Лепешков Арсений Владимирович: другие произведения.

Эльфы и не только. Книга первая.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


  • Аннотация:
    Вычитал я. Теперь вы читайте) Оценки выключаю. В последнее время самиздат превратился в гнездо троллей и неудачников в данном отношении. Если понравилось или не понравилось - пишите в комментах


Эльфы и не только. Часть 1.

  
   Цикл "Вселенная островов"

Судьба свою вечную пряжу прядет,

вьются причудливо нити златые.

Что за рисунок на ткани грядет?

Ненастье иль ангелов крылья?

Глава 1. Где-то, на краю земли

  
   Громада глинистой стены со свисающими корневищами уходила в туманную бесконечность. Лиса недовольно поморщилась от сырости. Здесь, у великого обрыва, на краю её родного Острова поднимались из бездонной пропасти облака. Они затмевали свет небосвода, делая мир вокруг сумрачным и влажным. Где-то там, внизу, за многие тысячи лиг, бурлило кипятком кольцо океана.
   Она сидела в проеме одного из тоннелей пробитых в теле земли то-ли карстовыми водами то-ли неведомым зверьем. У её ног, обутых в серебряного шитья сапожки, журчал, ниспадая в никуда, ручеёк. Юная эльфа отдыхала, глядя на сумрачную красоту края мира.
   Еще один вздох, еще несколько биений сердца и в путь, надо успеть. Испытание не ждет, надо быть достойной. Лиса повела плечами и гибким движением метнула себя во тьму тоннеля. Темнота привычно отступала под прицелом оранжевых кошачьего разреза глаз и столь же привычно уже ныла воспаленная кожа вокруг золотой вязи родовой татуировки. Магические эманации эликсира дающего силу рунам оборачивались для её тела болью.
   Остров Этер огромен. Его размеры так велики, что от одного края обрыва до другого можно скакать несколько лет. Правда, никто не может назвать точно. Никому еще не удавалось пересечь остров из конца в конец. Виной тому, как моря, раскинувшиеся на его поверхности, так и полная неизведанность девяноста процентов его территории, где могло скрываться все что угодно. От забытых храмов кровавых богов и неизвестных народов, до зон аномальных магических потоков. Кроме того, еще есть скала Темного. Огромный горный отрог с долиной, каменный монстр, дрейфующий над землями Острова. Есть уступ Гномьего моря. И ведь маги говорят, хитро улыбаясь, что это лишь половина Этера. Впрочем, от магов всего можно ожидать.
   И все же темные эльфы странный народ даже по местным меркам. Достаточно сказать, что сам Темный, по слухам, был рожден эльфом. Кто-то ненавидит их, кто-то превозносит, но все без исключения их боятся. И речь не только о людях.
   Для мужчин эльфов открыты все пути. Они рождаются магически одаренными, а те, кому не хватило собственной силы, обучаются ремеслу войны. При чем основная наука и умение для таких - убивать магов. Их войны и волшебники наводят ужас на другие государства, их мало, но они никогда не нанимаются на службу. Никто не проверял истинных возможностей их владык, но любое государство ойкумены знает, что его основная сила - боевые маги, бесполезна против Сапфирового Пика.
   Для эльф все сложнее. Их дар не так силен, а традиции опутывают общество эльфов шафрановыми нитями несвободы. Лиса знала, что будет любима. Что получит прекрасный чертог в горах, что её платья будут затмевать красоту драгоценных камней в её украшениях, а забота о ней будет плавно перерастать в исполнение её капризов. Эльфийские владыки умеют быть щедрыми к своим спутницам. Но знала она и о том, что всю жизнь её и её подруг по гарему будут преследовать запреты. Лиса любила наряды и украшения, как все женщины, она любила, когда о ней заботятся и дарят подарки. Но жить так тысячу лет, изо дня в день, без перемен, без надежды на перемены - птицей золотою в алмазной клетке. Такая вечность пугала Лису, оборачиваясь когтями кошмаров. К счастью был еще один путь, тропка на волю среди традиций. Любая эльфа могла стать Гончей. Войном-ведьмаком, наемницей против нечисти, убийцей чудовищ. Магический дар для этого почти не требовался. Почти, но у Лисы не было и этого. Она была абсолютно лишена дара. Её тело отвергало магию как нечто чужеродное, любое магическое воздействие было для нее пыткой. А ведьмаку положена родовая татуировка. И золотые письмена на теле не просто традиция, это магический узор, руны защиты, руны исцеления, укрепленные магией кости и усиленные мышцы, магия ледяного когтя. Руны защиты от огня, и руны позволяющие дышать под водой, многое вплетено в этот узор. Можно не быть магом, руны сами преобразуют потоки маны, защищая носителя от всякого вреда и позволяя ему биться с врагом. Но это магия.
   Её наставник долго уговаривал Лису оставить её безумную идею. Ей говорили, что она не перенесет операции, что у нее нет шансов, но смерть была не так страшна, как призрак алмазной теснины. Она рискнула, потребовала своего права на соблюдение традиций и выжила вопреки всему. С тех пор по её стопам всегда неслышным волком кралась боль. Она знала, что перед магией она, по-прежнему, беззащитна, ибо руны, включившись на полную мощь при отражении магической атаки, убьют её вернее самого врага. И знала, что шансов снова почти нет. Настал день последнего испытания, экзамена. Но к низким шансам она привыкла, азарт охотника уже вел её вперед.
   Почему хранители традиций выбрали это место и эту цель? Случайность или умысел? Попытка смирить и напугать дерзкую девчонку или перст слепой судьбы? Так или иначе, сдаться ей уже не предложили. Сейчас, она бежала по сырым катакомбам, пропитанным магическими эманациями местной аномалии. А резь в теле пульсировала в такт волнам дикой силы тревожащей рунный узор.
   Лиса прикрыла глаза, глядя сквозь покрытые татуировкой веки, и глинистое однообразие пещеры расцвело яркими красками волшебных потоков. Ей надо было найти кристаллин, руду оставленную здесь гномами, в каких то своих неведомых целях. Где берут гномы это вещество, выяснить так и не удалось. Поиски такого минерала в пещерах темных эльфов также успехом не увенчались. Между тем гномы активно использовали его в своих алхимических экспериментах и металлургии, но только не на продажу. Для эльфов же, как и других рас, он был почти абсолютной ценностью, так как был наравне с обычным серебром частью сплава истинного серебра - Мифрила. Руды было не много, но вполне достаточно, для того чтобы сделать набор военной амуниции гончей. Её амуниции! Как это было бы гордо - носить истинно эльфийские сабли, а не скованные на заказ гномами!
   Лиса выбралась к развилке проходов, на которой в прошлый раз свернула к обрыву, доверившись чутью, нырнула в неширокий тоннель по правую руку.
   Сиреневое свечение в глубине одного из ответвлений привлекло её внимание. Она свернула туда. И боль сразу резко усилилась. Застонав от неожиданности, Лиса распахнула глаза. Это её спасло. Сгустившийся до фиолетовых оттенков свет обвивал полупрозрачную тварь. Закутанная в обрывки платья и не лишенная изящества женская фигурка истончалась к ногам до клочьев фиолетового тумана. У темных эльфов на руках есть когти, и Лиса никогда не считала свои маленькими. Но то зеленоватое нечто, что венчало непропорционально большие лапы Навьи больше походило на набор кухонных ножей. Лиса замерла на секунду под гнетом непроницаемо черных глазниц монстра, увидела, как вспыхивают в них тусклые ледяные искорки ненависти. С усилием прогнав наваждение, Лиса прыгнула в сторону. Полностью увернутся ей, все же, не удалось. Лапа глубоко зацепила плечо, но в момент касания мертвая полупрозрачная плоть взорвалась струйками пыли и, пройдя сквозь тело Лисы, вновь вернулась в исходное состояние. Татуировка сделала свое дело. На плече все же остались длинные царапины, но Лиса была даже рада попавшему в рану яду. Плечо и бок онемели, и боль от сработавшего заклятия почти не ощущалась. Лиса извернулась в воздухе и резко выкинула в сторону ревенанта-недоделка здоровую кисть. С десяток блестящих кругляшей пробили призрачную плоть Навьи, заставив её отпрянуть и разразится обиженным шипением. "Не зря серебряные монеты точила" мысленно похвалила себя эльфа, впечатываясь в сырую глину. Но праздновать победу было рановато. Онемение растекалось по телу вместе с ядом умертвия, а чудовище вновь бросилось вперед. Жуткая клешня пропахала борозды в глине. Лиса, уклоняясь, сделала перекат и из последних сил полоснула зверюгу собственными когтями! Нанесенные на их верхней части символы вспыхнули синим, и эльфь провалилась в спасительное беспамятство.
   Сознание вернулось резко, рывком. Юная Гончая открыла глаза и, всхлипнув от ужаса, вжалась в стену тоннеля. Прямо над ней нависала закованная в глыбу льда навь. Оскаленный череп с клыками смотрел ей прямо в лицо. Лиса взяла себя в руки. Все тело зверски болело под воздействием исцеляющей магии татуировки, но злость придала ей сил. Несколько быстрых как ветер ударов с выплеском энергии превратили ледяную статую в месиво крошеного льда и фиолетовых лоскутов на полу. Лиса прыгнула на них и стала топтать, приговаривая "сдохни, сволочь!". Она очень испугалась и, теперь, ей было стыдно.
   Освобожденные фиолетовые клочья сначала колыхались у её ног, пытаясь собраться, но потом раздумали и втянулись в пол пещеры. Лиса перевела дух и удивленно посмотрела на собственные коготки. В роговой ткани нет нервных окончаний, и заклинание ледяного когтя было единственным, которое не доставляло ей мучений. Изюминка же была в том, что оно у Лисы обычно просто не срабатывало. Удивленно хмыкнув, эльфа поплелась в глубь тоннеля. Она потеряла много времени и не могла больше ждать.
   Впрочем, интуиция говорила ей, что цель близка. Наконец, Стены разошлись и ноги вынесли Лису в просторный зал, стены которого проросли причудливой бахромой светящихся грибов. У одной из стен громоздилась куча шахтерских мешочков. Лиса прикрыла глаза, вызывая магическое зрение. Мешочки засветились, в них был кристаллин!
   Разом посвежевшая эльфа коршуном кинулась на добычу. И чуть не застонала от обиды и отчаяния. Из противоположного конца залы вывалила толпа пещерных гоблов на ездовых пауках. Гоблы свирепо водили слепыми мордами, вынюхивая живое мясо.
   - Эльф, тут эльф! - Послышалось на всеобщем. - Окружайте его. Убейте его. Рвите его. Съешьте...
   Пещерные гоблы были, по сути, троглодитами, самой дикой разновидностью гоблинов. Некрупные тела, огромные безглазые морды с массой зубов в пасти, превосходный нюх, заменявший им зрение. Непроходимая тупость, по сути, животные способные говорить. Никакой принципиальной разницы между расами они не делают. Собственно им вообще все равно, кого жрать. Эльфы попадаются редко - значит деликатес. А Лиса попалась! Соскочившие со своих травоядных пауков (Как бы дико это не звучало, но пауки гоблов питались пещерными грибами - кому понравится, если твой скакун любит тебя за неповторимый вкус!) уродцы окружали пещеру по периметру. Эльфь могла пробить себе путь к отступлению, но бегство не решало её проблемы. Если сейчас разбираться с погоней, плутая по темным коридорам, то Лисе никогда не успеть вернутся в точку сбора к сроку! А если она не вернется, то экзамен будет провален. Ей не стать гончей! Страх в её душе отступил перед воспоминанием о золотой клетке. Лиса приготовилась умереть в бою.
   Возможно, если бы такая добыча как темные эльфы встречалась троглодитам раньше, то они вели себя по-другому. Возможно, драка вообще не состоялась бы. Вожак стаи звериным чутьем ощущал угрозу в поведении непривычной жертвы. Но Добыча, по запаху, самка, одна, испуганная, без оружия выглядела слишком притягательно.
   Вожак и двое воинов двинулись вперед, размахивая короткими копьями. Дав им приблизится, Лиса перехватила выпад вожака. Рванула копье на себя и в сторону, сместившись вперед к врагу. Острый наконечник копья описал дугу и вспорол горло левому воину. А Лиса, продолжив движение, вонзила когти в плечо вождя и, оттолкнувшись от его тела, подпрыгнула. Носок её сапога с разворота вошел в череп второго врага, и она мягко приземлилась на полусогнутых ногах. Окровавленный вожак, вопя, отлетел к своим. Ледяное заклятье как обычно не сработало. Часть гоблов скучковалась и они стали активно шептаться. Скорость и эффективность расправы их явно впечатлила. Наконец они приняли решение. Из толпы был выпихнут щуплый экземпляр, увешанный всякой дрянью, вроде мышиных черепов и перьев. Стая, угрожающе ворча, стала обступать эльфу.
   "Шаман!" - Поняла Лиса. Худой гобл вытянул лапу в её сторону и зашептал. Как бы убого не выглядел местный кудесник, но сила, на беду Лисы, в нем была. Эльфа почувствовала, как наливаются жаром золотые струйки под её кожей, а затем боль настигла её. Лиса рухнула на колени. Сквозь застилающую глаза муть она увидела оскаленные морды гоблов, бегущих к ней. Гоблов и странное свечение за их спинами. В мучительном рывке она приподняла голову, откинув с глаз непослушные черные пряди.
   В центре пещеры пульсировал в танце шар золотых светлячков. Превращался в бесформенное облако, снова складывался в почти различимую фигуру. Пульсация ускорялась, а рисунок становился все более четким. В какой то момент облако обрело законченную форму, став совершенными линиями огненной руны в сплетении магических узоров. Что-то в этих узорах показалось Лисе знакомым, но ей было уже не до этого. Она понимала, что это значит. Такая сильная магия, так близко от нее, была фатальной для её тела.
   Руна взорвалась потоком света! Этот свет расшвырял пещерных уродцев, магический огненный смерч вошел в их тела, сорвав плоть с костей. К стенам пещеры посыпались обугленные скелеты в облаках пепла. В зале возникла фигура в белой просторной одежде. Огненный вихрь ласково обтек его и истаял, оставив после себя черную проплешину в центре зала, прах и маленькую скорчившуюся фигурку на глине. Маг подошел и присел рядом. Погладил Лису по волосам. Большие золотисто-оранжевые глаза доверчиво блеснули сквозь пелену боли на залитом слезами лице, и Лиса вновь потеряла сознание.
   - Жеребенок упрямый, что же ты с собой сделала? Как тебе теперь помочь?
   Под сводами зала на время снова поселилась тишина. Её прерывал лишь почти неслышный шепот мага и отблески творимых заклятий.
  
   Лиса очнулась второй раз за сегодняшний день. Её голова лежала на коленях мага. Боли не было, совсем, даже той дежурной, привычной уже для эльфы. Он спал. Отогнав уют, Лиса вскочила, разбудив его резким движением.
   - Кто ты?
   - Привет, жеребенок, я Гоар Мерн. Светлый маг, стихия воды. А вот кто ты?
   - Лиса меня зовут, что тебе от меня надо?
   - Лиса? Это детское прозвище так? А как тебя зовут по настоящему?
   Молчание.
   - Ну, как знаешь, Лиса. По моему, не очень вежливо так относится к тому, кто спас тебе жизнь. Разве я у тебя что-то просил?
   - Маг воды? - Лиса вскинула точеную бровь, кивнула в сторону куч пепла. - По-моему, ты что-то напутал. И почему я до сих пор жива? Твоя магия должна была убить меня.
   - Моя узкая специализация: "термодинамика жидких сред" - Поделился маг и, видя непонимающий взгляд, добавил. - Вода она разная бывает, в том числе горячая... очень. И вообще, я люблю экспериментировать, иначе ничему не научишься. А что до заклятья, скажи, а любопытным ничего не показалось?
   Гоар, небрежным движением руки, воспроизвел узор из светлячков.
   - Мой родовой узор!
   - Да, в зеркальной проекции, заметь. Твоя татуировка и мое заклятье - суть одно. Они не существуют друг для друга.
   - А почему.. - тут Лиса запнулась - Не больно?
   - Ты ведь знаешь, что ты лишена магии? Твой узор чуть тебя не убил.
   - Да.
   - Ну вот, я его слегка доработал, считай это подарком на выпускной, Гончая!
   - Я не гончая и мне уже никогда ей не стать! Я проиграла, приняв чужую помощь, да и сроки вышли.
   - Ошибаешься, у тебя еще сорок минут в запасе насколько я знаю, а свое чудовище ты победила еще в тоннеле!
   - Ты следил за мной!
   - Просто проходил мимо и заинтересовался, ты очень целеустремленная девушка.
   - Что ты со мной сделал?
   - Закрой глаза!
   Веки Лисы опустились, замыкая узор татуировки. Мир как всегда расцвел красками магических потоков, а сам Гоар окутался аурой алого сияния. Но изменилось и другое. Все руны на её теле налились силой, высасывая Ману из окружающего пространства. Воздух стал плотным как желе и мир вокруг застыл в нем статичным изображением. Через мгновение, Гоар вырвался из этого плена, сравнявшись с ней в скорости движений. Но эльфь видела, чего это стоит магу. Водоворот маны непрерывно стягивался к его фигуре, безжалостно высасывая окружающий мир. На лбу выступили капли пота. Но Гоар улыбался. А в её тело с теплом рун снова начала возвращаться боль.
   - Открывай глаза, Лиса, здесь скоро совсем не останется магической энергии.
   Лиса вернулась в привычное окружение.
   - Я добавил к твоему узору руну времени. Теперь твоя татуировка действует только в замкнутом виде. Зато она эффективнее раза в четыре. Ты обратила внимание на любопытный побочный эффект?
   - Очень, очень быстро, да?
   - Да, ты можешь находиться в таком состоянии минуты три, большего твой организм не вынесет, но эти три минуты твои и только твои. Две особенности: не давай застать себя врасплох, и, Лиса, мне жаль, но тебе придется научиться спать с открытыми глазами.
   - Я поняла, маг. И чего ты от меня теперь попросишь? Зачем я тебе?
   - Ни за чем, просто ты мне понравилась и все. Я здесь по своим делам и ради своих целей. Ты встретилась случайно. Возможно, ты еще сможешь мне помочь, но не сейчас. И я не налагаю на тебя обязательств, тебе самой решать, нуждаешься ли ты в моей дружбе. Иди жеребенок, тебе пора.
   Лиса, отошла к стене и закинула мешочки с рудой в заплечный рюкзак. Двинулась к выходу из зала. Остановилась в проеме тоннеля.
   - Что значит "понравилась"?
   Гоар загадочно улыбнулся.
   - Эй, маг!
   - Да?
   - Меня зовут Данаэ, Данаэ рода Инаарилат!
   Эльфь исчезла в тоннеле, но её звонкий радостный смех еще долго звенел под сводами пещеры.
  
  
   Гоар смотрел вслед юной гончей, когда за его спиной сгустился сиреневый туман.
   Проявившаяся навь зависла над полом пещеры.
   - Почему ты не сказал ей, что ты заморозил меня, маг? - Прошипела нежить.
   Гоар развернулся на звук.
   - А зачем? - Усмехнулся он.
   - Ты на стороне Белого, ты должен говорить правду, вы никогда не врете!
   - Я должен? Не припомню. При чем тут вообще Сторона? Не думал, что даже нежить верит в эти глупые сказки. Я поступаю так, как хочу и делаю, что хочу. Мне никто не указ, тем более ты. А девочка тебя победила. Не её вина, что заклинание на её коготках писал дурак. Если бы у нее не было проблем, ты сейчас была бы развоплощена. А теперь, она может победить десяток таких как ты. Считай, что я сделал тебе одолжение, тварь. И встречный вопрос. Почему ты не сказала мне про гоблов? Я едва успел.
   Шипение переросло в хохот.
   - Ты не спрашивал.
   - Веселишься? - Недобро оскалился Гоар. - Тогда я тоже пошучу!
   Ледяные клыки сталактитов взметнулись из пола, прорастая сквозь навь. Её тело вновь оказалось закованным в ледяную глыбу. На свободе остался только череп. Гоар приблизился к умертвию.
   - Этот лед растает лет через пять. Ты можешь попробовать сломать его раньше, если подманишь кого-нибудь из этих.
   Маг кивнул в сторону скелетов.
   - И чтобы не так было скучно стоять. Сегодня мимо внешней стены пролетела вниз большая металлическая штуковина. Я направил её падение на восток, к Гномьему уступу. Ты успела её разглядеть?
   - Да, хозяин, отпусти, я буду служить тебе. Штуковина, много железа и тепла и странные людишки внутри, слабые совсем как твоя эльфь.
   - Ты и так будешь мне служить, тварь. Если здесь появится кто-то из этих людей ты будешь должна привести его в эту пещеру, чтобы он коснулся знака, который я оставлю. Потом, поможешь выйти на поверхность. Не смей им вредить. Я не силен в некромантии и могу что-нибудь напутать. Ты ведь не хочешь стать посмертием кролика? Тебе все ясно?!
   - Я сделаю, отпусти.
   - Нет, так оно надежнее и, потом, твое наказание за гоблов должно быть адекватным. Прощай.
   Гоар нарисовал на стене кинжалом какой-то символ, чем-то его присыпал и скрылся в ближайшем ответвлении тоннеля, весело насвистывая что-то себе под нос. Пещера, озаренная отблесками фиолетовой глыбы, осталась позади.
   Черные буркала в толще светящегося льда с ненавистью пялились ему во след.
   - ШШШШ! Уж я постараюсь....
  

Глава 2. Куда глаза глядят

  
   Данаэ сидела в оружейной Сапфирового Пика. Мягко потрескивала кузнечная печь. Гномы ставили такие буквально везде, где им доводилось обитать. Так - декоративный элемент жилища. Ну, а в оружейной, просто боги наказали, вон и наковаленка рядом. Мастер-оружейник неспешно обрабатывал её левую руку, лежащую на подлокотнике специального кресла. Эльфа морщилась. С момента завершения испытания прошло уже больше суток. Она, как оказалось, успела привыкнуть к отсутствию болевых ощущений. Поторопилась. В пещеры её отправляли безоружной ученицей, а теперь она полноправная Гончая. Кодекс гласит, что темные ведуньи безоружными не могут быть по определению. Даже если все оружие у них отняли. Собственно, это единственное, что он внятно гласит. Эльфы, вырываясь на оперативный простор написанием правил особо не заморачивались, а Совету Шести было не досуг.
   Гном колдовал над первыми костяшками пальцев, теми, при помощи которых складывается "Лапа тигра".
   - Вссс, Долго еще?
   - Потерпи, Темная, правую мы уже закончили, осталось немного.
   Укоризненный взгляд.
   - Вообще, Лиса, что ты как маленькая. Не шипи, делаю, как могу! - Гном подбросил в мерцающую печь угля из специального ящика, и снова взялся за инструменты.
   - Плат, от этого никакого толку, ты же знаешь про мою гм.. особенность. Ауу!
   - Ну вот, один палец остался всего! Ты зря считаешь старого гнома дураком, Лисичка. Я, еще когда из-под власти каменного престола сваливал, четко сказал себе: "Плат, никогда не совершай бессмысленных поступков, достаточно того что ты родился на свет". Во-первых, раз ты прошла испытание, то с магией у тебя не настолько просто, как до этого представлялось.
   Данаэ неопределенно хмыкнула.
   - Во-вторых, мы гномы мало чего в магии смыслим. Можно даже сказать.. Да что там - гномы в магии ни фига не понимают, откровенно если. Да.. Вот по этому, я стандартное заклинание этого маразматика Левиса тебе в пальцы впихивать не стал. Что-то, от его от его рун тебе мало толку, по-моему. А доработать я их не могу. Вот объясни, откуда у бессмертного эльфа взяться маразму, а?
   - Ну, он вроде, не из наших, а из лесных? Мастер Рун и Эликсиров.
   - Эликсиры его.. - Гном скривился - Да, ладно. Не обращай внимания, это я так ворчу. Риторически. Так вот, зато гномы понимают в алхимии! Так что, я тут слегка поковырялся в своих старых записях и...
   - Ай..!
   - ..И теперь ты обладатель стандартного набора Гончей. Шестнадцать серебряных игл в костяшках. По две на палец, кроме больших. Заметь, работающего набора! Как работает, знаешь?
   - По мысленному пожеланию игла телепортируется на расстояние до полуметра, безотносительно наличного препятствия?
   - Ну, насчет пожелания, это вряд ли, я же не волшебник. Да и с регулировкой расстояния туговато. Но зато, я тебе гарантирую, что если крепко сожмешь два раза подряд требуемый палец, оно сработает. Как раз на пол метра. Только, есть еще "в-третьих".
   - Что же?
   - Ну, сама ты эту штуку перезарядить не сможешь. И маги не смогут. Вообще никто кроме меня, если честно. Зато, ты чаще будешь старика навещать! Повод теперь есть. Лисонька, ты будь аккуратней, ладно? Я вас, девчонок, как родных... А ты у меня еще особенная такая. Как на войну отправляю.
   - Плат, ну чего ты. Ты ж строгий гном! Оружейник! Ты нас воспитывать должен, пример, типа, подавать!
   - Все, Гончая, кончилось твое ученье. Сама себя теперь воспитывай! Я даже про твое "типа" слова не вымолвлю. Расскажи лучше, куда дальше?
   - А я не знаю еще. Не задумывалась. Как-то все навалилось, я не то, что планы, я присесть не успела. Наверное, куда глаза глядят!
   - Вот и все вы так! Вырвалась на свободу, достигла! А что дальше делать-то?
   - Нууу...
   - В общем, подумай хорошенько. И еще одно, кстати. У меня тут брат с семьей в Дальних Отрогах. Там уже каменный престол землями владеет. Только он далеко, а у них там, считай, граница. Места глухие, но все, вроде, тихо было. Только началось там, в последнее время, какое-то нездоровое шевеление. Слухи странные. Пропал, что ли, кто-то. Ты глянула бы, а? Семья все-таки. У него там кузня.
   - Схожу, Плат, посмотрю.
   - Аккуратней только. А сейчас, поднимайся к себе. Сабли твои куют еще. Узоры травят. Что с вас эльфов взять, хорошо, материал не попортили. Ну да я присмотрю уж. А тебе пока перышки уложат.
   - Спасибо, Плат - С серьезным лицом кивнула эльфа, но стоило ей отвернуться, и кончики губ приподнялись в улыбке. Старого ворчуна Данаэ любила.
  
   Длинный походный плащ реял за спиной, норовя зацепиться за все, что попадалось на пути. Лиса соединила его специальными вязочками с одеждой и подтянула. Может, красивости и меньше стало, но зато ходить можно.
   - "В бою вообще скидывать придется, а то запутаюсь" - Подумала она мимоходом.
   В галерее царил сумрак. Собственно, это была пещера, такая же, как все, где жили темные эльфы. Ну, может малость побогаче - столица все-таки.
   Но пещера до предела цивилизованная. Выровненный пол, красиво обтесанные сталактиты. Друзы фиолетовых и синих кристаллов светятся в темноте, разгоняя полумрак.
   - "Никогда не интересовалась, сапфиры ли это на самом деле? Надо будет спросить". Попадаются маленькие бассейны с подсвеченной водой. Дорога вывела её к собственным покоям. Окинув взглядом комнаты, ставшие родными она пошла дальше. Все что надо, у нее было с собой. Плоский кожаный рюкзак за спиной, несмотря на всю свою компактность забыть об этом не давал. "Все это - одно большое прощание. Когда я попаду сюда снова? Попаду ли?". Ноги принесли её в гримерную, где наложницы отца вплели ей в волосы одиннадцать крупных серебряных колец. Символ самостоятельной Гончей. Ну и символ статуса, конечно. Происхождение-то непростое.
   Лисе предстоял ещё путь по кругу шести, после чего ждала свобода. Куда идти, она действительно не знала. Редкие походы с Гончими на практику слишком мало показали ей в окружающем мире. Они не удалялись от границ Сапфирового пика.
   Эльфа надела поверх костюма жилет из черной драконьей шкуры(сброшенная конечно!) с серебряными пряжками, прикрывающий талию. Затянула тесемки. Прошла к главной зале Ледяной скалы - дворца, где родилась.
   - Гончая, Данаэ Инаарилат, принцесса рода Инаарилат! К Лорду Льда Инаарилат! - Адьютант, старался изо всех сил. Традиция.
   Данаэ прошла в покои. Отец ждал её стоя у водопада, в ревущую стену которого упиралась пещера.
   - Мой Лорд. - Данаэ склонила голову.
   - Здравствуй, дочь.
   - Пап? - Удивление эльфы было бы меньшим, если бы Лорд вздумал заговорить с ней на гоблике. Про то, что он ее родитель, Лориэл Инаарилат не говорил при Лисе еще никогда.
   - Да, Данаэ, я про это помню. Может, ты этого и не видишь, но ты все равно остаешься для меня родной кровью. Всегда, что бы ни случилось, знай это.
   - Да, папа, спасибо.
   - Не веришь? Ладно. Это не суть. Я знаю, что ты уже мысленно далеко, а все это считаешь пустыми церемониями, но это не совсем так. Нам надо о многом поговорить. Позволь сопровождать тебя на пути по Кругу.
   - Хорошо.
   - Дочь, расскажи мне, как ты прошла испытание? - И, видя сомнение, добавил. - Между нами! - Суровый ледяной Лорд внезапно тепло улыбнулся Лисе и, как показалось, даже подмигнул. Лиса глазам не поверила, но рассказать пришлось.
   - ...Ну, я забрала руду, и пошла к месту перехода. Дальше ты знаешь.
   - Любопытно. Очень. И ты не знаешь, что этот Гоар от тебя хотел? - Спросил Лорд.
   - Нет. - Покачала головой Данаэ.
   - Ясно, это все может оказаться очень интересным. В любом случае, я рад, что все обернулось для тебя благополучно. Идем. Мне надо многое тебе объяснить. И дать задание.
   - Задание?! Я думала, что свободна!
   - Свободна. Но не горячись! Позволь я обрисую тебе сначала предложение.
   Лорд и принцесса шли долгими галереями тоннелей связывающих дворцовые комплексы. Голос Лориэла плыл в сумраке подземелий, дробился, отражаясь от стен.
   - Сейчас, мы находимся в центре Сапфирового Пика - государства темных эльфов. Ты знаешь, что нами правит Совет Шести. Пять Лордов - Я, Лорд Огня, Лорд Ветра, Лорд Камня, Лорд Жизни. Шестое кресло - Смерть - пустует. Пустует с тех пор как Иворант, Лорд Смерти предал свой народ. Стал Темным. Это первое, что ты должна знать. Он враг всему! Но более всего, он враг нам.
   - Да... Я поняла.
   - Именно. Но дело не в этом. Дочь, ты задумывалась, как мы правим? У нас распределены сферы ответственности. Лорд Огня - воин. Лорд Земли - созидатель. Лорд Смерти был хранителем знаний. Страшная потеря. Мы сильны в своих крепостях, Лиса. Мощь преобразователей маны Сапфирового Пика позволяет Лордам дотянуться магией до границ нашей земли. Не столь уж далеких, заметь. Дальше мы бессильны. Индивидуально, маг может творить заклинания лишь в непосредственной близости от себя. Не более чем на шаг. Только там, где его тело может преобразовать магический поток. Все дальнейшее это уже производная. Ледяная стрела - это уже не магия, а лед, хоть и колдовской! Чтобы она взорвалась, попав в цель, уже нужен преобразователь! Большая часть моих заклинаний за пределами действия Пика бесполезна.
   - Ты сказал, что поделены сферы ответственности, папа. А кто тогда ты? И если все так, то как работают наши убийцы магов?
   - Убийцы используют свою индивидуальную сферу, Данаэ. Мы научились специальными тренингами расширять зону преобразования до нескольких шагов. Кроме того, был разработан способ заставить магию работать и дальше. Если использовать руны, то они будут срабатывать везде, где есть преобразуемый поток. Если вырезать на ледяной стреле руну заморозки, то она включится в поле живого существа-цели. Им, с их ограниченными возможностями, хватает. Но для великих магов этого мало! Это все очень не надежно, кроме того, набор таких заклинаний ограничен! А наши наиболее мощные заклятья вообще не существуют нигде, кроме голов Лордов. Я знаю, что делать, чтобы создать, например, ледяной буран. Но я не знаю, как и почему это работает. Мы потеряли всю теорию магии. На восстановление уйдут годы.
   - Но у Гоара, это работало явно по-другому! Он не пользовался ничем кроме маны из окружающей среды! И он знал, что делает. И, папа, ты не ответил, кто же ты?
  
   Данаэ и Лориэл шли, покинув чертог с водопадом, по краю горной чаши, в которой рос огромный сад - целый замок из удивительных деревьев. Владения Лорда Жизни. Ветер играл листвой, отбрасывая на парочку причудливые тени.
   - Посмотри, вся эта красота под угрозой!
   - Папа!
   - Я - отравленный кинжал в тени плаща эльфов. Лорд Льда всегда отвечал за разведку и контрразведку, Лиса. А на счет Гоара, ты права. Магическая школа в Империи поставлена очень неплохо. Знаешь, что суть Империя?
   - Люди?
   - Не совсем, Лиса. Не только люди. Империей владеют не они. Мы, эльфы делимся на три ветви. К одной из них ты имеешь честь принадлежать. Вторая, это Лесные эльфы. По нашим понятиям, они дикари, но там все не так просто как кажется на первый взгляд. Про них мы почти ничего не знаем, они живут вдали от исследованных земель. Но, есть еще и третья ветвь - Эльфы дня. Как они сами себя называют - Высшие или Светлые. Об их самомнении можешь судить уже по этому. Их государства не существует. Когда-то, люди разрушили его. Высшие влились в Империю. Современное государство людей - это Император и бароны, которые правят землями, пользуясь магическими усилителями в своих цитаделях. Они слабее нашего Пика, но их много. Император, правит ими по отдельности. Но вместе, бароны управляют Империей. Так вот, все нынешние бароны - Эльфы дня. Они - хозяева Империи. С учетом низкой плодовитости нашего вида, их государство находится в равновесии.
   - А Император, папа? Кто он, и почему правит?
   - Он, человек. Его власть основана на артефакте "Свет надежды". Это предмет, который поглощает любую сложную магию вокруг себя, и разрушает ее, превращая обратно в потоки маны. Император абсолютно лишен магии, как и ты, дочь, но он почти неуязвим и для чужой. Артефакт поглотит любую магическую составляющую атаки на него, а возникшие потоки его охрана использует, чтобы защитить своего сеньора. Это то, что нам известно.
   Данаэ с отцом вышли к Утесу ветров, владениям воздушного Лорда. В большом круглом зале с гигантским колодцем в центре их ждали четыре фигуры в ярких одеждах. Мощный поток теплого воздуха вырывался из этой необычной шахты, утекая в незаметные щели на потолке. Мерцали факелы, давая дополнительный свет. Носящий серые цвета и коричневый плащ шагнул им на встречу.
   - Камень приветствует тебя, Гончая. Твоя амуниция готова. - Лорд широким жестом указал на одну из ниш в стене. - Попробуй.
   Данаэ подошла ближе. Её руки коснулись двух изогнутых, зазубренных у гарды, сужающихся к остриям, клинков. Погладили узорчатые лезвия. Уверенно сжали плетеные рукояти. Вздох восхищения. Эльфа вытащила сабли из захватов, качнула ими, раз, другой. И вдруг, в мгновенном взблеске стального танца застонал вспоротый воздух - Гончая перетекла в боевую стойку. Два лезвия, в верхней и нижней позициях, хищно застыли остриями в разные стороны. Свистнули снова и вернулись в захваты. Глаза Лисы блеснули яростной внутренней силой.
   - Забирай!
   Данаэ скинула плащ и рюкзак. Одела сбрую. Подумала, и воспользовалась короткими походными ножнами за спиной. Когда на поясе болтаются два меча, особо не побегаешь. Мифриловые наручи с острыми кромками. Наколенники и налокотники с шипами. Набор метательных звезд. Застежка для плаща, и пряжка к поясу.
   - Я готова.
   - Совет одобрил твой разговор с Лордом Льда. Но мы хотим быть уверены, что ты сможешь защитить честь нашей расы. Сохранить наши секреты. Мы хотим знать! - По сему.. Защищайся!
   Вперед вышел Лорд Огня - Моран Эстариолл. В его руках матово блеснул черный меч. Изогнутое лезвие, длинное и узкое, с большим шипом-зазубриной на кончике. Рукоять почти на длину лезвия. Больше похож на однолезвийную тяжелую глефу(1) или нагинату, чем на рыцарский полуторник.
   - Этот клинок хранит наш народ уже тысячу лет. Сегодня он коснется и твоей души. Бой будет в воздухе. Над провалом ветров. Моран шагнул в бездну, и воспарил, подхваченный потоками ветра истекающего из таинственных горных глубин.
   - Я жду, гончая!
   Данаэ замерла на миг у края пропасти и нырнула во власть теплого потока. Лорд рванулся к ней. На эльфу обрушился град ударов. Она блокировала хищные выпады черного клинка, судорожно барахтаясь в воздухе.
   - "Как он двигается?" - Лисе никак не удавалось сориентироваться. Вокруг небыло никакой серьезной опоры. Левый выпад. Скрежет металла.
   - "Неужели магия? Длинный клинок дает ему преимущество. Что делать? Что?"
   Ввзых - лезвие пропело песню смерти у самого её носа.
   - "А ведь опора есть!". - Лиса сгруппировалась. Раскрылась в ложном выпаде. Второй клинок поймал зазубринами оконечный шип меча противника.
   Девушка провернула кисть, напрягая мышцы рук и спины, и взвилась вверх, используя саблю в качестве рычага. Первый меч обрушился на плечо Лорда. Застыл, перехваченный ладонью! Секунда неподвижности в обоюдном захвате, пока Лиса пыталась поверить в произошедшее. Такому её не учили. Моран оттолкнулся от её тела и мгновенно оказался у противоположной стенки провала. Снова двинулся к ней.
   И эльфа внезапно поняла, как он это делает! Она вскинула клинки параллельно полу. Черную бабочку с мифриловыми крыльями потащило вверх.
   Данаэ подобрала ноги, крутанула свое тело, наклоняясь вбок в металлическом вихре косого замаха. Закрыла глаза, активируя дар Гоара! Увидела, как пока неощутимо слабеет выпитый её татуировкой магический ветер. Бесстрастные лица неподвижных фигур в зале. И черный кончик меча, неотвратимо движущийся к ней! Не застывший, как все вокруг! То, как она не успевает, совершенно не успевает перехватить эту черную молнию!
   - "С какой же скоростью он ударил?!"
   Отчаянный скрежет мифрила в тщетной попытке остановить смерть. И... Длинная алая царапина вспыхнула на боку Эльфы, там, где ничто не прикрывает кожу. Меч Лорда окутался облаком алого сияния. Кровавое марево вскипело вспышками на лезвии и стекло к рукам Морана. И Лорд сразу вырвался из незримой паутины силы имперского мага. Вскинул голову, глядя на принцессу. Опустил меч и встал на бортик колодца.
   - Первая кровь! Бой окончен, Гончая!
   Данаэ распахнула глаза, провалилась вниз в ослабшем из-за ненасытности заклятий татуировки воздушном потоке. Успела спрятать мечи и ухватится за край ямы. Подтянулась, сморщившись от боли в боку. Застыла каменным изваянием рядом с огненным Лордом.
   - Ты доказала, Гончая. Ты достойна. Кровь темных эльфов течет в твоих жилах. Не оставь свой народ!
   - Я благодарю совет за доверие! Я не оставлю свой народ! - Эхом откликнулась Данаэ оценив торжественность момента.
   - Нам нечего добавить, мы уходим, дальнейшее за тобой одной.
   Властители Сапфирового пика, исключая ее отца, коротко поклонились и покинули место боя.
   - Нам надо вернуть знания, Данаэ. Ты вольна в своем выборе, но я прошу тебя о помощи. Я и твой народ. - Просто сказал ледяной Лорд.
   - Но отец, почему я? Что во мне особенного?
   - Именно, что особенного! Ты не пользуешься магией, но причина видна. Она лежит на поверхности для любого мага, стоит лишь взглянуть на твою ауру! А в Империи на неё взглянут обязательно, уж поверь! Сейчас наша страна замкнулась по отношению к внешнему миру. Мы не хотим, чтобы кто-то узнал о наших слабостях. Гончие давно не появлялись в землях людей, ты будешь привлекать внимание. Потом, твоя татуировка теперь нестандартна! Мы покажем, что у нас есть возможность работать с магическим узором. Это дополнительный шанс. А еще, ты везучая. Я верю, что ты сможешь нам помочь. И не переживай насчет брата Плата, тебе никто не мешает завернуть туда по пути. Тебе все равно следует посетить кузнеца. Ты не можешь нормально пользоваться волшебным луком. Лорд Жизни расстроится, он столько положил усилий чтобы вырастить основу, но лучше оставь его у меня.
   - Откуда ты знаешь про Плата? - Удивилась Данаэ.
   - Служба такая. Так поможешь своему народу, дочь?
   - Я попробую, папа.
   - Тогда, ты теперь на тайной службе. Пойдем в сокровищницу - у всего есть свои приятные стороны, верно?
   Ледяной Лорд отвел свою дочь к сокровищнице Сапфирового пика.
   - С серебром у нас не очень. Производственные нужды, сама понимаешь. Но есть камушки. Люди должны их очень любить. А еще, возьми пару алмазов покрупнее. В наручах есть специальные пазы. Ты не чувствуешь магию, пока не станет слишком поздно, а камни будут нагреваться, предупреждая тебя. - Сообщил Лориэл. Долгий взгляд. - И еще одно, Данаэ. Я сомневался, стоит ли тебе это говорить, но думаю, ты должна знать. Мы утратили многие знания не только о магии, но и вообще, о мире. Мы знаем, что Этер - остров, но у нас ни одной карты а память тускла. Все ли мы знаем? И главное, я не уверен, что эти знания у нас были, понимаешь? Мне пятьсот шестьдесят лет, я точно это знаю, но помню только последние сто, сто пятьдесят. Все остальное - туман. А я ведь учавствовал в Великой Битве. Но что за битва? Почему я не могу зацепится за детали? А главное, я спрашивал других живущих давно. Они уходят от темы, но мне кажется, что они тоже не помнят. Что-то глобально не так, я это чую. Попробуй найти Гоара, он, похоже, сильный маг. В этом обязательно надо разобраться. Держи глаза и уши открытыми принцесса. Доброго тебе пути!
   - Спасибо, папа. Ты тоже мне не поверишь, но я всегда помнила что я твоя дочь!
   Данаэ подхватила рюкзак, в котором приятно зашуршали полученные бриллианты. Направилась к вратам Сапфирового пика. Величественная фигура ледяного Лорда, застывшего изваянием, осталась позади. Лориэл Инаарилат смотрел вслед своей дочери.
   - Будь осторожней, Данаэ, только будь осторожней. Я верю в тебя!
  
   1) Гле?фа (англ. glaive), она же гле?вия -- вид древкового пехотного холодного оружия ближнего боя. Состоит из древка (1,2 -- 1,5 метра) и наконечника (40 -- 60 сантиметров, ширина 5-7 сантиметров). Древко обычно покрывается заклёпками или увивается металической лентой для предохранения от перерубания. От обуха наконечника отходит параллельный или направленный под небольшим углом к клинку шип. Существовали различные модификации глефы -- начиная от одинаковых обоюдоострых узких длинных клинков на обоих концах древка и до широкого, напоминающего топор наконечника на одном конце и простого шарообразного противовеса на другом. Двухлезвийная модификация встречается крайне редко и является оружием одиночки, так как драться ей можно только на вращении, а в тесной битве боец с такой глефой уничтожит всех вокруг, включая своих собственных соратников.
   Материал из Википедии, свободной Интернет энциклопедии.

Глава 3. Стольный град

   Я сижу в пыльной аудитории, любуясь крышами столицы. Почему в Солле так любят красную черепицу? Узкое окно пропускает свет Волны, чей диск уже прохудился в центре, превратившись в бублик, расползшийся по небу - перевалило за полдень. По крышам расселись вороны, а я их благополучно считаю. Что еще делать на лекции по теории магических потоков ученику пятого курса? По мне, так реальную пользу приносят курсы с первого по третий. Ну, хорошо, от четвертого тоже есть польза - естественно весь курс зубрить связки заклинаний Жизни занудно, но признаю - с тех пор как ввели эту дисциплину село пошло в гору. Хороший маг Жизни на граните зерно вырастит. Да, жизни - но я то маг воздуха! По сути, погодник - мне оно нафига? Ну, разве только, есть там полезные. Раны там заживлять и все такое. Только мне и от того радости мало. Такой вот я особенный - смейтесь люди. Шестой курс я не считаю, не обязательный он - там уже чистая специализация.
   А препод-то как распинается! Уже руками машет от натуги! Послушать что ли? Вон как человек пашет - глядишь, и не зря? Нет, чувствую, зря - "Вы все знаете, что наш остров порожден одноименным магическим кристаллом" - правильно, чучело, знаем, первый курс! Даже знаем, что состоит этот кристалл.. из чего? Правильно, из чистой структурированной маны! Отлично, профессор, зачет по основам мироустройства сдан, можете сесть и не пудрить мозги студентам. Вы будете удивлены, но мы чуть умнее тех идиотов, какими кажемся. Просто у нас талант - казаться! Нам все верят.
   - Студент Алаэн, где-то удивительное небо, в котором вы реете так высоко, что вам абсолютно не интересен собственный декан? Должно быть, увлекательно там, в окне, куда моим скромным потугам до эстрадных достижений молоденьких крестьянок.
   - Как можно, профессор, я весь внимание.
   Иш, руками-то он машет, а сразу почуял - силен. А вот про девок крестьянских он зря. Не смотрел я на них. Что я баб-с не видал? Я природой любуюсь. Птичками. В отличие, кстать, от вас, мастер. Уж что-что, а крестьянок засекли враз. Козел. Старый. Как бы отвертеться-то? Ведь не отстанет.
   - Ну-ну, что ж в таком случае, после лессона я бы желал увидеть ваш конспект. Такой выдающийся труд не должен почить вбозе.
   Точно. Чувствовал я, что оно тем кончится. Один профессор, а так испоганить день - талант у человека. Че б придумать-то? Ох, ну что я ему там покажу - эскиз вороны? Не оценит. Нету у профа чувства прекрасного - варвары-с. Хорошо. Как говорит мой дядя - "Нехай забудэ". Хотя он так в жизни и не говорил. Времени вагон еще.
   Вообще, всегда так, не жизнь, а сказка - кому расскажешь - засыпают. Но это я так, депрессирую. Может себе позволить студиозус пятого курса кусочек депрессии? Нет? Ладно.
   Ой, а что это я о себе, да о себе - обо мне любимом рассказать забываю? Даже не представился. Так, стоп, что это за куча песка под столом? Юмористы, блин. Мало мне сегодня веселых нот в пресную прозу жизни! А, это Вик резвится - каменная душа, маг камня, в смысле. Соученик мой, сотоварищ по шуткам-с. Весельчак недоделанный. Ну, погляди ты на меня - нет у меня настроения! Нету!
   Так на чем собственно? А.. Я Али. В смысле, Алаэн Малона, сын Барона Итанила Малона. Незаконнорожденный. Если так интересует. Впрочем, это всегда интересует. На всех углах шепчут. Сволочи.
   Нет, ну что ты хочешь? Что? Ну, общаться хотел - так сел бы рядом! Что ты мне теперь передачки шлешь, как принцесса герою - через драконью ж..?
   А знаете, почему шепчутся? Незаконнорожденных мильен - шепчи не шепчи - будешь не в теме на празднике жизни. А заноза в другом. Вот думаете, я эльф? Сын барона - светлого эльфа, светлым и окажется. Это у нормальных людей. В смысле эльфов, хотя на мой искушенный взгляд - хрен-то, он овощ везде одинаковый. А моя семейка - уроды. И главный урод - светлый барон, предок мой сиятельный.
   Так, снова магия в ход пошла - ну очень я ему понадобился. В помещении пятьдесят душ, а поговорить не с кем, окромя вашего покорного.. Ну, тут я его понять могу - как не поговорить с умным человеком, меня так мало осталось. Сам, иногда удержаться не могу - разговариваю!
   Что-то он там ваяет. Так, поглядим. Вода? Хмм? Чего это на него нашло? Посмотрим узор. Ага, это он снежинку шаманит! Есть у нас такая шутка юмора. Только силенок ему не хватает, в центр зала дотянуться. Да еще и в воздухе придержать. А проф не видит. Увлекся. Некогда ему за спину оглядываться. А, ладно. Помирать, так с музыкой. Поможем - может, даже, победим! Подопрем восходящим потоком. Ага, повисла. Только не снежинка. Капля. Ну, это поправимо - охладим-ка мы поток. Ох, переборщил. Нежнее, еще нежнее. Ну вот - ледяной кристаллик завис над полом - можно начинать. Я подмигиваю Вику, и мы начинаем качать ману. Вик наращивает снежинку, а я удерживаю её в воздухе. Заклинание приходится все время усложнять. Кто первый сдаст, тот и проиграл.
   Вообще, это соревнование для меня неприятность - почище конспекта. Дело в том, что я не эльф. И не человек. И, вообще, непонятно кто я? Самому интересно. Про папеньку своего сказал. Тут все ясно как день - дело темное. А урод он потому, что маман моя, Лара Горн, кою он имел счастье взять на ложе, чистокровная принцесса. Каменного Престола. Гномов в смысле. Да, да - не ослышались, все именно так. И я знаю, что для эльфа это ненормально - удивили шипохвоста.. Добро, бы с ними любовь великая приключилась. Любовь она зла - факт. Да я бы понял, если б даже он в принципе эльфов не любил! Ну не любят же некоторые женщин? Гадство, конечно, но суровая реальность! Так ведь нет! Со скуки! Как подозреваю, имело место банальное изнасилование. Во всяком случае, маман с ним не общалась ни разу. Хотя нас любит. Да и отношения с Каменным Престолом у Империи весьма натянуты. Престол то у них обширный, на нем целая толпа старейшин заседает, так что принцесса не одна, но все же не подарок дипломатам.
   А снежинка-то растет. Грань попала в полосу света из окна - отблески бросает. Добавим второй поток. Ага, кружится. Изумительная форма. Ледяной кристалл размером с кулак сверкает в воздухе. Совершенство фрактала бросает холодные синие блики на стены аудитории. Не схалтурил Вик. А ему тяжелее - не со своей стихией работает.
   Нас, это в смысле, меня с Эмирой. Она же Эмираниэла Малона, и т.д. и т.п. Сестра моя, близняшка. Умница, красавица. С тех пор как в академии, еще и редкая шлюха. С ней практически не разговариваем. Бесит меня. Хотя учится на "ура". Кстати, вот у нее то мы конспектик и выцыганим. Благо, дело проверенное, почерк у нее замечательный. Видимо, в пику характеру и наклонностям. Вон она сидит, ближе к декану. Вид королевский, надменно-неприступный. Волосы черно-белой гривой рассыпались по плечам. Наша особенность новая семейная - Волосы растут полосами. Прядь белая, прядь черная - ей идеально. Она вообще в смысле внешности вся - идеальней не придумаешь. Эльфа эльфой - только глаза необычные, и волосы, и фигура без их светлой худосочности. Иными словами, не немочь бледная. Когда-то мы с ней ладили - меняются люди.
   Народ уже профа не слушает вовсе. Наш айсберг уже не вращается - высоты потолка не хватает. Так и висит ледяным диском.
   - Ббангг!!
   Гонг! Пара кончилась. А вот теперь самое время давать деру. Не забыл он про конспект, ой не забыл.. Хватаю свой спеллбук и, дезактивировав заклинание ветра, рыбкой ныряю к двери. За спиной красиво рушится геометрически правильная ледяная глыба. Вику я проиграл вчистую, а сил потратил на это немерено. Одна радость, что ушел красиво и по-рыцарски. Ни разу ни с кем не попрощавшись. Поди, доказывай теперь, что это мое творчество - снежинка в смысле. А конспектик теперь у Эмиры взять - есть дело техники. Сейчас мы её на выходе за углом перехватим.
   Вы, наверняка, спросите: "Какие, мол, силы? Маны вокруг - хоть ведром черпай. А если выпил кто, да выжег - подожди минут десять и ветер от Великого Кристалла её нагонит. Если лень ждать в сторону отойди: вот она нетронутая!" И так-то оно так, тоже. Да только я уже вроде обмолвился, какой я особенный. Думаете, тайна моего рождения заканчивается любвеобильным папашей? Счаз! Коротко и ясно - вампир я. Энергетический. Чтобы Ману в заклинание преобразовать надо чего? Человека! Любой может этот Ветер преобразовывать - лучше, хуже - это второй вопрос, причем спорный. Потому и заклинания по ступеням классифицируют не по объему преобразованного волшебного Ветра, а по сложности узора, что явной привязки к объему нету. Очень это величина приблизительная. Но факт тот, что только живое существо или драгоценный камень может преобразовывать потоки. И если камень делает это за счет своей кристаллической структуры, то живые - за счет того, что можно назвать внутренней энергией. Жизненной силой, хотя она к магии жизни отношение имеет весьма опосредованное. На самом деле, если б не лечебная часть, Совет императорский, академики наши, давно магию жизни окрестили бы Природой. И были бы, замечу, вполне в своем праве.
   О, а вот и Эмира. С Виком в обнимку! Нет, сейчас не время скандалы типа "Честь сестры" разводить. Да и дело это, в общем, не мое. Ну что я взбесился? Да она каждый день с кем-нить! Папашино наследство видать. Чем Вик хуже-то? Ладно, хуже! Правда, все равно не знаю чем, но ему запомню. Душа просит. Главное не сейчас. Сейчас конспект. Ой, как руки чешутся..
   - Сестренка, постой!
   Боги, да что ты смотришь так, презрительно? Да, не слишком я о тебе мнения, и не скрываю. Так ведь сама заслужила!
   - О великая, позволь же недостойному брату своему припасть к чаше твоей мудрости, испить, познав тот океан горестей, что несешь ты на своих хрупких плечах ради нас, простых смертных!
   Есть! Попал! Глаза как блюдца. Переваривает.
   - С каких это пор ты стал смерт.. Издеваешься?
   Ну, слава богам, сообразила. Пока приходит в себя, бросаю злобный взгляд на Вика. Заметил, сбледнул. И правильно сделал. Ох, что-то я сегодня в ударе.
   - Ни, в коем разе, незабвенная! Мира, дай конспект, короче!
   В лице её на миг проступает что-то человеческое. Неуверенность? Но я уже выхватил спеллбук из её изящных рук (стихи-с) и несусь во весь опор по коридору. Ерунда! Показалось - не может быть такого. Тени так упали.
   Ффух, чересчур я выложился, все же. Конечно, никаких экзаменов и испытаний ближайшее время не намечается, так что обойдусь и без магии, но что-то мне уже просто нехорошо.
   Так вот, об энергии. У всех она вырабатывается, постоянно - пока живет существо, да и после смерти в некоторых случаях. А у меня и Миры нет! Да живой я живой! В гробах не сплю, детей не ем. Как и настоящие вампиры, кстати. Это только у нас в столице такой бред рассказывают, за неимением живых примеров. У нас все вампиры на учете, все способны себя контролировать, и делают вид, что цивилизованны. В Пограничье, там совсем другие расклады. Там точно знают, что и света-то не всякий боится. Но я не оно, по любому, простите за каламбур.
   Вообще, считается, что все расы кроме людей не подвержены этой заразе. Вроде, чисто человеческая болезнь? Нет! Просто люди заражаются наиболее легко - укус, обычно еще глоток крови кусающего - и "вуаля". Живой труп с клыками "как живой".
   С эльфами все куда сложнее. Чистокровного эльфа хоть всего искусай - не поможет. Нужен целый ритуал, когда жертву долго мучают, ослабляя, потом действительно кусают несколько месяцев. Но главное, в итоге, вампир должен позволить полностью выпить себя жертве. После такой процедуры хозяин гибнет, а на свет появляется эльф-кровосос. Неудивительно, что энтузиастов не находится. Итог - такие страшилища редки, как вода в пустыне.
   А гномов и вовсе ничем не пронять, иммунны они. Но можно укусить будущую мать. Тогда заражение все же происходит, и гномы потом долго маются с малолетними вампирами. Про остальные расы сказать не могу, не интересовался. А нашу маман покусали. Пока во владения подгорного престола возвращалась из папенькиных загребущих лап. Вот такие мы с ней везучие. Но мы с сестренкой не просто так, мы полуэльфы! В общем, вышли из нас два недоделанных таких вампирчика. Пьем не кровь, а жизненную силу. Душу. Своей нет, как говорят. Хотя на счет души они, наверное, зря. Не тот смысл вкладывают. Есть такие мегеры, что без всякого вампиризма душу вынут, как раз ту самую. А я другой, просто чтобы колдовать мне надо кого-то слегка покушать.
   Кстати, заверну-ка я в кабак! Вот, "Подсолнух" подойдет. Кстати, а вы не знаете, что означает это слово? Никто не знает, даже хозяин. Загадка. Название было всегда. Очень старое заведение.
   Внутри тишина. Народу еще никого. Завсегдатаи обычно приходят ближе к вечеру, когда Волна уже висит у самого горизонта. Зато за центральным столиком наличествует Эмираниэла и Ко. В лице Вика и нескольких незнакомых хлыщей в солидных прикидах. Когда они успели только? Или это я так задумался пока шел? С Миркой флиртуют напропалую. Взгляды сальные, лапы загребущие. Рррр..
   Меня, заметили, отступать поздно, позади гордость! Чеканя шаг, иду к столу, ожигая сестренку тяжелым фирменным взглядом "мужчина в семье". Меня обычно принимают всерьез. Если Мирке досталась красота в самом лучшем её проявлении - нестандартности, то по мне эта нестандартность прошлась, как орк по пивным. Мрачноватый тип с хищными чертами вытянутого лица. Широкий в плечах и мускулистый. Волосы полосатые, глаза сиреневые. За чернокнижника и злобного некромансера принимают все, как один. Стереотипы. Иногда помогает жить, иногда мешает. Себя предпочитаю любить каким уродился, кому не нравится, могу и по морде. Тем более, что польза от этого битья явная - чтобы с человека подскачать энергии, надо его слегка побить. Как он соображать перестанет и контроль потеряет, так мое время и наступает. Еще можно во сне. Только женщин жалко, а с мужчинами, представьте себе, не сплю.
   Обычно, я организую в питейном заведении драчку. Во время оных мордобоев, можно очень даже неплохо подзарядится втихаря. Потом жертва в себя приходит, так там поди, разбери, с чего у тебя в теле слабость? Энергию кто попил или собутыльнички в толчее по кумполу приложили. Все счастливы всем весело, а те, кто против - не в курсе.
   - Что ты на меня так смотришь? - Мира заметила мой взгляд и взвилась на дыбы. Зато про конспект не вспомнит. Выдаю с тонкой издевкой:
   - Как смотрю? Нормально смотрю! Поздороваться подошел, познакомится. Это ж ты у нас всех знаешь. Со всеми контакты налажены, так сказать..
   - Хватит, братец! Не твое это дело! Моя жизнь, это моя жизнь - ты мне не указ. По крайней мере, я не так, как ты. Думаешь, я не знаю, куда ты по ночам исчезаешь? Мне это рассказать? Хочешь?
   Ой, как она взбеленилась-то! Слезы??? С чего вдруг? Ну, ухожу я по ночам, и что? У нас любить женщин запрещено? Я их, по крайней мере, каждые сутки не меняю. Что тут рассказывать?
   - О чем ты, сестренка? Я просто шел мимо. Проголодался. К чему все эти крики?
   Сгребу-ка я пока за дальний столик. Что-то не заладился разговор. Эмира ерунду какую-то несет. Не ляпнула бы чего совсем лишнего. Из семейных тайн. Не вышло из меня сегодня грозного братца. Впрочем, не за тем и шли-с.
   Ем и тяну осла за хвост. Смеркается. Народ стягивается в кабак. Наступает мое время. Что бы такое выкинуть, да так, что я буду не при делах. Так, мимо шел - глядь, дураки дерутся.
   Кстати, за что я люблю данное конкретное заведение, так это за выдающуюся кухню и тот чудный момент, что здесь я еще не примелькался в качестве любителя погромов.
   Лопаю свинину с картошкой. В кружке эль, очень похожий на тот, что в баронских подвалах. Правда, в столице его называют пивом. Почему? Ума не приложу. Свинина хрустит зажаристой корочкой на зубах, а сам я неспешно обвожу глазами зал. Народу сегодня солидно.
   Зачем я пошел в маги, с моими-то трудностями? Тому есть несколько причин. Главная и основная - а кто б меня спросил! Барон слышать не хочет про наши ограниченные возможности. Он признал нас наследниками, и потребовал, чтобы мы обучились на магов. Мол, нам управлять поместьем после его смерти. С чего он помирать надумал? Эльфы этим не страдают. Только если поможет кто. Но папан, как барону, властелину собственного замка и полновластному хозяину огромной территории это не грозит никак. Но взбрело ему. Урод и самодур. "Учитесь как хотите, но чтоб выучились. Иначе выгоню вон". И ведь выгонит. За ним не заржавеет. А куда потом деваться? В землях Каменного Престола нам не рады, проверено. Только мать с нами и общается. Пойти нам некуда, вот и учимся. Он даже денег пожалел. Отрезает только-только на учебу. Мол, мужчина сам должен добыть себе пропитание в незнакомых местах. Можно подумать, я сюда рвался. Приходится подрабатывать, чтоб не загнутся с голоду. Иногда после драки забираю не только энергию, но и кошелек - грешен-с. Плоть слаба, жрать-с просит и гулять.
   Эмира снова ловит мой взгляд и вспыхивает, наливаясь злостью. Что-то резко бросает своим спутникам. Шушукаются. Один встает и идет в мою сторону. А вот это уже удачно! Повод сам идет в руки, главное грамотно разыграть партию.
   - Чего тебе надо, придурок? Ты проблем ищешь? Отстань от нее.
   А вот это уже борзеж и хамство. Я и смотрел-то не на них, а на будущую арену, так сказать. Случайно взгляды пересеклись. Что ж, не упустим.
   - Следи за текстом собачий выкормыш, если не хочешь жрать кости на полу. Я мирный человек. Сижу никого не трогаю. Позвать вышибал?
   - Да я тебя! Мне Эмираниэла все рассказала про тебя, ублюдок. Имей в виду, мой отец паладин Белого. Он все узнает!
   Как он её официально-то, Эмираниэла! Аж задохался от восторга. При чем здесь паладин? Он про моих баб-с что ли? Так оно паладину хоть и завидно должно быть, но дело это не подсудное! Да и знаю я их обеты! То нельзя, это нельзя. Но если, например, в походе, то вроде и можно. Сына-то он не в капусте, чай, нашел? Или Мира ему про нашу наследственность ляпнула?! Так не в её интересах! Но даже если, то что? У нас в столице, повторюсь, даже настоящих вампиров терпят, если они народ на улицах не режут. Есть такие, кто себя контролирует. Старейшие, в основном. А вот "ублюдок", это уже совсем нехорошо. Сейчас я уже и впрямь озверею. А нельзя, надо себя сдерживать, я здесь не за гладиаторскими боями.
   - Пошел вон.
   Плюю ему под ноги. Тип ведет рукой. По его плечам начинает растекаться оранжевое сияние. Волшебным зрением вижу концентрацию маны. Маг! А по одежке совсем не скажешь. Не из студентов что ли? Угораздило меня нарваться так неудачно, маги сейчас совсем не кстати. Решение приходит мгновенно. Хватаю хама за кафтан и швыряю в толпу. Там с ярким хлопком и огненными брызгами разряжается недооформленное заклинание. Видимо сегодня народ уже и так сильно напряжен: зал взрывается стихийной дракой всех против всех почти сразу.
   Я тихо ныряю под столик, приступаю к трапезе. Ухх.. Еще парочку. Как бы до того, с расквашенным носом дотянуться! Есть! Пора делать ноги. А то прилетит сейчас, печенкой чую. Морду разобьют, и все труды насмарку. Просачиваюсь по стеночке к выходу и выскакиваю в двери. Все!
   Вновь, силен свободен и счастлив. Стража, стража! Драка в кабаке!
   Теперь можно и домой. В голове злорадная мысль, что сестренку не тронут, но ее ухажерам должно достаться на орехи.
   Мы с Эмирой снимаем комнату на окраине. Обычно, она не появляется дома по ночам, за редким исключением. Но сегодня должен быть именно такой день - компания мальчиков любителей Эмиры на сегодня спеклась точно. А то и на пару дней вперед. Впрочем, завтра других найдет. Ладно. Проехали.
   До дома добираюсь уже совсем к ночи. Зашел за продуктами на утро и просто прогулялся. Слава богам, энергии море - разорники и прочая борзая молодежь побоку. Всех убью, один останусь!
   Комнатка у нас маленькая, много ли снимешь, перебиваясь случайными заработками? Эмиры еще нет, странно. Сестренка должна уже появиться, как ни крути. Ну не могла она, сегодня, где еще остаться. Вика на моих глазах пару раз приложили, а она не из тех, что случайному спутнику раны зализывать кинется. Все-таки себя и ставить и уважать она умеет. И что с ней стало? Мы ведь были друзьями..
   Что-то я волнуюсь, чудно как-то даже. Я, вообще-то, её люблю. По-своему. Нашла бы себе кого. Зачем она так себя ведет? Самому противно плохо думать о сестре, а что еще остается? Не могу же я её одобрять! Почему она так поступает - неужели, правда, наследственность?
   Займусь-ка конспектом. Завтра показывать.
   Пишу, листаю страницы. Летит время. За полночь уже далеко. А сестры-то, все нет..
   Из-под очередного листа выпадает тонкая тетрадка. Странно, никогда не замечал такой у Миры.
   Открываю и читаю. Борзеть, так до конца. Глаза круглые. Челюсть на полу. В принципе, это дневник. Вроде. Буквы скачут перед глазами: листы, листы, мысли, чувства. У неё, правда, красивый почерк. И не только он. Взгляд бежит по строчкам, я хочу остановиться - это личное. Но не могу оторваться.
  
   Я слеплю тебя из осколков неба,
   отведу туда, где еще ты не был
   Я создам для тебя город счастья
   Я зажгу тебе, милый, лето
  
   Ты увидишь, как падают звезды
   Ты услышишь, как шепчут листья
   Ты останешься самым лучшим
   Для меня, с которой ты не был
  
   Может в этом прольется горечь
   Может в этом забудется песня
   Может в этом родится море
   Мне все это не будет лестью
  
   Я запомню тебя счастливым
   В покрывале ночей бескрайних
   Я запомню себя красивой
   в океане взглядов тайных..
  
   Боги, какой я идиот! Понимаю, что главный урод в нашей семейке - это я. Ваш покорный..
   Что-то я просмотрел в своей сестре. Недопонял. Не пишут так те, кем я её называл. Не говорят. Что же все это значит, что? Почему она такая? И главное и самое важное сейчас - где она? Уже утро. Она так и не появилась. Казню себя сотней способов. Что же я наделал!
   Мира, только бы все было хорошо.
   Я найду тебя! Найду!
  

Глава 4. В поисках ответов

  
   Когда не тащишь ничего лишнего, любая дорога кажется не столь обременительным занятием.
   Ноги несли Гоара к границам Империи. Глинистые тоннели, остались далеко за спиной, сменились каменными пещерами.
   Он остановился. Прикоснулся к стене. Пальцы ощутили грубые сколы. Никакого проеденного течением карста. Создателем этого тоннеля была уже не вода. Здесь чувствовались усилия живых существ. Маг удовлетворенно хмыкнул. Он прошел всю территорию Сапфирового пика, чтобы добраться до древних ходов под имперскими землями. Ближе доступных входов отыскать не удалось.
   Конечно, Гномы изрыли своими шахтами и выработками всю территорию сопредельных государств. Однако, подгорный народ всячески открещивался от подобных обвинений, утверждая, что они де строго соблюдают предписанные границы. На замечания о том, что Каменный престол вовсе не имеет внятных границ, гномы отшучивались. Если шахтеры других рас натыкались на их ходы, то обнаруженное объявлялось заброшенным и оставшимся с древнейших времен, когда никто не претендовал на спорные территории. Гномы без лишних нервов рыли себе тропку по соседству, и, в итоге, история повторялась. Таких подземных дорог просто не могло не быть - горный народ жил единым государством, несмотря на то, что не имел транспортных связей на поверхности.
   Только, как бы то ни было, но Гоара гномы к себе не пустили. Личными контактами тот не обзавелся, а с Империей карлики были в крепкой заклятой дружбе. Теперь, наличие следов обработки на стенах мага очень радовало, ибо говорило о том, что, дай боги, он бродит третьи сутки в полной темноте не зря.
   Под территорией Империи обязана была существовать развитая инфраструктура. Здесь располагался уступ Гномьего моря, земли которого лежали на версту ниже основной поверхности Этера. Этот уступ вырастал из тела острова. Каменное полукружие широким поясом тянулось вдоль всей границы империи, мимо гор и до земель эльфов.
   Гномы, не будучи мореходами, тем не менее, наловчились использовать покрывающее уступ море. Разработали какой-то способ морских перевозок, которым маг никогда не интересовался. Слышал только, что пираты, спокойно обирающие транспорты иных рас, с гномами не связываются.
   В целом, уступ представлял собой идеальную водную дорогу для крупной торговли. Единственной трудностью был спуск и подъем, но и эту проблему карлики решили, построив систему лестниц и грузовых лифтов на водном приводе. Однако, другие дороги к морю тоже должны были существовать. Более удобных водных путей сообщения в пределах разведанных территорий попросту не было, а лифты появились недавно.
   Сапфировый пик соприкасался с каким-то заливом крупного океана глубоко на юге, но об этой большой воде информация была скудной. Кроме того, имела место масса рек и речушек сбегающих с горных хребтов. Крупные же водные артерии, такие как имперская Солонь, текли только с юга, из глубин острова к великому обрыву. Та же Солонь низвергалась с невероятной высоты в Гномье море. Для перевозок между наиболее обжитыми областями, тянущимися с запада на восток вдоль обрыва, большие реки не подходили.
   Гоар часто приходил любоваться водопадом пока жил в столице. Под грохот сверкающих брызг рушилась сине-зеленая бесконечность несущейся воды в пенную даль. Маг размышлял на истертых плитах гранитного парапета, нагретого светом Волны. В таких местах странные и свежие мысли будоражат даже очень занятые умы. Гоар жил уже достаточно долго, чтобы задумываться о чем-то кроме собственных планов. Чтобы понять - для достижения своих целей следует смотреть на проблему шире. Так он впервые заинтересовался Этером и законами, управляющими миром.
   Как оказалось, информации была масса. В поисках ответов на свои вопросы маг перелопатил сотни замшелых фолиантов в библиотеках Империи. Иногда ему казалось, что нужна вечность для осмысления и отсева всей шелухи. Но, он был хорошим магом и вечность себе обеспечил давно. Тем более, ничего не значили пятнадцать лет потраченные на изыскания. Хотя, это раздражало, все-таки он был практиком, роль книжного червя тяготила.
   По этому, он сейчас не сидел в очередной библиотеке, а освежал заклинание змеиного глаза, чтобы видеть в темноте подземного царства. Закончив основное заклинание, он, поколебавшись, добавил небольшой тепловой сгусток, повесил его над плечом. Стены, подсвеченные в инфракрасном диапазоне, стали видны в деталях. На полностью магическое зрение Гоар переходить не хотел, боясь проглядеть что-нибудь важное в реальном мире, а зажечь свет, ему представлялось вершиной глупости. В результате получилось очень неплохое заклинание. Пообещав своей совести занести его в спеллбук, маг двинулся дальше.
   Удивляла тишина. Весь предыдущий день Гоара с гастрономическими целями преследовали разнообразнейшие твари. Подпалин, подобных той, что украшала оставшийся позади зал с навьей, появилось множество. Особой угрозы для мага его уровня зверюги не представляли, но надоесть успели страшно. Затишье, установившееся за последние сутки, с другой стороны, начинало настораживать.
   Имеющим дело с волшебством, не обойтись без развитой фантазии. И она играла с Гоаром дурную шутку. Постоянно казалось, что кто-то пялится из тьмы боковых ходов. Выматывала нервотрепка жутко. За всю сегодняшнюю дорогу он встретил только одну особь ездового паука, вероятно дикую. Долго ломал голову, на кой пес грибоядному пауку затягивать проход паутиной. Ничего толком не придумав, решил зверюшку не трогать. Свернул в боковой тоннель. Он-то и привел его к искусственным каменным ходам.
   Гоар шел, и страстно мечтал, чтобы этот кто-то невидимый, наконец, выскочил на дорогу, и дал спокойно себя прибить. Впрочем, в целях улучшения настроения быть прибитым рисковал любой встречный. Маг не был снобом, и не пожалел бы заклятия для хорошей драки.
   Незаметно для себя Гоар начал смаковать свои кровожадные мысли и перестал следить за обстановкой. Обстановка не замедлила воспользоваться его оплошностью. Зажженный факел на стене обнаружился в нескольких шагах весьма внезапным образом. Обстоятельства вынуждали отключиться от наполненных радостью картинок изничтожения очередной гнусной твари.
   Сбросив инфразрение, Гоар тщательно осмотрел находку. Добротность изготовления факела и повысившееся качество обработки камня стен убедили его в том, что он, таки, забрел на огонек к подземному народу. Наличие цепочки рун, окольцовывающих тоннель - в том, что гостям тут не рады. Все это в планы мага не входило. Не дожидаясь пока его обнаружат, Гоар отступил во тьму. Обследовал стену за поворотом, не удовлетворившись увиденным, встал на четвереньки, осмотрел пол. Найденный ручей оказался пронзительно холодным, как, впрочем, и следовало ожидать от подземных вод. Припомнив, что в районе факела воды уже не было, маг вернулся туда.
   Маленький серый зверек метнулся в сторону, завидев человека. Пересек рунную вязь. Никаких последствий, как в реальности, так и на уровне магических потоков не последовало. Была ли то ловушка или сигнализация - но настроено явно не против всех подряд. Говорило это об одном: тоннели не столь необитаемы, как Гоару казалось.
   Крысу он поймал - живое существо обещало сэкономить массу времени и сил, что пришлось бы потратить на плетение многоступенчатого заклинания, способного открыть проход не вызвав обвала. Обнаружив место, где искрящийся в свете факела ручеек исчезает среди камней, маг вынул свой кинжал. Начертив головоломную последовательность символов, он заключил рисунок в рамку из витых рогов. Заклинание было призвано разрушать, а значит основываться должно на Черной магии.
   Такое деление было более чем условным - всего лишь способ связать воедино стихийные составляющие. Церковь Белого стыдливо называла такие связки заклятиями баланса и пользовалась ими напропалую, когда ставила целью что-нибудь раздолбать. Стилизованное изображение Волны - символ Белого - для таких задач подходило плохо, если его использовали классические стихийные маги. Да и мнение сектантов Гоара уж точно интересовало в последнюю очередь.
   Гоар направил в рисунок поток маны. Напрягся, предельно концентрируясь, перенес его на крысу. Пришпилил зверька кинжалом к полу так, чтобы тот некоторое время оставался жив. Сам проворно метнулся за угол.
   Волшебный ветер хлынул в узор, линии засветились. Судорожный писк сжигаемой изнутри крысы потонул в громовом ударе! Каменная шрапнель прозвенела по стенам частой дробью! Часть поднявшейся пыли осталась в складках одежды Гоара, и он запустил заклятие чистки.
   В скале зияло отверстие. Невозмутимый ручеек нашел себе новую дорогу, весело щебеча водопадом, стекал в дыру. Не стремясь выяснить, кто и в каких количествах сбежится на шум, маг последовал примеру мудрой воды.
   Как и ожидалось, каверна вывела его в новый проход идущий под уклон и углом к предыдущему. Здесь, признаки цивилизации стали менее явными, под ногами захлюпало. Тихонько порадовавшись отсутствию запахов, волшебник двинулся вперед. Подобранный кинжал холодил руку. Под слоем черной воды пол не просматривался совершенно.
   Пришлось остановиться. Гоар поднес клинок к глазам, мысленно произнес заученную формулу. Добротная, приморской сосны, рукоять взметнулась стеблем, проросла в его руках. Пару минут спустя маг держал сплетенный из побегов посох с мифриловым лезвием в навершии. Идти, прощупывая путь стало несравненно удобней. По правую руку открылся просторный грот, образованный несколькими слившимися ходами. Донеслось лязганье железа. Гоар замер - в гроте шел бой.
   Закованный в металл, здоровый как лось мужик отмахивался большущей двуручной кувалдой от жутких тварей. Тоже, надо заметить, не мелких. Такая разновидность была магу неизвестна, но у мужика, явно были все шансы. Паладин Белого, судя по кругу на синем плаще, он так бодро махал своей железякой, что на тварей Гоар не поставил бы и щепки. Полюбовавшись идиллической картиной: "Светлый Воитель истребляет силы Тьмы", маг двинулся прочь. Немедленная гибель никому не грозила, а, в остальном, это были не его трудности. Позади не ослабевал шум схватки. Вероятно, у монстров обнаружилось подкрепление.
   - Хотел бы я знать, как он сюда попал? - проговорил Гоар в пространство - уж явно не по пещерам во всем этом доспехе и со щитом на спине три дня корячился.
   Отвлекшись, он перестал следить за тропой и сразу поплатился за это. Нога вместо камня встретила под слоем воды пустоту! Маг с головой провалился в леденящую бездну. Почувствовал течение. По всей видимости, он угодил в основное русло подземной реки, по водам которой шлепал последний час.
   Заклятия позволяющие дышать под водой не припоминались. Неудачливый исследователь рванулся вверх, к гипотетической поверхности. Врезавшись головой в потолок и набив шишку, он обнаружил искомое. Отфыркиваясь, мокрый и злой, выполз на невидимый в темноте берег. Лег на кварцевый песок и долго с выражением отматерил всех любителей пещер и свою неосторожность за компанию. Положительным моментом стало то, что ощущение недоброго взгляда из темноты рассеялось. Видимо, дураков нырять за ним в неизвестность не сыскалось.
   Гоар запалил файрбол, потом еще один, направил их к потолку. Третий всадил в песок и запитал маной, дабы тот не рванул раньше времени. Получился отличный костер и без особых затрат.
   Грот осветился, засверкал острыми гранями кристаллов в пляске дикого огня. Эта пещера была естественной. Только в дальнем конце анфилады залов темнело круглое отверстие, чья идеальная форма говорила о возможности вмешательства разума.
   Гоар решил не пороть горячку. Снял штаны и свою длиннополую куртку-кафтан. Отлучился по личным делам (маги тоже делают это!) и сел сушиться. Есть хотелось зверски, но мешок с запасами уплыл в неизведанную даль, а творить харч из воздуха маг не любил. Уставал обычно больше, чем насыщался, а вкус выходил - дай боже. Мысленно инициировав спеллбук специальной командой, он полюбовался на засиявший перед ним схематичный набросок книги. Её он давно сделал чисто магической сущностью, чем очень гордился. Скрупулезно записал придуманную ранее связку. Закончив, оделся, дезактивировал заклинание - снова было пора в путь.
   Обследование круглого отверстия подтвердило первоначальные предположения. Дыра оказалась выходом на винтовую лестницу ведущую вниз. Поскольку другой дороги из пещеры не было, волшебник приступил к спуску. Снова лезть в реку он не собирался.
   Ступени, вырубленные в камне, выглядели истертыми. "За водой они сюда ходят, что ли?". Лестница вывела в зал с каменными стенами и абсолютно гладким полом. Усеянный желтыми светящимися сталактитами свод отражался в нем как в зеркале.
   Гоар переступил невидимую черту порога зала и в следующее мгновение в ход пошла боевая магия!
   Все пространство вокруг покрылось рябью, словно свету преграждало дорогу гигантское мутное стекло, а из-за угла показалась грациозная драконья морда. Стекло дрогнуло и беззвучно ринулось на Гоара. Тот повел посохом, и прозрачная твердь осыпалась тысячей сверкающих осколков! Кокон света вокруг него окрасился радужными разводами. В местах, где заклинание, разминувшись с защитой, поразило стены, брызнул камень. Гоар недобро ухмыльнулся, предчувствуя возможность оттянуться за все сегодняшние мучения.
   - Драться будешь? - Меланхолично спросил дракон на всеобщем. Прозвучало это так, что любой бы опешил.
   - А есть варианты? - Осторожно поинтересовался Гоар.
   - Выбор есть всегда... - Озвучил глубокую мысль дракон. - Представимся?
   - А как же опасность для тебя стать моим рабом, если я узнаю твое имя?
   - Не в этой жизни, человек! Впрочем, тебе ничто не мешает попробовать. Меня зовут Аркстоун, можно просто Арк.
   - Хорошо, Арк, а раскрой-ка свой вопрос. Совершенно случайно мне показалось, что ты напал первым!
   - Я!? Напал? Совсем больной? Часом клаустрофобия не замучила? Сам подумай, вламывается к тебе неизвестно кто, напарывается на сигнализацию и, ни пса не разобравшись, еще права начинает качать! Житуха пошла веселее некуда, маги липовые в гости приходят...
   Гоар осмотрелся и почувствовал смущение. Не заметить охранное заклинание мог только слепой. Учитывая, что попадать впросак выпало уже третий раз за последние часы, в словах дракона ощущалась серьезная доля истины. Рассеянность, вызванная усталостью от окружающего однообразного пейзажа, давала о себе знать.
   - Нигде не указано, что ты здесь живешь! - Тем не менее не спешил сдавать позиции маг.
   - Тебе грамоту показать может еще, с печатью и подписью от Белого? - фыркнул дракон.
   - Каюсь, погорячился. - Гоар умел признавать свои ошибки, что не раз помогало в жизни (и мешало, кстати, тоже). - Я, Гоар Мерн, маг, стихия воды.
   - Просто маг? Не Архи? Не Великий? Не магистр? Странно. Что-то ты слишком не прост для обычного мага.
   - А кому эти приставки нужны? Не мне, точно. Это новое поветрие, измерять силу в каких-то категориях - глупость. С кем мерятся? С баронами имперскими? Я что, умом тронулся, на преобразователь лезть? Как-то вышел из этого возраста. Лет семьдесят уже как. Так что на счет вариантов, тогда?
   - Вот я и говорю - не прост. А, варианты? Зависит от того, с чем пожаловал.
   - Вообще, мимо шел, никого не трогал. Ну, почти никого. Так, по мелочи. Дорогу покажешь?
   - А тем, что я охраняю, не интересуешься?
   - Теперь интересуюсь, а что это?
   - Ну вот, количество вариантов резко сократилось. - Явно расстроился Арк. Красно-черная чешуя встопорщилась.
   - То есть, драться придется. Может, все же, посвятишь - ради чего?
   - Дверь в контрольный зал.
   - Контрольный зал?
   - В покои Величайших. Правда, она не работает. Уже сто лет. Но обязательств с меня никто не снимал, да и нора здесь неплохая. Только, с едой не очень.
   - Нет, формулировка "контрольный зал" мне вполне доступна. Мне было больше интересно чего он контрольный, но, пожалуй, ты ответил достаточно исчерпывающе. И что ты тут все это время делаешь? Кроме охраны?
   - Размышляю о внутренней красоте. О том, как непросто показать её другим и как легко потерять.
   - Мда, и не надоело?
   - Надоело, страшно - попробуй сам этим лет сто позаниматься.
   - Так, завязывай и лети, кто с тебя спросит-то? Ни от Черного, ни от Белого давно ни слуху ни духу. Потом, сам говоришь - лавочка закрылась, дверь не работает.
   - Это верно, но как-то оно неправильно. Может, ты на эту дверь посмотришь? Вдруг, починить реально? А если починишь, тогда я тебя на всякий случай убью и съем.
   - Предложение, от которого невозможно отказаться. - Хмыкнул Гоар. - Показывай!
   Дракон развернулся и пополз вглубь пещеры. Длинное тело матово поблескивало в свете сталактитов. Казалось, ящер летит над зеркальной поверхностью. Гоару, чтобы не поскользнуться, пришлось активировать заклинание левитации. Так они вдвоем и долетели до выемки в дальней стене.
   - Вот оно.
   Маг аккуратно исследовал выемку.
   - Знаешь, по-моему, это просто обычная стена, я не вижу здесь даже следов магии. Что бы это ни было, оно больше не существует.
   - Что ж, это даже хорошо. Мне было бы неприятно тебя есть.. - Неожиданно признался дракон. - Получается, что мне здесь нечего делать?
   - Получается так.
   - Хорошо, тогда я полетел.
   - Куда?
   - Да так, мир посмотреть.
   - Подожди. Расскажи мне обо всем этом. Что это за залы Величайших? Что ты вообще знаешь о Белом и Черном?
   - Не думаю, что могу тебе объяснить - мне запрещено говорить на эти темы. Я знаю мало. Помню только, что все время сидел в этой пещере. Еще летал в одну долинку с косулями. Ну, приходили всякие еще иногда, драться лезли.
   - А кем запрещено?
   - Сторонами. Не важно.
   - Исчерпывающе..
   - Ну извини.. - Повел крыльями дракон.
   Гоар инициировал спеллбук, краем глаза поймав уважительный взгляд Арка. Пролистал несколько страниц. Показал дракону изображение массивного даже на вид, черного веретена.
   - Ты не знаешь, что это?
   - Нет, но я видел такую штуку на днях. Она падала вниз, на водный уступ.
   - Знаю, сам туда направил, остановить не смог, сделал так, чтобы она не сгинула в пропасти. Теперь есть шанс до нее добраться. Вообще-то я здесь ищу то, что называют Вратами, даже думал, что это твоя дверь. Ошибся, к счастью. А на это наткнулся случайно - был очень сильный магический выброс и появился странный механизм.
   - Любопытно, я погляжу на то, о чем ты рассказал. А сейчас полетел, я тебя еще найду, маг. Ты меня заинтересовал. Поищи ответы самостоятельно. Поверь, все можно узнать. На счет дороги и Врат, попробуй заглянуть в западный тоннель. Там был выход в очень старые пещеры.
   Дракон расправил крылья и пополз к одному из проходов.
   - Постой, ты сказал что-то насчет косуль. - Окликнул Гоар.
   - Где-то должна быть туша, если не испортилась еще.
   Шелест крыльев и удаляющееся шуршание чешуи.
   Гоар хмыкнул. Еще раз внимательно осмотрел выемку в скале, что была, когда-то, порталом. Магии, и впрямь, почти не ощущалось. Не было и классических рун, ничего даже близко похожего. Но что-то в этой стене все-таки было не так. Смутное напряжение в воздухе, чуть смазанные линии камня. Что-то ускользающее. Маг задумался, сопоставляя все ранее увиденное. Странностей набралось на замковый подвал. Решив что-то для себя, он мифриловым концом посоха изобразил на полу пентаграмму в двойном кольце, просыпал немного бурого порошка. Крупинки впитались в узор. Маг добавил еще несколько рун и, решив наведаться сюда позже, двинулся на поиски косули.
   Через пол часа, сытый и умиротворенный, он шел дальше. Мрачные мысли развеялись, уступив массе новых впечатлений, что требовали осмысления. Неспешно бредя по коридору, маг погрузился в свои раздумья. Монотонная дорога и однообразные каменные стены в известковых потеках вновь старались усыпить его внимание.
   Дракон явно знал больше, чем говорил, а Гоар поймал себя на мысли, что абсолютно не понимает происходящего вокруг. До сих пор окружающее казалось достаточно простым и понятным. Остров - огромная гора, висящая в пространстве. Он образовался вокруг Великого Кристалла. Эти объекты - форма существования магической субстанции. Такой кристалл постоянно прокачивает сквозь себя большие объемы маны. Часть её остается в нем, увеличивая размеры. Остальное, в виде магического ветра, выбрасывается в стороны. Поглощение маны и её отдача осуществляются через различные грани кристалла. Выброс идет с острых концов.
   Фундаментальный закон гласит, что вектор тяготения всегда обращен против потока маны. Есть еще некоторые нелинейные зависимости, связанные со скоростью потока, температурой кристалла и прочим. Зона избыточного давления над островом, там где течение маны ослабевает, рассеивается ежесуточно. Этот эффект порождает Волну, горячее светящееся кольцо, ежедневно расходящееся от зенита к горизонту и дарящее свет с теплом землям.
   Все эти данные общеизвестны в Империи и доступны благодаря исследованиям малых кристаллов маны, притянутых к острову из пространства. Эти кристаллы тоже являются мощнейшими преобразователями магического потока. Наиболее крупные используются в качестве опорных точек баронами.
   Для стройной теории не хватало деталей, например, понимания эффекта единого подчинения кристалла, когда сильный маг мог перенастроить весь поток маны на себя и контролировать его на значительном расстоянии, что собственно и обуславливало мощь баронств. Теперь, детали сыпались мешками, информация лилась рекой, но загадок становилось все больше. И все не по теме.
   На дорогу неожиданно выскочила страшила, перегородив проход. Маг узнал тварь. С чем-то подобным бился паладин Белого. Этакий гибрид обезьяны с богомолом. Вытянутая безглазая морда, на которой не заметно даже ротового отверстия. Внешний хитиновый скелет. Угловатое поджарое тело на мощных ногах с дополнительным суставом, явно толчковым. Огромные шипы вдоль хребта. Передние лапы, оканчивающиеся саблевидными отростками, направленными вниз. Это, несмотря на то, что тварь взметнула конечности, готовясь к прыжку! Вероятно, основное оружие.
   С виду, чистый монстр, но Гоар, наученный на примере дракона, засомневался. К счастью, демон разрешил его сомнения, плюнув откуда-то из-под хитина кислотой. Щит-из-Вьюги без труда отклонил яд, а маг почувствовал себя в своей стихии и ответил ледяным лезвием. Беспорядочно вращающийся кусок льда с тонкими острыми кромками расчленил тварь. Пройдя мимо дергающихся кусков в зловонной луже, маг брезгливо отряхнул сапоги.
   Открывшийся за поворотом обширный грот все так же был полон желтых сталактитов. Поначалу, Гоар принял их за искусственные образования для освещения драконьей пещеры. Но дальнейшая дорога убедила в обратном. Светящиеся сосульки попадались на каждом шагу так, что он давно перестал пользоваться "Глазом змеи". Проведя рукой по такому светильнику, он обнаружил, что лучи испускает некая пыльца, покрывающая сосульку.
   За спиной раздался шорох. Гоар, полный нехороших предчувствий, обернулся.
   Твари, подобные уничтоженной, выползали из отверстий в стенах. Не задумываясь более, он швырнул в копошащуюся массу отработанное уже заклинание "Огненного вихря". Пока то набирало обороты, защиту мага успели попробовать на коготь. Испытание она выдержала. Вспыхнувшее пламя оттеснило тварей, но, к безмерному удивлению волшебника, не убило. Монстры шипели и катались по земле, пытаясь сбить огонь. Некоторым это удалось, и они вновь рванулись к нему!
   Большая часть маны в пределах досягаемости оказалась выпитой прожорливым "Вихрем" и активированной защитой. Оставшегося хватило на десяток ледяных стрел, оказавшихся более эффективными. Однако, приток уродов не ослабевал, и маг принял решение о стратегическом отступлении. Проще говоря, кинулся сломя голову в какой-то из проходов. Его посох осыпался трухой, оставив в руках знакомую шершавость рукояти кинжала. Так бежать было удобней.
   Маг несся по тоннелям, периодически метая назад простенькие заклинания. На большее не хватало времени. Из-за спины слышался недовольный визг, но погоня не отставала.
   Как назло, стены и своды слагало прочное скальное основание Острова, и расшатать их не удавалось. В этот момент, Гоар почувствовал, что бежит не один. Громыхая железом, рядом неслась живая гора - давешний паладин. Откуда тот выскочил, было непонятно, но тварей за спиной явно прибавилось.
   - Я вам здесь не помешал? - начал знакомство на бегу воин Белого.
   - Что вы, бегите ради богов. - Выдавил из себя запыхавшийся и злой из-за увеличения числа преследователей Гоар. Лишняя компания его не радовала.
   - Мое имя.. - начал фразу паладин.
   - Так, хватит в рыцарство играться! - мгновенно перехватил инициативу маг - сейчас, добегаем до ближайшего грота... - несколько глотков воздуха.
   - Мм..
   - ...молча. Твоя задача удержать зверей пока я плету заклинание. Начали!
   Беглецы вылетели на громадное открытое пространство. Паладин видимо принял правила игры. Он мгновенно выхватил из-за спины кувалду и поймал первую тварь в замахе так, что в стороны брызнула слизь и обломки хитина. Вращая тяжелую болванку в воздухе, он загородил дорогу зверью. Поток тварей разбился о стальную фигуру как о неприступный бастион. Волна нападающих схлынула. Уроды остановились и начали плеваться кислотой. Паладин перехватил свой молот одной рукой, дернул со спины щит. Прикрылся, но по характерному шипению и едкому дымку было ясно, что это полумеры.
   К счастью, Гоар тоже не терял времени. Не полагаясь на одни лишь мысленные конструкции, он чертил в воздухе свободной рукой многоцветье узоров. Завершив построение, одним мощным движением маг перечеркнул рисунок яркой линией. Вся доступная мана облаком втянулась в заклинание, став видимой и более чем осязаемой! Миллионы ледяных кристалликов огромной искрящей воронкой устремились в проход. Доспехи паладина зазвенели от ударов, мгновенно покрылись снежной коркой. Кристаллы льда облепили тварей, сделав их похожими на снеговиков. Иссеченных, но вполне злых и боеспособных! Зверюги начали отряхиваться, а паладин недоуменно повернул голову.
   - Глаза лучше закрыть! - Гоар с невозмутимой улыбкой на усталом лице шагнул вперед. Положил на плечо паладина руку и вскинул кинжал вверх.
   И в этот момент, разность потенциалов между трущимися друг о друга снежинками в удаляющемся вихре и теми, что остались на телах чудовищ, стала критической! Весь объем тоннеля озарился ослепительной сетью электрических разрядов. Они оплетали тела хищников, стекали в раскаленный до красна гранит, снова вставали огненным частоколом, яростно насыщаясь живой плотью. Выметнувшиеся из проема языки света скрестились на мифриле кинжала. Бессильно истаяли! Вслед за ними померкла и ярость остальных молний. Туши тварей осели чадными грудами углей.
   Гоар рухнул на колени и завалился на бок.
   - Одиннадцатая ступень. Без подготовки. Я говорил, что люблю импровизировать? - глухо шепнули запекшиеся губы - Как я их? Не помогла им защита от магии.
   Он почувствовал руки паладина и расслабленно скользнул в темную неизвестность.
  

Глава 5. Тихие земли

  
   В округе царило спокойствие. Поселок на плоскогорье впереди выглядел неказисто. Данаэ, привыкшая представлять гномов только в пещерах, теперь с трудом соотносила бревенчатые избушки с их жильем. Впрочем, гор вокруг более чем достаточно. Дальние отроги Гномьего хребта, горной цепи, под которой расположена столица Каменного престола. Горы здесь еще не высокие, лесистые, далековато от хоженых троп и торговых путей. Вот и получается - и столица вроде под боком, и на отшибе при этом. Никому здешние места не нужны.
   Гончая вдохнула полной грудью полуденные ароматы хвои елей-великанов, и приступила к спуску. Вблизи поселение смотрелось солиднее. Дома прочные, сложены в два этажа из огромных бревен. Данаэ опознала мальг - раскидистые деревья с узкими мелкими листочками в пышных кронах. Древесина его очень ценилась за негорючесть и прочность. Гномы обычно использовали его для укрепления шахт, благо, росли такие деревья исключительно в горах.
   Ее появление в поселении вызвало немалый ажиотаж. Расшугивая гномью мелюзгу устроившую форменное столпотворение, эльфа вышла на центральную площадь. На лавочках вокруг колодца восседало с десяток седобородых карликов. Некоторые степенно смолили здоровущие сигары. Тонкое обоняние Лисы подсказало, что курят дедули отнюдь не только табак.
   - Здоровья желаю, почтенные. - Легонько склонила голову гончая, невольно подстроившись под антураж.
   - И тебе не хворать, девочка. Вон черная аж вся какая. Простыла, небось? - проговорил ближайший к ней старец.
   Данаэ смущенно посмотрела на свою кожу, не зная как ответить.
   - Да ты что, Комель, совсем старый стал? То ж ельфа черная! Оне все такие серошкурые! - Развеселился его сосед.
   - Не черная, а темная поправил еще кто-то.
   - Ээ.. Почтенные.. - робко попыталась вклиниться Лиса. Обсуждение ее персоны грозило затянуться.
   - Да ведь правда твоя Вер, иди ж ты.. - Как ни в чем не бывало продолжил первый. - Да еще принцесса цельная к тому ж. Вона как колечки в волосах сверкают.
   - Та не, енто оне так победы считают! Ведьма она, тьфу, ведьмак, охотница в общем.
   - Понимал бы чего! То малые кольца, а тут.. Но и охотница тоже. Может она нам Хомячка словит?
   - Почтенные!! - Отчаянно взвыла Лиса. Перебивать старших она не привыкла, но стоять так до вечера ей тоже не улыбалось. Да и с хомячками у нее были натянутые отношения, слава богам, ничего подобного она не курила.
   - Что ты орешь так? Чай, не глухие! Чего тебе, девочка? - Гномы соизволили обратить на нее внимание.
   - Могу я узнать, где мне видеть достойного Гонта, кузнеца?
   - А зачем он тебе, уважаемая? - Проявили бдительность старцы.
   - От брата я его, достойного Плата.
   - Не называй так этого отщепенца! Достойные только настоящие гномы, а те, кто от родных земель бежит - вовеки презренным будет!
   - Ладно, ладно.. - Не стала настаивать эльфа. Местные хитросплетения её не очень интересовали. - Так где мне найти Гонта-то?
   - Эх, все бы вам молодым просто, а подумать не хотят.. - Проворчал тот, кого называли Комлем - В кузне он, где еще быть? Вон, погляди, дым вьется.
   Данаэ огляделась и, впрямь, обнаружила большой столб черного дыма, стелившегося по скале, к которой прилегала деревенька. Двинувшись в том направлении, она вскоре увидела большую пещеру, из коей доносился шум и частые удары. Отверстие дымохода располагалось прямо в склоне горы, на высоте нескольких ее ростов. По всей видимости, это и была кузня.
   Войдя внутрь, эльфа поняла, что именно так она представляла себе жилище типичного представителя подгорного народа. Все большое помещение, выдолбленное в теле скалы, было озарено ярким красноватым светом большой доменной печи. Стены увешаны различным инструментом и кое-где закопчены. По полу расставлена и разбросана упорядоченным хаосом масса оборудования. Все тяжеленное на вид. У стены приткнулся лежак. А в центре всего этого карнавала расположен ряд наковален и наковаленок, плюс бугрящийся мышцами гном в плотном кожаном фартуке - одна штука.
   При ее появлении крепыш повернулся. Как он мог обнаружить, что она вошла, в таком шуме Данаэ понять не смогла.
   Антрацитово-черные глаза уставились на нее. Гном был довольно высок для своего народа. Впрочем, Лиса сама не была особенно рослой, и ничего особенного не видела в том, что большинство гномов чуть ниже ее. Этот был чуть выше - ну и что?
   - Чем могу быть полезен? - Раздался уверенный голос из густой черной бороды, что сотней косичек стекала под специальный шарф, прикрывающий от искр.
   "И как ему в этом всем не жарко?" - Отстраненно подумала эльфа, произнося слова приветствия.
   - Достойный Гонт, если не ошибаюсь?
   - Именно так! С кем имею честь, высокорожденная?
   А ведь сразу все просек, знает наши обычаи. Придется представляться по всей форме.
   - Данаэ Инаарилат, принцесса рода Инаарилат. Гончая. Я от Плата, Гонт. Он сказал, что у вас тут какие-то неприятности. Просил помочь.
   - Лиса? Брат предупредил о тебе, последний раз, когда разговаривали! У нас колдун есть, он связь помогает держать - кузнец расцвел в улыбке - Проходи, что ты стоишь!
   При этих словах он распахнул неприметную дверцу в стене. Помещение, открывшееся за ней, являло разительный контраст с покинутым. Несколько широких круглых окон в потолке давали рассеянный свет. Теплый воздух струился от стены, которая явно подрабатывала по совместительству частью стенки домны. Резная, основательная мебель и вышитые гобелены завершали картину.
   - А я пыталась понять, как ты спишь в том пекле.. - Высказалась, слегка выбитая из колеи контрастом, Данаэ.
   Гном уже суетился вокруг, меча на стол какие-то миски.
   - Сплю? Там? Что ты, этот топчан, если поясницу схватит, или еще чего. Ты располагайся пока, отвара пока выпей. Середина дня, видишь, работа. Жена на рынок с детьми ушла. Базарный день сегодня у людей. Далеко туда, правда, но продукты хорошие. На неделю закупается. Да и вообще, весь народ кто где. Я сейчас ополоснусь и приду.
   - А здесь и люди есть? А вроде такое тихое место.
   -Тихое!? - Воскликнул Гонт, скрываясь за неприметной дверцей. - Рассмешила, Гончая. Это же Пограничье! Откуда ты такая взялась только?
   Лиса осталась в одиночестве. Впрочем, долго оно не продлилось. Вскоре, вновь появился посвежевший кузнец, переодетый в цивильное. Глянул на эльфу, прихлебывающую отвар.
   - Значит тихо у нас, говоришь? Как же ты шла-то? Рассказывай.
   - Как, как.. Да прямо, как границу нашу пересекла, так и шла вперед. Тишь да гладь, даже волков не видела, не то, что людей.
   - Прямо от Сапфирового пика? Тогда ясно. Это хоть и пограничье да не совсем. В тех местах ваших тренируют. Какие уж тут проблемы - всю нежить давно повыбили. Ну а люди просто не ходят - боятся. А дальше, как пол пути прошла в мертвый треугольник попала - не живет почти никто. Горы там никакие, торговых путей нет. Вся торговля южнее, в обход хребта идет. На севере еще перевалы встречаются у Великого обрыва. А здесь мы первое поселение - руду хорошую в местных скалах нашли. Нежить сюда не забредает. Не забредала, раньше, то есть. Про волков ничего не скажу - хрен их знает, куда делись. Тебя напугались, может.
   Лиса пропустила сомнительный комплимент мимо ушей. Ее заинтересовало другое.
   - А теперь забредать стала что ли? В этом ваша проблема?
   - Да сами не понимаем. Может нежить, может тварь какая. Кто ж его разберет-то? Пропадают разумные. Кто на юг от нас двинется вдоль хребта к торговому пути, так и пропадает, с концами. Мы это Хомячком прозвали. Двенадцать разумных уже схомячил. Из них восьмерых гномов.
   - Хомячок? Ну вы даете. Я думала деды у колодца совсем укуренные. А они, значит, этого хомячка обсуждали. Ну и шутки у вас, гномов.
   - Какие шутки, в лес ходить страшно стало. Вон жену отпустил, хоть и на север, а все душа не спокойна. Хомячком-то со страху прозвали. Чтоб совсем не взвыть. Где это видано, чтобы пропал разумный и ни следа. Как в воду.
   - А на разведку кого послать? Мужики вроде есть в деревне. Силушкой гномы не обижены, оружия тоже хватает. - Данаэ выразительно кивнула в сторону кузни.
   - Так то-то и оно, что посылали. Как первые два гнома пропали, да людей четверо. Послали шестерых разобраться. Снарядили честь по чести. Я лучшее отдал. Для себя, почитай, старался. Первые пропавшие, с караваном шли. Там и моего добра была доля немалая.
   Ну, пошли парни, значит, разведать и тоже сгинули. Семь ден уже ждем - никого! Схомячили видать. Теперь весь поселок дрожит, к вечеру за околицу выйти страшно.
   - И криков не слышали?
   - Нет, просто пропали и все. Говорят там с деревьями еще что-то. Только сам я не видел.
   - Да? Странно.. Что ж, посмотрю. А чего подмогу то не позвали, да и поверху вас, подземные, с чего понесло?
   - А кого звать? Ваши не появляются - ты у нас первая темная за двадцать лет в деревне. Говорят, замкнулись вы.
   - Просто были внутренние дела.
   - Понятно. Волшебники далеко все, те, что из путных. Паладинов здесь и подавно не встретишь. А своих позвать, или тоннелем пройти? Неспокойно что-то стало под землей. Темный буянит. Дрянь всякая по закоулкам поджидает. Не ходи, молодая еще красивая, съедят тебя там. Пропадешь. Да и здесь схомячить могут.
   - Не пропаду, скажи лучше, оружием каким разжиться можно у тебя?
   - Оружием? А что тебя интересует-то?
   - А то Плат не сообщил! Знаешь обо мне больше меня самой, наверное.
   - Сообщил, врать не буду, а все ж из первых рук оно лучше. Вдруг клиент предпочтения изменит, али еще чего.
   - Нет, все так, как есть. Для дальнего боя нужно что-то мощное, но без магии. Не могу ей пользоваться. По этому от родового лука отказалась.
   - А с ближним как?
   Лиса дернула головой за плечо. - Есть. Мифрил он и есть мифрил, сам магии никакой не терпит.
   - Взглянуть дашь?
   - Смотри. - Эльфа вынула клинок из ножен, положила на стол.
   Тот обошел вокруг, внимательно разглядывая, прикоснулся. Повертел в руках. Поцокал языком.
   - Ну что, с этим ясно. Плат проследил. А вот что тебе предложить я не очень представляю. Ты ведь хочешь, чтобы полноценной заменой луку было, когда стрелы деревья щепят и нежить наповал?
   - Ну, вроде того.
   - Не получится так, девонька. Лук он потому и хорош, что заменить его нечем. Вот разве только..
   - Что?
   - А скажи, девонька, как у тебя с деньгами?
   Лиса вытянула из рюкзака мешочек, развязала, молча показав Гонту.
   - Ты папенькину сокровищницу обнесла? - Глаза гнома разгорелись жадным огнем. - Впрочем, не мое дело. Гуляем!
   Кузнец открыл замок на очередной двери, и они очутились в оружейной. Гонт уверено повел ее по коридору между стоек. Вокруг тяжеловесно поблескивали жала и срезы разнообразной острой стали. Кое-где встречался мифрил и серебряные накладки. Свет в помещении был магическим.
   - Даже не смотри, Лиса. Это все ширпотреб, для людей ковано. Эксклюзив у меня в соседнем ряду. Да только и оттуда ничего не подходит. Дальше нам.
   Гном повел ее мимо брони и кольчуг к большому шкафу под светильником. Открыл.
   - Глянь сюда, гончая, вот оно, наше творчество. Пушки морские себе представляешь? Так вот, тут тоже самое, но компактней. Рубины истолченные да древесная мука, никакой магии кроме силы в камнях. Ахает, будь здоров, только подпали. Ну а таких эликсиров у нас полно. Вот мы и совместили.
   - Слышала я про такое, только, говорят, дальность невелика и снаряды слабые.
   - С дальностью это да... Точнее лететь-то оно летит, только за сто шагов уже в сарай не попадешь. Снаряд легкий круглый, неустойчивый. Хотели как стрелы, оперенными сделать, но получается плохо. Очень тяжело такого качества работы добиться. Дорого. Один "талант" тут предложил резьбу в стволе пустить, пусть, мол, снаряды в воздухе крутятся, тогда и лететь точнее будут. И сделал таки, не смогли отговорить.
   - И как?
   - Да никак - говорили ему, нельзя, чтоб вращалось, то ж не мифрил. Его на пули не напасешься, да и серебряные не дешевы. Потом мифрил, мифрилом, но такой пуле и вес нужен. Иначе без толку. Вот и получилось - стрельнул он, снаряд закрутился, в магический поток попал. Сердечник и среагировал в серебре. Две избы снесло, а самого его потом неделю по округе собирали для похорон. Не дали горы ума...
   - Мда..
   - Ладно, заговорился я что-то. Вот, получай свое спецсредство. Моя эксклюзивная разработка. Как раз с оперением.
   Лиса с сомнением поглядела на оружие. Этакая бесформенная груда металла. Короткий и толстый сдвоенный ствол. За ним механизм зарядки. Руку на рукояти прикрывает пара металлических щитков. Стволы сбалансированы так, что идут параллельно, вокруг центральной оси оружия - рукоять позади стволов и казенника.
   - Как из этого целиться? Второй ствол ниже моего кулака по-моему... - Растерялась Лиса.
   - А ты ориентируйся по верхнему, они все равно одновременно стреляют. Магазин на два выстрела по два патрона. При первом спуске курка просто срабатывают бойки, при втором коробка магазина перебрасывается качельным механизмом из крайнего левого положения в крайнее правое. При этом под бойки попадают патроны из второго гнезда, а гильзы из первого выбрасываются. После выстрела можно на лету дозарядить. При следующем качании магазина, процедура повторяется, но для зарядки необходимо довернуть руку. Если спуск происходит в холостую, магазин встает на задержку. Два патрона пальцами удержать прямо сумеешь?
   Гном сунул её в руки пару матовых картонных цилиндров с металлическим донышком. Каждый толщиной в рукоять меча.
   - Это патроны?! Гонт, ты свинтил эту штуку с брига? Что там за снаряды внутри?!
   - Там мелкие серебряные стрелки. По 15 штук в каждом. Такие могу сделать только я - они очень хорошо летят. Но подойдет и обычная серебряная дробь. С дробью патронов тебе любой гном наделает! Как тебе оружие? Сама просила, помощнее! Это тебе не обычный пистоль-револьвер, из которого трактирщика не завалишь. Такой и магическую защиту иную пробьет.
   - Магическую? Ну-ну! Ври да не завирайся, просто броню взяло бы дай боги.
   - Возьмет, я сделал стволы из мифрила и положил очень много порошка. Сам стрелять боюсь.
   - Так ты это даже не испытывал?!
   Гном обижено заворчал - Я кузнец а не воин, это коллекционный экземпляр! "Осквернитель" называется! Лучшее тебе от сердца отрываю. Только ради родного брата. А ты еще нос воротишь, неблагодарная. - Он аж прослезился.
   Данаэ стало стыдно. Слегка. Глубоко в душе.
   - Ну, если магии точно никакой, то пошли, испытаем.
   - Магии нет, есть потоки. - Гном направился к проему в стене. Эльфа последовала за ним.
   - Что за потоки? - рискнула Лиса, почуяв интересную тему.
   Они оказались в небольшом внутреннем дворике. Выемка в скале, отгороженная от остального мира частоколом была полигоном. Об этом свидетельствовали многочисленные чучела, мишени и столбы, вкопанные на её территории.
   - Как, ты и того не знаешь? Чему вас там учат?
   - Да я магией не владею, вот и пропустила! На кой оно мне?
   - Вот затем, чтобы потом глупых вопросов не задавать! И не помереть в один прекрасный день от собственной глупости. Как это тебе попроще объяснить? Вот смотри, есть четыре ступени состояния вещества.
   Первое: Мана - это то, что окружает нас и существует везде. Ее перекачивает великий кристалл, порождая магический ветер.
   Второе: Магический поток. Это направленная мана с упорядоченной структурой. Такие потоки возникают при продувании ветром разных препятствий или сталкиваясь с энергией живых существ. Например, рубин превращает магический ветер в поток стихии огня. Это еще не само пламя, но легко может стать им. Такими потоками пронизан весь мир, ты должна уметь видеть их. Они слабо взаимодействуют с веществом.
   Третье: Магическое вещество - овеществленный поток. Оно обладает большинством свойств обычного вещества, но с некоторыми особенностями. Возникает под воздействием заклинаний. Причем под таким веществом понимается все что угодно, включая жизнь, свет, время. При сильной концентрации потоков, или их вибрации переход может быть спонтанен. Пример - источник небесного света - Волна, ну и эффекты вроде вращения вещества в потоке из-за которых осторожность надо проявлять.
   Четвертое же, это истинное вещество. Из отличий третьего и четвертого могу привести лишь то что, некоторые истинные вещества не могут быть созданы магически, те же мифрил и серебро. Еще, твое тело еще конфликтует с третьим, но совершенно спокойно относится к четвертому. Запомни это хорошенько. А теперь к делу! - гном выволок к центру утоптанной площадки круглый щит.
   - Гонт, уже темнеет. Может, отложим?
   - В самый раз, я сейчас факелы зажгу! Мишеней еще принесу. У меня жена вернулась, ужином пока займется.
   Кузнец исчез в арке прохода. Лису обступила тишина. Волна ушла за горизонт, оставив лишь величественное сияние у края земли. По небу плыли редкие облака. Сгустившиеся до черноты тени мягко поползли из незаметных глазу углов. Потянуло холодком. Эльфа вздрогнула. Ей, в какой-то момент, почудилось осторожное шевеление у частокола. Даже не движение, просто некое хищное ожидание в напряжении долгих секунд перед броском. Снова повеяло холодом. В этих сумерках нелегко приходилось даже глазам темного эльфа. Лисе никак не удавалось разглядеть происходящее. Какой-то бесформенный ком, или просто очередной деревянный щит? Смеживать веки, не зная можно ли это увидеть в магическом зрении, ей не хотелось. Смутное шестое чувство заголосило об угрозе.
   И тут на "щите" вспыхнули потусторонним фиолетовым, глаза. Ни радужки, ни белков, только узкие светящиеся щели. В следующий миг они налились алым, чудовище прыгнуло. Лиса почти рефлекторно зажмурилась. Дернулась в сторону, вскидывая "Осквернитель". Увидела мутное черное облако, летящее ей в лицо, и выжала курок.
   Оружие было непривычным настолько, насколько это вообще возможно. Данаэ не доводилось стрелять из пистолей еще никогда. Она нарушила все мыслимые инструкции по прицеливанию и удержанию оружия. Она просто не могла попасть! Она и не попала бы. Но попал сам "коллекционный экземпляр"! От роя из трех десятков серебряных пчел невозможно было увернуться на таком расстоянии. Они тупо насытили все возможные траектории своими блестящими телами.
   Отдача навалилась жуткой тяжестью на руку. Лишь укрепленные магией кости спасли эльфу от переломов. Гончую бросило на спину. Она сгруппировалась в полете, воспользовавшись заторможенным временем, извернулась. Распахнула глаза, рухнув на полусогнутые ноги, и смогла пронаблюдать финальный аккорд нападения. Тень швырнуло назад. Та врезалась в частокол так, что затрещали прочные бревна. Брызнули щепки от разбитых чучел на траектории полета стрелок. Визг рикошетов заслонил вой нежити. Длинные драные раны на её теле протекли фиолетовым туманом. Чудовище сжалось в комок и сигануло за забор, в темноту наступающей ночи.
   Кинутся вслед прямо сейчас, Лисе просто не хватило душевных сил. Слишком уж все вышло неожиданно.
   Прибежавший на шум Гонт застал её с мечами наголо. Она стояла, глядя в ночь. Кончики сабель подрагивали от напряжения. Осквернитель валялся рядом в пыли. Гном аккуратно поднял его. Щелкнул магазином, освобождая отработанные гильзы.
   - Решила испытать без меня?
   - Тут что-то было, гном. Надо будить поселок. Беда. - В голосе гончей сквозило неестественное спокойствие.
   Кузнец прошел по двору, осмотрел потеки на частоколе и следы когтей. Повернулся, и кинулся к дверям. Данаэ закинула сабли за спину и двинулась за ним. Догнала, положила на плечо руку.
   - Гонт, "Осквернитель". Я его покупаю.
   Через полчаса поселок бурлил как варево в горшке нерадивой ведьмы. Встревоженные гномы с факелами толпами обследовали поселок. В руках злых полуодетых посельчан поблескивали кирки и молоты. Народное ополчение.
   Нежить обнаружить не удалось. Лиса так и не смогла определить её видовую принадлежность, но неживым это было точно. Об этом говорил сиреневый туман, застывший пятнами на частоколе Гонта.
   Удалось обнаружить другое. Этой ночью поселок недосчитался еще трех человек.
   Ставни в одном из окон соседей кузнеца оказались выломаны. Внутри все было залито кровью растерзанного хозяина. Его жена и дочь пропали бесследно.
   "Какой нежити нужно столько жертв за один присест?" Гончая терялась в догадках. Обычно, такие насыщались быстро. Если у монстра имеются мозги, то он может делать запасы. О подобном косвенно свидетельствовало отсутствие двух тел. Однако, все равно не складывалось. "Зачем было нападать еще и на нее? Тварь была не голодна, у нее уже была добыча". Смысл действий нежити ускользал. Это нервировало.
   Взяв себя в руки, эльфа решила плотно заняться этим вопросом завтра.
  

Глава 6. Преследуя по пятам

  
   Утро застало Лису на полигоне Гонта. Весь остаток ночи они с гномом отрабатывали стрельбу из осквернителя. Тренированная эльфа быстро освоила приемы, научилась распределять отдачу, перезаряжать и стрелять в движении. Благо точность, с учетом особенностей ее новой игрушки, не играла решающей роли. Когда результаты стали удовлетворительными, кузнец махнул рукой, хватит мол.
   Он вынес из кладовой длинный кожаный патронташ.
   - Бери, здесь тебе хватит надолго.
   - Это как дела пойдут, почтенный. Кстати, старейшины у колодца вчера устроили мне разнос, когда я так назвала твоего брата. Это серьезно?
   - Плата? Почтенным? При них? Рассмешила. Для них это очень серьезно. Еще лет двадцать назад существовал эдикт Каменного Престола, мол смена сюзерена для гнома - предательство и подсудное дело. Боялись власть предержащие, что набежит в чужие земли нашего брата, да и начнут там оружие ковать не хуже гномьего.
   - И что в итоге?
   - Да ничего, чушь все это! Много ли гномов в здравом уме из родных гор побежит? Пока у нас смута была еще уходили, а как совет старейшин собрали снова, так и получилось, что дома дел по горло. Все кто на поселение уходил только из-за этого эдикта с места и снимались. Не любят у нас таких запретов. Вот Совет да Горн Властитель эту дурь и отменили. Ну а брат мой еще в смуту к вам подался, да так и прижился - что, хозяйство бросать? Ну а старикам разве объяснишь? Так презренным и клеймят, даже на меня кое-кто косо смотрит.
   - Понятно. Учту. Мне пора, Гонт.
   Он и прошли сквозь кладовые к жилищу кузнеца. По дороге Лиса задержалась у стоек с оружием, которое кузнец назвал эксклюзивным. Её внимание привлек тяжелый осадный арбалет. Уловив её интерес Гном, как истинное дитя своего народа, кинулся нахваливать товар.
   - Раскладной, дуги из специальной стали! На тысячу шагов бьет рыцаря в доспехе! Заряжать воротом удобно даже лежа! Болты к нему недорого отдам!
   Данаэ повертела вещь в руках.
   - Нет, кузнец, он слишком тяжел для моей работы. С такой штукой на спине не поскачешь. Возможно, он пригодится мне в будущем, но не сегодня.
   - Что ж, гончая, выбор твой, - Лукаво улыбнулся гном. - Но я придержу его для тебя. В жизни все может пригодиться. Ты только дай знать, а за доставкой дело не заржавеет.
   Лиса тепло попрощалась с Гонтом и его семьей. Эти гномы тронули её своим немудреным радушием. Кузнец очень неплохо нажился на лисином визите, но вел себя с ней не как с покупателем, а как с другом. Она глубоко оценила это.
   На прощание гном порекомендовал завернуть к местному колдуну.
   Лиса вышла из дверей кузни, вновь с наслаждением втянула в себя густой как хвойный кисель воздух местных гор.
   Колдун жил чуть ли не в центре поселка. Редкостная терпимость у местного народца. Уже не сопровождаемая былым фурором, эльфа добралась до хибары местечкового Мерлина. По пути учтиво поклонилась колодезным старцам. Они, казалось, так и не сдвинулись с места со вчерашнего дня. Если бы не ночной переполох, то Данаэ в этом даже не усомнилась.
   В жилище колдуна пахло травами и алхимией. Это все же не истинный маг, он мало чего может сам по себе, зато в зельях и ядах ему нет равных. Колдуна звали Рудольфом. Оказалось, что он вовсе не гном, а гоблин. Старый скрюченный, явно был шаманом в каком-то их племени. Лиса поморщилась от кольнувшего её неприятного воспоминания. Пещерные троглодиты в её персональном списке занимали не последнюю ступеньку. Впрочем, шаман был совсем другой разновидностью и людоедскими наклонностями не страдал. На данный момент, по крайней мере.
   - Что надоть-то? А, ельфа?
   Лиса посмотрела в блестящие глазенки с пляшущими в темной глубине демонятами. Уловила насмешку. Довольная собой, хищно сузила зрачки, быстро наклонившись к гоблину. Сверкнула клыками.
   - А то ты не знаешш...
   Шаман вздрогнул, но мгновенно взял себя в руки. Впрочем, придуриваться он перестал, что Лису вполне устроило.
   - Про тварь спросить хочешь, гончая? Про Хомячка?
   - Как получилось, что оно тут расхаживает? Ты обереги ставил?
   - Ставил, да только не моим оберегам с той тьмой тягаться. И тебе с ней не справится, гончая, как меня здесь не стращай. Магии-то в тебе ни на грош!
   - А тебе-то что за радость с того? Обереги его на хромой виверне облетели, народ в деревне как картошку жрут, а он в восторге. Может мне этот вопрос с жителями обсудить?
   - Не кипятись, темная. Не прав я, да. Это во мне старые привычки играют. Довелось в свое время... Помогу чем смогу. Не знаю я что это, только не просто тут все. Я мож и не маг эльфийский, а соображение имею. Мимо моих сторожей так просто не пройдешь, будь ты хоть демоном костей. Уж шум они бы точно подняли. Нет, эльфа, магия тут черная постаралась. Чернокнижник у нас тут видать завелся. Ну да вы темные в таком разбираться должны будь здоров! Хе Хе!
   - Чернокнижник? Ты бы это видел! Представить, что оно еще и книги читать может, у меня никак не получается. Но учту. На том спасибо.
   Эльфа направилась к выходу.
   - Эй, гончая, постой! - Гоблин догнал Лису, сунул ей в руки пару кожаных мешочков. - Ты зла не держи на старого. Возьми. Мазь целебная. Как знать, где пригодится.
   Данаэ, с её татуировкой мазь нужна была как волку шишки, но дар она приняла. Старый шаман и впрямь хотел помочь.
   Не тратя более времени, эльфа двинулась на север. Побродив по окраинам деревни, она, с помощью магического зрения, быстро взяла след. Четко различимые фиолетовые струи туманным клубком уходили в лес. Дело обещало быть простым. Впрочем, подойдя ближе к опушке, Лиса засомневалась в своих первоначальных выводах. Уж больно гнетущее впечатление производила эта чаща.
   Хмурые еловые стога охватывали своими ветвями землю, затягивали в себя свет Волны без остатка. Яркий день под сенью первых деревьев сменился промозглым сумраком. Даже мальг, чьи кроны возвышались над зеленым морем словно острова, блестел серебром своих листочков тускло, в пол силы.
   Отсутствие комарья Лису почему-то совершенно не обрадовало. Оторвавшись от изучения следов она осмотрелась обычным способом. Еловая лапа мягко легла в руку. Эльфа помяла хвою в пальцах. Ветвь выглядела больной. Иглы, казалось, местами покрыты бурой накипью. Зелень сменялась коричневыми пятнами. Приглядевшись Данаэ поняла, что таков весь окружающий лес. Деревья разъедала непонятная проказа.
   Гончая двинулась дальше. Минут через десять она наткнулась на первый скелет. Нет не животного. Все того же дерева. Но по-другому назвать это у нее не поворачивался язык. Когда-то могучий и гордый ствол мальга теперь стоял голый, лишенный даже коры. В страшных следах когтей запеклось скрытое от беспощадного света фиолетовое марево. Темное и сиреневое опутывало ствол, возносясь к вершине тугими спиралями. Нити тьмы казались липкой паутиной охватившей всю крону. Они слегка шевелились складывая странные и отвратительные символы. Словно корявые туманные паучки с сиреневым брюшком копошились на ветвях. Лису передернуло, и она открыла глаза, только сейчас сообразив, что видит магическую суть происходящего. В реальности эту странную игру теней выдавали лишь руны, вырезанные в теле мальга.
   Дальше, таких деревьев-жертв темного искусства стало больше. Черные нити уже перекидывались на соседние ели и подлесок, создавая пелену, но источником их, средоточием, оставались истерзанные мальги-скелеты. Побродив от одного замученного дерева к другому, эльфа почувствовала некую систему. Вернулась немного назад, прошла в другом направлении. Даже залезла на одну из елок. Абсолютно точно! Великаны погибли не просто так, в их расположении читался некий узор. Высшая некромантия была на лицо.
   Уже не обращая внимания на расплывшийся меж стволов след, Данаэ рысью кинулась к возможному центру этого безобразия. Вскоре перед ней предстал громадный скальный выступ. Покрытый у подножия мхом и деревьями подлеска, он гранитным валом возносился дальше верхушек елей.
   Сделав круг, Лиса обнаружила небольшую поляну перед пещерой. Центр узора приходился на скалу. Если до этого гончая предполагала, что ей придется скакать горным козлом, чтобы добраться до вершины, то теперь пещера виделась лучшим вариантом.
   Зев входа был довольно широк и мрачен, как все в мерзком лесу. Лиса уже тихо ненавидела это место. Мертвая природа, молчащие птицы, гниль и тьма. Что может быть хуже?
   Потянув из специальной плечевой кобуры гномий пистоль, лиса двинулась внутрь. Чуткие ноздри уловили сладковатый запашок. Он сочился откуда-то из глубины, где слышалось шумное ворчанье. Со стены на Данаэ глянул нарисованный тигр. Морда лучилась любопытством.
   И тут, из сумрака на Лису надвинулось громадное, шерстяное и склизкое. Она отпрыгнула, развернулась и выскочила из пещеры. Принимать бой в узком тоннеле с неизвестным противником было неразумно. Скрывшись под защитой ближайших деревьев, эльфа оглянулась.
   Из пещеры выбралось косматое чудище. Большое, в три Лисиных роста существо опиралось на короткие задние ноги. Непропорционально широкие плечи и голову поддерживали передние толстые руки-лапы с тремя гигантскими когтями каждая. Тяжело поводив лобастой башкой, зверь принюхался и замер. Назад, в пещеру он явно не торопился.
   Данаэ узнала чудище. Обыкновенный горный бегемот, не старый, если судить по черно-серому цвету шерсти. Гномы используют таких в качестве боевых зверей. Подобный монстр с наездником на спине страшный враг, но в диком мире они не самые агрессивные существа, если их не беспокоить.
   "Неужели я ошиблась? Этот зверь никакого отношения к магии не имеет. А мимо него невозможно пробраться в пещеру. Видимо, придется лезть наверх". - Промелькнула у эльфы запоздалая мысль.
   Руководствуясь такими соображениями, Лиса уже развернулась, чтобы двинутся на поиски удобного подъема. Но что-то вдруг кольнуло в сердце.
   Эльфа задумчиво посмотрела на свои пальцы, вымазанные в непонятной гадости. Бегемоты довольно чистоплотны. Потом этот запах. И тигр! Краски довольно свежие для наскальной живописи. Скорее что-то из гномьего творчества. Откуда ему взяться там? Лиса присела на одно колено, вытерла ладонь о хвойную подстилку. Положила руку на рукоять сабли. И резким слитным движением с разворота вспорола воздух у себя за спиной! Клинок свистнул, рассекая темные нити, перерубил ствол молодой сосенки. Эльфе показалось, что под мифрильным лезвием раздалось само пространство, словно по плохой картине чиркнули ножом!
   В отрывшийся разрез хлынул свет! Он был яркий утренний, уже не тоскливый сумрак мертвой рощи. Как бы повинуясь воле, непреодолимой силе этого света, невидимая ткань затрещала, поползла по швам. Иллюзия стекла вниз, обнажая истинный облик поляны.
   Исчезла трава, сменившись утоптанной глиной. Отступила в глубь леса злая паутина. Зев пещеры стал створом заброшенной шахты. Зверь на поляне изменился тоже.
   Когда-то оно действительно было бегемотом. И много чем еще. Сшитое из сотни кусков, почти бесформенное и сочащееся трупным ядом, существо взвыло и задымилось под лучами Волны. Распадающийся на куски, смрадный кадавр заметался по поляне. Мощные когти сокрушили подлесок! Нежить попыталась скрыться в лесу, начисто забыв про пещеру. Врядли оно могло чувствовать боль по настоящему, но свет причинял мучения.
   Осквернитель в руках гончей дважды плюнул огнем. Под градом серебряных стрелок голова и плечи кадавра разлетелись на ошметки! Ослепленное и потерявшее устойчивость страшилище рухнуло на землю, забилось в агонии, разбрызгивая вокруг клочья фиолетового марева. Начало тлеть. Серебро и свет разъедали тварь лучше любой алхимической дряни. Через несколько минут все было кончено.
   Эльфа осмотрела расползающиеся на глазах останки. Кроме собственно бегемота и пары лосей на создание монстра пошли и части разумных. Гномов ли, людей, уже было не понять. Аккуратно выловив из тухлой лужи стрелки, она завернула их в какую-то нашедшуюся чистую тряпицу. Передернувшись от отвращения, сунула найденное в рюкзак. Серебро было слишком дорого, чтобы разбрасываться им просто так.
   Закончив все неприятные процедуры, и тщательно вытерев в очередной раз руки, Данаэ вернулась в шахту.
   Теперь тигр подмигивал ей, явно взбираясь на какую-то гору. Гномы-шахтеры (а кто же еще в такой Тмутаракани) украсили свой забой таким необычным способом. Морда у тигра была глумливая.
   Проигнорировав тигриную ухмылку, Лиса двинулась вперед.
   То, что она убила снаружи, явно не могло устроить весь этот бедлам вокруг. Это был простой, совершенно безмозглый зомби, хоть и очень оригинально изготовленный. В деревне резвилось тоже явно не оно. Не совпадали размеры, да и амулеты Рудольфа справились бы с такой дрянью шутя. Магию рун и предметов не стоит недооценивать.
   Штольня была не велика и почти сразу вывела её к развилке. Свет из тоннеля у неё за спиной развеивал сумрак небольшого зала на перекрестке двух шахт.
   На полу ржавые остатки рельс. Гномы вывозили добытую руду вагонетками. А в центре зала коптят плошки с темным маслом. Сочится красноватым маревом узор. Возникает ощущение, что линии проплавлены в полу и теперь светятся, кровя раскаленным камнем. Магический вихрь течет по залу. Воронка тянется к узору, наполняя его мощью.
   Лиса с содроганием поняла, что весь мерзкий лес - одно большое заклинание. Оно пьет жизни деревьев, набирая силу. Он собрал уже очень, очень много. Жизнь и смерть - две стороны одной медали. Они легко превращаются друг в друга. Здесь неизвестный некромант воспользовался этой особенностью сполна. Красное облако над малым узором бурлит. Перемешиваясь, складывается из размытых и четких линий фигура. Нет, предмет. Она приблизилась.
   Над рунами в скале трепещет изображение алтаря. Почти как настоящий, но сложен из кровавого тумана. Данаэ протягивает руку. Смешок.
   - Не трудись эльфийка. Он еще не настоящий. Пока. Но твоей крови должно хватить! - Проем шахты за спиной Гончей загораживает фигура. Подробностей не разглядеть, их скрадывает светлое пятно выхода. Голос женский, вполне обычный.
   Некромантша шагает вперед, становясь уже не просто тенью на фоне входного проема. Скрип когтей по камню выдает, что они здесь не одни. Из боковых ходов показываются голые лысые существа. Мертвенная кожа обтягивает костяки. Звериные зубы в пастях на человеческих лицах. Звериный голод в мертвых глазах. Упыри. Те, трое людей, что пропали.
   - Познакомься с моей личной гвардией эльфийка. С этими людьми все так просто. Стоит их выпить и они умирают. Приходят ко мне на службу.
   Лиса смотрит на несчастных, потом на ту, что говорит.
   - Ты зло, я вижу. Но я не паладин, мне нет до этого дела, пока ты держишь себя в руках. Зачем это все? Ты сама была человеком, вампир. Ты не жива, но ты и не мертва как эти. - Клинки уже в руках, острия обводят зал с замершими фигурами, словно следя словам. - Это тебя я видела в деревне. Ты можешь мыслить. Столько тьмы столько смерти.. Какова цель?
   - Ты помещала мне! - Темные размытые нити, куда толще тех, что в лесу, словно плащ струятся за спиной нежити, обнимают ее тело. Глаза - сиреневое сияние. Из-за плеч торчат четыре длинные паучьи лапы. Каждая оканчивается раздвоенным когтем. Рука проводит по шрамам на животе. - Ты причинила мне боль, ты чуть не убила меня своим серебром.
   - Где гномы, которых ты похитила ночью?
   - Тот, кто сделал меня такой когда-то, он не дал попробовать своей крови. Не стал хозяином, не позволил обрести силу. Я была почти как эти упыри, если бы я умерла до превращения, то могла стать такой же. Но я победила, я стала сильнее. Магия изменила меня. Теперь серебро и Волна не столь страшны. Но мои раны! Я нуждалась в еде. Гномья кровь, я пила эту гадость. И все благодаря тебе.
   - Сочувствую. Где они, ты убила их?
   - Я выпила. Они нужны были мне для ритуала. Теперь их нет, но есть ты. Твоей крови хватит.
   - Ты действительно такая тупая?
   - Хватит! Обязательно хватит! - твари бросились на Данаэ.
   Эльфа закрыла глаза, отдавая себя бою. Безжалостная лапа гоаровой магии ухватила мир. Когда она разжалась секунду спустя, за спиной гончей на землю рухнули куски трех упырей. Одно из тел залило трупной кровью узор на полу. Тонко выверенное заклинание на такой поворот было явно не рассчитано.
   Зазвенели обрываясь невидимые струны гармонии. В шахте потемнело. Узор больше не поглощал поток, и его энергия резко возросла. Начался спонтанный выброс. В шахты пришла смерть. Вампирша прекратила баюкать обмороженную суставчатую лапу, зацепленную Лисой в момент скоротечной схватки. Кинулась вон.
   В зале вспыхнуло пламя с перьями-языками чернее ночи. Данаэ, увидев это, мудро решила последовать примеру нежити.
   Они вырвались из плена шахты почти одновременно. Темный язык лениво плеснул за ними. Но не достал и утянулся, ветвясь, в лес. Послышались оглушительные хлопки. Это лопались стволы мертвых мальгов. Черная пелена взлетела над вершинами деревьев. Колыхнулась в бессильной злобе и рухнула на камни. Сжала и перекрутила скальный выступ. Ушла вниз, впитываясь в измученную магией землю.
   От нагромождения гранита остался только небольшой выступающий кусок с проемом шахты посередине. Остальная скала стала ямой заполненной черным туманом. Тигр на стене насторожено смотрит в непроглядь окруженного гранитными ресницами ока тьмы. Безмолвный часовой проклятого отныне места. Что варится в этом котле, какая мерзость рождается там? Кто знает? Кто пойдет теперь в этот лес?
   - Ты все испортила, все! Посмотри сколько моего труда! Я нашла тихое место, я нашла жертвы! И все зря! Из-за какой-то жалкой эльфийки, демонова отродья. Ненавижу. - Зашипела вампирша.
   - Забыла сказать про трудное детство! - Отрезала Данаэ, уж точно не собираясь ни о чем сожалеть.
   Веер метательных звезд блеснул в воздухе. Вампирша страшно изогнулась, попыталась уклониться. Из пепла и пыли над головой Гончей бесшумно соткался шипастый таран. Ухнул вниз и разбился о скрещенный мифрил. Там, где осела оставшаяся пыль, задымилась земля.
   Сверкающие диски нашли все же свою цель. Вампирша взвыла, вырывая с мясом раскаленное серебро из тела. Рана ее дымилась.
   Щупальце тьмы выстрелило в Лису. Та увернулась, прыгнула на чернокнижницу. Некромантша сжала в кулак странного вида кулон на своей шее.
   - Мое имя - Кирани, запомни эльфийка. Я еще приду за тобой. Отомщу.
   Кулон вспыхнул у нее в кулаке. Вампирша отступила в возникший портал, скрываясь за вьюгой магических сполохов.
   Лиса раванулась, замедлила время не желая упускать врага, и, сжавшись в комок, успела влететь в закрывающуюся щель.
   Тело ее скрутило судорогой. Мир взорвался перед глазами морем искр.
  
   Данаэ лежала на лугу. Вокруг все заливали лучи Волны. Пение птиц и стрекот кузнечиков. Как дурманно пахнет прогретая трава.. Как тяжело разлепить полусомкнутые веки. Шум ветра в листве убаюкивает.
   "Стоп! Ветер? Трава и листья? Где я? И где нежить?"
   Гончая вскочила на ноги. Вокруг не примятое разнотравье. Неподалеку шелестит дубовая роща. Звенит родник. Данаэ осмотрела себя. Все цело, лишь только плащ остался на месте драки. Не успела подобрать. На боку саднит и чешется царапина. Еще та, что от меча Лорда Огня. Странно, она уже и позабыть про нее успела.
   В голове всплыли подробности произошедшего вчера. Вчера ли? Нежити нигде нет. Волна еще в самом центре небосклона. Позднее утро. Эльфа напилась студеной воды и двинулась вдоль опушки.
   Вскоре обнаружилась дорога. Даже целый тракт, вымощенный камнем. На обочине столбик - "1 лига". Это не Пограничье. Там такого не найдешь. В лигах считают в Империи и считают от главной площади столицы.
   "Получается я в центре Империи?"
   Данаэ поразмыслила, и, решив разбираться с проблемами по мере их поступления, двинулась в Солл. Благо, указатель ошибиться не давал.
   Через час она добралась до городских ворот. Те оказались открыты, но стражники заступили ей дорогу. На лицах читалось удивление.
   - Кто такая? Что здесь делаешь?
   Лиса вскинула бровь. - Иду. По тракту. В город. Что, нельзя?
   - Да нет, можно, смутился заговоривший с ней охранник, только.. Только как ты попала на Западный тракт?
   - А чем он особенный? Дорога и дорога. Народу мало вот разве, пустынно.
   - Давненько тут таких как ты не видели. С чем пожаловала?
   - В город хочу попасть.
   - Какая быстрая. Вещи к досмотру предъяви. И мечи свои сдай.
   Напарник что-то шепнул говорящему на ухо. Тот только отмахнулся.
   - Давай, давай. Или катись отсюда.
   - С какой стати?
   Лиса двинулась вперед начиная потихоньку злиться.
   - Очень сомневаюсь, что благородная должна тебе хоть что-то! Но если ты такой смелый, то подойди и возьми.
   - Благородная? Не вижу здесь дворян, только одну наглую темную. И без тебя в городе бед хватает. Пошла про...х..
   Стражник осекся, обнаружив, что рука его больше не удерживает копье, а на горле замерли когти, от которых тянет смертным холодом. Его напарник счел за лучшее не изображать героя и кинулся за подмогой.
   Лису окружили стражники. Острия копий нацелились на её грудь. Впечатления это на Гончую не произвело ровным счетом никакого. Удерживаемый стражник начал тихо зеленеть от страха. Окружающие тоже занервничали, припоминая недобрые слухи о темных эльфах.
   В этот момент кольцо стражи разомкнулось, пропустив внутрь усатого человека в кольчуге. Тот осмотрел эльфу. Хмыкнул, оценив расклад.
   - Леди, я начальник стражи западных ворот. Рант Агар, к вашим услугам. Я думаю, произошло недоразумение. Возможно мы могли бы обсудить возникшие разногласия в менее напряженной обстановке, если вы конечно отпустите моего человека. - Представился пришедший и, уловив недовольный прищур золотых глаз, дополнил. - Я приношу свои извинения, за возможное оскорбление.
   Отпущенный стражник рухнул в пыль. Ноги его не держали.
   - Извинения приняты. Я Данаэ Инаарилат. Гончая. В город по делу.
   Рант ожег взглядом своих подчиненных. - С глаз моих!
   - Могу я узнать о цели вашего визита, благородная? Не поймите меня превратно, но западный тракт пустует в это время года. Мои люди устали торчать здесь на жаре, а в городе в последнюю неделю пропадают разумные. Стража на взводе, нас можно понять. Вы достаточно необычный посетитель.
   - Я преследую вампира, Рант. Возможно, он проник в город. Может, с этим связаны ваши трудности?
   - Вампир? Не думаю. В городе есть высшие вампиры. Они разобрались бы со своим отступником.
   - Не все так просто, Рант.
   - Что же, это ваше дело, благородная Инаарилат. Если хотите попасть в город, придется заплатить входную пошлину и опечатать ваши клинки. Это распространяется даже на дворян. Кроме того. - Отметил он, усмехаясь. - Я сильно сомневаюсь, что это осложнит вам задачу.
   - Если это необходимо, то опечатывайте. Что же касается пошлины, то местных денег у меня нет. - Данаэ вытащила из кармашка на поясе изумруд. - Это подойдет? Можно без сдачи.
   Лицо начальника стражи стоило видеть.
   - Более чем, благородная. Думаю, в вашем случае хватит простой сургучной печати на ножнах. - Он поставил оттиски. - Где вы думаете остановиться?
   - Я не знаю здешних мест и порядков. Советуйте.
   - Прямо по дороге к центру в квартале отсюда. Заведение называется "Подсолнух". Кстати, вы не знаете, что означает это название? У нас по городу ходит масса легенд.
   Лиса покачала головой. - Не знаю. Спасибо, я воспользуюсь вашим советом.
   Эльфа двинулась в глубь города, забыв о стражнике. Ее внимание привлекла необычная внешность парня, что разглядывал её от стены ближайшего дома. Она хотела подойти, но тот быстро скрылся в переулках. Данаэ прикрыла глаза, запоминая следы ауры. У нее было смутное чувство, что это пригодится. Кроме того, она была уверена, что пропажи людей связаны с Кирани. Смущало то, что они длятся уже столько времени.
   "Неужели я провалялась неделю на том лугу?"
  
   Необычная визитерша удалялась. Рант Агар с глупым лицом вертел в своих руках изумруд, глядя ей вслед. Необходимость работать отпала в его жизни на весьма долгий период, но думал он не об этом. Начальник стражи не признается в этом никому, но инцидент напугал его. Он знал, на что способны Гончие. Нерадивой страже светили крупные неприятности. Рант всегда считал, что дураков надо учить.
  

Глава 7. Все переверну

  
   Ветер играет среди перьев, поднимает легкое тело. Сокол парит в зените. Для него нет троп и преград. Лишь высота, вечный союзник, вечный заклятый враг. Он видит весь мир и не видит ничего. Расстояние крадет детали даже у соколиного глаза. Тысячи взмахов крыла - что там за горизонтом? Земля, вода? Чьи судьбы сплетутся с твоей в этом далеке? Победа найдет тебя или забвение осеннего листа среди тысяч иных? Двуноги, внизу, придумывают предметы и пишут пророчества, чтобы узнать. Это глупая возня или их путь? Пускай, для сокола есть лишь один способ убрать завесу, и он летит. Летит, чтобы заглянуть за горизонт.
   Вот внизу, среди горных вершин алеет праздничный огонек. Что это? Гордая птица не знает, но это новизна. Душа для мира без лиц и черт. Сокол складывает крылья.
   А на склоне горы, в лощинке, сияет цветок. Маленькое пятнышко краски средь чахлых трав.
   - Я увидел тебя и спустился с небес.
   - Я увидела тебя и ждала, когда ты придешь.
   - Почему я увидел? Зачем соколу цветы?
   - Твоя дорога привела тебя.
   - Наверху нет дорог.
   - Дороги есть везде, просто высота мешает тебе видеть.
   - Выходит, ты всего лишь сорняк у моей обочины?
   - А ты лишь тень на моем лугу. Это не важно. Важно лишь, что ты узнаёшь.
   - Что же?
   - Летишь не только ты, летит все вокруг. Мир меняется, сокол когда-то станет цветами, а цветы дадут начало птице. Мы все одно, ведь ты увидел меня? Вспомни, как видеть, чтобы части не были гладкой стеной, скрывающей целое, и ты сможешь найти. Научись.
   - Я услышал, я пойму.. Я еще прилечу к тебе.
   - Я тоже прилечу к тебе. - Эхом повторяет цветок. - Всего лишь дождись!
   Ветер треплет широкие крылья.
  
   Я просыпаюсь. Когда успел задремать? Дневник сестры лежит у меня на коленях. За окном раннее утро. Разгорается центр неба. Волна начинает свой путь за горизонт. Прозрачный свет гуляет по полу яркими зайчиками - легкий бриз колышет деревья у дома.
   Только без паники, странный сон, но он помог, факт. Хотя от походов по лавкам травников я воздержусь, пожалуй, пока. Предпочитаю думать не во сне, а наяву. Вот такая у меня вредная привычка - думать. Давно мучаюсь, бросить не могу.
   А, так вот, сон подал весьма дельную мысль. Но об этом позже, ибо реализация оной дело непростое. По этому, первое - прекращаем истерику, второе включаем мозги. Идем искать Миру обычными способами, не в ущерб резервному варианту - третье. Оно же главное.
   Спал я естественно в любимом прикиде. Как ни странно, это не добавило ему ни новизны, ни красоты. Как несправедлив мир! Придется задуматься о чем-то кроме сестренки. А то, в таком виде я как раз до первого стражника доищусь.
   Хватаю запасную куртку-накидку и штаны. Влезаю в них и уматываю на улицу. Здесь хорошо. Не жарко не холодно. Дышится легко. Мои способности говорят, что к вечеру по небесному плану стоит гроза. Пока этого не ощущается. Кстати, гроза это, пожалуй, удачно. Может сильно пригодиться. Но сначала! Сначала, мы найдем Вика.
   Столица велика. Народ спешит по делам, всем нужен хлеб насущный и прочие радости жизни. Затеряться в потоке разумных плевое дело для парня с моей внешностью! Это я пошутил так. Вроде. Хотя на меня действительно не обращают особого внимания. Не такое видали. Главное не попасться студентам и преподам на глаза. Не самая простая задача, если учесть, куда я иду.
   Отвечаю, не томлю - к Академии. Нет, не учиться. Если кто еще не заметил, вдруг возникли другие дела. Так, фигня, сестренка пропала - мелочи. Но где, по-вашему, я должен взять Вика в будний день утром? Он-то должен быть там!
   Ага, должен... Ну-ну. Отсвечиваю тут уже минут сорок, и ни одной требуемой морды еще не нарисовалось. Мимо меня уже весь будущий магический свет Империи продефилировал. Изображаю из себя часть декора на здании. Типа, скульптурная композиция "полуэльф придурочный" изящно обрамлена колоннами фронтона... Вокруг уже стоит тишина - народ добрался до своих персональных соковыжималок и кайфует. Радость труда! Хе Хе. Надо двигаться.
   Губы ловят струю воды из фонтанчика перед входом. Сегодня вкус травяного отвара. Ни разу еще не повторялись, экспериментаторы. Народ с моего курса резвится. Однако, не жрамши я зря из дому вышел, сводит желудок. Но отступать поздно. Будем наступать!
   Предки Вика - зажиточные купцы. Причем, слово предки не сленг - они действительно старинный род. Сомневаюсь, что они обрадовались выбору сына. Людям-магам сложнее, чем нам. У эльфов мозги так устроены от природы, что способности есть у каждого. Даже тех, у кого дар - возможность организма вырабатывать жизненную силу - невелика. К тому же все мы дети баронов. Вопрос с подкачкой манны и энергетики в твою сферу силы не стоит, если ты и совсем слабак. В папашином имении я могу такое, что... ну не знаю даже. Крут, короче. А людям такого ресурса не добыть обычно.
   А вот и жилье Вика. Терки терками, а хату ему родители изобразили - будь здоров. Строгих воспитателей никто не корчил. Два этажа, мансарда. Садик перед домом. Буржуа, блин. Звоню. Долблю. Пинаю. Сильно пинаю. Что-то я начинаю злиться. И мысли всякие лезут. В сущности, а что я о нем знаю? Ну, был пару раз дома. На почве родителей сошлись. Общались. Пили как-то. Несколько шалостей на счету. Короче, ни пса у меня про него информации нету. Чем не повод для хорошей паники. У меня может состояние аффекта! Зря не верите, между прочим.
   Дверь с треском влетает внутрь. Это ветер, Вик. Просто погода такая. Аномалия.
   Внутри бардак. Откуда пошла эта отвратительная манера, строить дома без прихожих? Никогда бы такую хрень не купил - словно в корчму заходишь. Ну и помойка... запинаюсь о перевернутую вешалку и зверею окончательно. Болит ушибленная коленка. Что мы тут имеем? Тело на диване. Судя по алкогольным признакам жизни - вчерашней свежести. Переворачиваю. Опа, это я удачно зашел! Сквозь следы побоев проступает личность вчерашнего хлыща. Того, который драку учинил. Конечно он, не я же? Что вы на меня так смотрите? Я к цеховым на стол не падал.
   Пинаю снова. Что-то мне на сегодня приелось это занятие. Пинаешь их всех, а толку чуть. Ладно, оставим до лучших времен. У нас есть еще варианты! Взлетаю по лестнице на второй этаж. Двери открываю опробованным методом. Цель оправдывает средства! Особенно чужие. Жалко, что нельзя выбить все сразу. Далеко для меня. Связкам обучают только на шестом курсе - последнем если без специализации. Это как раз с жизненной силой завязано. С умением ей управлять. Подробностей не знаю, не просите.
   За третьей дверью спальня. Вик дрыхнет как сурок. Ароматы те же, что внизу. Но здесь есть ванная. Соседняя дверь! Набираю здоровый таз воды. Хорошая штука алхимическое дерево. Руки не мерзнут, нести удобно. А водичка то о-го-го. Не из Солони брали. Ключевая.
   Догадываетесь, чем это кончилось? Правильно. Рев обиженного василиска прокатился по дому! Отфыркивающееся зомби Вика село на кровати. Черные волосы мокрыми сосульками облепили лоб. Глаза красные на выкате. Под правым - синяк. Страшила. Разглядел меня.
   - Совсем охренел? Какого шипохвоста ты тут делаешь? - Обводит взглядом комнату. - А что с дверью?
   - Так и было! Может демоны? Впрочем, мне не до этих мелочей. - Нахально вру я. - Вик, ты мне сейчас четко и без запинки ответишь. Где моя сестра? Сказать в твоих интересах.
   - ТЫ еще не успокоился? Посмотри, что со мной сделали в той таверне! А ты бы видел Дана!
   - Какого еще Дана, случаем не того, что внизу валяется? Тьфу, что ты мне голову морочишь своим Даном! Где Эмира?!
   - А я знаю, чего ты пристал со своей Эмирой! Врываешься, будишь, погром устраиваешь! Спятил окончательно?
   Я теряю терпение. Он меня достал.
   Выбрасываю вперед руку с растопыренными пальцами. Формула вспыхивает в голове несложным узором. Первая ступень. С кончиков ногтей срываются дуги разрядов. Вика швыряет на постель. Винные пары в его мозгах отступают под напором ярости. Видно по умнеющему на глазах лицу.
   - Я тебя...!
   - Поздно, дорогой. Какой ты, нафиг, маг земли коли спишь на втором этаже?
   Ветер свивается упругими веревками, выкачивая ману. Третья ступень, без подготовки для меня почти предел. Дальше мозги сломаешь. Каждая последующая ступень становится сложнее в плетении. Количество учитываемых параметров растет по экспоненте. Но результат! Вик прижат к своей постели, а магии в наших зонах уже так мало, что он практически беспомощен. Конечно наши с ним два ярда не тридцать сорок профессорских. Но и на их заполнение уйдет время.
   - Ты точно больной, чего те надо от меня! Маньяк! Вот только дай освободится!
   - Ага, вот сейчас все брошу... Кто ж те даст-то теперь... Короче, сестра где?! Ты последний с кем я её видел! Кстати, хорошо, что напомнил, это тебе за длинные лапы. Остатки маны превращаются в еще один разряд. Слабенький, но Вику уже и того хватает. Вместо того чтобы сосредоточиться и расплести мои веревки он начинает паниковать.
   - Уйди от меня, отстань, я не знаю. Она домой пойдет, сказала, там ищи!
   Не врет, куда ему. Его кондрат счаз хватит от страха.
   - А этот, снизу, тоже не знает?
   - Ничего мы не знаем, пошли к лекарю вместе, потом в таверне вина взяли.
   - Что-то я не вижу на твоем лице следов работы лекаря?
   - Дак это же, закрыто было! Поздно!
   Понимаю, что ничего путного я больше не добьюсь. Тщательно осматриваю комнату.
   - Она у тебя здесь раньше была?
   - Нет, никогда! Не нужна мне твоя сестра. Чтоб я еще раз!! Ыыы..
   - Молодец! Так и лежи, я у тебя на кухне пошурую.
   Спускаюсь вниз. Блин, не везет, так не везет. Мне бы хоть волос её найти. Дома точно нет. Там одно заклинание мое старается. Не люблю я уборку. Ладно, авось, придумается чего.
   Проходя мимо парня на диване, (Как его? Дан!) не удерживаюсь, отпиваю силы. Надо же потраченное восполнить? Встряхиваю ладонь - прикоснутся к этим алкашам противно.
   Прохожу сквозь кухню. По пути изымаю из оборота хлеб и колбасный круг. Не обеднеет. Скрываюсь в переулках. Ищи меня теперь в этом месиве домов.
   А ведь могут и поискать, палку я сильно перегнул, все же. Говорю - аффект!
   Что ж, остается запасной вариант. Тот, который сложный. Мне понадобятся ингредиенты.
   Бреду вдоль разнокалиберных стен, жую колбасу. Вот так! Будь ты хоть какой маг, а пропитание добывать надо. Наколдовать торт, кусок мяса или что-то в этом духе легко. Только это будет магическое вещество! Полностью послушное воле мага! Заметьте, воле мага, а не его желудка. Когда оно там растворяться начнет, то станет магическими потоками, а никак не питанием для организма! Или плети девятую-одиннадцатую ступени. Если ты конечно крут как горы и полный псих, чтобы тратить силы на такое!
   Итак, что мы имеем? Имеем мы полный ноль! Традиционные методы себя исчерпали: как всегда придется действовать магией. Но тут по-простому уже не получится. Не потянуть мне так сходу. Тут надо рисовать, вычерчивать. Подпитку всему этому хозяйству магическую создавать. Следовательно, что? Именно! Следующий пункт нашей программы есть посещение злачных и не очень мест, где можно разжиться полезными в нашем ремесле прибамбасами.
   Я сейчас в западной части города. Задумался, ноги сами принесли. Даже мост над Солонью прошагал словно голем. Однако не подвела кривая. Сюда-то мне и надо. Где-то здесь, в переплетении улочек небогатой части города скрывается лавка одного пренеприятнейшего типа. Зовут его Хитрец. Утверждает, что это не кличка. Я, если честно, верю. Нет, хитер он и впрямь, как демон. Но клички обычно дают окружающие. Что вы представляете при слове "хитрец"? Лисенка? Я да. Думаю, большинство людей и эльфов тоже. А хитрец - минотавр, ну или что-то подобное. Я в них не разбирался. Здоровая такая скотина с рогами и копытами. Но, прямоходящая. Они обитают далеко на юге, за пределами разведанных земель.
   Каким ветром его занесло в Солл? Он сам не рассказывает. В истинной магии он не мастер, зато в плане купить у него волшебную безделушку проще простого! Если вы, конечно, разбираетесь в предмете! Иначе вам продадут левую заднюю ногу скальной гадюки, и вы всю жизнь будете верить, что амулет помогает в делах. Иногда он переезжает с места на место. Ведь клиенту могут намекнуть, мол, нету ног-то...
   Поэтому, найти его бывает непросто. Уж если ты решил добраться до его лавки всерьез - дойдешь непременно, а коли ты разгневанный покупатель - успеешь остыть.
   На этот раз, неприметная вывеска "Магия Хитреца" обнаружилась у самых городских ворот. Спускаюсь. Айй, моя коленка, опять! Да чего он в этой темнотище наставил-то? Ну вот, дверь вроде.
   В подвале стоит полумрак. Окошечки под потолком светят так, что теней только больше. По-моему, он специально полки так расставляет, чтобы не видно было какое фуфло он вам впарить собрался. Нет уж, с нами этот фокус не пройдет. Ученые мы. Создаю над плечом крохотный огонек. Пламя не больше свечного, но на эту тесноту хватает. В глубине начинает ворочаться валун. Ощущение, когда на тебя из темноты выныривает рогатая морда подсвеченная желтым пламенем, мягко говоря, неоднозначное.
   - Хитрец, ты меня сейчас чуть в могилу не отправил!
   - Это ты Али? Ну и чего разорался? Сам свет зажег. Кто ж просил-то?
   - Ты всерьез веришь, что темнота тебя красит?
   - Нууу... А за чем пришел?
   - За чем пришел, то сам и отберу. Ты ценники поставь.
   - Зачем, ты мне не доверяешь?
   - Нет.
   - А.. Понял. Тогда давай так, серебряная монета и бери что хочешь.
   - Сколько??? В уме ли ты? Да в твоей лавке, даже в комплекте с тобой лично, ничего нет на серебренник!
   -...
   Короче, сторговались мы с ним на два золотых. Удачно, кстати. За серебро нынче двенадцать золотых дают, а серебренник его лавка стоит, признаться. С натягом конечно. В другой раз бы я тут шушер навел. По кирпичам бы вынес все. Но сегодня, как ни жаль, проблема поважнее имеется. Я набрал семян магической травки. Нет, не той, что вы подумали. Есть такая трава, Квини. Она обладает способностью преобразовывать магический ветер. Слабенько, конечно. В принципе, это не редкость. Хитрость в другом. Эта трава прорастает почти мгновенно. То, что надо для большого узора. Ну, кое-что еще прихватил. Так, по мелочи. Хитрец стонал так, словно я забираю с собой его печенку. Даже слезу пустил.
   В итоге, я прихватил еще любимых мятных леденцов и красивый пояс и отдал еще пол золотого. Никакой магии, просто заодно он приторговывает разной мелочишкой. Пояс мне понравился наличием массы кармашков, куда я и ссыпал семена.
   Выползаю из этого вертепа на белый свет. Волна нещадно лупит по глазам. Чуть не забыл огонек потушить. Силы ест всего ничего - незаметно. Так бы и ходил с фонарем..
   Ох дела.. У ворот темный эльф. Эльфа точнее. Разбирается с охраной. Честно говоря, я темного эльфа вижу первый раз в жизни. Просто такое ни с чем не спутаешь. Магии в ней нет, специально потоки посмотрел. Даже странно, я слышал, они сильны в этих делах. Но вот другой силой, что без всякого магического зрения видишь, от неё прям пыхает. Или это я своим вампирским чутьем просек? Охраннички-то явно не оценили серьезность ситуации..
   А потом происходит нечто и вовсе странное. Хищница словно размазывается в воздухе, становится десятком размытых фигур. Нет её, только облака тумана. Миг и один из стражников в жестком захвате, и когти темной у его горла начинают светиться синим.
   Я, признаться, настолько очумел от всего происходящего, что даже прозевал, чем у них разговор кончился.
   Собственно, я не об эльфе даже думал. Просто в наручи у нее вставлены настоящие алмазы! Любой маг меня поймет. Камешки они в нашем ремесле очень важная штука. Но алмаз это для меня и Мирки совсем отдельный разговор. Они помогают работать именно с внутренней энергией. В чисто магическом процессе алмаз, считай, бесполезен, но вот силу он может увеличить. То есть объем зоны захвата маны расширить.
   А меня он еще сможет подпитывать жизненной силой. Слабенько конечно, но все же..
   Короче, стою я, и думаю, как бы такую ценность спереть половчее. Брюликов таких днем с огнем не сыщешь в Империи.
   Тем временем у них там все благополучно решилось. Без жертв.
   Эльфа, отходит от усатого мужика, явно местного капитана. Интересно, за какие грехи его на западные ворота? Поднимает она, значит, взгляд. А тут я. Весь в белом. Секунды две мы друг другу в глаза смотрели. И от клептомании, надо сказать, помогло враз. Никаких алмазов мне не надо. Найдет. А мертвым деньги как говорится ни к чему... Алмазы тоже.
   В общем, я гордо, но быстро отступил в переулок. У меня своих занятий хватает. Хотя, конечно, такой камешек все мои текущие проблемы решил бы. И никаких семян не пришлось бы покупать. Уж заклинание обеспечить с такими возможностями не штука.
   Кстати о заклинании. Надо добраться домой.
   Уже ни от кого не скрываясь, двигаю к своей южной окраине. Раз Вик до сих пор шум не поднял, значит, решил спустить мои шалости на тормозах. За что ему конечно спасибо, жизнь упрощает изрядно. Но извиняться не буду, сам виноват. Ну, будем считать, что виноват.
   Мост через Солонь - уникальное явление. Строили его естественно гномы. Впрочем, даже не знай, я этого наверняка, не сомневался бы ни секунды. Кто еще сможет построить мост длинной в лигу, да еще так, что он будет соединять три берега реки - правый, левый и островной. Широкий, словно тракт, мост с развилкой в центре возносится на огромную высоту. Там где сходятся три его дуги, выстроена настоящая крепость прямо над водой. Так же укреплены въезды. Мост считается вершиной существующей архитектуры. Наверняка, где-то есть лучше, но официально...
   Вода внизу кажется разлитой сине-зеленой краской. Только напрягая зрение можно увидеть прозрачность и глубину. Я с опаской отхожу от парапета. Не люблю я высоту. Не боюсь, ноги не подгибаются, но неприятно. Как на файрболл бесконтрольный вблизи смотреть. Никогда не знаешь, сейчас он рванет или завтра.
   Стража в башнях центра и на выходе мной так и не заинтересовалась. Даже обидно, я тут шифруюсь, матерого разорника разыгрываю. Почувствовал себя мелкой сошкой, честное слово. Ну да ладно, карьера бандита видно не сложилась. А я-то размечтался..
   Домой добираюсь к полудню. Сестра так и не появилась, на что я в тайне надеялся. Ну, мог же я ошибиться в своих дурных предчувствиях? Выходит, что не мог.
   Жара стоит уже немилосердная. И духотища. Теперь гроза видится более чем вероятным событием. Совет Академии не зря свой хлеб ест. Воздух тяжелый, липкий. Словно куски откусываешь.
   Я прихватил пару самопальных защитных амулетов. Забрал свой и Миркин браслеты. Баронские регалии которые. Коронованный вайверн кольцом охватил руку. Корона - три зубца в верхней части - три столпа империи. Император, орден паладинов, бароны. Меж зубцами вспыхнул крохотный светлячок. Морщусь. Терпеть эти штуки не могу. Да символ и все такое, но силу ест. Мало конечно, зато постоянно. Можно прекратить это безобразие. Только если огонька нет - значит, спер ты регалии. А с ворами таких вещей разговор короткий. Сначала нашинкуют, потом разбираться будут. Вот и предпочитаю не носить вовсе. Во избежание. Только перстень школы воздуха. С ним хитро все, кстати. В нем даже камешек есть - топаз. Крохотный. Его как раз хватает на еще одну махонькую искорку. Слава богам, хоть силы не тянет. Да и заклинания моей школы с ним плести сподручней. Жалко, мелкий очень. Много сквозь него не прокачаешь.
   Знаете, чем хороша жизнь на окраине? Всегда можно найти отличный пустырь вдали от лишних глаз. Огибаю ближайший лесок. Площадка что надо. Теперь придется поднапрячься. Я формирую в сознании цепочку рун. Ничего, собственно, запредельного. Третий уровень конечно, но из тех, что помнишь на автомате. С моих ладоней срывается поток пламени. Я направляю его, выжигая траву. Мне нужна чистая площадка. Иду по кругу. Иначе маны не хватит, а так я ее словно ягоды собираю. Одно плохо, силы мои жизненные. Впрочем, вполне терпимо пока. Хоть и неприятно.
   Пламя быстро насыщается невысокой травой. Скот здесь пасут что ли, который ее обьедает? Остатки огня срывает проказник-ветер, унося минутную добычу вдаль. Земля черная, припорошенная пеплом. Тем лучше - удобрение. Итак, приступим. Какая у нас там ступень по спеллбуку? Ох, седьмая. Рисовать-то сколько! Может часть в уме? Все-таки воздух, моя школа. Ступени четыре я потяну. Одергиваю себя. Сейчас не время халтурить.
   Семена тонкой струйкой бегут из мешочка. Ложатся вдоль линий узора. Магии в траве мало, зону преобразования она обеспечить не может. Надо сам узор из нее рисовать. В большой круг ложатся руны. Где-то за спиной уже проклевываются тонкие ростки. Главное не ошибиться в начертании. Узор ярдов на пятьдесят вышел. Мне такого никогда не накрыть без ухищрений. Силы в нем!
   Только где мне взять что-нибудь Эмирино? Волос, каплю крови. Хоть что-то. Это и есть слабое место моего плана. Я даже дома все осмотрел, но мое заклинание там ни следа не оставило. Сижу, думаю. Веселого мало. Отлетался, называется. Отлетался? Полет? Сокол! Мы суть одно. Тупой. Нет, правда, тупой. Сон-то помог еще больше оказывается! Я же её брат, близнец. Я и есть её кровь! Мне и в центр узора идти. Да так даже лучше выйдет!
   Довольный, осматриваю свои художества. И, прям в руку толкает, решаю добавить кое что еще. Благо, семян у меня хватает. В результате получается премиленькое заклинание.
   Времени, пока я всем этим занимался, прошло порядочно. Волна катится за горизонт, а с севера клубится, выползая из-за великого обрыва, черная дождевая туча. Давай, давай, ты мне на руку.
   Я вхожу в свой рисунок. Смысла тянуть больше нет, молодая Квини окружает меня. Узор ждет, напитавшись скрытой до поры мощью. Я поднимаю руки, раскрывая себя миру, и начинаю читать.
   Полупеснь полушепот забытого языка срывается с моих губ. Кто говорил на нем? Люди или боги? А может Белый с Черным? Нет ответов. Теперь это только символы! Лишь отражение сил и законов мироздания не облеченное иным смыслом.
   Рисунок наливается светом. Вокруг фигуры на земле начинают течь невидимые потоки. Настоящий воздух, подхваченный родственной стихией, кружит смерчики из пепла. Тучи приближаются, начинает темнеть. Я пою и представляю рисунок. Моя воля сейчас правит этой частью мира.
   Ищи, ветер, ищи! Воздух повсюду, он помнит, он видит. Пелена туманного марева становится нитями, что уходят вдаль. Для них нет расстояний и преград. Они тянутся повсюду. Сама стихия дает сегодня ответы. Одна нить вспыхивает, истончается, за ней, вторая. Чьи-то защитные чары. Кто-то из родных не расположен общаться. И вот, наконец, пара нитей окрашивается в зелень. Они натягиваются, словно зацепив рыбу.
   Я убираю ту, что идет на восток. Она тонка, и слаба, это папенька, в зоне действия заклятья наш замок. Сворачиваю поиск, закрепляю нить, квини жухнет, отдавая последние крохи. А я уже читаю второе заклятье, то, что добавил, про запас.
   Ох, как тяжело. И не остановишься теперь, поздно. Тает и второй узор. Сливается с землей. Я опускаюсь на колени. Я отдал слишком много. Два заклинания пьют силу. Зеленая нить вибрирует, грозит лопнуть. Надо держать, иначе все зря. Только держать! Ползу вперед. Все меньше и меньше жизни. Слепо двигаюсь, уже не рассуждая. Рука, нога, снова рука. Пальцы ложатся на какой-то предмет. Острые грани впиваются в ладонь. И сразу уходит тяжесть, две горы падают с плеч.
   Валяюсь как труп минуты три. Неземное блаженство. Наконец, беру себя в руки. Встаю.
   Порывистый ветер треплет полы куртки. Тупо смотрю на камень в руках. Алмаз. Алмаз гончей. Откуда он здесь? Не важно. Главное, теперь у меня есть шанс. Камень взял на себя нагрузку двух заклинаний, питает их энергией. Он велик, но на зеленую нить едва хватает. Она перестала вибрировать, но так тонка.
   Корона из золота и янтаря принимает в себя камень. Вайверн на моих фамильных цацках обрел достойное украшение. Алмаз не кристалл магии. Со временем поток источит его. Лет двести и невидимое зубило разрушит молекулярные связи. Алмаз станет серой пылью. Но это еще не скоро. Я научусь пользоваться им лучше. Подкачаю маной.
   Теперь есть возможность взглянуть на добычу. Мой разум устремляется вдоль нити. Несется на запад. Внизу мелькает река. Как все странно в магическом зрении. Это какой-то обширный подвал. Жизнь Миры там! И еще многих. И смерть тоже. А еще не жизнь! Вампир? Темная магия? Что же это? Как такое возможно? Куда смотрят Сенат и Орден?
   Пора возвращаться, иначе нить не выдержит.
   Все куда серьезнее, чем я полагал. Я отдаю себе отчет. Мне не справится. Но к кому идти? Куда? Сколько вопросов. Старейшины вампиров не помогут. Если они видят, что там творится, все решилось бы уже без меня. Значит, не видят. И с чем я приду? Уважаемые, страшный вампир украл мою сестру? Да к ним каждый день таких придурков толпа приходит. Солл велик, психов хватает. Они просто пошлют. Особенно меня. Мы, разумные, всегда ненавидим тех, кто похож на нас, но в чем-то превосходит. Меня там не любят очень сильно.
   Стража? Паладины? Ну-ну. Нет, вариант конечно, но стража не поверит, а к паладинам не пустят. Нужен кто-то поважнее. Ректор. Или глава безопасности Академии. Они должны помочь.
   Бегу по улочкам. Первые капли дождя впиваются в иссохшую землю. Начинается буря.
   Уже промокший, в сверкании зарниц распахиваю высокие двери. Лечу наверх мимо аудиторий. Административный этаж. Кабинет ректора в конце коридора.
   - Куда же вы спешите молодой человек? Притормозите, у меня к вам серьезный разговор!
   Это ж надо так нарваться!! Проф, декан наш. Как там его? Жорен Алмара.
   - Профессор, я.. У меня, правда, важное дело. Мне срочно надо к ректору.
   - Её нет, у неё тоже дела, знаете ли. Не увиливайте от темы.
   - Тогда глава безопасности! У меня чрезвычайная ситуация. Сестру украли. Мне нужна помощь!
   - Не говорите ерунды, студент, вы совсем заврались. Кто её украл? Вы думаете, я чего-то не знаю о вашей сестре? Погуляет и вернется. Пройдемте в кабинет, ваша семейка меня сильно заботит. Лучше бы вы оба держались подальше от моей Академии. Вчерашняя выходка переполнила мою чашу терпения.
   Я пытаюсь вырваться из его цепких рук, но поток воздуха швыряет меня назад.
   - Не доводите до крайних мер Алаэн Малона!
   И какая-то невидимая пружина в моей душе не выдерживает. Напряженный до предела нерв рвется. Как же ты меня достал тупой самодовольный урод. Бездарность, ты не в состоянии распорядится с толком своей силой, по этому, сидишь в Академии. Тебе даже декана не за талант, а за выслугу дали. Не знаю, думаешь? А ты издеваешься над студентами. Зависть, вот что тобой движет! ЗАВИСТЬ! И Мире ты завидуешь. Её красоте, дару! Тебя всего лишь просили помочь!
   Я со всей дури бью ногой в область причинного места этого ничтожества. Удар проходит. Он явно не ожидал нападения - никакой защиты. Тоже мне маг. А потом я кладу ладони на плечи скрюченной фигуры. Я пью! Океан силы втекает в меня. Я еще никогда не брал так много. Это не этично. Это жестоко. Знания, опыт, яркие эпизоды жизни, личность. Я пью, пока он не падает, будто сломанная кукла. Что же я наделал?
   Поздно сожалеть, теперь я настоящий маг, я знаю все, что знал он. Я могу распорядиться этим. Мощь струится сквозь мое тело. Эйфория, неземной кайф! Кажется, я могу свернуть горы. Я могу даже убить не прибегая к магии. Просто подойти поближе и выбросить всю эту силу в чужую душу. Устоит лишь маг.
   Я на земле и я парю. Я вновь как тот сокол из сна, но теперь я умею видеть! Сегодня лишь мой вечер. Видно так угодно деве-судьбе. Не будем её разочаровывать!
   Теперь нить толста словно канат. Она манит за собой, и я отдаюсь её зову. Воздух подхватывает мое тело, выносит в окно сквозь звон разбитого стекла. Заклятье левитации одно из самых простых. И главное никаких проблем с маной, главное двигаться. А сила? Теперь хватает!
   Я лечу! Внизу мелькают крыши домов. Дождь льет стеной. Разряды сошедшей с ума стихии лупят в громоотводы. Солонь проносится в пене бурунов. Вновь западная окраина. Как я был близок сегодня. На мгновение я начинаю подозревать лавку Хитреца. Но нет, нить тянется дальше. Дом у самой городской стены и мои ноги касаются земли. Пара шаровых молний вихрится у моего плеча. Впереди небольшой спуск. Двухстворчатая дверь. Какой-то склад или амбар. Нить уходит туда.
   Последняя преграда взрывается облаком деревянных щепок. Шагаю внутрь, словно молодой бог. Пламенеют остатки алтаря. Гаснет на полу узор. Тела, тела и кровь. Много крови. Нежить стоит у дальней стены. Руки пусты. Поворачивает голову.
   - Где моя сестра? - Ору я.
   Она понимает чего мне требуется, это видно. Нас, близнецов, сложно с кем-то перепутать.
   - Поздно эльф. От тебя и от нее одни неприятности. Вы все эльфы просто как заноза! Сдохни!
   Хитиновые лапы хлещут из-за её спины. С их кончиков срываются черные бичи. Они вспарывают камень пола и опорные балки в своем неудержимом замахе, тянутся ко мне. Амулет на шее рассыпается золотой пылью. Моя стихия вновь охраняет меня. Нити отдергиваются от Кокона Ветра. Но заклинание твари стоит на пару ступеней выше. Тьма втягивается в вихрь, обматывает его. Трещат и рвутся воздушные нити. Защита слабеет. Нет, мразь, не выйдет, сила еще бурлит во мне! Плохой у тебя сегодня день. И второй кокон охватывает мое тело! Два вихря вращаются в разных направлениях и лопаются уже черные веревки. Отдергиваются назад, хлеща хозяйку. Обрывки падают на пол. Подо мной лужа жидкого огня. Расплавленный гранит. Но вихри держат мое тело в воздухе. Она сильнее, объективно сильнее. Опытнее. Я слишком быстро трачу заемный запас. Но у меня есть и сюрпризы.
   Она бросает в меня Копье-из-Тени. Отвожу удар и активирую свою последнюю хитрость. То, что я создал вместе с зеленой нитью. Капризное и редкое заклятье. Очень зависит от погоды. Очень! Но выбора нет, защита почти сдохла. И гроза не подводит! Слепящий разряд врывается в помещение, обвивает кольцо с топазом. Тот тонко звенит, распадаясь на кусочки. Но луч молнии уже летит дальше. Срывается с протянутой ладони. Бьет в вампиршу. Её защита забирает все.
   Маны больше нет вокруг и заклятье, что удерживает меня над полом, исчезает. Но в заклинаниях уже нет нужды. Отскакиваю с раскаленного пятна. Я победил. Победил в первом своем магическом поединке! Первом настоящем! Не на жизнь, а на смерть! Истерзанное, дымящееся тело нежити слабо копошится в углу. Она не выдержала. Теперь я получу ответы на свои вопросы.
  

Глава 8. За порогом

  
   Веки мага дрогнули. Глаза цвета имперской стали обежали окружающее. Паладин сидит рядом, насторожено косясь в темноту. Слева, в створе тоннеля, дотлевают груды углей. Сумрак, беззвучно шипя, протягивает незримые лапы к жалким остаткам света. Другим источником освещения выступает сам воин Белого. Его броня посверкивает, разгоняя тьму. Только сейчас Гоар обратил внимание, что привычные желтые сталактиты куда-то подевались. В пылу схватки он этого не заметил.
   - Очнулся! Слава богам. - Восклицает воин.
   - Всех? - Спрашивает Мерн.
   - Я больше ни одной не видел.
   - Хорошо. А мне думалось, что церковники молятся одному богу. Белому.
   - Ты не хуже меня знаешь, что Белый не бог, он сторона. Выбор.
   - Церковь в одном шаге от того, чтобы объявить это ересью. Что не хуже знаешь ты!
   - Наш орден не Церковь! Никогда ей не был и не будет! Мы служим не богам, но идее. Мы воины, мнение церковников-сектантов нас не волнует.
   - Даже так? Что же, учту. А почему не рвешься расшаркиваться? Представляться?
   - А тебе оно надо?
   - Нет, честно говоря, но в тоннеле тебя это не остановило.
   - А тебя не заинтересовало! Потом, я тебя разглядел. Ты не похож на человека, которому это важно. Никогда не знаешь на кого наткнешься. За статусом в моем положении приходится следить.
   - Что за положение?
   - Сэр Гарсиа Торде, Кулак паладинов Солла.
   - Ого! Глава Ордена? Наслышан!
   - Не совсем так э..
   - Гоар, Гоар Мерн, вода.
   - Тот самый? Теория трансмутации нестабильных потоков, в двух томах? Заместитель главы совета Академии по неклассической магии?!
   - Доводилось. Что-то я становлюсь чересчур популярен. Пора менять подход к жизни.
   - Не думаю, что здесь есть кому посягнуть на твое инкогнито. Так, что я хотел сказать...А, у ордена нет главы. В мирное время дела ведет управляющий.
   - А в военное, ты, как глава столичного круга Ордена, являешься главнокомандующим. В итоге - хрен злого клубня не слаще.
   - Хорошо, как угодно, Гоар. Лучше объясни, что это было?
   - Если ты о тварях, то сам таких первый раз вижу.
   - Они странные, это да. Но я о другом, ты сказал "одиннадцатая ступень". Это ведь очень много, по-моему? Здесь проблемы с магией?
   - Нет, просто у этой заразы, что собиралась нами закусить, магическое сопротивление! Сам удивился. Простые удары проходят, защита не полная, но чем сложнее узор, тем слабее действуют его составляющие. Простыми заклинаниями такую толпу качественно не уделать, пришлось работать на уровне немагического вещества. Ну там добавил еще своих наработок, получилось надежно.
   - Мы легких путей не ищем?
   - И это тоже. Но в основном, я опасался, что часть выживет. Магия таких высоких ступеней истощает силы и разум. Сложно удержать в голове столько взаимодействий за раз и, потом, ману вокруг я выбрал всю. Если бы кто-то остался, тебе пришлось воевать одному.
   - Справился бы, не впервой.
   - Не люблю глупый риск.
   - Ну знаешь, тогда что мешало заглянуть в будущее и избежать всего этого? Если ты так хорош, то для тебя это просто. Даже рыночные недоучки-колдуны справляются.
   Гоар хмыкнул, и, как показалось паладину, немного смутился.
   - Орден не в курсе? Забавно. Я думал это менстрельский секрет.
   - Объясни.
   - Хорошо, не думаю, что эту информацию скрывают от вас. Просто забыли предупредить. Очень в духе Совета. Огненная Ванда обожает интриги. На самом деле будущее увидеть принципиально невозможно. Время это однонаправленная стихия.
   - А платки колдунов-провидцев?
   - Шарлатаны. Совет Академии предпочитает поддерживать миф о всемогуществе магии среди простого народа. На самом деле, время это пряжа. То, что случилось уже вписано в общий узор событий. Это нельзя изменить и вернуть, не меняя весь мир. То, что будет - еще не существует. Нет никакой дороги, линии. Есть вероятность. И чем дальше, тем больше нитей и тем тоньше они. Мы можем только предполагать - в том никакой магии. Время можно ускорить или замедлить. Можно даже остановить. Но не везде сразу и не навсегда. И уж точно невозможно увидеть и поменять ход вещей. Просто, нечего видеть.
   - Даа... Я подозревал подвох, но чтобы так! Еще сюрпризы будут?
   - Не думаю, хотя, как знать. У всех есть свои секреты, у Ордена тоже, я полагаю.
   - Возможно.
   Гоар улыбнулся, видя нежелание паладина раскрывать карты.
   - Осмотримся?
   Пара огненных сгустков вспорхнула с рук волшебника. Закружилась в прихотливом танце. Ради удобства паладина Гоар не стал использовать "Змеиный Глаз".
   Темнота расступилась. Спутники застыли в немом удивлении. Пламя высветило великолепную залу. Естественные каменные стены грота были обработаны неизвестными художниками. Талант резчиков приоткрыл структуру камня. В темной глубине проступают прихотливые прожилки различных минералов. Поверх этой дикой красоты нанесены легкими росчерками древние письмена. Потолок теряется во мраке подземелья. Туда же уходят легкие витые колонны, словно поддерживающие невидимый монолит свода. Две дуги вырастают из камня пола, стелятся по противоположной стене. Будто гигантская рама для портрета нависает над ними.
   - Ты знаешь, что это за язык, маг?
   Гоар подходит ближе. Рука касается камня.
   - Знаю, это то, что я искал.
   Его пальцы скользят по рунным изгибам. Губы шепчут незнакомые Гарсиа слова.
   - Гоар?
   - Я ищу начало паладин. Ключ от врат. Как странно, я не чувствую магии, ни потоков, ни искажений. Нашел!
   Первая строка просвечивает золотом. Паладин начинает внезапно понимать язык, на котором читает его спутник. Слова журчат весенним ручьем.
   - Врата для всех, врата для каждого. Дорога нового и дорога назад. Мы создали мир открытых путей. Если ты узнал что хотел, если нашел, что искал, эти врата для тебя. Смело делай шаг и двигайся вперед. Узнай, что лежит за порогом. Что мы приготовили для твоей ненасытной скуки и жажды познаний. Мы сотворили целый мир для таких как ты! Иди и смотри наш дар!
   Слова, повторенные тысячи раз на стенах пещеры, светятся. Но сильнее сияет "рама". Она больше не пуста. В кайме золотого марева ждет под лучами волны земля. Странные скрюченные деревья-карлики раскинули свои черные ветви. Жгучий свет заливает горную долину. Видение колышется, словно отделенное слоем воды. Тревожный и величественный пейзаж. Дикая земля. А главное гул! Шум и шелест водопада.
   - Куда ведут эти ворота?
   - Не знаю, в книгах прочитанных мной сказано, что на каждом острове есть четыре таких пути. Дороги смелых. Я думаю, это та тропа, что ведет на вторую половину Этера.
   - Куда?!
   - Этер который мы знаем - лишь часть того что, есть на самом деле. Наш остров - большие песочные часы в пространстве заполненном маной. Кристалл забирает ману из пространства в районе своей широкой части. Там где колышется кипящий океан-кольцо. В острых оконечностях мана выбрасывается. Магический ветер. Там под действием гравитации скапливается вещество. Оно слагает остров. Врата - дорога на противоположную половинку часов.
   - Где ты нашел такие знания?
   - Да в книгах! На полках библиотек пылятся настоящие сокровища. Когда-то эти дороги были доступны для всех. По моим расчетам ближайшие врата должны были располагаться под Соллом. И вот я здесь!
   - И никаких сторожей? Привратников и паролей?
   - Нет! Лишь желание идти вперед!
   - А другие пути? Куда ведут они?
   - Один - это вторая половинка этих ворот на той стороне. Остальные - не знаю! Быть может на другие острова? Или другие миры? Я это выясню.
   - Мне не по пути с тобой сейчас. Вы маги всегда охотитесь за химерами дальних знаний. Мы войны проще. Нам хватает местных проблем.
   - Да я и не ждал. Не люблю компанию. Все-таки, как же оно работает? Словно это и не магия вовсе. Оно даже ману не потребляет.
   - Обращение к Белому тоже не потребляет, хоть и считается магией.
   - Какое обращение? У вас специфическая магия? Не знал. Как звучит? Пишется?
   - По-разному, в зависимости от того к чему стремишься. Например, ты заметил, что моя броня светится?
   - Я думал, сплав.
   - Это мифрил. В основном. Еще Имперская сталь местами.
   - И действует? На мифрил? Не видел бы своими глазами, не поверил бы. Хочешь сказать эти возможности не от Магического Ветра? Не от Великого Кристалла?
   - Они от Белого, от моего выбора. Ты можешь лишь крепить заклинания его силой, я могу призвать ее к себе на помощь. Черные тоже когда-то могли со своей стороны. Ближайшие слуги, конечно. Только, где они теперь?
   - Удивил. Я полагал, что это лишь символика! Ведь можно использовать и знаки богов или даже просто идеально сбалансировать заклятье, обойтись без подпорок! Да и церковники пользуются обычной магией.
   - Возможно, я не силен в волшбе и не могу судить. Тем более о богах. А о церкви я уже все сказал. Я мыслю, здесь наши пути расходятся. В последнее время под землей стало неспокойно. Я попал сюда случайно, погнался за каменным червем и оказался здесь. Пробиваюсь на поверхность, но вижу, что сюда надо непременно вернуться во всеоружии. Лучше упредить беду. Надо понять, откуда лезет всякая дрянь.
   - Дело нужное. Мы идем разными путями, но мои цели ничуть не хуже твоих, поверь.
   - Это меня не касается, ты не враг, этого достаточно.
   - Как ты планируешь выбираться?
   - Ногами. Выберу проход пошире и с подъемом, чтобы вел к поверхности и буду прорываться. Не думаю, что здесь много осталось таких тварей после твоей ворожбы.
   - Здесь есть и другие, учти. А еще встречаются гномьи ходы. Поищи их. Тебе карлы должны помочь.
   - Не вижу повода, но все может быть. Спасибо за совет.
   Гарсиа нырнул, было, в темноту, но вернулся, следуя оклику мага.
   - Что-то забыл? - Переспросил он чуть иронично. Густой, со смешинкой, бас раскатился по подземелью.
   - Возможно. Дай свою кувалду! - И, предупреждая вопросы: - Не бойся, не отниму.
   Гоар принял в обе руки теплую тяжесть доверенного оружия. Поднес к глазам металлическую чушку бойка. В ярком свете портала сталь заиграла зеленоватым оттенком.
   - Имперская Благородная?
   - Да, кристаллином легирована. Не мифрил, конечно, но прочность тоже невероятная. И тратится на нее две-три части на сто железа, а не три четверти, как в истинном серебре. Ну и еще кой-какие присадки используем у себя. Для надежности. Магию не блокирует, но нежити от нее тож не сладко. Не любит она наших травок с гномьим минералом в комплекте.
   - Это потому, что кристаллин свойства вещества с которым смешался, вовне распространяет. - Задумчиво сообщил волшебник.
   - То верно, от простого серебра нежить дохнет, если только ткнуть поглубже, а вот был у меня один знакомый монах с пограничья, так у него круг Белого был на цепи, мифрильный...
   - Потяжелее махать будет, стерпишь? - прервал его Гоар.
   - Смотря зачем, в бою лишняя тяжесть тоже ни к чему. У моей кувалдочки и так замах о-го-го.
   - Да нет, - Чуть раздраженно пояснил маг. - Весу в ней столько же останется. Я про то, что уставать быстрее станешь.
   - Устану, отдохну. Магию что ли удумал?
   - Почти. Ты ведь ей пользоваться привык? Менять не собираешься? Ну, вот и хорошо. Тогда просто сделать. Я узор для твоей жизненной силы нарисую, будет работать постоянно, словно сам колдуешь. Только надолго в арсенале не бросай. Заклинание разрядиться совсем может. - Произнося это, Гоар расчерчивал стальную чушку плотным узором.
   - А как работает-то? Инструмент мне не попортишь? - Усомнился паладин, глядя как мифрильное лезвие с натугой вырезает рисунок на стали.
   - Не попортил уже. - Гоар кинул кувалду воину - Будешь махаться, узнаешь, как работает. Там не запутаешься. Ерунды не делаю.
   Тот крутанул ее пару раз в воздухе.
   - Разницы не чувствую, но коли так, то, спасибо. Доброго пути.
   - Тебе тоже. - Неожиданно для себя произнес маг. - Спасибо.
   Проводив глазами бронированную фигуру, Гоар шагнул в широкое окно Портала.
  
   Жара за порогом, и впрямь, стояла изрядная. Полуденный зной не давал тени. Оглядевшись, Гоар понял, что оказался в крохотной долинке, почти ущелье. Золотое сияние расклиненных между скал врат померкло, оставив две колонны-дуги. Точно, как в оставленном далеко позади зале. Вместе с ним ушел и гул. Стены ущелья оказались испещрены знакомыми письменами.
   Пожав зачем-то плечами, маг направился к выходу из лощины. Расступившиеся каменные стены открыли ему большое плоскогорье в окружении каменных пиков. Черные, словно обугленные, деревья здесь стали еще ниже. Будто незримый и жадный ветер пригнул их к земле. Вдалеке, среди горелых стволов, двигаются какие-то белые фигурки. Сначала Гоар решил, что это лошади. Потом заметил два рога на морде одной из них. Подвид единорогов? Странная, неестественная белизна манила своей непонятностью. Даже единороги не бывают белыми настолько. Может, расстояние скрывает детали?
   Маг аккуратно двинулся вперед среди скальных выступов. Через несколько минут он оказался ближе. Выбрал валун покрупнее в качестве укрытия, и осторожно выглянул вперед. Зрелище, открывшееся ему, вызвало мороз по коже. Несмотря на всю жару.
   Это не лошади. И не единороги. На плоскогорье паслись костяки.
   Скелеты неизвестных копытных были размером с крупного тяжеловоза. Кости неестественно разрослись, стали пластинами и шипами. Эта своеобразная броня, выбеленная Волной и ветром, покрывает их целиком защищая от воздействия света. Костяные щитки наползают друг на друга при движении, скрипят. В приоткрывающихся на доли секунды щелях просвечивает краснотой. Глаза на обросших клыками мордах тоже сияют ало-сиреневым. Толстые бабки ног переходят в острые тройные копыта.
   Гоар увидел, как нежить распорола таким копытом крупную ящерицу. Длинные зубы впились в мясо. Кровь залила идеальную белизну кости.
   Бурые пятна на плоскогорье свидетельствовали о том, что стадо пасется давно. Возможно, Гоар отнесся бы к увиденному спокойней, но он знал такую нежить. Знал тем знанием, которое не дается легко. В памяти всплыла картина другого знойного дня.
   Полуденная Волна палит спекшуюся почву. Небольшая деревенька у подножья Мрачных гор утопает в пыли. Отряд наемников ищет дом старосты. Суровые, выдубленные тяготами дорог лица. Все вооружены. И оружие то непростое. Почти два десятка ветеранов собралось здесь. Императорская служба не всем по вкусу. А ужиться с рыцарями баронов еще сложнее. Если идти на постоянную службу, конечно. Вот и бродят по стране отряды "диких гусей". У каждого отряда свой щит, песня, история. Сапоги месят песок дороги.
   Маг, идущий с ними, еще неопытен. Видно, что он с отрядом недавно. Еще не разучился стесняться своей молодости. Руки иногда пробегают по телу, проверяя сохранность амулетов. Спеллбук оттягивает специальный карман на поясе. На пальце перстень Академии сверкает крохой-сапфиром.
   Внезапно с противоположной окраины поселения раздаются крики. Быстро стихают. К небу тянутся первые струйки сизого дыма пожарищ. Из-за угла к опешившим наемникам выдвигаются несколько зомби. Тварей почему-то не страшит свет Волны. Лишь движения вялые, замедленные. В руках нежити вилы и топоры - бывшие крестьяне.
   Наемники, привыкшие ко всему, разбиваются на тройки. Тяжелые пилумы сбивают пару неупокоенных наземь. Часть мертвецов обходит строй, направляясь к волшебнику.
   Маг взмахивает рукой и шепчет. С кончиков пальцев срывается голубое марево. Превращается на лету в острые ледяные сосульки! Ближайшая нежить падает с разорванной в клочья грудной клеткой. Перебитый позвоночник не дает ей подняться, и она смешно копошится в пыли.
   Гоар, а это именно он, повторно произносит заклинание, выцеливая ладонью нового врага.
   В этот момент слышится тяжелый стук копыт. На дороге появляется всадник. Белые, словно эмалированные, доспехи, слепят как снег. Огромный конь с двумя рогами на лбу мощным прыжком вбрасывает себя в центр сечи.
   Длинные клинки наемников бессильно скрежещут по костяным щиткам. Всадник в глухой броне отводит свое оружие. Длинная алая рукоять, без малого в сажень длинной, несет на себе волнистое как у фламберга лезвие. Огромный, не короче рукояти, клинок с глубоким долом сверкает на свету!
   Необычный меч-копье опускается. Красные брызги пятнают чистоту доспеха. Неизвестный воин на чудовищном коне орудует своим протазаном(1) словно веслом! В воздух взмывают отсеченные части тел. Строй наемников рвется. Песок наливается кровью порубленных людей. Выжившие кидаются в рассыпную.
   Закрытый шлем меж высоких наплечников поворачивается к магу. Все алые пятна на броне уже впитались, не оставив следа. Гоар замирает под прицелом Т-образной щели, за которой клубится краснота смешанная с сиреневым. Кажется, на него смотрит сама Смерть.
   В бок чудовища врезается туча крупных, с голову теленка, камней! Брызжут осколки кости и куски доспехов! Вырвавшийся на свободу красный туман столбом уходит вверх. И сразу начинают плыть под горячей ярью Волны оставшиеся зомбаки. Вспыхивают нещадным пламенем, превращаясь в вонючие лужи.
   За минуту битвы с костяным воином отряд потерял две трети своей численности. И тогда, им всем еще повезло. Повезло, что эльфийский метатель, ради которого они пришли в ту деревню, не сгнил со времен войны с каменными троллями(2) за перевалы. Что жадные селяне не повыдергали драгоценности, поддерживающие заклятье броска. Повезло, что нашелся в деревне смельчак, что зарядил его и нацелил. Не убежал сломя голову как остальные, не забился в подпол, а помог отряду.
   Метатель им староста так и не продал. Впрочем, никто из наемников этому не удивился. Война за перевалы окончилась ничем, и если огры начали пропускать сквозь горы такое...
   Свой испуг Гоар запомнил нежити очень хорошо. Еще долго называли его в тех землях Гоар Упокоитель. Он искал таких же, как тот всадник. Его кровь кипела. Он не мог простить себе того смертного мига. Растерянности. Жаждал переиграть.
   Но до него доходили лишь слухи о жутких винах-некромантах. белые рыцари Тьмы не встречались ему. К счастью ли? К сожалению?
   С тех пор прошло много лет. Восемьдесят семь, если быть точным. Маг вырос. Стал совсем другим. Сегодня он смотрел на нежить уже без того страха. Но и без той юной жажды побед. Впрочем, руки чесались. Гоар не мог себе в этом не признаться. Волшебник все же сдержал свой детский порыв и двинулся в обход плоскогорья.
   Вскоре маг наткнулся на странное существо. Громадная мускулистая тварь с головой вросшей в плечи, без намека на шею. Верхняя часть туловища покрыта длинными перьями. На ногах перо переходит в нечто среднее между остью и свалявшимся пухом. Явно тоже огр, их породу не спутаешь, но подобная разновидность Гоару была неизвестна.
   Тварь сидела в сплетении ветвей угольных деревьев и наблюдала за стаей костяков.
   Пока волшебник изучал обстановку, огр вылез из своего гнезда. Ростом он превосходил волшебника раза в два. От запаха грязных перьев засвербело в носу. Не заметив, что за ним наблюдают, здоровяк тяжело протопал в сторону двурогих, и издал пронзительный свист. Разбредшаяся было стая, вновь сбилась плотной кучей.
   Пастух! Гоар потер заложенные уши, и похвалил себя за выдержку. Кто знает, что еще скрывается на местном взгорье? Доведись ему ввязаться в драку и дело могло повернуться худо. А теперь он знал, где искать костяных коняг, в случае чего. Да и их хозяев тоже.
   У мага была отличная память. Свой длинный черный список он знал на зубок и любил укорачивать время от времени. Под настроение.
   Темный "со товарищи" занимал весьма прочную позицию на вершине этого выдающегося документа. Не то чтобы Гоара сильно волновали творимые тем злодеяния. Зло Мерн считал довольно абстрактной категорией. Просто были пересекающиеся интересы, и накопилась масса личных претензий.
   Иными словами, Гоар очень хотел заполучить себе его замок со всем содержимым и прилегающими землями, бишь Скалой Темного. А владельца извести как можно более мучительным способом. Нет, он не был садистом, просто на его непредвзятый взгляд подобное развитие событий наиболее адекватно компенсировало его, Гоара, потраченные время и усилия.
   Маг искал возможности расширить пределы своих сил и знаний. На данном этапе это было невозможно. Мерн принадлежал к расе людей, и доступ к баронским усилителям магии в Империи у него отсутствовал, даже в теории. А это было необходимо для исследований. Собственно, тяга к силе и новизне стала основной причиной предпринятого путешествия.
   Кристалл же в основании вышеупомянутой Скалы выглядел более доступной целью. Для того чтобы завладеть им, не требовалось устраивать геноцид эльфийского народа и разрушать Империю, которой правил не самый плохой его знакомый. Только уничтожить изрядно надоевшего своей некромантией Иворанта, всего на всего. Гоар любил безнадежные дела.
   Отметив в спеллбуке местоположение плоскогорья, маг возобновил свой поход. Вскоре каменные клыки и угольные деревья уступили место пустыне.
   Оглядев цепочки барханов, уходящие за горизонт, путешественник решил переменить способ перемещения. Вытащил флягу. Уронил несколько капель влаги на ладонь. Подбросил в воздух. Мысленно создал формулу.
   Сверкающие капли повисли в воздухе, растянулись тонкой пленкой.
   - Ищи!
   В слюдяной поверхности отразился родник у корней черного дерева.
   - Еще! Дальше!
   - Изображение сменилось. Теперь перед магом расстилается каменный потолок над подземным озером. Гоар шагнул вперед и, прорвав поверхностное натяжение, завис над темной водой. Не увидев в пещере ничего интересного для себя, подцепил носком сапога каскад брызг и шагнул вновь.
   Пересохший колодец с мутной лужицей на дне окружает стеклянная равнина. Песок сплавлен в шлаковидную массу чудовищными ударами. Гоар начал понимать, что весь нижний Этер сплошная пустыня.
   "Мы столько говорим о великой битве. Мы столько искали ее следы. Силились понять, кто и за что бился. Мы смотрели не там. Вот оно, поле брани! Что за магия смогла опалить целый мир? Какие силы схлестнулись здесь?"
   Маг смотрит в пустые зеркала залитых черным стеклом каньонов. Слушает свист дикого ветра. Чует боль истерзанной земли, у которой вырвали душу. В его сердце рождается вновь давно забытое. Сострадание? Ярость? Как бы то ни называлось, сегодня его список пополнился. Гоар не любит смотреть на мертвые миры.
   Внимание мага привлекло странное марево над землей. Он заглянул в магический диапазон. Толстое черное щупальце протянулось от горизонта к горизонту. Вдалеке колышутся такие же. Они слепо шарят по пустыне, свиваются кольцами. Проходят сквозь барханы и остатки строений. Впереди, к югу их становится еще больше. Над краем видимой земли выступает целая корона. Черный бесплотный венец.
   Чернота тянется к Мерну. Волшебник ныряет во тьму колодца, расплескивает остатки жидкой грязи на дне. Вновь подхватывает капли.
   Дальше!
   Теперь он выходит из мутной стены водопада. Утес, с которого льется вода, торчит из озера посреди пустоши. Река возникает прямо над скалой, рушится вниз. Вокруг, ограничивая площадку с версту диаметром, уходят в небо шесть обелисков.
   Там на высоте, коей достигают лишь меллорны эльфов леса, висит в незримых цепях крылатая фигура. Но крылья её черны. Они суть те щупальца, что шарят по израненному миру. Ищут. В ушах мага звучит тщеславный голос. Словно сами каменные столпы звенят над равниной:
   Оглядись путник! Ты узрел бога. Бога, чье имя пережило века и легенды в разных мирах. Сие Азазель(3). Он пришел к нам гордым и непокорным. Его призвание было смертью. Его сила была велика. Но теперь он лишь тварь, что не помнит себя. Я победил его. Я! Не бог! Не мессия! Всего лишь темный эльф! Но он здесь, прикованный, а мощь его струится в моих жилах по праву. Я оставил жалкие крохи. Теперь он страж! Мой послушный пес, что хранит мир от разрушителей. От ракшей! Тех, что проиграли однажды великую битву. Были выкинуты с этой земли. Ты смог придти сюда! Но здесь твоя дорога кончается. Сожалею, но собак тоже надо кормить! Пускай, ты умрешь с мыслью о моем величии!
   Это говорю тебе Я! Лорд Иворант, прозванный Темным! Новый властелин смерти!
   Вызванный магией голос смолкает.
   - Почему книги говорят о другом, Темный? - Губы Гоара кривятся в саркастической ухмылке. - Ты называешь себя властелином, но, по-моему, ты трепло и дешевый позер. Корми своих шавок сам!
   Волшебник воздевает руки к небу. И воды озера, покоряются его воле! Взмывают вверх. Сверкающий ледяной щит великанов звенит под ударами дикой тьмы падшего бога! Валятся вниз морозные глыбы. Но Гоар уже сделал шаг в струю водопада. Под ледяным куполом лишь пустота. Звенит раскатистое эхо последнего слова:
   - Такой крутой? Догоняй!
  
   1) Протазан (от нем. Partisane) - колющее древковое холодное оружие, с длинным и плоским металлическим наконечником, насаженным на длинное (2,5 м и более) древко.
   Материал из Википедии, свободной Интернет энциклопедии.
  
   2) Тролль - это не название вида или расы, а, скорее, обозначение некой общности существ. Дословно можно перевести данное выражение, как "Огромный тупой дикарь". Троллями называют ряд подвидов огров, например, речных, которые селятся под мостами и горных (каменных троллей). Также троллями прозвали дикий кочевой подвид орков с характерными крючковатыми носами на плоских мордах.
   Книга "Живые и мертвые Этера"
   Автор: член совета Академии Магии и Волшебства, архимаг, профессор "жизни" Сорт Ралан. Под редакцией члена совета Академии Магии и Волшебства, мага воды, Гоара Мерна.
  
   3) Азазель -- предводитель допотопных гигантов, восставших против бога. Он научил мужчин воевать, а женщин -- искусству обмана, совратил людей в безбожие и научил их разврату. В конце концов он был привязан, по повелению бога, к пустынной скале. Так повествует апокрифическая литература народа Моисея. Имя Азазеля, как падшего ангела встречается и в христианстве. Никакого отношения к известному детективу не имеет.
   Прим. Автора.
  

Глава 9. Догоняя ветер

  
   Столица Империи поразила Данаэ своей бессмысленной необъятностью. Привыкшая к строгой планировке Сапфирового Пика, эльфа не уставала удивляться расточительству местного архитектора. Ей даже в голову не могло придти, что никакого общего плана застройки для окраин Солла не существовало. С центром дело обстояло лучше, но там была другая беда: местные "отцы города" строили дома похваляясь своим богатством. Каждый пытался сделать выше, шире, аляповатей чем у других. На этом фоне то тут, то там вырастали строгие бастионы имперской классики правительственных учреждений.
   Мост через Солонь вообще остался в Лисиной памяти как нечто неохватное, подавляющее.
   Не заблудилась она благодаря другой чудной особенности местного народа. На каждом перекрестке были врыты аккуратные столбики с массой табличек-указателей. Зачастую, таковые оказывались устаревшими, либо перевернутыми, но, задавшись конкретной целью, по ним вполне удавалось сориентироваться. Возможно, дело было в количестве таких подсказок.
   Так или иначе, но внутригородская стража абсолютно не проявила интереса к заезжей темной. Печати на рукоятях мечей стоят и ладно. Не такое видали. А мзды после привратников все равно не обломится.
   Гончая оказалась у Подсолнуха практически одновременно с Алаэном. Поторопись она на десяток минут и баронскому отпрыску выпала бы блестящая возможность полюбоваться на темную эльфу вваливающуюся в кабак.
   Надо сказать сцена вышла еще та. Во-первых, Данаэ в жизни не была в таверне. У её родного народа это было как-то не принято. Сказывалось невеликое число мужского населения. Каждый мужчина - темный эльф был носителем какого-либо титула, владельцем определенных земель и дворца.
   Естественно, на землях Сапфирового Пика жили простые труженики, но представлены они были крестьянами и ремесленниками других рас, перешедших под руку Лордов добровольно. Условия эльфы, богатые и немногочисленные, создали идеальней некуда. Защиту от нежити и внешних врагов предоставляли по первой необходимости. Налогами особо не давили. Непоседливый народ и беженцы из пограничья валом валили к ним в поисках лучшей доли. Были среди них и содержатели таверн, но сами эльфы были в таких местах нечастыми гостями. Закрытое и традиционное общество не располагало.
   В результате эльфа знала о правилах поведения в кабаках исключительно со слов гнома-оружейника Плата и других подобного рода "подданных".
   Высаживать дверь она все же постеснялась несмотря на припомненные рекомендации. Поэтому мощный пинок лишь впечатал створку в стену заведения. Не отошедший после вчерашнего, несчастный владелец, он же двоюродный брат начальника стражи южных ворот, воззрился на хрупкую фигурку в проеме. В его сознании появившаяся экзотичная красотка никак не увязывалась с ожидаемым мордоворотом. Кроме того, трактирщик судорожно пытался вспомнить, в какую сторону открывается дверь его заведения после скоротечного ночного ремонта.
   Сочтя эффект достаточным, Лиса, уже вполне обыденно, прошла к столу в конце зала. Села боком к высокому стрельчатому окну и выжидательно уставилась на хозяина.
   Уловив прищур золотых глаз тот почувствовал себя не в своей тарелке. Брат Ранта был стопроцентным человеком. Ни вампиры, ни иные страховидлы не оставили в его генах ни следа. Тем не менее, он сразу уловил, что от гостьи стоит ждать беды. Особым, кабатчиковым чутьем.
   Обслужить посетительницу он решил самостоятельно. Редкие в этот час завсегдатаи сим обстоятельством были поражены. На их памяти Ленивый Дик впервые выбрался из-за стойки. Да к кому? К страхолюдной в своем совершенстве черной эльфийке, что вломилась в таверну словно... Да никто еще в эту таверну так не входил. Влетали, падали, разносили кабак - было. Но к ночи, по пьяни. Без умыслу. А вот так средь бела дня в одну из лучших таверн Солла? Оставалось только ждать продолжения.
   К разочарованию публики, такового не последовало. Дик совершенно спокойно принял заказ. Сопровождаемый долгими взглядами, принес еду и вино. Но не вернулся за стойку, а подсел к гостье.
   - Уважаемая, я не хотел бы вас оскорбить но...
   - По поводу оплаты да?
   - Я не первый, кто спрашивает? - Наигранно смутился Дик.
   - Вообще-то первый, я только что из пограничья и не знаю местных порядков. Но о чем еще тут можно спросить?
   Трактирщик переварил фразу про пограничье, прикинул расстояние и решил дурацких вопросов не задавать. Он вообще-то подошел с весьма конкретной целью.
   Стрельчатые окна с витражами, возле одного из которых расположилась Гончая, были его маленькой слабостью. За них ленивый Дик отвалил кучу денег гномам и гоблину стекольщику. Защита в виде тонкой стальной сетки и заговор на ее невидимость тоже встали недешево. Вчерашнюю драку все это пережило с честью. Тем не менее, соседство темной и предмета собственной гордости спокойнее трактирщика не делало.
   - Вы правы, не о чем. Так как будете платить?
   Выкатившийся на стол изумруд был настолько редким явлением в тавернах Империи, что даже не привлек к себе внимания. По крайней мере, за те секунды, что сверкал на дубовых досках. В следующее мгновение камень бесследно затерялся в широком кулаке трактирщика.
   - Госпоже не стоит столь неосторожно показывать такое. У меня приличное заведение, но сверкание подобных камней порою слепит глаза. Я, боюсь, не смогу быстро предоставить вам сдачу...
   До Данаэ начало доходить насколько здесь ценятся драгоценные камни, но мелочной натурой она себя не считала. Кроме того, от нее не укрылось, что трактирщик нервничает..
   - Я обойдусь без сдачи. Вижу, у вас ко мне еще какое-то дело?
   - Вы.. - Дик впервые в жизни растерялся. Совесть у него была: редкость при такой работе - Вы.. более чем щедры, госпожа.
   По его знаку кувшин вина исчез со стола, а служанка принесла большую пыльную бутыль.
   - Я просил бы Вас посещать мое заведение чаще. Теперь Вы весьма желанный гость. И ваши расходы оплачены на длительный период.
   Лиса отпила из налитого кубка. Вино.. Вино было хорошим, даже если говорить сильно кривя душой. Ничем не хуже того, что во дворце отца. Еда тоже оказалась на уровне.
   - Я вижу, вы Гончая, госпожа? - Констатировал Дик, и, не дождавшись ответа от голодной эльфы, продолжил. - Слышал, у таких как Вы довольно беспокойная работа. У меня крохотная просьба, если вдруг что.. Будьте осторожней с витражами...
   Эльфа подняла взгляд и вдруг широко улыбнулась. Она успела подумать невесть о чем, и не понимала что не так? Где она ошиблась? А человек просто испугался ее - Лисы! Это было в диковинку, и она прониклась симпатией к трактирщику. Вино и сытная еда привели в умиротворенное состояние духа.
   "Шпион я или нет?" - подумала Данаэ. По правде сказать, о том, как ведут себя разведчики, она тоже не имела ни малейшего понятия, но ей захотелось сделать хоть что-то. На стол легло еще пять изумрудов.
   - Это первый взнос. Я хотела бы заключить соглашение с держателями таверн в Империи. Мы готовы платить за кров и стол, что будет предоставляться Гончим всегда, независимо от времени суток и иных обстоятельств. Лорд Инаарилат поддержит мое предложение.
   В этом она уверена не была, но мысль показалась ей дельной. Таскать золото и брильянты с собой ради покупки еды выглядело несусветной глупостью.
   - Я сделаю все, что от меня зависит, Леди. Но я простой держатель таверны! Где гарантии? да и потом небыстрое это дело! - Но видно было, что сопротивляется Дик скорее для проформы. Он уже все решил. Резон в её словах был. Вес придавали камни. В конце концов..
   - Что вы теряете?
   Дик склонил лысеющую голову.
   - Вы правы, Леди.
   Ни он, ни эльфа, ни остальные разумные в зале не подозревали что сейчас, на их глазах, был заложен фундамент крупнейшей разведывательной сети на территории Империи. Новичкам, воистину, везет, а уж Лорд Льда никогда не упускал таких возможностей.
   Но это, как говорится, совсем другая история.
  
   Ленивый Дик вернулся за стойку. Лиса проводила его взглядом и задумалась о своих дальнейших планах. Судя по всему, поиски вампирши грозили затянуться. Проблема с жильем решилась сама собой. Гончая не сомневалась, что хозяин предоставит ей комнату по первой просьбе. А вот дальнейшие действия...
   Следов ауры Кирани ей так и не встретилось. Она, в тайне надеясь на это, просматривала магический диапазон регулярно, но, увы. Суета большого города растворила все.
   К местным детям Ночи ей соваться не хотелось абсолютно. Отношения между темными эльфами и кланом Носферату складывались далекие от взаимопонимания. Интуиция говорила ей, что там ведьмаку будут не рады. Не одобряли почему-то вампиры любимого вида деятельности подданных Сапфирового Пика.
   Оставалась лишь одна призрачная зацепка. Необычный парень, встреченный при входе в город. Вот с поисками его ауры не было никаких проблем. Казалось, он побывал повсюду. Не далее как вчера он присутствовал и в этом трактире. Следы уже стерлись и поблекли. Лишь очень сильный маг жизни смог бы разглядеть их, но отточенные до филигранности заклятья эльфийской татуировки позволяли различить многое. И не все увиденное понравилось эльфе. Следы вампиризма имели место быть. Странные, смазанные, но, тем не менее, безошибочно видимые. Паренек оказался совсем не прост.
   Тем временем вечерело. Таверна начала наполнятся народом. Необычная посетительница притягивала к себе взгляды. Вокруг ее персоны начался тихий ажиотаж.
   Решив что-то для себя, Данаэ решительно встала из-за стола и направилась к выходу. Трактирщик кивнул ей как старой знакомой - мол, всегда рады, обращайтесь. Расспросить его эльфе не пришло в голову. Она не привыкла к общению, толпе и чувствовала себя скованно.
   Очутившись на площади, Данаэ осмотрелась. К городу незаметно подкралась грозовая туча. Исполинский кит завис своей черной тушей над северной частью столицы. Глыбы облаков подсвечивались разрядами молний. Потянуло холодком. После одуряющей духоты полудня это было даже приятно.
   Выбрав наиболее свежий след, гончая двинулась на поиски. Поплутав по кварталам эльфа очутилась на окраине. Тучи, сгустившись, затянули уже половину неба. Лиса впервые пожалела об оставленном плаще.
   Вдобавок за ней увязалась парочка неопрятного вида личностей. Эльфа только задумалась о том, что им нужно, как дорогу перегородили еще трое. Все стало на свои места. Видно грабеж на улицах был еще одной чертой местного колорита.
   Оставив троих увечных разорников дожидаться стражи возле трупов своих менее везучих дружков, Лиса решила быть осторожнее. Дальнейший путь она проделала по крышам, стараясь привлекать как можно меньше внимания. В лесу роль крыш с не меньшим успехом сыграли деревья. Финал магических экспериментов Али гончая досматривала, уютно устроившись в ветвях.
   Она видела нити, что связали того с чем-то далеким. Видела, насколько незнакомый ей парень выдохся. Чутье подсказывало, что он затеял свое волшебство не просто так. Некромантией от заклинаний не несло. Просто сильная магия. Когда аура паренька начала тускнеть у Лисы случилась тихая паника. Что делают в таких случаях, лишенная магии не представляла совершенно.
   Али мог бы считать себя обязанным жизнью гному. Удача ли, стечение обстоятельств, но в нужный момент в голове эльфы всплыли рассказы Гонта о магическом ветре и драгоценных камнях. Естественно, подобные данные сохранились и у самих эльфов, но Лиса пропускала лекции на эти темы с завидной регулярностью. В результате, иначе как везением такое озарение назвать сложно.
   Выдернутый из пазов камушек блеснул в предгрозовом воздухе и подкатился к распростертому телу. Пальцы мага сжали бриллиант. Все-таки, судьба хранила своего избранника.
   Пока эльфа хвалила себя за находчивость и думала, как ей показаться тому на глаза, объект её размышлений окончательно пришел в себя. И не замедлил исчезнуть. Сказав самой себе пару нелестных слов, она кинулась по следу. Догнать мага не составило особого труда, но тут хлынул намечавшийся ливень. Мгновенно стемнело, засверкали молнии. Вода потекла из разверзшихся хлябей потоками.
   Следы ауры юного полувампира смывались ливнем на раз. А тут еще черепица стала скользкой от несущейся воды. Лисе пришлось поменять свой способ передвижения. Пока она спускалась, успела почти потерять свою цель из виду. К счастью, над крышами домов уже показалось крупное здание. Как поняла эльфа какое-то местное учебное заведение.
   Внутрь Гончая соваться не решилась. Уж очень нехорошие символы мерцали жидким светом на дверях храма науки в магическом зрении.
   Вновь взобралась на крышу, благо здесь стены здания слагал гранит, а крыша имела большие стеклянные окна. Под одним из таких окон Лиса обнаружила своего подопечного. В отличие от профессора, Гончую рассказ Алаэна крайне заинтересовал. Отбросив все несущественные детали эльфа уяснила суть. У парня пропала сестра.
   Данаэ перекатилась через пару оконных проемов. Аккуратно открыла раму и собралась было прыгнуть вниз, когда её болезненно ткнула в плечо длинная игла. Стригой!! Комароподобное существо с птичьими крыльями, но размером с собаку, впилось в тело эльфы. Та зашипела от боли и досады - прозевала магического охранника. Оторвав от себя прожорливую тварь, все же нырнула внутрь здания.
   Звон бьющегося стекла и удаляющаяся фигура Али на фоне темного неба стали ей наградой. Тот летел на запад. В который раз за день упускать обычного мага Лисе не хотелось страшно. Даже не осмотрев распростертое на полу тело какого-то мужика, эльфа ринулась вдогонку.
   И началась безумная гонка по крышам. В голос матерясь на всеобщем, принцесса Инаарилат скакала по скользкой черепице. Дождь лил по прежнему и Гончей приходилось прилагать все силы, чтобы элементарно не свернуть себе шею. К счастью, за раскатами грома и в редких вспышках молний заметить черную, насквозь промокшую фигурку было практически невозможно.
   Лиса уже здорово отстала от Али, когда путь ей преградила река. Солонь несла вспененную черную воду вдаль, к опорам моста. Добежать до него, не потеряв подопечного из виду окончательно, было нереально. Про водную преграду Лиса попросту забыла. Али уверенно летел вперед, а сумасшедшая акробатика к обдумыванию маршрута не располагала. Гончая замерла на мгновение, стоя на узкой горизонтальной перекладине магического светильника над набережной. Кинула взгляд вниз. Там ревела пучина, чующая близость водопада. Эльфа решилась.
   Крутанувшись вокруг перекладины, прыгнула вперед. Веки Лисы сомкнулись в полете. Ноги уперлись в пружинящую поверхность воды, что стала раздаваться под их ударом. Эльфа приняла часть веса на руки и оттолкнулась. Получилось! Цепляя гребни волн гончая понеслась вперед. Страшно мешал густой как кисель воздух. На борьбу с ним она тратила даже больше сил, чем на выбор, куда поставить ногу. А силы были не безграничны. Под конец, задыхаясь от татуировки, жгущей болью тело, она, все-таки, сорвалась в воду. К счастью, пальцы почти сразу поймали обтесанный гранит набережной противоположного берега, а намокать на Лисе уже было нечему. Эльфа кое-как справилась с течением, втащила себя на парапет.
   Приятным открытием стало то, что она обогнала мага. Тот бесшумной тенью скользнул над фигуркой гончей и скрылся за крышами ближайших домов. Данаэ отряхнулась и ринулась следом. Теперь её уже не могло остановить ни что.
   И все же, гончая не могла тягаться в быстроте с заклинанием левитации. К подвалу она добралась лишь к концу скоротечного магического поединка.
   Весьма качественно прожаренная Кирани валялась в глубине помещения. Впрочем, Лиса не обольщалась на этот счет. Живучесть данной нежити эльфа успела ощутить в полной мере. На полу остывало малиновое пятно. Не спеша выдавать свое присутствие, Лиса скользнула в проем ворот, ухватилась за низкие потолочные балки и подтянулась. Она страшно замерзла. Ливень оказался отнюдь не теплым.
   Данаэ сосредоточилась на внутренней энергетике, усилием воли отогнала сонливость. Стало чуть теплее. Эльфа двинулась по потолку в глубь помещения.
   Алаэн, тем временем, приблизился к поверженной вампирше. Он, в отличие от непривычной к работе детектива эльфы, понимал важность допросов. При его приближении нежить дернулась, сделала неуклюжую попытку отползти. Маг с силой пнул чернокнижницу под ребра.
  
   - Еще раз спрашиваю, где девушка с волосами как у меня?
   - Я сказала, что ты опоздал, колдун? - вампирша злорадно шипит.
   Браслет на запястье Алаэна вспыхивает. Над бриллиантом в короне вайверна загорается лучик Волны. Маг с силой всаживает этот свет в тело нежити. Шипение вампирши перерастает в истошный визг. Её рука тянется к талисману на груди, но маг опережает Кирани.
   - Весьма необычный предмет, как говаривал наш мастер артефактов. - Маг держит в руках цепочку с талисманом. Черные крылья нетопыря образуют круг. Внутри язык пламени. Литье настолько тонкое, что огонь выглядит живым. - Что это?
   Вопрос сопровождается очередным ударом луча Волны. На теле твари вспыхивает тлеющая рана.
   - Не бей.. Я скажу.. Не надо..
   - Говори.
   - Это Нагрудник Крови. Часть доспеха бога носферату.
   - Зачем он нужен?
   - Он от древних сил. Защищает меня от света и магии. Помогает творить заклинания. Еще может открыть портал.
   - Что-то он не очень помог. И куда ведет портал?
   - По-разному, он решает сам. Я не могу, почти не могу им управлять. Он всего лишь часть, он слаб в одиночестве. Отдай!
   - Ага, вот все брошу... - Голос Алаэна звучит задумчиво. - Что здесь произошло, и где Эмира ты объяснишь, наконец? Я чувствую, она жива, почему я опоздал?
   - Ритуал. Темный ритуал. Я нашла нагрудник в одном древнем храме. Тогда наш бог еще был жив, вампиры поклонялись ему. Сейчас там все затянуло болото. Но храм сохранился. Я прочитала надписи на молитвенных камнях. Я долго искала и училась, чтобы восстановить недостающее. Там был описан способ собрать доспех.
   Я попыталась. Мне не нужны были лишние жертвы. Я создала правильный узор. Забрала силы леса. Это было далеко отсюда. Глухие места, но мне помешали. Эльфийка. Темная. Пришлось повторить все здесь. Здесь нет деревьев и жизни лесов. Но людишки заменили мне деревья. Силы от них даже больше. Надо было, с самого начала, не церемонится...
   Огненный светлячок вновь врезается в тело. Крик.
   - Ты отвлекаешься от темы.
   - Я принесла жертвы, напитала узор. Мне нужен был Кинжал Крови. Вместе с талисманом он сделал бы меня царицей вампиров. Я отплатила бы этим заносчивым высшим! И у меня получилось! Да! Но что-то пошло неправильно. Вместе с кинжалом появился он..
  
   Данаэ слушает рассказ Кирани, и, словно, вновь оказывается у пламенеющего рисунка в шахте. Но, на этот раз, вокруг стены городского подвала. Последняя жертва бьется в агонии, отдавая свою жизнь. Вокруг тела. Десятки тел разложенные сложными геометрическими узорами. Крик несчастной затихает.
   Вампирша отрывается от своего занятия. Смотрит на забившуюся в угол фигурку. По красивому лицу текут слезы. В сиреневых глазах испуг.
   - Тебе везет сегодня, не придется испытывать подходит ли твоя кровь для заклинания!
   - Отпусти меня тварь! - Пленница встряхивает удивительными волосами. Полосатые пряди разметываются по лицу. - Я тебя не боюсь. Меня будут искать. Я не нужна тебе, отпусти!
   - Мне все равно боишься ты или нет. Твоя жизнь тоже на что-нибудь сгодится!
   А за спиной чернокнижницы заклинание набирает силу. Призрачный алтарь посреди узора обретает плоть. Теперь его каменная поверхность не пуста. Перекинувшись через него там возлежит чудовище. Костяные шипы в аршин длинной усеивают спину. Голова без шеи - одна огромная пасть. Мощные руки с когтями бессильно спадают вдоль туши. Потухшие глаза и нелепая поза. Из груди монстра торчит кинжал. Прямое длинное лезвие, сужаясь, уходит в тело. Черный металл ловит случайные блики. Рукоять - кобра с алыми бусинками глаз. Разверзнутая пасть змеи исторгает кровавый туман.
   - Вот оно.. - Зачарованно шепчет Кирани.
   Она шагает к мертвому монстру, вырывает кинжал. Кровавый поток перестает литься из змеиной пасти. Вампирша любуется на свое отражение, непостижимое на темном металле клинка. Длинное узкое лезвие подрагивает в её руках.
   И тут глаза демона на алтаре неожиданно обретают жизнь. Когтистая лапа хватает Кирани за горло. Вторая ложится на рукоять клинка. Миг, и Кинжал Крови в лапе демона. По сравнению с его тушей нож выглядит игрушечным.
   Тварь дергает извивающуюся вампиршу к себе. Поводит ноздрями.
   - Нет души, плоть мертва. Существуй, нежить, твое тело не подходит мне.
   Демон отшвыривает Кирани. Его взгляд упирается в Эмиру.
   - Живая? Но души тоже нет? Как любопытно. Ты полукровка? Это подойдет. Великая Печать ослабляет меня, но если подготовиться...
   Монстр прыгает к ней. Хватает за тонкую талию.
   - Кто ты? - Шепчет вампирша.
   - Я Ракш! - Ревет тварь. - Проклятый Ракш. Но я верну себе жизнь!
   Демон вскидывает кинжал. По лезвию сбегают красные блики. Чудовище ныряет в возникший портал, унося с собой Эмиру.
   - Куда он потащил её?! - Голос Али срывается в крик!
   - Я не знаю!
   Али встряхивает Нагрудник Крови. Звенит цепочка.
   - Как пользоваться этим проходом? Он ушел тем же путем?!
   - Нет! Кинжал Крови умеет пить жизнь. Он позволяет шагнуть туда, где последний раз взял её. Вместе с амулетом позволяет ходить везде, где убивал. Отдельно нагрудник бесполезен. Он перебрасывает лишь туда, куда сам захочет!
   - А это мы посмотрим. Я его поуговариваю.
   Острая грань талисмана впивается в горло вампирши.
   - Ты же любишь жизнь? - Обращается Али к безмолвному металлу. - Пей! Давай, помоги мне! Я прошу. Во мне есть и сила твоего хозяина-вампира. Слушай меня!
   Черная кровь неупокоенной хлещет в стороны. Кирани хрипит. Тяжелые капли падают в пыль подвала. И талисман кровавого бога слышит зов! Фигуры на полу окутываются туманом. Исчезают в красной воронке.
   Лиса свешивается с потолка, удерживаясь ногами за опорную балку, и ныряет следом.
  
   Обветшалые колонны подпирают высокий свод. На полу слой древней пыли. Давно здесь не ступала нога человека. Да и людям ли принадлежит храм?
   Лиса ловко приземлилась на руки и перекатом ушла в сторону. Вывалянный в пыли Алаэн вскочил на ноги. Особого удивления, впрочем, на его лице при виде эльфы не отразилось. Он сунул окровавленный амулет в карман. На чистоту его куртки это уже не влияло.
   - Следила?
   - Подстраховывала.
   Али осматривается. Его внимание привлекает стон. На жертвенном камне распростерлась хрупкая фигурка. Руки скованы специальным зажимом в оголовье. Девушка без сознания. Красивое золотисто-коричневое платье стекает складками на пол.
   - Мира!
   Али кинулся к сестре.
   - Ты жива!?
   Он безуспешно попытался открыть кандалы. Посмотрел на эльфу.
   - Здесь серебро, помоги, мне нечем сломать замок!
   Лиса отвернулась от тушки вампирши, выдернула засапожный нож. Приблизилась. Вскрыла замок. Али подхватил сползающее тело.
   - Мира!
   Эмира открыла глаза.
   - Он ушел?
   - Здесь никого не было.
   - Братец, как же я испугалась.. Он вроде убил какую-то змею, а потом притащил и заковал меня здесь. Я головой о камень треснулась, соображаю плохо.
   - Я думаю, стоит поскорее выбираться отсюда. - Сообщила Лиса. - Ты можешь добить вампиршу? Мне жалко оставлять здесь серебро, а выковыривать нельзя сразу если режешь. Может оклематься.
   - А? Да, могу, погоди. В руке мага вспыхнул огненный шар.
   - Думаешь, оживет? Сомневаюсь. А что вы с ней не поделили-то?
   В этот момент с хлопком возник красный портал. Туша демона ввалилась в залу. Все замерли. Вопрос Али повис в воздухе.
   - Вали его! - Лиса, как и положено гончей, первая сориентировалась в ситуации.
   Али с охотой последовал мудрому совету.
   Файрбол взорвался на теле твари. Синий плазменный шар полутора саженей диаметром опалил камень пола и шкуру зверя.
   Лиса подскочила к жуткой морде, оттолкнулась от ближайшей колонны и врезала с разворота ногой в висок монстру. Удар с выплеском энергии мотнул голову твари. Гончая мягко приземлилась, выхватила Осквернитель и всадила заряд серебра в приоткрывшуюся меж броневыми пластинами щель.
   Ракш заревел дурным голосом. Задергался, теряя равновесие. Но страшные раны на его теле начали стремительно исчезать. Зазвенели по полу серебряные стрелки, выходя из тела.
   - Меня нельзя убить, смертная! - Демон вскинулся на дыбы.
   - Сам смертный, а я эльфа! И я еще даже не начинала!
   Лиса выхватила из ножен сабли. Инициировала татуировку! Кинулась вперед. Вспахала кончиком клинка живот зверя. Взбежала вверх по телу ракша и, что есть силы, рубанула по сжимающим Кинжал Крови пальцам.
   Сделала кувырок назад. Замерла на секунду, сделав мостик. Кончики сабель, на которые оперлась эльфа, вошли точно в живот позабытой, было, вампирши. Не останавливаясь на достигнутом, Гончая вновь прыгнула к твари. Забросила сабли за спину. Подхватила летящий к полу кинжал и всадила его в бок демону!
   Глаза змеи на рукояти вспыхнули. Алое хлынуло по руке. От резкой, непереносимой боли не спасла даже татуировка. Данаэ распахнула глаза. В помутившемся сознании инстинкт гончей "Не бросать оружие!!" схватился с рефлексами. Эльфа дернулась и отскочила. Нож остался в ладони.
   - Что, не нравится моя жизнь? - Демон рушится всей массой вниз, прижимается к полу, готовясь прыгать. Хвост дробит камень стен.
   Лиса взвешивает злое металлическое жало в руке.
   - Я просто не выношу падали! - Черная молния сверкает в воздухе и входит в спину твари чуть пониже шипастых гребней.
   Магический туман вытекает из змеиной пасти свивается в кольца под сводами древнего храма. Ракш ревет. Бьется в агонии. Сквозь завитки проступает панорама совсем другого места.
   Пол выстлан корой. По сторонам вздымаются огромные корявые столбы. Ветви? Одна из них удерживает круглую клетку из прутьев. Внутри цветок. Нет! Жезл! Прутья испещрены зарубками.
   Открывшаяся картина вдруг вспыхивает - вновь меняется. Вся компания падает на заросший травой склон. Волна ослепительно сияет в небе. Товарищи по несчастью катятся вниз. Шипы на спине ракша впиваются в грунт, останавливая падение. С одного из них срывается блестящий обруч.
   Красная муть вновь обволакивает демона. Хлопок. Издыхающая тварь продолжает свой странный путь.
   Лиса и близнецы Малона с треском врезаются в стену кустарника.
  
   Тихо потрескивают свечи, разгоняя сумрак опустевшего храма. Тело вампирши лежит на прежнем месте. Мертвая кровь сочится из ран на горле и животе. Натекла уже целая лужа.
   Кирани еще здесь, вампира так просто не убить. Но магия, мифрил и странный металл Нагрудника Крови сделали свое дело. Поврежденные ткани не желают восстанавливаться. Фиолетовый туман едва клубится над истерзанным телом. Сила уходит по капле.
   Хозяин, Властелин... - Беззвучно шепчут синие губы.. - Помоги! Я взываю!
   Рука чертит знаки из пыли и собственной крови. Темнеет. Над телом вампирши сгущается чернота. Сливается в призрачную фигуру. Свет не задерживаясь проходит сквозь призрак, но словно тускнеет.
   Остроухая тень осматривает распростертую нежить. Мелкие обломки камня, во множестве устилающие пол, свободно проходят сквозь сапоги пришельца. Но удар такого сапога вполне материален.
   - Вот как ты теперь заговорила! Хозяин! Властелин! Где была твоя почтительность, когда ты предала меня? - В голосе Темного слышна издевка.
   - Я.. я отслужу, я не предам больше. Пощади..
   - Я спас тебя! Лишь благодаря моему вмешательству ты не стала обычным упырем! Я защитил тебя от власти твоего создателя! Вы вампиры - единственные из не живых, что не подвластны моей воле. Слишком много в вас остается силы. Слишком многое дает вам кровь. Вы все предатели, угроза мне. Я предложил тебе лучшую долю! Служить мне! Тому, кто может по праву считать себя Богом мертвых! Я научил тебя магии Тьмы! - Вновь бьет вампиршу. - И чем ты отплатила? Просто сбежала.. Отслужишь? Еще как отслужишь.
   Темнота сгущается вновь. В протянутую руку падает золотой ошейник. Темный небрежным жестом швыряет его Кирани.
   - Надевай! Надевай сама! И вечно помни, кому ты служишь!
   - Но рана, Хозяин... - Сипит нежить.
   - Надевай!
   Золотое кольцо смыкается на шее вампирши прямо поверх раны. Золото темнеет, впитывая фиолетовую муть. Ошейник выпускает тонкие усики. Золотая многоножка врастает лапами в горло нежити. Стягивает края разреза. Ожоги от магии Али нехотя зарастают. Дыры от клинков перестают кровить.
   - Теперь ты в моей власти!
   - Хорошо, Господин. Благодарю..
   - Благодарить не надо.
   Фигура задумчиво обводит взглядом залу. Шагает к жертвеннику в центре. Проводит когтем по камню.
   - Сделаешь вот что...
  

Конец первой части.

  
  
  
  
  

Эльфы и не только. Часть 2

   Цикл: "Вселенная островов"
  
  
  

Глава 10. На поверхность.

   Расставшись с магом, Гарсиа двинулся на поиски выхода к поверхности. Где тот дурацкий тоннель, что пробил в теле скалы червь, он представлял весьма смутно. Честно признавшись себе, что эта дорога для него закрыта, паладин решил последовать первоначальному плану. Отсутствие тварей утешало.
   Он проплутал в подземельях часа два, выбирая тоннели пошире, но, как выяснилось, все подобные тропы быстро сужались и становились непролазными. Отчаявшись, он попробовал пройти по одной такой дороге в обе стороны. В результате, она вывела его к Великому обрыву. Пещера оканчивалась отверстием прямо в толще скалы. Гарсиа внимательно осмотрел этот своеобразный выход, но от мысли подняться по стене отказался. Ни крыльев за спиной, ни присосок на пальцах у него не имелось.
   Возможно, брось он доспех, затея имела бы шансы на счастливый исход, но такой вариант паладин считал неприемлемым.
   Зато вид на Великий обрыв показал другое. Воин Белого с самого начала не поверил Гоару, когда тот заявил что они под Соллом. Маг явно темнил. Что было тому причиной - желание скрыть местоположение находки или тот просто ошибся? Так или иначе, но Гарсиа спускался в нору за чертовой зверюгой, что сожрала семью ремесленников вместе с лавкой, почти у границ главных гор Каменного Престола, со стороны имперских земель. Паладин готов был признать, что ошибся с направлением и глубиной, но пройденное расстояние он помнил хорошо. По его самым оптимистичным прикидкам, до столицы было не меньше семи дней пути. Правда на глубине расстояния меньше - остров сужается к низу, но в эту глубину паладин тоже не по воздуху прилетел.
   Увиденное подтвердило его догадки. Ни одного серьезного водопада, вроде Столичных, вдоль стены не наблюдалось. Зато имели место скальные породы, схожие с теми, каковые он видел на изломах камня у гномов. Единственное что смущало - отсутствие гномьего уступа внизу. Приходилось принять как данность, что он сейчас внутри этого уступа.
   Огромная глубина пугала. Масса каменюк над головой начала давить на психику. Решив не портить себе нервы понапрасну, воин ушел в глубину горы.
   Вскоре его внимание привлекла легкая дрожь под ногами. Следуя за неясной вибрацией, он вышел к каверне, по дну которой струилась огненная река. Здесь было тепло и почти приятно. По крайней мере, без промозглой сырости последних лиг пути. Если бы не серная вонь, то место, пожалуй, стоило бы назвать уютным. Впрочем, дым уходил в многочисленные местные тоннели и не доставлял особых неудобств.
   Гарсиа устроился прямо на скале и мгновенно заснул. Поскольку в караул было поставить некого, старый вояка доверился инстинктам. Спать все равно было необходимо. Паладинов учили обходиться без сна до трех дней, но отсыпаться потом приходилось еще дольше. У Гарсиа был смутное чувство, что подобное удовольствие, и в столь комфортных условиях ему в ближайшее время не светит.
   Проснулся воин от ощущения чужого взгляда. Чувство было столь острым, что паладин сразу схватился за оружие, опасаясь немедленной атаки.
   Однако боя не последовало. В первую секунду он вообще не увидел никого. Разве что река, покрытая раньше твердой коркой шлака, сквозь который пробивались язычки пламени, теперь обрела равномерный красный цвет. Да и кто может жить на такой глубине? Оказалось, могут.
   Как раз из реки и исходила угроза. В красной массе светились изумрудами глаза. Ни белков ни радужки. Только равномерное цветное пламя.
   Поиграв в гляделки с пару минут, Гарсиа расслабился. Что бы это ни было, нападать оно не стремилось. Паладин разложил нехитрые пожитки и приступил к трапезе.
   - Эй! Есть хочешь? Тогда вылазь! - Буркнул он глазам.
   Судя по всему, существо его услышало. Глаза стали круглыми словно блюдца.
   С минуту существо раздумывало. Потом на граните вспыхнул язычок огня - зверушка робко поставила лапу на берег. Паладин с удивлением наблюдал, как к нему скользнула огненная ящерка. Желтые струйки пламени образовывают гребешок вдоль хребта огненного тельца. На голове алая корона. Зубки и коготки - синие искорки.
   - Дай!
   - А что ты любишь?
   - А что у тебя есть? Дай, холодно!
   Гарсиа почесал макушку и вытащил трут из непромокаемого чехла на поясе. Положил на камень. Ящерка скользнула к тряпке. Миг пламени и трута не стало.
   - Вкусно, холодно, дай еще.
   - Кто ты?
   - Я саламандра. Долго не могу здесь. Холодно. Дай!
   Паладин сунул ей пару сухарей. Пошло на ура.
   - Мягко. Лучше камня. Приятней. Дай еще.
   - Да у меня почти ничего нет. Я не могу отдать все. Ни с чем останусь.
   - Ты слишком сложно говоришь. Я не понимаю. Позову еще. Вместе лучше. Теплее. Понимать больше.
   Саламандра скользнула в раскаленный поток и вынырнула с десятком спутниц. От мельтешения огоньков у старого воина зарябило в глазах. Ящерки скакали вокруг. Забирались к нему на колени. Несколько самых шустрых, попробовали на зубок плащ. Впрочем, зверушки были неагрессивны.
   - Эй, эй без тепла меня оставите. Я так отсюда не выберусь.
   - Ты тоже ешь тепло? Ты очень медленно его ешь. Наверное, тебе мало надо. Вон сколько запасов.
   Паладин не сразу сообразил, что речь идет об одежде.
   - У нас наверху все такие.
   - Дай нам вкусного! У тебя много. Не будь жадным. Мы поможем если надо. Угости нас!
   Гарсиа прикинул, что щит все равно испорчен кислотой и стащил его, со вздохом, со спины. Огненные бандитки обдирали его как липку. Паладин же всегда испытывал слабость к маленьким существам, чем те бесстыдно пользовались.
   Деревянные обкладки щита словно языком слизнуло. Гарсиа скорбно вздохнул, глядя, как исчезают последние угольки.
   - Ты расстроен? Почему? Мы обидели?
   - Ну, это был щит, понимаешь? Защита.
   Щит? Такой мягкий? Какая же это защита? Мы можем лучше. Если ты будешь нас угощать.
   - Я иду наверх. Там нет таких как вы. Там ваши не живут.
   - Мы пойдем с тобой, если ты будешь угощать. У нас есть огненный камень. Мы принесем, покажем.
   Толпа ящерок вытащила из магмы нечто похожее на неграненый рубин. В одно мгновение и все они скрылись в глубинах драгоценности и повыскакивали вновь.
   - Мне не прокормить вас всех!
   - Не надо кормить. Мы не едим. Камень дает огонь. Но мы любим лакомства. Дай! Мы согреем тебя!
   Гарсиа обреченно стянул плащ.
   Дождавшись пока маленькие грабительницы насытятся его любимым средством от непогоды, он сунул камень в карман на поясе. Тот не был особо горячим, но тепло обволокло его тело. Понимая, что навязал себе на шею питомцев, паладин только махнул рукой. За всеми его действиями следила любопытная мордочка из глубины рубина.
   - Это вы расплавили камень?
   - Да. Нет. Сложно. Мы греем. Плавит хозяин огня. Гораздо глубже. Под горизонтами камня и демонов. Он самый глубокий ниже только мертвые уровни.
   "Нда, утешили."
   - А вы не знаете, как попасть наверх?
   - Ты хочешь наверх? Зачем молчал? Иди в реку. Иди!
   - Я сгорю. Я не умею плавать в камне.
   - Такой большой, сильный, и такой непрочный! Хи-хи! Неумелый! Не бойся, мы поможем!
   Паладин приблизился к магме. "В конце концов, сапоги имперской стали. Сразу не проплавит". Он сморщился и аккуратно, готовый в любую секунду отдернуть ногу, встал на поверхность реки. Под подошвами моментально образовалась твердая площадка. Течение понесло его прочь от берега.
   "Помирать, так с песнями..."
   Но жарко не становилось. Ящерки держали слово. Они вообще, похоже, не умели обманывать. В этом они были похожи на маленьких детей.
   Каменная река вынесла его под створ огромного вертикального тоннеля. Гладкие стены и остатки каких-то блоков в нишах выдавали искусственное происхождение штольни. Скорее всего, это была заброшенная гномья шахта или что-то подобное.
   На этом, однако, чудеса не закончились. Каменная площадка остановилась и начала расти. Скала словно выдвигалась из расплавленного камня. Основание явно расширялось, чтобы обеспечить устойчивость. Мимо поплыли боковые ответвления катакомб.
   Примерно через треть лиги движение остановилось.
   - Дальше не можем. Слишком узко. Основание не пролезает.
   Гарсиа поглядел вниз и увидел, что просвет действительно исчез. Шахта оказалась заткнута плотной каменной пробкой. Гениальными строителями ящерки явно не были.
   Даже далекий от архитектуры паладин мог предложить пару решений проблемы. Но зачем? Саламандры сделали вполне достаточно.
   Горячее свечение, исходившее от расплавленной породы, исчезло, но на стенах тускло мерцал лишайник. Гномы явно разводили его специально. Свечение доспехов также помогло паладину сориентироваться.
   Далеко, далеко вверху уже виднелась каменная крышка - свод шахты. Стены приобрели почти незапущенный вид. Масштабы сооружения потрясали. Точно гномы, больше никому такое не под силу.
   Необходимости в дальнейшем подъеме паладин не видел. Здесь, наверняка, можно было найти кого-нибудь из подгорного народа, кто выведет на поверхность быстрее и лучше. Хотя бы для того, чтоб избавится от незваного гостя.
   Агрессии паладин не опасался. Подгорное племя рождало ремесленников, кузнецов и торговцев. Воинов по призванию среди них не водилось. Конечно, гномы были сильны. С их хирдом мало что могло сравниться по боевой мощи, а оружие кованое в их мастерских всегда оказывалось выше всяких похвал. Однако, то вопросы политики. Война для этого народа всегда была государственным делом. В наемники шла лишь молодежь, горячая кровь.
   Чтобы просто так напасть на путника? Только из-за того, что тот забрел в их земли? Никогда, старейшины не простили бы такого позора. Вот пещерные гоблы или кобольды другое дело. Но что взять с дикарей? В землях же Каменного престола Гарсиа нечего было опасаться. Кроме, может, холодного приема.
   Судя по отверстиям в стенах, шахта была окружена радиальными тоннелями, так что выбор направления сложности не представлял. Однако имелась иная проблема. Он находился в центре шахты. От стенок его отделяла пропасть метров десяти в ширину.
   Паладин сообщил ящеркам свои затруднения.
   - Мы попробуем. Держись!
   За что держаться на верхушке каменного столба Гарсиа представлял смутно, по этому, просто сгруппировался. Колонну тряхнуло, она накренилась и пошла к одной из стен. Снизу из темноты прилетел далекий стон перемалываемого камня. Удержался на узком пятачке воин с трудом.
   Судя по наклонному положению площадки ящерки просто нарастили с одной стороны основание каменной башни, вынудив ее накренится. Теперь стена была на расстоянии вытянутой руки. Ближайшее отверстие подальше. Метрах в полутора. Вполне по силам допрыгнуть даже в броне.
   Оказавшись внутри радиальной штольни, паладин вздохнул с облегчением. Все-таки шахта это вам не карстовые пещеры. Здесь можно вполне сносно ориентироваться. Как выяснилось, тоннель вокруг ствола шахты шел спиралью, на манер лестниц в угловых башнях замков. От него вглубь уходили темные лучи штолен.
   Гарсиа решил, что исследования боковых тоннелей подождут, и отправился вверх.
   Через десяток витков на полу тоннеля начали попадаться большие кучи камней и, вскоре, дорогу преградил настоящий завал. Гарсиа подумал, что заниматься раскопками нерационально и свернул таки в одну из горизонтальных веток шахты.
   Безобидный лишайник на стенах сменился подозрительной плесенью. Её бахрома гнилостного зеленоватого оттенка свисала со стен, источая неприятный кислый запах. Дальше тропа была буквально перегорожена этими пушистыми липкими нитями. Воин поискал обход, но всюду было то же самое. Он сам не заметил, как оказался в окружении этой гадости. Попадая на доспехи, плесень шипела. Имперская сталь и мифрил оказались ей не по зубам, но кожаные перчатки с металлическими клепками она проела до дыр.
   Паладин помянул Черного по матушке и усилил свечение брони. Погань слегка отступила. Уже не обращая внимания на ожоги Гарсиа скинул кольчужную сетку с прорезями для глаз на лицо и попер вперед, напролом.
   Волна плесени покатилась, было, за ним, и попыталась соткаться в нечто человекообразное. Но полыхнуло пламя, и фигура из мохрастых плесневых веревок отдернула лапы. Развалилась, став обычной кучей. Саламандры в камне тихонько захихикали. Гарсиа развалил груду плесени пинками и вырвался, наконец, на чистое пространство.
   Из-за поворота показались отблески пламени. Паладин стряхнул остатки ядовитой дряни и осторожно заглянул за угол.
   Посреди небольшой пещерки на перекрестье тоннелей, спиной к нему сидел человек. На стенах горели факелы. Понаблюдав, Гарсиа понял, что тот колдует. Черный балахон шевелился время от времени, руки мага двигались над узором на полу. В воздухе перед ним зависло какое-то облако. Рискуя быть обнаруженным, паладин выдвинулся вперед. Теперь стало видно, чем занят маг. В тумане перед сидящим проступало изображение - магический наблюдатель.
   Чернокнижник смотрел как стройные ряды скелетов слажено били несколькими таранами в каменную кладку, перегораживающую шахту. Перегородка не доставала до потолка. На стене этой суетились низкорослые фигурки. Скелеты тоже, кстати, были явно не человеческие - слишком неправильные пропорции. Большая пушка беззвучно выбросила клуб дыма со стены. Картечь разметала ряд нападавших. В ответ с каменного уступа на стороне нежити за стену полетели стрелы. Пара необычных скелетов окруженных малиновым заревом исторгла из своих пастей снопы огня. Другие, с зелеными ореолами ловко поползи по стенкам шахты в надежде залезть на стену. "Воскелы" - Понял паладин.
   Эту нежить он знал, Доводилось встречаться. Такие неупокоенные костяки не появлялись сами, в отличие от простых скелетов, зомби и редких умертвий. Только некромант мог вложить в их грудные клетки драгоценные камни, чью волшебную силу те использовали.
   Впрочем, чернокнижник развеял последние сомнения паладина, вновь шевельнув рукой. Расколотые было выстрелом, костяки начали сползаться. Мертвые солдаты снова вставали в строй.
   Паладин скользнул вперед. Тишину он сохранить уже не пытался, зная, что лязг доспехов выдаст его с головой. Как оказалось, решение было весьма удачным. Скелетон притаившийся у стенки пещеры не успел отреагировать. Сабля лязгнула о камень за спиной Гарсиа. Мифрил поясного кинжала паладина мягко вошел в горло обернувшегося на звук чернокнижника. Глаза некроманта обессмыслились, и он мешком повалился на пол.
   Заклинание с картиной битвы развеялось, а охрана некроманта двинулась к нему. Человекообразный неупокоенный с саблей оказался единственным и двигался неуверенно. Видимо контроль чернокнижника над ним был наиболее плотным. Большую опасность представляли скелеты каких-то мелких хищников. То ли волков, то ли собак. Неестественно отросшие когти с клыками и ежистые выступы хребтин затрудняли идентификацию.
   Бестии двинулись к нему на полусогнутых лапах. В глазницах полыхало фиолетовое пламя. Паладин взялся за кувалду. Первым движением он разбил шейные позвонки человеческому скелету. Граненый шип на обратной стороне рукояти кувалды справился с этой задачей идеально. Тело нежити потеряло равновесие и повалилось на пол.
   Крутанувшись на месте, паладин махнул тяжелой чушкой вдоль пола на вытянутых руках. Эффект превзошел все ожидания. Молот странно потяжелел и прошел сквозь тела бестий, словно их там не было. То, что попало под прямой удар, просто распалось в пыль, но непонятная сила не остановилась на этом, вдавив в землю и изломав скелетоны целиком. Хищное марево с секунду подрожало над полом, поджидая новые жертвы. Камень, под весом "Этого", ощутимо потрескивал. Мелкие песчинки подскакивали в воздух. Не найдя новой добычи дымка сгинула.
   Прыгнуть успела только одна из собачек. Паладин поймал её на мифрильный наплечник. Зубы бессильно заскрежетали, дробясь о волшебный металл. Гарсиа перехватил кувалду одной рукой, оторвал нежить от себя и швырнул о стену. Дальше, уже не торопясь, раздолбал копошащиеся на полу остатки, выдернул кинжал из горла чернокнижника. Вытер кровь. Удовлетворенно посмотрел на свое оружие - Гоар не обманул.
   В пещерке работы для него больше не было. Сориентировавшись по отзвукам битвы, паладин поспешил к месту событий.
   Нежить уже не выглядела организованным войском. Скорее, беспорядочной толпой. Потеря некроманта сказывалась. "Со временем и вовсе передохнут, коли не сожрут никого." - подумал Гарсиа - "Хотя, вот именно, что "если"...".
   Паладин вышел в тыл мертвому воинству. Отсюда было видно, что гномы на стенах сильно воспряли духом. Воскелов вокруг видно не было. Видно не перенесли гибели своего "папочки".
   Гарсиа встряхнулся и кинулся вперед, размахивая кувалдой. Громовой рык послужил своеобразным сигналом для гномов, что пришла подмога и стрелять не след. Те, к чести своей быстро сориентировались в ситуации, и сообразили, что громадная фигура в сияющих доспехах, что крушит костяки не очередная напасть, а помощь.
   Гарсиа, вращая свое жуткое оружие, вломился в толпу неупокоенных. Полетела костяная пыль. Поползло знакомое марево дробя мертвецов. И тут по доспехам застучали огненные искры. Ящерки жгли в полете настоящий ливень стрел, что обрушили на воина позабытые в пылу схватки лучники.
   Плохо выделанные стрелы из рассохшихся луков легко поддавались пламени. К сожалению неупокоенных так же просто сжечь было нельзя. Кости живых мертвецов горят плохо, а стихия смерти - фиолетовое свечение - вообще заливает пламя. Особой угрозы обстрел не нес, но паладин уже видел, как на помощь к нему из незаметной двери в кладке высыпали гномы. У них такой защиты не было, да и потом, где гарантии, что у мертвецов не найдется стрел поприличнее?
   Гарсиа обмахнул себя сталью, обновляя разрушительную завесу вокруг. Перехватил оружие и нарисовал шипом рукояти в воздухе два кольца, одно в другом.
   Символ Белого пророс электрическими разрядами, засиял, словно настоящая Волна. Сквозь кольцо в мир прорвалось нечто невидимое. Оплетенная разрядами густая пустота мелькнула в воздухе и врезалась в строй скелетов. Колыхнулось и сжалось пространство под тяжестью многотонного удара! В стороны брызнула пыль, куски костей и оружия. Весь скальный выступ покрылся мелкой сеткой трещин.
   Лучников разметало. Паладин снова начал пробиваться вперед. Он обратил внимание, что у гномов впереди дела идут далеко не так хорошо как у него. Молоты и кирки больше застревают в костях, чем наносят врагу ущерб.
   Оружие гномов конечно не мифрильное - работяги. Ни доспеха у них, ни топоров боевых. Хотя странно, регулярной армии у подземного народа нет, а ополчение созвать долго ли? Впрочем, лайнилл, поющий металл, тоже для нежити не сахар. Понадежнее благородной стали будет, да и попрочнее раза в два.
   Означало это одно, нежить не хилая, свежеподнятая, а отожравшаяся уже. Собравшая жизней. Они ведь неупокоенные как? Все до живого охочи! Если нежить дикая неразумная, вроде мертвяков ходячих, то пока жрет, сильнее становится. Если очень много убьет, то и поумнеть может. А коли жизней забрать долго не давать ей, то упокаивается сама иногда. Правда ненадолго, до первого магического потока бродячего, али кровь кто прольет рядом, да жизнь отдаст.
   Впрочем, мертвяки умнеют редко. Ведь те, кого нежить убила и сами тоже подняться могут. Вот и бродят стаями. А стае такой везде прокорму мало, и находят их быстро. Вот разумные неживые - дело другое. Вампиры, те даже насыщаться впрок могут, да колдовать потом. Зато чем в чудовище таком магии да жизненной силы ворованной больше, тем Волна для него губительнее. Хуже если настоящий маг разупокоится, а уж некромант...
   Одолеваемый такими мыслями Гарсиа проломил последний ряд костяных воинов, пробился к гномам. Совместно они добили остатки нежити.
   Гарсиа обратился к старейшине прямо на поле боя. Выделить его было легко. Косичек в бороде было не очень много - чай не юнец какой. Да и одежда побогаче.
   - Достойный, простите мою торопливость, но там, в пещерах некромант остался дохлый. Я мифрилом его конечно, однако кто ж их знает. Упаси боги, подымется, не сладим ведь! Я провожу.
   - Некромант, говоришь? То-то они такие непрошибаемые да наглые! Не суетись, наши сами найдут. Все оприходуют как надо. И его и этих в домну. Попробуй, подымись... Сам откуда? Паладин что ли?
   - Сэр Гарсиа Торде к вашим услугам, достойный.
   - Точно паладин. Ну, коли так, спасибо тебе. Твой орден нам зла не делал. А помог ты сегодня знатно. Мы уж думали, не продержимся. Пошли уже. Погостишь у нас, расскажешь. Здесь без нас теперь разберутся.
   Через час чистый и накормленный Гарсиа сидел в гостевой комнате старостиного дома-пещеры. Как выяснилось, звали старосту Валдом. Доспехи паладина были отданы в починку, любимая кувалда задвинута в угол. Рубин, для которого мастера пообещали подобрать оправу, лежал в пламени камина. Если Валд и удивился такому странному поступку со стороны гостя, то виду не подал. Воин и гном, оказавшийся старшим шахтерского подземного поселения, вели неспешную беседу.
   Крутя в руках исходящую ароматным паром кружку, Гарсиа рассказал ему о своем путешествии, забыв, правда упомянуть Гоара и Врата. Стратегические сведения, как никак. Зато историю рубина описал подробно. Благо, скрыть любопытных ящерок, во всю резвящихся в камине, было невозможно.
   - Да, повезло тебе путник, кивнул Валд. Саламандры своенравные существа. Они иногда селятся в наших домнах. Только не во всякой, к сожалению. От хозяина зависит, от места. Но уж коли поселятся, то и огонь в такой домне ровнее и температура выше. Есть старые печи, в которых десятилетиями живут. Ухаживать правильно будешь, да относится хорошо - в Духа Огня такая тварюшка вырасти может.
   Мы лучший металл в подобных печах выплавляем. Лишайник нужную температуру сам держит плохо, да и растить его сложно, как видишь.
   - Почему? - Гарсиа отхлебнул из чашки кисловатый, горячий напиток.
   - Ну, как же? Вот ты говоришь, в северной шахте был? Лишайник видел. С плесенью бился. В этой шахте сначала серебро брали, потом, когда жила истощилась, начали лишайник растить, домны-то топить надо.
   - Я думал, он для света.
   - Нет, светильников и без него хватает. Мы его в печах палим. Горит жарко очень и растет быстро. Только со временем начинает в такую плесень перерождаться. А эта погань - людоедская. Жрет разумных не хуже нежити и подвижней становится от того. Как шахту затягивает, мы уходим. Выжечь плесень можно, да только потом лишайник расти отказывается. Со временем она сама дохнет, а на ее гнили хорошо жимир плодоносит. То кустарник такой. Света ему не надо, только тепло. Мы огненную реку находим и рядом сажаем. Напиток, вон, из его ягод пьешь.
   - Однако, у вас тут прямо целое хозяйство.
   - Ты еще висячие плантации не видел! Гномы ни от кого не зависят!
   - А скажи, достойный Валд, почему не боевым оружием бьетесь, да и мало вас? Ежели такая напасть, то ополчение собирать надо!
   - А собирали уж! Беда у нас Гарсиа. Горы, те, что у вас Западными зовут, а мы Слюдяными нарекли, знаешь?
   - Чай карту Империи видел, и что? То ваши земли, помню.
   - А коли видел, то знать должен, что транспорт туда у нас есть особенный.
   - И такое тоже слышать приходилось.
   - Так вот, сначала слухи поползли оттуда, мол, нежить копошится. Потом эта напасть и у нас повылазила. И неупокоенные и твари разные. Это в столичных то горах! Ну, пока разбирались, позабыли про Слюдяные. Посвободнее стало, хватились. А оттуда гонцы прибыли - совсем все плохо говорят! Нежить распоясалась так, что продыху нет. Народ от неизвестной болезни в лежку лежит, встать не может. Защитников нет. Того гляди, горы потеряем. Да! Странные какие-то, надо сказать, гонцы. Неправильные. Да только кто там разбирался-то тогда? Собрали ополчение, хирд снарядили честь по чести. Отправили. Шаманов гоблинских на это дело подписали, алхимиков наших тоже. Ждем - неделю нет вестей, две. Никого. И посыльных слали - не возвращаются. Связь колдовская молчит. Вдруг вагон, да по грузовому тоннелю! Ну, думаем, наши вернулись! Вскрыли, а там кости! Народ встречающий растерялся, а эта страсть как полезет! А там и следующий вагон подоспел. Валом повалили. Пришлось отступать. Набили мы этих - немерено. Только расползлось их еще больше. Сам же видел - восстанавливаются гады. Тоннель мы взорвали от греха, но обложили нас по полной программе. Вторую неделю в осаде. Мифрильное оружие вместе с хирдом сплыло. То, что осталось у охраны Совета Старейшин и на самых опасных направлениях. Здесь лайниллом перебиваемся, только отъелись они на нашей кровушке. Вот и лютуют.
   - Что ж подмоги не запросили?
   - А где ее взять-то? Заэльфийские горы далеко, к ним транспортных тоннелей нет. Да и там тоже неспокойно. Послали за ними конечно, только когда они придти смогут?
   - А эльфов темных о помощи попросить? Они по подобным проблемам большие специалисты. Правда, замкнулись они.
   - Совет денег пожалел. Теперь запросим, не сомневайся. Одно дело нежить простая, другое, некромансеры. Я за чернокнижниками по пещерам гоняться не подряжался. И ни за какие деньги не возьмусь, не дурак. И люди мои тоже. Думаю, и в других поселках похоже мыслят. Был бы хирд здесь с мифрилом, то еще разговор. А так к нам и клан Заэльфийских гор спешить не будет. Пущай старейшины, коли жадность одолеет, сами за магами черными скачут по горам. Небось, поумнеют.
   - Скажи, достойный, а в Солл из ваших тоннелей попасть можно? Или, если они завалены...
   Гном помрачнел.
   - Завален-то только грузовой. И добраться можно. Было можно, то есть. Теперь не знаю. Вокзал мы отбили, конечно. Но тоннель тот же, что в Слюдяные ведет. Что там теперь, неведомо. Одно скажу. Некромансеры, некромансерами, но не они это. Ни одна нежить, ни один чернокнижник с хирдом не справится. Всегда мы их били. А уж тем более, чтоб без вестей пропасть. С окраины слухи дошли, что у тамошних поселковых похожее было. Там только эльфийка темная справилась. Но сама сгинула.
   - Надо же! Как ее занесло то к вам... Впрочем, не важно. Главное, справиться с этим можно. Значит нужно.
   - Хорошо, ты действительно нам сильно помог, мы должны отблагодарить. В конце концов, это только пол пути до Слюдяных. Должно обойтись.
   - А вот тут не прав ты. Мне бы дорогу потом продолжить с дружиной. Посмотреть на ваши Слюдяные горы.
   - Что тебе наши беды? Голову сложить решил?
   - Сложить, не сложить... Это все слова! Я воин, работа у меня такая в огонь лезть и живым возвращаться. Не почешешься сегодня, завтра на Империю перекинется. Не для вас стараюсь, для себя.
   - Для себя, для других, то ведь тоже слова, паладин. А по делам выходит, что помочь нам хочешь, хоть и не просили о том, не требовали. Если весь ваш орден таков, то вы желанные гости в наших горах, уважаемые.
   Это было одной из самых больших похвал от гномьего племени чужеземцу. Гарсиа благодарно склонил голову.
   - Поздно уже. Сегодня спать давай, а завтра на счет тоннелей решим. - Подытожил гном.
  

Глава 11. Следователь

   Интерлюдия 1.
  
   Ночь распростерла свои кожистые крылья над столицей Империи. Темнота клубится в переулках, тянет свои щупальца из городских подвалов. Много страшных историй ночного города живет в умах людей. Здесь Голодный Переулок и сумасшедший карлик, секта Ледяного сердца и черная слизь.
   Но идущему по темным улицам нет дела до человеческих страхов. Он сам страх. Сам ночная легенда. Один из проклятого племени - клана Носферату. Да, люди победили их в этом городе. По крайней мере, они так думают. Но это лишь иллюзия. Ведь там, где не столь сильны эльфийские бароны, где нет твердой руки Императора и ордена Белого по-прежнему их земли.
   Каждый член клана регулярно бывает в пограничье. Но кто докажет? Империя связала себя глупыми законами. Корм сам следит за соблюдением правил своего поедания! Людишки победили лишь свои страхи...
   И всего-то надо поддерживать видимость порядка в городе и окрестностях. Ну, а если и пропадет пара селянок за год в окрестных деревнях, так мало ли почему? Вот на баронских землях так с огнем не поиграешь, а на императорских - можно. Не будут заезжие маги с каждой пропажей разбираться. Рисковая охота так будоражит ум!
   Сытый вампир возвращается домой. Он не боится ничего и никого в этом мире. Ведь зло - он сам! Однако настоящее Зло, истинная Тьма, та, что живет на дне каждой души, уже посмеялась над хищником. Дорогу неживому загородили три тени.
   Вампир уверен в себе, он даже рад неожиданному подарку - пища сама нашла его. Сегодня удачный день. Глаза нежити загораются алым. Кончики тонких пальцев становятся когтями. Клыки удлиняются.
   "Теперь вы можете бежать в ужасе, поняв, на кого вы напали! Все равно уже поздно, я не отпущу вас!"
   Вот только разорники почему-то не выказывают страха. Одна из фигур шепчет что-то, и тело нежити окутывает жемчужное свечение. Вампир кричит. Свет Волны палит его тело. Невыносимая боль заставляет неумершего метаться по переулку. Вампир еще слишком молод. У него достаточно сил, но не хватает воли и опыта, чтобы справится с собой. Использовать кровь последней жертвы, разорвать путы заклятья. И маг, проклятый маг, знает об этом.
   Когти сына ночи рвут воздух, а напавший уже шепчет второе заклятье, и свет становится густым как кисель. Нежить вязнет в нем, застывает в нелепой позе.
   "Сейчас, лишь дайте немного времени, и я разорву путы..."
   Но тьма предусмотрела все. Щелкают кандалы, раскаленное серебро касается бледной кожи. Вампир дергается, и тяжелый серебряный кистень бьет его в висок.
  
  
   Утро выдалось ужасным. По мне, так, нет ничего хуже, чем просыпаться рано. Это просто невыносимо. Я со скорбным стоном выползла из под пледа, накинула на себя халат и взглянула в зеркало. То, со свойственным ему цинизмом, отразило мою заспанную физиономию.
   Эти гномьи поделки абсолютно не умеют льстить. Драпированная в шелк на голое тело эльфа ехидно глянула на меня зелеными глазищами из зазеркалья. Огненно-красные пряди волос рассыпались по плечам. И что люди находят в нас распрекрасного? Видели бы они этот идеал красоты сейчас...
   Мои стенания оборвали переливы баллад Лесных эльфов. Кто-то объявился на территории прилегающей к моему особняку, и охранные чары предупреждали хозяйку.
   Я наскоро махнула ладонью у лица, создавая иллюзию приличного облика. Приводить себя в порядок времени не было. Спустившись к дверям, бросила взгляд на Око Привратника. Над друзой горного хрусталя зависла тучка с изображением нежданного посетителя.
   Мальчишка-посыльный бестолково озирается в поисках звонка или дверного молотка. Новенький что ли? Порядков моих не знает.
   Я открыла дверь и с нежностью голодного леопарда уставилась на парня. Вообще, зря я так, но утро же!
   - Благородная Леди, благородная Леди! Простите, что потревожил... э...
   Парень большими глазами вылупился на мое полупрозрачное одеяние. Нет, точно новенький. Те, кто не в первый раз ко мне с утра приходят, к моим закидонам привычные уже все.
   Нет, все же, ну что они в нас находят особенного? Опять ведь по городу слухи поползут, что я здесь мальчиков соблазняю.. Народ меня любит и с радостью и самыми фантастическими подробностями пересказывает такое..! Сама себе позавидуешь...
   Забрав из рук посыльного конверт, поводила рукой перед его глазами:
   - Спасибо парень. Эй, очнись! Эй! Расслабься, мне двести пятьдесят лет, я тебе в прапрабабки гожусь!
   Соврала, конечно, но обычно помогает. Больше это вам не меньше, как говорится. Парень вроде пришел в себя, на лице появилось осмысленное выражение. Закрыв дверь, подумала, что, может, я перестаралась с иллюзией. А что? Как раз и посмотрел бы на растрепанное пугало...
   Повертев в руках конверт, я сморщилась. "Извещение. Благородной Леди Ванде Ким, Главе Совета Академии Магии и Волшебства. Лично в руки".
   Можно даже не вскрывать. Текст известен и так. Канцелярия Совета то, се.. Извещает Благородную... внеочередное собрание.. состоится...
   Мои мечты отоспаться с утра в любимом кресле за рабочим столом развеялись как дым. В одно мгновение. Да еще и Благородной опять обозвали...Уух..
   Теперь переться на этот идиотский совет. А главное без толку. И почему у всех начальников все по нормальному, а у меня как всегда?
   Навела утренний марафет. Душ немного смыл раздражение, и я почувствовала себя почти сносно.
   Назло не стану напяливать на себя полный официальный костюм. Пусть косятся. Легко смотреть неодобрительно, когда в глухом узком платье потом в кабинет или в аудиторию - лекции читать.
   А я так запросто не отделаюсь. Как с единственного стоящего мага в Совете, из тех, конечно, кто в городе и в состоянии явиться, с меня три шкуры спустят. Тем более, что я на службе Короны, Глава Совета, Советник Императора по магическим вопросам ит.д. В общем, лицо жутко официальное.
   Они на меня этих титулов и навертели, чтоб я из столицы на вольные хлеба не подалась. Боялись, что дело делать некому будет.
   Вот Гоар им тогда сообщил все, что думает об интимной жизни их родни до седьмого колена, в ответ на требование принимать участие в жизни Солла. Да еще магией голос усилил! И был целиком прав, по-моему. Не зря его у нас Неукротимым прозвали... Не поверите, в кузнечной слободе народ выражения новые записывал...
   А у меня, бедной, слабой светлой эльфы, только что от мужа-барона сбежавшей, духу не хватило и прямоты. Теперь отдуваюсь.
   Ладно, пора и честь знать. Не забыть набросить на плечи мантию - немного официоза все же не помешает.
   Закрепила на предплечье правой руки спеллбук. На левую привычно скользнул Шаа. Я вышла из дома, усилила охранные чары и поймала рикшу.
   В зале Совета уже многолюдно. Я прошла к креслу председателя во главе широкого стола. Неодобрительные взгляды на мою открытую талию, большой шелковый платок на поясе и широкие удобные брюки с зеленой вышивкой высокомерно проигнорировала. Главное напустить на себя вид позаносчивее. Походка уверенная, голова приподнята. В глазах презрение к окружающему миру.
   В конце концов, на мне сегодня любимые золотые серьги-дракончики, а значит, выглядеть плохо я не могу по определению. Они сами все вокруг неправильно выглядят!
   Щелкнув пальцами, я задействовала заклинание Тростниковой Флейты.
   Тонкая музыка разлилась по зале, призывая уважаемое собрание к спокойствию. Уважаемое собрание чхать хотело на какие-то там мелодии и равномерное гудение голосов лишь сменило тональность. Но, и не таких мы обламывали.
   С мягкой улыбкой на своих прекрасных губах я сотворила усиливающее заклинание (А все-таки я себя люблю! Как хорошо быть красивой!). Мелодия зазвенела громче, неспешно приближаясь к болевому порогу. Голоса стихли, застонал кто-то особо впечатлительный.
   Вторым щелчком пальцев я оборвала незримого флейтиста. Хрустальные колокольчики - мой голос - зазвенели в гулкой тишине:
   - Дамы и господа, пора начинать. Канцелярист, огласите повестку дня.
   В пол уха слушая, что там монотонно бубнит секретарь, я оглядела зал.
   И так ясно, что речь пойдет о нынешних пропажах. Стража, не найдя следов, похоже решила умыть руки. Чего проще, заявить, мол, это магия и мы бессильны. Пускай маги и разбираются.
   А Совет-то нынче выходит не магический, а общегородской! Гостевые места заполнены целиком. Причем теми, кто молчать не будет, хоть куда их посади. Вон губернатор столичных земель со свитой. Неплохой человек, кстати, что удивительно при такой должности. Представители ремесленных слобод все здесь тоже. И наблюдатель от Трона.
   Ого! У стены закутавшись в золотой плащ стоит высокая худая фигура. Бледное лицо, красные искорки в глазах - глава клана Носферату! Он то здесь к чему? Почему сам явился ясно - он, пожалуй, из городских вампиров единственный, кто днем без помех по городу перемещаться может. Силен!
   Засмотревшись, едва не попустила причину собрания. А зря, повод и впрямь неслабый. Если раньше пропадали лишь нищие, представители городского дна, которых и хватишься-то не сразу, то теперь все серьезно. Этой ночью исчезли несколько дворян и представитель клана Носферату. Теперь понятно присутствие Эльдара. Кровопийца пришел предъявлять претензии.
   После изложения всех фактов в зале поднялся шум. Как ни странно больше всех выступали слободские. Вот уж кому-кому, а им то что? Из их кварталов ни единого разумного не пропало. Но нет, надо высунуться, как же? Хмм, а вообще не понятно все это. Сначала нищие, а потом вдруг представители городских верхов. Где система, где логика? Да еще и вампир этот проклятый. Пропади они все пропадом. Кстати, Эльдар молчал все время почти. Даже на прямые вопросы внеохотку отвечал. Что-то за этим кроется.
   Но эта буря оказалась прелюдией. Настоящими неприятностями запахло, когда слово взял епископ церкви Белого. И долгой и пространной речи я для себя вынесла следующее:
   Церковь обвиняет в пропажах людей и иных непонятных происшествиях на территории Империи слуг Черного, что возродился и строит козни с целью обратить мир во Тьму. Именно так, с большой буквы. В связи с этим высшие чины церкви начинают активные действия по борьбе с Тьмой. К таковым относится рассылка проповедников на места, дабы следить за порядком, и учреждение Святой Инквизиции, чью легитимность церковь требует подтвердить решением Совета.
   Лично у меня волосы на голове дыбом встали. Я всегда стараюсь следить за политическими веяниями, и знала, поэтому, что церковники давно шевелятся. Епископу власти нашему не хватает. Статус церкви Белого уж больно неопределенный. Возникло это милое учреждение как дань традиции. Раз у Белого есть свои паладины, значит должна быть и церковь.
   Но, поскольку, божественность Белого отвергается самим принципом учения, сразу начались некие подпольные телодвижения, дабы это учение под себя перекроить. Нынешние исчезновения, похоже, стали сигналом к активным действиям. Епископат пошел ва-банк.
   Но чтобы Святая Инквизиция! Я летописи эльфов читала давно, но до сих пор в дрожь бросает. Дело запахло жареным. Слава богу, Энор Малона, представитель Баронов Восточных земель человек разумный. Редкость среди этого сословия. Видно, что он то сразу просек, к чему дело идет. И сословие свое быстро убедит. Он, видать, тоже хроники читал - а там ведь как? Сначала борьба с происками тьмы, потом с её отдельными представителями, потом охота на ведьм! В результате дело дойдет до истребления всех отличающихся и инакомыслящих. Знаем, плавали.
   Короче шум он поднял сразу и изрядный. Его поддержал представитель Ордена. На этом фоне епископ смотрелся уже куда как более бледно. Орден паладинов Белого и Бароны это главная власть в Империи. Так что, пока Свет миловал. Но претензии церкви я запомнила. С этим надо что-то делать. И, что самое скверное, посланник Императора в течение всей дискуссии хранил молчание. Корона заняла выжидательную позицию. Привалило работы. Мне все это разгребать придется, больше некому.
   Но это, к большому сожалению, потом, ибо, под шумок, стражники умудрились таки спихнуть с себя вопрос о пропажах. И догадайтесь на кого. Правильно, на Академию. А, поскольку единственный достаточно квалифицированный боевой маг в пределах досягаемости это я, то и разбираться в этом снова мне. Еще и надзор приставили. Второй кулак паладинов Солла, сэра Казимира Легара и Энора, от Баронов.
   Ну, Энор, ладно, а вот с сэром Казимиром я не знакома. Интересно, где Гарсиа Торде? С ним у меня хоть отношения хорошие.
   Когда страсти улеглись, я встала и с обреченным видом сообщила, что, исполняя решение Совета, я займусь расследованием лично. Мне естественно выразили глубочайшее одобрение, пообещали медаль и прочие почести, а также всяческое содействие. Ну, еще бы. Пользы мне от этого их содействия...
   Я объявила заседание Совета закрытым и власть предержащие стали расходиться.
   Сидя в кресле внутри полупустого помещения, я поддалась некоторой меланхолии. Вот так вскочить и бежать разбираться с общемировыми проблемами наших чинуш страшно не хотелось. Оборотная сторона свободы.
   - Тари? - на мои плечи легли руки барона Малона. Я вздрогнула.
   - Энор, я просила не называть меня так. Ты же знаешь, я не люблю это имя. Оно слишком напоминает о прошлом. Я больше не Благородная, не Баронесса и не титулованная особа. Я этого не хочу. Тариэйвэ Элдарин ушла навсегда, теперь я Ванда Ким.
   - Хорошо, Ванда, но ты эльфийка, этого не изменишь. Зачем отвергать собственный народ? Голос Барона мягок, в нем слышна нотка горечи.
   - Я не отвергаю, я просто не люблю эльфов. Погляди на меня! Какая из меня эльфийка? Где ты видел рыжих светлых эльфиек? Я Ванда, Глава Совета Академии. Мое происхождение значения не имеет.
   - Мне всегда было интересно, как ты этого добилась?
   - Чего?
   - Красные волосы и зеленые глаза. Магия?
   - Просто не люблю блондинок и прямых путей.
   - Это ребячество, светлая.
   - Возможно. Мое право, не так ли?
   - Как скажешь, Ванда. Ты понимаешь, что нам стоит поговорить в связи с решением Совета? - Его тон стал вновь деловым, теплая тяжесть ладоней на моих плечах исчезла.
   - Естественно, но не здесь же?
   - Я уже договорился с Казимиром, он ждет нас. Пойдем в харчевню.
   Возразить мне было нечего. Да и незачем.
   Таверна Единорог - единственное заведение, где можно встретить представителей любого сословия. Это место популярно своей приватностью. Здесь нет общего зала и барной стойки. Только отдельные, изолированные номера. У них даже входы разные. Все, кому надо обсудить дела или просто побыть наедине, идут сюда. Марка заведения гарантирует - вас никто не подслушает.
   Заняв одну из комнат, мы сделали заказ.
   Я подумала, что мои спутники смотрятся весьма экстравагантно. Утонченный светлый эльф в щегольском, черном с серебром камзоле и громадный, бородатый громила.
   Пока еда готовилась, Барон представил мне паладина и начал разговор:
   - Ванда, я собственно хотел поговорить с тобой даже не об этих исчезновениях. Ты не все знаешь. Боюсь, пропажи лишь каминная труба на крыше особняка.
   - А я думала, мы тут будем согласовывать мои действия, дабы они не вышли из-под вашего неусыпного контроля..
   - Перестань, Ванда..
   Тут вмешался паладин:
   - Энор, позвольте мне...
   Барон кивнул.
   - Так вот, - Продолжил сэр Казимир. - Леди, возможно у вас сложилось превратное мнение обо мне. Я бы не хотел, чтобы вы считали, что я всерьез собираюсь вас контролировать. Более того, я здесь, скорее, по тому же поводу, каковой имеется у Энора. Суть он изложит сам, но кроме этого у меня будет к вам еще одна небольшая просьба, с которой я предпочту обратиться после основного разговора. Поверьте, данное поручение совета для меня не слишком удачно.
   Я взглянула на паладина другими глазами. Заместитель Гарсиа всегда находился в его тени. Из этого я сделала, похоже, не самые верные выводы. Воистину говорят, женщины не разбираются в мужчинах, они разбираются в ярлыках! Может, поэтому мы так часто ошибаемся?
   - Простите меня, сэр Казимир, я и впрямь была слишком резка.
   Паладин склонил голову, предоставляя слово Энору.
   - Если знакомство закончено, то перейдем к сути. Ванда, что ты знаешь об усиливающейся тьме?
   - Энор, ты епископского бреда наслушался? У тебя голова не болит?
   - Знаю, Ванда, это звучит по-дурацки, в свете последних событий, но у границ Империи в последнее время наблюдается весьма нездоровое шевеление. Нет, ничего явного, но все очень неприятно. То тут начнется, то там. Гарсиа отправился с инспекцией Кругов паладинов в восточные земли. Там, вроде как, появились какие-то чудовища и от гномов странные слухи доходят. Казимир остался за него, но теперь неприятные известия приходят с запада. Говорят, гномы закрылись в горах и не выходят на поверхность. Они, конечно, всегда замкнуты до начала сезона дождей, но не настолько же? Зато стало очень много неупокоенных. Встают целыми кладбищами! И люди пропадают. Потом мореномы стали встречаться некромантские. Кто-то же их делает?
   Самое странное, что в пограничье пока тихо. Но, как видишь, начались пропажи в Столице.
   - Даа, не думала, что дело приняло столь серьезные масштабы. А я то намеревалась заняться церковниками..
   - Согласен, с церковью что-то надо делать, они перешли все границы, но это всего лишь попытка воспользоваться ситуацией. Сейчас есть задачи поважнее. С ними мы разберемся потом. Ванда, ты поняла теперь всю серьезность дела, в которое ты вляпалась?
   - Возможно. Но почему я узнаю об этом последней?
   - А откуда тебе? Твоя вотчина - маги, не привязанные к земле. Таких не так уж много. По крайней мере, из значимых. А то, у нас сейчас каждая кухарка, зазубрив и исполнив осветительные чары, считает себя ведьмой. Баронские дети и часть человеческих магов идут на службу в поместья и замки. На баронской земле, тишь да гладь, сама понимаешь. Остальные оседают в городах и деревнях. К ним нежить особо не лезет, о чем им тебе докладывать? Те, кого минула чаша сия - уникумы. Их можно по пальцам перечислить. Стор Хозяин Ветров, Элиза Зеленая, Гоар Неукротимый, ты сама, ну, еще несколько имен наберется. Можешь сказать, где они? От Гоара последние новости месяц назад были, остальные вообще как в воду канули.
   Еще конечно есть прослойка молодых боевых магов, что по пограничью бродят. Но не так много их, просто новости дойти не успели.
   - Согласна, хотя от Элизы у меня дома лежит письмо. Не успела вскрыть.
   - То-то и оно. В связи с этим всем я хотел, чтобы ты взяла кого-нибудь в помощь. Я знаю, ты сильный маг, и можешь за себя постоять, но... Ванда, ты иногда идешь слишком сложной дорогой, понимаешь?
   - Ну да, конечно, давайте сейчас назовем меня слабой женщиной, и неумехой. Намекаю, я боевой маг, все-таки. Или ты уже так не считаешь? В конце концов, вы ко мне наблюдать приставлены, вот и охраняйте, если заняться нечем
   - Ванда, не кипятись. Ты же понимаешь, что я имею в виду!
   - Понимаю, но признавать отказываюсь.
   - И я буду тебя защищать, но я настаиваю, чтобы был кто-то еще! Что касается Казимира, то..
   - То мы как раз подошли к моей просьбе. - Вымолвил, молчавший до этого рыцарь. - Совет не учел, что у меня, как заместителя Гарсиа Торде, в его отсутствие масса дел! Я выдвигаюсь вместе с дружиной в западные земли. Ситуация с ходячими мертвецами там принимает угрожающие масштабы. Они уже лезут на дворянские вотчины! Круги паладинов в тех местах развиты слабо, им не справится без поддержки.
   - Иными словами, вы не в деле.
   - Да, боюсь что так. Жизни людей в данном случае все перевешивают. Я сожалею, Леди. Я надеялся, что вы поймете меня. Орден оказался в непростом положении.
   - Чего уж там. Мне потом кровавые мальчики в глазах тоже не нужны. Езжайте. Только одна просьба, зовите меня Ванда, не люблю титулов.
   - Благодарю.
   В это время на пороге появился несколько потрепанный распорядитель.
   - Простите, Благородные, за причиняемые неудобства, но там представители церкви. Мы не смогли их не пустить. У них безотлагательное дело к Барону Малона.
   - Хорошо, - Кивнул Энор - Я выйду к ним.
   Пока Барон отсутствовал, мы обсудили с Казимиром известную информацию. Он оказался весьма приятным собеседником. Я зря не имела с ним дела раньше. Стоило присмотреться к этому человеку. Возможно, ему найдется место в моих разборках с церковниками. И не только.
   Закончив беседу, паладин расплатился за наш завтрак и откланялся, объяснив свою спешку отъездом. Я посидела, раздумывая надо всем услышанным. Что бы ни говорил Энор, я круто облажалась. Пропускать такую информацию в моем положении непростительно. Шаа несколько раз сжал моё запястье, реагируя на эмоции. Змейке из золотого льна не нравилось беспокойство хозяйки.
   В это время вернулся барон. Вид у него был, мягко говоря, не лучший. Обнаружить светлого эльфа взволнованным, даже такого нетипичного как Энор, это еще то достижение. А Барон Малона был не просто взволнован, от него аж пар шел.
   - Энор, что-то случилось?
   Он протянул в мою сторону раскрытую ладонь, прося передышки. Встряхнулся.
   - Тари, у нас беда. В Академии нашли Жорена Алмара. Он выпит энергетическим вампиром.
   - Успокойся, Энор, событие конечно неприятное, но это скорее моя компетенция. К чему твоя паника? Маг он посредственный. Потеря не велика, если честно.
   Видя состояние друга, я не стала ничего говорить по поводу "Тари". Впрочем, барон быстро взял себя в руки
   - Да, Ванда, добротой ты прям светишься.
   - Поверь, он достал меня достаточно, чтобы не впадать в прострацию при таких известиях. Не растерзали ведь? Когда-нибудь оклемается.
   - Беда не в этом, Ванда. Неужели не понимаешь? Ты ведь должна знать кто у нас такой вампир?
   И тут до меня дошло.
   - Племянники? Не может быть! Где они?
   - Не знаю. Но влипли мы знатно. Там случился Сорт Ралан, на беду. Он снял отпечаток ауры и с уверенностью утверждает, что это сделал Алаэн. Найти их не удалось. Дома нет, в Академию они не явились. Неподалеку от их жилья обнаружены следы мощной магии. Скорее всего, поисковое заклинание. Сейчас разыскивают свидетелей. Хуже другое, церковь обвиняет Алаэна с Эмирой в похищениях разумных.
   - Подожди, поисковое заклинание? А к пропавшим пробовали применять?
   - Сначала нет. Пока пропадали нищие. Это заметили-то не сразу. Потом поздно было. Да и где найдешь часть тела такого пропавшего? С аурой тоже все не просто, сама знаешь. А вот с Благородными и вампиром дело другое. Следы преднамеренно уничтожены! А нити поиска рвутся. Их скрывает какое-то заклятье.
   - Ох..
   - Да. Ванда, мне надо идти. Следует разобраться с этим как можно быстрее. Мне дороги мои племяши. Боюсь, ты остаешься одна.
   - Да поняла уже.
   - Не забудь взять подмогу. Тебе найти кого-нибудь?
   - Уволь, сама выберу. Беги. Давай, давай.
   - Только обязательно, я прослежу.
   Барон скрылся за дверью.
   Вот так всегда. Я почувствовала себя брошенной. Ни на кого нельзя положиться. У всех объективные обстоятельства, а я остаюсь одна. С глазу на глаз со всеми проблемами.
   Я вышла на улицу. И что же теперь делать? Только сейчас я сообразила, что у меня ни улик, ни подозреваемых. В причастность семейства Малона я не верила ни на секунду. Алаэн еще тот фрукт, по правде сказать, профессор вполне мог быть на его совести, но массовые кражи людей? Очень сомнительно. Про Эмираниэлу я вовсе молчу. Для таких красоток как она нет ни одного путного мотива, кого-нибудь похищать. Сами пойдут, даже побегут. Вот кем стоит восхищаться паренькам вроде давешнего посыльного...
   Да, я завидую. Немного. И что?
   В общем, с Малона без меня разберутся. С магией связываться бесполезно, по словам Энора. Что остается?
   Стража предоставила мне списки похищенных и места их проживания. Никакой внятной системы я в этом не увидела. Пропадали всюду. Запад и южная окраина вызывали некоторое подозрение из-за малого числа жертв, но на западе трущобы. Там караван пропадет - не заметишь. Оттуда кстати вампир исчез, прямо из дома, со слов их представителя. Про юг я вовсе молчу. Соваться в те места похитителю - себе дороже. Воровской район.
   Обдумав все обстоятельства, я решила, что одна неясность у меня все же имеется. Носферату! Имело смысл нанести визит Эьдару. Что-то он слишком много молчал на сегодняшнем собрании. Да и с пропавшим вампиром дело темное.
   Глава детей ночи проживал (если так можно выразиться в отношении вампира) в северной части Солла. Этот узкий район вытянулся вдоль Великого Обрыва. Между водопадами-близнецами. Район многоэтажных особняков и богатеньких буратин. Надо сказать, что особняк Эльдара вполне соответствовал. Я, занимая свой пост в Империи, с трудом позволяла себе подобную роскошь. Причем не на набережной, а лишь в центре, который, хоть и считался престижным, но не настолько.
   Зато я к дворцу ближе! И до Академии десять минут пешком!
   Внутрь меня пустили без особых возражений. Владелец пригласил на бокал вина перед обедом. Искренне понадеявшись, что обедать будут не мной, я приглашение приняла. Очутившись с хозяином тет-а-тет, сразу взяла горгону за рога.
   - Мне бы хотелось узнать подробности похищения вашего мм..
   - Слуги, называйте его слугой. Все вампиры в этом городе служат мне.
   Вот так. Ну-ну. Что бы сказал на это один мой знакомый студент. Вслух я продолжила:
   - Хорошо, слуги. Так все-таки?
   - А к чему все это? Я слышал, похититель уже установлен. Почему бы вам не заняться его поисками?
   - Этим занимаются. Ответьте на вопрос, пожалуйста. Все не так просто. Подозреваемый - энергетический вампир. Зачем ему похищать вашего слугу? Вампиры вдруг обрели души?
   - С подробностями должны разбираться вы.
   Ох, как он извивается-то! И глазами меня гипнотизирует. Ну-ну. Если бы меня каждая встречная нежить подчинить могла, я бы тут не сидела. Много о себе возомнил. Сейчас к любовным чарам перейдет. Как они все бывают предсказуемы!
   Небрежным жестом я опустила руку под стол. Золотой змей скользнул по запястью. Изумруды засверкали в сплетении льняных волокон.
   - Вот я и разбираюсь, Эльдар. Помогите мне.
   Главное для мага - книга заклинаний. Спеллбук. Туда заносится все, что может пригодится волшебнику. Каждый пользуется по-своему. Гоар вон ее и вовсе чистой магией сделал. Но это он всегда такой - экспериментатор-любитель. Я спеллбук на предплечье ношу. Специальный заказ - нестандартный формат, наруч-крепеж. Некоторые так гномьи ходики носят, а я вот книгу. Защитные заклинания на ней такие, что мифрилом на раз не прорубишь. Чем не щит?
   Но кроме книги у каждого из нас есть любимый инструмент. Это, как гитара для барда. Должна быть хоть какая, но своя, привычная. Некоторые классическим посохом пользуются. А я вот сделала (завела?) себе Шаа. Мои стихии - огонь и жизнь, так почему нет?
   Эльдар все же ответил, продолжая буравить меня взглядом:
   - Мы не знаем подробностей. Утром мы обнаружили пропажу и ощутили... угрозу. Больше мне нечего добавить.
   Лен пророс под столешницей. Золоченая змеиная головка с изящным гребешком стальных шипов аккуратно вынырнула из-за руки облокотившегося на стол вампира. Глазки-рубины сверкнули красным.
   Я мило улыбнулась пялящемуся на меня хищнику. Главное не отводи глаз дорогой!
   Шаа распахнул пасть над бокалом Эльдара. Бесцветная капля сорвалась с клыка, исчезла в черноте густого вина. Моя змейка скользнула обратно.
   Интересно, сработает? Мои зелья еще ни разу не подводили, но метаболизм немертвого...
   - Расслабьтесь, Эльдар, ваши чары не подействуют.
   Вампир фыркнул и откинулся на спинку кресла. Вовремя!
   - Быть может, выпьем еще вина, Леди? Наш разговор не клеится.
   - С удовольствием.
   Наивный ты мой.
   После глотка вина глаза собеседника остекленели. Даже алые злые искры канули куда-то в пустоту. Я уже говорила, какая я молодец?
   Дальнейший допрос не занял много времени. Несмотря на леденящие кровь подробности из жизни клана, ничего по-настоящему полезного я не узнала. Да, вампир пропал не из дома, а возвращаясь с охоты. Успешной, что немаловажно. Но на след это навести не могло.
   Отчаявшись, я спросила:
   - А как думаешь сам? Кто это?
   - Я не знаю. Но это не ваш студент. Мы его чувствуем. Чувствовали все время, пока были исчезновения. Он не пил пропавших. Я хотел обратиться к королю сегодня...
   Король! Как я сама не сообразила? Естественно, речь не об Императоре. Король воров! Воровская гильдия!
   Я отдала приказ Эльдару.
   Завтра он выйдет погулять под Волной. Без всяких чар и защиты. С его кровавым стажем, сгорит мгновенно. Не останется ничего, что бы могло доказать мою причастность. С волками, по-волчьи!
   Мило попрощавшись с хозяином, и объяснив ему как себя вести до счастливого мига, я стрелой выскочила из здания.
   Следовало уносить ноги. Мне все равно нужно было на южную окраину.
  

Глава 12. Странная компания

  
   Данаэ выползла из колючих объятий шиповника. Миловидные кустики показали свой крутой, на проверку, темперамент. На фоне исколотого тела зуд в ране на боку почти не ощущался. Решив не прибегать к радикальным мерам вроде татуировки рода, эльфа натерла царапины гоблинской мазью. Благо, и запах ее был в полном порядке - аромат хвои, и ощущения от втирания вполне положительные. Тепло разлилось под кожей, и боль утихла.
   С той стороны, где шиповник рос наиболее густо, донеслась речь далекая от цензурности. Чему-чему, а крепким выражениям магов Академия всегда учила на ура. Попробуй не научиться после пары хороших магических шуток, учиненных над тобой добронравными студиозусами. Если бы демон мог слышать это, он, без сомнения, сдох бы от стыда...
   К некоторому замешательству Лисы из кустов выполз отнюдь не Али, к которому довольно нелюдимая эльфа успела уже попривыкнуть. Мира отряхнулась, прекратила свою пламенную речь, и девушки настороженно уставились друг на друга.
   Первой молчание нарушила, как это ни странно, Лиса. Эмира была слишком поглощена разглядыванием серокожего чуда-юда, что мелькало перед ней, до-этого, лишь в виде размытого контура. Сейчас она пыталась поверить, что вот именно эта хрупкая невысокая эльфийка менее получаса назад нарубала страшного демона в мелкий фарш у нее на глазах.
   - Ты Мира, правильно?
   Непривычный тембр голоса темной и легкий акцент на фоне безупречного всеобщего вернули Эмиру к реальности.
   - А.. а Али где?
   - Не знаю, падали вместе.
   Не сговариваясь, девушки двинулись к кустам. По пути и познакомились.
   Алаэн нашелся практически сразу. Его пыхтение доносилось из сплетения колючих веток. Следы падения рядом, на чистом от растений участке указывали на то, что полуэльф залез в гущу кустарника уже вполне самостоятельно.
   - Алаэн, что ты там забыл?
   - Мира! У тебя все в порядке?
   Красотка тут же вспомнила о себе и взвыла чуть не в голос. На ее долю шипов досталось даже больше чем Лисе. Вот когда случайный подарок деревенского шамана пригодился по настоящему! Возня в кустах усилилась.
   - Мира, потерпи, я сейчас! - Донесся обеспокоенный голос. - Тут закатилась одна весьма любопытная штука. По-моему, ее потерял этот ракш, я видел, как она падала. Мира?!
   Эмира, натирающаяся с ног до головы мазью, не ответила.
   Через минуту из кустов выскочил встревоженный маг. Что характерно, ни единой царапины на его теле не оказалось. В руках он держал металлический обруч, выполненный в виде змеи, кусающей свой хвост. Каждая чешуйка рептилии представляла собой миниатюрный серебристый язык пламени, подобный тому, что сверкал в центре амулета вампирши.
   Мира тут же бросила свое занятие и выхватила из рук брата блестящую цацку. Следующим порывом было отнять и амулет, но тут полуэльф воспротивился.
   Данаэ, не обращая внимания на всю эту возню, приблизилась. Осмотрела находки.
   - Судя по всему, у этих предметов общее происхождение.. Эй, да успокойтесь, наконец!
   Брат с сестрой замерли, синхронно уставились на эльфу, отскочили друг от друга и покраснели до кончиков ушей.
   - Кто-нибудь знает, где мы? - Невозмутимо продолжила Данаэ.
   Двойняшки заозирались. Этот вопрос им еще в голову не приходил.
   - А я больше не голодная...
   Мира выдала это так неожиданно, что эльфа просто не поняла, поначалу, о чем та толкует. Зато Али понял все сразу.
   - Ты колдовала, да? Истощилась?
   - Нет, я бросалась ко всем этим монстрам на шею, с криком возьми меня прямо здесь! Естественно. Я сопротивлялась, пока могла. - Мира вдруг как-то сникла и сжалась.
   Али шагнул к сестре, обнял ее за плечи. Аккуратно вынул из рук диадему, и надел ей на голову. - Эта штука действительно такая же, как мой амулет. Она подпитывает Силой. Просто носи ее, не снимая.
   - Почему ты так долго не приходил? Я думала что умру.
   У Эмиры началась запоздалая истерика. Пока Али утешал измученную девушку, Лиса принялась проверять амуницию. Демоны и прочий антураж впечатлили эльфу не особенно. Больше тревожил вопрос, успела ли она дорезать вампиршу.
   - А еще у меня царапины затянулись. - Пробормотала вдруг Мира - Вот это мазь!
   Лиса скептически взглянула на свои исколотые руки. Мелкие порезы хоть и перестали болеть, но пропадать вовсе не собирались.
   - Это не мазь... Это, тоже, диадема? - Высказала она первую мысль.
   Вопрос повис в воздухе.
   - Кстати, вы же маги! Почему бы вам не вылечиться при помощи заклинаний? И вообще, вы двое должны мне кое-что объяснить. Даже очень многое. Например, этот разговор про голод.
   Али отвлекся от утешения Миры и ощутимо напрягся.
   - Сначала ответь, что ты не поделила с той вампиршей? Тебя ведь именно она интересовала?
   - Она. Я гонюсь за ней из пограничья. В Солл попала через похожий портал.
   - А что произошло в пограничье?
   - Нежить на гномов нападала..
   - То есть, тебя гномы наняли избавится от вампира?
   - Нуу.. Честно говоря, я как-то не подумала о найме.. Просто просили разобраться, а дальше все так завертелось..
   Лиса и сама вдруг поняла, что внятной причины для охоты за вампиром у нее нет. Из деревни она Кирани прогнала, и та, врядли, сунется туда снова. Просьба Плата выполнена с лихвой. Денег ей никто за это не предлагал, а гончие - не паладины, из альтруизма не работают.
   - Понятно. Тогда я думаю, узнав, что мы с сестрой, в некотором роде, тоже, вампиры, ты нас убивать не начнешь?
   - А я и так знаю, я же следила за тобой.
   - Понятно. Зачем, кстати?
   - Ты показался мне единственной зацепкой в поисках нежити..
   - Комплимент... Хорошо, только мы не настоящие вампиры, а как бы понарошку.
   Лисина бровь дернулась вверх. Удивление потихоньку становилось её излюбленной гримасой.
   - Мы энергетические. Для того чтобы творить заклинания, преобразовывать Ману нужна жизненная сила. У нас она не вырабатывается, и мы вынуждены пить силу у других.
   - Так вы маги или нет?
   - Мы студенты Академии Волшебства. Хотя, наверно, я уже бывший. Да и Миру приплетут... А на счет лечения - лечится с помощью магии это не наша стезя. Что за врачевание, которое жизненную силу отнимает?
   - Знаешь, если все студенты без жизненной силы такое могут, как ты в том подвале..
   При этих словах встрепенулась Эмира:
   - Да, не знаю что там с подвалом, но в этом странном храме! Али, ты бросил файрболл! Это же минимум третий уровень! И это если не считать...Мм.. Нас этому просто не учили. Как сделал, чтобы он взорвался? И, почему, ты - бывший?
   Настала пора теряться Алаэну. За него ответила Данаэ.
   - Твой братец, "вампир понарошку", выпил какого-то весьма солидного на вид типа прямо в вашей родной Академии.
   Эмира перевела вопросительный взгляд на брата.
   - Да.. Она правду говорит. Я убил профессора Алмара.. Наверное, убил.. Мне надо было тебя спасать! А он хотел устроить мне разборку в своем кабинете, я сорвался.. И вся эта магия оттуда. Я теперь полноценный маг, Мира! Я знаю и, на уровне рефлексов, умею все, то же что он. То, чему нас не учили, называется связка. Она позволяет творить магию на расстоянии... У меня просто не было выбора.
   - Даа. Дела мой братец, вампир, маг и убийца! А главное, я, как дура, опять все пропустила! И что теперь делать? Не думаю, что в Академии нам будут рады..
   - До Академии надо еще добраться... - Прервала Данаэ монолог пришедшей в себя полуэльфы. - А это возвращает нас к вопросу местоположения...
   - Ерунда, сейчас что-нибудь придумаем.
   Али вытащил книгу заклинаний. Наскоро покопался в ней.
   - Ага, вот то, что нужно! Сейчас мы только это чуть-чуть подправим!
   Он пробормотал что-то, сделал пасс рукой. В воздухе возникла золотая стрела.
   - Сейчас она нам укажет направление.. Ну, на Солл.
   Стрела повертелась в воздухе и указала вертикально вниз.
   - Э.. Я сейчас..
   Но "сейчас" не помогло. Как и три десятка поисковых заклинаний, что усердно творил Алаэн в течение последующего получаса.
   - Ничего не понимаю! - В сердцах плюнул маг. Мира, помогавшая ему по мере возможностей, также недоумевала. Несмотря на потуги волшебников, магия уверяла, что все искомые объекты находятся под ногами.
   - Поскольку кротов среди нас нет, предлагаю действовать по моему плану. - Взяла инициативу Лиса.
   - Какому?
   - Осмотреться и идти, пока не придем. Хоть куда-нибудь.
   Произнеся это, эльфа закинула за спину вычищенные клинки и двинулась вверх по склону. Двойняшкам Малона не осталось ничего другого, как последовать за ней.
   Впрочем, далеко они не ушли. Окружающий мир вносил свои коррективы. Если одежда Алаэна вполне подходила на роль походной, то красивое платье его сестры, пострадавшее при встрече с колючками, монстрами и прочим, совершенно не годилось. Равно как и туфли.
   Впрочем, с последними, вопрос решился проще. Путем удаления каблуков. С платьем же пришлось повозиться. Укороченный вариант был бы конечно вполне сносен, но абсолютно не прикрывал ног. А дикая местность к подобному не располагала. Путем длительных усилий, Лиса и Мира сотворили некий компромисс, выражавшийся в укороте подола и разрезании его на крупные ленты. Так можно было относительно просто передвигаться.
   Выбравшись, в итоге, наверх, путники застыли, пораженные открывшейся картиной.
   Во-первых, то, что они считали холмом, оказалось настоящей грядой. Невероятной, пугающей. Она прямым, ровным гребнем рассекала мир вокруг них на две части. Позади, остались зеленые дали - царство невысоких сопок, кустарника, редких деревьев. Все это цвело и шелестело на ветру. А спереди, разительным контрастом, лежала пустыня. Барханы громоздились друг на друга. Песок у подножия гряды поблескивал, словно оплавленный жаркой Волной.
   Кое-где, виднелись целые озера этого странного, стеклянистого месива. Покой пустыни нарушали лишь пыльные смерчики, лениво переползающие с места на место. Вдали виднелись горы. Тоже необычные, оплывшие как воск на огне.
   - Приплыли... - Подытожил Алаэн. - Куда дальше? Сразу говорю, что в пустыню я не попрусь и сестру не пущу.
   Лиса задумчиво покрутила головой. Лезть в пески ей тоже абсолютно не хотелось. Зеленая половина мира внушала больший оптимизм. Однако ползти по малоизученной местности через кусты и буераки тоже было не лучшим решением. Одежда путников к этому не располагала.
   - По гряде?
   Алаэн кивнул, признавая, что это оптимальный вариант. Его посетили схожие мысли. Он вновь молча сотворил свое заклинание пути, задавшись целью найти Великий Обрыв, чтобы сориентироваться по сторонам света. Оно исправно сработало, показав, что ближайший край Обрыва находится за зеленой долиной. Гряда шла под углом к выясненному направлению. Туда спутники и направились. Цепь холмов обещала в итоге привести их к цели, а путь по ней был удобнее, да и в дороге могло встретиться что-то интересное.
   "Интересное" себя ждать не заставило.
   Внимание спутников привлекло рычание и звуки драки. Они двинулись на шум и вышли к самой развязке схватки. Здоровая шестилапая ящерица с гребнем вокруг головы тащила в зубах нечто, напоминающее кошку. Судя по направлению движения, тварь ползла в пустыню.
   Увидев спутников, зверь выпустил добычу и устремил на них немигающий змеиный взгляд. "Василиск!" - поняла Лиса, почувствовав, как немеет тело. Алаэн, судя по всему, тоже банально проворонил атаку. Он в спешном порядке преодолел последствия первого удара и начал плести защиту, но ему требовалось время.
   Всех выручила Эмира, выглядевшая, до этого, наиболее слабым звеном в команде. Видимо, ужасы животного мира успели стать привычными за сегодняшний день, и она не растерялась.
   Основной удар принял на себя стоящий перед ней брат. Силы полуэльфийки восстановились за счет диадемы. Хотя, теперь Мира была гораздо слабее Алаэна и, к тому же, не умела использовать заклинания на расстоянии, но у магов Камня всегда были свои секреты. В частности, камню совершенно не требовалось наносить урон врагу чем-то кроме себя самого.
   В руке Эмиры начал выкристаллизоваться неровный красно-серый шар. Поток энергии камня активно превращался в вещество. Такой камень гораздо лучше взаимодействовал с магическими течениями, чем истинная материя. Да и весил он много больше обычного куска гранита.
   Грубо тесанный булыжник соскользнул с ладони волшебницы. На миг завис в воздухе. И рванул вперед, выписывая спираль вокруг её фигуры! На третьем витке снаряд преодолел звуковой барьер и сорвался в прямой полет. В туше василиска возникла неровная дыра! Сквозь башку и часть хребта открылся панорамный вид на окрестности. Твари вполне хватило. Гипнотический взгляд утратил силу, и рептилия осела на пологий склон. Ни прочная чешуя, ни толстые кости чудовищу не помогли.
   Осмотрев добычу, победители дружно решили, что они поймают себе что-то поаппетитнее. Благо, голод пока никого не терзал, лепешки из рюкзака Данаэ вполне насытили всех желающих.
   Комментарии, по поводу произошедшего, все оставили при себе. И выводы о собственной боеготовности тоже. Только Али пробурчал что-то насчет проклятых вампиров, угробленного талисмана и собственной непроходимой тупости. На его самокритику никто не обратил должного внимания, ибо Эмира полезла вниз, услышав писк и возню у подножия холма. Лиса двинулась за ней в качестве прикрытия. Талант красотки влипать в неприятности был виден невооруженным глазом.
   Спустившись, эльфа, сходу, решила, что у волшебницы на почве нервного потрясения сдернуло крышу. Эмира водила в воздухе руками у самой земли, словно гладила что-то.
   Секундой позже взгляд гончей наткнулся на черный мохнатый комок в паре метров от странно ведущей себя Эмиры. Комок пыхтел, катался по земле и выгибал спину. Лиса протянула руку к существу, но нащупала лишь воздух. Кисть свободно прошла сквозь тело зверя. Существо перевернулось на спину, продемонстрировав мягкие кошачьи лапы с внушительными когтями. Два щупальца-отростка на лопатках помогли зверьку удержать равновесие. Эльфа мгновенно опознала животное по многочисленным описаниям - котенок гвачгира. Тени страха, или, как его еще называли орки, зверя, что путает взор.
   Странное поведение волшебницы сразу разъяснилось. Более того, эльфа сама должна была выглядеть в глазах Миры полной дурой.
   Волшебница, судя по всему, видела истинное местоположение котенка, тогда как Лисе досталась иллюзия, причем столь качественная, что ее собственный магический взгляд не мог помочь.
   Гвачгиры были редким видом крупных хищников, обитающих в степи и лесостепи. Сильное двадцатипудовое тело и шесть когтистых лап уже делали этих кошек крайне опасными соперниками, однако это не было их основным преимуществом. Гвагчигы использовали весьма специфический вид природной магии, создававшей иллюзию их присутствия совсем не там, где животное в данный момент находится. Шансы обнаружить истинное местоположение такой твари были крайне невелики. В схватке эти хищники обычно применяли щупальца-бичи на спине. С возрастом их утолщенные оконечности покрывались десятками ядовитых шипов. Оставаясь невидимым, зверь отвлекал внимание жертвы своей магией и атаковал.
   Василиск, явно, загрыз мать котенка, в чем ему сильно помог гипнотический взгляд. Вероятно, он застал самку врасплох. При иных обстоятельствах тупой и медлительной рептилии мало что светило в этом поединке.
   То, что Мира видит котенка, крайне удивило не только эльфу, но и подошедшего Алаэна. Тот тоже читал о гвачгирах, и не думал, что этот зверь может вести себя с человеком так дружелюбно. А котенок, по-видимому, принял красотку за свою мамашу.
   - Ты что, заколдовала его? Мы его даже не видим, а тебе он, похоже, рад.
   - Нет, он сразу. Как глаза открыл.
   - Глаза? - В голосе Алаэна проскользнули академические нотки. - Вполне может быть, тогда он действительно считает тебя своей матерью..
   - Вы бы подумали лучше, чем его кормить что ли.. - Вклинилась эльфа.
   - Лиса, ты предлагаешь взять его с собой?
   - А ты посмотри на свою сестру. Подожди пока я отойду подальше и сообщи ей о том, что ты - против. Я, как вот он, здесь лежать не хочу... - Лиса кивнула в сторону хладного трупа василиска. - Это надо же! Никаких стрел не надо. И серебра. С такой дырой в башке не очухаешься.
   - Тут не все так просто. С немагическим веществом такой фокус не пройдет... - Тоскливо поведал Али, думая явно о другом, - И как действительно кормят такую животину? Не знаешь? Она ведь с меня спросит...
   - Попробуем дичь подсунуть. Больше у нас все равно ничего нет...
   После короткого перерыва маленький отряд продолжил движение.
   Дальнейшая дорога была не особо богата событиями. Спутники шли по гряде, коей, казалось, не будет конца и края. Эмира маялась с беспокойным котенком. Идущий рядом Али пытался наскоро втолковать ей основы применения Формулы-Связки в заклинаниях. Слушала его сестра в пол уха.
   Лиса пыталась охотиться. Не то чтобы совсем без успеха, но добыча имела весьма непривычный вид. Так прошел день, а за ним и следующий. Ночевки у костра не вызвали особых неудобств. Благо, очертить защитный круг и подвесить охрану, было кому.
   Маленький зверь привык к магу, что давало возможность Алаэну несколько разгрузить сестру. Ей и так приходилось тяжелее всех. Эмира поглядывала на брата с благодарностью, но молчала. Все разговоры спутников крутились вокруг нейтральных тем. У близняшек были весьма непростые взаимоотношения, а полузнакомая эльфа лишь усложняла ситуацию.
   Сильно выручал котенок. Мира назвала его Мраком. Он привлекал к себе массу внимания со стороны спутников, давая возможности для сближения.
   Другой темой стало обучение Эмиры. Алаэн не отличался преподавательскими способностями, однако кое-что у них все же получалось. Кроме того, молодой маг был талантлив и энергичен. Обучая сестру, он учился сам, творчески перерабатывая наследие профа Алмара. Его книга заклинаний неуклонно пополнялась.
   Али учел свои ошибки. Они с сестрой обзавелись массой самодельных амулетов. Маг с гордостью называл их вершиной своего искусства.
   "Тут главное не снимать надолго!"
   Лишних драгоценных камней для стабилизации заклинаний вне ауры живых существ у них не было.
   Лиса предусмотрительно не стала посвящать близняшек в наличие у нее весьма своеобразных платежных средств. Как она справедливо предполагала, маги способны были повытаскать у нее все изумруды исключительно в научных целях.
   Эльфу экспериментаторы, кстати, тоже пытались обеспечить каким-нибудь талисманом. Сначала она отпинывалась фразами о нежелании походить на карнавальное дерево, но потом вынуждена была сдаться и рассказать о своих трудностях.
   За предложение изучить татуировку попристальнее, так сказать, целиком, Али получил от гончей по морде. Эмира, что характерно, совсем не возражала.
   Данаэ, проникнувшись духом солидарности, подарила девушке последний алмаз. Та пыталась протестовать, но эльфа популярно рассказала, зачем он ей был нужен, и заявила, что в присутствии двух магов пользоваться такой примитивной сигнализацией просто глупо. Заодно забросила пробный шар, сообщив, что дома, в Сапфировом Пике, такого добра как драгоценные камни - навалом. Лиса давно сообразила, что парень, со своими новообретенными знаниями, есть находка для ее народа.
   Как показалось гончей, Али клюнул. Однако, решив не торопить события, "начинающий шпион" отложила данный вопрос. До прояснения ситуации и нахождения пути домой.
   Кроме того, неожиданный подарок Лисы сблизил девушек. Дело, конечно, было не в драгоценности. Просто каждая из них почувствовала, что в спутнице есть что-то, чего не хватает ей самой. Можно ли это было назвать дружбой? Нет, пока, скорее молчаливым взаимопониманием.
   На третий день пути однообразные пейзажи местной природы стали потихоньку менять немудреные очертания. Стало больше ручьев и речушек. Кое-где из земли торчали пики скал.
   К полудню Алаэн объявил привал. Благо, жара стояла неимоверная, а по близости обнаружилось потрясающее воображение озеро. Скальная лощина образовывала глубокую выемку. Со временем, ее заполнили родники, возникла глубокая, чистая чаша. На поверхности воды плавали огромные листья лотоса. Перед озером расстилалась поляна, прикрытая от ветра каменными выступами.
   Все с удовольствием выкупались в кристально прозрачной воде, смыли дорожную грязь. Только Мрак остался на берегу, громким помуркиванием выразив недовольство хозяевами.
   После купания спутники развалились в тени лиановых ив. Точнее, развалилась Данаэ. Неугомонный Али был просто не в состоянии сидеть спокойно. Он заявил, что не намерен прохлаждаться и выяснит, наконец, где они. Во что бы то ни стало. Неизвестно, что он этим имел в виду лично для себя, но для Эмиры это вылилось в ползанье по земле и вычерчивание узоров вместе с братом.
   В результате эльфа могла наслаждаться зрелищем работающих близняшек. Благо, ей участвовать в процессе никто не предложил.
   Собственно, и чертить-то пришлось в основном Эмире. Брат выдал ей магическую копию листа из своего потолстевшего спеллбука, и, пока та мучалась с его каракулями, рисовал что-то свое. Куда как более компактное. На все вопросы он отвечал туманно. Мол, есть у него положительный опыт использования заранее подготовленных заклинаний, а занятия с сестрой навели на интересную мысль по поводу магии камня.
   Сил у близнецов благодаря алмазам и Талисманам Крови было предостаточно, в подпорках из травы Квини или чего-то подобного они теперь не нуждались. Поэтому, все оказалось готово довольно быстро. Али как-то буднично встал в центр круга и..
   - Братец, подожди. Я.. Я волнуюсь.. - Голос принцессы предательски дрогнул - Прости меня... Я не знала, как тебе сказать. Тогда, в Подсолнухе, наговорила им ерунды.. Ты исчезал по ночам, и люди стали пропадать... Я думала это все ты... А ты... Спасать пришел! Профессора из-за меня.. Какая я дура... А теперь, вдруг мы, незнамо где..
   Мира уткнулась в плечо брата и разревелась. Тому ничего не осталось, как утешать.
   - Ну что ты, что ты. Да мне только лучше было. Я тогда в кабаке неплохо порезвился, под шумок. Только польза! Ну, не плачь!
   Мира подняла залитые слезами глаза.
   - Прости, я не знаю что со мной. А ты теперь учишь меня, возишься. Ты в барах драки устраивал, да? Хорошо тебе...
   - Что ж хорошего то?
   - А как экзамены еще сдавать? У меня-то способ не шибко приятный.
   Тут до Алаэна похоже начало доходить по настоящему. У него аж лицо вытянулось.
   - Сестренка, погоди, так ты.. Твои гулянки с парнями.. Ты с ними не спала? Ты Силу так качала?
   - Ну, с кем-то и спала... Особо то не отвяжешься, чтоб заснул и не тронул. Это ж как упиться, по-твоему, надо? Я ж не уродина, совсем! Погоди, а ты думал, что я для удовольствия этим занимаюсь?!
   - Э.. Мира ты далеко не уродина.. - Только и нашел, что ляпнуть ошарашенный парень.
   - Вы мужики вообще все одинаковые!! - Эмира тряхнула своей гривой, сверкнула глазищами и двинулась прочь. Котенком заниматься. Вид у нее был донельзя разобиженный. Брат с сестрой наконец-то помирились...
   Лиса вышла из-за завесы ветвей, где пряталась от семейных сцен, и присоединилась к чесанию черного кота.
   Алаэн остался творить заклинания в одиночестве. Впрочем, помощников ему и не требовалось. У Миры пока был не тот класс. Узор Али вывел под себя, с учетом возросших возможностей. То, что осталось за рамками плетения и следовало создавать в уме, соответствовало примерно пятой ступени сложности. Маг не сомневался, что справится и с шестой, но предпочел не рисковать. Аккуратность была второй натурой брата Эмиры. После его неистребимого раздолбайства.
   Маг решил сначала задействовать свое творение. В использовании такого заклинания у него уже был опыт. По сути, то, что вычертил маг, являлось видоизмененным заклинанием поиска. Вот только задачи у него были теперь совсем другие. Заклятие включало в себя, кроме воздуха, и магию камня, однако особых сложностей это не вызвало. Алаэн инициировал узор. Незримые нити колдовства вновь протянулись от него по всем сторонам света, собрались в пучок и устремились в небеса. Их цель была гораздо более доступной, чем в прошлый раз. Силовые лини быстро нашли добычу, и натянулись словно бечева воздушного змея. Маг привязал их к ауре, воспользовавшись для подпитки алмазом. Заклинание замерло, ожидая своего часа.
   А Али уже шагнул ко второму узору. Здесь маны требовалось куда меньше, небольшого смещения вполне хватило, чтобы добраться до нетронутых потоков магического ветра. Благодаря связующему заклятью индивидуальная сфера мага возросла многократно, и он упивался непривычной еще свободой и силой.
   Шепот незнакомого языка вновь понесся над неизвестными землями. Но теперь это не было приказом. Маг не отдавал команд и не создавал волшебных конструкций. Не тратил заемную силу.
   Он спрашивал! Всего лишь просил. У Ветра, у Камня, у Воды и Огня. Он обращался к птицам и зверям, к живым и мертвым, Свету и Тьме. Холодный пот заструился с тонких бровей. Лишь глупец не знает, что нет ничего сложнее, чем задавать вопросы. Так трудно быть достойным ответов. Лишь только не ошибиться, сказать, чтобы поняли тебя равнодушные стихии! Не зная смысла древних слов, чувствовать, что просьба будет исполнена!
   И мир вокруг услышал, пришел к нему в шорохе травы и плеске волн. Сложил свою песню игрою теней на камне. Знание открылось юному магу. Но, во многом знании, многие печали...
   - Не может быть..! - Потерянно произнес Алаэн. - Теперь, я начинаю понимать смысл слова "проблема"..
   Наблюдавшие за процессом девушки не заметили беспокойного поведения котенка. А зря. Тяжелый осколок скалы ударил мага в грудь, заставив прервать речь. Али мешком повалился на землю.
   А вслед пущенному из пращи камню на поляну вывалили гоблины. Немытые мелкие уродцы мгновенно спеленали упавшего мага и его сестру. Сопротивления она не оказала. Да и как? Али сжег всю Ману в округе. Те крохи, что остались, подобрали шаманы гоблов. Нападение было рассчитано точно.
   А вот Данаэ стала для дикарей проблемой. Её татуировка также не действовала в пустоте безмагии, но гончая - это не только эльфийское колдовство.
   Прежде чем гоблы успели опомниться, их полегло не менее дюжины. Лиса действовала с эффективностью поварского ножа, прорубаясь сквозь нестройную толпу.
   "Главное, уйти в заросли, а там можно и повоевать"!
   Настоящими противниками для вооруженной гончей дикари не были, и жизнь представлялась в почти приемлемом свете.
   Но уйти ей не дали. Проход меж каменных клыков загородили огромные всадники в белых доспехах. Сверкнул металл. Лиса успела всадить заряд "осквернителя" в замахнувшуюся фигуру. Второй её противник отвел протазан и вытянул руку. Выплеснувшийся ледяной туман спеленал эльфу по рукам и ногам. Истошный вой порубленного серебряными стрелами первого наездника стал последним, что услышала коченеющая эльфа.
  

Глава 13. Тропою гномов

   Разбуженный шумом Гарсиа сладко потянулся и поднялся с лавки, чтобы выяснить, в чем дело. Оказалось, по гномьим понятиям наступил новый день. Чем он отличается от ночи в их каменных мешках, паладин не понял, но решил, что каждому свое, в конце концов.
   Надо сказать, предоставленное ему помещение было весьма недурно оснащено. В наличии имелась целая зала разнообразной сантехники, несколько маленьких бассейнов с различной температурой воды и, даже, новомодный душ. При этом сама комната не выглядела хоромами, скорее наводя на мысль о стандартном жилье. Оставалось только позавидовать быту подгорного племени.
   Щедро воспользовавшись всем перепавшим ему богатством, паладин, закинул на плечо кувалду, и двинулся к гостеприимному старосте.
   Заблудиться в подземном поселке оказалось невозможно. В толще каменного горизонта был отстроен целый город. По планировке он даже походил чем-то на обычные, наземные. Только дома были сложены не из кирпича или бревен, а просто вырублены в теле горы. Создавалось впечатление, что какой-то злой маг своей запредельной мощью обрушил на поселок небо, обратив его в камень. Но сил для черного дела не хватило, и скала легла на толстенные колонны многоэтажных домов, оперлась своим весом, неспособная сломить базальтовых великанов.
   От давящего ощущения воин поморщился, и поспешил к жилью Валда. В гениальности строителей подземелья он не сомневался, но человеку в этом горном царстве все же было не место.
   Валд оказался дома. Из круглых оконных проемов пробивался свет камина и тянуло аппетитным духом. Похоже гостя ждали к трапезе. Так оно и оказалось. Паладина радостно встретили и накормили. После завтрака ему вернули поправленные доспехи, подарили новые кольчужные перчатки. Валд сказал, что разведчики уже проверили местную станцию гидротоннеля и нашли ее совершенно пустынной.
   - Передовой отряд поселкового ополчения уже там и занимается наладкой и организацией обороны. Не хотелось бы повторения подобных нападений. - Объяснил гном.
   - Значит, вы разбили остатки нежити?
   - Нет, еще много ее, боюсь, по углам попряталось. Разве всех выловишь? Но от пополнений они теперь отрезаны. Придут эльфы, вычистят.
   - Я могу отправляться?
   - Да, там предупреждены, а провожатого я тебе выделю.
   - Что ж, спасибо за все и удачи тебе, достойный.
   - И тебе, сэр Гарсиа. Тебе она куда нужнее.
   Через час, паладин в сопровождении посыльного вышел к гномьей станции. Только тут он смог полностью осознать масштаб данного сооружения. Это оказалось Системой с большой буквы. На большой площади под далекими сводами суетились десятки гномов. Сам Гарсиа в жизни не нашел бы среди этой толпы, каменных желобов и толстенных металлических баков управляющего. Но шустрый посыльный, еще безбородый юнец, помог и в этом. Гарсиа представился, и объяснил, чего хочет. Управляющий, представившийся неразборчиво, явно не был в восторге от идей воина:
   - С тоннелями проблема, не осматривали их давно... Некому было. А что с той стороны делается, вовсе неизвестно. Может и вагон-то принять не кому. Останетесь без воды на пол пути или станцию в конце разнесете, и что?
   - Да пока на пол пути и надо. Мне в имперскую Столицу завернуть требуется.
   - Ох, а вот это и вовсе нехорошо. Это и подушка буферная должна быть живой посередине, и давление вам всю дорогу держать!
   Их разгорающийся спор прервал топот запыхавшегося Валда. Тот как ошпаренный влетел на станцию и кинулся прямиком к паладину. Староста оказался облаченным в полный доспех. Кираса, кольчуга до пят и рогатый шлем превратили без того не тоненького карлу в настоящую осадную башню. В руках Валд крутил боевую секиру. Вид у почтенного труженика был более чем воинственный.
   - Успел! Не отправили еще!
   - Да куда отправлять-то! - Сразу перехватил инициативу управляющий. - Система неизвестно в каком состоянии!
   - Не понял? По-моему, староста здесь я! Приказ был?
   - Был, не был! Куда собрались-то? Здесь дел мало?
   - На войну собрались. Не могу я дома сидеть, когда за меня чужак кровь проливать будет! И ты сейчас организуешь нам вагон до Солла! А иначе быть поединку чести. Напомнить, кто старостой в селении становится и почему?
   Управитель сплюнул на пол.
   - Да убейтесь хоть оба, я слова не скажу. Мне-то что за беда?
   - То есть, будет вагон?
   - Будет. Третий желоб. Залезайте. И.. Удачи вам, сумасшедшие.
   Валд двинулся вперед и уверенно потащил за собой Гарсиа. Гном, несмотря на невысокий рост, обладал энергией и весом орочьего саблезубого волка.
   Их целью оказался один из баков в каменных желобах. Это и был вагон.
   Гном провернул утопленный в сталь вентиль, и часть стенки цилиндра ушла в сторону. Они забрались внутрь полутемной бочки. Там оказалась вполне комфортная комнатка с креслами. Паладин обратил внимание, что доспех Валда издает мелодичный перезвон при движении.
   - Лайнилл? Мифрила не нашлось даже для старосты?
   - Что бы вы люди понимали! - гном сунул свою секиру под нос паладину. - Это оружие дедов! Мы этим металлом испокон веку работаем!
   Вальд постучал широким ногтем по синему лезвию. В глубине полупрозрачного металла сверкнули холодные искорки. По замкнутому помещению разнесся звонкий гул.
   - Мифрил - металл воинов, он крепок, нейтрализует магию, но он не наш, не родной. Никогда мифриловой киркой не сделать столько, сколько лайнилом. В этом металле душа нашего народа. Он прост, надежен и красив. Да, мы изготавливаем мифрил, мы вооружаем им наш хирд, но не случайно его зовут эльфийским серебром. В нем честь, сила, кровь! Он ярок и горяч, но он не умеет быть верным. А лайнилл умирает в чужих руках. Ни у кого кроме детей подгорного племени ты не встретишь нашей стали!
   Валд замолчал и отвернулся к двери. Задвинул механизм засова и уселся в кресло. Показал паладину, как застегивается страховочный ремень.
   - Похоже на проповедь. А в каких богов верят гномы? - Продолжил тот разговор.
   - Мы не ищем богов, паладин. У нас свой путь. Мы считаем, что боги лишь проявления сил. Поклонение сильному - не наш удел. Зачем вера, если есть разум и дух? Мы дружим с душами вещей и явлений, и они отвечают нам взаимностью. У каждого предмета есть своя сущность, они все различны и хороши. Духи огня живут в наших печах, дух гор дает нам жилище. Гномья сталь впитала в себя песни народа гор. Мир прост, паладин, зачем усложнять его?
   - Но ведь боги существуют реально!
   - Вы зовете их богами, поклоняетесь и придумываете целые культы. Мы говорим о духах и принимаем их такими, каковы они есть. Ты готов ответить, кто прав в этом споре а, Гарсиа?
   Паладин промолчал.
   За толстыми стенками их временной тюрьмы зазвучали голоса, и послышался плеск.
   - Желоб затопили, в тоннель буксируют. - Пояснил гном.
   - От нас потребуется что-либо?
   - Разве только выжить, вопреки добрым напутствиям. Хе-хе. Вся механика управляется со станции. Непредвиденное что случится, вот тогда и действовать будем.
   Характер шума за стенками изменился. Сзади послышался тяжелый удар. Капсула вошла в тоннель и гномы задраили крышку люка.
   - Над нами вертикальный тоннель. - Пояснил Валд. - Он выходит на дно одной из горных рек, и заполнен водой. Мы в герметичной капсуле. Воздуха у нас часа на четыре, но больше и не понадобится. Сейчас откроют люк в потолке, и давление воды доставит нас куда нужно. К сожалению, промежуточная станция под вашей столицей не отвечает на вызовы, и переключится на запасной тормозной тоннель мы не сможем. Придется использовать экстренный вариант. Мы не стали открывать техническую перегородку на станции. Все устроено так, что ими можно управлять и отсюда. Вагон не прилегает плотно к стенкам тоннеля, там, у люка, должно скопиться достаточно жидкости к нашему прибытию, чтобы остановить капсулу.
   - Должно?
   - Для расчетов уже нет времени. Этим способом не пользовались. Все работало штатно. Но теоретически...
   - Ясно. И тут теоретики..
   Сверху донесся скрип петель.
   - Держись крепче!
   Тугая колонна воды рухнула на каменный пол тоннеля и вагон-бочка застонал под неожиданной нагрузкой, резко рванувшись вперед. Друзей вдавило в сиденья. Металлический снаряд понесся под уклон пологого тоннеля под мерное поскрипывание.
   В таком режиме прошло часа полтора, когда сидевший тихо гном начал проявлять первые признаки беспокойства.
   - Готовься! Сейчас будет трясти. Прибываем!
   Вслед за этим последовал удар. Гарсиа рвануло вперед так, что затрещали ремни и потемнело в глазах. Молот вырвался из специальных зажимов на стене, с грохотом упал вниз и заскользил по полу. Капсула затряслась мелкой дрожью, заскрипела и замерла.
   Пару минут спустя, когда спутники пришли в себя, гном сбросил ремни и двинулся к задней стенке вагона.
   - Ты куда?
   Вместо ответа старейшина покачался на согнутых ногах. Капсула заходила ходуном, донесся скрежет металла о свод тоннеля.
   - Вокруг вода... - добавил он, вытаскивая из-под сиденья разводной ключ. Несколько ритмичных ударов ключа о стену завершили непонятные действия спутника паладина.
   - Наши услышат, закроют вторую перегородку и вскроют первую.
   - Ты же сказал, на станции нет никого?
   - Я сказал, что они не отвечают, но я не про местную станцию. Услышат на основном вокзале. Звук под водой разносится далеко.
   В подтверждение его слов, снова послышался глухой шум. Капсула покачнулась. Плеск возвестил о том, что вода уходит.
   - Ты хочешь сказать мы уже в Солле?
   - Под Соллом. На большой глубине расстояния становятся несколько короче, а магический ветер сильнее. Влияние Великого Кристалла.
   - А что вы знаете о Кристалле?
   - Мы знаем одно - У него и подобных ему вещей душ нет. Может от этого все беды, паладин? Только и всего...
   Валд разблокировал дверь и спутники оказались в сырой наклонной трубе. Тяжелые густые капли еще срывались с потолка, напоминая о недавнем потоке, стояла абсолютная темнота. Гном вынул из-за пояса бутыль и встряхнул. Стекло озарилось изнутри искристым синим светом.
   Староста поднял алхимический светильник над головой и двинулся вдоль стенки вагона. Паладин с сожалением оглянулся на уютную капсулу и последовал за ним.
   Вскоре, нашелся технический люк в стенке трубы. Путешествие оказалось не долгим. Гном и человек выбрались на промежуточную станцию "Солл".
   Помещение встретило их настороженной тишиной, в которой скип окислившейся створки люка показался оглушительным. Несколько биений сердца спутники напряженно слушали, но станция ответила лишь молчанием.
   - Похоже, никого? - прошептал Гарсиа.
   - А где смена? Выход в город, между прочим, закрыт изнутри, по донесениям. Сам он закрылся что ли? - В тон ему ответил гном. - Не расслабляйся.
   Взяв оружие на перевес, маленький отряд приступил к поискам.
   - Видишь там в стене деревянная дверь?
   - Дальняя?
   - Да, там караулка. Больше здесь особо не спрячешься.
   Со всеми предосторожностями спутники подобрались к караульному помещению и приоткрыли дверь. Но тускло освещенная грибными светильниками караульная тоже пустовала. Гном занялся осмотром управляющих системой рычагов, а паладин отошел к стене.
   Сначала шорох показался еле уловимым. Гарсиа даже подумал, что это Валд уронил что-то, но шум повторился.
   - Валд, послушай, замри на секунду!
   В наступившей тишине звук стал более явным. Как будто кто скребет тупым предметом по железу.
   - Что за этой стенкой?
   - Не знаю. Нет, сейчас, погоди, там должен быть резервный тоннель!
   - Как туда попасть?
   - Идем.
   Вновь минуты напряжения и тихих шагов. Спутники оказались у люка, как две капли воды похожего на тот, через который они попали на станцию. Засовы оказались не задвинуты.
   - Открываешь, я сразу вхожу. - Скомандовал паладин.
   - Там темно.
   - Ничего, я справлюсь. Действуй.
   Раздался скрежет, и воин кувырком рванулся в темный проем. Зазвенели доспехи. Гарсиа вскинул молот над головой, и оружие засияло ярким светом погожего дня в его руках!
   Вслед за этим паладин вскрикнул от неожиданности и отшатнулся. Прямо перед ним застыла изможденная фигура. В бессмысленных глазах отразился свет напитанного силой молота, но гном даже не попытался моргнуть. Он вообще ни разу не пошевелился, несмотря на яркий свет.
   За этим жалким, покрытым струпьями, воняющим существом виднелось несколько таких же фигур. В глубине тоннеля, у задраенной переборки шевелился еще один. Гарсиа было хотел подойти, но увидел, что тот всего лишь скребет кончиками пальцев по металлической крышке. Противный деревянный перестук костяшек и был тем, что услышал воин.
   - Что с ними? Они живы?
   Гном подошел к своему сородичу, обошел кругом. Коснулся шеи. Поводил рукой перед лицом.
   - Да, но я не понимаю что с ними. Я не врач.
   - Позволь мне.
   Паладин осенил кольцом сутулую фигуру. Магия Белого заиграла в воздухе искорками. На миг в глазах несчастного затеплилась жизнь. Он вздрогнул, но в следующую секунду свечение угасло и гном замер в прежней позе.
   - Не выходит. Моя магия бессильна. Что будем делать?
   - Пока оставим их здесь. Я сообщу в свой поселок, система связи действует, но прислать они никого не смогут. Тоннель запружен. Держат давление, чтобы мы могли продолжать путь.
   - Как-то же надо им помочь! Неужели нет другого тоннеля? Может, перенесем их в караулку?
   - А ты уверен, что получится? Они сюда сами почему-то пришли. Не стоит ничего трогать, если им это не поможет. А на счет других тоннелей.. Ты представляешь, сколько усилий требуется для строительства такой дороги?! Короче, помочь мы можем только одним способом, как можно быстрее выбраться наверх и сообщить в общину. Мне не управится одному со здешними рычагами.
   - Тогда пошли.
   - Идем, только сообщу...
   Пока гном связывался с поселком и крутил какие-то вентили, паладин постарался осмотреть станцию попристальнее. Он проверил все двери и люки но не нашел следов взлома или борьбы. Гарсиа задумался. Подошедший сзади Валд пихнул его в бок.
   - Не спи, ваше паладинство!
   - Скажи, Валд, а люк, через который мы пришли ведь закрыт должен быть?
   - Да нет, не обязательно, его давление так прижимает, что захочешь не вскроешь... А и правда! Засов-то не задвинут был.. Что же это получается? И сюда некромансеры добрались?
   - Так да не так, драки-то не было! Вон эти истуканы, в простой одежде и без оружия стоят..
   - Может, не успели?
   - А куда тогда они потом делись? И почему не убили? Нежить она такая, только дай растерзать кого.. Но ты прав, зло пришло оттуда, из тоннеля. Больше неоткуда. Из Слюдяных гор.
   - Значит надо как можно быстрее туда попасть. А сейчас переборка закрыта. Там металл в аршин толщиной. Не пройдут.
   - Куда дальше?
   - Вон, в стене дверь, откручивай задвижку.
   Паладин последовал совету, и они оказались в крошечной круглой комнатке без потолка. Она была столь тесной, что спутники поместились в ней с трудом. Гном задраил за собой люк и вновь тряхнул свою бутылку-светильник.
   - У тебя под рукой выемка в стене. - Сказал он Гарсиа. - В ней рычаг, дерни.
   Пол, сбитый из толстых бревен, пошел вверх. В щелях импровизированного плота блеснула вода.
   - Мы не утонем?
   - Нет, система проверенная. Лифт выходит на территорию общины.
   Получасовой подъем завершился еще одним люком. Открыв его, друзья оказались в полутемном сарае. Но здесь сквозь щели в дощатых стенах уже пробивался свет Волны! Только тут паладин по настоящему понял, насколько он устал от постоянной тьмы и камня над головой. В душе затеплился восторг. Он распахнул широкую дверь, давая доступ Волне во все уголки строения. Гном с бурчанием двинулся ему вслед. Его далекое небо совсем радовало. У всех свои привычки.
   Столица встретила их погожим днем и отрядом гномов с копьями. Спутников окружили и приказали сложить оружие.
   К счастью, Подозрительная жидкость, коей обрызгал их местный алхимик, не испепелила на месте, а Валда опознал местный старшина. Все быстро разъяснилось. Гномы направили вниз, на помощь своим, команду с алхимиком во главе, а друзей отвели в дом. С целью хорошенько расспросить.
   Впрочем, Гарсиа не стал злоупотреблять гостеприимством, и почти сразу сослался на неотложные дела, предоставив отдуваться Валду. Удерживать его не стали.
   - Только помни, что следует торопиться, если ты намерен продолжить путь. Местные говорят, что гидравлическая система не работает. По этому они и не могли спуститься. Уже хотели на веревках вниз лезть, когда мы пришли. Для нас это значит, что вагон сможет двигаться, но только если не сбрасывать давление на станции в Стольных горах. А значит, сообщения с Солом не будет, пока мы не отправимся.
   - Хорошо, я потороплюсь.
   Выйдя на улицу паладин быстро сориентировался и двинулся к монастырю-крепости на южной окраине Столицы. Послеполуденный город выглядел каким-то встревоженным. Или это только казалось после долгого отсутствия?
   Нет, нездоровая суета все же бросалась в глаза. Толика настороженности чувствовалась в голосах рыночных торговок на пятачке у моста через Солонь, в хмурых лицах стражи. Казалось, словно некая неяркая тень притупила беззаботную панораму столичной жизни.
   Гарсиа был достаточно узнаваем в своей броне. Его никто не задерживал, однако, на его глазах стража несколько раз останавливала прохожих. Это было необычно для столицы. Солл считался вольным городом, свободным от баронских посягательств. Это на их землях существовал, порою, весьма жесткий контроль над общественной жизнью, вольные же города отличались духом щедрых свобод.
   Одной стороной этой монеты был прирост торговли и богатство. Другой, неприглядной, засилье преступности. Нет, не той что ютится по подвалам да лесам, поджидая неосторожную жертву, разорников хватало всюду. Но организаций вроде Гильдии Воров, что избрала вольные города своей опорой. Для городов это было бедой, компенсированной богатством. Империи в целом такое разделение давало весьма много. Люди, стремящиеся к спокойной жизни, шли под руку баронов, появляясь в свободных землях лишь ради подработки. Те, кому претил строгий закон и крепкая власть селились в вольных городах, живя каждый в меру своих способностей и разумения. Социальная напряженность искусно сбрасывалась. Те же, кто не смог прижиться даже вне баронских владений уходили (или высылались) в пограничье. На фронтир, где вся власть выражалась лишь искусством меча да волшебства. Там эти люди тоже приносили свою пользу стране, расширяя границы ведомого, наращивая имперское присутствие.
   Паладин подошел к воротам монастыря. Постучал.
   Радость привратника, ветерана войн за перевалы, не знала границ. К сожалению Гарсиа ее разделить не мог. Известие о том, что Круг ордена в полном составе отбыл на западные рубежи для борьбы с неявной угрозой не обрадовало воина. Но делать было нечего.
   Обитель встретила путника непривычной тишиной. Наскоро собрав пожитки и завернув в оружейную за новым щитом и обмундированием паладин вышел за ворота монастыря, который он давно считал своим домом. Что делать дальше, он представлял смутно. Приходилось рассмотреть возможность похода в слюдяные горы в одиночку. Хотя, Гарсиа понимал, что в таком случае, шансы не велики, даже если гном не передумает идти вместе с ним. Но отступать немолодой воин не привык.
   Поразмыслив еще минуту, он двинулся, все-таки, не прямо в гномью слободу, а решил завернуть в Академию. Чем демоны не шутят? Вдруг Ванда выделит магов. Хотя и не сезон. До выпуска далеко. Разве может кто случайно забрел. Возможно, и сама глава Академии решит тряхнуть стариной. Им доводилось в прошлом работать совместно. Хоть и много воды утекло с тех пор.
   С такими мыслями Гарсиа прошел с полквартала, когда на встречу ему высыпал отряд стражи. При виде столь заметного как по размерам, так и по положению человека в сверкающих мифрилом доспехах стражники смешались, попытавшись принять некое подобие ровного строя. Из за их спин появилась стройная фигура в черном. Блондин поднял небесно голубые эльфийские глаза на паладина и тряхнул приветственно гривой.
   - Сэр Гарсиа! Вот сюрприз! Говорили, вы ушли в восточные земли..
   - Барон Малона! Уж кого не ожидал встретить во главе отряда стражи! Решение сменить профессию видно далось вам не легко?
   - Гарсиа, не язви мне при страже, они перестанут меня уважать. Быт начальника не легок...
   - О! Они никому ничего не скажут... Ведь не скажете, ребята?
   Паладин радостно покрутил кувалду. Вид здорового мужика непринужденно передвигающегося в полном доспехе, да еще и с пудовым молотом, к сплетням не располагал. Стража сгрудилась в сторонке и закивала. Паладинов весьма уважали, а Гарсиа многие знали в лицо.
   Друзья расхохотались и пожали друг другу руки.
   - А если серьезно, что происходит? Казимира нет на месте вместе со всем моим войском. Ты ходишь по городу под охраной. Да и вовсе как-то неспокойно... У нас война?
   - Пока нет, но все к тому идет, боюсь... Общественных волнений точно не избежать. Слишком уж все завертелось. А я здесь по весьма конкретному делу. Ты помнишь моих племянников?
   - Это те, что у твоего брата от гномы?
   Эльф скривился, словно от зубной боли.
   - Да.. Так вот, стали у нас здесь люди пропадать..
   Выслушав историю паладин закивал головой.
   - Вот оно как завертелось-то.. Да, дела. Надо полагать Ванду я в Академии не застану?
   - Да уж, это ты хватил.
   - А сам здесь зачем?
   - А вот это как раз самое интересное. Час назад в управление стражи подкинули анонимный донос о подозрительном шуме. Вроде как какие-то ворота на складе выломаны, но главное - крики о помощи доносятся. Сначала, этому значения не придали, но тут явился я. С инспекцией. Неофициальной, конечно, но сам понимаешь возражать никто не стал.. - Эльф холодно улыбнулся - Я как этот документ увидел, так почувствовал - не то здесь что-то. Сейчас вот с этими бравыми парнями идем проверять. Здесь недалеко. Пол квартала.
   - Ясно. Идем!
   - Ты с нами?
   - Естественно.
   Отряд, возглавляемый бароном и паладином, приблизился к указанному в записке строению. Стража рассыпалась в оцепление. Паладин и маг двинулись к входу. Энор провел ладонью над обгорелыми щепками.
   - Ворота уничтожены с применением магии воздуха...
   - Племянник?
   - Возможно. Правда, выброс энергии слишком велик, но после выпитого декана..
   - Слышишь? - Прервал его Гарсиа.
   Из полутьмы помещения донеслось неясное шебуршение. Потом раздался хриплый надрывный шепот сорванного голоса:
   - Помогите! Да услышьте же кто-нибудь!
   Эльф и человек, не сговариваясь, рванули внутрь. Для обоих способность видеть в полутьме была вполне обычной.
   Захламленное остатками каких-то бочек помещение исчерчено странными символами сходящимися в узор. Бурые потеки запятнали пол и стены. Стоял тяжелый сладковатый запах.
   - Здесь была очень сильная ворожба. Черная. - Почти скучным голосом сообщил эльф. Количество неприятностей свалившихся на его голову превосходило все мыслимые пределы. Учитывая необычную специализацию эльфийского барона, к делу могли приплести и его. В свое время коньком светлого эльфа стала некромантия, как это ни странно. А тут еще фигурировали его племянники. При наличии достаточного воображения можно сделать весьма долгоиграющие выводы. А уж охотников насолить, Энору всегда было не занимать.
   В глубине, возле одного из столбов, на которых покоился потолок, была примотана толстой серебристой цепью фигура. Разодранная одежда. Блеск кольца Академии на пальце. Естественно в магическом диапазоне.
   - Помогите, они здесь..
   Друзья поспешили на выручку. Склонились над прикованным.
   - По-моему, это пропавший дворянин из охраны Императора! Как бишь его...
   Вместо ответа человек задергался в цепях. Судорожно закивал головой.
   - Они здесь.. Да оглянитесь вы, наконец!
   Гарсиа с Энором моментально развернулись. И вовремя. Из темноты закоулков склада к ним потянулись десятки неупокоенных. Паладин пробормотал воззвание к Белому. Волна мертвецов отшатнулась под ударом света, но, секунду спустя, выровнялась. Нежить была непростой. К счастью, это все же были не упыри, а зомби. Скорость их передвижения оставляла желать лучшего. Замах молота расшвырял пятерых мертвецов, так, что гнилые тела расплескало о стены. Дальнейшее не потребовалось, ибо в игру вступил барон. Малона завершил заклятье, и в вытянутой руке затрепетала бабочка черного пламени. Лучи тьмы коснулись немертвых, и те посыпались на пол кучами сухого праха! Энор сомкнул кулак, гася черноту. Его руку, на мгновение, высветило изнутри тем же черным. Подвал очистился.
   Гарсиа кинул на друга тяжелый взгляд. Малона пожал плечами:
   - Каждому свое. Такая работа.
   - Главное, чтобы все это не коснулось души.
   - Ну, по этим вопросам ты у нас специалист. Вот и следи. - Улыбнулся эльф и метнул воздушное лезвие в цепь, приковывающую узника. Та рассеяла магию.
   - Подсоби, похоже, с добавлением серебра сковано.. Пока друзья возились с цепью помещение заполнила стража. Лучше поздно, чем никогда...
   Освобожденного мага подхватили двое дюжих молодцов. Тот бормотал, что-то невнятное про вампира-некроманта, черную магию и похищение. Стража увела бывшего пленника к лекарю. Суть произошедшего была ясна. Барон Малона приступил к детальному осмотру.
   - Ну что, Энор, я тебе еще нужен? - Поинтересовался Гарсиа, - У меня остались кое-какие обязательства, а здесь, пожалуй, сделано все, что в моей компетенции.
   Энор задумчиво кивнул. И тут помещение наполнил звонкий голос:
   - Нужен. И ты, Гарсиа, и Энор. Никто не сдвинется с места, пока я не узнаю, что здесь вообще происходит!
  

Глава 14. Охотник

   Интерлюдия 2.
  
   Огненное кольцо небесной Волны приближается к горизонту - вечер трудового дня. Курт неспешно шагал по каменным мостовым центрального Солла. Вокруг царила городская суета. Народ торопится на отдых, в кабаках наступает самое жаркое время. Люди идут и гулять, и просто перекусить.
   На рыночной площади толпа - выступает семья фокусников. В другой раз Курт возможно остановился бы поглазеть на представление. Он любил такие немудреные, лихие зрелища. К тому же, профессиональный взгляд придворного волшебника всегда позволит отличить настоящее искусство фокусов от обычной магии и тому подобных надувательств! Но сегодня он слишком вымотался для этого.
   Когда Император не в духе, работа по его охране превращается в сущее мучение, а тут еще эти странные донесения об активизации темных сил. Короче, к концу смены маг чувствовал себя словно выжатый лимон.
   Скорее бы добраться до дома на берегу восточного рукава реки, улечься на кровать. Заснуть под шепот близких волн. Но это позже, после того, как он, быть может, завернет что-нибудь перекусить, но главное, посетит Церковь!
   Друзья частенько посмеивались над этой привычкой охранника Императора. Вера в Белого, как в бога, не находила большого отклика в душах людей. Но Курт не обижался. Он точно знал, кто его защитник и избавитель, Судящий строго дела и помыслы. Походы к святому отцу Ктинру всегда были для него таинством.
   "Ведь Белый никуда не исчез, он просто ушел вперед! Дальше детей своих неразумных. Но он, по-прежнему, помнит о нас, своих чадах, следит за поступками и верой в сердцах их. И пускай мало покуда той благости, ибо человек слаб, но один праведник, искренно верующий, да спасет тысячу грешников Светом своим!" Так гласит Книга Света, и Курт не находил причин чтобы ей не верить.
   Храм встретил его таинственной тишиной. Ажурные колонны, словно вскинутые к небу руки поддерживают широкое двойное кольцо, опоясывающее крышу здания. С боковин этого каменного пояса смотрят печальные, чуть ироничные глаза. Без лица, только сам разрез - брови, веки, зелень радужки, наполненные смыслом провалы зрачков.
   Когда Волна высоко на небосклоне, ее свет льется между внутренним и внешним кольцами, затмевает фрески. Заходишь под своды, и, кажется, что Небесный Свет стал ближе. Но к вечеру специальный состав начинает отдавать накопленную днем энергию - глаза таинственно сияют во мраке.
   Конечно, это лишь напоминание, простой рисунок. Только недалекий человек может не понимать, от чего возникает такой свет, но ведь смысл не в том! Фреска как бы говорит тебе - Белый не оставил мятущуюся душу, пускай Волна Его и укатилась за горизонт. Стоит позвать и он придет, защитит от ночи и зла. Главное верить.
   Курт рефлекторно провел ладонью по колечку белого металла на шее. Рассеял защитную завесу. Не место боевой магии в обители божьей.
   Сапоги мага отбили дробь шагов на мраморных плитах. Сегодня верующих внутри не оказалось, но это и к лучшему. Зато, отец Ктинр услышал, вышел на встречу. В сумраке блеснуло вышитое золотой нитью кольцо на груди.
   - Ты вновь пришел дитя божье? Я рад, что ты не забываешь Его заветы! Пребудет же с тобою Свет, подарит он тебе утешение во многое печали.
   - Благодарю, отец Ктинр. И с вами да прибудет слово и дело Его! - С жаром вымолвил Курт.
   Священник тепло, с грустинкой, улыбнулся. Тяжелая ряса прошуршала в тишине.
   - Ты ищешь исповеди, дитя? Я готов тебя выслушать.
   - Безусловно, отец, но прежде дозвольте совершить молитву.
   - Конечно, дитя..
   Курт прошел вглубь, к еще одному изображению зеленых глаз, что занимало одну из стен. Вложил серебряную монету в прорезь высокого стакана. Взял колечко сухих трав. Специальный подсвечник принял на тонкие металлические колышки невесомое подношение. Маг на секунду сконцентрировался, поджигая травинки. Миниатюрная Волна полыхнула, источая нежные ароматы.
   Как всегда, от пряного запаха чуть закружилась голова. Курт опустился на одно колено перед Светлым Ликом. Пока колечко горело, тихо прочел вечернюю молитву "О душах заблудших". Замер на минуту. Встал на ноги.
   - Вижу, ты закончил, дитя?
   - Да, отец Ктинр.
   Священник степенно обвел глазами пустую залу и двинулся к проходу во внутренние помещения.
   - Тогда ты готов к исповеди, дитя. Следуй же за мною.
   Курт поспешил вслед святому отцу. Они прошли две комнаты за алтарем и оказались в складском помещении храма.
   Удивление успело кольнуть сердце набожного мага. Так далеко во глубине храма он еще не бывал. Но тут хлопнула тяжелая створка двери за спиной, а на голову Курта накинули мешок полный шуршащих и ломких трав. Концентрированный запах благовоний ударил в ноздри! Его сознание разлетелось тысячей мыслей и слов, одуванчиком под порывами теплого ветра. Безвольное тело подхватили руки святого отца.
   - Не видел никто?
   - Нет. Я проследил. Когда он молиться пошел, я уже думал, сорвется, однако повезло. Сегодня тихий день.
   - Значит с нами Бог.
   - Истинно так!
  
  
   Дорога до южных кварталов не заняла у меня много времени. Известность и узнаваемый внешний вид играли в этом не последнюю роль. Здесь следует добавить, что дело отнюдь не в страхе. Нет, естественно особая любовь к моей персоне со стороны уличных банд тут тоже не при чем. Они-то как раз боятся. Но не меня, а тех, чье уважение я успела заслужить. Вот они ошибки бурной молодости!
   Темные личности, едва приметив меня (личность, безусловно, светлую), торопились исчезнуть в тенистых проулках. И где они только находят такие места в середине дня?
   Некоторой проблемой представлялось то, что нужное мне питейное заведение было припортовым. О порте в Солле можно говорить долго. Находясь чуть дальше устья рукавов Солони, он оказывался одним из конечных пунктов пути быстрых грузовых перевозок охватывающих обширные земли. В том числе и вне границ Империи. К тому же, шахты грузовых подъемников для приема товаров с Гномьего Уступа тоже выходили в порт. Такое решение при строительстве принял сам Император, чтобы не захламлять элитные исторические кварталы у обрыва.
   На территории порта всегда толклась масса приезжего народа, в том числе и не шибко чистого на руку. Не то чтобы я реально чего-то опасалась, но не хотелось лишних трений.
   Впрочем, проблем не возникло и тут. Я спокойно добралась до цели. Таверна "Гнутый киль" встретила меня вполне дружелюбно. В зале присутствовал разнообразнейший народ, однако особого ажиотажа не наблюдалось.
   Я оценила свое самочувствие, и поняла, что есть еще абсолютно не хочу. По этому, прямиком направилась к стойке, за которой высился местный хозяин. Видели когда-нибудь толстого, одноного орка с малиновым гребнем стоячих волос на голове? Только ради этого стоило зайти.
   С данной колоритной личностью я была не знакома. Сама местная явка была известна мне лишь теоретически. В свое время, Гильдия предоставила мне через посредников этот адрес, с просьбой использовать его лишь в случае серьезной на то необходимости. До сих пор таковой не возникало - обходились своими силами. И вот, как говорится, момент настал. И, как всегда, не вовремя.
   Способов сообщить о своем интересе в такой ситуации, я абсолютно не знала. Никаких паролей мне не предоставили.
   Видимо, моя растерянность была написана на лице столь крупными буквами, что даже зелено-малиновое чудовище за стойкой смогло прочитать ее. Орк вполне дружелюбно улыбнулся.- Я тебя узнал. Ты главная магичка, правильно? - серебряные колечки в выступающих клыках нижней челюсти звякнули, когда зеленый заговорил. Я кивнула, и включилась в беседу, напуская на себя таинственный вид. Уж больно антураж соответствовал.
   - Именно. Мне нужен Гарал. Скажи, что спрашивает Ванда Ким. Это возможно?
   - Вот как? Я передам. Дальнейшее он сам решит. Жди.
   Я развернулась, краем глаза приметив, как трактирщик отдает распоряжение служке. Вгляделась в слабо освещенную залу. Наш разговор, судя по всему, привлек лишь несколько случайных взглядов. Даже обидно, я что, так плохо выгляжу?
   Пройдя меж двух шеренг массивных дубовых столов, я села у внешней стены в глубине помещения, так чтобы видеть стойку. Немного подправила заклинание защитной завесы и придирчиво рассмотрела себя в получившееся зеркало: Да нет вполне себе ничего, особенно после того, что было утром.. Даже на эльфийку похожа. Рыжую. Ладно, шутки в сторону, что же имеется у нас в зале?
   После осмотра стало ясно, что отсутствие внимания к моей персоне оказалось самообманом. Расслабившись, я сполна прочувствовала, как на меня украдкой, то и дело, бросают взгляды. Сальные, в основном. Накаркала. Внимания ей, видишь ли, подавай.. Получите, распишитесь..
   Подошел служка с кувшином вина.
   - Хозяин велел передать, что Король согласился на встречу. Это вино должно скрасить ожидание.
   - Передай ему мою благодарность.
   Пара серебряных кружочков "благодарности" исчезла в руке служки. Невероятно много для кувшина вина, но как раз подходяще за оказанную услугу. Улыбка орка-трактирщика приобрела просто устрашающие размеры.
   Я продолжила прерванное изучение территории. Мой взгляд запнулся за внушительную фигуру у столика по соседству. Еще один орк. Правда, на этот раз, более чем знакомый. Не узнать эту гору мышц и стали было невозможно.
   Глава безопастности Академии Гулунд Бургуул собственной персоной. Между прочим, очень умный мужик. А уж какой здоровый..! В свое время встал вопрос о подборе кандидатов на должность начальника охраны. Студентов там из передряг вытаскивать, улаживать иные конфликты. Сотрудников проверять. В Совете не рискнули полагаться исключительно на магию в данном вопросе. И не прогадали.
   Гулунд пришел поступать в Академию из Оркверка. Само по себе это событие можно считать уникальным. Когда его спросили, что подвигло орка пойти в обучение, по сути, к эльфам, он честно сообщил, мол, на родине, ему отказали за отсутствием магического таланта. Выяснилось, что дара у сына одного из орочьих вождей практически нет. Тем не менее, просто выгнать разумного, проделавшего такой путь, было, по крайней мере, не этично. О чем я тогда во всеуслышание и заявила. Да-да! За других-то я заступится горазда. Вот за себя..
   В результате я взвалила себе на шею практически неспособного к магии ученика, ставшего по совместительству нашей охраной. И стоит добавить, что не так уж он и бездарен оказался. Да, в прямой магии не силен, но идеальный ученик и мастер артефактов. Умен, аккуратен. Великолепный воин, наконец.
   Сейчас "великолепный воин" явно надирался элем до поросячьего визга, празднуя окончание трудового дня. Вот уж не думала, что интеллигентный Гулунд проводит свое время в подобных местах. Видать сильно мы его достали со своим этикетом. Отдушину бедняга ищет.
   Поймав мой взгляд, орк кивнул в ответ с совершенно трезвым видом и отсалютовал кружкой. Я улыбнулась.
   В это время в дверях таверны появился новый посетитель. Высокая закутанная в серый балахон фигура, с надвинутым на лицо капюшоном.
   Вряд ли, он мог привлечь много внимания. Разве что странный горб, присутствие которого обрисовывала ткань одежды, вызывал некоторое недоумение. Интерес к новой персоне посетителя пропал довольно быстро и все занялись своими делами.
   Горбун, не глядя по сторонам, прошел между столов и уселся напротив меня, неловко поведя при этом плечами. Но, я то знаю природу "горба" за его спиной очень хорошо, по этому, не удивилась.
   Синие с прозеленью кошачьи глаза блеснули из темноты капюшона, тонкие хорошо очерченные губы расплылись в улыбке.
   - Моя королева(1)?
   - Вы сговорились?
   - А кто-то еще называет тебя так?
   - Наличие крыльев не переводит тебя в разряд моих подданных. На птицу ты ну никак не похож. Или, все же?
   Ответная колкость удалась, собеседник поморщился. За "птичку", в обществе, к коему имел честь принадлежать ныне Гарал, можно было нажить себе весьма серьезные неприятности.
   - Ладно, к делу, Тари. (Вот же упрямец!) Зачем звала?
   - Мне необходима любая информация о пропажах в городе. У гильдии должно быть хоть что-то.
   - У "Гильдии" не больше вашего. Это если ты пришла к Королю.
   - А если я пришла просто к тебе?
   - За советом?
   - За всем, что может пригодиться.
   - Дела настолько плохи?
   - Признаться, да. Я не знаю, с какого конца подойти к этой проблеме. Магические средства в данном случае бесполезны. А в других вопросах я профан.
   - Меня всегда удивляло, как женщины не боятся в этом признаться.. Отличное вино, ты не находишь? - Король воров отпил из появившегося, словно по мановению руки, бокала.
   - Гар!
   - Хорошо, моя королева, объясняю. Гильдии действительно не известно ничего определенного по поводу исчезновений. Естественно, мы располагаем гораздо более обширной информацией о личностях пропавших. Я предполагал, что она тебя заинтересует рано или поздно, и ознакомился. Могу с уверенностью заявить - с похищениями прошлое этих людей не связано. Тут что-то еще.
   - Ясно. Надо полагать, ты проверил все хорошо?
   - Безусловно. Похищения не затрагивают наших интересов непосредственно, однако общее оживление работы стражи не идет на пользу. Соответственно, я весьма стремился облегчить тебе задачу.
   - На том спасибо. А совет?
   - Совет.. Знаешь, это может быть простым совпадением, но спокойнее всего в западном районе.
   - Знаю, но там трущобы, и потом тоже есть пропавшие..
   - Есть-то они, конечно, есть, вот только все не из тех краев. Залетные. Уж поверь, на западной окраине у меня весьма много информаторов.
   - Так значит..
   - Именно. А сам совет собственно вот: попробуй подойти к вопросу с другой стороны. Ведь чтобы похищать людей, надо их где-то держать. Даже вопрос, куда девать трупы, обычно составляет проблему.
   - А вы, как посмотрю, весьма поднаторели в таких делах? - Не удержалась я от сарказма.
   - Тари, не язви. Мы не любим лишней крови, и тебе это прекрасно известно.. Многие твои интриги тоже не обходятся без жертв.
   Тут он меня уел. Хотя, так чтобы с трупами.. Я не работаю столь грязно.
   - Ну хорошо, просто, по-моему, это может быть любой дом, подвал, чердак наконец!
   - Естественно! А у любого чердака есть владелец. Пропажи начались недавно. Можно с высокой долей вероятности говорить о том, что и похититель личность в городе ранее неизвестная.
   - Приезжий?
   - Возможно. В любом случае, он вряд ли является владельцем того жилья, где ведет свою деятельность. Это было бы небезопасно. Попробуй изучить этот вопрос. Вот такая рекомендация. Я смог помочь?
   - Смог. Еще как смог я думаю! Теперь, я, по крайней мере, знаю, куда копать дальше. Спасибо.
   - Тогда, моя королева, позвольте откланяться.
   - Иди уже, неугомонный..
   Гарал, некоронованный король, Глава Гильдии Воров, поднялся со скамьи, коротко кивнул и двинулся к выходу. На дереве лавки осталось лежать большое черное перо. Оно кольнуло память давними образами, поэтому, я не сразу заметила, что ему кто-то рискнул заступить дорогу.
   Инкогнито иногда имеет и свои отрицательные стороны. Впрочем, сомнительно, что кто-то из местных мог надраться до такой степени, чтобы напасть на короля. Но, как я уже замечала - район-то портовый! Двое из шумной компании в паре столов ближе к выходу поднялись со своих мест.
   - Постой-ка, горбун! - Сладенько ухмыльнулся один из них. - Нам с ребятами кажется, ты слишком страшен, чтобы подсаживаться к таким милым кискам! (Это он про меня что-ли??)
   - Да, - Поддержал игру второй. - Придется за это заплатить! Для начала, представь нас даме! Гы, Гы.
   Очень остроумно.
   Гарал не произнес ни слова. Просто вскинул голову. Бросил какой-то, укоризненный что ли, взгляд на трактирщика и откинул капюшон. Далекий синий лед сапфиров-глаз уперся в лицо заводиле. Водопад снежно белых волос на фоне смугло-серой кожи дополнил картину.
   Их противостояние длилось секунд десять, после чего человек съежился и отвел глаза. Более не глядя на него, Гарал проследовал к выходу.
   Да, умеет король быть убедительным. Вот, только о других думать так и не научился. Под раздачу он меня подвел капитально. Задетый гонор пьяного матроса не дал ему успокоиться. Он стал искать новый объект для назойливого внимания. Догадайтесь, кто стал таким объектом?
   Я и так уже привлекла слишком много внимания, а тут еще орк-кабатчик, расстроенный взглядом короля подлил масла в огонь, сообщив компании, что их присутствие более нежелательно. Недвусмысленное предложение матросня просто проигнорировала. Только начала еще больше шуметь.
   Я поднялась из-за стола, но не тут то было. Пьяный заводила схватил меня за руку.
   - Эй, крошка, как тебя зовут?! Расскажи дядюшке Самми!
   Завеса не отреагировала на хама, не приняв произошедшее за угрозу мне любимой. Я же слишком давно не сталкивалась с подобным обращением, чтобы отреагировать сразу. Пока я лихорадочно соображала, как обойтись без трупов в данном случае, это сделали за меня. Тяжелая узловатая лапища, покрытая зеленой кожей, сграбастала нахала за грудки и швырнула через весь зал.
   - Пойдемте отсюда, Ванда. Я не думаю, что это место подходит для таких хороших учителей как вы.
   С этими словами, Гулунд галантно взял меня под руку и практически потащил к выходу. Однако, просто уйти не вышло. Пьянчуги вскочили с мест и двинулись наперерез.
   - Ребята, - прогудел Орк - если вы ищете проблем, то подождите пока я выведу даму. Я вернусь, и мы отлично повеселимся.
   Видя, что моряки (пираты?) не реагируют на его слова, он просто отпихнул своей тушей живой заслон и протолкнул меня в образовавшуюся брешь. От толчка двенадцатипудового тела нападавшие разлетелись как кегли.
   - Ванда, подождите меня... Аргхх!!!
   В спину орка, в районе поясницы, вошел тонкий стилет.
   На мгновение все замерло. Убийца отскочил назад, пытаясь сообразить, что ему дальше делать. Его дружки, кто был в сознании после толчка Гарала, поднимались с пола. Все остальные посетители и кабатчик, до этого наблюдавшие за развеселой драчкой, стихли. Они-то были местными и поняли, что сейчас будет.
   - Гулунд, не надо! - Крикнула я, холодея от мерзкого предчувствия.
   Тот только виновато пожал плечами, выдергивая из своего тела стилет. Красная, как у всех разумных, кровь выплеснулась из раны. Один из многочисленных амулетов, закрепленных на одежде орка, распался в пыль, остановив парящий поток.
   Гулунд сдернул со спины орочий полуторник. Длинна рук этой расы делала такое ношение клинка весьма удобным.
   - Извините, Ванда, закон. - Он кивнул в сторону кабатчика. - Если бы здесь были только люди, можно было бы забыть. Все равно им никто не поверит. Но орк.. Я потеряю уважение, честь..
   Я знала. Орки весьма агрессивная раса. Тем не менее, Империя смогла заключить союз с их крупнейшим государством Оркверк, чем надолго обезопасила свои восточные земли. Одним из камней преткновения стало ношение оружия в городах. По традициям этого народа, клинок всегда являлся фактически частью тела своего владельца. Расставание с мечом было для орков немыслимо, как и потеря права защищать при помощи него собственную честь. Даже местный корчмарь носил на спине их специфичный фальчион.
   В результате, в законы была внесена поправка. По союзному договору оркам в Империи разрешалось ношение оружия. Без права применения его до серьезного пролития крови носящего. Здесь же было не просто пролитие, а явное покушение на убийство.
   Зная темперамент и живучесть орков, ни один нормальный подданный не рискнул бы ранить одного из них. Откуда взялся этот придурок "со товарищи" я не знала, как и сколько они выпили. Но орочий закон свободных земель трактовал ситуацию однозначно. Месть кровавого ритуала.
   - Ванда, вам следует уйти.
   Доморощенный асассин почуял неладное, попятился. Я послушно уронила голову в ладони. Взвыло тяжелое лезвие. Послышались вопли и мягкое тошнотворное хрясканье.
   Я.. Обычно я не боюсь крови. Всякое приходилось видеть. Не первый год на свете живу. Но иногда не хочется видеть некоторые вещи вновь.. По сути, кровавый ритуал - это банальная расчлененка. В данном случае из четырех человек. Пятый - заводила-Самми - все еще валялся у дальней стены и потому под действие закона не попадал. Как не участвовавший в нападении непосредственно. Сопротивления несчастные оказать не смогли.
   На мою ладонь брызнула теплая капля. Я отвернулась. На мое плечо легла тяжелая ладонь Гулунда. Мое тело невольно вздрогнуло.
   - Зачем ты так Ванда. Ты же знаешь, это традиция. Либо я, либо они. Не все в мире доставляет нам удовольствие. Пойдем, не стоит на это смотреть. - Когда орк волновался, он всегда переходил на "Ты".
   Я сжалась и послушно, не открывая глаз, словно маленькая девочка, последовала за ним. Оказавшись на свежем воздухе, я, все же, рискнула обернуться. Одно из окон таверны было залито изнутри ярко-алыми каплями.
   - Я, наверное, пойду? - мрачно поинтересовался орк.
   Я вздохнула, взяла себя в руки. Жизнь такова, какова она есть.
   - Нет, не уходи. Все нормально. Я не злюсь. Тебе следует здесь что-либо улаживать?
   - Нет. В данном случае все предельно ясно. Свидетелей масса. Зрымуг сам оповестит стражу.
   - Так зовут кабатчика?
   - Да.
   - Ясно, вот бедняга. Проводи меня.
   - Куда?
   Я вдруг вспомнила, что Энор просил обзавестись попутчиком. А почему бы и нет, все равно орка лучше сейчас подержать при себе. Слухи о расправе-то поползут. А его вины в том действительно нет. Скорее это я расслабилась как дура.
   - Пока, в западные трущобы. Мне надо в лавку Хитреца.
   - Как скажете, Ванда.
   Мы двинулись к мосту. По пути поймали рикшу.
   Откуда я знаю Хитреца? Да кто не знает эту скотину? Когда-то я сама привела его в город. Но то, история давняя. Знакомство же наше продолжилось благодаря поистине феноменальной способности этого жулика добывать ценные магические вещи. И где он их только берет, нюх у него что ли?
   Впрочем, сейчас минотавр нужен был мне совсем не для этого. Просто, поскольку любитель надуть клиента он изрядный, то лавочка его часто переезжает с места на место. Неизменным остается одно - найти его заведение можно именно в западных кварталах. Соответственно, мысль моя проста и ясна как свет: он должен знать, кто сдает жилье в малоприметных местах!
   Рикша перевез нас через мост, и оставил в глубине трущоб. Он-то точно был не в состоянии отыскать нужную лавку, так что нам предстояло побродить среди старых, обветшалых домов.
   - Ну и как думаешь, где нынче его заведение? - Спросила я Гулунда.
   Ответ меня несколько удивил:
   - А что тут думать? За угол налево и три дома спустя подвальное помещение..
   - Погоди, ты у него давно был? Он ведь переезжает иногда.
   - Давно, месяца три.
   - Тогда забудь, там его уже нет.
   - Есть. Когда я у него был, лавка еще находилась в другом месте. Амулеты он у меня покупал оптом. Фальшивую монету подсунул, корова демонова. Впрочем, чего еще от торгаша ждать.. Ванда, вы не понимаете, я его просто чую. Моя раса - охотники. Это и нюх обычный, и ауру мы ощущаем. С людьми и эльфами не проходит - вас слишком много в городе, но такой уникальный экземпляр, как Хитреца ни с кем не спутаешь. Идем.
   Подвал оказался именно там, где было обещано. Орк заслужил мой уважительный взгляд. Однако, несмотря на вывеску, уходящая в темноту лестница не внушала оптимизма.
   Я так и не смогла выяснить толком, любят ли минотавры темноту, или Хитрец просто экономит на освещении. Почему у него всегда такая обстановочка? Чернота в провале передо мной настолько мрачно выглядела, что невольно представилось, как кровавое чудище охотится по ночам на граждан и тащит бездыханные тела себе в нору. Где и пожирает, попутно обирая до нитки.
   Я помотала головой, отгоняя идиотское видение. Несмотря на устрашающие размеры и прочий антураж Хитрец был существом не просто мирным, но даже в принципе не способным на агрессию. Мне приходилось не раз его выручать из-за этой особенности.
   Ну что же, нас на испуг не возьмешь. Но и фаирболами кидаться не будем, это не наш метод!
   Я мысленно произнесла формулу и направила заклинание в подвал. Жемчужная дымка хлынула с моей ладони вниз по ступеням. Раздалось легкое потрескивание известняковых блоков. Несколько робких зеленых ростков высунули свои кончики из темноты. Налились бутонами. А затем подвал зацвел! Крупные желтые и фиолетовые цветки, коих не встретишь хоть обойди весь Этер, мягко засветились на стенках лестницы. Их были десятки, а в самом подвале и сотни, возможно. Я не ограничивала рост, так что света вмиг стало более чем достаточно!
   Аккуратно обойдя расставленные на ступенях ящики-ноголоматели, мы вошли в лавку.
   Первым, что я увидела, спустившись, была недовольная бычья морда.
   - Так я и знал, что без магов здесь не обошлось! - Минотавр рвал и метал. - Ванда, от тебя все время они убытки! То товар по дешевке скупишь, то клиентов отвадишь. А теперь и вообще..
   Хитрец осекся при виде массивной фигуры за моей спиной. Взглянул с неприязнью. Гулунд тоже любезность не источал. Выразительное хмыканье орка подвело черту причитаниям хозяина.
   - Ладно, зачем пожаловали? Имейте в виду, сейчас товара нет, денег тоже.
   Я пропустила это мимо ушей. Послушать Хитреца, так он всегда с хлеба на воду перебивается.
   - Расслабься. Мы не за покупками. Мне нужна информация! Тебе должно быть известно, кто сдает помещения в западном квартале? Такие, чтоб подальше от случайных глаз.
   Минотавр сразу почувствовал себя в своей стихии. - Мм. Допустим. А каковы размеры вознаграждения?
   Нет, каков наглец а? Мало ему осознания выполненного долга перед обществом. А глаза блестят как у голодного вампира при виде девственницы! Нет уж дорогой, я не гном-купец, сундук серебра под половицей не прячу.
   Я задумчиво обвела глазами цветущее помещение, по которому уже плыли медвяные ароматы неизвестного вьюна. Да, вот такая я экстремалка, сама не знаю, что наколдовала. Надеюсь, только, это не наркота...
   - А ты знаешь, Хитрец, у тебя здесь стало вполне уютно..
   - Ты меня не пугай, колдунья. - Правильно уловил иронию в моем голосе минотавр. - Я мороков не боюсь, ты уйдешь, оно и рассеется!
   - Помилуй, копытное мое, какие мороки? Я тут стараюсь, новые виды создаю, а ты меня так низко ценишь.
   - Это что, все настоящее? - Уже не так уверено проговорил Хитрец.
   - Самое, что ни на есть! Нравится?
   - Ну, Ну.. Нет, на испуг не возьмешь! В конце концов, я перееду скоро!
   Я поглядела на нахальную морду минотавра своим самым влюбленным взглядом и елейным голосом произнесла:
   - А с чего ты взял, что это поможет, родной? Цветочки очень, очень живучие..
   - Ээ.. Ну ладно, ладно. Что все-таки ты хочешь?
   - Говори, у кого подвалы снимаешь?
   - Да ни у кого! Мои они все. Это лучше чем аренду платить. И для денег вклад, вполне!
   Вот оно что, то-то он так занервничал! Представил, видать, как его нетрудовые лютиками прорастают! Капиталист подпольный.
   - Вот и ответь нам, ты подозрительным личностям ничего не сдавал?
   - Э.. Вона как повернулось? Тебе съемщики нужны.. Так это совсем другой разговор! Сразу сказать надо было.. Значит подозрительное, говоришь? Не знаю даже. У меня, в общем, все клиенты не из паладинского монастыря..
   - Твои обычные темные делишки меня мало интересуют. Со стороны может кто приходил?
   - Нуу.. Как сказать? Было тут странное. Пришла девка. В плаще с капюшоном. Лица не видно. Мол, что дружок мой один ее прислал, сказала.
   - И?
   - А что? Сдал ей подвал..
   - А что за дружок? Где повидать можно?
   - Да так, общаемся. Демон знает, где он. Почитай с неделю не видно. Или больше..?
   - Таак.. - протянула я. - И ты молчал! Быстро говори, где твой подвал!
   Через пять минут невразумительных объяснений минотавра пред моими мечущими молнии очами, картина была, в целом, ясна. Я, не говоря больше лишних слов, пулей ринулась прочь из лавки. Вслед мне загромыхали сапоги орка и донеслось жалобное мычание:
   - Ванда, а цветы....!?
   Я не оборачиваясь махнула рукой, истребляя зеленые насаждения.
   - Жалко. - Тяжело охнул Орк. - Красиво было.
   - Мне тоже.. - Призналась я, быстрым шагом следуя по указанному адресу. - Но не сходи с ума. Цветы были магические. Не истинная материя. Они развеялись бы спустя какое-то время. Творить заклинания высоких ступеней с настоящими цветами на выходе, слишком непросто. Особенно ради таких мелких целей, как шантаж нашего друга.
   - Он получил по заслугам.
   - Вы с ним не ладите?
   - Наши кланы дружны с кланами Торина. Они воины и охотники. Хитрец их позор. По этому он и ушел. Недостойный сын своего народа.
   - Но это его жизнь, он живет, как нравится ему! Стоит быть терпимей к чужим причудам.
   - Я и не бросаюсь на него с мечом, но любить тоже не обязан. Меня всегда поражало это и в вас и в людях. Откуда эти перегибы?
   Я несколько смутилась таким поворотом разговора.
   - Это называется цивилизованным, толерантным обществом. Основой стабильности!
   Орк как-то странно посмотрел на меня.
   - Только не обижайтесь, учитель, но то, что вы сейчас говорите очень похоже на речи попов, коих вы так демонстративно не любите. Толерантность помогает народу смирится с властью эльфов, это ясно! Но не лучше ли завоевывать авторитет делами, а не только промывкой мозгов? Далеко ли уйдет государство, если разумные в нем почитают за доблесть плюнуть на вековые устои? Самое толерантное общество - стадо коров. Быку и пастухам все равно - рыжая ли корова, белая, есть рога, нет. Не для того их держат. Задумайтесь над этим. Стоит ли любить за инаковость, где та черта, за которой ненормальность?
   Здорово он припечатал. Я ведь тоже белая ворона, если подумать. И то, с какой энергией я открещиваюсь от своего эльфийского происхождения, есть лучшее подтверждение. Это ли не комплекс вины перед своим видом? Ох, знать бы, правда, где же проходит та грань..
   К счастью, искомое место было уже близко, и я ушла от ответа. Тем более, что на подступах к объекту наблюдалось нездоровое шевеление.
   Меня явно опередили! Лучшим подтверждением этому факту стало наличие Энора, Гарсиа и целой толпы стражников посреди жуткого разгрома. Мда.. Сказать, что я почувствовала себя дурой, это неоправданно сгладить мою самокритику.
   Взяв себя в руки, я вежливо поинтересовалась, что же здесь происходит. Почему-то при звуке моего голоса все подскочили чуть не до потолка. Особенно данный трюк смотрелся в исполнении доспешного паладина. Он то откуда здесь?
   - Ванда, нельзя же так неожиданно. - Выдавил пришедший в себя первым Энор.
   Я ответила долгим красноречивым взглядом. Лучшая защита - нападение!
  
   Спустя полчаса я уже была в курсе местных событий и деловито прогуливалась по подвалу в поисках следов. Магии было намешано немерено. Без кувшина вина не разберешься. Настоящее поле битвы.
   - Значит, говорите, мертвяки поперли, и свет не действовал? А пленник у столба был?
   - Да. Все так. - Хором отвечали свидетели.
   Настроение неуклонно повышалось. Вроде как пришла Ванда и все решила. Впрочем, амбиции делу не мешали, мое присутствие действительно было необходимо. Преступника-то нет, а ловить мне.
   - Странно все это. Посмотреть бы на ваших зомбей. Да и на спасенного. Ты, Энор, мастер уничтожать улики.
   - Да знаешь, как-то не до щепетильности было. Они нас вроде как немножко есть собирались..
   - Ай, Ай. Обидели злые мертвяки бедного эльфа-чернокнижника. Самому не смешно?
   - Здесь не только я был - вон на стенах пятна. Это Гарсиа работа, между прочим. - Азартно перевел стрелки эльф. - И, потом, с этим все ясно же. Вампир. Чернокнижник. Спасенный подтвердил.
   Я пригляделась к остаткам на стенах. Зрелище было еще более удручающим, чем после эноровых потуг на магию. Выделить какие либо конкретные следы заклятий в данном месиве возможным не представлялось и после месяца напряженной работы. Ясно им все. Вот мне, пока, ничего не ясно, одни сомнения.
   - Чем это ты их? - Обратилась я к паладину.
   - Да вот.. - показал паладин свою любимую кувалду. Каракули рун на металле было не спутать ни с чем. "Вот и Гоар нашелся.." - тоскливо подумала я. Надежда обнаружить какие-то следы после всех этих заклинаний таяли как дым.
   Есть! - вдруг, в пику моей тоске, воскликнул Энор. Все повернулись к нему.
   - Здесь начало портала. Ванда помогай! Мы сможем открыть еще, если подкачаем силой. Проход пока не полностью затянулся!
   Последовавшие минуты магических пассов и сполохов не прошли даром. Над полом приглашающее засветилось огненное кольцо.
   - Готово. - Произнес эльф. - Как дальше действуем?
   Я огляделась. Все смущенно отводят глаза. Стражники сгрудились в сторонке, и делают вид, что они тут не при чем. С них спрос явно невелик.
   - Гарсиа?
   - Ванда, я не хотел бы тебя бросать, но здесь основные проблемы решены, а за мной остался долг в подземельях...
   - Энор?
   Кто-то должен остаться здесь и расхлебывать последствия..
   - Ясно. Как всегда.
   Краснеющий эльф и виноватый паладин, это зрелище, доложу я вам. Даже обижаться на них невозможно.
   - Гулунд, ты меня тоже бросаешь? - без особой надежды спросила я.
   - Если мне позволено будет остаться, я бы сопровождал вас, Ванда.
   Вот так. А я его за нетерпимость..
   - Что же тогда идем. Время не ждет.
   И мы шагнули в окно портала.
  
   1) Эльфийское имя Ванды, Тариэйвэ, переводится как королева птиц. Собрано из слов созвучных эльфийским языкам Квенья и Синдарин.
   Прим. Автора.
  

Глава 15. Плен

   Кап, кап, кап. Падают с потолка тяжелые ледяные капли. Известковые потеки на стенах. Промозглая темнота каземата. Где то далеко раздаются голоса. "Или нет, это рядом? Я сама далеко. Надо придти в себя". Теплая мордочка ткнулась в плечо. Котенок! Сознание Лисы вынырнуло со дна темного колодца. К звукам и теплу.
   "Что-то в последнее время я слишком часто оказываюсь беспомощной.. О боги, как же холодно"!
   - Смотри, она шевельнулась! Ой. Лиса, Лисонька. Живая! Ну скажи что-нибудь! Я думала, ты умерла.. - Эмира разревелась от избытка чувств и начала тормошить окоченевшую тушку гончей активнее.
   Али посмотрел на нее со скепсисом.
   - Мира, успокойся, оставь ее. Ты все равно не знаешь как лечат темных эльфиек от переохлаждения. Навредишь только.
   - Можно подумать чего особенное требуется. Согреть и все! Вот я и грею.
   - Как? Тормошением? Сомнительный способ. А если ты про свое горячее сердце и все такое, то я тебя разочарую - у нее температура тела градуса на два выше твоей. Ты ее морозишь.
   Эмира отпрянула.
   - Все-то ты знаешь. И откуда только набрался? Лучше бы помог.
   - Ниоткуда. Просто я наблюдательный. Дотронешься до нее, как в себя придет, тоже почувствуешь. Если бы я что-то мог сделать, кроме жертвования своей куртки, то сделал бы. Но эти уроды блокируют поток маны. Точнее откачивают. я не могу дотянуться. Не паникуй. Идеальных тюрем не бывает, а эльфе уже лучше. Все образуется.
   В подтверждение прозвучал слабый голос Данаэ. - О.. Это лучше? Что же было раньше?
   - Поверь, тебе история не понравится.. Рад что ты очнулась.
   - Ясно. Где мы?
   - Насколько могу судить, в плену у какого-то некроманта. Это если с предположениями и далеко идущими выводами. А если интересуют голые факты, то, после того как тебя заморозили, нас погрузили на телегу и привезли сюда. В замок. Большой, внутри полно нежити, насколько я успел разглядеть пока тащили. Запихнули в подвал. Сидим уже часа три. Пока тихо.
   - Угу. То-то я согреться не могу никак. А где моя одежда? Зачем меня раздевать было? Спасибо, штаны оставили..
   - Ты очень самоотвержено за них цеплялась даже будучи в полной отключке. Есть что скрывать? Неужто ноги кривые? Ну! Ну. Ладно, извини. Нас обобрали до нитки. Оставили только одежду, а с тебя и ее сняли, видно сюрпризов опасались. Пользуйся моей курткой. От сердца оторвал. Такое зрелище скрыла, зараза. Буду теперь только прозрачные варианты носить.
   - Спасибо, что предупредил. Больше я с тобой в плен не попадаю.. А как котяра выжил?
   - Как, как? Да очень просто - найти не смогли. Я думал со смеху помру, пока смотрел. Представляешь, ребра зашиблены, дышу через силу, а передо мной десяток гоблинов по лугу за тенью гоняется.. Издевательство! Честное слово..
   - Тихо, сюда идут похоже!
   - Лиса, учти, с магией тут полный каюк. Если что мы тебе не помощники. У нас амулеты отобрали к тому же.
   - Посмотрим. Не нервничайте раньше времени. - Ободряюще ухмыльнулась эльфа.
   Заскрипел несмазанный замок. Дверь распахнулась.
   На пороге появился костяк обвел сиреневым пламенем глазниц помещение и отступил в сторону. За ним внутрь втек туманный ореол с иссохшим мертвецом внутри. Ноги твари при движении пола не касались.
   - Это же лич! - Испугано шепнула Эмира. Али ощутимо напрягся и пихнул ее в бок.
   - Тихо!
   За личем в помещение шагнул еще один скелетон а следом в дверях появился юркий гоблин, обвешанный разными неприятного вида прибамбасами. Этот сразу метнулся к дальней стене каземата, утопил вглубь неприметный камень. Часть перегородки отъехала в сторону, обнажив широкую открытую печь и набор пыточных инструментов.
   - Позвольте представить вам моего личного палача! - Раздался скрипучий голос нежити. - Сейчас вы раскажите мне все, о том как попали сюда и зачем шпионили.
   - Мы не шпионили!
   - Мира, это ему не интересно.. Это повод для пыток. Хотел бы знать, выяснил бы магически.
   - Твой брат проницателен, девочка. - Пророкотал мертвый маг. Дверь за его спиной со стуком захлопнулась. В замке сам собой провернулся ключ. - Давно я не получал такого богатства. Выпив ваши жизни я стану гораздо сильнее. Здесь нет ничего сравнимого по выходу силы с эльфами.
   - Подавишься. Мы энергетические вампиры, если интересно. Пользы с нас тебе - ни на грош..
   - Вот как? Ну что же, зато теперь я знаю зачем вам эти железки. - Нежить тряхнула Амулетом Крови на своей шее. На голове сверкнула аурой диадема Эмиры.
   - Али, как он это делает? Ты сказал, что здесь нет магии? - напряженно шепнула Лиса.
   - Его подпитывают со стороны, узким потоком. Насколько я могу судить, конечно. Он может нас уничтожить не сходя с места.
   - О! Наша Гончая очнулась! Таких как ты я еще не встречал. Ну, думаю, ты вампиром быть не можешь никак. А то, что жертвой становится заклятый враг, придаст блюду особую пикантность! Ты ведь боишься меня? Твой друг прав - я могу убить вас не сходя с места!
   При этих словах нечто невидимое ухватило Данаэ за горло, приподняло над полом и потащило к туманной фигуре лича.
   - Страшно быть беспомощной? Отвечай! Или умрешь!
   Али хмыкнул. - Как она может боятся тебя, мертвец? Ее работа: убивать таких как ты.
   - Заткнись! С тобой я закончу позже! - Магическая оплеуха швырнула полуэльфа на пол. Тиски сжимавшие Гончую несколько ослабли, и она опустилась на колени, хватая ртом воздух. Лич вновь обернулся к ней. - Отвечай же!
   Лиса вскинула голову. Хищный прищур золотых глаз уперся в алое пламя буркал некроманта. - Знаешь, чем ты мне нравишься? Тем, что не встречал еще таких как я!
   Гончая вскинула обе руки направив, сжатые лапой тигра, костяшки в голову нежити. Раздались негромкие хлопки. Ладони эльфийки окрасились багряным. Щелк. Щелк. Алхимия это не магия. Серебрянные иглы, вшитые еще в кузне Сапфирового Пика заботливым гномом, исправно уходили в небытие. Две, Четыре. Шесть. Уходили, чтобы вернутся в мир пол метра спустя. Вернутся внутри черепа мертвеца. Лич конвульсивно дернулся всем телом. Еще! ЕЩЕ! Вой прокатился под низкими сводами камеры.
   Лиса выгнулась дугой, раскидывая руки в стороны, чтобы дотянутся до скелетов-охранников. Низкорослой эльфе едва хватало расстояния чтобы попасть в них. Щелк! Щелк! Одна из игл материализовалась прямо в височной кости скелета, вызвав вспышку и брызги осколков. Но рассчет был достаточно точен, и этого хватило. Скелеты осели на пол.
   А лич, тем временем, метался по камере натыкаясь на стены. Могучий мертвец не сдавался так легко, пытался плести какие-то заклинания. Но серебро разъедало магическую сущность словно кислота. Потоки фиолетовой хмари хлестали из лича, заливая камень. Лиса подскочила к нему, высадила в свою жертву остатки игл. Вой постепенно перешел в визг. Нежить замерла, ореол потускнел и пропал. Оставшиеся куски тряпок, плоти и костей миг повисели в воздухе и осыпались вниз бурым порошком. В наступившей тишине прозвучал немного задумчивый, невозмутимый голос Алаэна:
   - Не встречал он.. Край непуганых идиотов. Что это? Первая хорошая новость за день?
   Лиса пожала в ответ плечами и, резко развернувшись, схватила за шею невысокую фигурку с ножиком в зеленой лапе.
   - А вот и наш палач! А я уж боялась, что лишилась удовольствия пустить кому-нибудь кровь, на сегодня. Нежить хилая пошла. Чуть что, сразу в песок и на пол кучей. Но ты ведь меня так не расстроишь а, зелененький?
   Когти темной пропороли кожу новоявленного пленника и его кровь заструилась из ранок, смешалась с кровью самой эльфы.
   - Не убивай..
   - Не слышу?
   - Не убивай, я все сделаю!
   - А разве мне что-то нужно?
   - Одежда, оружие. Я ххх.. Я знаю где. Покажу. Не убивай..
   Лиса переглянулась с Алаэном. Кивнула.
   - Хорошо. Заинтересовал. Отпущу. Все покажешь. Один неверный шаг и первый труп - ты.
   Алаэн выудил из кучи праха свой амулет и диадему сестры. - Так-то лучше. Я уж думал, смерть наша пришла. Стоило ему быть хоть чуть-чуть осторожнее и все..
   - После драки когти точат лишь глупцы.. - Эльфа разжала руку, отпуская незадачливого гоблина. Тот юркнул в угол.
   - Ладно. Есть проблема и поважнее, ты права. Дверь-то заперта. Как выбираться будем?
   - Это как раз решаемо. Иди и постучи в нее.
   - Думаешь откроют? Они не такие идиоты. Смерть хозяина должны были уже почувствовать. Скоро здесь будет целая толпа.
   - Мне все равно, откроют или нет! Стучи быстрее. Не тяни. Как заслышишь шевеление, сразу к стене! На меня внимания не обращай, мне надо сосредоточиться.
   Али и Данаэ приблизились ко входу в камеру. Гончая замерла в странной позе, раскинув руки словно крылья.
   Полуэльф с сомнением посмотрел на дубовые доски и несколько раз пнул по ним. Через пару минут за дверью послышался лязг. Что-то с той стороны завозилось, заскребло в замке. Алаэн прянул к стене. В тот же миг эльфа ожила. Метнулась к двери и, слитным, почти не уловимым движением, выбросила вперед руку.
   Раздался треск! Шеку, выпучившего глаза на этакое чудо Алаэна, оцарапала щепка. А Гончая, завершив удар с выплеском энергии, уже сжала когти на позвоночном столбе скелетона по другую сторону развороченной двери. Рывок! Несколько позвонков неупокоенного оказывается внутри камеры. Потерявший опору костяк рассыпается в коридоре. Эльфа поворачивает ключ в замке. Проход свободен!
   - Здесь есть магия! - Ликованию Алаэна нет пределов. Воздушная петля срывается с его ладони, охватывает удавкой шею гоблина-палача. "Кулак Ветра" раскидывает несколько скелетов, дежурящих в коридоре.
   - Прикройте меня! Я знаю как их отвлечь от нас! - Он шепчет, инициируя давно висящую в ауре формулу. Тонкие зеленые ниточки обретают силу. Тянут свой груз из высей, что дальше неба.
   Камни. Мир полон камней. Они - истинное вещество, не подчиняются так легко, как все, созданное магически. Чтобы заставить их двигается, нужно очень много сил и времени. Но сейчас не требуется заставлять. Достаточно лишь подтолкнуть и направить. И нити тянут! Десятки небесных камней, осколков былых вселенских катастроф, вечных странников холодных высей, меняют свои орбиты. Они далеко. Очень далеко. Но все относительно во всех мирах. Значение имеет только скорость. Астероиды начинают свой последний путь.
   Минута, две, пять! Первые посланцы далеких высот обретают огненные ореолы над черным замком. Удар! Древнее здание вздрагивает. Сыпется пыль с потолочных балок. Снова удар! И еще! Замок сотрясается до фундамента, будто в лихорадке. Дальше по коридору что-то прошивает потолок. Сыпятся строительные блоки.
   - Все. Теперь от нас ничего не зависит. Надо отсюда срочно выбираться. Это только первая волна - самые мелкие! Эй, гоблин, веди! - Кричит Али!
   - Куда?
   - К выходу.
   - Сначала за оружием, я без него не пойду. - Вклинивается Лиса.
   - Тогда за оружием. Быстрее! Жить хочешь?!
   Компания спешит по коридору.
   - Сюда, Сюда!
   Десятки поворотов. Лестница. Лиса старательно запоминает этот хаос. Во многих переходах следы разрушений. Потерявшие всякое понимание происходящего неживые мечутся по замку, затрудняя путь. Наконец, отряд оказывается в огромном холле. Потолок - стеклянный купол. Помещение пронзает все этажи - в нем парадная лестница. Балконы вокруг.
   Гоблин спускается на этаж. Указывает на дверь. Гончая высаживает ее ударом ноги. Внутри небольшая зала с фонтаном, еще одна дверь. За ней оружейная! Данаэ коршуном бросается на груду амуниции на полках. Все ее оружие здесь!
  
   Несколько минут спустя уже полностью экипированные спутники вновь вышли в холл. Точнее попытались выйти. Идущая первой гончая вдруг прянула назад.
   - Другой выход есть? - Дернула она гоблина.
   - Нет! Это помещение было выходом в сад, но стену замуровали. Сделали простой зал перед кладовыми. Трупакам природа ни к чему.
   Алаэн, не утерпев, высунулся за дверь и тоже шарахнулся. Несущая котенка Мира даже и пытаться не стала. Друзей уже ждали.
   Алаэн поднял с пола выбитую дверь магическим пассом и намертво вбил ее в арку прохода.
   - Это их немного задержит, думаю.
   С той стороны почти сразу же послышались удары.
   - Лиса, ты сможешь справится с ними? Теперь ты при оружии и магия есть. Мы не можем здесь сидеть! Как только прилетит по настоящему крупный посланник с неба от нас мокрого места не останется..
   - Может возможно пробить магией стену? Где тут говорите выход в сад?
   - Нет! - Неожиданно подал голос гоблин. - Не ходите туда. Тот проход замуровали потому, что даже хозяин боятся стал.. Там такое! Никто не пройдет. Зло. Зло что древнее мира пришло в эти стены. Там смерть всему живому.
   - А тебе что за резон нас предупреждать? Что-то ты стал разговорчив..
   - Вы умереть, и я умереть. Из замка надо бежать, тогда живы будем, да? Трупаки не побегут и меня не отпустят.
   Ясно. Что же нам делать? - Лиса присела на бортик бассейна при фонтанчике. Решений задачи она не видела, попытка пробиться сквозь орду нежити в холле выглядела самоубийством.
   Неожиданно ее внимание привлекло странное поведение воды. Секунду назад бурая, ржавая гниль вдруг обрела прозрачность и глубину.
   Эльфа, заинтересовавшись, вгляделась пристальнее. Коснулась водной пленки когтем. Из блескучей темноты на нее глянули в ответ странно знакомые, сине-зеленые сапфиры. Поверхность бассейна вспучилась горбом образовывая вертикальную поверхность. Алмазные брызги плеснули в стороны в неверном свете факелов. Обладатель пронзительного взгляда шагнул в зал сквозь жидкую стену. На белой одежде не задержалось ни капли влаги.
   - Данаэ? Как ты здесь оказалась?
   - Гоар!?
   - Да, пока имя не менял. Впрочем, это не снимает прежнего вопроса. Что ты здесь делаешь? И Алаэн с Эмирой кстати тоже.
   - Вы нас знаете?! Откуда?
   - Я имею привычку помнить имена студентов Академии, даже если мне не довелось им преподавать, и видел я их лишь мельком. Это очень помогает в жизни. А конкретно вас вовсе сложно с кем-то перепутать.
   - Кто-нибудь объяснит мне наконец, где мы находимся и почему все приходят в такое возбуждение, узнавая это? - Взбунтовалась Лиса.
   Гоар посмотрел на нее как на ненормальную. - Вы надо мной так издеваетесь? Месть студентов?
   - Нет, - Первым дошло до Али. - Мира, мы ж ей ничего не рассказали! Понимаете, Гоар, она в отключке была и не знает. Я выяснил, но рассказать не успел. Лиса, это нижний Этер! Вторая половина нашего Острова! Это как яблочный огрызок! Мы сейчас на нижней половинке!
   - Замечательно. А как это?
   - Ну я же говорю.. А, демон, сейчас не до объяснений. В общем, мы очень далеко от дома и как вернутся назад не знаем. Сейчас надо выбираться из замка. Срочно! Кстати, мана опять исчезает. Кто-то откачивает. Лиса мы скоро снова не сможем тебе помочь.
   - Ману откачиваю я. - Вмешался Гоар. Не паникуйте. Это всего лишь заклинания обзора. Я должен разобраться в происходящем. Кстати, я не вижу никакой непосредственной угрозы. В зале за дверью полно нежити, но прямо сейчас она не опасна. Твой заслон достаточно надежен, Али. Вот за внешней стеной действительно серьезная проблема. Там обосновался дракон теней и даже уже свил кокон, чтобы переродится в Душу Тьмы. Но сюда он не лезет, а Душой ему все равно не стать - Темный не потерпит таких конкурентов.
   Там демон костей за дверью! - Сообщила Лиса.
   - Вижу. Ну и что?
   - Демон костей? Дракон из Тени? - Вскрикнула испуганно Эмира. - Но откуда здесь такое? Мы же убили хозяина замка. Лича! Откуда здесь еще такие чудовища?
   - Вы убили лича? Молодцы! Удивлен, признаться. Но личи не хозяева в таких местах. Они смотрители. Личи зависимы от Темного. Они его первая гвардия. Правят от его имени как наместники. Людям запрещено заниматься некромантией именно из-за проблемы личей. Обрести истинное бессмертие может далеко не каждый маг, а некромантия дает шанс даже слабому. Цена под взглядом смерти уже не кажется такой страшной. Вот и прорастает в душах Тьма, даруя бессмертие, но отнимая сердце.
   - Это все безумно интересно, но нам надо срочно выбираться!! Гоар, здесь все будет разрушено! Посмотрите на мою ауру!
   Гоар, последовав совету, несколько секунд вглядывался в невидимые простому глазу плетения.
   - Ты сам это создал? Тебе быть великим магом. Если конечно вовремя научишься встраивать в подобные формулы руну отмены... Ты прав. Нам надо бежать. Я не смогу остановить это. А всех вас сразу мне не защитить. Не хватит Ветра вокруг.
   - Но как? Там демон! И нежити полно!
   - Ну вот, так всегда! Только подумаешь, мол рядом темная Гончая и трудности решены, как выясняется, что все, как всегда, придется делать самому! Надеюсь, присутствующие хотябы чему-то научатся!
   Потускневшая было струя фонтана ударила вверх с новой силой. Крошечные капли воды стали отрываться от потока, затянув помещение радужной пылью. Повисев морось собралась в ладони мага. Комочек воды стал уплотнятся в потоке магии воды, все больше разогреваясь. Жарче, жарче! И вот, уже светит под сводами зала крохотный светлячок, разгораясь с каждой секундой. И уже не капля он. Не кроха. Свет заливает зал, слепит глаза. Вокруг концентрируются магические щиты затеняя лучи, что ранят, как шпаги.
   - Теперь идем!
   Гоар поднимает вверх Огонь на своей ладони. Вырвавшийся из-под защиты луч вспарывает дверь вместе с удерживающим заклятием Алаэна. Обломки дерева падают на пол, образуя небольшой костерок.
   Маг выходит в холл. Огненные клинки срываются с его ладони, превращая нежить в пыль. Скелеты, зомби, несколько кадавров - все они не любят даже простого света. Им не устоять в лучах истинного пламени. Рукотворное светило поднимается вверх к потолку. Светлые нити преследуют убегающих. Всюду пыль и пламя сгорающих тел. Маг стоит посреди рукотворного хаоса. Его губы кривит недобрая улыбка. Давненько не приходилось ему давать тьме таких достойных ответов.
   Заклинание собирает свою жатву - помещение пустеет. С балкона третьего этажа, почти невидимое в прихотливом танце теней и света, прыгает хищное угловатое нечто. Огненные клинки скрещиваются. Озаряют чудовище. То нетерпеливо отмахивается. На белых костях усыпанных шипами остаются черные борозды. Костяной демон огромен. Голые ветки крыльев, косы когтей. Богомол в три человеческих роста, покрытый доспехами, под которыми лишь белые мослы.
   - Твой свет не может навредить мне, человек.. Вы убили смотрителя, а я уничтожу вас!
   Гоар улыбается шире. - Не боишься света? Что же, тогда ты выиграл.. Приз! Его источник!
   Истинный пламень падает из под каменных сводов, словно настоящая звезда. Вспыхивают доспехи демона. Вихрь магических полей отпускает точку-из-огня, которая так жаждет уйти ослепительной вспышкой. Голубой пузырь пламени вырастает на месте костяной твари. Колышется несколько секунд тягучими ручейками плазмы. Внутри нет ничего. Там где стенка пузыря касается пола вытаивает в камне круглая выемка. Заклинание схлопывается унося с собой даже память о нежити. Лишь пламенеет, остывая, расплавленный мрамор напольных плит.
   - Все! Теперь бежим. - Командует Гоар.
  
   Спутники кинулись к дворцовым воротам.
   - А почему было не уйти порталом? - Поинтересовался Алаэн на бегу.
   - А как же интерес к жизни? Ушли бы и никакого азарта!
   Полуэльфу осталось только покивать головой. Бессмертным ему быть расхотелось окончательно.
   Путники миновали подъемный мост и оказались на лугу. Свободное от растительности пространство перед замком позволило осмотреться. Алаэн сразу обнаружил знакомую гряду и кинулся к ней.
   - Быстрее! Там можно будет укрыться!
   Резвее всех припустил гоблин. Данаэ проводила его кровожадным взглядом, но догонять не стала. Угрозы он явно больше не представлял. И шоу до конца тоже досматривать не собирался.
   Запыхавшиеся спутники влетели на гряду и повалились кулями на гребень. За их спинами остался замок, которого достигла вторая волна небесных камней. Острый свист пронзаемой атмосферы возвестил о прилете болидов. Стены строения содрогнулись. Обрушилась угловая башня покосился донжон. Удары разворотили стены. Грозная крепость превратилась в руины в несколько секунд. Местность заволокла пыль.
   Эмира было привстала, но брат схватил ее за руку.
   - Лежи! Это только первые птенчики!
   Темное вечернее небо вдруг налилось, набрякло алым свечением. Гул, от которого заныли зубы, прокатился по долине. А затем небеса рухнули. Огненный молот врезался в землю, зарылся вглубь, укутался базальтовым одеялом, перемешивая каменные слои. Вновь взметнулся ввысь фонтаном магмы. С Ахом-хлюпаньем оторвался огромной каплей от воронки неба и покатился вал из земли, деревьев, кустов, разрывая трещинами привычную твердь. Ударился в каменную гряду так, что сместилось ее основание, подбросив спутников. Схлынул, оставив после себе месиво из ветвей и комьев глины.
   Лично для Данаэ, приподнять после всего этого гудящую голову, стало небольшим подвигом. На месте замка некромантов обнаружилась воронка в полверсты диаметром. Судя по отсветам на дне ее клокотала магма. Лиса честно пообещала себе, что никогда, ни за что, она не будет иметь дело с магами. По крайней мере с такими ненормальными как Алаэн. По крайней мере вблизи от дома. Представлять, что осталось бы от Сапфирового Пика после такого удара ей совершенно не хотелось.
   Эмира тоже судя по всему юмора не оценила.
   - Братец, теперь я точно поняла, что тебя надо лечить. Доверить тебе секреты магии было самой большой ошибкой разумных Этера. Ты хоть понимаешь, что мог нас угробить?
   - А что мне оставалось делать? Ситуация располагала!
   - Располагала покончить жизнь коллективным самоубийством? Напомню, ты внимание хотел от нас отвлечь! Поздравляю, получилось! Отвлеклись они точно! Все до единого.
   - Не понимаю к чему паника? Все живы. Все обошлось. - Гоар вступился за Али. Он не сказал ничего чтобы выразить собственное отношение к происходящему, но лицо у него было такое довольное, что все ясно стало и без слов. Маг наслаждался приключением.
   - Если кто-то достаточно крут, чтобы выжить в этом пекле, или просто достаточно хвастлив чтобы это утверждать, то имеет смысл иногда думать и о других! - Отбрила Эмира.
   - Не переживай. - беззаботно сказал Гоар. - Ты тоже научишься. Вот еще пару раз побегаешь так, и сама начнешь стремиться к совершенству. Предлагаю ложится спать. Думаю, завтра у нас еще будет множество дел. Понадобятся силы.
   - Что, прямо здесь? - Удивленно поинтересовался Али.
   - Хищников опасаешься? - Прошипела змеей его сестра. - Вы точно больные оба по-моему. Не волнуйся, теперь здесь самое безопасное место. В радиусе лиги угрозу для нас представляет лишь один полуэльф. Тот который почему-то считает себя магом...
   Последнее слово Эмира как всегда оставляла за собой.
   Данаэ, еще раз осмотрев округу, только вздохнула и пошла собирать хворост для костра. Встревать в глупые споры попросту не хотелось. На душе у нее было неспокойно.
  

Глава 16. В темных глубинах

   Было неспокойно на душе и у паладина. Гарсиа корил себя после разговора с Вандой. В хитрой и бесшабашной эльфийке было что-то, не позволявшее остаться равнодушным никому. Кто-то любил ее, кто-то ненавидел за это. Паладин знал ее с той поры, когда она еще не стала одним из величайших магов Империи, не получила своих должностей и титулов. Он относился к ней, как к дочери. Она оставалась для него трогательно беззащитной выпускницей Академии, которой просто некуда идти. Очень ранимой за непроницаемой маской эльфийской отстраненности и всегда, и тогда и сейчас, невероятно, по сумасшедшему, настоящей. Чего бы то ни стоило.
   Отпускать ее он совершенно не хотел, но долг звал. Оставалось надеяться, что она понимает. Кроме того существовала и вторая беда - отряд пополнить не удалось. Он опоздал. Приходилось полагаться на собственные силы. С тяжелым сердцем вернулся воин в пределы гномьей слободы.
   Там его ждал сюрприз. За воротами вдоль бревенчатых стен хозяйственных построек выстроилась шеренга гномов в полных доспехах. Одиннадцать пестрых фигур - видно, что доспехи очень уж разной работы - уставились на вошедшего. Вперед выступил Валд. Выдавал его только знакомый вид брони да топор, вместо молотов на коротких рукоятях и пилумов.
   - Мы слышали, что местный Круг Ордена покинул город?
   - Это так. Говорят о проблемах с нечистью на западе. Я опоздал. Не успел набрать отряд.
   - Тогда почему вернулся? Ты видел масштабы проблемы. Одному здесь не справиться.
   - Я обязан попытаться. Я обещал.
   - Вы, паладины, все-таки очень нетипичные представители людского племени.
   - У нас в ордене состоят не одни лишь люди. Значение имеет нравственный выбор, а не расовая принадлежность. Теоретически это правило распространяется даже на нежить. Пускай, за всю историю такого еще не случалось, но принцип действует.
   - Община понимает. Мы рады, что такие как ты умеют держать слово. Но это и наша земля. Негоже, если чужой будет решать за нас наши проблемы. Мы собрали отряд. Пойдем вместе. Так наши шансы вырастут!
   Гарсиа кивнул. Перспективы их авантюры виделись теперь несколько более обнадеживающими.
   - Когда мы выдвигаемся?
   - Спускаемся на станцию прямо сейчас. По этому и смотрины здесь устроили. На утро отправимся в Слюдяные горы.
   - К делу!
   Отряд под предводительством гнома организованно двинулся к строению скрывавшему спуск на станцию.
   Вновь водяной подъемник. Низкие каменные своды сменили небо над головой. Отряд встал на стоянку на станции - перед вратами в неизвестность. Скорый ужин прошел в молчании. Мрачные гномы который раз проверяли амуницию, подгоняли доспехи. Всех мучил подспудный страх - "А ну как не доведется уж дома побывать?".
   Лишь привычный паладин принимал все вокруг как должное - нормальную рабочую обстановку. Единственное, что не давало ему полностью расслабиться - вновь отсутствующая бескрайняя высь неба.
   Валд был неестественно спокоен, видно, не хотел проявлять слабости. Как же - староста, предводитель отряда. Они договорились о совместных действиях. Гномы компактной группой под командой Валда должны были продвигаться вперед в качестве основной ударной единицы. Гарсиа выступал в качестве разведки и сил первого натиска. Свои действия он планировал сам. Паладина такая схема вполне устраивала.
   Ночь прошла спокойно. Утро в подземельях вновь застало Гарсиа врасплох. Выяснить, как же подгорный народ узнает о наступлении светлого времени суток он не удосужился, так что пробуждение, под лязг надеваемой брони и гномьей перепалки, вышло бурным.
   Еще раз осмотрев бравых бойцов, чьи хмурые лица отнюдь не свидетельствовали о высоком боевом духе, староста с паладином прижали к стенке бригадира наладчиков. Тот как мог объяснил, что на станции почитай все в порядке, и связь уже с горами Каменного Престола установлена. Однако первые подкрепления смогут прибыть не раньше, чем тоннель удерживающий водяной столб, под давлением которого они прибыли сюда, будет разблокирован. За работоспособность других тоннелей, питаемых из Солони, он не ручается, так как их продувка и активация механики обратной связи почему-то не дает.
   - Точнее механика отрабатывает, но не так как должна, - Пояснил он. - Ответная реакция механизмов с того конца тоннеля приходит с непонятной задержкой, словно систему кто-то стопорит. Люк мы так и не рискнули открыть. Даже после холостой продувки. Страшно. Не могут себя так механизмы вести.
   Валд и паладин только покачали головами. То, что в конце путешествия их ждет нечто весьма странное и неприятное они поняли давно.
   Отряд выступил почти сразу после пробуждения. Только собраться, да дела утренние справить. Вагон-капсула вместила всех. Даже в темноте плутать не пришлось. Бригада ремонтников активировала в тоннеле какое-то хитроумное устройство, дававшее вполне приемлемый уровень освещенности. В этом рассеянном свете стала видна диафрагма люка перегораживающего дальнейший путь. Повинуясь безотчетному внутреннему порыву Гарсиа приблизился, положил на металл заслонки руку. Далекий гул, почти незаметный даже в виде вибрации каменного пола тоннеля, проник в его ладонь. Тяжелый, давящий. Словно песня обреченного на муку. Музыка разбитой гитары. Воин отдернул ладонь. Она оторвалась от неприятно теплой поверхности с легким чавком. На мгновение в глазах пробежала рябь, будто тысячи черно-сиреневых паучков прыснули в стороны. Он вгляделся пристальнее, призвав силы света. Нет, обычное железо. Показалось.
   Паладин вернулся в вагонетку и закрыл люк.
   Снова шум воды за тонкими стенками. Рывок, когда открыли путь потоку. И вот они понеслись в неизвестность. Два часа прошли почти в полном молчании. Под конец Гарсиа не утерпел и задал давно мучивший его вопрос:
   - Если вы используете для транспортировки эти тоннели, то зачем вам лифты от самого Гномьего уступа, как в Солле, например?
   - А, думаешь, мы всем даем этими тропами пользоваться? - Ответил Валд. - Эта дорога только для своих. А за подъем товаров весьма неплохо денег взять можно. Продавцу ведь едино как, он цену поднимет, да и вся недолга. Потом, ты не забывай, что это - капсула транспортная. Грузовые по совсем другой дуге проходят. Ниже гораздо, иначе и скорость не набрать и инерцию потом не погасить. Вот и получается, что если товары в Солл отправлять, то не любые, а только те, которым нагрузка не повредит. Да и поднимать их, считай с самой нижней точки - вот тут-то лифт и надобен.
   - Хитро.
   - Не без того. Готовься прибываем скоро. Минут десять еще.
   При этих словах один из отрядных гномов заволновался.
   - Не идем мы на подъем. Мы в главном тоннеле по прежнему. Нас на тормозной не переключили.
   - Быть того не может! При мне все делали. - воскликнул Валд.
   - Может, не может. Есть и все. Я с тех пор как Ромом меня нарекли, с пеленок то есть, у этой механики. Да что здесь говорить, сам неужто не чуешь, скорость не падает!
   Заволновались и остальные доспешники. Каждый гном разбирался в таких вещах и знал, что происходящее добра не сулит.
   - Чем это нам грозит? - Спросил Гарсиа.
   - Сам-то как думаешь? Расшибемся сейчас в блин орковский да и вся недолга!
   - А как остановить?
   - А никак! Вагоны неуправляемы.
   - Но что-то же можно сделать!
   - Что? Мы на фронте водяной струи. Если люк впереди закрыт, то нас размажет. А он закрыт! Иначе механика не позволила бы пустить воду! Нас бы заранее отсекло переборками!
   - А люк выдержит удар?
   - Да, а мы - нет! В данном случае вода уйдет в водосброс и ее будет недостаточно чтобы нас как следует притормозить! Надо собраться у передней стенки вагона - может хоть кто-то выживет!
   Паладин с затаенной сумасшедшей хитринкой в глазах глянул на гнома. - А если бы воды было больше?
   - Какая разница, больше, меньше. Ее хватает. Только сначала мы разобьемся а потом она притечет! И спокойно уйдет в сливы. Самортизирует. Только поздно.
   - Значит будем тормозить. Все к передней стене! Держитесь.
   Паладин выхватил из-за голенища свой любимый кинжал, коим он успел давеча зарезать некромансера. Перехватил его обратным хватом в воздухе и со всей силы всадил в обшивку капсулы.
   Мифрильное лезвие пропороло сталь и уперлось в сплавленную для прочности скалу тоннеля! Раздался жуткий скрежет. Почти неразрушимый металл наконец нашел себе достойного врага в форме тысячепудовых нагрузок. Рукоять кинжала рвануло из руки. Капсула затряслась в припадке, забилась о стенки подгорной тропы. Обшивка продралась, скатавшись неопрятным холмом стальных листов со сверкающим клинком посреди мохрастого хаоса. В дыру видно было как бороздит камень надежно засевшее лезвие. Пассажиров швырнуло о стену. Раздались стоны вперемешку с матюками. В разрыв плеснула вода, а за ней пришла настоящая перегрузка.
   - Слишком поздно! - успел проорать Валд. - Скорость еще очень велика!
   И последовал удар! Отделенная лишь тонким слоем жидкости, не сумевшая вовремя достаточно затормозить, капсула врезалась в глыбу люка на конце тоннеля!
   Возможно, наша история на этом и закончилась бы. Даже несомненно, будь система тоннелей в рабочем состоянии. Но богиня судеб, сыгравшая так много злых шуток с отрядом на пути сюда, наконец подарила путникам свою улыбку.
   Механика опять не сработала как положено. Люк оказался захлопнут, но не закрыт! С жестяным ахом черное обтекаемое тело вагона вышибло створку и ворвалось на станцию, круша каменные колонны. В ворохе свистящих камней и металлических ошметков, увитая струями брызжущей воды капсула пронеслась по зале. Снесла пару каких-то отгородок, повернулась боком и врезалась в своего собрата, стоящего в запасном желобе. Засверкала туча искр, раздался очередной скрежет. И все стихло. Лишь кое-где потрескивали небольшие огоньки, вызванных трением, пожаров. Но и они, один за другим, гасли, залитые водой.
   Безмолвие вернулось на разрушенную станцию. Сгустились тени. Только неживое красно-оранжевое сияние магических узоров нарушало ткань темноты. Ни единого огонька наподобие гномьих светильников на покинутом вокзале не горело. Ни единой живой души не привлек шум. Слюдяные горы встретили незваных пришельцев безразличием...
   Гарсиа пришел в себя. Полежал расслабленно в течение долгих минут в ватной тишине обволакивающей тело. Прислушался к себе. Особых повреждений не обнаружилось - великая вещь ладно скроенные доспехи. Воин отделался сплошным синяком на спине и хм.. ниже. Оценив общее состояние как удовлетворительное, паладин поблагодарил богов и рискнул открыть глаза.
   Его окружала темнота. Вязкая как кисель, неприятно сдавливающая, так, что в первую секунду у него даже перехватило дыхание. "Где я?" Воин привычно взял себя в руки. "Что-то я стал нервным. Возраст? Темноты обычной испугался. Обычной!?" Гарсиа понял что его так напрягло. Его заклятая силой Света броня не испускала свечения как обычно. Он торопливо огляделся. Взгляд выхватил из мешанины цветных пятен одно, имеющее слишком явные очертания, чтобы быть глюком. Рваный треугольник отсвечивал оранжево-сиреневой смесью. "Дыра в полу! Свет есть снаружи. Это же капсула!"
   Справившись с дезориентацией паладин почувствовал себя окончательно вернувшимся в реальность. Прошептал воззвание к Белому, усиливая заклятие на доспехах. Темнота отступила, раздалась в стороны, заклубилась знакомым мельтешением недовольных арахнидов.
   В открывшемся светлом пятне обнаружился клубок закованных в железо тел. На полу брызги крови. Из кучи донесся стон, другой. Тела пришли в движение. Гарсиа кинулся помогать.
   Спустя двадцать минут весь отряд был в сознании. Как ни странно, особо пострадавших не было. Впрочем, гномьи доспехи по качеству едва ли уступали паладинским, а выносливость подгорного народа давно вошла в легенды. Вывихи растяжения и расквашенные носы за ранения, ясное дело, никто не считал.
   Паладин коротко обрисовал Валду текущее положение дел. Тот проникся.
   Люк распахиваться не пожелал. Наверное позабыл от удара, как это делается. Гарсиа было примерился решить проблему при помощи привычных средств, но гномы его мягко придержали. Валд и еще один карла, тот самый, что назвался Ромом, чем-то бодро забряцали по углам. Пошептались. Еще покряхтели, после чего задняя стенка вагона просто выпала наружу, открыв дорогу внешнему миру.
   Внешний мир не замедлил ворваться в широкое отверстие ледяным порывом, знакомого по дыре в полу, освещения. Оно окатило путников с ног до головы, оставив на лицах какую-то печать, словно бы тоскливого недоумения. Мол, что за букашки?
"Да откуда же это? Темнота непохожая на темноту, свет который будто и не свет вовсе. Это даже не некромантия, просто мир вокруг словно поменялся в одночасье..." Одновременно с этой мыслью вокруг паладина закружились, заиграли красками саламандры. Они так легко, цеплюче, перескакивали по его доспехам, что казалось - летят.
   - Что? - Спросил Гарсиа.
   - Не знаем. - Пришел ответ. - Просто вокруг неправильно. Угроза. Огненный щит укроет тебя.
   Гарсиа поднес руки к лицу - ореол едва различимого пламени жил своей жгучей жизнью. На его поверхности то тут, то там вспыхивали искорки. Он с тревогой взглянул на гномов. Валд перехватил его взгляд.
   - Оставь, воин. У нас свои секреты.
   Гарсиа кивнул, и шагнул за пределы вагона.
Посреди станции над узором на полу светился, сотканный туманными канатами, глаз. Око покачивалось из стороны в строну, обмахивая вниманием немаленькое помещение. Сиреневый зрачок имел хищный вертикальный разрез.
   "А вот и стандартная черная магия. Легки на помине." - Подумалось Гарсиа. Его рука зашарила на поясе, наткнулась на пустые ножны. - "А, демоны, с кинжалом можно проститься". Взгляд, брошенный вдогонку мыслям, подтвердил правильность догадки. Рукоять полностью скрылась в складках изодранного металла, и лишь оконечник лезвия зло торчал из наружной стенки вагона.
   Стены станции покрывала своеобразная наскальная живопись, имеющая мало общего с входящим в моду графити. Магические плетения, казалось врезаны в камень. Пальцы скользнули по такой светящейся линии, не почувствовав изменений текстуры поверхности.
   - Не волнуйся на счет этой мазни Гарсиа. - Проговорил за спиной озирающийся Валд. - Гномов еще никто не сумел откуда-либо выжить. Не выйдет и теперь. Мы уходим лишь сами. А здесь коли понадобится весь верхний слой камня снимем. Дай только маляра этого найти. Проблему решить.
   - Найдем. Вон он, видишь, пялится. - И уже обращаясь к глазу. - Что, смотришь? Красоту неземную разглядел?
   Броня воина Белого полыхнула еще ярче и что-то нарушилось в тонкой балансировке заклятья. Глаз расцветило яркими бликами, он скатался в черную воронку и схлопнулся сам в себя. Узор под ним потух. На место черной волошбы сразу устремились струйки непонятной вязи, что пятнала, по прежнему, стены.
   Думаю, стоит нам двигаться. Мы привлекаем к себе слишком много ненужного внимания.
   - Чувствуете? Холодно.. - Невпопад отозвался Валд. - Опять оборудование отказывает что ли? Весь комплекс отапливается от глубинных магматических котлов Хозяина Пламени. Холода быть не должно. И связь станционная не действует. - Помолчав добавил он. - Я проверил. Мы отрезаны.
   Отряд двинулся вперед к выходу из зала станции.
   - Надо добраться до жилых массивов. Там должен быть хоть кто-то..
   - Думаешь твои соотечественники допустили бы такое, будь они э... способны действовать, а Валд?
   - Ты имеешь в виду "будь они живы"? Не стоит смягчать слова. Реальность следует принимать такой какая она есть. Боюсь ты прав. Но надежда еще не потеряна. Кстати, ты не забыл, что отвечаешь за разведку? Давай, покажу куда мы направляемся.
   Они повозились пару минут с картой, после чего Гарсиа нырнул в расчерченную неизвестной магией полутьму.
   Около получаса он шагал по практически прямому тоннелю, широкому как имперский тракт. Затем, согласно плану, повернул в одно из боковых ответвлений.
   "Интересно, а сами они как здесь ориентируются?" Гном о способах нахождения дороги в их лабиринтах не сообщил даже союзнику. Просто велел считать ответвления. Что будет если он проглядел какой-то из поворотов, Гарсиа старался не думать.
   Так или иначе, но все обошлось. Спустя четверть лиги потолок коридора пошел вверх, а впереди замаячили знакомые по престольным горам колонны-дома. Вот только не было здесь ни шума городища, ни света в круглых оконных проемах. На месте праздничных игрушек, подсвеченных изнутри волшебными огоньками, возвышались великаны каменного леса, мерцающие чернотой дупел-окон.
   Задетый за живое мрачной картиной, паладин приостановился. Оперся рукой о стенку коридора. Оранжевые узоры охватили тело знакомой неестественно-липкой теплотой. И вновь казалось паучки из тумана засуетились на периферии зрения. Воздух потяжелел. В противоположность теплу узора, по пещерам потянуло морозцем. Гарсиа вновь попытался приглядеться. И на этот раз получилось! Никакие не паучки - вихри черных снежинок вьются вокруг! Застывшая обсидиановым пухом ночь! Он аккуратно подставил ладонь, но вокруг колыхнулось, и странный снег пропал так же внезапно, как проявился. Растянулся неощутимой пленкой в воздухе.
   Паладин брел по разрушенному городу народа подземелий.
   Мороз. Доспех холодит даже сквозь ткань поддоспешника. Да что там - сквозь огненный щит, что полыхает по прежнему вокруг. Похрустывает иней под тяжелыми сапогами. Его следы - единственное что нарушает белую дымку. Вокруг нет особенных разрушений. Нет даже баррикад и стен на входе в пещеру. Ощущение такое, словно разумные просто ушли. Вот только портит картину то, что метко называют "бардак". Хаос разбитой посуды, брошенных вещей. Глиняные черепки надломленных жизней. А тепло - вот оно, рядом. Прикоснись, только, к стене и потечет оно гнилью по коже. "Нет уж. Лучше мерзнуть".
   Его внимание привлекает зал префектуры. Окраина поселка - у гномов свой менталитет. Кто такой управитель? Судья. Помощник людям - не символ благополучия.
   В зале сумрачно. Вместе с тем узоры на стенах становятся явственней. Диковинные цветы свивают свои плети в толще камня. За полукольцом каменной столешницы сидит откинувшись старик. Колеблется вокруг него черная дымка. Глаза древнего гнома широко распахнуты. Раззявлен в муке рот.
   Гарсиа подходит ближе, дотрагивается до немощного плеча. Встряхивает.
   - Эй.
   Разум гнома всплывает из пучины кошмара.
   - Кто? - Хрип. - Кто здесь?
   "Как он выжил тут? В таком холоде?" Паладин тянется к застежке плаща. "Отогреть!"
   - Это друзья. Вам помогут. Держитесь.
   - Нет. Не то. Не важно кто. - Старик не слышит или не понимает. - Уже поздно для всех. Бегите отсюда. Если можете еще. Или нет. Нельзя. Разнесете смерть. Смерть вокруг. И умереть. Надо умереть. Оно сильнее. Но я победил. Старики не нужны. Только нежить. А я победил!
   Гном вытягивается, деревенея. Жизнь покидает истерзанное тело. И, одновременно с этим, раздается под гулкими сводами разочарованный вой. Темнота грязных снежинок наваливается со всех сторон. Ярче, контрастом, проступает оранжевая магия стен. Упругий комок инфразвука толкает паладина на пол. Глухо гремят доспехи. В неверном танце теней срывается с останков управителя мутная клякса. Устремляется в сторону Гарсиа. Черный дым прорезают сиреневыми щелями раскосые глаза.
   Уж ты не уйдешь от меня! - Шипит баньши. С разлета впарывается в пламя щита саламандр! Вспыхивает истинным пламенем!
   Невесомые хлопья пепла вертят хороводы в воздухе. Гарсиа трясет головой приходя в себя. По углам зажигаются сиреневые фонари. Еще тени! Паладин упруго вскакивает на ноги, оценивает обстановку. Раскидывает руки, проворачивается на носках, замыкая Круг. Щедро, даря почти весь свет своей души. Сияющее кольцо разгоняет мрак. Стены сотрясает ударная волна. Базальт трескается и осыпается. Первого этажа у здания больше нет, и сверху доносится треск! Смычка с потолком не выдерживает. Гарсиа, перекатом, уходит из под глыбы осевшего здания!
   - Думаю это вас задержит.. - Голос паладина звучит устало.
   Полчаса спустя, Гарсиа встретился с основным отрядом у входа в коридор, ведущий к городу. Картина, которую он застал, была безрадостна. Отряд недосчитался одного гнома. Того самого, чье имя ему было известно. На отряд тоже напала баньши. Только огненного щита у них не было.
   - Значит говоришь старик сопротивлялся до последнего? Умер свободным? Удивительно. Эти твари сильны. Чтобы поработить дух Рома ей хватило полуминуты. А здешний судья продержался несколько недель.
   - Они сильны за счет других. Слишком высока концентрация зла вокруг. Их подпитывают. Обычно баньши боятся света и не могут сломить дух взрослого человека. Захватывают лишь слабых. А тут! Мне очень много пришлось отдать чтобы уйти. Ближайшие несколько суток я не способен взывать к Свету.
   - Однако это не объясняет пропажи жителей. Всех поработить не могли. Гномы тоже не лыком шиты. Да и узор оранжевый этот. Не нежити работа.
   - Старик говорил что-то. "Старые не нужны. Только нежить". Быть может он имел в виду, что старики не подошли для чего-то, и их отдали на растерзание?
   - Похоже на то. Посмотри, Гарсиа, Узоры становятся все явственней. Словно растет сила их. Это ведь цветы нарисованы. Странные, не добрые, но цветы.
   - Да. И растут они из местных подземелий. Погляди, уже у пола цвет чуть насыщенней. Нам нужно вниз. Только, боюсь, не уйдем далеко. Баньши, с которыми я столкнулся, уже должны были выбраться из под завалов.
   - Не беда. Теперь хоть часть угрозы ясна. Пусть попробуют поймать гнома под землей.
   Валд провел отряд за угол. Подошел к стене. Начертил кончиком топора несколько незнакомых Гарсиа рун. С протяжным скрипом-шорохом гранитная панель подалась назад и ушла в глубь скалы, открыв проход. Туда сразу устремились первые тонкие ростки магических рисунков. Гном озабоченно посмотрел на них.
   - Заходите быстрее. Это резервная система тоннелей. - Объяснил он паладину. - Здесь не найдут.
   - Уверен?
   - Да. Они хорошо защищены. Видишь, стены чистые еще.
   А потом был марш. Бросок с полной выкладкой. На пределе сил. Все чувствовали надвигающуюся угрозу. Кроме того до ушей доносился вой. Нежить не могла их найти, но чуяла. Шла по пятам, вдоль бесконечных пещер и винтовых лестниц. Уровень за уровнем.
   Беды на этом не заканчивались. По сути, возникла проблема посерьезней преследующей нежити. Гномы почувствовали недомогание. Вначале легкое, едва ощутимое, оно быстро переросло в свинцовую усталость.
   - Понимаешь, - объяснял Валд севшим голосом, - Как давит что-то.. Зовет. Мы еще у узоров этих почувствовали. Как к стене подойдешь так и вовсе невмоготу. Но и на полу ведь они есть, цветочки проклятые..
   И правда. Ноги у гномов покрылись алыми пятнами, как от обморожений или ожогов.
   Скорость передвижения упала весьма ощутимо.
   - Валд, мы идем, по моим ощущениям, уже больше двадцати часов. Отряд больше не выдержит. - Паладин и сам выдохся, а потому понял, что без привала не обойтись.
   Гном придержал Гарсиа и приотстал сам. - Пойми, я боюсь, если мы ляжем, то уже не сможем подняться.
   - Но мы даже не знаем, куда идти.
   - Знаем. Погляди на цветы где-нибудь в переходах, где есть. Я наблюдал, стебли уже ясно указывают направление! Беда пришла со старых выработок. Мы уже на одном из самых нижних горизонтов. Дальше только они. Брошенные шахты. Но, чтобы до них добраться, придется покинуть окольные пути. Там не прорубали дублирующих коридоров. Мы должны быть готовы биться!
   - Тем более! Если не отдохнуть нас можно брать голыми руками. Не остановившись сейчас мы положим всех. Так хоть есть шансы.
   - Хорошо. Убедил. Заночуем у выхода. Быть может и обойдется. Здесь ведь нет узоров.
   Отряд встал лагерем у ворот, закрывающих дорогу к старым штольням. Разумные попадали, кто где стоял, как только Валд скомандовал отбой. Дозоров решили не выставлять. Черного снега вокруг не наблюдалось, да и баньши, казалось, приотстали. Впрочем, от дозорных после такого перехода все равно было мало толку. Сил не осталось.
  
   Паладин спал долго. Разбудила его тишина. Куда-то подевался могучий храп его соратников. Даже просто глубокое дыхание спящих перестало прослушиваться. Зато ясно стал ощутим знакомый тяжелый гул горы, прятавшийся, до поры, за другими звуками. Гарсиа насторожено послушал окружающее, но, не уловив непосредственной угрозы, расслабился. Открыл глаза.
   Картина представшая ему была безрадостной. Оранжевые узоры нашли дорогу сквозь камень. Под спящими гномами растекались сияющие кружева. Воин принялся расталкивать своих товарищей. Тщетно. Симптомы были теми же, что и виденные им на промежуточной станции.
   Наверное, впервые в жизни, у Гарсиа начали опускаться руки. Чем помочь в этой ситуации он не знал. К счастью, он не успел поддаться отчаянию. Валд, вдруг, шевельнулся и сел. Секунду в его взгляде не было и следа осмысленности, но тряска помогла. Под собственные громкие стоны гном пришел в сознание.
   Вместе им удалось лишь растолкать еще двух членов отряда. Имя одного из них паладин уже успел узнать - Грим. Второй оказался Клором.
  
   Поредевшая экспедиция входит в услужливо распахнувшиеся ворота. Коридоры здесь - действительно шахты - не те удобные пути с выложенными гранитом стенами, как на верхних горизонтах. Низкие потолки. Опорные балки и пыль. Отвалы породы под ногами. Кое-где встречается знакомый паладину лишайник. Наверняка есть и плесень. Таится, ждет неосторожных путников в темных тупиках.
   Роднит эти штольни и верхние горизонты одно - узоры пестрят стены. Магия здесь настолько сильна, что временами рисунки сливаются в сплошные золотистые полотна. И холод, тот же холод. Клор не выдержал первым. Обнаружив потерю, путники вернулись назад и нашли его в том же состоянии, что членов отряда получасом ранее. Пришлось оставить.
   Наконец, тоннель вывел их к пересечению шахт. Близость их цели ощущалась все явственнее. Возможно, именно это заставило Гарсиа потерять осторожность. Спотыкающиеся же гномы, были не способны смотреть по сторонам.
   Как бы то ни было, они оказались в ловушке. Знакомые черные облака завихрились в низких арках проходов. Перед лицом гибели оцепенение оставило низкорослых ополченцев, и они встали с паладином спина к спине. К сожалению, это позволяло лишь оттянуть развязку.
   Размахивая кувалдой по сторонам, Гарсиа чувствовал, как слабеют его спутники. Оружие не убивало нежить, а лишь отбрасывало. Позволяло держать на расстоянии. Свист металла в воздухе. Мечущиеся враги. Бежать некуда! В шум битвы неожиданно вклинился тонкий голосок. Позабытые саламандры напоминали о себе.
   - Ты можешь уйти. Мы защитим!
   - Уходи. - Сразу поддержал Валд. Ты единственный, от кого еще есть толк. Не забывай нас.
   - Нет. Это глупо, но я не могу. Против принципов. Простите. Видно судьба.
   - Мы можем помочь! По другому. Всем! Но тогда мы останемся здесь. Не сможем тебя больше защитить от врагов и болезни.
   - Так действуйте! Что мне болезнь? Выдержу как-нибудь. Вон Валд же держится. Да и сдается мне, что зараза эта непростая, только для гномов волошбой выкована.
   - Ты уверен?
   - Да, быстрее! Я прошу! Если можете, делайте!
   Хорошо, прощай добрый, сильный, слабый. Приходи нас кормить-навещать! Обещай!
   - Приду!
   - Брось наш огненный камень на землю!
   Рубин с остатками порванной цепочки падает в мягкую пыль пола. Узоры чужой магии гаснут. Зато начинает светится сама порода. Вытаивает огненной лужей. Шире. Шире! И вот уже пересечение штолен заполняет огненное озеро. Расплавленный камень бурлит. Под ногами друзей каменная площадка. В их сторону не летит ни одной искры! Зато нежити достается по полной... Из магмы поднимаются толстые щупальца. Каменный осьминог - новорожденный Дух Огня - ловит незваных пришельцев, сжигая их своей яростью! В недрах горы возникает новый магматический котел, ему нужно топливо. Нежить - вполне приемлемая подкормка пламени!
   Идите. - В магме проступает каменная тропка. - У вас еще остались дела. Тьма не пройдет здесь. - Глубокий голос смолкает. - Духи редко снисходят до разговоров с людьми.
   - Вперед.
   И они бегут. Верста. Другая. Погони действительно нет. Да и цель, вот она. Большая естественная пещера. Друзы кристаллов, яркое освещение.
   Грим опускается на колени. Замирает в привычном столбняке. Болезнь сломила его волю. Но это уже не важно, ибо здесь решает не сила. "Нет таких сил!" - Отчетливо понимает Гарсиа.
   Источник света в помещении - огненный человек. Его тело висит в воздухе вертикально. Ноги сжаты, руки раскинуты в стороны. Растопырены пальцы. Лепестки света формируют оперение. Кисти - канва маховых перьев. Когти-лучи. Феникс. У ног легенды на невысоком постаменте покоится самоцвет.
   - Аркенстон!! - Выдыхает Валд. - Сердце гор! Святыня нашего народа найдена!
   Но паладин видит и другое. Весь пол покрыт рунами черной волошбы. И сам камень испещрен черным узором. Сердце гор опутано нитями зла! Они свиваются в канаты. Магический поток тьмы от оскверненной святыни вливается в ауру феникса. А от крыльев его и головы уходит к потолку другой поток. Столб оранжевого света распадается на ручейки, формирует первые рисунки. Корни нарисованных больных цветов! Феникс Ведет крылом и горячие световые кинжалы пронзают доспех Валда в нескольких местах. Плещет кровь. Гном оседает вниз, ползет в сторону.
   - Зачем? За что? - Кричит паладин. - Ты же легенда! Первый соратник Белого! Его Архангел! Что случилось с твоим Светом?!
   - Меня еще помнят? Удивлен.. Я легенда. Первый соратник.. Почему тогда все от меня отвернулись?! Где теперь Белый? Исчез! Бросил меня. Я умирал без его Света! Мне неоткуда было пополнить силы! Я сгорал отдавая себя вам! И что? Кто помог мне? Вы? Нет! Это Темный, которого вы все презираете и боитесь рассказал как найти этот камень! Зачаровал его на меня! Спас мне жизнь! А взамен всего несколько услуг. Мелких. Впрочем, мне понравилось побочное свойство союза со святыней подгорного народа! Я понял, что это мое право, властвовать! У гномов не было богов, но теперь я их бог и судия! И в моей власти наказывать тех, кто мне не подчинится! Твой друг слишком долго сопротивлялся моей воле!
   - Тогда защищайся. Божок недоделанный. Белый похоже абсолютно не умеет выбирать друзей. Неудивительно, что такие как ты свели его в могилу..
   - Белый мертв?!
   - Не знаю. Помрешь, не забудь уточнить.
   Огненные клинки полосуют пространство. Феникс обрушивается с высоты на Гарсиа. Энергетические каналы причудливо выгибаются сохраняя фокусировку. Перья секут металл как масло. Не мифрильные части брони покрываются разрезами. Паладин старается принимать удары на наплечники и чушку кувалды. На совесть сработанная магия Гоара поглощает мощь феникса не хуже истинного серебра. Но тварь теснит воина. Раны пятнают кровью одежду. Ответные атаки не наносят врагу урона. Слишком силен феникс, подпитываемый черной магией.
   "Камень!" - Проскальзывает в горячке боя мысль. Гарсиа выдерживает серию наскоков демона и ныряет под один из бросков. Кувалда тяжело гудит в замахе! Опускается на Аркенстон! Удар страшен. Треск! Верный молот паладина разлетается кучей обломков. Черный канал колеблется и вновь вспучивается силой. Сердце гор невредимо. Не тот это уровень..
   Оставшийся без оружия Гарсиа склоняется под градом ударов. Новые раны. Воин Белого слабеет.
   И тут в рокот битвы вплетается мелодичный перезвон! Тонкое пение не спутать ни с чем. Позабытый всеми, Валд бьет кулаком в латной перчатке по лезвию своего топора. Лайнилл, металл впитавший душу народа подземелий, рождает звуки! А Сердце гор слышит их! Разгорается внутри огромного самоцвета неяркое сияние. Пульсирует, стирая руны смерти и тлена! Рвутся нити черной магии. Набирает силу рокот проснувшегося Аркенстона. Уже не тот больной тусклый гул, но ровные удары горного сердца заполняют помещение! Темный поток иссякает..
   Стонет феникс. Узоры из цветов, пронзающие тысячи лиг горного массива, тянут силы. Гаснет свет оперения, закрываются глаза огненной птицы. Вспыхивает тщедушное тело. Миг, и исчезает предатель! Гордая сущность ставшая тьмой.
   Гарсиа подползает к Валду. Сил ходить не осталось. Раны тянут к земле. За ним остается красная дорожка.
   - Ты как? - Спрашивает он гнома.
   - Не дождетесь...
   - Даа.. Два полутрупа в лабиринте. Ситуация. Поможешь перевязать царапины?
   - Помогу конечно. А ведь он когда-нибудь вернется, да? Он же бессмертен на самом деле?
   - А кто его знает-то? Лично я первый раз такого убивал...
  

Глава 17. Воин

   Интерлюдия 3.
  
   Пряные ароматы летнего луга исчезли, уступая место дождю и ветру. Затем и сам ветер с ревом унесся вдаль оставив лишь ощущение мокрой головы, темноты и холода. Курт с усилием разлепил тяжелые веки.
   - Очнулся! - громко сообщил в пространство склонившийся над ним человек с пустой бадьей в руках.
   - Хорошо, иду. - Знакомый голос прозвучал сухо.
   - Отец ... Где я? Что случилось? Ох.. как же болит голова..
   Молодой маг дернулся и сразу обнаружилось, что его запястья и лодыжки что-то удерживает. В памяти забрезжили первые воспоминания.
   - Нападение? Меня похитили?!
   - Лежи спокойно, дитя. Цепи серебряные, тебе не вырваться. Не стоит тратить без благоволения Белого силы, кои еще понадобятся тебе.
   - Что происходит, отец? Почему вы здесь? Вы тоже пленник?
   - Все мы пленники своих страстей в какой-то мере.. Но это неважно. Привстань. цепи это позволяют. Учти в помещении достаточно много охранных заклинаний. Не делай глупостей.
   Пленник неловко приподнялся и сел на плите из ледяного дуба. Доставленное с морозных равнин дерево пило тепло как камень, да и по твердости ему почти не уступало. Сидеть на таком было еще неприятнее, чем лежать. Взбодренный этим морозцем, Курт осмотрелся.
   Большая, похожая на гостиную или приемную, комната из которой вынесли всю мебель. На полу лишь два длинных ящика-постамента на одном из которых он сам. Его обступили три человека. Один - его духовный отец, другой, в простой робе с ведром, обливший его водой прислужник. А лицо третьего, стоящего в отдалении, полускрыто под тяжелым капюшоном. Впрочем, рисунок на рясе выдает и его, хоть и трудно в то поверить. Лично наместник Белого на земле.
   - Хватит церемоний. Приступайте! Или делать все самому? - голос Наместника звучит пренебрежительно.
   - Да, Епископ.
   Отец Ктинр отступил к соседнему ложу. Курт вдруг понял, что та куча тряпья на нем - второй пленник. Рассудок согрела иррациональная мысль: "Я не один!".
   Повернувшись на сколько позволили неудобные цепи Курт окликнул своего товарища по несчастью. Тело на ложе пошевелилось, открывая лицо. Глаза незнакомца полыхнули алым, из под верхней губы блеснули сахарные клыки! Только теперь маг испугался по настоящему. Происходящее перестало казаться неумным розыгрышем. Прикованный к соседней плите серебряными цепями, на него холодно глядел вампир.
   Тем временем Ктинр проделывал странные манипуляции. Он достал откуда-то комплект хирургического инвентаря, которым пользуются студенты Академии с факультета "Жизнь". Выудил средних размеров золотой, с богатой отделкой, кубок. Приблизился к изголовью вампирского ложа.
   Носферату зашипел, рванувшись вперед. Попытался достать священника, но тот резко отшатнулся. Повинуясь мимолетному кивку священника, безмолвный его помощник подкрался с другой стороны и ухватил неумершего за волосы. Ктинр проворно подскочил и, коротко замахнувшись, засадил кромку чаши под клыки нежити. Тот заскреб зубами по мягкому металлу, на дно чаши заструилась белесо-желтая слюна. Священник повращал емкость, чтобы набрать больше яда, затем отставил ее в сторону. Извлек большой шприц для переливания крови, наполнил его. Вернулся к Курту. Маг, как завороженный смотрел на медицинский инструмент в его руках. Жидкость за прозрачными стенками, клубилась, живя собственной жизнью.
   - Ты хороший прихожанин, дитя. - Голос отца Ктинра вывел пленника из оцепенения. - И ты маг. Ты разбираешься во многом, что недоступно простым смертным. Скажи, почему ты так рьяно, искренно веруешь?
   - Я.. я не знаю отец.
   - Зато я знаю, Курт. Я хорошо успел изучить тебя. Ты боишься. Ты сильный волшебник, и можешь длить свою жизнь пока не устанешь, но этого противного Белому дела тебе мало! Ты боишься умереть от иных, нежели старость, причин. Ты ищешь в Белом утоления своего потаенного страха! Ты жалок. Но Он услышал тебя. Сегодня тебе дан шанс изменится. Забыть о болезнях, о смерти. Теперь у тебя будет защита. Но, как существо не лишенное свободы воли, для этого ты должен сделать выбор...
   Глаза Курта расширились. Он понял.
   - Нет, мой выбор - нет. Да, я боюсь, я очень боюсь, но мне не надо такого бессмертия, отец! Я отказываюсь!
   - Неправильно, Курт. Разве я говорил об этом выборе? Никогда! Это решение принято давно! Поздно о чем-либо сожалеть.
   С этими словами священник вонзил иглу в грудь своего прихожанина. Курт следил за сокращающимся столбиком жидкости, почти не чувствуя боли и мертвящего холодка разливающегося в грудной клетке. Не в силах пошевелиться от шока и ужаса.
   Ктинр выдернул из его тела опустевший шприц. Ну вот и все. Теперь о выборе. Он вернулся к прикованному вампиру и снова взмахнул шприцем.
   - Уж прости, никакой гигиены. Впрочем, никому из вас это теперь не повредит.
   Наполненный теперь уже темной вампирской кровью, светящий сиреневыми прожилками, баллон инъектора вновь оказался перед лицом мага.
   - Ты сам все знаешь, Курт. Вампиризм весьма плохо лечится даже при случайных укусах. Дозы которую, ты получил с лихвой хватило бы на семерых. Ты умрешь. И станешь упырем. Рабом вот этой твари. - Священник кивнул в сторону Вампира. - Мерзким, бессмысленным чудищем. Однако есть и другой путь! Стоит тебе выпить этой крови. Или сделать укол. Результат один! Твое бессмертие и независимость.
   - Это и есть смерть! То что вы сделали это... это.. - Курт закрыл лицо ладонями, даже не заметив, что он более не скован.
   - Позволь Белому судить нас самому. Я готов ответить перед ним, а ты? Как я понял, ты отказываешься от дара? Тогда ты сможешь предстать перед ним очень скоро.
   - Я.. нет, дайте.. Я не могу! Я хочу жить! - Курт потянулся к шприцу. К заветной крови вампира-инициатора.
   Священник отвел руку со шприцем в сторону.
   - Я не сомневался в твоем выборе, дитя. - В голосе Ктинра прорезалась нотка удовлетворенности. - Белый сделал тебе щедрый подарок, теперь ты это понимаешь! Однако Он ждет от тебя ответной услуги, только исполнив волю Его получишь ты желаемое. Помни, мы можем убить тварь в любую секунду и кровь сгорит, став тебе недоступной. Ты умрешь, если предашь своего бога, в том твое испытание..
  
  
  
   Окно портала открылось в большом храме. Я ступила на камень древних плит и завертела головой. Высокие своды уходили в синюю дымку неясного свечения. По стенам догорали факелы, словно хозяева этого места ушли лишь недавно. Но вековая пыль говорит о другом. Впрочем, большое черное пятно вампирской крови выдавало последних посетителей. Эту породу ни с чем не спутаешь.
   Однако, не это заостряло на себе внимание. Храм действующий!
   Источником синего тумана оказался жертвенный камень в центре помещения. Он весь был окутан этой дымкой, уходящей столбом вверх, к потолку капища. На полу, вокруг алтаря, пульсировал черный, составленный из сотен рунических символов, круг. Художества мне знакомы. Подобное я не далее как полчаса назад (Полчаса ли? Порталы иногда весьма серьезно шутят с временными потоками..) наблюдала на месте происшествия в подвале.
   Чья же это работа? На близнецов совсем не похоже. Неужели, все-таки, вампир? Все указывает... Да и пленник говорил... Но, сложно поверить. За этим племенем не замечено большой любви к магии. И следы драки вокруг... Что же здесь было?
   - Ванда, взгляните! - Гулунд вновь привлек мое внимание к происходящему на жертвеннике. Текущий вверх синий дым стал плотнее, обретя светящуюся сердцевину. Но на этом процесс не остановился. Эволюция форм продолжалась до тех пор, пока не сформировала клинок сложной формы, до половины ушедший в камень. Непосредственно перед поверхностью жертвенника лезвие словно теряло материальность, растекаясь по нему все той же дымкой.
   От этого зрелища нас отвлек скрип. Я обернулась на высокие двери. Одна из створок храмовых ворот оказалась распахнутой. Льющийся сквозь открывшийся проем, яркий утренний свет подтвердил мои догадки на счет временного сдвига. Кроме этого, безусловно полезного моему самолюбию "Все-то я знаю!" деяния, он оттенил высокую фигуру непривычных очертаний.
   Деталей у тени разглядеть не удалось - лишь чернота на белом фоне, однако четыре руки, непропорционально большую, по ширине плеч, голову и хвост мне выделить удалось. Вроде. Тень замерла при виде нас на долю секунды и метнулась в сторону, под защиту мрака колонн, удерживающих свод.
   Прошуршал в воздухе быстрый взблеск. Бдзенкнул прямо перед моим носом о лезвие гулундова меча, выбросив сноп искр. На пол упал метательный нож. Орк отвел от моего лица широкое лезвие, покрытое вязью темного наречия.
   - Выходи!
   - Уходите прочь! Вам не место в храме Меча! Бог пробудился!
   Быстрая фигура кинулась из тени к алтарю.
   - Нет! - Мгновенно сообразила я, к чему все идет. "Воздушный кулак" отбросил гибкую тень. Вслед заклинанию метнулся Шаа. Однако, не преодолел он и половины пути, как призрачный меч вырвался из камня, и рассек мою змейку пополам. Шаа недовольно зашипел. Нити золотого льна срослись мгновенно, однако магические затраты оказались довольно существенными. Змейка прянула назад.
   - Гулунд, останови их! Не дай ему коснутся меча! Иначе мы огребем большую кучу неприятностей!
   Я швырнула в парящий в воздухе клинок фаирболл. Меч рассек магию в воздухе, невредимым пройдя сквозь пламя. Тем не менее, от цели своего полета - лап пришельца - волшебное создание отвлеклось. Ага, очень удачно. Особенно если учесть, что теперь эта штука летела ко мне! Гулунд растеряно посмотрел в мою сторону.
   - Я сама справлюсь! Займись тем, другим!
   Ага, легко сказать "справлюсь". Интересно, как.
   Магия, скованная силой пронизывающей храм, подчинялась неохотно. Мне хватило времени еще на кинетический импульс (меч чуть притормозил) и банальный энергетический выплеск, называемый в народе пульсаром (без видимых последствий). После этого силы мои иссякли, а лезвие свистнуло в воздухе, явно метя в мою беззащитную шею. Я, вспомнив всю свою долгую жизнь, полную лишений.. хе..хе, закрылась любимой книгой заклинаний.
   Собственно, на подобные случаи весь крепеж спеллбука на моей руке и был предусмотрен. Второй вопрос, как хорошо рассчитаны мои защитные заклинания на встречу с туманными мечами! Как показала практика, ни камень алтаря, ни мои потуги в области боевой магии на летающее оружие впечатления не произвели, что не добавляло оптимизма.
   Однако, сработанные на совесть чары выдержали удар! Я, в общем, удивилась. Клинок, как ни странно, тоже. По крайней мере он не стал продолжать атаку, а сдвинулся в сторону. В воздухе прозвучал глубокий голос:
   - Не вмешивайся, ведьма. (Это он мне? Сволочь!) Битва должна быть честной.
   Говорил сам клинок, в этом я ни секунды не сомневалась.
   - Кто ты? Бог?
   - Бог. Бог мечей. Пришло время великих битв. Для того чтобы я обрел силу, моя рукоять должна оказаться в руке достойнейшего! Мой жрец пришел сюда, но твой воин заступил ему дорогу. Исход решится в поединке. Будет жаль если победит воин, надеюсь его народ так же силен как мои сэты. Впрочем, ритуал должен быть завершен, сильнейший станет моим аватаром!
   А под сводами храма звенел металл. Гулунд, с удивительным для его туши проворством, кружил вокруг своего противника.
   Его врагом оказался кот! То, что я приняла за огромную голову было гривой, заплетенной в косички вдоль металлических лент. Подобная прическа явно защищала существо не хуже шлема. Кот стоял на задних лапах. Сильное поджарое тело было снабжено еще двумя парами рук-лап, каждая из которых сжимала по легкому клинку. Кончик длинного тонкого хвоста украшала кисточка с вплетенным в нее коротким лезвием. Мощные клыки и узкие зрачки глаз выдавали хищника.
   К счастью, орк тоже не был вегетарианцем, а его габариты даже несколько превосходили немаленького сэта.
   Однако, схватка на мечах дело весьма не простое, и мало что решает сила. На фоне покручивающего свои сабли кота, Гулунд, с огромным тупоносым двуручником орочьей ковки, смотрелся не блестяще.
   Я отвлеклась от поединка, срочно изобретая варианты. "Гордое стратегическое отступление на заранее выбранные позиции" не годилось. Этот план был хорош всем, кроме единственного момента - черные руны! Древний бог явно пробудился неспроста. Цели же тех, кто рисует подобные письмена, далеки от идеалов добра и света примерно так же, как я от невинности. Бросать все происходящее на самотек было бы весьма недальновидно.
   Тут, кинув взгляд на поле боя, я поняла, что поторопилась с выводами на счет своего телохранителя. Спросите меня, как можно парировать одним клинком удары четырех, и я лишь разведу руками, но орк это делал! На уколы же хвостового лезвия он похоже вовсе не обращал внимания, принимая их то на щитки брони, то на наплечники, или даже просто в плотный мышечный каркас. Это добавляло ему мелких порезов, однако никак не сказывалось на самочувствии. Здесь тактика "подранить, измотать, дать истечь кровью" явно не сработала.
   Тяжелый клинок порхал в воздухе, выстраивая защиту. Орочье оружие не подходило для прямых колющих ударов, зато было достаточно широким и прочным, чтобы использовать его в качестве щита. Однако, для замаха Гулунду просто не хватало времени. Жрец Меча орудовал своими лезвиями со скоростью гномьей мельницы. Орку явно не хватало еще одного клинка. Ага, и пары рук в придачу..
   Оба противника явно понимали всю патовость возникшей ситуации, но не видели выхода. Я подумала, что рано или поздно Гулунд все же потеряет достаточно крови, чтобы ослабеть. Его спина вся была уже покрыта мелкой сеткой порезов.
   Слово было за мной. Я отвела взгляд от площадки. И, как оказалось, зря! Гулунд тоже прекрасно осознавал, к чему движется дело, но его народ всегда умел воевать! И с подобным противником в том числе.
   Словив очередную комбинацию сэта на стандартный блок и. усыпив тем самым внимание оппонента, он неожиданно отвел сцепленные лезвия в сторону и ударил кота кулаком в нос!
   Я сказала второй меч? Беру свои слова назад. Не нужен он оркам. Если у тебя на каждом пальце по паре тяжелых стальных колец, а предплечье скрыто под толстым наручем, то от удара кулаком не покажется мало кому угодно. А ведь рука у Гулунда ох какая тяжелая. Совсем не человеческих габаритов.
   Раздался хруст, и сэт-жрец замер с опущенным саблями. Быстрое движение орка к нему за спину. Взмах! Тело кота расчертила наискось красная полоса, зазвенел рассеченный доспех. Труп тяжело осел вниз.
   Гулунд опустил лезвие. Особой радости на его лице видно не было.
   - Лучший! Ты доказал, что достоин! Прими же свою судьбу! - Звучным басом возрадовался туманный клинок.
   Судя по растерянному взгляду, Гулунд, в предшествовавшем диалоге по понятным причинам не участвовавший, в ситуацию не въехал. Я как могла обрисовала смысл происходящего. Орк кивнул, поняв о чем толкует клинок.
   - Значит ты блокируешь магию? - Обратился он к божеству. - Убери заслон, мне необходимо заживить раны.
   - Убираю.
   Тяжесть лежащая на плечах улетучилась, оставив ощущение свободы. Я вздрогнула, сдержав рефлекторное желание расправить плечи. Обращать на себя излишнее внимание в мои планы пока не входило. На теле орка распался в пыль один из амулетов, залечивая раны. Вслед ему скользнуло мое незаметное простенькое заклятье из арсенала шутников недоучек. От всего своя польза, правда?
   - И что ты хочешь от меня? - Продолжил разговор орк, вздохнув полной грудью.
   - Ты победил в бою того, кого я готовил к своему приходу всю его жизнь. А до него я говорил с его предками и с предками их предков! Но ты оказался лучше. Теперь ты будешь хозяином этого меча и проводником моей воли, аватаром!
   - Спасибо, не рвусь. Мне больше нравится жить своим умом и меня устраивает мой собственный клинок. Если на этом все, то мы уходим!
   - Стой! Неужели ты откажешься стать величайшим воином! Равным по силе многим богам! Завоевать весь мир! Ты просто не понимаешь, что я могу дать тебе!
   - Все я понимаю. Нет.
   - Что же, ты сам решил! Тогда ты умрешь за свою дерзость, а я дождусь другого чемпиона!
   Призрачный меч ринулся на орка. Гулунд парировал удар туманного лезвия. Вязь темного наречия на лезвии полыхнула золотом. Меч орка оказался не так и прост! Любопытно. Но, в мои намерения участие в гладиаторских боях уже не входило.
   - Все замерли! - Умение командовать приходит с должностью. Хоть какая-то польза от моих чинов. Послушался даже клинок. Повисев он огрызнулся:
   - Ты тоже умрешь, ведьма. Дождись своей очереди.
   - Все когда-нибудь умирают. Но не сегодня. Не то настроение, извини. - Я игриво повела пальчиком, указывая на пространство над алтарем. Снежинка над ним уже достигла размеров избы, и все мои усилия уходили только на то, чтобы удерживать эту махину в воздухе. Вещество, хоть и магическое, но дополнительных связок, чтобы сбалансировать заклятье с таким количеством маны, пришлось навертеть массу. "Уровень восьмой-девятый, не меньше".
   Остальные действующие лица углядели эту мечту пингвинов лишь сейчас.
   - Если кто-нибудь умирает, эта штука падает на твой алтарь. Думаю, в своем нынешнем состоянии ты весьма от него зависишь, а, бог? Или проверим?
   Лезвие не шевелилось.
   - Пока ты сам по себе, твоя власть распространяется только на храм, не так ли?
   Тишина.
   - Мы уходим.
   - Убери! - Нарушил молчание меч. - Убери и уходи. Мне не растопить столько, прежде чем это рухнет на камень!
   Я ринулась к выходу, увлекая за собой орка. - Уберу. Когда буду в безопасности! Последний совет, осмотрись в своем храме, бог. Ты ли хозяин своим мыслям?
   Оказавшись снаружи я шумно выдохнула, трансформируя магическую формулу. С шипением ставшая кипятком снежинка омыла алтарь. Рукотворный шторм плеснул волнами из приоткрытых дверей.
   - Надеюсь это повредит узоры. Не слишком хочется, чтобы он дождался следующего чемпиона. Хотя, стоит усложнить им задачу. - Я дунула на свою ладонь. Желтые семена-мотыльки затрепетали у меня в руке тонкими крылышками. Я подбросила вверх невесомое облачко.
   - Уходим.
   Мы с орком зашагали прочь, в яркий свет позднего утра. Гулунд так целенаправленно потащил меня, что я несколько опешила.
   - Мы куда?
   - Учитель, ты сама сказала "Уходим!", разве нет?
   - Да, но я имела в виду вон то! - Я указала назад, где поблескивали шипами первые ростки железных кустов. - Ты же тащишь меня куда-то конкретно!
   Гулунд, со скепсисом на зеленой клыкастой морде, оглядел заросли за спиной.
   - Ну мы здесь не просто так, мы преследуем вампира! Раз кровь не сгорела до сих пор, значит тварь жива!
   - Верно, но ее уже давно и след простыл. Ауру просто так не отыщешь. А храм теперь не осмотреть, чтобы кровь забрать и все такое. Боюсь, мы ее потеряли.
   - Почему? Зачем магия? - Просто сказал Гулунд. - А нюх на что? Вот он, след! Вампир, женщина, ранена, но раны затянулись. Двинулась на Запад...
   - Серьезно? - Не поверила я.
   Орк кивнул. - Идем?
   Интересно, что бы я делала без него?
   Мы прошагали весь дальнейший день без особых эксцессов. Темп старались поддерживать хороший, хотя признаюсь, угнаться за орком, тяжеловато даже мне. Дыхание приходилось экономить, и, в результате перекинулись в пути всего парой слов. Зато вечером, на привале у костра, я дала волю своему любопытству! Когда вокруг лес, ночь и тени колышутся в пляске языков пламени над раскаленными ветками, просто сидеть и молчать не удавалось еще никому.
   - Я думала, тебе не победить.
   Орк пожал плечами.
   - Четыре сабли, плюс эта на хвосте.. хм.. Странно, все-таки, звучит.. И техника великолепная. Эта пластика движений! Как тебе удалось, он же лучший воин?
   Гулунд поднял взгляд, и в его зрачках заиграли отблески пламени, наполняя их хищной краснотой. Улыбнулся и зевнул, прикрыв рот ладонью.
   - Знаете, Ванда, мой отец вождь, и дед тоже. Оркверк ведь это объединение под управлением совета вождей, понимаете? - Я кивнула. Особенности орочьей государственности я себе приблизительно представляла. - Так вот, - Продолжил он. - Оркверк возник в два этапа. Первый этап, стихийный. Наступило время и мелкие племена, каждый со своим Ханом, начали собираться под руку вождей. А уже потом вожди объединились в совет и провозгласили существование нашей страны. Ну, мой дед был первым вождем в нашем клане. Он сумел взять под контроль тридцать шесть ханств, и за власть над каждым из них приходилось платить кровью. Почему об этом рассказываю? В каждом таком ханстве был свой величайший воин! Иные поселения не насчитывали и сотни жителей...
   - На каждый лес свой царь зверей?
   - Именно. Насмотревшись на все это, дед основал школу Темного Клинка. Теперь это национальный вид искусства. Мы стали сильнее. Теперь с нами считается даже Империя. У вас мало хороших воинов, слишком полагаетесь на магию. Ваша реальная сила, только паладины. Вот Темные эльфы - другое дело. Но самый распоследний из них не позарился бы на этот меч. Им это не нужно.
   - А почему этот клинок не приглянулся тебе? Скорее всего он смог бы выполнить обещанное.
   - Аватар - это когда бог всегда с тобой и говорит тебе как жить. На мой взгляд, это обычная шизофрения. Ни чем не лучше. Потом, их воин.. Он ведь действительно очень хорош был. Мне жаль что так вышло. Его беда в том, что он забыл где находится. Битва это не ринг и не тренировочный зал. Если воин этого не понимает, значит у него был паршивый учитель... Я правильно понял, его учил этот летающий ножик?
   - По его словам.. Понятно. А что у тебя самого за меч?
   - Семейный. Хороший товарищ.
   Неожиданно где-то вдалеке раздался зычный рев. Горгона?
   - Гул, мне не послышалось?
   - Разве что нам обоим.
   - Но откуда?
   - Это не дикая, я уверен. Здесь их не осталось. Думаю, все проще. Мы довольно сильно сместились во времени при перемещении. Потом весь день шли на запад, но нашу скорость с всадниками не сравнить. А горгоны ведь не нуждаются в сне. Клин паладинов может ехать сутки на пролет, отдыхая в седлах. Они просто нас догнали. Скорее всего мы движемся к одной цели. Только они будут там раньше.
   Я прислушалась и различила легкую вибрацию почвы. Это ни с чем не спутаешь.
   - Думаю ты прав. Портал был нами открыт повторно. Временные искажения были.. Как думаешь, куда они направляются?
   - Если прикинуть по времени их выхода из Солла, то мы недалеко от Эстлейда. Это город между пограничьем и Слюдяными горами. Скорее всего дороги наши ведут туда.
   - Ясно..
   Разговор как-то увял. Мы еще немного посидели. Поужинали кабанчиком, убитым в дороге молнией. Магической естественно. Потом я двинулась ставить защиту на ночь. Постаралась на совесть, кстати.
   Когда я вернулась к костру орк пел. Я не решилась мешать.
   Песня. Очень странная, слишком далекая что ли? И близкая. Без особого ритма и красоты. Песня со смыслом. Я незаметно присела на бревно у огня.
  
   О боги, ну почему нам всегда снится война?
   Пламя и кровь - десятки размытых водой картин..
   Ведь так люблю я жизнь, как льется небесный свет,
   Я на пути своем столь часто войне говорю "Нет"!
  
   Но стоит закрыть глаза, и сила в моих руках,
   Жаждет и рвется вперед. Она рождена убивать!
   Я ей даже рад в ночи, уставший от скуки дня..
   Она говорит - кричи! Да, сны сильнее меня!
  
   Последний воин упал, последняя песня спета..
   Здесь только лицом к лицу - без игр, без наветов!
   Зачем ты приходишь во тьме, тревожишь меня..
   Я ненавижу тебя, война! Я не могу без тебя..
  
   Гулунд замолчал, погрузившись в свои мысли. Я завернулась в плащ и устроилась калачиком на хворосте. Не хотелось ему мешать. Не хотелось, но любопытство берет свое.
   - Гул, что это за песня? - Не выдержала старая, глупая, вечно молодая эльфь, то бишь я.
   - Гимн. Древняя походная песня моего народа...
   "Странные у нас, все-таки, взаимоотношения". - Подумала я, засыпая. - "Интересно, я ему нравлюсь? Он орк, конечно, а я, как ни крути, эльф, но любопытно"....
  
   Утро выдалось пасмурным. Я очень беспокоилась что может пойти дождь. Сие явление было бы крайне нежелательно. Мы конечно не сахарные, хоть приятного и мало - вытерпим. Но вот для следов небесные слезы могли стать явлением фатальным. Мы прошагали пару лиг, каждую минуту ожидая, что все наши потуги пойдут прахом из за обычной погоды. Небо хмурилось, явно стремясь испоганить настроение. Вот уже и в воздухе морось какая-то появилась..
   И тут нам повезло по настоящему. Вампирша, по чьему следу мы шли, решила поиграть в человека! Она не шла всю ночь, как могла бы, а, так же как и мы, устроила привал. Причем, не слишком торопилась. Лично мне, вовсе были непонятны некоторые моменты происходящего. Например, самый простой вопрос, если порталы создавала эта тварь, то чего она ждет сейчас? Что это за уездный туризм на природе? Хотя, порталы? особенно такие, универсальные, без привязок? Тоже вопрос. Такое мне по силам с большим трудом, а я вроде не последний маг по меркам ойкумены.. Ну ладно. Загадки будем решать потом.
   После стоянки след стал элементарно различим магическими средствами. Слава богам, особых помех здесь не было - чай, не город. Мы отставали не более чем на пол дня! Моей радости не было границ, честно говоря. Ведь это означало, что мы можем больше не полагаться лишь на нюх Гула и свои ноги. Портал конечно не откроешь - потом замучаешься снова след искать, зато, вполне можно лететь!
   Левитационное заклятье мягко приподняло меня за границы верхней кромки леса. Я убедилась, что след просматривается и оттуда, затем притянула к себе орка. Самому ему было не выдюжить такой длительной магической нагрузки. Для меня же это не слишком обременительно.
   Хорошо быть крутым магом! А то, я всю дорогу от заброшенного храма чувствовала себя бесплатным приложением к событиям и полной дурой. Худой, впрочем, тоже...
   За нашими спинами раскрылись широкие, сотканные воздушными нитями, крылья. Люблю внешние эффекты. Если просто лететь, появляется дурацкое ощущение, что сейчас чудо кончится и ухнешь вниз. А с крыльями ты будто в сказке про могучих и старых как мир магов.
   Я порезвилась вдоволь. Нет ничего лучше полета. Раздвигаешь границы возможного, особенно в лесу. Сшибла на бреющем полете шишку с верхушки ели. Еще одну. Смешно, но для меня это как символ, суть свободы. Вы когда-нибудь задумывались о том, что верхушки елей одно из самых недоступных для человека мест? Залезть туда невозможно, даже по лестнице, за редким исключением. Остается только магия, но кому это нужно?
   Конечно, ель можно срубить, только это уже совсем не то ощущение, чем зависнуть на секунду у зеленой пирамидки на высоте десятка человеческих ростов от земли. Сорвать сочную, смолянистую шишку - они на верхушках всегда самые тяжелые и нетронутые (Кому их там рвать?). И запустить ею со всей дури в пролетающего мимо по своим делам орка.. Незабываемое ощущение!
   Гулунд хрюкнул от неожиданности, получив ежастой шишкой по уху. Взревел и нырнул за снарядами. В момент я оказалась под зелено-коричневым градом. Ни капли уважения к учителю! Мои несуществующие седины! Я обратилась в бегство.
   Мы летели! Ветер-шутник свистел в ушах, пытался сдуть с нас плащи. Защиту я естественно не ставила - какой тогда полет?
   За час мы прошли больше чем за весь вчерашний день, по-моему. Впрочем, я особо и не считала. Просто, когда в туманной дымке горизонта замаячили крепостные стены, стала снижать скорость. Мое внимание привлекла лесная сторожка. Я остановила полет и опустилась на мягкую подстилку из хвои и мха среди неохватных стволов, знаками пояснив орку, сделать то же самое.
   Гул приземлился рядом.
   - След уходит дальше.
   - Знаю, но, взгляни, какое место! Тихое. Неподалеку от города. Вряд ли здесь кто бывает, за исключением лесника, но это даже плюс. Пища, которой не хватятся. Идеальная лежка. Даже если она прошла дальше, то вернулась сюда, насытившись.
   - Вернулась? Не "еще вернется"?
   - Нет, думаю мы пришли, она здесь. Вокруг странное ощущение.
   - Я не чувствую никакой магии.
   - Именно! Это же лес! Полно волшебных животных, растений! - Горячо зашептала я. - А тут вообще ничего. Словно, подчищали. Это точно она!
   - Что делать мне?
   - Ничего, все, что надо, ты уже сделал. Это моя война. Просто не показывайся, и страхуй на случай, если что пойдет не так.
   Гул кивнул и неслышно растворился среди лесных буреломов. Я осталась в кажущемся одиночестве. Что же, пора вспоминать, чему учили меня саму.
   Здраво рассудив, что асассина из меня не выйдет, я решила не устраивать игры в прятки и просто вышла на поляну перед избой.
   - Эй, внутри! Мы за тобой.
   Тишина, рассохшееся дерево двери смотрится дико на фоне вовсю накрапывающего дождика. Махонькие стекла окошек поблескивают угрюмо, исподлобья.
   - Ну, как хочешь.
   Крыша строения полыхнула под моим взглядом! Никакой дождь магии не помеха. Огонь начал распространятся вниз по бревнам, достиг двери. Я внимательно смотрела, чтобы не летели искры. Леса вокруг жалко. Яркое пламя загудело возносясь по невидимой трубе. Щели меж полыхающих бревен раскаленно засветились.
   Я неуловимо скосила глаза на тени меж деревьев. "Может нет тут никого? Стоит нежить где в сторонке да потешается..". Черный комок вышиб дверь избы, перекатился из пламени и обернулся вставшей на четвереньки вампиршей в боевой трансформе. Человека она в таком виде напоминала весьма отдаленно. Да еще клешни эти за спиной, они, хоть, зачем?
   Нежить рывком вскочила на ноги и швырнула в меня град костяных шипов. По моему моя завеса их просто не заметила. Костяные иглы превратившись в бабочек прыснули в стороны. Меня здесь явно не уважали.
   - Повторяю предложение. Сдавайся и, возможно, я не стану тебя уничтожать. - Скуки в голос побольше, чтоб она занервничала.. Скуки.
   В ответ, вокруг моей персоны взметнулись в небо "гребни пепла", образовав клетку, а сверху обрушился "молот праха". Шаа нырнул в ладонь обращаясь длинным, извилистым словно язык пламени, клинком. Я предоставила завесе возможность разбираться с "молотом" самостоятельно и очертила лезвием круг, разрушая свое узилище.
   - Сдавайся!
   Тварь злобно зашипела и прыгнула на меня выставив вперед зазубренные бритвы когтей.
   Этого я не ожидала. Со стороны леса ко мне метнулось еще одно шипасто-когтистое тело. Упырь! Бывший лесник!
   Я успела парировать атаку вампирши клинком. Полыхнуло пламя и нежить отшвырнуло назад.
   На встречу с таким массивным немагическим телом как оживший труп лесника завеса рассчитана не была. Отразить удар самостоятельно я тоже не успевала..
   Хорошая, все-таки, вещь - адаптивная защита! Всегда такую плести теперь буду! Оценив уровень угрозы мой щит просто распался перестраивая структуру окружающей материи. Я мгновенно оказалась по колено в буро-зеленой слизи - бывшая земля. В добавок меня окатило с головой подобными же помоями, бывшими, миг назад, упырем. Отнюдь не холодными, замечу. Молекулярная перестройка на такой скорости выделяет массу тепла.
   При моем ремесле к подобным случаям быстро привыкаешь, но, все равно, брр. Пусть оно в будущем лучше цветочками становится. Ромашками там... На самом деле, плохо было одно - заигравшись, я осталась без защиты! "Я зла... я очень зла.."
   Вампирша тоже это углядела, но сделала в корне неверные выводы. Ко мне метнулись от ее тела десятки черных хлыстов. "Вот дура!" Я расхохоталась в голос, все оказалось даже слишком легко. Заклинание привязано к ауре! Видать и, вправду, становясь вампирами, тупеют. Дури в этом заклятии было предостаточно, а вот расчета.. Такое себе только Гоар позволить может, его не переломишь, да и туз у этого стратега всегда в рукаве..
   Наивная нежить такими талантами не обладала. Наверное, для нее стало шоком, когда черные нити поменяли направление своего полета и обвили плотным коконом хозяйку!
   Чернота перетекла в сочную молодую зелень, новоявленные стебли покрылись резными листочками, а землю взломали корни. Очень симпатичный кустик вышел.
   Я придирчиво осмотрела свое творение. Поняв, что все кончено, из-за деревьев появился орк. Клинок его был обнажен. На землю падали крупные черные капли.
   - Бегало там всякое.. - Смущенно пояснил мой ученик, и ласково улыбнулся спеленутой вампирше.
   - Отвечай, и я сохраню тебе жизнь, гм.. Если это можно так назвать. - Пояснила я для непонятливых.
   Через пол часа я уже знала всю историю похождений близнецов Малона, а заодно и некоей темной эльфы. Особо примечательно - меня Кирани боялась гораздо меньше..
   - А что ты делала в храме?
   - Я не знаю смысла..Темный приказал..Поверь.
   - Верю. Вряд ли он перед тобой отчитывается.. А зачем тебе эти железяки, за которыми ты охотилась?
   - Доспехи Крови! Это древние артефакты не из нашего мира. Нагрудник Крови защищал меня и давал силу! Иногда спасал. Если бы я получила еще и кинжал, то стала бы Королевой вампиров. Кинжал, в сочетании с нагрудником-медальоном, позволяет открыть врата всюду, где они проливали кровь. Кроме того, с его помощью можно убить любого. Он пьет силу врагов и дарит ее хозяину!
   - Ясно, власти тебе не хватало. А что делаешь здесь?
   - Темный приказал. Я завишу от него. - Кирани указала подбородком на золотой ошейник. - Сказал, что я буду нужна здесь. Он еще до вас доберется.
   - Флаг в руки.. - Сообщила я. - Пойдем, Гул. Надо осмотреться. Здесь мне все ясно. Вот только, что близнецов-то утащило..?
   Мы зашагали прочь. Сзади донесся жалобный вопль. Я обернулась.
   - Ты обещала "жизнь"!
   - Нежить пошла без юмора. Шуток не понимает.
   Зеленые канаты вспучились, набухли, сплетаясь туже. Из тесного клубка донесся отвратительный хруст. Меж стеблей выплеснулась черная жижа. Куст окутался сиреневым свечением и полыхнул. Я взяла орка за руку. Он кивнул, глядя в пламя.
   - Думаю, нам стоит осмотреться.
   Мы взмыли в небо, но на этот раз я не стала останавливать подъем. Вскоре, перед нами развернулась панорама с высоты птичьего полета. Красиво! Но, не все увиденное радовало..
   Неподалеку раскинулся свободный город Эстлейд. У его ворот уже перестроился в сдвоенную боевую цепь клин паладинов. Даже с такой высоты было видно как роют копытами землю, кажущиеся игрушечными, шестиногие, чешуйчатые быки-горгоны. Сверкание доспехов на тушах ослепляло. Да и сам город готовился к осаде. Защитные фортификации обновлены. Всюду огни. Стража, метательные машины. Напряженное ожидание.
   А с севера, от близких Слюдяных гор, накатывает странная железная волна. Хирды. Один, другой, третий! И нежить. Нежить, что идет вместе с подгорным племенем! Колышутся странные длинные камни, покрытые узорами. Зачем гномы тащат их? Почему рядом неупокоенные? Что же здесь такое творится?
  

Глава 18. Дорога смелых

  
   Уносится в небеса яркое бездымное пламя. Как еще ночью убедилась Лиса подбрасывание в костер хвороста при наличии в окрестностях аж трех магов - занятие абсолютно бессмысленное. Поэтому, огонь горел сам, без посторонней помощи. Лишь иногда Гоар отвлекался от монолога, кидал короткий взгляд на стихающее пламя и оно подпрыгивало на добрых пол аршина вверх.
   Маг вещал историю своего столь удачного появления. Слушали его в пол уха. Молодежь пыталась придти в себя после собственного рассказа на ту же тему. От допроса в гоблинских застенках, сие событие, в исполнении Гоара, отличалось отсутствием иголок под ногтями "клиентов" и большей изощренностью. Выжал он их досуха. В собственной истории выделил лишь основную информацию.
   - ...Покинув общество Азазеля, я совершил еще ряд прыжков. Сначала уходил от преследования - эта тварь очень сильна! Потом обнаружил гряду. Вернее две гряды. они идут расходящимся конусом ограничивающим в себе жженую пустошь. Пересекают весь остров до Врат, сквозь которые я пришел сюда. Я собирался проверить, что на другом конце, но наткнулся на вас. - При этих словах маг хмыкнул. - Остальное известно. В связи с этим всем, встает закономерный вопрос - что будете делать дальше?
   - Э... домой? - Неуверенно спросил Али.
   - Нам необходимо попасть назад. В нашу половину Этера. - Пояснила Лиса.
   - Не сомневался. Но я спрашивал, как вы намерены этого добиться?
   Повисло неловкое молчание. Которое нарушила Эмира, здраво рассудив что с нее, как самой красивой, взятки гладки.
   - Господин маг, а разве вы нам не поможете?
   Гоар посмотрел в невинные сиреневые глаза. - Припахали? Пользуетесь? Надо думать, я сюда тащился за тридевять земель специально, чтобы выступить в роли извозчика для пары магов-недоучек и одной Гончей, с аналогичным уровнем квалификации. Что это? Карма? Предположим, что я вам помогаю. Смысл вопроса от этого не меняется. Как?
   - Ну.. пройдем сквозь ворота, которыми вы пришли сюда?
   - За мысль - десять баллов! За реализацию - ноль. Где мы, а где ворота! Пешком туда не дойти. Азазель. Телепортом, даже если я умудрюсь тащить вас троих, тоже. Эта тварь, почему-то, смирно не сидит, а все по пустыне шарит. Я отмахиваться от него буду не в состоянии. Алаэн, ты способен противостоять богу смерти, пускай и бывшему?
   - Мм.. А если мы по Великому Обрыву? В обход, по краешку, так сказать? Вы же там были, как идет гряда выяснили..
   - Не выйдет. - Поняла Лиса. - Здесь нежить, там нежить. Мы разворошили гнездо диких пчел! Нас будут искать. Напороться, выйдя из портала, на отряд нежити ничем не лучше встречи с демоном пустыни.
   Гоар посмотрел на нее с толикой уважения. - Именно! А провесить тоннель до самых врат я не смогу даже для одного. Слишком велико расстояние. В одиночку я прорвался бы, но с вами..
   - Значит мы застряли? Али, а твой амулет? Он же привел нас сюда? Попробуй!
   - Лиса, напоминаю, чтобы открыть дорогу мне пришлось выкупать эту штуку в крови! Ты видишь подходящего носителя "ингредиента" поблизости? Но даже если бы! Не все так просто! Даже вампирша говорила, что эффект случаен! А сюда нас принес не амулет, а кинжал и диадема Миры. Активное начало - кинжал! Только с его помощью можно управлять возможностями талисманов!
   - А вот и здравая мысль.- Ухмыльнулся Гоар. - Теперь, раз вы поняли необходимость найти Кинжал Крови, мы можем двигаться.
   За спиной мага бесшумно разверзлась воронка портала.
   - Погодите, но куда?! - хором вопросила уязвленная команда.
   - За ракшем, естественно! Он, по вашим же словам, упоминал Великую Печать и явился с этой половины Этера, так? Посмотрите, здесь сплошная пустыня и описанные вами твари, вроде, не кишат. Для запечатывания же я вижу только три достойных объекта. Первое - ворота через которые пришел я. Печати там не было. Узилище Азазеля - второе - крайне похоже, но я не наблюдал там ракшей. Кроме того у меня есть мысли и на счет этого чудища, и на счет обстоятельств его пленения. Остается одно - Врата Смелых на противоположном конце острова! Сейчас мы очень недалеко от них, и, сдается мне, что гряда заканчивается в тех же краях. Местная пустыня - след большой войны с тем, что пришло к нам из-за порога этих врат!
   - И мы должны сыграть в гляделки с василиском?
   - Если есть менее безумные варианты, просто сообщите. - Улыбнулся маг и шагнул в дымку портала. Молодежь молча двинулась следом.
   Прибывшие спустя десяток минут белые рыцари нашли лишь остатки стоянки и угли прогоревшего костра. С Гоаром их судьба не хотела сводить категорически. Может фортуна-шутница считала подобную нежить слишком уж редким видом?
  
   Арка ворот вспыхнула жемчужным туманом у подножия горного пика. Под сапогами путников зашуршали куски застывшей магмы. Лиса запрокинула голову, пытаясь разглядеть вершину нависающей над ними каменной громады, но не увидела ничего, кроме стай облаков. Гора уходила под самые небеса. Острые каменные гребни выныривали из-за горизонта и плавно вливались в подножие исполина. Гряда, разделившая мир, брала свое начало здесь.
   Али втянул напоенный жаром воздух, пропитанный ощущением тревоги.
   - Странно, что здесь нет ветра, место довольно открытое, с вершины должны стекать вниз потоки холодного воздуха..
   - Не первая и не последняя загадка этого места... - Эмира склонилась над зеленой порослью, пробившейся сквозь обломки плавленного стекла. Чуть дальше у подножия горы поросль переходила в настоящие дебри. Заросли из кустов белых, траурных роз. Яркие крупные цветы полыхали на свету не считаясь с засушливым сезоном.
   - Как они вообще могут расти на этом?
   Мира потянула один из стеблей, но не смогла выдернуть шипастое растение. Зато стало ясно видно, что корни кустарника уходят прямо в гладкий камень. От неожиданности стебель вырвался из рук и закачался во вдруг нахлынувшем порыве ветра. Кустарники зашелестели протяжно, с сухой мучительной тоской.
   Гоар вслушался в шепот роз. Склонил голову.
   - Пойдемте. Не стоит тревожить это место. Это все - память. Место покоя. Тут не любят шума. - Маг кивнул в сторону темнеющего на фоне скалы прохода, полускрытого зарослями.
Просторный зев пещеры встретил их прохладой. Лиса выдернула из наплечной кобуры Осквернитель, сжала рифленую рукоять в ладонях, настороженно обводя глазами прямой коридор. Гладь стен лишь в одном месте, у поворота впереди прерывалась боковым ответвлением.
   - Двигаемся прямо?
   - Да. И Лиса права, нам стоит приготовиться к неожиданностям. - Ответил Гоар. - Али, ты можешь осмотреть ответвление?
   - Хорошо. Мира с вами?
   - Думаю, так безопаснее.
   Маги кивнули поняв друг друга. Фигуру Али оплела сеть разрядов усилившегося щита, и он двинулся в глубь отнорка. Гоар в сопровождении девушек зашагал прямо.
   Поворот оборвался внезапно, перейдя в пространство знакомого магу зала, подобного тому, где находились Врата, приведшие его в нижний Этер. Тот же искусно приоткрытый узор минералов, те же витые колонны. Но есть и отличия. В зале светло! Огромное пространство подземной пещеры купается в красноватых лучах. То полыхает мана, мечущаяся по залу вихрями беспорядочных потоков. Источником возмущений выступает арка Врат. Точнее то, что оплело и затянуло ее, сковав прочнее самых надежных цепей! В проеме врат клубится размытое озеро темноты в радужных пятнах силовых разрядов. А вокруг этого хаоса покоится удивительный трехмерный узор. Овеществленная магическая формула, выращенная из цельного кристалла. Драгоценный минерал искрится, проводя сквозь себя ручейки энергии, бьющие со всех сторон. Каменные отростки полыхают. Сила льется в этом запутанном образовании, от толстых столбов-оснований до самых тонких, незаметных глазу ниточек!
   - Великая Печать! - Восхищенно выдыхает Гоар. - Мы пришли.
   Он подходит к стене. Мощь создателей Печати коснулась и надписей на ней тоже. Вместо слов забытого языка полыхает в камне текст на всеобщем.
   "Остановись, пришедший сюда. Дорога закрыта. За дверью этой открывается первый из сотворенных миров и величайший из них - Средиземье! Начало. Место, откуда открыты все пути..!
   Так было. Но затем мир изменился. Случилось нечто ужасное. Разрушение поглотило те земли. Даже мы, правители Этера, не знаем причин. Даже мы оказались бессильны перед волной разрушений. Отголоски катаклизма прокатились и по нашему острову коснувшись слишком многого. Мы потеряли часть своих возможностей, в том числе ту, что позволяла нам говорить с Творцами.
   Но это было лишь началом. Мы пытались справится с бедой и восстановить утраченное. Мы позабыли про разрушенное Средиземье. А оно не погибло, лишь изменилось. Стало царством иных законов и правил. Врата в эти земли стали дорогой для душ умерших, что стекались к ним тысячами, уходя из Этера в неизвестность. А взамен выплеснулась из-за порога волна чудовищ, что назвались ракшами. Целью их было разрушение и тела разумных.
   С содроганием поняли мы, что пришло к нам! Духи, духи обретшие плоть, сведенные с ума жаждой вернуться, вновь начать жить по-настоящему!
   Захватив себе тело, предавались они в нем разгулу и наслаждениям любым, пока не погибали от своих же собратьев, жаждущих того же. Но даже убитые, лишь уходили они за порог, чтобы вернуться вновь в образе монстра. И каждая погибшая и исторгнутая душа пополняла армию демонов. Тела же самих ракшей оказались столь крепки, что уничтожить их можно было только развеяв в пепел. Их поступь была неудержима и бессмысленна. Они шли вперед, даже не глядя по сторонам, как лавина катящаяся с горы. И было это днем Великой Битвы. Встали на пути чудовищ все народы. Встали наши ближайшие слуги. Встали, наравне с ними, боги Этера, из тех, что имели достаточно разума прислушаться к поступи зла. Встали и проиграли! Погибли почти все. Земли нижнего Этера опустели.
   Лишь остаткам людей и сильнейшим от иных народов удалось спастись, уйти в дикие верхние земли. И мы забрали их боль, мы забрали их гнев. Мы забрали многое из их памяти. Их путь не должен был лежать лишь через одну войну. Мы дали вам возможность стать сильнее. Получить отсрочку от приговора ненависти и отчаяния. Многое потеряв, вы многое обрели. Для того в битву пришлось вступить нам. Впервые Тьма и Свет стояли плечом к плечу, сплотившись перед лицом беды. Мы были сильны. Но не всесильны. След нашего удара, ты, путник, можешь видеть снаружи. Ценой сожженного мира мы смогли отбросить ярость и жажду туда, откуда они пришли. Но дорога, сотворенная вместе с мирами, осталась. Она суть один из законов мироздания. Ее нельзя разрушить. Расколи Врата на тысячу кусков и они вновь вырастут из камня, закопай их под землю и в монолите возникнет система ходов. Уничтожь Этер и Врата останутся дрейфовать в темноте космоса. Всей нашей силы хватает лишь на то, чтобы закрыть дверь!
   И Мы создали Великую Печать! Узилище дороги меж мирами. Наше творение ты видишь перед собой. Мы пожертвовали всем, чтобы спасти вверенный нам мир. Печать скреплена символами нашей мощи и властью сильнейших богов. Не тревожь то, что защищает всех вас от участи, что хуже смерти. Уходи, это говорим тебе мы, Белый и Черный, величайшие силы Этера."
   - Приплыли.. - прокомментировал Гоар.
   - Это еще не все. - Послышался за его спиной голос догнавшего компанию Али. - Думаю вам стоит взглянуть, учитель.
   Проследовав за юным волшебником они оказались в небольшом помещении, явно бывшем чьим-то жилищем. Украшенные трофеями стены, настеленный дощатый пол и несколько закрытых дверей ясно свидетельствовали об этом. Интерес же представлял сам хозяин жилища, вернее его тело. Покажи кто-нибудь Лисе это существо на улице, и она бы свято поверила, что это чудовище и враг всякому живому. И уж точно она не могла предположить наличие у данной зверюги разума, вкупе со способностью владеть чем-либо сложнее дубины. Зато Гоар сразу опознал существо.
   - Наг.
   - Я была здесь! Это та змея которую убил ракш! Помните я рассказывала!
   - Наги не змеи, Эмира. Это четверорукие полулюди со змеиным хвостом вместо ног. Они живут крайне долго и обладают большими способностями к магии. - Поправил Гоар.
   - Что данному конкретному экземпляру совершенно не помогло. - Подытожил Али, кивая на страшную рану в шее существа. - Хотел бы я знать, чем эта змейка так помешала нашему знакомому.
   - Ну, я думаю, догадаться не самая трудная задача, но послушаем, что по этому поводу думает сам участник событий. - Улыбнулся Гоар. - Лиса, приготовься нас прикрыть, материал незнакомый, а в этом виде магии я не профи.
   - Вы собрались его оживить?
   - Поднять, Мира. Думаю, это более корректный термин.
   - Но это же некромантия! Это запрещено!
   - Запомните студенты - магу разрешено все, что он может себе позволить. Не важно, о каких ограничениях идет речь, моральных терзаниях, нехватке способностей, или внешних запретах. Если считаете, что я не прав, попробуйте меня остановить. Магия это всегда право! Право на свободу решений и поступков. Право пожинать последствия и переступать запреты! Каждому, кто выбрал этот путь, судья лишь совесть и те, что сильнее. Забыв это, ты перестаешь быть магом по сути. Разве вы всегда делаете лишь то, что разрешено?
   Выдав эту отповедь Гоар недовольно засопел и принялся колдовать. Особых визуальных эффектов при этом не проявилось, однако тело на полу как то сразу отяжелело и стало неуловимо меняться в мелких деталях. Наконец оно вздрогнуло.
   Величественный даже после смерти наг поднял свое туловище с пола. Повернулся к спутникам. Красивое смуглое лицо портили лишь глаза подернутые поволокой смерти да неудачный наклон головы. Зомби замер в ожидании приказов.
   - Ты можешь говорить?
   - Да. - Прохрипел поврежденным горлом наг.
   - Каким было твое имя?
   - Джали.
   - Что ты делал здесь, Джали?
   - Я смотритель Печати.
   - Объясни. Как ты оказался здесь? Как погиб? Что это за место?
   - Это врата в Средиземье. Когда Властители отдали себя, создав Великую Печать я пришел охранять место их покоя. До этого я служил Черному. Но пришли ракши, и сторона перестала иметь значение. Я жил здесь с тех пор. Меня убил ракш.
   - Почему? И как он оказался здесь если врата закрыты?
   - Это было давно. Кто-то или что-то повредило печать. Заклятие Великих очень сильно. Оно сумело зарастить повреждения. Но в наш мир прорвалась одна из тварей. Я остановил ее и отправил назад.
   - Как ты его убил?
   - Его нельзя убить. Я его остановил. У меня были артефакты Крови. Кинжал и Диадема. Я использовал кинжал. Это единственный способ убить ракша, по-настоящему. До тех пор, пока кинжал был в его теле он не мог вернуться. В его мире это уже не имело значения, но у нас после того как печать восстановилась он был бы слишком опасен.
   - Почему? Как я понял, уничтоженный ракш возвращается в свой мир, чтобы воскреснуть там?
   - Да, но печать не дала бы этого сделать. Он остался бы здесь и медленно восстанавливался, пока не стал достаточно силен, чтобы навредить. Я не мог сторожить его останки постоянно. Кроме того, если за вратами узнают, что печать преодолима начнется кошмар.
   - Она же восстановилась?
   - Не полностью. Иногда бывают окна. Этого недостаточно чтобы прошел ракш, но достаточно для его сущности. Дальнейшее непредсказуемо. Мы не заметили какой либо организации и взаимопомощи в их среде, но если бы он приложил усилия.. Но теперь это уже перестало быть важным. Печать нарушена вновь, я чувствую это даже отсюда. Она еще держится, но мощь утекает. Какой-то из столпов теперь тянет из нее силу. Ракш что-то изменил в заклятии. Он убил меня чтобы завладеть диадемой. Если кинжал позволяет открыть врата к тому месту, где он последний раз отнял жизнь, то в сочетании с диадемой он дает возможность бывать всюду, где это происходило, независимо от давности события. У него было очень много возможностей, кинжал видел на своем веку моря крови.. Судя по диадеме девочки, вас он тоже не обошел своим вниманием.
   - Вот значит как! Когда Кирани призвала к себе кинжал, демон получил прямую дорожку в наш мир! - Заговорил Алаэн. - Первым делом он схватил тебя, Мира и вернулся сюда, на место своей гибели, где получил диадему..
   - Можешь не продолжать, Али. - подытожил Гоар. - Картина ясна. У меня три вопроса. Во-первых, Как открылась дорога к кинжалу, если он находился за печатью? Во-вторых, откуда демон узнал о свойствах артефактов Крови? В третьих, что он делал после того, как приковал Миру в храме?
   - Я могу ответить только на первые два вопроса, хозяин. Артефакты Крови считаются доспехом бога Носферату, но, на самом деле, они значительно древнее и не принадлежат к нашему миру. На них не распространяются законы этой реальности, именно потому они столь могущественны. Кто знает, где они успели побывать и какие существа встречались на их пути?
   - Ясно. На третий я отвечу сам. Ракш нарушил печать. Каким образом, я тоже понял, думаю, но точно не скажу. Пока. Ты назвал меня хозяином и я, действительно, поднял тебя, Джали. Но мне не нужны рабы. Скажи, какова твоя цель?
   - Я мертв, у меня нет целей, только воля поднявшего.
   - Но если бы ты был жив, чего бы хотел ты сам?
   - Продолжать хранить покой Властелинов. Они заслуживают этой чести.
   - Я дам тебе такую возможность. Слушай мой приказ. С этого момента ты получаешь право на свободу воли, как это было до твоей смерти и возможность ею пользоваться. С единственным ограничением. Ты не подчиняешься никому. Я верну тебе подобие жизни. Ты маг, как и все, от твоего народа, ты знаешь, что это значит.
   - Знаю. Личем стать. Я.. готов. Но идея бессмысленна. Я не буду убивать как они, чтобы насытится жизнью, а без этого я быстро развоплощусь, даже не творя магию. Я когда-то был тьмой. Но я не нежить. Это недостойно одного из черных королей.
   - Тебе и не придется. Ты знаешь побочное свойство диадемы. Она дает жизненную силу. Она твоя по праву. Думаю, Эмира вернет ее.
   Все посмотрели на тихо стоящую в сторонке Эмиру с сомнением.
   - И не надо так на меня смотреть! Верну. Без нее обойдусь. До двадцати двух лет обходилась и дальше обойдусь.
   Эмира сняла со своей головы корону, погрела ее в руках и водрузила на голову нага. Для этого ей пришлось встать на цыпочки. Несмотря на то, что Джали почтительно склонился.
   - Это все, что требовалось?
   Гоар открыл было рот, но наг его перебил:
   - Да, смелая девушка, это все. То что вы дали мне - не жизнь, но в том нет вашей вины. Это лучше чем лежать бесполезной кучей праха. Я запомню твой дар. Возможно, у меня еще будет возможность вернуть тебе долг. - Черный король-наг снял со своей руки один из браслетов и протянул Эмире. - Теперь ты сможешь позвать меня на помощь, когда это будет необходимо.
   - Спасибо. - Кокетливо склонила голову Мира. - Буду обращаться.
   Под сводами зала заструился смех змея, к которому присоединилась вся компания.
   - Хорошо. - Заговорила Лиса, когда все отсмеялись. - Но что дальше? Мы по прежнему не можем вернуться. Джали, ты можешь помочь нам попасть на другую половину Острова?
   - Единственный ведомый мне сейчас путь, через другие Врата Смелых.
   - Нет это нам не подходит по ряду причин. Значит мы в тупике.
   - Не в тупике, Лиса. - Ответил Гоар. - Просто нам, по-прежнему, требуется кинжал. И где его искать, тоже ясно. За воротами. Наверняка, издыхающая тварь рвалась туда.
   - Всего-навсего пройти сквозь неодолимую печать?
   - Печать нарушена, - Вклинился наг. - Она теперь преодолима с этой стороны. Только не напрямую. Но среди вас есть сильный маг. Он сможет открыть портал на ту сторону врат, если будет находится рядом с ними.
   - Я могу, но куда?
   - Просто встаньте перед вратами и откройте портал на расстояние четверти полета стрелы впереди себя.
   - А как мы вернемся?
   - При помощи кинжала Крови. Впрочем, скорее всего, вы просто умрете. Вам не остановить ракшей в их мире. Вы для них добыча. А если выживете, но не найдете кинжала, то увидите как рухнет печать. Ей осталось не более пары дней. Тогда конец придет всему миру.
   - То есть, терять нам нечего?
   - Именно.
   - Тогда чего мы ждем?
   Прощание вышло недолгим. Черный король не отличался общительностью и при жизни, судя по всему. И смерть его характер не улучшила. Тем не менее он очень внимательно смотрел им вслед. Пока не захлопнулась воронка портала. Зал опустел. Спутники сочли, что оставлять кого-либо на попечение нага не имеет смысла. Если их затея провалится, гибели все равно не избежать.
  
   Окно распахивается в зале Врат Смелых. Вернее в его руинах. Пещера обрывается неровным краем буквально в нескольких саженях перед окном портала. Но там не пропасть. Нельзя назвать пропастью то, что несравнимо больше самой скалы. Больше мира. Ибо мира нет. В тумане замерзшего кислорода вращаются обломки. Куски того, что когда-то звалось Средиземьем. Они велики, эти настоящие горы подсвеченные далекими звездами. Мертвые горы. Целая вселенная из камней.
   Вокруг Гоара, идущего первым, мгновенно вспыхивает магическая завеса. Защитные чары хранят своего хозяина от мертвящего вакуума. Маг шепчет заклятия, расширяя защитную сферу. Сила слушается неохотно. Он едва успевает.
   - Осторожно, здесь нет магического ветра. - Говорит он появившимся спутникам. - Маны почти не осталось. Нам не выжить здесь долго!
   Врата смелых за их спинами, секунду назад пустые, прошивает рябью. Черный шарик срывается с волнующейся поверхности и исчезает в темноте. В тот же миг рождается там разряд молнии. Уносится в глубину пещеры. Слышен жуткий вой боли.
   - Ракши! - Лиса выхватывает клинки. - Наш орал так же.
   Новый шарик темноты и вспышка! Спутники кидаются туда.
   - Я нашла! - радостно кричит эльфа. - Кинжал здесь.
   Ее рука замирает у рукояти, торчащей в теле демона.
   - Лиса, стой! Мы еще не закончили! Посмотри вокруг!
   Темная эльфа вскидывает голову. Для ее глаз сумрак не помеха. Лишь ослепляют иногда вспышки. Те, что срываются с навершия посоха зависшего перед ней. Разряды уносятся к стенам. А там! Не десятки! Сотни, тысячи тварей блестят ледяными иглами глаз, облепив древние камни. Молнии испепеляют тех, кто высовывается вперед, но демонов не становится меньше. То одно, то другое чудовище пробует силу артефакта!
   - Посох! - Гоар кидается вперед. - Это то, что украл ракш в нашем мире! Его надо вернуть.
   Тело мага с размаха налетает на нечто вроде пружинящей пелены! Его отшвыривает к ногам Лисы. Та прыгает к посоху сама. И с тем же результатом. Бегущий ей вслед Алаэн группируется, не успевая остановиться. Но пленка ведет себя странно. вместо того, чтобы отбросить юного мага, как его предшественников, туман расступается перед ним. Секунды он протискивается вперед сквозь нарастающее сопротивление. Движение замедленно, будто в вязком киселе. Наконец, протянутая рука сжимается на темном материале древка. Пелена исчезает! Побелевшие костяшки наливаются мучительной болью.
   Али удивленно смотрит на артефакт. Он еще сам не понимает, что произошло. Зато понимают ракши! Сила посоха более не сдерживает их!
   - Али! Быстрее к нам! - Орет Гоар, как сумасшедший! Меж его вскинутых рук рождается Ледяная Волна. - Лиса, кинжал! Алаэну нужен кинжал!
   Али, выйдя из ступора, подчиняется приказу мага. Морозный вал крушит передние ряды прущих чудовищ. Сразу становится трудно дышать! Мана исчезла, выпитая колдовством, и завеса вокруг них слабеет. На последнем дыхании, чувствуя, как темнеет в глазах от декомпрессии, юный маг подхватывает протянутый эльфой Кинжал Крови. Свободная рука ощущает тепло рукояти!
   "Унеси нас отсюда!". Клубится вокруг кровавый туман..
  
   Лиса открыла глаза. Боль в теле от перепада давления оказалась весьма мучительной. Она единственная, кто остался на ногах. Впрочем, маг тоже в сознании. Он трясет головой, прислонившись к дереву.. Или не к дереву? К ветви!? Над головой, сквозь листву, сияет полуденная Волна. Вокруг беспредельная даль, прикрытая сверху шапкой кроны. Спутники находятся на площадке образованной развилкой ствола на несколько ветвей. Размеры зеленого гиганта таковы, что в этой развилке поместится средних размеров замок. О том, какова высота дерева, гончей не хочется даже думать.
   - Что это было? - Стонет Али.
   - Что именно тебя интересует мой, юный друг? - С язвинкой в голосе спрашивает Гоар. - Слишком много событий. Но, если говорить о самом важном, на мой взгляд, то извольте: Поздравляю, Алаэн, ты смог взять в руки, то что меня, взглянем правде в глаза, самого сильного мага ойкумены, отшвырнуло как щенка.
   Али поднимается на четвереньки, удивленно разглядывая лежащую перед ним добычу. Темное полированное древко, увенчанное обсидиановым шаром. В глубине вулканического стекла поблескивает золотыми искрами оплавленное кольцо. Как оно попало туда?
   - И что это?
   - А ты не догадываешься? Посох Черного!
  
  

Конец второй части.

Эльфы и не только. Часть 3

  
   Цикл "Вселенная островов"
  

Глава 19. Полководец

  
   Интерлюдия 4.
  
   Тронный зал облит золотом желтого света, пробивающегося сквозь витражи остекленного потолка. Прием на высшем уровне. Еженедельный. В реальности - императорский суд. Грызется меж собою знать да иные высокого полета птицы в Империи. Ой, грызется.. Приемы и созданы-то были чтоб конфликты разрешать. Да только больно уж много под час противоречий всплывает на них. Чего ждать от государства, где реальная власть принадлежит сразу стольким неуживчивым силам? Сам трон - это всего лишь цемент в монолитной стене кирпичиков человеко-эльфийской государственности. Вот только на проверку - прочна ли та стена? Что ж скоро населяющим страну предстоит убедится в этом лично, без всяких там посредников, вроде сибаритствующих историков. И он, Курт, играет в этом знаменательном событии далеко не последнюю роль. К сожалению. Кинжал, выданный церковниками скользит в ладони, скрывая жало в рукаве. До поры. Они в охране. Ближний круг. Здесь, в помещении, хоть и просторном, место приходится экономить. Всё не дворцовая площадь. "Свет надежды" приглушил свое незримое простым глазом сияние. Император дает своим телохранителям возможность сократить дистанцию. Слишком много народа внутри. С таким государственным устройством Империи не обойтись без развитой бюрократии.
   А незримый черный яд несмерти все быстрее расползается по венам и сила перстня на пальце властелина Империи начинает давить. Пока слабо, почти незаметно - сейчас все проявления можно списать на то, что он еще не восстановился после похищения, но Его время уходит. Даже, странно, как легко поверили в историю, которую нашептал Ктинр перед тем, как приковать в залитом кровью подвале. Неужели их власть и связи простираются повсюду?
   Надо выбирать. Решить. Решать? Нет, все решено. Или то - есть испытание? Поздно размышлять. Привычная толчея уже вынудила внешний круг охраны сплотить ряды. Внутренняя стража отвлеклась. Профессиональные убийцы. Многократно проверенные. К магам режим куда как более лоялен, Империя полагает достаточной защиту "Света надежды". Только и заклинания бывают разные... Пора!
   Подстегнутые магией рефлексы бросают его худое тело вперед, он проскальзывает меж двух разворачивающихся к нему охранников. Сила артефакта пронзительным ветром срывает с него магические покровы. Движения становятся неуклюжими. Но лезвие, пропитанное неизвестной отравой церковников уже нашло свою жертву. Действие яда, каким бы он ни был, мгновенно. Тело Императора еще вздрагивает, не успев за собственной гибелью, но сила "Света надежды", оставшегося без носителя, разжимает тиски безмагии.
   За пол секунды, пока развивались события, никто не успел должным образом среагировать. Но замешательство отступает вместе с истаявшей жизнью властителя. Ближайший охранник вскидывает гномий автоматический метатель и начинает, выстрел за выстрелом, посылать в Курта тяжелые серебряные иглы. Есть! Ошибка! Выигрыш времени! Магической завесе не остановить серебра, да и не восстановилась она еще, но этот случай маг предусмотрел! Алхимический амулет гномов - прозрачный фиал с искусно выгравированными на стекле чешуйками и каплей синей жидкости внутри - закипает.
   Алхимия не боится серебра. Этот металл разрушает сложные магические конструкции-узоры, дающие силу заклинаниям, алхимики же творят магию внутри веществ, минуя стадию плетения, получают конечный результат. Кипящая жидкость перекачивает ману и узконаправленное гравитационное поле отклоняет рой злых серебряных пчел.
   Охранник понимает свою ошибку. Хватается за рукоять клинка! Поздно! Замах оставляет лишь неглубокую и неопасную царапину на теле Курта, а затем срабатывает припасенное заклятие ледяного купола. Пальцы убийцы сжимаются на каком-то круглом предмете, машинально засовывают находку в карман, пока завершается действие заранее продуманных узоров магии. Толстый волшебный лед, будучи не в силах противостоять новым потокам серебра, выпущенным оставшейся охраной, рассыпается на тысячи кусков! Не важно - свое дело он сделал - принял на себя залп, выиграл время!
   Кольцо прозрачного крошева замирает на тесаном камне пола - внутри пустота. Заклинание перемещения успело сработать.
   Охранники суетятся вокруг тела Императора, но магам уже все ясно. Защитить своего сюзерена они не сумели. Остается только попытаться догнать убийцу. Один из защитников приседает возле ледяных осколков. Поминает демонов.
   - Портал заклятый на вещь. Один предмет-талисман в точке назначения другой тут. Без него цель не определить.
   - И в чем проблема? - Спрашивает его напарник.
   - Талисманом точки отправления был купол из этих ледышек...
   И тут пол сводами зала разносится крик:
   - Свет надежды, он исчез!!
  
   Курт вышел из воронки телепорта в номере дешевой гостиницы. Его пальцы сомкнулись на изящной ледяной статуэтке. Лед прочертили трещинки и танцовщица стала кучкой снега, тотчас начавшего таять на жаре.
   - И концы к гномам в пещеру... - Прошептал проклятый.
   Мятежный маг покинул стены не слишком гостеприимного заведения. Волна паники и слухов еще не докатилась до этого окутанного полуденным зноем места неподалеку от храма, и взгляды случайных прохожих скользят по его лицу равнодушно. Конечно, потом они вспомнят - охотники за его головой вытянут все до крупицы. Но к тому моменту это не будет иметь решающего значения. Он исчезнет. Покинет границы Империи. Но это позже. А сейчас осталось еще одно незаконченное дело. Его проклятие и награда - кровь вампира. Возможность обрести свободу.
   В храм! В храм! Курт спешит. Он с удивлением обнаружил, что мысли о храме несутся без прежнего почтения. Он чувствует все более нарастающую потребность разобраться в себе. Но время, проклятое время летит вскачь не давая роздыха. Как теперь быть, как верить после всего? Да и верит ли он? Или нет, нельзя путать Белого и его слуг! Бога и храм его. Но что же тогда остается? Вера? Но что есть вера? И не она ли привела его.. Да и не таков ли бог, каковы его служители? В висках ломота. Курт остановился не в силах сносить мельтешение мыслей, сжал голову руками. Что же это? Просто мысли или еще что-то? Свет неприятно слепит. Жжет? Но нет, потом, все потом. Сейчас надо закончить начатое, выжить. Страх участи страшнее смерти гонит свою жертву вперед..
   Храм встречает тишиной - створки дверей уже раскрыты - рановато конечно, его ждут, это хорошо. Но, впрочем, скоро полуденная молитва, просто прихожане еще не начали собираться. Тем лучше, меньше людей увидит его здесь. Днем храм совсем не таков, как вечером. Он построен так чтобы ловить как можно больше от Небесной Волны. Свет пропитывает его, отражаясь в многочисленных гранях декора. Вокруг ощущение дневного луга, только кузнечики не стрекочут. Курта это изобилие света совсем не радует. Внутри ярче чем снаружи. А яд вампиров неуклонно набирает силу циркулируя в жилах - Волна давит на новоприобретённого аколита Тьмы.
   - Священник! - Вне себя кричит Курт, - Где ты? Я все сделал! Выполнил!
   Слышится шарканье ног.
   - Успокойся, дитя. Я здесь.
   - Где обещанное?! - Молодого мага трясет. Пот крупными каплями струится по перекошенному лицу.
   - Все здесь. Иди ко мне. - Священник показывает ему реторту с темной жидкостью.
   Кровь вампира будит зверя угнездившегося в душе Курта. Едва ли не с рыком он срывается с места..
   И падает опутанный жгучей сетью света. Ошибка, не простительная! Он все еще не ожидал, в глубине души, подлости. По привычке вошел в храм без защиты. Из-за колонн выступают двое магов-ловцов. Сеть не режет плоть Курта, в нем еще слишком много от человека, но держит уже надежно.
   - Не дайте ему воспользоваться магией! Убейте!
   - Курт начинает плести заклятье, но разум его в тумане Обращения. Вместо боевого заклятия он тянется всей силой к вампирской крови. Скляница с ней вырывается из рук священника и летит к нему. Тут же его, связанного еще сетью, окутывает отсекающими заклятьями-путами. Чтобы разобраться в них, найти, как черпать ману из сложного узла, в который спутаны потоки магического ветра, нужно время. А его нет. Склянка летит на пол. А к магу устремляются полыхающие копья света! Курт, кричит, бьется в путах. Его взгляд прикован к падающей колбе. Ладонь случайно соскальзывает в поясной карман, сжимает тонкий кружок неизвестного металла.
   В следующий миг кольцо скользит на пальце странно тяжелея, а колба расплескивается вишнево-сиреневой лужей по мрамору! Вся магия вокруг, все заклятья разом взрываются неуправляемыми потоками. Даже сияющие копья. Действие "Света.." напоминает в тысячу раз усиленное действие серебра и мифрила. Тех, кто находится рядом расшвыривает дикой магией. А сам Курт ощущает непереносимую тяжесть кольца и свободу! Не помня себя он бросается к красной луже и яростно слизывает, лакает с пола вампирскую кровь! Тело его скручивает судорога. Он срывает с пальца артефакт и долгие секунды корчится в припадке.
   Когда боль проходит, молодой вампир ощущает свою силу. Он успел! Теперь он будет существовать! И магия с ним, по-прежнему. Осознание этого на время вытесняет все другие мысли. Стоя на четвереньках Курт немыслимо для живых выгибается обводя взглядом зал. Глаза его полыхают краснотой в темном облаке, скрывшем уязвимое тело от ярости дневного света. Это сработал еще один припасенный загодя алхимический талисман - в охрану императора не берут дураков. Теперь надо уйти, скрыться! Но церковники предали, из города не уйти без их помощи! Куда идти?
   Вампир прыгает прямо сквозь один из витражей в полдень улицы. Есть одно место, где его не будут искать точно!
  
  
   Звон магической связи застиг меня в воздухе. Невероятно! Подобная связь требует массы сил и серьезной подготовки. А кроме того полной отдачи во время разговора. Ей пользуются не просто редко, а очень редко! А тут.. Вот демоны... Я едва успела подправить заклинание левитации так, чтобы оно приземлило нас не со скоростью уроненного топора, и меня скрутило окончательно. Мир вокруг поблек, выцвел и рассеялся ажурным туманом. Вокруг из молочно белой пустоты соткалось некое подобие барной стойки и шеренги бутылей за ней. Щеголеватый, черно-серебряный эльф непринужденно облокотился на деревянную поверхность и улыбнулся в своей непроницаемой манере. Однако глубокую синеву глаз оттеняла тревога.
   - Энор? Ты вовремя, прямо скажем.. Силу девать некуда, или так из вредности стараешься?
   - Ванда, у нас катастрофа. Император убит. В столице требуется твое срочное присутствие.
   - Убит??! Так... Оставила вас на день.. Подробности, надо понимать, потом?
   - Все лично! обстановка крайне накалена, мы стремимся не допустить волнений, а на этом фоне уже плетутся интриги. Прямых наследников нет. Подходящих нет вообще.. Срочно, Ванда, срочно! Я помогу провесить портал...
   - Подожди. Я не готова.
   - Тари! Повторяю, бросай все! Ситуация фактически вышла из под контроля! Какие тут могут быть промедления?
   Я показала "какие"...
   Энор молчал секунд двадцать. Вид у него был как у шмеля влепившегося с размаха в кирпичную стену.
   - М.. - Выдавил он из себя. - Это еще что?
   - Дурацкий вопрос, не находишь?
   - Нахожу. - Обуздал эмоции наш невозмутимый. - Что ты собираешься делать?
   - Сам то как думаешь? - Пожала я плечами. - Защищать Империю..
   - Помогай, сейчас я приду.
   - Стой!! Не дури, Энор! Если сейчас открыть портал на такое расстояние, то мы оба как выжатый виноград враз сделаемся! Да и от меня у тебя толку не будет! Да и ты нужен там!
   - Что ты предлагаешь?
   - Решай проблемы, тормози развитие событий. Тяни пока это возможно! Я со своей стороны срочно разбираюсь здесь и прибуду к тебе немагическим способом с кругом паладинов за спиной.
   - Ты уверена что справишься?
   - Я должна.
   Ничего он не сказал, только посмотрел долго так, и жестом оборвал незримую нить связи. Да и что тут скажешь? Должна.. Хех..
   В себя я пришла на травке, заботливо опекаемая орком. На физиономии Гулунда при моем "возвращении" отразилось такое искреннее счастье, что я только фыркнула.
   - Не радуйся. Ты еще не представляешь, во что я тебя втравила..
   - Не слепой, вполне представляю.. Что будем делать?
   - Сейчас к паладинам, а дальше по обстановке. Сразу предупреждаю - меня на этот раз охранять не надо. Не от кого. Помогай лучше паладинам. Их твоя магия амулетов здорово выручить может.
   - А ты?
   - А на мне чернокнижники. Это не твоя битва.
   Я восстановила левитационное заклинание и вновь мы приземлились уже в пределах позиций занимаемых паладинами.
   Нас тут же окружили здоровущие неулыбчивые мужики в сияющих доспехах. Картинка! Вот только почему так нерадостно? И главное - добро бы на орка, но нет, на меня все косятся! В чем дело? Я представилась. После этого напряженность в воздухе совсем сгустилась - нож воткни - зависнет..
   Кто-то выразительно покачал кувалдой, многие потянулись к любимым боевым бердышам выполненным в форме лезвия-круга насаженного на древко.
   В это время сквозь строй протолкался Казимир, собственной персоной.
   - Ванда? Это ты? На самом деле?
   - А кто, если не секрет? Меня так изнурили странствия?
   - Не знаю не знаю, ты себя со стороны видела? Что с тобой стряслось?
   Я в легкой панике скосила глаза на себя, провела рукой по волосам... О.. ну и дура...
   - Все в порядке .... это просто грязь!
   Я так и не отчистилась после драки с вампиршей и ее слугами! Зеленоватая слизь в которую превратился повстречавшись с завесой упырь покрывала меня равномерным, кое где подсохшим слоем. Внешне - ну чисто нежить.. В общем чистящее заклинание решило мои проблемы, ну кроме тех которые с головой, конечно..
   - Казимир, - продолжила я после того как все страсти по моему появлению закончились - что у вас здесь? - Повторила вопросик Энора - невольно, так сказать.
   Паладин аж крякнул. Молча ткнул одетым кольчугой кулаком в сторону нежити и хирдов подступающих с северо-запада. Потом повел раскрывая ладонь в сторону городка. Несколько случившихся поблизости боевых горгон повернули головы в сторону невысоких деревянных фортификаций. Самая крупная красноречиво фыркнула. Готова поклясться, взгляды паладинских скакунов сквозили презрением. Конечно, если ты весишь двадцать пять пудов у тебя шесть столбоподобных ног, чешуйчатый панцирь и рога саженного размаха, то есть все поводы презирать какие-то там стеночки, но в данном случае укрепления городка немого восхищения и врямь не внушали.
   - Эти дрова нам не помогут.. - Начал было Казимир, но я бесцеремонно его перебила, тыкая пальцем в направлении подступающего войска.
   - Весь идиотизм своего вопроса поняла, переформулирую. Вы готовы с этим справится?
   - Нет. - Коротко и ясно ответил паладин. Как припечатал. - Наш передовой дозор засек это на рассвете. Потом мы просто встали лагерем у города и ждем до сих пор. Ситуация следующая: Во первых, их армия состоит из трех частей. Первая, она же передовая - отряд нежити. Сильных особей нет. Но, чувствую - скоро отожрутся. Костяк - скелеты гномов. В полном боевом. Держат подобие хирда как живые. Правда согласованность прихрамывает. Там же есть несколько воскелов и умертвий. Один призрак-ревенант. Вторая часть - те кто заведует всем этим хозяйством - некроманты. Эти две группы наша первая проблема. Чары некромантов защищают нежить, контролируют и делают сильнее. Бить их впрямую значит завязнуть в битве. Нам в пыль эту дрянь молоть надо, чтоб снова поднять нельзя было. Наскоком того не добьешься. По этому же мы не можем использовать ополченцев - дармовой источник зомбей для чернокнижников выйдет.
   - А некромантов загасить?
   - Вариант. Но проигрышный. Как впрочем и все другие. Мы специально не совались в город - слишком уж слабо он укреплен. От татей защита, не от врага. Мы только связали бы себе свободу маневра. Верховым в городе не развернуться. По крайней мере, с нашими гм.. лошадками.. В общем, для таранного удара мы готовы. Даже если некры попытаются прикрыться нежитью, то это им не поможет. Конница горгон продавит любой строй. Что бы они не делали - поставят ли щит, или рассредоточатся - троим четверым от нас не уйти. Но там их восемь, Ванда. Восемь черных магов натасканных на убийство! А наши зверушки тяжелы на поворотах - горгонка в мифрильной броне до тридцати двух пудов дотягивает, а на ей еще и паладин, и тоже не в шелках. Пока мы развернемся для второго удара нас основательно проредят несмотря на весь мифрил и магическую защиту. Наверняка у них много чего припасено как раз для нашего брата. Стопчем и остальных конечно, и с нежитью потом управимся, вот только, что потом? Нас всего сорок пять, маг! А там еще гномы! Третья часть армии. Три хирда, полноценных. Я не знаю что гонит их в бой, но это сейчас неважно. При таких потерях нам просто нечем будет вскрывать уже второй хирд. И никакое ополчение против гномьего строя монолитного тож не поможет.
   - А маги в городе есть? Их позвать пробовали?
   - А то! В первую голову. Только вот незадача - нет тут магов, считай. Здесь же глушь, Ванда, срединные земли. Испокон веку тут врагов страшнее залетного упыря не было. Вокруг все баронскими землями прикрыто. Если что рыцари приедут да подсобят. Ну и погодник у них тоже не промах. Шаром там огненным запулить может. Народу хватало защиты. Боевым магом и делать было нечего, потому отродясь их здесь и не видали. Как и охотников с Гончими..
   - А, между прочим, не заманить ли нам этих на баронскую землю? Там при помощи усилителя мы их в тонкий блин за пять минут раскатаем!
   - Вот все бы были такие умные. - Не удержался от шпильки Казимир. - Разведка наша пыталась. Показались им, за подбрюшье пощипали, да и назад. Только не повелись некры. Выделили отряд малый, с чернокнижником вдогонку. Как вошли на баронскую вотчину эти догоняющие значит, так и вовсе ерунда началась. Появился барон местный. Не знаю я как его. Из мелких. Ну начал он из них, казалось, фарш делать. Да только не срослось. Лупит он как умеет, а они стоят, щитами только прикрылись, а чернокнижник еще и отвечать пытается и силы им на все хватает. Оно конечно на границе владений, но все ж странно - барону противостоять! И земля под ним узорами такими золотистыми пестреть начинает. Ну, барон взъярился шибанул со всех сил - спалил всю нежить, однако ж, некромант ушел. А как барону мы все обскакали, так он ни слова не говоря портал открыл и нет его. И все баронства окрест теперь с затворенными воротами стоят. Нет нам оттуда помощи...
   - И все любопытственней... - Сказала я предательски дрогнувшим голосом. Силы способной противостоять барону я не представляла. - Хорошо. Чернокнижников я возьму на себя. За вами нежить и карлы. Потянете?
   - Шансов мало, но есть. Авось выдюжим! Вот только восьмерых ты...
   - Без "только"! У вас свое дело, у меня свое. Удачи! И давай сюда этого мага городского. Посмотрим что к чему.
   - Ванда, объясни мне одно. Ты тут явно собралась геройствовать! Я конечно понимаю, что ты совсем не то же самое, что бароны, но почему не позвать подмогу из столицы? Вы маги это можете, я знаю! Я слал в город посыльного - там должна быть башня связи. Хотел, чтоб он помощь вызвал а заодно мага связника привел, вдруг чем пригодится. Только нет его все. А искать времени уже не оставалось. Но теперь есть ты!
   - Боги! Казимир, ты же еще ничего не знаешь.. Если вкратце.. Мы по уши в дерьме. В столице убит Император.
   - Белый! Как?!
   - Не знаю я подробностей. Но это смута! Междоусобица, Казимир. Мы нужны в Столице как никогда прежде, и вы и я! Не будет подмоги! Ваш посыльный поди сидит там и связи ждет. А и связи сейчас боюсь не дождешься. Не до нее. Теперь мы сами подмога! Сбереги войска, паладин, они наш шанс сохранить страну. Не нужны нам сейчас павшие герои. Знаю, людей не бросишь, нежить как чума расползется, но что возможно - оставляй ополчению. Мы должны выжить, во что бы то ни стало. И не говори остальным сейчас. Не стоит идти в бой с такими новостями. А теперь хватит громких слов, враги уже на подходе.
   - Хорошо, Ванда. Все это слишком запутанно. Сейчас не до того. Нам действительно надо выжить. Удачи и тебе, волшебница..
   И ведь как все хорошо шло, отстраненно подумалось вдруг мне. Мы практически стали одной расой с людьми сохранив свою кровь. Как и хотели. Мы создали стабильную империю. Вон, паладинов, местные бароны считай кинули в беде (кстати, надо будет разобраться потом, кто у нас тут такой смелый), но Казимиру и в голову не пришло косо посмотреть на раскомандовавшуюся эльфийку. Мол, все люди разные, по одному судить нельзя. Никто не орет "проклятые трусливые эльфы, на костер их всех..". И тут смута. Что же будет.. Усилием воли я отогнала лишние мысли. Сама говорила, что не стоит перед боем.. Ну а после, поглядим..
   Я высмотрела в толпе приближающегося мага. Того, местного. Окинула быстрым взглядом. Времени на рассусоливания уже не оставалось. Стало ясно что мне он не помощник, и я отправила его к Гулунду, приказав держатся его как родной мамы и оказать поддержку по мере сил. Парень проникся и возражать не полез, несмотря на мою резкость. Осознал - я на взводе.
   А я вновь, который уже раз, обновила "крылья ветра" и обратила свой взгляд на накатывающиеся темные шеренги, испятнавшие сухую зелень равнины. Вгляделась в магические потоки. Вычислить некромантов оказалось несложно. Они и не скрывались, полагаясь явно на свою силу.
   Я скользнула к ним, движущимся плотной группой несколько в стороне от марширующей нежити. Наскоро обнаружила темные нити контроля, тянущиеся к Восставшим, саданула по ним простеньким силовым заклятьем. Тонкие, созданные для филигранных манипуляций нити разметало, они полопались с неуловимым уху трескотом.
   Просто такой способ заявить о себе. Ни один некромант не сможет контролировать такую толпу, если ему постоянно придется восстанавливать все каналы связи. А ломать, как известно, не строить. В результате, если эти мудаки желают и дальше возится со своими зверушками, то для этого им придется сначала решить дела со мной.
   Меня, конечно, заметили. Против ожидания товарищи в черных балахонах не стали сразу швыряться смертоубийственными заклятьями. Один из них махнул рукой. На мгновение над их группой выросла черная воронка, покачалась и пропала. Поговорить они вроде как хотят, значит. Ну-ну. Поговорим, нам не жалко. Я опустилась на траву шагах в двадцати от них.
   Черный маг, тот, что извещал о переговорах, выступил вперед.
   Ох а страшен-то. Прям картинка. Под капюшоном глухого балахона-плаща - кость. Скорее всего маска, судя по резьбе на ней. Из рукавов сочатся ручейки темноты. Темную кожу кистей венчают желтые когти. По плечам тоже стекает мрак. Актерское дарование, елки-палки..
   Я уже говорила, что в некроманты идут те, у кого ума не хватает? Ну если и нет, так это общеизвестно. На каждом углу скажут. Правда, все такие корректные, мол недостаток личной силы влечет за собой комплексы... Впрочем, этот как раз из сильных. Даже интересно, как его в чернокнижие-то затянули? Хотя, бывает конечно. Был себе маг, да заигрался. Тьма своего не упускает, ей только дай гнильцу - мигом прорастает.
   Так что там у нас?
   - Ведьма, уходи. Мы не буем мешать. Ты эльфийка, вижу, сильная.. Может даже сильнее меня, но с восьмерыми магами тебе не совладать одной.
   - А кто тебе сказал, что я одна, красивый мой? - Нагло фыркнула я в прорези глаз костяной маски. Тьма недовольно полыхнула оттуда алым.
   - Не пугай зря, ведьма, тот недоучка, городской маг, нам известен давно. Он не угроза..
   Я промолчала. Мол, все-то вы знаете. А время для слов и так утекало как вода. Незачем его торопить. Я встряхнула волосами и порыв ветра подхватил золотистые звездочки моей ауры, закружил у земли.
   - Ведьма, что ты делаешь? Я чувствую магию!
   - Ты же сам предложил уйти?
   - Уходи ногами!
   - Это просто цветы, успокойся! - я обвела рукой поле вокруг. Сквозь почву побились сотни зеленых ростков. Повисли и закачались тысячи крошечных белых бутонов. - Разве ты испугаешься цветов?
   - Прекрати щебетать мне в уши!! Сдавайся или умри! - Бутоны набухли но не спешат явить миру красоту неведомых цветов. Не для того они появились на свет. Моя ладонь замирает на уровне его груди.
   - Отвечай!
   Ха! Поздно милый, последние капли вина упали на дно бокала и твоя дорога кончилась. Отвечать? Я не общаюсь с мертвецами - не моя стезя..
   С хрустальным перезвоном трескаются белые мячики. Выпускают из себя струи жемчужного тумана! Он повисает над всей округой колеблющимися нитями в коих запутывается взор. А магия уже обвивает тело рунной вязью "Сути Огня" и в моей ладони вспыхивает сияющее лезвие.
   Некромант тянет ко мне измененную магией когтистую лапу. Напитанная силой смерти она раза в два больше естественного размера. Когти удлиняются окутываясь зеленоватым коконом. Но огненный клинок уже вспарывает его щит-из-праха и Шаа скользит вперед. Я принимаю удар когтей на книгу заклинаний и посылаю вдогонку змейке короткий приказ. Ухожу в сторону. Этот больше не опасен. Поплатился за свою самоуверенность. Самоуверенной тут можно быть только мне. У меня есть хотя бы повод. Я рыжая. Хе. Хе.
   Огненное лезвие плюется злыми искрами и трава под ногами съеживается от жара. Туман скрывает меня лучше всякой невидимости. На что, собственно, и был расчет. Ну что, уроды, не ждали здесь боевого мага? С восьмерыми мне может и не справится, а вот на счет семерых.. Рискну-ка я!
   Беспорядочные вспышки пущенных на удачу заклятий метались вокруг, недостойные моего внимания. Я успела найти в тумане двоих. Для меня мое собственное заклинание почти не являлось преградой, и видимость была неплохой. Один из них умер, рассеченный плазменным лезвием на куски. Второго я спеленала лианой. Очень шипастой. Очень! А потом туман начал рассеиваться. Какая то магическая дрянь выпила силу моих заклинаний. Я злобно зарычала с досады и перебросила все до чего смогла дотянутся на собственную защиту.
   Огненное лезвие распалось оставшись без подпитки. Заодно исчезновение огромного объема маны доконало и туман. Внезапные порывы ветра порвали его на лоскуты и закружили остатки над землей. Поле боя показалось, как на ладони. Всё это застало меня уже в движении. И мельком увиденное мне совсем не понравилось. Оставшиеся пятеро магов образовали пентаграмму. Между ними струились голубовато белые нити пульсирующей энергии. Охо-хо. Маны-то вокруг нет. Вычерпали мы ее такой-то толпой в момент... А оне колдуют.. Выводы? Либо это у меня с глюки, либо кто-то их подпитывает. Догадайтесь кто, при условии того, что земля под их ногами уже покрылась вязью золотистых узоров? Точь в точь таких как на камнях, что прут с собой эти странные гномы. Таких, что описывал Казимир. Впрочем, тогда я еще не знала, чье это творчество..
   Светящаяся пентаграмма расплылась в воздухе и втянулась в землю. Над равниной потек зловещий шепот. Одновременно мне в руку ткнулось колющееся шурсткое нечто - Шаа! Змейка успела покончить с главным колдуном и вернулась к хозяйке. Вовремя! Теперь повоюем!
   Я замерла складывая узоры заклятья. Высшие ступени магии требуют сосредоточенности. Если бы не Шаа, я бы точно ничего не успела, но в основу волшебства сейчас вплетена моя полуживая полумагическая напарница - так быстрее. Гораздо. Маны нет, но у нас магов жизни есть свои хитрости. Поле все еще покрыто моими цветами. Льняная змейка скользнула вниз, расщепилась на мелкие корешки! И цветы изменились - отдают запасенную силу сплетаясь ростками! Растительный организм протянул свои отростки вширь, за пределы опустошенной территории. Вгрызся там, вдалеке в нетронутые пласты магического ветра. А само тело Ша разрослось уже гроздью громадных травянистых шишек. Успеваю! Даром я что-ли тратилась на защиту? Продержимся!
   "Нда.." Только и успела подумать я, глядя как шишки взрываются роями плоских семян с острыми сдвоенными жальцами. "Успела.. Как же..." А потом, взметнувшееся со всех сторон из земли, туманное нечто, несмотря на свою расплывчатость, обладающее весьма внушительной пастью и мертвящей аурой, накрыло меня. Свет померк.
  
   "Зря я понадеялась на защиту." - Кольнула запоздалая мысль, когда я обнаружила себя лежащей на сухой осенней подстилке.
   Заклинание чернокнижников ее, защиту, даже не заметило, несмотря на всю хваленую сложность. Век живи.. С меня тоже сбили спесь. Я стала выяснять, что же произошло.. Где я? Тысяча демонов..
   Привстав и оглядевшись я поняла, что травяной покров примятый моей тушкой принадлежит двору некоего строения. Неприятно напоминающего хутор.. Почему неприятно? Потому, что приятным все это место назвать ну никак не получалось. Во-первых, аура мертвечины учуянная мной у атаковавшего монстра здесь ничуть не рассеялась, но даже приобрела более густые тошнотворные оттенки. Во-вторых, само место без всяких там астральных штучек было вотчиной тьмы и тлена. Бревна частокола вокруг угрюмого здания проела гниль. В покосившейся двухсаженной стене отсутствовал даже намек на ворота. Как выбраться за пределы двора совершенно не ясно. Ладно, выбраться - частокол заслонял все кроме низкого затянутого хмарью неба. Как определить где я?
   Вот я и подошла к главному - вокруг не было ни капли магической энергии. Нигде. Даже мой перстень, символ академии, потускнел. Огненный рубин и зелень изумруда стаяли, оставив мутные неживые стекляшки. Я была беззащитна. Такое ощущение, что в этом мире вовсе не было магии. Кроме дыхания смерти, быть может, недоступного даже некромантии.
   Подавив мгновенный приступ паники я сосредоточилась на поиске выхода и двинулась в обход здания. Заглянула в труп пересохшего колодца. Сухоцвет травы с глухим хрустом оседал трухой под моими ступнями. Ворота так и не нашлись. Какая-либо лестница, чтобы перебраться через стену, тоже. Крылатые они тут что-ли? Частокол, хоть и поеденный гнилью, выглядел достаточно крепким. При этом бревна покрытые плесенью не располагали к карьере верхолаза. Летать без магии я как-то не научилась.. Досадное с моей стороны упущение, надо сказать.
   Зато, к сожалению, обнаружился вход внутрь здания. Я была конечно к такому повороту готова. Так и представился матерый вурдалак, нервно перебрасывающий с одной потной лапы на другую тяжелую поваренную книгу в укромном углу.. Да.. Логика событий так сказать.. Но имею же я право надеяться на свою некомпетентность? Эх, где ты, разочарование..
   Несмотря на всю пакостность происходящего, входить пришлось. Идея с ПМЖ на местных задворках вдохновения тоже как-то не добавляла.
   Внутри.. Ну как и ожидалось.. Только еще хуже, отвратнее и пошлее.. Чистота жанра ничем не нарушалась. Разве что отсутствием явных угроз. А я-то уже приготовилась стать вкусной и полезной..
   Я обошла все комнаты. Прах, грязь, проросшие сквозь замшелое тряпье грибы. Жухлые цветы на подоконниках слепых окон. Кости мелких грызунов.. Ну хоть кто-то здесь жил.. Обследуя чердак(ничего нового) я наткнулась на люк. Крыша! Выбравшись на хлипкую, крытую дранкой, дощатую поверхность, я наконец смогла осмотреться.
   Ощущения оказались захватывающими. Безболезненно для психики смотреть удавалось только вверх. Стоило опустить взгляд к линии горизонта, и все вокруг становилось картиной сумасшедшего художника. Вы когда-нибудь заглядывали в подзорную трубу с широкого конца? Здесь в трубу провалился весь мир! Бесконечная равнина, куда не взгляни стелилась невообразимой далью по краям скручиваясь гигантской воронкой, словно намотанной на ось взгляда. А там, за сотни лиг копошилось и посверкивало что-то или кто-то, слившееся в однородную массу.
   Пространственный карман, поняла я, стряхивая оцепенение. Вот как они меня скрутили. Я даже не думала, что такое возможно. Интересно, а почему меня еще не добили? Сюда один огненный шар метнуть помощнее. Я же беззащитна.. Или нет смысла тратится? Мол, выхода-то, тю-тю... "Не дождетесь сволочи", - с внезапной злобой подумала я, - "Мне бы только за заборчик ваш вонючий выбраться, а там я уж добреду, доползу. Не удержите.."
   Хм.. А ведь частокол-то не так уж и далеко.. Вдруг получится перепрыгнуть с крыши. С сомнением я взглянула на заостренные концы бревен. Зрелище еще то.. Так и видятся на них еще потеки, для полноты картины, бурые такие.. Обреченно вздохнув я взяла разбег и отбросив сомнения сиганула с крыши...
   Тяжело отлепившись от бревна, я протерла рукавом расцарапанную физиономию и горячо в душе возблагодарила ту сволочную склизкую щепку, что подвернулась мне под ногу. Спасибо ей распрекрасной и всех благ в дальнейшей древесной жизни(смерти?) ибо где-то на середине полета отчетливо так стало понятно, будь мой прыжок не омрачен ее участием, болтаться б мне сейчас на кольях забора. На то, чтобы перепрыгнуть за частокол меня явно не хватало.
   Ну что ж, раз еще жива, значит все хорошо... Будем искать варианты. Ага, подкоп рыть например.. А что, мысль не дурна.. Рыть.. Яма.. Стоп! Ведь я не все обошла - у любого дома должен быть подвал!
   Окрыленная этой идеей я рванулась обратно внутрь хуторских построек. Через несколько минут интенсивных поисков дверь в подвал действительно обнаружилась в каком-то чулане. Ничтоже сумнящись, я распахнула тонкую сколоченную из горбыля дверцу и...
   Сбылись самые паршивые прогнозы, о которых я имела наглость позабыть в пылу собственной бурной деятельности. Пока медленные мозги еще подбирали эпитеты, которыми стоило бы наградить вашу покорную, нерассуждающее тело уже поняло, что сейчас не до мыслей. Мои руки автоматически захлопнули створку и я ринулась прочь от того первобытного ужаса, что пахнул на меня из затхлой непроглядной темноты подвала.. Нет, увидеть там ничего было конечно невозможно, но при этом было абсолютно ясно, что оно там есть, оно смотрит и оно уже беззвучно ринулось к добыче. Словно сам полог темноты выпячивается к тебе, обволакивает теплотой тлена.. Вероятно Это очень проголодалось, что меня и спасло. Если бы оно чуть сдержало себя, и я сделала несколько шагов вниз по ступеням..
   Я летела прочь, как на крыльях, спиной чувствуя: просачиваются черным дымом хищные щупальца-пасти сквозь щели дверцы, прорастают из зазоров меж досками пола.. Тянутся злой тишиной вслед.. Рванулась к дверям, но в спасительном проеме уже встали частоколом нити тьмы. Я шарахнулась в сторону. Одновременно стало труднее бежать. Доски пола стали крошится подо мной. Да и со всем домом происходило нечто странное. Словно оживал он от своего фундамента, своих корней, ненормальным подобием жизни. И окна стали уже такими узкими, что не пролезть и паутина тьмы тянется от самих бревен.. Словно и нет никакого чудовища, а само здание и есть монстр.. Я заметалась круша остатки мебели и вдруг ноги нащупали более твердую опору вместо трухлявого пола. Первые ступени лестницы на чердак! Я изо всех сил рванулась по ним, как в погоню за единственной надеждой. Несколько щупалец успевших присосаться к предплечьям отлепились с неохотным чавканьем, оставив кровавые круги. Взлетев на чердак я на мгновение обернулась. Черное море перевитых стрекал приостановилось на половине высоты лестницы. Колыхнулось, отпрянуло назад захлестнув стены, мгновенно начавшие "прорастать", И вновь рванулось за мной.
   Да, я визжала... А вы бы на моем месте геройски терпели, как вас жрут, молча? Оглашая пространство ультразвуком я выскочила на крышу. Черные ростки уже вспучили дранку в нескольких местах и, теперь, вольготно растекались мутными завитками по захваченной территории. Из последних сил я рванула к месту своей неудачной попытки побега. Была, не была. Есть такой дед "Афигли", иногда мудрые вещи советует. Мысленно попрощавшись с белым светом я прыгнула с конька крыши на частокол..
   Если везет, то точно как покойнику, что тут еще скажешь. Я уже видела острия бревен во всех подробностях и даже успела облюбовать то, с которым сведу близкое знакомство, как вдруг некая тугая сила швырнула меня вперед ошпарив спину словно кипятком! От дополнительного толчка я, отчаянно матерясь, перемахнула таки через частокол и устремилась к земле. Повернув в полете голову, я успела увидеть, как, разочарованно шипя, тяжелая туча черного дыма втягивается назад за гребень кольев, и поняла, что меня подтолкнуло. Мои губы передернула злорадная усмешка, а потом пришла неизбежная встреча с твердью. Мир вокруг скрутила жесточайшая судорога и вновь я выпала из реальности в серую ватную тишину.
  
   Я открыла глаза. Это была явь или морок? Мир без магии? И вернулась ли я?
   Оказалось да, вернулась. Причем вовремя. Зря я переживала насчет защиты. Никуда моя завеса не делась. Это я делась куда-то из нее. А она бедняжка все как раз сделала правильно и в меру своего отсутствующего разумения. Прикрыла вход в пространственный карман(или просто к моему замороченному тельцу?) и взяла под контроль Шаа, принявшую первоначальный облик.
   Вокруг пылали огни. Четыре из них - настоящие костры, гудящее пламя. Трупы черных магов чьи защитные заклятья не обладали достаточной силой, либо просто не предполагали блокировку немагических воздействий. За все надо платить. Семена, что выпустило в свет мое последнее заклинание содержали в себе двухкомпонентное растительное зелье. Попадая в цель, такое семечко раскалывалось, ингредиенты смешивались... Конечно одно семечко погоды не делает - их были сотни. Итог - жареные некроманты по эльфийски. И никакой магии - чистая алхимия!
   А вот последний враг уцелел, и настырно рубил гнусного вида боевой косой мою защиту. Косу окутывало зеленоватое ядовитое марево. Шаа и завеса сопротивлялись как могли. Змейка опутала все вокруг твердыми деревянными отростками, на которых я, собственно, теперь и висела, а защита нейтрализовывала заклинания на оружии некроманта.
   Времени здесь явно прошло не так уж много. Я шевельнулась проверяя все ли на месте и сразу ощутила горячие струйки стекающие по спине. Кровь лилась по телу пятная землю рубиновыми кляксами. Значит все это было наяву! Эк меня потрепало.. Маны вокруг почти не прибавилось. Но это сыграло мне, донельзя взбешенной всеми последними событиями, даже на руку. Враг не успел восстановится. Видимо их подпитка со стороны тоже была не бесконечной и давалась не так легко. Прям скажем - не баронский кристалл-усилитель. Вон как вражина умаялся. Только и хватало его болезного, чтоб заклятье яда на оружии держать. И слава богам, а то навоевала бы я тут. Я вскинула голову поймав взгляд темных глаз чернокнижника, дотянулась до тех крох маны, что уже принес ветер Великого Кристалла. Алые капли прекратили свой мерный бег вниз. Подхваченные незримой дланью станцевали хоровод перед моими глазами и плеснули в лицо последнему из моих соперников. Он удивленно провел рукой по глазам пытаясь увидеть что-то сквозь мою кровь, а затем заклинание сработало, перенеся его разум туда, откуда эта самая кровь только что вернулась. Конечно не наяву. Но мороки порой убивают не хуже реальности.
   Он с того хутора вырваться не смог.
   Глаза человека, теперь уже не мага, стоящего передо мной обессмыслились, плечи обвисли. Коса выпала из ослабевших пальцев. Разом пропало все ощущение ужаса и тьмы исходившее от него. Обычный дебил, которого кто-то обрядил в черные одежды. Уже ни в чем не виноватый и никому не способный повредить. Незлобный в общем-то парень с выжженным и порабощенным разумом. Ничего, местные его подберут, приспособят к чему-нибудь. Ворот там у колодца крутить. Вот только в себя ему уже не придти никогда, он свою битву проиграл. И так все чинно и бескровно, без излишних жертв.. Мы такие, светлые маги, волшебники без Тьмы в душе.. Хе.. Хе..
   Впрочем местных еще спасти надо, так что ладно, вернемся ка мы к делам нашим скорбным..
   Я, с кряхтеньем, совершенно неподобающим вечно юной магичке, выбралась из сплетения сучьев, что нагородила вокруг заботливая льняная змейка. Возится с разрушением этого заклятья было бы дольше, по этому я не стала городить огород. Тем более, что маны вокруг было на кошачью слезу.
   Оказавшись на воле я осмотрелась. Мда.. Вот из-за такого боевая магия высоких ступеней, особенно множественная, считается у нас последним средством. Вокруг на добрых пол версты расстилалась весьма специфическая местность. Мои цветочки, ставшие не пойми чем после многократной переделки с последующей потерей контроля, вымахали кое-где уже до пояса, торчат аккуратными такими кустиками, явно колючими. Заодно они дали приплод в виде спор еще раз. Конечно уже без тех свойств, но золотистый туман все равно стелется по земле. Кроме того, некоторые семена последнего заклятья не сгорели и дали всходы. Что там вырастет, предположить боюсь. Обнаружилось так же несколько луж студнеобразной светящейся дряни - это от некромантов подарочек. Пальцы я предусмотрительно совать не стала.
   Ну, другие мелочи, типа иссеченной пламенем земли, я даже описывать не стану. Вся эта дрянь уже успела зажить собственной жизнью и расставаться с ней явно не хотела. Но я и не стала ничего трогать. И дело не в том, что на устранение последствий магических битв обычно тратится больше сил, чем на сами битвы, и не в отсутствии маны. Это все наживное.
   Просто за спиной у меня осталось то, что делало прошедшую битву вовсе не смешной. В этом свете, все остальные местные "порождения войны" превращались из досадной проблемы на испоганенном лугу в стражу. Пространственный карман скрытый сейчас сплетением сучьев никуда не делся. Более того, я совершенно не представляла, возможно ли его закрыть в принципе, или такие объекты неразрушимы. Чтобы это выяснить, тут надо было бы провести не одну неделю.
   Но, по настоящему, меня беспокоил обитатель кармана. У меня не сложилось впечатления что эта тварь особо уязвима для магии (уж не она ли ее там выпила?). Кроме того ее рост видимо не сдерживает ничего кроме голода и забора. Вряд ли это настолько реальная помеха. Попади туда какой-нибудь местный.. Кстати, надо вывести отсюда нашего взрослого младенца. Ему уж точно тут нечего делать. В общем, я окончательно решила ничего не трогать. Даже после возвращения магического ветра "порождения войны" не мутируют во что-нибудь столь же опасное, как тварь, которой я присвоила наименование горыныча. А что? Вполне себе многоглавое и мифическое.. Ни тех, из мифов, ни такого как у меня еще никто в реальности не встречал.. Зато при виде зубастых кустиков сюда никто не сунется..
   Я покинула негостеприимное место, ведя за руку собственную жертву, и вышла на открытое пространство как раз к кульминации представления.
   Шестиногие быки-горгоны, закованные в глухую мифрильную броню, уже прошли всесокрушающей лавиной сквозь строй оставшейся без поддержки нежити. Некромантская армия прекратила свое существование как реальная сила. Большая часть ее была просто стоптана тяжелыми треугольными копытами. Те, кому повезло просуществовать подольше сейчас теряли последние силы, по мере того, как распадались заклятья защищающие их от дневного света.
   Паладины деловито добивали врага своими огромными бердышами. Кувалдой со спины горгоны много не навоюешь - коротка. Впрочем нежити было все равно от чего дохнуть. Выделяющийся своими масштабами даже среди этих сверкающих титанов Казимир пластовал ревенанта. Верткое, материальное лишь частично чудище старательно уворачивалось от ударов. Помирать не хотело, наверное. Наконец, паладин вычертил в воздухе круг, и искристое сияние обернулось вдруг белым диском, прошедшим над полем словно расширившийся человеческий зрачок. Всю нежить попавшую в зону действия просто перерубило пополам в районе пояса. Казимир поднял над головой свое оружие и просигналил вспышкой отступление.
   Я усыпила простеньким заклинанием бывшего некроманта, чтоб не попал под горячую руку, и двинулась на встречу отряду. Здесь мана уже была в избытке, и я не замедлила этим воспользоваться, заживив раны. Заодно накинула кой чего на поле битвы. Чтоб нежить упокоилась с гарантией. Как мои некромантики. Магия осечек не дает!
   - Казимир! Эгей!
   Всадник среагировал на мой крик, и через пол минуты рядом со мной притормозило бронированное чудище. Паладин освободился от дополнительной кольчуги и крепежа доспехов, позволяющих создать единое целое с броней горгоны. И сиганул на землю прямо из седла, как был, во всем мифриле и при оружии. Ну и громилы..
   - С возвращением что ли? - улыбнулся здоровяк. - Представляешь, у нас пока без потерь. Только легко раненые. Тебя надо благодарить?
   Я пожала плечами.
   - Рано радоваться. Остались гномы.
   - Хирды приостановились когда увидели, что мы атакуем. По моему даже перестроились в глухую оборону. Чтобы возобновить движение им нужно время.
   - Да, и насколько я понимаю этот миг наступит с минуты на минуту?
   Паладин прикрыл глаза ладонью, оглядывая окрестности.
   - Уже. Сейчас начнется настоящая битва.
   Я согласно кивнула и стала сочинять, чего ж мне такого по смертоубийственней применить дальше.
   - Мы начинаем атаку, Ванда. Все равно в ближайшее время ничего не изменится. К лучшему я имею ввиду.
   Но паладин ошибся. К счастью. Стоило ему вскарабкаться в седло, как над равниной разнесся далекий подземный гул. Мерные удары огромного каменного сердца. И, подчиняясь ритму этого странного гонга, вдруг запульсировали странные золотые узоры на камнях, что тащат с собой гномы. И те, на земле, где происходила моя драка с чернокнижниками. Даже в воздухе, где успела разлиться эта непонятная, чуждая сила. Задрожала земля вторя ударам. Словно тихий перезвон пролился. И узоры исчезли. Стерлись. Вдруг, сразу! А затем гномы встали. Забряцало бросаемое оружие.
  

Глава 20. Алаэн (Дорога домой)

  
   А руку то жжет. Не нравлюсь я палочке. Теперь. Видать обозналась поначалу.
   Черная штуковина пронзила при касании руку такой болью, что диву даешься. Как же я ее тащил-то? Или там все по другому было? Может посох меняет свои свойства в зависимости от места? Ведь украл же его как-то ракш? А товарищ маг на меня все смотрит. Типа я теперь жутко уникальный, будущий спаситель государства и Острова заодно.. Впрочем, нет, уже не так. По обычному, с ехидцей. Не простой он мужик. Хотя, кто бы сомневался, тоже мне, огонь открыл..
   - Ну хорошо, посох. И что? - Прикидываюсь веником. Авось прокатит и к героизму не припашут.
   - Теперь в твоей жизни многое изменится. - Вещает. И смотрит, снова. Хитро. Не прокатило, мол. Жаль. Ищем отмазу.
   - Не знаю что там вышло, но сейчас эта штука жжет мне руки. Причем без всяких там пословиц. Видимо ошиблась раньше. Все понимаю, сам расстроен, но вот такая непруха. Я пойду? Если что зовите.
   Ага, разбежался. Влип я с этими черными дровами по уши. Ну кто меня дернул вообще хватать этот посох? Не было печали.. Есть у меня смутное подозрение что герои-спасители и прочие деятели мирового масштаба - это очень вредная работа. Ни одного живого представителя не встречал. А тут еще и посох Черного. Если б это дело было от Белого тогда пол беды - он, типа, хороший. а теперь за мной будут гонятся и от тех и от этих, и даже от них. Причем все подведут под то, почему мне не жить убедительную базу.
   - Али! Это же удивительно! - Сообщает очнувшаяся сестренка.
   Меня иногда пугает то что творится в голове у женщины, я не говорил?
   - Ты в этом так уверена?
   Задумалась. Помогло мое ехидное выражение лица.
   Тут Гоар очнулся от какой то посетившей его мысли и продолжил меня раскручивать.
   - Алаэн, попробуй как-нибудь на него воздействовать, осторожно. Чтобы он тебя снова признал..
   Ага, вот сейчас возьму и начну его гладить. Был простой маг а стал извращенец-древофил. Замечательная карьера. Это я конечно не вслух. На деле же, я честно попытался. Получил ожог и долго матерился, вспоминая заживляющие заклинания. Зато, пока я предавался сему приятному времяпрепровождению, к посоху опять сунулся сам Гоар и поймал такой разряд, что у него волосы дыбом встали и все хитроумные защиты выжгло. Я аж проникся к деревяшке некоторой признательностью. Однако, маг на это все внимания большого не обратил, походя восстановив утраченное. Вид у него сделался совсем задумчивый. На вроде как подтверждение нашел своим предположениям. Догадайтесь, что он там себе напредполагать мог. Я вот например даже думать не хочу.. И вообще уж не знаю плакать мне или смеяться.
   - Ну вы же видите что мне оно тоже в руки не дается. И потом, чего у меня общего с этой деревяшкой? Я к Черному никаким боком! - выдавил я из себя крик отсутствующей по идее души.
   - Как знать, парень, да как посмотреть. Может статься, что и связан. Мир, знаешь ли, штука непростая.
   Философ, блин. А вся честная компания при этом стоит, меня как в императорском зоопарке изучает и внимает великим речам. Блин, еще раз. Демоны! Вот угораздило же! И нет бы по делу чего сказать.. Маг видимо мой красноречивый взгляд понял и несколько стушевался.
   - Али, ты пойми, от этого предмета похоже очень многое зависит. Я прекрасно знаю, что тебе оно не надо, но судьба уже распорядилась именно так. Вы как-то связаны. Если будешь брыкаться и пытаться увильнуть, то зря усложнишь всем без того непростую жизнь.
   И ведь прав он. Прав, как никогда. И знаю я все это даже лучше него. Но, все равно противно.
   - А конкретные советы будут?
   - Попробуй из него силу потянуть. Ну, как ты это обычно делаешь.
   Хм.. А ведь верно. Я, явно, тогда, за вратами, что-то похожее провернул. Что же, будем вампирствовать. Аккуратно касаюсь черного древка пытаясь вспомнить-потянуть на себя ощущение единства с этим странным предметом, однажды посетившее меня. Вот-вот, что-то такое.. И тут, как на стену налетел. "Не твое, нельзя!!". Демоны, словно поленом врезало! Нет, хватит с меня этих экспериментов. Может там и получилось чего, но это как с человеком. Если он сил полон и к атаке готов, то фиг из него чего выпьешь. Не великий из меня вампир. Только и умею, что по крошкам побираться. Падальщик этакий. Облом. Однако, Гоара это не смутило...
   Короче, в руки оно так и не далось, зато мне объяснили доходчиво, что посох теперь мой на веки и во имя. Славься великий Алаэн.
   Только обязанность обязанностью, но от дубинки этой избавлюсь при первой возможности, а пока и заморачиваться не стану. Ломать голову над не имеющими решения проблемами - нервы зря портить. А разговор-то, тем временем, не ждет - кажись пора менять тему. Пока еще чего "хорошего" мне не вытацевалось..
   - Посох Черного это конечно прекрасно, но с ним все равно пока ничего не понять. - Говорю. - Лично меня, помимо проблемы собственной богоизбранности, интересует местоположение текущее. Пока то, что я вокруг наблюдаю в привычные рамки не вписывается. Нет, может у великих магов сидеть в развилке ветвей супердерева это норма, но мы, простые...
   - Спасибо, Али, мысль понятна. Однако, как ничтожный великий маг, смею обратить внимание вашей новоявленной Черности, что это вы нас сюда притащили и, соответственно, кому как не вам знать, где это "сюда" расположено.
   Вот язва! И не скажешь что маг круче гор и лет ему побольше чем нам всем вместе - хотя может и скажешь как раз? В любом случае, тут он меня уел. Да так, что я аж замер. Ведь и правда кинжал-то с нагрудником у меня.. А чего ж я пожелал-то? Куда отправится хотел? Гмм. По правде я хотел не куда, а откуда. Вот и попал. Выпутывайтесь теперь господин бывший ученик Академии. Даа. Сообщаю Гоару новость. Мол, как бы это вам объяснить, товарищ маг - мы, типа, незнамо где.
   Впрочем, он похоже ждал чего-то именно в этом духе. Еще бы, после первого то вопроса. По крайней мере, отреагировал спокойно. Хотя.. Чего ему суетиться? Две части Доспеха Крови по-прежнему у нас на руках. Насколько я помню слова той здоровой змеюки-из-под-горы, этого вполне достаточно, чтобы целенаправленно перемещаться... А, точно! Он говорил, что при помощи двух предметов можно побывать всюду, где они взяли жизнь.. Доброе какое шаманство.. Вот и прилетели в какое-то такое место. Стоп, да ведь мы здесь были, когда Лиса крокодила этого подрезала! Только очень быстро отсюда переместились! Брр. Затащит незнамо куда, да в лужу крови.. Нет, однозначно паршивый из меня вампир. С души воротит. Ксстати! Маг магом, он умный, с него и взятки гладки, а почему эльфа с Эмирой молчат? Оглядываюсь.
   И, впрямь, точно - то самое место. Вон клетка из ветвей, а в ней то ли жезл, то ли цветок то ли демон-знает-что... А вот девчонок не видно. Хех. Надо искать.
   Мог ли я подумать неделю назад, что буду называть в мыслях страшную темную эльфу девчонкой и печься о сохранности ее шкуры? С другой стороны - это скорее за Эмиру волноваться надо, а кошкоглазая и сама способна разрулить свои неприятности...
   Блин, да где они? Гоару, кажись, стало не до ерунды. Буркнул что-то неразборчиво и двинул достопримечательности изучать. Гоняйся за ним.. А вокруг стволы эти светлые, листики шуршат. Да и само все такое полуденно-яркое - день, густой хоть ложкой режь. Волна в лесу, блин. В глаза хлещет так, что окрестности из тени не оглядишь..
   - Эмираа! Эй!
   - Чтоо!?
   Откликается.Значит живая. Уже за счастье. Помощи не просит! Чудеса..
   - Али! Помоги нам..
   На счет не просит, это я поторопился...
   - Где вы?
   - Мы тут..
   Ага. А я здесь. Вот и поговорили. Проще самому найти.
   Планомерный осмотр территории принес свои результаты. Эльфийка обнаружилась за одним из узловатых переплетений ветвей. Из них тут все, похоже, состоит, включая опору под ногами. Точно дерево, большое такое.
   Итак, что тут у нас? Ага, Данаэ свесилась вниз, за край местной площадки-развилки, явно удерживая в руках что-то тяжелое. Чем-то тяжелым оказалась моя сестренка, в чем я, впрочем, ни секунды не сомневался. Из объяснительного щебета выносим: Мира сберегла-таки своего шкодливого кошака, подобранного в пустошах. Пронесла на плече сквозь все невзгоды. Ну а на странном дереве животина ощутила зов леса и ринулась изучать окрестности. При этом умудрившись спустится по стволу зеленого гиганта вниз ярда на четыре. Сейчас невидимое чудо жалобно мяукало, вися прямо в воздухе. Точнее, в воздухе-то висело, как обычно, иллюзорное проявление. Сам гвачгир скрывался в складках коры и, по-видимому, не мог выбраться самостоятельно. Эмира с Лисой играли в спасателей.
   - Весело висите. Удобно?
   - Мог бы помочь. - Прошипело в ответ наказанье мое, покачивающееся над бездной вверх ногами . - А если я упаду?
   - Было бы не плохо. Но потом столько объясняться с твоими поклонниками.. Боюсь разочаровать, только не готов я к таким подвигам.
   Ласково улыбаюсь, активирую левитационное заклинание и поднимаю в воздух все тела в заданном объеме. Как же хорошо, когда не нужно думать об энергозатратах!
   Сестре ничего не мешало решить проблему так же. Да, маг земли, но это не значит, что она совсем дура! Травку там какую прорастить можно, да и с гравитацией их такие фокусы вытворять учат - диву даешься. Алмаз для силы тоже, вроде, есть, Лисой подаренный..). Однако же выпуталась она из эльфо-кошачьей кучи малы изрядно не в духе и яростно на меня воззрилась.
   Только мама родная, мне уже, кажись, совсем не до того. Как думаете, что представляет собой наше место приземления? Ну, да дерево, угадали.. Тихо сглотнуть, спокойно.. Большое такое дерево. Просто кто-то перестарался с бобовым зерном.. Мелочи.
   - Мира, а вы по сторонам смотрели, когда кошака искали?
   Нет, ну что она смотрит на меня как на психа, а? То есть, повернуть свою прекрасную з.. В смысле, осмотреться, ей не с руки, а вот подозревать родного брата в кретинизме - это самое оно.
   Киваю головой, обернись, мол.
   Хе.. обернулась.. Теперь здесь два кретина, которые пялятся вдаль. Да, да. Именно. Как-то за сегодняшний день многовато разных пейзажей. Если это не конец, тогда, тогда.. Гмм, нет, наверное конец. Не приключениям так мне..
   Это зеленый гигант? Нихрена! гигант - это что-то представимое. А это.. Это, наверное, просто нереально огромное дерево вселенских масштабов. Прилагательное "большое" тут жалко звучит.. Подбираю челюсть. Главное вниз не смотреть - не люблю я высоту, не люблю..
   - Знаешь, Мира, мне однажды сказали, что Этер стоит на ветвях гигантского дерева, которое растет из панциря черепахи.. Ну и так далее, сама знать должна. Так вот, как просвещенный маг, я над рассказывавшим посмеялся.
   - И?
   - Да вот, гляжу теперь, прикидываю, может фигня, все-таки, эта учеба.. Да и другая сторона Острова нам могла пригрезиться..
   Пейзаж сумасшедший. Интересно, а отсюда можно Солл увидеть? Разве только в подзорную гномью трубку... Кривизна поверхности, оказывается, у нашего места обитания весьма порядочная. Мир у моих ног не выглядит чашей, несмотря на высоту.
   Даль, беспредельная даль. и Волна сияет. Сейчас она не в привычном поднебесье, а почти на одном уровне с нами. Растекается к краям Острова, повторяя изгиб тверди. Уходит в туманную тень глубин трещиноватая пепельная колонна ствола. А вокруг шепчет ветру о любви своей неразделенной серебристая зелень кроны. И даже птицы поют. Пахнет лугом и медом.
   Вдыхаю полной грудью.
   А сколько здесь маны! плотность Ветра так велика, что энергия не удерживается в аморфном состоянии, то и дело переходит в вещественные формы. Бегают по ветвям веселые радужные огоньки, впитываясь в суровую серую кору. Это они и создают тот яркий фон, из-за которого на десять шагов уже ничего не разберешь.
   - Иггдрасиль (1). Символ мира и жизни. Нам рассказывали. Я удивляюсь, что вы только сейчас обратили внимание. Как можно так совершенно по сторонам не смотреть?
   Это эльфа голос подала. Я даже и не понял сразу, кто тут. Под впечатлением-то. Только по акценту ее некоторому и уловил.
   Ха. По сторонам мы не смотрим. Ха, еще раз. Да у нас просто, в отличие от некоторых, глаза устроены на людской манер и в таких диапазонах видеть, в принципе, не способны! Она, поди, еще с места приземления нашего на все подробно полюбоваться успела. Только не сказала ничего, как всегда. Молчаливая - слова не вытянешь. Только сейчас разошлась, да и тут, считай, недельный запас выдала.
   - Значит Иггдрасиль? Я думал это легенда.. Любопытно.
   Думал, блин. А теперь вижу. Пожалуй, она права. Если это не из легенды то тогда могу сказать одно: Легенду надо переписывать. Дайте-ка припомню, что там нам на лекциях давали. Мифологическое древо. Бог природы и антипод демона смерти? Любопытное ощущение, я стою на мифе.. Не со всякой травы такое, уважаемые, приходит.
   Интересно, как Гоар сие воспримет. Хотя нет, я и так знаю. Он, к оракулу не ходи, у нас за спинами стоит с лицом "я то знал все наперед" и скалится. А что ему? Преподаватель, а значит в Сенате Магии состоит (Академия с Сенатом-то это давно, считай, одно и то же, только в сенате еще придворные маги). Так что у него работа - "все знать"!
   Обернемся-ка. Не угадал! Нету там его. Великие маги себе быть предсказуемыми позволить не могут? Где? Ага. Пока мы тут резвимся, он колупает тот самый жезл в клетке из ветвей. Клетка не колупается. Это вам уважаемый великий маг не елки файрболами валить. Тут подход нужен. Судя по зарубкам, не первый он из колупавших, ой не первый. Подхожу ближе. Нет все таки это цветок. Точнее бутон. Закрытый еще, хоть и проглядывает яркое лимонное пламя меж двух сомкнутых створок. Вместе с ножкой и впрямь за жезл издали принять можно. Только оголовье - бутон, слишком уж велико для навершия. Этакая гигантская почка гвоздики. А вокруг сплетение прутьев - древо хранит свои секреты.
   Чем же эти зарубочки сделаны? Вон Гоар и шептать что-то пытался уже, и посох себе откуда-то добыл.. Вырастил, судя по ауре. Тычет в ветки наконечником, а им хоть бы хны.. А наконечник-то у него, между прочим, чистый мифрил. Такие вещи магу не спутать. Блин, как он только его с волшебством совмещать умудряется? Нет, конечно, способность структуру заклинаний разрушать тоже использовать можно. Чтоб разрушало только лишнее. Но для этого заклятий вокруг навертеть надо головоломных - жуть. Опять же - ни одной драгоценности в эльфье серебро не вставишь - не будут они магию в таком соседстве держать, только потоки. А значит, он каждый раз заново все рисует.. Не. Не наши это методы. Тут умным надо быть, похоже. Хе. Хе.
   Ой, что-то я увлекся. А Гоар явно не дремал. Результата не добился, но и отступаться не желает. Посему следующая жертва - как всегда самый достойный. То есть, я. Манит к себе. Улыбается так, по доброму. Прям некромант-мучитель. Подойди, говорит, сюда, Али. Со смыслом так, заинтересованно. Может убежать пока не поздно?
   Ага, так эти добряки меня и отпустили. Нет, мы пойдем на казнь с высоко поднятой головой!
   - Али, а если ты, все-таки, быстро посох свой новый подхватишь и до прутьев этих дотронешься?
   Ага. А если вы все к демонам пойдете? Нет, ну я же вроде не рыжий! С чего такая напасть? Думай, Али, думай. Тебе голова для чего дадена? И так, что у нас имеется? Зарубки. Зарубки на вершине дерева. В месте, куда нас доставили Доспехи Крови. Потому что Кинжал.. Есть!
   - Может попробовать Кинжалом? Есть такая версия, что вон те опилки им нарублены. Почему бы не продолжить с успехом начатое дело? - Выдаю я тираду. - И где он кстати?
   - Вообще, у меня. - Призналась Лиса под нашими шарящими по окрестностям взглядами. Ну, хорошая же штука. Опять, же, по логике, я его у Ракша отбила, мне и владеть. Спорить будем?
   По мне так весомая доля истины в ее словах есть. Как вспомню, как она лапшу из хрякотигра того припадочного нарезала - до сих пор мурашки берут. Я половину движений тогда элементарно не разглядел. Рраз, и Ракш. Два и фарш.. Однако посмотрим, что на эти предъявы скажет Гоар. Вижу, он как раз высказаться собрался.
   - Кинжал Крови народу темных эльфов?
   - Не народу, а мне! - Немедленно напряглась эльфа. - С народом я его делить, вроде, пока не жажду. Самой мало. А то все вокруг при магии, а мне обычного демона убить - проблема.
   - Да не волнуйся, Гончая. - Сменил вдруг курс маг. А может и не сменил. С самого начала спорить не думал, просто обставил все так, чтоб понервничали присутствующие. Поди его пойми, с такими заскоками.. - Никто у тебя его не отнимает. Оно и к лучшему, что такие артефакты будут у вас храниться. Только помни, что вещь эта гораздо опаснее и могущественней, чем кажется на первый взгляд. Не для простых дел его создали. И жизнь у тебя может случится интересная. Так что владей, раз в бою взяла. Не забудь только с нами поделится, на предмет портала до дома. А сейчас к делам.
   - Можно подумать, у меня с вами скучная жизнь. - Козырнула своим мнением напоследок Данаэ, закрыв тему.
   Как правильно понимаю, дела - это я. Нет уж.
   - Ну к делам так к делам. Данаэ, раз ты теперь железкой владеешь, тебе и резать!
   - Стой! - Скомандовал Гоар.
   Кажись не вышло.
   - Почему? Идея то вроде верная? Самое то!
   - Нет Али. Не все так просто. Вот ты говоришь "с успехом". Так-то оно так, да только не прорубили эту клеть почему-то. Значит, не все так просто. Это первое. А второе - Кинжал Крови - это последнее, чем к я хотел бы прикоснутся к великому древу.
   Ага. Значит он и впрямь все давно знает. Новости остыли. Прям стесняюсь предположить, что там в списке предметов, которыми он к так называемому "великому древу" прикоснуться все же хочет..
   - Великое древо? Так значит оно называется? А мы думали - Иггдрасиль.
   - Иггдрасиль. Древо Царей. Дерево жизни. У него много имен. Растет в центре нашей половинки Этера. Говорят, что его вырастил Белый, заключив в него душу богини природы нашего Острова. И теперь я даже кажется знаю, зачем. И вообще все знаю.
   - Прекрасно. Может и нам расскажете? Чтобы я хоть понимал, почему нам тот лютик так нужен, что мне из-за него снова ожоги лечить? А то я пока знаю, что я сижу на верхушке самого большого в мире дерева и у меня воз неприятностей. одна другой веселее. Нет, я не расстроен. Мне даже весело. Только малость гложет мысль, за что мне все это?
   - Резонно. Однако, я сам только разобрался. Не злись, Али. Я тоже не всесилен. И я готов все объяснить. Но сначала давай достанем, все-таки, этот цветок. Поверь, это необходимо.
   Хорошо, примем за данность тот факт, что, возможно, таки, страдать мне за правое дело. Если умру - считайте меня эльфом. У имеющих душу есть все шансы на перерождение. Вдруг у меня она тоже есть, а?
   Так, где тут у нас артефакт валялся? О, нашел. И как к нему подступится? Я еще не подошел, а уже на психику давит. Ох, чувствую, собственной воли у деревяшки поболе, чем у многих разумных будет. Демоны ее побери. Хотя нет, про демонов сейчас не стоит.
   - Лиса, ты кинжал получила? Так отдарись!
   Не поняла, явно. Нет, не надо на меня так зыркать. А то я вспомню, что тебя боюсь, запаникую и убегу. Ладно, пойдем простым путем.
   - Наруч свой на дело истины можешь пожертвовать?
   Мифриловый наруч гончая отдала без лишних прений. Видать думала, чего посерьезней попросят. Повертев фиговину в руках, я понял, что угадал все точно. Мне, конечно, этот наруч на себя не одеть ни при каких обстоятельствах, даже и не думайте. Но для моих планов такого и не требовалось. На довольно толстое древко посоха деталь эльфьего доспеха стала как влитая - только ремни подзатянуть. К счастью, шипы на мифриле расположены не слишком часто и вполне можно приноровившись просунуть пальцы. Оп, и рукоятка готова. И держать вполне можно. не Сады Белого конечно, но и не императорская пыточная, как раньше. В конце концов, остальных деревяшка, и впрямь, на два шага к себе не подпускает. Так что, я где-то даже крут!
   - Ну а теперь раз все так удачно придумалось.. - Как ни в чем не бывало продолжил Гоар, любуясь моей кислой физиономией. - Действуй.
   Ага. Уже. Сапоги доглаживаю. Так. Цветок, между прочим, высоко, а посох не легонький. Ходить с ним - с пол пинка. И даже бегать. Я все таки парень неслабый. Но одно дело на ровной поверхности лошадку изображать, а другое по местным корневищам прыгать. Аккуратно держась одной рукой за ветви, я смог, таки, подтянутся и ткнуть навершием-шаром в сплетенные прутья. Вот так, без изысков и пиетета. Просто так падать и ломать ноги, за ради торжественности момента, пущай будет кто другой.
   Впрочем, без кудрявых эффектов все равно не обошлось. Обсидиановый шар засветился золотом, а когда я его спешно отдернул (не хватало магический заряд схлопотать), то с прутьями его связал целый канат струящейся силы. По сцепленным пальцам ветвей потянулись дымки и вся конструкция внезапно осыпалась сухими пылинками. В стороны порхнули призрачные травяные бабочки, разбросав струйки серебряной пыльцы. Оставшийся без поддержки цветок величаво качнулся пару раз и, с хрустом отделившись от опорного сука, спланировал на головы сгрудившейся внизу компании. Оттуда донесся певучий эльфийский мат. Судя по всему сюрприз словить довелось Лисе, а у нее на сильную магию, как помнится, аллергия. Цветок, конечно, явно не посох - жалится не будет, не та он Сторона, но волшебства в нем - моря. Ладно, это все мелочи. Но вот жаждалось бы объяснений теперь услышать. Что там маг обещал? Спускаюсь.
   - Если все закончили с делами и хлопотами, то, вроде как, кто-то что-то хотел объяснить..
   И смотрю на Гоара, выразительно. Маг хмыкнул, повел бровью. И разродился:
   - Мы с вами побывали у врат Острова - теперь вы знаете, что это. На самом деле таких врат по легенде четыре на землях Этера. Одна пара связывает половинки Острова. Еще двое врат ведут в соседние миры. Эти врата созданы одновременно с сотворением самих миров и, как вы помните, разрушить их не удалось даже Величайшим. Мы побывали у тех врат, на которые союз Белого и Черного наложил печать. По их собственному прощальному письму ясно, что в это заклятье они вложили все, что смогли. Когда я пробирался по пустыне, еще до встречи с вами, я нашел узилище Азазеля - демона смерти Этера. но цепи связывающие его были кем-то нарушены. Демон безумен и его сила шарит по пустыне в поисках жертв. Он очень силен, но он больше не контролирует потоки смерти в магическом ветре. Зато я знаю, кто ими владеет. Кто вознесся на невиданную для рожденного высоту, стал угрозой всем? Детской страшилкой? Ты, Данаэ, должна это знать.
   Глаза эльфы округляются. То еще, надо сказать, зрелище!
   - Темный! Он предал нас и похитил власть над смертью!
   - Да. Точнее, не совсем так. Его предательство - совсем другая история. Когда-то мне пришлось участвовать в устранении ее последствий. Впрочем, некоторые аналогии действительно прослеживаются. Все, чего бы он не коснулся, начинает прямо-таки кровоточить жуткой дрянью. И каждый раз мне приходится это расхлебывать. Похоже у него талант находить другим неприятности. В остальном ты права. Наш местечковый ужас узнал где-то о прикованном Азазеле и решил подняться еще выше, хапнув себе власть над некромантией целого Острова. Скорее всего ритуал оказался не слишком сложен. Бог ведь был надежно скован.. Этот дурак вряд ли знал, чем он рискует, на самом деле. К счастью полностью разрушать узилище ему не потребовалось и это нас спасло. Но печать, все же, пострадала. Однако, получив силу Темный получил и знание. По крайней мере, он понял, что натворил. На то, чтобы восстановить заклятия Величайших его не хватило. Ломать не строить, как говорится. Тогда, он выпустил Азазеля в пустыню. Тот, лишенный своих привычных сил, обезумел, но на роль стража сгодился. Хоть, как показывает жизнь, толку от такой охраны не много. До всех земель демон не дотянулся и по краям нижней части Острова остались свободные пространства. Там, как вы могли видеть, Темный собрал немалые силы, пытаясь обеспечить оборону от последствий собственной ошибки. Заодно становится понятным, почему он до сих пор не напал на Империю. Ресурсы уходили на другое. Очень уж наш герой напугался того, что за печатью сокрыто. Только он, все равно, пропустил беду. А кроме того, явно решил, что угроза миновала.
   - Да! Его знания - наши библиотеки. Там он нашел информацию, он украл все, даже память, не знаю как, но.. - Начала Лиса.
   - Угроза - Именно Ракши? - перебил я. Невежливо, но мы иначе уходим от темы. В конце концов, истории и в библиотеке почитать можно. Правда эта информация явно исчезла и из наших архивов. Со знаниями по теме великой битвы вообще, похоже, весьма темная история. К тому же слишком давнишняя, чтобы осталось много живых свидетелей даже средь бессмертных.
   - В точку! Они, то самое Зло, что было врагом в великой битве. Как и было сказано в послании.
   Хм. Вообще это была шутка. Я же говорю темна вода..
   - Учитель, я чего-то не понимаю. Да, я помню послание, но мы, получается, уже дважды столкнулись с ракшами и оба раза победили. Как они могли представлять угрозу для Величайших? По-моему, здесь какая-то ошибка.
   - Не все так просто, Али. Победили, да. Есть такое. Никто не говорил, что ракша нельзя победить. Беда в другом. Его нельзя убить. Вспомни дословно, как они это описали.
   - Я одного убила. - Поделилась невзначай Лиса.
   - Точно. Напомнить чем? Этим клинком можно убить даже бога. Он пьет жизнь и силу любого существа. Я уже сказал, что это страшная вещь. А ракш не поддался ему! Пока кинжал в его теле - он труп. Но выдергивание плохо заканчивается - сами рассказывали. Так что твоя жертва, гончая, уже снова в строю. А у нас нет миллиона Кинжалов Крови. Ракша можно испепелить, полностью разрушив физическую оболочку, но в послании сказано, что и в этом случае тварь снова воскреснет в своем мире. Вдобавок на пакость эту весьма плохо действует магия. Я уже столкнулся с подобным на пути к первым вратам. Там на меня напали не ракши, но что-то отдаленно их напоминающее. Зло просачивается в наш мир сквозь прорехи печати и изменяет существ тьмы из глубин. Мы вернули посох домой. Сейчас прореха закрыта, непосредственная угроза устранена. Считайте, что мы нечаянно спасли Этер. Но урон нанесенный Темным остался. А это значит - жить спокойно не получится.
   - Мир спасти, это нам раз плюнуть, если что обращайтесь.. Да. Одного я не уловил. Откуда взялся наш ракш и как посох попал за ворота?
   - Ну это просто. Про то, откуда он взялся ты мог и сам сообразить, тебе уже все известно. Первоначально, проникнув к нам, Ракш напоролся на охранника-нага Джали с ножиком. Получив лезвие в бок, тварь отправилась восвояси, а могучее заклятье печати смогло восстановится. Почти. Ровно настолько чтобы чертовой вампирше Кирани хватило сил призвать к себе Кинжал. Тот, естественно, не стал отпускать добычу и приволок своими тропами заколотую тушку нашего знакомого. Как только кинжал извлекли из тела, Ракш ожил, благо, прорех в печати еще хватало. И начались танцы на льду. Воспользовавшись артефактами, тварь убила Джали, украла посох, который является составляющей печати, из узилища Азазеля. Похитила Эмиру.
   - Кстати, зачем?
   - Затем, красавица, что долг перед отечеством Ракшу выполнять вряд ли требовалось. Они там друг с другом не дружат и все действия по разрушению барьера он предпринимал исключительно чтоб расширить питающий его канал. Стоило ему этого добиться и он сразу обрел бы способность похищать тело переселяя в него свой дух. Ты потребовалась именно для этих целей. Заметьте, полностью разрушить печать он не хотел. Конкуренты ему здесь тоже не нужны. Хотя, может он просто не смог добраться до цветка - зарубки действительно оставлены Кинжалом. Думаю, что-то его отвлекло. Например, ваша возня в храме, рядом с любовно заготовленным, прости Эмира, материалом.
   - А цветок это, надо полагать..
   - Именно. Посох - Атрибут Черного находился в узилище Азазеля, а атрибут Белого хранится на Древе Жизни. Если вам так интересно, то этот цветок на самом деле книга. На лепестках его написаны все заклятия, которые существовали, существуют и будут существовать когда-либо в этом мире. Но откроется он лишь наследнику. С посохом проще. Его похоже, Алаэн, просто достаточно суметь взять в руки..
   Угу. Кто бы сомневался.
   - Только, как он все таки украл вещь, к которой вы не можете даже подойти? Нестыковка.
   - Просто. И посох и жезл были элементами печати. То, что связывало посох и Азазеля было разрушено еще Темным, поэтому взять его было легко, мы ведь сейчас тоже можем подойти и ухватить, пусть это чревато сильным ударом. Но ракшу это - что горгоне стрела. Вся сила артефакта уходит в печать. Взяв артефакт ракш вероятно сразу переместился Тропой Крови в свой мир. Там посох пробудился по-настоящему и начал убивать тех, кого ненавидел его хозяин. К сожалению при этом и вычерпывать силы, поддерживающие саму печать, так что она едва не пала. Зато он не пропустил к вратам других тварей. Наш ракш же, сумел уйти и вновь воспользовался Доспехом. Остальное известно.
   - Какого демона тогда мы снова нанесли печати урон? Если следовать данной логике, то похищение цветка должно повредить заслон еще больше.
   - Не думаю. Привязка оставалась только одна, без противовесов. Ты должен не хуже меня знать насколько губителен дисбаланс для заклятий. Да и не разрушали мы ничего - так аккуратно отключили. Сам погляди, листва с дерева не опадает, шипы из ветвей не лезут, Волна сияет... Печать ослабла, но ослабла равномерно, закрылись возникающие разрывы. Скорее всего, теперь она полностью непроницаема вновь. Хотя, этот вопрос еще надо исследовать тщательнее. Артефактам же такой мощи, как тот, что у тебя в руках совершенно не важно, где находится в пределах этого мира для сохранения текущего положения. Меня волнует только одно - привязка все же существовала - зачем? А значит, как я уже говорил, успокаиваться рано. Но, что со всем этим делать я решу позже. Понадобится масса времени и исследований. Для этого, в частности, я пока оставлю жезл-цветок у себя.
   Опа! Он сказал "пока". То есть, у него уже имеется кандидат на почетную должность спасателя всех и вся, за номером вторым. Прямо теряюсь в догадках, кто такой везунчик, которого, в отличие от меня, не захотят убить хотя бы приверженцы идеалов Белого.
   - Пока? - Заинтересовалась эльфа. - Иными словами, с ним кому-то потом придется еще иметь дело?
   Голова у нее варит не хуже моего.
   - А что, может и посох заберете? - Параллельно и не менее заинтересованно предложил я - Чего там, исследования, требуют жертв. Я потерплю.
   - Посох мне не понадобится. - Обломал мои потаенные надежды Гоар Неукротимый. - Все что надо было я уже понял, а все что еще понадобится пойму по жезлу. Что же до его предназначения.. Есть у меня мысли и на этот счет. Впрочем, думаю вы и сами можете сообразить. Гмм. Вот и соображайте. Идея проще некуда. Правда в проверке все равно нуждается. Вот и конец истории, собственно.
   Да. Действительно, ответы даны, не подкопаешься. Однако, встряли мы в историю. причем ни к селу ни к городу. Это в какой же, интересно знать, сказке герои спасают мир от зла по ошибке? Ну или, по крайней мере, явно не планируя эпических походов и квестов? Я тут что, только один идиотизм ситуации понимаю, или вокруг все-таки есть здоровые на голову? Шел себе, сестру искал, смотрю - зло. С большой такой буквы. Самые крутые не справлялись, пришлось самому зашибить..
   Нет я понимаю, Величайшие. Белому вообще одна дорога с ужасами всякими биться, Черного тоже понять можно - баланс, ясен пень, и есть баланс. У них всю жизнь, считай, шахматы гномские в мировых масштабах. А когда всякие уроды на доску лезут какая игра? Ну, фигуры свои они в бой тоже бросили - знамо дело. Только - это все дела прошлые, а при чем здесь, таки, я? Ну что за свинство-то последний месяц.. Все, без амулета на удачу за порог больше ни ногой. Это же явная порча..
   - Хорошо. Что будем делать дальше? Как я понимаю, мы почти дома и при этом имеем возможность оказаться там в мгновение ока?
   - А чего вы от меня ждете? - Вроде как заинтересовался Гоар. - Я вам не командир, и для походов вас не нанимал. Только, давайте без всяких сантиментов, "вот так и расстанемся и прочее". У меня свои дела. Я, впрочем, сразу про это говорил. Ты, Али, Ведь сестру искал - так вон она. Ты Данаэ.. - Тут его голос не дрогнул, нет, великие маги такого себе не позволяют, так слегка, неуловимо переменился. Не будь я вампир, фиг бы чего почуял. - Тоже все вопросы решила. Я вас из неприятностей в очередной раз.. - Снова это изменение тембра, Гмм. Что за "очередной раз" и вообще какие дела были у эльфы? - ..Вытащил. Вы теперь полноценные, весьма серьезные маги и боевик темных эльфов с вами. Дальше без меня. Нянькой не подрабатываю.
   Прости прощай. Понятненько.
   - А что, все-таки, с посохом? Чего мне с ним делать?
   - Владей. Твое по праву.
   - Что, так по Соллу и ходить? Типа я весь такой оригинальный.. Я до первого перекрестка не доживу. Меня там и так особо не ждут. А если ждут, то с чрезмерным нетерпением, и исключительно те, с кем я встречаться не хочу.
   - Волшебник ты или где? Замаскируй.
   Ясно. Сплавили и забыли до поры. У великих магов дела, им не до фигни. Не досуг. И уйдем, подумаешь.
   - Мира! Лови своего кошака. Нам пора домой!
   Эльфа выразила желание двигать с нами. Маг остался непреклонен. Не пойму, с чего это он вдруг так курс сменил на полный циферблат. Ведь почти силой выгнал. Пол дня назад казалось, что нам еще сто сезонов друг с другом общаться. Меня почти как ученика привечал. Бессмертие оно на голову действует, точно..
  
   Одолженный Кинжал согласился открыть нам тропу без всякого сопротивления. Хорошая штука все же, в чем-то. На каждом углу по трупу оставь - и гуляй где хочешь. Ммм.. Нет уж. Лучше у Лисы он будет. У нее работа такая - ножики в разумных втыкать. Пущай резвится.
   Мы нырнули в красную круговерть портала. Эльфа идущая впереди оглянулась и бросила странный взгляд мне за спину. Ой-Ой. А то я чего не понял. Пожимая плечами, шагаю вперед.
   Кровавый туман сгущается за моей спиной, затянув прореху к наполненному жизнью полудню Великого Древа. Истаивает, оставив взамен серые стены глухого, знакомого по прошлой уже жизни, подвала. Сквозь неплотные створки ворот внутрь робко заглядывает белесая утренняя хмарь.
  

***

   Гоар стоял на крайних ветвях зеленого исполина. У ног мага разверзлась колыхающаяся в струях теплого воздуха бездна. Но такие мелочи его не смущали. Спланировать вниз используя "крыло ветров" или "длань земную" - чего может быть проще?
   Он смотрел в бескрайнюю даль, но и увиденное проходило мимо погруженного в тягостные мысли разума.
   Тропа Крови давно захлопнулась за спинами его нечаянных спутников. Он их прогнал. Конечно с умыслом. Нельзя всю жизнь опекать тех, кому рано или поздно придется жить даже слишком полную самостоятельных решений жизнь. Больно уж серьезные игрушки попали в руки детям за время нечаянного путешествия. Слишком много они узнали. Теперь им надо научится со всем этим жить. И взбалмошным близняшкам и желтоглазой. Данаэ. У них своя дорога.
   Гоар точно знал - в Империи не спокойно, хоть и не получал последних новостей. Больше того, на его магические посылы никто не отзывался. Первые лица родины были закрыты для контакта. Что лишь добавляло тревоги. Фактически он бросил учеников, отправив в неизвестность. Но информация полученная за время похода изменила многие из его приоритетов. Он искал для себя возможности и знания, а нашел знания и беды. Для всех. Альтруистом и спасителем разумных ему нравилось быть не больше чем Алаэну. Только в отличие от того, маг не предполагал, что эта работа вредит здоровью. Он это точно знал. Не раз убедившись на собственном опыте и дурных примерах. Но при этом плюнуть на судьбу собственного дома он не мог. К тому же Неукротимый принципиально не переносил, когда ему мешали жить. Особенно новоявленные запредельные крокодилы, удостоившиеся личного черного списка. С этим вопиющим безобразием приходилось что-то решать.
   А за Лисой есть кому присмотреть. Это он знал точно - маги видят больше обычных людей.
   Втянув воздух, Гоар подвел черту под своими размышлениями и вернулся к реальности. Зеленое море континента у подножия Иггдрасиля привлекло его взор мельтешением странных искорок. Расстояние не позволило разобрать детали и маг обратился к силе. Полыхнули руны. Сгустившаяся воздушная линза приблизила желаемое в сотни раз, давая обзор.
   Дымы, сотни дымов вьются над землями Острова. Но это не жилье, не признаки присутствия людей. Нет, серые султаны вздымаются из мало доступных простым разумным уголков. С вершин гор, среди непроходимых топей.
   Гоар нахмурился. Послушная его воле линза укрупнила изображение, словно скользнув над верхушками лесных массивов к одному из странных источников дыма.
   Разоренное капище. В облупившемся камне жертвенного круга чадит жирным и долгим пламенем костер. Чья то рука возжгла его? Кто, пробравшись сквозь все буреломы, обратился к силе забытых божеств?
   Кто-то испещрил камни свежими темными письменами..
   А если бросить взор еще дальше, за сотни тысяч лиг, у самого края Великого обрыва блестит драгоценным хрусталем гордость империи. Солл. И где-то там, на пределе разрешающей способности заклятья, играет с кудряшками дымного столба ветер. В столице творится недоброе.
   - Правду говорят, что беда не ходит одна. - Бормочет маг. - И не откликается вновь никто. Похоже, пришло время налаживать международные взаимоотношения.
   Его взгляд скользит левее, за бурлящие волны Неизвестного залива. Заклинание приближает его к холодному синему свету подпирающего небеса утеса. Небо чисто над Сапфировым пиком, ничто не омрачает сверкающих граней.
   - Вы ведь хотели со мной встретится, эльфы? Пожалуй, время пришло. Заодно и выясним, все ли нити судеб вы так крепко держите в руках, как хотите показать.
  
  
   1) Иггдрасиль -- дерево скандинавской мифологии, объединяющее собой разные уровни мира и этот мир, по сути держащее. Очень интересная, кстати, штука. По природе своей -- ясень. К моему сказочному дереву, описанному выше, отношение имеет весьма опосредованное. Фактически, я просто использовал наиболее яркий образ древа-бога имеющийся в мифологии. Так же, как ранее использовал образ Азазеля. А почему бы и нет?
  

Глава 21. Лиса

   Пока спутники моргали, приходя в себя после резкой смены освещенности, Лиса, не слишком обремененная подобными сложностями, осмотрелась. В подвале изменилось не многое. Исчезли лишь тела и прочие следы деятельности недоброй памяти вампирши. Однако, видимые при помощи рун ее татуировки следы магических потоков никуда не делись и выдавали произошедшее с головой. Обрывков заклинаний было столько, что гончая поспешила разомкнуть смеженные веки, спасаясь от ряби в глазах.
   Пришедший в себя Али что-то там помудрил с узорами и посох в его руках превратился из внушающей уважение уже одной своей массивностью конструкции в легковесное нечто, напоминающее грубо отесанный, перевернутый корневищем вверх, ствол молодой осины.
  -- Как? Сойдет? - Поинтересовался полуэльф у Лисы.
   Та задумчиво оглядела близнецов. Эмирино платье давно превратилось в объект "тряпье поношенное", и было живо лишь благодаря массе магических заплат. Но, это даже и к лучшему. По крайней мере, как выходило из того насколько Данаэ успела уловить жизненный уклад Солла, девушке вполне удастся прокатить за обитательницу трущоб. Правда несколько портили общую картину Мирины великолепные полосатые волосы, гордая осанка и стройная фигура - но, чего не встретишь в большом городе? Да и не должны были к ней особо приглядываться. Поэтому, Лиса лишь хмыкнула и помогла Эмире замотать тряпкой баронские регалии с самолично подаренным ранее алмазом вставленным в корону имперского вайверна. Снимать браслет с руки и таскать его за собой в сумке Мира не хотела. Брат с сестрой вообще явно были удивлены, что они из всех передряг выбрались ничего не потеряв, и посеять что-нибудь в Солле казалось попросту глупым.
   А вот Али досталось от эльфы по полной. Благо вид у него был весьма экстравагантен. Потертый прикид - штаны и расстегнутая куртка. На груди болтается широкий металлический диск: кожистые крылья и пламя между ними. На руке браслет баронских регалий - играет подсвеченный магическим огоньком алмаз. На поясе естественно Кинжал Крови, который гончая не замедлила, впрочем, отобрать. В руках - весьма странного вида палка, которая на посох Черного уже конечно не похожа ни капли, но и магией от нее пыхает так, что принять ее за опору перехожего калики может только обитатель дурдома. Прибавить к этому собственные, слегка некромансерские кондиции полуэльфа, и выходило зрелище!
   Алаэн и сам понял по красноречиво изучающему его тяжкому взгляду желтых глаз, что не фонтан. Сотворил в воздухе перед собой зеркало. Хмыкнул и начал процесс более радикального преображения собственной внешности.
   Пока он этим занимался, Лиса решила осмотреть место прибытия тщательнее. Однако, стоило ей двинутся к выходу из подвала, как заостренные уши уловили неосторожный шорох. Звук доносился откуда-то сверху. Данаэ замерла. Смешно сказать, но ни она, при прошлом появлении здесь, ни, самое что удивительное, последующие посетители погреба не удосужились в спешке осмотреть здание, к коему тот относился. А стоило! Гончая пошарила глазами по помещению и обнаружила неприметную лесенку за одной из опор.
   Дом оказался довольно большим. А, судя по некоторым агрегатам, расставленным вдоль стен, еще и несколько криминальным. По крайней мере, эльфа, поставленная, поначалу, в тупик предназначением техники, вскоре сообразила - такие вещи как маленький пресс-штамп и формы с остатками сильно разбавленного чем-то серебра никак не могут использоваться ни для чего, кроме чеканки монет.
   Поскольку местность на главное здание казначейства Империи походила мало, то напрашивался определенный вывод о роде занятий разумных, всем этим хозяйством владеющих. Только, неясным оставалось, где работники? В прошлый раз дело было ночью, в грозу и рабочая площадка местных фальшивомонетчиков действительно могла пустовать, охраняемая лишь понятиями преступного мира. Последующие события тем более распугали людей. Но сейчас было утро! Если оборудование не вывезли, значит не нашли, и местный босс должен был давно восстановить производственный процесс. Однако, тишину уже ничто не нарушало. Разве вот шорох тот.. Он ведь доносился именно отсюда!
   Прищурившись эльфа засекла весьма любопытные темно-сиреневые разводы обрывков ауры в воздухе. Ноздри защекотал такой знакомый запах! Удивленная Гончая сквозь зубы тихо прошипела - "Неужели тварь спаслась"?
   Но, в следующую секунду, поняла свою ошибку. Магический аромат ауры был несколько иным. Более разноцветным что ли?
   Лиса перешла в состояние замороженного времени, единым рывком преодолела пространство "цеха" и оказалась у приподнятой над полом двери, ведущей, скорее всего, в подсобные помещения.
   Короткая лесенка в три ступени стелется под ноги! Удар плечом, и вырванная с косяком древесная плита выпадает внутрь, растворяясь в облаке пыли! Маленький гибкий ураган, ощетинившийся циркулярами мифриловых клинков, врывается внутрь. Веер лезвий слегка цепляет стену, взвихряя фонтан желтых щепок. Данаэ замирает в боевой стойке и открывает глаза. Атаковать некого..
  
   Из люка в потолке подвала которым оканчивается лестница на каменный пол выпало слабо трепыхающееся тело. Наблюдающий за сим процессом Али состроил скучающее выражение лица и сопроводил взглядом спускающуюся во след жертве эльфу.
   - Любопытно.. - Изогнул он бровь. - Лиса, в тебе снова проснулись задремавшие было садистские наклонности?
   - Кто бы говорил. А я тут вспомнила, что очень удается общение с вампирами.. - Не осталась в долгу Данаэ, делясь впечатлениями не столь отдаленного прошлого. - Прошу! - Она махнула ладонью в приглашающем жесте и отодвинулась в сторону.
   - Хм. Действительно, вампир. Что ж, как говорится, репутация это святое. А он не буйный?
   - Тихо себя вел..
   Али взглянул на обвешанную мифрилом Гончую и снова хмыкнул. Уверенный вид мрачноватой Гончей не слишком располагал к буйству. Судя по перехваченному полуэльфом напряженному взгляду, новоявленный вампир подобную точку зрения полностью разделял.
   - Итак, прежде чем мы приступим, хотелось бы подробностей. - Прошелся взад вперед Алаэн скрестив руки за спиной. - Лиса, откуда ты его взяла?
   - Был на верху. Там цех для чеканки монет. Работников нет кроме двух. В магическом сне со следами укусов. Оба живы.
   - О! Значит фальшивомонетчики и вампир! Я нахожу, что здание это излучает просто таки нездоровую ауру. Даже такой мелкий жулик как я появлялся здесь уже дважды.. О страстной любви всякой нежити к этим местам мы и вовсе промолчим. В связи с этим меня интересует твое имя.. - Обратился он к стоящему на коленях кровососу. - А так же то, какого шипохвоста ты здесь делаешь?
   - Курт. Меня зовут Курт. И я не хочу больше прятаться. И не буду сопротивляться.
   - Однако.. Ладно. Тогда попробуем пойти этой дорогой. От кого же вы, господин вампир, прячетесь? Может от таких как она? - кивнул Али в направлении Данаэ.
   - Вы не знаете? Как это вообще возможно? - Удивленно воззрился на него кровосос. - Откуда вы такие взялись?
   - Так, разговор начинает меня утомлять. Я думаю подобными методами мы ничего не добьемся. - Али ухмыльнулся и его глаза на мгновение налились синевой электрических разрядов. Кончики пальцев заиграли крохотными грозовыми светлячками. Однако данное обстоятельство не напугало потенциальную жертву. Наоборот вампир явно внутренне собрался. Вокруг его тела коротко полыхнули цепочки рунных узоров. Нежить выстраивала защитную сферу.
   - Маг? И ведь не поймешь по ауре, все забивает сущность.. Хорошо. Не будем устраивать дуэлей. - Ослабил давление Али, которого перспектива драки с очередным магом-вампиром не особо привлекала. - Но, по-моему, ты все равно больше не хотел прятаться и все такое.. Может мы услышим историю полностью? К тому же расклад, как ни крути - не в твою пользу..
   Курт выдержал паузу, разглядывая спутников, вздохнул, и сияние полуоформленных боевых заклятий попритухло.
   - Я маг-охранник Императора. Теперь уже бывший.
   - С каких пор в охране Императора состоят вампиры? Это ведь и членство в Сенате Магии и право личных контактов.. Не слышал я, чтоб император особо якшался с нежитью. И почему, кстати, бывший?
   - Именно по этому, в том числе. Все именно так как ты говоришь, но я стал вампиром недавно. Но есть и еще обстоятельства. Начнем с главного. Император мертв. Я. Его. Убил.
  
   Шок от информации о событиях, которые друзья пропустили, занимаясь всякой мелочевкой вроде спасения мира, оказался достаточно велик, чтобы выслушать вампира до конца не перебивая. Да и было что послушать. Не каждый день гибнут Императоры.
   Окончание же истории мага-убийцы оказалось почти банальным.
   Вырвавшись из лап церкви мятежный маг понял что идти ему больше некуда. Его предали все, и все, во что он верил, оказалось пылью. Воистину - не сотвори себе кумира. Но Курту было не до философских размышлений. Его обуяла паника. Пометавшись туманной тенью по городу, он смог совладать со своими эмоциями и стал размышлять достаточно трезво.
   Жить, точнее уже существовать ему не хотелось. Каждый раз, вспоминая, что он натворил за последние дни, он не мог удержать звериного рыка. Но в нем было достаточно и целеустремленности, которая удерживала на плаву. Слишком много было пройдено чтобы все отпустить. Глупо и бессмысленно. Разрываясь между противоречивыми устремлениями подсознание нашло единственно верный выход. Если идти некуда, надо затаиться!
   Отключившись от сошедшего с ума мира и действуя как голем, он, тем не менее, понимал, что защиты даваемой припасенным амулетом против лучей Волны, надолго не хватит. И инстинкт привел его туда, где бы он ни за что не оказался, находясь в трезвом рассудке. В единственное место которое было связано с его новой сущностью и чье месторасположение он, при этом, знал. В погреб, где его обнаружили ранее в качестве "жертвы" Кирани.
   Дальнейшее просто. Добравшись, он обследовал здание, которое покинули стражники. Там он обнаружил "монетный двор". Страже искать убийцу тут и в голову не пришло. Владеющие промыслом разорники еще не вернулись, и местечко простаивало, что, как нельзя лучше, устраивало новоявленную нежить. В дальнейшем фальшивомонетчики послали на разведку двоих бойцов. А жажда Курта была уже достаточно сильна. Разорники не вернулись. На улицах Солла, к этому моменту, царила полная свистопляска и до художеств мага-вампира никому не было дела. Бандиты же решили, что "цех" спален.
   - Я их не убил. На мне слишком много крови и бед. Я не знаю, как мне быть со всем этим. Я, наверное, все же уйду во тьму, когда смогу. А пока я хочу сдаться. - Закончил рассказ Курт. - Быть может это будет проще и быстрее, чем самому..
   - Не убил? - Зло переспросил Алаэн.- И какая разница? Значит теперь у нас двое потенциальных недовампиров. Вероятнее всего они скоро умрут. Как тела и как личности. Будут упырями. Ты же не давал им своей крови. А даже и дай? Ну, выйдут полноценные ночные твари. Не ты ли доказал, что это за зло?
   Глаза Курта полыхнули смесью ярости и гордости.
   - Я не дал их телам яда, мальчишка! Они останутся людьми. Я все еще маг. Я могу!
   - А, это ведь возможно.. - Задумался подкованный в вампирской тематике полуэльф.
   - Да. И я смог. - Просто сказал Курт.
   - Удивляет одно, - Продолжил Али не обращая особого внимания на его реплики. - Как тебе удалось сохранить психику на таком высоком уровне? Жажда молодого вампира слишком сильна, она гасит разум.
   - Я хороший маг. И мой разум, равно как и моя сила еще со мной.
   - И уже никуда не уйдет. - Добавила Лиса, изучая ауру вампира. - Я вижу, трансформация полностью завершена. Ты нежить. Ты убийца и предатель. Но, как грамотно в свое время объяснили мне мои.. друзья, тебя мне не заказывали. Существуй.
   - Погоди, Лиса, не так все просто. Я понимаю, тебе уже все до гоблина, твой путь вместе с нами, считай, завершен. Но мы-то с Эмирой, по-прежнему, граждане Империи!
   - И заодно лица, напавшие на профессора Академии волшебства и подозреваемые в похищении людей. Теперь еще наверняка и проходящие по делу о подготовке покушения на основы Империи. Замечу, удачного. Я ведь узнал вас, ребята. Такие вещи быстро становятся известны.
   - Не важно. - Достойно проглотил неприятные новости Али. - Или, нет. Тем более важно. Тебя задержать и сдать властям. Это поможет и нам от обвинений отмыться. Если ты не врешь.
   - А я и не возражаю. Я же сказал об этом с самого начала. А уж про вашу невиновность, по крайней мере, в покушении мне известно лучше кого бы то ни было. Только я сомневаюсь, что это вам поможет! Сейчас даже не ясно кому меня сдавать! В Империи паника и все сильные мира сего жаждут крови. Что в этом случае будет значить слово вампира, убийцы и предателя? Да нас сожгут на одном костре!
   - Ну и пускай жгут. - Плюнул Али. - Задолбало. Сколько можно тихариться без вины?! Вот только придумаем куда Миру спрятать и пойдем. Должны же остаться в этой стране здравомыслящие? А нет, так хоть помрем ярко. Вот я оттянусь-то!
   - А кто тебе сказал братец, что я собираюсь прятаться? Нет уж. Не пытайся. Связать и бросить меня попробуешь? Снова меня оставить одну решил? Хватит. Мы семья. Мы одно целое и никуда я без тебя не побегу. - Вмешалась Мира.
   - Кхм. - Деликатно кашлянула Данаэ, на ходу придумывая, как ей, поудачнее, высказать такую кучу мыслей на не вполне родном языке. Поскольку ничего внятного в голове не сложилось, она выложила все свои идеи в лоб. - В общем.. Никто нигде никого не сожжет. Я, Данаэ принцесса рода Инаарилат представляя здесь интересы Сапфирового Пика официально беру вас Али и Эмира, под свою защиту и предлагаю убежище в землях темных эльфов. Любой, кто посмеет вас тронуть, будет иметь дело уже не со мной одной, но со всем моим народом.
   Теперь пришла очередь поперхнуться Алаэну. Он как-то не был силен в символике правящих кланов других стран. Да и не афишировало особо правительство Сапфирового Пика свои бирюльки. Так что серебряные колечки в черных космах эльфийки всю дорогу были для него лишь экзотическим украшением.
   - День продолжает меня удивлять.. Даже с учетом того, что который он по счету из-за этих порталов и врат уже не ясно. И.. М.. Какова же цена столь щедрого предложения, принцесса?
   Данаэ несколько смутилась. В исполнении серокожего существа с оранжевыми, кошачьими глазами этот процесс смотрелся весьма экзотично. - Вообще-то вы мое задание..
   - Вот отсюда поподробнее! - Хором проговорили близняшки Малона.
   - Совет послал меня на поиски утраченных знаний и на разведку. И главное, найти для эльфов разумного, хорошо ориентирующегося в имперской магии. - Как на духу выложила Лиса.
   - Э. Нет, - Добавила она, видя язвительное выражение лица Али. - Вы не так поняли. Не в целях подготовки к войне или что-то в этом духе. Я не прошу вас становиться предателями. Просто.. Просто мой народ нуждается в маге. В учителе. Мы слишком многое потеряли после восстания Темного. Мы утратили, почти утратили знания о свободном волшебстве. Том, что без кристаллов магии. Али, помоги нам. Поглотив знания того профессора, ты стал для нас незаменим.
   - Настолько незаменим, что эльфы готовы заступится за ныне фактически государственного преступника? А ты понимаешь, принцесса, что это объявление той самой войны? Не слишком ли большие жертвы? Ты меня ни с кем не путаешь? Найди себе преподавателя попроще..
  -- Наверное, ты прав. А я ошиблась и зря таскалась за вами двоими столько времени. - Опустила взгляд Данаэ. - Просто мне казалось, что мы.. Мы друзья.. Прости, что побеспокоила. Эльфийка отвернулась.
   Али проняло. Под укоризненным взглядом сестры он догнал направляющуюся к выходу гончую. И даже постарался сделать вид что не обратил внимание на дрожь, когда обнимал ее за плечи. У воинов не бывает слез, верно?
   - Лиса.. Э.. Лисонька. Прости. Я что-то совсем зачерствел со всем этим. Я не такой. Меня просто из колеи выбило. Не злись.
   - Не слышу. - Сообщила, еще внешне дующаяся, но уже довольная в душе эльфа. Она в жизни не думала, что подобная тактика столь хорошо действует. Гораздо лучше уговоров..
   - Хорошо. Я подумаю над твоим предложением. - Добавил Малона. - Возможно, это действительно наилучший выход. И хорошо, что ты все рассказала. Теперь мы можем друг другу доверять. Но сначала.. Э.. Ты ведь больше не обижаешься?
   - Я и не обижалась и вообще все прекрасно. - Глянула на него совершенно сухими глазами эльфа. В золотых озерах заплясали бесенята.
   - Хорошо. - Не дал себя сбить с толку Али. - Сначала мы должны закончить дела здесь. Так уж вышло, что мы влипли в очередную дурно пахнущую историю. И наш долг сделать все, чтобы помочь стране, которая является для нас родиной, а заодно обелить насколько возможно семейное имя. Честь рода, это честь рода, каков бы он ни был. Ты с нами, Данаэ?
   - Конечно. Для чего еще, по-вашему, нужны друзья? Вы же без меня ни одного серьезного монстра зарезать не можете..
   - Отлично. Тогда у меня есть идея. Нам надо найти моего дядю.
   - Дядю?
   - Барон Энор Малона. Представитель интересов эльфийского баронства в столице. Некромант и очень хороший эльф.
   - Это более чем оригинальное сочетание меня в нем всегда поражало, хоть мы и не были знакомы лично. - Подал голос Курт. - Я согласен. Али мыслит в правильном направлении. Барон может помочь. Он один из нынешних наиболее влиятельных представителей властных структур на сегодняшний день. На него замахнутся у шавок не хватит духу. Слишком серьезный вызов светлым баронам. Такого они в период смуты не простят. И я хочу, чтобы моя судьба была в достойных руках. Вот только, где его искать? Особенно если учесть, что в передвижениях по городу мы ограничены..
   - На вызовы он не отвечает, проверено. Это если я правильно вообще к нему ломлюсь. Я ведь эти заклинания знаю исключительно из наследия профа Алмара. Быть может что-то путаю. Очень уж запутанно. Может ты, Курт?
   Вампир покачал головой. - Не выйдет, я не помню его ауры. Повторюсь, мы практически не знакомы. А у него и защита должна дополнительная стоять к тому же, от неизвестных контактов.
   - Где-то в центре должен быть его особняк. Нам надо добраться туда. Только ни я ни Мира там никогда не были. Энор говорил, что редко использует этот дом. Тем не менее, средства экстренно связаться с ним там должны быть. Предлагаю разбиться на пары. Так мы привлечем меньше внимания. Я с Мирой..
   - Не пойдет. - оборвала его Данаэ. - Прости, но, раз мы пришли к предварительному соглашению, я не могу оставить тебя совсем без присмотра. Кроме того, мне может потребоваться поддержка мага, а вампиру я не верю.
   - Она права, - Встрял Курт. - Не в доверии дело, но моя сила теперь заемная и в случае с поединком магий меня надолго не хватит. У меня нет подпитывающих амулетов, камни дорогая игрушка. Не думал, что буду в них когда-нибудь всерьез нуждаться. Я не смогу обеспечить ей достойное прикрытие. Зато подскажу, если что, Эмире советом.
   - Да вы все.. - Снова попытался высказаться Али, но был вновь прерван.
   - Это рационально, братик. Пусть будет так, как они хотят. В случае если отыщем нужное место друг с другом-то, хоть, связаться сможем?
   - С тобой думаю да. Все таки близнецы. Давай проверим.
   Минуту близняшки усиленно упражнялись в магии и, судя по всему, добились определенных результатов, судя по залившему лицо сестры румянцу.
   Видя эту картину, Лиса проворно сграбастала за руку еще негодующего по поводу дружного решения Алаэна и целенаправленно двинулась к выходу. Дабы не затягивать ненужных споров. Али при этом злобно ругался на вольные темы "кто здесь командир" и "сестра опять отыщет неприятности".
   Вампир и Эмира двинулись следом, лишь немного промедлив, чтоб накрыться защитными противосветовыми чарами.
  
   Внешний вид Алаэна после нескольких неудачных попыток решено было оставить без особых изменений.. Он остался чудаковатым и запыленным студентом академии волшебства. Ну, в конце концов, чего в этом настолько удивительного? Мало ли, где доводится лазать учащимся в поисках знаний, кои нерадивые предки запрятали по укромным чуланам? В любом случае, имеющееся можно было считать наилучшим результатом, ибо в компании с Али оказалась эльфа, чье тело не приняло бы длительного взаимодействия с магией иллюзий.
   А выдающаяся внешность темной эльфы покрытой золотой вязью татуировок, в нескромном боевом наряде и с мифрильными клинками за спиной слабо поддавалась косметической коррекции. На подобном фоне предпочтительнее было быть студентом, чем рядится под простака (Что возьмешь с этих сумасшедших молодых магов? Вечно они чего удумают..).
   Такой чудной парой они и двинулись на поиски баронского особняка.
  
  
   Полдень пробрался в столицу Империи незаметно. Выплеснулся на старые мостовые большого города золотой лавой жарких брызг в игривой тени листвы старых дубов. Удивительная тишина - на улицах никого. Погожий день обманывает душу не давая пути тревоге. А люди все равно боятся. Поэтому, и не видно никого. Не менее трети населения покинуло столицу. Высокие столпы Империи вступили в незримую смертную схватку за власть! Простые люди не хочет попадать в жернова противоборствующих сторон. Те, кто не смог уехать отсиживаются по домам. Народ прочно стоящего на ногах государства не нуждается в бунтах, ему нечего требовать. Ему нужна стабильность и отсутствие внешней угрозы.
   До последних дней власть с этим справлялась на достойном уровне. Преступность столичного города не в счет - не тот размах. Да и сейчас почти все противоречия раздирающие страну сосредоточены в верхах. Парадоксальная ситуация - слишком уж много опор у трона. А сам трон пуст. И властьимущие совсем не стремятся вовлекать в противостояние народные массы. Вооруженная чернь все равно не могла создать неприятности ни одному из серьезных игроков на этой арене, а обстановка накалилась бы изрядно. Ясно акцентированная официальная позиция - никаких кликуш на улицах, никаких шествий и объявлений. Мы все решим, никакой паники!
   Однако, такого подхода похоже придерживались не все.
   По мере приближения к преграждающему дорогу в центр столицы правому рукаву Солони улицы начали потихоньку оживать. Только вот спутникам это играло совсем не на руку. Лиса обратила внимание на группы парней, кучкующихся вокруг сомнительного вида священников. Пихнув Али в бок эльфа кивнула в сторону одного из таких людских образований.
   - Повылазили, - Поморщился Али неприязненно. - Новое веяние. Попы. Старых богов называют язычеством а Белого провозглашают истинным богом. Я, по их раскладу теперь выхожу врагом разумных номер один и воплощенной тьмой. - Покосился он на свой посох.
   - Не похожи на служителей бога. - Коротко отметила эльфа.
   - Ты про мужиков, что вокруг попа отираются? Это еще одно новшество. Нормальным богам хватает тех, кто сам к ним пришел и капищ, что разумные построили почувствовав правильность и нужность этого. А эти шебуршатся. Всего им мало. Постоянно ходят, требуют пожертвования, набирают паству. То бишь этих вот мужиков, про которых интересуешься. Вообще их особо не видно было. Незаметно старались действовать. Но, похоже, смерть Императора, если таковая и впрямь случилась, многое здесь поменяла. Дорого бы я дал, чтоб узнать, что тут без нас творилось.
   - Паства? - Выловила из этого потока сознания незнакомое слово гончая.
   - Это как стадо, только вежливо.
   - Они называют своих верующих скотами? - Округлила глаза Данаэ.
   - Называют чадами. А вот что думают, это еще большой вопрос. - Фыркнул маг.
   Лиса только покачала головой и решила про себя, что в людях ей еще разбираться и разбираться.
   В этот момент стало ясно - повышенный интерес друзей не остался незамеченным. В сторону идущих по улице друзей полетели косые взгляды, а затем вся компания во главе с закутанным в балахон священником неторопливо отвалила от перекрестка и двинулась следом.
   - Идут за нами. - С ледяным спокойствием поделилась наблюдениями Лиса.
   - Вижу, - хмыкнул Али. - Одно из двух.. Хотя.. - Добавил он спустя секунду, когда обнаружилось, что число преследователей возросло до десятка. - ..Какое там к шипохвосту одно из двух. Деру!
   Он схватил Лису за руку и вихрем ринулся в какой-то переулок. Преследователи на мгновение опешили, но потом за спиной раздались крики и послышался топот ног. За них взялись всерьез. Али досадливо матюгнулся.
   - Можно их всех убить. - Предложила добродушно эльфа спустя пять минут. Темп который выдерживал Али был для нее смешным. Лицо мага же раскраснелось от бега. Ему явно было не до разговоров. Тем не менее, он, как обычно, не смог сдержать свой острый язык.
   - Пол города резать будем? Напомню, что мы тут скачем чтобы отмыться от обвинений в массовых убийствах. Это, во-первых, а, во-вторых, задумайся, почему они нас преследуют? Если меня еще можно с кем-то перепутать, то ты на существо миролюбивое не похожа даже издали. Я тут пока мы трепались глянул на ауры этих прытких товарищей. Рекомендую - полюбопытствуй.
   Эльфа последовала совету. Теплый вихрь рунной магии обнял ее тело. Время замерло. Данаэ оглянулась. В расцвеченном переливами магических потоков мире обнаружилось тяжеловесное, с зелеными прожилками пятно - священник. От этого образования в стороны тянулись светлеющие жгуты, обвивая тела бегущих рядом с ним людей словно гигантские змеи. В местах, где эти жгуты касались аур тоже проступала малахитовая зелень. Можно было бы подумать, что люди очарованы магией жизни, если бы не этот странный каменный оттенок. Словно бы люди были схвачены живой скульптурой. Пораженная эльфа вгляделась в переливы зеленого пламени ауры священника глубже. Но там ее ожидала лишь ледяная чернота.
   - Подчинение? - Вернулась она в нормальное время, чтобы получить пояснения к увиденному.
   - Нет, - Пропыхтел рядом Али, который практически не разглядел маневра гончей, но уловил суть. - Подчинение сознания вообще запредельно сложное дело для волшебника. Слишком сильна власть живого существа над самим собой. Надо городить высокоуровневые заклятья даже для того, чтобы подчинить простого разумного, не говоря о магах. Это.. - Тьфу, я в таком темпе долго не протяну.. Погоди. Сейчас.
   Бегущий маг сосредоточенно забормотал что-то себе под нос, затем огляделся.
   - Вон тот забор, видишь? Как только я скажу, давай через него.
   Гончая с сомнением оглядела дощатый штакетник в два ее роста высотой, тянущийся вдоль грязноватого переулка. Из-за обреза досок виднелись красные двускатные крыши каких-то строений. Кое-где пространство забора разрывали стволы деревьев. Хозяева обеспечивали себе свежий воздух и тень зелеными насаждениями попутно экономя на столбах. Лично для нее преграда никакой сложности не представляла, запыхавшийся же Алаэн вызывал у нее серьезные опасения. Тот, угадав мысли эльфы, помотал головой. Не твоя, мол, забота. Лису это не успокоило, но она решила подождать развития событий.
   События не заставили себя ждать. Впереди замаячила развилка. Чуть только вписавшись в очередной изгиб довольно узкой и кривой улочки, маг замер на месте, воздел руки в сторону преследователей и опять что-то прошептал. Из-за его спины вырвались потоки ветра, хлестнули прокаленную Волной землю, поднимая в воздух тучи песка и щепок алхимического дерева. Пыльное облако вскинулось от земли и ринулось туда, где они только что пробегали. Маг ослабил напор ветра, и пыль заклубилась плотной стеной, расползаясь вширь, скрывая их от преследователей.
   - Лиса, давай!
   Гончая не заставила упрашивать дважды и, ухватившись за сук росшей поблизости кряжистой араукарии, перекинула легкое, тренированное тело через ряд досок. За ней последовал Али. Опасения Данаэ не оправдались, молодой волшебник не стал усложнять себе жизнь и воспользовался левитацией. Заодно восстановил простеньким заклинанием сбитое дыхание. Привычка к строгой магической экономии явно начала себя изживать.
   Гончая дернулась было бежать дальше, но Али осадил ее, схватив за запястье. Дернул за угол ближайшего строения, в тень растущих на участке кленов..
   - Стой! Тсс!
   Из-за забора донеслись звуки погони. За несколько секунд толпа чихая и ругаясь протопала мимо. Шум отдалился, однако Али не стал спешить.
   - Если мы сейчас рванем, они нас вычислят. Я знаю здешние переулки. Этот участок сравнительно дорогих домов узкий. Лучше затаится. Не должны тогда найти. А пока продолжим ликбез. Практическая неэффективность заклятий подчинения разума связана с теми же проблемами, что и все иные заклинания воздействия на живое существо. Вот как я например силу пью, только выведя из строя! Даже у лечебной магии есть эти сложности. Любое живое существо сопротивляется магическому вмешательству. Точнее нет, скорее чужой энергетике. При этом нарушается баланс заклятья и процесс преобразования магического Ветра. В результате, очень огромные затраты сил при мизерном эффекте. Для того, чтобы хоть что-то получилось в отношении со здоровой, дееспособной целью нужно находится вплотную и полностью выложиться. Причем подобный пробой энергетики вещь непредсказуемая и неизвестно, чем это выйдет самому заклинателю! Уж лучше файрболом шарахнуть. Его рисунок может и нарушится в чужом преобразующем поле, да только поздно будет...
   - Идут. - Оборвала его Лиса, кивнув в направлении забора. Али поначалу не заметил ничего примечательного, но, перейдя на магическое зрение, обнаружил знакомые малахитовые блики. Только на этот раз холодное свечение уже не свивалось в щупальца вокруг людей, а превратившись в довольно крупные сгустки, заполняло пустынный двор. Каждый такой шарик имел массу колышущихся зеленоватых отростков напоминающих стрекала медуз и зеркальную темную поверхность. Часть стрекал была непропорционально длинной и уходила за забор.
   - Отступаем. - Скомандовал маг.
   - Что это за дрянь?
   - Не знаю. Но не классическая магия. Никаких узоров. Просто формованные потоки энергетики. Причем очень сильной. Словно от десятков людей. Ума не приложу, как это работает, но уверен, что наши отражения в эти глазки попасть не должны, иначе мы пропали.
   - А с отступлением облом. - Порадовала Данаэ. - По другую сторону усадьбы то же самое.
   - Тихо. Я думаю.
   - Думай быстрее.
   - Вот блин. Когда не надо ты молчаливая..
   - Может в дом? В подвале должна быть темнота и отражений не будет.
   - Не прокатит - У этой пакости щупальца светятся. По-моему, даже в не магическом диапазоне что-то проглядывает. Хм.. А мысль твоя не дурна притом.. Слушай! Сейчас мы с тобой выдвигаемся в центр этой лужайки и ты меня очень крепко обнимаешь.
   - Может еще и поцеловать?
   - Блин, нашла время. - Прошипел нервничающий маг. - Ты мне еще сцену поруганной чести устрой. Будто и впрямь не соображаешь.
   - Извини. Дергаюсь. Пыталась разрядить обстановку..
   Прекратив обращать на Лису внимание, маг снова что-то зашептал. Видимо слов не хватило и он присел, принявшись вычерчивать на земле узоры. Продолжалось это довольно продолжительное время и шары подобрались уже довольно близко к их убежищу. Когда ждать дальше становилось почти невозможным, он наконец оторвался от своих художеств.
   - Погнали!
   Они стремглав выскочили из под укрытия стены на открытое пространство. Колдовские глаза заволновались, начав стягиваться к лужайке. Али щелкнул пальцами, приводя в действие свою задумку.
   Сначала Гончая ничего не почувствовала. Ну, кроме того, что стоит в обнимку с довольно симпатичным на ее вкус парнем посреди поляны. Во второй миг она обнаружила, что вокруг стало как-то уж чересчур светло даже для ее глаз. Али же и вовсе зажмурился. Помимо этого, сверху начало ощутимо припекать.
   - Что за гоблин? - Прошептала она.
   - Линза света. Большая воздушная. Собирает свет Волны и концентрирует его над этим участком. Мы в точке фокуса. Со стороны, невооруженным глазом, этого особенно не заметишь. Ну, вроде как, посветлее вокруг домика, но мало ли какие причуды природа выделывает? Иной раз и не такое привидится. Вряд ли они сообразят. А чтобы магию обнаружить надо поднять рыло к небу. А на философов, доложу я тебе, эти деятели ни фига не похожи..
   - А нам чем это поможет? Линза в смысле. Кроме того, что мы сейчас изжаримся конечно..
   - Не изжаримся, она поляризованная пропускает только видимый спектр и часть ультрафиолета. Так слегка загорим. Хм.. Впрочем, тебе и это не грозит.. Зато эти уроды нас не увидят. Волна это тоже явление энергоперехода. Горящая мана. Ее свет в такой концентрации забьет любые мелкие источники. Должен, по крайней мере..
   - Должен?
   - Ну вот сейчас и узнаем... Замерли..
   Гончая и маг прижались друг к другу, стараясь выглядеть как можно незаметнее. Льющееся с небес свечение затопило покрытую цветами лужайку. Казалось, что дуга Волны, загибающаяся золотистым витым рогом в бесконечную даль Острова, больше не полыхает наверху, но рушится на невезучий город. Свет обнял здания стоящие на приютившем беглецов участке, заскакал янтарными зайчиками по черепице. Пронизал кроны деревьев растворяя тени. Эльфа частично, чтобы не слишком замедлить происходящие события, прикрыла глаза, передавая власть над своими чувствами татуировке.
   Зеленые огоньки чужой силы были по-прежнему здесь. Вот только световые ванны не пошли им впрок. Бывшие раньше весьма вещественными, сейчас они выглядели как карандашный набросок на бумаге. И он становился тем более призрачным, чем ближе оказывались странные заклятья к беглецам.
   Наконец, один из шариков медленно - сказывалось заторможенное время - приблизился к друзьям вплотную, замер и нырнул в укрывающий их столб сияния, полностью растворившись в нем. Мгновение, и его контур уже проявился с другой стороны, постепенно обрастая деталями.
   - Сработало!
   - Сработало, сработало! Только прекрати, наконец, применять свою эльфийскую магию, - Скороговоркой оттарабанил Алаэн, чтобы эльфа его поняла. - Я уже замучился маскировать работу заклинаний!
   Лиса поспешно вернулась в реальный мир.
   - Думаешь они не догадаются? Вообще, это все сложно не увидеть. Я имею ввиду обычным взглядом..
   - Со стороны это смотрится просто как слишком яркое освещение. Если не глазеть в поисках подвоха специально, то и не сообразишь. А они сосредоточены на магическом поиске. Да и не уверен я, что у этих священников есть нормальное зрение. Люди же у них просто за марионеток.
   - Что ты хочешь этим сказать?
   - По-моему, эти попы вообще не живые существа. Слишком нетипичная аура. Если их сопровождающие обычные долбанутые фанатики, что собственно их и удерживает лучше заклятий, то сами уроды под капюшонами вряд ли скрывают человеческие лица. Во-первых, тела в волшебном зрении абсолютно не просматриваются, во-вторых, эта непонятная однородность и энергетика. Знаешь, это чем-то даже ракшей напоминает.. Ты заметила, что они словно из скалы вырублены? Это где такое видано? У Мирки, мага камня, аура и то на хрустальный кокон похожа, сияет! А у этих твердь и темнота. А уж то, что они с этой аурой вытворяют, причем, заметь, без всякой заклинательной части, по крайней мере классической.. Бред!! Не бывает такого!
   - Ну, тебе конечно виднее, хотя я бы поспорила, ввиду вновь открывшихся обстоятельств - Фыркнула Гончая. - Скажи лучше, чего им от нас надо? Неужели узнали?
   - Вероятно, нас действительно разыскивают все, кому не лень. Да и в городе совсем не спокойно. Явно что-то готовится. Народу обычного на улицах считай никого, вот мы и привлекли внимание. А если наш видок учесть, то вовсе странно, что мы столько прошли. Рано или поздно наша пара должна была кого-то заинтересовать, ну парни и решили с нами пообщаться. Вот, только, ответить нам на их вопросы особо нечего..
   - Хм. Тогда то, что мы побежали вдвойне подозрительно. Я бы на их месте прочесала местность "вручную".
   - Не сомневайся, они бы тоже прочесали! Да, только, кто ж им даст? Слышишь топот?
   Лиса прислушалась и различила приближающееся громыхание тяжелых сапог по булыжной мостовой.
   Али, довольный как объевшийся сметаной кот, ответил на невысказанный вопрос. - Это наша доблестная стража. Над местными участками раскинуто охранное заклинание. Райончик не особо богатый, но, конкретно на данной улице, расположились люди достаточно зажиточные для того, чтобы скинутся на охранные заклинания. Что-нибудь полудрагоценное прикупили, магию привязали и опа! Не сильное, конечно, только-только чтоб держать сторожевую сеть и оповещать власти о грабителях. Вот я и подергал паутинку, мне не жалко, а ребятам тренировка.
   - А как же мы?
   - А при чем тут мы? - Усмехнулся молодой маг. - Сейчас стражники прибегут и обнаружат подозрительных попов-сектантов с еще более подозрительными молодчиками вокруг. Картина маслом! Причем, часть из этих деятелей большой дороги старательно примеривается к воротам и заборам! Как считаешь, им будет о чем поговорить пока, под шумок, мы делаем ноги?
   Излишне говорить, что все вышло так, как запланировал главный городской шутник.. Пока священники пытались объясниться с обозленными стражниками готового закипеть города, эльфа с магом тихонечко прокрались через задние дворы и растворились в переулках..
   - Давно хотела спросить, а куда мы вообще-то, направляемся? - Полюбопытствовала эльфа, когда они сбавили темп, убедившись, что их более никто не преследует.
   - Наша основная проблема - мост. Стража в такое смутное время обязательно заметит и остановит. И с магией туда не сунешься. Наверняка имеется какая-то защита. Но есть одна задумка! - Напустил туману Али.
   - Это хорошо, - Порадовалась Данаэ, попривыкшая уже было к тому, что Али глубоким планированием себе мозги не засоряет. - А нельзя ли внести в нее небольшую коррективу насчет перекусить? Не знаю сколько мы потеряли на переходах, но больше суток не ели точно.
   - Если думаешь, что я железный или мне хватает пищи духовной, то расслабься. Все учтено. Пошли.
   Эльфе осталось только удивлено хмыкнуть по поводу такой неожиданной предусмотрительности. Ведомые Алаэном, они без помех проскочили мимо площади перед мостом и углубились в дебри городской окраины.
  
   Гранитная набережная кончилась, уступив место заросшему камышом берегу, застроенному деревянными мостками. Специальным указом градоправления берега реки объявлялись собственностью общественной и застройке жилыми домами не подлежали. Лишь благодаря этому здесь, у реки, сохранялось хоть какое-то подобие дороги - две тележные колеи, буйно заросшие разнотравьем вдоль обочин. Чуть дальше на сушу уже тянулись ветхие заборы и различные мануфактурные постройки. Стояли рыбацкие лодки. Сохли сети. Сама река покрылась по мелководью калейдоскопом белых и голубых лилий, высовывавших свои бутоны из буйства плавучих листьев. Где-то там, на другой стороне реки, ждал возвращения Али так недавно и так давно оставленный дом.
   - Гарью тянет. - Поделилась наблюдением Лиса.
   - Это из центра. - Кивнул маг на давно замеченный дымок вьющийся над сверкающими крышами далекой островной части города. - Давно заметил. Застарелый дым. Дотлевает что-то.
   - Мы на лодке поплывем?
   - Нет, на лодке не выйдет. Пришлось бы под крепостью мостовой проплыть, чтоб в порт на центральном острове попасть, а тут с этим строго. Да и реку обычно патрулируют, чтоб не плавали кто попало. Это сейчас затишье, а вообще-то для использования водных транспортных средств в черте города разрешающие документы нужны. А то знаешь какой тут бывает грузопоток? Если поперек реки шастать демон знает кто станет, недалеко и до беды.
   - И как нам быть?
   - К счастью, нашлись люди, которым бывает очень нужно попасть на другой берег или в центр, но не нужно чтобы при этом их досматривали. Вот к таким людям мы и направляемся.
   - Уверен, что они нам помогут? Все же сейчас, как я посмотрю, время неспокойное.
   - А мы их спрашивать не будем. - Улыбнулся Али. - Видишь вон тот домик? Там, в заборе не все доски одинаково хорошо приколочены. Задача ясна?
   Через несколько минут напряженного лазанья по задворкам, друзья, умудрившись не попасться никому на глаза, очутились в тесном погребе вышеупомянутого дворика.
   - Снова в подвал приходится лезть. - Прокомментировал Али, жуя позаимствованную тут же копченую колбасу. - Нездоровая тенденция, однако.
   Привыкшая к подземельям Сапфирового Пика Лиса его тревог не разделяла, но предпочла утвердительно кивнуть. В целях экономии времени. Да и челюсти были заняты.
   Утолив голод за счет контрабандистских припасов они пошарили по заваленному соломой и ветошью полу, откапывая люк.
   - Вот он, тоннельчик. - Сообщил по этому поводу довольный маг. - Мне уже пользоваться доводилось, так что должны дойти без проблем. Ну, двинули!
  
   Тоннель уходил под довольно крутым наклоном в темноту. Внутри было сыро и мерзко. По стенам стекали струйки воды. Под ногами захрустело что-то очень напоминающее мокриц. Не видящий в темноте маг пару раз поскользнулся на осклизлом полу и с руганью засветил у своего плеча пару огоньков. Потом еще помудрил и добавил светильник на конце посоха.
   - Все равно с собой таскаю и силы на иллюзию трачу. Так хоть не без толку! - Пояснил он.
   Вскоре проход стал меньше, и даже невысокой эльфийке пришлось идти пригнувшись. Али, вообще, скрючился в три погибели. Вода уже не просто стекала со стенок, но и стояла по колено, маскируя илистое дно. Здесь явно давно не чистили, и дренажные системы засорились.
   - А мы не утонем?
   - Без паники. У этих парней всю дорогу такое. Просто народ не слишком тщательно за хозяйством следит. Пройти можно и ладно. Сейчас мы почти добрались до середины реки. Тут и всего-то километра полтора. Смотри в оба. Где-то должен быть поворот. Нам ведь в центр надо, а не на противоположный берег. Я помню, что ответвление должно быть поблизости.
   Ответвление прохода обнаружилось, когда уровень воды поднялся Лисе до груди. Небольшое квадратное помещение позволило им разогнуться - здесь было все же попросторнее. Выложенный камнем полукруг низкой арки бокового прохода оказался забран в глубине толстой решеткой. Чугунные прутья, стянутые скобами, уходили под бликующую в свете магических светильников, мутно-зеленую поверхность. Судя по сохранности преграды, она появилась здесь сравнительно недавно. Ржавчина едва тронула темный металл. Однако, из темноты тоннеля тянуло затхлостью.
   - Сможешь? - Кивнула эльфа в сторону решетки. - Прутья слишком широкие и саблями особо не замахнешься. Так что попробуй, мне стенки мешают.
   Али покачал головой. - Она довольно толстая сама по себе. Это истинное, а не сотворенное вещество. С наскока с ним не совладать. Пришлось бы серьезно постараться. Но тут еще вода. Не моя стихия. И все ей залито. Мы здесь от холода раньше окочуримся! Ты может, все же, сама как-нибудь?
   - Ясно. - Вздохнула гончая. - Попробую. Не мешай.
   Она примерилась и застыла в напряженной позе перед решеткой. Али, ожидавший продолжения тоже затих. Так прошло несколько минут. Неприятная, пронзаемая водяной капелью тишина начала давить. Маг не выдержал и окликнул спутницу. Молчание в ответ.. Присмотревшись, он обнаружил, что зрачки золотистых глаз эльфы превратились в узкие черные щелочки. А сама она вроде и не дышит даже!
   - Ни демона себе приколы.. - Пробормотал парень.
   Ему оставалось только протянуть руку, чтобы потрясти за плечо отключившуюся Лису, когда та вдруг взвилась в воздух. Изогнулась в вихре поднятых брызг стальной пружиной под низким сводом и выбросила вперед обе ноги! Смазанное от скорости движение достигло цели! Лицо Али обдало теплым потоком воздуха - серьезно доработанный за последние дни "щит ветров" исправно отклонил острые брызги чугуна. Полопавшиеся прутья осыпались в воду, подняв илистые буруны. Следом рухнуло легкое тело Гончей.
   Ошалевший маг уставился на дыру в обрамлении торчащих из камня обломков так, будто углядел собственный затылок. В его картину мира существа без капли магического дара и, при том, способные на такие фокусы не вписывались даже с натяжкой. По факту, это, с учетом эльфьих скромных габаритов, вообще физически возможным не выглядело. Приходя в себя, парень даже не сразу понял, что Лиса слишком долго не появляется на поверхности. Как только до него дошел этот факт, он кинулся на помощь. К счастью, никакой беды не случилось и слабо трепыхающаяся тушка эльфы была извлечена на воздух.
   - Ты цела? Может ударилась чем? - Дав прокашляться шатающейся Гончей, обеспокоенно спросил Али.
   - Тьфу. Все в порядке. Ну, почти. Чхи! Просто выложилась.. Погоди немного. Пчхи.. Фырр.. Я сейчас в себя приду.
   - Как ты это сделала?! Это какое-то особое волшебство темных?
   - Нет, просто удар с выплеском внутренней энергии. Очень большого количества. Никогда раньше столько не теряла. Пчхи!
   - Насморк. - Констатировал полуэльф. - Выберемся в сухое место, я тебя подлечу. Хватайся за плечо и пошли. А то, пока я за тобой нырял, тоже до костей промерз. Как бы вдвоем не загнуться.
   Поддерживая друг друга, спутники вступили под своды подозрительного отнорка. Сразу стало тяжелее идти - донный ил загустел и сковывал движения.
   - Давно никого не было. И решетка была сплошной, заметил? Ни дверцы, ни запора. Просто преграда.
   Али кивнул.
   - Не только это. Здесь еще что-то. Странное. Какое-то колдовство давит на мою защиту.
   Вокруг бредущего по пояс в жидкой жиже мага светились десятки искорок. Магические светлячки показывающие дорогу мерцали.
   - Эй, может мня прикроешь? - Занервничала эльфа. - Воспоминания о глинистых, наполненных дикой магией тоннелях, где она добывала себе кристаллин, были еще сильны, и повторения тех ощущений не хотелось.
   - Я прикрываю. Эта штука не вредная. Просто не может ужиться с другим волшебством. Словно пьет его. Я уже снизил мощность защиты, чтобы не тратить зря силы.
   Вскоре пол начал подниматься и, саженей через сто, вода исчезла окончательно, уступив место растрескавшейся кирпичной кладке. Проход затянуло пыльной паутиной, облепившей идущих с ног до головы. Из щелей в стенах недружелюбно поблескивали черными глазками довольно крупные пауки.
   - Они не ядовитые? - Поежилась гончая, рассекая очередную невесомую сеть.
   - Ядовитые, теоретически. Только кожу им не прокусить. Жрут всякую мелочевку. Мы для них крупноваты. - Ответил повеселевший Али. Его заклинания уже усердно трудились над просушкой и он согрелся. - Но ты права. Паутина достала.
   Волшебник махнул ладонью, прошептал несколько слов.
   Безвредные раньше светлячки налились жгучим бирюзовым пламенем и рванулись вперед в облаке грозовых разрядов! Соприкоснувшаяся с ними паутина полыхнула мгновенно, оседая жареной копотью на стенах. Огненный водоворот унесся вдаль затерявшись в изгибах хода. Лишь кое-где остались тлеть потемневшие полотнища. Вокруг Али завихрилась новая группка таких неопасных на первый взгляд светильников.
   - Проход открыт. Идем!
   Более ничего необычного под землей им так и не повстречалось. Буквально через несколько поворотов они оказались перед простой деревянной дверью. Та оказалась не заперта и спутники ввалились в новый погреб.
   - Странно. - Сказал Али, оглядываясь в практически пустом помещении. - По моим расчетам нам еще идти и идти. Мы сейчас должны быть под мостом, по идее. Как раз там, где арки пересекаются.
   Лиса пожала плечами. - По-моему, куда более странно то, что из этого подвала нет выхода.
   - Как так?! - Не поверил Малона, ища глазами лестницу.
   Лестницы так и не обнаружилось. Помещение было бы совершенно глухим, если бы не подвальное окно, не замеченное сразу из-за отсутствия за ним освещения.
   - Не рановато ли для ночи? - Удивилась Данаэ.
   - Пойдем, проверим.
   Вдвоем они с трудом протиснулись к решетчатым ставням утопленным в метровой толщины кладке. Проем окна располагался горизонтально, в верхней части небольшого каменного мешка, выступающего за общий периметр здания.
   Щели в ставнях оказались достаточно широкими, чтобы разглядеть окружающий безрадостный пейзаж. Подвальное окно выходило на небольшую круглую площадь, окруженную странно тяжеловесными, угрюмыми стенами домов. Слепые провалы окон щерились осколками стекол из обветшалой темноты. Обшарпанные строения громоздились впритирку, не давая возможности обнаружить заваленные мусором до верхних этажей проулки.
   Там, куда утекала мощеная кирпичом дорога, творилось нечто совсем невероятное. Верхние этажи зданий словно изгибались навстречу друг другу, скрадывая перспективу, а надо всем этим нависало угрюмое, затянутое облаками небо без единой блестинки.
   Центр площади был оформлен виде большой клумбы, с горкой засыпанной жирной черной землей. Из нее вырастало причудливое, почти не отличимое по цвету от фона дерево. Несколько десятков стволов вылезало из грязи нарочито без всякой симметрии. Едва оторвавшись от земли, уродливые толстые коряки начинали ветвиться, истончаясь на высоте пары сажен до тоненьких белесых прутиков. В глубине их переплетения веточки обретали более насыщенные оттенки, преимущественно алый, от чего все это напоминало нарисованный сумасшедшим художником цветок орхидеи. Вокруг дерева стояли с воздетыми руками четверо. Приметные балахоны выдавали в них старых знакомых.
   - Любопытно, - Прошептал Али, - Такое ощущение, что мы попали на какой-то ритуал. Все магические потоки движутся упорядоченно сквозь эту штуку. - Ткнул он пальцем в сторону дерева. - И здесь все пропитано каменной зеленью. Похоже она экранирует обычный магический ветер начисто! Если бы не та истекающая магией штуковина, к которой так упорно тянут руки наши святоши, здесь вовсе не вышло бы колдовать.
   - Но Данаэ уже было не до научных изысканий! Она во все глаза смотрела в сплетение ветвей черного растения. - Штуковина? Неужели ты не видишь? Али! Там же человек!
   В гуще прутьев, проталкивающих по своим капиллярам густую субстанцию бессильно распласталось человеческое тело. Корявые лапы дерева обвивали его туловище, поддерживая в нелепой изломанной позе. Белые иглы врастали в плоть, жадно пропарывая сосуды. По некоторым из них вытекала кровь, по другим в тело заползала липкая зеленая смола.
   - Вот шипохвостом их об колено. - Потрясенно выругался маг, разглядев отвратительное зрелище. - Проклятие. Чего, чего, а попов - кровавых монстров я в своей практике мироспасателя еще не встречал. Ну нет, эти фокусы мы так не оставим. Сейчас..
   В этот момент, что-то мягко и ненавязчиво ткнулось в сапог Гончей. Лиса оглянулась, бесшумно обнажая клинки, и дальнейшее даже ей запомнилось как самая настоящая круговерть. События рванули в галоп!
   Подвала за их спинами больше нет!! Его затянули колышущиеся лианы темноты.. Даже стены в непосредственной близости от друзей уже оплыли, махрясь живыми отростками. Извивающаяся масса нависает грязной волной. Действуя на одних рефлексах, эльфа ныряет в искаженное время. Отпускает клинки, позволяя им зависнуть в воздухе и с отточенной яростью всаживает острия когтей в несущуюся, готовую обрушиться на них лавину! Вспыхивают холодной яростью ледяные руны. Вместо липкой смерти ее окатывает град звонких и жгучих осколков! Они в просторной яме со сколотыми застывшими краями.
   Но сквозь потрескавшиеся грани изломов уже тянутся, недовольно шипя, новые нити черноты. Сияние же татуировок гаснет, исчерпав в едином предельном выплеске всю доступную рунному колдовству ману.. Время возвращает привычный бег, и гончая подхватывает клинки, закидывая их в ножны. Мифрил бесполезен, когда нечего рубить!
   Подавив секундную растерянность, в игру вступает Али. Жгучие пульсары бывших светляков лопаются плазменными струями, прожигают целые траншеи в массе чудовища! Воронка смерча закручивается вокруг ног мага, вознося своего хозяина, а заодно и вцепившуюся в него Лису, над площадью. Разряды молний озаряют сбросивший ненужную маскировку Посох! Срываются вниз, на обезумевшую твердь, пробивая в ней новые и новые каверны.
   - Не думала, что ты так умеешь без подготовки! - Подает голос ошалевшая эльфийка.
   - Я сам не думал! Это был экспромт. Талантливая импровизация с большого перепугу. Должен же я тоже иногда тебя удивлять?! - Перекрикивает свист ветра Али. Потом, досадливо поморщившись, дорабатывает заклятие так, что шумовой фон становится приемлемым.
   - Ага. А какой у нас план?
   - Во-первых, отпустить мою шею. Во вторых, завалить всех, кто не с нами.
   - Красотища. И они об этом знают? - Эльфийка кивает в сторону малость позабытых было "священников". Вороные волосы с серебряными кольцами разметываются под порывами волшебного урагана.
   "Святые отцы" же бросили свое занятие и направляются к ним. По затянутым в коричневую кожу перчаток ладоням ближайшего растекается знакомое каменное сияние. За их спинами опадает каплями живой ртути дерево, смешиваясь с псевдоземлей в единое целое. Колышущаяся масса клумбы начинает выплескиваться из каменных берегов. Казавшийся безнадежно мертвым пленник ветвей, обретя свободу, приподнимается на локтях! Сквозь матовую кожу видно как пульсирует, истекая зеленью, камень в жилах.
   Гончая выхватывает "Осквернитель" и продолжая обнимать мага одной рукой за шею открывает ураганный огонь! Два снопа пламени вырываются из дул и злые сверкающие осы находят свою цель. Слишком самоуверенный "святоша" оседает на землю грудой разорванной плоти. Другие останавливаются и их окружает стена черных щупалец. Лиса для пробы разряжает пистоль в одну из таких преград, но серебро бессильно вязнет в странной субстанции. Растерзанное и, казалось, безнадежно мертвое тело первой жертвы подергивается силясь вытолкнуть стрелки.
   - Али, можешь пробить?
   - Знаешь, Лиса, я бы не хотел тебя расстраивать.. - Шепчет помрачневший Алаэн, - Но я тут внезапно обнаружил, что в округе кончается мана.
   Не надолго прервавшись он подставляет под ответный удар врага обсидиановое навершие посоха. Великий артефакт неярко мерцает, без следа развеивая чужеродную силу.
   - А они как?
   - А это не магия у них. Я уже говорил! Больше похоже на внутреннюю энергетику, как у тебя, только мощнее...
   - И что ты предлагаешь?
   - У меня кажется созрел план Б.
   - План Б?
   - Да. Ты жить хочешь?
   - Не отказалась бы...
   Ну вот! Тогда сейчас мы слаженно и очень громко орем "Помогите!!!"
  

Глава 22. Властитель

  
   Епископ сидел за тяжелым выполненным из черной вишни столом, облокотившись на матовую поверхность. Тусклые полосы теней от витражного окна покрывали пустую столешницу неровным колышущимся узором, словно и сам свет превратился в проклятый дым.
   Все шло не так. С самого начала. Еще когда Ктинр привел к нему на порог того странного прихожанина, ему следовало догадаться. Да что там догадываться? Все было и так ясно. К Черному ложь пред самим собой! Острые уши мятежного темноэльфийского мага торчали из всей этой истории так, что и слепец бы углядел. Но.. Церковь переживала не простые времена. Глядя правде в глаза, у возглавляемой им секты простых времен не было никогда. Эмрус не был восторженным романтиком и фанатиком. Еще в юности, ступив на порог храма молодого тогда учения, становясь послушником, он прекрасно понимал слабость церковной доктрины. И предполагал о царящих внутри "разногласиях". Его это полностью устраивало. Выходца из низов прельщал шанс подняться из грязи, и возможные жертвы его возвышения в расчет просто не принимались. Все, что говорилось на проповедях было для него не больше чем считалочкой для запудривания мозгов армии дураков, что шла и шла к ним. И он не обольщался - подавляющее большинство его "братьев" жила точно такими же соображениями. Не способные приспособится в миру, но слишком умные, чтобы принять преступную среду эти хищники нашли для себя идеальную нишу и уже десятки лет жили припеваючи. Возможно, удовольствуйся будущий епископ ролью незаметного служителя, и так бы оставалось до сих пор. Да и он сам жил бы, не испытывая недостатка ни в чем. Для этого вполне хватало имеющихся прихожан. Но душа так и не изжила в себе стремления верховодить. Эмрус жаждал большего. Этой дороге было отдано столько сил, что он добился таки своего. К сожалению, он не учел, что веру в людях надо поддерживать не только точным следованием традиции и обрядовым процедурам. Нужны те, кто умеет зажигать сердца словом и делом, те, кто может привлечь на свою сторону самого отъявленного скептика. Ибо верит сам. Фанатично и преданно. Эмрус же был расчетливым прагматиком, в этом, как ни странно, крылась его главная и слишком поздно осознанная ошибка.
   Когда он начал внутреннюю незримую, казалось, войну за епископский балахон ее отголоски оказались непростительно сильны. Они вышли на площади, стали предметом пересудов. И люди разочаровались. Нет, не все. Не сразу. Но тогда церковь Белого потеряла многих. Может даже слишком многих. А главное, выродилась, перешла на стадию догм, расколов и споров о правах и возможностях, так и не став при этом всеобъемлющей народной религией. Он попытался собрать свое рассыпающееся королевство. Очень хорошо попытался. Он ведь оказался талантлив, выше и умнее всех своих врагов. У него не могло, не получиться. Интриги, союзы, договоренности с представителями власти. Взятки, богатые пожертвователи. Распад остановился. И даже внешне детище всей его жизни стало сильнее. Вот только изнутри, по-прежнему, все гнило и только его воля удерживала готовое обрушиться здание. Где уж тут говорить о верующих? "Тех"дураков" оказалось, не так уж много. Больше того, уже кое-где начали поднимать головы его конкуренты, вырастающие из благодатной почвы всем известного и всеохватывающего, но слишком аморфного и дряхлого культа тысячи богов. Пока мелкие, они уже переросли "каждой деревне свое божество" и научились огрызаться. Там хватало горячих сердец и пламенеющих глаз, что грозило стать очень большой проблемой.
   Иногда епископ даже удивлялся - почему же "посетитель" не пошел к ним? Если тут замешан тот, кто назвал себя Темным, то какая, в сущности, ему разница? Эффект же был бы куда более несомненен.
   Впрочем, подобные вопросы остались в прошлом. Предложение состоялось и оказалось настолько удачным решением наболевших проблем, что епископ предпочел не заметить многих странностей. Теперь оставалось только раскаиваться..
   А
   А всего то и делов было - отдать десяток человек с минимумом магических способностей в обучение в некоей тайной обители. А потом еще десяток. И еще. Уж больно удобно решались все проблемы. Слишком эффективным было то обучение. И пускай появлялись за аколитами после посещения "тайной обители" некоторые странности вроде любви к глубоким капюшонам и немногословности, но, зато, каков дар убеждения! И ведь он проверял! Никакой нежити. Ни с чем подобным он бы просто не стал связываться.. Нет, вернувшиеся были людьми. Пускай и не совсем такими, какие уходили, но подобное и не могло насторожить. В конце концов, главная задача любой церкви и есть изменение личности и сознания - так на что тогда пенять? И как мало оказалось надо, чтобы влить новую струю в застоявшееся болото организации. Распространится в провинцию. Вот только сами методы миссионерства могли напугать кого угодно. Закрытые проповеди. Пустые глаза новообращенных. Слишком уж странная убедительность речей, пронимавшая даже его, немолодого и циничного.. Стремление новообращенных к путешествию во все ту же обитель в конце то концов.. Но он и его доверенные решили промолчать. Рискнуть, откусить от явно чужого, но такого заманчивого пирога. Откусили, нечего сказать. Итог - измена Империи. Пока тайная, но...
   "А Ктинр оказался фанатиком, но не дураком" - Свернули мысли Епископа на новую дорогу. - "Все видел." Собственно дураков среди его людей и вовсе не встречалось, просто этот оказался слишком уж.. Впрочем это его не спасло..
   "Интересно даже, не способ ли самоубийства тот пожар? Может просто святой отец не смог принять свою новую суть? Если она была конечно".. Да нет, была.. Епископ лично видел эти мелкие резанные ранки, наполненные битым стеклом. Стеклом и кровью, при чем вовсе не одной человеческой. Когда проклятый Курт сбежал, то магией расшвыряло их всех, но не повезло только святому отцу Ктинру. Это же надо, вляпаться прямо в осколки разбитой ампулы с вампирской кровью. Шансы у него, конечно, были, все же не классический тип заражения, но.. Нет, будем исходить из того что Ктинр понял, что умирает и предпочел сжечь себя вместе с храмом. Лучше умереть быстро, чем мучатся в обличии упыря. Все должно быть так, а предчувствия и мысли это просто от нервов. Не стоит умножать сущностей, когда есть столь рациональное объяснение. И, в действительности, никакой беды не случилось. Ну, сгорел храм, бывает. Отстроим. А Ктинр все равно был слишком опасен и знал слишком много, а, значит, исчерпал свою полезность. На том и погорел. В буквальном смысле.
   Все так. Только почему тогда исчезло прежнее почитание в поведении "обработанных" монахов? Куда делась беспрекословная верность? Они сначала перестали отчитываться перед Епископом ссылаясь на какие то запутанные причины и находя тысячи отговорок, а теперь никого из них просто не могут обнаружить. Точнее нет. Не так. Все, кого он послал на поиски, исчезли. Как раз тогда, когда надо действовать, а не ждать! И это самое неприятное.
   От размышлений епископа оторвал невнятный шум, донесшийся с парадной лестницы его резиденции. Эмрус напряг слух, но в проклятом дыму тонули звуки. Он тяжело поднялся из кресла и двинулся к двери, когда та распахнулась от сильного рывка.
   Зрачки епископа расширились от удивления, едва укутанная в робу фигура показалась на пороге.
   - Этого не может быть.. - Пробормотал пораженный епископ, всматриваясь в глубокие тени на лице посетителя, чьи черты были похищены дымом. - Ктинр! Но как? - обычное самообладание изменило главе церкви Белого. И это стало его последней эмоцией. Взметнувшийся из под просторной матерчатой хламиды костяной клинок вошел ему в живот. То, что больше не являлось отцом Ктинром, откинуло капюшон сверкнув фасетками глаз. Существо, склонив голову на бок, осмотрело дергающуюся еще на продолжении собственной лапы добычу и рывком притянула ее к себе..
   - Теперь ты это я... - Прошипела тварь в лицо умирающему.
  
   Злющая и усталая, я угнездилась в мягко покачивающемся седле. Впрочем, мне и этой несильной тряски хватало за глаза, чтобы отбить все, что можно. Тяжелая боевая броня это не тот костюм, в котором можно безбоязненно обнимать женщину. А уж если твой кавалер закован в латы на пару с верховой горгоной и места для второго седока категорически не предусмотрено, то самая короткая поездка превращается в безумную смесь тычков, уколов и отбитой.. мм.. неважно.
   Место в седле мне перепало, когда сэр Казимир обнаружил, что мое состояние далеко от рамок нормального так же как он сам от вышивания крестиком.
   Выложилась я на недавнем поле боя капитально. Жизненных сил потратила столько, что не меньше суток восстанавливаться. А уж после долгих объяснений с гномами меня можно было, не кантуя, отправлять в столицу птичьей почтой, благо бледные тени веса не имеют. Увидев, что я запинаюсь на каждом шагу, паладин поторопился подхватить меня за талию и забросить на спину своей скотинки. Видимо рассудил, что дожидаться моего падения хоть и благородно (все же я как ни как воин) но крайне непрактично. Наклонятся низко, да и объект, вывалянный в грязи, может запачкать доспехи. Так я стала тенью лиловой - синяки они и на эльфе синяки. Впрочем, я не жалела.
   Гномы, к счастью, подтвердили свою репутацию существ сообразительных и в обстановке сориентировались быстро. После чего без лишних дебатов развернулись и, пообещав заняться расшаркиванием и компенсациями за ущерб позже, организованно двинулись решать более неотложные государственные проблемы. Собственно они сами едва держались на ногах, а им еще предстояло тащить на себе женщин и детей, которых неведомая сила кинула в бой наравне с мужчинами.
   Старейшины подгорного народа выглядели весьма решительно, а боевые алхимики накачали часть воинов и самих себя сварганенными на скорую руку эликсирами. Повторения печальной истории порабощения собственного народа гномам явно не хотелось, а мечты о кровавой мести бродили на суровых бородатых лицах. Лично я короткой, но крайне насыщенной впечатлениями жизни неведомого врага каменных мастеров совсем не завидовала. "Пособие разнообразное специалиста дел заплечных" можно изучить и в бумажном варианте.
   О творящихся в Империи событиях паладинам было объявлено сразу по завершении переговоров. Они, как и положено профессионалам, восприняли новости без лишнего шума. "Командир во всем разберется, что делать придумает и тогда уже обсудит ситуацию с младшими, примет решение самостоятельно, если время не терпит длительного осуждения в круге". Простая и незатейливая позиция залог нерушимой прочности Ордена.
   В роли командиров я и Казимир.
   - Мы можем выступить к Соллу хоть сейчас, но у нас уже мало провианта и люди устали. Все-таки бой. Нужно хоть несколько часов перерыва. - Поделился мыслями нечаянный напарник, пытаясь удержать мое сползающее тело. Как ни странно, ему это удалось. - Я считаю, что необходимо подготовится и разведать обстановку. Однако готов тебе подчиниться, Ванда. Ты лучше представляешь происходящее и выше меня по статусу в Имперской иерархии.
   - Лишь формально выше, не забывай. Сейчас ты прав. В город. - Приняла я решение после короткого обдумывания.
   Казимир пребывал в весьма затруднительном положении. Второй Кулак не привык принимать стратегические решения на таких уровнях власти. Его должность не так высока, как могло показаться. Первый кулак столичных паладинов возглавлял, по сути, весь орден, тогда как его заместитель занимался именно Солловским Кругом. При наличии довольно опытного политика - Гарсиа, все проблемы, которые доводилось решать заместителю, были военными. Как я могла убедиться, с этим он справлялся на десятку, но перед незнакомыми государственными делами явно пасовал, несмотря на живой ум. Раньше ему было проще, доложил по инстанции и голова не болит. Да только где теперь те инстанции. Одна я.. Ну, дык, вот он и докладывает. Моя прерогатива, мои последствия. Вот такая я бедная, хрупкая и рыжая..
   Итог - тряска в седле. Пускай расстояние тут не то, но с лигу то будет, после всех маневров да переговоров отдалились мы. Пешком плестись даже здоровому - хорошая прогулка.
   На то, чтобы связаться с кем-либо самостоятельно меня явно не хватало, и я рассчитывала воспользоваться услугами башни связи. Благо Казимир упоминал что-то на тему ее наличия. Если использовать местного погодника-мага с нашей стороны, то Энор вполне сможет провесить мне дорогу до столицы. Сама я даже на роль маяка пока не тянула. Мне бы поспать. А потом поесть.. И, снова, поспать.. или наоборот. Где кстати мои подопечные?
   Гулунд обнаружился неподалеку. Здоровяк вполне выдерживал темп, задаваемый неторопливой горгоньей рысью, и потому не отстал. А вот немногочисленная кучка ополченцев, в которой мне и следовало бы вероятно поискать мага осталась далеко позади растянувшись в длинный хвост. Кое-кто остался еще и на далеком уже поле битвы - куда уж, мародерство это не грех, а профессия!
   - Эй, зеленый! Ты где был, когда меня доедали?
   Услышавший мой призыв Гулунд приблизился.
   - Прятался, конечно. - Откровенно поделился он. - Думал, вдруг наедятся..
   - Ага, так я, почему-то, и подумала. - Пробормотала я, теребя сережку. На орке было вполне достаточно новых шрамов, чтоб понять, как ему на самом деле нелегко пришлось. - Ты вообще в порядке?
   - В относительном. Амулеты, считай, все растратил. - Проворчал он. - Деремся и деремся. Нервная какая-то работа магов охранять. Уж на что вроде отдых с виду, а на деле припас восстановить некогда..
   - Это не все маги, - отшутилась я. - Просто моя личность особо выдающаяся. Знать должен был, с кем связываешься.
   - Если ты думаешь за Эриком, ну тот, погодник который, легче было поспеть, то я тебя разочарую: Все вы маги из одной пещеры вылезли. А вообще у парня есть потенциал, если тебя интересует. Даже странно, чего он в боевые маги не пошел. Ну поучился бы подольше, зато..
   - Зато что? Башкой в пограничье рисковать потом? Да еще и деньги за это сомнительное удовольствие переплачивать Академии.. У человека в отличие от нас с тобой есть незаменимая штука - мозги. И он ими думает. Где ты его дел, кстати?
   Орк мотнул клыкастой башкой куда-то себе за спину.
   - Отстал. Чего мне с ним, возится? Дело то сделано, догонит..
   Я молча согласилась. Понадобится - отыщем, никуда не денется.
  
   Тем временем мы добрались до Этлэйда. Миновали деревянные, отворенные к нашему прибытию ворота и оказались внутри городских стен.
   Местечко оказалось так себе. Не процветал вольный город, ой не процветал. Что тому причиной, отсутствие твердой руки ли, или ленность жителей, но невысокие покосившиеся домишки, среди которых не встретишь не то что камень, но и дерево нормальное магией пропитанное, вызывали ощущение глухой безысходности. Причем я не видела к тому никаких предпосылок. Земля вокруг была на загляденье, сама имела возможность убедиться. Погода особой бедой быть не должна. Да и маг у них на это дело свой. Чего им не хватает?
   Впрочем, вокруг центральной площади все выглядело куда как приличней. И, даже, некоторые архитектурные изыски появились.
   Казимир быстренько отдал своим распоряжение отдыхать, и цвет имперского паладинства не заморачиваясь парадами потянулся в ближайшие кабаки. А как еще? Битва битвой, кризис кризисом, но валящийся с ног воин никому не нужен. Владельцам таверн я не позавидовала. Сами паладины мужики конечно спокойные им кодекс и душевные качества не больно-то позволяют, зато их скотинки питаются далеко не одной травой и жрут, как правило, вполне на свой размер. А оплату с защитников и победителей завышенную не сдерешь. Мирные и светлые-то они конечно да, но, вообще, и по морде могут, если что не по ним. Латной перчаткой. В порядке воспитания духовности.
   Вскоре площадь окончательно очистилась от лязгающего доспехами воинства, Гулунд тоже куда-то запропастился и мы с Казимиром остались в относительном одиночестве.
   - Ванда, ты жива еще? - Прогудел паладин. - Знаю что плохо, но отдыхать сейчас не время совсем. Это ребятам можно. Но на то они и подчиненные.
   - Не лечи меня, родной, сама не дура. Тетка у тебя в седле сидит старая, ты не гляди, что на ощупь вполне ничего. Мы, остроухие, сам понимаешь.. Жизни я навидалась, когда ты еще с папкиным доспехом в домик играл. Выдержу. Нам бы в башню связи попасть. - Отговорилась я.
   Казимир кивнул и тронул повод. Послушная живая махина взрыкнула коротко, и засеменила вокруг площади, старательно маневрируя между закрытыми по случаю еще не успевшей развеяться паники палатками торговцев и первыми горожанами, потихоньку заполнявшими территорию. Наша победа была достаточно стремительной, чтобы город не успел в полной мере осознать ни нависшую над ним угрозу ни ее благополучное устранение. Люди выглядели слегка ошарашенными и над площадью витали первые слухи, до неузнаваемости искажающие картину событий.
   За время прошедшее после боя я несколько раз ощущала отголоски попыток магической связи, но отвечать не рискнула. Боялась потом от транса вовсе не очнуться. Но теперь связь была необходима жизненно.
   Башня была выполнена в виде пристройки к местной ратуше. Все из горного мальга. Хорошее прочное дерево, не гниет, легко обрабатывается, и стоить здесь должно поменьше, чем в центральных областях Империи. Тяжелые стволы были сложены на совесть и покрыты резьбой. Кое-где не обошлось без излишеств, так например основная часть башни была выполнена шестигранной, а крыша, без того не маленького, здания ратуши пестрела выступами мансард. Верхушку магического связного пункта, как и положено, венчал здоровущий, в несколько сотен пудов кристалл горного хрусталя. Местами мутноватый, в сколах и выступах он отбрасывал на землю многочисленные пятна света.
   Хрусталь конечно подешевле драгоценных камней будет, однако в таких количествах тоже стоил немерено. Особенно вспомнив что, совесть для гномов, торговавших этим добром, была понятием растяжимым вплоть до полной незаметности. Только и без этого ни как. Не каждый маг способен связь дальнюю поддерживать, тем более, если расстояние действительно велико, а собеседников много. В каждой башне по эльфу посадить либо по уникуму-человеку? Тогда связь серебряной выйдет в алмазных блестках. По карату за новость. Проще уж один раз раскошелиться, зато потом даже слабенький волшебник без особых затрат эту работу делать может. Хрусталь сам хоть и не способен потоки преобразовывать, но в больших количествах вполне неплохо удерживает единожды залитые в него заклятья. Собственно, то же самое как я, соскочи сейчас с горгоньей спины да начни на пол площади узоры в пыли выводить, и (нет проблем!) тоже без опасных для здоровья затрат вероятно сконтачилась бы со всеми, с кем надо. Только тут уж один узор - один разговор, даже если вызов отклонили, потом все заново рисуй. Нафиг такое счастье. Ну ладно, к делу. Где тут дверь?
   Отдельного входа в жилище связиста мы отыскать не сумели. По-видимому, проход был исключительно изнутри административного здания. Вот он, местечковый контроль над новостной лентой. Эльфийская деспотия губит свободу слова на корню! Прям ща заплачу. Вот только прикину, сколько местный связник на левых сообщениях в месяц поднимает и сразу. О судьбине своей горькой, ибо мне дуре волшебной, со всей моей красотой и ответственностью, никто стока не отстегивает. Должность не та, рылом не вышла. Хнык.
   Казимир обнаружив, что идти придется через саму ратушу, явно обрадовался. Горгона проскрежетав подковами по булыжникам притормозила у входа и он, на бис, повторил коронный трюк "соскакивание с полуторасаженной твари в полном боевом доспехе". В их воинской среде акробатика в металле, похоже, шла за особый шик. Не знаю как ему, а камни мостовой фокус не оценили. Только вот паладину на такие мелочи было плевать: костер палишь - искры летят. Следом, мне галантно помогли спуститься на землю и широко, от души улыбнулись.
   - Что празднуем? - Моментально заподозрила я неладное, удивленная таким приподнятым настроением спутника.
   - Да вот, думаю, вход все равно один, составь компанию к местному голове на огонек.
   - А что там?
   - Да вот интересуюсь я сильно. Городок-то, сам по себе, не блещет, а ратуша вполне ничего. И вообще как-то тут неестественно запущено все. Хочу пообщаться. Власть мы или где?
   - А я тебе зачем?
   - Надежнее.
   Паладин поморщился, и стало ясно, что он опять не хочет связываться с гражданскими делами в одиночку, опасаясь попасть впросак. Но при этом ответственность свою чувствует, внезапно свалившуюся.
   Собственно, мне тоже было любопытно происходящее в городе. Это раз отдых мне все равно не светит.. Да и визит вежливости надо нанести, прежде чем к связнику соваться, иначе не поймут. Несмотря на то, что имею полное право открывать все двери здесь пинком ноги. Впрочем, одно другому ведь не мешает, надо будет - откроем..
   Останавливать нас никто не пытался. Мы, погромыхивая доспехами (Казимир) и насвистывая (я), вломились в кабинет местного начальства.
   Признаться, я была сильно удивлена, что нас никто толковый не встретил не то, что при въезде в город, но, по крайней мере, на площади перед ратушей. Ожидания мои, в связи с этим, от нашей с городским головой встречи представлялись в самых радужных тонах для меня любимой и черно-багровых для него, мерзавца.
   Я настолько ожидала увидеть разжиревшего бюрократа, что в первую секунду суровый человек с обветренным, изборожденным морщинами лицом как-то не бросился мне в глаза. Несмотря на то, что сидел он за тяжелым кабинетным столом и был единственной живой душой в помещении. Вред стереотипов можно считать доказанным!
   Мудрые серые глаза с прищуром охватили взглядом наши фигуры, и старик склонил голову в знак приветствия.
   - Прошу прощения, благородные, не могу поприветствовать Вас стоя, но, тем не менее, я крайне рад гостям и безмерно благодарен за спасение города. Вы ведь с победой, судя по всему?
   Слегка удивленная я взглянула на "мэра" магическим зрением, и тут же мне стало понятным, почему нас не встретил, по крайней мере, он сам. У старика, судя по всему, бывшего воина, не было обеих ног. Кресло его оказалось искусной поделкой гномьих кузнецов, позволявшей передвигаться на широких колесах, однако, вряд ли, он был способен проделать весь извилистый путь до площади. В особенности, спустится по паре лестниц в одиночку.
   - Вижу вы маг, Леди. - Продолжил наш собеседник, отмечая золотисто-алые искры заклятья в моих глазах. - Да, боюсь я несколько гмм.. Усеченная версия городского головы. К слову, та самая голова при мне, что и позволило, все-таки, занять данный пост. Мое имя Вран. Вран Марко. К вашим услугам.
   - Ванда, а.. - Начал паладин, не вникнувший еще в ситуацию, и я собралась с мыслями пытаясь придумать тактичные пояснения. Но Вран меня опередил.
   - Мои ноги остались на перевалах ближних гор, паладин. Война с троллями была довольно жаркой. Впрочем, в те времена было жарко везде. К сожалению раны таковы, что залечить их не могут и лучшие целители. Точнее не могут за хоть сколь-нибудь вменяемые деньги.
   - Война с троллями?! - Удивленно воскликнул Казимир. - Сколько же вам лет?
   - Через месяц стукнет сто тридцать семь.
   Паладин уважительно вздохнул. Теоретически продолжительность человеческой жизни лет сто пятьдесят - шестьдесят, но в реальности людей доживающих до этого возраста не так уж много, как может показаться. Тем более если вести речь о профессии солдата-наемника.
   Самому Казимиру было, по моим прикидкам, не более тридцати. Хоть паладины живут гораздо дольше обычных людей, но смерть от старости в Ордене не далеко частое явление вовсе не по этому. Слишком уж часто лезут они в самое пекло, не считаясь чинами и должностями. Самый старый паладин, которого я знаю естественно Гарсиа. Ему около восьмидесяти пяти.
   Ну а я? Бессмертие странная штука. Когда ты живешь вечно, это.. Совсем по-другому понимаешь время. Я на три года старше Врана. Мне сто сорок. Вот только что я успела повидать за эти годы? Восемьдесят лет провела в баронских твердынях? Поначалу в роли дочери потом как жена. Красивая игрушка. Ничего, толком, не знающая и не умеющая. Потом мой персональный бунт отречение и бегство. Достало меня все. Я почувствовала как тону в этом однообразии, в этой бездумной роскоши. Не знаю! Эльфийки в большинстве своем странные существа на мой взгляд. Их вполне устраивает полурастительное существование в гареме. И у темных говорят так же. И ничего, живут, на балы ездят, в светских львиц играют. А меня тошнит. Вот и сбежала. Дальше несколько лет скитаний попрошайничества (это я то!!), игр в прятки с бывшими уже родственниками, и попыток увернутся от более чем навязчивых предложений "заработать легко и приятно"..
   Потом наткнулась на довольно молодого еще по тем временам Гоара. Редкую, в общем, скотину, бабника и матершинника. А еще величайшего из живущих мага и моего друга. Впрочем, это позже, а тогда он отвел меня в Академию и отдал учится, поставив тогдашнего ректора перед фактом.
   Это он вообще любит, поставить всех на место. А место, по его мнению, расположено никак иначе, чем ниже пояса. В общем, характерец тот еще. Отвел он меня тогда, и исчез. Как всегда по своим малопонятным делам, оставив слегка влюбленную восьмидесятилетнюю девчонку-дуру постигать магию. Самые счастливые семь (год дополнительно - боевая магия) лет моей жизни. Как один миг. А затем были сданные экзамены, пьянка, и я поняла, что мне, по сути, снова некуда идти. Пускай я маг, пускай очень хороший, и мне не грозит умереть с голоду или торговать собой, но прежняя жизнь кончилась, а новой я не знаю. Я только-только начала понимать мир вокруг себя.
   Смешно для таких лет, но.. Близких друзей у меня не было, увлечений тоже не сложилось. Не удивительно, с моим то норовом и воспоминаниями! Тогда я ревела сидя на граните парапета Солоньской набережной и чувствовала себя одной в целом свете. Вот так, вся в слезах и соплях я впервые повстречала Гарсиа. Дальше? А дальше уже совсем другая история.. Что-то меня заносит, в конце концов.
   Старый вояка перехватил мой взгляд затуманившийся и усмехнулся краешками губ. Покивал будто каким своим мыслям. Все он просек в момент. И про возраст мой собственный и про метания души. Поклон, мол, от деда бабке. Я сдержала первый порыв засверкать глазищами, и почувствовала, что окончательно пришла в норму. Эк меня развезло на почве полного впечатлений дня! Даже усталость притупилась, сглаженная нахлынувшими не к месту воспоминаниями.
   - Мы не в обиде на вас за отсутствие достойной встречи, хоть и действительно привезли весть о победе. Просто хотели задать ряд вопросов. Мое имя Ванда, моего спутника зовут Казимир. - Взяла я инициативу в свои руки.
   - Я рад знакомству. - Улыбнулся Вран. - Как я понимаю, вы люди не простые. Да и ваше имя мне знакомо, Леди. У нас не такая уж глушь, как может показаться. Я готов удовлетворить ваше любопытство. Что вы хотели узнать?
   - Ну во первых, все же, Вран, где ваша администрация? Ну и слуги. Нас абсолютно никто не встретил, что, согласитесь, странно, для спасенного пол часа назад от нашествия нежити города.
   - Администрация? Ну.. Мы вообще люди небогатые. У меня здесь не так много народу. Большая часть помещений пустует. Есть пара сборщиков податей, писец и Фрон, мой слуга. Фрона я отослал в подвал личным распоряжением. Он, вероятно, не знает, что угроза миновала. Остальные разбежались. Есть еще городская стража, конечно.. Эти мутят воду давно. Я здесь человек относительно новый и не успел навести порядок. А трусливая жирная свинья, их начальник, погрязла в воровстве. Может по этому наш город и живет хуже, чем хотелось бы. Но я с ним разберусь. Сам.
   - Вот мы и подошли к следующему вопросу. Действительно, почему столь явная бедность?
   - Неурожаи. Четвертый год подряд мы, сельскохозяйственное поселение, живем за счет государственной помощи. Земля упорно не родит. Люди бегут к баронам. Два года я здесь пытаюсь переломить ситуацию, нанял хорошего мага, но пока толку чуть.
   - Странно.. Мне показалось с этим-то здесь все должно быть нормально. А при чем здесь начальник стражи? Или так, для красного словца?
   - Может статься, что и не при чем. Просто уж больно удивительные дела творятся с полями. Все растет, как у мага в лаборатории, скотина тоже отъедается, будь здоров, и вдруг.. То мор, то гниет все на корню. Пробовал я охрану на поля выставлять, но стража никого не замечала. А крестьяне нет-нет, да и пропадают.
   - Мда.. Дела конечно любопытные. А ратуша при том у вас недурна.. - Протянул паладин.
   - С хороших времен осталось. Мальг - дерево прочное, особенно если следить да ухаживать.
   - Ясно все? Вран, спасибо. - Подвела я итог короткого общения. - Казимир, у тебя есть еще вопросы?
   Паладин покачал головой.
   - Все понятно. Вот, только, если бы мы не победили, то как же вы здесь? Вы же не можете сами спустится, верно?
   - Не могу.
   - И как?
   - Никак. У меня арбалет в столе хороший лежит. На три болта.
   Мы с Казимиром переглянулись. И кивнули. Что еще добавить?
   - Можно воспользоваться услугами связника, Вран?
   - Сколько угодно, благородные, лестница в башню дальше по коридору. Я был счастлив вашему обществу. Здесь бывает довольно скучно. Новые люди не дают нам закостенеть.
   - Почитаем за честь. - Откланялся Казимир, искренне.
   Мы вышли.
   - Ванда, я нужен тебе в башне?
   - Решил зайти в караулку?
   - Ты против?
   - Иди. Разберусь.
   Я проводила взглядом бряцающего сталью паладина и двинулась к башне. Лестница обнаружилась именно там, где и было обещано. Я поплелась вверх по ступенькам. Все-таки совсем не в форме еще. Ох!
   Собственно это меня и спасло. Если бы я, по своему нахальному обыкновению, распахнула дверь сразу, а не повисла на ней, едва оторвавшись от перил то катится мне, считая ступеньки и ломая кости, до самого подножия. А так, когда невысокий человек в балахоне сшиб меня, я изо всех сил уцепилась за ручку и смогла удержаться. Попутно общаясь с миром громко и нецензурно.
   - .. Стой, сволочь!! КАКОГО ДЕМОНА?!
   Естественно никого мои вопли задержать не смогли. Незнакомец лишь бросил на меня короткий тяжелый взгляд из тени надвинутого на лицо капюшона (модная, как погляжу, штука в этом сезоне!) и растворился в глубине здания. Ну, не гонятся же мне за ним? Удивленная до крайности, как самим происшествием, так и ощущением липкой злобы дохнувшей на меня от неизвестного, я поднялась на ноги и вошла, наконец, в башню связника.
   Внутри оказалось плохо. Если не сказать хлеще. Хрусталь растрескался, управляющие заклинания развеяны напрочь, а, главное, хозяин всего этого, худой как жердь, высокий парень лежал с банальнейшим ножом под лопаткой. Впрочем, нож-то, как раз, оказался не вполне обычный. Иначе, с чего бы это телу дергаться, рывками поднимаясь с пола и тянуть ко мне сведенные судорогой, похожие на крючья пальцы? Любопытная аура.. Да и эта худоба похоже наведенная.. Ой! У меня же защиты никакой, опомнилась я уже ощущая на горле холодные руки. Мертвяк ощерился и забулькал в предвкушении. Я дернулась, подставляя под выпад спеллбук, и заскорузлые удлинившиеся ногти проскрежетали по накачанной заклинаниями обложке тома.
   - Крровушшка! - Зашипел зомби, наступая на меня. Вот уж кто б сомневался, что ты не целоваться лезешь..
   - Не дождетесь! - Я врезала трупаку по морде ребром книги. Однако это его не замедлило. Как же от него избавится? Я же совсем пустая. Вот угораздило! Эх была не была! Я поймала руку нежити и резко дернула на себя, заходя ему за спину. Моя ладонь легла на торчащую рукоять и вырвала лезвие из мертвой плоти. Мертвяк рыкнул, отшатнулся, но не упокоился, как я ожидала, а продолжил с тупым упорством атаковать, гипнотизируя меня холодным пустым взглядом.
   Не удался фокус. Что ж.. Я собралась, отдавая последние крохи на команду своей льняной змейке. Шаа сверкнула в воздухе, свиваясь пружиной вдоль моей вытянутой руки, и резко клюнула мертвеца в грудь! Раздался хруст ребер. Нежить естественно это не впечатлило, но не в том и цель. Главное, его отбросило к застекленным дверям небольшого балкончика! Раздался звон и моя жертва нелепо размахивая руками запнулась за перила, вывалившись наружу. Сработало! Я выглянула следом, ожидая увидеть полыхающий факел. Вот так сюрприз - Волна тоже не подействовала! Под ее лучами нежить чувствовала себя, похоже, распрекрасно. Взбесившийся труп поднялся из груды битого стекла и, вновь, целенаправленно двинулся к башне. Ничем его не проймешь, гада! А что если..? Я старательно размахнулась и швырнула мертвецу его кинжал. Стоило колдовскому оружию сверкнуть в потоке света, как оно сразу вспыхнуло, распадаясь пеплом!. Пламя охватило и мертвеца. Раздался вой! Подергавшись, он рухнул, осел соломенной куклой и быстро превратился в груду чадящей плоти. Фух! Чуть не доигралась!
   Пора завязывать с приключениями. Сожри меня простой зомби, и пол империи лежало бы вповалку бы на похоронах, радуясь удачной хохме. Брр. Где там мои защитники? У меня к ним, кажется, назрел серьезный разговор...
   Жаждая сорвать на ком-нибудь окончательно угробленное настроение, я вырвалась из ратуши на оперативный простор.
  
   Меня встретил легкий ветерок и удлинившиеся тени. Вечерело. Люди кучковались у различных лавок, продолжая смаковать последние новости. Из кабаков доносился плач гитарных струн. Воины Белого пожинали заслуженные лавры победы. Пахло пылью и влагой - давала о себе знать утренняя морось. Взревывали в стойлах горгоны и, вторя им, ржали напуганные страшноватым соседством лошади.
   И из этого вечернего мельтешения людей и животных, напоенного суетой и облегчением, вдруг полоснуло меня ненавидящим взглядом, словно окунуло в ледяную ядовитую зелень малахитовых глубин. Я вздрогнула от неожиданности и заозиралась, пытаясь определить источник этого уже знакомого взгляда, но тот исчез не оставив следа, растворился в суете веселящегося города.
   Вот ведь зараза..
   Плюнув, я поискала глазами бараки местной стражи. Караульная обнаружилась через дом от меня, и вскоре я была на месте. Охраны на входе не оказалось. Обуреваемая приобретенной, намедни, осторожностью, я вошла в помещение, из которого доносился невнятный шум.
   Благородный паладин героически нес свет заблудшим душам. Особенно извилист и тернист путь к святости оказался у толстого потного хмыря, в коем при минимуме фантазии можно было угадать ту самую жирную свинью, которая начальник стражи. Извилист, ибо с чего ему иначе носится зигзагами по собственному кабинету на четвереньках и, сноровисто огибая безвольные тела стражников, всхрюкивать ловя смачные пинки латного сапога?
   - Он мне заявил, что я не имею права вмешиваться в светские дела законной администрации вольного города, представляешь? - Доверительно поделился со мной терзающими его скорбями Казимир.
   - Какое опасное заблуждение.. - Хмыкнула я, радуясь втихомолку, что хоть здесь на меня зомби не бросаются.
   - Он уже почти осознал свою ошибку, я думаю. - Горестно вздохнул паладин.
   - Боюсь не до конца. Отойдем.
   Отведя паладина в сторону, я поведала ему произошедшее в башне.
   - Раз уж ты решил не оставлять на самотек вопросы местного самоуправления задумайся и над этим. Кого ты послал в башню перед боем?
   - Да святошу одного. - Удивленно воскликнул воин. - Носился все, путался под ногами, пытался вкручивать что-то насчет кары божьей. Он из церкви Белого как я понял. Ну я его услал, чтоб он здесь со своим бредом не мелькал, а пользу приносил.
   - Монашек говоришь? Низенький такой, в балахоне, лица не показывает?
   - Так что, это он, что ли, тебя толкнул?
   - И связиста он подрезал. Как воды выпить!
   - Так! А, Давай-ка мы у нашего друга поинтересуемся, что за монах такой. Ему по должности все знать положено.
   - Эй, законная власть, или как тебя там! Есть паршивые новости. В твоей епархии напали на главного мага Империи. Знаешь, что это значит?
   - Неет. - Жалобно донеслось из угла, куда пятью минутами раньше забился несчастный начальник стражи Этлэйда.
   - Это значит, что виноват в нападении ты! И лишь от тебя зависит то, как сложится дальнейшая твоя судьба в связи с этой печальной историей. - Охотно поделился информацией сиятельный паладин, продолжив доводить клиента до "кондиции". - Сейчас ты правдиво и очень честно ответишь нам на наши вопросы. А иначе вот она тебя убьет. Жестоко. А потом допросит труп. Ничего личного, просто такая у нее работа. Ордену нашему тоже на многое приходится закрывать глаза во имя Империи, что поделаешь... - Скучающе добавил он.
   Я демонстративно зевнула и полистала книгу заклинаний, делая вид, что очень увлечена поиском кровавого заклинания, особенно близкого моей мрачной некромантовской душе.
   - Казимир, ты его подержишь, пока я конечности приколачиваю?
   Кажется мужик, позеленел, взирая на меня с немым ужасом. "Ууу.. Я страшная! Бука хуже Властелина Тьмы, вареного лука и императорского ревизора вместе взятых! Хоббитов на завтрак ем. Где мой черный-пречерный замок?"
   Как выяснилось, про монаха начальник стражи знал. Точнее он знал про нескольких таких, что оккупировали в последнее время город, проповедуя на каждом углу. Откуда они взялись в Этлэйде, где, отродясь, не было даже самой завалящей церквушки, посвященной Белому, начальник стражи не ведал. Однако признался, что его, Хрусса, настоятельно попросили не препятствовать святому делу. Кто попросил? Так ведь это.. От баронов гонец. Мол, не трогать и помогать..
   - И с какой же вдруг стати бароны стали указывать администрации суверенного города? - Моментально заинтересовался Казимир столь вопиющим нарушением.
   И, судя по забегавшим глазкам Хрусса, угодил в цель.
   - Интересы города требовали в тот момент..
   - Ты нам тут про интересы-то не заливай. Я все твои интересы насквозь вижу! - Взревел воин Белого. Но оппонент наш тоже не лыком шит был. Хитрая сволочь, за прошедшее время успела взять себя в руки.
   - В конце концов, объяснитесь, почему я должен отчитываться перед неизвестными, которые ведут себя словно бандиты с большой дороги?! В чем вы меня обвиняете? Думаете, на вас не найдется управы?
   Хе. Думаю что нет.. На меня так точно.. А еще у меня Гоар Мерн есть. В роли оружия массового поражения. Если что я его позову. Хе-Хе.
   - Да, Жалко. - Невозмутимо заметил в пространство Казимир. - Очень жалко, что мне, воину Белого вновь придется идти на сделку с совестью. Но, видно ничего не поделаешь. Ванда, я тебя заранее прощаю от лица Ордена..
   Я театрально вздохнула с пониманием и полезла за пазуху.
   Толстяк спекся, стоило кинжалу блеснуть в непосредственной близости от его мужских достоинств (вообще то это мой походный нож, для еды, а вовсе не ритуальный кинжал, но мы никому не скажем).. Такие сволочные душонки всегда трусливы. Над безответными поиздеваться любят и мнят о себе невесть что. Поди и жителей уже достал. А ткни его чуть.. Подчиненные то его вон, как один, давно очухались симулянты, только вставать не спешат, хоть и целехоньки. Не за правду дрались, в пол силы..
   А дрались они, как выяснилось, за деньги. Те самые, которыми делился иногда хитрозадый Хрусс. А вот он то получал мзду от местных баронов. За что? За невнимательность. Ведь если, скажем, невнимательно наблюдать за округой, вполне можно проглядеть безобидные облачка с градом, что приносит ветер со стороны баронств. Или неприметного мужичка капающего на поле из склянки. А уж прибрать к рукам связь вообще полезно для государственности..
   А вот зачем это баронам? Эх, нечисто наше эльфийское племя на руку чего уж тут. Вольные города - кость в горле светлых властителей. Кому понравится, если на тебя свысока плюют твои горожане, да еще и крестьяне норовят убраться подальше из под твоей опеки и налогов на свободную территорию. Врагов-то нет, чего опасаться. Конечно, можно урожаи магией поднять, налоги снизить, еще чего в жизни людям улучшить.. Только некоторым проще подложить свинью соседу. А лучше и так и так. Для надежности. Балуются такими играми мелкие баронства, балуются. Только иногда слишком уж далеко заходят.
   - Ясно. Развели тут.. грязь. - Скривился паладин, когда мы покинули негостеприимное заведение. Видно было, что ему больше всего хочется сжечь здесь все к демонам, но он наступает на горло собственной песне. - Смущает меня, зачем им святош то в город пускать? Непрактично это и ненадежно. Самим, потом, можно напороться. Как думаешь, Ванда?
   - Думаю, что все не так просто. Твой новый друг, что скулит сейчас от радости по поводу нашего ухода, обмолвился, что его "настоятельно попросили". Не приказали, заметь. Что это означает, как думаешь?
   Паладин вскинул на меня вопросительный взгляд. Я продолжила.
   - Есть мнение, что инициатива со святошами исходила не из всех четырех баронств наличествующих по последним сведениям в округе, а от кого-то одного. Поэтому, формулировку сознательно смягчили, дабы не выносить вопрос на широкое обсуждение, если Хрусс заерепенится. Но все, как видишь, прошло гладко. Этой твари уже по облака все. Лишь бы платили.
   - Может стоило все-таки его, гмм..
   - Не сейчас. Не забудь про него, когда устаканится нынешняя нервотрепка. А пока у нас полно других бед.
   - Кстати, впрямь, со всей этой суетой мы немного отвлеклись от действительно серьезной проблемы. Как я понимаю, тебе ведь не удалось связаться с Солом?
   - Понимаешь, ты Казимир, конечно, правильно. Но, только, я то, как раз, ни от чего не отвлекалась. Если уж нас поставили в такое непростое положение, будем действовать предельно нестандартно. Поднимай своих и найди мне Гулунда. Кажется, у меня родилась весьма перспективная мысль!
  
   Спустя час мы вновь тряслись в седле в окружении несколько поредевшего клина рыцарей Света. Десяток живых броненосцев нам пришлось оставить в лишенном связи с миром городе, дабы присматривать за порядком. Заодно те получили строгий наказ: отловить местную компашку священников. Угрозу десятку паладинов те, при всей своей загадочности, представлять не могли. Для нашей же боеспособности я большого ущерба не видела.
   Бряцал налившийся красками заката металл, вздрагивала под тяжелой поступью сытых уже и, потому, ленящихся горгон земля. За нашими спинами уходила под грань Великого Обрыва отгоревшая на сегодня Волна. Часть ее уже ухнула в вечный туман у края Острова, но некоторые участки еще полыхали тысячей костров. Зверюги шли не особенно заботясь о выборе дороги. Овраги, подлесок, поля. Все стелилось под копыта с одинаковой легкостью, лишь иногда особо прочное деревце издавало сочный хруст, пасуя перед этим равнодушным натиском.
   Направлялись мы в набившее оскомину дворянское гнездо. То самое, в котором, намедни, дали Казимиру от ворот поворот, а так же в коем завелась, как я подозревала, основная местная зараза. К сожалению, я не смогла сообразить, чей род владеет здешними землями. Родословные эльфийской знати, подчас, запутаны. Всех не упомнишь.
   - Понимаешь, Казимир, - Азартно объясняла я командиру паладинов расклад, пытаясь дутым энтузиазмом прогнать сонливость. - Связника убили не просто так. И выжидали до последнего. Все рассчитано очень точно. Кому-то необходимо, чтобы мы оказались отрезанными от мира. И этот кто-то точно знает, что через пару суток при поддержке нашего погодника я буду вполне способна не только выйти на связь, но и переместится. А еще через сутки в ворота столицы войдет под твоим командованием Круг паладинов. Следовательно, в течение максимум двух с половиной суток с этого момента в столице произойдет что-то, чему мы должны бы помешать, и о чем мы, совершенно точно, не должны знать, по мнению наших врагов.
   - Допустим. Пускай, даже барон, к которому мы направляемся, замешан в этом. А если и нет, то, в любом случае, ему стоит преподать урок вежливости. Но это все равно вторично, пускай и выходит за рамки местных разборок. Чего ты хочешь добиться?
   - Кристалл, да, Ванда? Кристалл маны?- Подал голос ехавший неподалеку на где-то позаимствованной лошадке Гулунд. До этого он предпочитал лишь молчать, прислушиваясь к нашему неспешному разговору.
   - Точно. Барон нарушил неписанные законы Империи, посмев отсиживаться в своей твердыне. А еще, он организовал некую коалицию, под прикрытием которой действовали явные враги трона. Что уже попахивает изменой. Я думаю, этих фактов вполне хватит, чтобы требовать с него "искупления грехов".
   - Ну да. - Проворчал из под забрала Казимир. - А на случай если парень не проникнется гражданским долгом, у нас есть несколько десятков паладинов под рукой.
   - Не буду скрывать, именно это обстоятельство более всего греет меня в предстоящих событиях. - Мило улыбнулась я, в душе признавая его сомнения.
   Паладин тяжело вздохнул.
   - Практически прибыли. Вон там видишь проплешина? Это гарь. Место, где была драка, о которой я упоминал.
  
   Широкие копыта горгон вспахали жирную баронскую землю и мы понеслись по лугу, разбрасывая вокруг комья вырванной травы. Нас обнаружили практически сразу. Имея доступ к преобразователю маны, нет нужды задумываться об экономии сил и заклинаний. Казимир поднял вверх закованную в латы руку, приказывая отряду придержать "коней".
   Ровный строй поблескивающих даже в свете закатного неба стальных чудищ замер полукольцом, охватывая место, где несколько секунд спустя выметнулась из земли гранитная колонна. Сбросив с себя комья глины она треснула, раскрывшись. Опала на землю причудливым узором каменных лепестков. Из чаши удивительного цветка к нам на встречу вышел эльф в изящных золотистых доспехах, из тех, что видели больше парадов нежели битв.
   Забранные диадемой волосы гостя откинуты назад и скованы кандалами кожаных ремешков. Волевое лицо, бесстрастные, голубые, словно утренняя Волна, глаза глядят на мир чуточку надменно и с холодцой.
   Все так привычно. Все как раньше. Мне стоило огромного труда скрыть эмоции. Не уверена до сих пор, что это мне, в полной мере, удалось. Казимир, сидящий впереди меня, так точно почувствовал мои внутренние метания. Этот день явно насыщен встречами через край. Либо я старею, либо.. В общем, демон его знает, что, но скажите мне, какого шипохвоста он здесь делает??
   - Ты? - Задала я вопрос неестественно ровным голосом, все еще борясь с бушующей в груди бурей. В первую секунду, пока я не поймала этот ледяной взгляд, мне даже показалось что..
   - Ты?! - Неуловимо исказились тонкие эльфийские черты того, кто вогнал меня в ступор..
   К счастью, это был не Корел Элдарин, мой бывший муж, но всего лишь его младший брат. Двоюродный. Что все упрощало и усложняло одновременно. Мне было легче, да. Той встречи, вот так, вдруг, я бы точно настолько спокойно не перенесла. Но, с другой стороны.. Ведь Корел, в общем, хороший, если начистоту, иногда даже слишком. Я его любила. Когда-то. В отличие от его почти единственного родственника, с которым они, к сожалению, столь близки..
   - Что ты делаешь здесь, Айнрин? Семейные поместья далеко на востоке.. - Я сползла с крупа горгоны и оказалась на утоптанной земле. Поглядеть на него сверху вниз из этой позиции удавалось с трудом, зато я смогла вести разговор нормально, а не высовываясь из-за широкой спины Казимира. Паладин предпочел не разрывать строй и горгона, по-прежнему, стояла, нацелив укрепленные мифрилом рога в сторону моего бывшего родственника.
   - И она еще смеет спрашивать, жалкая предательница рода! - Эльф выплевывал слова словно пытаясь отогнать отвратительное насекомое. Обстановка вокруг, его не интересовала совершенно. В роли насекомого, по косвенным признакам, оказалась я, любимая. Парень сильно разошелся. Что плохо. - После твоего бегства, наша семья стала посмешищем среди восточных баронов! Мы потеряли все. Все из-за тебя!
   - Не смеши мои сапоги Айнрин, даже если я и опозорила бы кого, то не тебя, а Корела. Но и это полная чушь! Эльфийки уходят из под семейной руки не в первые. Пускай это редкость, но никак не исключение! И не вина моего мужа, что я уродилась не такой, как остальные!
   - Не исключение, говоришь? Возможно. Но не для нашего блестящего рода! Наши отцы оставили себя на полях сражений за молодую Империю! Родство с нами - честь, которую никто не смеет отвергать! А Корел просто слюнтяй! И всегда им был. Вечность готов просидеть за своими книгами и выращиванием цветочков. "Я не думаю, что она виновата и не желаю ей зла!" "Я думаю такое случается и только ей решать" "Это наше с ней дело.." А косые взгляды и пересуды на балах достались мне! Он даже не замечает, как над ним потешаются. Какого труда мне стоило убедить его убраться от этих тупых скотов подальше.. И теперь мы вынуждены прозябать в землях захудалого баронства. Эта глушь - единственное место, где еще не слышали про то, как ты посмеялась над нами, маленькая дрянь!
   К этому моменту я совладала с собой и меня, уже, было не пронять дешевыми оскорблениями.
   - Значит, ты нашел кого-то, кто согласился обменять твои земли на свои собственные. Кристалл на Кристалл? Забавно. Я зря не интересовалась вашими судьбами. Меня даже не удивляет, что ты смог уговорить Корела. Он всегда тебя переоценивал.. И слишком доверял.. Он ведь ничего не знает о твоем милом хобби? Антиимперская деятельность, подкуп должностных лиц, финансовые махинации, применение черной магии массового поражения... Я ничего не упустила?
   - Ты еще смеешь мне говорить о предательстве интересов Империи? Тому, кто всего лишь пытается поднять свой род из грязи, что лежит на нас по твоей вине?! Ты, предавшая собственный народ? Отвернувшаяся от него?!!
   - Я никогда не отворачивалась от эльфов, Айнрин. Просто я другая и все. А еще не люблю блондинок. Особенно таких как ты. Так что прекрати этот балаган и дай сюда наруч. Я готова забыть о твоих здешних шалостях, но в замен мне нужна мощь Кристалла маны. Ненадолго.
   Да, наверное я все же переоценила свое спокойствие. Или я всегда такая резкая? Тфу, гоблин, нашла время для самокопания.. Ой, что счаз будет..
   - Что?! Да ты рехнулась ведьма?! И ты имеешь наглость меня оскорблять?! Я вас раздавлю!
   - Айнрин! - Одернула криком я. Побоище все еще не входило в мои планы. Слишком непредсказуемо. Но, похоже, было поздно. Эльфа несло. Я занервничала по настоящему.
   Он сжал кулак и браслет Регалий баронов налился густым красно-коричневым свечением. Из этого света вниз, к почве рванулись узоры пропитанных маной заклятий. Земля вздрогнула и вокруг моего маленького воинства начали выползать из земли каменные клыки. Острые и огромные - настоящие скалы - они образовали непролазный частокол нависнув над строем горгон. Под ногами земля вспучилась, выпуская на волю сотни более мелких собратьев этого сонма сталагмитов. Я зашипела от боли в пропоротой голени и едва устояла на ногах. Бронированным бестиям паладинов все нипочем. Они крушат подковами из зеленоватой имперской стали не слишком сложное, хоть и переполненное маной волшебство, а мне больно.. Так непривычно быть слабой.. Демоны!! Казимир подхватил меня, усадив в седло. Я обратила внимание, что мой орк тоже нашел себе пристанище на спине горгоны. Его лошадь билась на земле с израненными ногами. Недолго же он ей владел..
   - Ванда? Атакуем?
   - Подожди, Казимир. Я понимаю, что вы сможете его скрутить. Он себя просто не контролирует! Но, шипохвост. как же все неудачно!! Скажи, ты можешь разрушить эти скалы не прибегая к крайним мерам? Может он одумается увидев силу..
   - Попробую. - Лаконично кивнул паладин, подавая коротким жестом очередной сигнал своим подчиненным. Укрытые металлом великаны гремя плетением кольчуг одновременно осенили себя Кругом. Полыхнула яркая вспышка, подсветившая темное небо с первыми огоньками на нем! Свет тек словно вода, бесшумно и неотвратимо проносясь волнующейся стеной сквозь все препятствия. Охватывая и поглощая! Под натиском этой стены пошли трещинами и рассыпались каменные клыки, а замятая десятками ног трава, наоборот, распрямилась, налившись сочной зеленью. Докатившись до замершего в атакующей позе барона, сияющая жидкость подхватила его, смяв щиты, и сбила с ног. Проволокла на спине несколько ярдов и схлынула обессилено, разошлась по окрестным кустам, повиснув в их ветвях небесными светлячками.
   - Все, Ванда. Больше никак. Слишком много сил уходит на преодоление магии этого места.
   Я скрипнула зубами. Кристалл гасил паладинскую мощь, а бросать стальной клин в прямую атаку, теряя бойцов, элиту Империи, в бессмысленном, не нужном конфликте, по прежнему, страшно не хотелось. Но, похоже, мне не оставили выбора. Злой как василиск, Айнрин вскочил на ноги грациозными жестами стряхивая сор с костюма. Впрочем, грация порядком пасовала, проигрывая ярости и возился он неприемлемо долго, а попорченная внешность все равно оставляла желать лучшего. Для эльфа конечно. Думаю, в глазах паладинов родственничек выглядел настоящим огурчиком. Холодно и невозмутимо.
   - Все, Тариэйвэ, это была последняя капля! Ты переполнила чашу моего терпения! - Ой, ой как пафосно-то!! Уже дрожу..
   - Я вас уничтожу!
   Парень закусил удила. Вокруг него начала концентрироваться такая мощь, что я, не раздумывая, открыла рот чтобы кинуть в бой горгоний клин, но тут..
   Перед озверевшим эльфом свился столб из золотистых светлячков, образовав воронку портала. Эх хорошо им, на своей-то земле. Никаких тебе ограничений..
   - Здравствуй, Корел. Ждала, что ты придешь. - Кивнула я. приветствуя нового участника нашего вечера встреч.
   - Тари.. - Он тоже опустил взгляд. Как мне показалось, чуть растерянно. Нет.. Ну какая я, все-таки, дрянь..
   - Я, почему-то, так и понял, что это ты. Кто еще мог устроить здесь такую заваруху, что ее отголоски слышны в замке? - Мой бывший улыбнулся каким-то своим мыслям и повернулся к брату. Только тут он заметил, в каком тот состоянии.
   - Айн, возможно у тебя серьезные причины, но тебе не кажется, что настолько терять над собой контроль попросту неприлично?
   - Уйди брат. Не стой у меня на пути сейчас. Хватит. Я терплю твои слишком мирные наклонности, но иногда приходит время настоящих действий. Просто не мешай мне. Возвращайся в замок.
   - Ты забываешься, Айн. Я старший сын. И только мне решать, какие поступки верны на МОЕЙ земле! Успокойся и подумай об этом.
   - Повторяю, не стой у меня на пути. Эта жалкая.. Она разрушила нашу жизнь, полила нас грязью, а теперь посмела явится сюда и оскорблять меня.. МЕНЯ!!
   - Пока всех остальных оскорбляешь ты. Что до Тари.. Я уже говорил тебе - не вижу урона своей чести в ее поступке. Она все решила сама. Может когда-то я был зол на нее. Но то время давно прошло. Мы все виноваты и не стоит поминать прошлое!
   - Все таки ты слабак братец. Слабак и слюнтяй. Теперь я в этом убедился окончательно! И знаешь, это хорошо. Потому что ты не сможешь мне помешать даже если захочешь! Я сильнее и ты это знаешь. Я сейчас разотру в порошок этих наглецов, а с тобой мы потом поговорим дома. Хватит. Я не буду больше терпеть ни твоего старшинства, ни твоих выходок!
   Во взгляде Корела, когда он оглянулся на меня, я прочла такое детское удивление, что мне снова стало стыдно. Стыдно и страшно за него. Фактически - это я его втянула в такую разборку. И я совершенно не хотела чтобы он пострадал. Демон раздери, как меня все достало!! Да я, вообще, не хотела ни капли, чтобы кто-нибудь сегодня пострадал еще! Сколько можно! Впервые за долгие годы я почувствовала себя на грани истерики. Боги, не думала, что со мной вообще такое бывает. Выхода не было. Так мне казалось.
   И тут Корел показал, насколько я его недооценила, вновь упустив за занавесом доверчивости и теплоты долго жившую на свете душу и светлую голову. Корел не стал спорить дальше. Он не кинулся в драку в заведомо обреченной попытке защитить меня. Он действительно знал расклад сил. Но и уходить не собирался! Что ему оставалось? Только это. И, когда я почти машинально поймала еще помнящий тепло его руки металл, мне понадобилось не меньше секунды чтобы просто сообразить..
   Регалии моего мужа.. Золотой с чернью орнамент символизирует его стихию - Свет.. Неширокий браслет с десятком огоньков-бриллиантов - ключи от мощи Кристалла. Он просто бросил его мне, а затем спокойно двинулся сквозь строй паладинов к ближайшему пригорку. Обернулся на пол пути.
   - Я следил за твоей судьбой, крылатая королева. Ты сама выбрала. Как и все птицы, предпочла клетке небо.. Теперь я не могу тебе помочь, видишь? Прости.. Значит просто твое время. Надеюсь, все это было не зря. Покажи мне как ты научилась летать!
   Потрясенный не меньше меня, Айнрин очнулся от ступора лишь когда гладь напитанного магией золота скользнула по моему запястью. Меж его сжатых зубов прорвался звериный рык! Он ударил всем чем мог. Не считаясь ни с затратами ни с разумом! Не был мой враг и оригинален..
   Вокруг строя паладинов Вновь проросли в сумасшедшей попытке ужалить поднебесье черные скалы. Только в этот раз они были как минимум вдвое выше и не стояли на месте. Пропоров дерн, разбрасывая сырые мягкие комья почвы, они устремились к нам со скоростью атакующего дракона. И с такой же неотвратимостью, как горная лавина.
   Вот только теперь мою руку ласково обнимал теплый браслет! От магической слабости не осталось следа. Мощь обволакивала меня багровым облаком. Я сама не заметила, как оказалась парящей ярдах в десяти над землей, а лютое пламя, баюкающее мое тело, плеснуло жадно, дотянулось до прущих на нас монолитов! Те замерли, тонко закричав от сотрясшей их боли, а перед не успевшим добраться до безопасного места Корелом пролегла удобная тропа. Я же лишь искренне расхохоталась, даря всю душу сумасшедшему огню и магический камень черных клыков оплыл, распадаясь в воздухе на миллионы расплавленных капель. Этот поток осветил округу! И растворил, унес в своей мгновенной красоте мой полыхающий гнев! Я вздохнула полной грудью, рисуя новое заклятье.
   Капли жидкого камня так и не долетели до настрадавшейся почвы, порхнув в стороны несметной стаей светящихся разноцветных бабочек! Живая радуга рванулась к панически плетущему заклятья Айну.
   Тот растерялся при виде прущего на него мельтешения! Примени он чего из своей излюбленной "школы булыжника", как ее окрестили студенты Академии, и мне пришлось бы нелегко, но не выдержал парень вида несущегося на него тысячекрылого кулака, начал метать примитивные огненные шары.
   Бабочки без труда увернулись от грозди оранжевых мячиков и те лопнули, разбившись о броню паладинского строя. Набранные из имперской стали и мифрила доспехи таким примитивом было не пронять. Увидев нулевой результат своих усилий эльф окончательно утратил зачатки разума (К слову, и так весьма незначительные, по моему мнению.) и, вместо того, чтобы в последний момент изменить тактику, ударил огненной волной. Купол колышущегося пламени рванулся захватывая все большую территорию и накрыл мое разноцветное воинство! На секунду все утонуло в жгучих плазменных струях, а затем огонь порвало на лоскуты и разметало по округе!
   - Они же каменные, придурок! Мог бы и догадаться. Из твоих булыжников сотворены, мне и менять ничего не пришлось! - Сквозь хохот сообщила я спеленатому по рукам и ногам барону, в чем его ошибка. Из подвешенного в воздухе шелкового кокона, во круг которого, по-прежнему, вились невесомые создания, что-то недовольно замычало.
   Спекся. Видно невооруженным глазом.
   Спустившись с небес на землю (в реальном смысле!!) я убедилась, что пострадавших нет. Чему можно только несказанно порадоваться.. Теперь стоило всерьез заняться тем, ради чего мы, собственно, и тряслись последние пару часов по пересеченной местности. Я собралась и кинула нить вызова сквозь сотни лиг Имперской земли, туда, где меня, как я надеялась, еще ждали.
   - Энор! - Знакомая рябь контакта заволокла разум, отдаваясь в сердце нарастающим сопротивлением. Демонов эльф блокировал вызов. Некогда ему. Дыхание перехватило от злости. Довели! Ну нет, зараза, я не намерена открывать односторонний портал! Неизвестно, каким будет искажение времени из-за отсутствия точной наводки, а мне совершенно не хочется терять с таким трудом завоеванные часы! По этому, ты у меня откликнешься, чего бы то ни стоило. Пока этот браслетик в моих руках, никто мне не конкурент! И я влила в нить столько энергии, что призрачная, уходящая в высь дуга канала стала видимой, расчертив ночное небо. Энора буквально вышибло в транс!
   - Ванда! Сейчас не время! Совершенно не время! У нас крупные неприятности! Меня могут убить в любой момент, пока я беспомощен!
   - Никто тебя не убьет, я вбухала в эту штуку столько сил, что к тебе сейчас не сможет приблизится ни одно живое существо. Сознания лишится от ментальных завихрений на краю сферы связи! Так что отставь панику и принимай гостей!
   - Каких еще гостей?
   - Банду хмырей в консервных банках. Недавно брала попользоваться, теперь возвращаю в целости и сохранности. Делай, что хочешь, но задай мне точку выхода, прими портал!
   Я оборвала связь и оглядев поле боя решила: за собой надо убирать. Порхающие до сих пор каменные бабочки слишком уж комфортно чувствовали себя на пропитавшейся осколками заклятий земле и, явно, не планировали массового издыхания. Конечно, красиво вышло (я была бы не я!!) но, вряд ли, почти неуязвимая красавица с крылышками способными распороть кожу простым прикосновением станет подспорьем местной экологии.
   Вернув управляющие плетения под непосредственный контроль, я заставила насекомых расположится в воздухе гигантской аркой. Мне ведь требовался действительно большой портал. Иначе эти увешанные мифрилом здоровяки просто разрушат нити заклинаний, пытаясь проходить по одному.
   Заставила и застонала сквозь зубы.. Сила и мана, конечно, были дармовыми... Вот, только, чтобы нарисовать такую сложную вязь этого мало, еще нужны и мозги. В какой-то момент, я даже почувствовала, что все, край! Я больше просто не могу! Линии мысленного узора поплыли, смешиваясь с реально нарисованными мной в воздухе частями схемы. Все это свилось в безобразный, тугой клубок магических линий. Навалилась апатия и тихая паника.
   Вот-вот, сейчас.. Последние остатки контроля протекут сквозь мои пальцы и неоформленная мощь заклятья гигантским серпом хлестнет, рассекая мир, проходя сквозь людей деревья и землю, убивая меня саму.. Перестаралась!
   Всхлипывая и на последнем издыхании, я смогла таки удержать бушующую мощь, оформить ее, чувствуя, как чьи-то невидимые пальцы помогают мне! Пространство вскипело под сводом мерно искрящихся насекомых и провалилось безопасной синей воронкой портала.
   Я мягко повела плечами, сбрасывая с них тяжесть чужих, родных рук. Повернулась, искупавшись в омуте глаз мужа. Стряхнула наваждение и порывисто ткнулась носом в его плечо. Он обнял меня. И.. Я отстранилась. даря ему грустную улыбку. Сняла с запястья кольцо из нагретого теперь моей уже кожей металла, положила на траву.
   - Не сердись на меня, Кор. Но мне надо идти. Моя дорога идет дальше.
   Он просто кивнул. Кивнул и улыбнулся в ответ. Забравшись в седло позади Казимира, я постаралась не оглядываться. Паладины не стали мешкать и не задавали лишних вопросов, сообразив. И что от них требуется, и что произошло на поляне.. За это я была им благодарна..
  

***

  
   Энор, в серебряной кольчуге и с композитным луком в руках, стоит посреди разоренного поселка. Светлые волосы стекают по ткани черного как ночь плаща, но концы их уже слиплись сосульками от пота и гари. Неверный свет пожарищ бросает причудливые тени.
   Деревни вокруг Солла приняли массу горожан на постой. Люди бежали из города, в котором, словно в котле травницы, варилось слишком уж много ингредиентов для простых смертных. Варилось, грозя выпасть на дно мутным осадком из крови и боли. Не все были готовы такое выдержать. Но на природе, среди лесов и полей, в паре лиг от имперской столицы, как оказалось, таится куда более реальная, хоть и не виданная ранее в здешних местах, опасность!
   Сейчас ее морды хищно проглядывали из ночного сумрака подворотен, лезвия когтей поблескивали в мохнатых ветвях обступивших селение елей, отражая зарево полыхнувшего дома со смертельно больными. И это только первый очаг. А сколько их еще? Про скольких мы пока не знаем? Сообщение об атаке этой мерзости пришло внезапно. Несколько часов назад, лишь стоило приблизится сумеркам. Его доставили прямо на совещание наиболее влиятельных эльфийских родов. Магическое естественно. Они успели решить судьбу страны. но и только. Много ль теперь в тех решениях? Войско баронов затратит на сборы не меньше трех дней. За это время все уже будет кончено..
   А чего ему стоило не дать разойтись новостям и пресечь панику! Энор просто сбился с ног. Зато в радиусе пяти лиг от города сейчас не работала ни одна связная башня. Городская стража бросила все силы на их охрану, оголив другие направления. Сам же барон Малона, подняв на уши весь совет и прихватив всех учеников Академии, которые были способны схимичить огнешар, метался между поселками. Это заняло все его время. В душе он считал столицу потерянной. И совсем не из за тварей, одна из которых лежала у его ног, истыканная белыми лебяжьими перьями стрел.
   Поджарое, закрытое хитиновым скелетом тело, угловатые сочления суставов. Растопыренные, приподнятые вверх и увенчанные кривыми саблями лапы. Невероятная устойчивость к магии. Даже барон, будучи магом не слабым, предпочел использовать лук. Не полагаясь на одно лишь волшебство.
   Страшная зараза пришла к ним. Но гораздо страшнее то, что в городе практически не осталось верных людей, их выманили под самыми различными предлогами. Теперь это мог увидеть и дурак. "Потом" всегда и все кажется очевидным. А столица осталась беззащитной. Не было теперь там никого, кто мог бы представлять реальную силу. Ствол Империи эльфов и людей оказался слишком мягок, чтобы удерживать разросшуюся крону. Вовсю слышался угрожающий треск.
   Единственной властью в городе теперь оставалась церковь Белого. Разрозненные группки стражников не стоило принимать в расчет. Они лишь поддерживали видимость порядка, не давая грабить опустевшие дома и прикрывая ключевые точки.
   Фактически - поражение. Но оставь сейчас в стороне тварей, и тогда не выжить уже никому. Стоит этой дряни убить человека и тело начинает перерождаться в подобие бурдюка. Процесс стремителен. Судя по всему развитие происходит внутри организма, но, не родившаяся еще, тварь не дает лежать покойнику. Скорее их поведение напоминает, поведение зомби. А потом кокон прорывается..
   Самое лучшее средство против них - огонь, уже проверено. Но не сотворенный магией, а питающийся настоящим топливом.
   Люди барона держат круговую оборону. Здесь крупное гнездовье. Как? Откуда? Не до вопросов. Клинки и острия копий нацелены в темноту. Кое кто, файрболами забрасывает крыши домов, выжигая притаившуюся за стенами смерть.
   Сам же Энор, кляня на чем свет стоит сумасшедшую магичку, держит путеводную нить портала. Судя по ее тяжести, девчонка затеяла нечто грандиозное. Масштаб магического воздействия таков, что барон даже не удивляется почти, когда поселок перерубает от края до края чудовищный створ портала.
   Из заходящейся в водовороте синевы выкатывается грохочущая лавина горгоньего строя, разметывая случайные постройки. И замирает в боевом порядке. Круг паладинов вернулся к вратам родного города практически в полном составе!
   Малона облегченно отпускает нити заклятья и врата, тянущие в себя мелкий мусор вперемешку с сухими листьями, схлопываются в точку. Грандиозное видение пропадает.
   В глубине строя воинов Белого чудится движение. Миг и хрупкая женская фигурка устало соскальзывает на пыльную траву поселковой площади. Рыжие локоны растрепаны и падают ей на лицо когда она осматривается. Тари недовольно щурится, отбрасывая надоедливые пряди. Мощь заемной магии все еще плещется в зелени ее взгляда, заставляя других колдунов опасливо прятать лица.
   - Мои боги! Опять драка, когтистые демоны и какое-то полное дерьмо вокруг! Все. Если такое количество здоровущих и талантливых мужиков не может разобраться и с этой проблемой, то я умываю руки. Туда вам и дорога. А я домой, спать! Эн, Казимир, Гул! Разбудите меня когда всех убьете и придумаете достоверное вранье о собственном героизме. Я все что могла сделала!
   Перед Огненной Вандой прорастает лиана, скручиваясь в подобие арки, и открывает для нее новую колдовскую дверь.
   - Энор, отсюда хотя бы не слишком далеко до центра столицы?
   - Две с половиной лиги..
   Магичка, словно нахохленная ворона, склоняет голову на бок, прикидывая в уме.
   - Не больше часа потеряю. До встречи. Без доклада о нормализации обстановки можете вовсе не появляться.
   - Ванда, постой! - Вскрикивает шалеющий под этим внезапным напором Энор. - Мне надо тебе кое о чем сообщить. Раз уж ты все равно командуешь!
   Эльфийка замирает перед порталом и барон приблизившись что-то быстро проговаривает ей на ухо. Ванда резко поворачивается к нему, ожигая разлившимся в миг удивлением.
   - Энор, неудачная шутка. Если честно, я сейчас немного на нервах. Не в форме для юмора.
   - Это не шутка. - Устало сообщает барон. - Был совет. И это наш выбор. Конечно, его еще надо подтвердить, но я не думаю, что найдутся возражения.. И Тари, что ты сама думаешь по этому поводу я представляю. Но речь идет о выживании государства. Ты должна принять это.
   Рыжая эльфа обводит взглядом толпу. Снова смотрит на барона. Фыркает.
   - Знаешь, Энор, я сейчас настолько устала, что мне почти все равно. Но если ты хочешь знать мое мнение, то вы коллективно рехнулись.. До встречи после вашей победы.
   С этими словами она ныряет в портал, оставляя после себя след холодной улыбки.. Ей тяжело. Ей страшно. Но никому не увидеть ее слез.
  
   Туша горгоны лязгая трогается с места, приблизившись к повесившему голову эльфу.
   - Что ты сказал ей, Энор?. По моему ей сейчас плохо, как никогда в жизни. А ты еще и расстраиваешь ее. Зачем?
   - Какого демона, Казимир? Ты держишь меня за идиота? Я просто не мог не сказать ей. Слишком все..
   - Сказать что?
   Энор устало вздыхает.
   - Мы провели предварительное совещание с баронами. Империю надо спасать. Прежний властитель ушел, не оставив наследников. В стране смута. Назрели реформы, ты не можешь не понимать. Властная структура, базировавшаяся на балансе и возможностях "Света Надежды" показала свою несостоятельность.
   - Говори толком. Не тяни.
   - Совет рассмотрел множество кандидатур.. Никто не подходит. Есть лишь одна компромиссная фигура. Бароны Империи большинством полагают, что все стороны будут готовы принять ее как нового Императора. Имя ей Тариэйвэ Элдарин. А теперь давай оставим эти разговоры. И попробуем хотя бы победить для Нее. Она права, если мы не способны даже на это, то зачем мы вообще нужны?
  

Глава 23. Где сходятся все пути

  
   Неподобающе своему высокому сану злющий Гарсиа преодолевал уже седьмой пролет каменной лестницы, а конца и края не предвиделось. Пролеты, к слову, были совсем нехилой длинны. Чертовы гномы хоть и оказали всяческую помощь и подбросили его по своим "секретным" водо-транспортным ходам до Солла, но наверх его поднять отказались категорически. Приемная станция как они заявили "на карантине" и по этому лифт недоступен. Но есть технический люк (!) и очень удобная лестница. Забыли только упомянуть, что высота здесь - как до неба карабкаться.
   Доспех ранее как-то не ощущавшийся потихоньку начинал давить и только обещание о том, что в конце пути его обязательно встретят, помогало недолеченному воину Белого лезть дальше. Он искренне рассчитывал высказать гномам все, что об них думает, лишь только доберется.
   В таких недружелюбных раздумьях он преодолел следующие восемь или девять пролетов и уже начал предполагать хитроумную магию, сделавшую путь бесконечным. И только мысль эта обрела статус уверенности, как до него донеслись далекие крики.
   Несмотря на неразборчивость содержания паника в них звучала неприкрытая, так что смысл послания улавливался интуитивно. Кого-то собирались жрать смачно и с аппетитом, а этот кто-то активно трепыхался, не желая заканчивать свой жизненный путь столь плачевным образом.
   Оставить без внимания происходящее Гарсиа естественно не мог и ускоренными темпами устремился вверх. Однако проскочив несколько десятков метров он с удивлением осознал - приближавшиеся, поначалу, вскрики стали глуше. В недоумении остановившись паладин задумался и решил подойти к вопросу творчески. Спустившись на пару пролетов вниз он нашел место, где, на его взгляд, было слышнее всего. Осмотр ближайшей стены показал наличие сравнительно свежей каменной кладки. Плотно пригнанные обтесанные валуны выглядели почти неотличимо от окружающей монолитной скалы. Только не успевший покрыться грибком и лишайниками скрепляющий раствор и выдавал искусственное происхождение преграды.
   Похоже пришла пора испытать в деле новое оружие. Гномы не поскупились на благодарность, сковав для Гарсиа взамен утраченной в битве с фениксом кувалды нечто весьма необычное. Этакую булаву с удлиненным наконечником из торчащих пучком перьев, которые, в обычном состоянии, прятались в глубине рукояти, а при ударе высвобождались. Перышки божественного происхождения хоть и выглядели мягкой блестящей бижутерией, но оказались практически нековкими даже в центральном горне освобожденного гномьего города. Правда занимавшийся работой кузнец предлагал задержатся хотя бы на неделю под предлогом того, что уж он-то точно соорудит истинный шедевр для спасителя подгорного племени, но паладин категорически отказался, сославшись на занятость и грозился взять обычный топор, если его будут задерживать. Такого позора хозяева гор допустить не могли никак.
   Результатом стал этот своеобразный жезл. Штуковина была вполне себе ухватистой и производила впечатление, так что паладин согласился не глядя. Тем более что в нагрузку к булаве прилагался новый башенный щит причудливой формы отлитый из какого-то легкого и прочного металла. Гномы поголовно утверждали, будто это сплав драгоценного мифрила с их секретными разработками но Гарсиа не очень верил, что хоть один гном в мире отдаст такое огромное количество редкого вещества "за так". Впрочем ему было все равно - лишь бы вещь была хорошая и подарена от чистого сердца.
   Примерившись воин Белого шарахнул своим новым приобретением по камням и был приятно удивлен результатом. Сверкнула вспышка, брызнула мелкая каменная шрапнель и в развеявшемся огненном облаке протаяла вполне солидная дыра.
   В еще пару замахов Торде расширил проход достаточно, чтобы пройти за стену без лишних усилий. И оказался в уходящем в бок и вверх коридоре метров ста в длину, в конце которого, за хлопьями свисающей с потолка паутины, маячило нечто вроде винтовой лестницы.
   Крики стали отчетливей и теперь в них звучал не столько призыв о помощи сколько боль.
   Паладин ринулся вперед не обращая внимания на мусор и пауков сыплющихся с пыльных нитей. В два счета добрался до лестницы оказавшейся неожиданно короткой. На другом ее конце нашлось некое подвальное помещение, напоминающее погреб со стоящими по бокам гнилыми винными бочками. Вокруг горели факелы, что слабо сочеталось с запущенностью и разрухой, но на подобные мелочи некогда было обращать внимание.
   Пол подвала поднимался с одной стороны вверх и помещение явно выдавалось над уровнем земли. Высадив могучим пинком хлипкие доски преграждающие путь Гарсиа оказался на весьма странного вида площади, каковой он в стольном городе Солле отродясь не встречал. Несмотря на доскональную изученность последнего еще с детства.
   Однако разбор полетов пришлось отложить ввиду драматичности происходящих событий.
   Группа подозрительного вида монахов в суровых серых балахонах стояла полукругом, вытянув руки в сторону неопрятной кучи черных змей, достигающей размеров средней крестьянской избы. Непонятное образование это бурлило, то опадая, то, вновь, вспучиваясь готовым прорваться пузырем и тогда становилось видно, что это, на деле, кокон, посреди которого идет невидимая глазу борьба.
   В принципе, Гарсиа никогда не считал себя любителем ходить в чужие монастыри со своим уставом, однако в данном конкретном случае на площади творилось явное непотребство.
   Не раздумывая далее воитель с разбегу врезался всей массой своих ошипованных доспехов в строй капюшонников. Разом смяв до хруста костей первого и разбросав остальных.
   Раздалось мало напоминающее человеческое шипение и уцелевшие типы обратили свое внимание на вновь прибывшего.
   В сторону паладина полетели несколько десятков сгустков зеленого пламени. Увернутся Гарсиа не сумел и его окутало призрачное сияние. Поначалу он прикрыл лицо щитом, приготовившись к неизбежным при столкновении с таким количеством магии ожогам, но, что удивительно, языки выглядящего таким материальным огня не причинили физического вреда. Торде лишь ощутил как внутри, глубоко в душе шевельнулся холод и что-то невообразимо бессмысленное, мерзкое коснулось его мыслей. Коснулось и в панике отпрянуло, натыкаясь на кристальную чистоту помыслов.
   Паладин удовлетворенно ухмыльнулся.
   - Что, выкормыши? Фокус не проходит? Может кошек слишком мало замучили? - Прорычал воин Белого и швырнул не нужный более щит в пузо еще одному уроду в балахоне с такой силой, что того перерубило пополам. Из обрубков полилась неаппетитная зеленая слизь.
   Черная груда похоже такого обращения со своими прислужниками не снесла и частично провалившись в камень мостовой устремилась к атакующему. На обнажившейся кладке открылось прелюбопытнейшее зрелище. Молодой парень прикрывающий своим телом лежащую без сознания странноватого вида девченку, всю расписанную золотыми татуировками. Рядом валялась нехорошего вида палка с черным навершием, от коей просто-таки истекало черное сияние противной его, паладина, свету стороны.
   Куртка на спине освобожденного из под мерзостной груды дымилась и в прожженных отверстиях зияли язвы. Однако юноша явно не собирался сдаваться и едва почувствовав свободу рванулся к Черному посоху, чем до крайности удивил паладина. В его системе ценностей существа имеющие дело с подобными предметами не склонны были к самопожертвованию в любой форме. Тем не менее ни фанатиком ни дураком Гарсиа не был и ситуацию оценивал трезво. Друг ли, враг ли - может подождать, а вот уже проверенная и доказанная погань требовала заняться собой немедленно.
   Торде подхватил с крюка на поясе жезл и на конце воздетого оружия затрепетали желтые пучки света.
   - Берегись! Сзади! - Заорал вдруг сориентировавшийся в обстановке парень и электрический разряд сорвавшийся с вершины его магического артефакта распорол камень мостовой за спиной воина Белого. - Эта дрянь просачивается сквозь вещество!
   Гарсиа, хоть и редко видел семейство Малона, но все же с изумлением узнал, наконец, в кричащем повзрослевшего со времени последней встречи, однако того самого потерянного племянника Энора. Благо, перепутать оригинальную внешность было сложновато. Неожиданность эта, при всем, при том, не помешала правильно среагировать на недвусмысленное предостережение и паладин обернулся. Чтобы понять - не успевает! В следующий миг черная волна захлестнула его с головой.
   Вновь набрякший на новом месте кокон пару раз дернулся сплевывая потускневший вне рук хозяина жезл и затих, видимо переваривая добычу...
   Вокруг поднимались с земли уцелевшие в короткой сшибке монахи.
   Али растерянно осмотрелся, ища хоть какой-то помощи, ибо маны вокруг, по-прежнему, не оставалось, а все что набралось он использовал на разряд в тщетной попытке прикрыть попавшего в засаду "большого дядю Гарсиа", которого память сохранила гораздо лучше, чем могло представляться самому паладину.
   Видимо осознав беспомощность своей жертвы уцелевшие двое существ лишь внешне похожих на людей не торопились. Несмотря на то, что лиц по прежнему было не разглядеть, Алаэна передернуло от ощущения гаденьких ухмылок.
   Существа медленно двинулись к молодому магу. Али отступил снова намереваясь прикрыть так и не пришедшую в себя Лису, хоть и понимал бессмысленность данного шага.
   И в тот момент, когда он уже попрощался со своей окончившейся закономерно паршиво жизнью черный пузырь неожиданно лопнул, оглушительно разбрызгав в стороны жженные ошметки черной грязи, казавшейся еще секунду назад такой могучей и непобедимой!
   Хозяев этого неправильного места швырнуло волной холодного белого сияния вперед, к ногам молодого полувампира. А на освободившемся пространстве обнаружилась исходящая небесным светом фигура закованного в латы гиганта. Гарсиа стоял широко расставив ноги и ни капли грязи не осталось на его серебрящейся броне.
   - Вы что, с первого раза не поняли, плесень? - Гаркнул громовым басом паладин. - Эти ваши фокусы на меня не действуют! Честный меч там, магия еще куда ни шло, но на в душу мне лезть только идиоты могли додуматься!
   Слушать монолог этот однако оказалось уже некому. Такие непробиваемые и норовящие восстать даже со смертного одра существа теперь застыли словно высушенные пронесшимся светом, выпитые им до последней капли влаги. Из отверстий балахонов потянулись струйки пыли.
   Алаэн с опаской ткнул пальцем лежащего ближе прочих. Тот осел кучкой пыли среди грязных тряпок.
   - Нехило. - Сказал смущенный полуэльф. - А вон те еще шевелятся. Вы не могли бы позаботится благородный сэр Гарсиа? А то у меня маны нет.
   - Ну здравствуй бандит юный. Что-то подсказывает мне что ты влип в нехорошую историю? - Начал было воин Белого. - Стоп, где еще кто шевелится?
   Али молча показал рукой. Тела поломанных ранее монахов почему-то не истлели как их живые сородичи и мелко подрагивали. Под их истончившейся кожей имело место некое шевеление.
   Паладин ткнул латным сапогом один из трупов. Тонкая оболочка тотчас лопнула выпуская наружу недоразвившееся насекомое. Его полупрозрачное тело размером со среднюю собаку силилось расплести склеенные слизью конечности. Внутри отдавали зеленью бьющиеся жилки.
   - Таак.. На покойничков уже хуже действует.. Впрочем это почти нормально по нашим тяжелым временам.. - Протянул Гарсиа, полосуя мерзость жезлом, от чего та послушно расплескалась на ошметки. - Похоже в неприятности влип не один ты. Вижу я многое пропустил.
   Он обошел скорчившиеся трупы и аккуратно повторил процедуру с каждым.
   Стоило огненному золоту жезла коснутся последнего из чудовищ и мир вокруг странно поплыл, закручиваясь огромной воронкой. В ней разом потонули и непонятные дома и вдруг с хлопком все переменилось.
   Зажмурившийся от хлынувшего со всех сторон сияния Волны Али даже присел в первый момент, а распрямившись осторожно открыл глаза. Вокруг было по полуденному жарко и лишь удлинившиеся тени выдавали - вечереет. Над головой редкое переплетение обгорелых балок. Тянет дымом а откуда-то даже и жаром не до конца еще остывшего пепелища.
   - Мы где? - Удивился полуэльф пытаясь выглянуть из-за загораживающей обзор туши паладина.
   - По виду, так это площадь где стоял храм Белого. А мы, в его горелых руинах. - Невозмутимо ответил Гарсиа, будто бы каждый день оказывался на подобных пепелищах. Он подхватил с земли еще не пришедшую в себя Гончую и закинул на плечо. При этом сверкнула, сорвавшись с мифрила, еще одна белая вспышка и эльфа дернулась, очнувшись. Алаэн с некоторым удивлением почувствовал, как ожоги на спине, те которые он только-только собрался исцелить, уже не болят. Неуклюже ощупав не беспокоящие более раны он обнаружил - от последних остались одни прорехи в одежде.
   - А ты не дергайся. - Успокоил тем временем паладин извивающуюся Данаэ. - Минут через десять в себя придешь, тогда и на землю спущу. У тебя вон весь бок в крови.
   Принцесса рода Инаарилат оскорбленно фыркнула, но сочла за благо утихнуть, проявляя нежданную покладистость.
   - Ну что, пропажа, - Обратился, закончив устраивать добычу поудобнее, воин Белого к Али. - Вижу ты успел выйти за рамки моей компетенции.
   При этом паладин покосился на Посох в руках полуэльфа и многозначительно добавил. - ...Пока. Так что сейчас мы с тобой двинемся в Академию и пусть там с тобой наша ректор разбирается. Шагай за мной и не дури. И подругу твою с собой прихватим. Кто знает, чего за ней водится.
   Не тратя более времени на пустопорожние разговоры Кулак Паладинов Солла развернулся кругом и, печатая шаг, рванул по одному ему интересному маршруту.
   Юного Малона такое положение дел естественно устроить никак не могло... Из случайных оговорок Гарсиа тот уже понял - паладин не в курсе насчет Императора и соответственно тех, кого назначили крайними в данном деле. А следовательно обстоятельства складываются в его, Алаэна, пользу. Главное успеть улизнуть к демонам на рога. Ну или на худой конец к темным эльфам. Только ситуацию следовало взять под контроль. Гарсиа он верил, но полагаться целиком готов не был.
   - Сэр Торде! Постойте. Я никуда не денусь! Но мне надо забрать сестру! Она меня ждет и она может быть в опасности! - Начал давить на психику полуэльф. - Кроме того с ней важный свидетель.
   Тут Али ухмыльнулся мысленно поставив себе зачет за обтекаемость формулировки. Остановился, изображая растерянность.
   - Хмм.. Свидетель чего? Твоих действий в академии? - Поддался на провокацию паладин. - Ну допустим. И где же она? Имей ввиду, на другой конец города я не пойду. Пусть туда стража за твоей сестрой бегает. Ничего с ней не сделается.
   - Да нет, же! - Добавил убедительности Алаэн. - Она должна быть неподалеку. Я чувствую - она добралась. Мы договаривались встретится в доме моего дяди. Нам всего лишь надо зайти туда.
   - У Энора? А ведь неплохая мысль. - Окончательно спасовал перед заманчивым вариантом Гарсиа. - пускай ваш Дядя сам с вами разбирается. Так... Нам вроде бы направо...
   Весьма колоритная компашка плавно сменила направление движения и, грохоча сталью сапог и древком посоха, углубилась в переулки жилых кварталов центрального Солла.
   Никто из спутников, включая позабытую на плече Гарсиа эльфу, не обратил внимания на то, что их внезапное появление на площади не осталось незамеченным. Неприметный человек в глухом балахоне проводил удаляющуюся троицу тяжелым взглядом из под надвинутого на лицо капюшона и, подозвав к себе одного из толкущихся поблизости парней с пустыми глазами, коротко отдал приказ. Фанатик кивнул и устремился за спутниками, по пути тихонько перекидываясь буквально парой слов со всеми встреченными "верующими". Вслед временной команде Гарсиа расширяющимся клином полетели птицы перешептываний.
  
   Устало привалившись к косяку двери Энор ковырял кончиком стрелы под давно нечищеными ногтями. И ему откровенно было плевать на мнение окружающих по данному поводу.
   Впрочем, в переулке, где располагался уютный домик одной взбалмошной эльфийки, выбравшей человеческое имя в пику своему народу, было пустынно. Столица вообще производила впечатление красивой и величественной, но по каким то причинам покинутой обитателем, морской раковины. Только случайные прохожие, стража и повыбравшиеся неизвестно откуда святоши. Копошащаяся хищная мелочь, которая не стремится заглядывать в тихие уголки, довольствуясь большими улицами.
   - Тари, может все же откроешь? - В который раз уже спросил барон не особо надеясь на положительный результат.
   - Я не одета. - Вновь прошипела с той стороны прохода Ванда.
   - Ты всегда дома не одета! - Рявкнул не выдержав Малона. - На тебя глазеть посыльные в очередь записываются! Открывай!
   - Это они раньше записывались. Пока я была простым ректором. А теперь какой-то идиот назначил меня Императором этого вашего борделя! - С нотками звонкого металла в голосе отшила Ким. - Вы, козлы, зачем настоящего властелина Империи угрохали? Чтоб мне подгадить? Да я на людях теперь не покажусь! Я же официальное лицо, мне нельзя быть рыжей и соблазнительной!
   - Послушай, женщина! Ты что утверждаешь, что будучи первым магом Империи ты себя официальным лицом не считала? - Обалдел от такой наглости блондин. - Имей совесть, я всю ночь и еще день воевал, пока ты тут прохлаждалась! Мне помыться хочется и переодеться! А не с тобой тут рассусоливать! Но я как законопослушный подданный и твой новый вассал пришел на доклад. Как велела! Открывай, а то дверь высажу!
   - Только попробуй! Испепелю. - Мрачно пообещала эльфийка, но дверь, как ни странно, спустя минуту открыла.
   Постаравшись не слишком задерживать взгляд на полупрозрачном кимоно хозяйки дома, а еще точнее на том, что под ним Энор ввалился в гостиную как был. В сапогах, грязном плаще и пропахший гарью. Видок еще тот даже для человека, а уж эльфу и вовсе...
   Огненную, конечно, таким было не пронять. Не та натура. Но все же мелкую месть эльф счел для себя святым делом.
   - Ну что? - В любимой вороньей манере, слегка наклонив на бок голову, поинтересовалась в лоб мятежная Элдарин. - Справились? Или снова все делать мне?
   - Злишься? - Сделал вид что только заметил сарказм новоявленной властительницы барон.
   - А ты как думаешь? - Непредсказуемо сбавила обороты Тари. - Вот что мне теперь делать, а? Я же всю жизнь от такого бегала! Я свободной себя ощущать хочу! Энор, ну пойми ты, я же здесь рехнусь на этой работе. И всех поубиваю! За что мне такое?
   - Ты плоховато старалась выглядеть неумехой. Тебя все воспринимают как нечто незыблемое. На тебя всегда можно рассчитывать, понимаешь? Закономерный итог не заставил себя ждать, вот и все.
   - Умеешь утешать женщин... Ну зачем ты так?
   - А как? Ты от меня что хотела услышать, Тари?
   - Не знаю... - Обреченно вздохнула эльфийка. Блеснула зеленью глаз. - Ты мне поможешь?
   - А ты сама как думаешь? Я тебя прекрасно знаю. По этому уже переключаю на себя государственные дела. Будешь меня направлять и обеспечивать общее руководство. Но потом не жалуйся.
   - Боги, я что, отдаю империю в лапы баронов? Своей волей, без принуждения? Выгляни в окно, там небо не падает?
   - Да в гробу я видал баронство, сама знаешь. Именно по этому я их представитель. Чтоб сидел в столице и на местах не мешался, благо права их соблюдены и незыблемы.
   - А вот тут многих ждут сюрпризы. - Фыркнула Ванда.
   - Не торопи события. - Скривился эльф. - У нас много более насущных проблем. Например неизвестные твари. Большинство очагов вокруг Солла мы конечно зачистили... Остается невыясненным источник заразы. Твоя чертовщина с гномами и вампиршей, кстати, тоже. Тебя явно выманивали...
   - Вот. Энор, ну какая из меня властительница? - Немедленно подхватила мысль Тари. - Я же полная идиотка. Мне мозгов не хватило даже допросить стерву Кирани подробнее, прежде чем ее удавить. Я почему-то решила, будто вся эта дрянь целиком ее личная инициатива, хотя она прямым текстом говорила - ее принуждал Темный. Представь, я просто не сообразила, что раз уж его лапа проявилась, то все произошедшее - система! Решила - он просто использовал вампиршу, как удачно подвернувшееся существо. А он с самого начала похоже эту дрянь вел. Но как же ему удалось... Эн, а ведь это заговор... Он не мог провернуть такого в одиночку... Кто? Кто нас всех сдал?
   - Вот по этому ты уже имеешь право на власть. Ты признаешь свои ошибки, раз. Способна раскручивать такие интриги, два. Так что впредь не ной. - Подвел черту эльф. - А что касается "того кто" у меня есть серьезное подозрение, что мы вскоре это узнаем. У меня накопился ряд вопросов к одной религиозной организации, а круг паладинов уже входит в столицу...Маги в окрестностях города контролируют ситуацию. Мы сумели удержаться - теперь сохраним порядок.
   - Это ты так меня утешаешь?
   - Да нет, скорее объективный анализ... Постой-ка... - Вдруг прервался барон.
   - Что?
   - Кто то очень неумело пытается со мной связаться.
   - Что значит "очень неумело"?
   - Значит: не зная параметров моей ауры которые я использую как идентификаторы. Но интереснее другое, этот кто-то - неподалеку. В моем особняке и пользуется моим личным кристаллом связи... - Озадаченно пояснил Малона.
   - Я бы на твоем месте вызов приняла. - Хмыкнула Ванда.
   - Не умничай. Думаешь это так легко? - Напряженно пробормотал Энор. - Да демон побери упустил!! Они там что, впервые кристалл видят?
  
   А в это время, в паре кварталов от жилища новой правительницы Империи, похожий на начинающего чернокнижника юноша оторвал ладони от управляющей друзы кристалла.
   - Вот демон! Он там на себя что, три слоя защиты навернул?
   - Может вместе попробуем? - Предложила стройная фигуристая девушка, чьи черты выдавали родную с неудачливым магом кровь. - Или все-таки Курта позовем? У меня есть ощущение, что у него выйдет значительно лучше.
   - Я знал что ты так скажешь. - Тряхнул волосами Алаэн (а кто же еще?). - Только с твоей ненаглядной нежитью боюсь уже случилось нечто весьма нехорошее. Знаешь, паладин не придет в восторг когда узнает о гибели Императора от рук вампира. Причем конкретного вампира. Считай - кровосос уже спекся.
   - Между прочим, тебе лично он не сделал ничего плохого. А про способы питания давай помолчим. - Немедленно уперлась Эмира. А Гарсиа не злой.
   Али скептически хмыкнул.
   - Тебя же он с твоей черной дубиной в комплекте не пришиб? Хотя по всем канонам обязан был. - Нашла аргумент Мира.
   - Это потому, что он не знал про Императора. - Не сдался Али.
   - Точно, не знал. А то бы еще подумал, вытаскивать ли тебя. - Вмешался удивительно тихо подошедший Гарсиа в спор. Как ему удалось обмануть чуткий слух близнецов в своих доспехах осталось загадкой.
   - Ты, парень, не боишься сам себя когда-нибудь обскакать? Хотя... Считай вопрос риторическим. Далеко пойдешь, если башку не открутят, комбинатор.
   Алаэн на это только плечами пожал. Мол, а что возьмешь с меня?
   Паладин фыркнул словно хороший бегемот.
   - Вот про это я и говорю. И, раз уж мы раскрыли вопрос с тем варевом, которое, здесь, в городе, стремительно прокисает, давай, во имя Белого, вызови наконец своего родственника. Где его носит, у нас похоже неприятности.
   - Не выходит. - Признался Али. - Здесь куча незнакомых узоров, все настроено под конкретного владельца. А лекции по теории этого вопроса я прогулял. Если бы я хоть толком помнил дядину ауру.. На самом деле разобраться легко. Это все мелочевка недостойная серьезного мага. Но мне нужно время.
   - Недостойная мелочевка говоришь? Хорошо. Я тебе, как серьезному магу, конечно верю. - Кивнул не торопясь Гарсиа. - Только ты уж покажи на что способен, раз примерил на себя столь высокое звание. Там под окнами люди собрались. Непростые. Справишься?
   Али Выглянул в окно и был неприятно поражен увиденным. Сквер перед трехэтажным баронским особняком был запружен народом. Толпа бурлила, прибывая. И, то тут, то там, среди слишком уж пустых лиц бессмысленно толкущейся массы, мелькали существа (язык не поворачивался назвать их людьми) в балахонах.
   - Опс. - Сказал ошарашенный маг. - Да откуда их столько. Столица же пустая!
   - Не обольщайся. Здесь не так уж много, от силы население пары кварталов. И все они явные прихожане обновленной церкви Белого. В свете рассказанного мне Куртом можно заявить - это по нашу душу.
   - Курт! - Припомнил Али здравую мысль сестры. Становилось не до гордости. - Он, думаю, смог бы попытаться со связью...
   - Нет. - Покачал головой паладин.
   - Вы его..? - Испугано вскрикнула Мира. - Но..
   - Да успокойся, девонька. Если каждую нежить резать, то у меня и работы вскоре не останется. Он же ценнейший свидетель. И только он может ваши имена обелить, между прочим. - Пояснил Гарсиа. - Так что цел. А к связи я его не пущу. Ну как он не все рассказал или заклятие какое на нем? Кому он что сообщить может? Готовы рискнуть? Я - нет. Ситуация не выглядит настолько безвыходной. Будем самостоятельно разбираться.
   В этот момент снизу донесся тяжелый удар. За ним последовал еще один.
   - Мира, останься здесь! - Бросил на ходу Алаэн, позабыв начисто о характере своей сестренки, и подхватив посох устремился к лестнице. Паладин к этому моменту уже спускался.
   - Ну сейчас. Раскомадновался. - Шепнула красотка себе поднос, чтобы брат ее не услышал и целеустремленно двинулась следом.
  
   Холл особняка встретил их напряжением предстоящих событий. Пылинки повисшие над мозаичным полом подпрыгивали в случайных лучах закатывающейся за обрыв Волны с каждым гулким ударом. Тяжелые, окованные сталью створки, более пошедшие бы средней крепости, чем столичному баронскому дворцу, пока держались. Энор Малона не любил нефункциональных вещей. Но вот засов оказался слабым местом конструкции и уже выразительно похрустывал, пасуя под тяжестью выдавливаемой внутрь двери.
   Замершая в боевой стойке Гончая с мифрильными клинками наголо, судя по хищному прищуру золотистых глаз, уже вполне пришла в себя и ждала лишь момента, когда в зале появится кто-то, кого можно без лишних сантиментов нашинковать.
   В глубине одной из арок хозяйственных помещений маячил внешне невредимый, как это ни странно, Курт. К тому моменту, когда нога Алаэна ступила на нижнюю ступень ведущей в холл, роскошной лестницы, заслоны, преграждающие путь толпе, пали.
   Дальнейшее оказалось неожиданным для обороняющихся. В залу, вместо дикой толпы, организованно вошли монахи. Идущий впереди всех, немного ссутуленный балахонник остановился перед замершими в ожидании разумными. Зябко дернул плечами.
   Тотчас двое холуев, стоящие по бокам приблизились и откинули с его головы плотную ткань.
   Человеческое, усталое и с мешками под глазами лицо. Но черты его странно плыли, будто размазываясь при взгляде боковым зрением, и контрастировали с фосфорецирующей почти, магически притягивающей зеленью зрачков. При взгляде в глубины те непроизвольно хотелось отвернуться.
   - Мое имя Эмрус. Епископ Эмрус. Глава церкви Белого. - Произнес с жужжащими нотками вошедший. И, картинно тряхнув в сторону широким рукавом так, что лишь на мгновение мелькнули указующие серые кончики пальцев левой руки, добавил. - Я здесь чтобы арестовать этих двоих! Они обвиняются в убийстве Императора, массовых убийствах и измене Трону. Еще я забираю темную эльфу - по подозрению в пособничестве. И требую от паладина, коли он смеет называть себя истинным слугой Белого, немедленно истребить имеющуюся в здании нежить не вступая ни в какие богомерзкие переговоры.
   - Я ничей не слуга, демон. - Тихо и угрожающе ответил Гарсиа выступая вперед. - И ты не смеешь от меня чего-то требовать, прикрываясь именем Стороны, которую довелось избрать мне! Я не позволил бы тебе так вести себя в моем присутствии, даже если бы не успел переговорить с так называемой "нежитью". Кто из вас большее зло, еще следует разобраться!
   Створки входной двери неожиданно вновь распахнулись от сильного толчка. Описав полукруг, со страшным треском врезались в стены по обеим сторонам прохода. Голосом стоящего посреди освободившегося пространства Энора можно было заморозить Солонь от края и до края:
   - Ни одна тварь не смеет чего-то требовать в доме являющемся частью баронства Малона ветви Энора, на суверенной земле в присутствии законного хозяина!
   - Зато я, как, по прихоти дворянского собрания, жертва, избранная в принудительном порядке Императором всего этого, вполне в праве интересоваться, почему все пространство перед домом моего вассала завалено телами? - Добавила обманчиво мягким тоном пристроившаяся справа от барона Элдарин. - Но на вопрос этот ты, существо, будешь отвечать не здесь, а в императорских пыточных. Мне думается мы услышим массу крайне любопытного.
   - Я предполагал, что вы все же сможете расплести этот узел, жалкие живые... Слишком вьедливые... Лезете повсюду! Сорная трава. От вас нет спасения... Но я ждал... Ты спрашшиваешш зачщщем трупы, ммагичка? Ты ещще усспееш узнать... Моихх слуг...
  
   К моменту окончания фразы неестественная маска лица уже окончательно сползает с говорившего, обнажив стрючок насекомьей головы с полыхающими фасетками глаз. Жвалы щелкают в алчном нетерпении. Из под просторной хламиды балахона выметывается невероятно вытягиваясь на суставчатой конечности хитиновая сабля. С огромной скоростью рассекая воздух она устремляется к Гарсиа. Мифрил нагрудной пластины содран обнажая плоть и в следующий миг трещат ребра!
   Никто не успел среагировать, настолько быстро двигалось существо. Почти никто.
   В последний миг некая упругая сила швыряет паладина на спину, вырывая из его груди, с брызгами крови и осколками костей, зазубренный хитин. А само страшное оружие твари уже не может закончить движения, лишь сухо лязгнув о скрещенный мифрил эльфийских клинков.
   - С кем ты решил соревноваться в скорости, урод? - Скалит клыки Гончая, зло прищурив златые озера глаз. И, вновь став невидимым простому глазу вихрем, бросается в атаку, вовлекая чудовище в танец смерти.
   Все происходит настолько стремительно, что остальные присутствующие в холле лишь начали совершать лихорадочные действия.
   В строгом соответствии со своей репутацией Ванда успевает первой. Не пытаясь вмешиваться в бой, участников коего нельзя было даже толком разглядеть, она точно нацеленными потоками пламени раскаляет докрасна керамическую мозаику под ногами всех остававшихся еще неподвижными "монахов".
   Ее рассчет верен. Существа, не обратившие особого внимания на буйство пламенных змей магии, сполна тем не менее ощутили жар той сковороды на которой оказались, временно потеряв способность к сопротивлению. Этим не замедлил воспользоваться Энор. Пробив уже растрескавшееся от жара покрытие, из неких сомнительных подземных пустот, выскочили два неестественно быстрых для этого вида нежити скелета и рванулись полосовать дымящимися от жара когтями все вокруг. Буквально через несколько секунд упал последний балахонник. Все было кончено и растерзанные ошметки плоти невезучих приспешников Епископа разбросало по всему залу.
   - Энор, тебе придется объяснить мне откуда "это" в твоем особняке в центре теперь уже моей столицы.
   - Тари, не будь занудой, у каждого уважающего себя барона должна быть пара-тройка скелетов в шкафу. - Мрачно отшутился некромант.
   И тут битва, идущая уже непозволительно долго в ином временном потоке, завершилась. Причем совсем не так, как рассчитывали защитники особняка.
   Ибо в стойку лестницы за спиной Алаэна спиной врезалась Данаэ и вид у нее был отнюдь не победный.
   - Я не могу... Столько держать темп... - Сплюнула кровью Гончая, поднимаясь на четвереньки.
   Тусклые в неверном вечернем свете струйки сочились из многочисленных порезов на ее теле. С отвращением кое-как утерев струящуюся кровь принцесса Инаарилат стряхнула с ладоней тяжелые бордовые капли. Таящаяся до поры в жилах сила древнего как мир народа, разбиваясь о мозаику пола, не хотела отдавать накопленное. Вспухала красными облачками, вместо того чтобы мирно впитываться в холодные черепки.
   - Я поразила.. Его.. Много раз... Но, раны затягиваются...
   Сам бывший Епископ церкви Белого протаял из тенет измененного времени в центре зала практически сразу после победного удара. Его укрытая хитиновыми складками морда не способна была более выражать эмоции, но, судя по тому что он стал видимым, сражение с эльфой далось ему нелегко.
   От скрывающей тело одежды эльфийские клинки оставили одни ошметки и человека "это" более не напоминало совершенно. Вся правая половина тела существа принадлежала насекомому. За спиной подрагивали узкие стрекозиные крылья. Левая сторона, исключая голову, гротескно сохранила людские черты, лишь покрывшись язвами ожогов и кое-где костяными пластинами. В груди зияла дыра и за решеткой обугленных ребер сумрачно полыхал сиреневым пламенем мертвый уголь сердца. На тонкой покрытой внешним скелетом шее тускло поблескивал золотой ошейник.
  
   - Сволочь. - Кричит Эмира увидев в каком состоянии ставшая ей подругой Данаэ. Град каменных игл сорвавшихся с ее ладоней устремляется к Епископу. Но тварь лишь прикрывается обманчиво хрупкими крыльями и заклинание высекает бесполезный сноп искр из прозрачной слюды.
   Мстительное существо взвивается в воздух! Бросается к девушке, вновь размываясь от скорости! Но хитиновая коса лишь рассекает дерево лестничных ступеней. Эмирин фантом тает, расплываясь в воздухе и возникает на новом месте - подобранный в пустошах нижнего Этера гвачгир давно признал новую "маму" и теперь прикрывает ее от взгляда страшного существа.
   Главный же Мирин защитник тоже не дремлет. Он, не отвлекаясь на суету вокруг, растянул любимый Щит Ветра над присутствующими немагами. Теперь, хоть и запоздав заклинание разряжается. Воздушный кулак отбрасывает тварь и выбив витражи над входом вышвыривает ее обманчиво хрупкое тело на улицу. В облаке стеклянных осколков Епископ не удержавшись в воздухе рушится на тротуар. Извернувшись приподнимается.
   Высекает каменную крошку кривым лезвием костяного клинка.
   - Вам не победить меня смертные... Ваша мана кончаетсяя.. Чуюю... А мои слуги ушше готовы...
   Подчиняясь его повелительном жесту лежащие на площади сотни тел, еще так недавно бывших живыми, хоть и с зомбированным сознанием, людьми, лопаются, разбрызгивая отвратительную зеленую слизь. И в этом месиве из крови и гнили уже мелькают хитиновые когти.
  
   Энор и Ванда уже отступили вглубь особняка присоединившись к компании близнецов. Верховный маг Империи бросается к телу Гарсиа, выглядящего наихудшим из всей компании образом. Под ее ладонями почти мгновенно останавливается толчками выплескивающаяся из раны на груди кровь и паладин хрипло прокашлявшись начинает дышать ровнее, приходя в себя.
   - На мерзость плохо действуют заклятия. - Сипит он. - Вам не сдержать их напора... Одним. Нужны боевики. Я.. Гончая.. Помоги мне встать.
   - Нет, ты при смерти. Не дам тебе двигаться, пока заклинание не закончит работу.
   - Тогда умрут.. все..
   - Значит так тому и быть.
   Скелеты под контролем Энора вдвинулись вперед готовые терзать и рвать на части любого, кто посягнет на Хозяина. Но всего двоим представителям нежити явно не под силу сдержать надвигающуюся лавину еще мелких, в половину от обычного размера, но весьма многочисленных демонических порождений. Однако те, добравшись до дверей отчего-то мешкают, так и не решаясь хлынуть внутрь.
   Тут уже все присутствующие видят - происходит нечто непредвиденное. Кровавый туман, скопившийся вокруг темной эльфы, обессилено опершейся о поручень лестничных перил, не спешит таять и уже растекся прозрачной, почти не заметной если не вглядываться, вуалью до самого порога. Периодически из него словно горные пики взметываются вверх отдельные щупальца и слепо шарят, словно пытаясь ухватить нечто невидимое.
   Наконец пара таких отростков встречается и плотно сцепившись концами образовывает арку. Тотчас же полыхает малиновое пламя и на месте явления вскрывается, будто рана в ткани мироздания, кроваво-алая воронка портала.
   Из под магического полога в сопровождении темноэльфийского Лорда Огня выходит невозмутимо улыбающийся Гоар. От его фигуры тянет дикой, проистекающей из-за воронки врат мощью.
   - Лорд, я думаю следует стабилизировать врата, дабы ни у кого не возникало сомнений что Сапфировый пик держит ситуацию под контролем. - Слова падают рокотом камней.
   Эстарриол кивнул, принимая рекомендацию, и вонзил свой странный черный меч, в коем теперь лишь слепой не увидит родства с Лисиным Кинжалом, глубоко в фундамент здания. Воронка тотчас обрела законченную форму и из нее бесшумно выскользнуло еще с десяток воинов во главе с Лориэлом Инаарилат, Лордом Льда лично.
   Глава тайных операций Сапфирового Пика не торопясь осмотрелся и внезапно выкрикнул в воздух:
   - Иворант! Покажись! Ты не мог оставить такую операцию без присмотра. Я ощущаю твое присутствие так же ясно, как магию! Выходи, вор! Ты составил неплохую комбинацию, но мы, как видишь, тоже не дремали. Тебе не удалось разнюхать обо всех наших секретах!
   - Вы что, следили за мной? Следили все время с помощью этого меча, да Отец? Вот почему порез не хотел заживать.. - Восклицает, все поняв, на темноэльфийском наречии Данаэ. - Вы все знали с самого начала и использовали меня?
   - А ты хотела чтобы я оставил любимую дочь без присмотра? Каким бы я был отцом после этого? Меч позволяет отыскать любое существо, чью кровь он испил однажды. Мы всегда были рядом, когда тебе грозила опасность, но не считали нужным вмешиваться. До сего момента.
  
   В повисшей тишине звучат сухие удары. Сгустившаяся тень обернулась хлопающим в ладоши черным призраком с кроваво красными глазами.
   - Какая милая семейная сцена. - С ноткой отвращения в голосе произнес Темный. - Розовые сопли перехлестывают. А ты оказался не таким уж дураком, Лориэл. Если бы не ты, сейчас вся эта увешанная бряцающими железками и ну очень страшными заклятьями толпа уже ходила бы под рукой Хозяина Смерти. Моей рукой, если быть точным. Ты прав, я присматривал за ходом выполнения... Хмм... Этой части работ. Удобно быть богом. Нет этих глупых условностей с расстояниями...
   - Ты проиграл, Иворант. Признай это. - Сухо отрезает ледяной лорд. - Забирай свою мерзость и уходи. Даже богу не хватит сил чтобы перебороть мощь преобразователей Пика под рукой сильнейших магов Этера.
   - Я бы поспорил с этим утверждением, эльф. - Сверкнул взглядом Темный. - Не смей дерзить мне! Чего останется от жалкой имперской столицы в случае нашего столкновения ты подумал? Неизбежные жертвы, массовые разрушения... Но, в чем то ты прав. Сейчас битва может обойтись мне в слишком большие затраты сил. Поэтому, я приму твое предложение. Не думай, что смог перехитрить меня. Всего лишь небольшие изменения в плане. Вы подарили себе несколько лет жизни.
   - Ты заигрался Темный. - Неожиданно вмешивается молчавший до этого в сторонке Гоар. - Я прошел по твоим следам и теперь говорю: ты совершаешь одну ошибку за другой. Лезешь в те материи, где ничего не понимаешь.
   - А, выскочка Мерн! Я почти запомнил тебя. Твои комариные укусы давно весьма меня забавляют. Продолжай в том же духе.
   - Комариные говоришь? Ну да, куда мне о твоих деяний. Последних я уже собрал целую коллекцию. Позволь же поделиться. - Сверкает яростным взглядом Неукротимый. - Я расскажу тебе как было дело. Все началось, когда ты, обворовав собственный народ и погубив многих достойных эльфов, сбежал вместе со своей новой летающей скалой. Вот тут то и выяснилось, что, несмотря на похищенное, возможности твои не простираются слишком далеко за пределы того же среднестатистического имперского барона. Зато претензий у тебя было выше крыши, не так ли? Естественно ты наподнимал нежити, закабалил всякое отребье из отверженных магов-недоучек, но стать чем-то действительно значимым тебе было слабо. И тут благосклонная судьба подкинула подарок в виде не занятых земель нижнего Острова и пустынного узилища Азазеля. Вот уж не знаю, вычитал ли ты это в ворованных книгах или наткнулся случайно, но, как факт, ты не знал откуда все это.
   Тебе и в голову не пришло, что прикованный бог - часть сложной системы противовесов. Ты опять применил испытанное средство и, разработав сложную систему заклинаний, простите за мой эльфийский, опять скрысил. На этот раз тебе удалось замкнуть так удачно расположенные потоки сил на свою фигуру и обрести некоторую степень божественной власти. Впрочем, далеко не всю. Черный посох например тебе попросту не дался. Да и без магической подпитки кристалла Скалы ты не смог бы выжить. Думаю это отбирает силы да? Ты просто обменял возможности кристалла маны на часть силы бога Смерти. Не рассчитал, да?
   Но не суть. А суть в том, что последствием твоей деятельности стало сильное колебание потоков, на время приоткрывшее Печать Величайших. В наш мир проник Ракш. К счастью, поставленный охранять врата наг Джали справился с угрозой. Ты же понял, что сотворил и испугался. Не смог проникнуть в суть плетений печати и опасался - она может рухнуть в любой момент. И тогда ты кинул свои армии на охрану. С тем расчетом, что они успеют задержать зло, если вырвется оно из-за заслона. Для этой же цели ты обуздал несчастного утратившего разум Азазеля. Но годы шли. Осваивались новые возможности. Вдобавок, твои войска приумножали свою численность, а угрозы все не было. Неудивительно и потерять осторожность.
   Тот факт, что твои недоучки некроманты научились многим новым трюкам, кои и вовсе невозможны с точки зрения теоретической магии тебя ни капли не насторожил. Смешно. Ты же великий, что тебе теория, да? А вот за практические возможности ты с интересом ухватился. Да и старые идеи еще вдохновляли. Ведь если получилось с одним богом, то могло выйти и с другими - так ты рассуждал? Тебе хватило ума не пытаться связать с магическим кристаллом мощь еще одного святилища, но ты решил проблему энергии весьма оригинально. Ты использовал те самые пространственные карманы с магическими поглотителями внутри для запитывания цепочек заклятий призывающих и подчиняющих малых божеств. Ты не стал отбирать их сил, ты просто обратил их в рабство. Интересным побочным эффектом явилось то, что можно было используя влияние храмов на паству манипулировать сознанием индивидов. Ну а в добавок странная субстанция обитающая в магических ловушках оказалась на диво универсальным средством изменения разумных. Ты начал создавать весьма необычных существ которые быстро доказали свою крайнюю эффективность в качестве оружия.
   При таких-то богатых предпосылках разработать дальнейший план захвата власти в крупнейшей державе Этера оказалось детской забавой. Все карты тебе смешала идиотка Кирани, разворошив наше сонное болото раньше времени. Вечные проблемы с этими вампирами, правда? Но ты попытался и ее использовать в своих целях, убрав сразу ряд опасных фигур из Солла. К счастью - не слишком удачно. Сложные планы как правило имеют тенденцию нарушатся из-за случайных совпадений, тут могу только посочувствовать. В результате мы имеем то, что имеем. Тебя переиграли. Поправь, если чего пропустил.
   А, едва не забыл, ты побоялся столкнутся нос к носу с Ракшем и решил - один демон не принесет миру существенного вреда, так? Ты же не понял механизм действия противовесов Печати?
   - Ты многое успел узнать, человек. За это я убью тебя медленно. - С сухой, бесцветной яростью Темный. - А победа ваша.. Наслаждайтесь ей пока можете. Я ухожу.
   - Ничего ты не понял недобог несчастный. Печать не восстановлена! Я прибрал за тобой недоучка, вернул ей стабильность. Но то, что ты сотворил ранее не исправить так легко. Как ты думаешь, зачем была выстроена вся эта тонкая структура заклятий? Зачем привязка к местности? Я отвечу. Белый с Черным успели изучить то, что таится за гранью. Ракши питаются нашими душами. Нашим счастьем и горем. Страданием. Смертью. Жизнью. Великие артефакты и святилища замыкали потоки этих эмоций внутри нашего мира, создавая сбалансированную систему. Но теперь их нет. Печать осталась непроницаемой для материи но сила уже выплескивается за пределы Этера. Манящая и сладкая для того, что ждет и ждет за печатью. Она утекает по капле. А на ее место изливается то, что составляет суть самих ракшей. И это нечто уже меняет наиболее слабых, восприимчивых живых. Тех, кого легко подчинить и переделать по своему разумению. Ты уже понял, о чем я говорю? Не казалось ли тебе, что творить чудищ уж слишком легко? Будто кто-то уже знает, как они должны выглядеть?
   - Ты лжешь, маг. Существа которых я создал по собственному проекту послушны моей воле. - Рычит сквозь сжатые зубы Иворант. Его породистое, красивое лицо искажает гримасса.
   - Ой ли? А послушны ли? И тебе ли? Ты впустил в мир страшную заразу, Темный. Избавься от нее пока не стало поздно. - Мягко усиливает нажим Гоар.
   - Чушь. - Ревет мятежный чернокнижник. - Где ты взял этот бред? Не пытайся задурить мне голову. Вернемся к практике и оставим бесполезные споры. Я не верю тебе. А сейчас мы уходим. Я и мой новый вассал. Как я и сказал - не хочу сейчас драк.
   Он манит черным дымом ладони неподвижно замершего в дверях дома Епископа.
   - Мы уходим. Забирай своих слуг и следуй за мной. Я направлю вас к выходу из города.
   - Нет. - Приоткрылись и щелкнули двойные жвалы.
   - Твоя игрушка проявляет свободную волю, Темный? - Не замедлил отметится Гоар. - Кто ты, существо? Слово "Ракш" никак не цепляет?
   - Меня зовут Ктинр, Лео Ктинр. Настоятель храма. Не Эмрус. Душа Эмруса во мне... Но не важно. - Неожиданно сипит монстр. - В прошлом. Теперь все в прошлом. Меня все предали. Я знаю. Голоса давно говорят со мной. Говорят правду. Ты... Называющий себя Темным... Ты предлагал сохранить мне жизнь, несмотря на то, что мертвая кровь уже растекалась по моим жилам...
   - Так ты жив. Что тебя не устраивает? Твое тело мертво лишь на половину, насекомое. - Скупо усмехается Иворант. - Ритуал изменил тебя остановив яд вампиров. В твоей груди сердце дракона теней. Я пожертвовал великолепным слугой, чтобы мертвая плоть могла существовать в союзе с живой. Ты силен и бессмертен. Чего тебе не хватает?
   - Это не жизнь.. Они говорят верно... Не жизнь... Быть чудовищем... Я.. Они... Хотят.. Я Хочу быть вами... Ты обманул меня, некромант! Ты предал меня с самого начала, играл со мной, когда мне казалось, что я нашел путь возвысится... Укрепить веру... Использовал меня... Они говорят верно... Твоя душа должна быть очень... Ззабавной...
   - Значит я лгу, да, Темный? - Язвительно интересуется Мерн.
   - Помолчи, человечек. Моя игрушка обнаглела и я преподам ей урок. Я не упускаю такую власть из своих рук. Он полностью под моим контролем. Смотри.
   Иворант казалось не сделал ничего, лишь глянул пристальнее на взбунтовавшегося "Епископа". Но это не было одним лишь взглядом. Золотой ошейник сковывающий гортань существа вдруг освещается черным, гасящим любой иной свет излучением. Ктинр вздрагивает мелко, упав на колени, от чего его покрытые хитиновой защитой суставы сухо клацают о мозаику. Дергает головой. Жвалы сжимаются и расходятся не в силах выдавить ни звука из перекрытого магией горла.
   - Что, больно? - Добродушно улыбается своей жертве Темный. - Дышать трудно?
   Слова явно доставляют ему истинное наслаждение.
   - Ну хорошо, думаю ты усвоил урок. Запомни насекомое. Ты мой раб. Ты целиком в моей власти. Этот ошейник нельзя снять. Единственное что ты можешь - умереть. Но ты не такой. Вы все, мои слуги, выбираете жизнь. И это делает вас рабами.
   Свечение погасло и его пленник обрел иллюзорную свободу. Теперь он дышит. Новое тело существа, когда-то бывшего Ктинром, потом Епископом и боги знают кем еще очень живуче. Уже спустя несколько секунд по твари нельзя сказать, что она лишь только недавно заглянула краем глаза за порог гибели.
   - Ты... Ты говорил что это нужно для ритуала. - Проводит "Епископ" пальцами сохранившей почти нормальную форму, левой руки по гладкому металлу ошейника.
   - Так оно и есть. Он не дал тебе умереть внутри полыхающего храма. А еще помогает держать в подчинении таких как ты. На диво универсальная вещь, правда?
   - Обман, еще обман... Они говорят правду... Ты лишь жалкий лжец... Я возьму ваши души и узнаю правду...
   - Не забывайся раб! - Шипит Темный вновь активируя ошейник подчинения.
   И тут случается неожиданное. Превозмогая боль от терзающего плоть заклятья Ктинр вспоров мертвую плоть достает из под кожи некий предмет. Миг и в левой, почти человеческой ладони блеснуло кольцо.
   - Останови его! - Кричит ранее безучастно наблюдавший за происходящим из глубины зала Курт, первым сообразив, что попало в руки твари. Это оно! Потеря. Императорское кольцо. "Свет надежды", который стал слишком тяжелым грузом для неумершего тела тогда в Храме... - Темный, ты можешь! Убей пока есть время!
   Ванда и Гоар тоже узнали артефакт.
   Не сговариваясь они бьют существо своими наиболее быстрыми и излюбленными заклятьями. Но поздно. Кольцо уже скользнуло по одному из кривых боковых шипов живой, насекомоподобной правой клешни Епископа. Плотно обняло хитин легко меняя свой размер чтобы подстроится под толстое основание.
   Огненный вихрь угасает, так и не успев толком расцвести, а льняная змейка Шаа рассыпалась сухой соломенной трухой по полу. Во все стороны хлещут потоки рассеиваемого силой "Света" магического Ветра.
   Рабский ошейник на шее Ктинра разделяет судьбу боевых заклятий внезапно накалившись и лопнув облаком золотой пыли.
   - Я... Я главный обманщик! - Хохочет Епископ взмывая на трепещущих крыльях под потолок. - Я умнее тебя Темный, я ждал подвоха! Как тебе моя находка? Не нравится?! Я свободен! Теперь вы умрете.
   Рывок вперед. Мгновенный взмах костяного серпа перечеркивает силуэт застывшего в недоумении Иворанта и призрак его расползается клочьями черного тумана. Из вихря неуловимых глазом движений на мгновение протаивает фигура твари и вновь размазывается. Его скорость результат работы измененного тела, а не магия.
   Гоар выкрикивает слова заклинаний формируя податливую ману все еще хлещущую сквозь створ раскрытого портала.
   - Держите плетения!
   - Это бесполезно! Артефакт не даст пройти узорам! - Откликается подхватившая часть нитей заклятья Ванда уже понимая однако, что Неукротимый обхитрил кольцо. Магия ложится не на бушующего епископа, уже разорвавшего скелетов Энора и полосующего тело Курта. Оно охватывает всех. И покорное магии время ускоряет свой бег для попавших в сети узора. Движения демона замедляются, становясь видимыми. Существо словно влипает в густой кисель. Сила кольца обернулась против него, развеивая воздействие заклинания.
   Очередной замах хитина отскакивает от древка подставленного под удар Черного Посоха. Магия не эффективна, но Али уже хотя бы может противостоять угрозе. Понимая это Епископ вновь взвинчивает темп. Бросившиеся на подмогу юному полуэльфу боевики темных эльфов складываются изломанными куклами.
   Со лба Гоара стекают крупные капли пота. Остальные маги выглядят не многим лучше, спешно пытаясь уплотнить узоры.
   Голыми руками расплескавший первые ряды прущих на порог дома когтистых прислужников зла Лорд Огня кидается на помощь молодому Малона. Но Али теснят и уже видно, что к нему не успеть никак.
   И тут блестя чернью серебра пронзает воздух тонкая рыбка кинжала. Епископ быстр. Несмотря на то, что клинок направлен ему в спину существо успевает ощутить движение и, обернувшись, подставить уже занесенную было для рокового удара костяную косу под сверкающее лезвие.
   Кинжал Крови ныряет в истекающую светом холодную мощь Императорского Кольца. Змеиные глаза на рукояти багровеют. И костяной клинок, готовый отбить летящее жало, замирает. Вся мана в районе двух кварталов вдруг перестает быть, втянувшись в воронку битвы двух могущественных предметов. Неощутимый вихрь растворяет стены баронского особняка и землю за ними, заходясь в ненасытной ярости.
   Странная сила не касается людей, лишь обдавая холодным ледяным ветром страха сердца. А вот непосредственная жертва - бывший Отец Ктинр - увязает накрепко. Сперва он пытается сдвинуть свою чудовищную конечность впаянную уже в янтарь льющегося золотого света, но бушующая мощь все нарастает и вот уже все тело насекомого заточено в полупрозрачное стекло странной войны вещей. Лишь фасетки глаз продолжают холодно и ярко сверкать безрассудной ненавистью.
   Так длится несколько минут, в течение которых оседают на плиты переулка заполонившие его хищные прислужники белой секты. Они отдают своему властелину то странное зелено-каменное свечение ауры, которым наполняли их при жизни проповеди. Растекаются лужами гнили. А за ними и сам Епископ начинает изменяться. Его живая половина расплывается маревом, втягивающимся в огненную точку надетого кольца. Быстрее и быстрее. Пока не остается ничего кроме кучки праха, что была мертвой половиной.
   Противостояние висящих в воздухе артефактов достигает кульминации. От напряжения звенит само пространство сминаясь под властью заключенной в древний металл. Гоар мучительно вычерчивает заклятия из сохранившихся в его личном распоряжении останков магического ветра в тщетной попытке удержать над самыми беспомощными расползающиеся по швам щиты. Воронка портала в Сапфировый Пик давно распалась потеряв остатки привязки к местности и ему неоткуда зачерпнуть энергии.
   Наконец истончившаяся пленка мира не выдерживает. Лопается с громовым треском. Невероятная вспышка выцвечивает негативом застывшие фигуры разумных.
   Ударная волна швыряет Неукротимого и остальных оземь, прерывая их бессмысленные старания. Столкнувшиеся артефакты ныряют в раскрывшийся бездонный провал черноты и исчезают. Кружащиеся над столицей Империи в гигантском вихре обломки камней и досок слагавших раньше столичное гнездо Малона теряют опору и нереальным дождем рушатся вниз, в вырытую взрывом воронку, на дне которой бурлит тьма.
  

***

   Очнувшийся Гарсиа обнаружил, что лежит он на пологом склоне вырытого минувшим катаклизмом котлована. Над ним суетилась обычно куда более сдержанная и резкая рыжая эльфийка. Впрочем, называть ее эльфийкой не рекомендовалось даже главе кулака паладинов - тут ли говорить о странностях.
   И тем более было непривычно немолодому воину наблюдать смесь озабоченности и тревоги (за него!) на красивом лице. Впрочем обнаружив, что паладин все еще числится в списках живых, гордячка сразу нацепила привычную дерзко-ироничную маску первой стервы Империи.
   - Я переналожила заклятья, да и рана уже затянулась до той степени, при которой такая туша как ты не помрет. Даже если будет активно к тому стремиться. Так что особо не разлеживайся. Ты вполне способен доковылять в медицинское крыло орденских казарм самостоятельно. А то и эльфика какого с собой прихватить темного. Если подобное действие твоей светящейся от благости душе не противно. Сильно их знаешь ли поломало.
   - Язва. - Сообщил неизменно прекрасной Гарсиа и с кряхтением поднялся.
   - Ты бы полегче. Меня тут на досуге какие-то идиоты выбрали новым Императором, так что следи за выражениями и не роняй имперское достоинство.
   - Ты оденься для начала во что-нибудь непрозрачное, Твое Величие. - Стоически переварил новости потрепанный воин Белого. - А то достоинство уронить не выйдет при всем желании.
   - Так! Пошлишь, значит точно жить будешь. - Припечатала диагнозом Ванда, отворачиваясь. - Тогда займись чем полезным. Мне надо разобраться с настоящими раненными.
   - Погоди. - Окликнул ее Паладин тяжело зашагав следом. - Помогу.
   Ким устремилась на помощь к сосредоточенно колдующим над ранами товарищей темным эльфам. Однако лорд Огня повелительным жестом остановил ее порыв. Секунду спустя над местностью полыхнуло алым и, вновь раскрывшиеся властью черного клинка, Врата Крови повисли перед ним. Те, кто мог ходить сам устремились внутрь. К остальным из портала вскоре подоспела помощь и через пару минут все боевики Сапфирового Пика во главе со своим предводителем покинули территорию.
   До чуткого слуха Огненной донесся хрип.
   Всеми позабытый Курт Лико был еще жив. Страшные, нанесенные измененным раны, не оставлявшие шансов ни одному человеку, дымились сиреневым ледяным туманом мертвой крови.
   - Это он убил Императора, Ванда. Я допросил его. Сектанты заразили его вампиризмом и использовали. Эноровы племянники ни при чем.
   - Вот как? - Удивилась эльфийка. - Ну в общих чертах все было предельно ясно и так, конечно. Но действительно интересно познакомиться и с непосредственным исполнителем. Так значит вампир?
   - Теперь уже стопроцентный. - Подтвердил Гарсиа.
   Огненная ненадолго вгляделась в заострившиеся черты лица существа, лежащего перед ней. Склонилась ниже, привстав на одно колено. Курт был в сознании и силился сказать что-то, но воздух сипя выходил из порванных легких.
   - Сэр Торде, дайте мне нож пожалуйста.
   Паладин с невозмутимым видом протянул властительнице Империи короткий засапожный клинок. Ванда придирчиво осмотрела тонкое, бритвенно острое лезвие. Поднесла его к лицу прекращающего быть вампира. И, неожиданно, не поморщившись полоснула себе по ладони.
   Крупные искристые в своем празднично ярком цвете капли светлоэльфийской крови упали в полураскрытые губы.
   - Пей, пей. - Успокаивающе шепнула маг, любуясь потрясенным лицом жадно слизывающей драгоценную влагу нежити. - Знаю, эльфийская, не слишком вкусно, но где я тебе найду человека? От крови нашего доблестного Гарсиа ты точно загнешься, не успев пискнуть, а Гоара я просить, честно говоря, стесняюсь. Он иногда такой, без юмора.
   Паладин, глядя на эту странную сцену, лишь промычал что-то невразумительное и отвернулся.
   Разрезы на теле вампира запеклись перестав кровить нежизнью. Он закашлялся.
   - Довольно, не стоит больше.
   - Ну как знаешь. - Пожала плечами эльфийка, собираясь уйти.
   - Ты так сильна. Ты бессмертна. - Неожиданно остановил ее Курт. - И ты добрая. Ничего и никого не боишься. Но ты хрупкая, так же как и все. Ты не неуязвима и в любой момент можешь оступиться. Как? Как ты живешь с этим? Ты же не веришь ни во что, кроме себя самой, я вижу. Где ты находишь силы - быть такой какая ты есть? Собой?
   - Не знаю. - Серьезно призналась с легкой задумчивостью в голосе Ванда. - Как-то само так выходит. Очень мучаюсь из-за этого, кстати.
   - Я пробовал искать утешение в церкви. - Продолжил вампир. Выдохнул. - Утешение и понимание как надо жить. Ориентиры. Но все, во что я верил оказалось пылью и обманом. Я не заслуживаю жизни, я преступник. Я убийца и нежить. Я понесу кару. Но помоги мне уйти спокойным. Поделись тем как ты живешь. Научи!
   Он уже утопал в зеленых озерах глаз хрупкой женщины, что стояла перед ним кутаясь в ореол красного пламени собственных волос. Женщины чья сила могла сметать разумных десятками, оставляя от них лишь жирные комья пепла, а могла исцелять раны и порождать прекрасные цветы.
   - Церковь, она из ребер мальчик! - Хмыкнула эльфийка смущаясь от чего-то. - И, не богу должна быть посвящена, а духу - тому, что есть честь, верность, справедливость. Тому, чью меру каждый определяет сам. И тогда не нужны уже никакие лживые костыли. Если человек - дерьмо, церковь не сделает его лучше, хоть ты перецелуй всех попов в мире.
   И наоборот, самый маленький свет в сердце, не затмит никакое сияние храмов. Лишь слабому нужна указка. Коли не хватает своей души, может статься так, что придется пестовать чужие слова... И ты, и каждый, сам способен быть мерою вещей - для себя самого. Не нужна тебе чужая проповедь и чужие храмы. В мире есть боги, но они лишь Силы, не более. Олицетворения явлений мира. Они могут служить указателями. А Белый вообще не бог. Он выбор. Выбор одной из сторон души. Той самой, где нет темноты. Той, где не может быть никаких богов, ибо там есть лишь ты. Наедине со своей совестью. Думаю, тебе лучше поговорить об этом с Гарсиа, когда придешь в себя. Он объяснит лучше меня старой и глупой эльфийки.
   - Вы прекрасны, Леди. В Империи нет женщины красивее вас. - Произносит тихо вампир. - Я заключаю из ваших слов - вы хотите оставить мне бытие. Но я не думаю, что эта идея хороша.
   - Твою судьбу я решу позже, льстец. Но я не хочу тебя убивать. Ты наказал себя достаточно. Твое искупление - продолжать существовать и постараться измениться самому. Может помочь и тем кто идет по твоим стопам. Если ты сможешь, то перенесешь и свое вампирство, и прочие беды. Потому, что ты станешь сильнее. Самодостаточней. А сейчас восстанавливайся и уходи. Здесь тебе больше нечего делать.
   - Если это твое пожелание... То я попытаюсь исполнить.
   Курт, поднялся на ноги держа ее руку. Создал вокруг себя еще не нужную под темными эманациями воронки противосветовую защиту. Его пальцы разжались.
   - Я не знаю, выйдет ли у меня, но я попробую. Скажи мне, Ванда Ким, каково твое настоящее имя? Ты всегда была примером для меня, но боюсь я ошибался и тут, не видя ничего кроме собственного кумира. Прошу, скажи. Так мне будет легче.
   - Меня зовут Тариэйвэ. Тариэйвэ Элдарин, Вампир.
   Она почему-то ответила. Почему? Может быть потому, что в последнее время вокруг развелось слишком уж много тех, кто норовил определить ее в персональные идолы и поставить на полку? А может быть потому, что все женщины в чем-то похожи... Даже такие разные...
  
   P.S.
  
   Гоар Мерн, маг воды - самый могучий из живущих магов, Лорд стихии Льда и новый регент Империи Энор негромко обсуждали все произошедшее. Как и подобает сильнейшим - не особо отвлекаясь на суету. Они знали - тут дальше прекрасно справятся и без них.
   - А твоя девочка умница. Сообразила, что надо сделать в критической ситуации. - Оценил Неукротимый.
   - Почему нет? - Удивился Лориэл. - Она же моя дочь. При ней упоминали, что этот клинок способен убивать даже богов. Я был бы разочарован, если бы она не попробовала. Вон Эноровы родственнички тоже себя показали, пока длилась вся эта история.
   - Парни, вы поставили здесь очередной эксперимент, я так понимаю. - Хмыкнул барон Малона, кивая в сторону бурлящего черного провала на дне котловины. - Пробирки за собой прибрать не желаете?
   - Не переживай, все учтено. Нам не только здесь чистить. - Отмахнулся Гоар. - Займемся попозже. К слову - все же интереснейший эффект.
   - Данаэ обещала близнецам защиту от имени моего рода. - Несколько неожиданно переменил тему ледяной Лорд.
   - Теперь она им не нужна. Обвинения будут сняты. - Пожал плечами барон.
   - А он прав, Энор. - Вмешался Мерн. - Ты привык к своему статусу черного мага и не видишь проблемы. А, меж тем, природа твоих племянников известна ныне каждой собаке в пределах Солла да и не только. Их надо защитить от обвинений. Они не внушают такого страха людям как ты, а значит их будут ненавидеть.
   - Хмм. Я не подумал об этом. Вы правы.
   - Норовишь убить десяток зайцев одной стрелой, Лориэл? - Добавил, помолчав, Неукротимый. - Посох, маги, нагрудник...
   - У меня работа такая. - Довольно ухмыльнулся темный эльф. - И, потом, надо дать дочке возможность завершить задание, ты сам это прекрасно знаешь. Меня больше волнует, что это далеко не конец истории.
   - Ты про Темного? - Понимающе кивнул Гоар. - Ну это давнишняя проблема. Понятно, что он преподнесет сюрпризы. Его план вряд ли ограничивался усилением церкви. Но на какое-то время он угомониться, уверен.
   - Ты недооцениваешь масштаб проблемы, коллега. - С сожалением покачал головой Лориэл. - Исходя из твоего рассказа о заклятии сдерживающем ракшей я заключаю - все усложнилось. Неужели ты еще не понял, какую Иворант подложил нам свинью, вмешавшись в работу Величайших? Он привязал к себе власть над потоками смерти. Теперь, если убить Темного, печать падет.
   - Да, я об этом как-то не подумал. Старею, наверное. - Посерьезнел маг. - Но, с другой стороны, это говорит лишь об одном: нам нельзя расслабляться и пускать события на самотек. Вопрос Печати, в конце концов, актуален не менее, чем проблема с нашим недоделанным богом смерти. Приоритеты обозначены - теперь пора приниматься за дело.
   Его собеседники склонили головы. Правителям следовало еще многое продумать и обсудить на этом импровизированном совете.
  

(с)Лепешков А.В.

Ярославль

2007-2009



РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Т.Михаль "Когда я стала ведьмой" (Юмористическое фэнтези) | | А.Медведева "Это всё - я!" (Юмористическое фэнтези) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Приключенческое фэнтези) | | М.Леванова "Попаданка, которая гуляет сама по себе" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Краткое пособие по выживанию для молодой попаданки" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Провинциалка для сноба" (Современный любовный роман) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | И.Смирнова "Проклятие мертвого короля" (Попаданцы в другие миры) | | М.Старр "Сказки на ночь" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"