Лен Cлава: другие произведения.

Поцелуй Творца Глава 20-25

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Глава двадцатая. Петушиный бой.
  
   Виртен Ронентонг (человек, некромант)
  
   Как только я убедился, что жизни Таниэль и Илинури не угрожает опасность, связался со Стражами. Сирис испытывал вину за то, как поступил с Таниэль, а с дроу они были друзья. Не такие близкие, как с эльфом, но из походного котелка похлебали немало приключений. По остаточному следу определили место нападения. Окраина города, рядом с восточными воротами. К тому времени, как я прибыл на место, Стражи уже хорошо поработали.
   - Мастер Виртен, рад вас видеть, - поздоровался мой бывший ученик.
   - Я тоже рад тебя видеть, Сирис, но лучше это было бы по другому поводу. Что стало известно?
   - На Илинури напали трое. Маги. Некромантия, воздух. Люди заметили, что погода испортилась, резко похолодало, но недолго. Дроу сражался яростно, отбиваясь мечами и магией. Он уничтожил двоих, но третий не слабо приложил его о камни, - указал на место у стены, где камни были влажными и тёмного цвета, - Виртен, он точно жив?!
   - Да. Не беспокойся, им сразу занялся Эльнай, когда они появились в доме. Его жизнь вне опасности, - Сирис выдохнул, и я добавил, - как и жизнь Таниэль. Что дальше, Сирис?
   Страж посмотрел на меня, в его глазах сверкали гнев и ярость:
   - Дальше?! Его пытали, - голос стража звенел, - маг его обездвижил и стал выкручивать кости. Затем рвать сухожилия, а после решил нанести смертельный удар. И в этот момент ниоткуда появилась твоя ученица. Она хорошо его приложила. Влила столько магии, что я удивлён, что после этого ещё билась с вампиршей, хотя убил её - Илинури. Ума не приложу, как он смог встать. Ты уверен, что Таниэль владеет только некромантией? - неожиданно спросил Страж.
   - Уверен. В ней есть магия и других направлений, но слишком мало. Её проверял Эльнай.
   - Эльф не мог ошибиться в этом вопросе. Но с твоей ученицей я хотел бы пообщаться.
   - Не думаю, что она захочет пообщаться с тобой, Сирис. Сначала пусть встанет на ноги.
   - Эльнай сделает для этого всё возможное, - усмехнувшись, сказал Страж.
   В его словах чувствовался подтекст, но я решил не уточнять, сами разберутся в своих отношениях. Этот день навсегда запомню, как день, когда спокойствие и выдержка эльфа дала сбой дважды. Первое, он узнал, что Таниэль воскресила вампира и дала согласие на связующий ритуал. Второе, он увидел её тело после боя с вампиршей. А тут ещё тёмный непонятно каким боком. И портал непонятно. "Вопросов слишком много, смогут ли эти двое на них ответить?". Я задумался, а Сирис продолжил ползать по месту нападения, в надежде обнаружить что-то интересное.
   Когда я подъехал к дому, меня ждал Хулан и то, что он сообщил мне, кое-что объяснило. А именно, почему Таниэль напросилась со мной на поиски лаборатории. "Завтра будет тяжелый день. И встречи дроу и эльфа не избежать. Ой, девочка, как же ты так попала", думал я, укладываясь рядом с Миршей. Кошечка чувствовала моё состояние, но не лезла с расспросами, а, крепко прижавшись, уснула на моём плече.
   Утро встретило меня тёплым солнцем, но на душе было не спокойно. Проведал ученицу. Таниэль чувствовала себя неплохо и в этом была большая заслуга маленького существа, поделившегося с ней магией. "Надо будет показать его Эльнаю. Может он что-то знает о каменных животных?", задумался я. "А вот на имя Илинури, Таниэль не прореагировала, но вот то, что щеки загорелись румянцев, выдало её", усмехнулся воспоминаниям.
   Передо мной стояла более трудная задача. Тёмный лорд. По браслету со мной связались Сирис и Эльнай, и сообщили, что скоро будут. "Как раз успею позавтракать". Мирша обещала порадовать чем-то вкусненьким. С предвкушением спустился на кухню. В отличии от выздоравливающих меня ждал завтрак настоящего мужчины. Мои глаза загорелись, во рту образовалась слюна, от представленного на столе великолепия. Запеченная рыба, мясной пирог, тушеные овощи и оладушки, пышные, воздушные. Такие, как я люблю. Рыба таяла во рту, а начинка вываливалась из пирога. Гости успели к чаю, но я не дал им времени, а сразу отправил эльфа наверх к дроу. А у Сириса поинтересовался, обнаружили ли его Стражи ещё что-нибудь, что могло пролить свет на личность тех, кто напали на тёмного.
   - Ничего нового, Виртен. Неизвестные маги, действовали быстро и хладнокровно. Откуда появились тоже неизвестно, но через врата не проходили. Найти точку выхода не реально, но Следовики делают всё возможное. Вот что, мастер, по остаточному следу портала, в который затянуло Таниэль, есть спорный момент, - поведал бывший ученик, устраиваясь в кресле.
   - Какой?
   - Могли ли среди её предков затесаться тёмные? - маг потянулся за кружкой чая и с удовольствием сделал пару глотков.
   - Нет, и это я могу сказать тебе с полной уверенностью. Но что натолкнуло тебя на такие мысли?
   - Магия портала. Его никто не создавал.
   - Стихийный портал?
   - Нет, Виртен. Как утверждают Следовики, портал создался потому, что дроу был на грани смерти. И, по каким-то, не ясным для меня причинам, затянул именно Таниэль. Ты ничего не хочешь мне сказать? - закончил маг и внимательно посмотрел на меня. Его взгляд прожигал.
   - Таниэль дорога мне и я не потерплю недоверия к ней, Сирис, - ответил я, не скрывая своего недовольства.
   Наш разговор прервало сообщение от эльфа, что дроу проснулся и готов к беседе.
   - Тила, завтрак для гостя, и принеси из лаборатории восстанавливающее зелье для эльфа, - попросил я и направился в комнату дроу, которую он занимал всегда, останавливаясь у меня.
   Илинури был бледен, впавшие щёки и синяки под глазами, делали его похожим на умертвие.
   - Выглядишь погано.
   Слабая улыбка появилась на лице дроу.
   - Я тоже рад тебя видеть, Сирис. Виртен, ты в очередной раз спасаешь мою жизнь.
   - Тебя спас не я, а моя ученица, - прервал я дроу, но от моих слов он немного скривился, - тебя что-то беспокоит?
   - Нет, лечение Эльная запустило все необходимые процессы. Регенерация и восстановление идёт полным ходом.
   "Значит, тебе не понравилось быть обязанным Таниэль, и я даже знаю почему". Озвучивать свои мысли вслух я не стал.
   - Тогда нам будет интересно услышать, что с тобой произошло.
   Дроу задумался, и его лицо осветила довольная улыбка:
   - После нашей встречи, я вернулся в таверну и провёл замечательный вечер и ночь.
   - Интересно с кем? - усмехнувшись, поинтересовался Сирис.
   Эльнай сидел напряжённо и внимательно слушал тёмного. Но вопрос тот проигнорировал.
   - Правда, утро показало, что не все женщины могут правильно оценить внимание тёмного лорда.
   - И что же сделала эта глупышка? - веселился Страж.
   - Сбежала! - усмехнулся дроу, - сбежала, оплатив мой счёт!
   - Ты хочешь сказать, что тёмного лорда, мастера клинков, использовали как мальчика из борделя?! - с каждым словом огненный маг смеялся всё громче, - я очень хочу познакомиться с этой малышкой! Ты её нашёл?
   - Не совсем, скорее она.
   - Илинури! - перебил я дроу, пока он не успел выдать Таниэль.
   Эльф вопросительно посмотрел на меня, я лишь махнул рукой:
   - Что было дальше?
   Дроу не смог скрыть удивления, но продолжил:
   - Я хотел сразу её разыскать, но получил сообщение из Горкольда. Пришлось срочно отправиться к оборотням.
   - Что за сообщение? - поинтересовался эльф.
   - Светлых это не касается, - твёрдо ответил дроу.
   - Это я решу сам! - сказал эльф, стиснув губы.
   - Насколько я знаю, ты ещё не занял место в постели королевы.
   - Оно недолго будет пустовать!
   - Вот тогда я и отвечу на все твои вопросы, Эльнай!
   - Не кипятись, Эльнай! - крикнул, останавливая мужчин от дальнейших пререканий. И обратился к дроу, - Ильнури, на тебя совершено нападение. Мы хотим знать, что происходит и кто были эти маги.
   - Я уверен, что эти два события не связаны. Виртен, я говорил тебе об утраченных артефактах, - дождавшись моего кивка, он продолжил, - так вот, две части Посоха Гурана находятся у нас. Их приходится постоянно перемещать, чтобы никто не смог обнаружить. Неизвестный маг пытался добиться от меня места, где они находятся сейчас, - закончил дроу и устало опустился на подушку.
   В комнате повисла тишина. Посох Гурана - покровителя ремёсел, древний артефакт. Тому, в чьих руках он окажется, даст силу и умения творца. А если допустить предположение Таниэль, что кто-то из её мира, связавшись с таким магом как Интигам, вспомнил о своей прошлой жизни. Таниэль лишь высказала опасения, свой мир она знает лучше нас. Призрак, тонкой дымкой расположившийся в тёмной части комнаты, растаял. Похоже, ему в голову пришли те же мысли, что и мне.
   - С этим ясно. А что с вампиршей? - от былого веселья Сириса не осталось и следа.
   - А это вопрос не ко мне. Вампирша со слугой появились из портала. И как я понял, портал был настроен на кровь.
   - Таниэль, - закончил за дроу Эльнай.
   - Когда эта девчонка успела насолить вампирам? - спросил страж.
   - Думаю не она, а её новый друг, - ответил эльф.
   Я видел, как сильно Эльнай сдавил подлокотники пальцами. Он повернулся ко мне. Только буря в глазах выдавали его состояние.
   - Она не знает имя вампира, которого воскресила. А убийцу подослал Морис.
   - Морис не убивает женщин, - сказал Сирис, - если только они не дают согласие на связующий ритуал. - Он с сожалением посмотрел на эльфа, - Теперь ты будешь от неё свободен.
   - Не смей так говорить! - зло процедил эльф, - я сам решу, что мне делать! - Он резко встал и подошел к окну, повернувшись к нам спиной.
   Сирис пристально следил за напряженной спиной друга. Я же встал со своего места и подошёл к кровати дроу. Тот растерянно смотрел на меня, выискивая что-то в моих глазах. А я пытался донести до него, что в курсе, но главное я очень признателен ему за спасения моей девочки:
   - Илинури Харсанг, я благодарю тебя за спасение моей родственницы и ученицы Таниэль Ронентонг. Ты всегда можешь рассчитывать на мой меч, магию и дом, - закончив, протянул протянутую ладонь.
   Дроу крепко сжал мою ладонь и, улыбаясь, ответил:
   - Виртен, не стоит меня благодарить за то, что я поступил как мужчина. Я не отступлюсь от неё, и никакой ритуал меня не остановит.
   В комнате резко похолодало, стекло окна покрылось морозным узором, снег расползался от эльфа по полу. Он пристально смотрел на дроу. На ресницах блестел иней.
   - Почему портал затянул Таниэль?! - гневно спросил он.
   - Я не знаю.
   - Что вас связывает?
   Снег добрался до кровати, сковывая одеяло и тело под ним.
   - Тебя не касается! - уверенно, но слабея, произнёс тёмный.
   - Она моя! Запомни это, дроу! - голос эльфа звенел.
   - А она об этом знает? - уже шёпотом.
   - Хватит, Эльнай! Возьми себя в руки! Таниэль спасла ему жизнь! - напомнил я.
   - Если моя помощь понадобиться, позови, - сказал эльф и стремительно вышел из комнаты.
   Сирис тоже поднялся, но прежде, чем уйти, обратился к дроу:
   - Если найдешь свою пропажу, не забудь познакомить.
   - Это вряд ли, - усмехнулся тёмный.
   - Как знаешь. Позже я ещё навещу тебя, - попрощался он.
   Мы остались одни, но я не решался нарушить тишину.
   - Как она?
   - Сказала "сносно". Не забывай, она человек, ей надо больше времени на восстановление. Думаю, при постоянном лечении, через пять лун будет здорова.
   - Её лечит эльф?
   - Он не только её лечит, но и учит, - ответил я, наблюдая за эмоциями, возникающими на лице дроу. Сначала радость, потом досаду и злость.
   - Тогда будет сложнее, - невесело усмехнулся, но потом серьезно посмотрел на меня, - как ты думаешь, когда появиться вампир?
   - Не знаю, Илинури. Но до его появления Таниэль не сделает и шага из этого дома. А теперь отдыхай, а я посмотрю как там дела, - кивнув напоследок, оставил тёмного с его мыслями.
  
   Глава двадцать первая.
  
   Татьяна
  
   После ухода Виртена, я крепко заснула. Но я почувствовала тёплые пальцы на своей щеке, дыхание на губах, поток целительской магии, немного грубоватый поцелуй и тихое "Моя". Всё слишком похоже на сон. Разбудило меня тихое рыкание моего каменного питомца. С укоризной посмотрела на милое создание и сладко потянулась. Только тогда заметила Призрака, вольготно усевшегося в кресле. Он оглядел меня, задержав свой взгляд в районе моей груди. Но я лишь подняла брови. Не ожидала от призрака такого интереса. Он хоть и не человек, но мужчина. Хотя скорее, нет. Как мужчину я его не рассматривала. Призрак вызывал страх, даже ужас. До сих пор не понимаю, как я смогла тогда перечить ему. Он явно пришел не просто так. Уложив удобно раненную руку, второй погладила малыша и приготовилась слушать. Призрак меня удивил. Его интересовал мой мир. Не поняла с чего вдруг, но он стал засыпать меня вопросами. Приходилось отвечать и терпеть его недовольство, если ответ был коротким или, по его мнению, не полным. Призрака волновало вооружение, тактика ведения военных действий, способы воздействия на население, всё то, в чём я разбиралась слабо. Но я была так рада общению, что выложила всё, что могла. Но, увидев маниакальный блеск в черноте его глаз, осеклась. "Что с этим миром сделает пулемёт? Даже старичок Максим успеет положить десятки магов, прежде чем они откроют рот. А про современные образцы вообще молчу. А если дать идею химического или бактериологического оружия. Им зелий не хватит справиться с последствиями", задумалась я. Прежде, чем продолжить, потёрла виски, но от дальнейших расспросов спас Виртен.
   - Таниэль, ты бледна. Устала? - участливо поинтересовался он. Хотя и сам выглядел не лучшим образом.
   - Немного. Как себя чувствует дроу? - понадеялась, что голос звучал безразлично.
   - Эльнай хороший целитель, правда, он чуть его не заморозил, но всё обошлось, хвала Творцам.
   - Что могли не поделить эти двое? - вмешался Призрак.
   - Да так, - учитель внимательно посмотрел на меня.
   Под его взглядом стало неуютно и сразу понятно, кого не поделили светлый и тёмный. Вот только этого мне и не хватало. Эльф, дроу и неизвестный вампир, маячивший на горизонте.
   - Ты голодна? - мастер предложил сменить тему, и я быстро закивала, полностью с ним соглашаясь.
   Учитель связался с Тилой, и в скором времени я была сыта. Жаль, что мои гости не собирались уходить. Виртен пообедал со мной, только его меню было более разнообразным. А вот Призрак сидел и курил, не меняя положения и уставившись в одну точку. Как бы хотелось забраться в его голову и узнать его мысли.
   Тема нашего разговора напомнила о идее создания снайперской винтовки. Но вот как осуществить её. "Вместо пуль ёмкости с магией, а перед выстрелом произносишь необходимые заклинание. На улице видела людей в очках, значит, линзы для прицела найти не проблема. Так, деревянный приклад, затвор, магазин. Ствол, возможно, сделать из бамбука, прочный и полый. Подойдёт даже трость, главное найти что-то похожее. Если получиться, мне никакие аранхи не страшны", не думала, что эти монстры так глубоко засели, но любое тихое шуршание заставляло напрячься. Вынырнув из своих мыслей, заметила, что меня оставили одну. Наконец-то смогла свободно вздохнуть и вылезла из постели, чтобы немного размяться. От лежания тело затекло, бока болели, но главное - рука практически не беспокоила. "Но в этом я не признаюсь никому. А то сразу всучат в руки меч, лук или арбалет. Не хочу. Почитать бы что-нибудь", но пойти в библиотеку не решилась. Снова в голове оформилась мысль о миске с молоком. Связалась с Тилой. Девушка прибежала быстро, и малыш занялся делом. А на меня обрушился поток новостей, о предстоящей свадьбе, какое платье выбрала Мирша, сколько будет гостей, будут ли представители королевской семьи. От обилия информации меня спас зевок и Тила, покосившись на дверь, оставила меня одну.
   Укладываясь, думала о свадьбе. Я завидовала Виртену и Мирше, они созданы друг друга и скоро свяжут свои жизни навсегда. Любовь светится в глазах Мирши и мастер отвечает ей с таким же пылом. А что есть у меня? Эльнай? Я не понимала его. Его порывов. Вот его желание понимала и даже разделяла, но слова, брошенные с презрением, забыть не могла. Да и что там за королева такая стоило бы разобраться. Илинури. Дроу я вспоминала с нежностью и улыбкой.
   Просыпаться было приятно. Невесомые поцелуи касались кожи. Нежные руки вырывали из неги сна. Мягкие губы коснулись плеча, язык прошёлся по ключице, посылая по всему телу приятные импульсы. Немного повернула голову, открывая шею губам. Губы прижались, всасывая кожу, но ненадолго. "Черт, как же хорошо", пронеслось в голове. Непроизвольно облизала, пересохшие, губы и после довольного хмыканья мне достался поцелуй. Сперва лёгкий, нежный, но очень быстро он стал напористым, страстным, совсем не похожим на...
   - Тёмный! - возмущено произнесла, как только смогла отодвинуться от настойчивых губ.
   - А ты ждала светлого? - с наигранным возмущением спросил дроу, устраиваясь удобнее на мне.
   - Я никого не ждала.
   - Но и не была против. Так что, давай продолжим, - сказал Илинури и, глубоко дыша, поцеловал меня в шею. Его руки не остались безучастны, а гладили, сжимали.
   - Перестань! - попыталась вырваться. Но чувствовала, что слишком приятно то, что он делал. Руками вцепилась в его плечи, стараясь отодвинуть, но пальцы лишь погладили кожу.
   - Перестань! - сказала тихо, но собрав все силы для гнева.
   Дроу будто не слышал меня, его поцелуи становились неистовее, а кожа под его пальцами горела, а тело требовало и хотело большего. Чувствовала его желание, он всё сильнее прижимался ко мне бёдрами. Я выгнулась, стоило его рукам накрыть грудь. Р-р-р-р. Тихое, но грозное рычание раздалось рядом.
   - Не рычи на меня, малышка, - сказал дроу, не отрываясь от груди.
   - Это не я, - прошептала я.
   - А кто? - дроу смотрел на меня со смешинками в серых глазах. Опустив глаза ниже, не смогла сдержать вздоха. Слишком волнительно выглядели его пальцы цвета серебра на моей груди. Он проследил за моим взглядом и несильно сжал полушария, вызвав мой вздох:
   - Перестань.
   Рычание стало громче, и из-за подушки показалась каменная лапа, затем вторая. Вскоре мой питомец залез на подушку. Он стал вдвое больше и был больше похож на собаку, чем на кота. Опустив морду, вздыбив шерсть, он смотрел на дроу и грозно рычал, подползая ближе.
   - Откуда у тебя ташхайван? - спросил дроу, наконец, отпуская мою грудь. Он потянулся к животному, но тот оскалился. И дроу растерянно уселся в ногах кровати. На нём были лишь тонкие светлые штаны, которые не могли скрыть его возбуждения. - Так, где взяла ташхайван?
   - Где взяла, там больше нет, - ответила, поправляя одежду. Этот дроу успел и завязки развязать, и с плеч спустить.
   Мужчина, не скрывая интереса, наблюдал за моими действиями и разочарованно вздохнул, когда я легла, накрывшись одеялом.
   - Пытать не буду, но знай, твой питомец - большая редкость. Их создал очень талантливый гном несколько сотен зим назад. Гномы мастера камня и находят их даже там, где их нет. Этот гном не только находил редкие самородки, но и любил вкладывать в свои творения частичку магии. А те в руках подходящего хозяина оживали.
   Дроу замолчал. Я осторожно протянула руку к, лежащему рядом с моим бедром питомцу, но не коснулась его.
   - Не бойся, тебя он защищает.
   Провела рукой, ощущая мягкую, шелковистую шерсть. Зарылась пальцами и стала почёсывать. Рябь прошла по телу животного, и вот уже средних размеров кот ластился о мои руки.
   - Расскажешь, как тебя угораздило согласиться на связующий ретуал? - спросил дроу.
   - На нас напали аранхи, кто-то крикнул "нас спасёт маг крови", а дальше я действовала на автомате.
   Мужчина задумался, сверля меня серьёзным взглядом:
   - В моём замке ты будешь в безопасности и вампир не сможет открыть к тебе портал даже по крови.
   - Я дала слово! - воскликнула.
   Дроу вскочил:
   - Кому!? Вампиру? Пойми, он не твой питомец, твоей крови ему будет мало. Он будет убивать. Хотя ходят слухи, что в цитадели живут люди. Вампиры закрылись. Война за власть уменьшила их численность на треть и новые Главы стали осторожничать. Морис один из них. То, что он послал кого-то убить тебя, говорит о многом. Тот, кого ты воскресила, более опасен и Морис его боится. А ритуал сделает его сильнее. Значит, пока не появиться вампир, сидишь тихо и не высовываешься. Поняла?
   - Поняла. Я и не собиралась. Забыл, я ранена!
   - Нет, не забыл, - дроу подошел ближе. - Давай посмотрим, - не спрашивая, стал разматывать повязку. - Так я и думал.
   Скривилась, шрам выглядел некрасиво, но ни опухоли, ни красноты не было.
   - Не переживай, завтра совсем исчезнет, - его пальцы гладили след нежно, трепетно. Он стоял близко, а его лицом было совсем рядом. Он смотрел на меня, а следила за его пальцами. Его тёплое дыхание касалось моих губ. Повернись и они соприкоснутся. И я повернулась. Позволила ему словить моё дыхание, завладеть губами, окунуть себя в океан ощущений. Его пальцы зарылись в мои волосы на затылке, лаская и прижимая сильнее.
   В голове появился образ Тилы. И стоило мне вырваться из захвата рук и губ Илинури, она вошла в комнату. Застыв на пороге, девушка переводила взгляд с меня на дроу. И вид полуголого мужчины заставил её покраснеть. Я замерла в шоке. Взгляд Тилы на дроу мне не понравился, и я резко повернулась к нему. Он почувствовал изменения в моём настроении, быстро встал и накинул халат. А я расслабленно выдохнула?! Чёрт! Нет! Нет! Нет!
   - Тебе стоит позавтракать, - сообщил этот наглец, устраиваясь в одно из кресел у стола.
   Я встала и, накинув халат, отправилась в ванну. В голове же крутились всё те же мысли: "Не может быть! Я не могу ревновать дроу, у которого ДВЕ! Любовницы! Нет! Нет! Нет! Это всё его поцелуи".
   Открыв дверь, я остановилась и стала наблюдать за дроу. Он намазывал тост маслом, улыбаясь своим мыслям. Его волосы рассыпались по плечам халата. Мужчины выглядел по-домашнему мило и соблазнительно, что мне захотелось сесть к нему на колени и продолжить с поцелуя. Бред! Встряхнула головой и села напротив. Огорчилась, похоже, Мирша знала, что я не одна.
   - Остынет, - напомнил дроу.
   Принялась за еду, бросая взгляды в сторону Илинури и пытаясь разобраться в своих чувствах.
   - Когда ты дралась с вампиршей, я понял, что ты мне кого-то напоминаешь.
   - Кого, - подавилась я. "Дралась" - это не то слово, характеризующее мои неумелые удары. Я просто старалась отбить её меч и не сдохнуть.
   - Меня! - хохотнул он.
   А я подавилась чаем. Мужчина привстал и любезно хлопнул по спине.
   - Благодарю. Я не понимаю, что ты имеешь в виду.
   - Ты напомнила мне меня, когда я только учился владеть мечом. А под моим чутким руководством, ты овладеешь мечом и подтвердишь мои предположения.
   - Какие?
   - Мои, - закончил он не только разговор, но и завтрак, - приводи себя в порядок и спускайся вниз, - подошел к ошарашенной мне и, чмокнув в нос, покинул мою комнату.
   "Жесть!", подумала, уставившись на закрытую дверь.
  
   Глава двадцать вторая. Воспоминания.
  
   Лестат (вампир, маг крови)
  
   Силы наполняли меня, но медленно. Я был словно в тумане, да ещё и образы воспоминаний людей, чью кровь вливал в меня Силестин, не давали сосредоточиться. Напрягся, ощутив магию Мориса, но вынырнуть из картин чужой жизни так и не смог. Спокойный разговор, мужские пальцы на руке, острый ноготь на мгновенье вошел под кожу и забытьё.
   - Лестат, - тихо позвал друг.
   Но этого было достаточно, чтобы проснуться. Сел и поднёс правую кисть к глазам, стал рассматривать кожу.
   - Морис был здесь? - спросил Силестина, но тот лишь удивлённо посмотрел на меня.
   - Нет, с чего ты взял?
   Я не ответил. Вернулся к руке. Кожа стала гладкой, были видны прожилки вен, по которым текла теперь уже моя кровь. И никакого следа.
   - Силестин, я хочу знать, кто из вампиров Мориса отсутствовал, пока я восстанавливался.
   Вампир, поклонившись, поспешил выполнить поручение.
   Отбросив покрывало, встал и подошёл к большому овальному зеркалу в деревянной резной раме. С гладкой поверхности на меня смотрел молодой полный сил вампир. Будто не было тех сотен зим, которые я провёл в той земляной яме. Я помнил последние мгновения, словно это было лишь вчера.
   Мы возвращались из Лайрсвила. Путь от драконов оказался слишком долгим и утомительным. Можно было оставить коней и на крыльях вернуться в цитадель, но в дорожных сумках лежал ценный груз. И оставлять его без присмотра было неосмотрительно. Вряд ли, драконы ещё раз расщедрятся на чешуйки.
   - Лестат, ты зря отказался полакомиться той малышкой. В ней столько всего намешано. Потрясающий коктейль. Как в её предки затесались дроу, я ещё могу предположить, но вот кровь демона, не ожидал, - улыбнулся Вейлр. Он ехал впереди, но рассказывая о девчонке с постоялого двора, постоянно крутился в седле, оглядываясь на нас. - Хотя её не хватило бы на нас двоих, слишком юна, да и опыта маловато, - улыбка так и не исчезла с его довольного лица.
   - Зато, благодаря ей, у тебя нет желания наброситься на любого, кто появиться на дороге, - угрюмо буркнул Дидье. Самый молодой в нашей компании. Он смотрел по сторонам, а его красные голодные глаза фиксировали появление мелких лесных обитателей. Для него это серьёзное испытание и пока он держался.
   - Дидье, - я подъехал ближе и хлопнул его по спине, - держись. Скоро наши земли и в первом же селении нас угостят, - улыбнулся, подбадривая.
   - Хочу напомнить, многоуважаемому Лестату, - раздался наглый мелодичный голос за моей спиной, - но после истории с Аленкой, до ближайшего селения нам ехать долго. А ты, Дидье, в следующий раз не отказывайся, когда предлагают.
   - Извини, сестра, но я и впредь собираюсь отказываться пить кровь твоих любовников. А тот, чью кровь ты мне предложила, в тот момент находился в тебе, - возмутился парень.
   - Дизи! - воскликнул Вейлр, смеясь, - такого я от тебя не ожидал! В такие моменты не стоит делиться едой. А насладиться по капле, медленно, смакуя, как я.
   - Не тебе меня учить, Вейлр! - грозно крикнула вампирша. В её голосе было столько негодования, но мы знали, что её возмущение притворно. Перепалки этих двоих разбавляли томительное путешествие.
   - Костёр! - пробасил Лоренс. Единственный в пятёрке нечистокровный вампир.
   Мы создаём вампиров только в двух случаях, когда сильно ненавидим и хотим видеть перед собой напоминание своих ошибок. Или, когда сильно любим и не можем расстаться. Я не знал, что связывает этого простого сильного парня из далёкого селения и Лорентина, его создателя. Но по приказу Главы, я взял его под опеку и ещё ни разу не пожалел об этом. Но иногда, в движениях, жестах, интонации голоса молодого вампира, я видел самого Лорентина.
   Среди деревьев мелькали языки пламени, но, ни запаха дыма, ни ароматов, приготовленной пищи, не чувствовалось. Вейлр понял меня и направил коня вглубь леса, за ним ­­- Дизи. Прежде, чем позволил Дидье следовать за сестрой, подпитал кровь силой. Голод это не утолило, но позволило убрать красноту из его глаз. Лоренс, оглядываясь, двинулся в лес последним. Недалеко от тракта показалась небольшая поляна. Вокруг костра сидели пятеро крепких мужчин. Люди. Крытая повозка и пять тяжеловозов мирно стояли рядом. Дизи, кинув взгляд на мужчин, посмотрела на Вейлра. Страх на мгновенье появился в её глазах, но незаметное пожатие плеч и улыбка соратника её успокоили, и она приступила к своим обязанностям. Трудно не ответить на вопросы красивой, знающей себе цену, женщине. Притягательный взгляд, рыжие локоны и манящие губы, это если не вспоминать о плавных линиях тела вампирши. Всем этим она умела пользоваться в совершенстве. За успешным результатом я и наблюдал. Один из мужчин не смог устоять и помог ей спуститься с коня, предложил удобное место у огня и отвечал на вопросы искренне, не утаивая ничего. Да и остальные расслабились, напряжение не витало в воздухе, как при нашем появлении.
   Наши новые знакомые направлялись к гномам на заработки. Такие крепкие парни с лёгкостью найдут работу рудокопа или лесоруба, в пещерах Бьёргюнвина. Но что-то не давало покоя. Кивнув Лоренсу, неторопливо, словно прогуливаясь, направился к повозке, прислушиваясь к мирной беседе у костра. Дизи во всех красках рассказывала о землях драконов, вине и развлечениях. Я видел, как она прижимается к выбранной жертве, как острый ноготок чертит линии на щеке мужчины, затаившего дыхание. Кони не проявили ни испуга, ни недовольства моим присутствием, затаившись, залез в повозку. Вдоль борта аккуратно разложены лопаты, топоры, кирки, пара фонарей и мелкий инструмент. Огляделся. Ни одеял, ни провизии, ни корма для лошадей.
   - Дизи, берегись! - крик Вейлра вывел меня из задумчивости. Что-то было в голосе вампира, что заставило меня кинуться из повозки.
   Представшая перед глазами картина не радовала. Двое из мужчин изменились, стали мощнее, одежда обрывками висела на их плечах. С одним дрался Вейлр, другой держал за шею Дизи, оторвав ту от земли. Вампирша брыкалась и пыталась освободиться, но не спускала глаз с возлюбленного. Дидье и Лоренс пытались отбиться от троих, оставшихся мужчин, и пока им это удавалось. Хотя в том, как дрались эти двое чувствовался нехилый опыт и умение. Техника владения мечом, приёмы, говорили, что перед нами мастера клинков. Дроу никогда не будут учить людей. А ошибиться я не мог. Я кинулся на помощь Дизи, но мне наперерез бросился один из мастеров, отбив меч Лоренса. Это даже стало интересным. Главное было не убить. Удар, отклониться, снова удар и защита. Удары противника были сильны, и наши мечи выбивали искры при соприкосновении.
   - Нет! - истошный вопль Дизи, - Нам обещали сохранить жизнь!
   - Вас обманули! - и звук, который я не перепутаю не с чем. Голова Вейлра подкатилась к моим ногам.
   - НЕТ! - раздался крик вампирши, полный боли от утраты, и сопровождающийся звуками изменения.
   Боевая форма не самая приятная на вид, но в итоге вы получаете монстра, сильного, смертоносного и ненасытного. Движения стали молниеносными, разум быстро фиксировал все возможные участки поражения противника и каждый удар нёс только смерть. Кровь Вейлра дурманила и звала, а затем к ней добавилась и кровь Дизи. Сладкие металлические нотки чувствовались на языке и торопили разделаться с теми, кто стоял на пути. Разум прояснился лишь тогда, когда тела поверженного врага обмякло в моих руках, хотя кровь всё ещё текла по его венам. Резкий трупный запах ударил в ноздри. Рядом раздался болезненный стон Дидье и молодой вампир, скрученным стариком упал на землю.
   - Лестат, - позвал тихий голос Лоренса.
   Я повернулся, ища глазами вампира. Он сидел, прислонившись к повозке, бледнее с каждым мгновением. Постоянные болезненные судороги искажали его лицо.
   - Они мертвы! - попытался крикнуть он, но послышался сип, - они уже давно мертвы.
   Главное правило вампиров "Никогда не пить мёртвой крови". Боль сконцентрировалась в животе, сжав тело в тугой комок. Колени подкосились, и я с тихим стоном опустился на землю. Боль начала своё победное шествие по моему телу, завоевывая его по кусочку. Она скручивала пальцы, заставляла метаться по земле, делала рабом, согласным на всё только, чтобы хозяин отменил пытку. Но избавление лишь одно - смерть. Раньше я нёс смерть тем, кому не посчастливилось стать на моём пути. Теперь она шла на меня, высоко подняв голову, расправив плечи, издевательски улыбаясь. Она собиралась насладиться моими мучениями сполна, а я пытался бороться, тем самым продлевая агонию.
   - Дело сделано, - мужской довольный голос, ворвался в скованный болью разум, - осталось замести следы.
   Земля расходилось подо мной, опуская моё тело вниз, в образовавшуюся яму. Всё ниже и ниже. Корни деревьев сплетались надо мной, постепенно закрывая ночное небо. Моя беспечность, опрометчивость, бесшабашность погубила тех, кто доверил мне свою жизнь. И я перестал бороться. Лежа в яме, я кричал, пока не осип голос, потом стонал, пока не раздался последний тихий удар сердца.
   - Лестат, я знаю о всех передвижениях вампиров Мориса, - вырвав меня из воспоминаний, сообщил Силестин.
   - И? - нетерпеливо спросил.
   - Они не покидали цитадели. Глава, Аленка и ещё две вампирши закрылись в его покоях, и громкие страстные стоны раздавались из-за закрытых дверей, - он замолчал, задумавшись, и мне оставалось ждать, что ещё он добавит. - Есть маг. Старик. Его часто видели в лаборатории с Морисом. Где он неизвестно. И ещё. Морис позвал двух женщин.
   - Ничего странного, не только он любит совмещать секс и утоление голода, - усмехнулся я, вспоминая сцены из нашей с Силестином молодости.
   - Только мы с тобой никогда не подвергали женщин насилию и, даже умирая, они стонали от удовольствия, а не кричали от боли. Морис другой. Такое случалось и раньше, но Лорентин ввёл строгий указ, что жизнь добровольно кормящих неприкосновенна. И он строго следит за его исполнением, - он подошёл к дверям и, открыв их, позвал, - Грегоир! - Затем отступил в сторону, распахивая массивные двери. В комнату быстро вошёл вампир. В руках он держал тело, завёрнутое в мешковину. Дойдя до середины комнаты, опустился на одно колено и положил свою ношу на ковёр, в нескольких шагах от меня.
   - Её мы нашли случайно, в кустах, обходя цитадель, - сказал вампир, отбрасывая край мешковины.
   Тело молодой женщины было обескровлено. На шее, будто выдран кусок плоти, а на кистях и бёдрах аккуратные следы от клыков. Умирающий вампир - это чудовище, не контролирующее жажду и силу. Из последних сил он набрасывается на жертву, разрывая плоть, отделяющую его от спасительно пульсирующей крови. А утолив голод, высушивает её до конца, оставляя холодный синеватый труп. Такой же, как лежал на ковре.
   "Что бы Я сделал на месте Мориса? Убил идиотку, согласившуюся на ритуал, и чем скорее, тем лучше. А чтобы найти её, мне понадобилась бы лишь капля крови вампира. И Морис её получил", размышлял я, а ярость поднималась из глубины моей души, заполняя каждую клеточку тела. Магия забурлила в крови, а я не смог ей отказать и выпустил на свободу. Тихий стон раздался рядом. На полу корчились оба вампира. Кровь в их жилах горела и искала выход. Из глаз, носа и ушей она текла тонкими струйками на пол. "Таниэль жива", это я понял, создав нить портала к ней. Успокоившись, взял магию под контроль и развеял нить. Призвал двух мужчин-людей и поставил на колени перед вампирами, остальное они сделали сами. Комнату наполнил любимый металлический аромат.
   - Силестин, - позвал я, - приготовь всё необходимое к ритуалу и собери тех, кто верен мне.
   - Верные тебе вампиры, прибудут в цитадель к вечеру.
   - Хорошо, подготовь для них комнаты. Я не могу рисковать жизнью Таниэль, и для её защиты мне понадобятся все, - отдав распоряжения, отпустил вампиров и людей, которые так и стояли в ожидании приказа.
   Мне оставалось дождаться вечера и, как только всё будет готово, отправиться за ней.
  
   Глава двадцать третья.
  
   Эльнай Иксам Фисаруил (эльф, целитель и маг воды)
  
   "Как случилось так, что эта девчонка смогла залезть мне под кожу? Так глубоко, что выдрать её оттуда не получается?", очередной вопрос потонул в бокале эльфийского вина. Дроу! Пустая бутылка полетела и, ударившись о стену, разбилась на множество мельчайших осколков. Дом зашумел, негодуя. Тёмный! Вторая бутылка полетела в другую сторону. Дом затрясло, в недовольстве от моего поступка. Илинури! Горлышко третьей бутылки сжали мои пальцы, но руку для замаха поднять не успел, кто-то сильно сжал плечи.
   - Эльнай! Прекрати! Иначе ночь мы проведём на улице! - гневно кричал брат.
   Рука с бутылкой опустилась на стол. Брат отступил назад, а я устало упал в кресло.
   - Каелар! - крикнул он.
   Двери тут же открылись, словно слуга только и ждал, когда его позовут. Каелар кинулся убирать следы моей вспыльчивости. Я вяло следил за его движениями. Дом ещё трясло, но это было больше похоже на бурчание старого друга. А вот брат смотрел пристально, и как только Каелар покинет комнату, меня ожидал серьёзный разговор. Пьяно усмехнулся и икнул.
   - Эльнай! Ты! Пьян?! - возмущенно спросил Коехтас Фисаруил. - Творцы Илригума! Я очень хочу познакомиться с той, кто довёл моего высокомерного, надменного, напыщенного брата, до такого скотского состояния.
   Осмотрел себя сверху вниз. Усмехнулся. Одежда не свежая, сапоги не чищены. Да! И это будущий фаворит королевы Корруалии, а возможно и будущий... Снова усмехнулся. Не Кору я хотел видеть в своей постели. Злость с новой силой поднялась внутри, а пальцы сжались в кулаки на подлокотниках кресла.
   - Ясно, - усмехнулся младший. Подошёл ко мне и, положив руки на виски, пустил магию, полностью отрезвляя меня. - Ну что, лучше?
   - Нет. Зря старался, - огрызнулся я, но взглянув в недовольные глаза цвета первых листьев, как у матушки, решил извиниться. - Прости, Коехтас, и спасибо.
   - Что ещё натворила, твоя некромантка?
   - Спасла жизнь дроу.
   - И только то. Ты бы не напивался из-за такого пустяка. Да, ты после измены Коры не напивался. Рассказывай, я весь внимание, - улыбнувшись, занял кресло с другой стороны стола и налил себе вина.
   Я изложил Коехтасу всё, что мне было известно, умолчав только о своих подозрениях. Брат внимательно слушал, делал небольшие глотки из своего бокала, смакуя вино. На его лице блуждала загадочная улыбка, а снисходительный взгляд в мою сторону начинал меня раздражать.
   - Узнать, с кем провёл ночь дроу не проблема, - сказал брат, стоило мне замолчать, - только надо ли тебе это?
   Я задумался, "Что измениться от того, что Коехтас подтвердит мои опасения?". Ничего, просто мне необходимо знать. Ревность, а стоило признаться хоть самому себе, что это была она, съедала изнутри. Я не могу сосредоточиться на других делах, представляя её в чужих объятиях. Как кто-то другой, не я, ласкает гладкую кожу, зарывается пальцами в шелковые волосы и касается нежных губ. Магия вышла из-под контроля и в комнате похолодало. Дом, испуганно встрепенулся.
   - Да! - задумчиво произнёс эльф, возвращая комфортную температуру, - не думал, что всё настолько печально.
   - Я справлюсь, - грубо огрызнулся, - Что по поводу дроу и оборотней?
   - Тут ничего нового. Несколько семейств Горкольда хотят переместиться южнее. В Светлый Лес им путь закрыт, гномы никого в своих горах не потерпят, да и оборотням там будет не сладко. Остаются - дроу. Переговоры шли уже давно, но видно только сейчас двинулись с мёртвой точки. Интересно, до чего они договорились? Ходили слухи, что князь хочет в жёны дроу из правящей ветви. Где и как он её видел непонятно. Ты же знаешь, как эти тёмные охраняют своих женщин. Но он упёрся, как горный трирог. А вот какие требования выдвигают дроу неизвестно.
   - Ясно. Что по поводу артефактов?
   - О! Здесь тайна, покрытая пеплом Творцов. Артефакты действительно кто-то ищет, но вероятность их найти, ничтожна.
   - Ничтожна была вероятность, что Посох Гурана существует! - воскликнул я в бешенстве, - а их нахождение у дроу, - я не договорил из-за мысли, пришедшей мне в голову, - что лучше скроет магический фон, создаваемый мощнейшим артефактом, чем северные льды Горкольда.
   - А оборотни, молодцы! Льды коварны, доступны лишь снежным барсам, а ещё зоны, где магия действует непредсказуемо. Это стоит и жены, и земель!
   В комнате повисла тишина.
   ­- Как дела в Светлом Лесу?
   - Ну, там всё по-старому. Твои враги пытаются очернить тебя в глазах королевы. А ты им даёшь прекрасный повод в лице своей некромантки. Не злись. Ты же знаешь, Кора не любит делиться тем, что считает своим. Последнее время в её окружении часто появляется младший из Бирвилов, но о близости пока молчат. Думаю, она просто хочет заставить тебя вернуться раньше. Становление подходит к концу.
   Я знал об этом, знал, что время расставаться всё ближе, но оттягивал его.
   - Я буду здесь пока не появиться вампир. Хочу узнать, кого угораздило воскресить, - замолчал и, улыбнувшись, продолжил, - моей некромантке. Думаю, не зависимо от результата твоего расследования, пара лун у меня есть, - и, задумавшись, добавил, - надо просто усилить натиск и крепость падёт.
  
   Татьяна
  
   "Что задумал этот дроу?", вертелся в голове вопрос, пока я наматывала повязку на руку. То, что она практически зажила, хотелось сохранить в тайне. У некоторых эльфов могут возникнуть вопросы, а отвечать на них не было никакого желания. Чтобы ни у кого не осталось сомнений, позвала Тилу. Она помогла мне одеться, охая, ахая и причитая.
   Спустилась вниз. Мирша предупредила, что Илинури и Боркас ждут меня на площадке и дроу настоятельно просил, чтобы я не задерживалась. Теперь пробежка в три гарха давались мне с лёгкостью, и я с удовольствием подставляла лицо тёплому ветерку и яркому солнцу. Когда площадка показалась вдалеке, я притормозила и подходила к ней, медленно и осторожно ступая. Бой между Виртеном и Боркасом был красив и стремителен, движения же Илинури напоминали смертоносный танец. Молниеносные движения мечом, быстрый уход в оборону, резкая смена направления и атака. В отличие от полностью защищенного оборотня, на дроу были только свободные штаны с хорошо запомнившимся мне поясом. Белоснежные волосы, убраны в косу сложного плетения. Красив, притягателен, со снисходительной улыбкой на губах. Поняла, что улыбаюсь в ответ. Бой резко прекратился, и противники посмотрели в мою сторону. Улыбка дроу стала шире, а взгляд, окинувший моё тело, взволновал не на шутку. Похоже, утренние поцелуи даром не прошли. К мужчинам я подходила, слегка волнуясь.
   - Рад, что ты к нам присоединилась, Таниэль, - слегка склонив голову, произнёс тёмный.
   - Доброго солнца, Боркас, - оборотень лишь кивнул, пряча улыбку, - Илинари.
   - С приветствиями закончили, разминайся, - сказал дроу и уставился на меня, в ожидании моих действий, - Таниэль, не стой на месте. Разминка! Я жду.
   Ну, разминка, так разминка. Я начала с простых поворотов и наклонов головы, затем плечи, руки, в общем, обычную нашу зарядку. Дроу внимательно следил за моими действиями пару минут, потом повернулся к Боркасу и продолжил поединок. Я продолжила выполнять известные с самого детства упражнения и не спускала глаз с дроу. Его движения завораживали, плавность сменялась стремительностью, прыжок, кувырок, волчок. Не заметила, как мои движения изменились, и я стала повторять действия Илинури, уходя или нападая на невидимого противника. Я двигалась медленнее, была неповоротлива, но старалась. Я уже не смотрела на бой мужчин, сфокусировав всё внимание на мерцающем силуэте девушки, появившемся передо мной. Мечи в наших руках были иллюзорными, но я чувствовала и его тяжесть в своей руке, и боль, когда не могла вовремя защититься от атаки противника. Она стала моим персональным инструктором. Отступала, когда мне не хватало дыхания, повторяла приём несколько раз, пока я не запоминала, как правильно действовать. Я порядком вымоталась, и она, виртуозным финтом, выбила меч из моих рук. Он полетел в сторону и, не коснувшись земли, растаял в воздухе. Решив, что обучение закончено, я расслабилась и, несущийся к моему лицу кулак, заметила лишь в последний момент. Однако успела отклониться назад, но оказалась не так расторопна. Боль от разбитой губы привела меня в бешенство, а взглянув на девушку, готова была зарычать. Она стояла в стойке и, протянув руку ко мне, пальцами приглашала к бою.
   - Что здесь происходит? - прорычал Эльнай и, похоже, эльф был в бешенстве. Он стоял на краю поляны, как всегда неотразим.
   - Тренировка, - спокойно парировал дроу.
   - С каких пор, Илинури, ты, её учитель?
   - Она спасла мне жизнь. Почему я не могу таким образом отплатить свой долг?
   - Эльнай, я в порядке, - вмешалась я в пикировку мужчин.
   Эльф взглянул на меня. Растерялась, от его пронзительного взгляда. Вспотевшая, с растрёпанными волосами, снова почувствовала себя замарашкой рядом с ним. Он стремительно двинулся ко мне, а когда остановился рядом, близко, очень близко, его взгляд был устремлён на мои губы. Холодная рука коснулась щеки. Выбившую прядку волос, пальцы аккуратно заправили за ухо и замерли. В глазах Эльная бушевала буря. Пальцы резко зарылись в волосы, притягивая мою голову к его губам, заставляя подняться на цыпочки. Холодные губы коснулись моих, завладели ими, причиняя боль. Упёрлась руками в грудь эльфа, пытаясь оттолкнуть, но меня сильнее прижали к напряжённому телу. Сжала губы, не позволяя его языку завладеть моим ртом. Объятия стали нежнее, губы мягче, пальцы на затылке массировали кожу, посылая сладкую дрожь по спине вниз. Я приоткрыла губы, и магия Эльная понеслась ко мне, исцеляя ссадины и синяки. Злость и обида на эльфа были погребены под страстной лаской его губ. Я не заметила, как стала отвечать на поцелуй, прижимаясь крепче, гладя спину.
   - Таниэль, тренировка закончена, - голос дроу звучал ровно и спокойно.
   Я и забыла, что мы не одни. Попыталась отодвинуться, но эльф, удержав моё лицо в своих ладонях, позволил отстраниться на миг и снова прижался губами в быстром, но очень нескромном поцелуе. Словно хотел показать одному дроу, кто здесь хозяин. Злость на Эльная затмила неловкость перед дроу. Сделав шаг назад, спокойно, хотя внутри раздирали противоречивые чувства, сказала:
   - Мастер Эльнай, благодарю за лечение, - зло посмотрела на удивлённого таким поворот эльфа, потом повернулась к дроу. Он спокойно смотрел на меня, и по его взгляду я не смогла понять задела ли его сцена, устроенная светлым, - мастер Илинури, спасибо за тренировку, - развернулась и, чувствуя на себе взгляды трёх мужчин, направилась к дому.
  
   Боркас (оборотень)
  
   Не думал, что обычно начавшийся день может так удивить к зениту. Я следил за двумя мужчинами и по чудом сдерживаемой каждым из них магии, понял насколько они в бешенстве. Земля, покрытая острыми пиками льда, дрожала, а мощные струи воды фонтаном били из её недр.
   - Оставь её в покое, дроу.
   - Нет, но мешать тебе не стану. Ты сам всё испортишь, эльф, и мне останется лишь утешить бедную девочку.
   Всё тут же успокоилось. Эльф лишь кивнув, направился в сторону дома. А дроу молчал, пока спина светлого не скрылась вдалеке:
   - Боркас, спасибо за бой, - замолчал и, повернувшись ко мне, добавил, - о том, что ты видел, ни кому не говори, - дроу протёр мечи и бережно сложил их в ножны и, набросив на плечо рубашку, напевая и не спеша, пошёл по тропинке.
   Усмехнулся: "Интересно, Таниэль знает, что привлекла внимание, возможно, будущего короля светлых эльфов и члена правящей ветви тёмных?"
  
   Татьяна
  
   Я заставляла себя идти не спеша, хотя хотелось бежать без оглядки от этих двоих. После поцелуя мысли путались и разумно думать не хотели. На пороге дома меня встретила радостная Мирша и, закружив, весело прокричала:
   - Таниэль, через три луны я стану его навсегда!
   - Поздравляю, - вяло ответила.
   - Ещё рано для поздравлений. Ой, ты, наверное, устала? Иди к себе, а я пришлю Тилу.
   - Благодарю, Мирша, - вздохнула и потащила наверх уставшее тело.
   На пороге комнаты в мою голову пришла мысль о хорошо прожаренном истекающем соками и жиром окороке. Открыв двери, встретилась взглядом с малахитовыми глазами моего зверя. Среднего размера волк лежал на ковре и пристально смотрел на меня.
   "Хоть бы хвостом повилял", обиженно подумала, и в тот же миг волчий хвост сделал неловкое движение из стороны в сторону. "А по интенсивней можно, а то твоя радость какая-то мелкая". Не буду описывать брошенный на меня взгляд волка, но я стояла и ждала, и вот, наконец, хвост сделала несколько движений и затих. "Ну и хрен с тобой", махнув рукой, создала окорок и отправилась в ванну. Стоя под струями прохладной воды, пыталась отбросить эмоции и трезво оценить свои чувства к этим двоим. Но, ничего не получалось. Эльнай убрал синяки, но усталость и ломота в теле осталась. В комнате меня ждала Тила и я с предвкушением собралась растянуться для массажа, но встретилась с обиженным зелёным взглядом. Волк всё так же лежал на ковре, а его хвост отбивал мелкую дробь. "Обжора", обиды в глазах стало больше, а мне стала стыдно, если ты в разладе с собой не стоит вымещать на других. Создала ещё один окорок, но его размер не обрадовал ни волка, ни меня. Потянувшись к магии, оценила отсутствие половины резерва, как и с утра. Хотя я чувствовала, что магия пополнялась, и резерв должен был быть практически полным, ведь колдовать мне не приходилось. "Ну, извини, брат, ешь, что дают" подумала и отдалась во власть рук Тилы. "Брат - мне не нравиться. Лучше - Ашна".
   - Ашна так ашна, - пробормотала, засыпая.
   Ладонь Тилы легла на основании шеи, и сильными массажными движениями размяла её. Потом спустились вдоль позвоночника, надавливая с разной степенью. На нижнюю часть спины легли две ладони и, слегка нажав, двинулись ниже. "Что-то у Тилы слишком большие ладони", подумала, просыпаясь, а когда поняла направление движения чьих-то ладоней, застыла.
   - Расслабься, Таниэль, и вставай. Я пришёл поговорить, - сказал дроу, удаляясь от кровати.
   Прикрывшись простыней, села на постели, а Илинури тем времени устроился в кресле. Он выглядел по-другому. Строгая одежда изменила дроу, бесшабашного смутьяна сменил мужчина, полный достоинства и величия. Но не изменило его сути и, судя по его вольготному виду, отворачиваться он не собирался. Пришлось, с волочившейся по полу простыней, направиться в ванну, захватив по дороге халат. Когда я вернулась, дроу был поглощен едой, а у его ног сидел мой волк и догрызал здоровенную кость. "Изменник" послала мысль, укоризненно посмотрев на предателя.
   "Он не опасен", ответило мне животное.
   "Я рехнулась, уже с животными мысленно разговариваю. Похоже, этот мир решил меня полностью добить".
   - Вижу, твой ташхайван пошёл на контакт. Он назвал тебе своё имя? - спросил Илинари.
   - Нет, - но тут в голове раздался обиженный скулёж "Ашна". Выглянула из-за стола. Явно подросший, волк отвлёкся от косточки, преданно смотрел малахитовыми глазами и мило вилял хвостом.
   "Прости, малыш"
   "Ашна!"
   "Прости, Ашна", погладила по голове и, облегчённо выдохнув, вернулась к еде.
   - Значит, назвал. Это хорошо. Как ты себя чувствуешь?
   - Неплохо, только вот что странно, - посмотрела на дроу, раздумывая, стоит ли ему говорить. Но решила не беспокоить Виртена по такому несущественному поводу. - Странность с моим резервом, ещё утром он был полон лишь на половину, но я чувствовала приток магии во время пробежки, а вернулась и не смогла создать нормального размера еды для этого проглота.
   - Неудивительно, ты затратила столько сил на иллюзию. В следующий раз не стоит вливать столько сил.
   - Я не умею создавать иллюзии.
   - И магией земли ты не владеешь?
   - Владею, но немного.
   - А ещё владеешь базовыми элементами мастеров клинка. Поздравляю, твои способности немного возросли.
   - С чего вдруг?
   - Правильный вопрос "от кого?".
   - Так, от кого?
   - От меня и после очень приятного во всех смыслах действия, - певуче произнёс дроу. Его взгляд при этом замер на губах, а потом опустился ниже, на грудь, где сходился воротник халата. Желание сдвинуть воротник, отогнала, "пусть смотрит, если ему так хочется".
   - Если бы таким образом можно было увеличить свой потенциал.
   - То на улице не осталось бы ни одной свободной магички, - закончил за меня Илинури, - но дело в том, что мои-то способности остались без изменений. Поэтому, будь осторожна в выборе партнёра. И моё предложение в силе - мой замок неприступная крепость.
   - Благодарю за совет. Впредь буду осторожна и прежде, чем приступить к активным действиям, выясню направление и уровень магии потенциального партнёра.
   - Не дерзи, я буду рядом и всегда смогу предложить тебе лучший вариант в моём лице, - соблазнительно улыбнулся дроу, затем, отложив вилку, аккуратно вытер салфеткой губы. Поднялся и подошел ко мне, - одевайся, Таниэль, у меня предчувствие, что у тебя сегодня будет длинный день. - Наклонился с явным намерением меня поцеловать.
   - Не стоит, Илинури.
   Но дроу меня не послушал и, наклонившись, ласково коснулся губами лба и ушёл. Странно, Илинури покинул комнату, но у меня осталось ощущение, что он ещё рядом. Тепло от его слов и поддержки грело душу и, несмотря на его непристойное поведение, я радовалась, что этот мужчина появился в моей жизни. С ним было легко, не надо каждый миг контролировать себя. В мысли ворвался образ другого мужчины. Эльфа, с которым всё сложно и непонятно. Всколыхнулась обида на его слова. И хоть разум твердил, что не стоит позволять ему проникнуть в сердце. То, это же сердце молило простить, отпустить обиду и отдаться чувствам. Размышляя над хитросплетениями судьбы, оделась в платье цвета опавших листьев. Оно напомнило земную осень, печальную и унылую, и полностью соответствовало моему настроению.
   Я решила поработать в лаборатории над оставшимися зельями и вышла в коридор. Но успела пройти всего лишь несколько шагов. Остановилась, почувствовав спиной его взгляд. Не решилась повернуться.
   - Таниэль! - позвал Эльнай. Его голос звал и молил.
   И крепость пала. Развернулась, делая шаг к нему на встречу. Встретилась с самыми красивыми глазами, в которых сейчас видела всё, что мне было необходимо, надежду, радость и, возможно, любовь. Он напряженно стоял, ожидая моих действий. Несмело улыбнувшись, пошла к нему. На миг, на один мимолётный миг, мне показалось в его глазах - удовлетворение. Но они тут же залучились теплом и лаской. В растерянности замерла, не дойдя до эльфа двух шагов. Эльнай протянул ладонь, и тут мы оба почувствовали магию, открывшегося портала.
   - Куда ты шла? - грубо спросил он.
   - В лабораторию, - ответила, но не понимала, с чем связана резкая перемена в его настроении. От него веяло холодом, а ещё ненавистью.
   - Иди туда, понадобишься, я тебя позову. Похоже, у нас гости! - его лицо, искаженное злобой, пугало, а вот приказной тон, сказанных слов, вызвал протест.
   Я стояла и ждала, пока его спина не скрылась за дверями кабинета. Потом двинулась в том же направлении.
  
   Глава двадцать четвёртая. Нежданный гость.
  
   Виртен Ронентонг (человек, некромант)
  
   Я работал в кабинете, когда мне решил составить компанию Илинури. Он вальяжно вошёл и начал вести беседу о погоде, о ценах на ближайшем рынке, совершенно сбивая меня с толку. Его расслабленность была обманчивой. От меня не скрылось напряжение в глазах дроу, да и одет он был в полном соответствии со своим статусом. Чутьё наёмника никогда его не обманывало, а это означало неприятности. Оставалось выяснить для кого. Почувствовав открытие портала, посмотрел на дроу. Тот пристально наблюдал за мерцающей дымкой, ожидая гостя.
   - Лестат! - воскликнули мы оба, когда фигура в чёрном плаще остановилась посреди кабинета.
   Да, хуже быть не могло. Вампир нагло улыбался:
   - Вижу, представляться мне не надо! Виртен Ронентонг, полагаю, - красные глаза, говорящие о неутолённом голоде, внимательно смотрели на меня. Затем последовал медленный кивок, но взгляд следил за обоими. - Не ожидал встретить сына давнего врага, так далеко от родового замка, Илинури Харсанг?
   Ответить дроу не успел. Стремительно распахнулась дверь, и ворвался Эльнай. Увидев визитёра, побледнел, но быстро справившись с собой, запечатал дверь заклинанием и навесил полог тишины. Мне стало понятно, что в коридоре осталась Таниэль и этим он хочет оградить её.
   - А это - Эльнай Иксам Фисаруил, - издевательски произнёс вампир, - слышал, планирует высоко взлететь, не так ли, дроу?
   Расстояние до вампира эльф преодолел за миг.
   - Я с большой радостью убью тебя, тем самым освобождая Таниэль от участия в связующем ритуале, - прорычал он.
   - И ты думаешь, что она за это отблагодарит тебя?
   - С этим я как-нибудь разберусь.
   - Боюсь, ты уже опоздал, надо было спешить, а не метаться из стороны в сторону. Бери пример с дроу. Немного Лайревильского вина. Она и не почувствовала, что её лёгкая симпатия усилилась лишь благодаря магии драконов.
   Дроу напряженно застыл. Но задумка вампира обратить гнев эльфа на него не удалась. Рука Эльная вцепилась в горло Лестата.
   - Ты её не получишь! - в бешенстве кричал эльф.
   - Посмотрим, - оскалив клыки, прохрипел вампир. Его рука обхватила шею противника, и удлиненные когти вошли в кожу.
   Магия обоих вышла из-под контроля с единственной целью - уничтожить. Сперва на нас обрушился ливень. Огромное количество за мгновение вылилось на голову, одежда намокла, и ноги по щиколотку оказались в воде. Резко упала температура, превращая всё вокруг в лёд, одежда застыла, не позволяя двигаться. Но кровь стала сопротивляться, набирая скорость по венам, заставляя сердце стучать в бешеном ритме. Я хотел кинуться к ним, но не успел даже встать с кресла, как всё вокруг замерло. Кабинет наполнил плотный туман, дышать стало тяжело. Каждый вздох давался с трудом.
   - Призрак! - попытался крикнуть, но смог лишь открыть рот, всё застыло.
  
   Татьяна
  
   Я осторожно подошла к дверям кабинета и застыла, прислушиваясь. Тишина. Можно было предположить, что толстые стены не дают вырваться наружу ни одному звуку, но мне показалось, что кто-то не хочет, чтобы хоть какой-нибудь шорох покинул пределы комнаты. Взяться за массивную резную ручку было страшно. Несмело коснулась пальцами, а затем, глубоко вздохнув, нажала на неё. Она не поддалась ни на миллиметр. Не шелохнулась. Попыталась надавить всем телом, прыгая, как идиотка, однако результат был тот же. Но тут что-то ударило о дверь с обратной стороны, с такой силой, что толстое дерево треснуло, меня же воздушной волной отбросило к противоположной стене, а из-под двери потекла вода. Воздух загустел, стало трудно дышать. Дверь на моих глазах заледенела, как и пол под ногами. Я чудом устояла на ногах. Раздавшийся за дверью стон, заставил замереть с единственной мыслью в голове: "Эльнай!". Я повторяла и повторяла имя эльфа, оглядывалась в поисках чего-нибудь, что могло бы пригодиться, но вокруг были только каменные стены. А горшки с цветами на окнах вряд ли помогли бы. Камень, камень, камень. Снова подошла к двери, вспоминая расположение мебели. Сделала два небольших шага в сторону, затем ещё один. Трясущиеся ладони приложила к каменной кладке. Волнение и частое дыхание не давали сосредоточиться. "Надо успокоиться", глубокий вдох-выдох, вдох-выдох, вдох-выдох. Закрыла глаза, продолжая глубоко дышать. Лёгкое покалывание на ладонях. Камень позволил мне раствориться и стать частью дома. Теперь я знала о нём всё, от фундамента до конька-дракона на крыше. Мне стала известна высота стен, толщина перекрытий, какие добавки сделали в раствор, чтобы дом стоял на века, размеры каждой комнаты и скрытые в стенах секреты. Например, потайной ход из спальни Виртена в подвал, а также пара сейфов, один из которых находился в кабинете. За стеной раздался грохот. Медлить больше не стала и просто попросила дом открыть проход. Стена мелко задрожала, а затем камни стали перемещаться, пока не образовался разрыв шириной около метра, из которого вырвался густой серый туман. Чтобы сделать шаг, пришлось приложить усилие, туман сопротивлялся, не позволяя мне пройти внутрь. Но я вошла и застыла. Ужасная тишина, книги и мелкие предметы зависли в воздухе, Виртен и Илинури застыли в креслах, в попытке подняться. Посреди комнаты стояли Эльнай и молодой мужчина в чёрном плаще, рука каждого замерла, сжимая шею противника. И над всем этим клубился туман, в котором проглядывались знакомые черты.
   - Призрак!
   Туман сгустился и обрёл образ мужчины. Он подлетел ко мне, рассматривая, как букашку под своими ногами. Заметил, что рука мерцает заклинанием, я времени даром не теряла, и улыбку на его лице сменил оскал, исказив лицо до неузнаваемости.
   - Таниэль! Рушила побороться?! - его истерический смех сотряс стены кабинета.
   - Решила попытаться, - уверенно ответила, только на самом деле, я с трудом держалась на ногах от страха.
   Новый приступ смеха был мне ответом.
   - Зачем? Ты же знаешь, что у тебя ничего не выйдет. Всё будет так, как я задумал, - замолчал, хотя и так было ясно, что он очень хочет поделиться со мной своими идеями.
   - И что ты задумал?
   - Тебе интересно?
   - Конечно, - в подтверждение слов я нервно закивала.
   - Я решил доставить удовольствие эльфу и позволить ему убить вампира, - последовала многозначительная пауза, - девочка, ты даже не представляешь, какого монстра воскресила. Лестат - один из самых кровожадных вампиров. Он убивал людей и нелюдей сотнями, без сожаления и сочувствия. Даже для сородичей он был слишком жесток, поэтому они его и предали. И эльфам также не повезло и Эльнай, как перст судьбы нанесёт удар. Это ещё больше возвысит его в глазах Королевы Светлого Леса. Она и так ждёт его, раскрыв нежные объятия, а тут такая удача, фаворит - герой, победивший ненавистного для всей расы вампира, - Призрак замолчал, наслаждаясь моим замешательством.
   Перевела взгляд на напряжённо застывшего эльфа. Ревность, затопившая сердце, не давала мыслить разумно. Теперь недомолвки и предупреждения стали понятны. Я сильно проигрывала на фоне какой-то там королевы. Посмотрела на вампира. Короткая стрижка черных волос, длинная чёлка, спадающая на красные глаза, горящие на бледном лице, аристократический нос и губы в оскале, позволяющем увидеть две пары острых клыков. Словам Призрака я верила и видела им подтверждение. В глазах вампира было только одно желание - убивать. Закрыла глаза, готовясь к тому, что собиралась совершить. Поникла, понимая, что изменить ничего не смогу.
   - Правильное решение. А теперь смотри и наслаждайся зрелищем.
   Он не успел договорить, как я вскинула руку и отпустила заклинание ослабления. Оно стремительно понеслось и, ударив в спину, растеклось по телу жертвы.
   - Дрянь! - закричал Призрак.
   А я смотрела, как разжалась рука эльфа и он, пытаясь удержаться на ногах, навалился на вампира и затем медленно сполз к его ногам. Сгусток тумана ударил в грудь, отбрасывая меня на книжный шкаф. Устоять и не пыталась, свалилась на пол, теряя сознание, под градом из книг.
   Гул мужских голосов не давал сосредоточиться. Мне нужна была помощь, и я потянулась за ней, заполняя резерв до отказа.
   - Таниэль! - возмущено воскликнул мастер.
   - Прости, Виртен, - прошептала в ответ, но вины за то, что лишила дом охранных заклинаний, не чувствовала. Во всём виноват Призрак. А о своём решении я пожалею потом, за дверями комнаты, тихо рыдая в подушку.
   - Пей, - раздался рядом голос дроу.
   Рта коснулась кружка, и горло обожгло горечью зелья. Выпила, стараясь не морщиться и понимая его необходимость, всё до последней капли. Боль постепенно утихала, да и звёздочки перед глазами плясали не так активно. В голове шумело, и различить голоса не получалось. Осталась лежать в руках Илинури, прижавшись к его груди, чувствовать мерное дыхание и набираться смелости. Очень боялась того, что увижу в глазах эльфа.
   Открыв глаза, первым увидела Призрака. Он сидел по-турецки на полу, со сверкающими кандалами на руках и, откинув голову к стене, смотрел на меня тьмой. Она затаилась в глубине, на время, и лёгкая улыбка была подтверждением. С трудом оторвав от него взгляд, увидела Эльная. Он лежал на диване, одна рука свесилась и безвольно касалась пола. Остальное загораживал мужчина, склонившийся над ним. Я дернулась к нему, но сильная рука дроу удержала:
   - Ему помогает брат.
   И тут я увидела лицо Эльная. Отшатнулась. Взгляд желанных глаз замораживал своей пустотой. Он смотрел так, словно не видел, будто меня нет. Слёзы потекли по щекам, но он, лишь презрительно усмехнувшись, повернулся на реплику брата. И его глаза потеплели, наполнились глубиной и нежностью. А я смотрела, запоминая, понимая, что это последняя возможность видеть его рядом. Он не простит и не поймёт. Сползла с колен дроу на диван и прикрыла глаза, отгораживаясь от всего, но мешал пристальный чужой взгляд. Вампир. Тот, ради жизни которого я пожертвовала всем, смотрел с сочувствием и пониманием. Спрятала лицо в ладонях. "Главное не скатиться в истерику", а она подступала, манила выплеснуть наружу горечь от потери, колючей проволокой, сжимая сердце.
   - Если Таниэль в порядке, то нам стоит поторопиться. Хочу вернуться в Цитадель до темноты.
   Вздрогнула, услышав глубокий бархатный голос.
   - Таниэль?
   Улыбнулась, слыша беспокойство в одном лишь обращении Виртена.
   - Я в порядке, - подняла на мастера, заплаканное лицо. Его глаза говорили: "я же предупреждал", а мои отвечали: "справлюсь".
   - Моих сил не хватит, чтобы открыть портал, - сказал вампир, подходя ближе.
   После его слов мастер напрягся:
   - И как ты собираешься охранять Таниэль?
   - Не беспокойтесь, мастер, на месте нас ждёт боевая пятёрка. Одна из лучших. Ваша родственница будет в безопасности.
   - Вряд ли она будет в безопасности, один из вас уже пытался её убить, - вмешался в разговор Илинури.
   - С этим я разберусь, как только узнаю все детали, - многозначительно посмотрел на меня.
   Его лицо, без оскала и злости в красных глазах, не пугало. Но и радости от его присутствия я не испытывала. В душе разливалось безразличие ко всему происходящему. Оно проникало всё глубже, погружая в апатию, постепенно отключая чувства. Протянув руку, ладонью вверх, обреченно ожидала продолжения. Сильные пальцы сомкнулись на руке и потянули вперёд. Не сопротивляясь, поднялась на ноги. Стояла куклой, ничего не чувствуя, ни мужского тела рядом, ни его рук на моей шее, снимающих колье, ни клыков, входящих под кожу, ни языка, зализывающего раны. Видела, как двигаются губы мужчин, но ничего не слышала. Я создала непроницаемый кокон вокруг себя, в который погружалась с каждым мгновением, и лишь жалобный скулёж доносился издалека. Кто-то подхватил меня на руки и шагнул в мерцание портала.
  
   Глава двадцать пятая. Нападение.
  
   Лестат (вампир, маг крови)
  
   Свет комнаты сменил мрак леса. Я не мог перенести Таниэль прямо в Цитадель, она просто не приняла бы её. Добираться предстояло верхом. Поставив девушку на ноги, встряхнул, попытавшись привести в чувство.
   - Таниэль!
   Но она отрешенно стояла и смотрела в темноту леса, не замечая ничего вокруг. Её состояние передалось мне с кровью, и я понимал эту девочку, таким образом, переживающую потерю. Но эльф не стоил этого и чуть позже она это поймёт. Хотел представить ей членов боевой пятёрки, которых я подобрал для охраны, но, взглянув на девушку, передумал.
   - Годард, это Таниель! Ради её жизни, вы пожертвуете своими!
   Молодой вампир с суровым лицом приклонил колено, члены пятёрки повторили его движение.
   - Наши жизни связаны кровавой нитью! - произнесли вампиры слова клятвы.
   - А теперь в путь, я и так задержался в гостях.
   Пятёрка разошлась к лошадям. А я подвёл своего коня к Таниэль.
   - Плохая идея, - тихо сказала она.
   Её взгляд был направлен на единственную женщину в команде Годарда, Ирен. Кожаный костюм закрывал всё, оставляя открытыми лишь зелёные глаза, которые оценивающе смотрели на некромантку. Взяв Таниэль за плечи, попытался успокоить:
   - Она не та, кто хотела тебя убить. И я с этим разберусь. А Ирен отдаст жизнь, защищая тебя.
   Таниэль, повернув ко мне голову, посмотрела печальными глазами:
   - Конная прогулка - плохая идея, - повторила она.
   - Ты не умеешь ездить верхом? - не представлял, что такое возможно.
   - Скорее лошадь не умеет ездить подо мной, - попыталась она пошутить.
   И это был хороший признак. К моменту приезда в Цитадель она не будет выглядеть как сломленная, безжизненная кукла.
   - Давай, помогу забраться, и посмотрим, кто из вас не умеет ездить.
   - Отойди! - строго попросила она.
   На несколько шагов отошел в сторону, отпуская поводья. Конь, стоявший до этого смирно, стал мотать головой, испугано наблюдая за Таниэль. И стоило ей шагнуть к нему, попятился.
   - Ясно, он чувствует твою магию, - достал из кармана колье и застегнул на её шее, заметив, что кожа холодная.
   - Это не поможет.
   Потрогал оказавшиеся ледяными пальцы девушки, хотя она ничем не выдала своего состояния. Снял плащ и, накинув на плечи, помог одеть. Таниэль немного расслабилась, согреваясь. Необъяснимый порыв заставил прижать девушку к себе, вдохнуть её аромат, перебирая пальцами шелковистые волосы, выбившиеся из прически. Она прильнула, ища поддержку. Усмехнулся, мне ещё не приходилось подбадривать брошенных эльфами девиц. Конь стоял недалеко и подходить не торопился.
   - Поедешь с Годардом.
   Гнедой вампира заволновался, когда Таниэль устраивалась на его спине, но, управляемый крепкой рукой, не шелохнулся.
   - Я буду ждать вас у ворот Цитадели, берегите её, - отдал последнее напутствие.
   Тот лишь кивнул и направил коня по едва уловимой дороге. Остальные расположились парами: двое впереди и двое замыкали. Я смотрел, пока они не скрылись за деревьями, вздохнув с облегчением, расправил крылья и полетел к замку.
  
   Татьяна
  
   Объятия вампира помогли немного успокоиться, прийти в себя, но стоило образу эльфа возникнуть в голове, как боль сжимала сердце в тисках. Надо было всего лишь попытаться выкинуть его из собственных мыслей, не вспоминать, не думать. Вырвать, выдрать образ так необходимого мужчины. Оставалось надеяться, что получиться, когда-нибудь.
   Мы двигались не спеша, вампиры за моей спиной тихо переговаривались. Я их толком и не разглядела, даже того, за спиной которого ехала. Лишь присутствие девушки на миг вывело меня из скорлупы, напомнив другую. Одинаковый костюм всколыхнул страх, но слова вампира успокоили, да и, рассмотрев девушку, поняла, что ошиблась. У той, из переулка, глаза были карие, взгляд надменный и злобный, да и фигура более женственная. А Ирен смотрела спокойно, оценивая, изучая.
   Напряглась. Внутри, словно тихий звонок зазвенел, предупреждая. Руку накрыла ладонь в кожаной перчатке, не позволяя отодвинуться.
   - Что-то не так? - угрюмо спросил Годард.
   - Не знаю. Мы можем двигаться быстрее?
   - Нет. Дорога старая, - объяснил он, предполагая, что этого мне будет достаточно.
   Огляделась. Скрюченные, изогнутые деревья стояли вдоль заросшей тропы. Ветви с пожухлой листвой опускались до земли, создавая зловещие силуэты. От леса веяло опустошенностью, не было привычных звуков, стрёкота сверчков, уханий совы. А в нескольких метрах от дороги начиналась непроницаемая для взгляда мгла.
   - Впереди люди. Пятеро, - раздался чуть уловимый шепот.
   Мы продолжили двигаться дальше. Лес стал реже, но никакого присутствия людей, да и других существ я не видела. Только чувство опасности внутри звенело набатом. Что-то пролетело совсем рядом с лицом, срезая прядь волос. От страха прильнула к спине вампира, сжав в ладонях кожу плаща. Двое вампиров, ехавших спереди, уже неслись в темноту леса. Мы двинулись дальше, лишь немного ускорив движение. Закрыв глаза, вслушивалась в размеренные удары сердца мужчины. Раздавшийся в тишине болезненный женский вскрик, резанул по натянутым нервам. Годард натянул поводья, разворачивая коня, взмахом руки, отправляя двоих оставшихся в темноту. Я чувствовала, как напряжено его тело, как трепыхается сердце в груди, желая оказаться там, но лишь взгляд был устремлён во мглу леса, туда, где шёл бой. Он не среагировал, когда я расслабила руки, отодвигаясь. Легко соскользнув с коня, хлопнула его по крупу, лишь немного добавив магии. Конь понёсся вперед, а ветер принёс грозный рык вампира:
   - Спрячься!
   Маленькими шагами отступала, не отводя взгляда от мелькающих среди деревьев теней. Идиотке даже не пришло в голову, что опасность может подстерегать и сзади. Даже вскрикнуть не успела, когда на шее сомкнулись грубые пальцы, прижимая меня к широкой груди, а рядом с ухом раздался низкий сипатый голос:
   - Имя?!
   - Таниэль, - с трудом выдохнула.
   - Другое, - пальцы на шее сжались чуть сильнее.
   - Ронен-тонг, - произнесла чуть слышно.
   - Другое! ­- просипел мужчина, приподнимая над землей, ещё сильнее сдавливая пальцы на моей шее, перекрывая дыхание.
   Руки метнулись к горлу, в попытке отодрать сильные пальцы, но моя попытка лишь развеселила мужчину. Его довольный злорадный смех напугал, прорывая кокон безразличия. Забилась, извиваясь ужом, выкручивалась, стараясь ударить ногами, пока хватало сил. Открывала рот в попытке наполнить лёгкие воздухом, но его было слишком мало, а он всё твердил: "Другое!" Уши заложило, перед глазами всё стало расплываться, но знакомое рычание в голове держало в сознании:
   - Ашна, - прошептала с последними остатками воздуха.
   Мужчина выгнулся дугой, прошипев что-то сквозь зубы, отбрасывая меня в сторону. Кувыркнулась пару раз, прежде чем остановиться. Ладони саднило от мелких порезов, перед глазами стоял туман, а я жадно ловила ртом воздух. Слёзы текли по щекам. Сквозь пелену пыталась рассмотреть, что твориться передо мной, но видела лишь большое переливчатое зелёное пятно, стремительно двигающееся из стороны в сторону. Тихое злобное рычание пробирало, звуки щелкающих челюстей и разрываемой одежды держали в напряжении. Блеснуло лезвие ножа, и я, затаив дыхание, следила за этим куском металла, блестевшим в свете луны, выглянувшей из-за туч. Пальцы, недавно сжимавшие мою шею, теперь крепко держали рукоять. Движения отточенные, каждое в попытке найти слабые места каменного зверя. Магия полилась по руке, желая помочь, а, возможно, и отомстить тому, кто напугал её хозяйку. Я уже собиралась пустить заклинание, но в голове раздалось короткое: "не лезь". Мне оставалось только следить и не вскрикивать, когда лезвие мелькало в опасной близости от туловища животного. Мужчина был силен. Разодранная одежда открывала мускулистое тело, покрытое множеством кровоточащих ран, но это никак не сказывалось на его силе и скорости. Ашна нападал, не давая передышки, извивался, уходя от ударов, и снова рвался вперёд. Стоило мужчине лишь на миг позволить усталости взять над собой верх, зверь почувствовал это. Кинулся на добычу, сбивая её с ног, придавливая, вгрызаясь в плоть победителем. Ашна разжал челюсти, когда сопротивление жертвы прекратилось, но его глаза были направлены на лицо мужчины. Он ждал чего-то и, не дождавшись, устремил взгляд в сторону, но там была лишь темнота. Неохотно слез с тела и, пятясь, приблизился ко мне.
   Вздрогнула, стоило ему повернуться ко мне мордой. Огромный, взлохмаченный, с окровавленной пастью, громадными клыками и всё ещё не утихшим азартом битвы в глазах. Ашна, очень похожий на того, чью шкуру я видела в доме Виртена, пугал. Но это был мой зверь, тот, кто спас, а вспомнив жалобный скулёж, подобралась ближе и дрожащими пальцами стала вытирать кровь подолом когда-то чистого платья. Ашна терпел молча. Затем, слизав слёзы с моих щёк, мысленно бросил короткое: "садись". Страх пропал, рядом с моим зверем не пугала ни темнота, ни лежащие в листве окровавленной тело. Нож скрежетал по камню, а мои пальцы утопали в шелковистой шерсти, чувствовали мягкую теплую кожу. С удобством устроилась на довольно широкой спине, правда, пришлось расстегнуть полы плаща, чтобы не светить коленками в чулках. И мы направились в сторону, куда помчались вампиры. Ашна двигался тихо, ни одна ветка не хрустнула под его лапами, лишь ветер шуршал пожухшей листвой. Наше появление осталось незамеченным, зверь остановился на границе небольшой поляны. Его уши стояли торчком, а взгляд был устремлён куда-то вдаль, хвост выписывал кренделя, периодически ударяя меня по бокам. Не пытаясь анализировать поведение животного, глубоко вздохнула. В нос ударил знакомый запах пряностей, только более сильный, чем чувствовался в пещере. Осмотрелась, на поляне, в разной степени целостности, лежало пять окровавленных тел. Не стала заострять на них внимание, чтобы не испытывать на прочность свой желудок. Годард стоял, прижимая к себе Ирен, рядом с поваленным деревом. Его пальцы зарылись в её волосы, а губы что-то шептали. Эта сцена болезненным спазмом отозвалась в груди, и я с большим трудом оторвала взгляд от влюблённых. Остальные расположились чуть в отдалении. Один полулежал, прислонившись к небольшой кочке, глаза закрыты, лицо настолько бледное, что плотно сжатые губы были чуть различимы. Двое сидели по обе стороны от него, тихо переговариваясь. Они то и дело кидали взгляды вниз, потом друг на друга. В один момент плечи обоих поникли. Черноволосый вампир медленно закатал рукав своего костюма, на его лице застыла глубокая неподдельная скорбь. Происходящее казалось неправильным, спрыгнув с Ашна, подошла ближе. Расположив оголённое запястье у рта раненного, вампир погладил его по короткому ёжику волос и с его губ сорвались слова на незнакомом языке. По голосу, полному тоски и боли, было ясно, что он произносит слова прощания. Раненный открыл глаза. Его обреченный взгляд, устремлённый на меня, молил. Но что я могла сделать? Лишь попытаться.
   - Стойте! - крикнула я.
   Все замерли, лишь один облегчённо выдохнул.
   - Не стоит их прерывать, - высказал строгий мужской голос за моей спиной, - ритуал отхода не терпит вмешательства.
   - Прежде, чем прибегать к крайностям, надо попробовать все возможные пути спасения, - ответила, не оглядываясь.
   За моей спиной был мой ташхайван и в деле я его уже видела. Значит, он решил, что гость не опасен и мне оставалось сделать что-то полезное.
   Оттолкнув чёрноволосого, рухнула на колени рядом с раненным. "Вашу мать", чуть не воскликнула, понимая в какое дерьмо умудрилась вляпаться, стоило раскрыть полы, мокрой от крови, куртки. При ранении живота в моём мире процент смертности был высок без вовремя проведенного медицинского лечения, а там рана с рваными краями, да ещё и какая-то масса, явно не принадлежащая вампиру.
   - Вижу, кровь остановили. А это что такое? - спросила, рассматривая фиолетовую массу, покрывающую часть открытых внутренностей.
   Оставшиеся силы вампира уходили на регенерацию, но в местах соединения сосудов и тканей образовывался темный участок такого же цвета, как и масса.
   - Это было на руках одного из нападавших. Лишь капля, но она стремительно разрасталась. Мы попытались удалить эту массу, но она не даётся, - вампир, сидевший напротив, указательным пальцем в перчатке попробовал подцепить массу, но она расступалась в разные стороны, убегая от его руки.
   - Забавно, - ответила, наблюдая, как масса то сворачивается, то растекается, при этом аромат, который был слегка уловим, стал насыщеннее.
   Втянула носом воздух, пытаясь определить, что за запах. Чуть сладковатый, немного терпкий. Размер массы увеличился, и с этим надо было что-то делать. Выход я видела лишь один. Положив руку на грудь вампира, пустила ослабление. "Такими темпами я отточу это заклинание до автоматизма", подумала, следя, как красные глаза раненного закатились, и тело под моей ладонью расслабилось. Запах не давал покоя, в голове вспыхнули воспоминания о лаборатории Интигама. До чего мог додуматься чокнутый некромант?
   - Чтобы это не было, оно ведёт себя странно. Чувствует опасность и пытается убежать. Этот некромант не будет создавать что-то живое, а если не живое, - бормотала под нос.
   Последняя мысль засела в голове и чтобы её отбросить пустила "обнаружение нежити", никак не ожидая, что фиолетовая масса откликнется, мигнув зелёным.
   - Нежить! - воскликнул кто-то рядом.
   Попыталась подчинить, но на это она лишь увеличилась и расползалась, стараясь занять как можно больше места. Дальше действовала на интуиции. Создав из магии перчатки и скальпель, преступила к делу. В первую очередь из соединенных тканей удаляла повреждённую часть, напоследок покрывая её магией, блокируя от заражения. И так миллиметр за миллиметром, стараясь, чтобы масса двигалась в необходимом мне, направлении. Словно в мешок, сотканный из магии, загоняла её. К концу я с трудом держалась, а пот стекал по вискам. Жаль рядом не было медсестры, а на Ирен рассчитывать не приходилось.
   - А теперь немного тебя подпитаем магией, малыш.
   - Этот малыш старше тебя в несколько раз.
   А я уже успела забыть про нашего гостя. Оглянулась. Высокий красивый мужчина внимательно следил за моими руками, а мне было неизвестно, куда деть мешочек с этой дрянью. Вспомнила про пояс, оставшийся лежать в лаборатории мастера, в нём как раз имелись отделения, куда можно было бы его положить. О плечо потёрлась малахитовая голова и к моим ногам легла желанная вещь. С удивлением взглянув в родные глаза, спрятала нежить в отделении пояса.
   - Похоже, возможности ташхайвана тебе неизвестны.
   Этот вампир начинал меня раздражать.
   - В чём заключается ритуал отхода? - спросила в попытке сменить тему, следя за регенерацией.
   В этом процессе было что-то завораживающее, как зарождение жизни, новые ткани тянулись друг к другу, наполнялись силой и энергией.
   - Сильный вампир делиться своей кровью, и та, попадая в организм отходящего за грань, убивает его.
   - Думаю, что на самом деле, всё не так просто, но суть понятна. Что-то вроде резус-конфликта, - улыбнулась, наблюдая, что после пары зелий "малыш-вампир" порозовел, задышал спокойно, а смотрел так, будто хотел расцеловать.
   - Да, конфликт - очень подходящее слово. Конфликт, где заранее известен проигравший и результат. Лестат ждёт.
   Мое отношение к черноволосому вампиру не изменилось, хоть он и помог мне подняться на затекшие ноги. Теперь с интересом осмотрела лежащие на земле тела. Их кожа покрылась трупными пятнами, да и сам вид вызывал омерзение.
   - А они должны именно так выглядеть? - спросила у гостя.
   - С учётом того, что они умерли гораздо раньше, чем оказались в этом лесу, то их состояние естественно.
   - Но они не похожи ни на один вид нежити.
   - Да, вот только встреча Лестата с этими существами оказалась для него последней. Хорошо, Годард, что хоть одному приказу ты следовал полностью, - язвительно заметил вампир.
   - Какому приказу?
   - Не пить кровь того, кто может напасть.
   - То есть нападения вы ожидали...
   - И предприняли всё возможное для сохранения твоей жизни! - резко и грубо перебил меня.
   - Да, всё возможное, - рука метнулась к горлу, поглаживая шею.
   Вампир мгновенно оказался рядом.
   - Кто?
   - Он остался там, в лесу, - рукой, указав в каком направлении мы оставили тело.
   - Мёртв?
   Я обернулась, ища глазами зверя.
   "Его смерть я не почувствовала", обратилась к Ашна.
   "Сердце остановилось", послал он в ответ.
   - Я не знаю, - ответила вампиру, и его глаза загорелись в предвкушении, от которого по моей спине прошелся неприятный холодок.
   Он метнулся в глубину леса и две тени последовали за ним, их присутствие осталось для меня незамеченным.
   "Думаю, нам стоит к ним присоединиться", но Ашна не торопился. Медленно поднявшись с земли, потянулся, оставляя на земле борозды от когтей, и лишь после встал рядом со мной.
   В этот раз зверь двигался быстро, ни от кого не таясь, и мне пришлось крепко вцепиться в шерсть, чтобы не упасть, тем более, когда он резко остановился. Грубые слова, готовые вырваться, застряли в горле. Тела не было. Лишь кровавый след по земле до участка с обожженными листьями.
   - Это след от портала, его держали с другой стороны, а на это требуется много сил. Почему он сразу, поймав тебя, не воспользовался им?
   - Не знаю, - ответила, чувствуя прожигающий взгляд вампира.
   - Он что-то говорил?
   - Лишь спросил имя.
   - Возможно, хотя и маловероятно, он ждал кого-то другого, а тебя решил убить.
   - Убить? Нет. Он мог с лёгкостью свернуть мне шею. А вот напугать, испытывая при этом сексуальное удовольствие, скорее всего.
   - С чего ты взяла?
   - То, что упиралось в меня чуть пониже спины, не было похоже на ножик.
   - Можешь его описать?
   - Он стоял за спиной, - и тут образ мужчины возник у меня в голове.
   Повернулась к Ашна, ведь это его воспоминание. Растрёпанные волосы, пустые чёрные глаза. Хотя нет, скорее расширенный зрачок с тонкой окантовкой синего. Всё-таки мёртв. Старые шрамы от виска по щеке, и напряженно сжатые губы. Встряхнула головой, прогоняя ведение, мне хватит того, что его сильные пальцы на своей шее буду помнить долго, да ещё этот неприятный пугающий голос.
   - Думаю, это твоё, - на протянутой ладони вампира лежало моё колье, наверное, оно слетело, а я и не почувствовала его отсутствия.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"