Леоненко Оливер Дмитриевич: другие произведения.

Базовая яваннография

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть истории колонизации планеты Кементари. По заявкам многочисленных телерадиослушателей аффтар обещает подбавить в картину динамизма, драйва и действия.


Семь каноэ плыли по волнам

Ставьте парус!

"Таинуи", "Те Арава", "Матаатуа",

Ставьте парус!

"Токомару", "Такитиму", "Курахаупо" и "Аотеа"

Семь каноэ под парусами наших предков!

Маорийская народная песня.

Пролог

   Звезда была старше Солнца.
   Богатая в сравнении с земной звездой железом и гелием, массивнее Солнца и древнее - возраст Мюары составлял почтенных шесть с лишним миллиардов лет - она относилась к спектральному классу G3, а не G2, а ее светимость приближалась к показателям, более приличествующим какому-нибудь субгиганту, а не уважающему себя карлику главной последовательности. Тесное соседство с материнской звездой уже стоило Манвэ, внутренней планете, немалой части ее горячей гелиевой атмосферы, разреженным до невидимости кометным хвостом сорванной и отброшенной в глубины зоны обитаемости.
   Вторая планета, Элберет, переносила жару с божественным спокойствием. Тяготение звезды давно притормозило ее вращение, поймав в цепкие лапы орбитального резонанса, и из космоса Элберет напоминала невыразительный серо-голубой шар, кое-где подернутый легкой вуалью ледяных облаков. Газовые потоки мчались через ее терминатор, образуя небольшие турбулентности, когда притяжение Илуватара мягко покачивало сестру, но ветра Элберет не могли поспорить с яростью штормов обоих ее братьев - огненного ли кипения атмосферы Манвэ, вечного ли экваториального кружения ветров Илуватара.
   Светло-синий гигант из водорода и гелия с небольшой добавкой водяного пара, с массой более трех квадриллиардов тонн, неторопливо обращался вокруг желтого карлика. Из своих планетных собратьев Илуватар являлся самым эксцентричным, не только обзаведясь обитаемым спутником, но и двигаясь вокруг материнской звезды по вытянутой эллиптической орбите, чего в системе не позволял себе больше никто из гигантов. Расстояние между звездой и планетой медленно сокращалось, соответственно росла и мощность теплового потока - более чем в полтора раза. Древняя металличная звезда яростно полыхала, разогревая свои планеты, испаряя гелиевую атмосферу Манвэ и раскаляя Элберет с Илуватаром. Атмосфера газового гиганта кипела и бурлила, скручиваясь в исполинские смерчи, подсвечиваемые изнутри вспышками детонирующего твердого газа и молниями длиной в тысячи километров.
   Для Ульмо, водородно-гелиево-метанового исполина, жар Мюары не имел особого значения - он находился от звезды дальше, чем Юпитер - от Солнца. Впрочем, в его исчерченной полосами холодной атмосфере и без того хватало смерчей, ветров и ураганов. Среди его спутников ни один не мог похвастаться более-менее плотной оболочкой, что же до азотно-метанового газового одеяла, укрывшего ледяную кору Оромэ, и разреженной атмосферы Мандоса, последней планеты системы, то они и подавно пребывали в холодном спокойствии.
   Но вот для терзаемого вулканами и грозами Ауле, для радиоактивных сернистых равнин Тулкаса, для ведущих к подледному океану пропастей Нэссы картина складывалась иная. Как и для теплой, азотно-кислородной, давшей приют жизни сразу двух планет Кементари.
   Последний, если считать от материнской планеты, спутник газового гиганта в своем движении вокруг Илуватара тоже приближался к солнцу. Перепад расстояний, обусловленный собственным орбитальным движением Кементари, был невелик, но все же сравним с диаметром орбиты гиганта, шестнадцать миллионов километров - заметная дистанция даже по космическим меркам. И оно добавляло еще порядка двадцати процентов к мощности излучения Мюары, пылавшей вдвое ярче Солнца. Богатая вулканическими газами атмосфера поглощала тепло, и оно не успевало расходоваться на прогрев огромных океанов Кементари.
   Воды экватора нагревались быстрее, чем отдавали тепло холодной психросфере Северного полушария. Верхние слои экваториального течения испарялись под звездными лучами. Пар поднимался вверх, и теплые ветра, дующие от экватора, несли его прочь к берегам обоих материков полушария высадки. Двигаясь в верхних слоях тропосферы, пар конденсировался, образуя дождевые облака и отдавая энергию ветровым потокам.
   Вращение планеты и форма континентов добавляли динамизма в картину - в прямом и переносном смысле. Атмосфера проскальзывала над экватором, не успевая за проворачивающейся планетарной корой, и не встречая континентальных массивов, которые могли бы замедлить ее бег. И накапливая инерцию, в пересчете на энерговыделение на много порядков превышающую силу всех термоядерных взрывов.
   Зона низкого давления наконец покинула экватор. Меньшую часть ее энергии принял на себя кей-восточный островной массив, но большая - проскользнула мимо смятых тектоническим дрейфом кусков материковой плиты и по диагонали надвинулась на Южный материк. Сила Кориолиса закрутила циклон против часовой стрелки, и над кей-восточным полуостровом нависла стремительно кружащаяся четырехсоткилометровая облачная масса, перевитая молниями и взбивающая океан в белую пену. В районе Форохельского пролива она столкнулась с более холодными потоками, порожденными полярным океаном и вклинившейся в него Землей Ыкус - и жадно принялась втягивать их в себя.
   Тайфун неторопливо приближался к побережью. Боком он зацепил северный берег Земли Ыкус, обратив болота приливной зоны в хаос из поваленных лепидопалов и растерзанных волнами островков перекати-моря. Порожденные им волны возмутили прохладное течение Форохельского пролива. А затем и над материковым побережьем разверзлись хляби, мангровые заросли задрожали под ударами огромных валов, и гигантский вихрь двинулся над холмами Кей-восточного полуострова.
   Уже миллионы лет кементарийский океан отправлял свои ревущие подарки этой части континента, на пару с заморозками не давая кейвальхиям, псевдокордаитам и лианокаламитам превратить ее из кустарниковой лесостепи в джунглевую чащу. Обитатели полуострова знали - если не умом, то инстинктами - о приближавшейся непогоде, и торопились укрыться. Потянулись в лесные заросли виверниды, купологлавы и прыгуны откочевали ближе к горам, в те края, где ярость шторма ослабевала. Даже гиганты-кассикрании и грозные терапторы предпочли убраться с пути урагана.
   Но теперь на острие Треугольника находилась человеческая колония.
   И она не могла уйти с дороги стихии.
   Метеоспутники "Семени" видели черный провал в центре тайфуна, втягивающий в себя облака, будто черная дыра - ионизированный газ. Скорость ветра, насколько им удалось измерить с орбиты, доходила в отдельных потоках до сотни метров в секунду. Экспертные системы "Семени" проанализировали ситуацию и нашли ее достаточно опасной, чтобы немедленно подать на грунт сигнал тревоги.

Глава 1.

  
   Рев сирены разносился над Поселком, пробиваясь сквозь струи дождя, вот уже вторую неделю колотившего по крышам с упрямством ломящегося в запертую дверь пьяного бродяги. Дроны торопливо катились в укрепленные гаражи, нагруженные бригадами и всем ценным с дальних ферм. Колоны проверяли, прочно ли укреплены бронированные ставни, и надежно ли пригнана к крышам обшивка лендеров.
   - На нас надвигается чертовски большой ублюдок, - говорил Лазарев, просматривая полученные с орбиты записи и краем глаза посматривая в кухонное окно. - Четыреста километров в диаметре, триста километров в час в стене глаза. Это чудище куда опаснее, чем те два шторма, что нас уже потрепали.
   К счастью для нас, Метеослужба засекла его уже на стадии формирования, дав нам время как следует подготовиться. Сейчас супертайфун только миновал побережье, и у нас есть время до конца дня. Тро уже отправил кольцевик за рыболовами и их суденышками.
   Наша зона ответственности - склады. Проверим крышу вручную, не полагаясь на дефектоскопы. Если покрытие сорвет ветром, мы можем лишиться немалой части урожая.
   - Шторм не повредит реактору? - спросил Крапивник, рассевшийся на кухонном столе. - Не хотелось бы, чтобы ветер снес на нас всю его начинку.
   - Ему не повредит даже прямое попадание бомбы, - ответил Лазарев. - Команда Орлова проверила системы сброса топлива и аккумуляторы системы охлаждения - все работает как часы. В самом худшем случае мы вновь окажемся привязаны к солнечным батареям. Все основные магистрали тоже заглублены, специально на этот случай.
   Итак, все, кроме Геккона и Элгария, занимаются сегодня амбарами.
   - А мы? - хором спросили оба австралийца.
   - А на вас особая задача. Займетесь тем же самым, но уже здесь. Проверить все двери, все окна и особенно - крышу. И заткните любую щель, которую только обнаружите.
   Распорядок действий был нам знаком. Тро не зря муштровал колонию на случай столкновения с супертайфуном. Подобный ураган стоил жизни Игору Панину, метеорологу Оригары, погибшему, когда трое разведчиков оказались застигнуты штормом в дальнем лагере, и не рискнули возвращаться на "скайере". Ветер переломил росший в полукилометре от палатки кордаит и швырнул в нее, будто спичку. И Совет был решительно настроен не допустить новых жертв.
   С начала сезона дождей Тро провел несколько учебных тревог, а два налетевших урагана по-серьезному проверили нашу готовность. Ущерб оказался мизерным - перевернуло порывом ветра плохо закрепленный "скайер", выбило несколько окон в мехмастерской. Но колония приняла его во внимание, и теперь мы трижды проверяли все, что могло быть плохо закреплено, и тщательно принайтовывали все, способное оторваться и улететь.
   День выдался пасмурным, несмотря на приблизившуюся к нам и засветившую аж в половину яркости Солнца Мюару - небо застилали густые облака, сыпавшие на колонию мелкий, паскудный дождик. Ветер налетал порывами, то с севера, то с северо-кей-востока, бросая в лицо водяную пыль, но прохлады не принося - только влажную духоту. Мы растянули водоотталкивающие накидки, натянули капюшоны и бодрой рысью направились к складским комплексам.
   Когда я вслед за Владимиром выбрался из чердачного люка на крышу, ветер уже окреп и навалился на спину, норовя подтолкнуть к краю. Лазарев привязался страховкой к парапету - предосторожность нелишняя, на мокрых покатых листах оступиться ничего не стоило. Мы последовали его примеру и принялись лазить на карачках под хлещущими струями - искать плохо законопаченные щели и подтягивать ослабшие болты.
   Времени вертеть головой по сторонам у меня особо не было. Но я все же несколько раз оглянулся на улицы Поселка. Внизу царила деловитая суета. На многие крыши тоже высыпали черно-желтые фигурки. Тянулась к посадочным модулям вереница из фермеров и тележек с их поклажей. Лендеры были надежно прикопаны в грунте, а за прочность их обшивки волноваться не стоило - и так державшая воздушный поток на сверхзвуковой скорости, она была наращена и укреплена изнутри дополнительными распорками. Работники Метеослужбы и Инфогруппы торопливо сворачивали свои датчики с антеннами. За домами серой бурлящей лентой протянулась река, дальний берег скрылся в дождевых струях. Воздух пропитался влагой, словно в парилке бани, я то и дело смахивал с лица пот.
   Когда мы почти закончили работу, несмотря на накидки, успев вымокнуть, ветер неожиданно начал стихать. Облака по-прежнему стремительно мчались над головой, но в них появились разрывы, сквозь которые ударил яркий с непривычки свет Мюары, сотней зайчиков расплескавшийся на речных волнах. Разрывы растягивались, формируя длинные облачные полосы, вытянувшиеся параллельно речному руслу.
   Прожужжал "йоханссон", несущий под брюхом в захватах рыболовецкую лодку. Ждущий его на аэродроме трактор принял кораблик на грузовую платформу и неторопливо покатился в сторону ближайшего модуля.
   - Дело сделано, - Лазарев стащил перчатки и выпрямился, держась за парапет. - Идемте в дом, Шестая. Времени мало.
   - А вроде бы ветер стихает, - возразил я масколону. - И дождь перестал. Метеогруппа точно не ошиблась с прогнозом?
   Масколон вместо ответа молча указал в сторону Мэнханя.
   - Мать моя, - тихо и потрясенно прошептал Крапивник.
  

   Ветер совершенно стих. В спокойных речных струях отражался высокий обрывистый берег, растущие поверх обрыва заросли кустарника, играли на воде солнечные отблески. За Мэнханем уходили к горизонту ряды холмов, словно застывшие черно-зеленые волны.
   И на них медленно и неотвратимо надвигалась кипящая стена тьмы.
   Зрелище вдруг напомнило мне гигантскую фрезу. Туча кипела и бурлила, облака мчались вдоль фронта шторма, бугрясь и опадая поверху белой оторочкой. Казалось, огромное лезвие беззвучно стачивает небо, холмы, деревья, дальний берег реки... Синие трещины открывались и закрывались, до нас донесся еле слышимый рев.
   Взревели сирены тревоги. Им в такт звенели айдимы, захлебываясь аварийным сигналом, сеть лихорадочно просчитывала дистанцию до любого ближайшего ветроубежища и сбрасывала на них бешено мигающие указующие точки.
   - Поразительно, - бормотал Фумихито. - Обычно над сушей не образуется такой четкий грозовой фронт... Ураган должен был ослабнуть при движении над континентом, но этого не наблюдается... Вероятно...
   - Четыре минуты до убежища, - бросил Лазарев. - Режем! - и, подавая пример, полоснул ножом по своей страховке. - Вниз - и бегом!
   Наши сапоги стучали по брусчатке улиц, и в такт им грохотало над рекой. Рев нарастал и креп, уходя в инфразвук, сбивая сердце с ритма и обдавая его древним леденящим ужасом. Вернулся ветер, швыряя по улицам позабытые листки бумаги, бросая в лицо холодные капли. Мюара растворилась в сером кипении, тень чудовища накрыла поселок.
   Дверь дома в десяти шагах. Ветер наваливается на спину и плечи, заставляя спотыкаться, норовя сбить с ног. Ледяные брызги барабанят по капюшону, словно камни. Я распахнул дверь - и взвывший шквал вырвал ее у меня, захлопнул и вдавил в кордаитовый косяк. Крапивник и Лазарев навалились на створку вместе со мной, прижимая ее к стене.
   Мы бросились в проем. Мигель не удержался на ногах, его потащило вдоль стены, но он успел вцепиться в косяк мертвой хваткой, а секунду спустя Нидлер рванул его за руку, затаскивая внутрь. Стоило мне и Крапивнику отпустить дверную створку - и Лазарева протащило вместе с ней по земле, мы вцепились в накидку масколона, затаскивая в дом уже его. Дверь с грохотом захлопнулась - и тут же через дальние окна проникли синие отсветы, а здание затряслось от раскатистого грохота. Элгарий бросился к двери и торопливо закрутил три массивных замка.
   Мы сползли по стенам, судорожно пытаясь отдышаться. За стенами ревело. Гремело. Завывало. Било по стенам и крыше, словно орудийная очередь. Женская половина группы столпилась в коридоре, глядя на нас расширенными от ужаса глазами.
   - Очень. Плохо, - выдавил Лазарев. - Прошляпили весь резерв по времени. Еще бы чуть, и несло бы Шестую до самого Срединного океана.
   - Слава Космосу, все живы, - выдохнула Рыжая, опускаясь рядом с Олегом на колени. - Что творится на улице?
   - Светопреставление, - проговорил сдавленно Олег. Его голос было почти не слышно в вое ветра.
  
   Колонисты Шестой сбились в кучку посреди кухни, прислушиваясь к грохочущим за стенами громовым раскатам. Удары грома, бьющие в стены и крышу водопады и сводящий с ума рев урагана слились в одно дьявольское крещендо. Здание явственно подрагивало.
   Несколько раз дом содрогнулся ощутимей. Похоже, что-то тяжеловесное ударило в стену, будто таран.
   - Запроси сеть, - попросил я Ланцею. - Все ли дома откликаются?
   Ланцея быстрыми движениями пробежалась по панели айдима. Откинула волосы со лба.
   - Все конты чуют сеть штатно. Если какой-то дом не рухнул так удачно, что и мозг, и все айдимы не оказались неповрежденными - разрушений нет.
   - Что это тогда в нас прилетело? - обхватив себя руками, спросила Дофия.
   - Дерево, - предположил Корнер.
   - В пределах Поселка сведено все, кроме совсем уж кустиков, - возразил Лазарев. - Это что же, его принесло из-за Мэнханя?
   - Я бы этому не... - слова Крапивника оборвал новый порыв ветра. Свирепо рвануло крышу, мы сжались, невольно ожидая, что сейчас раздастся зловещий скрежет рвущейся резьбы. Дверь затрясло, я высунулся в коридор, и в тусклом свете мне показалось, что МФП-шные засовы вот-вот вырвет из петель. Раскатистый грохот проник сквозь стены.
   Ланцея сопрягла айдим с кухонной панелью и сбросила на нее поток с какого-то из уличных защищенных сенсоров. Кажется, того, что располагался на крыльце диспетчерской. Без особого результата - все, что показал сенсор, это муть из дождя и синих вспышек.
   Время тянулось неторопливо. Сеть транслировала успокаивающие реляции Метеогруппы, отслеживающей продвижение шторма со спутников. Ланцея стояла у окна, будто что-то могла увидеть сквозь заслонку, прикрывавшую слой прозрачного оптоситалла. Ее лицо, озаряемое вспышками на панели, было спокойным, чуточку насмешливым и удивительно красивым. Рыжая нервно прислушивалась к реву урагана, постукивая пальцами по пластикату. Анна ожесточенно скребла ногтем загадочное пятно на стене, вздрагивая при особо сильных раскатах молнии.
   Сквозь вой и грохот до наших ушей донесся хруст. Мы дружно уставились на Геккона.
   - Хрмм, - Геккон откусил здоровенный кусок поджаренного хлеба. - Фего фы... и что вы на меня так уставились? Или ураган - это повод отказываться от ужина?
   Лазарев рухнул на табурет и устало рассмеялся.
   - Эй, вообще-то здравая мысль, - поддержал его Нидлер. - Софи, что насчет небольшого перекуса на всех желающих?
   Несмотря на нервное напряжение, желающих оказалось немало. Естественно, готовить мы не стали, обойдясь сухпайком.
   Когда полгруппы дружно уплетало содержимое консервных банок, айдимы внезапно пискнули оповещалкой.
   - Внимание, - спокойно произнес Тро. Кто-то из нас увеличил громкость. - В целях безопасности мы отключаем энергоснабжение. Это не авария, так что паниковать нет повода. Мы лишь хотим свести к минимуму риск коротких замыканий. Пять минут до отключения подачи энергии. Сохраняйте спокойствие. Ураган почти наполовину миновал Поселок. Сильных разрушений не отмечено. Сохраняйте спокойствие, колоны.
   - Сколько у нас запасено дров? - спросил Лазарев. Повысив голос - иначе бы его не услышали сквозь завывания.
   - В подвале? Где-то с треть поленницы, - отозвалась Рыжая. - Владимир, зачем? Если и станет холодно, можно обогреться от резервного аккума.
   - Резерв только на сеть, - покачал головой масколон. - Ладно, подождем, как скоро вернут освещение. Думаю, за ночь мы замерзнуть не успеем.
   Помещение погрузилось во тьму. Лишь призрачная подсветка айдимов отражалась в расширенных зрачках. Под рев и гром мы инстинктивно жались друг к другу, забыв про еду. Откуда-то издалека донесся новый звук - плеск, будто упало в воду что-то очень тяжелое. Я представил, каким должно быть падение, чтобы мы расслышали его сквозь стены дома и непрекращающийся грохот ливня, и невольно поежился.
   - Берег не обрушится? - как выяснилось, мы с Дофией подумали об одном и том же. Наш дом хоть и стоял достаточно далеко от берега, все же мысль об обвале заставляла неуютно ежиться.
   - Не должен, - я старался убедить не столько Дофию, сколько себя. - Берега реки сцементированы корнями и стеблями растений.
   - Какие растения выдержат такую погоду? - Крапивник указал на закрытое окно, словно обводя рукой творящийся за ним ад.
   - Местные лианокаламиты, - ответил я, хоть вопрос и предполагался как риторический. - В их стеблях так много кремния, что они сравнимы по прочности со стальными тросами. Недаром на обоих материках они растут на подветренных побережьях и в горных районах.
   - Ну хорошо, если так, - вздохнул Олег. - Не очень-то мне хочется заниматься плаванием в такую погоду. Одно хорошо - крокотритоны наверняка попрятались на дно.
   Шутка даже не вызвала улыбок.
   Ланцея потянулась за айдимом.
   - Обрушение! - прокричала она.
   - Что? - Лазарев поднялся. - Где?
   - Химлаборатория. Крышу сорвало и забросило до взлетной площадки.
   Лазарев облегченно вздохнул.
   - А подвал цел?
   - Похоже! - неуверенно произнесла Ланцея. - У них там не было ни конта, ни датчиков!
   - Химики еще вчера перетащили вниз все ценное из оборудования. Если Совет не шлет туда эвакокоманду, значит, все в порядке, - успокоил нас масколон.
   - Эвакокоманду? - переспросил Мигель. - В такую-то погоду?
   - А если не выдержит убежище? - при этих словах Лазарева Рыжая суеверно постучала по столу. - Все продумано. Эвакуаторы набраны из экипажа, у них костюмы высшей защиты - из тех, в которых перебирали центрифугу.
   - Сильно поможет скафандр, если человека приложит летящим бревном? - спросила мрачно Ланцея.
   - Я предпочитаю доверять техникам Хейма, - Лазарев опустился обратно на стул. - Поверь, они с Орловым знают свое дело.
   Воцарилась тишина. То есть разговор прервался - и словно дождавшись, пока мы заткнемся, шторм взвыл с новой силой. Снова что-то прогрохотало по рениобиевой крыше, я услышал треск кордаитовых стволов и стена, кажется, дрогнула, слабо прогибаясь под напором ветра. Мы вздрогнули, невольно попятившись к противоположной стенке. Снова затрещало дерево - и ставни за окном внезапно исчезли, лишь несколько кусочков доски дрожали на оголенных петлях.
   Нидлер пробормотал что-то неслышное. Подпертые кордаитами сложновязаные МФП и оптоситаллическая керамика, пошедшие на изготовление дома, согласно расчетам, должны были держать ветровую нагрузку чуть ли не от ядерного удара, но нам на собственной шкуре пришлось убедиться, что расчеты далеко не всегда совпадают с реальной жизнью.
   К счастью для нас - не в этом случае. Рев возвысился до бьющего в череп и барабанные перепонки адского грома, вспышки молний слились в стробоскопическую череду. На их фоне Ланцея казалась черным силуэтом. Я бросился к окну. Почувствовал, как напряжены - до каменной судороги - ее плечи. За стеклом не было ничего - только масса воды, сквозь которую прорывались синие вспышки. Я привлек девушку к себе, отстраняя от окна. Спиной натолкнулся на так же застывшего Геккона, скорее догадался, чем услышал короткое ругательство.
   - Извини, приятель, - пробормотал я. Геккон небрежно хлопнул меня по плечу, подталкивая в сторону.
   - ... загораживаешь обзор! - расслышал я сквозь бурю.
   Я коротко засмеялся. Франка, видимо, услышавшая слова мужа, тоже неслышно рассмеялась, сбрасывая напряжение. Ланцея обернулась. Посмотрела на нас и сама неуверенно, словно забыв, как это делается, улыбнулась.
  
   Загремели штифты засовов, выдвигаясь из пазов. Фумихито и Нидлер подналегли на запертую дверь, но та не пошевелилась.
   - Нас завалило? - с сомнением произнес масколон.
   - Да вряд ли, - Фуми от души поддал по двери плечом. Та сдвинулась на полсантиметра. Из щели стала расползаться по полу похожая по цвету на кожу Нидлера лужица.
   - Ну конечно, если нас протащило ветром от вершины до Ульрики, а мы и не заметили... - Корнер не докончил фразу.
   - А конт не заметил, как сместился на триста метров к кей-западу? - скептически засмеялась Ланцея. - И кабеля нечувствительно растянулись?
   Лазарев молча присоединился к Корнеру и Нидлеру. Им троим едва хватало места в проеме, но дверь, тем не менее, наконец поддалась с влажным всхлипом.
   Отвалив от порога гору жидкой грязи мне по пояс величиной.
   - Ну и ну, - пробормотала Анна, встав на цыпочки, чтобы глянуть через плечо троицы.
   Толстый грязевой вал окружал здание с кей-восточной и южной стороны. У меня появилось чувство, что буря подняла со дна Мэнханя весь скопившийся за годы ил и перенесла его к нашему порогу. Под башмаками, стоило мне сойти с крыльца, зачавкала глина - где-то в ее толще скрывалась, наверно, брусчатка. Улица превратилась в болото, из которого торчали полуокруглые грязевые выпуклости - еще вчера бывшие в меру облагороженными колониальными зданиями.
   И мы при этом находились на возвышенности. Основная часть Поселка, когда я перевел на него взгляд, больше напоминала морское дно. Там и тут среди грязевых залежей бродили колонисты, пытаясь соотнести вчерашние улицы и сегодняшнюю мешанину из ила, щепок, листьев и камней.
   Периметр - частокол из вековых кордаитов - исчез, несмотря на все расчеты Стройсекции. Кое-где сиротливо торчали из земли обломанные пеньки, будто корни зубов. Посреди Поселка виднелись развалины химлаборатории.
   Ну как развалины? Две стены исчезли полностью. По остаткам двух других можно было определить, где в принципе здание находилось, если знать, куда смотреть.
   За периметром не уцелело ни единого деревца. Рамисаги и фальцифлосы, псевдокордаиты и кейвальхии - все исчезло, будто над полуостровом и впрямь пронеслась гигантская фреза. В дальнем конце улицы валялся, перегораживая ее, черный ствол кейвальхии, вырванный с корнем - как бы намекая на постигшую деревья судьбу. Даже тапетум был вбит дождем в грязь.
   Ульрика, как и Мэнхань, превратилась во вспучившийся бурый поток. Река, и так разлившаяся с началом дождливого сезона, подобралась к основанию нашего косогора, стремительно неся мимо разнообразный мусор. На моих глазах из воды поднялась округлая голова крокотритона, щелкнула роговыми челюстями, хватая что-то плывущее, и скрылась в мутных струях.
   А вот лес за рекой выдержал удар. Еще Четвертая отмечала миллионолетнюю адаптацию растительности региона к свирепым бурям. Опушка леса представляла собой сложную конструкцию, рассчитанную на удар тайфуна. Первой ветровой поток встречала прочнейшая лиановая сеть, намертво сплетенная с ветвями и углубившаяся в землю корнями на много метров, дробившая и ослаблявшая ураган. Под ней ступенями уходили вверх зонтичные кроны кейвальхий, чьи иглообразная листва и прочная древесина тоже успешно держали порывы ветра. Укрывшиеся под их защитой псевдокордаиты образовывали третью линию обороны. Под напором шторма лес содрогался и качался от опушки до опушки - но удерживал позиции. Лишь там, где наши лесорубы глубоко вклинились в опушку, ветер смог проложить дорогу в глубь леса - от вырубки в глубь чащи протянулась широкая полоса сломанных и поваленных деревьев, насколько видел глаз.
   - Вряд ли что-то уцелело из лесопосадок, - горестно вздохнул Геккон.
   - Их же сажали в ветровой тени, за пригорками, - протянула Дофия.
   - Пригорками? - Оливер рассмеялся.
   - Удивляюсь, как при таких бурях на полуострове уцелел хоть какой-то лес, - Мигель осторожно спустился с крыльца, прощупывая перед собой глубину лужи. Перехватил лопату поудобнее и принялся отбрасывать от дома нанесенную штормом грязь.
   - Такие шторма, наверно, случаются не каждый год, - к нему присоединился Фумихито. - Планета сейчас проходит ближайшую к звезде точку обоих орбит, это усиливает нагрев океана, и погода ухудшается. Такое происходит... ммм, дайте посчитать... - он замолк, шевеля губами.
   - Примерно каждые пять местных лет, - подсказала ему Ланцея. - Если брать более-менее точные совпадения. Достаточно времени, чтобы кустарник и редколесье выросли и окрепли.
   Что-то кольнуло меня в словах Ланцеи и Корнера. Какое-то неуловимое чувство тревоги они вызвали. Я попытался поймать ускользнувшую мысль - точнее, предчувствие - но не преуспел. И решил временно отложить обдумывание, пока мысль не вернется сама.
   Небо очистилось - впервые за долгие недели с начала сезона дождей. Остатки туч стремительно таяли в синеве. Сейчас оно выглядело удивительно похожим на земное, если не обращать внимание на поднимающийся над горизонтом диск Илуватара. Впрочем, при дневном свете и определенной доле фантазии газовый гигант можно было принять за нашу Луну, только подросшую втрое. И ополосатившуюся.
   Ураган забрал с собой и удушливую влажность - в воздухе приятно веяло прохладой и морской свежестью. Впервые за долгие месяцы сезона дождей.
   От центральной площади доносился гул двигателей и лязганье металла - за расчистку грязевых завалов взялись трактороводы. Не дожидаясь их, мы распределили между собой инвентарь и принялись отгребать жидкую грязь от собственного домика. Улица заполнялась берущими с нас пример колонами, масколоны шумно и беспорядочно пытались организовать процесс. Уличная схема покрывалась сыпью невпопад раскиданных указующих точек, взад и вперед носились дроны и колонисты с лопатами, топорами и граблями.
   - Что же. По крайней мере, это мы прошли без потерь и разрушений, - заметил Лазарев, бегло проглядывая сеть. - Надеюсь, больше Кементари сюрпризами нас не порадует.
   Масколон даже не представлял, как жестоко ему суждено ошибиться в самом скором времени.
  

Глава 2.

  
   Сирена гудела над Поселком, заходилась раскатами в такт тревожному звону айдимов. Оповещала об опасности тех немногих колонов, кто умудрился до сих пор ни разу не посмотреть на источник угрозы.
   Дождь мерно и неостановимо барабанил по плечам и капюшону, поливал блестящие крыши и превращал в кисель переулки. Воздух снова пропитался удушливой банной жарой, даром что Мюара не показывалась из-за нависших над колонией мокрой тряпкой туч уже две недели. Редко, словно нехотя, посверкивали молнии.
   Это было не похоже на шторм. Тот обрушился на Поселок внезапно, словно подкравшийся из-за угла с кастетом грабитель. Но колония, предупрежденная бдительным спутниковым оком, успела приготовиться к бою и выстояла, дав супертайфуну достойный отпор. С тех пор бури, хоть и не такие сильные, налетали трижды, все три раза не причинив больших разрушений.
   Нынешняя беда не пряталась и не подкрадывалась. Она надвинулась на Поселок загодя, неторопливо - и неостановимо. И была куда страшнее.
   Мы уже привыкли видеть Ульрику спокойной, неторопливой речушкой, до половины заросшей ковром плаунов, с протянувшейся через нее канатной переправой.
   Когда-то тихая и мирная, Ульрика перекинулась в разъяренного демона. Грохочущий поток несся мимо колонии, коричневый от грязи и белый от пены. Шум воды был слышен по всей колонии, один за другим откалывались от противоположного берега пласты глины. Напор воды все же подмыл обрыв, несмотря на скреплявшие его прочные корни - грязной бахромой теперь повисшие над бешеными струями.
   Мэнхань тоже вышел из берегов, опасно подступив к Поселку и затопив наш песчаный карьер. Но с сошедшей с ума младшей сестричкой большой реке было не тягаться. Побережье, к которому приставали лендеры, полностью скрылось под водой, лишь верхушка причала торчала сиротливо из воды. Река уже подступала к кустам игларикса, окружавшим администрацию, и даже до складов и взлетного поля оставалось не так много.
   Но жилые здания находились куда как в большей опасности.
   - Вода подступает по два сантиметра в минуту, - торопливо, сбиваясь, частил перемазанный до глаз стройсекционщик. - Если она не остановится, к утру колония уйдет под воду. Мы наращиваем дамбу, но рук не хватает.
   - Слышали? - взъерошенная и мокрая, директор Вэнь повернулась к Тро и Артигасу. - Патрон, надо снимать людей отовсюду и слать на дамбу!
   - Дальние фермы уже затоплены, - не сдавался Артур. - Мне нужны кольцевики, вывезти людей! Там дети и женщины!
   - Да куда мы будем их выводить, если Поселок затопит? - Вэнь почти наскочила на Артура. - Пусть прячутся на возвышенностях и крышах, надо спасать колонию!
   - Проклятье, - пробормотал Артигас. - Мы можем вывезти их за Мэнхань, в конце концов! Там холмы, туда разлив не доберется!
   - Как бы туда не пришлось вывозить весь Поселок! - вмешался Орлов.
   - Тихо, масколоны, - произнес Тро, стоявший напротив нашей с Ланцеей распахнутой двери.
   Конечно, директора собрались в нашем коридоре отнюдь не потому, что решили сменить Центр на здание Шестой. Просто наше жилище находилось на самой высокой точке кей-западной стороне колонии, аккурат над беснующейся Ульрикой. Что делало его естественным выбором для импровизированного командного пункта.
   - Борис, - проговорил Тро. - Что со взрывными работами в устье?
   - Полный блок, патрон, - безнадежно проговорил Орлов, проведя ладонью по лысине. На его голове остался грязный след. - У нас не хватит взрывчатки, чтобы разметать наносы, особенно учитывая, что работать нужно под водой и в приливной зоне. Единственная землечерпалка тоже не справится, да и тащить туда ее придется "йоханссоном".
   - Моя вина, - немного помедлив, добавил главный инженер. - Я не предвидел подобной ситуации.
   - Кто виноват, разберемся позже, - пресек попытку самокритики Тро.
   Он оглядел подчиненных, задумчиво посмотрел на панель.
   - Борис, высылайте "йоханссоны" на эвакуацию людей с ферм, - распорядился он. - Они понадобятся нам, только если Поселок действительно затопит, до тех пор мы успеем облететь фермы. Рикард, Айрен! - рука Тро метнулась к айдиму, переключая беседы. - Сажайте за пульты ваших лучших пилотов! Пусть берут в первую очередь женщин и детей и сразу везут к возвышенностям!
   Всех колонов, свободных от дежурства - на берег. Всю технику - туда же. Вэнь, где хотите, но найдите материал для укрепления дамбы.
   - Уже делаем, патрон, - арктанка развернулась на каблуках, скрывшись за дверью.
   - Елена, займитесь детьми, - Гарольд стремительно переключал аудиопотоки. - Соберите их и организованно разместите на втором этаже Центра. Разверните пару полевых кухонь. Марта, готовьтесь принимать захлебнувшихся, промокших и покалеченных. Я опасаюсь, что без несчастных случаев дело не обойдется, - мрачно добавил он.
   Что дальше было сказано между директоратом, осталось неизвестным. Мы торопливо вынырнули под дождь, оставив жилище в распоряжении руководителей Поселка, и под вой сирены бросились вниз по склону.
   Винить в произошедшем было действительно некого. Разве что все ту же спешку, с которой развертывалась колония.
   Сила наводнения не укладывалась ни в какие наши представления о гидрографическом режиме Ульрики. Исследования, проведенные Четверкой Оригары, показывали, что максимальный подъем воды не превышает в сезон дождей трех метров. С расчетом на этот уровень и строилась колония.
   Увы, никто не предвидел совпадения нескольких факторов. Сверхприливы размыли средней величины остров, а бушующие шторма перенесли песок вдоль мелководья, создав естественную дамбу из наносов в устье Мэнханя. А та же жара, которой мы были обязаны супертайфуном, растопила высокогорные ледники, и к дождевому питанию Ульрики добавились многие кубометры сорвавшихся со склонов Энд и растаявших лавин. Превратив мирную речку, отделявшую полуостров от лесной чащи, в беснующийся поток, перекатывающий, как спички, вековые деревья.
   Дождь-предатель усиливался, потоки воды колотили по нашим капюшонам. Теплые брызги били по лицу.
   - Что с ветром? - на бегу крикнул Лазарев. - Усиливаться не собирается?
   - Нет! - выкрикнул в ответ Корнер. - Но и дождь зарядил на три дня, не меньше!
   Масколон чертыхнулся на ходу.
   Впереди люди Вэнь торопливо расставляли колонов в живые цепочки до верха дамбы. Кто-то уже наполнял землей тяжелые тачки. Гудел экскаватор, пронося ковши с грунтом прямо над головами рабочих.
   Работа закипела, несмотря на ливень. Моими соседями по цепочке оказались Фуми и Крапивник. Тяжеленный мешок с песком ушел вверх, на дамбу, еще один и еще... На ее вершине понемногу росла вереница из джутовых (уже кементарийской выделки) мешков.
   - Три и семь! - выкрикивал Библус, внимательно следящий за уровнем воды. И вскоре после этого, - Три и восемь!
   - Проклятье, - выдохнул Крапивник, согнувшись под тяжестью очередного мешка. - Сколько еще ей переть?
   Даже пожать плечами в ответ не было времени. Принять мешок, подать мешок... Дождь не унимался, вода продолжала прибывать.
  
   - Больше здесь не копать! - услышал я выкрик масколона Два-Строй, что ругался с Элгарием из-за заделанной отдушины амбара. - Углубите почву - дамба может осесть!
   Двастроевцы зашумели, слова мешал разобрать шум дождя, но содержание было ясно и так. Достаточно посмотреть на превратившееся в одну сплошную яму пространство между дамбой и домами. На дне ямы плескалась дождевая вода, люди оскальзывались и падали в мокрую смесь песка, земли и H2O.
   - Где хотите! - проорал в ответ масколон. - Ройте улицы, засыпайте песком... Держите дамбу, главное, держите!
   - Четыре и пять! - словно откликнувшись, крикнул Библус. - И продолжает расти!
   Я содрогнулся. При таком уровне воды Ульрика должна уже подмывать вершину дамбы!
   И верно, на гряде возникла суета, несколько человек бросились к тому месту, где сочился между мешков темный ручеек. Торопливо принялись подсыпать землю на пути размывающей дамбу струйки.
   На миг я представил, куда хлынет вся масса воды, если дамбу прорвет, и отогнал эту мысль. Мешок, другой, третий... и вдруг неожиданная пауза.
   - Что стряслось? - я разогнулся, потирая ноющую поясницу.
   Крапивник обернулся к началу цепочки.
   - Что у вас там?
   Прошло несколько секунд.
   - Мешки кончились! - долетел сквозь дождь голос, похоже, Лазарева. - Подождите!
   - Чего ждать? - сплюнул Олег в лужу. - Пока нас затопит?
   Ждать пришлось недолго. Лазарев полушагом, полубегом промчался вдоль цепи, у меня в руках очутилась лопата, а сам я - в начале переулка, среди разломанной брусчатки, забрасывая в тачку мокрый песок лопату за лопатой.
   Происходящее казалось дурным сном, и только холод воды не давал усомниться в реальности происходящего. Сонно, словно нехотя, копошились колонисты на дамбе и у подножия. Дождь бил в лицо, ворчал гром, злясь на так упрямо сопротивляющихся стихии людей.
   Я вскинулся, сообразив, что в толпе на берегу наметилось новое движение. Десятка три колонов промчались мимо меня с шанцевым инструментом.
   - Это что еще такое? - пробормотал я. Работающий в той же луже по щиколотку в воде Крапивник поднял голову.
   - Сетку вообще не смотришь? Залило дальние фермы. Вода идет по полям напрямую до Мэнханя.
   - Народ успели вывезти? - с замиранием сердца спросил я.
   - Уже давно. Тро как в воду глядел. Ну и то хорошо.
   - Ага.
   - Да я не про то, - тачка заполнилась, Элгарий унесся в сторону дамбы. - Теперь лишний сток уходит в Мэнхань, глядишь, здесь вода немного спадет.
   - Если не дойдет до нас через поля, - уж кому, как не нам, было знать яваннографию полуострова. - Тогда придется вести новую дамбу вдоль периметра.
   - По крайней мере, у нас есть передышка!
   Раздался гул мотора, и на нас упали лучи света. Грузовик, груженый мешками с песком и тянущий за собой полевую кухню, затормозил почти вплотную к нашему раскопу.
   - Эй! - услышали мы женский голос. - Нужны руки на разгрузке!
   Шестая обступила дрона. Снова выстроилась живая цепочка, и мешки поплыли вдоль нее в сторону дамбы. Внезапно оттуда донеслись тревожные крики.
   - Что там? - спросил Фуми у соседа.
   Прошло немало времени, прежде чем пришел ответ.
   - Двастроевец сорвался. Вытащить не смогли.
   - Requiem aeternam dona ei, - пробормотал Мигель.
   Кузов дрона опустел. Мы снова взялись за лопаты, однако на плечо мне опустилась тяжелая рука Лазарева.
   - Оперколоны, - он подтолкнул нас к кухне. - Перерыв. Съешьте что-нибудь, пока не свалились в обморок.
   До его слов я и не замечал, насколько зверски хочу есть. Мне в руки сунули теплую миску.
   - Как ты? - спросил участливый голос Ланцеи.
   - Мы немного запыхались, - я ухитрился выдавить из себя улыбку. Поцеловал ее. - Спасибо за горячий обед.
   - Скорее ужин, - засмеялась Ланцея. Принялась раздавать ребятам их порции. Я ошалело посмотрел на айдим и понял, что уже вечереет. Принялся торопливо поедать кашу, не чувствуя вкуса.
   - Плохо, - так, чтобы не слышала Ланцея, пробормотал Фуми.
   - Ау? - уставился на него Крапивник.
   - Сверхприлив, - бросил коротко Корнер.
   Пояснений не требовалось. Обычно приливная волна гасилась на протяжении русла Мэнханя, не доходя до колонии, ну разве что, когда на нее накладывались приливы прочих спутников, на какие-то сантиметры поднимая уровень воды. Но теперь... Теперь, когда реки и без того разлились, приливной нагон подопрет сток, и уровень воды рванется вверх, наверное, по всему руслу.
   Смеркалось. Дождь ослаб, но молнии принялись сверкать даже чаще. Дрон уехал за новой порцией мешков, мы продолжили разрывать улицу и таскать тачки к подножию дамбы. В подступающей темноте было почти не видно людей, и это стоило сломанной ноги одному из колонов, не успевшему уйти с пути трактора. Но вскоре на крыше нашего дома вспыхнул прожектор, и рассеянный свет выхватил дамбу из темноты.
   - Четыре и пять! - раздался испуганный голос Библуса. - Четыре и пять! Мать Гидра, Отче Дагон, четыре и шесть! Вровень! ЗЕМЛЮ, СРОЧНО!
   Все закрутилось и смешалось. Я помню, как бежал с тачкой к дамбе, как сбил кого-то с ног, не успев даже извиниться. Потом помню себя с лопатой на вершине, остервенело швыряющим землю из тачки на многочисленные ручейки. Ноги скользили на глине.
   Совсем рядом рычал поток. Река воды, грязи и пены сносила все на пути, размывала дамбу, подмывала противоположный берег. Прожектор метнулся через реку, выхватил качание огромного маятника - это вековой псевдокордаит не выдержал напора воды, завалился, повиснув на лианах.
   Рядом раздался громкий всплеск, крик поднялся - и сразу оборвался. Колон рискованно склонился над водой, запоздало протягивая руку в пенное буйство. Одного взгляда на одержимую Ульрику было довольно, чтобы понять - помощь уже не нужна.
   - Дорогу! - прорычал хриплый, остервенелый голос, и груда мешков сама по себе проплыла вдоль дамбы. Мешок отделился от нее, прыгнул мне в руки, едва не спихнув в воду. - Кидай! - за мешком показалось лицо масколона второй разведгруппы. Я ошалело уставился на худощавого Уэстли и еще шесть мешков, которые тот нес, сам забросил свой мешок на плечо, едва не сложившись от тяжести, и отправил его поверх журчащего ручейка. Прожектор метался туда и обратно, выхватывая мечущиеся тени из темноты. Я снова услышал гул экскаватора, обернулся, пытаясь разглядеть, куда тот вывалит свой ковш.
   Что-то сильно толкнуло меня в голень, и нога предательски поехала по мокрой глине. Я взмахнул руками, инстинктивно сохраняя равновесие. Почти выпрямился...
   Страшный удар обрушился на мою шею. Острая боль пронизала позвоночник, я задохнулся, видя, как приближается поверхность воды. Попытался закричать, но в легких не хватило воздуха. Ледяная тьма сомкнулась над головой, подхватила, закружила, завертела, хлынула в рот и нос.
   Я отчаянно замолотил руками, слепо рванулся вверх. Выплюнул воду, чтобы тут же получить волной в лицо и захлебнуться снова. Уже не было ни верха, ни низа - только темный, душащий, ревущий холод и краткие, судорожные глотки воздуха. Что-то ударило в бок, в спину, по ногам - и снова в спину, резко, обжигающе полоснув вдоль нее, рвануло куда-то. Мир кружился и грохотал, пока не осталось ничего, кроме мокрой ледяной тьмы и рева.
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Обская "Единственная, или Семь невест принца Эндрю" (Попаданцы в другие миры) | | С.Вайнштейн "Печать твоего вероломства" (Любовное фэнтези) | | М.Боталова "Леди с тенью дракона" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Колючка и богатырь " (Короткий любовный роман) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона" (Любовная фантастика) | | С.Шавлюк "Угадай суженого" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Я.Логвин "Только ты" (Современный любовный роман) | | К.Марго "Мужская принципиальность, или Как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | Н.Кофф "Крохотное чудо " (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"