:
  -- Ну, что, пьяница?..
  -- Я не пьяница. Просто, с друзьями отдохнули маленько на берегу. А в воскресенье, или в субботу с Денисом поедем... - и тут же осекся. Если его проследят, то с Ольгой и Денисом сцапают голыми руками.
   До постели он уже еле-еле добрался, и только рухнул на перину, тут же провалился в глубокий, без сновидений, сон.
   Наутро его разбудил нетерпеливый звонок в дверь. Не удосужившись натянуть штаны, кинулся открывать. Анна Сергеевна свято чтила приказ Павла: запирать дверь, даже если пошла до туалета. За дверью стояли двое парней с чемоданчиками. Один сказал:
  -- Лоскутовы здесь живут?
  -- Здесь... - Павел выжидательно смотрел на парней.
  -- Телефон проводить...
  -- Ага! Наконец-то...
   Парни с любопытством разглядывали Павла, убогую обстановку квартиры. Но, видимо, работа приучила особо не любопытствовать. Один невозмутимо раскрыл чемоданчик, а второй вышел на улицу. Павел показал место в прихожей, куда подводить кабель. На улице затарахтел трактор. Мастер, ловко сверля дрелью дыру в полу, сказал:
  -- Вам повезло, тут колодец совсем близко и коробка в нем имеется, так что совсем не дорого вам обошелся телефон. Мы вам тут поставим распределительную коробочку, может из соседей кто захочет телефончик поставить. Вот и компенсируют вам часть затрат на прокладку кабеля...
   Павел спросил:
  -- А нельзя ли сделать так, чтобы не видно было ввод?
  -- Почему ж нельзя? Можно... Только уж вам самому придется стену пробивать...
   Павел весело воскликнул:
  -- Да запросто! - и помчался в сарай. Там у запасливого тестя имелся длинный, метра полтора, шлямбур.
   Со шлямбуром и кувалдой Павел вышел на улицу. Узенькая канавка для кабеля была уже прокопана, трактор тарахтел где-то посредине улицы. Оказалось, до колодца вовсе и не сто метров, а не более двадцати. Павел приставил шлямбур к кирпичному фундаменту и принялся размеренно бить кувалдой. Поначалу одной рукой было трудновато работать, но вскоре шлямбур влез сантиметров на десять, и Павел принялся лупить от души, с плеча. Минут через десять шлямбур провалился.
   Подошел второй мастер с бухтой толстого кабеля на плече, проговорил:
  -- Здорово у тебя получается, хозяин... Где пашешь-то?
  -- Да в писателях... - невозмутимо обронил Павел. - Книжки пишу...
   Парень изумленно вытаращил глаза, прошептал потрясенно:
  -- Ни хрена себе... - и окинул взглядом мощные плечи Павла. Но быстро пришел в себя, сказал: - Лезьте в подполье, вытяните метра полтора кабеля...
   Павел пошел в дом, залез в подполье, вытянул кабеля, как ему и было сказано. Вскоре туда залез и мастер. Работали они споро, хватко. Через отдушину было слышно тарахтение трактора. Вскоре тарахтение затихло вдали. Павел вылез из подпола, поглядел в окно, траншея была уже засыпана землей. Из подпола вылез мастер, ушел на улицу. Павел принес в прихожую телефон, потоптался, прикидывая, куда бы его пристроить. Самым удобным, оказалось, поставить на книжную полку. Он снял несколько книг, поставил телефон, полюбовался. Ну вот, теперь и ему можно будет форсить. Позвонит ему какой-нибудь из старых знакомых, а заранее проинструктированная Ольга и скажет, этаким светским тоном:
  -- А Павел Яковлевич подойти не может, он работает...
   Павел уже несколько раз натыкался на подобное хамство, когда звонил некоторым своим новым знакомым из писательской тусовки, да и некоторые прежние знакомые из научной интеллигенции были с неменьшим гонором.
   Пришли оба мастера, Павел спросил:
  -- Как, уже?!.
  -- А что тут сложного? - пожал плечами один. - Я ж говорил, там и коробка имеется... Телефон есть?
  -- А как же!.. Жена заранее купила.
  -- Включайте.
   Павел воткнул в розетку штепсель, послушал длинные гудки. Мастер взял у него трубку, куда-то позвонил, перекинулся с кем-то загадочными словами, написал на бумажке номер, положил рядом с телефоном. Они коротко попрощались и вышли. Павел в раздумии постоял над телефоном, наконец, набрал номер Димыча, в трубке после первого же гудка послышалось мужественное и жутко официальное:
  -- Майор Астахов у телефона.
  -- Димыч, а мне телефон поставили... - вкрадчиво проговорил Павел.
  -- Поздравляю. Что случилось?
  -- Да пока ничего не случилось... Наверное, потому, что я еще из дому не выходил? Давай, пиши номер...
  -- Диктуй.
   Павел продиктовал, после чего спросил:
  -- Ну как, после вчерашнего?
  -- А никак, даже похмелья нет. Обидно, столько добра пропало. Надо же, в былые времена от такого количества отлично плавали, а тут - ни в одном глазу...
  -- Ну, надо повторить... Только, на сей раз жен возьмем...
   Димыч долго молчал, наконец, медленно выговорил:
  -- А что, это идея... Давай, в это же воскресенье. Только, я без детей буду. Они у меня уже большие, я ведь рано женился... А Генка в разводе. Итого получается шестеро... Даже пять с половиной. В "жигуленок" влезем. Решено, едем. Я мясо замачиваю, а на тебе водка с вином.
  -- Заметано. Ну, пока, Димыч...
   Положив трубку, Павел поглядел на часы. За всеми хлопотами, он забыл позавтракать, а вскоре надо бы и в школе показаться, чтоб завхоз искренне считала, что он каждый день на работу ходит.
   Придя в школу, он побродил по пустынным, гулким коридорам, в которых кое-где маячили унылые пятнистые фигуры штукатуров-маляров, поговорил с завхозом о делах, о том, сколько надо закупить на новый учебный год гипохлорида кальция, да гипосульфита натрия, что на будущий год явно придется менять "калачи" на бойлере, что сдачу теплового узла инспектору ПТСК он наметил на последнюю неделю июня, так как профилактический ремонт запорной арматуры теплового узла за такой короткий срок провести ну никак невозможно, дай бог к июлю управиться. А то, может, придется и половинку июля захватить, черт ее знает, что там делается в этих вентилях и задвижках?.. Завхоз с умным видом кивала головой, даже что-то записывала в своем ежедневнике.
   С сознанием исполненного долга, Павел прошел в бассейн, сел за стол, достал тетрадку, перечитал последние страницы, чтобы после перерыва врубиться в работу. На свежий взгляд, романчик должен получиться вполне на уровне... Ну, если и не шедевров, то вполне на добротном среднемировом уровне. Он углубился в работу, злорадно размышляя между делом, как паршивенько приходится топтуну на солнцепеке. Дело в том, что ряд тополей тянулся вдоль дорожки, ведущей к бассейну, и тень отбрасывал на сам бассейн, и переход, ведущий из школьного спортзала. Сразу от тополиного ряда начинался обширный школьный стадион, за стадионом простиралась просторная площадка для игр, и уж потом, за высоким железным забором, начинался довольно просторный двор жилого дома. Там имелся и тенечек, и скамеечки, но отсюда их было едва видно. А из двери бассейна можно было юркнуть за угол, и исчезнуть в кустах, на любом из пяти направлений. Так что топтун исправно торчал посреди стадиона, с тупым упрямством изображая, что он просто так гуляет. Воздухом свежим, знаете ли, дышит.
   Павел вработался не на шутку, даже забыл о времени, хоть и намеревался съездить на пляж. Вдруг яркий солнечный квадрат двери на мгновение перекрыла тень, послышались медленные шаги. Павел схватил приготовленный заранее наган, навел его под столом на угол шкафа. Шкаф он давно уже поставил так, чтобы тот заслонял стол от двери. А на передние ножки стола еще зимой Павел укрепил кусок картона, потому как от двери несло холодом. Вот такой парадокс; до пояса жарко, а ниже пояса мерзнет. До шкафа было метра два. На таком расстоянии, даже Павел промахнуться не мог, хоть и выпустил по мишеням всего двадцать один патрон. Оп-па!! Сюрприз, так сюрпри-из!.. Из-за шкафа, будто сомнамбула, невесомо выплыла Люська.
   Павел потрясенно прошептал, чуть не нажав на спуск от неожиданности:
  -- Как ты меня нашла?..
  -- А зашла в тот бассейн, и у механика спросила...
  -- Так ведь он не знает, что я в этой школе работаю. Он думает, я в другой...
  -- Да? А я спросила на остановке, где тут школа с бассейном, мне и объяснили...
   Павел разглядывал ее, и никак не мог согнать с лица глупую ухмылку. Люська была ужасно благостная, опрятная, в ярком цветастом платьице, еле державшемся на узеньких тесемочках на ее округлых покатых плечах. Закурив, она тихо, с трагической серьезностью, сказала:
  -- Не могу я без тебя, Паша...
  -- А как же твой муж? Гера Светляков?
   Она мотнула головой с брезгливой гримасой:
  -- Да ну его! С ним, как с мешком картошки... Вроде и с голоду не помрешь, но \пресно, скучно...
  -- Ба-а... Помню, помню, как ты соловьем разливалась, что будешь вернейшей на свете женой...
  -- А я что, не верная? Я хоть раз тебя обманула? Хоть раз я в тайне от тебя трахалась? Я тебе сразу говорила, что разлюбила, и что ухожу к другому...
   Павел разинул рот и уставился на нее. Он точно знал, что она нормальная. Или - почти... В дурдоме она лежала всего один раз, и то в отделении сумеречных состояний. Эт-то было что-то... Немного придя в себя, он захохотал. Да так, как никогда в жизни не хохотал. Его сгибало на стуле, мышцы живота сводило судорогой, а он никак не мог остановиться. Еле-еле сквозь смех выдавил:
  -- Го-оссподи-и... Кому скажешь, что ты в течение нескольких лет, каждые две недели разлюбливала меня насовсем и окончательно, и уходила к другому, так ведь сочтут сумасшедшим...
   Она равнодушно пожала одним плечом; мол, дело житейское... Павел спросил серьезно:
  -- Ну и как, тебя хорошо оттрахал Кок?
   Она пожала обоими плечами:
  -- Ничего и не было... Стала бы я со стариком трахаться...
   Но глаза явно вильнули в сторону.
  -- Старик-то он старик, но доктор наук, профессор, членкор, член Союза писателей...
  -- Паша! Ну, я ж к тебе пришла!
  -- Пардон! А нафига мне головная боль? Мне сейчас хорошо, отлично работается, мои книги издаются, деньжата водятся. А свяжешься с тобой, и опять все пойдет наперекосяк.
  -- Паша, ну прости меня! Дура я была. Так хорошо, как с тобой, мне ни с кем не было...
   Это было вообще нечто, сравнимое со вспышкой сверхновой звезды: Люська просила прощения. Она вдруг вскочила со стула, подбежала к двери, захлопнула ее и заложила на цепочку, которую Павел приделал еще прошлой осенью. Люська медленно вернулась к столу, по пути медленно-медленно, с блядской улыбочкой задирая подол платья. Может быть, Павел и не выдержал бы этого испытания, тем более что помимо воли ощутил и у себя некое шевеление плоти, но не далее как вчера его по полной программе, и даже двум, ублажила элегантная, симпатичная, безотказная, спокойная Оксана, а уж темпераментная, не хуже Люськи. Павел равнодушно цыкнул зубом, проговорил:
  -- Не буду я тебя трахать. Вот пососать можешь...
   Он пошутил, но Люська незамедлительно пала на колени, расстегнула джинсы, нашарила его самый чувствительный орган, напрягшийся, несмотря на все усилия Павла хранить хладнокровие. Люська принялась сосать, напористо, сильно. Глядя на ее затылок, Павел растроганно думал: ну что с ней поделаешь?.. Однако марку он выдержал до конца, не вскочил и не посадил ее на стол, а так и сидел, прислушиваясь к своим ощущениям. Он думал, что Люська будет плеваться, но она высосала все до капли, после чего встала с колен, села на стул, вытягивая сигарету из пачки, задумчиво сказала:
  -- Все имеет свой вкус... Поразительные ощущения... - закурив, она задумчиво наблюдала, как Павел застегивает джинсы, и тут заметила наган в столе, кивнула на него: - А это что, настоящий?..
   Павел проговорил безмятежно:
  -- Ага...
   Она протянула руку, взяла игрушку, повертела в руках и вдруг прицелилась в Павла. Рефлексы сработали молниеносно; левой рукой Павел отбил наган с линии выстрела, мгновенно перехватил, блокируя ладонью курок, после чего ловко выкрутил наган из ее пальцев.
   Она обиженно протянула:
  -- Ты чего перетрусил? Там же надо сначала затвор оттянуть и с предохранителя снять... Я не раз в кино видела...
  -- Ты, конечно, спец по оружию, но у нагана ничего оттягивать не надо, и никакого предохранителя ему присобачить не догадались. Люся, я всегда знал, что ты опасная женщина. Иметь с тобой дела, опасно для жизни.
   Она вдруг зло сказала:
  -- Ты запал на эту облезлую кошку!
  -- На какую еще облезлую кошку?! - почти искренне изумился он.
  -- Да на эту п...ду на цыпочках, Ершову!
  -- Ваши заявления, мадам, абсолютно не соответствуют действительности. Милена Ершова очень элегантная, очень общительная, очень умная, очень симпатичная девушка, и очень талантливая писательница...
  -- Ха-ха-ха! Девушка... Она замужем с семнадцати лет, а посмотреть на ее рожу, так сразу видно, налево от мужа бегает. Когда ты с ней ворковал на берегу, она явно прикидывала, а каков ты в постели? Ты ее уже трахнул, или еще нет? Вы же вместе ушли...
  -- Вот уж чего-чего, а трахать я ее не буду. Надо же иметь хотя бы одного друга, с которым можно поговорить о фантастике и приключенческом жанре, а то все наши эстеты на меня только смертную скуку нагоняют, - серьезно сказал Павел. - А откуда ты про нее столько знаешь?
  -- Да она за зиму во все тусовки умудрилась влезть, - бросила Люська.
   Она долго молчала, медленно затягиваясь и рассматривая Павла с непонятным выражением на лице. Вдруг спросила:
  -- А чего ты с наганом ходишь? Так напугался в позапрошлом году? Тебя, вроде, кто-то убить грозился...
  -- Ага, грозился...
  -- Кобылин, что ли?
   Павел опять захохотал. Просмеявшись, сказал:
  -- Твой Кобылин - сопляк. Мне его потом, дурака, жалко стало. Ты ж его подставила, как мелкая сучка, а потом еще и на меня заявление накатала...
  -- Ну, я ж потом забрала...
  -- И слава Богу... А дела тогда серьезные были. Я между двумя бандами затесался, совершенно случайно. Они подумали, будто я что-то видел, и решили меня убрать. А я ничего не видел! Абсолютно! Но им же не докажешь. Вот и пришлось защищаться. Хорошо хоть одну банду чечены перебили, а во второй мне пришлось главаря убирать, иначе бы они не успокоились.
  -- Как, убирать?! - она вытаращила глазищи, они даже косить перестали.
  -- Физически. Зубилом по голове.
  -- Ка-ак?! Уби-ил?
  -- Ага... - безмятежно обронил он.
  -- А сейчас чего с наганом ходишь?
  -- Так ведь опять влип. Хочешь посмотреть на топтуна?
  -- Хочу.
  -- Ты, когда сюда шла, видела парня на стадионе? Это и есть топтун. Следит, козел, от самого дома...
   Он подошел к двери, поманил Люську. Она подошла, выглянула из двери. Парень так и гулял посреди стадиона.
  -- Видала? Уже третий час на солнцепеке гуляет.
  -- А чего он в тень не отойдет?
  -- А нету тени поблизости, вот и страдает.
  -- Паша, ты врешь!
  -- Вот еще... - у Павла вдруг забрезжила шальная мыслишка. - Погоди-ка...
   Перемахнув через парапет, он направился прямиком к парню. Тот, естественно, сделал вид, будто его это не касается. Подойдя, Павел смерил его взглядом, спросил:
  -- Когда смена-то? А то ведь запаришься. Чего ты тут торчишь, на солнце? Шел бы в тенек. Я ж тебя все равно шутя с хвоста стряхну.
   Парень смерил его презрительным взглядом, проворчал, лениво цедя слова сквозь зубы:
  -- Ты что, мужик, с хера сорвался?..
   Павел резко врезал ему раскрытой ладонью по губам, прохрипел, ощерившись:
  -- Здесь нет мужиков! Петух топтаный...
   Парень моментально обиделся и полез в драку. Павел блокировал довольно умелый крюк с левой в челюсть, тут же захватил руку и провел виртуозный бросок через спину. Парень так припечатался спиной к земле, что у него из легких мгновенно вылетел весь воздух. Он лежал, пытаясь вздохнуть, и не мог. Павел без затей подхватил его под мышку и бегом потащил к бассейну. Заскочил в дверь, запер ее изнутри на ключ, споро примотал пленника к трубам теплового узла, распяв его на манер Иисуса. Отступил на шаг, полюбовался. Парень, наконец, отдышался и тут же заорал:
  -- Ну, мужик, ты покойник!
  -- Тебе ясно было сказано, тут нет мужиков, петух драный... - назидательно выговорил Павел и обеими ладонями врезал ему по ушам.
   Кто знает, это очень сильная воспитательная мера, и парень решил придержать язык.
   Павел сказал:
  -- Я буду задавать вопросы, а ты, естественно, на них будешь отвечать, а если не будешь отвечать, то тебе будет очень и очень больно.
  -- Послушай, я гулял, никому не мешал, откуда ты сорвался? Я тебя впервые вижу...
  -- А мне твоя рожа примелькалась уже. Вас трое таких красавцев, и вы по переменке уже четвертый день за мной ходите.
  -- Ты псих, у тебя мания преследования, тебе лечиться надо...
  -- Короче, меня интересует только одно: кто на меня наезжает и за что? Ты пока думай, отвечать или не отвечать, а я кое-какие приготовления сделаю...
   Павел достал из шкафа трансформатор для аварийного освещения, который у него все руки не доходили установить и подключить. У него было одно достоинство; ток можно было менять почти от нуля до тридцати шести вольт. Ну, тридцать шесть, это, конечно, перебор, при определенных условиях они и слона могут завалить. Подключив к выходу два провода с "крокодильчиками", Павел включил трансформатор в сеть. После чего подошел к пленнику и спустил с него джинсы вместе с трусами, обернулся к Люське:
  -- Гляди, какой у него аккуратненький, меньше моего. Пососать не хочешь?
  -- Да ну... - Люська вовсе не обиделась. - Мне нравится, чтобы было побольше и там, и там... - она недвусмысленно показала пальцами, где именно.
   Глазенки у нее уже горели в предвкушении захватывающего зрелища.
   Парень хрипло выдавил:
  -- Я ведь орать буду... А ментам, как два пальца, докажу, что ты маньяк. И сидеть тогда тебе...
  -- Да ори на здоровье! - отмахнулся Павел. - В школе не слышно будет, а по стадиону народ не ходит. Ты тут два часа торчал, много народу прошло? То-то же... А ментам ты ничего не докажешь. У меня же свидетельница есть. Мы будем в два голоса твердить, что сидели тут, и беседовали о поэзии... Кстати, эта девушка поэтесса. А тебя вообще впервые видим. Да, а почему ты решил, что уйдешь отсюда живым? - Павел вытащил из шкафа длинную отвертку, подбросил, поймал за рукоятку. - Воткну в ухо, там и оставлю. Потом позвоню своим корешам, они приедут на тачке, отвезем тебя на берег, сунем кирпич за пазуху, и отправим в долгое плаванье... Чего не спрашиваешь, почему один кирпич, а не два?
   Парень машинально спросил:
  -- Почему?
  -- А потому, дружище, что у человека плавучесть - четыре килограмма, а кирпич весит четыре килограмма. Четыре минус четыре - получается ноль. Вот и поплывешь ты с нулевой плавучестью к Северному Ледовитому океану. И на дно не ляжешь, и на поверхность не всплывешь. Усек, милый? Так что, колись.
  -- На пушку берешь... Не станешь ты меня убивать. Потому как кореша твои - менты.
  -- Уже знаете... - тихо пробормотал Павел.
  -- Тоже мне, кроссворд... - парень презрительно покривился.
  -- Ну что ж, тогда приступим... Надеюсь, ты понимаешь, что легенды о героических подпольщиках, не выдавших на допросах товарищей, не более чем легенды? Когда гестаповец в приоткрытый ящик стола засовывал яйца клиента, а потом прижимал его сапогом, самый стойкий подпольщик тут же выдавал всех. В герои выбивался только тот, у кого уже не было яиц...
   Люська придвинулась поближе, жарко задышала в ухо:
  -- Что, плоскогубцами будешь защемлять? Дай мне разок...
  -- Да ты что?! Я, разве, гестаповец? Мы будем действовать интеллигентно. Но от этого клиенту будет только больнее. А главное, следов не останется.
   Павел аккуратненько вставил один "крокодильчик" в задний проход клиента, а вторым защемил крайнюю плоть. До парня, наконец, дошло, и он истошно заорал:
  -- Ты покойник! Тебя так же уделают, только еще хуже... А тебе, сучка, в п...ду вообще электрододержатель от сварки вставят!
  -- Ну, зачем же так с Люсенькой обращаться? - укоризненно сказал Павел. - В наших играх она не замешана, чисто случайно здесь оказалась, и убивать ее вовсе не за что. Ее можно трахнуть... Кстати, трахается она классно! А уж минет делает... Закачаешься! Ну ладно, не надумал все рассказать?
   Парень смотрел зло и непримиримо. А Павлу уже было невыносимо любопытно, прав был дядя Гоша, или нет? Ведь это он рассказал, что против подобных методов допроса ни один, даже самый железный подпольщик, не выстоял. Павел медленно повернул потенциометр, и почти сразу парень заорал, тонко, пронзительно, истошно. Доведя крик до самой высокой ноты, Павел убрал ток. Лицо пленника было мокрехонько, колени крупно дрожали.
  -- Я расскажу, расскажу... - забормотал парень. - Нас наняли в темную. Заплатили хороший аванс. Я в охранно-сыскном агентстве работаю, в частном, естественно. Поставили задачу, выявить все связи клиента, все места, где бывает. И все. Замотивировали тем, что, мол, на клиента запала жена босса.
  -- Вот те раз... - растерянно протянул Павел. - Нафига мне старая кляча, когда только что мне Люсенька такой минет сделала, какого ты в жизни не узнаешь...
  -- Ты что, дядя, дурак? У всех боссов, каких я знаю, молодые и красивые жены, а старым они жирные алименты платят...
  -- Ну, и кто босс?
  -- Да откуда ж я знаю!
   Павел потянулся к потенциометру, а парень с неподдельным ужасом взвыл:
  -- Не на-адо!..
  -- Ладно, не буду... Но ты тогда мне скажи, почему вы, козлы этакие, меня утопить пытались?
  -- Ково-о?! - парень неподдельно изумился. - Не было приказа тебя топить...
   Павел резко вывернул потенциометр до уже испробованного тока. Послушав вопль секунды три, вывел на ноль. По лицу парня уже текли слезы.
  -- Не надо больше... - прохлюпал он рассолодевшимися губами. - Я правду говорю... Ты на себе испытай, садист долбанный... Когда тебя утопить пытались?
  -- Во вторник...
  -- Ну вот, а следить за тобой мы начали только в среду.
  -- Да-а?! - изумился Павел. - Все чудесатее и чудесатее... - пробормотал он задумчиво. - В каком агентстве пашешь?
  -- "Беркут"...
  -- Да-а... Фантазия у вас... В каждом российском городе по "Беркуту" и по "Соколу" наверняка отыщется... Ладно, телефон шефа, и домашний тоже... Только не ври, что не знаешь, а то опять наэлектризую. К тому же, я прямо сейчас схожу в школу и проверю. Да, и фамилию-имя-отчество шефа не забудь.
   Взяв со стола тетрадь, Павел приготовился записывать. Парень диктовал старательно, повторил два раза, электризоваться ему явно больше не хотелось.
   Заперев дверь на ключ, Павел пошел в школу. Вахтерша скучала у стола, видимо вязания закончились, а на новые книги денег не было. Взяв трубку, Павел набрал номер. Трубку взяли сразу же, после первого гудка, довольно приятный мужской голос произнес:
  -- Я вас слушаю.
  -- Вениамин Аркадич? - светским тоном осведомился Павел.
  -- Да-да, я вас слушаю... - уже нетерпеливо поторопил голос.
   Павел выдал то, что ему первым пришло на ум:
  -- Это вас беспокоит Андрей Андреич, из департамента недвижимости. Вы не могли бы подослать своего бухгалтера? Тут возникли кое-какие неясности с договором...
  -- Да-да, разумеется... Когда?
  -- Можете не торопиться, до понедельника, я думаю, дотерпит. В двадцать первую комнату...
  -- Хорошо...
  -- Тогда до свидания...
   Павел положил трубку. Ловко проверил клиента. Проверять, откуда звонили, вряд ли он станет, дело-то рутинное, такие вопросики каждый день возникают. Вернувшись в бассейн, Павел оглядел Люську. Она курила, задумчиво созерцая, пострадавшие от гестаповских методов прелести пленника. Какие мысли бродили в ее голове, одному черту известно. Павел сел за стол, задумчиво уставился на пленника. По идее, отпускать надо... Или, Димыча позвать, да еще поговорить толком?..
   Люська вдруг бросила окурок в консервную банку, встала перед пленником, и принялась медленно, с блядской улыбочкой, стягивать тесемку с плеча. Стянула. Лифчика на ней как всегда не было. Черный в электрическом свете крупный сосок упруго торчал, нацелившись на пленника. Тот оторопело смотрел на Люську, а та еще принялась с садистской неторопливостью приподнимать подол с одной стороны. Задрала до самых узеньких черных плавок. И естество пленника не выдержало, встало торчком, он задергался, вскрикнул хрипло:
  -- Прекрати, с-сука!..
   Люська взяла со стола линейку, смерила, презрительно скривила губки:
  -- Фи... Всего тринадцать сантиметров... - повернулась к Павлу, сообщила: - Против твоих восемнадцати не пляшут...
  -- Семнадцати... - проворчал он хмуро.
   Павел смотрел на нее без особых эмоций. Да-а, Люська - это нечто... Однако, титька торчит, как и раньше... Наверное, все же, не рожала...
  -- Ладно, хватит цирка... - проговорил Павел, подходя к пленнику, и выдергивая нож из ножен.
   Глаза у парня от ужаса готовы были выпрыгнуть из орбит. Хоть он и уверял себя, что Павел его ни за что не убьет, но в глубине души все же сомневался. Павел двумя взмахами перерезал веревки, и тут же пришлось подхватить бедолагу, потому как колени у него подогнулись, и он повалился на пол. Усадив его на стул, Павел пробормотал:
  -- Ну, чего ты, как институтка... А еще частный сыскарь и охранник...
   Подойдя к раковине, Павел налил стакан воды, протянул парню:
  -- На, приди в себя...
   Парень взял стакан, и чуть не расплескал половину, так у него тряслись руки. Выхлебав воду двумя глотками, принялся застегивать штаны, спросил, не поднимая глаз:
  -- Ты что, и правда, в крутой конторе пахал?
  -- А ты как полагаешь? Могут ли у простого слесарюги в корешах ходить майор с подполковником? Ты вот что, парень, прости уж меня. Такие игры. Я ж тебе особого урона не нанес, верно? Всего-то и было, вольт двенадцать...
  -- Да ну! Не звезди! Двенадцать...
  -- Точно тебе говорю. При тридцати шести у тебя бы яйца зажарились, а так произошла хорошая стимуляция половой активности. Ты сегодня всю ночь со своей бабы не слезешь, потом мне спасибо будешь говорить. И еще, кончай это дело, топать за мной. Надоели вы мне. Я ведь уже обиделся, а потому теперь буду мочить при каждом удобном случае. Родная шкура, понимаешь, не стоит того жалованья, которое ты в своей конторе получаешь. А вписались вы в тухлое дело, мои кореша менты в обиду меня не дадут, да и я тоже не подарочек...
   Парень промолчал. Поднялся со стула и пошел к двери, ноги у него все еще подгибались, и он заметно пошатывался.
   Люська протянула мечтательно:
  -- Паша, как с тобой, однако интере-есно...
  -- Да и мне было тебя приятно трахать. Вот только если бы ты нервы не мотала...
  -- Паша, честное слово, больше не буду!..
  -- Свежо предание... Кстати, мне Бакшеев сказал, будто ты зимой родила?..
  -- Ага... - безмятежно обронила она. - Девочку... На тебя похожа...
  -- Чего-о?! Шутки у тебя идиотские... Да и дурдом давно по тебе плачет... Пошли, пока сюда не наехали крутые ребята с автоматами...
   Павел запер дверь, огляделся; топтуна нигде не было видно. Наверное, побежал жаловаться шефу, на то, как с ним гнусно обошелся клиент. Павел мимоходом подумал, что тепловой узел - идеальная позиция для обороны: окон нет, выключи свет и бей на выбор на фоне освещенной двери. Надо будет только к шкафу прислонить несколько стальных листов. В машинном отделении валяются, видимо остались со времен строительства бассейна. Хорошее железо, десять миллиметров толщиной, даже СВД вряд ли прошибет, и даже в упор.
   Обойдя здание, они вошли в школу. Люська не проявляла ни малейшего желания откланяться, видимо все еще надеялась, что Павел сжалится и трахнет. Но Павлу было жутко противно; надо же, и старый хрыч Кок отметился... Увидев Павла, вахтерша просияла:
  -- Паша, посиди, пожалуйста, минут десять, я в магазин сбегаю, что-то есть захотелось, сил нет, а сидеть еще долго...
  -- Да ради Бога! - воскликнул Павел, обрадовавшись, что так кстати она проголодалась.
   Только вахтерша скрылась за дверью, Павел накрутил номер охранно-киллерской конторы. На сей раз трубку взяли не сразу, примерно после десятого гудка послышался знакомый, но теперь жутко раздраженный голос:
  -- Слушаю вас!
  -- Вениамин Аркадич? - нежно промурлыкал Павел.
  -- Да-да, слушаю!
  -- Вениамин Аркадич, это вас клиент беспокоит. Как там с этим Лоскутовым? У меня есть большие опасения, что он начнет болтать в ближайшее же время. Нельзя ли побыстрее?..
  -- Не морочьте голову! - рявкнула трубка. - У меня тут определитель... Ага... Школа номер... Это ты что ли, Лоскутов?
  -- А ты, стало быть, тот козел, которому меня заказали?..
  -- Чего тебе надо, Лоскутов?
  -- Да хочу знать, кто меня заказал?
  -- Сейчас мои ребята подъедут, и разъяснят тебе, кто заказал, и что моих людей обижать нельзя.
  -- А ты придурок просекаешь последствия? Мало того, что я тут твоих ребят положу, сколько смогу, а потом со своими корешами и отрядом ОМОНа нагряну в твою контору, и вмиг опознаю парочку другую твоих козлов.
  -- Чего-о?! Это простой слесарюга меня пугать будет?..
  -- Ну и придурок же ты! Ты уже четвертый день за мной топтунов гоняешь, а все еще не просек, что я не простой слесарюга. Да я без корешей тебя изловлю, и в задницу что-нибудь побольше вставлю, не то, что твоему работничку. Ты ведь охранным бизнесом занимаешься, так что должен знать, что только плохой киллер сквозь охрану не проходит. А хороший - сплошь и рядом как раз проходит. А я уж постараюсь быть очень хорошим, как-никак за собственную шкуру дерусь... Короче, отзывай своих топтунов, иначе мочить буду, а заказчика я уж и сам достану. Кстати, я его уже вычислил...
  -- Замучаешься доставать... Очень уж он высоко сидит...
  -- Ничего, больнее падать будет...
   Павел положил трубку, задумчиво пробормотал:
  -- Ну, дела-а... Зачем-то слежку пустили, а зачем - непонятно...
   Однако все прекрасно укладывалось в версию, что Павла заказал Гонтарь. В первый день сгоряча попытались убить примитивно и пошло, но получили отпор, и дружище Веня поднял ставку. А потому и начал разрабатывать клиента по всем правилам, чтобы уж шлепнуть наверняка.
   Накрутив номер Димыча, Павел подумал, что паршиво будет, если его не окажется на месте, однако трубку он снял почти сразу:
  -- Майор Астахов у телефона.
  -- Ди-имыч, при-ивет...
  -- Пашка? Мы ж здоровались...
  -- Ну и что? Лишний привет никому не помешает.
  -- Случилось что?
  -- Ага. Я узнал, кто за мной топтунов пускает. Знаешь такое охранно-сыскное агентство "Беркут"?
  -- Еще бы! У меня с трех заказных следочки в это агентство вели. Отмазался, козел этакий... А ты как узнал-то?
  -- А топтуна допросил.
  -- Топтун тебе не наврал?
  -- Не-а... Я ему в задницу одного "крокодильчика" вставил, а к двадцать первому пальцу другого прицепил. Он мне с первого раза все рассказал. Там и было-то вольт десять...
  -- Пашка, ты, часом, в Гестапо не служил? - спросил Димыч серьезно.
  -- Димыч, ты разве не знаешь, что гестаповцы у наших гебистов обучались? Меня дядя Гоша просветил...
  -- А, ну да, понятно... А языка что?.. Контрольный выстрел в голову?
  -- Да ты что, Димыч, за кого ты меня принимаешь? Отпустил, естественно...
  -- И до сих пор жив?
  -- А я уже позвонил этому козлу, Вениамину. Он теперь сидит, думу думает; мочить меня или, все же, последствия могут превысить возможную выгоду?
  -- Я ему тоже позвоню, скажу, если с тобой что случится, я лично приду к нему и всажу пулю в лобешник. Нет, лучше в мошонку, пусть евнухом поживет...
  -- Димыч, ты, и правда, так сделаешь? - серьезно спросил Павел.
  -- Конечно. Паша, ты редкий человек. По крайней мере, я таких еще не встречал; в тебе сочетаются, этакая бесшабашность с твердыми старомодными понятиями о чести, и в тебе еще есть этакое душевное благородство... Короче, тебя беречь надо, а то страна наша окончательно обнищает, останутся в ней одни козлы, вроде Венечки и других...
  -- Спасибо, Димыч. То же самое я мог бы и про тебя сказать. Видимо потому ты и сидишь в майорах...
  -- Ну ладно, Паша, звони. И, если что, мочи этих козлов. Как-нибудь отмажем...
   Положив трубку, Павел спросил Люську:
  -- Ты домой не торопишься?
  -- Нет. А что?
  -- Пошли на пляж. А потом надо будет тебя от хвоста избавить. А то возьмут в оборот. Пострадаешь ни за что...
  -- От какого хвоста? - она изогнулась, заглядывая себе за спину.
  -- От слежки! Ты что, боевиков не читаешь?
  -- Не-а...
   Они вышли на крыльцо, вахтерша как раз спешила от ворот. Подхватив Люську под локоть, Павел торопливо направился к пришкольному участку, густо заросшему яблонями, сиренью и черноплодной рябиной. По зарослям разбегались аж четыре тропинки, ведущих к дырам в заборе, видимо проделанным тогда же, когда забор был поставлен. Топтун, если и сидит где-то в кустах, расчетвериться не сможет.
   Уже в автобусе Люська сказала:
  -- Пошли лучше на протоку, а то у меня купальника нет...
  -- Пошли... - Павел пожал плечами, спросил: - А если бандиты нападут? Они ж и тебя пристукнут заодно...
  -- Ты ж от хвоста избавился...
   Протока была между островом и забором крупного завода. Хоть и почти в центре города, но место жутко глухое. Сюда ходили только компании, попить водки с пивом, да парочки, чтобы без помех потрахаться в кустах. Прежде чем нырнуть в буйные заросли, окаймлявшие заводской забор, Павел заскочил в крошечный магазинчик, купил своей любимой ветчины, пол буханки хлеба, луковицу, пару помидоров, которые теперь начинали продаваться то ли с марта, то ли с февраля, не то, что раньше. Махнул рукой и купил еще полторашку пива. Гулять, так гулять...
   На берегу протоки Люська сбросила платье, потянулась, выгнулась. Титьки, как и прежде, торчали почти правильными полусферами, но вот фигура крупновата, и талия шибко уж широкая, и грудная клетка, как у боксера. Нет, Милена, все же, женственнее. У нее почти идеальная фигура... Раздевшись, Павел растянулся на траве. Надо было выждать. Если топтуны их выследили, то скоро непременно нагрянет группа быстрого реагирования, мстить за обиду. Люська откровенно облизывалась, смотрела на Павла, как кошка на мышь. Вертелась так и этак, принимая самые завлекательные позы, и чтобы при этом титьки были на виду. Павел и ухом не вел.
   Выждав с полчаса, он кивнул Люське:
  -- Пошли, искупаемся...
  -- А я плавать не умею... - протянула она безмятежно.
  -- Пошли, буду учить... - они спустились к воде по крутому откосу, Павел сказал: - Ты пока поплескайся у берега, а я поплаваю. Потом буду учить тебя плавать.
   Течение в протоке было слабое, он легко его обгонял, а потому получил немалое удовольствие; заплыв вверх по течению, потом в полной расслабухе на спине сплывать вниз, и так несколько раз. Подплыв к берегу, где на мелководье плескалась Люська, он взял ее за руку и потащил поглубже. Она взвизгивала, поджимала живот, но все же шла. Зайдя по грудь, он вытянул руку, сказал:
  -- Ложись...
   Она явно и не старалась научиться плавать, вяло колотила по воде руками и ногами, то и дело взвизгивая, и прижимаясь к нему. Несколько раз откровенно потрогала стопой у него между ног. Он и ухом не вел. Наконец она не выдержала:
  -- У тебя что, и правда, импотенция?
  -- Кто тебе сказал? - притворно удивился он.
   Он, и правда, еще зимой пустил эту хохму, исключительно ради смеха. Как-то, будто бы по пьянке, проболтался Юрке-ахинисту, что после Люськи не может трахнуть ни одну женщину, что Люська форменная ведьма, видимо, заколдовала его. А потом долго упрашивал Юрку никому не говорить, и даже стребовал с него страшную клятву. Однако распускателя слухов нашел верного, знал ведь, что у Юрки и вода в заднице не удержится, не то, что горяченькая новость, что герой-любовник заработал таки импотенцию.
   Люська помотала головой:
  -- Да нет же, я же сосала когда, он у тебя стоял, как часовой у мавзолея...
  -- Вот то-то и оно... - проговорил он сокрушенно. - Минет - дело пассивное, потому и получается, а стоит залезть на женщину, тут же падает...
   Судя по вытаращенным глазенкам, она поверила. Ну и отлично, теперь новость распространится со скоростью весеннего пала. Глядишь, и Милена не обидится, на то, что Павел ее не будет трахать...
   Однако когда вылезли из воды, и Павел принялся готовить роскошный ужин, Люська продолжила свои поползновения, ей явно хотелось испытать свои силы; импотента вылечить. Но Павел не сдавался. Все-таки не хотелось после Кока, хоть он и доктор, и членкор, и поэт, и член Союза писателей, зато довольно противный старикашка... Разлив по первой в пластмассовые стаканчики, Павел сказал:
  -- За мое здоровье, чтоб выжил и в этой передряге...
   Она выпила, сказала:
  -- Пиво без водки - деньги на ветер.
  -- Вредно много пить...
  -- Дак я и не пью много. Сколько не выпью - все мало...
  -- Я про себя говорю. В понедельник пил, в среду пил, а сегодня у нас что? Четверг? Вот пивком и опохмелимся...
   Пока ели и пили, солнце склонилось к горизонту, но еще ощутимо припекало. Еще раз залезли в протоку, Павел выдержал еще одну жесточайшую атаку Люськи, и тут до него дошло: да она же просто не может находиться с тем, кто к ней привязан! Ей непременно надо добиваться того, кто на нее не обращает внимания. И с Бакшеевым они ни разу не поссорилась, потому как он и не пытался ее трахнуть. А она с ним частенько встречается, чтобы поговорить о поэзии. Как просто ларчик открывался... А может, и не просто... Только черт может хоть что-то разглядеть в душе сумасшедшей поэтессы...
   По пути к ее дому, Павел провел Люську по обоим своим ложным маршрутам, так что, если и был хвост, то срубил его начисто. У подъезда Люська сделала последнюю попытку затащить его к себе, но он саркастически хмыкнул, и спросил с подначкой:
  -- А Светлякова куда денешь? Не люблю, понимаешь, трахать женщину, а при этом кто-то мою голую задницу разглядывает...
  -- Да нету давно Светлякова! Сбежал он к своей мамочке...
  -- Ладно, как-нибудь в другой раз попробуешь меня излечить от импотенции, а сегодня у меня еще дел невпроворот... - и он зашагал прочь, радуясь про себя тому, что так заматерел, даже Люськины атаки выдержал.
   Было уже темно, когда он подходил к дому, вернее, он шел еще по улице, до переулка оставалось шагов двадцать, когда с ним поравнялась машина, "жигуленок" какой-то там модели, в которых Павел слабо разбирался. Из него вылез невысокий крепыш в милицейской форме с сержантскими лычками на помятых погонах. Он строго выговорил:
  -- Гражданин, подойдите!
   Павел подошел, настороженно приглядываясь ко второму, сидящему в кабине. Вроде тоже мент, только сержант старший. Когда Павел остановился рядом с машиной, и второй тоже вылез наружу. Он медленно затянул:
  -- Кого-то мне этот гражданин напоминает... А ну-ка покажите руки!
   Павел машинально поднял перед собой руки, сержант ухватил его за пальцы, а второй ловко защелкнул наручники.
  -- Да вы что?! - вскричал Павел возмущенно. - Вон мой дом, ровно двести метров отсюда.
  -- А при себе документиков конечно нет?
  -- Да кто ж их таскает в родном городе?
   Сержант медленно развернул какую-то бумажку, поднес к самому носу Павла:
  -- Узнаешь красавца?
   Павел вгляделся. Похоже, это была принтерная картинка. Совершенно гнусная рожа, но чем-то отдаленно похожая на лицо Павла, и шрам, вроде, есть. Если эту рваную полосу, пересекающую лоб, можно принять за шрам.
  -- Он у нас проходит по ориентировке. Слыхал историю? В прошлом году двух пацанов в парке убил.
  -- Да я ж вам говорю: я живу тут рядом! Там жена, теща... Пять минут на всю проверку уйдет.
  -- Проверим, конечно проверим... Но сначала съездим-ка, предъявим тебя одному человечку... Залезай! - непререкаемым тоном заявил он.
   Это было потрясающе, но сумка с наганом так и осталась висеть у Павла на плече. Впрочем, от этого не легче, пока дотянешься, пока расстегнешь... А чего это он сразу про наган подумал? И тут же холодный рассудочный голос ему подсказал: а потому, что опознание проводится как-то не так, не раз ведь в кино видел и в криминальных романах читал.
   А сержанты на вид были, как настоящие, даже кобуры на поясах имелись. Может, и правда были настоящие... Вот только крепышу форма явно тесновата, рубашка чуть не лопается на плечах, да и брюки, похоже, не сходятся, верхняя пуговица не застегнута, кое-как стянуты ремнем. А на верзиле тоже, будто не его форма, штанины кончаются на уровне щиколоток...
   Машина мчалась уже по северной окраине, потом свернула в переулок и выехала на берег. В этом месте вдоль берега простиралась обширная приречная терраса, а быстрое течение подрезало ее, так что образовался невысокий обрывчик, и, как помнил Павел, сразу от берега начинались приличные глубины, метра два - точно. А место было глухое. Только ниже по течению горела пара фонарей на лодочной станции, в последнее время захиревшей. Из-за дороговизны бензина, прогулка на моторке стала развлечением для богачей. Еще бы! Пол литра на километр. Далеко ли уплывешь на зарплате заводского работяги?
   Павлу как-то слабо верилось, что его ведут именно на лодочную станцию, к тому же, к ней можно было подъехать на машине, только с другой стороны. И ему как-то не хотелось уподобляться интеллигентам, которые, уже попав в газовую камеру, все еще верили, что их привели в баню. В уме всплыла фраза, которую пытался вставить в один из своих романов. Фраза ему ужасно нравилась, но в тексте почему-то не читалась. "Милый, тебя людоед пригласил на обед. Ответ: Я не занимаюсь каннибализмом. А он пригласил тебя в качестве блюда..."
   Шедший позади крепыш вдруг сократил дистанцию. Пожалуй, его уже можно достать ногой... И Павел решился. Тем более что шедший впереди верзила вытащил что-то из кармана, и послышался щелчок, очень похожий на щелчок выкидного ножа. Парнишки были так уверены в своих силах, что даже пистолеты не достали. Павел решил не рисковать, крепышу он врезал своим любимым ударом промеж ног. Тот зажался, медленно клонясь к земле, и Павел добавил ему сложенными кулаками с маху в ухо. Удар получился таким тяжелым, что парня буквально снесло с обрыва, хоть до края и было не меньше метра, внизу плеснуло, не особенно и сильно. Верзила уже пер на Павла, лапая кобуру всей пятерней. Но как частенько и бывает в подобных случаях, никак не мог нашарить застежку. Павел вскинул сжатые кулаки, демонстрируя явное намерение заехать ими в морду, но нанес прямой удар ногой в пах. Удар не получился резким, но оказался достаточно тяжелым. Верзила не упал, но отступил на пару шагов. Развивая успех, Павел сделал три быстрых танцующих шага, зашел сбоку и хлестко врезал стопой по печени. Черт! И этот бултыхнулся с обрыва.
   Павел подошел к краю, всмотрелся в черную воду. Если кто не знает... На поверхности широкой реки отлично видно голову пловца в любую, даже наитемнейшую, ночь. Постояв минут пять, проворчал:
  -- Уплыли ключики от наручников... Твою мать! До чего квелый бандит пошел... - и зашагал обратно к машине.
   Последний фонарь переулка горел метрах в двадцати от машины. Павел поглядел в переулок, народу не наблюдалось, домики частной застройки прятались за высокими заборами. Павел попробовал открыть багажник, получилось с первого раза. Быстро нащупал тяжелую брезентуху с инструментом, разложил на запаске, присмотрелся и выбрал мощные плоскогубцы, на его счастье с режущими кромками, на всякий случай прихватил и маленькие, изящные, блестящие кусачки. Захватил плоскогубцами звенышко цепочки, даванул - никакого результата. Зажал руки коленями, снова даванул, помогая и ногами, и тут что-то резко хрупнуло. Павел растерянно повертел в руках отдельно плоскогубцы, отдельно одну рукоятку. Бросил на землю, осмотрел цепочку. Осталась глубокая зарубка. Что ж, значит перекусить можно, и то хлеб... С сомнением повертел в руках кусачки. Но надо же все возможности перепробовать, прежде чем топать через весь город со скованными руками. Захватил звено, надавил, все усиливая и усиливая нажим, и тут негромко щелкнуло. Павел похолодел, но тут же от радости чуть не подпрыгнул на месте. Звено оказалось перекушено. Уже не опасаясь, захватил вторую сторону звена и легко перекусил. Руки были свободны. Но надо же что-то делать с браслетами? Он достал из сумки свои мокрые плавки и обмотал ими одну руку. Потом обшарил весь багажник, но тряпки так и не нашел. Ладно, плевать, руку можно за сумку прятать. Аккуратно протер об плавки и плоскогубцы, и кусачки, старательно пытаясь вспомнить, оставил ли отпечатки в машине? Вроде, ни за что не хватался, сидел, сложив руки на коленях. Ну что ж, пора и домой. Вот только левака, или такси тут поблизости ловить не стоит; в каждом втором криминальном романе преступника находят именно потому, что сначала находят таксиста, который его увозил от места преступления.
   Павел пошел по берегу, тут имелась тропинка, неизвестно когда и кем протоптанная. На террасе то и дело попадались рощицы ив, а в столь глухую ночь человека вряд ли можно было встретить. Так что до самого судоремонтного завода можно добраться, а там и такси ловить. Павел прислушался к своим ощущениям; оказалось, ничего такого особенного и не чувствовал, будто и не отправил только что на тот свет двоих пацанов.
  -- Этак с вами, козлами, записным киллером станешь... - проворчал себе под нос, и побежал, не спеша, резко вдыхая воздух, и медленно выпуская через нос.
   Четыре километра до судоремонтного завода он одолел минут за пятнадцать. Пока шел по переулку вдоль высокого бетонного забора, успел, и отдышаться, и пропотевшая рубашка слегка подсохла.
   По проспекту проносились редкие машины. Павел стоял на обочине, как бы небрежно сунув левую руку в карман и прикрыв ее сумкой, а правую поднял вверх и терпеливо ждал. Все-таки, если водитель заметит браслет на руке, тухло придется, и Димыч с Генкой не помогут. Жаль, что на нем тесные джинсы, а не просторные брюки с глубокими карманами, в которые руки можно по локоть засунуть... Наконец, к обочине подрулила машина с новомодной светящейся штуковиной на крыше. Павел сел на заднее сиденье, назвал адрес. Трогая, водитель спросил:
  -- А почему не интересуешься, сколько будет стоить?
  -- А по счетчику, - отрезал Павел. - Я сейчас не от дочери миллионера иду, а от обыкновенной учительницы, а им зарплату за май, и отпускные забыли заплатить. А у меня зарплата пятьсот с копейками. Дак чего ж на те копейки купишь?..
  -- Ну-ну, пошутил я, парень... С рукой-то что?
  -- Да заблудился! Тут же все перепутано: и многоквартирные дома, и частная застройка... Через забор лез, и ободрал руку-то...
   Павел назвал адрес дома, стоящего за два квартала от своего. Расплатившись, вылез и с деловым видом направился к калитке. Убедившись, что таксист занят разворотом на узенькой улочке, преспокойно прошел мимо калитки, и теперь за кустами шофер его видеть уже не мог. Охоты не было, проверять, следят ли за его домом? А потому он юркнул в калитку и торопливо прошагал к своему подъезду. Он старался не шуметь, но пока нашаривал ключ от сарая, висящий на гвоздике в прихожей, опрокинул табуретку. Из спальни тут же выскочила Ольга, щелкнула выключателем. Жмурясь от яркого света, жалобно заговорила:
  -- Его, видите ли, опять убить пытаются, а он еще и шляется неведомо где. Я тут... - и осеклась, разглядев его замотанную оранжевыми плавками руку. - А это что у тебя?!
   Он конфузливо пожал плечами. Ольга подскочила, размотала плавки и тут же села на опрокинутую табуретку. Он еще раз конфузливо пожал плечами, пробормотал:
  -- Понимаешь, меня возле самого дома поймали, надели наручники, повезли... - он замолк, соображая, чего бы наврать.
  -- Что они с тобой делали?
  -- Да ничего. Посадили в подвал, да там кусачки оказались... Ну вот, я и дома...
  -- Ох, Паша... В милицию же надо!
  -- Ты в позапрошлом году ходила. Тебе опять скажут: когда убьют, тогда и приходите. А если меня похитят, заявление об исчезновении человека ты сможешь подать только через три месяца. Так что, у меня опять предельно простая задача - постараться выжить. Ладно, ты ложись, а я пойду, браслеты сниму...
   Включив в сарае свет, он на всякий случай запер дверь изнутри, и принялся за работу. У запасливого тестя и верстак стоял в сарае. Зажав браслет в тисы, Павел принялся пилить его ножовкой. Браслеты были явно отечественные; металл, хоть и с трудом, подавался. Распилив браслеты, сходил в туалет и спровадил их в яму. Искать их тут можно до второго пришествия. Даже если и найдут, в перенасыщенной разными активными элементами жиже они за пару дней так проржавеют, что ни один эксперт не сможет уверенно сказать, когда они там оказались.
   Вода в бочке еще не остыла, и Павел с наслаждением понежился под тепловатыми струями. После чего пошел в дом и завалился под теплый Ольгин бок. В окнах уже серел рассвет.
  
  

* * *

  
  
  
   Хмырь сидел на самом верху штабеля бревен, и с тоской глядел в синеватую даль тайги, волнами убегающей за туманный горизонт. Вышка с часовым мешала смотреть, как ячмень на глазу. Но со штабеля, куда бы ни смотрел, проклятая вышка хотя бы уголок глаза, а царапнет. Эх, сейчас бы идти к горизонту, зная, что не дойдешь, но при этом, сколько бы ни шел, не упрешься в колючую проволоку. Упруго уклоняться бы от колючих лап елей, ощущать ласковое прикосновение нежной и тяжелой пихтовой лапы, вдыхать крепко настоянный на травах и хвое воздух. Сейчас июнь тайга набрала полную силу цветения, поляны, и прогалины буквально полыхают коврами жарков. А в чащобах нежной зеленью теплится густейший снытьевой покров.
   Второй год, почти каждый день, перед тем как поведут на жилую зону, Хмырь урывает хотя бы полчасика, чтобы посидеть на верху самого высокого штабеля, подобно ворону. Летом комары сюда не залетают, а зимой тут знобко. Посвистывает ветер, колючие снежинки щекочут щеки. Видно отсюда километров на двадцать. Здесь изредка посещает Хмыря иллюзия свободы, простора и одиночества. Здесь он хоть немножко отдыхает от той печальной действительности, в которой очутился по собственной глупости. Тайга, в последние годы перед отсидкой, вдруг ставшая постылой, отсюда казалась прекрасной, вожделенной и такой уютной, что порой слезы на глаза наворачивались. Почему, чтобы понять свою неуничтожимую любовь к тайге, потребовалось попасть в это захламленное трупами деревьев, забитое человеческими отбросами, проклятое место?!
   С детства тайга - мать родная, никогда мачехой не была. Щедро одаривала и добычей и красотой, правда, взамен требуя труда неимоверного. Ну и что! Ведь есть за что платить. Так нет же, поманила Хмыря приятная жизнь, когда впервые поехал отдохнуть к теплому морю. Госпромхоз выделил путевку самому молодому и неженатому, потому как пожилые да женатые ехать отказались. В Москве забрел в ресторан и задержался на неделю. Кровью и потом заработанные денежки плыли между пальцев. Появились друзья, обещавшие всю Москву преподнести на блюдечке. Преподнесли - московские рестораны. Музыканты играли то, что он им заказывал. Девочки, одетые как королевы, подсаживались к его столику, стоило лишь мигнуть. Грудь распирало от гордости, что вот, ради него, сибирского валенка, бросают они своих лощеных кавалеров. Ради него, таежного медведя, музыканты играют мелодии... Так бы и просадил все деньги, заработок четырех сезонов, да как-то в момент просветления, одолело любопытство; а как там, на море? Друзья загрузили в самолет и, наконец, море! Здесь пришлось быть потише, как-никак санаторий.
   Но южный хмель оказался сильнее суетливого московского. Тоскующие взгляды скучающих женщин, парные ночи под бархатным небом... Приторно-сладкая, как густое вино, жизнь у моря пришлась по вкусу. Теперь каждый год, в награду за замерзающий на спине пот промысловых месяцев, Хмырь рвался на юг. После таежного холода и безмолвия южная теплынь, тягучая музыка ресторанов пьянили сильнее всякой водки.
   Но что-то свербило внутри, мешало, казалось, что не так что-то... Что, не так? А как должно быть?
   Как должно быть он не знал. Но прежняя жизнь ему тоже не казалась правильной из-за давнишних разговоров отца. Отец его был хорошим промысловиком, план выполнял всегда. А то, что шло сверх плана, сам вывозил в ближайший город, продавал барыгам за хорошие деньги. Брал с собой и сына. Половину вырученных денег с большим шумом пропивал в единственном на весь город ресторане. Другую половину честно привозил жене. Щедро расплачивался и с хозяином квартиры, у которого квартировал. Перед тем, как отправиться домой, отпиваясь пивком, смотрел телевизор и тоскливо вздыхал:
  -- Смотри, сынок, как люди живут. Чистота, теплынь, в квартире все есть; не надо за водой ходить, сопли морозить, и в уборной полное удобство, не то, что у нас... У нас даже телевизора нет, волны не дотягиваются. Пропадаем в нашей трущобе. Я жизнь сгубил, и ты тоже сгубишь. А почему так они живут? Деньги! У кого есть деньги - тот и король. Я вот здесь с деньгами, так ко мне везде, как к человеку. И в ресторане официантка сразу бежит, знает, что мне требуется, и в магазине сразу видят, что я - че-ло-век! С деньгами у человека и повадка другая, все сразу видят. А у нас запреты всякие пошли; этого зверя - столько, этого - столько. Вот раньше было; сколько добыл - все твое! Даже не дают честным трудом свое заработать! Эх!.. - и отец с хрустом сжимал кулаки.
   А маленький Хмырь мотал все на ус. Когда вырос, оказалась у него одна дорога - в тайгу. Потому что он ничего больше не умел.
   Дорогие южные рестораны, прилипчивые южные женщины быстро высасывали деньги, потом оставалось тоскливое чувство недовольства; будто чего-то не допил, чего-то не допробовал.
   Вскоре нашлась лазейка сплавлять пушнину налево. Особенно пошли соболя и размножившиеся на таежных речках бобры. Два года охотовед ходил вокруг да около, на третий схватил за глотку. Думал Хмырь, придется делиться - не пришлось. У охотоведа давно все было налажено, Хмырь лишь занял свободное местечко. Потом уже, много времени спустя, до него дошло, что нужен он был охотоведу для другого... Монеты покатились потоком, успокаиваясь в тихих заводях кабаков Черноморского побережья и Прибалтики. Четыре года текла сладкая разгульная жизнь, когда уже месяцы таежного промысла казались отдыхом. Потом взяли. Многого он не знал, а следователь решил, что говорить не хочет. Да еще охотоведу удалось так повернуть, что оказался он ни при чем, все свалил на Хмыря, и получил какую-то мелочь. Наверное, давно уже живет в свое удовольствие на воле.
   Хмырь мрачно ухмыльнулся: паршивый расклад - шесть лет сладкой жизни на пятнадцать топтания зоны... В который уже раз пришла на ум мысль; а такая уж и сладкая была эта его разгульная жизнь? Что особенного он, собственно говоря, видел? Да ничего особенного! Шесть лет все одно и тоже. Вечером сквозь дым и хмель все казалось прекрасным: женщины - королевами, мужчины - друзьями до гроба. А утром - противная перегарная вонь, смешивающаяся с вонью перебродивших закусок. У женщин оказывались поблекшие лица, морщинки под глазами и неопрятные складки нездоровой, серой, обрюзгшей кожи на боках. Белье тоже оказывалось не первой свежести. Да в его селе ни одна баба не позволит себе лечь в постель с мужиком, пришедшим с промысла, в несвежей ночной рубашке! Хмыря мутило, но каждый раз он говорил себе, что следующая обязательно окажется другой. Но все оказывались на одно лицо, всем было нужно только посидеть в кабаке, да денег. Пусто было и скучно. Ошибся отец; не в тайге Хмырь сгубил свою жизнь. Тайгу он любил. И понял, как он ее любит, только теперь, когда ее отгородили от него колючая проволока и вышка с часовым. Особенно невыносимая тоска накатывала на него веснами, как теперь, вместе с терпкими ароматами просыпающейся тайги.
   Хмырь заскрипел зубами от бессильной злости на себя, за то, что не понял, как и большинство в селе, одного человека. Молодой человек приехал в их затерянное в тайге село, когда Хмырь еще вообще пешком под стол ходил в буквальном смысле, а госпромхоз был - одно название. Попросил молодой человек, чтобы закрепили за ним угодья. Посмеялись чудачеству, но угодья закрепили, самые отдаленные и бедные зверем. Охотник пропадал там и зиму и лето. Решительно и твердо он сразу отказался заготовлять метелки, березовый кругляк, дрова, и прочую чепуху, чем обычно в межсезонье занимаются промысловики. Как ни крутило начальство, а сладить с ним не смогло. На таежных полянах сено косил для подкормки копытной живности зимой, для птицы высаживал по прогалинам рябину. И год от году стал сдавать пушнины все больше и больше.
   И вот теперь Хмырь скрипел зубами оттого, что сначала чужая глупость, а потом собственная помешали ему стать таким же независимым хозяином на земле. Проболтался столько лет, как навоз в проруби, а чуть крепче дунуло - и сдуло, да в такую яму, что не вдруг и выберешься. Жил, как все. Урывал куски, не думая о будущем. Все вокруг ничье, и, казалось, не убудет. Хозяева земли не приветствовались, приветствовались покорители. И если кто ухватывался корнями за землю - насмешки; мол, за старое цепляешься, прогресса не признаешь. Вроде все как прежде стоит, словно лес живой, а чуть тронь с места, и поползет, подобно оползню. Да и поползло уже давно! Только времени нет ни у кого, заметить. И что же, теперь так и сидеть в зэках? Наколки сделать, блатные песни начать петь? Да нахрена ж такая романтика нужна! Нет уж, в тайге есть еще такие места, где и паспорта не спросят; ставь избу, и живи. Если другим мешать не будешь, и тебя никто не спросит, кто таков?..
  -- Здорово, Хмырь! Скучаешь?
  -- Нет, воздухом дышу, кислородом... - Хмырь неприязненно посмотрел на присевшего рядом Гирю.
   Противный он какой-то. Толстая, налитая харя, толстое, налитое туловище, толстая, начинающаяся прямо от ушей шея. И точно, похож на двухпудовую гирю. А глаза хи-итрю-ющие...
  -- Да тут, какой кислород? Проволока душит, колючками гортань рвет, не вздохнешь, как следует...
  -- Что, тоже по воле заскучал?
  -- Как тебе сказать?.. Сам до воли не потянусь, предложат - не откажусь... Закуривай!
   Вытаскивая из портсигара длинную заграничную сигарету, Хмырь равнодушно проворчал:
  -- Губошлепа раскрутил...
  -- Его, щенка. Щенок, щенок - а зубастый... - весело, благодушно протянул Гиря.
  -- А от пахана неприятностей огрести, не опасаешься?
  -- Да ну... Станет он из-за пачки сигарет меня на правеж ставить... У Губошлепа на воле кто-то денежный есть, цеховик вроде. Вот бы такую хазу... - Гиря мечтательно прижмурился.
  -- Зачем тебе хаза? Ты чего это, Гиря, никак лапти навострил? А меня что же, с собой зовешь?
  -- Чего тебя звать? Ты до звонка здесь гнить собрался. Эх, а на воле... Воздух совсем другой, девочки бродят, задками крутят. И колючки нет, и вышки зенки не царапают...
  -- Ты зачем пришел?! Душу рвать?! Вали, без тебя тошно...
  -- Да чего мне тебе душу рвать? Просто, радость наружу вырвалась...
  -- Мне-то что? До ближайшего кордона и подышишь волей, если возле самой зоны собаки тепленькими не возьмут...
  -- Не боись, все предусмотрено. Чисто пройдет.
  -- Чисто пройдет, если до железной дороги тайгой пойдешь. Да где тебе... - Хмыря вдруг будто стукнуло по голове, он уставился в лицо Гири настороженным, колючим взглядом. Тот поежился, подумав, что, наверное, такой взгляд бывал у Хмыря, когда тот выцеливал таежного зверя. - А ты чего это, Гиря, язык-то передо мной распустил? А? Не такой ты человек, чтобы кому попало про такое трекать... Ну?!
   Гиря прикусил язык. Не рассчитал. Нельзя было так напрямую. Теперь вот вертись. Чего доброго еще делиться придется. Надо было как-нибудь скользко намекнуть, чтобы Хмырь сам начал проситься, а теперь он понял, что нужен, теперь он будет торговаться.
  -- Без меня тебе тайгу не пройти, - задумчиво продолжал Хмырь. - Ты в побег неспроста собрался. Возьмешь в долю, и на воле хорошие документы поможешь добыть. Ясно?! - Хмырь яростно и весело сунулся лицом к самому лицу Гири.
  -- Тот от неожиданности отшатнулся, но тут же растерянно забормотал:
  -- Какая доля, Хмырь?.. Ты откуда сорвался?
  -- Не крути хвостом, я тебя насквозь вижу!
  -- А если дело мокрое?
  -- Ты на мокрое не пойдешь. Ну, быстро, по рукам, или ищи себе другого проводника...
  -- Ладно, по рукам... - скрепя сердце протянул ему руку Гиря.
   В хитрейшую комбинацию приходилось по ходу дела вводить поправки. Лучше всего было бы, чтобы Хмырь не догадывался о камнях. Проводил бы до железки, и пусть катится на все четыре стороны. Конечно, Гиря во время долгого пути сумел бы натравить Крыню на Хмыря, а уж Хмырь не тот человек, чтобы позволить себе глотку перерезать тупому мокрушнику. Вот бы и ладненько получилось; Крыни нет, а Хмырю не резон где бы то ни было язык развязывать...
   ...Губошлеп тискал в кармане потной рукой пухлую пачку засаленных пятерок. До слез жаль было денег, с таким трудом пробивавшихся к нему из далекого Ленинграда. Сердобольная мамочка ничего не жалела для своего сынка. Для нее он так и остался маленьким шалуном. Загнанный работой отец с самого начала не встревал в воспитание сына, только деньги таскал домой чемоданами. А мать искренне считала, что воспитание заключается в том, чтобы доставлять своему ребенку все, что он ни попросит, и непременно самое лучшее. Самые лучшие игрушки, потом - самые модные костюмы. Самая лучшая музыка, непременно через самую лучшую заграничную стереосистему. Ей, маленькой девочкой пережившей блокаду, все это казалось самым главным, а все остальное придет... Сама она за три блокадных года оголодалась на всю оставшуюся жизнь. И не желала, чтобы сын хоть в чем-то испытывал недостаток. То, что случилось с сыном, она восприняла как нелепую случайность, как несчастье, в котором были повинны все, только не ее мальчик.
   Возможно, у отца была последняя надежда зоной воспитать себе на смену крутого цеховика, но сердобольная мамочка и тут обошла сурового отца. Тропка для ее деньжат нашлась на второй год отсидки. Вольнонаемный, хитроватый весельчак с неистребимым запахом перегара, на робкое предложение быть посредником, молча ухмыльнулся, и, оторвав клок грязной газеты, написал адрес огрызком карандаша:
  -- Пусть сюда шлет монеты, - сказал непререкаемым тоном. - Закон такой - половина мне.
  -- Почему, половина?..
  -- Потому... - и мужик потянулся за бумажкой с адресом.
  -- Ладно, ладно! Пусть будет половина... - Губошлеп только представил, что такая жизнь, какой он жил полтора года, будет тянуться и дальше, как его бросило в дрожь.
   Когда появились деньги, сразу стало легче жить. Вольнонаемный не отказывался и водку таскать на зону, и посылки, не положенные раз в месяц, а гораздо чаще. Появились дружки, они теперь могли тесным колечком окружить Губошлепа, заслоняя кое от кого. Можно стало и не работать, на него теперь работали аж четыре "раба", так что Губошлеп теперь постоянно перевыполнял норму, и ему светила нешуточная возможность досрочного освобождения. Парадокс, но не суровость зоны воспитали из него крутого цеховика, а то невероятное облегчение, что дали деньги. Он твердо решил, что после отсидки поступит в институт легкой промышленности, и пойдет по стопам отца, то есть, будет делать деньги, много денег, чтобы купить любого...
   Проклятый Гиря! А что Гиря? Сам виноват! Гиря в авторитете, против него и пахан не шибко-то попрет... Надо было сразу подползти к нему с куском в зубах, а не набирать в дружки всяких шестерок. А теперь придется отдавать в пять раз больше. Да и неизвестно, будет ли толк?.. И зачем было дразнить его?.. Ведь навидался за полтора года столько самоубийств и несчастных случаев, которые не очень-то походили на самоубийства и несчастные случаи. Эх, знал бы Гиря, как ему страшно, мог бы заполучить мамины переводы за пять лет вперед...
   Страх, проклятый страх... Вся его жизнь пошла наперекосяк из-за страха. Тогда он укатил с Ингой с вечеринки в белую ночь. Она сама напрашивалась, кидая на него быстрые, задорные взгляды. Сидя потом на заднем сиденье его великолепной "Явы", крепко прижимаясь к его спине, изо всех своих силенок держась за его талию, она молчала всю дорогу, даже не спросила его, куда они едут. А он давил и давил на газ до упора, затормозил только за городом, съехав с шоссе и промчавшись несколько сот метров по чуть заметному проселку.
   Вокруг в таинственном полусвете белой ночи замерли березы. Он растянулся на траве рядом с мотоциклом, глубоко втянул в себя запах цветущих трав. Инга присела рядом, поежившись, жалобно попросила:
  -- Поехали назад...
   Она уже перестала играть роль опытной соблазнительницы, ей было не по себе. Ночь, безлюдье, парень, с которым она только что познакомилась на пирушке... Теперь она была обыкновенной растерянной и испуганной девчонкой. Ей хотелось домой, где ее ждет мама и, конечно же, беспокоится.
   Закончив в этом году восьмой класс, Инга посчитала себя достаточно взрослой, стала приходить все позже и позже, задерживаясь, то у подруг, то в бесцельных хождениях по городу в компании таких же, как и сама, подростков. Мать ругалась, требовала, чтобы она приходила пораньше, но ей казалось это неумным ущемлением ее свободы. И назло матери она являлась домой все позже и позже, хотя ее абсолютно ничто не держало на улице. Сегодня получилось иначе, чем обычно. Она с подругами только начала бессмысленное вечернее хождение по улицам, когда к ним подошли два парня и пригласили в компанию. У парней был магнитофон, хрипевший что-то архиимпортное, одеты они были в "фирму" с ног до головы; ну как с такими не пойти?
   И вот, очутившись в ночном лесу, она вдруг поняла, что ее протест против строгости матери может завершиться чем-то нехорошим, нечистым и непоправимым... Чуть не плача она повторила:
  -- Поехали домой, а?.. Мама ругаться будет...
   Он схватил ее, притиснул к земле и принялся бешено целовать. Она сопротивлялась, выставив сразу ставшие жесткими колени, упираясь острыми локтями ему в грудь.
  -- Нет! Отпусти, подонок!..
   Сейчас же в нем вскипело раздражение. Как это так - нет?! И кто это - подонок?!
   Он хотел ее! А все, что он хотел, он привык получать. Но она продолжала молча вырываться, поняв, что кричать бесполезно. Она рвалась из его рук со слепым упрямством зверька, попавшего в петлю, не понимая, что чем сильнее она рвется, тем сильнее его раздражает, тем сильнее разжигает в нем злобу и желание. И эта злоба, подобно петле-удавке, все сильнее опутывает их обоих, и вырваться уже невозможно...
   Пальцы его наткнулись на гладкую, прохладную поверхность шлема. Широко размахнувшись, он ударил ее шлемом по голове...
   Она очнулась почти сразу, но лежала не шевелясь, закусив губы и глядя ему в лицо широко открытыми, пустыми от черноты, глазами.
   Он сел, брезгливо покосился на ее бедра, блестевшие беззащитной белизной в свете зари. Теперь она вовсе не казалась такой желанной, как минуту назад. Даже не попытавшись одернуть юбку, она заговорила, еле шевеля запекшимися губами:
  -- Тебя же посадят, подонок... - голос ее поднимался и поднимался, по мере того, как она говорила, до крика. - Мне еще и шестнадцати не исполнилось!..
   Страх начал подниматься откуда-то снизу живота, стягивая холодом внутренности, и страх вытолкнул визгливый крик:
  -- Заткнись, мразь!
   Но она продолжала, как в бреду:
  -- Я все расскажу, и тебя посадят! Ты будешь ворочать тяжеленные бревна на сорокаградусном морозе, летом тебя будут жрать комары, и ты не сможешь принимать каждый день ванну! Ты будешь вонять, как десять свинарников! А каждую ночь тебя будут насиловать толстые, грязные зэки. Все знают, как в тюрьме поступают с такими, как ты...
   Страх затопил чернотой все его сознание. Не помня себя, он схватил шлем и ударил ее по губам, по голове... Еще... Еще... Затравленно оглянулся. Мотоцикл! Нацедил полный шлем бензина из бака, плеснул на нее, чиркнул зажигалкой... И тут же отскочил, опаленный, затрещали волосы на голове... Она очнулась от непереносимой боли, вскочила с горящей земли страшным факелом, и крик... Крик, в котором не было ничего человеческого, раскатился над притихшим лесом.
   Что было дальше, он помнил плохо. Память вернулась, когда судья произнес:
  -- ...к десяти годам лишения свободы...
   Колотясь головой о стенку тюремного вагона, он шептал:
  -- Дурак, кретин, идиот! Зачем ее было жечь? Побесилась, и успокоилась бы! Что бы она сделала?! Если папины деньги из-под расстрела вытащили... Страх, проклятый страх!
   Рядом с Гирей на нарах сидели еще двое. Крыню Губошлеп боялся до колик в животе. Хмыря тоже все опасались. Мрачный, замкнутый верзила ни в грош не ставил зэковские порядки зоны, похоже, и жизнь свою тоже не ценил. К тому же мотал огромный срок по экономической статье. Это ж только представить, какой куш хватанул!.. Такие всегда на зонах ходили в авторитетах. Еще бы! Такой, не жалея себя, и кого другого не пожалеет...
   Гиря протянул руку:
  -- Давай...
   Покосившись на Крыню и Хмыря, Губошлеп сунул деньги в подставленную ладонь.
  -- Ну, я пошел? - нерешительно потоптавшись на месте, спросил он.
  -- Да посиди с нами, помечтаем... - Гиря подвинулся.
   Губошлеп присел на нары.
  -- О чем мечтать-то?
  -- Да ты, помнится, говорил, что у тебя дружки цеховики? И камешки по настоящей цене покупают... Камешек загнать сможешь?
  -- Смогу, конечно... А что? Вы, никак, тут кимберлитовую трубку раскопали?..
   Гиря раскрыл ладонь. В тусклом свете камень выглядел невзрачной стекляшкой. Губошлеп облизал вмиг пересохшие губы. Осторожно взял его, подошел к окну, провел по стеклу, прислушиваясь к специфическому скрипу.
  -- Откуда это?! Ему же в музее место... Если и не в музее, то такой камень по карману только жене Рокфеллера...
  -- Ты шибко-то не интересуйся. Нам его продать надо.
  -- Ладно. Тридцать процентов мне...
  -- Ишь, распарило щенка...
  -- Как хотите... Только, если вы попытаетесь его своим скупщикам загнать, наверняка три четверти цены потеряет. Вот и прикиньте, много ли я прошу?..
  -- Ладно, пойдет, - с неожиданной легкостью согласился Гиря.
   Но блеск в глазах Губошлепа вдруг померк. Возвращая камень, он вздохнул:
  -- Только, ребята, вам придется восемь лет подождать... А может, и меньше. За хорошее поведение мне должны скинуть годика три...
  -- Это у кого хорошее поведение?.. - двусмысленно ухмыльнулся Гиря. - Мы, милый, ждать не можем. Понимаешь? Ну, никак невозможно подождать!
   Бес, сидящий в Губошлепе снова выскочил не вовремя и не к месту:
  -- Ладно, давай камень, пойду вертухаям за мешок жратвы загоню...
   И тут Губошлеп почувствовал, как что-то колючее уперлось под лопатку. Губы у него мгновенно отвисли, непослушный язык вывалился изо рта. Он попытался что-то сказать, но только протянул:
  -- А... нь-я...
   Крыня ласково промурлыкал над ухом:
  -- Чегой-то он сильно смешливый, все шутит и шутит...
   Гиря поморщился, сказал брезгливо:
  -- Убери заточку. Не будешь же ты его прямо здесь колоть...
  -- А чего с ним цацкаться? Он же видел камень, теперь нас сдаст...
  -- Все равно, не здесь... - мотнул головой Гиря. - В рабочей зоне лучше замочишь, или ночью, спицей в ухо...
   Это спокойное обсуждение его судьбы доносилось до Губошлепа, словно сквозь вату. Он попытался подняться, но только поелозил непослушными ногами по полу. Несколько раз со стуком открыв и закрыв рот, наконец, хрипло выдавил:
  -- Чего вам надо?
  -- Чего нам надо? - Гиря смерил его насмешливым взглядом. - Прогуляешься с нами пешочком. Недалеко, всего тысченку верст, а потом покатим к твоим денежным дружкам. У Крыни два камешка. Один, поменьше, это который ты видел, другой - побольше. Так вот, маленький - вам с Хмырем, большой - нам с Крыней. Идет?
   Жалко, заискивающе улыбаясь, Губошлеп попросил:
  -- Отпусти, Гиря, а?.. Я никому... Ни слова... Мы же вместе освобождаемся, приедете ко мне, все и обстряпаем...
   Гиря с сожалением вздохнул:
  -- Я бы и рад посидеть, с такой заначкой можно... Да вот как Крыня? Камешки-то - его. А Крыня не может посидеть, легавые хвост прищемили, старые дела крутят... Вот и ты теперь не досидишь... Ты, шкура, завтра же побежишь к куму, нас сдавать, чтобы срок тебе скостили.
  -- Не побегу, Гиря! Матерью клянусь!
  -- Да мне-то что? Я тут сбоку припеку... Как Крыня?..
   Крыня мрачно ухмыльнулся:
  -- Конечно, не побежишь. Ты, малый, уже отбегался...
   Из глаз Губошлепа текли слезы, мокрые, слюнявые губы противно тряслись и подергивались. Гиря с любопытством смотрел на него. В который раз подивился; и почему люди обычно выделяют его, Гирю? Вот и сейчас, заточка у Крыни, а упрашивает и унижается Губошлеп перед ним, Гирей. Учесть это надо. В дальнейшей игре, которую задумал Гиря, надо как-то отодвинуться, уступить первенство Крыне, пусть все думают, что он главный организатор.
  -- Я пойду, Гиря, пойду... - с усилием выдавил из себя Губошлеп.
  -- Вот и хорошо. Пасти мы тебя будем, как следует, но даже если тебе удастся доползти до кума, тебя пришьют в ту же ночь, как только нас заметут.
  -- Я знаю...
  -- Через неделю уходим. Если бабки остались, держи при себе. Жратвы припаси, если сумеешь...

Глава 4

Пикник, как средство укрепления семьи

  
  
   Проснулся Павел от назойливо звеневшего телефонного звонка. С трудом разлепив веки, вылез из постели, мельком глянул на часы, было уже одиннадцать, но он явно не выспался; голова побаливала, а в глаза, будто песка насыпали.
   Взяв трубку, он недовольно спросил:
  -- Кого Бог послал в такую рань?
  -- Здорово, Паша! - послышался жизнерадостный голос Димыча. - Это для тебя рань?! Когда я уже полдня на работе?.. Хотел бы я тоже быть писателем...
  -- Хочешь быть писателем, будь им! - проворчал Павел. - Чего звонишь-то, что-нибудь случилось?
  -- Ну что может еще случиться, к тому, что уже случилось? - оптимистично воскликнул Димыч. - Паша, мне пришла идея прошерстить "Беркута" вдоль, поперек и сверху донизу...
  -- А начальство потом тебе клизму вставит... За то, что без достаточных на то оснований столпов рыночной экономики сокрушаешь.
  -- Паша, а ты не забыл ту хохму?
  -- Какую еще хохму?
  -- Ну, ты же сам предлагал, мероприятия для профилактики заказных убийств в городе...
  -- Черт! Совсем из головы вылетело...
  -- Давай, быстренько подъезжай к городскому управлению, я тебе продиктую текст заявления, и прямо сегодня, с отрядом ОМОНа пройдемся по "Беркуту", как Александр Филиппович по Персии, так что перья полетят...
  -- Ладно, только маленько подкреплюсь...
   Положив трубку, Павел выскочил во двор, открыл кран колонки и прилег на прохладные кирпичи. Долго ворочался под прохладной струей, взвизгивая и фыркая. Пока растирался полотенцем, смотрел на своих детей. Денис что-то строил возле сарая, а рядом топталась Ксения на своих толстых крепких ножках, одетая только в трусики и панамку. Вздохнул, подумал, что пока крутится эта катавасия с его то ли убийством, то ли похищением, неплохо бы куда-нибудь спрятать семью. Может, в Урман отправить? Да нет уж; Урман совсем рядом, запросто достать могут, к тому же, там они вовсе без защиты будут...
   Поев поплотнее, он выпил пару кружек крепчайшего чаю и поехал к Димычу. Дежурный у входа в городское управление настороженно уставился на него. И здесь приметы нового времени; на дежурном бронежилет, на плече автомат. Павел мимоходом пожалел его: бедный, как тебе в такую жару в бронежилете?.. Подойдя, представился:
  -- Лоскутов. К майору Астахову.
   Дежурный, видимо, был предупрежден заранее, посторонился, сказал предупредительно:
  -- Третий этаж, кабинет триста двенадцатый...
  -- Я знаю... - обронил Павел и прошел к лестнице.
   В городском управлении он никогда не бывал, а потому с любопытством осматривался по сторонам; коридоры чистые, застелены линолеумом, со строгим геометрическим узором, стены забраны деревянными лакированными панелями, лестница чистейшая, хоть на каждой ступеньке посиделки устраивай в белых брюках.
   Без стука, открыв дверь, Павел воскликнул:
  -- Вот, значит, как живут милицейские майоры в наше время!
  -- Паша, это ж городское управление, - укоризненно протянул Димыч. - Ладно, не будем терять время. Ты и так припозднился... Вот бумага, авторучка, я думаю, у тебя есть.
  -- Есть, конечно, но не надолго. Получу следующий гонорар, куплю компьютер, и буду, как белый человек работать, а не как Лев Толстой...
  -- Пиши! Толстый Лев...
   Димыч принялся размеренно диктовать. Вскоре Павла начал разбирать смех. Кое-как выводя жуткие канцелярские обороты, он выговорил, похохатывая:
  -- Наверное, так же писали письмо турецкому султану запорожские казаки...
   Димыч, сохраняя полнейшую серьезность, додиктовал текст, после чего приколол листок скрепкой к целой пачке каких-то других бумаг и вышел из кабинета. Отсутствовал он целый час, Павел успел разложить тетрадь и написал парочку страниц своего романа. Пару раз заглядывали какие-то подполковники, один из них поинтересовался:
  -- Чистосердечное пишешь?..
  -- Ага... - безмятежно откликнулся Павел.
  -- А чего ж в тетради?
  -- Дак ведь листов получится целая пачка, можно перепутать...
  -- Что, так много грехов?!
  -- Ага, и грехов, и преступлений...
  -- Расколол, значит, тебя Димыч... - злорадно ухмыльнулся подполковник.
  -- Расколо-ол... - тяжело вздохнул Павел.
  -- Он это может... Ну, пиши, писатель... - дверь закрылась, а Павел долго хохотал, прикидывая, как будет смотреться этот диалог в его новом криминальном романе.
   Наконец открылась дверь, влетел радостный Димыч, заорал с порога:
  -- Пашка, ты бы видел начальника!.. Когда он прочитал бумаги, чуть из кресла не выпал, а когда подписывал, еле сдерживался, чтобы откровенно не заржать. Потом спросил меня, сам я до этого додумался, или подсказал кто? Мне честно пришлось признаться, что знакомый писатель криминального жанра подсказал... После этой хохмы штаб долго не будет присылать нам всяких идиотов, со всякими идиотскими предложениями. Главное, прокуратура все претензии обязана будет предъявить штабу! А мы тут и ни при чем; просто, точно выполняли приказ вышестоящего начальства. Скоро ржачка начнется, та еще... Все, поехали!
   Он достал из шкафа бронежилет, напялил на себя. И снова стал похож на солдата удачи. Выскочил из кабинета, Павел еле поспевал за ним. Димыч сунулся в какой-то кабинет, заорал:
  -- По коням, орлы! Щас веселу-уха будет... Броники не забудьте... - и помчался дальше.
   У дежурной части затормозил, крикнул:
  -- Степаныч! Бронежилет клиенту!..
   О чем-то разговаривавший с подполковником майор, вскочил, кинулся в другую комнату. Подполковник повернулся, спросил злорадно:
  -- Что, клиент выразил горячее желание сотрудничать со следствием?
   Димыч ошалело уставился на него, весь уже погруженный в азарт охоты, Павел отрешенно смотрел в сторону. Положение спас майор, выскочивший с бронежилетом в руках. Пока Павел неумело надевал бронежилет, сверху по лестнице с топотом ссыпалось четверо молодых парней в бронежилетах. Без задержки высыпали на улицу, тут же с трудом втиснулись в "Волгу". Димыч сел за руль, хищно щерясь, и понеслись, не обращая внимания на светофоры. Вскоре пристроились в хвост небольшому автобусу, набитому парнями в бронежилетах, масках и с автоматами. Димыч посигналил, обогнал автобус, и тот послушно пристроился в хвост к "Волге".
   Димыч затормозил возле старинного особнячка, окруженного густым садом. Сад явно был посажен недавно, потому как Павел помнил, что здесь располагался детский садик когда-то, и двор был гол, если не считать стандартных домиков и беседок, положенных детским садикам. В городе вообще осталось меньше половины детских садиков, с тех пор как содержать в них детей родителям стало не по карману. Омоновцы вмиг высыпали из своего автобуса, не утруждая себя ожиданием, когда откроются ворота, перемахнули через высокую ограду из толстых металлических прутьев, мгновенно скрутили привратника, открыли ворота. Пока Димыч подруливал к крыльцу, омоновцы уже вовсю шуровали в здании, из открытых дверей слышались вопли, яростный мат, громогласные заверения "урыть всех козлов". Димыч не спеша, вылез из машины, поднялся на крыльцо, за ним вереницей двигались его парни, деликатно позволившие Павлу идти сразу вслед за Димычем. В здании уже был полный порядок; по коридорам и кабинетам носом в пол валялись сотрудники частного охранно-сыскного агентства "Беркут", только для нескольких симпатичных девчонок и одной пожилой матроны омоновцы сделали исключение, согнали их в угол, и двое плечистых парней притиснули их своими широкими спинами.
   Димыч целеустремленно прошагал на второй этаж, сделал широкий жест:
  -- Приступайте к шмону, господа сыскари!
   Его команда проворно разбежалась по кабинетам, а сам Димыч шагнул в роскошную, из какого-то заморского полированного дерева, дверь. Хозяин, естественно, сидел в своем кабинете со скованными позади спинки кресла руками. Из такого положения не сбежишь, даже имея силу Геракла, кресло просто не даст возможности ногами перебирать.
   Вениамин Аркадьич, козел наемный, заорал, на взгляд Павла с неописуемой наглостью:
  -- Что за набег, майор?! Начальство давно клизму с патефонными иголками не вставляло?
  -- Это ж надо, он еще и плагиатор... - грустно сказал Павел.
  -- Давай ордер, давай санкции, а иначе завтра же вылетишь на пенсию... - орал атаман легальной шайки.
   Димыч подошел к нему, смерил презрительным взглядом сверху вниз, сказал веско:
  -- Я с тобой на брудершафт не пил, козел этакий, так что, изволь мне больше не тыкать, а не то я тебя сдам в какое-нибудь районное угро, и до понедельника забуду в камере, а сержантам шепну, чтоб забавлялись с тобой по всей программе. Знаешь ведь, что с сержантов никакого спроса не будет... А если будет, они будут твердить все в один голос, что приняли тебя за сексуального маньяка, которого уже два года ловят.
   Спесь была сбита молниеносно и качественно. Сбавив тон, новорусский Шерлок Холмс просяще заговорил:
  -- Ну, майор, давайте как-нибудь договоримся...
  -- А чего договариваться? - Димыч разложил перед ним бумаги.
   При одном взгляде на них, у пленника мгновенно отвисла челюсть. Хриплым шепотом он осведомился:
  -- Как вам удалось их получить?
   Димыч таинственно указал в потолок, и произнес веско:
  -- Указание сверху...
  -- Из областного?..
  -- Да ты что, милый?! - откровенно расхохотался Димыч. - Бери выше...
   Железный сыскарь побелел на глазах. Видимо перед его мысленным взором пронеслись все противозаконные, преступные деяния.
  -- Ладно, ты пока сиди, сочиняй чистосердечное признание, но такое, чтобы мне не пришлось редактировать, и тогда, возможно, отделаешься только двадцаткой, а мы тут со свидетелем проведем экстренное опознание.
  -- Послушайте, майор! - Вдруг заорал Вениамин Аркадьич. - Не далее как вчера, этот ваш свидетель пытал электрическим током моего сотрудника.
   Димыч величественно повернулся к Павлу:
  -- Павел Яковлевич, вы заявление о злостной клевете писать будете? Свидетелей достаточно...
  -- Разумеется, напишу! Меня, российского писателя и последовательного сторонника демократии, обозвали одновременно гестаповцем и бериевским палачом?!
   Когда они с Димычем вышли в коридор, все сотрудники уже были выстроены в одну шеренгу вдоль стены. Пройдя вдоль шеренги, Павел вмиг опознал несколько топтунов, ходивших за ним. Но второго, того, кому меньше всего досталось, из двоих, напавших на него во вторник, не было. Вполне возможно, он был на задании.
   Димыч тихо проговорил:
  -- Никого из тех, кто сидел в "джипе", тоже нет...
  -- Может, они на задании?
  -- Может, все может быть... Засаду здесь устраивать бессмысленно, наверняка у него есть какая-то тревожная кнопка. Ну, ничего, до понедельника мы их продержим, и попрессуем как следует.
  -- Димыч, мы ж в воскресенье на пикник собирались?..
  -- Мероприятие не отменяется. Думаешь, без меня, их прессовать некому? Ты представить не можешь, как эти козлы достали даже районных оперов!..
   Шмон в здании продолжался, а к крыльцу вдруг подкатило аж три фургончика, из которых посыпались парни, увешанные телекамерами, и девушки, хищно разматывая провода микрофонов, как ковбои при виде ничейного мустанга разматывали лассо.
   Димыч картинно возвышался на самой верхней ступеньке крыльца, уперев одну руку в бок, другую, положив на кобуру. Репортеры робко приблизились, видимо привычно ожидая получить безапелляционное: - "Никаких комментариев!" Но Димыч стоял и благожелательно улыбался, разглядывая стройные ножки одной из корреспонденток, выглядывавшие из-под джинсовой юбки, которую легко можно было принять за широкий пояс. Корреспондентка, будто притянутая откровенным взглядом Димыча, первая вспорхнула на крыльцо, ее оператор из-за торопливости споткнулся и чуть не расколотил камеру. Девушка, даже не заметив конфуза, подскочила к Димычу, и азартно глядя снизу вверх, задала первый вопрос:
  -- Скажите, товарищ полковник, что здесь происходит?
  -- Димыч обаятельно улыбнулся и ласково сказал:
  -- Милая девушка, я вовсе не полковник, а всего лишь майор. А происходит здесь стандартное мероприятие, в рамках объявленной Министерством Внутренних Дел борьбы с организованной преступностью. В частности, тут происходят профилактические мероприятия в целях предотвращения заказных убийств.
  -- Ка-ак?! Но ведь это же охранно-сыскное агентство...
  -- Исходя из своего опыта, смею вас заверить, что сплошь и рядом под крышами подобных респектабельных фирм скрываются матерые преступники, ловко избегающие уголовной ответственности с помощью денег и продажных адвокатов. К нам обратился гражданин, у которого возникло стойкое убеждение, что его хотят убить. Более того, его уже раз пытались убить; попытались примитивно утопить, когда он купался в реке. В результате оперативных мероприятий, мы выяснили, что гоняются за гражданином сотрудники именно этого агентства. Свидетель опознал всех соглядатаев, которые за ним ходили на протяжении четырех дней.
   Речь Димыча текла без сучка, без задоринки, будто он каждый день давал интервью. На сколько Павел помнил из прочитанных детективных романов, за эту речь Димычу грозили, по меньшей мере, взыскание от родной конторы, а от клиентов - судебный иск. Но, видимо, он знал, что делал.
  -- А вот и наш свидетель, - Димыч широким жестом повел рукой в сторону Павла. - Разумеется, в интересах следствия его фамилию я назвать не могу...
   Павел вышел вперед, ощутив какую-то непривычную робость. В него еще ни разу в жизни не целились телекамерами. Хотя, за последние три-четыре месяца ему уже несколько раз говорили знакомые писатели, что репортеры и с телевидения, и из газет все телефоны оборвали в Союзе писателей, с требованиями немедленно выдать им адрес и телефон Павла Лоскутова. Но ответственный секретарь Союза писателей России ни адреса, ни телефона, естественно, не знал. А у Союза российских писателей еще не было ни штаб-квартиры, ни телефона. Многочисленные знакомые Павла из молодых, свежеиспеченных членов Союза, адреса его тоже не знали.
   Стеснительно кашлянув, он заговорил:
  -- Видите ли, во вторник я вдруг ощутил, что за мной следят. Когда я шел на работу, за мной шел парень, я его сразу заприметил. На работе я пробыл не долго, и поехал на пляж. Когда шел к берегу, обнаружил, что к первому топтуну присоединился второй, и они нахально шли за мной.
  -- Может быть, это простое совпадение? Ваш сосед, которого вы не знали в лицо, тоже решил искупаться? В такую жару, желание вполне естественное...
  -- Какое там совпадение! Я пошел поплавать, а плаваю я всегда за буйками, эти двое пошли за мной и в воде набросились. Мне удалось вырваться, а там и честные российские граждане вступились за меня. Так что, киллеры остались ни с чем. Но со вторника, и по сей день, я видел за собой неустанную слежку... - Павла так и подмывало, назвать свою фамилию, но он сдержался, не пришло еще время.
  -- Послушайте, а вы не могли бы дать развернутое интервью, каково это оказаться в шкуре человека, за которым гоняются киллеры? И еще, у вас нет никаких соображений, почему вас "заказали"?
  -- Разумеется, есть. Мне известны некоторые криминальные факты из бурной молодости одного весьма высокопоставленного жителя нашего города. Я уверен, это он пожелал себя полностью обезопасить, заткнув мне рот навсегда. А насчет развернутого интервью?.. Я это устрою, и даже раньше, чем вы предполагаете. Вашу визитную карточку, сударыня?
   Девушка аж зарделась от удовольствия, и тут же из кармашка своей чисто символической юбочки выхватила картонный прямоугольник. Но на эксклюзивное интервью у нее было не больше прав, чем у других, а потому они тоже насовали Павлу карточек. Впрочем, без особой надежды. Потому как ясно видели, что взгляд Павла то и дело самопроизвольно опускался и скользил до самой земли по стройным ножкам.
   Димыч потащил Павла к машине, говоря при этом:
  -- Поехали, нам здесь делать нечего, мои парни сами справятся. Да и шмон чисто символический. Что не говори, Веня хоть и сволочь, но отчетливый профессионал, и китайские тэтэшники в конторе хранить не станет. В тех заказных, следы с которых сюда вели, фигурировали как раз китайские тэтэшки. Да и в половине других, за последние пять лет, они же фигурировали... - Димыч безнадежно махнул рукой. - Сидит этакий паук, и никакими дустами его не изведешь. У него подвязки и наверху, и среди авторитетов... Так что, Паша, он не успокоится.
  -- Я знаю... - Павел тяжко вздохнул. - Опять самому придется мочить козлов... От вас помощи ждать...
  -- Паша! Да ты что?!
  -- Ну, извини, Димыч... Это я от безысходности... Ольгу с детьми, куда бы спрятать?..
  -- Эт, мы устроим. В санаторий МВД под Новороссийском. Там спокойно. И главное, никакая мафия не достанет.
   Высадив Павла на мосту, Димыч высунулся из окна, напомнил:
  -- Не забудь затариться водкой и вином, пивом Генка запасется. Мы к тебе домой заедем в девять.
   Павел постоял на солнцепеке, подумал, что не мешало бы на пляж сходить, но хотелось есть и спать, и вообще в теле была какая-то странная, непривычная вялость.
  -- Ох, хо-хо... - протянул он. - С вами, козлами, и интерес к жизни пропадет... Не слишком ли много на меня одного?
   Подумал, что не мешало бы спросить у Димыча, не пропадали ли милиционеры в последнее время? Но рано еще. Да и что-нибудь надо придумать, чтобы Димыч не догадался, кто причастен к исчезновению парочки сержантов. Впрочем, много шансов за то, что это были вовсе и не милиционеры.
   Идя к дому, он не забывал проверяться на предмет хвоста, но так никого и не заметил; по случаю жары, улица была пустынна и невыносимо скучна.
   Ольга на огородике поливала недавно высаженные в грунт из рассадника помидоры. Одета она была в купальник и широкополую шляпу. Павел невольно залюбовался ею. Потом вздохнул, и проворчал под нос:
  -- Видимо, красота, и правда, должна быть холодноватой...
   Подойдя к ней, Павел спросил:
  -- Денис где?
   Глянув из-под широких полей шляпы, она ответила:
  -- С друзьями на реку поехал... А что, это опасно?
  -- Не знаю пока... - медленно выговорил он. - Пока они за мной охотятся. Они ж думают, что меня взять легко, а потому пока заложники им не нужны. Ладно, завтра на пикник поедем.
  -- С кем?! - она выпрямилась, опустив лейку.
  -- С друзьями, естественно. Кто ж с врагами на пикники ездит?..
  -- Так, мне приготовить, наверное, что-то надо?
  -- Ничего не надо готовить. Будем есть шашлыки "по-астаховски" и пить водку с пивом.
  -- Ты обедать будешь?
  -- Конечно, только сначала за водкой и вином схожу в фирменный магазин...
   Прихватив сумку, Павел вышел через калитку. Пока шел до магазина, несколько раз проверился. Что за черт! Нет хвоста! Ну что ж, это прекрасно укладывается в версию, что его Гонтарь заказал Венечке. Ладно, прошлый раз Павел Гонтарю физиономию не набил, видимо из чувства субординации; как же, аспирант доктору наук разве может в морду дать? А вот знаменитый писатель, профессору, членкору, ректору - запросто. Надолго откладывать не будем, в понедельник и отмудохаем. Павел аж засмеялся от предвкушения. Он прекрасно знал творчество Джека Лондона, и отлично помнил один рассказик... Вряд ли его кто из ментов читал. Так что, хохма та еще будет...
   Помня прошлую неудачу, Павел на сей раз купил четыре бутылки водки и шесть бутылок вина, из них только две белого. Но потом подумал, что в прошлый-то раз они были с девками, а теперь едут с женами, совсем другой коленкор, однако было поздно, не возвращаться же... На обратном пути опять пару раз проверился, хвоста не было.
   Пообедав, Павел вышел во двор в плавках. Был уже шестой час, но солнце пекло качественно. Сев в шезлонг, Павел приготовил авторучку, но никак не мог вывести первую фразу, в мозгу колыхался какой-то туман, и навалилась непонятная апатия. Он отложил тетрадь вместе с фанеркой, откинулся на низкую спинку своего шезлонга и прикрыл глаза.
   Вот такая же апатия его посетила в больнице, когда он понял, что у него парализованы ноги. Впрочем, это оказалось не так опасно, как он думал. После того, как его на вертолете доставили в родной город, в клинике положили на какую-то странную койку, пристегнули ремнями, и нейрохирург самолично принялся вертеть блестящий маховик. Павла растянуло так, что он вздохнуть боялся. Потом его вместе с койкой сунули в ванну с теплой водой, и оставили в покое, только медсестра сидела в изголовье на табуретке и бдительно наблюдала за ним. Чувствительность в ноги вернулась на другой же день. Но врач скептически качал головой и предрекал пожизненную инвалидность.
   Что же он мог забыть такого, чего, по прошествии полутора десятков лет, Гонтарь мог испугаться? Попытаться что ли еще раз повспоминать? Как врач говорил, амнезия штука коварная. Что-нибудь может напрочь выпасть из памяти, будто и не было.
   Итак, он шел по осиновому мелколесью. После ссоры с шофером до самого вечера без остановки продирался сквозь заросли. Весь мокрый от пота, с ног до головы облепленный паутиной, он шел и шел, пока не выбрался к водораздельному болоту. Из кочкарника, поросшего сфагнами, медленно сочился крошечный ручеек. Мутноватая, с коричневым отливом, вода была холодна и свежа на вкус. Павел знал, что в воде сфагновых болот не бывает никакой гадости, она почти стерильна. Сейчас, по прошествии стольких лет, он отчетливо помнил и ручеек, и каждое отклонение от азимута на маршруте. Ходьба по азимуту по черной тайге, занятие настолько муторное, что поневоле каждый градус будешь помнить.
   На бережку ручья нашлось возвышенное местечко. Когда загорелся костер, явился Вагай. Он со вкусом облизывался, разбойник видимо успел подкрепиться без хозяйского дозволения. После ужина, от которого Вагай, естественно, отказался, легли спать. Как обычно в таких случаях; Павел одним боком к костру, c другого - к нему привалился теплым боком Вагай. В костре, уютно потрескивая, ровно тлели три полусырых бревешка. В тех экспедициях, в которых Павел бывал с Гонтарем, все обставлялось с наивозможным комфортом. Были и импортные палатки, и невесомые, тоже импортные, спальные мешки. У них бывали и рации, чтобы в любой момент можно было вызвать вертолет. Короче говоря, по прошествии многих лет, Павел понял, что экспедиции для Гонтаря были всего лишь пикниками на природе.
   В тот раз, когда Павел впервые поругался с Гонтарем, экспедиция была не ахти какой трудности; работали в заповеднике, в котором уже много лет вели исследования ученые Университета, и обжили его, как дом родной.
   С центральной усадьбы долго добирались до отдаленного кордона на разбитом вездеходе. Дорога вилась сначала по берегу озера, у подножия гор, потом свернула на берег быстрой, прозрачной речки. Долго ехали по ее берегу, переезжая многочисленные ручейки по бревенчатым мостикам. Наконец доехали. Просторный крестовый дом, при нем сараи, баня, вымощенный листвяжными плахами двор, крытый драночной крышей, большой огород, все это органично вписалось в окружающий пейзаж. Лес, стеной поднимающийся по краям обширной поляны, склоны гор, круто вздымающиеся за ним в небо, берег речки... И небо... Глубокое синее небо...
   На шум мотора вышла девушка лет шестнадцати или больше в мешковатых рабочих штанах из синей хлопчатобумажной ткани и просторной клетчатой рубашке мужского покроя. На вежливое приветствие Гонтаря она солидно, по-деревенски, подала руку и, когда тот пожал ее, радушно предложила:
  -- Разгружайтесь, располагайтесь. Мы вас не ждали, а то отец не ушел бы. Он уже дня три по тайге бродит, но сегодня должен вернуться, баню затопим... Вы как, Евгений Михайлович, как в прошлый раз, в палатках устроитесь?
  -- Конечно в палатках. Что за экспедиция без палаток?.. Вон там, у леса, на бережку и расположимся.
   Из калитки вышла моложавая, стройная женщина. Гонтарь принялся с ней галантно раскланиваться, неведомо откуда в руках у него появился объемистый пакет:
  -- А это вам, Ольга Филипповна, городские гостинцы. Андрей Степанович не очень-то балует вас поездками в город...
  -- И не говорите, все по тайге бродит. Я уж и привыкла, по хозяйству все вожусь, а еще и пчелок завела...
  -- Вот видите, совсем устроились. А то, помнится, ворчали; зачем, мол, такая жизнь, в глуши...
  -- И-и... Чего вспомнили! Вы же, Евгений Михалыч, тогда молоденьким аспирантом были. А теперь, гляди, никак это аспирант с вами?
   Она подала Павлу руку:
  -- Ну, будем знакомы?
   Павел представился.
   Гонтарь протянул:
  -- Да-а, идет времечко... Это не первый мой аспирант, и даже не десятый. И я давно уже доктор... У вас вон и дочка уже невеста. Так и выросла в глуши?
  -- Да какая теперь глушь? Мой-то, глядите, чего учудил... - она махнула рукой на крышу, там солидно вращал лопастями ветряк. - Теперь и радио, и телевизор, совсем как в городе. Да и Леночка только летом у нас живет, а так все у бабушки, на центральной усадьбе. Школу в этом году закончила, отличница, никакого сладу не стало: тоже, говорит, хочу в заповеднике работать. Кем, только?.. А вы, наверное, в последний раз к нам на машине проехали. Мой говорит: осенью пожгу все мостики через ручьи, чтобы браконьерам труднее было в заповедник добираться. На лодках-то хуже; бензину много надо, - хозяйка всплеснула руками. - Что это я заболталась с вами в дверях? Идите в дом.
   Рассмеявшись, Гонтарь спросил:
  -- Ольга Филипповна, какая первая заповедь таежника?
  -- Какая заповедь? - она недоуменно пожала плечами. - Перво-наперво, гостя - к столу.
  -- Э-э, нет. Мы сюда работать приехали. Так что, сначала лагерь устроим, а уж потом ждите в гости.
  -- Отдохнули бы сначала с дороги...
  -- Устроимся - отдохнем. Через пару часов ждите, - и Гонтарь, вскочив на подножку машины, махнул шоферу рукой в сторону леса.
   Дружно взялись за разгрузку. Гонтарь с шутками и прибаутками первым подставлял плечо под самый тяжелый тюк или ящик. Видавшая виды ковбойка пропиталась потом. Павел знал, что Гонтарь, как и все в студенческие годы, занимался спортом, да и сейчас похаживал раза три в неделю в университетский спортзал. На четвертом курсе, было дело, выиграл первенство города по боксу среди средневесов, а это означало, что был он не менее чем кандидат в мастера спорта. Он весело покрикивал на студентов, в его руках все так и горело. Легко, элегантно поигрывая топором, за считанные минуты вытесал колышки для палаток. Павел впервые в жизни видел такие палатки; легкая, тонкая, но невероятно прочная синтетика. Четырехместная палатка легко умещалась в боковом кармане рюкзака. Гонтарь проверил растяжки, сходил за косой, ловко накосил травы для подстилок, бросил студентам:
  -- Пусть подсохнет до заката... - и направился в дом.
   Вскоре появился с топором у поленницы, сложенной у задней стены сарая, и принялся колоть дрова. Суковатые листвяги легко разлетались от его ударов. Студенты восторженно любовались своим до предела демократичным профессором.
   Лагерь был устроен, оборудование и снаряжение сложено под навесом, студенты разлеглись на солнцепеке, подставляя свои еще совсем белые спины солнцу. Павел сидел на чурбаке и по карте намечал маршрут к хребту. Вдруг он почувствовал, что по лесу идет человек, идет совершенно бесшумно, как ходят все, давно перешедшие с тайгой на "ты". Вот он остановился за густой елочкой, и рассматривает лагерь, наконец, ступил на опушку:
  -- Добрый день. А Евгений Михалыч по обыкновению корчит из себя демократа?
   Студенты подскочили от неожиданности, а Павел спокойно ответил:
  -- Здравствуйте. Он хозяйке помогает.
  -- Ну-ну, - хозяин кордона протянул руку. - Будем знакомы, Андрей Степанович.
  -- Павел...
  -- А по батюшке?
  -- Яковлевич...
  -- У Евгения Михалыча в аспирантах?
  -- Ага...
  -- Сочувствую... - и, повернувшись к студентам, сказал: - Пошли в дом, пацаны, гостям всегда рады. Пообедаем, а там и банька приспеет.
   Все двинулись к дому. От поленницы, широко улыбаясь, шел Гонтарь. С Андреем Степановичем они встретились, как старые друзья, долго жали друг другу руки, обменивались обычными в таких случаях фразами. Но Павел вдруг почувствовал какую-то натянутость между ними. На крыльцо вышла Ольга Филипповна, проговорила:
  -- Обед на столе, а они еще и рук не помыли...
   Дочь хозяев Гонтарь усадил рядом с собой. Стеснительно помявшись, студенты расселись у противоположного конца стола. Трудная дорога здорово их протрясла, а потому смущались они не долго, вскоре налегли на таежные деликатесы.
   Гонтарь больше говорил, чем ел. Он был в ударе. Шутки и всевозможные истории так и сыпались из него. Выглядел он весьма эффектно; подчеркнутая небрежность в одежде, - заношенная рубаха, выцветшие до белизны джинсы, - странно контрастировали с тонким, интеллигентным лицом, аккуратной бородкой, и благородной проседью в черных волосах. И все же, несмотря на седину, он выглядел на десяток лет моложе своего возраста. Павел заметил, что, разговаривая, он вроде бы обращается ко всем, а на самом деле - к одной хозяйской дочке. Похоже, не врут сплетники, что у него в каждой экспедиции случаются скоротечные романы то со студентками, то с таежными красавицами. Хозяин тоже заметил столь недвусмысленный интерес Гонтаря к своей дочке, а потому все больше и больше хмурился. Наконец он решил оборвать светскую болтовню:
  -- Ты, Евгений Михалыч, куда маршруты направишь?
  -- Куда-нибудь направлю, - беззаботно протянул Гонтарь. Мозолить глаза тебе здесь не будем. Завтра отдохнем денек, осмотримся, и вперед, по горам, по долам... Леночка вот обещала маралов показать завтра. Неужели так близко к кордону подходят? Как, Леночка, маралы наверняка будут?
  -- Я же говорю, покажу, значит покажу...
   Она вскинула огромные глазищи с чуть заметной раскосинкой, и Павел впервые разглядел ее лицо, будто выхваченное из темноты светом глаз. Он поразился необычной ее красоте. Широкий, чистый лоб, тонкий, прямой носик, нежные детские губы и маленький острый подбородок. Из-за широко расставленных глаз лицо казалось детски наивным и милым. Такие лица не подвержены годам. Женщины с такого типа лицами даже в преклонном возрасте выглядят юными девушками.
  -- Ну, кто первый в баню? - весело осведомился Андрей Степанович?
   Это вывело Павла из ступора, в котором он пребывал несколько минут. Оказывается, он не слышал, о чем шла речь после маралов, все это время он смотрел на Лену.
  -- А мы, старики, да Павел Яковлевич, и двинем, - воскликнул Гонтарь. - Мальчишки ведь не понимают толка в хорошей русской бане...
   Солнце закатывалось за хребты, студенты пели у костра под гитару мужественные песни, Гонтарь куда-то исчез, а Павлу вдруг стало тоскливо. Он поднялся с травы и побрел по берегу речки, грустно размышляя о своей жизни. Совсем незаметное детство, с нуждой, с зарабатыванием денег во время каникул на одежонку к школе. Разве что в Сыпчугуре было весело и ярко, да еще в Курае, но Курай помнился плохо. Где он только не подрабатывал! И на ошкуривании бревен на лесоскладе, и на кирпичном заводе. Лучше всего было в орсе, там было сытно, кроме денег за разгрузку, кладовщицы еще и продуктов давали за ударный воскресный труд. Потому как те вагоны, которые приходили в субботу и воскресенье, разгружать было некому; штатные орсовские грузчики обычно до понедельника теряли способность ориентироваться во времени и пространстве. Их заменяли старший брат Павла с двумя друзьями, да Павел, которого поначалу брать не хотели, но вскоре поняли, что он, пятнадцатилетний парнишка, по силе чуть ли не превосходит девятнадцатилетних парней. К тому времени у него был уже богатый опыт занятий с гирями и гантелями, и он уже сделал пару кругов возле городского спорткомплекса. Проще говоря, спортзала, пристроившегося с краешку к стадиону. Однако уставал Павел на разгрузке так, что с трудом добирался до постели. Ненужная ему учеба в техникуме, где его преследовал постоянный страх лишиться двадцатирублевой стипендии, которую назначал в конце каждого месяца классный руководитель по итогам прошедшего месяца. Наверное, потому Павел и учился хорошо. Потом армия. Два тусклых и никчемных года, проведенных в заштатной роте ПВО, среди древней радиотехники. Там он впервые чуть не убил человека, от злости, от обиды, и оттого, что ничего этому человеку не сделал, но он почему-то прицепился именно к нему, к Павлу. Издевался и унижал, самоутверждаясь за счет безответного первогодка... Потом целый год операций и бесконечной, изнуряющей боли. И, наконец, Университет. Мечта детства, вернее, с начала восьмого класса он начал подумывать о биофаке Университета, прикинув со всех сторон, какая работа может позволить бродить по лесам. Однако родителям было наплевать на его мечту, не смог он их убедить, что он, троечник, сможет поступить в Университет. Действительно, в школе он учился плохо, видимо потому, что прочитал все три городские библиотеки. В восьмом классе он взялся за учебу, и интеллект быстро восполнил пробелы в знаниях. К тому времени и брат, и старшая сестра уже учились в вузах, и на Павла навалились все четверо, уговаривая, что главное специальность получить, а потом и о высшем образовании можно подумать. Его упорно запихивали в ПТУ. И он сдался. Но когда пошел сдавать документы, назло всем свернул в техникум. К удивлению и отца, и матери, вступительные экзамены сдал на пятерки. Только за изложение получил тройку. Вот так его мечта и отодвинулась на четыре года. В Университете времени хватало только на учебу и тренировки. В аспирантах у Гонтаря, тоже бесконечная работа. Время для тренировок в спортзале теперь приходилось отрывать от сна. Слава богу, что спортзал собственный, никто не спрашивает, кто это там гремит железом в полночь? Он чувствовал, что давно идет по краю, нервы натянуты до предела, того и гляди, грянет нервное истощение, и снова болезнь, немощь. Экспедиция для него - отдых. И вот, темно-синие глаза с чуть заметной раскосинкой... Оказалось, он совсем не разбирается в женщинах, он даже не знает, как и о чем с ними говорить. Те три или четыре раскованные студентки, которые его откровенно соблазнили, когда он еще жил в общаге, ничему его не научили, получили от него то, что хотели, да и оставили в покое, ничему не научив, разве что разным изощренным позам. Одна, правда, упорно набивалась потом в жены, но Павел представил свою жизнь рядом с ней, и ему сразу стало тухло.
   Сквозь легкий ропот речного течения Павел уловил тихий разговор. Машинально сделав еще шаг, увидел Гонтаря и Лену. Что-то остро кольнуло в груди. Гонтарь был похож на напыжевшегося петуха, обхаживающего курочку. Павел повернулся, и торопливо зашагал прочь, скорее, чтобы не видеть. Лучше бы и не знать ничего... В палатке, раздеваясь и заползая в спальный мешок, рычал в полголоса:
  -- Тоже мне, Ромео... Развезло старого пня... - он тогда еще и предположить не мог к а к его развезет при виде Люсеньки.
   Наверное, и правда, нервное истощение в сочетании с хор-рошим ударом головой о бревно, сделали его писателем и форменным влюбленным Ромео?
   Павел уже засыпал, когда пришел Гонтарь. Повздыхав, повозившись, Гонтарь окликнул его:
  -- Павел Яковлевич, разбудите меня перед рассветом, хорошо? Вы же лучше будильника...
  -- Разбужу... - буркнул Павел.
   Ему невыносимо хотелось схватить Гонтарая, и вместе со спальным мешком швырнуть в речку. А тот еще и продолжал:
  -- Идемте тоже смотреть маралов, - и чему-то засмеялся.
   Павел вдруг подумал, что проще всего не попасть в унизительное положение, это не требовать от судьбы больше того, что тебе положено по статусу. И тут же успокоился. Просто, надо повысить свой статус, и преспокойно забрать, что тебе причитается... Приказав себе проснуться в три часа, он заставил себя уснуть.
   Проснувшись как от толчка в заданное время, осторожно выполз из палатки. Гонтарь спал, сладко почмокивая губами, и совсем не походил на строгого университетского профессора. Павел прислушался к своим ощущениям. От вчерашнего наваждения осталась какая-то пульсирующая боль в груди, как от вскрытого нарыва. Он глубоко вздохнул, стремясь с выдохом выдохнуть и боль эту, но боль не ушла, только затаилась где-то под сердцем, холодя его и заставляя как-то странно замирать время от времени.
   Заря размахнулась от хребта до хребта. На замерших в ожидании утреннего ветерка деревьях и травах налетом серебристой пыли оседала роса. Павел потянулся, напряг до звона в ушах все мышцы, расслабился, тихонько прошептал:
  -- Все хорошо... Все хорошо... Просто отлично, - и побежал, легко, бесшумно, к речке.
   Когда, искупавшись, вытираясь на ходу, он возвращался, у палатки увидел Лену. Смеясь, она говорила в полголоса:
  -- Вставайте, сони, маралов проспите...
   Из палатки послышался сонный голос Гонтаря:
  -- Павел Яковлевич, я же просил разбудить меня на рассвете...
  -- А я и иду вас будить...
   Лена резко обернулась, скользнула по нему взглядом, и на лице ее появился неописуемый ужас. Павел не понял, что именно вызвало в ней ужас; могучие мышцы, или жуткие шрамы, превратившие с одного боку эти мышцы в безобразные узлы, бугры, стяжки. Смутившись оттого, что стоит перед ней в одних плавках, проворно нырнул в палатку.
   Через несколько минут они уже торопливо шагали по тропинке. На плече Гонтаря висел девятимиллиметровый охотничий карабин "Барс" с оптическим прицелом. Павел нес фотоаппарат. Лена легким шагом спешила вперед, и Павел отметил, что ходить по тайге она умеет. Гонтарь, тоже неплохой ходок, еле поспевал за ней. Она вдруг сделала предостерегающий жест и низко пригнулась. Дальше они шли на манер индейской цепочки, согнувшись так, что руки чуть не касались земли, бесконечно медленно отводя ветви, а потом, бесшумно отпуская их за собой, стараясь не произвести ни малейшего шелеста. Наконец Лена опустилась на корточки и замерла. Вытянув назад руку, детским жестом, кистью руки с растопыренными пальцами, поманила их. Они подобрались к Лене и сквозь переплетение ветвей увидели зверей. Несколько маралих с малышами, три или четыре прошлогодних подростка преспокойно паслись на поляне. Неподалеку от кустов стоял огромный красавец бык с роскошными ветвистыми рогами и настороженно прислушивался, наставив подвижные уши прямо на кусты. Вскоре он успокоился и потянулся к траве. Павел, было дело, разок охотился на марала. Но это было ночью, на солонцах, а вот так вблизи не видел ни разу. Павел осторожно просунул сквозь кусты толстенную трубу телеобъектива. На чуть слышный щелчок затвора фотоаппарата бык вскинул красивую голову и громко фыркнул. Маралихи перестали пастись, тоже насторожились. Вдруг по ушам хлестнул резкий выстрел карабина. Марал прыгнул в сторону, взвившись высоко над землей в красивом прыжке, но когда копыта коснулись земли, сухие точеные ноги его подломились, и он рухнул в росистую траву, глубоко вспоров дернину рогами. Стадо сорвалось с места и, ныряя в кустах подлеска, как в морских волнах, исчезло в лесу.
  -- Превосходный экземпляр! - воскликнул Гонтарь, выбираясь на поляну и расстегивая на ходу сумку с препаровальными инструментами. - Скорее, Павел Яковлевич, надо обмерить и взять пробы.
   Положив карабин на землю, он торопливо раскладывал инструменты. Павел смотрел на оленя. В синем оленьем глазу медленно тускнело опрокинутое небо, тускнела золотая заря, тускнели горы... Павел подумал, что для того и нужны заповедники, чтобы не перевелись этакие красавцы. Но зачем их еще и по заповедникам стрелять?..
   Лена не смотрела на оленя, она смотрела на Гонтаря, и глаза ее так же тускнели, как глаза убитого оленя. Она подцепила носком кеда карабин за ствол, брезгливо отбросила его, как отбрасывают с дороги дохлую змею, и, все ускоряя шаг, пошла прочь.
  -- Павел Яковлевич! Да что же вы?! Быстрее... - Гонтарь старался перевернуть оленя.
   Павел принялся помогать Гонтарю, хотя ему этого совсем не хотелось, наверное, брала свое многолетняя привычка подчиняться.
   Солнце стояло высоко, когда они закончили. Над кучами внутренностей гудели рои жирных зеленых мух. Гонтарь обтер о траву руки, сказал:
  -- Ну что, Павел Яковлевич? Нельзя дать пропасть мясу. Идите-ка в лагерь и пришлите студентов, а я пока череп отпрепарирую.
  -- Зря вы его убили... - тихо проговорил Павел.
  -- Э-э, бросьте. Поглядите, какой превосходный череп для коллекции!
   Гонтарь сам взялся готовить мясо по какому-то особому рецепту в двух больших ведрах. Вокруг костра уже распространился одуряющий аромат, когда подошел Андрей Степанович. Поглядел на олений череп, по языческому обычаю повешенный Гонтарем на ближайшее дерево, сказал хмуро:
  -- Ваську, значит, подстрелил... Ну-ну...
  -- Ты что же, Степаныч, всем оленям в заповеднике клички дал? - смеясь, спросил Гонтарь.
  -- Да нет, не всем, самым заметным разве... Васька хоть и молодой самец, второй год стадо водил, а при нем ни одной глупой потери не случилось. Зимой тут залетная стая волков побывала, в других стадах до половины потерь, а у Васьки одну лишь самку зарезали. Хороший вожак был. Почти ручной, за солью ко мне приходил...
  -- Ну, Степаныч, брось ты сокрушаться! Другой бык его место займет, у них это быстро...
  -- Быстро-то быстро, но не так, чтобы очень... Зачем выбивать зверя не по делу?
  -- Как это не по делу?! - Гонтарь подобрался. - Наука - это тебе не по делу?..
  -- А-а... Старый спор... - Андрей Степанович махнул рукой. - Будто у тебя усыпляющих пуль нет... С умом брать надо, коли мяса захотелось. Целого быка мы не съедим, пропадет в такую жару. Засолим, конечно, да ведь солонина хуже заводской тушенки. Что ни говори, Михалыч, но природу и для научных целей беречь надо.
  -- Так ведь, чтобы беречь, знать надо. Тайга, если хорошо изучить, это же неисчерпаемые ресурсы.
  -- Да нет, тут ты ошибаешься, Тайга - не неисчерпаемый ресурс.
  -- Когда еще было сказано: - Российское могущество прирастать будет Сибирью.
  -- Давно было сказано, да много воды с тех пор утекло. Чтобы оно прирастало, беречь природу надо, прислушиваться к ней, а ну что не так? И не палить в зверя, если ты у него всего-навсего пробу крови хочешь взять.
  -- Мы не можем ждать милостей от природы, взять их - наша задача, - со смешком выговорил Гонтарь.
   Андрей Степанович насмешливо прищурился:
  -- Михайло Ломоносов с Тимирязевым умные мужики были. А ты сам, Михалыч, что думаешь?
  -- То же самое и думаю, - пожал плечами Гонтарь. - Неблагодарное это дело, с корифеями спорить...
  -- Давно они корифеями были, с тех пор и человек, и природа изменились. И спорить с ними, оно конечно, ни к чему; гораздо выгоднее петь с ними в один голос, даже если они несут бредятину и демагогию к своей выгоде...
  -- Это ты про что? - насторожился Гонтарь.
  -- А хотя бы про твоего батюшку... Когда Лысенко кверху полез, твой батюшка первым ему плечо подставил. А потом, как он вертелся при Никитке, когда нормальные ученые Лысенке руки не подавали, а заодно и твоему батюшке...
  -- По-моему, это бестактность... - пробормотал Гонтарь, покосившись на студентов.
  -- А чего мне с тобой интеллигентничать? Я человек простой, в Университет не рвусь, так и проживу тут жизнь. Я ведь вижу, что ты все больше и больше стал походить на своего батюшку...
  -- Я, конечно, не оправдываю своего отца, - примирительно заговорил Гонтарь, - но надо помнить, какое время было. Те, кто пытался свою правоту отстаивать, куда они делись?..
  -- Не мне это слышать... Все знают, как Лысенко избавлялся от своих оппонентов. Человек должен всегда оставаться человеком, а не поленницей дров...
  -- Это как?
  -- А так. Когда все дрова из поленницы спалишь, что остается?
  -- Ну-ну, и что же остается?
  -- Проплешина жухлой травы остается.
  -- Не понял?..
  -- Человек, за которого великие думают, а сам он только цитатами бросается, на поленницу дров и похож. Кончатся цитаты, что останется?.. - Андрей Степанович замолчал, посмотрел на костер, вздохнул: - Снимай свежатину-то, как бы не перепрела, а то весь дух потеряет. Помянем уж друга моего Ваську. Пусть пухом будут ему ваши утробы...
  -- Да брось ты, Степаныч! - Вскричал Гонтарь. - Будто ты не охотишься...
  -- Охочусь. Как же в тайге без охоты? Но я ж как волк, беру, что поплоше. А убивать совсем ручного зверя - последнее дело...
  -- Кто ж знал, что он ручной...
  -- Спросить надо было! Так ведь ты же барин, а мы холуи...
   Наверное, Андрей Степанович намеренно испортил всем аппетит, хоть и ел вместе со всеми. Даже студенты, оголодавшие за зиму на мизерных стипендиях, жевали мясо без энтузиазма. А Андрей Степанович еще и наблюдал исподтишка за тем, кто как ест, видимо изучал, ученый доморощенный, как студенты отнеслись к его лекции об охране природы от науки.
   Когда ведро опустело, он обратился к Павлу:
  -- Ты, Павел Яковлевич, вроде бы в хребты собирался?
  -- Да, завтра с утра...
  -- И надолго?
  -- Недели на три.
  -- Вот и хорошо. Ленку возьмешь с собой?
   Павел чуть не поперхнулся, спросил изумленно:
  -- Это зачем же?..
  -- Да ты не бойся, обузой тебе не будет; еды приготовит и за лагерем присмотрит. Травки пособирать надо. Одну-то отпускать боязно, хоть она и говорит, что не нужны ей няньки, а сам идти не могу - дела. Ну, так как?..
  -- Пусть идет. Только... - Павел смущенно замялся.
  -- Да ладно, - усмехнулся Андрей Степанович. - Она девка с пониманием, да и ты мужик серьезный. К тому же холостой... А в горах напарник нужен. Ты не смотри, что девчонка еще, горы она не хуже меня знает...
   Андрей Степанович поднялся и пошел в лес, и будто растворился в нем; ни шелеста, ни треска валежника. Павел подумал, что и сам так же может, но только после городских асфальтов надо осваиваться дня три. Павел поднялся, чувствуя приятную тяжесть в животе. Хоть и жалко было до слез ручного Ваську, но непоправимое уже случилось. А к Гонтарю Павел начал испытывать какое-то брезгливое чувство, будто прознал про его тайный грех, вроде того, что он любит кошек мучить... Еще подходя к воротам усадьбы, Павел ощутил запах ароматного дыма. Ольга Филипповна суетилась возле коптильни, в которой уже были подвешены куски маральего мяса. Тут же стоял деревянный бочонок. Павел постоял с минуту, понаблюдал за тем, как ловко жена таежного отшельника управляется с коптильней, спросил:
  -- А ледника у вас нету, что ли?
  -- Да вот, мой чего-то не рассчитал, и к концу июня весь лед тает в леднике-то. Углублять надо, или еще что, да все руки не доходят...
  -- А Лена где?
  -- Да в своей комнате, с утра сидит. Дверь, напротив горнишной...
   Войдя в просторную горницу, Павел увидел в противоположной стене дверь, по деревенскому обычаю с веселыми ситцевыми занавесками. Толкнув ее, он оказался в узеньком коридорчике, из которого вели три двери в какие-то другие комнаты. Поколебавшись, он потянул на себя одну из дверей и оказался... То, что он там увидел, он меньше всего ожидал увидеть в доме лесника. Довольно просторная комната была сплошь заставлена стеллажами с книгами. У окна стоял большой самодельный письменный стол, добротно и аккуратно сколоченный из кедровых досок. Самодельная полировка хорошо прорисовывала красивую текстуру дерева. Не сразу Павел заметил диван в углу, на котором с книгой в руках полулежала, опершись на локоть, Лена. Она, как и утром, было одета в свой мешковатый рабочий костюм, только кеды сняла. Положив открытую книгу корешком вверх, она села на диване, выжидательно посмотрела на Павла.
   Он изумленно спросил, обводя рукой стеллажи:
  -- Откуда это?..
  -- А вам какое дело?! - она не старалась скрыть неприязни.
  -- Да, действительно... Лена, отец сказал, что ты пойдешь со мной...
  -- Меня Виленой зовут... Если отец сказал, значит пойду.
   Павел понимал, что надо уходить, но повернуться и выйти, почему-то не мог. Ему казалось, что он должен ей что-то объяснить, попросить прощения. Что-то еще сделать... Он нерешительно топтался у двери, тщетно пытаясь отыскать в мозгу хотя бы самую завалященькую мыслишку.
   Может, что-то отразилось на его лице, но только она, вдруг смягчившись, спросила:
  -- А студенты идут с вами?
  -- Нет, я не люблю, когда лишний народ; это мешает наблюдениям, живность беспокоится, а мне надо, чтобы она чувствовала себя естественно, и не меняла своего поведения. Да и не положены мне еще студенты, я ж еще аспирант...
  -- Ну и хорошо. Терпеть не могу этих задавал. Мнят из себя...
   По всему следовало, надо уходить. Он еще раз оглядел стеллажи. Книги были разные, много старых, солидно блестевших золотом корешков, были и современные издания классиков, было много поэзии. В основном имена, которых он даже не слышал. На полках, что стояли ближе к столу, Павел разглядел знакомые корешки академических изданий; монографии по ботанике, зоологии, экологии. На столе, прикрытая чехлом, стояла пишущая машинка.
  -- Он у меня хлеб из рук брал, а вы!.. - задыхающийся голос Вилены звенел на последней ноте отчаянной ненависти. - Он почуял нас, но стадо не увел. Он же не боялся людей!
   Павел понял, наконец, самое лучшее, это поскорее уйти отсюда, если он еще надеется завоевать расположение Вилены.
   Солнце еще не поднялось над горами, а они уже шагали по тропе, вьющейся меж колонн кедровых стволов. Кроны деревьев сплошным покровом закрывали небо. Было сумрачно, прохладно и влажно от росы. Тишина стояла такая, что казалось, упади сейчас хвоинка, и лес отзовется эхом. Павел никогда не бывал в церквах, но, наверное, так же должно быть и в храме, когда там нет людей, а один лишь Бог...
   Вилена, легкая, гибкая, быстрая, шагала впереди. На плечах она несла небольшую понягу, которая нисколько не стесняла ее движений. Павел пожалел, что до сих пор не завел себе такую же, или не выкроил денег на импортный станковый рюкзак. Все ж таки с ними не в пример удобнее ходить по тайге. У него на спине болтался рюкзак, а в рюкзаке лежал прибор, так называемый "ТЗК", и жесткими углами своими больно упирался в спину. Не помогала даже плащ-палатка, сложенная в несколько раз и уложенная между прибором и спиной. Павел не помнил, как расшифровывается аббревиатура, но, видимо, эти три буквы что-то обозначали. Два спаренных толстенных объектива обладали такой светосилой, что через прибор было отлично видно и в полной темноте, при свете звезд, а при наличии луны, так и вообще было видно, как днем. Да и увеличение у прибора было раз в десять больше, чем у самого мощного бинокля. Поэтому-то Павел и мирился с громоздкостью прибора и таскал его с собой вместо бинокля и прибора ночного видения. Впрочем, допотопные приборы ночного видения, которыми была оснащена кафедра биологии Университета, почти нисколько не уступали размерами "ТЗК".
   Еще в лагере, когда он взваливал на плечи рюкзак, Вилена с неописуемым презрением посмотрела на него, и спросила:
  -- Что, на все три недели запаслись?
  -- Ага. Идешь в тайгу на день, бери запасов на три. Так что, на все два с половиной месяца запасся, - весело подмигнув, ответил он.
   Хотя в рюкзаке, кроме прибора, лежал еще небольшой "НЗ" из консервов, и тщательно отмеренные на двадцать один день гречка и сухари.
   После кедрача начался подъем к хребту. Солнце стояло уже высоко, было жарко. Из-за тяжелого рюкзака Павлу приходилось низко сгибаться, иногда он даже помогал себе руками. Изредка в поле зрения попадали рубчатые подошвы кед Вилены. Она размашисто шагала впереди, будто танцуя, вспрыгивала на камни, легко сбегала в ложбинки, время от времени попадавшиеся на пути. В такие минуты Павел любовался ею, с удовольствием отмечая, что в ней совсем не замечается усталости, хотя за спиной осталось уже много километров трудной тропы.
   Только в полдень сделали привал. Скинув свою понягу, Вилена весело предложила:
  -- Ну, доставайте свои консервы.
   Павел засмеялся, с удовольствием разглядывая ее оживленное лицо, раскрасневшееся, в капельках пота, сказал:
  -- А там у меня только небольшой "НЗ", да крупа...
  -- А почему такой большой мешок?
  -- Там у меня прибор...
  -- Поня-ятно... А чем питаться собираетесь?
  -- Чем Бог пошлет...
  -- Ну что ж, идите к речке, может, он вам рыбки пошлет, а я пока салатик приготовлю.
   Павел впервые был на Алтае, а потому не знал, ловится ли в здешних речках рыба под названием хариус. Но, горные речки, они везде горные речки... Срезав длинный прут на удилище, размотал одну из своих удочек, специально приготовленную без грузила и поплавка, хлопнул слепня, упорно кружившегося вокруг, и, наконец, решившегося усесться на ногу. Только муха запрыгала по бурунчикам, как вдруг что-то стремительное выскочило из воды, рвануло леску... Всегда, когда Павел ловил таким способом хариусов, молниеносная хватка быстрой, сильной рыбы заставляла его вздрагивать, как от удара током, у него даже мурашки пробегали по спине, как от сильнейшего страха. Но потом он испытывал сожаление, что ловкие, сильные рыбы так глупо попадаются, хватая скачущую по бурунчикам муху. Разглядев рыбину, пожал плечами; на первый взгляд ничем не отличается от оленгуйского хариуса, или, он уже забыл, как тот выглядит?
   Наловив и на ужин рыбы, он вернулся к тому месту, где оставил рюкзак. Там уже горел костер, и Вилена разбирала груду корешков и стебельков.
  -- Ого! А вам Бог кое-что посылает... Сходите-ка за дровами...
   Когда он вернулся, волоча огромную валежину, над костром уже висел котелок, и в нем закипала вода. Вилена как раз ловко сбрасывала туда выпотрошенную рыбу. Сказала:
  -- Эту рыбешку лучше всего есть сырой, но вы, видать, непривычны...
  -- Ну почему же... - пожал Павел плечами, - на Байкале я ел так называемую расколотку. Мороженый омуль, слегка расколоченный на деревяшке... Очень даже ничего...
  -- Ну, уха тоже ничего...
   Вилена дождалась, когда вода с рыбой вновь закипела, набросала в котелок каких-то мелко нарезанных стебельков, корешков, высыпала горстку крупы, достала пару сухарей, вопросительно посмотрела на Павла:
  -- Или вы предпочитаете сухари грызть?
  -- Чем грызть-то?.. - улыбнулся он, демонстрируя богатый набор вставных зубов.
   Нужда в детстве и почти полное отсутствие овощей и фруктов зимами, в первую очередь сказываются на зубах. Эх, знал бы он в детстве, почему у чукчей и эвенков зубы крепкие, так постоянно бы ел зимами сырую рыбу...
   Через пятнадцать минут Вилена сняла котелок с рогулек, пристроила на плоском камне, спросила:
  -- А почему вы ружье не взяли?
   Он изумленно приподнял брови:
  -- Так ведь, начало июля... На кого охотиться? Вся живность детенышей выращивает...
  -- Ну, в тайге ведь звери... - она невозмутимо смотрела на него, ожидая, что он на это скажет.
   Он кивнул на котелок:
  -- Ешь, а то я один все вычищу. Во мне весу, чуть поменьше центнера, так что я великий обжора...
  -- Ну уж, скажете... Будто я обжор не видела... - она замолчала и принялась неторопливо, деликатно хлебать уху из котелка, терпеливо дожидаясь, чтобы он успевал зачерпнуть два раза.
   Павел рыцарски собрался помыть котелок, но она решительно отобрала у него посудину и ушла к речке.
   Вилена хорошо выбрала и место, и время обеденного привала, дальше тропа полезла на такую крутизну, что они ежеминутно рисковали сорваться. Но зато, когда, наконец, взобрались, прошли по узкой террасе под скальной стеной, потом немного по берегу бешеного ручья, в который, видимо, превратилась речка, оказались в травяных джунглях. Травы поднимали свои цветоносы на такую высоту, что Павел не мог дотянуться до цветков. Веяло прохладой от недалеких уже гольцев, ветерок холодил лица, сушил на них капли пота. Павел повел плечами; прохлада коснулась его груди через распахнутый ворот штормовки, поползла к ключицам, мокрая от пота рубашка захолодела, и неприятно льнула к телу. Он огляделся, сказал озабоченно:
  -- Зря с террасы поднялись, там хоть какие-никакие деревца росли, дрова для костра были... На ночлег пора останавливаться...
   Вилена встрепенулась, оторвала взгляд от распахнувшихся далей, куда смотрела, повернувшись спиной к холодящему ветерку, сказала:
  -- Каждый раз, когда поднимаюсь в эти луга, глаз оторвать не могу ни от лугов, ни от той картины, что внизу расстилается... А дрова? Чуть выше по ручью долинка, а там роща...
   Они уже привыкли быть вместе. Молча каждый занялся своим делом. Павел первым делом притащил вывороченное с корнем дерево, быстро нарубил дров, и пошел на берег ручья, как раз должен быть хороший вечерний клев. И, правда, хариусы, или алтайская форель, ловились, как сумасшедшие. Павлу было неудобно спрашивать у Вилены, как называется рыба, а потому про себя прозвал хариусами, по привычке. Все же он был больше ботаником, нежели ихтиологом, или зоологом.
   Когда он вернулся к костру, уха почти сварилась, распространяла вокруг одуряющий аромат. Не теряя времени, потому как уже смеркалось, Павел натянул оба полога, свою плащ-палатку и полог Вилены, сориентировав их так, чтобы ночной ветерок, поднимавшийся снизу, сдувал дым костра в сторону. Когда Вилена сняла котелок с костра, Павел тут же приволок бревно, и положил его серединой на костер. Вилена заметила равнодушно:
  -- Могли бы, и разрубить пополам, получилась бы классическая нодья...
  -- Зачем? И так будет гореть всю ночь.
   Уха оказалась густой, наваристой. Только за едой Павел понял, как он устал, при его-то тренированности... А что говорить о Вилене? Глаза слипались, сил, казалось, не было даже на то, чтобы поднять ложку, но от первой же ложки у него пробудился зверский аппетит. Потом они пили чай. Павел подозревал, что это какая-то невообразимая смесь настоящего чая, травы левзеи сафлоровидной, травы родиолы розовой, и их корней, и чего-то еще. От первых же глотков наступил необыкновенный прилив бодрости. Ну и напарница ему досталась; чистейшей воды ведьма.
   Павлу вдруг захотелось пересесть поближе к Вилене, привлечь ее к себе и обнять, крепко-крепко... Но тут же спохватился, глянув на себя будто со стороны: огромный, матерый мужичина и девушка, почти девочка, вчерашняя школьница...
   В то время он еще был невероятно робок с женщинами, и всех девушек, которым было меньше двадцати пяти лет, считал слишком маленькими, и что к ним надо относиться очень бережно. Только много лет спустя Люська помогла ему понять, что многим женщинам частенько зверски хочется мужчину, так же как мужчинам женщин...
   Вилена лукаво глянула на него, и тихо сказала:
  -- А я знаю, о чем вы сейчас подумали...
  -- Не важно, о чем человек думает, важно, что он делает... - хмуро проворчал он.
   Утром он проснулся оттого, что по другую сторону костра зашевелилась Вилена. Подняв голову, он поглядел на нее. Она улыбнулась, сказала:
  -- Спите, рано еще, - сунув босые ноги в кеды, пошла к ручью.
   Павел поднялся, подвинул огарок бревна в костер. Пламя выползло из груды углей, подернутых белым пеплом, начало суетливо карабкаться на пересушенные за ночь бока бревна. Достав карту, Павел стал прикидывать, куда направиться в поисках подходящего района для своих экологических исследований. Ему нужен был не любой кусок гор и тайги, а именно такой, где бы субальпийский луг как можно ближе подступал к краю лесной зоны, и чтобы лесной массив был не очень большим.
   Пришла Вилена. Мокрые волосы ее были собраны на затылке. В это время из-за склона горы показалось солнце. Лучи его упали на лицо Вилены и вызвали ответный нежный, прозрачно розовый отсвет. Это было странно и непостижимо - розовый отсвет юности, здоровья, свежести сквозь густой загар! Солнечные лучи преломились и сверкнули таинственным блеском в темных ее глазах. Наверное, она уловила его взгляд, и прочла в нем все, потому что сейчас же с преувеличенным усердием принялась рыться в своей поняге. А он продолжал разглядывать ее маленькое, аккуратное ушко, вдруг ставшее ярко алым.
   Он швырнул карту под свой полог и торопливо зашагал к ручью, пытаясь унять расходившееся воображение, с помощью которого уже успел отвести Вилене порядочное пространство своей жизни.
   Наловив рыбы на завтрак, а заодно и на обед, потому что клев был просто замечательный, муха едва успевала коснуться воды, как оттуда вылетала стремительная рыба и хватала ее, чуть ли не на лету, Павел решил искупаться. Но сначала для разогрева поворочал валуны, выбрал один, на полцентнера, покидал его, вверх, ловя и снова подбрасывая, через голову назад, как можно дальше, и, когда тело задышало теплом, вошел в ручей и лег у берега в быструю, бурливую, насыщенную пузырьками воздуха струю, с замиранием сердца чувствуя на коже ледяные ласки снеговой воды. Дыхание сперло так, что он долго не мог вздохнуть.
   Выбравшись из воды и растираясь шерстяным свитером, вдруг сообразил, что когда Вилена вернулась к костру, волосы ее были мокрыми. Неужели она купалась в этой воде?! Подобное настолько не вязалось с ее обликом, обликом нежной, не броской красоты, что он не поверил своей догадке. Но тут же подумал, что он сам создал этот облик в своем воображении из-за увиденных в ее доме книжек неведомых ему поэтов.
   К ручью с котелком в руке сбежала Вилена. Увидев кукан с рыбой, воскликнула:
  -- А у вас никак блат в небесной канцелярии. Вам так исправно рыбку Он посылает, что мы можем и растолстеть на таких харчах... - набрав воды и, вытащив кукан из воды, она задержалась, глядя на Павла, проговорила с восхищением: - А вы здоровый... Ну, прямо, как... - она замялась, подыскивая сравнение, - как снежный барс!
  -- Ну уж, скорее, как старый буйвол...
   Кивнув на шрамы, спросила сочувственно:
  -- Кто это вас? Похоже, медведь драл... Я видела у одного мужика такие...
  -- Да нет, в армии это меня... В аварию попал... - ему почему-то не хотелось говорить об армейском раздолбайстве, пусть думает, что краснознаменная и легендарная по-прежнему надежно защищает ее покой.
  -- Вам было очень больно?
  -- Не знаю, - улыбнулся он. - Я две недели без сознания провалялся...
   После завтрака они двинулись дальше. Идти по лугу было труднее, чем по лесу без тропы. Высокие травы скрывали с головой, путались в ногах. Изредка они выбирались на склон, и Павел разглядывал его в "ТЗК". Но ничего подходящего не находил. Лес был далеко внизу, а между ним и лугом - крутые каменистые склоны. Вообще-то, идти по субальпийскому лугу летом довольно опасно; на нем полно лесного народа летом кормится, можно и мишку встретить, а потому Павел то и дело звякал по котелку рукояткой ножа. На что Вилена одобрительно заметила:
  -- А вы, похоже, старый таежник, и в наших местах бывали...
  -- Да нет, в ваших местах я впервые. Просто, свои действия привык сверять со здравым смыслом.
   Наконец они выбрались на склон отрога. Павел навел свой огромный зрительный прибор на соседний отрог, поднимавшийся из долины, заполненной густым лесом, и увидел там то, что искал. Лес поднимался по ложбинам и языками вклинивался в луг.
  -- Нам надо туда, - проговорил он, не отрывая глаз от окуляров.
  -- Там даже отец всего два раза был. Дальше, до самой границы, больше нет ни единого села. Правда, бывалые охотники говорят, что там есть две деревни, в которых сектанты живут: в одной - одни бабы, в другой - одни мужики. Только раз, или два в год встречаются на какие-то праздники... Смешно... Единственная тропа вон там, под самыми гольцами, из долины никак не пройти...
  -- Ну что ж, пойдем по единственной тропе.
   Павел прикинул расстояние. Выходило не менее двух дней карабкаться по скалам. Он с сомнением оглядел Вилену. Уловив его взгляд, она насупилась:
  -- Мне тринадцать лет было, когда мы с отцом туда ходили...
   Ночевали они у начала тропы, и чуть свет уже лезли на склон. Тяжело было только забраться под голец, дальше пошло легче, но стало опаснее. Тропа шла по карнизу, с одного бока - стена, с другого - обрыв. Вилена уверенно шагала впереди, Павел решил помалкивать о привале; дождаться, когда она сама предложит передохнуть. Ему почему-то захотелось узнать предел ее выносливости. Время перевалило за полдень, когда они вышли на небольшую скальную террасу. Вилена остановилась, скинула понягу, и с блаженным стоном растянулась на скудной траве. Он уселся рядом, разглядывая ее. Похоже, что она остановилась на привал потому, что пришло время, по ее виду можно было заключить - она способна шагать и шагать до самого вечера. Да, подумал он, в этом мире еще можно встретить чудо...
  -- А мы сваляли большого дурака... - вдруг проговорила она.
  -- В каком смысле?
  -- Обедать в сухомятку будем?
  -- Это почему же? Воды нет?
  -- Вода-то есть, - улыбнулась она, - кипятить не на чем. Надо было немножко дров с собой прихватить. Теперь до самого конца тропы не будет ни единого кустика.
  -- Беги за водой, - проговорил он. - Все предусмотрено. Я ж предполагал, что в зоне гольцев может не оказаться дров. Сегодня шиковать не будем: тушенка и чай с сухарями...
   Он вытащил из рюкзака крошечную печку, склепанную из медных листов, свое изобретение. В ней можно было жечь сухое горючее, парафин, керосин, смолу, короче говоря, все, что горит. Чайник на ней закипал минут за десять.
   За водой пришлось лезть почти по отвесной стене, на следующую террасу. Из-под осыпи сочился крошечный родничок, сбегал в обложенную плитняком выемку. Переливаясь через край этой явно рукотворной чаши, он буквально в нескольких метрах от нее терялся без следа.
   Осторожно наполняя чайник, Вилена произнесла с гордостью:
  -- Мы с отцом нашли его. Я эту ямку выкопала и плитками обложила. Здесь больше воды нигде нет. Ручьи с гольцев на обе стороны сбегают, а в этот тупик почему-то не попадают. Теперь тут стадо горных баранов поселилось, а раньше их не было, далеко на водопой ходить...
   Обедали молча. Внизу раскинулась целая страна, и не хотелось тревожить своими голосами огромное пустое пространство, начинающееся прямо от площадки, и бесконечно простирающееся вверх, вниз и в стороны.
   Сразу после еды, они пошли дальше. И шагали, как заведенные, пока солнце не скрылось за склон горы. Темно-фиолетовое небо стало пустым и глубоким. Было страшно. Казалось, вот-вот они сорвутся и упадут в это бездонное пространство, и будут падать бесконечно, проносясь мимо выступов гор, покрытых лесами, мимо дальних синих вершин гольцев. Не привычный к горам, Павел никак не мог отделаться от ощущения, что идет по самому краю мира, и на всей Земле остались только он, да Вилена, что ими все кончается, но с них же и начнется. Ощущение пустоты не подавляло, а наоборот, вызывало восторг ответственности за свою жизнь, и жизнь огромного мира, начинающегося этим карнизом над Вселенной.
   Где-то там, за склоном, солнце уходило за горизонт, воздух стал кристально прозрачен, холоден и неподвижен, как вода в колодце. Это вызывало в душе еще большую жуть, будто Павел шагнул прямо в космос без скафандра. Похоже, Вилена испытывала те же чувства, она несколько раз обернулась, как бы удостоверяясь, что она не один на один с этой жутью.
   К действительности, к земному, Павла вернул запах. Он вдруг явственно почувствовал резкий запах свежей кошачьей метки. Остановившись, он тихо сказал:
  -- Вилена, стой... - она остановилась, прислонилась понягой к скале, поглядела на него, вопросительно и чуть испуганно. - Чувствуешь?..
   Она улыбнулась, чуть-чуть, уголками губ, пожала одним плечом:
  -- Ну и что? Ничего особенного, снежный барс прошел...
  -- Переждем... - Павел скинул рюкзак, сел прямо на тропе, прислонясь к скале, ощущая разгоряченной спиной холод камня.
   Опускаясь рядом, Вилена заметила:
  -- А вы трусоват...
  -- Лучше быть живым трусом, чем мертвым дураком, - усмехнулся он, любуясь ею. - Ты разве не знаешь, что крупные кошки, почувствовав, что по их следу кто-то идет, садятся в засаду и могут напасть...
   В предвечернем полусвете лицо Вилены стало взрослее, строже, а глаза налились загадочным мраком.
   Безразличным тоном, глядя вперед, на тропу, она произнесла:
  -- А Евгений Михалыч сейчас зарядил бы ружье пулями и спокойно пошел вперед...
   Павел тоже поглядел вперед. Невдалеке над тропой нависали угрюмые скалы, а сама тропа истончалась и жалась к самому их подножию.
  -- Ну, еще бы! Евгений Михалыч смел и отважен, и пушка у него двенадцатого калибра, меньшего он не признает.
  -- Нет, правда, Павел Яковлевич, мы тут сидим, труса празднуем, а скоро ведь темнеть начнет...
   Павел, наконец, понял, что она испытывает его с какой-то неведомой ему целью, может быть даже изучает, как представителя пока неизвестного ей вида живых существ. Она прекрасно знает, почему им нельзя идти дальше. Наверняка она уже догадалась, что там, на нависающих скалах притаился снежный барс. И вдруг он понял, что она сделала первый шаг к тому, чтобы поломать холодное отчуждение, которое возникло между ними с самого начала. Она попросту легонько кокетничала с ним, стараясь приблизить его к себе, или самой подняться со ступеньки девчонки-школьницы, до взрослой женщины.
   Поняв это, он перепугался. В его мозгу возникло видение ужасной сцены. Мрак и безысходность, бессвязные объяснения с Андреем Степановичем... Мгновенно проиграв все это в мозгу, он напустил на себя непробиваемую холодность, и менторским тоном заговорил:
  -- Мы этого зверя стронули с дневки, наверное, еще в полдень. И с тех самых пор он идет впереди нас. Кто его знает, почему он не хочет лезть на скалы? Может, объелся и не желает растрястись... Он честно предупредил нас, что тут его владения, и если мы будем дальше идти по его следу, он расценит это как охоту на него... - Павел замолчал, и стал смотреть на горы, уже налившиеся густым фиолетовым цветом.
   Вилена, как ни в чем не бывало, проговорила:
  -- Знаете, а нам незачем идти дальше. Впереди чуть меньше половины пути, и площадок на тропе уже не будет, так что ночевать негде. Давайте заночуем здесь? К тому же, тут есть одно местечко... Утром слазаем, хорошо?
  -- Ни дров, ни воды нет... - хмуро проворчал он
  -- А их теперь до самого конца тропы не будет. Зря, что ли, я посоветовала взять как можно больше воды? Попьем чаю с кедровым жмыхом, да и шоколад у нас есть. Можно и тушенки пожевать...
   Пока Вилена готовила ужин, Павел накосил ножом травы, жесткой, как проволока, наскреб мха по расщелинам. Подстилка получилась скудной, все не на голой земле. Прилаживать полог было не на чем. Ночью на такой высоте наверняка холодно. У Вилены, как и у него спального мешка не было, она довольствовалась большим куском шинельного сукна, заворачиваясь в него с головой.
   Молча поужинали. Пустота перед ними мало-помалу заполнялась чернотой, черноту прокололи лучи звезд. Ощущение земли исчезло окончательно, явилось чувство взвешенности, оторванности от земли, космичности всего окружающего. Ему пришла на ум мысль, что они космические путешественники, оставшиеся в живых после катастрофы, и нашедшие приют на астероиде...
   С реальностью их связывал лишь красный огонек, мерцавший в печке. Но парафин догорел, исчез и этот огонек, последняя связь с земной реальностью.
   Силуэт Вилены на фоне неба шевельнулся, она тихонько кашлянула, робко спросила:
  -- Спать, наверное, пора?..
  -- Да-да, ложись... - поспешно откликнулся он, со страхом услышав свой изменившийся голос, ставший хриплым, натянутым, напряженным.
   Вилена отстегнула от поняги свое одеяло, завернутое в полог из плащевки, развернула все это, спросила:
  -- А вы как?..
   Он поспешно откликнулся:
  -- Ты спи, а я посижу немножко... Да мне и так хорошо...
   Ему уже давно не было хорошо. Тепло, напитавшее тело после чая, уходило под пронизывающим ветерком, потянувшим с гольцев. Непросохшая от пота одежда неприятно льнула к телу, холодя кожу, вызывая озноб.
  -- Не валяйте дурака! - вдруг произнесла она холодным деловым тоном. - Завтра знаете, какая предстоит дорога?.. Хороши же вы будете после бессонной ночи. К тому же на этом ветерке недолго схватить воспаление легких. Так что, бросьте всякие церемонии, и ложитесь рядом. А главное, не бойтесь, не буду я вас совращать, - и она тихонько засмеялась.
   Павел разозлился. Действительно, глупо корчить из себя английского аристократа... Он улегся на подстилку, Вилена прижалась спиной к его спине, смеясь, проговорила:
  -- Ну вот, а вы меня боялись... Теплее же обоим будет...
   Они укрылись еще и пологом, и затихли. Но он чувствовал, что Вилена не спит, спина ее была напряжена. И он, чувствуя сквозь одежду женственное тепло и мягкость ее тела, подумал, что теперь-то уж точно ему ни за что не уснуть. Однако он все же попытался отрешиться от того, что рядом с ним лежит весьма симпатичная женщина... В сущности, она еще и не женщина, а ребенок, и даже не ребенок, а его товарищ по экспедиции. Пока он над всем этим раздумывал, согрелся, и усталость взяла свое...
   Он проснулся сразу. От колючего ощущения близкой опасности. Лежал не шевелясь, чутко прислушиваясь. Вилена тоже проснулась, он это почувствовал по ее напрягшейся спине. Над тропой на скалах тихо простучали камешки осыпи. Вилена шепнула одними губами:
  -- Ирбис... Надо огонь зажечь... Почему он нас не боится? Почему ходит вокруг?
  -- Либо он очень стар, либо проверяет, есть ли у нас огнестрельное оружие. Они ж, черти, запаха пороха в основном боятся...
   Павел поднял голову и принялся вглядываться в гребень обрыва, чуть прорисовывающийся на фоне неба. Прямо над ним вдруг зажглись два зеленых огонька. Тут уж стало не до шуток. Если зверь их не боится, значит, на уме у него что-то нехорошее... Павел впился взглядом в зеленые огоньки, другого ничего не оставалось, достаточно большой огонь развести было не из чего. Он напрягся, переливая во взгляд тяжелую угрозу готового к борьбе человека, изгоняя из своего сознания даже тень страха перед зверем. Почувствовав, что его увидели и не боятся, ирбис утробно то ли мяукнул, то ли рявкнул. Павел негромко, со спокойной угрозой выговорил:
  -- Иди своей дорогой, мы тебя не тронем.
   Зеленые огоньки погасли. Барс уходил по скалам, почти не таясь, то и дело роняя камни. Вилена долго вслушивалась в ночь, сторожко подняв голову, наконец, сказала с коротким, нервным смешком:
  -- Ну, вы, прямо, как Дерсу Узала...
  -- Ничего особенного; просто, знание психологии животных... - он тут же смутился, потому как это смахивало на рисовку перед ней, проговорил другим тоном: - Давай досыпать... Он наверняка больше не вернется...
   Он проснулся на рассвете. На его плече покоилась головка Вилены, а рука лежала на его груди. Девушка трогательно посапывала ему в грудь. От ее волос пахло дымом костров, хвоей, чем-то еще, неуловимым и приятным. Павел лежал, боясь пошевелиться, моля Бога, чтобы блаженство это никогда не кончилось. Но все кончается. Она вздрогнула, широко открыла глаза, глянула на него, тут же покраснела и вскочила.
   Чтобы поскорее побороть неловкость, он тоже вылез из-под одеяла, вылил в чайник остатки воды из фляг, разжег огонь. Запас парафина быстро таял, но можно на обратный путь набрать смолы, горит еще лучше, и больше жару дает...
   Пока пили чай, неловкость растворилась, как легкая туманная дымка внизу под лучами солнца.
   Она спросила, как ни в чем не бывало:
  -- Ну что, слазаем на скалы?
  -- А что, полезли... - пожал он плечами.
   Она достала из поняги жестяную баночку, маленький металлический скребок, сунула все это в карман и прошла немного вперед по тропе. Тут начиналась широкая расщелина, по которой с трудом, но можно было вскарабкаться наверх. И они полезли. Расщелина все сужалась, становилась все глубже, стало как-то мрачно и тревожно, откуда-то наносило неприятный запах, похожий на запах нефти, на стенах появились черные и коричневые подтеки. Вилена принялась старательно соскребать их в баночку.
  -- Это что, мумие?.. - благоговейно прошептал Павел.
  -- Оно самое... - беззаботно откликнулась Вилена. - Я и на вашу долю наберу. Вам не мешает попить, при ваших-то увечьях...
   ...Павел с Виленой остановилась на берегу ручья. Для долговременного лагеря места лучше и не придумаешь. Неподалеку ручей разливался в широкую и глубокую заводь с кристально чистой водой. Наверняка рыбу из этой заводи не вычерпать, она будет подниматься сюда с низовьев и скатываться с верховьев.
   Оглядывая местность, Павел довольным голосом протянул:
  -- А ведь мы в самом центре охотничьих угодий барса... Очень удачно получилось, для полноты экологической картины - барс.
   Устроившись, сразу принялись за работу. Павел уходил из лагеря на несколько суток, проходил маршрутный ход, возвращался, ночевал ночь, и снова уходил по другому маршрутному ходу. Так, раз за разом, он обходил лесной массив, луг, поднимался к самым гольцам. Каждый раз, возвращаясь, он заставал Вилену за работой. В первый раз неподалеку от лагеря появился навес из веток, под ним были натянуты куски белой тонкой бязи. Потом на этой ткани сушились груды трав. Вилена резала траву на широкой плахе, ссыпала в мешочки, надписывала химическим карандашом названия. Всякий раз Павел поражался ее знанием трав и их свойств. Она знала такое, о чем он, ученый-ботаник, даже не подозревал. Сотни видов она помнила по названиям, могла определить с одного взгляда, не пользуясь определителями растений. Совсем она его доконала, когда выяснилось, что она знает и латинские названия растений. Она, так же как и отец, умела ходить по лесу совершенно бесшумно, и, как лесная птица, вставала с зарей.
   Каким-то образом она угадывала, когда вернется из маршрута Павел. К его приходу в садке у берега ручья плескалась рыба, а в тенечке под деревом лежала кучка трав и кореньев для салата. Оказалось, что она не хуже Павла умела ловить рыбу, просто, не любила это занятие.
   Разговаривали они мало. Пока варилась уха, Павел наскоро разбирал свои коллекции, записи. Потом они ужинали, и он заваливался спать, а утром вновь уходил в трехсуточный маршрут. Так, почти незаметно, промелькнули три недели. Пора было возвращаться. В последний день Павел приводил в порядок свои записи, сортировал коллекции. Вилена укладывала маленькие мешочки с травой в большие. Оказывается, не всякую траву можно класть с другой, даже если они в мешочках. Павел спросил:
  -- Как же ты потащишь такой груз?
  -- А они не тяжелые, - безмятежно откликнулась она, - да и вы поможете...
   Он засмеялся:
  -- Ну, ты и лиса-а...
  -- А что, вы вон какой здоровенный, грех не воспользоваться оказией...
  -- Слушай, а может тебе поступить в мединститут, на факультет фармакологии?
  -- Зачем... - Вилена чуть брезгливо покривилась. - Это мать травами лечит, у нее это семейная традиция. А мне не нравится. Люди о своем здоровье не заботятся, угробят его, а потом идут, слезы льют - лечи их. Смотреть противно. Отцу моему за шестьдесят перевалило, а он всю зиму в полынье купается, и пройти ему за день полста километров ничего не стоит.
  -- Ну, не все же специально здоровье гробят...
  -- Да все я понимаю... Но я тайгу люблю. Не желаю я в аптеке сидеть, и все тут. И потом, вы же сами себя и опровергаете.
  -- Это как? - Удивился Павел.
  -- А ваши увечия. Любой другой сидел бы дома на инвалидности, и чах помаленьку. А вы не только на ноги поднялись, но и такое себе здоровье накачали, смотреть страшно! Я же вижу, как вы по утрам камни швыряете. Такие камешки двум здоровым мужикам не поднять, а вы на пять шагов кидаете...
  -- Ну уж, так и на пять... - смутился Павел, и, стараясь перевести разговор со свей персоны на другое, спросил: - Ты куда нибудь поступать собираешься? У тебя, вроде, медаль?..
  -- Ага... Золотая... - она на секунду задумалась, взвешивая на руке туго набитый мешок с травами, потом проговорила: - Да вот, хотела как отец, в заповеднике лесником работать.
  -- А что, леснику знания не нужны?
  -- Нужны... У отца-то, высшее образование. И я буду поступать... - она помедлила, будто принимая окончательное решение. - В Университет. Раньше не хотела, думала там все такие, как Гонтарь. Ну, и как остальные...
  -- Кто, остальные?
  -- Да эти, ученые...Только и разговоров; как диссертацию сделать, да как потом устроиться на хорошее место. Гонтарю вообще лучше на дороге не попадайся - затопчет.
  -- Вот как?! И откуда знаешь?
  -- Знаю... - уклончиво обронила она.
  -- А теперь что, думаешь, не все такие?
  -- Вы вот, другой.
  -- Это какой же, другой? У меня ведь тоже цель, диссертацию написать, а потом устроиться...
  -- Это не цель у вас, а средство...
  -- Вообще, верно... - протянул он потрясенно. - Ты что же, ведьма?
  -- Ага, - обронила она безмятежно, - это у нас семейное. По вас же сразу видно, вы тайгу любите, потому и ясно, что диссертация для вас средство. У вас же без диссертации, и не человек вроде... Мой отец уже полторы сотни статей опубликовал в научных журналах, и никто ему кандидатскую степень присваивать не собирается. А другой кандидат наук, кроме никому не нужной диссертации за всю жизнь ничего не напишет, и ничего нового науке не даст, но до самой пенсии деньги за кандидатство получает.
  -- А что твой отец заканчивал?
  -- Охотоведческий факультет. И то заочно.
  -- А Гонтарь знает, что твой отец наукой занимается?
  -- Еще бы! И даже частенько у него идеи и темы ворует...
   Павел протянул:
  -- А я все голову ломаю, откуда на таежном кордоне такая библиотека...
  -- Ну, библиотека-то в основном от дедушки осталась... Отцовы книги все больше научные.
  -- А кто был твой дедушка?
   Вилена вскинула голову, с вызовом бросила:
  -- Врагом народа!
   Павел хмуро проворчал:
  -- Будто я не знаю, кто были враги народа...
   Вилена опустила голову, пригорюнилась:
  -- Он был профессором филологии... А просидел в лагере семнадцать лет. Они с бабушкой в Ленинграде жили, революцию дедушка с восторгом встретил. Но потом, чем дальше, тем больше, понимал, что простому народу, да и интеллигенции, стало хуже, чем при царе. Ну и где-то, кому-то высказал свои соображения... Хорошо хоть не расстреляли... Бабушка за ним в Сибирь поехала, старалась держаться поближе к лагерям, в которых он сидел, все ждала, что на поселение отпустят. В деревенских школах детишек учила. Может, оно и к лучшему так получилось, а то бы в блокаду с голоду умерла вместе с родителями своими... Дедушку только по амнистии освободили, в пятьдесят шестом. В Ленинград они с бабушкой так и не вернулись, поселились на Алтае, понравились почему-то ему эти места. Преподавали в сельских школах. Бабушка у меня до сих пор жива. И дедушка бы жил, если бы не лагеря... Он до конца своих дней считал, что Сталин извратил учение Ленина и Троцкого, и что коммунизм - единственно верный путь развития человечества.
  -- А почему у тебя такое странное имя? - спросил Павел.
   Вилена пожала плечами:
  -- Бабушка говорит, что меня так дед назвал. Ну, Вилена - Вэ И Ленин, созвучно. А потом оказалось, что это старинное русское имя, только редкое. А мать с отцом меня Ленкой зовут, им так привычнее. Отец тоже верит, что наши государственные деятели рано или поздно вспомнят Ленина не только на словах...
  -- Ну, знаешь!.. - и Павел не нашелся, что к этому добавить.
   Она насмешливо глянула на него:
  -- А вы что, с луны свалились? Это у вас в Университете анекдоты травят по курилкам и про Ленина со Сталиным, и про Брежнева, а на людях на полном серьезе "Малую землю" с "Целиной" конспектируют. Но вот в наших местах многие в коммунизм верят. Отец однажды чуть вертолет не сбил из карабина...
  -- А при чем тут коммунизм?.. - ошарашено спросил Павел, ничего не понимая.
  -- При том... Браконьеры прилетали на охоту. Вы ж понимаете, что простые браконьеры на вертолетах не летают. Отец писал куда-то, директору заповедника говорил, что если опять прилетит, то непременно его собьет. Так директор его чуть из заповедника не выгнал. Хорошо, отца тут каждый знает, да и дедушку помнят. Вот и скажите мне, что это за социализм такой, если для кого-то законы есть, а для кого-то не писаны? И так везде и всюду. И попробуй, где скажи, или напиши в газету. Обвинят черт те в чем: в антисоветизме, оппортунизме, низкопоклонстве... Все по Марксу. Он еще в своем "Манифесте" писал, что для бюрократа все государство в личной собственности. И бюрократ всякую критику в свой адрес воспринимает, как посягательство на свою личную собственность, то есть - на государство. Каково? - она выжидательно поглядела на Павла.
   А тот с ужасом понял, что ничего этого не помнит, хоть и сдавал кандидатский минимум. Вот так таежная деваха!
   Назад шли нагруженные мешками с травой. Коллекции Павла занимали только один мешок, а тащить пришлось целых три. Он приторочил их к рюкзаку, и со стороны, наверное, сам казался мешком на ногах.
   До кордона осталось день пути, солнце клонилось к закату. Павел, как робот, шагая за Виленой, спросил:
  -- Не пора ли на ночлег устраиваться?
   Она коротко бросила через плечо:
  -- Рано еще...
   Павлу показалось, что она с нетерпением посматривает вперед, а вскоре и выяснилась причина ее нетерпения; из-за поворота тропы показался человек, и Павел тут же узнал Андрея Степановича. А Вилена радостно воскликнула:
  -- Вот теперь пора и на ночлег устраиваться!
   Помогая Павлу освобождаться от поклажи, Андрей Степанович, посмеиваясь, говорил:
  -- Ну, вертихвостка, захомутала таки мужика...
  -- Ничего, мне не тяжело, - проговорил Павел, растирая плечи, нарезанные лямками рюкзака, - а помогла она мне здорово...
   Привычно принялись готовить ночлег. Вилена, прихватив удочку, ушла к речке. Раскряжевывая в два топора сухостоину, Павел с лесником перекидывались ничего не значащими фразами, но что-то потянуло Павла за язык, он проговорил:
  -- Хоть и красавица дочь у тебя, Андрей Степанович, но и я с понятием. Да и староват я для нее...
  -- Дурак ты паря... - Андрей Степанович усмехнулся. - Это ты для Ленки староват? Не смеши... А Ленка, если влюбится, меня слушать не станет, по-своему поступит. Возраст тут ни при чем, любовь-то не выбирает... Гонтарь это наверняка знает, потому и начал вокруг нее как индюк вертеться. А ведь женат, и, говорит, жену свою любит. Ленка-то его сразу распознала. А услал я ее подальше, чтобы не выкинула чего.
  -- Так ведь я мог оказаться каким-нибудь эдаким...
  -- Не мог, - отрезал Андрей Степанович. - Человека, как и любого зверя, по повадке сразу видно. Я только заметил, как ты стараешься на муравья не наступить, так сразу про тебя все и понял...
   Павел смутился. Он действительно, когда ходил, старался не наступать на всякую живность, копошащуюся под ногами. Думал, что этого никто не замечает. Эта странность в нем была с детства; он рыбачил, охотился, но еще ни единого живого существа не убил бессмысленно, просто так, или нечаянно.
  -- Ленка хоть и может постоять за себя, - продолжал Андрей Степанович, - но все равно страшно мне за нее. В мать она, такая же открытая и безоглядная... Встретит ли счастье свое? Мать-то ее с кровью выдрал из лап одного... А то так бы и зачахла...
  -- Так что же, Вилена не твоя?
  -- Моя. Только у Ольги еще двое есть, от первого мужа, в районе живут. Сюда редко, как на курорт, от родного папаши сбегают.
  -- А мне Ольга Филипповна совсем молодой показалась...
  -- Да она и есть молодая. Первого своего в семнадцать лет родила, второго - через полтора года. Ольга-то, меня любила, да я ее любовь за шутку принимал, тоже себя старым посчитал раньше времени. Вот сдуру и посмеялся над ее любовью... - Андрей Степанович задумался, глядя куда-то в пространство, чему-то усмехнулся, и с маху вогнав топор в кряж, поволок его к костру.
   Лагерь был готов; потрескивая, разгорался костер, когда пришла Вилена, свежая, умытая. Пока она готовила уху, Андрей Степанович молча наблюдал за ней, явно любуясь. В вечернем воздухе поплыл сильный аромат, заставляя их всех троих поминутно сглатывать слюну и нетерпеливо поглядывать на котелок. Андрей Степанович притворно вздохнул:
  -- Эх, и дурак же Пашка. Бросал бы к черту свой Университет, и оставался у нас. Враз бы тебя за него выдал. Где он такую хозяйку еще найдет?
  -- Вот еще... Нужен мне, старый да увечный... Молодого, красивого найду! - и Вилена покосилась на Павла.
  -- Ишь, колючая... - Андрей Степанович засмеялся, потом снова вздохнул, уже не притворно. - Пропадешь ведь в тайге...
   Она досадливо мотнула головой:
  -- Ты не пропал, а я тем более не пропаду.
   Ели молча. Устали и проголодались все основательно. Но когда котелок опустел, а на костре уже фыркал и гремел крышкой чайник, настроение улучшилось, усталость отодвинулась.
   Наливая в кружку чай, Андрей Степанович спросил:
  -- Дружок-то мой не задирал вас?
   Павел усмехнулся, догадавшись, о ком речь:
  -- Как же, встречались... Вынюхивал со скалы, кто мы есть и имеется ли у нас оружие.
  -- Ишь ты, совсем обнаглел. Старый он уже...
  -- Андрей Степанович, а ирбис может стать людоедом?
  -- Людое-едом?.. - Андрей Степанович почесал в затылке. - Ну, если леопард может стать людоедом, то почему же ирбис не может? Это ж тот же самый леопард... Только, там, где он живет, людоедить некого; туда даже браконьеры не забираются, все равно добычу не вытащишь. И потом, как только ирбис силу потеряет, сразу гибнет. Ну, лето еще может кое-как перебиться, а как только холода настанут, тут же и конец. Ну, этот старикан сделал свое дело; тут кошка с двумя котятами поблизости объявилась... Значит, не кончится род, еще будут бродить по гольцам эти красавцы. Не зря, выходит, я его года два назад от Гонтаря спас. Тот уже и разрешение на отстрел выпросил; мол, старый ирбис, толку никакого. Две недели я Гонтаря по горам таскал, да не там, где ирбис мог появиться, так и убедил, что он за перевал ушел.
   Андрей Степанович долго молчал, не торопясь, прихлебывая чай, потом снова заговорил:
  -- Когда же придет такое время, что перестанут люди смотреть на тайгу, как на бесплатную кормушку? Не пора ли пожалеть ее? Она ж не кормушка - кормилица... Да и не прокормит она всех-то, народу, гляди, сколько стало...
  -- Вообще, прав ты, Степаныч. Да как вот доказать, что нельзя больше природу эксплуатировать, она, бедная, еле-еле выдерживает само присутствие человека на планете, с его техникой. Не говоря уж о самом грабеже природы.
  -- Как? А ученые на что?
  -- Ты вот, Степаныч, тоже ученый. Только не скромничай, Вилена говорит у тебя полторы сотни публикаций. Ты прекрасно знаешь, что все работы ученых направлены на то, чтобы выяснить, где и сколько взять можно, да нельзя ли побольше. А что дальше будет, мало, кого интересует.
  -- Вот то-то и оно. Сейчас все говорят: перевести лесной промысел на промышленную основу. Да как его переведешь? Тайга - не поле, комбайн не пустишь, а без механизации, да автоматизации, какая же промышленная основа? Представь себе грибной комбайн? Представил? А теперь представь, что грибы, как пшеница растут. Что, не получается? Вот и будешь от одного гриба к другому на комбайне кататься. Красота...
  -- Ну, Степаныч, ты даешь... - засмеялся Павел.
  -- А что, не прав? Как ни крути, а в лесном промысле сплошной ручной труд и никакой тебе механизации. А при ручном труде, сам понимаешь, производительность такая, что самому добычи не хватит. Машинами можно убрать лишь то, что машинами же и посеял.
  -- И что же ты предлагаешь? - заинтересованно спросил Павел.
  -- Все, что надо, на полях выращивать. А в тайгу поменьше с промыслами соваться. Если надо, и лосей, и соболей, и глухарей на фермах разводить. А то для этой самой промышленной основы дороги нужны, под них можно полтайги занять, а что толку? Сейчас уже столько зря загублено...
  -- Может, и лес рубить не надо?
  -- Не надо!
  -- Но ведь древесина-то нужна...
  -- Нужна, кто спорит? Но высокосортной нужно очень мало, а рубят - будь здоров. Пока она по рекам плывет, да под открытым небом на лесоскладах валяется, мало того, что половина вообще сгнивает, остальная становится низкосортной. Я вот думаю, может, вместо того, чтобы по чертолому в тайге дорогостоящую технику бить, на бросовых землях тополь выращивать. Он, чертяка, за двадцать лет вымахивает так, как кедр или сосна за двести не вырастают. И древесина у него ничего, на деревоплиты, леса да опалубки пойдет.
  -- Эх, Степаныч! Я так же думаю, да рано. Людям есть, пить надо, да пожирнее и послаще. Жить тоже надо, да попросторнее.
  -- А я что, против? Только, понимаешь, природа не для одного брюха нужна; для души, наверное, нужнее. И не ухоженная, с асфальтовыми дорожками. И оленями за сеткой, а с бурелеомами, тиграми и бешеными реками. Представь, что не будет звезд на небе?..
  -- Не могу и представить...
  -- Ну, и это - то же самое. Я все, что тебе сейчас рассказал, в статье написал, в журнал посылал. Вернули, да с такой рецензией... Ты вот внимательно слушаешь, даже соглашаешься. А Гонтарь на меня глянул, как на малохольного, и по плечу эдак снисходительно похлопал. С тех пор у нас и начали портиться отношения, а сейчас вообще до края дошли, когда он Ваську убил... Моя бы воля, я бы его близко к заповеднику не подпускал. Да директор наш... Такие, как Гонтарь, крепко везде устраиваются, чтобы не дуло нигде. И уважением себя окружить умеют. Я вон, и то, через столько лет его раскусил... Беда тому, кто его покой попытается нарушить. Ты пробовал собаку гладить, когда она у печки лежит?
  -- Пробовал как-то в детстве...
  -- Ну и как?
  -- Хорошая была собака, добрая, а руки мне до крови искусала.
  -- То-то же. Вот и Гонтарь - собака у печки. И вся наука для него, только для престижа, для удобного существования...
   Андрей Степанович замолчал, отставил пустую кружку, подбросил в костер дров и замер, глядя на огонь. Вилена сидела неподвижно, забыв о кружке чая в руке, тоже глядела на огонь. За кругом света костра ничего не было видно, чернота плотно обступила крошечный мирок. Глядя в стену черноты, Павел неожиданно подумал, что никогда она не вызывала у него тревожного чувства, такого, о котором он не раз читал в книгах. Он всегда знал, что за стеной добрый, приветливый лес, готовый накормить и напоить его. Даже в детстве, когда он только начал ходить в тайгу с ночевками, он не боялся ночного леса, безмятежно спал у костра, накрывшись телогрейкой. Может быть, и желание переделать природу - это отголосок инстинктивного страха перед ночным лесом, страха перед чем-то, что не нуждается в тебе, живет по своим законам, которым ты чужд? Вот у него, у Павла, нет ни малейшего желания переделывать, осваивать, окультуривать тайгу. Дикая, она ближе и роднее ему, чем дом родной.
   Вилена шевельнулась, попробовала чай, сморщилась и принялась собирать посуду. Она пошла к речке, Павел двинулся за ней. Вилена выплеснула остывший чай в ручей, сбросала посуду в воду у берега. Здесь, в стороне от костра, ночь не казалась такой черной. Отблескивала вода в свете низкой луны, звезды светили так, что вокруг наиболее ярких голубели ореолы. Было таинственно и хорошо, и хотелось говорить о сокровенном.
   Вилена плескала рукой воду, задумчиво глядя на разбегающиеся по поверхности круги, таинственно отсвечивающие блестящей чернотой в лунном свете. Она будто чего-то ждала, и Павел вдруг ощутил это ожидание, всеми нервами, всей кожей, и даже знал, чего она ждет, но опять чего-то испугался, суетливо задвигался, пробормотал:
  -- Давай я помогу...
   Она вскинула голову, коротко глянула на него, проговорила тусклым голосом:
  -- Я сама... Тут и мыть-то нечего.
   Она вырвала клок травы, быстро протерла травой с песком посуду, сполоснула и, сложив ее тут же на камень, пошла к костру. Павел потянулся за ней, чувствуя какую-то неловкость, или вину перед ней.
   В костре тлели полусырые кряжи, Андрей Степанович спал, укрывшись штормовкой. Сапоги его торчали на колышках, тут же висели портянки.
   ...Хорошо после трудного маршрута напариться в баньке, а потом завалиться в спальный мешок и проспать часов десять кряду!
   На следующее утро после возвращения Вилена села завтракать в легком изящном платьице, расставшись, наконец, со своим мешковатым рабочим костюмом. Студенты старательно делали вид, будто не смотрят на нее, но глаза их сами собой поворачивались в ее сторону. Гонтарь, как ни в чем не бывало, попытался заговорить с ней своим обычным светским тоном, но она молча уткнулась в тарелку. Тогда он насмешливо покосился на Павла и уже деловым тоном спросил:
  -- Леночка, а ты не поможешь мне?
  -- Никуда больше я вас не поведу! - раздельно выговорила она.
  -- Почему же? - Гонтарь насмешливо смотрел на нее.
  -- Потому что вы - убийца.
  -- Ах, вот оно что... - Гонтарь беззаботно рассмеялся и назидательно, менторским тоном, выговорил: - Леночка, я же тебе говорил; это жестоко, но необходимо... Для науки...
  -- Все понятно, - и разделяя слова, Вилена отчеканила: - Вы убийца в научных целях.
   Студенты замерли, во все глаза уставясь на нее. Гонтарь посмотрел на Павла и покачал головой, с этакой легкой отеческой укоризной, потом фальшиво-будничным тоном спросил:
  -- Ну а вы, Павел Яковлевич, пойдете со мной? Признаться, мне сегодня нужна будет ваша помощь; предстоит брать анализы крови из сердца. Занятие, сами понимаете, не для слабонервных. Студенты не могут...
   В другое время Павел мягко и ловко увильнул бы от этой темы, а потом сослался на занятость и отказался, но тут вдруг резко выпалил:
  -- Я, Евгений Михайлович, не вижу никакой необходимости в этих анализах из сердца. Ну, я понимаю, эпидемиологам не обойтись, но нам-то достаточно косвенных данных...
   Гонтарь подобрался, принял официальный вид, и медленно выговорил:
  -- А вот это, Павел Яковлевич, не в вашей компетенции решать, какие мне методы использовать... - и снова перейдя на отечески снисходительный тон, продолжал: - Как я понял, вы не хотите мне помочь?..
   Павел окончательно вышел из себя, и его понесло:
  -- Я не желаю по-идиотски губить животных!
   Лицо Гонтаря выразило ироническое понимание, он покосился на Вилену. Павел еле справился с бешеным желанием перевернуть стол, а Гонтаря выкинуть в окно. Особенно Павла раздражали эти намекающие взгляды и ужимки, призванные показать всем окружающим, что корень зла в Вилене. Но Гонтарь снова сменил и тон, и выражение:
  -- Хорошо, я не настаиваю... - он равнодушно пожал плечами. - Чем вы намерены заняться?
   Смяв в себе раздражение, Павел хмуро выговорил:
  -- Завтра опять пойду в хребты. Там обнаружилось интересное место, абсолютно не подвергшееся антропогенным факторам, - по опыту Павел знал, что Гонтарю страшно нравятся подобные заковыристые выражения.
   Студенты торопливо доели завтрак, и смущенно переглядываясь, ушли.
   Андрей Степанович задумчиво протянул:
  -- Не дай Бог услышать, как кричит лиса, когда ей в сердце втыкают иглу...
  -- Работнички!.. И ты туда же, Степаныч! Биологи... Тоже мне... Как изучать, если даже руками не трогать?! Как науку вперед двигать прикажете?..
   Андрей Степанович поморщился, проговорил скучным голосом:
  -- Брось, Михалыч. Это ты студентам баки забивай, о необходимости двигать науку. Я тебя столько лет знаю... Не нужна науке эта твоя стрельба по заповедникам. Душонку ты свою тешишь, вот что...
  -- Ну, Степаныч, мы с тобой не первый год знакомы, потому и терплю от тебя всякое. Но скажи мне, как добывать материал, если никого не убивать и не отлавливать?
  -- Ты сам знаешь, методик полно. Но для тебя же не материал главное, а поохотиться, душу потешить.
  -- А что в этом плохого? Совмещение, так сказать, полезного с приятным.
  -- Я ничего не имею против охоты, если в том имеется необходимость, если кормиться охотой. Но если человеку приятно посмотреть, как умирает зверь, как хлещет кровь... По-моему, у такого человека не все ладно с психикой. И человека ему прикончить - раз плюнуть...
  -- Ну, это зависит от точки зрения... Вот про Павла Яковлевича рассказывают, что он на лабораторных работах по физиологии всячески уклонялся от того, чтобы препарировать лягушек. Наверное, считал, что этого никто не видит...
   Павел слегка смутился. Действительно, он всегда считал, что ему удалось провести преподавателя физиологии животных. Ему жаль было лягушек, которые жалобно пищали, когда их живьем резали студенты. Вот те и бессловесная тварь... Павел вдруг ощутил злость, вскинув взгляд, раздельно выговорил:
  -- Да, мне жаль было резать лягушек, к тому же живьем! Но я ведь больше ботаник, а не физиолог.
   Андрей Степанович хлопнул по столу ладонью:
  -- Вот что, Евгений Михалыч, мы уже столько лет толчем воду в ступе... Короче говоря, не езди больше ко мне с оружием. Приезжать, приезжай, в сборах материала помогу, но стрелять больше не позволю. Не обессудь... Я, между прочим, и сам в границах заповедника не охочусь; на то он и заповедник, чтобы зверью было, где спрятаться от таких, как ты.
   Гонтарь резко поднялся, выговорил:
  -- Ну, на тебя, Степаныч, еще и директор имеется... А к тебе я и правда, больше не приеду. Другие кордоны есть... - и вышел из комнаты.
   Ольга Филипповна принялась убирать посуду, Вилена взялась помогать ей. Павел пошел к двери, но на пороге остановился. Ему вдруг расхотелось отдыхать здесь до завтра.
  -- Вилена, я в хребты иду, сейчас... Ты не хочешь со мной?
   Она вспыхнула, быстро зыркнула на мать, но тут же совладав с собой, спокойно произнесла:
  -- Хочу, Павел Яковлевич, но мне надо ехать...
  -- Куда, если не секрет? - натужно-равнодушным тоном выговорил он, чувствуя, как внутри все оборвалось.
  -- Поступать учиться.
  -- Ну что ж, молодец... - сообразил он ответить. - Счастливо сдать вступительные экзамены.
   Павел и сам не заметил, как его приятные воспоминания о Вилене, и о первой поездке на Алтай, перетекли в крепкий сон. Вечернее солнце не пекло, а приятно грело, и он проснулся лишь тогда, когда склонившаяся над ним Ольга потрогала его за плечо. Она спросила:
  -- Ты ужинать-то будешь?
  -- А как же, - он сладко зевнул.
   Его так разморило, что вставать не хотелось, и лишь Ольга отошла, как глаза сами собой закрылись. Но он пересилил себя, вылез из шезлонга и пошел под колонку. Вода была замечательно прохладной, и основательно взбодрила его, так что, ужинал он с обычным своим аппетитом. Поужинав, хотел, было, взяться за тетрадку с рукописью, но тут вдруг подумал, что, не пора ли решить раз и навсегда проблему отложенных черновиков. Дело в том, что, написав в тетрадках рассказ или повесть, он потом с большим трудом мог себя заставить их перепечатывать на машинке. А поскольку апатия еще не кончилась, и в мозгу не всплывало ни малейшей мыслишки о развитии сюжета, он прошел в спальню, снял чехол с пишущей машинки, заложил обычные три экземпляра, и принялся печатать свой роман о космических пиратах с первой страницы. Он моментально забыл об опасности, о форменной охоте, устроенной на него опять неизвестно кем. Если останется жив, он эти острые ощущения переживет заново, потому как постарается красиво описать все, что с ним происходит, и еще произойдет, в новом криминальном романе.
   Когда пришла Ольга, он допечатывал четвертую страницу. Немного повозившись, она затихла на кровати. Когда он вытаскивал из каретки допечатанный лист, она вдруг сказала:
  -- Я прочитала твой роман...
  -- Ну и как? - спросил он рассеянно, зная, что Ольга терпеть не может приключенческие романы. А в его романе было больше боевика, нежели детектива.
  -- Паша, сколько в твоем романе вымысла? - спросила она серьезно.
   Павел рассмеялся, вполне натурально, как ему показалось, и сказал:
  -- Видишь ли, все, что касается драк и криминала - это не вымысел. А вот Люська, и все прочее - не более чем мои сексуальные фантазии. Мне иногда жутко хочется, чтобы женщина проделывала со мной то же самое, что и Люська с героем романа. Но... - он постарался, как можно больше вложить сожаления в это "но". - Ладно, пойду, сполоснусь...
   Он вышел в душистую летнюю ночь, рассмеялся. Интересно, а Ольга поверила бы, что женщина и правда может проделывать такие штучки, которые проделывает Люська?.. Постояв немного под струями теплой воды из бочки, он вернулся в дом, и только тут спохватился, что выходил ночью из дома не прихватив наган.
  -- Черт, неужели так привык к опасности, что даже бдительность потерял? - проговорил он, и тут же дал себе зарок даже днем не выходить без нагана. А еще лучше, надо бы его вообще при себе иметь постоянно.
   Ольга уже спала. Он в который раз подивился ее способности мгновенно засыпать, и попытался заснуть. Однако ему долго пришлось лежать, расслабившись и думать о приятном, сон все не шел и не шел. Должно быть, он днем выспался. Думать о приятном было ужасно трудно; память то и дело возвращала его к последним годам научной карьеры. Это было так далеко, что казалось воспоминанием из прочитанного плохого фантастического романа о коммунистическом завтра. Неужели он когда-то всерьез думал о спасении дикой природы? Неужели, и правда, затратил несколько недель, чтобы рассчитать эффективность и рентабельность выращивания сельскохозяйственных растений в биотроне? Господи! Неужели это было с ним? Последние десять лет он только и делает, что как дикий зверь борется за свою жизнь. Куда уж там думать о дикой природе... Иногда только, когда в информационных программах промелькивали сообщения о браконьерах, тащивших через границу тигров целиком и мешки медвежьих лап, все внутри у Павла сжималось от боли. Это ж только представить, какую гору медведей надо перестрелять в тайге, чтобы набить их лапами мешок под завязку... И обиднее-то всего от того, что всякие эти китайские снадобья из усов и костей тигра, а также из медвежьих лап, не имеют никакого терапевтического эффекта. Он понимал, что и браконьеры-то идут в тайгу потому, что больше негде найти пропитание; не бросать же свои дома, чтобы перебраться в город? Без средств, без городской профессии одна дорога - бомжевать по теплотрассам... Прав был Батышев, когда однажды с ужасом высказал вслух свои соображения по поводу того, что если в России объявят нечто вроде НЭП(а). Нет у нас иммунитета ни от шальной свободы, ни от бешеных денег. Вот и началась стрельба из конца в конец по необъятной России, лучшие друзья в глотку вцепляются из-за червонца, а из-за сотни могут живьем шкуру содрать...
   Наутро Павел встал вместе с Ольгой, позавтракал, и тут же засел за работу. Снова писалось легко, к тому же он торопился; сюжет нового его криминального романа слишком стремительно развивался, и надо было поскорее заканчивать фантастический роман, чтобы он не мешал писать новый боевик с натуры. Он то лежал на животе, подставляя солнцу спину, то усаживался в шезлонг, то и дело ложился под колонку. Солнце пекло немилосердно. В двенадцать часов пришла Ольга и принялась готовить обед. Потом подошла к нему, покачала головой:
  -- Ну, как ты в таких условиях можешь написать что-то стоящее?!
  -- Ничего себе!.. - изумился он притворно. - Полторы тысячи долларов - это что, жук плюнул?..
  -- Да я имею в виду то, что на века останется...
  -- Вот те раз! Кто ж сразу может решить, что останется, а что - нет? Конан Дойл много всяких романов написал, в том числе и научно-фантастических, а помнят только его рассказы про Шерлока Холмса. Войнич прожила, чуть ли не сто лет, за всю жизнь написала один весьма посредственный роман, а он в веках остался... Может от меня только один этот роман останется? А может, прошлый криминальный? Кто знает...
  -- Ты вечно на все ответ найдешь... И чего ж ты жаришься? Лето только началось, а ты уже как эфиоп. Через полчасика приходи обедать, - и она пошла обратно в дом.
   Павел поглядел ей вслед, вздохнул; вот бы Ольга еще и в постели была как Люська... Чего еще желать от жизни? И он снова принялся строчить авторучкой фразу за фразой.
   После обеда он вновь вернулся в свой литературный солярий, и проработал, пока не начало темнеть. Принимая душ, подумал злорадно: - Интересно, а что подумали топтуны, не видя его весь день? Но тут же вспомнил, что топтуны парятся в грязном и душном "телевизоре" какого-то районного отделения милиции, и на душе стало так приятно, будто выпил целую бутылку бальзама "Биттнер".
   К девяти часам утра они уже были готовы. Павел вышел на звук мотора подъехавшей машины. От калитки шел Димыч, с любопытством оглядываясь по сторонам. Он весело воскликнул:
  -- Здорово, Паша! Я гляжу, ты опять живой.
  -- Стараемся, знаешь ли...
  -- А здорово у тебя тут... Жалко будет переезжать, когда квартиру купишь.
  -- А я не буду квартиру покупать, - тут вышли Ольга с Денисом, и Павел поспешно представил ее.
   Димыч протянул руку, и еще поспешнее, чем Павел представлял ему Ольгу, представился сам:
  -- Валериан.
   Ольга, пожимая его руку, сказала:
  -- По-моему, так звали какого-то римского императора...
  -- Вот именно... - помрачнев, проговорил Димыч. - Мой отец страшно любил историю, раза два поступал на исторический факультет, но так и не поступил, зато на мне отыгрался... Пойдемте скорее, пока прохладно, а то по жаре ехать - замучаешься...
   Павел, поскольку был пошире Димыча, сел рядом с Генкой, а Димыч устроился рядом со своей женой, моложавой и симпатичной женщиной. И они поехали. На выезде из города, Генка тихо сказал:
  -- Погляди-ка в зеркало... Видишь белую восьмерку?
  -- Ну, если это восьмерка, то вижу. Я плохо в марках машин разбираюсь...
  -- Она едет за нами почти от самого твоего дома...
  -- Не может быть. Димыч ведь всех беркутов повязал. Это они за мной ходили...
  -- Выходит, не всех...
   Они подъехали к своему излюбленному месту, восьмерка проехала дальше, и скрылась из глаз за прибрежными ивами.
   Димыч проговорил, извлекая из холодильника кастрюлю с мясом:
  -- Видимо совпадение, тоже ехали отдыхать...
  -- Может быть... - Генка пожал плечами. - Может, разные были восьмерки... Их же, белых, до черта... Хотя, я с нее глаз не спускал. Точно, из переулка вывернулась и приклеилась.
   Димыч проворчал:
  -- Поскольку, все мы тут оптимисты, и уверены, что будет еще значительно хуже, будем предполагать худшее. Только женщин не пугайте своими пушками... Держите их не на виду.
   Павел сбросил одежду и пошел за дровами, а Димыч принялся колдовать над мангалом, потом принялся насаживать мясо на шампуры. Ольга хотела ему помочь, но Вера, жена Димыча, засмеялась и сказала:
  -- Оля, пойдем лучше купаться. То, что для мужиков отдых, для нас каждодневная работа. Да Димыч никого и не подпускает, когда он эдак вот священнодействует...
   Павел притащил два толстых ствола ивы, а Генка взялся рубить дрова. Денис ушел обследовать окрестности. Павел тревожно принялся оглядываться по сторонам, но Генка коротко бросил сквозь зубы:
  -- Я держу его в поле зрения...
   Успокоившись, Павел принялся разжигать огонь в мангале. Когда толстые поленья разгорелись, он спустился с берега и нырнул в протоку. Вдосталь наплававшись, он подплыл к берегу, сел на дно по плечи в теплой воде, и с наслаждением подставил лицо солнцу. К нему подошла Ольга, села рядом, сказала:
  -- Теперь понятно, почему тебя кто-то выслеживает... Связался с такими друзьями...
  -- С какими друзьями? - изумленно переспросил Павел. - Друзья, как друзья. Надежные, не то, что Колян с Алексеем...
  -- Да они же уголовники!
  -- С чего ты взяла?! - ошарашено уставился на нее Павел.
  -- Да они разговаривают между собой точь-в-точь, как в твоей книжке блатного жаргона. И Вера крутит, не хочет говорить, чем занимается ее муж. Хоть бы придумала что-нибудь правдоподобное...
   Павел расхохотался. Выскочив из воды, хохоча, полез на берег. Ольга пошла за ним, недоумевая. Павел заорал, не доходя до костра:
  -- Мужики, вы знаете, за кого вас Ольга приняла?
  -- Естественно, за тех, кто мы есть... - ухмыльнулся Генка, иногда щеголявший своеобразным юмором.
  -- За уголовников!
   Димыч полюбовался горой шампуров, ухмыльнулся и сказал:
  -- Паша, да погляди на нас внимательнее, и сам скажи, на кого мы похожи? На свою физиономию тоже глянь критически...
   Генка вдруг подобрался, взял топор на "караул", даже прищелкнул босыми пятками и отчеканил:
  -- Подполковник милиции Дубовик!
   Димыч вскакивать не стал, но тоже представился вполне официально:
  -- Майор милиции Астахов. Оля, вы совершенно правы; менты и бандиты - одна банда. Мы ж друг без друга не можем...
   Ольга обескуражено улыбалась, не зная, что сказать. А Димыч продолжал:
  -- Я немножко виноват, я Вере еще в молодости объяснил, что о моей работе лучше всего ни с кем не разговаривать, безопаснее жить будет, вот у нее и вошло в привычку, всячески увиливать от вопросов о моей работе. Да и Паша вам почему-то о нас не рассказал.
   Павел обескуражено пожал одним плечом, сказал:
  -- Мне показалось, так будет лучше... Чтобы поменьше народу знали, кто вы такие.
   Димыч помахал фанеркой над мангалом, удовлетворенно хмыкнул, и принялся укладывать шампуры, после чего приказным тоном изрек:
  -- Ты, Пашка, уже накупался, так что помаши фанеркой, а мы с Генкой пойдем, заплывем пару раз.
   Павел взял фанерку и усердно замахал над мангалом. Димыч с Генкой плескались в протоке, как стая китов. Они туда и женщин уволокли, и Дениса стащили с дерева и тоже закинули в протоку. Генка нахально волочился за Ольгой; то и дело вылавливал ее из воды, стискивал, а потом швырял вверх. Ольга потешно смущалась, но ей явно нравилось мужское внимание. Павел прекрасно сознавал, что все это не более чем шутки, но вдруг ощутил болезненный укол ревности. Самокритично подумал, что сам вечно связывается с законченными стервозами, а тут совести хватает Ольгу ревновать...
   Когда все вылезли из воды и расположились греться на солнышке, Павел хмуро проговорил:
  -- Гена, а ты знаешь, почему Дантес Пушкина завалил?
   Генка лениво отозвался:
  -- Ну-у... Пушкин у Дантеса жену увел...
   Ольга расхохоталась так, как никогда в жизни не смеялась. Димыч даже фанеркой перестал махать, с изумлением глядя на Генку.
   Тот привстал, спросил удивленно:
  -- Оля, ты чего так развеселилась?
   Но она только рукой махнула, а Павел продолжал серьезно:
  -- Нет, это Дантес у Пушкина пытался жену увести, а у Александра Сергеевича ума хватило Дантеса на дуэль вызвать...
  -- А что, надо было труса спраздновать? Поэт крутым должен быть...
  -- Поэт одновременно и умным может быть... Я бы на месте Пушкина, дал бы Дантесу по морде...
  -- Фи, как вульгарно, Паша... - с невиданным прежде кокетством протянула Ольга.
  -- И вовсе не вульгарно, а умно. Дело в том, что Пушкин был очень силен физически, и был очень хорошим фехтовальщиком. Так что, будь он маленько поумнее, дал бы Дантесу в морду, тот, естественно, должен был бы теперь сам вызвать Пушкина на дуэль. Тогда за Александром Сергеевичем остался бы выбор оружия. Ну, он бы выбрал шпагу или саблю, и преспокойно порубал бы Дантеса в капусту, а у нас бы на пару томов прекрасных стихов добавилось.
   Генка почесал в затылке, спросил:
  -- К чему это все?
   Димыч откликнулся от мангала ехидно:
  -- Это к тому, Гена, что Пашка тебя на дуэль вызывать не будет, чтобы выбор оружия остался за ним. Он же не Александр Сергеевич, он невыносимо вульгарен, как любой детективщик...
   Генка подскочил как ужаленный:
  -- Паша, да я же шутейно!.. Шибко уж у тебя жена красивая...
  -- Ага, красивая... Что теперь, делиться со всеми, кому красивые не достались?
   Ольга округлила глаза:
  -- Ба, Паша... Ты меня ревнуешь?! - и тут же демонстративно одарила Генку таким взглядом, что тот в лице изменился.
   Павел понял, что за сегодняшний день Ольга запросто сможет отыграться за все прошлые обиды. Она ж теперь нарочно будет кокетничать с Генкой! Павел довольно натурально рассмеялся, и проворчал:
  -- Да шучу я... Посмотри на себя. Казанова...
   Димыч подал голос от мангала:
  -- Генка, тащи вино, шашлык готов. А вас, дамы, прошу к столу.
   Генка поднялся с травы, кивнул Павлу:
  -- Пошли, поможешь...
   Они отошли к машине, Генка открыл багажник, спросил тихонько:
  -- Ты вниз по течению поглядываешь?
  -- Да забыл, как-то...
  -- А ты не забывай. В той стороне время от времени в кустах стеклышки поблескивают. Пасут нас плотно, Паша.
  -- Господи... Не дай Бог, Денис отойдет далеко...
  -- Дениса я беру на себя. Он от меня ни на шаг не отойдет. Вы с Димычем хоть что-нибудь накопали?
  -- Вот только и накопали, что меня парни из "Беркута" пасли. И то пришлось топтуна электричеством пытать.
  -- Надеюсь, следов и свидетелей нет? - серьезно спросил Генка. - А то Веня, когда из кутузки вылезет, так тебя приложит с помощью Закона...
  -- Есть один свидетель, но она будет твердить то, что я ей скажу.
  -- Надежная свидетель?
  -- Очень. До тех пор, пока не трахну. Потом может сдать, продать, убить и зарезать...
   Генка вытаращил глаза, но от вопроса воздержался, захватил пару бутылок, кивнул Павлу:
  -- Прихвати остальные. Женщинам виду не показывай, что мы чего-то опасаемся. Димыч в кои-то веки свою на пикник вывез... Может, образуется у них? Вера-то баба хорошая, только нищета ее доконала. Все однокашники Димыча уже в полковниках ходят, один даже генерал, а он в майорах сидит. А те, кто ушел из органов, заправляют службами безопасности нехилых банков и на "мерсах" рассекают.
   Уплетая шашлык, Вера сказала:
  -- Димыч, ну почему ты дома не готовишь?
  -- Когда? По ночам, что ли? Ночью я спать хочу... - Димыч разлил по стаканам густое, багрово-красное вино, поднял свой стакан, полюбовался сквозь него на солнце, проговорил задумчиво: - Хорошо бы почаще выдавались такие дни...
  -- Отличный тост, - сказал Павел и отпил полстакана.
  -- Вера, а почему ты Валериана Димычем зовешь? - спросила Ольга.
   Вера безмятежно засмеялась:
  -- А его все так зовут... И потом, вот только представь; двадцать лет называть - Валериан, Валериан... И в постели тоже...
   Ольга рассмеялась:
  -- Действительно...
   Димыч протяжно вздохнул и принялся за второй шампур.
   Одну бутылку красного вина оставили для второй порции шашлыков, и решили перейти к водке. Димыч поднялся, кивнул Павлу:
  -- Пойдем, водку и пиво принесем.
   Павел сговорчиво поднялся. Склонившись к багажнику, Димыч тихо проговорил:
  -- Ты поглядываешь в сторону той компании?
   Павел засмеялся:
  -- Конспираторы хреновы... Генка меня уже просветил, что стеклышки поблескивают.
  -- Ну, если просветил, тогда так; сейчас бутылку прикончим и пойдем купаться. Ты сплыви вниз и погляди на этих курортников. Нож прихвати на всякий случай. Мало ли чего...
  -- Димыч, может не стоит всем вместе купаться? Может, для прикрытия кого-нибудь на берегу оставлять?
  -- Когда ты вниз поплывешь, это собьет их с толку, так что они повременят нападать.
  -- А может, наоборот, спровоцирует нападение?
   Димыч немного подумал, потом сказал:
  -- Нет, мочить тебя при свидетелях они не станут. И наши лишние трупы им ни к чему. Да и мне сердце вещует, что разрабатывают тебя не потому, что хотят примитивно хлопнуть, а чего-то им от тебя надо... Но явно не чечены. Хотя, и чечены могут местных нанять. Эх, если бы Венечка раскололся! Так ведь не расколется, сученок. Хоть я и бутафорил во всю, такую ему туфту подсунул, что и самый прожженный мент принял бы за чистую монету.
   Димыч налил водки и женщинам, но те решительно отказались, заявили, что в такую жару водку пить вредно, а мужчинам даже опасно. Потому как большинство тонет как раз оттого, что, выпив на жаре, прыгают в воду. Генка серьезно выговорил:
  -- Эт, да... Выпив на жаре, надо в воду входить не торопясь, и ни в коем случае сразу не нырять.
   Потрясающе! Но и как в прошлый раз, после трех бутылок вина и бутылки водки у всех не было ни в одном глазу.
  -- Ну ладно, перед второй и пивом пойдемте, искупаемся, - проговорил Димыч и поднялся.
   Денис, было, попытался исчезнуть за прибрежными ивами, но Генка ловко перехватил его, и заговорщицки что-то нашептал на ухо. После чего Денис от него не отходил ни на шаг. Но Павлу некогда было голову ломать, чем таким Генка мог привязать к себе непоседливого Дениса, рвавшегося обследовать окрестности. Когда Ольга последней спустилась к берегу, Павел быстренько достал из сумочки моток веревки, нож в ножнах, привесил ножны на веревку и обвязал вокруг талии. Сдвинув ножны на спину, беззаботно насвистывая, спустился с берега и вошел в воду. Он не боялся потерять нож в воде, ножны застегивались на тугую кнопку. С минуту, поплескавшись вместе со всеми, он встал у берега по плечи в воде, проделал гипервентиляцию на девять вздохов и нырнул. Хоть и мутная была вода, но ориентироваться было легко, время от времени, чуть касаясь мягкого песчаного дна. Благодаря своей тренированности, Павел мог держаться под водой больше двух минут. Когда-то, когда он был совсем юным и стройным, и занимался в основном гирями, бегом и плаванием, он мог держаться под водой три с половиной минуты. Но и за две минуты можно уплыть достаточно далеко вниз по течению. Если за ними наблюдают, тем более в бинокль, он наверняка выплыл из поля зрения.
   Без плеска, всплыв на поверхность, он поплыл неторопливым размеренным брассом, осторожно косясь на берег. Вскоре поравнялся с компанией; трое парней непринужденно расположились вокруг куска полиэтилена заставленного пивными бутылками, чем-то еще, возможно покрепче. Павел окинул быстрым взглядом окрестности, больше никого не было видно. Черт, но в машине их сидело вроде бы четверо... Пока он разглядывал компанию, его заметили. Один из парней что-то сказал, и двое других медленно обернулись. Поглядев на Павла вроде бы равнодушно, они снова принялись за пиво. Проплыв еще немножко, Павел торопливо переплыл протоку, и вылез на острове. Перевалив узкий остров, заросший ивняком, он пошел вверх по течению по горячему белому песку.
   Черт возьми! Жизнь почти наладилась; есть деньги на шашлыки и хорошее вино, живи, да наслаждайся солнышком, а тут какие-то уроды сидят и пялятся на тебя в бинокль! И ведь не подойдешь, не спросишь, чего им надо? А если спросишь, получишь в ответ: - "Ты, дядя, с какого хрена сорвался?"
   Павел еще издали услышал вопли и смех, несущиеся из протоки. Веселье было в полном разгаре, Генка уже таскал Ольгу на руках, а Димыч на мелководье обучал Дениса рукопашному бою в воде. Одна Вера пыталась чинно плыть против течения. Павел переплыл протоку и вылез на берег. Незаметно сунув нож в сумку, подошел к машине и открыл багажник. Послышался голос Димыча:
  -- Девочки, вы маленько подогрейте шашлыки над углями, а мы сейчас решим, с чего начнем; с водочки или белого вина...
   Они с Генкой с двух сторон обошли машину, склонились к багажнику, Димыч спросил:
  -- Ну, что?
  -- Трое. Сидят и пиво пьют. Одни парни.
  -- Ясненько... - протянул Димыч. - В машине их четверо было... Это что же, выходит мы и правда, не всех птичек переловили? Или, за тобой, Паша, охотятся две банды.
   Они прихватили бутылку водки, побольше пива, и, пересмеиваясь, отпуская шуточки, пошли к достархану. Женщины уже сидели там, Денис чистил апельсин, от шашлыка он наотрез отказался, видимо объелся в самом начале. Димыч разлил водку, дамам налил белого вина и принялся говорить тост. Он мастерски копировал грузинский акцент, и тост был явно грузинский, но Павел уже забывал начало фразы, когда Димыч еще не добирался до ее конца.
   Тост оказался таким длинным и цветистым, что дальше бутылку допивали уже без тостов. Удивительно, но и после второй Павел не чувствовал себя опьяневшим; так только, слегка отяжелевшим. Генка осушил бутылку пива, и они с Денисом, заговорщицки перешептываясь, направились к машине. Некоторое время постояли, склонившись над открытым багажником, потом хлопнула крышка багажника, и они направились на берег, а потом по берегу вниз по течению. Генка что-то нес перед собой.
   Вот оно что, наконец, дошло до Павла, Генка пообещал Денису показать автомат, а может, и пострелять из него. Не зря же они пошли в сторону топтунов.
   Димыч отошел немножко вверх по береговому откосу, сказав жене, что его что-то сморило, и ему надо вздремнуть. Павел сразу догадался, что он туда не дремать пошел. Просто, с того места было видно соседей. А поскольку Павлу никаких распоряжений не поступало, он лежал на солнышке, попивал пивко и наслаждался жизнью, как умеют наслаждаться жизнью закаленные солдаты между боями. Чуть заметный ветерок доносил разговор женщин. Они думали, что Павел ничего не слышит, но он отлично разбирал каждое слово.
   Вера говорила:
  -- Это же невыносимо, каждую ночь, когда он задерживается, сидеть и ждать телефонного звонка, и известия, что он погиб, выполняя служебные обязанности...
  -- Ужасно, кто спорит, - откликнулась Ольга, - но если заставлять мужчину делать то, что ему несвойственно, он это будет делать спустя рукава и никогда не добьется успеха. И потом, это в тебе не более чем эгоизм говорит. А ты подойди с другого боку. Какая разница, если ты от него уйдешь, или его убьют? Никакой. Вы все равно расстанетесь. Только, если его убьют, ты будешь получать пожизненную пенсию...
   Вера задумалась, потом рассмеялась:
  -- До чего ты мудрая женщина, Оля... А что, скажешь, и с его бабами мириться?
  -- Господи, Вера! Я ж тебе говорю, мужиков не переделаешь. Полмира живет по законам шариата, мы, русские, еще тысячу лет назад были язычниками и многоженцами. Видимо, в этом что-то есть... Видимо, природой предрасположено, чтобы мужчина имел несколько женщин...
  -- Тебе хорошо говорить... Твой-то всегда на виду, и не отговорится, что на оперативном мероприятии был...
   Ольга рассмеялась:
  -- Ты бы слышала, какие он истории выдумывает, когда связывается со своей очередной поэтэской! Самое смешное, что он искренне в нее влюбляется, но и меня любит, вот и разрывается пополам. Нет, Вера, я бы на твоем месте Димыча ни на кого не променяла, разве что на Пашку... Надежные они. И ведь посмотри на них, их ведь так просто не убьешь, как тигры на охоте. Вроде отдыхают, водку пьют, а насторожены так, что отсюда слышно, как нервы звенят. Ты думаешь, Димыч там спит на солнышке? Куда там, за соседями наблюдает. И думаешь, почему у него все время рядом свернутое полотенце лежит? Да пистолет в него завернут. И у Пашки все время сумочка под рукой. Я точно знаю, что у него там нож и револьвер лежат.
  -- Оля, да ты что?! - Вера чуть было не подскочила.
  -- Понимаешь, за Пашей уже неделю какие-то люди следят, а во вторник даже утопить пытались. Позавчера он на рассвете явился в наручниках. Сказал, что какие-то люди возле дома скрутили и в подвал запихали, но ему сбежать удалось.
  -- Оля, надо уезжать отсюда! Ну его к черту, такой пикник...
  -- Успокойся, пожалуйста! - Ольга укоризненно покачала головой. - Наши мужики нас в обиду не дадут. Я, например, чувствую себя даже в большей безопасности, чем в городе. Просто, Вера, наберись терпения. Все будет. Только не мешай ему. Они ведь лучше знают, что делать. Если поехали на пикник, значит, считают, что это безопасно. Если твой Димыч не увольняется из органов, и не нанимается в холуи к какому-нибудь богатею, значит, так надо. Значит, иначе он не может. Мы ведь тоже столько лет жили в полнейшей нищете; года три вообще одной картошкой с постным маслом питались. Но ведь нашел Паша выход. И твой Димыч найдет, ты только потерпи...
   Тут невдалеке раздалась длинная, на полмагазина, автоматная очередь. Вера вскочила, Ольга тоже машинально вскинулась на ноги. Павел проговорил назидательно:
  -- Когда поблизости раздаются выстрелы, первым делом надо распластаться на земле, а потом уж выяснять, кто стреляет и в кого...
   Ольга тут же бросилась на землю, потянула за собой Веру.
   Подал голос Димыч:
  -- Не бойтесь. Это Генка с Денисом забавляются.
   Тут послышалась серия из коротких очередей.
   Димыч сказал:
  -- А у Дениса получается...
  -- Так я же его из ружья учил стрелять, - проговорил Павел с гордостью.
   Павел подошел к Димычу, поглядел, как Генка с Денисом в неглубокой лощинке о чем-то толкуют, вертя в руках автомат. Димыч сказал:
  -- Насторожились, козлы...
  -- А может, какие-нибудь совсем левые туристы? - тоскливо проговорил Павел.
  -- Ага. Компания извращенцев-фетишистов. Пялятся на нас по очереди в бинокль, и онанизмом занимаются... Паша, ты чего-нибудь надумал, по поводу того, из-за чего тебя в разработку взяли?
  -- Ничего, кроме того дела, с полковником Долматовым. Есть, правда, еще одно соображение...
  -- Ну-ка, ну-ка?
  -- Давно дело было, лет пятнадцать назад, преподавателя Университета с биофака, лось задрал...
  -- Ну да, помню это дело. Хоть им и занимались парни из областного угро. Но там все чисто: типичный несчастный случай. С молодым кандидатом наук нынешний ректор, а тогда зав кафедрой, пошли поохотиться на лося. Подранили его, а осенью лоси бешеные, и без повода могут на человека наброситься...
  -- В том-то и дело, что не все чисто. Я там был, все по следам прочел - типичное идеальное убийство, мастерски замаскированное под несчастный случай.
  -- Мотив?
  -- Женщина, конечно. Фирсов за женой Гонтаря ухлестывал, и не безуспешно. К тому же метил на место зав кафедрой. А Гонтарь хотел на второй срок остаться. Но это не главный мотив. Так только, последний толчок, спровоцировавший решительные действия.
  -- Ну и что? Это ж полтора десятка лет назад было. Чего бы ему сейчас спохватываться?
  -- Да очень просто! Раньше он думал, что я в дерьме утонул, и позиция у него была неприступной. Всегда мог сказать, мол, обиженная бездарность клевещет. А теперь, когда мои книги продаются во всех книжных магазинах города, мог и перетрусить...
   Димыч задумчиво проговорил:
  -- Что ж, на безрыбье и лягушка рыба... Тоже версия, из-за отсутствия других. Я, пожалуй, запрошу из архива это дело... - он еще раз поглядел, прищурившись в сторону туристов. - Такое впечатление, будто они даже не предполагали, что у нас может быть оружие... Ладно, пошли вторую порцию шашлыка приготовим.
   В лощине захлопали пистолетные выстрелы. Генка с Денисом забавлялись вовсю.
   Павел спросил:
  -- Как он за патроны отчитается?
  -- Э-э... Генка может и бэтээр с пушкой раздобыть, а потом и за снаряды не отчитываться...
   До вечера они прикончили оставшиеся две бутылки, выпили все вино и все пиво, и опять не было ни в одном глазу. Димыч тоскливо проговорил, когда отнес пустые бутылки в яму:
  -- Пить, что ли, придется бросать? Какой толк добро переводить, если ни в одном глазу...
  -- Ты это сержанту с трубочкой будешь объяснять... - засмеялась Вера.
   Павел заметил к концу дня, что Вера все чаще и чаще стала льнуть к Димычу. Ну и ладненько. Девки девками, а жена надежнее...
   Восьмерка с "американскими" наблюдателями выползла на дорогу вслед за ними. Димыч сказал:
  -- Явно не фирма, хоть и ведут себя нагло. Если бы была фирма, тут на подхвате нас бы ждала другая машина.
  

* * *

  
  
   Вольнонаемный весело глядел на Гирю:
  -- Что, водяры захотел? Дак я ж не могу без бабок. Что я, этот, как его? Филитроп? Кореши тебе с воли давно перевода не присылали...
  -- Да нет, паря, на сей раз я тебе бабки кидаю. Десять кусков! Каково?
  -- Ты сдурел, Гиря?
  -- Нет, соскучился.
  -- Ты меня в свои дела не путай! Деньги тебе ношу, водку таскаю... За четверть переводов рискую!
  -- Зато на Губошлепе потери добираешь...
  -- Откуда знаешь? Губошлеп проболталася? Хрен ему теперь с маслом, а не деньги...
  -- Я и без Губошлепа все знаю. Твои делишки мне лет за семь известны. И на какие шиши ты каменные хоромы отгрохал, и катер на подводных крыльях купил, и водочку каждый день потребляешь...
  -- Ну и что? Сдать хочешь? Я лишнего не беру, кто вам еще деньги и водку будет таскать?
  -- Я кое-про-что другое знаю... Кто, например, двух расконвоированных на рудничного кассира навел... Заткнись и слушай. Я тебе даю десять кусков, а ты в надежное место положи ружье и патроны. Да жратвы не забудь...
  -- Да ты что, Гиря?! На ружье же номер... Я не хочу к вам угодить...
  -- Номер спилить можно. Да у вас тут и не регистрированного оружия хватает.
  -- Да и без номера... Сами расколетесь, когда попадетесь...
  -- Про тебя только я знаю. А я не расколюсь. Хватит базарить! Или ты кладешь в надежное место пушку с патронами, или вместе будем зону топтать...
  -- Гиря, не губи!
  -- Значит, договорились. Учти, если пушки на месте не будет, я ведь сюда вернусь...
  -- Ладно, давай деньги... - мужик со жгучей ненавистью глянул в глаза Гире, но тот лишь с превосходством ухмыльнулся.
  -- Тебе все мало. То, что ты людей обираешь - это ладно, это в понятии. Но ты же в блатные полез, тебе захотелось хороший куш сорвать. Да куда тебе... Падальщик ты. Вот, пять кусков. Остальные получишь, как сообщишь, что пушка на месте. Да, еще перевод Губошлепу придет, может и мне - себе оставь, не затребую.
  -- Ты что же, и Губошлепа с собой тащишь?! На что тебе этот сосунок? А-а... Коровой идет?
  -- Во-первых, для ясности: не я его тащу, он сам бежит, а во-вторых, у него папаша денежный, и пахана зоны башляет, и, в-третьих, мне и тут хорошо, да Крыня, тварь кровожадная, с собой тянет...
   ...Через пять дней в рабочей зоне между штабелями бревен Гиря собрал своих. Хмырь сидел в стороне, отрешенно глядя куда-то в просвет между штабелями. Крыня уселся верхом на толстое бревно. Лицо его было как-то по-особому напряжено, а глаза походили на рыбьи. Только во взгляде его, в отличие от рыбьего, отчетливо светилась безумная жестокость. Казалось, вот сейчас, в затуманенном мозгу его мелькнет мимолетное желание кого-нибудь убить, и он тут же достанет заточку и воткнет ее в глотку того, кто ближе всех окажется. Губошлеп старался держаться от него подальше, так, чтобы между ними всегда оказывался Гиря.
   Глядя на Крыню, Гиря подумал, что с таким подельником ни единого удачного дела не провернешь, а если и провернешь, то тут же сядешь, к тому же за мокруху. Не-ет, этого психа надо оставить в тайге... Потянув носом, Гиря недовольно пробурчал:
  -- Опять ацетона нахлебался...
   Крыня улыбнулся улыбкой дебила:
  -- Дак ведь, где водки взять? Бабки кончились...
  -- Чума болотная... Тебя с зоны выпускать нельзя, свинья...
  -- Ты не очень-то возбухай! - сипло, перехваченным злобой горлом, выдавил Крыня.
   Рука его потянулась куда-то вниз, к сапогу.
   Гиря примирительно проговорил:
  -- Ладно, ладно... Я к тому, что когда на дело идешь, башку надо светлую иметь... - он спохватился, вспомнив, что хотел уступить главенство Крыне. - Сегодня уходим. Все, что с собой берете, смотать и после обеда по очереди - в сортир. Там, свесишься в крайнюю справа дыру, увидишь - куда...
  -- Как, в сортир?! - Губошлеп гадливо покривился.
  -- А ты что, думал, тебе аэроплан подадут за пять кусков? Отсидимся дня три в яме, ночью уйдем. А чтобы вертухаи подумали, будто мы прямо с зоны ушли, на барже, которую досками грузят, тайники подготовят, - Гиря пошарил за пазухой, вытащил свернутый лист бумаги: - Это по твоей части, Хмырь; с военной карты скопировано.
   Крыня встрепенулся, даже вместо рыбьего выражения лица у него появилось более близкое к человеческому, и в глазах мелькнуло что-то вроде мысли:
  -- А серьезный ты человек, Гиря; с тобой не пропадешь...

Глава 5

  
  

Светская беседа посредством телефона по уху

  
  
  
   Наутро Павел начал приводить в действие свой план. Достав визитную карточку той самой стройненькой девушки из "Губернского канала", которая напала на него и Димыча на крыльце разгромленного "Беркута", Павел накрутил номер. Трубку взяли почти сразу, приятный женский голос протянул:
  -- Ал-ле-у? Отдел криминальных новостей "Губернского канала"...
   Стараясь говорить как можно более приятным мягким баритоном, Павел выговорил:
  -- А как бы мне услышать Веронику Осиповну?
  -- Я вас слушаю? - тут же оживилась девушка.
  -- Добрый день, Вероника Осиповна. Это вас Павел Яковлевич Лоскутов беспокоит...
   Трубка некоторое время молчала, но вскоре выдохнула:
  -- Тот са-амый?!
  -- Ага, тот самый... Так это вы меня разыскивали через Союз писателей?
  -- Разумеется! Мне очень бы хотелось сделать большое интервью с единственным в нашем городе писателем детективного жанра!
  -- Ну что ж, сегодня вечерком я как раз свободен. Если вас не затруднит, подъезжайте со своим оператором к общественно политическому центру часикам к семи вечера.
  -- А пораньше нельзя?
  -- Видите ли, Вероника Осиповна, - проникновенно затянул Павел, - пораньше никак нельзя. Я ведь работаю. У меня очень жесткие контракты с издательствами.
  -- Хорошо, Павел Яковлевич, - быстро проговорила она, - я вас буду ждать ровно в девятнадцать ноль-ноль в вестибюле "ОПЦ".
   Примерно такой же разговор у него состоялся и с остальными репортершами и репортерами телеканалов, которых развелось в городе столько, что ни на одном телевизоре уже кнопок не хватало. Правда, некоторые из репортеров удивленно переспрашивали: - А кто это такой, Павел Лоскутов? И Павлу приходилось терпеливо объяснять, кто он есть такой. Потом он обзвонил редакции всех газет; и вполне желтых, и не вполне желтых, и даже вполне респектабельных. Газетчики тоже проявили нешуточный интерес к единственному знаменитому писателю своего города. Так что, представив размеры толпы в вестибюле центра, он с удовольствием потер ладони.
   Он примерно знал распорядок дня ректора Университета в разгар летней сессии. Понедельник в любом вузе - день тяжелый, а во время летней сессии - особенно. Так что, набегавшись по Университету, и наобщавшись с подчиненными, ректор часов в пять, отпустив секретаршу, усядется в своем кабинете, в тишине и прохладе, чтобы окончательно развязаться с дневными делами.
   В этот день, должно быть для разнообразия, с утра в небе копилось нечто значительное, и висела духота в атмосфере, несмотря на раннее время. Павел сходил под душ, после чего сел завтракать, поглядывая краем глаза на окно.
   Сквозь уверенность, что Гонтарь все же решил избавиться раз и навсегда от единственного свидетеля, пробивалась и ледяная струйка беспокойства: а если не он? Все равно, он прошел по жизни Павла асфальтовым катком. Если бы не он, Павел бы сейчас преподавал в Университете, ходил бы летом в экспедиции со студентами и аспирантами, и не помышлял бы о писательском труде, и с позвоночником было бы все в порядке. Собственно говоря, правы великие, когда говорят: писание художественной прозы и поэзии - тяжкий, мучительный труд. Павел испытывал истинное наслаждение, когда писал фантастику, или криминальный роман. Но время от времени на него накатывало, что он не мог не написать рассказ или повесть психологической прозы. Вот тогда и начинались мучения грешника в котле с кипящей смолой. Даже после коротенького рассказика он чувствовал себя выжатым лимоном, или футбольным мячом, по которому долго и упорно лупили ногами дюжие мужики в трусах и гетрах. Почти на полтора десятка лет Павел выбросил Гонтаря из головы, и вдруг накатило: рассчитаться за все; и за свою поломанную жизнь, и за хорошего парня Валерку Фирсова.
   Нет, ну просто не может не быть в прошлом чего-то такого, из-за чего Гонтарь до сих пор боится Павла! Последнее, что он помнил, когда шел по тайге после "скоротечного огневого контакта с немедленным переходом в рукопашную", это громко хрупнувший сук, будто кость под колесом автомобиля. Продырявленный в трех местах, он кое-как ковылял по берегу речонки, когда наткнулся на глубокий и узкий, захламленный валежником, лог. По дну его струился ручеек, кое-как пробиваясь между черных древесных стволов, черт знает сколько лет уже не могущих сгнить в этой ловушке. Лезть напролом через эту чертоломину он поостерегся, и побрел вдоль лога, намереваясь либо обойти его, либо найти местечко, не так заваленное буреломом и валежником. Вскоре наткнулся на гигантский кедр, видимо весной упавший поперек лога, потому как хвоя не успела пожелтеть, но за жаркое лето дерево успело высохнуть качественно. И хватило ума у Павла попробовать по кедру перейти на ту сторону. Кедр - дерево коварное; толстенный сук может хрупнуть, как спичка, от малейшего усилия. Павла постоянно смешило, что многие писатели приключенческого жанра принимая, видимо, кедр за родственника тиса, заставляют своих героев изготавливать из него луки. Павел из своего детства помнил, что самый лучший лук из лиственницы. Перебираясь по стволу дерева через лог, он оступился, потерял равновесие, ухватился за, казалось бы, толстый и надежный, сук, и полетел вниз головой в темную и сырую глубину...
   ... Что же могло такого выпасть тогда из памяти?..
   Вернувшись из экспедиции в Алтайский заповедник, и придя на следующий же день на работу, Павел еще в дверях столкнулся с деканом:
  -- А-а... Павел Яковлевич! Какой поздоровевший, да какой загорелый... Здорово, наверное, отдохнули на горном воздухе?
   Такой радушный прием мог быть только в одном случае, когда Павел не пропадал в экспедиции в сентябре. Он спросил уныло:
  -- Когда ехать, Герман Григорьевич?
  -- Какой же вы проницательный, сил нет. А ехать завтра, как обычно, с первым курсом.
  -- Я же еще и рюкзак не успел разобрать...
  -- Хорошо, Павел Яковлевич, подскажите, кого послать? Большинство сотрудников пенсионного и предпенсионного возраста, остальные по экспедициям, еще не вернулись...
   Павел чуть было не ляпнул: ну и сидели бы на пенсии. Кто их заставляет работать? Пропустили бы молодых вперед. Молодежь рвется в науку, а приходится десятилетиями в ассистентах сидеть... Но весь этот монолог он произнес про себя, и только вздохнул, еще более тяжко.
   Утром он прибежал к Университету с рюкзаком, так и не успев сбрить дремучую бороду, отпущенную в экспедиции. К отъезду он чуть не опоздал, едва успел забежать в деканат за списком группы. Прыгнув в автобус, даже отпрянул от неожиданности: на переднем сидении сидела Вилена. У него как-то и из головы вылетело, что он вполне может встретить ее в Университете. Хотя, она могла поступить и в новосибирский. Он все же ближе к ее дому. Тем не менее, она сидела и мило улыбалась ему, как старому знакомому.
  -- Здравствуйте, Павел Яковлевич, - поздоровалась она, истолковав по-своему его замешательство.
   Павел поздоровался, и сел на боковое сиденье рядом с водителем. Всю дорогу она о чем-то шепталась со своей соседкой, и время от времени обе тихонько смеялись. А Павел ежился под любопытными взглядами девчонок. Их опять оказалось большинство в группе. Лишь шестеро парней пристроились на задних сидениях.
   Павел терпеть не мог, ездить на уборочные со студентами. Машину водить он не умел, потому не мог и подработать лишнюю копейку в совхозе, а в земле ковыряться вместе со студентами, хуже пытки он и представить себе не мог. В тех местах, куда обычно ездили на уборочную, путных лесов не было, а потому и по лесу побродить не представлялось возможности. Так что время для Павла тянулось мучительно медленно, даже при наличии полудюжины толстенных монографий научных светил, которые он прихватил с собой.
   Уборочная шла своим чередом; работали, уставали, вскоре пошли дожди. Стало холодно и вовсе неуютно. В старом, не то доме, не то сарае, в котором они жили, тепло было лишь в тесной прихожей, или бывшей кухне, где стояла полуразвалившаяся печь. Еще в день приезда, в предвидении холодов, Павел подремонтировал ее, и когда начались дожди, было где хоть одежду просушить. Из прихожей вели три двери; в большую комнату, поменьше и в крошечный чулан, в котором устроился Павел. В чулан еле-еле удалось втиснуть койку, но Павлу нравилось это тесное пространство. Может быть, после простора гор и тайги, ночевок под открытым небом, сознание требовало отдыха в тесноте.
   В одну из суббот случилась история, которой Павел не придал особого значения, но потом она сыграла немаловажную роль в его судьбе. Вернее, она дополнила ту кучу дерьма, которую нагромоздил на него Гонтарь, когда вознамерился выпихнуть его из Университета, во что бы то ни стало.
   Поздно вечером в их общежитие заявилась компания парней. Павел не видел, как все началось, он уже дремал в своей каморке. Как потом рассказывали студенты, компания оставалась поначалу снаружи, вошел только самый шустрый. Девчонки уже лежали по постелям, а он начал присаживаться к ним и совать руки под одеяла. Они молча кутались в одеяла, отпихивали нахальные руки, но шума не поднимали. Наконец дело дошло до Вилены. Она не стала дожидаться, когда парень начнет ее лапать, поднялась ему навстречу и отвесила оплеуху. Но ручка девчушки, привыкшей самой рубить дрова для костра и таскать тяжелую понягу по сорок километров в день, обладала такой тяжестью, что крепкий парень не устоял на ногах. Тут же в нем взыграло оскорбленное мужское достоинство, и он кинулся на Вилену с кулаками. Приученная таежной жизнью к быстроте и решительности, она сорвала верхнюю дугу спинки кровати и так врезала нахалу по голове, что парень рухнул на пол без сознания, а когда очнулся, кинулся на улицу. Парни-студенты оказались трусоваты, в конфликт не ввязывались, но пострадавшему, видимо, стыдно было признаться товарищам, что его девчонка оглоушила; он принялся орать, что его избили парни. Вот тогда-то и ворвалась вся компания.
   Павел выскочил на шум, как был, в тельняшке, в трусах и с всклокоченной бородой. Студенты держали дверь своей комнаты изнутри, компания старалась ее высадить, и теснилась в тесной прихожей. Павел схватил грубо сколоченный из досок стол, и как бульдозер оттеснил толпу к входной двери. Перекрывая галдеж, заорал:
  -- Тихо! В чем дело?! - обескураженные столь решительными действиями, парни притихли. Он поставил стол и спокойным тоном продолжил: - В чем дело? Давайте поговорим. Может, придем к единой точке зрения и решим все возникшие проблемы?
   Из толпы вывернулся маленький, шустрый заводила. На лбу его уже вспухла мощная шишка. Куражась и кривляясь, как обезьяна, он протянул:
  -- У-тю-тю... Какая толстая, здоровая бутка!.. Если тебе спичку между ляжек вставить, загорится, а? - он весело гыкнул, обернувшись к своим. Те ответили глумливыми смешками. Повернувшись к Павлу, спросил серьезным, и как бы сочувственным тоном: - Ты что, петух в этом курятнике? - и потянулся к его бороде.
   Павел поймал его за руку, слегка крутнул, дернул на себя, и парнишка оказался у него под мышкой. Не поняв, что произошло, смешно заболтал в воздухе ногами, в толпе послышались смешки. Воспользовавшись игривым настроением, Павел предложил:
  -- Вот что, ребята, давайте выйдем и поговорим... - теснясь в дверях, толпа с грохотом выкатилась на крыльцо.
   Павлу показалась подозрительной, эта готовность к сотрудничеству. Парни были, слегка выпивши, а значит, далеки от благодушия. Выйдя вслед за ними, он швырнул своего пленника на землю. Отлетев шага на три, он приземлился на четвереньки, и плаксиво завопил:
  -- Чего швыряешься?!
   Парни стояли полукругом у крыльца и будто чего-то ждали. Мимоходом он подумал, что зря швырнул заводилу, этим он слегка подпортил предстоящие переговоры. Но очень уж чесались руки, сквитаться за оскорбление. Он спокойно, рассудительно заговорил:
  -- Ну, выпили маленько, так идите домой. Чего спать мешаете? Девочки устали, завтра им на работу рано. Мы же без выходных... Да им еще и восемнадцати нет, это ж первокурсницы. А вы, вон, какие мужики здоровые...
  -- Гы... Самый смак, для тех, кто понимает... - гыкнул кто-то в толпе. - Может, пара целочек отыщется...
   Огромный, нескладный верзила, на голову выше Павла, стоял чуть в стороне и мрачно глядел исподлобья. Чутьем Павел понял, что из всей компании надо опасаться его одного. Если все остальные уже готовы все свести к перебранке с сальными шуточками, то этот разговаривать не будет. Чувствовалось, что он не допил, и темная злоба на весь свет душит его. Ему все равно, на ком ее сорвать, а взгляд Павла как бы подтолкнул его. Он мрачно заговорил:
  -- Мы никого не трогали, пришли как люди, а нас по харе?! Всякая вошь еще махаться будет...
   Шагнув вперед, он тяжело, по-деревенски, размахнулся. Павел, будто на тренировке, поставил классический блок, взял руку в захват, присел, наваливая огромную тушу себе на плечи, и, резко выпрямив ноги, швырнул его в толпу, половина ее тут же смешалась в бесформенную кучу, послышался яростный мат. Верзила кое-как выпутался из кучи малы, и, сбычившись, пошел на Павла. С тоской Павел подумал, что теперь уж точно мирно договориться не получится. В узком проходе между забором и крыльцом они все разом накинуться на него не могли, волновались за спиной верзилы, распаляя себя угрозами. Сбоку вдоль забора проскользнул парнишка. Под его, как бы ненароком, распахнутой курткой виднелся обрез. "Вот оно, теперь серьезно..." - подумал Павел, сразу подобравшись. Босые ноги перестали чувствовать холод мокрой травы, но он пожалел, что не в сапогах. Нет достаточной устойчивости, да и вопреки мнению фанатов каратэ, удар каблуком кирзача гораздо страшнее, нежели удар босой пятки. Он стоял неподвижно, поджидая, пока верзила приблизится на расстояние молниеносной атаки из арсенала ветеранов НКВД, одновременно краем глаза наблюдая за пареньком с обрезом. Вот он потянул его из-за пояса, одновременно взводя курок. И в тот момент, когда рука с обрезом вытянулась на уровень спины Павла, он сделал быстрое движение, будто нырнул вниз, молниеносно сблизился с парнем, и резко выбросил правую ногу назад и вверх. Пятка пришлась точно в локоть, послышался хруст и одновременно, болезненный вопль. Верзила, видимо не сообразив, что произошло, подумал, будто Павел пытается убежать, очертя голову кинулся на него. Выпрямившись, Павел провел свою коронную серию; правой - крюк в челюсть, левой - в печень. Забияка послушно рухнул в глубокий нокаут.
   Толпа ошеломленно притихла. Слегка попятилась и раздалась в стороны. И опять Павлу померещилось, что парни чего-то ждут. И тут вышел вперед высокий парень. Фирменная куртка красиво обтягивала его сильные плечи. По множеству признаков Павел понял, что это городской. Видимо приехал на каникулы к любимой бабушке, или тетушке, да и загостился. Впрочем, у многих студентов каникулы бывают до октября. Кто-то злорадно проговорил:
  -- Щас Алька заделает козу этому мерину...
   Ну, правильно, и сюда докатилось! Давно уже расцвели пышным цветом по подвалам помимо культуризма еще и каратэ с кунг-фу. Но не все исповедывали благородные принципы истинных Учителей. Павел не раз видел, идя через парк с тренировки мимо танцплощадки, как расправлялись с обидчиками доморощенные каратисты. Обычно им ассистировала целая толпа; жертву обкладывали, как волки, и буквально подставляли под удар своему "крутому боевику". Тому оставалось только сделать несколько красивых движений, как в кино, и врезать бедняге ногой по физиономии. В этой глубине сибирских руд, все развивалось так же, как и на городских танцульках. Парень мягкими, плавными движениями выдвинулся вперед и принял необычную стойку. Ага, сообразил Павел, это уж и вовсе безопасно - новомодное кунг-фу. Лишенное истинной китайской школы, в сибирской глубинке оно выродилось вовсе в бесполезный балет. Павел ухмыльнулся, сказал:
  -- Кунг-хуист, значит... Ну, и какой стиль ты нам сейчас продемонстрируешь? Школу козла, или петуха?
   Парнишка тут же буквально осатанел. Он сделал быстрый шаг правой ногой в сторону вперед, и тут же левой нанес удар, целясь Павлу в печень. Он легко блокировал удар, подцепил ногу за лодыжку ладонью, и, извернувшись, врезал пяткой по копчику. Парнишка остатки разума потерял от боли и унижения. Любой другой на его месте сразу отступил бы, встретив явно превосходящего противника, но квалификация доморощенного кунг-фуиста не позволяла даже оценить противника. Отскочив назад, он вдруг, как резиновый, взмыл в воздух в высоком прыжке, целясь ногами Павлу в лицо. Ну, это-то было совсем просто. Павел чуть присел, вскинул скрещенные руки над головой, и когда ноги противника коснулись их в скользящем ударе, резко выпрямился, да еще и руки вскинул повыше. Высоко взбрыкнув ногами, парнишка треснулся головой о землю.
   Павел сначала не понял, что произошло, и почему он не двигается, не сообразил, что означал громкий хруст, будто арбуз разбился, но тут же похолодел; вот такое его везенье: на весь двор валялась одна-единственная половинка, и та оказалась в нужном месте, в нужный час.
   Толпа застыла в оцепенении. Кинувшись к парню, Павел приподнял его голову. Нет, голова не мотается, значит, шея цела. По пальцам поползло липкое и теплое.
  -- Щенки прокляты! - взвыл Павел с отчаянием. - На подвиги вас все тянет... Чего стоите?! Врач у вас в деревне есть? Бегите кто-нибудь... А то сейчас ваш Алька копыта откинет... - кто-то ошалело кинулся вдоль улицы. Толпа сгрудилась вокруг, уже спокойнее, Павел спросил: - Фонарь у кого-нибудь есть? - кто-то протянул фонарик: - Свети, дубина...
   Вспыхнул яркий луч. В его свете Павел увидел темную кровь, густо напитавшую волосы, и тяжелыми каплями падавшую на мокрую траву.
  -- Под голову надо что-нибудь подложить... - проговорил Павел озабоченно.
   Кто-то скинул куртку.
  -- Кровью испачкается...
  -- Ничего, отчистим...
   Свернув куртку, Павел подсунул ее под голову все еще не приходящего в себя парня. Пощупал пульс. Слава Богу! Пульс почти нормальный. Если бы отдавал Богу душу, пульс был бы нитевидный. Оживет! Медленно отхлынул холод ужаса, обнимавший спину. Долбанулся бы чуть другим местом, и все, тюрьма, прощай все мечты... В душе поднялась бессильная злоба из-за бессмысленной дикости всего происшедшего. Скоты. Сами нахамили и сами же возмутились, когда получили отпор.
   Завывая в грязи, подъехала машина скорой помощи. Павел удивился. Насколько он помнил из своего детства, в подобных деревнях могла быть только фельдшерица, какая-нибудь тетя Валя, или баба Вера. Изменились времена... Молоденькая девушка в белом халатике и с чемоданчиком нерешительно остановилась перед мрачной толпой парней. Они медленно расступились, и она увидела... По ее лицу, мгновенно ставшему белым в свете фонарика, Павел понял, что она насмерть перепугалась. Н-да... Видимо первый год работает. Потом-то насмотрится и попавших под косилки по пьянке, и куда еще, куда и не подумаешь, что человек может влезть...
   Испуганно, задыхающимся голосом, она пропищала:
  -- Т-там... в машине, носилки... Его везти надо...
   Кто-то из парней с грохотом выволок носилки, пострадавшего общими усилиями взвалили на них, засунули в кабину, дверца захлопнулась, и машина, завывая мотором, работающим на первой передаче, начала разворачиваться в уличной грязи. Павел подумал, хорошо, что двор зарос травой, а то по деревенским улицам ходить невозможно. Он шагнул к крыльцу, и тут под ногу попалось что-то холодное, металлическое. Он нагнулся, пошарил в темноте, пальцы наткнулись на гладкую сталь ружейного ствола. Подняв обрез, ощупал замок и обнаружил, что курок взведен. Осторожно снял его с боевого взвода и тут увидел Вилену, стоящую перед ним. В одной руке она держала куртку, в другой - сапоги:
  -- Павел Яковлевич, наденьте, простудитесь...
   Павел подумал, что у Вилены, как и у любого таежника, прекрасное ночное зрение, и до чего же он нелепо выглядит, в трусах и тельняшке, зябко переступающий босыми ногами в холодной, мокрой, пожухлой траве. Взяв куртку и сапоги, он протянул Вилене обрез:
  -- Спрячь где-нибудь. Отдашь только мне. Поняла?
   Взяв обрез, она ощупала его, потом гневно выкрикнула:
  -- Он же вас чуть не убил! С такого расстояния - дробь хуже разрывной пули... В милицию надо...
  -- Там видно будет... - пробормотал Павел.
   Сунув обрез под полу телогрейки, Вилена пошла в дом.
  -- Попрошу никого не расходиться! - Непонятно откуда появился пожилой человек в милицейской форме. - Пройдемте-ка все в дом.
   Видно было - парни смутились. Табунясь на крыльце, они покорно втянулись в помещение. В прихожей они сгрудились вокруг стола. Для милиционера студенты принесли табуретку. Он сел к столу, достал из сумки ученическую тетрадь, обвел всех взглядом. Парни смущенно переминались с ноги на ногу, опускали взгляды. К столу пробился юркий, и, несмотря на полученную взбучку, все еще неугомонный заводила. А может, наоборот, душа жаждала реванша любой ценой. Не дожидаясь вопросов, он горячо затараторил:
  -- Михал Северьяныч, я все расскажу, все, как было! Я тут к подружке приходил... Ну, засиделись, заговорились с ней. Я уж уходить собрался; девчонкам же спать надо, завтра на работу... Тут, откуда ни возьмись, выскочил этот вот, бородатый. Я же не знал, что он с ними, преподаватель. Он больше на какого-то пирата похож; в тельнике, и шрам на роже... Я бы и сам ушел, мне ли связываться с таким жлобом? А, Михал Северьяныч? Да он схватил меня, выволок на крыльцо, да ка-ак швырнет! Я чуть насмерть не убился, - Павел ошеломленно смотрел на парня, милиционер невозмутимо писал. - Мимо проходили наши парни, начали за меня заступаться, говорить, чего, мол, швыряешься? А он давай матом крыть. Кто мог подумать, что это преподаватель института? Тут Алька вышел, он тоже к подружке приходил. К во-он той, глазастенькой, - он указал на Вилену, кутающуюся в телогрейку у входа в чулан. - Ничего, да?.. Ну, Алька толк в девочках понимает...
   Вилена сжала кулачки, шагнула вперед:
  -- Ах ты, слизняк поганый! Получил, еще хочешь? Это ж я его по башке огрела...
   Свидетель завопил:
  -- Видали, Михал Северьяныч?! Как парню мозги крутить - это, пожалуйста. А как ему башку разбили - сразу в сторону. Напугалась свидетельницей быть. Думает, если правду против своего преподавателя скажет, так из института выживут... И остальные тоже своего препода будут выгораживать.
   Если бы Павел не остановил Вилену, от свидетеля осталось бы одно воспоминание. Она, наткнувшись животом на его руку, послушно отошла назад.
   Свидетель продолжал:
  -- Он Альку схватил за грудки и заорал: чего, мол, сюда таскаешься? Я, может, сам хочу с ней... Истинные вот его слова, Михал Северьяныч! Да ка-ак швырнет и его с крыльца. Алик бац об половинку. Мы подбежали, хотели его в больницу тащить, а этот подбежал, да ка-ак двинет Витьке Капитулину ногой по руке, рука - хрясь, сломалась. Сеня Мальков попытался его отстранить. Человек же кровью истекает, а может уже и кончается?.. В больницу быстрее надо... А он и Сеню... Кулаком в лицо... Мы понять ничего не можем, а он орет: я бы вас, шпану, всех передушил, да руки марать не охота... И матом, матом...
   Милиционер закончил писать, поднял голову:
  -- Все? - и, обернувшись к Павлу: - Ну, а вы что скажете?
  -- Что сказать? Я один, а их вон сколько, свидетелей...
  -- Голову парню разбили?
  -- Разбил...
  -- Другому, руку сломали?
  -- Слома-ал... - Павел тяжело вздохнул, спросил: - Можно, я хоть штаны надену?
  -- Надевайте, - Павел подошел к двери своего чулана, снял с гвоздя свои спортивные штаны, начал надевать. Милиционер вдруг спросил: - А в руке что было?
  -- Ничего не было... - Павел старался на него не смотреть, пробормотал сварливо: - Вы же понимаете, товарищ лейтенант, что я на них не накидывался.
  -- Я то понимаю... - протянул милиционер. - А вот вы, почему не желаете говорить, что в руке было?
  -- Если скажу, тому парню лет пять дадут?
  -- Непременно. И не пять, а гораздо больше. Это только за ношение огнестрельного оружия пятак полагается, а за нападение с его применением - гораздо больше.
  -- Молодой... По глупости он... Да и руку я ему здорово...
  -- Обрез-то хоть, какой был, успели заметить?
  -- Одноствольный... - нехотя обронил Павел.
  -- Теперь понятно, кто у сторожа ружье стащил...
   Милиционер пододвинул тетрадь на край стола, кивнул шустрому свидетелю:
  -- Давай, Игореша, подписывай свои показания...
  -- А че? И подпишу! И все подпишутся. Еще всякая... тут махаться будет.
  -- Ну, еще бы! Ты бы хотел, чтобы ты один мог изгаляться, а тебе бы никто сдачи дать не мог...
   Игорь решительно взял авторучку, размашисто подписался под протоколом, обернулся к остальным:
  -- Подписывайте, пацаны! Когда столько свидетелей, ни один комар носу не подточит... - Парни нерешительно переглядывались. Огромный Сеня, массируя челюсть, задумчиво потупился. Игорь прямо под нос сунул ему авторучку: - Подписывай, Сеня, он же тебе салазки на сторону свернул...
   Семен невнятно пробубнил:
  -- Жаль, тебе не свернул. Вечно влипаешь с тобой... - и отошел в сторону. Хмель из него, видимо, выветрился.
   Милиционер нетерпеливо оглядел парней:
  -- Ну, давайте, подписывайте, некогда мне...
   Кто-то нерешительно потянулся к авторучке. От стены грозно рыкнул Сеня:
  -- Я те подпишу! Что, Северьяныча не знаете? Потом он ваши подписи вам же в задницы и запихает...
   Милиционер спокойно спросил:
  -- Кто расскажет, как было на самом деле?
   Кто-то проворчал:
  -- Чего рассказывать?.. Мы начали, наврал все Игореша...
  -- Ну, вот и ладненько. А тебе, Игореша, сразу могу сказать; за лжесвидетельствование кое-что полагается по закону.
   Парни сгрудились у стола, загомонили. Перекрывая гвалт, Михаил Северьяныч крикнул:
  -- Тихо! Чего галдите? Иль меня не знаете?.. Все получат. И за обрез, и за вранье, и за то, что добрым людям спать мешаете, а потом их же и порочите.
   Парни потянулись к выходу. Последним шел Игорь, на пороге он обернулся, что-то хотел сказать, но милиционер, брезгливо поморщившись, махнул рукой:
  -- Иди, иди, Игореша. Теперь все зависит от товарища преподавателя; будет он писать заявление, или нет. Я бы тебя с большим удовольствием спровадил из села на пару лет, чтобы отдохнуть от твоих художеств.
   Игорь поглядел на милиционера долгим злобным взглядом, оглядел и Павла, весьма многообещающе, и изо всей силы захлопнул за собой дверь.
  -- Гляди-ка, сюпермен... Найти бы обрез, обоим можно припаять.
   Павел робко проговорил:
  -- Молодые, дурные, остепенятся еще... И кому на ум взбрело, назвать тюрьмы исправительными учреждениями...
  -- Полностью с вами согласен, - проговорил, поднимаясь, милиционер. - А за этих нечего заступаться, я их дольше вас знаю. Вон, шрам у вас на лбу... Кто по голове треснул? Часом, не такие же оболтусы?
  -- Да нет, в армии это меня...
  -- Где служили-то, в морской пехоте, поди? Коли такую толпу обработать сумели...
   Павел неопределенно пожал плечами, как бы соглашаясь с догадкой; знал, что сильно армейское братство. Если милиционер служил в морской пехоте, он начнет относиться к Павлу еще лояльнее. Дело-то не завершено, еще есть родители двух увечных агрессоров. А ну как накатают телегу?
  -- Я ведь тоже полвойны в морской пехоте воевал, - продолжал Михаил Северьяныч задумчиво. - Ладненько, значит, наш нынешний десант учат... Нас-то, с кораблей сняли, и в бой. А во многих еще морской форс наружу лез, по передовой в черных бушлатах в рост гуляли. Ленточки по ветру, красота. Только как начали немецкие снайпера щелкать, быстро нас в зеленое переодели. По первости и в атаку в полный рост ходили. Паршивенький пулеметчик одной очередью по полроты выбивал, пока научились...
  -- А вы, Михаил Северьяныч, вроде на пенсии должны быть?
  -- На пенсии... Уж который год. Работаю, что поделать? Молодые-то положенные два года отработают - и в город, - милиционер помолчал, потом спросил: - Что делать-то будем?
  -- А может, ничего не надо делать? Не все ж еще пропало. Отказались ведь под враньем подписываться...
  -- Ох, парень, отрыгнется тебе твое благородство... Алика-то, как покалечил? Он же этим, новомодным способом драки владеет... Тьфу ты... Никак не могу запомнить... Что-то там вроде корыта... Он уже лет пять в городе живет, сюда по выходным, да на каникулы наезжает, и умение свое на деревенских увальнях демонстрирует. Летом одного на танцах так ногой по голове огрел, тот недели две в больнице пролежал.
  -- Вот и меня, тоже хотел... ногой по голове, да неудачно приземлился...
  -- Ладно, Бог даст, все обойдется... - милиционер пошел к двери, взявшись за ручку, обернулся: - Вы отдыхайте, а я в больницу загляну. Если что - сообщу...
   Он ушел. Павел присел к столу, решив подождать часок. По своему опыту знал, какие иногда шуточки откалывает сотрясение мозга. Студенты угомонились. Подошла Вилена, брезгливо бросила на стол обрез, поставила рядом патрон:
  -- Павел Яковлевич, почему вы покрываете этих подонков? Посмотрите патрон, там же пуля. Верная смерть метров с двадцати...
   Он взял патрон, с минуту разглядывал дырявое рыло "жакана". Медленным, усталым движением положил патрон в карман, тихо сказал:
  -- Ложись спать, не мы выдумали, что утро вечера мудренее...
   У нее вдруг задрожали губы, она всхлипнула, и прерывающимся голосом заговорила:
  -- Это все из-за меня... Ну зачем, зачем я его ударила?! Я даже не сообразила, что их так много... Все они покажут, что обрез у вас был, и все - тюрьма... Я писать вам буду... Я к вам приезжать буду, передачи привозить...
   Не на шутку перепугавшись, Павел взял ее за плечи, встряхнул, глянул в мокрое от слез лицо. Руки ее безвольно повисли вдоль тела. Кто бы подумал, что это независимая таежная амазонка.
  -- Ты что, Вилена? Кто меня посадит?
  -- Павел Яковлевич! Мой дед семнадцать лет ни за что отсидел. Отец за правду... За справедливость, чуть в тюрьму не угодил... А вы двух человек изувечили... Обрез милиционеру сразу не отдали... И как я не сообразила? Надо было самой отдать...
   Павел подтолкнул ее к двери, строго приказал:
  -- Сейчас же иди спать. Черт знает что... Развела тут слезы...
   Она покорно шагнула к двери, но обернулась, шмыгнула носом, сказала, уже спокойнее:
  -- Отдайте обрез, пока не поздно...
   Студенты ушли на работу, когда Павел, сидя в одиночестве в деревенской столовой, наворачивал тройную порцию картошки с котлетами. Он здраво рассудил, что если начальство вычеркивает из его жизни целый месяц, так хоть поесть на халяву. А потому заходил в столовую после студентов, и повариха, сердобольно вздыхая, отваливала ему от души. Благо, еда была за счет совхоза. В столовую вошел Михаил Северьяныч, степенно, по-деревенски, поздоровался.
   Повариха высунулась из окна раздачи, спросила:
  -- Северьяныч, тебе положить котлеток? Тут еще полно осталось...
  -- Спасибо, Маняша, но жена у меня готовит так же вкусно, как и ты... - поглядев на Павла, сказал: - Вы кушайте, не торопитесь.
   Павел спросил:
  -- Ну как, жив пострадавший?
  -- Живо-ой... Чего ему сделается? Это добрые люди загибаются в одночасье, а таких даже чума не берет. Покушаете - сходим, проведаем.
  -- А что, они оба в больнице?
  -- Один - в больнице, другой - дома. Болничка у нас хоть и маленькая, но хорошая. Бабка Алькина полночи металась, требовала вертолет вызывать, чтобы внучка ненаглядного в город везти, еле угомонилась, когда врачиха ей сказала, что через пару дней его и выписать можно.
   Сидя у постели Алика, Павел чувствовал себя очень неуютно. Алик с ненавистью зыркал на него из-под бинтов, а на вопросы Михаила Северьяновича отвечать отказывался. Наконец тот не выдержал:
  -- Что, беззащитных пацанов дубасить - это, пожалуйста? А как самому прилетело - сразу милицию звать? Допрыгался...
   Тут из коридора ворвалась рослая, полная женщина. С визгливым криком: - "Вот он!" - кинулась на Павла.
   Михаил Северьянович ловко перехватил ее, усадил на табуретку, сунул в руку стакан с тумбочки с чем-то желтоватым. Она машинально глотнула, оторопело посмотрела на стакан:
  -- Чем ты меня поишь?
  -- Это разве не вода? - изумился Михаил Северьянович.
   Она поставила стакан на тумбочку, уже спокойнее сказала:
  -- Если ты, Северьяныч, не посадишь этого бородатого бандита в кутузку, я напишу, куда следует.
  -- По твоей указке я никого сажать не буду. А тех, кто виноват, посадить бы следовало...
  -- Вот и хорошо. Ты всегда справедливым мужиком был, за то тебя и уважают.
  -- Рано радуешься. Если дело до суда дойдет, твоему внучку придется сухари сушить. Так что, носи ему побольше разносолов, поправляться ему побыстрее надо, сил набираться.
  -- Ты что, Северьяныч?! Мальчишка при смерти, и он же виноват?!
  -- Ну, до смерти ему еще далековато; его ломом в три приема не убьешь. А за участие в разбойном нападении с применением огнестрельного оружия по головке не гладят.
  -- Как же так? Что теперь делать?.. - растерянно протянула женщина.
  -- Что делать? А я почем знаю? Раньше надо было думать...
   Милиционер торопливо пошел к двери, Павел с облегчением поспешил за ним. Выйдя на улицу, Михаил Северьянович глубоко вздохнул, проговорил хмуро:
  -- Ты осторожнее с ней. Она не успокоится, капать везде будет, кляузы строчить.
  -- Михаил Северьяныч, а можно это дело прикрыть, а?.. - искательно протянул Павел.
  -- Прикрыть?! Да я же о тебе забочусь, дурья башка! - вдруг вскричал милиционер. - Если ты не напишешь заявление, на тебя напишут. Из этого дела все равно пшик получится, но эта баба, зато присмиреет. Если дело не заводить, она тебя с ног до головы грязью вымажет. Твои действия правильные были, это ясно. А вдруг, какому дураку из района поручат разбираться? Или не дураку, а вовсе умному? - с намеком добавил Михаил Северьянович. - Да он так повернуть сможет, что тебе же придется года два в тюрьме париться. Знаешь, эти районные суды?..
   Они подошли к покосившейся калитке, висевшей на одном шарнире. По двору шла дряхлая старуха, тяжело опираясь на палку.
  -- Где внук-то? - обратился к ней милиционер.
   Павел отметил, что он не поздоровался, значит, сегодня уже побывал здесь.
  -- Дома. Сидит, как сыч. Доигрался. Наконец, и ему попало... Жаль, тот добрый человек ноги ему не переломал, может, за ум бы взялся...
   Они медленно, подлаживаясь под старческий, шаркающий шаг, двинулись к крыльцу. Пройдя через тесные, с перекошенным полом, сени, вошли в избу. На кухне у стола сидел парнишка. На руке его свежо белел гипс. Ночью парнишка показался Павлу не таким; взрослее и ростом побольше.
   Михаил Северьянович присел к столу, заговорил:
  -- Ну как, Витя, куда обрез-то спрятал? Или дружки тебе еще не успели его передать? А ведь я его все равно найду, и сидеть тогда тебе не меньше пятилетки.
  -- Доигрался... - бабка сокрушенно покачала головой. - Как же я теперь, одна-то? Однако в дом престарелых подаваться надо, - повернувшись к Павлу, она пояснила: - Родители-то его все по Северу за длинным рублем гонялись. Ну, мать его, дочь моя, не вынесла той погони. Север не каждому в прок идет, померла она. Витьку мне оставила. Папаша о нем вовсе уж забыл, второй год денег не шлет.
   Виктор расковыривал ногтем дыру в клеенке, искоса бросая взгляды на Павла.
  -- Как рука? - сочувственно спросил Павел.
  -- Рука, как рука... - Виктор дернул плечом. - Врач сказал, до тюрьмы заживет.
  -- Михаил Северьянович усмехнулся:
  -- Когда у сторожа ружье крал, да когда ствол у него отпиливал, о тюрьме не думал? А жаль. За кражу, за ношение и за нападение с огнестрельным оружием - много получается.
  -- Не крал я у сторожа... - упавшим голосом протянул Виктор.
  -- Кто крал?
  -- Не знаю...
  -- Значит - ты. Одноствольный обрез у тебя видели.
  -- Да не крал я!
  -- Хорошо, давай обрез, я по номеру посмотрю, тот или не тот.
  -- Нету у меня обреза!
  -- Где он?
  -- Откуда я знаю? Вот он, как меня по руке звезданул, я и света белого невзвидел.
  -- Ладно... - с угрозой в голосе протянул Михаил Северьянович. - Ты подумай до завтра, - и, поднявшись с табуретки, пошел к выходу. - Пойдем, Павел Яковлевич.
   Павел не двинулся с места, сказал:
  -- Вы идите, а мне с Виктором потолковать надо.
   Михаил Северьянович задержался на пороге, долгим взглядом посмотрел Павлу в лицо и вышел.
   Павел спросил:
  -- Ну, и что делать собираешься?
  -- А не докажете. Обреза-то нет. Мы не темнота какая-нибудь, законы знаем...
   Павел вытащил из-под куртки обрез, положил на стол. Лицо Виктора на глазах побелело. Видимо, он искренне полагал, что кто-то из дружков в суматохе обрез прибрал. Пошарив в кармане, Павел достал патрон, поставил рядом.
   Бабка застучала клюкой по полу, закричала:
  -- Ах ты, бандюга! До чего дошел?.. Такой же душегуб выродился, как твой папаша...
   Она замахнулась на него клюкой. Защищаясь, он поднял над головой загипсованную руку. Бабка плюнула, и заковыляла к двери, бросив на ходу:
  -- Лучше я в богадельню пойду, чем с таким внучком горе мыкать...
  -- Что же это я тебе такого сделал, что ты на меня патрон пулей зарядил? - тихо проговорил Павел. - Мы же с тобой до сих пор даже ни разу не встречались...
   Не поднимая головы, Виктор пробубнил:
  -- Не хотел я вас убивать, только попугать... А вы мне руку... Как я теперь работать буду?
  -- Откуда ж я знал, что ты меня убивать не будешь? Когда попугать хотят, оружие холостыми патронами заряжают. Пуля в обрезе - дело серьезное.
   Виктор молчал, расковыривая гипс на руке. Павел задумчиво смотрел то на обрез, то на пальцы, будто снегом, припорошенные гипсовыми крошками. Белые крошки сыпались и на клеенку.
  -- Пошли, - вдруг решившись, сказал Павел.
   Виктор медленно поднялся, потерянно промямлил:
  -- Я только оденусь...
  -- Не надо.
   Они вышли во двор. Павел направился к толстенному березовому комлевому чурбаку, служащему для колки дров. К комлю был прислонен тяжелый колун. Положив обрез на чурбан, Павел сказал:
  -- Бей.
   Взяв колун в здоровую руку, Виктор неловко размахнулся. Обух пришелся по замку, потом по стволу. Он бил и бил, вбивая в древесину обломки замка, цевья, коверкая трубку ствола. Когда обрез превратился в бесформенные обломки, раскиданные вокруг чурбана, Виктор осторожно прислонил колун к чурбаку и встал рядом, баюкая больную руку. Павел подобрал обломок спусковой скобы, на которой сбоку был выбит номер:
  -- Значит, не ты у сторожа ружье стащил?
  -- Нет. Это мы нашли у деда Кузьмина в столярке, когда тот умер.
  -- Ну, теперь понял?
  -- Понял...
  -- И что же ты понял?
  -- Что по дурости чуть в тюрягу не угодил...
  -- Н-да... Выходит, ни черта ты не понял... Зря я Михаилу Северьянычу обрез не отдал еще вчера...
   Павел вышел через калитку и сразу же увидел Михаила Северьяновича сидящего на лавочке. Присел рядом. Долго молчали. Наконец милиционер спросил:
  -- Номер-то, какой был на обрезе?
   Павел молча подал ему обломок спусковой скобы.
  -- Не тот... Вот незадача, думал, нашел... Что ж делать-то будем?
  -- Не знаю... Только не могу я их в тюрьму засаживать...
  -- Эх, хе-хе... Отрыгнется тебе твое благородство когда-нибудь... Они вот, соберутся стаей, и, бывает, насмерть запинают кого-нибудь. А потом сопли распустят, и нюнят, не знаю, мол, как и вышло?..
  -- Все равно, - упрямо повторил Павел, - не могу...
  -- Пропадешь ты, парень. Не за понюх табака пропадешь... Сколько таких в лагерях сгноили... Было время... Я-то помню... - Михаил Северьянович замолчал, о чем-то задумавшись. Молчал долго-долго. Потом вздохнул, проговорил, как бы про себя: - Может, потому сейчас и жизнь такая, нечестная, склочная. Все способны и на геройство, и на предательство разом...
   Он поднялся и медленно побрел по улице; сгорбившись, шаркающей старческой походкой. И похожий, и не похожий на соцреалистического Аниськина, у которого и проблемки-то были игрушечные, соцреалистические...
   Господи! Каким же бойскаутом был когда-то Павел! И убийцы-рецидивисты были от него так далеко, что он и не помнил об их существовании. О заказных убийствах, и слыхом не слыхали, даже с далекого Запада еще не доносились слухи о них. А случилась та достопамятная уборочная всего-то лет за пять-шесть до первого в России заказного убийства. Теперь-то и Игореша, и Алик, а может и Виктор, трудятся в компании каких-нибудь "братков", в поте лица трясут рыночных торговцев.
   ...После уборочной Павлу положен был отпуск, и он уже вознамерился ехать в Урман, но Гонтарь настоял на том, чтобы он сначала написал статью по материалам экспедиции, а уж потом отдыхал. При этом забрал у него большую часть материалов, добытых в экспедиции. Объяснив это тем, что они отходят от темы диссертации. Все это было само собой разумеющимся, освященным многолетней традицией Советской науки, а потому тон Гонтаря был невыносимо скучным.
   Статью он написал, и поехал в Урман. В тишине и покое родного дома быстро забылись и пошлость Гонтаря, и инцидент на уборочной, а потому он явился на работу полным оптимизма, и угодил прямо на заседание кафедры.
   Он сидел в уголке и слушал, как обсуждали статьи Гонтаря, как хвалили его, восторгались работоспособностью, упоминали и его соавтора - Павла Яковлевича. Павел внутренне хохотал; надо же, все все понимают, но с умным видом продолжают одну и ту же игру. Все отлично знают, что Гонтарь уже лет пять сам статей не пишет, но, тем не менее, если игра освящена десятилетиями лжи и притворства, она будет продолжаться и дальше.
   Вдруг поднялся Валерий Фирсов и задал "наивный" вопрос:
  -- Мне тут не совсем ясно... - он слегка замялся, поглядел Гонтарю в лицо. - При чем здесь Евгений Михайлович? Почему вообще, на титульных листах статей Лоскутова стоит его фамилия?
   Гонтарь снисходительно улыбнулся и развел руками. Как бы говоря этим, что на подобные вопросы просто незачем отвечать. Но для себя он тут же вывел заключение: на кафедре организуется оппозиция. Впрочем, она и раньше была, почти никто не любил Гонтаря, но раньше она опасалась высказывать свое мнение. И он тут же решил нанести упреждающий удар. Павел это понял только потом, задним числом, а тогда под ним будто земля разверзлась.
   Гонтарь заговорил:
  -- Кстати, хотелось бы обратить внимание на недопустимое поведение нашего молодого сотрудника - Павла Яковлевича. Он сотворил нечто неслыханное: подрался с местными жителями, будучи руководителем группы на уборочной. Он, видимо, еще не чувствует той ответственности, что налагает на него положение преподавателя Университета. Он даже не соизволил доложить обо всем случившемся, вернувшись с уборочной. А ведь на него чуть было не возбудили уголовное дело. Но директор совхоза и начальник милиции, видя его молодость и горячность, а скорее из уважения к нашему Университету, посчитали возможным ходатайствовать о том, чтобы против него все же не принимались соответствующие санкции.
   Павел ошеломленно смотрел на Гонтаря, и никак не мог сообразить: какие санкции? Какой начальник милиции? А Гонтарь тем временем продолжал:
  -- Конечно, все мы были молодыми, и нам тоже хотелось блеснуть перед девушками. Но ведь надо знать меру. Личные отношения не должны никому бросаться в глаза. Тем более, людей калечить из-за этого... - Гонтарь осуждающе покачал головой.
   Теперь все смотрели на Павла с ласковой укоризной старших, которые не разглядели и вовремя не пресекли шалости младшего. А Гонтарь после короткого раздумья произнес:
  -- Мне кажется, не стоит пока принимать жестких мер... Павел Яковлевич человек умный и сделает из всего правильные выводы. Конечно, это будет слишком уж мягко, но я думаю, следует ограничиться выговором.
   Павел как бы со стороны услышал свой голос, хриплый, неузнаваемый:
  -- Они, пьяные, вломились в дом... Пытались избить студентов... Приставали к девушкам...
   Гонтарь высоким голосом почти выкрикнул:
  -- Позвольте вам не поверить! - он помахал в воздухе двойным тетрадным листом, мелко исписанным. - В ректорат поступило письмо от матери потерпевшего. Мы ничего не имеем против того, что вы, человек не женатый, ухаживаете за студенткой... Но коли она предпочла другого, а вы тут же проломили ему голову... Это, знаете ли, криминал. Я предлагаю вам немедленно написать объяснение, и в ваших же интересах, если там будет правда.
   Фирсов что-то пытался говорить, но заведующий кафедрой прервал его на полуслове и объявил, что заседание окончено.
   Грязь, пошлость и стыд тянулись всю зиму. Павла вызывал ректор, слушал и не слышал его объяснений. Его заслушивали на собраниях, заседаниях и бюро, и не верили. Даже когда пришло письмо Михаила Северьяновича. Не помогло и коллективное заявление студентов группы. Павлу было неудобно, просить их об этом, за него расстарался Фирсов. Он один выступал в защиту Павла, но его никто не слушал, у него еще не было веса в Университете.
   Фирсов был родом из этого города, но поступил почему-то в МГУ. После окончания его оставили в аспирантуре, где он и защитил диссертацию. Без протекции поступить и окончить МГУ, да после этого остаться там, в аспирантуре, для этого надо быть, по крайней мере, гением. Наверное, Фирсов им и был. Приехав из Москвы на работу в Университет, он ни в грош не ставил авторитет Гонтаря.
   В то время Павел еще не знал, что они с Фирсовым обречены. Просто, он считал, что надо перетерпеть, и все образуется. Однако с Фирсовым Гонтарю было справиться гораздо труднее, чем с Павлом. Фирсов уже готовил докторскую диссертацию, которую тоже намеревался защищать в Москве. А на себе Павел в ту же осень почувствовал изменение отношения Гонтаря. Вдруг выяснилось, что уже почти готовая диссертация "сыра", "нет достаточной аргументации фактическими материалами", "требуется подтверждение и уточнение многим фактам".
   Потом Павел по заданию Гонтаря написал еще одну статью, но к своему изумлению, получил на нее отрицательный отзыв. Он ее переписал, и опять получил отрицательный отзыв. При этом Гонтарь с серьезным видом говорил, что Павел без пяти минут кандидат наук, и должен научиться обходиться без нянек. А если Павел Яковлевич так уж уверен в себе, то статью можно отдать другому рецензенту. После чего статья до весны странствовала по разным рецензентам, а Павел коллекционировал отрицательные отзывы. Да еще Фирсов вдруг ни с того, ни с сего перестал выступать против Гонтаря, а потом поползли слухи о его связи с Ириной, женой Гонтаря.
   Старики на кафедре, да и на всех остальных в Университете, возмущались, а молодежь лишь посмеивалась. Сам Гонтарь не подавал виду, что догадывается, а когда до него долетали слухи, посмеивался, и говорил, что все чепуха, не более чем сплетни. Павел тоже любил пошутить по поводу старомодности стариков и живучести сплетен, но потом ему стало не до шуток; кто-то пустил слух, будто он сожительствует со студенткой, к тому же несовершеннолетней первокурсницей. Мало того, что ему бесконечно мотали нервы разбирательством драки на уборочной, а тут еще начали хихикать за его спиной, что он не только за знания зачеты ставит...
   Однажды Павел допоздна задержался на работе. Идя к выходу, в полутемном, пустынном коридоре нос к носу столкнулся с деканом биофака. Старик осторожно взял его за локоть, отвел к окну, по которому весело стучал первый весенний дождик, и отеческим тоном заговорил:
  -- Извините, Павел Яковлевич, тут, э-э... разговоры идут про вашу, так сказать, связь со студенткой...
   Павел давно ожидал чего-либо подобного, но все равно это для него оказалось неожиданностью. Будто жидким навозом в лицо плеснули. Видимо, он покраснел. Но тут же поднялась холодная злость: в конце концов, если и есть какие-то отношения, ему-то какое дело?! Старый динозавр социалистической нравственности... Пожить бы ему в общаге...
  -- Какая связь? С какой студенткой? - недоуменно переспросил Павел.
  -- Ну, с этой... - декан замялся, - с Виленой, дочкой лесника...
  -- Какая-то идиотская сплетня...
  -- Возможно, я не так выразился? Но что там у вас с этой студенткой?
  -- А что у меня с этой студенткой? - Павел видел, как мучается старик, но теперь намеренно тянул из него прямые вопросы, мстительно наблюдая, как тот вертится.
  -- Ну... Говорят, что вы с ней сожительствуете...
  -- Насколько мне известно, она живет в общежитии, - резко выговорил Павел. - А если вы хотите пришить мне педофилию, то не получится - ей уже исполнилось восемнадцать.
  -- Ну, так женитесь! - в отчаянии вскричал декан.
   Павел знал, что тот к нему хорошо относится, и обижать старика было бы свинством, но как обычно в подобных случаях, Павла понесло. Тем более что ему хорошо были известны нравственные устои Вилены. Он грубо рявкнул:
  -- А вот это не ваше дело, на ком мне жениться! Вместо того чтобы пресекать пошлые сплетни, вы сами их поощряете...
   Тут Павел заметил в конце коридора Михаила с Олегом. Декан их тоже увидел и, видимо, решил ретироваться. Напоследок он, все же, оставил последнее слово за собой:
  -- Все же, Павел Яковлевич, вы бы вели себя поосторожнее, а?..
   Он побрел по коридору, сгорбившись больше обычного, старчески шаркая ногами. И расставаться с привычной жизнью жалко, и в новую никак не вписаться...
   Подходивший Олег весело осведомился:
  -- Что это с ним? Никак ты предложил ему пойти на пенсию?
  -- Да нет, это он меня к студентке сватал. И кто подобные сплетни распускает? Хоть из Университета беги...
  -- Те и распускают, кто хочет, чтобы ты из Университета сбежал, - усмехнулся Михаил. Покровительственно похлопав Павла по плечу, продолжал: - Не бери в голову, в нас постоянно влюбляются студентки. Вот в него, - он хлопнул Олега по спине, - с каждого потока по десятку одновременно влюблены. И каждая надеется выйти за него замуж. Еще бы! Такой молодой, а уже кандидат наук, без пяти минут - доктор. Зарплата, квартира, заграничные командировки... Красивая жизнь! Как в кино.
   Олег с притворной грустью протянул:
  -- Что поделать, судьба у нас такая...
   Павел махнул рукой:
  -- Да ну вас! Вам все шуточки... Ну какие у меня могут быть отношения с Виленой?
   Олег с отчаянием ухватился за голову, закатил глаза, и с надрывом вскричал:
  -- Это, каким же надо быть кретином, чтобы не заиметь отношений с такой девушкой?! И ты хочешь, чтобы мы поверили, будто ты кретин?
  -- А идите вы!.. - и Павел бросился к выходу.
   Душистый ветер, напоенный запахом талого снега, горечью набухших почек, бросил ему в лицо пригоршню дождевых капель. Он подставил лицо дождю, ветру, ловя капли губами, и неожиданно для себя, с какой-то бесшабашной решимостью проговорил:
  -- А вот сейчас пойду и скажу: Вилена, завтра пойдем подавать заявления...
   Он остановился, обескураженный. Нет, это как-то не так должно быть. Надо сначала про любовь... Но тут подумал, что про любовь говорят нежно, ласково. А как он обратится к Вилене? Леночка? Нет, не годится, ее так Гонтарь называл. Вилочка?.. И сам расхохотался от нелепости этого слова. Смех-то и привел его в чувство. Боже! Она еще и первого курса не окончила, а у него с диссертацией сплошные неясности. Стоит ли громоздить сложности с женитьбой? К тому же, кроме взглядов ничего не было, а все разговоры велись только об учебе.
   Подняв воротник куртки, он зашагал прочь от все еще светящего окнами Университета.
   Воспоминания прервались, когда закончился чай в чайнике. Выглянув в окно, Павел подумал, что вся эта подготовка должна разразиться нешуточным катаклизмом. Как бы он не помешал задуманному... А поскольку до четырех часов было еще полно времени, он пошел в спальню, и засел за пишущую машинку.
   Удар грома, казалось, прогремел над самой крышей, Павел аж подскочил от неожиданности, поглядел в окно; катаклизм, наконец, начался, ливень лил такой, что не было видно домов, стоящих на противоположной стороне улицы. Павел подумал, что если еще случится парочка таких дождей, то первые грибы могут появиться в июле. Впрочем, такие ливни обычно идут над небольшой территорией, над центром города вполне может светить солнце. Под шум дождя работалось и вовсе хорошо. Он с трудом заставил себя оторваться от работы.
   Не спеша, пообедав, он в три часа вышел из дому и поехал в Университет. На улице уже светило солнце, было свежо и приятно пахло молодой тополевой листвой. Дождь прибил уже начавший лететь тополиный пух, и он не лез назойливо в нос и глаза. В центре города на асфальте блестели лужи, кое-где еще бежали ручьи к водостокам. Знатный дождичек прошел... Выйдя из автобуса, Павел зашел в ближайший магазин, купил бутылку дагестанского коньяка. В прохладном полутемном вестибюле Университета сердце тоскливо сжалось; сколько воспоминаний связано с этими стенами, со старым скрипучим паркетом, сколько надежд тут осталось... С еще большей силой накатила злость на Гонтаря, и исчезли последние сомнения, в том, что это он стремится убить Павла. Он ведь всегда был собакой у печки, а быть ректором престижного Университета, к тому же котирующегося чуть пониже МГУ, это не шутка. За такое тепленькое местечко и десяток писак положить не жалко...
   Поднявшись на второй этаж, он прошел по коридору, остановился перед знакомой дверью. Глубоко вздохнул, успокаивая расходившиеся нервы, и толкнул дверь. Она легко отворилась, в приемной никого не было. Судя по тому, что стол секретарши был девственно пуст, она уже ушла домой. Дверь в кабинет была приоткрыта, оттуда послышался знакомый вальяжный голос:
  -- Кто-о та-ам?
   Павел распахнул дверь и ввалился в кабинет, широко разводя руки:
  -- Евгений Михалыч! Сколько лет?! Сколько зим?! - растянув губы в радостной улыбке до ушей, Павел ринулся к столу. - А я шел мимо, дай, думаю, зайду... Михалыч, дорогой! Да ты и не изменился совсем! Только седины прибавилось...
   Гонтарь сидел за столом, оторопело таращась на Павла. В черной шевелюре его ярко белели седые пряди, в черной бородке тоже появилась белая проседь. А вообще он был умопомрачительно красив и респектабелен. Студентки, видимо, поголовно влюблены в него с первого по последний курс, не считая аспиранток. Павел подошел к нему, присел, облапил и легко поднял из кресла. Тиская в объятиях, тараторил:
  -- Михалыч, да ты что? Не узнаешь, что ли? Ладно тебе... Давай разопьем мировую. Я ж на тебя не в обиде, я даже рад, что ты меня из аспирантов выпер. Я ж теперь известный, и где-то даже знаменитый писатель. А был бы зачухонным кандидатом биологических наук... - и от полноты чувств поцеловал своего бывшего научного руководителя в щеку, при этом качественно обмусолив не менее половины щеки. Посадив его на место, Павел сел в кресло для посетителей, достал из сумки бутылку, принялся откупоривать, сказал деловито: - Где у тебя стаканы? Или ты совсем аристократом стал, из рюмок пьешь? Доставай рюмки. Я ведь тоже стараюсь хорошие манеры выработать. Как-никак элита...
   У Гонтаря, наконец, прорезался голос:
  -- Что вы себе позволяете?! А ну убирайтесь из кабинета!
   Павел улыбнулся еще шире:
  -- Михалыч, да брось ты! Давай дернем коньячку, и забудем старые распри. Фирсова все равно уже не вернуть... А еще лучше, давай мириться на японский манер, там так смертельные враги мирятся; сначала ты меня трахни, а потом я тебя. И будем с тобой повязаны на век... - Павел снова обежал стол, на ходу расстегивая штаны, рывком стащил джинсы вместе с трусами, и сунул свою объемистую задницу прямо под нос Гонтаря. Как и у всех культуристов, злоупотребляющих приседаниями и становой тягой, задница у Павла была внушительная.
  -- Да я сейчас в милицию позвоню! - заорал Гонтарь и потянулся к телефону.
  -- В милицию? А это мысль... - задумчиво протянул Павел, застегивая штаны.
   Он взял со стола телефон, взвесил в руке, солидный аппарат, наворочено черт те что. Наверное, и автоответчик, и определитель номера имеются. Широко размахнувшись, он ударил самого себя телефоном по уху. Ухо враз онемело, через полчасика распухнет, превратится в форменный пельмень. У Гонтаря отвисла челюсть. Павел вновь размахнулся, и на сей раз заехал себе по лицу, к тому же очень удачно попал по скуле, скоро глаз заплывет великолепным фингалом. После этого широко размахнулся и врезал телефоном Гонтарю по физиономии. И тут Павел испытал поистине физическое наслаждение, будто Оксану трахал. Столько лет ему хотелось заехать Гонтарю по физиономии, что это желание влезло аж в подкорку. Телефон жалобно пискнул и развалился на части.
   Павел очень натурально всхлипнул, и жалобно проныл:
  -- Чего ж это вы меня телефоном-то бьете, Евгений Михалыч?..
   Гонтарь, наконец, пришел в себя, вскочил с кресла, Павел удачно сунулся лицом к его голове и получил темечком по носу, нос тут же онемел. Размазывая кровь по лицу, Павел отступил к двери, плаксиво проныл:
  -- За что, Евгений Михалыч?..
   Гонтарь бросился к двери, но Павел остановил его несильным ударом в челюсть, потом добавил мощную пощечину. Хоть борода и смягчила удар, но треск, видимо, можно было слышать и в коридоре. Гонтарь мгновенно оправился от нокдауна, и видимо вспомнил, что сам был боксером. Приняв стойку, он довольно умело пошел в атаку. Павел подумал, что выиграть первенство города, к тому же такого, где имеется институт физкультуры, мог не менее чем мастер спорта. Но средневес Павлу страшен не был, к тому же бывший боксер, уже лет двадцать не вылезавший на ринг. И он принялся избивать Гонтаря с изощренной жестокостью. Бил по физиономии, намеренно не вырубая. Сбивал на пол, и несильно пинал ногами, стараясь попасть по копчику. Гонтарь пощады не просил, сжав зубы, бросался и бросался в атаки, косясь на дверь, видимо, надеясь улучить момент, и прорваться к выходу. Иногда Павел намеренно пропускал удары, после чего, глумливо ухмыляясь, канючил: - За что, Евгений Михалыч?!. Впервые в жизни Павел испытывал неимоверное наслаждение из-за того, что избивал человека. В заключение, Павел свалил Гонтаря на пол, схватил за волосы, и принялся тыкать физиономией в ковер. Когда он его отпустил, и вскочил на ноги, с намерением продолжить экзекуцию, Гонтарь сдался; он лежал на полу, хлюпал разбитым носом, и не пытался подняться. Павел несильно пнул его, проговорил:
  -- Валерку убил, а теперь и от меня, единственного свидетеля, собрался избавиться? Не получится! Я тебя, козла, сразу вычислил, потому как некому меня, и не за что убивать. Только тебе я опасен. Но ты здорово просчитался, завтра же во всех газетах и по всем телеканалам разойдется занимательная история, как ты Валерку Фирсова замочил...
  -- Ты сумасшедший манья-ак... - простонал Гонтарь. - Я уже и забыл про тебя, а ты все зуб точил...
   Павел размахнулся ногой, делая вид, будто хочет заехать по физиономии. Гонтарь проворно закрыл лицо ладонями. Тогда Павел склонился к нему, и резко ударил полусжатым кулаком под ухо, отключив на пару минут. Кинувшись к столу, схватил бутылку, быстренько обтер ее, и, прихватив за горлышко листком бумаги, вернулся к лежащему Гонтарю, взял его безвольную руку и крепко притиснул пальцы к бутылке. После чего вернул ее на место. Мимоходом стер свои отпечатки пальцев с обломков телефона и пошел к двери, на ходу бросив Гонтарю, который слабо заворочался на полу:
  -- Лежи и медитируй.
   В коридорах ему никто не встретился, только вахтер изумленно уставился на побитую и окровавленную физиономию, но спросить ничего не успел, Павел выскочил на крыльцо. Торопливо прошел по алее к воротам и зашагал к городскому травмпункту, благо до него было всего два квартала. Бог миловал, на патрульных он не наткнулся, а то блюстители хреновы уволокли бы на всякий случай в кутузку, и сорвали бы хитроумный план. В травмпункте, пока медсестра обрабатывала его ушибы, он въедливо потребовал бумагу, что на его теле имеют место многочисленные следы побоев. Аккуратно сложив полученную бумагу, положил ее в сумку. В вестибюле больницы, возле гардероба, висело большое зеркало. Подойдя к нему, Павел оглядел себя критически; хорош, ухо распухло, глаз заплыл от великолепного фингала, губа распухла, нос тоже распух, рубашка на груди заляпана кровью. Поглядев на часы, Павел сообразил, что время рассчитал точнее некуда, осталось ровно столько, чтобы до семи успеть в общественно политический центр.
   В вестибюле "ОПЦ" царило необычное для летнего времени оживление. Табунок парней и девушек толкался у входа, видимо травили анекдоты, потому как оттуда то и дело слышался смех. На Павла они глянули мельком, и продолжили толковище. Но Павел уже разглядел свою знакомую репортершу, подойдя к ней, он попытался улыбнуться, но из-за разбитой губы его физиономия только болезненно перекосилась. Он проговорил:
  -- Здравствуйте, Вероника Осиповна.
   Она его не узнала, удивленно подняла брови, спросила:
  -- Мы знакомы?
  -- А вы разве не помните? Вы мне позавчера визитную карточку дали, как раз на крыльце офиса охранно-сыскного агентства "Беркут".
  -- Ох!.. Что с вами стряслось?! Неужели убийцы достали? Вы извините, у меня сейчас встреча с одним человеком, а потом мы с вами побеседуем...
  -- Вероника Осиповна, так ведь я и есть Павел Лоскутов...
   Замешательство ее было недолгим, она вдруг заорала азартно:
  -- Вася! Беги сюда!
   Из толпы вывернулся молодой парень, уже пристраивая на плечо видеокамеру. Техника была не первой молодости, но, как знал Павел, отличалась большой надежностью. Все остальные работники пера и экрана тоже встрепенулись, и ринулись к Павлу.
   Длинноногая Вероника уже стояла в пол-оборота к Павлу и говорила в микрофон:
  -- Мы беседуем с известным писателем детективного жанра Павлом Яковлевичем Лоскутовым, - повернувшись к Павлу, она спросила: - Павел Яковлевич, у вас на лице следы свежих побоев. Это связано с тем, что за вами гоняются убийцы?
   Павел попытался улыбнуться в объектив, но опять только перекосился, заговорил:
  -- И да, и нет. Это меня избил Евгений Михайлович Гонтарь. Я сегодня купил бутылку коньяка и пошел к нему мириться. Зашел в кабинет, поздоровался, откупорил бутылку, а он вдруг как закричит: да я тебе эту бутылку сейчас в задницу забью! Я машинально схватился за телефон, просто, от неожиданности, всегда ведь хочется немедленно позвонить в милицию, когда тебе так недвусмысленно угрожают, а он меня этим же телефоном как саданет по физиономии. Вот, ухо разбил, и глаз подбил, пока телефон не разбился. Потом бросил телефон, и говорит, что, мол, в молодости был боксером, мастером спорта, и может отделать меня, как Бог черепаху. Ну и давай избивать. Я еле вырвался из кабинета...
  -- Павел Яковлевич, а зачем вы пришли в кабинет Гонтаря?
  -- Как зачем? Мириться... Столько лет прошло. К чему дальше враждовать? К тому же я и не в обиде больше. Я теперь известен и даже знаменит, да и доходы не такие, как у заурядного кандидата наук.
  -- Извините, Павел Яковлевич, а кто такой этот Гонтарь?
  -- Как кто? Ректор нашего Университета...
   Немая сцена длилась не долго, но когда писаки вышли из ступора, они чуть не раздавили Павла; несколько человек одновременно заорали, стараясь перекричать друг друга, задавали какие-то вопросы, которые Павел не смог разобрать. Он терпеливо пережидал шум, дожидаясь пока репортеры сообразят, что лучше кому-нибудь одному предоставить возможность задавать вопросы. Наконец все угомонились, и Вероника задала вопрос, который буквально свисал у всех с языков:
  -- И из-за чего же возникла вражда у вас с ректором Университета?
  -- Видите ли, я когда-то был его аспирантом, под его руководством написал диссертацию, но защитить я ее не смог, потому что Евгений Михалыч отказал мне в поддержке, и написал отрицательную рецензию. А потом поспособствовал и моему увольнению из Университета. Вот так и толкнул он меня на скользкую писательскую стезю.
  -- Но почему же он отказал вам в поддержке?
  -- О-о... Это история совершенно детективная. По этому сюжету я буду писать свой следующий криминальный роман. Вот сейчас закончу фантастический боевик, и засяду за роман.
  -- Так в чем же детектив?! - нетерпеливо переспросила Вероника.
  -- Вы вряд ли помните, но история тогда нашумела на весь город. Гонтарь, тогда зав кафедрой, я, его аспирант, и Валерий Фирсов, молодой и способный кандидат наук, с отрядом студентов пятикурсников были в экспедиции. Экспедиция оканчивалась, когда Гонтарь с Фирсовым отправились охотиться на лося. Потом следствие пришло к выводу, что произошел несчастный случай. Но я там был, и прекрасно прочел по следам, что это был организованный несчастный случай. Прекрасно замаскированное под несчастный случай убийство. Я бы даже сказал, что это идеальное убийство. Хоть детективщики всего мира и утверждают, что идеальных убийств не бывает.
  -- Вы хотите сказать, что Гонтарь убил Фирсова?!
  -- Вот именно. Доктор наук Гонтарь убил кандидата наук Фирсова.
  -- А мотив?!
  -- Обычный мотив, у молодых людей... Ведь Гонтарю тогда было едва за тридцать. Женщина. У Фирсова крутился роман с молодой и красивой женой Гонтаря, ну и Фирсов был единственный реальный кандидат на место Гонтаря. Я тогда же рассказал Гонтарю, что догадался обо всем. Он меня форменным образом уничтожил, а сам сухим из воды вылез. Теперь он ректор, не подступись. Но и я в дерьме не утонул.
  -- А каким образом был организован несчастный случай?
  -- А вот об этом вы прочтете в моем новом романе. Если мой фантастический боевик издадут достаточно оперативно, я куплю компьютер, а на компьютере можно писать в десять раз быстрее, чем от руки. Так что, зимой вы прочтете в моем романе, как организовать идеальное убийство.
  -- Павел Яковлевич, значит, то, что за вами охотятся какие-то киллеры, вы связываете с тем, давним делом?
  -- Разумеется! Когда я сидел в подвале плавательного бассейна дежурным слесарем на мизерной зарплате, я был абсолютно безопасен Гонтарю, а теперь он элементарно испугался. Теперь-то от меня не отмахнешься, как от клеветника. И все равно, никакой суд мои показания принять не сможет, поэтому-то я сегодня и пошел к Гонтарю с бутылкой коньяка, чтобы спокойно поговорить и убедить его, что я не буду его топить. Хотелось по-хорошему убедить его отменить заказ. Но, как видите, разговора не получилось...
   Большинство репортеров вдруг кинулись к выходу. Вероника поглядела им вслед, потом торопливо сказала:
  -- Павел Яковлевич, я хорошенько подготовлюсь к интервью с вами, а потом мы встретимся, и подробно поговорим о детективной и фантастической литературе... - и она упорхнула вслед за всеми.
  -- Н-да, работнички пера и топора... - проворчал Павел.
   Выйдя на улицу, он поглядел на небо, по нему густо плыли облака, но солнце в промежутках пригревало неплохо, а потому вполне можно сходить на пляж, коли уж все равно недалеко от реки оказался. Вечерком, да после дождя, вода в реке особенно вкусная.
   Идя по берегу к своему любимому месту, поймал себя на том, что в полголоса напевает:
  -- Снова туда, где море огней. Снова туда, с тоскою своей. Светит прожектор, фанфары гремят, публика ждет, будь смелей акробат. Со смертью играю, смел и дерзок мой трюк...
   Черт! К чему бы это? - подумал он. Оно, конечно, и смел, и дерзок его трюк... Но эта ария мистера Икс с самой армии к нему не привязывалась. Это там он по пути на станцию вечно ее распевал, все два года.
   Однажды замполит Комаревский был оперативным дежурным, и была весна, снег таял, солнышко пригревало. Замполит воспылал жаждой деятельности, то есть в целях борьбы с дедовщиной выгнал на улицу весь призыв Павла с лопатами, и приказал раскидать набухшие водой сугробы, которых за зиму наметало столько, что казарму скрывало вместе с крышей. Ее бы не заметало вровень с крышей, но вдоль фасада проходила асфальтированная дорожка, и рос ряд тополей. Дорожку следовало чистить всю зиму, вот этот снежный вал вкупе с тополями и создавали великолепную систему снегозадержания. К февралю к казарме со стороны станций уже ходили по траншее в три метра глубиной. Павел раскидывать сугробы не собирался, а преспокойно направился к станции. Замполит прохаживался по дорожке, сверкая на весеннем солнце хромовыми сапогами. Проходя мимо, Павел козырнул, как положено. Замполит тихо проговорил:
  -- Стоять, ефрейтор. Кру-угом. - Павел развернулся. - А вас что, не касается?
   Павел пожал плечами и проговорил:
  -- Но ведь это свободной смене нечего делать, а у меня сегодня по плану регламентные работы на станции. На КП можете сами посмотреть...
   Замполит задумчиво смерил его взглядом, наконец, сказал:
  -- Кру-угом. Бегом марш на станцию...
   Павел развернулся, и не спеша, пошел дальше. Позади послышалось:
  -- Ефрейтор, ко мне... - Павел вернулся, недоуменно поглядел на замполита, а тот, уже подпустив металла в голос, скомандовал: - Кру-угом! Бегом марш на станцию!
   Теперь до Павла дошло. Он развернулся, и опять не спеша, пошел по дорожке, но при этом вдруг запел арию мистера Икс. Замполит опять его вернул. И так повторялось раз десять, и каждый раз, поворачиваясь, и не спеша, удаляясь от замполита, Павел запевал арию. В конце концов, тот сдался, яростно плюнул, и проворчал:
  -- Ефрейтор Икс, бля...
   С тех пор он иначе как "ефрейтором Икс" Павла и не называл.
   Уже раздевшись на пляже, Павел вдруг спохватился, что, идя расправляться с Гонтарем, оставил и наган, и нож дома. Вот будет потеха, если его сейчас на бережку мочилы зажмут! Однако искупаться страсть как хотелось. Он чувствовал себя так, будто только что из выгребной ямы вылез. Плюнув на осторожность, вошел в воду и поплыл против течения. Вода, и правда, была замечательной.
  
  

* * *

  
  
   Избушка насмешливо смотрела подслеповатым окошком. Вернее, это была не совсем избушка, скорее это было серьезное зимовье; изба пятистенка, с драночной крышей и чердаком. Лаз на чердак наверняка был из сеней, по таежному обычаю, потому как в таких таежных избах на чердаках обычно травы сушатся, и хранится всякое добро. Вокруг разливалось море цветущего кипрея. Видимо когда-то давно здесь прошел пожар, уперся в берег реки, и добрый кусок тайги в излучине выгорел дотла, а потом тайга по какой-то причине вновь не завоевала это место.
   Гиря тихонько матерился сквозь зубы, и было от чего. Крыня спросил:
  -- А это та избушка?
  -- Та. Другой здесь нет.
  -- Выходит, кинул нас, твой вольнонаемный...
  -- Не мог он меня кинуть...
  -- Откуда тогда этот кент взялся? - Крыня цыкнул плевком сквозь зубы в сторону мужика, копошившегося между разноцветными ульями.
   Гиря сорвал травинку, сунул в рот, задумчиво пожевал, сказал медленно:
  -- Может, он недавно привез сюда свои ящики?
  -- Какая разница? Что делать-то будем?
  -- Пушка и патроны наверняка на чердаке.
   Хмырь, жмурясь на солнце, проворчал:
  -- Стал бы вольнонаемный рисковать за пять кусков...
  -- Не за пять, а за десять... - благодушно проговорил Гиря. - Да тот падальщик и за трешкой в пекло бы полез.
   Хмырь протянул руку, сорвал с ближайшего стебля кипрея цветонос с цветами, распустившимися только на самой вершинке, сунул в рот, и принялся задумчиво жевать. Крыня разинув рот, наблюдал, как цветонос исчезает во рту Хмыря, наконец, не выдержал, спросил:
  -- Ты что, корова?
   Хмырь медленно сглотнул разжеванные цветы, проговорил:
  -- Давай, Крыня, сразу договоримся: я те не блатной, и не авторитет, атамана ты передо мной не строй. Я вас из тайги выведу, и сразу разбежимся. Что значит "корова", на вашем блатном языке, я знаю. Так что, в случае чего, я тебе глотку перехвачу, ты и мявкнуть не успеешь...
   Крыня уставился на него мертвым взглядом. Но Хмырь невозмутимо сорвал второй цветонос и тоже сунул его в рот. До Крыни моментально дошло: тут не зона, тут мир Хмыря, и Хмырь свободно может оставить их всех троих гнить в чертоломе.
   Гиря выплюнул травинку, проговорил медленно:
  -- Вот что, Крыня, пока этот кент ковыряется в своих ящиках, проберись незаметно в избушку и возьми заначку.
  -- На таких пасеках обычно шавок полно, от медведей стеречь... - равнодушно обронил Хмырь.
  -- А тут что, медведи водятся? - испуганно спросил Крыня и завертел головой.
   Хмырь ухмыльнулся, проговорил:
  -- Медведь тебя жрать ни за что не захочет, побоится медвежьей болезнью заболеть...
  -- Это какой еще болезнью?
  -- Поносом...
   Крыня плюнул, стянул бушлат и проворно нырнул в траву. Гиря с беспокойством смотрел на качающиеся стебли, отмечающие движение Крыни. Но пасечник был так поглощен своим занятием, что даже ни разу не поднял головы. Кипрей стоял стеной прямо у крыльца избушки, так что Крыня лишь на миг мелькнул, и исчез в темном проеме двери.
   Прошло минут десять. Пасечник накрыл крышей улей и пошел к избушке. Хмырь флегматично констатировал:
  -- Все, погорел...
  -- Отсидится... - протянул Гиря. - Пасечник долго не будет в избушке сидеть.
   Через минуту из дверей высунулся Крыня, помахал рукой.
  -- Вот придурок, удавить мало... - Гиря зло хватил кулаком по земле.
   Войдя с яркого солнечного света в полутемную избушку, не сразу разглядели, что пасечник, мужик лет пятидесяти, лежит на лавке, а руки и ноги его жестоко скручены веревкой под лавкой. Под левым глазом у него набухал здоровенный фингал.
   Гиря смерил Крыню злобным взглядом, проговорил:
  -- Три дня в дерьме сидели, что бы ты, чмо, в первый же день воли легавым след показал...
  -- Этот суслик спер нашу пушку! - не обратив внимания на критику, заверещал Крыня.
  -- Не брал я ничего! Я только вчера приехал! - закричал пасечник.
  -- Щас я те покажу, не брал!.. - Крыня выдернул из-за голенища длинную заточку.
   Гиря схватил его за шиворот, пихнул к стенке, проговорил дружелюбно:
  -- Не петушись, придурок... Сильно уж ты энергичный, прямо, как понос...
  -- Это кто петух?! Кто придурок?! - заорал Крыня, и чуть было не всадил в Гирю заточку, но вовремя опомнился, а Гиря, будто того и ждал.
   Хмырь это моментально заметил, и быстренько намотал на ус. Оказывается, Гире только и нужен был веский повод, чтобы прикончить Крыню.
   Крыня воткнул заточку в стену, сел на лавку у окна. Гиря вышел в сени. Вскоре под его тяжелыми шагами заскрипели почерневшие дранки потолка. Крыня никак не мог усидеть на месте, вскочил, выдернул заточку из стены, приставил ее к горлу пасечника, спросил ласково:
  -- Где медовуху прячешь?
   Пасечник побелел, захрипел, выгибая шею:
  -- Нету медовухи... Я ж еще и мед ни разу не качал...
   Хмырь увидел на столе охотничий нож. Доброе изделие деревенского кузнеца. Длинное и широкое желобчатое лезвие, рукоятка из оленьего рога. Стараясь не смотреть на пасечника, и измывающегося над ним Крыню, Хмырь взял нож и сунул за голенище. Появился Гиря. В руках он нес ружье, завернутое в тряпку, и рюкзак, с чем-то тяжелым.
   Гиря проворчал:
  -- Зенки почаще мыть надо... Ты опять самодеятельностью занимаешься?
   Крыня нехотя убрал заточку от горла пасечника. Тот жалобно проныл:
  -- Отпустите, ребятки... Я никому... Ни слова...
   Гиря махнул рукой:
  -- Отпустим, чего там... Так и так след пометили.
   Вдруг снаружи послышался глухой стук мотоциклетного мотора. "Урал", машинально определил Хмырь. Крыня, опередив всех, кинулся к окну.
  -- Хомут. С автоматом... - прошептал он белыми губами, повернувшись к Гире.
   Хмырь побледнел, плечи его опустились. У Губошлепа мгновенно отвисли губы. Один Гиря остался спокоен. Спросил деловито:
  -- Солдаты с ним есть?
  -- Один...
  -- Кто, один? Солдат?
  -- Нет, хомут один... - Крыня нервно играл заточкой, перекидывая в руке то к себе лезвием, то от себя, но топтался нерешительно на месте, поглядывая на Гирю. Ему явно не хотелось лезть на автомат.
  -- Нормально... - усмехнулся Гиря. - Крыня, дай-ка заточку... - тот машинально, наверное, по привычке повиноваться вожаку, отдал ее, но тут же дернулся, схватить, однако Гиря уже протягивал ее Губошлепу. - Губошлеп, если этот суслик вякнет, коли его, - Губошлеп дрожащей рукой уцепился за толсто намотанную изоленту рукоятки, будто это могло его спасти, если хомут окажется ловчее. - Пошли, - коротко бросил Гиря остальным.
   Они вышли в сени. Гиря затаился за открытой дверью, ведущей в избу, Крыне и Хмырю махнул рукой на наружную.
  -- Григорич, спишь?.. Лешак таежный... С зоны зэки сдернули, а ты пушку дома оставил...
   Наконец он распахнул дверь и с яркого солнечного света шагнул в полумрак сеней. Крыня замахнулся, намереваясь садануть прапорщика кулаком в челюсть, но тот каким-то непонятным образом почувствовал опасность, и с разворота врезал Крыне прикладом по зубам.
   Крыня расслабленно повалился на пол, подобно безвольной кукле откинулся навзничь, и кувыркнулся с невысокого крыльца. Не сдобровать бы и Хмырю, но тот без взмаха, дернувшись всем телом, вонзил нож прапорщику под лопатку. Хмырь и не помнил, как нож оказался в его руке. Медленно валясь наружу, на валяющегося у крыльца Крыню, прапорщик ловил, и никак не мог поймать непослушными пальцами рукоятку затвора. Выронив нож, Хмырь пятился назад, пока не наткнулся на стену. И когда прапорщик упал, вдруг кинулся к нему, схватил за плечи, попытался поднять, но, увидев остекленевшие глаза, выпустил его, и глухо зарычал, уставясь на нагнувшегося к Крыне Гирю.
   Крыня зашевелился, открыл мутные глаза, с минуту смотрел на Гирю, видимо, пытаясь сообразить, где находится, наконец, сел. Гиря подхватил его под мышки, волоком затащил в избу, бросил на лавку. Хмырь с потерянным видом прошел к столу, встал возле него, поднес правую руку к глазам, приглядываясь к ней, как к незнакомой вещи, вытер о штаны. Потом сдавил лицо пальцами, чтобы не завыть, как волк, попавший в капкан. Все, не вырваться! Как за приманкой, потянулся за волей - хлоп... Вертись, не вертись - попался...
   Гиря процедил сквозь зубы:
  -- Ну, чего расселись? Пошли сдаваться...
   Оклемавшийся Крыня встрепенулся:
  -- Ты чего, Гиря?! Ну, у тебя и шуточки... - он полез в рот грязными пальцами, поковырялся там, вытащил зуб, полюбовавшись им, сунул в карман.
  -- Уходить надо, - озабоченно проговорил Гиря. - В тайге дорог много...
  -- Мало дорог в тайге... - обронил Хмырь.
   Не обратив внимания на реплику, Гиря распорядился:
  -- Хомута - в речку, этого - на ту сторону. Пока доберется до поселка, мы уже далеко будем.
  -- Умный ты пацан, Гиря, а дурак... - Крыня двусмысленно ухмыльнулся щербатым ртом.
   Гиря спросил у пасечника:
  -- Лодка есть?
   Тот поспешно мотнул головой, куда-то в сторону окошка:
  -- Там, на берегу...
   Гиря заметил, как Крыня достал из мешка с припасами, что приготовил им вольнонаемный, мешочек с дробью и сунул себе в карман, но сделал вид, будто ничего не видел. Отобрав у Крыни мешок, Гиря протянул его Хмырю:
  -- Бери, и пушку тоже. Ты с ней лучше управишься.
   Пасечника развязали, завладевший автоматом Крыня пхнул его стволом в спину:
  -- Шагай, суслик...
   Гиря отстранено подумал, что мужичок, и, правда, похож на суслика; пришибленный, придавленный страхом, с отвисшими, расслабленными губами. Когда пасечник вышел на крыльцо, невольно попятился назад, увидев убитого. Крыня свирепо двинул его прикладом по спине, рявкнул:
  -- Бери!..
   Тот, кривясь от боли, нагнулся к прапорщику, ухватил его за плечи, пугливо и вопрошающе поглядел на Крыню. Гиря задержался над трупом, сказал Хмырю:
  -- Возьми за ноги...
   Хмырь, даже не задержавшись, осторожно переступил через прапорщика и побрел прочь между ульев. Гиря тяжело глянул ему в спину, но ничего не сказал, поймал за шкирку Губошлепа, молча толкнул к трупу. Тот послушно взялся за ноги, и пошел впереди. Пасечник, красный от натуги, шатаясь, ковылял сзади. Крыня без всякой надобности тыкал ему в спину стволом автомата.
   Прапорщика положили в крошечную лодку-долбленку. Крыня, вдруг спохватившись, забежал в воду и принялся стягивать с прапорщика новенькие хромовые сапоги. Гиря пробормотал себе под нос:
  -- Вот чмо болотное... Видал дураков, но таких... Сам себе труп на шею вешает... - пихнул Губошлепа к лодке: - Бери весло...
  -- Почему я? Пусть он сам гребет...
  -- Дурак! Его связать надо, чтобы подольше до поселка не добрался, и лодку обратно перегнать. А то на лодке он через два часа в поселке будет...
   Губошлеп влез в лодку, взял коротенькое весло, больше похожее на лопату для уборки снега, растерянно заозирался:
  -- А где второе? И уключины?..
  -- Во, бля... Подарочек... - проворчал Гиря. - В корму садись, и огребай то справа, то слева!
   Крыня, наконец, стянул с прапорщика сапоги. Гиря бросил ему:
  -- Свяжи этого... Руки назад. Чтоб не развязался...
  -- Сейчас... - Крыня широко ухмыльнулся.
   Пасечник послушно повернулся к нему спиной, Крыня вытащил из-за пазухи мешочек с дробью, и, широко размахнувшись, врезал им пасечника по голове. И тут же одним движением закинул обмякшее тело в лодку. Утлое суденышко чуть не перевернулось, и осело почти до краев бортов.
   Неумело огребаясь веслом, немилосердно брызгая, и мотаясь из стороны в сторону, Губошлеп погнал лодку от берега. Крыня вдруг вскинул автомат:
  -- Губошлеп, переворачивай лодку!
  -- Ты чего, Крыня?.. - он от неожиданности выронил весло.
  -- Лодку переворачивай, говорю... А то я в ней щас дырок понаделаю, да и в тебе заодно...
   Губошлеп в панике заметался, неуклюже перевесился через борт, лодка опрокинулась, на мгновение показала черное днище, но тут же снова встала на ровный киль, только теперь полная воды до краев. Ни пасечника, ни прапорщика в ней уже не было. Губошлеп вынырнул, и с выпученными глазами, почему-то по-собачьи, хоть и хорошо умел плавать, поплыл к берегу.
   Крыня повернулся к Гире:
  -- Вот так. Дня три, не меньше, мы выиграли. А ты сопли развесил...
   Гиря только плечами пожал. Вот потому Крыня и простой мокрушник, и бегать ему до скорой смерти в шестерках, что думать не умеет. Где-нибудь посередине долгого пути у Хмыря лопнет терпение, Крыне и автомат не поможет. И выйдут из тайги только трое, все, кроме Гири, кровью повязанные. А он даже организацией побега не замазан. В случае чего и Губошлеп, и Хмырь с чистым сердцем все будут валить на Крыню...

Глава 6

Техника идеального убийства, словом и чужими копытами.

  
  
  
   Павел плавал долго, не меньше часа. Когда вылез из воды, его обдало приятной прохладой. Солнце уже садилось, окрасив в красное облака за рекой.
  -- Как лужа крови на тающем снегу... - проворчал Павел, прикидывая, куда бы вставить эту поэтичную фразу. Но тут же понял, что она будет смотреться неимоверно пошло в любом тексте. - А вообще, похоже...
   Павел однажды наблюдал, как резали свинью. Дело было в марте, и пятно крови было именно такого же гнусного цвета, что и нынешнее безобразие на небе...
   Чтобы не пугать Ольгу, Павел застирал рубашку в реке, и теперь она была, будто пожеванная теленком, к тому же еще и не совсем просохла. Павел поежился, а ветерок определенно прохладненький. Значит, пару деньков отдохнем от жары... Одевшись, он отправился домой. Рубашку-то он застирал, но не подумал, что своей рожей не только Ольгу может перепугать до смерти, но и кого покрепче.
   Увидев его, Ольга всплеснула руками, села на табуретку у печки:
  -- Паша, что с тобой?! Опять с киллерами подрался?
   Он тяжко вздохнул, проговорил нехотя:
  -- Это меня ректор Университета отделал...
  -- Да ты что? Го-онтарь?..
  -- Он самый...
  -- Тебя, такого здоровяка?.. - она скептически покачала головой.
  -- Он же боксер. Он еще в студентах первенство города выигрывал...
   Она вдруг понимающе улыбнулась:
  -- Паша, это ты с ним старые счеты сводил?
  -- Да нет, наоборот, купил бутылку коньяка и пошел мириться... А он меня - телефоном по уху, а потом еще и по кабинету на пинках добрых полчаса носил. Ладно, пойду-ка я душ приму...
   После душа Павел вознамерился посидеть в своем шезлонге, но ветерок уже стал явственно пронзительным, не помогало и большое полотенце, в которое можно было завернуться до колен. Как обычно бывает в этом благословенном краю, после грозы и ливня, дней на несколько приходит арктическая прохлада, так называемое "вторжение арктических воздушных масс".
   Пройдя в спальню, он сел за стол, открыл тетрадь, перечитал последние страницы. Потом взял уже исписанные тетради, взвесил на руке. А космический боевичок уже явственно катится к развязке. Получается роман вполне стандартного объема, этак, примерно на двадцать пять авторских листов... Он попытался поработать, но мысли упорно вертелись вокруг Гонтаря. Интересно, он еще сегодня заявление в милицию накатал, или на завтра оставил? Если на завтра оставил, то за Павлом придут не раньше полудня. Может, с утра на работу сбежать? Непроизвольно хохотнул; вот будет хохма, если не Гонтарь его заказал! Зря физиономию начистил... И вовсе не зря! За дело. Уж кому-кому, а Гонтарю давно следовало: интеллигентская элита города... Склочник, кляузник, к тому же еще и убийца...
   Кто-то, когда-то говорил Павлу, что если вспомнить все, до мельчайших подробностей, что произошло непосредственно перед травмой, то в памяти может всплыть и то, что, казалось, безвозвратно из нее выпало. А говорил это тот самый старичок, профессор психологии, который осматривал Павла в областной клинике, когда он отлеживался после развеселых петеушников.
   Итак, после ссоры с шофером он шел по осиновому мелколесью. Ну, в общем-то, не особенное и мелколесье; деревца между пятнадцатью и двадцатью пятью годами. До кедрача, обозначенного на карте, оставалось меньше двадцати километров. Павел продирался из последних сил. Донимали жара и мухи. Пот заливал глаза, и чертовы насекомые лезли в них так, будто от этого зависела их жизнь. Да еще паутина то и дело залепляла глаза. Ну, естественно! Где мухи, там и пауки... Без компаса он давно бы закружился в этих осиновых джунглях. Мучительно хотелось пить, промокшая от пота одежда противно липла к телу, деревья кружились, кружились мухи перед глазами, кружилась земля под ногами. Он упрямо рвался вперед без привалов. Во что бы то ни стало, хотелось ночевать в кедраче, хватит с него этой осиновой гнуси. Черт, Мамай тут прошел, что ли? Всю нормальную тайгу извел... На гарь не похоже, она в этих местах обычно кипреем зарастает, и в июне этот розовый океан неимоверно красив.
   Солнце клонилось к закату. Судя по карте, он давно уже должен идти по кедрачу, но кругом был все тот же осинник. Он ругал составителей карты до тех пор, пока не наткнулся на громадный полусгнивший пень. Потом еще, и еще. И вдруг сквозь заросли увидел какую-то тускло-серую громаду. Это оказался гигантский, не менее пяти-семи метров высоты, штабель бревен. Нижние ряды их превратились в труху, выше, до высоты полутора метров, заросли мхом, но еще выше, ошкуренные ветрами и морозами, блестели, подобно мертвым костям.
  -- Вот куда девался кедрач... - проговорил Павел, пытаясь хотя бы на глазок определить объем штабеля.
   Добрый кусок тайги вобрал в себя этот памятник человеческой подлости, неведомо, сколько лет гниющий в окружении лепечущего листвой осинника.
   Сверившись с компасом, Павел пошел дальше. Солнце закатывалось, в лесу быстро темнело, когда он чуть не наткнулся лицом на колючую проволоку. Едва зрение успело выхватить в полутьме что-то чужеродное тайге и природе, мышцы инстинктивно сработали, он отпрянул, но все же успел ощутить щекой колючее прикосновение. Он повел взглядом вдоль проволоки, чуть заметными линиями прочертившей сумрак. Проволочная ограда выходила из ниоткуда, и уходила в никуда. Он прошел несколько шагов вдоль нее и наткнулся на толстый листвяжный столб. Столбы не поддались времени, но проволока кое-где перержавела, свисала в местах обрыва до земли, а молоденькие осинки, поднимая ее на своих ветках, как бы старались водворить на место.
   Пробравшись сквозь тройной ряд проволоки, Павел вскоре наткнулся на бревенчатую стену. Осветив фонарем строение, увидел, что это длинный и приземистый барак. Крыша его провалилась внутрь. Пробираясь вдоль стены, и время от времени посвечивая на нее фонарем, Павел неожиданно увидел человека. Колючие мурашки пробежали по спине, даже волосы шевельнулись на голове. Приглядевшись, он понял, что это всего лишь деревянное распятие в рост человека, прибитое толстенными гвоздями к стене барака. По левой стороне распятого прошла трещина, расколовшая глаз, и теперь деревянный человек страшно смотрел на Павла одним целым, но мертвым глазом, и одним расколотым, но от этого ставшим непонятным образом живым. Может быть из-за черноты, прятавшейся в трещине? Взгляд распятого был требователен, и будто о чем-то вопрошал. С усилием отведя луч фонаря, Павел пошел дальше, но ему мучительно хотелось вернуться и смотреть, смотреть, смотреть на странную скульптуру.
   Вскоре он наткнулся на другое здание, поменьше. Возле него оказался колодец, с замшелым срубом. Потопав осторожно ногой, Павел приблизился к срубу. Опасное это дело. Иногда, особенно в таких местах, где вода близко к поверхности земли, сгнивший сруб проваливается внутрь колодца, а земля вокруг оседает. Не успеешь оглянуться, как окажешься в яме с жидкой грязью. Посветив фонарем и не увидев падали, Павел спустил котелок на бечевке. Как и следовало ожидать, вода оказалась тухлой. Чтобы она стала свежей, из колодца надо было бы отчерпать воды, бочки три-четыре... Но пить хотелось неимоверно, и Павел еле-еле дотерпел, пока вода вскипела на костре. Пока ужинал и пил чай, явился Вагай. И где он мог шляться весь день, ни разу не показавшись на глаза? Ведь в таких мелких осинниках даже мышей почти не бывает. Есть им тут нечего. И тут его обдало жутью, да так, что и спина похолодела, и волосы на голове зашевелились. Вдруг вспомнился читанный когда-то фантастический рассказ: там умершие от голода и болезней люди, а так же расстрелянные, вдруг начали подниматься из могил, и шляться по грешной земле, заражая вирусом "зомбизма" живых людей. А ведь тут где-то зарыты тысячи несчастных...
   Стараясь не делать резких движений, Павел вытащил из рюкзака фляжку со спиртом. Уходить отсюда в кромешной темноте было сущим безумием, в момент ноги переломаешь. Надо было что-то другое предпринять. Разведя в кружке спирт уже остывшим чаем, Павел осторожно побрызгал водкой вокруг, на костер, сказал в темноту:
  -- Пусть будет пухом вам земля, мужики... - и залпом выпил граммов двести пятьдесят смертоубийственной смеси.
   Его сморило моментально, земля приятно заколыхалась, он опрокинулся навзничь, и тут же заснул. Глаза открыл, когда уже солнце засветило ему в лицо. Ночные страхи исчезли. Позавтракав, он взобрался по углу барачного сруба наверх, встал на бревнах, оглядел окрестности. Вокруг, на сколько хватало глаз, волновалось под легким ветерком осиновое мелколесье. Тут и там спинами доисторических чудовищ горбились штабеля бревен.
   Спускаясь вниз, проворчал:
  -- Неужели сразу не было ясно, что невозможно отсюда вывезти лес... - но тут же ему стало стыдно от этой кощунственной мысли. Тут происходило бессмысленное уничтожение ни в чем не повинных людей, а он о лесе подумал...
   Он вышел через ворота. Столбы стояли, но створки, видимо, истлели и ссыпались трухой на землю, мощные шарниры, грубой ковки, угрожающе нацелились куда-то в стену осин. Странно, но на земле угадывалась колея бывшей здесь когда-то дороги. Впрочем, ничего странного, тут же подумал он; разве может исчезнуть бесследно в тайге дорога, истоптанная тысячами несчастных...
   Километров через десять колея нырнула в болото. На болоте тут и там торчали обглоданные ветрами и морозами скелеты деревьев. Явно, болото было молодое. Павел понял, почему люди забыли это место. Кедрач погиб, а пушной зверь и таежная птица не любят осинового мелколесья; кормиться им тут нечем, потому и людям тут делать было нечего. Болото вскоре перехватило дорогу. Так вот и забывается то, что забывать нельзя. Еще и природа способствует людской забывчивости. Разглядывая болото в бинокль, Павел ворчал под нос:
  -- Все вычеркиваем куски истории... Вычеркиваем... А развитие-то идет по спирали... Довычеркиваемся, что спираль развития превратится в заколдованный круг...
   Павел разглядел сквозь колеблющееся над болотом марево зубчатую стену леса. Он спрятал в рюкзак бинокль, вырубил длинную осиновую жердь, но на берегу болота нерешительно остановился; все же риск был велик. Впрочем, в Сибири почти нет топких болот. Вспомнив мертвый лагерь и кошмар пути по осиновому мелколесью, да еще те лишних три дня ходьбы, которые он проехал на машине, Павел отбросил последние сомнения и решительно ступил на болото. Остановившись на последнем выступе берега, останках когда-то стоявшего тут дерева, огляделся вокруг, посмотрел на небо. Было пустынно и тоскливо в присмиревшей тайге. Конец июля, лето увядает, зверь и птица с подросшим молодняком кормится на рассветах, днем отсиживается в таежных крепях. Только в небе, в белесоватой голубизне, на такой высоте, что казались мухами, кружила семья ястребов.
  -- Молодежь летать учится... - проговорил Павел задумчиво. - Да-а... В случае чего, вы только и полюбуетесь, как я тонуть буду... - Обернувшись к Вагаю, Павел сказал ему, как человеку: - Ну, иди вперед. Теперь одна надежда, на твой звериный инстинкт.
   Посвистев носом, Вагай прыгнул на ближайший травяной островок. Так, от островка к островку, по останкам деревьев, кое-где по кочкарнику, они двинулись через болото. А в небе равнодушно и методично, как заведенные, кружились ястребы.
   Нуднее занятия, чем ходьба по болоту, трудно найти. Последний год работы Павла в Университете и был подобен хождению по болоту, пока Гонтарь его окончательно не загнал в трясину. В том году Гонтарь собрался в экспедицию в августе. Павел на летней сессии принимал зачеты, а потому отпуск у него опять получался урезанным. Сдав последние ведомости в деканат, Павел написал заявление на отпуск, но Гонтарь подписывать заявление отказался, и потребовал, чтобы Павел в срочном порядке написал статью; какой-то научный журнал заказал. Это ж надо, всю сессию молчал, хоть у Павла была прорва свободного времени, а как в отпуск идти, пожалуйста, нагрузил... Чтобы побыстрее отделаться, и все же съездить к матери, Павел, работая над статьей, задерживался в Университете допоздна, да еще надо было хотя бы часа по полтора в день потренироваться в подвале, а потому домой приходил за полночь. Как-то, идя домой, еще не доходя до своего подъезда, услышал в подъезде приглушенную возню. Широко распахнув дверь, заглянул туда. Несмотря на то, что лампочка горела не ближе, чем на площадке третьего этажа, он прекрасно разглядел троих парней и девушку. Девчушку лет шестнадцати. Парней он узнал; это были местные "крутые", не раз задиравшие его, но он не обращал до этого на них внимания.
   Войдя в подъезд, он молча закрутил на шее крайнего удушающий захват, и мощным толчком вышвырнул его из подъезда. Бедолага дверь открыл лбом, а потому на ближайшие полчаса из боя выпал. Двое других оставили девчонку, и ринулись в бой, но Павел без затей отправил одного ударом ноги в угол, а второго вышвырнул из подъезда примитивным броском через грудь. Подпружиненная дверь снова мощно хлопнула. Растрепанное плачущее создание, подтягивая сползающие джинсы, - видимо парни оборвали застежки, - унеслось куда-то наверх. Третий только выбрался из угла, как Павел схватил его за шиворот, передней подсечкой вывел из равновесия, и тоже наладил лбом в дверь. Выскочив следом, он в молниеносном темпе провел "бой волка"; снова свалил на землю едва успевших подняться парней. И тут раздался истошный вопль:
  -- Стоять!! Милиция!!
   Ну, правильно! Они всегда вовремя, когда нужда в них уже минует...
   Один обеими руками держал черный пистолет, второй по газону обходил тяжело дышащую компанию. Парни и не подумали, бежать. В свете уличного фонаря Павел разглядел ручеек крови, текущий по лицу одного из них. Милиционер закончил обходной маневр, а второй тем временем что-то забормотал в рацию, укрепленную на плече. Через пару минут подкатила патрульная машина. Из нее гибко выпрыгнул молодой парень, в лейтенантских погонах, спросил, подходя к компании, уныло переминающейся с ноги на ногу под прицелом.
  -- Ну, и что тут у нас? Никак, злостное хулиганство?
   Павел только собрался заговорить, как его опередил парень с окровавленной мордой:
  -- Товарищ лейтенант! Я все расскажу. Мы шли мимо подъезда, как вдруг слышим, будто девчонка крикнула. Мы туда заглянули, видим, этот жлоб с Ирки, из сорок третьей, джинсы стягивает, да еще и застежки поотрывал. Ну, мы к нему; чего, мол, делаешь? Она же малолетка! А он, гляньте, какой жлоб здоровый, на нас. Мы еле из подъезда выскочили. А он нас догнал, и опять накинулся. Но тут наряд подоспел...
   Лейтенант задумчиво посмотрел на Павла, спросил:
  -- Кто такой?
  -- Здесь живу, в тридцать первой, а работаю в Университете, преподавателем.
  -- Чего, физкультуры?
  -- Нет, биологии...
  -- Документы есть?
  -- Давайте поднимемся в квартиру, я все документы и предъявлю. Там же можно и протокол составить... Я один живу.
   Лейтенант подумал с минуту, наконец, проговорил:
  -- Ладно, давайте поднимемся в квартиру. Хоть я и должен всех вас в отделение доставить. А пока мне потерпевшую найдут.
   Разбирательство тянулось полночи. Парни от своих показаний отказываться не пожелали. Девушка Ира сначала хотела написать заявление, но потом уперлась, и наотрез отказалась. Павел понял, что опять из-за своего врожденного благородства, втерся в чужую интригу. Одно хорошо, лейтенант был явно на его стороне. Когда остались вдвоем в комнате, лейтенант уныло пробормотал:
  -- И угораздило вас вписаться... С нее бы не убыло, а вам теперь кисло придется. Я эту шпану знаю, а потому постараюсь спустить на тормозах, но они вам знатно подгадят. Это я вам гарантирую.
   Павел подумал, что шляться по ночам стало действительно опасно; если не тебя пристукнут, то ты обязательно кого-нибудь пристукнешь, и залетишь на нары...
   Вернувшись из отпуска, он узнал весьма неприятную новость: поскольку в экспедицию шел большой отряд студентов, то деканат решил послать с ними не двоих, а троих преподавателей, и третьим шел Фирсов. Павел буквально всей кожей ощутил недоброе. Но не идти же в деканат, и не орать же там, что, мол, Фирсов с женой Гонтаря роман крутит, и в экспедиции может что-нибудь случиться, вроде дуэли с летальным исходом... Павлу давно уже было тошно до чертиков, он давно понял, что Гонтарь его попросту мурыжит, изводит. Вот и в этой экспедиции Павлу предстоит отловить и отпрепарировать сотни животных. Хоть и мелких в основном, но ведь он так и не привык к писку зверьков, которых кромсают заживо...
   Павел сидел за столом в лаборатории и бездумно листал методики зоологических исследований в приложении к экологическим проблемам, разработанные самим Гонтарем. Он наверняка знал, что все это ни к чему, диссертацию ему защитить Гонтарь не позволит, и тащил все лишь по инерции, или по привычке, или все еще на что-то надеясь... Человек до конца на что-то надеется. На что еще надеяться?.. Ни к чему еще и сотни зарезанных зверьков в предстоящей экспедиции... Гонтарь найдет, к чему придраться, и объявить всему свету о научной несостоятельности Павла. Черт! Лишь намека хватило на участие Павла в оппозиции, и, пожалуйста; отрезал, вычеркнул, выкинул... Поэтому на кафедре слова против него боятся сказать.
  -- К черту! - Павел изо всей силы хлопнул по стопке книжек своей жесткой ладонью, взвилась пыль.
   В этот момент отворилась дверь, и вошел Гонтарь. Как всегда в тщательно отутюженном костюме, в импортной рубашке и скромном, но элегантном, тоже заграничном галстуке, стоящем, как знал Павел, столько же, сколько стоит все, надетое на нем, на Павле.
  -- Что это вы, Павел Яковлевич, столы крушите? - увидев на столе методики, весело улыбнулся: - А, решили выбить пыль из моих методических разработок... Что ж, пора, пора... Самое чудесное время - экспедиционное.
   Машинально перелистывая бледно-зеленые, неровно нарезанные страницы с мелким, плохо пропечатанным на ротапринте текстом, Павел перебил светскую болтовню своего научного руководителя:
  -- Евгений Михайлович, я бы хотел воспользоваться другой методикой...
   Гонтарь подобрался:
  -- Это какой же?
  -- Есть методики прижизненного исследования...
  -- На это ни у вас, ни, тем более, у меня нет времени. Да и методики прижизненного исследования, мягко говоря, дают невысокую достоверность.
  -- Но ведь вылавливать тысячи зверьков я буду еще сезонов пять!
  -- А вы хотите без труда сразу доктором наук стать? Может сразу и академиком? - Гонтарь весело подмигнул. - А неплохо бы, верно? В науке, уважаемый Павел Яковлевич, легких путей не бывает. Если вы проведете исследования на сотне особей, статистические результаты будут недостоверны. В какое положение вы поставите меня, вашего руководителя? Хотите работать, будьте любезны работайте. Не хотите - я никого силой не держу... - Гонтарь шагнул в дверь, но тут же обернулся, и уже другим тоном произнес: - Да, я вот зачем вас искал: моя жена позавчера уехала в командировку, в Москву, а мне перед экспедицией необходимо дочку к родителям отвезти. Так что, прошу вас, получите на складе снаряжение, найдите студентов, пусть перетащат его в препараторскую. Завтра кладовщика не будет, и неизвестно, когда потом он появится на работе. Сами понимаете, ни к чему нам задерживаться.
   В кармане у Павла лежала телеграмма от брата. Через два часа он должен быть в аэропорту пролетом из Магадана. Но говорить об этом Гонтарю, Павел знал наверняка, было бесполезно. Надо попытаться успеть встретить брата. Придется раскошелиться на такси... И он торопливо пошел на склад.
   Студентов он, конечно, не нашел, по Университету лишь слонялись шальные абитуриенты. За час он бегом перетаскал снаряжение из подвала в препараторскую, и, весь в поту и складской пыли, помчался в аэропорт. Зря только на такси тратился, самолет задерживался. Толкаясь у справочного, он бездумно разглядывал толпу. Вдруг взгляд его наткнулся на знакомое лицо. Не замечая его, прямо на него шла Ирина Дмитриевна - жена Гонтаря. Они столкнулись нос к носу, Павел воскликнул:
  -- Ирина Дмитриевна! Здравствуйте! Вы уже приехали? Так быстро?
   К ней Павел испытывал настоящее благоговение, с самого первого дня, как только ее увидел. А вместе с благоговением и острое недовольство тем, что она жена Гонтаря. А может и потому, что одно время был тайно в нее влюблен, даже втайне от себя, потому как не имел привычки заглядываться на чужих жен. Была она рослой, высокой, величественной женщиной, с правильными, истинно русскими чертами лица. Большие, серые, с отливом байкальского льда, глаза, казалось, отблесками своими освещали все ее лицо. Светло каштановые волосы она укладывала в высокую прическу, но дома обычно заплетала толстенной косой. Ростом она была выше Гонтаря, и роста своего явно не стеснялась. Павлу казалось вопиющей несправедливостью, что она жена лощеного, ухоженного, зализанного и отполированного профессора. Мужем ее должен быть былинный русский богатырь, не меньше. Впрочем, у докторов наук, не поспешивших жениться еще в студенчестве, потом богатейший выбор...
   На возглас Павла она резко вскинула голову, и отшатнулась, как от удара. И начала краснеть. Лицо, шея, грудь в глубоком вырезе платья, даже руки. И тут до Павла дошло; два дня назад Гонтарь проводил ее на поезд. За это время она и до Москвы-то не успела бы доехать...
   Поняв все, он бросился наутек. Укрывшись за киоском, потрогал уши. Уши горели. Господи! Да этот его возглас она запросто могла принять за грубый сарказм! Надо же, выскочила за Гонтаря еще студенткой, а теперь мается...
   Наконец объявили о прибытии самолета, и Павел пошел к выходу с летного поля.
   За те несколько лет, что он не видел брата, тот сильно изменился: погрузнел, глубокие залысины прорезали волосы, под глазами набрякли мешки, лицо, давно не видевшее солнца, было рыхлым, белым, как комок теста, зато на пальцах пижонски поблескивали громадная печатка и перстень с крупным красным пупырчатым камнем.
   Обхватив Павла за плечи, брат кричал:
  -- Ну, здоров! Шифоньер! Натуральный сервант! Мышцы, как у грузчика, амбала... А занимаешься травками... Позор! Деньгу надо зашибать. А не тычинки... Пестики...
  -- Положим, и цветочками кому-то заниматься надо. Защищать от таких, как ты, чтоб не затоптали ненароком... Деньгозашибатели... Кстати, не тычинки и пестики, а андроцей и гинецей... Конечно, о цветочках тебе думать некогда, о матери бы хоть вспомнил...
  -- Да понимаешь, все некогда... - брат замялся. - Там дни и ночи перемешались.
  -- А ты плюнь на все, и махни на недельку к матери. Я вот только что от нее, отлично отдохнул, лучше, чем в санатории.
  -- Тебе хорошо, махнул туда, махнул сюда; летом по экспедициям свежим воздухом дышишь, зимой в лаборантской чаи гоняешь. А меня в главке ждут.
  -- Ну и на кой тебе главк?
   Брат засмеялся:
  -- Мне он, действительно, не пришей кобыле хвост... А я ему нужен, он без меня существовать не может, он мной только и кормится. Там же одни дармоеды сидят. Слушай, пойдем, посидим где-нибудь? Место мне забронировано, до отлета еще далеко...
   В ресторане, только они сели за столик, к ним порхнула официантка. При ее комплекции, это выглядело устрашающе. Павел впервые в жизни сидел в ресторане и чувствовал себя не в своей тарелке. Брат барственно пошевелил пальцами в перстнях, вальяжно выговорил:
  -- Чего-нибудь вашего, фирменного, да побольше. Ну, и для бодрости...
   Официантку будто сквозняком унесло. Павел разглядывал брата. И что его держит на севере? Денег у него, хоть граблями греби, положение - только намекни, враз назначат директором любого завода.
  -- Слушай, Славка, а ты любишь свою работу? Ну, для души она у тебя, или нет?
   Брат усмехнулся, смакуя коньяк. Глянув рюмку на свет, пробормотал:
  -- Дрянь, клопомор... А работой для души, мальчик мой, надо заниматься в свободное от основной работы время. Настоящая работа, это когда под тобой как можно больше, а над тобой как можно меньше.
   Павел задумался, глядя в тарелку. Для него не существовало вопроса, любит или не любит он свою работу. Он знал одно, кроме него ее никто не сделает. А он до сих пор к своей работе даже не подступил; кропает никому не нужное, бессмысленно режет животных только затем, чтобы когда-нибудь заняться своим делом.
   Проводив брата, он ехал домой, и, глядя в темное окно автобуса, мрачно размышлял: весь мир, как гигантская анатомка, где живые мертвецы обсуждают, осуждают друг друга, препарируют, кости моют... А кто жить хочет, тому за ноги цепляются; куда, мол, лезешь, умный такой... Брат смолоду лямку тянет, как тяжеловоз... А Ирина Дмитриевна смолоду пожить захотела, а получилась одна маета...
   Дома Павел постоял над грудой своего снаряжения, махнул рукой и завалился спать, тем более что от обильного ужина и коньяка, глаза слипались. Как всегда собраться ему, потом было некогда, к отъезду он чуть не опоздал. Так что, экспедиция у него началась с безобразного разноса, а закончилась...
   Для изучения процессов одичания когда-то окультуренных земель Гонтарь выбрал место давно брошенной деревни. До ближайшего жилья отсюда было добрых полсотни километров, и не верилось, что здесь когда-то жили люди, на лесных полянах паслись коровы, на полях волновались хлеба, по деревенским улицам субботними и воскресными вечерами под переборы гармошек голосисто пели девчата. На этом месте Павла впервые настиг приступ ностальгии. Тогда он вдруг подумал, а устоял ли Курай? Он еще помнил, как над громадным селом, в тихом вечернем воздухе разливались девичьи голоса. В Сыпчугуре не пели, это он точно помнил. Интересно, а была тут церковь? В Курае церкви не было, ее там снесли то ли в тридцатом, то ли в тридцать третьем. На ее месте стояла большая, двухэтажная школа. В первое же лето жизни в Курае, мать подвела Павла к небольшому бугорку в школьном дворе, и сказала:
  -- Вот здесь лежат поп с попадьей... - больше она ничего не сказала, но Павлу почему-то стало страшно.
   Возле бугорка не было ни креста, ни еще чего, что ставят на могилах, только росла стройная лиственница с пышной кроной.
   Может, теперь и на месте Курая такие вот холмики, заросшие крапивой, старыми черемухами, горькой полынью, а на полях дружно поднимаются березняки и осинники?
   В начале экспедиции Павлу здорово мешало напряжение, ожидание недоброго. Но все шло своим чередом, Гонтарь к Фирсову относился так, как будто ничего и не было у него с Ириной. Павел-то точно знал, что доброжелатели уже давно нашептали, а Гонтарь не такой человек, чтобы без боя отдавать свое... Однако Павел мало-помалу успокоился. К тому же до окончания экспедиции оставались считанные дни. Фирсов несколько раз упрашивал Гонтаря сходить на лося. На сей раз у того имелась лицензия. Но Гонтарь всякий раз отмахивался - много работы.
   Тот день был сухой и теплый. Гонтарь из маршрута вернулся рано, вскоре появился и Фирсов. Павел никуда не ходил, потому как программу он уже выполнил. Он лежал в палатке, по плечи, высунувшись наружу и писал. Гонтарь и Фирсов возились у костра, изредка перебрасываясь короткими фразами. Хотя время ужина еще не подошло, они наскоро перекусили консервами и Гонтарь, подойдя к Павлу, сказал:
  -- Павел Яковлевич, будьте добры, передайте мне ружье и патронташ.
   Павел потянул патронташ лежавший у изголовья постели Гонтаря. Мельком бросил взгляд на дульца латунных гильз, из которых угрожающе выпирали тупые лбы пуль системы Бреннеке. Две гильзы в самом конце патронташа почему-то оказались пустыми. Извлекая из чехла роскошную коллекционную двустволку, Павел мельком подумал, что в этот раз Гонтарь почему-то перешел на латунные гильзы. Раньше он не утруждал себя зарядкой патронов, покупал готовые, с картонными гильзами. К тому же, все охотники знают, что пуля в латунной гильзе болтается, и невозможно получить достаточно точный выстрел.
   Затянув патронташ, Гонтарь закинул ружье за плечо, и пошел к лесу, Фирсов, тоже с ружьем, зашагал следом. На окрестных полянах, Павел точно знал, паслось, по крайней мере, два стада лосей, а у самцов уже начался гон. Однако Павел аж подскочил от неожиданности, когда через полчаса над лесом разнесся сохачий рев. Это Гонтарь, отыскав подходящую березу, срезал полосу коры и скрутил "вабу". Эту штуку он умел делать мастерски, и мастерски подражать реву сохатого во время гона.
   Вечер затягивал тайгу тишиной, смеркалось. Писать было уже нельзя, и Павел лежал на животе, положив подбородок на скрещенные руки, и наблюдал за студентами. Они деятельно готовились к пиру. Таскали дрова, мыли котлы, запасали воду, кто-то готовил шампуры и глубокомысленно рассуждал, из какого мяса шашлык лучше, из говядины или сохачины. Павел слышал отдаленный сохачий рев, но отличить никак не мог; Гонтарь это в вабу дует, или живой сахатый орет? Через некоторое время отчетливо и уверенно раскатились два выстрела, немного погодя грохнули еще два. Привстав, Павел напряженно прислушивался. Снова торопливо раскатился дуплет. Павел выскочил из палатки. Кто-то весело потирал руки:
  -- Эх, и попируем!
   Схватив прибор ночного видения, Павел крикнул:
  -- Бармин! Возьми фонарь, и быстро за мной! Остальным из лагеря ни шагу... - и бросился в потемневшую тайгу, на ходу заряжая свою обшарпанную одностволку.
   Он бежал мягко, по тигриному, почти бесшумно лавируя между кустов и деревьев. Позади сопел, с треском продираясь сквозь кусты, Бармин - студент-пятикурсник. Тут подумал, что Бармин может сдуру включить фонарь, и тогда тайга превратится в сплошную стену черноты. Крикнул, не оборачиваясь:
  -- Фонарь без команды не включай!
   Бежали они, казалось, бесконечно долго. Павел уже начал опасаться, а не промахнулись ли? Студент уже дышал шумно, с одышкой, и вот-вот готов был отстать, как вдруг впереди послышался треск кустов. Павел резко остановился, верзила Бармин налетел на него, чуть не свалив на землю.
  -- Тихо ты, носорог...
  -- Да я нечаянно, Павел Яковлевич...
  -- Тихо! Замри!
   Он навел прибор ночного видения. Навстречу шел человек. Один. Значит, предчувствие не обмануло. Но, что же там произошло? Не дуэль же, в самом деле... Хотя, может и дуэль... Последние полгода у Фирсова вид был, как у влюбленного тетерева. Наконец человек подошел ближе, Павел шепнул:
  -- Свет...
   Яркий луч выхватил из темноты Гонтаря. Выронив ружье от неожиданности, он закрыл лицо руками. И руки, и лицо его были вымазаны чем-то темным, на штормовке тоже расплылось темное пятно. Отведя руку Бармина с фонарем в сторону, Павел шагнул к Гонтарю:
  -- Что случилось?
   Не отнимая от лица, вымазанные кровью руки, Гонтарь выдохнул:
  -- Валеру сохатый затоптал...
   Павла неприятно поразило, что впервые Гонтарь назвал Фирсова по имени. Медленно, борясь с какой-то неприятной истомой, вдруг разлившейся в руках и ногах, поднял руку, забрал фонарь, проговорил севшим голосом:
  -- Идите за людьми, а я туда...
   Он быстро нашел тушу лося. Еще издали почувствовал тошнотворный запах крови, сгоревшего пороха, чего-то еще, чем, наверное, пахнет смерть. В тихом ночном воздухе запахи держатся долго.
   Осветив тушу фонарем, он сразу понял, что произошло. Гонтарь, этот непревзойденный стрелок, промахнулся, первыми выстрелами. Одна пуля попала в загривок, другая - в подгрудок. Ранить сохатого осенью, во время гона, все равно, что пытаться остановить паровоз подножкой. На боку лося чернела длинная черта - след торопливого выстрела Фирсова, когда лось уже бросился на него. Вторая пуля, скорее всего, прошла мимо. Еще одна дыра от пули чернела под ухом, и последняя, уже не нужная пуля, попала в бок, туда, где сердце.
   Павел прошел по следам лося. Шагов через шестьдесят он увидел взрытую копытами землю, отсюда лось бросился к Фирсову, здесь, видимо, в него попали первые пули Гонтаря. Павел вернулся к туше, повел лучом чуть дальше, и его замутило. Лось своими копытами превратил Валерку в груду окровавленного тряпья. Павел отбежал подальше, сел, привалившись спиной к дереву. Вскоре, перекликаясь нарочито громкими голосами, подошли студенты. Павел слабо махнул рукой:
  -- Не ходите туда, следы затопчете...
  -- Павел Яковлевич, может, он еще жив?
  -- Какое там... Надо вертолет вызывать. Кажется, есть какая-то милицейская волна?
  -- Евгений Михайлович уже вызывает...
   Студенты топтались вокруг, то и дело включая и выключая фонари.
  -- Вот что, ребята, не маячьте, идите в лагерь, а я тут побуду... - проговорил Павел, устало прикрывая глаза.
   Потоптавшись еще минутку, они ушли. Павел вдруг перестал ощущать ход времени. Ему показалось, что уже наступило утро, когда снова услышал голоса студентов и шорох шагов. Открыв глаза, он понял, что прошло не более получаса. Студенты расселись вокруг, кто-то протянул Павлу его телогрейку, он машинально накинул ее на плечи. Ни к кому не обращаясь, спросил:
  -- Что Гонтарь?..
  -- Спит...
  -- Как, спит?!
  -- Положил голову на включенную рацию и спит. Мы пробовали разбудить - только головой мотает.
  -- Нервы...
   Снова все замолчали.
   Перед рассветом студентов сморил сон. Уснули тут же под деревом, прижавшись друг к другу. Когда рассвело, Павел принялся таскать на прогалину валежник. Студенты сразу же зашевелились, начали помогать. Некоторые тряслись от холода. Не сладко спать в Сибири осенью на голой земле. Вскоре запылал костер. Наломали груду пихтового лапника, чтобы подать сигнал дымом, когда прилетит вертолет.
   Студенты расселись вокруг костра, а Павел пошел осмотреть место гибели Фирсова. Он не стал подходить к туше лося, остановился там, где земля была взрыта копытами; здесь в зверя попали первые пули Гонтаря. Отсюда раненый сохатый, круто сменив направление своего бега, громадными скачками кинулся к Валерке. Оглядевшись, Павел угадал позицию Гонтаря. Чего тут гадать? Если бы не было выворотня метрах в сорока, его надо было бы вывернуть. Он подошел к выворотню и тут же, на сероватой глине, не успевшей зарасти травой, увидел две латунные гильзы. Чуть в стороне, на пожухлой траве, валялись еще две. Ну, это понятно; для второго дуплета Гонтарю пришлось выскочить из засады, из-за выворотня не было видно куртинки кустарника, в которой укрылся Фирсов. Вроде бы все понятно, Гонтарь ни в чем не виноват. Но что-то мешало Павлу, слишком уж все было случайно... Так случайно, что вызывало подозрения... А может, и не было никакой случайности? Все мастерски устроено человеком, который обе свои диссертации принес из мест, еще поглуше этого. И любого зверя мог выследить, и даже вычислить, куда он пойдет, оставив кучу помета.
   Только в двенадцатом часу дня послышался стрекот мотора. Измученные бессонной ночью студенты спали, пригревшись у костра, да на солнышке, гревшим последним теплом. Павел подбросил в костер сушняка, потом завалил взметнувшееся пламя пихтовым лапником. Густой белый дым поднялся над вершинами деревьев. Вертолет приземлился неподалеку от костра, далеко разметав пепел и головешки. Выпрыгнувший первым молодой человек в кожаной куртке, подошел к Павлу, сразу же выделив его среди студентов, сказал:
  -- Молодцы, что костер развели, а то искали бы вас тут до ночи. Координаты ваш шеф не очень точные назвал... Ну, где у вас потерпевший?
   Павел указал направление, а сам не двинулся с места. Милиционер сделал несколько шагов, обернулся, спросил:
  -- Ну, а вы чего?
  -- Не могу... Там такое...
  -- Понятно... - он покивал головой, и не спеша, беззаботно насвистывая, зашагал к месту происшествия, неизвестно какому по счету в его жизни.
   Двое парней в белых халатах выволокли из вертолета носилки, небрежно бросили их на землю, и направились к костру. Присев к огню, дружно задымили сигаретами.
   Пришел Гонтарь. Привалившись плечом к дереву, отчужденно смотрел на следователя, то вышагивающего, то приседающего за реденькими кустиками на прогалине. Павел впервые видел Гонтаря небритым. Те места на лице, которые не закрывала щегольская бородка, Гонтарь аккуратно выбривал каждое утро. Обычно свежее лицо его посерело, обмялось.
   Потом Павел отвечал на вопросы следователя. Вопросы были дурацкие, а Павлу было стыдно; потому что он поймал себя на том, что хочет рассказать следователю о взаимоотношениях Фирсова и жены Гонтаря. Может, и рассказал бы, если бы тот не снимал показания с таким выражением скуки на лице, с такими приемами бюрократического формализма, что Павел мгновенно возненавидел себя даже за само желание ему что-то рассказать.
   Вертолет улетел только вечером. Увез завернутого в заскорузлые от крови простыни Валерия Фирсова, его ружье и ружье Гонтаря. Павлу пришлось выпотрошить сохатого, чтобы вытащить пули. Студентов следователь до вечера гонял по лесу, требовал найти улетевшие пули. Две Гонтаревы, ранившие сохатого, не нашли. Одну, Фирсова, отыскали в дереве метрах в трехстах.
   Павел с трудом доплелся до палатки, влез в спальный мешок и уснул. Проспал до середины следующего дня. По крыше палатки шуршал дождь. Во влажном воздухе расплывался терпкий аромат жареного мяса. Павел мгновенно ощутил, что страшно проголодался. Натянув штормовку, вылез из палатки. Студенты, во главе с Гонтарем, натянув капюшоны штормовок на головы, как диверсанты на дневке, сидели вокруг костра и пожирали мясо.
   Гонтарь махнул рукой:
  -- Павел Яковлевич! Присоединяйтесь. Не пропадать же добру...
   Действительно, как он не подумал сразу, что глупо бросать груду мяса на съеденье падальщикам.
   Дожди зарядили на долго. Вертолет за ними прилетел только на пятый день. За это время они умудрились съесть сохатого полностью. Кто-то предлагал и из головы суп сварить. Но, во-первых, не нашлось котла нужного размера, а, во-вторых, Гонтарь заявил, что из головы самолично сделает чучело и повесит в своем кабинете.
   Пока грузились, оба пилота топтались возле вертолета, хмуро и отчужденно поглядывая на Павла с Гонтарем. Пилот, забираясь по лесенке вслед за последним студентом, спросил:
  -- Это у вас сохатый человека затоптал?
  -- У нас... - хмуро и неохотно обронил Гонтарь.
  -- Как же вы это, а?..
  -- А вот так!.. - рявкнул Гонтарь, явно специально напуская на себя раздражение.
   Павел понял, что он пресекает даже попытку дальнейших расспросов.
  -- Да я ничего... Спросил только... - смутился вертолетчик.
  -- Спросили?.. И ладно... Когда в городе будем?
  -- Тут еще маленький крючок сделать надо, больного забрать. Дороги так развезло, что вездеходы вязнут... - пилот скрылся в кабине.
   Гонтарь жестом указал Павлу на дверь. Он всегда последним покидал экспедиционную стоянку.
   Павел устроился возле свободного иллюминатора и, когда вертолет пошел вверх, смотрел и смотрел, не отрываясь на землю. На прогалину, где нашел смерть Валерий Фирсов. Вертолет уже разворачивался, когда Павел уловил блеск воды за кронами деревьев. Совсем близко к прогалине лежало озеро. Павел знал об озере, но как-то забыл, а ведь оно играет какую-то роль в этой истории... Он еще не знал, какую, но инстинктом почуял, что не зря засада Валерия была выбрана так неудачно, почти на берегу. От озера ее отделяли лишь несколько чахлых осинок, да прибрежные тальники.
   Вертолет приземлился у околицы маленького таежного сельца. Вертолетчики с Гонтарем ушли, он никогда не отказывал себе в удовольствии пройтись по просторным улицам старинных сибирских сел. А в этом, скорее всего, жили одни промысловики, потому как тайга начиналась прямо от околицы, и не было никакого намека на поля. Студенты тоже разбрелись. Павлу двигаться не хотелось. Он устроился среди мешков и ящиков, намереваясь вздремнуть, но сон не шел. И тут он похолодел: ведь он уже давно для себя решил, что Гонтарь убил Фирсова, и теперь только ищет подтверждения своим подозрениям!
   В светлом проеме двери вдруг возник Гонтарь, проговорил:
  -- Павел Яковлевич, непредвиденная задержка; больного, так сказать, готовят к транспортировке. Так что, пробудем здесь еще часа два, если не больше. Пойдемте в столовую, пообедаем. Тут отличная столовая, готовят совершенно по-домашнему. - И тут, видимо разглядев в полумраке остановившийся взгляд Павла, воскликнул: - Что с вами?!
   Опомнившись, Павел пробормотал:
  -- Ничего... Пойдемте...
   Они молча шли по заросшей густой травой деревенской улице. По бокам ее стояли потемневшие от времени крепкие, высокие избы, с заплотами из жердей. Из опыта своих скитаний Павел знал, что самый верный признак древности села, вот такие заплоты; толстые столбы с пазами, а в пазы слегка затесанными концами вставлены жерди, или плахи. Такие заборы могут быть высотой и в метр, и в три, но перелезать их все одинаково легко. Он это помнил еще по Кураю. Многие писатели, которые сибирские села видели лишь из окна поезда, писали, что сибиряки мрачный и необщительный народ, отгораживаются друг от друга высоченными заборами. Вовсе и не друг от друга отгораживаются сибиряки. Просто, высокие заборы нужны, чтобы во двор поменьше снега наметало, да и неплохая защита от ветра, чтобы поменьше тепла выдувал из изб и стаек. В Сибири "стайками" называют сараи для всякой домашней живности.
  -- Это я во всем виноват... - вдруг тихонько обронил Гонтарь, и, повышая голос, договорил: - Да, да, только я! Торопился. Надо было купить папковых гильз под пулевые патроны, а я махнул рукой, и зарядил латунные. Сами знаете, пуля из латунной гильзы на дистанции в пятьдесят метров на полметра в сторону может уйти... И все же, я не допустил бы лося до Валеры. Гильзы раздуло в патроннике. Пока вытащил...
   Павлу стало стыдно своих подозрений, он даже ругнулся про себя. И чуть было не принялся утешать Гонтаря, но тут навстречу им попался невысокий, коренастый мужик с ружьем на плече. Он вел на поводке неописуемо грязную лайку, которая к тому же еще и отчаянно хромала на левую переднюю лапу. Павел резко остановился, спросил:
  -- Эй, на медведя пошел?
   Окутавшись беломорным дымом, мужчина хмуро бросил:
  -- Вали своей дорогой.
  -- Слушай, если ты его пошел убивать, отдай лучше мне.
   Мужчина остановился, оглядел Павла с ног до головы, как бы соображая, не треснуть ли непрошеного шутника прикладом по голове, но, видимо, комплекция Павла расположила его к переговорам.
  -- На че он тебе? Че собаку зря мучить?
  -- Не собираюсь я его мучить. Может, вылечить можно лапу?
  -- Ково там... - мужчина горестно вздохнул. - По весне в капкан угодил, все лето маялся. Ветеринар не взялся... Дак че теперь?..
  -- Говорю, отдай собаку! Считай, что ты его уже застрелил... - и Павел властно взялся за поводок.
  -- Нехотя разжимая пальцы, мужчина вздохнул:
  -- Ладно, в городе, можа, и вылечите... - он потрепал собаку по загривку. - Прощевай, дружище. Вагай его зовут, слышь? Молодой он еще, но в таежном промысле все может.
  -- Хорошее имя.
  -- А речка такая есть, я на карте видел...
   Охотник торопливо зашагал прочь. Вагай смотрел ему вслед, жалобно поскуливая, даже, как бы посвистывая носом, будто мелкая птаха. Павел присел перед ним на корточки, заговорил:
  -- Не жалей ты о нем, не жалей... Он капкана тебе заранее не показал из-за своего разгильдяйства, а ты скулишь...
  -- Зачем он вам, Павел Яковлевич? - спросил Гонтарь, тоже опускаясь на корточки. - Калека... Не всякая собака капкан под снегом чует...
  -- В том-то и дело, что всякая. Тем более весной, когда мокрое железо за версту воняет. Ведь проще некуда; поставь пару капканчиков, сусличьих, с ослабленными пружинами, да проведи по ним собаку - два щелчка, и не хуже лисы капканы будет обходить. Жалко, хорошая собака. Лапу, наверное, можно проаперировать... Есть у меня знакомый физиолог, к тому же неплохой хирург. Ну, если и будет маленько прихрамывать, мне ж не промысел вести; только раза два-три в год поохотиться, да в экспедиции можно брать...
   Обедать Павел не пошел. Вернувшись к вертолету, налил в ведро воды, достал расческу, и принялся расчесывать Вагая, поливая его водой. Тот огрызался, рычал, скаля страшенные, сахарно-белые клыки. Они показались Павлу крупнее овчарочьих. Вскоре последний репей был вычесан из густой шерсти. Через полчаса, когда шерсть просохла на ветерке, на шее Вагая распушилась роскошная муфта. Пес был темно-бежевого окраса, только на шее белел кокетливый галстучек. Павел прикинул, как красив будет пес зимой, когда оденется в свою зимнюю шубу, и еще раз порадовался, что спас его от расстрела. Когда расчесывал, зубья расчески буквально тарахтели по ребрам собаки. А потому Павел, забравшись в кабину, отыскал две последних банки тушенки, и вывалил их содержимое в опустевшее ведро. Вагай слизнул их, казалось, одним движением языка.
  -- Вот оно что! - проговорил Павел. - Хозяин тебя не кормил, а сам ты пропитание не мог добывать из-за больной лапы...
   Наконец подвезли больного. Фельдшер, сопровождавший его, было завозмущался, увидев, как Павел лезет в кабину с собакой на руках, но потом все же сдался на уговоры с условием, что пес не будет шляться по кабине. Вагай всю дорогу дисциплинированно лежал на полу, тесно прижавшись к ногам Павла. Скорее всего, он просто боялся.
   Лишь вертолет приземлился, жизнь Павла снова понеслась без малейших передышек. На следующий же день начались занятия. Еле-еле успел пристроить Вагая в виварий кафедры физиологии, где знакомый физиолог обещал прооперировать лапу. Правда, за результат не ручался. Пару раз вызывали в милицию; один раз по делу Фирсова, и один раз по драке в подъезде. Следователь нудным голосом зачитал заявление гражданки Трутневой о том, что некий Лоскутов П.Я. пытался изнасиловать в подъезде девушку Иру, а сын гражданки Трутневой за девушку Иру заступился, за что и получил удар по голове, приведший сына гражданки Трутневой на три дня в больничный стационар.
   Когда следователь закончил, Павел сказал спокойно:
  -- Что за бред? Там же был патруль, был составлен протокол... Все было как раз наоборот. И вовсе я не бил этих подонков, просто, из подъезда вышвырнул. Я ж не виноват, что один из них так неудачно дверь головой открыл? Другие-то удачно открывали, даже не поранились, только шишки понабивали.
   Следователь покривился, проворчал брезгливо:
  -- Да все я понимаю. И с участковым говорил, и с начальником патруля. Знают их там, как облупленных. Но ведь их трое, а ты один. И девушка Ира молчит. Скорее всего, запугали. Если б она заявление написала, или хотя бы показания дала... Ладно, напиши, как дело было. Если даже эта Трутнева тебя в суд потащит, ничего больше обоюдной драки, тебе не грозит...
   Павел написал свои объяснения, и тут же забыл об инциденте. Он уже начал привыкать к тому, что вечно во что-нибудь влипает.
   Павел все чаще и чаще ловил себя на том, что высматривает в университетских коридорах знакомую, легкую и стройную, фигурку Вилены. Ожидание увидеть ее каждый раз вызывало в его груди холодок и мучительный трепет.
   Он лишь через неделю собрался распаковать свой рюкзак. Распустив завязки на горловине, вывалил содержимое на пол. Вытянув из кучи патронташ, собрался засунуть его поглубже в шкаф, туда, где он хранил ружье, и вдруг отчетливо вспомнил патронташ Гонтаря, и две пустые гильзы в нем, среди снаряженных патронов. При педантичной аккуратности Гонтаря, совершенно невероятное явление. Никогда в его патронташе не бывало пустых гильз. Каждый раз, вернувшись с маршрута, он, прежде всего, заполнял пустые ячейки снаряженными патронами, и уже после этого укладывал патронташ в изголовье своей постели. Выходило, что Гонтарь даже заранее запасся раздутыми гильзами. Интересно, а куда он дел те, не раздутые? Закинул в озеро? Попробуй, найди их теперь... Да если и найдешь в толстом слое ила, можно придумать тысячу причин, как они там оказались. В конце концов, на этом озере Гонтарь на зорьке пару раз уток стрелял.
   Взяв листок бумаги, Павел по памяти принялся рисовать схему местности. Вряд ли он когда-нибудь забудет эту лесную прогалину; распластавшуюся тушу лося, неестественно плоскую, жалкую, бурое пятно на месте, где лежал Валерка, и свое чувство отстраненности из-за невероятности, нереальности, невозможности этой картины в туманном рассвете осеннего утра. Тренированная память цепко держала все подробности. Согласно схеме получалось, что лось мог прийти только с одной стороны. Гонтарь хорошо выбрал себе позицию, в любом случае сохатый оказывался к нему боком, а усаживать Фирсова в какие-то редкие кустики, к тому же рискуя, что его запах током воздуха нанесет на подбегающего сохатого и тем спугнет его, с точки зрения здравого охотничьего смысла было глупо. Любой опытный охотник предпочел бы новичка оставить рядом с собой, тем более что за выворотнем можно было укрыться пятерым. Ну, просто никаких сомнений больше не остается в том, что Гонтарь специально посадил Фирсова туда, чтобы нагнать на него лося. Осталось понять, каким образом ему удалось предугадать направление ветра. Но ведь был совершенно тихий теплый вечер... Машинально Павел вычертил плавный контур озера позади позиции Фирсова, а потом принялся старательно рисовать злополучную куртинку кустарника, возможно помешавшую Фирсову остаться в живых. В задумчивости прорисовывая веточки, Павел вспоминал; реденькие были кустики, но Валерка все же не мог прицелиться наверняка в зверя, пока тот не минует их... Вдруг его осенило - ведь у Фирсова озеро за спиной! А тихими вечерами всегда слабый ток воздуха идет от водоемов. В тот самый момент, когда лось встрепенулся, поймав ноздрями запах Валерки, Гонтарь выстрелил. А дальше все произошло по законам тайги - раненый зверь бросился на человека. На того, которого чуял, а потом и увидел, а не на того, кто стрелял.
   Даже в мелочах сходилось все на том, что доктор наук, профессор Гонтарь совершил заранее обдуманное хладнокровное убийство.
   Павел тяжело поднялся с пола, прошел в прихожую, медленно, тщательно оделся, застегнул молнию до самой шеи, застегнул все многочисленные кнопки свей японской куртки. На улице шел дождь. Надвинув капюшон на самые брови, Павел пошел к остановке.
   Увидев его, Батышев, казалось, не удивился, проговорил весело:
  -- Проходи в кабинет, а я чайку поставлю. Холодно и мозгло...
   Сняв куртку и мокрые ботинки в прихожей, Павел прошел по толстому паласу в кабинет. Его с самого начала не удивляла простота обстановки профессорской квартиры. До того она гармонировала с обликом Батрышева; простым, грубоватым в обращении, больше привычным к экспедиционной демократии, чем к университетской чопорности.
   Батышев жил один в двухкомнатной квартире. Кабинетом ему служила большая комната, маленькая была спальней. Стен в кабинете видно не было за книжными стеллажами, от пола до потолка, из простых сосновых досок, густо протравленных морилкой и покрытых лаком. У окна стоял небольшой письменный стол, сработанный неведомым мастером, неведомо когда. На черной, старинной полировки, крышке стола стояла пишущая машинка с наполовину исписанной закладкой бумаги. Профессор видимо работал. Чуть в стороне от письменного стола стоял журнальный столик, и возле него два старинных, с черной кожаной обивкой, порядком потертой, глубоких кресла. Павел не знал, был ли профессор когда-либо женат, но по Университету ходили упорные сплетни, что к нему похаживает симпатичная тридцатипятилетняя преподавательница с филфака.
   Усевшись в жалобно пискнувшее под его тяжестью кресло, Павел с тоской подумал, что зря пришел сюда, ведь даже не знает, с чего начать разговор с Батышевым. Да и что ему может посоветовать Батышев?!
   Профессор звенел на кухне посудой и не спешил появляться в кабинете. В конце концов, Павел решил ничего ему не говорить, а просто попить чайку, поговорить о том, о сем, потом пойти к Гонтарю и набить ему физиономию. Ничего умнее в голову ему не пришло.
   Наконец появился профессор со старинным медным подносом в руках. На подносе стояла массивная, толстого фарфора, китайская чайвань, и рядом с ней странно выглядевшие изящные узбекские пиалы.
   Наливая чай, профессор ворчливо спросил:
  -- И что ж такое стряслось, что заставило тебя вспомнить старика?
  -- Я вас и не забывал никогда... - пробормотал Павел, пряча глаза.
   Павел отхлебнул чаю, почувствовал освежающий аромат жасмина, и необычный вкус напитка вдруг успокоил его. Разом исчезли все колебания, исчез страх перед будущим, страх перед будущим унижением, связанным с увольнением из Университета, с которым успел сжиться за столько лет.
  -- Арнольд Осипович, а ведь Гонтарь убийца, - спокойно, будто речь шла о чем-то незначительным, проговорил Павел.
  -- Я знаю, - равнодушно проговорил профессор, отхлебывая из пиалы.
   Павел ошеломленно уставился на него, пиала жгла ладонь.
  -- Я думал об этой истории с сохатым, - продолжал Батышев, - Гонтарь как раз такой человек, который очень ловко умеет поставить себе на службу любую случайность. Однако расскажи, что ты видел? Я ведь там не был...
   Подражая спокойствию профессора, размеренно отхлебывая чай, Павел принялся рассказывать. Когда он закончил, Батышев протянул:
  -- Н-да-а... Если ты все это расскажешь следователю, тебя признают клеветником, только и всего. Потому что, это не доказуемо. Даже если в озере найдут гильзы. Это не улика. Мало ли как они могли попасть в озеро. А о том, что эти разоблачения будут выглядеть, как подлая клевета, Гонтарь уже позаботился.
  -- Ну, а вы... - Павел запнулся, - могли бы выступить против Гонтаря?
  -- Я?.. - профессор странно усмехнулся. - Во-первых, меня там не было, а во-вторых, юноша, я никогда, ни при каких обстоятельствах, не выступлю против Гонтаря.
  -- Почему? - растерянно спросил Павел.
   Профессор долго молчал. Задумчиво глядя в угол, допил чай, налил себе еще, но тут же отставил пиалу, потянулся к нижнему ящику стола и достал из него свой знаменитый нож. Звонко щелкнув, из рукоятки выскочило лезвие, странного дымчатого цвета с неясным узором как бы проступающим из толщи стали.
  -- Этот нож сделал один безвестный российский Кулибин в лагерных мастерских...
  -- Где-е?! - опешил Павел.
   Батышев поглядел на него, усмехнулся, осторожно взял свою пиалу, отпил, после этого заговорил снова:
  -- Университет я закончил в пятьдесят первом. Там, за Уралом, уже царили Лысенко с Лепешинской, наука была загнана в провинциальные институты. Но и там уже появились лысенковцы. У нас первым лысенковцем был папаша Гонтаря. Ну, вся недоучившаяся молодежь, конечно, возле него собралась. А нас, меньшинство, кто серьезно учился, и свое мнение имел, собрал вокруг себя один старейший профессор... Не буду называть его имени. К чему тревожить лишний раз? Его и так на старости лет, перед смертью, вволю помытарили. А я был молод, горяч, считал, что истину можно доказать даже тем, кто науку приспособил для политического авантюризма. Короче говоря, всему нашему кружку навесили ярлык - антисоветская деятельность, а донос накатал Гонтарев папаша. Там еще подписи были... У нас городок маленький, когда я вернулся, встретил одноклассника, а он, оказывается, в архиве работал. По старой дружбе и перечислил мне благодетелей. Эти люди, кое-кто, до сих пор работают в Университете. Иногда я смотрю им в глаза долгим упорным взглядом. За это, в основном, меня и не любят. Короче говоря, дали мне четвертак. Двадцать пять лет, по-русски говоря. Тогда, на излете репрессий, всем четвертаки давали. Правда, я к расстрелу готовился. Портретик даже на груди выколол. Так сказать, улыбка Мефистофеля палачам. Пусть стреляют в своего вождя и учителя, корифея всех наук...
   Павел изумленно воскликнул:
  -- А я всегда думал, что это делают наоборот, заклятые сталинисты!..
  -- Вот как раз наоборот... Только, мало кто знал, что, когда расстреливают, в грудь не стреляют. В затылок стреляют... Для того, кто готовился к смерти, двадцать пять лет - подарок судьбы. Но все равно, сам понимаешь, что значит, такой срок для молодого человека... К тому же тогда казалось, что все это навечно; лагеря, репрессии ни за что... Впрочем, почему это ни за что? В нашем кружке как-то зашел спор, как сделать сельское хозяйство в России эффективным и рентабельным. Ну я и высказался, что земли надо отдать крестьянам, но сохранить Машино-тракторные станции во владении государства, и пусть крестьяне нанимают трактористов и шоферов за деньги. Они уж проследят, чтобы техника работала эффективно. а шофера не гоняли налево. А это чистейший правый троцкизм. Сами себя называли правые троцкисты - правыми коммунистами. Мой друг, лагерный Кулибин, тоже рвался к свободе. И голова, и руки у него были прямо уникальными. Умудрился сварить настоящий индийский булат в обыкновенной лагерной кузнице. Его и посадили-то, я полагаю, за этот самый булат. Если подумать, в нашей промышленности и в армии, его просто негде применять, а технология сложнейшая. А он надоедал всем, пороги обивал, вот и запечатали его в лагерь, чтобы не надоедал занятым людям. В побег он готовился основательно. Иначе ты бы сейчас не разговаривал со мной. Хорошо, что он в мастерских работал. Лагерь-то лагерем, но кое-какое рудничное оборудование было, а его ремонтировать надо, вот моего друга лагерное начальство и ценило, даже усиленную пайку давали. Он такой самострел сварганил, что в разобранном виде никто понять не мог, что это такое, а я с ним потом на лосей охотился. А тут случилась амнистия. Ее еще называют бериевской. Большинство уголовников выпустили. А те, кого не выпустили, жутко обиделись. Они же все время считались "социально близкими". Вот и наладились в побег человек двадцать уголовников, и мы с другом с ними. Лопухи мы были зеленые. Эти гады взяли нас с собой, как продовольственный запас.
  -- Что-о-о?! - Павел даже разинул рот от изумления.
  -- Ты что, не знаешь?! - в свою очередь изумился профессор. - Это называется - "побег с коровой". Обычное дело в то время среди матерых лагерников. Да и сейчас наверняка тоже... Нравы-то мало изменились... Вот и нас сманили, чтобы сожрать, если прижмет. Неделю почти, бегом мы уходили от преследования, да и припасы кое-какие были. Так что, нас пока не трогали. Друг мой самострел нес в разобранном виде в мешке, уголовники не знали, что это такое. А я одну финку за голенище сунул, а нож вот этот - за подкладкой шапки хранил. Видишь, как удобно рукоятка изгибается? Когда на плотах пошли по реке, припасы кончились, и уголовники начали на нас какие-то особые взгляды кидать. Вот тогда до нас и дошло, что вовсе не по дружбе они нас в побег пригласили. Они глядели на нас, и зубами щелкали, как голодные собаки. Не пойму как, но только кто-то у меня из сапога ночью финку вытащил; мы уж и спать боялись. Уголовники - народ безалаберный, забыли хоть какой-нибудь картой запастись. С разгону впоролись в пороги. С нашего плота трое утонули. Нас с другом, и еще шестерых, на берег выбросило. Хорошо хоть остальные на другом берегу оказались. Вот тут наши друзья и решили подкрепиться... - профессор замолчал, потянулся к чайвани, медленным движением наклонил ее, сосредоточенно глядя, как золотистая, чуть парящая, струйка чая течет в пиалу. Казалось, он забыл о Павле.
   Тот не выдержал, спросил почему-то шепотом:
  -- И что, вашего друга съели?..
   Очнувшись от задумчивости, профессор усмехнулся:
  -- Нет, мы вовремя сообразили, да и маленькое преимущество имели; уголовники от голода ослабели, а мы - нет. Я ж биолог; кое-какими травками, да кореньями силы поддерживали. Да и мышами с бурундуками не брезговали... К тому же я в студенческие годы боксом увлекался, даже чуть чемпионом Сибири не стал. Тогда многие боксом увлекались... Когда уголовники прижали нас к берегу, мы кинулись на скалу, что вдавалась в реку. Там карниз был узенький, еле одному пройти. Друг мой принялся самострел собирать, а я с ножом на карнизе встал. Хорошо хоть эта компания все свои топоры перетопила. В общем, одного я успел в речку спровадить, тут и первая стрела свистнула. Из шестерых один только и успел убежать. Потом мы с другом кое-как связали плот из четырех бревешек, оставшихся от разбитых плотов, и дальше поплыли. Да только не отплыли далеко. У компании, что на другом берегу спасалась, карабин был. Мы-то думали, они утопили его, ан - нет. Кто-то бабахнул раз, видимо ради пакости, и друга моего с расстояния в пятьсот метров наповал. И так бывает... - Батышев снова замолчал, отпил чаю, потеребил задумчиво бороду.
  -- А дальше что? - снова прервал его задумчивость Павел.
  -- Дальше?.. Дальше ничего... Плыву на плоту, думаю. И вдруг понимаю: бежать-то мне некуда, хоть обратно в лагерь возвращайся. Документов никаких. Население в тех местах и сейчас-то редкое, а тогда одни чукчи жили. Любого белого человека со всех сторон видать. Да и какой толк из лагеря бегать, когда вся страна лагерь! Думал, думал я, да не придумал ничего лучше, как свернуть к устью какого-то притока, бросить плот, и двинуться вверх по течению в такую глушь, куда еще ни один человек не заглядывал. На мое счастье кто-то туда все же заглядывал. Наткнулся я на крепкую избушку из листвяга, в ней и обосновался. Жил как дикарь. Сам оленьи шкуры на одежду выделывал, зимой питался сырым мясом, чтобы цингой не заболеть. На третий год только к чукчам вышел. От них и узнал про амнистию. - Профессор помолчал, и уже другим тоном договорил: - Ты знаешь, а ведь не вычеркнуты эти годы из моей жизни. Может, они-то и дали такой толчок ей? Много я там передумал... В частности и о том, что нельзя мстить. Все, что случилось, может на второй виток пойти, и вернуться на другом уровне. Ведь по спирали все развивается... А было это на Адыче... К тому же, не было безвинно осужденных. Были и заговоры, и троцкистские кружки. Это рядовые пехотинцы собирались, шептались за чаем кто о том, что не худо бы сапоги помыть в Индийском океане - это левые троцкисты. Правые шептались о том, что не худо бы землю крестьянам отдать. А вот верхушка, все эти Бухарины, Якиры, Блюхеры и Тухачевские, всерьез заговоры плели, тоже ведь порулить хотелось. Смешно было бы думать, что их безвинных ягнят злодей Сталин порешил. Плели, плели они заговоры! Это ж надо, организовали не самую хилую в мире революцию, выиграли гражданскую войну, а тут какому-то ничтожеству, в их понимании, власть без драки отдать...
   Он замолчал. Сидел в кресле, глядя куда-то в пространство; могучий, седой, с загорелым, гладким, почти без морщин, лицом. И эти его сила и твердость почему-то вызвали у Павла раздражение, он заговорил с едким сарказмом:
  -- Вот, значит, как... Значит, мстить нельзя... Тебе, значит, по одной щеке, а ты подставь другую... Чистоплюйство все это! А они не чистоплюйствуют! Они крепко везде устраиваются, и ничем не брезгуют. Сегодня он Фирсова убил, завтра всю жизнь на Земле угробит. Для того лишь, чтобы ему нигде не поддувало...
  -- Возможно, ты и прав... - тихо, с укоризной в голосе, заговорил Батышев. - Возможно, мы во всем виноваты. Вместо того чтобы, придя из лагерей, призвать к ответу всех гадов, мы принялись играть в благородство, а они этим воспользовались, и нас же мордами в грязь... При этом сами на своих местах остались, и талантливых ребят отпихивают, чтобы послушных холуев сажать рядом с собой... И, тем не менее, я против Гонтаря слова не скажу. Не желаю, чтобы хоть в чью-то голову закралось подозрение, будто я мщу ему за отцовы делишки.
   Стараясь не глядеть на профессора, Павел поднялся, торопливо вышел в прихожую, снял с вешалки куртку и выскочил на лестницу. Одевался на ходу, оступаясь на ступеньках в темноте. В подъезде не горело ни единой лампочки.
   Дверь Павлу открыл сам Гонтарь. Раньше такого не бывало, обычно открывала его жена. Пройдя в прихожую мимо неохотно посторонившегося Гонтаря, Павел повернулся к нему, дождался, пока он запрет дверь, и проговорил, глядя ему в глаза:
  -- А вы убийца.
   В лице Гонтаря ничто не дрогнуло. Устало, как о чем-то давно надоевшим, и безмерно скучном, он выговорил:
  -- Я уже говорил вам, Павел Яковлевич, что не снимаю с себя ответственности...
  -- Я имею в виду другое... - медленно, тяжело отчеканивая слова, заговорил Павел. - Вы совершили хладнокровное, заранее обдуманное убийство. Вы учли все: и направление ветра, и озеро за спиной Фирсова, и куртинку кустарника перед его позицией, и даже заранее запаслись раздутыми гильзами. Две штуки хранились в крайних ячейках вашего патронташа. Вы не учли одного - даже латунные гильзы иногда не тонут... Да-а... За свою жизнь удачливого дельца от науки, и на примере своего папаши, вы настолько уверились в безопасности грязненьких поступков, что решились даже на убийство, когда почуяли опасность потерять жену, а особенно - свой авторитет на кафедре...
   Гонтарь побледнел, лицо его сделалось страшным. Кривясь, он злобно выплюнул:
  -- Клеветник! Подлец - недоучка...
   В ярко освещенной прихожей на Павла вдруг обрушилась тьма. И в этой тьме бледным пятном зыбко покачивалось кривящееся лицо Гонтаря. Задохнувшись, Павел с всхлипом втянул воздух сквозь сжатые зубы, и шагнул вперед, готовя страшный, смертельный удар локтем в висок. Видимо, все было написано на лице у Павла, Гонтарь даже позабыл все свои навыки боксера; охватив голову руками, он сполз по двери на пол, скорчился на половичке, по ушам резанул пронзительный, очень похожий на заячий предсмертный крик, вопль:
  -- И-и-ррра-а! Ми-или-ици-и-ю-у!..
   Этот вопль привел Павла в чувство. Задыхаясь, он кое-как нашарил замок, отпер его, рывком открыл дверь, отшвырнув ею вопящего Гонтаря, и выскочил на лестницу. Двумя прыжками преодолев два пролета, выскочил из подъезда, и тут только смог вздохнуть. Влажный, прохладный ветер с редкими каплями дождя, ударил в лицо, от этого сразу стало легко, неожиданно накатила волна веселья; до того показался смешным и жалким Гонтарь. Но тут же стало до боли жалко Фирсова, из-за того, что его убил такой жалкий человечишка...
   Павла вдруг осветило фарами вывернувшейся из-за поворота машины. Он отскочил, но машина резко затормозила, фары погасли, и в свете тусклой лампочки, горящей над дверью подъезда, Павел разглядел видавшую виды "Ниву" профессора Батышева. Он открыл дверцу, спросил ворчливо:
  -- Надеюсь, ты его не убил?
  -- Бог вовремя остановил руку... - хмуро бросил Павел. - Да теперь жалею...
   Профессор мотнул головой:
  -- Садись.
   Павлу ни о чем не хотелось разговаривать с Батышевым. Вообще ни с кем не хотелось разговаривать. Забиться бы в тайгу, в глушь, погрузиться в ее тишину и свое одиночество, и ни о чем не думая, слушать шум ветра в ветвях, лежа у костра на лапнике, слушать ночи...
   Помедлив, все же сел рядом с Батышевым, и он тут же рванул с места, благо, на подъездной дорожке никого не было по случаю позднего времени и дождя. Мимо понеслись освещенные окна домов, уличные фонари; блестки света прыгали в каплях дождя на ветровом стекле. Шуршали шины по асфальту, с глухим треском, словно рвали мокрую ткань, машина пролетала лужи, в щели неплотно закрытого окна свистел ветер. Мало-помалу Павел успокоился. И когда через полчаса профессор повернул машину на заросшую лесную дорогу, успокоился совсем. Не хотелось больше думать ни о Гонтаре, ни о потерянном Университете, ни даже о Вилене, которую не видел с самой весны, а видеть хотелось, так хотелось видеть! До сегодняшнего дня.
   Лесная дорога вскоре затерялась среди кустов подлеска, осталась лишь чуть приметная колея. Опасно кренясь, машина проплыла еще несколько метров по колее, и тут свет фар уперся в мощную колоннаду древесных стволов. Профессор сейчас же выключил мотор и погасил фары, но Павел успел узнать кедры.
   Батышев распахнул дверцу и вылез в темную влажность леса, в мягкий шум ветра, под редкие дождевые капли, каким-то чудом, пробивающие густые кроны. Павел вылез следом, ноги тут же утонули по щиколотку в мягком ковре хвои, много лет копившейся здесь. Под одним из кедров лежал толстенный обрубок бревна, профессор подошел к нему, сел, привалившись спиной к мощному стволу. Он уверенно двигался в темноте, как в собственной квартире, видимо, тоже обладал хорошим ночным зрением, как и Павел, для которого любая, даже самая черная ночь, казалась серым полусумраком. Павел присел на бревно рядом. Ветер глухо шумел высоко над головой, а здесь лишь гулял легкий сквознячок.
  -- Я уже лет двадцать приезжаю сюда посидеть, подумать, отдохнуть от всего... - Глухо проговорил профессор. - Здесь их девять штук, стариков... Чудом уцелели...
   Павел молчал. Говорить ему уже было нечего. Он только ждал, когда профессор выскажет все, что хочет, ненужное и никчемное, чтобы потом сидеть и бездумно смотреть в ночь, и слушать ветер. Но профессор только проговорил:
  -- У меня друг был, еще в студентах, на геологическом учился... Его тоже посадили. Он так и сгинул где-то, а я вот живу... - и замолчал.
   Павел сидел, прислушиваясь к шипению ветра в кронах кедров, и постепенно уходило все в прошлое; и Гонтарь, и Фирсов. Что же делать, если ничего не поделаешь?.. Собственно говоря, никакой катастрофы не произошло; просто, придется начать все сначала. Он ведь так и остался младшим научным сотрудником. Мало ли что из аспирантуры его выгнали, из Университета-то не гонят...
   ...На следующий день все пошло, как и прежде; будто ничего не произошло, Гонтарь был как обычно вежлив и спокоен, и с Павлом разговаривал обычным тоном. Павел его на всякий случай предупредил, что доработает до зимней сессии, и перейдет на другую кафедру. Уже не чувствуя себя работником этой кафедры, Павел чисто по привычке пришел на очередное заседание кафедры, сел в сторонке со скучающим видом. Он в пол-уха прислушивался к обычной текучке, равнодушно дожидаясь окончания. Наконец, все вопросы исчерпались, кто-то уже отодвигал стул, но тут Гонтарь спросил:
  -- Павел Яковлевич, что там у вас с милицией? Какая-то драка, поножовщина... Объясните, пожалуйста...
  -- А кто вам сообщил эту чепуху? - удивленно спросил Павел.
   Гонтарь изумленно приподнял брови, и, оглядывая всех присутствующих, произнес, как бы про себя:
  -- Изумительно! Драку с поножовщиной, и попытку изнасилования он называет чепухой.
   Павел пожал плечами:
  -- Да ничего страшного не произошло. Я как-то возвращался домой, а в подъезде трое парней приставали к девушке, я их просто вышвырнул из подъезда...
  -- Позвольте вам не поверить! - с нажимом выговорил Гонтарь. - И не пытайтесь представить все в таком безобидном виде. В попытке изнасилования как раз замешаны вы. - Павел, как любили когда-то писать писатели, на самом деле потерял дар речи; сидел и только рот открывал, не мог произнести ни слова, а Гонтарь продолжал, подпустив отеческого сожаления в голос: - Давно пора вынести вопрос о моем бывшем аспиранте на обсуждение, - он сокрушенно опустил голову. - Виноват, товарищи... Думал, мне самому удастся добиться от Павла Яковлевича более вдумчивого контроля своих поступков. Серьезный все же человек... Но... - Гонтарь тяжело, с сочувствием вздохнул. - Эти постоянные драки... И все-то у него так гладко выходит, все-то у него кругом виноваты: злодеи толпой нападают, у кого голова проломлена, у кого рука сломана, а на Павле Яковлевиче ни единой царапинки. Так что, я считаю, необходимо принять самые решительные меры. Потом он сам нам спасибо скажет... Я устал, товарищи... Устал! Я уже четвертый год бьюсь с ним. Эта бесконечная связь со студенткой... Эта кошмарная драка, по существу, с детьми на уборочной. Но самое главное, - все можно понять и простить, мы ведь тоже были молодыми, - Павел Яковлевич не желает прислушиваться к моим рекомендациям по доработке диссертации! К рекомендациям своего руководителя! А я, товарищи, не желаю дискредитировать себя, рекомендуя к защите то, что он в своем непомерном самомнении называет диссертацией. Конечно, это моя вина, в конце концов, он мой аспирант, мой ученик. Но, что поделаешь, в любой работе бывает брак... Господи! И сейчас, какой кошмар: драка с попыткой изнасилования...
   У Павла вдруг прорезался голос, он вскочил, крикнул:
  -- А чего это вы мне мораль читаете?! Убийца и подлец!
   Гонтарь лишь развел руками, и обвел всех присутствующих беспомощным взглядом.
   Все было кончено. Гонтарь убил Павла наповал. Павел ходил к ректору, но тот лишь качал головой, сочувственно глядя сквозь очки с толстыми стеклами. Павел рассказывал, все, как было, но он не верил. Потом собрался партком. Старики сидели, и прокурорскими взглядами буравили Павла. На столе лежали две кляузы; одна от энергичной Алькиной мамочки, а вторая от мадам Трутневой. И хоть Павел опять рассказал, все, как было, на него тут поистине полились помои ушатами. Особенно разорялся зам секретаря парткома, преподаватель кафедры истории КПСС товарищ Меха. Он в пятнадцатиминутной речи всем разъяснил, что таких растленных типов гнать надо из партии, а уж из Университета - тем более.
   Из партии Павла не выгнали, только выговор объявили, а вот из Университета вышвырнули по тридцать третьей статье. Не помогло даже заступничество Батышева. В последний день своей работы в Университете, он зашел в оранжерею, попрощаться с Михаилом, но его там не оказалось, а лаборантка сказала, что он скоро должен прийти. Павел сел за препараторский стол на высокий табурет и от нечего делать принялся листать старый, с вырванными страницами, научный журнал. Тут открылась дверь, Павел поднял голову, на пороге стоял Гонтарь. Почему-то он не закрыл сейчас же дверь с другой стороны, а прошел к столу. Павел равнодушно смотрел мимо него. Оглядевшись, и не найдя второй табуретки, он примостился на край кадки с цветущей алоказией. Заговорил, будто ничего между ним и Павлом не произошло:
  -- Жаль, что вы не извлекли из всего пользы для себя. Поверьте, я только добра вам хочу. Я лишь преподал вам урок, чтобы вам же потом легче было в жизни. Вы не поняли... Жаль...
   Павел проговорил, сочувственно улыбаясь:
  -- А вы сумасшедший... Это ж надо, меня с дерьмом смешал и всю жизнь поломал исключительно потому, что я догадался - Фирсов мастерски убит, а не от несчастного случая погиб. И на полном серьезе рассуждаете о воспитании, добре...
   Гонтарь вдруг потянул носом, спросил:
  -- Чем это тут воняет?
   Павел насмешливо улыбнулся:
  -- Алоказия цветет.
  -- Ну и что?
  -- Так пахнет цветок алоказии, возле которой вы сидите.
  -- Цветок, а пахнет тухлятиной... Странно...
   Павел вспомнил, что Гонтарь не дружен с ботаникой, сказал с подначкой:
  -- Прямо как вы...
  -- Что-о?!
  -- Тухлятиной вы воняете, профессор Гонтарь. Взяточник вы, законченный подлец, к тому же еще и убийца, - не меняя тона, выговорил Павел. - Мне кажется, вы далеко пойдете, если милиция не остановит...
   Сожалеюще глядя на Павла, Гонтарь покачал головой, и проговорил задумчиво, как бы про себя:
  -- Как ты только дальше жить будешь...
   Павла отвлекло от воспоминаний то, что уже настало время ужина, а Ольга почему-то включила телевизор. Он прошел в соседнюю комнату, Ольга сидела на диване, и увлеченно смотрела на экран. Там кипели страсти какой-то дискуссии. Павел удивился еще больше; Ольга перестала смотреть "Санта-Барбару", и "Просто Марию" то ли на девятой серии, то ли на десятой, а тут дискуссия... Он сел рядом, спросил:
  -- Об чем спор?
  -- Об армии...
  -- Что, так интересно?
  -- Да ведь тебя в армии покалечило, вот я и смотрю теперь все, что об армии. У меня же еще Денис есть...
   Павел вгляделся в экран, прислушался; упитанные, гладенькие мальчики во главе с величественным генералом с глубокомысленным видом рассуждали о том, какая армия нужна России. Павел рассмеялся, сказал:
  -- Если отсеять всю шелуху, то остается только одна причина, согласно которой России нужна гигантская армия: исключительно для воспитания мужчин. Во-первых, не слишком ли дорогостоящая воспитательная процедура? А во-вторых, наша армия не воспитывает, а калечит, и тела, и души. Мне повезло, я лишь штыковой удар в бок получил, лишился двух ребер, получил мозговую травму и сломал ногу. Другим и похуже бывало...
   Ольга тяжело вздохнула:
  -- Не шути так... Я как подумаю, что если Денис в институт не поступит, сердце кровью обливается...
  -- Хочешь, еще одну злонамеренную туфту советской пропаганды разоблачу? - сказал Павел, разглядывая генерала на экране.
  -- Разоблачи... - обронила Ольга без особого интереса.
  -- Все топчутся от тезиса: большой стране нужна большая армия. Бред пьяного генералиссимуса! Большой стране как раз и не нужна большая армия, тем более с таким, как у России географическим положением. Это какому-нибудь Израилю в случае войны надо всех поголовно, в том числе и женщин под ружье ставить, и в отпуск солдаты должны ходить с личным оружием, и резервисты обязаны держать свои автоматы в шкафах вместе с камуфляжем. Израиль стоит в окружении враждебных стран, а территория у него... После пересечения границы через две минуты воздушный десант уже может оказаться в Тель-Авиве. Если большая страна не собирается вести завоевательную войну, ей не нужна большая армия. Я смотрю на этих генералов, и у меня такое ощущение, будто они ни в военных училищах не учились, ни академий не заканчивали; мышление осталось на уровне ротного старшины. Да только на карту глянуть достаточно, и любому нормальному человеку станет ясно, что России не нужно это людство плохо обученных салабонов, затюканных "дедами", запившихся офицеров, и "дедов", давно на все положивших с прибором. Для начала посмотрим, есть ли у России потенциальные противники. Пойдем с запада на восток. От Скандинавии до самой Турции это либо карликовые страны, либо страны с развитой демократией. Только твердолобые коммунисты не в состоянии понять, что страна с развитой демократией не способна вести крупномасштабную завоевательную войну. Пример - Штаты. Всей мощью не смогли справиться с крошечным аграрным Вьетнамом. В самих Штатах поднялась такая буря протеста, аж террористические организации образовались, протестовавшие против войны. Пойдем дальше - Иран и Ирак. Эт, да, эт, диктатуры, это, серьезно. Но агрессия с их стороны опять же невозможна. Или, скажем так, внезапная агрессия. От них до границ России по три страны, в двух из которых православие и веками воспитанная идиосинкразия к персам, а так же тысячи километров безводных степей и пустынь. Даже если аятолле или какому-нибудь Хуссейну взбредет на ум пойти воевать Россию, это будет не серьезно: растянутые на тысячи километров пути снабжения не позволят обеспечить армию в достаточном количестве боеприпасами. Дальше, Афганистан. Тоже несерьезно. Аграрный Афганистан, даже под управлением экстремистов талибов не способен вести войну против России. Единственное, на что он способен, это подлый, мелкий терроризм. Но с терроризмом армии не воюют, с терроризмом воюют малочисленные команды натасканных волкодавов. Остается Пакистан с Индией. Во-первых, они между собой еще лет триста будут воевать. И опять же, им до границ России топать и топать по горам и пустыням. До сих пор у нас противник номер один - Китай. Но даже Китаю с его стадвадцати миллионной армией не под силу завоевать Россию. От Владивостока до Урала населена только узенькая полоска территории вдоль Транссибирской магистрали, дальше на север до самого Ледовитого океана лежат малонаселенные таежные районы. Захватив Транссибирскую магистраль, армии вторжения все равно пришлось бы наступать на запад по узкой полосе вдоль границы. Какой смысл лезть в безлюдную тайгу? В этом коридоре продвижение армии любой величины парализуют несколько мобильных группировок, базирующихся где-нибудь в тайге, и несколько эскадрилий штурмовиков, которые сейчас базируются в тайге. Наступление через Среднюю Азию так же невозможно. Во-первых, в самом Китае армии придется пройти тысячи километров самых безводных на Земле пустынь, а потом еще и в Средней Азии не считанные тысячи километров пустынь и степей. В этих просторах за пару недель полягут все сто двадцать миллионов при наличии у России даже нынешней штурмовой авиации. Потому что перерезать коммуникации, растянутые на тысячи километров по степям и пустыням, пара пустяков. Самая лучшая защита для России, это ее просторы. Ну, что у нас остается? Штаты? Нас от них отделяют океаны. Морскими десантами можно завоевать только какой-нибудь островок в океане, но не континентальную державу. Для обороны и влияния в Мире, России нужна армия с численностью личного состава тысяч в пятьсот. При этом должен быть мощный флот, с нормальными авианосцами, а не с недоносками типа авианесущих крейсеров, с хорошо тренированной профессиональной морской пехотой. Стратегические ракетные силы, естественно. Мощная развитая авиация, стратегическая, тактическая и истребительная. И несколько небольших мобильных моторизованных соединений с танками и самоходными артустановками. И, разумеется, тактические ракетные войска. Вот по этим родам войск, если распределить пятьсот тысяч человек, этого за глаза хватит, чтобы держать на высоком уровне свой престиж в Мире.
   Ольга засмеялась, сказала:
  -- Стратег ты у меня... Неужели стольким маршалам такая здравая мысль в голову до сих пор бы не пришла?
  -- Пришла им эта мысль, да помалкивают. Стольких генералов бы пришлось раньше времени на пенсию спровадить. А им это охота? Да и тогда в России нельзя бы стало маршальское звание присваивать. Непомерную армию создал Сталин для совершения мировой революции путем захвата капиталистических стран. Но американцы раньше нас создали ядерное оружие, поэтому мировой революции не получилось, а потом, слава Богу, наш великий стратег благополучно скончался. Однако наши последующие властители так и не набрались духу отказаться от многомиллионной армии, а может ума не хватило, понять, что небольшая, но хорошо обученная и оснащенная армия гораздо опаснее нашей нынешней.
  -- Ты что, всерьез считаешь, что Сталин собирался первым начать Мировую войну?
  -- Нет, он заставил ее начать Гитлера, он ее собирался с блеском закончить. Это ж любому нормальному человеку понятно: Сталин целенаправленно, десятилетиями, восстанавливал военную промышленность Германии, ее армию. Большинство высших офицеров Вермахта учились в военных училищах Советского союза. Неужели Сталин был такой дурак, что сам на свою голову готовил напасть? Недавно я прочел у Солженицына, будто Сталин безоговорочно поверил Гитлеру, что он не нападет на Советский союз. Потому, мол, и войска на границах не были приведены в боевую готовность. Вроде, умный человек Солженицын, и войну прошел, и лагеря, а такую чушь сморозил: Сталин кому-то поверил! Да он только себе верил! Он руками Гитлера сокрушил Европу, а потом хотел с блеском ее освободить от Гитлера, и построить во всей Европе социализм, а потом и в остальном мире. Впрочем, как раз при Сталине у нас и был полный коммунизм, как он описан у Томаса Мора, Кампанеллы и прочих адептов. То обидно, что звоном великой победы прикрыли, а по существу, замаскировали трагедию двухсотмиллионного народа. Сталин сам готовился ударить первым. Все войска были нацелены на вторжение, а не на оборону, потому и попали в первые дни войны в окружение миллионы. И репрессии, и расстрелы, все было нацелено на то, чтобы добиться безоговорочного подчинения в стране, а потом бросить всю страну на захват Европы. Знаешь, как дрессируют овчарку, чтобы она по одному слову хозяина бросалась на человека и рвала его насмерть? Хозяин привязывает на цепь, и уходит, потом приходит посторонний дядя с палкой или веревкой, и начинает собаку избивать. Избивает до тех пор, пока она не озвереет. Так вот, всю Россию Сталин привязал к забору и избивал, пока она не стала готовой на весь мир кинуться по одному его слову. Это ж как надо было избить, чтобы она кинулась не на того, кто ее избивал, а на того, кого он ей указал?! Потому и живем сейчас так погано; всех нормальных людей по лагерям сгноили, кого не догноили в лагерях, немцы на фронтах побили. Вот и остались в стране одни козлы да уроды. А кого козлы и уроды воспитать могут? Таких же козлов и уродов... Сколько же веков должно пройти, чтобы выправиться целому народу? Деревья на оползне тоже невозможно выправить...
   Ольга засмеялась:
  -- Ну и выверт у тебя получился! Пошли ужинать.
  -- Погоди, сейчас будут новости по "Губернскому каналу"...
   Павел переключил канал и попал как раз на заставку новостей. Ольге давно были неинтересны всякие новости, и она уже поднялась, чтобы идти на кухню, но тут услышала знакомое имя. Повернувшись, она уставилась в экран, а там уже длинноногая Вероника весело вещала:
  -- Мы беседуем с известным писателем... - и так далее.
   Павел выслушал все интервью с застывшей кривой ухмылкой. На экране цветного телевизора его побитая физиономия выглядела еще жутче, нежели в яви. Дослушав все, Ольга всплеснула руками:
  -- Господи, Паша! Ну и в историю ты попал... Как же ты еще и репортерам попался?
  -- А я вот этой Веронике как раз на сегодня встречу назначил, она хотела поговорить о фантастике и детективном жанре. Пришел, а она при виде моей физиономии напрочь забыла и о фантастике, и о детективах. Ладно, пошли ужинать...
  
  
  

* * *

  
  
   Мотоцикл прапорщика спустили в омут. Держась за бревно, долго плыли вниз по течению, пока не увидели устье небольшого ручья. По дну ручья шли весь день и половину ночи, пока он не кончился. Потом пошли напрямик по тайге. Хмырь отобрал у всех сигареты, размял в горстях и время от времени посыпал табаком след. Шли день другой, почти бежали, спали часа по четыре, самое темное время ночи, и опять шли. Настороженная тишина тайги изматывала нервы, ветки остервенело хлестали по лицу. Комары с деловитым писком впивались в лицо, шею, уши.
   Гиря уже ничего не соображал. Голова гудела от бесконечного кружения одинаковых деревьев, все внимание было сосредоточено только на том, чтобы не потерять из виду качающуюся спину Хмыря. Изредка тот останавливался, и выкапывал ножом что-то из земли. Пока он копал, все валились рядом и, закрыв глаза, отдыхали несколько минут. Хмырь вставал, совал выкопанный корешок в мешок, и ни на кого не глянув, шагал дальше. Поднимался Гиря, поднимался Крыня, свирепым пинком поднимал Губошлепа и снова - ветки по лицу, паутина в глаза, и однообразный шелест шагов и писк комаров.
   Что-то затрещало рядом в кустах, тут же оглушающе громыхнул выстрел. Гиря присел от неожиданности, Губошлеп упал на четвереньки, и, быстро-быстро перебирая руками и ногами, отполз в сторонку, Крыня с вытаращенными глазами, побелев лицом, водил по сторонам стволом автомата. Автомат крупно трясся в его руках. Хмырь выволок из кустов крупную черную птицу. Крыня опустился на землю, матерясь жалобным голосом.
  -- Хоть бы предупредил! Палишь...
   Окинув всех презрительным взглядом, Хмырь бросил к ногам Гири глухаря. Тот молча связал бечевкой его лапы, и повесил себе на плечо. Вскоре вышли к ручейку. Хмырь бросил свой мешок на землю, сказал:
  -- Отсюда легче пойдет. Дня через четыре выйдем к реке, сделаем плот и поплывем как туристы. Потом будет самое трудное; пойдем через большое болото, - оглядев растянувшихся на земле донельзя измотанных беглецов, брезгливо поморщился: - Сначала надо дров для костра наготовить, табор устроить, а уж потом валяться.
   Крыня проворчал:
  -- А иди ты, со своим табором...
   Гиря поднялся, вытянул из-за пояса топор и направился к сухостойному дереву. Выпотрошив глухаря, Хмырь нагреб на берегу ручья глины, обмазал ею птицу и пошел помогать Гире. Губошлеп с Крыней так и не двинулись с места.
   Обрубая сучья с поваленной лесины, Гиря глянул на них, тихо заговорил:
  -- Слышь, Хмырь, Крыня считает, что тайгу можно и без тебя пройти...
   Хмырь мрачно бросил:
  -- Ну, дак и топайте...
  -- Да погоди ты! Крыня тебя так просто не отпустит. У него автомат...
  -- Ну, мы еще поглядим...
  -- Чего глядеть-то? Он только момента ждет, чтобы на заточку тебя насадить. Я его всяко уговаривал. А он все свое: нечего, мол, еще и с Хмырем делиться. Тайга просторная, а кости молчат...
   Хмырь задумался, медленными движениями собирая сучья в охапку, наконец, проговорил раздумчиво:
  -- Тайга-то просторная, но кости говорить умеют, для того, кто понимает... Вот и не надо их на виду оставлять.
   Положив в костер закатанного в глину глухаря, Хмырь вывалил из своего мешка кучу всяких корешков, луковичек и принялся их старательно чистить. Гиря сидел рядом и, покуривая последнюю сигарету, наблюдал за ним. Крыня с Губошлепом грызли последние сухари.
   Хмырь бросил на них взгляд исподлобья, сказал:
  -- Чего сухомятину жрете? Подождите немного, сейчас хорошая еда будет. Вот, и корешки...
   Крыня огрызнулся:
  -- Сам лопай свою траву. Не хватало еще загнуться от какой-нибудь отравы. Я в детстве в пионерском лагере был, так из нашего отряда один пацан выдернул корешок на берегу речки и съел. Только и успел сказать: - сла-адкий... Упал и тут же умер.
  -- То был вех... - проговорил Хмырь, окидывая Крыню долгим взглядом. - В некоторых местах он яд набирает, а в других не набирает, и на вкус неплох...
   Выкатив из костра глухаря, Хмырь разбил глиняную скорлупу. Губошлеп шумно потянул носом воздух, и, бросив сухарь, подполз поближе. Отпихнув его, Крыня запустил пальцы в дымящееся мясо и выломал целый бок с толстыми шматами темного мяса. Гиря отшвырнул окурок и тоже придвинулся. Хмырь задержал руку Гири, протянутую к мясу:
  -- Подбери бычок и брось в костер. Что, учить тебя, как сосунка? Кострище безлико, а по бычку знающий человек много чего понять сможет...
   Проглотив злость, Гиря полез в траву.
   Хмырь, отвернув ногу, вгрызался в сочную мякоть, бросал в рот корешки, луковички, какие-то стебельки, смачно хрустел. Гиря тоже потянулся к корешкам.
   Яростно заматерившись, Крыня вывалил содержимое своего рта на ладонь:
  -- Проклятый хомут и так все зубы вышиб, а тут еще и дробь...
  -- Ты жри, да посматривай... - обронил Хмырь.
   Пока ужинали, стемнело. Хмырь развалился на заранее приготовленной подстилке из пихтовых лап. В костре тихо тлели два бревна, положенные крестом. Тихонько матерясь, остальные копошились в темноте, на ощупь, обламывая ветки.
  -- Ты, Хмырь, о себе только думаешь... - захныкал из темноты Губошлеп.
  -- Вы будете кверху пузом лежать, а я о вас думать?! А идите-ка вы... Как хотите! Я вам теперь ни костер, ни жратву готовить не буду. Четыре дня идем - ничему не научились. Связался с... Нянькаться с вами... Один бы я вдвое быстрее шел.
   Через два дня вышли к поселку. Губошлеп мечтательно протянул, глядя на приветливо блестящие в закатном свете окна домов:
  -- Куревом запасемся... Жратвой хорошей...
  -- Обойдешься. Без курева и жратвой, той, что Бог посылает, - Хмырь перекинул ружье с руки на руку.
   Крыня примирительным тоном попытался уломать его:
  -- Да чего ты трусишь? От зоны уже километров двести отмахали. Нас в другой стороне ищут. Да ведь мы и за деньги можем взять все, что нам надо.
  -- Мало ли что? Твою рожу тут враз срисуют. Посмотри на себя. Это тебе не город. Там можно спрятаться. А тут, если след пометил - хана. Когда болото пройдем, тогда и можно будет в какой-нибудь поселок завернуть.
  -- Хмырь дело говорит, - вмешался Гиря. - От воли окосели. Никаких поселков. Жратва есть, без курева обойдемся. Врачи говорят, курить вредно. Вот и будем здоровье поправлять, перед райской жизнью на бережку теплого моря...
   Хмырь уже шагал в глубину леса.
   ...Ползая на коленях по влажной, холодной земле Хмырь рвал чахлые стебельки черемши, чудом уцелевшие до конца лета в лесном закутке, где никогда не бывало солнца, а снег, наверное, лежал до середины июня. Хмырь всю жизнь прожил на границе, где колбу переставали называть колбой, и начинали называть черемшой. Ему больше нравилось название "черемша". Набрав пучочек, сдернул жилку коры с кустика ивы, перетянул его, поднес к носу красненькие черешки, с наслаждением втянул терпкий чесночный аромат, и вдруг, будто током ударило. Он сидел на земле, и оторопело смотрел на пучочек черемши в своей громадной мосластой лапе. Точно такой же пучочек принес ему в лазарет прапорщик, когда Хмырь там отлеживался, скошенный в конце зимы странной болезнью, которой лагерный врач названия не знал, но, мрачно качая головой, говорил, что надежд на выздоровление мало.
   Была весна, Хмырь даже в уборную не мог сам ходить, и чтобы вообще не хотелось в уборную, перестал есть. Прапорщик пришел под вечер, молча положил пучочек черемши на облезлую крышку тумбочки, посидел рядом с койкой на табуретке, когда-то покрашенной белой краской и давно уже ставшей серой, сказал несколько ничего не значащих бодрых и грубоватых фраз, и ушел. А Хмырь потом всю ночь не спал. Накрывшись с головой одеялом, прижимал к лицу пучочек черемши и глотал, глотал, и никак не мог сглотать все слезы, а выпустить их наружу тоже не мог. Наутро он встал с постели и сам доковылял до столовой. С этого дня быстро пошел на поправку.
   Хмырь привстал, шагах в шестидесяти, за излучиной ручья, на прибрежной терраске горел костер, вокруг разлеглись измотанные донельзя беглецы. Крыня обнялся с автоматом, Губошлеп лежит пластом. Гиря, опершись на локоть, шевелит костер палкой. Еще не сообразив, что делает, Хмырь потянулся за ружьем, лежащим на земле. Мягко скользнули в казенник патроны, снаряженные "жаканами", или, как по научному выражался охотовед - "пулями системы Якана", чуть слышно щелкнул самовзвод курков, блестящий шарик мушки удобно улегся на живот Крыни; пуля войдет в грудь над замковой частью автомата, с шестидесяти шагов Хмырь всегда клал пули в самую середку донышка консервной банки. Да и в медвежье сердце не промахивался. Хмырь никогда не ходил на медведя с карабином. Да и ни один опытный таежный охотник не стал бы искушать судьбу. Пуля из карабина может прошить медведя насквозь, но не остановить, и он успеет задрать охотника, и сам сдохнет на его трупе. А ружейная пуля с лап сшибает косолапого, и останавливает качественно. Уже потянувший курок палец вдруг остановила одна мысль, внезапно пришедшая в голову, и Хмырь опустил ружье. Пуля оставляет след на костях. Только дураки думают, что тайга бескрайняя, и без следа может скрыть что угодно. Он, конечно, не выпустит этих гадов из тайги, но сделает это так, чтобы они никогда не выплыли, даже мертвые, и не ухватили его за глотку.
   Торопливо открывая ружье, боясь передумать, и извлекая патроны, пробормотал:
  -- Связался с гадами... Свобода... Хуже капкана...
   Горбясь, он пошел к костру. Пучок черемши остался лежать на земле. Перебредая ручей, и чувствуя давно забытую легкость в душе, пришедшую после решения отправить на тот свет своих нежданных "друзей", Хмырь позволил себе вслух высказать еще одну мысль:
  -- Крысы... Подавитесь вы своими камнями...
   У костра валялись птичьи кости. Насмешливо скалясь, Крыня проговорил:
  -- Где шляешься? Мы все съели. Мы порешили, что тебе и так хорошо.
   Хмырь помимо воли остро глянул на Крыню. Видимо, в его взгляде что-то проскользнуло, пальцы Крыни медленно поползли к рукоятке затвора автомата. Боковым зрением Хмырь уловил напряженный, хищный, выжидающий взгляд Гири. Одновременно краем сознания проигрывал возможность закончить все здесь и сейчас. Ружье заряжено дробью, но на таком расстоянии это даже страшнее, чем разрывная пуля. Крыня не успеет дернуть рукоятку затвора, до нее еще надо дотянуться, а кнопка предохранителя ружья вот она, у Хмыря под пальцем... И тут же еще одна мысль: - Нет уж, гад, не получится; моими руками убрать Крыню. Хмырь знал, что Гиря играет в беспроигрышную игру, ему нечего опасаться потерять проводника. В любом случае Крыня не успеет выстрелить первым.
  -- Ну, съели, дак съели... - брюзгливо проворчал Хмырь. - Я и корешками обойдусь...
   Он видел, как Крыня, поколебавшись, все же убрал руку от затвора, видел и разочарованный взгляд Гири.
   ...У Гири не было сил даже на то, чтобы материться. Сбоку тянулось унылое болото, с торчащими кое-где скелетами деревьев. Третьи сутки они тащатся вдоль него, продираясь сквозь дебри. Крыня запинал Губошлепа вконец. Тот уже и скулить перестал. Давно бы, наверное, упал и умер, да боится даже этого. Одному Хмырю все нипочем; шагает впереди, и даже ветки его не хлещут, обтекают стороной, комары, вроде, тоже не кусают.
   Крыня с ненавистью смотрел на вихляющийся впереди тощий зад Губошлепа. Темная злоба на весь белый свет затопила все сознание Крыни, и сконцентрировалась на этом отвратительном заду. Когда можно было достать ногой, пинал сапогом. Но сил не было, нога как во сне еле-еле поднималась, еле-еле касалась этого проклятого зада. Губошлеп, похоже, и не чувствовал пинков.
   Изредка Крыня видел толстую шею Гири, злорадно отмечал, как на ней наливаются кровью комары. Значит, Гиря тоже выдохся, если их не гоняет. Ничего, не много осталось. Хмырь говорит, скоро речка, а по ней уже можно добраться до железной дороги. За весь поход Крыня усвоил намертво, что в тайге можно ходить лишь вдоль речек и ручьев. Напрямую массивы тайги можно пересекать только от одной речки к другой. Иначе закружишься, даже компас с картой не помогут. Все, амба. Гиря дальше этого болота не пойдет. Не такой Крыня дурак чтобы думать, будто Гиря не желает завладеть всеми камнями. Чуть-чуть дурака не свалял там, у ручья. Если бы Хмырь не струсил и полез в драку, пришил бы Хмыря. Теперь бы уже гнили где-нибудь в болоте. Хмырь еще нужен; без него, точно, тайгу не пройти. А жаль, такое хорошее болото... Хмырь - ладно. Но Гирю уже пора. Только надо аккуратненько, будто в ссоре, в раздражении. А то Хмырь поймет, что следующая очередь его. Эх, вот бы обоих!.. С автоматом это просто...
   Про себя Крыня злорадно посмеивался с самого начала: побежали, как собачки за косточкой... А Гиря корчит из себя атамана... Крыня погладил автомат. Такая уверенная в себе, надежная машинка. Он отставил автомат на вытянутые руки, полюбовался. Точно, как живое существо, даже лицо есть. И взгляд - холодный, пристальный, безжалостный, как у змеи. Эх, раньше бы ему такую штучку!
   Всю жизнь Крыня стремился быть первым, чтобы его боялись. И его боялись! Но не долго. Всегда, когда он начинал уверяться в своей значительности, вдруг кто-нибудь являлся, откуда ни возьмись, и все разрушал. В школе его не очень-то боялись; был он несильным, хоть и отличался недетской злобой. Всячески мордовал слабых, но сильные время от времени поддавали ему. Его всерьез стали бояться, когда он сделал себе настоящую финку, правда, выточил лезвие из кухонного ножа, а рукоятку набрал из зубных щеток. Даже старшеклассники старались не задевать его. Зато он наслаждался атмосферой страха. Так было до весны, когда он заканчивал второй раз шестой класс. В классе появился коренастый крепкий парнишка. Перезнакомившись со всеми, всем пожав руки, он подошел к Крыне, посчитавшим ниже своего достоинства подниматься со своей любимой задней парты ради какого-то шкета. Протянув руку, парнишка представился. Чуть ухмыльнувшись, Крыня изо всех сил даванул ему ладонь. К его удивлению, ладонь у парнишки оказалась деревянной жесткости. Как ни в чем не бывало, Крыня отпустил его руку. Но надо было показать, кто в классе хозяин, и он лениво процедил:
  -- Ты вот что, шкет, дай-ка мне десятник, на пачку "Беломора" не хватает...
   Шкет с готовностью полез в карман, выудил рубль, помахал им перед носом Крыни, сунул обратно, и с притворным сожалением развел руками:
  -- Извини, пожалуйста, мелочи нет. К тому же сегодня понедельник, а я подаю только по субботам...
   Отовсюду послышались смешки. Крыня понял: надо спасать положение, и из потайного кармана вытащил финку. Но парнишка не стал дожидаться, пока Крыня решит, что делать дальше - так врезал по носу, что весь мир в глазах померк. Потекли слезы, мешаясь с кровью, а проклятый шкет еще принялся безжалостно выворачивать руку. Отобрав нож, повертел его в руках, презрительно бросил:
  -- Тю, жестянка...
   И, уперев лезвие в парту, в два счета отломил его от рукоятки. Крыню после этого уже никто не боялся. А парнишка, оказалось, с семи лет занимался борьбой. На второй год Крыню больше не оставляли; то ли вышло какое распоряжение министерства, то ли еще что, но только кое-как вытянули ему в восьмом классе тройки, и отправили в вольную жизнь. Хоть ему до восемнадцати и было далеко, мать пристроила его в железнодорожное депо подсобником. Работа тяжелая, платили мало. Учиться в ПТУ, чтобы получить специальность, не хотелось. А тут еще, когда появились свои деньжата, понравилось в ресторане сидеть. Правда, пока на вокзале, мимо которого ходил домой со смены. Но тут не спрашивали, сколько ему лет. Напиваться до опупения Крыня в то время не любил, ему нравилось корчить из себя эдакого солидного жучка, набитого деньгами под завязку. В ресторане было хорошо. Музыка, девочки глазками стреляют... Вскоре появился и дружок, с которым впервые пошел Крыня на "дело". "Дело" оказалось, проще некуда: встретили после танцев хорошо одетого паренька. Сразу после "дела" дружок зашел со шмотками в неприметный домишко в закоулках частной застройки, вернулся без шмоток, но с деньгами. Отсчитал Крыне половину. Так и пошло, встречали в темных переулках, в подъездах, хорошо одетых парней и девчонок, пригрозив ножиком, выгребали деньги из карманов, забирали хорошие шарфы, шапки, иногда - дубленки. Только через год дружка замели, но Крыню за собой он не потянул. Вот тогда Крыня и поверил в воровскую честь. Потом, через много времени, до него дошло, если бы дружок проболтался о Крыне, многие дела бы выплыли, да и групповое дело, тоже не пустяк. Получилось удачно: дружка посадили, а Крыню забрали в армию. Перекантовался в полковой кочегарке. Ничему путному не научившись, вернулся домой и сразу взялся за прежний промысел, но теперь один.
   Однажды присмотрел на танцах паренька, одетого с иголочки; сапоги на высоких каблуках, шарф мохеровый, только начавший в моду входить, на пальце печатка, грамм на десять, дубленка загляденье. Крыня догнал его в темном проходе между домами. Держа нож у бедра, тихо и страшно, как научил его дружок, процедил сквозь зубы:
  -- Только вякни, железка сразу в брюхе будет... Давай, снимай барахло... Печатку не забудь...
   Парень даже не смутился. Быстро зыркнув по сторонам, видимо убедившись, что Крыня один, с насмешливой ленцой протянул:
  -- Щас... Тока шнурки поглажу, и начну штаны снимать...
   Темная злоба поднялась из самых потаенных глубин Крыниной души. Он шагнул вперед, и без замаха, как учил его дружок, дернувшись всем телом, ударил ножом, целясь парню под сердце. Но рука, будто в капкан угодила, что-то жестко пригнуло Крыню к земле, потом руку резко рванули назад, и она гулко хрупнула в плече. Крыня закричал бы от дикой боли, но голос пропал, он, будто провалился куда-то вовнутрь. Потом Крыня вновь увидел перед глазами парня. Отшвырнув нож подальше, он спокойно взял Крыню за шиворот, деловито пригнул голову к земле, ударил коленом в лицо, потом еще, и еще. Крыня безвольно мотался у него в руках, и только глухо икал. Наконец парень перестал его бить, отстранив на вытянутую руку, критически осмотрел побитую физиономию, и отпустил воротник. Крыня посчитал, что мучения его закончились, и, несмотря на вывихнутую руку, уже собрался дать тягу, как вдруг парень нанес ему молниеносный удар в челюсть кулаком.
   Когда Крыня очнулся, парень стоял над ним и с любопытством разглядывал. Вставать Крыня не спешил, лежал и ждал, что будет дальше. Однако было похоже, что бить его парень больше не собирался. Он насмешливо заговорил:
  -- Тяжелая у тебя работенка... Столько риска, беготни... Ну взял бы ты на мне тряпок сотен на пять, да сам бы, что ли потащил на толкучку? Нет, загнал бы какому-нибудь скупщику за сотню. Так что, поразмысли. Может, ума наберешься... Про совесть я уж и не говорю. Вы же, твари, у людей последнее забираете, чтобы пропить на своей малине. Вас давить надо, как клопов. А тем, кого ты до меня ограбил, каково было до дому в мороз добираться?..
   И он зашагал прочь, твердо врубая в снег высокие каблуки своих модных сапог. В ночи долго слышался злой, пронзительный визг снега.
   Ума Крыня набрался. Нож он больше с собой не брал, завел увесистый мешочек с дробью. От удара таким мешочком человек на долго терял сознание, а на голове не оставалось ни малейшего следа, и опознать грабителя он потом не мог бы. В Крыне укоренилась и расцвела буйным цветом лютая ненависть ко всяким странным парням, которые ресторан и девочек меняют на долгие вечера в душных и вонючих спортзалах.
   Крыне везло, хоть сам он этого даже не подозревал, считал, что так и должно быть; за год он ни разу не попался. Тут и дружок освободился. У него еще дружки нашлись. Решили пошарить на меховой фабрике. Крыне выпало стоять на стреме, на автобусной остановке. Ловко было задумано; ну стоит парень на остановке, ждет автобуса, ведь ближе к полуночи редко они ходят, тем более на окраине. Неподалеку, приткнувшись к обочине, стоит угнанный накануне инвалидский "Запорожец". Как раз за остановочным павильоном, почти вплотную приткнутом к забору, огораживающему фабрику, имелась дыра, через которую мужики-скорняки, видимо, ходили за водкой. Если на остановке никого не будет, Крыня должен будет перекинуть через забор ком снега. А там, проще некуда; выскочили в дыру, покидали мешки с добычей в машину, двое смываются на машине, остальные на автобусе. Главное, не дергаться, и спокойно ждать его на остановке, когда машина с добычей уже уедет.
   Время подбиралось к полуночи, пора было уже появиться тем, кто шарил на фабрике, как вдруг к остановке вышли две девушки и парень. Весело пересмеиваясь, они о чем-то болтали. Тут-то и вылезла на крышу фабрики компания с мешками. Крыня похолодел; оказалось, фонарь, горящий на остановке, ярко высвечивал фигуры на крыше. Не додумались заранее разбить его.
   Парень, заметив людей на крыше, крикнул, дурачась:
  -- Эй, слезай, закурим!
   Ему и в голову не пришло, что он невольно оказался свидетелем ограбления. Девушки звонко расхохотались. Пересмеиваясь, они глядели на крышу. Фигуры на плоской крыше бестолково заметались. Крыня выхватил из кармана длинное шило, подскочил к парню, и воткнул ему под левую лопатку. Парень изумленно повернулся к нему, спросил:
  -- Ты чего?..
   Но Крыня уже втыкал шило в спину девушке, и тут почувствовал плотское удовлетворение, будто не резал женщину, а трахал. На крыше сообразили, что свидетелей больше нет, ссыпались вниз по пожарной лестнице и вскоре полезли из дыры, с белыми, перекошенными лицами, раздраженные и злые, после пережитого ужаса.
   Бежать из города было нельзя, Крыня это понимал. Но как хотелось подальше скрыться из этого города! Страх жил в животе. Постоянно, и днем и ночью холодил кишки. Идя по улице, Крыня шарахался от каждого милиционера, но потом сообразил, что брать его будут люди в штатском. Незаметно и неожиданно подойдут с боков, возьмут под руки, откуда ни возьмись, подъедет машина... И потом ожидание исполнения приговора... Говорят, в камере приговоренных не гаснет свет, каждую неделю водят в баню, каждый день - на прогулку, и с одной из прогулок, или из бани, они уже не возвращаются... До Крыни дошли слухи, что одна из девушек была беременной, - как раз она с мужем и провожала засидевшуюся подругу, - его долго по ночам душили кошмары, он их глушил водкой. Хорошо, деньги были, дорогие меховые шапки удалось быстро загнать. Однако пропить Крыня успел меньше половины - их стащила у него молоденькая, смазливая девчонка, с которой он остался после попойки. Она назвалась Лилей, но он потом так и не нашел ее.
   По мере того, как убийство отдалялось, а Крыня все еще был на свободе, он будто воспарял к небесам, и вдруг почувствовал себя волком в овечьей стае; он ходил по улицам, и с прищуром прикидывал, как всадит заточку в того мужика, или как перерезать глотку вон тому, мордастому, с уверенным и твердым взглядом маленьких глазенок...
   Потом Крыня участвовал еще в нескольких "делах". Хоть его и опасались, но явно не уважали. А опасались потому, что бессмысленным убийством он мог за бандой пустить по следу все городское угро. Крыня получал бросовые доли, его это злило, но сам он организовать ничего не мог, а потому и шестерил. Погорели на ювелирном магазине. Вернее, магазин-то они обчистили, но не озаботились заранее договориться о сбыте рыжевья, вот их и взяли на хате липового скупщика, который оказался ментовской подсадкой. Дали пятнашку. И тут, где совсем не ожидал, на зоне, привалило счастье. Однажды случайно заметил, как Ломанный шлифует крупный алмаз. То, что это именно алмаз, а не стекляшка, поверил как-то сразу, хоть и видел настоящий алмаз раз в жизни, и то маленький. Долго пас Ломанного, пока не засек, как он прячет алмазы. Этот старый тертый зэк был, будто фокусник; ни в один шмон у него никогда ничего не находили. А он и неплохую финку имел, и деньги у него водились, хоть никого из родных у него на воле не было. Крыня попытался изводить Ломанного, но тот оказался кремень-мужик, Крыня сам чуть не схлопотал перо в бок. Пришлось инсценировать самоубийство. Хорошо хоть Ломанный особняком держался, никакой силы за ним не стояло.
   Вроде все обошлось, и Крыня начал успокаиваться. Сидеть, правда, оставалось еще долго, но с такой заначкой можно было с легким сердцем и подольше чалиться. С такой заначкой он уже не будет шестерить при всяких мелких авторитетах, сам пахан ему сапоги будет чистить. Да что пахан?! Теперь Крыня сможет жить где-нибудь в покое и достатке, крутиться в компании солидных жучков, попивать коньячок, а девочки на него сами будут вешаться.
   Мечты быстро померкли, когда начал ходить вокруг, да около кошачьими шажками молодой, да шустрый следователь. Два раза приезжал на зону, задавал осторожные вопросы. И понял Крыня, всплыло что-то из мехового дела. А тут еще и лагерное начальство принюхиваться стало, видно стукнул кто-то насчет Ломанного. И понял Крыня, надо спасаться, пока в СИЗО не выдернули. Заметался Крыня, но как ни крути, а с зоны его мог вытащить либо Гиря, либо сам пахан зоны, но тому пришлось бы рассказать все. И неизвестно, вытащил бы он Крыню с зоны, или на правеж поставил за Ломанного? А Гиря еще двоих потащил. Ладно, Губошлеп нужен. Крыня помнил неудачу с золотом. Но вот Гире пора в болото. Ишь, хитрый... Придумал, бушлатами меняться, чтобы Хмырь и Губошлеп не знали, у кого камни. На Гире был бушлат Крыни, а камни в воротнике зашиты. Вон, ясно видно, углы вздуваются. Мудрит что-то Гиря... Все! Отмудрился...
   Крыня вдруг ткнулся в спину Губошлепа. Размахиваться ногой было негде, двинул по спине прикладом. Губошлеп плаксиво заныл:
  -- Ты чего?.. Все остановились. Вон, Хмырь что-то увидел...
   Хмырь стоял на краю болота и вглядывался в даль. Наконец повернулся, окинул компанию ненавидящим взглядом, нехотя проворчал:
  -- Человек через болото идет...
   Все долго вглядывались в колеблющееся над болотом марево, но так ничего и не увидели. Гиря сказал с восхищением:
  -- Ну и глаза у тебя...
  -- Глаза глазами... Переждать надо. Он к тому же ручью идет, что и мы, а в этих местах только по ручьям и можно ходить. Надо пропустить его вперед.
   Крыня сипло заорал:
  -- Ково, вперед?!. У него жратва, курево, документы! Само в руки плывет...
   Гиря почему-то отметил про себя, что Крыня употребил типично сибирское словцо - "ково", значит, тоже сибиряк. Но, поди ж ты, тайги совсем не знает...
   Хмырь насмешливо бросил:
  -- Ты, вроде, не голодаешь... Да и до железки уже не так далеко осталось. А там - Томск, а в Томске, ты сам говорил, у тебя кореша есть...
  -- Сам жри свою траву! - вдруг окрысился Крыня, и добавил смачно, с явным намерением разозлить Хмыря: - Кор-рова...
   Но Хмырь только пожал плечами и равнодушно отвернулся.
   Гиря внимательно смотрел на них обоих. Хмырь явно чего-то выжидает. Чего? Может, ждет, когда Крыня прикончит его, Гирю? Последние два дня Гиря постоянно чувствует на себе мертвый взгляд Крыни. Этот псих даже своих намерений скрывать не умеет. Гиря даже прикинул, когда Крыня попытается прикончить его. Выходило, не позже сегодняшнего дня, завтра они уйдут от болота. Гиря рисковал, тянул до последнего, не хотелось ему на шею вешать даже труп Крыни. Поэтому старательно делал вид, будто боится его.
  -- Может, не надо, а? Крыня, потерпишь?.. - нерешительно протянул Гиря.
  -- Сам терпи! Хмырь, надо его перехватить...
  -- Как его перехватишь? - Хмырь флегматично плюнул в сторону болота. - У болота ждать будешь? Так видишь, какой язык выпирает? Он до берега доберется раньше, чем мы язык обойдем. К тому же в чащобе шибко не разбежишься, а если идти по краю, он нас заметить может...
  -- Ладно, веди к той речке, там перехватим.
  -- Пошли... - лениво процедил Хмырь. - Только, скулить начнешь, сразу останавливаемся...
   И они пошли. Лучше бы Крыня не настаивал. Хмырь шагал впереди летящим шагом, будто и не шагал вовсе, а плыл над землей, остальные гуськом бежали за ним. Гиря был доволен, развязка откладывалась. Пока у Крыни нет резону его убивать. Может, Хмырь, наконец, прикончит Крыню? Как бы его подзудить?.. Вот бы подставить Крыню под пулю этого охотника, или, кто он там?..
   Ночевать остановились на берегу ручья. Крыня, развалясь на хвойной подстилке, которую ему приготовил Губошлеп, лениво процедил сквозь зубы:
  -- Хмырь, давай, поскорее потроши своего индюка...
   Он наслаждался. Наконец он стал главным. Хмырь давно не перечит ему, Гиря тоже стушевался. А кто виноват? Надо было самому брать автомат. Крыня ласково погладил слегка тронутую налетом ржавчины сталь. Он был уверен, что все дело в автомате, что все молчат и подчиняются ему только из-за автомата. И даже не заметил, как Хмырь, углядев, что автомат лежит замковой частью на мягком, влажном, голом суглинистом бугорке, как бы ненароком наступил на него. Отпечаток получился такой, что любой таежник моментально поймет, что тут лежало.
   Хмырь швырнул ощипанного глухаря в костер и тоже развалился на подстилке. Гиря, матерясь сквозь зубы, обжигаясь, вытащил глухаря из костра, пристроил на рогульки. Кое-как сгрызли надоевшее жесткое мясо таежной дичины, к тому же без соли, которая давно кончилась, и улеглись спать. Хмырь чутко дремал, время от времени поднимаясь, чтобы подбросить дров в костер. Он нарочно нарубил тонких сучьев, чтобы они поскорее прогорали. Хмырь раньше Гири понял, что Крыня готовится кого-то убить, по особому хищному выражению глаз, а потом и догадался, что первая жертва - Гиря. Вторая, разумеется, Хмырь, как только донесется гудок локомотива... Уж, в чем в чем, а в повадках зверей Хмырь разбирался.
   Утром Хмырь все же настоял на том, чтобы направить след в противоположную сторону, вверх по течению другого ручья, впадавшего в речушку. А потом опять бежали по тайге, чтобы успеть перехватить человека у речки. Как объяснил Хмырь. А на самом деле он загонял Гирю и Крыню. Губошлеп, тот давно уже лишь добирался до своей подстилки, и спал до утра мертвым сном. Ох, как не хотелось Хмырю стрелять! Был еще один путь; свернуть в дебри, а потом оторваться от компании. Они наверняка закрутятся, закружатся и сдохнут с голоду. Хотя... Не годится. Они же друг друга жрать будут, но кто-нибудь выползет. Пожалуй, лучше всего подставить Крыню под пулю того парня, что шел по болоту. Если он не лопух какой-нибудь, из туристов, обязательно влепит пулю в Крыню, а может и в Гирю заодно. А там видно будет. Можно будет и прапорщика, и остальное, свалить на Крыню с Гирей. Не зря же Хмырь уже вторые сутки ведет компанию впереди этого парня, оставляя как можно больше подозрительных следов...
  

Глава 7

Допрос с распитием вещьдока на троих.

  
  
   Утром Павел встал рано, Ольга еще не ушла на работу. Он прошел на кухню, Ольга глянула на него и всплеснула руками:
  -- Господи, Паша! Твоя физиономия стала еще страшнее, чем вчера.
   Он поглядел в зеркало, висящее над столом, - Ольга любила, чтобы зеркала висели повсюду, вот Павел еще давно накупил в магазине "Умелые руки" всяких обрезков зеркал и прикрутил их к стенам в самых неожиданных местах, с помощью лакированных реечек и шурупов, - физиономия производила жуткое впечатление, к Павлу даже закралась предательская мысль: - "А стоила ли овчинка выделки?" Фингалы лиловели почему-то под обоими глазами, хотя он точно помнил, что саданул себе только по левой скуле. Нос, правда, и губа несколько опали. Он проговорил, тяжко вздохнув:
  -- Боксер, он всегда боксер... - и пошел на улицу.
   Ольга крикнула вслед:
  -- Завтракать будешь?
  -- Попозже, - обронил он.
   На улице было прохладно и замечательно свежо. Тихо постанывая от холодной воды, вымылся по пояс под колонкой и, растираясь полотенцем, направился к своему шезлонгу. Подумал, что в такой денек очень приятно будет работаться под яблоней, но тут же вспомнил, что космический боевик он уже закончил, и его теперь остается только перепечатать с рукописных тетрадей, а выносить машинку во двор он не мог рисковать. Вдруг опять привяжется маньяк, который обожает трахать секретарш на столах их начальников? Как в позапрошлом году, Вадимов кореш весьма недвусмысленно лез обниматься, приняв Павла за секретаршу исключительно потому, что он сидел, и печатал на машинке.
   Завернувшись в полотенце, он уселся в шезлонг, вытянул ноги, прижмурился на кое-как пробившееся сквозь крону тополя солнце. До чего хорошо жить! Особенно теперь, когда смерть бродит на мягких лапках вокруг его такого уютного мирка... Интересно, что теперь предпримет Гонтарь? Впрочем, тест не для гениев. Если он напишет заявление в милицию - значит, он не заказывал Павла. А если не напишет, и если за Павлом продолжится охота, то с девяносто процентной гарантией можно считать, что это он заказал Павла. Вот и вся головоломка. Остается только сидеть и ждать.
   Чем Павел еще допек Гонтаря, решительно не вспоминалось. Тот последний поход помнился до мельчайших подробностей, несмотря на случившуюся амнезию. А может, это иллюзия, что он помнит все до мельчайших подробностей? Итак, перейдя гнилое болото, Павел долго шел по азимуту, чтобы выйти к истокам обозначенной на карте речушки. Лишь утром следующего дня он выше на берег ручья. До полудня отмахал километров двадцать по его берегу. Ручей уже начал постепенно превращаться в речушку, а Павел не встретил ни единого следа человека.
   В том месте, где в речушку вливался еще один ручей, Павел нашел свежее кострище. Зола лежала белым пухом. Значит, еще утром костер горел. Это неожиданное свидетельство присутствия человека, притом, что за весь день Павел не встретил ни единого следа сапога, ни единой порубки, почему-то насторожило его. Он начал внимательно осматривать землю вокруг кострища, было ясно, что люди тут провели ночь. Странным показался лагерь; нет следа палатки, значит не туристы, да и нечего им тут делать, в этих богом забытых местах, глухих и не живописных. На стоянку рыбаков или охотников тоже мало походило. Обычно бывалые люди складывают костер по таежному, и он горит всю ночь, а эти жгли тонкие сучья. Кто-то, видимо, не спал всю ночь, поддерживал огонь. Не было следов полога или навеса, вертелись на своих подстилках всю ночь, отогревая бока. Возле одной из подстилок Павел разглядел отпечаток какого-то предмета. Осторожно отодвинув ветви, отчетливо различил след замковой части автомата Калашникова. Хоть и подержал его в руках раз в жизни, а помнил все эти канавки и рычажки. Видимо во сне человек придавил его всем телом, вот на мягкой земле и остался оттиск во всех подробностях.
   Присвистнув, Павел потянул из патронташа патрон, снаряженный пулей, при этом осторожно оглядываясь по сторонам.
   Вокруг кострища валялись глухариные кости. Кое-где на них можно было различить следы дробин.
  -- Эге, ребята, у вас и дробовик есть... Но вот зачем вам в тайге автомат?.. - раздумчиво пробормотал Павел.
   Он прошел немного по следам. Судя по подстилкам, путников было четверо. Когда следы от костра собрались в цепочку, Павел разобрал, что впереди пошел громадного роста человек. Размер его сапог был примерно сорок пятый, а весить он должен не меньше Павла, то есть около центнера. Павел уже прикидывал возможности своего противника. И когда до него это дошло, он остановился на месте. Получалось, что он, даже не задумавшись, уже кинулся в погоню. В сущности, какое ему дело? Он один, у него одностволка. Что он может сделать против автомата?
   Самым разумным было бы, обогнав эту компанию, добраться до ближайшей деревни и сообщить в милицию. Господи, да как обгонишь, если в этих местах только по речкам и ручьям можно ходить?! Без постоянного ориентира закружишься в чертоломе, и компас не поможет. Но нет, не мог он их потерять из виду. Эти четверо несли угрозу, и он не имел права сойти с их следа.
   След повел Павла по левому ручью. Это было лишено всякого смысла - через несколько километров ручей терялся в болоте. Получалось, что путники, выйдя из дебрей, тут же свернули в еще худшие дебри, под прямым углом к своему предыдущему пути.
   Развернув свою карту, Павел проследил тоненькую ниточку ручья. Так и есть, он берет начало в обширном верховом болоте. Но тут он увидел, что если от крутого изгиба ручья свернуть в сторону, пройти краем болота, то можно выйти кратчайшим путем к той самой речке, к которой Павел и направляется. Если четверка двинулась этим путем, то, значит, или у них есть такая же карта, как у Павла, либо их ведет человек, отлично знающий эти места. Павел решил нагнать их где-нибудь на берегу речки, понаблюдать, а там видно будет...
   Тайга больше не казалась ему тихой и уютной. В ней разлилась тревога. Тревога и настороженность были во всем; в замерших ветвях деревьев, отцветших и пожелтевших травах, и даже монотонный, усыпляющий до сих пор треск кузнечиков, стал каким-то тревожным, нервным. Даже в доносящемся время от времени журчании воды в речке, слышалась тревога. Казалось, тайга всеми доступными для себя средствами предостерегала Павла...
   С ружьем на плече со стороны Павел казался беспечным, ничего не подозревающим путником. Наверное, мало кому пришло бы в голову, что не зря его правая рука опущена вниз и сжимает шейку приклада. Из этого положения Павлу достаточно одного движения правой руки - только согнуть в локте - и он готов к стрельбе.
   Павел шел длинным скользящим шагом, слегка развернув ступни носками внутрь. От этого шаг становится на несколько сантиметров длиннее, да и ноги меньше устают. Еще индейцы-охотники много веков, а может и тысячелетий назад, изобрели его, видимо из-за отсутствия лошадей. Теперь разве что бегом можно было поспеть за Павлом. И еще; шаг его был абсолютно беззвучен. Это было опасно. Это было черт знает как опасно! Ведь мертвые осинники остались далеко позади, а в этих местах наверняка водятся и медведи, наряду с неправдоподобным количеством глухарей. Когда человек идет не таясь, зверь, издалека заслышав его, заблаговременно убирается с дороги. Идя бесшумно, можно нос к носу столкнуться с медведицей. Если она окажется с малышами, от неожиданности непременно набросится. Тут бы очень пригодился Вагай, но паршивец куда-то запропастился. Так и раньше бывало; увлечется преследованием какого-нибудь таежного зверька, закружится, распутывая следы, и про хозяина забудет, нагонит лишь вечером, на привале. Павлу приходилось рисковать, даже свистом он не мог позвать Вагая, не то, что выстрелом, он должен увидеть первым эту странную компанию. Вагай прекрасно различал звук выстрела его ружья. Если убегал далеко и свиста не слышал, достаточно было выстрелить, чтобы он тут же прибегал, горя желанием выяснить, кого подстрелил хозяин?
   Первым увидели его.
   Павел шел через прогалину, с легким наклоном спускающуюся к речке, посреди которой одиноко стояла тоненькая березка. Смеркалось, но до полной темноты еще оставалось время. В вечерней безветренной тишине деревья замерли в полнейшей неподвижности. Вдруг в этой неподвижности наметанное зрение Павла выхватило чуть дернувшуюся нижнюю лапу пихты, стоящей на противоположном краю прогалины, и в то же мгновение из тьмы под лапой как бы проявилось человечье лицо и стройная фигурка автоматной мушки. В тот краткий миг, когда боек, сорвавшись с курка, мчится к капсюлю, Павел понял; ему не удалось опередить, ему не удалось выстрелить первым. И он успел принять единственно верное решение - мгновенно опрокинулся навзничь. В момент падения ощутил, будто тепловатый ветерок пахнул в лицо. И резкий, чуть отставший посвист. Мелькнула старая, как самая старая пищаль, мысль: свистит, значит не моя... При падении шляпа надвинулась на лоб, так что глаза можно было не закрывать. К тому же довольно высокая трава скрыл Павла от напавших.
   Послышался хриплый, простуженный голос:
  -- Видали? Срезал наповал одной очередью!
   Ему откликнулся другой голос:
  -- Срезать-то срезал, а вдруг не наповал?
  -- Подойди, ткни заточкой для верности.
   Лежа на рюкзаке, Павел осторожно отстегнул лямки рюкзака, проверил курок ружья. Он знал, что курок взведен, но все равно проверил. Теперь жизнь зависела от любой мелочи. Впрочем, он понимал, шансов у него почти нет. Единственная надежда на быстроту, и на то, что тот, с автоматом, подойдет вместе со всеми, тогда в молниеносной рукопашной автомат будет бесполезен. Совсем близко зашелестела трава. Из-под полей шляпы Павел наблюдал за бандитами. Один, громадный верзила, остановился метрах в полутора, сунув руки в карманы и держа двустволку под мышкой. Павлу показалось, что и лицом, и фигурой он являл собой жутчайшее разочарование. Другой, молодой, щуплый, с отвислыми губами, которые он беспрестанно облизывал, испуганно вскрикнул:
  -- Он живой!..
   Послышался повелительный голос бандита с автоматом, оставшегося на месте:
  -- Ткни, говорю, заточкой!
   Молодой быстро склонился, сунул пальцы за голенище. В то же мгновение Павел вскинул ногу и жесткий край подошвы кирзача пришелся парню в висок, в аккурат над ухом, где имеется слабенькая косточка, которую можно проломить и костяшками пальцев, если уметь бить. Все произошло на одном движении, Павел взвился, как раскручивающаяся пружина. Вот он уже на ногах, и с разворота врезал прикладом под ухо верзиле. Тот даже рук из карманов вытащить не успел. Павел ушел в сторону, и вот уже третий на линии выстрела; стоит, падла, у пихты и автомат в руках. Партизан, бля... Реакция у бандюги оказалась быстрой; ружейный выстрел и автоматная очередь прозвучали одновременно. Павла будто ломом ударило по ноге, по руке, рвануло бок. Пули сбили его на землю, но он тут же вскочил; пригодилась наука дяди Гоши, ему удалось мгновенно подавить болевой шок. Встал, прислонившись спиной к березке. Раненая нога не подломилась, вот и славненько, значит, кость не задело. Где же четвертый? Он лихорадочно шарил взглядом вокруг, одновременно пытаясь вытащить патрон из патронташа, но по пальцам стекала кровь, они скользили по гладкой латуни гильзы, и никак не могли ее захватить и вытащить из тугой ячейки.
   Позади послышался шелест травы. Не отрывая спины от березки, Павел быстро переступил ногами, развернулся вокруг тоненького стволика, и оказался лицом к лицу с оставшимся бандитом. Медленно, вразвалочку, к Павлу подходил коренастый, толстоватый, но не рыхлый, человек, с большой, начавшей лысеть головой, сидящей на толстой, налитой шее. Человек был странно похож на двухпудовую гирю; именно - на двухпудовую, а не полуторку, или пудовик. В руке он держал топор.
   Добродушно усмехаясь, и перехватывая топор поудобнее для удара, он произнес:
  -- Брось пушку-то...
   И шагнул, вперед занося топор в косом замахе.
   Перехватив ружье за цевье, так, чтобы оно сбалансировалось в руке, и, наметив для удара стволом глаз, Павел усмехнулся про себя, подумал: нашел быка на бойне... Мы еще поглядим, кто кого...
   Бандит сделал последний шаг, и тут за его спиной из травы тенью возник Вагай. Инстинкт зверовой лайки сработал мгновенно - Вагай с разбега вцепился бандиту в промежность, и, взрыв землю широко распластанными лапами, осадил его назад. Тут же отпустив, метнулся в сторону. Поединок с человеком пес начал как с медведем, отвлекая его от хозяина, пахнущего кровью и яростью, и подставляя под выстрел. Бандит дико заорал, повернулся, и в тот же момент, с хриплым, яростным выдыхом-выкриком, падая вперед, вкладывая в бросок все остатки сил, стремительно выбрасывая вперед руку с ружьем, Павел ударил стволом в основание черепа, прямо в эту налитую шею, с ужасом поняв, что ствол не пробьет эту подушку сала, и не достанет до атланта... Павел еще успел увидеть, как Вагай, растопырив передние лапы, напрыгнул на упавшего бандита и рванул клыками его горло.
   Усилием воли Павлу все же удалось удержать ускользающее сознание, разогнать тьму, застлавшую глаза. Да и Вагай помог; с жалобным скулежом обмусолил языком все лицо, даже попытался зализывать рану на боку. Эта-то боль и привела Павла окончательно в чувство. Прислушиваясь к звону в ушах, пополз к бандиту. С ним было все кончено. Из разорванной шейной артерии толчками била кровь. Глаза, уставившиеся в темнеющее небо, быстро стекленели. У Павла не было ни сил, ни желания разбираться, что прикончило бандита; ствол ружья, или клык Вагая? Он пополз к двум другим. Молодой тоже тихонько остывал. Павел бил его не жалея, височная косточка была глубоко вмята в череп. А верзила был жив, несмотря на то, что левое ухо и скула были расшиблены прикладом вдрызг. Пошарив в кармане, Павел нашел огрызок капронового шнура. Связать бандиту запястья, его не хватало, тогда Павел жестоко стянул верзиле за спиной большие пальцы рук. К четвертому можно было не ползти. Павел знал, что тридцатиграммовая пуля системы Бреннеке попала ему точно в грудь. Да и Вагай уже к нему сбегал, обнюхал, и равнодушно притрусил назад.
   В ушах звенело, свистело, волнами наплывала темнота, когда Павел, наконец, добрался до своего рюкзака. Вел его уже только инстинкт. Осталась лишь одна мысль, бившаяся где-то глубоко-глубоко в мозгу: если он потеряет сознание, то уже не очнется - окончательно истечет кровью. Кое-как развязав зубами шнурок, стягивающий горловину рюкзака, Павел достал флягу, зубами отвинтил колпачок, и сделал несколько глотков. Терпкий, жгучий настой освежил и отогнал наплывающую черноту. Только тогда Павел достал пакет с аптечкой. Четырех индивидуальных пакетов было явно мало для его ран. Сильнее всего кровь шла из пробитой левой ноги. Штанина напиталась кровью, кровью наполнился сапог, и она уже превратилась в студень, черный, поблескивающий в свете всплывшей над верхушками деревьев гигантской луны.
   Вспоров штанину ножом, Павел принялся бинтовать рану, щедро пропитав марлевый тампон настоем из фляги. Рана оказалась сквозной, да и чего ожидать от "Калашникова", калибра семь шестьдесят две, на таком расстоянии? Его немножко успокаивало, что кость не задета, все же он сможет идти. Ползти шестьдесят километров намного труднее.
   Бандит пришел в себя, но не двигался. Лежа на боку, неловко подогнув голову, искоса глядел на Павла. Сняв штормовку и рубашку, Павел разглядывал раны. Руку, и бок, видимо, задело одной пулей. Слегка зацепив трицепс, пуля скользнула по ребрам. Рана не опасная, но крови из нее вытекло много. Павлу повезло, автоматная очередь лишь кончиком, чуть-чуть, задела его. Паршивым стрелком оказался бандит.
   Когда Павел закончил бинтовать раны, бандит зашевелился. С трудом сел, напряженно склонившись вперед. Вагай метнулся к нему, поставил одну лапу на плечо, и весь напружинившись, зарычал в самое лицо. Не обращая внимания на это, бандит смотрел на Павла. Тот медленным движением поднял с земли свое ружье, надавил пальцем на ключ, ствол опустился под собственной тяжестью, экстрактор легко вытолкнул гильзу. Если бы гильзу раздуло в патроннике, вряд ли бы он смог ее вытащить. Перезарядив ружье, и еще ни на что не решившись, он взвел курок. Ослабевшая рука еле-еле держала ружье на весу, ствол качался; вверх-вниз, вверх-вниз... Пришлось опереть ствол о сапог.
   При свете луны Павел разглядывал бандита. По виду молодой, младше Павла, огромный мужичина. Лицо спокойное и как бы отрешенное; ни страха, ни ненависти, и еще бесконечная усталость в выражении лица, во всей скорченной фигуре. Левая половина лица уже распухла от жестокого удара прикладом, ухо оттопырилось и размером стало раза в два больше обычного. Непрошеная жалость коснулась сердца Павла.
   Разлепив спекшиеся губы, бандит хрипло выговорил:
  -- Ну, чего ждешь? Кончай быстрей...
  -- Куда торопиться? Успеется... - протянул Павел, постепенно осознавая, что у него нет иного выхода, кроме как убить этого человека. И бандит осознал это первым.
  -- Это точно... - криво ухмыльнулся бандит. - Вместе подыхать придется. Не доползешь ты до жилухи. Кровью истекешь... Стреляй, что ли... Чего изгаляешься?
  -- Я не изгаляюсь. Просто, интересно узнать, чего это вы на меня охоту устроили?
  -- Не ясно, что ль? У тебя деньги, документы...
  -- Да-а... Денег у меня - вагон и маленькая тележка... - усмехнулся Павел. - Издалека топаете? Что-то не припомню здесь поблизости лагерей...
  -- Издалека-а...
   Павел уже чувствовал, что не сможет убить этого человека. Не надо было затевать разговор. Хотя иного выхода у него не было. Он опасен. Он черт знает как опасен! Стоит только пойти дальше, он в момент освободится от веревок, и в два счета нагонит... Похоже, бандит и сам желал поскорее отправиться на тот свет. Он даже не пытался заискивать, клянчить жизнь, чего-то обещать. Он просто сидел и ждал. Победитель пожелал поговорить? Можно и поговорить...
  -- За что сидели-то? - как можно равнодушнее спросил Павел, чтобы набрать злости, которой ему явно не хватит, чтобы надавить на тугой спуск.
  -- Этот, - указал кивком головы на молодого, с отвислыми губами, - девчонку изнасиловал, потом облил бензином и поджег...
   С Павла, будто разом всю кожу содрали. Он чуть не нажал на спуск от боли и ненависти. Но палец не подчинился импульсу. А бандит продолжал:
  -- Тот вон, с автоматом, многих замочил. Сколько, не знаю. Может, и калеками многих оставил. Ночами с мешочком дроби промышлял. Шапки, шарфы, сапоги, дубленки снимал с оглоушенных. Многие, поди, в беспамятстве лежа, обмораживались... Тот вон, сзади тебя, сам никого не убил. Однако из всех самый страшный человек. Все норовил чужими руками...
   Бандит замолчал.
  -- Ну, а ты?.. - поторопил его Павел.
  -- Я?.. Я, паря, сидел за то, что пушнину налево сплавлял. А когда в побег пошли, прапорщика зарезал. Так что, кончай быстрей, да топай до жилухи. Можа и доберешься...
  -- Я не тороплюсь... Почему в побег пошли?
  -- Почему, почему... По воле соскучились... - он помолчал, о чем-то раздумывая, затем договорил: - Вон у того, который сзади тебя, камешки в воротнике зашиты. Дорогие камешки...
   Протянув руку, Павел ощупал заскорузлый от крови воротник бушлата. Там, действительно, были какие-то скользкие твердые горошины. Вытащив нож, он отхватил оба уголка и высыпал содержимое на ладонь. В лунном свете призрачно поблескивали крупные, окатанные стекляшки. Он поднял голову, посмотрел на бандита. Тот сидел скорчившись, прикрыв глаза и, казалось, был равнодушен ко всему на свете. "Зачем он сказал про камни?" - подумал Павел. - "Откупиться хочет?"
  -- Не сомневайся, настоящие... - усмехнулся бандит, открывая один глаз, второй не открывался, заплыл кровоподтеком. - Ну, понял теперь? Одному из нас отсюда тропы нет.
   Вдруг, извернувшись, он одним махом вскочил на ноги, и бросился на Павла. Но Вагай был начеку. Вцепившись в штаны, он одним рывком свалил бандита на землю, укусил за лицо, и, поставив лапы ему на грудь, свирепо зарычал. И тут Павел понял, что бандит сознательно провоцирует его на выстрел.
  -- Вагай, ко мне!
   Пес нехотя подошел к Павлу, вильнул хвостом, сел рядом.
  -- Сволочь ты! Чего измываешься? - в голосе верзилы слышались слезы.
   Павел набрал в грудь побольше воздуха, и что было сил даванул на спуск, ожидая мягкого толчка в руку. Но ничего не произошло, даже боек не щелкнул, а палец аж судорогой свело.
   Бандит снова зашевелился, сел, сказал:
  -- Ну и зверюга у тебя... Один медведя держит?
  -- Не знаю, не пробовал... - рассеянно обронил Павел.
   Творилась какая-то мистика; палец не смог нажать на спуск.
   Бандит проговорил без злости, несмотря на то, что из разорванной щеки капала кровь:
  -- С такой собакой доберешься... Пятьдесят верст всего... Говорил я этим дуракам, нечего шалить в тайге. Хоть и длинные в ней дороги, но мало их, и шибко редко пересекаются, и на любом пересечении своего знакомца запросто встретить можно...
   Павел сунул камни в нагрудный кармашек рубашки, застегнул, да еще и булавкой заколол. Дополз до бандита с автоматом. Уперев приклад автомата в землю, выпустил оставшиеся в рожке патроны в небо. Запасного рожка не оказалось. Потом пополз к верзиле. Когда отстегивал его патронташ, бандит тихо, потрясенно сказал:
  -- Ну и дурак же ты, парень...
  -- Может, это не самая большая дурость в жизни, кого-нибудь не убить, кого следовало бы по всем статьям... - хмуро пробурчал Павел.
   Смутно надеясь, что такую частую стрельбу кто-нибудь услышит и заподозрит неладное, Павел расстрелял и все ружейные патроны в небо.
   Павлу не хотелось ждать рассвета на этой прогалине, воняющей пороховой гарью, кровью и смертью. Срубить на костыль березку, спасшую его от смерти, рука не поднялась, и он ползком дополз до леса, и уже там, еле разглядев при свете луны, срубил ножом тоненькую осинку, с развилкой.
   Он брел в лесную темень, Вагай тащился следом, поминутно оглядываясь, скаля клыки и топорща шерсть на загривке.
   На рассвете Павел вышел к тому проклятому ложку...
   Вот оно! Он из той давешней истории не помнил, что верзила ему признался, что зарезал прапорщика... Тьфу ты... Тут же помрачнел Павел. Зачем же волок тогда на себе? Рисковал, что загребет какой-нибудь сельский Аниськин, увидя побитую физиономию и порванную собакой щеку... А главное, почему камни не забрал?
   Сидела какая-то заноза, беспокоила Павла, но он никак не мог сообразить, или вспомнить, что именно его беспокоило.
  -- Ладно, надо ждать Гонтарев ход... - пробормотал Павел, вылезая из шезлонга.
   Ольга уже ушла, завтрак ждал Павла на столе. Павел ел с расчетливой поспешностью, чтобы успеть к приходу милиции. Но они все не шли и не шли. Он напился чаю и уже подумывал, а не засесть ли за стол? Когда послышался телефонный звонок. Взяв трубку, он нейтрально сказал:
  -- Алло-о?..
  -- Пашка? Ты? - послышался жизнерадостный голос Димыча.
  -- А кто ж еще тут может быть, если я в командировки не езжу?
  -- Дурак ты, Пашка! - серьезно выговорил Димыч. - И шутки у тебя дурацкие...
  -- Да это так, Димыч... Я ж крутой криминальный роман начинаю писать, в образ вхожу... Ну, чего звонишь?
  -- Да то и звоню, что Венечка не раскололся. Видимо понял, что у меня ничего нет, а может и маляву кинули. Короче, он поставил все на кон, и выиграл. Отпустили мы его, еще вчера. Я тебе звонил, но тебя дома уже не было. Ты, как раз, пошел ректору физиономию бить. Ну, Пашка, ты и учуди-ил! Самому ректору физию начистил...
  -- Откуда ты знаешь?
  -- Телевизор смотрю. Ни одних новостей не пропускаю. Иногда помогает дело побыстрее двигать, когда общую картину в городе представляешь. Как ты теперь выкручиваться будешь? Он же заяву накатает в районное отделение. А это мелкое хулиганство, себе забрать я уж никак не смогу...
  -- Не суетись, Димыч! Сам справлюсь. Зато, представляешь, если он не накатает заяву?..
  -- Что, что-о?! - Димыч просек моментально. - Ты хочешь сказать, что если он не накатает заяву, это будет косвенным подтверждением того, что он тебя заказал?
  -- Вот именно!
  -- Паша, а ты голова-а... Не хочешь ко мне в отдел пойти опером? - но тут же он хохотнул, и сказал: - Но если он очень умный, то сразу накатает заяву, потому как поймет, что если не накатает, то мы поймем, что он тебя заказал...
  -- Чего-о?!
  -- Того. Если так уж сильно захотелось набить морду, ну и бил бы без всяких заморочек. А теперь повертишься на допросах у этих лейтенантиков. Они ж на таких, как ты лохах, лишние звездочки получают. Даже если тебя всего на пятнадцать суток засадят. А тут можно нарыть и злостное хулиганство, и даже попытку убийства присобачить, если знать, как заявление составить, да как протоколы вести. Ладно, Паша, надо бандюков спровоцировать что ли? Чтобы ты попал в разряд потерпевших. Тогда можно официально расследование начать, и твое хулиганство можно будет представить необходимой самообороной, даже если Гонтарь ни при чем. Но ведь как ловко действуют! Не придерешься... Пока, Паша... - и Димыч положил трубку.
   Помимо воли в животе у Павла рос страх. Подозрение, что его заказал Гонтарь, как-то не вызывало страха; Гонтарь был злом давнишним, привычным. А тут выходило, что какие-то весьма, и весьма решительные люди желают Павла отправить на тот свет. Только вот действуют как-то нерасторопно; и топтуны-то засветились, и убийцы какие-то неквалифицированные оказались...
   Засесть за стол, не получилось. Павел абсолютно не мог сосредоточиться, в ожидании приезда ментов. А потому он оделся, спрятал в тайник нож с наганом, и пошел на работу. По дороге подумал, что его могли и хватиться; он уже даже не через день на работу ходит, а через два. По пути пару раз проверившись, убедился, что слежки нет. Маячили какие-то парень с девушкой на пределе видимости, но, похоже, они были до ушей поглощены друг другом. Перейдя оживленную магистраль, Павел по тихому переулку, с двумя рядами старых толстенных тополей, подходил к школе, когда увидел парня, неторопливо идущего ему навстречу. Парень даже не посмотрел на Павла, шел, сосредоточенно уставясь в землю, и о чем-то напряженно думал. Павел чисто машинально проводил его взглядом, держа на самом краю зрительного поля, а потом только глядя на его тень. И вдруг, тень резко дернулась, вытянула руку. Павел присел, и молниеносно ушел в сторону. Послышался хлопок с присвистом, рядом всплеснул фонтанчик серой, нашпигованной угольным шлаком земли. Павел никогда не слышал звука пистолетного выстрела, когда пистолет оснащен глушителем, но сразу же понял, что это он. И Павел принялся качать "китайский маятник", про который сначала вычитал в книге Богомолова про контрразведчиков, а потом дядя Гоша наглядно показал ему, как это делается. Киллер, привыкший стрелять жирных кроликов, распялив рот и выпучив глаза от изумления, пальнул два раза, но не попал. Павел прыгал перед ним, как взбесившаяся лягушка, а киллер, наконец, придя в себя, оскалился по-собачьи, и дергал стволом вслед за Павлом, но никак не мог поймать на мушку. А Павел, наконец, допрыгал до толстенного тополя, и скользнул за ствол. Топоча как теленок, сопя с присвистом, киллер добежал до тополя, и уже обходил его слева от Павла, но Павел не стал крутиться вокруг ствола, чего, наверное, ожидал от него киллер, а нанес удар полусогнутой ногой назад с разворота, как бы обтекая ногой ствол тополя. Доморощенные каратисты называют этот удар "ура-мамаша", а дядя Гоша, показавший несколько разновидностей его, никак не называл. Тем не менее, каблук Павла угодил во что-то мягкое, киллер утробно хрюкнул, и, сложившись пополам, отвалился в сторону, однако пистолета не выпустил. Павел обошел ствол тополя, киллер стоял, скрючившись, но, тем не менее, попытался вскинуть пистолет. Павел хлестко поддел ступней его запястье, пистолет тяжело шлепнулся на землю. Тут же развернувшись, Павел другой ногой ударил киллера в пах, и, кувыркнувшись, подхватил с земли пистолет. Киллер, мгновенно осознав, что напоролся на достойного противника, пустился наутек. В горячке Павел два раза выстрелил, не видя мушки, видя только удаляющуюся спину, однако не попал. Попытался взять себя в руки, хладнокровно совместить прорезь прицела с мушкой, но тут сообразил, что мушку и цель разделяет толстый глушитель, кое-как навел его на качающуюся спину. Но парень уже нырял в "жигуленок", неизвестно откуда вывернувшийся. Павел высадил по "жигуленку" все, оставшиеся в обойме патроны, но ни разу не попал даже в машину. Да-а... Из пистолета стрелять, это не то, что из дробовика навскидку дробью...
   Поспешно оглянувшись, и не увидя никого на пустынной улице, Павел сунул пистолет в сумку. И торопливо зашагал к школе. Руки и ноги, и, кажется, даже кишки, пробирала внутренняя дрожь запоздалого страха. Он бормотал машинально:
  -- Вот те и Беркут... Вот те и Гонтарь... Вот те и Беркут... Вот те и Гонтарь...
   В школе он первым делом кинулся к телефону, но вахтерша злорадно спросила:
  -- Что, позвонить?..
  -- Ага... Срочно надо...
  -- Не получится! Отключили телефон за неуплату...
   Павел обежал все окрестности, но не нашел ни одного исправного телефона. Правда, на автобусной остановке стоял целый ряд телефонов-автоматов, но все они уже были новомодными карточными. Плюнув, он вернулся в школу. Света в слесарке не было, оказалось, и электричество отключили за неуплату. Только успел спрятать трофейный пистолет, заложив его прямо на верстаке несколькими вентилями, как в дверях нарисовались три фигуры с автоматами и одна без автомата, но это была длинная и сутулая фигура старшего лейтенанта, местного участкового.
   Участковый строго сказал:
  -- Вы Павел Яковлевич Лоскутов?
  -- Да вроде я... - врастяжку протянул Павел.
  -- Не паясничайте! Вас приглашают в райотдел по поводу совершенного вами злостного хулиганства.
  -- Помилуйте, старший лейтенант! - вскричал Павел. - Меня же избили, и меня же заподозрили в злостном хулиганстве. Или вы усматриваете факт злостного хулиганства в том, что я упорно лупил своей физиономией по чьим-то кулакам?!
   Лейтенант попытался придать себе грозный вид, заорал:
  -- Не издевайтесь! А то пойдете в наручниках.
   Но грозный вид придать своей унылой физиономии ему было трудно. Три сержанта, топтавшиеся у него за спиной, с любопытством разглядывали обстановку в слесарке. Павел пожал плечами, повесил на плечо свою сумочку и пошел к выходу. В дверях остановился, спросил:
  -- Могу ли я хотя бы администрацию поставить в известность?
  -- Зачем? Вам дадут повестку, если, конечно, не посадят в КПЗ.
   Под конвоем четверых милиционеров с автоматами его провели в школьный двор, и под взглядами ребятишек, копавшихся на пришкольном участке, посадили в патрульную машину, расписанную номерами и украшенную мигалками. Ухмыляясь, Павел подумал; завтра по всей округе разнесется весть, что арестовали самого главного мафиози города, а в школьном бассейне нашли склад оружия.
   Еще больше его рассмешило то, что привели его в знакомую по позапрошлому году комнату, и за столом сидели все те же; капитан Кондратьев и старший лейтенант Гришин. Капитан, при виде Павла, сразу схватился за голову, и не смог скрыть свой испуг. Гришин, наоборот, сидел совершенно спокойно, и сверлил Павла специфическим ментовским взглядом.
   Капитан тихо проговорил:
  -- Сань, ты новости по телевизору смотришь?
  -- Да ты что, какие новости?! У меня жена молодая...
  -- Ну вот, а у меня старая, поэтому я смотрю. Влипли мы с тобой, Санек, опять нам не видать звездочек...
   Павел сокрушенно покачал головой, сделал скорбное лицо.
   Капитан Кондратьев сделал строгое лицо, задал первый вопрос:
  -- Гражданин Лоскутов, что вы можете сказать по факту избиения вами ректора Университета гражданина Гонтаря?
  -- Помилуйте, граждане следователи! Это он меня избил, а я его и не трогал даже; так только, уворачивался, пытался придерживать. Но попробуй, удержи бывшего боксера, к тому же мастера спорта... Давайте, я лучше напишу все, как было...
   Оба милиционера молча, терпеливо ждали, пока Павел излагал свою версию происшествия. Наконец, дописал, расписался, поставил дату. Приобщил к показаниям бумагу из травмпункта. Капитан принялся читать, потом перечитал, после чего взвыл благим матом:
  -- И за что же ты нас так подставил, козел пархатый?!
   Павел проговорил дружелюбно:
  -- За козла ответишь, капитан... А вот - пархатый... Эт, ты зря... Только погляди на карту, сколько деревень по Сибири мою фамилию носят... Мой прадед с Ермаком в Сибирь пришел, а евреи тут гораздо позже появились, когда купцы обустроились, и несказанно разбогатели.
  -- Эй, Вась, ты бы полегче, а? - робко подал голос старлей.
  -- Чего полегче?! Ты только сравни; заявление ректора - бред пьяного параноика. А показания Павла Яковлевича - ясны, логически выверены, и железно замотивированы. Ты только погляди: - Когда я потребовал, чтобы Лоскутов покинул мой кабинет, он предложил мне совершить гомосексуальный половой акт. При этом снял брюки, повернулся ко мне задом и наклонился...
  -- О, Господи... - потрясенно прошептал Павел. - Что будет, если мои жена и любовница узнают, что я педераст, к тому же пассивный...
   Капитан продолжал:
  -- Тогда я повторно предложил ему покинуть кабинет. А Лоскутов взял телефон и ударил им себя по лицу два раза. После чего я вскочил с кресла, а Лоскутов ударил меня лицом по голове.
  -- Я еще и мазохист... - с убитым видом пробормотал Павел.
   Дочитав, капитан спросил:
  -- Вы всерьез решили мириться с Гонтарем? А из-за чего ссора-то была?
  -- Так он же меня из аспирантов выгнал, а потом и вообще из Университета по тридцать третьей... Дело в том, что я догадался - он подставил своего соперника под лосиные копыта.
  -- Ну, а чего сейчас-то собрались мириться?
  -- Да потому, что меня за последнюю неделю два раза пытались убить, ну, я и подумал, что это Гонтарь меня заказал. Вот и пошел поговорить мирно, что нет у меня на него ничего, и не собираюсь я его топить. А он от такой наглости буквально осатанел; как заорет, да я тебе эту бутылку в задницу вобью! И от злости схватил телефон, да как засветил мне по уху. Ну, и что мне оставалось?.. Только бежать поскорее из кабинета, он же мастер спорта по боксу. Дак он меня не выпускал, мудохал, как грушу...
   Капитан вдруг злорадно усмехнулся:
  -- А мы вот отдадим обломки телефона и бутылку на экспертизу, и все будет ясненько.
  -- А бутылка-то у вас откуда? Гонтарь еще при мне ее начал распивать, когда я после нокаута очнулся у него на ковре?
  -- Какого нокаута? - оторопело переспросил капитан.
  -- Ну, какого? Он мне врезал в челюсть, после чего я отключился. Очнулся, а он сидит, мой коньяк пьет...
   Капитан долго сидел, уставясь в Павла, наконец, переспросил:
  -- А вы уверены, что там его отпечатки имеются?
  -- Конечно, уверен...
  -- Ладно... - капитан прошел к сейфу, достал из него бутылку, аккуратно упакованную в полиэтиленовый пакет, кивнул напарнику: - Тащи три стакана, Санек...
  -- Ты что, Вась?.. Это ж вещьдок...
  -- Нам этот вещьдок любой судья в задницы запихнет, предварительно разбив о наши дубовые головы. Да и ребята в экспертном отделе все равно выпьют, чаю нальют, и будут, честно глядя в глаза, твердить, что так и було. Этот вещьдок ведь не по убойной статье проходит... Ты прикидываешь, какая абракадабра получается? На телефоне отпечатков пальцев Лоскутова нет, на бутылке тоже, а как раз, полно отпечатков Гонтаря...
   Осторожно прихватив бутылку за краешек горлышка и дно, капитан разлил коньяк в три стакана. Снова засунув бутылку в полиэтиленовый мешок, спрятал ее в сейф, взял стакан, сказал:
  -- Ну, Павел Яковлевич, за вашу удачу. Может, и нас с Саней в каком-нибудь романе опишете...
  -- В каком романе? Ты что, Вась?..
  -- Я тебе говорю, новости надо смотреть. Перед тобой сидит знаменитый писатель детективного жанра, а ты Шерлока Холмса из себя лепишь.
  -- Да ну?! Гонишь ведь?..
   Капитан пожал плечами, звякнул своим стаканом о стакан Павла, и одним глотком отпив полстакана, спросил:
  -- А правда, что ректор замочил преподавателя?
  -- Ага... - сказал Павел безмятежно. - Я по следам все узнал... - и тоже отпил из стакана. Коньяк был не плох.
  -- Дела-а... Так вы ему за это, морду набили?
  -- За все... - Павел посмурнел, проворчал нехотя: - И за Валерку, и за свою поломанную жизнь...
  -- Ну, где ж у вас жизнь поломанная?! Знаменитый писатель... Гонорары в баксах...
  -- А куда деть полтора десятка лет нищеты и безысходности?..
  -- Ну... Эт, да... Эт, конечно...
  -- Я на него еще и заявление напишу. Дайте-ка листок бумаги...
   Пока Павел писал, милиционеры допили коньяк и терпеливо сидели у стола, дожидаясь, пока он образно опишет, как Гонтарь его избивал в своем кабинете. Потом присовокупил еще и оскорбительное обвинение в пассивном педерастизме, и потребовал возмещения морального ущерба.
   Капитан взял его заявление, тяжко вздохнул, поместил в тощую папку, папку взвесил на руке, еще раз вздохнул, проговорил мрачно:
  -- Сдается мне, что эту папочку скоро одной рукой не поднимешь...
   Павел сказал:
  -- Капитан, похоже, со времени нашей последней встречи вы основательно пообтерлись?..
  -- Да уж... Я теперь не то что не надеюсь на пенсию генералом выйти, но даже и полковником...
  -- Вот что, ребята, плюньте вы на все, и пойдемте где-нибудь посидим, я угощаю. А начальнику скажете, что пошли с подозреваемым следственный эксперимент проводить.
   Молчаливый Сашка сказал:
  -- А что, Вась? Ну ее... Эту работу... Все равно всю не переделаешь, всех преступников не переловишь... А когда еще доведется выпить с настоящим писателем, да к тому же детективщиком? Ребята от зависти сдохнут...
  -- Пошли! - капитан решительно поднялся из-за стола.
   Они приземлились неподалеку от райотдела. Когда-то здесь было кафе-мороженое, со стеклянной стеной, за которой мелькал и ревел бесконечный поток легкового и грузового автотранспорта, потому как здесь проходил въезд на мост. Нынешние же владельцы кафе напихали какого-то звукоизолятора между стеклами, поэтому было тихо, был уютный полумрак, и столики были отгорожены друг от друга перегородками, обитыми чем-то мягким и зеленым.
   Поскольку это не был ресторан, напитки тут продавались с минимальной наценкой, и Павел сразу заказал бутылку водки и много пива. "Много", официант понял по-своему, притащил трехлитровый кувшин, и еще три литровых фужера.
   Оглядывая обстановку, Павел сказал:
  -- Поверите, впервые в жизни сижу в ресторане.
   Василий, выхлебав полфужера пива, прижмурился как кот и сказал:
  -- Это не ресторан, а забегаловка...
  -- Все равно, раньше даже в таких забегаловках не бывал.
  -- Чем же ты занимался, а, Яковлич? - проговорил капитан уже с приятельской фамильярностью.
  -- Я, Василь, учился, науку двигал, и спортом занимался, а спиртного в рот не брал.
   Павел разлил по первой, поднял свой фужер, сказал:
  -- Ну, за то, чтобы вы побольше преступников ловили...
  -- Типун тебе на язык, Яковлич...
  -- Эт, почему же? - удивился Павел.
  -- Потому. Сейчас преступления совершаются самым примитивным, костоломным образом, и за преступником долго бегать не надо. Практически, он так уверен в своей безнаказанности, что толком и не прячет следы. Так что, сейчас, теоретически, можно раскрыть любое преступление. И твое пожелание, ловить побольше преступников, становится пожеланием, большего числа преступлений.
  -- Заковыристо... Ну, хорошо. За то, чтобы вы переловили всех преступников.
  -- Еще лучше... И остаться потом без работы... Мы ж ничего больше не умеем.
  -- Все, Василь, сам тост говори!
  -- Давайте без тоста. За хорошего человека Павла Яковлевича Лоскутова, - выпив, Василий договорил: - Как я тебя ненавидел, Яковлич, в позапрошлом году... Мне ж всерьез светила большая звезда меж двух просветов.
  -- Ну, извини, Василь. Не мог я из-за Коляна на нары отправляться. Да и представь, как бы ты глядел в глаза человечеству, засадив меня за решетку?
  -- А все-таки, Яковлич, два года спать ночами не могу, из-за чего сыр-бор разгорелся? Из-за чего они на тебя наехали? Я уже давно понял, что у тебя иного выхода не было, как только мочить главаря. Но ради Христа, скажи, в чем интрига?!
  -- Не могу, Вася, - Павел вздохнул. - История-то еще не закончилась. А у меня семья, она пострадать может. Я то еще может и отмахаюсь, но они могут семью... Давайте я лучше расскажу, как Гонтарь совершил идеальное убийство?..
   Они основательно набрались. У Павла просветлело в мозгу, когда он стоял по плечи в воде, и течение мотало его из стороны в сторону, а под ногами мягко осыпались барханчики песка. Неподалеку, на берегу, сидел Сашка, обставясь полторашками с пивом, а Василий, стоял у самого уреза воды, и, потрясая пистолетом, орал в сторону города:
  -- Яковлич! Ты только скажи, кто - мы эту мафию всю раком переставим!..
   Павел не помнил, как они вышли из забегаловки, и как переправлялись на остров за мостом.
   Хоть Павел и отказывался, оба новых приятеля проводили его до дому. Потом долго прощались возле калитки, настрого приказали, как только появится какой никакой киллер, чтоб звонил. Они враз разберутся с любым киллером.
   Павел с наслаждением принял прохладный душ и сел ужинать, только теперь Ольга разобрала, что он пьян в доску. Она всплеснула руками:
  -- Господи, Паша! Да где ж ты так набрался?.. А за тобой сегодня опять милиция приезжала...
  -- Вот с ними и набрался...
  -- Гос-споди... Ничего не понимаю!
  -- Чего тут не понять? Гонтарь заявление написал...
  -- А с милиционерами, почему пил?
  -- Дак ведь вещьдок пришлось на троих распить, а потом решили добавить...
   Павел принялся за еду, а Ольга сидела, и только глазами хлопала, пытаясь переварить сказанное. Денис с Ксенией уже спали, Анна Сергеевна дремала у телевизора по своей привычке.
   После ужина он еле добрался до постели. Только ткнулся головой в подушку, как тут же уснул.
   Утром, проснувшись, первым делом злорадно подумал, как Гонтарю придется вертеться. Васька с Сашкой сегодня его вызовут, и предъявят протокол с заявлением Павла. Потрясут... Вволю потрясут хитромудрого Евгения Михалыча. Вот повертится, объясняя, почему ни на бутылке, ни на телефоне нет отпечатков пальцев Павла. А почему на бутылке как раз есть отпечатки Гонтаря, хоть тот и уверяет, что ее даже не касался. Он-то непривычен, сидеть под специфически-ментовскими взглядами.
   Удивительно, но после вчерашнего никаких неприятных ощущений не было. Выйдя на кухню, обнаружил, что Ольга еще не ушла, торопливо доедала бутерброд с колбасой, запивая кофе.
  -- Что, сейчас похмеляться пойдешь? - спросила ядовито.
  -- С чего ты взяла? - спросил он удивленно.
  -- Ты же пьянствуешь каждый день...
  -- Ну и что? Я же не алкоголик, чтобы бежать похмеляться... Нормальный человек никогда, ни при каких обстоятельствах не должен пить с утра. Я и не пью...
   Захватив полотенце, Павел вышел во двор. Ночь была прохладной, поэтому вода в бочке охладилась, и была неимоверно приятной. Когда, растираясь полотенцем, он вернулся в дом, Ольга уже ушла. Готовя себе обильный завтрак, он размышлял о вчерашнем происшествии. Попытка убийства как-то вылетела у него из головы в процессе допроса, и последующего загула с ментами. Но теперь неприятный холодок продирал по спине. Вчерашний киллер был профессионал, и не его беда, что нарвался на битого и травленого волка, к тому же насторожившегося из-за предыдущих нападений. Черт! Все подозрения против Гонтаря вылились в трагикомический фарс, надо начинать сначала; кто и за что его опять пытается убить? Значит, вывод Димыча, что его пасут не с целью убить, а что-то у него то ли узнать, то ли через него выйти на кого-то другого, оказался в корне неверен. Его как раз и хотят убить. Вот только за что??
   Заноза, связанная с Гонтарем, так и осталась сидеть где-то глубоко внутри, и нет-нет, а давала о себе знать. Что-то такое все же было...
   Позавтракав, он сел за машинку, и заставил себя не разгибаясь напечатать десять страниц своего космического боевика. Как обычно, рукописный черновик требовал минимальной правки, значит, компьютер Павлу будет весьма кстати. Действительно, столько черновой работы он перелопачивает... Пишет в тетрадках, потом перепечатывает, потом приходится еще раз перепечатывать некоторые страницы. Вот только одно неудобство; невозможно станет писать в самых невероятных местах: в шезлонге на солнышке, на берегу реки, на работе, или еще где... Черт! Есть же маленькие... Как их? Ноутбуки...
   Сложив отпечатанные страницы в папку, к уже имеющейся там стопке, вышел в прихожую, подумал секунду, и набрал номер Димыча. Тут же послышался раздраженный голос:
  -- Астахов слушает!
  -- Димы-ыч, а это я. При-ивет... - тягуче проговорил Павел. - Опять с начальством поругался?
  -- Слушай, Пашка, откуда ты все узнаешь? Уже не первый раз безошибочно определяешь, что я с начальством поругался...
  -- Но ты же крутой опер! Найди протечку в своем окружении.
  -- Да я же только что от начальника...
  -- Димыч, у меня тут две плохие новости...
  -- Давай, начинай с самой плохой.
  -- А какая для тебя самая плохая? Что кореша твоего чуть не замочили, или, что Гонтарь меня не заказывал?
  -- Кто тебя опять мочить пытался? - спросил Димыч недовольным голосом.
  -- Киллер. На сей раз профессионал. Стрелял из тэ тэ с глушителем. Слушай, Димыч, у вас по городу парочка ментов не исчезала недавно?
  -- Да кто их знает? Половина личного состава в отпуске. Поди ж, разберись, исчез он, или к теще на блины в Пердиловку уехал? - проговорил Димыч хмуро. И тут же вдруг весело вскричал: - Пашка, и откуда же ты все узнаешь?! Как только чего-нибудь накопаю, тебе первому... Как родному... Я ж понимаю, тебе для сюжета каждая мелочь важна. Ты вот что, никуда не уходи, жди меня. Я сейчас к тебе подъеду, дело есть...
   Павел удивился, что Димыч даже не пожелал выслушать, как его чуть не замочили, и, к тому же, приплел какой-то сюжет, однако, неторопливо одевшись, вышел во двор, и сел на лавочку. Димыч приехал поразительно быстро. Павел пошел ему навстречу, сказал, пожимая руку:
  -- Поехали в школу, а то я на работе уже не через день бываю, а через два...
   Димыч приехал на ментвоском "Уазике", поэтому пока ехали к школе, молчали. Пожилой сержант умело крутил баранку. Вылезли на школьном дворе, снова вызвав ажиотаж среди отработчиков второй смены. Еще бы! Вчера увезли, и только сегодня привезли на том же ментовском луноходе...
   Отпустив машину, Димыч терпеливо молчал до самого бассейна. Отперев дверь, Павел прошел к верстаку, раскопал пистолет, протянул Димычу, сказал:
  -- Может, на глушителе пальчики остались? На рукоятке-то мои...
   Димыч достал из кармана полиэтиленовый мешочек, встряхнув за угол, развернул, сказал:
  -- Кидай сюда... Ну?..
  -- Что, ну?.. Иду вчера на работу, навстречу - парень. Прошел мимо, гаденыш, и сзади попытался... Но я тень краем глаза держал, успел уклониться, а потом и врезал. Он - бежать. Я остаток патронов из обоймы по нему высадил, но ни в него не попал, ни даже в машину.
  -- Фоторобот составить сможешь?
  -- Конечно. Я этого козла по гроб теперь не забуду...
  -- А номер машины?
  -- Толку-то?.. Наверняка угнанная, да и не разглядел я номера.
  -- Ладно, Паша... - Димыч прошел к столу, запихивая пистолет в карман, сказал: - Свет-то включи...
  -- Так, нету свету... Отключили за неуплату.
  -- Вот козлы! - с чувством сказал Димыч. - В каком сволочном государстве мы живем, а, Паша?
  -- В сволочном... А что делать? Дергать за рубежи? Староваты мы с тобой, начинать за бугром все сначала...
  -- Вот что, Паша, ты, конечно, можешь ничего не говорить, чтобы не нагружать меня излишним знанием, но тогда мне труднее будет тебе помочь. К тому же, теперь ты явный потерпевший, и можно возбуждать дело о покушении на тебя. Тех ментов, ты замочил и в прямом, и переносном смысле? Прибило их к берегу под Белояркой. Если бы унесло за Белоярку, то областники бы занимались, а так на мне повисли эти два жмурика... Так что, колись, Паша.
  -- Ты сначала скажи, настоящие это менты, или нет?
  -- А вот не скажу! Ты, этакая свинья, столько дней помалкивал, чего-то выжидал, а я злодея искал, который двух ментов со стволами мочканул...
  -- Ладно... - Павел тяжко вздохнул. - Прихватили они меня возле дома, сразу надели наручники, сунули в машину и повезли. Привезли в Прибрежный, ну и повели по берегу к лодочной станции. Там, знаешь? Бережок такой, с невысоким обрывчиком; река подрезает. Вот над этим обрывчиком идем, а у меня как-то нехорошо на сердце. Так не бывает, чтобы сержанты подозреваемого не в отдел повезли, а куда-то к черту на кулички... А тут еще, который впереди шел, слазил в карман и чем-то щелкнул, вроде как выкидной нож по звуку. Хоть я и не слышал, как щелкает хороший викидной нож. Что мне было делать? Я и засветил заднему своим коронным промеж ног, а потом добавил сомкнутыми кулаками в ухо, когда он зажался, он и кувыркнулся с обрывчика. Тут и второй на меня попер... Когда мне было разбираться, что мы на самом обрыве пляшем? Ну, я длинному тоже врезал от души, ногой по печени. Удар-то сам по себе неопасный, но он, видимо, рефлекторно воды крупно хлебанул...
  -- Это ты со скованными руками двоих положил?!
  -- Дак чего с лохов возьмешь? Они меня даже не обыскали. Сумочка так и висела у меня на плече... Ну, и повезло еще, что над обрывом шли...
  -- Ладно, Паша, успокойся; не менты это вовсе были. А вообще, непонятно кто. В картотеке ни отпечатков нет, ни опознать никто не может. Об исчезновении никто не заявлял. И вообще, Паша, у меня нюх на такие дела; либо носить мне после этого дела три звезды, либо совсем из органов турнут. Я мыслию склоняюсь к последнему...
  -- Так, может, и не надо дело возбуждать?
  -- И предоставить этим козлам возможность тебя шлепнуть неизвестно за что?
  -- А тебе легче станет, если ты будешь знать - за что?
  -- Паша, ты не задумывался, что ты своим юмором обидеть можешь?
  -- Ну, извини, Димыч... А почему ты к последнему мыслию склоняешься? Звучит-то как поэтически... Как у Гомера, или в "Слове о полку Игореве"...
  -- А потому, Паша, что из архива пропали все дела, в которых фигурировало твое имя. Даже то идиотское, когда ты с крыльца какого-то жлоба спустил. Это означает, что на бандюганов работает кто-то из трех человек, высшего руководства городской милиции. Так что, Паша, мы с тобой как две мухи на стене, а над нами уже занесена мухобойка. А что полагается делать мухе, чтобы не попасть под мухобойку?
  -- Летать, ессесно... - хмуро проворчал Павел.
  -- Да-а... В серьезную разработку тебя взяли весьма серьезные люди. Это элита криминала. Если, конечно, о таком дерьме можно говорить, как об элите... Главное, никак не могу понять, кто это, все же? То видно отчетливо профессионалов, то лепят какую-то туфту, как самые отъявленные дилетанты. Киллер, конечно, профессионал; именно так и совершаются заказные убийства, и в девяноста девяти случаев из ста это срабатывает. А ряженые менты - ну чистая самодеятельность! Утопить тебя пытались тоже весьма профессионально. В большинстве случаев такое срабатывает. Откуда ж им было знать, что ты крутой боец, и владеешь приемами боя в воде? Но вот плотное наблюдение на обоих пикниках, опять выпирает. Чтобы убить человека, к тому же такого, который везде ходит без охраны, не нужно столько информации; достаточно знать, где и когда чаще всего бывает. И меня совершенно с катушек сбило известие, что из архива пропали все дела, связанные с тобой. Это явный криминал поработал, к тому же высокого полета. Нормальный человек переснял бы, и все дела. А тут нагло забрали подлинники. А ну колись! Королеву или принцессу в последние тридцать лет не трахал? Может, спецслужбы нехилой империи ищут наследника престола?
  -- Да ты что, Димыч?! Правда, однажды вдруг захотелось трахнуть министра обороны...
  -- Кого-о?! Язова, что ли?
  -- Да ты что, Димыч?! Министра обороны Финляндии. Смотрю, значит, репортаж, как Горбачев в Финляндию полетел, а там крупным планом его с министром обороны снимают, а министр обороны - такой сексуальный, сексуальный! Сил нет. В этих трусиках-юбочке. Я тогда в первый раз увидел эту одежку. До нас-то мода еще не дошла...
  -- Кто-о?! Министр обороны президента в трусах встречает?! Ты что, Пашка? - у Димыча вдруг стал странным взгляд. - Господи, Паша, у тебя что, крыша поехала?
  -- Димыч, это у тебя крыша поехала. Ну почему бы министру обороны Финляндии не встретить нашего президента в изящной юбочке-трусиках? Это ж Европа...
  -- Тьфу ты... Там же министр обороны женщина...
  -- Ага. К тому же очень симпатичная и сексуальная.
  -- Ладно, Паша, давай завезем ствол на экспертизу, и пойдем где-нибудь посидим. Голова пухнет. До сих пор все было ясно: то группировки не поделили рынков, постреляли друг друга, то один бизнесмен у другого выгодных партнеров из-под носа увел - тоже стрельба, или взрыв. А тут, черт знает что! А мелкий криминал прижук. Вообще тишина и покой в криминальных кругах, некоторые даже раньше времени на моря подались. Обычно они на Кипр, или в Сочи в августе ездят, а тут косяком пошли.
  -- Слушай, Димыч! А может я носитель какого-нибудь вируса, который насмерть валит всех, у кого имеется преступная склонность?
   Димыч с минуту подумал, потом сказал серьезно:
  -- Нет, тогда бы тебя снайпер уже давно хлопнул. Или бы из тебя всю кровь на вакцину вытянули. Я в одном фантастическом фильме видел... Я так полагаю, за тебя дерутся две группировки; одним ты нужен мертвым, а другой, наоборот, живым... Но тогда получается, у группировок слишком неравны силы; одни имеют возможность нанимать профессионалов, а другие пользуются услугами дилетантов. Но действуют-то как аккуратно, хоть и уроды!.. В городе за последнюю неделю не появилось ни одного лишнего трупа.
  -- А как ты узнаешь, лишний труп, или нет?
  -- Очень легко. Когда сцепятся две группировки, трупы валятся штабелями. А тут все замотивированы, я отслеживаю и причины, и мотивы.
   Он достал из кармана мобильный телефон, набрал номер, коротко приказал, чтобы срочно прислали оперативную группу. Павел сказал:
  -- Хорошо живешь. Мобильник появился...
  -- А, это... Спонсор объявился. Снабдил всех начальников отделов телефонами. Да, чуть не забыл, мне Оксана велела передать, чтобы ты позвонил. Я уж не стал давать твой номер телефона, сам дашь, если положено...
  -- Спасибо Димыч, ты истинный интеллигент! Потрясающая щепетильность...
  -- А то! Пошли на то место, где в тебя стреляли. Щас группа приедет, может гильзы найдут, пули... Кто его знает, вдруг в каком эпизоде и фигурировал этот пистолетик?..
   Они только подходили к месту покушения, когда с воем сирен из-за угла выскочили две машины с мигалками. Без спешки, вылезшие из них люди, остались стоять у машин, подошел только один, сказал, протягивая руку:
  -- Здорово, Димыч, - огляделся по сторонам, проговорил задумчиво: - Н-да-а... Идеальное место для заказного убийства; белый день, а на улице ни души...
  -- Слава Богу, что наши крутые клиенты не живут пока в этих убогих домишках. Тут в основном кухонными ножами и топорами убивают... - хмуро проворчал Димыч.
  -- Где труп?
  -- А вот он, рядом стоит.
  -- Да он, вроде как, живой...
  -- Но, тем не менее, в него на этом самом месте вчера стреляли вот из этого ствола, - и Димыч протянул эксперту, как догадался Павел, трофейный пистолет. Обернувшись к Павлу, Димыч добавил: - Ну вот, и в отдел не пришлось ехать.
   Эксперт проворчал недовольно:
  -- А чего ж вчера не вызвали группу?
  -- Так ведь его вчера районщики забрали по факту злостного хулиганства, а потом он с ними вечером здорово загулял. Так что не до того было...
  -- По факту злостного хулиганства?!
  -- Новости смотришь? Видел в новостях интервью с известным писателем, которого избил ректор Университета?
  -- Так это он?!
  -- Ага, знакомься, мой кореш, Павел Лоскутов.
   Пожимая руку Павлу, эксперт с завистью проговорил:
  -- Интересная у вас жизнь, у писателей; то вам ректоры физиономию бьют, то киллеры покушаются... - тут эксперта будто осенило, он воскликнул: - Димыч! Так ведь тут все ясно: ректор его и заказал! Иди, бери тепленьким...
  -- А зачем тогда физиономию бил? - серьезным тоном возразил Димыч.
  -- Н-да, это разрушает всю версию... - и, обращаясь к своим, крикнул: - Ребята, ищем пули и гильзы, - повернувшись к Павлу, спросил: - Не покажете ли примерные директрисы огня?
  -- Разумеется, - Павел прошел на то место, на котором он находился, когда киллер вскинул пистолет и открыл огонь.
   Прикинув расстояние, эксперт присвистнул:
  -- Как же это он не попал в вас?
   Павел скромно потупился:
  -- А я качал "китайский маятник"...
  -- А что это такое?! - еще больше изумился эксперт.
   Тут вмешался Димыч:
  -- Я тебе потом расскажу, а пока давай быстрее размечай свои директрисы. Мне хотя бы по одной пуле и гильзе нужно.
  -- Да зачем они тебе? У тебя же ствол есть?
  -- Надо. Ствол стволом, а как я докажу, что он вчера палил ураганным огнем на этом месте? Клиент-то жив остался...
   Оперативники, наконец, приступили к работе, но без особого энтузиазма, как показалось Павлу.
   Димыч сказал:
  -- Ладно, пошли, тут они и без нас справятся.
   И тут Павла осенило, он понял, какая заноза, связанная с Гонтарем, в нем сидела.
  -- Димы-ыч! М-мистика какая-то!.. Жену Гонтаря зовут Ирина Дмитриевна...
  -- Ну и что?
  -- Так звали мою бабку.
  -- И что тут мистического?
  -- Не знаю... Только, понимаешь, я теперь верю в мистику. В позапрошлом году, когда я даже еще не знал, что за мной открыта охота, мне предупреждение пришло...
  -- От кого? От американского дядюшки?
  -- Димыч, ты только не смейся, но перед тем, как я засек слежку, я выходил по малой нужде во двор, посмотрел на луну, и такой меня ужас обуял, ну прямо как перед смертью...
  -- Так-так... - Димыч изобразил предельную заинтересованность. - Ты, значить, неделю назад вышел помочиться на луну, и тебе был знак?
  -- Да что ты ржешь! Я серьезно. Это началось еще в Сыпчугуре. Там тоже, вдруг ни с того ни с сего меня обуял смертный ужас, и тут же, буквально через несколько минут, меня чуть не убили.
  -- Но сейчас-то ты никаких ужасов не испытывал. Просто, вдруг обнаружил слежку...
  -- Значит, был другой знак. Вот только я его распознать не мог. Как только распознаю, сразу все и узнаю.
  -- Так может, тебе лучше к колдуну сходить? Есть у меня знакомый...
  -- А что, пошли!
  -- Не получится... - Димыч тяжело вздохнул. - Он только через три месяца освобождается. Он у меня свидетелем по убийству проходил, а областники его замели за мошенничество в особо крупных размерах. Намаялся я с ним...
  -- Тебе все шуточки, а уже вторая неделя кончается, а мы все еще не знаем ничего!
  -- Но ведь и ты жив, - резонно возразил Димыч.
   Они пришли в то самое кафе, в котором Павел был вчера. Не успели сесть за столик, как над ними навис охранник. Он прорычал, нисколько не заботясь о доходах хозяина:
  -- А ну выметайтесь отсюда! Быстро, валите!
   Димыч поглядел на него тухлым взглядом, и проскрипел, будто напильником по ржавому топору:
  -- Не узнал? Я Димыч...
  -- Не узнал... - обронил верзила, но тон поубавил.
  -- Хочешь познакомиться поближе? - многообещающим тоном продолжал Димыч.
  -- Да нет, я только хотел сказать, что если получится, как вчера...
   И тут в мозгу у Павла забрезжило. Вчера, когда они уже уходили из кафе, Павел шел впереди по проходу между столиками, как вдруг увидел, что на него прет, глядя поверх головы, прямо толстым брюхом, весь увешанный золотыми цепями, толщиной в якорные, какой-то новорус. Походя, Павел засунул его под стол, а его двух охранников сложил друг на друга, сел верхом и принялся орать:
  -- Он сказа-ал, пое-ехали! И взмахнул рукой! И-и-эх! Словно вдо-оль по Питерской, Питерской, Питерской... Пр-ронесся над Землей!
   Сашка с Васькой вырубили двух каких-то громил, кинувшихся то ли разнимать, то ли на помощь, и они втроем прорвались к выходу. Тогда-то и возникла идея, пойти на реку и смыть грязь, налипшую на них в этой паршивой забегаловке.
   Димыч продолжал, чуть кивнув на Павла:
  -- Если вот этот парень вздумает разобрать тебя, и твою забегаловку на запчасти, твоя крыша в полном составе сбежит на Мартинику. Знаешь, где Мартиника?
  -- Н-не знаю...
  -- Вот то-то же... Иди, учи географию, и не нависай толстым брюхом над нами. Мой кореш, когда кого-нибудь нечаянно мочканет, всегда тоскует. Видите ли, жалко ему безвинно погибшие души... А тут он аж двоих мочканул... - и, больше не обращая внимания на охранника, властным жестом подозвал официанта, в вальяжной позе прислонившегося к стойке, и явно приготовившегося любоваться, как двоих лохов вышвырнут из кафе.
   Когда официант убежал, выполнять заказ, Павел попросил:
  -- Дай-ка телефончик... Или, это для управления большой напряг, личные звонки оплачивать?
  -- Напряже-ется... - обронил Димыч, вытаскивая из кармана телефон.
   Павел набрал домашний номер Оксаны. Она почти сразу взяла трубку, пропела:
  -- Алле-у?..
   Павел сказал:
  -- Привет, Ксана. Чего стряслось?
  -- Паша? - ему показалось, что голос ее был испуганным.
  -- Да-да. Чего случилось?
   Она долго молчала, дыша в трубку, наконец, выговорила:
  -- Паша, мне предлагают замуж пойти...
  -- Вот так так! Недели не прошло, как мы виделись, а ты уже замуж выскакиваешь!
   Павел бодро и весело говорил в трубку, а самого его, будто по кишкам током шарахнуло, и будто в глазах потемнело. Никак он не может привыкнуть к тому, что его женщины бросают!
  -- Паша, это мой старый знакомый. Мы с ним уже хотели раз пожениться, но потом поссорились. Теперь он пришел, прощения просит... А я не могу... Мне ж совсем невозможно уже без тебя... Позови, а?.. - ее голос был на пределе слышимости, и Павел вдруг перепугался чего-то.
   Понимая, что надо что-то сказать, он выдавил:
  -- Я не могу... За мной же идет охота... - это было на столько жалко и примитивно, что ему самому стало противно.
  -- Паша, да плевать я хотела на всяких бандитов! Ничего они с тобой не сделают!
  -- Мне бы твой оптимизм...
   И тут до нее дошло. Она тихо выговорила:
  -- Не позовешь?... - он промолчал, она еще тише произнесла: - Все равно... Ты зови, я прибегу, как сучка, только бы потрахаться с тобой... - и тут же запищали короткие гудки.
   Павел медленным движением протянул Димычу телефон, в ушах почему-то звенело.
   Димыч сказал сочувственно:
  -- Замуж просилась?
  -- Откуда ты знаешь? - зло проворчал Павел.
  -- По твоему лицу видно...
   Еще злее, Павел выговорил:
  -- Мусульманство, что ли, принять? Стоит пару раз трахнуть женщину, тут же замуж просится...
  -- Паша, хоть ты и выглядишь, как крутой боевой пес, но душа у тебя мягкая, ты жутко нежный и чуткий, а женщины от такого тащатся...
   Тут пришел официант, притащил напитки, и скудные закуски. Димыч тоже предпочитал американский стиль; то есть добиваться максимального успеха, минимальными средствами. А потому официант притащил бутылку водки и много-много пива.
   Посидеть и душевно пообщаться не удалось - они безобразно надрались. Потому как Павлу поскорее хотелось забыть жалобный голосок Оксаны, а у Димыча тоже явно скребли на душе даже не кошки, а целые тигры.
   На сей раз, Павел контролировал сознание, чтобы не отключиться, как в прошлый раз, но все равно, кое-какие куски исчезали безвозвратно. Как выходили из кафе, он не помнил, - может, опять, кого под стол запихал, - вдруг обнаружил себя посреди какого-то скверика. Рядом стоял Димыч, и, потрясая пистолетом, орал:
  -- Козлы позорные! Ну, выходите все! Да мы с Пашкой вдвоем, всех ваших бойцов положим голыми руками!..
   Накликал беду; откуда ни возьмись, вдруг вырулил милицейский "Уаз", из него выпрыгнул странно знакомый капитан, проговорил, приглядываясь:
  -- Чего шумим, граждане?
   У Димыча, как у фокусника, пистолет моментально исчез из руки, и он совершенно трезвым голосом проговорил:
  -- Здорово, Смертин!
  -- Димыч, ты, что ли?
  -- Нет, тень Крестного Отца...
  -- Ну, вы и надрались... А чего орем?
  -- От безысходности, Смертин, от безысходности... Моего кореша убить пытаются, а я никак не могу понять кто, а главное, за что?
   Смертин поглядел на Павла, проговорил:
  -- Опять? Если не знаешь, за что, значит, темнила, твой кореш...
  -- Брось, Смертин. Пашка правильный мужик. Если бы что знал, мне бы сказал...
  -- Ага, держи карман... В позапрошлом году Коляна завалил, вся милиция это знает, а сухим из воды вылез... Вот и сейчас темнит чего-то...
  -- Смертин, по уху получишь!
  -- Да ладно... Мне что? Не на моем участке, пусть валит, кого угодно... Как знаменитым стал, вообще забурел. Вчера в "Болоте" бухал с Васькой и Сашкой, дак чуть целую гангстерскую войну не спровоцировал. Самого Герку Шнифта с двумя охранниками под стол запихал.
  -- Ба-а... Так вот почему к нам охранник "Болота" вязался!.. Ну, Пашка, ты дае-ешь...
  -- Вот что, братцы, давайте, я вас по домам развезу. А то с вас станется, и правда, попрете вдвоем против всей нашей братвы... - предложил Смертин.
   В машине Димыч спросил с подначкой:
  -- Смертин, а ты и в майорах будешь патрулем командовать?
   Смертин пробурчал серьезно:
  -- А нафиг мне кабинеты? Тут воздух свежий. И дождь, и ветер, и звезд ночной полет... Я даже представить не могу, чем еще можно заниматься? На моем участке меня каждая собака и даже кошка знает, и я всех собак и кошек в лицо знаю, не говоря уж о криминальном элементе...
  -- Романтик ты, Смертин, сил нет... - проворчал Димыч. - Давай сначала Пашу завезем, а то на него опять объявлена охота. Вчера даже киллер в него стрелял.
  -- Ну и писатели у нас... Даже профессионал ухлопать не может... Киллер-то, хоть жив остался?
  -- Я из пистолета плохо стреляю... - пробурчал Павел.
  -- А разрешенице на оружие у вас есть, Павел Яковлевич? - вкрадчиво спросил Смертин.
   Павел чуть не схватился за сумочку, в которой покоились наган с ножом, но вовремя спохватился, проговорил безмятежно:
  -- А я из киллеровской тэтэшки стрелял...
  -- Ну, вы, писатели, дае-ете... Не пойдете ли к нам в милицию, совместителем? По ночам будете бандюганов шерстить, а днем романы писать...
  -- А когда ж я спать буду? - резонно возразил Павел.
  -- Эт, верно... Вы хоть, за сколько времени можете роман написать?
  -- Год-полтора... - обронил Павел, пожав плечами. - Но вот куплю компьютер, за пару тройку месяцев буду управляться...
  -- Хреново... - грустно протянул Смертин.
  -- Это почему же? - ревниво вмешался Димыч.
  -- Ну, один покойник в год - куда ни шло. Но три-четыре, это уже беспреде-ел...
  -- Ты чего несешь?!
  -- Ну, как же, Димыч? В позапрошлом году он мочканул одного - роман написал. В этом тоже мочканет - опять роман напишет. А прикинь, если у него компьютер будет?..
  -- Погоди-погоди! Что ты хочешь сказать?
  -- Да он же в своем романе описал все один к одному, как было! Я сразу же купил, как только знакомую фамилию увидел.
  -- Пашка, правда?
   Павел смущенно пожал плечами.
  -- Ну, ты и нагле-ец...
  -- Димыч, да кто ж роман может принять за чистосердечное признание? Как ты его в папку подошьешь?
  -- Это точно, роман в папку не подошьешь, такой мощный дырокол трудно найти... Именно поэтому ты еще на свободе.
   Когда машина, развернувшись, укатила, Павел расслабленно огляделся по сторонам, подумал лениво: - "Торчит где-то топтун... Может, пойти, морду ему хоть набить?" - но мысль возникла и исчезла. Он прошел в калитку, вошел в подъезд. При виде него, Ольга всплеснула руками:
  -- Господи! Опять пьяный...
   Павел проворчал хмуро:
  -- С Димычем нагрузились... От безысходности... - и быстро раздевшись, пошел в душ.
   Но вода была теплой, и его начало стремительно развозить. Выбравшись из кабинки, он дотащился до колонки, открыл кран и лег под тугую струю, проворчал самокритично:
  -- Пить надо поменьше... А то сейчас придут козлы убивать, я и защититься не смогу...
   Пока он ужинал, Ольга мыла в тазу посуду и осуждающе поглядывала на него. Павел раскаяния не показывал, а пытался делать вид, что абсолютно трезв, и адекватен окружающей действительности. Но получалось у него видимо плохо, потому как Ольга все больше и больше хмурилась. А потому, торопливо доев жареную картошку и закусив ее куриной лапой, Павел отправился спать. Как и вчера, только он ткнулся головой в подушку, как тут же заснул.
   Наутро он проснулся довольно поздно, Ольги уже не было. Бодро насвистывая, он вышел во двор, встал под душ, и тут вспомнил, что Оксана выходит замуж, и ему стало невыносимо тоскливо. Надо же, какой-то шустряк только с помощью штампика в паспорте овладеет этим красивым, гибким, сильным телом, и будет лапать его липкими немытыми руками. Павлу почему-то казалось, что руки непременно будут липкими и грязными... Он помотал головой, и пошел под колонку, вода в бочке показалась ему слишком теплой.
   После водных процедур, он уселся в шезлонге, жмурясь на солнце.
   ...Вилена пришла к нему в больницу второго сентября. Видимо, тридцать первого она приехала с каникул, которые проводила дома, первого числа металась по Университету, выясняя все подробности о Павле, а второго заявилась в больницу. Как обычно в совдепии, к больным посетителей не пускали. Если на ногах, пожалуйста, тащись в холодный грязный холл, там и общайся с близкими. А если лежачий, лежи и не возникай. Хотя встреча с близким человеком, возможно, тебя бы сразу на ноги поставила. Вилена надела свой лабораторный белый халат, и прошла вахтера, с независимы видом своего человека. Увидев ее в дверях палаты, Павел не удивился, только безмерно приятное тепло разлилось по всему изломанному и израненному телу.
   Она присела к его постели, сказала смущенно:
  -- Здравствуйте, Павел Яковлевич...
   Тут вмешался разбитной, не в меру общительный парень с соседней койки:
  -- Сестричка, а вы что, новенькая? Такую симпатичную я бы давно заприметил...
   Вилена повернулась к нему, гневно сверкнула глазами и высокомерно выговорила:
  -- Лежите спокойно, больной. Мне надо с Павлом Яковлевичем поговорить.
  -- Сестричка! Да о чем с ним говорить?! У него же все, что ниже пояса, давно атрофировалось... - парень неприятно заржал.
   Теперь уже Павел повернулся к нему, сказал угрожающе:
  -- Дай поговорить, а? Не будь скотиной. А то ведь у меня то, что выше пояса, не атрофировалось...
  -- Че ты сказал? Че ты сказал?.. - запетушился парень, начиная сваливать на пол толсто загипсованную ногу.
   С другой койки вдруг прохрипел попавший в аварию и намертво парализованный тракторист дядя Гриша:
  -- Утихни, трахаль-перехватчик... Не видишь, это вовсе не сестра...
   Парень засопел, схватил костыли и уковылял за дверь. Вилена проворчала:
  -- Господи, везде всякое хамло липнет... Внешность у меня, что ли располагающая?..
   Павел улыбнулся:
  -- Ты еще слишком молоденькая. Станешь постарше, приобретешь величественность, тогда всякие-такие липнуть перестанут, - Павел неловко замолк, разглядывая ее. Господи, всего-то двадцать лет, а будто присохла намертво; четвертый год пошел...
  -- Как вы, Павел Яковлевич? Сильно болит?
  -- Да нормально уже... Раны затянулись, позвоночник растянули. Говорят, ходить буду...
   Она тоже неловко молчала, и будто порывалась что-то сказать, но не решалась. Зато Павел решился; будто в ледяную воду ухнул:
  -- Вилена, я все понимаю, чай не чурбан... Но ты посмотри на меня, я ведь полнейшая развалина. Мне, по-видимому, нельзя будет в дальние маршруты ходить. Тайга для меня навсегда закрыта.
   Она тихонько прошептала:
  -- Я в город перееду... К вам... - голос ее совсем сник.
   Он тяжело вздохнул, сказал:
  -- Я ж тебя уже три года знаю, зачахнешь ты без своих гор...
  -- Тогда, вы ко мне... - она совсем опустила голову.
  -- Господи, Вилена! Случись что со мной, тебе же с кордона на лыжах бежать целую неделю до центральной усадьбы. Да и на центральной усадьбе, вряд ли чем помогут, при моих-то травмах... К тому же, хоть и люблю я по тайге странствовать, но возвращаться предпочитаю в город. Потому как я горожанин. Я ведь уже плохо помню, как мы в деревнях жили...
   Она ушла, тоскливая и поникшая. А Павел лежал, и упивался своим благородством. Теперь он не думал, что поступил правильно. Может потому, что тогда он думал, что будет не ходить, а ковылять, весь затянутый в кожу с железными штырями. А теперь не только ходит, но и шустро бегает, а также продолжает штангу поднимать, и раза два в неделю с Димычем проводит спарринг-бои в спортзале школы милиции.
   Павел уже основательно накалился на солнце, впору было снова лезть под колонку, но все сидел и сидел, размышляя о своей тяжкой участи: любить сразу двоих женщин, а выбор делать не в пользу самой приятной в сексуальном плане.
   Кряхтя, вылез из шезлонга, остудил под колонкой раскаленную кожу, и поплелся завтракать.
   Пока завтракал, уныло размышлял, как его в следующий раз попытаются убить? Но не сидеть же дома! Если они увидят, что он спрятался дома, могут и гранату в окно швырнуть от безысходности. А тут целых три женщины и Денис... Нет уж, надо побольше болтаться на людях, пусть думают, что он их нисколько не боится, уверенный в своей силе, и боевом искусстве.
   После завтрака засел за машинку, и еле-еле заставил себя отпечатать дневную норму - десять страниц. В голову все упорнее лез сюжет нового криминального романа. Вот только никак оформиться не желал; виделся этакой бесформенной горой всевозможных образов и эпизодов. Видимо, сюжет оформится, когда он докопается до сути происходящего с ним. Впрочем, прошлый роман он написал на две трети, а все не знал, чем дело кончится, и из-за чего на него наехали. Отпечатав норму, сложил листы в папку. Подумал, подумал и достал из ящика стола новенькую тетрадь. Заправил чернилами любимую авторучку с эльборовым пером и пошел обедать. Когда обедал, вдруг зазвонил телефон.
   Не спеша, выйдя в прихожую, взял трубку, помедлил, сказал нейтрально:
  -- Алле...
   В трубке послышался странно знакомый голос:
  -- Алле! Это квартира Лоскутовых?
  -- А вы кто? - настороженно спросил Павел.
  -- Пашка, ты, что ли?! - восторженно заорал неведомый абонент.
  -- Да, я... - еще больше насторожился Павел.
  -- Ты что, не узнаешь? Это же я, Батышев!
  -- Арнольд Осипович? - потрясенно выдохнул Павел.
  -- Ты, паршивец, забыл совсем старика. А недавно я встретил Кока, он мне и поведал, что ты писателем стал. Да я и сам в книжном магазине знакомую фамилию видел, но подумал, что однофамилиц.
  -- Да откуда вы телефон-то мой знаете? Мне его лишь пару дней назад поставили...
  -- А через Кока. Он мне дал телефон вашего Михаила Михалыча...
   И тут Павел вспомнил, что сам обзвонил нескольких своих знакомых, которых с некоторой опаской считал друзьями. Вдруг опять ошибается? Так что, его телефон знали Михалыч, Слава и Илья Дергачев.
  -- Ты все частностями интересуешься...А встретиться не хочешь?
  -- Конечно, хочу, Арнольд Осипович...
  -- Тогда так, подъезжай к Университету часикам к четырем, прогуляемся, поговорим. А лучше, на пляж пойдем. Тут неподалеку есть уютный дикий пляжик, я там каждый день после работы купаюсь.
  -- Заметано, Арнольд Осипович, к четырем подъезжаю.
   Павел положил трубку, задумчиво прошел на кухню. Вот те раз, не забыл его старик, а он-то думал, если вышвырнули из Университета, так и все от него отвернулись...
   Доев свой обед, он вышел из дому, и пошел в школу, засветиться на работе. Пока шел, несколько раз проверялся, но мог бы поклясться на чем угодно, слежки не было. Только случился маленький инцидент; откуда-то вдруг выскочил молодой парень, типичный браток, за ним гнались двое неприметных мужчин. Догнали, умело заломили руки, откуда-то вывернулся "жигуленок", парня запихнули на заднее сиденье, и машина унеслась.
   Павел пробормотал:
  -- Димычевы опера, что ли, топтуна повязали?..
   Придя в школу, он хотел позвонить Димычу, но телефон все еще не работал, и неизвестно было, когда заработает. Поскольку, все же была опасность, что за Павлом следят, он не торопясь, побрел в обход школы, как бы направляясь к бассейну, а сам нырнул в густые заросли скверика, пробежал по тропинке, свернул под прямым углом на другую, проскользнул в дыру в металлическом заборе, и был таков. Пусть теперь топтун ищет его на любом из четырех направлений. Вскоре он был на остановке. Из предосторожности доехав до Университета с двумя пересадками, успел вовремя, профессор как раз показался в дверях. Все такой же могучий, подтянутый, только окончательно побелевший. Белая голова, белые борода с усами. Крепко стискивая ладонь Павла в своих жестких ладонях, Батышев проговорил:
  -- За столько лет мог бы и навестить пару раз...
  -- Арнольд Осипович! Вы только представьте мое состояние, будто в дерьме захлебнулся. Я ведь несколько лет даже ходить мимо Университета не мог, по параллельной улице обходил...
  -- Да понимаю я тебя... - вдруг Батышев расхохотался. - А здорово ты Гонтаря разукрасил! А себе фингалы наставил для маскировки? Я ж и твое интервью видел... Ловок ты, Паша, ничего не скажешь. Обязательно куплю твой роман.
   Павел смущенно потупился:
  -- Да вот, накатило, не продохнуть... Так захотелось ему по морде дать... И пусть тоже в дерьме побарахтается. Я ж еще и улики для ментов против него оставил, и заявление написал, будто он меня сам избил, да еще обвинения в гомосексуализме выдвигает. Будет дальше возникать, я на него в суд подам, стребую компенсацию морального ущерба.
  -- Паша, а может не надо? Зачем время тратить?
  -- Да я ж не специально! На меня недели полторы назад кто-то охотиться начал, с целью убить. Сначала топить пытались, а позавчера киллер стрелял. Ну, я и подумал, что это Гонтарь меня заказал. Я же единственный свидетель, который знает, что он Фирсова убил.
  -- Во-от оно что... - протянул Батышев. - С него станется... Зайдем-ка пивка возьмем, холодненького. Я тут знаю магазинчик... У них всегда холодное.
   Зайдя в магазинчик, они набрали полторашек пива, и вскоре оказались на том же пляжике, где полторы недели назад состоялось организационное собрание Союза российских писателей. Искупавшись, они разлеглись на солнышке. Батышев был все такой же, как прежде; мускулистый, загорелый. Павел вдруг сообразил, что когда он был с ним в экспедиции, еще студентом, Батышеву было лишь чуть-чуть за пятьдесят. Немножко побольше, чем теперь Павлу. Господи, а он тогда его стариком посчитал!
   Разливая пиво, Павел спросил:
  -- Арнольд Осипович, а вы в экспедиции все еще ходите?
  -- Конечно, хожу.
  -- А помните, когда я был еще студентом, вы жаловались, что жизнь проходит?..
  -- Ну-у... Когда это было. У меня был кризис середины жизни. А сейчас все нормально, никаких депрессий. Я с тех пор четыре монографии опубликовал.
   Павел вдруг заметил, что Батышев держится с ним на равных. Раньше он, все-таки, как-то дистанцировался. Видимо, действительно, положение, завоеванное собственным горбом, возвышает.
   Осушив полулитровый разовый стакан, профессор с удовольствием крякнул, сказал:
  -- Послушай, Паша, а почему бы тебе не вернуться? Маленько подновишь диссертацию и защитишь в два счета. Я ж ее читал, добротная работа...
   Внутри у Павла все замерло: вот оно, опять наука, тайга, Университет... Но тут же добавилось: лекции, зачеты, консультации... Прощай свобода...
   Он с усилием выговорил:
  -- Нет, Арнольд Осипович... Я уже привык к свободе...
  -- Я не тороплю, ты подумай... У нас большинство перспективных ребят разбежались, осталась одна шваль, так что, конкурентов тебе никаких...
   Павел не ответил, разливая по второй. Выпили, поболтали о том, о сем, перескакивая с одного на другое. Повспоминали общих знакомых. Вдруг Батышев весело хохотнул:
  -- А ты знаешь, что за история вышла с твоей Виленой на последнем курсе?
  -- Почему, моей? - кисло проворчал Павел.
  -- Твоей, твоей... - твердо скрутил его Батышев: - Отправили ее на преддипломную практику в Сихотэ-Алинский заповедник. Ну, насобирать материала на дипломную работу. Она ж въедливая, скрупулезная, сама выпросила это место. А там как раз директора путного не было. Заместитель замотанный; то браконьеры шалят, то проверка, то еще что, а директор только водку пьет. Закинули ее в отроги хребта, да и забыли там. Вертолетчики тоже, кстати, загуляли. Предполагалось, что экспедиция продлится месяц, и напарник ей полагался. Но напарник в последний момент передумал ехать в такую даль, в заповеднике все серьезные люди были "в поле", крутился возле главной базы какой-то алкашок-бич, но она только взглянула на него, тут же заявила, что ей придется его зарезать в первую же ночь. Потому как он начнет приставать к ней, и иначе его будет не остановить. Вот и оказалась одна с тиграми. Вспомнили о ней, - не поверишь, - в начале октября! И то - вертолетчики. Прилетели как-то в заповедник, чего-то там привезли, и эдак мимоходом спрашивают: - А кто у вас девку-то из хребтов вывез?.. Вот тут и вспомнили. Там как раз уже новый директор был. Он как давай бушевать! Р-разгоню всех, кричит. Там ее кости тигры догладывают, а вы тут водку жрете! Полетели. Прилетают, а она уже к зиме приготовилась; изюбря завалила, шкуру выделывает, собирается зимнюю одежду шить, вокруг избушки поленницы дров высотой с саму избушку... Из тех мест, на своих двоих летом не выберешься, только к середине зимы, по льду речек и можно выйти, - профессор вздохнул, покачал головой, проговорил: - Бедовая девчонка... Сейчас у отца на кордоне живет. Кандидатскую защитила у меня, теперь докторскую пишет. Бедствуют. Денег, уже который год не платят, продовольствия не забрасывают, живут натуральным хозяйством, да охотой...
   Павел спросил, почему-то хрипло:
  -- Замуж вышла?
  -- Вышла. За научного сотрудника... Только, как ни приедет, все про тебя спрашивает. В начале зимы должна приехать, что сказать?
   Павел вздохнул, сказал:
  -- А и скажите, все, как есть; мол, писателем стал, все хорошо, и со здоровьем наладилось...
   Так и пролежали они на песочке до самого заката, попивая пивко и пытаясь наговориться за все тринадцать лет. Когда поднялись с берега на набережную, долго прощались, профессор требовал, чтобы Павел звонил почаще. Павел обещал звонить. Прищурившись, профессор спросил:
  -- Телефончик-то твой дать Вилене?
  -- Господи! Да как же я с ней...
   Профессор тяжко вздохнул:
  -- Эх, молоде-ежь...
   Он зашагал домой пешком, а Павел побрел к остановке. Разорванная надвое душа противно и нудно ныла. А может, у него две души, и одна периодически умирает? А потом возрождается, чтобы страдать?.. И снова умереть?.. М-мда, жизнь одновременно в двух параллельных вселенных не сахар...
   Когда он вышел на остановку, уже смеркалось. Народу было мало. Можно сказать, улица была пустынна, а на самой остановке не было ни души. Что поделаешь, лето, все на дачах...
   Вдруг на остановку скорым шагом вышла женщина. Вернее, еще не женщина, но уже и не девушка, в том благодатном возрасте то ли до тридцати, то ли немного за... Она будто чего-то опасалась; вертела головой, и то и дело оглядывалась туда, откуда пришла. Она встала поближе к Павлу, но полуотвернувшись от него. Видимо для того, чтобы он подумал, что она не собирается с ним знакомиться, но со стороны бы казалось, будто они как раз знакомы. Павел был в благодушном состоянии легкого подпития, а потому приветливо спросил:
  -- За вами гонится маньяк?
   Она улыбнулась с чуть заметным кокетством, спросила:
  -- А вы не маньяк?
  -- Конечно маньяк! Как увижу красивую женщину, мне с ней тут же познакомиться хочется. Разве это не мания?
  -- А жена что скажет?.. - сделала она короткую разведку боем.
   Павел серьезно выговорил:
  -- А я способен любить одновременно нескольких женщин, верно и преданно. Вот сейчас стою и раздумываю, а не принять ли мусульманство? У них там полагается четыре жены. А то меня уже столько женщин бросило на том основании, что им замуж захотелось,к тому же за меня!..
   Она рассмеялась, с интересом разглядывая его, потом сказала:
  -- А вы не похожи на того, кого женщины бросают. А фингалы вам наставил муж-рогоносец?
   Он грустно сказал, чистейшую правду:
  -- В жизни не спал с замужними женщинами. Вы представляете, меня на протяжении нескольких лет по два раза в месяц регулярно разлюбливали и бросали навсегда.
  -- Ну, вы и ловела-ас... По две женщины в месяц...
  -- Вы не поняли. Это была одна и та же женщина...
   Она с минуту смотрела на него, затем до нее дошло, и она расхохоталась. Но тут же посерьезнела, и тихо произнесла, глядя на что-то, за спиной Павла:
  -- За мной гонятся аж три маньяка...
   Павел резко повернулся, к ним подходили три мужичка совершенно ханыжного вида. Один из них широко осклабился, завлекательно заблеял:
  -- Чего ж ты убежала, красавица? Мы парни не жадные, пиво пойдем пить под зонтик...
   Женщина вдруг уцепилась за Павла, истерично вскрикнула:
  -- Отцепитесь, подонки! Это мой муж!
  -- Ну, муж не стена, отодвинуть можем... - и, обращаясь к Павлу, прохрипел с нарочитой злобой: - Давай, вали отсюда, мужик... У нее каждый вечер по мужу, а то и по два...
   Павел, стараясь держать их в поле зрения, спросил:
  -- Правда, что ли?
  -- Да вы что?! Я разве похожа на проститутку?! - женщина даже возмущенно отодвинулась от него.
   Павел рассудительно проговорил:
  -- Идите своей дорогой, мужики. По одному виду сразу ясно, что эта ягодка не с вашего поля...
  -- Ты че, каз-зел, не поял, че ли?! А ну вали отсюда! - и он попытался примитивно заехать Павлу по физиономии.
   Павел нырнул под удар, перехватил налетчика поперек туловища и провел молниеносный бросок через бедро, да специально дожал так, чтобы любитель ягодок с чужого поля приложился головой об асфальт. Он, однако, не приложился, но и вставать, пока не спешил. Второго Павел встретил своей коронной серией, правда, провел ее в обратном порядке; сначала засадил в печень, а уж после этого провел хук в челюсть. Ханыга, распрямившись, как жердь грянулся навзничь на землю. И тут же Павел услышал знакомый до жути хряск, будто арбуз лопнул. Он похолодел, и в этот момент мог бы пропустить удар от третьего, но третий уже улепетывал вдоль по улице. Бедный налетчик лежал, неловко подогнув шею, голова его скатилась с бордюра и от этого шея выгнулась так, будто была сломана. Из-под головы медленно выплывало алое пятно.
   Пока Павел стоял, в оцепенении глядя на упавшего, женщина склонилась к нему, потрогала шею, быстро выпрямилась, глаза ее расширились.
   Павел сказал:
  -- Милицию надо... Скорую...
  -- Какую скорую?! Вы его наповал... Пойдемте отсюда!
  -- Но...
  -- Никаких "но"! Я врач, мне с первого взгляда все ясно. А вы, выпивши, так что вам пару лет на всякий случай дадут. Судья и слышать не пожелает о необходимой самообороне...
   Она напористо потянула его прочь. Они пробежали какими-то дворами, выскочили на параллельную улицу. Возле автобусной остановки стояла вереница "леваков", она распахнула дверцу первой в колонне машины, назвала адрес. Это оказалось совсем неподалеку. Минут через десять они уже входили в ее квартиру. Только сидя в мягком уютном кресле, Павел стряхнул с себя какую-то странную апатию, вдруг навалившуюся на него. Тьфу ты! Да ведь просто, протянулась параллель, между нынешним случаем, и тем, давнем, в деревне, когда он испытал лютый ужас, неудачно бросив бедного Альку головой на половинку. После того, как он столько разнокалиберных козлов спровадил в верхний мир, вид смерти на него должен бы уже и не действовать.
   Она появилась из кухни с подносом. На нем стояла бутылка неплохого коньяка, блюдечко с тонко порезанными ломтиками лимона и две рюмочки. Она сказала:
  -- Вам надо в себя прийти. На некоторых вид смерти действует ну прямо убойно. Я насмотрелась...
   Она разлила коньяк по рюмкам, подняла свою, проворковала чарующим голосом:
  -- За вас, мой рыцарь. Не часто в наше время встретишь мужчину, который станет так непреклонно и жестко защищать женщину... Удивительно, как такому крутому бойцу кто-то фингалов наставил?..
  -- На любого крутого бойца могут найтись два бойца, еще круче... - неохотно пробурчал Павел.
   Выпив коньяк, Павел с наслаждением положил на язык ломтик лимона, пососал, потом разжевал и проглотил. После этого его окончательно отпустило. Она спросила с сочувствием:
  -- Ну как, полегчало?
   Он пробурчал нарочито грубовато:
  -- Терпимо... И как же вас зовут, прекрасная незнакомка, из-за которой мне придется на нары отправиться?
   Она испуганно поглядела на него, сказала:
  -- Но ведь никто же не видел? А я никому, никому, ни словечка... И те ханыги меня не знают, я их вообще впервые вижу. Просто, мне сегодня вдруг стало одиноко, одиноко, я вышла на улицу, а тут на беду еще и пива захотелось, присела под зонтик. Эти ханыги и привязались...
   Он скептически прищурился:
  -- Такой красивой, и - одиноко, одиноко?..
  -- Ну вот, - она легко засмеялась, - вы мне уже и комплименты делаете. Зря вы не верите. Вокруг меня то и дело кто-нибудь вертится, но я шибко уж разборчивая. Мне трудно объяснить, вы ведь не медик...
  -- А вы попробуйте. Будто врач с врачом разговариваете. Я ведь биолог. Университет закончил...
   Она опустила взгляд, ушки ее слегка порозовели, стала разливать коньяк, не поднимая взгляда, медленно заговорила:
  -- Понимаете, я ведь не девочка... Вы только не подумайте чего... Но несколько попыток меня полностью отвратили от мужчин. Я поняла, что если мужчина меня целует, а я от этого не испытываю сексуального возбуждения, дальше лучше не продолжать; будет противно, а потом и больно... Так что, вот так уж получилось... Вы сами толкнули меня к откровенности. А я ведь врач... - она смущенно замолкла.
   Павел поднял рюмку, спросил:
  -- Как вас зовут?
   Она тихонько выговорила:
  -- Валерия...
  -- Валерия?!
   Она жалобно попросила:
  -- Вы только не смейтесь...
  -- Да я не смеюсь. Это довольно распространенное имя... Одну римскую патрицианку звали Валерией. И она по уши была влюблена в раба по имени Спартак...
   Она удивилась:
  -- А разве она была не рабыней? Я в кино видела...
  -- Кино-то штатовское... - проговорил он презрительно. - А меня Павел зовут с фамилией Лоскутов.
   Глаза ее расширились, она осторожно спросила:
  -- А вы детективы, случайно, не пишете?
  -- Я их пишу не случайно, а ради денег, - и опрокинул рюмку себе в рот.
   Пивной хмель из него выветрился во время драки, и теперь от коньяка он вовсе не пьянел, просто, нервы медленно, будто потрескивая, расслаблялись. По телу разливалось приятное тепло. Это было особенно приятно, потому как в комнате было прохладно. Валерия вдруг вскочила, выбежала в другую комнату, но через секунду вернулась. В руке она несла книгу Павла. Попросила жалобно:
  -- Подпишите, а? Обожаю детективы! У меня в спальне в две стены стеллажи, полные книг. Подумать только, неделю назад купила книгу, а уже с автором сижу, запросто коньяк пью... Так это правда, вы Люську с натуры списали?
  -- Конечно, правда. Я не умею выдумывать, я пишу только то, что лично со мной было...
  -- С ума сойти!.. - прошептала она потрясенно. - А сейчас что-нибудь пишете?
  -- Собираюсь приступить к очередному криминальному роману. Примерно половину сюжета уже прожил, надо записать, пока не забыл...
  -- Как, вас опять кто-то пытается убить?!
  -- Ага, - обронил он безмятежно, - и я опять не знаю - кто. Даже представить не могу и - за что.
   Глаза ее расширились, она попросила:
  -- А вы мне дадите хотя бы черновик прочитать? Я ведь помру от нетерпения... Надо же, вокруг вас в этот самый момент что-то происходит... Давайте еще выпьем, за вас, и за вашу удачу!
  -- Давайте... - теперь уж он разлил коньяк.
   Она смотрела на него, в прямом смысле, брызжущими искрами глазами, и Павлу вдруг стало не по себе; как бывало всегда, когда он ощущал, что нравится женщине. Она сказала:
  -- Можно я переоденусь? А то после этих ханыг чувствую себя грязной и липкой...
  -- Конечно, можно!
   Она вышла в другую комнату, и через минуту вернулась уже в домашнем халатике. Халатик этот был еще короче ее летнего платьица, из которого вряд ли можно было выкроить два носовых платка. Они выпили еще по одной, коньяк стремительно кончался, Павел понимал, что пора откланиваться, но огромные, лучащиеся черным светом глаза кричали: - Не уходи!
   Валерия была как раз во вкусе Павла; стройная, отлично сложенная брюнетка, с густыми, слегка вьющимися волосами и с темными, почти черными глазами. Они выпили по последней, Павел поднялся, она тоже встала, делая хорошую мину при плохой игре, с равнодушным видом произнесла:
  -- Да, действительно, пора, а то скоро автобусы перестанут ходить...
   Они замешкались в этом уютном уголке между диваном и креслом, с остатками скудного пиршества на журнальном столике. Павел вдруг поднял руку, и привлек ее к себе за талию. Она прижмурилась и потянулась губами к его губам. Он прижался губами к ее губам, все сильнее, и сильнее, она охватила его за шею и вдруг волна дрожи прокатилась по ее телу. Оторвавшись, она прошептала:
  -- Боже, я, и правда, извращенка... Мне ж еще в машине вдруг невыносимо захотелось тебя... Теперь понятно, почему римские патрицианки любили гладиаторские бои. Я вообще терпеть не могу драк, но то, как бил ты, доставило мне эстетическое наслаждение... Ну, чего ж ты медлишь? Я больше не могу...
   Павел дернул поясок, халатик свалился с ее гладких плеч... Ну правильно! Под ним ничего не было. Она запустила руки в волосы, закинула голову, выгнулась, и стояла голая перед ним, пока он торопливо срывал одежду. Она набросилась на него, как кошка на мышь; опрокинула на диван, оседлала, два раза подпрыгнула и вдруг застонала, закусив губу, потом завыла, пронзительно и сладострастно, еще несколько раз судорожно подпрыгнула и упала на Павла расслабленной куклой. Лишь через минуту открыла глаза, спросила потрясенно:
  -- Это и называется оргазм?
  -- А ты такого не испытывала раньше?
  -- Представь себе, ни разу. Я уступала натиску мужчин, спала с ними несколько раз, но каждый раз мне было все больнее и больнее, и после пятого раза примерно, приходило полнейшее отвращение... Теперь понимаю, почему я испытала такое... Ты же не сделал ни малейшей попытки овладеть мной. Ты просто коварно завлек меня, а мне показалось, что это я тобой овладела... Я и правда, извращенка... - добавила она грустно, после чего спросила: - А повторить можно?
  -- Конечно, можно. Ты ж на нем сидишь...
  -- Ой, правда!.. - она засмеялась, но лицо ее тут же стало серьезным, она прикрыла глаза и принялась двигаться круговыми движениями, будто исполняя какой-то языческий танец.
   Вскоре она уже в буквальном смысле пошла в разнос; бесновалась на Павле, кричала, стонала, а когда вновь упала почти без чувств, он за нее испугался, решил заканчивать это истязание, перевернул на спину, и принялся нежно, не торопясь покачивать. Это ее привело в еще большее неистовство. Люська, пожалуй, была менее неистовой. И когда Павел кончил, она лежала, закатив глаза, и выглядела так, будто ее только что задушил маньяк. Однако вскоре зашевелилась, прошептала:
  -- Боже, теперь понимаю, почему умирают от любви. Если каждую ночь так истязать будут, действительно, помрешь... - она игриво подрыгала ногами, сказала: - Слезай с меня, медведь. В тебе же добрых сто килограмм. Если лежать под тобой просто так, а не в состоянии возбуждения, и задохнуться недолго. У меня вино есть... - накинув халатик, она исчезла в кухне.
   Вскоре принесла из кухни бутылку неплохого сухого, высокие стаканы, штопор. Павел потянулся за штанами, но она попросила:
  -- Не надо, не надевай. Не часто доводится полюбоваться такими могучими мужчинами. Тебя даже шрамы не портят, а придают эдакую мужественную пикантность. Глядя на эти шрамы, любой скептик поверит, что ты все списываешь с натуры.
   Павел откупорил запотевшую бутылку, разлил по стаканам, выпили. Смущенно потупившись, она спросила:
  -- А повторить нельзя?
  -- Конечно, можно, - Павел принялся разливать по второй.
  -- Я не это имею в виду... - она начала краснеть.
  -- А-а... - Павел засмеялся. - Ты знаешь, я не половой гигант, а нормальный мужик... Хочешь, анекдот расскажу?
  -- Расскажи...
  -- Пошли, значит, два мужика с женами на ипподром. Ну, решили сделать ставки. А номера решили выбрать так; кто сколько раз жену за ночь трахает. Поставили. Один - на номер десять, второй - на номер девять. Их жены переглянулись, и поставили на номер один. Так вот, выиграл номер первый.
   Валерия засмеялась:
  -- Паша, что мне больше всего в тебе нравится, что ты совершенно без комплексов. Все равно, у меня сегодня, вроде как, брачная ночь, надо же, тридцать лет прожила, впервые узнала, что же это такое, с настоящим мужиком спать... Пошли в ванную, а потом в спальню. У меня кровать широкая...
   Павел вздохнул украдкой, и смирился с неизбежным. Они вдвоем залезли в ванну и, обнявшись, долго вертелись под прохладными струями душа. Гладя его по плечам, по спине, она шептала самозабвенно:
  -- Ты знаешь, мне ведь на работе частенько приходится видеть голых мужчин; большинство вызывает жуткое отвращение, ты первый, кто вызвал во мне возбуждение...
   Вылезя из ванны, они прошли в спальню. Тут, и правда, две стены были заняты полками с книгами, от пола до потолка. Валерия ушла на кухню, за вином, а Павел рассеянно окинул взглядом ряды книг. Взгляд его задержался на православной библии, стоящей на полке, у изголовья приткнутой передней спинкой к стеллажам кровати. Взяв книгу в руки, он открыл титульный лист, и изумился; оказалось, библия была издана в Сан-Франциско, в 1920 году. Он сидел на кровати и с интересом листал книгу, когда вошла Валерия с подносом, на котором стояла бутылка уже красного вина, и тарелочка с разобранным на дольки апельсином. Павлу показалось, что глаза ее настороженно вспыхнули, но она тут же улыбнулась, сказала:
  -- У меня прадед был, он в революцию за границу уехал. А во время войны, когда у нас с американцами были хорошие отношения, бабушке вдруг посылка пришла, и в ней эта библия и коротенькое письмецо.
  -- А кем был твой прадед?
  -- Дедушка рассказывал, большим ученым, в нашем Университете работал...
   Смущенно улыбнувшись, Валерия протянула ему штопор:
  -- Вино должен откупоривать мужчина, даже если женщина угощает...
   Ввинчивая штопор, он сказал, усмехнувшись:
  -- Хорошо живешь...
   Она улыбнулась, слегка смущенно, сказала:
  -- У меня обширная частная практика...
  -- Вот как? И от чего же лечишь?
  -- По-моему, тебе это не грозит.
  -- А все же?
  -- Я - сексопатолог и венеролог.
  -- Так вот почему у тебя мужчины отвращение вызывают!
   Выпив вино, она сбросила халатик, спросила:
  -- Как думаешь, почему все мои мужчины меня обзывали Венерой Милосской?
   Он критически оглядел ее, сказал:
  -- На Венеру ты явно не похожа, у тебя другой тип сложения. На мой взгляд, ты красивее, изящнее и аристократичнее...
  -- Теперь понятно, за холодность... Я ж лежала, и ждала, когда боль придет...
  -- Господи, ты ж сексопатолог! Неужели саму себя не могла вылечить?
  -- В том-то и дело, что это не патология... - грустно сказала она. - Я бы это назвала "синдромом единственного мужчины". Похоже, во всем Мире, есть только один мужчина, подходящий для меня, и это ты...
   Она мягким, ласковым движением потянула его в кровать, и он подчинился. Ее нетерпение так возбудило его, что он не стал ее целовать и ласкать, а просто посадил на себя, и она добрый час неистовствовала на нем, пока не пришла в изнеможение, и не попросила его поскорее закончить. Он для интереса поставил ее на четвереньки, и быстренько закончил, при этом она так вскрикнула, что он испугался, как бы не сбежались соседи.
   Растянувшись на кровати, она прошептала:
  -- Боже, так изощренно меня еще никто... Боже мой, Паша, Боже мой... - она закрыла глаза, медленным, сонным движением накинула простыню на бедра.
   Павел сел на краю кровати, налил вина, подал ей фужер. Она оперлась на локоть, поглядела на него блестящими от счастья глазами, спросила:
  -- Ты придешь еще?.. - голос ее пресекся, и она только смотрела на него с мольбой во взгляде.
   Он усмехнулся, спросил:
  -- А ты замуж проситься не станешь?
  -- А если попрошусь?
  -- Видишь ли, в идеале писатель должен жить один, в квартире, заваленной книгами и рукописями, женщины должны к нему лишь приходить, иначе ему работать будет некогда. Или у него должна быть такая жена, как у Льва Толстого. Но в наше время такую найти абсолютно невозможно... За прекрасных и верных женщин, - он легко прикоснулся фужером к ее фужеру, и залпом выпил вино.
   Оно было густым, терпким, с легкой кислинкой, совсем как Валерия.
   Пока он одевался, она поглядывала на него грустным взглядом, мелкими глоточками попивая вино. Наконец не выдержала:
  -- А все-таки, тебе хоть позвонить можно?
  -- Дай лучше мне свой телефон...
   Она протянула руку, взяла с полочки визитку, протянула ему. Там значилось: " Валерия Федоровна Жгун, врач".
  -- Действительно, ты вся необычная, и фамилия у тебя тоже необычная...
   Прокатившись с ветерком на такси, Павел шел домой через двор соседа. Странно, но ни раскаяния, ни чувства вины он не испытывал, как после встреч с Люськой, было лишь легкое утомление, и светлая грусть по Оксане. Душа уже не ныла, видимо возродилась заново. Димычу звонить было поздно, а потому он разделся и пошел в душ. Вертясь под струями, думал, что у него просто две души, сросшиеся, как сиамские близнецы, и когда одной больно, или она умирает, вторая тоже испытывает боль...

Глава 8

  
  

Ефрейтор Икс

  
  
   Наутро Павел еле дождался девяти часов, когда Димыч должен был прийти на работу. Выход его из дому он проспал. Для верности, подождав еще десять минут, наконец, накрутил номер рабочего телефона, после второго гудка послышалось:
  -- Майор Астахов у телефона.
  -- Ди-имы-ыч, при-иве-ет...
  -- Пашка! Здорово! Живой?
  -- Пока Бог милует... Димыч, ты б хоть предупредил, что охрану ко мне приставил...
  -- Ничего я к тебе не приставлял! Кто мне разрешит, и где людей взять?
   Павел промолвил раздумчиво:
  -- Как говаривала Алиса в стране чудес: все чудесатее и чудесатее... Иду я, значить, вчера на работу, по привычке оглядываюсь, чтобы не прилетело из кустов что-нибудь летающее, как вдруг вижу, бежит браток, вылупив глаза по блюдечку каждое, за ним два неприметненьких таких мужичка, догнали, весьма умело заломили руки, сунули в "жигуль" и унеслись, даже ни разу не глянув в мою сторону.
   Димыч помолчал, наконец, выговорил серьезно:
  -- Похоже, гангстерская война за тебя выходит на финишную прямую. Пойду-ка я к генералу, хлопотать насчет путевок твоей семье...
  -- А тещу куда девать? - спросил Павел растерянно.
   Димыч засмеялся, проговорил:
  -- Они что, дураки? Тещу похищать?..
  -- И когда насчет путевок решится?
  -- Если решится, то уже сегодня. Так что, вечерком позвони по-домашнему. Пока, - и Димыч положил трубку.
   Тягуче насвистывая арию Мистера Икс, Павел побрел на двор. Не переставая свистеть, поворочался под тугой струей из колонки. Растираясь полотенцем, мимоходом подумал: - "И чего это снова ария мистера Икс прицепилась?.." Но мысль мелькнула и исчезла, потому как Ольга наварила любимого Павлом борща. Который был, как и положено, красен, наварист и в нем ложка стояла, и чуть ли не половина кастрюли было мозговых костей с кусками мяса. Налив свою миску, больше похожую на тазик, с краями, Павел подогрел борщ, и принялся с энтузиазмом уплетать его, закусывая зубочками чеснока. Выхлебав миску, задумчиво посмотрел на кастрюлю, не начерпать ли еще с половинку мисочки? Но решил заглянуть и в остальные кастрюли. Ольга что-то сильно расщедрилась; обычно она готовила не больше одного блюда, а теперь была еще и картошка с котлетами. Павел наелся до отвала, подумал, что на такой диете надо интенсивно тренироваться, а не то жиром заплывешь. Но он в конце мая решил начать летний перерыв в тяжелых тренировках, не начинать же сызнова? Тем более, тренироваться в такую жару - можно и сердечко надсадить.
   Поглядев в окно, с тоской подумал о машинке и дневной норме печатного текста. После короткой борьбы с самим собой, плюнул, взял общую тетрадь, авторучку и пошел на двор. Черт, уступил искушению посидеть на солнышке, и изменил своему правилу, не браться за авторучку, пока не выстроится сюжет и не сложится композиция. Но к своему удивлению, лишь вывел заголовок, как вдруг, будто на мониторе компьютера, выстроилась стройная конструкция, заполненная образами, лишь две-три самые верхние ячейки были пустыми.
   Павел строчил и строчил авторучкой, время от времени разворачивая шезлонг то левым боком, то правым к солнцу. А солнышко жгло немилосердно; не успевал он обсохнуть после водной процедуры, как кожа тут же раскалялась. В очередной раз идя к колонке, он увидел, как открылась калитка, и вошла знакомая женщина-почтальон. Увидев его, приветливо сказала:
  -- А я опять к Лоскутову.
   Павел с замиранием сердца уставился на солидный конверт в ее руке. А она уже протягивала ему блокнотик и авторучку, расписаться. Стараясь не особенно проявлять нетерпение, Павел вскрыл пакет. И от радости чуть не подпрыгнул. Те приключенческие повести, которые в пух и прах разгромили на собрании литобъединения, были приняты не хилым столичным издательством, и принесли Павлу неплохой заработок. Окрыленный, он вернулся к работе, и писал до трех часов.
   Телефонный звонок раздался, когда он подогревал свою миску щей, с нетерпением облизываясь. Он как раз зачерпнул ложку сметаны, отправил ее в щи, и раздумывал, станут ли они от второй ложки вкуснее. Торопливо плюхнув в щи и вторую ложку, вышел в прихожую, снял трубку, сказал нейтральным тоном:
  -- Алле-у...
   В трубке послышался издевательский голос:
  -- Здравствуй Паша! Не узнаешь?
   Павел бросил мрачно:
  -- Не узнаю...
  -- Ай, яй-яй... А я думал, ты рад будешь. А как я рад, что ты писателем стал! Иначе бы мы тебя нипочем не нашли.
   Павел проскрипел противным голосом:
  -- Кто говорит?
   Но голос все так же издевательски продолжал:
  -- Паша, и долго ты от моих ребят бегать будешь, как заяц?
  -- Я ?! От твоих козлов, как заяец бегаю?! - заорал Павел изумленно. - Ты что там кукарекаешь, петух драный? Давай встретимся, и я тебе покажу такого заяйца, потом штаны не отстираешь... Чмо болотное...
  -- Ты посмотри, как забурел... А в роте был форменной прачкой...
  -- В какой роте?
  -- Уже и забыл, что ли? В отдельной роте РЛС...
  -- Погоди, погоди... Ты кто? - Павел сбавил тон. - Давай поговорим. Чего тебе от меня надо?
  -- Да вообще-то мне от тебя ничего не надо... Так, позвонил по старой дружбе, предупредить, что не убежишь ты от меня...
   Павел вдруг успокоился, сказал совершенно спокойным тоном:
  -- Я твоего киллера по чистой случайности упустил, следующего не упущу, и будет он петь как канарейка, и сдаст тебя, как мешок стеклотары...
   Трубка вдруг сказала холодным, светским тоном:
  -- Прощай Паша, - и запищала короткими гудками.
  -- Вот коз-зел... - зло выговорил Павел, и медленно положил трубку.
   Медленно вернувшись на кухню, выключил газ под миской, проговорил потрясенно:
  -- Ни хрена себе, куда концы тянутся... Но при чем тут моя служба в отдельной роте РЛС?..
   Если он там и оттаптывал мозоли, то за такое не убивают, а самое большее на что тянет, это на вульгарный мордобой. Вот оно значит как, не зря, выходит, в последнее время ему все чаще и чаще стала служба вспоминаться. Замполит Комаревский... Лейтенант Кравцов... А как была фамилия командира? Первый командир прочно сидит в памяти как Сухарь, а вот тот, который на смену ему приехал?.. Черт, полный провал... Хоть он и приревновал Павла к своей любовнице, но фамилии его Павел не помнил.
   Павел начистил целую головку чесноку. Целоваться сегодня он ни с кем не собирался, а такой наваристый борщ без чеснока, все равно, что водка без пива. Основательно поперчил, и принялся за еду.
   Итак, что ж там за козел такой был, сослуживец Павла? Он напряг память, пытаясь воскресить в памяти всю картину, но, то ли из-за свойств человеческой памяти, то ли из-за основательно ушибленных мозгов, служба виделась несколькими эпизодами, а большинство сослуживцев, даже из своего призыва, Павел и по именам не помнил.
   ...Штаб полка ПВО находился в Новосибирске. После "учебки", на пару суток задержавшись в полку, сходив в наряд, Павел добирался до "точки" самостоятельно, в компании коренастого, круглолицего, веснушчатого и рыжеволосого башкира, по имени Закей. Проспав шесть часов на "воинском плацкарте", они вылезли на вокзале небольшого шахтерского городка. Огляделись. Когда им давали командировочные предписания и воинские билеты, их предупредили, что на вокзале их обязательно встретят. Было рано, часов пять утра. Они потоптались на платформе, прошли в зал ожидания, никого, кроме них, на вокзале в шинелях не было.
   Проболтавшись на вокзале до восьми часов, Павел раздраженно сказал своему напарнику:
  -- Ну, и чего нам тут ждать?
   Башкир молча пожал плечами.
  -- Давай добираться своим ходом...
   На привокзальной площади им первый же встречный мужик разъяснил, как добраться до воинской части, где торчат локаторы. В автобус их пустили без проблем, и даже денег за проезд не потребовали. Правда, выходить им посоветовали не там, где надо. Когда они вылезли из автобуса, сразу разглядели знакомые очертания ажурных антенн. Мела теплая метелица, они шагали по дороге. Им показалось, что дорога проходит мимо расположения, а съезда в него с шоссе просто нет, и потому пошли напрямик по глубокому снегу. Когда уже и запарились, и снега начерпали полные сапоги, вылезли к проволоке. Заграждение было жиденьким, всего в три нитки. Они пролезли сквозь него, и пошли к постройкам. Просто, они пришли в расположение со стороны хоздвора, немного не дойдя до ответвления.
   Место, на котором стояла рота, было красивым; невысокая плосковерхая овальная возвышенность километра полтора длиной и метров восемьсот шириной. Она была окружена глубоченными провалами в земле, в которых почему-то не скапливались вешние воды. Потом Павел узнал, что это провалы над осевшими шахтными выработками. В километре от проволоки с одной стороны раскинулся большой шахтерский поселок, оживленное шоссе проходило с другой стороны, отделенное от расположения несколькими рядами тополей. Сборное щитовое строение казармы, продуваемое всеми ветрами, рядом - второе такое же строение, с учебным классом радистов и крошечным спортзалом, в котором стояла перекладина и имелась штанга с кривым грифом. За казармой стоял склад, как две капли воды похожий на казарму, за ним - хоздвор. Свинарник и коровник. Свиней взвод и коров две. Потом выяснилось, что они и молоко иногда давали, если в роте находился кто-нибудь, кто умел доить.
   На второй день по прибытии Павла назначили в наряд патрульным. В паре с ним оказался "старик" из весеннего призыва. Имени его Павел не помнил, совершенно бесцветная личность. В этой роте со "стариками" явно не церемонились. На кухне отбывал пятисуточный наряд радист, который проспал сообщение из полка, что в роту направляются два новобранца, и их требуется встретить.
   Напарник Павла оглядел его с ног до головы, сказал:
  -- У нас тут патрульные стоят по двенадцать часов. Только надо каждые четыре часа в книге расписываться. Если ты против - давай, как положено по уставу, по четыре часа... Только, я тебе скажу, двенадцать часов легче отстоять, а потом спокойно выспаться, чем мариноваться по четыре... Так что, выбирай; либо с девяти вечера, до девяти утра, либо с девяти утра до девяти вечера.
   Павел пожал плечами, проговорил:
  -- Мне все равно...
  -- Ну, тогда стой первым. Только учти, сегодня оперативным замполит, а он любит часовых снимать. Подкрадется, и если ты его не окликнешь, отберет карабин - и пять суток на кухню...
   Павел впервые наблюдал жизнь роты как бы со стороны, с вышки. Перед отбоем, в десять часов, рота вышла на прогулку. Двадцать человек с песнями, строем ходили туда-сюда по дороге, ведущей от ворот к гаражу, это не впечатляло. Наконец, гурьбой ушли в казарму. Стало тихо, мела теплая метелица, бросая в лицо горсточки мягких, теплых снежинок. Павел бродил по дорожкам; от КП к хоздвору и обратно. Иногда поднимался на вышку и осматривал белое пространство под серым мутным небом. Павлу было хорошо, как-то по-особому грустно, но не тоскливо. Он о чем-то мечтал, что-то вспоминал, хорошее и теплое. Оказалось, что двенадцать часов стоять в патруле гораздо легче, чем по четыре часа, как он стоял в полку. Это был сущий кошмар. До того он считал, что стоять на посту придется по четыре часа, потом четыре спокойно спать - не тут-то было! Они приехали из "учебки", пока ехали, поспать в поезде не удалось. Только приехали, их тут же сунули в суточный наряд. Оказывается, на посту стоишь только два часа, потом два часа числишься свободной сменой, то есть драишь полы, и уже потом становишься отдыхающей сменой. То есть, можешь вздремнуть два часа. Павел на гражданке днем спать не мог и урывками тоже, ему всегда было трудно заснуть, и в армии организм нисколько не перестроился. Пока он ворочался в духоте помещения для отдыха, кто-то уже ворвался в полумрак, и истошно заорал: - "Отдыхающая смена, подъе-ем!!" А днем спать отдыхающей смене почему-то не полагалось. Последние два часа наряда, Павел простоял у калитки в заборе, огораживавшим караульное помещение. Боже, как медленно тянулись эти два часа! Ноги его уже не держали, глаза немилосердно резало. Он не мог смотреть, не мог и закрыть их. Не дай Бог прозевать дежурного по расположению! Он изредка поглядывал на часы. Ему казалось, прошло уже не менее десяти минут, а секундая стрелка еле-еле протащилась два круга.
   Павлу казалось, эти сутки никогда не кончатся. К тому же, перед самой сменой, когда пришедшие с постов разряжали оружие, сержант, сам, видимо, плохо разбирающийся в оружии, проглядел, как один из солдат нечаянно дослал патрон в патронник. Хлестнул выстрел. Тут же прибежал дежурный по расположению. Разбирательство длилось до одиннадцати часов, наряд не меняли до тех пор, пока виновные и свидетели не написали рапорта. Когда Павел добрался до койки, ему казалось, что он мгновенно уснет, но не тут-то было! Он часа два ворочался на скрипучей койке, потом уснул, но то и дело просыпался оттого, что ему чудилось, будто срывается в какую-то яму. А часов в пять утра, все койки в казарме дружно заскрипели. Только здесь, в полковой казарме, Павел встречал это явление; несколько человек, отчего-то проснувшись, отчаянно пытаясь снова заснуть, начинали ворочаться, скрип коек, будил соседей, те в свою очередь начинали ворочаться, и поднимался такой скрип, будто с каждым солдатом на койке лежала его верная подружка, и ублажала самым самозабвенным образом. И это бывало каждую ночь.
   Павлу немного подпортило настроение появление старшего сержанта Харрасова, пролезшего сквозь проволочное заграждение у ворот. Павел знал, что это он, потому как дежурный по роте его предупредил, что Харрасов в самоволке. Однако, как и положено, Павел его окликнул:
  -- Стой! Кто идет?
   В ответ он услышал бессвязную фразу, в которой слово "салага" чередовалось с самыми мерзейшими словами, привнесенными в русский язык, как поговаривают специалисты, из татарского, но что сами татары категорически отрицают. Вот только Харрасов был не из тех татар, которые Русь завоевали, он был из волжских, которых татары резали гораздо раньше, но не дорезали. Вернее, хороших людей перерезали, оставили на развод лишь такое дерьмо, как Харрасов.
   Павел отошел к самому краю дороги, и проводил Харрасова взглядом. Того мотало по всей дороге, от обочины к обочине.
   Однако метелица быстро выдула из души Павла муть от этой встречи. Снова стало хорошо от светлой грусти, от свежих снежинок на губах. Он не сразу заметил маячившую у ворот фигурку. Когда подошел, разглядел, что это довольно миловидная девушка, несмотря на бесформенное пальто и старушечью шаль. Закругленное внизу плавным овалом лицо было в капельках воды от растаявших снежинок. Снежинки дрожали и на ресницах. В свете далекого фонаря глаза казались черными и полными слез. Павел ошеломленно смотрел на нее, и ему даже в голову не приходило спросить, что ей надо? Наоборот, в уме вертелось нечто романтическое.
  -- Позови Харрасова! - произнесла она требовательно.
   Павел как будто только этого и ждал; повернувшись, зашагал к казарме, спиной чувствуя, что она смотрит ему вслед. Расчищенную вечером дорогу уже здорово перемело, перемело и дорожку вдоль фасада казармы, которая уже была обрамлена завалами снега метровой высоты. Валенки вязли в мягком снегу, и пока Павел добрался до крыльца, успел взопреть. Приоткрыв дверь, Павел сунул голову в щель, дневальным стоял Голынский, парень из предыдущего весеннего призыва. Судя по тому, в какой напряженной позе он застыл, он или сидел, или лежал на тумбочке. Лежать на ней можно было, длина ее была метра полтора.
  -- С-сал-лага... - прохрипел злобно Голынский.
  -- Позови Харрасова, там к нему девушка пришла, ждет у ворот.
  -- Сейчас... - Голынский развернулся и пошел в спальное помещение.
   Павел прошел по дорожке, его следы уже кое-где замело. Подумал машинально: - Да-а, знатная метелица. Завтра патрульному придется попотеть... Потом сообразил, что патрульным свободной смены завтра будет он, и помрачнел. Подойдя к подножию вышки, посидел на нижней ступеньке лестницы, дожидаясь, когда к воротам протопает Харрасов. Прошло не менее получаса, но Харрасов все не шел. Еле видимая сквозь снежные струи фигурка девушки все так же маячила возле ворот.
   Павел вернулся к казарме, открыл дверь. Голынский, открыв дверцы сушилки, грелся в струе теплого воздуха, идущего оттуда.
  -- Ты позвал Харрасова?
  -- Иди на пост, он уже одевается, - проговорил Голынский, не оборачиваясь.
   Павел тогда еще не знал, что пьяного Харрасова разбудить невозможно. Почему он дошел до старшего сержанта за полтора года службы, было совершенно непонятно. В самоволки он ходил часто, успевал напиваться до свинского состояния, и ни разу не попался.
   Павел вернулся к воротам, сказал:
  -- Я уже два раза говорил дневальному, разбудить его.
  -- Еще скажи, - чуть не плача, жалобно попросила она.
   Павел разозлился. Торопливо дойдя до казармы, и вновь упрев в сугробах, ставших еще глубже, распахнул дверь и чуть не крикнул:
  -- Да позовешь ты Харрасова, наконец?!
  -- Чего орешь, салага?! - вдруг злобно ощерился Голынский.
  -- К Харрасову девушка пришла, она его ждет. Время уже четвертый час...
  -- Твое дело салажье. Прокукарекал - и дуй на пост. Понял?!
   Павел хлопнул дверью и пошел прочь. Выбравшись на дорогу, прошел в противоположную от ворот сторону до хоздвора, встал, повернувшись к нему спиной, и долго- долго смотрел в белое пустынное пространство, под серым небом. Далеко-далеко светился огонек, это горел фонарь над бытовкой "Дубравы". В небе смутно прорисовывался контур ее антенны. Правее, на горке, замерев, будто в динамическом напряжении перед прыжком, почему-то четко был виден силуэт приемо-передающей кабины высотомера, уставившегося задранным полумесяцем антенны в небо. Павел мимоходом подумал, что его так четко видно потому, что до него достигает свет фонарей, горящих вокруг казармы. Он сел на лавочку курилки возле гаража, и просидел целый час. Отсюда хорошо были видны подходы к казарме, и вовремя можно будет заметить замполита, чтобы успеть вскочить и не попасться сидящим на посту. Все так же посвистывал ветер, шелестели струи снега.
   Основательно отдохнув и охладившись, Павел встал, и побрел к воротам. Там все еще маячила жалкая фигурка, уже белая от облепившего ее снега. Подойдя к воротам, Павел сочувственно спросил:
  -- Что, так и не пришел? - она дернула плечом, отвернулась. - Может, я, чем могу помочь? - спросил Павел без задней мысли.
   Ему было жалко ее: замерзшую, в промокшей от растаявшего снега старушечьей шали. Она быстро, зло глянула на него, и снова отвернулась. Павел пошел к казарме, звать Харрасова. Навстречу ему выскочил Голынский, заорал истошно:
  -- Включение "Дубравы", пээрвэ!
   В то время Павел уже был единственным оператором высотомера. Его предшественника комиссовали за месяц до появления Павла в роте, и весь месяц по включению работал старшина-сверхсрочник, начальник станции. В первый же день, когда Павел появился в роте, он забрал его на станцию и в два счета доучил тому, чему Павла не успели научить в "учебке".
   Павел крикнул в ответ:
  -- Буди сменщика, да Харрасова разбуди! Она все еще торчит у ворот...
   Взяв карабин в руку, он тяжело побежал по тропинке к своей станции. Мимоходом подумал, что, слава Богу, его не заставляют чистить дорожку к станции. А то пришлось бы после каждой метели заново откапывать пятьсот метров траншеи. Тропинка была неплохо утоптана, лишь кое-где переметена снегом, но в валенках бежать было тяжело.
   Станции выключили в семь часов. На дороге, уныло ссутулившись, сунув руки в карманы, стоял второй патрульный. Карабин, с откинутым штыком, уныло висел у него на плече. Он проворчал:
  -- Паршиво с тобой в наряде стоять... Как включат на сутки... Ладно, стой до девяти, вечером подменишь меня на два часа... - и он зашагал к казарме, увязая в снегу чуть не до колен.
   Павел поглядел в сторону ворот, фигуры девушки там уже не было. Он кое-как по сугробам пролез к вышке, взобрался наверх, обошел кругом будку по галерее. Облокотившись о перила, поглядел в сторону станций. Приемопередающая кабина высотомера торчала неподвижно, антенна "Дубравы" почему-то еще вращалась. Он подумал, что, как повезло его предшественнику; прослужил всего чуть больше года, и дома. Но тут же подумал, что и не шибко-то повезло. Его еще в "учебке" за несговорчивый нрав сильно избили, отбили почки. Он почти год маялся, несколько раз лежал в больнице шахтерского поселка, и близлежащего города, пока командование, наконец, проявило милосердие; потаскав еще месяц по комиссиям, отправило домой.
   Павел вошел в будку. Ветра здесь не ощущалось, хоть и была она застеклена кое-как, со щелями между стекол и переплетов. Стекло было слегка залеплено снегом со стороны казармы и заиндевело изнутри, но в сторону КП и ворот вид открывался вполне сносный. Павел с тоской вспомнил родной Урман, любимый уютный спортзал, даже Нину Князеву, которая дружила с ним, и параллельно спала с каким-то "крутым" шпаненком из своего, самого криминального в городе, района. Потом, когда она отбывала практику в другом городе, учась в своем учетно-кредитном техникуме, она спала с каким-то мужиком, не первой молодости, но обладающим двухкомнатной квартирой. Потом она все же вышла за него замуж. А перед Павлом она корчила святую невинность, наверное, тоже хотела выйти за него замуж. Но он ей сказал, что хочет закончить Университет. Поэтому, наверное, она его и бросила, не хотела столько времени ждать.
   Задумавшись, Павел не обратил внимания на легкие подрагивания вышки. В дверном проеме Харрасов возник неожиданно, как черт из шкатулки. Павел стоял, привалившись плечом в угол будки, поставив карабин прикладом на пол и выставив руку вперед. Оторопев от неожиданности, он не успел среагировать; Харрасов левой рукой ухватил карабин, а правой ударил в челюсть, да так быстро и резко, что Павел не понял, почему оказался на полу. А когда муть с глаз спала, он увидел рядом с лицом начищенные сапоги, с фасонисто подрезанной по краям подошвой и набойками на каблуках. Один сапог двинулся и слегка ткнул его в щеку, послышался противный скрипучий голос:
  -- Вставай, мразь!..
   Павел кое-как выскребся из тесного пространства, мешал тесный полушубок, тесные ватные штаны, от которых ноги не сгибались. Злости не было, было только безмерное удивление; его ни разу не били, вот так, ни с того, ни с сего. И почему-то из самых глубин души начал подниматься страх; разом вспомнились все уставы, наказание, которое полагается за сопротивление вышестоящему по званию. Павел даже и не подумал, дать сдачи. Наоборот, он почувствовал себя виноватым, и лихорадочно пытался доискаться, что он в эту ночь сделал не так?
   Харрасов отступил от проема, мотнул головой:
  -- Марш в роту!
   Павел спустился с вышки, и под конвоем Харрасова направился к казарме. А тот шел позади, неся карабин с примкнутым штыком на плече, держа его за ствол. Пока Павел раздевался и засовывал вещи в сушилку, Харрасов терпеливо ждал, все так же держа карабин на плече. Павел обул свои сапоги, застегнул ремень и вопросительно глянул на Харрасова. Тот спокойно и вроде бы доброжелательно, выговорил:
  -- Ты что Вальке сказал?
  -- Какой Вальке? - недоуменно переспросил Павел. - Что я сказал? - он никак не мог сообразить, о какой Вальке идет речь. - Ничего я не говорил...
   Харрасов вдруг качнулся вперед, Павел опять не успел отреагировать, штык клюнул его в левую сторону груди, и тут же отдернулся. Бок моментально онемел, к поясу поползла щекочущая струйка. Павел ошеломленно смотрел в лицо Харрасова. Его губы медленно искривились в злобно-презрительной ухмылке. Павел опустил взгляд, и увидел, как на ткани гимнастерки, чуть пониже дырки, прорванной штыком, появилось маленькое красно-бурое пятнышко, и начало быстро увеличиваться. Павел посмотрел на Харрасова. Усмешка сползла с его лица, и в глазах промелькнула тень страха. Но в следующий момент он сунул карабин Павла дневальному, и, бросив Павлу через плечо: - Пошли... - зашагал в сторону спального помещения.
   Дверь медпункта была крайней слева по коридору. В медпункте раза два в неделю дежурила медсестра из поселковой больницы, жена прапорщика, в остальное время ключ от медпункта находился у дежурного по роте. Харрасов приказал Павлу задрать гимнастерку и рубашку. Павел не видел, что у него на груди, но чувствовал, что кровь продолжает течь. Оторвав клок ваты, Харрасов обильно пропитал его йодом и брезгливо потыкал в рану. Павел скривился от боли.
   Харрасов презрительно бросил:
  -- Х...ня, через три дня заживет. Шагай на кухню, будешь чистить картошку, пока не научишься нести службу, как положено...
   Идя по коридору, Павел через окна ленинской комнаты увидел, как четверо ребят его призыва чистят дорожку. А ведь очистка дорожки - обязанности патрульных, мимоходом отметил он.
   Он долго сидел в посудомойке, прижав ладонь к груди, пока пропитанная кровью рубашка не прилипла к ране. И вдруг ему стало страшно, так страшно, что мурашки забегали по спине. Он торопливо сунул руку в карман, достал записную книжку. Перед армией он купил приглянувшуюся ему книжку в жестком пластмассовом переплете. На твердой пластмассе отчетливо виднелся след штыка. Ткнувшись в самую середину обложки, он скользнул до нижнего среза, и воткнулся в тело. "Господи! Слава тебе!" - мысленно взмолился Павел. По случаю мирного времени, кончики штыков карабинов были скруглены и притуплены. И все равно, даже тупой штык глубоко пропорол бок. Рану стало тянуть и ощутимо припекать. Но Павел не знал, что делать, а потому принялся чистить картошку.
   Вдруг в амбразуру просунулась голова замполита, он безапелляционно приказал:
  -- Живо, в медпункт!
   Дочистив картошину, Павел помыл руки и пошел в казарму по улице. Лезть через амбразуру при замполите было нельзя. Метель унялась, похолодало. Раскрасневшиеся парни рьяно кидали снег. Сашка Лаук, шахтер из Анжерки, опустив лопату, спросил:
  -- Что, правда, спал на посту?
   Павел проворчал:
  -- Я в постели-то с трудом засыпаю, а как бы я на квадратном метре будки мог уснуть?..
   Коренастый парень, с тяжелым крупным лицом, которого Павел видел впервые, проговорил, глядя на заскорузлое пятно на гимнастерке:
  -- Вот тварь... А за что он тебя?
  -- Что-то я не то его Вальке сказал... Она, сучка мелкая, всю ночь перед воротами проторчала, я раз пять сбегал в казарму, Харрасова звал, а его разбудить не могли. Вот она, видимо, что-то и наплела ему...
   Павел побрел дальше по уже расчищенной дорожке. Снежная траншея ему была уже по грудь.
   Возле дневального стоял Харрасов. Он уставился на Павла тяжелым взглядом. Так и вел глазами за ним, пока Павел обходил его по широкой дуге.
  -- Нажаловался уже, салабон! - он вдруг замахнулся на Павла кулаком.
   От резкого и неожиданного движения, к тому же еще не отпустил страх смерти, Павел вскинул над головой руки, в непроизвольном, бабски-беззащитном движении. Харрасов презрительно усмехнулся и отвернулся. Ненавидя себя за неожиданную вспышку страха, Павел прошел в медпункт. На кушетке там уже сидел замполит, а за столом сидела медсестра.
  -- Снимите гимнастерку, - кивнул лейтенант.
   Павел стянул гимнастерку, рубашку, и стоял, ежась от холода и озноба. В казарме было от силы градусов десять. Лейтенант, не вставая с кушетки, оглядел рану, вопросительно поглядел на медсестру. Спросил:
  -- Как себя чувствуете?
   Павел пожал плечами:
  -- Нормально...
   Скопившаяся между брюками и рубашкой кровь запеклась бурой коростой. Медсестра взяла клок ваты, обильно смочила его спиртом и принялась осторожно оттирать кровь с живота, вокруг раны. Проговорила медленно:
  -- Штык, видимо, скользнул по записной книжке. Если бы не это, летальный исход гарантирован. Видите, удар пришелся ниже, со скользом. Отверстие в гимнастерке не совмещается с раной...
   Замполит явственно побледнел, но быстро справился с собой. Еще бы, такой удар, в самом начале карьеры... Он вытащил из кармана гимнастерки Павла записную книжку, медленно осмотрел со всех сторон. С непроницаемым видом положил обратно. Медсестра тем временем промыла рану перекисью водорода, проворчала недовольным тоном:
  -- Зашивать поздно, шрам останется безобразный...
   Приготовив марлевый тампон, она щедро ляпнула на него какой-то мази, смазала кожу вокруг раны клеем, приклеила тампон. Сказала:
  -- Ну вот, каждый день надо на перевязку. Неизвестно, как глубоко проник штык. Возможна инфекция... - для полноты картины, она сделал Павлу укол от столбняка.
   Павел принялся одеваться. Замполит вдруг спросил:
  -- Вы что, действительно спали на посту?
   Павел проговорил хмуро:
  -- Я в теплой постели с большим трудом засыпаю. Как бы я спал, стоя на семи ветрах?..
   Лейтенант с минуту смотрел в лицо Павлу, потом поднялся, приоткрыл дверь, крикнул:
  -- Старший сержант Харрасов!
   Харрасов вошел, уперся тяжелым взглядом в Павла.
  -- Харрасов, где спал патрульный? - спросил замполит.
  -- На вышке.
  -- Что вы сделали дальше?
  -- Разбудил его пинком. Снял с поста, разоружил, повел в казарму. На крыльце он поскользнулся и напоролся на штык.
   Лицо замполита пошло красными пятнами:
  -- Какое право вы имели снимать его с поста? Вы что, дежурный по роте?
  -- Никак нет...
  -- Рядовой, теперь вы расскажите, как было дело?
   Павел, глядя прямо в нагло ухмыляющуюся рожу Харрасова, медленно заговорил:
  -- С пяти до семи я работал по включению. Придя с боевой работы, я должен был достоять свою смену. Поднявшись на вышку, я встал в будке, и стоял там до тех пор, пока там не появился Харрасов. Я ничего такого не делал, потому и не обратил внимания, что кто-то лезет на вышку. Харрасов вошел в будку, сразу же схватил карабин и ударил меня в лицо кулаком. Штыком он меня ткнул возле тумбочки дневального, когда я уже снял полушубок. Это легко проверить, в полушубке нет дыры.
  -- С-салабон... - тихо прошипел Харрасов. - Тебя же не было видно в будке. Ты сидел на полу и спал...
  -- Харрасов, - вкрадчиво заговорил замполит, - спал патрульный, или еще что делал, вам никто не давал права бить его по лицу, и, тем более, колоть его штыком. Свободны!
   Харрасов повернулся и вышел.
   Потом было два месяца кошмара. Будто и не было удара кулаком в лицо и штыкового в бок; Харрасов ходил дежурным по роте, ходил в самоволки, иногда приползал из самоволок на карачках в прямом смысле. А Павлу даже спать не давали, хоть и был он единственным оператором высотомера, и иногда по шестнадцать часов в сутки работал за экраном. То прошел не так, то сел не туда и не вовремя. Долбежка ломом в выгребной яме уборной чередовалась с чисткой картошки и мытьем полов. Все это само по себе не трудно, но почему-то это надо было делать по ночам.
   Если Павел случайно встречался с Харрасовым, он обычно шел навстречу как бы не замечая его, и лишь поравнявшись, вдруг резко замахивался кулаком, и рявкал что-то матерное. Павел никак не мог с собой справиться, руки, будто сами собой вскидывались и заслоняли лицо. Такого с ним никогда не бывало, обычно он на подобный жест автоматически принимал боевую стойку. Павел тоскливо думал: - "Мразь такая... Из-за того, что его баба ему чего-то наплела, ударил в лицо, пырнул штыком, заявил, что Павел спал на посту, и еще обиженного из себя корчит. Видите ли, Павел нажа-аловался... Всего лишь замполит спросил, Павел ответил, что вовсе не спал на посту".
   Особенно допекал Павла Голынский, мелкий холуй. Каждый день с серьезной физиономией спрашивал, если Павлу вставить между ляжек спичку, загорится она, или нет? Деревенский придурок никак не мог понять, что сала в Павле нет ни капли, и упорно считал его всего лишь толстяком. Весенний призыв дистанцировался от травли Павла, кроме Голынского, видимо потому, что был разобщен и ослаблен; в нем было примерно поровну, таджики, узбеки и русские. Все три компании никак не могли скорешиться и давать отпор. Из-за этого Голынский однажды и нарвался. Дело было в субботу, старички во главе с Харрасовым подались в самоволку, даже дежурным по роте был сержант из осеннего призыва. Павел встал в строй на вечернюю поверку, его кто-то толкнул, и он нечаянно наступил на ногу Голынскому. Ощерясь, Голынский вдруг принялся тыкать его в лицо даже не кулаком, а щепотью. Павел оторопел и пропустил тычок в губы и горло. Это его привело в такое бешенство, что он тихо сказал:
  -- Сегодня после отбоя я тебя буду бить...
   Голынский расплылся в гаденькой ухмылочке, но ничего не успел сказать, появился дежурный по роте со списком. Проведя перекличку и "не заметив", что одиннадцать человек отсутствуют, скомандовал "отбой". Павел прошел к своей койке, успел снять гимнастерку, когда дежурный исчез из поля зрения. Не спеша, подойдя к Голынскому, Павел поглядел ему в лицо, на нем опять расплылась гаденькая ухмылочка, так и вещающая: - "Ну что ты мне сделаешь? Трус и салабон..." Павел применил штучку, действующую убойно на уличных драчунов; чуть присев, крутанулся, резко махнув кулаком от себя, и так засадил Голынскому кулаком по животу, что одним ударом поразил и печень, и солнечное сплетение. Голынский уже без сознания валился, как сноп мордой в пол, а Павел еще успел добавить ему коленом по физиономии. Все произошло так быстро, что никто не успел ничего заметить, обернулись только на грохот упавшего тела. Павел плюнул, прошипел:
  -- Рановато этот придурок в деды записался... - и пошел к своей койке.
   Из призыва Голынского никто не полез заступаться за него. Потом Павел успел тысячу раз пожалеть, что ударил его. С этого дня Голынский стал буквально лебезить перед Павлом, разве что в задницу не целовал. Потом-то Павел немного примирился с таким положением, когда Голынского назначили поваром. Павел без всяких просьб начал получать и борщ погуще, и второе с большим количеством кусочков мяса.
   У этого инцидента случился и еще один побочный эффект; в Павле вдруг заново распрямился боец. Исчез гнетущий страх перед бандой очумевших от безнаказанности парней. В апреле его, наконец, снова начали назначать в наряд патрульным. "Деды" уже в наряды не ходили, так что Павлу предстояло стоять патрульным в паре с Лауком. Они договорились, что Павел отстоит весь день, потому как днем чаще всего включался высотомер. Включение - дело святое, на это время рота могла обойтись и без патрульного.
   Второй раз Павел сбегал по включению уже после обеда. Станции проработали часа два. Выключив приборы, руки Павла, помимо его воли, вдруг выдвинули нижний ящик ЗИПа. В крайней ячейке лежал свернутый кусок белой ткани на подворотнички. Вытащив ткань, Павел выгреб пригоршню мелких радиоламп. Под лампами лежали шесть патронов, тускло отсвечивая медью рубашек пуль. Острые рыльца пуль уткнулись в один угол ячейки. Еще в карантине, перед присягой, оказавшись на стрельбище один у открытого цинка, Павел загреб горсть патронов и сунул себе в карман. Зачем он это сделал, он не знал. Вот и теперь, он не знал, что делает. Вытащив патроны, он сложил их себе в карман. Что ж делать, в роте не было богатых складов, поэтому патрульные гуляли с пустыми карабинами.
   Когда Павел шел со станции, в ногах возникла какая-то легкость, но дышать было тяжело, воздуху не хватало. На вышке он оттянул затвор и принялся вдавливать в магазин патроны. Каждый входил с легким костяным клацаньем. Медленно отпуская затвор, он заворожено смотрел, как патрон, вынырнув из магазина, мягко ушел в патронник. Все. Вместе с патроном ушли остатки страха, дыхание успокоилось, внутри, будто все заледенело.
   Поставив карабин на предохранитель, Павел стал ждать. Однако пропустил момент, когда Харрасов выбрался из подземелья КП. Сразу от входа начинался ряд тополей, и он тут же скрылся за ними. Павел терпеливо ждал. Без мыслей, без чувств, в каком-то ступоре. Часа через два Харрасов вышел из казармы. У входа тоже росли тополя, и Павел увидел его лишь на пару секунд. Куда он пойдет? Он обошел казарму, и мимо склада направился к проволоке. Павел положил ствол на ограждение вышки, не спеша, установил прицельную планку, и прижался щекой к теплому, скользкому от лака прикладу. Срез пенька мушки подпер полоску воротника. Павел знал, долгая практика стрельбы по рябчикам и косачам не позволит ему промахнуться, да и на стрельбище перед принятием присяги, он многих удивил, выбив тридцать очков из тридцати возможных. Пуля ударит в затылок и сбросит с головы форсисто наглаженную пилотку с кокардой вместо звездочки.
   Харрасов шел к забору, а Павел все медлил, что-то мешало надавить на спуск. Лишь механически отмечал увеличение расстояния. Вот перевел мушку на полоску ремня. Теперь пуля должна ударить между лопаток. Павел вел мушку за удаляющейся фигурой. Глаза и руки сами собой совершали привычные действия, но в мозгу, каким-то образом не задевая сознания, текла целая река мыслей и образов, текла сквозь него, помимо него, не задевая его, но каким-то образом действуя на его палец, лежащий на спусковом крючке. Вот Харрасов свернул немного в сторону, прицеливаясь в улицу поселка, мушка уже была у него под ногами, и так прочно прилипла, что казалось, будто он на ней пляшет... Павел знал, что если и сейчас нажмет на спуск, то не промахнется. Вот крошечная зеленая фигурка свернула за дом и исчезла. Павел выпустил воздух из легких, медленно опустил приклад карабина к ноге. Он задыхался. Похоже, он не дышал все это время, пока Харрасов шел через пустошь.
   Апрельский денек клонился к закату, было тепло, наплывали ароматы пробуждавшейся земли. Павел поднял голову к небу, глубоко вздохнул, проговорил:
  -- Живи, мразь ползучая...
   Спустившись с вышки, он прошел до хоздвора и обратно. Наступило время ужина, на посту осталось стоять не более получаса. "Как быстро время прошло..." - подумал Павел. И тут на крыльцо казармы выскочил дневальный, истошно проорал:
  -- Включение "Дубравы", пэ эр вэ!
   Взяв карабин наперевес, Павел прокричал: - В атаку! За мной! - и побежал к станции.
   Уже стемнело, когда он вылез из капонира, и тут же услышал тоненькое мяуканье. Пошарив в темноте у дощатой загородки, нащупал крошечного котенка, а потом и разглядел, так как глаза привыкли к темноте. Растопырив крошечные когтистые лапки, котенок копошился под ногами у Павла и жалобно мяукал.
   Павел ошеломленно прошептал:
  -- И откуда ты взялся?..
   Ближайшая постройка, с укромными местечками, где может спрятаться одичавшая кошка, находилась отсюда в полукилометре. В капонир кошка забраться не могла, это Павел знал точно. Осторожно взяв котенка, он сунул его за пазуху. Малыш еще пару раз мяукнул и замолчал. Повесив карабин на плечо, Павел зашагал к казарме. Лаук стоял возле дорожки и смотрел на приближающегося Павла. Поравнявшись с ним, Павел остановился, спросил:
  -- Ты за меня час простоял, давай подменю на час?...
  -- Да ладно... Чего мелочиться...
   И тут Павел вспомнил... Торопливо открыв магазин карабина, он ссыпал в ладонь патроны, выщелкнул из казенника. Лаук с обалделым видом наблюдал за ним, но вдруг до него дошло, он тихо прошептал:
  -- Ты что, хотел Харрасова?..
   Павел пробурчал:
  -- Передумал из-за такой мрази на нары залетать... К тому же со дня на день старички уедут.
   Лаук сказал мечтательно:
  -- Вот бы Харрасов остался один...
   Павел знал, что и у Сашки есть счет к Харрасову. Хлопнув Сашку по жесткому, жилистому плечу, пошел в казарму. Поставив карабин в пирамиду, Павел прошел в столовую, сунул голову в амбразуру. Рабочим по кухне был тот самый коренастый крепыш с тяжелым лицом по фамилии Никонов. С легкой руки Павла его уже вся рота звала Никанором. На кухне уже было чисто, посуда вымыта, а Никанор стоял возле печки и гипнотизировал взглядом чайник. Павел сказал:
  -- Никанор, мне-то хоть ужин оставили?
  -- А как же. Лезь сюда.
   Павел ловко проскользнул в амбразуру, Никанор мотнул своим тяжелым лицом в сторону стола:
  -- Рубай. Сейчас чайку погоняем.
   Порция оказалась тройная, и Павел, нагулявшись на свежем воздухе, с удовольствием ее навернул. Предварительно откроив ложкой добрый кус с кусочком мяса своему новому другу. Котенок оказался неимоверно пушистым, дымчатым и поразительно красивым. Этакий клочок дыма. Он накинулся на еду, рыча и шипя, будто это было сырое мясо. Никанор сказал:
  -- Дня три не ел...
  -- Возле капонира я его нашел, - проговорил Павел. - И откуда там взялся?..
   Они долго пили чай, беседуя о том, о сем. Наевшийся котенок вскарабкался по ноге Павла и устроился спать на коленях.
   В эту ночь впервые за много дней Павел выспался. Котенок тихонько напевал ему на ухо свою песенку, и никто не будил, даже включений в эту ночь не было. А на следующий день случилась знаменитая драка в столовой, после которой власть в роте переменилась. Доминирующим стал призыв Павла. Но "старички" все еще хорохорились. Даже после того, как Павел троих из них во главе с Харрасовым, основательно отделал в капонире своей станции.
   Помост со штангой теперь стоял в казарме, и "старички" перед ужином каждый день тягали штангу. Как-то, растерявший остатки страха Павел подошел к помосту, на котором "старички" соревновались друг с другом, раз за разом набавляя по пяти килограмм. Говорухин, мордастый, жилистый парень, кое-как то ли вытолкнул, то ли выжал девяносто килограмм, со звоном опустил штангу на помост, спросил, обращаясь к Павлу, Никанору и Лауку:
  -- Ну что, салажня, хотя бы до яиц поднимете?
   Никанор пожал плечами, вышел на помост, криво взвалил штангу на грудь и с легкостью выпихнул вверх, сказал, опуская:
  -- Тяже-елая...
   Лаук легко взвалил штангу на грудь, выжал, сказал:
  -- Фигня...
   Павел спросил, подходя к штанге:
  -- Сколько здесь? Килограмм семьдесят? - легко вскинул на грудь, два раза выжал, проговорил, осторожно опуская на помост: - Ого! Да тут все восемьдесят... - собрал все, какие были блины, насадил на штангу, нарочно коряво взвалил на грудь, швунганул, опустил, сказал насмешливо:
  -- Ну что, старички, хотя бы до яиц поднимете?..
   Посрамленные "старики" вереницей потянулись на улицу, а Павел с этого дня стал регулярно тренироваться со штангой и быстро восстановил свою былую силу. Котенок тоже рос не по дням, а по часам. Но был еще такой маленький, что Павел опасался оставлять его одного на станции, и повсюду таскал с собой за пазухой. Наблюдая, как хищный звереныш поедает кашу, или картошку, Павел вспоминал свой детский мясной голод, и сочувственно думал, как бы научить кота охотиться? А вот имя выскочило само собой. Когда Павел прибегал на станцию и садился за экран, котенок вылезал у него из-за пазухи, забирался на приборный шкаф и сидел там, с серьезным видом светя глазами. А иногда садился на столик перед экраном и сосредоточенно смотрел в экран. Как-то Павел, включив приборы, проговорил:
  -- Ну что, Котофеич, поработаем?
   Так и привилось имечко. А потом Павел научил кота и охотиться. Как-то Павел был в наряде рабочим по кухне, а Котофеич спал на старом бушлате в кладовке. Павел сидел на крыльце и отдыхал после вечерней мойки посуды, как вдруг на крыльцо кочегарки вышел кочегар, парнишка из призыва Павла по фамилии Черкасов, он тащил за хвост громадную крысу.
   Павел окликнул его:
  -- Эй, ты где ее взял?
  -- Да вот только что грохнул. Понимаешь, сплю, а она, падла, прямо по мне пробежала. Ну, я ее куском угля...
  -- А тащишь куда?
  -- Да зарыть надо...
  -- Не надо зарывать, я ее Котофеичу скормлю...
  -- Да хоть сам ешь... - проговорил Черкасов, бросая крысу в траву.
   Павел вытащил из кладовки Котофеича. Котенок недовольно вертел головой, зевал, сонно прижмуривая глаза. Павел поставил котенка прямо на крысу. Зверь, почуя добычу, завертелся на туше, но что с ней делать, не знал. Черкасов стоял рядом с Павлом и с интересом наблюдал. Проговорил, с ностальгической грустью:
  -- У меня дома кошка есть, она крыс в стайке ловит... И своих котят учит ловить. К нам со всей деревни за котятами приходят... А этого кошка не учила, не будет жрать...
  -- Посмотрим... - проворчал Павел, и пошел в кочегарку.
   Прихватив там лопату, он вернулся к крысе. Котофеич все так же бестолково бегал по ней, не понимая, с какого конца приступить. Она была, пожалуй, побольше котенка раза в два. Павел подхватил котенка под живот, и попытался поднять, но тот вцепился в крысу, и Павел поднял их вместе. Еле-еле отодрав его от крысы, Павел рубанул ее пару раз лопатой, и снова посадил на нее котенка, и тут он учуял... Растопырив лапки, с рычанием вгрызся в сочащийся кровью разруб.
   Черкасов сказал изумленно:
  -- Неужто будет крыс ловить?
  -- Посмотрим... - обронил Павел, втыкая в землю лопату, чтобы стереть с нее крысиную кровь.
   Он напился чаю и собрался идти в казарму спать, вышел на крыльцо. Из темноты доносилось вурдолачье урчание и смачный хруст. Павел позвал котенка, но тот, похоже, и ухом не повел. Пожав плечами, Павел пошел спать. В шесть часов он поднялся, и пошел на кухню, растапливать печку. Котенок сидел на своей добыче и самозабвенно жрал. Он уже раздулся, как шарик, но оторваться не мог. Павел испугался, как бы он не лопнул, хотел оторвать от крысы, но не тут-то было! Тем более что котенок до ушей вымазался в крови. Плюнув, Павел ушел на кухню. В конце концов, зверю виднее, сколько есть...
   Он помыл посуду после завтрака, сбегал по включению, вернулся перед обедом на кухню - Котофеич жрал. Возможно, он успел отдохнуть, и только что вернулся к добыче, но Павлу не верилось. Из совершенно круглого клубка шерсти торчал пушистый хвостик и тоненькие лапки с растопыренными выпущенными коготками. От крысы осталась только задняя часть и вывернутая наизнанку шкура. Павел помыл полы на кухне, когда раздувшийся Котофеич приковылял с улицы. Он заполз в кладовку и улегся спать на свой бушлат. Голынский неодобрительно покосился, но высказывать свое мнение поостерегся. После отъезда Харрасова он форменным образом увял. Павел оглядел кухню, проговорил лениво:
  -- Я пошел на станцию. Сменщик придет, если что не понравится, пусть пишет заявление в трех экземплярах...
   Котофеич спал, раскидав лапы. Павел поднял его на руки. Тот даже не проснулся, только скорчил недовольную морду. Павел положил его на крышу капонира, на весеннее солнышко, и сам, сходив за полевым телефоном, пристроился на солнышке рядом с котом.
   ...Павел рассмеялся, вспомнив о своем Котофеиче. Подумал, что нынешний кот, не чета Котофеичу, так себе, рядовой котишка небольшого размера, черного с белым окраса. Котофеич-то вымахал, метр двадцать с хвостом... Обгладывая мослы, похрустывая зубочками чеснока, высасывая костный мозг, Павел думал, что в армейской жизни искать концы смысла нет, мало того, что он многих не помнил, там и дел-то особых не было. Ну, набил пару раз морду Харрасову... Что, он через четверть века спохватился, мстить решил? Чепуха, даже если он стал крутым бандюганом.
   Помыв миску, Павел оделся и пошел в школу. Однако сделал крюк, и подошел к трамвайной остановке. Здесь, на пустынных улицах частной застройки, вычислять топтунов было плевым делом. Минут через пять к остановке вышел неприметный мужичок, встал на противоположном конце платформы. Павел разглядывал его краем глаза, пытаясь определить, топтун или не топтун? Павел нарочно встал так, чтобы оказаться у задней двери трамвая, которые частенько не открывались. Правильно рассчитал. Пока не спеша, шел к средней двери, мужичок уже вошел в переднюю. Павел влез на подножку, и остановился, держась за поручень. Передняя дверь с грохотом задвинулась, дернулась и средняя, и тогда Павел спиной вперед прыгнул наружу. Мужичок и ухом не повел. Одно из двух; либо не топтун, либо опытный топтун. И Павел напрямик зашагал к школе. В улице наткнулся на "жигуленок", стоящий у обочины в тени тополей, в машине сидели двое парней и о чем-то беседовали. Павел демонстративно записал номер, они не обратили ни малейшего внимания. М-да, эскорт... - проговорил про себя Павел. Он все больше склонялся к мысли, что опять пора брать языка. Вот ведь положение! Взять любой боевик, ведь там ловкий сыщик или крутой опер мастерски раскрывают преступление только потому, что кого-то убили, или что-то украли. Но ведь тут еще никого не убили, и ничего не украли. Как же раскрыть еще не совершенное преступление? А самое паршивое, что убить-то пытаются не кого-нибудь, а именно Павла. И ведь пока не убили, попробуй узнать - за что?
   Павел поболтался по школе и пошел в свою слесарку. Но электричества все еще не было, так что писать в слесарке было невозможно, а сидеть в дверях, Павел поостерегся. Слишком много было вокруг удобных позиций для снайпера. Он перетащил из машинного отделения стальные листы, прислонил их к шкафу. Ну вот, без гранаты его теперь не возьмешь. А ее еще зашвырнуть надо. Как ни кидай, все равно в шкаф угодит. Он уселся в полумраке за шкафом, вытянул ноги, привычно потрещал барабаном нагана, положил на стол перед собой.
   Неужели его теперь пасет какая-то гнида из его армейской юности? Черт, да вполне может быть! Половина каждого призыва были из Новосибирска, из Новосибирской области, да и из нынешнего места обитания Павла множество народу было. Павел даже встретил в троллейбусе в первое послеармейское лето Мухина, парня из Харрасовского призыва. Мухин, как и все "деды", основательно получил в драке в столовой, а тут, увидев Павла, разулыбался, двинулся навстречу, заранее протягивая руку. Воскликнул:
  -- Пашка, ты как тут?!
  -- Да вот, в Университете учусь... - проговорил Павел, пожимая руку.
   Мухин весело хохотнул, воскликнул:
  -- А здорово вы, салаги, нам тогда задали!
  -- Дак ведь сами нарвались...
  -- Паша, это ж традиции... Положено, чтобы деды салаг дрючили...
  -- А положено, чтобы из-за бабы штыком тыкали, а потом замполиту закладывали, что, мол, спал на посту?
  -- Дак ты что, не спал?!
   Павел не помнил, как звать Мухина, а потому с запинкой сказал:
  -- Я, Мухин, в теплой и мягкой постели с трудом засыпаю, а как бы я на ветру, на квадратном метре уснул?
   Мухин проговорил задумчиво:
  -- Говно, конечно, Харрасов... Не зря он после службы в хомуты подался... Ну ты тоже, не подарочек; так маскировался... Мне потом рассказывали, как ты мудохал Харрасова в капонире...
   Они расстались почти друзьями, договорились встретиться, но так и не получилось встречи.
   Павел вообще не помнил промежуток времени между осенью и весной, второй весной службы. Смутно вспоминал, как осенью ездили в шахтерский городок на разгрузку дынь и арбузов. И то вспоминал потому, что впервые в жизни так наедался арбузов. Это ж невероятно, сколько может съесть оголодавший солдат! Павел за день тяжелой работы, с девяти до девяти часов, мог съесть до шести арбузов, но в роте находились уникумы, способные слопать по восемь арбузов за день. Возможно, зима выпала из памяти потому, что служить было уютно и спокойно. Если не считать холодрыги в казарме, служба была курортом; никакой дедовщины, никакой муштры, можно уйти на весь день на станцию, позвонить на КП, что делаешь регламентные работы, и весь день отдыхать в тепле, сидя рядом с телефоном. А перед ужином пойти в казарму, и вволю потаскать штангу. Осенью демобилизовался старшина, начальник станции, из полка замену не прислали, а назначили начальником станции солдата срочной службы, то есть Павла, и присвоили ему звание ефрейтор.
   Память почему-то начинала отчетливо работать с того дня, когда в роте появились хохлы; два солдата после институтов с годовым сроком службы. Павел в тот день был дежурным по роте. После ужина, проверив, как метутся патрульным дорожки, он уселся перед телевизором в ленинской комнате, и вышел в спальное помещение казармы только в двенадцать часов, доверив провести вечернюю поверку дневальному. И так было ясно, что никто в самоволку не ушел. Дневальный свободной смены, рыжий, конопатый верзила из прошлого весеннего призыва по фамилии Морев, как раз домывал полы в казарме. Был он медлителен, и в движениях, и в разговоре, но за год службы умудрился стать радистом первого класса. Говорили, что он в минуту передает несусветное количество знаков, и при этом не делает ни единой ошибки.
   Павел привычно спросил:
  -- Эй, Морев, сколько писем написал за нынешнее дежурство?
   Морев что-то проворчал неразборчиво. Павел прошел к тумбочке дневального и посчитал письма Морева. Их оказалось девять штук, все пухлые, увесистые. Павел задумчиво взвесил на руке пачку, подумал, уже в который раз: - "Что же можно писать в письмах, если пишешь их через день, да в таком количестве?" Морева спрашивать бесполезно; проворчит что-нибудь неразборчивое, и все. А вскрывать ведь не станешь... Аккуратно положив письма к остальным, Павел подумал, что даже если он их пишет жене, то это ж скрупулезно надо описывать каждый свой шаг, каждую мысль на протяжении суток. Жену Морева он видел, приезжала зимой; невзрачная, невысокая, полноватая женщина, несмотря на свои восемнадцать лет.
   Вернувшись в спальное помещение, Павел направился к своей койке. Морев уже домыл полы. Дежурному по роте спать полагалось одетым, а потому Павел снял сапоги и улегся поверх одеяла. Не спалось. Он лежал и смотрел в потолок. Дневальный, скотина, наверняка смотрел телевизор вместе с несколькими "старичками" из весеннего призыва. Встать и шугануть его не хотелось. А тут еще явился Котофеич. Как всегда, видимо, открыл лапой кухонную дверь, и через амбразуру окна раздачи проник в казарму. Коротко мяукнув, вспрыгнул на постель, пристроился в ногах, и принялся вошкаться; то чесался, потом долго-долго лизался, да так, что кровать ходуном ходила. Здоровенный котяра вымахал, всего год, а уже больше любого взрослого кота.
   Включение объявили в четыре часа утра. Дневальный еще не успел к нему прикоснуться, а Павел уже открыл глаза.
  -- Включение... - шепнул дневальный.
   Орать истошно ночью не полагалось. Так что дневальный шепотом будил дежурную смену радистов и планшетистов. Павел не спеша, обулся. Котофеич, муркнув, соскочил с кровати и выжидательно смотрел на него.
  -- Пошли, Котофеич, по включению... - проговорил Павел, и пошел к выходу. Кот, задрав хвост, поспешал впереди.
   Соскочив с крыльца, Павел легко побежал по дорожке. Котофеич, загнув хвост вопросительным знаком, мчался впереди, значительно обгоняя, и уже сливался с темнотой.
  -- Тьфу, черт!.. - выругался Павел, вдруг ощутив, что в кармане звенят ключи, и мотается тяжелая ротная печать.
   Пришлось возвращаться. Вспрыгнув на крыльцо, рывком распахнул дверь, и успел краем сознания ухватить резкий жест дневального, стоящего у противоположной стены тамбура. Павел резко присел. Над ним с шелестом пролетел нож и канул в темноту за дверью. Дневальный, скотина, развлекался; бросал нож в дверь.
   Напустив на себя бешеную ярость, Павел бросился к нему, схватил за шиворот, заорал:
  -- Д-дубина! Чуть глаз не выбил. Чтоб к разводу дверь была покрашена!
   Дневальным стоял белорус, по фамилии Могучий. Он, и правда, был могучий. На полголовы выше Павла, и в плечах пошире. От страха он даже с лица спал, исчезло обычное жизнерадостное выражение. Как бы смиряя ярость, Павел глубоко вздохнул, отпустил Могучего, и почти спокойно проговорил:
  -- Остаешься за дежурного. Разбуди шофера, ему за салагами надо ехать. Поезд ведь в пять часов приходит. Держи... - Павел бросил ему ключи вместе с печатью, и выскочил за дверь.
   Нож он нашел сразу, тот валялся посреди плаца, хорошо видимый в свете фонаря, горящего над входом в казарму. Хороший был бросок, отметил про себя Павел, подобрал нож, сунул за голенище и побежал на станцию.
   Приемопередающая кабина высотомера четко отпечаталась на светлом весеннем небе. Возле входа в ангар крутился Котофеич, выписывая восьмерки, укоризненно мяукал. Кот обожал бегать по включению, особенно по ночам. Павел запустил преобразователь, открыл дверь в приборный фургон. Кот одним мхом взлетел в дверь и устроился на своем привычном месте перед экраном. Когда луч развертки заметался по экрану, Павел надел наушники "гарнитуры".
   В наушниках надрывался голос оперативного дежурного:
  -- Пээрве-е!.. Пээрве-е!..
  -- Высотомер включен, к работе готов, - ровным и спокойным голосом доложил Павел.
  -- Вразвалочку по включению ходите, ефрейтор!.. - заорал оперативный, услышав его голос.
  -- Так точно! - отрапортовал Павел, сообразив, что сегодня оперативным дежурным сидит замполит.
   Он любил подначивать замполита, который искренне не понимал, что его подначивают.
  -- Опять врешь, - вклинился голос Сашки Лаука. - Пээрвэ включается за семь минут, бежать тебе две минуты. А со времени команды на включение прошло всего шесть минут...
  -- Я никогда не вру. Просто, я - мастер-оператор, в отличие от некоторых... Товарищ лейтенант, - обратился он к замполиту, - разрешите выдавать обстановку?
  -- По нормативам у нас еще пять минут, - неохотно откликнулся замполит.
   Кот вдруг принялся ловить лапами лучик на экране. Он это делал редко, но если начинал, то ловил азартно. Павел прокрутил антенну по азимуту. В зоне обнаружения ползли какие-то гражданские цели по привычным маршрутам. Опять какое-то начальство путешествует, советским солдатам спать мешает... Всякий раз, как летит какой-нибудь начальничек, станции включают. Что, боятся, как бы начальство прямо из самолета не выкрали шпионы? Нужны они шпионам...
   Наконец Сашка начал тараторить данные по целям. Павел прогнал антенну за ним, запомнил данные, записал нумерацию целей. Все ясно, ни единого военного самолета, сидеть теперь за экраном часов пять, а завтра можно будет узнать из программы новостей, что такая сякая шишка изволила прилететь туда-то и туда-то... Хотя, могли включить и ради старта ракеты с Байконура. Лаук рассказывал, что пару раз видел старт ракеты; две-три засечки - и цель исчезала. Павел ни разу не видел, хоть и включал максимальный масштаб, и старался поточнее прицелиться по данным Лаука. Но, видимо не успевал.
   Павел достал листок бумаги и принялся писать письмо матери. Четыре цели в зоне обнаружения мало отвлекали его от этого занятия. Тем более что два самолета вскоре исчезли из пределов видимости. Работа шла скучно, вяло. Даже Котофеичу надоело. Он вспрыгнул на шкаф и разлегся там, нежась в струях теплого воздуха насыщенного электричеством. Вскоре кот начал потрескивать и заметно искрить. Несколько раз Сашка пытался заговорить, но Павел обрывал его:
  -- Не мешай... - письмо как-то не писалось.
   Наконец Сашка не выдержал:
  -- Опять читаешь на боевом посту?
  -- Конечно. А что? Мастеру-оператору положено, в отличие от некоторых...
  -- Это ты на кого намекаешь?
  -- На тебя. На кого же еще?..
   Сашка скороговоркой прогнал данные по целям, Павел добавил к ним высоты.
  -- И какую же книгу ты читаешь? - ехидно спросил Сашка.
  -- Дюма. Двадцать лет спустя...
  -- Ну-ка, ну-ка, прочти отрывочек...
  -- Пожалуйста! Страница сто пятьдесят... - и Павел в вольной интерпретации, стараясь только слегка выдерживать стиль Дюма, пересказал отрывок, где герцог Бофор в тюрьме вешал рака.
  -- Сашка некоторое время обескуражено помолчал, наконец, спросил:
  -- Где достал?
  -- Надо поддерживать дружественные отношения с мирным населением...
  -- Дашь почитать?..
  -- Ефрейтор, в самоход бегали?! - вдруг врывается голос замполита. - Прекратите заниматься посторонними делами и разговорами.
  -- Есть, - ответил Павел с готовностью, и снова принялся за письмо.
   В половине восьмого Сашка сладко зевнул в микрофон и сказал:
  -- Ты чай поставил? Меня через полчаса сменят.
  -- Зато меня никто не сменит... - проворчал Павел.
   Он вылез из кресла. Котофеич поднял голову, вопросительно муркнул.
  -- Отдыхай, Котофеич... - бросил Павел, выходя из отсека. Кот, будто поняв, вновь опустил голову на откинутую лапу.
   Павел не спеша, протопал по деревянным подмосткам, проложенным по дну капонира, к низенькой дверце в стене. Тут было бомбоубежище. Посреди тесной каморки, - два на два и на два метра, - на кирпичах стоял пятилитровый чайник, между кирпичей была пропущена толстенная спираль. Павел щелкнул мощным пакетным переключателем, спираль быстро разогрелась до малинового цвета. Павел всегда заранее наливал в чайник воду, чтобы он стоял наготове. Вернувшись в отсек, он оставил дверь открытой. В отсеке уже как в сауне от работающей аппаратуры. Из капонира тянет прохладой с запахом земли и плесневелого дерева.
   Надев "гарнитуру", Павел обнаружил, что Лаука уже сменили, в наушниках слышался запинающийся говорок Газмагомаева. Хоть он и говорил почти без акцента, но, работая за экраном, часто путался; путал нумерацию целей, путал азимут и дальность. Павел не выдержал, сказал:
  -- Слушай, Зилмагомаев, будешь еще путать нумерацию целей и азимут с дальностью, после дежурства пойдешь сортир драить.
   Газмагомаев молчал, сопел в микрофон. Через зону обнаружения медленно тащилась одна цель. Газмагомаев за десять минут раза три успел поместить ее в диаметрально противоположных точках. В "гарнитуре" вновь возник голос замполита:
  -- Ефрейтор, дедовщину в роте разводите?..
  -- Так точно, товарищ лейтенант!
  -- Пойдете сами сортир драить, хоть и начальник станции...
   Наконец в дверях появился Сашка.
  -- Почему сменщика своего плохо учишь? - спросил его Павел.
  -- Нормально учу. Он под дурака закасил еще в учебке. К тому же чечен. Мне один парень рассказывал, чуть пятерых человек штыком не переколол; гонялся за ними по всей казарме.
  -- Иди, чай завари. Кипит, поди, чайник...
   Сашка засмеялся, сказал:
  -- Ты когда-нибудь капонир спалишь, такую спираль навертел...
  -- Я ж не оставляю включенной...
   Сашка ушел, но через пять минут вернулся с чайником и заварником. Стаканы Павел хранил в ЗИП(е). Вольготно развалившись на выступающем надкрылке колеса фургона, Сашка разлил чай по стаканам, поставил стакан перед Павлом, и задумчиво уставясь в экран принялся не торопясь прихлебывать из стакана.
   Первый глоток после бессонной ночи... Он сначала как бы прожигает себе путь сквозь спекшийся пищевод, но со следующим глотком уже начинает чувствоваться вкус. И, наконец, приходит наслаждение от горячего, терпко-горьковатого, душистого индийского чая. Слава Богу, мать каждый месяц присылает по килограммовому пакету, не перевелся у нее еще блат в урманском ОРС(е).
   Лениво, между глотками, Павел выдавал высоту по цели сразу же вслед за Газмагомаевым. Вообще-то, он должен выдавать высоту через пять засечек "Дубравы", но было скучно. Наконец не выдержал планшетист:
  -- Послушай, Пашка, тебе не надоело? Это ж рейсовый, транзитный, явно на Красноярск тянет...
  -- Ты пиши, пиши... - благодушно проворчал Павел, и продолжил свое бессмысленное занятие.
  -- Сашка налил себе второй стакан, спросил:
  -- Где книга?
  -- Какая книга? - удивленно спросил Павел.
  -- Дюма, "Двадцать лет спустя"?.. - Сашка некоторое время смотрел на Павла, наконец, рассмеялся. - Опять наколол?
  -- Естественно...
  -- Ты что, ее всю наизусть помнишь?
  -- Почти.
  -- Ну и ну-у... - Сашка покрутил головой.
   Некоторое время они молча пили чай. Павел рассеяно крутил рукоятку сельсин, бездумно гоняя антенну по азимуту. Изредка она цепляла последнюю цель. На пределе дальности расплывшаяся в пол-экрана отметка вдруг воткнулась нижним концом в нижнюю часть развертки. Павел машинально выдал уменьшившуюся высоту. При следующем круге отметка стала еще короче. Павел добросовестно выдал и эту высоту. Тут вклинился планшетист:
  -- Пашка, ты что, спишь, и видишь сон? Это ж рейсовый, он на Красноярск идет...
  -- Ага, идет... - Павел короткими движениями в узком секторе пытался нашарить только что мелькнувшую цель, но в небе было пусто. Молчал и Газмагомаев. Тогда Павел спокойно сказал: - Цель не вижу...
   Лишь когда они допили весь чайник, оперативный дал команду на выключение станций.
   Они не спеша, шли к казарме. Котофеич шел впереди, с брезгливой мордой, скосив уши назад, низко опустив хвост, брезгливо переставляя лапы по щебенчатому асфальту. Еще недавно бурая равнина, на которой стояли станции, слегка зазеленела. Впечатление такое, будто над землей висит зеленая дымка. Легкий ветерок доносил терпкий запах лопающихся тополиных почек. Поднимающееся солнце заметно пригревало. Усталые глаза резало от яркого света. Когда подходили к казарме, рота строилась на развод. Перед строем прохаживался замполит. Командир, по прозвищу Сухарь, стоял на дорожке, ведущей к плацу. Рядом стоял какой-то незнакомый капитан, молодой и щеголеватый. Сашка, козырнув капитанам, прошел на плац, Павел задержался у крыльца.
   Замполит зло поглядел на него, на Сашку, ядовито осведомился:
  -- Сержант, ефрейтор, вы где шляетесь? Станции уже давно выключены... - и тут же резко, отрывисто, будто выплюнул: - Встать в строй!
   Сашка прошел на свое место в строю, а Павел протянул:
  -- Вообще-то, я сегодня дежурный по роте, и пол ночи меня в казарме не было...
   Замполит процедил сквозь зубы:
  -- Встать в строй...
   Нехотя Павел пошел к своему месту на правом фланге, рядом со старшим лейтенантом Кравцовым. Как-никак, Павел был его заместителем. Котофеич сел на асфальт на краю плаца, с любопытством разглядывая новых людей. Командир пошутил привычно:
  -- Котофеич, встать в строй!
   Кот скорчил оскорбленную рожу, поднялся, и величественно пошел прочь, задрав хвост и подергивая кончиком.
  -- Ишь ты, салага... А выпендривается, будто дембель... - благодушно проворчал Сухарь.
  -- Да где ж он салага? Товарищ капитан? Он же уже фазан. Я его в прошлом апреле возле капонира нашел... - проговорил Павел.
  -- Ефрейтор, чем вы его кормите? За год вымахал с добрую собаку...
  -- А я его ничем не кормлю, он сам кормится. Свободная же личность...
  -- Повар, что ли, половину рациона мяса ему скармливает?
  -- Да повар его ненавидит, как личного врага! Коркой хлеба не угостит...
  -- Ефрейтор, а Котофеич правда, по включению с вами бегает?
  -- Так точно. Впереди всегда летит, задрав хвост.
  -- Так он, наверное, и работать за экраном может?
  -- Работать-то может, но данные передавать не получается, для его головы гарнитура великовата...
   Котофеич сел перед дверью казармы и терпеливо принялся ждать, когда его впустят внутрь.
   Командир глянул на часы, сказал:
  -- Командуйте, комиссар...
   Замполит вытянулся, рявкнул:
  -- Ррота-а! Рравняйсь! Смиррна! - и чеканя шаг, пошел докладывать командиру.
   Павел стоял на влажном от росы асфальте плаца, смотрел в синее небо поверх крыши казармы, вдыхал душистый воздух, и думал о том, что следующую весну будет встречать дома, в родном Урмане, что не надо будет каждое утро торчать на плацу, слушать бессмысленные разносы начальников, от которых все равно нет никакого толку.
   Не сразу до него дошло, что замполит назвал его фамилию и приказал выйти из строя. Тоном, будто приказывает отвести Павла к ближайшему оврагу и расстрелять, замполит объявил выговор за занятия посторонними делами во время боевой работы.
   Павел лениво ответил:
  -- Есть, выговор... - и собрался встать в строй.
   Но тут к нему обратился командир:
  -- Ефрейтор, вы в курсе, что ваш дневальный потерял нож?
  -- Не в курсе! - огрызнулся Павел. - Я почти всю ночь работал на станции.
  -- Ваша смена будет нести службу в наряде, пока не найдете нож, - процедил командир сквозь зубы, и тут же отрывисто скомандовал: - Встать в строй!
   Павел сделал два шага, четко повернулся.
   Командир прошел вдоль строя, оглядел солдат, заговорил без обычной своей сухости и отрывистости:
  -- Я прощаюсь с вами. Ухожу в отставку. На пенсию, то есть... Вот ваш новый командир, - и он отступил назад.
   Щеголеватый капитан сделал шаг к строю, громко произнес:
  -- Здравствуйте, товарищи!
   Рота вразнобой поздоровалась. Видимо всех немного ошарашила эта неожиданность ухода на покой бессменного Сухаря. Новый командир брезгливо покривился, но ничего не сказал.
   Сухарь вновь прошелся вдоль строя, сказал, ни к кому не обращаясь:
  -- Сегодня прибыло пополнение... - оглядев строй, договорил: - Рядовой Волошин назначается оператором на высотомер, рядовой Кузьменко - планшетистом, рядовой Задорожний - электромехаником на Дубраву, остальные - радисты. Разойтись...
   Павел подошел к нерешительно топтавшимся новобранцам. Трое - щупленькие парнишки, в обмундировании, висящем на них как на пугалах. И двое на вид вполне зрелые мужики, лет по двадцать пять. Один толстый, мордастый, с круглым, выпирающем животом, перетянутым ремнем. Павлу сразу пришло на ум, что он как две капли воды похож на Швейка, изображенного на иллюстрации когда-то читаной книги. Второй - высокий, широкоплечий, на смуглом сухощавом лице смешно смотрится нос картошкой.
   Павел спросил:
  -- Кто Волошин?
  -- Я... - к Павлу подошел один из молодых. Держался он свободно и независимо.
  -- Пока устраивайся. Получи у каптера постельное белье, принеси койку со склада. Я сдам наряд, пойдем на станцию. Посмотрю, чему тебя в учебке научили...
   Павел прошел в казарму. У тумбочки стоял сонный, грустный Могучий и теребил пустые ножны на поясе.
  -- Ну что, метатель? - ядовито осведомился Павел. - Где нож?
  -- Ты же сразу выскочил, ты и подобрал... - плаксиво протянул Могучий.
  -- Была нужда в темноте, да еще в шиповнике шарить... - бросил Павел и прошел в спальное помещение.
   Дневальный и патрульный свободной смены мыли полы. Никанор, который должен был принимать наряд у Павла, в углу у вешалки о чем-то разговаривал с Кузьменко и Задорожним.
   Павел крикнул:
  -- Никанор! Ты наряд собираешься принимать?
  -- Не собираюсь, - усмехнулся он. - Так что придется тебе до дембеля дежурным ходить. Потому как нож тебе никогда не найти.
  -- Естественно. Ты ж его стырил, и спрятал у себя на АСУ. А там у тебя можно сушеного мамонта спрятать, никто не найдет.
   Звеня ключами, к новобранцам подошел каптер, и они ушли получать постельное белье. Павел оглядел влажно блестевший пол, наряд справился с задачей. Павел прошел по коридору, остановился возле Могучего, смерил его взглядом:
  -- Чего нож не ищешь? Довыпендривался...
  -- Все кидают... - протянул Могучий.
  -- Я не кидал и не кидаю. Дурацкое занятие. Только в кино такие армейские ножи протыкают человека до рукоятки. Бросают специальные, метательные. Ищи нож. Мое дело маленькое, у тумбочки тебе торчать. Не дай Бог уснешь!.. - Павел двинулся по коридору в сторону столовой, но остановился, обернулся к Могучему, спросил: - Слушай, Могучий, а если б ты мне глаз выбил? - он промолчал, нерешительно пожал плечами, видно было, что ему очень стыдно. Огромный, гимнастерка на плечах чуть не лопается, выглядел он сейчас нелепым, жалким и смешным. - Ищи нож, - мстительно бросил Павел. - Иначе будешь торчать у тумбочки до посинения.
   В столовой, сунув голову в амбразуру, Павел заорал:
  -- Хаджа!
  -- Чего орешь? - спокойно осведомился Хаджа, выворачиваясь из-за шкафа.
  -- Ты мне завтрак оставил?
  -- А как же...
   Он выставил две миски. Вкусы Павла и пристрастия он давно изучил. В одной миске чуть-чуть гречневой каши, обильно политой подливой с кусочками мяса, в другой - та же каша, только со сливочным маслом и посыпана сахаром. Столовский чай Павел не пил, вот потому его порция сахара с маслом и шла в кашу.
   Ходжа был толстым, добродушным таджиком, но рожу имел совершенно басмаческую, как в кино показывают. Сначала он был электромехаником, но ему надоело выполнять ту же работу, которую он выполнял в своем кишлаке, и когда Голынский собрался на дембель, заявил, что очень хорошо умеет готовить. Готовил он, действительно, отменно. Был он из призыва Павла, так что до дембеля расстройства желудка можно было не опасаться.
   Только Павел принялся за кашу, как вошли оба капитана, а за ними - Лаук. Молодой капитан посмотрел на миски Павла, желчно осведомился:
  -- Это что, диетическое питание для старичков? - и, обращаясь к Павлу: - Ефрейтор, почему сидите, при появлении старших начальников?
   Невозмутимо зачерпнув ложку каши, Павел ответил:
  -- Потому что сижу в столовой и занят приемом пищи, - демонстрируя это занятие, Павел отправил кашу в рот.
   Капитан бешено посмотрел на него. Невозмутимый Сухарь подхватил его за локоть, и вывел из столовой, что-то, тихонько говоря на ухо. Павел подумал, что советовал прочитать устав.
   Сашка с миской подошел к столу, сел напротив, спросил:
  -- Что, на вторые сутки пошел?
  -- А какая мне разница? - равнодушно пробурчал Павел.
   Вошел Никанор, подсел к столу, заговорщицки склонившись к столешнице, заговорил в полголоса:
  -- Есть выпивон...
  -- Что, хохлы принесли? - равнодушно осведомился Павел.
   Большое лицо Никанора расплылось в блаженной улыбке. Он был старше Павла на пять лет. Его почему-то с большим опозданием взяли в армию. И представлял собой этакий тип русского хозяйственного мужичка, который и выпить не дурак, и дело разумеет.
  -- И откуда ты все знаешь... - протянул Никанор.
  -- А чего тут не знать? - ухмыльнулся Лаук. - Достаточно знать хохлов, и видеть, как ты с ними в уголке шепчешься...
  -- Могучий! - крикнул Павел в коридор.
   Бухая сапогами, дневальный примчался в ту же секунду. Павел достал из кармана бумажник, вытащил трешку, протянул Могучему. Лаук и Никанор тоже достали деньги.
  -- Сбегай в поселок, купи банку маринованных огурцов, а на остальное колбасы, если будет. Если не будет - банку помидоров, ну и закусить, на твое усмотрение... Занесешь ко мне на станцию, оставишь в бомбоубежище.
   Могучий нерешительно топтался на месте, кидая на Павла выразительные взгляды. Конечно, Павел бы его еще сутки мог промучить, но решил сжалиться. Вытащил нож из-за голенища, протянул ему:
  -- Держи, диверсант...
   Он схватил нож, радостно всадил его в ножны и затопал прочь по коридору.
   Позавтракав, Павел сдал Никанору оружейную комнату, ротную бухгалтерию, прихватил у Хаджи буханку черного хлеба, шмат сала, несколько луковиц и прошел в спальное помещение.
   Каптер, хоть и сержант, но из весеннего призыва, дрессировал салаг заправлять койки. Те, и Кузьменко с Задорожним тоже, терпеливо заправляли в очередной раз перевернутые матрацы.
   Павел некоторое время стоял, наблюдая за дрессировкой. Вот постели заправлены, и каптер снова собрался их перевернуть. Павел осведомился ядовито:
  -- Что, большой начальник? Давай, переворачивай, сам заправлять будешь. Волошин, пошли на станцию.
   Волошин нерешительно топтался на месте, глядя на каптера. Напуская на себя жуткую свирепость, Павел рявкнул:
  -- Что, не ясно?! Повторить?!
   Каптер примирительно протянул:
  -- Ну, чего ты кричишь? Порядок есть порядок...
   Павел резко повернулся, пошел прочь по коридору. На полпути обернулся, Волошин все так же топтался у своей койки.
  -- Сколько я должен ждать? - вкрадчиво, но с угрозой осведомился Павел.
   Косясь на каптера, Волошин, наконец, затопал за ним. Павел шел молча, торопливо. Волошин поспешал следом. Теплый ветерок приятно овевал лицо. Хорошо! Павел терпеть не мог толчею и многолюдство казармы. Любил тишину и полумрак капонира, одиночество среди приборов. И Волошин, в общем-то, ему не был нужен. Однако осенью домой, надо смену подготовить...
   Котофеич уже дома, лежит на солнышке на конце бревна, торчащего из глинистой насыпи крыши капонира. Увидев Павла, предупредительно муркнул.
  -- Отдыхай, Котофеич... - благодушно проговорил Павел. - Ты, Волошин, его не обижай. Это замечательный кот. Потом поймешь, чем он замечателен...
   Павел показал Волошину станцию, сказал:
  -- Давай, включай, покажешь, чему тебя учили...
   Волошин равнодушно оглядел приборы, сказал:
  -- Ничему меня не учили...
  -- Как?!
  -- Да я в полку был, в роте управления...
  -- Понятно, откуда у тебя почтение к лычкам... - протянул Павел. - Эт, что же, тебя с самого начала обучать придется?
   Волошин пожал плечами.
  -- Ладно. Для начала возьми канистру, за дизелем стоит, и сходи за водой. Вода и для питья тоже. Смотри, из какой-нибудь параши не набери. Помой полы в фургонах.
   Хоть Павел был и на офицерской должности, но полы в фургонах мыл сам. И теперь с удовольствием думал, что избавился от этой неприятной обязанности. Волошин ушел с канистрой к колонке, торчавшей возле хоздвора. А Павел сел к столику, расчертил лист бумаги сеткой азимута и дальности, нанес маршруты, по которым обычно летают гражданские самолеты.
   Волошин старательно мыл полы, когда пришли Лаук, Никанор и оба пожилых салаги. Павел провел их в бомбоубежище, включил свет. Расселись на рундуки. Некоторое время стесненно молчали, переглядываясь. Наконец Кузьменко громко кашлянул, сказал:
  -- Ладно... - и развязав солдатский сидор, с которым пришел, достал две бутылки водки, поставил на столик.
   Никанор весело подмигнул Павлу, напомнил:
  -- Где посуда?
  -- Закусон прибудет, появится и посуда.
   Тут открылась дверь, и в убежище влез Волошин. Рукава гимнастерки засучены, с пальцев капает грязная вода. Хитрая бестия действует строго по уставу, видно полковую выучку. Он обратился к Никанору, самому старшему по званию:
  -- Товарищ сержант, разрешите обратиться к товарищу ефрейтору?
  -- Павел резко оборвал его:
  -- Здесь я самый старший по званию!
   Волошин с минуту оторопело смотрел на него, видимо принимая за шутку. Никанор добродушно засмеялся, сказал:
  -- Это так. Он на офицерской должности, начальник станции и замкомвзвода Дубравы-пээрвэ. Так что, Лаук у него в подчинении...
  -- Это кто у кого в подчинении?! - возмущенно вскричал Лаук.
  -- Руки иди помой! - зло выговарил Павел. Почему-то Волошин его раздражал. Чувствовалась в нем какая-то неподатливость, нежелание идти на сближение. Ощущение такое, будто он и Павел, одинаковые полюса магнитов. Чем больше приближаешься, тем большая сила отталкивания возникает.
   Волошин ушел. Кузьменко с Задорожним с любопытством смотрели на Павла, будто чего-то ждали. В капонире вдруг забухали сапоги, и в низенькую дверь чуть не на карачках влез Могучий, веселый и довольный. Из мешка выставил банку с огурцами, выложил сверток с колбасой, выжидательно посмотрел на Павла. Павел посмотрел на мешок.
  -- Как договаривались... - весело проговорил Могучий.
  -- Смотри... - протянул Павел, пронизывающим взглядом глядя на него. - Тебе сегодня на дежурство. Водки не набрал? Поди, успели скинуться, салаги...
  -- Я что, дурак? - ухмыльнулся Могучий. - Так, кое-чего пожевать взял...
  -- Ладно, иди в роту. После обеда ложись спать. Скажешь, я разрешил.
   Могучий развернулся и полез наружу, в мешке его явственно зазвенело стекло.
   Павел достал стаканы, хлеб, лук, сало, сказал:
  -- Забирайте все, и пошли на свежий воздух. Весна ведь...
   Кузьменко осторожно выговорил:
  -- А если засекут?
  -- Не засекут... - обронил Павел, прихватывая телефон.
   Между насыпью кровли капонира и горкой приемопередающей кабины, была довольно уютная выемка в земле, заросшая густой травой. Даже теперь, когда еще свежая трава не пробилась, многолетний слой пружинил под ногами. С какой стороны ни подходи к станции, а пирующую компанию ни за что не разглядишь.
   Лаук расстелил плащ-палатку, и на середину выставили бутылки, закуску. Откуда-то как призрак возник Котофеич. Кузьменко, случайно бросив взгляд назад, вдруг наткнулся на два глазища, горящих желтым светом, серьезно и хмуро глядящих на него. Он аж вздрогнул.
  -- Тьфу, леший!..
   Павел проворчал:
  -- Это не леший, а Котофеич. Мой заместитель.
   Кот деликатно уселся на плащ-палатку рядом с Павлом. Никанор деловито откупорил бутылку. Нарезая сало, Лаук со смехом сказал:
  -- Хорошо, когда появляются хитрые салаги...
  -- Это почему? - машинально спросил Никанор.
  -- Старичкам выпивку обеспечивают...
  -- Ну и что такого... - пожал плечами Никанор. - Положено. Да и за знакомство не грех... К тому же ребята не молодые, от стакана не окосеют.
   На Сашку, видимо, опять накатило. С ним это иногда бывает.
  -- Подмазываются к нам, старикам. Не видишь, что ли?
  -- Ну, подмазываемся! - Задорожний исподлобья посмотрел на Лаука. - Мы не в том возрасте, чтобы от пацанов, на пять лет младше себя, терпеть всякое...
   Кузьменко толкнул его в бок, испуганно посмотрел на Лаука и Павла.
  -- Ну, вот и прекрасно, - спокойно проговорил Сашка. - Вот и выпьем за то, чтобы всегда знать, кто есть кто...
   Он опрокинул стакан в рот, шумно проглотил. Похрупывая крепеньким маринованным огурчиком, посмеиваясь, проговорил:
  -- Промахнулись вы, ребята, нет в нашей роте дедовщины.
  -- Везде есть, а у вас нет?.. - недоверчиво пробурчал еще не остывший Задорожний. - Парня в самоход, в магазин гоняли... А вдруг бы попался?
  -- Не твое дело! - вдруг взорвался Никанор.
   Задорожний пожал плечами, и принялся равнодушно жевать сало с хлебом.
  -- Погоди, Никанор, - вмешался Павел. - Во-первых, салагам положено, а во-вторых, я его послал, я его в случае чего и прикрою. Он нам купил, что нам надо было, но и свои, с его призыва, скинулись. Так что, всем хорошо. У нас порядки идиотские; в увольнительные не отпускают во избежание пьянок и ЧП.
   Хмель пошел по жилам, нервы размякли. Никанор принялся разливать по второй. Лаук серьезно проговорил:
  -- Котофеичу не наливай. Он пьяный дурной...
  -- Что, правда? - изумился Задорожний.
  -- Конечно, - серьезно проговорил Лаук, нарезая колбасу ломтями. - Прошлый раз Никанор ему на палец в стакане налил, так он три часа по казарме носился, на всех кидался. Командир за ним с пистолетом бегал. Думал, сбесился.
   Лаук сунул Котофеичу в пасть добрый шмат колбасы. Сквасив брезгливую физиономию, кот из вежливости сжевал ломоть. После чего из любопытства сунул нос в стакан Павла. Павел подхватил стакан, сказал:
  -- Еще чего... Потом штаны зашивай после твоих когтей...
   Похоже, хохлы поверили, что кот - законченный алкаш. Котофеич не обиделся, прилег на плащ-палатке, равнодушно глядя желтыми глазищами на сало и колбасу. Он давно уже отвык от цивилизованной пищи.
   Задорожний спросил:
  -- Кто сало солил?
  -- Я, - мотнул большим, размякшим и раскрасневшимся лицом Никанор.
  -- Что, в расположении есть свинарник?
  -- А как же. И свиней взвод... - проворчал Лаук. - Если роту не считать...
  -- Ладно. Если старшина будет колоть свинью, засолю сало по-хохляцки.
   Никанор разлил по третьей. В голове у Павла уже основательно шумело, веки отяжелели, давала о себе знать бессонная ночь. Осушив стакан, Кузьменко мечтательно проговорил:
  -- Осенью в отпуск бы съездить...
  -- Ага, съездишь... - саркастически засмеялся Лаук. - В наших ротах только стукачи в отпуска ездят.
  -- Ну уж, ты ляпнешь... - еле ворочая непослушным языком, проворчал Павел.
  -- А что?! - Сашка резко повернулся к Павлу. - Помнишь из того весеннего призыва Ваньку Голынского? Почему он два раза за службу в отпуск ездил, а дембельнулся сержантом, хоть и просидел почти год на кухне поваром? А мы с тобой, операторы первого класса, ни разу даже в увольнении не были.
   Павел пожал плечами. Вспоминать Голынского ему было противно.
  -- Можно и по-другому в отпуск съездить, - пожал округлыми плечами Кузьменко. - Тут вокруг расположения проволока чисто символически натянута...
  -- Ага, - ухмыльнулся Никанор, - и диверсанты со шпионами стаями шастают... Наши станции, даже когда новыми были, ни одному шпиону нафиг не были нужны. А теперь и подавно.
  -- При чем тут шпионы? - заговорщицки хихикнул Кузьменко. - Забредет какой-нибудь пьяный гражданский... Как по уставу положено? Первый выстрел в воздух, второй, если нарушитель не останавливается, в него. А можно наоборот... Как потом что докажут?
   Лаук коротко хохотнул:
  -- Верно говорят: бодливой корове Бог рогов не дает. У нас патрульные ходят с пустыми карабинами. Так что, придется тебе палить из лука репчатого...
  -- Интересно... Мы в полку были раз в наряде, там по три обоймы выдавали...
  -- Там есть что воровать: там, в складах полушубки, ткань для офицерских мундиров... Да мало ли еще чего?
   Павел полез в карман, достал патрон, подкинул на ладони:
  -- Могу подарить... Я ж не смогу убить человека только ради того, чтобы домой на десять дней съездить...
   Кузьменко натянуто засмеялся, проговорил:
  -- Шуток не понимаешь?..
  -- Я, понимаешь, учебку проходил в Барабинской роте. За год до меня там случай был. Два корефана служили, не разлей вода. Один пошел в самоволку, другой патрульным стоял. Ну, тот из самоволки возвращается, идет полем, пролез за проволоку. От него до вышки метров восемьсот, если не километр. Ну, этот, патрульный, пошутить решил. Зарядил патрон, и бахнул не целясь. Мол, все равно не попаду... Точнехонько в лобешник засадил! Грохнул своего кореша, короче... Вот такие штучки Господь иногда откалывает...
   Никанор разлил следующую. Выпив, Павел ощутил, что век поднять уже не в состоянии. Пристроив голову на телефон, ощутил, как куда-то проваливается, в мягкое, теплое, темное... Голоса все удалялись и удалялись...
   Проснулся он оттого, что кто-то тряс его за плечи. Над ним склонялся Лаук. Увидев, что он открыл глаза, проговорил:
  -- Пошли в роту, поспишь до обеда. Во, разморило салагу...
  -- Сам ты салага... - проворчал Павел, стягивая сапоги. Солнце приятно пригрело один бок, к другому уютно привалился Котофеич и дрыхнет на спине, смешно сложив лапы на животе. - Ты бутылки выбрось в старый капонир... - и, пристроив голову рядом с телефоном, на мягкий бугорок, снова закрыл глаза.
   Кто-то потянул за руку, голос Никанора проговорил:
  -- Пошли в роту, на койке выспишься...
  -- На солнышке лучше, - протянул Павел, не открывая глаз. - Катитесь... Не мешайте...
   Резкий, долгий звук телефонного зуммера вытянул Павла из тяжелого, обморочного сна. Рука инстинктивным, привычным движением ухватила телефонную трубку. Котофеич уже самозабвенно терзал когтями гимнастерку на груди и взмякивыл дурным голосом. Он очень быстро начал нервно реагировать на телефонные звонки, еще месяца в три от роду.
   Усилием воли, отодвинув не прошедший хмель, Павел проговорил в трубку:
  -- Пээрвэ на связи.
   В трубке послышался голос оперативного дежурного, старшего лейтенанта Кравцова:
  -- Полная боевая готовность, - он всегда говорил спокойно и размеренно. Его гулкий голос бухал в трубку с размеренностью тарана в крепостные ворота.
  -- Есть, полная боевая готовность, - ответил Павел, всовывая босые ноги в сапоги.
   Хвост Котофеича уже мелькнул над срезом кровли. Стукая каблуками хлябающих сапог, Павел прошел по подмосткам, включил преобразователь, влез в приборный отсек, включил приборы. Котофеич уселся перед экраном, с любопытством наблюдая за лучом развертки. После водки и огурцов с соленым салом, пить хотелось смертельно. Пока станция разогревалась, Павел сходил, включил печку, не забыв проверить, есть ли в чайнике вода. Чайник был полон. Хмель почти прошел, осталась тугая пустота внутри, будто внутренности висят, как стальной шар в магнитном поле.
   Вернувшись в приборный отсек, Павел надел гарнитуру, доложил:
  -- Высотомер включен, к работе готов.
  -- Принято, - ухнул голос оперативного.
   Тут Павел вспомнил, что у него теперь есть сменный оператор. Кстати, где он? По боевой готовности он уже давно должен быть на станции.
   Сашка начал выдавать данные по целям. Павел прогнал антенну за ним, выдал высоты, снял сапоги, пристроил ноги на выступ надкрылка колеса, бросил туда же ремень. По всему чувствовалось, что сидеть ему придется долго.
   В проеме двери вдруг появилась голова Волошина, над ней торчал ствол карабина с примкнутым штыком. Волошин поставил поднос на пол кабины, неуклюже полез в фургон.
  -- Штык откинь, вояка, - проговорил Павел, прикрыв микрофон ладонью.
   Со скрежетом зацепившись штыком, Волошин, наконец, влез в фургон, снял с плеча карабин, откинул штык, поставил карабин в угол. Поднял поднос и нерешительно огляделся.
  -- Поставь сюда, - проговорил Павел, подхватывая Котофеича и закидывая его на шкаф. Котофеич не обиделся, будто того и ждал, разлегся на шкафу, вытянув лапы.
  -- Ты что, патрульный? - спросил Павел.
  -- Ага. Все операторы и радисты по готовности разбежались, командир приказал весь суточный наряд заменить...
  -- Ну, дак иди на пост... - бросил Павел и повернулся к экрану.
   Целей пока мало, но готовность объявили неспроста. Наверняка плановые учения, с выброской десантов и облетами контрольных целей. Павел поглядел на поднос. Полный обед. Хаджа расстарался, не знал, что Павел основательно закусил салом и колбасой. Есть не хотелось, хотелось пить. Павел выдал данные по целям. До следующей серии две минуты минимум. Он не торопясь, прошел в бомбоубежище, сполоснул заварник кипятком по всем правилам, засыпал чаю горсточку, залил на три четверти, накрыл новой суконной портянкой, вернулся в кабину, выдал данные. Поглядел на поднос, вздохнул; не пропадать же добру... Через силу выхлебал наваристый борщ. Хаджа хоть и таджик, а сала не жалел. Каким-то образом ему удавался очень вкусный борщ с салом. Выдал данные по целям, съел и второе. На третье был компот, это неплохо, с удовольствием выпил кружку компота, и пошел за чайником.
   После первого же стакана почувствовал себя просто великолепно; растворилась тяжесть в голове, исчез противный привкус во рту.
   Интуиция Павла не обманула. Хоть он и ошибся, решив, что начались учения. Просто, в системе ПВО что-то случилось, и роту продержали две недели в полной боевой готовности с постоянно работающими станциями. Волошин появлялся на станции только тогда, когда приносил еду. Павел спал по два три часа в бомбоубежище, положив голову на телефон. Когда полную боевую готовность, наконец, отменили, и Павел из последних сил поплелся в роту, страстно желая добраться до койки, его ждал неприятный сюрприз - рота строилась на плацу. Встав в строй, он мутно посмотрел на Кравцова. Тот покивал головой, прогудел своим трубным голосом:
  -- Молодец, отлично отработал.
  -- Дак чего было не работать, одни гражданские ходили... - пробурчал Павел, осторожно трогая слезящиеся глаза.
   Тут послышалась команда "смирно". Павел вытянулся, равнодушно глядя перед собой, терпеливо дожидаясь, когда кончится это последнее истязание. К его несказанному изумлению, ему объявили благодарность за отличную работу. Он пробормотал: - "Служу Советскому Союзу". Встал в строй, спросил шепотом:
  -- Товарищ старший лейтенант, за что благодарность-то?
   Кравцов пожал плечами, громыхнул:
  -- А я знаю?..
  -- Разговоры в строю! - сделал замечание командир. - Вольно, разойдись.
   Павел поплелся в казарму. Машинально забрел на кухню, без аппетита поужинал, и пошел спать. Однако не спалось. То и дело в спальном помещении бухали сапоги. Наконец рота построилась на поверку. Когда дежурный по роте выкликнул:
  -- Ефрейтор Лоскутов!
   Павел замогильным голосом проговорил:
  -- Ефрейтор Лоскутов геройски погиб на боевом посту. Прошу его больше не беспокоить.
   Наконец рота угомонилась. Пришел Могучий из ленинской комнаты. Пользуясь покровительством Павла, он беззастенчиво смотрел телевизор после отбоя вместе со стариками. Он долго обстоятельно раздевался. Павел приоткрыл глаза, спросил:
  -- Могучий, кто принимал из полка радиограмму, о том, что мне благодарность по полку объявили?
  -- Я принимал...
  -- А за что объявили, не сообщили?
  -- А мне знакомый радист простучал, что за тот самый самолет, который ты в Саянах посадил, и за который тебе тогда замполит выговор объявил. В нем дембеля из Германии летели в Красноярск, ну и врубились прямо в гору с разгону. Благодаря твоим данным их сразу же нашли. Семьдесят шесть человек. Все погибли...
   Сон не шел. Павел тоскливо размышлял, что есть какие-то потусторонние мистические силы. Ведь неспроста он тогда никак не мог отцепиться от этой с виду обыкновенной цели. Вот так, люди погибли, а ему за это сначала выговор объявили, а потом благодарность...
   Павел, наконец, начал задремывать, как вдруг по коридору забухали сапоги, дневальный мчался в спальное помещение. Павел подумал, что опять включение и приподнялся уже на постели, но тут увидел, что в полосе света, падающего из коридора, мчится Котофеич, в зубах у него мотается гигантская крыса, а за ним летит дневальный, расставив руки. Глазищи кота горели жутким диким огнем. Котофеич шмыгнул под кровать Павла, и оттуда понеслось низкое свирепое рычание, будто демон смерти праздновал свою победу. Дневальный сунулся под кровать, Павел дружелюбно сказал:
  -- Рога отшибу.
  -- Пашка, он же кровью весь пол уделает!
  -- Ничего, подотрешь...
   Дневальный в сердцах плюнул и ушел к тумбочке. Из-под кровати понесся смачный хруст. Павел подумал, что кошки знают, с кем можно играть, а с кем нет. С мышкой они любят поиграть, но крысу считают серьезным противником.
   С подушки поднялась голова Никанора:
  -- Пашка! Да выброси ты его в окно! Спать же не дает, весь ужин наружу просится...
  -- Экий вы аристократичный, Никанор... В таком состоянии даже я к нему опасаюсь прикасаться. Порвет ведь зверюга. А на когтях у него черт те что может быть, вплоть до чумы; он же их только что в крысу вонзал...
   Павел прислушивался к затихающему урчанию и хрусту под койкой, стараясь ни о чем не думать, будто плыл по течению. Он знал, если будет стараться заснуть, ни за что не заснет. Это накопившаяся усталость. Последние несколько суток авральной работы он вообще не спал, просто не мог уснуть, хоть и была возможность поспать часа два-три. Наконец на койку вспрыгнул Котофеич. Увидев, что Павел не спит, вопросительно мурлыкнул.
  -- Отдыхай, Котофеич, - шепнул Павел.
   Будто только и ждал приглашения, кот устроился в ногах и принялся лизаться. Облизывался он старательно, расчесывал каждый волосок своей роскошной шубы, долго, шумно выкусывал что-то из когтей. Странно, но эта возня кота усыпила Павла, он будто в яму ухнул.
   Утром он обнаружил в роте некоторые изменения. Во-первых, отлично покрашенный пол казармы теперь почему-то натирали вонючей мастикой с помощью "автобуса", обрезка бруса квадратного сечения, обшитого шинельным сукном. Это изменение обрушилось на Павла тяжелыми ударами "автобуса" об пол, которые его и разбудили, да головной болью, видимо от вони мастики. Этот идиотизм трудно было осознать. Ну, в полку, где в казарме точно такого же размера живет человек двести, еще понятно, краски не напасешься. Но тут, где самое большее численность бывает тридцать пять человек, и то почти вся рота большую часть дня пропадает на станциях, какой смысл скоблить пол и натирать мастикой? Его и мыть то приходилось всего лишь раз в сутки, при смене наряда.
   Второе изменение Павел обнаружил, отправившись по своему обыкновению прогуляться перед завтраком. В роте имелась "губа", оставшаяся еще с тех времен, когда здесь стоял батальон. Кирпичная пристройка, оборудованная по всем правилам. Две каморки, снабженные железными дверями. В них Сухарь хранил дефицитные запчасти. Теперь запчасти были перенесены в сырой и холодный склад, в котором крысы постоянно обгрызали изоляцию с катушек, а железные двери были гостеприимно распахнуты и ждали постояльцев.
   После завтрака Павел собрался на станцию. После долгой работы надо было залить масло в редукторы вращения кабины и качания антенны, поменять кое-какие лампы. Он с интересом подумал, как же должна выглядеть станция на полупроводниках? Волошин сидел в курилке с Газмагомаевым. Проходя мимо, Павел приостановился, сказал:
  -- Волошин, пошли на станцию.
   Он с минуту смотрел на Павла, не двигаясь с места, наконец, лениво обронил:
  -- Я в распоряжении командира... Придется тебе самому полы мыть.
   Газмагомаев нехорошо ухмыльнулся и сплюнул в обрез бочки. Они явно демонстрировали пренебрежение. Павел понимал, что надо что-то сделать, хотя бы подойти и врезать по этой физиономии, сбить нахальную и глумливую ухмылку, блуждающую по ней. И тут же понял, что не может уподобляться Харрасову. И еще у него вдруг возникла мысль, что в дедовщине есть какой-то смысл. Видимо выпало какое-то звено в управлении Советской армии, и его заменяет дедовщина. В этой аномальной роте, где сплошь весь призыв состоит из серьезных мужиков, дедовщина исчезла, и тут же два наглых юнца посчитали, что они имеют право сачковать и посылать подальше старших по званию срочной службы.
   Павел стоял и смотрел на них. И на него медленно накатывало тоскливое презрение к себе, к этим двум пацанам, и ко всем, втянутым в эту глупую игру. Наконец он повернулся, сунул руки в карманы и побрел по дорожке к станции, к рельефно вырисовывающейся на фоне неба приемо-передающей кабине, задравшей антенну в небо. Само собой получилось, что он во весь голос запел арию Мистера Икс. И пел во весь голос, самозабвенно, упиваясь тоской, пока не дошел до капонира.
   Котофеич дрых на солнышке. Павел сказал:
  -- Котофеич, пошли, поработаем? Прыгай.
   Котофеич потоптался, прицеливаясь, и прыгнул, с невероятной точностью приземлившись Павлу на плечо. Когтей он в таких случаях не выпускал, поэтому было ощущение, будто он просто возникал на плече.
   Включив станцию, Павел переключил масштаб высоты на максимум, провернул антенну по азимуту, подумал тоскливо: - "Господи... Кто мы? Зачем мы?" Луч старенькой станции шарил в космосе, как рука, машущая в пустоте, в отчаянии пытающаяся за что-то ухватиться. Местники, чуть светящиеся по нижнему краю развертки, казались ничтожными, по сравнению с космической высотой. А люди еще ничтожнее, копошащиеся на дне этой воронки, вычерчиваемой лучом. Пусто в космосе. Лишь на дне воронки чуть заметная мышиная возня. Скучно и тоскливо. Надоело.
  -- Хочу домой, - проговорил Павел. - Жалко только, что не ощутишь себя великаном, шарящим в космосе... Домой, домой... А интересно...
   Он торопливо переключил на маленький масштаб.
  -- Где ж Урман?..
   Он навел на Новосибирск. Потом медленно повел антенну в сторону. Здесь, на пределе дальности, луч уже не цеплялся за местники, но вдруг на совершенно гладком обрезе развертки возник крошечный пенек. Павел сидел и растроганно глядел на него. Ну конечно же, железнодорожная радиотрансляционная вышка! Сколько она? Метров пятьдесят высотой? Каждый метр подъема, дает четыре километра горизонта... Да еще возвышенность, на которой стоит станция, да горка приемо-передающей кабины... Она самая, вышка в Урмане, в ста метрах от его дома. Павел смотрел на светящийся пенек и с ужасом представлял, что трогает кончик вышки стоящей совсем рядом со своим домом...
   ... Его отвлек от воспоминаний тихий звук, донесшийся от двери, а потом и тень промелькнула. Светлый проем двери явно кто-то заслонил на мгновение. Павел сполз со стула и скорчился за столом. Точно, за шкафом прошелестели шаги. Чуть слышно. Умеют ходить, сволочи... За шкафом кто-то стоял, медленно вдыхая и выдыхая. Наконец он решился; шагнул вперед, шаря невидящими с яркого солнечного света глазами в полумраке. На уровне его пояса ходуном ходил "Макар" с толстым, коротким глушителем. Перехватив руку с пистолетом, Павел отвел ее в сторону, и от души врезал локтем под ухо. Пистолет моментально оказался в его руке, а парнишка возвел мечтательные глаза к потолку, но падать не спешил. Тогда Павел добавил ему пистолетом по голове и снова скорчился за столом. Второй боец не успел. Влетел в закуток за шкафом, когда с первым было все кончено. И этот угодил в тот же капкан, что и первый. Павел перехватил руку с пистолетом, но глушить парня не стал, только заломил руку, выкручивая из нее пистолет, подножкой сбил парня на пол, уложив поперек первого, заломил руку аж до затылка, нашарил моток веревок и скрутил обоих бойцов, намертво примотав друг к другу.
   Сгрузив трофеи в сумку, наскоро обшарил карманы. На сей раз сюрприз. И документов полный набор, и даже разрешения на оружие. Павел поглядел на поверженных врагов. Первый в сознание еще не пришел, а второй смотрел на него без особого ужаса в глазах. Проговорил, как ни в чем не бывало:
  -- Поизгалялся - и хватит. Вижу - крутой. Давай, развязывай.
   Павел пожал плечами, проговорил:
  -- Ты ж крутой частный сыскарь и охранник. Вот и развяжись сам.
  -- Послушай, дядя, с тобой поговорить хотят, а ты в Рэмбо играешь. Доиграешься ведь...
  -- Я жил себе, вас, козлов, не трогал. Так что, вам же хуже будет, если не отцепитесь...
  -- Шеф тебя добром приглашает, разговор есть...
  -- Где ж добром? - с горьким сарказмом сказал Павел. - Я ж вам не институтка, понимаю, когда добром приглашают, глушители на стволы не наворачивают... - он поднял удостоверение, прочитал: - Охранно-сыскное агентство "Канис". Интеллектуалы, бля... Мало кто понимает, что это латинское название собаки... Ну что, псы? И где оно находится, ваше агентство хомо хомини канис люпус эст?
  -- Прочитай, там написано... - пробурчал пленный.
   Павел вгляделся. В полумраке разглядеть было трудновато, однако он прочел:
  -- Москва... Ого! И чем же я насолил столичным бандюгам?
  -- Поехали. Переговоришь с шефом, и все поймешь.
  -- Ищи дурака. Пусть шеф сам ко мне приходит, куда я укажу. Один и без оружия. Усек, милый? А разговорить тебя, у меня есть отличное средство, - Павел выставил на стол трансформатор. - Прицеплю один крокодильчик к губе, а второй немножко пониже, к еще более чувствительному месту, и запоешь ты мне арию мистера Икс. Даже если ни слова из нее не помнишь...
   Парень попытался пожать плечами, бросил, с деланным равнодушием:
  -- Ты и так покойник, а все глубже и глубже себе яму роешь...
  -- Да мне плевать, где вы меня схороните, хоть в самом глубоком колодце, но я ведь не одного или двух с собой заберу, а гораздо больше, чем вы думаете... Так что, плевал я на ваши угрозы. Пуганый. Ладно, я сейчас сбегаю корешка своего приглашу, и мы вдвоем с тобой побеседуем. Если ты будешь умницей, то обойдемся без трансформатора...
   Павел чуть не на четвереньках подкрался к двери. От улицы его заслонял довольно высокий парапет перед дверями. Похоже, подстраховки снаружи не было. Он вывалился за дверь, не разгибаясь, запер ее, пробежал по галерее, прикрываясь парапетом, перемахнул через парапет и юркнул за угол здания бассейна. Теперь его с одной стороны прикрывали кусты, а с другой глухая стена. Добежав до школьной вахты, он только и узнал, что телефон все еще не работает. Тогда он помчался в глубь микрорайона, где, как он помнил, висел на углу дома исправный телефон-автомат. Слава Богу! Телефон висел, и даже работал. И Димыч ответил почти сразу.
   Павел заорал в трубку:
  -- Димыч! Приезжай быстрее, я языков взял! В бассейне!
   Повесив трубку, помчался назад. Но опоздал. У бойцов, похоже, была подстраховка; дверь, с вывернутым замком, стояла нараспашку, в слесарке никого, естественно, не было.
   Павел, матерясь сквозь зубы, ремонтировал дверь, когда прибежала завхоз, закричала, выворачиваясь из-за угла:
  -- Кто это у тебя тут двери ломает?!
  -- А я почем знаю? - пробурчал Павел.
  -- Наверное, дружки, ханыги и пьяницы?
   Павел уставился на нее, проговорил медленно:
  -- Вы что, не знаете, что я не пью? И потом, у меня имеется свой круг знакомых, в который ханыги и пьяницы не входят.
   Она сбавила тон, спросила, уже спокойнее:
  -- Что за люди тут дверь сломали средь бела дня?
  -- Ну откуда ж я знаю? Если бы они попросили, я бы им ключом открыл, но меня не было здесь.
   Тут с воем подлетел милицейский "Уаз", из него выпрыгнул Димыч, взбежал на галерею, поглядел на завхоза, проговорил официально:
  -- Майор Астахов. Что тут у вас произошло?
   Завхоз, дама еще не старая, кокетливо улыбнулась, сказала:
  -- Да вот, мой слесарь утверждает, что в его отсутствие какие-то люди выломали двери.
   Димыч оглядел завхоза с ног до головы, спросил:
  -- А вы что-нибудь видели?
  -- Нет, мне дети сообщили, что какие-то люди ломают двери в бассейне...
  -- Хорошо. Я сейчас побеседую с вашим работником, а потом официально уведомлю администрацию школы о причинах происшествия.
   Завхоз помялась, помялась, видно было, как ее разбирает любопытство, и самые черные подозрения, но Димыч был непреклонен, и она ушла.
  -- Ну, рассказывай... - проговорил Димыч, усаживаясь на парапет.
   Павел вздохнул.
  -- Чего рассказывать-то? Прошляпил я. Они двое пришли, я их повязал, запер дверь и побежал тебе звонить. Отсутствовал минуты три от силы. Прибегаю, дверь выломана, и никого не видать... Подстраховка у них была.
  -- А чего хотели-то?
  -- Говорят, на разговор к шефу. Так ведь они с пистолетами с глушителями пришли. Когда на разговор приглашают, глушителем в брюхо не тычут.
  -- Эт, верно...
   Павел вытащил из сумки пистолеты, документы. Димыч развернул удостоверения и пронзительно свистнул.
  -- Нич-чего не понимаю!..
   Павел проворчал с кривой ухмылкой:
  -- Ну, ты прямо как колобок...
  -- Какой колобок? - рассеянно переспросил Димыч.
  -- Из мультфильма: "Следствие ведут колобки".
  -- А-а, эт, да... Идиотизм всего происходящего такой, что только их тут и не хватает... Ну, теперь надо ждать делегатов из чикагской мафии...
  -- Типун тебе на язык, Димыч...
  -- Чего ты испугался? Да чикагская мафия просто благотворительная организация, по сравнению с нашими, доморощенными Аль Капоне. Он, поди, каждый день в гробу переворачивается от зависти...
  -- Димыч, сегодня, понимаешь, сюрпризец случился...
  -- Ну-ну?..
  -- В аккурат, сел обедать - звонок, телефонный, и какой-то хмырь этак неназойливо меня пожурил, что я от его бойцов как заяц бегаю. А потом и заявляет, что со мной в одной роте служил.
  -- Ты его что, не узнал?
  -- Он не представился, а по голосу как узнаешь? Четверть века прошло... Я тут сидел, вспоминал, кого мог, ну никто не тянет на крутого мафиозо!
  -- Ну, ты еще повспоминай, а я пойду, оружие и документы проверю.
   Димыч укатил, а Павел снова взялся за замок. Пока забивал гвоздями расщепленную дверь, пока вворачивал шурупы, и затылком, и спиной буквально ощущал, как кожу царапают прицельные линии оптического прицела. Однако обошлось. Заперев дверь, сделал вид, будто пошел в школу, а сам нырнул в кусты и был таков. Слава Богу, у бандитов не было таких сил, чтобы блокировать все автобусные остановки в округе. Переехав мост, Павел переправился на остров и долго плавал, держась против течения. Здесь течение было довольно сильное, и как бы он не напрягался, его довольно быстро сносило к нижнему концу острова. Наплававшись, он растянулся на песке и снова углубился в воспоминания.
   ...Июнь пришел тихий, теплый, с короткими теплыми дождями. Трава вокруг станции поднялась в рост человека, шиповник, росший по краям плаца, налился железной жесткостью, тополя укрыли казарму плотной завесой листвы. Волошин больше на станции не появлялся и не мешал одиночеству Павла. Он все еще находился в распоряжении командира. Оказывается, строил ему гараж неподалеку от дома. Видимо командир устраивался здесь надолго. Вообще-то, место неплохое; большой шахтерский поселок, километрах в десяти-двенадцати уютный благоустроенный городок.
   Павел лежал на крыше приемо-передающей кабины, на разостланной плащ-палатке совершенно голый и, подперев голову рукой, наблюдал за Котофеичем. Кот, будто тигр в джунглях пробирался неподалеку в траве. Сверху его было отлично видно. Вот он сделал молниеносный бросок, и в зубах уже болтается крупная мышь-полевка. Задрав хвост, кот помчался к капониру, забрался на свое любимое место, и принялся за еду. Павел положил голову на телефон и стал смотреть в сторону шоссе, по которому время от времени проезжали красные "Икарусы", тащились грузовики, проносились легковушки... Господи, какая тоска! Разом все надоело. И эта дурацкая колючка в три нитки на столбах, и вечный телефон под головой, и мелочная, пошлая возня мелких страстишек в казарме. Скорее бы все кончилось.
   Павел перевел взгляд ниже и увидел идущих к станции Никанора, Лаука и Хаджу. С другой стороны подходили Кузьменко с Задорожним. Хаджа выглядел непривычно без своего поварского наряда; чисто выстиранное хэбэ, начищенные сапоги играют бликами на солнце, пилотка залихватски надвинута на бровь.
   Лаук приостановился, крикнул:
  -- Слезай, курортник!
   Павел не спеша, натянул трусы, обмундирование, сунул ноги в сапоги и, повесив коробку телефона на плечо слез с кабины. Друзья уже расселись на станине. Никанор, прищурившись, обвел взглядом расположение, сказал:
  -- Какая красота...
  -- Чего тут красивого? - недовольным тоном пробурчал Павел. - Если бы колючки не было...
  -- Дурак ты... - лениво обронил Никанор. - Командиры наши тоже дураки. Да если всю эту красоту выкашивать, а сено толкать гражданским... Коров многие в поселке держат. Вокруг покосов мало; поля да леса, и шахтные провалы.
  -- Хаджа, а ты почему не на кухне? - спохватился Павел.
  -- Разжаловали из поваров в электромеханики. Из весеннего призыва Прищепу назначили.
  -- Что теперь, на ДЭС(е) будешь дежурить?
  -- Придется... - Хаджа равнодушно пожал плечами, медленно обводя взглядом просторы.
   Говорил Хаджа без акцента, только мягко подхрипывал на "г" и "к". Он сидел на станине подбоченившись, выпятив мощный живот и изломив бровь, глядел в даль. На вид ну никак не добрейшей души человек, а предводитель банды басмачей. Ему бы больше пошла не пилотка, а чалма. Павел проследил за направлением его взгляда и увидел фигуру человека, ныряющую среди волн, бегущих по траве. По стати и размашистости движений, Павел узнал Могучего. За спиной у него угадывался большой рюкзак. Повернувшись в сторону казармы, Павел вгляделся в вышку. На ней торчала только фигурка патрульного. С некоторых пор у замполита появилась привычка, залезать на вышку и подолгу рассматривать в ТЗК расположение. Павел сам не раз глядел в ТЗК, через него даже кратеры на Луне можно было разглядеть, не то что бегущего из самоволки солдата. Кузьменко с Задорожним уже взобрались на горку. Павел спросил равнодушно:
  -- Что, хохлы перевод получили?
  -- Ну, и перевод, и просто настал момэнт такой... - проговорил Хаджа, поводя своим крючковатым носом, будто принюхиваясь, не доносит ли ветер запах пожарищ.
   Как радушный хозяин, Павел спустился в капонир, достал стаканы, поставил чайник. Когда выбрался наверх, друзья уже расстелили в любимой выемке плащ-палатку, Могучий выставлял на нее банки с огурцами, помидорами. Волоча за собой телефонный провод, Павел прошел к плащ-палатке, поставил стаканы, подключил телефон. Хаджа аккуратно резал на газете неизменное сало.
   Лаук как всегда спросил серьезно:
  -- Хаджа, а что скажет Аллах?
  -- Ничего не скажет. Он же не видит. Я сейчас нахожусь на территории Христа, а он сало есть не запрещает.
   Павел откинулся на крутой склон горки, трава приятно щекотала шею, уши, склонялась над лицом. В памяти всплыло странное название этой травы - костер... Хорошо! Водку пить не хотелось, посидеть бы просто так, попить чайку, поговорить о том, о сем. Как всегда, обнаружив такое веселье в своих владениях, пришел Котофеич. Хаджа выбрал кусочек сала, в котором было побольше мяса, протянул коту. Но тот вдруг коротко шипнул и угрожающе поднял лапу, прижав уши. Хаджа отдернул руку, проговорил укоризненно:
  -- Ты чего это дерешься, звэр?
   Павел спросил:
  -- Хаджа, давно хочу тебя спросить, почему тебя так Котофеич не любит?
  -- Почему, почему... А я знаю?
   Никанор принялся разливать, Хаджа сказал:
  -- Котофеичу не наливай, он уже под газом, только что на меня кидался... Салага, успел в самоволку сбегать...
   Могучий взял стакан. Посмеиваясь, Никанор сказал:
  -- Салагам, вообще-то, не положено...
   Лаук раздраженно проворчал:
  -- Хватит, Никанор. Салага, салага... Все мы тут салаги. Надо делом заниматься, а мы тут х...ем груши околачиваем. Из тридцати человек настоящей службой в роте занято меньше десяти. Все остальные - свинари да поломойки, - похоже, он тоже затосковал по дому.
   Могучий предупредительно, с широкой улыбкой подал стакан Павлу. Взяв стакан, Павел спросил:
  -- Слушай, Могучий, почему тебе всегда весело?
  -- А чего тосковать? - он улыбнулся еще шире, глядя на солнце сквозь стакан. - Сегодня не идти на дежурство, пробежался до поселка, до дембеля год и четыре месяца. Все отлично. Тебе тосковать, еще меньше причин. Через четыре месяца ты дома будешь.
  -- Слушайте, мужики, а почему в нашей роте, и правда, нет дедовщины? - вдруг спросил Кузьменко.
  -- Процент раздолбаев ниже среднего, - засмеялся Павел, и опрокинул стакан в рот.
  -- Один Черкасов, - как всегда посмеиваясь, добавил Никанор. - Но один человек дедовские порядки не наладит.
  -- Вы уедете, начнется и дедовщина, - проговорил Могучий, задыхаясь и занюхивая водку рукавом. - Газмагомаев, Волошин, кое-кто еще из того призыва помаленьку корешатся. - Могучий вдруг расчувствовался: - Вы - люди. Я тоже думал, старики, старики... А приехал в роту, у меня глаз выпал. В учебке меня здорово дрючили. А здесь, ни от кого, ничего плохого не видел...
   Павел внимательно посмотрел на Могучего, который запихивал в рот целиком огурец.
  -- Могучий, а почему это ты еще не выпив, уже окосел?
  -- А я две кружки пива выпил, - безмятежно признался тот.
  -- Ну-ну... Смотри, замполит почует - на губу запечатает.
  -- В этом бардаке трудно оставаться человеком, - вдруг заметил Лаук.
  -- Человеком вообще трудно быть, - добавил Могучий, тяжело сопнув носом.
  -- Аминь, - заключил Павел и проглотил водку. Прожевав кусок хлеба с салом, Павел спросил: - Послушай, Могучий, а почему тебя в десант не взяли?
  -- А по блату... У меня отец с военкомом кореша. А мать меня все маленьким считает, вот и упросила отца, чтобы определил, куда полегче. Тут, и правда, халява...
   После второй бутылки их окутал туман. Все говорили, не слушая друг друга. Никанор с Хаджой сидели в обнимку и чего-то рычали друг другу. Вдруг Павел поймал на себе трезвый, холодный, изучающий взгляд Кузьменко. Резко дернув головой, будто сбрасывая хмель, Павел посмотрел в его глаза, жестко, пытливо. Заюлив взглядом, Кузьменко торопливо взял кусок сала, затолкал в рот. Неожиданно Павлу пришла на ум мысль, что он уже два раза успел побывать в увольнении. Единственные, кто ходил в увольнительные, это он, да каптер Гамаюнов. Но Павел тут же сморщился; не может быть, мелко, ничтожно... Хотя, грозился же он убить первого попавшегося гражданского, ради того только, чтобы на десять дней в отпуск съездить.
   Павла обвевал теплый ветерок, в губах пульсировал жар. Тяжело поднявшись, он сказал:
  -- Чайник вскипел. Пойду чайку заварю...
   От чая хмель немножко выветрился, зато навалилась истомная тяжесть. Помаленьку разговоры стихли, все повалились в траву. Как всегда некстати протрещал зуммер телефона. Взяв трубку, Павел проговорил:
  -- Пээрвэ на связи...
   В трубке голос замполита:
  -- Ефрейтор, у меня такое впечатление, будто вы только и делаете, что сидите, держа трубку возле уха. Как ни позвоню, тут же отвечаете...
  -- Это что, плохо?
  -- Да нет, удивляюсь только, когда вы успеваете поддерживать станцию в рабочем состоянии... Ефрейтор, идите в роту, общее построение. Кстати, там мимо вашей станции Могучий в самоход пошел, почему не задержали? Странная у нас рота; салаги в самоволки бегают, а старики в казарме безвылазно сидят...
  -- Во-первых, товарищ лейтенант, если я нахожусь на станции, то нахожусь в капонире. Следовательно, того, кто ходит мимо, я видеть не могу. А во-вторых, я сам вызвал Могучего. У меня под фургоном лежит ротор от преобразователя, надо было его откатить в сторону.
  -- Ефрейтор, что меня в вас поражает, это ваша потрясающая неискренность. Вы, будто с двойным дном; как Анисим из "Теней...", или, и правда, как мистер Икс, всегда в маске... Вы ж целыми днями на приемо-передающей кабине голышом валяетесь... - он отключился.
   Павел усмехнулся, сказал:
  -- В роте общее построение...
   Лаук легко вскочил, кивнул Хадже:
  -- Пошли...
   Наворачивая портянки, Павел пробурчал:
  -- Интересно, я точно знаю, что замполит сегодня на вышку не залезал, откуда он знает, что Могучий в самоход ходил?
  -- Откуда, откуда... - проворчал Никанор. - Полная рота стукачей и сексотов...
   Когда они подходили к казарме, рота только выходила строиться на плац. Павел с Лауком встали на правый фланг. Кравцова не было, он отсыпался дома, он был в предыдущую ночь оперативным дежурным. Павел в очередной раз попытался разобраться, кто у кого в подчинении. Замкомвзвода, то есть заместитель Кравцова, Сашка. Кравцов начальник "Дубравы", высотомер придан "Дубраве", следовательно, Павел должен подчиняться Сашке. Но Лаук лишь старший оператор, а Павел начальник станции. То есть, здесь он на равных с Кравцовым?.. Тьфу, черт...
   Замполит появился на плацу, как всегда подтянутый, брызжущий солнечными зайчиками от сапог. Никанор, как самый старший по званию, командует "смирно", докладывает замполиту о построении. Замполит прошел вдоль строя, остановился рядом с Могучим, тихо прорычал:
  -- Рядовой Могучий, выйти из строя.
   Могучий шагнул вперед, развернулся, его явственно шатнуло, но замполит не заметил. Заговорил медленно, нагнетая напряжение:
  -- Могучий, вы бегали в самоволку...
   Павел проворчал тихонько:
  -- Весь кайф изгадил, только лишь бы Могучего наказать...
   Могучий вытянулся, рявкнул, пуча глаза:
  -- Никак нет! Не бегал в самоволку. Был на пээрвэ.
  -- А вот ефрейтор Лоскутов утверждает, что вас не было там.
   Павел проговорил:
  -- Не утверждаю я этого, а говорю совершенно обратное...
  -- Разговоры в строю! - замполит резко повернулся к Павлу.
   Павел пожал плечами, и принялся смотреть прямо перед собой.
   Замполит скомандовал Могучему:
  -- Встать в строй! - снова прошелся вдоль строя, заговорил: - Мы с командиром посоветовались, и решили устроить для вас вечер, - лейтенант оглядел строй с таким видом, будто только что подарил солдатам всем вместе и каждому в отдельности не менее чем жизнь. - На завтра мы пригласили девушек из медучилища, - в строю, будто порыв ветра в кустах, пронеслось оживление. - Завтра, после обеда, все койки в угол, проигрыватель - через громкоговоритель. Танцы! Разойдись!
   На следующий день с утра царило всеобщее оживление. Шоферы с утра мыли, чистили, заводили огромный "Краз", который должен на марше тащить "Дубраву". Остальные отмывали горячей водой мастику с пола спального помещения, превратившуюся в жесткую корку грязно-серого цвета.
   Ревя и пыхая черным солярным дымом, уехал "Краз". Через час он вернулся. Вся рота уже переоделась в парадные мундиры. Только Павел с Лауком не стали переодеваться; во-первых, было жарко, а во-вторых, их повседневная форма была чисто выстирана и ладно подогнана.
   Господи! Павел почти два года не видел девушек. Они высыпали из стального кузова боевой машины, яркие, оживленные, щебечущие, как стайка райских птиц, и такие же красивые. Они все казались Павлу ослепительно прекрасными. Неловкость первых минут сгладила грянувшая музыка из громкоговорителя, установленного на крыше казармы. Странно, но от музыки Павлу вдруг стало невыносимо тоскливо. Так тоскливо, будто все внутренности сдавило, стиснуло колючей проволокой. Зачем все это? Зачем?.. Кончится вечер, девушек, как рабынь, погрузят в кузов боевой машины и увезут, а солдат вновь загонят в казарму да на боевые посты... Кто загонит? Из офицеров - один замполит. Да Господи! Государство, из которого невозможно бежать. Власть, подобно стальной крышке люка боевой машины, висящая над головой каждого солдата, да и гражданского тоже.
   Павел стоял у стены, смяв погон о стенд наглядной агитации, с розовой сияющей физиономией сусального солдатика, и смотрел на веселую, суетящуюся в безалаберном шейке, толпу. Павлу не хотелось туда, ему было противно, что начальники привели ему этих девушек, а не он сам выбирал.
   Вдруг Кузьменко подвел к нему девушку. Она была высокая, едва ли не выше Павла, с пышными формами зрелой женщины. Кожа ее казалась полупрозрачной и имела нежный розоватый оттенок. Только по лицу можно было определить, что ей не больше восемнадцати лет.
  -- Слегка подмигнув, Кузьменко сказал:
  -- Вот, Лена интересуется, почему ты не танцуешь. Она считает, что ты салага.
  -- Откуда это видно? - спросил Павел, слабо усмехнувшись.
  -- Девушка бойко глянула ему в лицо, потом смерила взглядом с головы до ног, сказала:
  -- Ну, во-первых, слишком короткая стрижка, новые сапоги, новая форма. И ты не в парадке. Наверное, старики отобрали? А себе отберешь у салаг зимой, да?
  -- Поразительная наблюдательность, и удивительное знание армейской жизни... - саркастически усмехнулся Павел. Тут кто-то поставил на проигрыватель вальс, и Павел сказал: - Давай лучше танцевать.
   Она изумленно вскинула глаза на него:
  -- А ты умеешь?
   Павел взял ее руку левой рукой, правую положил на тугую талию с глубокой ложбинкой на спине, и плавно разгоняясь, повел ее по кругу. Сначала она пыталась его вести, видимо до сих пор танцевала вальс с подругами. Но силы у Павла было с избытком, он властно повел ее, и она все смелее и смелее стала откидываться на его руку. Вскоре они уже так слились в танце, что она закрыла глаза. Все остальные стояли вдоль стен и заворожено смотрели на них, летящих по огромному полупустому помещению. Лишь замполит с какой-то кнопкой пытался кружиться посередине зала. А Павел с Леной летели и летели по кругу. Движением он старался разогнать свою тоску, сознание унизительности всего происходящего. Павел все увеличивал и увеличивал темп, и уже почти нес Лену на руке, когда музыка оборвалась. Лена вцепилась ему в плечо, потрясенно глянула в глаза. Павел, под взглядами пятидесяти пар глаз отвел ее к стене, туда, где стоял до танца, отпустил ее руку и снова привалился плечом к стенду. Она нерешительно оглянулась по сторонам. Кузьменко куда-то исчез. Полилась тягучая, кружащая голову, музыка танго. Павел молча взял Лену за руку, и прямо с места повел по залу, подражая профессиональным танцорам. С пронзительным всплеском музыки он вдруг яростно прижал ее к себе, она попыталась бороться, но руки ее тут же ослабли и нерешительно скользнули вверх по груди на погоны. Павел знал это танго, а потому с последними аккордами сумел подвести Лену к тому самому месту, откуда начал. Она села на табуретку, а Павел стоял рядом. Тоска и боль быстро нарастали. Ему вдруг невыносимо захотелось убежать подальше от этой проклятой музыки, вызывающую в груди настоящую физическую боль.
   Лена несколько раз поднимала голову, видимо порываясь заговорить, но тут же смущенно опускала ее. Наконец все же заговорила:
  -- Ты какой-то странный... У тебя что-нибудь случилось?
   Павел молча пожал плечами, разглядывая ее. Густые светло-русые волосы, гладкая полноватая шея и бойко-наивное выражение лица. Странная девушка-женщина...
  -- Ты почему все молчишь? - уже слегка обиженно протянула она.
  -- А о чем говорить? Через пару часов тебя увезут обратно в общагу, и мы больше никогда не увидимся.
  -- Но ведь ты сможешь приходить ко мне.
  -- Меня не отпускают в увольнения.
  -- Я попрошу вашего командира, и он будет отпускать...
   Она вдруг смутилась, на лицо и шею выползли красные пятна.
  -- Ты что, знакома с капитаном?
   Она промолчала, смущенно опустив голову.
   Гремела музыка, посреди казармы топала, дергалась пестрая толпа. Павел терпеть не мог шейк, даже не любил смотреть, как его танцуют. Тут подошел каптер, затянутый в ладно пригнанную парадную форму, наглаженный, весь в значках. Был у него значок, свидетельствующий, что он специалист второго класса. Видимо он из скромности не считал себя каптером первого класса. Правда, широкую лычку на погонах он "забыл" разделить пополам, и мгновенно из младшего сержанта превратился в старшего. Не слишком галантничая, он взял Лену за руку, сказал, коротко зыркнув на Павла:
  -- Пойдем, попляшем?
   Она нерешительно глянула на Павла. А Павлу почему-то не хотелось, чтобы она танцевала шейк. Ему казалось, что при таких формах это будет выглядеть неприглядно и даже непристойно. К тому же боль от музыки туманила мозг. Откуда-то из самых глубин организма поднялось жгучее раздражение, и Павел прорычал сквозь зубы:
  -- Пошел вон!..
   Каптер изумленно глянул на него, испуганно пролепетал:
  -- Но ты же не танцуешь?..
  -- Не ясно? Повторить?..
   Каптера будто сквозняком унесло. А Павел, поняв, что еще немножко, и он что-нибудь натворит, склонился к Лене и проговорил:
  -- Пойдем на улицу, подышим воздухом...
   Она послушно встала, и пошла к выходу. Они молча шли по дорожке. Откуда-то вывернулся Котофеич, муркнул, и пошел впереди, брезгливо переставляя лапы по острой щебенке, торчащей из асфальта. Лена шепотом спросила:
  -- Ой, чего это он?..
  -- Это Котофеич... - обронил Павел, и снова замолчал.
   Она шла рядом, легко постукивая каблучками по дорожке, по которой Павел бегал сотни раз. Он вдруг подумал, что вполне вероятно, по этой дорожке впервые шагают женские ножки. Они подошли к капониру, Павел сел на лавочку у входа, Лена присела рядом, огляделась по сторонам, проговорила:
  -- Красиво... И жутковато...
   Котофеич уже сидел на своем излюбленном месте и светил зелеными огоньками глаз. Павел сидел, откинувшись на спинку лавочки, смотрел в темнеющее небо. Боль улеглась, тоска слегка утихла. От Лены исходил слабый запах духов, мешающийся с будоражащим запахом пота. Он вызывал тревогу, беспокойство, казалось, что вот-вот должно что-то открыться, давно забытое, или даже небывавшее...
  -- Покажи мне станцию, - вдруг будничным тоном проговорила Лена. Но смотрела она лукаво и кокетливо. - Или - нельзя, военная тайна?
  -- Какая там тайна... Этой станции сто лет в обед будет. Ее еще лет двадцать назад шпионы со всех сторон сфотографировали и измерили. А еще, недавно, в Сирии, прямо из-под носа тамошних вояк, когда они Аллаху молились, американцы сперли приборный фургон "Дубравы". А это фургончик, раза в четыре больше моего.
   Павел нехотя поднялся с лавочки, отпер амбарный замок. Лена несмело вступила в подземелье, тускло освещенное зарешеченным плафоном. Павел подвел ее к фургонам, стоящим в капонире:
  -- Вот и станция. Ничего особенного...
  -- А как ты за самолетами наблюдаешь?
   Павел влез в первый фургон, запустил преобразователь. Провел Лену ко второму. Котофеич уже вертелся под дверями. В приборном отсеке Павел усадил Лену в свое кресло перед пультом, и, нагнувшись над ней, касаясь щекой волос, резко, зовуще пахнущих духами, включил приборы. Луч развертки забегал по экрану; вверх-вниз, вверх-вниз...
   Она разочарованно спросила:
  -- А где самолеты?
   Павел показал ей маховичок ручного вращения кабины, сказал:
  -- Покрути.
   Она крутанула маховичок. Павел представил, с каким воем мотнулась на горке приемо-передающая кабина, и хмуро проворчал:
  -- Плавнее. Не трактор ведь...
   Она закрутила маховичок неспешно, плавно, будто всю жизнь была оператором высотомера. На экране вспыхнула длинная вертикальная черта. Павел сказал:
  -- Стоп. Верни чуть назад.
   Черта, когда по ней пробегал луч, наливалась яркой желтизной.
  -- Это самолет? - спросила Лена.
   Павел поглядел на шкалу азимута:
  -- Ага. Гражданский. Судя по размерам - "Ту-154". А поскольку высота маленькая - идет на посадку в Новосибирске.
  -- Так далеко?! - изумилась она.
  -- Ну, разве ж далеко... - Павел переключил масштаб, сказал торжественно: - А теперь ты шаришь лучом в космосе.
   Она провернула антенну по азимуту, сказала разочарованно:
  -- Никого...
  -- А ты думала, летающие тарелки летают?
  -- А что, не летают?
  -- Поверишь, за два года ни единой не засек. Гражданские и военные цели легко идентифицировать. А подозрительных целей, не видел ни одной.
   Она спросила:
  -- А почему ты наши самолеты называешь целями?
  -- Потому что для нас, все, что летает - цели.
   Она долго смотрела в экран, медленно вращая маховичок, наконец, прошептала:
  -- Страшно...
   Павел спросил:
  -- А хочешь, покажу свой дом?
   Она удивилась:
  -- Как это?
   Он переключил вновь на малый масштаб, навел на свой родной Урман, показал ей на местник, торчащий на пределе дальности, сказал:
  -- Это радиотрансляционная вышка, которая стоит в ста метрах от моего дома в Урмане...
  -- Так далеко?! - снова изумилась она.
  -- Ну, разве ж далеко? У нас и из Белоруссии служат, и с Украины...
   Быстро щелкая тумблерами, Павел выключил станцию. Пульт погас, и стал серым, скучным, безжизненным, будто закрылись ставни.
   Павел поглядел на часы, сказал тихо:
  -- Скоро одиннадцать...
   Она кивнула:
  -- Да, да, пошли...
   Девушек увезли, и Павел вздохнул с облегчением, все вернулось в привычную накатанную колею. Где-то впереди, через четыре месяца, она оборвется сама собой, и тогда не будет тоски, не будет так больно колючая проволока сдавливать душу. Господи! Да в колючке ли дело? Каждый день ведь можно в самоволку бегать! Голосок внутри скрипнул: - "И каждое утро сапог командира или замполита будет тебя в дерьмо втаптывать..."
   Павел разделся и завалился спать. Все к черту! Солдат спит, а служба идет.
   На следующий день было воскресенье. Включений не было ни ночью, ни днем. Павел бродил по расположению, путаясь сапогами в высокой траве. Его догнал Кузьменко, попросил:
  -- Послушай, Павлик, одолжи мне свою пилотку, че ша?
  -- В самоход, что ли, собрался? - хмуро осведомил