Лен Cлава: другие произведения.

Поцелуй Творца Глава 28-30

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Глава двадцать восьмая. Тёмная сторона души.
  
   Татьяна
  
   Повернув ключ и, убедившись, что все символы горят, устроилась на спине ташхайвана. Мысленно передала ему обратный путь, а сама всю дорогу думала о том, кто остался за дверью. С чего такая жажда мести, да ещё к тому, кто тебя освободил.
   "Надеюсь, встреча с ним мне не грозит", - успела подумать, прежде чем почувствовала вызов по браслету от невесты Виртена.
   "Да, Мирша?"
   "Таниэль, я волнуюсь. Как только ты ушла с вампиром, Виртена вызвали в Оплот и отправили на задание. Он обещал связаться сразу, как прибудет на место. Но до сих пор от него ни слова. Я попробовала сама связаться с ним, но ничего не получилось. Таниэль, у меня нехорошее предчувствие", - закончила она.
   "Мирша, не паникуй раньше времени. Я тоже попытаюсь с ним связаться, если не получиться попрошу Лестата открыть к нему портал".
   "Хорошо, я буду ждать", - даже мысленно слышала слёзы в каждом слове.
   Открывая потайную дверь в комнату, совсем не ожидала увидеть там разъярённого Лестата и боевую пятёрку в полном составе. Вампир застыл на полуслове, наблюдая за нашим появлением. А я следила, как он разворачивается к нам, как плотно сжаты челюсти, как глаза горят гневом, и тут меня накрыло. Воспоминания Лестата, одно за другим вспыхивало в моём сознании. Картины ужасных событий шокировали жаждой, ненавистью. Видела, с каким удовольствием он убивал, казнил, пытал, с использованием магии и без, руками, клыками. Тошнота подступила, горечью заполняя рот, ноги подкосились, и я упала на колени. Лестат подбежал, протягивая руки.
   - Не смей! - мой крик остановил его, - никогда не смей прикасаться ко мне! - медленно подняла голову и встретилась с испуганными глазами вампира. - Ты и впрямь чудовище! Призрак был прав! Неужели смерть каждого была необходима! - Попыталась подняться, но новая волна воспоминаний, отозвалась напряжённой болью в висках. Валери успел подхватить, а я не могла оторвать взгляда от остекленевших глаз молодого парня со следами клыков на шее. Это воспоминание последовало за воскрешением, такое яркое. Казалось, протяни руку и коснешься холодного лица. - Какая участь ждет меня, Лестат? Такая же, как и всех! - кричала, чтобы заглушить боль от разочарования, - или может быть... - сделала паузу, заглядывая в ледяные глаза Лестата, - как у Аленки? - он дёрнулся, словно от пощёчины.
   Мы стояли всего в нескольких метрах друг от друга, а между нами выросла пропасть, преодолеть которую невозможно. Каждый это понимал. Но Лестат сделал шаг, а я инстинктивно прижалась к Валери. Лестат остановился и его взгляд задержался на тех местах, где меня касались руки малыша, но тот не дрогнул, только крепче прижал к телу. Невесело улыбнувшись, высший вампир преодолел оставшееся расстояние и встал вплотную ко мне. Не касаясь, не стараясь обнять, нет, просто стоял и смотрел на меня. Во взгляде было столько нежности, теплоты, беспокойства, остаться безучастной просто не смогла.
   - Ты права, я - чудовище, монстр, но позволь мне доказать, что это в прошлом. Не могу обещать, что изменюсь в одночасье. Но знаю одно - никогда не хочу видеть в твоих глазах страха и для всех, кто попытается тебе навредить, я останусь чудовищем и монстром!
   Я и не заметила, что уже не опиралась на плечо Валери, а стояла рядом с Лестатом, наслаждаясь теми чувствами, что дарили его глаза и слова. Хотела погладить по щеке, но рука замерла на полпути, сжимая в кулак ткань рубашки. Чужая смерть вплелась в магию, шокируя жестокостью, с которой был убит вампир, ощутив на себе весь его ужас, прежде чем наступил конец. Смогла устоять только благодаря сильным рукам Лестата. Беглец с извращённым воображением, похоже, вырвался на свободу, и сдержать его мог только высший вампир.
   - У тебя появилась возможность вернуть отнятое и отомстить.
   Он догадался, что мне хотелось сказать. Глаза вампира наполнились силой и предвкушением.
   - Это не всё, - понимала, что он готов броситься прочь из покоев, но я должна была предупредить. - Ты встретишь союзника! Его желание наказать того, кто приковал к стене и измывался долгие годы, так же велико, как и твоё. И враг у вас один!
   - Морис! - закончил за меня вампир.
   Новая смерть сжала внутренности в кулак. "Да, эти двое точно смогут договориться. Главное, чтобы я была как можно дальше от этого места".
   - Не дай ему выйти из-под контроля! - и прежде, чем отпустить, попросила, - открой портал к Виртену. Я не могу оставаться в Цитадели.
   Лестат нахмурился, поэтому быстро добавила:
   - Ты всегда можешь связаться со мной, - попыталась успокоить, показывая на браслет.
   - Как скажешь, но мне не хочется отпускать тебя сейчас, - сказал Лестат, ловко проткнув палец ногтем. Капля крови, попав на поверхность камня, впаянного в браслет, быстро растеклась и впиталась. - Чутьё у вампиров отменное, но сейчас я словно осязаю опасность, угрожающую тебе, - бережно взяв мою руку, осторожно нажал на подушечку пальца острым ногтём, следя за выражением моего лица. Улыбнулась, не признаваясь себе, что его забота приятна. Но скрыть, что сердце забилось быстрее, когда Лестат зализал ранку языком, не смогла. Чувственно, интимно.
   - Лестат! - в покои ураганом ворвался Лорентин.
   Ничего не укрылось от взгляда Главы, ни притихшая пятёрка, ни моё бледное лицо, ни горящий взгляд Лестата.
   - В подземелье что-то происходит и, судя, что ты не удивлён, кто-то уже сообщил об этом, - испытывающий взгляд Главы был направлен на меня. - Хотя, это не важно. Я уже направил своих людей вниз. Время пришло!
   - Да, время пришло!
   Я не заметила, как в руках Лестата оказались знакомые клинки. Вампир застегнул сначала пояс с короткими кинжалами, затем и перевязь с ножнами на спине.
   - Боркас передал. Хотел дать тебе пару уроков, но теперь думаю, этим ему придётся заняться самому. Ты права, тебе следует покинуть Цитадель.
   По взгляду поняла, Лестат давал время прийти в себя, подумать о сложившейся ситуации и свыкнуться с тем, что он не эльф и отпускать меня не намерен. Очередная смерть вызвала дрожь по всему телу. Прислушалась к себе. В глубине, в той части души, которую скрываешь от всех, мелькнула радость, удовольствие от обладания чужой смертью.
   - Лестат! Нам пора!
   Вздрогнула, но не только от крика Главы. Моя магия тянулась к очередной смерти. Зная план подземелья, могла точно определить, где беглец нанёс удар.
   "Ашна, проводишь их и вернёшься ко мне", - передала ташхайвану, пытаясь скрыть своё состояние от Лестата. Он каким-то образом чувствовал, что со мной творится. Его взволнованный взгляд и беспокоил, и в тоже время радовал.
   - Ашна проводит вас, - стоило сказать, как открылась потайная дверь.
   Лорентин, приподняв в удивлении брови, подошел и выглянул в тёмный коридор.
   - А ты полна сюрпризов, девочка.
   Попыталась улыбнуться на комплимент.
   - Только не знаю хороших или нет, - взгляд Лорентина прожигал насквозь, словно он видел то, что рождалось во мне. - Если не поторопимся, лавры победы достанутся другому, Лестат!
   Холодные пальцы коснулисьщеки, зарылись в волосы, я, закрыв глаза, ждала поцелуя. Его губы коснулись моих сначала нежно, ласково, потом жестче, почти грубо, наказывая за предстоящую разлуку. Он и не заметил, что пустил в ход клыки. Почувствовав вкус крови, не отстранилась, а наоборот сильнее прижалась, стараясь передать, что и мне расставание не в радость.
   - Прости, - прошептал он, не забыв зализать ранки. Отпустил. Его рука прочертила в воздухе замысловатый узор, создавая портал. - Ты отправишься в дом Виртена. Как только смогу, я вернусь за тобой, - твёрдо добавил он и, не дав мне сказать и слова, скрылся темноте коридора.
   - Таниэль! - позвал Годард. По его команде в портале скрылись малыш-вампир, черноволосый Роюзл и его брат Коум, тяжёлый взгляд Лудивайн чувствовала затылком.
   Но это не волновало. Каждая смерть наполняла моё тело силой и магией, она манила, и покидать Цитадель, зная, что кровавый праздник только начался, не хотелось. Во мне поднималось что-то тёмное...
   - Таниэль! - снова позвал Годард.
   Резко развернулась, выбрасывая руку вперёд, но успела сжать пальцы на сгустке магии. Понимание, что чуть не послала в вампира смертельное заклинание, отрезвило.
   "Подумаю об этом потом". Шагнула в портал, но успела заметить резкое движение вампирши.
  
   Беглец (демон)
  
   Услышав, как открывается дверь темницы, замер, приготовившись к неизбежному. "Неужели эти кровососы не дадут спокойно умереть?" Моё тело готовилось к переходу, и как только процесс завершиться, откроется портал в мир Халэмус. Лишь так я мог обрести свободу. Сил и магии осталось на пару вздохов, но определить, что передо мной женщина, молодая, труда не составило. Вздрогнул, когда лица нежно коснулись чужие пальцы, слишком забытыми, почти незнакомыми были прикосновения. Холодная мазь принесла облегчение, и если бы мог, отблагодарил, но ощутив её магию, хотел взвыть. Не нуждался я в силе, отданной некромантом. "Давай, милая, как только ты закончишь, я с удовольствием выпью твою душу", - думал я с предвкушением, слушая сильный уверенный голос некромантки. Но моим планам не суждено было сбыться. Она будто знала, что творилось в моей голове и, снимая заклятье, наложенное Интигамом, последними словами вплела запрет. Я не только не смогу причинить ей вред, но и не позволю никому другому, находясь рядом. Как же хотелось сжать руками её шею, ощутить, как замедляется стук сердца, как душа, навеки обречённая переживать муки других, послушная моей воле, покидает тело и становится частью меня. Мог лишь сверлить полным ненависти взглядом затылок покидавшую камеру девушки. Она вздрогнула, значит, почувствовала - будет ждать и бояться - я улыбнулся.
   Некромантка своей силой дала толчок, и тело начало обратную трансформацию, но этого ему было мало для полного восстановления. На радость, моё одиночество нарушили два вампира. Я чувствовал страх одного. Он мелко дрожал, боялся, что их обнаружат. Эмоции были приятны, но отдавали лёгкой кислинкой труса, решил оставить его на потом, тем более он остался сторожить снаружи. Второй, готовый на всё ради достижения силы и могущества, манил сладостным предвкушением владения моей кровью. Когда он подошел ближе, меня накрыло сильным чувством вожделения. Вампир хотел обладать мной, спрятать, как самое ценное и, главное, ни с кем не делить. Впитывал эмоции, пока он примеривался к беззащитной жнртве. Мой хвост с тонкой иглой на конце повторял движения головы вампира, слегка покачиваясь. Такое положение немного затрудняло задачу, но спешить было некуда. Прежде, чем вампир наклонился для укуса, я нанёс удар. Игла легко вошла в шею, и тело, обмякнув, повисло. Красные глаза смотрели на меня в растерянности, отчаяние, страх, ужас, сменяя друг друга, наполняя силой. Рот вампира открывался, в попытке что-то сказать или вздохнуть, но, ни звука не раздалось в тишине моей темницы. Наслаждался забытыми ощущениями и слушал, как замедляется стук сердца, словно завершающие аккорды любимой мелодии. Сдержаться не смог, позвал душу. Она отозвалось неохотно, ведь жизнь ещё держала её в теле почти мёртвого вампира. Знал, разрывая связь, что боль жертвы будет невыносима и это радовало, но при этом калечилась душа, а я был голоден. Очень голоден. Скривился, отбрасывая в сторону то, что ранее было вампиром.
   - Тьерри, что ты копаешься? - открылась дверь, впуская трусишку. Вампир быстро закрыл её и прислонился ухом, прислушиваясь. - Ты знаешь, что будет, если нас обнаружит здесь Морис? - он облегчённо вздохнул, - похоже, нас никто не побеспокоит, - и начал поворачиваться, - пора уходить... - слова застряли, когда его взгляд встретился с моим.
   У него задрожало всё, даже душа билась в теле от страха и пыталась сбежать. Я был быстрее. Рука накрыла ладонь вампира, закрывая и запечатывая дверь, чтобы никто не помешал насладиться криками жертвы.
   Покидая камеру, снова чувствовал себя живым. То, что осталось висеть на стене, где я провёл бесчисленное количество зим, представляло собой кусок плоти и определить, кому оно принадлежало, мог бы только некромант. Довольная улыбка озарила моё лицо. Она на себе ощутила смерть каждого из этих двоих, и они не последние. Пальцы погладили найденное на полу женское колье, неплохо смотревшееся и на моём плече. Оно ещё хранило запах её кожи и магии.
   Знакомое чувство радости от предстоящей битвы будоражило, хотелось найти каждого, чьи клыки хоть раз прикоснулись ко мне, и рассчитаться. Аромат моей крови и магии вёл по коридорам подземелья. Я был готов к любым неожиданностям, а вот вампирский патруль нет. Острые когти с лёгкостью располосовали бедро одного, и он кулём опал на пол, у второго вырвал трахею и тот, брызгая кровью в разные стороны, прислонился к стене. Остался третий. Но вампир успел принять боевую форму, чего я себе пока позволить не мог. Мы медленно двигались по кругу напротив друг друга, изучая и примериваясь. Моя кровь сопротивлялась его магии, и это забирало много сил, но я ждал удобного момента, от которого зависел исход боя. Как ни пытался вампир скрыть, обуревавшие его чувства, это не удалось. Улыбаясь, впитывал его решимость и готовность победить меня, понимая, что он не смог узнать, кто перед ним. Это и погубило. Нельзя демона подпускать близко, даже если твои клыки и когти вошли в тело врага, душа подчинится его воле. И стоило ей потянуться ко мне, вампир замер, попытался оттолкнуться, но хвост уже тесно обвился вокруг его тела. С ненавистью смотрел в красные глаза жертвы, наслаждаясь его непониманием, а затем и болью, когда моя рука вырвала сердце.
   Забрав причитающееся, двинулся дальше. Огонь всё ещё спал в моей груди, чтобы его разбудить требовалось больше душ, намного больше. Оставалось надеяться, что вампир успел послать сигнал тревоги, тогда можно выбрать удобное место для встречи. Ждал недолго. Но прежде, чем услышал их голоса, почувствовал тонкий дурманящий аромат своей крови. Месть толкала вперёд, а здравый смысл останавливал. Усмехнулся, прислушавшись к их разговору. Что это за Глава, если каждый нарушал его приказ не трогать меня в ближайшее время. Напал первым, выскочив из-за поворота, и молнией пронёсся мимо вампиров. Их тела с тихим всхлипом упали на пол, как и капли крови с моих когтей и хвоста. "И это подающие надежду!?". Хлёсткий звук кнута распорол воздух рядом с плечом.
   - Заблудился, Демон?! - спросил вампир, щёлкая кнутом об пол, а мой хвост вторил ему. - Твоя темница дальше, могу проводить?
   Он стал медленно изменяться, при этом красные голодные глаза следили за каждым моим движением. Морда вытянулась вперёд, широкая улыбка открыла два ряда острых зубов с выдающимися клыками, с которых капала слюна, делая вампира, очень похожим на гаргулью. Грудная клетка стала шире, а вспухшие мышцы рук и ног так натянули костюм, что тот разошелся по швам в некоторых местах, оголяя кожу вампира. Я не мог поверить своим глазам.
   - Что, демон, не ожидал? - спросил вампир, срывая остатки рубашки, и раскрывая кожистые крылья. - Я тоже не верил, что немыслимая идея Мориса осуществима. Но, как видишь, ему удалось, хотя и не знаю каким образом.
   Мне оставалось только наблюдать, как его кожа темнеет, покрываясь витиеватыми рисунками силы, а это означало, что она стала прочной, как камень, преимущество, которым раньше обладали лишь демоны. "И это стало возможным благодаря моей крови. Но как!?". Отвлёкся и только боль от удара кнута, располосовавшего грудь, вернула меня в реальность. Вампир оскалился, замахиваясь снова. Резкий выброс руки, успел увернуться и в последний миг схватил самый конец кнута. Чешуя дракона впивалась в кожу, раздирая её в клочья, но я терпел, наматывая его на руку, всё ближе притягивая вампира. Ещё немного и мои когти жадно впились бы в его плоть и выдрали сердце! Резкая боль пронзила ладонь, опалив её молнией. Пальцы разжались, и вампир с издевательским смехом выдернул кнут, а я уставился на обуглившуюся кожу. Но не это ошеломило меня, а маленький язычок огня в центре ладони. Он трепетал, и мне с трудом удавалось поддерживать его, но услышав отклик, стал подпитывать по чуть-чуть. Когда пламя охватило кисть, уже мой смех раздавался под сводами подземелья - я пустил маленький сгусток. А вампир понадеялся, что новая способность защитит от демонского огня, так и стоял, стуча кнутом по полу, и скалился. Ему бы повезло, если бы я не был тем, кто я есть. Но стоило моему огню лишь коснуться рисунка силы на его коже и пламя быстро стало распространяться по телу, опаляя и сжигая плоть до костей. Мгновение и коридор осветился большим орущим факелом, спасающимся бегством. Правда, недалеко. Волна силы пронеслась мимо меня и догнала вампира, швырнув его на колени. Развернулся навстречу неожиданной помощи и не сдержал восклицания:
   - Лестат!? А мне сказали, что ты мёртв?
   - Удивительно, но о тебе, мне говорили тоже самое!
   Не ожидал увидеть этого вампира. В былые времена мне хватало ума не пересекаться с ним, даже по меркам демона он был слишком жестоким и кровожадным. Лёгкий кивок удивлённому Лорентину. Цепкий взгляд Лестата выдержал, понимая, что мой вид для них непривычен, но объяснять ничего не собирался. Повернувшись, направился к тихо постанывающему и всё ещё горящему вампиру. Положил ладонь ему на спину и, втянув пламя в себя, почувствовал, как он облегченно вздохнул. Сладкое чувство надежды, а оно слаще, когда надежда резко сменяется осознанием неминуемой смерти. Очередная душа заняла своё место, восполняя мои силы. Я уже мог принять свой настоящий облик, но тем самым не мог скрыть колье девчонки, спрятавшееся под коркой кокона. Что-то не давало мне покоя и, втянув глубоко воздух, почувствовал аромат старинного магического ритуала.
   - После всего, что произошло, ты снова решился положиться на волю женщины?! - возмущенно воскликнул.
   - Как видишь, на этот раз я добился, чего хотел, - спокойно ответил Лестат. В его глазах блеснуло недовольство, когда он прошел мимо.
   - И кто она? - дальше продолжить я не успел.
   Когтистая лапа, схватив за шею, прижала к стене, приподняв над полом, злобное шипение мало походило на голос, но разобрать всего два слова я смог:
   - Она! Моя!
   А он силён, и я не скоро смогу хоть что-то противопоставить ему, да и сила той, что добровольно поделилась с ним кровью, не уступает ему. Мне оставалось лишь поднять ладони вверх, выражая полное согласие с его словами.
   - Рад, что нашлась женщина, что смогла покорить сердце безжалостного вампира, - сказал, в надежде успокоить.
   - Смогла не только покорить, - Лестат отступил на шаг, успокаиваясь, - а завладела им полностью.
   В растерянности смотрел на вампира, возможно, завидуя, ведь я старше его вдвое, но мне так и не удалось встретить ту, которую хотелось бы видеть рядом. Встряхнул головой, отгоняя странные желания. Демону не нужна одна женщина, если он может взять любую. Даже если та начнёт сопротивляться, это только сделает победу слаще, а в случае, когда жертва неприступна, можно её и сломать. Предвкушение озарило моё лицо, вампиры отстранились.
   - Кто же так насолил тебе, демон? - усмехнулся Лестат.
   - Думаю сейчас не время делиться своими невзгодами, - вмешался в наш разговор Лорентин, - вижу, что в тебе кипит желание отомстить, - чёрные глаза Главы прожигали насквозь, - и мы дадим тебе такую возможность. Только Мориса не тронь.
   - С Морисом, я расквитаюсь сам, - прорычал Лестат.
  
   Татьяна
  
   Стоило выйти из портала, аромат крови окружил меня, проникая внутрь. Ветер растрепал волосы, принося запах гари и крови. То, что я не переместилась в кабинет Виртена, не удивило, да и вампиров рядом не было. Всё перестало иметь значение, мир стал другим. Правильнее сказать, я смотрела на мир другими глазами. Время словно остановилось, позволяя фиксировать и слышать всё вокруг. Как трещали поленья горящих домов, тихие стоны умирающих, дрожь зверей, прятавшихсяпо своим норам в ближайшем лесу от того, что творилось в небольшом поселении, в центре которого стояла. А ещё я слышаларитмичный стук бьющихся сердец. Словно оркестр ударных в моей голове, но я могла отличить каждый инструмент. Один мощный и сильный, другой - трепыхающийся, третий ­­- слабый и замедляющийся. Так бились сердца тех, кто сражался на площади, мне были видны лишь их силуэты, в центре каждого главный орган отбивал ритм. Они отличались не только звуком, но и цветом и обладателей с чёрной сердцевиной было много. Они теснили и окружали тени с коричневыми, желтыми, зелёными и одним серебристым, сердцами.
   Рядом раздалось чьё-то рычание. Резкий поворот и взмах рукой, только услышав булькающие звуки, поняла, что действовала автоматически. Перед собой видела лишь силуэт, стоящий на коленях, из порезанного горла пузырилась чёрная кровь, такая же стекала по мечу, зажатому в моей руке. Скрюченные пальцы когтями вцепились в костюм в попытке разорвать его, стряхнуть их не получилось. Взмах рукой и два обрубка падают к моим ногам, а тело заваливается назад. Ни сожаления, ни угрызения совести, ни жалости. А дальше я просто не осознавала, что делаю, лишь желание наказать тех, кто посягнул на моё. Я уворачивалась, атаковала, оборонялась, чувствуя чужую кровь на руках, слышала треск костей, стоны, всхлипы и плач, но это было не важно. Моё тело двигалось молниеносно и не давало пощады ни одному, чьё чёрное сердце ещё ритмично билось в груди.
   - Таниэль! - чей-то крик на периферии сознания пытался достучаться до меня.
   - Таниэль, остановись, - уже тише и ближе.
   Разум прояснялся медленно. Прежде, чем поняла, что крепко кого-то схватила, увидела напротив глаза цвета стали. Они смотрели напряжённо, но в их глубине было понимание и желание помочь. В нос ударил смрад и вонь от тела, которое вырывалось и пыталось ударить меня ногами. Голову существа обхватила левой рукой, накрыв ладонью подбородок, но так чтобы не укусил, правой рукой удерживала затылок. Его попытки освободиться надоели. Одно резкое движение. И треск, ломающихся позвонков, заглушил шепот дроу. Освободила руки и тело скатилось вниз, а я отступила на шаг, чуть не поскользнувшись на мокрой земле. Оглянулась и ужас от содеянного погладил меня, а магия вышла из-под контроля. Земля заволновалась под ногами, ручейки крови потекли ко мне, сливаясь воедино, подчиняясь, зашевелилисьмертвые тела.
   - Успокойся, Таниэль! - крикнул дроу, крепко обнимая сзади. - Ты молодец, без тебя мы бы не справились! А теперь успокойся, возьми магию под контроль! - голос звучал спокойнее, тише, - вот так, моя девочка, возвращайся ко мне, - шептали его губы возле уха.
   Дроу развернул меня к себе и платком стёр кровь с лица, ласково улыбаясь. Снова сильно прижал к своему телу, зарываясь пальцами в волосы:
   - Как же ты меня напугала, девочка, - потянул за волосы и, удерживая мой взгляд, наклонился для поцелуя.
   - Не надо, Илинури, - простонала я, ощутив его дыхание на своих губах, - и спасибо, что привёл в норму.
   Дроу нежно коснулся губами щеки и, взяв на руки, понёс к остальным свидетелям моего безрассудства или сумасбродства. Как назвать то состояние, я так и не решила. Поставив меня рядом с бочкой, полной воды, дроу помог смыть с меня грязь и кровь. Кто-то всунул в руки флягу, и я с удовольствием напилась. Сил не было, да дроу и не отпускал, придерживая одной рукой.
   - Таниэль, - раздался рядом голос мастера.
   - Потом, Виртен, все вопросы потом, - остановил Илинури, усаживая меня к себе на колени, - пусть поест, а то на ногах не стоит.
   Хотела сказать, что мне и кусок не полезет, но лишь почувствовав аромат хлеба, рот наполнился слюной,и зубы с жадностью впились в скромный ужин. Периодически дроу давал запить из кружки восстанавливающее зелье. Наевшись, откинулась на грудь мужчины, закрывая глаза и отправляясь в спасительную темноту.
  
   Глава двадцать девятая. Боевое крещение.
  
   Татьяна
  
   Казалось, что я только закрыла глаза, а сон уже потревожили знакомые голоса. Виртен и Илинури тихо переговаривались, надеясь меня не разбудить.
   - Что-то подсказывает, ты знаешь, что произошло с Таниэль, - в голосе мастера звучало беспокойство.
   Я с трудом сдержалась, чтобы не улыбнуться.
   - И что тебе подсказывает? - в своей издевательской манере ответил дроу. Его ладонь на моём бедре давала тепло и некую защищенность.
   - Твое спокойствие, - порычал некромант приглушенно.
   - Виртен, ты же сам видел, что после ночи со мной, Таниэль смогла повелевать землёй и камнем.
   Дроу замолчал, наверно, ожидал от мастера согласия, я же старалась дышать тихо и спокойно, чтобы не выдать себя.
   - Так чего ты ожидал, после ночи с вампиром? - своеобразно закончил Илинури.
   - Я ожидал, что ей станет подвластна магия крови!
   Дроу тихо засмеялся:
   - Ну, теперь подвластна. Только кроме этого, - рука мужчины ласково коснулась лица, - вампир подарил Таниэль возможность принимать боевую форму.
   - Ты бредишь, Илинури.
   - Как ещё можно описать то, что мы видели. Её внешность осталась без изменений, но я уверен, что она чувствовала себя совсем по-другому. Правда, Таниэль?
   Пришлось открыть глаза и встретиться с внимательным взглядом дроу.
   - Как догадался?
   - Это было несложно, ты так старалась не дышать, что выдала себя, - весело объяснил дроу. - Ну, а теперь о серьёзном. Опиши свои ощущения, когда вышла из портала?
   - И объясни, почему ты одна?! - грозно вмешался мастер. Он недовольно смотрел на меня, сложив руки за спиной.
   - Есть подозрения, что кое-кто изменил точку выхода, и я оказалась рядом с Виртеном, а не в его кабинете. Думаю, Мирша удивится, увидев вампирскую пятёрку, - развеселилась я, а потом, вспомнив, укоризненно взглянула на учителя, - она волнуется, места себе не находит!
   - Вот же! - воскликнул мастер, хлопнул ладонью себя по лбу и отошел в сторону.
   Я смотрела ему в след и, пока Виртен не отдалился на достаточное расстояние, молчала.
   - Кровь. Её было так много, что стоило этому запаху наполнить лёгкие, всё вокруг изменилось. А когда увидела, что эти твари пытаются вас убить, крышу просто сорвало. Я никогда ничего такого прежде не делала. - Задумалась, пытаясь разобраться в своих чувствах. - И мне не о чем жалеть! - закончила я и уверенно взглянула в глаза цвета стали.
   Илинури окутал меня не только своими руками, но и аурой, делясь теплом.
   - Таниэль, ты - некромант и тебе ещё не раз придётся убить, защищая свою или чужую жизнь. И если бы не твои новые возможности, мы могли и не справиться. Слишком много стригоев оказалось в этом поселении. Мало того, что они неизвестно почему быстро расплодились, так нам ещё не удалось найти старшую самку.
   Заметив мой удивлённый взгляд, дроу объяснил:
   - Ты же читала про стригоев?
   В ответ я кивнула.
   - Могу предположить, что в книге было лишь описание внешности и их возможностей, - дождавшись моего очередного кивка, продолжил: - Так вот, сначала самка-стригой присматривается, ищет подходящее место и жертву. Никто не знает, чем она руководствуется при выборе, но найти её не всегда удавалось и приходилось сжигать поселения демонским огнём.
   При этих словах меня передернуло, и почему-то в памяти возник образ спасённого из подземелья.
   - Замёрзла? - не дождавшись ответа, Илинури прижал меня крепче. - Потом самка заманивала добычу, набрасывалась и принимала её облик. Определить подмену может только сильный маг, а здесь его не было уже несколько зим. Дальше стригой осваивается и потихоньку начинает заражать соседей. Добавляя заразу кому в еду, кому в питьё, кого поцарапает, а с кем и переспит. - Дроу красноречиво на меня посмотрел. - Селяне знать не знают, что в каждом из них уже происходят изменения. Обычно самка выбирает крепких, здоровых, выносливых людей, а здесь заражены все, даже старики и дети. - Илинури замолчал и, нахмурившись, повернув голову в сторону стоявшего невдалеке добротного сарая.
   - Что ты хочешь этим сказать? - В груди появилось неприятное тревожное чувство.
   - Мы уничтожили солдат, защищавших не только старшую самку, но и будущих самок-стригоев.
   Я тоже посмотрела в сторону сарая. Сложившаяся ситуация не нравилась, а таинственность дроу пугала. А вот, когда первая догадка появилась в моей голове, высвободилась из объятий Илинури и пошла к деревянному строению.
   - Таниэль! - обеспокоенно позвал мастер, но я не обернулась.
   Чтобы приподнять брус, закрывающий двери, пришлось приложить усилия. Решительно оттолкнув дверь, вошла внутрь и остановилась в замешательстве. Меня удивили не обречённые взгляды, а неестественная тишина. Дети разных возрастов не бегали, не шумели, не играли, а испуганно жались к матерям, по их щекам текли слёзы. Я всматривалась в лица, пыталась найти признаки заражения и не видела их. Но словам дроу верила абсолютно и не сомневалась в них.
   - Закрой глаза и призови магию крови, - тихо произнёс Илинури за моей спиной.
   Последовала совету и, прикрыв глаза, попыталась сконцентрироваться. Не получалось, словно кто-то рядом стремился помешать, отвлекая, уводя мысли в сторону. Чужое вмешательство злило и выводило из равновесия, пробуждая в душе скрытое, оставшееся ждать своего часа. Сильно сжала кулаки, сдерживая зло в себе, но ногти впились в кожу и сладкий аромат крови ударил в нос. Послышался хрип и женский вскрик.
   - А теперь успокойся, но сохрани в памяти эту грань, когда зверь под кожей, но ещё не сорвался с поводка, - Илинури замолчал, дал мне время разобраться в себе. - А теперь посмотри на них.
   Открыв глаза, я чуть не кинулась вперёд, когда увидела тёмные силуэты. Меня удержал дроу, обхватив руками за талию. "Таня, это ведь простые селяне, дети, женщины, старики", - успокаивала себя. Пригляделась вокруг. Бледно-розовые сердца людей бились в центре, отбивая ритм. Маленькие детские - частый, стариковские - аритмичный, материнские - беспокойный. На каждом, я заметила чёрное пятно, которое хоть и медленно, но разрасталось.
   - Что с ними будет? - тихо спросила дроу, хотя и знала ответ. Глаза наполнились слезами, и я, подняв голову, быстро заморгала, чтобы ещё сильнее не пугать тех, кто и так знает о своей участи. - Как?
   - Виртен отправил запрос, ждём огневика из столицы. - Илинури аккуратно вытер слезу, которая предательски потекла по щеке. - Идём, - потянул за руку на выход.
   Последовала за ним, но сделав пару шагов, замерла, что-то услышав. Ядовитый голос, едва слышно, шептал мне на ухо, и тихо злорадно смеялся.
   - Пошли, Таниэль, похоже, к нам пожаловали гости, посмотрим, кого прислали в помощь, - позвал дроу.
   Невесело улыбнувшись, не оборачиваясь и стараясь не показать, что мне страшно, пошла за ним. Но в ушах всё ещё слышались слова: "тебе не жить, чужеземка, смерть твоя будет мучительной, а тех, кто тебе дорог я уничтожу. Но дам тебе шанс. Убей их! Убей их всех! И он простит тебя!". Кого имел в виду голос, с уверенностью сказать не могла, возможно, Интигама.
   - Таниэль?! Неужели ты настолько плоха, что вампир так быстро выкинул тебя из своей постели!
   Я замерла от неожиданности. Кого бы мне точно не хотелось встретить так именного этого огневика.
   - Лорд Сирис Вельтон! - присела в реверансе, зная, что в узких штанах это выглядит комично и добилась результата.
   Улыбка сползла с нахального лица, и ладонь дроу в моей руке немного расслабилась.
   - Какими судьбами?
   - Меня прислали помочь вам справиться со стригоями, - Он смотрел так, словно собирался вместо нечисти поджечь меня.
   - Боюсь, вы опоздали, лорд Вельтон, с солдатами Таниэль справилась практически в одиночку, любезно позволив нам добить самых слабых, - вмешался в разговор Илинури.
   - О, как! - Огневик перевёл свой взгляд на дроу, особо уделив внимание нашим сцепленным рукам, и наклонил голову в лёгком поклоне. - Не ожидал встретить вас тут. Приветствую...
   - Не стоит продолжать, лорд Вельтон, - перебил мага Илинури.
   Я с удивлением разглядывала то одного, то второго, пытаясь разобраться в ситуации. Понять, что от меня что-то скрывают, было нетрудно.
   - Где выжившие селяне? - нарушил молчание Сирис.
   - В сарае, - дроу указал на рядом стоящее строение.
   - Старшую самку вы не нашли?
   Дроу кивнул, а я посмотрела на дверь сарая.
   - Что вы собираетесь делать с этими людьми? - поинтересовалась у огневика.
   - Сожжём всех, как можно скорее.
   - Живьём?! - прошептала, шокированная спокойным ответом.
   Сирис подошел ближе, рассматривая меня с брезгливым высокомерием, я с трудом подавила желание отступить за спину дроу.
   - Демонский огонь действует быстро и почти безболезненно, - с неприятной улыбкой проговорил огневик, не обращая внимание на напряжённо застывшего Илинури.
   - А если вы найдёте старшую самку?
   - Я с радостью сожгу её вместе со всеми.
   - Это бесчеловечно! Надо использовать магию, зелья, в конце концов...
   - Виртен плохо занимается твоим обучением, если ты не знаешь, что пока будут живы заражённые, старшая будет тянуть из них силы. И поверь мне, они при этом позавидуют мёртвым, а там, как мне сообщили, есть дети, - сплюнув мне под ноги, Сирис развернулся и быстрым шагом направился к группе стражей.
   - Таниэль, - позвал дроу.
   - Неужели мы никак не сможем им помочь? - от переполнявших чувств, я стала дёргать дроу за руку.
   Илинури задумался.
   - Если найдём старшую и прервём её связь с заражёнными, то процесс должен остановиться. Возможно, эльфы смогут спасти кого-нибудь, но это только моё предположение.
   Простое упоминание эльфов, а моё сердце забилось чаще, а я ведь надеялась, что власть над ним Эльнай потерял.
   - Правда, я не уверен, что Сирис согласиться на такое, - продолжил Илинури.
   - Думаю, она в сарае, но кто именно я не знаю.
   - Ты уверенна?
   - Да, но...
   Дроу уже не слушал, а связывался с кем-то по браслету. Через несколько минут я увидела спорящих Виртена и Сириса. Дроу присоединился к их спору, поставив глушилку. Следом подошла команда стражей. Заметив знакомую физиономию Старшего Стража, помахала рукой, приветствуя. Рядом с ним шел оборотень, его видела в Оплоте. А вот парочка за ними была мне не знакома. Под их взглядами стало некомфортно, словно кто-то пытался пробраться в голову, но магического вмешательства не чувствовала. В висках резко запульсировало.
   - Отставить! - гаркнул Сирис.
   Стало легче. А эти двое смотрели и улыбались так, будто поймали меня на чём-то пикантном. От попыток разобраться отвлёк Бартэль.
   - Не ожидал тебя тут увидеть, но очень рад.
   - Тоже рада. А кто это с тобой? - кивнула я на парочку.
   Оборотень скривился, но, призывая, махнул рукой. Пока эти двое подходили, они перешептывались и откровенно веселились, при этом смотрели то на меня, то на оборотня. Тому это явно было неприятно.
   - Таниэль, познакомься, стражи-дознаватели Андрас и Тамас Ласзло.
   Братья комично поклонились, явно издеваясь надо мной. Ямочки на подбородке подтверждали их родство, а ещё мальчишечьи глаза, чуть раскосые, жёлто-коричневого цвета.
   Дознаватели. Именно общением с ними пугал оборотень при нашей встрече у пруда. "Что же в вас такого страшного", - думала, разглядывая братьев, и заметила довольную улыбку Андраса. "Может быть, они мысли читают. Да нет, вряд ли, слишком молоды". Дознаватель засмущался, как будто его похвалили. "Вот козлы!"
   - Не стоит так громко обзываться, тем более глубоко мы не лезем без разрешения, - обиделся Тамас.
   - Просто вас интересуют только... - Бартэль запнулся, он напряжённо пытался подобрать слова, что аж уши покраснели, и наконец, выдал: - Некоторые подробности.
   - А не надо так красочно фонтанировать этими подробностями, - гневно поддержал брата Андрас.
   - Тихо!
   Крик Сириса заставил вытянуться в струнку не только его подчинённых, но и меня.
   - Итак, слушайте внимательно. Таниэль и Илинури, входите в сарай и по одному начинаете выводить селян. Тут их встречаете вы, - строго посмотрел на братьев-дознавателей, - блокируете все связи. Мастер, помогайте этим двоим, следите, чтобы они не переборщили. - Замолчал и, дождавшись кивка Виртена, продолжил: - Бартэль и Хэнрик, вы на крышу, страхуете Таниэль, мне неожиданности не к чему. Всем всё ясно!
   Мы неслаженно закивали головами.
   - По местам! - Сирис первым подошел к дверям сарая и приоткрыл их.
   Прежде, чем войти внутрь, я глубоко вздохнула.
   - Оружие, как ты понимаешь, дать тебе не могу. Если ситуация выйдет из-под контроля, и самка попытается вырваться, спалю всё и будет,как вбездне Халэмуса, - шепотом предупредил огневик.
   Улыбнувшись, похлопала мага по плечу:
   - Я тоже люблю тебя, Сирис, - и быстро вошла внутрь, пока маг не ляпнул ещё чего-нибудь.
   Огляделась всё с той же улыбкой на лице. Оставшиеся поселенцы смотрели на меня, кто с удивлением, кто растерянно, а кто просто молился, закрыв глаза.
   - Так! - хлопнула в ладоши, - встаёми на выход по домам.
   Никакой реакции не последовало, все замерли и не шелохнулись. Улыбка медленно сошла с лица.
   - Я кому сказала! - пришлось повысить голос. - Встали и пошли!
   Маленькие дети захныкали, тем самым выводя матерей из ступора. Первой встала молодая мать с двумя детьми и приблизилась ко мне. Подпустив внутреннее зло ближе, я взглянула его глазами. Кивнула, подавая знак Илинури, что этих можно пропустить и осматрела следующих. Селяне проходили мимо, а я напряженно ждала, когда старшая проявит себя. Несколько человек, столпившись в центре сарая, стали толкать друг друга, повышая голос. Едва я наклонилась в сторону, чтобы взглянуть, что происходит, как мимо пролетели здоровенные вилы. Как в замедленной съёмке, они пронеслись мимо и острыми зубьями воткнулись в древесину до поперечины в том месте, где мгновение назад была голова дроу. В следующий миг двери сарая плотно закрылись, лишая меня помощи Илинури и Сириса.
   - Нет! - закричала девушка, стоящая у самого выхода, - выпустите! Откройте, пожалуйста! - голосила она, стуча кулаками по доскам, но постепенно её крики перешли в монотонный протяжный вой.
   Весёлый смех раздался за моей спиной, неожиданно такой мелодичный. Так смеётся... Я развернулась и растерянно уставилась на девочку лет десяти. Соломенные волосы заплетены в две косички, курносый нос, озорная улыбка на веснушчатом лице, местами грязный сарафан. Между нами стояли селяне, но лёгкое движение детских рук - и их тела моментально разметало по стенам сарая.
   - Хочешь забрать моё? - девочка наклонила голову, разглядывая меня.
   Теперь я могла лучше её рассмотреть. И если внешне это был ребёнок, то глаза выдавали, нет, не возраст, а смерть души.
   - Здесь всё моё! - она весело закрутилась и, разведя руки в стороны, стала приближаться.
   Я следила за ней, за её кружением вокруг меня, за весёлым смехом, за руками, которыми она махала, наверное, представляя себя бабочкой. Со стороны - милая добрая девочка в сарафане и с босыми ногами. В следующий миг сильная рука сжала горло, и стригой, протащив меня несколько метров, здорово приложила затылком о деревянную опору. "Ах, ты маленькая дрянь!" Боль отрезвила. А рядом стояла уже не девочка. Парень лет восемнадцати, смазливое лицо со снисходительной улыбкой и ямочками на щеках.
   - Ну, что, малышка, поиграем? - Его вторая рука опустилась к поясу и дёрнула за ремень.
   - Поиграем! - прошептала я и, резко согнув ногу в колене, выбросила её вперёд.
   Парень застонал и, отступив пару шагов, согнулся, хватаясь руками за потревоженное место. А я смогла нормально вздохнуть.
   - Сука! - его лицо исказилось в гневе, а взгляд, которым он одарил меня, сказал главное: "игры кончились".
   Он метнулся ко мне. Магия заискрилась в его руке. Металлический лязг и резкая боль опалила шею.
   - Думаешь, у тебя хватит сил справиться со мной? - выдохнул мне в лицо стригой.
   Его слова с трудом доходили до моего сознания. Сердце в груди сильно билось о рёбра, а я смотрела на меч в моих руках, блокирующий его клинок. Безвольно стоять не позволили тонкие чёрные ручейки, текущие, как живые к ране на моей шее. С силой оттолкнув стригоя, отскочила назад. И понеслась. Удар, защита, контрудар. Я пыталась призвать магию земли, но она молчала. Тогда применила некромантию, забрав часть силы старшей. Но в ответ услышала злобный смех.
   - У них заберу вдвое больше, чем взяла ты.
   Со всех сторон послышались стоны людей, девочка-подросток не устояла на ногах и упала, свернувшись калачиком. Гнев закипел внутри и вырвался наружу жаждой убийства. Я наступала, с лёгкостью отбивая удары стригой, не давала и шанса пробить мою защиту. С особым удовольствием запахнулась кулаком, посылая в полёт её тело. Переломив один из столбов, парень с грохотом приложился о стену сарая и затих на полу.
   Придя в себя, не удержалась на ногах и присела на одно колено. Меч в руках подрагивал. Правый бок болел. А я надеялась, что удар по почке удалось смягчить. Но это было не единственное, всё тело, словно один большой синяк, ныло и требовало отдыха. Поднявшись, сделала несколько шагов к дверям и остановилась, услышав шорох за спиной.
   Развернулась. Несколько ругательств слетело с моего языка, причём самое безобидное:
   - Вот сучка!
   Напротив стоял коренастый мужик, выше меня на голову. Лысая голова обезображена шрамами. Жуткий оскал, открывающий ряд треугольных зубов. Мочки ушей, отягощенные странными украшениями. Жилет на голом теле подчёркивал крепкую грудь. Напряженные бицепсы натягивали кожаные ремешки, обхватывающие их. В правой руке стригой держал деревянную рукоять, с края которой свисала цепь, увенчанная металлической грушей с шипами.
   Здоровяк не стал ждать, пока я налюбуюсь его красотой и напал. Присела, уворачиваясь от кистеня. Попыталась обойти сзади, но противникоказался слишком изворотлив и быстр. И как только я оказывалась за его широкой спиной,мне тут же приходилось уклоняться от груши. Противник развлекался, играл со мной, и говорил, и говорил. Только шипящий язык был мне незнаком. Да и его веселья не разделяла. Мне всё труднее удавалось избегатьшипов груши, и каждый новый замах стригоя мог оказаться для меня последним. "Где же эти оборотни? - стоило подумать, и услышала свист и рычание. Отвлеклась и прозевала удар кистенем в живот, металлические шипы пробили ткань костюма и вошли в тело. Я отлетала на несколько метров и, распластавшись на земляном полу, закрыв глаза, ждала, когда подойдёт стригой, чтобы добить. Но слышала лишь свирепое рычание, непонятные ругательства и жуткий клёкот.
   Раздался женский крик. И я, превозмогая боль, села, схватившись за живот. Представшая перед глазами картина скорей всего была глюком. Девушка в белом шелковом платье с широкими рукавами, как у японок, и шароварах, с мечами в каждой руке, отбивалась от двух чудовищ. Одно - громадная кошка с клыками наружу и когтями-лезвиями, (шкура именно такого животного лежала на полу в доме Виртена), а второе - человек с головой орла и мощными крыльями за спиной, нападал сверху. Девушка отчаянно сражалась, плавно уходила от клыков, отбивалась, ловко балансируя на балках, будто танцуя. Порванная ткань, оголила тело и пропиталась кровью. Шкура барсакса (я вспомнила название животного) местами спеклась от крови, да и на теле орла были глубокие порезы.
   Пожилая женщина-селянка, сидевшая недалеко от меня, застонала и, закатив глаза, завалилась назад. Кожа постепенно приобрела серый оттенок и словно высохла. Она умерла, но я не почувствовала её смерть.
   - Вот сучка!
   Обратившись к магии крови, остановила циркуляцию и слушала, как замедляются ритмы сердца поселенцев. Как с последним ударом моя магия пополнилась новой смертью, и, словно беспокоясь за меня, остановила моё кровотечение и залечила раны на животе. Стригой истошно закричала, посылая на меня все возможные кары, и её натиск стал свирепее. Оттолкнув раненного барсакса, принялась добивать орла.
   Слова заклинания легко сорвались с моих губ, пальцы сложились в нужном жесте, и магия зелёной дымкой устремилась к мёртвым телам, подчиняя их. Толпа мертвецов, ведомая моей волей, кинулась к старшей самке, желая лишь одного - уничтожить. Сквозь кровавую пелену я следила за всем, слышала последний предсмертный крик старшей самки и, приняв её смерть, отключилась.
   Я не знала, сколько времени провела без сознания. Иногда приходила в себя, но перед глазами всё расплывалась и тогда снова проваливалась в забытье, где ничего не было, лишь серый туман. Сквозь него проглядывались чьи-то тени, слышались голоса, кто-то звал меня, но разобрать я не могла. Там времени не существовало. Там было пусто и одиноко.
  
   Глава тридцатая.
  
   Эхтирос Перфидиа (демон, маг огня)
  
   Как только за вампиром закрылась дверь, я смог расслабиться и призвать огонь. Языки пламени ласкали тело, а душа каждого убитого стала частью меня, и их сила бурлила в венах. Защитный кокон плавился, крупными каплями стекая к ногам, и расплывался вокруг меняна полу, образуя пентаграмму. Пустил пламя по рисунку, и как только замкнулсякруг, отступил в сторону. Начертив в воздухе символ призыва, прошептал имя:
   - Аистра.
   Ждал не долго. Пламя на миг взметнулось под потолок и впиталось в пентаграмму, напоследок лизнув тело молодой демоницы. Матовая кожа цвета рубина, блестящие чёрные волосы собраны в высокий конский хвост, небольшие рожки. Манящие серые глаза прикрыты длинными ресницами, а на губах застыла обольстительная улыбка. Открытое платье цвета маренго сверху стягивало пышную грудь, чуть ниже широким поясом обхватывало тонкую талию, а разрезы по бокам подчёркивали длинные стройные ноги. Напротив меня стояла тайная фантазия многих мужчин.
   Её оценивающий взгляд медленно понимался вверх по моему голому телу. Загорелся похотью, когда остановился в районе бёдер. Облизнув пересохшие губы розовым язычком, демоница продолжила осмотр. Живот, мощная грудь, сильные руки. Ничего не скрылось от взора девушки. Но как только её взгляд поднялся до моего лица, глаза расширились от удивления.
   - Эхтирос?! - воскликнула демоница. Взгляд вернулся в район моих бёдер, а губы девушки надулись от обиды и разочарования.
   В детстве Аистра всегда так делала, когда не получала того, чего очень хотела.
   - Жаль тебя расстраивать, сестра, но это я, - насмешливо следил за эмоциями на её лице.
   Окинув взглядом ещё раз моё тело и огорчённо вздохнув, демоница встала ровно и, обвив хвостом ноги, склонила голову.
   - Чем могу быть полезна моему господину?
   - Для начала, мою одежду и знаки различия.
   Аистра кинула удивлённый взгляд на моё предплечье. Женское украшение на руке смотрелось диковато, но вместе с браслетом силы сольются в единое целое. Прежде, чем она отправилась в Сарагарп, остановил словами:
   - Помнишь Лестата?
   Её глаза блеснули гневом, а губы сжались. Демоница помнила того, кто отказал ей.
   - Я помню влюблённого вампира, - спокойным голосом ответила девушка, стараясь ничем не выдать своего состояния.
   - Помню, тогда его отказ очень тебя разозлил, - медленно произнёс, желая подразнить её.
   Аистра вскинула голову, в глазах пылала ярость.
   - Лестат не просто отказал мне! - Демоница не смогла сдержать огненную стихию, и пламя заискрилось на кончиках волос. - Он сказал, что ни одна демоница не сможет сравниться с его избранницей, - выплюнула она.
   - Успокойся, сестричка. Рад, что ты не забыла, но пока, ступай.
   Она хотела возразить, но не решилась и, взметнув огненным хвостом, встала на пентаграмму. Стоило фигуре демоницы исчезнуть в пламени перехода, я посочувствовал тем, кто встретится ей на пути. Маленькой, она была очень несдержанна и злость выплёскивала на первом же рабе. Вряд ли что-то изменилось.
   Оглянулся. Я правильно сделал, что отказался от демонских покоев. Моя сила под контролем и спалить всё вокруг мне не грозило, а вот от каменных стен успел порядком устать. Наслаждаясь в ванне, пожалел о своём опрометчивом поступке, когда отказался от помощи хорошеньких девушек. Уж очень сильно их расхваливал вампир. "Только боюсь, утолить мой голод человеческая женщина не сможет, слишком слаба. Вот опытная, раскрепощенная вампирша сумеет доставить мне удовольствие, а лучше, если их будет две".
   Я в полотенце, обернутом вокруг бёдер, и Аистра одновременно появились в гостиной. В тонких девичьих руках она несла ларец, удивительную вещь, созданную гномами в подарок моему деду. Коркуш очень хотел заполучить его, а главное - его содержимое, но старый демон был непреклонен и сокровища рода Перфидиа достались мне, тому, кто был рожден рабыней. Усмехнулся, вспоминая реакцию братца, но было поздно, артефакты приняли меня, как хозяина.
   Указав Аистре на стол, ждал, когда она поставит ларец передо мной. Укоризненно посмотрел на сестру, оставившую кровавые отпечатки на ручках. Та, ничуть не смущаясь, вытерла пальцы о моё полотенце, попытавшись при этом коснуться ноги.
   - Смотрю, твоим воспитанием давно не занимались?
   - Ну, почему,находились смельчаки. - Ничуть не смутившись, демоница, вольготно устроилась в кресле, стала рассматривать свои удлинившиеся ноготки. - Только мне нужен ты! - Её глаза призывно посмотрели на меня.
   - Думал, ты избавилась от глупых детских фантазий.
   - Пыталась.
   Аистра замолчала и вернулась к разглядыванию ногтей, словно потеряла интерес к нашему разговору. А я смотрел на неё, красивую, обольстительную демоницу и думал, почему мысль уложить её в постель никогда не возникала в моей голове. Пока она была маленькой, воспринимал только как сестру, а после, когда нескладное тело оформилось приятными глазу округлостями, пытался свернуть наше общение до минимума, видя её отношение ко мне. От меня не укрылись ни горящий взгляд, ни желание быть рядом, но я знал обо всех её похождениях и пристрастиях, а они ни в чём не уступали моим. Поэтому и не рисковал. Ведь влюблённая в демона может подарить ему наследника, а связывать свою жизнь с Аистрой я не хотел, да и история отца многому научила.
   Бросив взгляд на скучающую демоницу, вернулся к ларцу. "Он, наверное, очень голоден", думал, проводя пальцем по странным узорам и подбирая подходящую душу. "Вот этот подойдёт!". Вампир был силён, и битва с ним чуть не стоила жизни. На моей ладони появилось серая дымка, внутри трепыхалась душа. Тут же пришли в движение крепления, а на поверхности крышки открылись маленькие слепые глазки, и вытянулся интенсивно вынюхивающий нос, длинные усы и беззубый рот. Надрезав палец, поднёс его к крышке, позволил существу присосаться к ранке. Кровь для него не еда, так просто аперитив, а душа - деликатес. Отпустив палец, крышка ловко отцепилась от основания ларца и, перебирая десятком ножек, по крабьи посеменила к руке с душой. Схватив её, быстро отбежала на дальний конец стола и принялась за еду.
   Основание было разделено на три ячейки, открывающиеся последовательно. В первой лежал широкий браслет из чёрного металла, испещрённый древними рунами. Браслет лёг поверх колье некромантки, и в следующий миг всё тело охватило пламя, а за спиной лишь на мгновение появились крылья. Аистра ахнула, но я не обратил на неё внимания. От жара украшение и артефакт на моём предплечье спаялись друг с другом, образуя браслет с узором по краям, узнать его сможет лишь некромантка.
   Открылась вторая ячейка.
   - Позволишь?
   Демоница плавно поднялась, но встретившись со мной взглядом, попыталась забыть о своих уловках и спокойно подошла. Взяв из протянутых пальцев сережку в виде змейки, поднесла к моему левому уху. Демоница снова ахнула, когда украшение ожило в её руках и, уцепившись зубами за мочку, хвостом, как иголкой проделало в раковине пару стежков. Почувствовал нежный пальчик Аистры, стирающий выступившую кровь и услышал возмущенное шипение змейки. Демоница отошла и присела обратно в кресло, посасывая палец и не спуская с меня наполненных огненными всполохами глаз.
   Артефакт усилил восприятие, и желание девушки я ощутил слишком остро. Её эмоции воспламеняли, притягивали. Глаза демоницы победно просияли, когда я сделал шаг по направлению к ней и возмущенно сверкнули, когда ударил раздражением, вернувшись к ларцу.
   Открылась третья ячейка. И она была ПУСТА!
   Аистра не успела и пикнуть, как моя ладонь сжала горло, припечатав демоницу к резной спинке кресла.
   - Кто мог забрать кольцо?! - шипел сквозь зубы, сдерживая пламя внутри.
   - Я не знаю, - прошептала в ответ, - в сокровищницу могут войти только трое. Я, ты и Коркуш.
   Немного разжал пальцы, чтобы она смогла дышать.
   - Эхтирос, ты же знаешь, что я не смогла бы открыть ларец, - и прежде, чем я успел перебить её, продолжила, - у Коркуша его тоже нет.
   - Откуда ты можешь знать?
   - Я - официальная фаворитка Правителя Сарагарпа Коркуша Перфидиа! - гордо сообщила она, лаская взглядом моё тело.
   - Правителя?! - Отступил.
   - Ему удалось то, что ты задумал, только на это потребовалось больше времени, сил и жизней. Коркуш не обладает твоими знаниями и возможностями.
   - Тогда кольцо точно у него.
   - Нет. Я его не видела, а скрыть магию артефакта невозможно.
   Аистра подскочила и хотела подойти ближе, но я остановил взмахом руки.
   - Лилит?
   Демоница не сразу ответила.
   - Как сказал Коркуш: "всё-таки змеи сбрасывают кожу".
   Я кивнул, соглашаясь, гадине гадская смерть. Брат не простил ей гибели отца, а я потерял обоих. "Это ничего не меняет, Муч Ада должен вернуться к своему хозяину", оставалось только найти того, у кого хватило безрассудства его украсть.
   Почувствовав, что к покоям приближается вампирша, сорвал полотенце и сжёг его, чтобы не возникло вопросов. Раздался осторожный стук в дверь и, открывшаяся створка, пропустила внутрь миловидную брюнетку.
   - Глава Лестат послал за вами. Все уже собрались, - кротким голосом сказала она, с удивлением застыв у входа. Похоже, её никто не предупредил, что за гость обитает в этих покоях. Грудь, затянутая в корсет, часто задышала, выдавая состояние вампирши.
   - Аистра, одежда!
   - Прости! - рыкнула в ответ демоница, но злость была направлена не на меня.
   Разглядывая соперницу, Аистра достала из пространственного кармана мою одежду, чем ещё больше поразила гостью. Ненадолго взгляд брюнетки перекочивал на демоницу и вновь вернулся ко мне. Она с жадностью следила, как я одеваюсь: светлые легкие штаны и длинная рубашка без рукавов с разрезами по бокам, отделанная искусной вышивкой и драгоценными камнями. Лукаво улыбнулся, когда гостья не сдержала разочарованного вздоха. "Надеюсь, у неё есть подруга", раздумывал, следуя за вампиршей и наслаждаясь её эмоциями, а также видом соблазнительной попки в узких штанах.
  
   Лестат (вампир, маг крови)
  
   Стремительно двигаясь по коридорам Цитадели в направлении Главного зала, пытался разобраться с насущными проблемами. Морис мёртв, но осталось ещё много его соратников и они постараются, если не отомстить, то хотя бы попортить мне кровь. Самые сильные были уничтожены вместе со своим предводителем, но кто знает, сколько успели ускользнуть и затаиться.
   - Не могу связаться с Годардом, - я не скрывал беспокойства в голосе, и Силестин бросил в мою сторону задумчивый взгляд.
   - Ты волнуешься за Таниэль?
   - Да, - я замедлил шаг, пытаясь снова достучаться до неё через браслет, но не смог.
   - Сила Мориса тебя приняла...
   - Только портал к ней открыть я не смог, - грубо перебил друга. Остановился и попытался нащупать ту ниточку, что соединила нас. Она отозвалась неохотно, словно натянута и готова порваться. Потянулся к Таниэль, открывая портал. Но тот лишь мигнув, закрылся с тихим хлопком. - Твари Заграни! - мой крик разнёсся под сводами Цитадели, а от кулака, обрушившегося на стену, в разные стороны пошли трещины, создавая витиеватый узор.
   Пол завибрировал, выражая недовольство Цитадели моим поступком. Факелы на стене стали гаснуть один за другим, погружая всё вокруг в вязкую тьму.
   - Лестат, - рука Силестина сильно сжала моё плечо, - она жива?
   - Да, - я облегчённо выдохнул, - возможно, сильно утомлена.
   - Тогда стоит извиниться за свою несдержанность! - сила Главы лишь немного коснулась меня, а Силестин, застонав, упал на колени.
   Почувствовав кровь друга, прикрыл его своей силой, нанося удар по Лорентину, хоть я и не видел его, но точно знал, как далеко он стоит. Стон старейшего из нас стал для меня музыкой.
   - Лестат! Я не собираюсь драться с тобой! Но позволить отвлекаться на глупости не могу!
   - Таниэль... - зло рыкнул, но он меня перебил:
   - Жива!
   Лорентин был прав, со всем, что могло ей угрожать, пятёрка справится. Мысли о Таниэль лишь отвлекали от важных вопросов, а мне нужно было сосредоточиться. Коснувшись стены, погладил ладонью, извиняясь. Чужое сознание ответило пониманием и сочувствием. "Вот только жалости древних камней мне не хватало", улыбнулся своим мыслям. Мне вторил тихий едва слышный смех. Но он быстро затих, и я не мог сказать, не почудилось ли.
   Огонь на факелах ярко запылал, освещая коридор. Силестин грубо выругался в адрес Главы, постанывая, поднялся с колен и, бросив взгляд вперёд, весело произнёс:
   - А ты силён, друг.
   Я тоже посмотрел в том направлении, и представшая картина меня не обрадовала. Лорентин стоял, опираясь рукой о стену, и, морщась от отвращения, вытирал белоснежным платком губы. Его ближний круг представлял собой свалку из тел, картин, ранее висевших на стенах, вазонов с цветами и обломков статуй, до этого стоявших в нишах. Удушающий запах крови, смешанной с рвотой, а, возможно, и чего-то ещё столь же неприятного, разносился вокруг. С возмущенным скрежетом створки окон раскрылись, впуская свежий воздух и позволяя мне и Силестину облегченно вздохнуть.
   - Ты совсем, - начал Лорентин, но скривился и, сплюнув на ковер, огляделся.
   Развернувшись, он молчал несколько минут, а после шепотом вспомнил моих предков, вступавших в нетрадиционные отношения с тварями не только из Заграни, но и населяющих ближайшие леса. Немного успокоившись, поднял руку и связался с кем-то по браслету. Глава попытался сделать шаг, но пошатнулся и снова опёрся о стену. Немедля ни секунды, я подошел и, положив руку на плечо, поделился силой с Лорентином.
   - Благодарить не буду, - буркнул Глава, наблюдая, как слуги помогали подняться вампирам и уводили в ближайшие покои, куда следовали и добровольно дающие кровь. - В следующий раз сначала думай, а потом бей всей силой, - стал наставлять, как малолетку.
   Нам пришлось ещё какое-то время ждать, пока не разобрали завал. Но когда открылись двери в зал, Лорентин усмехнулся. Вампиры стояли в дальнем углу в боевой ипостаси, а гаргульи беспокойно сидели в проемах разбитых окон, клацая зубами. Глава тихо произнёс:
   - Я же сказал, сначала думай, ­- но резко замолк, заметив мой злой взгляд, и, обращаясь ко всем, добавил: - Никакой опасности нет! Таштары, успокойте своих питомцев и отправьте их обратно на стены!
   Но успокоить гаргулий было не так легко, они чувствовали страх, витающий вокруг, и запах крови, расползающийся по залу. Пришлось вмешаться Лорентину. Я знал о возможностях Главы, но наблюдать, ни разу не приходилось. Затуманились поволокой глаза животных, потихоньку смолкали клацающие звуки и гаргульи одна за другой вылетали в окно. Судя по тому, что плечи Главы поникли, сил ушло немало. К нему тут же подскочила молоденькая девушка, и я смог поймать взгляд, брошенный на неё Лорентином. На мгновение, на короткий миг в глазах Главы была любовь. Девушка зарделась и, спрятав лицо на груди вампира, наклонила голову, открывая шею. Внимательно осмотрел зал, не хотелось бы, чтобы кто-то ещё заметил промах Главы. Усмехнулся. Та, что дорога вампиру, могла стать смертельным оружием против него в правильных руках. Поэтому и отослал Таниэль.
   Слуги успели навести порядок в зале, вампиры перестали коситься по сторонам, а Цитадель восстановила окна.
   Поднявшись на возвышение, я занял трон по правую руку от Лорентина, место, ранее занимаемое Морисом. Третий трон предназначался для того, кого Таниэль освободила из подземелья. И стоило вспомнить о нём, как створки дверей раскрылись, и вошел Эхтирос. Всё его тело было охвачено языками пламени, а за спиной распахнулись огненные крылья. Демон уверенно шёл, а вампиры расступались из-за страха перед его огнём. Рядом с ним, плавно покачивая бёдрами, осознавая свою красоту и притягательность, следовало самое порочное сознание из тех, с кем мне приходилось встречаться. Аистра Перфидиа. Несколько вампирш злобно зашипели ей вслед, но это вызвало лишь блеск в глазах демоницы.
   Приветствия не требовались, и Эхтирос, втянув пламя, занял трон и весело спросил:
   - И кто тут у вас разбрасывается неконтролируемой чистойсилой, словно юнец необученный?
   - Есть у нас, - хмыкнул Лорентин и скосил взгляд в мою сторону, - один отчаянный вампир.
   Я же смотрел, как рядом с троном появилась невысокая банкетка, и Аистра грациозно присела у ног своего господина, соблазнительно мне улыбнувшись.
   - И что послужило причиной? - Демон, ухмыляясь, изучал меня.
   - Чело...
   - Недоразумение, - зло прервал Главу, - небольшое недопонимание. - Тут мой взгляд зацепился за украшение на плече демона. Завитки черного металла, показались смутно знакомыми. Сжал зубы, сдерживая силу и пытаясь вспомнить, было ли колье на шее Таниэль, но мысли ускользали.
   Демон смотрел внимательно, ловил эмоции, наслаждаясь моей злостью и гневом. Его взгляд встревожил, и беспокойство за Таниэль поднялось с новой силой.
   - Ты помнишь Аистру, Лестат? - Рука Эхтироса, погладив демоницу по голове, схватила за волосы и слегка потянула назад. Аистре пришлось отклонить голову, открывая длинную шею с быстро бьющейся жилкой.
   Мои губы пересохли. Демон знал, что предложить вампиру. Опустив взгляд, я позволил себя насладиться видом на часто вздымающуюся грудь девушки.
   - Помню. Только тогда она не была столько покорна!
   Мои слова задели её, глаза вспыхнули яростью.
   - Я могу быть, какой захочешь, - лилейным голосом прошептала она, пустив волну желания.
   - Эхтирос, утихомирь сестру, не хочу, чтобы торжество переросло в оргию, - ядовито произнёс Лорентин.
   - Аистра! - прикрикнул демон, злобно смотря на меня.
   Вот только этот взгляд сулил мне неприятности.
   - И ещё, Эхтирос, ты чувствуешь каждого, в ком есть твоя кровь? - Дождавшись кивка, продолжил с нажимом: - и в этом зале есть вампиры с кровью демона?
   Легкий кивок и испытывающий взгляд на Главу.
   - Ты хочешь знать "кто"?
   - Я понимаю, ты бы хотел сам с ними рассчитаться, но они могут привести к тому, кто стоял за спиной Мориса. К тому, кто отдал приказ схватить тебя.
   Демон вздрогнул. Да, время, проведённое в подземелье, вряд ли было приятным.
   - Хорошо, - согласился Эхтирос, - ты получишь каждого. Моя сестрёнка поможет мне в этом. А пока стоит убрать защиту, Лорентин, а то многие начинают волноваться.
   Я заметил Силестина на ступенях.
   - Простите старика, - махнув рукой, виновато улыбнулся этот "старик".
   Сразу стали слышны гомон голосов и смех. Лорентин, опровергая свои слова, стремительно поднялся с трона и обратился к присутствующим в зале:
   - Соплеменники!
   А дальше я наблюдал за магией Главы, но на этот раз он действовал не как с гаргульями, а тонко манипулируя словами, скрывая отдельные детали или выставляя напоказ совершенно незначащие мелочи. Речь Лорентина текла, как река, захватывая умы вампиров и людей.
   - Я очень рад, что тот, кого мы долго считали покинувшим наш мир, вернулся и занял своё место, Лестат Кардгон! А также прошу приветствовать нашего гостя из далёких земель, где запрещено появляться представителю любой расы, населяющей поверхность, Эхтирос Перфидиа, и его сестра, Аистра!
   Я и демоны поднялись со своих мест и встали рядом с Главой, все присутствующие в зале тут же преклонили колено.
   - Благодарю, дети мои!
   Заиграла музыка, вампиры и люди поднимались с колен, кто, тихо перешептываясь, а кто и откровенно разглядывая наших гостей. Внимание перепало и сестре, и брату.
   ­- А ты меня удивил, старик, - усмехнулся я, вспоминая о девушке.
   - Это хорошо, Лестат. - Повернувшись к демону, уточнил: - Когда стоит ждать результатов?
   Многозначительно взглянув на демоницу, Эхтирос произнёс:
   - В ближайшее время. - Наклонившись к уху сестры, строго добавил: - не смей убивать.
   Дёрнувшись, Аистра боролась взглядами с братом, но в итоге сдалась. Слегка кивнув, посмотрела на меня.
   - Ещё увидимся, милый Лестат, - обольстительно улыбнулась демоница.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"