Лерх Ирина: другие произведения.

Игра Владыки (первая часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Отделила первую часть

  Пролог: Виток Игры
  
  Вселенной правят случайности.
  И наша жизнь - лишь одна из них.
  
  
  Горы пели на закате. Когда последние лучи заходящего светила тронули темный изумруд пиков, первая печальная нота разлилась в воздухе затихшего мира. Светило опускалось все ниже и ниже, и все громче и могущественнее звучала песнь изумрудных гор. Последний луч сверкнул радугой, зажигая на пиках искристые огни, музыка достигла апогея. Никогда раньше горы мира не пели в унисон, никогда раньше не наступал закат солнца во всем мире одновременно, и никогда ранее Артэфа не погружалась в тишину. Миллионы глаз обратили взор на шпиль Твердыни, ожидая, когда же вспыхнет ледяная зеленая звезда. Я отвернулся от обзорного окна. Сердце сжимали незримые тиски. Сегодня она не загорится в ночном небе. И, возможно, не загорится никогда.
  Если я не выиграю бой, ледяное светило не взойдет над горизонтом, и рано или поздно, но пылающий ад космоса сомнет тонкий льдистый щит и превратит Артефакт в обугленные руины. Если я проиграю и на этот раз... Я тряхнул головой, отгоняя эти мысли. Я не имею права проиграть. Я просто не имею права.
  Артефакт. Грань Хаоса со своими физическими законами и уникальной небесной механикой, с развитой биологической жизнью, с мощными сложившимися цивилизациями и магическими источниками... Она столь лакомая для падких на чужое добро Властителей.
  Я потратил всю жизнь на создание из безумия хаоса моей личной вселенной. Я воплотил в Артефакте все свои смертные мечты, все то, что я хотел увидеть или о чем мечтал до того, как стал Владыкой... Артефакт - это отражение меня. В нем моя душа и смысл моей жизни....
  И теперь я могу его потерять.
  Песнь гор громом отдавалась в душе. Печальный реквием по моей мечте.
  Последний луч умирающего светила вспыхнул в гранях алмазной колонны, рассыпая брызги света в темноте. Время вышло. Я обратился к Игре в надежде вернуть свое владение. И проиграл. Теперь же я должен подтвердить свое поражение. Или ввести в Игру свой последний шанс - право на агарумм.
  При мысли об этом меня пробило давно забытое чувство животного ужаса. Мне, Владыке Хаоса, было стыдно самому себе признаться в этом. Но... да! Я боялся! Боялся так, как никогда ранее в своей долгой жизни.
  Я ставил на карту самое дорогое, что у меня есть.
  Мое могущество Владыки.
  Мое бессмертие Владыки.
  Мою проклятую бессмертную душу.
  Если мои избранники проиграют и в этот раз, я потеряю все. Я ужасаюсь при одной мысли о том, чем я стану. Но не могу отступить назад. Потеряю Артефакт, и бесконечно долгая жизнь окажется бессмысленной.
  Гулкий сигнал гонга прозвучал в сгущающихся сумерках. Пора. Я последний раз глянул в окно, повернулся и пошел в круглый хрустальный зал, дающий потрясающую панораму на мир, лежащий далеко внизу.
  Чиинар ждал меня возле сферы регистратора Хасдарана. Одного моего слова будет достаточно, чтобы подтвердить проигрыш и отдать Артефакт в чужие руки. Или утвердить начало нового витка Игры.
  Владыка встал, приветствуя меня. Я признавал: Чиинар силен. Но только случай и уникальное совпадение природных явлений дали ему эту победу.
  Чиинар вывел меня из мрачных размышлений короткой фразой ритуала:
  - Хартахен, Владыка Хаоса, ты признаешь свое поражение?
  - Да.
  - Ты отдаешь Артефакт, Грань Хаоса зоны Хаола?
  - Нет. Я требую права на агарумм.
  Сказать, что Чиинар удивился - это не сказать ничего.
  - Ты уверен?
  - Да.
  - Тебе настолько дорог этот мир?
  Я лишь улыбнулся.
  - Как пожелаешь. Я согласен предоставить тебе право на агарумм.
  - Я требую полного права.
  - Я подтверждаю предоставление права на ан"агарумм.
  Сфера мигнула, наливаясь алым огнем. Вечный Город принял наше послание и подтвердил мое право собственноручно уничтожить себя, если я ошибусь.
  Чиинар создал колдовское зеркало, указывающее миры, отведенные для различных этапов Великой Игры.
  - Выбери начальный мир.
  - Право ан"агарумм. Я выбираю Тандем смертных.
  - Твое право, Хартахен. - Чиинар наклонил голову. - Начинай ввод элементов Тандема.
  - Реальный мир Корромин. Ввод в Игру элемента Тандема с Планеты Контроля Телларис-Эрсар желтой звезды Соллас.
  - Ввод подтвержден, - бесстрастный голос эмиссара Хасдарана прозвучал в мозгу. - Элемент Тандема доставлен на планету Корромин. Ввод обоих элементов в поле Игры разрешен не позже истечения стандартного года.
  Эмиссар исчез, отозванный своим хозяином. Все мое внимание перешло к колдовскому экрану, показывающего небольшой скальный карниз и мирно спящую полуодетую девушку. Когда она проснется, начнется отсчет. По истечении стандартного года я должен буду отправить ее и ее аззара в мир Игры. Начался новый виток Великой Игры, и уже никакие силы не смогут остановить таймер и откатить партию назад.
  Чиинар, глядя на экран, сказал:
  - Владыка Хартахен. Я уважаю твое решение, но неужели ты не смог найти никого лучше этой девчонки для ан"агарумм?
  - Если я ошибся - я проиграю. Если нет - я выиграю. Все просто, не так ли?
  - Да. Просто. Вот только стоит ли так рисковать из-за одной Грани?
  - Тебе не понять меня, Чиинар. Ты родился Владыкой. Я им стал.
  
  
  
  Часть 1: Корромин
  
  Глава 1: Этот новый прекрасный мир!
  
  Жизнь - игра.
  Так давайте перейдем на другой уровень!
  
  На лицо падал яркий луч солнца. "Неужели опять кошка по подоконнику лазила и штору отодвинула? Да нет, вроде нормально закрыла.... Проклятье, и откуда так дует? И океаном шумит. Опять телек не вырубили?" Рин лениво размышляла, проснувшись от яркого луча, падавшего на глаза. Попробовала повернуться..., в бок больно укололо, под ребрами явственно чувствовался песок и мелкие камушки. Один глаз лениво приоткрылся. Что за...? Рин резко открыла глаза и села.
  С изумительного лазурно-зеленого утреннего неба на нее смотрели два встающих светила: огромный голубой гигант и скромно выглядывающий из-за него золотистый собрат. Небо переливалось под стать светилам нежной искристой дымкой, словно перламутр, тонкая пелена облаков раскинулась изящными перистыми росчерками и под лучами солнц наливалась нежными розовыми и золотыми оттенками. Сама Рин находилась на краю узкого карниза, выступающего из гладкой, словно скорлупа яйца скалы. Далеко внизу плескался океан, разбиваясь пенными валами о подножия гор и исчезающий в мерцающем мареве где-то там, далеко за горизонтом. Утренний туман все еще застилал своим пушистым одеялом побережье, не давая возможности более четко рассмотреть берег и встающий у самого побережья крепостной стеной лес.
  Не нужно быть гигантом мысли, чтобы прийти к единственно верному выводу, и никакой скептицизм не может объяснить два светила в небе и три луны, выстроившиеся изысканным хороводом вокруг звездной пары. Чтобы не говорил этот самый "здравый смысл", что бы ни диктовал выпестованный на недоверии и логике "чисто научного подхода" разум, но глаза не обмануть. Это чужой мир. И его реальность неоспорима и неподвержена никаким доводам.
  Рин обняла колени руками, молча глядя на океан. Не хотелось ни шевелиться, ни думать... Но и домой отправиться желания тоже не возникало. Забавно, но этот мир не казался совсем уж чужим. Скорее, малознакомым. Глупая, конечно, мысль. Но... что-то в этом было. Странно, что и паники не было, словно кто-то поддерживал ее, убеждая, что все хорошо, все так и должно быть. Видимо, сказалось повальное увлечение фантастикой и подобными жанрами литературного и игрового творчества. Но, странности странностями, а вниз спускаться надо. Утро только вступило в свои права и можно много успеть сделать за день. Что-то ей настойчиво подсказывало, что надо быстро спускаться со склона гор и к ночи иметь надежное и малодоступное с земли убежище.
  Девушка встала, стряхнула с боков камешки с мелким песком, и тоскливо глянула вниз. До воды лететь метров двенадцать, не меньше. При ближайшем исследовании, узенький карниз оказался банальным выступом породы, и длины в нем было не больше четырех метров. Ветер поддувал все сильнее, становилось холодно, а восходящие светила особого тепла не давали. Рин поежилась. И вода, скорее всего, будет очень холодной. Как и всегда поутру. Впрочем, выбора особо не было, и Рин, глубоко вздохнув, зажмурилась и сиганула с обрыва.
  Она никогда не умела хорошо плавать и, тем более, прыгать с вышки. Но чья-то воля заставила ее изменить положение тела в падении, аккуратно войти в воду и вынырнуть на поверхность. Рин отчаянно боялась глубокой воды, но тут с детства знакомое состояние паники не пришло. Или, скорее, его просто подавила чужая воля, заставляя плыть к прибрежным камням. Рин не сопротивлялась этому вмешательству, просто старательно месила руками и ногами воду, постепенно приближаясь к вожделенным булыжникам. Да и чужим это вмешательство не казалось. Словно так и должно быть, словно этот некто имел полное право вмешиваться в ее действия и отдавать такие интуитивные приказы.
  Рин сильно замерзла, наглоталась воды, оказавшейся лишь слегка солоноватой, и в довершении всего она ободрала кожу на ноге, поскользнувшись на водорослях, облепивших камень. Утро началось изумительно.... Рин села на верхушке камня, обняла колени руками и устроилась обсыхать под лучами солнца, невидящими глазами глядя в горизонт на темнеющие силуэты горного массива.
  
  * * * * *
  
  Чиинар убрал окно. Несколько томительных секунд он смотрел на меня пронзительными голубыми глазами, не говоря ни слова, не шевелясь. Я знал, что он просчитывает свои и мои возможности в прямой схватке. В бою один на один шансы у меня были. И он это знал.
  Владыка вздохнул. Поправив прядь молочно-белых волос, упавших на глаза, он проворчал:
  - Девочка очень интересная. Адаптация сильнейшая. Насколько я понял, у нее уже появился контакт с аззаром.
  - Несомненно.
  - Кто второй из пары?
  - Не знаю.
  - Не знаешь? - Чиинар был удивлен. - Ты поставил на кон свое Могущество, не зная, кто за тебя играет?
  - Я знаю расу. Но я не могу определить личность.
  - Он человек?
  - Нет. В том-то и весь интерес.
  
  * * * * *
  
   До берега добраться не составило особого труда, перепрыгивая по камням или переплывая небольшие промежутки. Чужое присутствие ощущалось как едва ощутимая звенящая нить, словно кто-то натянул тончайший проводок и подвесил на него крохотный колокольчик. Казалось, дерни за ниточку, потяни ее сильнее, и на той стороне кто-то ответит. Рин тряхнула головой. Что за странные мысли? Если следовать логике - мысли и впрямь глупые. Но... если следовать той же логике, то и чужой мир - это лишь плод ее больного воображения и результат вчерашнего затяжного рейда и игр до утра на протяжении уже почти месяца. Впрочем, этот плод больного воображения больно впился в пухлую задницу острыми камнями и качественно продувал мокрое тело легким ветерком.
  Самое противное в этой ситуации - банальное отсутствие одежды. И, что еще хуже, - обуви. На ней осталось лишь что, в чем она вчера легла спать. Хорошо еще, что в комнате было холодно, и она уснула в длинной футболке. Да еще часы и побрякушки переехали с ней - благо забыла снять. Совсем неинтересно лазить по чужому миру голышом. Появилось противное желание разреветься. А что толку? Девушка вздохнула. Утерев непрошеную слезинку, Рин слезла с камня и поплыла к берегу, густо поросшему симпатичным золотистым кустарником.
  Деревья в этом лесу стоили отдельного описания. Ничего подобного Рин раньше не видела. Казалось, что даже исполинская секвойя окажется тоненьким и чахлым деревцом рядом с этими серыми гигантами. Каждое дерево росло из настоящего холма синего мха, взметаясь ввысь ровным, словно телеграфный столб, стволом, притом настолько же гладким. Первая ветка едва виднелась, сливаясь с кроной где-то там далеко, в серо-зеленом мареве кроны. Рин прикинула, что самая низкая из виденных ею ветвей начиналась на уровне восьмого, а то и девятого этажа. Высоту самого дерева она не могла определить даже приблизительно. На счастье, деревья густо поросли лианами и плющами, так что при желании взобраться было сложно, но вполне реально. Впрочем, ни одно из увиденных ею деревьев так и не вызвало желания на нем обосноваться, и Рин продолжила свой путь в сторону... девушка остановилась. А собственно, куда это она так бодро шлепает уже второй час? Ответ всплыл сам собой - к реке. Ну, к реке так к реке, хотя она не видела никаких признаков иного водоема окромя океана - того хоть шум прибоя выдавал. Но уверенность была просто непоколебимая. Впереди в получасе хода будет выход из леса и река.
  Лес закончился так же внезапно, как и начался: деревья нисколько не мельчали, просто они не росли дальше незримой границы, лишь золотистый кустарник несколько потеснил разнотравье равнины, кучками пробиваясь к реке. Вся растительность этого мира, встреченная девушкой на своем пути, имела мало общего с растениями родной Земли, хотя и была настолько похожей, что не вызывала чувства чужеродности, создавая гармоничную картину другого, не затронутого цивилизацией мира. Огромные деревья с серой гладкой корой и нежно-зеленой круглой листвой, узкая салатовая в голубой горошек трава, в которой обильно росли мелкие лесные цветы, разнообразная гвардия лиан и плющей от белого до красного цвета вносили свои лепты в мерцающий калейдоскоп этого странного леса. Кустарник, уверенно доминирующий в лесу, обладал иссиня-черными глянцевыми веточками, настолько гладкими и блестящими, словно его вырезали из обсидиана. Рос он обширными зарослями из коричневого мха. Листья росли лишь на самых кончиках веток, из-за чего казалось, что на растение накинули пушистое покрывало из тысяч сердцевидных листьев. Кое-где кустарник цвел крупными черно-красными цветами, спускающимися пышными гроздьями к самой земле. При некой безумности окраски, лес производил теплое и приятное впечатление, он выглядел совершенно здоровым и источал силу первозданной, нетронутой разумной расой природы. Возможно, в этом мире вообще нет представителей цивилизации, способной наложить отпечаток своего присутствия на планету.
  Но та же необъяснимая уверенность доказывала: есть здесь высокоразвитая цивилизация! Или отдельные ее представители. Хотя, может ей просто хотелось в это верить?
  Рин замерла на месте. Может, показалось? Шевеление было едва уловимым на пределе зрения, словно рябь прошла по плотному покрывалу листьев. Может, это просто ветер? Девушка присела и впилась взглядом в куст, словно это самое важное и ценное в ее жизни на данный момент.
  
  
  * * * * *
  
  Колдовской экран мигнул: затихающий распад до сих пор давал сбои в системах слежения. Рыжеволосая девушка бодро шла сквозь лес, не обращая ни малейшего внимания на окружающую ее живность. Впрочем, живность опасности не представляла. На первый взгляд все было отлично: перенос прошел успешно, девочка адаптировалась и уже обнаружила связь с аззаром. Но... сейчас она уязвима как никогда.
  По правилам ан"агарумм я имею права вмешаться в ход партии три раза. Обычно эти бесценные три вмешательства оставляли на самый крайний случай... и проигрывали. Именно из-за жесткости правил и большой вероятности неудачи ан"агарумм не пользовался популярностью и считался шагом отчаяния. Я много раз думал над этим странным обстоятельством. Вроде бы все условия благоприятные: возможность выбрать сильные фигуры практически без каких-либо ограничений, полная защита от вмешательства противоположной стороны, право подопечных использовать любые силы и артефакты, которые они смогут добыть... все хорошо и красиво. Но практически всегда потребовавшая ан"агарумм сторона проигрывала. Возможно, дело не в самом ан"агарумм, а в неправильности его понимания? Возможно, стоит поступить иначе? Вмешаться сейчас, как раз в тот момент, когда Тандем наиболее уязвим и хрупок? Пока они еще ничего не могут и не умеют? Возможно, не стоит ждать того момента, когда дело зайдет настолько далеко, что потребуется личное вмешательство Владыки для выживания Тандема? Эта мысль меня заинтересовала. А что если...
  Это должно сработать!
  Я перевел взгляд на миловидную девушку, которую так услужливо показывал экран. Аззара искать бесполезно - поиск может быть ошибочным или повредить ему. А вот с истойя стоит поработать. Девушка талантлива, это несомненно. Но в чем ее талант? Этого я не знал, да и определить качества силы сейчас невозможно. Ее дар даже не активирован, погребенный под напластованиями генетических печатей и моральных запретов. А что если эти все напластования убрать и открыть ей доступ к ее резервам и потенциалу? Что будет тогда? Дать ей быстрый старт, пока мир для нее нов и незнаком, а не пустить ее развитие на самотек. Не зря мне отец говорил: "Само плывет то, что не тонет"...
  В любом случае, сложно представить ситуацию, которая может стать для меня хуже поражения. Разве что развоплощение. Но Великий Город принял их и позволил свести Тандем, значит, Трибунал Веков мне не грозил. Конечно, я мог и ошибаться, поставить не на тех. Я мог банально проиграть, выставив в мясорубку Игры необученный Тандем. Их могут убить еще до входа в Первые Врата.
  Я отмел подобные мысли. Этого не случиться. Точного знания у меня не было: у Владык нет, и никогда не будет дара предвидения, так что я мог основываться лишь на своей интуиции и давнем предсказании старой гадалки, данном мне еще при человеческой жизни. Глупо? Несомненно. Но и сама идея человека стать Владыкой была глупой и безумной. И все же.
  Возможно, это и к лучшему, что сброс реальности оголил мои рубежи и спровоцировал атаку соседа. Теперь у меня появился шанс инициировать свой Тандем на глазах у всех, да еще и сделать это на законных основаниях и с одобрения Вечного Города. И я этим шансом воспользовался.
  Ну что ж, малышка, посмотрим, что за монстра я выпущу из глубин твоей души.
  Как ни забавно, но инициация - это процесс легкий и занимающий всего мгновение. Я лишь коснулся ее, разрушая блоки и печали, давая свободу бушующему золотому океану силы. В последний момент меня смутил цвет и активность ее силы, но уже было поздно что-либо менять и оставалось ждать результата.
  
  * * * * *
  
  Куст. Большой красивый куст. Рин не сводила с него взгляда вот уже с полчаса. Накручивая на палец прядь рыжих волос, она молча, почти не шевелясь, сидела на траве под кустарником. Вот, наконец-то, кучка листьев дрогнула, потекла, обвивая крупный красно-черный цветок. Что-то в этих листьях было такого особенного... какая-то форма скрывалась в этом бесформенном пучке. Что-то такое ... неуловимое! Порыв ветра качнул ветку, листики золотым дождем посыпались вниз, открывая точеную головку на тонкой гибкой шейке. Зверек пискнул, встрепенулся, раскрылись тоненькие перепончатые крылышки, и махонький, едва ли с ладонь длиной дракончик взлетел в воздух. Пометавшись с минуту, зверек врылся в листья, быстро-быстро обрывая их с ветки, пока полностью не скрылся в кучке листьев, слившись с кроной куста.
   Рин хмыкнула. Дракончик. Надо же. Махонький, пернатый, но, несомненно, дракончик. Теперь, зная, что и как надо искать, она без особых хлопот нашла еще с десяток таких кучек. Интересно, если малыши так общипывают кусты, то с какой же скоростью должны расти листья?
   Постепенно мутное отупение проходило. Разум примирился с чужим миром. Навалилась усталость. Тяжелая, давящая, гнетущая. В один миг она потеряла все, что имела. Дом, друзей, семью. Все. Но в то же время она получила... что? Шанс? Возможность? Рин ловко поймала кучку листьев. Дракончик отчаянно запищал, но девушка держала крепко. Листья золотым конфетти осыпались на камень, дракончик яростно вырывался, тоненько попискивая. Рин не шевелилась, и вот звереныш прекратил свои отчаянные попытки освободиться. Он чувствовал тепло тела и чужое присутствие, незнакомый запах его нервировал, но в то же время он чувствовал... безопасность. И вскоре он успокоился, свернулся на ладони калачиком, накрывшись тоненькими крыльями. Девушка осторожно, едва касаясь пальцем перьев, погладила спинку. Дракончик дернулся, вскочил, озираясь и попискивая. Рин погладила крыло. Зверек пискнул, дернулся, но не укусил. Маленькая пасть только наделась на палец, но челюсти не сжались. Рин открыла ладонь, давая малышу свободу, и зверек тут же пулей взвился в воздух, яростно чирикая и попискивая. Из кучек листьев по всему кусту поднялись махонькие головки, с интересом наблюдая за своим собратом. Маленький скандалист верещал во всю мощь своих махоньких легких, крутясь в воздухе, его собраться перепискивались и чирикали, парочка даже взлетела, присоединяясь к первому драконышу, зверьки крутились в воздухе, иногда зависая на одном месте, и присматривались к неподвижно сидящей на камне девушке.
   Где-то там, в гуще кустов раздался тонкий пронзительный визг, тут же подхваченный другими зверьками. Дракончики всполошились, заметались, а откуда-то сверху, из-под крон, стремительно пикировала темная тень. Птица? Малыши шмыгнули в кусты, растворяясь в шапке золотых листьев, в воздухе остались три дракончика и тот самый скандалист. Среди зверьков началась тихая паника, дракончики заметались, один юркнул в щель между нагромождениями корней, второй - в темный мох, а два оставшихся дернули... к Рин. Они уже почти долетели, когда темная тень обрела форму - нечто, похожее на помесь птицы и нетопыря, растопырив лапы, без единого звука падало вниз. Рин не знала, почему она это сделала. В какой-то момент ей стало жалко золотых зверьков, и она влепила хищнику затрещину. "Прица" оказалась существом хрупким, и даже такой несильный удар был для него серьезным. Хищник улетел, заваливаясь на одно крыло.
  Дракончики некоторое время молчали, попрятавшись кто куда сумел, а потом... зачирикали, запищали, загалдели. Вокруг Рин собралось почти все население окрестного кустарника, самые наглые уселись на плечах и голове, остальные кружили в воздухе. Неужели они настолько доверчивые? Оказалось - не настолько. Сидеть-то они сидели, но в руку не давались. Непуганое зверье... явно не знавшее, что такое человек. С одной стороны - хорошо. С другой... здесь, видимо, нет... людей.
  
  Река обнаружилась быстро. Семь минут ходу от края леса и вот она - глубокая и широкая река, лениво несущая свои воды к океану. Вдоль берега активно рос местный вариант камыша, полностью перекрывая доступ к воде стеной высоких упругих стеблей. Кое-где в зарослях виднелись просеки, протоптанные местной живностью к воде: река пользовалась популярностью, и шанс нарваться на жаждущую воды зверушку был весьма велик.
  Звездная пара к этому времени припекала безбожно, хотя до середины дня еще явно далеко, и под ярким солнцем становилось неуютно. Желудок, привыкший получать утром завтрак, требовал еды, босые ноги ныли и щипались в мелких царапинах, в голову ощутимо напекало. Ситуация прелестная.
  Раздвинув растительность, Рин выбралась на широкий камень, уходящий в воду. Камыш давал достаточно тени, чтобы уберечься от палящих лучей, возле берега плавали крупные мясистые листья с бортами, формой напоминающие палитру в ее классическом овальном исполнении. Кое-где меж листьями торчали стрелки с большими красными цветами и черными шишечками аппетитных плодов.
  Ядовитые.
  Уверенность просто железная!
  Непробиваемая.
  Так же она могла подумать, увидев бледную поганку. А вот довольно гнусного вида осклизлые желтые шары, плавающие в воде на блеклых усиках вызвали обильное слюновыделение и голодный "брррр" желудка. При здравом размышлении, именно желтая пакость выглядела самой неаппетитной. Но, опять, же... все та, же глупая убежденность. Рин, плюнув на визги логика в душе, вытянула ногу, пальцами подцепила бледный спирохетичный усик, подтаскивая шар к себе. Достала. Усик оказался необычайно крепким, даже не растягивался, а вот шар отвалился с довольно неприятным плямкающим звуком. Отпустив усик, Рин отодрала один из палитрообразных листов, положила на него желтый склизкий шар. На ощупь он оказался еще мерзее, чем на вид. Туда же, на "поднос", отправилась и гроздь синих шариков, ободранная с какого-то подводного растения и... большой жук. Очень большой. Если бы не все та же уверенность в его съедобности... Ловить черного жучару с ее голову размером... бррр! А какие у него жвала... мамочка! Рин, придавив ногой жука за панцирь, аккуратно оторвала ему башку. Еще укусит... А потом не будешь знать от чего и как лечиться. Отодрав еще два очень прочных и жестких листа местных кувшинок, Рин подхватила добычу, ногой скинув отодранную голову в реку, и выползла из-за камышей.
  Из травы на нее смотрели два внимательных желтых глаза. Круглые, с вертикальным значком. Холодные. Оценивающие. Глаза хищника. На зеленой мохнатой морде. Пасть, щедро утыканная зубами, разрезала эту самую морду от одного круглого салатного уха до другого. Зверь зарычал. Низко. Угрожающе.
  У Рин екнуло сердце. Видимо, ее путешествие в новом мире закончится быстро и печально. Ярость поднялась из глубины души, подстегивая отчаянием и чужой злостью, наливаясь черной волной бешенства. Да как... это... зеленое... мохнатое... посмело... низкое глухое рычание родилось где-то под диафрагмой и, питаемое яростью и отчаянием, вырвалось наружу. Рин, это милое пушистое рыженькое создание, низко, агрессивно, угрожающе зарычала, поддалась вперед, нависая над припавшим к земле хищником. Серые глаза впились тяжелым злым взглядом в желтые, зверь засомневался, его глаза еще больше округлились, взгляд забегал. Животное растерялось вконец. Что за странное существо? А девушка замахнулась на кошкообразное и заорала:
  - А ну брысь отсюда, морда зеленая!
  И зверь... побежал, испуганно взвизгнув. В голосе Рин появился непонятный рокоток. Незаметный, почти неопределимый, но... ощутимый.
  За зверем только и шевельнулась трава, а Рин тяжело осела на землю. Сердце бешено стучало в груди, норовя выскочить, разорваться, кровь гнала адреналин по венам, в голове тяжело стучало. Вот, блин! А могло все очень печально закончиться! Ей нужно оружие. Нет. Ей необходимо оружие!
  Постепенно мандраж проходил. Ее перестало трясти, мысли прекратили скачки по полям, она немного успокоилась. Рин встряхнулась и бодро побежала к лесу. До устья реки недалеко, а там и лес, и океан, и такие удобные камни. Ноги шлепали по траве, бежать было легко, и спустя еще минут десять Рин уютно устроилась на камне у воды.
  Рассортировав добычу, она насобирала сухих веточек и кусков коры, сложила небольшой костерок на земле у камня и, скрутив линзу с часов, осторожно поймала в фокус лучи солнц и замерла. Яркая точка света уперлась в кору. Серая поверхность быстро почернела, появился тоненький дымок. Вот дым стал гуще, появились первые красноватые отблески, Рин осторожно подула, и еще, и еще, и вот, наконец-то, вспыхнул робкий язычок пламени, а спустя еще пару минут на земле весело горел небольшой костерок. Как жарить желтый шар, Рин затруднялась сказать. Подумав, она дала костру прогореть и положила прямо на раскаленные угли жука и вымытый шар, завернутый в тонкий лист какого-то растения. И села ждать.
  Через некоторое время поплыли изумительные ароматы. Девушка перевернула палкой жука и полуобугленный лист. Через полчаса, здраво рассудив, что все уже готово, она скатила на мясистый лист жука и нечто полуобгоревшее. Жука оставили остывать. Лист Рин аккуратно развернула, обжигаясь, дуя на пальцы. Желтая пакость превратилась в золотистый душистый шар! Содрав обгоревшую кожицу, Рин добралась до аппетитно пахнущей пористой пушистой массы. На вкус - словно свежайший, только что из печи хлеб! Выловив на дне окатыш, Рин припечатала жука. Панцирь хрустнул и с третьего удара поддался. Расковыряв насекомое, девушка добралась до сочного беловатого мяса. Шикарный обед! Вкусное, чем-то похожее на курятину пряное мясо, пористый плод... прелесть! С соседних кустарников раздалось знакомое чириканье, и парочка пернатых дракончиков спланировала на камень. Рин улыбнулась. Попрошайки. Такие доверчивые? Или просто знают, что их не обидят? Девушка кинула кусочек водного растения на камень, и дракончики не отказались от угощения. Рин дала мякоти остыть и потихоньку скармливала зверькам. Мясо они спёрли самостоятельно, обгрызая отодранные куски хитина. Рин задумчиво наблюдала за увлеченно жующими дракошками.
  - Что же мне делать, малыши? Что?
  День неспешно клонился к вечеру, солнца сползали к горизонту, небо медленно темнело, на севере заблестели первые звезды. Лес шумел, перекрикивались животные, щебетали птицы, стрекотали, пищали и цвиринькали насекомые. Жизнь шла своим чередом. Приближалась ночь. Время охоты. Рин серьезно задумалась о ночлеге. Ночевать на земле - идиотизм! Она помнила и зеленого котика и те смутные тени в лесном полумраке, при приближении которых замирала жизнь.
  Одно из близрастущих деревьев столь густо обвил плющ и всевозможные плетущиеся растения-паразиты, что на него было вполне реально взобраться. Увязав в кулек лист с остатками трапезы, Рин подошла к дереву, запрокинув голову, рассматривая растения на стволе. Подергала. Держались крепко. Повесив на шею листья на сплетенной из травы веревке, девушка осторожно полезла вверх, в любой момент ожидая, что плющ начнет рваться. Но подъем прошел без проблем, и вскоре она сидела верхом на толстой ветке. Хоть какое-то подобие безопасности. Пусть и подобие. Забравшись на верхние ветки и выбрав очень милую развилку, переплела провал веткам на манер гамака и улеглась спать. Как раз над ней в кроне был просвет. Лежа на спине, она смотрела на звезды. На чужие россыпи созвездий, более ярких и сочных чем на такой далекой Земле. Красная луна висела в небе у нее на виду. Красивая, мрачная, алая... Дымка ярких звезд. Как красиво! Близкая туманность раскинула по небу свои завитки, окрашивая ночь фантастическим сиреневым сиянием...
  Одна из звезд мигнула зеленым огнем, замерцала, сияя все ярче и ярче. Словно приближаясь. Рин подобралась. Звезда разбилась на россыпь зеленых огоньков, темные тени перекрыли звезды, и ни единого постороннего звука! Мгновение, и черная хищная тень промчалась над головой! Холодный ровный огонь двигателей, ни единого звука! Истребители! Еще, и еще, и еще, и еще! Семь вытянутых остроносых теней! Клин промчался над лесом и унесся куда-то вдаль. Бухнул далекий взрыв, ночь осветилась всполохами зарева пожаров. Вспышка, визг выстрелов, грохот взрывов... и вдруг - тишина. Все заняло не больше минуты. Внезапная атака, взрывы. И все. Рин судорожно сжимала ветку. Истребители! Война! Мир не только обитаем, но и еще населен воинственным народом... Вопросы возникали сами по себе, и вместе с вопросами родилась тревога. Животное можно предсказать, предугадать его действия. Его можно понять. Но вот другого разумного понять и уж тем более предсказать куда как сложнее!
   Тихий голос едва слышно прозвучал, утопая в звуках жизни леса:
  - Кто же вы?
  
  Рано утром Рин разбудил рев летящего на малой высоте корабля. Не самолета, а именно аэрокосмического корабля! Остроносое чудо чужой техники продефилировало над головой и исчезло в горах, оставляя за собой ужасающий рев. Рин, зажимая уши руками, нежно пожелала кораблю вклеиться в ближайшую скалу.
  Рокот двигателей смолк. Рин облегченно вздохнула. В голове ясно прозвучал звук лопнувшей струны, в горах глухо бухнул взрыв, и в воздух поднялся клуб черного дыма.
  У Рин отвисла челюсть. Несколько секунд она просто молча таращилась на дым, рассекающий голубое утреннее небо. Это было реально. Корабль взорвался. Факт.
  Девушка сглотнула.
  - Я же не хотела... - тряхнув головой, поправила себя: - Нет. Как раз таки хотела. Это что, совпадение?
  Ответом ей был столб черного дыма, с немым укором исчезающий в небесах. Рин почувствовала вину, которая, впрочем, быстро увяла. Девушка потянулась. Начинался новый прекрасный день!
  
  
  
  
  Глава 2: Зеленоглазый убийца
  
  При встрече соседей обычно звучит нечто среднее между "Добрый день" и "Совсем охренели".
  
  
  Неделя проскочила незаметно в заботах о пропитании, обустройстве жилья и в изучении нового мира. Рин вдумчиво обустраивалась на дереве: та самая развилка высоко в кроне стала основанием небольшого шалашика, сплетенного за два дня. Времени было - захлебнись! Сутки оказались длиннее на три часа, ночи довольно короткие, по восемь-девять часов, а световой день и затяжные сумерки давали массу полезного времени.
  Первым появился шалашик, на следующий день кипу надерганного тростника сменил небольшой гамак, сплетенный из бледных усиков желтоплодного растения. Эти же усы, оказавшиеся на проверку очень длинными и необычайно крепкими, пошли на постройку веревочной лестницы и на основу новой одежды. Просто удивительно, сколько можно сделать за один день! Трех, а то и четырехметровые "усы", высыхая, не теряли своей эластичности и были просто незаменимы! Рин научилась выдергивать их аккуратно, чтобы не повреждать клубни растения, из которых через два дня вырастали новые усики, пополняя строительные материалы для быстро растущего высоко на дереве жилища.
  Местные жители оказались довольно активными, и Рин несколько раз наблюдала за скоротечными воздушными боями. Обычно стычки происходили над самим горным массивом или в непосредственной близости от него и особых хлопот не доставляли, но все же расслабиться не давали. Все это дело происходило настолько далеко и высоко, что даже прятаться было не обязательно. Теоретически. Что за расы воевали, по кораблям определить было просто невозможно, идти знакомиться желания не возникало. В том, что это именно разные расы сомнений не было - слишком уж отличались их корабли. Дело было не в отличиях в деталях, абрисах, обводах корпуса или моделях. Нет. Тут была КОМБИНАЦИЯ. Некое единство, своеобразная общность, не дающая даже повода усомниться в отличиях меж создателями.
  Большую часть времени, свободную от забот о пропитании и обустройстве жилья, Рин проводила на камнях, рассматривая симпатичный белый пляж, покрытый ровным, словно просеянным песочком. Красивый пляж, как ни глянь, вот только населен местными хищниками. Стоило только кинуть веточку на беленький песочек, как пляж взрывался буйной поисковой деятельностью. Масса щупальцев внимательно исследовала потревоженный участок до тех пор, пока не находила причину беспокойства. Только выяснив ее, колония утихала. Чем твари питались, Рин понять не могла - за все время не видела ни одной удачной охоты. Впрочем, вполне возможно, что основной рацион составляли ночные животные, а Рин ночью сидела очень высоко на дереве.
  Однажды она сходила туда, где ночью оторвались истребители. Ошибиться было невозможно - обожженные развалины только-только начали зарастать травой. Почти час она лазила по руинам, не рискуя забираться вглубь подземных зданий. Было что-то отталкивающее в этих черных коридорах, деформированных взрывом и опаленных огнем. Умом-то она понимала, что никаких тварей мерзкого типа и оживших мертвяков там нет - мертвые мертвы, а зверье не войдет в сожженный таким огнем заброшенный дом. Слишком силен запах жженого пластика, оплывшего металла, прогоревшей резины и гнусного тлена. Но что-то там, в глубинах подсознания не дало спуститься в подземные уровни разрушенной базы. Разум знал, что в уцелевших коридорах можно найти что-то полезное, но... она не смогла войти. Тот самый незримый советчик приказал: "Не смей!" И она не посмела. Наверху удалось найти великолепный нож и отодрать относительно ровный лист жести. Нормально доисследовать руины не удалось, - из-за леса вынырнул пузатый транспорт, явно заруливающий на посадку в развалинах. Рин быстро смоталась, не ожидая ничего хорошего от такой встречи. Корабль простоял три дня, после чего улетел, а в небеса вслед за ним поднялся столб пламени. Когда же Рин пришла туда опять, то увидела лишь огромную оплавленную воронку.
  
  Утро было прекрасным! Потрясающей глубины жемчужное небо с прозрачными розоватыми облаками, двойное светило гордо сияет над горизонтом, ласковый ветерок обду?вает кожу, рокот волн... красота одним словом. У Рин еще продолжалось то прекрасное время, когда все еще не успело опостылеть, радовала смена окружения, а мир не утратил своей красоты и привлекательности. Ровное чувство зова грело душу, почему-то отгоняя грустные мысли об одиночестве и удовлетворяя тягу человеческого существа к общению. У нее появилась совершенно мерзкая привычка рассказывать невидимому собеседнику о своих приятностях и неприятностях. Мысленный разговор грел душу, зов становился все ровнее и ровнее, ответов ясное дело не было.
  В горах бухнул далекий гром. Рин встрепенулась. Гром? Какой ко всем чертям гром! Взрыв! И недалеко! По склону поднялся клуб дыма. Так, это уже интересно. Девушка впилась взглядом в скалу, искренне сожалея о бинокле брата, сиротливо лежащем где-то там дома у нее на столе. Но все, же разобрать общую ситуацию удалось. По скале вился довольно узкий карниз, сходящий несколькими уступами вниз. Как раз на нижнем она и проморгалась неделю назад. По этому самому карнизу быстро бежал человек. Или не человек, на таком расстоянии не разобрать. За ним большими скачками гнались зверьки с габаритами легкового авто и ловкостью дворового кота.
  Поскольку ни самого беглеца, ни преследующих его тварей Рин рассмотреть не могла, оставалось лишь за ними наблюдать. И она не была уверена, что хочет увидеть этого... мужчину вблизи. Почему-то не возникло ни тени сомнения, что это мужчина. С чего бы это? Подперев голову кулаком, она молча наблюдала за скачками по вертикали, мысленно умиляясь ловкости незнакомца. На худой конец он мог в любой момент спрыгнуть, ведь внизу очень глубоко. Сама проверила. Лично.
  Едва эта мысль лениво доползла до своего конца и оформилась в голове, как чужак резко развернулся и прыгнул вниз. На мгновение ёкнуло сердце, забилось резче, сильнее. Это он! Он источник странного наваждения, этого непонятного зова, что будоражил ее все эти дни! Но... Рука вспыхнула болью, словно что-то зубастое вцепилось мертвой хваткой, в голове пронеслась череда злых матов на чужом и таком родном языке. Наверняка его цапнула та зубастая глиста, которая безуспешно охотится на нее уже пятый день! Рин ощутила чужое раздражение и ярость. Ощущение укуса исчезло, тварь, похоже, убили. Воин выжил и плывет к берегу. К БЕРЕГУ!
  - "Не наступай на белый песок!"
  - "Не наступлю." - пришел безмолвный ответ. Спокойный, ни тени удивления или сомнения.
  - "Выходи на камни".
  Ответа не последовало, но через несколько долгих минут кто-то брызнул водой ей на спину. Рин повернулась.
  Он сидел на камне, свесив ноги в воду, и молча ее рассматривал. Глухой шлем закрывал лицо до подбородка, переходя в чешуйчатый ошейник, матово-черная броня покрывала тело от шеи до пят, повторяя формой все изгибы мышц, витые черные рукояти сабель торчали над плечами, оружие и амуниция, подогнанная по телу так, чтобы не мешать... Воин. Чужак.
  Он молча снял шлем и поставил его на камень. Без единого звука, медленно, спокойно. Чтобы не пугать. Рин села, обхватив колени руками, молча всматриваясь в его лицо. В красивое породистое лицо потомственного аристократа, в большие раскосые глаза удивительного чистого цвета весенней листвы. И холодные, как глубины космоса, оценивающие, внимательные, умные, пылавшие в глубине дикой, первобытной яростью. Остренькие кошачьи уши, покрытые коротким черным в рыжую крапинку мехом с длинной кисточкой на конце, выглядывали из длинных иссиня-черных волос, немного подрагивая от обуревающей воина ярости.
  Воин прянул ушами, тонко усмехнулся и сказал:
  - Твоя помощь была своевременна.
  - Ты о чем?
  - Я не знал, что можно безопасно спрыгнуть. - он резко выдернул ногу из воды, челюсти какой-то тварюшки клацнули впустую. - Дальше бежать некуда. - молнией блеснул клинок, в воде что-то булькнуло. - И бой принимать не мог: их слишком много набежало.
  - Честно говоря, это было неосознанно. Я не знала, что ты услышишь.
  - Сожалеешь?
  - М-ммм. Нет. - Рин с откровенным любопытством его рассматривала.
  - И как осмотр? - спросил воин с неприкрытой усмешкой.
  - Ты - крайне любопытный тип.
  - Можно подумать, ты никогда росса не видела.
  - Не видела. Удивлен?
  - Удивлен.
  - Не веришь?
  - Да вот отчего-то верю. - росс устроился удобнее, вложил меч в ножны. - Как так получилось?
  - Хотела бы я это знать. - Рин вздохнула. - Понима?ешь, когда вечером ложишься спать в свою кровать на своей планете, а просыпаешься хрен знает где, да еще и зад съезжает со скального карниза в пропасть... это, знаешь ли, несколько необычно. И чуть-чуть так, незначительно удивляет.
  - И с чего бы это, в самом деле? - воин хмыкнул. - Ты ничего не знаешь об этом мире?
  - Ничего. Я даже не уверена, что этот мир населен.
  - В классическом понимании этого слова - нет. Не населен.
  Рин вздохнула, положив подбородок на скрещенные на коленях руки. Воин оказался на удивление лояльным, не напал, не обидел. И только. Вот он, сидит рядом. И что с того? Рассматривает зелеными глазищами, а рука непроизвольно теребит пере?вязь мечей. Странное сочетание - мечи и высокотехноло?гич?ная броня, но на нем смотрится совершенно естествен?но, словно так и должно быть.
  - С кем воюете?
  - С твоими сородичами. - спокойно ответил он.
  - С моими?
  - Они называют себя хоммо.
  - А вы как?
  - Ишон. По их базовой звезде.
  - А за что воюете?
  - За этот мир.
  - Он ваш?
  - Наш.
  - А какого цвета у ишон базовая звезда? - тем же скучающим тоном спросила Рин.
  - Столицы - голубого.
  - Мда.
  - Хочешь вернуться к соплеменникам?
  - Хочу. Теоретически когда-нибудь возможно в отдаленном будущем. Но ишон мне не соплеменники. Они не менее чужая раса, чем россы. Я не ишон, я человек. И звезда у нас желтая. И дальше соседней планеты улететь не способны. Да и на нее еще не залезли толком. И с количеством планет в системе еще не разобрались до конца. Вот так вот. - Рин сглотнула внезапно подступивший комок. - Я не знаю, где мой дом. Я не знаю, где нахожусь. Я не знаю, как сюда попала и что мне делать дальше. У меня нет оружия, только найденный на руинах полуобгоревший нож. У меня нет одежды. Все что есть, ты видишь на мне. Вот такая вот у меня интересная ситуация.
  В кустах у берега появилось оживление. Парочка дракончиков поднялась в воздух, немного покрутились, недоверчиво косясь на росса, но все же, не посчитав его опасностью, перелетели к Рин на плечи. Девушка рассеяно погладила драконыша по спинке. Другие зверьки зачирикали, кружась над чем-то в траве. Рин свистнула, над травой поднялась зеленая ушастая физиономия с круглыми как блюдца желтыми глазами. Росс напрягся. Котяра фурыкнул. Зверь, напуганный Рин в первый день, привык к ней и прибегал ластиться или поесть. Рин жила на его территории с его позволения. А котяра нагло пользовался халявной кормушкой: каждый раз как кот прибегал к Рин, она всегда его угощала рыбкой или куском мяса.
  - Иди сюда. - Рин хлопнула по камню возле себя.
  Зеленая зверюга помялась, но все же перемахнула в пару прыжков по камням небольшой язык воды, подошла к девушке, обнюхала и лизнула в плечо, не самым ласковым образом обрычав росса. Рин погладила жесткий зеленый мех, почесала за ушами и под подбородком. Киска млела и тащилась, но едва девушка убрала руки, зверь зевнул, показывая частокол зубищ, и улегся под боком.
  Росс молча за этим наблюдал, ни единым жестом не показывая своего отношения к происходящему. Котяра вскоре зафурчала, блаженно щуря глаза.
  - Хорошая зверюшка. - нейтрально сказал воин.
  - Милая. - Рин чесала мохнатое ухо, а зверь просто млел. - Мы с ним ладим.
  - С ней.
  - Не имеет значения.
  - Имеет. Самки совершенно дикие.
  - Даже так? - Рин вытащила паразита из шерсти и бросила в воду. - Не знала.
  - Удивительно, что ты пережила встречу с равнинным интом.
  - Я ее напугала.
  - Как?
  - Не знаю. Просто у меня от страха что-то упало. Видимо душа о пятки больно стукнулась. Я на нее наорала, а кошка сбежала.
  Росс на некоторое время замолчал, рассматривая девушку. Без единого движения. Молча. У него на поясе что-то мигнуло. Воин скосил глаз, прочитал короткое сообщение на компьютере на предплечье, посмотрел на девушку и снял широкий ремень перевязи с пристегнутым к нему ножом и пистолетом.
  - Возьми.
  - Спасибо.
  Рин примерила пояс, но он болтался на ней, держась на бедрах. Росс улыбнулся, подтянул пряжку, выбрал длину пояса и отстегнул лишние звенья.
  - Так лучше, благодарю.
  - Не стоит меня благодарить.
  - Почему? - Рин подняла на него глаза.
  - Возможно, именно я убью тебя.
  Лицо росса было непроницаемо, как лицо статуи.
  - Кто знает. - Рин флегматично пожала плечами, принимая оружие.
  - Пользоваться умеешь?
  - Разберусь. - несколько секунд Рин колебалась, прикидывая его реакцию. - Тебя как зовут?
  - Навь. - воин ответил спокойно, без тени раздражения или недовольства.
  - Это твое имя или тебя так зовут?
  - Меня так зовут.
  - Прозвище?
  - Воины не афишируют свои имена. - едва ощутимая хищная улыбка скользнула по его губам.
  - Навь. Это переводится?
  - Да.
  - Как?
  - Смерть.
  - Милый ты парень. - Рин вздохнула. - Это воины так обозвали?
  - Да.
  - За дело?
  - Да.
  - Ты просто очарователен.
  На поясе требовательно замерцал огонек. Навь скосил глаза, сощурился.
  - Вызывают?
  - Да.
  Он одел шлем. Спустя мгновение до Рин донесся приглушенный голос:
  - Навь. Да. Знаю. Буду через рулл. Справлюсь. Не стоит. Мешать будут. Рилайт.
  - Новое задание? - спокойно спросила девушка.
  - Да.
  - Еще встретимся.
  - Несомненно. - росс встал одним текучим движением.
  - Ну что, береги себя.
  Он удивленно воззрился на нее.
  - Ну чего ты так на меня смотришь? - Рин зевнула. - Кого за руку в воде цапнули?
  - Меня.
  - А больно было мне. И что-то не тянет проверять, что со мной будет, если тебя пустят на колбасу.
  Навь молча сел на камень. Снял оплечник, потер укус. Рин так же молча повернула руку: на тонкой коже явственно проступал след укуса, в точности совпадающий с укусом на плече росса.
  - Ты ногу ободрала семь дней назад?
  - Я. Тоже болело?
  - Немного.
  - Забавно, правда?
  - Ничего забавного. - росс нахмурился. - Почему?
  - Нашел, у кого спросить. - Рин пожала плечами. - Не знаю. Так что береги себя, хорошо?
  - Хорошо. - он улыбнулся. И впервые в его глазах было тепло.
  - А теперь - проваливай.
  Он осторожно тронул ее за плечо. Легко, мимолетно, словно призрака. Словно сомневаясь в правильности поступка. На какое-то мгновение она отвернулась, и он исчез. Просто исчез, словно его тут никогда и не было. Но он был. Тонкий лучик зова ощущался все яснее и яснее, и теперь Рин точно знала, кто на той стороне звенящей в душе струны.
  
  Небо наливалось сумраком, темной патокой разливался липкий страх в погруженных в густой мрак изгибах каньона. Группа людей медленно пробиралась по нагромождению камней, стараясь не терять соседа из виду. Едва уловимый блеск незримого клинка, слышимый на грани чувствительности хрип, и тишина.
  - Хансор?
  - Да тише ты! - гневный окрик придушенным шепотом.
  - Хансор исчез....
  Солдат так и не успел договорить - из его горла словно по волшебству появился изогнутый черный клинок, а в следующий момент голова покатилась по камням. Молниеносный удар, рывок, и третий солдат грузно сползает в кучу собственных внутренностей, судорожно пытаясь руками закрыть распоротый одним взмахом сабли живот. Впередиидущий вскинул винтовку, краем глаза заметив движение в тенях. Беззвучный взблеск металла, и солдат рухнул на спину, отброшенный ударом, захлебываясь собственной кровью и торчащим из горла черным метательным ножом.
  - Да где же ты? - голос последнего из солдат сорвался в крик.
  - Здесь.
  Он появился из мрака глубокой тени словно призрак - темная тень во тьме. Бесстрастная маска шлема скрывала лицо. Солдат рывком повернулся, но воин исчез. Мгновение, тонкий свист меча, и человек упал в пыль, и ни единого движения более. Тишина. Гулко завывал ветер, дробясь низким эхом в скалах. Лишь мелкое каменное крошево неспешно заносило пять тел...
  
  Время тянулось медленно. По большому счету, заняться было нечем. Рин отсыпалась за все годы недосыпа в родном мире, купалась в заливе, дрессировала дракончиков и зеленую котяру, училась пользоваться оружием росса. Сперва получалось очень плохо. Прямо сказать - отвратительно. Периодически она слышала мысленные смешки росса. Он все это видел. Связь каким-то образом развивалась, и иногда они могли видеть мир глазами другого. И общаться. Первое изумление прошло, попытки хоть как-то внятно это объяснить пользы не принесли, и после долгого спора тему закрыли, принимая происходящее с философской невозмутимостью.
  Росса Рин видела довольно часто. Могучий воин частенько появлялся у побережья, выбивая небольшие отряды людей. Рин периодически это видела. Некоторое время Навь относился с настороженностью, но поскольку Рин никак не комментировала его действия, он успокоился.
  А Рин заметила, что начинает... меняться. Первым признаком был тот корабль, взорвавшийся в первый день. Девушка списала это на случайность, как и Навь. Но когда Рин выворотила огромное дерево вместе с корнями, просто пожелав ему всего самого лучшего и доброго... Это заставило задуматься.
  А спустя еще неделю она впервые создала огонь.
  
  Дело быстро приближалось к вечеру, двойное светило закатывалось за горизонт, а все четыре луны радостно сияли во всем своем величии на небосклоне. С океана тянуло свежим ветерком, мерно шелестела трава. Рин погладила кошку по голове, отбирая у нее из лап связку сухих веток.
  - Ита, перестань!
  Кошка зевнула, но лапы убрала. Своеобразный ритуал повторялся изо дня в день. Когда Рин разжигала костер, собираясь приготовить ужин, Ита всеми силами этому препятствовала. Правда, не особо долго. Желтые плоды со вкусом хлеба котяре пришлись по душе, и когда они поджаривались, здоровенный равнинный хищник превращался в мелкого вороватого попрошайку, чем приводил росса в умиление.
  Кстати о россе. Рин подняла голову, всматриваясь в темнеющий горизонт. Что-то он задерживается. Неужто опять ихтаны прижали где-то на перевалах? Навь просто развлекался, гоняя здоровенных шестилапых тварей. Правда, иногда гоняли и его. Как тогда, на скале.
  - Меня ищешь? - тихий голос омыл душу бальзамом.
  - Тебя, тебя. - Рин улыбнулась, пытаясь разжечь костер. Влажные дрова загораться не хотели.
  - И как успехи? - полюбопытствовал воин, наблюдая за ее стараниями.
  - Да вот так. Никак. - Рин осторожно подула на махонький огонек, угнездившийся на кончике веточки. Огонек погас. - Скотина! Да гори же ты!
  Навь едва успел сдернуть Рин с камня и скатиться вместе с ней в воду, прежде чем над ними пронесся огненный шквал. Ита возмущенно мявкала, бултыхаясь в мелкой воде, скинутая ударной волной. Рин сидела у росса на коленях и икала. Молча. С вытаращенными глазами.
  - Ты как?
  - Н-ик-знаю.
  - Твоя работа?
  - Ви-ик-димо да. - Рин потерла щеку.
  - Целая?
  - Д-ик-да.
  Росс поднял ее на руки и посадил на камень. Костер все же горел. Ровным чистым огнем. Без дров. Пламя просто висело в воздухе без всякой поддержки. Нормальный костер, но без дров. Мясо и желтые плоды оказались полностью пропеченными, мох на камне спалило дочиста.
  - Хороший костер.
  - Я не хотела. - Рин растеряно смотрела на разгром.
  - Да я знаю. - росс рассеяно потер ссадину на скуле. - Если бы не видел сам...
  - Это же невозможно!
  - Видимо - возмож... Ита!
  Котяра зарычала с набитой пастью. Пока росс и девушка отвлеклись, паршивка стащила один из плодов, и теперь, прижав лапой к камню, быстро и жадно его поедала.
  - Да не давись ты уже, воришка.
  Инта заворчала, но есть медленнее не стала.
  - Приручили на свою голову. - проворчала Рин, собирая остатки ужина, благо его хватало за глаза. - Будешь?
  - Не откажусь. На корабль сегодня не попаду.
  - Далеко?
  - Да. Я сильно отошел к югу.
  - Из-за меня?
  - Частично - да. Частично из-за активности ишон в этом районе. Они все еще хотят базу на равнине. А мы их быстро выбиваем.
  - Я видела. Когда я тут только появилась, звено истребителей разбомбило подземную базу. Ночью.
  - Да, было такое.
  - Участвовал?
  - Нет. Я тогда ровнял другую базу.
  - Один?
  - Один. Мой отряд сейчас разошелся по всему массиву. Здесь нам нет необходимости работать полным отрядом. Разбились на пары или поодиночке.
  - Профессионалы.
  - Воины. - поправил ее росс. - У нас есть армия, есть спецвойска, а есть воины.
  - Это что, нечто типа наемников на государственной работе?
  - Пожалуй да. - росс откусил мякоть, задумчиво пожевал. - Забавно.
  - Что?
  - Ты так на них похожа, и не похожа одновременно.
  - Не знаю, не могу сравнить.
  - В горном массиве есть много их постов. Еще столкнешься.
  - Скорее всего. Не всегда же я буду сидеть на побережье.
  - Не всегда. Скоро наступит осень, и зима.
  - Холодная?
  - Суровая. Шесть месяцев.
  - Сколько?! - Рин аж присела.
  - Шесть месяцев. Наших.
  - Я не выживу без укрытия, без одежды...
  Он ничего не сказал. Спустя пару часов он ушел, растворился в ночном мраке, оставив девушку высоко на дереве.
  
  А утром Рин узнала, что он попался.
  
  Она все видела его глазами. Как вырулил из-за нагромождения камней бронированный транспорт с парой пулеметов. Группу солдат. Короткая стычка закончилась быстро, - росса накрыли шокером. Рин ощущала мертвенное оцепенение, охватившее его тело, холод от удара, чувствовала его ярость, злость и... отчаяние. Понимание, что это конец. Росс мысленно извинялся за собственную глупость и самоуверенность... он прощался. А потом он отрубился от мощного удара прикладом по голове.
  Как его грузили в БТР и увозили, - Рин не видела, только слышала. А потом контакт пропал совсем, и только само ощущение зова давало понять, что он все еще жив.
  Рин сидела на камне у воды, обхватив колени руками, вслушиваясь в тоненький звон незримой нити. Навь плен не переживет, она очень ясно это понимала. Ишон не отпустят его. Он слишком силен, слишком много знает, слишком им насолил. Росских воинов ишон боялись и ненавидели.
  Убьют! Как только выдоят все что смогут - убьют. А он сам не спасется. Уверенность железная. Не спасется. Не сумеет. Сам не сумеет!
  Что же делать?
  Где-то там, в горах, заунывно взвыл ихтан. Низко, муторно и так тоскливо, что сердце заныло. А зов все слабел и слабел, оставляя за собой невидимый надрыв...
  Решение пришло внезапно, подобно вспышке озарения. Твердая, непоколебимая уверенность.
  Она вытащит его оттуда.
  Как-нибудь... как сумеет. Как получится.
  Он доверял ей, помог, и она поможет ему. Когда ему так нужна помощь.
  
  
  
  
  Глава 3: Сородичи
  
  Кто много спрашивает - тому много врут.
  
  
  В горы идти Рин решила с рассветом. Утром ихтаны обычно спят, Навь так говорил, а они - самая большая беда по дороге. Собрав свои скудные пожитки, заготовив еды на пару дней, Рин пошла к темнеющему на фоне рассветного неба иззубренному силуэту гор. Чем ближе становились горы, тем яснее она понимала маразматичность идеи. Но что еще оставалось делать? Бросить его, забыть? Не сможет. Забыть его? Никогда! Сделать вид, что ее это не касается? А ведь касается! Голова до сих пор звенит, словно это ее двинули прикладом, а не его. А что если он умрет? Что будет с ней? Только этих крайне эгоистичных мыслей достаточно, чтобы попытаться спасти его. Затея на грани полного кретинизма и самоубийства. Но другого варианта ведь все равно нет.
  Идти было довольно легко, хотя камни и кололи босые ноги. Нормальную обувь Рин так и не раздобыла. Негде было, а все попытки сваять нечто типа обуви из листьев с треском провалились. Листья моментально приходили в негодность, шкура затвердевала до гибкости фанеры. Вот и ходила она все еще босиком. Шла медленно, внимательно следя, куда ставит ноги.
  Солнца только-только выглянули из-за горизонта, заливая мир золотисто-зеленым светом, но горы все еще хранили сумрак ночи. Чирикали редкие птицы, нудно завывал ихтан-разведчик где-то далеко справа, его вопль до неузнаваемости дробился эхом, отдаваясь в голове где-то под черепом. Оружие приятно оттягивало пояс, из кобуры торчала рукоять пистолета, длинный нож Рин пристегнула к бедру, чтобы не мешал идти.
  Она знала дорогу. Знала, как идти. Это не ее знание. Она никогда не была в горах. Ни в каких. А вот Навь бывал, и неплохо знал конкретно эти горы.
  Этот обмен информацией поставил ее в тупик. Навь отнесся весьма равнодушно. Ну есть так есть. И все. Это его не трогало. Он полностью принял факт такого контакта и смирился с его существованием и всеми побочными эффектами, не забивая голову дурными вопросами типа "Как?" и "Почему?".
  Идти становилось сложнее, несмотря на то, что она шла по хорошо утрамбованной почве. Переход от равнины в собственно сами горы произошел довольно незаметно. Вот еще под ногами полоса мягкой почвы, а через пару минут уже замечаешь, что наступаешь на острые камни. Равнинная растительность потихоньку исчезала, незаметно прячась по расселинам и трещинам, ее сменяли мох и жесткие пучки травы, начали появляться оранжевые кустарники, густо цветущие крупными и довольно вонючими желто-красными цветами. Тропинка повернула в последний раз и окончательно растворилась в жесткой траве узкого и маленького горного плато, за границей которого взметались ввысь скальные монолиты. Рин остановилась, последний раз глянула назад, туда, где отчетливо рокотал прибой и шелестел на ветру прибрежный лес. В горах полно опасностей, часть из которых она едва осознавала и навряд ли могла бы вовремя заметить. Помимо зверья в число опасности входили и люди, довольно активно передвигающиеся по многочисленным плато. Вздохнув, Рин проверила оружие и вошла в смердящие оранжевые заросли.
  Идти было невозможно. Пришлось остановиться, снять подаренную Навью куртку и порезать ее на тряпки. Только обмотав ноги, она смогла идти дальше. Крепкая росская ткань давала хоть какую-то защиту от острых веток, колючек и осколков камня. На счастье, заросли кустарников были небольшие, и девушка быстро их прошла, выбравшись по узкой тропке на гребень, откуда уже можно спуститься на укатанную людьми дорогу.
  Над головой промелькнула тень корабля, а за ней - росского истребителя. Изящный корабль ишон сделал круг, пытаясь оторваться от преследователя, но где там. Истребитель выстрелил лишь один раз, но жертва тут же завалилась на бок и рухнула на камни. Росс с чувством выполненного долга развернулся и свалил куда-то в небеса. А Рин побежала к месту крушения, благо было недалеко. Достаточно было спуститься с гребня.
  Корабль вмяло в скалы бесформенной массой. Перемешанные куски металла выглядели так, словно их взбивали миксером на больших оборотах. Мощный взрыв потряс воздух, Рин отшвырнуло ударной волной. Корабль взорвался. Все. От него ничего не осталось. И весь путь был бессмысленным. Захотелось заорать. Просто кричать в бесстрастные небеса. Бездумно. Безумно.
  - "Рин"... - едва слышный шепот на грани сознания.
  - "Навь! Ты жив?"
  - "Можно и так сказать." - он болезненно хмыкнул.
  - "Где ты?"
  - "На главной базе в этом регионе. Глубоко в горах."
  - "Я..."
  - "Не ходи за мной." - он устало вздохнул. - "Не попадись и ты. Просто не ходи."
  - "Но..."
  - "Забудь. Выброси из головы."
  - "Не могу. Не проси."
  - "Ты погубишь себя!"
  - "Нет! Кого они увидят перед собой? Врага? Или просто маленькую полуодетую соплюшку, непонятно как выжившую после крушения корабля?"
  - "Какого корабля?"
  - "Которого только что у меня на глазах сбил ваш истребитель."
  На несколько долгих мгновений воин замолчал.
  - "Ты же знаешь, что живым тебе не выбраться."
  - "Знаю." - спокойствие в его голосе Рин покоробило.
  - "И ты смирился?"
  - "Нет. Но и выхода нет."
  - "Будет тебе вход."
  - "Рин!" - он на мгновение замолчал. - "Будь осторожна, и береги себя лучше, чем я."
  - "Да уж постараюсь."
  Рин замерла, вслушиваясь в завывания ветра. Какой-то посторонний звук... Шелест и хруст... Что-то едет по ту сторону поворота ущелья!
  - "Сюда кто-то едет. Я пошла проверять свои актерские способности."
  - "Будь осторожна."
  - "Буду."
  Машина вырулила из-за поворота, сделала круг по узкому скальному выступу и съехала вниз по более-менее ровному участку склона. Рин сидела на камне возле обломков, греясь от огня пожара. Она замерзла и мелко-мелко дрожала. К этому времени ее одежда приобрела совершенно непотребный и попрошайский вид, лицо слегка покрылось копотью, пока она карабкалась по скалам - выпачкалась и вступила в болото, волосы всклокоченной массой падали на плечи.
  Бронированный монстр угловатой конструкции остановился возле обломков. Дверь открылась, выпуская группу солдат в пятнистой коричнево-серо-зеленой форме. Девушка просто молча на них смотрела.
  Что они есть, что их нет. Наваливалась какая-то непонятная усталость.
  Ее быстро заметили.
  - Капитан, есть живые.
  - Веди в машину.
  - Да, сэр. - солдат тронул Рин за плечо. - Вы меня слышите?
  - Слышу.
  - Целы?
  - Вроде да...
  - Что случилось?
  - Откуда я знаю? Летели, летели, а потом корабль как сбесился, давай петлять! А потом... - Рин всхлипнула и разревелась.
  - Пойдемте.
  Солдат отвел ее к машине и передал медикам. Рин успокоилась, села на жесткую скамью в салоне, наблюдая за солдатами, копошащимися около обломков. Провозились они около двадцати минут, но ничего не узнали. Да и что можно было узнать? Водитель транспорта поднял тревогу, когда на радаре нарисовался все тот же истребитель. Солдаты спешно погрузились в машину, и БТР живо убрался под защиту мощных выступов скальных пород. Один из солдат, рассматривающий дублирующий экран радара, проворчал под нос:
  - Росский аммандар! Ничего себе. - заметив любо?пытный взгляд Рин, он пояснил: - Аммандары - силь?нейшие в классе корабли. Один такой без проблем сбивает легкий крейсер. Проклятье! Привели-таки их на Корромин! Кого же эта птичка ищет?
  - Наверняка того росса, что захватили на западном перевале. - лениво ответил солдат с длинным шрамом на лбу.
  - Да брось.
  - Я серьезно. Это не простой воин.
  - Да ну?
  - Я видел его раньше. - солдат задумался. - Год назад, на перевале Орта. Это он тогда положил западную базу. Никого другого больше не было. Настоящий ас. Из элитных. Командир полного отряда. У него на уакионе знак.
  - Молодой монстр.
  - Где-то так. Таких немного, но и одного слишком много. Его же взяли вчера только благодаря широкополосному шокеру на варсе. Иначе никто бы живым не ушел.
  - Страшный парень.
  - Не то слово.
  - Мы куда сейчас? - тихо спросила Рин.
  - На дальний пост. Потом - на базу.
  БТР, вернее варс, размеренно пожирал дорогу. Переваливался через насыпи и неспешно ехал. Время приближалось к полудню, когда водитель резко ударил по тормозам. Варс подпрыгнул на ухабе и пошел юзом, свалив к самой скале, и остановился под защитой немилосердно смердящих оранжевых кустов. Командир отряда выглянул в кабину.
  - Что там?
  - Ихтаны. Около сотни тварей. Что-то там возятся посреди дороги. Видимо, провалился потолок одного из их туннелей.
  - Объехать можно?
  - Да, но это петля в пятьдесят ав. Пол дня угробим. Если лавиной перешеек не завалило, и не гарантия, что нас не перехватит стая где-то еще. Да и таер на хребте Мифи опять расплодились.
  - Пробьемся?
  Стрелок не очень уверенно качнул головой.
  - А придется. Таган, за пушки. Постарайся скосить сколько сможешь. Тарон, гони.
  И Тарон погнал. Машина подпрыгивала по неровностям дороги, быстро приближаясь к работающим тварям. Их заметили. Ихтаны заполошились. А Рин вновь почувство?вала, как наливается холодным огнем что-то там, под диафрагмой. Они стояли между ней и россом. Ничто! Ничто и никто не встанет у нее на дороге! Им лучше уйти. Исчезнуть и дать ей проехать. Иначе... Тугой клокочущий ком наливался силой и рос в груди.
  Варс быстро приближался. Ихтаны уже пошли в обход машины, собираясь напасть одновременно со всех сторон. Но вот они замерли. Все сразу. Почуяли. Таган развернул турели, готовясь открыть огонь. Рин мысленно, с силой приказала: "Брысь!".
  Ихтаны сорвались с места, в панике разбегаясь, прячась, стараясь уйти с дороги бешено мчащегося варса. Минута, и ни одной твари на дороге не осталось.
  Ишон онемели. Правда, надо отдать должное водителю, он не остановился, продолжая мчаться вперед, и только перевалив хребет, позволил машине сбросить скорость и замереть у кустов.
  Какое-то мгновение в салоне было тихо. Люди сидели молча, без единого звука рассматривая кто стены, кто соседа. А кто вдумчиво таращился на экраны. Ни одного ихтана в округе не было - они все разбежались. Молчание затягивалось. В напряженной тишине слова командира варса упали тяжело, печатая каждое слово гранитной плитой:
  - Никому! Ни слова! Ни одна живая душа не должна узнать. Ясно?
  Он дождался сумрачных кивков. Не надо быть гением, чтобы предугадать ход мыслей в насквозь военизированной башке начальства. Ихтаны были бичом хоммо в зимний период, убивая больше народу, чем россы за теплый сезон. И если появится шанс узнать, как от этих тварей избавиться или защититься, - они пойдут на все, чтобы выбить этот секрет. Никто не питал иллюзий относительно благородства начальства и своей собственной безопасности.
  - Езжай, Тарон. - тихо сказал командир, не сводя глаз с замурзаной мордашки Рин.
  - По перевалу на центральные плато?
  - До центрального плато не доедем. Перевал завалило.
  - Лавина?
  - Ракета. Езжай к базе у озера.
  - Через пик или Великий Каньон?
  - Через каньон.
  Тарон тронул машину, осторожно выруливая на укатанную естественную каменистую дорогу, серпантином вьющуюся в горном массиве по одной ей угодному маршруту. Ехать было далеко. Очень далеко. Ишон спешили, стараясь добраться до базы до наступления темноты.
  
  Корромин никого и никогда не радовал погодой и не щадил. Вот и сейчас сумрачное небо нависало над головой тяжелым одеялом, низко завывал ветер, дробясь в высоких крутых скалах, собирался дождь, который так и не пойдет до начала осени... Варс неспешно перевалил гряду по естественному пандусу, созданному каким-то давно прошедшим оползнем. Со склона облезло все, что только могло облезть, оставив голый камень, но водитель набрать скорость не рискнул. Малейшая ошибка, и варс окажется в пропасти раньше, чем они успеют хотя бы попробовать затормозить, а камень-то гладкий, аж блестит, словно его полировали на совесть, с любовью. Варс выцарапался на гребень и весело покатил вниз, выруливая к широкой развязке дорог. Спустя еще три часа варс мирно зарулил на небольшое высокогорное плато, куда выходили огромные ворота центральной базы всего региона.
  База была построена в толще скальных пород в пещерах, обустроенных и расширенных людьми. Когда-то, когда люди только пришли на Корромин, базы строили в воздухе, крепя на распорках у самых пиков. Но потом пришли хозяева планеты, и базы рухнули в пламени взрывов. С тех пор все постройки вгрызлись в толщу скал, укрываясь от смертоносного взора истребителей с черно-золотым флагом Росской Империи.
  Варс закатился в ангар и припарковался у стены. Солдаты выгружались неспешно, перетаскивая какие-то тюки и ящики. Рин некоторое время за ними наблюдала, пока за ней не пришли. Ее тронул за плечо мужик крайне мрачного вида, хмуро рассматривающий ее, словно она - таракан на свадебном торте, и снять нельзя - повредит торт, и оставлять нельзя.
  - Следуй за мной.
  Рин пожала плечами и пристроилась за ним, вдумчиво рассматривая квадратную спину. Долго идти не пришлось. Ее завели в небольшую комнатенку крайне гнусного вида. За небольшим столом сидел представительный худощавый мужик со все той же мрачной рожей, рассматривающий девушку с крайним неодобрением и подозрением в черных глазах. От этого взгляда мурашки по коже пошли. Неприятно. Опасно.
  - Садись.
  Он взглядом указал на стул. Рин молча села, не сводя с него глаз. Мужик кивнул, и шкафоподобный провожатый испарился за дверью. Ее рассматривали с тем выражением, с каким хозяйка коммуналки рассматривает приблудного котенка, нагадившего на коврик у двери. Неприятный взгляд, оценивающий, брезгливый. Рин начала потихоньку закипать. Но молча. Она могла заставить кровь закипеть в его жилах. Могла обвалить эту базу, вновь сделав скалу монолитной. Могла. Но... не могла. Ей нужно попасть на главную базу.
  - Рассказывай.
  - Что? - Рин моргнула.
  - Кто ты.
  - Я? Э...
  - Имя.
  - Рина.
  - Дальше?
  - Рина Дарко. - Рин проникновенно заглядывала в серые глаза мужчины невинными глазками законченной идиотки.
  - Откуда родом?
  - С Эрси.
  - Где находится планета?
  - Я... я не знаю. - Рин потупилась. - Я плохо разбира?юсь во всем этом. В этих координатах, направлениях. Дядя знал, но он... - Рин всхлипнула.
  - Что случилось с кораблем? - мужчина начал заводиться, как хорошая машина.
  - Я не знаю. Летел-летел, а потом как дернется. Пол поехал, он начал вращаться, а потом - удар... Я не знаю, что там было. Я не помню, как выбралась. - по щекам вполне натурально потекли слезы. А в голове звенела ярость. "Мудак хренов, все тебе возьми и расскажи! Много спрашиваешь - много врут!".
  - Куда летел корабль?
  - Не знаю.
  - Не знаешь? - на квадратных скулах заиграли желваки.
  - Нет. Дядя знал.
  - Ты так доверяла дяде?
  - Да, а что? - Рин хлопнула глазами, преданно глядя в стальные глаза мужчины.
  - И как ты будешь возвращаться?
  - Меня папа найдет. - с видом блаженного идиота безмятежно ответила Рин.
  - Почему такая уверенность?
  - Он же всегда находил. - Рин пожала плечами, все так же преданно глядя в глаза с видом клинического дебила.
  Он задумался. Надолго. А потом опять начал выспрашивать. И так, и эдак, и вскользь спрашивая, и давил на психику, и угрожал, и льстил. В конце концов Рин это надоело, и она прервала разговор самым простым способом - она разревелась навзрыд. Сему нехитрому искусству она научилась у сестры. Мужик поколебался, а потом видимо махнул на нее рукой. Попытался успокоить. Ага, щаз, размечтался. С чувством крайне сволочного удовлетво?ре?ния, она наблюдала, как он пытается ее успокоить. Ха! Женская истерика пошла по второму заходу со всхлипыванием и ревом. Милейшее дело. Мужик уже впал в крайне скучное состояние бессилия, пока не догадался пообещать помочь ей вернуться домой. Слезы быстро высохли на опухшей красной мордашке. К сожалению, припухлость появлялась вполне закономерно и контролировать ее, в отличие от рева - невозможно. Навь, наблюдавший за всем процессом, мысленно аплодировал. Обещание автоматически означало, что Рин переведут на главную базу, поскольку звездолеты ходят только оттуда, и устойчивая спутниковая связь есть опять же, только на главной базе. Блеск! Но достал он капитально! Мурыжил, мурыжил, мурыжил! Гад. Но, то ли он понял, что перестарался, то ли что-то в нем проснулось человеческое, но он, в конце концов, догадался спросить:
  - Голодная?
  - Да... Я только утром..., а потом не успела... - и всхлипнула.
  Мужик при этом всхлипывании чуть ли не подпрыгнул с отвращением на физиономии. Блеск в глазах грозил очередной истерикой, и затяжной. Он проникся моментом и вызвал какого-то Эйдеса. Прибежал милейшего вида парнишка, уставился на зареванную мордашку Рин, вопросительно посмотрел на командира.
  - Отведи девушку в столовую и накорми, и пусть ее устроят в пятом блоке.
  - Да, сэр.
  Рин пошла за Эйдесом. Паренек оказался довольно милый, даже можно сказать заботливый. Отвел в столовую достаточно быстро. Рин и впрямь проголодалась настолько, что в желудке началась небольшая война. Поскольку свои припасы она благоразумно выбросила до прибытия варса дабы не вызывать ненужных вопросов, то перекусить было нечего. А жрать хотелось.
  Базовая столовка напоминала институтский вариант в общаге, разве что была куда чище и комфортнее. Да и больше раза в четыре, если брать по скромному. Столы располагались в пять рядов, у стены - ряды пищевых автоматов, рядом - огромный экран на всю стену с какой-то информацией, списками дежурств, расписанием выходов, транспорт?ных рейсов и прочей житейской информативной мелочью. Попыталась взъесться на пацаненка - не вышло. Не виноват еще ни в чем относительно ее персоны. Ну да ладно, живи, чтоль.
  Эйдес подвел ее к одному из автоматов и спросил:
  - Что будешь.... ээ...
  - Рин. А что - не знаю. Что есть?
  - Ну, есть тут можно... хм...
  - Закажи на свое усмотрение.
  - Хорошо.
  Он быстро застучал по клавиатуре автомата. Машина обижено загудела, переваривая заказ, засопела, что-то задребезжало.
  - А оно не развалится?
  - Не. Эт всегда так. Только попробуй из этой дряни что-то съедобное выдавить, так сразу дребезжать начинает. Сопротивляется, понимаешь ли. Рухлядь, мать ее!
  - Добрый ты.
  - Да я-то тут причем? Загружают в машину полуфабрикаты непонятного производства, вот оно и выдает непонятно что. Когда совсем жрать невозможно, кто-то идет на охоту. Ихтаны, они же съедобные. Если нападают на пост или базу, то пару тушек обязательно забирают в столовую. Особенно на малых постах. Там-то вообще с продовольствием беда.
  - Животрепещущая тема.
  - Да уж. А что остается делать?
  - Скажи, кто это был?
  - Капитан Тарнс. Редкостная зверюга. - Эйдес отобрал тарелки у автомата и пошел к удаленному столу подальше от дверей и экрана. - Допрашивал, откуда взялась?
  - Угу.
  - А он поверил в историю с кораблем.
  - А ты?
  - Нет, конечно. - Эйдес ухмыльнулся. - Я же видел обломки. Из такой катастрофы не выживают. Даже случайно.
  - Почему не сказал?
  - Зачем?
  - Ну а патриотизм и прочее?
  - Ты издеваешься, да? - Эйдес хохотнул. - Нет, я люб?лю свою родину, но я не поддерживаю начальство в его упертой попытке удержать Корромин. Они льстят себе мыслью, что мы удерживаем планету третий год. А ведь россы еще не брались за нас всерьез. Так, прилетает три-пять отрядов воинов, и гоняют нас по всей планете. Захоти они нас от?сю?да вышибить на полном серьезе - мы бы летели уже давно и далеко.
  - А почему так?
  - Да общей войны не хотят. Ведь теоретически между нашими расами войны нет. Так, мелкие чисто добрососед?ские стычки. А начнись война... Что-то я сомневаюсь в на-шу по?беду над ними. Да и наши военные светила сомнева?ют?ся. Справедливо сомневаются, между прочим. Ты видела хоть одного росса?
  - Да.
  - Где? - Эйдес удивленно хлопнул округлившимися глазами.
  - Да сидела я на камушке на берегу океана, а он по карнизам на скале ихтан гонял.
  - Он тебя заметил?
  - Конечно.
  - И?
  - И ничего. Пришел, посмотрел, пожал плечами и сва?лил дальше ихтан гонять.
  - А чего плечами пожал?
  - А я пернатых золотистых прохвостов приручила.
  - Куану, чтоль?
  - Ага.
  - Как?
  - Да долгая история. Подкармливала их, из паутины вытаскивала. Они привыкли, приручились. На плечах катались.
  - А чего в горы пошла?
  - А что мне делать на побережье? Жить там? А как зима наступит?
  - Логично. А как ты вообще тут оказалась?
  - А вот этого я не знаю. - Рин вздохнула. - Действительно не знаю. То ли кто пошутил, накачав снотворным и подбросив? Но кто? Я вот сама думаю, и не могу найти ответа, как ни крути.
  - Враги есть?
  - Да у кого их нет. - философски пожала плечами Рин.
  - Ты ешь бери. - Эйдес усмехнулся. - Голодная ведь.
  - Голодная. - Рин мило улыбнулась с набитым ртом.
  Поев на совесть, она позволила Эйдесу оттарабанить себя в каюту. Солдат показал жилье и свалил, отозванный начальством. Рин осталась самостоятельно разбираться с оснащением стандартной каюты.
  С часок она обшаривала все закутки, выдвигала и задвигала стенные шкафы и шкафчики, а потом, всласть наигравшись, завалилась на койку. Вместе с каютой ей достался комплект одежды более-менее на нее подходящий. Только из ботинок она слегка выпадала, - они оказали на три размера больше. Пока ей выдавали новенькое шмотье, капитан Тарнс сказал, что корабль на главную базу отправиться через два дня, до этого времени настоятельно рекомендовал нос из каюты показывать только в столовой. Рин радостно согласилась и обещала себя хорошо вести. На этом капитан успокоился, и они попрощались.
  
  К вечеру капитан уехал с колонной варсов на какой-то из постов. Рин точно знала, что они не вернутся. Знала с непробиваемой, абсолютной уверенностью. Настолько точно, что аж оторопь брала. Они все погибнут, или почти все.
  Утром пришло сообщение: "Колонна варсов атакована росским аммандаром".
  Истребитель уничтожил варсы, но не стал уничтожать людей. Все остальное сделали ихтаны. Выжило лишь двенадцать солдат, и то, случайно. Капитан погиб в машине при атаке корабля. Слушая скупую сводку, Рин не чувствовала ничего. Ни сожаления, ни сострадания. Ничего. Капитан был для нее не более чем одним из военных, отравляющих жизнь. Эйдес, не поехавший с колонной по ее просьбе, как-то странно сбледнул с лица. Но не сказал ни слова. Лишь позже, когда они сели завтракать, он не выдержал и спросил:
  - Ты знала?
  - Что на них нападут? Нет. Что не вернутся - да.
  - Откуда?
  - Чутье есть у меня. Вот и знала. Просто дурацкая уверенность, не более того.
  - Если бы я поехал...
  - Ты бы вернулся. - совершенно равнодушно сказала Рин. - Тебе жить долго. Если россу на пути не встанешь.
  - Это как?
  - А вот так. Валить тебе отсюда надо. Иначе убьют к следующему же лету. - сказала как отрезала.
  Эйдес задумался, ковыряясь ложкой в каком-то пюре бурого цвета. Почему-то от ее слов по коже озноб пошел. Неприятный. Льдистый. Может, это неудачная шутка. А может и нет.
  - Мой контракт заканчивается.
  - Вот и не возобновляй.
  - А ты что делать собираешься?
  - Еще не знаю. - Рин встала. - Пойду-ка я в каюту.
  И она ушла. Побродив по базе, Рин ушла в каюту, упала на койку, бездумно глядя в потолок. Время еле тянулось, медленное, неспешное, а времени у нее как раз и не было.
  Контакт появился внезапно. На какое-то мгновение резкость расплылась, словно мир подернулся рябью, появилось ощущение раздвоенности, словно призрак проступал другой вид. Она закрыла глаза, призрачный вид стал резче, контрастней, ярче. Она видела его глазами! Все странно размытое, слегка плывет, как после наркоза, в голове - звенящая пустота и обреченность, все тело ломит... Он повернул голову, и она увидела покрытые аппаратурой стены, пару ученых и тощую лаборантку. Он в лаборатории. Изучают, сволочи. Не так уж давно встретились люди и россы, не так уж много им попадаются пленных. Еще не набавились с новенькой для них физиологией. А научный люд пределов не видит, не желает видеть, не имеет ни доли сострадания... бездушные к своим... мышкам. Захотелось закричать, разломать эту проклятую аппаратуру, разбить на голове. Но она могла лишь наблюдать. А время истекало. Тело ломит, боль угнездилась в каждой мышце, разгорается жар...
  - "Что они с тобой сделали?"
  - "Чего они только не делали." - донесся приглушен?ный усталый ответ. - "Ты видишь?"
  - "Да. Я вижу."
  - "Не ходи... за мной. Поймают - убьют."
  - "Не поймают." - все та же непоколебимая уверен?ность. - "Не смогут. Ты будешь жить."
  Он не ответил. В этот момент один из худосочных ученых включил что-то там на пульте, тело росса пронзил разряд просто нетерпимой боли, из глаз посыпались искры, но он не издал ни звука. А Рин матюгалась благим матом, сидя на койке. Острый слух росса донес голос ученого:
  - Устойчивость нервной системы к раздражителям просто фантастическая!
  У Рин от бешенства аж потемнело в глазах.
  - "Я те дам раздражитель! Ах ты, глиста в халате!"
  Навь пребывал в состоянии полного ступора, едва ли понимая что с ним происходит. Если понимал вообще. Бешенство возникло как-то так естественно, ненавязчиво затапливая огненной волной. В голове что-то ухнуло, явственно раздался звук лопнувшей струны, что-то с треском сорвалось у нее где-то там, в подсознании, в глубинах ее существа. А по лаборатории пронесся шквал: аппаратура брызнула искрами, разлетаясь во все стороны дымящимися осколками, начался пожар, помещение заволокло едким дымом, истерически визжала лаборантка, кашель, мат, проклятия, и все давил рев сирены пожарной опасности.
  - "Благодарю."
  - "Не за что."
  - "Не знал, что ты это можешь."
  - "Я тоже. Спи, пока еще есть у тебя эта возможность. А я послежу. Чтобы ни одна сволочь не разбудила."
  Росс лишь слабо улыбнулся, почти мгновенно провалившись в тяжелое забытье. А Рин, сузив канал контакта, легла на койку, наблюдая за ним, присматривая, и тренируя свою способность.
  Ученые отошли от стресса часа через два, после чего вернулись к спящей жертве. Рин с чувством крайне злобного удовлетворения расплавила пульт управлению дверью. Дверь, конечно, расковыряли. Через четыре часа. После чего за мгновение до открытия Рин заварила створки сплошным швом. Сплавив их меж собой. Словами последующую сцену не передать! Дверь, в конце концов, вырезали. Но времени прошло достаточно. Аппаратуру Рин испортила окончательно и бесповоротно. К сожалению, росса перенесли в соседнюю лабораторию. С изоляцией. Связь пропала. Пусть на время. Рин понимала, что все равно пробьет защиту. Но сколько же времени уйдет? И что они с ним успеют сделать? Постепенно ее сморил сон. Рин уснула, свернувшись калачиком на жесткой неудобной койке.
  
  Корабль на главную базу отправился ранним утром, когда росские воины предпочитают спать, а их скоростные и маневренные корабли еще стоят в доках на палубах базы. Конечно, всегда оставался риск, что кому-то из них не спится или он проспался днем и сейчас рыскает по планете, но... В общем долетели нормально, и перелет ничем примечательным не отличался. Рин сидела в объемном трюме пузатого транспорта, похожего на обожранного таракана, вместе с группой техников и отделением солдат с каким-то хитрым и непроизносимым названием. Солдаты большей частью дремали, по возможности досыпая лишние пол часа. Рин свернулась клубочком среди тюков с осенней одеждой, подремывая, вслушиваясь в мерный рокот двигателей. Постепенно она задремала, пока ее не разбудил толчок приземления.
  Главная база ничем особенным от предыдущей не отличалась. Конфигурацию и расположение помещений определяли пещеры, в которых они строились. Местные горы оказались богаты на целые системы природных пещер, а редкие землетрясения снижали риск обвала. Главная база заняла крупную систему пещер, похожую на связку бус: полости следовали одна за другой, соединенные узкими и извилистыми коридорами. Где могли, пещеры расширили, выровняли естественные переходы и добавили новые. Кое-где в стенах оставили природный камень, лишь слегка его подровняв.
  Варс вкатился в ангар через узкий туннель основного шлюза. Судя по крылатой свалке лома в углу ангара, росский корабль умудрился зафигачить им ракету прямо в ангар, накрыв разом три транспорта, после чего - убрался на своих родных, да еще и без единой царапины на блестящих черных боках. Командующий базой пребывал в таком осатанении, что добровольно к нему никто не совался. Рин от греха подальше засунули в жилой блок к техническому персоналу базы, наказав на глаза военному люду не попадаться. Рин согласилась. Все равно дольше трех дней она на базе не задержится. То самое глубинное чутье говорило - надо сваливать и быстро. Пока ее не хватились. Но как?
  По счастью, попала она в пустую каюту. Дыра - редкая, но хоть соседа нет. Первый день она потратила на слоняние по ангару, но так, чтобы не мозолить глаза. Кое в чем помогла техникам, кое-где потолклась в кучке с народом. Поошивалась вокруг "Стрел" - скоростных разведчиков. А ночью, расковыряв ножом винты, полезла в вентиляцию. Ночной рейд принес и огромный плюс - вентиляция выходила в складские помещения, где Рин добыла матрасы, одежду и всякий мелкий инвентарь без которого жизнь на природе крайне некомфортна. Все это дело она упаковала в два увесистых тюка и оставила в ангаре среди шикарных развалин возле самой дальней в ряде "Стрелы". Следующей ночью машину она с горем пополам заправила, с матом вспоминая действия мужика, заправлявшего "Стрелу" днем. Заправила. Долго убирала, и в крайне пожеванном состоянии вернулась в каюту. Проспала до обеда мертвым сном, отреагировав только на истерическое верещание звонка. За дверью нарисовался Эйдес, прибывший на транспорте вместе с ней.
  Он осмотрел сонную опухшую физиономию.
  - Спишь?
  - Сплю.
  - Разбудил?
  - Да.
  - А чего ночами не спишь?
  - По базе гуляю. - ворчливо ответила девчонка, прогребая пальцами рыжую гриву.
  - Мда?
  - Угу. Крайний приступ лунатизма. Чего надо?
  - Завтра корабль улетает. И ты на нем.
  - Куда? - без всякого энтузиазма спросила Рин.
  - Понятия не имею. Тебя ссадят в ближайшем гражданском порту.
  - Ну, спасибо. А как я домой попаду?
  - Дадут распоряжение.
  - А...
  - Ты не рада?
  - Я спать хочу, и ничему сейчас не рада. - ворчливо ответила Рин.
  - Идем в столовую.
  - Пошли.
  Эйдес таскал ее по базе до вечера, пока она не ушла спать, перед этим убедительно поверещав на пацана. Эйдес обиделся, отвел ее в каюту и свалил. Рин честно отправилась спать. У нее было время до ночной пересменки. Пять часов на сон .
  Рин проснулась ровно в три ночи (в корроминском ва?рианте - третий росский рулл суток), подчиняясь вдолбленной в себя привычке открывать глаза за пять минут до звонка будильника. Только будильника на этот раз не было.
  Странное дело, но в голове царила тишина и пустота. Никаких мыслей, никакого волнения. Словно так и должно быть. Словно она каждую ночь воровала россов по базам. Как хобби, так сказать. Две минуты прошло, камнем упав на пол. Пора. Она встала, оделась, закидала шмотье в увесистый рюкзак. Винты на решетке вентиляции отошли сразу, Рин протолкнула рюкзак, забралась сама, осторожно закрутив винты на место так, как было до ее вмешательства. Последний взгляд на каюту. Еще есть время остановиться. Последний шанс... Рин сдала назад, ногой отпинывая рюкзак. Пятиться пришлось до развилки, где наконец-то удалось развернуться. Рюкзак она тащила за собой на бечевке. Хорошо хоть ни один параноидально-больной придурок не догадался расставить в вентиляции препятствия типа лазеров, систем слежения и прочего.
  Ближе к лабораторному корпусу шахта вентиляции расширилась, позволяя идти на полусогнутых, и Рин развила хорошую беговую скорость, успев добраться до искомой лаборатории как раз к пересменке охраны.
  До этого места Рин раньше не добиралась, боясь ненароком нашуметь и привлечь внимание. Сейчас, лежа на животе, она рассматривала через жалюзи решетки лабораторное помещение. Две камеры на стенах: одна у самой решетки, вторая - на стене напротив. Хреново, однако. Вторая камера добавит немало острых ощущений. Время, время... а у нее только минут десять, ну может пятнадцать.
  Решетка поддалась легко. Подождав, пока камера номер два отвернет свое узкое рыльце в сторону двери, Рин отодвинула решетку и, опасно высунувшись, аккуратно, плавно, нежно повернула крепление первой камеры чуть-чуть вверх. И быстро спряталась обратно, закрыв за собой решетку, когда вторая камера начала разворот обратно. Камера продолжала работать, картинка поступала на персонал, вот только широкий лабораторный стол оказался за пределами поля зрения первого стража. Дежурный следил за экранами вполглаза, особенно в это время. А сейчас, когда начинается смена караула у охраны коридоров, глаз оператора будет непроизвольно цепляться за движение на других мониторах. Смена у него на полчаса позже смены охраны. И эти полчаса внимание самое рассеянное, поскольку мысли уже в койке и спят. Авось и не заметит, что угол зрения камеры несколько сместился. Другого пути нет. Усыпить всю базу ей не по силам. Остается надеяться на удачу. Чем черт не шутит, когда бог спит...
  Вот только второй страж сильно портил нервы. А время, время... Камера мерно двигала мордой, Рин считала секунды. Вот, наконец, она отвернулась. Рин открыла решетку, и уже разжимая пальцы, второй рукой захлопнула решетку. С тихим лязгом защелкнулись крепежи, решетка замерла, Рин разжала пальцы, упала на пол и нырнула за стол.
  Камера повернулась.
  Сердце бешено колотилось в груди. Она считала секунды. Камера должна бы отвернуться. Короткий взгляд: точно, отвернулась. Рин перебежала к лабораторному столу. Навь в глубокой коме. Плохо. Если он не очнется, им обоим конец. Глаз зацепился за тусклое черное пятно на белоснежном столе. Надо же, его сабли. Лежат среди прочего барахла. Интересно. Рин, краем глаза присматривая за камерами, переползла к столу у стены, стащила за ремни сабли, сгребла на ощупь все, до чего смогла достать (кажется, что-то из оружия, да аптечку прихватила), запихала добычу за шиворот, завязав потуже пояс абы не выпадало по дороге, и полезла назад, к столу.
  После недолгой возни она открыла зажимы, удерживающие воина на столе, со стороны от второй камеры. Проклятье! "Мертвая зона" для обеих камер на столе всего-то пять секунд! А надо успеть. Рин считала четко, стараясь не сбиться. И-и-рр-раз, встать, перегнуться через стол, и-и-и-два, подковырнуть "язычок", и-и-и-три, выдернуть штырь, и-и-четыре, открыть зажим, и-и-и-пять, она вновь сидит на полу, а над головой физически ощутимо проходит взор камер. Десять секунд сидеть, а потом опять, на зажим на ноге. Опять отсидеться, и - расстегнуть широкий ремень на животе. Есть. Открыть-то открыла, и что дальше? Растолкать его не удалось. Поднять - не могла физически - весил он, однако, совсем некисло. Навь пребывал в глубочайшем обмороке, его мелко-мелко трясло, словно его бил тик. Тело ненормально горячее. Неужели жар? Черт, да что с ним сделали?
  Рин начала нервничать. Время истекало. В глубине рождалась тревога. А ведь еще до ангара нужно добраться!
  Поднять росса удалось только после резкого мысленного приказа "Вставай!". Правда, сказать, что он пришел в сознание, Рин не могла. Навь не осознавал ни где находится, ни что делает, бездумно выполняя непосредственные команды, как робот. Впрочем, от него больше и не требовалось. Двигался, и ладно. Надо заметить, двигался он безупречно. Тело помнило навыки, даже в таком состоянии он не шел... тёк. Если бы не это... Рин вздрогнула. Она просто изумлялась, как он умудрился забраться в вентиляцию в "мертвой зоне" камер.
  До машины они добрались на пределе времени. Солдат, патрулировавший ангар, отрубился от крепкого удара по загривку, Рин быстро поволокла росса к выбранной и подготовленной для длительного перелета "Стреле", прихватив по дороге спрятанные в обломках кораблей пакеты, и только когда воин оказался на заднем сидении, девушка убрала контроль над ним и позволила отключиться окончательно. Осторожно выкатила "Стрелу" из ряда и подвела вплотную к запасному шлюзу. Открыть главные ворота не рискнула. Сейчас, посреди ночи, сирена поднимет на ноги всю базу. Впрочем, открытие запасного шлюза тоже не останется незамеченным, но если оператор не смотрит на пульт, то и не заметит маленькую зелененькую лампочку. Диафрагма шлюза раскрылась, пропуская узкую машинку на свободу. Рин быстро вывела "Стрелу" и закрыла за собой створки. Конечно, запись об открытии шлюза останется на компьютере, но фору Рин получит. Проверять будут только утром, а к тому времени она будет уже далеко.
  
  "Стрела" буквально пожирала расстояние, развивая умопомрачительные скорости: легкая, маневренная, скоростная, она уносила их все дальше и дальше. Конечно, машина была оборудована и навигационным оборудованием, и картографическими базами данных, и системами спутниковой связи, бесполезной на этой планете (ни один уважающий себя росский корабль мимо спутника не пролетит, не пальнув в него пару раз - больше спутник не выдерживал при всей навешанной на него броне).
  По картам Рин не ориентировалась вовсе - пометки и система обозначения высот вводили ее в крайне скучное и тоскливое состояние бессилия перед собственным идиотизмом. То же касалось и маркировки на циферблатах: язык понимать - это одно, а вот читать на нем - это совершенно другое. Вся коллекция закорючек, палочек, двойных, а то и тройных стрелок, каких-то амебоподобных сгустков в пластиковых шариках на пульте... все это вводило в ступор. Да и вообще весь полет проходил под знаменем здоровой интуиции: Рин не знала расстояние до побережья ни в родных километрах, ни в росских альдерах, ни в авах хоммо. Но, то самое великое чувство направления, что не дает заблудиться в чужом городе, вывело ее к тому самому побережью.
  Переезд занял четыре дня, и все это время Навь так и не пришел в сознание.
  
  Побережье . Красная луна правила небом. В сумраке бескрайний ковер леса казался монолитной стеной, встающей на равнине и уходящей куда-то далеко, за горизонт, растворяясь во мраке надвигающейся ночи. Ночной лес ожил под красным светом луны призраками и кошмарами; шевеление в глубоких тенях будило ужас, страх населял их чудовищами и хищниками, готовыми вот-вот выскочить на тебя. Далекие крики животных, рев хищников, переклички дракончиков и стрекот насекомых лишь усиливали страхи подсознания.
  Фары "Стрелы" выхватывали из темноты стволы деревьев и кустарник подлеска. Рин остановила машину у того самого дерева, на котором остался стоять шалаш, и осторожно, бережно, стараясь лишний раз его не дергать, вытащила воина из машины. Зеленая мордочка котяры вынырнула из кустов, шумно принюхиваясь, но кошка близко не подошла. Машина пугала. Рин выгрузила все припасы, ободрала "Стрелу" и, выведя за границы леса, пустила ее в полет к горизонту с намертво заклиненным рулем и педалями тяги. К тому моменту, когда иссякнет топливо в объемных баках, машина улетит далеко. Пусть ее ищут где-то там, за далеким горизонтом.
  Ита вернулась, шумно обнюхивая росса и тихонько?-ти?хонь?ко попискивая. Умный зверь чувствовал, что ему пло?хо. А росса подкосила болезнь. Страшная, чуже?род?ная, введенная учеными в последний момент. Рин ничего, ну совершенно ничего не могла поделать, никак не могла ему помочь, облегчить страдания, и это просто убивало!
  Оставив кошку охранять росса, девушка затащила многочисленные тюки, пакеты и пакетики на дерево в шалаш. Наверху ничего не изменилось за эти семь дней. Все так же, все то же. Разложив и закрепив припасы, она вернулась за воином.
  Ита лизнула его щеку, и жалобно, тоскливо мяукала. Росса скрутил очередной приступ. Тяжелый, затяжной. Рин села рядом с ним на траву, прислонившись к дереву, поддерживая его, обнимая, а его било крупной дрожью... Горячее от внутреннего жара тело неестественно-белого цвета, тонкая пятнистая куртка хоммо, насквозь мокрая от пота, облепила тело, уже не защищая от порывов прохладного ночного ветра. Его состояние все ухудшалась, дыхание становилось все тяжелее и тяжелее, появился неприятный хрип, - болезнь набирала обороты, а он все слабел и слабел.
  - Только не умирай... Только не умирай! - тихо, как заклинание, бормотала Рин, убаюкивая его и придерживая.
  Приступ прошел, окончательно истощив и без того небольшие силы воина. Рин скинула с ветки несколько веревок, подцепила к ним гамак и осторожно подняла росса на развилку. С трудом, опасаясь уронить. Устроив его со всеми возможными удобствами, она спустилась вниз, и, обняв кошку, долго-долго сидела на траве, бездумно глядя в яркое звездное небо.
  Утром болезнь росса обострилась. Вирус сдавался неохотно. Моменты облегчения сменялись жестокой лихорадкой с резкими судорогами. Вирус и иммунная система выкачивали энергию из организма, и к концу недели воин превратился в собственное приведение.
  Однако вскоре болезнь пошла на убыль. К концу второй недели лихорадка и приступы прекратились, через пару дней спал жар и исчезли резкие перепады температуры. Побочным эффектом болезни оказалась полная блокировка сознания, и только через две недели, когда состояние воина пошло на улучшение, росс пришел в себя. Впервые с тех пор, как они покинули базу хоммо .
  
  
  
  
  Глава 4: Выбор
  
  Даже если вас съели, у вас есть два выхода.
  
  
  Он очнулся внезапно. Глубокий, похожий на кому сон исчез, оставив глухую слабость во всем теле. Он повернулся на бок. Что-то захрустело. Трава? Откуда здесь трава? Прохлад?ный ветерок холодил кожу, шелестели листья... Листья? В лаборатории? Воин открыл глаза.
  - Что за...?!!
  Над головой радостно шумела листва. Чья-то рука свела вместе ветки дерева, создав крытую речным савейном крышу. Солнце пробивалось сквозь крону, заливая шалаш радостным зеленоватым светом. Рядом - стопка с одеждой, бутыль с водой, и что-то весьма вкусно пахнущее, завернутое в мясистый лист.
  Рин.
  Росс улыбнулся. Девчонка где-то рядом...
  На побережье.
  Осознание пришло само собой, словно так и должно быть. Немного поколебавшись, он мысленно позвал:
  - "Рин?"
  Ответ пришел мгновенно:
  - "Навь? " - неуверенность и тревога.
  - "Да. Я это, я." - усталый смешок и всепоглощающая слабость.
  - "Как самочувствие?"
  - "Жить буду."
  - "Да уж надеюсь."
  - "Долго?"
  - "Долго."
  - "Сколько?"
  - "С момента, как по загривку прикладом получил?"
  - "С момента, как вирус ввели."
  - "Двадцать пять дней. Включая этот." - Рин мысленно хохотнула.
  - "Что смешного?"
  - "Да так. Эт я о своем. Жди, сейчас буду. Постарайся не свалиться с дерева."
  - "С какого дерева?" - росс напрягся.
  - "С того, на котором ты сидишь. Неужто ты думал, что я рискну ночевать в лесу на земле???"
  - "Ну да. Сожрут к середине ночи."
  - "Я думаю, немного пораньше. Ты поел?"
  - "Нет."
  - "Пожуй, а я скоро буду. Силки проверю, пока Ита все не сожрала."
  - "Она все еще рядом?"
  - "Она всегда рядом. Кстати, кошка к тебе явно неравнодушна."
  - "Это с какой стороны?" - подозрительно спросил росс.
  - "Ну, во всяком случае, не с гастрономической. Я ее хорошо кормлю."
  Воин расхохотался.
  - "Навь, не смешно."
  Мгновение тишины, а потом он с какой-то заминкой, с тяжестью, словно сражаясь с чем-то в глубине души, сказал:
  - "Мое имя - Зуан."
  - "Зуан... Красивое имя."
  - "Да... Красивое..."
  Контакт прервался. Рин что-то отвлекло, а он не хотел мешать. Привалился спиной к ветке. Кто бы мог подумать. Рин. Все же вытащила. Проклятье! Двадцать пять дней! Мозг обожгло тревогой. Корабль! Его не станут ждать чужие пилоты. Пока "Всадник" в доках на ремонте...
  Он застонал от собственного бессилия. Если корабль улетит... До следующей весны. Без оружия, без припасов... один... нет, не один. Хорошо это или еще хуже? Он тряхнул головой. Потом решит. Когда пройдет время. Самый справедливый судья. Время. Он же и палач. Ох, проклятье на его голову, ну как можно было быть таким беспечным? Как можно было так по-глупому попасться?
  Внизу что-то зашуршало, ветка качнулась, снизу раздался тихий от расстояния мат и приглушенное "миав". Рин опять воюет с Итой. Еще одна загадка. Рин. Сероглазая и рыжеволосая загадка с милым личиком и гнусным характером. Странная она. Чужая и такая родная. Не росси, не ишон. Кто же тогда?
  Ветка качнулась, листья раздались, являя его взору гнуснохарактерное милое личико. Девушка запыхалась, раскраснелась, веселая и довольная. Внезапно до росса во всей своей полноте дошел факт, что он - абсолютно голый. На какой-то момент появилось давно позабытое смущение, но мгновенно завяло. Ничего нового она уже не увидит. Все что хотела - уже рассмотрела. В подробностях. Он наглухо не помнил ни единого хтар из этих дней. Рин окинула его веселым и плотоядным взглядом.
  - Поел?
  - Нет. Судя по твоему взгляду, ты - тоже.
  - М-м-ммм, поела.
  - А чего взгляд плотоядный?
  - Да на тебя засмотрелась.
  - И как осмотр?
  - Погрел душу.
  - Сильно?
  - Весьма. Тебе не холодно?
  - Нет. - нагло сказал Зуан, глядя ей в глаза.
  Он пытался найти хоть каплю смущения или стыдли?вости. Ага, щаз! Ничего даже близко похожего он там не нашел, а лукавые серые глаза смотрели именно туда, куда смотреть не должны позволять приличия. Впрочем, она быстро отвернулась, сгрузила что-то, пахнущее еще аппетитнее, по дороге подцепила сверток с одеждой и кинула его в росса. Он поймал, раскатал. В свертке оказался комбез ишон серо-коричнево-зеленоватой окраски дизайна "под скалу".
  - Одевайся, поедим. Заодно проверим, насколько тебя подкосила болезнь.
  - Сильно. Могу и так сказать.
  - Почему?
  - Я не могу встать. - спокойно ответил росс.
  В серых глазах сверкнула тревога.
  - Ноги чувствуешь?
  - Да. Но встать не могу.
  Зуан с трудом натянул на голое тело комбез, чертыхаясь про себя. В таком унизительном состоянии он не был уже давно. Не мог сам себе признаться, что более унизитель?но - его слабость или слабость перед ее глазами.
  - Не забивай себе голову.
  Мягкий голос Рин заставил его вздрогнуть. Тонкие пальцы подтянули перевязь, помогая натянуть на озябшие плечи куртку.
  - Давай, попробуй встать.
  Хотелось выть от собственного бессилия! Зуан стиснул зубы и с нечеловеческим трудом, держащимся лишь на голой силе воли, на уязвленной гордости, сумел... чуть-чуть оторвать зад от ветки. Рин подхватила его за плечи, ненавязчиво помогая выпрямиться, и все же он встал. Ноги подгибались, он едва-едва держался, чувствуя всем телом, что основной его вес приходится на хрупкие девичьи плечи.
  - Рин, я...
  - Переступи и садись на эту кучу веток. - тоном, не терпящим возражений, сказала она, подталкивая его на удивление сильной рукой в нужном направлении.
  Не то чтобы он сел... нет, он скорее по инерции завалился в том направлении, куда его качнуло. Тяжко. Больно. Кровь хлынула в ноги, все кололо, щипалось и болело. Захотелось заорать во весь голос.
  - Ну и поори. - совершенно невозмутимо сказала девчонка.
  - Это так явно?
  - Да. - Рин вздохнула, подсела ближе.
  Росс тяжело вздохнул.
  - Я ничего не помню. Что я творил?
  - Да ничего. Лежал в глубокой коме.
  - А дальше.
  - А дальше - ешь! И не задавай глупых вопросов! - Рин разозлилась. - Да, я кормила тебя, ухаживала за тобой, следила, чтобы ты не скатился с ветки, когда тебя била лихорадка. Но я это делала по собственной воле и желанию. Понял?
  - Да.
  - Закрыли тему.
  - Благодарю.
  - Да ладно тебе. - она улыбнулась. - Ты был совершенно беспомощный из-за этой дряни. Я не могла тебя так оставить.
  - Могла.
  - Нет. Мы же повязаны.
  Зуан скептически поджал губы.
  - Я так захотела.
  - Другой ответ. - он улыбнулся.
  Рин лукаво улыбнулась в ответ. Зуан мысленно вздохнул. Она так захотела. Она сделала это по собственному желанию, подчиняя своей прихоти. Она так захотела и так сделала. Она же готова нести за это ответственность. За свое решение. За право делать то, что она хочет. Не потому, что так надо. Не потому, что так принято. Потому, что таково было ее желание. Это он понимал. Он делал то, что хотел. Он подчинялся только себе и нес ответственность за свои желания и действия. Сам. И перед собой. Его не страшил ни гнев куратора, ни возможное наказание. Ничего. Он держал ответ лишь перед собой. Его единственный судья - он сам. И никто не смел навязывать ему решения. Как и ей.
  - Что будешь делать дальше? - Рин развернула аппетитно пахнущий лист.
  - Мне нужно вернуться на корабль. Дать о себе знать.
  - Могли решить, что ты мертв?
  - Могли, конечно. Я возвращался каждые пять дней на корабль. Отметиться. А тут отсутствую два азтина!
  - Чего?
  - Азтин. Двенадцать дней.
  - А-а-а. - Рин откусила кусок аппетитной желтой мякоти. - Корабль далеко?
  - За три дня можно дойти. Даже в том состоянии, в котором я сейчас нахожусь.
  - Зу, не хочу тебе омрачать день, но ты даже стоять не можешь, не то чтобы куда-то идти.
  - Я знаю, и понимаю, что должен попасть на корабль до того, как он улетит.
  - И когда он сваливает?
  - С началом осени.
  - Это долго?
  - Ну, не так чтобы очень. Азтина два, может три.
  - Хреново.
  Зуан не стал уточнять значение слова и так понятно. Маты универсальны. На всех языках. Рин отложила полуобугленный лист, вытащила откуда-то металлический поднос и переложила здоровенного жука с раздавленным и вывернутым наизнанку панцирем, половину желтого плода и огромного печеного головастика, набитого ягодами. Молча протянула это россу. Тот так же молча взял, поблагодарив кивком головы. Рин отщипывала остывающую желтую мякоть от своей половины плода, неспешно поедая. Зуан некоторое время пытался есть, соблюдая хоть какие-то приличия. Рин усмехнулась, и он, плюнув на все, схватил обеими руками обжигающе горячий панцирь, с наслаждением впившись зубами в нежное мясо. От голода сводило живот.
  Над головой чирикнуло. Зуан вскинул голову, настороженно всматриваясь в листву, но вот сквозь листья вынырнула два золотых дракончика и, перепискиваясь, чирикая и дерясь, полетели к Рин. Получив по своему куску мякоти, два скандалиста успокоились и засели на воротнике ее куртки.
  - Разбаловала.
  - Еще как. Совсем обнаглели.
  - Они быстро привыкли.
  - Я их не обижаю.
  - Они назойливы.
  - Они - моя мобильная сигнализация. Все кусты так и кишат ими, и я всегда знаю, когда к этому краю леса приближается что-то потенциально опасное и где это "что-то" в данный момент. А то от этих коричневых ящеров совсем житья нет!
  - Шатай. талкивалась или только наблюдала?
  - Сталкивалась. - неохотно ответила Рин.
  - И как?
  - Ты удивишься, как быстро можно взобраться на дерево при должном стимуле. - кисло ответила она, отковыривая кусок мяса от хитина.
  - И быстро?
  - На редкость. Особенно, если жить хочется.
  - Неплохо ты тут устроилась.
  - Да, неплохо. Пока тепло на дворе. И на голову не ка?пает. - Рин вздохнула. - А что тут делать, когда похо?лодает?
  - Без одежды и укрытия не выживешь.
  - Да знаю я, знаю. - Рин вздохнула. - Что делать предла?гаешь?
  - Нужно добраться до корабля.
  - Завтра отправимся. Уже полдень. Не успеем далеко уйти. Да и ты отлежишься. К тому времени.
  - Время.
  - Сегодня мы никуда не пойдем! - Рин сказала, как отрезала.
  Зуан внимательно на нее посмотрел. Очень вни?ма?тельно. Но спорить почему-то не хотелось. Завтра так завтра.
  Рин устроилась на ветке, прислонившись спиной к шершавой коре. Некоторое время они молчали. Каждый думал о своем. Молча. Шелестела листва, чирикали дракончики... Тяжело падали мгновения...
  - Рин.
  - Да?
  Он поднял голову, устало глядя на нее удивительными зелеными глазами.
  - Благодарю... за все. За жизнь, за свободу, за заботу...
  Рин кивнула, улыбнулась.
  Дракончики забеспокоились, зашебуршились. В кустах поднялась маленькая паника. Рин замерла, вслушиваясь лишь в одной ей слышимые звуки.
  - Зу, я смотаюсь к берегу.
  - Что-то случилось?
  - Малыши что-то нашли. Отдыхай. Я скоро вернусь.
  Девушка, легко коснувшись его щеки, схватила плеть лианы и в момент растворилась в зеленом мареве, шагнув с ветки в пропасть.
  Зуан вздохнул. На мгновение глаза застлала ярость. Ярость на собственное бессилие, на свою глупость... Идиот! Попался, как последний сопляк в простейшую ловушку, подста-вился под удар... подставил ее! Она рискнула из-за него..., ради него... А ведь ее ничто не заставляло... Она ничего ему не должна! Но все же, все же... Почему-то мысль о ней согрела душу.
  Клонило в сон, словно он не выспался за все это время. Зуан сопротивлялся накатывающей слабости, пытался заставить себя встать... Но вскоре он уже крепко спал, обняв тощую армейскую подушку.
  
  Б -бамц-с-сссс!
  Зуан вскинул голову, вслушиваясь в стрекот насекомых. Послышалось? Вроде бы и нет...
  Бб-бамц-с-ссссс!
  Опять! Росс с трудом встал на ноги. Но встал. Сам. Тело слушалось куда охотнее, убийственная слабость исчезла, оставив после себя лишь легкую ломоту в коленях. Мир снова был прекрасен.
  Б-бамц-с-сссс!
  Да что такое? Воин оделся, поймал плеть лианы и шагнул с ветки в пропасть. Лиана больно хлестнула по бедру, рука чуть не разжалась, но он все же удержался, не позволив себе свалиться. До земли долетел в момент, больно приложившись ослабленными ногами о почву.
  Б-БАМС-С!!
  Что-то бухнуло совсем недалеко. Что за ..? Странный звук шел со стороны равнины, как раз оттуда, где сейчас находилась Рин. Он чувствовал ее присутствие как ясный четкий сигнал маяка. Несмотря на хорошую видимость в лесу, густые заросли кустарника и тощий подлесок не давал рассмотреть, что происходит на равнине. Он видел лишь смутные цветовые пятна и солнечные лучи, прочертившие в лесу яркие золотые дорожки. На соседних кустах копошились куану: громкие тоненькие вопли и писки оглашали лес, золотистые скандалисты дрались меж собой кто за пучок листьев, кто за приглянувшуюся в лапах соседа аппетитную ягодку. В склоках не участвовали только дозорные. Эти малыши сидели тихо, зорко осматривая окружающий лес. Зуан раздвинул руками ветки кустарника. На большом камне у реки сидела Рин, поглаживая одной рукой Иту, а во второй... на мгновение он не поверил своим глазам. Это... это... это же физически невозможно!!! Но все же... Рин держала на ладони огненный шар, переливающийся и сверкающий, как сверхновая за мгновение до взрыва, и шар не висел над ладонью, нет. Она его именно держала! На зрение росс не жаловался никогда, и сейчас он ясно видел, как тонкие пальчики девушки сжимают пылающее ядро.
  Рин без замаха метнула шар.
  Б-БАМмм-ссссс!
  Шар угодил в здоровенный булыжник, проплавив в нем немаленькую дыру. Зуан моргнул. Да... что-то он явно пропустил.
  Он выбрался из кустарника и поплелся к девушке. Рин заметила его быстро и улыбнулась, махнув рукой, Ита радостно мяукнула и сорвалась с места, крупными скачками приближаясь к россу.
  - Ита! НЕ! НАДО!
  Зверюга на всем скаку врезалась в росса, повалив на спину.
  - ИТА!
  Зеленая котяра вывалила язык и ловко прошлась по лицу слабо сопротивляющегося росса. На мгновение показалось, что шершавый язык сдирает кожу.
  - ИТА! СЛЕЗЬ! С! МЕНЯ!
  Ага, как же! Инт слазить и не собиралась. Зуан попытался встать. В нормальном состоянии он, конечно, легко сбросил бы кошку, но сейчас полтора центнера мышц, обтянутых зеленой шерстью припечатали его к земле с надежностью бетонной плиты.
  - Ита! - просипел Зуан.
  Животное мяукнуло, но все же слезло со слабо брыкаю?щейся жертвы неуемной любви. Рин рыдала от смеха, сложившись пополам.
  - Это не смешно! - проворчал Зуан.
  - Смешно.
  - Нет!
  Ита подскочила к воину и лизнула его в шею. Росс взвыл благим матом.
  - Рин! Убери от меня кошку!
  - Она тебя любит.
  - Вот и пусть любит... НА РАССТОЯНИИ! - заорал он.
  Ита несколько соскучилась по отсутствию ласки и внимания, и одним прыжком опять повалила воина в траву. Зуан только глухо охнул. На мгновение показалось, что хрустнули ребра.
  - Ита, уйди.
  Тихий голос девушки подействовал мгновенно: кошка слезла с широкой и многострадальной спины, устроившись на камне возле Рин. Зуан со скрипом поднялся, тихо матерясь про себя, пощупал ребра.
  - Цел?
  - Вроде.
  - Ребра не помяли?
  - Не похоже. - воин вздохнул, устраиваясь возле девушки. - Когда отправимся?
  - Завтра.
  Росс нахмурился.
  - Ты проспал пол дня. - Рин опять сделала огненный шарик. - Как самочувствие?
  - Лучше.
  - Отлично.
  Рин взвесила шар в руке и отправила его в полет. Шар приземлился на воду, дважды подпрыгнул и утонул. Взорвался он позже и под водой, подняв столб пара и воды на несколько метров вверх.
  Зуан не сказал ни слова, но глаза у него были очень выразительные.
  - Я тренируюсь.
  - И как успехи?
  - С созданием проблем нет. Но я мажу. Видишь?
  - А куда целилась?
  - В камень.
  - В какой камень?
  - В тот. - Рин указала рукой на нечто, что возможно когда-то и было камнем.
  - Я тебе поверю на слово, что тут БЫЛ камень. - с легкой улыбкой сказал росс, растирая немеющую ногу.
  - Был. Действительно, БЫЛ... Не спортивно. - Рин зевнула, глянула на небо. - Стемнеет скоро.
  - Да. - Зуан скользнул взглядом по небу. - Скоро. Как ты это делаешь?
  - Я не знаю. Я просто представляю итог и получаю его.
  - Это нелогично.
  - Я сама знаю. Но ты же не задумываешься над тем, как ты дышишь или как двигается твоя кровь? Она просто двигается, и ты просто дышишь. Вот так и я. Просто делаю.
  - Просто? - воин качнул головой.
  - Это недавно прорезалось. - Рин заерзала. - Я еще сама не знаю, что могу и умею. Но то, что знаю...
  - Впечатляет.
  - Это еще ничего, пустяк! Я тебе говорила, что ихтаны меня боятся?
  - Не говорила.
  - Теперь - сказала. - Рин потерла виски. - Они боятся до истерики.
  - Почему?
  - Не знаю. Не меня-то они боятся на самом деле.
  - Кто-то выдрессировал. Давно... - росс потер плечо. - Вполне вероятно. Вопрос в другом.
  - Кто?
  - Да. Кто?
  - Хороший вопрос... - Рин вздохнула. - Навряд ли мы узнаем.
  - Скорее всего. - Зуан подтянул ноги, стараясь устроиться так, дабы его поясница не напоминала о своем существовании.
  - Болит?
  - Болит. - не стал отрицать очевидного.
  - Повернись.
  Росс молча повернулся. Он почувствовал прикосновение ладошек девушки, а потом спину обожгло огнем. Он чуть не взвыл!
  - РИН!
  - Все путем! К вечеру о ней забудешь.
  - Конечно забуду! Как о жарком!
  - Не выступай! - тонкий палец больно ткнул его в позвоночник. - Я твоей смерти не хочу. Усек?
  - Вполне. - ворчливо отозвался воин.
  - Замечательно!
  Рин опять смастерила шарик и без замаха запустила его в океан. Шар запрыгал по воде, возмущенно гудя, пока с оглушительным треском не взорвался. Зуан встал и пошел разминаться в компании зеленой кошки, оставив девушку на камне. За его спиной опять ощутимо жахнуло, обдав жаром. Настроение у нее резко поехало вниз, но воин чувствовал, что ей нужно побыть одной. Пусть и недолго. Но одной.
  Рин обхватила руками колени. На душе было гадко. Отчаянно хотелось домой, в родную квартирку на девятом этаже. Где пьяные соседи орут дурным голосом под окнами все песни народного фольклора, где собака воет под сигнализацию, раскачивая мохнатой башкой иномарку, где по ночам слышно, как объявляют прибывающие и отбывающие поезда на недалеком вокзале, где... где идет нормальная жизнь, где не воюют, где не бегают двухметровые шестилапые твари, где не приходится спать высоко на дереве, где не приходится жрать незнакомую живность столь отвратной наружности, что приходится просто закрывать глаза. Она соскучилась за своей стервозной кошкой, за не менее стервозным братом, за родителями, за соседями-алкашами, с которыми приходится собачится из-за прокуренного до такой степени подъезда, что сигаретный дым собирается сизым туманом и витает под потолком. Ей не хватало родного мягкого уголка, где можно удобно развалиться без опасения свалиться на землю с находящейся на высоте шестого этажа ветки; ей не хватало капризного и подверженного несварением желудка компьютера, имеющего обаятельную привычку намертво отрубаться после ее очередного эксперимента, где ждут недочитанные книги и оставленная на середине кампании игра. Она хотела поесть нормальную, земную еду, приготовленную на нормальной плите, а не в армейском казанке над костром. Но в то же время Рин знала, что стоит ей вернуться домой, как она будет намного более отчаянно желать вернуться сюда, на Корромин. Она уже начала привыкать к этой безумной жизни высоко на дереве неизвестной породы, к золотистым пернатым рептилиям, которые считают своим долгом воровать еду и кататься у нее на плечах. Куда больше она будет скучать по молодому россу, с которым ее связывают странные узы.
  На камень рядом с ней сел Зуан. Некоторое время он сидел молча, теребя когтистой рукой воротник куртки. Зеленые глаза смотрели в океан, наблюдая за игрой волн, разбивающихся о прибрежные камни. Его голос вплелся в рокот волн:
  - Знаешь, иногда мне хочется все бросить и вернуться домой. Но... умом я понимаю, что это лишь приступ ностальгии. Я не видел их слишком давно. Они навряд ли узнают меня. - воин качнул головой. - Но иногда хочется выть на луну. Тут их много, этих лун... располагает к вытью, надо заметить. Можно даже цвет выбрать.
  - Но ты все равно за ними скучаешь.
  - Да. Скучаю. За родителями, за братьями, за сестрами. За оставленными там друзьями, которые уже давно забыли меня.... А может и не забыли.... Кто знает?
  - Но ты не вернешься.
  - Без нужды - нет. Умом я понимаю, что изменился настолько, что потребуются годы, чтобы привыкнуть снова, и не факт, что я вообще смогу. Что я захочу привыкнуть. Хуже другое. Кем я был и кем стал. Меня помнят таким, каким я был в шестнадцать лет. Подростком. В меру ответственным, спокойным, даже добрым. А кто вернется? Воин. Профессиональный убийца, сделавший войну образом жизни. Я вспоминаю жизнь во дворце, и понимаю, что сейчас... - росс сузил глаза, с силой сжав пальцами камень. - Сейчас я просто убью за то, что раньше считал допустимым. Я не прощу ни оскорблений, ни издевок. Ни скрытых ни явных. Я не буду закрывать глаза на врагов. Я их просто уничтожу. Готовы ли мои родные увидеть такого меня? Смогут ли принять меня таким, каким я стал? Ты понимаешь?
  - Я понимаю. Вот сейчас я чуть ли не выла на луну... ну или на солнце, что не суть важно. Домой хотелось. А как представила, что вот вдруг ну вот прямо сейчас меня туда вернуть... да я ж там просто помру с тоски! Локти себе отгрызу за упущенный шанс!
  - Привыкла?
  - Втянулась в ритм жизни и мне только это начало нравится.
  - Даже так?
  - Даже так.
  Воин рассмеялся, запрокинув голову. Рин нахмурилась.
  - И ничего смешного в этом нет!
  Росс просто улыбнулся.
  - Слышь, Зу, расскажи о своей расе.
  - Что именно?
  - Да что захочешь.
  Зуан задумался, теребя пальцами воротник куртки. Совершенно дурацкая привычка, почти моментально подхваченная у девушки. Рин терпеливо ждала, давая ему время собраться с мыслями, вспомнить...
  - Даже не знаю, что тебе рассказать. О родной планете? Смысла не вижу. Как выберемся отсюда, просто слетаем на Роринари, сама посмотришь. Почему мы такие воинственные? Жизнь заставила. Мы были не самыми сильными на нашей планете. Зверье было сильнее, и пока не смогли их перебить, не могли стать доминирующим видом.
  - Сильно страшное зверье?
  - Слишком огромное. И умное. Роринари - большой мир. Условия почти тепличные, да и суши много. Вот и развилось зверье, размерами с тяжелый звездолет. Тяжело с такими справляться, если вооружен луком и мечом. - Зуан хмыкнул. - Зато отношение к населению у нас уникальное. Вооружены практически все от детей до стариков, так уж повелось, да и сейчас не слишком безопасно. Хищников все равно много, а для ребенка опасность представляет даже крупная рикша. Что-то вроде грызуна, вот такой высоты. - росс показал габариты обычной домашней кошки. - С другой стороны, грабежей и вообще преступности мало: поди рискни напасть на прохожего, если все население вооружено, обучено этим оружием владеть и охотно пускает его в дело.
  - Практично.
  - Мы вообще практичная раса. А после первой войны с соседями стали еще воинственнее и практичнее.
  - Что за война?
  Зуан потер переносицу, дернул ушами.
  - Когда мы вышли в космос, мы стали осваивать ближайшие системы. Так получилось, что мы быстро нашли способ пересекать межзвездные расстояния. И столкнулись с соседом.
  - И сосед оказался вам не рад?
  - Ну почему же. Рад. С гастрономической точки зрения.
  - Они вас что... ели? - Рин опешила.
  - Пытались. - росс хмыкнул. - Напали на дальнюю колонию, думали, получится под шумок всех вывести. Конечно, кое-кто все же попался. Но разве что по глупости. Все же, колония на планете, прорытой шахтами чуть ли не до ядра - не самое удобное место для охоты на столь... неожиданную дичь, как мы.
  - Война закончилась?
  - Да. Мы выжили, ихрены - нет.
  - Вырезали?
  - Полный геноцид. - уши росса прижались к голове. - Мы не привыкли оставлять за спиной врага. Тем более такого, который рассматривает нас как пищу.
  - А воплей не было?
  - Каких?
  - Ну, типа это негуманно и тыпы.
  - Были. - улыбка воина стала жестокой. - Но мы и аристократию проредили под шумок. Очень, знаешь ли, полезно было почистить Дома. Зато вторая тотальная война прошла и проще, и страшнее. Мы чуть не погибли. Выжило около трети вида. Зато выиграли.
  - И опять геноцид?
  - Злые мы, что поделать.
  - Не вижу смысла оставлять в живых врага. На будущее что ли? Чтобы успел подняться на ноги и отомстить? - Рин фыркнула. - Гуманизм, это, конечно, штука важная, но не должна перевешивать безопасность вида.
  - Где-то так и мы решили. Тогда на Черном троне был Владыка. И он решал такие вопросы.
  - А сейчас?
  - Черный трон пустует уже три тысячелетия. Правит пока Золотой трон мира. Да и регалии власти с Черного трона пропали.
  - Вот оно как. Украли?
  - Вот этого никто не знает. Взять с трона регалии власти мог только признанный троном Владыка. Другого артефакт убьет на месте.
  - Артефакт?! - Рин моргнула.
  - По другому их не назовешь. - Зуан вздохнул. - Как еще можно назвать вещь, которая существует сотни тысячелетий? Их невозможно повредить, они непроницаемы для сканирующего оборудования. И они... самодостаточны. Именно трон испокон веков выбирал правителя. И никогда - наоборот. Надо заметить, что с выбором они не ошибаются.
  - Вот оно как. А если трон... потеряют?
  - Его невозможно ни потерять, ни уничтожить. Когда из-за извержения вулкана древняя столица ушла под воду, оба трона появились Храме в тот же вечер. Не спрашивай меня - как. Это непонятно до сих пор.
  - Мистика какая-то.
  Зуан пожал плечами.
  - Есть вопросы, которые мы уже не задаем. Просто принимаем как данность. То же самое с тронами и Храмами. Они просто существуют. Я покажу тебе Храм, когда прилетим на Роринари. Его надо увидеть.
  - А мы прилетим?
  - Обязательно. Я обещаю.
  И Рин поверила. Они действительно прилетят на Роринари. Так или иначе.
  - Скажи, Зуанадар.
  Росс напрягся. Рин очень редко называла его полным именем.
  - Ты - аристократ?
  Воин моргнул, удивленно глядя на девушку удивительными зелеными глазами. Ее это так волнует?
  - Старшая Темная Знать.
  - Темная Знать?
  Зуан улыбнулся.
  - Кошмарики Империи. Древняя аристократия, чье существование окутано мрачными и кровавыми тайнами. Военная элита расы. Ну или кровожадные монстры, лишенные жалости и сострадания. Как тебе больше нравится.
  - Понятно. Потомственные отморозки на государственной службе.
  - Отморозки? - росс покатал это слово на языке, вслушиваясь в его звучание и смысловую нагрузку. - Пожалуй, это действительно подходящее определение.
  - Кошмарик Империи. - девушка глянула на воина. - Как мило.
  Росс пожал могучими плечами, плутовато улыбаясь.
  - Как я понимаю, Старшая Темная Знать - это еще большие отморозки и кошмарики, чем просто Темная Знать.
  Улыбка росса стала хищной.
  - Умеешь объясняться без слов.
  - Научился немного.
  - А твоя семья...
  - Дом. - поправил росс. - Мой Дом.
  - Дом? Хорошо, твой Дом насколько... известный?
  - Очень известный.
  - Насколько?
  Улыбка с лица росса пропала. В зеленых глазах появилась тень.
  - Самый известный.
  - Да, неправильно я выбрала определение. - Рин потерла виски.
  - Я понял, что ты имела в виду. - воин вздохнул. - Мое полное имя звучит так: Зуанадар Ирден Керрсекр Шэсс"Эссэт Озландар, Старшая Ветвь Эссэт из Великого Дома Озландар, Правящая Династия.
  - Правящая Династия. - как эхо повторила девушка.
  Росс вздохнул, как-то устало глядя на нее.
  - Да. Правящая Династия.
  - Мне спрашивать, что ты забыл в среде воинов? Сомневаюсь, что это - распространенная практика, кидать принцев крови в горнило войны.
  - Так получилось. Я разбился на одной богами забытой планете. Меня нашли и подобрали воины.
  - И ты благоразумно смолчал о том, кто ты есть?
  - Были на то причины. Сперва я не хотел с ними портить отношения, а потом втянулся. В столице я бы долго не прожил.
  - Почему?
  - Скажем так, я несколько не устраивал вкусы аристократии.
  - А твой отец?
  - А что мой отец мог сделать? - Зуан качнул головой. - Как он мог меня защитить? Если я сам не смогу - никто не сможет.
  - А твои братья?
  - У меня их трое и две сестры. Хорошие отношения у меня только с младшим.
  - А сестры?
  - Я их не знаю. Я покинул столицу в шестнадцать лет. Им было только по пять.
  - Сколько тебе сейчас?
  - Двадцать восемь.
  - А ты говорил, что не видел их десять лет.
  - Я их видел однажды. Когда моя часть была в столице. Но они меня не видели.
  - Понятно. Ты возвращаться собираешься?
  - Нет. Пока.
  - Ладно, это твое дело. Пока. - с той же интонацией в голосе сказала Рин. - Расскажи мне об ишон.
  - Мы столкнулись с ними четыре года назад. Офици?ально между нашими расами войны нет. Только мелкие стычки. На этой планете, например. Это наша резервная планета. Они высадились, не зная этого, а уходить не хотят. Вот и воюем потихоньку. Начинать крупномасштабную войну никто не хочет. Но и уступать - тоже.
  - Вялый обмен ударами?
  - Где-то так.
  - Но в портах можно встретить и росские корабли и суда ишон?
  - Периферийные порты открыты. Конечно, вглубь территории никто не впустит без особой причины. Но и атаковать не станут. Так, вежливо выпроводят.
  - Под конвоем?
  - Ясное дело.
  - Веселенькая ситуация. Сколько всего рас у вас тут обитает?
  - Из тех, которые можно встретить в порту, и которые друг о друге знают и вышли в открытый космос - около трех десятков. Еще столько же рас, не вышедших в космос, проживают на наших территориях под нашим покровительством. Есть довольно крупное государство людей по другую сторону нашей границы. Мы об этом государстве знаем, но оно не знает о нас. Мы буфер между ними и остальной частью галактики.
  - Это как?
  - Они заняли большое скопление на краю рукава. Как раз за нашей границей.
  - В гости наведываетесь?
  - Только наблюдаем.
  - Стараясь не попадаться на глаза?
  - Это не сложно. Они сильно отстают в техническом развитии.
  - И что вы намерены с ними делать?
  - Подомнем под себя, что же еще. - Зуан хмыкнул. - Пусть еще немного поварятся в собственном соку. У них там как раз политический и экономический кризис идет полным ходом.
  - Насколько я понимаю, крупных войн у вас нет?
  - Сейчас - нет. С ишон мы вряд ли завязнем в войне.
  - При нынешнем правительстве, ты имеешь ввиду?
  - Рин, мы не будем долго с ними возится. - Зуан внимательно посмотрел на девушку. - Пусть они считают, что сравнялись с нами в техническом развитии, но мы используем совершенно иной принцип гиперпространственных перелетов. И это - преимущество. Мы можем залететь в любую точку их территории, и они нас не заметят. А вот мы их передвижения прекрасно регистрируем. Наши корабли мощнее, быстрее, сильнее вооружены.
  - И вы не спешите развеивать их иллюзии.
  Росс улыбнулся.
  - Зачем? Рин, империя никогда не сможет жить в мире с демократической федерацией. И мы не сможем. Рано или поздно, но мы их завоюем. Не сейчас. Мы готовы подождать. Пусть развалятся сами. А мы заберем то, что нам понравится.
  - А они развалятся?
  - С тем, что у них творится? Развалятся. Я потом тебе дам почитать отчеты социологов и политологов.
  Рин тряхнула головой.
  - Ну и хрен с ними.
  Зуан хохотнул, осторожно поворачиваясь на другой бок.
  - Как поясница?
  - Лучше. Намного. Хотя сперва мне показалось, что меня хотят поджарить.
  - Зу, ну не могу я тебя поджарить. Я ж не мазохист!
  - Странно это.
  - Ты о чем-то таком слышал? - девушка подсела ближе, позволяя воину устроить голову на ее коленях. Зуан задумался.
  - Да, слышал. Когда-то. - росс замялся.
  - И?
  - Этого быть не может!
  - Почему?
  - Это редкость! Такая редкость, что считалось бы легендой, если бы не было внесено в письменную историю несколькими расами.
  - А подробнее.
  - У нас.... Нет. Вот как раз таки у нас такого не было. В общем, есть понятие Тандема. Это не мы придумали, мы об этом лишь узнали от других рас, которые его видели.
  - Что это такое?
  - А вот этого никто толком не знает. Он просто появляется, как стихийное бедствие. Пара. Всегда двое. А уж связь меж ними бывает разная. Первый Тандем был письменно зарегистрирован у расы ауин. Двое превратили забитый слабый народец в ядро великой державы. Их имена и портреты высечены на гербе этой державы. Ауин считают их героями, приведшими слабую расу к могуществу. Ауин вымирали от вырождения. Медленно, неумолимо и необъяснимо. Позже пришли Двое и возродили угаса?ющий дар, смешав два народа в единую расу. Второй Тандем был бичом галактики. Идеальная пара воинов поставили на колени всю галактику. И только с их гибелью другие народы и расы обрели свободу. Последний известный Тандем был зарегистрирован две тысячи лет назад у расы артари. Что он собой представлял, - артари не говорят. Они вообще избегают упоминать этот Тандем. Это их темное прошлое. Мрак, именем которого пугают и проклинают по сей день. Вот так-то. Одно у всех Тандемов неизменно - это связь. А вот как она проявляется - это осталось за кулисами.
  Рин вздохнула.
  - Не верю я в это. - Зуан хмуро отодвинул от себя кошку. - Это слишком невероятно, чтобы быть правдой. - Но, аххра! Похоже-то как, проклятье!
  - Как проверить?
  - Нашла у кого спросить. Да я вообще в Тандем никогда не верил!
  - А кто знает?
  - Не знаю. - Зуан прянул ушами. - Но если взять за факт, что мы - Тандем... Интересная история получается.
  - В каком роде?
  - Говорят, те, кто входят в Тандем, изменяются.
   Рин молча уставилась на росса внимательным немигающим взглядом.
  - Изменяются?
  - Изменяются. Как-то...
  - А ты как изменился?
   Росс помялся.
  - Я тоже. - росс вновь прикрыл глаза. - Не знаю, утешит тебя это или нет, но я тоже начал меняться.
  - Рассказывай.
  - Первые изменения я заметил после того, как встретил тебя на побережье. Как приятные, как и не очень.
  - Не очень?
  - У меня изменения физические. - росс чуть поморщился. - Я становлюсь сильнее. Постепенно. Что-то происходит с моим телом. То я чувствую небывалую силу, остроту восприятия, скорость реакций. А потом - словно у меня болят все кости. Рассеивается внимание. Появляется какая-то заторможенность и сонливость. Радует одно. Эти приступы становятся короче и слабее. Меня поймали как раз во время такого приступа. Я просто не смог заметить варс! Ты представляешь? Я не заметил варс!
  - Вот и я о том же. Дар к магии проявился внезапно. На следующий же день! Сразу, без раскачки, без обучения. Просто раз и есть. - Рин аккуратно перебирала черные пряди. - Я не верю в такие случайности.
  - Я тоже. - росс вновь прикрыл глаза. - Не знаю, утешит тебя это или нет, но я тоже начал меняться.
  - Рассказывай.
  - Первые изменения я заметил после того, как встретил тебя на побережье. Как приятные, как и не очень.
  - Не очень?
  - У меня изменения физические. - росс чуть поморщился. - Я становлюсь сильнее. Постепенно. Что-то происходит с моим телом. То я чувствую небывалую силу, остроту восприятия, скорость реакций. А потом - словно у меня болят все кости. Рассеивается внимание. Появляется какая-то заторможенность и сонливость. Радует одно. Эти приступы становятся короче и слабее. Меня поймали как раз во время такого приступа. Я просто не смог заметить варс! Ты представляешь? Я не заметил варс!
  - А сейчас как?
  - Не знаю. Слабость сильная. В сон клонит. Но то ли это остаточное влияние вируса, то ли очередной приступ - поди пойми. Я ничего не могу с этим поделать. Так какой смысл травить себе нервы? Поживем - увидим.
  - Логично. - Рин запустила в темнеющее небо светящийся импульс. - Давай назад на дерево. Спать будем.
  - Да я пока посижу.
  - Как хочешь, но смотри, не стань обедом.
  Рин встала, потянулась и уплыла в сторону леса, оставив воина одного. Зуан съехал по камню, уютно устроившись в ложбинке, рассматривая стремительно темнеющее небо. Красивое оно на Корромине. Роскош?ная россыпь звезд перечеркнула небо сияющим рукавом, у самого горизонта приткнулся диск галактики, видимый даже невооруженным взглядом - небольшой спутник основной галактики, сияющий дымным драгоценным камнем. Взошла первая луна, отбрасывая кровавый отблеск на мир, а небо все темнеет и темнеет, ночь уверенно заливает мир темной патокой. Тихо, красиво... Теплый ветерок ерошит волосы, щекочут кожу золотистые перышки дракончика, спящего в волосах над ухом... Зуан так и не заметил, как уснул, плавно и ненавязчиво съезжая в объятия крепкого сна.
  
  
  
  
  Глава 5: Воронка на земле
  
  Если все идет хорошо, значит, ты что-то не заметил.
  
  
  Куану сладко потянулся, расправляя крохотные кры?лышки, зевнул, маленькие лапки сгребли черные волосы в охапку, зверек поерзал, устраиваясь удобнее. Но вот что-то отвлекло его от столь увлекательного процесса - умастивания в теплой гриве. Какая-то тень накрыла его, зверек взвизгнул: чужой запах! Хозяин!!!
  Зуан кубарем скатился с камня, сброшенный мощным пинком тяжелого армейского ботинка под ребра. Прос?нул?ся он за мгновение до удара, но...
  - Вставай, урод!
  Зуан, мысленно кляня себя на чем свет стоит, выпрямился, косо глядя на здоровенного солдата. Проклятье! У самого края леса под тенью деревьев замер маленький атмосферный катер ишон: тупоносая видавшая виды приземистая машина с раздавшейся кормой и короткими куцыми крыльями, которая, несмотря на свой крайне затасканный и плачевный вид, все еще оставалась скоростным, маневренным и совершенно бесшумным разведывательным кораблем. Трап опущен, на шасси сидит и курит солдат с винтовкой на коленях, не сводя пристального взгляда с густого кустарника. Винтовка смотрит коротким рыльцем в сторону леса, палец лежит на выступе спусковой кнопки: солдат не впервые у леса и знает, что нападения можно ждать в любое мгновение. Острое зрение росса позволило заметить тусклое мерцание индикатора взрывных зарядов. Солдат знал о ящерах и ни на мгновение не забывал о них.
  - "Зу! Что случилось?" - раздался в голове голос Рин.
  - "Я идиот! Уснул на земле!"
  - "Что там у тебя?"
  - "Катер ишон! Машина бесшумна, и я ее не заметил."
  - "Не нарывайся на пулю! Сейчас буду."
  - "Рин, я..." - в голосе росса мучительно бился стыд за собственную глупость.
  - "Ты сперва крепко встань на ноги, а потом занимайся самоедством."
  От Рин пришла теплая волна поддержки. Росс чуть ли не вслух застонал от собственного идиотизма. Ишон довольно скалился, держа его на прицеле штурмовой игольной винтовки. Будь он в нормальном состоянии, он еще мог бы поиграть в эти игры, но сейчас, когда ноги едва держат... это очевидное самоубийство! Да и Рин этого не позволит. Он чувствовал ее пристальное внимание. Наблюдала за ним.
  Ишон скалился все довольнее и веселее, и чем шире была ухмылка на его роже, тем мрачнее становился Зуан. Из катера вышел высокий худощавый мужчина, небрежно придерживая за приклад небольшую винтовку. Худощавый ишон с нашивками капитана остановился возле росса, пристально рассматривая его недобрыми карими глазами. Рассматривал долго, вдумчиво, и чем дольше он его рассматривал, тем явственнее проступало легкое недоумение на его лице.
  Его можно было понять. Выглядел сейчас Зуан... непрезентабельно. Осунувшийся, похудевший после тяжелой болезни, в затасканном, грязном комбезе. Без оружия. С всклокоченными после сна на земле волосами.
  Ишон что-то выслушал по передатчику, еще раз внимательно осмотрел росса.
  - Как ты сбежал?
  - Молча. - молчать не имело смысла. Лишь по почкам лишний раз получит.
  Ишон вздохнул. Было бы странно получить другой ответ.
  - Но почему сюда?
  - Пейзаж понравился. - язвительно ответил воин.
  Движение он скорее почувствовал, чем увидел. Мгно?венная вспышка, и мир погрузился во мрак. Рин! Росс упал на землю, всем позвоночником чувствуя пролетающие над ним иглы пуль. Откат в сторону, подсечка на шум, - ишон с проклятием упал на землю, Зуан одной рукой перехватил винтовку, направляя дуло в небо, левая рука на ощупь вытащила нож. Солдат только и успел, что придушенно захрипеть. Нож одним движением буквально разрубил горло, глубоко увязнув в ране.
  - "Зу! Мрак продержится недолго!"
  - "Я успею."
  Холод, мертвенный холод в голосе. Зуан подхватил винтовку, выдернул нож, одним прыжком подскочил к худощавому капитану. Откуда только взялись силы в истощенном тяжелой болезнью организме? Откуда поднялась холодная ярость? Капитан не успел даже почувствовать его приближение. Но убивать его росс не хотел. Мощный удар рукоятью ножа отправил капитана в глубокий и крепкий сон. Если ему повезет, его не сожрут.
  В разуме царила кристальная ясность и абсолютное спокойствие. Зуан метнул нож на звук, и солдат у шасси с хрипом осел на траву. В катере такого класса шесть солдат и пилот. Минус три. Повреждать машину в его планы не входило. Катер - вещь в хозяйстве полезная. Посторонняя мысль. Он отметил вмешательство Рин, запрыгивая на трап. Винтовка коротко огрызнулась скупой очередью, укладывая солдата на месте. Какое везение, надо же! На катере всего пятеро ишон, включая пилота. Солдат еще сползал по стене, а Зуан без замаха метнул второй нож. Рука пилота дернулась и упала, так и не успев нажать на кнопку. Сигнал на базу не уйдет никогда. Еще одна машина бесследно раствори?лась среди пиков корроминских гор.
  Мрак начал светлеть и рассеиваться, словно клочья тумана, сползая к океану. Едва стихли выстрелы, Рин выскочила из-за кустарника, раскрасневшаяся, встревоженная, вокруг ее головы золотым облачком сновали встревоженные куану, пища и вереща.
  - Зуан!
  - Здесь.
  Воин выглянул из катера, махнул рукой и вновь скрылся внутри. Девушка перепрыгнула через тело солдата, не удостоив его даже взгляда, и подбежала к катеру.
  - Ты цел? - потемневшие серые глаза быстро ощупали его фигуру.
  - Цел. - воин спрыгнул на землю, вытаскивая за ногу труп ишон. - Надо улетать. Пилот мог послать на базу координаты посадки до моего нападения. Могут быть проблемы. Да и зверье скоро на шум набежит.
  - Я сейчас!
  Рин убежала в лес, оставив Зуана убирать катер. Росс хозяйским взглядом обежал довольно потрепанную маши?ну, на глаз отмечая достоинства и недостатки конструкции.
  Старая модель, но все еще вполне боеспособная. Два дви?га?теля пережили массу переделок, пестрели хорошо зачищен?ными заплатками и местами сварки. Их явно усилили и утяжелили, скорее всего сняв с более мощ?ной модели и втиснув в старый корпус. Где оборудование просто не влезало, - обшивку раскроили и переварили, увеличив объем корпуса наваренными поверх пластинами брони.
  Выглядела маши?на ужасно! Даже толстый слой крас?ки не мог скрыть массу заплат, швов, заклепок и зачисток. Но швы сделаны аккуратно, все следы переделок зачищены, наваренные плиты выровнены и более-менее подогнаны под первоначальную конструкцию. Исправления старались проводить аккуратно, а где скрыть переделки оказалось не по силам, на места стыков нанесли маркировочные линии и густо покрасили.
  Прибежала Рин, волоча в охапку какой-то странного вида сверток. Закинув добро в кабину, чудо выбралось наружу, критическим взором рассматривая катер.
  - Ужасно! - выдала Рин, тщательно осмотрев приобретение.
  - Старались же.
  - Оно и видно. Эту машину перекроили, как старый костюм в ателье.
  - Главное, она на ходу. Остальное не важно. Мы ее бросим, как только доберемся до корабля.
  - Почему у меня такое гнусное предчувствие, что мы во всей красе увидим зиму на Корромине? - флегматично спросила девушка у крыла катера.
  Крыло молчало, с укоризной поблескивая металлом в содранных рикошетом пробелах в покраске. Зуан медленно повернулся. Очень медленно, в процессе поворота стараясь найти ответ на вопрос: "А почему это у меня от этих слов мороз по коже дерет?".
  Рин все так же рассматривала крыло, Зуан передернул плечами.
  - Уверена?
  - Сложно сказать. Но ощущение такое есть. Как и вчера, что не надо было нам туда идти. Вот просто такое дурацкое предчувствие неприятностей. Может я и зря так...
  - Ты еще не ошиблась.
  - Все бывает в первый раз.
  - И все же. - Зуан потер наливающийся мощью синяк на боку. - Пора двигать отсюда.
  Рин поежилась, забралась в катер, в последний раз посмотрев на побережье. Она понимала, что больше никогда не увидит эти места, как бы там ни вышло с росским кораб?лем, и все то же дурное предчувствие. Не улетят они в кос?мос. По крайней мере, ближайшие пол года. Она чувство?ва?ла это всем сердцем! Тем чувством, что прижилось в седалищной части тела, тем самым призрачным чутьем, что предупреждает о беде.
  В рубку вошел Зуан, по дороге проверяя оборудование, просматривая маркировки на пультах. Рин за ним наблюдала, обняв грязного вида сверток.
  - Что-то не так?
  - Нет, все нормально. Я учился летать на такого рода транспорте, но одно дело макет, другое дело - настоящая машина. Я вспоминаю.
  - Лететь сможешь?
  - Да.
  Зуан пробежался пальцами по клавиатуре, глухо зарокотал двигатель, прочихался второй, фыркнул и мерно загудел, сотрясая машину ровной дрожью. Зуан закончил предстартовую проверку машины, некоторое время пытался добиться от двигателя нужной мощности, потом плюнул и осторожно оттянул штурвал на себя. Катер аккуратно оторвался от земли, втянулись в корпус стабилизаторы, кораблик, задрав корму, полетел в сторону гор, заваливаясь вправо. Зуан, костеря раздолбанную машину, выровнял ее, на глаз прокладывая маршрут, ориентируясь на абрисы горных массивов.
  
  Капитан очнулся, когда катер уже давно исчез из виду. Ишон с трудом встал, голова от сильного удара гудела, как набат. От катера и росса уже давно и след простыл, лишь примятая трава и тела солдат напоминали о недавней стычке. В небо унеслись громкие проклятия и угрозы, куану в кустах верещали и дрались, не обращая внимания на одинокого человека. Ишон подобрал оружие, со злости выпустив очередь в кустарник. Куану внезапно затихли, едва в тени под деревьями появилось движение. Ишон в бешенстве пнул булыжник, на котором они нашли молодого росса. Над кустарником появилась узкая, кофейного цвета морда, холодные черные глаза немигающим взглядом уставились в это странное шумное существо...
  Звенящую тишину разорвали крики, стрекот выстрелов, торжествующий рев хищника и громкий хруст.
  "Насколько же оно красивое!" - думала Рин, рассматривая небо. Оно переливалось и светилось, играло оттенками как перламутровая пластина, подернутая нежным пушком золотисто-розовых облаков... Прекрасное и глубокое. Перламутровая оправа двух светил. Красивое... и чужое.
  Девушка тряхнула головой. Ну вот, опять заносит! В голове шевельнулась пушистая лапка контакта.
  - "Да?"
  - "Я возвращаюсь."
  - "Нашел?"
  - "Да..."
  Это неуверенное "да".
  - "Что случилось?"
  - "Корабля нет. На его месте..."
  Он дал ей возможность взглянуть на мир его глазами. Росс стоял на высоком камне в тени деревьев у края горного плато. Вокруг буйствовала растительность: густо цвели оранжевые кустарники, красные лианы, гнездящиеся в скальных трещинах, выпустили длинные грозди крупных ароматных белых и золотисто-зеленых цветов, длинная салатная с голубую крапинку трава покрывала каждый свободный кусочек плодородной почвы, уступая свои права синему мху на камнях. Ближе к центру плато траву потеснили могучие лопухи, гордо разворачивая к солнцу метровые блюдца темно-зеленых листьев. Башни цветоносов взметались вверх на три-четыре метра, подставляя щедрым лучам мелкие розовые и фиолетовые цветы. А в центре, у границы зарослей лопухов, там, где когда-то стоял росский охотник, темнело пятно воронки. Груда оплавленного металла возвышалась безобразной черной кляксой посреди буйства жизни, матово блестел поплывший от жара камень, легкий ветерок разносил пепел сгоревшего дерева и кустарников.
  - "Зу!"
  - "Я не уверен, что это обломки "Гонца". Они не такие, какими должны быть..."
  - "Это мог быть другой корабль?"
  - "Скорее всего, это и есть другой корабль." - Зуан на мгновение задумался. - "Это мог быть ишонский истребитель. Обломки сильно оплавлены, мне тяжело ответить точно."
  - "Каковы шансы?"
  - "Большие. Есть шанс, что охотник ушел."
  - "Твой отряд?"
  - "Должен был быть на борту. Это я опаздывал. Задержало задание. Они знали, что я опоздаю."
  - "Воронка свежая?"
  - "Три дня, не меньше."
  - "Как узнать наверняка?"
  - "Провести химический анализ материала брони." - с горькой усмешкой ответил воин. - "У нас разные материалы. А в нынешних условиях - никак. По этим оплывшим лужам я не могу даже расовую принадлежность корабля определить, не то, что его класс!"
  - "И что теперь делать?"
  - "Весны ждать!"
  - "Что?!!"
  - "Скоро начнутся осенние ливни, и наши уйдут с Корромина до весны. Ты была права. Мы действительно увидим зиму на Корромине. Во всей ее красе."
  - "Зу..."
  Зуан появился из лопухов, подошел к Рин, молча сел на камень, обхватив голову руками. Девушка осторожно тронула его за плечо.
  - Зуан...
  - Рин, я не представляю, как мы переживем эту зиму!
  - Мы можем найти жилье?
  - Есть шанс найти заброшенный пост ишон. Они их много потеряли за это время. Возможно, мы его восстановим. Возможно, найдем что-то на складе.
  - Слишком много "возможно".
  - Много. Но кораблей в горах не осталось. "Гонец" был последним.
  - Это твой корабль?
  - Нет. Наш базовый корабль - "Всадник Ночи". Он на ремонте на верфях в системах Рихта. Потому мы временно были приписаны к "Гонцу". Это средний охотник и может нести на борту до сорока членов экипажа. "Всадник" берет только двадцать. Один отряд.
  - А вызвать?
  - Я, конечно, пошлю сигнал на "Всадник", но когда он сможет прибыть?
  - А почему на корабль, а не на базу?
  - Потому что мы - воины. Мы сами занимаемся собой. Воина спасает воин. Всегда. Если мой отряд уцелел - они придут. Если нет - я буду вызывать охотник с верфей дистанционно. Я предусмотрел такой поворот. Корабль сам отшвартуется от верфей, сам проложит курс и сам полетит. Лишь бы он сумел долететь.
  - Не переживай. Думаю, твои живы.
  - Я тоже так думаю. Ну не могу я поверить, что это - "Гонец"! На борту были сейсмические торпеды. При том, что осталось от корабля, торпеды должны были рвануть в любом случае, но на плато нет следов ни сейсмической волны, ни детонации класт-торпед. Стоило взорваться хоть одной торпе?де, это плато выглядело бы, словно его взбили в крошево.
  - А если бы это был истребитель ишон?
  - Очень похоже. У ишон нет ничего подобного нашим сейсмам и класт-торпедам. Но все же я не исключаю, что это обломки "Гонца". Хотя, где ему отстрелять десять сейсм? Эти торпеды не используются по наземным целям, особенно в таких районах - можно спровоцировать сдвиг континентальной плиты. По ист?ребителям пускать бессмысленно, для этого есть обычные ракеты. Это все равно что отстреливать ихтан из орбитальной пушки. Ни ихтан, ни гор.
  - Думаешь, это все же ишон?
  - Да очень похоже. Но почему именно на том месте? Слишком уж совпадение велико!
  - Совпадения бывают только у дураков и счастливчиков. - буркнула Рин. - Чего делать-то будем?
  - Надо сигнал послать. Оборудование катера не подходит, у него нет нужной мне настройки, я просто не попаду на частоту и не смогу отправить сигнал на бакен.
  - Нужен стационарный передающий центр?
  - Да.
  - Как на базе?
  - Достаточно и оборудования малого поста.
  - Ты сможешь взять малый пост?
  Зуан задумался. Несколько минут он прикидывал так и эдак шансы, посчитывал бой. Вздохнув, он проворчал:
  - Будь я в нормальном состоянии и вооружен как положено, взять пост не составило бы труда. Но сейчас я не уверен. Да и я безоружен.
  - А собрать передатчик можно?
  - Можно. Но мне нужны детали. То, что есть на этом катере никуда не годно.
  - А на полноценном корабле?
  - Вполне.
  - Ну, взорвать корабль я могу, проверено. А вот насильно его приземлить... не уверена. Скорее, я его просто разломаю.
  - Что ты можешь делать со своим талантом?
  - Понятия не имею. - Рин пожала плечами. - Я вот экспериментирую. Что с огнем выходит, ты уже видел. Не могу ничего нормально сделать.
  Зуан приподнял голову, задумчиво рассматривая расстроенное лицо девушки. Рин выглядела совершенно несчастной, опущенные плечи омывала волна блестящих на солнце рыжих волос, в серых глазах царила печаль.
  - Попробуй поджечь вон то дерево.
  - Не самый удачный вариант. Сожгу пол плато.
  - Попробуй.
  Рин вздохнула, покосилась на одинокое дерево, чудом зацепившееся за жалкие огрызки почвы у самого края плато. Зуан ободряюще улыбнулся.
  - Ну ладно. - буркнула девчушка.
  Мгновение, никаких изменений. Дерево спокойно стояло, едва слышно шелестела листва. Где-то в кронах громко закричала птица. Рин дрогнула, что-то лопнуло у ее в груди, что-то с треском рухнуло...
  - Ах, имма!
  Зуан едва успел сдернуть ее с камня, как их накрыла стена огня. Как они умудрились закатиться за крыло катера - осталось загадкой. Вал огня прокатился сплошной стеной, обдав жаром.
  И тишина. Лишь трещал где-то огонь да свистел остывающий металл.
  - Рин...
  - Я же предупреждала! Я... я говорила! Говорила, что не надо! Я...!
  - Рин, успокойся.
  - Зу! Мы могли погибнуть! Я не могу это контролировать!
  - Сможешь.
  - Если нас не угроблю к тому времени.
  - Не угробишь.
  - В это веришь только ты. - тихо проворчала девушка.
  Зуан крепко сжал ее за плечи, повернул к себе лицом, слегка встряхнул.
  - Не смей так даже думать!
  - Зу...
  - У тебя талант. Редкий талант. Могучий.
  - Страшный.
  - Да, страшный. Но ты сумеешь. Возможно, не сразу, но сумеешь.
  - Надеюсь.
  - Я помогу.
  Рин поежилась, всхлипнула. От дикого напряжения заныло в груди, появилась ломота в висках. Зуан осторожно подхватил ее на руки.
  - Рин, запомни. Я хочу, чтобы ты развила этот дар.
  - Хорошо.
  - И не бойся нас погубить.
  - Боюсь. - Рин вздохнула. - И что дальше?
  - Надо улетать отсюда. На равнине зима просто ужасна. В горах есть район под общим названием "Град". Там основная часть малых постов и всего две крупные базы. Остальные базы за перевалом и центральным массивным кряжем. Поскольку перевал мы завалили перед отлетом, спровоцировав серию лавин, то посты "Града" отрезаны от основных сил. Зиму переживет лишь половина. Может и того меньше.
  - Почему?
  - Ихтаны. Зимой они выводят потомство и полностью теряют инстинкт самосохранения. Они нападают огромными стаями, истребляя все на своем пути, не считаясь с потерями. Звереют окончательно. Потери ишон зимой колоссальны, а мы покидаем планету. Нет смысла гробить народ в бессмысленных стычках со зверьем.
  - А ишон почему так не делают?
  - Весной они вернуться уже не смогут.
  - Но почему они вообще не уходят с планеты?
  - Для того чтобы уйти, надо признать свою ошибку.
  Рин замолчала, уткнувшись носом россу в шею. Он отнес ее на катер, усадил в кресло.
  - Я ненадолго. Еще раз посмотрю. Проверю.
  - Давай.
  Зуан ушел. Рин несколько мгновений тупо рассматривала пульт катера. Глаза бездумно скользили по клавишам, клавиатурам, рядам тумблеров и переключателей, перебегали по экранам мониторов, считывая информацию автоматически, не задумываясь, а мозг расшифровывал ее, анализировал, пользуясь чужими знаниями.
  Взгляд скользнул по экрану радара, зацепившись за столбик цифр. Рин совершенно автоматически перекинула пару рычагов, гася двигатели. Зуан отозвался мгновенно:
  - "Рин?"
  - "Чужой корабль. Ишон на малой высоте. Ищут."
  - "Возвращаюсь. И погаси системы слежения.
  - "Сделано." - Рин пробежалась пальцами по клавиатуре, не задумываясь, набирая коды.
  - "Проклятье! Мы на виду! Засекут визуально!"
  - "Не засекут." - совершенно спокойно ответила Рин, накладывая маскировку на катер.
  Минут пять росс молчал. Рин видела через лобовое стекло, как он появился из-за напластований породы. На мгновение он замер, как-то растерянно глядя на катер.
  - "Рин, открой проход. Я не вижу катер."
  - "Настолько хорошо?"
  - "Да. Я совершенно не вижу машину."
  - "Сейчас."
  Рин сняла часть маскировки, давая узкий коридор. Зуан нырнул под полог, и девушка вновь опустила край. В небе неспешно разливался низкий рокот приближающегося истребителя. Корабль летел на малой высоте, тщательно проверяя поверхность. Ишон искали столь внезапно пропавший катер.
  За спиной раздались едва слышные шаги. При желании, росс мог двигаться совершенно бесшумно, словно призрак, но сейчас он не хотел ненароком испугать девушку. И шумел намеренно.
  - Зу, истреб идет низко.
  - Заметит?
  - Не должен. Но я не знаю, насколько этот полог скры?вает от сканирующей аппаратуры. Он как раз над нами.
  - Ты чувствуешь его?
  - Я чувствую его радары. Они - как мокрые тряпки по лицу. А некоторые - как паутина. Знаешь, когда в лесу случайно попадаешь в паутину. Чувствуешь только липкие невесомые нити. И тут так же. Ощупывает. Но тревоги нет. Может и пронесет. Полог крепкий.
  - А ты как?
  - От него немного трясет. Я не смогу его долго удерживать.
  - Как только он отлетит, я уведу катер в горы.
  - Он остановился. Сканирует обломки. - по лицу Рин скатилась капелька пота.
  Зуан осторожно снял пальцем прозрачную капельку. Тронул лоб.
  - У тебя начинается жар.
  - Я чувствую.
  - Снимай полог.
  - Нет.
  - Рин, снимай полог!
  - Еще немного. Он начинает двигаться.
  Зуан впился взглядом в экран радара, и впрямь, истребитель ишон резко уходил в сторону побережья. Едва он скрылся, Зуан тряхнул Рин.
  - Снимай!
  - Есть риск...
  - Немедленно!
  Она не стала спорить. Полог исчез как мыльный пузырь. Катер вновь стал видимым. Зуан тронул лоб девушки.
  - Не напрягайся так сильно!
  - Так было нужно.
  - Он не стоит того!
  Рин вздохнула, поежилась. В груди разросся комок льда, ее била мелкая дрожь. Зуан вытащил откуда-то одеяло и осторожно завернул девушку.
  - Ты как?
  - Плохо... Но скоро пройдет. Уводи корабль.
  - Уведу.
  На мгновение Рин замерла, всматриваясь в зеленые глаза. Нечеловеческие, но такие дорогие.
  - Зу, тот свёрток.
  - Грязный и драный?
  - Да. Это - для тебя.
  Зуан удивленно моргнул.
  - Для меня?
  - Да. Посмотри.
  Росс пару раз растерянно моргнул, словно совёнок, вызвав непроизвольную улыбку, а потом одним быстрым, едва уловимым взглядом движением встал. Она слышала, как загремел небрежно пнутый ящик, шелест ткани. Глухой удар, - на пол упали ремни. И тишина. Не надо было это видеть глазами. Рин и так знала. Чувствовала. Что сейчас, в узком коридорчике молодой росс молча сжимает в руках парные сабли, черные как весь мрак мира. Тонкие сильные пальцы все еще недоверчиво скользят по узору в лезвии клинка, повторяя движением весь причудливый изгиб письма. А эти сильные, невероятно сильные руки вздрагивают. Судорожно сжимаются пальцы на ребристых рукоятях...
  - "Рин! ДЭСАНДА!"
  Девушка улыбнулась.
  - "Не за что, Зу. Не за что."
  Он вернулся быстро, крепко сжимая в руках оружие своего Клана. Древнее бесценное оружие.
  - Я уже считал, что утратил их.
  - Они попались мне на глаза, и я не смогла их оставить. Они много значат для тебя?
  - Много. - Зуан сел в кресло пилота. - Полетели.
  - Валяй. Пилот.
  Зуан усмехнулся, запуская оборудование. Катер дрогнул, двигатель чихнул, захрипел. Рин настороженно глянула на росса.
  - Звучит, как за два дня до смерти.
  - Где-то так оно и есть. - крайне ворчливо буркнул воин. - Это корыто должно уже мирно гнить на свалке, а не летать.
  - Зу, давай-ка поспеши, а!
  Воин напрягся. Рин виновато развела руками.
  - Катер долго не протянет!
  - Сколько еще?
  - Один полет. Ну, может и два.
  Росс молча потянул на себя штурвал, заставляя катер отодраться от земли. Правый двигатель нагло завыл, зачихал, как-то подло вздрагивая.
  - Отвалится...
  - Не должен. - крайне неуверенный ответ. - Вроде...
  Двигатель взвыл еще гнуснее, но катер все же выровнялся и полетел, заваливаясь на бок и вихляя.
  
  
  
  
  Глава 6: И грянул гром
  
  Я люблю тебя, жизнь...
  А ты меня снова и снова...
  
  
  Солнца неподвижно зависли в зените, заливая мир жгучими лучами. Рин щурилась, поглаживая махонького дракончика по золотистой спинке. "Оказывается, бабье лето есть и здесь." - промелькнула ленивая мысль. Жара стояла несусветная! А ведь Зуан говорил, что уже скоро осень. Осень... Рин вздрогнула. Осень принесет дожди...
  - "Зуан, ну что там?"
  - "А ничего. Никакой активности. Неужели подавили перед отлетом?"
  - "А что там было?"
  - "Точка ПВО. И серьезная."
  - "Нету?"
  - "Ну, я не вижу."
  - "А что видишь?"
  - "Руины." - пришел лаконичный ответ.
  - "Летим?"
  - "Надо бы еще проверить..."
  - "Зу..."
  Что-то в оттенке мысленного голоса Рин вызвало у росса неприятный холодок по всей длине позвоночника.
  - "Рин?"
  - "Мне тут не нравится!"
  - "Возвращаюсь!"
  Рин сумрачно кивнула, рассматривая катер. Они умудрились найти единственное ровное место на гряде: небольшой выступ скальной породы, нависающий над рекой как язык. На глаз вроде бы все крепкое и монолитное. Катер поместился идеально. Вон как гордо стоит, даром что такой затасканный. Рин отчего-то полезла в машину, подцепила оба их рюкзака, пинком ноги отбрасывая их к карнизу, сгребла куану в охапку и выбралась из катера.
  Ничего.
  Может, показалось?
  И тут камень затрещал. Надсадный сухой хруст пронзил мозг волной паники, дракончики зашебуршились, Рин поджала ноги, вжавшись в камень. А узкий выступ пород медленно и величественно съезжал вниз, ломался и крошился. Катер завалился на бок и рухнул в бездну, унося с собой их надежды на хоть какое-то укрытие.
  Зуан выскочил на карниз и резко затормозил, балансируя на самом краю пропасти. В воздухе все еще кружилась пыль и мельчайшее каменное крошево, еще не затих грохот обвала. Смуглое лицо воина побледнело, всего на мгновение он подумал... но нет, вот она, тоненькая нить контакта. Дрожит, вибрирует...
  - Рин!
  Его голос эхом заметался в скалах, дробясь и отзываясь ехидным эхом. В ответ - тишина.
  - Рин!!! Рин!
  В глубоком, густом голосе прорезалась паника. Воин заметался по краю обрыва, всматриваясь вниз, пытаясь найти взглядом, боясь найти...
  - Зу!!!
  Он едва расслышал тихий дрожащий голосок, он резко развернулся, метнувшись на этот едва-едва слышный шепот. Вот она! Рин сидела на самом краю, судорожно вцепившись в камень побелевшими пальцами. Махонькие дракончики попискивали от страха, прячась в ее волосах, и лишь крохотные бусинки черных глаз блестели в рыжей гриве. Воин подскочил к девушке, обнял ее, осторожно разжимая сведенные судорогой пальцы.
  - Зуан! Оно... оно... внезапно... - Рин всхлипнула, прильнув к теплому крепкому плечу.
  - Все нормально, Рин, все нормально.
  - Зу... мы потеряли катер!
  - Да пропади он пропадом этот катер!
  - Я... Я почувствовала напряжение породы... Я не была уверена... Оно... без предупреждения.
  - Проклятье! - Зуан заглянул в пропасть. - Так не вовремя!
  - Катер того... Что делать будем?
  - Надо спуститься в "Град", и найти заброшенный пост. Или захватить. Не уверен, что смогу взять пост... и выжить при этом!
  - Значит, отпадает. А как спускаться будем? - спросила Рин, задумчиво рассматривая отвесные скалы.
  - Проход есть. На гребень, с которого я рассматривал руины точки ПВО. Но спуститься там будет сложно.
  - Но реально?
  - Вполне.
  - Ну что, пошли тогда. - Рин вздохнула, поглаживая дракончика. - Проклятье! У меня чуть сердце не стало, когда эта хрень рухнула!
  Зуан улыбнулся, помогая ей подняться. Рин еще несколько вздрагивала, дергаясь при каждом шорохе, но вскоре ее попустило.
  
  На гребень хребта поднялись без особых хлопот - скальный карниз довольно широкий, да и подниматься было легко. Отсюда открывалась великолепная панорама лежащего впереди горного массива. Почти у самого горизонта матово поблескивало далекое озеро Тирис, откуда брали начало все реки в этой части гор. С севера вставала могучая каменная гряда, протянувшая через всю западную часть и разрезающая горы, словно ледокол тонкий лед, и сходящая тремя хребтами в серию глубочайших ущелий и широких плато, которые и начинали "Град" с западной стороны. На востоке, почти в самом центре горного массива, маячили далекие пики уходящих за облака гор. "Град" устремлялся к ним пятью хребтами, которые, начинаясь с глубоких расселин и ущелий, поднимались и почти по прямой уходили на восток. Между ними зеленели пятна горных плато, соединенных серыми ниточками перевалов и накатанных варсами естественных дорог, созданные оползнями и многочисленными искусственными лавинами от взрывов. На юге горы уходили в океан и впадающую в него реку. И везде, по всей площади "Града" как рассыпанное конфетти зеленели пятнышки горных плато.
  - Зу, а куда мы пойдем?
  - Не знаю, Рин. - Зуан устало опустился на камень. - Мы работали по другую сторону перевала. В "Граде" я был всего пару раз. Надо спуститься вниз и выйти в систему плато. Перевалы между ними выглядят, как природные дороги. Ишон ими постоянно пользуются. И в этой системе их посты. Может, найдем какой-нибудь заброшенный пост. Если повезет.
  - Если.
  - Если. - росс вздохнул. - Одна-единственная ошибка, а сколько за нее приходится платить.
  - Так всегда.
  - Да. Всегда. Идем?
  - А что еще делать? Пошли.
  Зуан встал. Последний раз осмотрел "Град" сверху. Вздохнул. На плече вопросительно пискнул куану. Зверек поднял голову, заглядывая махонькими черными глазками в зеленые глаза воина и так доверчиво, так жалобно... Зуан погладил пернатую спинку, почесал тоненькую перепонку, вздохнул еще раз, и ступил на крошащийся каменный спуск.
  
  Три дня спустя
  
  Глухо бухнул еще далекий гром. Небо, черное от тяжелых грозовых туч, нависало над головой, словно пресс. В узком каньоне пронзительно завыл ветер. Тонкий злобный вой вибрировал, отражаясь от скал, дробясь и гудя в густом воздухе. Тяжелая предгрозовая атмосфера давила, насыщенная энергией. Казалось, воздух загустел настолько, что его можно отрезать ножом. Незримая рука вытянула из мира краски, набросила тяжелое покрывало сумрака. Ветер вздымал бурунчики песка и дорожной пыли.
  Начало осени. Конец надеждам.
  В пещеру проскользнул Зуан, неся на плече выпотрошенную тушу. Гулко грюкнул гром. Росс вскинул голову, хмуро рассматривая небо.
  - Уже скоро. Фронт приближается.
  Он скинул тушу на пол пещеры, тряхнул головой. Легкое облачко песка и пыли насмешливо осело на его плечи.
  - Все пропылено. Пока не начнется ливень, мы будем в пыли.
  - А потом в болоте. - тихо сказала Рин.
  - И надолго. - Зуан устало опустился на камень. - Нужно подниматься выше на хребет. По этим ущельям проходят такие сели, что вспомнить страшно! После первого же ливня появится риск.
  - А что там, выше?
  - Еще не знаю. Уже поздно куда-то идти. Завтра с утра надо уходить отсюда.
  - Надеюсь, успеем.
  - Посмотрим. Кто же знал, что шторм придет так скоро? - Зуан тряхнул головой. - Никогда не угадаешь.
  - Зу... ты посмотри, что делается!
  В голосе Рин появились странные интонации. Зуан подскочил к выходу из пещеры и выглянул наружу. Его пальцы с силой сжали край скалы. Лицо превратилось в непроницаемую маску.
  - Началось!
  Снаружи стремительно темнело, тучи набирали силу и тьму с непостижимой скоростью. Каньон погрузился во мрак. Ослепительно вспыхнула молния, могучим разрядом прочертив небо. Гром грянул так, словно раскололся свод небес. Отблески молний метались по тучам, гремел грохот рвущихся небес. Первые тяжелые капли упали на землю, взметая в воздух еще сухую пыль. Ослепительная вспышка, грохот грома, и ливень стеной обрушился на землю.
  Тихий голос Зуана едва-едва пробивался сквозь непрерывный грохот грома:
  - Рин, я... я не знаю, как мы это переживем. Я сделаю все, что в моих силах.
  - А большего от тебя и не требуется. - Рин присела возле него на камень. - Что-нибудь придумаем.
  - Да. - воин встряхнулся, отгоняя накатившую было апатию. - Костер сделаешь?
  - Сейчас.
  Рин прищурилась, представляя себе ярко пылающий костер, в груди заныло, раздался хлопок, в лицо пахнуло жаром, и вот над полом пещеры весело запылал костер, неподвижно зависнув в воздухе в полуметре над камнем. Мгновение, и над костром зависла тушка, медленно вращая вокруг оси.
  - Вот видишь, уже контролируешь создание костра.
  - Ну, разве что. - фыркнула Рин. - А дерево помнишь?
  - Помню.
  - Это я еще не контролирую. Как и все остальное. - девушка вздохнула. - Но кое-что новенькое появилось.
  - Покажи. - Зуан устало сел на камень.
  Рин вытянула руку вперед, едва заметно шевеля пальцами. Над ладонью образовалась темная точка, мгновение, вспышка, и между пальцами завис переливающийся шарик сочного фиолетового цвета.
  - Как тебе?
  - Красиво. - Зуан склонил голову набок. - А что оно такое?
  - Понятия не имею.
  Черная бровь выгнулась дугой, придавая лицу росса вопросительно выражение. Рин замялась.
  - Ну, я действительно не знаю, что это такое. Я научилась делать их разного цвета и размера.
  - А практическая польза?
  - Ну... освещение, например. - шарик засиял, словно крохотное светило, заливая пещеру мерцающим светом.
  - А еще?
  - Ща проверим!
  И прежде, чем Зуан попытался ее отговорить, шарик рванул вверх, проплавляя огромную дыру в потолке. На пол закапал раскаленный камень.
  - Мило. - спокойно сказал Зуан, отодвигаясь от светящихся капель. - Какая мощность?
  - Ну... любая.
  Росс замер.
  - Как, любая?
  - Ну, просто любая. - над ладонью девушки засверкал белый шар, зме?ящийся молниями и искрами разрядов. - Я ничего поч?ти не чувствую при их создании. Их клепать, как раз плюнуть. Усилие где-то такое же.
  - А последствия? - росс с опаской рассматривал сияющее творение взбалмошной девчонки.
  - Никаких. - Рин пощупала шарик. - Я его ощущаю на ощупь, словно клок ваты. Чуть покалывает пальцы. На, по?трогай.
  - Я его взять не рискну.
  - Тебе ничего не будет.
  Рин бросила переливающийся шар россу. Зуан поймал его рефлекторно, сжав в ладони. На мгновение показалось, что в руке неизмеримо раскаленная звезда, что рука сейчас вспыхнет в огне, но... что-то... сдвинулось, изменилось, и вот под пальцами мягкий, пушистый шарик, слегка покалывающий кожу разрядами.
  Зуан подбросил шарик, задумчиво его рассматривая.
  - Странное ощущение. Словно зверек в ладони.
  - Ластится, правда?
  - Да, есть похожее ощущение. - Зуан склонил голову набок. - А что, если...
  Шарик послушно вспорхнул над ладонью, завис в воздухе, вспыхнул ярче, описал круг и вернулся в ладонь.
  - Он тебя слушается!
  - Но сделать такое я не могу. - Зуан взглядом подвесил шарик над потолком пещеры. - Вот и свет. Сколько он продержится?
  - До утра.
  - Хорошо. Нам придется переждать первый ливень, и надо уходить из пещеры. Пока нас не залило. Видишь, появляется ручей?
  Рин вопросительно кивнула на тоненькую струйку воды, текущую по дну каньона.
  - Да, это. Скоро он станет глубиной в три моих роста. А то и глубже.
  - Нас затопит.
  - Сразу же. Первый ливень идет два-три дня, потом переходит в мелкий дождь тоже на три-четыре дня. За это время надо найти новое укрытие. Эти три-четыре дня самые опасные, - пойдут сели. Каньон иногда затапливает доверху.
  - Неужели настолько?!
  - Да, настолько. Корромин уникальный мир, собственно, поэтому мы за него держимся.
  - А что в нем особенного?
  - Слишком много загадок. - Зуан подсел ближе к костру. - Ишон не интересуются ими, они многие тайны и не заметили, даже проходя мимо них. Почему у планеты такое переливающееся небо? Куда девается эта масса воды? Ведь ливни идут без перерыва всю осень, снег сыплется всю зиму, наваливая огромные сугробы! А весной все это добро тает.
  И куда уходит вода? На равнине болот нет, уровень океана стабилен, вода просто исчезает. Но куда? А руины за экватором? Там же похоронены огромные города! Никаких следов разрушений, никаких катастроф, войн или еще чего-то такого. Но население город не покинуло. Он завален телами. Просто колоссальный могильник! Что там случилось? Почему в центральном храме высечена в камне фигурка крылатой девушки? На лицо то ли ишон, то ли мы... не разобрать. Город работает как огромный генератор, но куда уходит энергия? Это лишь одна из тысяч загадок. И еще. Как думаешь, сколько лун у Корромина?
  - Четыре.
  - Две.
  - Зу, на небе четыре луны!
  - Физически у Корромина два спутника. Я сам видел с орбиты. Так вот. Алой луны нет, и этого пятнистого золотисто-зеленого колосса тоже нет. Их вообще не существует! Так откуда они на небесах? Это не иллюзия. Мы просчитали, они вполне явственно влияют на приливы и жизненный цикл биосферы планеты. Особенно алая. Так что же это? Ответа нет. Мы даже не приблизились к пониманию этого феномена, и он не столь уникален. На моей родине, на Роринари, существует легенда о Черной Луне, которая приходит в мир раз на сто двадцать десятилетий. Один цикл, так сказать. Мы долго считали это лишь легендой, хотя в летописях она указана четко, ей приписываются всевозможные и часто пугающие свойства. Черная Луна - один из центров наших поверий. Притом крайне мрачный центр. Именно ее цикл прихода стал основой нашего счисления. Сто двадцать. Основная цифра, кратно которой у нас высчитываются единицы счисления.
  - И что оказалось на проверку?
  - Черная Луна вновь пришла в наш мир.
  - Когда?
  - Двадцать восемь лет назад. Ровно на сто двадцать мат. И исчезла без следа. Она делает лишь один быстрый круг по небу, оставляя за собой черный шлейф. Не важно, когда она приходит - утром, ночью или в середине дня. Едва ее диск поднимается над горизонтом, на мир опускается ночь. И лишь когда луна уходит за горизонт, течение времени восстанавливается. На момент прихода Черной Луны, Роринари постоянно снималась и просвечивалась из космоса массой спутников, да и кораблей на орбите болталось, как мошкары на болоте. На эти сто двадцать миат планета исчезла для них. Стала непроницаемой и невидимой, хотя визуально никаких изменений не было. Это еще одна загадка нашего мира. Черная Луна. Я никогда не видел ее, и никогда не увижу.
  - Ты родился, когда она была в зените? - совершенно спокойно сказала Рин. Скорее утвердительно, чем вопросительно.
  - Да. Я родился под Черной Луной. Это скрыли. Официально считается, что я родился до ее появления.
  - А на самом деле?
  - На самом деле, я появился на свет именно в эти сто двадцать миат. Хуже другое. Мать сказала, что я молчал. Не издал ни звука, пока Черная Луна не закончила круг над планетой.
  - Это что-то значит?
  - Говорят, да. Но что именно? Это от меня утаили. Я знаю, что отец знает правду. Но молчит. Я хочу узнать, что значить - родиться под Черной Луной.
  - А теперь и Тандем.
  - Да, теперь и это. Реакция будет крайне неоднозначная. Этому многие откажутся верить, а уж если всплывет правда про время моего рождения... даже и не знаю, какие могут начаться проблемы.
  - Россы - суеверная раса?
  - Нет, мы не суеверны. Просто мы слишком часто становились свидетелями того, как исполняются древние пророчества. Похоже, мое рождение лишь одно из них.
  - Посмотрим.
  - Да уж, посмотрим. А что еще делать?
  Зуан устало сел на камень, стиснув голову руками. Раскаты грома оглушали, раскалывая разум на испуганные кусочки, жалобно жмущиеся по окраинам подсознания. Вода в каньоне прибывала, бурлила и вспенивалась под хлещущими струями дождя. Сумерки сгущались, порождая глубокие тени. Мгновенная вспышка молнии ослепляет, запечатлевая на сетчатке оттиск выбеленного мира. Холод незаметно и ненавязчиво захватывал маленький мирок в пещере, заставляя все ближе и ближе пододвигаться к костру...
  
  
  Четыре дня спустя
  
  Мутное марево подрагивало, словно амеба, оно стекало со скал в низины, оседало комками слизи, раздражало глаз и разум. Казалось, что именно эта белесая мерзость несла с собой жару. Еще два дня назад стоял холод, пронизывающий во влажном воздухе до костей, а сейчас горами правила жара. Мелкий моросящий дождь едва ощущался кожей. Иногда появлялось чувство, что это не дождь, а сам воздух превратился в мельчайшую взвесь водяной пыли. Словно вода растянулась сплошной равномерной пеленой от земли до края косматых черных туч.
  Зуан пошевелился, вытер рукавом лицо. Невыносимая жара убивала, пригибала к земле. Не хотелось даже дышать. Росс встряхнулся. Мертвенная апатия, захватившая горы, действовала и на него. Даже ихтан, за которым он наблюдал все утро, почти не шевелился. Злобная и быстрая тварь сейчас напоминала небрежно брошенную на камень шкуру. Разведчик почти не двигался, настолько плохо было обычно довольно активному и проворному животному. Да и эта смутная тревога, сверлящая разум все утро.
  Когда мозг начал регистрировать странный гул, Зуан так и не смог понять. Ихтан подскочил, замер, словно статуя, всматриваясь в марево. Подвижные уши животного дергались, он потягивал воздух... и вдруг сорвался с места. Ихтан убегал вверх по склону хребта. Что же его напугало? Зуан всматривался в мутное белесое марево.... Что-то двигалось там, вдалеке, укрытое от глаза туманом. И этот рокот....
  Сель.
  Мысль обожгла разум огнем. Воин сорвался с места. Надо успеть! А мысленно он уже звал:
  - "Рин!"
  Девушка ответила почти сразу:
  - "Зуан?"
  - "Уходи оттуда! Поднимайся на гребень хребта! Сель пошел!"
  - "Ухожу! Сколько у меня времени?"
  - "Миат, не больше!"
  - "Я успею."
  Рин подхватила вещи и выскочила из пещеры. Возле входа в пещеру был более-менее проходимый подъем на гребень. За ночь тоненький ручеек разросся, превратившись в клокочущий поток, бешено несущийся по скалам. Рокот приближающегося селя наполнил воздух низким гулом, отдаваясь глубоко в недрах подсознания тревогой и паническим страхом. Рин закинула рюкзак на плечи, бегом проскочила карниз и полезла по лианам наверх, где начинался пологий подъем на самый гребень. Благо, растения росли настолько мощно, что по ним можно лазить как по лестнице.
  - "Рин, где ты?"
  - "На склоне. Я сейчас на подъем выхожу."
  - "Рин, это первый поток. За ним идет еще один."
  - "Насколько мощный?"
  - "Накроет гребень полностью. Найди пещеру или хоть какое-то укрытие!"
  - "Есть, вижу укрытие."
  Когда-то край гребня обвалился, образовав небольшую каверну. Эрозия и лавины довершили дело, создав небольшую пещерку из навала каменных глыб. Со временем в щелях проросла вездесущая лиана и синий мох, укрепив глыбы камней корнями, дожди утрамбовали занесенную ветром землю. Небольшое эфемерное укрытие на продуваемом ветром склоне. Но все же лучше чем совсем ничего. До верха хребта Рин не успевала, сель был уже виден. Она нырнула за камни, завалив за собой вход. Приближающийся сель заставлял дрожать скалы, с потолка пещеры осыпалась каменная крошка. Мгновение, и мутный грязевой поток прокатился сверху.
  - "Рин?"
  - "Да, тут. Сель прошел."
  - "Идет вторая волна. Ты можешь хоть чем-то укрыться?"
  - "Попробую. Но... не знаю, выйдет ли."
  - "Постарайся. Волна очень большая."
  Рокот усиливался. Волна шла со скоростью курьерского поезда, заставляя вздрагивать горный массив. Рин только и смогла, что почувствовать невообразимый вес массы жидкой грязи и мелкого каменного крошева, пронесшейся по эфемерной пленке щита, созданного в последний момент.
  Сель прошел. Щит лопнул как мыльный пузырь. Тонкие струйки грязи стекали с потолка, просачиваясь сквозь промежутки в камнях. И тишина. Удивительная, звенящая тишина, словно сель унес все живое в округе, все звуки мира. Только глухие удары капель жидкой грязи, мерно падающих с потолка.
  - "Рин?"
  - "Да, Зуан, я тут, все в порядке."
  - "Выберешься?"
  - "Да... думаю. Ты где?"
  - "Я недалеко. Скоро буду у тебя."
  - "Нет, стой где ты есть. Я сейчас отсюда выберусь. Чтобы тебя не задело."
  - "Понял."
  От воина пришел легкий смешок. Рин вздохнула. Ладно уж. Все равно его тоже окатило этим жидким глинистым поносом. Грязь была везде. Все хлюпало, чавкало и брызгало. С потолка непрерывно капало. Мерзость! Рин вздохнула еще раз. Запечатало ее тут качественно. Сель залепил все дыры в камнях. Вряд ли она сможет откатить тот булыжник, которым так легко запечатала вход. Да и зачем? Огненный шар сорвался с руки, влепился в стену, зашипел. Камень покраснел и начал плавиться. Дело пошло весело. Шары выгрызали дыру, огненные брызги летели во все стороны, пещерку затягивало паром с примесью вони плавящегося камня. Но все же Рин сумела-таки пробить дыру.
  - Ты как там?
  Зуан маячил возле дыры, стараясь заглянуть внутрь.
  - Жива, но не совсем здорова. Чего так жарко?
  - Радуйся. Скоро начнутся заморозки.
  - Как скоро?
  - Очень скоро. К вечеру станет холодно. Это самый убийственный период. Утром и днем жарко. Вечером и ночью сильно холодно. И постоянная сырость. Надо найти укрытие.
  - Где?
  - На том склоне много пещер. Придется найти одну из них до темноты, иначе мы просто замерзнем ночью насмерть.
  - А этот дождь прекратится?
  - Нет. Он будет идти с переменным успехом два миинара. А потом пойдет снег.
  - Зима. - кисло сказала Рин.
  - Она самая. Ладно. На этом склоне есть заброшенные посты. Нам придется найти один из них, иначе мы не переживем зиму.
  - Значит, будем искать.
  - Придется, и очень тщательно. - Зуан вздохнул. - Пошли сперва хотя бы пещеру найдем. Ты огонь сможешь развести?
  - Это единственное, что я могу сделать с гарантией. - кисло ответила девушка, отряхиваясь от комьев грязи. - Огонь у меня получается. По крайней мере, зажигается сразу.
  - Без огня мы долго не протянем.
  - Зу...
  - Да, Рин?
  - Мне показалось, или ты... сильно мерзнешь?
  Росс замер. Молчал он недолго.
  - Да, я мерзну. Я родился в теплом тропическом климате, и холод меня убивает. Я легко переношу жару, но сильно мерзну, хотя и могу в определенных пределах переносить холод.
  - Насколько сильно ты мерзнешь?
  Зуан невесело улыбнулся печальной улыбкой, снимая со лба медленно ползущую каплю грязи.
  - Не хочу тебя расстраивать, но... я могу не дожить до зимы.
  - Постараемся до этого не доводить.
  - Рин, я выносливый. Но все же, мои силы не безграничны, и они могут иссякнуть в неподходящий момент.
  - Зуан, выживем как-нибудь. Вдвоем - выживем.
  - Забавно, конечно, но твой оптимизм помогает. Как-то проще смотреть на все с этой точки зрения.
  - Вот и смотри.
  Росс усмехнулся.
  - Пошли, Рин, будем искать нам новый дом.
  
  
  
  
  Глава 7: Варс на дороге
  
  Человек - Царь природы!
  Вот только хищников об этом предупредить забыли.
  
  
  Утро началось, как и все предыдущие с шума дождя. Этот мерный шелест стал привычной частью окружения. Казалось, он присутствовал всегда, с момента сотворения этого мира. Вечный дождь, сумрак затянутого тучами неба. Низкий тоскливый вой ветра в горах. Заунывное, пробивающее до дрожи, низкое завывание дозорного ихтан, эхом отражающее от скал, звенящее муторной нотой в мрачной тишине гор.
   Если раньше присутствие злобной твари на соседнем хребте нервировало и раздражало, как и его постоянное тоскливое завывание, то сейчас к нему привыкли. Как и к дождю. Он стал просто данностью, неотъемлемой частью этого мирка. Чем-то постоянным и неизменным. Как и камни вокруг. Как и рев переполненной водой реки.
  Рин вышла из пещеры. Пейзаж все тот же. Низкие темные тучи косматой шапкой клубились почти у самых вершин невысоких хребтов, размеренно лил затяжной ливень, угрюмые темно-серые и коричневые скалы, бурлящий черный поток внизу в ущелье и темная тень ихтана на камне.
  - "Вот надрывается, паскудь." - без злости и раздражения подумала Рин.
  - "Зато ясно, что угрозы нет. Хуже было, если бы он замолчал." - тихо ответил Зуан.
  - "Дозорный."
  - "Да. Он замолкал несколько раз за эту ночь."
  - "Это плохо?"
  - "Я не уверен. Возможно - да. Хуже другое. Он не спускается со скал на почву. И когда молчал - следил за дорогой."
  - "Ишон?"
  - "Если бы. Дело в том, что в почве этой планеты живут довольно опасные твари. Обычно они обитают на большой глубине и проблем не доставляют, но к осени иногда поднимаются на поверхность. Достаточно, чтобы одна такая появилась."
  - "Что это?"
  - "Земляной плотоядный червь. Только размером с тяжелый охотник."
  - "Что предлагаешь?"
  - "Не спускаться на открытую почву. Это обычная мера безопасности."
  - "Ну, тогда не будем спускаться на дорогу, и все дела."
  - "Рин, тут варс появился. Проверь свой участок дороги. Посмотрим, куда он ползет."
  - "Думаешь ограбить?"
  - "Не осилим. Это тяжелая машина. На борту десять-пятнадцать бойцов. Хотя, при таком дожде рискнуть можно."
  - "А причем тут дождь?"
  - "При таком ливне игольное оружие неэффективно. Сопротивление падающих капель при такой плотности дождя увеличивает риск, что детонатор игольной пули сработает о каплю, как о целевое препятствие."
  - "Они об этом знают?"
  - "Конечно знают. На счастье, другого типа вооружения у них почти не осталось. Энергетическое оружие в горах использовать - это изощренный способ самоубийства."
  - "Шарки?" - Рин перебралась под защиту выступа породы, устроившись наблюдать за петлей дороги.
  - "Милашки, не так ли?" - росс хихикнул.
  Девушка поежилась, вспомнив стаю маленьких насекомых, однажды прижавших их в горах. На счастье нашелся один идиот из числа ишон, у которого хватило глупости выстрелить.
  - "Вампиры проклятые."
  - "Я же говорю, милашки. Жрут энергию напрямую. Мы их пару раз использовали для откачки энергии, когда реактор вразнос пошел на корабле. Высосали все. Потом еле их угробили."
  Рин поежилась, плотнее затягивая ворот насквозь мокрой куртки. За последнюю неделю сильно похолодало. Промозглая погода, сырость и пронизывающий ветер не очень хорошо сказывались на ее здоровье. Да и росс начал сдавать.
  Из-за поворота блеснули грязно-желтым светом фары: варс темной кляксой показался из-за поворота дороги. Приземистая машина двигалась на удивление медленно и тихо. Дождь гасил все звуки мерным шелестом капель и далеким рокотом грома. Гроза приближалась. Ветер сносил тяжелые черные тучи, полные энергии и ярости бури. Периодически по чернильно-черным плотным тучам проблескивали ослепительно-голубые росчерки разрядов. Это не молния. Рин с тяжелым сердцем смотрела на это черное косматое чудовище, что нес к ним ветер. Статическая буря. Одна из загадок и ужасов этой планеты. Что могла породить такой клокочущий котел энергии? Она лишь однажды видела эту чудовищную бурю со стороны. Это невозможно описать словами и представить разумом, пока не попадешь под такое и не увидишь эту ярость природы своими глазами.
  - "Зу, варс появился."
  - "Следи за ним. Посмотрим, куда свернет."
  - "Что-то они зачастили."
  - "Видимо, базу хотят строить."
  - "Осенью?"
  - "А когда же еще? Весной наши отряды возвращаются. Мы просто не дадим построиться. Вот и остается строить осенью. Под дождем."
  - "Милые вы ребята."
  - "Это наш мир." - росс усмехнулся. - "Мы их щадим."
  - "Я заметила." - Рин кинула короткий взгляд на приближающуюся тучу. - "Зу, к нам сносит ядро бури."
  - "Видел. У нас около полурулла на все дела, пока эта радость нас не накроет."
  
  Варс остановился на повороте дороги. Рин нахмурилась. Веселье исчезло. Машине нет причин останавливаться. Тут нечего делать, да и гроза приближается. Ровные обрывистые стены, ухабистая идущая под уклон дорога, пара чахлых оранжевых кустов по краям, красные лианы и проплешины синего мха на скалах. И все. Единственный повод остановиться, это разве что кому-то невмоготу стало. Но из машины никто не вышел. Она лишь раз качнулась на рессорах. И все. Ни движения, ни звука. Только странное эхо на мгновение проскользнуло в грохоте грома. Кто-то кричал. Или это просто показалось? Шутка горного эха? Или присвист ветра? Страх и смутное беспокойство завинчивали нервы тугой спиралью.
  - "Зу..."
  - "Рин, что случилось?"
  - "Варс остановился."
  - "Сейчас буду."
  Росс понял ее тревогу. Рин чувствовала, как он передвигается по скалам в четырех километрах правее. Скоро он будет тут. Она не сводила взгляда с машины. Странно. Зачем варс остановился? Показалось ей, или машина и впрямь чуть подпрыгнула, словно ее ударили по днищу?
  Тревога разливалась по натянутым нервам, и было что-то еще. Чего-то не хватало. Чего-то привычного, но раздражающего, как заноза в пятке. Тишина. Шелест дождя. Рокот грома.
  Рин пробрал озноб. Ихтан заткнулся. Злобная тварь молчала. Ее силуэт четко виднелся на фоне неба. Вытянутая в струнку тень, неотрывно следящая за чем-то внизу, на дороге. Дозорный следил за варсом. И... поскуливал. Рин могла бы поклясться, что ихтан чуть-чуть то ли поскуливал, то ли потявкивал. Как гепард. Странный звук, неопределимый.
  Минуты тянулись бесконечной чередой. Варс все так же стоял на дороге, неподвижный, безмолвный. Завывал ветер в ущелье. С каждой минутой становилось все темнее и темнее. Тучи сгущались, приближалась гроза, рокотал гром.
  - "Рин, у нас мало времени."
  - "Знаю. Гроза приближается."
  - "Помнишь, что было в прошлый раз?"
  - "Помню. Это всегда так?"
  - "Да, начинается сезон статических бурь."
  - "Надолго?"
  - "Два азтина. Двадцать четыре дня. Дольше сезон не длится. К счастью."
  - "Зу, варс до сих пор не двигается."
  - "Движение вокруг есть?"
  - "Нет. И еще..."
  - "Ихтан молчит. Я знаю."
  - "Может, ну его, этот варс? Пошли лучше..."
  - "Рин, мне нужен энергоэлемент для маяка. Его можно снять с варса."
  - "Для этого придется спуститься на почву. Риск слишком велик."
  - "У нас нет выбора."
  И впрямь выбора нет. Россу необходим этот энергоэлемент для маяка. Он почти закончил монтаж установки. Осталась последняя деталь. Тогда он сможет подать сигнал, за ним прилетит корабль, и их отсюда заберут. Но добыть элемент можно только у ишон. Необходимый риск. Рин ненавидела эти слова. К сожалению, Зуан прав. Выбора нет. Придется спускаться к машине, а этого ох как не хочется, и ихтан молчит, зараза. Вон он, сидит на своем булыжнике, вздыбив хвост. Даже отсюда видно. Рин злобно посмотрела на хищника. Впрочем, что с него взять.
  - Рин?
  Росс появился из-за камня бесшумно, как призрак. Мокрый насквозь, лицо осунулось, скулы заострились, в глазах появился лихорадочный болезненный блеск. Он давно уже не напоминал того могучего воина чужой расы, как тогда, в первый раз. Впрочем, внешний вид обманчив. Рин улыбнулась, кивком приветствуя своего невольного напарника.
  - Видишь?
  - Да. И никаких движений?
  - Показалось, что он чуть качнулся. Словно подскочил. Но я не уверена, может, просто померещилось.
  - А может и нет. - росс нахмурился. - Не нравится мне это, и мохнатый молчит, словно ему пасть зашили. Наверняка рикуз.
  - Может.
  - Не верю я в "просто померещилось". - Зуан вздохнул. - На моей памяти, в таких случаях всегда выходит так, как хуже.
  - Закон подлости.
  - Точно. Ну что, пошли вниз?
  - А по другому никак?
  - Нет, Рин. Никак.
  - Ну, пошли тогда. Но мне это не нравится! Я не хочу спускаться, мне и тут хорошо.
  Росс улыбнулся печальной измученной улыбкой. Он и сам понимал насколько рискует, спускаясь на почву. Ихтан тихо завыл. Мутно, печально. Это не привычный вой дозорного. Что-то другое. Зуан вскинул голову. Многое бы отдал в тот момент, чтобы знать, о чем дозорный предупреждает своих. Ответ пришел с другой стороны хребта. Заунывное повизгивание и подвывание. Разведчик тявкнул в ответ и вновь замер статуей. Не сводя взгляда с дороги. Зуан тряхнул головой и спрыгнул с камня на осыпающийся спуск.
  Дорогой правила тьма. Лучи солнца не могли пробиться сквозь облака, и глубокий мрак царил над расселиной. Казалось, словно из мира вытянули все краски и жизнь, и остались только серые, черные, коричневые и синие цвета. Все вокруг поблекло, покрылось мрякой и сумраком. Яркие когда-то цвета растений пожухли. Алые лианы, густо растущие по склону хребта, под гнетом грозы расползлись темной подсыхающей лужей крови, что тонкими струйками стекает на дорогу и загнивает бурыми пятнами кустарника. Отвратительный угрюмый пейзаж под гнетом тяжелого полотна низких грозовых туч. Загрохотал гром где-то там, за грядой. Время убегало. Варс стоял на дороге. Безмолвный и безжизненный. Фары едва светились гнилистым желтым светом, отбрасывая живые тени на скалы. Машина работала. Едва слышно рокотал двигатель. Но никакого движения. Странно. Воин приник к дороге, вслушиваясь в звуки земли.
  Тихо.
  Если рикуз и был, то он либо ушел, либо замер. Рин мялась на камне, страшась спуститься на почву. Зуан жестом приказал ей не шевелиться. С каждым мгновением крепла тревога. Зуан и сам уже сомневался в оправданности риска. Но выбор сделан. Он осторожно, стараясь двигаться тише призрака, пошел к машине ишон.
  Никого. Зуан обошел варс. На мгновение он оцепенел, удары сердца громом отдавались в ушах. Вот что его смущало. Чмокающий звук. Воин аккуратно, стараясь не привлечь внимание животного, отошел к скалам и без единого звука запрыгнул на камень.
  - "Зу, что случилось?"
  Тревога росса передалась девушке.
  - "Оно здесь."
  - "Рикуз?" - Рин не издала ни звука. Тревога Зуана передалась и ей.
  - "Хуже. Я не знаю, что это за тварь. Никогда не слышал ни о чем подобном. Не шевелись. Я не знаю, насколько оно опасно."
  - "Она подземная?"
  - "На счастье, да. Но может в определенных пределах орудовать на поверхности."
  - "Что она делает?"
  - "Ест."
  Короткое слово упало камнем, обрубив вопросы. Ест. Не надо быть гигантом мысли, чтобы понять, что оно ест.
  - "Зуан, оно до тебя не достанет?"
  - "Нет."
  - "Уверен?"
  - "Нет. Я ни в чем не уверен. Придется ждать, когда оно... насытится. Нам очень нужен этот элемент."
  Время тянулось медленной густой патокой ожидания. Рин забилась под выступ скального массива, прячась от пронизывающих порывов ветра и льющего за шиворот холодного дождя, наблюдая за поворотом дороги. Росс поднялся выше по склону так, чтобы не упускать из виду жрущую тварь, и сильно мерз под резким холодным ветром. Тихо. Ихтан молчал, неотрывно наблюдая за странным хищником. Все так же завывал ветер и грохотал далекий гром, и ни единого звука более. Словно все живое вымерло или покинуло мрачные горы. Обманчивая иллюзия.
  - "Зу?"
  - "Да?"
  - "Чем оно занято?"
  - "Все еще ест."
  - "Сколько же можно?"
  - "Оно еще не всех сожрало."
  Рин затихла.
  - "Много их там... было?"
  - "Двенадцать."
  - "Бедняги."
  - "Да. Страшная смерть."
  Рин поежилась. Ихтан встрепенулся. Что-то почуял. Из-за поворота дороги появился второй варс. Он шел медленно и осторожно, видимо получил сигнал бедствия с первой машины.
  - "Зу! Варс появился на повороте!"
  - "Проклятье! Он не должен повернуть!"
  - "Сейчас устрою."
  - "Рин, я тебя умоляю, не шуми!"
  - "Хорошо."
  Рин спрыгнула с камня и побежала по карнизу вперед, за поворот. Варс, слава всем богам этого мира, шел медленно и на редкость тихо. Скорее всего, ехал накатом с самого гребня с заглушенным двигателем. Рин выскочила на дорогу, и, не сходя с камней, отчаянно замахала руками.
  - "Что ты делаешь?!!"
  - "Доверься мне, Зу!"
  - "Будь осторожна."
  Варс затормозил, не доезжая до нее метра четыре. Дверь отошла, выпуская на дорогу двух ишон с винтовками. Рин жестом позвала их к себе, не двигаясь с места. Мгновение колебаний, и солдаты все же пошли вперед. Из машины за ней наблюдало узкое дуло винтовки.
  - Кто ты?
  Солдаты остановились, крайне недружелюбно глядя на нее. Оружие смотрели в землю, но Рин не обольщалась. Одно движение, и ее пристрелят.
  - Сойдите с почвы.
  - Что?
  - Ты что, глухой на оба уха? Или ты тормозишь по жизни? С почвы уйди, твою мать! - Рин говорила шепотом. - Сюда, на камень.
  Надо отдать должное, солдаты подчинились.
  - И говорите тихо. Чтобы оно не услышало.
  - Оно?
  - Оно. Вы ведь не просто так тут катаетесь. Верно?
  - Верно.
  - Он за поворотом дороги.
  - Кто?
  - Ваш варс. Вы ведь его ищете.
  - Да, его. Что с ним?
  - Его... сожрали. Вернее, все еще едят.
  - Что их съело?
  - Не знаю. Поэтому я и остановила вас тут, пока вы не повернули и не съехали с каменной плиты на почву. Пусть ваш водитель уберет машину с дороги на камни, и двигатель заглушите.
  Солдат связался с командиром. Зарокотал двигатель, варс тихо двинулся, заехал на каменный язык и ввалился в неглубокую выемку. Мгновение, и машина затихла. Выключились фары, двигатель заглох. Варс стал еще одним булыжником. По камням к ним подошел человек с нашивками командира. Рин жестом попросила его не шуметь.
  - "Зу?"
  - "Да, я наблюдал."
  - "Что делать дальше?"
  - "Пусть ждут." - мгновение колебаний. - "Нет. Веди этих троих ко мне. Пусть сами увидят. Только тихо."
  - "Хорошо."
  Рин махнула командиру рукой.
  - Идем, посмотрите на все сами. Но я вас умоляю, не шумите. Двигайтесь тише призраков. Я не знаю, насколько эта мразь мобильна.
  Командир кивнул. Они перешли по камням поворот. Ишон шли тихо. Очень тихо. Приняли предупреждение всерьез. Послушные мальчики. Рин жестом их остановила, когда они подошли к расселине, где статуей замер Зуан.
  - Не стреляйте.
  Командир вопросительно глянул на девушку. Рин жестом позвала росса. Зуан приблизился без единого шума. Тень среди теней. Ишон не издали ни звука и не пошевелились.
  - Идем, покажу. Один звук, и мы трупы. Понятно?
  - Да.
  - Командир? - росс вопросительно глянул на человека.
  - Да.
  - Идешь ты. Сам знаешь. Тихо. Сможешь? - росс говорил короткими рубленными фразами, не глядя на ишон.
  Командир едва заметно кивнул россу. Зуан повернулся и скользнул в тень. Ишон так же тихо растворился во мраке, как и росс. Рин села на камень, обняла ноги рукам. Дождь попадал за воротник, одежда промокла. Было холодно и хотелось есть.
  Зуан остановился, жестом подзывая ишон к себе. Кивнул на дорогу. Человек присел на камень. Отсюда варс был отлично виден. Как и тварь на дороге. Бок машины сорвало, все вывалено на дорогу. Хищник поедал одного из солдат, медленно всасывая тело в пасть. Безглазый червь. Щупальца на морде шевелились, проталкивая добычу вглубь беззубой пасти. Едва слышный в шуме дождя чмокающий звук.
  Человек тронул росса за плечо, кивнул назад. Зуан поднялся. Уже вернувшись к остальным, ишон глухо сказал:
  - Я видел достаточно. Что это такое?
  - Не знаю. Мы таких еще не видели.
  - Благодарю за предупреждение.
  - Не обольщайся на мой счет, ишон. Я просто... - Зуан запнулся.
  Командир варса пристально глянул в сумрачное мокрое лицо. Росс отвел взгляд, мрачный и злой.
  - Почему ты еще здесь, на Корромине?
  - Вашими стараниями. - росс сверкнул глазами в темноте.
  - Ну не моими же.
  - Может и твоими. Это не столь важно.
  Командир внимательно смотрел на росса. Насквозь мокрый, в рваном комбезе, грязный и уставший, он не выглядел грозным противником. Он был в бедственном положении. Один, в горах, без амуниции и припасов. Без укрытия. Хотя нет. Не один. Эта девушка-ишон, сидящая сейчас на камне возле него. Такая же мокрая и уставшая, как и сам росс. Что они делают здесь? Почему вместе? Но вопросы сейчас неуместны. Росс их не примет и ответа не даст.
  - Зачем ждешь?
  - Энергоэлемент нужен. - хмуро ответил воин.
  - Зачем?
  - Тебе какая разница?
  - Ответь.
  - Нет.
  - Это так сложно?
  - В этом нет надобности.
  - Я могу дать тебе элемент.
  Росс удивленно выгнул бровь.
  - С чего вдруг такая доброта?
  - Ты остановил мой варс на повороте.
  - Не я.
  - Хорошо. Вы остановили.
  - Это тебя так расщедрило? Элемент дорогой.
  - Жизнь дороже. А горы маленькие. Мы еще увидимся.
  - Кто знает. - Зуан спорить не стал. - По эту сторону Грозового Перевала осталось лишь два поста. Ваш и тот, маленький, над обрывом Ущелья Топора.
  - Откуда ты знаешь, с какого мы поста?
  Зуан недобро улыбнулся жуткой, продирающей до костей улыбкой. Сверкнула молния, на мгновение осветив молодого росса белым светом близящейся грозы. Гордый, словно демон. Родной брат слепой и всевидящей Леди с белыми цветами в руке. Той, что приходит ко всем в конце пути, и кладет крохотный букетик к ногам.
  Ущелье погрузилось во мрак. Грохот грома ударил молотом по ушам. Росс полностью растворился во тьме, слился с ней, исчезнув с глаз.
  - Уходите отсюда. - его голос наложился на рокот далекого грома.
  - Что?
  - Идет статическая буря. Попадете под нее - живыми не уйдете.
  - А вы?
  - Вы о себе заботьтесь.
  Командир колебался недолго.
  - Идем, росс.
  - Куда?
  - К варсу.
  - Зачем?
  - Я дам тебе то, что ты ищешь. Я не хочу иметь долг.
  - Мне ты ничего не должен. - воин пожал плечами. - Не я вас остановил на повороте. Я всего лишь просил, чтобы вы не повернули.
  Ишон вздрогнул, глянув на девушку. Что могла сделать она, безоружная малышка тяжелому варсу? Ничего. Ни оружия, ни техники. Или все же могла? Он вопросительно посмотрел на росса. Воин усмехнулся.
  - Не судите по внешности, командир.
  И та же недобрая кривая улыбка, злой блеск в глазах. Что он хотел этим сказать? Спрашивать бессмысленно.
  - Уходим. Пока оно занято.
  Росс одобрительно кивнул.
  - Шевелитесь. У вас не больше десяти миат на то, чтобы покинуть ущелье.
  До варса они бежали. Росс двигался на границе тени, бесшумно, словно призрак. Словно не было вокруг хлюпающей жижи, чавкающей под ногами, и скользких мокрых камней, словно он не имел веса. Где была девушка, ишон так и не поняли. Она исчезла внезапно, растворившись в темноте. Впрочем, росс сознательно оставался на виду.
  Варс стоял безжизненным куском металла. Водитель отключил все, что могло привлечь внимание врага. Возле машины стояли солдаты, насторожено всматриваясь в ущелье. Увидев командира, ишон погрузились в машину, ни единым жестом или словом не отреагировав на присутствие рядом воина-росса. Если командир его терпит - значит так и должно быть.
  - Карсис.
  Из машины высунулась голова.
  - Дай ему энергоэлемент.
  Солдат удивленно моргнул, но без единого вопроса исчез в машине. Минуты через три тот же солдат бочком вылез из варса, волоча за собой энергоэлемент. Зуан подхватил тяжелый блок без видимых усилий, устроил на сгибе локтя. Только по тому, как напряглись мышцы на руках, можно было оценить вес небольшого устройства.
  - Езжайте по Северному Тракту до поворота на озеро Тирис, оттуда спуститесь через гряду Тайха по сквозной пещере на развязку дорог у Монолита. Варс там пройдет, но склон скользкий и рядом обрыв в каньон Наввар. Дальше через плато Айха вырулите к своему посту со стороны ущелья Трех Пиков. - глухо бросил росс и растворился в темноте.
  Варс еще долго стоял неподвижно, но вскоре завелся и уехал, сверкнув огнями на повороте. Зуан молча наблюдал за ним с вершины хребта. У развилки машина замерла. Колеблются. Но все же, варс завернул на дорогу к Северному Тракту.
  - "Послушали."
  - "Это единственный свободный проезд. По Восточному Тракту они гарантированно попадут под фронт бури."
  - "Может, проживут чуть дольше."
  - "Может, кто знает."
  - "Пессимистом стал?"
  - "Тут тяжело остаться оптимистом." - со вздохом ответил росс, направляясь к пещере.
  - "А ты постарайся."
  Зуан улыбнулся.
  - "Я почти на месте. Установлю элемент и вернусь."
  - "Запускать когда будешь?"
  - "Завтра. Сейчас при такой буре... это бессмысленно."
  - "Не тяни, скоро фронт будет здесь."
  - "Время еще есть. Гроза пройдет в три полосы. Сейчас начнется над дорогой. Это задержит ее на некоторое время. Я успею до того, как она двинется с места."
  - "Маяк зацепит?"
  - "Нет."
   Рин неотрывно смотрела на приближающуюся чернильно-черную тучу, что накатывалась на хребет как лавина. Вспышки разрядов рассекали темную плоть туч все чаще и чаще, воздух сгустился, до того насыщенный энергией что, казалось, проскочи искра, и все горы взлетят в космос. Буря начиналась. Грозовой фронт достиг дальнего хребта. Рин словно слышала, как заскрипели рассекающие тучу пики, по вершине хребта проскочила первая ослепительно-голубая искра, змейкой сбежал разряд, все вокруг замерло, словно кто-то остановил время. Вспышка, оглушительный раскат грома, туча навалилась как плита, пропали разряды в ее недрах, мгновение, удар молнии, впившейся в камень, грохот грома и... шквал ярких толстых молний одновременно ударил в горный хребет, туча словно встала на дыбы, поднялась как чудовищный слизень на ослепительной подушке непрерывно бьющих молний. Гром не гремел, о нет. Это было неописуемо, непрерывные удары мощнейших разрядов и всепоглощающий, раскалывающий разум слитный звуковой удар множественных громовых разрядов. Три минуты чудовищной ярости, шквала молний и грохота грома. Но вот молнии прекратились, лишь блеклые голубые разряды искрились по мокрым камням. Хлынул прекратившийся на время ливень, а темные недра туч проблеснули первым разрядом новой бури.
  - "Зу, буря на хребте Шайн прошла."
  - "Понял, бросаю и иду. Я не успеваю смонтировать, так что закончу завтра утром."
  - "Шевелись. Оно будет над грядой Сейн через пять, ну шесть миат."
  Рин чувствовала, как начал двигаться Зуан по склону. Туча опять пошла, сносимая ветром поперек хребтов. Хорошо хоть их пещера находится далеко от вершины хребта, но, проклятье, риск все равно оставался. Рин бросила последний взгляд на небо и пошла в пещеру. Одно спасет: пещера глубокая и уходит далеко вглубь хребта, делая четыре поворота узким коридором и только потом расширяясь в большую неровной формы каверну. Повороты защищали от ветра, так же защитят и от грозы.
  - "Как у нас там дела?" - Зуан уже был возле пещеры, переваливая через насыпь камней.
  - "Жарится."
  - "Что?" - Зуан чуть не споткнулся.
  - "Под ноги смотри." - последовал незамедлительный комментарий.
  - "Что ты там уже жаришь?"
  - "Мясо."
  - "Чье?"
  - "Понятия не имею." - от Рин пришло что-то вроде обиженного сопения. - "Захожу, понимаешь ли, я в нашу законную пещеру, и вижу... это..., закапывающееся в мою связку травы."
  - "Это съедобно?"
  - "Пахнет по крайней мере божественно. Ты еще долго?"
  - "Нет. Я все же закончил монтаж маяка. Сигнал ушел. Он будет автоматически повторяться раз в рулл, пока не придет ответ. После он пошлет свои координаты."
  - "Ну, будем ждать чуда."
  Зуан заскользил по каменному крошеву, съезжая по склону. Разведчик ихтан проводил его внимательным взглядом, недовольно потявкивая. Но тревоги он не проявлял.
  - "Привык, зараза." - буркнула Рин.
  - "А ты что, к нему не привыкла?"
  - "Как к части пейзажа." - последовал утвердительный ответ.
  - "Вот и он привык."
  - "Милашки они. Обязательно заведу себе."
  - "У тебя уже есть куану."
  - "А что, разве нельзя?"
  Зуан вошел в пещеру, отряхиваясь, как большой кот. Впрямь, в пещере божественно пахло мясом, и было тепло. Девушка развесила тонкие полоски огня вдоль стен пещеры, пока не получила приемлемую температуру.
  - А ты его очень хочешь?
  Рин подняла голову и улыбнулась. Нахально и весело.
  - Ладно, заведем тебе животинку. Но позже. Когда будет, где заводить.
  Шум ливня затих. Атмосфера сгустилась, насыщенная энергией. Грозовой фронт достиг хребта. Мгновение ожидания, первая молния впилась в скалы, и мир раскололся на части.
  
  
  
  
  Глава 8: Соседи
  
  Соседи - суть неизбежное зло, окружающее тебя со всех сторон, и имеющее привычку бесцеремонно вмешиваться в твою жизнь.
  
  
  Восемь дней спустя.
  
  Грохот грома ударил по ушам, словно молот, превратив хрупкий сон полудремы в кровавый кошмар. Рин с придушенным криком проснулась, очумело озираясь по сторонам. Еще не успело утихнуть эхо, как очередной раскат близкого грома вбил паникующий разум в глубины подсознания.
  - Проклятье!...
  Рин зажала голову руками, стараясь унять звон и легкую дурноту.
  - Долбаная гроза!
  - "Рин? Что случилось?" - мысленно отозвался Зуан.
  - "Гром разбудил. Весь сон в кошмар превратил. Гадость-то какая."
  - "Сочувствую." - от Зуана пришел смешок.
  - "Зараза ты ушастая. Еще и прикалываешься. У меня до сих пор в голове звенит."
  - "Извини, я не хотел."
  - "Ладно уж. Что там у тебя с маяком?"
  - "Они приняли сигнал. Но смогут прибыть на Корромин не раньше, чем закончат ремонт и возьмут срочные задания по обязу."
  - "Это долго?"
  - "Как выйдет." - росс вздохнул. - "Тут никогда не угадаешь. Одно хорошо. Ремонт корабля практически закончен, так что они прилетят на "Всаднике"."
  - "Хоть что-то хорошее."
  - "Это да. На своем корабле они не зависят от чужого командира, и никак не привязаны к обязам чужого отряда."
  - "Чего сегодня делать будем?"
  - "Пост искать. Он должен быть где-то на этом гребне."
  - "Ну знаешь, этот гребень весьма велик."
  - "Есть другой вариант?" - кисло спросил росс.
  - "По большому счету - нет. Но нам необходима одежда и припасы. Притом сейчас. В смысле - сегодня."
  - "Предлагаю наведаться к соседям." - росс хохотнул.
  - "И что смешного?"
  - "Да пост маленький. Они будут счастливы, если я у них долго не задержусь. Они же не знают, что я также буду счастлив их вообще не видеть."
  - "Вот видишь, обоюдное счастье."
  - "Да уж. Выходи к развилке, я тебя там встречу."
  
  Зуан ждал ее на гребне, опершись о камень. Ливень немного утих, перейдя в мелкий моросящий дождик. Одно радовало: было тепло. К вечеру, конечно, опять похолодает, но хоть сейчас их не донимал холод. Заметив Рин, росс махнул рукой.
  - Где они?
  - Да внизу, в долине. На территории Града все крупные базы перебили, и остались всего два поста. Первый находится у озера - с него те ребята с варса. Ну и эти.
  - И что, все?
  - Ну да. Следующий ближайший пост за перевалом. А тут никогда не знаешь, как оно будет. Перевал сегодня есть, а завтра его засыплет оползнем. Раньше тут было еще четыре крупных базы и около десятка мелких постов, но две базы и один пост я сам вырезал со своим отрядом, посты грохнула команда Шайена, а еще две базы просто разбомбили перед отлетом.
  - А мы в тот пост не можем...?
  Зуан поморщился.
  - Я тогда не подумал и подорвал его. Эх, знал бы заранее... Ну да ладно. Пошли, глянешь на соседей.
  Внизу располагалось махонькое плато, площадью едва ли километра три, столь густо поросшее лопухами, что кроме них ничего не было видно. Ворота терялись в буйной поросли алых лиан и развесистых лопухов, лишь узкая-узкая дорога была вычищена, да и та поросла синим мхом и травой. Единственное что искоренялось в долинке без всякой жалости - это вонючие оранжевые кусты. Когда они цвели, находиться рядом было совершенно невозможно из-за мощных миазмов разлагающегося мяса со свалки токсичных отходов.
  - Эка они заросли.
  - Просто не чистят. - Зуан провел Рин в небольшую мелкую пещерку. - Я этот пост уже третий год знаю, и они стали такими после первой же зимовки. Командир тут толковый. И что самое забавное, совершенно лояльный.
  - В каком смысле?
  - Этот пост никто из наших не трогает. Мы уже давно заметили, что обитатели поста Ущелья Топора достаточно безобидные. На рожон не лезут, в бой не ввязываются и вообще стараются быстрее свалить и просто не попадаться лишний раз на глаза. А плато так запущенно для того, чтобы ихтанам на глаза не попадать. У нас вообще была курьезная ситуация. Как-то раз один из наших бойцов столкнулся с ними на узкой части карниза. Деваться некуда ни им, ни Ронику. Так ишон вернулись, чтобы пропустить его.
  - Они просто хотят жить.
  - Хотят. Нам они погоды не делают, так что трогать их смысла нет, да и попастить на складе всегда можно.
  - И ты тоже собираешься?
  - Конечно.
  - Бедолаги.
  - Кто ж спорит. Смотри, пост расположен совершенно по-дуратски. Во-первых, попасть в долину можно только по одному-единственному узкому карнизу, который петляет как кишечник по краю Ущелья Топора. Одна ракета, и пост отрезан от остального массива. Ты сама видела ущелье, оно довольно коварное, да и карниз с осыпающимся и наклоненным в его сторону краем. Чуть проморгаешь, и ты уже внизу. Как там варсы проезжают - ума не приложу.
  - А он у них есть?
  - Да есть, конечно, но он за воротами просто отказывается работать. Ребята рассказывали. Только вырулил и тут же заглох. На моей памяти этот варс уже раз девять перекраивали так, что от старого только корпус оставался. И все равно не пашет.
  - А во-вторых, что у них?
  - С одной стороны, народу мало. На таком посту должно быть человек сорок-пятьдесят. А у них едва ли три десятка наберется. С другой, у них проблемы с продовольствием. Я сам видел, как они вчера охотились на ихтанов.
  - Их что, на самом деле можно есть?
  - Можно. Но у старых мясо жесткое. Молодняк же вполне съедобный. Ишон уже сейчас начинают делать запасы продовольствия на зиму. Этот пост живет на подножном корму. Их соседям проще, они недалеко от озера.
  - Они что, рыбу ловят?
  - Моллюски и подводные растения. Смешно, да?
  - Обалдеть. У них дела ненамного лучше, чем у нас.
  - Честно говоря, мне их даже жаль.
  Сквозь шум дождя пробился низкий гул. У поста внизу появилось оживление, солдаты открыли ворота и, возбужденно махая руками, показывали на что-то в небе. Скоро из-за пика появился толстопузый транспортер, медленно ползущий к маленькому плато.
  - А, транспорт снабжения прибыл. Вот у них радости.
  - Редкий гость?
  - Еще бы. Наблюдай, сейчас интересно будет.
  Рин и Зуан устроились в уютной пещерке на склоне как раз напротив ворот. Обзор получался великолепный. Видно даже нутро ангара с покрытым пылью корабликом-разведчиком у дальней стены. Вскрытый корпус и снятый двигатель на земле под слоем лежалой пыли ясно давали понять, как часто этот кораблик летает. Жара и моросящий дождь разморили, не хотелось даже дышать. Зуан лежал на гладком камне, рассеяно гоняя когтем лист по луже. Большой черный жук пытался слезть с листа, смешно шевеля сяжками. Зуан некоторое время за ним наблюдал, а потом позволил несчаст?ному насекомому перебраться на камень и скрыться в трещине, перенеся внимание на людей в долине.
  У соседей внизу царило оживление: солдаты выгружали привезенные для них припасы, а командир в это время пытался впарить капитану транспортера капризный варс. Капитан отказывался наотрез. Чем он это мотивировал - Рин не слышала, но вскоре варс развернули и укатили обратно в ангар. Оживление как-то незаметно переросло в конфликт. Командир поста что-то орал капитану корабля, размахивая руками и яростно жестикулируя. Зуан оторвался от многострадального листа и перенес свое внимание на стычку внизу. Некоторое время он молчал, а потом лениво поинтересовался:
  - И чего они там не поделили?
  - Варс забирать не хотят.
  - Да и не заберут. - Зуан лениво зевнул. - Каждый раз как корыто прилетает, командир поста этот варс пытается впарить. И каждый раз его заворачивают.
  - Ну, судя по тому, что он еще у них, это дело безнадежное.
  - Еще бы. - Зуан хмыкнул. - Это корыто сгниет в этом посту, как и тот лом в ангаре.
  - Они тут как в ссылке.
  - Можно и так сказать. - Зуан хмыкнул. - Кстати, им походу пополнение привезли. Тех пятерых у ворот я раньше не видел.
  - Ты их что, всех поголовно знаешь?
  - Уже знаю. Видишь мужика в красном платке?
  - Да. - Рин с интересом рассматривала коренастого мужчину, напряженно озиравшегося по сторонам.
  - Этот с командиром с самого начала. Хитрая изворотливая сволочь с глазами на загривке. Всегда знает, когда за ним следят. Видишь, как нервничает?
  - А что командир?
  - Командир верит ему как оракулу. По именам я их, естественно, не знаю. Но повадки более-менее уже понял. А вон тот в форме - придурок-придурком. Если судить по выражению лиц других ишон, они его на дух не переваривают, и не прочь скормить ближайшему ихтану.
  - Или тайно надеются, что ты его прирежешь.
  - Ну или так. Кстати, с командиром я когда-то сталкивался.
  - И он еще живой? - Рин удивленно вскинула брови.
  - Я что, такой кровожадный? - росс усмехнулся.
  - Ты просто лапочка. Но местами... - Рин задумалась, картинно подняв взор к потолку пещеры. - Иногда, Зу, ты просто образец Хищника.
  Зуан хохотнул.
  - Так что там у тебя с этим обормотом?
  - Да ничего. Нашел его в логове у ихтан. Убивать? Оно мне надо? Да еще у меня на шее сопляк из летного состава базы висит в едва живом виде. Ну и взял ишон с собой в качестве подпорки для оного сопляка.
  - Он тебя запомнил. - совершенно внезапно сказала Рин.
  - Командир ишон?
  - Да. Он тебя не забыл. Помни об этом при встрече.
  - А мы с ним встретимся? - голос росса дрогнул.
  - Да. И не раз.
  Зуан вздохнул.
  - Скорее всего, мы действительно пересечемся с ним. Я не хочу бесполезных стычек с ишон. Наверное, это странно слышать от воина. Пошерстить на складе - с удовольствием. Но опасаться им меня не стоит.
  - А вот нам - стоит.
  Зуан взглянул ей в глаза.
  - Да. Стоит.
  Стычка внизу закончилась тем, что капитан транспортера отдал приказ на погрузку и отлет. Командир раздраженно проводил их до корабля, а потом ушел в пост, оставив солдат разбирать груз и утаскивать его на склад под чутким руководством тот самого коренастого солдата в красной бандане. Корабль медленно взлетел и неторопливо направился на север.
  На глаза Рин попалась едва различимая дымка, поднимающая от скал к кораблю. Но какой может быть дым в такую погоду? Все промокло настолько, что огню просто не на чем появиться. Даже от прямого удара молнии. Но если не дым, то что?
  - Шарки!
  - Где?
  Зуан напрягся.
  - Вон тот дымок. Пусть меня покрасят, если это не они!
  - Вполне могут быть и они. Как раз сезон размножения начался.
  - Надолго?
  - Декады две. Сейчас как раз середина. - Зуан с растущей тревогой смотрел на приближающуюся тучу шарков.
  - Что делать будем?
  - Если попадут в долину - живыми не уйдем.
  - Тут есть, где спрятаться?
  - Только в посту. Скалы голые и это - единственная пещера.
  - Они навряд ли будут нам рады. - Рин кисло улыбнулась.
  - Пошли через второй вход. После последнего оползня, этот выход не используется. Карниз завалило.
  - А они узнают?
  - Конечно узнают.
  Зуан ухмыльнулся, картинно протягивая девушке руку. Рин хмыкнула.
  - Веди давай. А если заметят?
  - Им сейчас не до нас.
  - И все же.
  - Даже если нас заметят, они просто буду ждать и смотреть, что мы будем делать.
  - Ну ладно. Пошли.
  Зуан ловко полез на склон, помогая девушке карабкаться по мокрым и скользким камням.
  
  Тихо пискнул зуммер камеры внешнего наблюдения. Дежурный повернулся, впившись взглядом в экраны. Зуммер пискнул опять, на экране пятой камеры замигал индикатор. Сперва Мирт ничего не заметил и решил уже, что камера опять сработала из-за местного зверья или мусора, который ветер протащил мимо сенсора. Но вот взгляд зацепился за движение у заваленного карниза. Солдат тронул увеличение, приближая заинтересовавший его участок. Камера услужливо обработала изображение, во всей красе показывая его...
  - Твою мать!
  Дежурный включил передатчик:
  - Командир, это Мирт. Вам стоит на это взглянуть.
  Авален примчался быстро.
  - Что случилось?
  - Посмотрите. Пятая камера.
  С экрана на него хмуро смотрел воин-росс в мокром драном комбезе.
  - Так вот кого они поймали... Проклятье!
  - Командир?
  - Пару декад назад пришло сообщение, что ребята с главной базы поймали росса на перевалах. Теперь понятно кого. Он удрал от них через четыре дня. - Авален устало потер переносицу. - Только его нам не хватало!
  - Вы его знаете?
  - Имел счастье. - Авален сел в кресло возле Мирта. - Если бы не он, меня бы сожрали ихтаны еще два года назад. Вытащил из логовища.
  - Зачем?
  - Он великодушно предложил мне понести его раненного пилота. Я согласился, и он мне сохранил жизнь. Тогда он повел себя на редкость лояльно. Но сейчас?
  - Я был бы зол.
  - Я бы тоже. Его держали в лаборатории, а ты сам понимаешь... - Авален нахмурился, глядя на экран. - Мирт, пятая камера у второго входа??
  - Да.
  - Там, где карниз завалило оползнем?
  - Да.
  - Проклятье! Он к нам. Задрай шлюз в жилые отсеки со стороны второго входа наглухо.
  - Уже.
  - А это что такое?
  На экране росс остановился, всматриваясь куда-то в небо. Воин хмурился. Потом он повернулся, кому-то протягивая руку. Мгновение, и на экране появилась невысокая рыженькая девушка. Воин поднял ее на оползень, вновь с тревогой посмотрел на небо и спрыгнул к пещере с воротами. Осмотрелся, и так же осторожно и бережно спустил девушку на карниз.
  - А я думал это байки.
  - Командир?
  - Ребята с поста Вика говорили, что встречали пару дней назад росса с девчонкой. Надо же, я думал - врут. А вот она какая.
  - Интересно, кто она. - Мирт с любопытством рассматривал мокрую девчонку.
  - Меня больше интересует, что эта парочка делать собралась.
  Впрочем, вскоре шестая камера услужливо показала, как росс ножом вскрыл блок управления ворот и, закоротив контакт, без особых хлопот открыл ворота.
  - Как к себе домой. - ворчливо заметил Мирт. - Что делать будем?
  - Ждать. Захочет - перережет всех. Я хорошо помню, как он ихтан на лапшу кромсал. И как вырезал три сотни человек на базе у Грозового Перевала в одиночку, за одну ночь превратив ее в склеп. А если кто-то по дурости пристрелит девчонку - нам не жить. Насколько я помню, он крайне мстительный.
  Мирт переключился на камеру в шлюзе запасного входа. Росс задраил ворота, вышел в коридор и закрыл двери в тамбур. Девушка по-хозяйски осмотрела помещение и быстро заметила камеру, о чем и сообщила россу. Воин поднял глаза и очень выразительно показал, что сделает, если кто-то проявит желание как-то воспротивиться наглому вторжению.
  - Да, умеет он изъясняться. - кисло заметил Мирт.
  - Проверь, что заставило их искать у нас убежище.
  - Сейчас.
  - А я пойду, пообщаюсь с соседями.
  Авален вздохнул.
  - Один?
  - Один. Если он увидит кого-то еще - будут трупы.
  - Командир, может не стоит?
  - Много трупов.
  - Но...
  - Он меня не убьет. По крайней мере, не сразу. Если кто-то идет к россам поговорить, они всегда дают такую возможность. Это один из тех случаев, когда хоммо может пережить встречу с росским воином. А так хоть буду знать, что от него ждать. Нам вместе зимовать. Если он еще на Корромине, значит, опоздал на корабль. И, притом, по нашей вине. Он не покинет планету до весны, и настроение у него будет соответствующее. Ты хочешь иметь его врагом?
  - Я его вообще видеть не желаю.
  - Сделай так, чтобы о них никто не узнал.
  - Да, командир.
  Авален глянул на экран, вздохнул и вышел из центра наблюдения.
  
  Тихий стук в шлюз заставил росса вскочить на ноги. Рин, только-только начавшая дремать, испуганно уставилась на задраенные створки.
  - Зуан?
  - Хозяева пришли проведать.
  В шлюз опять тихо постучались.
  - Ладно. Поговорим.
  Росс подошел к двери, снял блокировку и нажал на тумблер. Створки с тихим шипением разошлись. В коридоре стоял командир поста, хмуро глядя на него усталыми серыми глазами.
  - Можно?
  - Входи. Это же твой пост.
  Ишон поморщился и вошел. Зуан закрыл за ним шлюз.
  - Меня зовут Авален. Я, как вы уже знаете, командир этого поста. Мы заметили вас у оползня на камерах. Не скажу, что я в диком восторге вас тут видеть.
  - Аналогично. - Зуан отошел к стене. - Навь. Без причины, мы бы вас не побеспокоили.
  Авален отметил, что девушку росс не представил.
  - Могу я узнать причину?
  - Можете. С севера идет колонна шарков.
  - Что?!! Вы не против? - Авален пальцем тронул передатчик.
  Зуан вяло махнул рукой. Ишон щелкнул клавишей:
  - Мирт, живо убирай людей! Шарки с перевала. Идут колонной.
  - Понял. - пауза. - А как же транспорт?
  - Транспорт...
  Зуан покачал головой. Корабль наверняка вошел в зону атаки стаи, и его уже ничто не спасет.
  - Транспорту уже не помочь. Уводи людей и закрывай пост.
  - Понял.
  Мирт не задал ни единого вопроса о россе. Авален отключил передатчик.
  - Я опять твой должник.
  - Помнишь?
  - Конечно, помню. - Авален сел прямо на пол. - У меня осталась масса впечатлений. Я бы хотел поделиться с тобой догадками. А ты скажешь, прав я или нет.
  - Валяй.
  - Несколько декад назад с главной базы сообщили, что они поймали одного из россов. Если судить по твоему виду, то, скорее всего, тебя.
  Росс кивнул.
  - И через четыре дня ты удрал. Я сомневаюсь, что сам справился. Скорее всего, тебе помогли. И, скорее всего, это дело твоей очаровательной спутницы.
  Росс никак не отреагировал.
  - Насколько мне известно, вы покидаете планету с первыми дождями. И если ты еще здесь, значит, ты не успел на корабль и тебе придется зимовать.
  Воин кивнул и поморщился.
  - Значит, прав.
  - Прав. Зимовать придется.
  - У нас зимовки обычно весьма экстремальные. Не думаю, что у вас она будет лучше. У нас хоть крыша над головой есть.
  - Найдем что-нибудь.
  - Не сомневаюсь. Но я бы не хотел к опасностям зимовки прибавлять еще и вас. Мне и так сложно.
  - И что ты предлагаешь? - с легкой улыбкой спросил воин.
  - Я скажу, где находится законсервированный пост, который так и не заселили из-за каких-то там сложностей. А вы не будете без надобности убивать моих людей.
  - Авален. Я вообще вас видеть не хочу. Думаю, это взаимно.
  - Честно говоря, лично я бы наоборот хотел видеть тебя у себя в посту. С тобой как-то надежнее. Но мои ЛИЧНЫЕ предпочтения остаются моими личными. Я ненавижу эти горы вместе с этой планетой и своим начальством впридачу, но не могу никуда податься.
  - Чего так?
  - У нас армейские чины пришли к выводу, что пушечным мясом в таких дырах вполне могут быть и заключенные. Но, в отличие от солдат-контрактников, у нас нет срока службы.
  - Погоди. Правильно ли я тебя понял? Ты - зэк? - Зуан удивленно глянул на ишон.
  - Я - нет.
  - Объясни.
  - Я пристрелил своего командира за то, что по его глупости погибло восемнадцать человек. Трибунал меня оправдал, но в результате я попал на эту планету и стал командиром этой дыры. И сидеть мне в этой дыре до конца. Скорее всего, моего.
  - Даже так. - в глазах росса появился какой-то странный интерес. - Это объясняет вашу странную лояльность.
  - Пойми, Навь. Мы просто хотим выжить. Половина моих людей вообще не солдаты и присяги не давали. Нас тут тридцать восемь и только семеро - солдаты по призыву. И все хотят жить.
  - А второй пост у озера?
  - Там в основном солдаты. Но на дальних постах как-то иначе смотришь на приказы начальства, особенно, когда заканчивается продовольствие, а корабль снабжения придет только через месяц.
  - Я видел, как вы ихтанов ловили.
  Авален поморщился, словно укусил лимон.
  - Навь, я тебе благодарен за то, что ты тогда спас мне жизнь. Я благодарен, что ты сказал про шарков. Я понимаю, что мой пост существует только по вашему молчаливому попустительству. Я прекрасно знаю, что росские воины отовариваются у меня на складе. Могу даже список украденного показать. И ты будешь воровать. Если уже не успел.
  Зуан улыбнулся.
  - Все равно сопрете все, что вам нужно. А мне лишняя кровь не нужна.
  - Для тебя не новость, что этот пост оставили сознательно?
  - Да какая тут новость? Если крупные, хорошо защищенные базы исчезают за сутки, то как-то странно думать, что наш маленький и довольно беззащитный пост смог бы отбиться. Это отвратительно. Знать, что ты живешь только по чьей-то милости.
  Воин улыбнулся.
  - Навь, я не могу говорить за других, но я лично тебе дорогу переходить не намерен. Как и большинство моих людей, пережившие две зимы. Есть проблема в новеньких. Особенно, с одним из них.
  - Я видел. Придурок в золоченых погонах.
  - Так точно. Это мой персональный геморрой.
  Рин рассмеялась.
  - Ничего смешного. - довольно ворчливо ответил Авален. - Навь, ты знаешь Ущелье Топора?
  - Да.
  - Знаешь небольшой карниз, начинающийся чуть левее начала ущелья и Громового водопада?
  - Знаю.
  - Если идти по нему, то попадешь в узкую пещеру. Там есть поворот, его плохо видно. Завернешь. Ворота в стене. Найдешь?
  - Вполне.
  - Пост так никогда и не распечатывали, так что я не могу сказать, в каком состоянии ты его получишь. Надеюсь этого достаточно.
  - Я выполню свою часть договора. Хотя кто знает, как повернутся дела.
  - Никто. Если что, вы можете рассчитывать на убежище в этом посту пока я его командир. Я надеюсь на аналогичную помощь в случае беды.
  Росс кивнул. Авален устало потер переносицу.
  - Нескольким моим я доверяю как себе. Самые надежные - Мирт и Тома. Тома всегда в красном платке ходит. Видел?
  Зуан кивнул.
  - Мирт - высокий худощавый парень с черной наколкой меча на плече и длинными черными волосами. Заплетает на ваш манер, за что не раз попадало от начальства.
  - Я видел его. Нас это всегда забавляло.
  - Ну, он говорит, что так удобно. - Авален пожал плечами. - У него навязчивая идея с тобой пообщаться.
  - Зачем? - росс удивленно дернул ушами.
  - Да пристал ко мне с вопросами можно ли жрать ягоды с кустов и лиан. Замучил вконец. И сам не жрет, и мне покоя не дает!
  - С кустов - нельзя. Ядовита настолько, что одной ягоды хватит потравить всех разумных в этих горах. С лиан - можно, но только когда они вызревают, и с них опадает пушок. - Зуан усмехнулся. - И если сушить синий мох, с него можно делать сильный тонизирующий напиток.
  - Я передам ему. Когда услышите двойной ревун - шарки убрались. Это у нас сигнал отмены опасности. Если у вас будут какие-то проблемы с моими людьми, скажите мне.
  - Я и сам справлюсь. - росс обаятельно улыбнулся.
  Авален хмыкнул, покачал головой и ушел. Зуан внезапно расхохотался, съезжая по гладкой стене на пол.
  - Нет, я не могу. Надо же, ситуация сложилась! Не зря мы этот пост оставили в покое! Занятные тут ребята собрались. Надо будет за ними какое-то корыто отправить и отвезти на Тау-Тар.
  - Зачем?
  - Воюя с ними на планетах вроде этой, мы не держим зла на всю расу в целом. Ишон неоднозначная и расколотая на части раса. И некоторым из них на нашей территории место найдется. Особенно, если они так сильно разочарованы в собственных соплеменниках, как этот парень. То, что он мне сейчас заливал, можно отжать, и в осадке останется полная безнадежность неожиданно попавшего под мобилизацию человека. Он нашел возможность выжить в этом мире. Пусть не так, как принято среди профессиональных военных. Но разве можно ожидать той же лояльности и готовности умереть от гражданского, попавшего под грабли военкомата, как и от профессионального военного или наемника? Тем более, что официально войны между нашими расами нет. Ладно, будем ждать обещанного ревуна.
  Зуан хихикнул, лукаво глянул за глазастую камеру и подмигнул.
  
  Двойной ревун прозвучал через пару часов. Авален не соврал, и снаружи действительно было безопасно. Двери вскрывать не пришлось: Мирт открыл их сам, выпуская нежданного союзника на карниз. Шарки исчезли, следуя по ветру куда-то к побережью, оставив после себя лишь проплавленные пятна на скалах. День близился к вечеру, и начинало быстро темнеть. Грозовые тучи сгрудились могучими черными валами, перекатывающимися на порывистом ветру. Моросил мелкий дождь, но в воздухе ощущалась давящая тяжесть приближающейся грозы. На счастье, сухие грозы закончились, и особой угрозы резкие перепады погоды не несли. Где-то севернее затявкал ихтан, и со стороны ущелья отозвалась многоголосым повизгиванием стая. Разведчик сообщил, что угроза миновала, и скоро эти крупные хищники продолжат столь бесцеремонно прерванную охоту.
  Рокот водопада пробивался сквозь завывания ветра и далекий гром. Бурная горная речушка, текшая почти у самых пиков от озера Тирис, срывалась в глубокое ущелье бурным потоком высокого и узкого как стрела водопада. Ущелье Топора начиналось у края соседнего гребня, и на него довольно просто попасть из поста Авалена по узкому карнизу, что выходил прямо к началу гигантской расселины. Зуан последний раз глянул на гостеприимные ворота и, взяв Рин за руку, пошел по узкой каменной лестнице к темнеющей на фоне грозового неба оконечности Хребта Трех Клыков.
  - Мы куда?
  - Сперва глянем на транспорт. А там переночуем в пещере и с утра начнем искать пост. До темноты осталось миат с двадцать.
  - Ты знаешь укрытие?
  - Я видел его. Небольшая пещера на склоне. Вход зарос кустами, так что будет подванивать.
  - Да ладно уж. Надеюсь, транспорт разбился недалеко.
  Долго искать не пришлось. Транспортный корабль ишон разбился у самого начала пропасти Ущелья Топора. Расселина узкая и прямая, словно некий великан единым ударом колоссального топора разрубил скалу на две части. Стены ущелья сходились под острым углом, и, удивительное дело, дно не размыло водой, и за столько веков эрозия не сгладила бездонную трещину. При ударе о скалы, корабль вогнало между стенами ущелья как пробку, и спрессовало по форме разлома.
  Зуан и Рин прошли к Ущелью через гребень по узким карнизам. Низкие грозовые тучи нависали над головой черным прессом, моросил мелкий холодный дождик, вдалеке грохотал гром - где-то там шла затяжная гроза. Вспыхивали молнии, с каждым разом все ближе и ближе. Грозовой фронт приближался, порывистый ветер гнал тяжелые, беременные грозой тучи. Еще немного, и хляби небесные разверзнутся, и на землю польется очередной осенний ливень.
  К месту крушения корабля начали подтягиваться ихтаны: их разведчик уже занял пост на скале. Увидев чужаков, ихтан затявкал, и где-то внизу приближающаяся стая ответила перевизгиванием и подвыванием.
  - Стая скоро будет тут.
  - Быстро они. - хмуро заметила Рин, съезжая по гладкому камню.
  - Они вообще весьма быстрые на подъем.
  Спустились довольно легко: плавно уходящий вниз край ущелья создал своеобразные ступени, позволяющие без особых трудностей спуститься прямо на обшивку. Вблизи корабль выглядел еще хуже: покрытие пошло волнами, кое-где листы лопнули и разошлись, показывая нутро корабля; двигатели превратились в бесформенную мешанину битой аппаратуры, осколков обшивки, кусков металла, пластика и каменного крошева. Как ирония судьбы, мостик почти не пострадал, даже лобовой иллюминатор не треснул, но экипаж падения не пережил. Зуан бросил лишь один беглый взгляд на тела.
  - Не повезло им. - росс отвернулся.
  Рин заглядывать на мостик не стала. Запрокинув голову, она смотрела в грозовое небо. Тяжелые валы туч, прорезаемые злыми вспышками молний, пелена мелкого дождя покачивается под сильным ветром. А где-то там, высоко над плотным одеялом туч светят яркие солнца. Росс отогнул отошедшую пластину, открывая узкий лаз внутрь корабля.
  - Идем. - тихо сказал Зуан, придерживая пластину обшивки. - Здесь оставаться опасно.
  Рин кивнула, бросив короткий злой взгляд на разведчика ихтан. Зуан спустил ее вниз первой, а потом спрыгнул сам. В коридоре царил мрак: даже аварийное освещение не работало. Гулко капал охладитель из прорванных труб в потолке, скрипел и шипел остывающий металл, что-то потрескивало и пощелкивало. Рин создала маленький белый шарик, освещающий дорогу приглушенным светом. Зуан тронул ее за руку и повел по коридору к трюму.
  По дороге они несколько раз натыкались на членов экипажа. Некоторых убило сразу в колонне, других - уже во время падения. Один из них был еще жив. Удивительно, человек смог пережить катастрофу, но придавленный сорванной балкой, он не мог даже пошевелиться. Ишон увидел росса, судорожно дернулся. Зуан остановился, молча глядя на него. Подошла Рин. Тихий хриплый голос был едва различим:
  - Росс.
  Зуан вопросительно качнул головой.
  - Я не могу сам. Прошу. Добей. Пока не пришли... они.
  Воин на мгновение прикрыл глаза, медленно кивнул. Подошел, присел рядом.
  - Закрой глаза. Ты ничего не почувствуешь.
  Человек вздохнул и закрыл глаза. Пальцы росса коснулись шеи, и человек обмяк. Он умер мгновенно и безболезненно. Воин стоял несколько мгновений, глядя на тело, потом вздохнул.
  - Пошли отсюда.
   Девушка кивнула, зябко поведя плечами. В трюме они нашли упакованную одежду, немного пайков НЗ в ящиках. Завывание ихтан приближалось. Зуан нервничал, и, в конце концов, сказал:
  - Пора уходить. Это уже предел. Когда стая подтянется, придется уходить с боем.
  Узкое острое ущелье погрузилось во мрак. Молнии освещали голубыми вспышками тяжелые перекаты туч. Низкое пронзительное завывание ихтана-разведчика дробилось в скалах, отражалось гулким эхом в стенах каньонов и ущелий, разносясь далеко в тишине. Тяжело падали редкие крупные капли, взметая вверх брызги и грязь. Гроза приближалась. Оглушительно грянул гром, раскалывая ночь вспышкой ярости и ослепительным блеском мощной ветвистой молнии. Капли падали все чаще и чаще, пока сплошная стена воды не упала на насквозь мокрую землю.
  
  
  
  
  Глава 9: Заброшенный пост
  
  Дом - это место, где ты чувствуешь себя защищенным от невзгод и можешь быть самим собой.
  
  
  Шелест дождя. Ровный спокойный звук, убаюкивающий и уносящий в теплое царство сна, ставший неизменной данностью этого мира. Казалось, он существовал с рождения этой планеты, и времена затишья были лишь иллюзией, кратким перерывом, сменой настроения и не более того. Завывания ветра лишь оттеняли этот неизменный и бесконечный шум, угнездивнийся глубоко в подсознании и ставший постоянным угрюмым спутником. Косматые свинцовые тучи нависали тяжелой крышей над головой, словно грозя рухнуть и похоронить под собой мрачные острые горы. Осень приближалась к концу, готовясь уступить место суровой зиме, температура постепенно, но неизменно падала, погода ухудшалась. Совсем скоро на горы обрушатся разрушительные ураганы, знаменующие окончание осени и начало зимы.
  Протяжный вой ветра то набирал силу, срываясь в пронзительный злобный визг, то переходил в едва слышимый на грани чувствительности сипящий вопль, чтобы вновь набрать силу, завывая голодным хищником в погруженных в полумрак грозы ущельях. Нестерпимая жара осени давно растаяла, как и воспоминания о чистом небе и ярких солнцах, оставив после себя лишь убийственный холод. Казалось, воздух и дождевая вода стали однородной взвесью, и щедро развешенные по пещере огни уже не спасали, они лишь сглаживали пробирающий до костей холод.
  Оглушительный раскат грома ударил по ушам, болью отзываясь в болящей голове. Молодой росс вздрогнул, едва слышно выругался. Выспаться так и не удалось. Мокрая одежда липла к телу и казалась ледяным панцирем, потихоньку вытягивающим тепло и промораживая до костей.
  - Рин? - сиплый голос Зуана едва было слышно.
  - М?
  - Вставай. Мы и так проспали.
  - А куда нам спешить? - девушка перевернулась на бок. - У тебя сел голос.
  - Я заметил. Нужно найти пост до вечера.
  - Я не хочу шевелиться.
  - Если мы не найдем убежище и не сможем обсушиться, мы не проживем и трех дней.
  - Да я знаю. Черт, чего ж так холодно?
  Девушка подкатилась к россу и прижалась к нему. Воин погладил мокрые волосы, грустно улыбаясь насквозь мокрой и замерзшей девушке.
  - Ну что, встаем?
  - А куда деваться-то? Даже огонь не спасает.
  Он протянул ей руку. Рин улыбнулась.
  - Ммм, спасибо. Ноги еле держат.
  - Есть хочешь?
  - Хочу, но не могу. Просто пошли отсюда.
  Зуан поднял с земли сабли, подхватил оба рюкзака, отмахнувших от слабых возражений девушки. Она едва шла, куда ей еще тащить рюкзак? Хоть бы дошла нормально до поста. По ней болезнь дала куда сильнее, чем по самому россу. Когда они найдут пост, нужно высохнуть и отогреться. Оставалось надеяться, что Авален не ошибся, и пост на самом деле существует.
  - Зуан.
  - Да?
  - Если того поста нет, и Авален нам наврал, я пойду жить на его базе, а он пусть гуляет под дождем.
  Росс усмехнулся. Рин подняла на него красные воспаленные глаза и совершенно серьезно сказала:
  - Я не шучу. Если сегодня вечером у меня не будет нормально койки, то Авален со своей командой будет ночевать на скалах.
  - Надеюсь, он не соврал.
  - Я тоже.
  Зуан вздохнул. А ведь и впрямь пойдет.... И сил хватит выпереть ишон под дождь...
  Снаружи была та же погода, что и вчера. Все тот же противный осенний дождь, все тот же порывистый ледяной ветер и медленно убивающий холод. Небо затянуло ровной серой пеленой: ни гроз, ни бурь не предвидится еще долго. Зверье попряталось в укрытия, и даже вездесущие ихтаны не высовывались. До искомого входа было совсем близко - надо лишь перевалить через начало ущелья и пройти под водопадом. Всего лишь чуть больше альдера. Всего лишь...
  - Рин, ты как?
  - Пошли быстрее. Слишком холодно. У меня немеют ноги.
  - Тут недалеко. Потерпи.
  Зуан крепко сжал ее руку и повел за собой. На склон они поднялись довольно легко: недавний оползень убрал все камни и кучи грязи после селя, да и сам горный хребет защищал от дующего с океана ветра. Шум водопада было слышно еще из пещеры, здесь же его грохот перекрывал все звуки, даже пронзительные завывания ветра тонули в реве несущейся со скал воды. От обильных дождей небольшая речушка раздулась, клокотала и бурлила в узком русле, обильно питая водопад мутной от грязи серой водой, что низвергалась в ущелье плотной свинцовой стеной.
  Идти вдоль ущелья было легко... если не смотреть вниз. Рин не смотрела, шаг в шаг следуя за молодым россом, весь мир для нее сузился до спины идущего впереди воина. Грохот водопада, вой ветра, холод и влажность... все было вторичным. Усиливающийся жар затуманивал рассудок, хотелось лечь, свернуться калачиком и уснуть.
  - Рин?
  - М? - девушка с трудом сфокусировала расплывающееся зрение на лице росса.
  - Ты как?
  - Никак. Меня разморило вконец. Я еще миат двадцать продержусь, не больше.
  - Еще немного. Нам надо пройти под водопадом. Сможешь?
  - А куда я денусь? Пошли, только быстрее.
  Зуан вымучено улыбнулся. Не хотелось признаваться, но ему ненамного лучше. Навряд ли он сможет даже вернуться назад в пещеру. Ноги налились свинцом и подкашивались, а голове гудело, и ощутимо пульсировала кровь в висках.
  - Зу, если там ничего нет...
  - Есть, не переживай.
  - Ты сам не веришь в то, что говоришь.
  - Пошли.
  Росс тускло вымученно улыбнулся, поправил рюкзаки, повернулся и вошел под водопад. Основная масса воды падала возле них сплошной клокочущей стеной, но даже того небольшого количества, что брызгами загоняло под выступ пород хватило, чтобы обоих с головы до ног вымочило ледяной водой. Лицо Рин приобрело оттенок свежевыпавшего снега, у росса онемели ноги и заломило в висках. Если они не дойдут до поста в течение ближайших двадцати миат, им конец. Пронзительный ветер и холод загонят в могилу к завтрашнему утру. К счастью, вход в пещеру оказался именно там, где и говорил Авален - сразу за водопадом по ходу карниза.
  Узкая щель меж нагромождениями каменных глыб едва ли тянула на вход в военный пост, скорее напоминая просто результат обвала на изъеденной водой скале, и настолько густо поросла кустами и лианами, что проход можно было легко пропустить, если не знать, что искать. Довольно узкая расселина быстро расширилась, переходя в ровный широкий коридор, который дважды поворачивал и расширялся в небольшую пещерку, подправленную в округлый зал. В пещере было сухо, хотя и холодно, зато не задувал ветер. Ворота темнели в дальней стене, на пульте замка не горел ни один огонек, дежурные лампы закрыты чехлами. Если пост и бросили, то делали это неспешно и по всем правилам.
  Зуан усадил Рин на пол пещеры возле ворот.
  - Потерпи немного, мы почти пришли.
  Рин слабо кивнула, почти засыпая. Ей было холодно и жарко одновременно, простуда уверенно набирала обороты, готовясь плавно и ненавязчиво развиться в воспаление.
  - Зу.
  - Да?
  - Может огонь развести?
  - Не стоит. Не трать силы. Они еще понадобятся.
  - Меня это не напрягает. Здесь темно и очень холодно.
  - Делай, как считаешь нужным.
  Рин вытянула вперед руку, пальцами пытаясь нащупать волокнистую структуру шарика чистого белого цвета. Какое-то время ей казалось, что нужный шарик так и не появится, но вот чуткие пальцы ощутили первые признаки формирования сгустка: кончики начало покалывать, в воздухе явственно разлилось свечение. И, наконец, с громким хлопком образовался искристый, сияющий чистым белым огнем шар, ярко осветивший небольшую пещеру.
  Бронированные двери тускло блестели в мерцающем свете, окрасом полностью повторяя окружающую их скалу, на мощных створках ни царапины. На первый взгляд, никаких повреждений. Зуан одобрительно кивнул, и сантиметр за сантиметром начал ощупывать скалу у ворот.
  - Что ищешь?
  - Возле ворот должен быть второй пульт управления створками. Основной мне не подходит: он без питания, да и кода я все равно не знаю. На втором пульте питание автономное как раз для таких случаев, но и прячут его как следует.
  - Дай гляну.
  Рин прикрыла глаза, рассматривая стену сквозь мокрые ресницы. На первый взгляд стена монолитная, но если глянуть внимательнее...
  - Здесь.
  Зуан обшарил часть скалы, куда девушка ткнула пальцем. Чуткие пальцы нащупали край плотно прилегающей к камню дверки. Зуан вытащил нож.
  - Ты что, ножом открывать будешь?
  - Достаточно только подцепить магнитный контакт. Эти дверцы не рассчитаны на взлом.
  Под лезвием что-то хрустнуло. Панель, щелкнув, распахнулась, открывая покрытый пылью пульт. Монитор не подавал признаков жизни, и воин, просунув под крепления лезвие ножа, без особых усилий выковырял блок из гнезда. Подсоединив провода напрямую, он отключил замок и подал приказ на открытие ворот. Ворота открываться отказывались. Зуан вздохнул, выковырял блок замка целиком и закоротил контакт в обход.
  Со скрипом и треском включилась механика дверей, открывая ворота. Створки разошлись сантиметров на шестьдесят и вновь остановились. Зуан проскользнул внутрь. Раздался треск, приглушенная ругань на азилан, а потом створки вновь пришли в движение, открываясь на всю ширину.
  Рин вошла в темное помещение шлюзовой камеры. Росс, потирая руку, проворчал:
  - Привод заклинило.
  - Получил током?
  - Да. Случайно зацепил контакт.
  - Осторожнее. Куда дальше?
  - Надо обшарить весь пост. Мало ли кто тут мог поселиться за это время.
  - Насколько он велик?
  - Не знаю. Если бы знать тип - тогда можно сказать, а так, сама понимаешь. Но вряд ли это что-то крупнее поста наших соседей. Расположение не то. Нет подъездной дороги. На любом более-менее крупном посту персонал активно пользуется транспортом. Варсы, стрелы, снегоходы, корабли. Что угодно, но только не пешим ходом. Да и передвигаются они на большие расстояния. Вспомни хотя бы ребят с поста у озера. Они постоянно шарятся по Граду, порой добираясь до перевалов. Это сейчас они непроходимые - мы завалили перед отлетом, а ведь весной их разгребают и постоянно используют. Здесь же нет даже нормального выхода из главных и, скорее всего, единственных ворот. Выход очень узкий и замаскирован так, как обычно спас-точки прячут. Я не представляю, чтобы при активной жизни персонала он таким и оставался. Скорее всего, через месяц бы выбили проход до нормальной высоты. Сюда же чуть ли не ползком пробираться приходилось.
  - А где ворота ангара?
  - Ниже по склону, скорее всего. Но они снаружи не открываются. Ну, разве что, бортовым орудием корабля.
  - А жаль.
  - Изнутри откроем.
  - Лады.
  В темноте что-то упало на пол и покатилось. Зуан молча выхватил сабли и нырнул в темноту. Что бы ни находилось в посту, - это что-то будет лишь проблемой. На Корромине мало живности, которую можно держать рядом без опаски.
  Рин проводила воина взглядом, не двигаясь с места. Опасности она не ощущала, так что скоро он вернется. Вернулся росс действительно быстро, неся в руках какой-то копошащийся комочек.
  - Рин, держи.
  - Что это?
  - Детеныш скального инта. Премилое создание. Пока не подрастет.
  - Типа Иты?
  - Да, типа нее. Только не такое зеленое и полосатое.
  Рин протянула сложенные лодочкой ладони. Росс осторожно опустил попискивающего звереныша. Девушка с легким удивлением рассматривала маленького, всего около двадцати сантиметров в длину вместе с хвостом, котенка серо-коричневого окраса. Остренькая мордочка с огромными золотистыми глазами, черный треугольный носик, пушистые черные усы и брови, большие ушки с забавными кисточками.... Кто бы мог сказать, глядя на это милое существо, что со временем оно вырастет в здоровенную злобную зверюгу, на дороге которой даже ихтаны стараются не стоять!
  - Очаровательное создание, правда?
  - Правда, кто же спорит. - Зуан усмехнулся. - Только вырастает он очень быстро.
  - А дрессировке поддается?
  - Никто не пробовал.
  - Почему он один?
  - Инты бросают своих детенышей. Всех, кроме трех самых сильных. Обычно в помете не меньше пяти котят. Брошенные детеныши редко выживают. Очень редко.
  - Этому повезло.
  - Понравился?
  - Я всегда была неравнодушна к кошкам. Оставим?
  - Тебе решать.
  - Тогда оставляем.
  - Идем, осмотрим жилой сектор. Шлюз я не вскрывал. Во внутреннем тамбуре чисто. Осталось проверить жилые отсеки и ангар.
  - Зу, можно как-то заблокировать двери? Не думаю, что меня надолго хватит.
  - Проверить придется. Пошли.
  Жилые отсеки были пустынны, как и ангар. Единственным живым существом в посту был котенок.
  Ангар оказался действительно большим. Это была большая пещера, расширенная и приспособленная ишон для своих целей. Стены выровняли, с потолка посрубали все лишнее и закатали пол в нечто, названное россом как зест - полимерная смесь, затвердевшая до прочности стали. Кое-где из стен торчали остатки крепежей для платформ с легкими разведчиками, вдоль дальней от входа стены ровными рядами стоял транспорт - три тяжелых снегохода, два варса и около десятка машин полегче. Чуть дальше на подвесе висели грузовые платформы и стрелы. А вдоль стен громоздились упакованные в пластик установки, помеченные слабо светящейся маркировкой. Зуан некоторое время ходил вдоль установок, проверил технику, пощелкал сдохшим выключателем, безрезультатно пытаясь включить освещение.
  - Я был не прав.
  - В смысле?
  - Это не малый пост.
  - В смысле?
  - Эти установки.... Их тут быть не должно. Из того, что я смог разобрать по маркировке на кожухах... Здесь есть все необходимое для широкомасштабных исследований.
  - Значит, пост нам попался особенный?
  - Да. Исследовательский центр. Вот только почему его бросили? Повреждения невелики. Я могу восстановить освещение максимум за рулл. Генератор рабочий, силовая станция законсервирована довольно тщательно, внешних признаков разрушений или нападения я не вижу. Центр не просто бросили. Его законсервировали, словно собирались в него вернуться.
  - Думаешь, Авален соврал?
  - Скорее, сам не знал.
  - Может, о нем просто забыли?
  - Это странно. Военные никогда ни о чем просто так не забывают. Тем более о таком дорогостоящем оборудовании! Установки для исследований, для синтеза и выращивания образцов.... Да здесь можно вырастить что угодно!
  - Может, они и вырастили.
  - Может и так. - Зуана передернуло. - Если все это дело бросили из-за сбежавшего образца, то этот образец быстро уничтожили. Я не вижу следов ведения боевых действий, не вижу погрома или других физических повреждений.... Странно все это. Да и пост сворачивали без спешки.
  - Может, вирус?
  - Врядли. Тогда были бы видны следы эвакуации. А здесь пост законсервирован.
  - А, может, пост оставили про запас?
  - Вполне возможно. Но зачем? Оставили на случай своего поражения? Чтобы остаться на планете после того, как основные силы будут вынуждены уйти?
  - А что не вариант? - Рин вопросительно глянула на росса.
  - Мы что, похожи на дураков? Планету прочешут со сканерами. Пригоним сенсорную станцию и просветим планету до ядра. Все равно этот балаган будет продолжаться еще год, не больше.
  - Вы их тут оставили сознательно?
  - Конечно. Неужели ты думаешь, что мы не в состоянии очистить нашу планету от чужаков? - Зуан усмехнулся. - Эти три года были очень познавательными для нас.
  - А ишон-то думают....
  Зуан фыркнул.
  - Ладно, пошли в жилые помещения. Я сейчас подам освещение. Надо проверить проводку и запустить отопление. Выдержишь?
  - Думаю да. Немного попустило - здесь не капает на голову и не так холодно. И ветра нет. Ты ворота закрыл?
  - Да, конечно. Замки работают автономно, так что незваных гостей не будет.
  - Это радует.
  - Пошли, осмотрим, что у нас тут дохлое.
  
  Обрывов проводки нашли всего семь. За два часа Рин восстановила целостность системы силовых кабелей, а Зуан расконсервировал и перевел в режим нормальной работы силовую станцию и реактор.
  Рин защелкнула последний "крокодил" на нужном контакте станции. Зубастый зажим плотно обхватил штырь, полностью поглотив его. Девушка бросила остальные "крокодилы" и мотки кабелей в ящик.
  - Зу, это был последний.
  - Хорошо.
  - Объясни мне, почему они пользуются "крокодилами", а не штырями или другими разъемными соединениями?
  - Потому что при сбое стабилизатора расплавившийся "крокодил" найти и снять гораздо проще, чем найти расплавившийся штекер. А выдрать такой штекер из гнезда можно только с самим гнездом. Сетевые штыри снимаются довольно легко. Поскольку зажимы обхватывают штырь целиком, нет опасности поймать разряд. Снаружи все заизолировано. Если бы расплавился штекер, - мы бы его теперь точно не вынули. Я однажды пробовал на старой станции.
  - И?
  - Мы вынимали штекер вместе со всем гнездом разъемов и куском стены.
  - Понятно. Ну что, да будет свет?
  - Надеюсь, что будет.
   Зуан плавно повернул рукоять подачи энергии на силовой конвертор. Черный монолитный куб вспыхнул разноцветными огоньками. Медленно, очень медленно повернулся диск преобразователя, угнездившийся на силовой станции, загораясь голубым светом длинных радиальных ламп. Постепенно скорость вращения увеличивалась, пока свет ламп не слился в единый голубой диск. И уже потом начала поступать энергия в системы поста. Несколько минут ничего не происходило, а потом начали вспыхивать большие потолочные пластины, заливая пост ровным ярким белым светом.
  Рин глянула на росса и тихо сказала:
  - Да, свет будет.
  - Ну, генератор работает нормально, так что можем начать восстанавливать остальное.
  - Что остальное?
  - Если систему теплообеспечения - получим тепло. Если охранные системы периметра - получим защиту. Ну и так далее.
  - Надеюсь, что канализация тут работает, - ворчливо заметила Рин. - Мне бы не хотелось заниматься ее восстановлением.
  - В таких постах канализации нет. Ее заменяет утилизатор, где отходы жизнедеятельности, мусор и прочая ерунда перерабатывается на твердые брикеты топлива для нашего ненасытного реактора. Утилизатор, кстати, работает.
  - Откуда знаешь?
  - Я проверил. По крайней мере, система мусоросборника у него работает.
  - Хорошо. И что дальше по плану?
  - Дальше - греться. Тебя трясет.
  - Есть немного. - Рин бледно улыбнулась.
  - Пошли, я принесу одеяла.
  Зуан привел ее в большую, хорошо освещенную каюту с нормальной кроватью и ушел на склад. Пока его не было, Рин сдвинула две койки и связала им ножки, дабы они не расползались. Котенок сидел на столе и, урча, ел вчерашнее мясо. Бедняга сильно оголодал, и теперь с жадностью насыщался. Росс вернулся с охапкой матрацев и одеял, вывалил пыльную груду на пол, и уже после заметил творчество девушки.
  - Зачем?
  - Зу, пока не восстановим отопление, тут очень холодно. А я устала мерзнуть. - Рин подняла на воина глаза. - Ты против?
  - Нет, конечно. С чего бы?
  Рин бледно печально улыбнулась. Зуан вздохнул. Она сильно сдала.
  - Зу, помоги застелить.
  - Я сам. Сядь и отдохни. На тебя страшно смотреть.
  - Я всегда сильно болела простудами в такую погоду даже дома. А тут...
  - Тут все гораздо хуже. - Зуан перестелил матрацами кровати и распаковал запечатанное в тонкий пластик постельное белье. - Вот поэтому мы и покидаем этот мир с дождями. Воевать в такую погоду тяжело и неэффективно. Думаю, уже будет проще. Завтра я запущу кухонный комплекс, и у нас будет нормальная еда. Да и склад надо проверить.
  Рин следила, как воин застилает кровать. Несмотря на болезнь и крайнюю усталость, он двигался на удивление ловко и гибко, словно его не коснулась эта мерзкая погода, словно запасы его сил безграничны. Конечно, она прекрасно знала, в каком состоянии на самом деле молодой росс, но внешне... внешне это никак не проявлялось. Рин вздохнула и едва слышно сказала:
  - Без тебя мне конец. Я бы не выжила тут.
  Зуан на мгновение замер, удивленно глядя на нее уставшими травянисто-зелеными глазами, а потом положил на место подушку, подошел к насквозь мокрой девушке и, не говоря ни слова, подхватил ее на руки и понес к кровати. Так же молча раздел, скинул мокрую грязную одежду на пол, укутал одеялом и сел рядом. Рин едва заметно улыбнулась одними уголками губ.
  - Мне холодно.
  - Сейчас отогреешься.
  - Зуан...
  - Да?
  - Мне холодно без тебя.
  Он моргнул и... улыбнулся. Рин натянула одеяло почти до глаз, мелко дрожа от холода.
  - Я сейчас.
  - Давай шустрее, одеяло холодное.
  Росс рассмеялся, щелкнув тумблером на стене, закрывая двери в каюту и приглушив слишком яркий свет до более уместного ночного режима. Яркие панели потускнели, едва разгоняя темноту, давая света ровно столько, чтобы без проблем различать предметы и передвигаться в каюте, не спотыкаясь об них. Воин скинул оба рюкзака к стене, но сабли поставил у кровати так, чтобы моментально их достать. Липучки на куртке от грязи и воды слиплись и отказывались расстегиваться, Зуан едва слышно выругался, вытащил нож и без особых затей отрезал отказавший замок под корень. Скинув мокрую куртку на пол возле одежды Рин, он принялся за комбез.
  - Какая прелесть. Персональный стриптиз.
  Зуан усмехнулся, стаскивая комбез. Рин приподняла одеяло, взглядом приглашая росса в постель, но едва он сел на край кровати, уже нацелившись залезть под нагретое одеяло, Рин заворчала.
  - Снимай все. Тебя мокрого и холодного еще отогревать можно, но не это тряпье. Пока оно высохнет - намокнет одеяло и матрац. Неприкольно.
  Улыбнувшись, Зуан разделся догола и нырнул под одеяло. Несколько томительных минут они лежали практически неподвижно и молча, но вот росс почувствовал осторожное и неуверенное прикосновение горячих пальцев к бедру. Рин учащенно и тяжело дышала с едва слышным сипом в простуженном горле, от ее руки шел ненормальный жар. Зуан повернулся на бок, осторожно тронул горящий лоб. Рин зашлась в приступе тяжелого с протягом кашля, ее буквально перегнуло пополам от рвущего легкие приступа. Он притянул содрогающуюся девушку к себе и крепко обнял, поглаживая ее по голове и спине.
  - Успокаивайся. Не рви горло. Тише, Риш, тише...
  Девушка крепко прильнула к воину, приступ кашля потихоньку проходил. На глазах выступили слезы, горло болело невыносимо.
  - Бронхит. Опять. - голос пропал полностью, сменившись на хрипящий сип.
  - Постарайся сдержать кашель.
  - Зу, мне плохо. И насколько я себя знаю, скоро станет еще хуже. Завтра я говорить не смогу.
  - Всегда так?
  - Да. Развезло совсем.
  - Я вижу. - воин крепко обнял девушку. - Ничего, мы уже нашли сухое и теплое место. Вылечу.
  - А сам-то. Еле говоришь. - Рин приподняла голову, заглядывая в изумительные зеленые глаза.
  Зуан улыбнулся.
  - Надеюсь, завтра полегчает.
  - Ага. - Рин бледно улыбнулась. - Надейся.
  Росс нежно погладил ее по горячей щеке, поправил прядь мокрых волос, прилипшую ко лбу, глядя в воспаленные серые глаза, усыпанные золотистыми искорками, наклонился, едва касаясь губами, поцеловал пересохшие и слегка припухшие губы. На какое-то мгновение словно само время остановилось, весь мир исчез. Остались лишь завораживающие травянисто-зеленые глаза на безупречно красивом лице, его жаркие руки, тепло сильного мужского тела и мягкие губы, покрывающие лицо поцелуями. Рин всхлипнула, поддалась, крепко обнимая его широкие плечи. От его поцелуев кружилась голова, и рассудок тихонько уходил в дальние уголки сознания. Зуан приподнялся на руке, с нежностью глядя на хрупкую рыжеволосую девушку, с которой его связали незримые и неразрывные узы. А слегка раскосые серые глаза наливались золотом.
  
  
  Котенок сидел перед дверями и мяукал. Сперва тихо, но поскольку на него не обращали внимания, инт мяукал громче и громче, пока, наконец, росс не встал и не выпустил зверька в коридор. Котенок весело умчался в сторону ангара, распушив хвост и смешно забирая задними лапами. Зуан зевнул, потер виски, хмуро глядя вслед мохнатому хулигану, тяжко вздохнул и шлепнул кулаком по тумблеру закрытия дверей. Теплом в каюте и не пахло, босые ноги ощутимо примерзали к металлу пола.
  - Засранец мохнатый.
  Зуан вздохнул и залез под теплое одеяло. Девушка зевнула, перевернулась на бок лицом к россу, сонно глядя на красивое загорелое лицо сквозь полуприкрытые веки. Вставать было лень, под одеялом тепло, мягко и сухо, спешить, собственно, никуда не надо.
  - У нас появился маленький и горластый будильник. - Рин зевнула. - Доброе утро, Зуан.
  Росс улыбнулся, подтягивая Рин поближе. Девушка мурлыкнула, прильнув к сильному теплому телу, и закинула ногу ему на живот.
  - Доброе. Еще бы этот подлец не орал было бы вообще замечательно.
  - Все тебе и сразу. - девушка улыбнулась.
  - Как самочувствие? - росс поцеловал девушку в чуток курносый носик.
  - Гораздо лучше. - Рин улыбнулась. - Ты мне явно идешь на пользу.
  Зуан рассмеялся.
  - На пользу, говоришь?
  - Ага. Знал бы, какой ты соблазнительный и сексуальный тип. Даже когда лежал в глубокой отключке, и тебя било, дергало, жарило и всяческим образом колбасило от болезни, ты все равно оставался красивым и крайне сексуальным типом.
  - Даже так? - росс удивленно выгнул бровь.
  - Ты очень красивый. Тебе об этом говорили?
  - Нет. - воин лукаво улыбнулся.
  - Врешь.
  - Как можно? - улыбка стала еще шире и лукавее.
  - Ушастый ты чертенок королевских кровей.
  - Императорских. - Зуан перебирал блестящие рыжие волосы, пропуская пряди сквозь когтистые пальцы. - Вставать будем?
  - Надо бы.
  - Надо. У нас много работы. Надо привести пост в порядок до того, как пойдет первый снег.
  - Зима... еще холоднее... ненавижу!
  - Зато дожди прекратятся.
  - Разве?
  - Ну ладно, дождь будет падать в сухом и твердом виде.
  Зуан подцепил когтем край одеяла и приподнял его, плотоядным взглядом рассматривая обнаженную девушку. Рин моргнула. Росс облизнулся, лукаво улыбаясь зелеными глазами. Девушка расхохоталась, крепко обнимая воина.
  - Ты ненасытный.
  Зуан хитро улыбнулся, притягивая девушку к себе.
  
  Встали они ближе к вечеру, когда солнца уже коснулись верхушек гор. Бурный секс плавно перешел в крепкий сон, и они так и проспали бы до ночи, если бы не вопли котенка. Инт замерз в коридоре и хотел есть. Зуан, ворча, вылез из нежных объятий Рин и поплелся открывать дверь. Самое противное, что он вчера забыл принести со склада комплекты одежды, и теперь ему предстояло топать туда чуть ли не голышом.
  - Рин, отдай одеяло.
  - Не отдам.
  - Выгонишь голышом в холодный коридор? - Зуан улыбнулся.
  - Ну я же могу так издеваться над своим обожаемым принцем. - девушка слезла с кровати. - Пошли вместе.
  - Там холодно.
  - Я знаю.
  Рин взмахнула руками, вызывая вереницу разноцветных шариков. Стало ощутимо теплее, и уже можно было без особых содроганий выходить в коридор. Зуан подхватил оружие, и они пошли на склад. Благо идти было недалеко. На их счастье, пост был полностью укомплектован, прежде чем его по необъяснимой причине покинули хозяева, и осенняя непромокаемая одежда ждала их в больших ящиках. Одевшись, Рин развеяла шарики: оказалось, они весьма ощутимо кушали ее силы, и к концу похода у нее начали подрагивать пальцы. Зуан это заметил, хотя Рин пыталась не показать ему это маленькую слабость.
  - Рин, прошу, не используй это больше.
  - Не переживай, не рассыплюсь.
  - Это истощает тебя. - воин обнял ее, глядя в обожаемые глаза, в которых все яснее проступало золото и исчезала сталь. - Твои глаза меняют цвет.
  - Что?
  - Они стают золотыми. Вчера вечером они были серыми в золотую искру. Сейчас серый цвет остался лишь в искрах и ободке.
  - Странно.
  - Ты что-то чувствуешь?
  - У меня пропала близорукость. Я отлично вижу.
  - Это радует. Но я бы хотел, чтобы ты впредь всегда говорила об изменениях в своем организме.
  - Хорошо, Зу. - Рин вздохнула. - Что у нас по плану?
  - Включить обогрев. И кухню.
  - Давай сперва кухню. У меня просыпается жор.
  - Пошли на склад.
  - А если чего не хватит?
  - Ну, придется навестить наших соседей.
  
  
  
  
  Глава 10: Еще один корабль и небольшой грабеж.
  
  Даже самые неудобные соседи могут быть полезны, хотя бы для небольших развлечений и тренировок словесности.
  
  
  Четыре декады спустя
  
  Жизнь вошла в размеренную и довольно однообразную колею. Погода оставалась такой же противной, периодически напоминая о себе затяжными ураганами и продолжительными ливнями, ишон почти не вылезали из своего поста, живность не беспокоила. Единственным развлечением оставался ремонт и дрессировка питомцев. В гости к соседям ходить не располагала погода, да и за едой далеко вылазки делать не приходилось: чуть дальше от ворот ангара вдоль склона оказалось гнездовье птиц таер, да и ихтан в округе бегало с избытком. Когда же ремонт подошел к концу, приятное ничегонеделание начало плавно перетекать в откровенную скуку. Сие замечательное состояние стало причиной массы экспериментов. Как удачных, так и откровенно опасных.
  
  Зуан с откровенной тоской смотрел на весело переливающийся шарик безумной пульсирующей окраски, плавно покачивающийся в воздухе перед его носом. Уже неделю очаровательная девушка измывалась над ним, пытаясь заставить хоть как-то освоить пусть и слабые, но, несомненно, присутствующие способности к тому, что она без особых затей окрестила магией. Если бы у росса еще не получалось, то можно было бы надавить на совесть или жалость, и потихоньку отмазаться, но способности были, пусть и не такие явные как у Рин. Сперва он научился перехватывать контроль над ее творениями и хоть как-то ими управлять, а вот теперь милое рыжее создание поставило вопрос о создании собственных. Первый экземпляр сейчас радостно плавал перед носом и мигал, как обезумевшая лампочка, периодически вспыхивая и разворачиваясь в мохнатый комок мерцающей шерсти.
  - Зу.
  - Да?
  - Отпускай его, и попробуем заново.
  Шарик опять превратился в мохнатое нечто, потихоньку размотался до комковатого облачка и рассосался. В пальцах покалывало и в голове начало позванивать.
  - По моим наблюдениям, получить результат можно двумя путями: представить, что ты хочешь получить, или воссоздать по готовому шаблону. - Рин почесала зудящее ухо. - Ну, я обычно делаю наугад, сам понимаешь, ни учителя, ни учебника у меня нет. Правда, я уже сделала больше десятка стабильных структур из тех, которые постоянно использую. Вот это - наш костер. - в воздухе появилась сложная схема.
  - Ладно, давай попробую. - Зуан потер переносицу, недовольно дернув ушами. - Ну не могу я нормально представить себе внутреннюю структуру огненного шара. Ты видела, что у меня получилось. Это вообще непонятно что!
  - Ну почему же? Вполне милый пучок психического расстройства.
  - Разве что. - росс фыркнул.
  - Да ладно, не парься, получится. Если это чудище сделал, то и нормальный сделаешь. - Рин удобнее устроилась на столе. - Ты же можешь видеть энергетические каналы, по которым я накачивала ловушки в коридоре?
  - Давно уже.
  - В принципе, у каждого заклинания, - росс поморщился от этого слова, - есть своя довольно жесткая структура.
  Рин развела руками, сплетая уже хорошо знакомый россу узор белого светящегося шарика, которыми они освещали коридоры с прогоревшими панелями.
  - Видишь, пока я не пущу по рисунку энергию, шарик так и не появится, хотя вся структура полностью готова. Я удерживаю поток здесь и здесь. - на рисунке замигали красные точки. - Как только я отпущу... эээ... клапан, энергия пройдет по рисунку и заклинание активируется.
  - Ты хоть сама понимаешь, как это делаешь?
  - Честно? Нет. - Рин вздохнула, распуская структуру заклинания. - Сам знаешь, для меня это столь же дико, как и для тебя.
  - Но ты без особого смущения и с азартом приняла эту... магию.
  - Зу, согласись, сам факт моего появления на Корромине вызывает массу вопросов. Я не верю в случайность и тем более в какой-то там природный феномен. Одно дело, если бы меня просто перекинуло в другой мир, допустим, это еще можно с натяжкой списать на случайность. Но... В моем случае о случайности говорить глупо. Сколько шансов на то, что природная аномалия выберет именно меня среди населения дома? Я же жила в девятиэтажке, народу там достаточно для выбора. Но нет, вытащили именно меня, аккуратно доставили в пригодный для жизни мир, да еще и в такое очаровательное время как лето. Ладно, сей факт еще можно как-то перекинуть на какую-то там аномалию, во что я не верю. Но! У меня ни с того, ни с сего в один момент появляется довольно сильный талант интуитивно создавать заклинания. Заметь, вечером не было, а утром хоп, и есть.
  - Внезапно?
  - Абсолютно. Я никогда не увлекалась магией, совершенно обоснованно считая это бредом. И тут на тебе. Зуан, ты прекрасно понимаешь, что любое умение требует тренировки и обучения. У меня есть умение без тренировки. Или я дура, и не понимаю божий дар, или кто-то помог мне проскочить первые этапы, дав в пользование уже сформированные способности. Это, во-первых.
  - А во-вторых?
  - Как ты объяснишь, что практически сразу по прибытию на этот кусок камня я почувствовала твое присутствие? В смысле, сразу как глаза открыла. - Рин вздохнула. - Зу, я вполне нормальная девушка, и у меня совершенно нормальная психика. Я должна была получить как минимум истерику или нервный срыв, когда до меня дошло, где я оказалась.
  - И? - росс улыбнулся, прекрасно зная, что было на самом деле.
  - И ничего, словно для меня совершенно естественно проснуться на краю скалы под веселыми лучами двойного светила.
  - Знаю, я это видел.
  Рин запнулась, удивленно воззрившись на улыбающегося росса.
  - В смысле, ты это видел?
  - Я наблюдал за тобой.
  - Откуда?
  - Сверху. - Зуан хитро прищурился. - Я тогда ночевал в пещере на том же гребне, и мне было очень хорошо тебя видно. Я очень удивился, найдя тебя. Попасть на карниз можно только сверху, и ты должна была пройти мимо. А когда ты проснулась, у меня была масса эмоций.
  - Значит, это ты помог мне спрыгнуть?
  - Я.
  - И часто ты за мной наблюдал?
  - Да почти каждый день. Я таскался по предгорьям все лето.
  - А твои меня видели?
  - Видел только один, но знали все.
  - А кто видел?
  - Да я Танцора поймал, когда он тебя рассматривал через оптику. - Зуан усмехнулся. - Надо было видеть его физиономию, когда он мне о тебе рассказывал, и рожи всех, когда я сказал что знаю о тебе и приказал им держаться подальше.
  - Ерничали?
  - Не то слово. Мне не свойственна такая... покладистость. Но...
  - Но?
  - Я помнил, что со мной было, когда ты поскользнулась на камне. И ты совершенно справедливо тогда заметила, что нет никакого желания проверять, что случиться, если одного из нас пустят на колбасу. Что-то мне подсказывает, что один ненадолго переживет другого.
  - Думаешь?
  - Есть такое предположение. - спокойно ответил воин. - Я привык к твоему присутствию, и мне доставляло удовольствие с тобой общаться без слов. А потом... потом события понеслись уже неуправляемо.
  Зуан тряхнул головой, отгоняя воспоминания. Он повел себя непростительно глупо. Расслабился, хотя и знал об охоте на него, и в итоге попался. Неприятно вспоминать, но... что было, то было.
  - Зу.
  Росс поднял глаза на девушку и вопросительно дернул ухом.
  - Скажи, тебя не смущает, что я человек?
  Зуан чуть не подавился воздухом. Прокашлявшись, воин вытер слезу и спросил:
  - С чего это вдруг?
  - Ну... я как бы другой расы...
  - Рин, как бы тебе это объяснить. Россы уже довольно давно в космосе, и наша территория очень густо заселена. У меня нет тех предвзятостей и предрассудков, как у ишон.
  - Значит...
  - Рин, ты красивая девушка, и уж по крайней мере не человек, если тебе это интересно.
  - Что? - Рин непонимающе моргнула.
  - Ты когда последний раз на себя в зеркало смотрела? - мягко спросил воин.
  - А что со мной не так?
  - Посмотри. - Зуан протянул девушке небольшое пластиковое армейское зеркальце.
  Девушка цапнула зеркало и впилась взглядом в отражение. То, что волосы приобрели странный красно-оранжевый цвет и завились крупными колечками, Рин заметила давно, но глаза...! Радужка увеличилась, окончательно окрасившись в золотисто-зеленый цвет, более травянистый к краю. Зрачок из нормального круглого вытянулся в широкий ромб.
  - Зу...
  - Да?
  - Когда мои глаза стали такими?
  - Я заметил изменения в зрачке декаду назад, а цвет глаза начали менять еще раньше.
  - Странно, я не чувствую никаких изменений.
  - Ты же сама говорила, что у тебя исчезла близорукость.
  - Это было еще до того, как у меня зрачок в ромб вытянулся!
  - Ага, а кто вчера шастал в темноте по коридорам и не заметил этого? - Зуан лукаво улыбнулся. - Освещение в этом ангаре не работает, и никогда не работало, а я что-то от тебя жалоб не слышал.
  - То есть, я вижу в темноте.
  - То есть, да. - улыбка на лице росса стала шире и хитрее.
  - Но мне говорили, что при вертикальном зрачке цвет не различается.
  - А что, у тебя вертикальный зрачок?
  - Эээ, нет.
  - И ты, и я нормально различаем цвета и в темноте видим неплохо. То, что у меня регулируемый зрачок, это еще не значит, что он кошачий.
  - Зато твои уши кошачьи. Еще бы хвостик, и был бы вылитый кот.
  Зуан фыркнул.
   - Из-за ушей нас частенько с котами путают, хотя с меня такой же кот, как с ишон мимири.
  - Ну, в моем мире бытует идея, что люди произошли от животных, очень похожих на ваших мимири, только крупнее. - с ехидцей заметила Рин.
  - Маразм.
  - Почему?
  - Мимири и им подобные существа довольно распространены, но никоим образом не связаны с появлением из них разумной жизни. Зарождение жизни и развитие разума вопрос довольно интересный и уникальный для каждого мира, захочешь потом почитаешь исследования эльвиров.
  - Обязательно почитаю, мне это интересно, как и многое другое. Но, Зу, мы отвлеклись.
  Острые уши нервно дернулись и прижались к голове.
  - Да-да, не увиливай. Я знаю, тебе это не нравится, но я же не сильно возмущаюсь, когда ты пытаешься научить меня пользоваться оружием.
  - Кто-то недавно жаловался на синяки от отдачи на плече и ребрах.
  - Зу!
  - Ладно, - росс смирился, - может пригодится когда-нибудь.
  - Так, на чем мы остановились? Ах, да. Структура.
  В воздухе появился до боли знакомый узор огненного шарика.
  - Смотри. Эта часть - основа, которая задает основные параметры: стихию и структуру.
  Узор распался на части, кольцевой орнамент окрасился в красный цвет.
  - Почему он выглядит именно так - не знаю, не спрашивай. Двойное кольцо - это структура сферы с направленными внутрь силовыми линиями. Волнистые завитушки - это стихия огня, по завитушке на каждую силовую петлю. У меня их в основе двенадцать.
  - Почему?
  - По шесть пар. Каждая пара - это ось сферы. Шести осей достаточно для создания стабильной структуры, а поскольку все они сходятся в одной точке, нет нужды в создании ядра, как для структур с нечетным количеством петель. В моем варианте энергия переходит из петли в петлю в точке слияния, и потери в фон минимальны. Шарик дольше живет, и надо меньше энергии для его запитки в начале создания.
  - А остальное?
  - Этот кусок отвечает за размер, этот - за мощность, эти треугольники - за цвет. Мне кажется, что все это можно сильно урезать, но я пока еще не разобралась.
  - Погоди, его что, можно сделать огненным и разноцветным?
  - Ну да. Чисто эстетическая сторона. На свойства никоим образом не влияет.
  - А это что? - Зуан ткнул когтем в маленькую простенькую руну.
  - Честно говоря, еще не знаю, потому и не трогаю. Давай, попробуй сделать поэтапно.
  Зуан вздохнул, прикрыл глаза, пытаясь выстроить нечто похожее на висящий в воздухе пример. Основа далась легко: двойное кольцо с вереницей рун зависло в воздухе, почему-то вращаясь вокруг оси. Части, отвечающие за мощность и размер, без особого сопротивления легли на место, мгновением позже присоединились треугольные рисунки цвета. Но маленькая простенькая руна никак не хотела садиться в отведенное для нее место, выскальзывая из узора как мокрое мыло из кулака.
  - Зу, поводи ее, посмотри, куда она стремится.
  Руна нагло висела возле узора, наотрез отказываясь в него вплетаться, и росс, не задумываясь, протянул руку и, когтем подцепив капризную литеру, насильно впихнул ее в отведенное для нее место.
  Полыхнуло так, что осветило даже самые дальние уголки ангара! Зуан болезненно морщился, растирая ослепленные глаза, Рин ругалась откровенным и грубым матом, объединяя в многоэтажные конструкции как русские так и росские маты, едва успев в последнее мгновение выставить щит, а в воздухе весело сиял результат эксперимента: яркое желтенькое солнышко, размером с крупный арбуз.
  - Круто.
  Рин осторожно рассматривала неожиданное творчество.
  - И что с ним будем делать?
  Зуан проморгался, вытирая выступившие слезы, удивленно глядя на яркий шарик.
  - Это что?
  - А на что похоже?
  - Огненный шарик. - неуверенно начал росс.
  - Зу! Ты видел хоть один шарик с ЭТИМ? - Рин ткнула пальцем в микроскопический протурберанс.
  - Я делал шарик!
  - А руну кто всунул в центр?
  - Что это вообще за руна?
  - Да хрен ее знает, но результат ты видишь. Кстати, посмотри, вклеилась в центр намертво.
  - Мне кажется, или оси увеличиваются в числе?
  - Не кажется. Эта фигня теперь самодостаточная.
  - Что теперь с ним делать? - первый раз Рин видела росса в такой растерянности.
  - Ну, щит стоит хорошо, шарик его не продавливает. И походу даже не пытается.
  - Щит сферический?
  - Само собой, замкнутый самодостаточный. Правда, убрать я его не рискну, пока не узнаем, что это такое и как безопасно убрать...
  - Пусть висит? - Зуан тронул пальцем упругую пленку щита.
  - Пусть висит. - Рин приподняла сферу щита вверх и подвесила под потолком ангара. - Теперь и тут светло.
  - Как днем... - Зуан нервно хохотнул.
  - Экспериментатор, блин.
  - Твоя идея. Собирайся, пошли на охоту.
  Рин вздохнула. Выходить наружу никакого желания не было.
  - Так вчера же еще пол туши было... - с надеждой сказала девушка.
  - Было. Надо лучше своего питомца закрывать.
  - Сожрал? - уже зная ответ, спросила Рин.
  - Скорее обожрал поверху где подтаяло, но я не хочу есть обгрызенное котенком мясо. Это с одной стороны.
  - А с другой?
  - У нас заканчивается охладитель. Вторая бочка испорчена: жидкость начала загустевать.
  - Но недавно же смотрели, было все нормально.
  - Рин, я могу отличить испорченный охладитель от нормального, но не могу сказать, почему он портится. Наших запасов хватит еще на декады три, не больше, но я не хочу затягивать, сама понимаешь, что такое преобразователь без охлаждения. Прогорит в момент, и починить потом невозможно.
  - К Авалену в гости? - Рин непроизвольно улыбнулась.
  - А к кому же? Хотя у них камер натыкано по всем углам. Смотаться к посту на озере?
  - Далеко. Только к вечеру доберемся, придется ночевать в горах.
  - У них камер нет.
  - Уверен?
  - Летом не было. - Зуан потер виски: после эксперимента с шариком ныла голова. - Я не могу этого объяснить, но навещать Авалена не хочу.
  - Тогда пошли к дальним соседям. - Рин не стала спорить, полностью полагаясь на чутье воина. - Что нам еще нужно?
  - Набор для ремонта конвейера подачи створки. К зиме ворота должны закрываться, в идеале - на замок.
  - Блин, как я не хочу мокнуть! - Рин почесала ноющее ухо. - Ладно, дай мне миата три и жди у ворот. Кстати, если на глаза попадутся ботинки-маломерки - утащи для меня.
  Зуан улыбнулся.
  - Обязательно.
  Зуан бросил взгляд на ярко сияющее солнышко, заливающее ангар ласковыми золотистыми лучами, покачал головой и ушел собираться.
  
  Комковатые грозовые тучи неспешно ползли по серому небу, сносимые резким холодным ветром вглубь горного массива. Мелкий моросящий дождик постепенно усиливался, плавно перетекая в заурядный осенний дождь, барабаня каплями по капюшону и стекая холодными струйками за шиворот. Рин поежилась, плотнее затягивая воротник и надвинув капюшон почти до самых глаз. Разведчик ихтан сидел на своем законном месте: на булыжнике почти у самой вершины гребня, как и всегда недовольно тявкая и пронзительно завывая. Зверюга заметила их сразу, стоило только вывернуть из-за края скалы, и залилась резким тявканьем, предупреждая стаю о чужаках. Рин пульнула в его сторону маленьким блеклым шариком, и тварь заткнулась, недовольно ворча.
  - Зараза мохнатая.
  Зуан бросил мимолетный взгляд на нахохлившегося разведчика и буркнул:
  - Зимой будет весело. Стая перебралась ближе к водопаду.
  - Будут доставать?
  - Скорее всего.
  - Как пойдем?
  - По дороге.
  - А если кому-то покататься захочется?
  - Да пусть катят. Тут такие тени вдоль дороги, что пол стаи спрячется, не то что мы. Или у тебя есть желание заняться скалолазанием?
  - У меня вообще нет желания лишний раз ползать по этим горам. По дороге, так по дороге. - Рин вздохнула. - Вернемся только завтра?
  - Если без эксцессов. А так... - росс пожал плечами.
  - Понятно.
  Рин поежилась. Тепло окончательно исчезло из воздуха, оставив лишь пронизывающий до костей коварный холод. Кустарник пожух, открывая вход в пещеру. Надеться на маскировку глупо, да и ишон знают про пост. Авален на комплимент нарываться не будет, все же теперь Зуан далеко не тот ослабший и безоружный потеряшка, как четыре декады назад, да и оружия они добыли в обломках транспортеров достаточно для ведения маленькой войны. Ихтаны до зимы дергаться не будут, полностью поглощенные работами в логовищах, подготовке к суровой зиме и выведению потомства.
  Над головой громыхнуло, далекий взрыв осветил косматые тучи. Зуан вскинул голову, провожая взглядом падающую с дымным шлейфом жирную точку транспортного корабля.
  - Интересно, когда до них дойдет, что в грозовом фронте летать нельзя?
  - И часто так? - Рин без всякого сочувствия наблюдала за быстро рассасывающимся шлейфом дыма.
  - Ну, всегда найдется какой-то умник, считающий, что космический корабль в состоянии пролететь сквозь эти тучи. - росс зевнул. - Результат у всех одинаковый. Нам хватило одной аварии и полгода исследований.
  - Походу, Авален снова остался без снабжения.
  - Скорее всего. Бедолаги, опять на подножном корму. Следующее корыто в лучшем случае через декаду отправят.
  - А если там были запасы на зиму и боеприпасы?
  - Кстати, вполне может быть. - Зуан поправил капюшон. - Транспортник упал далеко за перевалом. Если генератор щита не сдох, то корабль может уцелеть, даже может и экипаж выжить.
  - Думаешь, Авален пошлет за ними?
  - В принципе, миат через десять можно узнать результат. Если пошлют команду, значит или кто-то выжил, или позарез нужен груз.
  - Они пойдут пешком? - Рин удивленно приподняла бровь.
  - А у них есть варианты? - росс хохотнул. - Ты сама видела их варс.
  - Да, пешком надежнее. Но они же дойдут до транспорта только послезавтра к утру!
  - Если по горам - это в лучшем случае, а то и могут вообще не добраться. Но если у них найдется кто-то достаточно толковый, они смогут пройти по коридорам ихтан и будут на месте завтра утром.
  - М.мм... я поставлю на то, что пойдут по туннелям. Народ там отчаянный, да и выбора у них нет. Два последних транспорта так и не долетели. - Рин вытащила бинокль из чехла и прильнула к окулярам. - Черт, водопад все перекрывает. Успеем на склон подняться?
  - Конечно. Пошли.
  Рин убрала бинокль и полезла по скале вслед за россом. Несложный, но крутой подъем закончился недалеко от разведчика ихтан на таком же плоском выступе. Мохнатый сосед только ворчал, но не слезал со своего насеста, а вскоре и вовсе утратил к ним интерес, перенеся внимание на стаю птиц, несущихся по краю ущелья.
  Ждать под ледяным ветром - то еще удовольствие, но с камня открывался отличный вид на махонькую долину и скрытые пожухлыми лопухами ворота. Время тянулось медленно под непрерывное тявканье ихтана, направляющего ловчую стаю на бегающих вдоль каньона огромных птиц. Как раз в момент атаки стаи на таер, открылись ворота поста, выпуская вереницу фигур, одетых в осенние непромокаемые комбезы.
  - А вот и они. - Рин выкрутила увеличение на максимум, но усиливающийся дождь и заросли лопухов не давали как следует рассмотреть ишон.
  - Сколько?
  - Двенадцать. - Рин отдала бинокль россу. - Что делать будем?
  - Нам все еще нужны запчасти для ремонта ворот.
  - Много?
  - Да. Но мы их можем получить от Авалена. - Зуан убрал бинокль.
  - Как?
  - Что-то мне кажется, что нам тоже следует смотаться к тому кораблю. На крайний случай, выменяем у него запчасти на зимние шмотки. У нас ими пол склада завалено.
  - Согласится?
  - Если похолодает до того как придет новый корабль, то куда он денется. Или согласится, или им носа до весны за ворота не высунуть.
  - А его бойцы? - Рин колебалась.
  - Хм, сомневаюсь, что они особо будут возникать. Ну, может попервой патриотизм в заду поиграет, но как придет зима быстро опомнятся. Особенно, если корабли будут приходить с такой же регулярностью, как сейчас. - Зуан подул на подмерзающие пальцы и вытащил из кармана перчатки. - Я так считаю.
  - В принципе, можно поймать самого Авалена и спросить. Он покладистый.
  - Скорее, замученный. Геройство тихо иссякло после первой же зимы. У него передохло около двухсот бойцов за три года, и сто шестьдесят из них за первый год. Тогда был другой командир.
  - Откуда знаешь?
  - Сам половину зарезал. - Зуан поднял бинокль, вглядываясь в идущих вереницей ишон. - Двенадцать самых толковых. Мирт ведущий, замыкает какой-то бугай с автоматической пушкой.
  - Из новеньких?
  - Да. Идут налегке, только боеприпасы и еда, видимо все же за грузом. - Зуан убрал бинокль в чехол.
  - Ну, последний транспортер разграбили мы.
  - И предпоследний тоже мы. - Зуан хмыкнул. - У них могут показать дно арсеналы. Мы же выгребли три десятка ящиков с боеприпасами, а с тех пор поставок не было.
  Росс спрыгнул с камня, помог спуститься Рин и нырнул под защиту скал. Ветер продувал нещадно даже сквозь плотную прорезиненную ткань, промораживая до костей. Зима уже напоминала о себе холодными западными ветрами и все быстрее укорачивающимися днями. Совсем скоро световой день сократится до семи часов, температура упадет до минусовой отметки, и постоянные осадки превратятся в снег. Начинался самый тяжелый период: непрерывные осенние дожди и постоянные ураганы в сочетании с холодом наступающей зимы могли быстро наградить болезнью, живность попряталась, фрукты и плоды скудной горной растительности поедены зверьем или прогнили, сильно урезая и без того скудный рацион, благо хоть ишонские сухие пайки снимали часть проблем с питанием. Те хищники, что остались активными в это время года, окончательно озверели и нападали на любую подходящую добычу, а от некоторых отбиться было ох как непросто.
  Зуан достал бинокль, всматриваясь в сбившихся в компактную группу ишон. Люди с явным беспокойством наблюдали за маневрами таер, пытаясь узнать, куда несется стая. На их благо обвалился переход на другую сторону ущелья, и непосредственной опасности столкнуться с голодными птицами ишон не грозила. В это время года таер были куда опаснее ихтан. Втрое крупнее страуса, эти нелетающие птицы больше напоминали оперенного хищного динозавра как нравом, так и редкой живучестью. Толстые перья давали великолепную броню, по прочности ненамного уступающей хорошо закаленной стали, мощные когтистые ноги позволяли быстро передвигаться по горам, далеко и высоко прыгать. Крепкий клюв, густо утыканный тремя рядами коротких загнутых зубов, несколько напоминающих акульи, что вкупе со скверным норовом и редкостной прожорливостью позволяло довольно тупым хищникам без особых хлопот занимать доминирующее положение, подвигая даже ихтан. Опасения ишон были вполне оправданными. Будь ущелье поуже, птичкам вполне могло прийти в башку его перепрыгнуть. Но поскольку Ущелье Топора довольно широкое, птицы вскоре потеряли интерес к людям, переключившись на напавших ихтан. Люди не стали дожидаться конца охоты и поспешили убраться с поля зрения хищников.
  - Походу мохнатые погорячились. - сухо заметила Рин.
  - Да, таер их скоро дожмут. Пора бы и нам валить отсюда.
  - Планы меняются? - спросила девушка, чувствуя настроение напарника.
  - Я думаю. На посту Авалена было тридцать восемь бойцов. За последние две декады погибло шестеро, еще двенадцать только что ушли к транспортеру. Осталось двадцать.
  - Это мало?
  - Очень. У соседей на озере шестьдесят девять бойцов, если никаких передвижений не было. Авален должен закрыть пост и тихо сидеть, ожидая возвращения команды. Из транспорта у них только снегоходы на ходу, но до зимы они неактуальны, а одна рабочая двухместная "стрела" дела не решит. Два десятка бойцов едва ли смогут нормально защищаться, да и не будут они дергаться.
  - А если команда, ушедшая к кораблю, не вернется?
  - Сомневаюсь, что тогда они доживут до весны. - Зуан потер подмерзающие руки. - На крайний случай они могут уехать на второй пост, но обратно уже никто не вернется, и этот пост будет потерян, как и многие другие.
  - А что сейчас делать будем?
  - Пока эта команда лазит по горам, я пожалуй все же навещу нашего дражайшего соседа и облегчу его склад. - росс улыбнулся. - Ты права, до второго поста далеко топать.
  - Мне с тобой?
  - Не стоит. Есть смысл посмотреть, чем закончится их авантюра с кораблем.
  - Ты за запчастями, а я за людьми? - Рин удивленно подняла глаза на воина.
  - Ты в состоянии за ними проследить пока я не приду?
  - Вполне. Им в любом случае через мост переходить на эту сторону. Это большой крюк, а мне весь маневр будет видно с хребта напротив. Они только к вечеру переберутся на эту сторону и наверняка заночуют в большой пещере недалеко от перевала.
  - К вечеру я буду у тебя.
  Зуан чмокнул девушку в нос и побежал по крутому склону к выходу ихтанского туннеля. Рин проводила его взглядом, пока воин не исчез в туннеле, после чего закинула винтовку за спину и полезла на вершину невысокого хребта. По счастью, все эти горы состояли из множества невысоких длинных горных хребтов, рассекаемых ущельями и густо усыпанными множеством маленьких плато. "Град" скорее походил на сильно пересеченные предгорья, настоящие горы начинались гораздо дальше, взмывая на километры ввысь неприступными обрывистыми массивами, в которых обитали только шустрые полосатые коты и не менее шустрые парнокопытные зверушки, почти не встречающиеся в этой части гор.
  Ишон шли медленно, тщательнейшим образом осматривая окружающие горы. Рин чувствовала исходящую от них тревогу, которая разливалась по округе подобно ощущению приближающейся грозы. Раньше ей как-то не приходило в голову, что чужое беспокойство и страх так остро чувствуются, мгновенно перенося объект наблюдения в разряд "добыча", и чем отчетливей проступал их страх, тем сильнее работали хищнические инстинкты, накачивая кровь адреналином и предвкушением охоты. Но чем дольше Рин наблюдала за людьми, тем сильнее они нервничали, инстинктивно ощущая слежку, и тем сильнее вырабатывали флюиды страха и ощущение загнанной дичи. Так не могло долго продолжаться, и девушка не особо удивилась, заметив движения в тенях на скалах над ишон: вездесущие ихтаны, обломавшись с таер, решили поохотиться на более доступную дичь. Людей спас лишь не вовремя высунувшийся фиклис - крупное лохматое травоядное, чем-то напоминающее помесь кенгуру и муравьеда. Стая тут же сменила объект внимания, оставив опасных людей в покое. Наблюдать за медленно ползущими мрачными бойцами удовольствие сомнительного качества, и Рин потянулась к Зуану, желая узнать, как у него дела.
  Росс почувствовал пушистое прикосновение активного контакта: Рин вышла с ним на связь, но не отвлекала разговорами, предпочитая молча наблюдать за его действиями. В этот момент Зуан без особых сложностей обошел злополучную камеру над входом и, привычно подковырнув замок, вскрыл второй шлюз и забрался в пост, в момент проскочив поле зрения камеры над внутренним шлюзом. Тревогу не подняли: дежурный не заметил стремительного движения в полутемном помещении. Створки шлюза послушно разошлись, пропуская воина в пост.
  Рин отключилась, не желая отвлекать росса в столь неподходящий момент. Узнать подробности его вояжа к соседям она сможет позже, а сейчас нет смысла действовать Зуану на нервы незримым присутствием. Да и ее подопечные что-то зашевелились: ихтаны завалили фиклиса на бок, раненое животное верещало дурным голосом, что вкупе с рычанием и тявканьем хищников сподвигло людей на умные мысли побыстрее свалить с пирушки, пока их самих не пригласили в виде десерта.
  Время тянулось медленно, как и вереница промокших ишон по узкому карнизу. Рин откровенно скучала, решив не приставать к напарнику с неуемным любопытством, дабы не мешать ему воровать довольно увесистые запчасти. Тревоги за росса не появлялось, лишь периодически приходили волны удовлетворения и спокойствия. Походу, ограбить несчастных соседей оказалось легко. Зуан сам вышел на связь через четыре часа:
  - "Рин?"
  - "Да?"
  - "Я достал блок для ворот и пол бочки охладителя."
  - "Нам его хватит?"
  - "Если не испортится - до середины зимы, а там придется еще искать."
  - "Тебя заметили?"
  - "Даже если заметили, то никак не сопротивлялись грабежу." - от воина пришло фырканье. - "Я закину все добро в пост и скоро буду у тебя."
  - "Да можешь не спешить. Эти обормоты только до туннеля добрались. Еще с пол рулла они будут по пещерам идти и еще столько же до моста."
  - "Тогда я поставлю запор на ворота и буду."
  - "Давай. Все равно они никуда не денутся. Покорми зверье перед выходом."
  Зуан дал понять, что все сделает и отключился. Рин поежилась, сильнее вжимаясь в холодный камень. Дождь усиливался, готовясь перейти в сильный ливень. Серое небо начинало темнеть: световой день приближался к концу, совсем скоро невидимые за плотными тучами солнца уйдут за горизонт, и горы погрузятся в непроглядную темень беззвездной ночи.
  
  Тома раздраженно захлопнул пластиковую панель и закрыл двери склада, вызывая командира. В наушнике захрипело, и голос Авалена спросил:
  - Ну что там?
  - Нас опять обокрали!
  - Что на этот раз?
  - Охладитель для преобразователя, блок ремонта входного шлюза и ящик пищевых блоков в синтезатор. - Тома от бешенства чуть ли не рычал. - А еще эта сволочь расковырял ножом пульт управления дверями! Нет, ну ты мне скажи, зачем этот гад выломал пульт?
  - Что он с пульта снял?
  - Да вот пульт и снял! Только провода и остались!
  - Кто был на камерах?
  - Тафин. Говорит, что никого не видел.
  Авален тяжело вздохнул.
  - Отправь кого-то починить пульт и проверь записи, может что-то есть.
  - Проверю. - Тома потер лоб и надвинул на брови застиранную красную бандану. - Еще зима не началась, а уже обворовывает. Самим бы хватило!
  Авален отключился, не желая слушать ворчание заместителя. Тома пнул для острастки стену, сплюнул и пошел разбираться с новичком, проморгавшим росса.
  
  Зуан появился через рулл весь довольный собой и притащил в термопакете горячее мясо и травяной чай, который они наловчились варить из мха и листьев неприметных горных растений. Рин с благодарностью принялась за еду, предоставив россу наблюдать за ишон, которые как раз добрались до перехода на другую сторону ущелья - добротного стального моста, перекинутого еще три года назад при постройке крупной базы, давно разрушенной россами. Сами россы часто этим мостом пользовались, а посему столь удобный переход до сих пор существовал, периодически латаемый обеими сторонами. Рин поела, убрала пакет в заплечную сумку.
  - Что дальше?
  - Пошли, найдем себе ночлег. Тут недалеко есть глубокая пещера. Уже начинает темнеть. Да и ночью будет сильнейший дождь.
  С недавнего времени они приняли решение разговаривать на азилан - языке россов, чтобы выработать у девушки свободную речь без акцента. Зуан позволял Рин копаться у себя в голове, отыскивая недостающие слова, а сам потихоньку учил великий и могучий, периодически общаясь с девушкой на родном языке. Рин только-только научилась определять время и расстояние в росских единицах, а с весом у нее были проблемы и в родных счислениях. Ну не могла она на глаз определить вес и хоть тресни, впрочем сам росс с этим проблем не испытывал, давно привыкнув к родным для Рин мерам времени, длины и веса.
  Искомая пещерка оказалась занята довольно агрессивным зверьком, меньшим сородичем фиклиса. Зуан без особых церемоний прирезал животное, обеспечив им ужин и завтрак. Ощутимо потемнело, ишон добрались до перевалочной пещеры на пару миат раньше, чем Зуан и Рин до своей. Далекие выстрелы дали понять, что ишон тоже получили ужин, и теперь заняты готовкой и обустройством привала. Ночью никто дергаться не будет, а с утра далеко они не утопают, даже если росс проспит рассвет и не успеет проснуться раньше ишон.
  
  
  
  
  Глава 11: Легкая помощь
  
  Оптический прицел - это тоже чей-то взгляд на жизнь.
  
  
  - Рин, вставай.
  Девушка недовольно заворчала, натягивая капюшон на глаза. В пещеру пробивался сумрачный рассеянный свет: рассвет едва разгонял ночную тьму, высветлив тяжелые косматые тучи и потеснив глубокий мрак, сгоняя его с пиков гор в бездонные ущелья. Впервые ночью температура опустилась ниже нуля, и к утру горы затянула тончайшая наледь, превращая камень в каток. Дождь лил без перерыва, потихоньку растапливая лед. Морозное дыхание зимы все явственнее ощущалось в воздухе. Грозы приходили все реже, уступая место мелкому моросящему дождику и затяжным ливням.
  - Рин!
  - Сейчас встану. - девушка с трудом села, прижимая ладонь к гудящей голове.
  - Голова болит?
  - Не то слово. - Рин поморщилась. - Погода скачет.
  - Зима скоро, вот и давление прыгает. - росс помог ей встать. - Пройдет Сезон Штормов и легче станет.
  Рин поправила одежду, стряхивая влажное каменное крошево и прилипшие к прорезиненной ткани листики и веточки.
  - Вот, возьми.
  Зуан протянул кружку с горячей травяной настойкой и кусочек теплого вчерашнего мяса.
  - Спасибо. - Рин отхлебнула пряную жидкость. - Как там наши подопечные?
  - Встали уже.
  - Скоро уйдут?
  - Да никуда они не денутся, пока лед не смоет с камня. - Зуан допил свой чай и ополоснул кружку под струей дождевой воды, маленьким водопадиком стекающей по камням у входа в пещеру. - Им не перейти второй мост, пока не пропадет наледь.
  - Это тот, который наполовину обрушен?
  - Да. Они все же решили идти к перевалу. Миат восемь назад разведчик выходил проверить мост.
  - Поверху не пройдут.
  - Не пройдут. - согласился воин. - Мы всегда заваливаем перевалы перед отлетом.
  Рин потерла лоб. Голова ныла, словно затянутый туманом мозг отказывался просыпаться. Мерзкое ощущение, словно мозги пробуксовывают на любой, даже простейшей задачи, да еще и это неприятное свербящее чувство проблем.
  - Сегодня плохой день.
  - Почему?
  - А хрен его знает. - Рин поежилась. - Беды вроде не предвещает, но... в такие дни лучше сидеть дома.
  - Хочешь вернуться?
  - Вообще-то хочу.
  - Ну, мы можем просто вернуться в пост и предоставить наших соседей самим себе.
  - Можем. Но не надо.
  Рин выползла к выходу из пещеры и, вытащив бинокль, принялась рассматривать копошащихся внизу людей. Желание вернуться в сухой теплый пост было почти невыносимым, надоели эти дожди, пронизывающий холод и постоянная влажность, эти сумрачные предательские скалы вместе с местным зверьем и неуемными соседями. Но... Девушка убрала бинокль, вздохнула и призналась сама себе: придется топать за соседями, иначе зимовать они будут в гордом одиночестве.
  - Зу...
  - Да понял я уже. - росс закинул рюкзак за спину. - Придется подстраховать наших дражайших соседей.
  
  Разведчик вернулся быстро и с плохими вестями. Мост в сторону перевала, частично обрушенный еще год назад, сейчас еле держался на расшатанных опорах и едва ли был проходим. Отрапортовав командиру отряда, Рорин отбежал в конец колонны к Мирту.
  - Ну что там? - Мирт протянул парнишке фляжку с самопальным тоником, который он начал не так давно гнать из синего мха по совету росса.
  - Хреново. Мост пока стоит, но я бы не рискнул по нему идти в такую погоду.
  - Совсем никакой?
  - Внешне вроде цел, но он и летом скрипел, а сейчас под таким ветром... - Рорин пожал плечами и вернул флягу. - Видимо, придется идти, Молер уперся в этот перевал и вряд ли передумает.
  - Тупой придурок!
  Рорин согласно фыркнул, натянул капюшон до самого носа и утопал в голову колонны. Мирт перехватил злой взгляд Молера: старый вояка невзлюбил его с первого дня, стараясь прижать при любом удобном случае, а это задание, к сожалению, даст немало таких возможностей. Да его еще приперло топать через перевал! Путь и так сомнительный даже в хорошую летнюю погоду, не говоря уже про сезон предзимних штормов. И это при условии, что там вообще пройти можно! За три года он точно знал: перед отлетом россы заваливают перевалы. Всегда и все. Сомнительно, что в этом году они отошли от правила. На редкость практичный и педантичный народ, чтоб им. Да еще Тома сообщил, что их ограбили, стоило только команде выйти к ущелью. Поселившийся неподалеку воин первый раз пришел в гости. К счастью, обошлось без жертв, а пара шишек и синяков у охраны пройдут за пару дней. Мирт вздохнул. Вот кто в горах чувствует себя уверено, так это их сосед - Навь. Уже в который раз он пожалел, что подписал контракт. Сидел бы спокойно и дальше, тем более до конца срока оставалось всего пять лет. Да еще и брата потянул за собой в этот ад. Мужчина тяжко вздохнул. Пора выдвигаться. Наледь стремительно таяла под дождем, да и уже достаточно светло, чтобы безбоязненно выйти на узкий переход.
  - Подъем. - громкий голос командира раскаленной иглой воткнулся в больную голову.
  Солдаты молча встали, собирая остатки трапезы, погасили куцый костерок. Хотелось надеяться, что поход будет не напрасный, и они смогут добраться до грузовика и достать груз. Найти выживших Мирт не надеялся. Если кто и пережил падение, то их, скорее всего, хищники переловили еще до наступления сумерек. Его бы воля - пошел бы по туннелям ихтан, но, к сожалению, группу вел старый вояка - Молер, а этот, если что в башку пришло, на попятную не пойдет. Да еще и недавний скандал, который закатили солдаты с его подачи, когда узнали о визите Навь...
  Мирт дернул головой, отгоняя грустные мысли. Молер пытался подсидеть Авалена и взять власть на посту в свои руки, да и в этот поход напросился сам, командир не смог ему отказать. Еще не хватало, чтобы старый хрыч настучал на базу. Если заменят Авалена... Мирт поежился. Жизнь станет тяжелой и короткой. Единственное, что сейчас в его силах - пережить этот поход и постараться спасти как можно больше бойцов. Хорошо хоть брат остался в посту. Ишон подтянул перевязь с росским мечом, повесил на плечо винтовку и поплелся к строю под заезженные шуточки сослуживцев. Полученный два года назад меч служил благодатным предлогом для массы довольно злых шуточек, особенно со стороны новичков. Да и от начальства не раз попадало и за симпатии к врагу, и за трофейный меч, да и безопасники не раз трусили, спрашивали, как достал росскую цацку. Хорошо хоть не забрали. Впрочем, Мирт, решивший не расставаться с неожиданным подарком, еще ни разу не пожалел о своем решении, стоически перенося издевки сослуживцев и недовольство начальства.
  Идти по крошащейся тропинке, тронутой тончайшим льдом, да еще и под сильными порывами ветра тяжело. Нога то и дело скользила по мерзлым камням, усиливающийся дождь не давал поднять голову, сильный ветер дул прямо в лицо, ощутимо снося к краю, отрывая от эфемерного укрытия отвесной скалы. Насколько Мирт успел заметить, перед началом зимы идут сильнейшие шторма, похожие на тот, что стремительно приближался со стороны океана, грозя к середине дня войти в полную силу. И о чем только думает Молер, собираясь в такое время форсировать и без того тяжелый перевал? Это если его не завалили. Проклятье! Резкий порыв ветра потащил по скользкому камню, Мирт упал на живот, воткнув нож в щель между камнями, и едва успел поймать за шиворот упавшего впереди солдата, не давая ему соскользнуть в пропасть.
  - Шан, руку!
  Сенар перехватил распластавшегося по земле Шана за руку, вытаскивая на карниз.
  - Давай, на живот. - Мирт подтянулся ближе к неудачливому приятелю. - Да не так, спиной к скале поворачивайся, дубина! Сдует!
  Шан вцепился мертвой хваткой в руку Сенара, с трудом переворачиваясь боком к скале и на живот. Мирт подтянул его ближе, давая возможность Сенару и Таласу подхватить паренька под руки.
  - Вставай осторожно, прижмись к скале. Начнет тянуть - ложись на живот. - Мирт быстро встал, по привычке прижимаясь спиной к надежной опоре скалы.
  Шан встал с трудом. Руки у парня тряслись, в глазах стоял страх, губы дрожали. Мирт хлопнул его по плечу, завладев вниманием, и сказал:
  - Иди чуть повернувшись от края, чтобы сносило к скале, а не в пропасть. Понял?
  - Д-да.
  Мирт похлопал его по плечу и протолкался в голову отряда. Проклятье, кто ж взял в отряд этого сопляка?
  - Капитан!
  Молер повернулся. Увидев Мирта, солдат скривился: не любил старый вояка призванных в армию заключенных и ни во что не ставил их мнение.
  - Капитан, мы не пройдем перевал. Ветер только усилится, скоро сезон штормов!
  - Ты считаешь, что я этого не знаю, солдат? - в голосе капитана появилось с трудом сдерживаемое бешенство.
  - Форсировать перевал в это время невозможно!
  - Свободен!
  Мирт отвернулся и ушел в середину колонны. Старый дурак! Первая зимовка в горах, а столько гонору, словно он знает эти горы лучше россов! Его опыт на других планетах на Корромине не значит НИ-ЧЕ-ГО! Проклятье, даже сами россы в это время покидают планету, и не зря! А они? Мирт сплюнул. В который раз появилось желание удрать. Но в горах в одиночку не выжить, да и брата бросить нельзя. Был бы один, попробовал бы к россу навязаться, а так... остается лишь терпеть.
  До моста дошли без происшествий, благо после поворота не маячила в опасной близости пропасть. Мирт, увидев состояние моста, чуть не взвыл: построенный три года назад составной двуполостный мост соединял два горных хребта, позволяя пересечь пропасть Ветров, и сейчас едва держался, ощутимо покачиваясь под сильными порывами ветра. Когда-то мост имел двойное полотно, достаточно широкое, чтобы на нем могли разъехаться два варса. После трех лет войны, ненужный россам, он представлял довольно жалкое зрелище: опоры, поддерживающие левую половину полотна, сорвало еще летом, тросы провисли под тяжестью полиметаллического покрытия, которое к тому же ощутимо парусило на ветру. Толстые тросы не давали полотну плиссера оторваться окончательно, из-за чего почти сплошной лист провис, развернувшись вертикально, и при резких порывах ветра бил по уцелевшей части, ослабляя и без того едва держащиеся опоры. Правое полотно покосилось, заваливаясь в центр конструкции, нижние опоры в центральной части сорвало, и мост немного провис. Перейти, впрочем, можно. Но в одиночку и в безветренную погоду с соблюдением максимальной осторожности. И то, крайне рискованно. Чем дольше разваливающийся мост подвергается ударам ветра, тем опаснее им пользоваться, а этот ненормальный собрался провести по нему весь отряд! Конечно, внешне эта конструкция выглядела довольно прочной и даже надежной, но сам Мирт не раз переходил по нему летом, и хорошо знал истинное состояние.
  
  - Они что, и правда собираются переходить по этой развалюхе? - Рин прильнула к биноклю, рассматривая останки моста.
  - Отрядом командует какой-то незнакомый мне мужик. - Зуан подкрутил прицел. - Я бы не рискнул. Вон как Мирт нервничает.
  - Еще бы ему не нервничать! А что за хрен их тащит на этот эшафот?
  - Да какой-то солдафон с главной базы. Еще летом привезли, если память не изменяет.
  - Думаешь, пройдут? - спросила Рин.
  - Нет. Мост не выдержит. Посмотри, опора на той стороне отошла и держится только на крупных самоврезающихся болтах. Если повезет, пройдет половина.
  - А если по одному?
  - Ну, тогда может восемь, девять тел пройдет, пока мост не рухнет. В любом случае, этот их "командир" отряд в могилу загонит. - Зуан подкрутил оптику, приближая мрачную рожу Мирта. - Они даже до перевала не дойдут.
  - А если Мирт поведет?
  - Могут даже вернуться. Этот прохиндей хорошо знает горы, да и интуиция развита.
  - Помочь им, что ли? - Рин с нездоровым интересом рассматривала мощного мужика.
  Зуан оторвался от прицела, с легкими недоумением глядя на подозрительно задумчивое лицо девушки.
  - Что ты хочешь сделать?
  - Я подумаю.
  Росс хмыкнул и вновь прильнул к прицелу снайперской винтовки "Око", рассматривая сбившихся в кучку ишон.
  
  Первым на мост вышел разведчик. Худощавый парнишка с опаской ступил на подрагивающий плиссер, покосился на каменную морду командира, сглотнул и медленно пошел вперед, следя за раскачивающимся на ветру полотном левой полосы. На счастье, Рорин без проблем перешел на другую сторону и нырнул под защиту скал. Вторым пустили тяжело нагруженного автоматической пушкой и боеприпасами Тагана как самого тяжелого в отряде. Солдат легкой рысцой проскочил мост и присоединился к Рорину в неглубокой полупещерке, выбитой взрывом при закладке опор. Мост стоял крепко. Молер презрительно фыркнул, глянул на насупившегося Мирта.
  - Отряд по пятеро пошел!
  Солдаты разбились на пятерки и побежали по содрогающемуся мосту, стараясь выдерживать как можно большие интервалы. Первые пятеро прошли спокойно, лишь раз замерев на месте, когда левое полотно с силой врезалось в правую полосу. Следующим вышел Мирт с тремя солдатами и с небольшим интервалом - сам капитан Моллер и его помощник.
  Свободно болтающееся полотно плиссера с силой ударило по краю, заставив ишон отшатнуться к перилам. Мост протяжно заскрипел, ветер усиливался, дождь шел почти горизонтально, заливая глаза. Сорванное полотно ударило сильнее, заставив дрогнуть всю конструкцию. Протяжно заскрипел металл.
  - Быстрее, мост скоро рухнет! - Мирт чувствовал, как содрогается вся конструкция от каждого удара пятидесяти тонного полотна. - Шевелитесь!
  Солдаты словно очнулись от оцепенения, пробираясь по раскачивающемуся и содрогающемуся от мощных ударов скользкому плиссеру. Талас уже добрался до безопасной зоны, когда Мирт заметил отошедшую опору: крепежные болты вылетали, словно пробки, мост накренился, отдирая своим весом балки от навесных быков, тросы натянулись, принимая на себя весь вес разваливающегося моста.
  - Отошла основная опора!
  Покрытие начало коробиться, Шан и Сенар бегом вылетели под защиту скал, когда левое полотно со страшной силой ударило в провисший мост. Нижние опорные блоки не выдержали и со скрежетом посыпались вниз, мост повис на тросах. На счастье, несущие тросы крепились над мостом отдельно от всей конструкции, и это дало ишон лишние мгновения, пока вылетали заклепки, и выдернутые с мясом тросы выскакивали из гнезд. Мост накренился, повиснув на последнем тросе. Мирт вылетел на камень, чуть ли не влепившись в отвесную скалу. Последний трос скрипел и гудел, натянутый до предела, но глубоко вбуренный последний саморез еще держался. Отстающие почти добежали, когда камень не выдержал, и весь крепежный блок вывалился из скалы. И лишь Мирт заметил, как брызнули осколки гранита от попадания тяжелой бронебойной пули, раскалывая камень у основания последнего самореза, обваливая мост в пропасть.
  
  Зуан оторвался от оптики, переведя взгляд на девушку.
  - Думаешь, заметили?
  - Мирт заметил точно. - Зуан опять прильнул к оптике. - Вон, таращится в нашу сторону, ищет, откуда стреляли.
  - Надеюсь, это того стоило.
  - Жалеешь? - Зуан повернулся к девушке.
  - Ну, я только что угробила двух солдат. - Рин почесала шею. - Хотя не могу сказать, что жалею. Мне кажется, что без них у остальных больше шансов.
  - Скорее всего. - Зуан отполз от края и убрал винтовку в чехол. - У Мирта скоро четвертый год на Корромире пойдет. Мне он определенно нравится.
  - Мне тоже. Любопытная личность.
  - Пошли дальше, нужно перейти к ним на хребет. Пока они там будут от шока отходить, как раз успеем догнать.
  
  Солдаты собрались в небольшой пещерке недалеко от обрушившегося моста. Мирт взял на себя командование, и дал бойцам немного отойти от потрясения. О гибели капитана и Периона никто особо не сожалел, но и радости их смерть не доставила. Пока солдаты приходили в себя, Мирт достал передатчик и связался с постом. Ответил Тома, как обычно дежуривший на командном пункте.
  - Тома, это Мирт. Позови Авалена.
  - Сейчас.
  Авалаен ответил через пару минут:
  - Мирт, я слушаю.
  - Мост через пропасть обвалился, когда мы переходили.
  - Погибшие есть?
  - Да. Молер и Перион.
  Мирт отошел от остальных солдат.
  - Как? - спросил Авален.
  - Когда начал рушиться мост, они не успели добежать. Я сам едва успел. - Мирт покосился на скалы, откуда стрелял росс. - И мне кажется, нам немного помогли.
  - Как?
  - Когда обвалились несущие опоры, мост повис на тросах, и последний крепеж не вылетел, а зацепился в скале.
  - И?
  - Его выбили выстрелом. Бронебойным под основание.
  - Уверен? - после небольшой паузы спросил Авален.
  - Абсолютно. Меня пропустили и обвалили мост.
  - Значит, Навь все же вас пасет.
  - Похоже с момента выхода. - Мирт потер подмерзающие пальцы. - Скорее всего, он идет вместе с нами к транспортеру.
  - Проклятье, он уже разграбил три предыдущих! Нам нужны эти припасы!
  - Я не думаю, что он собирается грабить грузовоз. - Мирт скользнул взглядом по солдатам. - Мне кажется... он за нами просто присматривает.
  - Сопровождает?
  - Скорее всего - да. Хотел бы перебить, мог бы не вмешиваться на мосту. Да и с оптикой ему перещелкать нас на карнизе что мишени в тире.
  - Значит, он хотел, чтобы отряд возглавил ты.
  - Скорее всего. Молер хотел идти через перевал, это равносильно смерти. Я поведу по туннелям шестилапых.
  - Думаешь, он знал?
  - Наверняка. - Мирт усмехнулся.
  - Постарайся добраться до корабля. Если поймешь, что не сможешь, - возвращайся. Даже если придется отдать россу корабль вместе со всем содержимым.
  - Понял. До связи.
  - До связи.
  Мирт убрал передатчик во влагонепроницаемый бокс и засунул в рюкзак. Дождь усиливался, погода стремительно портилась. Благо до ближайшего выхода туннелей совсем недалеко: достаточно дойти до ущелья Фефт. Мирт вошел под навес скальной породы к остальным. Осталось девятеро. Мало. Чем их меньше, тем тяжелее будет дорога.
  - Я связался с постом. Авален передал командование мне. Я считаю, что мы не пройдем перевал, даже если он еще проходим, в чем я сомневаюсь.
  - Да наверняка его завалили, как в прошлом году. - сказал Сенар.
  - Скорее всего.
  - По туннелям?
  - Так точно. - Мирт улыбнулся. - Идем до ущелья Фефт, пойдем по старым норам. Возражения есть?
  Солдаты качнули головой почти синхронно.
  - Отлично. И уберите магазины с взрывными пулями.
  - Мирт?
  - Ланер, мы пойдем по старым норам, которые уже пару лет как заброшены. Ты что, хочешь, чтобы нас там завалило?
  - Не знал.
  - Никаких взрывов. Если не завалит, так сбегутся все хищники в радиусе десяти авов. Хватит разлеживаться. К вечеру мы должны добраться до сквозных пещер.
  
  Тоненькая цепочка фигур тянулась по склону хребта, периодически исчезая за крупными булыжниками. Зуан опустил бинокль. Дальше можно было не следить: деваться со склона людям некуда, идти им еще далеко, по дороге никакого зверья или сложных участков не наблюдалось. Да и не дети, в конце концов, сами в состоянии добраться до входа в старые туннели. Воин усмехнулся, опустил со лба защитные очки и короткими прыжками добрался до сидящей на плоском камне девушки. Рин готовила какую-то гадость крайне сложного плетения.
  - Это что?
  - "Липкий пол".
  - В смысле?
  - Намажу на входе в туннель. Все, кто по нему пройдет, получат на шкуру контур маячка.
  - Ты их что, метить собираешься?
  - А почему нет? Заодно и следить проще будет. Не понадобится сохранять визуальный контакт. Да и если кого все же утащят, то можно будет отследить.
  - Забавно. - росс с интересом рассматривал любопытное плетение, стараясь запомнить узор. - Сколько будет висеть эта радость на полу?
  - Пол рулла. Заодно все зверье, которое вдогонку побежит, тоже пометится. Правда, больше сотни маячков в структуру не вплести, да и не думаю, что столько понадобится.
  Рин закрепила конечные энергетические каналы и "свернула" готовый контур в невесомый рулон.
  - Двигаем?
  - Мы их обгоняем. Успеем почти вдвое быстрее добраться. Им еще долину пересечь надо, а мы сразу у входа спустимся.
  - Пойдем впереди или сзади?
  - Впереди. Не хочу, чтобы они меня задерживали в случае чего. - Зуан зевнул. - Мерзкая погода, в сон тянет.
  - Зима скоро?
  - Да уже почти началась. На этой декаде снег пойдет.
  - Ну, хоть суше станет.
  - И погода ясная будет. Не сразу, конечно, но через декады три точно. - росс протянул девушке руку, помогая подняться. - Пошли. Мы их, конечно, опережаем, но лучше поторопиться.
  
  
  *****
  
  Хартахен
  
  
  Дар предвидения - редчайший и опаснейший талант в нашем Порядке, и никогда еще им не владели наделенные Могуществом. Впрочем, я особо не расстраивался на этот счет. Не обязательно владеть талантом самому, достаточно иметь того, кто владеет. Я нашел вещунью довольно давно, и старая карга еще ни разу не ошиблась на моей памяти. Я сомневался, что она ошибется и на этот раз. Предсказание, как всегда запутанное, нечеткое, но довольно ясное, и надо быть полным идиотом, чтобы его проигнорировать, тем более, что старая Софирия на этот раз изволила лично притащиться дабы меня предостеречь.
  Поблагодарив вещунью, я отправил ее домой под хорошей охраной, а сам решил немного подстраховаться на будущее. Мои подопечные развивались даже лучше, чем я ожидал, да и в ближайшем будущем ничего примечательного им не грозит еще как минимум три месяца, так что я мог сосредоточиться на подготовке к Игре. По правилам, я не имел права лично вмешиваться и помогать своим игрокам, но, как и в любом своде законов, в Кодексе Игры достаточно щелей и лазов для ведения совсем другой Игры, что мне любезно продемонстрировал Чиинар пол года назад. На этот раз я предельно внимательно ознакомился с полным Кодексом, и уже в который раз пожалел, что не участвовал в этих Играх ранее, считая данный опыт ненужной забавой. Как показала практика, я ошибался. На этот раз я не имел права проиграть. Я вполне реально оценивал свои шансы на победу, и решил просить помощи. На счастье, у меня был друг, который мог помочь.
  Талисман блеснул россыпью красных искр на солнце. Я вздохнул. Не люблю чувствовать себя дилетантом, но... сам виноват. Я всмотрелся в игру света в глубинах рубина Талисмана, вызывая в памяти насмешливое лицо приятеля, посылая адресату Зов. На счастье, он ответил почти незамедлительно:
  - Хартахен?
  - Есть время поговорить?
  - Конечно.
  - Можешь ко мне прибыть?
  - Портал дашь?
  - Давай руку, притяну так.
  Зов стал прочнее, я протянул руку вперед, нащупывая нить контакта, мгновение ожидания, и мою ладонь крепко сжала рука друга. Немион появился в брызгах алых искр. Кинув взгляд на экран, Владыка приветственно кивнул.
  - Я само внимание.
  - У меня проблемы.
  - Чиинар?
  - Да. Я проиграл в Игре.
  - М... мне надо бросить ему вызов на Артэфу?
  - Еще нет. Я пошел на ан"агарумм.
  Немион фыркнул.
  - Ты хоть знаешь, как его правильно отыграть?
  - Вот потому тебя и позвал.
  - Ладно, помогу. Я уже разок с этим сталкивался. Ты уже выбрал Фигуры?
  - Да.
  Я вывел на экран своих игроков. Немион с интересом всмотрелся в крадущуюся по осыпающемуся склону парочку.
  - Можно?
  - Конечно.
  Владыка подошел к экрану, перехватывая управление колдовскими приборами. Парочка на экране приблизилась, и мой старый приятель занялся их сканированием.
  - Неплохие у тебя ребятишки. Смотрю, Тандем уже активен?
  - Да, но Тантра еще не появилась.
  - Скоро появится, как только Маг перейдет на уровень "подмастерье". Это девчонка, я правильно понял?
  - Да. Она учится спонтанно. Я вот думаю, можно ли как-то ее подучить?
  - Да, организуем. Пусть она войдет в силу и закончится морфирование организма. Паренек довольно интересный. Что за раса?
  - Росс.
  - Не слышал, но мальчик перспективный. Думаю, тебе надо будет потратить одно вмешательство на них.
  - Я уже одно спустил на активацию девочки.
  - Правильно. Хотя, думаю, пареньком я займусь. Тебе лично лезть нельзя, но обо мне никто и не заикался. - Немион хитро улыбнулся. - Обожаю я эти Игры, такой простор для творчества!
  - Что мне сейчас делать?
  - Займись подготовкой оружия и амуниции для них. Советую сделать артефактное оружие и хорошие доспехи. По магии яванту я тебе достану, так что девочка без обучения не останется. Советую смотаться в Эофол. Там лучшие оружейники.
  - Ну и цены у них соответственно космические.
  - Ну, я бы эту парочку сохранил и после Игры. Так что не жмись. Я замолвлю за тебя словечко перед Сиваи, не переживай, они не будут тебя обдирать до исподнего.
  - Я и планирую их сохранить.
  - Игра вообще-то великая штука. Я столько вырастил на ней отличных ребятишек, что меня уже откровенно стараются не трогать. Если ты не против, я привлеку парочку своих обормотов.
  - На твое усмотрение.
  Владыка Хаоса хохотнул.
  - Харт, ты неподражаем. А если я сам наложу лапу на этих милых детишек?
  - Не наложишь. - я улыбнулся. - Иначе, какой с тебя друг?
  - Зараза ты.
  - Как и всегда.
  - Ладно. Расскажи что за дыра.
  - Корромин. Обычный мир, Абсолютная Реальность. Я перенес девчонку к аззару. Парень воин, у его расы небольшие конфликты за этот мир. Опоздал на корабль, вот и сидит теперь, ждет, пока за ним прилетят.
  - И когда его заберут с планеты?
  - Через три месяца. Я достаточно постарался, чтобы корабль раньше не прибыл.
  - Отлично. Если ты пошевелишься, то мы можем подкинуть ему оружие еще на этом куске камня. Чем парень пользуется?
  - Парные мечи, лук, арбалет.
  - Отлично. Топай к Сиваи Шэрез и заказывай у него парные мечи, за луком я сам смотаюсь, заодно девочке сделаю подарок.
  Немион вывел информацию о планете и углубился в изучение. Чем дальше приятель всматривался в данные по этому далеко не однозначному миру, тем больше на его холеном лице проступало недоверие и изумление. Наконец, Владыка оторвался от столь увлекательного чтива. В фиолетовых глазах появилось откровенное изумление.
  - Ну ты и хрыч, Харт! Такое провернуть на глазах у всех! Я в шоке. Чиинар хоть догадывается, что за мир этот Корромин?
  - Нет, конечно.
  - Невероятно! Старый Форпост, да без присмотра, да еще и без терроформации и ограничений! Я действительно в шоке! И как такое сокровище оставили смертным?
  - Ну, не только ты собираешь разных милых ребятишек. - я позволил себе улыбнуться.
  - Не понял?
  - А ты подумай.
  Немион замер. Надо заметить, мой друг соображал очень быстро, а отсутствие классического образования и навязанных им штампов позволяло ему приходить к правильным выводам практически мгновенно, заставляя его подозревать в небольших склонностях к предвидению, хотя это было невозможно.
  - Ну ты даешь! Ты что, целую расу выращиваешь?
  - Зачем же выращивать.
  - Эта раса естественного происхождения?
  - Вполне. - я не мог сдержать довольной улыбки.
  - Не верю. Если они такие же, как этот паренек, то без вмешательства в геном не обошлось. Природа такое не делает.
  - Ну, я немного им помог когда-то очень давно. Да и родина у них вполне подходящая.
  - В смысле? - Немион оторвался от экрана.
  - Их метрополия сама по себе артефактный мир. Пятое поколение рас. Я просто перенастроил все старые артефакты да и саму структуру родного мира на них. Результат даже меня удивил.
  - Понятно. То-то от него фонит. Кстати, фон придется подчистить, еще не хватало, чтобы он так сиял в игровых мирах. - Немион почесал длинное красное ухо. - Все равно, слишком совершенная раса для природного происхождение. Их точно никакой божок не слепил?
  - Вот тут не могу точно сказать. Я их нашел уже такими.
  - Права на них никто не предъявлял?
  - Нет.
  Мой приятель отвалил от экранов. При всех его слабостях и недостатках, он единственный из Владык Хаоса, которому я доверял как себе самому. Собственно, именно он помог мне стать тем, кем я сейчас являюсь, так что я всегда закрывал глаза на его шалости и мелкое пакостничество. Немион вытащил из пола кресло и блаженно развалился.
  - Хартахен, хочу тебя предупредить. Чиинар не так прост. Я уже сталкивался с ним в Играх, и эта гадина может тасовать правила ничуть не хуже меня.
  - Уже заметил.
  - Как и все антаи, наш драгоценный противник изощреннейшая тварь, да и к тому же он давно положил глаз на твое творение, и ради Артэфы пойдет на любые гадости. И сдаст тебя Трибуналу Веков без всякой жалости и при первой же возможности. Это, во-первых.
  - А во-вторых?
  - Он частый игрок, так что в игровых мирах у него наверняка хранится много старых наработок, о которых я и сам не знаю. Так что твоим будет тяжело. Чтобы уравновесить шансы тебе придется хорошенько раскошелиться на качественный обвес. Кроме того, наш белый друг без всяких зазрений может привлечь к игре любых местных уродов. Чего и тебе советую.
  - Это я тоже понял.
  - Тогда сделаем так. Тебе дергаться смысла нет. Наверняка за тобой будут следить, что не способствует спокойным сборам. Ты уж извини, но как для Владыки ты еще ребенок, и обставить тебя легче простого, на что, кстати, и рассчитывает Чиинар.
  Я поморщился, но, к сожалению, мой адский друг был совершенно прав. Неприятно признавать, но...
  - Я понимаю свои слабости.
  - Рад за тебя. - Немион фыркнул. - Ладно. Я пошлю запросы мастерам сам, и сам же организую, чтобы твои малыши получили подарки. Ты же займи Чиинара чем-то полезным. Этой гадине скучать нельзя, иначе будут проблемы. Я, пожалуй, натравлю на него Фейма, он займет его полезными мыслями о безопасности собственной шкуры. Да и Фейм давно хотел оттяпать у Чиинара Ракшар и Полеон, а я ему помогу в этом благом деле.
  - Я могу намекнуть Нимусу и Тамиле, что сейчас удачный момент потрясти соседа.
  - Отлично. Нимус не упустит шанса урвать у Чии кусочек поаппетитнее. За подготовку не переживай, я все подберу. Потом рассчитаешься. Ты же плотно займись противником. И если твои с кем-то из сильных случайно пересекутся, дай знать. И в срочном порядке начинай восстанавливать защиту на других Гранях владений. Я уже залатал дыры после Сброса Реальности и дал по зубам парочке соседей, что и тебе советую.
  - Благодарю.
  Немион вскочил на ноги.
  - Все, я побежал в гости к Сиваи.
  - Если что-то понадобится - дай знать.
  - Потом сочтемся.
  Немион хлопнул меня по плечу и нырнул в портал. Если он взялся за подготовку, я могу быть спокоен. За все века нашей дружбы, он еще ни разу меня не подвел, как и я его. Я вновь перевел взгляд на огромный колдовской экран. Мои подопечные меня несказанно радовали. Все же, Немион не смог правильно оценить мой Тандем. Девочка самое слабое и притом самое сильное звено. Пожалуй, сделаю ей один подарок. Я в любом случае не могу владеть этой вещью.
  
  ******
  
  Старые туннели давно заброшенного логова выходили на небольшое плато, густо заросшее кустарником и карликовыми горными деревцами, зажатое почти отвесными скалами высокого хребта Морфем, переходящего в монолит высоченных гор далеко на севере. Зуан и Рин добрались до плато почти на рулл раньше ишон и смогли отлично отдохнуть, и проверить туннель до ближайшей развилки. Рин развернула на входе контур заклинания, которое после небольших доработок превратилось в плотную паутину, полностью закрывающую вход в систему туннелей так, что проскочить непомеченным просто невозможно. Довольные результатом, Рин и Зуан устроились возле туннеля в ожидании ишон под прикрытием огромных зарослей пожухлых лопухов.
  Ишон появились из-за скал внезапно. Зуан тронул Рин за плечо.
  - Просыпайся, наши подопечный приползли.
  - Наконец-то.
  Рин встала, вытащила бинокль и принялась рассматривать выходящих из-за скал ишон. Солдаты устали и шли медленно. В густые заросли кустарника и скукожившихся лопухов входить не спешили, расположившись на камнях на отдых. Вперед пошли только разведчики проверить безопасность плато.
  - Давай пошли отсюда. Скоро они войдут в туннели.
  Зуан подобрал мечи и потянул девушку за собой. На плато зверья не было вообще, так что ишон ничто не задержит.
  - Какой разрыв будем держать?
  - Как минимум два поворота.
  - У них есть ноктовизоры?
  - Наверняка. - Зуан убрал винтовку в чехол и повесил за спину. - В туннелях всегда темно и они это знают.
  - Будешь мечами?
  - Конечно. - росс улыбнулся. - В отличие от любого стрелкового оружия, мечи позволят сохранить тишину. Ишон и так слишком нервные.
  - Ихтан боятся?
  - Не то слово. Хотя эти твари для них действительно опасны. Да и для нас тоже. По туннелям они бегают стаями от десяти до ста особей.
  - Мило.
  Зуан улыбнулся.
  - Тут вообще мило.
  Рин хихикнула, пристраиваясь к воину. На счастье, пол туннеля состоял из каменной крошки, на которой не так явно оставались следы, и, к сожалению, они все же оставались.
  
  
  
  
  Глава 12: Мелкие текущие дела
  
  Своевременное решение мелких проблем позволяет избежать появления крупных неприятностей.
  
  
  Присматривать за отрядом ишон оказалось довольно скучно. Мирт - хитрая и изворотливая бестия, не только заметил слежку, но и быстро наловчился избегать встречи со стаями ихтан. Пара столкновений в глухих туннелях, и дальше отряд шел почти беспрепятственно. Как только Зуан обнаружил, что ишон их заметили, он быстро нашел способ пропустить людей вперед, и дальнейший путь стал простым и неинтересным. Отряд ишон топал впереди, за ними спустя пол альдера топали Зуан и Рин. Полная темнота, звенящая тишина, и ни души в округе. Ихтаны давно откочевали из этих коридоров ближе к Ущелью Топора, а другие хищники в коридорах, щедро пропитанных запахом шестилапых, не селились.
  - "Зу."
  - "Что?"
  - "Долго еще топать?"
  - "Нет. Ишон уже должны были выйти из туннелей."
  - "Наконец-то. Забодали меня эти туннели. Может, стоило их самих отправить и не тащиться за ними?"
  - "Посмотрим." - Зуан усмехнулся.
   На счастье, они довольно быстро добрались до выхода в долину, где разбился грузовой корабль, выйдя по другим туннелям немного выше по склону, чем отряд ишон. Время приближалось к ночи, пересекать довольно большое плато в темноте было глупо, и обе группы устроились на ночевку. Ишон развели костер, облюбовав ровную площадку чуть дальше выхода туннеля на чистой каменистой поляне. Рин с любопытством следила за ними через мощный бинокль, пока Зуан возился с холодным ужином. Костер решили не разжигать, дабы не привлекать внимания подопечных, да и Рин было что-то неспокойно. Зуан опасности не ощущал, но с девушкой согласился. Лучше померзнуть, чем искать приключения.
  - Зу.
  - Да?
  - У этого чуда техники есть режим ночного зрения?
  - Круглая кнопка возле твоего среднего пальца. - со смешком ответил воин.
  - О, спасибо.
  Мир окрасился в приятный зеленый цвет, разом прорисовав окружающий пейзаж. Стоянку людей Рин уже рассмотрела в подробностях, так что интересного там мало. А вот плато! На ближайшие два альдера расстилались лишь лопухи и заросли вонючего оранжевого кустарника, ныне сбросившего неимоверно смердящие листья. Ближе к центру плато виднелось нечто похожее на маленький лесок из уже знакомых Рин кряжистых горных деревьев. Дальше видимость падала, и узнать, что находится за жиденькой лесополосой, не представлялось возможным. Рин решила в последний раз осмотреть долину, когда заметила странное шевеление роскошных хоть и повядших лопухов.
  - Зуан!
  Воин вскочил на ноги. Сонливость сдуло моментально.
  - Что там?
  - Не могу понять. Посмотри в лопухах. Координаты 13.184.
  Зуан взял бинокль и припал к окулярам. Волна движения медленно приближалась к расслабившимся ишон.
  - Вот шасс!
  Зуан перекинул бинокль девушке и бросился к снайперской винтовке.
  - Следи за движением.
  - Ага.
  Росс быстро собрал "Око" и прильнул к прицелу.
  - Можешь сказать, что там? - Рин присела на корточки.
  - Без понятия. Что-то крупное. - Зуан приблизил шевелящийся лист. - Твою ж мать, таер!
  - Да ну?
  - Сама посмотри.
  - Я не вижу.
  - Посмотри по долине, есть ли еще движение. Я прослежу за птицей.
  - Ладненько.
  Рин уменьшила увеличение, внимательно рассматривая роскошные заросли. На первый взгляд - тихо. Лопухи шевелились только в одном месте, да и та птица замерла. Казалось, что хищник один, но и Рин, и Зуан прекрасно знали, что птицы таер поодиночке не охотятся. Как минимум три особи. Но в кустах никого не было.
  - Зу, в зарослях никого.
  - А на склоне?
  - Ой...
  Рин резко подняла бинокль, обшаривая скалы. Как она могла забыть? Долго искать не пришлось: другие птицы обходили расслабившихся ишон поверху по скалам.
  - Есть. Еще пять.
  - Плохо. Шесть особей. Слишком много.
  - Три на скалах, две только что спрыгнули. Одна идет со стороны туннеля, еще одна обходит с другой стороны. Скоро нападут.
  - Возьми второе "Око". Поможешь.
  - Придется вмешаться?
  - Да. Если таер нападут на ишон, они не смогут отбиться. Передавят как котят.
  Рин подхватила вторую винтовку и отдала россу, поскольку собрать ее она не могла - не умела. Воин отдал свою и быстро собрал второе "Око". Птицы готовились к атаке, а люди их не замечали.
  - Постарайся снять тех, что на скалах. Я буду отстреливать в лагере. В идеале хотя бы двух притормозить.
  - Попробую. Как они будут нападать? Все сразу?
  - Нет. Жди, сейчас вожак нападет, остальные подтянутся чуть позже, когда добыча начнет паниковать и разбегаться.
  - Я плохо стреляю.
  - От тебя не требуется особая меткость. Достаточно, если ты их ранишь или собьешь с атаки.
  - Ладно, попробую.
  - Рин, у этой винтовки почти нет отдачи, так что это не сложно.
  - Мне бы твою уверенность. - тихо проворчала девушка.
  Зуан улыбнулся, не отрывая взгляда от притаившейся в зарослях птицы.
  
  Едва слышно потрескивал костер, взметая в воздух яркие искры. Мирт поежился, плотнее застегивая куртку. Сон не шел, глухая тревога сверлила голову, заставляя до рези в глазах вглядываться в темноту. Страх и неуверенность, ощущение чужого взгляда... Мирт передернул плечами. Дежурные сидели спиной к костру, вглядываясь в темные заросли. По своему опыту Мирт знал, что это бесполезно. Не успеют они поднять народ, если что-то нападет. Проклятье, да что ж за ночь такая? В кустах слева треснула веточка, Мирт схватил винтовку. По спине уже не то что холод пошел, нет, ощущение было, словно ему за шиворот вылили азот, проморозивший позвоночник до сплошного звенящего состояния.
  Хищник выпрыгнул без единого звука, словно призрак. Мирт успел заметить начало движения, понимая, что спасти Рорина уже не может: таер подтянула лапы, готовясь всем телом ударить в хрупкую фигурку паренька. Мирт заорал, солдаты подскочили на месте, Рорин вскинул голову. И в то же мгновение голову таер просто снесло выстрелом, сила попадания развернула тушу птицы чуть в сторону, заваливая на спину. Рорин едва успел отскочить от судорожно дергающихся лап, способных порвать человека пополам. Лагерь превратился в ад. Еще две птицы выскочили прямо в центр стоянки. Один из хищников поймал за плечо Веста, короткое движение, крик, и голова таер вспухает кровавым фонтаном, разбрызгивая кровь, перья и осколки клюва. Третья птица с клекотом подскакивает почти вплотную к самому Мирту, перепрыгнув дергающуюся тушу вожака, ишон только и успел заметить распахивающийся клюв, выстрел, вырвавший кусок крыла и тучку перьев, палец вжал спуск, выпуская ракетку прямо в распахнутый клюв. Взрыв, еще один, и еще, ошметки туши отбросило прямо в костер. Солдаты добили последних птиц ракетами. На лагерь упала тишина. Дергала лапами уже мертвая птица, загребая мощными когтями каменное крошево, воняло паленое мясо из костра, шипел огонь взрывов и горящий кустарник.
  - Шевелитесь, помогите раненым! - голос Мирта напоминал сухое карканье. - Соберите припасы, надо уходить отсюда. Кто не ранен, помогите Таласу и Шану. Что с Вестом?
  - Живой. - ответил сам Вест.
  - Кто еще ранен?
  - Лика задело, но по мелочи. Рорин получил когтем по ноге, пустяк, только ботинок распороло.
  - Все живы?
  - Да. - Таган сплюнул в костер. - Чудом и с помощью тех, кто стрелял с оптики. Можно считать, что нас всех уже убили.
  - И съели. - добавил Мирт.
  - Не, только начали жрать. - Таган повернулся и поклонился в сторону выхода туннеля. - Мирт, кто нас может пасти?
  - Наш сосед. - Мирт смотрел, как Шан перетягивает плечо Весту, которому лишь чудом не вырвало руку.
  - Это не ребята с поста Вика.
  - Нет.
  - Это тот росс, из-за которого Молер закатил истерику пару декад назад, да? - Таган вытер руки от кровищи.
  - У нас больше нет других соседей, насколько я знаю. - Мирт устало сел на камень. - И вряд ли кто другой смог бы за нами так легко следить.
  - Он шел за нами?
  - От самого поста. - Мирт вздохнул. - Успел ограбить пост и нас догнать.
  - Да мне насрать кто он и что сделал. Этот пацан только что наши жопы из-под клювов вынул! - Таган смачно сплюнул. - Да ни в жизнь нам от пернатых не отмахаться спросоня! Эти долбанные твари хуже ихтан!
  - Надеюсь, больше стай таер в долине нет. - Мирт поежился. - Ладно, собирайте манатки и отходим к туннелю. Там переночуем и утром пойдем к кораблю.
  
  
  *****
  
  Голубовато -белые искры очертили овал портала, наливаясь кровавым золотом сопряжения, короткая вспышка завершила создание туннеля, и через мерцающую пленку на выжженный черный камень ступил высокий черноволосый мужчина. Портал замерцал, не в силах более поддерживать переход, и рассыпался красными искрами. Немион вдохнул сухой, насыщенный запахом пожаров и вулканических газов воздух, запрокинул голову, вглядываясь в родное и уже чужое небо. Пылающие небеса всех цветов огня, подернутые тонкими черными облаками, неспешно ползущими в сторону заката под тугими порывами не стихающего ветра, огромное багряное светило, вечно закатывающееся за черные пики высоких гор, упирающихся в пламя, сжигающее небо с момента сотворения вселенной. И полоса Истинного Хаоса, расчерчивающая небосвод с севера на юг, словно след от огромного колеса. Эофол. Один из самых дальних миров Огненных Преисподен, расположенный почти у границ Хаоса, он оставался неизменным. Проходили эоны, рождались и гибли вселенные, войны и катаклизмы прокатывались по мирам, но Эофол не менялся никогда, словно отгороженный от других миров незримым барьером.
  Немион встряхнулся. Несмотря на кажущуюся пустынность равнины, расслабляться в Огненных Преисподнях нельзя. И тем более в мирах, расположенных так близко к границам Хаоса. Портал высадил его довольно далеко от Твердыни, к сожалению, навести точнее оказалось невозможно. Молодой Владыка достал из нагрудного кармана фигурку, прошептал слова вызова и бросил ее на черный песок, пробуждая от колдовского сна верхового тарна. Фигурка замерцала, рассыпаясь искрами, заклубился черный дым и мгновением спустя на равнине, переступая когтистыми ногами, появился вороной тарн.
  Твердыня Сиваи Шэреза темнела зубчатым силуэтом на фоне пылающего неба. Заскучавший по свободе тарн несся по черной равнине словно ветер, чувствуя хорошее настроение и попустительство всадника. Немион давно не возвращался в родной мир, и откровенно наслаждался дорогой, хищники так и не появились, ощущая силу и ауру всадника, погода радовала относительным спокойствием, хотя из-за далеких пиков гор надвигался черный вал грозы.
  У ворот Твердыни его уже ждали. Немион не удивился. Шэрез наверняка заметил портал, да и за самим Владыкой следили уже давно: вполне оправданные меры для жителей пограничных миров. Через порталы приходили не только гости, да и гости не всегда званые.
  - Тэн`ами, Владыка. Повелитель Шэрез вас ожидает.
  - Ами`тэн, проводите меня.
  - О тарне позаботятся.
  Невысокий краснокожий демон сдержанно поклонился и повел Немиона вглубь твердыни. Тарна отвели в стойла. За питомца Владыка не переживал: Сиваи всегда трепетно относились к тарнам, так что Мрака и накормят, и почистят и вычешут, и побалуют.
  Повелитель Шэрез ждал в небольшой комнате возле кузни. Скорее всего, прибытие Немиона оторвало его от работы. Высокий серокожий демон едва успел умыться и смыть пот и налет колдовской пыли. Увидев вошедшего Владыку, Сиваи улыбнулся.
  - А, Немион. Давно ты не появлялся на Эофоле. Ты по делу или в гости?
  - И в гости, и по делам.
  - Время есть?
  - Декада, не больше.
  - Как всегда, спешишь?
  - Я лично - нет. Но у друга дела идут неважно, а я обещал ему помочь.
  - Устраивайся и рассказывай.
  Немион сел на небольшой диванчик у стола, взял предложенный огфай.
  - Помнишь Хартахена?
  - Помню. Весьма многообещающий был человек.
  - Он стал Владыкой.
  - Даже так? - Шэрез удивленно выгнул черную бровь. - Добился-таки.
  - Да. Я ему немного помог. Он потерял оборону при недавнем Сбросе Реальности.
  - Напали?
  - Мгновенно. Он проиграл стандартную Игру, чего я, собственно, и ожидал. Правда, я планировал бросить вызов Чиинару на Грань, но Харт внезапно пошел на ан"агарумм.
  - Рискованный шаг.
  - Да, учитывая, что Харт ее ни разу не играл.
  - И ты решил ему помочь?
  - Конечно. Чиинар - гадина редкая, да и Харт мне нравится. Один из немногих, достойный называться другом.
  - Он уже выбрал Фигуры?
  - Да. Тандем уже активен. Пара подобралась очень перспективная, но из Абсолютной Реальности. Ничего не знают, ничего не умеют.
  - Обучаемые?
  - Более чем.
  - Тебе нужно оружие?
  - Да. За ним и приехал. Ты лучший из известных мне оружейников, а мне нужно действительно хорошее оружие.
  Шэрез откинулся на спинку кресла.
  - Насколько хорошее оружие?
  - Я бы хотел приобрести Артефакт.
  - Ты помнишь, что Артефакты привязываются?
  - Да.
  - Ты готов вложиться в этот Тандем?
  - Да. Если Харт их не пригреет, я на них наложу лапы.
  Шэрез хмыкнул.
  - Даже так?
  - Они достойны внимания.
  - Какое оружие тебе надо?
  - Парные сабли или скимитары, кинжал, длинный лук и набор метательных ножей для Воина и арбалет, кинжал и посох для Мага.
  - Маг мужчина?
  - Девушка.
  Шэрез задумался. Немион откинулся на спинку кресла, не желая мешать Мастеру. Он сказал свои пожелания, а вот какое именно оружие будет сделано - это уже от него не зависит. Вмешиваться в создание Артефакта - высшая глупость. Мастер сам знает, что и как делать.
  - Мне нужно на них глянуть.
  - Запись или прямая видимость?
  - В идеале - их непосредственное присутствие, если это осуществимо.
  - Думаю, я смогу это организовать.
  - Пока я буду готовить основу - достаточно записи.
  - Съемка с экранов Харта подойдет?
  - Да.
   Немион развернул в воздухе небольшую плоскость экрана и вывел на него трансляцию с экрана Хартахена. Экран показывал интересующую их парочку как раз в момент начала атаки хищников. Сиваи удивленно выгнул брови, всматриваясь в четкое изображение гибкого черноволосого росса и миленькой девушки с кудрявой огненно-рыжей гривой. Немион откровенно наслаждался, рассматривая ауры и энергетические контуры Тандема, особенно яростные всполохи стихийной силы девушки. Окрас и интенсивность силы за неполные сутки успели измениться, что приводило Владыку Хаоса в настоящий восторг. В кои-то веки Хартахен нашел истинную драгоценность, и ее стоило как следует огранить и сберечь от чужих загребущих лап.
  - Они достойны Артефактов.
  Сиваи отстранился от экрана, жестом показывая, что его можно свернуть, что молодой Владыка и сделал. Экраны Хартахена показывали Тандем в их истинном виде сквозь целый пласт защитных и искажающих экранов, навешанный на парочку, дабы уберечь их от недоброжелательных взоров других обладающих Могуществом.
  - Настоящее сокровище, не так ли?
  - Да, согласен, редчайшее сочетание, да и по отдельности они крайне интересны. У мальчишки уже есть оружие.
  - Клановые сабли. Я не мог рассмотреть их подробнее.
  - Я знаю, что это такое. Они могут послужить основой нового Артефакта, поскольку сами являются Артефактом. Впрочем, я не думаю, что есть смысл вмешиваться в их структуру. - Шэрез задумался. - Это оружие хорошо по-своему, да и как я мог заметить, оно уже настроено на своего владельца и как-то связано с системой престолонаследия их расы.
  - Мальчик из правящей семьи.
  - В таком случае нет смысла ломать уже сформированный артефакт, тем более, что он и так хорош. Лук закажи у Закариеля.
  - Я его знаю?
  - Вряд ли. Это эльф.
  - Эльф?
  - Его выбросил нестабильный портал прямо во дворе Твердыни. Паренек оказался талантливым оружейником, скоро достигнет уровня Мастера. Но вот какие он делает луки и самострелы... - Сиваи довольно прищурился.
  - Настолько одаренный?
  - Настолько, что я отбил его у Низших и снял с алтаря. Минутное недовольство бога недостаточная причина терять столь интересного юношу. Твой лук - его работа.
  - О! - Немион улыбнулся. - Что я буду должен за оружие?
  - Что Харт готов заплатить?
  - Что скажешь.
  - Он еще в состоянии творить?
  - Вполне.
  - Тогда я попрошу в оплату формирование небольшой вселенной.
  - С полной работой?
  - Если он согласится, я готов доплатить.
  - Сделай обвес для парочки, который поможет им выиграть в этой Игре, и я сам помогу тебе с формированием мира.
  - Ставки столь велики?
  - На кону его Артэфа. - неохотно ответил Владыка.
  - Вселенная-Артефакт. Я слышал о ней. - Сиваи прищурился. - Найди возможность доставить этих двоих в мою Твердыню за пол года до старта Игры, и они получат достойные доспехи и оружие. С Хартахеном я решу вопрос с оплатой после Игры. С Закари насчет лука и арбалета я поговорю сам. Но эльфу нужно их увидеть своими глазами.
  - Я понял. Пара будет в Твердыне через четыре месяца, даже если Харту придется потратить на это последнее вмешательство.
  - Не стоит до этого доводить. - Сиваи улыбнулся так, что Немион поперхнулся. - Не спеши до крайнего срока. Они могут сами добраться до меня.
  - Это предвидение или предположение?
  Глава клана Сиваи лишь мягко улыбнулся, с бесконечным терпением учителя, смотрящего на очередную глупую шалость молодого ученика. Немион поерзал. Когда старый друг так на него смотрел, юный Владыка внезапно вспоминал, насколько этот демон старше и мудрее его, случайного обладателя Могущества.
  - Шэрез, когда ты так на меня смотришь, я чувствую себя нашкодившим студентом.
  - Мне всегда нравилась твоя прямолинейность, Немион.
  - И все же?
  - Не спеши. Повороты судьбы этого Тандема крайне интересны и непредвиденны.
  - Уже смотрел на него?
  - Зачем? Это и так понятно. Достаточно глянуть на их ауру. Настоящую, а не ту, которую твой друг всем показывает.
  - Не вмешиваться?
  - Нет. Крайний срок - три месяца до старта Игры.
  Сиваи поднял руку и жестом подозвал помощника. Молоденький демон появился через портал и вопросительно глянул в глаза наставника.
  - Принеси бокс с руной наэль из кузни.
  Паренек кивнул и исчез в портале.
  - Что-то интересное?
  - Подкинешь Тандему, и поскорее.
  Подмастерье-Сиваи очень быстро вернулся с узкой черной коробкой со светящейся руной на боку, отдав ее Шэрезу, и быстро исчез в том же портале.
  - Хороший у тебя ученик.
  - Талантливый, но слишком неуверенный. - Шэрез усмехнулся.
  Сиваи беззвучно прошептал ключ, снимая подпитку с защитной руны. Литера погасла, утратив питающую ее энергию, позволяя безопасно открыть бокс. На черной подушечке лежали два Талисмана: каплевидный изумруд лиственно-зеленого цвета на цепочке из черного серебра и огненно-оранжевый круглый алмаз на мерцающей золотой цепочке изящного плетения.
  - Я думаю, и так понятно, кому какой принадлежит.
  Шэрез с улыбкой наблюдал за реакцией юного Владыки: неэстетично отвисшая челюсть и выпученные глаза на ошеломленно вытянувшемся породистом лице. В прошлом, когда Немион еще был обычным, пусть и крайне одаренным демоном, его выдержка, внешняя невозмутимость и тщательно скрываемые эмоции создали репутацию бездушно-жестокого существа, начисто лишенного каких-либо чувств. С обретением Могущества, молодой демон решил не обременять себя лишними сложностями, особенно в компании друзей. Впрочем, Шэрез и раньше без особых проблем "читал" юного ученика сквозь все его тщательно выверенные маски.
  - Удивлен? - с иронией в голосе спросил Мастер.
  - Это еще мягко сказано. - Немион рассматривал два Талисмана, не рискуя взять в руки. - Я ожидал что угодно, но не Талисманы. Тем более, эти два созданы специально под этот Тандем, или я неправ?
  - Прав.
  - Но откуда?
  - Если ты помнишь, я могу стать обладателем Могущества в любой момент.
  - Помню.
  - Также ты должен помнить, что активация этой силы начисто отрезает носителя от информационных потоков временных линий, лишая любого дара предвидения. Я предпочитаю сохранить дар предвидения, тем более, что моей собственной силы мне более чем достаточно. - демон мягко улыбнулся.
  Владыка согласно кивнул. Обладание Могуществом лишает некоторых довольно любопытных способностей. Перед самим Немионом такого выбора не было: он был начисто лишен любых вариантов дара предвидения, да и вопрос в тот момент стоял гораздо проще: или он станет Владыкой, или трупом окончательно и бесповоротно без возможности возврата или возрождения с неизлечимо изуродованной душой. У демонов есть душа, что бы там ни говорили и о чем бы ни спорили смертные и бессмертные. И как любую душу, ее можно не только повредить, обрекая на мучительные и тяжелые перерождения, но и просто уничтожить. У Шэреза такой выбор не стоял, и могучий Мастер-оружейник решил не терять развитый дар предвидения в обмен на сомнительные прелести Могущества Владыки.
  - То, что вы увидели, было настолько важным, что вы создали два Талисмана?
  - Нет. Я вообще не знал, для чего они мне понадобятся.
  - Но?
  - Я просто знал, что однажды они мне будут нужны, а времени на их создание не будет. И сделал заранее, тем более, что мне всегда доставляло удовольствие работать с Талисманами. - Шэрез закрыл шкатулку.
  - Когда они должны попасть в руки хозяевам?
  - Как можно быстрее, но не позднее декады.
  - Они уже вышли на настройку?
  - Да. Поэтому, не тяни.
  - Харту сказать?
  - Пока не закончится полная настройка Талисмана на носителя - нет. И повесь на них экран. Никто не должен заподозрить.
  - Что-нибудь еще?
  - Да. Шевелись.
  Немион улыбнулся.
  - Присмотрите за моим тарном. Он скучает.
  - Не волнуйся. Твой зверь хорошо отдохнет от вневременного заточения.
  - Благодарю.
  - Я тебя жду с гостями. - Шэрез передал шкатулку с талисманами.
  Немион почтительно поклонился, взял черный пенал и исчез, покинув Эофол по одному ему слышимому пеленгу.
  
  *****
  
  Зуан проснулся внезапно, без раскачки переходя из чуткого сна в звеняще-бодрое состояние. Опасность? Нет. Ночная тишина не несла угрозы. Странно. Воин встал, стараясь не разбудить сладко спящую девушку, собираясь проверить незримых часовых. Возможно, что-то потревожило их? Но нет, все плетения в полном порядке, никаких нарушений он не обнаружил, тревоги не поднято. Но что-то свербило на грани восприятия, не давая успокоиться, заставляя что-то искать. Но что? Воин подошел к девушке и легонько тронул ее за плечо:
  - Рин, просыпайся.
  Девушка вздрогнула, приподняла голову, сонно глядя на встревоженного росса.
  - Что случилось?
  - Не знаю. Ощущение странное.
  Рин зевнула, поежилась от холода, зябко передернув плечами. Склонив по-птичьи голову набок, она замерла, вслушиваясь в окружающий мир, пытаясь поймать первые признаки тревоги или странного беспокойства. Ничего. Вокруг было тихо и безопасно. Если что-то и произошло, это был единичный всплеск.
  - Тихо?
  - Пока вся живность спит.
  - Как наши подопечные?
  - Тоже спят.
  - Что тебя встревожило?
  - Не знаю. Странное чувство, словно что-то произошло рядом, но что? Опасности я не ощущаю, тут что-то другое. - воин потер переносицу, недовольно дернув ушами. - Что-то случилось - это я точно знаю.
  Рин встала, прыгая на одной ноге, пытаясь согреться. Ночью ощутимо похолодало. Осень окончательно собралась уступить власть над миром ледяной госпоже Зиме. Ветер нес запах снега и лютого холода, темные грозовые тучи окончательно растворились в белесо-сером небе. Совсем скоро пойдет снег и, возможно, уже сегодня.
  - Нужно срочно возвращаться.
  - Сегодня пойдем назад.
  - Проклятье, ночь еще не закончилась, а уже в минус ушло. - Рин потерла подмерзающие плечи.
  - Утром пойдет снег.
  - Уверен?
  - Абсолютно. Если так похолодало... - Зуан замер, оборвав фразу.
  Тихий треск расставил Зуана отскочить от стены. По камню пошли волны искажения, словно по воде, голубые искры очертили контур портала, открывая мерцающую дверь в погруженное в полумрак помещение. По краю портала прошла волна света, четко очерчивая стабилизировавшийся проход. Мерцание исчезло, вид полутемного коридора перестал мигать и исчезать.
  Зуан первый очнулся от ступора.
  - Нас куда-то приглашают.
  - Такое в этом мире раньше встречалось? - девушка с откровенной опаской рассматривала полутемный коридор.
  - Нет. Я вообще первый раз такое вижу, хотя и слышал о порталах.
  - Этот портал искусственный?
  - Не верю я в случайные совпадения. Меня разбудили заранее, чтобы мы не пропустили переход.
  - Пойдем?
  - Пошли. Если уж нас так любезно приглашают.
  Рин передернула плечами, не испытывая особого восторга перед странным порталом, но согласилась с россом. Зуан собрал пожитки, упаковал рюкзак и, протянув девушке руку, предложил пойти за собой. Портал встретил их едва слышным треском. На мгновение воин и сам усомнился в правильности выбора, но... глубоко вдохнув холодный влажный воздух, он шагнул в поле переноса, увлекая за собой девушку.
  Проход портала ничем особым не отличился. Легкое ощущение дискомфорта, словно входишь в толщу воды, едва ощутимая тяжесть в теле, и воин ступил на сухой каменистый пол, выложенный большими квадратными плитами из твердого темно-синего камня. Воздух немного застоявшийся, но вполне пригодный для дыхания, в коридоре довольно тепло и сухо, и совершенно темно. Легкое освещение давало лишь свечение портала, но стоило повернуть за угол, и последние лучики света исчезли, полностью растворившись в темноте.
  Зуан шел чуть впереди, тщательно осматривая пол, прежде чем поставить ногу на маслянисто поблескивающий камень. Постройка чем-то напоминала древние города на экваторе Корромина, а их строители не брезговали шансом натыкать ловушек под каждым удобным булыжником. Рин шла за ним, наступая на его следы, четко отпечатывающиеся на пыльном полу. Короткий коридор сделал два поворота и закончился, упершись в огромные двустворчатые двери.
  - Приехали.
  Рин с интересом рассматривала простые, без всякого узора или украшения створки, выкованные из черного матового металла. Даже ручек не было.
  - Пошли?
  - Давай.
  Зуан хмыкнул, толкая левую створку, поддавшуюся легко и без единого звука. Тишина. Никто и ничто не противилось гостям. Никаких ловушек или потайных сюрпризов. Створка остановилась, оставив вход открытым. Идеально круглый зал под куполом матового черного потолка, и лишь призрачное сияние постамента из прозрачного голубоватого кристалла разгоняло мрак. Единственный цельный кристалл, растущий из пола.
  - Странное место.
  Тихий голос Рин всколыхнул темноту. Кристалл блеснул, засветившись немного ярче. На скошенной вершине лежала простая черная шкатулка.
  - Видишь? - Зуан взглядом указал на темный прямоугольник.
  - Да. Для нас?
  - Возможно.
  - Рискнем?
  - Почему нет?
  Зуан на мгновение прикрыл глаза. Риск есть. Не всегда то, что лежит тысячелетиями, можно безопасно брать в руки. Но... инстинкты молчали. Найди он подобное место в руинах древнего города на экваторе, навряд ли он рискнул взять в руки эту простую черную шкатулку. Здесь же... Тряхнув головой, Зуан подошел к постаменту и взял довольно тяжелую коробку. В глубине души воин все же ждал подвоха, но... на этот раз никаких ловушек не было. Рин нетерпеливо поерзала, глядя горящими глазами на нежданную добычу. Зуан улыбнулся. Любопытная непоседа. Впрочем... росс подцепил когтем замочек и откинул крышку.
  - Что там?
  Воин повернулся, показывая девушке шкатулку. Рин присвистнула.
  - Ого!
  - Да уж... вот чего не ожидал...
  
  
  *****
  
  Хартахен
  
  
  Давно я не ощущал такого мощного коктейля противоречивых чувств как сейчас, глядя в колдовской экран. Я отслеживаю свой Тандем постоянно, не теряя из виду ни на мгновение, и какого же было мое удивление, когда они исчезли! Конечно, я довольно быстро нашел их след и восстановил наблюдение, но то, что я увидел, потрясло меня до глубины души. Мало одного чужого вмешательства! Я проследил почерк открывшего портал, и не сильно удивился, узнав Немиона. Видимо, он что-то принес моим подопечным от Сиваи. Но когда я увидел, ЧТО он притащил!!! Я был не просто поражен! Нет, я был шокирован до глубины души! Талисманы! И не простые новосозданные амулеты, а настоящие, древние, сделанные по всем правилам, прошедшие полное осознание и активацию. На создание такого рода Артефактов требуется не меньше столетия кропотливого труда Мастера. Настоящего Мастера, а не какого-то любителя-артефактора, дорвавшегося до древних книг. Но окончательно меня добил факт, что оба Талисмана создавались специально для моего Тандема по слепку ауры. Я не мог понять, как такое могло случиться. Кто-то знал о них задолго до их рождения. Нельзя использовать знания, полученные в будущем для создания Талисманов в прошлом. Они не годятся. Такое мог сделать только Мастер, обладающий даром предвидения.
  Я почувствовал открытие портала за спиной и свернул экраны. Вот чего не стоит чужим глазам видеть, так это моих подопечных в этот момент. Но из портала вылез очень довольный собой Немион. В какое-то мгновение мне захотелось его удавить. Видимо, мое желание так явно отразилось на лице, что краснокожий Владыка отшатнулся.
  - Харт, не смотри на меня как на врага.
  - Объясни мне то, что ты сделал!
  - Я этого не планировал. - Немион создал пару удобных кресел и с блаженным видом развалился на одном из них. - Я пришел к Шэрезу за оружием. И он меня ждал. Оружие для твоих будет, но их придется доставить в Твердыню Сиваи за четыре месяца до старта. Мне посоветовали не дергаться раньше срока и вручили небезызвестную тебе шкатулку.
  - Ты знал что там?
  - Да, Шэрез был так любезен показать. Я был в шоке.
  - Я тоже.
  - Мне настоятельно посоветовали подкинуть Талисманы ребятам как можно быстрее, что я и сделал. - Немион пожал плечами. - От таких даров не отказываются.
  - Пусть будет так.
  - Не увлекайся с защитными структурами, они привлекают внимание. Достаточно исказить ауру.
  - Что Сиваи запросил за Талисманы?
  - Ничего. Это подарок. - Немион зевнул. - За оружие просит формирование микромира. Я обещал помочь.
  - Сделаю, это не проблема.
  - Тогда на сейчас все. У твоих будет три спокойных месяца. Как раз Талисманы войдут в полную силу и пройдут активацию с хозяевами.
  - Уже прошли.
  - Когда? - Немион подскочил.
  - Да как только они их в руки взяли. Сейчас полным ходом идет настройка на Хозяина. - я потер на удивление сильно разболевшуюся голову. - Игра идет не так, как я планировал.
  - То ли еще будет. Игра никогда не идет по плану. Особенно, ан"агарумм. Да и твой Тандем внесет свою лепту неожиданности. Как я понял, ты не контролируешь их развитие?
  - Нет, это глупо. С таким потенциалом любое вмешательство может привести к катастрофе.
  - Значит, к моменту старта у нас может быть... - Немион запнулся, не желая вслух произносить свои предположения.
  - Такой шанс есть.
  - Ты представляешь, чем рискуешь?
  - Вполне.
  - Если правда всплывет до срока...
  - Вот и сделаем так, чтобы не всплыла.
  
  * * * * *
  
  На рассвете пошел снег. Крупные белые хлопья величаво опускались с серых небес, кружась и разлетаясь вспугнутыми стайками при порывах ветра, обещая вскоре укутать этот неприглядный бесцветный мир в пушистое белое одеяло. Краткосрочный Сезон Штормов отступил, погода выровнялась, и лишь резкие порывы морозного ветра напоминали о недавней непогоде. Еще вчера пустынные горы закипели бурной жизнью: высоко на гребне из норы вышло на охоту семейство интов, тявкал недовольный ихтан на камне, где-то за хребтом вторил его собрат, передавая одно им понятное сообщение стае, похудевший фиклис флегматично жевал пожухлые лопухи, косясь на неспешно шествующих котов. Гнетущая дождливая осень прошла, уступая место суровой зиме.
  Ишон вышли еще до зари, не дожидаясь, пока проснутся дневные хищники. Отряд растянулся цепью и вился в роскошных зарослях лопухов подобно змее, направляясь к темной полосе жиденькой горной рощицы. Разбившийся корабль стал виден на рассвете, четко обрисованный жирными подпалинами на камнях и полосой поваленных деревьев. При падении судно практически не пострадало: пропахав глубокую борозду в размокшей почве, остановилось, не достигнув скал. Упади корабль на голый камень, и от него остались бы лишь искореженные обожженные обломки.
  Росс опустил бинокль. Ишон доберутся до транспортера не позднее рулла. Идти за ними? Колкие порывы леденящего ветра и довольно скользкие скалы вызывали желание поскорее вернуться в пост. С другой стороны, хотелось узнать, чем закончится их марафон к кораблю. Сзади подошла девушка. Зуан едва заметно улыбнулся. Милая Рин делала успехи. Сейчас она мало напоминала ту испуганную рыжеволосую девушку, встреченную им на берегу океана. Впрочем, изменился и он сам.
  - Зу?
  Воин повернулся, вопросительно вздернул бровь.
  - Идем за ними или назад?
  - Сам не знаю. - росс тяжко вздохнул. - С одной стороны, я подмерзаю в осенней одежде. С другой...
  - Раз уж приперлись, надо бы глянуть ради чего весь этот путь.
  Зуан улыбнулся. Рин в который раз озвучила его мысли. Самоцвет, уютно пригревшийся на груди, ощутимо дернулся. Улыбка исчезла.
  - Зу?
  - Тоже. Камушек неспокоен. - воин колебался. - Знать бы еще, что ему не нравится...
  - Может, просто проследим?
  - У меня нет желания спускаться к кораблю. - росс дернул плечом. - Ладно, пошли, глянем на наших соседей. Интересно все же, что они накопают.
  - Геморрой, что же еще... - буркнула Рин под сдавленный смех воина.
  - Злая ты с утра пораньше.
  - Я хочу спать. И мне холодно. Ты мне лучше объясни, как мы назад пойдем по такой погоде?
  Вопрос был на редкость животрепещущим. Мокрые скалы за ночь взялись тонким слоем наледи, и идти по ним оказалось совершенно невозможно. Обувь скользила, как по хорошо накатанному катку, что вкупе с сильным ветром грозило большими проблемами на обрывистых склонах гор. Малейшая невнимательность, и ты окажешься на дне раньше, чем пискнуть успеешь. И на этот раз нет дождя, который рано или поздно растопит наледь. Скорее, наоборот. Мокрый снег и усиливающийся мороз грозил вскоре сделать скалы вовсе непроходимыми.
  Зуан поморщился.
  - Придется быть предельно аккуратными. И в пост надо вернуться до темноты. Ночь будет холодная.
  - Может, ну их?
  Росс и сам уже подумывал о возвращении. Конечно, любопытно, что там нароют ишон, но Рин права. По собственному опыту воин знал, что в первую ночь зимы температура может совершенно спокойно упасть до отметки в минус десять, а то и еще ниже. Осенние вещи уже не годились: непромокаемая ткань не давала тепла, и ночевать в такой одежде нельзя. Можно утром не проснуться. Да и дорога становится опасной. Пока не выпадет снег, и не пройдут первые лавины, горы будут непроходимы. Взглянув в сторону медленно идущих ишон, росс вздохнул. Не дети, в конце концов.
  - Возвращаемся.
  - Зу, мы можем на них глянуть, когда они назад потопают. С нашей стороны ущелья.
  - Как вариант.
  - Я поставлю часовых на той стороне.
  - Мы туда не попадем.
  - Да можно и на расстоянии, а саму структуру можно на пулю навесить.
  - На твое усмотрение.
  Воин закинул рюкзак на плечи, поправил лямки, выровняв перекрученные перевязи. Самоцвет на груди пульсировал в такт биению сердца, едва ощутимо покалывая кожу. Возможно, они сглупили, одев подвески из черной шкатулки? Кто знает. Но камень не вызывал опасений, скорее, чувство узнавания, словно нашлось нечто дорогое, но давно потерянное.
  
  
  
  
  Глава 13: Ишон
  
  Коль таскаешь со склада, изволь защищать тех, кто его пополняет.
  
  
  Часовой сработал в середине следующего дня. Зуан замер, вслушиваясь в едва ощутимый звон на грани подсознания. Кто-то пересек охранный контур, растянутый девушкой на выходе из туннеля ихтан. Ишон? Возможно. Зов шел волнами: прошли пять, семь... нет, двадцать шесть раз. Многовато для отряда, разве что нашли выживших у транспортера.
  - "Зуан?!"
  - "Да, Рин, я слышал."
  - "Двадцать шесть ишон. Идут по нашей стороне." - Рин на мгновение запнулась, считывая данные с контуров. - "Да, точно, почти след в след за нами."
  - "Они же не смогут пройти старым путем - мост обвалился." - Зуан бросил на пол ангара чехол. - "У тебя еще стоят часовые на карнизе?"
  - "Каждые двадцать пять кед."
  - "Что еще от часового?"
  - "Идут медленно, с неравными интервалами. Больше ничего не могу сказать."
  - "Понял."
  Контакт пропал. Зуан вздохнул, возвращаясь к полусобранной "Льдине". Совсем скоро снега насыплет столько, что пешком по горам не походишь - утопнешь, то ли дело снегоходы. Быстрые, маневренные и, что самое главное, очень экономно потребляющие топливо. То, что надо. Если удастся собрать.
  Уши раздраженно дернулись. Со лба стекла капля пота, прочертив дорожку по щеке, и нагло капнула с подбородка на купол кабины. Зуан задрал голову, впившись недовольным взглядом в яркое желтое солнышко, весело болтающееся под потолком. Ангар оно освещало отлично! К сожалению, жарило оно так же отлично, очень быстро поднимая температуру. Приходилось постоянно стравливать горячий воздух через полуоткрытые ворота. И так раз в два дня, иначе ангар превращался в филиал пустыни.
  - "Рин!"
  - "Да?"
  - "Надо щит на лампочке допитать. Опять нагревает."
  - "Сейчас забегу."
  - "С ним надо что-то делать. Оно с каждым разом быстрее продавливает щит." - росс с неприязнью глянул на веселенький шарик микро-звезды.
  - "Ну, когда за тобой прилетят, его можно будет скинуть где-то."
  - "Я бы не рискнул в пределах звездной системы. Что будет, когда оно полностью разрушит щит?"
  - "Зуан, не знаю. Это ты его смонстрячил. Но я бы ставила на самое худшее - вырастет до размеров нормального солнца."
  Зуан тяжко вздохнул, с раздражением пнув "Льдину".
  - "Я схожу на охоту, пока они там ползают."
  - "Через ангар?"
  - "Нет, там таер с утра бегают. Не хочу с ними встречаться."
  - "Сам смотри." - невнятно буркнула девушка, поглощенная работой с часовыми, обрывая контакт.
  Вытерев руки от смазки, росс стукнул кулаком по широкой клавише, закрывая ворота. Бегающие неподалеку таер громким клекотом выразили бурное возмущение по поводу недоступности столь лакомой добычи, но, получив пару выстрелов из гранатомета, убрались. Не хватало еще, чтобы эти хищники прижились у пышущих теплом ворот!
  Тихий шорох работающей механики сменился скрипом и лязгом: ворота судорожно дернулись и замерли, оставляя узкую щель меж заклинивших створок. Холодный ветер заметал снег, быстро тающий на жарком воздухе, устилая бетонный пол ангара мелкой россыпью капель, собирающихся в безобразные мутные лужи. Тихий треск умирающей лампы терялся в завываниях ветра: со стороны океана шел ураган. Совсем скоро тучи затянут небо, и затяжные осадки продолжат свое дело, заметая горы плотным белым ковром липкого снега. Холода только начинаются, но морозец уже достаточно силен, чтобы убить и превратить горы в единый кусок льда. Решение вернуться было правильным, иначе кто знает, смогли бы они пережить эту ночь. И смогут ли ее пережить ишон? Мысли росса вернулись к беспокойным соседям. Выжить-то они выжили, но сумеют ли дойти? Все же от водопада до поста больше четырех альдер: немалое расстояние в горах, да еще и идти по узенькому каменному выступу под ледяными струями водопада. В который раз всплыл простой вопрос: "Что делать?"... Что делать с ишон, когда он найдет их? А он найдет. На краю карниза. Едва живых, не способных идти дальше. Оставить умирать на морозе? Добить? Или помочь? Воин раздраженно тряхнул головой, зло глядя в темноту за воротами. Выбор! Проклятый выбор! Сплюнув, Зуан резко развернулся и вышел из ангара. Когда он вошел в шлюзовой блок, от раздражения и злости не осталось и следа. Быстро одевшись, воин взял оружие, проверил часовых, и покинул пост.
  
  Резкие порывы морозного ветра щедро кидали в лицо пригоршни мокрого липкого снега, забивая нос и мешая дышать. День под плотным покрывалом туч едва отличался от ночи, утопая в тяжелом мутном сумраке, наполненным судорожными плясками снега и пронзительным воем ветра. Зима. Первые и самые тяжелые дни. Убийственное сочетание влаги и мороза, резких смен погоды и сильного ветра. Мерзость! Росс опустил очки, прикрывая глаза от снега, ниже надвинул капюшон с пушистой белой каймой искусственного меха. Куда этому подобию браться до росских зимних комплектов! Но! Что есть, тем и пользуйся, и благодари Удачу за такую добычу.
  Воин поднял бинокль, всматриваясь в темные фигурки, неопрятной кучей копошащиеся под защитой большого булыжника. Ишон. Мощная оптика едва пробивалась сквозь сильный снегопад, давая только общую картину, но и этого было достаточно: солдаты в бедственном положении и далеко не уйдут.
  Вопрос выбора возник вновь. Рин спрашивать бессмысленно: девушка уже давно четко объяснила свою позицию относительно ишон. Она примет любой его выбор. Неважно, что именно он выберет. Но... сможет ли он сам принять... любой выбор? Холодная логика убийцы твердила - брось! Кодекс приказывал - убей! Но... Зуан с хрустом сжал кулак. Были бы врагами - убил, не задумываясь. Но... какие из них враги? Кучка брошенных на произвол судьбы заключенных, так, приманка, смертники, присматривающие за ценным имуществом. Когда сбивал мост - ни единого противоречия. Но сейчас... Росс с шумом вытолкнул воздух сквозь сжатые зубы. Зачем врать самому себе? Решение принято давно, стоит ли сейчас пытаться найти оправдание? Нет. Он никому не должен отчитываться в принятых им решениях. Никому, кроме себя. Он сам себе и судья, и палач. К чему эти бессмысленные терзания? Воин опустил оружие и быстро пошел вперед по мягкому белому снегу.
  
  Мирт устало оперся на винтовку, с трудом стоя на все ощутимее подрагивающих ногах. Проклятая зима! Холода пришли раньше. Они опоздали на одни единственные сутки! Всего сутки, и обычный переход по горам превратился в гонки со смертью... которую они проиграли. Трое солдат не проснулись утром. Еще двое погибло в дороге - не выдержали. Сорвались. Еще пятеро на грани смерти, уже не чувствующие свое тело. Да что обманывать... никто из них не дойдет до поста. Сил не хватит. Даже ихтаны, и те попрятались. Росс ушел раньше. И он был прав. А они пошли к кораблю. Мирт потер замерзшие руки, понимая, что уже не чувствует пальцев. Плохо. Отморозил. Подышал на пальцы. Не почувствовал. Толку теперь... до долины еще далеко. Не дойдет. Даже если прямо сейчас всех бросит.
  Пронзительно завыл ветер, взметая облако снега. Ущелье покинули последние лучи света, погружая мир во мрак, едва-едва разгоняемый призрачным свечением туч. И ведь еще середина дня! А темно-то как.
  Мрак впереди колыхнулся, привлекая внимание человека. Казалось, что там, впереди, укрытые снежной пеленой, шевелятся какие-то тени, словно готовясь напасть на маленький замерзший отряд. Ихтаны? Вряд ли. Таер? Тоже сомнительно. Птицы уже давно напали бы на обессиленную добычу. Снежинки взметнулись испуганной стайкой, обрисовывая высокую фигуру. Высокий мощный силуэт, не лишенный гибкости и пластики даже в плотной зимней сбруе, легко двигающийся навстречу, игнорируя сильный порывистый ветер. Росс. Но зачем он пришел? Близко воин подходить не стал. Остановился на пределе видимости, почти исчезая в вихре поднятого ветром снега.
  Мирт склонил голову в приветствии и получил ответный кивок. Значит, он пришел за ними.
  - Таган. - сиплый каркающий голос продрал опухшее горло.
  - Да?
  - Посмотри за остальными.
  Таган только сейчас заметил едва различимую во тьме фигуру. Кивнул, не решаясь сказать. Да и что говорить? Мотивы росса непонятны. Пока. Мирт повернулся и пошел вперед, к едва видимой фигуре. Впрочем, воин не стал заставлять его далеко идти и подошел сам.
  - Мирт. - едва слышный голос росса с трудом различался в вое ветра.
  - Навь.
  - Ты знаешь?
  - Давно.
  Росс по-птичьи склонил голову набок. Глянул через плечо Мирта на солдат.
  - Насколько плохо?
  Мирт неопределенно махнул рукой.
  - Совсем?
  - Мы потеряли пятерых, пока дошли сюда. Остальные не доживут до ночи.
  - Идти в состоянии?
  - С трудом.
  - Пол альдера пройдете?
  - Пройдем.
  - Поднимай бойцов.
  И более ни единого слова. Зачем говорить лишнее? Слова лишь сотрясают воздух, пряча смысл в нагромождении звуков. Лишние они сейчас. Мирт склонил голову, благодаря воина. За что? Сложно найти определение этому чувству, но воин понял - глаза сказали. И едва заметное одобрение, мелькнувшее на бесстрастном лице. Или показалось? Поди пойми его: статуя, а не живое существо.
  Солдаты уже ждали. Подтянули раненых и тех, кто не мог двигаться, упорно прогоняя мысли о еще одной смерти. Таган постарался привести бойцов в более-менее живой вид, но наметанный взгляд обмануть не удалось: люди едва ли были способны двигаться. На вопросительные взгляды, Мирт сказал:
  - Подъем.
  Никаких вопросов. Солдаты вставали молча. Кто не мог встать - тому помогали подняться. Шестеро не шевелились. Мертвы? Мирт даже не мог проверить. Росс подошел без единого звука, как призрак. Склонился над одним из солдат, проверил пульс, смешно склонив голову набок. Мгновение неподвижности.
  - Живой. Кладите на носилки. - и склонился над следующим.
  Последний - молодой паренек-пилот - заставил росса задержать вердикт. Воин замер, всматриваясь в бледное лицо, и медленно-медленно качнул головой.
  - Мертв?
  - Пока - нет. Но умрет, если не попадет в лазарет в течении двадцати миат.
  Воин упруго вскочил на ноги, одним движением поднимая умирающего паренька на руки. Не поворачиваясь, не глядя на людей, он резко развернулся, бросив на ходу:
  - За мной.
  И быстрым шагом пошел вперед. Солдаты переглянулись, но не сказали ни слова. Росс в который раз удивил.
  
  Пушистая лапка контакта шевельнулась на грани восприятия. Рин сняла ноги со стола. Зуан был зол и в растерянных чувствах.
  - "Да?"
  - "Я веду ишон в пост."
  - "Я все подготовлю."
  Воин отключился.
  
  Пол альдера пути по заледеневшему карнизу сожрали остатки светового дня, если можно так назвать густой сумрак, поглотивший ущелье. Ишон едва шли, двигаясь на одной силе воли и гордости, да долг и страх за товарищей подгонял. Зуан шел параллельно отряду у края обрыва, неся на руках умирающего пилота. Зачем он его взял? Шансов выжить у паренька не было, но чутье приказало - неси. И он нес. Дважды солдаты поскальзывались и едва не свалились с обрыва в пропасть, и только реакция росского воина, скорость и нечеловеческая сила помогла им удержаться. Бойцы благодарили его - молча. Но глаза... таких глаз Зуан не видел давно... и не хотел бы увидеть вновь. Вход в пещеру он едва разглядел, чуть не пропустив в снежных завалах. Остановив людей, он вернулся, разгреб снег, подхватил безвольно тело, и проскользнул в пещеру
  - Сюда.
  Ишон с трудом пролезли через узкий неудобный вход, едва переставляя ноги, пробрались во внутреннюю пещеру, и без сил повалились на холодный камень. Ворота во мраке не заметили.
  Зуан уложил мальчишку на пол, посылая мысленную просьбу Рин открыть шлюз. Подошел Мирт.
  - Благодарю за помощь, но это нас не спасет.
  - Мирт, неужели ты думаешь, я этого не знаю? Стал бы я вас тащить сюда, не имея какого-то варианта?
  В голосе росса проскользнули едва ощутимые рокочущие нотки, от которых волосы чуть не встали дыбом. Что-то было в этом рокотке. Что-то, пробуждающее дикий первобытный страх. Что-то... знакомое... но витающее рядом узнавание так и не пришло, умчавшись в глубины подсознания, оставив после себя кислый привкус пережитого страха.
  Едва слышный стук и шипение заставили ишон стряхнуть накатившее оцепенение. Такие знакомые, родные звуки, словно...
  Створки шлюза дрогнули и с едва слышным шипением разошлись. Приглушенный свет залил пещеру, выхватывая из темноты бледные лица солдат и вытянувшуюся физиономию Мирта.
  - Заходите. - насмешливый голос воина отчетливо прозвучал в тишине.
  Выражение их бледных рож стоило всех хлопот по спасению! Зуан хлопнул Мирта по плечу, от чего ишон пошатнулся:
  - Считай, я вас в гости пригласил.
  Солдаты поднялись и поплелись в пост. Тех, кто не смог встать, подхватили под руки и понесли.
  - У стены стоят два погрузчика. - Зуан указал на платформы. - Положите на них тех, кому нужна срочная помощь и откатите в лазарет.
  - Работает? - спросил Мирт.
  - Кое-как. Я его толком не проверял. У вас в отряде есть врач?
  - Шон!
  Молодой паренек остановился, вопросительно глядя на командира.
  - Лазарет найдешь? - спросил росс.
  - Да.
  - Займись пострадавшими. Заодно проверь, в каком состоянии оборудование.
  Шон кивнул и скрылся в коридоре. Зуан подождал, пока все ишон зайдут, и закрыл шлюз.
  - Оружие - на стойки. Кому не нужна помощь - соберитесь в общей столовой. У кого обморожение - в лазарет. Мирт, отбери четверых бойцов.
  - Какие задачи?
  - Грузчики. Мы достали зимнюю одежду с обломков транспортера. Второй жилой блок ваш. Принесут со склада одежду, матрацы, одеяла и белье.
  - Таган, Рорин, Лис и Шейх.
  Названные ишон подошли к россу.
  - Рин!
  Из-за поворота выглянула кудрявая рыженькая девушка, вопросительно глядя на росса.
  - Эти четверо - в твое распоряжение.
   Рин махнула рукой, подзывая солдат, и опять скрылась. Ишон переглянулись.
  - Идите. - росс усмехнулся.
  Бойцы утопали. Мирт распределил задачи среди солдат, раздал указания и отошел к воину.
  - Не ожидал от тебя помощи. Думал, так и помрем.
  - Мирт, не такая я скотина, чтобы оставить вас замерзать на морозе. Считай, я Авалену подарок сделал.
  - Скорее, это нам подарок. - ишон хмыкнул. - Обычно встреча с твоими соплеменниками заканчивается смертью.
  - Тебе было бы легче, если бы я перестрелял вас два дня назад?
  Мирт фыркнул.
  - Я так и знал, что это ты помог Молеру упасть.
  - Мне ваша гибель невыгодна. - Зуан пожал плечами. - Зимовать в одиночку неинтересно.
  - Скорее, без нашего склада тебе неинтересно.
  Росс улыбнулся.
  - У вас есть связь?
  - Да.
  - Порадуй Авалена, пока он вас не похоронил.
  - Свяжусь. Позже.
  - Как хочешь. Предупреди своих. Будут приставать к Рин - убью.
  - Понял.
  - Приведите себя в порядок. Душевые работают. Одежду скоро принесут. Я жду вас в столовой через сорок миат. Всех. Исключение только для тех, кто не в состоянии ходить и лежит в лазарете.
  Мирт кивнул. Зуан проверил блокировку шлюза и ушел.
  
  Ишон собрались в просторной столовой задолго до истечения указанного россом срока. В лазарете остались шестеро бойцов, уложенных в прозрачные капсулы медицинского комплекса "Амедалан", который после долгих трудов удалось настроить и запустить. Отогревшиеся и более-менее пришедшие в себя люди активно обсуждали гостеприимных хозяев и мотивы, сподвигшие их впустить незваных квартирантов. Особого любопытства удостоилась рыжеволосая девушка. Впрочем, хохмить и язвить на ее счет ишон не рискнули: Мирт доступно объяснил точку зрения росса на любые наезды. Впрочем, объяснение было излишне. Большинство бойцов хорошо знали значение слова "благодарность". Бурные дебаты прервал шорох открывающихся дверей, пропустивших в столовую хозяев.
  Росс вошел первым, цепким взглядом оббежав расползшихся по стульям людей, взвесил каждого, составил мнение и навесил ярлык. В лиственно-зеленых глазах царил холод и с трудом скрываемое бешенство. Рыжая девица наоборот, лучилась хорошим настроением, от чего ишон стало еще неуютнее, чем от откровенного раздражения в глазах воина.
  - Мирт! Связался с Аваленом? - голос росса напоминал рычание.
  - Да.
  - И?
  - Он посоветовал не дергаться, пока не пройдет миграция логовища ихтан. - Мирт пожал плечами. - Стаи идут вдоль ущелья.
  - Дай угадаю, они строятся под нами? - злость медленно покидала воина.
  - Прошли сквозную пещеру и окопались на той стороне хребта. - ответил ишон. - Это тебя так разозлило?
  - Я рассчитывал перезимовать спокойно. - росс фыркнул. - Новое логово - не самое удачное соседство. Разведчики сидят на камнях еще с осени, так что скоро можно ожидать пробные набеги.
  - Мы тоже рассчитывали на относительно спокойную зимовку. - Мирт пожал плечами.
  Зуан глубоко вздохнул, прогоняя злость и раздражение.
  - Мирт, я правильно понимаю, что сейчас ты командир этого... отряда?
  - Да. - черноволосый ишон усмехнулся, оценив запинку воина. - Я объяснил своим бойцам твою точку зрения на наши шкуры и доступно рассказал, чем мы обязаны такой щедрости.
  - Я рад, что ты меня понимаешь. - воин фыркнул. - Миграция логова несколько меняет положение. Надеюсь, все знают, чем это грозит?
  - Не все. - Мирт поморщился. - Мы спасли с корабля остатки экипажа, и кое-кто на Корромине всего пятый день. И ихтан даже в глаза не видели, я уж молчу про стычки с ними.
  - Много таких?
  - Много. - Мирт тяжело вздохнул. - Все новички.
  - Сочувствую. - без тени жалости и иронии проворчал росс. - Итого у меня на посту семнадцать ишон, которые ничего не знают о планете?
  - Десять. - поправил невысокий мужчина. - Остальные уже больше года.
  - Пожалуй, стоит представиться для новеньких. - воин сел на стол. - Меня зовут Навь. - немного поколебавшись, Зуан представил девушку. - Рин. Пока вы находитесь на моей территории, наше слово имеет силу приказа. Если вас это не устраивает - проваливайте.
  - Их устраивает. - ответил Мирт.
  Росс усмехнулся, теребя метательный нож.
  - Вы можете находиться у нас в гостях, если не будете доставлять проблем.
  - А если будем? - с легким вызовом спросил один из солдат.
  - Убью. - мягко сказал росс.
  - Нас ведь больше.
  - И? - взгляд воина заледенел.
  - Вирс! - голос Мирта разом утратил все эмоции. - Сиди тихо, как говно в траве. Еще раз пасть откроешь - сам зарежу, чтоб хозяев не напрягать.
  Росс пожал плечами, поигрывая масляно поблескивающим ножом. Разборки ишон его не интересовали. Из двадцати шести людей, которых он привел в свой пост, как минимум девятеро прекрасно понимали истинное положение дел. Из новичков Зуан мог выделить человек семь ветеранов, прошедших все круги ада на Корромине. С ними проблем не будет. А вот еще десятеро... Что ж, если их ненароком убьют, Мирт не будет особо волноваться. И, что самое забавное, это понимали все... кроме этих самых десятерых.
  - Навь, два-три трупа не сильно меня огорчат. - Мирт хмыкнул. - Что поделать, некоторые начинают думать, когда их начинают убивать.
  - Бывает. - воин пожал плечами, перебрасывая нож из одной руки в другую. - К твоим я уже привык. Новенькие - откровенно раздражают. Надеюсь, мне не придется жалеть о своем решении впустить вас в пост.
  - Не придется. - с откровенной угрозой в голосе сказал Мирт, мрачным плотоядным взглядом глядя на солдат. - Сам прирежу.
  - Лишаешь удовольствия? - воин приподнял бровь, с легкой хищной улыбкой глядя в серые глаза Мирта.
  - Ну, если тебе это доставит удовольствие... - зэк пожал могучими плечами. - Что не сделаешь для хороших соседей.
  Воин улыбнулся, но зеленые глаза оставались холодными. Людям росс не доверял ни на йоту. Верить - верил. Но о доверии речи быть не могло. Что бы ни случилось, они все равно оставались врагами. Впрочем, Мирт Зуану понравился. Сделав зарубку в памяти найти его по возвращении весной, воин закрыл для себя эту тему.
  - Мирт.
  Наглая рожа афериста изобразила повышенное внимание.
  - Вам второго жилого блока достаточно для размещения?
  - Более чем.
  - Значит, так. Отопление работает с перебоями. Все помещения после сортира не отапливаются - порваны трубы и вся сеть проводки. Мы с ней не стали возиться. Хотите - восстановите сами. Столовка во втором блоке тоже не работает, так же как и прачечная. Стираться только вручную. Прачки не работают по всему посту. Вообще, все вспомогательные службы отключены, так что придется вам таскаться сюда. Дальше. В первом жилом блоке во второй корпус не заходить. Увижу - убью. Это моя территория. Мы держим детеныша иты. Кто хлопнет котенка - поотрываю руки. Буквально. Кто с моими требованиями не согласен - можете катиться. Вы уже отогрелись, так что смерть вам не грозит, до долины дойдете.
  - Если не сожрут. - добавил Мирт.
  - По сути - это ваши проблемы. - пожал плечами росс. - Еще не хватало вас до дому провожать.
  Таган не выдержал и заржал, вызывая недоуменные взгляды и кривые улыбки сослуживцев. Здоровяк хохотал искренне и от души, утирая слезы. Зуан удивленно выгнул бровь.
  - Что смешного?
  - Навь, ты как заботливая нянька. - Таган утер слезу. - Отвел, как детишек, чуть ли не за ручку, да еще и на обратном пути подобрал, принес домой и обогрел.
  Росс улыбнулся.
  - Тогда, скорее, как бездомных котят.
  - Ну, дом у нас есть.
  Черный нож молнией мелькал в сильных руках, рыбкой проскакивая между пальцами.
  - Нам было интересно посмотреть, что вы там нашли.
  - Но до конца не пошли. - Таган хмыкнул. - Ушли раньше. Почему?
  - Снег. - росс подбросил нож. - Слишком холодно стало. - сильные пальцы перехватили клинок, вновь подбрасывая в воздух.
  - Вернулись с первым снегом?
  Воин кивнул.
  - Мы рассчитывали достать зимнюю одежду.
  - И? - вопросительно склонил голову росс, прекрасно зная ответ.
  - Могу предположить, что груз зимних вещей оказался у тебя на складе. - Мирт усмехнулся.
  Зуан пожал плечами, перекидывая нож из руки в руку.
  - Навь, прошу тебя, убери нож. - едва слышно попросил Шон.
  Росс удивленно моргнул.
  - Нервирует.
  Зуан усмехнулся, убирая нож.
  - Премного благодарен. - Шон вздохнул спокойнее.
  - Неприятные воспоминания?
  - Да. Один из твоих... коллег очень доступно показал, что можно сделать с десятком таких игрушек. Я выжил только потому, что у него закончились ножи.
  - Забавно, я всегда считал, что Танцор оставляет одного живого принципа ради, если нет прямого приказа вырезать всех. Да и ножей у него с собой обычно не меньше полусотни.
  Лицо Шона вытянулось.
  - Ты его знаешь?
  - Худощавый воин с зелеными глазами, на плече носит красную ленту уакиона, оружие метит красным тавром в виде капли. Он?
  - Он. Твой знакомый?
  - Мой подчиненный. - улыбка воина стала людоедской.
  - Не хотелось бы еще раз с ним столкнуться.
  - Улетай с планеты, кто ж вас держит?
  - Можно подумать, нас кто-то спрашивал, когда закинули на этот булыжник. - фыркнул солдат.
  Разговор плавно съехал на отвлеченные темы. Росс ненавязчиво управлял беседой, сглаживая острые углы и пропуская мимо ушей провокационные вопросы. Когда он не мог сменить тему разговора самостоятельно, вмешивалась девушка, со своей изумительной наивностью и простотой. Ишон потихоньку расслабились, принимая предложенный им Навью образ молодого паренька, едва прошедшего обучение, и красивой, но совершенно беспомощной девочки. Мирт от этого представления получал массу удовольствия, не поверив ни единому слову и жесту. Страхи росс успокоил, но... вызвал нездоровое внимание новичков, почему-то решивших, что статный воин не способен защитить себя или свою девушку.
  - Навь, можешь ответить на два вопроса. Четно и без прикрас. - лениво спросил Мирт, жестом затыкая гонористого Вирса.
  Расслабленность и напускная беспечность исчезла из зеленых глаз.
  - Могу.
  - А ответишь?
  - Смотря, какой вопрос.
  - Первый. Твое звание и статус как воина. Второй. Что значит прозвище, которое тебе дали воины?
  - Умеешь ты задать вопрос. - в холодном голосе хрустнул лед.
  Мирт зубасто улыбнулся.
  - Я не хочу неприятностей, особенно, если кто-то из моих подопечных составит о тебе неправильное мнение.
  - Мирт, ты хитрая и изворотливая скотина, все старания поломал. - Зуан рассмеялся. - На чем я прокололся?
  - Спасибо за комплимент. Ты не прокололся, я просто успел узнать твой народ и тебя в частности. Ты ответишь?
  - Да. - Зуан вздохнул, принимая правоту хитрого солдата.
  - Мне самому интересно. - Мирт улыбнулся. - Представься им... полнее.
  Зуан тяжело вздохнул, слез со стола.
  Шордан ан-тар Деккори Навь, командир полного отряда "Наваждение", статус - Тень.
  Слова воина тяжело упали в напряженной тишине. Лица солдат медленно вытянулись. Ишон и россы не так давно узнали о существовании друг друга: прошло едва ли шесть лет со дня встречи легкого росского крейсера и старенького ишонского грузовоза, ставшего жертвой гамелов, пиратствующих на границе могучей империи, но слухи о росских воинах и об их методах работы уже давно просочились на территорию Федерации.
  - Вот вам и паренек. - Таган потер шею. - Шордан ан-тар, если я меня память не подводит, это старшее офицерское звание, да еще и получаемое за боевые заслуги. Я не ошибаюсь?
  - Нет.
  - И как же переводится "Деккори Навь"? - спросил невысокий коренастый ишон - Ритер.
  - Несущий Смерть. - спокойно ответил Зуан, глядя в глаза солдату. - Со временем выродилось в просто - Навь.
  - Правильно ли я тебя понял? - Ритер сощурился. - Воины тебя назвали Смерть?
  Зуан хмыкнул.
  - Мирт, вот нашел ты что спросить!
  - Зато сразу и безболезненно развеял иллюзии. - Мирт пожал плечами. - Или тебе нужны конфликты?
  - Мирт, конфликтов не будет. Я вас спас от смерти на холоде, и завтра вы покинете пост. Особенно те, кто считает, что может позволить себе отравлять жизнь мне или Рин. Благодарности я от вас не жду. Но и не позволю сесть на шею.
  - Ты позволишь остаться, пока не выздоровеют мои бойцы?
  - Я подумаю.
  Настроение испортилось окончательно, и росс начинал жалеть о своей жалости. Лишние проблемы. Кому они нужны?
  - С оборудованием кухни разберетесь. Остальные входы заблокированы, и я не советую пытаться открыть опечатанные двери. Второй жилой блок ваш. Одежду вам принесли.
  Росс развернулся на каблуке и ушел.
  - Рин! - Мирт вскочил на ноги.
  Девушка обернулась, вопросительно глядя на мужчину.
  - Чья была идея нас спасти?
  - Его.
  - А ты?
  - А мне уже жалость так вылазила боком, что я не хочу наступать на те же грабли. Если я только предположу, что из-за вас Навь может погибнуть... - Рин пожала плечами.
  - А что ты можешь сделать? - хамовато спросил Вирс.
  Рыжеволосая девушка хмыкнула.
  - Гонористый. Видимо, еще не ломали.
  - И все же?
  - Мирт, я могу убить вас всех скопом. - над изящной рукой появились тонкие ледяные иглы. - От этого нельзя укрыться. - иглы исчезли, сменившись пульсирующим огненным шаром. - Мне даже не надо вас видеть. Я доступно объясняю?
  - Более чем. - внезапно охрипшим голосом ответил Мирт, не сводя глаз с веселого огненного шарика.
  - Не рассчитывай на мою жалость или чувство солидарности к своему виду. Вы ошибетесь в обоих случаях. Я сделала свой выбор, и я довольно последовательна в своих убеждениях.
  - Ты готова отвернуться от нашей расы?
  - Вполне. - Рин хмыкнула, увидев, как вытянулись лица солдат. - Я не ишон.
  Едва дверь за девушкой закрылась, Мирт обвел людей тяжелым, прибивающим к земле взглядом. Каждого. Осмотрел, взвесил. Как росс до этого. Тихий шипящий голос, полный едва сдерживаемого бешенства, разбил хрупкую тишину:
  - Вы! Ишон! Помните, кто вашу шкуру спас! Если хоть одна гнида посмеет открыть пасть и хоть как-то оскорбить или обидеть росса или его девчонку... зарежу, как последнюю дрянь. Лично. Выпотрошу от пасти до задницы. Я не потерплю рядом неблагодарной мрази! Он наши жопы спас трижды за какие-то два дня! Вы меня поняли? И только посмейте мне вякнуть!
  Вякнуть не посмели. Лишь в глазах битых жизнью солдат мелькнуло одобрение.
  
  
  Утро началось в шуме проснувшихся ишон. Чуткий слух воина услужливо доносил разговоры чуть ли не дословно, шумы в столовой, звон, лязг и грохот, мешая спать и вызывая раздражение. Зуан выполз в столовую с больной головой злой и не выспавшийся. Мирт, глянув на заспанную физиономию росса, мгновенно забыл про еду, свернул все разговоры и пошел на перехват молодого воина. В таком состоянии любая неудачная шутка и будет взрыв. В лучшем случае - их выставят за дверь. В худшем - будут трупы: сильные пальцы росса нервно теребили рукоять десантного ножа.
  - Навь!
  Воин дернул головой от резкой вспышки боли, прострелившей висок, недовольно глянув на Мирта красными от недосыпа глазами.
  - Что?
  - Мы вас разбудили?
  - Вы очень шумные, - ворчливо ответил росс, - а у меня хороший слух.
  - Сделаю все возможное, чтобы ты не жалел о своем гостеприимстве.
  Воин вздохнул, кисло обозревая столовую, оккупированную солдатами.
  - Мирт, ты можешь собрать законсервированный снегоход?
  - Я - нет. Таган может.
  - Тот здоровяк? - росс кивнул в сторону играющих в карты солдат.
  - Да. Позвать?
  Зуан кивнул. Мирт коротко свистнул, отчего росс судорожно дернул головой, и жестом подозвал Тагана. Солдат отложил карты, встал, быстрой рысцой пересек столовую, и вопросительно уставился на командира.
  - Сделаешь, что скажут.
  Таган удивленно моргнул, перевел вопросительный взгляд на росса.
  - У меня в ангаре стоят снегоходы. Законсервированные. Я пробовал собрать "Льдину", и что-то она у меня не складывается.
  Таган хохотнул.
  - "Льдину" собрать тяжелее всего. Она и у техников не всегда складывается как надо.
  - Ты собрать сможешь?
  - Да.
  - Пошли.
  Навь развернулся и поплелся к выходу. Таган недоуменно смотрел ему вслед. Куда подевалась легкая стремительная походка и гибкая грация хищника? Где эти текучие экономные движения и полные скрытой силы жесты? Навь двигался неуверенной штормящей походкой страдающего похмельем техника с припортовых улиц!
  - Мирт, чего это он?
  - Мы спать мешали. Сейчас Навь не в духе, так что не нервируй его. Сделай, что просит. Не хочу, чтобы росс был разочарован или зол на нас.
  - Понял.
  - Не заставляй ждать.
  Таган кивнул и побежал вслед за воином. Зуан ждал его в коридоре, подпирая стену. Увидев выскочившего из столовой ишон, росс махнул рукой, приглашая следовать за собой. До выхода из общего блока шли молча, но у шлюза Навь остановился.
  - Таган, то, что ты сейчас увидишь, не должно уйти дальше тебя и Мирта. Я понимаю, что этот прохиндей тебя расколет, и ты сам не поймешь когда.
  Таган кивнул.
  - Да, Мирт умеет.
  - Не сомневаюсь. Ничего не трогай. Если что-то вызывает опасения или вопрос - лучше спроси. Ворота до конца не закрываются, запор тоже не работает, так что приходится ставить ловушки и часовых. Они сильно отличаются от привычных тебе. Да и мне, чего уж таить. Часовые еще ладно, но ловушки могут выглядеть как угодно: знак на стене, линия на полу или просто луч.
  - Я понял. Ничего не трогать, если не хочешь, чтобы тебе оторвало башку.
  - Где-то так. - росс кисло улыбнулся, открывая шлюз. - Пошли. Да, куртку оставь. В ангаре жарко.
  - Отопление барахлит?
  - Ну... что-то типа того. Сам увидишь.
  Уклончивый ответ росса удивил, но то, что Таган увидел, зайдя в ангар, потрясло его до глубины души: под грубо обработанным потолком сияло ярким золотым светом махонькое светило. Когда же ишон присмотрелся внимательнее, он впал в ступор: на орбите вокруг солнышка вращалась формирующаяся на глазах планета.
  - Это... это...
  - Неудачный эксперимент. - ворчливо отозвался росс.
  - Это же звезда!
  - Это - шарик! Огненный!
  - С планетой?!!
  - С какой пла... - Зуан поперхнулся. - Проклятье!
  - Ты не знал?
  - Вчера ее не было.
  - Кто это сделал?
  Воин криво улыбнулся и едва слышно ответил:
  - Ты не поверишь. Я.
  У крохотной планетки споро формировался спутник и шикарное кольцо.
  
  
  * * * * *
  
  Немион
  Серединные Миры
  Пустоши Иверо
  
  Прохладный ветерок ерошит волосы, приятно обдувая разгоряченное недавним боем тело, выметая лишние мысли. Тихий шепот Колеса вползал в разум, столь удачно дополняя умиротворенное ожидание. Странное это место - Пустоши Иверо. Ровная каменистая пустыня, усеянная мелким красным крошевом непонятных горных пород вперемешку с самоцветными осколками. Алмазный Кряж вставал у необычно приподнятого горизонта искристой стеной, раскидывая россыпи отраженного света. Он ведь и вправду алмазный: огромные друзы кристаллов взметаются ввысь, пронзая легкую дымку облаков, играя в свете трех солнц яркими бликами и россыпями дробных радуг. Природный аккумулятор энергии, щедро изливаемый Колесом. Знать бы еще, что это за энергия...
  Я потянулся, меняя форму. Не люблю эффектных вывертов типа вспышек света, хлопков или, упаси меня силы, громких звуков. Все очень простенько - фигура смазывается и оп-па, я уже большой пятнистый кот. Скоро, совсем скоро откроется на три ксат окно в глубины древнего комплекса. Призрачный зеленый щит отключится, когда волна энергии ринется от накопителей в Алмазных Горах по энерговодам вглубь комплекса, перегружая защитные системы. Дергаться раньше времени смысла никакого: вся стража подтягивается к входам, и проскочить мимо древних тварей практически нереально.
  Зеленое солнце медленно уходило за край титанической аномалии, вольготно занявшей кровавые небеса. Я легкой трусцой спустился с холма, подкрадываясь к стоящей чуть в стороне от главного входа пирамиде Тарио. Этот вход обычно непопулярен: слишком неприятные первые три яруса. Никаких хранилищ с артефактами и сокровищами, зато масса злобных и довольно чувствительных тварей. То ли дело центральный вход. Впрочем, я сюда не за банальными сокровищами приперся, благо всякие побрякушки и драгметаллы могу создавать в неограниченном количестве, как и любой Владыка Хаоса.
  Артефакты! Вот что оправдывало смертельный риск походов в погруженные во мрак коридоры! Весь комплекс подземелий, раскинувшийся на многие лиги под Пустошами Иверо, хранил артефакты и сокровища множества рас, рискнувших пронести свои творения вглубь и оставить их под охраной местных стражей. Некоторые комплексы достраивались позже, вливаясь в структуру древних построек. Никто не знает, каким образом система защиты древних подключала к себе новосозданные комплексы, но факт оставался фактом: менее чем за тысячу лет любое новое крыло вливалось в общую систему. Подключались даже захоронения, однако в этом случае Стражи пропускали похоронные процессии. Как они их различали? Одному создателю этого чуда известно.
  Движения Стражей на равнине потихоньку замедлялись: закованные в черную броню существа двигались, словно утопая в густом киселе. На вершинах пирамид появилось свечение - накопители активировались. Я осторожно крался вдоль энерговода, обходя заторможенных от обилия энергии тварей. Вход в пирамиду находился на втором уровне четырех ярусной пирамиды на высоте пяти атар и сейчас был затянут зеленой пеленой щита. Я замер у подножия. Если не шевелиться в тени и дышать потише - Стража не заметит. Еще немного подождать. Солнце почти зашло.
  Последний зеленый луч прочертил небо, вспыхнув на вершинах далекого Алмазного Кряжа. Пора! Я сорвался с места, проскочив под самым носом твари, мчась по широкому пандусу со всех лап. Сейчас, сейчас зеленая пленка щита лопнет, открывая путь в темные недра пирамиды. Я едва успел затормозить, чуть не ткнувшись носом в мерцающую поверхность. Одно касание, и я буду мертв раньше, чем успею "мяу" сказать - развоплотит, и никакие щиты не спасут. Так же, как и прикосновение к открытому энерговоду. По ядовито-зеленому полю прошла волна, и с неприятным чмоканьем щит исчез. Я проскочил внутрь, трусливо поджимая хвост. Подобный страх не красит Владыку, но... шкура дороже. Щит мигнул и вновь появился, отрезая мне выход. Все, деваться уже некуда. Из пирамиды не выйти, телепорт при активных накопителях не поставить. Теперь только вперед!
  Время!
  Я мчался по коридорам пирамиды, на полной скорости влетая в повороты, тормозя всеми когтями по гладкому камню пола. У меня ровно три ксат до того, как накопленная кристаллом на вершине пирамиды энергия рванет по коридорам в нижние ярусы. Не успею закрыться в техническом отсеке - даже праха не останется! Знать не желаю, что за силу выплескивает Колесо Армагеддона на зеленые кристаллы! Достаточно знать, что она со мной сделает!
  Поворот, когти со скрипом пропахивают глубокие борозды в плитах, позволяя мне вписаться в узкий коридор и кубарем скатиться по пандусу в круглый зал. Шерсть встала дыбом, в ушах загудело: накопитель готов разрядиться! Вот он, круглый шлюз. Я меняю ипостась и набираю на рунной панели код. Мгновение ожидания, на волосах уже искрит от концентрации сил, медленно поднимается паника. Неужели код поменялся?!! Но нет, диафрагма дрогнула и раскрылась, пропуская нервного и всклокоченного меня в темный треугольный коридор. Удар кулаком по панели, и шлюз закрывается. Успел. А перед глазами все еще стоит вал приближающейся изумрудно-желтой энергии.
  Сердце гулко стучит в груди, грозя пробить ребра и выскочить наружу. Проклятье, я уже подзабыл, какой это стресс - мчаться наперегонки с клокочущей энергией, способной развоплотить любое существо. Даже бога, какой бы силой он не обладал. Руки едва заметно подрагивали. Вставшие дыбом волосы медленно падали на плечи по мере того, как энергия покидала пирамиду. Выходить рано. Пока не погаснет изумрудный знак, открыть шлюз равнозначно приговору. А гореть он будет долго: энергия не так быстро распределяется по энергетической сети древнего комплекса.
  Я достал кристалл и развернул объемную карту. Сотни лиг катакомб, уходящие вглубь мира-вселенной. Кто знает, сколько на самом деле ярусов скрывается под красной почвой Серединных Миров? Моя карта пополняется уже более восьми тысячелетий, и каждый год на ней появляются новые залы, коридоры, а порой и целые уровни. Все входы расположены на Пустошах Иверо, хотя сами подземелья тянуться почти под всем миром. Сотни, тысячи лиг подземелий! Они строились многие миллиарды лет, практически все расы, которые когда-либо существовали во вселенной, сумели отметиться в постройке этого мрачного чуда. Моя раса застроила восемнадцать ярусов под Пирамидой Демио рядом с постройками телларов, но там мне делать нечего. А вот комплекс под Тарио - это совсем другое дело. Кто создатель - неизвестно, они не сумели пережить гибель своего Порядка Вселенной, чего не скажешь про творения их артефакторов и искусников. Бесценные побрякушки и произведения искусства меня не интересовали - я уже достаточно их натаскал для украшения собственного дворца. Оружие - это интересно, но не сейчас. В этот раз целью моего набега была яванта. Хартахен, наивная душа, даже не догадался спросить, откуда я достану самую ценную движимость в нашей вселенной! Не смотря на полученное Могущество и несомненный талант Творца, он все еще оставался в душе человеком. Циничным, параноидальным, но все равно наивным пареньком, каким я его встретил три тысячи лет назад в задрыпанном городке на задворках маленького и ничем не примечательного мирка.
  Приблизив и выделив комплекс под Тарио, я скрыл карты остальных частей. Я в любом случае туда не пойду. Яванты хранятся в библиотеке на двенадцатом ярусе. Попасть в хранилище можно тремя путями: спуститься сквозь все двенадцать ярусов, пройти по "кишке" и срезать восемь ярусов или же попасть в зал врат и выйти к хранилищам напрямую. Последний вариант самый лакомый, но мне очень не хотелось попадать на глаза стражу зала: огромному костяному дракону. Крайне злопамятная и умная тварь, а я в прошлый раз его обставил не самым красивым образом. Сомневаюсь, что Милеран меня забыл. Память у лича такая же безграничная, как и его изобретательность, да и откупиться от старого хрыча нечем. Разве что услугой, но поди догадайся, что скучающая мстительная тварь попросит. Вариант пройти все двенадцать ярусов меня не грел. Создатели этого очаровательного места не постеснялись насовать ловушек под каждый удобный булыжник, да и живность в этом виварии поражала своей сообразительностью и смертоносностью. Впрочем, неживность тоже блистала мощью, изобретательностью и чувствительностью. Самый оптимальный вариант - пройти по "кишке". Если смогу без приключений пройти Катакомбы Вриев и Поющие Залы, и добраться до ее начала. Если засыплюсь по дороге - придется или топать через все ярусы, или идти на поклон к старому ящеру. Попадаться в когти Милерана не хотелось. До писка.
  Руна возле панели управления мигнула, наливаясь белым пламенем. Энергия пошла на спад. Еще зод, и можно спокойно спускаться на первый ярус - в Катакомбы Вриев. Я убрал карту. Планировать дорогу - бессмысленно, слишком много "если" в пути. Я зевнул, скатал в рулон плащ и улегся на пол подремать. Мысли послушно разбежались, и я уснул.
  
  
  
  
  Глава 14: Дары прошлого
  
  В "старые добрые" времена, были далеко не старые и совсем не добрые времена.
  
  
  Немион
  Катакомбы Вриев
  
  Путь в подземельях - это путь тишины. Малейший звук, легчайший шорох или скрип разносятся на многие лиги и чаще всего равнозначны смертному приговору. Это правило в Катакомбах Вриев возведено в абсолютный закон. Врии слепы и лишены обоняния, но их слух компенсирует ущербность других органов чувств. Я крался в форме кошки, подолгу замирая и вслушиваясь в звенящую тишину погруженных во мрак коридоров. Идти недалеко, всего-то чуть меньше лиги до лестницы на второй ярус. Но мне предстоит пройти в полной темноте четыре этажа по "звонкому камню", многократно усиливающему любой звук. Какой больной придурок додумался выложить пол этим гладким и скользким, словно полированный лёд, минералом? Вопрос без шансов на ответ. Лапы с мягкими подушечками без единого звука опускались на мерцающие плиты. Я был лишь тенью во мраке, призраком, крадущимся по холодному царству тьмы. Я прошел уже мимо трех гнезд вриев, и эти создания меня не заметили. Скоро выход на площадь и спуск на второй этаж.
  Многие считают Катакомбы Вриев пустым Ярусом. Они не правы. Просто истинные сокровища этих огромных, погруженных в вечную тишину коридоров, не так легко найти. Сокровищницы и хранилища есть на каждом, даже самом захудалом уровне, чего уж говорить про ярус. Просто сокровища бывают разные. Да, в Катакомбах нет куч драгоценных безделушек, нет книг и артефактного оружия, так же как и нет любого другого столь же явно ценного барахла. Зато здесь хранятся Путеводные Ключи и руны.
  Искусство создания такого рода артефактов довольно простое, но требует особого таланта, которым обладают лишь Мастера Карт. Надо ли говорить, сколь редок такой талант? По сути, Путеводные Ключи - это вещица с рисунком или надписью, благодаря которой она получает возможность доставить своего владельца к точке привязки. Такой точкой может быть любая местность: полянка в лесу, комната в замке, каюта на борту мчащегося с колоссальной скоростью звездолета, дрейфующий мир, закрытая вселенная... что угодно, любая территория, которую создатель артефакта сумеет выставить как якорь. Все Путеводные Ключи построены по одному принципу, только функции разные. Некоторые позволяют просто переместиться к точке привязки, другие - открыть стабильный переход и перевести целое войско, третьи работают как стационарная магистраль, и способны переправлять через многие миллионы световых лет оживленный транспортный поток. В зависимости от функций, отличается и вид. Одни - простой амулетик на цепочке, другие же - огромные врата, висящие в космосе. За все время, я находил лишь небольшие Путеводные Ключи, но кто знает, возможно, где-то во мраке этих коридоров хранятся разобранные космические врата. А, может, и нет. В любом случае, Путеводные Ключи - первые в списке добычи на этот рейд.
  Еще одной проблемой поиска таких артефактов - их нестабильное положение. Хранилища передвигаются. Я отмотал уже порядочное расстояние по Катакомбам, а так ни одного не нашел. Плохо. Пока не найду то, что ищу, покидать сие неприятное место не стоит. Подопечным Хартахена Путеводные Ключи понадобятся. Да и искал я конкретный артефакт - парный ключ.
  Пока я занимался досужими размышлениями, лапы вынесли меня на осевую площадь. Я замер у стены. Довольно большой круглый зал, накрытый высоким куполом - так выглядят все площади на этом уровне, словно их лепили по одному стандарту. Отличались лишь убранством стен да статуей в центре. На конкретно этой площади в центре стоял дракон, сжимающий в лапах ворота - выход на лестницу, ведущую на второй уровень яруса. Ловить тут уже особо нечего, я успел обшарить практически весь уровень. Еще раз проверив зал на присутствие - отсутствие вриев, я медленно двинулся в сторону дракона. Лишней осторожность в древнем комплексе никогда не бывает. И, словно подтверждая эти мысли, из-за поворота коридора бесшумно вышла стая воргов.
  Матюкнувшись про себя, я метнулся к стене, прижимаясь пушистым пузом к холодному и довольно острому орнаменту в нише. Конечно, если меня обнаружат и поднимут тревогу, я смогу отбиться и перебить всех тварей на этом уровне. Теоретически, я смогу даже проложить себе путь силой через все Катакомбы Вриев и выйди к тонкой нити моста, ведущего ко входу в Дурманящий Покой... но и только. А там меня просто и без затей пустят на прокорм ораве местных тварей, и никакое Могущество не спасет. Знаю, некоторые недалекого ума Владыки пытались силой пройти по древним комплексам... ну и толку? Где они, эти умники? Вошли под своды Золотого Погоста, да там и остались. Не зря некоторые из местных умертвий обладают тенью Могущества... и, надо заметить, таких умертвий не так уж и мало. Нельзя ломиться напролом. Не знаю, как поставлена система связи между Ярусами, но, нашумев на одном, ты столкнешься с более сильным противодействием на другом. И чем больше шуму ты поднимешь, чем больше сил ты вольешь в бой... тем быстрее тебя оприходуют Стражи. Эти... существа... используют всю мощь и могущество древней магии создателей подземелий, куда уж нам до них браться... Но, если уж и Стражи не справились с нарушителем, в ход идет защитная система самого комплекса - Волна. Та самая клокочущая зеленая энергия... И вот тогда уже - закономерный итог: нарушителя просто смывает... как мелкое насекомое... развоплощает, стирая саму память о назойливой твари с полотна вселенной.
  Умирать мне не хотелось. Тем более, развоплощаться. Посему, засунув свою гордость куда поглубже, я тихо сидел в неудобной узкой нише и терпеливо ждал, пока стая черных зверушек не свалит с площади по своим делам.
  
  Ворги на площади застряли надолго. Я уже проклинал все на свете, отлежал лапы и хвост, острый орнамент ощутимо отдавил мне ребра... Я уже был готов плюнуть на все и пойти резать черных уродцев, когда, наконец, вся стая не снялась по тревоге и не умчалась в боковой коридор. Выждав для гарантии еще пару ксат, вслушиваясь в едва слышные на расстоянии крики и шум боя, я буквально выпал из ниши, меняя ипостась. Надо размяться. Помянув ласковыми словами воргов, я полез посмотреть, что же такое мне натерло пару мощных синяков на ребрах. Какого же было мое удивление, когда я заметил целую полосу пирамидок, густо покрытых темным рунным письмом. Мда. Надо же... я лежал на цели своего поиска... Потерев ребра, я достал из пространственного кармана сумку и осторожно, стараясь не зацепить нити охранного плетения, вынул из пазов Ключи. Пять пар пирамидок, восемь рун и шесть одинарных Путеводных ключей. Первый пункт можно вычеркивать. Проверив еще три таких ниши, я нашел еще один блок Путеводных Ключей, но на этот раз они хранились в небольшой шкатулке из обсидиана в узкой нише. Захватив столь нежданную добычу, я убрал в пространственный карман сумку и вновь вернулся к животной ипостаси.
  "Пойти, что ли, посмотреть, кого сожрали ворги?" - возникла ленивая мысль.
  "Оно мне надо?" - тут же ответил инстинкт самосохранения.
  "В принципе, не надо." - согласилась та же ленивая мысль. - "Но, если это соплеменники..."
  Да, если слопали соплеменников, посетить место боя стоит. Или нет? Я на мгновение замер, обдумывая этот вопрос, но, не найдя непосредственной для себя опасности, все же решил сходить и проверить.
  Без единого звука переставляя лапы по осточертевшему скользкому полу, я быстро бежал по коридору, отмечая в памяти боковые повороты, лёжки вриев и проходы во внутренние помещения, дабы позже нанести их на карту. Вся хищная живность уже успела пожрать, и теперь сонно дремала на своих местах. Вот мимо меня протопали те самые ворги, даже не обратив внимания на более темную тень у стены. От хищников тянуло сладковатым запахом крови. Столь знакомым мне запахом, между прочим. Все же, среди съеденных хоть один демон, но был. Искристая кровь оставила слабо светящиеся золотые пятна на черных рожах. Жрали совсем недавно, ведь адская кровь быстро теряет свечение. Надо шевелиться, иначе то, ради чего я иду, будет безнадежно испорченно.
  К месту бойни я вышел внезапно: коридор резко повернул, показывая мне малую площадь. Я остановился, словно в стену воткнулся. Бедолаги... Вся площадь залита кровью. Не только адской... разодранные буквально на фарш куски тел раскиданы по всему залу, разноцветная кровь собиралась лужами в углублениях орнамента, тонкими струйками стекая в чашу давно не работающего фонтана. Я сменил ипостась на более привычную - демоническую. В руках появились парные клинки, вызванные из вневременного хранилища. У фонтана толклись три врия. Их придется убить. Я подошел достаточно близко...
  Полог тишины незаметно окутал площадь. Поле коснулось плит пола и без единого звука вошло вглубь, пока не уперлось в горные породы. Вот теперь... пора. Прыжок, удар... черный алмаз рунных клинков практически без сопротивления отрубает голову одного из вриев, второй меч по косой разрубает черное тело, буквально разваливая пополам. Две твари померли мгновенно, не издав ни звука. Лишь тела с гулким шлепком рухнули на пол. Третья тварь зашипела, подзывая товарок. Ага, как же... Короткий взмах клинков, и третья уродливая башка отваливает от тела. Вот и все, делов-то...
  Сжимаю полог тишины поближе, дабы никакая случайно вывалившаяся из-за поворота зверюга не уткнулась в него носом. Вот теперь можно более спокойно рассмотреть останки.
  Я едва успел к моменту формирования первого кризайла. В воздухе над растерзанным телом появилось едва видимое свечение. У демонов душа не сразу покидает мертвую плоть. Более того, даже отлетая от тела, наша душа не сразу возвращается в цикл перерождения, а некоторое время существует в мире физически. В этом есть свои преимущества, и свои недостатки. Ведь душа - беззащитна. Что бы ни говорили теоретики и теологи других рас, но любая, любая душа уязвима! В этом все равны. Да, у некоторых рас души более нежные, у других - более устойчивые, но повредить или уничтожить можно любую из них. И душу демона тоже. Сейчас на моих глазах начался процесс воплощения души в реальном мире: на высоте атара в воздухе формировался кризайл - физическое проявление души демона. Это именно то, ради чего я рискнул и пришел сюда. Несмотря на все конфликты и склоки в нашем племени, души всегда неприкосновенны. Разрушить кризайл - величайшее преступление, и кара за него лишь одна - развоплощение. Нет оправданий таким поступкам. Да, уничтожить кризайл можно и случайно - достаточно наступить на хрупкий кристалл, но даже разбитый самоцвет можно восстановить, хотя и поврежденная душа будет обречена на долгие и мучительные перерождения. Даже Пожиратели Душ редко уничтожают душу до конца. Да, выесть накопленную силу могут. Могут даже повредить оболочку, но практически никогда не уничтожают целиком. Слишком великая ценность!
  Кризайл сформировался быстро и правильно, зависнув в воздухе: светло салатовый кристалл, десять шиг в длину, около двух шиг в ширину, чем-то напоминающий веретено. Я аккуратно взял в руки самоцвет, обернул мягкой тканью и уложил в прочную титановую коробку, созданную мной как раз для таких целей. Второй кризайл формировался чуть дольше: погибший демон был взрослее и сильнее, и его душа крепче держалась в теле. Но вскоре алое свечение утихло, позволяя мне забрать второй кристалл: вытянутый овальный камень, цветом схожий с ярко-алым рубином. Также обмотав его мягкой тканью, я уложил кристалл в коробку. Еще два камня сформировались практически одновременно: синий и оранжевый. Но вот пятый... Пятый кризайл рождался мучительно. Убрав четыре бесценных кристалла, я присел возле мечущегося золотого свечения. Молодой демон умер не сразу: видно было, что жрать бедолагу начали еще живым. Неужели ворги сумели повредить его душу? Эти твари вполне в состоянии откусить кусочек эфирного тела. Я сел на пол, всматриваясь в безжизненное лицо. Знакомое... но откуда? Память упорно молчала. Развернув охранную сеть, я выпал в ментальный фон.
  Мерцающее марево расслоилось на знакомый пейзаж астрального мира. Вот чуть в стороне обожранные врии устроились спать, рядом затухающий след от воплощенных кризайлов. Чуть ниже - неприятные темные пятна прорванной реальности. Вот это уже плохо. Если был прорыв, значит есть и визитер. И единственная жертва сейчас корчилась в агонии.
  Подзабытое чувство жгучей ненависти выплеснулось в эфирный план, привлекая внимание паразита ко мне. Бедный паренек! Это ж надо было попасться этой твари! Нет ничего страшнее, чем эфирные хищники, начинающие поедать ослабленную смертью душу. Такие раны очень тяжело затягиваются.
  Бесформенная туша хищника оторвалась от своей жертвы, вытягивая ко мне тонкие поисковые щупы. Ага, щаз... Я ударил прямо по туше, обрубая присоски, вгрызшиеся в агонизирующую душу. Тварь дернулась ко мне. Ну да, конечно... я тебе не беспомощная душа. Эфирные клинки порубили паразита на неопрятные клочки, без всякого сопротивления входя в тушку. Я перехватил воплощаемую душу, приостанавливая процесс. Нельзя ему сейчас покидать эфирные планы в таком состоянии. И я не отпускал душу, пока полностью не удалил из бьющегося от боли золотистого тела куски паразита. Лечить души я не могу. Все, что я в состоянии сделать, это стянуть наиболее страшные раны, давая возможность быстрее зарастить повреждения. Наконец я отпустил душу, возвращаясь в реальность. Кризайл вновь начал формироваться. Золотистое свечение стянулось в компактное облачко, сжимаясь все плотнее и плотнее, пока, наконец, передо мной не появился потрескавшийся золотой кристалл. Его я брал в руки куда бережнее здоровых сородичей. Малейшее давление может лишь усугубить страшные трещины и язвы, покрывшие грани самоцвета. Укутав в защитную ткань, я уложил кризайл в индивидуальный бокс и вставил в паз в коробке. В таком пенале кризайл в полной безопасности. Убрав бесценную добычу, я снял полог тишины, вновь перекинулся в кота и утопал обратно на осевую площадь. Мне больше нечего делать в Катакомбах Вриев.
  
  
  Хартахен
  Грань Хаоса Хаол
  Многоярусный замкнутый мир Дартахан
  Атодар, третий ярус
  
  Портал высадил меня на широком уступе горного кряжа, искристое поле переноса пошло волнами, мигнуло и исчезло, рассыпавшись дробными радугами. Я устало потер переносицу и вышел на уступ. Над головой нависал колоссальный серп несуществующего гиганта-спутника, из-за которого неспешно выкатывалось реальное изумрудное светило, добавляя ласковые зеленые лучи к свету своего более крупного собрата - голубого Тиори. Пушистые белые облака плыли по небу, готовясь вскоре превратиться в мощный грозовой шторм и обрушиться на горы страшным ураганом.
  Дартахан. Давно я не ступал на земли этого необычного мира-вселенной. Сколько веков уже прошли? Да какая, собственно, разница. В этих горах ничего не менялось тысячелетиями. Войны не докатывались до их подножий, катаклизмы не сотрясали их могучие тела, а гордые обитатели были вполне в состоянии защитить свои территории от любого вторжения. Даже от таких, как я. По этой же причине я не стал ломиться вглубь территории драконов. Они заметили мой переход, и уже наверняка летит патруль. Оставалось его дождаться.
  Впрочем, долго ждать не пришлось. Довольно скоро я заметил две точки, быстро приближающиеся со стороны восходящего светила. Два дракона - черный и алый - обычная патрульная пара. Драконы вежливо намекнули, что не видят во мне реальной угрозы. Визитеры зависли над уступом, перекидываюсь в людскую ипостась.
  - Приветствую вас, Владыки Небес. - я сдержано склонил голову, приветствуя их как равных.
  - Приветствуем тебя, Владыка Хаоса. - ответил мне черный дракон. - Что привело тебя в наши земли?
  У драконов нет иного обращения к собеседнику, кроме как на "ты". Я это знал, в отличие от многих моих... коллег, и потому не имел проблем при общении с драконами.
  - Я ищу одного орка.
  - Странно, что ты ищешь его у нас. - едва заметно улыбнулся черный.
  - Ничего странного. Я ищу Грома.
  Черный дракон хмыкнул.
  - И зачем же Гром так необходим Владыке Хаоса?
  - У меня есть к нему дело.
  - Сожалею, но Гром давно покинул Туманный Предел.
  - У вас есть с ним связь?
  - Да.
  - Передайте ему, что Владыка Хаоса Хартахен хочет с ним поговорить. И желательно не затягивать. К сожалению, дело довольно срочное.
  - У тебя к нему какие-то претензии?
  - Нет. Скорее мне необходима его... - я запнулся, думая, стоит ли говорить драконам... хотя, смысл им лгать? Наступив на горло своей гордости, я закончил: - помощь.
  Черный дракон глянул на меня несколько более приветливо, чем мгновение назад. Хм, это что же, мое небольшое признание подняло меня в его глазах? Странно.
  - Я не могу гарантировать, что Гром вообще вернется в наши горы в ближайшие десять-двадцать лет.
  Проклятье! Я почувствовал, как мои планы начали трещать по швам. Я очень надеялся, что орк мне поможет. Если то, что о нем говорят, хоть наполовину правда, то я сразу избавлюсь от кучи проблем. Я, конечно, предполагал, что это неугомонное создание где-то постоянно шастает, но надежда застать его у драконов все же была. Черноволосый дракон с непонятным выражением наблюдал за моими метаниями, а я не пытался закрываться. Что-что, а вот открытость в разговорах с этим племенем весьма важна.
  - Возможно, кто-нибудь из нас сможет помочь?
  - Сомневаюсь, что кто-то из вас обладает опытом наших Игр.
  Красный хитро улыбнулся, заставив меня задуматься. Драконы не участвуют в наших играх! Или... участвуют?
  - Я ошибся в своих предположениях?
  - Немного. В основном мы предпочитаем не ввязываться в ваши забавы, хотя некоторые из нас любят поразмяться на ваших полигонах. В Туманный Предел прилетел Драко. Возможно, он сможет тебе помочь. Или найдет Грома.
  Драко? Что-то я слышал об этом драконе... но что? Впрочем, отказываться будет глупо.
  - Я буду благодарен любой помощи.
  Черный удивленно выгнул бровь, но никак не прокомментировал мои слова. Оба дракона вновь вернулись к своему родному виду, а черный, прилегши, жестом пригласил меня забраться ему на шею, чем поразил до глубины души. Дракон! Добровольно! Предложил! Забраться! Ему! На шею! Я сдержанно поклонился, в два прыжка оказался у него на загривке, удобно устроившись между костяных гребней. Дракон расправил крылья и резким рывком взвился в воздух.
  
  
  Немион
  Катакомбы Вриев
  
  Врий спал перед воротами. Я улегся на холодный пол, и с тихим бешенством рассматривал черную тварь, которая столь неудачно выбрала место для лёжки: черная чешуйчатая туша перерыла обе створки! И как мне, интересно, выбраться? Варианта было два: ждать, пока тварь свалит или же убить ее. Первый предполагал много времени и терпения, поскольку животина могла так спать декадами. К сожалению, времени у меня не было, а с терпением всегда были проблемы. Второй вариант увеличивал шанс засыпаться: если врий издаст хоть звук - мне конец. Вот и сидел я и таращился на черный чешуйчатый бок, пока меня, наконец, не осенило.
  Перекинувшись в родное тело, я вытащил из кармана маленький пластиковый шарик. Благо ворота на лестнице были не глухие, а резные, иначе я бы засыпался при попытке их открыть. Высунув руку, я щелчком отправил шарик в полет, и замер. Удар пластика о пол разнесся в тишине коридоров, словно пушечный выстрел. Естественно, врий вскочил и помчался выяснять, что же там шумит. Я тут же открыл створку ворот, выскочил в коридор, перекидываясь котом, и быстро дернул в сторону неопрятной каменной насыпи: входу в "кишку". Врий нашел шарик. Обнюхал. Раздраженно взвыл и скачками вернулся на место. Благо хоть у этих уродов обоняние не особо развито. Пошуровав у ворот, врий, недовольно ворча, вновь устроился спать, насторожено водя длинными ушами. Спи, скотина, спи... тут никого нет... я аккуратно залез по крошащейся насыпи к темному туннелю, продавил головой пленку входного поля и пролез на промежуточный этаж. Тут уже можно расслабиться.
  Вернувшись к естественному двуногому облику, я с наслаждением потянулся. Проверив оружие, я вступил под развесистые шляпки грибов, густо растущих у входа в ффол - промежуточный этаж.
  Грибной лес - довольно распространенное явление в зонах ффола. Мягкий свет от разноцветных шляпок, мерцающее марево спор у длинных стручков спороносов, влага и постоянные шорохи, острые запахи плесени и ни единого хищного существа в округе, зато травоядной живности - масса. Идеальное охотничье угодье. Но, по какой-то причине, ни один хищник не показывался на территориях ффолов. Ничего удивительного, что все, кого заносила нелегкая в древние катакомбы, с огромным удовольствием устраивались на отдых в таких вот лесочках. Тихо, спокойно и еды полно. Хоть грибы, хоть растительность, хоть живность. Обычно я задерживаюсь в ффолах денька на два-три, но сейчас я почти физически чувствовал, как поджимает время. Маршрут у меня длинный, идти далеко. Посему, сорвав длинный споронос, я с удовольствием вгрызся в нежную мякоть, бодро топая в сторону портала. Да, все грибы в ффоле - съедобны в сыром виде. Еще одна загадка.
  Идти до Портала недалеко: обогнув непомерно разросшийся гриб, я вышел к круглой каменной плите в десять атар в диаметре, с изящной резной каменной аркой. Переход в Золотой Погост. Второй пунктик в моем маршруте. Дожевав споронос, я потопал к арке, с которой на меня довольно скалилась морда костяного дракона, до отвращения похожая на харю Милерана. Мда, Милеран, я вновь в переделах досягаемости твоих загребущих лап.
  Поле переноса приняло меня с легким недовольством, вызвав неприятный озноб и легкую потерю ориентации. Первое, что я увидел, когда рассеялся морок, - знакомая, довольно скалящаяся драконья рожа. Прямо как на портале. Одна беда. Скалился не барельеф, а оригинал, довольно щуря хитрые льдисто-голубые глазищи. Дракон шумно выдохнул, обдав меня льдистым порывом потока чистой магии. Я вздохнул, принимая данный пинок судьбы, кисло улыбнулся и сказал:
  - Давно не виделись, Милеран.
  Дракон-Лич весело фыркнул, сгребая меня цепкой когтистой лапой. Приплыли.
  
  
  Два дня спустя
  
  На Золотой Погост спускалась ночь. По-летнему синее небо медленно наливалось багрянцем и темнело, уходя в глубокую чернильную темноту, расцвела разлапистая фиолетовая туманность, засияли иллюзорные звезды и несуществующая зеленая луна, заливая притихший сад мягким изумрудным светом. Шелестела листва под легким теплым ветерком, распустились крупные ночные цветы, мягко светящиеся нежными искристыми переливами. Дворцовый парк преображался на глазах: исчезали ловчие плети и шипы, сворачивались в бутоны ароматные и смертельно ядовитые цветы, барьерные лозы расцветали светящимися в ночи цветами, окутывая деревья подобно праздничным гирляндам, слабо светились крупные семейства грибов в мягкой травке, с которой исчезли режущие грани. Редкие мгновения умиротворения в не спугнутом чужим присутствием парке.
  Самое любимое время для незваных посетителей. Время Вечерней Стражи, когда могучие драконы несут свой пост, защищая древние хранилища с сокровищами, а умертвия встают со своих лож в подвальных этажах Дворца, готовые встретить чужаков в узких переходах. Когда-то и я в это чудесное время вторгся в Золотой Погост в первый раз. Тогда я не видел чарующей красоты парка, безжалостно срывая безобидные ночные цветы и ломая нежные ветви кустарника, убравшего на ночь свою защиту. В тот раз я шел за орудием возмездия, ослепленный яростью и болью, не желая ничего видеть и слышать. Стоило ли удивляться, что я так и не вышел в ту ночь из Дворца? Милеран перехватил меня уже у портала, куда я был готов ступить с чудовищным оружием в руках...
  Воспоминания возвращались, затягивая меня в паутину старой боли. Сколько же тогда я совершил глупых поступков и непоправимых ошибок! Страшных ошибок, платить за которые приходиться до сих пор. Осознание пришло нескоро, благо хоть в ту долгую ночь старый дракон-лич сумел заставить меня задуматься...
  - Опять в воспоминания ударился? - раздался за спиной рокочущий насмешливый голос.
  Я повернулся. На полу зала вольготно развалился крупный черный дракон, весело скаля внушительные клыки. В отличие от Милерана, Мрак, все еще живой и здравствующий тип, стал Стражем добровольно и по одной ему ведомой причине.
  - Как всегда.
  - Прошлое не отпустит так просто.
  - Знаю. Слишком много я оставил незавершенных дел и неоплаченных долгов.
  - Ты сильно изменился с первой нашей встречи.
  - Ты был против решения Милерана сохранить мне жизнь.
  - Вспомни, каким ты был. И что было в твоих руках.
  - Я помню. Клинок до сих пор у меня.
  - Но ты не пустил его в ход.
  - Почему же? - я улыбнулся. - Очень хороший меч.
  Мрак недовольно фыркнул, выпустив из ноздрей облачко дыма.
  - Не в том смысле! Рубить головы им, конечно, можно, но создавался Клинок не для столь прозаических целей.
  - Я пускал его в ход трижды, Мрак. Но сделано это было с разрешения и требования Трибунала. Впрочем, его использование могло остаться незамеченным, так как прерывало паразитивные Грани.
  - Ты исполнял обязанности ликвидатора? - Мрак удивленно дернул крыльями.
  - Меня просто поставили перед фактом. Когда с тобой связывается Эмиссар, выбора особо нет. Сам знаешь, им не отказывают. Тем более, с такими просьбами.
  - Это была просьба?
  - Постановка задачи была именно в форме просьбы, хотя и имело силу приказа. - я пожал плечами. - Там какая-то история случилась с ликвидатором, отвечающим за эти Грани. Кто-то внешний приложил руку. Об этом не распространяются, но сам знаешь, информация о чужом вмешательстве периодически всплывает. Да и столь массовых прорывов Запредельной Реальности еще никогда не было даже на территории дальнего Хаоса. А тут инфицирована полная Грань уже на стадии преобразования. Странно, ты не находишь?
  - Это было ожидаемо. - Мрак сменил форму, превратившись в мощного черноволосого орка. - Не все высшие сущности погибли с прошлым Порядком, это ты знаешь. Многие приспособились к новой реальности, но некоторые... не приняли изменений. Обычно это всего лишь хищные существа, но иногда встречаются и разумные твари наподобие небезызвестного тебе Повелителя Боли. Когда такая дрянь всплывает, происходит то, что ты видел в Ахероне, на Ррани или в Грани Эсет. - дракон криво улыбнулся. - Кто знает, возможно, и мы в следующем порядке будем восприниматься такими же монстрами.
  - Никто не знает. - я хмыкнул. - Что сегодня нового?
  - Поймали пару групп у сокровищницы. - Мрак передернул могучими плечами. - Как на мой взгляд - ничего особого. Обычные авантюристы, хотя одна барышня меня заинтриговала.
  Видя мой заинтересованный взгляд, орк-дракон нагло ухмыльнулся.
  - Рассказывай.
  - Немион, ты самый наглый из всех юных авантюристов! Надо же, заставлять Стража рассказывать, как прошла облава.
  - Я давно не тот юный авантюрист, который приперся грабить ваши сокровищницы. Так что выкладывай.
  Дракон нагло заржал, жестом показывая, что он думает по этому поводу, но все же согласился удовлетворить мое любопытство.
  - Ладно. Я отловил мелкую группу из пяти тел в западной анфиладе. Шли к оружейным хранилищам.
  - В западной хранится обычное оружие и пара мелких артефактов, насколько я помню. Или вы туда добавили что-то новое?
  - Да ничего МЫ туда не добавляли, но один неудачник оставил там рунное оружие на своих костях. Меч, конечно, красивый, но его обитатель... - Мрак скривился. - Чем-то тебя напоминает, в те далекие времена наших первый стычек.
  - Группа шла за мечом?
  - За мечом шла эта девчонка, а остальные набрали как раз мелкие артефакты.
  - А что интересного?
  - Демон ее знает. - Мрак достал из пространственного кармана курево и с наслаждением затянулся. - Меч лежит у нас больше тридцати тысяч лет. Девочке всего двадцать.
  Запах травы потихоньку вытеснял чистый воздух, отчего голова пошла кругом. Интересно, что за дрянь курит эта крылатая ящерица, что даже меня пробрало? Такого запаха я еще не встречал.
  - Что решил?
  - Я бы отпустил, мне интересно понаблюдать за девочкой. Посмотрим, что скажет Милеран. Все же, здесь он главный.
  Мрак выдохнул струю золотистого дыма и прислушался, склонив голову набок. Меня всегда удивляло его поведение, особенно в этой ипостаси. Когда он воплощался в орка, с него моментально сдувало все величие и явственно ощутимую мощь. Как ни смотри - обычный воин -орк: могучая фигура, травянисто-зеленая кожа, потрепанная кожаная одежда наемника с вечно драной безрукавкой, длинные прямые волосы стянуты в высокий хвост на макушке, пара серег с красным и зеленым камнем, хитрый взгляд бесстыжих синих глаз и наглая продувная рожа. Типичный наемник. Лишь искусная татуировка черного дракона на плече могла хоть как-то напомнить о его истинном облике.
  В воздухе потянуло льдистым холодом магии: Милеран прибыл. Запах травки Мрака исчез. Хранитель врат, гулко клацая когтями по полированному камню пола, протопал в зал. От древнего лича тянуло злостью, но в пылающих глазах царило веселье: дракон получал удовольствие от происходящего. Тут я обратил внимание на его странную походку: лич шел на трех лапах, что-то зажав в кулаке. Так-так! Притащил кого-то.
  Невольно вспомнилась наша первая встреча у портала. Сложно передать мои впечатления, когда я увидел огромную морду дракона-лича перед носом. Ярость, злость, страх и неутихающая боль, питающая пламя, выжигающее мою душу в прах, а в руках - самое страшное оружие, созданное в нашей вселенной. В тот момент лишь долг удержал меня от непоправимой ошибки, на которую толкало отчаяние. Что сподвигло Милерана сохранить мне жизнь? Он никогда не отвечал на этот вопрос. Но в тот момент он просто сгреб меня в охапку и куда-то потащил. То чувство полной беспомощности и неизвестности... можно посочувствовать новой игрушке лича.
  Милеран дотопал до своей кушетки, шумно дохнул, очищая воздух от остатков ядреного курева Мрака. Разжав когтистый кулак, дракон вытряхнул добычу на пол, перешагнул сжавшуюся фигурку и улегся, поджав лапы как кот. Мрак довольно ухмылялся, оставшись в ипостаси орка: Хранитель Врат притащил приглянувшуюся черному дракону девчонку. Я устроился в кресле удобнее. Начиналась вторая глава до боли знакомой оперы: "Чудовищный Страж Милеран и его жертва".
  Девчонка уже поняла, что есть ее не будут: приподнялась, быстро осмотрела зал, встала, поправив одежду. Я и Мрак удостоились лишь беглого взгляда, зато Милеран! О, я помню этот момент! Мрак наблюдал с явным наслаждением, буквально пожирая эмоции девочки: страх, ненависть, злость и неуверенность. Черные драконы по своей сущности более агрессивны, чем их собратья, и подобные эмоции для них словно глоток тонизирующего напитка: бодрят и будоражат. Милеран демонстративно зевнул, выставив огромные клыки напоказ, дохнул льдистым потоком магии, чуть ли не приморозив бедолагу. Одетая в легкий костюм девочка задрожала. Еще бы! Своим дыханием лич может заморозить воду в мгновение ока! Судя по кровавым пятнам на клыках, четверых спутников девочки банально сожрали.
  Мрак подсел на подлокотник моего кресла:
  - Милеран сегодня в ударе.
  - Это она?
  - Ага. Меч вон в обнимку держит, прижимает к себе, как родной.
  - Может, и впрямь родной. - задумчиво сказал я, заметив тонкую нить связи девушки и клинка.
  Мрак запнулся, внимательнее всматриваясь в ауру девушки. Я оказался прав: душа малышки оказалась крепко связана с душой демона, заключенного в рунный меч. Надо же! Давно я не видел такие связки. А демон-то в мече готов сорваться в боевую ипостась!
  Мрак махнул рукой, привлекая внимание Милерана, коротким летучим жестом обрисовав ситуацию. Лич удивленно дернул крылом. Да, неожиданная ситуация. Если дракон продолжит свою любимую игру с жертвой, демон сорвется. Конечно, особого вреда он никому не принесет, молодой шибко, но... зачем нервировать паренька?
  Рокочущий голос Хранителя Врат всколыхнул напряженную тишину:
  - Зачем ты пришла в Золотой Погост, дитя?
  Я от изумления упал бы, если б не сидел. Мрак удивленно приподнял брови. Старый хрыч решил отпустить девочку и ее демона без обычных нервотрепок. Пожалел? Сомнительно. Далеко идущие планы? Возможно. Или знает то, чего не знаем мы. В благотворительность лича я особо не верил, не тот тип. Ответ девочки был ему под стать:
  - Хранитель Врат, я не взяла ничего, что не принадлежит мне. Я пришла лишь за этим мечом.
  - Я вижу. А что скажет сам... меч?
  Явственная пауза дала четко понять, к кому относятся эти слова. Демон не заставил ждать: оружие подернулось дымкой, выскользнуло из рук девочки, рассеялось легким облачком, довольно быстро явив нам статную фигуру юного демона. Смуглая кожа с рунной татуировкой и угольно-черные волосы выдавали уроженца глубоких миров Преисподен, граничащих с Хаосом. Точно мир вычислить можно лишь по самой татуировке и его глазам, но я отчего-то был уверен, что они редкого для нашего племени фиолетового цвета. Если я прав, передо мной стоял представитель малочисленного рода Харраз. Пылающие глаза Милерана довольно сощурились. Молодой демон сдержанно поклонился, признавая абсолютное превосходство дракона.
  - Тен-ами, Хранитель.
  - Ами-тен, юный наглец. - дракон едва заметно склонил голову в ритуальном приветствии.
  Демон удивленно выгнул бровь. Милеран фыркнул:
  - Предупреждать нужно старших, что за тобой пришел твой тали.
  - Это что-то изменило бы? - спросил демон, вздрогнув при упоминании статуса девушки.
  - Ее встретили бы у портала и провели к хранилищу без лишних хлопот.
  - Я не знал.
  Дракон фыркнул.
  - Это не везде практикуется. Благодари своих соплеменников и мое хорошее настроение. Я отпущу вас. За одну услугу.
  Демон едва заметно напрягся, сжав плечо девушке, не давая ей сказать ни слова. Правильно, умный мальчик. С Милераном нужно общаться нежно и трепетно, как и с любой смертельно опасной гадиной.
  - Что за услуга требуется от меня?
  - Я еще не решил. Представься для начала, мальчик.
  - Простите мою грубость, Хранитель. - мальчишка был предельно вежливым. - Итарри Найон тар Харраз.
  - За что в меч попал? - неожиданно спросил Мрак.
  - Не угодил главе рода. - сдержанно ответил демон, скосив взгляд на вальяжно развалившегося орка.
  - Неподчинение прямому приказу или что-то серьезнее?
  - Ослушался на глазах половины клана. И..., - паренек на мгновение запнулся, но все же добавил, - и помог сбежать пленнику.
  - Пленнику или пленнице?
  По быстро скучнеющей роже Мрака я понял, что черный дракон точно знает, что совершил молодой демон, но хочет выдавить ответ от него самого. Итарри поднял взгляд потемневших от гнева фиолетовых глаз на орка, но не сказал ни единого слова против. Видимо понимал, что существо, позволяющее себе столь свободно вести себя в присутствии Хранителя Врат явно не столь просто, как кажется на первый взгляд. Проглотив грубые слова, юный демон сухо ответил:
  - Я помог сбежать первому воплощению тали.
  Мрак согласно кивнул и продолжил вместо медленно сатанеющего парня:
  - За это его обрекли на судьбу пленника рунного меча, который Глава Клана, недолго думая, заказал у Сиваи.
  Почти почерневшие от ярости глаза демона сузились: парень на грани срыва. Мальчишка еще слишком нетерпелив, слишком подвержен эмоциям и мало прислушивается к голосу разума. Я понял, что собирался рассказать дракон: слышал когда-то эту историю. Мрак продолжил рассказ, полностью оправдывая мои предположения:
  - Шэрез уже тогда отличался особым отношением к жизни, и воплотил просьбу Главы Клана Харраз Адлиера весьма оригинальным образом, заключив после сложного ритуала душу юнца в Восьмой Меч, намертво привязав к душе той барышни, ради которой парень решился на бунт. Как раз в то время Шэрез вместе с Тифоном ваяли знаменитые двенадцать мечей Иверо. Поскольку наказание юного дебошира попало как раз к созданию Тени Души, итог оказался с долгоиграющими последствиями: меч разрушить невозможно в принципе, а вместе с ним и душу Итарри. Первое воплощение тали умерло на алтаре во время инициации клинка, дав ему жизнь, свободу и сохранив полноценную личность. Итог мы видим перед собой.
  Мрак махнул рукой, указывая на побледневшего юношу.
  - Как давно это было? - спросил я.
  - Если память не подводит, около сорока тысяч лет назад.
  Лица демона и девушки вытянулись. Похоже, сам Итарри не представлял, сколько времени он существует в облике рунного оружия.
  - Этого не может быть! - хрипло прошептал юноша.
  Мрак жестом заставил демона умолкнуть:
  - Не спорь, я это хорошо помню. Тень Души после создания поместили в хранилище в Золотом Погосте. Мы несколько раз позволяли вынести тебя из хранилища, но потом быстро возвращали. О Восьмом Мече знали лишь трое: сам Шэрез, Тифон, и тот самый Глава клана Харраз. Адлиер пришел в ужас, когда узнал, в какое именно оружие поместили твою душу. Наказание не должно было продлиться больше ста лет, но... Что сделано, что сделано, и откатить твое воплощение в меч невозможно.
  - Возможно, если уничтожить клинок. - сухо сказал демон.
  - Не тот случай. Тень Души разрушить невозможно. Даже теоретически. Артефакт переживет гибель этого Порядка. Ты не просто бессмертен, ты вечен, нравится это тебе или нет!
  Демон дернулся, как от удара. Девушка побледнела, придерживая пошатнувшегося паренька. Мрак вздохнул.
  - Это еще не все. Твое уязвимое место - тали. Ты уже понял, что девушка далеко не бессмертна и ее душа совершенно беспомощна.
  - Понял.
  - Именно ее существование дает тебе личность, память и свободу, позволяя оставаться тем, кто ты есть, не дает полностью слиться с мечом и воплотиться в новой сущности. Если ее душа погибнет... ну, ты сам понимаешь.
  - Рано или поздно это случится. - едва слышно ответил юноша.
  - Шэрез и Тифон все же шанс сохранить себя тебе оставили. Махонький, но тем не менее. Душу девушки можно сделать столь же вечной, как и меч. С ее согласия и при полном осознании того, на что она себя обрекает.
  - Как? - тихо спросила юная особа.
  - Из вас сделают парный артефакт. У каждого Великого Меча есть Носитель. У Тени Души пока еще нет.
  - Что такое Носитель? - тихо спросила девушка.
  - Столь же вечное существо, связанное с рунным мечом, однако смертное. Когда погибает Носитель, его душа воплощается в самоцвет в рукояти меча и ждет возрождения. Они бессметны, но уязвимы, как и любой смертный. О возрождении души часто заботится сам меч.
  - Как?
  - Твоему демону лучше знать. Это знание вложено в его память, просто спит за ненадобностью. Учти, красавица, это страшная судьба. Если же надумаешь... на лезвии меча есть полоса красной рунной вязи. Это и есть заклинание. Его достаточно без принуждения произнести вслух.
  Мрак создал небольшой диванчик, жестом предложив ошеломленной паре сесть. Я хорошо знаю историю Двенадцати Великих Мечей, даже встречал один из них. Но тот демон пошел на ритуал добровольно, как и его тали. Этот же... Жаль парня. Его существование отныне полностью зависит от решения девушки. Если она погибнет безвозвратно, Меч поглотит его душу, создав свою собственную. Носитель найдется со временем, но Итарри как личность погибнет.
  Непоправимая ошибка.
  - Итарри, есть кое-что еще. Ты как личность очнулся после создания меча первый раз. В твоем клане об этом уже знают.
  - Как?
  - Шэрез сделал маяк.
  - Зачем?
  - Сами попросили. Правящая ветвь клана Харраз с того дня принадлежит тебе. Они обрекли тебя на эту участь, и этот долг им выплачивать вечно. Согласен ты с их решением или нет.
  - Клан Харраз никогда не отворачивается от своих проступков. - глухо сказал демон. - Я помню эти слова. Адлиер считает себя виновным?
  - Абсолютно. Он ждет твоего возвращения. Это его ошибка, и он будет за нее платить.
  - Во что превратился мой клан?
  - Одни из лучших бойцов в Серединных Мирах. - Мрак достал курево и вновь задымил. - Адлиер разделил клан на две части. Одна из них сохранила статус Великого Клана Харраз, но правящая ветвь принадлежит твоему роду. Вторая часть превратилась в мощную военную структуру. Тебе придется вернуться, или они сами начнут тебя искать. И очень быстро найдут, уж поверь мне.
  - Ты ведь не простой орк, ... - демон вопросительно приподнял бровь.
  Мрак клыкасто улыбнулся.
  - Мрак. Я не простой и не совсем орк, но я себя в этой ипостаси чувствую комфортно. - указав на меня, дракон добавил: - Наш невольный гость - Немион, Владыка Хаоса.
  - Невольный? - Итарри удивленно приподнял брови, не заметив ненароком оброненное "наш".
  - Я поймал его на выходе из портала. - ответил Милеран. - Частый гость в Золотом Дворце. Уже местная нечисть узнает.
  - Спасибо за сомнительный комплимент. - фыркнул я.
  Драконы весело заржали, что со стороны Милерана звучало откровенно страшно, даже для меня, привыкшего к поведению лича. Демон пребывал в ступоре, с трудом переваривая новости и слабо воспринимая окружающий мир. По собственному опыту я знал, что истинное понимание придет не скоро, а пока мальчик будет продолжать жить, как жил раньше. Интерес вызывала девушка. Молоденькая, едва ли перешагнувшая рубеж в два десятка, но по какой-то причине отправившаяся на помощь демону, поддавшись на смутный призыв. Время покажет, каков будет итог этой истории. Погубит это милое создание юного демона или сделает из него могучую сущность. Надо будет познакомить ее с Зефири - тали Роха, Седьмого Меча. Мимолетная мысль приобрела оконченный вид, открывая множество новых вариантов и возможностей. Один взгляд в сторону лича, и я получил от него ответ - согласие. Вот что мне всегда нравилось в старом хрыче, так это его способность схватывать на лету по простому мимолетному взгляду.
  - Немион!
  - Чего тебе?
  - Хорошо отдохнул?
  Так. Началось. Милеран меня отпускает и что-то хочет стряхнуть. Все как обычно. И я даже догадывался, что с меня захочет этот суповой набор.
  - Ты очень гостеприимный. На этот раз. - я вздохнул. - Говори уже, чего от меня надо?
  Дракон-лич довольно сощурил пытающие глаза и шумно дохнул струей чистой магии.
  - Помнишь крепость на тридцатом уровне?
  Я вздрогнул. На тридцатом уровне много крепостей. Но лишь одна из них остается со мной в кошмарах. Крепость Черной Стражи. Никогда не смогу ее забыть. Это мой долг, выплатить который я не в состоянии уже восемь тысячелетий. Не могу, не знаю как. Откуда он узнал? Что он знает? Как... вопросы теснились в голове, сталкивались и разбегались. Не зря Милеран заговорил о крепости. Но.. что ему до нее? Какое дело древнему существу до этого чудовищного проклятия?
  - Помню.
  - Пришло время выплатить этот долг. - из голоса крылатой твари исчезло ехидство. - Твой выбор. Освободить или оставить.
  - Как?
  - Душа, на которой замкнуто проклятие, вновь воплотилась и уже прошла осознание. Найди ее.
  - Даже если я найду... как я смогу ее доставить сюда и защитить без вмешательства?!
  На столике возле моей руки появился простенький серебряный браслетик с мелкими голубыми кристаллами. Артефакт, надо же.
  - Какой тебе смысл вмешиваться?
  - Крики по ночам спать мешают. - несколько ворчливо соврал дракон.
  - Милеран! - с этим я не могу шутить.
  - Нравится мне этот паренек. Столько времени прошло, а не сломался. Даже личность сохранил. Все помнит. И ждет.
  Я взял браслет. Сохранил личность... об этом я не мог и надеяться. Если дракон не соврал... Я отогнал предательскую мысль. С этим он врать не будет. Не настолько мелочен, да и с такими вещами лич не шутит, успел уже убедиться. Если правда...
  - Я буду обязан.
  - Я не потребую с тебя платы. - лич прищурился. - Только не тяни. Времени не так много. Я открою тебе доступ в Зал Врат.
  Милеран вновь удивил меня. Сколько масок хранит в себе эта хитрая бестия? Возможно, я никогда не узнаю. Но знакомство с этим древним существом я считаю одним из тех бесценных сокровищ, которые я добыл в древних катакомбах. И что самое забавное, лич об этом знает. Впрочем, есть ли хоть что-то, чего он обо мне не знает?
  - Благодарю.
  - И еще одно.
  Я удивленно замер, вопросительно глядя на хитрую костяную рожу. Всегда думал, что череп начисто лишен эмоций... пока не познакомился с конкретно этим драконьим черепом.
  - Да?
  - Захвати с собой наших новых гостей. Мальчик слишком долго приходил в себя. Вселенная изменилась. Надеюсь, они тебя не стеснят.
  Я фыркнул.
  - Вот что-что, а стеснять они меня не будут.
  - Мы не хотим навязываться. - едва слышно сказал Итарри.
  - Малыш, - проникновенно сказал дракон-лич, от чего даже меня ознобом пробило - Ты слишком мало знал до того, как стал мечом. Пусть ты бессмертен и неуязвим, но поверь, найдутся те, кто превратит твое существование в ад. Ты слишком лакомая добыча, пойми, наконец! Для большинства ты лишь ценное движимое имущество, а твоя тали - рычаг воздействия. Немион в состоянии защитить вас до тех пор, пока ты сам не сможешь защитить себя. И он единственный Владыка Хаоса, которому можно относительно доверять.
  - Милеран, приятно слышать комплименты, но я сюда как бы не только тебя проведать пришел.
  - Да, от тебя дождешься простого дружеского визита. - лич фыркнул. - Мрак, хочешь погулять?
  - Хочу. - нагло ответил дракон.
  - Милеран, ты знаешь, за чем я пришел?
  - Знаю. - лич шумно дохнул, окатив меня колким порывом. - Это не самое страшное, что ты уже успел отсюда стащить.
  - Ты знаешь, как я пойду?
  - Знаю. - Хранитель Врат сощурился, переведя взгляд на демона. Дошло, наконец-то. - Есть варианты?
  - Да. Забираю на обратном пути. Это долго и мне большой круг.
  - Не годиться. На рассвете пройдет волна обновления.
  Я непроизвольно дрогнул. Теперь понятно, почему лич меня так быстро выпроваживает. Волна обновления в Золотом Погосте полностью восстановит все повреждения дворца и парка, подлечит Стражей и поднимет павших защитников. И при этом уничтожит все живое, что не является неотъемлемой частью комплекса. Неконтролируемая и полностью автоматическая функция огромного комплекса. На счастье, проходит волна независимо в каждом ярусе, что дает хоть какие-то шансы уцелеть.
  - Тогда второй вариант. Ты снимаешь запоры на арке Вокзала Врат и я отсылаю их в Саарлан.
  - Годится.
  - Мрак, пойдешь со мной или с ними?
  Дракон на мгновение задумался. Я даже не знал, какой вариант для меня предпочтительнее: присутствие рядом могучего существа или же самостоятельный переход. Второе было проще и понятнее, я точно знал, на что рассчитывать. Первый же вариант обеспечивал меня помощью.
  - Всегда хотел посмотреть, как этот красношкурый обходит ловушки. - рокочущий голос Мрака поставил точку в моих размышлениях: дракон идет со мной.
  
  Милеран открыл прямой переход в Зал Врат, не желая терять бесценное время в довольно длительном переходе по колоссальным анфиладам дворца: размеры комплекса соответствовали габаритам его Стражей-драконов, а до рассвета и Волны оставалось не так много времени. Прямой пробой пространства перенес нас в круглый купольный зал с вереницей мерцающих арок Врат. В центре на возвышении стоял черный портал Вокзала Врат, поблескивая искрами готового к активации поля. Осталось лишь ввести координаты. В прошлый раз, когда я смог пробраться в этот зал, арка Вокзала Врат стояла пустой и отрезанной от питания.
  - "Когда восстановил?" - обратился я к дракону мысленно.
  - "После твоего последнего набега." - мгновенно ответил лич. - "Я закончил то, что ты начал."
  - "Я думал, это ты его обесточил."
  - "Нет. Вокзал Врат уже был в таком состоянии, когда я занял пост Хранителя Врат."
  - "Погост принял ремонт?"
  - "Более того, ремонт убрал старую язву."
  Любопытно. Значит, Вокзал Врат сломали намеренно. Вопрос в том, зачем это было сделано? Еще одна загадка.
  По спине прошла легкая волна льдистой щекотки: Волна обновления уже начала развертываться на границе Яруса. Волоски на руке встали дыбом, в ушах зашумело: у меня есть всего 3 ксата до того, как слепящая зеленая волна энергии прокатится по уровню. Наборный диск Врат нашелся почти у основания. Я не стал возиться с вводом довольно сложной координатной сетки, скидывая данные напрямую через кристалл-приемник в центре наборной панели. Руны по периметру активного диска вспыхнули, выстраивая координаты прыжка, поле мигнуло, наливаясь холодным голубым огнем. Повинуясь моему взгляду, молодой демон и его тали без колебаний ступили на платформу. Мгновение вспышки, энергия портала разрядилась, перенося пассажиров на приемную платформу сопряженных врат, активный диск погас, готовясь принять новые координаты.
  - Немион, быстрее!
  Сухой голос Хранителя Врат резанул насыщенный энергией воздух. Сам знаю, что мне надо быстрее отсюда сматываться! Кристалл принял новые координаты, активируя поле переноса. Я зашел на платформу на мгновение раньше Мрака. Последнее, что я увидел - это коготь Милерана, опускающийся на наборный диск и несущаяся мне в лицо клокочущая искристая стена энергии.
  
  
  Портал высадил меня и Мрака возле огромных дверей Библиотеки. Глянув на довольную рожу дракона, я в который раз задался вопросом: чем же я так приглянулся Стражам Погоста, что они бросали все дела и гурьбой отправлялись ловить меня по всему Ярусу, стоило только мне вообще появиться на территории комплекса? Что во мне увидел древний лич? Мой статус Владыки не смог бы защитить меня, скорее наоборот, лишь подстегнул бы дракона в желании убить. Тут было что-то иное. Лич знал нечто, что заставляло его смотреть сквозь пальцы на мои постоянные набеги, на сам мой статус и проклятую силу, которой я обладал. Более того, он позволил мне вынести из безупречно защищенного хранилища чудовищный артефакт, одно лишь присутствие которого расшатывало и истончало законы порядка! Сейчас, хорошо зная Золотой Погост и истинную его защиту, я прекрасно понимал, что не имел никаких шансов даже дойти до хранилища, не говоря уже про то, чтобы снять Клинок Армагеддона со стойки и вынести его за пределы дворца. Мне просто позволили это сделать, практически полностью отключив защиту и сопровождая до портала, где и перехватили для душеспасительной беседы. И я не могу до сих пор понять мотивы Стражей. Мрак не скажет, можно не спрашивать. У Милерана тоже ничего толком не узнать - старый прохиндей сделает вид, что не понял вопроса. А тут еще история с Крепостью Черной Стражи всплыла. Спустя восемь тысячелетий! Я верил словам Милерана - он не станет врать. Зарта можно спасти! Я обязан проверить! Я обязан увидеть его своими глазами, несмотря на огромный риск!
  Тряхнув головой, я отбросил тяжкие воспоминания. Сейчас я должен забрать яванту и отдать ее девчонке Харта. Если Хартахен проиграет, его участь будет страшнее судьбы Зарта. Два таких обязательства для меня будет чересчур.
  Резные двери Библиотеки поддались легко. Я привычно подцепил контур охранной сети, жестом приглашая Мрака пройти внутрь. Дракон хмыкнул, оценив простоту способа, которым я нивелировал весь массив ловушек, и скользнул в приоткрытую дверь. Я осторожно перешагнул толстые жгуты заклятий, вошел внутрь, прикрыл дверь и положил полотно плетения на место. Вот и все. Внутри Библиотека полностью лишена охранных заклинаний: слишком уж хрупкие и капризные артефакты в ней хранятся.
  Обычно я всегда задерживаюсь в огромных залах Великой Библиотеки на декаду-другую. Сейчас такой роскошью, как лишнее время, я не обладал, бегом пересекая прекрасные залы, заставленные ровными рядами стеллажей с книгами, свитками и рукописными пластинами, обойдя зал с высокотехническими носителями информации. Нужная мне комнатка была самой маленький и самой удаленной от входа. Здесь хранились яванты. Самое ценное имущество в нашем порядке: чистая информация в самонастраивающейся ментальной оболочке-артефакте. Сами по себе яванты очень красивы: мерцающий сгусток энергии, созданный в виде сложно ограненного самоцвета в декоративной оправе из драгоценных металлов. Цвет и форма кристалла зависит от типа знания, заключенного в нем. Чем-то технология создания яванты похожа на технологию производства информационных кристаллов... но уровень несоизмерим. Все равно, что сравнивать глиняную табличку с тем же информационным кристаллом! Я довольно быстро отыскал полку с явантами, чьи кристаллы испускали насыщенный искристый свет. Учебники по магии. И только сейчас до меня дошло, что я не знаю, что именно взять!
  Вдоль стен Библиотеки вспыхнули изумрудные нити, по спине ощутимо потянуло холодом. Проклятье, Волна Обновления дошла до Библиотеки! Времени на раздумья не оставалось, так что я закидал в сумку яванты по теории и основам магии различных стихий и направлений, сгреб половину полки по рунной магии под фырканье Мрака, наспех создал прямой пробой в свой дворец, в спешке покидая столь интересное, но негостеприимное место.
  
  
  
  
  Глава 15: Территориальные споры
  
  Ближние - это те, кого наказано любить паче себя самого, и кто делает все возможное, дабы заставить тебя ослушаться.
  
  
  Четыре дня спустя
  
  Первое нападение произошло спустя два дня, ночью. "Часовой", которого выставила Рин, сработал безукоризненно. Росс успел разбудить ишон и организовать оборону. Ихтаны, понеся сильные потери, ушли, оставив своих часовых во всех туннелях. Зуан разобрал постовой передатчик и состряпал замену личному маяку, потерянному со всем оборудованием, постоянно посылая в эфир по тонкому лучу позывные, принять которые мог лишь тот, кто именно их и ищет.
  Отношения между россом и людьми складывались тяжело. Те самые мелочи, что так часто приводят к ссорам, разрушали и тот хрупкий мир, что установился между Зуаном и отрядом ишон. Росса раздражало неуемное любопытство и вездесущность солдат, заставляя жалеть о решении пустить их на свою территорию. Лишь Мирт, который всеми силами старался не раздражать воина, оказался не втянут в конфликт. Но когда один из солдат, пренебрегши предупреждением росса, влез на закрытую территорию и потревожил ловушку, терпение воина с треском лопнуло.
  Рев потревоженной ловушки взорвал тишину ночи, безжалостно ломая хрупкую паутину сна. Зуан скатился с койки, не раздумывая, схватил оружие и помчался ко входу в технические отсеки. Но чувство опасности молчало, внешние часовые тревоги не поднимали. Вокруг охраняемой территории было по-прежнему спокойно.
  Вспышки молний стали видны уже в переходном тамбуре. Зуан влетел в коридор, резко затормозил возле уже затухающей ловушки, молча рассматривая ужасающий погром. Сила ударов вызванных часовым молний была такова, что стальные стены сплющило, проплавило, а кое-где и попросту снесло. Там и сям по углам светился расплавленный металл, искрилась поврежденная проводка, металлокерамическое покрытие пола пошло волной, россыпью осколков вспучиваясь к точке активации часового. И тем более удивительным было то, что солдат, разбудивший часового, остался жив. Его лишь контузило одним из маломощных импульсов, отбросив к чудом не пострадавшей стене.
  Зуан от ярости чуть не взвыл. Терпение, высекая искры, со звоном лопнуло. Давно и с таким трудом сдерживаемое бешенство и гнев выплеснулись в рычащем мате. И только обещание не убивать сдерживало, не давая собственными руками оторвать ишон его тупую башку. Воин резко развернулся на пятке и со всей силы влепил кулаком в стену, давая выход бушующей ярости. Металл прогнулся, а кулак вспыхнул острой болью в разбитых костяшках, оставив на стене кровавое пятно.
  В коридор влетел всклокоченный Мирт с винтовкой в руках. Он молча осмотрел руины коридора, лежащего без сознания бойца, перекошенное от ярости бледное лицо росса, его сбитый в кровь кулак и внушительную вмятину в стене. Закинув оружие за спину, ишон сказал:
  - Я займусь.
  Росс сумрачно посмотрел на невозмутимого эксзэка.
  - Через пять миат! В ангаре! И чтоб я вас больше не видел! - рычащий голос воина перекрыл шипение затухающей ловушки.
  Ровно через пять миат Мирт выгнал в ангар солдат. Погрузив виновника торжества на носилки, Мирт жестом скомандовал "на выход", так и не сказав россу ни единого слова. Зуан так же молча выпустил ишон и закрыл шлюз.
  
  Рин села возле воина на диван. Приятная тишина окутывала обычно шумный отсек, давая облегчение больной голове и невероятно обострившемуся слуху. Иногда остаться в одиночестве - наслаждение.
  - Ушли?
  Росс кивнул. Девушка осторожно взяла окровавленную руку. Ощупав костяшки, проворчала:
  - А вот это было совершенно излишне.
  - Не сдержался. Иначе убил бы. - Зуан слабо улыбнулся. - Редко когда меня доводили до такого бешенства!
  - Бывает. Тот ишон, в принципе, не так уж плох. Но он не из тех, с кем бы ты смог ужиться. - Рин стерла кровь с кулака. - Значит так, золотце. Сейчас я тебя подлатаю, но рука будет слабой. Еще раз так влупишь - и увидишь рождение Вселенной во всей его красе между глазами и черепом. Понял?
  - Понял. - буркнул росс. Кулак болел и отчаянно чесался.
  Рин накрыла разбитую руку ладошкой, слегка прикрыла глаза, словно всматривалась в нечто, видимое лишь ей. Ощущение щекотки усилилось, из-под ладони едва-едва заметно пробилось золотистое свечение. Зуан с шумом выдохнул. Рин усмехнулась:
  - Что, неприятный процесс?
  - Да не в этом дело. Я все думаю, что еще я о тебе узнаю.
  - Да откуда я знаю? Знания словно вбиты кем-то мне в голову, но всплывают сами. Хорошо еще, проявляются, когда в них есть нужда. - девушка пожала плечами.
  Росс оторвал взгляд от руки, удивленно глядя на Рин.
  - Мы опять остались в гордом одиночестве.
  - Это не может не радовать. - кисло сказал Зуан. - Уроды, даже поспать нормально не дали.
  - Что мешает нам продолжить столь бесцеремонно прерванный сон? - удивленно выгнув ярко-рыжую бровь, лукаво поинтересовалась Рин.
  Зуан хмыкнул:
  - Действительно. Ничего!
  Подхватив пискнувшую девушку на руки, воин пошел в каюту, пинком подвинув вымахавшего котенка с дороги. Инт недовольно заворчал, поджимая пушистый хвост, перевернулся на другой бок и снова уснул, смешно подергивая усами.
  
  
  Странный стук проник сквозь сон. Зуан открыл глаза, напряженно вслушиваясь в звенящую тишину каюты. Рин сладко спала рядом, уткнувшись ему в шею. Стук повторился. Воин встал, подхватил мечи, и как был голышом пошел к входному шлюзу. Стук не прекратился, наоборот, он стал все назойливей и назойливей.
  В шлюзовую вошла Рин, завернутая в простыню. Хмуро глянув на воина, сонное рыжее создание спросило:
  - Я сперва было подумала, что мне померещилось, будто к нам ломятся в шлюз.
  Стук повторился. Зуан перехватил сабли, Рин сняла с вваренного в стену крюка винтовку.
  - Ты бы оделся, что ли.
  - Кто бы говорил. - с легкой улыбкой ответил Зуан.
  - Иех... не нравится мне это.
  Завязав простыню узлом на плече, Рин взяла винтовку обеими руками.
  - Ишон?
  - Нет. Звук похож... словно когтями скребут.
  - Ихтаны, что ли? - Рин вздохнула. - Ну, доставка мяса на дом. Открывай уже.
  Росс хохотнул, нажал на тумблер и отошел немного в сторону. Стук стих.
  - Ждут, засранцы.
  - Зуан. Аккуратнее.
  - Обязательно. - росс хищно улыбнулся.
  Внешняя пара створок пришла в движение, открывая доступ в пост, впуская зимний холод. Вместе с ним ввалились ихтаны...
  Мощный разряд, словно молния, пронзил сумрак переходного шлюза, впился в первого ихтана и, отскакивая, словно бич ударил по другим тварям. Ихтаны разом взвыли. Узость тамбура лишала хищников их основного преимущества - численности: твари могли подходить только по трое, в то время как воину вполне хватало места, чтобы он мог спокойно вести бой обоими мечами, не сильно стесняя себя в движении.
  Нападение отбили без особых хлопот: ихтан оказалось всего-то два десятка. К сожалению, последние три твари оказались разведчиками, и в бой вступать не стали. Едва гибель напавшей стаи стала очевидной, шустрая троица развернулась и споро исчезла в темноте. Это было плохо. Разведчики тут же доложат о неудачной атаке в логове, а догнать тварей росс не мог: голышом по морозу не побегаешь.
  Зуан оттащил тушу за куцый хвост, давая возможность створке внешнего люка закрыться. Воин сплюнул:
  - Уроды! Закончилась наша спокойная жизнь!
  - Чего так?
  - Они теперь точно знают, что здесь опять есть враги.
  - Будут нападать?
  - Конечно! Это все их проклятый инстинкт. Когда рождается потомство, ихтаны становятся совсем невменяемыми. Нападают на все, что шевелится. Типа территорию защищают.
  - Ну, придется отбиваться, что делать-то.
  - Надолго нас не хватит. Боеприпасы не бесконечные. А если нападут большой кодлой, я могу и не выдержать. Просто массой задавят.
  - Есть другой вариант? - Рин протянула воину кусок простыни.
  - Нет. - Зуан тщательно вытер мечи. - По крайней мере, я не могу его найти.
  А что наши соседи?
  Да они шлюзы на запоры ставят. Их не то что ихтаны не пробьют, там и прямой удар ракеты не поможет.
  А мы так сделать не можем?
  Как? У нас в ангаре ворота не закрываются. Там такая щель, что ихтан без особых хлопот пролезет, даже откормленный!
  Ну и что нам с воротами делать? Я могу только еще пару ловушек навесить. - Рин передернула плечами, вешая так и не пригодившуюся винтовку на крюк.
  Ворота не отремонтировать нашими силами. Погнута створка. Ее менять надо.
  Это без вариантов.
  - О том и речь. Ладно, в крайнем случае, охотиться больше не придется.
  - Да уж, доставка дичи к порогу. - Рин фыркнула.
  Зуан ухмыльнулся. Рин скинула заляпанную кровью простыню на пол, поманив росса пальчиком.
  - Иди сюда, чудо.
  Воин удивленно выгнул бровь. Рин улыбнулась, плотоядно скользя взглядом по великолепной фигуре нагого, заляпанного от пяток до макушки кровью, ошметками мяса и клоками шерсти росса. Зуан, моргнул, потом хитро улыбнулся, скользящим шагом подошел к девушке. Рин закинула руки россу на плечи, теребя слипшиеся от крови черные локоны:
  - Каждый раз, глядя на твой бой, я получаю массу удовольствия.
  - Даже так? - Зуан поцеловал девушку в лоб.
  - Ты очень красиво двигаешься. - Рин потянула воина за шею, нагибая к себе.
  - Рад, что доставляю тебе удовольствие... эстетическое.
  - Ну, эстетическое удовольствие я уже получила...
  Зуан приподнял голову девушки за подбородок, ловя в поцелуе ее губы. Руки девушки дрогнули на его плечах, обнимая крепче, поцелуй стал жарче, яростнее. Воин подхватил девушку на руки, утаскивая вглубь тамбура...
  
  - Рин!
  - Чегось?
  - Пошли отсюда.
  - Куда? - девушка неохотно оторвала голову от груди воина.
  - Мыться. - Зуан поцеловал девушку в нос. - Я вроде как в кровище по самые уши.
  - Ну, вроде как да. - девушка со вздохом сползла с колен воина. - Классно выглядишь.
  Росс хохотнул, придерживая слегка шатающуюся Рин.
  - Надо вывезти трупы, иначе сбегутся все хищники в округе.
  - Угу. Скинем в каньон?
  - Можно и туда.
  - Вот, черт, а! Ладно, я подхвачу трупы, но пол будешь мыть сам!
  - Да мне в любом случае его придется мыть самому. Зная тебя.... И учитывая, что брандспойт работает только один ....
   Рин фыркнула. По ее мысленному приказу трупы взмыли в воздух, укладываясь штабелем на полу. Сложив все это дело покомпактнее, девушка поплелась в сторону ангара, а за ней, словно воздушный шарик на привязи, плыл штабель из тушек ихтан.....
  
  
  * * * * *
  
  2 дня спустя
  Хартахен
  Грань Хаоса Артэфа
  
  Витая черная арка Врат вспыхнула огнями: входящий переход. Я снял блокировку, позволяя полю переноса сформироваться в устойчивый портал. Гостей я ждал. Координаты на наборной панели ясности не принесли: я не мог даже приблизительно определить точку перехода. Портал мигнул, переходя в рабочую полярность, пошел волной и выплюнул на платформу двух мужчин: Драко и Грома. Нашел, все-таки, а я уже сомневался, что черно-золотой дракон сможет найти орка.
  Я тактично выждал, пока у прибывших перестанет плясать мир перед глазами. Гром проморгался первым, сказывался опыт частых переходов:
  - Тен-ами, Харт.
  - Ами-тен. Как переход?
  - Отвратительно, как и всегда. Пока через твою защиту пробьешься, все кишки вывернет. - довольно ворчливо отозвался орк.
  - Прошу за мной. Вокзал Врат - не самое удобное помещение во дворце.
  Гром скривился, не испытывая ни капли пиетета. Впрочем, я иного и не ожидал. Выглядели мои гости довольно колоритно: грязные, пропыленные, у Грома на скуле наливался огромный синяк, а Драко щеголял быстро затягивающимися следами от когтей.
  - С дороги?
  - С побега. - ворчливо ответил Гром, наградив Драко хмурым взглядом, ясно указывая, из-за кого пришлось удариться в бега.
  - Кто ж знал, что они настолько обидчивые? - дракон в облике эльфа передернул плечами.
  - Я тебя предупреждал. - фыркнул Гром. - Ладно уж. Что у тебя стряслось, Харт?
  Мы вошли в небольшой круглый зал. Жестом пригласив гостей устраиваться, я сел в кресло. Гром с наслаждением упал на жалобно скрипнувшую софу, вытянул ноги в пропыленных сапогах, всем видом изображая блаженство. Я не поверил. Драко устроился в кресле по правую руку от меня. Призвав на стол вино и легкую закуску, я жестом пригласил обоих воинов угощаться.
  - Стрясся со мной Чиинар.
  - Эта белобрысая гадина? - Гром удивленно выгнул черную бровь.
  - Он самый. - мои ожидания оправдались: Гром знал моего соперника. - Я проиграл Артэфу.
  Гром подавился вином.
  - Ты ЧТО?
  - Я проиграл Артэфу.
  - И что ты еще тут делаешь? - орк на мгновение запнулся. - Выставил Тандем на ан"агарумм?
  - У меня не было особого выбора. Я не могу потерять Грань.
  - Кто помогает? - спокойно спросил орк.
  Зараза, даже не усомнился, что я попросил помощи! Неужели моя беспомощность так очевидна?
  - Немион.
  - Да, этот помочь может. - Гром задумался. - А что от меня требуется?
  - Я даже не успел попросить о помощи. - довольно тихо заметил я.
  Гром отмахнулся.
  - Сделать гадость Чиинару - величайшая радость. Да и к тебе у меня особых претензий нет. - орк хмыкнул. - Немиона я довольно хорошо знаю, так что помог бы его другу в любом случае.
  - Мне нужен кто-то, кто сможет встретить мой Тандем у Первых Врат. Подстраховать в начальных этапах Игры. Я бы не хотел их потерять.
  - Интересная пара?
  - Более чем. Думаю, Немион расскажет. Он взял на себя подготовку к Игре.
  - Правильно взял. Тебе не стоит проявлять бурную деятельность и нервировать Чиинара, иначе твой Тандем может скоропостижно скончаться.
  - Практически то же самое мне сказал Немион.
  - И правильно сказал. В Игре всегда работает команда, иначе никак.
  - Что я буду должен за помощь?
  Гром хмыкнул.
  - Даш мне свободный доступ в свою Грань. А уж награду я себе найду.
  - Вызвать Немиона?
  - Не стоит. Я знаю, как к нему попасть, да и он недавно вернулся из Катакомб Иверо.
  - Откуда?!! - я почувствовал, как моя челюсть неэстетично отвисает.
  - А ты думал, где он достаёт артефакты? - Гром хохотнул. - Харт, как ты еще живой-то? С такими пробелами в знаниях. Мне Немион рассказывал про тебя, но честное слово, я не верил.
  Да уж, вызвал на свою голову помощников! Злиться на орка бессмысленно. К сожалению, он прав. Да, я обладаю силой Владыки Хаоса, да, я могу создавать миры... но есть кое-что, в чем-то этот обормот превосходит меня многократно - жизненный опыт. Все тысячелетия моей жизни прошли в созданном мною мире в относительной изоляции. Благо, что жизнь подарила таких друзей...
  Гром проржался, утер непрошенную слезу.
  - Не обижайся, Хартахен, но ты так и остался в душе тем пареньком, каким тебя настигло Могущество. Не могу сказать, что это плохо. По крайней мере, ты не стал такой холодной скользкой гадиной, как Чиинар. С Немионом я поговорю и узнаю, что он натащил из подземелий. Тебе стоит заняться другим вопросом.
  - Я слушаю.
  - Когда игра закончится, и Трибунал посмотрит на твой Тандем внимательнее, могут быть проблемы. Поддержать своих подопечных ты не сможешь, а их могут разделить. Если такой вариант все же случится, ты должен подумать, как обойти Печать. Считай это самой главной проблемой.
  - Я понял.
  - Здесь все, что я знаю о таких Печатях. На Трибунале у тебя будет не более ксата. - Гром протянул мне небольшой информационный кристалл. - И сделай так, чтобы твой Тандем не поверил в твое участие в этой подставе.
  - Благодарю. Если хотите отдохнуть - мой дворец к вашим услугам.
  - Да, пожалуй, отдохнуть и привести себя в порядок нам не помешает.
  - Я провожу.
  Гром с благодарностью склонил голову. Что ж, если он мне поможет, я заплачу любую цену. Если хоть половина слухов об этом воине правдива, я могу не волноваться и спокойно заняться неожиданной проблемой. О Печати я не знал. Что еще об Игре я не знаю? Какие еще неприятные сюрпризы преподнесут мне правила или противник? Чего ждать от Трибунала? Чиинар, проклятье, я начинаю тебя ненавидеть!
  
  * * * * *
  
  Крупные снежинки лениво кружились в воздухе, собирались стайками, прыскали испуганными зверьками в стороны, свивались в крохотные смерчи, полностью послушные резкому и обжигающе холодному ветру, пока, наконец, не достигали пушистого снежного одеяния гор, оседая на сугробах искристыми кристалликами. Казалось, плотная пелена светлых, практически белых туч медленно осыпается на многострадальную землю, многие дни не видевшую лики светил.
  Зуан тряхнул головой, отрывая взгляд от бесконечной белой пелены туч. Снежинки подрагивали бриллиантами на ресницах, тая от тепла тела и мгновенно замерзая. Холод стоял лютый. Едва пошел снег, температура стремительно поползла вниз, предельно быстро опустившись до неприветливых сорока градусов. Пока не установится погода и не прояснится небо, горы непроходимы и полностью пустынны. Свежие сугробы не нарушал ни один след. Зверье благоразумно сидело по норам, пережидая первые три декады становления зимы. И лишь неугомонные разумные шарились по горам.
  Росс убрал оптику в чехол. Снегоход уже успел раствориться в метели, умчавшись в сторону намертво вставшего озера. Двухместная "Шико" - по сути, трюм на воздушной подушке с нелепым наростом крохотной плохо отапливаемой кабины и волдырями двигательного блока, могла значить лишь одно: обитатели долины поехали трусить своих более обеспеченных соседей у озера Тирис. Похоже, ситуация у Авалена совсем аховая. Воин улыбнулся про себя. Еще не встал наст, а у них уже закончился провиант и показали дно арсеналы. Значит, до прихода припасов, носу наружу не высунут. Отлично, как раз было время разобраться с ихтанами. Зверюшки что-то быстро забыли, кто в этих горах истинный хозяин.
  Зуан последний раз глянул на кособокий нарост маяка, вздохнул, и пошел обратно в пост. Уродливое устройство исправно отсылало позывные в дальний космос, но примет ли их "Всадник"? Или придется ждать весны и возвращения воинских кораблей? Что случилось с его отрядом? Живы ли все, сохранился ли отряд или же его расформировали? Вопросы, вопросы, вопросы... Росс тряхнул головой. Корромин уже осточертел. Хотелось улететь с планеты и никогда более на нее не возвращаться. Или закончить, наконец, это глупое противостояние. Чего стоит выбить остатки ишон с планеты? Да ничего. Возможно, стоит все же вмешаться? Или не стоит? Раскрывать свое происхождение не хотелось. Да и пока смысла нет.
  Из-за крупного булыжника выкатился ихтан. Зуан хищно ухмыльнулся, без единого звука вынимая мечи из ножен: тварь молодая, значит, мясо еще не успело прорости жилами и вполне пригодно для еды. Пушистое покрывало снега укутывало воина с ног до головы, сливая со свеженькими сугробами. Из туннеля особо деваться некуда: росс ждал прямо у выхода, и вскоре молодой хищник неуверенно двинулся к выходу на карниз. Зверя смущал странный запах, едва различимый на сильном ветру. Что-то ждало его впереди. Но, не почувствовав опасности, ихтан опустился на все шесть лап и бодро побежал вперед.
  Резко свистнули сабли. Ихтан тонко пискнул, пару раз дернулся в агонии и затих. Воин осторожно заглянул в туннель: вдруг молодняк пришел не один, но нет, в туннели никого и ничего не было. Отлично. Воин споро разделал зверя, забрал самое вкусное, бросив останки прямо у входа в туннель, и, уже не скрываясь, провел ладонью по камням. Запах продержится достаточно долго, чтобы ихтаны успели найти труп и опознать, кто охотится на молодняк. Совсем недолго осталось ждать, пока до живности дойдет простой факт: они - добыча. Пора бы им вспомнить свою роль в пищевой цепи корроминских гор.
  Завернув добычу в прочную пленку, Зуан развернулся и бодро потопал в пост.
  
  
  
  
  Глава 16: Блажь
  
  Что хочу - то ворочу, и вообще, что за праздник, да без подарка?
  
  
  Две декады спустя.
  
  Огромные сугробы покрывали горы, словно толстое одеяло. Погода менялась стремительно: температура за одну ночь могла с минус сорока подскочить до плюс пяти, продержаться весь день и ночью вновь упасть до тех же неприветливых сорока градусов, чтобы через пару дней вновь резко скакнуть вверх. Дикие перепады температуры превратили горы в каток: резко тающий снег так же резко смерзался в толстый пласт льда, чтобы вновь растаять и вновь замерзнуть, но уже толще, жадно поглощая непрерывно падающий снег. Громадные сугробы сковал крепкий панцирь наста, достигающий порой толщины в несколько метров. А снег все так же заметал горы.
  Погода установилась за полторы декады. Скачки температуры прекратились, встал ровный, но сильный мороз. Живность потихоньку выползала из нор, вновь осваивая скованные льдом горы. Поверхность испещрили затейливые завитушки звериных троп, но зверье не спешило выходить на поверхность, предпочитая прокапывать норы в мягком снегу, где не страшен ветер и не столь ощутим лютый мороз. Наст защищал от лавин и ураганов, периодически налетавших на горный массив со стороны океана. Постепенно обитатели гор изрыли сугробы затейливыми переплетениями туннелей: широких, словно проспекты, и узеньких, в которые едва ли мог протиснуться человек. Жизнь вновь закипела в горах, но уже в темноте подснежных коридоров, щедро обагряемых кровью жертв.
   Ишон предпочитали передвигаться по поверхности, не рискуя войти в темный лабиринт животных троп, расчистили основные дороги, и вскоре по заснеженным горам зачастили снегоходы на антигравитационных подушках и прозрачных пластиковых "юбках", варсы благополучно перекочевали в гаражи, дожидаться более теплой погоды и менее скользких и рыхлых дорог.
  
  Рин, сидя в большом сугробе, лениво наблюдала за маленьким стреловидным снегоходом, неспешно двигающегося по лежащей внизу дороге, возвращаясь в пост после облета территории. Никогда раньше ей и в голову не могло прийти, что сидеть в сугробе теплее, чем на голой скале. Да и перебежки по подснежным туннелям оказались гораздо удобнее, чем утомительные переходы по сухому снегу на поверхности.
  Сугроб на склоне подозрительно шевелился. Опять копают? Вряд ли, зверье роет только под настом, где нет риска обрушения нового туннеля. Значит, кто-то просто лезет под снегом. Охотятся? Вполне. Оптика послушно приблизила подозрительный участок, прорисовывая девять длинных тел, густо облепленных снегом. Ихтаны. Зверюги уже успели облинять, и теперь щеголяли пушистым снежно белым мехом.
  Рин потянулась к с сидящему в двух километрах левее россу:
  - "Зу, видишь снегоход?"
  - "Вижу."
  - "Его сопровождает малая стая, примерно девять-одиннадцать зверей. По противоположному склону в сугробе."
  - "Понял. Вижу движение. Идут по верхнему насту. Его как раз чуть присыпало свежим снегом."
  - "Что будем делать?"
  - "Если нападут?" - лениво спросил воин, следя за снегоходом через оптику винтовки.
  - "Да. Поможем или будем наблюдать?
  - "А чего ты хочешь?" - в голосе росса промелькнуло удивление: Рин не часто проявляла сострадание к ишон, а тут, надо же, жалость проклюнулась.
  - "Пока не знаю. Жалко, в общем-то. Соседи, как ни как. Да и хлопот не доставляют. На складе у них пасемся. Периодически."
  - "Жалость проснулась? - со смешком спросил росс. - Ладно, спасем этого обормота."
  - "Предложения?"
  - "Я за водителем, а ты прикрываешь. Тебе хорошо его видно?"
  - "Отлично. Да и деваться ему некуда."
  - "Только смотри, не спусти лавину. Снег еле держится."
  - "Да знаю, знаю."
  Рин переместилась к краю гребня так, чтобы вся петля дороги лежала у нее перед глазами. Машина видна великолепно: крохотный одноместный аппарат на прозрачной пластиковой юбке мчался по свежему снегу, постепенно забирая к завалу, позволяющему переехать Ущелье Топора. Домой возвращается, нападения не ожидает. Легкая добыча для малой стаи, если, конечно, твари догонят.
  Ихтаны догнали. Из сугроба выскочила когтистая лапа, выпуская острые когти на всю длину, легко распарывая прозрачный пластик, даром что покрытие юбки считалось прочным. Снегоход вильнул, шлепнулся на пузо и зарылся носом в снег. Готов. Рин сняла предохранитель, приподняла ткань с дула, готовая прикрыть неизвестного водителя, если ихтаны успеют прокопаться до ишон раньше, чем доберется росс.
  Контакт пушистой лапкой шелохнулся в мозгу.
  - "Видела?"
  - "Хе, еще бы! Ловля бабочки, не так ли?"
  - "Красиво."
  - "Ты где?"
  - "Бегу по коридору. Через пять хтар буду у машины."
   Контакт пропал. Рин вернулась к наблюдению за окружающим ландшафтом, отслеживая перемещение ихтан.
  
   Импульсная винтовка рявкнула, выплевывая очередь игольных пуль, разрывая запрыгнувшую на купол кабины тварь на куски; теплая, дымящаяся на морозе кровь щедрым фонтаном брызнула в стороны, окропляя снег багряными росчерками. По корпусу снегохода дробно клацали когти: стая запрыгнула на машину, пытаясь прорваться к запертому в кабине ишон, благо хоть снежные завалы не давали так просто окружить и запрыгнуть человеку на спину. Динан стер рукавом кровь с лица, вынул из кармана последний магазин, положив на присыпанный снегом пульт. В винтовке - половина магазина, еще один запасной и две гранаты. Напоследок. Из-за короткого крыла вынырнули сразу три узкие хищные морды. Винтовка вновь заработала, а счетчик боеприпасов стремительно приближался к нулю.
   Сзади торжествующе взвыл ихтан. Динан дернулся, пытаясь развернуться, зажатая лопнувшим куполом кабины нога дико стрельнула болью, заставляя человека застыть на месте.
   Торжествующий вопль захлебнулся, переходя в предсмертный писк. Из-за машины белой тенью вынырнула рослая фигура. Свистнули сабли. Трое ихтан шлепнулись на белый снег, грузно сползая по гладкому борту машины. Четвертый, разогнавшийся для атаки, резко затормозил всеми шестью лапами. Молниеносное круговое движение сверкающих клинков, - и голова покатилась по снегу. Остальные твари остановились.
   Динан с замиранием следил за воином. Даже не видя его лица, даже не смотря на комбез ишон, он мгновенно узнал росса. Текучий, словно вода, смертоносный, как пламя пожара. Ни один из присутствующих на планете людей никогда не сможет двигаться с такой мощной хищной грацией, с такой скоростью точных экономных движений.
   Росс врезался в оцепеневших хищников. Звери разом взвыли: узнали запах, вспомнили уроки, преподанные им в темных ледяных коридорах. Какие-то доли мгновения звери колебались. Голод боролся с инстинктом самосохранения, но еще один труп, судорожно забившийся в снегу, быстро решил их колебания, и изрядно помельчавшая стая резко снялась с места и исчезла в снегу, не желая связываться с более сильным хищником, что уже более декады их самих использует как еду.
   Воин вытер лезвия изогнутых мечей о снег и одним движением вложил клинки в ножны. Динан встретил взгляд раскосых изумрудных глаз. Несколько долгих томительных мгновений они молча смотрели друг на друга, а потом росс ворчливо спросил:
  - Ты можешь двигаться?
  - Не знаю.
   Росс вздохнул, обошел машину, что-то глухо треснуло и сдавливающая ноги тяжесть исчезла. Динан скатился с капота машины и упал в сугроб. От резкой боли потемнело в глазах. На мгновение он глянул на снегоход и обомлел: росс просто сорвал купол кабины.
   Зуан одним рывком поставил ишон на ноги, но Динан с тихим шипением завалился на бок и вновь упал в снег.
  - Нога не держит. - едва слышно ответил солдат.
  - Сильная боль?
  - Да, не могу наступить.
  - Придется тебе потерпеть, ихтаны скоро опять прибегут. А вдруг я ушел, и тебя можно доесть?
  - Буду балластом. - ишон передернуло.
  - Будешь, конечно. - воин ухмыльнулся. - Сосед.
  Динан хрипло рассмеялся, принимая предложенную помощь, с трудом встал, не наступая на поврежденную ногу, тяжело привалившись к гладкому боку снегохода.
  - Есть вероятность, что у тебя сломана нога. - росс критически осмотрел вывернутую конечность. - До моего поста идти около трех альдер, если ничего не случиться по дороге. Здесь помочь ничем не могу, лучше не вспарывать штанину, иначе есть риск отморозить ногу, да и шину сделать не из чего. В лазарете стоит стационарный медблок, так что ногу тебе он восстановит.
  - Ничего, потерплю.
  Зуан убрал мечи, перекинул винтовку в левую руку, помогая ишон встать.
  - Двинули.
  Динан шумно выдохнул воздух. Опираясь на бесполезное оружие и плечо воина, он с трудом поковылял ко входу в туннель, придерживаемый сильной рукой врага.
  
  Идти по скользкому полу с раненным на плече - то еще удовольствие. Ишон шипит от боли, но не жалуется, хотя видно, с каким трудом ему дается каждый шаг. До поста еще более альдера, и пройти предстоит самый тяжелый участок по поверхности - необходимо перевалить через гребень. Да еще и это странное предчувствие надвигающихся проблем... Зуан передернул плечами, подхватил заваливающегося солдата и свернул в боковой коридор, прижимаясь ближе к скалам. Искомая пещера нашлась довольно быстро. Затащив солдата, воин осторожно сгрузил раненого у скалы. Ишон без сил повалился на пол, вытянув пострадавшую ногу. Глянув на вход, Зуан присел на корточки и тихо сказал:
  - Теперь ждем.
  - Чего?
  - Скоро что-то будет.
   "Скоро" оказалось "немедленно". Где-то бухнул далекий взрыв. Некоторое время царила тишина, а потом раздался отчетливый треск. Зуан хмуро глянул на белые стены и буркнул:
  - Чудно. Лавина.
  - Нас засыплет? - тихо спросил Динан
  - Скорее всего.
  - Красота. - ишон устало привалился к камню, стараясь не сильно тревожить безумно болящую ногу.
   Снег пришел в движение. Изнутри пещеры лавина выглядела как темная, быстро двигающаяся стена непонятного цвета. Часть этого белого добра попала внутрь, заметно уменьшив свободное место. В конце концов, лавина остановилась. Шум съезжающего снега прекратился.
   Зуан, осмотрев завал, со вздохом сказал:
  - Если не откопаемся за десять ксат - задохнемся.
  - Что, скорее всего, и будет. - Динан сплюнул кровью на пол. - Проклятье.
  - Не только нога?
  - Сильно приложился о руль. Навь, да?
  - А что, есть еще варианты? - со смешком спросил воин.
  - Нет. - ишон хмыкнул. - Я Динан. Не надо было тебе меня с собой тянуть, так бы под лавину не попал.
  - Это мое решение. - росс едва заметно улыбнулся, давая понять, что в своих поступках и их последствиях разберется самостоятельно.
  - Есть варианты, как выбираться будем?
  - Есть. Но ты этого не видел.
  - Считай, я ослеп, оглох и онемел.
  Росс рассмеялся.
  - Если меня не подводит память, стену в этой пещере можно пробить и выйти в сеть карстовых пещер. Они как раз тянутся внутри всего хребта.
  - А проламывать чем будешь?
  - Вот это как раз то, где ты должен ослепнуть и оглохнуть. - с усмешкой ответил Зуан. Глаза прикрой, может быть яркая вспышка.
  Динан отпустил капюшон куртки чуть ли не до подбородка, и устало привалился к стене. Зуан вздохнул. Ишон держится на одной силе воли и гордости, и не будь его рядом, скорее всего, давно бы сдался. Скоро парень потеряет сознание от болевого шока и усталости, и из балласта превратится в багаж. Бросить его? Росс тряхнул головой, зло сплюнув на пол. Раз уж взял на себя обязательства, тащи и дальше. Раз уж позволил поверить в себя, довериться... Тряхнув головой, воин очертил пальцем контур пробоя, привычно строя уже знакомый узор направленного взрыва. Нельзя предавать тех, кто доверился тебе, путь и на мгновения. Двойные кольца контура послушно легли на место, руна направления и силы удара заняла свое место в центре, вписавшись в кольцо стихии земли. Заклинание готово. Осталось лишь напитать его, пустить энергию по призрачным линиям. Зуан потер переносицу. Пол года назад подобное он посчитал бы бреднями, а сейчас сам строит заклинание пробоя. Узнал бы кто из знакомых - засмеяли... пока не увидели бы сами. Улыбнувшись, воин убрал стопоры, пропуская энергию по плетению. Активировалась стихия, распространяя свою силу по кольцам контура пробоя, энергия отразилась от узлов, сбегаясь к руне активации. Удар. Стена пещеры без шума и пыли осыпалась мелким крошевом на пол, открывая доступ в систему пещер.
  - Готово.
  Ишон с трудом поднял голову, тупо глядя на круглую дыру в стене. Моргнул, хмыкнул, но ничего не сказал.
  - Ты как?
  Динан махнул рукой, прося помочь встать и одновременно высказываясь о собственном аховом состоянии, но насколько же слабым был этот жест. Зуан заглянул в лабиринт пещер, потом опять посмотрел на ишон, вздохнул, смирившись с ролью вьючного животного. С поврежденной ногой солдат не пройдет по пещерам, даже с поддержкой. Слишком сложная трасса впереди, а малейшее неверное движение закончится далеко в разломах со свернутой шеей. Ишон заминку расценил иначе. Приподнявшись на руках, он с сипом сказал:
  - Я смогу пройти, просто помоги встать.
  Росс хмыкнул.
  - Ну да, конечно, сможет он. Ты едва удерживаешь сознание, что уж говорить, когда встать придется. Скажи, у тебя уже темнеет в глазах? Или еще нет?
  Динан скривился, надсадно дыша. Булькающий хрип, раздающийся при каждом вдохе, и тонкая струйка крови, текущая изо рта, сильно побледневшее лицо и неуверенные дерганые движения... дойдет он, как же. Отмахнувшись от слабых попыток солдата возражать, воин подхватил Динана на руки.
  - Не спорь. Видимо, у тебя не только нога сломана, но и ребра. Или ты мне соврал, или сам не понял, но идти ты не можешь. А будешь возражать - дам по лбу и понесу как багаж. Выбирай сам. В сознании или нет.
  - Я понял. - Динан отвел глаза.
  - И ничего постыдного в твоей слабости нет. - добил раненого росс, одним резким прыжком перемахивая расселину. - Или ты думаешь, что твой вес для меня настолько неподъемный, что я не в состоянии донести тебя на руках?
  Динан замялся, наблюдая, как воин без труда перепрыгивает по камням над пропастью, словно и не чувствуя его вес.
  - Я довольно тяжелый.
  - Ты видимо забыл. Россы сильнее ишон. А теперь заткнись и наслаждайся процессом. Не каждый день я кого-то таскаю на руках.
  И Динан заткнулся, следя, как могучий воин без всякого видимого труда перебегает крошащиеся склоны, перепрыгивает широкие трещины и легко пересекает узкие гребни, не обращая никакого внимания на чернеющие расколы и пропасти. Ишон постепенно успокоился и быстро сполз в вязкую тьму забытья. Зуан остановился всего на мгновение, удобнее перекинул безвольное тело и продолжил путь.
  
  
  В каньоне пронзительно завыл ветер, эхом отражаясь от скал. Авален хмуро смотрел на искореженный снегоход, уехавший рано утром на патрулирование. От пилота не осталось и следа, но множественные отпечатки лап ихтан, стреляные гильзы от игольных пуль и лужи крови очень явственно рассказывали, что тут произошло. Оставалось только надеяться, что Динан умер быстро, а не был утащен ихтанами в логово для тренировки и кормления малышни. Если же парня утащили живым... дай боги ему легкую смерть... Не первый такой случай, и, к сожалению, не последний. Одно смущало - бой шел по обе стороны снегохода, и там, где было больше всего крови, следов стрельбы не было.
  Авален, запрокинув голову, смотрел на далекие пики высоких скал горного массива. Где-то там находится молодой росс со своей девушкой. Россы... Они никогда не оставляют своих. Никогда... Этот бы пошел за своим бойцом сам. И спас бы. Авален не имел иллюзий относительно своих способностей. Он хороший солдат. И только. При попытке пробраться в логово... сожрут на первом же повороте...
  Сзади подошел Мирт и тихо сказал:
  - Командир.
  - Да?
  - Динан скорее всего выжил.
  - Передатчик принимает сигналы маяка. Сердце все еще работает, но нет ни направления, ни расстояния.
  - Я знаю!
  - Мы не сможем его найти!
  - Я пойду сам.
  - Как ты собираешься найти брата? Мы даже направление не можем засечь! А если его уволокли в логово? Тебя сожрут раньше, чем ты в обжитые туннели войдешь!
  - Я сомневаюсь, что его утянули ихтаны. - Мирт глубоко втянул морозный воздух. - Следы странные. Стая отступила, они проиграли. Кто-то еще пришел к снегоходу.
  - Таер?
  - Нет, это не животное. Купол кабины сорван, но на нем нет следов когтей. Если бы Динана задрал хищник, были бы следы. Да и бой за снегоходом. Кровь ихтан, я проверил, но следов выстрелов нет. Думаю, это был росс.
  - Навь не стал бы нападать на патрульного.
  - Он и не напал. Это ихтаны остановили "Метель", распоров юбку. Думаю, росс просто был неподалеку и вмешался.
  - Хочешь наведаться в гости?
  - Да.
  - Я запрещаю, Мирт!
  - Но....
  - Я запрещаю! Если Динан у Навь, он сам вернет твоего брата, когда подлатает. Если росс не выйдет к нашему посту до вечера, значит, твой брат серьезно ранен и отлеживается в лазарете. Не стоит его лишний раз беспокоить, вспомни, чем закончилось ваше пребывание на их посту! Пойми меня правильно, Мирт. У меня всего три десятка солдат, треть из которых почти не обучена! Я просто не могу позволить тебе умереть по собственной глупости!
  - Я все равно навещу Навь. Я должен знать наверняка. И я найду, что дать ему взамен!
  
  
  * * * * *
  
  Хартахен
  Грань Хаоса Артэфа
  
  Колдовской экран пошел рябью: щуп дернуло от прокола пространства возле точки наблюдения, но изображение быстро вернуло резкость. На моих глазах небольшой черный звездолет отвалил от причальной аппарели, рывком набрал скорость, заруливая к кольцу Путеводной Точки. Я мог бы сбить настройки на артефакте и закинуть корабль в любую точку множественной реальности. Но зачем? Выиграть время? Это ничего не даст, зато добавит массу хлопот, ведь кораблик придется возвращать на место. Он в любом случае должен добраться до места назначения и забрать моих подопечных с Корромина, так какой смысл ему мешать? Декада ничего не решит, у меня еще достаточно времени завершить требуемые приготовления, пока это судно будет прокладывать путь в ином пласте реальности. Любопытная, кстати, деталь: корабли россов каким-то образом умудрялись пробиваться в астральный план. Притом, переходили туда физически, хотя я искренне верил, что такое могут делать лишь существа пространства да наделенные силой.
  В зал вошел Немион, мурлыкая под нос незатейливую мелодию. Глянул на экран. Поперхнулся. Кораблик как раз проскочил кольцо, проколол барьер реальностей и вывалился в Астрал.
  - Харт, я правильно воспринимаю изображение на экране?
  - Любопытно, правда?
  - Корабль двигается в Астрале? - Владыка Хаоса подошел к экрану, с искренним недоумением рассматривая судно. - Это же считалось невозможным.
  - Я сам был удивлен.
  Немион хмыкнул, потер висок. Черный кораблик тем временем вновь включил маршевые двигатели и уверенно двинулся вперед, оставляя за собой шлейф активной энергии, на которую довольно быстро слетелось мелкое зверье. Видимо, присутствие живности для россов было привычно, так как корабль никак не реагировал на грызню за бортом, лишь раз пульнув в особо охамевшего хищника, решившего цапнуть судно за крыло. Хищник понятливо отвалил, вернувшись к дармовой энергии, щедро выделяемой двигателями корабля.
  - Все любопытнее и любопытнее. - демон потер ноющий висок. - Интересная раса.
  - Очень. Если познакомишься ближе - еще больше понравится.
  - Эти красавцы придумали что-то более впечатляющее, чем полеты в Астрале?
  - Думаю, использование Путеводных Точек тебя не впечатлит?
  - Нет.
  - А то, что они научились передвигать их с места на место и перебивать стартовые координаты?
  Наблюдать за физиономией Немиона доставляло мне массу удовольствия. Не все же мне чувствовать себя отставшим от жизни ребенком.
  - Они что?
  - Они перетаскивают Путеводные Ключи через Астрал.
  - Как? - Немион наблюдал за корабликом уже с неприкрытым интересом.
  - Разбирают, переволакивают на кораблях и собирают заново там, где им это удобно. А когда вновь запускают, умудряются каким-то образом убедить Ключ, что он тут всегда и жил. Более того, наловчились менять координаты зоны выхода, подавая на приемник Ключа резонирующий сигнал.
  - Они сделали себе магистраль?
  - Скорее, транспортную сеть. Да, они еще научились Ключ отключать. Полностью работоспособная Точка Пути просто перестает отвечать на запросы перехода, пока на нее опять не подадут сигнал.
  - Любопытно.
  - И это не все. Впрочем, если будет желание, я тебя познакомлю со своими наблюдениями.
  - Обязательно. - Немион, прищурив фиолетовые глаза, наблюдал за кораблем с откровенным охотничьим азартом.
  - Чем порадуешь?
  Владыка оторвался от экрана. Мечтательное выражение исчезло из сумеречных глаз, мой приятель отодвинул назревшие планы подальше и настроился на серьезную работу.
  - Я достал яванты и парные путеводные ключи.
  - Ты не говорил, что ради этого отправишься в Катакомбы Иверо.
  - Это логично. - Немион хитро улыбнулся. - Такого рода ценности хранятся только там.
  - Девочка сможет обучиться?
  - Вполне. Я нашел учебники, но толком не рассматривал, какие именно дисциплины и разделы магии там преподаны - времени не было. В любом случае, им понадобится все, что они смогут выучить. А путеводные ключи помогут после Игры.
  - Гром меня уже порадовал по поводу Печати.
  - Ты уже нашел способ взломать ее?
  - Да. В крайнем случае, просто соберу их заново.
  - Воплей будет...
  - Не важно. Заберу к себе, и пусть кто посмеет пасть открыть.
  - Посмеют, можешь не сомневаться. Но с этим разберемся позже. - Немион создал кресло, в коем с удовольствием развалился. - Сколько у нас времени?
  - Пока корабль не доберется. Мешать я не буду, Тандем уже достаточно притерся.
  - Что еще собираешься подкинуть?
  Я вытянул из пространственного хранилища бокс с подготовленными артефактами, создал стол и положил довольно увесистый кейс. Немион, получив от меня разрешение, раскрыл его, рассматривая кучку вещиц, за обладание которыми меня уже давно убили бы... если б знали, что они у меня.
  - Харт...
  - Знаю, это легкомысленно, отдавать такие вещи в руки обычных смертных.
  Немион магией достал черный венец, не рискуя дотрагиваться до него руками.
  - Ты точно знаешь, что это?
  - Знаю. Он лежал на Черном Троне в столице россов. Не спрашивай, что он там делал, но венец поколениями был короной повелителя Темной Знати - Владыки Войны. Золотой его собрат уже триста лет спокойно возлежит на голове папочки моего подопечного.
  - Уверен, что Император носит Венец Мира?
  - Еще бы, они его так и называют. В Росской Империи правят два трона: Трон Мира и Трон Войны. По причине пропажи артефакта, Трон Войны остается незанятым уже третье тысячелетие, хотя клинки власти... - я сделал паузу.
  Немион моргнул. Холеное лицо вытянулось.
  - Ты что, хочешь сказать...
  - Да, у нашего паренька в руках парные мечи власти Трона Войны. Так что я думаю, возвращение короны ее владельцу будет разумно. Тем более, артефакт сам чувствует хозяина и уже трижды пытался удрать. Кстати, я собираюсь дать ему такую возможность. Положи на стол.
  Немион опустил тонкий витой обруч короны на стол. Я снял якоря, давая венцу волю. Артефакт замер, накапливая энергию, проверяя, свободен ли он. Я прямо ощутимо чувствовал, как псевдоразум капризной вещицы следит за мной, ожидая подвоха. Артефакт с характером, впрочем, иными атрибуты власти не бывали. Я примиряющее подал настороженному венцу частичку силы, открывая ему проход сквозь защиту Грани. Корона налилась силой, на мгновение приподнялась над столом, словно проверяя, туда ли ей надо, а потом исчезла.
  - И куда оно смоталось?
  - Сейчас гляну.
  Я открыл второй экран, выводя на него изображение молодого росса. Как я и ожидал, черный венец нагло устроился у него на голове, чуть ли не мурлыкая от удовольствия. Паренек еще не заметил нежданное богатство, неся на руках раненного человека через сеть пещер. Немион покачал головой.
  - Чем больше я узнаю твой Тандем, тем яснее понимаю, что основной бой начнется после Игры. За него.
  - Есть такая вероятность.
  - Воин уже осваивает силу?
  - Да. Первые попытки закончились созданием саморазвивающейся звездной системы. Я помог девочке наложит щит, но долго удерживать микромир не удастся. Приходится постоянно следить и сбрасывать излишки энергии. Я выведу звезду в дальний рукав. Пусть развивается.
  Немион молча переваривал новости. Сам по себе факт, что воин смог освоить управление силой не столь уж и важный, тем более, что со временем росс в любом случае стал бы магом. Но вот факт, что он создал светило, да еще и идущее по естественному пути развития без осечек...
  - Харт...
  - Я знаю, этого видеть не должны. - я вздохнул. - Для меня это тоже было новостью.
  - Я предполагал, что они могут быть... - Владыка проглотил готовое сорваться с языка слово.
  - Предполагать и знать - разные вещи, не так ли?
  - Ты понимаешь, во что ты ввязался?
  - Вполне.
  Немион с силой втянул воздух, прикрыл глаза, успокаиваясь. Что меня всегда восхищало в друге, так это его принципы, и сейчас, даже полностью осознавая последствия дальнейшего развития Тандема, Немион не отступит, а, наоборот, с большим азартом примется за дело.
  - Чем больше я узнаю, тем интереснее становится. Показывай, что ты там еще припрятал.
  - Да ничего особенного. - весело сказал я, оглашая список содержимого бокса, с удовольствием наблюдая, как вытягивается породистое лицо друга.
  Некоторое время Владыка переваривал услышанное, потом из глаз исчезло осоловевшее выражение, и мой приятель начал соображать.
  - Хартахен, ты вообще понимаешь, что если ты отдашь хотя бы четверть содержимого этого ящика Тандему, на них начнется охота?
  - Конечно. Но согласись, кому придет в голову, что я мог отдать Фигуре такую вещь, как, например, Крылья Ночи? Да и выглядит артефакт не особо впечатляюще.
  - Кто знает, тот поймет.
  - Вряд ли. Слишком много было подделок на этот лук.
  - Первый же выстрел расставит все на свои места.
  - Да, если он будет трогать черную тетиву. А если серую? Мало ли было налеплено артефактных луков, бьющих энергетическими стрелами?
  - Если так подумать, то ты прав. - Немион ходил кругами по залу. - Но как объяснить это пареньку?
  - Думаю, сам догадается.
  Немион хмыкнул.
  - Что ты им отправишь?
  - Конкретно сейчас? Браслеты Стихий для девочки, Крылья Ночи для росса. Чуть позже, когда девочка освоит твои яванты, я скину ей Ссешезар.
  - А он-то как к тебе попал?
  - Дроу отдали.
  - Вот так и отдали?
  - Я им подсобил немного, а они отдали мне оружие. - я пожал плечами, не особо желая вспоминать ту мутную историю.
  - Да уж, умеешь ты собирать вещицы с характером.
  Немион вытащил бокс с явантами и выложил их на стол.
  - Вот то, что удалось стащить из Библиотеки. Можно пока подкинуть яванту по рунной магии и по общим дисциплинам. - Владыка отобрал три самоцвета. - Ну и по темным искусствам. - четвертый камень присоединился к трем отобранным. - Может и пригодится. Самое главное им подсунуть подарки, да еще и объяснить, для чего они нужны. Тут уж случайностью не отделаешься.
  - Они и так знают, откуда ветер дует. Догадались. Так что просто положи это на стол в каюте. Думаю, сами разберутся. В крайнем случае, корона не позволит россу откровенно сглупить - слишком уж долго артефакт ждал носителя. Да и содержимое этого ящика Венец должен помнить, не простой же обруч.
  - Рисково, но... - Немион пожал плечами. - Я закину им цацки, а ты продумай, что еще им понадобится перед Игрой. У тебя будет возможность передать багаж Громом.
  Я согласно кивнул, Немион сгреб отобранные яванты, уложил Крылья Ночи в чехол, забрал браслет и ушел через портал в свое владение. Подготовка к Игре набирала обороты, и уже совсем скоро мне придется выставить моих избранников в Миры Игры. Время еще есть, но я ощутимо чувствовал его бег.
  
  * * * * *
  
  В пост Зуан вернулся в сумерках. Дорога неожиданно осложнилась сошедшими лавинами и стаей таер, бегавшей по склону. По счастью птицы его не заметили, переключившись на "Льдину", бодро летевшую над дорогой. Скоростную машину птицы, конечно, не догнали, зато свалили от входа в ангар.
  - "Рин?"
  - "Да?" - девушка ответила почти мгновенно.
  - "Ангар открой, я у ворот."
  - "Да, сейчас."
  Рин отложила нож, накрыла мясо, дабы котенок не стащил свежую нарезку, вытерла руки и выбежала из кухни. Едва за ней захлопнулась дверь, как на стене вспыхнула воронка портала, выпуская в столовую Немиона. Владыка Хаоса с интересом осмотрел погруженное в полумрак помещение, россыпь разноцветных шариков под потолком, испуганного котенка и оружие, висящее на спинке стула. Пульсирующий фиолетовый шар, послушный воле Владыки, подлетел ближе, опускаясь на алую ладонь. Рассматривая сложную структуру, демон хмыкнул, вернул шарик на место. Времени не так и много: скоро девочка и воин вернутся на кухню. Достав артефакты, Немион аккуратно положил оружие на стол, выставил яванты, последний раз осмотрел помещение и шагнул в искристое поле переноса. Портал с шипением закрылся.
  Ворота ангара дрогнули и разошлись, пропуская росса в пост, и тут же закрылись, насколько позволяла погнутая давним взрывом створка. Где-то за спиной недовольно визжали таер, упустившие и снегоход, и возможную добычу в лице росса, но, получив выстрел из ракетомета, убрались от ворот подальше.
  - Что с ним?
  - Не знаю, сейчас буду смотреть. Нога сломана как минимум, скорее всего еще и ребра.
  - Платформу дать?
  - Смысл? - Зуан усмехнулся. - Донес сюда, донесу и до лазарета.
  Рин пошла вперед, открывая перед воином двери. В лазарете Зуан сгрузил Динана на стол, скинул винтовки в углу, снял куртку и утепленные вещи, выкинув неопрятной кучей в коридор. Убрать можно и позже.
  - Рин, можешь срезать с него вещи? Я пока немного отогреюсь.
  - Да, сейчас.
  - Аккуратнее с левой ногой, она сломана.
  Не поворачиваясь, Рин кивнула, вытащила нож и занялась ишон. Пока росс растирал подмерзшие руки, девушка срезала утепленные вещи и ботинки. Левая нога выглядела страшно: кость прорвала мышцы и кожу, выпирая острым краем из штанины, кровь замерзла на морозе, схватив ткань плотной коркой.
  - Дай, гляну.
  Рин отодвинулась, подняла глаза на росса и замерла.
  - Зу...
  Воин вскинул голову.
  - Что?
  - У тебя на лбу...
  - Что?
  Девушка молча подняла полированный поднос. Росс так же молча взял его, всматриваясь в свое отражение, тронул витой обруч короны, намертво прилипший к коже. Положил поднос на столик, сел.
  - Что это?
  - Рин... это... - воин сглотнул. - Это... похоже на Венец Войны.
  - Я правильно поняла?
  - Да. Подобный обруч, только золотой, носит мой отец! Но Черная Корона была потеряна уже более трех поколений!
  - Он появился сам?
  - Да я даже не почувствовал когда! - воин тронул теплую полоску венца.
  Корона под пальцами ластилась, словно котенок.
  - Могут быть проблемы?
  - Могут? Будут!
  Зуан потянул обруч, пытаясь снять, но венец намертво держался на лбу.
  - Не снимается. Значит, настоящий. Вот проклятье! Только этого мне не хватало!
  Зуан тряхнул головой, поворачиваясь к ишон.
  - Чем грозит? - Рин подала воину ножницы и подкатила столик с инструментами.
  - Рин, мы очень... ответственно относимся к подобным регалиям власти. Об этих артефактах знают все, более того, подделать корону невозможно. Ее узнают с первого взгляда! А у меня еще и мечи, которые я, будучи совсем мелким, умудрился взять с Черного Трона. Посмотреть красивое оружие. Я тогда не знал, что к этим клинкам никто не мог прикоснуться уже более трех тысячелетий! Отца чуть удар не хватил! Теперь и венец появился. И мне это не нравится!
  - Придется стать правителем?
  - Рин, меня только что короновали. Фактически. Понимаешь, если выбирает сама корона, то факт коронации окончательный и оспариванию не подлежит. Никем. - Росс вычистил рану, аккуратно сводя кости. - Еще одна проблема на мою голову.
  - Придется прятать?
  - Да.
  - Ленту сделай.
  - Придется. Еще и следить, чтобы случайно не заметили. Хуже то, что о коронации должно быть известно в столице.
  - Как?
  - Трон ожил. Представляю, какая там паника.
  - А когда ты должен появиться в столице?
  Зуан усмехнулся.
  - А как появлюсь. Что для трона ожидание? Через день или через тысячелетие - ему едино. Пока я жив, трон спокоен, но стоит мне погибнуть, и он начнет мстить. И поверь, сделает он это с размахом, да и космические расстояния для него не проблема. При прошлой гибели Темного Владыки вымер целый континент. На другой планете. Потому нас и боятся.
  - Нас? - Рин вопросительно приподняла бровь.
  - А смысл отнекиваться от очевидного?
  Ишон застонал, постепенно приходя в себя. Росс не стал заморачиваться с поиском наркоза и просто одним резким ударом вырубил человека.
  - Еще азтин проваляется в отключке.
  - Жестоко.
  Воин пожал плечами, возвращаясь к работе. Сведя кости, воин раздел ишон, уложил в прозрачный пенал стационарного лазарета. Дальше умная машина справится сама. Запустив автоматическое лечение, Зуан счел свой долг исполненным.
  - Пошли на кухню. Жрать хочу - сил нет.
  А на кухонном столе лежал очередной нежданчик.
  
  
  
  
  Глава 17: Не прошло и года!
  
  Ну как уйти да и без трофеев?
  
  
  Пузырящийся кипящий металл с шипением остывал, огненными дорожками прочерчивая створку, собираясь лужами на полу. Зуан опустил лук. Три быстрых выстрела прожгли ворота ангара насквозь, расплавив металл и пропустив четвертую стрелу в ночную тьму. Венец на лбу едва ощутимо урчал, ластился, словно котенок, получивший жирный шмат мяса. Что ему так понравилось? Мощь оружия? Нет. Сам факт обладания этой вещицей? От короны пришло едва ощутимое согласие. Да, Венец доволен, что лук попал в руки его носителя. Артефакт на лбу прижился и слезать не собирался, и что самое противное, прятаться - тоже: стоило одеть кожаную ленту, как Корона тут же прорисовалась поверх нее. Попытки убедить артефакт в необходимости прятаться успеха не принесли. Венец категорически отказывался скрываться. Росс поднял лук, натянул черную тетиву. Перед глазами сформировалась черная стрела, но стоило ослабить натяжение, и она вновь исчезла. Отпускать ее на волю не хотелось: слишком уж жуткое она производила впечатление. Венец услужливо подсказал название оружия: Крылья Ночи. Знает, но молчит откуда. Росс вытер пот со лба, скинув энергию на быстро проседающий щит вокруг солнца. Последнее время система все активнее продавливала щит и все чаще требовала подпитки, да и разрослась она прилично: вокруг золотистого солнышка образовался веселый хоровод их пяти планет, и у самой границы щита подозрительно быстро формировалась шестая. Что с ней делать дальше? Оставлять без присмотра нельзя, а с места сдвигать рискованно. Проклятье!
  Тонко запиликал часовой, заставив росса оторвать взгляд от микрозвезды. Кто-то пересек охранный периметр. Воин привычно настроился на следящее заклинание, получая прекрасный обзор: по обледенелому карнизу медленно пробирался ишон. Подчиняясь короткому приказу, изображение резко скакнуло, приближая далекую фигуру. Мирт. И что ему надо? Ишон определенно шел к их посту. Обойдя завал, человек разгреб снег у входа в пещеру и пролез внутрь. Засранец, как к себе в гости! Росс заворчал, недовольно дернув ушами, отключаясь от часового.
  Резко потянуло холодом.
  В какое-то мгновение он даже не понял, что изменилось в ангаре. Вроде все так же. Все на месте и ничего лишнего... разве что... Свет! Воин резко вскинул голову. Система исчезла. Ангар погрузился во тьму. Тускло светилась оплавленная дыра в погнутой створке ворот, впуская в разогретое помещение мороз и редкие снежинки, едва заметно пульсировал щит, лишившийся распиравшей его изнутри звездной системы. Удивляться ни сил ни желания не было. Система исчезла, сняв с них кучу проблем. Вопрос о том, кто ее убрал как-то даже и не возник: логично предположить, что столь рисковый фактор убрал тот же незримый наблюдатель, который подкинул артефактный лук и обучающие кристаллы. Видимо у неизвестного благодетеля начало поджимать время: вмешательство от раза в раз становились все более открытыми и не завуалированными как раньше.
  Росс сложил лук в компактный цилиндр, быстро кинул зов контакта:
  - "Рин."
  - "Да?"
  - "Звезду убрали."
  Мгновение молчание и бурный взрыв эмоций.
  - "Убрали систему из ангара?"
  - "Да."
  Рин не ответила.
  - "И сюда Мирт прется."
  - "Вижу уже. Стоит в ворота ногой долбит." - несколько недовольно ответила девушка. - "Ну, впусти его. Все равно не отстанет."
  Росс бросил последний взгляд на ворота. Таер куда-то исчезли. С одной стороны хорошо, но с другой - надо знать, где их носит. Последний кусок мяса был съеден утром, и если он не выйдет на охоту до темноты... пайки закончились еще декаду назад... Проклятье!
  
  Зуан вышел в тамбур, открыл ворота на настойчивый стук ботинка Мирта, пропуская ишон в пост. Тот, ухмыльнувшись на редкость мрачному россу, выдал:
  - Привет, сосед.
  - Мирт, чего надо?
  - Брательника.
  - Забирай. - росс ласково улыбнулся, но его взглядом можно было заморозить вулкан.
  Мирт сглотнул.
  - Навь, знаю, ты не в восторге от меня, но я должен знать!
  - Жив твой братец. В лазарете лежит.
  - Я прямо слышу: "вали отсюда". - Мирт нахально ухмыльнулся.
  - Зря лыбишься. Я ведь и убить могу. Зачем мне лишние проблемы?
  Мирт ухмыльнулся еще нахальнее, зеленые глаза воина сузились, уши дернулись и прижались к голове.
  - Без причины не убьешь, а я ее не дам.
  - В самом деле? - черная бровь изогнулась в легком удивлении. - Ты так уверен?
  - Да, уверен. Ты не требовательный хозяин. Тем более, у меня есть весомая причина напрашиваться к тебе в гости.
  - Помимо братца?
  - Да. Помимо братца. - Мирт ухмыльнулся еще шире. - Я не собираюсь горбатиться на наши ВКС ближайшие пятнадцать лет.
  - Собираешься стать дезертиром?
  - Да какой я дезертир, если я не солдат? Контракта не было. Меня просто заволокли в трюм и выгрузили уже на Корромине.
  - И как ты намерен удрать с планеты?
  - Нашел проблему! Я знаю, где стоят корабли снабжения, и как на них попасть.
  - Хм. - Зуан скрестил руки на груди.
  - Не одобряешь? - Мирт сощурился.
  - Да мне все равно. Хоть пешком топай. Твой брат сможет выбраться из медблока уже к вечеру.
  - Сильно ранен?
  - Да. - Зуан помрачнел еще сильнее. - Вот, мраиз, а! Вы уроды! Все западное крыло раздолбано!
  - Да уж, капитально разнесло! - Мирт оскалился.
  - Ну чего ты лыбишься? - в голосе росса явно хрустнул лед. - Ты считаешь, это смешно?
  - Нет. В самом процессе ничего смешного нет. Но видел бы ты себя со стороны! - Мирт аж прищурился, вспоминая. - Живая иллюстрация фразы: "Убил бы, су... э-ээээ.... гада!".
  Зуан, недобро так улыбаясь, тихо-тихо потянулся за здоровенным десантным ножом. Мирт, заметив это дело, встряхнулся, затравленно зыркнул на девушку, рассматривающую ворота шлюзового блока с глубочайшей заинтересованностью в глазах, и, вымученно улыбаясь, живенько дернул в жилой отсек. Вслед ему полетел заливистый хохот росса.
  
  Выход росского корабля в обычный космос лишен зрелищных эффектов. Никаких вспышек энергии, воронок гиперпространственных проколов или активных световых вспышек, столь характерных для кораблей других рас. Судно просто проявляется, словно выходит из-под щита скрытия. И, в отличие от кораблей тех же ишон, вышедший из Атанара росский крейсер был полностью готов к бою. Отстреляв вылетевшее на перехват звено чужих кораблей, крейсер вырулил на высокую орбиту и отключил маршевые двигатели.
  
  Маяк принял узкий луч передачи, скинул координаты связи, коротко блеснул приглушенный снегом взрыв, разваливая кособокую конструкцию на неопрятные оплавленные куски.
  
  Сигнал пришел внезапно. Всегда безжизненная панель вспыхнула разноцветными огоньками. Автоматически ответ ушел на портативный приемник. Зуан отметил вызов, но мгновенно о нем забыл. Из-за поворота коридора, тихо ступая огромными когтистыми лапами, вышла группа таер. Тут уж не до сигнала, самому бы ноги унести.
  Тишину ледяных коридоров взорвал грохот стрельбы, взрывы ракет и оглушающий визг хищных тварей. Громкий захлебывающийся клекот резанул по ушам, дробясь и усиливаясь в могильной тишине туннелей. Четыре птицы, наклонив головы, понеслись вперед. Две последние ракетки разорвали ближнюю птицу, превратив ее в фарш. На боковой панели подствольного ракетомета замигала алая надпись "Пусто". Вторую птицу пули таки завалили. Зуан с отчетливой, болезненной ясностью понял, что может и не улететь с этой планеты, если его прямо сейчас сожрут.
  Зуан переключил оружие на бронебойные иглы - последнее, что еще оставалось в опустевшем парном магазине. Первая же очередь срезала двух птиц. Таер, визжа и шипя, упали на пол, дергаясь, истекая кровью, но продолжая ползти к жертве. Последняя птица, которой иглы разорвали обе лапы, по инерции пролетела разделяющее ее и росса расстояние и вцепилась зубами в ногу воину. В мгновение ока мощный клюв отхватил шмат мяса. Зуан взвыл. Просунув винтовку в клюв, он нажимал на курок до тех пор, пока голова хищника не разлетелась кровавыми брызгами. Недобитая птица медленно, но уверенно подползала к воину. Зуан, перехватив вторую, еще рабочую винтовку, тщательно прицелившись, выпустил короткую очередь игл прямо в череп. Потребовалось пол сотни бронебойных игл в упор, чтобы эта тварь в конце концов затихла.
  Зуан отстегнул ремень от изжеванной винтовки и крепко перетянул ногу. Кровь, толчками льющаяся из раны, остановилась. Росс снял с пояса аптечку, вытащил обеззараживающий порошок. В слюне таер содержалась какая-то пакость, вызывающая сильное разжижение тканей и быстрое заражение. Разорвав пакет, он тонкой струйкой аккуратно начал посыпать рваную рану мерцающим синим порошком. Обжигающая боль полоснула по нервам. Зуан, тихо матерясь себе под нос, перетянул ногу эластичным бинтом.
  В висках появилось знакомое давление, контакт установился почти мгновенно.
  - "Зуан?"
  - "Жив."
  - "Сильно ранен?"
  - "В ногу вцепилась таер! Ничего особого, просто крови много потерял."
  - "Жди, я сейчас буду."
  Контакт пропал. Росс сполз на пол туннеля, устроившись ждать.
  "Льдина" прилетела довольно быстро. Рин и Мирт выпрыгнули из кабины. Ишон, увидев состояние росса, проворчал:
  - И это называется "ничего особого"? Парень, у тебя отгрызли кери мяса!
  Зуан не ответил, медленно сползая в благословенную тьму. Мирт помог девушке усадить росса в кабину снегохода. Устроив воина, они запрыгнули в машину и поехали назад, в пост.
  Мирт, удерживая потерявшего сознание Зуана, сказал:
  - Если бы мне кто-то сказал, что один росс сможет положить пять таер двумя "Смерчами", практически не имея ракет - ни в жизнь бы не поверил.
  В отсеке связи чувствовалось запустение, медленно поглощающее отвоеванное у него пространство. Аппаратура быстро покрывалась пылью, грязь скапливалась по углам, тусклый свет одинокой лампочки еще больше усиливал тоскливое ощущение заброшенности.
  На пульте связи отчаянно мигала синяя лампочка постоянного вызова. Передатчик принимал вызов, идущий с чужого корабля. Рин устало села в кресло, неподвижно глядя на мигание огоньков на работающих устройствах. Росский корабль вышел на орбиту Корромина. Рин мысленно перебрала образы россов - бойцов отряда "Наваждение". Она их знала так же хорошо, как и сам Зуан, и в то же время не знала. Странное, сюрреалистическое ощущение. Девушка криво усмехнулась и, щелкнув тумблером, включила прием.
  Большой экран связи мигнул, пошел полосами. Изображение плясало, мигало, шипело. Рин подкрутила настройки, и свистопляска на экране превратилась в сумрачное вытянутое лицо. На Рин в упор смотрел высокий росс с длинными пепельно-сизыми волосами и ледяными, как кристалл льда, голубыми глазами. Острое, словно лезвие секиры, лицо. Холод во взгляде. Лезо.
  - Кеари, Лезо, - голос Рин, столь же холодный, как и бескрайний космос, зазвенел в могильной тишине отсека.
  Росс вздрогнул. Столь же холодный голос росса, как и его глаза, заставил бы заледенеть пламя:
  - Где Навь?
  - В лазарете, - тем же тоном ответила Рин.
  - Живой?
  - Я сказала в лазарете, а не в морге. - ласково-ласково сказала Рин, в тайне желая придавить высокомерного, словно эльф, воина.
  - Что с ним случилось?
  - С ним случились таер в туннеле.
  - В туннеле ихтан?
  - А ты что, видел здесь еще какие-то туннели?
  Тонкие губы воина тронула улыбка.
  - А ты кто?
  - Я думаю, что мое имя тебе ничего нового не скажет.
  - Но, похоже, мое тебе о многом говорит.
  Рин не ответила, нежно улыбаясь. Риторические вопросы не нуждаются в ответе. Лезо вскинул голову, вслушиваясь в шум, раздающийся с его стороны экрана. Судя по весьма знакомым звукам, Танцор и Хекс опять подрались. Рин хмыкнула и тихо сказала:
  - Лезо, дай сюда Танцора. Глядишь, и не сломает опять руки Хексу.
  - Откуда ты все это знаешь?
  - Потом узнаешь. Дай Танцора.
  Лезо спорить не стал. Редкий случай! На экране появилась всклокоченная темноволосая башка Танцора. Яркие зеленые с золотыми искрами глаза обежали девушку, губы раздвинула ухмылка.
  - Я само внимание.
  - Чудесно. - Рин столь же обаятельно улыбнулась молодому обормоту. - Тебе есть спецзадание.
  - Да?
  - Мне нужен грузовик.
  - Зачем?
  - Ну, ты же не думаешь, что этот пост совсем голый?
  Танцор улыбнулся еще шире.
  - "Глеара" хватит? Это самое большое, что есть на борту "Дэль".
  - Тогда давай "Глеар".
  - А почему я?
  - Ну, а кто же еще может, э-ээээ, взять напрокат грузовик в ограниченных просторах крейсера? - сказала девушка с легкой лукавой улыбкой.
  Танцор расхохотался. Весело, заливисто.
  - Будет,.... э....?
  - Рин.
  - Рин, что с Навью?
  - Да ничего особого. К вечеру вылезет из медблока.
  - А какой медблок?
  - "Амедалан".
  - Я тебя правильно понял?
  - Вполне. Для того и нужен грузовик.
  - Мое искреннее почтение, ассури!
  Рин склонила голову, принимая комплимент. На экране вновь появилось бесстрастное лицо Лезо.
  - И что дальше?
  - А дальше я открою вам ворота ангара. Устроит?
  - Вполне.
  - Пеленг видишь?
  - С точностью до шиара.
  - Хорошо. Над обрывом выступает выход скальных пород. Видишь?
  - Да.
  - Зависнешь над этим выступом. Ворота ангара будут прямо перед тобой. Свяжешься со мной, и я открою.
  - Мы тебя можем не узнать. С твоей стороны очень плохое изображение.
  - Узнаете. Нас тут всего четверо, и я единственная женщина на посту.
  - А кто двое других?
  - Ишон с соседнего поста. Один из них - во втором медблоке. А его братец помогает мне. Как только лечение закончиться - они вернуться в свой пост.
  - Почему Навь их терпит?
  - Потому. - Рин ясно дала понять, что разговор закрыт и никаких более объяснений не будет.
  Лезо фыркнул. Рин ответила ему льдистой улыбкой.
  - Я жду от вас сигнала о прибытии.
  На этой крайне оптимистичной ноте Рин оборвала связь, предоставив россам переваривать новости и готовиться к отлету.
  
  Сигнал от Лезо пришел довольно быстро. Рин с силой нажала на широкий клавиш, тяжеленная бронированная дверь ангара дрогнула и поползла вбок, исчезая в скале. К сожалению, лишь одна. Вторая, едва дрогнув, надсадно заскрипела, упершись покореженным металлом в слишком узкий для изувеченной створки паз. В пост ворвался снег, холод и тьма корроминской ночи. Росские корабли были лишь пятнами мрака на звездной россыпи ночного неба. Металл створки послушно деформировался под тяжелым взглядом девушки, шел пузырями, выравнивался, позволяя механизму уволочь исстрадавшуюся створку на отведенное для нее место.
  Рин включила габаритные огни ворот, и росские корабли неспешно начали снижаться. Первым влетел легкий охотник. "Всадник Ночи" приземлился на меньший прямоугольник причала, спешно очищенный девушкой чуть ли перед его носом. И лишь когда тяжеловесный грузовоз приземлился, а двери ангара захлопнулись, боевой корабль заглушил двигатели, снял щиты и опустил трап.
  Рин внимательно следила за тремя россами, ступившими на органический металл трапа корабля. Лезо, Танцор и Ринор. Столь похожие и столь разные. Три воина. Три великолепно тренированных воина. Космическая стужа Лезо, обжигающая жестокость Ринора и обманчивая беззаботность Танцора. Рин спрыгнула с ящика, на котором сидела пока ждала россов. Воины остановились посреди ангара, всматриваясь в погруженное во мрак помещение. Освещения в ангаре не было с тех пор как исчезло "солнышко", а аварийное освещение приказало долго жить вместе с основным. Конечно, воины видели в темноте гораздо лучше людей, но все же мрак ангара был непроницаем даже для их чувствительных глаз.
  Рин появилась из темноты, словно призрак. Танцор заметил ее лишь случайно, инстинктивно повернувшись на движение во мраке. Моргнув, он тихо сказал:
  - Надо же. От Навь набралась пакостных привычек?
  Лезо и Ринор повернулись. На холеном лице Лезо промелькнуло странное выражение. Словно тень на мгновение исказила безупречные черты. Ринор же просто откровенно таращился на девушку.
  - Мы очень похожи, - мягкий голос Рин едва слышно прозвенел в совершенной тишине громадного помещения.
  - Он еще в лазарете? - столь же тихо спросил Ринор.
  - Да. И еще будет там же около рулла.
  - Отведи нас.
  - Не спеши, Лезо. Отведу. У вас есть рулл. Используйте его с толком.
  - Например?
  - Например, просмотрите маркировки на всех установках, что стоят в ангаре и погрузите на "Глеар" самые ценные и нужные. Оставьте место для трех "Амедаланов" и силовой установки к ним. Во внешнем ангаре стоит постовой транспорт. Часть его можно перегнать сюда по прямому туннелю. И взять на борт "Всадника". Поскольку на борту кораблей весь отряд, вы успеете справиться до того, как медблок закончит лечение Нави.
  Россы молчали. Они просто внимательно смотрели на нее и молчали. Девушка вздохнула.
  - Свет! - голос, усиленный магией, хлестнул, словно бич.
  Потолок ангара вспыхнул яркими белыми огнями, заливая помещение безжалостным жестким светом. Руны, нанесенные за время ожидания, вспыхнули, словно штормовой прожектор. Россы дернулись от неожиданности и зажмурились от слишком яркого света. Рин убрала яркость, свет поблек, оставив весело плясать в глазах разноцветные пятна. Не ожидала столь мощной вспышки, видимо, опять вложила слишком много энергии в письмо. Как и всегда. Не рассчитав с непривычки.
  - А теперь, пока не истощился запас энергии на освещении, советую приняться за погрузку. Лампы тут уже давно сдохли и замене не подлежат. Так что, если не хотите потом грузить при свете корабельных прожекторов, советую пошевелиться.
  - Если это не лампы, то что это? - едва слышно спросил Танцор.
  - Узнаешь позже.
  - Сейчас! - холодно сказал Лезо.
  Рин повернулась, осмотрела Лезо ленивым взглядом, и, ничего не сказав, пошла к двери в жилые отсеки. Надо же, решил покомандовать. Ну-ну. Лезо глубоко вздохнул, стиснув зубы. Он не привык к такому пренебрежению. Властный росс подчинялся только одному живому существу. Нави. И больше никому. Танцор, хихикнув, хлопнул Лезо по спине.
  - Ну что, уели?
  - Заткнись!
  - Щаз! - наглая харя Танцора расплылась в ухмылке. - А мне она понравилась. Просто прелесть!
  Лезо тихо зарычал. Танцор, хихикая, с чувством выполненного долга легкой рысцой погнал вдогон Рин. Догнав девушку в коридоре, он пристроился рядом. Рин, улыбнувшись, спросила:
  - Что, слинял с погрузки?
  - Сами справятся.
  - Не сомневаюсь. Особенно, если хватит сообразительности воспользоваться автопогрузчиками. Они стоят у западной стены как раз за ремонтными боксами. Пять штук и все рабочие.
  Танцор весело заржал.
  - Тест на внимательность?
  - Типа того.
  Рин, остановила Танцора, придержав его за руку.
  - Что?
  - Стой.
  Девушка коснулась кончиками пальцев воздуха, задрожавшего, словно потревоженная вода. Силовой барьер пошел рябью и исчез. Рин уже не видела смысла восстанавливать защитный полог.
  - А вот теперь пошли.
  - Что это было?
  - Один из защитных барьеров.
  - Странно. Я и не знал, что у ишон есть такие штучки.
  - Их у них и нет. Барьеры ставила я.
  - Как?
  - Узнаешь позже.
  Танцор настаивать на ответе не стал, только гораздо более внимательно посмотрел на идущую подле него девушку. Уже на подходе к лазарету, из-за поворота выкатился подрастающий инт. Танцору хватило ума не выстрелить. Звереныш же, резко затормозив, подбежал к девушке, обнюхав по дороге Танцора. Инт, потеревшись о ноги Рин, убежал в сторону кухни. Танцор, подобрав отвисшую челюсть, пробормотал:
  - Хорош зверек!
  - Милый, правда? - Рин улыбнулась.
  - Хм.
  - Что? Удивлен?
  - Да конечно удивлен!
  - Ну, все мы не без изъяна. - Рин, улыбнувшись, открыла двери лазарета. - Идем, глянешь на своего командира.
  Танцор, тряхнув головой, осторожно вошел в лазарет, ожидая еще какого-то сюрприза. За свою весьма бурную жизнь он видел много. Но не такое. В лазарете стояли два работающих медблока класса "Амедалан". Помимо аппаратуры, непосредственно контролирующей эти устройства, работала только маленькая отопительная установка. Все остальное оборудование было упаковано и законсервировано для транспортировки и длительного хранения. Освещение не работало, если не считать узких белых ламп по периметру лазарета. Основной свет давал сонм разноцветных и разнокалиберных шариков, витающих в воздухе. Ишон, сидящий на корпусе силовой станции, развлекался тем, что, тыкая пальцем в лениво порхающий слабо светящийся лиловый шар, заставлял его менять форму и светимость. Шар слабо сопротивлялся и пытался удрать, но человек тычками возвращал его в исходное положение. На плече у человека дрых маленький куану, свесив длинный хвостик на грудь ишон. Еще парочка этих же созданий гоняла шарики по воздуху, щебеча и чирикая. На хирургическом столе закипал мятый чайник, стоящий на портативной плите. Возле него, аккуратно разложенные и нарезанные, лежали запеченные вырезки филейных частей ихтан и таер вместе с кубиками НЗ, выложенные в коробки из-под световых гранат и ракетных маячков. Тут же лежали черные сабли Зуана, автоматические винтовки "Смерч" в количестве четырех штук, сваленные горкой магазины и ракетные кассеты к ним же. На другом конце стола лежала кучка слабо светящихся голубых кристаллов разнообразнейших форм. Над ними витала в воздухе модель крепости, собранная из этих самых кристаллов. Причем витала без всякой видимой поддержки, как и светящиеся шарики в воздухе. На стуле оператора висели и сохли два белых комбеза, а ботинки валялись в углу в куче тающего снега.
  Человек, упустив-таки шарик, повернул голову. Осмотрев Танцора, он, ухмыльнувшись, спросил:
  - Ну что, как у нас тут интерьерчик?
  - Мирт, отвали от него. - Рин просмотрела показания приборов на обоих медблоках. - Тэк-с, Твой братишка вот-вот будет готов к употреблению.
  - Ну наконец-то! - Мирт сполз с силовой станции. - А то мне вроде как и не помешает добраться до транспортов завтра к вечеру. Там как раз отчаливает один.
  - Не отчалит еще два дня, как минимум.
  - Из-за них? - Мирт кивнул в сторону молчащего Танцора.
  - Пока крейсер не свалит с орбиты, транспорты будут сидеть сиднем. Так что успеешь.
  - Дык, по-любому успею. Ты же мне "Буранчик" одолжишь, правда?
  - А ты его что, потом вернуть собираешься? - с улыбкой спросила Рин.
  Мирт хохотнул.
  - А что, похоже?
  - Очень.
  Мирт опять заржал. Тихий переливчатый звон прервал его. "Амедалан" сообщил, что лечение пациента завершено. Мирт, развернувшись на месте, с волнением нажал на клавиш. Купол медблока поднялся, открывая лежащего в его утробе Динана. Лицо Мирта вытянулось. Рин, улыбаясь, заметила:
  - Хорош, правда? Как свеженький покойничек!
  - Рина! - Мирт вскинул голову. - Не шути так!
  - Да ладно тебе.
  - Что "да ладно"? Твое слово порой имеет силу приказа. А я хочу живого брата.
  - Боишься, когда страшно?
  Мирт что-то глухо проворчал себе под нос, осторожно ощупывая брата. Танцор просто молча наблюдал за этим делом, без движения стоя у стены. Если бы не черные, до боли (в прямом смысле) знакомые сабли, он бы подумал, что все это - неудачная шутка про Навь. Но глухо урчащий второй "Амедалан", намертво приковавший взгляд росса, давал надежду увидеть командира вновь.
  - Да там он, там.
  Танцор вздрогнул и повернулся, перехватив взгляд Мирта. Человек ухмыльнулся. Танцор, осторожно обогнув стол, подошел к медблоку. Но сквозь переливающийся купол видна лишь смутная фигура.
  - Точно?
  - Абсолютно. Сам укладывал.
  Танцор моргнул.
  - Сам?
  - Ну а кто же? Твой шеф уж больно увесистый для тонких рук нашей драгоценной Рин. Хотя.... - Мирт нахально ухмыльнулся.
  Рин очень многообещающе погрозила Мирту. Тот лишь отвесил шутливый поклон. Девушка пустила маленькую молнию в него.
  - Засранец!
  - Я тоже тебя люблю, солнышко. - Мирт подпрыгнул от второго разряда.
  - Ну ты гад, Мирт.
  - Стараюсь всеми фибрами своей широкой души.
  - Ты за братом смотри, фибра души.
  Мирт пару раз моргнул, а потом, пожав плечами, занялся медленно и мучительно приходящим в себя Динаном.
  - Танцор.
  - Что? - росс поднял голову.
  - Свяжись с остальными и передай им, что если они подстрелят моего котенка - зажарю на малом огне. Медленно и мучительно. Так и передай. - Над ладонью Рин вспыхнул маленький огонек.
  Танцор вздрогнул и потянулся к передатчику. Почему-то у росса не возникло и тени сомнения, что эта маленькая девушка сделает именно то, чем пригрозила.
  
  Медблок закончил лечение Зуана ровно через рулл. К тому времени россы закончили погрузку установок на борт "Глеара". Погрузчики они нашли, но не сразу, из-за чего Лезо был мрачнее тучи. Тонкий подстеб девушки, умолчавшей о погрузчиках, высокий росс понял и оценил. Из-за чего завелся еще больше. Хекс, пнувший разлегшегося посреди коридора инта, был им же пребольно укушен, да еще и получил чувствительный разряд от Рин в мягкие и совсем не важные для жизни ткани и был вынужден постоянно стоять. Ринор с увлечением и нескрываемым интересом копался в одном из "Смерчей", медленно превращая винтовку в кучу запчастей. Фиан на пару с Миртом гонял шарики по воздуху, устроившись на зачехленных установках, со всем азартом предаваясь этой нехитрой но увлекательной затее. К веселящейся парочке присоединились и три куану, внося посильную лепту в хаотичность движения шариков. Вихрь и Ксаран сидели в ангаре, Зан и Андари дежурили в рубках кораблей. Остальные россы разбрелись по лазарету.
  Тонкий звон медблока заставил всех вскочить. Рин открыла купол. Россы подошли ближе. Все их внимание приковал их командир, без движения лежащий в мягком нутре "Амедалана".
  Сказать, что Зуан выглядел плохо, - это ничего не сказать. Росс выглядел просто ужасно. Кожа, смуглая от природы, сейчас была белее снега, из-за чего воин слишком живо напоминал мертвеца. Темные круги под глазами и осунувшееся лицо еще больше усиливали жуткое сходство, а черная полоса венца лишь подчеркивала неестественную бледность. Лишь медленное и практически незаметное движение груди позволяло понять, что он вообще живой.
  Рин наклонилась и, едва касаясь пальцами кожи, положила руки на грудь росса. Из-под узких ладоней появилось слабое золотистое свечение. В лазарете царила тишина, настолько полная, что было слышно потрескивание энергии шариков. Россы в каком-то оцепенении наблюдали за маленькой девушкой, не сводя глаз, не шевелясь. Лишь Мирт, больше всех подготовленный и привыкший, наблюдал за Рин с простым любопытством. Свечение постепенно исчезло, словно впитавшись в тело Зуана. Кожа воина приобрела нормальный золотисто-коричневый оттенок, утратив пугающую синеву. Круги под глазами исчезли. Дыхание выровнялось. Рин слегка тряхнула Зуана. Воин вздрогнул и широко открыл глаза.
  Некоторое время он просто тупо смотрел в никуда, но постепенно в зеленых глазах появился острый блеск разума. Зуан моргнул, сощурился и с трудом сел. Несколько мгновений он не шевелился, давая возможность своей голове устаканиться и перестать наматывать круги. Когда перед глазами перестало плыть и двоиться, а он сам смог внятно соображать, не ловя ускользающие мысли за хвосты, вот тогда уже Зуан сделал над собой героическое усилие и осмотрел окружающий его народ.
  - Наконец-то.
  Воины молчали. Зуан поймал взгляд Рин. В течение трех секунд он узнал все, что пропустил, лежа в лазарете. На его губах появилась ухмылка. Глянув на пребывающего в состоянии особой мрачности Лезо, Зуан улыбнулся еще шире. Лезо, удивленно глядя на командира, спросил:
  - Я что-то пропустил?
  - Нет. Вот ты как раз ничего не пропустил, - улыбка исчезла. - Погрузка кораблей закончена?
  - Почти.
  - Ха-ра-шо! - почти по слогам сказал Зуан, сползая с медблока. - Собирайте "Амедаланы" и грузите на "Глеар".
  - Навь, откуда ты знаешь, что мы привели "Глеар"? - спросил Ринор.
  - А ты угадай.
  Улыбка вновь сверкнула на губах Зуана. Он обогнул медблок, добрался до стола и начал методично поедать мясо, запивая свежезаваренным Миртом чаем. Воины молча таращились на командира. Первым дошло до Танцора.
  - Рин? Это Рин сказала?
  - Почти.
  - Что "почти"?
  - Она не сказала, но ты прав. Я узнал от Рин.
  - Телепат?
  - Нет. Ни я, ни Рин не телепаты.
  - Но.....
  - Узнаешь позже.
  Танцор вздрогнул.
  - То же самое мне сказала Рин, когда я спросил про силовые барьеры. Слово в слово.
  - И правильно сказала.
  - Вы действительно похожи.
  - И больше, чем ты думаешь. - Зуан невозмутимо запихнул в рот шмат мяса. - Таер?
  - Ага. - Мирт нахально ухмыльнулся.
  - Это случайно не одна из тех таер, что меня чуть не сожрали?
  - Совершенно случайно именно из тех. Вкусно?
  - Особенно вкусно.
  Мирт расхохотался. Взгляд Зуана, блуждающий по воинам, задержался на молодом ишон, уныло сидящим на платформе медблока.
  - Динан.
  Ишон поднял голову.
  - Очухался?
  - Да.
  - Давно?
  - Как раз твои прилетели. Чуть меньше рулла назад. - Динан вымученно улыбнулся, с трудом борясь с головной болью. - Я тебе должен.
  - Не мне.
  Динан перевел взгляд на Рин. Зуан согласно кивнул.
  - Я бы оставил.
  Ишон вздрогнул. Мирт, сжав плечо брата, сказал:
  - Ладно, нам, наверно, пора.
  Зуан улыбнулся.
  - Можешь взять "Буран". Я разрешаю.
  - Как я понимаю, скоро этот пост опустеет?
  - Исчезнет. - Поправила Мирта Рин.
  - Мда? - Мирт вздохнул. - Тоже верно. Ну что ж, мы пошли.
  Рин и Зуан синхронно кивнули.
  - Возьмите припасы на складе. Все что нужно. У вас далекий путь.
  Мирт поблагодарил росса и ушел собираться, после чего они уехали не прощаясь. Рин закрыла ворота и вернулась в лазарет. Все это время Зуан просто молча сидел на столе, активно доедая мясо, и начисто игнорируя вопросы воинов. Еще не время. Воины "Наваждения" успели собрать и погрузить на корабли медблоки и транспорт, когда в лазарет вошла Рин.
  - Все. Уехали.
  Зуан кивнул. Спрыгнув со стола, росс сгреб сабли в охапку, подвесил толстый резной цилиндр сложенного лука и, повернувшись к Лезо, сухо сказал:
  - Уходим. Объявляй сбор в ангаре.
  Коротко свистнув, Зуан позвал котенка. Куану обсели Рин, словно чувствуя, что хозяева собираются уходить.
  - Зверье забираем? - спросил Лезо.
  - Да.
  - А пост?
  Лезо встретил взгляд командира и просто кивнул. Вопросов не возникло. У Зуана всегда были выразительные глаза, когда он этого хотел. Уже идя к ангару, Лезо заметил разгром в одном из жилых блоков.
  - Навь.
  - Да?
  - Что тут случилось?
  Зуан перехватил взгляд Лезо, указывающий на оплавленный коридор.
  - Тут что, взорвался ящик вакуумных гранат?
  - Нет. Это сработала ловушка Рин.
  - Что?
  Зуан улыбнулся. Лезо вскинул голову и прошипел:
  - Только попробуй сказать "узнаешь позже"!
  - Хорошо. Мы обжили малую часть поста, да и ворота ангара не закрывались до конца из-за погнутой створки. И, во избежание неожиданных сюрпризов, расставили линии обороны и оповещения. Рин расставила. Эта ловушка была частью одной из внутренних систем защиты. И когда ее случайно потревожили, она и сработала, разнеся тут все молниями. Часовой сработал на движение.
  - Что это за устройство?
  - Это не устройство. Это вообще не техника. Часовой - это знак на стене. В данном случае - на полу. Если его потревожить, он формирует на высоте около десяти шиар энергетический шар, из которого начинают бить довольно мощные молнии, способные изжарить человека или ихтана на месте. Все это продолжается около шести миат, после чего ловушка бесследно исчезает. В смысле, ловушка именно этого типа.
  - Ничего подобного не видел.
  - У тебя еще будет шанс.
  - Рин летит с нами?
  - Да.
  - Это не обсуждается?
  - Нет.
  В необычно пустом ангаре собрался весь отряд. Зуан просто умилился, сколько громоздкого оборудования можно при желании впихнуть в "Глеар". Его воины даже погрузчики упаковали. Теперь было б хорошо, если бы перегруженный корабль смог оторваться от площадки и взлететь, в чем Зуан сильно сомневался, прикинув в уме общий вес всего, что россы умудрились впихнуть в трюмы грузовика.
  Зуан, осмотрев свою банду, сказал:
  - Ну что, грузитесь. Вылетаем.
  Дважды повторять не пришлось. Часть отряда ушла на грузовик, часть - на охотник. Зуан, крепко сжав ладонь девушки, потянул ее на "Всадник". Котенок неотступно следовал за хозяевами, недоверчиво косясь на корабли. Зуан завел Рин в рубку "Всадника ночи", согнав Танцора с кресла пилота. С трепетом он провел руками по знакомым пультам. Рука привычно сжала штурвал. Корабль чутко реагировал на прикосновения пилота. Зуан улыбнулся. Наконец-то он опять вернется в космос!
  - Рин, открой ворота.
  Девушка прикрыла глаза, мысленно потянувшись к широкому клавишу. Аппаратура, почувствовав незримое касание, послушно распахнула створки. Зуан, тронув передатчик, сказал:
  - "Глеар", взлетайте и выходите на орбиту.
  Грузовоз прогрел двигатели и тяжело, неуклюже оторвался от площадки, заваливаясь на левый бок, тяжко выбрался из ангара. Зуан пробурчал:
  - Надо же. А я уже думал, что не взлетите.
  - Ну, мы его немного перегрузили. - раздался голос Андари.
  - Немного? Хорошо если стабилизаторы дотянут. Жадность - это плохо, сколько раз вам говорить?
  Андари не ответил. Они и в самом деле перегрузили корабль почти втрое. Зуан поднял охотник. Полузабытое чувство восторга вновь вернулось, когда пальца сжали штурвал. Корабль заложил умопомрачительный вираж, выскочив из ангара. Развернувшись, Зуан тщательно прицелился.
  - Рин, ракеты.
  - Уже. Не забудь про удар.
  - Сильно?
  - Ну, ты же знаешь, как получается.
  - Четыре ракеты.
  - Одной хватит за глаза.
  Зуан плавно вжал кнопку огня, и ракета сорвалась с места, оставляя за собой странный искристый след. Танцор и Зан, находящиеся в рубке, с изумлением следили за ее полетом. Ракета достигла открытых ворот ангара и скрылась внутри. Спустя еще секунду склон горы расцвел ослепительным в ночном мраке взрывом. Огонь быстро угас. Пик вновь погрузился в темноту. И лишь слабые отблески пожара в глубине поста бросали кровавые отблески на скалы хребта.
  Зуан некоторое время всматривался в ночь. Взрыв не был особо сильным. Рин, рассматривая дело рук своих, тихо сказала:
  - Вся мощь взрыва направлена вовнутрь. С одной стороны и мощность особо сильная не потребовалась, да и ошметки скал не летят во все стороны. Мирт вовремя смылся. Он как раз был за пределами ударной волны.
  - Точно?
  - Я смотрела за ними.
  - Ну, тогда... - Зуан улыбнулся, направляя охотник за пределы атмосферы.
  Мирт, стоя на гребне горы, молча смотрел, как две точки росских кораблей растворяются среди звезд. Глянув на пылающий склон, он покачал головой и тронул снегоход. Пора бы и ему сваливать с этой на редкость гостеприимной планетки. Тяжелый "Буран", мягко подгребая снег силовой подушкой, помчался по сугробам к далекой транспортной базе .
  
  * * * * *
  
  Бриллиантовое светило неторопливо уходило за горизонт, зажигая небо, словно драгоценность, всполохами преломленного света. Появились первые звезды, играя искристыми огнями на шелковой вуали ночи. Луны засветились ярче, принося прохладу в мир, сжигаемый яростным огнем Вселенной. Огненным росчерком пролетел феникс. Ниже, у самых гор, стая драконов проводила ритуальные игрища, на которых молодой самец мог предложить своей самке создать семью. И яростные вспышки сражений между горячими драконами освещали подножия мрачных скал. Еще дальше изумрудной свечой пылала Твердыня магов, унося в небеса призывы к древним силам....
  Мир жил своей жизнью. Сброс Реальности не коснулся его. Чудовищная катастрофа прошла далеко в стороне, оставив после себя лишь всполохи яростных звездных бурь, что так красиво теперь украшают ночное небо....
  Хартахен со вздохом отвернулся от окна. Он любил наблюдать за собственным миром, холя и лелея его, пестуя, как любимого ребенка. Но теперь взор Владыки все чаще и чаще помимо воли стремился к огромному экрану, занимающему половину стены. Сейчас на этом чуде колдовской техники во всей своей красе замер легкий крейсер "Дэль".
  Что ж, его Тандем делал успехи. Девочка очень выросла как маг. Она не ошиблась в выборе аззара. Это хорошо. Они поладили и добились полного взаимопонимания. Это еще лучше. Владыка тонко улыбнулся. Его расчет оправдался. Если они и дальше пойдут такими темпами, то в скором времени....
  Хартахен подавил свои мысли. Да, он Владыка Хаоса, он может повелевать этой чудовищной силой. Но он не всесилен. Он Владыка, но не бог! Есть и те, кому вынужден подчиняться и он сам. Есть силы и над ним. Не стоит давать им повод усомниться. Ведь если они глянут на его Тандем внимательнее.... Хартахен почувствовал давнее, полузабытое чувство. Страх! Ведь если правда всплывет до срока.... Есть такие наказания, что смерть покажется благом. Это Хартахен знал, как и то, во что именно выльется его затея.
  Владыка тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Все получится так, как надо. Осталось еще немного, и процесс уже не обратить. И тогда даже боги не смогут вмешаться. Великий Город не позволит!
  Великий Город и тот, кто любит авантюры!
  Владыка улыбнулся. В бездонных глазах заплясали черти.
  Да. Тот, кто любит авантюры....
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Н.Жильцова, С.Ушкова "Две короны. Турнир" Ю.Иванович "Торговец эпохами. Оборванный след" В.Чернованова "Наследница темного мага" Е.Богданова "Правила поведения под столом" Ю.Фирсанова "Убить демиурга!" Ю.Архарова "Право первой ночи" В.Чиркова "Трельяж с видом на море. Тайна зеркала" Л.Алфеева "Академия в подарок" А.Одувалова "В когтях тигра" О.Романовская "Академия колдовских сил. Салочки с демоном" Е.Горелик "Уроборос" О.Гринберга "На пределе" Е.Щепетнов "Имперский колдун" И.Георгиева "Война-дело семейное. Перехват" О.Пашнина "Звездная Золушка" Г.Гончарова "Средневековая история. Цена счастья" Е.Никольская "Наследница черного озера" А.Черчень "Факультет интриг и пакостей. Три флакона авантюры" Д.Снежная "Агентство"ТЧК". Нечисть в помощь" В.Сафронов "Алмазная цепь" К.Стрельникова "Скажи мне"да". Возвращение"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"