Ленивый Бехолдер: другие произведения.

То, что не стоило будить

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Оценка: 7.33*42  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, обещанный фик по вахе. Попаданец в некрона-владыку, в затруднительных обстоятельствах. Не воспринимайте слишком серьезно. Вообще не воспринимайте серьезно. Предупреждение для знатоков вселенной: написано нубом.

   Мне было весело, да разве могло быть иначе? Хорошая компания, пиво, льющееся рекой, редкостно красивые девушки. Впрочем, третье, возможно, было результатом второго, но разве это так важно? Пирушка определенно удалась на славу. Батареи пустых бутылок наполняли наши сердца гордостью, а вид павших товарищей взывал к отмщению. И битва с хмелем продолжалась.
   То, как за неполные сутки компания из восьми человек, трое из которых не курили, умудрилась изничтожить два блока сигарет, так и осталось загадкой для моего хмельного разума. Загадкой, но не проблемой. Обнаружив отсутствие присутствия новой порции курева, я вызвался ликвидировать данное мелкое недоразумение. Инициатива получила вялое одобрение, но для пылающего сердца, полного доблести и тяги к приключениям, этого было вполне достаточно.
   Фонари - не слишком частое явление в ночном ботаническом саду, они робко проглядывали сквозь кроны деревьев, плыли и покачивались, подобно каравеллам в неспокойном море, распространяли вокруг себя почти мистические ореолы света. Жизнь била ключом, во всех смыслах являясь прекрасной и удивительной. Испортить ее не могла даже асфальтированная дорожка, что норовила проказливо вывернуться из-под ног.
   Доковыляв до ограждения, я застыл в нерешительности. Круглосуточный киоск манил своими подсвеченными витринами с той стороны, но забор еще той совковой постройки, сваренный из толстых железных прутьев, грозивших небу заточенными наконечниками, выглядел внушающим определенные опасения даже моему нетрезвому разуму. Однако, последний глас угасающего здравого смысла был безжалостно задавлен проснувшейся ленью. Путь в обход должен был занять лишних минут двадцать, а мне хотелось быстрее вернуться в объятья душевной студенческой пирушки. Моя судьба была предрешена.
   Схватившись за поперечную перекладину, я подтянулся, пытаясь добраться до верха ограждения. Получилось плохо. Пальцы, недостаточно крепко сжимающие ржавую железную полосу, разомкнулись и я, матерясь и обдирая руки, съехал к основанию конструкции.
   -Некронский монолит да Тзинчу в задницу! - именно такими словами я напутствовал себя на новое восхождение. Видимо, напутствие помогло. Во второй раз до верха забора я добрался без проблем. Оставалось только перекинуть свое тело через выступающие штыки на вершине этой, излишне фундаментальной, по моему мнению, конструкции. Что я попытался осуществить.
   -Попробуй... - шепнула мне ночная тьма, а поперечная перекладина, казавшаяся столь надежной, с громким скрипом обломилась, и я почувствовал, как острое железо раздирает плоть, все глубже входя в тело.
   Последней мыслью было: "не стоило сочетать в одном предложении монолит и тзинчеву задницу, ох не стоило..."
  
   Древний зал, купающийся в извечной тьме. Узкие полосы осветителей, тусклый зеленоватый свет которых словно бы делал темноту еще гуще. Стены из черного металла, казалось, по ним изредка пробегала рябь, как от камешка, брошенного в воду.
   Стены этого зала, построенные еще в незапамятные времена, уже очень давно не чувствовали ветров перемен. Неподвластные времени, они просто стояли, оберегая сон своих создателей. Тысячелетия текли сквозь них, не задевая, миллионы оборотов планеты, вокруг тусклой маленькой звездочки не смогли оставить на них и царапины. Они просто стояли, храня тишину мертвого склепа, в тайне надеясь однажды увидеть возвращение своих создателей. То самое, ради чего они и были когда-то возведены. Десятки миллионов лет пролетали мимолетным сном, лишь призраки да пауки бесшумно рассекали извечную тьму гробницы, что лежала вне времени. Кто-то сказал бы, что надежды тщетны, ведь для мертвых не свойственно пробуждаться ото сна длиною в вечность. Но у храма безмятежного сна было на этот счет свое собственное мнение, равно как и у тех, кто когда-то очень давно нашел покой в его недрах.
   Но сейчас что-то пошло не так. Крохотная искорка в управляющих цепях гробницы. Мелкая, не заслуживающая внимания ошибка. Такие иногда случались, толком не отлаженная технология временами давала сбои, но электронный мозг немыслимо древнего сооружения обычно с легкостью находил и устранял помехи. Но в этот раз сонный разум склепа не успел вовремя. Протокол, время которого еще не пришло, был запущен, и воспрепятствовать этому он не мог. В глазницах металлической статуи, что восседала на троне в центре зала, разгоралось зеленое пламя. Следуя протоколам, электронный разум приступил к тестированию энграммных маршрутов пробудившегося. Хозяина.
  
   Древний зал, что помнил течение миллионов лет. Целую вечность здесь господствовали лишь тьма и тишина. Но если тьма по-прежнему заполняла собой все уголки додревнего сооружения, то тишине пришлось изрядно сдать свои позиции. Чувствуя неминуемое поражение, она металась по залу изгоняемая вездесущим эхом. Ее тело рвали новые звуки, звуки, которых не было слышно целую вечность. Ритмичные глухие удары и неразборчивое бормотание пробудившегося от долгого-долгого сна.
   -Черт, ну почему именно сюда? Почему в эту консерву?! - бормотало существо на языке, которого машина никогда прежде не слышала.
   -Почему не в Империум к сестренкам? Что может быть лучше пары миллионов младших сестренок? Хотя... там инквизиция, сожгут ведь к нургловой бабушке... - говоривший внезапно замолк, словно силясь расслышать небесный глас вышеупомянутой бабушки. Обошлось.
   -... или к эльдарам. Эльдарки, вроде, симпатичные. Правда у них вроде аскетизм и дисциплина... значит к темным. Те еще шалуньи... М-да, шалуньи... пожалуй оставлю на крайний случай. Самый крайний случай...
   -Но ведь есть еще синемордашные ящерки. Они вроде тоже весьма кавайны... а может и нет... кто знает, как они в реальности то выглядят... да и это их Высшее благо в нагрузку. Нет уж, спасибо.
   -Тогда Хаос! У них определенно есть блекджек и демонетки. Они, правда, с крыльями и клешнями, но ничего, я челове... в смысле, консерва широких взглядов. Но этот их майнд-контроль... М-да, кто там дальше по списку?
   -Бравые орочи бойз? Ну, эти парни настолько суровы, что им даже тян не нужны... Кто остался? Тираниды? Да, пожалуй, вынужден признать: некрон - это звучит гордо! Да содрогнется галактика от поступи бессмертной армии. А там и о кавайных тянках можно подумать.
  
   Закончив комплексный анализ ситуации, в которую попал, я отошел от стены. На ней были явственно видны многочисленные вмятины. Что характерно, только на стене. На моем лбу, которым я в эту самую стену стучал, не обнаружилось ни царапины. Да уж, некронтир на телах своих владык не экономили.
   Почему я решил, что меня занесло именно в тело кого-то из правящей касты цельнометаллических солдатиков? Ну, это просто. Во-первых, свою тушку я обнаружил на троне в центре зала, прямо под здоровенным гербом вмурованным в стену. Или, если точнее, то не гербом, а династическим глифом, то же изображение было и на нагрудной пластине моего механического тела. Иными словами - не отдельные элементы, а полный глиф. Что уже как минимум говорит о принадлежности к какой-либо из царских семей. Наверное...
   Во-вторых, я по-прежнему разумен. Хотя не знаю, можно ли считать разумным существо, которое не только помянуло близкий контакт монолита и задницы Тзинча, но и поперлось перелезать через шипованный забор в совершенно невменяемом виде. Но, так или иначе, глупее или заторможеннее я не стал, а этим могли похвастаться лишь те, кто принадлежит к сливкам некронского общества.
   Почему именно некронского? Ну, это уж совсем просто. Мне хватило одного взгляда на металлическую кисть собственной руки с заостренными пальцами и бочкообразную грудь, с торчащими, матово поблескивающими ребрами из живого металла, чтобы это понять. Уж Ваху я ни с чем не перепутаю. И ведь, если подумать, именно некроны - моя любимая раса. Но только до тех пор, пока остается картинкой на бумаге или мониторе, или пластиковой миниатюрой. Попадать же в бесполую металлическую тушку, которая даже пива выпить не может, мне не хотелось никогда. А вот теперь не отвертишься.
   Хорошо бы это оказалось сном. Впрочем, обдумав эту мысль, я пришел к парадоксальному выводу, что лучше не надо. Полдесятка ржавых кольев в живот и горло мало кому добавят здоровой жизнерадостности. Так что, либо железной рукой покорять вселенную во главе бессмертных легионов, либо в выпотрошенном виде валяться на больничной койке. И, как не странно, из двух вариантов первый я предпочту второму. Таким образом, стоит быть оптимистичнее - осваивать окружающую действительность, и не думать о плохом.
  
   И первое, в этой самой действительности, чем я занялся, закономерно было мое собственное тело. Совершенное тело из живого регенерирующего метала. Розовая мечта любого киборга. Продукт высочайшей технологии во вселенной, квинтэссенция знаний древнейшей расы технократов. Ни единого грамма органики, металлический корпус, металлические сервоприводы, даже псевдомышцы и те из того же странного металла. Лишь в груди находится кристалл с чем-то вроде компьютера, который фактически и является моим мыслительным органом, и, по совместительству, вместилищем моей души. А может и нет. Не зря ведь некроны считают себя бездушными? Вполне может статься, что я - не более чем несколько терабайт бинарного кода. Всю информацию о конструкции тела мне выдала вшитая операционная система, выводя данные прямо на виртуальный дисплей перед глазами. Со знанием языка проблем не возникло, в конце концов, он был прописан в моем электронном мозгу, и было бы странно, если бы я его не понимал. С интерфейсом тоже не возникло непоняток, благо интерфейса как такового и не было. Да и кому нужен инструмент, обеспечивающий связь пользователя с машиной, если сам пользователь является компьютером, а его собственное тело - машиной. Таким образом, несуществующий экран перед глазами никак не управлялся, он просто передавал ту информацию и в том виде, которые были нужны в конкретный момент.
   Раз уж с этим я разобрался, было бы не плохо, по устоявшейся традиции, предписанной к выполнению миллионам попаданцев, поискать память реципиента. Чем я себя и занял. Медитировать мне не потребовалось. Система тут же вывела состояние жестких дисков. Что характерно - девственно чистых. Сохранился лишь некий аналог БИОСа, автоматически подшиваемый к каждому телу, и содержащий протоколы, необходимые для его штатного функционирования. Очень любопытно.
   Пройдясь вдоль стены и пошевелив на пробу всем, чем вообще можно было пошевелить, я пришел к следующим выводам. Мои движения резки, быстры и предельно точны, вероятно, для меня не составило бы труда поймать кончиками пальцев напуганного комара, но, при этом, являются несколько рваными и механическими. Ни следа того, что люди привыкли называть "грацией". Скованности движений, характерной для робота, я меж тем не ощутил. Технологии некронтир действительно поражали. Основой для моего тела служило нечто, напоминающее человеческий скелет, а подвижных частей в нем было столько же, как и у человека, если не больше. И к каждому суставу шел свой поток волокон псевдомышц. Это тело было очень подвижным. А еще прочным. Как я только не пытался, но не смог нанести себе даже легкую царапину подручным предметом, а меж тем, от удара кулаком на металлическом покрытии стен оставались серьезные вмятины. Все менялось, стоило подключить к делу кончики пальцев, выполненные в форме своеобразных когтей. Они легко снимали с меня стружку, оставляя за собой глубокие царапины. Которые, к моему изрядному удивлению, на глазах зарастали. Ух, чую, не обошлось без применения нанотехнологий.
   Немного освоившись с телом, я вернулся на свой трон, в подлокотник которого была встроена голубовато-зеленая сфера консоли. Было бы совсем не плохо, определится с тем, что творится во вселенной. Конечно, существует не так уж много того, что могло бы остановить атакующую волну некронской армии, но мало ли что, я ведь не знаю, в какой временной отрезок меня выкинуло. Быть может, сейчас как раз период расцвета империи эльдар. И высовываться с шашкой наголо будет не самой верной мыслью. Хотя сомнительно, что я найду хоть что-нибудь, что сможет помочь мне определится с нынешним временным отрезком. У некронов своя система летоисчисления, и, кроме того, насколько я помню, у них были некоторые проблемы с отсчетом больших сроков времени. Как же иначе объяснить то, что их миры-гробницы просыпались вразнобой, с разрывом в несколько тысячелетий?
   Но, в любом случае, будет не лишним подновить память, да и получить историческую справку не откуда-то, а из первых рук было бы просто пределом мечтаний любого вахофага.
   Не откладывая дело в долгий ящик, я положил бронированную конечность на поверхность сферы. Сознание мигнуло, и я словно слился с управляющей структурой гробницы. Да, два незапароленных компьютера всегда найдут общий язык.
   Решительных действий пока что следует избегать, кто знает, когда проснутся старшие. Те, чьим приказам я буду не в силах противостоять. Ведь в данных, предоставленных мне собственным электронным мозгом, я значился как "Владыка". Более чем высокий социальный статус, если по факту, то второй сверху в отдельно взятой династии. Владыки правили целыми звездными системами. Но, тем не менее, как и все некроны, они были подчинены тем, кто стоял выше. Фаэронам - единоличным правителям целой династии. И именно их мне стоило опасаться. Провести целую вечность во власти командных протоколов - судьба, что устроит некрона, но противна моей человеческой части. Конечно, это еще ничего не означает, за время великого сна могло измениться очень многое. Но даже так я отнюдь не уверен, что мой статус - самый высокий на этой планете. А это в свою очередь подталкивает ко вполне очевидному выводу. Первейшей и не терпящей отлагательств задачей является поиск информации.
  
   Когда-то очень давно, многие миллионы лет назад, когда такой расы как некроны еще не существовало, большую часть галактики заселяли некронтир. Одна из древнейших разумных рас, чье становление сильно опередило даже эльдар. Их родной мир был не слишком удобной для жизни планетой. Излишне высокая активность звезды, вокруг которой та вращалась, не самой лучшей стороны повлияла на существ, что населяли тот мир. Само зарождение жизни в таких условиях было величайшим чудом. И эволюция этой жизни порой приобретала самые странные формы. Среди существ, что ту планету населяли, особняком стояли те, кто впоследствии станут гордо носить имя некронтир. Гуманойдные, даже человекоподобные. Их тела были слишком слабыми, слишком болезненными для того, чтобы на равных сражаться на извечных аренах естественного отбора. Тупиковая ветвь эволюции, не имеющая будущего. Впрочем, как оно часто бывает, слабость была компенсирована зачатками разума, которые и позволили бедующим некронтир занять свое место в ассортименте жизни на планете.
   Миллионами лет позже, когда эта раса все-таки сумела завоевать положенное ей по праву место господствующего вида, оказалось, что неудачная эволюция все-таки оставила свое неизгладимое клеймо. Некронтир были умны и деятельны, они познавали вселенную и создавали сложную технику, их общество, спаянное узами родовых династий и целиком подчиненное правящей Триархии, могло дать отпор любому противнику и решить любую проблему. Но, как бы хорошо все это не выглядело, основная угроза таилась в глубине их собственных тел. Даже развитие медицины и те немногие биотехнологии, что они освоили, не могли им существенно помочь. Эволюция позаботилась о чрезмерно быстрой смене поколений, солнце ослабило их тела, а болезни, казалось, въелись в генетическую структуру. К тому же, активность звезды не спадала. Обеспечивая молодой расе, которая так и не смогла к этому приспособиться, все прелести ада на земле.
   И тогда некронтир устремились в космос. К далеким неизведанным мирам, где солнце не будет столь яростным, а природа - столь агрессивной. Поскольку некронтир были одними из первых, кто вышел в космос, конкурентов у них фактически не было, и никто не мешал их медленным кораблям, что так и не смогли превысить скорость света.
   Шли тысячелетия, некронтир расселялись по галактике, казалось, ничто не сможет помешать их вечному господству. Единственная разумная раса, чье развитие превышало их уровень, которую они встретили в ходе свих перемещений, не была настроена враждебно. Древние - существа, о которых сами некронтир знали лишь три вещи: они могучи, бессмертны и нейтральны. С ленивым интересом Древние посматривали на новую расу, не спеша предпринимать хоть что-нибудь. Они не мешали, но и не помогали, ограничиваясь наблюдением и отказываясь от любых попыток контакта. Кто знает, возможно, поступи они иначе, вселенная не была бы столь мрачным местом?
   Все шло хорошо, наука стремительно прогрессировала, все новые миры ложились под ноги поселенцам. Казалось, так может продолжаться вечность, и даже слабость тел - проклятье рода некронтир, было не более чем временным неудобством. Но все мнимое благополучие лопнуло в один миг. Единство некронтир - то, что служило основой могущества их цивилизации, дало трещину. Разделенные тысячами световых лет династии почувствовали ослабление власти Триархии. По-прежнему единые внутри себя, они не хотели отдавать лакомые куски соседям. Сначала хитростью, обманом и интригами, позже и грубой силой, династии воевали за лучшие планеты, залежи ресурсов и знания. Сначала понемногу, позже все больше, вторя дурному примеру, все новые династии включались в эти кровавые игры. Бедствие грозило приобрести масштаб эпидемии, а все новые миры и царства стремились выйти из-под длани Триархии. Грянули Войны сецессии.
   Вот тут-то и отличилась впервые династия Намун. Та самая, глиф которой красуется над моим троном. Прежде ничем не выделявшаяся, она, едва вступив в войну, быстро достигла невероятных успехов. Армии соседей были разгромлены в рекордные сроки, силы Триархии - отброшены далеко назад. Правда, все это было достигнуто отнюдь не тактическим гением фаэрона. Скорее наоборот, военачальники, происходившие из этой семьи, во всем предпочитали старый как мир способ - лобовую атаку. Пожалуй, можно заключить, что эта династия была отнюдь не самой могущественной, отнюдь не самой умной, но наверняка - самой отмороженной. В то время как другие властители видели в войне продолжение шахматной доски и стола переговоров, Намун отдавались ей целиком, сражаясь на истощение и вкладывая в любой удар все имеющиеся силы. Собственно именно эти события положили начало той жутковатой славе, что рваным рубцом расходилась за любым ее представителем, куда бы тот ни направил свои стопы.
   Войны сецессии медленно, но верно истощали силы некронтир. Власть Триархии, прежде абсолютная, слабела с каждым годом. Срочно нужно было принимать меры, и они были приняты. Нашелся общий враг, способный объединить всех некронтир, захлебывающихся в горниле междоусобных войн. Древние, раса, владеющая секретом бессмертия. Для некронтир, что так и не смогли избавиться от своего проклятия, оно выглядело сказкой. Даже те династии, что глубже других погрязли в хаосе войны, не смогли противиться такому искушению. Некронтир вновь были едины. Грянула Война в небесах.
   Но все шло не так, как предполагалось. Примерный уровень развития Древних, полученный путем многовековых наблюдений со стороны, не оказался даже относительно верным. Некронтир, полагающиеся на свою технику, просто не могли знать о тех опасностях, что несет с собой противостояние тем, кто использует силы, что лежали за пределами понимания их ученых. Тяжелая, добытая большой кровью победа, которую прогнозировали аналитики, оказалась не более чем зыбким миражем. Некронтир медленно, шаг за шагом, приближались к краю. Династия, носившая тот же глиф, что нынче красуется на моей груди, отличилась и здесь. Эти ребята не признавали поражений, они шли в атаку, используя все имеющиеся силы, и временами даже побеждали. Иногда, изредка, но побеждали. Очень значительный процент от всех побед того периода принадлежал именно им. Но, конечно, такое не проходит бесследно. Даже в свои лучшие времена, эта династия не отличалась особым могуществом. Теперь же, в ходе бесконечных войн, ее сила таяла, как кусок сахара под струей кипятка. Впрочем, это было верно для всех без исключения династий, как и для расы в целом. Война близилась к завершению, при чем такому, после которого от некронтир остались бы в лучшем случае воспоминания.
   Вот здесь и наступил переломный момент, который изменил не только саму суть некронтир, но и облик вселенной. Состоялся контакт с новой разумной расой, принципиально иной по форме, и по сути, но схожей в одном. Своей ненависти к Древним. К"Тан - раса богоподобных существ, не нуждающихся ни в технике, ни в пище, по крайней мере, в привычном для некронтир виде. Их было не много, но каждый сам по себе являлся огромной силой. Их могущество и знания лежали далеко за гранью представления некронтир. Наверное, именно по этой причине, они с такой легкостью сошли за божеств. А за контактом последовало предложение союза. Более того, звездные боги предложили свои знания, что по их мнения могло даровать некронтир путь в вечность. Это было то предложение, от которого столь болезненная раса просто не могла отказаться. Союз был заключен, а предложение принято.
   Используя свои знания, некронтир изготовили совершенные механические тела, которые должны были стать вместилищем их разума и духа. К"Тан же даровали им биопечи, квинтэссенцию своих знаний о тонких материях. С их помощью некронтир должны были отбросить свои смертные органические оболочки, заменив их вечными телами, из живого метала. Так закончилась история некронтир и началась история некронов.
   Конечно, все просто не могло пройти идеально гладко. Время поджимало, ресурсы были ограничены и действительно качественные тела достались не многим. Лишь знать и интеллектуальная элита смогли пережить переход на новый уровень существования без особых потерь. Всем остальным повезло куда как меньше. Основной проблемой были не металлические части тел, которые хоть и разнились по качеству у представителей разных классов, но все же не критично. Что действительно являлось проблемой, так это тонкая электроника, кристаллические процессоры, вынужденные принимать на себя функции ныне отсутствующего мозга. Фактически заготовки под создание искусственного разума, что прежде использовались в основном лишь при судостроении. Дорогие и чудовищно сложные в изготовлении, вполне очевидно, что на всех их хватить просто не могло. Таким образом, полноценные кристаллы получила лишь элита, остальным же достались лишь их жалкие подобия. И если военные получили возможность хотя бы частично сохранить свою личность, то большинство гражданского населения после биопереноса не сильно отличались от роботов. Но жестокие времена требовали жестоких решений. В конечном итоге эта мера помогла выжить и стать сильнее.
   Так начался новый виток войны с Древними. Обновленные некронтир, нынче называемые некронами, были куда сильнее себя прежних. К"Таны, поглотив оставшуюся после биопереноса некронтир жизненную энергию, тоже приумножили свои силы. Война в небесах продолжалась, но теперь теснили уже Древних. Те, предчувствуя поражение, используя свои познания в биотехнологиях, создавали новые расы, что могли помочь в войне. Но все их усилия были тщетны. Военная машина нового союза перемалывала любые заслоны. Удары звездных богов были страшны, а бесчисленные легионы некронов не знали ни страха, ни жалости.
   Война продолжалась долгие века, но коренным образом ситуация больше не менялась. Все новые создания появлялись из лабораторий Древних, но изменить это уже не могло ничего. Некроны же не только воевали. Исследуя способности своих союзников, которыми те пользовались инстинктивно, их наука двигалась небывалыми темпами. Очень быстро даже время и пространство сдали свои позиции под натиском некронских ученых - криптеков.
   Итог войны, учитывая все вышесказанное, вполне очевиден. Древние проиграли, и были уничтожены. Но на этом поход некронов отнюдь не завершился. Пообвыкшись со своими новыми телами некронская знать поняла, что те не вполне отвечают их требованиям. Былые времена плоти были забыты как страшный сон, но все же по сравнению с наиболее совершенными созданиями Древних, металлические болванки, которыми, по сути, и являлись некроны, выглядели откровенно жалко. И тут, в чью-то светлую голову, пришла запоздавшая мысль о том, что можно было бы сделать и лучше. И виноваты во всем были конечно же К"Тан. Кто бы сомневался?
   Война некронов продолжилась, на этот раз их целью стали те, кто в свое время не только спас их от уничтожения, но и помог обрести бессмертие. Звездные Боги подобного не ожидали. Мощь некронской науки, что вплотную подошла к их собственным возможностям, стала для них неприятным сюрпризом. Эта война не затянулась надолго. К"Тан, не убитые, но разделенные на осколки и развезенные по всей галактике сопротивлялись яростно, но неорганизованно. Ведь поучаствовав в авантюре с Войной в небесах, те вернулись к своим прерванным занятиям, а именно, пожиранию всех вокруг, равно как и себе подобных. Победа над разобщенным противником не была особо сложной, хоть и стоила триллионов жизней. Впрочем, к потерям некронам было не привыкать.
   Дальше то, что я мог вычитать, и мое собственное мнение расходились. В исторических документах было написано, что расслабившиеся некроны напоролись на новую, почти не принимавшую участия в войне расу. Эльдары. Одни из наиболее совершенных созданий Древних. Пользуясь знаниями своих создателей, они успели скопить не мало сил. Что заставило некронов, изрядно потрепанных многочисленными войнами, отступить, а после и вовсе погрузиться в долгий сон на многие миллионы лет, выжидая время, когда эльдары ослабнут. Но мне, честно говоря, в это не верилось. Ну не могла раса, посвятившая войне тысячелетия, спасовать против тех, кто даже свой союзнический долг выполнял не слишком охотно. За это время должен был быть найден некий баланс между потерями и восполнением сил. Кроме того, неважно сколь бы сильны и велики не были военные силы эльдар, но у некронов никогда не было армий - армией являлся весь их народ, вплоть до последнего существа. Иными словами, если союз Древних и Эльдар был разбит, то одни только эльдары особой опасности представлять не могли. Мне виделись иные обстоятельства. Возможно, после окончания войн Триархия начала замечать ростки нового раскола. Могло статься, что командные протоколы, что должны были обеспечивать лояльность некронов, получились вовсе не такими уж и совершенными. Неизвестно что насчет эльдар, но еще одних войн сецессии некроны бы точно не пережили. Хотя, на самом деле, это не так уж и важно. Что бы там не произошло, итог у этого был один: долгая спячка, во время которой некроны утратили все то преимущество, которое у них было, и ничего не приобрели взамен.
   Теперь относительно того, что касается непосредственно меня, или, точнее, династии Намун. Пережив Войну в небесах и восстание против К"Тан, династия приобрела не только пугающую славу отмороженных берсерков, что всегда на острие атаки, но и высокий статус героев, коих не признать было нельзя. Но все имело свою цену, так и статус, полученный бесчисленными жертвами, обернулся катастрофическим ослаблением. От некогда огромного царского двора осталось всего два представителя. Фаэрон да Владыка, оба одинаково безмозглые, бессмысленно раскидывающиеся силами глупцы. Все Лорды, равно как и младшее дворянство либо пали еще во времена Войны в небесах, либо под благовидным предлогом перешли в распоряжение других династий. Но, как будто этого было мало, Намун, вояки до самого мозга своих металлических костей, вызвались провести разведку свежеобнаруженного эльдарского сектора. Как назло, это был один из первых случаев, когда остроухие показали зубы. То, что было извлечено из развороченных кораблей, с почестями доставили в коронный мир, да так там и оставили, не забыв предварительно выгрести все мало-мальски ценное. Очевидно, в качестве платы за транспортные услуги. И не было никого, кто мог бы этому помешать. Управляющий кристалл Фаэрона был необратимо поврежден, а Владыка повредился рассудком. То, что это самое "повреждение рассудком" было зело похоже на результат выстрела из синаптического дезинтегратора в упор, никого не смутило. Оно и понятно, кому понравится существование слабого соседа, известного любовью к силовым решениям и надежно защищенного непомерно раздутой репутацией. В любом случае, учитывая то, что Владыка во всей династии был только один, это неплохо объясняет отсутствие прежнего хозяина тела. Его просто выжгло, а на пустующее место подселился я. Таким образом, именно я являюсь высшей ступенью на социальной лестнице не только в этом мире, но и во всей соей династии. Выше меня только Триархия и Безмолвный Царь.
   Это были хорошие новости. Дальше идут плохие. Настолько плохие, что когда я добрался до цифр, меня от шока выкинуло из системы гробницы. Пришлось переподключаться. От некогда великой династии не осталось ничего. На самом деле, уже не было и самой династии. Смерть Фаэрона и безумие последнего Владыки поставило точку на традиции преемственности. Иными словами некому было унаследовать верховный титул, все подчиненные миры отошли другим династиям, лишь коронный мир, который на самом деле никогда не представлял собой ничего особо ценного, оставили в качестве усыпальницы павшим в неравной битве героям. Вот уж точно мир-гробница, точнее и не скажешь.
   Великая цельнометаллическая армия, ведомая в бой грозным Владыкой, что я уже видел в своих мечтах, рассыпалась в прах. По данным системы в стазисных саркофагах огромного мира находилось порядка двух сотен некронов-воинов, два десятка бессмертных, пять смертоуказателей и два лич-стража. Те, кого удалось достать из обломков кораблей. Да у самого захудалого дворянчика, самой вшивой династии, и то больше подчиненных! С техникой было немного лучше, нам оставили всего понемножку. Правда, это было вовсе не проявление щедрости. Наоборот, завуалированный намек-оскорбление. Так в могилы павших воинов клали их оружие. Династия Намун - мертва.
   Что ж, в свете всего вышесказанного, не могу не согласиться с этим фактом. Но за технику спасибо, она мне еще пригодится. Я точно найду ей применение. Хотя, наверно глупо благодарить за собственную же технику, но я все-таки не тот самый павший Владыка. И, если уж совсем честно, всегда мечтал прокатиться на репульсорной платформе. От щедрот отвалился даже целый монолит, очевидно, тот самый, который я грозился запихнуть в задницу Архитектора Судеб. У Тзинча определенно есть чувство юмора.
   А теперь снова к плохим новостям. В распоряжении этого мира не было ни единого корабля, способного на более-менее длительный космический полет. Более того, дольменные врата - подаренные звездными богами устройства, позволяющие использовать для перемещения Паутину Древних, создавая в ней новый, не предусмотренный изначальной конструкцией, проход, были аккуратно демонтированы и увезены в неизвестном направлении. А это значило только одно: у меня нет возможности покинуть эту планету. Мир-ловушка, мир-тюрьма, можно придумать множество обозначений для места, где я явился в этот мир, но суть от этого не поменяется. Я оказался заперт в собственном убежище.
  
   От рефлексии, в которую я уже начал впадать, меня отвлек запрос, появившийся на сфере консоли. Электронный разум интересовался, начинать ли ему процедуру пробуждения гробницы. Я уже было собрался дать свое согласие, но тут меня пронзила неожиданная мысль. Хотя возможно и не мысль, а воспоминание, принесенное из того далекого мира, что я оставил за спиной. Пробуждение некронского мира-гробницы требует столько энергии, что планета становится похожей на маяк, давая всем желающим знать о приходе новой силы. Не самая лучшая перспектива, учитывая то смехотворное количество хоть сколько-нибудь боеспособных существ, что здесь находилось. Я покосился на заостренный кончик пальца, застывший в миллиметре от голографической руны подтверждения. Да, это я вовремя вспомнил. Еще бы чуть-чуть и протрубил бы на всю галактику о том, что очередной мир-гробница некронов пробудился от своего извечного сна, и готов устраивать рейды-жатвы. И кто бы сюда пожаловал неизвестно. От имперского флота и до эльдарского крафтворлда. И что бы я тогда делал?
   Да, в любом случае, торопится с этим не стоит. К тому же, нет необходимости будить всю гробницу, если все ее содержимое вполне уместится на баскетбольной площадке. Ну, кроме монолита... Хотя, если его перевернуть и вкопать в землю...
   Ладно, раз нет возможности разбудить всех разом, придется будить каждого по отдельности. Не пристало владыке тьмы рассиживать на троне, коли подданных у него нету. Придется шевелить конечностями. Да и вообще, если подумать, то это не плохое решение. Как известно, никто не знает, в каком состоянии проснется тот или иной некрон. Спячка, продолжительностью в миллионы лет имеет паршивое свойство плохо сказываться на мозгах. Даже кристаллических. Часть уснувших просыпается, скажем так, не совсем вменяемыми. И будет лучше, если я сам проконтролирую процент подобных отщепенцев, перспектива нести потери еще до встречи с вероятным противником, меня как-то не вдохновляла. Насколько мне было известно, некронское безумие в основном принимает две формы: проклятие освежеванных - жуткий подарок одного из К"Танов, заставляющий пораженного им бедолагу испытывать вечный неутолимый голод. Освежеванные носят на себе кожу, снятую с убитых ими живых, пытаются жрать их мясо и пить кровь. И то и другое, правда, получается у них из рук вон плохо, все-таки при создании некронских тел никому и в голову не приходила мысль о том, что пищеварительная система еще может кому-нибудь пригодиться, но они честно стараются.
   И вторая форма - безумие уничтожителей. Точно не известно, является ли это какой-то скрытой в бесчисленных протоколах разума ошибкой, еще одним подарком звездных богов или просто вывертом психики некронтир, слишком болезненно переживших смену плоти на мертвый металл, но факт остается фактом. Часть пробудившихся некронов зацикливается на идее всеуничтожения. Для них нет особой разницы, кого именно резать: будь то живые ксеносы или собратья некроны, они будут одинаково безжалостны. Если у них появляется такая возможность, эти ребята совершенствуют свои тела, приобретая совершенно негуманойдные очертания, искажая свой разум ради большей боевой эффективности. Тут нужно заметить, что некроны, с несвойственной роботам сентиментальностью относятся к воспоминаниям о своих прошлых телах. Абсолютное большинство разумных представителей моего вида, предпочитает пожертвовать эффективностью, ради сохранения некого некронтироподобия. Весьма условного, с моей точки зрения. Хотя, кто знает? Как выглядели эти самые некронтир, едва ли помнят даже сами некроны. Слишком уж много времени прошло.
  
   Оторвав руку от терминала и поднявшись с трона, я подхватил боевую косу, которая все это время была прислонена к подлокотнику. Хотя, по-моему, назвать эту жертву инцеста совны с алебардой "боевой косой" было не лучшим решением. Нет, я понимаю, что такая форма практична и эффективна, куда эффективнее, чем та же боевая коса из человеческой истории. Равно как и те фантастические гибриды сельскохозяйственного орудия с холодным оружием, что с таким тщанием рисовали многие земные художники, но мое чувство прекрасного билось в истерике, и поделать с этим я ничего не мог. Будет время - переделаю.
   Хех, к слову сказать, стоило бы вспомнить и о специфике того места, где это орудие кромсания ближнего своего было найдено. Не иначе как еще одна аллюзия на похороны. Все-таки некроны, как и любые разумные существа, предпочитают хранить оружие в оружейных, а не прямо под рукой.
   Но все это лирика. Есть дела куда важнее. Мне нужно мобилизировать все имеющиеся силы, проконтролировать корректность пробуждения и адекватность пробудившихся, а также провести разведку местности. Не то, чтобы я очень спешил. Эта гробница стояла миллионы лет, простоит и еще немного. Но я же свихнусь в одиночестве! Конечно, учитывая мои знания - лич-стражи и смертоуказатели - не лучшие собеседники, но выбирать, не приходится. Эх, может помолиться Слаанеш, авось пришлет пару демонеток? Вот только сомнителен успех этого мероприятия. Тут уж скорее на огонек заглянет попугайчик Тзинча, объяснять положения о статусе неприкосновенности божественной задницы хозяина. А вообще, если подумать, то странно все это. Если не считать вероятность немыслимого совпадения, при котором какая-то пространственно-временная аномалия зафутболила меня сюда сразу после поминания Тзинча всуе, остается только вариант с непосредственным божественным вмешательством. Ладно, даже если предположить, что исходя из концепции безграничного разнообразия вселенной, сорокатысячник обязан где-нибудь существовать, равно как и его боги, то все равно, столь пристальное внимание к моей скромной персоне заставляет недоумевать. Я же четко помню некий голос в голове, звучавший за секунду до моей смерти, но один факт того, что кто-то такого масштаба, подумать только, обиделся на подобное полушутливое богохульство... Да в нашем мире именами этих самых богов хаоса не ругается только тот, кто их не знает. Неужели их всех ждет такое посмертие? Очень сомнительно. Так с чего мне была оказана такая честь? Я ведь ничем не отличался от миллионов мне подобных. Обычный раздолбаистый студент, что методично валил сессии и никакими особыми талантами не блистал. Да и не особыми тоже. Да и вообще, если уж на то пошло, то никакими. Таким образом, в полный рост встает вопрос: каким боком я так приглянулся Изменяющему Пути? Попугайчик, ау-у! Да ладно, я даже на крикуна с запиской в лапке согласен. Или у крикунов нет лапок? А, блин, что ж делать то?
   Эта вселенная - место темное и мрачное. Не имея за спиной многомиллиардной армии, здесь затруднительно чувствовать себя в безопасности. Да и имея, в общем-то, тоже. И что мне здесь, спрашивается, светит, с двумя сотнями воинов то?
  
   Предаваясь чувственному самобичеванию, видимо где-то подсознательно все же надеясь приманить пару-тройку демонеток, я продвигался вглубь гробницы. Строили некроны с размахом, и это мягко, очень мягко сказано. Тот зал, где я очнулся, был размером с футбольное поле, но, по сравнению с теми помещениями, сквозь которые я проходил, он казался даже не кладовкой - почтовым ящиком. Наверное, во времена зенита своего могущества, этот мир нуждался в подобных циклопических конструкциях, но сейчас они выглядели откровенно неуместно. Каких либо следов запустения видно не было, но от этого становилось еще более жутко. Словно хозяева-великаны вышли на минутку, но вот-вот вернутся и покарают наглую букашку, дерзнувшую вступить в их владения. Приходилось ежеминутно напоминать себе о том, что именно я здешний хозяин. Но особого облегчения это не приносило.
   Если бы не встроенная карта, я рисковал бы веками блуждать в чреве этого мира. Когда-то очень давно, здесь существовала целая инфраструктура, сети телепортов, колеи для грузовых платформ, целые магистрали для летающих машин и конструктов. Сейчас все это спало, погребенное под прахом тысячелетий. Одно нажатие кнопки и исполин был готов проснуться, но что в этом толку сейчас? Сейчас, когда на всей планете не наберется и трех сотен существ, способных держать оружие. Возможно, ситуацию могли бы частично исправить машины из числа тех, что обеспечивают сохранность гробницы, в конце концов, некроны никогда не создавали сугубо мирных роботов. Любой из них мог бы отправить нескольких гвардейцев в гости к Императору. Но и здесь дела обстояли не лучше. Наши благодетели, уходя, выгребали все подчистую. Их вполне можно понять. Зачем оставлять что-то ценное в гробнице, которая заведомо никогда не пробудится? Нет, они оставили достаточное количество сервисных роботов, ничто не грозило состоянию сооружения, равно как и тем, кто в нем спал. На самом деле, все очень просто: некронские конструкции очень долговечны, они требуют лишь самый минимум ухода, лишь раз в несколько столетий нуждаются в плановой проверке. Все эти функции может взять на себя относительно небольшое число сервисных роботов. Совсем другое дело - стазисные саркофаги. Их готовили в спешке, они были не опробованы и не оттестированы. Для полноценного функционирования им требовался очень тщательный уход. Следовательно, число сервисных роботов, способных обслужить без малого две с половиной сотни саркофагов было отнюдь не велико. Печально. Хотя, подождите минуточку. Если я правильно помню, у некронов был один чудесный вид роботов. А именно каноптековые скарабеи - чудесатые жучки, способные разбирать танк на болтики вместе с экипажем, а после этого наклепать из полученного материала кого-нибудь еще. Призраков или пауков, к примеру. Надо бы проверить системы гробницы на предмет наличия этих полезных зверушек. Они бы очень пригодились.
   Ободренный подобными мыслями, я шагал по бесконечным коридорам, разрывая извечную тишину гулким стуком своих металлических подошв и мелодичным звяканьем плаща. Да, у меня есть плащ, забавный такой. Собран из фигурных металлических пластин, последовательно прикрепленных друг к другу. Получалось из них нечто, вроде многочисленных железных лент, свисающих с плеч и прикрывающих спину. Совершенно бесполезная примочка, но выглядит круто. Еще одна подобная лента, но, на этот раз из более крупных пластин, словно в насмешку, свисала с пояса на манер набедренной повязки. Мои аплодисменты инженерам некронтир! Любопытно, что именно они хотели скрыть подобным образом? Остановившись, я поймал конец этой ленты и отвел ее в сторону. М-да, как и ожидалось, ничего кроме сочленений механических ног. Теперь любопытно другое: что же я ожидал там увидеть?
  
   Долго ли, коротко ли, но дорога все же привела меня к искомому месту. Предо мной лежал один из великого множества залов консервации. Еще одно циклопическое помещение, на этот раз заполненное стазисными саркофагами. Хотя, я даже не уверен, что это место можно было назвать залом. Не слишком высокие потолки, всего лишь порядка пяти метров - ничто по сравнению с тем, что мне уже приходилось видеть. Но вот площадь его была по-настоящему огромна, вот только большую часть пространства прямоугольного помещения занимали толстенные колонны квадратного сечения, стоявшие так густо, что в коридорах, ими образованных не разминулись бы и двое. В стенах зала, равно как и в гранях колонн, зияли пустотой шестиугольные ниши, по форме напоминающие гробы. По большей части они были пусты, но кое-где вместо чернеющего провала, виднелись контрастные от подсветки фигуры. Те самые стазисные саркофаги, а так же их содержимое. На самом деле счастье, что они вообще были построены, иначе нас, вероятно, оставили бы бодрствовать. Со вполне понятным исходом.
   Видимо, к тому моменту, когда династия была уничтожена, приказ Безмолвного Царя Сареха о Великом Сне уже действовал. Как иначе объяснить то количество саркофагов, что здесь находилось? Впрочем, это не важно, ведь большинство из них пусты. Мое будущее воинство теснилось у самого краешка зала, занимая смехотворно мало места. Но это ничего. Раз уж моя мечта о несокрушимых стальных легионах рассыпалась пылью, мне стоит радоваться хотя бы обладанию личной гвардией.
   Подойдя к ближайшему саркофагу, я застыл, рассматривая его содержимое. Некрон-воин, наиболее многочисленная и наиболее дешевая модификация механических тел. Скелетообразная безликая фигура субтильного телосложения, лишенная каких либо украшений и излишеств. После биопереноса эти тела доставались простому народу, не слишком ценному, не обладающему какими-либо незаменимыми навыками или умениями. Управляющие кристаллы воинов были простыми и дешевыми, не способными толком вместить личность. Эти несчастные не могли даже говорить. Все, на что их хватало, это исполнение простых однозначных приказов, и устилание своими бесчисленными телами полей брани. На самом деле, само создание воинов - решение настолько же целесообразное, насколько и бесчеловечное. Целый народ, в единый момент, превратившийся из толпы неорганизованных гражданских в единую машину уничтожения - сюрприз, который удивит кого угодно.
   Положив руку на контрольную панель саркофага, я отдал приказ о пробуждении. Среди воинов никогда не было уничтожителей. Их мозг слишком прост даже для осознания подобной несложной концепции, но вот на освежеванного наткнутся вполне можно. Конечно, риск был, но я предпочитал думать, что в случае чего смогу отбиться. Может я и не тот владыка, который мог похвастаться тысячелетиями боевого опыта, но все-таки разница в качестве тел слишком велика. Учитывая тот факт, что воин не имеет встроенного оружия, а табельный гаусс-свежеватель лежит на складе за многие километры отсюда, сомнительно, что он сможет хоть как-то пробить мою броню. Но все это, разумеется, лишь в том случае, если он действительно невменяем, а такое по статистике происходит не слишком часто. Посмотрим.
   Тихий монотонный гул, издаваемый сложнейшими механизмами саркофага начал стихать, подсветка мигнула, а в глазницах существа передо мной начало разгораться зеленое пламя. Едва заметная пленка силового поля, отделяющая содержимое ниши от внешнего мира, мигнула и исчезла. Отойдя на несколько шагов назад, я с трепетом созерцал величие процесса пробуждения от практически вечного сна. Дома я такого уж точно не видел.
   Скелетообразный корпус воина дрогнул, затем он медленно заторможено пошевелился, отходя от сна. И наконец сделал шаг вперед, окутанный струйками пара от испаряющихся хладагентов. Поистине величественное зрелище. В нечетком свете аварийных осветителей он выглядел как мертвец, вылезший из бездн ада, и готовый нести свое возмездие всему живому. Хотя, чего это я? Оно ведь, в сущности, так и было. Пробужденный некрон-воин повернулся ко мне и, склонив похожую на череп лицевую маску, застыл, ожидая приказов. Вменяем. Отлично! Вот и первый рекрут будущей победоносной армии!
  
   С воинами я возился долго. Учитывая тот факт, что, во избежание рисков, я будил их поодиночке, растянулся этот процесс знатно. На каждого уходило больше часа чистого времени, а ведь их было двести семнадцать. Впрочем, спешить мне было некуда. От чего, от чего, а от старости еще ни один некрон не помер. Вот я и не спешил, растягивая удовольствие. Накладки, правда, тоже случались. Хотя, грех жаловаться. Всего две чокнутые железяки - это совсем не много. Меньше процента. Я думал безумие освежеванных - куда как более распространенное явление. Ну, в любом случае, должен сказать, я изрядно струхнул, наткнувшись на первого из них. Струхнул и растерялся. В себя пришел лишь через десяток секунд, отстраненного наблюдения за попытками перегрызть мне горло. Я говорил о том, что качество наших тел несопоставимо? Так повторюсь еще раз. Изловив кусючую консерву за череп, я резким движением руки отбросил ее к ближайшей стене. Нельзя сказать, что воины очень подвижны. И это не столько конструктивный недочет тела, сколько издержка убогости управляющего кристалла. К освежеванным это относиться в гораздо меньшей степени. Кристалл, конечно, остается тем же самым, но приоритеты меняются, а количество обрабатываемых процессов - сокращается. Таким образом, лежала жестянка не долго. Вскочив на четвереньки, буйно-помешанный робот бросился ко мне. Зря он это сделал, ведь я с перепугу отмахнулся косой. Отмахнулся не целясь, наугад, просто следуя полуатрофировавшимся инстинктам, унаследованным мной еще от времен моего человеческого бытия. Некронское тело, со своей стороны, восприняло этот порывы вполне однозначно: тридцатикилограммовый лом, увенчанный массивным лезвием, на котором играли зеленоватые всполохи энергетического поля, с поистине хирургической точностью снял нападающему половину черепа. Оглядев последствия дела рук своих, я присвистнул. Знатно так вмазал, от души. Хорошо иметь компьютер вместо мозга, теперь бы им еще пользоваться научится и не будет зверя страшнее. Ну, может, кроме кровожадов... и аватаров... и терминаторв... и... Да, пожалуй, без крайней необходимости в ближний бой лучше не лезть. Так и порешив, я покосился на поверженного противника. Тот, оказывается, время зря не терял, и, подобрав отрубленный кусок головы, деловито присобачивал его на место. М-да, реанимационные протоколы, как я мог забыть? Примерившись, я рубанул его еще раз. И еще раз. И еще раз. После пятого раза он уже не встал. А я начал побаиваться собственный гипотетических подданных.
  
  Когда последний воин покинул свой стазисный саркофаг и встал в строй, я, коротким приказом, отправил их в оружейную. Группа бессловесных некронов отреагировала мгновенно. Они развернулись к выходу и четко, все как один, направились к проему врат консервационного зала. Причем в точности так, как и стояли. Строем. Ну, точно воины. Они бы и в столовую строем ходили бы, если бы она была, конечно, эта столовая.
   Пока моя маленькая армия повышала свою боеспособность, я прошелся вдоль оставшихся саркофагов, рассматривая покоящиеся в их недрах тела. Предо мной лежала самые сливки, элита некронского воинства. Самые сильные, самые умные и самые опасные. Как и у воинов, их тела не имели того количества бесполезных безделушек, что в изобилии украшало мое собственное тело, но, в отличии от последних, они не были безликими. Каждый чем-то отличался от соседей, будь то расположение и конфигурация визоров, форма наплечных бронепластин или формы кистей рук. Каждое из спящих созданий было уникальным, той тонкой уникальностью, что никогда не заметит глаз живого.
   Первыми на пути мне встретились саркофаги бессмертных. Когда-то они были элитой армии некронтир, офицерами и ветеранами, теми, кто еще при жизни пролил немало крови и знал о способах несения мира и покоя своим ближним все, и даже чуть больше. Как жаль, что их знания устарели на миллионы лет. Собственно, после биопереноса они такими и остались. Общество некронтир, даже будучи стеснено в средствах, выделило немалые ресурсы на создание их тел. Бессмертные превосходили воинов в росте на целую голову, были гораздо массивнее и плотнее сложены. Широкие наплечные бронепластины имели своеобразный воротник, надежно прикрывающий тонкую шею, их конечности были толще и сильнее, они могли легко удерживать даже самое тяжелое вооружение. И главное: они сохранили значительную часть своей личности, играя роль офицеров в бесчисленных железных армиях. Без всякого сомнения, именно бессмертные были тем костяком, что скреплял некронскую армию воедино.
   Дальше шли саркофаги со смертоуказателями. Они не отличались массивностью или высотой. В какой-то степени их тела были даже изящны. Вместо пары визоров, обеспечивающих бинокулярное зрение, на их лицевой маске красовался лишь один, зато больше и мощнее. Этим они напоминали мифических циклопов. Смертоуказатели происходили из особой касты общества некронтир. Еще при жизни они служили своим хозяевам, как снайпера и ассасины. И после биопереноса их специализация не изменилась, а личность не претерпела значительных изменений. Лишь выдержка, и без того достойная легенд, стала по-настоящему железной. В конце концов, снайпер обязан быть умным и расчетливым. Строение их тел не превосходило воинов грубой силой, но это впечатление было обманчивым. Отсутствие мощных сервоприводов и тугих кабелей псевдомышц с лихвой заменялось тем изобилием сложнейшей техники, что было сокрыто в их телах. Невидимые и неощутимые, они могли неделями седеть в пространственном пузыре, отделенном от остальной реальности, дожидаясь, пока их неосторожная жертва не покажется на глаза. После этого не было ничего, что могло бы ее спасти. Убийцы и диверсанты, то, за что их так ценили. Они были разящим клинком армии некронов, зачастую одним метким выстрелом выигрывая целые войны еще до того, как те должны были начаться.
   И последние, из доступных мне созданий. Лич-стражи. Элитные телохранители, неподкупные и абсолютно верные. Ну, в общем-то, как и все низшие некроны. Их тела мощные и массивные, превосходили бессмертных так же, как те в свою очередь превосходили воинов. Толстая тяжелая броня, способная удержать почти любое попадание, усиленные сервомоторы превосходящие в своей мощности стандартные так же, как те превосходили слабую смертную плоть. Их тела были почти совершенными, вплотную приближаясь к стандартам некронской знати. Но главная ценность этих существ была в другом. Они ничего не потеряли при биопереносе, их разум был столь же быстр и подвижен, как и во времена плоти. Их боевой опыт насчитывал тысячелетия, а боевые навыки не знали себе равных в армиях некронов. Они были ядром любой атаки, разнося в любые заслоны в щепки, были глазами и руками командующего армией, способными принять на себя командование и принять бремя тяжелого решения. Не было той задачи, с которой они бы не справились.
   Я хмыкнул, разглядывая саркофаг с лич-стражем, сравнивая его характеристики, найденные в базах данных гробницы со своими воспоминаниями. Все сходилось. Но я до сих пор не мог понять, как некроны, выезжающие за счет тяжелой брони и чудовищных скоростей регенерации, но при этом изрядно тормознутые и откровенно слабые в рукопашке вообще дошли до идеи создания воинов, которые бы специализировались именно на ней. Впрочем, учитывая косность и консерватизм этой расы, не исключено, что эта каста сохранилась в первозданном виде еще со времен, когда некронтир не знали оружия опаснее заточенного камня. Как бы то ни было, не смотря на не самую высокую скорость реакции, чудовищная сила и толстенная броня делали из них весьма опасных бойцов, что могло очень пригодиться во вселенной, переполненной любителями помахать заточенным железом.
   Увлекшись созерцанием своей гипотетической элиты, я позорнейшим образом проморгал возвращение вооружившихся воинов. Те, сохраняя свое извечное молчание, вернулись и встали, выстроившись в идеально ровную шеренгу. И хоть бы кто пикнул, докладывая о выполнении приказа. Ну да ладно, воины, что с них взять?
   Пора было приступать к извлечению из саркофагов куда более опасных созданий. В том случае, если долгий сон плохо сказался на их мозгах, мне будет куда сложнее, так что никакие меры предосторожности не будут излишними. В обычном случае, я бы разместил шеренгу воинов напротив саркофага и считал бы проблему решенной. Все-таки никакая броня не выдержит столь массированного залпа гаусс-свежевателей. Но, увы, архитектура зала делала такой подход недоступным. Впрочем, в длинных узких проходах между колоннами были и свои плюсы. К примеру - полная невозможность маневрирования. Таким образом, я просто расставил своих подчиненных парами в каждый проход на значительном расстоянии от намеченного саркофага, так, чтобы все предполагаемые маршруты отхода были перекрыты, а предполагаемому психопату пришлось бы преодолеть длинный, со всех сторон простреливаемый путь до любой из групп. Вставайте, зловещие мертвецы, мир успел забыть ваш ужас!
  
   Положив руку на контрольную панель саркофага лич-стража, я с неким внутренним содроганием, отдал приказ на пробуждение. Лич-страж это отнюдь не воин, если мы не сойдемся с ним во мнениях, плохо, скорее всего, будет мне. Мое тело чуточку лучше, и я вооружен, но сомневаюсь, что этого будет достаточно против существа, посвятившего бессчетные тысячелетия войне. Посты, конечно, расставлены, но загвоздка в том, что на кнопки нажимать все равно должен я. Иначе система фурычить не будет. Так, спрашивается, на кой хрен я изощрялся? Но дельные мысли, как оно водится, приходят после того, как перестают быть нужными.
   Пробуждение. Этот процесс я наблюдал уже больше двухсот раз. Но каждое из них по-своему уникально. Да и трудно представить себе процесс более величественный, чем возвращение в мир столь древнего зла. Почему именно зла? Ну, это совсем просто. В этом мире все довольно четко. То, что принадлежит Империуму - добро, героизм, военная хитрость и истинная человечность. Все остальное - зло, бездуховность, подлость и мерзкая ксеносятина. Дуализм во всей своей красе. Хотя, насчет последнего пункта, я пожалуй согласен. Именно что "истинная человечность". Сущность Империи людей как нельзя лучше отражает человеческую природу. Непомерное честолюбие, гигантомания, наплевательское отношение к тем, кого считаешь ниже себя и абсолютное неприятие всего чужеродного. А еще стремление к обожествлению всего и вся. Впрочем, один факт того, что некроголем Империума все еще стоит на ногах, уже есть косвенное подтверждение божественной природы Императора.
   Пока я предавался размышлениям, поле, накрывающее саркофаг, исчезло. С шипением испаряющихся фреонов, древний лич-страж покинул место своего заточения. Я встрепенулся, настороженно глядя на окутанное паром существо. Признаков агрессии оно не проявляло, но и как-нибудь иначе реагировать не спешило. Надо бы что-нибудь у него спросить. Если ответит, значит более-менее вменяем. Не ответит - получит ломиком по чайничку. Причем спросить нужно быстро, пока в себя не пришел, иначе по чайничку получу я. Но что спрашивать то?
   -Ээээ... тебе снились элекроовцы? - нашелся я.
   -Нет, Владыка, - лаконично ответил страж.
   Доходчиво. Ну что ж, одну из вечных загадок вселенной можно считать раскрытой.
  
   Как ни странно, предпринятые мною меры безопасности оказались излишни. Пробуждение прошло штатно, тихо, без эксцессов и потасовок. Все разбуженные оказались в своем уме, мирно повыбирались из своих гробов и кратко доложились о готовности исполнять приказы, если те не противоречат воле фаэрона. На этом месте я слегка завис. Они сказали: "фаэрона""! Что ж, все ясно. Никто даже не стал с ними разговаривать. Никто не посвятил их в детали произошедшего. Их просто посчитали бесперспективным отработанным материалом, завезли в гробницу, как то предписывали традиции, и распихали по саркофагам. Да уж, кое-что общее есть у всех разумных рас вселенной. И это общее заключается отнюдь не во врожденном гуманизме.
   Новость о том, что у династии больше нет фаэрона, равно как нет и самой династии, восприняли на удивление спокойно. Возможно потому, что еще не отошли от сна. А может вояк просто задолбала династия, совершенно не ценящая их жизни.
   Потратив несколько секунд на размышление, элита армии, не говоря ни слова, выстроилась в ряд. Вперед вышел один из лич-стражей.
   -Мы в вашем распоряжении, Владыка. Надеюсь, вы будете бережно относиться к оставшимся силам. Нас мало и мы боле не способны устилать своими телами поля сражений так же эффективно, как раньше, - оп-па, вот тебе и некроны.
   Как хорошо, что моя лицевая маска не содержит мимических элементов, иначе я бы изрядно повеселил своих новых подчиненных совершенно офонаревшим выражением лица. Нет, ну это же надо! Низший некрон, предположительно бездушная и безмозглая железка, в трех коротких и безукоризненно вежливых предложениях умудрился признать превосходство моего положения, потребовать прекращения разбазаривания некронских жизней, и постебаться над способом ведения дел моих предшественников. Веселая компашка. Иначе и не скажешь.
   -Ясно... - неопределенно ответил я.
  
   Мы расположились в относительно небольшом зале у одного из магистральных перекрестков, недалеко от буферной зоны у входа в комплекс. Неком аналоге прихожей, для циклопического ансамбля подземных сооружений коронного мира. Для нас, малой горстки существ, излишек места нес больше вреда, чем пользы. Здесь же, с одной стороны было достаточно просторно для размещения и вдесятеро большей армии, с другой - до всех помещений, которые только могли нам потребоваться было не больше суток езды на репульсорной платформе. Сюда же была перенесена большая часть оружия, найденная на практически полностью разграбленном складе. Не то, чтобы мы готовились к бою, но чем-то же нужно было заняться. Да и имея некий запас разнообразной стреляющей и кромсающей дребедени под боком, чувствуешь себя как-то увереннее.
   Сюда же был перенесен мой возлюбленный трон, что за многие миллионы лет восседания на нем, буквально принял форму моей металлической задницы. Каноптековый паук оперативно протянул кабель, подключающий встроенную в подлокотник консоль к системам гробницы. Ну, что можно сказать? Время строить долгосрочные планы еще не пришло. Для начала, как минимум, нужно было узнать, что творилось за стенами нашей безмолвной цитадели.
   Для выполнения сей нетривиальной задачи, был привлечен один из каноптековых призраков. На самом деле призраки - один из видов сервисных роботов, что были призваны обеспечивать штатную работу гробницы во времена ее долгого сна. Впрочем, призраки великолепно демонстрировали грандиозную двойственность конструкторского подхода некронов. Эти "безобидные" ремонтники, более всего напоминали незабвенных лицехватов из фильма про чужих, правда длинные хватательные лапки в этом случае были заменены на короткие, но безумно острые клинки, длинный и мощный хвостовидный отросток заканчивался массивным копейным наконечником, а вместо мягкой органической кожи его механическое тело покрывала толстенная броня из живого метала. Ну, и ко всему прочему, эта махина была размером со шкаф. И это не считая хвоста.
   Подобное создание было чудовищно сильным даже по моим меркам, крайне тяжело бронированным по любым меркам, невероятно шустрым по меркам некронов и, в дополнение ко всем уже описанным прелестям, могло нести на себе немалое количество стрелкового оружия. Определенно, такой ремонтничек был способен с легкостью отрихтовать вражеский танк до состояния металлолома, не взирая на ожесточенное сопротивление последнего. Впрочем, для меня было важно не это. Каноптековый призрак имел в своей конструкции одно совершенно чудесное приспособление, способное устранить причину моего нынешнего затруднения. Фазорегулятор - созданный некронским гением прибор, способный перемещать своего носителя на какой-то другой уровень реальности. На какой именно я так и не разорался, но факт остается фактом, при активации устройства контуры призрака размывались, и он в самом что ни на есть буквальном смысле, становился бесплотным. Для него переставали существовать стены, толща земли казалась не плотнее воздуха, а огонь сколь угодно тяжелых орудий просто проходил насквозь призрачного тела. Совершенно невообразимая, но очень полезная способность. С ней робот мог выйти за пределы гробницы прямо сквозь ее стены, тем убирая необходимость раскупоривать периметр комплекса.
   Мне, честно говоря, было страшновато от перспективы, оказаться лицом к лицу с предполагаемым населением планеты, которое вполне могло завестись за столько то лет. Именно эту проблему и снимал призрак. Он мог просочиться на поверхность, собрать информацию и вернуться, не потревожив предполагаемое население. Нет, конечно же, была вероятность, что аборигены встретят нас с цветами и устроят шумный праздник в нашу честь. Это было бы здорово! Правда, паранойя утверждала, что праздничная часть, скорее всего, ограничится салютом. Из чего-нибудь крупнокалиберного. И, в этот раз, я был склонен ей поверить.
  
   Тянулись долгие часы ожидания. Я нетерпеливо ерзал на троне, а мои более прагматично настроенные подчиненные перебирали оружие. Правильно, в общем-то, делали. Сколь бы совершенной не была технология, шестьдесят миллионов лет - срок достаточный. Будет не очень здорово, если гаусски начнут взрываться в руках. Нет, некронам, скорее всего, ничего не будет, но остаться во время боя без оружия - перспектива весьма печальная. Может раздать солдатам что-нибудь более ультимативное? В конце концов, что может быть ультимативнее кувалды и некронской матери? Уж эта-то древняя технология точно не откажет.
   В бесплодных размышлениях о том, сколько времени потребуется двум сотням некронов с кувалдами на разборку титана, прошел еще час. О том, что титан может начать сопротивляться, я старался не думать. Нервы начинали сдавать. Я страшился новостей. Действительно страшился. На самом деле штука в том, что хорошими в нашем положении они не могли быть в принципе. Если этот мир мертв, нам останется выбирать из двух вариантов: либо медленное и печальное превращение в ржавчину на полу спящей гробницы, либо в гробнице пробужденной - быстрое и веселое преобразование в плазму от прямого попадания пары циклонных торпед. Хороший выбор.
   Но если на планете есть жизнь, то положение не многим лучше. Ничего личного, но в галактике нашего брата не любят. Но ассортимент предполагаемых метаморфоз тут куда обширнее. Можно быть развинченным на болтики техножрецами. Они, конечно, ни черта не поймут, но зато на наши бренные останки будут молиться всю оставшуюся вечность. Увы, я не шибко религиозен, и подобный вариант меня прельщает мало.
   У орков свой теологический подход. Особый такой подход, орочный. В их руках наш брат непременно реинкарнирует в БигШутту и познает дзен. А еще "бах". А после "хрясь". Это, если подумать, куда веселее, но я предпочитаю более мирные религии.
   Если подумать, то нет религии более мирной, чем у эльдар. Светлые с радостью помогут нам осознать бренность бытия и быстротечность времени. Ведь ни для кого эти явления не является столь очевидными, как для некрона, коротающего вечность в виде мусора на ближайшей свалке. Темные же научат нас, бездушных машин, чувствовать и переживать. Задача, конечно, сложная, но гомункулы, думаю, справятся.
   Лучше всего будет, если мы на планете Тау. Добрых ксеносов можно будет убедить, что мы всей своей железной душой стремимся к свету Высшего Блага. Нас, несомненно, примут... Хотя, подождите секундочку, наибольшую пользу Высшему Благу мы сможем принести не где-нибудь, в лаборатории. И не как лаборанты, а как препараты. Ну, во всяком случае, Тау умные. Наши жертвы не будут напрасны.
   М-да, оптимистическая картинка. Жаль, что системы спящей гробницы не могут поддерживать связь с призраками на таком расстоянии. Возможно, глядя на мир глазами разведчика, можно было бы нервничать чуть меньше. Впрочем, можно будет поискать какой-нибудь походный вариант передатчика. Что-нибудь подобное на складах быть просто обязано. Если, конечно, оно не приглянулось нашим душеприказчикам.
  
   И вот торжественный момент настал. Прямо сквозь стену нашего убежища величаво вплыл силуэт вернувшегося призрака. Повинуясь приказу, каноптековый паук притащил здоровенный тактический дисплей, на который и вывел изображение, полученное от нашего разведчика. Лич-стражи, как и смертоуказатели каким-то волшебным образом тут же очутились за моей спиной, проявляя живейший интерес к происходящему. Я не мешал. В конце концов, опыта у них явно больше. Настолько больше, что из каждого из них можно сделать с полсотни таких, как я.
   Мир не был мертвым. Это стало понятно уже после первых кадров. Ну не может планета, на которой такое буйство степной растительности не иметь жизни. Оставался лишь вопрос о наличии разумных обитателей.
   Первые признаки наличия аборигенов было найдены довольно быстро. Хорошие такие признаки, убедительные. Развороченный и насквозь ржавый остов Леман Русса, к примеру. Знать бы еще, кто именно его раскурочил.
   Ответ на последний вопрос был получен примерно через полчаса. Когда пыльный столб на горизонте превратился в автоколонну. Пожалуй, самую странную автоколонну, которую я видел в своей жизни. В облаках пыли и выхлопных газов на дикой скорости мчались разноцветные, склепанные из подручных материалов багги, воплощающие в себе все кошмарные сны любого автомеханика. Орущие зеленые морды, торчащие из машин в местах, для того конструкцией явно не предназначенных, не оставляли места для двойной трактовки нашей скорбной судьбы. Видать, мне на роду было написано стать БигШуттой.
   Призрак продвигался дальше, следуя за автоколонной. Очень скоро ему стало видно конечную цель пути. Орочье поселение. Огромное стойбище, напоминающее палаточный городок и свалку металлолома одновременно. Тысячи зеленомордых сновали в проходах между беспорядочно построенными хижинами, орали, жрали, дрались, размахивая нелепым, словно карикатурным, оружием. Под их ногами мельтешили гретчины, снотлинги и мелкие сквиги, иногда здоровый орк спотыкался о кого-то из них, что заканчивалось плачевно. Не для орка, разумеется.
   Я откинулся на спинку трона и поднял глаза к потолку. Орки, да? Наверное, могло бы быть и хуже. Интересно, могут ли орочьи поселения послужить щитом от нападения тех, кто захочет расколупать свежепробужденную гробницу некронов. Если инициировать процесс пробуждения, это может послужить сигналом не только для тех, кто намерен нас уничтожить. Возможно, кто-нибудь из металло-кристаллической братии и пришлет помощь, но что-то я в этом сильно сомневаюсь. Этот мир-гробница не нужен никому. Равно как и мы сами. Значит, придется рассчитывать только на собственные, более чем скромные, силы.
   -Занятные здесь аборигены, - вслух прокомментировал я увиденное.
  -Аборигены? Владыка, вообще-то это наша планета, - отозвался лич-страж.
   -Эта планета БЫЛА нашей. Миллионы циклов назад. Теперь это их планета.
   В зале повисло молчание. Все осознавали тяжесть нашего положения, все пытались что-нибудь придумать. А еще все побаивались того, как я отреагирую на новости. Все же методы представителей моей династии особым разнообразием не блистали.
  -Нам начинать подготовку к атаке, Владыка? - предсказуемо спросил все тот же лич-страж. Возможно, мне показалось, но в его мертвом механическом голосе едва заметно сквозили тоска и усталая безнадежность.
   -А у нас хватит на это сил? - саркастически осведомился я.
   -Нет, Владыка, не хватит, - Вот теперь, готов поклясться, в тоне ответа была толика удивления.
   -В таком случае продолжим наблюдение.
   -Владыка, возможно, имеет смысл попробовать войти в контакт с этими существами? - предложил второй лич. Эти ребята явно не были обделены мозгами, но мало что знали об орочьей природе.
   -Нет, - я ткнул заостренным кончиком пальца в монитор, там трое орков как раз проверяли остроту своих хряп на черепах друг друга, - эти аборигены крайне воинственны. У нас недостаточно ресурсов, чтобы что бы доказать свою силу, а слабого они слушать не станут.
   Какое-то время мы дружно пялились в монитор, но запись закончилась, а идей не прибавилось. Постояв еще какое-то время, моя элита дружно уставилась на меня, ожидая распоряжений. А что я мог им приказать, если сам не знал что делать?
   -Ладно, как говорил астромант Орикан Предсказатель "Время такое же оружие, как и любое другое. Если все остальное уже перепробовано, я могу просто подождать, пока мои враги сгниют", - блеснул я эрудицией.
   -Достопочтенный Орикан, вне всякого сомнения, был прав. Но, Владыка, вы действительно предполагаете, что эти существа сами собой выродятся? - теперь уже в тоне стража был явный сарказм. Определенно, я все лучше и лучше разбираюсь в эмоциональных окрасках мертвых голосов своих подданных.
   -Нет, но у нас достаточно времени на их изучение. В отличии от низших существ, мы можем ждать подходящего случая вечность. А пока я хочу видеть список тех полезных вещей, что еще остались на этой недоразграбленной планетке.
  
   Тянулись дни, они складывались в недели и месяцы. А те, в свою очередь, составляли годы. Я думал, мне будет скучно в пустой гробнице в кругу мертвецов. Как же я ошибался! Некроны, стоит к ним привыкнуть, раскрываются с совершенно неожиданной стороны. Так, к примеру, когда я лучше узнал своих подчиненных, был весьма удивлен тем фактом, что они совсем не походили на те бездушные машины, какие рисовало мое воображение при прочтении многочисленных кодексов еще в той, почти забытой, жизни. Да, их тела состоят из металла, души заменяет кристаллический процессор, а поступки строго контролируются бесчисленными протоколами, но все это мало повлияло на врожденную живость расы, что еще во времена плоти поставила на колени большую часть галактики. Так, мои подданные, которым, по идее, полагалось бы быть бездумными инструментами моей воли, не упускали случая меня подколоть или указать на тот или иной промах, изрядно при этом надо мной поиздевавшись. Нет, ни единого грубого слова, все это делалось поистине некронским тактом и скрупулезной дотошностью, но сам факт от этого не менялся. Так, например, во время тренировочного боя лич-страж мог заявить: "Долгий Сон плохо сказался на ваших навыках, Владыка, по моей оценке, ваша боевая эффективность ниже расчетной на девяносто два процента. Постарайтесь...".
   Я не питал иллюзий, что элита моей армии не поняла, что ныне ими правит кто-то совсем другой. Бесчисленные колкие полунамеки с тройным дном сыпались как из ведра, но никто и никогда не спрашивал меня об этом прямо. Более того, мне казалось, что подчиненные некроны выполняют мои приказы с куда большим тщанием, чем могли бы обеспечить одни лишь командные протоколы. Более того, однажды, когда разговор зашел о крахе династии и его официальной причине, мне заявили: "Не переживайте, Владыка, безумие бывает полезно. Вы тому лучшее доказательство". Именно в этот момент я успокоился. Меня приняли, пусть и не безоговорочно, но верность подданных не базируется отныне лишь на программировании. Вероятно, даже неопытный юнец, вроде меня, в их глазах был предпочтительнее моего предшественника.
   Сообщество некронтир было кастовым. Это не могло не найти своего отражения в некронах. Бессмертные, представители элиты, больше всего потерявшие при биопереносе. Они по-прежнему были умны, но их разум был несколько приземлен. Можно сказать, они были махровыми материалистами, не склонными к философствованию и прочей эзотерике, но их честность и прямолинейность подкупала. Вояки до самого мозга костей, они были пожалуй единственными, кто не пытался меня чем-то подколоть. Они лишь мягко поправляли, если я делал какую-нибудь слишком очевидную, с их точки зрения, ошибку. Изменения в личности Владыки обошли их стороной. Они были более чем достаточно умны, чтобы заметить несоответствия и сложить воедино факты, но их этот вопрос не интересовал. Они просто следовали уставу, так, как велело им чувство долга, не имплантированное, а еще то, взращенное армейской службой многих поколений их предков. И если мне требовалась консультация по какому-нибудь сугубо практическому вопросу, я всегда знал, к кому мне следует обратиться.
   Смертоуказатели, молчаливые и выдержанные. Они говорили редко и только по делу. Что, впрочем, не мешало им тыкать меня носом в промахи с той резкостью, какую только позволяли протоколы субординации. Они всегда знали все о происходящем в гробнице и за ее пределами, были везде и молчаливо наблюдали за всеми процессами, что происходили в зоне их досягаемости. Если говорить об их менталитете, то, пожалуй, их основной чертой был профессионализм. Знаю, подобный термин плохо применим для описания характера живого существа, но в данном случае это был единственный эпитет, способных хоть немного описать мое видение этих созданий. Эдакие суровые и молчаливые охотники, что никогда не расслабляются и всегда начеку. Но всегда готовые часами объяснять бестолковому Владыке, как работает тот или иной некронский смертеплюй, и из какого места мне нужно демонтировать руки и куда их затем присобачить. Именно под их началом я постигал хитрую науку нанесения несовместимых с жизнью повреждений тем, кто не подпадает под определение "ближние свои".
   Ну и конечно же лич-стражи. Мастера ближнего боя и придворных интриг. Эти ребята великолепно разбирались во всех аспектах жизни гробницы и ее обитателей. Прошедшие, рядом с объектами своей защиты, сквозь ядовитые джунгли некронских дворцовых интриг. Множество раз вытаскивавшие их тела с самых жарких полей сражений. Присутствовавшие рядом с ними на всех наиболее важных дипломатических миссиях и присутствовавшие рядом со всеми столами переговоров. Они знали пугающе многое, и охотно этим делились. Совмещая в себе дипломатичность урожденного дворянина, принципиальность бывалого служаки и целеустремленность существа, что точно знает, зачем явилось в этот мир, они были поистине бесценными союзниками. И, ко всему прочему, действительно грозными бойцами. Быть может, механические тела некронов при всей своей силе и не обладали резкой упругостью живых тканей. Изящные фехтовальные росчерки, и обманные атаки оставались далекой и недостижимой мечтой, но в точность, силе и идеальном расчете времени атаки, они не проиграли бы никому. Именно лич-стражи учили меня правильно махать острым железом, поправляли мои бесчисленные ошибки и рассказывали о нравах и быте некронского общества.
   Все эти годы запомнились мне скорее как совокупность множества учебных процессов, нежели как знаменательная дата восхождения на престол. Я не протестовал. Где еще можно вдоволь помахать мечом? Пострелять из орудий, на тысячелетия опередивших ступень развития той цивилизации, к которой я некогда принадлежал? Вникнуть в тонкости сложных взаимоотношений между правителями целых звездных систем? И все это преподавали отнюдь не дилетанты, наоборот, существа, единственным занятием которых было практическое применение этих навыков, с опытом, накопленным тысячелетиями.
   Даже некронская наука, сверхсложный семнадцатиэтажный матан, крошивший зубы из живого метала и мозги из адаптивного кристалла, был усвояем мной с рекордной скоростью. В конце концов, одно дело, когда учишься ради преодоления очередной тошнотворной сессии, совсем другое - когда где-то там, впереди, маячат эпические вундервафли, способные разрывать время и пространство на клочки. С этим, правда, были некоторые трудности. Все-таки в гробнице не было своего криптека, способного что-нибудь мне подсказать. Более того, в обширном информатории были лишь наиболее общие сведения о достижениях науки. Не боле чем базовые принципы, отличные от готового продукта примерно так же, как схема работы транзистора от чертежа готового компьютера. И с этим ничего нельзя было поделать. Конклавы криптеков редко пускали в свою вотчину посторонних. Контролируя весь спектр технологий, применяемых некронами, они имели немалую власть и не собирались ей делиться. Даже общие сведения, те самые, которые я обнаружил в информатории, были не более чем этакой рекламной листовкой. Разумеется с поправкой на некрон-стайл. Своеобразный намек зазнавшимся дворянам, что, даже потратив бездну времени на освоение базовых принципов работы некронских чудес науки, те все равно будут вынуждены нанять криптека. Очаровательно, если кого-то интересует мое мнение.
   За эти годы я окончательно привык к своему новому способу бытия. Мое новое совершенное металлическое тело не нуждалось в отдыхе, сне и не требовало пищи. Сознание, заключенное в кристалл, не нуждалось в отдыхе, а мысли всегда оставались хрустально чистыми. Я, как и существа, что позволяли мне собой командовать, забыл свои собственные Времена Плоти, как полуночный кошмар. Впереди лежала вечность, а позади был лишь опыт, необходимый для избегания ошибок. Смерть больше не страшила меня, ведь я сам стал смертью. Во всяком случае, так я тогда думал.
  
  Довелось мне, так же, познакомится поближе с остальными творениями древних инженеров. Кроме призраков, таланты которых произвели на меня неизгладимое впечатление, в нашем распоряжении оказались каноптековые пауки и скарабеи. И опять меня поразило торжество практичной универсальности. Пауки - здоровенные, размером с легкий танк, махины. Бронированные, чертовски сильные и, что самое главное, очень умные. Они брали на себя все управление спящей гробницей. Именно благодаря этим конструктам, мы и дожили до сегодняшнего дня. Но одним умом и силой их способности не ограничивались. Они были великолепными ремонтниками, могли координировать действия иных роботов и, что немало важно, производить скарабеев. Которые, в свою очередь, могли производить пауков. Гениально!
   Скарабеи. Эти в высшей степени полезные жучки таки нашлись на бесконечных просторах комплекса, чему я был искренне рад. Универсальные роботы размером с раскормленного спаниеля, они были не заметны, но им не было числа. Они ползали между уровнями гробницы, приводя в порядок потоки кабелей и трубопроводов, что, казалось, тянулись из бесконечности в бесконечность. Но основное их достоинство было в другом. Встроенные механизмы позволяли им прямо на месте производить процесс конверсии материи в энергию и обратно. Причем, на выходе вовсе не обязательно получалось то же, что и на входе. Эта способность была просто бесценна. И, в качестве приятного довеска, эти создания могли собрать, фактически слепить, почти все, что угодно. Хоть еще одного скарабея, хоть монолит, или даже целый мир-гробницу или космический флот. Но, к сожалению, только при выполнении двух условий. Во-первых, они должны были иметь чертежи того, что собирались построить. Во-вторых, ряд материалов не поддавался столь грубой трансформации, и поставлялся отдельно.
   Быть может, эти небольшие металлические жуки и не производили столь грозного впечатления, но внешность была обманчива. Инженеры некронтир не создавали ничего, что нельзя было бы использовать на поле боя. Конечно, одинокий скарабей не представлял серьезной опасности, но поодиночке они и не ползали. Всесокрушающая же их лавина, волной накатывающаяся на вражеский строй, могла бы обратить в бегство кого угодно. А если враг умудрялся каким-то чудом сохранить свои порядки, то его участи можно было только посочувствовать. Элементарные частицы, когда-то гордо занимавшие свое место в теле какого-нибудь пафосного спейсмарина, находили свое новое пристанище в составе разнообразной некронской дребедени. По-моему, один только этот факт уже многое говорил о весьма изощренном чувстве юмора моей расы.
   Как бы то ни было, какие-то ресурсы в моем распоряжении были. Осталась самая малость - придумать, как бы их поэффективнее израсходовать.
  
   Сидя на своем железном троне, я лениво просматривал последние отчеты призраков. Жизнь на поверхности нашего мира кипела, била бурным ключом и играла всеми цветами радуги. Орочье сообщество ни на секунду не оставалось статичным, оно менялось, бурлило, подобно кипящему котлу, но, в то же время, оставалось неизменным. Вспыхивали и гасли войны, новые вожди поднимались над толпой, но лишь ради того, чтобы на следующий день быть сброшенными своими более сильными и пронырливыми конкурентами. Все эти изменения никак не трогали рядовых орков. Почувствовав на своей шкуре хотя бы десятую долю от этих бесконечных социальных потрясений, любой другой народ уже давно потерял бы всякую волю к борьбе. Но орков это нисколько не заботило, они были созданы именно для такой жизни, и иную не приняли бы никогда.
   Со смесью легкого раздражения и приглушенной зависти, я наблюдал, как пара зеленокожих закончив массировать друг другу рожи, своими пудовыми кулаками, оперативно собрала выбитые зубы и начала пьянствовать, заливая в луженные глотки неимоверное количество грибного пива. Да, наверное, весело быть орком. Никаких забот, никаких тревог, а если ненароком убьют, то так тому и быть.
   Мы изучали этот народ уже почти десяток лет, но понятнее он не становился. Терабайты записей, сделанных нашими бесплотными разведчиками, усердно изучались и каталогизировались. Были найдены ответы на многие, очень многие вопросы. Но одно явление все так же оставалось необъяснимым - сами орки. Как они вообще могли так жить? Что ими двигало? Чего они хотели и к чему стремились? О чем мечтали? Да, я знаю. Зеленомордые хотели войны, жили войной и мечтали о войне. Я знал это и раньше, но так и не смог понять. Впрочем, отсутствие глубокого понимания мне не мешало. Ведь моя основная задача не проникнуться орчьим этносом, а придумать, что с ними делать.
   Планета была населена сотнями мелких племен, кланов и субкультур. Они воевали, грызлись между собой. Одни исчезали, вырезанные соседями под корень, другие - спонтанно появлялись, когда несколько похожих орков собирались вместе. Мелкие кланы, мелкие вожди - все это собиралось воедино, и медленно мариновалось в собственном соку. Эта планета была похожа на субцарство хаоса, столь же изменчивая и, в то же время, столь неизменная. Она уже очень давно не переживала крупных потрясений. У нее не было никакой единой воли. Не было импульса, что мог заставить бессчетных орков сделать хоть что-нибудь вместе. Она напоминала прохудившийся паровой котел, который вместо создания движущей силы, исходит струями пара из проржавевшего кожуха. Вопиюще бессмысленное место. Но идеальное для исследования. Мы могли, не боятся действовать, ведь некому было объединяться против нас. Но в этом устойчиво хаотичном состоянии были и минусы. Огромные, сводящие на нет все усилия и возможности. Орки имеют свои способы преодоления безд межзвездной пустоты. Но в гости друг к другу они не летают. Должно было случиться что-то по-настоящему значимое, чтобы заставить зеленомордых стронутся с места на своих фантастически бесформенных кораблях. Которые они строили лишь по такому знаменательному поводу. Да и никто, кроме самих орков не смог бы совладать с этими посудинами. Это было безнадежно. Нам же оставалось лишь заниматься исследовательской работой, и надеяться на провидение.
   В одном из малых залов пылилась целая куча хлама, притащенного призраками с поверхности. Благо, фазорегулятор позволял проносить с собой в нереальность небольшие предметы, трудностей с транспортировкой не было. Поскольку хлам, преимущественно, был собран руками орков, большую его часть составляло оружие. Хотя и тут не обошлось без накладок. Помню, был случай, когда призрак, не разобравшись, приволок матерящегося грота. Как тот пережил подобную транспортировку некронская наука ответить была не в состоянии. Зато головной боли моим ребятам этот эпизод подкинул знатно. Целый месяц они прочесывали комплекс, натыкаясь на погрызенные кабеля, поврежденную сложную технику и стены, исписанные орочьей клинописью. Разумеется, глубоко нецензурного содержания. И с ошибками. В конце концов, ушастый партизан таки был найден. Точнее то, что от него осталось. Крохотный череп по-прежнему не желал разжимать челюсти, сжимающие высоковольтный кабель.
   Что касается более приземленных предметов, из нашей этнографической коллекции, то тут я могу заявить лишь одно. Люди считают технологии эльдар магией, те, в свою очередь, отзываются так о достижениях некронов. Но мы, некроны, способны объяснить работу кустарных поделок зеленокожих только термином "чудо". Причем чудо перманентное. В обоймах шут были разнокалиберные патроны, с сожженными капсюлями. Калибр пуль, зачастую в полтора раза превышал диаметр ствола, а курок не был соединен с примитивным спусковым механизмом. И, что самое главное, в руках орков это недоразумение работало чудесно. Вдоволь покопавшись в устройстве этой техники, я понял, что перестаю верить в теорию о том, что технические знания вшиты оркоидам прямо в геном. Такое не объяснишь ни одним знанием. Сплошная мистика.
   Среди прочего хлама подпались и вещи, вышедшие из-под рук иных производителей. В частности, оружие, сошедшее с конвейерных линий миров-кузниц Империума. Его было мало, но оно было. Орки, в основном, предпочитали использовать собственные поделки: громкие, дымные и внушительные. Редкие рабочие образцы, утащенные у кого-то из представителей верхушки зеленого сообщества, сохранились в почти первозданном виде. На них лишь добавилось внешнего декора. Они, вероятно, играли роль чего-то среднего между трофеем и сувениром. Что можно было сказать о них? Сложные принципы в максимально простой и топорной комплектации, прикрытой сверху толстенным листом металла для пущей надежности. Структурно, тот же лазган, не смотря на довольно хитрые принципы работы, был проще стандартного автомата Калашникова.
   Собрание этого бесполезного арсенала не прошло незаметно. Нет, в извечном бардаке, творившемся в любом месте, где собиралось больше двух зеленокожих, могло бы пропасть и куда большее количество оружия. Но тут вмешался случай. Вернее, глупость одного отдельно взятого Владыки, который отдавал слишком общие приказы. Призраки никогда не блистали особым умом, но свои задачи выполняли предельно корректно. Вот и выполнил один такой, незаметно и аккуратно, как и предписывала инструкция, а орочий Босс проснулся утром без своей любимой аугументической силовой клешни, вживленной прямо в тело. Вот ведь удивился, наверное. Но отреагировал быстро, решительно устроив геноцид ближайшему племени смерточерепов. Клана, известного своим собственным, исключительно вольным, взглядом, на понятие частной собственности. Те обиделись, и пришли мстить. В итоге население планеты поредело на несколько тысяч зеленых человечков, а Сареф, мой лич-страж, мрачно пошутил: "Великолепная идея, Владыка, еще тысяча-другая подобных диверсий, и с аборигенами будет покончено".
   Отвлекшись от своих тяжких дум, я перевел взгляд на своих подчиненных, сосредоточенно просматривающих запись.
   -Ну что, господа, может у кого-нибудь появились мысли о том, что нам делать с нашей маленькой зеленой проблемой?
   -Владыка, у нас не достаточно сил для прямого конфликта. Я предлагаю устраивать краткие вылазки с помощью каноптековых призраков, - выдвинул предложение один из бессмертных.
   -И сколько это займет времени? - отозвался другой, - Мы так и за тысячу лет не управимся.
   -Есть идея лучше, - прошипел смертоуказатель, - каноптековые скарабеи могут синтезировать неорганические яды в неограниченном количестве. Отравим воду и все дела.
   -Радикально, слишком радикально... - если бы можно было так интерпретировать тон Сарефа, я бы сказал, что он поморщился. - Не стоит принимать необратимых решений, в том случае, если не уверен в своих дальнейших планах. Вы согласны со мной, Владыка?
   -Да, пожалуй, - может я нынешний и не слишком похож, на себя прежнего, но подобная перспектива все еще пугала. Дать санкцию на Экстермиенатус я пока что не решался. - Даже уничтожив аборигенов, мы останемся с тем же, с чем и были. Тут нужен иной подход.
   -Владыка, у вас есть план?
   -Что-то вроде этого. Ладно, слушайте... - начал я свою импровизацию.
  
   Как ни странно, не взирая на все недостатки избранной стратегии, особых протестов не было. Изложив свою идею, я изрядно ошарашил подчиненных. На их памяти еще не было подобных прецедентов, но это действительно могло сработать. Впрочем, могло и не сработать. Но поскольку единственным, хоть сколько-нибудь правдоподобным, вариантом кроме моего, было лишь предложение о массовом отравлении, мы решили попробовать.
   И вот сейчас в действие вступала первая фаза плана. Я изрядно нервничал, и не только потому, что ради нее пришлось открыть один из запасных входов в комплекс. На самом деле, за долгие годы сидения под землей, я успел изрядно соскучится по естественному свету и открытым пространствам. Нет, в некронских подземельях не было тесно, причем настолько, что впору было начать страдать агорафобией. Но все-таки, это не то же самое.
   Массивные металлические врата с шипением отъехали в сторону, открывая нам вид на ночную степь, через проход под скальным козырьком. Нероны на какую-то долю секунды застыли, видимо испытывая схожие чувства, а после организованно устремились наружу. Мы оказались в небольшом гроте, из выхода которого струился лунный свет. Воины сформировали оцепление, смертоуказатели быстро заняли место на возвышенности и нырнули в подпространственные пузыри. Я, вместе со своими лич-стражами, сопровождал каноптекового паука, который и должен был быть мозгом наиболее важной фазы операции. Все проходило штатно.
   Полчаса прошли в молчании. Мы одновременно и нервничали и предвкушали. Длительный период бездействия подошел к концу. Настало время принятия решений, вместе со всеми рисками, которые те могли с собой нести.
   Наконец, из тьмы вынырнула пара призраков, удерживавших длинными механическими отростками - путами, чье-то безвольно обмякшее тело. Этому орку сегодня не повезло, он чересчур далеко отошел от своих, за что и поплатился. Почему я был уверен, что в этот час какой-то особо умный зеленокожий выберется из лагеря? Все довольно просто. Сейчас таких сталкеров по степи бродило не мало. И каждый из них тщательно следил за тем, чтобы не попасться кому-нибудь на глаза. Что им потребовалось в такой час в степи? О, все очень просто! Дело в том, что буквально неделю назад у орков массово начали пропадать зубы. Не те, что красовались в их мощных пастях, а те, которыми зеленомордые использовали в качестве денег. В их обществе много воров, но нет ни одного банка. Это значило, что каждый громила сам должен заботиться о состоянии своего бюджета. Они и заботились, как это понимали. У каждого орка была масса нычек, где тот прятал заначки. И вот, эти самые заначки и перли мои призраки. Как итог, племени грозил экономический кризис, а каждый орочий парень стремился незаметно проведать свои запасы на черный день, не спалив их при этом соседям. Вот одного такого перестраховщика призраки и выловили, не забыв предварительно от души огреть по лысому черепу. Все, операция успешно завершена, зеленокожий у нас. И, в качестве побочного результата - целая груда зубов, сваленная на одном из складов. Дело сделано, пора бы и возвращаться.
  
   Ангар монолитов. Должно быть, самый большой из всех залов входящих в состав комплекса. Когда-то он поражал воображение бесконечными рядами гигантских пирамидальных машин, для хранения которых и был построен. Много позже, когда я впервые заглянул в его недра, он угнетал своей пустотой. Это казалось неправильным. Сооружение, созданное для сдерживания необозримой мощи механических богов войны, не должно было давить своей зияющей опустошенностью. Сам зал выглядел каким-то неуместным, ненужным, словно сброшенная змеиная кожа. Огромное, ничем не занятое пространство, не служащее какой бы то ни было цели. Колоссальная пустота не подавляла, подминая под себя наблюдателя, нет, она казалась брошенной и жалкой. Словно жилой дом, навсегда покинутый обитателями.
   Впрочем, это было раньше. Теперь же этот ангар ничем не напоминал себя прежнего. Он не вернулся к одной из своих ипостасей, напротив, изменился до неузнаваемости. За те несколько лет подготовки, что мы посвятили его преображению, он стал совершенно иным. Нынче же во всем комплексе не нашлось бы более радостного и яркого места.
   Под потолком, возвышающимся на поистине недосягаемою высоту, бесплотные призраки развесили ровные ряды ламп дневного света. Бесчисленные орды скарабеев натащили несколько метров грунта, ковром укрывающего пол. Каноптековые пауки вывели сюда один из резервных охладительных контуров главного реактора комплекса, и теперь по искусственной равнине весело журчали многочисленные, слегка радиоактивные, ручейки. Семена трав, содержавшиеся в принесенной сюда земле, быстро дали всходы, подпитываемые минеральными удобрениями, синтезированными все теми же полезными жуками. Настоящая степь под степью, искусственный мир, созданный руками существ, не испытывающих надобности в подобных излишествах. И, все таки, жаль, что эта роскошь принадлежала не нам. Но дело того требовало. И иначе было нельзя.
   Пройдя сквозь массивные врата, и еще раз окинув взглядом окружающее великолепие, я вяло махнул рукой. Призраки резво влетели внутрь, продолжая удерживать бессознательную орочью тушу. Этот зеленокожий парень пока что был нужен живым. Но лишь на незначительный, прискорбно краткий срок. Ведь его ждала особая судьба. Особая, не похожая ни на что иное, участь. Он должен был стать Адамом. Прародителем и отцом нового мира. Мира, что еще сослужит нам свою службу. Но, для исполнения сей предначертанной свыше роли, от него кое-что требовалась. Сущая малость, на самом деле. Всего лишь умереть.
   Орк безвольно повис, распятый на гибких механических отростках призраков, прямо в центре созданного нашими руками мира. Удар, отправивший его в беспамятство, был чертовски хорош, он мог бы еще долго видеть красочные сны, но у меня были на него другие планы.
   Ну, да. Планы были, вот только я никак не мог решиться на последний, завершающий штрих. От меня не требовалось ничего запредельного, всего лишь привести в действие приговор, вынесенный моим тщеславием и жаждой жизни. Но я колебался. Не считая тех двоих некронов-воинов, уничтоженных моей рукой в самом начале владычества над пустой гробницей, я никого не убивал. И сейчас настоятельно требовалось перейти этот рубеж, лежащий не вовне, но в самом центре моей сути. Конечно, можно было легко и изящно уйти от этой обязанности, делегировав ее лич-стражу. Или просто приказать призракам разорвать несчастного орка пополам. Но подобный подход казался мне еще более мерзким. В конце концов, это была моя воля и мое решение. Мера, продиктованная необходимостью, а не праздное развлечение. Нам отчаянно нужно было что-то, что позволило бы вырваться за пределы этой трижды проклятой планеты. Иного выбора не было. Но я все еще колебался. То, что требовалось от меня, было не простым убийством, скорее, точкой отсчета нескончаемого кровавого пиршества. Сам Кхорн был бы доволен моей задумкой. А вот то, что во мне осталось от человека противилось подобному решению, умоляя поискать другой выход. Увы, Рубикон перейден.
   -Ждете чего-то, Владыка? - съехидничал смертоуказатель, сопровождавший нашу охотничью партию.
   Я предпочел промолчать, продолжая бессмысленно взвешивать в руке древко боевой косы. Мне нечего было ответить.
   -Владыка, позволю себе напомнить, в этой вселенной всегда гремели войны. Бесчисленное число разумных пало их жертвами. Любое развитие, любой шаг вперед, всегда требует принесения жертв. Вы должны это понимать. Задуманное вами - чудовищно, но звезды каждый день видят вещи и похуже. В нашем случае это - неизбежное зло. Помните, как наш повелитель, вы ответственны за каждую из наших жизней. Так несите же достойно эту ношу! - Сареф, то ли понимая причину моего затруднения, то ли безошибочно узнав признаки проявления одного из моих чудачеств, разразился неожиданно длинной речью, стремясь придать мне решимости. Ну, что же, он прав. Я несу ответственность не только за себя, но и за тех существ, что стоят за моей спиной, а значит, колебания излишни.
   Проклятая мораль, привитая в почти забытом мире, и теперь мешающая мне действовать с должной эффективностью. Я, помнится, никогда не был активным борцом за ее идеалы. И вот теперь я сам столкнулся с тем, об опасности чего предупреждал своих оппонентов в спорах. В нужное время мне не хватало духу переступить через себя, заплатить за большое - малым. Возможно, будь ситуация иной, присутствуй я в роли воина защищающего свою жизнь, а не палача, приносящего жертву великой целесообразности, я был бы решительнее...
   Что ж, ничего не поделаешь. Раз уж моя рука не поднимается на бессознательное существо, не способное себя защитить, придется извратить ситуацию, превращая обыкновенное убийство в убогий фарс.
   -Сареф, дай мне свой меч.
   -Как пожелаете. Владыка, - телохранитель протянул мне свой фазовый клинок. - Тем не менее, я не думаю, что Триархия признала бы этих существ, как благородных противников, к которым применимы кодексы честной битвы.
   -Знаю, Сареф. Знаю. А теперь покиньте зал. Все.
   -Если таково ваше желание, Владыка... - в голосе лич-стража была искра некого мрачного веселья. Он не хуже меня понимал, что честный бой между некроном-владыкой и рядовым орком невозможен по определению. Даже не будь у меня обеих рук, исход подобного, с позволения сказать, поединка, был очевиден.
  
   Я ждал. Орк, растянувшийся на мягкой траве, освещенной тысячами ламп, сияющих на потолке, не спешил возвращаться в сознание. Мне было отчаянно не по себе от неопределенности ситуации, а наглая зеленая морда, все еще пребывала в блаженном неведении, относительно всего величия своей судьбы.
   Через несколько часов, когда я вконец устал от продолжительного ожидания, мой будущий оппонент в дуэли начал проявлять признаки жизни. Перевернувшись на другой бок, и почесав зад здоровенной лапищей, зеленокожий произнес на орочьем что-то вроде "Клешнерук, мерзкий снот, выхади, на, бицца будем. Или маи парни усе тута разнесут. Бум решать кто тута Варбосс", я решил, что время пришло. Зеленая харя не желала осчастливить меня своим пробуждением, вместо этого ее обморок каким-то непостижимо плавным образом перешел в грезы о будущем величии. И я не мог сказать, что мне это понравилось.
   Получив пинок под ребра, мой жертвенный агнец вскочил, недоуменно озираясь по сторонам. Что ж, добро пожаловать в новый мир. Мир, который никогда не станет твоим.
   Наконец взгляд горячего орочьего парня сфокусировался на мне. Видимо, он таки пришел к нужным выводам. Молча метнув ему под ноги гиперфазовый меч, я отошел на несколько шагов и развернулся к противнику. Да уж, чем хороши орки, так это тем, что они очень понятливы. Кто-нибудь другой, окажись на его месте, начал бы с требования объяснений. Но гордое зеленое племя было не из таких. Где бы они не находились, что бы не делали, структура мироздания в их глазах всегда была предельно простой. Есть те, кому можно дать в рожу, и те, кому вроде бы тоже можно, но лучше не стоит. И ничего кроме этого. Хорошо быть орком.
   Подобрав клинок и покрутив его в руках, орк вынес свой вердикт: "Отстойная хряпа". Ну, ничего не поделаешь, некроны никогда не славились изящностью и эстетизмом своих орудий. Чай не эльдары, для которых лишняя завитушка ценнее показателей эффективности. Хотя подозреваю, он имел в виду не эстетическую сторону весьма, к слову сказать, уродливого тесака, а его небольшой вес. Тут я возражать не стал. В самом деле, не объяснять же ему всей прелести той высокотехнологичной игрушки, что он держит в своих лапах. Не то, чтобы я боялся, но ведь не поймет. Не хватало еще закатить зеленокожему трехчасовую лекцию о теории множественности пространственных координатных осей и их проецировании друг на друга.
   Посмотрев друг на друга с десяток секунд, мы все для себя решили. Точнее, думаю, я просто не понравился представителю гордого и воинственного народа. Все-таки, орки имели с людьми нечто общее. Им не нравилось то, чего они не понимали, если конечно оно не было произведено самими орками. А что в подобной ситуации может быть менее простым и понятным, чем железяка, покрашенная в черный цвет и злобно пырящаяся горящими изумрудно-зеленым огнем буркалами?
   Итак, дискуссионный вопрос был улажен. Грозным кличем ксенос объявил мне свой собственный, личный "Вааагх!!!", и пошел в атаку. Сделал он это бесхитростно, так, как и было заведено у его воинственного народа: просто бросился вперед, бешено размахивая зажатой в руке железкой.
   Я все еще пребывал в растерянности, но блокировать удары древком боевой косы мне это не мешало. Сареф был хорошим учителем, а я не худшим из учеников. На самом деле, в этом бою у орка не было никаких шансов. Я превосходил его во всем. В умении драться, в силе и выносливости. Прочность моей брони, не смотря на ее кажущуюся тонкость, не уступила бы печально известным меганобам, а боевая коса, крепко зажатая в руке, поспорила бы с любой силовой клешней, какую только можно было найти у зеленокожих боссов. Мной овладели чувства разочарования и раздражения. С самого начала было ясно, что этот бой не более чем фарс, но такого даже я не ожидал. Захотелось как можно быстрее закончить с этим неприятным, и в чем-то даже оскорбительным для обеих сторон, делом. Резко взмахнув косой, я нанес широкий рубящий удар, вложив в него свое раздражение. Мой противник заблокировал, но это его не спасло. Фазовый меч, высокотехнологичное и очень крепкое оружие, выдержал бы, находись в руках лич-стража. Выдержал он и в зеленых лапах. Но увы, не под силу обычному орку удержать удар владыки. Клинок, который должен был стать щитом от приближающейся смерти, вырвался из держащих его рук и вмялся в тело, лезвие косы, скользнуло по нему и аккуратно срезало что-то около трети зеленой туши. Мой противник умер. Ну, во всяком случае, он сделал это достойно - по орочьи. Надеюсь, в шатре Горка и Морка найдется местечко и для него.
   Склонившись над поверженным и расчлененным телом, я вырвал из него клинок. Нужно будет отдать пауку на чистку и вернуть владельцу.
   На выходе из зала, меня ожидал лич-страж. Скрестив руки на груди и делая вид, что рассматривает ближайшую стену, он невинно осведомился: "Как прошла ваша честная дуэль, Владыка?". Ох уж эти юмористы...
   -Паршиво. Как и ожидалось. Но дело сделано, теперь нам осталось только ждать.
   Страж понимающе кивнул.
  
   Тут, пожалуй, следует сделать небольшое отступление, и рассказать о ряде физиологических особенностей расы оркоидов. Дело в том, что орки, равно как и гроты, сноты и сквиги не являются чистыми представителями царства животных. Строго говоря, все выше названные разновидности являются просто специализированными особями одного и того же вида. Этим они, пожалуй, напоминают муравьев. Но это далеко не все.
   Зеленокожие, как уже было сказано, не являются животными. Если проводить аналогии с земной природой, то ближе всего будут, как ни странно, лишайники. Только, в этом случае, к грибным гифам и клеткам водорослей были добавлены еще и животные клетки. И размножается этот невероятный симбиотический организм вовсе не половым путем. Вместо этого, каждый взрослый орк разбрасывает нечто вроде спор. Своего рода зиготы, содержащие в своем составе все виды клеток будущего организма. Особенно сильный выброс происходит в момент смерти, засевая спорами все пригодное для этого пространство. Именно в этом и кроется причина неистребимости зеленокожих. На каждого мертвого орка приходится дюжина вылупившихся из коконов, сформированных ростом выброшенных спор. И вот именно такой специфический садик, я и планировал разбить в бывшем ангаре. Ну, растите орки, большие и очень большие.
   Был, кстати, и еще один, немаловажный фактор, затрагивающий в равной мере физиологию и социальную структуру зеленого общества. Основной и самый важный закон, бытующий среди орков, гласил одну безумно древнюю истину: "кто сильнее - тот и прав". Этому правилу было подчиненно все их сообщество, вне зависимости от структуры конкретного племенного образования. Самый большой и сильный орк был заодно и самым главным и авторитетным. И никаких исключений. Ни ум, ни впечатляющие ораторские навыки не котировались так же сильно, как грубая мощь. В этом была суть всего орочьего народа, и суть самих орков. Ничто не могло изменить этот простой порядок вещей.
   Что же касалось отдельных зеленых организмов, то здесь все было одновременно очень просто и очень сложно. Время и тренировки мало что прибавляли к фигуре заурядного зеленокожего, вместо этого у них был совершенно особый, ни на что не похожий процесс, согласно которому тот или иной индивид поднимался по прямой, как шпала, иерархической лестнице. Все было очень просто: орк рос, пока сражался. Орк рос, пока самоутверждался. Чем сильнее он был, тем больше врагов падало к его ногам. Чем больше черепов было проломлено, тем сильнее он становился. И тем выше был его статус. А чем выше статус, тем больше он рос. Как и сам орк становился все больше и сильнее. Признаться честно, в этом было что-то парадоксально мистическое. Словно какой-то местный аналог знаменитого критского парадокса, он грозил свести с ума даже кристаллический мозг. Но выводы были сделаны.
  
   Несколько месяцев напряженного ожидания и наши посевы принесли свои плоды. В самом буквальном смысле. Через бронированное стекло, расположенное высоко над уровнем пола, нам были видны первые вылупившиеся гретчины. Именно они появлялись на свет первыми, обустраивая лагерь и подготавливая сырьевую базу для стоянки своих ленивых старших братьев. Без гротов Орочье общество бы рухнуло, но именно поэтому сама природа включила их воспроизводство в естественный цикл жизни вида. Или не природа, а их неведомые создатели. Впрочем, это не так уж и важно.
   Ангар был загодя очищен от любых вещей, которые только могли использовать народившиеся гроты. Вместо этого, мы добровольно взяли на себя обязательство обеспечивать свой аквариум всем необходимым. Призракам пришлось сильно постараться, протаскивая на базу целые бревна. Хорошо еще, что на орочьих планетах нет ничего, что напоминало бы системы мониторинга местности. Они даже свои лагеря почти не охраняли.
   Еще через пару месяцев, когда построенные гротами импровизированные шалаши и грибные грядки были закончены, а съедобные сквиги расплодились достаточно сильно, на свет появились первые орки. Настоящие, большие, зеленые и свирепые. Все шло по плану.
   В один прекрасный день, когда селение насчитывало уже порядка полутора десятков взрослых зеленых парней, им на головы прямо с неба упало оружие. Чудо, учитывая происхождение этого места, вполне объяснимое. Изощряться я не стал. Скинул им из потолочного люка обыкновенные стальные топоры и мечи. Скарабеи могли бы изготавливать подобные безделушки практически вечно.
   Оружие не осталось невостребованным. Дело тут даже не в свойственной зеленому сообществу агрессивности, просто из шлюзовой камеры в зал влетело несколько призраков. Новые товарищи понравились друг другу с первого же взгляда, и в нашем искусственном мире закипела веселая игра, под названием "прибей робота, пока он не прибил тебя". Разумеется, в реальности подобное закончилось бы быстро, но каноптековые призраки ради, такого случая, потерпели значительную модификацию, лишившись фазорегулируемых когтей и большей части бронирования. Я сделал все, чтобы игра не закончилась слишком уж быстро.
   Любая материя, прошедшая через руки некронов приобретает одно очень полезное свойство: в случае сильного повреждения, делающего штатное функционирование невозможным, она телепортируется в гробницу. Сейчас это очень пригодилось. Скарабеи могли производить любой материал буквально из воздуха, но с тонкой кристаллической электроникой у них почему-то не ладилось. Хотя, если быть совсем уж точным, в их памяти просто не было схем ее сборки. Все управляющие контуры поставлялись конклавами криптеков, и представляли собой классический не вскрываемый черный ящик, с неизвестным содержимым. Лично я был склонен видеть в этом их проявление власти. Впрочем, как знать, мои сведения по этому вопросу устарели на миллионы лет. Возможно, сейчас дела обстоят несколько иначе.
   Но я отвлекся. Разобранные призраки были перемещены на телепортационную платформу в соседнем ангаре, где их восстановлением занялись скарабеи, а новая партия поспешила занять место проигравших. Не знаю точно, сколько это займет лет, но урожай орков обещал быть крупным.
  
   Война, перманентная, не прекращающаяся, бессмысленная. Каждый день жизни маленького орчьего анклава был боем за собственное существование. Шестнадцать часов в сутки в зале были слышны взрывы, удары и крики. Разнообразная механическая нечисть валила в искусственный мирок нескончаемым потоком. Все новые поколения зеленых солдат появлялись из своих коконов лишь для того, чтобы вновь быть брошенными в мясорубку. Изредка среди них появлялись те, кто чем-нибудь отличался. Будь то страсть к технике, медицине или странными психическими способностями. Первых отстреливали смертоуказатели, засевшие на балюстраде, опоясывающей зал. За вторыми же тщательно наблюдали, скрупулезно записывая любое их действие во время так называемых операций. Все-таки знания и навыки орков были в прямом смысле записаны в из геном. В чем я уже успел убедиться. И, не смотря на всю расхлябанность и непоследовательность орочьей натуры, такой подход давал неплохие результаты в виде понимания физиологии оркоидов. Чекабоев, этаких специальных, чисто орочьих колдунов, смертоуказатели убивали сразу. Не хватало еще, чтобы в пределах комплекса появилась сила, способная нарушить его целостность и представлять угрозу нам.
   В остальном же, не было никакого разнообразия. Ранним утром случался очередной набег на мирно спящий лагерь. Защитники героически отражали его до позднего вечера, а позже ложились спать, надеясь, что ночью не придется вскакивать по тревоге. Вот так и жили.
   Призраки, пауки, целые орды скарабеев, химерические конструкты, собранные нами на коленке, все пускалось в ход. Иногда к очередному набегу присоединялся кто-то из лич-стражей, и тогда поголовье зеленого племени терпело серьезную убыль. Иногда в зал входили фаланги воинов, надежно прикрытые броней сервисных роботов, и зеленокожие несли еще более страшные потери. Мы почти не сдерживали себя, предоставляя своим питомцам возможность почувствовать все прелести войны.
   Самым странным, в сложившейся ситуации, было то, что наши подопытные мышки не протестовали. Наоборот, казалось они счастливы жить той жизнью, что была плодом наших усилий. Этого я не понимал, но, как и прежде, мне хватало сухого знания.
  
   И снова шли годы. Сначала мне было больно смотреть на санкционированную мной резню. Впрочем, я четко знал, зачем это делаю. Позже душевные муки утихли, погребенные под тяжестью привычки. Через несколько лет, я и сам начал присоединятся к всеобщей потехе, неся смерть на кончике косы. Особой радости это не приносило, скорее, было еще одной дисциплиной, которую требовалось постичь.
   Были и другие дела, которые требовали моего времени. Информаторий по-прежнему был полон знаний, которые требовалось пропустить через себя. Мониторинг состояния дел на поверхности тоже отнимал немало времени, как и занятия с подданными, имеющими наглость утверждать, что на полноценного владыку таких как я нужно еще пять. И я старался, ведь в этой вселенной без превозмогания не выжить.
   Во внешнем мире не происходило ничего нового. Орки воевали, выбирали новых вождей и тут же их свергали. Маленькие акты геноцида были более чем привычным явлением, и, по сути, жизнь не сильно отличалась от того, что происходило в нашем аквариуме. Мы лишь форсировали процесс, доведя его до абсолюта.
  
   Годы складывались в десятилетия. Снаружи ничто не менялось, а вот нашему небольшому комплексу становилось все труднее сдерживать внутреннюю угрозу, которую мы выпестовали сами. Пауки и призраки были давно возвращены к своему полному боевому функционалу, но все равно находились матерые орчищи, которые разрывали их голыми руками.
   Наблюдения за медбоями, орочьими докторами, дало нам не мало пищи к размышлению. Некоторая часть орков уносилась с нами поля боя, и перемещалась в лабораторию. За то, что происходило с ними дальше, мне, на моей далекой родине, присудили бы расстрел даже в стране, где смертная казнь была давным-давно упразднена. Сначала мне было действительно не по себе от этого импровизированного концлагеря, но крайнюю необходимость никто не отменял. И я привык и к этому, медленно превращаясь из почти человека в новорожденное чудовище. Впрочем, эта вселенная была полна мне подобными.
   Скарабеи, при условии наличия нужных программ, спокойно синтезировали сложные органические соединения, а та самая, памятная аугументическая клешня давала начальную базу для экспериментов в этом направлении.
   И успехи были. Нам, к примеру, удалось синтезировать орочьий гормон роста. К сожалению, он работал правильно лишь в том случае, если общий гормональный фон соответствовал определенным стандартам. Я и до этого знал, что орки растут на войне, но теперь довольно четко представлял себе схему работы этого механизма. Правда, легче от этого все равно не становилось, ведь в процессе участвовало еще не мало иных веществ. Адреналин, эндорфин, и еще что-то сугубо орочье. Но нам хватило и этого. Теперь, ползающие по потолку, скарабеи распыляли в воздух не малые объемы этой гадости. И это очень положительно сказывалось на росте и силе наших милых зверушек.
  
   Сквозь бронированное стекло, я наблюдал за очередной грандиозной битвой, развернувшейся в зале. Силами обороняющихся командовал здоровенный, почти четырехметровый, орк, один из последних выживших первого поколения. У него не было левой руки, зеленую шкуру испещряли глубокие следы неаккуратных шрамов, но ничего боле грозного я в своей жизни еще не видел. Каноптековые призраки, не успевшие соскользнуть в иную фазу, ломались пополам от одного удара здоровенного топора, зажатого в могучей лапе. Это было восхитительно. Поистине восхитительно. Эксперимент был завершен на девяносто процентов.
   -Как там продвигается приживление мозгоедов у образцов сто пятьдесят три и сто пятьдесят четыре? - не оборачиваясь, поинтересовался я у подошедшего Сарефа, который уже довольно давно стал моей правой рукой.
   Мозгоедами же, с моей легкой руки, поименовали контролирующих разум скарабеев. Крохотных механических жуков, способных подсоединяться к головному мозгу жертвы и перенимать на себя часть его функционала. В частности моторные и гуморальные функции. Разумеется, принудительно. В обычном случае, они были рассчитаны на очень короткий срок эксплуатации, либо длительное существование в виде чего-то вроде шпионских жучков, и транспортных маяков. Нас не устраивал ни один из вариантов. Пришлось экспериментировать.
   -Все в порядке, Владыка, мы учли прошлые ошибки. Теперь отторжения быть не должно, - доложился лич-страж, принудительно переквалифицированный в заведующего лабораторией. - Тем не менее, хотелось бы напомнить: мы не можем полностью их себе подчинить. Иначе либо смерть носителя, либо, учитывая аномальную физиологию подопытных, потеря контроля. Если носитель обнаружит вмешательство в свою психику и попробует ему сопротивляться, скорее всего, будут запущенны естественные защитные механизмы, подавить которые мы пока не способны.
   -Да, да, я помню. Но поверь, нам хватит и минимального вмешательства, - если бы я мог улыбнуться, я, без сомнения, это бы сделал. А еще лучше, залился бы дьявольским хохотом. Но подчиненные не поймут.
   -И все-таки, они восхитительны, - постучав кончиком пальца по стеклу, зачарованно произнес я. - Быстрые, сильные, чудовищно живучие, плодящиеся мгновенно и в любых количествах. Вот она, идеальная бессмертная армия. Именно они. Не мы.
   -Вы так думаете, Владыка? - лич-страж явно не разделял моей точки зрения, - Солдаты, конечно, сердце любой армии, но без мозгов далеко не уедешь. Да и дисциплины никакой.
   -А нам от них много и не надо, - я хмыкнул. - Они всего лишь таран, которым мы проделаем брешь в преграде бездны, разделяющей миры.
   -Это если все пройдет по плану, Владыка. Не забывайте.
   -Помню. Все будет в порядке. Осталось совсем немного.
  
   Последний год лихорадочной подготовки. За это время было сделано очень многое. Пожалуй, даже слишком многое. Вероятно, стоило бы растянуть процесс года на три, но у нас было сразу несколько причин этого не делать. Во-первых, всем нам до смерти надоело сидеть в этом проклятом самой Темной Четверкой подземелье. Пока работы были в разгаре, на это как-то не обращали внимания, но стоило им подойти к логическому завершению, как все осознали, что больше просто не могут. Вернее могут. Все-таки у некронов бесконечный запас терпения, но банально не хотят.
   Вторая причина была куда прозаичнее - мы почти потеряли контроль над собственным творением. Лавина орков была готова голыми руками проломить ворота из живого металла. Дальше тянуть было просто нельзя.
   И вот, предварительные приготовления были закончены, операция вступила в свою ключевую фазу. Призраки разместили в вентиляционных шахтах несколько баллонов с одним довольно любопытным веществом. Мы получили его совершенно случайно. Можно сказать даже, что это была удача, граничащая с чудом. В туше одного из орков, притащенных в лабораторию с поля боя, торчало весьма странное существо, похожее на пучеглазого комара без лап и крыльев. Медицинский сквиг-шприц, более чем занятная зверушка. Но куда занятнее была жидкость, содержащаяся в ее брюшке. Орочи доки редко используют анестезию, но, видимо, такие случаи все же имели место. И действительно чудом было то, что нам попался именно этот сквиг. Страшно представить, сколько пришлось бы потратить времени на подбор вещества, эквивалентного тому, что попало к нам в руки. Дальше же все было делом техники. Анализ, написание нужного скрипта для скарабеев, серия экспериментов и серийное производство. Мы долго готовились к этому дню.
  
  Неестественная тишина заполняла собой зал. Мы так привыкли к вечному шуму, крикам и галдежу, издаваемому толпой условно подконтрольных нам орков, что без этого чувствовали себя здесь несколько неуютно. Но работа ждать не будет. Призраки и пауки споро грузили спящие тела на репульсорные платформы, которые затем отправлялись в путь к специально подготовленному для операции залу. Все должно было пройти гладко. Мои подчиненные знали, что делать.
   Я же занялся ключевой фигурой. Орочий Босс, огромная сутулая фигура которого занимала просто неприлично много места, оставался в моей компетенции. Для полного соответствия с предполагаемой для него ролью, его требовалось серьезно доработать. Детали уже были подготовлены, и ждали лишь момента, когда смогут занять положенное им место в создаваемой машине уничтожения.
   Призраки разместили однорукого босса на столе, и я смог приступить к запланированному мероприятию. Прежде всего, пришлось удалить культю. Не гоже будущему пророку щеголять уродством. Впрочем, чего мелочится? Что бы я не сделал, зеленокожему это понравится. В конце концов, я ведь не орк. Руки и ноги местами не поменяю, а механические протезы работы некронов, поддерживаемые полем Вааагх!!! в любом случае будут эффективнее плоти. Пора приступать к операции... "Операция! Операция! Для операции всегда есть время!" как сказал бы Док Гротсник.
  
   Всего-то четыре часа работы и столь разительные перемены! Может, мне действительно устроится орчьим доком? Фигуру вождя, израненного, но не сломленного, было не узнать. Руки из слабой плоти исчезли, их место занимали могучие когтистые лапы, из живого металла. Я, признаться, слегка промахнулся с размером, и кончики силовых когтей должны были доставать до земли, а позвоночник не выдержал бы такой тяжести. Впрочем, подумав немного, я обошел проблему, установив дополнительный экзоскелет. Новый позвоночник босса, крепящийся к тазовой кости, пролегающий вдоль хребта и удерживающий кибернетические протезы, созданный на основе разработок древних некронтир, был чудо как хорош. А главное - отлично подошел. Орочья анатомия - это вообще что-то с чем-то. Что не вставишь - все работает. Еще немного подумав, я решил не ограничивать полет фантазии, и заменил вполне здоровые ноги. Теперь макушка орка должна была оказаться на недосягаемой пятиметровой высоте. Это позволило слегка переконфигурировать позвоночник, присоединив его заодно и к суставам новых железных ног. Теперь можно было и нарастить длину когтей! Дальше все довольно просто. Поместить в разъемы позвоночника пазы от кирасы из живого металла трех пальцев толщиной, украшенной мощной металлической челюстью, аккурат по последней моде зеленокожих. И приделать шлем, держащийся на креплениях, чем-то подозрительно напоминающих дверные петли. Сначала хотел выдать съемный, но ведь потеряет, орясина зеленая. Последним отработанным движением, я подсадил ему контролирующего разум скарабея, и, отойдя на пару метров, критически оценил свое творение.
   О пресвятая некронская матрица, и ее святые алгоритмы, на кой черт я создал это?!! Немного отойдя от всепоглощающего творческого порыва, я смог сполна оценить масштабы того монстра, что сотворил. Этот уже не совсем орк, вероятно, порвал бы пополам карнифекса. И зачем, спрашивается, ему такая мощь? Неужели мне действительно было необходимо создание, способное играть в футбол меганобом? Впрочем, ладно. Это будет гарантией того, что этот орк сможет воплотить задуманное.
   А теперь самое главное. Нужно известить солиста о той роли, которую он будет играть в моем маленьком спектакле. Полдесятка призраков с натугой перетащили тело бессознательного босса на грузовую платформу, которая поплыла следом за мной. Мы отправились в еще один зал, подготовка начинки которого тоже заняла немало времени. Некроны воевали тысячелетиями. Большая часть научных открытий делалась во время войны, ради войны и во имя войны. У этой расы, в отличие от каких-нибудь эльдар, не было ни времени, ни желания возиться с разными бытовыми мелочами. И это сказывалось. Приборы некронов могли свернуть время в трубочку, но не были способны даже на что-то столь примитивное, как более-менее масштабная голографическая проекция. Нет, будь у нас обученный криптек, создание такого устройства не заняло бы много времени... Но, чего нет - того нет. Придется обходиться своими силами.
   Платформа вплыла в зал следом за мной, и остановилась в центре помещения. Овальная комната, совсем не большая по местным меркам. Когда-то это был пост охраны, доверху заполненный сложной следящей аппаратурой, но теперь это место ничем не напоминало себя в прошлом. Вся техника была выброшена за ненадобностью, вдоль стен стояли огромные жаровни, вперемешку с рванными и "окровавленными" стягами, изготовленными нами собственноручно. По полу были живописно разбросаны орчьи черепа. Самые настоящие, между прочим. В нашем аквариуме этого добра накопилось с избытком. А у одной из стен стоял огромный медный трон. То есть, на самом деле, трон был из живого металл, как наиболее доступного в нашем положении материала, но покрытый тонким слоем меди. На троне сидела статуя, слегка анимированная нескольким десятком встроенных сервомоторов. Для наших целей этого хватит с избытком.
   И вот великий орк, пророк Вааагх!!!, избранник Горка и Морка и мой личный Чемпион, тщательно взращенный и выпестованный, не имеющий аналогов среди себе подобных, соизволил открыть глаза. Пошатываясь, он встал на свои новые ноги и оглянулся по сторонам. Его отчаянно штормило. Дело тут было не только в том, что он еще не привык к своим имплантам. Просто то вещество, которым мы его усыпили, имело ряд крайне полезных побочных эффектов, вроде галлюцинаций, тошноты и общего искажения восприятия. Как раз по ситуации. Отлично, теперь скарабей слегка вмешается в деятельность его нервной системы и вызовет ряд незначительных изменений в биохимии зеленокожего. Это должно вызвать ощущение восторга, эйфории и, ко всему прочему, понизить критичность восприятия. Ну, поехали!
  
   Безрукий Рокорык открыл глаза и попытался осмотреться. Только что он вел своих парней в бой против гадских непонятных железяк, и вот он уже здесь. Он потерял сознание? Наверно, получил по голове. Да, точно, перед глазами все плывет, линии кажутся размытыми, а контуры предметов нечеткими. Он в шатре медбоя? Нет, не похоже. Место было совсем другим и что-то ему напоминало. В дальнем углу шатра, на огромном, подсвеченном пламенем жаровен, троне, сидела невероятно большая зеленая фигура. Понятно... Он прожил славную жизнь, и его Боги пришли за ним.
   Рокорык, Босс маленького, но очень воинственного племени, воевал столько, сколько себя помнил. Обрывочная память, доставшаяся ему от предков, которой он обладал еще сидя в своем коконе, подсказывала, что война должна выглядеть немного иначе, впрочем, он не жаловался. Каждый день он крушил твердые металлические панцири, каждый день лилась кровь. Он был по-своему счастлив. Но что-то внутри него неотступно твердило о том, что мир не может быть таким маленьким. Что у врагов должна течь кровь. Что все, что он делает - напрасно и глупо. Рокорык никогда не признался бы в этом своим парням, но им владело некое чувство неопределенности. Словно он не там, где должен быть и делает не то, что должен. Впрочем, теперь уже без разницы. Он сделал все, что мог. И вот теперь пришло время покинуть этот мир, он только надеялся, что жизнь в чертогах его богов будет столь же насыщенной.
   -Поднимай свой жалкий зад, Рокорык, нефиг воену валяцца! - громогласно проревело божество, и от этого рева в душе орка поднялась волна тепла. Словно он вернулся в свой далекий дом после славной драки. Такое чувство у настоящего зеленого парня могло быть вызвано присутствием лишь двух существ! И это...
   -Ты хто? - скромно поинтересовался бывший Босс.
   -Я Гофгул - посланец на, от Горка и Морка! - донеслось до него в ответ.
   Рокорык был слегка разочарован. Нет, он, конечно, не надеялся, что его боги лично придут за ним, но все же какая-то странная горечь присутствовала. И, кстати, что еще за Гофгул? Он никогда о нем не слышал. Впрочем, это не было особенно важно. На сложном языке рун, это имя можно было прочитать по-разному. Рокорык был не только сильным, но еще и очень умным орком. Он даже читать умел, но сейчас был в некотором затруднении.
   -Гофгул - это Белая Ночь или Боевитая Смерть?
   -Металлическая Кость, дурья твоя башка, - божественный посланец не рассердился на перепутанное имя. Ну еще бы, орки никогда не сердятся на снотов, но пнуть могут. Как бы ему самому не прилетело.
   -И че, пришло время подыхать? - босс постарался максимально вежливо сменить тему.
   -Рано те подыхать, еще не все башки парубал. Боссы от тя че хатят, хатят шоб ты замутил б-а-а-а-льшой Вааагх!!! Самый бааальшой, какой был. В их значит честь и славу, - посланник выразил волю богов предельно четко. Все естество Рокорыка наполнилось восторгом. Но была маленькая проблема, он не знал, где можно найти других орков, не знал, подчинятся ли они ему, и не знал, что делать дальше. Да и неизвестно, в каком состоянии он будет, когда это прозрение его отпустит. Это еще при условии, что он до сих пор жив.
   -Так мнеж того, где парней-то искать?
   -Када зенки протрешь - увидишь. - посланник был краток.
   -А как им по понятиям вдолбить, кто Босс? У миня ж хваталы нету. Парни такое не любят.
   -Проснись, слепой сквиг. Есть у тебя и хваталы и топталы. Мой личный подарок. Знак тваей асобо орачнай орачнасти.
   Рокорык перевел взгляд на свое тело. Долгую минуту он молчал, не в силах произнести ни слова. Его боги редко раздавали подарки, но такое могло быть лишь ИХ рук делом. Его новое, киборочье тело было выше всяких похвал. Да что там, он и слов то таких не знал. Огромные, очень когтистые хваталы, одна со встроенным огнеметом, вторая, судя по всему, с шуттой. Огромные топталы, тоже когтистые. И такие высокие! Теперь он точно станет кем угодно. Кем только захочет! Но теперь у его жизни появилась цель. Теперь он точно знает, чего хочет. Он должен отработать такой сказочный подарок. Да и, если уж не кривить душой, устройство большого Вааагх!!! - дело приятственное для любого парня.
   -Ты прочехлил! Найди меков, построй гаргантов, стомп и дредов. Собери орду парней и растопчи сами звезды! Ты вылупился из кокона именно для этого! Пронзи своим буром небеса!!! - посланник поднял вверх титаническую руку, словно указывая на цель атаки. - и еще вот чо, найди цельножелезячного мека! Он те пригодится!
   На этом месте сознание великого вождя снова заволокла тьма, но, на этот раз он точно знал, чему посвятит остаток своей жизни. Неопределенности больше не было.
  
   И снова в склепе господствовала тишина. Мрачная, загадочная, запредельная, манящая тайнами позабытых секретов давно сгинувших цивилизаций и пугающая запредельным ужасом тех кар, что давно мертвые хозяева могли обрушить на голову неудачливого кладоискателя. Именно такая тишина, какая и должна была занимать свое почетное место в гробнице некронтир.
   Все вернулось на круги своя. Привычный ход вещей вновь обрел свое законное право на существование. Склеп вернулся в свой извечный бесконечный цикл. Лишь темные фигуры призраков беззвучно разрывали своими телами плоть застывшего воздуха, да тихий шорок лапок бесчисленных скарабеев безмолвно сообщал о корректности функционирования систем.
   Когда последний орк, прошедший все необходимые процедуры, был выпихнут за пределы комплекса, а земля нашего искусственного мира, по-прежнему содержащая в себе споры зеленокожих, была запаяна в герметичные контейнеры, мы наконец-то вздохнули с облегчением. Гонка со временем была закончена, из ангара больше не рвались толпы взбешенных аборигенов, а от нас больше не требовалось нести неусыпную стражу у логова чудовищ, нами же и порожденных.
   Внезапно и совершенно неожиданно, у меня оказалась целая прорва свободного времени. Наши зеленые эмиссары пока что лишь осваивались в новом для них мире, что лежал под бесконечно голубыми небесами, вместо мертвого света тысяч ярких ламп. Им предстояло пройти еще долгий, очень долгий путь. Но мы могли себе позволить ждать их свершений столько, сколько будет нужно. Главным же было то, что процесс был запущен. От нас же требовалось лишь подготовиться к его последствиям.
   Восседая на своем троне, я во всю страдал от безделья. Начинать подготовку к грядущим фазам плана было рано, а заниматься самосовершенствованием отчаянно не хотелось. Вообще, создавалось впечатление, что с отбытием орочьей банды комплекс покинула сама жизнь. Как же нам надоели его проклятые стены! Но ничего пока что нельзя было изменить.
   Этот кусочек вечности я коротал, рисуя в некронском четырехмерном графическом редакторе новое фазорегулируемое лезвие, для своей боевой косы, которую все-таки решил превратить во что-то более похожее на собственно косу. О том, как отреагируют на подобное обновление мои подданные, я старался не думать. Со всей определенностью можно было сказать только то, что на пару недель я снова превращусь в мишень для насмешек лич-стражей. Впрочем, меня это не заботило. Ведь если судить объективно, то они, просто за счет своего опыта и возраста, имели полное право надо мной смеяться. Да и месть моя была не за горами. Я уже представлял их голоса, в тот момент, когда они, наконец, осознают, на чем им предстоит покинуть эту планету. Эта мысль горела в моей кристаллической душе маленьким темным злорадным солнышком.
   -Владыка, простите, что прерываю ваши неотложные дела, но у нас проблема, - с порога доложился Сареф, его голос не предвещал ничего хорошего, стимулируя мою болезненную фантазию на порождение проблем, вероятных и невероятных.
   -Что случилось? - Едва не свалившись от неожиданности с трона, я уже начал перебирать возможные неприятности, что могли обрушиться на наши головы. Орочья орда, ломящаяся в ворота комплекса, и падающие с неба дроп-поды какого-нибудь ордена космодесанта были бы отнюдь не худшим вариантом.
   -У нас заканчиваются запасы некродермиса, Владыка, - мгновенно вернувшись к привычной для себя манере разговора, уточнил лич-страж. Прибью заразу!
   -И где тут проблема? - недовольно осведомился я.
   -Для последующих фаз принятого плана, по самым скромным прикидкам, потребуются сотни тонн живого металла. Мы могли бы воспользоваться структурообразующими материалами комплекса, но эта идея не кажется мне в полной мере приемлемой.
   -А скарабеи нам на что? Вот пусть и поработают. Материи и вне комплекса хватает.
   - Владыка, мне напомнить вам коэффициент преобразования неметаллических структур, в металлические? А после металлических в некродермис? Боюсь, многокилометровые каверны у входа в комплекс - вовсе не то, что нам сейчас необходимо.
   Я припомнил коэффициенты. Стоило прикинуть перспективы подобного использования наших милых жучков, как мне стали в полной мере понятны слухи о том, что некроны иногда пожирали целые планеты. Действительно, если выпустить наружу скарабеев с подобным приказом, то подземный комплекс вероятнее всего превратится в наземный, если не в воздушный. Это было бы неприятно, особенно учитывая, что гробница не оснащена репульсорными панелями.
   - Хорошо, аргумент принят. Твои мысли, Сареф?
   - Аборигены используют огромное количество металла. Учитывая тот факт, что после переработки стали у нас останется порядка десяти процентов от исходной массы, мне кажется вполне приемлемой мысль о маленькой рейд-жатве. В условиях разобщенности и вражды, вероятность того, что подобная акция с нашей стороны, будет замечена и получит адекватный ответ, не кажется мне высокой.
   -Предлагаешь ограбить зеленокожих? - постучав кончиком пальца по подлокотнику, уточнил я.
   -Предлагаю забрать то, что принадлежит нам по праву, - ответил страж.
   -Сареф, - я бы скривился, если бы мог, - у нашего права срок годности истек миллионы лет назад. Я понимаю, что этого требует гордость когда-то величайшей расы в галактике, но сейчас это не уместно. Впредь, пожалуйста, избавь меня от этого.
   -Принято, Владыка, - судя по голосу, я бы сказал, что мой офицер улыбнулся. С практикой общения с некронами, перестаешь замечать их неподвижные лицевые маски. Тон мертвых голосов скажет внимательному уху куда больше, чем мог бы полный комплект мимических мышц.
   Ладно, в таком случае рассмотрим варианты, - я вызвал на тактический дисплей карту, составленную пауками на основе докладов призраков.
  
   - Итак, как тебе это поселение? Оно отвечает большинству требуемых критериев, - я ткнул пальцем в точку на монохромном голографическом изображении карты материка. Точка на карте увеличилась и теперь голографический монитор показывал приблизительную трехмерную проекцию одного из орочьих лагерей, составленную благодаря все тем же отчетам наших разведчиков.
   -Не очень, Владыка. Судя по данным, полученным от призраков, это поселение образовалось вокруг мастерской "мека". Конечно, его обособленность имеет свои преимущества, но в то же время оно грамотно расположено, не плохо охраняется и насчитывает более тысячи боеспособных существ. Нам будет не легко взять его штурмом. Возможно, будет целесообразнее получить необходимые ресурсы серией небольших ударов, нежели одним куском.
   -Я так не думаю. Расположение поселения крайне удобно для обороны, но, в то же время, совершенно не подходит для контратаки. К тому же, как ты уже наверняка заметил, в этом мире вообще не так много пригодного для переработки металла, а, учитывая размер среднестатистического поселения, нам придется совершить не менее десятка малых набегов. Для нас не выгодно столь явно выдавать свое присутствие.
   -Владыка, вы сами видели технику аборигенов. Возможно, она и выглядит топорно, но, поверьте, мне знакомы ее принципы. И я скорее сам вырву свой кристалл, чем опять отнесусь к ней пренебрежительно.
   -"Опять", "знакомы"? Сареф, поясни.
   -Древние, Владыка, - тихо отозвался страж - Эта раса никогда не была особо технически развитой. В нашем понимании, во всяком случае. Но они с лихвой восполняли это своими психокинетическими способностями. Они могли простым усилием воли заставить, что угодно работать так, как угодно. Я никогда не забуду, как части разорванного пополам корабля начали работать по отдельности. Не хуже целого. Словно так и были спроектированы. Знаете, Владыка, это было по-настоящему жутко.
   -Даже так? - я задумчиво, с противным скрежетом, поскреб когтями скулу, - Хорошо, давай будем считать, что их техника не уступает нашей. Но даже так, это не отменяет всю полноту того факта, что аборигены расхлябаны и недисциплинированны. На этом можно сыграть.
   -Вы правы, Владыка. - лич кивнул, - Но все-таки не стоит терять бдительности.
   -Я помню, Сареф. Давай уже приступать к планированию.
  
   Монолит некронов. Машина, поражающая воображение и очень близкая к недостижимому идеалу. Она одним своим видом могла бы обратить в бегство небольшую армию. А уж демонстрация ее огневой мощи, в совокупности с крайне тяжелым бронированием, и рядом специфических функций, заставила бы дрогнуть кого угодно. Тем не менее, пирамидальная конструкция монолита, не смотря на все свои преимущества, не была лишена недостатков. Слишком большая, слишком медлительная, на роль тяжелого танка прорыва она не годилась. Впрочем, у нее были иные задачи.
   Стоя в малом ангаре, я любовался на ее резкие формы. Десятиметровая пирамида, мягко парящая в тридцати сантиметрах над полом. Уже одно это выглядело неким весьма причудливым издевательством над всеми законами природы. Впрочем, технологии моей расы всегда превосходили любые аналоги.
   Из бойниц на ребрах машины хищно скалились стволы проекторов дугового гаусс-потока, готовые излить всю свою сокрушающую мощь на любого врага. Впрочем, это было скорее средство защиты, нежели нападения. Основную опасность представлял огромный четырнадцатигранный кристалл, похожий на темный изумруд, находящийся на ее срезной вершине и окруженный частоколом защитных ребер. Не очень дальнобойная, зато крайне разрушительная артиллерийская установка. Все вместе, это обесточивало способность монолита буквально взорваться огнем, испепеляя всех, кто оказался недостаточно умен, чтобы войти в радиус поражения.
   Тем не менее, основным достоинством данной машины было не это. В самом центре конструкции, под защитой мощнейшей брони, было спрятано то, на что я и делал ставку. Врата вечности, пафосное название, которое вполне заслуженно носила одна из систем. Стабилизированная червоточина, нечто вроде устойчивой гравитационной аномалии - своеобразный туннель, создаваемый между складками пространства. С ее помощью можно было телепортировать отряды некронов, сам монолит или, напротив, чрезмерно обнаглевших вражин, которые рискнули бы стать напротив парадного входа. В последнем случае, это напоминает гигантский пылесос, засасывающий в свои недра все и вся.
   Вот именно эту машинку я и обещался известным образом презентовать одной небезызвестной личности, и именно на ней и был сосредоточены многие из моих планов. К примеру, план сегодняшней атаки.
   Отвлекшись от созерцания монолита, я перевел взгляд на группу призраков, грузящих в недра машины кластерные телепортационные платформы. Все же, способности врат вечности не безграничны, и технику с ее помощью не перенесешь. Впрочем, этот вопрос вполне решаем. Функционал системы можно расширить, путем привлечения дополнительных технических средств. Для боя это решение, конечно, не подходит, но при наличии времени вполне возможно. А, учитывая четырехкратный перевес в живой силе со стороны врага, нам потребуется вся наша мощь. Да и чего уж там хитрить, мне просто хотелось посмотреть на свою армию в действии.
   -Ну что, все готово? - спросил я бессмертного, руководящего процессом погрузки.
   -Почти, Владыка. Дайте нам еще десять минут, и можно будет начинать.
   -Отлично, - уверенно кивнул я, в глубине души изрядно нервничая. Все-таки первая боевая вылазка, как тут не психануть?
   Интерьер внутреннего пространства монолита выглядело по-некронски аскетично, но вот что действительно было непривычно, так это крохотный объем отведенный экипажу. В совокупности со сложенными в стопку телепортационными платформами, напоминающими нечто вроде гибрида железной плиты и гимнастического мата, впихнуть получилось только бравую пятерку смертоуказателей. Я присоединился к ним, сжимая в руках все тот же синаптический дезинтегратор. В конце концов, наша задача не с боем прорываться сквозь вражеские ряды, а зачистить плацдарм от нежелательных свидетелей. Лич-стражей такой подход не устроил, и они порывались прокатиться с нами, для обеспечения безопасности условий хранения моей живометаллической тушки. Увы, эти ребята банально не влезли, и им пришлось удовлетвориться обещанием, что их транспортировкой мы займемся в первую очередь. Вроде бы все. Техника в ангаре расставлена на телепортационные платформы, воины выстроены в шеренгу около открытого портала. Можно приступать к операции. Ну, с КТаном!
  
   Краткий миг темноты, на какую-то секунду у меня как будто пропало тело. Разум же застыл, словно лягушка, брошенная в жидкий азот. А потом все вернулась в норму. Полагаю, так себя чувствует компьютер после экстренной перезагрузки. Осоловело помотав головой, я обнаружил, что один нахожусь в рубке монолита, если конечно не считать воинов-пилотов, намертво вплавленных в стены. Сообразив, что нещадно торможу, я быстро выбрался наружу из небольшого люка в основании конструкции. Смертоуказатели уже заняли свои места, плавно водя стволами своего оружия, и выискивая силуэты нежелательных свидетелей нашего прибытия. Но, похоже, вокруг было пусто. Не зря же мы так тщательно выбирали место начальной дислокации. Наша цель находилась в добрых десяти километрах отсюда, а сама местность не была особо оживленной. Удачно.
   Отдав нужное распоряжение, я принялся наблюдать, как из пространственного коридора, сформированного монолитом, вышагивают лич-стражи, за ними, с небольшим отрывом, следовали бессмертные, а после пришла пора и для воинов. Первая фаза развертывания завершена. Пора приступать ко второй, благо солнце вот-вот скроется за скальным массивом и мир погрузится во тьму.
   Все прошло штатно. Призраки, заранее направленные в эту область, вынырнули из-под земли, не замечая ее сопротивления, словно и вправду принадлежали какой-то иной реальности. Это зрелище было столь впечатляющим, что кто-нибудь к нему не привычный мог бы запросто схлопотать сердечный приступ. Но таковых здесь не было. Мы все видели эту картину уже бесчисленное множество раз, и особых эмоций она вызвать не могла.
   Выгрузив кластерные панели, наши механические помощники принялись раскладывать их на земле. Принцип, в общем-то, тот же, что используется для японских татами. Выглядело это, должен признать, весьма забавно, но вот настроения смеяться у меня не было. Слишком уж велик был риск. Да и потери обещали быть не малыми. Но без этого никак. Чай не в игрушки играем.
  
   Когда панели сформировали готовую платформу, которая затем была подключена к системам монолита, в изумрудных вспышках, из воздуха начала появляться наша техника. Смертоуказатели тоже доказали свою небесполезность. За столь короткое время сюда каким-то образом забрело сразу два орка. Невезучие зеленые парни так и не поняли, откуда пришла их смерть. На самом деле, скорее всего, они даже не поняли, что умерли. Ну, тут уж ничего не поделаешь, таковы законы этого мира.
   -Все готово, Владыка, - донеслись до меня слова лич-стража.
   -Отлично, Сареф. Выдвигаемся. И пусть призраки начинают.
   -Принято, Владыка.
   Солнце окончательно скрылось за зубастым горным хребтом на горизонте, мир погрузился во тьму. Пришло наше время, мертвецы выступают в свой поход и горе тем живущим, кто встанет у них на пути.
  
   Совершенно обыкновенный орочьий городок, каких на планете были тысячи. Он возник спонтанно, как часто бывает у зеленокожих. Просто однажды большой мек, проходивший мимо, обнаружил забытое поле боя, где когда-то орки и человеки били друг другу морды. Оное место орку понравилось, и он разместил там свою мастерскую. Таких мест на планете было не мало. К вящему восторгу зеленокожих, Империум иногда присылал сюда новобранцев из Имперской Гвардии, дабы те понюхали пороху. Стоит ли говорить, что улетала из этого мира едва ли десятая часть тех, кто когда-то прилетел. Но людишек все устраивало, а орки и вовсе находили такую их привычку в высшей степени приятной. Как же, махачь пришел прямо к порогу. Никуда идти не нужно.
   И вот, выйдя однажды поздним утром, так ближе к ужину, из своей мастерской, позевывающий мек обнаружил, что к нему выстроилась очередь желающих получить его услуги. Поскольку работал мек с душой, клиенты уходили сверкая довольной и щербатой улыбкой. Ну, все-таки, в некоторых случаях, собственная пасть заменяет зеленому парню кошелек. Желающих становилось все больше, а мек был один. Вот так очередь со временем и стала лагерем, а позже и городом. Тем более что ландшафт этому очень способствовал. Обособленная горная долина, вход в которую проходил через расщелину, где когда-то людишки пытались отсидеться до прихода подкрепления. Нужно сказать, долина эта представляла собой настоящую природную крепость. Просторная, прикрытая с обоих сторон крутыми скалами с плоским верхом, формирующими настоящую крепостную стену, площадка, засыпанная всевозможным металлоломом. Оркам она пришлась по нраву. Ее было удобно защищать, ведь через узкий скальный проход не протиснулся бы большой отряд. А с удобной вершины опоясывающих долину скал, парни могли весело постреливать в атакующих. Это было очень удобно. Все-таки мех был существом мирным и не любил, когда его отвлекали от работы. Но уж об обороне он позаботился от всей широты своей орочьей души.
   Городок спал после планового мордобоя, следовавшего за не менее плановой пьянкой. Орки умели быть серьезными и дисциплинированными, но не любили настолько, что можно было сказать, что таковыми они не были никогда. Вот и сейчас сонный дозор, стоящий на импровизированных скальных стенах, занимался бухгалтерским учетом. По большому счету, они увлеченно сводили дебет с кредитом. Естественно - по орочьи. Выглядело это примерно так: подсчитав количество зубов у себя в кармане, орк пересчитывал их количество у себя в пасти. Если в сумме их было больше, чем до мордобоя, значит прибыль получена, если меньше - происки подлых конкурентов.
   Орочья жизнь текла своим чередом, но грибная настойка на прометии определенно делала ее лучше. В этом Вырвиглаз, сегодняшний часовой, был уверен. Конечно, ему не повезло - он попался под горячую руку нобу, когда тот распределял вахты, но пара лишних зубов в кармане, полведра настойки и полуобглоданный сквиг примиряли его со своей печальной участью. В конце концов, бывало и хуже.
   Почесав распухшую десну, из которой на свободу вылезал новый, весьма ценный, зуб, часовой зевнул и лениво уставился в темноту. В темноте, как ни парадоксально, было темно. Тогда Вырвиглаз развернулся и посмотрел в сторону городка. Там тоже было темно, но не настолько. Светились щели в сварной конструкции, гордо носящей имя "мастерская мека". Светились шатры нобов. И дом Босса. Кое-где не только светились, но и гремели. Видимо, большие орки решили, что градус чада и кутежа был недостаточным, и решили наверстать в теплой домашней атмосфере. Орк было сглотнул набежавшую слюну, но тут же вспомнил, что и у него кое-что заначено. Запихнув в пасть кусок жареной сквиготины, он потянулся за ведром с настойкой. Первый же глоток изрядно поднял его самооценку и поправил, было пошатнувшуюся, жизненную позицию. Все-таки хорошо быть простым орочьим парнем!
   Вырвиглаз собрался было хлебнуть еще раз, но тут его внимание привлекло какое-то странное шевеление на взлетной площадке смерталетов. Словно сгустившиеся тени обрели свою волю и принялись водить хороводы вокруг машин. Нахмурившийся орк сразу почуял недоброе, его богатый опыт давал вполне однозначную трактовку происходящему. Это значит...
   Запустив пятерню в ведро с настойкой, Вырвиглаз вытащил оттуда тушку дохлого снота. "Зоганые недомерки, вить так и знал, чо накасячат. Ну чо стоило сдохнуть в другом месте?" посетовал умудренный жизнью орк и отвернулся обратно в темноту, оттуда ему дружелюбно скалились разноцветные рожицы с горящими зеленым пламенем в глазницах.
   Тени опять сгустились. На этот раз прямо под ногами у часового. Вырвиглаз устало вздохнул. Теперь, благодаря неуклюжести приснопамятного снота, отпустит его еще не скоро. Он ошибся. Не прошло и малой доли секунды, как обезглавленное тело недремлющего стража упало на землю, а призрак, возвышающийся над ним, снова скрылся во мгле.
  
  По своей давешней привычке, я восседал. Правда, трон пришлось оставить в комплексе, все же, я не настолько самоуверен, чтобы тащить его с собой. Сейчас же, с почетной задачей удерживать тяжесть моей туши справлялся каноптековый паук, со спины которого я и осматривал поле грядущего боя, в очередной раз проверяя, как сидят огненные перчатки. Вообще, это довольно замысловатое оружие понравилось мне сразу же, с того самого момента, как лич-страж потребовал, чтобы я его освоил. Выглядели они как своеобразные латные перчатки с присоединенными наручами, крепящиеся к скрытым разъемам на запястьях и локтях. Это приспособление отлично демонстрировало причину, почему многие склонны считать технологии некронов близкими к колдовству. Активированная перчатка окутывалась красивым зеленоватым пламенем, делая своего владельца похожим на огненного мага-недоучку. Более того, встроенные в перчатку субмехадермальные волокна позволяли управлять пламенем, как собственным телом, если не лучше. Его можно было сгустить вокруг ладони, нанося сокрушительные удары в ближнем бою, или заставить устремиться к противнику. В последнем случае, воздействие зело напоминало огнемет, ничуть не уступающий имперским аналогам. Подозреваю, что при должной тренировке, с помощью этого девайса можно было бы даже швыряться огнешарами, аки заправский волшебник. Ну, как бы там ни было, а в том, что применение чудо-варежкам найдется, я не сомневался.
   Паук, которому выпала честь нести на себе мое владычество, остановился, видимо доковыляв до нужной точки. Отсюда открывался вид на узкий вход в расщелину, перегороженный собранной на скорую руку баррикадой их мусора. Следуя беззвучному приказу, переданному через интерфейс паука, моя маленькая армия остановилась. Сейчас она не слишком походила на то, что мне когда-то досталось. Большая часть некронов-воинов ехала на грузовых репульсорных платформах, с приваренными бронеплитами и вмонтированными гаусс-пушками. Я не стал пытаться воспроизвести разрушителей, вместо этого воспользовался приемом, известным вот уже тридцать девять тысяч лет. Более чем древняя концепция, но менее актуальной она от этого не становится. Назывался используемый мной метод просто: "тачанка с пулеметом". Ну, опять же, с поправкой на некрон-стайл. Репульсорная платформа представляла собой парящую в воздухе прямоугольную конструкцию из живого металла, со сторонами примерно один и два метра соответственно. Вот к ее краям и были приварены толстые листы некродермиса, а на лафет в центре установлена пушка с приставленным воином-оператором. Туда же были впихнуты еще два воина с табельными свежевателями для пущей стрелючести. Как можно заметить, все предельно просто для понимания и не требует каких-либо высокотехнологичных ухищрений.
   Остальные некроны, кому не хватило платформ, в дополнение к стандартному вооружению, несли ростовые щиты. Простенькие, нужно сказать, без особых наворотов или специальных функций. По большому счету - все те же металлические пластины с удобной ручкой. Для некронов, самый слабый из которых мог бы поспорить в силе со спейсмарином, подобное приспособление не было слишком обременительным. Зато обещало несколько сократить неминуемые потери.
   Наш отряд продвигался бесшумно и без спецэффектов, с отключенной подсветкой визоров и приглушенными моторами. Ну, конечно, настолько, насколько это вообще возможно для орды несмазанных консервных банок. Будь нашим противником кто-нибудь иной, я бы не сомневался в том, что нас раскроют, едва мы покажемся на горизонте. Однако противостояли нам орки - любители шумных и пыльных лобовых атак, которые разбудят даже слепоглухонемого. Именно такой атаки и ждали те немногие часовые, которые страдали хронической бессонницей. И, разумеется, пережили нападение нашего передового отряда.
   Пара орков, дружно храпевшая у входа в расщелину, уже давно была мертва. Ее скосил залп из бесшумных винтовок смертоуказателей. Все пока что шло по плану. Надеюсь, так будет и впредь.
   До моих чувствительных аудиосенсоров донесся отдаленный высокочастотный гул двигателей нашей авиации. Стало быть - пора. Махнув рукой, я призвал своих подданных занять предписанные позиции и соскочил со спины паука. Потеха началась.
  
   Немалое количество призраков - все, что у нас были, собрались на плоских вершинах скал, опоясывающих орочью долину. Их задача была проста - очистить занимаемый плацдарм от тех остатков часовых, что не получилось уничтожить скрытно. И они вполне успешно делали вою работу. В лагере поднялся дикий гам, видимо наши сонные зеленые человечки все-таки наконец-то поняли, что их убивают. Вот только поздно, братцы. Раньше нужно было просыпаться.
   Воины-щитоносцы выстроились в шеренгу около входа в расщелину, образовав настоящую металлическую стену с торчащими из нее стволами свежевателей. За их спинами репульсорные платформы слегка набрали высоту, что позволяло их экипажу стрелять поверх голов первого ряда. Появившийся из воздуха монолит отправил свой первый подарок по крутой дуге через скальные стены. А орда скарабеев забилась в ущелье, гарантируя усложнение условий контратаки. Авиация же была на подлете, обещая несколько поднять градус адского веселья в орочьем лагере. Ну, понеслась!
   С мозгоразрывающим ревом над нашими головами пронеслась гибельная коса. Сверхзвуковой истребитель некронов, имеющий форму полумесяца, или, если угодно, диска из которого вырезали круг диаметром чуть больше половины диаметра самого диска, и проходящий через его центр. Весьма красивая, нужно сказать, машинка. И крайне смертоносная. Если бы еще работала чуть тише...
   Шатры в долине вспыхнули подобно бумаге, когда по ним полоснул высокотемпературный луч, испускаемый кристаллом, встроенным в тело истребителя. Разряды спаренного тесла деструктора скакали по тем кучам металлолома, которые орки считали шедеврами своего архитектурного гения. Закончив один заход, коса пошла на второй. Меня не слишком интересовал успех ее атаки. Главное, чтобы она была шумной и красивой. Ведь пока рассеянный огонь ошеломленных защитников направлен на нее, моя вторая машинка - на этот раз ночная коса, может выполнить свою задачу. Ночная коса мало чем отличалась от гибельной, разве что вместо кристалла смертельного излучателя, она несла портал червоточины, похожий на тот, что использовался в монолите. Это незначительное техническое различие в корне меняло функционал машины. Вместо истребителя-бомбардировщика она являлась транспортом, а если точнее, то настоящим передвижным телепортом. Зависнув на секунду над скалами-стенами, она начала выполнять свою задачу - телепортировать отряд бессмертных, которые с моей стороны входили в створ монолита. Следом за бессмертными отправились смертоуказатели. Там они будут нужнее. Со стен открывался чудесный обзор на лагерь, а значит, у них будет великолепный выбор целей. Призраки же прикроют их от горячих зеленых ребят, желающих более тесного знакомства.
   Завершив третий заход, изрядно побитая гибельная коса отступила. Со своей задачей - обеспечить безопасность высадки десанта, она справилась великолепно. Ее атаки нанесли весьма существенный урон жителям городка, а весь их огонь был сосредоточен именно на ней. Это дало возможность телепортировать бессмертных и смертоуказателей без особого риска. Теперь, расположившись на скалах, они самозабвенно поливали долину огнем. Отряд орков, решивших прекратить глупые пострелушки, и познакомить атакующих со своими хряпами, безнадежно завяз в толпе призраков, прикрывающих собой немногочисленные пути подъема на скалы. Отлично! У орков всегда были проблемы с меткостью, а сейчас, во тьме да с большой дистанции, они не могли нанести существенный вред моим стрелкам.
   Глазами одного из призраков, я наблюдал за побоищем в долине. Орки, не теряя даром времени, решили подключить к потехе свою технику. Визг и скрежет, издаваемый многочисленными моторами смералетов, багги и боевых вагонов на мгновение перекрыл собой грохот стрельбы. Мне очень понравилась их задумка. Понравилась настолько, что из моего металлического горла вырвался тихий мертвенный смешок. Импровизированные орочьи вертолеты начали подниматься над лагерем, колесные машины пытались проложить себе путь через суматоху боя. Их водители громогласно матерились, требуя освободить дорогу своим смертоносным машинам. Ха! Три раза "ха"! Как будто бы я мог позволить им подобное. Сигнал, переданный передатчиком паука, был пойман системами скарабеев особого вида. Этих жучков на их нынешнее местоположение доставили призраки, позаботившись предварительно о правильности расстановки. Каждый из них гнездился около топливного бака одной из машин. И каждый был весьма сильно модернизирован. С их энергонакопителей была снята защита, и теперь, когда они начали неумеренно и стремительно поглощать металл орочьих машин, это привело лишь к взрыву. Хорошему такому, какой-нибудь тротил может только позавидовать. С небес, куда в своей неуемной гордыне пытались вознестись корявые орочьи смерталеты, на землю дождем посыпались горящие осколки и дуги разрядов энергии, оставшейся после уничтожения конденсаторов скарабеев. Законы природы наконец взяли свое, напомнив всем и каждому, что груда металлолома летать не способна по определению. Не без моей скромной помощи, разумеется. Машины более приземленные разделили судьбу своих небесных собратьев. Расцвечиваясь всполохами взрывов, подобно цветам, распустившим свои бутоны, они раскрывались, радуя мир картиной своего развороченного нутра и ореолом жаркого пламени, окутывающим эти порождения неведомой науки. Все тленно, когда за дело берется воплощенная смерть.
   Прижатые со всех сторон огнем, толком не видя противников, орки устремились к ущелью, стремясь выйти на привычные для них степные просторы, где будет четко видно где враг, и кого атаковать. Именно этого я и ждал, наполняя узкий проход скарабеями. Увы, их было не много, а те, что были, встретились с лавиной перепуганных гретчинов. Можно сказать, они нашли друг друга. Гроты палили из своих стрелялок, кололи их ножами и лупили дубинками. Скарабеи кусались и расщепляли на атомы. Весь этот кавардак здорово мешал большим и солидным оркам, которые всего-то хотели выйти. Тем не менее, задержать надолго их это не могло. Размахивая хряпами, паля во все стороны из шутт, зеленомордые уверенно прокладывали себе дорогу, устланную телами своих и чужих. Плевать. Здесь их ждет теплая встреча.
   Отключившись от призрака, я сосредоточился на том, что было у меня прямо перед глазами. Через стену щитов, в контрастном освещении пожара, подсвеченный вспышками взрывов, зиял вход в ущелье. Зеленокожие должны были вот-вот появится в поле зрения. Осталось совсем немного, последние десятки метров, которые осталось преодолеть оркам. Именно сейчас решится исход этой схватки.
   Первые фигуры появились из тьмы, пока одинокие, но ведь это только начало. Совсем скоро это ущелье будет набито ксеносами, как консервная банка - килькой. И именно в этот момент мои воины начнут свою жатву. Но не раньше. Повинуясь мысленной команде, пара призраков исчезла в жерле проема. Их атаки задержат первопроходцев, позволят собрать тонкий ручеек отдельных существ в единую массу, поток, где каждый мешает каждому. Идеальную мишень для артиллерии и моих мертвых солдат. Не стоило им забывать, что неприступная крепость хороша лишь в том случае, если сидишь в долгой осаде. Попытка же контратаки превращает надежные стены, способные защитить от любой опасности, в форменный капкан. Настоящую ловушку, ведь выходов никогда не бывает больше, чем входов.
   Резня среди патрулей, первая волна атаки, огонь авиации и залпы монолита. Это выглядело впечатляюще, любого другого противника подобный натиск обратил бы в панику. Но не орков. Существа, живущие войной, не ведали страха и сомнений. Все, чего мы смогли - попытаться их дезориентировать. Все же, как бы грозно не выглядела наша атака, серьезного вреда мы нанести не могли. Слишком уж много было противников. Слишком обширна была долина. Слишком мало у нас было стволов. По приблизительным подсчетам, в городке базировалось порядка полутора тысяч зеленомордых - куда больше, чем мы могли бы надеяться победить в открытом бою. Нам на руку сыграла их собственная крепость. Стрелки, расставленные нами на стенах, всего два с половиной десятка существ. Они не могли бы нанести серьезного урона, слаженный шкал огня смел бы их подобно тому, как ураган срывает одинокий листик. Но не на то был расчет. Яркие зеленые вспышки гаусс-оружия очень впечатляюще выглядят в темноте. А орки, не смотря на всю свою воинственность, не очень комфортно себя чувствуют под обстрелом. И, в отличие от более цивилизованных рас, не слишком доверяют дистанционному оружию. Пожалуй, им стоило бы найти укрытие и грамотно устроить перестрелку, в которой у них было бы сокрушительное преимущество просто за счет их количества, а после этого занять позиции на стенах. Нет, они поперли через ущелье, искать врага более доступного, попутно убирая собственные задницы из-под обстрела. Это был бы не худший ход, не будь проход столь узким. А так...
   -Огонь! - махнул я рукой, отдавая приказ. Две сотни мерцающих зеленых лучей уперлись в вопящее тело толпы, растворяя броню, сдирая кожу, расщепляя кости. В ответ послышались отдельные хлопки выстрелов - вялое, натужное сопротивление, не способное хоть что-то изменить. Орки лезли все сразу, не разбирая дороги, не заботясь о порядке, не беспокоясь о том, что могут помешать товарищам. И поплатились за это. Когда полторы тысячи существ пытается разом пролезть в коридор, шириной едва ли шесть метров в самом широком месте, получается не очень. Давка в ущелье отчаянно напоминала час пик в родном метро. Когда соседи не дают даже пошевелить руками, много не навоюешь. Кратко сверкнул кристалл, установленный на вершине монолита, доля секунды промедления и стена щитов прогнулась от ударной волны. Корпускулярный хлыст, самое грозное оружие в моем арсенале, попал точно в цель. Несколько грамм антиматерии в оболочке из свернутого пространства, и среди толпы вспыхивает сверхновая, аудиосенсоры на секунду глохнут, не справляясь с нагрузкой. Чья-то рука, величественно и неторопливо, пролетает прямо перед моим лицом, оставляя в воздухе след из мелких капелек темной крови, играющих, подобно рубинам, в неверном свете разверзшейся адской геенны. И снова бьют гаусс-орудия. Этот короткий переломный миг, настоящий момент истины. За эти секунды орочья орда понесла куда более тяжелые потери, чем за все время с самого начала сражения. Если сейчас удастся удержать их в ущелье, бой будет выигран.
   Шум, грохот взрывов, треск энергетических разрядов, шипение сгустков плазмы, громоподобный грохот аннигиляции антивещества. Все это складывалось в единую картину, и, в то же время, словно дробилось на фрагменты. Как осколки разбитого зеркала, в случайном порядке разбросанные по полу. До сего дня мне еще не доводилось участвовать ни в чем подобном. Схватки, кипевшие в недрах нашего аквариума, казались детской возней, шуточной и несерьезной. Это было странно. Действительно странно. Жутко до оторопи, и восхитительно до дрожи. Невыносимо отвратительно и потрясающе прекрасно. Почти приятно и почти болезненно. Меня охватило какое-то странное воодушевление, у меня не было слов, способных описать это состояние, граничащее с помешательством. Бой продолжался.
   Перед ними лежала смерть. Смерть, воплощенная в металле. Орки видели это, чувствовали всем своим естеством. Живая лавина дрогнула, а затем обратилась вспять, утекая обратно в долину. Но преимущество было упущено. Краем глаза я видел, как из створа врат вечности монолита выходят бессмертные и смертоуказатели, вернувшиеся со стен. Орава призраков, прикрывавших их своими телами, изменила свое местоположение, затыкая собой ущелье со стороны долины, как пробка - горлышко бутылки. Роботов можно восстановить, их не жалко. И снова вспышка на вершине монолита. Корпускулярный хлыст снова отправляет свой смертоносный дар по крутой дуге прямо в толпу. Снова грохочет гром, и в ослепительно белой вспышке части тел и каменное крошево разлетается на многие сотни метров окрест.
   -Владыка! Владыка! - я вдруг осознал, что кто-то трясет меня за плечо.
   -А? Сареф, что случилось? - осоловело спросил я, затратив несколько секунд на осознание ситуации.
   -Что-то не так, Владыка.
   -Что? - недоуменно вопросил я, тщетно пытаясь осознать происходящее.
   -Не знаю. Но у меня нехорошее предчувствие. Вы обратили внимание, что в волне атаки не было боевых единиц, относимых к классам "Меганобы", "Смертедреды" и "Боебанки"? Призраки в фазе минирования до них, на сколько мне известно, не добрались. Среди атакующий их видно не было. Тогда, спрашивается, где они?
   -Где? - тупо переспросил я, будучи не в состоянии мыслить хоть сколько-нибудь здраво. В моей голове все еще стоял многоголосый крик сотен живых существ, пожираемых нерассуждающим пламенем.
   -Не знаю, - покачал головой страж, - а между тем, это очень важно.
   -Отсиживаются? - Собрав, наконец, мысли в кучку, попытался я выдвинуть гипотезу.
   -Сомневаюсь. Сейчас долина разворочена до основания. Там негде прятаться. К тому же, смертоуказатели не докладывали об их передвижениях, а объект "мастерская мека" был уничтожен на третьем заходе гибельной косы. Вероятно, они выдвинулись при первых же признаках опасности. Вопрос в том, куда именно?
   -Сареф, - произнес я, похолодев от внезапно пришедшей в голову мысли, - а ты уверен, что вход в долину был только один?
   -Владыка... - закончить лич не успел. Нас прервал странный звук, не слишком громкий, но явно не сулящий ничего хорошего. Не то, чтобы на поле боя было мало самых разных звуков, но этот определенно был совершенно особым. Совершенно не похожим ни на что, из того, что мне доводилось когда-либо слышать. Смесь стрекотания кузнечиков, консервированных в формалине и пения грибов-подберезовиков? Звук резонанса световых лучей в жидком вакууме? Воздух, казалось, был не в состоянии колебаниями передать то, что улавливали мои сенсоры. Уронив металлическую челюсть, я смотрел, как часть несокрушимого строя воинов-щитоносцев проваливается... куда-то... как-то... Воздух слабо светился, лучи света изгибались под невообразимыми углами, между тающих фигур некронов метались иные силуэты. Искореженные, неверные, словно сошедшие с картин безумного художника-импрессиониста. Вот один из этих силуэтов прошел прямо сквозь воина, и тот развалился на части, как будто был не высокотехнологичной машиной смерти, а сгнившей деревянной куклой. Медленно повернув голову, я нашел источник угрозы. Относительно небольшая группа орков, продвигающаяся вдоль скальных стен, с наружной стороны отрога. Я оказался прав. Увы, слишком поздно. Рожу орка, стоящего впереди зловещего вида банды бронированных агрегатов, с какой-то трубой странного вида на плече, я прекрасно знал. Местный мек, умудрившийся каким-то неведомым образом покинуть осажденную цитадель и зайти к нам во фланг. Черт возьми, как не вовремя! Парни из ущелья лезть еще не перестали, значит развернуть строй, не представляется возможным. Стоп! Смертоуказатели и бессмертные же вернулись со своих первоначальных мест, можно привлечь их.
   -Группа пять, убить не бронированного орка! - надрывно прокричал я, тыча пальцем в сторону мека. Мои снайперы, которые и проходили под этим обозначением, тут же подняли дезинтеграторы, стараясь поймать противника в прицел. Подняли и тут же опустили.
   -Слишком далеко, Владыка! - Шипящие нотки в ответе были выражены сильнее обычного.
   Отлично, и как я мог забыть? Некронские снайперские винтовки, при всех своих достоинствах, обладают одни крохотным недостатком. Совсем крохотным. Невысокой дальностью уверенного поражения. Зараза! Я громко и очень матерно выругался, беспомощно наблюдая, как мек не торопясь, перезаряжает свое монструозное орудие. И что делать? На корректировку и перенаправление огня монолита уйдет несколько минут: непозволительно много в сложившихся обстоятельствах, да и не достанет. Авиация слишком далеко, не успеет вовремя. Воины на репульсорных платформах? Так ведь воины. Пока им задачу объяснишь, нас всех отправят к демонам. В самом прямом и нефигуральном смысле. Орочья шоковая штурмовая пушка это может. Она вообще очень многое может. Настолько многое, что полного списка всех ее возможностей нет даже у самих орков. И хорошо если к демонеткам, а не к чумоносцам.
   Остался только один вариант.
   -Группа шесть, порталом монолита к очагу сопротивления!
   -Принято, Владыка. - отозвался бессмертный, удобнее перехватывая гаусс-бластер и поворачиваясь в сторону парящей пирамиды.
   Я скептически посмотрел на срез пространственного прохода. На настройку врат вечности может уйти изрядное количество времени, мек перезарядится раньше. Непозволительное промедление. Еще несколько подобных выстрелов, и от нас не останется и следа. А мы, меж тем, уже несем потери. Необходимо как-то отвлечь стрелка, не дать ему сконцентрироваться на неподвижных порядках моей армии. Как? Подставить под огонь что-то другое? Но что? Вариантов, в принципе не много.
   Обдумывая перспективы, я, с присущей моей расе величественной неторопливостью, бежал к ближайшей репульсорной платформе. Личи пристроились за спиной, чутко реагируя на изменение обстоятельств. Они мне потом еще выскажут свое скромное мнение, но это не так важно. Владыка я, в конце концов, или не Владыка? Как будто, я могу кому-нибудь позволить убивать моих подданных? Не в этой жизни!
   Заскочив с разбегу на платформу, я схватил ближайшего воина за сервопозвоночник, и, не глядя, вышвырнул за борт. Переживет, не развалится. Та же судьба ждала и остальных членов экипажа. Лич-стражи, допустив лишь незначительное отставание, заняли свои места рядом со мной. Платформа тронулась, стремительно набирая скорость.
   Не отвлекаясь от управления, я кивнул своим телохранителям на гаусс-пушку, установленную на лафете. Пока что использовать ее не представлялось возможным, ведь расстояние по-прежнему было чрезмерно велико, но подготовиться следовало. Нурглова шайтан-труба в руках орков била едва ли не из-за горизонта. Хорошо хоть перезаряжалась долго. Еще бы, если снотов, которые и служили боеприпасами для этого девайса, приходилось отлавливать заново после каждого выстрела. А поскольку во время использования, мелкие гоблины немножко портились, вполне очевидно, что никто из них не горел особым желанием послужить на благо родины.
   Пересчет противников меня не обрадовал. Нет, определенно, могло быть и хуже. Но того, что я видел, на нас хватало с избытком. Группа насчитывала порядка десяти носителей мегаброни: силовой доспех по-орочьи, много, очень много металла, все дымит, искрит и вот-вот сдохнет. Тем не менее, подобная условно ходячая куча металлолома почти не уступала в защите тактической дредноутной броне, а если к этой прелести добавить силовую клешню и шутту ненаучно-фантастического калибра, то поплохеть могло кому угодно. Мне тоже. И таких ребят было десять! Я начинал отчаянно сожалеть о том, что пожадничал, и не приказал разобрать кусочек комплекса. Как будто обеднел бы, в самом деле.
   Лишние поводы для сожалений добавлял тот факт, что меганобами в мегаброне, с мегаклешнями и мегашутами дело вовсе не ограничивалось. Мек, очевидно, вывел в поле весь свой технопарк. Смертодреды и боебанки в прейскуранте. И то и другое являлось чем-то вроде вольной фантазии, на тему человеческих дредноутов, впрочем, орки не любили, когда их творческую жилку что-то ограничивало. Так что, махины выглядели самым натуральным воплощением их военной доктрины: стрелючие, топотучие, дракучие, дымлючие и, полагаю, весьма вонючие. Во всяком случае, дым из их выхлопных труб валил в количестве, более подходящем для какого-нибудь маленького сталелитейного комбината. Вполне резонным, думаю, будет вопрос о том, как я разглядел этот столб дыма в кромешной темноте. О, ответ весьма прост, но, к сожалению, неприятен. Темноты как таковой и не было, орочья группировка была подсвечена весьма ярким дульным пламенем, на концах всех без исключения стволов, находящихся в их распоряжении. До нас пули, правда, пока не долетали. Да, в принципе, и не могли. Но зеленокожих такие мелочи, право, не заботили. Они находились в полной гармонии со своей природой, и не отвлекались на мелочи вроде оценки расстояния.
   А оно, между тем, неумолимо сокращалось. Сареф устроился у пушки и отчаянно пытался хоть в кого-то попасть. Вообще-то некроны хорошо стреляют. Куда лучше среднестатистического человека, и уж точно лучше орков, но, учитывая те замысловатые маневры, что мне приходилось закладывать, дабы избежать пристального внимания раструба пушки мека, прицельная стрельба находилась где-то между категориями "невероятная удача" и "истинное чудо". Увы, мой лимит чудес, похоже, был исчерпан.
   Наворачивая на шустрой платформе круги вокруг зеленой компании, мы, в некотором роде, соревновались в меткости. Как ни странно, перевес в очках пока был на нашей стороне. Пара боебанок изрядно скособочилась и явно требовала ремонта. Мы, в общем-то, тоже получили свою порцию свинца, но броня неплохо помогала, да и в самом деле, что для некрона какой-то кусочек металла, прилетевший в лоб? Даже шишка не выскочит. А вот снотоплюя мека я изрядно побаивался. Мы уже дважды едва избежали попадания, но никто не мог дать гарантии, что нам и впредь будет везти. С другой стороны, в этом были определенные, весьма сомнительные, как по мне, преимущества. Все-таки, пока он стрелял по нам, остальной армии ничто не угрожало. Слабое утешение, но лучше, чем ничего.
   В следующее мгновение произошло сразу несколько вещей. Орчья пуля, вероятно, такая же кривая, как и руки ее создателей, каким-то неведомым образом пробила репульсорную панель нашего транспортного средства. Нетривиальное, нужно сказать, событие. Ведь панели располагались снизу, и лететь оный снаряд должен бы не иначе, как под острым углом к основанию. Воистину, когда сражаешься против орков, можно забыть о таких мелочах как законы природы и здравого смысла. Здесь балом правит удача и великий орочьий рандом. Платформа, не вынеся столь жестокого к себе отношения, накренилась, черпанула носом землю и мы внезапно осознали, что продолжаем движение уже без транспортного средства. Полет был не долгим, но вполне себе стремительным. Зато посадку можно было назвать мягкой. Впрочем, это было вполне прогнозируемо, ведь среднестатистический грунт в разы мягче среднестатистического некрона. Получить серьезные повреждение из-за падения как такового, нам не грозило, но потеря мобильности могла обернуться последствиями крайне неприятными. И забывать об этом не стоило.
   Наверное, все было бы совсем плохо, если бы не маленькая, но очень приятная неожиданность. Гибельная коса, все еще побитая, но вполне боеспособная, прочертила дугу над нашими головами, обрушивая на врага всю свою мощь. Проблему это не решило, но выгадало нам немного времени. Покачиваясь, я встал на ноги, пытаясь сориентироваться в изменившейся обстановке. Группе мека изрядно досталось, луч смертельного излучателя разрезал один из дредов на две, не очень ровные, половинки, свершающие раскаленными добела срезами. Тесла деструктор прошелся по меганобам и боебанкам, не столько повредив, сколько дезориентировав. Самым же паршивым было то, что мек, равно как и его труба были вполне дееспособными, хоть и изрядно подкопченным. И, думаю, очень злыми. Это недоработку нужно исправить, причем срочно. Иначе некому исправлять будет.
   Выхватив из наспинной петли боевую косу, я бросился вперед. Лич-стражи, каким-то образом оказавшиеся впереди меня, выставили перед собой отражающие щиты. Не те жалкие поделки, что я раздавал воинам, напротив - настоящие произведения искусства и плоды высокой науки. Эти щиты окутывало силовое поле, надежно защищающее носителя и, более того, возвращающие прилетающие подарки назад отправителям. Ну, в идеале. На практике же пули отскакивали если не во врага, то хотя бы приблизительно в ту сторону. Сейчас это было не так важно. Наша цель - мек. Доберемся до него - еще поборемся.
   Добраться до цели просто так у нас не получилось. Наверное, на этот мир наложено какое-то проклятие: что бы ты не делал, а кончится все превозмоганием. Мек, почуяв угрозу своей дражайшей тушке, возмутительно благоразумно скрылся за спинами своих творений и охранников. Прикинув соотношение сил, я понял, что пора становится фаталистом. Пятеро полуоглушенных меганобов, каждый из которых мог бы легко поспорить с лич-стражем. Две боебанки и дред. Происходящее стремительно принимало масштабы трагедии. Если останусь живым, принесу Кхорну в жертву пару девственниц. Хотя нет, лучше тысячу-другую орков.
   Активировав огненные перчатки, я вынырнул из-за спин личей. Довольно наивно полагать, что этот девайс, предназначенный для экспресс сжигания легкой пехоты, поможет против бронированных туш наших противников. Но, тут есть свои тонкости. Вот взять, к примеру, боебанки. Под толстым слоем брони, в переплетении проводов и трубок с питательными жидкостями сидит вовсе не бесстрашный орк. Эта махина, отчетливо напоминающая урну на ножках, служит саркофагом всего лишь для трусливого гретчина. И храбрости ему, нужно сказать, не прибавляет. И этим можно и нужно воспользоваться. Струи зеленого пламени, сорвавшись с моих рук, окатили боебанки. Они не могли им серьезно повредить, но я и не рассчитывал на это. Огонь, лизнувший смотровую щель, изрядно перепугал зеленокожих коротышек. Они отпрянули от нас, забыв и о толстой броне, и об арсенале стреляющих и пилящих железок. Большего мне от них и не было нужно. Выдернув из креплений за спиной боевую косу, я бросился в ту сторону, где предположительно должен был находиться мек. Лич-стражи, прикрывающие меня с флангов, были остановлены меганобами. Краем глаза я успел заметить, как лезвие гиперфазового меча одного из моих телохранителей погрузилось в грудь орка, легко прорезая прочнейшую броню. Второму повезло меньше: мощнейший удар силовой клешни, принятый на щит, отбросил тяжеленного некрона словно пушинку. Что с ним произошло дальше, я уже не видел, ибо воспользовался предоставленной стражами возможностью. Они проделали мне брешь, небольшую, весьма зыбкую, но дающую хоть какой-то шанс. Я поспешил воспользоваться этим бесценным даром, ведь времени практически не было. Еще буквально несколько секунд и орки окончательно придут в себя, и тогда не будет уже ничего, что сможет спасти нас от скорой и весьма бесславной кончины.
   Зеленокожие не держали строй, они привыкли воевать россыпью. Возможно, в этом и было их слабое место. Сейчас мне было трудно сказать что-то конкретное. Я не видел всей картины боя, мое внимание было сосредоточено на точке, где защита была слабее всего. Я рвался к ней, проклиная свое неповоротливое механическое тело и всю зеленую расу. В поле зрения попал орк, заносящий силовую клешню для удара. Он мешал, не давал приблизиться к цели, отнимал драгоценное время. Отмахнувшись косой наугад, я с неким мрачным удовлетворением отметил сдавленный вскрик: похоже, в кого-то все-таки попал. На этом поле боя я чувствовал себя достаточно уверенно, ведь меганобы несли на себе столько железа, что в сравнении с ними, даже неповоротливая некронская туша двигалась с грацией эльдара. Но спасти положение это не могло. Отвлекшись на очередного противника, мимо которого пытался просочиться, я получил сокрушительный удар в спину. Там что-то хрустнуло и меня бросило вперед, прямо на нынешнего оппонента. Еще в момент удара мои пальцы разжались, и коса полетела на землю. Ноги подкосились, а я налетел грудной броней на стоящего передо мной орка. Лобовое столкновение с некроном-владыкой закончилось бы плачевно и для железобетонной стены, но ноба едва ли впечатлило. Он возвышался надо мной на добрых полметра и явно не воспринимал всерьез. Это его и сгубило. Зацепившись левой рукой за металлическую челюсть на доспехе, я подтянулся и положил правую на лысую макушку оппонента. Дальше осталось только активировать огненную перчатку и блюдо "орочьий мозг, тушенный в собственном черепе" было готово. Ну, нет у них своего Жиллимана, шлем носить заставить некому. Мне же лучше.
   Пробежав глазами по сообщению о повреждениях, я успокоился. Был слегка деформирован один из позвоночных дисков и разорван основной управляющий контур, но живой металл затягивал подобные повреждения почти мгновенно, а важные системы были многократно дублированы. Отпустив оплавленную челюсть, я нетвердо встал на ноги. Они все еще слушались не слишком охотно, но двигаться я уже мог. Подхватив с земли косу, я оглянулся на того, кто предположительно и угостил меня своей клешней. Орк скалился щербатой пастью, демонстрируя неровный ряд острых зубов. Атаковать он не спешил, видимо получая удовольствие от происходящего. Он всерьез думает, что я беду с ним соревноваться в фехтовании? Зря! Запустив левую руку под плащ, я выхватил короткую трубку, притороченную на поясе и направил ее на противника. Краткое нажатие на клавишу и в сторону орка вылетело несколько десятков контролирующих разум скарабеев. Лапки этим жукам нужны отнюдь не только для подключения к нервной системе. Облепив броню ноба, они доказали этот факт, споро перемещаясь в район затылка жертвы. Сверхтяжелая и крайне неуклюжая мегаброня не давала ни единого шанса избавится от юрких насекомых. Удачно. Конечно, долго контролировать его у меня не получится, но и те несколько секунд, что можно выгадать, будет сложно переоценить. Дорога к меку была почти свободна. Это маленькое "почти" правда, имело форму смертодреда - машины с которой определенно не стоит связываться. Но выбора не было. Найдя глазами невысокую фигуру меканика, выглядывающую из-за конструкта, я мрачно прикинул перспективы. Драться с дредом, да еще в такой ситуации - удел самоубийцы. Достать мека при помощи перчаток? Нет, не выйдет. Консервированный орк мешает. Попытаться пройти мимо него? Нет, по той же причине. Что делать? Хм, а что если пройти прямо сквозь него?
   Тяжело оттолкнувшись от земли, я побежал к жестянке. Несколько крупнокалиберных пуль высекло искры из моего экзоскелета, не причинив серьезного вреда. Дред неуклюже замахнулся тяжелым манипулятором, заканчивающимся раскрученной дисковой пилой, а я отвел лезвие косы назад, готовясь к атаке. Мы стремительно сближались, с каждой секундой расстояние таяло, сокращаясь до минимума. Пила дреда пришла в движение, с кажущейся неторопливостью обрушиваясь прямо на то место, где должна была оказаться моя голова. Собственно, именно там она и оказалась. В трех измерениях, из доступных мне четырех. В четвертом координаты, увы. Не совпали. Не только призраки умеют ускользать из фазы. Владыки тоже владеют этим в высшей степени полезным умением. Энергии правда, жрет море. Но на несколько секунд этого хватает. Ржавое лезвие пилы прошло сквозь призрачные очертания моего тела, а я не останавливался. Перед глазами мелькнули внутренности орочьего дредноута. Кажется, я даже увидел удивленную морду его пилота. А еще через какую-то долю секунды передо мной оказался мек, ничуть не менее ошарашенный. Лишь на то мгновение, которое потребовалось мне на удар, как обычно, четкий и расчетливый. Светлая голова зеленокожего экспериментатора отделилась от тела, и величаво полетела в темноту. Тело же мешком свалилось мне под ноги. Вот, что бывает с теми, кто думает, что может безнаказанно убивать моих подданных! Развернувшись, я всадил лезвие косы в спину дреда, судя по тонкой струйке крови, вытекающей из отверстия - вполне удачно.
   Сделав несколько шагов в бок, я наконец-то смог рассмотреть поле боя. Бессмертные, прибывшие при помощи врат вечности монолита, при поддержке лич-стража добивали последнюю боебанку. Особых затруднений, в этом нелегком деле, они, судя по всему, не испытывали. Стоп, а где второй? Куда запропастился Сареф?
   Терзаемый нехорошими предчувствиями, я пошел в сторону скопления распростертых на земле тел. Несколько минут поиска, с изрядным трудом перевернутый труп меганоба и потеря нашлась. Я вздохнул с облегчением. Страж пребывал не в лучшей форме, и в далеко не полной комплектации. Нижняя половина его тела где-то потерялась, правая рука болталась на тонком пучке псевдомышц, а один из визоров был выбит, что предавало ему вид этакого лихого мертвого пирата.
   -Ты как? - поинтересовался я.
   -Бывало и хуже, Владыка, - прохрипел недобитый воин, сбоящими динамиками. - И вот еще что, при всем уважении, но вы - идиот!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.33*42  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"