Лепешков Арсений Владимирович: другие произведения.

Первые

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сказка, возможно, открывающая цикл о новом мире. И сказка для моей Нади.


Первые

Милой посвящается..

  
   ..Сегодня двенадцатый день нашего вынужденного и страшного пути. Чертовы китайские кроссовки совершенно не защищают от едкой влаги здешних болот. Да и здешних ли? Должен сказать, что я отчаялся. Я не понимаю происходящего вокруг. Я, академик, физик с мировым именем расписываюсь в своем бессилии. Если бы здесь был Давид Блек из Миннесоты, он бы без сомнения напился на радостях и танцевал бы джигу на моих научных костях. Да..
   Вот только доведется ли мне еще хоть раз в жизни услышать это имя? Со вчерашнего дня, когда я, все-таки, ухитрился собрать усилитель для нашей карманной рации, что замечу было не просто в подобных условиях, я думаю что уже и нет никаких Давидов. И вообще ничего нет. Остались одни проклятые болота с темной и осклизлой водой, да туман - этот неестественный и не имеющий ничего общего с влагой полог, закрывший от солнца наши жизни.
   Впрочем, есть еще ночь. Ночь, которая говорит нам, что хоть какие то законы вселенной еще незыблемы, что планета, по-прежнему, вертится, а не растворилась в этом проклятом киселе, как все остальное. И она же - ночь, которая нас убивает. Когда мы покидали руины Гомеля в надежде добраться до Киева, где нет этой проклятой раздробленной на куски страны, а есть пусть и захудалая линия единых трасс и мир и связь, нас было около трехсот человек. Теперь нас осталось меньше пятидесяти - хитиновые когти не щадят никого. Сколько еще таких же как мы бредет из разделенных земель, в надежде выбраться из пекла этого нового катаклизма? Хотя, конечно же, нет, я не отношу себя к этим людям, даже сейчас, когда я, казалось бы, стал своим для них, оборванных и изможденных я внутренне отделяю себя от этого общества. Смешно, не так ли? Какая теперь кому разница? Но, вот не могу и все! Слишком давно я уехал из тогда еще Союза чтобы сейчас понимать их до конца. Тех, что прошли и два путча, В каждый из которых страна распадалась по новой и десять лет жизни в осколках, возникших в результате.
   Угораздило меня приехать на родину. Сейчас бы назад в уютные Штаты к родному дому с камином и пакостной ухмылке Давида по рабочим будням. Ах, как мне тебя не хватает, чертов оппонент! Может ты бы смог присоветовать что-нибудь дельное. Способное объяснить все вокруг. Ты ведь у нас светило. Вечно носишься с какими-то бредовыми идеями, так что сошедший с ума мир это точно по твоей части. А вот мне, видно, не дано. Знаешь, в начале, в самом начале, я, было, подумал - это что-то локальное, вроде испытаний оружия воздействующего на психику или выброса аномальных магнитных полей из коры.. Но мы идем уже 12 дней. И даже если это бред воспаленного сознания, то очень логичный. Внутренне непротиворечивый. Я ученый, я привык доверять фактам. А факты гласят то, что никакое, даже самое мощное и совершенное оружие не в состоянии полностью изменить мир за какие-то часы. И тем более не в состоянии его правдоподобно сотворить одинаковым для такой толпы народу. И, тем не менее, здесь сроду не было никаких болот до горизонта, и, тем более, ничего подобного тварям, обитающим под покровом черно-глянцевой поверхности. Шаткая позиция, не так ли? Но, уж, какая есть - это мой единственный якорь в мире противоестественного тумана.
   А вчера, повторюсь, я собрал усилитель. Собрал и не услышал ничего кроме фона. Этот шорох несущей меня доконал. Связь была. Были даже, кое-где, действующие автоматические источники сигнала, если побродить по частотам, но как же мало, как невероятно мало их.. И ни одной живой души, некого попросить о помощи.. Даже GPS не работает. У этого тумана странные свойства. Слишком слабые импульсы, вроде мобильного телефона он глушит намертво, а, вот, более мощные наоборот усиливает, так, что я едва не спалил медный стержень, используя в качестве источника питания обычный подсевший аккумулятор от своего коммуникатора. Впечатление такое, что кромка этого марева располагается метрах в двухстах над головой и выше нее сигнал распространяется беспрепятственно. Но это совершенно не объясняет фокусов с энергией. Плевать. Странностей и посерьезнее более чем достаточно.
   Я все меньше грешу на наши испытания. Да, невероятное совпадение, неслыханный эксперимент на орбите! И, действительно, это как-то могло повлиять на константы.. Но, никак не могло породить ту чертовщину, что вокруг! Это не согласуется ни с одной разумной теорией! Да и самого эксперимента еще не было, как такового! Может быть, какие-то предварительные калибровочные опыты, не более. Пускай, я, конечно, не помню график наизусть, темнее менее, сам запуск не мог проводиться без меня. Не отпустили бы ни одного сотрудника. Все-таки мы пять лет строили установку. Да кто бы сам, в здравом уме, согласился уехать в такой момент?!
   Абсолютно точно наша работа тут ни при чем, я уверен. И по этому больше не заговорю о ней. Нет ее больше, как нет нашего развитого технологического мира. Есть только болота, еще болота и твари. И смерть. Каждый день. Каждую ночь.
   Мне кажется, что что-то приближается, идет по нашим следам. Демон из снов. Оно гораздо страшнее всего, что мы встречали раньше. Оттуда, из-за спины, даже эти идиотские, не подверженные никаким законам нормальной физики радиоволны не приходят.
  
   Надо отдать пистолет. Зачем он мне? Андрей хотя бы сможет им воспользоваться если что. А я? Я уже знаю, как дрожат и не слушаются руки, когда тянется к тебе от ближайшей заводи холодное, обросшее хитиновыми шипами.. И блестят в темноте фасетки.. Оружие действует на них плохо - нужна автоматная очередь чтобы свалить любую из тварей.. А тварей ли? Никогда не забуду, как позавчера к островку приютившему нас на ночь вышел утонувший днем ранее в болоте Владислав Кашин, бывший сосед моих родителей... Вышел. Вот, только, уже был не он. Не способно тело так разложится за сутки. И не удлиняются у мертвых пальцы, превращаясь в кривые когти.. Нельзя, в конце концов, идти с половиной черепа оставшейся после выстрела в упор - у кого-то из дежуривших сдали нервы.. Тварь пришлось изрешетить, чтобы она остановилась. Если бы этот мертвяк не был так неповоротлив, мы бы все там полегли.
   Но мой пистолет покупался не для драки, а для самоуспокоения. Большой, внушающий доверие Пустынный орел. Я, только взяв в магазине эту бандуру в руки, уже точно знал, что не смогу из него стрелять. По этому и купил. Тяжелый. Успокаивает. Может быть, хоть он будет эффективнее, все таки мощные разрывные пули.. Даже самому живучему созданию потребуется время, чтобы переварить подобный подарочек. Решено! Пистолет Крапину! Этот человек.. Он поражает меня, своей внутренней силой и непосредственностью, просто до невероятия. Он ведет нас несмотря ни на что. И, если бы все было хоть чуточку проще, он бы нас привел. Знаете, когда я смотрю на него, мне кажется, что все будет хорошо даже среди этой безнадеги. Просто, ему хочется верить. Я не удивлен, что эта игрушка снобов, чуть ли не самая, как здесь говорят "гламурная" красотка оставленного города выбрала его. Таким как она всегда не хватает в жизни настоящего, где бы они не жили, хоть в разделенных землях, хоть на Манхэттене..
   Теперь ей всего хватает, уверен. Через край. Весь этот бред вокруг до крайности, до отвращения настоящий.. И здесь простой егерь смог то, чего не могу, к примеру, я - кабинетный червь с учеными степенями. Смог организовать свалившуюся на голову толпу перепуганных людей, заразить их своей уверенностью. И, ориентируясь лишь по ему одному понятным знакам, вывести группу из превратившегося в ад под покровом тумана и ночи города. И даже захватить достаточное, в теории, количество припасов и оружия, от щедрот умирающего мира. Как же я ему верю.. Ему и в него.. Может быть все не так безнадежно? Не мог же исчезнуть тот же Киев начисто? Что-то обязано остаться. Мы дойдем.. Он уверен, и он не дурак.. Не родись он среди этого развала, и сейчас бы мог быть моим ассистентом. Боже, о чем я? Совсем не держу себя в руках. Только бы пережить эту ночь.. Только пережить.. ХВАТИТ!!! Хватит! Довольно истерики! Подумай, умник, о другом: неужели я, со всей ученостью, вовсе ничем не могу помочь? Ничем, кроме пистолета?
  

***

   Холодный и сырой мох чавкает под каблуками высоких резиновых сапог. Могильные ароматы мертвой воды растекаются в тумане по свисающим с незнакомых деревьев корневищам. И не видно ни зги. Дальше 30 шагов все исчезает в белом мареве, где не найти и пол капли настоящей воды. Андрею холодно и сверлит затылок неприязненно равнодушный кисель вокруг. Его добровольный помощник, Денис, устало переставляет ноги чуть впереди. Они ходили на поиски хоть какого-то холма, чтобы осмотреть местность и найти, наконец, потерявшийся в тумане Киев.
   Нашли. Андрея с самого начала не покидала иррациональная уверенность в том, что город еще существует, вопреки мрачным настроениям, ползущим который день среди беженцев. Да и не мудрено. Столько смертей, столько ужаса и непонятного вокруг - любой бы сломался. Что держит самого Андрея не ясно. Может Лика? Богатая девчонка, Лика, которая раньше и не глянула на такого как он. А сейчас она цепляется за него как за последний бастион в разрушенной жизни. Как и все остальные! Может ли он сдаться? И Андрей упрямо месит грязь, догоняя Дениса. Тяжелая ладонь ложится на плечо восемнадцатилетнего парня.
   - Не дрейфь, День, Мы же его нашли. Мы дойдем.
   Денис поднимает хмурое лицо, отрывая глаза от земли. В них плещется густая, зеленоватая словно ведьмин суп, безысходная злость. Отворачивается. И, когда новый рывок опять требует его внимания, взрывается.
   - Какого черта мы нашли, Андрей? Какого, скажи? Объясни дурачку! Залезли на эту сраную пальмососну? Поднялись выше кромки тумана.. И ни холмов вокруг ничего! Баобабы эти, херовы, только стоят!! И груда руин виднеется в бесконечном болоте! А ты все вкручиваешь мне что-то, со слюнявой улыбкой! Не надо меня лечить, понял! Я не идиот, я вижу, что нам не выбраться, посмотри правде в глаза! Или туманом залепило? Не смей меня трогать!
   Андрей молча обходит орущего в пространство парня, и хлесткая расчетливая пощечина обрывает затянувшийся монолог. Другая рука прижимает горло, заставляя поперхнутся вырывающимся вместе с криками воздухом.
   Андрей молча ждет, глядя, как разглаживаются искаженные злобой черты юного лица, как набухают в уголках светлых глаз слезы. - Успокойся Денися, Успокойся.
   Егерь прижимает на пару секунд юношу к себе.
   - Просто возьми себя в руки. Ты должен быть сильнее других. На тебе тоже ответственность. Я обещаю тебе, что все будет нормально. Все. Ты только не паникуй. В таком большом городе должно было хоть что-то остаться. Та же межконтиненталка. Вот уж мы на нее полюбуемся - зрелище, говорят, неописуемое. Пошли. Надо торопиться. Скоро ночь, ее еще надо пережить..
  
   В лагере тихо. Сборище отрешенных людей сломленных шоком и ужасом. Тяжело брести среди этих потухших, утративших надежду глаз. Хуже чем по колено в воде. Ноги так и тянут споткнуться, несмотря на сухую почву островка.
   Островок.. Как же он мал на этот раз.. Непростительно мал. А ведь дальше есть больше сухих мест. Вот, только, не дойти группе туда. Слишком измотаны даже мужчины, которых почти и не осталось. А женщины и вовсе не стоят на ногах после дневного перехода.
   И, все же, одна находит в себе силы, чтобы вскочить и бросится к нему на шею. Белокурая. В его потрепанной полевой куртке. Его Лика. Им не надо слов. Им не надо обещаний. Она просто обнимает его, прижимаясь всем телом. Дрожа, плача, целуя.. Что тут добавишь?
   Только не до того сейчас, надо еще поговорить с теми, кто остался. С теми, кто ждет.
   - Мы нашли город. Он разрушен. Я не хочу скрывать. - Андрей, обратившись к сидящим на сырой земле, делает паузу, слушая стихающий гомон многих. Они, поднимаются один за другим, поворачиваются к нему, принимая сказанное. И замирают, глядя перед собой. И ничего не видя. Теряя последние крупицы.
   - Подождите. Выслушайте, прошу! Пожалуйста! Это важно!
   - А чего тут может быть важного уже а, командир? - Слышится чей-то истерично бесшабашный голос из кучкующейся, пока еще угрюмо тлеющей, толпы. - Ты хочешь рассказать, как мы все умрем? Мы уже и сами догадались! Больше ты нас не накормишь своими обещаниями! Поздно для всех.
   Андрей повышает голос, перекрикивая нарастающий гул собравшихся людей.
   - Не может такой город исчезнуть без следа! Что-то там обязательно осталось! Континенталка, Слышите! Надо просто дойти! Завтра. Пережить ночь.. - Но они его уже не воспринимают занятые своим маленьким горем. Люди ярятся, оплакивая себя и своих близких. И тогда он решается. Хоть и решился, по сути, уже давно. Часы назад, может быть. Что подтолкнуло его? Денисовы слезы? Глаза Лики?
   - За нами идет что-то страшное, - Спокойно произносит он. И гомон стихает оборванный тяжестью этих слов. Кто-то, не сразу расслышав, продолжает блажить, и звук его голоса, сливаясь с одиночеством, становится столь дик, что и сам кричавший осекается в испуге. На островок опускается мертвая тишина, лишь болото угрюмо дышит вокруг непонятной жизнью. - Вы знаете. Вы все чувствуете!
   Они молчат. Молчат, ибо действительно знают. Всем третью ночь снятся кошмары. Оно идет за ними. И людям страшно. Страшнее, чем от всех тварей вокруг. За их спинами скалится из пут белесого тумана неизвестность.
   - Я обещаю. Нет, я клянусь! Больше никто из вас не умрет. Надо только лишь дойти. Дойдите завтра и все. - Продолжает Андрей.
   И они вновь молчат.
   Не выдерживает один из молодых парней, прибившихся к ним на окраине покинутого Гомеля.
   - Только дойти? Всего лишь? А почему "вы"? Ты больше не хочешь вести нас, егерь? Устал?
   - Хочу. И могу. Только я останусь. Точнее, пойду назад. Больше за вами никто не погонится. - Слова сказаны, и говорить больше нечего. Осталось лишь развернуться и пойти к ждущей его Лике. К той, чей взгляд устремлен сейчас только на него. С немым укором, с обидой, ужасом и непониманием. Ведь он предал ее. Наверное, зря. Только не выходит по-другому. Плохой из него лидер.
  
   Ближе к ночи он вышел из лагеря. По своим же следам и не прощаясь. Слишком тяжело вспоминать слова брошенные ему Ликой, Денисом.. Теми кто не мог отпустить, теми кто хотел быть рядом..
   Отказал всем. Это только его крест. Тяжело. Надо..
   На спуске к болоту его остановили. Лысый, несмотря на усталость и осунувшиеся щеки, округлый, человечек. Иван Камински, немолодой ученый, приехавший издалека погостить на родине. Тихий и не выделяющийся. Все время мастерящий и пишущий что-то понятное, вероятно, ему одному, сейчас он смотрел серьезно и протягивал завернутый в масляную тряпку огромный, виданный Андреем раньше только в кино пистолет.
   - Возьми, Андрей. Я все равно не готов этим воспользоваться. Купил от страха. Перед тем как ехать к вам. Все-таки зона беззакония, как у нас на Западе говорят.. Так вот, видишь.. Сложилось. Он заряжен. Бери. Не возражай. Тебе же нужнее верно? А нам ты обещал.
   Андрей не стал отказываться. Принял массивную машинку. После недолгих поисков защелки извлек обойму. В наступившей темноте тускло блеснули латунными гильзами экспансивные пули. В глубине каждой выемки был процарапан неровный крест. Это вызывало усмешку. Профессор не первый, кто попробовал это средство. Вот только пользы от него было не много. Твари одинаково дохли и от креста и от простого, честного свинца. Одинаково плохо. Впрочем, это оружие действительно было серьезным подспорьем его Макарову. Да и вообще пулевая древность действовала не в пример приличней новомодного энергетического, из коего им случилось добыть лазерную винтовку. Которую они тут же бросили после второго перехода, частично разобрав на запчасти. Урона тварям от нее никакого не замечалось. В общем, поводов жаловаться у Андрея не было.
   Ученый понял его улыбку и покачал головой.
   - Мишура все это Андрей. Ты только помни и не думай, не сомневайся - мы все в тебя верим, что бы не говорили. Верим.
  
   От его ног расходятся по воде широкие неровные круги. Давно стемнело окончательно, но подлинного мрака нет. То тут, то там светятся неживыми бледно зелеными клочьями выходы болотного газа. Посверкивает голубыми искрами налет на широких кожистых лопухах листьев неизвестных человеческой науке растений. Клубится Туман смешиваясь с паром над отдающими тепло бочагами. Обманчиво синеет мох. Гиблое место. Здесь в прошлый переход Колька утонул..
   Сделали, блин, вождя народов.. - Текут в голове ленивые мысли, разнообразя путь. - Никогда он не рвался никем руководить. В детстве мечтал стать учителем. Только чтобы учить других, надо самому научиться чему-то. А где получить образование в заштатном городе разделенных земель? Где взять денег на учебу в другом месте, чужой стране? Мечты остались в детстве..
   А он выбрал лес. Лучшее, из доступного. То, что он, по-настоящему, мог и умел любить. То место, где поменьше людского шума. А вот теперь он отвечает за жизнь столь многих еще живых.. И давит на сердце груз тех, кто уже не дошел. Странно временами поворачивается жизнь. Он идет, скользя вдоль своих дум, позволяя ногам самим отыскивать дорогу под слоем грязи. По трясине этой можно ходить лишь так. Стоит задуматься, и ноги начинают вязнуть, а удерживающая над колышущейся бездной тонкая травяная гать расползается. Некоторые так и не научились, заплатив самую большую цену..
   Он же умеет, и туман расступается перед ним.
  
   Он брел уже несколько часов, когда внимание его привлекли скользящие меж стволов тени. Непонятные существа двигались, скрываясь в темноте не издавая ни плеска, ни шороха. И они целенаправленно окружали его. Одновременно ощущение наседающей спереди уже, бунтующей тьмы стало просто давящим. Андрей понял, что близится развязка. Потянул из-за пояса оба пистолета, вступая на обширную и практически свободную от тумана, пропитанную водой поляну, обходя завалы гниющих бревен.
   Из скрывших окружающий мир клубов зеленоватого света, из-за гниющих куч к нему рванулось первое нечто! Макаров звонко чихнул, отрыгивая свинцовых ос, и тварь рухнула Андрею под ноги, расплескав ошметки вяло подрагивающей плоти. Он с отвращением понял, что это, подобный виденному уже, мертвец, только еще более измененный. Спинные позвонки его разрослись, пробив серую кожу и выставив наружу жала костяных лезвий. Тело изогнулось, больше напоминая животное, чем человека. Тем не менее, в происхождении существа сомневаться не приходилось, ибо обезображенное пулевым отверстием лицо принадлежало одному из бывших членов их маленького отряда. Сейчас облысевший череп с подросшей челюстью злобно скалился желтыми клыками. Подыхать "это" явно не планировало. Андрей подарил нежити еще пару пуль, а затем ему стало не до сантиментов - насели монстры плотно. То один, то другой комок мрака срывался с заплесневелых груд гниющего дерева, пытаясь впиться ему в глотку. Удалось прикончить еще троих прежде чем Макаров щелкнул в холостую, сообщая хозяину о кончившихся боеприпасах. Андрей отшвырнул бесполезное - запасных обойм давно не было - оружие и перехватил обеими руками Орла. Одновременно переломил ударом сапога хребет одной из недобитых тварей. Дорогу ему заступили еще три особи.
   Тяжелая отдача ткнулась в ладони и первого из атаковавших встретил столб огня, позволив Андрею мимолетно удивится, что эта здоровенная ковбойская пушка вообще способна стрелять. Потом мысли стерла круговерть боя.
   Егерь вышел в центр поляны, устало удерживая нагревшийся ствол. За его спиной догорали чадным черным пламенем когтистые мертвяки. Профессорский крест ли тому причиной, или что иное, но твари вспыхивали, лопаясь перезрелыми помидорами, от каждой пули. А Андрей постарался не тратить драгоценные боеприпасы зря, даже когда на него бросились с флангов еще две затаившиеся особи. К счастью прыти им не хватило, по этому пять куч остались лежать, размякая в болоте, а он двинулся дальше, чувствуя, что, по крайней мере, смог привлечь к себе внимание. Поляна же казалась ему неплохим местом для встречи.
   И Оно пришло.
   Незримая тень навалилась мягкой тяжестью на мхи и осоку вокруг, исковеркала прямые линии камыша и худеньких сосенок, придавила звуки, растолкав даже вездесущий, казалось, туман. И в этой тени стали смазываться четкие прежде очертания предметов, словно растворяясь под действием кислотной взвеси. Вот истлел полузатопленный ствол, оставляя после себя лишь пятно мягкой, набрякшей трухи, почернели и сникли пучки тростника, посыпались с ветвей коричневые, выпитые чужой силой иглы. Из сгустившегося меж стволов сумрака шагнула на простор поляны являвшаяся им во снах.
   В демонице было не меньше трех метров роста, но болотистая почва не была преградой для шипастых, укрытых змеиной чешуей ступней. Словно сама жизнь покидала воду под ее ногами, не давая течь, удерживая королеву тьмы на пружинящей поверхности вопреки законам природы.
   Фигура ее, закованная в хитин, в общем и целом, сохраняла женственность. Поблескивающие твердой чернотой широкие бедра, Крутой изгиб защитных пластин на груди. Вот только за спиной ее вился узкий скорпионий хвост и от запястий отходили дополнительным направленным назад суставом сложенные до поры, цвета слоновой кости сабли. По окружности черепа виднелись выросты костяной короны, тонущие в свисающих зеленых волосах.
   Заступив Андрею дорогу, демоница остановилась. По бокам от нее свернулись, забили крыльями два облака темноты. Миг, и вот уже стоят, опираясь на иззубренные клинки двое. Бледные лица, вспыхивающие алым из под глубоких капюшонов глаза.
   Андрей уставший и от страха и от потрясений за прошедшие дни не стал ждать. Еще два выстрела разрывают гудящую тишину ночи и две пули несутся вперед, охваченные ореолом черной тени. Но не истлевают, как все вокруг. Бьют чудовищу в грудь. Ни один из вампиров не успевает защитить хозяйку. Только вот она и не нуждается в помощи...
   На зеленоватом хитине цветут две светлые кляксы расплющенных пуль, но пошатнувшаяся королева тьмы восстанавливает равновесие. На бесстрастном и хищном лице скользит холодновато-отстраненное. Гримаса неудовольствия, брезгливости.
   Тонкие губы приоткрылись, обнажая острые клыки:
   - Ты удивляешь меня человечек, слишком давно никто не мог меня даже коснуться. Опусти свое смешное оружие. - Льется мелодичный, не вяжущийся с внешностью голос, в котором лишь иногда вспыхивают металлические обертоны.
   Она тянет вперед ладонь. Прочный, тяжеленный "Десерт Игл" осыпается, протекает сквозь сжатые пальцы Андрея невесомой пыльной ржой. И в змеиных глазах, глядящих в самую душу его, лишь пустота тьмы, да равнодушие.
   - Странно, что ты решил найти смерть быстрее других. Такие сильные, как ты, могут прожить долго за счет более слабых существ. Поверь мне, я давно живу на свете, хоть и спала тысячу лет. Знаешь, я даже готова тебя отпустить. Иди. Это будет забавно.
   - И ты оставишь в покое моих людей?
   Сумрак снова перекручивает тело одного из охранников твари, он мгновенно оказывается рядом с егерем и коротко бьет. Андрей сгибается от мощного тычка под дых.
   - Называй ее Госпожа или Княгиня, обращайся к ней только так! - Шипит вампир.
   - Оставить? С чего вдруг? - Невозмутимо продолжает демоница. - Они на моей земле. Они моя добыча, как и ты, впрочем. Весь вопрос лишь в том, как далеко вы дойдете. Я буду наблюдать. Может быть, если сумеешь мне понравиться, я даже одарю тебя. Бессмертием, к примеру..
   - Нет.. - Хрипит силящийся восстановить дыхание Андрей. - Я никуда не уйду. Ты не пройдешь дальше.. Княгиня..
   - Забавно, все более забавно. Тебе снова удалось удивить меня. Ты что же, так любишь людей, мальчик? Готов умереть за них?
   - Людей? Терпеть не могу. Но я не уйду.
   Вампир собирается ударить вновь, но замирает остановленный небрежным жестом княгини черных болот.
   - От чего же? Ты хочешь получить что-то от меня? Признаю, тебе удалось заинтриговать. Говори. В моих силах многое, а жизнь скучна.
   - Мне ничего не нужно. Лишь чтобы ты ушла. Это мое обещание. Я не могу отступить.
   - Ты искренне считаешь, что тебе удастся меня остановить? - Раскатисто смеется демоница.
   - Нет.
   - Хм. Верно. Открою тайну: это не дано человеку. В этом мире сейчас нет никого, кому даровано право ранить меня. Но тогда ты лишь сумасшедший! Можно даже считать, что я окажу всем услугу. Прими свою смерть.. Влад! Не слишком порть шкуру -- нам не помешает новая игрушка.
   Вьются в беззвучном хороводе тени, и пол метра ржавой стали пробивает Андрею солнечное сплетение, принуждая рухнуть на колени. Вампир вырывает клинок, расширяя страшную рану, чтобы вернутся к хозяйке. Та кивает.
   - Идем. Он еще догонит нас.
   И в этот миг туман волнуется, принимая в свои объятия отчаянный женский крик:
   - Андрей!!
   Умирающий неловко клонит голову, стараясь унять хлещущую ртом кровь и видит тонкую фигурку, что бежит к нему не боясь запнуться о подводные коряги.
   А она не помнит ни о себе, ни о чем вокруг.
   Лика бежит к нему. Бежит со всех ног! И туман с тенями уходят с ее пути..
   - Андрей!!
   Метнувшиеся наперерез вампиры оседают, становясь раскаленным пеплом. Заливающий все вокруг свет для них страшнее любого яда. Отшатывается и сама гнилая королева. Отшатывается, чтобы в гневе бросится на новую добычу.
   А Лика уже опускается рядом с окровавленным мужем, судорожно стирает алые брызги с любимого лица.
   - Не оставляй меня. Не оставляй меня одну. Слышишь! Я не умею жить без тебя..
   Умирающий парень в последнем усилии отталкивает свою любимую, чтобы перехватить летящий ей в спину костяной клинок. Его рука сжимается на острых, рвущих кожу шипах и сила способная пробивать листовую сталь растворяется в ладони без остатка.
   - Ты опоздала, Демон.. - Сплевывает красным Андрей. - Теперь это место лишь для нас двоих.. Тебе здесь нет места.. Ты не коснешься ее.. Возможно, не пришел еще тот, кому суждено тебя сразить, но остановить -- мое право.
   Княгиня гнили визжит, срываясь в ультразвук, и дергает всем своим немалым весом, силясь вырваться, но странно отяжелевшее тело воина держит крепко. И застывает, покрываясь невесомым блескучим налетом, почти готовая сорваться с его запястья, алая капля. А затем ртутная пленка уже бежит и по костяному клинку, обращая плоть и хитин в сияющее серебро. Перебирается на тело демоницы, сковывая темную душу прочнее любых цепей. Андрей уже не обращает на это внимания. Его тело тоже теряет цвета, по капле уступая благородному металлу, лишь лицо еще живет, силясь произнести недосказанное.
   - Вот, значит, как повернулось.. Ты.. Мой ангел.. А я лишь твой щит и твой клинок.. Я не могу просить тебя.. Не может.. обойтись любовь без любви.. Почему всегда все бывает так сложно? Милая.. Я.. Не могу теперь долго быть с тобой, мое время уходит.. Слишком много света убивает вернее темноты... Мне пора.. уходить. Расскажи им.. Я никогда не верил ни в каких богов.. Но если там, наверху есть что-то, то я вернусь, вернусь, слышишь? Всего лишь дождись.. И помоги.. исполнить долг. Они верят мне.. Верят нам.. их.. нельзя.. подвести... - Губы его замирают напоенные серебряным блеском.
   - Я постараюсь любимый, я очень постараюсь.. - Лика не ощущает ни льющегося вокруг света, ни теплых соленых капель на своих щеках..
   А слезы, срываясь с ресниц, падают в зараженную темнотой, хмурую воду у ног, и та светлеет очищаясь. Уходит с поляны, пересыхая, болото и гниющий бурелом странно зеленеет. Растворяются вьющиеся остатки темноты и тумана, будто разорванные нахлынувшим со всех сторон ветром. Лопается первый бутон, за ним второй, третий.. На поляне лишь солнечный день, две блестящие металлические статуи и плачущая девушка в окружении невиданных, ярких, словно небо, цветов.
  

***

   Как от защитника толку от меня немного. Зато, всю ночь я занимался исследованиями одного из убитых нами накануне чудовищ. Удивительное и ужасающее создание. Бог оставил нас, если по земле бродят подобные твари. Впрочем, если это работа небес, то я не думаю, что им пришлось слишком многое менять. Достаточно было показать суть. Да и не в Боге христиан или Аллахе, или ком еще дело... Дело в нас самих. Самая страшная чернота не в клыках и когтях, по истине она в душах..
  
   Мы ждали их долго, очень долго. Несмотря на наступившее утро, никто и не подумал двигаться с места. Слишком ярким был свет на горизонте, там, куда они ушли. Слишком много значили для нас эти двое, как бы мы не относились к ним раньше. Они смогли стать для нас чем-то большим, чем просто людьми. Символом, уверенностью. Показали как можно и нужно бороться.
   А к середине дня на нашу кочку-переросток, раздвигая туман, взошел ангел.. Ангел в слезах и с поникшими крыльями..
   Мы шли за ней два дня. Под ее ступнями пересыхало болото и ни зверь, ни то, что страшнее зверей не смело даже приблизится к группе. За все время она не сказала ни слова. Лишь отвела нас, передав с рук на руки заставе паладинов Киева, тогда еще практически неорганизованному испуганному лагерю беженцев. Молча развернулась и побрела назад, в глубину болот.
   Знаете, я никогда не спрашивал, но, по-моему, каждый из тех, кого она вела, Знал. Помнил и чувствовал то, что там случилось. Она оставила нас, и ушла ждать. Говорят, на ее тропе до сих пор раскрываются невиданные в других местах болотные лилии и колышутся без ветра ароматические травы.. В земле находят драгоценные камни.. Я не был там, я не знаю. Но, наверное, я, все-таки, верю. Нет, я уверен, что ей суждено дождаться..
  
   Из дневника бывшего профессора Йельского университета, физика, Ивана Д. Камински. В последствии основателя и бессменного главы Механической Лиги, Одного из центров силы измененного мира.
  
  

(с)Лепешков А.В.

Ярославль

2008


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"