Lektor: другие произведения.

Крайнее обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa

  Глава 43
  
  Седьмой отряд, самый малочисленный, но при этом самый подготовленный, отряд, в который собрали самых подготовленных, самых опытных, самых верных людей, был уничтожен - их хватило на несколько жалких минут, а после просто не стало.
  Не обращая внимания на рану в плече Мей, тыльной стороной ладони украдкой вытерла влагу со щеки. Это лишь грязь от болота, а не слёзы. Просто грязь...
  Сейчас её сознание находилось где-то не здесь. Опустошённая, усталая, она продолжала брести всё дальше и дальше, механически переставляя ставшие такими неподъёмными ноги. Можно было сесть в телегу, но тогда горечь поражения свела бы её с ума. Лучше брести вот так, со всеми вместе, а повозки пусть останутся для немногочисленных раненых - удары биджу редко позволяли спасти пострадавших. А волосы, её прекрасные волосы, гордость любой женщины, она так и не срезала их, даже перед личным участием в бою, противной скомканной паклей разметались по спине, мерзкими сосульками застывшей грязи спускаясь по вискам. Больно видеть своих подчинённых, также как и она бредущих по дороге, тяжело было чувствовать на себе их обречённые взгляды.
  'Почему? Почему мы проиграли?' - немой вопрос, на который она не хотела отвечать.
  'Почему ты допустила это? - кричали их глаза. - Мы должны были сегодня закончить эту войну, так почему?'
  Нет, не сейчас, ей нужно было немного времени для того, чтобы прийти в себя.
  Они бежали. Они бежали с поля боя, где так и не вступили в настоящий бой. Даже сейчас, вроде бы отдалившись на значительное расстояние, продолжали свой бег. Подготовка, тактика и стратегия, вся эта гражданская война и усилия тысяч и тысяч людей по достижению желанной цели вылились в... это. Она была всегда честна с собой, так что да, сегодня они (и она сама лично) не сделали и не достигли ничего. Их не заметили, их смели как пылинку, что даже не мешалась под ногами, нет, просто оказалась на пути, оказалась не в то время и не в том месте. Ею самой, её армией воспользовались словно портовой шлюхой, а после выбросили на улицу отработанным материалом, потому что она теперь была больше не нужна. Воспользовались лишь для того, чтобы сдержать её настоящего союзника на несколько жалких минут!
  Пропустив перед собой тяжело нагруженную ранеными бойцами телегу, она остановилась на небольшом пригорке, в этом дорога делала небольшой изгиб по складкам местности, а у неё было время, чтобы обернуться назад, туда, где всё ещё шел бой биджу.
  Вспышка за спиной осветила всё вокруг до самой границы горизонта, создавая при этом сюрреалистичного вида двойные тени.
  - Уходим!
  Верный советник прикрыл её своим телом, толкая в сторону от разбитой дороги, а она, резко обернувшись, продолжала зачарованно смотреть назад. Ао, продолжал кричать что-то ещё, а она всё смотрела. Смотрела и смотрела, как расширяется в стороны, а после вздымается в небеса невообразимо огромный огненный шар, опоясанный системой колец, смотрела, как граница ударной волны стирает облака... и как вздымающимся в небеса раскалённым прахом рассыпается Киригакуре - её дом, место, куда она желала вернуться, место, которое так желала изменить. Глаза нестерпимо жгло, и она не знала от чего больше: то ли от яркого света, то ли от горечи поражения. Она даже не чувствовала хода времени, мир воспринимался как череда отдельных слайдов старого фильма.
  - Двадцать километров, время есть, - безэмоционально выдал Анбу, складывая руки, формируя печать. Она и не подозревала, что её охрана всё ещё, после прошлого боя, была способна на такой героизм. - Дотон: Каменное укрытие!
  - Госпожа, ложитесь! - видя, что она не реагирует, с силой швырнул её в укрытие Ао, наваливаясь сверху телом, а вокруг рухнул чудом уцелевшие в бою остатки личной охраны.
  - Удар! - накрыл их сверху каменной плёнкой Анбу Тумана.
  Пепел всё ещё сыпался хлопьями с неба, когда они выбрались из-под каменной защиты. Спрессованный техникой камень пошёл трещинами, но устоял. Ударная волна не нанесла серьезного вреда ни ей, ни её подчинённым, несколько ушибов и ссадин не в счёт - каменная защита сделала своё дело. Их отступающий конвой, в свою очередь, пострадал намного сильнее: перевёрнутые повозки, рассыпанный вокруг груз, а также огромное количество новых раненых.
  Не проронив ни слова, она ещё раз обернулась в сторону разрушенного 'дома': подсвеченный алыми всполохами гриб продолжал стоять в горизонте немым напоминанием о произошедшем.
  - Твою же... - отряхиваясь от грязи и пыли, выбрался из укрытия Ао. - Это уже ни в какие рамки не лезет. Что там вообще они себе...
  - Надеюсь, что это был конец, - устало сидя прямо на земле ответила ему Каге без Деревни. - Ао, - на мгновение запнулась она, - помоги раненым, я хочу побыть одна.
  Сумасшедший день, что стал ещё более безумным. Если уж кому и следовало примерить на себе титул Легендарной Неудачницы, то точно ей. Ао ушёл, его голос и отдаваемые приказы было прекрасно слышно даже здесь, как и большая часть охраны, оказывая посильную помощь пострадавшим. Пройдёт минут двадцать, и они продолжат свой путь, потом она соберёт совет, примет какие-то решения и заснёт часов так на десять. А её советник и охрана... когда всё закончится она отправит их в отпуск, а после назначит пожизненную пенсию. И... нет, не только их, а весь седьмой отряд, вернее его остатки. Заслужили, они все заслужили отдых.
  - Твою же мать, - совершенно не стесняясь своего Каге в голос выругался стоявший рядом с ней Анбу.
  - Что? - вопрос застрял в её горле, едва Мей, выныривая из накатившей усталости, подняла голову - горизонт снова менялся.
  Наливаясь нездоровым багрянцем, многокилометровый, уже слегка расползшийся от ветра гриб, стремительно преображался в нечто новое.
  - Ками... - потеряв остатки решимости, рядом, отбивая поклоны, забился головой о землю её второй охранник.
  Алые молнии десятками разрядов мелькнули в этом чудовищном облаке и скрылись где-то внутри. Даже на таком расстоянии можно было ощутить всю мощь той чакры, что сейчас бушевала там. Ао уже летел снизу вверх, бешено вглядываясь в горизонт активированным доудзюцу.
  - Ха, - нервно усмехнулся советник, - и что дальше? Снова взрыв? Ха... - человек, которого считали крепче камня, сейчас, точно, как и она сама, пытался не впасть в банальную истерику.
  А облако менялось, стремительно втягиваясь само в себя и уплотняясь. Мгновение и оно начало принимать форму...
  - Ха-ха-ха... - нервный смех не оставлял её главного советника. Бьякуган в его глазу истекал кровью, пытаясь увидеть хоть что-то ещё.
  - Ао, обеспечь кордон. Не пускать и не выпускать. Никого. Попытаются прорваться - останавливать любой ценой, - не отрываясь от наблюдения приказала Мей. - Если это будет джинчурики - принять со всеми почесятми.
  Гигантская лапа с отчётливо выраженными когтями, сформировавшаяся из пепла, недавно бывшего Великой Деревней и её жителями, рухнула в самый эпицентр прошлого взрыва. Ударила, грохотнула так, словно прошлого удара было недостаточно, и неведомый враг всё ещё был жив.
  - Госпожа... - это стало последней соломинкой, дальше давать советы Ао уже не решался.
  - Д-да, кордон, - наконец собралась с мыслями рыжеволосая женщина, - кордон... Поставить кордон, отправить нескольких разведчиков. Только добровольцев и только Анбу! Других просто сотрут... - словно для себя тихо добавила она. - Пусть действуют по ситуации, - отдать другой приказ было бы преступлением. И совсем не причём тот факт, что никто кроме АНБУ не согласиться отправиться на поле боя.
  Медленно выдохнув, она встала на ноги, проигнорировав ненавязчиво протянутую руку советника - пока что жизнь вообще не особо её щадила.
  
  ***
  
  - У тебя ещё остались силы, Учиха? - в холодном детском голосе так и сквозило явное концентрированное презрение.
  - Замолчи, - прижав ладонь к лицу, стоя на коленях, ответил тот. - Я приказываю.
  Голос его был уже не тот, что раньше - Ягура, пусть и мысленно, улыбнулся своей очередной издёвке.
  Стоило им только оказаться внутри пространственно-временной техники, как масочник рухнул на колени, одним рывком сорвал маску и тут же скорчился в отвратительном харкающем кашле, выпуская из себя целый поток багрово-чёрной крови. Вся правая сторона его лица была залита уже подсохшими до черноты потоками крови, всё ещё медленно сочащейся из глазницы с Шаринганом.
  Долгий бой тяжело дался шиноби: обгоревший, с повисшей левой рукой, отнюдь не от каждого удара он успевал увернуться или пропустить сквозь себя, весь залитый кровью, как своей, так и чужой, он уже... не внушал. Дрожащими руками Учиха вытащил из остатков своего чёрного плаща несколько склянок с таблетками стимуляторов - это был уже третий раз, когда ему приходилось использовать за сегодня химию.
  - Приказываешь... - искривились аккуратные губы. - Приказывать ты мог раньше, сейчас ты проситель.
  - Не путай, это чудовище пришло за тобой, - покачнувшись всё же поднялся его 'хозяин' на ноги.
  - А ты решил воспользоваться ситуацией. Так нужен был Лис в коллекции?
  Отмахнувшись от его слов, шиноби продолжил глотать таблетки стимуляторов. А так как глаза он как раз и не открыл, следовало переходить в наступление.
  - Он пришёл за мной, - расплылся в улыбке действующий Мизукаге, - только вот, когда я умру, он пойдёт дальше. Уже за тобой, Учиха, за тобой... - издевательски протянул он. - Он увидел тебя, твой глаз и ему крайне не понравилось, что ты назвал себя Мадарой. Ты заинтересовал его, - прошептал Каратачи, надеясь ещё больше вывести из себя своего тюремщика - ему нравилось видеть того настолько униженным и слабым.
  Совсем чуть-чуть, совсем немного... Похоже, что уже совсем скоро 'бывший' хозяин перестанет быть хозяином и ему удастся скинуть поводок. И, Ками, как же он сейчас завидовал едва ли не загрызшему его чудовищу, которому хватило на это нескольких минут... а не десятилетий. Оставалось лишь выждать время, накопить эмоций и, воспользовавшись всей информацией о гендзюцу, которую он кропотливо собирал на протяжении большей части своей жизни, вырваться из-под контроля.
  - ... - прижав ладонь к глазу, промолчал шиноби.
  - Он сможет достать нас здесь? Долго ты её сможешь удерживать? - завершив препирания, обвёл Мизукаге окружающую их алую пелену руками. Это место было опасно, и он не желал находиться в нём более, чем было необходимо.
  Это место и в правду пугало его, своей атмосферой, пустотой, холодом, а также бескрайними алыми облаками чакры биджу. По этому алому бескрайнему 'морю' неторопливо ходили настоящие волны накатывая на торчащие тут и там редкие островки каменных кубов. Сам Ягура точно не хотел оказаться внутри этой чакры.
  - Первый раз вижу такую технику, ты сюда прятал чакру Лиса? То-то ему явно не нравилось, когда ты выдирал ему хвосты. Это же надо было догадаться залезть прямо ему под жо...
  - Сколько надо, столько и выждем, - выглядел Учиха неважно, особенно его глаз. - Выйдем, когда в реальном мире утихнет. И... кха... заткнись, - выплюнул он прямо в клубящуюся вокруг чакру Лиса новый сгусток крови, перед тем как вернуть маску испещренную царапинами маску обратно.
  'Воздействовать через своё гендзюцу не стал, боится за глаз,' - расплылся в счастливой улыбке 'ребёнок'.
  - Реальный мир? Хм... Ещё и пространственные техники... Какая жалость, что всё это сегодня не сработало, - снова продолжил язвить почти свергнутый диктатор.
  - З-заткнись, - уже всерьёз приказал масочник и Мизукаге всё-таки пришлось подчинился.
  Они продолжали ждать, пока в реальном мире бушевала геенна огненная. Наверно бушевала, жаль, что техника не позволяла узнать, что происходит сейчас там снаружи.
  - Приготовься, мы выходим, - произнёс Учиха, чувствуя, как подходит к концу его чакра - он больше не мог удерживать их в своём карманном измерении.
  Время вышло. Пора было закончить дело и захватить джинчурики.
  Пепел, пыль, грязь - они вышли из пространственной техники в добром десятке метров от поверхности. Это было ещё не самое глубокое место, склон воронки, оставшейся в самом эпицентре взрыва, спускался вниз ещё на добрые полсотни метров. В несколько прыжков оба шиноби выбрались наверх, находиться в точке выхода было сродни безумию из-за запредельных температур. В этом месте сама оплавленная земля всё ещё курилась дымом и просто стоять на ней всё ещё было невозможно. Даже дышать было сложно, грибообразное облако вздымалось в небеса, а они оказались едва ли не в самом центре его подножия. Им повезло два раза: в первый, когда Учиха успел использовать свою технику, и во второй, когда Девятихвостый всё же немного, но промазал.
  Оглянувшись ещё раз на воронку, мужчины неторопливо побрели прочь, туда, откуда нанёс свой удар джинчурики Девятихвостого - время подгоняло.
  В какой-то момент набегающий с запада ветер с силой ударил их в лицо, снося остатки дыма за спины и позволяя нормально осмотреться.
  - Выжженая пустыня... - взобравшись на странным образом уцелевший небольшой холмик, едва ли ему по колено, протянул Ягура. Ни болот, ни мелких озёр, ни лесов, их остатки неторопливо чадят вдалеке, ни его... Кири.
  Прикрыв глаза, он задавил рвущуюся наружу душевную боль, перенаправляя её в другое русло. Картина стояла перед ним, как живая: стен не было, как и построек внутри - развалины, остатки фундамента вперешку с пеплом и щебнем. Его детище, его дом, что он поклялся защищать любой ценой... Его люди, тысячи оставшихся верными ему человек...
  - Идём дальше, - безразлично бросил его мучитель и 'хозяин'.
  'Убить, - собрав все чувства в одно слово, обратился он внутрь себя к своему биджу. - Убить, - подтачиваемая десятилетиями техника, крепко вцепившаяся в его сознание, хрустнула и наконец-то поддалась. - Не прощу!'
  - Эй, Учиха, а на что ты будешь способен теперь, без своих глаз? - в момент возвращения прошептал Глава Кровавого Тумана, вгоняя отросший за мгновение прямо из ладони коралловый нож в спину своему многолетнему мучителю. - Или ты думал, что я буду на твоей стороне до конца, заносчивый ублюдок? Ты позволил этому монстру разрушить мою Деревню, - прошипел парень, нанося новый удар. - Мою, мразь, страну позволил уничтожить ради своих, выродок Конохи, тупых планов! - третий удар уже не попал в цель, та снова стала нематериальной, но чакра биджу уже успела проникнуть в тело.
  - Страдай, - сжав кусок коралла в руке, заставил Ягура его рассыпаться пылью.
  Безграничное удивление застыло в единственном, залитом кровью глазу, и пространственная техника поглотила владельца Мангёко Шарингана - в эпицентре взрыва остался один единственный человек.
  Свободный человек - остатки гендзюцу активно вытеснялись из мозга чакрой биджу.
  - Свободен, - распластавшись прямо на этой сожженной покрытой пеплом и прахом сотен погибших людей земле, прошептал Четвёртый Мизукаге. - Полжизни лизал пятки то одному, то второму Учихе... Грёбаная Коноха, - зло оскалился он. - Хрен вы меня теперь достанете.
  Видимость вокруг всё ещё оставалась далека от идеальной, но для джинчурики это всё уже не имело ни малейшего смысла.
  - Полжизни просрал, - пнул он небольшой камешек, раскалывая тот на несколько обломков. - Деревню просрал, власть и репутацию из-за приказов этого ублюдка тоже в топку, даже посох... - оглянулся он вокруг себя в поисках любимого оружия и устало добавил: - Ничего не осталось.
  Хотелось пойти, выглушить залпом бутылку ядрёного самогона, так, чтобы вырвало, а после рухнуть на недельку в кровать. Или, как вариант, вернуться в прошлое и вывернуть наизнанку уже Учиху ещё до того, как он использовал своё гендзюцу.
  И вот что теперь оставалось? Вариант просто сдохнуть условно бессмертный человек отрицал как факт (условное бессмертие было доказано его собственным научным отделом - за последние двадцать лет, он так и не начал стареть), оставалось бороться. Бороться за власть, например. Всё, что было у него: подчинённые, научные исследования, накопленные богатства - всё это сейчас витает вокруг в виде пепла и сажи. Теперь на него начнётся охота, а быть чьей-то добычей желания не было. Пойти что ли добровольно сдаться?
  - А ведь вариант... - покрытой сажей ладонью почесал он подбородок. - И даже не особо хреновый, - продолжил он и только после понял, что он вообще сейчас сказал и до чего его довели.
  Хотелось выть, хотелось завопить, так, чтобы охрипнуть или потерять голос.
  Звонкий, врывающийся, вгрызающийся в голову крик на самой грани с фальцетом разорвал гробовую тишину мёртвого пепелища, несколько подвернувшихся под руку камней обратились в щебень а джинчурики Трёххвостого стало немного легче.
  Оставалось лишь думать логически: повстанцы и сама Мей на протяжении всей войны приветствовали и принимали в свои ряды перебежчиков, из-за чего у него всегда было огромное количество шпионов в их рядах. Вот если бы с ним осталось больше людей, а повстанцев не поддерживал даймё Страны Воды, которому сам Ягура наступил на больную мозоль давным давно... а ладно, сейчас другое важно, но этого властолюбивого козла он убьёт потом точно.
  - Или я, или эта девочка, - вспомнил он бешенные глаза Мей, едва она поняла с кем так мило общалась во время недавнего боя. - Даймё может достать кого угодно, а неё боевой характер, даже жаль, что всё так сложилось.
  Убьют ли его, если он сейчас выйдет к ним с условным белым флагом? Если рядом будет 'будущая Каге', то точно нет, он слишком хорошо её знал, а вот в ином случае, ну мало ли как оно всё обернётся, от простых шиноби он отобьётся даже сейчас, будучи не в самой лучшей форме. Это был шанс на выживание.
  План постепенно приобретал будущие очертания. Только вот, не казнят ли его случаем после сдачи? Вот тут была самая большая сложность.
  Верные люди у него останутся даже после поражения: шпионы, просто лояльные, чтящие традиции и так далее, список можно продолжать. Будет шанс сбежать, он уверен в этом, но нужно было нечто большее чем вечная тюрьма, а значит... в качестве приза он был готов предложить своему будущему руководству и 'хозяйке' самого себя, а именно полностью лояльного и обученного джинчурики. А в качестве первого взноса и подтверждения силы можно будет принести голову этого урода, что разрушил их общую Кири. Не забываем и про авторитет, повстанцы всё равно в большинстве своём его бывшие подчинённые и это поможет ему восстановить свои позиции.
  - Пройдёт меньше года и они начнут грызню за власть уже друг с другом. Ещё лет через пять, сформируется оппозиция, а большинство простых шиноби начнут считать довоенное время нашим 'золотым веком'. А лет через двадцать вы все сдохнете, перегрызя друг друга, тогда как я, - скривились его губы, - переживу вас всех, твари.
  Ветер подул в спину, заставляя ускорить шаг. Оставалось грохнуть одного джинчурики и покончить со всем.
  - Это... это ещё что такое? - опешил Каге уничтоженной Деренви, поднимая голову к небесам.
  Вниз, прямо на выжженное поле и руины Киригакуре, опускалась сотканная из пепла и чакры километровая когтистая лапа.
  - Да иди ты, - воздел он вскинутый кулак в накатывающую тьму небес, укрываясь багряной плёнкой Покрова биджу, - на!.. - вопль потонул в грохоте тысячетонного удара.
  
  ***
  
  Опустив руку вниз и полностью отпустив контроль над разлитой вокруг чакрой, я полностью расслабился, наслаждаясь тем видом покоя, что наступает только после хорошо выполненной работы. После взрыва вокруг меня было разлито настолько много чакры, что мне показалось не лишним собрать её и ударить ещё раз, контрольным, так сказать.
  'После серьёзной работы,' - тут же поправил я сам себя.
  Пусть это было тяжело, пусть это было сложно, но, когда ты понимаешь, что всё, последний штрих нанесён на полотно картины, наступает покой.
  Тихо, хорошо на душе, никуда не нужно спешить и вообще двигаться с места - настоящий рай, одним словом. Отдыхай, понемногу восстанавливай силы и попытайся не отъехать от полученных ранений.
  Неторопливо, запинаясь через шаг и покачиваясь от порывов ветра, приближающаяся ко мне фигура не оставляла ни малейших сомнений.
  Достал, честно и меня не волнует, каким он образом умудрился выжить, не волнует, что на вид ему было едва ли не хуже, чем мне сейчас. Только вот он мог ходить, а я нет. Обидно, обидно, я рассчитывал на иное.
  - Настоящий шиноби даже в поражении находит победу, - немного не дойдя до меня расплылся Ягура в безумной улыбке. - Я жив и договорился с Исобу! Его зовут Исобу и как же он хочет убить тебя! - попытался было он крутануться на месте, но едва не упал после первого же шага.
  'Достал. И он и его биджу'.
  - Знаешь, а он очень хочет, чтобы тебе не стало, - распахнул руки в сторону 'мальчик'. Его глаза обратились в кроваво красные блямбы. - Ха-ха, я думал, что подчинил его, забрал его силу, но, оказывается, он способен на большее. А? - его лицо приняло странное выражение. - Да, хорошо, сейчас его убью и только потом всё выскажу.
  Кучка пепла за его спиной шевельнулась, открывая измазанное лицо Кагуи.
  'Грохни его. Кость в печень, никто не вечен. Тыкай и пусть его не станет'.
  Я хихикнул. Сбрендивший от прямого общения с биджу джинчурики заткнулся и подозрительно обернулся себе за спину.
  - Ты такая забавная маленькая Кагуя, - продолжил он, уже не обращая на меня внимания. - Такая забавная... и слабая, - его трясло как куклу на ниточках. - А ваша сила... ты тоже помнишь, как сладко хрустят кости в моей хватке... Ты ведь была там, была же? Ну ничего, подожди, скоро будет твоя очередь, - покачиваясь зашагал он ко мне, вздымая по пути клубы пыли.
  - Эй, - воскликнул он, когда Кагуя, швырнув себя с места вперёд, схватила его за щиколодку, - не смей прикасаться ко мне, тварь!
  Хруст ломаемых костей и девушка, кувыркнувшись по пути изломанной куклой, отлетела в сторону.
  - Просто держи, - выдохнул я, собираясь с силами и вставая. Последний, мать его, раз. Последний штрих. - Просто... держи...
  - Ты что-то сказал? - приблизился он ко мне ещё немного.
  Девушка снова начала движение, пытаясь схватить Мизукаге за ногу. Кожа на её второй кисти раскрылась лепестками, открывая изменённые кости.
  - Отцепись, - не глядя Ягура впечатал сапог ей в затылок. - Отцепись, мразь.
  Сросшиеся воедино пальцы образовали подобие копья.
  - Я. Сказал. Отцепись, - с хрустом смялось её предплечье от опустившейся детской ножки.
  С противным хлюпом кисть вошла в его ногу, раскрываясь остатками пальцев, полностью связывая и сковывая вместе двух человек. Теперь оторвать от себя Кагую он мог только вместе с её рукой.
  - Да сдохни уже, - произнёс я, отпуская контроль и позволяя последним каплям чакры стечь в ладонь, формируя там небольшой шарик. Бомба.
  Молниеносно взмахнув рукой, Ягура швырнул в меня что-то вроде каменного копья.
  Хлопок, рёв пламени... Чудом разминувшийся с едва оформленной биджудамой камень легонько тюкнул меня в грудь и тут же осыпался осколками.
  - Попал, хи-хи, - тихо булькнув хихикнул я. - Попал.
  Пыль улеглась, и я увидел лишь его ноги. Одну ногу, ту самую, что продолжала держать Кагами, пока в сантиметрах над ней бушевала геенна огненная.
  - Устал, очень, - прошептал я, опускаясь на колени.
  Мягкая водянистая жижа нежно приняла в себя моё тело, позволяя расслабить звенящие от напряжения мышцы. Устал, просто очень сильно устал.
  Цепляясь переломанными и ободранными до кости пальцами, она ползла ко мне, медленно подтягиваясь руками и волоча за собой неподвижные ноги.
  Ткнувшись своей головой мне куда-то в бедро, она замерла, а мне открылся полный вид на её спину. Виднеющиеся кости, запечённый фарш мышц спины и дрожащий открытый всему кусочек лёгкого. Это всё моя вина, что не смог ударить чуть выше. С таким не живут, но она жила, с таким не ползут, но она ползла.
  - Больно?
  Неразборчивое бульканье раздалось снизу. Глупый вопрос, понимаю.
  - Я в порядке, - попытался я успокоить её.
  Новое бульканье, смолкшее после того, как я положил свою ладонь ей на макушку. Тычок мне в бедро.
  - Я устал, - абсолютно честно ответил я.
  Тихий бульк, копошение. Если выжил Ягура, то где-то вокруг должен бегать ещё и Учиха, но он отчего-то не спешил меня добивать. Ну и хрен с ним в таком случае...
  Огненное солнце продолжало гореть в животе, растекаясь своими 'лучами' по чакросистеме организма. Лихорадка боя отходила в сторону, позволяя в полной мере почувствовать всё то, что я сотворил со своим телом за это утро. Правая рука?.. Обваренный кусок недвижимой плоти, который я уже не чувствовал, та сила что текла сквозь неё, а после и мой последний удар были уже далеко за чертой того, что могло выдержать это тело. Хех, тут уже не обойтись парой часов ускоренной регенерации, как это было с обычными ожогами. Наверняка пройдёт несколько недель, прежде чем я смогу хоть как-то пользоваться рукой. Точнее... точнее я сказать не могу, а ещё эта пустота и усталость, что туманят мысли...
  Повреждённые ребра и пробитое лёгкое с радостью напомнили о себе, тяжесть сдавила грудь, а кровавый кашель только усугубил положение. Алая струйка поднималась вверх по гортани, выходя в рот, отчего приходилось периодически приоткрывать рот, позволяя стечь крови. К алой крови добавились ещё и какие-то сгустки, но это можно было перетерпеть - самое главное, что всё закончилось. Про живот и говорить не буду, это тело живёт сейчас на голой чакре и заблокированной боли.
  Новый вдох дался с ещё большей тяжестью, горло перехватил спазм. Чакра в полностью раскрытом источнике едва ли не впервые отказывалась отзываться, действуя сама по себе. Самостоятельно едва ли не прожигая новый чакроканал прямо сквозь тело напрямую к сердцу. Нет, просто к этому участку груди. Это делал я и одновременно не я, как будто неведомый рефлекс толкал её туда.
  Тудум - ударило в виски, а грудь привычно пронзило острой болью. Невесомые частички чего-то оседали на землю. Частички коралла... Осыпающиеся пылью одежда, кожа, рёбра... Последние уже замирающие удары поражённого и истерзанного стремительно прорастающим камнем, но всё ещё живого сердца... Эта сволочь, эта маленькая тварь в теле ребёнка... его последняя атака не была жестом отчаяния, это был продуманный от и до план мести даже после его смерти. Или это был... Кто, если не биджу мог знать про слабости другого биджу и найти способ его преодолеть?.. Исобу и его чакра, его желание убить меня о котором в открытую заявил джинчурики.
  Усилие, коралл остановил свой рост и комок чужой чакры отделился от меня, бесследно растворяясь в воздухе.
  - ... - что-то произнеслся Кагами, но я так и не расслышал фразы.
  - Знаешь... Я посижу тут немного... - Моя правая рука неподвижно висела обугленным нечто, уже никак не реагируя на панические сигналы воспалённого мозга, ноги в свою очередь отказали уже давно. - Посижу немного... и пойдём отсюда... - сердце полноценно пропустило первый удар, теряя свой и так уже не самый стабильный ритм, - домой... вместе... - едва шевельнул я пальцами левой, пытаясь снова взъерошить короткий ежик её волос. Успокоить, ободрить хоть так, она заслужила. Ах да, волос же нет, я только делаю ей больно... Сожжённые, близким взрывом глаза подвели снова, принеся вместо неясных теней темноту. - Понимаешь... - говорить становилось всё тяжелее и тяжелее, - я просто устал... Очень...
  - ... - чужой голос снова донёсся из тьмы вокруг меня.
  - Пару минут... - прошептал я. - Пару... минут... просто я...
  Тяжёлые капли ливня упали на лицо, даря прохладу. А может и не упали, я не знаю, была ли вообще эта влага. Я выживу, я бессмертен, я обязательно выживу, чего бы это мне не стоило. Совсем немного передохнуть, совсем немного... пять минут и всё...
  'Просто устал... Очень...'

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"