Лерх Ирина: другие произведения.

Перерождение: Эффект Массы_1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Первый кусок первой части. В этом файле последняя правка текста с 1 по 37 главу включительно. Остальная часть текста будет выкладываться в другом файле.

      Серия: Перерождение
      Название: Эффект Массы
      
      Фэндом: Mass Effect
      Основные персонажи: Сарен Артериус, Найлус Крайк, Гаррус Вакариан (Архангел), ф!Шепард
      
      Персонажи: персонажи - как канонные, так и новые
      Пэйринг: в фике будут показаны отношения разных пар (или семей) как от начала их зарождения, так и уже устоявшиеся.
      
      Рейтинг: NC-17
      Жанры: Гет, Фэнтези, Фантастика, Экшн (action), Психология, Повседневность, POV, AU
      Предупреждения: OOC, Полиандрия, ОЖП, ОМП
      
      
      
      Немного о том, что вы можете прочитать в фантике
      
      Написав наполовину первую часть этого фанфика, я столкнулась с некоторым недопониманием или непониманием со стороны читателей. Дабы морально подготовить нового читателя (я надеюсь такие еще будут =)), я решила написать такое небольшое вступительное слово.
      
      
      Итак.
      Вы нашли мой фанфик и по какой-то причине им заинтересовались настолько, что открыли, дабы почитать.
      Поскольку я не сторонник ситуации с кактусом и мышками, хочу написать предупреждение, дабы исключить недопонимания и убрать возможность будущего разочарования.
      
      Начну с самого главного
      (персонально для мужской части читателей этого сайта, ибо они, как показала практика, самые нервные).
      
      
      Чего вы НЕ УВИДИТЕ в этом фанфике:
      
      Вы не увидите крутого коммандера Шепарда, который пачками повергает врагов, уничтожает массово Жнецов, мчась на "Нормандии" впереди всея флота и "делает невозможное перед завтраком и задумывает немыслимое до обеда" (цитата из коммента).
      
      Вы не увидите эпического описания, как Великое Человечество всех успешно нагибает, уничтожает Жнецов и начинает доминировать в галактике, милостиво подмяв под себя Совет и все остальные расы.
      Будьте реалистами.
      Люди только в 2148 году на Марсе Архив начали изучать. Для тех, кто не может посчитать, на момент старта МЕ1 на двое 2183й год, иными словами, люди только 35 лет назад как вообще узнали о нуль-элементе.
      
      Из этого следует, что вы не увидите равного технического развития между людьми и другими расами Пространства Цитадели.
      
      Вы не увидите тупой Совет. Правители не могут быть такими тупыми и недальновидными, какими они показаны в каноне.
      
      Вы не увидите героического Андерсона. Извините, но я его покажу так, как воспринимаю, с учетом прочитанных книг, комиксов по Массе и диалогов в игре.
      
      Вы не увидите тупого Рекса. Не надо мне доказывать, что он чуть умнее табуретки.
      
      Вы не найдете нежной и трепетной романтической истории: не те персонажи в ней участвуют.
      
      Вы еще много чего не увидите из того, что сделано в каноне и наоборот, увидите то, что в этом самом каноне не показано или показано по-другому.
      
      
      Дальше.
      
      
      Автор - женщина.
      
      Я люблю дядю Обоснуя и дружу с его сестрой - Логикой.
      Если я что-то не знаю - это совсем другое дело.
      Я все же живой человек и право на ошибку и незнание у меня есть. Учитывайте это. Я ж не галактическая энциклопедия в конце концов!
      
      
      Главный герой, от лица которого идет повествование - женщина.
      
      Хочу заметить - ЖЕНЩИНА! А не мужик в бабской тушке, баба с яйцами и мужик с сиськами. Женщина.
      Соответственно, ведет она себя как женщина, приоритеты у нее несколько отличаются от приоритетов мужчин, логика действий, принятия решений и прочее-прочее - женские.
      Не надо свистеть про "женскую логику" и я не буду говорить, что понятия "мужская логика" нет вообще.
      
      
      Жанр - гет.
      Не джен.
      Логично предположить, что будет развита романтическая линия.
      Но!
      Если вы ждете розовых соплей и метаний в мучительных попытках выбора между мужиками - это не ко мне.
      ГГ - практичная и здравомыслящая женщина. Не девочка-романтическая-малолетка-ждущая-принца-на-белом-звездолете, а циничная здравомыслящая сволочь с развитым собственническим инстинктом и не привыкшая отказывать себе в том, что хочется и можно получить. Более того, она четко знает, что именно она хочет, поскольку врать себе не привыкла.
      Опять же, если вы ждете романтики, вам не сюда.
      Если вы ждете истории о нежном и трепетном развитии любви, опять же, ищите другой фанфик.
      
      Если мне потребуется для каких-то целей описать секс, я его опишу настолько подробно, насколько мне это нужно. Если не потребуется - я просто укажу на то, что подобное мероприятие имело место быть. Фик не вращается вокруг секса, но физическая близость - это тоже грань общения взрослых разумных. Важная грань, которая порой открывает очень любопытные особенности характера и отношений, так что избавьте меня от ханжеских высказываний на тему "это неправильно", "это аморально", "да как она (они/он) могла (могли/мог)" и все в том же духе.
      Я все же надеюсь, что читающие мое произведение люди - существа разумные, а не дурные малолетки со спермой, плещущейся в глазах и не обиженные жизнью люди, считающие физическую близость чем-то грязным и низким.
      Если вас коробит полиандрия (для тех, кто не знает этого слова и не хочет заглянуть в словарь - многомужество) - не надо читать. Не расстраивайтесь, и не расстраивайте меня.
      (опять же, это больше всего коробит парней, у которых большой и трепетной любовью пользуется гарем из ГГ и кучи красоток, готовых отдаться в любой момент и боготворящих оного ГГ).
      
      Ах да, чуть не забыла. У ГГ будут отношения с турианцами. Это персонально для тех, кого коробят отношения с инопланетянами.
      
      Дальше.
      Столь любимый конфликт, продолжающийся на протяжении уже 40 глав (на момент написания этого вступления), и определенно не собирающийся заканчиваться.
      
      О ЛЮДЯХ, ЧЕЛОВЕЧЕСТВЕ и АЛЬЯНСЕ
      
      Не надо мне рассказывать, какие люди хорошие, порядочные, добрые, благородные, верные, честные... (список продолжите сами). Люди - те еще... суЧности. На реальный мир посмотрите, если у вас есть сомнения.
      Да, есть УНИКАЛЬНЫЕ экземпляры, украшения нашего вида. Есть. Я это знаю.
      Я знаю, что у ЧЕЛОВЕЧЕСТВА колоссальный потенциал.
      Я знаю, что люди могут быть хорошими, порядочными, добрыми, благородными, верными, честными и так далее. Могут. Но - не хотят. По большей части. Над такими еще и ржут потом, типа, смотри какой лох. Что - печально.
      
      Я НЕ обсираю и НЕ обливаю грязью ни людей, ни человечество, я могу обосрать АЛЬЯНС СИСТЕМ. Но его не обосрать просто грешно. Если вы считаете иначе - разберитесь сперва с собой и своими мыслями. Я пишу то, что думаю без каких-то скрытых смыслов и подводных камней. Я это предупреждаю сразу.
      
      
      О Призраке и Цербере
      
      Тут блин...
      Призрак - тот еще пафосный и высокомерный придурок, ИМХО! Иметь ТАКУЮ организацию, ТАКИЕ возможности и так это все проеб... пардон, нецелесообразно и непрактично использовать...
      Не надо говорить сами слова о том, что Цербер может быть уничтожен. У меня от такого по спине мороз идет, как я представлю, сколько проблем эти гонд... эм, обиженные высококлассные спецы могут организовать. Жнецы умиляться и удивятся, глядя на картины разрушений.
      
      
      Второй САМЫЙ любимый пункт преткновения.
      О ксеносах, ксенофобии и ксенофилии
      
      Для тех, кто не заметил или не обратил внимание, или просто не понял, я напишу, что ГГ - Имрир Шепард - попаданец (перерожденец), она - метаморф. Иными словами - нихрена уже не человек. Она НЕ ОБЯЗАНА любить людей и писать от восторга при виде родимого человечества (а изначально она родилась именно человеком).
      Девочка обладает здравым смыслом и вполне адекватно оценивает перспективы встречи с родимой расой, а конкретно с Цербером. Поскольку она далеко не дура, то оказаться на лабораторном столе у нее нет ни малейшего желания. И вы никогда не докажете мне, что она там не окажется, всплыви правда о ее особенностях.
      Как метаморф, обладающий способностью превращаться во что угодно, как разумный, перерождавшийся не только в людей, понятие "раса" для нее уже давно потеряло смысл. Для нее - ВСЕ ВОКРУГ КСЕНОСЫ! И люди в том числе.
      Из этого следует закономерный вывод: ей глубоко безразлична раса ее друзей и любовников. Важен только один-единственный критерий - личные качества.
      Соответственно, понятие "ксенофобия" и "ксенофилия" по отношению к этому персонажу - некорректны.
      
      И да, лично я (автор) людей не сильно люблю, и мне пофигу, у кого какая рожа, если мне нравится персонаж.
      
      
      Дальше.
      
      О вселенной и каноне
      
      Предупреждение AU, полагаю, поясняет этот вопрос, но я, все же, допишу.
      
      Я пишу фанфик по мотивам Эффекта Массы. Я опираюсь на канонные события, сохраняя ВИДИМОЕ соответствие оному каноны, т.е. при взгляде со стороны различий от описанного в МЕ1 мира нет. Повторяю для тех, кто привык читая, не замечать текст: ВИДИМОЕ СООТВЕТСТВИЕ! В первой главе словами ГГ я описываю, как развивает воплощенная реальность и по каким законам. Читайте внимательнее или лучше вообще не читайте.
      
      Я не претендую на написание фика с "заклепками" (как мне пытались доказать), не собираюсь делать "реалистичную книгу, в которой описывается вселенная МЕ так, как она должна была бы быть". У каждого свое понимание, какой должна быть эта реальность. У меня - такое.
      
      Вроде как все. Если что вспомню - допишу.
      
      
      Если вас вся эта телега, написанная выше, не оттолкнула - приятного вам чтения =)
      
      
      
      
      
      Перерождение: Эффект Массы
      
      Часть 1: Под тенью Властелина
      
      Глава 1: Здравствуй, новое воплощение!
      
      
      Стоящая у обзорного экрана женщина неожиданно тонко вскрикнула и осела на пол, забившись в коротких судорогах. Глаза закатились, руки заскребли по металлу пола, из горла вырывался хрип и клекот.
      Когда ее нашли двое бойцов из группы высадки, женщина спокойно спала на полу каюты. Попытки разбудить ни к чему не привели.
      - Дэрг, несем ее к Чаквас, мало ли что.
      - А если... Этот? - боец неопределенно взмахнул рукой.
      - Я его отвлеку, если что.
      Дэрг поднял пребывающую в беспамятстве командира на руки и понес в корабельный лазарет.
      Но проверка ничего не показала: коммандер была совершенно здорова и ее показатели ничем не отличались от стандартных данных крепко спящего человека.
      Высокий мужчина тихо спросил:
      - Доктор, что с ней?
      - Простите, парни... я не знаю. - растерянно развела руками врач.
      - Как она?
      - Показатели стабильны. Коммандер Шепард просто спит.
      - Дайте нам знать, когда она очнется.
      - Дам. - доктор кивнула, не отрывая взгляда от мониторов. - Идите. Через четыре часа на проверку.
      Бойцы резко развернулись и покинули из лазарета. Врач тяжело вздохнула и вернулась к работе, внимательно всматриваясь в показания приборов, снятые во время странного приступа.
      - Ну вот, нарвались. - буркнул мощный мужчина, которого сослуживец назвал Дэргом.
      - Смирись. Все равно бы вызвала.
      Дэрг осмотрел безлюдную столовую, выглянул в коридор.
      - А давай по аварийным.
      Бойцы по-тихому свалили к своему отряду по аварийным лестницам, и спустившийся на жилую палубу темнокожий мужчина в форме капитана ВКС Альянса Систем никого не увидел.
      
      * * *
      
      Агония смерти еще властвовала над чувствами, но постепенно фантомные боли сходили на нет и затухали, позволив мне взять контроль над новым телом. Инстинкты и чутье на опасность молчали: тело пребывало в безопасности и немедленных действий от меня не требовалось.
      Появились ощущения: я почувствовала запахи при вдохе, металлический привкус на языке, жесткость лежанки, покалывание в кончиках пальцев. Синхронизация завершилась. Моя душа прижилась на новом месте, связи восстановились, аура начала медленно разворачиваться, воссоздавая слой за слоем, а я запустила диагностику организма. Надо же знать, в кого меня закинуло на этот раз.
      Результат меня порадовал: тело женское, относительно здоровое, человеческое, на пике своего развития. Идеальный вариант для перестройки. Постепенно, по мере развертки ауры и ассимиляции с моей душой, организм изменится, приобретя те свойства, которые мне удалось за собой закрепить. Первой активируется регенерация, душа начнет подстраивать тело под себя. Как только развернутся и сформируются внутренние слои, начнется поглощение памяти реципиента, тело которого я заняла.
      Было ли мне жаль женщину, чье существование я так внезапно оборвала? Ни на мгновение! Душа ушла на перерождение без повреждений и с приличным запасом энергии, так что следующее рождение будет на редкость удачным и счастливым - это мои отступные, своеобразная плата за прерванную жизнь. Да и опыт подсказывает, что жизнь этой женщины была бы... бурной. Очень бурной и кровавой. В иные судьбы меня не закидывает...
      Развернулся второй слой. Скачущие мысли успокоились. Сознание очистилось, психика стабилизировалась, насколько вообще понятие "стабильная психика" ко мне применимо, разум прояснился. Третий слой будет раскрываться несколько часов и даст мне власть над телом. Четвертый развернется к окончанию суток, и с активизацией пятого я начну поглощать информацию из мозга носителя. Значит... спать. Короткий ментальный приказ, и разум послушно погас, погружая меня в сон .
      
      Развертка слоя завершилась, пробуждая сознание. На границе восприятия появилось ощущение жизни, биение какой-то мощной энергии, а передо мной развернулась ПАМЯТЬ. Память женщины по имени Имрир Шепард.
      Просматривая скупые, частично неполные воспоминания, я не знала смеяться мне или плакать от осознания, в КАКУЮ воплощенную реальность меня закинуло на этот раз!
      Эффект Массы!
      Вот уж не думала, что когда-нибудь пройду перерождение в воплощенной реальности, сформировавшейся на эгрегоре этой игры! Обычно меня закидывает в миры магические или не столь технически развитые. А тут - первый действительно развитый мир, космическая цивилизация и все такое, и, надо же было мне вляпаться именно в ЭТУ реальность!
      Нет, ну это ж надо! Эффект Массы...
      Не спорю, игра мне в чем-то понравилась, вселенная интересная, персонажи - колоритные, но, демоны меня дери, жить в ней - желания никакого! Тем более, в тушке женской вариации Шепарда, полной сироты и героя... нет, Мясника злополучного Торфана! Ладно хоть не в мужика-парагона, героя Альянса вляпалась, и то радует.
      Может сдохнуть, пока душа еще не прижилась и можно смотаться в другую жизнь без получения отката от погибшей реальности? Короткий ментальный приказ, сердце останавливается, и здравствуй, новое перерождение. И никаких тебе Жнецов!
      Одна мысль об этих существах и грядущем Апокалипсисе галактического масштаба вызывала у меня чувство глубокого уныния и устойчивое желание сбежать на тот свет. Лучше уж опять к зомбякам! Они хотя бы привычные и в душу не лезут.
      Стоп.
      Что-то меня занесло.
      Вал эмоций утих так же стремительно, как и сформировался. Неприятно. У меня своих заскоков хватает и без серьезных проблем с изуродованной психикой реципиента, которые будут проявляться в подобных эмоциональных всплесках до тех пор, пока я не получу полный контроль над телом.
      Поднялось глухое раздражение.
      Это ж надо было вляпаться в тушку девчонки с хорошими такими проблемами с психикой из-за невероятно чудесного детства на улице, нежной юности и полной добра и понимания ближних службы в армии.
      Легкого тебе перерождения, Имрир Шепард, и спокойной следующей жизни. Ты этого заслужила. Ну а я проживу эту крайне... гм, интересную жизнь вместо тебя.
      Кривая усмешка едва-едва изогнула уголки губ.
      Как там говорил мой коллега-перерожденец Эстус на сто-какой-то-там жизни? Я даю шанс на выживание этой реальности и пахать на чужое благо я буду только в комфортных для себя условиях. Воспользуюсь его советом и примером. Буду создавать для себя комфортные условия, пользуясь всеми возможностями высокоразвитой космической цивилизации.
      Стоит освежить в памяти "канон", раз уж я решила не уходить немедленно на перерождение и дать этой реальности шанс развиться в полноценную самодостаточную вселенную. Пока не восстановится менталистика, доступа к Цитадели Памяти и хранящейся в ней информации у меня нет, но кое-что общая память сохранила, несмотря на прошедшее время и пережитые потрясения.
      Попытки вспомнить сюжет игры увенчались частичным успехом: хорошо помнила я только первую часть трилогии, вторую - довольно фрагментарно, а вот третья благополучно смазалась в памяти в мешанину обрывочных кадров, содержащих только самые яркие сюжетные повороты. Впрочем, на первое время хватит и этого. Через месяц развертка ауры завершится, и я получу доступ к своей базе данных по известным мне эгрегорам, которую я столь тщательно собирала из собственных воспоминаний.
      Ладно, демоны с ними, с моими воспоминаниями. Сейчас для меня важнее память реципиента. Судя по тому, что я имела неудовольствие узнать, мне ОЧЕНЬ повезло, и я попала в самое начало Ветвления Реальности, до начала канонных событий.
      Хорошо. Что я имею на сей момент?
      А имею я экспериментальное корыто заоблачной стоимости и сомнительной ценности, выпущенное в первый автономный полет со Спектром Совета на борту, который внезапно присоединился к этой богадельне в последний момент. Почему богадельне? А как можно назвать процесс обката новейшего корабля, если у него на борту только инженерный расчет нормальный, а экипаж набран капитаном из "молодых и перспективных кадровых военных", иными словами, молодняка, недавно выпущенного из Академии? Из опытных офицеров на борту только старпом Прессли и доктор Чаквас. Ну и капитан Андерсон, чья профпригодность лично у меня вызывает здравые сомнения: если память не подводит, бравый капитан, как и мой реципиент, заканчивал академию N7 и до судьбоносной встречи с Сареном служил командиром десантного подразделения на фрегате "Гатлинг". Как Андерсон стал капитаном - это тайна рабочего журнала химеролога.
      Инженерный отсек "Нормандии" нареканий не вызывает: там все спецы, набранные лично главным инженером Адамсом, благодаря которому этот прототип вообще еще летает.
      Пилотом прототипа действительно является небезызвестный Джефф "Джокер" Моро. По сути - инвалид с редким и фактически смертельным генетическим заболеванием. Не могу не отметить, пилот он действительно гениальный, но характер у него...
      Что еще хуже, второго пилота на борту нет! Случись что с Джокером, а это вполне вероятно, и грести придется веслами. Всему экипажу.
      Мелькнула посторонняя мысль: интересно, его и правда взяли на корабль благодаря заступничеству турианского генерала после того, как он УГНАЛ "Нормандию"?
      Ситуация - обнять и плакать! Но такова уж особенность воплощенной реальности, ВСЕГДА совпадающей с каноном эгрегора, по которому она воплотилась, порой даже в самых странных и глупых мелочах, от которых остается только тихо изумляться или громко материться. Вопрос в другом. Каковы различия в том, что не освещено каноном? И что мне могут дать эти различия?
      Первое отличие уже радует: на борту "Нормандии" присутствует нормальная боевая десантная группа из десяти рыл, командует которыми мой реципиент - коммандер Имрир Шепард, особа двадцати восьми лет от роду, круглая сирота, чудом вырвавшаяся с Земли.
      Что из себя представляет сама "Нормандия", я сказать не могу, ибо техническая подкованность у меня хромает: перерождения в слаборазвитые или магические миры сказываются. Да и Хаос с ней, с "Нормандией". Летает и ладно. Хуже другое. Никакой важной информации о Пространстве Цитадели и других расах в рыжей голове моего реципиента не оказалось. Только общедоступные сведения. Интересы этой милой особы по отношению к другим видам имели лишь одну, крайне узкую сторону - как их можно эффективнее всего убить.
      Досадно. Восполнять информационные пробелы придется самостоятельно.
      Может и правда сдохнуть, пока не поздно?
      Мысль о фактическом бегстве промелькнула и исчезла, задавленная жгучим любопытством. Когда еще мне выпадет возможность побывать в космосе? Да кто его знает! А тут... тут... м-да...
      У меня всего три года жизни и гарантированная гибель в финале истории, притом, не одна. Может, если удастся раскачать реальность как следует, получится пожить подольше? Нет, ну в самом деле, меня уже так задолбали эти миры меча и магии со всеми сомнительными "прелестями" дремучего Средневековья и повальной религиозности, что желание пожить хоть немного в цивилизованном обществе перевешивало риски и будущие проблемы. Тем более, эту реальность с накатанной колеи можно столкнуть крайне легко: достаточно просто НИЧЕГО не делать и позволить незабвенному Сарену Артериусу таки начать Жатву. А что? Для меня как перерожденца вариант самый простой и удобный. Реальность продолжит свое развитие, а я получу положенные мне плюшки, хоть и не так много, как за спасение этого Цикла. Зато без лишних хлопот, которые, частенько, ну совершенно не покрываются получаемыми бонусами.
      Посмотрим. Буду я пытаться спасти этот Цикл или присоединюсь к главному антагонисту на борту Властелина, это покажет ближайшее будущее и общение с местным населением и ключевыми персонами.
      Ленивые размышления о смысле моей нынешней жизни оборвал шелест открывающихся дверей и едва слышные шаги. Хватит валяться, Имрир, пора знакомиться с новым миром. Благо, грядущая встреча с протеанским маяком позволит списать на него многие странности и обширные провалы в памяти, а статус Спектра - смотаться из-под бдительного ока начальства.
      Улыбка против воли изогнула губы. Имрир! Имечко дали определенно люди с юмором! Это ж надо... Свет Тьмы!
      А что? Мне нравится. Возьму его себе, раз уж настоящее имя после коллапса первой личности в памяти не сохранилось.
      
      
      Заморгав от яркого света, я открыла глаза. Тихий возглас, шелест одежды. Я осторожно приподнялась на локтях, всматриваясь в подошедшую ко мне пепельноволосую женщину. Так, как там ее... Карин Чаквас, хирург-травматолог, штатный врач "Нормандии".
      - Коммандер Шепард! - голос у Карин оказался весьма приятным, низким и полным искренней заботы.
      - Доктор? Что случилось? Почему я в лазарете?
      - Неизвестно. - доктор пристально всматривалась в мое лицо умными серыми глазами. - Дэрг с Диланом принесли вас в лазарет после того, как не смогли разбудить. Никаких повреждений и никаких отклонений я не обнаружила, как и следов снотворного.
      - Вот как... - я медленно кивнула. Агония смерти, как и всегда, рикошетом ударила по телу. Бывает. - Но?
      - Но разбудить вас не удалось, пока вы сами не проснулись.
      - Странно, я вполне хорошо себя чувствую. Где мы находимся?
      Доктор мой вопрос поняла вполне правильно:
      - Только что вышли из ретранслятора и направляемся к Иден Прайм.
      Иден Прайм. Ключевая, можно сказать базисная точка этой реальности, давшая толчок всей истории.
      Хоть тут повезло: попала в начало канонных событий и можно внести изменения с самого начала, избежав ненужных потерь. Вселилась бы в начале третьей части - сразу пошла бы на перерождение, ибо что-то изменить было бы уже невозможно, поскольку даже Жатва, начавшаяся в срок, является канонным завершением истории эгрегора и ведет к схлопыванию вселенной.
      
      Как показала практика, первое искажение всегда дается крайне тяжело. Реальность не желает отступать от "канона", от матрицы, по которой она воплотилась. В первый раз я могу изменить только что-то ОДНО, и то, без особого шанса на успех. Вот только что? ЧТО даст мне наибольшее преимущество в будущем независимо от моего выбора?
      Если отжать второстепенные и несущественные события, вся цепочка состоит всего из двух ключевых точек: встреча с маяком и получение статуса Спектра. Это менять бессмысленно - все равно не получится. Странно, но доказательство предательства Сарена не является неизменным условием, я это чувствую очень ясно.
      Странно? Возможно... А возможно и нет.
      Встреча с маяком - понятно, она гарантирует привлечение внимания Сарена Артериуса и дальнейшую охоту на меня. После Иден Прайм я стану для него врагом номер один.
      Кстати, а почему?
      Неужели только из-за маяка? Информация в нем совершенно бесполезная, и Сарен это прекрасно знает. Есть еще какая-то причина? Скорее всего - да. Но какая? Что может привести это хладнокровное и практичное существо в такую ярость и породить такую ненависть ко мне? Уточню: ЛИЧНО ко мне.
      Что такого произойдет на Иден Прайм?
      Смерть Дженкинса? Сарену плевать на людей. Смерть Найлуса? Так он же сам его и пристрелит. Всплывет информация о его причастности к нападению? Сомнительно. Он - Спектр. Фактически - живая легенда. Ему поверят скорее, чем нам, да и серьезных доказательств не будет. Ну в самом деле, не считать же за них показания контрабандиста-любителя, психованного ученого и сомнительную аудиозапись, предъявленную кварианкой, учитывая, что ее бортанули в посольстве, если я правильно помню этот момент?
      Что же на САМОМ ДЕЛЕ убедит Совет в предательстве легендарного Спектра?
      Хорошие вопросы, вот только ответов у меня нет.
      Я НЕ ЗНАЮ, что такого на самом деле действительно важного произойдет на Иден Прайм. Что сделает нас врагами?
      Властелин? Сомнительно. Для Жнеца я вообще никто и звать меня "рудиментарное", одна из бесчисленного множества букашек, встреченных им за время существования.
      Или, все же, дело в смерти Найлуса?
      Да, Сарен его убьет самолично. Но... но. Скользкий момент. Все зависит от того, выстрелит он по собственной воле или под влиянием Властелина. Если первое - смерть Крайка для него ничего не значит. А вот если второе... Тогда я могу понять его ненависть: Найлус оказался на Иден Прайм из-за меня. Хорошая точка фокуса, ничего не скажешь. Особенно, если Властелин будет на нее перенаправлять внимание и эмоции постоянно взбрыкивающего турианца.
      Жаль, канон не дает ответов на эти вопросы.
      Дальше.
      Получение статуса Спектра как ключевую точку тоже можно понять: это даст мне некоторую автономность и позволит направить все усилия на охоту на антагониста без висящего за спиной командования ВКС Альянса.
      Ну да... автономность. Помню. Шепард, слетай туда, Шепард, слетай сюда, а еще трусы из прачечной не забудь и чашечку кофе привези, чтоб по дороге не остыло. И ведро вазелина с пачкой презервативов прихвати: мы тебя будем... помнить и снова помнить. Всем государством.
      Опять меня понесло.
      Вернемся к анализу ситуации.
      Почему не важно доказательство предательства Сарена?
      О нем уже знают? Возможно, но сомнительно.
      Информация всплывет другими путями? Более чем вероятно. Вакариан вел расследование до прибытия протагониста на Цитадель. Что-то же это расследование спровоцировало. Не за пару же дней он его провел, которые прошли с момента нападения на колонию и до прибытия корабля на Цитадель. Или это просто один из косяков игрового мира? Не знаю. Есть еще и Тали с той злополучной записью. Сомнительное доказательство, надо заметить.
      Зайдем с другой стороны.
      Что мне дает это самое доказательство предательства Сарена?
      После сего процесса в команде могут появится Гаррус Вакариан, Тали"Зора и Урднот Рекс, а я получаю статус Спектра, корабль и опасного врага. Статус - неизменная точка. Я его что, получу при любых раскладах? Как ни странно - да. Врага я тоже получу по-любому.
      Корабль? Тоже получу.
      Команда? Оп-па... а вот они-то как раз являются необязательным результатом.
      Если вспомнить канон, я могу выполнять все задания, опираясь только на людей. В воплощенной реальности действуют те же принципы, только в случае отказа, ни одного инопланетянина на борту корабля просто не будет, а они КРАЙНЕ важны для очень многих сюжетных поворотов.
      Ветвление реальности.
      Я могу пойти двумя путями: спровоцировать Жатву или пройти по канонному пути и уничтожить Сарена и Властелина. Это ДОПУСТИМО. А еще я могу сдохнуть до узловой точки реальности - проекта "Лазарь", что тоже допустимо, и тогда на мое место придет другой герой и проведет эту реальность по проторенному пути к гибели от распада, а я уйду на перерождение без отката, но и без тех плюшек, которые могу получить, если выполню свою работу.
      Это, конечно, занимательно, но ответа на вопрос "Что же такого важного произойдет на Иден Прайм?" не дает.
      Надо думать. И быстро!
      - Благодарю, доктор Чаквас. Я могу идти?
      - Сейчас ваше состояние стабильно. - ответила Чаквас. - Да, вы можете идти. Но вечером придете на обследование.
      - Да, мэм.
      Я встала. Надо привести себя в порядок и доложиться непосредственному начальству, что я жива и готова к работе.
      Впрочем, много времени мне не предоставили, так как интерком сообщил, что меня ждут в зале для брифингов. Потом по кораблю поползаю, посую везде свой любопытный нос, а пока... пока пойду знакомиться с одной неоднозначной личностью, так быстро погибшей в каноне. Заодно решу, стоит ли мне бороться за его жизнь или нет.
      
      Не успела я даже дойти до лестницы, как ко мне подлетело какое-то пышущее энтузиазмом тело и выдало:
      - Коммандер Шепард! Я так рад работать под вашим началом...
      Че?
      Я в полном шоке уставилась на молодого бойца с нашивками капрала. Так, это - точно не Аленка. Это... А, это...
      - Капрал Дженкинс, мэм! - подтвердило мои выводы тело.
      - Капрал, я командую группой высадки, которая полностью укомплектована, и вы в ее составе не числитесь. - спокойно ответила я.
      - Капитан Андерсон сказал, что я буду участвовать в высадке вместе с вами на Иден Прайм! Мэм!
      Чего он будет? Не-не-не, мне такого счастья не надо!!! У меня есть нормальная десантная группа!
      Я от такой перспективы несколько... оторопела, а капрал с многозначительным именем продолжал разливаться, как сбежавшее из котла зелье:
      - Я родом с Иден Прайм! Не дождусь, когда мы высадимся на планету! У меня руки чешутся по настоящему делу!
      А у меня руки чешутся закопать сие чудо в металлический пол корабля и сказать, что так оно всегда и было! Вот только экзальтированного сопляка с синдромом героя не хватало на боевом задании!
      Словно подтверждая все мои опасения, тело выдало:
      - Простите, коммандер, но я скоро помру от ожидания! В первый раз у меня такое задание! И Спектр на борту!
      Я уже сочувствую Спектру. И себе тоже. Себе больше, Спектра я еще в глаза не видела. Такими темпами я его вообще могу только в трюме перед десантированием и увидеть!
      - Капрал! - перебила я словесный понос Дженкинса. - Не спешите в герои, делайте свое дело, выполняйте приказы и никаких проблем не будет.
      - Вам легко говорить, мэм. - расстроился парень. - Вы-то себя показали на Торфане. Все знают, на что вы способны!
      Хорошо, что НИКТО не знает, на что Я способна! И хорошо, что МЕНЯ не было на том Торфане!
      - Для меня же это - шанс показать начальству, на что я способен! - не унимался бравый солдат.
      Сдохнуть по-глупому ты способен!
      Капрал открыл рот, чтобы продолжить словоизлияния, а я поняла, что если он вотпрямщаз не заткнется, я убью его сама, и пока неизвестному Найлусу Крайку придется искать другого кандидата!
      - Капрал! Я рада была с вами познакомиться. Можете быть свободны.
      И я, отодвинув опешившее тело, быстрым шагом направилась на командную палубу.
      
      В зале для брифингов меня ждал высокий мужчина-турианец. Ну здравствуй, Спектр Найлус Крайк. Посмотрим, каков ты в реальности.
      Надеюсь, этот разговор даст мне возможность тебя оценить и принять решение. Буду я спасать твою жизнь, если Имрир Шепард ошиблась в своей оценке, или позволю истории течь своим чередом, если она оказалась права, и ты действительно такой высокомерный отмороженный ублюдок, каким тебя считают все на корабле.
      Остановившись на входе в зал, я прислонилась к стене, внимательно изучая стоящего ко мне спиной турианца. У меня есть только одна возможность составить мнение об этом разумном: короткий разговор перед высадкой на злополучный Иден Прайм пока в зал брифингов не заявится капитан Андерсон. Посмотрим, что мне удастся узнать за это время. Сейчас менталистика мне не доступна, и оценивать придется по старинке.
      Стоило мне начать анализ, как память реципиента тут же вывалила волну негатива и подозрительности к Спектру, неожиданно оказавшемуся на борту экспериментального корабля с каким-то непонятным заданием.
      В принципе, девчонку я понять могу: внешность Найлуса крайне экзотична для человека, никогда не видевшего турианца вживую, держится он с долей высокомерия и холодности, отсекая любую возможность контакта, а вспыльчивая Шепард, идущая на поводу ксенофобии и памяти о недавнем конфликте, мощного чужака откровенно невзлюбила, хоть и соблюдала строгий вежливый нейтралитет.
      Что же об этом мужчине знаю Я? Найлус Крайк, друг или ученик моего условного врага Сарена Артериуса. Практичен, жесток, беспощаден, правда, до Артериуса не дотягивает ни по жестокости, ни по этой самой беспощадности. К людям относится с настороженной доброжелательностью. По его словам, выдвинул моего реципиента как кандидата на вступление в Спецкорпус. Помрет на Иден Прайм, словив пулю в затылок от Сарена.
      Или не помрет.
      На этой планете погибнут двое разумных из моего окружения: Дженкинс и Крайк. Первый словит выстрел от дрона гетов, второй - то же самое от обожаемого, допустим, наставника, которому безгранично доверяет. Настолько безгранично, что повернется спиной в боевой и откровенно настораживающей обстановке. Выжить может кто-то один. Дженкинса спасти элементарно, Крайка - практически невозможно, но и их влияние на события прямо зависит от статичности судьбы.
      Капрал Лирой Дженкинс - молодой солдат, жаждущий показать себя и заработать славу, геройски настроен, опасен своим энтузиазмом и полным отсутствием опыта. Для меня - полностью бесполезен. Найлус Крайк - Спектр Совета с большим опытом и огромными связями, мой непосредственный куратор, который должен будет подготовить меня как полноценного Спектра.
      Выбор сделать несложно, если закрыть глазки на этичность такого выбора.
      Я едва сдержала смешок.
      Этичность. Мораль. Человечность. Как быстро все это во мне сдохло, стоило попасть во вторую жизнь. Кастовое религиозное патриархальное общество стремительно показало наивной мне истинный облик родной расы и выбило восторженность от "попадания". Жестокий был урок, но очень полезный.
      Я стояла и смотрела в спину инопланетянина. Он меня заметил. Не мог не заметить. Но - не поворачивался, глядя на голографический экран, показывающий окутанную дымкой облаков живую планету. Ждал и давал мне возможность первой начать разговор.
      С его стороны - здравое решение. Мой реципиент - особа вспыльчивая и несколько мнительная, а поведение Найлуса отдавало надменностью и полным безразличием к окружающим, что дико бесило Имрир и вызывало неприязнь у других членов экипажа. Иначе как "высокомерный урод" его на корабле не называли. Что забавно, Найлус это прекрасно знал: слух у турианцев удивительно чуткий, и не услышать шепот за спиной он просто не мог.
      Выдержка Спектра вызывала уважение.
      Время-время.
      Пора познакомиться лично.
      Отлепившись от стены, я неспешно подошла к турианцу, остановившись в полутора метрах от него, не пересекая границ личного пространства. Он повернулся, чуть склонил голову в приветствии. Я ответила таким же образом, откровенно удивив инопланетянина, не ждавшего от меня ничего подобного.
      - Коммандер Шепард. - голос у Найлуса оказался низким, глубоким, с легким металлическим оттенком и едва слышным вибрирующим урчанием, словно говорил огромный кот. И чего реципиент так психовала? Удивительно приятный голос. - Хорошо, что вы подошли первой. У нас будет возможность поговорить.
      Я склонила голову набок, с интересом рассматривая неспешно расхаживающего передо мной мужчину.
      Вот и первое закономерное, ожидаемое отличие реального мира от породившей его игры: как бы ни описывали живых существ в канонной истории, какой бы внешностью их не наделяли, но природа всегда сделает так, как ОНА считает необходимым, и это правило никогда на моей памяти не нарушалось ни в одной воплощенной реальности, даже в самой безумной. Порой облик и физиология живых существ довольно существенно отличались от того, что было описано, соблюдая лишь общее сходство.
      Пример расхаживал передо мной.
      Турианец - высокий, около двух метров роста, хорошо сложенный гуманоид. Фигура мощная, но на удивление стройная и гибкая. Подобную иллюзию создавала тонкая талия, узкие бедра и длинные сильные ноги, да и особенность шага, как у кота: без полной опоры на удлиненную стопу, достаточно широкую и массивную, чтобы легко выдержать вес тела. Из икр торчали шипы, я так полагаю - костяные или металлические, если подтвердится информация о физиологии этого вида. Такого маразма, как в каноне не было и близко: никаких непропорционально тонких ручек и косолапых ножек с крохотной стопой, ненормально-тонкой талии, странного, гм, крепления ног к тазовой кости, непонятного горба и бочкообразного торса с огромным воротом, нарушающего само понятие "центр тяжести" по отношению к фигуре несчастного существа. Природа, в отличие от дорогих игроделов, формирует физиологию и облик живых существ не только рационально и гармонично, но и в полном соответствии с их образом жизни и средой обитания. Турианцы - хищники, сформировавшиеся в условиях мира с повышенной гравитацией и высоким радиационным фоном. И вся фигура расхаживающего по круглому помещению существа являлась воплощением именно хищника! Агрессивного, сильного, гибкого, ловкого и быстрого.
      Неприязни внешний вид турианца у меня, в отличие от Имрир, не вызвал. Красивый вид. Хищный. Опасный. Легкая грация дикого зверя, плавные отточенные движения опытного бойца, экономные жесты, пристальный взгляд нереально-ярких зеленых глаз, смотрящих несколько настороженно. Лицо с жестким покровом темно-багрового цвета с яркими белыми узорами клановой метки в меру выразительное. Гармоничность лица и тела вполне подходит под определение "красиво" и оттого для меня в разряд "урод" турианец не попал.
      - Можно и поговорить. - легко соглашаюсь я.
      В зеленых глазах - настороженность и недоверие. Найлус отношение экипажа к себе прекрасно понял и прочувствовал. Да и мой реципиент особо не скрывала своей неприязни.
      - Не возражаете? - мандибулы нервно дернулись.
      Реальность дрогнула. Мелкое отступление. Начало расслоения цепочки событий. Первый признак Изменения и отторжения Ветви реальности отраженной от основного древа реальности воплощенной. История подобной вселенной не любит отступлений... она будет пытаться вернуть события в запрограммированное русло. Посмотрим, что мне удастся изменить в промежутке между ключевыми точками, которые вообще не поддаются изменению.
      - Нет. Поговорить с умным собеседником - это удовольствие, столь редко выпадающее в последнее время. Особенно, если тема не затрагивает службу.
      Спектр мою иронию понял. Чуть склонил голову.
      - В прошлый наш разговор вы были не столь... доброжелательны, коммандер.
      Я пожала плечами.
      - Статус и окружение обязывают. Кому как не вам это знать?
      Мужчина кивнул, принимая такое пояснение и невысказанное извинение за поведение моего реципиента. Зеленые глаза смотрели пристально, тяжело и задумчиво.
      Разговор свернул в сторону. Найлус об Иден Прайм даже не заикнулся. Вот и чудно. Выслушивать пафосную бредятину, в которую и сам Спектр не верит... зачем? Гораздо полезнее послушать то, что ему интересно, узнать его истинные мотивы и мысли. Посмотрим, КАК он раскроется во время этого короткого разговора.
      - Что привело вас на борт "Нормандии", Спектр? Не надо рассказывать сказки о тестировании стелс-системы.
      - Вы уже поняли. - не вопрос, а простая констатация факта.
      - Смею надеяться, я не дура.
      - Не сочтите мои слова за оскорбление. - турианец заполошно взмахнул рукой.
      Четырехпалой. Очередное отличие живого существа от созданного фантазией людей образа. У турианца на руках было четыре пальца, что, в принципе, логично с точки зрения банальной физиологии.
      - Не сочту. И все же, Найлус, что привело вас на "Нормандию"?
      От необходимости отвечать на скользкий вопрос избавил Андерсон, вошедший в круглый зал. С первыми словами человека, история вернулась на исходные рельсы. Я слушала его вполуха, внимательно наблюдая за стоящим рядом турианцем, составляя его образ. Глаза непроизвольно цеплялись за мелочи, столь незначительные на первый взгляд: мелкие рефлекторные жесты, манеру двигаться, тембр голоса, смутно ощутимый мною флер его эмоций, выражение удивительно-зеленых глаз.
      Андерсон заговорил о миссии на Иден Прайм. Найлус тут же напрягся. Мандибулы крепко прижались к щекам, в глазах - настороженность. Ждет моей реакции?
      - Что требуется вывезти с планеты? - спокойно спросила я.
      Ответил мне капитан:
      - В ходе раскопок на Иден Прайм ученые нашли какое-то устройство. Полагаю - протеанский маяк.
      Я хмыкнула.
      - Откуда уверенность в том, что это маяк, а не что-либо иное?
      Ответа на этот вопрос у капитана не было, и он замялся, не зная, что и сказать. Взгляд турианца окрасился недоумением. Я откровенно выпадала из того образа, который успел составить Спектр за время пребывания на борту корабля, и это не могло не привлечь его внимание.
      Умный и наблюдательный. Хорошо.
      - Допустим, это - маяк, и, допустим, он протеанский. - я отслеживала малейшее проявление эмоций на лице турианца, пытаясь понять его реакцию, что сильно затруднялось полным отсутствием у Имрир знаний мимики, характерной для этой расы. - Мне понятно ваше желание вывезти его с Иден Прайм. Насколько я знаю, на этой планете нет возможности изучать такие устройства. Я права в своих предположениях?
      Андерсон и Найлус синхронно кивнули.
      - Поправьте меня, если я в чем ошибусь. На планете нашли сохранивший работоспособность артефакт. Был бы он нерабочим, такого ажиотажа не было. - в зеленых глазах на долю мгновения промелькнуло одобрение, отголосок которого я смогла уловить только-только начавшей проявляться эмпатией. - Предположительно - протеанский маяк, обладающий огромной потенциальной ценностью для всех рас, живущих в Пространстве Цитадели. Поскольку на Иден Прайм нет возможности ни исследовать устройство, ни обеспечить его безопасность, было принято решение его вывезти. Предположу, на Цитадель, откуда он отправится в научную лабораторию, опять же, предположительно, азарийскую.
      Найлус кивнул. Андерсон промолчал, подозрительно сверля меня тяжелым взглядом. Странности в моем поведении он тоже заметил, поскольку имел возможность пообщаться с моим реципиентом. Вот только насколько хорошо он знал этого очаровательного отморозка? Это я узнаю со временем, а пока продолжим сей занимательный разговор:
      - С некоторыми сомнениями и большим допущением я могу даже поверить, что транспортировка маяка - это достаточная причина для одного из наиболее уважаемых и известных Спектров Совета, чтобы потратить столько личного времени впустую.
      Иронию в моем голосе не услышал бы только глухой. Найлус раздвинул мандибулы в легкой улыбке, до жути похожей на плотоядный оскал.
      - Вы проницательны, коммандер Шепард.
      - Как я уже говорила, смею надеяться, я - не дура. - от моей усмешки турианец лишь шире улыбнулся, показав частокол острых клиновидных клыков. - Так в чем же ИСТИНАЯ причина вашего внимания, Спектр?
      - Я хочу увидеть вас в деле, Шепард. - ответил мне он, чуть склонив голову набок.
      - Любопытство праздное или имеет практический интерес? - спросила я, не дав Андерсону завести пафосную речь об Альянсе.
      Найлус мой маневр заметил и усмехнулся.
      - Вполне практический.
      - И что же вы желаете оценить?
      - Я выдвинул вашу кандидатуру на Спектра. - любезно пояснил мне турианец. - Я хочу оценить вас как возможного оперативника Спецкорпуса.
      Я хмыкнула, бросив ироничный взгляд на капитана. Истории свойственен своеобразный юмор. Восемнадцать лет назад легендарный Спектр Сарен Артериус оценивал кандидата в Спектры от человечества, Дэвида Андерсона, и, в итоге, его завалил. Теперь же его ученик, Найлус Крайк, оценивает протеже того самого, провалившегося кандидата. Меня. Символично, что тут сказать.
      - Я даже не знаю... обрадоваться ли мне оказанной чести или же возмутиться, что меня поставили перед фактом. - турианец меня понял вполне правильно, зеленые глаза блестели от скрытого веселья. Ему доставлял удовольствие этот разговор, своеобразный ритуал знакомства двух хищников. - Пожалуй, я выберу третье, и скажу, что я буду рада работать с вами, Найлус Крайк, независимо от принятого впоследствии решения.
      Он чуть заметно кивнул. Надо же, намеки понимает мгновенно, да и с юмором турианец вполне дружит. Хорошо. Нет, ОЧЕНЬ хорошо, что он не такой высокомерный пафосный придурок, каким его считала Имрир.
      Мой реципиент ошиблась в оценке, приняв внешние проявления жесткого самоконтроля и давно выверенную маску за настоящий характер представителя чужой расы. Не на то обращала внимание, не то слушала, не так смотрела. Распространенная ошибка.
      Нашу милую беседу, доставляющую обоим некоторое изуверское удовольствие, прервал взволнованный голос пилота, сообщивший о приеме сигнала.
      История вернулась в прежнее русло. Я спокойно смотрела короткий ролик, переданный нам бойцами с поверхности планеты. Ничего неожиданного: перестрелка с гетами, гибель бойцов, Властелин в небесах. Ожидаемо. Андерсон пристально всматривался в экран. Найлус же косил на меня глазом, больше заинтересованный в моей реакции, чем в изображении. Зеленые глаза лишь единожды стрельнули на экран, когда на нем показался Жнец. И практически мгновенно вернулись. Встретив мой взгляд, турианец чуть качнул головой. Я приподняла бровь. В ответ - вопросительный урк. Как кот, чес слово! Моя безмятежная улыбка окрасила его взгляд беспокойством.
      Так-так... А Крайк-то в человеческой мимике разбирается прекрасно.
      - Доложите обстановку. - приказал Андерсон, глядя на замершее на экране изображение приземляющегося Властелина.
      - Семнадцать минут, полет нормальный, капитан. - тут же отозвался Джокер. - Других кораблей Альянса в районе нет.
      - Вперед, Джокер. Быстро и тихо. Задача только что очень осложнилась.
      Я едва удержала горестный вздох: ну зачем говорить очевидное? Я думала, это только в каноне такие... забавные разговоры, ан нет, он и в реальности так говорит. Неужели и правда он пафосный парагон? Сомнительно... но похоже.
      Андерсон перевел взгляд на Найлуса. Турианец дернул мандибулами и ответил на незаданный вопрос:
      - Небольшая ударная группа может выдвинуться быстро, и, не привлекая внимания, забрать маяк.
      - Готовьтесь к высадке.
      Найлус развернулся и пошел к выходу из зала для брифингов. И тут капитан выдал:
      - Коммандер, передайте Аленко и Дженкинсу, чтобы были готовы.
      Я чуть не подавилась воздухом на вдохе. ЧТО?! Ладно в каноне на корабле никого не было, но на реальной "Нормандии" находится боевая группа моего реципиента, а меня отправляют на планету в компании свежевыпустившегося курсанта и штабного лейтенанта! Не поняла? Канон-каноном, но мозги-то где?
      - Сэр, а как же моя десантная группа?
      Андерсон недовольно дернул щекой. Найлус, не дойдя до дверей, остановился, но не повернулся.
      - У вашей группы будут другие задачи.
      Спектр покачал головой и молча покинул помещение. В самом деле, что тут скажешь?
      Андерсон объявил боевую тревогу, и я ушла готовиться к высадке. Если подытожить наш разговор, можно сказать: Найлус Крайк меня заинтересовал, и я не хочу увидеть его мертвым на том злополучном космопорте.
      Его поведение и непроизвольные повадки дают надежду, что мы можем сработаться. Турианец - хищник, его реакция и повадки полностью соответствуют его природе. Хищник никогда не признает равным дичь. Только другого хищника. Это - инстинкт. Дичь может быть смертельно опасной и коварной, может вызывать уважение и позитивные эмоции, может получить покровительство и защиту, но никогда не станет кем-то равным. В нашей короткой беседе я ясно обозначила свой статус: такой же хищник, как и он. Слова служили лишь внешней оболочкой. Как и я, Найлус оценивал мои движения, повадки, мелкие неосознанные жесты, манеру разговора, отношение к окружающим. Он был удивлен и озадачен. Я нынешняя отличалась от оригинальной Шепард, и Найлус Крайк прекрасно это понял.
      Решение принято.
      Я сделаю ВСЕ, чтобы изменить одно-единственное событие: гибель Спектра Найлуса Крайка. К сожалению, именно это изменение имеет совершенно мизерные шансы на успех, поскольку пройдет без моего непосредственного участия. Изменить свою судьбу Спектр может только сам. Я могу лишь его предупредить.
      
      Память реципиента была усвоена полностью, а потому подготовка не заняла много времени, и через восемь минут я уже стояла в трюме и с тоской разглядывала двух бойцов моего отряда. Аленко и Дженкинса. И слушала капитана Андерсона, вещавшего:
      - Ваш отряд - мускульная сила операции! Прорывайтесь к месту раскопок.
      Нет слов, одни выражения остались. Мускульная сила операции... А мозги тогда кто? Обалдевший от этого цирка Спектр?
      Кстати, где он?
      Я повернула голову, перехватывая тоскливый взгляд Найлуса, стоящего у вездехода и рассеянно вертящего в руках мощный пистолет. Видимо, что-то подобное было и на моей физиономии, так как он едва заметно покачал головой и чуть развел мандибулы.
      - Что делать с выжившими? - спросил Кайден.
      - Помощь выжившим - второстепенная задача. Главная ваша цель - маяк.
      Динамики щелкнули, и голос Джокера произнес:
      - Заходим на точку один.
      Подошел Спектр, остановившись в паре метров от меня.
      - Найлус? Вы идете с нами? - радостно спросил Дженкинс.
      Того от подобной перспективы передернуло, и он резко ответил:
      - Нет. Я передвигаюсь быстрее в одиночку.
      Что, с ним бравый капрал тоже успел поговорить?
      Андерсон подумал и решил нас просветить:
      - Найлус пойдет вперед для разведки. Он будет сообщать вам о ситуации. В остальном прошу соблюдать тишину в эфире.
      Угу. Прекрасно. То есть, если я захочу о чем-то предупредить своего, по факту, наставника, то для этого мне потребуется нарушить прямой приказ и выйти в эфир? Изумительно!
      Сам же Спектр на это высказывание только устало прикрыл глаза и крепко прижал мандибулы к щекам. Тоже понял.
      Корабль тряхнуло, я чуть отступила назад, подходя к турианцу, и тихо-тихо сказала:
      - Найлус, могу я попросить о некотором... обещании.
      Спектр от такого вопроса удивленно моргнул и недоуменно посмотрел на меня. Мои слова слышал только он: слух турианцев очень острый, и он легко расслышал мой практически беззвучный шепот. Несколько мгновений он колебался, но любопытство пересилило сомнения, и он столь же тихо ответил:
      - Можете.
      - Поклянись мне, что ты НЕ повернешься спиной к вооруженному разумному. - зеленые глаза удивленно расширились. - Особенно, если этого разумного ты прекрасно знаешь и безгранично ему доверяешь.
      Мой холодный голос и пристальный взгляд заставил его вздрогнуть.
      - Ты что-то знаешь?
      Официоз отброшен в сторону. Здесь и сейчас говорили не коммандер Шепард и Спектр Крайк, а два бойца, готовящихся к высадке.
      - Интуиция. - тяжелый взгляд зеленых глаз в ответ. - У ТАКИХ КАК МЫ она очень развита. Моя ошибается РЕДКО.
      Турианец моргнул. Он задумался. Не отмахнулся, принял во внимание, сверля меня подозрительным взглядом.
      И вот, наконец, медленный ответ.
      - Сделаю все, что в моих силах. - и ни тени иронии.
      - Найлус. - мужчина вопросительно склонил голову. - Сдохнешь - убью.
      Тихий вибрирующий смешок, и Спектр отошел к опускающейся створке трапа.
      
      
      
      
      Глава 2: Иден Прайм: потери
      
      
      Багряные краски заката заливали притихший мир кровью. Светило неспешно закатывалось за горизонт, слепя чувствительные глаза, остро пахло дымом и гарью. Высокое здание вдалеке чадило тяжелым дымом пожара. Тихо шелестели листвой деревья, поскрипывала сухая почва под подошвами. Тяжелая, давящая картина.
      Аленко поежился.
      - Пахнет дымом и смертью. - тихий хриплый голос бойца звучал органично в атмосфере утопающего в закате мира.
      Я молча кивнула, опуская забрало. Снайперская винтовка тихо щелкнула, выходя в боевое положение. Не люблю я мчаться сломя голову в неизвестность. Пусть я помню канон, но мои знания уже смазало время, и я не могу гарантировать их абсолютную точность. Воплощенная реальность - не игра. Мелкие изменения, не затрагивающие ключевую цепочку событий, вполне нормальны и легко могут стоить мне жизни.
      - Идем.
      Бойцы последовали за мной, настороженно глядя по сторонам, лишь Аленко тихо буркнул: "Черт!", вляпавшись в мутную зеленоватую жижу.
      Джокер высадил нас в паре километров от места раскопок на небольшой площадке у самого края обрыва, сумев заставить "Нормандию" зависнуть так, что трап практически коснулся почвы. Найлус высадился чуть раньше. Очень надеюсь, что он правильно истолкует мое предупреждение, и я не найду его на том злополучном космопорте в луже крови и с развороченной головой. Это было бы крайне обидно и досадно. Слишком уж он может быть полезен в будущем. Да и вообще интересный он. Жаль будет, если погибнет из-за абсолютного доверия.
      Аленко недовольно ворчал, пытаясь стереть вонючую зеленую гадость с обуви. Вот как он умудрился не заметить эту здоровенную лужу? А я-то надеялась, что реальный Кайден хоть немного отличается от своего канонного образа. Да щаз! Смазливая физиономия с вечно тоскливым выражением и вселенской скорбью в карих глазах, вызывала только желание вломить хороший такой подзатыльник, чтобы соображать шустрее начал и перестал тормозить. Вроде бы красивый мужик, но... Посмотрим, какой из него боец и биотик. Надеюсь, он меня не разочарует окончательно.
      - Аленко, заканчивай с чисткой и будь внимательнее.
      Кайден смущенно опустил голову, тщательно вытирая ботинок. Стыдно ему, засранцу. Ну так под ноги смотреть надо! А если бы там было что-то посерьезнее? Мина там, токсическая дрянь или еще что-то столь же доброе? Закинуть бы его в древние захоронения, в которых ловушки натыканы под каждым удобным булыжником. Быстро бы научился не щелкать клювом. Если бы пережил первые сутки и первый же километр.
      Да и демоны с ним, с Кайденом. Я пошла вперед, жестом указав бойцам двигаться за мной.
      Первые тела мы нашли на камне совсем недалеко от точки высадки: черные, выжженные до шлака, они лежали, теряя жирный пепел под порывами ветра. Аленко вздрогнул.
      - Что тут произошло?
      - Скоро узнаем. - перехватив взгляд бойца, я сухо припечатала: - Хватит истерить! Словно впервые труп видишь!
      Кайден потупился и заткнулся, а я медленно пошла вперед. Чуть дальше - еще тела, раскиданные по дороге. Такие же сожженные, рассыпающиеся кусками золы и еще тлеющих углей.
      Едва слышный свистящий звук заставил меня резко вскинуть сжатую в кулак руку. Бойцы замерли, вслушиваясь в посвист ветра. Показалось? Не должно бы... где-то тут три дрона гетов. Указав пальцами на глаза, я махнула рукой. Дженкинс кивнул, осмотрел кустарник и деревья, осторожно вышел на дорогу и... неспешно потопал к булыжнику, выбранному как укрытие.
      Захотелось дать пинка для ускорения.
      Дроны появились неожиданно, вынырнув из-за большого камня. Короткая очередь голубых импульсов, и Дженкинс, приглушенно вскрикнув, рухнул на дорогу.
      Снайперская винтовка дернулась в руках, дрон упал на землю, искря и дымясь. Тонкий писк перезарядки, поймать в прицел следующего, выстрел. Аленко снял последнего.
      Проклятье! Три каких-то летающих ерундовины и сразу же - труп на земле! Вот как можно было так подставиться? Опустив оружие, я осторожно подошла к телу бойца. Мертв. А вот и причина: забыл включить кинетический щит. В который раз невнимательность и растяпство стали причиной глупой смерти...
      Рядом остановился растерянный Аленко.
      - Дженкинс...
      - Мертв! Аленко, в укрытие! - рыкнула я, укрываясь за камнем.
      - Но Дженкинс! - биотик указал мне на труп, словно не я только что убедилась в отсутствии пульса.
      - В! Укрытие!
      Аленко коротко кивнул, хмуро глянув на меня. А ты что ждал, я буду истерить и убиваться? Как раз тот случай! Дженкинса, где-то в глубине моей черствой души, было все же жаль. Немного. Самоуверенный, полный энтузиазма молодой парень, чья жизнь так глупо оборвалась в самом ее начале. Я помню, как он хвастался доктору Чаквас. Такие, к сожалению, и правда гибнут первыми. Хорошо если в одиночку, не утаскивая за собой на тот свет всех остальных.
      Я двинулась вперед, переходя от камня к камню. Эти дроны тут не единственные.
      Тихо щелкнула связь и Найлус сообщил:
      - Шепард, здесь несколько сгоревших зданий и много трупов. - вибрирующий голос протянул это "много", давая мне оценить масштабы трагедии. - Я постараюсь разведать обстановку и встречусь с вами у места раскопок.
      - Ты же помнишь, что сказал перед высадкой? - тихо полюбопытствовала я.
      Короткая пауза и приглушенный ответ:
      - Я помню.
      - Не разочаруй меня, Найлус. Мне бы не хотелось найти твой труп. Мне хватает Дженкинса.
      - Погиб?
      - Погиб. Постарайся не пополнить число наших потерь.
      Связь пропала. Аленко как-то странно на меня посмотрел, но, слава всем богам этой реальности, если они тут есть, никак не прокомментировал.
      - Будь внимательнее! Аленко! Эти дроны тут не единственные!
      Боец вздрогнул, крепче стиснул винтовку и медленно пошел вперед.
      - И шевелись!
      Биотик вздрогнул и потопал живее.
      Я шла чуть в стороне, всматриваясь в шелестящую листву, в массивные стволы деревьев, в глыбы камней. Дроны нападали еще дважды, но сейчас, зная, чего ожидать, их перебили легко. Только Кайден словил пару выстрелов в плечо и сейчас, шипя ругательства, обрабатывал раны панацелином, стараясь не встречаться со мной взглядом. Стыдно паразиту!
      Вот как можно быть таким растяпой? Ладно бы мигрень была, так нет же...
      Впереди раздались выстрелы. Кайден вскинулся, схватился за оружие.
      - Заканчивай перевязку. Я проверю.
      Боец кивнул и вернулся к лечению, а я, забравшись на небольшой холмик, прильнула к прицелу, всматриваясь в довольно обширную низину, тянущуюся вдоль обрывистых холмов к раскопкам, чьи лампы разгоняли закатный сумрак яркими стрелами белого света.
      Выстрелы и уже знакомый свист дронов раздались ближе, из-за камней выскочила женщина в серо-стальном доспехе, поскользнулась, словила выстрел в спину, поглощенный голубоватой пленкой щита. Эшли Уильямс. Короткий толчок приклада в плечо, дрон кувыркнулся в воздухе и рухнул на землю. Эшли кубарем закатилась за камень, сняв последнего и словив еще один выстрел. Сюжетных гетов не было, а вот тело на штыре за огромным камнем - было, и не одно, благо, еще свежее, и хасков отсюда можно не ждать еще пару часов.
      Я внимательно осмотрела территорию. Врагов нет. Ни дронов, ни гетов, ни пока еще зреющих хасков. Перехватив винтовку, я съехала по склону и пошла к Эшли, встав за крупным камнем так, чтобы не нарваться на шальной выстрел.
      Женщина меня заметила.
      - Спасибо за помощь. - выдохнула она, вставая на ноги. - Я уже и не надеялась выжить.
      - Не стоит благодарить.
      Окончание фразы я оставила недосказанным. Зачем ее расстраивать и говорить, что мы прилетели не спасать, а выполнять вполне конкретное задание: забрать с планеты маяк. Спасение людей оно в себя не включало. Получится по дороге кого-то спасти? Хорошо. Не получится... ну так мы не служба спасения. Хотя, полагаю, Кайден такое отношение не поймет и не одобрит.
      - Кто вы?
      - Сержант Эшли Уильямс. - четко ответила женщина, коротко козырнув. - Взвод 212.
      Ну хоть по стойке "смирно" не вытянулась и из-за укрытия не вышла. И то хорошо.
      - Коммандер Имрир Шепард. - представилась я. - Прибыла на фрегате ВКС Альянса "Нормандия".
      За спиной посыпались камешки со склона. Я резко развернулась, вскидывая винтовку, прильнула к прицелу, но быстро опустила: Кайден, закончив перевязку, спускался к нам, придерживая штурмовую винтовку одной рукой.
      - Лейтенант Кайден Аленко. - представила я растяпу.
      Я встала, но винтовку убирать в небоевое положение не стала. Имрир хорошо умела обращаться с этим видом оружия, а я получила часть ее навыков, и оружие приятно успокаивало. Конечно, навык надо будет отточить, и я даже знала, кто мне в этом благом деле поможет. В будущем.
      Эшли коротко приветствовала Кайдена, быстро представившись ему.
      - Что здесь произошло, сержант?
      Женщина устало вздохнула.
      - Мы не застали начало нападения, мэм. Наш отряд патрулировал периметр, когда началась атака. Мы попытались послать сигнал бедствия, но враги глушили связь.
      - Мы получили ваш сигнал. Где остальные бойцы вашего отряда?
      - Они погибли. Мы пытались вернуться к маяку, но попали в засаду.
      - Кто на вас напал?
      - Геты, мэм.
      - Гетов не видели за пределами Вуали уже почти двести лет! - воскликнул Кайден. - Что они здесь делают?
      - Полагаю, пришли за маяком. - ответила я. - Не думаю, что на Иден Прайм было что-то более ценное, чем действующее протеанское устройство.
      - Это вполне вероятно, мэм. Здесь проводились раскопки, чтобы провести железную дорогу и расширить колонию. Несколько недель назад рабочие откопали протеанские руины. - Эшли поморщилась. - И вдруг вся колония как будто помешалась на этом маяке. Нас отправили его охранять.
      - Он работал?
      - Насколько я знаю - да. Я сама почти ничего о нем не знаю, но один из ученых говорил, что это может быть величайшим открытием века.
      - Нам надо забрать маяк. Сержант, проводите нас к месту раскопок.
      - Так точно, мэм.
      Вот что хорошего в Эшли, так это отсутствие привычки спорить с командиром. Сказано провести? Значит, проведет. А уж зачем, это ее не касалось. Хотя глаза поблескивали от любопытства.
      Идти далеко не пришлось. Через пол километра мы вышли к небольшой низинке, чуть дальше которой за кучами булыжников и обломками скал виднелось место раскопок и снующие по нему геты, прекрасно освещенные многочисленными прожекторами. На таком расстоянии даже оптика винтовки не давала возможности рассмотреть синтетиков подробнее, но, здраво рассудив, что я вполне могу рассмотреть во всех подробностях их сломанные платформы, я вжала спусковой крючок. Гет, прячущийся за камнем, кувыркнулся от удара тяжелой пули и осел на почву. Твари занервничали, рассыпаясь по укрытиям, а я размеренно и методично отстреливала их, не давая высунуться и приблизиться на дистанцию огня, благо, эти геты не носили снайперского оружия.
      Ясное дело, никакой канонной лампочки в башке у них не было. Ее место занимала сложная оптическая система, что вполне логично.
      Попытки Кайдена рвануть в бой оборвал короткий матюг и рука Эшли, дернувшая его за укрытие. В камень, туда, где мгновение назад была его дурная голова, влепились выстрелы, выбив фонтанчики каменной крошки.
      - Аленко! - оторвав взгляд от оптики, я укоризненно покачала головой.
      Аленко только виновато сжался и опустил глаза.
      - Проверьте.
      Эшли и Кайден завернули правее, обходя широкий каменный диск по дуге, прячась за огромными валунами. Застрекотали выстрелы, тонко взвизгнул гет. Видать и правда кого-то пропустила.
      - Чисто. - вернулась Эшли.
      Я убрала винтовку и вышла из укрытия. Передо мной во всей красе раскинулись древние руины... Звучит-то как! По сути, я видела лишь неглубокий котлован с раскопанным массивным двойным диском из желтоватого камня и пару разваленных колонн, чье назначение останется затерянным во мраке истории. Маяк, что характерно, пропал.
      - Как я понимаю, маяк был здесь? - я кивнула на площадку.
      Эшли кивнула:
      - Да, его здесь откопали. Видимо, уже успели перенести.
      - Кто? Наши или геты? - уточнил Кайден.
      - Сложно сказать. - женщина пожала плечами. - Проверим исследовательский лагерь и, возможно, узнаем больше.
      - Как думаете, кто-то выжил? - спросила он.
      Эшли пожала плечами.
      - Может и выжили, если спрятались. Лагерь вон там.
      Женщина махнула рукой, указывая на холм, в основании которого нашли маяк.
      Щелкнула связь.
      - Планы меняются, Шепард. - низкий голос Найлуса звучал напряженно. - Здесь есть небольшой космопорт. Я проверю. Буду ждать там.
      Я отвечать не стала, обшаривая взглядом окрестности: решение принято, и мои слова вряд ли его изменят.
      Ничего интересного я не нашла. Вдоль руин в беспорядке возвышались уже знакомые мне треноги с нанизанными на шипы телами людей, но процесс перестройки только начался и внешне заметен не был, хотя я видела, как едва заметно подергиваются конечности у безусловно мертвых людей.
      - Нанизывать на кол... вместо того, чтобы пристрелить... должен же быть в этом какой-то смысл? - прошептала Эшли, отводя взгляд.
      - Запугивают. - буркнул Кайден.
      Перевернув гетский труп, я покачала головой.
      - Это синтетики, Кайден. Они действуют с точки зрения холодной логики, но никак не эмоций. Они не могут запугивать. Они просто не знают, что это такое. В этом есть какой-то смысл. Рациональный.
      Гет таращился в кровавые небеса. Массивная человекоподобная тварь с металлической вытянутой башкой, легкая броня черного цвета, прикрывающая грудину, плечи, частично - ноги, трехпалые кисти. Плоть гета - темная, практически черная, словно скрученная из жгутов и псевдомышц, чуть светилась голубоватыми огоньками, которые медленно, но верно гасли.
      - Занятная тварь. - я резко встала. - Проверим исследовательский лагерь. И постарайтесь не подставляться.
      В лагерь вела утоптанная тропа, петляющая по самому краю обрывистого каменистого холма. Достаточно широкая, чтобы удобно пройти, но недостаточно, чтобы проехал даже небольшой военный транспорт. Дорожка вилась между здоровенными валунами, скрывающими расположенный впереди городок.
      В отличие от игрового мира, лагерь оказался довольно большой: около десятка модульных зданий, небольшой склад и взлетная площадка, сейчас заваленная телами и ощетинившаяся частоколом гетских кольев. Часть домов-вагонов чадила жирным дымом, кое-где еще проглядывали язычки затухающего пожара, на земле в воронках взрывов валялись обугленные тела людей и гетов. У края дороги в космопорт мирно догорал небольшой военный грузовичок.
      Тихий шелест раздался чуть в стороне от нас. Кайден вздрогну, резко развернулся.
      - Мать моя! Что это такое?
      Я повернулась, выглянув из-за камня. На моих глазах шипы складывались, втягиваясь в опору, а тело, ранее безвольно висевшее на колу, судорожно шевелилось.
      - Это хаск! - прошептала Эшли, вскидывая дробовик.
      Выглядела эта тварь, словно лежалый зомбяк, поднятый некромантом-недоучкой, накосорезившим при формировании ритуала. Ссохшаяся кожа полопалась, обнажая синюшные мышцы, перевитые странными наростами, сквозь измененную плоть поблескивали голубые огни имплантатов и металлических частей, вместо глаз - светящиеся окуляры. Мерзость! Но мерзость крайне опасная!
      - Он же еще живой!
      - Кайден! - я не удержалась и выругалась. - СТРЕЛЯЙ!
      Скоротечный бой с хасками расставил последние точки в ситуации на Иден Прайм. Теперь даже упертый Аленко не задавал глупых вопросов, глядя на висящие на штырях тела. Его попытку их пристрелить остановила короткая фраза:
      - Они уже мертвы. Пока не закончится трансформация, стрелять бесполезно.
      Биотик опустил голову, коротко кивнул, чуть заметно передернув плечами. Его эмоции были настолько сильны, что я их ощущала даже на начальном этапе развития эмпатии: страх и отвращение.
      Эк его впечатлили хаски.
      Неприятные твари, не спорю, но не более того. Дальнобойного оружия не имеют, скорость... ощутимо превышает скорость человека. Проворны. Очень сильны физически. Крайне опасны на близкой дистанции. К ранениям в корпус и шею относятся индифферентно. Выстрел в голову убивает наповал. Попадания в другие части тела даже не замедляют. Обычные, ничем не примечательные зомби, разве что сожрать не пытаются да заразу не переносят. И не смердят. Ничего особого. В древних могильниках подобного добра сотнями ходит разной степени поеденности.
      Интересно, создание хасков - это технология гетов или Властелин по доброте душевной поделился? Надо бы узнать у Сарена при возможности, все равно у нас будет как минимум пара занятных разговоров.
      Пока Кайден медитировал над высокотехнологичным зомбяком, Эшли времени не теряла, проверяя уцелевшие дома.
      - Коммандер! Здесь включена система безопасности!
      Боец махнула рукой, указывая на одно из модульных зданий.
      - Взламывай.
      Эшли кивнула, склонилась над пластиной замка, а я заметила золотистый блеск уни-инструмента. Замок сдался быстро, чуть приглушенно пискнув. Двери разошлись.
      - Коммандер, есть выжившие!
      Коротким окриком вернув Аленко в реальность, я зашла в модульный домик.
      В темном помещении испуганно жались двое ученых: мужчина и женщина. Люди искренне благодарили нас, испуганно косясь на улицу, медленно затапливаемую наступающей тьмой. Скоро стемнеет.
      - Я вас знаю! Вы доктор Уоррен! - Эшли встрепенулась. - Вы возглавляли исследования!
      Женщина кивнула. Высокая, худощавая, с короткими темно-рыжими волосами, она прекрасно держала себя в руках, в отличии от перепуганного до истерики мужчины, жавшегося к стене.
      - Что случилось с маяком? - спросила я.
      - Его перевезли в космопорт еще вчера. Мы остались, чтобы помочь свернуть лагерь.
      Доктор всхлипнула, но быстро взяла себя в руки.
      - Простите.
      - Что вы можете рассказать?
      Рассказать ученые могли немного. Странный корабль в небе, неожиданное нападение, гибель защищающих их солдат, хаски. Маленький Конец Света в отдельно взятом мирке. Доктор Мануэль тихонько поскуливал, сжавшись в комок у стены, глядя на меня полубезумным взглядом. Мир бедолаги треснул, да так и не смог сложиться воедино. Эшли косилась на мужика сочувственно, Аленко - брезгливо.
      А зря. Сумасшедшие порой видят куда больше... Безумие не сделало их слепыми и глухими, не снизило остроту ума и наблюдательность.
      - Подскажите, - осторожно спросила я, включив запись. - Вы не видели здесь турианца?
      - Я видел! - неожиданно сказал мужчина с фанатизмом в голосе. - Он - Пророк! Ведущий в бой наших врагов!
      Или я что-то не понимаю, или этот псих видел Сарена.
      - Это невозможно! Найлус был с нами на борту "Нормандии"! - вполне резонно возмутился Кайден. - Он не мог напасть!
      Доктор Уоррен смутилась.
      - О, простите! Мануэль немного... не в себе. - виновато сказала женщина. - Мы не видели турианца.
      - Возможно, ВЫ не видели. - я поймала взгляд Мануэля. - Доктор, скажите, вы правда видели турианца?
      - Да! Пророк в белой броне! Я видел его!
      - Но... - Кайден удивленно захлопал глазами. - У Найлуса черная броня.
      - Видимо, он не единственный турианец на этой планете. - хмуро сообщила я. - Эшли, ты не знаешь, в колонии были турианцы?
      - Нет, мэм. На планете не было инопланетян. - гордо сообщила Уильямс.
      - Занятно... - пробормотала я, включая связь. - Найлус?!
      - Шепард? - ответ пришел незамедлительно.
      - Мы нашли выживших в исследовательском лагере. Доктор Мануэль говорит, что видел турианца в белой броне, как он выразился, "ведущего в бой наших врагов".
      Про психическое состояние доктора я тактично умолчала. Тем более, он прав.
      Пауза затягивалась, а у меня от дурного предчувствия по позвоночнику пронеслась ледяная волна.
      - Я понял. - коротко и как-то безжизненно ответил Найлус.
      Связь резко пропала.
      Твою ж мать... Да быть того не может!
      - Доктор, вам лучше остаться здесь. Территория зачищена и еще пару часов будет практически безопасна, пока не закончится морфирование хасков.
      Доктор кивнула.
      - Эшли, веди нас в космопорт. Быстро!
      Распрощавшись с учеными, мы покинули домик. Замок окрасился багровым, вновь перейдя в положение "заперто".
      - Коммандер, вы и правда верите этому сумасшедшему? - тихо спросил Кайден.
      Я даже не притормозила.
      - Запомни, Аленко. Безумцы и сумасшедшие смотрят на мир несколько иначе. Они могут странно интерпретировать привычные вещи и события, но они никогда не лгут. Ложь - прерогатива логики. Я верю, что Мануэль и правда видел турианца. Вот только кто он? Откуда взялся на Иден Прайм? И что он здесь делает вместе с гетами? Эшли, куда идти?
      - Сюда. Здесь совсем близко!
      
      До космопорта мы добрались минут за пятнадцать. По дороге нам встретилась всего пара гетов и одинокий хаск. За деревьями показались постройки и небольшая взлетная площадка, и практически черная в закатном солнце двухкилометровая махина Властелина.
      Аленко глухо выругался, во все глаза глядя на огромный корабль.
      - Что это такое?
      - Корабль, что же еще. - пробормотала я, разглядывая окутанного алыми разрядами Жнеца.
      Глухо загудел-завыл стартующий Властелин, заслоняя массивной тушей небеса. Если он улетел, значит, Сарен уже побывал у маяка, а Найлус... проклятье, от того, как он сказал "Я понял", у меня до сих пор по коже дерет холодом!
      - Быстрее!
      Властелин сложил лапы и растворился в кровавом небе, а мы бегом спускались к космопорту.
      - Кайден, осмотри дома. Эшли, прикрой его.
      - Коммандер!
      - ЖИВО!
      - Да, мэм.
      Кинув гранату во встающего хаска я пристрелила вынырнувшего из-за ящика гета, вылетев на площадку космопорта. Быстрый осмотр. Штурмовая винтовка в руках огрызнулась короткой очередью, срезая двух синтетиков. Где-то в стороне бухнул взрыв гранаты. Завернув за массивный контейнер, я поперхнулась воздухом.
      На светло серой плите взлетной площадки в луже темно-синей крови лежал Найлус Крайк.
      
      
      
      
      Глава 3: Иден Прайм: последствия
      
      
      - Найлус!
      Спектр к моему огромному облегчению был еще жив. Хриплое клекочущее дыхание вспенивало кровавые пузыри, грудь - разворочена выстрелом и напоминала месиво из плоти, крови и черной брони. И кровь, вытекающая из раны, была КРАСНОЙ, быстро меняющая свой цвет на темно-синий.
      Не поняла?
      Ладно, красная кровь - это нормально. Физиология людей и турианцев очень схожа. Правоаминокислотный организм или лево, не важно, у обоих в основе гемоглобина, придающего цвет крови - гем. Пигментная группа, содержащая ЖЕЛЕЗО. Синему цвету взяться неоткуда. Меди в крови в таком количестве просто нет, иначе турианцы были бы банально ядовиты, а это - не так. Но прямо на моих глазах багровая кровь быстро меняла цвет в темный синий! И объяснить ЭТО явление я внятно не могла.
      Из ступора меня вывел едва слышный хрип: Найлус пытался что-то сказать, но не смог. Поразительно, что он до сих пор жив, но если не принять меры немедленно, турианец погибнет.
      Клапаны брони поддались, я осторожно сняла кирасу, обнажая уродливую рану и залитый кровью комбинезон поддоспешника. Сорвав с пояса аптечку, я раскрыла ее... и поняла, что внутри нет НИЧЕГО, что может сейчас помочь стремительно умирающему турианцу. Панацелин - не панацея. Это средство первой помощи, но никак не лекарство от всех болезней! Где находится личная аптечка Найлуса я не знала.
      - Шепард вызывает "Нормандию"! - включив передатчик, заорала я.
      Ответ пришел быстро:
      - Шепард, это Моро.
      - Джокер! Мне все равно, КАК ты это сделаешь, но через пять минут Найлус ДОЛЖЕН оказаться в лазарете "Нормандии"! Ты меня понял?
      Джефф моим тоном и сутью претензии проникся, так как ответ, сказанный хриплым голосом, выражал все оттенки глубокого изумления:
      - Вас понял, Шепард.
      - Пять минут, Моро! И ни секундой дольше!
      Пилот отключился, а меня посетила мысль, что в лазарете спешно вылетевшей на первую миссию "Нормандии", тоже может не оказаться лекарств, предназначенных для существ с декстро-организмом.
      Раздался дробный топот. Я вскинула лежащую рядом на плите штурмовую винтовку Крайка. Из-за контейнера нарисовались Эшли и Аленко.
      - Осмотрите станцию поезда и уничтожьте гетов.
      Бойцы убежали. Надеюсь, с гетами они справятся без моего участия. А то и в самом деле, что такое? От Кайдена помощи - ноль на выходе, одни проблемы. Как с ребенком, чес слово... то нос сунет куда не следует, то выстрел словит и стоит, смотрит виноватой мордой нагадившего кота.
      - Шеп-пар-рд...
      Тихий клекочущий голос турианца был едва слышен в грохоте стрельбы. Да как он вообще может говорить с развороченной грудью и поврежденными легкими?!
      - Это... это... - Спектр захлебнулся кровью и зашелся в тяжелом кашле.
      - Расскажешь об этом Совету. Мне все равно не поверят. А после будешь оправдываться, КАК ты словил этот выстрел от обожаемого наставника.
      Найлус не ответил, судорожно прижал мандибулы к щекам, а я перебирала доступные мне возможности, пытаясь придумать, как не дать ему умереть здесь и сейчас. Ресурсы брони самого Найлуса уже исчерпаны, в моей аптечке нет ничего, что можно было использовать декстро-организмам. Имей я доступ ко всем своим возможностям, проблемы бы не было, но именно сейчас я едва отличалась от обычного человека!
      Хотя...
      Есть один вариант. Неудобный, энергозатратный, но, пожалуй, единственный, доступный сейчас, который я могу использовать практически в любом состоянии и в любом мире. Для этого не требуется никаких особых способностей и ритуалов, достаточно моего желания.
      Энергетическая подпитка.
      Конечно, сейчас неудачный момент, да и мне надо находиться в сознании, чтобы подпитка работала, но... с такой раной Найлус если и выживет, то это будет великим чудом.
      Я сняла перчатки и осторожно обмакнула палец в теплую синюю кровь. Найлус удивленно следил за моими действиями.
      - Кровь - это влага жизни. Квинтэссенция ее. Кровь несет в себе жизненную силу и энергию разумного. Не важно, какой у нее состав и какая биохимия организма. Это сработает в любом случае и даст тебе шанс выжить.
      Тяжелая капля налилась на кончике пальца. Я коснулась своей кожи, чертя резкий угловатый знак на тыльной стороне ладони под пристальным взглядом ярких зеленых глаз. Мое четко сформированное желание, и синяя кровь мгновенно впитывается в кожу, оставляя после себя едва заметный голубой след. И последнее. Я слизнула кровь с пальца. Знак на руке медленно налился тусклым багровым свечением, а я от резкого отлива энергии пошатнулась, с трудом удержав равновесие, а вот Найлус, наоборот, задышал спокойнее, судорожные хрипы стихли. Его регенерация скачкообазно ускорилась, организм, получив неожиданную поддержку, начал стремительно восстанавливаться. Это даст ему шанс на выживание.
      - Имрир... - едва слышно прохрипел он, впервые назвав меня по имени.
      - Молчи. - столь же тихо ответила я. - Сейчас не время и не место.
      Он медленно прикрыл глаза и вновь открыл. Вопросы будут потом, когда он не будет стоять двумя ногами в могиле. И я, скорее всего, на эти вопросы дам честные ответы.
      На станции поезда раздавались выстрелы и гудящие хлопки биотики: бойцы уничтожали гетов. Насколько я помню, их там не так много, так что должны справиться. Вскоре выстрелы затихли и Эшли отрапортовала:
      - Чисто!
      - Целы?
      - Да, коммандер.
      Ну и отлично. Я одела перчатки и вновь вернула целостность броне.
      - Займите оборону на платформе.
      Уж не знаю, что именно сделал Джокер и что он сказал капитану Андерсону, но буквально через три минуты в небе появился изящный силуэт "Нормандии", а из-за ящиков выполз мятый небритый мужик.
      Оп-па, кто нарисовался! Доморощенный контрабандист-любитель-поспать. Надо же, его реально геты не грохнули!
      Увидев направленное на него оружие, он чуть отшатнулся, поднял руки и крикнул:
      - Стойте! Не стреляйте! Я такой же, как и вы! Я - человек!
      Я чуть прищурилась, не опуская массивную винтовку Найлуса. Интересно, этот придурок с задранными кверху лапками реально считает, что его принадлежность к человеческой расе хоть как-то ему поможет? Тоже мне, великий аргумент! Что забавно, Найлус прикрыл глаза и чуть обмяк, а рука дернулась к захвату на бедре, но пистолета на нем не оказалось. Оружие бесследно исчезло в неизвестном направлении.
      - Что ты там делаешь?
      - Я... извините... я прятался! От этих тварей!
      - Кто ты?
      Мужик опустил руки, косясь на винтовку, явно слишком крупную и тяжелую для моей руки.
      - Меня зовут Пауэлл. Я... я видел, что случилось с этим... как там его, турианцем.
      Он что?
      - Видел? - вкрадчиво переспросила я.
      Пауэлл замялся, чуть смущенно опустил физиономию. Так, так... И что же ты умудрился увидеть, жертва ты обстоятельств?
      - Ну... скорее, я слышал.
      Слышал? Это уже лучше. Еще не хватало, чтобы мои манипуляции увидел этот мелкий уголовник.
      Рядом с нами на площадку приземлилась "Нормандия". На какое-то время разговор пришлось свернуть. Я держала нервничающего мужика на прицеле, Найлус прикидывался трупом, хотя я знала, что его состояние стабилизировалось, и немедленная смерть уже не грозит. По крайней мере, пока работает подпитка.
      Наконец, опустился трап корабля, и ко мне подбежали Дилан с Дэргом в полной выкладке. Парой минут спустя спустились Андерсон и Карин с еще двумя бойцами, несущими носилки. Ладно Карин вышла, она врач. А вот какого черта капитана на свежий воздух понесло?
      - И что же ты слышал? - задала вопрос я, вполглаза наблюдая за приближающимся капитаном и доктором: пора дать начало канонной истории.
      Извини, Сарен. Но мне НУЖНЫ эти откровения и пятно предателя на твоей репутации, о котором будут так активно разоряться Андерсон и Удина.
      - Его убил другой турианец! - воскликнул рабочий, глядя на подходящего капитана.
      Найлус приоткрыл глаза, удивленно моргнул. Да-да, уважаемый Спектр, вы, вообще-то, уже труп. Так что лежи, не дергайся и получай удовольствие.
      - Мне надо знать, как погиб Найлус. - мягко сказала я. Турианец меня прекрасно понял, закрыл глаза и полностью расслабился, насколько это было для него возможно.
      Подбежала доктор. Увидев состояние Спектра, она поменялась в лице и в мгновение ока построила окружающих. Найлуса аккуратно приподняли, переложили на носилки и унесли на корабль под ее чутким руководством.
      Капитан Андерсон остановился за моей спиной, нахмурился, глядя на мятого мужика, опасливо косящегося на меня и оружие в моей руке. И правильно косится. Увидел бы он что-то лишнее, и лежал бы ценный свидетель на земле с дыркой в голове. Ну сработал рефлекс, с кем не бывает? Чистая случайность!
      - Повтори, кто убил этого турианца?
      Дэрг, услышав мой ласковый голос, удивленно приподнял бровь. Капитан Андерсон чуть поджал губы. Я встала на ноги, не отводя винтовки от нервничающего мужика.
      - Его убил другой турианец. - послушно повторил контрабандист. - Он пришел сюда раньше. С этими тварями. Ваш... друг назвал его Сарен. Думаю, они были знакомы.
      От имени мятежного Спектра наш бравый капитан вздрогнул. Надо же, не забыл события восемнадцатилетней давности! Хотя, о чем это я? Как можно забыть такой провал? У него был реальный шанс стать ПЕРВЫМ Спектром-человеком, а в итоге - негативная, презрительная характеристика от легенды Спецкорпуса. Да и Сарен прошелся по гордости Дэвида Андерсона от души. Капитан такое никогда не забудет и не простит.
      - Ваш друг расслабился, потерял бдительность, и Сарен убил его. Выстрелил в него, когда он с кем-то говорил по связи. Мне повезло, что он не заметил меня.
      Говорил по связи? Проклятье, как неудачно вышло. Или наоборот, удачно? Крайк все же выжил, пусть и получил фактически смертельную рану.
      В разговор вступил Андерсон. Пока он общался с этим начинающим контрабандистом, я жестом подозвала Дэрга и Дилана и отошла с двумя бойцами чуть в сторону.
       - Где группа?
      - Высадили где-то у поселения. Нас оставили на борту и сути приказа не знаем.
      - Кто командует?
      - Макс.
      Я медленно кивнула.
      - На перроне сейчас сержант Эшли Уильямс и Аленко.
      - Выжившая?
      - Единственная из своего подразделения. Повезло. - я бросила взгляд на капитана Андерсона. - Дилан, Дэрг, им НАВЕРНЯКА нужна поддержка.
      Намек был понят мгновенно, и оба моих бойца испарились, а я пошла к капитану Андерсону.
      - Сэр, маяк перевезли, Сарен уехал за ним на монорельсе.
      Андерсон отвлекся от разговора, посмотрел на меня, нахмурился.
      - Сарена надо перехватить!
      - Есть, сэр. Капитан, ситуация осложнилась, Дэрг и Дилан отправлены на усиление десантной группы. - короткая пауза. - Сэр, капрал Дженкинс погиб. Возвращаюсь к выполнению задания. Разрешите идти? - оттарабанила я, преданно хлопая глазами.
      - Разрешаю, коммандер.
      Получив начальственное "добро", я мгновенно смоталась к бойцам группы высадки, пока Андерсон их не отобрал. Если меня не подводит склероз, на той стороне меня ждут бомбы, куча гетов и маяк. Ну и будущие кошмарики, куда ж без них.
      
      
      Поезд мерно катил, едва слышно гудя двигателями, а я всматривалась в проступающую из сумерек платформу. Оптика винтовки уже позволяла рассмотреть синтетиков, занятых установкой бомб, но для прицельной стрельбы было еще далековато.
      - Геты на платформе. Что-то делают с... - я всмотрелась в вытянутое цилиндрическое устройство, опознала его по памяти реципиента и задала сакраментальный вопрос, ловя гета в прицел. - Кто сможет деактивировать бомбу "Аэн-3"?
      Выстрел, приклад толкнулся в плечо. Гет рухнул на пол, заметно искря.
      - Я могу. - тихо ответила Эшли.
      Выстрел, выстрел. Писк перегретого оружия. Винтовка охладилась, поймать в прицел тварь, выстрел. Поезд сбрасывал скорость, автоматически тормозя между перронами. Геты оживились, в нашу сторону потянусь светлые трассы очередей, отлично видимые в сумерках. Вот она, морда, торчит над ящиком! Черная башка попала в перекрестье прицела, выстрел. Башка исчезла где-то за заграждением. Писк перезарядки.
      Эшли и Кайден сбежали с поезда на перрон. Первая бомба стояла практически у них под ногами. Женщина наклонилась, засветился уни-инструмент...
      - Коммандер Шепард, на таймере семнадцать минут!
      - Ну так шевелитесь! - винтовка ткнулась в плечо. - Кайден, Дэрг, проверьте переход!
      Аленко и Итор метнулись по лестнице, Дилан, присев за заграждением, быстро осмотрел утопающую в сумерках платформу, пристрелив гета за ящиком.
      - Чисто! - отрапортовал он.
      - Я вижу еще две бомбы! - сообщил биотик.
      Огни на первой бомбе погасли, панель свернулась.
      - Первая готова!
      Эшли, пригибаясь, побежала за Дэргом и Аленко, а я заметила шевеление в густой тени ящика. Возле уха гулко рявкнула винтовка, отдача толкнула оружие мне в плечо. Гет упал, выкатившись в проход.
      - Отключаю вторую! - голос Эшли звучал сухо, чуть подрагивая от напряжения.
      - Вторая готова! - раздался голос Аленко в наушниках.
      Дэрг и Кайден перебежали вперед, заглядывая за каждый ящик, за каждую опору, зачищая свою сторону вокзала от гетов. Чуть впереди перрон спускался широкой лестницей к погрузочной платформе, на которой, насколько я знаю, должен стоять маяк. Я передвинулась дальше, замерев у огромной распорки, осматривая стройку через оптику снайперской винтовки. Сгущающиеся сумерки погрузили вокзал во тьму, усложняя мне задачу: освещение по какой-то причине не включилось.
      - Третья готова! - отрапортовал Кайден. - На таймере шесть минут!
      - Дэрг, проверь перрон до конца. - приказала я.
      Боец скользнул в темноту между огромными контейнерами, выстрелы, мгновение тишины и закономерный крик:
      - Еще одна!
      Эшли рванула с низкого старта, как бегун на финишной прямой, закрепив дробовик на захват за спиной. Я убрала снайперскую винтовку в захват на спине, сняв занимавшую ее место штурмовую винтовку Найлуса.
      Жестом приказав Дилану следовать за мной, я перебежала узкий металлический мостик, выходя на уже отстроенную часть пассажирской платформы, все еще заставленную контейнерами и строительными материалами.
      Дилан присел у блока металлических листов покрытия, затянутых в пленку, жестом показывая, что где-то впереди есть враг. Я кивнула, завернула за огромный контейнер и увидела стремительно разворачивающегося ко мне стоящего чуть впереди гета, вскинувшего оружие.
      Какого его до сих пор не сняли с противоположной платформы?!
      Я вжала спусковой крючок на голых рефлексах раньше, чем успела осознать происходящее. Оружие взбрыкнуло в руках, выплюнув длинную очередь. Меня тряхануло мощной отдачей, чуть развернув на месте, а синтетика просто снесло: очередь прошлась от середины корпуса до головы, разворотив ее в кашу. Выстрелы гета увязли в голубой пленке щита, скользнув по касательной у плеча.
      Хорошая винтовка у Крайка!
      В наушниках раздался подрагивающий голос Эшли:
      - Готово!
      - Эшли, ты - молодец. - едва слышно прошептала я, медленно выдыхая. Сердце колотилось в груди, руки подрагивали.
      - А если еще есть? - неуверенно спросил Аленко.
      - Сейчас узнаем.
      Дилан добежал до края платформы и спустился в зону посадки.
      - Чисто. - четко сказал он и вернулся ко мне, быстро осмотрел. - Ты как?
      - Жива. - ответила я, поведя ноющим плечом.
      - Аленко... - чуть слышно фыркнул Дилан, бросив хмурый взгляд на другую платформу, с которой нас должен был прикрывать оный Аленко.
      Я поморщилась, но ничего не сказала. А что тут скажешь? Наш любимый биотик заворожено пялился на бомбу, вместо того, чтобы выполнять свои обязанности. Хорошо он прикрыл, ничего не скажешь.
      Когда я и Дилан поднялись на грузовой перрон, Дэрг уже следил за погрузочной платформой, Эшли его прикрывала, а Кайден мялся за контейнером с постной физиономией. Понятно. Опять мигрень началась из-за активного использования биотики.
      - Гризли, что там? - негромко спросила я, присаживаясь за заграждение.
      Дэрг передернул плечами и ответил:
      - Хрень какая-то: тут копья складываются с нанизанными на них людьми, а они дергаются, словно еще живые.
      - Это хаски. И много их?
      - На глаз около двух десятков. - Дэрг чуть повернул голову. - Душка, как ты их назвала?
      - Хаски. Помнишь старый фильм про зомбяков, который мы смотрели по экстранету на Арктуре перед вылетом?
      Тот кивнул.
      - Вот те же зомби, только технологические. Валить в голову. Попадания в корпус не критичны: они их даже толком не замедляют. Близко не подпускать. Очень сильны. Могут долбануть разрядом, если подбегут. Не убьет, но может парализовать.
      - Понял.
      Я опустила взгляд на черную винтовку Найлуса, которую до сих пор держала в руках.
      - Дэрг, ты когда-нибудь турианским оружием пользовался?
      - Было дело.
      - Лови.
      Я перебросила бойцу винтовку. Он ее поймал, внимательно осмотрел, хмыкнул.
      - Крайка, что ли?
      - Да. Не просри.
      Дэрг ухмыльнулся, по моему тону сообразив, что я с ним сделаю, если он угробит чужое оружие. Я бросила короткий взгляд на платформу. Помимо совершенно одинаковых хасков в обрывках одежды на площадке находились три гета, которые медленно двигались к лестнице. Высокотехнологические зомби тупо мялись у своих кольев и телодвижения гетов игнорировали.
      Снайперская винтовка с едва слышным шелестом вышла в боевое положение. Прильнув к прицелу, я поймала в перекрестье вытянутую голову синтетика в светлой серой броне и нажала на спусковой крючок. Гет завалился на спину, двое других мгновенно открыли огонь, безошибочно вычислив, откуда был произведен выстрел, а я едва успела пригнуться, как над головой засвистели пули.
      Говорят, геты тупые? Может они и тупые, когда их мало, но косить они от этого не начинают! И реакция у синтетиков на порядок превосходит реакцию органиков! Хорошо хоть их оружие так же подвержено перегреву, как и наше.
      Дилан с точно такой же снайперкой присел за огромным контейнером с синими пометками строительных материалов, стоящим чуть в стороне.
      Хаски зашевелились, бестолково переминаясь на месте. Какая радость, что эти твари без прямого управления настолько тупые, что не способны вычислить врага по косвенным признакам, и в бой не полезут пока оный враг не попадет на то, что им заменяет глаза.
      Выстрелы смолкли, я высунулась из-за заграждения, прильнула к прицелу и вжала спусковой крючок, стоило только перекрестью прицела совместиться с головой гета, и тут же нырнула за укрытие. Времени нормально прицелиться просто не было: там, где только что была моя голова, пронеслись пули. Пока последний гет обстреливал меня, Дилан его снял.
      - Дэрг, готов?
      - Готов. - ответил он, выводя черную винтовку в боевое положение. - Начинай.
      Стоило первому хаску упасть на металл пола, как вся эта толпа разом встрепенулась, мгновенно вычислила наше местоположение и поперла сплошной волной, чуть слышно подвывая. Ну натуральные зомбаки!
      Я и Дилан открыли огонь, вышибая хасков выстрелами в голову. Табельное оружие перезаряжалось медленно, быстро перегревалось и долго остывало, а системы дополнительного охлаждения - те самые пресловутые термоклипсы - благополучно закончились еще при зачистке вокзала как бы мы их ни экономили. Рядом глухо зарокотала турианская штурмовая винтовка в руках Дэрга...
      
      - Душка, ты ж с этой винтовки стрелять нормально не сможешь: тебя отдачей унесет. - выдал Дэрг, когда последний хаск, тоненько завыв, рухнул на металл у подножия лестницы. - Можно я ее себе оставлю?
      - Это винтовка Крайка, Дэрг.
      - Он же вроде как помер. - пожал мощными плечами боец, ничуть не огорченный этим фактом.
      - Гризли!
      Боец недовольно поморщился, любовно погладил черный металл.
      - Отличная пушка. Мощность запредельная, но отдача сильная. В руке лежит не слишком удобно - сделана гребенчатыми под себя и подогнана под владельца. - он взвесил оружие. - Тяжелая. Стреляет точно, разброс небольшой, остывает быстро. Можно вообще термоклипсами не пользоваться. - короткая пауза. - Жаль ее отдавать. Ее доработать - минут двадцать возни.
      - Тебе нужны проблемы? Вот стану Спектром и подарю тебе такую.
      - Ты сперва стань. - заржал он, переводя оружие в небоевое положение и протягивая мне.
      - Стану. - пообещала я, забирая оружие. - Шепард "Нормандии". - сказала я, включая передатчик. - Территория зачищена, маяк в безопасности.
      - Вас понял, коммандер. - тут же отозвался Джокер.
      Я отключила передатчик. Дело свое мы сделали, теперь осталось дождаться прилета фрегата и сдать находку. Вернее, то, что от нее к тому времени останется.
      Подойдя к краю площадки, я положила руку на невысокие перила, хмуро глядя на огромное оплавленное пятно: место старта Властелина. Полкилометра в диаметре. До состояния кипящей лавы. Просто так. Последствия старта... Или НЕ старта...
      Какова же ИСТИННАЯ мощь Жнеца, если он оставил ТАКИЕ разрушения мимоходом?
      
      Протеанский маяк возвышался во всей своей сомнительной красе: светящийся призрачным зеленым светом узкий пилон, покрытый тусклыми огоньками. Красивое устройство, этого не отнять, хоть и будил в моей памяти не самые приятные ассоциации. Слишком уж он напоминал концентраторы в городах нежити. Такое же призрачное зеленое свечение, разве что теплое, да и мертвенного холода некроэнергии не ощущается. Не будь в этом столь жесткой необходимости, я бы к нему и на милю не подошла!
      - Невероятно! Действующая протеанская технология! - раздался совсем рядом восторженный голос.
      Я повернулась. А вот и привет от канона: Кайден восхищенно разглядывал древнее устройство, медленно обходя его по кругу. Пилон маяка стоял в центре площадки, помигивая зелеными и золотыми огоньками, и тихо низко гудел.
      - Сколько времени прошло, а он все еще работает. - Эшли разминала висящую плетью левую руку, онемевшую после разряда близко подошедшего хаска. - Когда его раскопали, он так себя не вел.
      Ясное дело, не вел! Он был неактивен, пока Сарен его не включил и не считал вложенную информацию. Сейчас устройство работало и ждало свою последнюю жертву.
      - Интересно, что он скрывает? - пробормотал Аленко, сделал шаг вперед и... пересек зону безопасности.
      Маяк активировался.
      Мощная энергетическая дуга прошла по пилону, выплеснув тугой луч. Аленко вскрикнул, медленно поднимаясь в воздух. Как бы мужчина не упирался, незримая сила упорно тащила его к древнему устройству.
      - АЛЕНКО! Любопытный идиот!
      Разбежавшись, я врезалась в этого придурка, выбивая его из луча. Биотик рухнул на пол, а я почувствовала, как незримый захват поднимает меня в воздух и тянет к медленно раскрывающемуся маяку.
      Дэрг рванул было ко мне, но я крикнула:
      - Стой! Не приближа...
      Видения вспыхнули внезапно, мгновенно перегружая разум бездной информации: координаты, хроники, отрывки записей и короткие ролики. Кровь, война, горящие в ядерном пламени планеты, рушащиеся города, армии жукоподобных монстров, рвущих на куски разумных разных рас, флоты кораблей, гибнущие под ударами столь хорошо знакомых мне черных машин, Жнецы, опускающиеся на планету. Эпизоды, отрывки, воспоминания, эмоции, чувство отчаяния, угрозы и безнадежности, странная планета... Казалось, что моя голова просто лопнет от нескончаемого потока данных, щедро прессуемых в мои несчастные мозги! Но вот, наконец, мое сознание не выдержало, и я погрузилась в благословенную тьму.
      Последние связные мысли: "Аленко, дебил... Убью скотину!" и "Подпитка же прекратится!".
      
      
      Сознание возвращалось мучительно и медленно, вытаскивая меня из пучины кровавого кошмара. Информация, вломленная в мои несчастные мозги, медленно усваивалась и раскладывалась "по полочкам", но объемы ее таковы, что красочные кровавые сны мне гарантированы. От желания придушить Аленко судорожно сжимались пальцы, хоть умом я понимала, что в любом случае полезла бы под маяк.
      Что-то чуть левее тихо пискнуло. Я медленно разлепила глаза, глядя мутным взором на знакомый потолок лазарета.
      - Доктор? Доктор Чаквас! - раздался встревоженный голос Кайдена. - Она проснулась.
      Скотина биотическая! Я повернула голову и получила массу удовольствия от открывшегося мне неожиданного, но очень приятного зрелища: Аленко сидел на соседней койке, тоскливо глядя на меня заплывшими глазами. Оп-па! Это кто ему так физиономию поправил и подвесил подсветку под обоими глазами? Узнаю - поблагодарю. От души! И так, чтоб Андерсон не услышал, а то не оценит.
      Слева вновь пискнуло. Повернувшись, я увидела только сплошную перегородку, отделившую от нас часть лазарета. Полагаю, там находится Найлус.
      - Заставили вы нас поволноваться, Шепард. - ко мне подошла доктор, внимательно всматриваясь в мое лицо. - Как вы себя чувствуете?
      Я медленно приподнялась на локтях и с трудом села.
      - Отвратительно! Болит голова! - я вздрогнула, обхватив ноющие виски пальцами. - Сколько я была без сознания?
      - Примерно пятнадцать часов. - ответила доктор. - Полагаю, это влияние маяка. Вам повезло, коммандер.
      Сколько?!! Пятнадцать часов?!! Я прикрыла глаза, давя ругань. Хорошо, что турианцы настолько живучие, и Найлус, успевший получить небольшой разгон организма, сумел пережить время моего беспамятства.
      Рядом ярко полыхнуло виной. О, до Кайдена дошло, что я могла просто кони двинуть из-за него?
      - Это моя вина. - покаянно сказал он. - Видимо, я активировал какое-то защитное поле, и вам пришлось меня спасать.
      Честно говоря, я не ожидала, что Кайден действительно признает свою вину. Искренне. Не многие это могут, вот так взять и сказать: "Я был не прав, это - моя вина". А он смог. Может, Кайден не настолько безнадежен? Посмотрим, посмотрим. Но в морду он словил законно, да и мозги надо прополоскать, дабы в следующий раз этого не повторилось.
      - Лейтенант, вам следует помнить, что древние артефакты могут быть опасны. Нельзя к ним просто так подходить: неизвестно, для каких целей они были сделаны и какие в них системы защиты от несанкционированного доступа. Нам повезло, что маяк просто отработал и слил мне вложенную в него информацию, а я смогла это принять и мне не выжгло мозги при такой грубой передаче.
      Взгляд Чаквас был внимательным и задумчивым, а Кайден смотрел на меня газами побитой собаки. Очень выразительное лицо, на котором вообще читалось все, что только можно прочитать. И это без всякой менталистики.
      В принципе, он неплохой парень. Его даже в чем-то жаль: имплантат L2 доставлял массу неудобств и был попросту опасен для жизни и разума, а его замена - довольно дорогое удовольствие. Я знаю, что такое постоянные и сильные мигрени, когда от тупой ноющей боли неспособен связно мыслить, а от резких острых прострелов реально искры сыплются. Забавные такие яркие-яркие белые точечки, быстро разлетающиеся во все стороны от точки фокуса зрения и оставляющие за собой светлый шлейф. Или мелкие радужные квадратики, хаотично бегающие перед глазами. И состояние такое... занятное, словно находишься в закрытой стеклянной банке: зрение хоть и кристально ясное и четкое, но на мир смотришь как-то отстраненно, звуки доходят глухо. Иногда еще и весело становится. И земля так забавно крутится под ногами.
      Не знаю, насколько сильно у Кайдена проявляются такие симптомы, но он - не боец. Да, биотик неплохой, но - не боец. Ему надо менять имплантат. Желательно, быстро, пока не накопились последствия и не вылились в какое-то милое осложнение.
      - Не ругайте его, коммандер. - мягко сказала Карин. - Мы понятия не имели, с чем столкнулись. И, к сожалению, теперь уже не выясним.
      На мой вопросительный взгляд, Кайден сказал:
      - Маяк взорвался. От взрыва вы потеряли сознание.
      Понятно. Тут сработал канон: маяк уничтожен. Значит, Сарен об этом скоро узнает и захочет оторвать мне шибко много знающую башку. Фактически - отдаст приказ о моей ликвидации. Вот только меня еще во время прохождения игры интересовало, откуда Леди Бенезия так быстро получила информацию, находясь на борту Властелина? Кто ее слил?
      - Каковы последствия, доктор?
      - Физически вы в полном порядке. Но я обнаружила необычную активность мозга - аномальные бета-волны. Так же я отметила у вас больше быстрых движений глаз. Это обычные признаки интенсивного сновидения.
      - Это был не сон. - ответила я. - Информация из маяка проявляется в виде обрывочных видений. Рваных, нечетких, сумбурных.
      - Что вы видели, коммандер? - Кайден аж вперед подался, не сводя с меня горящего взгляда избитого енота.
      - Смерть и разрушения. - прикрыв глаза, я потерла виски. - Протеане записали свою гибель. Оставили предупреждение другим расам? Не знаю. Но ничего приятного я не видела.
      В лазарете повисла тишина. Кайден растерянно хлопал глазами, пытаясь осознать сказанное. Да-да, ничего такого сказочного в маяке не было. Никаких древних технологий и великой мудрости могучей цивилизации. Действительно, обрывочные картины. Когда активируется менталистика, я переберу полученную информацию и структурирую ее. Возможно, получу цельное потоковое изображение, а, возможно, все так и останется в виде разрозненных кусков малополезных картинок.
      С тихим шипением открылась дверь, пропуская в лазарет капитана Андерсона. Я и Кайден выпрямились и отдали честь внезапно заявившемуся начальству. Капитан кивнул, что было расценено как аналог команды "вольно": повадки Андерсона Имрир знала прекрасно.
      - Доктор, каково состояние коммандера?
      - Все показатели в норме. Думаю, с ней все в порядке.
      - Рад это слышать. Коммандер, мне надо поговорить с вами. Наедине.
      Аленко смотался мгновенно, подальше от начальства, а вот Карин нахмурилась и не сдвинулась с места, сложив руки на груди.
      - Капитан, я не могу покидать лазарет, пока в нем находится тяжело раненный пациент в критическом состоянии.
      Только сказав это, доктор удалилась за перегородку. Полагаю, слышно там все дословно. Капитан вздохнул, но спорить не стал. На территории лазарета слово врача обладает властью, пожалуй, не меньшей, чем власть капитана корабля.
      - Надеюсь, вы хорошо себя чувствуете?
      - Да, сэр. - коротко ответила я.
      Андерсон заложил руки за спину, хмуро глядя на меня. В чем-то я его понимаю. Ситуация сложилась просто волшебная. Что он и озвучил:
      - Не буду вам лгать. Положение не из лучших. Найлус при смерти, Маяк - уничтожен, геты начали вторжение. Совет хочет задать вам ряд вопросов.
      О как! Он уже отправил рапорт? В принципе, времени прошло порядочно, мог и отправить, тем более, мы находились на Иден Прайм неподалеку от коммуникационного буя. Сейчас корабль определенно шел по перегону между реле, если судить по ровной мерной вибрации, едва ощутимой организмом. Сейчас мы глухи и слепы, пока не выйдем из коридора возле ретранслятора назначения.
      - Я не позволю Совету повесить на меня уничтожение маяка! - спокойно сказала я, прекрасно поняв подоплеку.
      - Я поддержу вас и ваш рапорт, коммандер. Но я здесь не поэтому. - Андерсон качнул головой. - Дело в Сарене. Втором турианце.
      Андерсон на пару мгновений замолчал, расхаживая по лазарету, погруженный в неприятные думы. Ситуация действительно далека от радужной, а реальный Сарен Артериус может доставить куда больше проблем, чем Сарен канонный. Все же, это - реальный мир.
      - Сарен - Спектр, и один из лучших. - наконец сказал капитан. - Живая легенда. Но если он связался с гетами, значит, он решил пойти своим путем. - Андерсон повернулся, пристально глядя на меня. - Спектр, отказавшийся подчиняться Совету, это проблема. Сарен опасен. И он ненавидит людей.
      Да, Сарен опасен. Чертовски опасен! Насколько может быть опасным практичный и безжалостный спец, обладающий неограниченными правами. Вопрос в другом. В его истинных мотивах. Насколько его действия подконтрольны Властелину? Сколько он делает по собственному желанию, а сколько по принуждению? Где его желания и мотивы расходятся с волей Жнеца, и расходятся ли вообще? Это требуется узнать как можно скорее. И именно это будет решающим в моих дальнейших действиях.
      Все мои дальнейшие действия и планы на будущее зависят, как ни забавно, именно от Спектра Артериуса. Подчинен он или действует по собственной воле? Если подчинен, он будет крайне ценным союзником, если удастся его освободить. Если же он работает по собственной воле... он - враг. Без вариантов и сомнений, и его следует как можно быстрее и аккуратнее уничтожить. Если, конечно, я сама не приду к выводу, что мне стоит устроить Жатву и угробить к демонам этот Цикл. А я еще не отказалась от этой идеи. Зная себя, я серьезно опасаюсь, что служба в армии лишь укрепит во мне эту мысль.
      Я не люблю армейскую службу! Я с трудом терплю казармы и их скученность. Меня злит такое количество чужих в зоне личного пространства. Всегда, во всех своих жизнях, я делала все, чтобы избежать армии. Я была кем угодно: наемником, охотником за головами или монстрами, черным археологом, добытчиком артефактов, но никогда - солдатом регулярной армии. Одна-единственная жизнь, в которой я переродилась в мужчину и попала на действительную службу, вызвала во мне непрошибаемую неприязнь к армии, ее законам и способу жизни. Возможно, на то повлиял всплеск Хаоса, под который я попала до этого. Он изменил меня, мою душу, мое мировоззрение и отношение к реальности. Возможно, тому виной моя нестабильная психика и привычка к одиночеству, но жестко распланированная жизнь, строгий распорядок и полное подчинение без права на личное мнение вкупе со скрытым бардаком, вездесущей дедовщиной и двойными стандартами вызывали агрессию и инстинктивную неприязнь. До сих пор построения, муштра и строевая подготовка поднимали волну злости. Я - одиночка. Я привыкла рассчитывать ТОЛЬКО на себя. Никто не поможет во мраке древних катакомб, где есть только ты и твое оружие против бесконечной толпы монстров. Я никогда не завожу большое количество друзей и знакомых. Я стараюсь не брать на себя ответственность за чужую жизнь. Я всегда действую одна, даже если это верный путь на тот свет. Смерть для меня привычна и не вызывает страха или неприязни, а вот присутствие большого количества разумных - очень даже. Мне вообще не нужно чужое общество для адекватного существования.
      Прав оказался Эстус. Закукливание уже началось. Я прикрыла глаза, наблюдая за нервничающим капитаном. Возможно, это мой шанс что-то изменить в самой себе? Еще немного, и я окончательно сверну на путь изоляции. Из жизни в жизнь мне все сложнее и сложнее терпеть рядом присутствие других разумных. Это - не хорошо. Это - путь к деградации и падению.
      - Почему Сарен ненавидит людей? - задала я практически канонный вопрос.
      Ответ пришел незамедлительно:
      - Он считает, что мы слишком быстро растем и занимаем Галактику.
      Не могу не согласиться. Альянс стремительно колонизирует планеты, будучи не в состоянии их защитить или нормально развить колонию, и многие из них так и остаются на уровне поселка из модульных домиков, не способного выжить самостоятельно. Да о чем это я? Вот, недавно был простой пример. Иден Прайм, одна из старейших колоний, а один мятежный Спектр и горстка гетов ее фактически взяли. И без особых хлопот. Властелин там вообще не отметился. Так, подвез своего любимца и повисел в небе, чтобы потом обратно забрать. И проследил, чтобы Сарен не сорвался с крючка.
      - И многие считают так, как Сарен?
      - Многие. Но большинство по этому поводу ничего не делает. А Сарен связался с гетами. Не знаю, как. Не знаю, почему. Я только знаю, что это имеет какое-то отношение к маяку.
      Знает он... Да нихрена он не знает! Это только предположения, хотя и в чем-то верные. Сарен действительно пришел за маяком, и он получил с него нужную информацию. Вот только маяк - это лишь инструмент, не более того. Притом - бесполезный.
      - Вы были там, коммандер, перед тем, как маяк самоуничтожился. Вы что-нибудь видели? Какой-нибудь намек на то, что там искал Сарен?
      - Перед тем, как я потеряла сознание, у меня были видения.
      - Видения? Чего?
      - Войны. Точно сказать не могу, они слишком фрагментарные и рваные. Просто вспышки, проявляющиеся на какое-то мгновение изображения.
      - Об этом следует доложить Совету.
      - Доложить о чем? О том, что у меня был плохой сон? - спросила я, хмуро глядя в пол. - Они решат, что я окончательно спятила.
      Психологическое состояние моего реципиента после злополучного Торфана было... не слишком стабильно и радужно. Капитан чуть заметно смутился, видать, вспомнив сей занятный факт, но от своей идеи не отказался:
      - Неизвестно, что за информация хранилась в маяке. Утраченные технологии протеан? Чертежи какого-нибудь древнего оружия массового поражения? Что бы это ни было, оно теперь у Сарена.
      Да ничего в этом маяке ценного не было. Обычное предупреждение о грядущем Апокалипсисе галактического масштаба и призыв к мести, не более того. Чертежи лучше бы поискали в своих Архивах на Марсе, а не в моей башке!
      Мелькнула посторонняя мысль: интересно, а у Сарена сейчас так же голова от боли на куски разваливается, как и у меня?
      Впрочем, ничего говорить Андерсону я не стала. Во-первых, просто не поверит, а во-вторых, смысла нет. Зачем мне лишние проблемы? Мне бы статус Спектра получить и смотаться подальше из этой богадельни.
      - Я знаю Сарена. - продолжил вещать капитан. - Я знаю его репутацию и методы! Он считает, что люди - паразиты космоса! Это нападение было актом войны!
      Угу, войны. Как же... Да Сарен плевать хотел на Альянс и все человечество в целом! Если его мотивы хоть немного схожи с канонными, его волнует только родная раса и Иерархия.
      Интересно, что бы сказал бравый капитан, если бы узнал, что я в чем-то разделяю мнение этого турианца? Я не люблю людей. Иногда - ненавижу. Искренне. Чисто. Незамутненно. Настолько искренне, что мысль о геноциде не вызывает отторжения и неприязни.
      - Он завладел секретами маяка. В его распоряжении армия гетов. И он не остановится, пока не сотрет человечество с лица галактики!
      Помочь ему, что ли? В память о радужном детстве моего реципиента? Интересно, а многие ли задумываются, что было в прошлом этой красивой рыжеволосой девушки, которую за глаза частенько называли "Бездушной Сукой"?
      - Сэр, его надо остановить! - пафосно сказала я, преданно глядя в глаза человека.
      Обязательно надо. Хотя бы для того, чтобы с ним поговорить по душам.
      - Это не так просто. - ответил капитан. - Он - Спектр. Он может лететь куда хочет, и делать, что хочет. Вот почему надо, чтобы Совет был на нашей стороне.
      - Если мы докажем, что Сарен вышел из-под контроля, Совет лишит его статуса. - вяло сказала я.
      - Я свяжусь с послом и постараюсь нам устроить аудиенцию у Совета. - капитан глянул на перегородку за моей спиной.
      Мне в голову пришла одна занятная мысль, и я сказала в спину уходящему человеку:
      - Капитан.
      Андерсон повернулся.
      - Коммандер?
      - Вы уже послали отчет на Цитадель?
      - Да.
      Досадно.
      - Вы сообщили о состоянии Спектра Крайка?
      - Нет.
      О, а это уже хорошо.
      - Не сообщайте Совету, что он выжил.
      Удивление полоснуло по нервам.
      - Какой в этом смысл?
      - Сарен не должен узнать, что его бывший ученик сумел пережить этот выстрел. Если Найлуса увезут в больницу Цитадели, я не дам за его жизнь и стрелянной термоклипсы.
      Капитан молчал, обдумывая мои слова. Грубо говоря, я предлагала ему сокрыть информацию. Важную информацию.
      - В словах коммандера Шепард есть доля правды, капитан. - тихо сказала доктор Чаквас, подходя к нам. - Его жизнь и так под угрозой. Это усугубляется тем, что у нас на борту нет ни одного лекарства для существ с декстро-организмом. Вы понимаете, что будет, если он погибнет в лазарете "Нормандии" после того, как вы сообщите о том, что он жив? Нас могут обвинить в преднамеренном убийстве.
      - Я вас понял. - сказал Андерсон после короткого молчания.
      Уже у самой двери капитан повернулся и сказал:
      - Я сделаю так, как вы предложили. Как только доктор Чаквас вас отпустит, я жду ваш рапорт.
      - Так точно, сэр.
      Капитан развернулся и покинул лазарет.
      - Спасибо что поддержали, доктор.
      - Это была не моя идея, коммандер. - спокойно ответила она, нажав на малозаметную кнопку.
      Перегородка опустилась, давая мне возможность увидеть лежащего на койке Найлуса, пристально смотрящего на меня яркими зелеными глазами. Оп-па...
      Карин бросила взгляд на приборы, нахмурилась, подошла к столу и взяла портативный медицинский сканер.
      - Коммандер, подойдите.
      Меня поставили возле каких-то приборов и быстро просканировали. Доктор внимательно прочитала информацию на сканере, бросила задумчивый взгляд на экраны приборов, располагающихся возле койки Спектра, нахмурилась. Мы с Найлусом молча наблюдали за этой крайне выразительной пантомимой.
      - Коммандер Шепард. Ваши показатели полностью нормальны. А вот показатели Спектра Крайка... были бы нормальны, будь он человеком.
      Зеленые глаза чуть расширились и резко сузились, тяжелый взгляд остановился на мне. Доктор это заметила и сказала:
      - При таких показателях даже полностью здоровый турианец должен был давно потерять сознание. Хотелось бы понять, чем может быть чревато для Спектра длительное пребывание в подобном состоянии.
      И на этой веселой ноте доктор Чаквас требовательно посмотрела на меня.
      Ой...
      Найлус приподнял кисть, жестом прося приблизиться. Я подошла, вопросительно склонила голову набок, наклонившись, а он едва слышно прохрипел:
      - В моей каюте. Бокс Спецкорпуса.
      Я коротко кивнула и вопросительно глянула на доктора.
      - Коммандер, возможно у Спектра есть с собой аптечка. Она была бы сейчас уместна.
      Найлус едва заметно кивнул, давая понять, что искомая аптечка у него действительно есть.
      - Я поняла вас, доктор.
      - И не забудьте вернуться для обследования до того, как начнете писать рапорт.
      Я глухо застонала, едва сдержав матюги. Рапорт! А я уже отвыкла от бюрократии за последние жизни. Какая такая бюрократия в мире, поглощенном зомби-апокалипсисом? Или в катакомбах древних подземных городов, полных ловушек и чудовищных тварей, из которых я таскала редкие и ценные артефакты?
      Ненавижу!
      А написать придется. Проклятье... Ладно, воспользуюсь воспоминаниями реципиента и настрочу, благо навык составлять трудночитаемые сухие тексты казенным языком я еще до конца не утратила.
      
      
      
      
      Глава 4: Выбор пути
      
      
      В каюте Крайка царил идеальный порядок: вещи аккуратно сложены и убраны в стенной шкафчик, на узком столе - одинокий датапад, лежащий абсолютно ровно, четко у края стола, у стены - оружейный бокс. И все. Койка тщательно заправлена.
      Странно. Не думала, что Найлус настолько педантичный. Или это он такой на борту чужого корабля? Вполне возможно, учитывая, как его весело приняли на "Нормандии".
      Полагаю, у меня еще будет возможность узнать его настоящий характер, поскольку я искренне сомневаюсь, что Спектр так просто оставит меня без надзора. Слишком много интересного он успел увидеть. Слишком много странного.
      Стоит ли мне по этому поводу переживать? Не думаю. Найлус Крайк - мой куратор. Если... нет, КОГДА меня примут в Спецкорпус, он будет нести ответственность за ВСЕ мои проступки, таковы правила его расы. В его же интересах сделать из меня достойное пополнение элиты спецслужбы Пространства Цитадели.
      Я едва сдержала смешок.
      Нет, ну надо же! У меня снова появился наставник! Последнего, пафосного придурка из академки, сожрали гули, когда он мне показывал, как правильно их надо убивать. Показал. Я за этим наблюдала, сидя на четырехметровом обломке колонны, а потом двое суток думала, как свалить со своего насеста, чтоб и меня нежить не схарчила.
      Эта реальность определенно начинает меня радовать.
      Всплеск эмоций утих так же быстро, как и возник. Нестабильность психики, что ж поделать. Я открыла шкафчик. Какая прелесть, я, по сути, ворую шмотки по просьбе их же хозяина!
      Нужный мне бокс лежал на полке и призывно поблескивал серебристой эмблемой Спецкорпуса. Рядом с ним обнаружилась аптечка с той же эмблемой на боку, и стопка датападов неизвестной мне модели. Самое любопытное, сенсорный экран у них был размером с весь корпус и не того отвратительного оранжевого цвета, как у людей, а приятного для глаза темно-синего. Разница в моделях? Или что-то более существенное?
      Я взяла бокс и аптечку, не трогая ничего лишнего, и аккуратно закрыла дверцу шкафчика. А тяжеловата коробочка! Аптечка весила килограмма три, не меньше, тогда как втрое меньший бокс весил раза в полтора больше.
      В отличие от игрового прототипа, на реальной "Нормандии" каюты экипажа располагались на месте игровой зоны отдыха. Вместо нее был только узкий коридор, а там, где демонстративно висели модельки восьми капсул, находилась столовая. Каюта капитана и лазарет своего местоположения не изменили. Теперь бы не нарваться на капитана Андерсона: мне будет затруднительно объяснить, что я делала в каюте едва живого Спектра, да еще и с его вещами в руках.
      По счастью, удача была на моей стороне, и капитан Андерсон в этой скользкий момент пребывал на мостике и на глазах не маячил. Зато меня встретил недоуменным взглядом Дэрг, с кислой рожей протирающий столы в столовке, и Дилан, драящий пол. Вручную. Обычно уборку делали во время корабельной ночи с помощью бесшумного гибрида пылесоса и помывочной машины. Времени и сил это занимало совсем немного в отличие от того изврата, которым занимался мрачный Дэрг.
      - Уже успели? - негромко спросила я, проходя мимо бойца.
      - Два наряда на кухне. Каждому. - пробурчал он. - Делать сейчас там нечего, вот и придумали ЭТО.
      - Солдат всегда должен быть занят делом, да, Дэрг?
      Боец полыхнул злостью.
      - Душка, поимей совесть!
      - Это уже некрофилия, Дэрг. - ухмыльнулась я.
      В ответ - громкое ржание Дилана.
      - Так что, костемордый выжил? - Дэрг кивнул на коробки в моих руках.
      Чего?
      Я подняла глаза на Дэрга, и здоровенный мужик, которому я едва доставала макушкой до груди, занервничал.
      Как я люблю людей и создаваемые ими проблемы на голом месте! Особенно на почве межрасовой розни. Миры меняются, а проблемы те же. Разве что отличается обстановка да рожи участников конфликта.
      Ситуация - закачаться!
      Я - кандидат в Спектры. Меня выдвинул турианец Найлус Крайк - Спектр, который известен не меньше, чем его легендарный наставник с весьма специфической славой.
      Интересно, по какой причине он это сделал? Сомнительно, что это надо лично ему: судя по кислой роже Крайка, которую я имела счастье наблюдать до начала нашего разговора в зале брифингов, он от этого действа не в восторге. Интересно, насколько его решение было добровольным? Или его просто поставили перед фактом: иди и посмотри, кого там Альянс выдвигает на статус Спектра на этот раз. Так сказать, выбери себе персональный геморрой из того, что тебе там предложат.
      Если я права, то Найлус вляпался ой как смачно. А тут еще обстановка прямо-таки потрескивает от накала дружелюбия. И мой реципиент... о да, мой реципиент...
      А Найлус-то экстремал, если выбрал Имрир. Или другие кандидаты были еще забавнее?
      Интересно, если спрошу, он ответит?
      Я едва сдержала смешок. Обязательно спрошу, как только он сможет говорить без лишней боли. Сейчас следует разобраться со своими бойцами и расставить не только все точки, но и другие знаки препинания, чтобы больше подобное не повторилось.
      - Гризли. - от моего тона оба бойца напряглись и подобрались. - Найлус Крайк - мой куратор от Спецкорпуса. - я на пару минут замолчала, пристально глядя в глаза бойца, и добавила: - Мой НАСТАВНИК.
      Много времени на осмысление сказанного ему не потребовалось. Определение "наставник", данное мной турианцу, автоматически меняло его статус в глазах бойцов с какого-то непонятного урода, припершегося с хрен пойми каким заданием, на того, кто для меня становится первым после бога. К наставникам и я, и Имрир относились примерно одинаково.
      НАСТАВНИК для меня - это не объект для шуток. Если я не ошиблась в своих предположениях, Крайк будет хорошим учителем и напарником. А за действительно хорошего наставника я уничтожу любого, кто посмеет хоть что-то подобное ляпнуть в его адрес. За более чем два десятка жизней, тех, кого я могла назвать Наставником с большой буквы, было лишь пятеро. И то, что они мне дали, воистину бесценно.
      Первый Урок Найлус мне уже преподал, и этот урок фактически стоил ему жизни.
      - Больше не повторится. - серьезно ответил Дэрг.
      - Кто из вас поставил подсветку Аленко? - сменив тему, я дала понять, что вопрос закрыт.
      - Ну я. - буркнул Дэрг.
      - Капитан мозг уже вынул?
      Боец поморщился.
      - Через задницу.
      - Ты же знаешь, бить штабного - вредно для карьеры. Особенно на глазах начальства. - я очень ярко вспомнила майора Кайла, которого Имрир чуть не пристрелила на Торфане. - Смотри, стукнешь чуть сильнее, и под трибунал пойдешь.
      Дэрг поморщился.
      - И драй лучше. Разводы остаются.
      В ответ - приглушенный матюг, никому конкретно не адресованный. Знает же, если капитан увидит халтуру, добавит еще наряд сверху.
      Оставив бойцов отрабатывать удар в бубен Аленко путем бессмысленного труда, я зашла в лазарет, терпеливо отстояв в небольшом шлюзе пока проходила процедура дезинфекции. На реальной "Нормандии" в лазарет, особенно, если в нем находился пациент с серьезными ранениями, просто так не попасть. Да и само помещение делилось перегородками на практически герметичные секции, которые по необходимости могли выполнять роль стерильного хирургического или реанимационного отсека.
      Сейчас была поднята лишь одна перегородка, отделившая дальнюю секцию от основного помещения. Доктор стояла у аппаратуры и что-то набивала на датападе, поглядывая на экраны.
      - Доктор.
      Я положила на стол массивную аптечку и подошла к койке турианца, удерживая в руках металлический бокс.
      - Этот?
      В ответ он едва заметно моргнул.
      Проклятье, Найлус-то едва удерживает себя в сознании! Его состояние резко ухудшилось.
      А чего я ожидала? Он еще живой только из-за заемной энергии, которая не дает его организму отказать. Стоит подпитке прерваться, и турианец не протянет и часа. Мне нельзя спать и терять сознание, мне нельзя получать травм, иначе МОЙ организм потянет на себя все ресурсы, автоматически отрезав утечку. Найлус этого не переживет. Поразительно, как он вообще протянул те пятнадцать часов, которые я провела без сознания из-за воздействия маяка.
      Надо ставить полноценный канал и усилить отдачу энергии.
      - Доктор Чаквас, в аптечке есть что-то полезное?
      - Есть. Но этого сейчас недостаточно.
      Недостаточно. Иными словами, Крайк - не жилец. Что занятно, это понимает и сам Найлус. Вон, удерживается в сознании на голой силе воли.
      Доктор потом вытряхнет из меня душу.
      Первый якорь я поставила еще на космопорте, привязав себя к турианцу. Осталось поставить второй и замкнуть систему, благо, ритуал привязки - один из простейших. Так сказать, базовый.
      Я надкусила палец, и под возмущенным возгласом доктора начертила своей кровью на животе турианца три угловатых знака. Кровь мгновенно впиталась, оставив едва заметный след, который в течении пары часов пропадет окончательно. Якорь установлен. Я начала передачу энергии, постепенно наращивая мощность, символы засветились, но на этот раз мягким золотистым свечением. За спиной полыхнуло удивление, доктор чуть слышно охнула.
      Для человека, никогда не сталкивавшегося даже с малейшими проявлениями сверхъестественного, подобное выглядело, как минимум, странно. Для меня же свечение рун было естественным и привычным. Ничего, сейчас они погаснут, как только произойдет полное подключение к энергосистеме реципиента, потери в фон станут минимальными и пропадет перегрузка, о которой и свидетельствовало это самое свечение.
      Диаграммы на мониторах дрогнули, пришли в движение, отслеживая изменение состояния пациента.
      - Стабилизировалось. - удивленно сказала доктор, оторвав взгляд от приборов.
      Найлус чуть приподнял кисть, едва заметно шевельнув пальцами. Молчаливая просьба-приказ подойти.
      - Сейчас. - я подняла бокс и подошла. - Расслабь руку.
      Обхватив пальцами его запястье, я подняла ему кисть и, подвинув бокс, положила на клавиатуру, проявившуюся при прикосновении к сенсорной пластине. Найлус набрал код, крышка отошла. Из бокса он достал только одну вещь: небольшую призму из матового серого металла, чуть слышно загудевшую, стоило сдавить ее основания.
      - Можно. Говорить. - едва слышно прохрипел Найлус.
      - На корабле стоит прослушка? - удивлённо спросила я.
      Он согласно прикрыл глаза.
      Что-то мне резко расхотелось становиться капитаном этого чуда техники. Мало того, что это необкатанный прототип, у которого экспериментальный двигатель и ядро, способное пойти вразнос из-за любого пустяка, так он еще и прослушивается от носа до кормы!
      Какая прелесть!
      Я ни на мгновение не сомневаюсь, что вся полученная информация окажется у "Цербера" раньше, чем у моего непосредственного командования. В Альянсе товарищу Призраку постукивает довольно много народу, притом, что самое печальное, из высших эшелонов власти.
      Перспективы - просто закачаться! Если Призрак узнает, что я такое... лучше сразу смотаться к Сарену, просить политического убежища у Властелина.
      Занятно другое.
      - Просто прекрасно. - я потерла нудящие виски, хмуро глядя на едва живого турианца. - Я могу понять прослушку на БИЦе и командной палубе или в кают-компании. Но зачем ее ставить в лазарете, если здесь обычно никого нет?! Или это так, на всякий случай? - я перевела взгляд на нахмурившуюся доктора Чаквас. - Скажите, корабль должен был выйти в космос со смешанным экипажем?
      - Сомнительно. Оборудование в лазарете не приспособлено для турианской физиологии.
      - Тогда я не понимаю. Или чего-то не знаю.
      На какое-то время мы замолчали.
      - Доктор. - тихо позвала я. Найлус приоткрыл глаза, давая понять, что он все еще в сознании и нас слышит. - До выяснения обстоятельств, не сообщайте никому о том, что состояние Спектра стабилизировалось. Если можно - сгустите краски. Пусть все желающие поинтересоваться здоровьем Найлуса будут свято уверены, что он стоит обеими ногами в могиле.
      - Причина? - сухой жесткий вопрос.
      - Я более чем уверена, что стоит информации уйти из лазарета, и Найлус не проживет и пары часов.
      Чаквас колебалась буквально мгновение:
      - Коммандер, у вас есть какие-то доказательства?
      - Доказательства? Нет. Я просто пытаюсь понять, что происходит на этом корабле. Или это вопиющая некомпетентность и халатность службы безопасности станции Арктур, на которой строился корабль, или...
      Недосказанность повисла в воздухе. Доктор, сложив руки на груди, мрачно смотрела на меня, о чем-то размышляя, Найлус... Ему бы сейчас спать и восстанавливать силы, а он тратит их на то, чтобы удерживаться в сознании.
      - Можете считать меня параноиком, но эта так называемая "паранойя" не раз спасала мне жизнь.
      - Я понимаю ваши сомнения. - негромко ответила Чаквас. - Основания для подозрений есть. - серые глаза доктора чуть заметно сузились. - Коммандер, ответьте мне на один вопрос.
      - Я слушаю вас, доктор.
      - Что вы не так давно сделали?
      - Я сделала все от меня зависящее, чтобы Спектр Найлус Крайк выжил.
      Найлус чуть заметно вздрогнул, пристально глядя на меня. Намек был понят правильно: я ЗНАЛА о том, что будет. Умный он. Сходу врубился в то, что я сказала. Как только он сможет внятно говорить, не задыхаясь от острой боли, меня ждет вдумчивый допрос, завуалированный под беседу.
      Разговор сам собой увял.
      Ситуация сложилась презанятная: и доктор Чаквас, и Спектр Крайк ОЧЕНЬ хотели задать мне много-много интересных вопросов, но - наедине, не решаясь начать завуалированный допрос на глазах друг друга. Самое забавное, вопросы, скорее всего, у них примерно одинаковые. И договориться в моем присутствии они тоже не могут. И не будут.
      - Найлус. - негромко позвала я.
      Зеленые глаза моргнули, взгляд прояснился.
      - Энергетическая подпитка - не волшебная панацея. - спокойно ответила я. - Она не лечит. Она всего лишь передает твоему организму чистую жизненную энергию, необходимую для восстановления. Не усложняй мне работу. Спи.
      Турианец чуть заметно усмехнулся, сжал пальцы на призме глушилки, отключая устройство, и послушно закрыл глаза. Буквально через минуту он уже спал.
      - Доктор, я могу идти?
      - Можете, коммандер. Я вас жду на повторное обследование.
      - Как скажете, доктор. - покладисто ответила я. - Когда мне зайти?
      - Когда вы будете готовы. - Чаквас чуть заметно улыбнулась. - И не забудьте о рапорте. Капитан Андерсон его ждет.
      А глаза-то какие выразительные! Вопрос "Кто ты?" читался жирными заглавными буквами.
      Я вышла из лазарета и пошла в каюту. Рапорт писать.
      
      Идя по кораблю, я размышляла о ситуации, в которой оказалась.
      Из-за смертельной раны Найлуса я открылась слишком рано. Сейчас я очень уязвима: душа еще не прижилась, менталистика в спящем режиме, организм не перестроен, энергосистема слабая, ядро не сформировано. Я практически ничем не отличаюсь от обычного человека. Через две-три декады аура развернется полностью, и я стану тем, кем и являюсь: мастером-менталистом, истинным метаморфом и магом-универсалом.
      Была бы я в магическом мире, проблем бы не было. Такие как я там не редкость, и относятся к нам с уважением. Но вот в мире технически развитом...
      Люди в большей своей массе подозрительны и мнительны. Все, что хоть немного отличается от них, вызывает страх, недоверие, непонимание и, как следствие, желание уничтожить. Если уплывет информация о том, что я метаморф, маг и, о боги, ужас какой - менталист, за мной начнется охота с двумя целями: захватить или уничтожить. Первые захотят изучить меня, получить надо мной контроль или вообще привить себе такие же способности. Вторые - убрать гипотетическую угрозу. И я на всю тысячу процентов уверена, что если незабвенный Призрак узнает, "Цербер" перевернет галактику вверх дном не считаясь ни с чем, чтобы меня заполучить.
      С Альянсом мне не по пути.
      Никто и никогда не убедит меня, что родимое человечество сможет принять того, кто может читать чужие мысли и влиять на разум. И того, кто может изменять себя так, как того хочется. Я буду уродом, опасной тварью, которую следует посадить под замок, изучить или уничтожить. Я никогда в их глазах не буду личностью. Только - угрозой. Люди никогда не смогут доверять мне. Они никогда не допустят даже мысли о том, что со мной лучше сотрудничать без лжи и подстав. Нет, куда там! Только полное подчинение!
      Оно мне надо?
      Стать подопытной зверюшкой в закрытых сверхсекретных лабораториях "Цербера"? Ради чего? Ради родимого человечества? Да ВСЕМ без исключений жителям Альянса глубоко безразлична я и моя судьба. Они даже поддержат церберовцев в их начинаниях. Ну да, уроды должны быть под замком. Мерзкие мутанты, позорящие род людской, должны быть использованы на благо человечества. Аминь.
      Биотики - прекрасный пример подобного отношения.
      А потом еще так удивляются, когда получают ненависть и презрение в ответ.
      Однажды я уже попробовала довериться людям. Рассказала о себе и своих возможностях. Предложила помощь. Я ХОТЕЛА добровольно и честно на них работать. И что в итоге? Сонный газ и закрытая лаборатория до конца жизни. Прекрасная благодарность за спасение во время войны. Искренняя честность. А ведь меня уверяли, клялись, что такого не произойдет. Ну-ну. Стоило показать свои возможности на практике, как они запаниковали, задергались, пытаясь скрыть свои секреты. И получили в итоге Апокалипсис.
      Я едва сдержала смешок.
      Озверевший маг-метаморф, у которого осталось только желание отомстить, замешанное на искренней, кристально чистой черной ненависти - это страшный враг. Менталистика, используемая во всю мощь, давала мне преимущество: я ЗНАЛА, что и когда произойдет, считывая информацию с ментополя планеты. Да, после такого я бы не прожила и года, но мне и не требовался этот год. Мне хватило месяца, чтобы превратить мир в руины. Некромантия не зря считается самым опасным направлением ритуальной магии, даже более опасной чем демонология. А там было много смертей и много некроэнергии, щедро даруемой мне моими же врагами. Реальность получила свой шанс на развитие, поскольку пресловутый канон ушел в даль в пламени глобальной войны и мини-версии зомби-апокалипсиса. Меня даже убили. Пристрелил снайпер. А толку? Встала личем. Некроманта просто так грохнуть посреди поля боя? Даже не смешно. Был бы нанесен ядерный удар, встала бы демиличем или высшей бесплотной нежитью. Разницы никакой.
      Та жизнь преподала мне много уроков. Жестоких, болезненных, кровавых. Но - бесценных. Никогда не верь людям и не доверяй без оглядки. Предадут. Или подставят. Никогда не давай понять, что ты сильнее, талантливее или хоть в чем-то от них отличаешься. Чужая сила и невероятные способности вызывают лишь зависть, ненависть и желание уничтожить обладателя этих самых способностей. Отвечай ударом на удар. Безразличием на ненависть. Никогда не забывай: милосердие расценивается как слабость, честность - как глупость, благородство - признак дурака. Прекрасные уроки. Ничего не скажешь.
      Те же, кто являются исключением - бесценны! За таких разумных можно перегнуть реальность через колено и отдать жизнь без колебаний. Вот только встречаются они нечасто.
      Ладно, демоны с ними, с людьми. Связываться с человечеством МНЕ - маразм в высшей степени его развития. Хорошо хоть в реальности Эффекта Массы есть другие виды. Может с ними можно дела иметь?
      Кто тут есть?
      Жнецы? Отдельные органики им вообще по барабану, если не считать любимчиков, вроде Сарена у Назары.
      Азари? Стремные однополые тетки с кучей секретов, которыми они не спешат делиться с окружающими даже на краю гибели галактики. Связываться с ними - опасно и неблагоразумно. Кто знает, как вильнет мысль в их голове? Достаточно посмотреть на их юстициаров с их странной логикой и Кодексом.
      Саларианцы? Скользкие практичные типы. Если канон хоть немного приближен к реальности, от этих товарищей надо ждать подстав и проблем не меньше, чем от "Цербера", а то и больше. И там, и там комфортный лабораторный стол мне гарантирован. К демонам их.
      Турианцы? Возможно. Военная цивилизация, основанная на личной чести и доблести, в которой солгать о своих поступках - это тягчайшее преступление. Жесткий кодекс, не имеющий исключений, не важно, кто под него попал: обычный солдат или Примарх. Интересно, они действительно настолько болезненно честные? Если они и правда оценивают разумного по личным качествам, а не по происхождению и потенциальной опасности, с ними можно попробовать договориться.
      Кроганы? Вспоминаю канонного Рива и понимаю саларианцев с их генофагом. Женщины в их культуре, если можно вообще говорить о культуре и кроганах, - предмет торга или обмена. Обычно убивают первыми при нападении на другой клан. Если хочется повоевать и поубивать всласть - это вариант неплохой, но иметь с ними дела... Не вариант.
      Кварианцы? Не знаю. Информации о них немного, надо узнавать. Но с точки зрения практичности Мигрирующий Флот бесполезен. Они едва в состоянии позаботиться о самих себе. Я не смогу на них опереться.
      Дреллы? Абсолютно преданы ханарам. У медуз достаточно заморочек, чтобы не рисковать с ними связываться. Слишком непредсказуемы.
      Волусы? Так они часть Иерархии. Глазом не моргнув, выгодно продадут меня турианцам. Еще и поздравят с удачной сделкой. Меня же и поздравят.
      Батариане? Связаться с рабовладельческим государством с жестким кастовым обществом? Смешно. Перспективы: чип управления, лаборатория и рабский ошейник. Если убрать рабский ошейник, все как в Альянсе. Хотя нет. Ошейник можно оставить.
      Кто там еще остался?
      Элкоры. Без вариантов и комментариев. Торгуют с пиратами, себе на уме.
      Яги? Гарантированно попытаются убить. Когда получат по морде, отстанут. Но толку на выходе ноль.
      Ворча? Эти сходу попробуют сожрать. Мозгов как у троглодитов, да и ведут себя так же. По сути - первобытный народ со всеми вытекающими.
      Геты? У них нет точек соприкосновения с органиками. Замкнутое общество.
      Еретики? Смотри пункт первый. Проще сразу на Вермайр в гости к Сарену лететь.
      Коллекционеры? То же, что и еретики, только в более извращенной форме с реальным шансом оказаться на том же лабораторном столе.
      Вроде все, никого не забыла.
      Мда. Выбор-то, выбор... какое богатство: на любой вкус и цвет. Прямо даже не знаю, к кому податься.
      Может, действительно ничего не делать?
      А что? Если Найлус переживет получение мною статуса Спектра, он выпадет из интересов этой реальности и получит возможность попытаться вывести ее с колеи канона. Он будет свободен в своей судьбе. В конце концов, это его родная реальность, а не моя. Только подставлять его ТАК не хочется. Я уже начала его уважать.
      Ладно, у меня есть время приглядеться к Крайку, пока мы летим на Цитадель. Если реальный Совет окажется такими же тугими идиотами, как в каноне... я бросаю все и лечу на Вермайр. И гори оно все ясным пламенем!
      
      
      
      
      Глава 5: Кто ты?
      
      
      Проклятый рапорт!
      Капитан из меня чуть душу не вытряхнул, пытаясь найти то, чего нет. Ну НЕ БЫЛО в информационном буе протеан чертежей оружия или супер-технологий! НЕ БЫЛО! А Андерсон верить не хотел. Вот возьми ему и ПОДРОБНО опиши видения. Да какие там видения? Набор фрагментарных картинок, которые только-только начали проходить осознание!
      Спас меня вызов доктора Чаквас на "обследование". Получив разрешение идти, я смоталась в лазарет со скоростью, близкой к телепортации. А ведь меня сейчас ждет вдумчивый допрос...
      В лазарете обнаружились Дилан с Дэргом, хмуро сидящие на койках и ждущие окончания обследования. Доктор Чаквас занималась высокотехнологичным шаманством, используя вместо бубна лабораторное оборудование. По крайней мере для меня ее действия были примерно на том же уровне понимания. Судя по рожам бойцов, для них - тоже.
      - Коммандер Шепард. - сказала Карин, на мгновение отвлекшись от работы. - Подождите.
      Я присела на край свободной койки, с интересом наблюдая за доктором. Но, стоило мне приблизиться к перегородке, раздался тонкий писк: Найлус очнулся, как только источник подпитки оказался рядом и поток энергии скачкообразно усилился.
      - О, так... - начал было Дэрг.
      Я подняла руку в предупреждающем жесте, и он понятливо заткнулся.
      Доктор опустила перегородку, позволяя нам увидеть единственного пациента, а Найлус повернул голову и осмотрел нашу компанию.
      Оп-па... а чего это он так изумленно смотрит на моих бойцов? Яркие зеленые глаза перебегали с Дэрга на Дилана и обратно, полные искреннего удивления и глубокого шока. Не поняла? Это что он такого увидел в моих подчиненных?
      Найлус моргнул, перевернул призму глушилки и сжал ее пальцами за основания. На гранях устройства засветились тревожные красные огоньки.
      Даже так? Сходу включил?
      Бойцы за происходящим наблюдали с непониманием и долей подозрительности, периодами косясь на доктора Чаквас.
      - Это что?
      - Глушилка. - ответила я.
      - В смысле, глушилка? - переспросил Дилан.
      - В прямом. Прослушку гасит.
      - В лазарете есть прослушка? - вкрадчиво уточнил Дэрг.
      - Везде. - прохрипел Найлус.
      Здорово! В правдивости слов Спектра я не сомневалась: он действительно обошел весь корабль. Не сразу, но - обошел. Теперь становился понятен его сдержанный интерес и постоянное раздражение.
      Рядом тихо заскрипело. Повернувшись, я увидела крайне занятное зрелище: Дэрг с окаменевшим от ярости лицом стиснул пальцы на краю койки так, что металл жалобно заскрипел. А глаза-то, глаза... Они РЕАЛЬНО потемнели от гнева!
      - На корабле ВЕЗДЕ стоит прослушка?
      Найлус покосился на злющего бойца странным взглядом и на мгновение прикрыл глаза. Дилан его понял без слов: у Спектра было ОЧЕНЬ выразительное лицо, хотя я была искренне уверена, что лица турианцев с их жестким покровом вообще не способны к подвижной мимике. Ан нет, ничего подобного! Эмоции читались без труда, когда Найлус не ставил целью их скрыть.
      - Дэрг. - доктор подошла к бойцу и протянула ему упаковку таблеток. - Очень надеюсь, что они не окажутся в утилизаторе, как предыдущие.
      - Не окажутся. - сумрачно ответил он.
      - Хорошо. - Карин чуть заметно улыбнулась одними уголками губ. - Свободны.
      Бойцы подорвались и двинули к выходу.
      - Для всех на этом корабле Спектр Крайк при смерти. - добавила Чаквас. - Я жду вас на обследование завтра в это же время.
      - Поняли. - ответил Дилан, и оба бойца покинули лазарет.
      Найлус оторвал взгляд от моих людей только тогда, когда за их спинами закрылись двери. И взгляд был ОЧЕНЬ задумчивым.
      Интересная получается ситуация. Доктор Чаквас дала ясно понять, что Дилан и Дэрг из тех, кому можно доверять. Это я и сама знала: обрывочная память Имрир оставила не так много воспоминаний о ее прошлом, но во всех фрагментах после Торфана конкретно эти двое мужиков вызывали полное доверие.
      - Времени. Мало. - едва слышно сказал Найлус, приподняв двумя пальцами металлическую призму.
      - Сколько?
      - Двадцать минут. Через сутки. Заряжается. Долго. - он на пару минут замолчал, тяжело дыша. - Имрир. Займи. Их. Пусть думают. Логика. Поможет. Гасит гнев. Знаю.
      Понять, о ком пытался сказать Найлус, много ума не требовалось. Ярость Дэрга он видел. Вопрос в другом: что такого увидел турианец в моих бойцах, что заставило так резко отреагировать? Должна быть причина, вынуждающая его говорить несмотря на сильную боль. ОЧЕНЬ существенная причина!
      - Последствия?
      - Боевая ярость. Не остановят... - Найлус запнулся и судорожно задышал.
      - Сделаю. - я устало потерла виски. - Найлус. Когда ты сможешь вести разговор без риска для здоровья, я дам ответы на интересующие тебя вопросы. Это - допустимо?
      Зеленые глаза смотрели тяжело и пристально. На фоне угольно-черного белка зеленая радужка словно светилась изнутри, придавая взгляду турианца неестественную выразительность и остроту. Словно в глаза демона смотришь. Интересный визуальный эффект. Мой реципиент очень не любила смотреть Найлусу в глаза: казалось, пронзительный взгляд видит саму душу, выворачивая ее наизнанку. А у девочки было что скрывать.
      Едва заметный кивок дал понять, что Найлус меня понял и принял условия нашей сделки. До своего выздоровления он не будет пытаться задавать неудобные вопросы, но потом... потом мне предстоит дать ответы. Честные, искренние и без двойного толкования. И я эти ответы дам: когда настанет время разговора, я пройду цепочку событий до ее окончания, и жизни турианца не будет угрожать правда.
      Смерть Найлуса - ключевой фактор, запускающий цепочку событий на Иден Прайм, куда более жестко прописанный, чем смерть того же Дженкинса, вообще ни на что не влияющая. По всем законам этой реальности, независимо от возможных и допустимых вариантов развития истории, Спектр Найлус Крайк ДОЛЖЕН умереть от руки Спектра Сарена Артериуса. Мое вмешательство натянуло цепочку событий, заставляя реальность откликаться и изменяться, а она крайне неохотно принимает подобные вольности: она всегда сопротивляется, пытается вернуть историю на круги своя, не желая отрываться от давшего ей жизнь эгрегора. Эта цепь событий завершается получением статуса Спектра, и пока я не стану Спектром, любая, даже самая ничтожная попытка Крайка повлиять на мои действия или обстоятельства получения этого злополучного статуса - это гарантированная смерть от череды несчастных случаев со смертельным исходом. А потому турианец останется на борту "Нормандии", и информация о его состоянии не покинет лазарет.
      Однако, помимо Крайка, есть еще один разумный, очень-очень жаждущий задать мне вопросы. И вот в этом случае никакие отмазки и попытки оттянуть время не помогут.
      - Доктор, у вас есть какие-то вопросы, ответы на которые вы хотели бы знать немедленно?
      - Есть. - серые глаза смотрели очень тяжело. - Кто ты?
      А вот и этот самый сакраментальный вопрос.
      Я села на койку удобнее, положила руки на колени, изучая стоящую передо мной женщину. Отвечать придется. Доктор Чаквас - слишком важна, чтобы с ней портить отношения. Да и от Имрир осталось какое-то трепетное отношение к этой женщине, хотя я ТОЧНО знаю: до "Нормандии" мой реципиент с доктором никогда не пересекалась вживую.
      Так уж вышло, что из жизни в жизнь у меня с завидной регулярностью появлялись воистину верные соратники, одним из которых ВСЕГДА был врач или убийца. Иногда - и тот, и другой. Может ли Карин Чаквас стать таким соратником? Может. Если я ее смогу убедить. Притом - сейчас. Врать нельзя, она мне не простит лжи, даже если поймет ее необходимость. Не тот она человек.
      Я едва сдержала смех. Жизнь меня ничему не учит! Сколько уже предавали, а все равно желание доверять так и не сдохло окончательно. Может, это и к лучшему?
      Посмотрим.
      - Имрир Шепард.
      - Ты - не Имрир. Я достаточно хорошо ее знаю. - резонно ответила Чаквас.
      - Технически, я действительно Имрир.
      - Что значит - технически?
      - Тело то же. Воспоминания сохранились частично. - честно ответила я, с интересом наблюдая, как меняется выражение серых глаз. Найлус же слушал молча, чуть прикрыв глаза.
      - Но ты - не она.
      - Нет. Помните тот странный припадок пару дней назад?
      Доктор кивнула.
      - Это была агония смерти. Моей и моего реципиента. Именно в тот момент на какое-то мгновение наступила клиническая смерть, и душа Имрир Шепард ушла на перерождение, а меня засунуло на ее место. Надо заметить, следующая жизнь девушки будет ОЧЕНЬ успешной и благополучной. В отличие от этой. Это мои отступные за прерванное существование.
      Доктор сложила руки на груди, хмуро глядя на меня. Ну да, мои слова - бред пьяного сатира. Поди поверь. А придется, что ж поделать.
      - Вы говорите, что заняли тело коммандера после ее смерти?
      - Заняла? - я хмыкнула. - Меня в него запихнули, совершенно не интересуясь моим мнением и желанием.
      - Кто?
      - Не знаю.
      - Вы не знаете? - переспросила женщина.
      - Я НЕ ЗНАЮ механизма перерождения. - спокойно ответила я. - Кто его запускает? Кто выбирает реципиента и донора? Как это происходит? Есть предположения, конечно, но ТОЧНЫХ знаний нет. А те мои коллеги, кто знает - не говорят. - я поморщилась. - Стандартный ответ: "Придет время, и истина откроется тебе".
      - И вы спокойно говорите об этом мне... - доктор на мгновение запнулась и поправилась: - нам?
      - Доктор Чаквас. - я устало вздохнула. - Вам доверяла Имрир. Чем это доверие вызвано - я не знаю: воспоминания ее жизни довольно фрагментарные, особенно те, которые касаются обучения в N7. Хорошо я помню только детские годы и юность. Не самую приятную, надо заметить. - спокойно ответила я. - Мало кто задумывается, КАКОЙ была жизнь красивой девочки-сироты, в шесть лет сбежавшей из приюта на улицы мегаполиса в одной пижаме. Я вообще изумлена до крайности, что этот ребенок умудрился там выжить в одиночку. - я не сдержала жесткий холодный смешок. - Красивые девушки от хорошей жизни не бегут в армию в восемнадцать лет, доктор. У меня еще долго будут идти наводки и проблемы из-за изуродованной психики реципиента.
      Взгляд Найлуса стал совершенно нечитаемым, но крепко прижатые к щекам мандибулы и стиснутые пальцы показывали, что турианец в тихой ярости.
      - У Имрир. Проблемы с психикой? - рвано спросил он.
      - Она у нее фактически уничтожена.
      - Ее же неоднократно проверяли психологи Альянса. - сказала Чаквас.
      Я посмотрела на пепельноволосую женщину. Как бы так деликатнее пояснить всю глубину проблемы... А, впрочем, зачем деликатно? Они же хотят знать правду? Ну так и узнают.
      - Доктор, я могу вам эти тесты зачитать по памяти дословно со всеми вариантами ответов и полной их расшифровкой. - проникновенно ответила я, а у доктора чуть расширились глаза от понимания сказанного. - У Имрир хорошая память и она ОЧЕНЬ сильно хотела сбежать с родной планеты.
      - Так она...
      - Заполняла их по памяти. И железно следовала выбранной линии поведения, отсекая от себя всех, кто мог бы понять, что с ней все далеко не в порядке. Торфан сломал ее окончательно: смерть бойцов, ставших для Имрир единственной семьей, стала той последней песчинкой, от веса которой лопается трос. - я перевела взгляд на турианца. -Найлус. Ты выбрал кандидата в Спектры со сломанной психикой, одинаково ненавидящую людей и не-людей, с прогрессирующим психозом и начинающейся шизофренией. С чем тебя и поздравляю.
      Найлус от такого впал в ступор, только растерянно моргал, пытаясь переварить занимательные новости. Ну да, слона-то он и не заметил. Как и все вокруг. Имрир действительно хорошо научилась симулировать поведение адекватного человека. Умница девочка, ничего не скажешь.
      - Это... неожиданно. - наконец сказала доктор, нервно стиснув пальцы.
      Я пожала плечами.
      - Если вас это утешит, Имрир проживет счастливую жизнь. Такую, о которой мечтала. Таковы законы обмена.
      - Что. Будешь... - Найлус запнулся, медленно втягивая воздух короткими судорожными вдохами.
      - Что буду делать?
      Он прикрыл глаза.
      - Что-что... разбираться с той кучей проблем, в которых мы оказались. Теперь я - Имрир Шепард, нравится мне это или нет.
      - Вам это не нравится? - спросила доктор.
      - А кому понравится оказаться на острие набирающего силу конфликта? Доктор, у меня на руках мертвый Спектр, убитый легендой Спецкорпуса, нападение гетов на колонию Альянса, огромный корабль не пойми откуда взявшийся, оставивший после своего старта полукилометровую оплавленную проплешину.
      - Спектр Крайк - жив.
      - Он жив только потому, что я сделала все для этого возможное. Не поставь я подпитку в космопорте, и он не дотянул бы до прибытия корабля. Рана - смертельная.
      Найлус подтверждающе кивнул.
      - Как вас зовут?
      - Имрир. - видя непонимание, я пояснила: - Я не помню имя, данное мне при рождении в нулевой жизни. - тихий смешок прорвался сам собой. - Вы же не думаете, что вот такой образ существования остается без последствий?
      - Вы говорите... - Чаквас запнулась.
      - Есть ли у меня проблемы с психикой? Нет. Мой разум стабилен настолько, насколько мне это необходимо. - видя вопрос в ее глазах, я пояснила: - Иногда бывают ситуации, когда без некоторой доли безумия можно гарантированно лишиться разума или дойти до коллапса личности.
      В глазах доктора ярко светилось сомнение. В моем здравом уме и трезвой памяти. И я даже не могу ее осуждать. Сказанное мною - безумно и нелогично. Но... такова правда, что ж поделать.
      - Имрир. - едва слышно позвал меня Крайк.
      - Да?
      - Повтори дословно: "Кровь..."
      Найлус смотрел требовательно, жестко, буквально приказывая. Это так важно? Прикрыв глаза, я повторила сказанное:
      - Кровь - это влага жизни. Квинтэссенция ее. Кровь несет в себе жизненную силу и энергию разумного. Не важно, какой у нее состав и какая биохимия организма. Это?
      Найлус кивнул, удовлетворенно прикрыл глаза, чуть заметно усмехнулся, разведя мандибулы.
      - Я - верю. - судорожное дыхание.
      Вот так просто? Я - верю?
      - Почему?
      - Турианский. Говоришь чисто. - в зеленых глазах промелькнула ирония. - Люди. Не могут.
      Говорю на турианском? Отключив переводчик на инструментроне, я повторила пару фраз вслух, вслушиваясь в звучание слов. И правда, не английский. Резкие рычащие слова со странной, чуть уловимой слухом подгармоникой и вибрацией. Голосовой аппарат еле справлялся с воспроизведением, но - справлялся. Уже начались мелкие изменения в организме? Очень на то надеюсь.
      - Как это возможно? - доктор Чаквас нахмурилась. - Имрир Шепард была человеком.
      Пожав плечами, я ответила:
      - Последствия переноса. Реальность, принимая меня, дает знания и способности, необходимые для полноценного существования в ее пределах. Я - инструмент мироздания. Я выполняю возложенную на меня задачу, хочу я этого или нет.
      - И какова эта задача?
      - Простите, доктор Чаквас, но это... не та информация, которой я готова сейчас поделиться. - спокойно ответила я.
      Намек на то, что со временем я могу и передумать, Карин поняла сходу. Да и Найлус смотрел задумчиво, перекатывая между пальцами призму глушилки.
      - Почему говоришь? - наконец спросил турианец.
      - Как ты думаешь, Найлус, каковы шансы в одиночку изменить судьбу всей реальности?
      Ответом мне стал КРАЙНЕ выразительный взгляд.
      - Вот и я так считаю. Без помощи я могу только привести ее к гибели, благо, особо для этого стараться не требуется. Достаточно позволить событиям течь своим чередом.
      - Изменить судьбу реальности? Это и есть задача?
      - Скорее, путь решения. Поверьте, доктор Чаквас, вам не понравится эта судьба. Если вы, конечно, не жаждете увидеть самую разрушительную войну за всю историю человеческой цивилизации, в которой вы потерпите поражение.
      То, что я сейчас делаю - это игра на грани фола. Или я получу поддержку Крайка и Чаквас, или мне придется... нивелировать результаты своей доверчивости. Как бы мне ни был неприятен этот исход, но рисковать в случае их неверия я не хочу. Менталистика скоро начнет проявляться. Достаточно для того, чтобы скорректировать чужие воспоминания.
      Я ОЧЕНЬ надеюсь, что до этого не дойдет.
      В принципе, шансы получить союзника есть. Найлус склонен мне верить. Вот только почему? Его убедила моя способность говорить на его родном языке? Или что-то еще? Потом поговорю с дорогим наставником. Наедине. В любом случае, он меня не сдаст. Скорее сам грохнет, если я буду представлять угрозу, чем вынесет на общественное обозрение наш общий прокол: его, как наставника, сделавшего неправильный выбор, и меня, облажавшегося кандидата. А вот с доктором все куда сложнее. Верить она не спешит. Ее не слишком убедили мои слова и взявшиеся из ниоткуда знания. Убедить ее будет сложно, но... лучше уж убедить. Я видела, с каким пиететом к ней относятся мои бойцы. Если я причиню вред этой женщине, я наживу себе ОЧЕНЬ неприятных врагов.
      Надеюсь, она меня не разочарует...
      - Имрир, можете пройти один тест? - негромко спросила доктор Чаквас, протягивая мне датапад. - Это моя личная разработка.
      - Почему бы и нет.
      Взяв датапад я села на койку и занялась предложенным мне тестом. Найлус на время выключил свое устройство и закрыл глаза. Турианец тяжело дышал, но постепенно дыхание выравнивалось. Я чуть пережала канал подачи энергии, и мой куратор мгновенно отключился. Приборы тут же отреагировали на изменение состояния пациента и едва слышно пискнули, привлекая внимание доктора.
      - Что такое? - взгляд Карин метался между экранами.
      - Спать пора. - едва слышно проворчала я, повышая отдачу энергии.
      Показатели вновь пришли в норму, но Найлус не очнулся: обморок плавно перешел в сон. Доктор улыбнулась одними уголками губ: намек был понят и одобрен.
      - Коммандер, тест.
      Тест так тест...
      
      Доктор явно была в ударе, когда составляла этот долбанный тест! Я убила на него больше двух часов, пытаясь продраться через сотни заковыристых вопросов с кучей скрытых в них смыслов. Если первую сотню я еще пыталась анализировать и хоть как-то обдумывать ответы, то уже после второй я писала, что придет в голову, не особо заморачиваясь с обдумыванием результата. Да гори оно огнем! Все равно не предугадаешь, что там в итоге выплывет.
      Настрочив последний ответ, я протянула датапад.
      - Доктор, я закончила.
      Карин улыбнулась, видя мой окосевший взгляд, забрала устройство и погрузилась в чтение моей писанины, а я погрузилась в уныние от осознания ситуации. Меня только что красиво развели и взяли в оборот. А я еще и добровольно призналась.
      С другой стороны, а что я теряю? Доктор мне нужна именно как союзник. Или хотя бы не враг. Она должна знать о моих способностях. Хотя бы о возможности их существования, поскольку еще не единожды станет свидетелем их применения на практике. Если я, конечно, не смогу каким-то образом избавиться от этого проклятого корабля! А хочется.
      Наблюдая за невозмутимым лицом доктора и едва ощутимым флером ее эмоций, мое уныние все углублялось и углублялось: слишком уж занятный коктейль был. И веселье, и любопытство, и удивление, и непонимание, и откровенная оторопь. Интересно, это на что такая реакция? Вроде бы ничего такого криминального я не написала...
      - Очень интересный результат, коммандер. - наконец сказала Чаквас.
      Что-то мне даже результаты узнавать не хочется от того, каким тоном это было сказано.
      - Все настолько плохо? - уныло спросила я.
      - Ну почему же? Я ожидала худшего. - мне улыбнулись доброй улыбкой, от которой по спине пошел озноб.
      - Рада, что не оправдала ваших худших ожиданий.
      - Ну что вы, коммандер. Ваши результаты крайне интересны. Не вижу ничего... плохого. Я жду вас на обследование завтра в это же время.
      - Я могу идти?
      - Конечно, коммандер.
      Мне милостиво указали на выход, дав четко понять, что ПОКА не сдадут.
      
      
      
      
      Глава 6: Цитадель: Совет
      
      
      Пять суток перелета прошли на редкость однообразно: ранний подъем, выполнение своей работы командира десантного отделения и отбой. Единственным развлечением были вечерние короткие беседы с доктором Чаквас и молчаливым Найлусом. Турианец понял моментально, кто его отключил и почему, но отнесся к этому происшествию с иронией. И чего его Имрир так невзлюбила? Нормальный, вполне адекватный мужчина. Со своими задвигами, конечно, но никакого пафоса и высокомерия не было и близко.
      Доктор Чаквас дала мне почитать результаты теста. Сказать, что я была удивлена, это ничего не сказать. Характеристика получилась довольно точная, правда, меня смутила реакция этой милой женщины на эту самую характеристику: доктор лишь покровительственно улыбнулась и посоветовала быть осмотрительнее. И все!
      Я с удовольствием общалась с доктором Чаквас. Карин - чрезвычайно умная и начитанная женщина, и я, слушая ее истории и байки из жизни, узнала много нового и забавного. Рассказы о биохимии и физиологии рас Совета плавно перескакивали на истории из военного прошлого деятельного доктора, чтобы снова вернуться к медицине. Найлус был без всякой жалости использован Карин в качестве наглядного пособия, правда Спектр ничуть не возражал, увлеченный рассказом.
      Сигнал о выходе из реле застал меня в лазарете. Доктор делала очередной осмотр меня родимой: изменения в организме уже начались, и Карин в категорической форме приказала являться каждый день. Ослушаться желания не возникло.
      - Имрир, сходи, посмотри на Цитадель. Насколько я знаю, ты еще никогда ее не видела?
      - Нет, не видела.
      - Посмотри. В первый раз она впечатляет!
       Я улыбнулась. И правда, отчего бы не сходить и не посмотреть на это чудо конструкторского гения Жнецов?
      
      Краем уха вслушиваясь в разговор Эшли и Кайдена, я во все глаза смотрела на огромную станцию, далеко раскинувшую пять лепестков жилых модулей. Величественное зрелище! Эта станция - гениальное творение, она потрясала воображение, вызывала благоговение и трепет... у кого-то, но не у меня.
      Цитадель я невзлюбила с первого взгляда. Блестящий симпатичный воблер, вкусная приманка для доверчивых дураков, решивших получить на халяву знания предыдущих властителей галактики, а сеть ретрансляторов - крючки с наживкой, которую так быстро и с довольным чавканьем заглотили местные цивилизации, добровольно встав на путь гибели. Видимо, тезис о бесплатном сыре люди благополучно забыли, а другие расы и не знали, встав в колею развития, заботливо вырытую для них терпеливыми селекционерами-Жнецами. Мрачные перспективы, что ни говори... Проклятье, да даже гоблины, у которых проблемы с логическим мышлением, куда осторожнее и к непонятному халявному оружию лапы не тянут! Неужели сложно подумать: если прошлых хозяев этого богатства подвели под геноцид, а эта хрень осталась нетронутой, то что-то тут не то? Или это просто во мне говорит злость и раздражение?
      Эшли и Кайден взахлеб обсуждали откровенно уродливый "Путь Предназначения", больше похожий на гипертрофированное мелкое ведро на четырехлапой подставке чем на боевой корабль. Мимо прошуршал довольно симпатичный турианский крейсер.
      Хорошее настроение медленно, но верно сменялось глухим раздражением. Чует сердце, на Совет я попаду кипя и булькая от злости.
      
      Швартовка "Нормандии" прошла без происшествий: корабль плавно подошел к причальной площадке и затормозил, после чего сработали якоря, фиксируя его и присасывая трап к шлюзовой камере. К тому времени отпущенные в увал люди уже мялись в шлюзовом отсеке.
      Стоит заметить, что по Цитадели бегать в полном боевом обмундировании и с боевым же оружием категорически запрещено, и потому мы все были одеты в стандартную форму Альянса с маломощными генераторами личного кинетического барьера и табельным оружием, а именно - пистолетами. Доспехи имели право носить только сотрудники Службы Безопасности Цитадели, но и то - легкие, и в качестве табельного оружия - винтовки и довольно мощные пистолеты. Единственное исключение - Спектры и личные телохранители членов Совета - они могли носить что угодно.
      Андерсон отпустил экипаж, а сам, прихватив меня, Эшли и Аленко, вызвал такси и погнал к дипломату Альянса - Удине.
      В кабинет посла мы ввалились, когда искомый разумный общался с голограммами Совета, и первая фраза, услышанная мной была:
      - Это возмутительно! Совет бы вмешался, если бы геты атаковали турианскую колонию!
      Возмущение Удины мне было вполне понятно. Кому понравится, когда тебя считают чем-то вроде страны третьего мира? А Совет к человеческой расе относился примерно так, и я не могла их за это осуждать. Сейчас, имея опыт жизни в среде других рас и народов, я могу вполне авторитетно заявлять, что люди - самая непредсказуемая раса, от которой лучше всего ждать какой-то подставы. Целее будешь. Да и шанс на приятный сюрприз останется, все же, в нашей среде есть и достойные экземпляры, правда, на общем фоне их не слишком хорошо видно.
      Турианский советник смерил Удину непроницаемым взглядом и вполне обоснованно заметил:
      - Турианцы не колонизируют планеты на границе с системами Терминуса.
      Посол поморщился. Видимо, об опасности систем Терминуса людей и правда предупреждали.
      - А что насчет Сарена? Совет закроет глаза на предательство Спектра?
      - Служба Безопасности Цитадели проводит расследование по делу Сарена. Заключение мы обсудим на слушаниях, не ранее. - мягко ответила азари, и голограммы советников пропали.
      Пробурчав что-то крайне нелицеприятное, Удина обратил внимание на вторженцев. Пока он и капитан обсуждали дела, я в наглую повернулась к ним спиной и, облокотившись о перила, с интересом рассматривала Президиум.
      Наконец посол договорился с нашим капитаном, и мы покинули его кабинет.
      - Коммандер Шепард. - в голосе капитана промелькнуло недовольство. - Не ожидал от вас такого поведения.
      - Капитан, - вздохнув, я перенесла внимание на непосредственное начальство. - У меня есть вполне серьезные сомнения в целесообразности этого заседания. Я полагаю, Совет уже принял решение. У нас нет никаких действительно серьезных доказательств хотя бы присутствия Сарена на Иден Прайм, не говоря уже о его участии в нападении. Не думаете же вы, что показания доктора с расшатанной психикой и рабочего с криминальным прошлым будут достаточно весомы?
      Капитан кивнул.
      - Я и сам понимаю. Но попробовать стоит.
      - Стоит. Но я вас прошу, ни слова о моих видениях! Еще не хватало, чтобы нас подняли на смех!
      Капитан хмыкнул.
      - Хорошо.
      - Кстати, как Совет принял информацию о судьбе Найлуса?
      - Сдержанно. Разве что советник Спаратус... - капитан на мгновение запнулся. - Мне показалось, что он принял это слишком близко к сердцу. Ярость турианца я не спутаю ни с чем.
      - Вот как... Благодарю, капитан.
      Андерсон ободряюще улыбнулся.
      - Отправляйтесь к Башне Совета. Заседание скоро начнется. Советую воспользоваться такси. Расстояния в Цитадели довольно велики, да и лифты... - капитан поморщился. - Успеете еще их оценить.
      С этими словами капитан ушел, оставив нас одних.
      
      Пока мы добрались до Башни Совета, я четко поняла, что создатели игры ОЧЕНЬ поскупились на масштабы игрового мира, поскольку до этой башни мы добирались минут десять на такси и еще минут пятнадцать пешком по довольно запутанным переходам. А еще я поняла, что если Эшли не заткнется, я ее просто и без затей удавлю.
      Великий Хаос, ну ЧЕМ надо думать, чтобы, выйдя из лифта, брякнуть: "Инопланетяне - те же животные, только говорить умеют"? Какими глазами на нас посмотрели, словами не передать! Я устала молча извиняться за этих двоих идиотов! В конце концов, мое терпение лопнуло, и я сказала:
      - Сержант Уильямс. Если вы не заметили, мы сейчас находимся не у себя дома! Мы - в столице Пространства Цитадели, и будьте любезны, держите подобные высказывания при себе, пока не получили проблем.
      Эшли полыхнула недовольством.
      - Да, мэм.
      Кайден смотрел глазами побитой собаки и молчал, переводя взгляд с меня на насупившуюся Эшли. Надеюсь, мне хватит терпения, чтобы не придушить этих двоих!
      Наблюдавший за этим цирком турианец в легкой черно-синей броне СБЦ едва заметно шевельнул мандибулами. В ярких желтых глазах промелькнуло сочувствие. Дожилась...
      Наконец, мы дошли: вывалившись из очередного медлительного лифта, я увидела широкую парадную лестницу и двух турианцев, один из которых что-то экспрессивно говорил второму. Надо же, канон не соврал! И правда, неуемный следователь пытался добиться задержки заседания Совета.
      Ну, здравствуй, Гаррус Вакариан. Посмотрим, каков ты в реальности.
      Поднимаясь по лестнице я услышала окончание их занимательного диалога:
      - Прошу, дайте мне больше времени! - низкий урчащий голос молодого турианца взволнованно прервался. - Задержите их!
      Его рослый собеседник раздраженно ответил:
      - Задержать членов Совета? Не смешите меня! Ваше расследование закончено, Гаррус. И не заставляйте напоминать вам об этом еще раз!
      Паллин, а это был несомненно он, окинул молодого подчиненного тяжелым взглядом и ушел, неодобрительно покачав головой. Видать, Вакариан успел его уже порядком достать.
      Наблюдая за Найлусом, я была уверена, что турианцы просто физически не способны к яркому внешнему проявлению эмоций, но Гаррус только что разбил это мое заблуждение в пух и прах! Вся его фигура, до кончиков когтистых пальцев изображала разочарование и растерянность! Жалостливая мордочка, по идее вообще не способная к живой мимике, была воплощением детской обиды и глубоко уязвленной гордости. Вот только в живых, нереально голубых глазах растерянность быстро сменялась решительностью. Гаррус встряхнулся, словно большой кот, что-то недовольно пробубнил и перевел заинтересованный взгляд на нашу замершую композицию. Мгновение на осознание и узнавание, и уже полный решимости и энтузиазма турианец двинулся к нам.
      А я не смогла сдержать улыбки. Игровой образ даже близко не передавал эту бурю эмоций и энергичность молодого офицера. Я не я, если гениальный стрелок не окажется членом моего отряда до вылета с Цитадели! Да и вообще, этот вежливый комок оптимизма и воплощение справедливости стоит того, чтобы поцапаться с Паллином.
      Гаррус затормозил, с интересом всматриваясь в мое лицо, едва заметно по-птичьи склонив голову набок.
      - Коммандер Шепард? - легкая неуверенность проскользнула в вибрирующем голосе. - Гаррус Вакариан. - короткий кивок, чуть склоненная голова. Гаррус предельно вежлив. - Я был офицером СБЦ, ответственным за расследование дела Сарена.
      К концу фразы неуверенность испарилась, затерявшись в решимости и уверенности профессионала.
      - Почему "был"? - с интересом спросила я, разглядывая парня.
      Гаррус смутился.
      - Вы же слышали... Директор Паллин закрыл дело.
      - Но что-то же вы нашли?
      - Сарен - Спектр. - Гаррус поморщился, что выглядело зело забавно и читалось без малейшего труда. - Вся его деятельность засекречена. Найти что-то действительно стоящее практически невозможно.
      Какая прелесть! Гаррус только что ясно дал понять, что хоть и "действительно стоящее" найти не удалось, но что-то он накопать-таки сумел! А ведь Сарен - тот еще параноик и подчищать хвосты умеет хорошо.
      - Коммандер, Совет ждет. - тихо напомнил Аленко, а мне в очередной раз захотелось его придушить. Аж пальцы рефлекторно дернулись.
      Видать, Гаррус что-то заметил: удивленно заморгав, он странно покосился на ничего не подозревающего Кайдена.
      - Аленко... не испытывай мое терпение. Я еще за Маяк с тобой не разобралась.
      Аленко открыл было рот, но встретил мой добрый многообещающий взгляд и заткнулся, подавившись возражениями.
      - Простите, коммандер.
      Покачав головой, я прошла мимо молодого турианца, задумчиво глядящего на меня, и направилась к платформе Совета. Посмотрим, каков Совет в реальности. Очень надеюсь, что они хоть ненамного умнее канонного образа. Да и на Сарена вживую посмотреть хотелось. Пусть даже в виде голограммы.
      
      Перед платформой Совета нас ждал заметно нервничающий капитан.
      - Коммандер! Слушание уже идет!
      Я даже не моргнула на его укоризненный взгляд. Андерсон вздохнул и отвел нас на платформу. И моим глазам предстал Совет Цитадели и Сарен Артериус собственной голографической персоной.
      Заседание уже шло, и мы на него опоздали. Нехорошо получилось, между прочим. Поднявшись на платформу, я остановилась подальше от посла Удины, с интересом разглядывая Зал Совета и находящихся в нем разумных.
      Один взгляд на троих разумных, облеченных высшей властью, и канонное впечатление с громким треском развалилось на куски. Совет тупой и недальновидный? Да ЩАЗ! Как раз тот случай! На платформе за невысокими терминалами стояли три умных, жестоких и циничных существа.
      Советник Тевос. Азари. Очень красивая женщина, с прекрасной фигурой и статью богини. И тот, кто поведется на ее красивую мордашку, будет очень сильно... удивлен. В эмоциях - легкая заинтересованность и скука. Посол ее раздражает, что никак не проявляется на красивом лице. Опасная особа.
      Советник Валерн. Саларианец. Совершенно непроницаемое лицо, огромные глаза смотрят равнодушно. Даже тени заинтересованности нет, хотя слушает он посла Удину предельно внимательно, мгновенно подмечая все его жесты и выразительную мимику. В эмоциях та же скука и раздражение. Его тоже Удина порядком достал.
      Советник Спаратус. Упертый вояка? Да, конечно! Хотя роль свою играет превосходно: лицо непроницаемо, в глазах полное равнодушие, поза ленивая. Всем своим видом показывает, как он устал от постоянных нападок людей, как его задолбал Удина со своими требованиями, и что именно он думает по поводу темы сегодняшнего заседания. Вот только эмоции... О да... здесь от равнодушия и скуки ни следа! Эмоции настолько мощные, что перебивают эмоции соседей. Капитан Андерсон оказался прав: гибель Найлуса он принял ОЧЕНЬ близко к сердцу. Ярость и глухая боль тяжелыми волнами выплескивались в ментал, темные глаза смотрели пристально и сумрачно. Мда... А ведь мне с ним работать.
      Ладно, пройду событийную цепочку, завязанную на Найлуса, и порадую мужика, что его подчиненный жив, пусть и не совсем здоров. А то мне от его взглядов реально страшновато становится. Спаратус же не только практичен, но и чрезвычайно жесток! А еще очень умен: мои метания он заметил мгновенно. Стоит теперь, сверлит взглядом, от которого хочется сжаться в комок и по-тихому смотаться от греха подальше.
      - Атака гетов - это серьезный вопрос. - советник Тевос продолжила прерванный нашим прибытием разговор, скользнув по мне укоризненным взглядом. - Но нет прямых доказательств того, что в этом замешан Сарен.
      Сарен Артериус. Главный антагонист, Спектр-предатель, ненавидящий людей, монстр в турианском обличии, как показали его создатели игры. Посмотрим, что ты из себя представляешь в реальности.
      Огромная оранжевая голограмма показывала мне высокого мощного турианца, стоящего несколько напряженно, сложив руки на груди в универсальном защитном жесте, выставив протез на обозрение. Голова вздернута, Сарен смотрит пристально и настороженно. И глаза... Голограмма не передавала иного цвета кроме оранжевого, но вот форму и вид радужки было ОЧЕНЬ хорошо видно. Индокринация уже проявила себя. На момент нападения на Иден Прайм Сарен Артериус был уже полностью подчинен Жнецу.
      - Расследование, проведенное СБЦ, не обнаружило подтверждений измены Сарена. - резко отрубил Спаратус, но вот взгляд, который он бросил на оного Сарена был далек от доброты и понимания.
      Спектр чуть заметно дернулся. Тоже заметил. И реакция занятная: мандибулы крепко прижаты к щекам, пальцы судорожно сжались на предплечьях, глаза чуть заметно сузились.
      Удина подался вперед и прорычал:
      - Свидетель видел, как он хладнокровно убил Найлуса!
      Я прикрыла глаза. И-ди-от! Нельзя же врать! Рабочий НИЧЕГО не видел, он только слышал! Я же присутствовала при допросе этого любителя поспать!
      - Мы прочитали доклад об Иден Прайм, посол. - сухо сказал советник Валерн. - Показания одного испуганного рабочего не могут быть рассмотрены как серьезные доказательства.
      - Найлус был моим коллегой-Спектром. И другом. - Сарен резко, рывком повернул голову, глядя на советника Спаратуса. - Я... отвергаю эти обвинения.
      Вот как. Отвергаю. Крайне обтекаемое выражение, надо заметить. По сути, Сарен прямым текстом сказал, что он не принимает обвинения. Он не сказал, что невиновен. Просто - я не принимаю эти обвинения. Хорошо умеет выкручивать слова. Вот только что он хочет сказать?
      - Поэтому вы и застали его врасплох!
      Внезапное вмешательство Андерсона вызвало легкое удивление в глазах Спаратуса и яркую реакцию Сарена: глаза сузились, мандибулы дернулись в гневе.
      - Капитан Андерсон. - процедил Спектр. Хриплый голос сорвался на едва слышное рычание. - Когда люди выдвигают против меня ложные обвинения, почему-то всякий раз в этом бываете замешаны вы. - Сарен выпрямился, опустил руки, переступил с ноги на ногу. - Это, наверное, ваша протеже, коммандер Шепард. Та, которая приложила все силы, чтобы уничтожить протеанский маяк.
      Вот же сволочь! Я подняла взгляд на Сарена и приветливо ему улыбнулась доброй-доброй улыбкой. Глаза турианца сузились, он чуть склонил голову набок, едва заметно разведя мандибулы в усмешке. Чего? Вгляделась в глаза голограммы... Да он меня специально провоцирует!
      Попробуем так.
      - Миссия на Иден Прайм была секретна. - сказала я. - Как вы узнали о ее деталях?
      Сарен вновь скрестил руки на груди и выдал:
      - После смерти Найлуса его документы перешли ко мне. Я прочитал его доклад об Иден Прайм. Меня это не впечатлило.
      Он ЧТО?!
      От осознания того, ЧТО сказал Сарен, меня аж перетряхнуло. Он СОЛГАЛ! Явно, демонстративно, глядя в глаза. Найлус никакого отчета не посылал. Какой отчет от трупа? Он просто НЕ МОГ его послать! Дела не были переданы! Вон как Спаратус сжал пальцы на перилах. Тоже понял!
      Турианцы - честная раса. Ложь о своих действиях считается куда более тяжким проступком, чем само действие. Сарен этого не мог не знать. И вот сейчас, на Совете, он демонстративно солгал. Глядя в глаза Спаратусу.
      Вон оно, НАСТОЯЩЕЕ доказательство. Не слова рабочего. Не сомнительная аудиозапись, предоставленная Тали. А прямая ложь. Показательная. Признак того, что со Спектром Артериусом что-то ОЧЕНЬ не так.
      Сарен отвел взгляд от Спаратуса и добавил:
      - Но что вы ожидали от человека?
      И демонстративный, полный презрения взгляд на закипающего Андерсона.
      И тут капитана перемкнуло:
      - Сарен презирает человечество! Вот почему он напал на Иден Прайм!
      Великие силы, дайте мне терпения и сил все это выдержать. Это ж надо быть таким идиотом? Ну вот чем надо думать, чтобы такое ляпнуть на Совете? И он еще удивляется, что к нему относятся со скепсисом? А как можно относиться к разумному, если он на полном серьезе выдает такие перлы?
      Подняв глаза, я встретила пристальный взгляд Сарена. Спектр был ничуть не удивлен реакцией капитана. Он четко знал, как тот отреагирует на его подначки и получил нужный результат, выставив оппонента полным идиотом. Он знал, куда надо бить.
      - Вашей расе нужно знать свое место, капитан Андерсон. Вы не готовы войти в Совет. Шепард, вы даже не готовы вступить в ряды Спектров!
      У Андерсона аж дыхание сперло от такого заявления!
      - У него нет права так говорить! Это решение не в его юрисдикции! - прорычал Удина, стиснув руки в кулаки от бешенства.
      Тевос подняла голову, глядя на Спектра:
      - Вопрос о принятии Шепард в Спектры будет решаться не на этом заседании. - на контрасте с полными ярости и гнева высказываниями посла грудной голос советника звучал очень нежно и мягко, с легкой укоризной и оттенком неудовольствия.
      - Тогда какой вопрос решается сейчас? - спросил Сарен, вопросительно взмахнув искусственной рукой. - Люди зря тратят ваше время, советник. И мое.
      - Есть еще один примечательный факт. - выдал Андерсон, глядя на меня. - Видения коммандера Шепард. Их мог вызвать маяк.
      Вот же... капитан... Я же просила его не упоминать о видениях!
      - Мы что, теперь и сны считаем доказательством? - с долей удивления в голосе спросил Сарен, глядя на озадаченных советников. - Как мне защищаться от таких нелепых обвинений?
      Спаратус покачал головой и сказал:
      - Согласен. Наше суждение должно основываться на фактах и уликах, а не на том, что кому-то показалось и привиделось.
      - Вам есть еще что сказать, коммандер Шепард? - спросил меня Валерн.
      - Простите, советник, но я ничего не говорила. - спокойно ответила я, после чего перевела взгляд на Сарена, с интересом его разглядывая. - Я задала один вопрос.
      Занятная он сволочь. Умный, расчетливый, изощренный. Опасный враг, ничего не скажешь. Вот только насколько он мне ВРАГ? Надо будет обдумать его поведение, жесты, мелкую моторику и интонации, когда появится свободная минута и удастся найти спокойное место. В любом случае, Артериус ведет себя странно.
      - В таком случае, что ВЫ можете сказать, коммандер Шепард? - рычащий голос Спаратуса оторвал меня от увлекательной игры в гляделки с нервничающим Сареном.
      - Смотря что именно ВАС интересует. - спокойно ответила я, встретив тяжелый взгляд советника.
      - Расскажите мне о гибели Спектра Крайка.
      - Рассказывать нечего. - я пожала плечами, вполглаза наблюдая за Сареном. - Найлус ушел вперед на разведку. После высадки мы с ним не виделись, хотя на связь выходили трижды. Во время одного из сеансов связи, он сказал, что отправится проверить космопорт, где мы и должны были встретиться. - советник слушал очень внимательно, буквально по буквам разбирая мои слова. - Когда же мы приблизились к космопорту, увидели огромный корабль, стартовавший с планеты. Найлуса мы обнаружили в космопорте. Он получил выстрел практически В УПОР. Рана - смертельная. Это все.
      - Где его тело?
      - Когда мы покинули "Нормандию", оно было в ЛАЗАРЕТЕ.
      Спаратус глубоко втянул воздух.
      - У вас еще есть ко мне вопросы, советник? - спокойно спросила я.
      - Расскажите о Маяке.
      Ну, я рассказала. И про маяк, и про бомбы, и про информационную перегрузку, и про видения катастрофы. Физиономию Сарена в этот момент надо было видеть! Я специально подчеркнула, что никогда не видела подобных пейзажей и таких разумных. Как пример, подробно описала протеанина. Выражение лица Сарена погрело мою душу. Спаратус за нашими переглядываниями наблюдал очень внимательно и выводы какие-то сделал. Что забавно, пока я говорила, Сарен молчал, не сделав ни одного язвительного замечания или комментария. Вот только взгляд у него был очень тяжелый.
      Наконец эта долгая мутотень подползла к своему логическому концу, и советница-азари сказала:
      - Совет не обнаружил никакой связи между Сареном и гетами. Посол, ваше прошение исключить Сарена из Спектров отклонено.
      Что и следовало ожидать.
      Сарен поклонился Совету, высокомерно процедив:
      - Рад, что справедливость восторжествовала.
      Бросив напоследок пристальный взгляд на меня, Сарен отключился. Выводы он сделал. Вопрос в другом. Что он увидел такого, что пренебрег прекрасной возможностью макнуть меня и Андерсона мордой в болото, пока я рассказывала о видениях. Почему промолчал? А ведь мог же. Я специально давала повод.
      Совет разошелся, а Удина еще долго стоял на платформе, стискивая в бессильной злости крепкие перила. По большому счету, Совет только что прилюдно вытер об него ноги, и имел на то все основания, а Сарен добавил сверху лично от себя и с особым цинизмом.
      Я подошла к капитану Андерсону. Эшли исходила ядом на Совет, Аленко уныло оправдывался непонятно почему. Посол Удина сумрачно осмотрел капитана, покачал головой.
      - Было ошибкой приглашать вас на это заседание, капитан. - хмуро сказал он. - Вас слишком многое связывает с Сареном. Совет ставит под сомнение ваши мотивы.
      На что я услышала прекрасный каноничный ответ:
      - Я знаю Сарена! У него и у гетов общая цель: уничтожить расу людей! Опасность угрожает каждой нашей колонии! Каждый контролируемый нами мир под угрозой. В опасности даже Земля!
      Вот я не знаю, капитан реально так думает или просто пытается настроить нас на нужный лад? В смысле, меня, Эшли и Кайдена. Так этих двоих и настраивать не надо. Эшли и так Сарена искренне и яростно ненавидит за то, что он причастен к гибели ее отряда. Аленко как флюгер, вращается вслед за официальной версией Альянса, а сейчас была команда ненавидеть.
      - Откуда вы знаете Сарена? - спросила я.
      Капитан сжал руки в кулаки и разжал, начал медленно расхаживать перед нами.
      - Когда-то я работал с ним над одним заданием. Тогда дела пошли плохо. Очень плохо. Не стоит говорить об этом сейчас. Но я знаю, каков он на самом деле. Его надо остановить.
      - Каков следующий шаг?
      - Он - Спектр. - резонно сообщил посол Удина. - Это значит, что теоретически он неприкосновенен. Его надо как-то разоблачить.
      - А как насчет Гарруса? - неожиданно спросил Кайден. - Того следователя из СБЦ. Мы же видели, как он спорил с директором.
      Андерсон и Удина переглянулись.
      - Точно. Он же просил дать ему больше времени на расследование. - добавила Эшли. - Похоже, он что-то нащупал.
      Эшли - женщина умная. При всей свой нелюбви к инопланетянам, намек Гарруса она поняла правильно.
      - С ним стоит поговорить. Возможно, он сможет дать какие-то зацепки. - согласно кивнул Удина. - У меня есть знакомый в СБЦ. Он поможет выйти на Гарруса. Его зовут Харкин.
      Андерсон поморщился.
      - Забудьте о нем. Харкина уволили еще месяц назад за пьянство на работе. Я бы не стал тратить на него время.
      Впервые я была солидарна с капитаном. Харкин хоть и может помочь, но...
      - Вам и не придется. - буркнул Удина, скрестив руки на груди. - Я не хочу, чтобы Совет использовал вашу историю с Сареном как оправдание недоверия к нам. Пусть этим займется Шепард.
      - Сделаю, сэр. - четко ответила я, преданно глядя на капитана.
      Андерсон согласно кивнул.
      - Это лучший вариант.
      - У меня срочные дела, капитан. Встречусь с вами позднее, в своем кабинете.
      И с этими словами посол ушел к лифту. Вот и отлично. Первый этап пройден. Теперь - домучать Андерсона и свалить на поиски Вакариана. В идеале - без Кайдена и, тем более, Эшли. Только воинственной ксенофобки мне не хватало в компании. Гаррус мне нужен, и мне бы не хотелось испортить первый разговор какой-то ксенофобской выходкой, на которые горазда сержант Уильямс.
      - Коммандер, Харкин скорее всего пьет в "Логове Коры". Это небольшой бар с сомнительной репутацией в нижней части жилых секторов.
      - Я туда отправлюсь немедленно, сэр. - сообщила я, и капитан одобрительно кивнул. - Капитан, вы были знакомы с Сареном. Что тогда произошло?
      Капитан тяжело вздохнул, но, все же, ответил:
      - Двадцать лет назад я выполнял миссию в Скиллианском Крае. Мы с Сареном должны были найти и уничтожить известного террориста. Сарен уничтожил цель. Но при этом погибло много невинных людей. А в официальных записях об этом не упомянули. Но я видел его методы. У него нет совести. Нет сомнений. Он мог бы убить тысячи мирных жителей, чтобы прекратить войну.
      - Я - тоже. - сухо заметила я.
      Физиономия Кайдена вытянулась, Эшли удивленно заморгала. Да-да, вот такой я милый монстрик. А вы чего ждали от Мясника Торфана?
      - Я знаю, как устроен мир, коммандер. - недовольно сказал капитан. - Иногда мы вынуждены принимать неприятные решения. Но только если другого пути нет. Сарен даже не пытался искать другие варианты! Он испорчен. Он любит насилие и убийства! И он умеет заметать следы.
      Даже так? Посмотрим, что я узнаю про Сарена во время нашей с ним личной встречи. Что бы мне не вещал сейчас Андерсон, правду я узнаю только когда увижу легендарного Спектра вживую. Он не сможет мне солгать или хоть что-то утаить, если, конечно, в наш милый междусобойчик не вмешается Его Высочество Властелин Назара, не к ночи он будет помянут.
      - Капитан, мне показалось, или посол Удина не слишком ладит с Советом. - осторожно спросила я.
      - Просто он в замешательстве.
      Это Удина что ли? В замешательстве? Ну да, как раз тот случай.
      - А что его привело в замешательство?
      - Совет твердит, что люди должны быть частью галактического сообщества. - недовольно ответил мужчина. - Но содействия от него никакого!
      Интересно, а какого содействия они хотят?
      - А что они хотят? - озвучила я свой вопрос.
      - Они хотят, чтобы мы расширяли и контролировали нестабильные регионы. Такие, как Скиллианский Край и Аттический Траверс. Но, когда мы сталкиваемся с трудностями, они не желают нам помогать!
      Вот как? Интересно, а о каких трудностях идет речь? Это он о том, что Альянс расползся по десяткам колоний, на которые у него всего два-три патрульных корабля? Так правильно не помогают! Нечего плодить колонии, если не в состоянии их защитить от соседей! А кроме батарианских работорговцев никто на нищие поселки не нападает. Если помогать, сядут на шею и ноги свесят. Уже пытаются сесть.
      Насколько я помню, когда Иерархия прибыла к Цитадели, они не ныли о том, что им что-то там недодали. Они вступили в войну с кроганами по просьбе саларианцев, выиграли ее, а потом еще долго отказывались вступить в состав Пространства Цитадели, считая, что вынужденное использование разработанного саларианцами генофага легло позором на их честь. Но все равно использовали, ведь альтернативой было полное уничтожение ВСЕЙ расы. Выбор был сделан, и генерал Меркури, сделавший его, после победы сложил с себя полномочия и бесследно исчез.
      - Это единственная причина?
      - Не совсем. Все знают, что вступление людей в Совет - вопрос времени. Однако, наш посол считает, что это должно произойти как можно быстрее. И я с ним согласен.
      - Может, мы могли бы вступить в Совет быстрее, если бы больше сотрудничали с другими расами? - осторожно спросила я.
      - Еще бы! Если мы будем делать все, что они нам говорят, они примут нас в Совет с распростертыми объятьями. Проблема в том, что нас это не слишком устраивает.
      Да кто бы сомневался, что вас это не устраивает. Это ж подчиняться надо каким-то ксеносам. Мда...
      - Отчасти я их понимаю. Они не хотят, чтобы мы доминировали в Совете. Он основан на сотрудничестве и альянсах. Но мы должны блюсти свои интересы.
      То есть, нас сотрудничество и альянсы не устраивают? Нам подавай ВСЕ и СРАЗУ? И просто так, потому что мы такие исключительные? Хорошая логика.
      - А это так важно? Вступление в Совет? - спросила Эшли.
      - Совет принимает все важнейшие решения в Галактике, и мы должны им подчиняться. У нас нет ни сильного флота, ни союзников, чтобы пойти против Совета. Получив место в Совете, мы получим возможность влиять на его решения и защищать собственные интересы. Нам не придется плясать под их дудку, чтобы добиться своего!
      Обалдеть не встать! У нас нет флота, у нас нет друзей, у нас НИЧЕГО нет, но мы будем пытаться качать права! И еще недовольны, если более сильные расы дают по наглой морде. Удивительно просто! С чего бы это они вдруг?
      Прелесть! Обожаю родимую расу.
      - Взять, к примеру, сегодняшнюю ситуацию. Если бы мы были в Совете, мы бы отправили флотилию Цитадели разобраться с Сареном. И проблема была бы решена.
      Интересно, а дорогой капитан вообще задумывался, из чьих кораблей эта флотилия состоит? Это он красиво выдал! Мы бы послали флотилию. Она что, ваша? На ее кораблях служат ваши люди? Нет? Ах да, там же турианские корабли, какая незадача.
      Я стояла и не знала, что и сказать капитану. Нет, я понимаю его логику, но - не принимаю. Возможно потому, что я не единожды была представителем расы, которая с этим самым человечеством враждовала? Противники у людей могут быть разными, но вот сами люди не меняются. Из мира в мир, все то же самое...
      Мы настолько безнадежны?
      Надеюсь, я еще встречу адекватную человеческую цивилизацию. Сомнительно, но очень бы хотелось.
      - Капитан, времени немного. Если не возражаете, я пойду, найду офицера Вакариана.
      - Действуйте. - согласно кивнул Андерсон.
      - Эшли, Аленко, отдохните до утра.
      - Вы же не пойдете одна, Шепард? - подозрительно спросила Эшли.
      - Еще и как пойду! И никаких споров! Вы, Эшли - ксенофоб. Без обид, но в Нижний Город я вас с собой не возьму, пока вы не переборете свои комплексы. Вы, Аленко, военный до мозга костей, и это видно. Так что... - я развела руками.
      - А вы?
      Сняв куртку, я отдала ее ошеломленному Аленко, растрепала тщательно уложенные волосы, спрятала пистолет, оторвала нашивку с рукава футболки, быстро превращаясь в обычного гражданского, одетого в военизированную одежду.
      - Капитан.
      Я легко сбежала с лестницы и пошла к лифту. Военная выправка реципиента легко сползла, обнажая старые привычки двигаться. В спину мне смотрели три ошеломленных взгляда.
      
      
      
       Глава 7: Снайпер от бога
      
      
      Где искать неуёмного турианца, я, теоретически, знала. По-хорошему, сперва мне следует смотаться в "Логово Коры" и пообщаться с Харкином - бывшим СБЦшником, выпертым за пьянки. Он и скажет, куда направил свои стопы Гаррус, вот только чувство, что я ОПАЗДЫВАЮ, сверлило мне мозг еще на Совете, а потому плюнув на алкаша, я тормознула у ближайшего терминала такси, быстро пролистывая возможные точки назначения.
      Их были... десятки тысяч! Клиник - сотни... Какая из них та, что мне нужна? Я только и помню, что ключевой персонаж - доктор Мишель. Проклятье! Как мне найти ТУ САМУЮ клинику?!
      Так, стоп! Что ж я туплю-то? Это - реальный мир, а не линейная игра!
      Найти номер Вакариана оказалось довольно просто: списки сотрудников СБЦ для военных Альянса были вполне доступны, а напротив каждого имени стояли контактные данные. Набрав нужный номер в своем инструментроне, я послала запрос на связь со словами "Гаррус, срочно ответьте!". Оставалось надеяться, что шустрый парень его заметит и соблаговолит ответить ДО того, как ввяжется в неравный бой.
      Я ходила кругами у такси и медленно сатанела, разрываясь между желанием бросить все и погнать к ближайшей клинике и пристрелить Фиста! Инструментрон внезапно осветился: на небольшой голографической панельке замигал символ прямого входящего звонка.
      - Шепард на связи!
      - Это Гаррус Вакариан. - голос турианца звучал приглушенно и очень тихо.
      - Где вы сейчас находитесь, Гаррус?
      - Простите, коммандер, я сейчас не смогу встретиться...
      - Я предлагаю помощь.
      - Клиника 38-12, жилой сектор. - растерянно ответил он.
      - Ждите! Я вылетаю немедленно!
      Связь погасла, оборвав неуверенные слова отказа. Еще чего! Запрыгнув в небольшой флаер, я выбрала нужное место назначения и откинулась на спинку довольно удобного сидения.
      Ситуация была... не слишком хорошая.
      Из оружия у меня - легкий пистолет, едва ли способный продавить средненький кинетический щит, брони нет, прикрытия - нет. Из актива - Гаррус в легкой броне СБЦ. Насколько я помню, перед заседанием Совета у него за спиной висела штурмовая винтовка и тяжелый пистолет. Надеюсь, он будет столь любезен и поделится нормальным оружием. Звать бойцов с "Нормандии" смысла нет, да и они банально не успеют.
      Такси припарковалось у дверей клиники, булькнув мне сигналом окончания пути. Нудный электронный голос Авины начал вещать о Цитадели и предлагать пройти экскурс. Потом! Все - потом!
      Клиника оказалась довольно большим комплексом, по размерам превышая полноценный колониальный госпиталь. Это не игровые две комнатки, а полноценная больница, живущая своей жизнью: мимо меня сновал персонал, ходили пациенты и посетители, кто-то трепался с друзьями, кто-то пинал балду, кто-то доставал врачей, у стойки какой-то мятый мужик ругался с дежурным врачом. В общем - нормальная больница, страдающая от наплыва пациентов и недостатка персонала.
      Расположение кабинета доктора Мишель я узнала, просто остановив пробегавшую мимо девушку в медицинской форме. Миленькая азари указала нужный мне кабинет на карте клиники прямо на моем инструментроне, не забыв сообщить, что доктор сейчас занят. Я ее поблагодарила и заверила, что я ей не помешаю и быстро пошла к лифту.
      А дальше вновь вступил в силу канон. Дверь в кабинет доктора была приоткрыта, и я без проблем проскользнула в приемную. В осмотровой раздавались голоса: грубые, мужские, полные превосходства и угрозы:
      - Ты меня поняла?!
      - Я... я... - срывающийся от страха женский голос мог принадлежать только доктору Мишель.
      - Когда появится Вакариан - веди себя хорошо! Держи язык за зубами, иначе мы вернемся и...
      Пора.
      Переведя пистолет в боевое положение, я вошла в смотровую. В небольшой прямоугольной комнате стояла невысокая миловидная рыженькая женщина, одетая в стандартную белую униформу врачей Цитадели и пятеро бугаев. Наемники Фиста. На шелест открывающейся двери наемники среагировали быстро: говоривший с доктором наемник обхватил ее рукой под шею и притянул к себе, прячась за ее спину, остальные - схватились за оружие.
      - Кто ты такая?!
      Испуганно вскрикнув, я прижала руку к груди. Во второй я держала готовый к бою пистолет, но - за спиной, и в поле зрения наемников оружие не попадало. Левее, у опорной колонны, я увидела Гарруса. Наемники турианца до сих пор не заметили. Поразительное растяпство!
      - Я... я...
      Сдвигаюсь чуть в сторону так, чтобы после разворота смотрящего на меня наемника, заложник не перекрывал Гаррусу обстрел. Турианец за мной следил напряженно, но, оценив маневр, благодарно кивнул, поднимая пистолет.
      - Руки подними!
      - Да... сейчас!
      Шаг в сторону. Гаррус тенью метнулся из-за колонны, вскинул пистолет. Грохот выстрела слился со вскриком наемника, увидевшего в моей руке оружие, а я уже нажала спусковой крючок, стреляя в хлопающего глазами мужика, замершего столбиком у стены. Мои выстрелы потонули в синеватой дымке щита, Гаррус тремя точными выстрелами в голову уложил наемников-людей. Щит с хлопком исчез, и мои пули, наконец-то, достигли цели, пробив грудь саларианцу.
      Всегда бесили эти лупоглазики.
      Тихо свистнуло деактивировавшееся оружие, я убрала пистолет за пояс. Доктор стояла в немом шоке на том же месте и в той же позе, в какой ее застал выстрел Гарруса, а у ее ног валялся труп с простреленной башкой. Тяжелая пуля вошла в лоб идиота и выворотила пол черепа на выходе, усвистав куда-то в стену.
      - Доктор Мишель?
      Я подошла к женщине, настороженно всматриваясь в перепуганное лицо.
      - С вами все в порядке? Вы не ранены?
      Женщина очнулась от ступора.
      - К-кто вы?
      - Коммандер Шепард, ВКС Альянса. - ответил за меня Гаррус, убирая оружие в крепеж на спине. - Вы выбрали крайне удачное время.
      Я улыбнулась.
      - Это был превосходный выстрел.
      Гаррус смущенно моргнул, дернув мандибулами.
      - А, да... иногда везет...
      - И это мне говорит прирожденный снайпер! - я покачала головой, переворачивая труп на спину. - Четыре выстрела навскидку, все - точно в лоб. О каком везении идет речь? - сняв с крепежа штурмовку, я придирчиво осмотрела оружие.
      - Благодарю за помощь. - турианец нервно переступил.
      Оп-па на! Мог бы покраснеть - покраснел бы, чес слово! Я улыбнулась парню, убирая трофейный "Стингер" за пояс к моему табельному оружию.
      - Что вы, Гаррус. - я отмахнулась. - Мишель, что от вас хотели эти идиоты? О чем вы НЕ должны были говорить офицеру Вакариану?
      Доктор нервно потерла руки, затравленно глядя на турианца.
      - Коммандер...
      - Мишель. - я переступила с ноги на ногу, привлекая внимание испуганной женщины. - Вам не стоит больше переживать об их хозяине. Это ведь Фист, не так ли?
      Хлоя кивнула.
      - Я вам обещаю, что после нашего визита к этой, несомненно колоритной личности, он вас больше не побеспокоит.
      Я не соврала. После моего визита, боюсь, беспокоить уже будет некому. Так что Мишель и правда нет смысла переживать об излишнем внимании со стороны этого мудака.
      - Он не хотел, чтобы я сказала о кварианке. - тихо, но уверенно сказала доктор.
      - Доктор Мишель. - урчащий голос Гарруса действовал восхитительно-умиротворяюще, как мурчание кота. - Расскажите, что произошло.
      Мишель вздохнула, обхватывая себя руками и медленно подошла к большому обзорному окну.
      - Несколько дней назад ко мне в кабинет пришла кварианка. В нее стреляли. Полониевыми пулями. - доктор повернулась. - Кто это сделал - она не сказала. Было заметно, что она очень напугана. Возможно - в бегах.
      Я и Гаррус переглянулись.
      - Она спросила меня о Сером Посреднике.
      Гаррус встрепенулся, но я чуть шевельнула пальцами, призывая помолчать и не сбивать доктора с мысли. Парень медленно кивнул.
      - Она хотела получить убежище в обмен на информацию. - Мишель наши молчаливые переговоры не заметила, ходя взад-вперед. - Я дала ей контакт Фиста. Он работает на Серого Посредника.
      - Уже нет. - резко сказал Гаррус.
      Мишель удивленно заморгала.
      - Фист предал Серого посредника? - в голосе - бездна изумления и неверия. - Это глупо даже для него!
      Не могу не согласиться. Влияние Серого Посредника - колоссально. И Фист быстро бы это понял. Если бы не перешел дорогу нам.
      - У этой кварианки есть что-то. - задумчиво пробормотал Гаррус. - Что-то, ради чего можно предать Серого Посредника.
      - Возможно, эта информация поможет... в расследовании. - я встретила горящий пониманием и азартом взгляд Гарруса. - Кварианка ничего не говорила про Спектра Совета? Или про гетов?
      - Говорила. - Мишель резко остановилась, прервав свой нервный бег по кругу. - Что-то про гетов. Информация, которую она собиралась продать, как раз с ними и связана.
      - Значит, пора навестить Фиста. - промурлыкала я, встретив горящий предвкушением взгляд ярких голубых глаз.
      А Гаррус-то авантюрист еще тот! Словно решив подтвердить мои выводы, это чудо выдал:
      - Это ваше расследование, Шепард. Но я хочу получить доказательства не меньше вашего! Я... - турианец запнулся, не зная, как бы половчее предложить свою помощь. Слишком часто ему отказывали.
      Усмехнувшись, я, глядя в выразительные голубые глаза, просто сказала:
      - Присоединяйся.
      Не люблю, когда столь сильные духом существа унижают себя просьбами. Гаррус благодарно кивнул.
      - Шепард.
      - М? - я вопросительно глянула на парня.
      - Фист нужен не только нам. Серый Посредник нанял крогана по имени Рекс.
      - Охотник за головами?
      В ответ - короткий кивок.
      - Значит, нам надо поспешить.
      - Рекс сейчас в СБЦ. - сообщил турианец. - Фист подал жалобу, что он ему угрожал. И мы его задержали. На какое-то время он там застрянет.
      - Все же, стоит поторопиться.
      У дальнего трупа из-за плеча выглядывал приклад, и чтоб мне провалиться, если не снайперской винтовки. Переступив тело, я рывком перевернула труп. Точно! Сняв оружие, я стерла с него кровь и куски мозга, критически осмотрела и кинула Гаррусу. Парень рефлекторно поймал и удивленно уставился на меня, вопросительно хлопая глазами.
      - Ты - прирожденный снайпер.
      Выражение на его физиономии вызвало неконтролируемый приступ умиления! Детское удивление и не менее детская радость от неожиданного подарка, благодарность и азарт. А КАК он держал в руках это оружие! Как сокровище!
      - Идем?
      Десяток гранат скользнул в карман и растворился в бесформенных военных штанах, словно их там и не было. Мгновением спустя туда же упали три упаковки панацелина. Гаррус за моей мародеркой наблюдал с интересом, но без удивления или брезгливости. Вытащив лекарства у второго трупа, я перекинула упаковку турианцу. Гаррус поймал, лекарство растворилось где-то в закромах его брони.
      
      "Логово Коры". Именно сюда меня притащил Гаррус на поиски Фиста. Впрочем, логично, ведь этот бар принадлежал искомому нами не совсем разумному субъекту.
      "Логово" встретило грохотом музыки, разговорами, криками и руганью. Заведение работало, как и положено. Разумные бухали и таращились на полуголых азари-стриптизерш, кто-то кому-то чистил морду в углу, в отдельных кабинках миленькие азари извивались в чувственном танце на небольших подиумах. Высокотехнологичный, но банальный стриптиз-бар.
      Гаррус ледоколом пер через толпу. Мужики разных рас ругались, возмущались, но заступить дорогу злому турианцу в доспехах не рискнули. У дверей в личные помещения Фиста толклись вышибалы: кроган и человек.
      - Куда прешь, турианец! Это частная собственность!
      В низком гулком голосе крогана звучала неприкрытая угроза. Я подошла сбоку, ласково улыбнулась и продемонстрировала руки, показывая, что я без оружия и положила ладонь на массивный панцирь, пощекотав пальчиками нежную кожу. Кроган от такого удивленно заморгал.
      - Ну, зачем же так грубо? - в моих руках неожиданно для всех пискнула сжатая в кулаке граната, вставая на боевой взвод. Кроган окаменел. Небольшой металлический диск легко скользнул ему за шиворот. - Ой, я такая неуклюжая... Прости-прости... у тебя тридцать секунд, красавчик. - мой мурлыкающий голос прозвучал поразительно громко. - Можешь начинать танцевать стриптиз. С огоньком и взрывом... эмоций.
      Кроган шарахнулся от меня, стремительно скрывшись в какой-то комнатенке. Я не менее ласково улыбнулась второму телохрану.
      - Ммм... красавчик, а ты уверен, что жаждешь получить мое внимание? - между пальцами промелькнул диск штурмовой гранаты.
      - Ненормальная... - буркнул наемник.
      - Я тебя тоже ценю и уважаю. - мой плотоядный оскал видать слишком сильно контрастировал с добрым-добрым голосом...
      Индикатор на двери мигнул и сменился на зеленый. Створки разошлись, и мы прошли в небольшой коридорчик.
      Гаррус молчал, странно на меня глядя.
      - Что-то не так, Гаррус?
      - Это было... неожиданно. - тихо булькнул парень.
      - Зато не пришлось убивать этих придурков.
      Где-то рядом приглушенно бухнул взрыв. Я ухмыльнулась.
      - Надеюсь, кроган-очаровашка умеет быстро раздеваться. Если нет... - я развела руками. - Печалька. Ладно, пошутили и хватит. Фист там?
      Я кивнула на дверь.
      - Да. - Гаррус перехватил снайперку.
      - Пошли, что ли. И постарайся не подставиться. - на вопросительный взгляд голубых глаз, я сказала: - Ходят слухи, что у Фиста есть пара турелей.
      Гаррус моргнул, но информацию к сведению принял.
      
      Турели у этого урода и правда были! Когда люки в полу разошлись, и я увидела, как поднимаются две треноги с пока еще опущенным дулом, гранаты словно сами собой вылетели из рук. Подрыв! Одна турель заискрилась, покосилась и упала, а вот вторая встала на боевой взвод...
      Рядом громыхнул выстрел снайперской винтовки. Турель покачнулась. Второй выстрел! Тяжелая пуля перебила что-то в недрах смертоносной машинки, она заискрила, повалил дым, турель закоротило окончательно. А из комнаты раздалось паническое:
      - Подождите! Не убивайте меня! Я сдаюсь!
      Вот скотина! Я сплюнула на пол. Гаррус разочарованно рыкнул, но винтовку опускать не спешил. Под его прикрытием я медленно вошла в комнату, удерживая на прицеле штурмовки массивного мужчину в легкой броне черного цвета. Фист дернулся. Я рефлекторно выстрелила. Голубой пленки щита не возникло, Фист взвыл, припав на простреленную ногу.
      - Мне нужна информация. - спокойно сообщила я, наводя прицел на эту ссыкливую скотину. - Говори, где кварианка, и тогда я, возможно, перестану стрелять тебе в ноги.
      Винтовка в моих руках дернулась, Фист взвизгнул.
      - Ты что творишь?!
      - Ты здоровый. Ноги длинные, а у меня был тяжелый день. Говори!
      - Ее здесь нет!
      - Я это вижу. - ласковый тон сменила сталь.
      - Я не знаю, где она! Я говорю правду!
      Винтовка вновь дернулась, прострелив левую ногу.
      - Лжешь. - мягко сообщила я. - У тебя есть еще одна нога. Пока - целая.
      Подошел Гаррус, окинул валяющегося в крови Фиста равнодушным взглядом. Длинное дуло снайперской винтовки смотрело точно в лоб человека. И вот теперь этот придурок понял, что шутки закончились: Гарруса он узнал сходу. И заговорил, захлебываясь словами:
      - Ее здесь нет! Она сказала, что будет разговаривать только с Серым Посредником! ЛИЧНО!
      - Это невозможно. Серый Посредник работает только через агентов. - отрубил Гаррус, а я поразилась, насколько холодным и скрежещущим стал его голос.
      Фист обхватил раненную ногу, пытаясь унять кровотечение. Я уронила перед ним шприц с панацелином. Пусть порадуется напоследок. Он сгреб упаковку, разорвал и воткнул прямо в пулевое отверстие в броне.
      - Никто не встречается с Серым Посредником. Никогда! Даже я не знаю, кто он! Но кварианка этого не знала. Я сказал, что организую встречу.
      Вот же скотина! Я переглянулась с Гаррусом. В потемневших от гнева синих глазах пылала ярость.
      - Дальше.
      - Там ее будут ждать.
      - Где?
      Фист запнулся. Ждала я ровно секунду, после чего от души пнула простреленную конечность. Мужик взвыл.
      - Место! Где?
      - Здесь! В жилых секторах! - прохрипел Фист. - Переулок за рынками!
      - Когда?
      - Сейчас! - Фист оскалился. - Если поспешите, может и успеете.
      Я подняла винтовку.
      - Я обещала Мишель, что ты никогда ее не побеспокоишь.
      - Что...? НЕТ!
      Винтовка глухо рявкнула, ткнувшись мне в плечо отдачей. Пули раздробили голову, мгновенно превратив перекошенное от страха лицо в кровавое месиво.
      Опустив винтовку, я повернулась к Гаррусу. Турианец смотрел спокойно, с долей академического интереса, переводя взгляд с мертвого тела на меня и обратно.
      - Не одобряешь? - я приподняла бровь.
      Винтовка в его руках сложилась и вышла в небоевое положение.
      - Это было... лучшее решение проблемы Фиста.
      - Иногда только смерть способна вразумить. - пожав плечами сказала я. - Идем, Гаррус, а то мы опоздаем на встречу кварианки и наемников Фиста.
      Упоминание наемников произвело просто чудотворное действие! Вакариан встрепенулся, кивнул, и пошел вперед. На мои ленивые возражения турианец вполне справедливо заметил, что в броне только он. Спорить я не стала.
      Уже выходя из бара, я заметила того самого крогана-вышибалу. Здоровенный наемник лечил нервы какой-то бурой бормотухой у бара, и непростительно халатно повернулся ко мне спиной. Я не смогла пропустить такое приглашение!
      Помятая и слегка подпалённая физиономия резко вытянулась, когда зазевавшийся кроган услышал над ухом сакраментальное:
      - Красавчик! - и тихий писк взводимой гранаты. - Ты так быстро успел раздеться, что я даже и не знаю... - мои пальцы ласково огладили шею оцепеневшего крогана. - Тебе десяти секунд в этот раз хватит?
      Кроган подавился выпивкой, а холодный диск выскользнул из моих пальцев ему за шиворот. Я с улыбкой наблюдала, как перетрухнувший здоровенный кроган судорожно стягивает с себя комбез. Граната выскользнула из рукава и упала на пол. Неактивная.
      - Сувенир на память! Не забывай меня, красавчик!
      Послав воздушный поцелуй впавшему в ступор вышибале, я подхватила оцепеневшего Гарруса под локоть и потащила к выходу из бара.
      
      
      
       Глава 8: Сомнительное доказательство
      
      
      - Гаррус!
      Я тряхнула все еще пребывающего в астрале турианца за плечо. Голубые глаза моргнули.
      - Не надо принимать так близко к сердцу некоторые мои действия.
      - Это было... жестоко.
      Я пожала плечами.
      - Жестоко было в первый раз. Но времени на гранате стояло порядочно, так что раздеться он бы успел. Ну а второй... может, этот случай научит его не щелкать клювом.
      Взгляд был... странным. Уж не знаю, что он там себе придумал, но, надеюсь, он не откажется от идеи стать членом моей команды. И кстати...
      - Гаррус, я совершенно не ориентируюсь на Цитадели.
      Турианец понятливо кивнул и побежал по коридору. Я - за ним.
      Как он находил дорогу в этих абсолютно одинаковых коридорах - тайна, покрытая мраком! Десять минут быстрого бега, и вот мы влетели в залитый красноватым светом коридор, за поворотом которого раздался вибрирующий голос турианца:
      - Ты принесла?
      Гаррус скользнул к повороту, активируя снайперскую винтовку. Я, мгновением спустя, тоже, опустившись на колено. Выглянув из-за угла мы увидели довольно занимательную картину: кварианка и высокий турианец, чуть в стороне - четверо, судя по характерной форме шлема - батарианцы.
      - Где Серый Посредник? - мягкий голос кварианки звучал чуть приглушенно из-за шлема. - Где Фист?
      Мы переглянулись. Гаррус перехватил винтовку удобнее, я - штурмовку. Тот факт, что я сижу на корточках в ногах турианца нисколько не мешал ни мне, ни ему. Укрытий в коридоре не было. Даже самого завалящего ящика!
      - Сейчас будут. - турианец протянул руку и покровительственно погладил напряженную кварианку по голове, за что получил по рукам. - Где доказательства?
      - Нет! - девушка отступила на шаг. - Так не пойдет! Сделка отменяется!
      И со следующим шагом девушки Гаррус вскинул винтовку и вышагнул из-за угла, припадая к прицелу. Батарианцы выхватили оружие, кварианка отшатнулась к стене.
      Наши выстрелы прозвучали практически одновременно: гулкий - снайперки и сухие кашляющие - винтовки. Турианец в черном доспехе как подкошенный рухнул на пол с простреленной головой, мои выстрелы срезали одного батара. Гулкий выстрел, второй - упал на пол и задергался в агонии. Гаррус решил изменить своей привычке и прострелил придурку позвоночник. Добрый он! Двух оставшихся батаров я срезала одной очередью.
      Девчонка забилась за опору и смотрела на нас широко распахнутыми глазами, прекрасно видимыми сквозь тонированное стекло шлема, фонтанируя паникой. Гаррус убрал винтовку, достал пистолет и пошел к своей недобитой жертве, а я, присев возле испуганной кварианки тихо сказала:
      - Я - коммандер Шепард, ВКС Альянса. Гаррус Вакариан, офицер СБЦ.
      По мере того, как девушка осмысливала мои слова, страх пропадал, а сама она чуть расслабилась.
      - Спасибо!
      - Благодарите доктора Мишель. - я ободряюще улыбнулась, чуть сдвинулась, дабы перекрыть ей вид на Гарруса, быстро допрашивающего еще живого батара. А методы у доброго паренька драконовские! - Она подсказала, что вы в опасности.
      - Я... - голос девушки прервался, когда из-за моей спины раздался приглушенный сбивчивый шепот. - Фист меня подставил! Он...
      - Не беспокойтесь о нем. Фист получил по заслугам. - булькающий крик прервал сухой выстрел из пистолета.
      Девушка вздрогнула, нервно повела плечами.
      - Видимо, благодарить мне вас нужно вдвойне.
      Подошел Гаррус, протянул руку, помогая девушке подняться на ноги.
      - Но почему вы приходили к доктору?
      - Мы проводим расследование деятельности Спектра Сарена. - сообщил Гаррус.
      - В таком случае я могу отплатить вам за спасение моей жизни. У меня есть то, что вам может помочь.
      Я и Гаррус переглянулись. Ну надо же!
      - Надо уходить отсюда. Здесь не безопасно. - вибрирующий голос эхом повторил мои мысли, облекая их в слова.
      - Как насчет кабинета посла Удины? - предложила я. - Там безопасно. И он ТОЧНО захочет на это посмотреть.
      Возражать девушка не стала. Гаррус перехватил мой выразительный взгляд, усмехнулся и пошел вперед, взмахом руки приглашая следовать за ним. Пара минут петляния по однотипным коридорам, и вот оно счастье - терминал такси. Вызвав флаер, мы устроились на лавочке. Гаррус разглядывал меня с каким-то непонятным выражением на лице, стараясь, впрочем, не таращиться в открытую, Тали нервничала. А я расслабленно растеклась на лавочке, из-под полуприкрытых век наблюдая за будущими членами моего экипажа. Тали - девочка добрая и открытая, достаточно бесхитростная и доверчивая. Результат взросления в закрытой среде. Гаррус же наоборот, излишним доверием не страдает, но все еще не утратил юношескую веру в справедливость и чудо. Поразительно, как в одном разумном столь гармонично сочетался стеснительный, искренне верящий в справедливость, добрый идеалистичный парень и Архангел - безжалостный, откровенно жестокий, хладнокровный и расчетливый снайпер.
      Автоматическое такси бесшумно опустилось возле терминала, приветственно булькнув. Гаррус встрепенулся, а Тали перестала сплетать из шести пальцев странные фигурки.
      - Поехали, порадуем посла. - я с наслаждением потянулась и широко зевнула.
      Стоило мне устроиться в мягком кресле, как я практически мгновенно сползла в сон, и всю дорогу до Президиума благополучно проспала.
      Яркие картины чужой гибели проносились перед мысленным взором, складываясь в четко структурированные военные хроники, жесткий голос на странном, но вполне понятном языке рассказывал о гибели великой империи и призывал к мести. Неизвестный протеанин предупреждал о Враге, он пытался сообщить все, что узнали его сородичи за долгие сто лет жестокой войны на уничтожение, которую они проиграли. В памяти отпечатывались координаты и видения планет, на которых были созданы Архивы и своеобразные ковчеги, в которых спали в стазис-капсулах избранные из великого народа. Это был глас погибших, призывающий к Мести, предупреждающий о великой угрозе и ждущем своего часа Враге. Жаль только, что этот глас так и остался бы неуслышанным и непонятым. Человеческий разум не способен принимать структурированную таким образом информацию. Максимум - уловить бессвязные картинки и рваные видения. Полностью всю вложенную мне в голову информацию я осознаю только тогда, когда раскроется дар менталиста.
      - Коммандер Шепард?
      Тихий голос турианца, окрашенный искренним беспокойством, выдернул меня из сна. Флаер начал сбрасывать скорость и снижаться, заруливая к посольствам. Зевнув, я потерла глаза, заморгала.
      - Мы прилетели?
      - Почти. Вы выглядите уставшей. - осторожно сказал он, пристально всматриваясь в мое лицо.
      - Общение с протеанским маяком сказывается. Информационная перегрузка. - честно ответила я. - Хроника истребления великой империи - не самое приятное, что можно видеть во снах.
      Рядом тихонько ахнула кварианка, а я впервые увидела, как отвисает челюсть у турианца. Презанятное зрелище!
      Такси приземлилось и подняло купол кабины, вежливо предлагая нам выметаться и давая мне возможность избежать дальнейших расспросов. Вот только внимательный взгляд Тали и задумчивый - Гарруса, дали понять: эти двое мои слова не забудут и со временем потребуют ответов.
      До кабинета посла мы дошли в молчании. Я - в приподнятом и даже мечтательном настроении, а мои спутники все пытались прожевать новости. Видать, жевалось с трудом, поскольку, когда мы ввалились к Удине, Гаррус и Тали дружно молчали, сверля мне взглядами спину.
      В кабинете кроме раздраженного Удины находился капитан Андерсон. Родимое начальство вопросительно приподняло бровь, стрельнув взглядом проницательных серых глаз на инопланетян, а я согласно кивнула и широко, довольно улыбнулась.
      - Коммандер Шепард. - Удина вполне правильно догадался, кто к нему приперся. - Вы усложняете мне жизнь. - голос посла звучал раздраженно и зло. - Перестрелка в жилых секторах, убийство владельца "Логова Коры"! - посол медленно повернулся. - Вы хоть представляете... - посол, наконец-то заметил нашу занятную компанию и осекся. - Кто это?
      Тали и Гаррус переглянулись. Видать, не такого приема они ожидали.
      - Кварианка? Что вы задумали, Шепард?!
      На фоне злого посла довольный жизнью Андерсон выглядел до неприличия счастливым. Капитан сразу врубился, что я не просто так притащила уже известного ему турианца и незнакомую кварианку.
      - Кварианка может помочь нам с доказательствами. - ядовито сообщила я, краем глаза наблюдая за вытянувшейся физиономией Гарруса, не привыкшего к таким проявлением субординации. - Если бы вы дали мне вставить хоть слово в свой монолог, я бы вам об этом сказала.
      Ну прямо сама любезность! Андерсона, похоже, начинает пробивать на "ха-ха", Гаррус в ступоре, Тали озадачена.
      Удина устало вздохнул.
      - Прошу меня простить, коммандер. Эта история вымотала мне все нервы.
      На какое-то мгновение мне даже стало его жалко, чесслово! На какое-то ОЧЕНЬ маленькое мгновение! Ничего, получу статус Спектра и смогу с чистой совестью иногда его посылать дальним лесом!
      - Может, вы начнете сначала, мисс... - Удина выразительно посмотрел на Тали.
      Девушка милостиво кивнула и представилась:
      - Меня зовут Тали"Зора нар Райя.
      - Кварианцы бывают здесь не часто. - вполне резонно заметил Удина. - Почему вы покинули Флот?
      - Я отправилась в Паломничество. - просто сказала девушка.
      Пояснять, что это такое, никому не надо. Практически все разумные, живущие в пространстве Цитадели, прекрасно знали эту милую традицию выходцев с Мигрирующего Флота и, порой, с удовольствием пользовались услугами кварианского молодняка.
      - Расскажите, что вы нашли, Тали. - мягко попросила я.
      Девушка кивнула, сцепив пальчики в замок.
      - При сканировании одной из необитаемых планет, мы обнаружили кое-что странное. Это были геты! С тех пор, как наш народ был изгнан, они никогда не пересекали границы Вуали. - Тали нервно расхаживала, непроизвольно поглаживая пальцами ладонь. - Я заинтересовалась и смогла проследить за одним из патрулей гетов.
      О как! А девочка-то авантюристка!
      - Я дождалась, когда один из гетов отстал от своей группы и отключила его. Мне удалось вынуть блок памяти.
      Хороша милашка! Отловила гета и свернула ему башку, вытащив мозги. Красавица! Еще бы не угробила при этом всех своих друзей, было бы вообще хорошо.
      - Я думал, что в момент смерти гета его модуль сгорает. - вполне резонно заметил Андерсон.
      Тали опустила носик и замялась.
      - Это так. Большая часть данных была уничтожена. - носик вновь поднялся. - Но я смогла вытащить кое-какие звуковые дорожки.
      С этими словами это мелкое чудо заклацало по своему навороченному инструментрону и проиграло нам коротенькую запись, в которой прекрасно узнаваемый голос незабвенного Сарена кому-то вещал:
      - Мы одержали крупную победу на Иден Прайм! Маяк приблизил нас на один шаг к Каналу!
      Как интересно... А пафоса-то, пафоса! Интересно, он сам-то верит в то, что говорит? Или излишний пафос лишь ширма, позволяющая скрыть что-то иное? То, что легендарный Спектр не желает выставлять на обозрение даже ближайшим соратникам.
      Тоже мне, Главный Злодей Всея Галактики... на коротком поводке.
      На мгновение в кабинете воцарилась тишина. Разумные разных рас молча осмысливали сказанное. Я тоже молчала. Все, что я могла сделать, я сделала. Теперь дело за Удиной.
      - Это голос Сарена! - прошептал капитан.
      - Подождите! Это еще не все! - Тали заклацала по виртуальным кнопкам. - Он работал не один. Слушайте.
      В тишине кабинета вновь зазвучал хриплый низкий вибрирующий голос Сарена:
      - Мы одержали крупную победу на Иден Прайм! Маяк приблизил нас на один шаг к Каналу!
      Но на этот раз, ему ответили:
      - И на один шаг приблизил возвращение Пожинателей. - тягучий, грудной женский голос на фоне хриплого грубого голоса Сарена звучал особенно чувственно и глубоко.
      Вот только почему мне в словах Леди Бенезии мерещился усталый и безнадежный... укор? Игра интонации чувственного голоса? Или игра моего разума?
      Запись закончилась. Золотистое сияние активного инструментрона исчезло, аппарат отключился.
      - Я не знаю, чей это голос. - голос посла нарушил тяжелую тишину. - Тот, что говорит про Пожинателей.
      На незаданный вопрос, витающий в воздухе, ответила Тали:
      - По данным с модуля памяти гета, Пожинатели - это высокоразвитая раса машин, существовавшая около пятидесяти тысяч лет назад. Пожинатели полностью истребили расу протеан, после чего исчезли. Так считают геты.
      - Звучит как домыслы и сказки. - пробормотал Удина.
      Я прямо физически ощутила, как напряглась ткань реальности! По нервам пробежало пылающее чувство азарта, как и всегда, когда я вмешиваюсь и ломаю закостеневшую историю, в кровь упала ударная доза адреналина, сердце забилось, разум прояснился, обретя кристальную ясность и чистоту. Вот он - мой наркотик, на который я подсела еще пять жизней назад, и вряд ли когда-нибудь слезу!
      - А если я скажу, что это, скорее всего, правда? - спросила я, с интересом наблюдая, как вытягиваются лица.
      - Коммандер?
      - Капитан, помните тот странный корабль на Иден Прайм? Черный такой. - спросила я. - Во время брифинга с Найлусом.
      Капитан кивнул.
      - Я думаю, это - Жнец.
      Удина поперхнулся, Гаррус пораженно выдохнул, Тали пискнула.
      - Вы уверены? - Андерсон подобрался.
      - Вы знаете, что загрузил мне в голову то, что вы назвали маяком? - дождавшись отрицательного качания, припечатала: - Хронику гибели. Гибели Империи протеан. Предостережение. Призыв о мести. Я видела, как такие машины опускались на населенные планеты, сея смерть и разрушения. Правда, их было МНОГО. А сейчас Жнец один. Подозреваю, остальные где-то ждут, пока этот наблюдает. Для машин нет понятия "долгое ожидание".
      - Вы понимаете, что ваши слова - недоказуемы? - спросил Удина.
      - Естественно, понимаю. - я передернула плечами. - Но я ничего не собираюсь вам доказывать. Я могу только предостеречь и поделиться полученными знаниями.
      Доказывать я действительно ничего не собиралась: родимую расу я предупредила. А уж как распорядиться полученной информацией - это уже их проблемы. Тем более, о Жнецах и Коллекционерах некто Призрак знает уже лет двадцать точно.
      - Есть еще что-то? - спросил Андерсон.
      - Никакой технической информации. Только кадры войны и предостережение. Я же указала это в рапорте. - я развела руками. - Вы можете мне не верить или убедить себя в том, что Жнецы - лишь сказки и реальной угрозы нет. Ваше право. Доказательств нет. Но когда они появятся, уже может быть поздно.
      - Совет в это не поверит. - хмуро сказал Андерсон.
      - В это никто не поверит. - отмахнулась я.
      Капитан ничего не сказал. Просто стоял и задумчиво смотрел куда-то сквозь меня в одному ему ведомые дали. Тали молчала. Гаррус о чем-то напряженно думал. Посол расхаживал, заложив руки за спину.
      - Совету это не понравится.
      Негромкий задумчивый голос Удины разорвал тяжелую тишину.
      - Они могут не поверить. - добавил Андерсон.
      - Не стоит пытаться получить все и сразу. Довольствуемся малой победой. Доказательством вины Сарена в нападении на Иден Прайм.
      - Верно сказано, коммандер. - Андерсон скрестил руки на груди. - Эти аудиофайлы - достаточное доказательство. На большее замахиваться не стоит.
      - Я сообщу Совету. - подвел черту под нашим разговором Удина. - Даю вам пару часов на отдых. Встречаемся в Башне.
      
      Начальство ушло, а мы, посовещавшись, решили ждать в Башне, дабы не пришлось в случае чего мчаться сломя голову на заседание Совета.
      Ужасающе медлительный лифт поднял нас на нужный уровень, успев задолбать всех троих отвратительной заунывной мелодией. Для отдыха мы выбрали длинную скамейку, расположенную чуть в стороне от парадной лестницы в миленьком закуточке. Там и уселись. Впрочем, надолго Тали не хватило, и молодая кварианка вскочила на ноги и нервно рассекала вокруг фонтанчика, маяча перед глазами. Я и Гаррус расслабленно расползлись по скамейке, отдыхая после напряженного дня.
      Потихоньку усталость, тишина и убаюкивающее журчание воды сделали свое дело, и я погрузилась в сон. Уже засыпая, я почувствовала, как расслабившееся тело плавно сползло куда-то вбок, голова неудобно ткнулась во что-то твердое. Устроившись комфортнее, я отключилась, погружаясь в уже знакомый и в какой-то степени привычный кровавый кошмар, показывающий мне гибель Империи протеан.
      
      * * *
      
      Спешащий на неожиданное заседание советник Спаратус заметил странную даже для мультивидовой Цитадели компанию: кварианку, нервно расхаживающую взад-вперед и хорошо знакомого ему молодого турианца, сидящего на лавочке, растерянно смотрящего на крепко спящую у него на коленях девушку-человека и не знающего, куда девать руки.
      
      
      
      
       Глава 9: Внимание "Цербера"
      
      
      Закатное солнце заливало темное помещение кровавым светом, играя золотом и багрянцем на скудной обстановке, выхватывая из густого мрака двух разумных: высокого крепко сложенного солдата, сидящего на стуле, и стоящего у забранного жалюзи окна молодого черноволосого мужчину в легкой черной броне.
      - Давай вернемся к деталям. И на этот раз... - брюнет склонился к уху привязанного к стулу пленника, - я хочу услышать их все.
      Солдат приподнял голову, мучительно заморгал от яркого света, резанувшего по глазам. Лучи закатного солнца осветили избитое и окровавленное лицо, заплывший глаз и разбитые губы.
      - Я уже рассказал вам все...
      Едва слышный хмык и холодный ответ:
      - Уважь меня.
      Солдат вновь опустил голову и заговорил подрагивающим голосом:
      - Это должна была быть простая поисково-спасательная операция. - голос на мгновение прервался, солдат сплюнул кровавую слюну. - Они ударили так быстро! Половину отряда вынесли раньше, чем мы смогли перегруппироваться.
      - Продолжай.
      - Уильямс. Она была лидером нашего отряда. Она не хотела так просто отступать. Она могла бы выжить, но я не знаю. Я... я сбежал.
      - Что вас атаковало? - жесткий вопрос, чуть окрашенный презрением.
      - Как я сказал, я ничего не знаю о том, что нас атаковало. Они выглядели как роботы, но... как-то иначе. - едва слышный всхлип. - Они просто становились ближе!
      Черноволосый мужчина сузил глаза, четко очерченные губы искривились в брезгливой гримасе. Солдат этого не заметил и продолжал говорить:
      - Я никогда не видел ничего подобного! Я не знал, как поступать! - он повесил голову, чуть всхлипнул. - Простите.
      Допрашивающий отвернулся к окну.
      - Звучит, словно тебе очень повезло выбраться оттуда живым. - пренебрежительно бросил он.
      - Послушайте! Я все вам рассказал! Что еще вы хотите?!
      Черноволосый развернулся и пошел к выходу из модульного домика, коротко бросив:
      - Ты, предатель, не захочешь знать, чего я действительно хочу.
      И вышел. Двери сомкнулись за его спиной.
      Остановившись на краю высокого обрыва, мужчина сумрачно смотрел на раскинувшееся перед ним выжженное и оплавленное до состояния магмы пятно. Огромное, больше полукилометра в диаметре, оно чадило тяжелым черным дымом все еще горящих построек, сожженных неведомой силой. То, что оставило такие повреждения, обладало колоссальной мощью! Хуже было другое. Это не было ударом. Это лишь побочные повреждения, нанесенные мимоходом.
      - Раса, это Лэнг. - сухо сказал он, дождавшись ответа абонента. - Ничего нового.
      - Ничего? - переспросил приятный женский голос.
      - Ну, он не лжет. - Кай Лэнг едва заметно скривил губы. - Он ничего не знает. Что бы ни обрушилось на это место, оно невероятно могущественно. И это не похоже ни на что из того, с чем мы сталкивались когда-либо раньше.
      Собеседница Кая Лэнга, красивая, хорошо сложенная женщина с пышной копной кудрявых огненно-рыжих волос, откинулась на спинку кресла.
      - А босс думает, что спектр-турианец как-то с этим связан?
      - Он не сказал. - ответил Кай. - Но я полагаю, что так и есть. Он будет не очень-то рад, если мы не сможем принести ему зацепку получше. - недовольно закончил он.
      Раса поправила изящные очки в прямоугольной оправе, бросила взгляд на разумных, неспешно прогуливающихся по дорожкам Президиума, удивленно приподняла брови и предвкушающее улыбнулась.
      - Что ж, возможно, у меня есть нечто стоящее. - улыбка превратилась в усмешку. - Ты сказал, тот парень вел бой вместе с сержантом Уильямс, верно?
      - Да. Но, похоже, что она погибла вместе с остальными. - недовольно проворчал Кай.
      - Ошибаешься. - Раса отпила кофе, внимательно глядя на неспешно идущих по подвесной дороге двух бойцов в форме Альянса. - Я как раз смотрю на нее.
      - Чушь!
      - Я не собираюсь врать тебе. - иронично сказала женщина. - По крайней мере, не в этом.
      Кай едва слышно зарычал. Раса усмехнулась.
      - Что собираешься делать с этим "воякой"?
      - Обставлю так, будто он умер в бою вместе с остальными. - проворчал Кай.
      - Это необыкновенно порядочно с твоей стороны, Лэнг. - усмехнулась Раса.
      - Это просто удобный способ покончить с этим. - последовал равнодушный ответ.
      - Удачи. И не облажайся.
      - И не собираюсь! - прорычал он.
      Связь прервалась. Женщина откинула голову назад, собрала волосы в хвост. Подхватив со стола датапад, она пошла навстречу двоим людям.
      - Прошу простить меня! - Раса приподняла руку, привлекая к себе внимание. - Вы - сержант Эшли Уильямс?
      Эшли окинула улыбчивую женщину подозрительным взглядом, переглянулась со своим спутником и осторожно ответила:
      - Да. Я вас знаю?
      - Капитан Чаннинг. - представилась Раса. - Я психолог Альянса. Мне сообщили об инциденте с вашим отрядом на Иден Прайм.
      - Мне незачем говорить с мозгоправом. - недовольно сказала Эшли. - Капитан Андерсон как раз сейчас подает полный рапорт.
      Раса лучисто улыбнулась.
      - Верно, но в нем нет никаких деталей о времени до включения вас в экипаж "Нормандии". - Раса развела руками. - И, как ни прискорбно, в ситуации вроде этой, необходима предосторожность. Нам нужно быть уверенными, что вы в состоянии продолжать активную службу.
      - В состоянии? - раздраженно переспросила Эшли.
      - Всего лишь стандартная процедура. - мягко сказала Раса.
      Кайден чуть отступил назад:
      - Я пойду. Эшли, встретимся позже.
      И быстро ушел, растворившись в толпе прогуливающихся разумных. Эшли недовольно поджала губы, но ничего не сказала на столь откровенное бегство.
      - Это ненадолго. - заверила Эшли "психолог", понимающе улыбнувшись. - Мы можем провести беседу прямо здесь, если вас это устроит. Займем столик в кафе и просто поговорим. Что скажете?
      - Скажу, что у вас двадцать минут. И ни минутой больше! - проворчала Эшли. - Что конкретно вы хотите узнать?
      Раса приглашающе махнула рукой, взглядом указав на кафе, в котором она не так дано общалась с Лэнгом.
      - Вы были в патруле, когда это произошло, верно? Начнем отсюда.
      - Хорошо.
      - И не опускайте детали. Чем больше вы расскажете мне сейчас, тем меньше вероятность, что нам придется планировать повторные встречи.
      Эшли сумрачно кивнула. Женщины дошли до кафе и заняли небольшой столик у края террасы, откуда открывался прекрасный вид на Президиум и раскинувшиеся внизу озера.
      - Все началось в центре колонии за два дня до нападения...
      
      Небольшой бар был полон народу. Время приближалось к вечеру, люди расслабились, потягивая слабоалкогольные напитки, разрешенные на территории гарнизона, снимали напряжение разговорами и дружескими подколками. Мужчины и немногочисленные женщины весело переругивались и обменивались сомнительными шутками, тихую музыку заглушали взрывы жизнерадостного смеха и голоса отдыхающих солдат.
      - Давай же, Уильямс! - высокий блондин, сержант Донк, склонился к темноволосой женщине. - Знаешь же, что тебе понравится.
      Эшли усмехнулась, покачивая между пальцами стакан.
      - Отнюдь не так сильно, как тебе.
      Сидящие за соседним столиком бойцы заржали.
      - Забудь, Верзила! - со смехом сказал боец. - Я уже пытался.
      - Да, Донк. - Дюк усмехнулся. - Шансы с Пенни у тебя выше. Или, возможно, у Пенни больше шансов с Уильямс.
      Сидящая рядом шатенка чуть откинулась назад, весело улыбнулась и ответила:
      - Думаю, она увивалась бы за мной, если б была из таких. - мужики на слова Пенни расплылись в улыбках. - Но, судя по моей последней проверке, она не из них.
      Эшли усмехнулась.
      - Ага! Но, если бы кто-нибудь смог изменить мои взгляды на ЭТО, то только ты, Пенни-бродяга.
      Бойцы вновь заржали.
      - Ох, черт, это было бы смачно! - протянул боец.
      - Эй, Бэйтс, звоночек из двадцать первого века... Они хотят вернуть себе инфантильных шовинистов!
      Лицо Бэйтса вытянулось.
      - Инфан... кого?
      - ПО МЕСТАМ!
      Неожиданный громовой голос лейтенанта разом прервал все разговоры. Бойцы вскочили с мест, выстроились в две шеренги и замерли по стойке "смирно".
      Лейтенант, заложив руки за спину, медленно шел вдоль шеренги.
      - Дамочки, я вижу, вы соответствуете высоким стандартам двести двенадцатого подразделения. Довольны собой?
      - Так точно, сэр! - одномоментный синхронный ответ, казалось, сотряс здание до основания.
      - Вольно. - лейтенант подошел к барной стойке. - Меня не волнует, как вы развлекаетесь в свободное время. К сожалению, с этого момента вы заступаете на службу. Нужно провести рекогносцировку местности. Научная команда нашла нечто вроде маяка и теперь хочет это защитить.
      Лейтенант окинул внимательно слушающих его бойцов тяжелым взглядом.
      - Сержант Донк, принимайте командование.
      Бойцы растерянно переглянулись.
      - Сэр? Я думал, что наш командир - Уильямс.
      - Не в этот раз. Экипируйтесь и будьте готовы получить детали на брифинге. Разойтись.
      Бойцы не шевельнулись. Лейтенант резко развернулся, нависая над сумрачно смотрящей на него женщиной.
      - Уильямс, знаешь, почему я тебе не доверяю?
      - Полагаю да, сэр. - процедила Эшли.
      - Твои дружки могут не замечать этого... Но не я. От прошлого не сбежать, Уильямс.
      - Как скажете, сэр. - сухо ответила женщина, глядя перед собой.
      - Только что сказал.
      
      
      Эшли запнулась, давя застарелый гнев. Раса понимающе улыбнулась, но ничего не сказала, давая возможность собеседнице совладать с собой.
      - Нас отправили пешком, а расстояние до места раскопок было немалым...
      
      
      - Эй, сержант! Почему нас заставляют идти пешком на точку, тогда как другие отряды взяли транспорт?
      - Следуем приказам. - недовольно ответил командир отряда. - Наш отряд "Псов" патрулирует зону от колонии до места раскопок.
      - Ерунда все это. - проворчал боец. - Дорога туда займет у нас еще один день.
      Сержант резко повернулся.
      - Ты только что собственноручно заработал прогулку на передовую, Бэйтс. Это твое преимущество на сегодня.
      - Черт бы тебя побрал. - проворчал боец, но послушно потопал в голову отряда.
      Солдаты потянулись вперед, проходя мимо сумрачного командира.
      - Уильямс, притормози.
      Женщина замедлила шаг и вопросительно посмотрела на командира.
      - Сержант... Верзила?
      Проходящий мимо солдат ехидно выдал:
      - Она не сказала "да" тогда, не скажет этого и сейчас.
      - Пасть закрой, Марк. - беззлобно буркнул командир.
      - Что ты хочешь? - мрачно спросила Эшли, недовольно глядя на своего бывшего подчиненного.
      - Я хочу, чтобы ты знала - по моему мнению, нас должна была вести ты. А лейтенант - осел.
      Женщина вздохнула.
      - Лейтенант такой же, как и все остальные офицеры. Из-за того, что мой дедушка капитулировал на Шанси, он считает, что я могу поступить так же. И он - осел.
      - Ты же знаешь, что отряд думает обо всем этом. Ты - самая крутая во всем нашем взводе. И ты направляешь нас к четкой цели, когда все летит к чертям. Ты не отступаешь. Со временем кто-нибудь должен это распознать в тебе.
      Эшли скептически осмотрела сержанта.
      - Ты все еще пытаешься переспать со мной?
      Верзила ухмыльнулся.
      - Конечно. Но я не говорю о том, чего нет на деле.
      Эшли хмыкнула, покачала головой.
      - Кто знает, Верзила. Может нам обоим однажды улыбнется удача.
      - Удача нужна одиночкам, Эш. - сказала Пенни. - А мы - команда! Мы поддерживаем друг друга.
      Эшли тепло улыбнулась.
      - И у этой команды будет долгий путь впереди.
      - Ха! Мы всегда получаем дрянную работенку, сержант. Ты же знаешь, что мы - отряд "Псов".
      Бойцы поддержали товарища тихим, но экспрессивным "Арруууу!", давно ставшим негласным кличем отряда.
      
      
      Раса сложила руки на датападе, с легким интересом разглядывая сидящую перед ней женщину. Воспоминания давались сержанту Уильямс тяжело и болезненно.
      - Итак, в тот момент не было никаких признаков того, что что-то не так?
      Эшли согласно кивнула.
      - Да. Иден Прайм - легкое назначение. Ты не ожидаешь никаких действий. Вообще.
      Раса нахмурилась.
      - Вы сказали, что три других отряда были отправлены вперед. Какова была их общая численность?
      - Сорок пять.
      - Знаю, это трудно, сержант. Но нам нужно продолжать. Когда появились первые признаки тревоги?
      - Их не было до наступления второй ночи. Мы предполагали пересечься с отрядом "Браво". Но так и не смогли их встретить...
      
      
      Полоса Млечного Пути перечеркнула ночное небо, невероятно яркое и глубокое, какое никогда не увидишь над густозаселенной местностью. Казалось, протяни руку, и можно достать с неба звезду. Но сейчас немногочисленные люди смотрели не на прекрасное звездное небо, а в темноту жиденького леса.
      Бойцы залегли на скале, всматриваясь в изменчивый мрак ночи. Где-то там, впереди, должен располагаться отряд "Браво".
      - Не по нраву мне это. Что-то не так. - мрачно проворчал боец, отползая от края.
      - Тебе всегда что-то не по нраву, Бэйтс.
      - К этому времени они уже должны быть здесь. Мы должны были бы их хотя бы слышать. - боец вновь прильнул к биноклю, всматриваясь в зеленое изображение. - Эй, сержант, ты можешь связаться с ними?
      - Безрезультатно. - ответил подошедший Верзила. - "Умелец" и "Чарли" на раскопках, но они ничего не слышали от "Браво" с семи вечера.
      - Это не то, что я хотел услышать. - едва слышно пробормотал боец.
      - Всем оставаться на позициях. Дайте мне минуту на сканирование. - короткая пауза. - Никаких признаков, но... - он запнулся, - постой... я что-то вижу.
      Скользящий по зеленому плоскому миру взгляд зацепился за хорошо узнаваемые абрисы. Разуму потребовалось всего мгновение, чтобы осознать увиденное: тела людей, безвольно лежащие на дороге. Иссеченные выстрелами.
      - Проклятье! Это... это команда "Браво"! Или то, что от них осталось.
      Люди зашевелились, осматривая окрестности через оптику, но...
      - Чисто. Что бы их ни уничтожило, оно давно ушло. - командир отряда пристально всматривался в ночной мрак. - Мне нужен полный осмотр. Идем по двое. Пенни, ты со мной. Эш - с Бэйтсом. Включить фонари, проверить цели. Возможно, наши товарищи еще там.
      Бойцы быстро спустились с невысокой скалы, выступающей над лесом, и разошлись в стороны.
      - Выглядит, словно у них не было даже шанса поднять оружие. - тихо сказала Эшли, осматривая тела.
      - Я ее знал. - глухо сказал сержант, закрывая широко распахнутые глаза покойной. - Мы прибыли с ней на Иден Прайм на одном транспортнике. О, Боже...
      - Будь ближе. Я прикрою тебя. - Эшли положила руку на плечо бойца. - Мы пройдем через это. Ладно?
      - Ага... да...
      
      Эшли прикрыла глаза рукой, провела пальцами по лицу, мрачно глядя на внимательно слушающую ее женщину.
      - Мы осмотрели территорию. И нашли...
      
      
      - Я насчитал четырнадцать. Все из отряда "Браво". - хмуро доложил боец.
      Неожиданно ожила связь: через помехи прорывался полный отчаяния голос:
      - ...под обстрелом... враг неизвестен... у маяка...
      Раздался вскрик и связь прервалась.
      - О, Боже...
      - Что будем делать? - озвучила витающий в воздухе вопрос Пенни.
      - Не имею понятия. - сумрачно ответил Верзила.
      Эшли резко повернулась.
      - Не имеешь понятия?
      Сержант покачал головой и сказал:
      - Слушайте сюда. Эш принимает командование отрядом. Только что миссия стала реальной. И нам нужен реальный командир.
      Бойцы подобное предложение приняли с одобрением. Командиром отряда была Эшли, пока лейтенант не пойми с какого перепугу не назначил вместо нее Верзилу, не слишком этим фактом довольного.
      - Мы не можем ничего сделать для "Браво". - Эшли выпрямилась, пристально всматриваясь в лица своих бойцов. - Но мы можем помочь другим. Нужно добраться до маяка быстрее... но при этом поступать умнее. Обдуманно и четко. Если повезет, мы застанем их врасплох.
      Бойцы оживились.
      - Так или иначе, они поймут, почему отряд "Псов" - наикрутейший и самый опасный отряд на этой скале!
      - Да!
      Бойцы вскинули руки в салюте. Настроение приподнялось, уныние исчезло, люди были готовы воздать по заслугам тем, кто убил их друзей.
      - Спасибо. - едва слышно прошептал сержант Донк.
      - Пока не стоит благодарить, Верзила.
      
      
      Эшли помрачнела.
      - Мы шли всю ночь и прибыли к месту раскопок только к середине дня. И только тогда мы впервые увидели нашего врага...
      
      
      - Они выглядят как мехи. - удивленно пробормотала Эшли, пристально всматриваясь в снующих по раскопкам существ.
      - Или как геты. - поправил командира Бейтс.
      - Геты? Так далеко за пределами Вуали Персея?
      - Их действия слишком обдуманы для мехов. - сказал он. - Это должен быть полноценный ИИ. И они похожи на гетов. - с сомнением в голосе добавил боец. - Я думаю.
      На глазах людей синтетик в светло-серой броне схватил труп солдата за ноги, легко протащил по пыльной земле и закинул на странное трехногое устройство. Буквально сразу же грудь человека пронзил длинный шип, нанизавший на себя труп и поднявший его на добрые три метра над землей.
      Эшли охнула, Верзила глухо выругался.
      Тихий писк раздался совершенно неожиданно: из-за края скалы, на которой лежали люди, вынырнул боевой дрон и мгновенно открыл огонь.
      - Всем вниз! - заорала Эшли, сбивая дрона. - Они нас обнаружили!
      Два сержанта побежали по скале вниз, проскальзывая по гладкому, покрытому мелким рыжеватым песком камню.
      
      
      Эшли запнулась, прерывая рассказ.
      - Вы уверены, что это были геты?
      - Да, мэм. Это были геты. - мрачно сказала сержант. - После того, как они нас обнаружили, за нами отправилась погоня.
      - Продолжайте.
      - Это была бойня, капитан. Мы ничего не могли с ними сделать. Они выследили нас. Отправили большой отряд. Десятка два гетов, может больше. И дроны. - Эшли покачала головой. - Нас просто перебили, как другие отряды до этого. А потом появился ОН.
      - Кто?
      - Корабль. Огромный. Почти как дредноут.
      Раса напряглась и подалась вперед.
      - Вы хотите сказать, что корабль, размером с дредноут, вошел в атмосферу?
      - Да, черт побери! Именно это я и хочу сказать! Он приземлялся практически вертикально! Словно ему не писаны физические законы!
      - Вот как... На что он был похож?
      - Сложно сказать. Я никогда не видела ничего подобного. Его окружали красные молнии, словно он вырабатывал огромное количество ненужной энергии!
      - И что было дальше?
      - Дальше... - Эшли сумрачно, болезненно усмехнулась. - Я выжидала. Играла с гетами в кошки-мышки. Но, в конечном счете, они меня нашли. Я была там одна. Весь мой отряд был уничтожен за какие-то минуты! Я была уверена, что погибну. Но... иногда, бывает, везет.
      - Кто-то вмешался?
      - Да. Коммандер Шепард и лейтенант Аленко спасли мою шкуру. Не уверена, чем я заслужила спасение, но оно пришло ко мне.
      - Не будьте так строги к себе, сержант. - участливо сказала Раса. - По услышанному мною, вы сделали все, что смогли.
      - Ну, если вы так говорите. - неуверенно сказала Эшли, с надеждой всматриваясь в голубые глаза женщины.
      - Я признательна за выделенное вами на разговор время, сержант. - Раса встала, взяла в руки датапад. - Я не вижу ничего, что меня бы обеспокоило. Но если вам нужно что-нибудь, всегда найдется кто-то, с кем вы можете поговорить.
      Эшли словно очнулась, удивленно глядя на улыбающуюся женщину.
      - Мы закончили? Это все?
      - Закончили. Если только вы не хотите добавить что-нибудь.
      - Нет, порядок.
      - Отлично. Удачи, сержант.
      И Раса, улыбнувшись, ушла, успев услышать приглушенные слова:
      - Ты был прав, Донк. Удача нужна одиночкам.
      
      Идя по Президиуму, рыжеволосая женщина довольно улыбалась.
      - Эй, Лэнг. Это были геты. - сообщила она напарнику, находящемуся за многие световые года от нее на поверхности планеты Иден Прайм.
      В ответ донесся удивленный голос:
      - Геты? Это точно?
      - Абсолютно уверена. Любопытно, что в докладе капитана Андерсона об этом не упоминается.
      - Что Сарен и геты хотели получить от маяка?
      - Не знаю. Здесь происходит что-то большое. Эти ребята понятия не имеют, во что влезли.
      - Я возвращаюсь к боссу. Он хочет с тобой поговорить.
      - Думаю, от меня больше проку здесь. Судя по рапортам, маяк как-то повлиял на коммандера.
      - Отставить. - жестко приказал Лэнг. - Возвращайся с докладом. Срочно.
      Связь пропала.
      Раса чуть заметно поморщилась.
      - Тогда, в другой раз, Шепард.
      
      
      
      
       Глава 10: Совет: ключевое решение
      
      
      Разбудило меня пиликанье уни-инструмента. Проклятье! Так хорошо спалось, тихо, спокойно, в теплой ауре под ненавязчивое журчание воды, а тут... кому там меня надо? Чуть приоткрыв глаза, я включила эту пакость на аудиовещание и глухо сказала:
      - Шепард на связи.
      - Коммандер, немедленно прибудьте на заседание Совета! - голос Удины выбил меня из сна. - И прихватите своих... друзей!
      - Сейчас будем. - проворчала я, отключая связь. - Удина-скотина... такой сон испаскудил...
      Над головой кто-то приглушенно поперхнулся воздухом. Открыв глаза, я обнаружила, что все это время благополучно спала, приспособив Гарруса как подушку, а тот сидел, боясь пошевелиться лишний раз, чтобы меня не разбудить. Так вот у кого такая приятная теплая аура... Интересно.
      Выпрямившись, я смачно зевнула, потерла глаза, хмуро глядя на реальный мир. Мир меня игнорировал, Гаррус молчал и притворялся органической частью скамейки, Тали тихонько хихикала.
      - Тали!
      На мой укоризненный взгляд девушка рассмеялась, а Гаррус, если бы мог, ей-богу покраснел бы. А так только прижал мандибулы к щекам и избегал встречаться со мной взглядом. Не, ну в самом деле, прелесть! Пока оружие в руках не появляется, и добрый парень Гаррус Вакариан не превращается в Архангела, чье отражение я хорошо рассмотрела в жестоких и холодных голубых глазах, смотревших на распластанного на полу Фиста.
      - Тали, хватит смеяться. Пошли, порадуем Совет нашими лицами. - зевнув, я пригладила встопорщенные красноватые волосы, приводя себя в относительный порядок. Зеркальное стекло в стене здания четко показало мою заспанную рожу с красным отпечатком рельефа брони. Весьма характерным отпечатком, между прочим! Потерев щеку, я махнула рукой, едва слышно проворчав:
      - Да какого черта? - и уже чуть громче: - Информационная перегрузка превращает меня в соню. Спасибо, что дали поспать.
      - Вы говорили, что маяк загрузил к вам в мозг много информации. - спросила Тали.
      - Да. - Тали и Гаррус слушали внимательно. - Стоит чуть прикрыть глаза, как я практически мгновенно отключаюсь и вижу кровавые кошмары. Знаете, наблюдать, как уничтожают целые цивилизации... - я покачала головой.
      Гаррус и Тали переглянулись, но ничего не сказали. Да мне и не нужны слова: эмпатия развивалась очень быстро, и эмоции я считывала уже довольно четко.
      Отряхнувшись и приведя себя в порядок, мы поползли по широкой парадной лестнице к платформе Совета. Охрана нас проверила и пропустила. Заседание являлось закрытым и посторонних на нем не было. Акустика у зала была хорошая, так что еще у дверей мы услышали знакомый аудиофайл, вещающий голосом Сарена и ответ неизвестной.
      - Вы хотели доказательств? Вот оно!
      Тоже мне, нашел доказательство: сомнительного происхождения аудиозапись, сделать которую много ума не надо. Если есть образец голоса.
      Удина пристально всматривался в троих облеченных практически неограниченной властью существ, напряженно ожидая их ответа. Мы же подползли к стоящему чуть позади Андерсону и все трое, как по команде, попытались притвориться частью декора. На какое-то мгновение мне показалось, что советник Спаратус усмехнулся, но поди разбери точно по малоподвижной турианской физиономии!
      - Ваше доказательство... неопровержимо. - низкий скрежещуще-рокочущий голос Спаратуса показался мне каким-то особенно ироничным и циничным. - Сарен лишится статуса Спектра. - вот тут мы все дружно вздохнули с облегчением, что не ускользнуло от внимательного взгляда советников. - Будет сделано все необходимое, чтобы привести его к ответу.
      - Я узнаю второй голос на записи. - советник-азари, Тевос, повернула голову к коллеге-турианцу. - Это матриарх Бенезия.
      Матриарх - это сильный противник. Опытный, могущественный, смертельно опасный. Особенно такой, как Бенезия. Чувственный голос Тевос подтвердил эти опасения:
      - Матриарх Бенезия - могущественный биотик и у нее много последователей. Для Сарена она очень влиятельный союзник.
      - Меня больше волнуют Пожинатели. - скрипучий голос саларианца неприятно резанул по слуху. - Что вы знаете о них?
      - Только то, что было восстановлено из памяти гетов. Пожинатели - древняя раса машин. Они уничтожили протеан и исчезли. - Совету ответил капитан Андерсон.
      - Коммандер Шепард. - Спаратус перевел на меня требовательный взгляд. - А что ВЫ можете нам сказать?
      Не поняла? Почему спросили МЕНЯ? С чего бы вдруг советнику Спаратусу так резко выделить фактически провалившегося кандидата? Или я его заинтересовала? Если да, то чем? Демоны его поймут. Советник эмоции контролировал очень жестко, и в ментал пробивалось только окрашенное иронией любопытство и раздражение. А еще - какое-то странное ожидание. Он что-то ждал лично от меня, и я нутром чуяла, что лучше бы мне его не разочаровать. Очень уж аура у советника... занятная. Прямо-таки в дрожь бросает, как ее смутные отголоски вижу. Добрейшей души он создание.
      - Немного. Геты поклоняются Жнецам как богам. Сарен - пророк их возвращения. - подумав, я кинула пробный шар. - Геты абсолютно уверены в том, что Жнецы все еще существуют и дрейфуют где-то в "темном пространстве", ожидая Зова, чтобы прийти по Каналу, открытому для них, и начать Жатву. Где это "темное пространство" и что за Зов ведомо только гетам. Известно, что Жнецы - это разумные машины-звездолеты. Под Жатвой, я полагаю, подразумевается уничтожение высокоразвитой органической жизни, как это было сделано пятьдесят тысяч лет назад, когда была подчистую уничтожена Империя протеан. Информация с маяка это частично подтверждает, но никаких ГАРАНТИРОВАННЫХ доказательств не дает. Возможно, изучение других протеанских руин или артефактов даст ответ на эти вопросы.
      Спаратус пристально всматривался в мою мятую рожу, а я все никак не могла понять, что ему надо. По истории, советник воспринимал все в штыки и не верил ни единому слову протагониста. Но то - игра, а вот что творится в голове у реального Спаратуса - сие есть тайна, покрытая мраком. Непонятные намеки меня несколько напрягали. Этот дядька определенно что-то понял или узнал, и теперь пытается вытянуть из меня ответы на нужные ему вопросы. Знать бы еще на какие! А то что-то мне некомфортно под этим пристальным изучающим взглядом умных и жестоких серо-зеленых глаз.
      - Каким образом Сарен смог связаться с Пожинателями?
      Я говорила, что ненавижу лупоглазиков? Я повторюсь. Я НЕНАВИЖУ саларианцев и советника Валерна в частности.
      - Не имею ни малейшего понятия.
      - Достаточно того, что у него сильный союзник. Да и он сам в состоянии доставить немало проблем. - проворчал Удина.
      - Сарен - предатель. - Андерсон вздернул подбородок.
      Спаратус едва заметно дернул мандибулами и крепко прижал их к щекам, а по менталу растеклось раздражение и ярость. О как... Подобное отношение к мятежному Спектру советника приводило в бешенство. Видать, есть из-за чего.
      Если подумать... Сарен Артериус - живая легенда Спецкорпуса с ОЧЕНЬ специфической репутацией. Полагаю, врагов у этого деятеля ой как много! Интересно, сколько раз в Совет приходили сообщения о предательстве Артериуса, и сколько раз это оказывалось очередной подставой или тщательно срежиссированным действом самого Сарена? Полагаю, много. Точнее о Сарене я смогу узнать только у Найлуса, поскольку наставника он знает довольно неплохо. Правда, то, что легендарный Спектр вляпался в самое эпичное дерьмо этой галактики, он так и не понял. Или понял? Но не смог оценить всей глубины задницы? Посмотрим.
      Пока Удина или Андерсон чего не ляпнули, я вяло сказала, едва сумев подавить смачный зевок:
      - У него ведь уже нет ни прав, ни возможностей Спектра.
      Спать хотелось неимоверно.
      Тевос полыхнула недоумением, а Спаратус - иронией, быстро погасившей гнев. Не поняла? Реакция турианца меня озадачивала все сильнее и сильнее. Такое ощущение, что он на меня уже успел положить глаз. Осталось только лапы наложить... От осознания этой мысли я аж проснулась. Может, причина моего будущего назначения донельзя банальна? Воля Спаратуса, углядевшего что-то эдакое? Кто его знает? Но вот в то, что Совет выдаст статус Спектра какой-то непонятной шмакодявке, угробившей на первой же миссии своего куратора, я искренне сомневаюсь. Слишком уж они расчетливы и умны.
      Мои мысли прервало возмущенное и экспрессивное высказывание посла:
      - Этого недостаточно! - Удина подался вперед, в ярости стиснув кулаки. - Вы же знаете, что он прячется где-то в Траверсе! Пошлите туда свой флот!
      О да, я прямо представляю себе эту эпическую картину: космический флот ловящий одного разумного! Супер просто. Весь Траверс будет ржать и делать ставки.
      - Флот не может атаковать одно-единственное существо. - со вздохом заметил Спаратус, видимо, тоже очень ярко представивший подобную картину, вон как его перекосило от такой идеи.
      - Флот Цитадели может оцепить весь регион. Не дайте гетам нападать на наши колонии!
      Я покосилась на Удину. Да не будут они на вас нападать, пока еще что-то интересное не откопаете. А если откопаете, то и патруль не поможет. Гетов же ой как много. И их не убить: перегрузятся на новые платформы и снова в гости приползут. Тем же составом, что характерно.
      - Это может привести в войне с системами Траверса. - сухо сказал Валерн. - Мы не можем ввязываться в галактическую конфронтацию из-за пары десятков человеческих колоний!
      Спаратус поморщился, но промолчал. А я пристально разглядывала советника Валерна. И правда, высокомерен.
      Ну, ладно, пора бы пнуть цепочку событий. Самое время о себе напомнить. Глядишь и статус дадут за красивые зеленые глазки. Или еще за что-то, о чем я пока и не подозреваю.
      - Сарена могу найти я. - сказала я, встретив тяжелый и оценивающий взгляд турианца.
      Мда, меня взвесили, оценили, признали годной к эксплуатации, мысленно шлепнули на досье большую государственную печать, о чем и было сообщено коллегам едва заметным коротким кивком. У советника-азари только глаза чуть расширились от удивления, а Валерн наоборот, сощурился. Поразительное понимание!
      - Коммандер права. - Тевос согласно прикрыла глаза, глянув на турианского коллегу. - Есть способ остановить Сарена без флота и армий.
      - Вы считаете, человечество готово нести ответственность Спектров? - спросил Спаратус, с каким-то странным интересом меня разглядывая.
      Вот же... А голос-то, голос! Спаратус балансировал на тонкой грани между яростью и заинтересованностью, злость и раздражение, порой, эту заинтересованность перебивали, но тут же подавлялись практичностью. У Спаратуса на меня появились какие-то одному ему ведомые планы, весьма далекие от канонного пренебрежения. Вот только какие?
      Азари переглянулась с саларианцем и вопросительно глянула на Спаратуса. Турианец думал недолго. Короткий властный кивок поставил точку в их обсуждениях. Три разумных, обладающих высшей властью в Пространстве Цитадели, синхронно протянули руки к небольшим терминалам и что-то набрали. Мы, затаив дыхание, наблюдали за их действиями, не смея поверить в происходящее. Неужели и правда я вот так просто получу статус Спектра?
      - Коммандер Шепард. Шаг вперед!
      Глубокий голос Тевос вызвал мелкую дрожь. Я растерянно глянула на невероятно довольного капитана Андерсона. Мужчина кивнул. Поежившись под внимательными взглядами советников, я подошла к самому краю платформы. Удина отступил на пару шагов, встав возле капитана. Гаррус и Тали, затаив дыхание, во все глаза смотрели на происходящее.
      - Решением Совета вы наделяетесь всеми полномочиями и привилегиями члена Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели. - чарующий голос азари разливался по огромному залу Совета.
      - Спектров не тренируют. Их выбирают. - советник Валерн скрестил руки на груди, пристально глядя мне в глаза. - Они закалены в боях. Они стоят выше званий и должностей.
      - Спектры - это идеал, это символ. - азари гордо приподняла голову. - Воплощение смелости, целеустремленности и самоотдачи. Они - правая рука Совета. Инструмент нашей воли.
      - Спектры несут тяжкое бремя. - скрежещущий голос Спаратуса прозвучал особенно мрачно и торжественно после нежного голоса азари, он напоминал о столкновениях и боях, о скрежете сминаемых доспехов и рокоте стрельбы. - Они - защитники мира в Галактике. Они наша первая и последняя линия обороны! Безопасность Галактики в их руках!
      - Вы - первый человек-Спектр. Это великое достижение как для вас, так и для всей вашей расы.
      Сердце гулко стучало в груди, в голове царила пустота. Величие момента не испортил ни единый звук, ни одно лишнее слово. Совет, как воплощение цивилизации Цитадели: могучий турианец, проницательная азари и хитрый саларианец. Не было праздных зрителей, шушукающихся на балконе, не было оценивающих взглядов. Только стража у входа, вытянувшаяся на карауле, горящими глазами наблюдала за моим назначением.
      Склонив голову в почтительном поклоне, я негромко произнесла:
      - Это ЧЕСТЬ для меня.
      Спаратус едва заметно одобрительно кивнул, азари улыбнулась. А саларианец, сволочь, испортил всю торжественность момента:
      - Мы посылаем вас в Траверс за Сареном.
      - Мы отошлем всю имеющуюся информацию послу Удине. - добавил турианец, вполне правильно истолковав мой косой взгляд.
      - Заседание Совета закрыто. - грудной голос азари поставил точку и ознаменовал окончание заседания.
      Однако... стоило только нам развернуться и двинуться к выходу, как мне в спину прилетело:
      - Спектр Шепард, задержитесь.
      Низкий вибрирующий голос прозвучал совершенно неожиданно.
      - Советник Спаратус? - я остановилась и вопросительно посмотрела на турианца.
      Дождавшись, пока все лишние выйдут, Спаратус задал вопрос, от которого мне стало плохо:
      - В отчетах вашего врача говорится, что после контакта с маяком вы получили огромный массив информации. Это так?
      Это... задница! Спаратус заинтересовался. Чует моя чуйка, что пока он не выжмет меня досуха, живьем из этого зала не уйти.
      - Да, это так. Информационная перегрузка сказывается до сих пор. Данные с буя еще не прошли полного осознания.
      - Буя? - саларианец, сволочь, подметил оговорку.
      - Это не маяк, а информационный буй. Насколько я поняла, его назначение - хранение информации и перенос ее в разум любого разумного, пересекшего зону охвата. Протеане построили тысячи таких устройств, когда их истребление стало очевидным.
      - Что было в маяке? - Тевос тоже заинтересовалась.
      - В моей голове во время глубокого сна всплывают фрагментарные видения и изображения. Вам стоит понимать, что я не могу гарантировать, что в этих видениях есть хоть какая-то реальная ценность.
      Попытка съехать с темы не удалась. Советники переглянулись и уставились на меня, как голодные коты на кусок сырого мяса. Ой-ой, что-то мне как-то стремненько внезапно стало! Ей богу, лучше бы они были теми же высокомерными идиотами, что и в игре. Вот только сейчас передо мной стоят три умных, хитрых и расчетливых параноидальных политика, которым только что показали что-то любопытное и потенциально полезное.
      - Что еще вы видите во снах? - без тени юмора или иронии спросил Спаратус, сверля меня пристальным взглядом.
      - Военные хроники. Резню. Здоровенных жукообразных тварей, рвущих на куски разумных. Бои флотов с кораблями, очень похожими на тот, что мы видели на Иден Прайм. - видя вполне понятный вопрос на лице азари, я любезно сообщила: - Флоты проигрывали. Всегда. Полагаю, это и есть Жнецы.
      - Что послужило причиной такого вывода?
      - Неизмеримая разница в уровне технологий и суммарной мощи. - честно призналась я. - Если сравнивать бой Жнецов и протеанского флота, это как нападение отряда бойцов с бронзовыми копьями на космический корабль. Краску, может, и поцарапают, если очень повезет, но и только.
      Советники переглянулись.
      - Что еще? - Спаратус, скотина, вцепился как ворлун в жертву! Ладно, если так хочешь - на, слушай. Может не поверишь и отстанешь.
      - Цитадель. Ретрансляторы. Точно такие же, как и сейчас.
      К моему тихому ужасу и панике, советники лишь понимающе переглянулись, а у меня по коже пошел мороз. Неужели они ЗНАЮТ?
      - Последние раскопки и исследования показали, что Цитадель... намного древнее, чем нам до того казалось. - мягкий и нежный голос азари мне показался звуками предвестника Судного Дня. - В ваших видениях было что-то, что подтверждало бы это?
      Видимо, ответ они прочитали по моему лицу. Попытку саларианца что-то сказать оборвала тонкая лазурная ладошка, поднявшаяся в интернациональном призыве к тишине.
      - Расскажите нам.
      - Протеане не строили ни Цитадель, ни ретрансляторы. - прикрыв глаза, глухо ответила я. - Есть целая серия видений, которые похожи на старую военную хронику. Очень уж специфические пометки идут по изображению. В них показывается, как была открыта Цитадель. - подняв глаза, я встретила внимательный взгляд азари. - Я видела ЗАБРОШЕННУЮ и ПУСТУЮ Цитадель, в которой были только Хранители.
      Тут я не солгала: такие видения и правда были. Всего три.
      - Ваши слова подтверждают некоторые наши находки в дальних, ранее недоступных зонах.
      - Вы мне верите? - удивленно переспросила я.
      - Однажды мы уже отмахнулись от ваших слов. - Спаратус нахмурился. - Вы предоставили доказательства. Сейчас мы не желаем допускать ту же ошибку. С этого дня вы - Спектр. Мы верим и доверяем Спектрам. Не вижу причин, по которым мы должны сделать исключение в вашем случае. - жутковатая улыбка турианца неожиданно успокоила. - Вы так настойчиво добивались справедливости. Нас это впечатлило.
      - Я сделаю все возможное, чтобы оправдать ТАКОЕ доверие.
      Спаратус довольно склонил голову.
      - Если вам удастся узнать что-то еще про Жнецов, Сарена или Цитадель, немедленно уведомьте нас. - чувственный голос азари вызвал у меня стойкие ассоциации с песнью сирены. - Если существует хоть малейший риск повторить судьбу протеан, он должен быть исключен. Мы не можем игнорировать ТАКУЮ угрозу!
      - Как только появятся реальные подтверждения, я вас уведомлю немедленно.
      - Можете быть свободны, Спектр.
      В голосе Спаратуса царила ирония и удовлетворение от удачной охоты. Коротко поклонившись, я вышла из зала Совета на негнущихся ногах. Чтоб мне провалиться, если я не услышала тихий мурчащий смешок!
      
      
      Посол и капитан Андерсон ждали меня у лифта, о чем-то негромко переговариваясь. Чуть в стороне стоял хмурый Гаррус и растерянная Тали, вновь сплетающая из пальцев фигурки. Не поняла? Мое драгоценное бывшее начальство что-то не то брякнуло? Им же будет лучше, если это не так. Отказываться от идеи получить гениального снайпера, который к тому же, если не сбрехал канон, прекрасный тактик и верный друг, я не собиралась. Реальный Вакариан вызывал уважение напополам с умилением, да и аура у него приятная, что встречается довольно редко, особенно у тех, кто много убивает. А Гаррус Вакариан убивал ОЧЕНЬ много и без малейших колебаний. Точно не скажу, ауру вижу еще слишком слабо, но по темному флеру, клубящемуся у внешних границ, счет трупов у этого доброго парня давно перевалил за тысячу. Очаровательное создание! Прямо-таки добро во плоти!
      Вспомнив ауру Спаратуса, поежилась. Да, лично убивал он очень давно, но вот след... след остался... мда. Даже рассасываться не собирается за столько-то лет! Интересно, кем он был до того, как стал советником? Явно ж не бумажки перекладывал.
      Когда я спустилась по лестнице, Гаррус встрепенулся, вопросительно глядя на меня. Я чуть развела пальцы, качнула ими в воздухе: жест "жди", показанный мне скучающим Найлусом. Молодой турианец медленно кивнул и остался на месте, а в голубых глазах промелькнуло искреннее удивление. Ни Удина, ни Андерсон ничего не заметили. Тали только крепко сжала пальчики в замок, переводя взгляд с меня на Вакариана. Заметила, но промолчала. Умная девочка.
      - Поздравляю, Спектр. - Андерсон оторвался от разговора с послом.
      - Благодарю.
      - Нам предстоит многое сделать. - занудел Удина, и мне впервые захотелось дать ему в зубы, но я сдержалась. - Вам понадобится корабль, экипаж и оборудование...
      О да! Этот сакраментальный момент передачи мне "Нормандии" - корабля, утыканного прослушкой от носа до задницы, который мне и даром не нужен! Я лучше на последние деньги куплю какое-то корыто. Или у Совета попрошу. В долг. Спаратус, по идее, отказать в такой просьбе не должен - не тот он тип. Хотя, стоп! У меня же есть куратор, который с момента моего назначения автоматически становится моим наставником, ибо он меня и выдвинул. У Найлуса наверняка есть свой корабль! То, что он хочет свинтить с "Нормандии" у него в глазах было написано крупными буквами. Заглавными. Я тоже хочу. Не думаю, что он свалит, оставив меня в этой богадельне: слишком ответственный. Он меня учить должен. И уже начал, правда, по мелочи, поскольку говорит еще с трудом.
      Внезапно до меня дошло, что в монологе Удины появились какие-то странности. Вынырнув из невеселых мыслей, я быстро промотала в памяти разговор и пришла в откровенный ужас. Эта скотина собрался устроить официальную передачу корабля первому человеческому Спектру! Притом оформить это действо с помпой, чувством, расстановкой и кучей журналистов!
      Мои возражения были небрежно отметены, и довольный собой посол буквально приказал мне явиться на причал через два часа. На этой веселой ноте и Удина, и Андерсон свалили, оставив меня в состоянии, близком к коматозному.
      Да твою ж мать!
      
      
      
      
       Глава 11: Права Спектра
      
      
      Удина, успевший решить с командованием ВКС Альянса судьбу "Нормандии", раздул из передачи корабля целое действо, и с довольной рожей вещал о Великом Моменте для всего Человечества, о первом Спектре и прочей пафосной ерунде, которую столь любят политики развешивать на уши населения, и в которую сами не верят ни на мгновение. Я от происходящего отключилась еще полчаса назад, реагируя только на прямое обращение и отделываясь сухими казенными фразами, что не слишком радовало посла, но нашло понимание у капитана Андерсона, которому командование вручило другой корабль. В реальности никто его "на землю" списывать не собирался, так что вскоре он покинет Цитадель и будет дальше служить в Пятом Флоте на новом крейсере "Око Бури".
      Тали и Гаррус за всем этим наблюдали с долей недоумения, а молодая кварианка еще и очень испугалась, когда ее хотели выпнуть с этого мероприятия, но тут уже взбрыкнула я. Поскольку я - действующий Спектр и главный виновник этого паскудства, пойти против моего слова никто не рискнул. Удина недовольно поджал губы, но ничего не сказал, правильно истолковав мой пристальный взгляд, Андерсон же понимающе усмехнулся. И вот теперь я стояла и наблюдала за реакцией двух инопланетян на деятельность наших политиков и журналистов. А реакция была крайне любопытная.
      Тали было все интересно: до Паломничества она никогда не покидала Мигрирующий Флот, для нее все внове, да и на такого рода мероприятиях она еще не присутствовала. Девушка мялась у стены возле хмурого Вакариана, полыхая любопытством. А вот Гаррус от происходящего был не в восторге. Умница, правильно понял, что сделал посол. К сожалению, прервать Удину без скандала было невозможно: он разошелся и определенно вошел во вкус. Я стояла, улыбалась и зверела, остро жалея, что дар менталистики еще даже не начал открываться.
      А потом на причальную площадку совершенно неожиданно для всех присутствующих прибыл советник Спаратус. Удина попытался было втянуть его в это мероприятие, но один холодный предупреждающий взгляд, и посол сдулся, быстро свернув действо.
      Словами не передать, как я была рада видеть свое новое начальство! Особенно, когда он одним коротким властным жестом заткнул посла и сухо бросил:
      - Посол Доннел Удина. Раз уж вы закончили... официальную часть, я забираю Спектра Имрир Шепард.
      Намек "Освободите территорию" был понят вполне правильно, и толпа журналистов и военных Альянса во главе с Андерсоном и Удиной спешно покинули причальную площадку. Дернувшегося было Гарруса остановил мой жест, не прошедший мимо внимания советника.
      - Советник? - я вопросительно посмотрела на Спаратуса.
      Мощный турианец чуть склонил голову набок и спокойно сказал:
      - Я хочу увидеть тело Спектра Найлуса Крайка.
      Ой... А про Найлуса-то я ему не сказала... Мда... Нехорошо получилось.
      - Я проведу вас.
      В ответ - благосклонный кивок и ОЧЕНЬ холодный пристальный взгляд. Тема гибели Найлуса для него довольно болезненная. Как бы не прибил по доброте душевной, когда правду узнает...
      На корабле нас встретила тишина и настороженные взгляды старпома и немногочисленных людей: из-за передачи корабля экипаж будет переформирован, и сейчас на борту был только необходимый по уставу минимум народу. От мысли, кого мне напихают на корабль, мне стало дурно. И так он весь в жучках!
      Мое появление в компании трех инопланетян вызвало кучу косых взглядов, хорошо хоть никому не хватило маразма хоть что-то брякнуть. Или это взгляд Спаратуса, полный добра и понимания к ближним, так животворно подействовал?
      - Гаррус, Тали, подождите меня здесь. - я указала на свободный стол в зоне отдыха.
      Парень понятливо кивнул и утащил кварианку за собой. Девочка вообще выпала из реальности, увлеченно рассматривая корабль.
      - Советник. - я приложила ладонь к сенсору, позволяя ВИ корабля провести опознание.
      Индикатор сменил цвет, дверь открылась, пропуская нас в небольшой шлюз. Хорошо хоть Удина успел передать приказ о назначении, и для ВИ корабля я уже числюсь капитаном. А то был бы неприятный конфуз, если бы ВИ меня не пропустил.
      - Карантин? - Спаратус терпеливо ожидал окончания процедуры дезинфекции.
      - Стандартный протокол, когда в лазарете находится тяжело раненный пациент. - ответила я, следя за движением едва заметной голубой линии по полу.
      Темные серо-зеленые глаза сузились. Задать сакраментальный вопрос турианцу помешал тихий писк и скользнувшая в стену дверь. Ему хватило доли мгновения на то, чтобы окинуть взглядом небольшое помещение и заметить колоритную компанию, окопавшуюся вокруг дальней койки: Дэрг и Дилан уже четвертый день таскались в лазарет к стремительно выздоравливающему Найлусу потрепаться, совмещая этот процесс с посещением доктора Чаквас на ежедневные обследования, под которые попала и я.
      Энергетическая подпитка выжимала из меня все, что не требовалось для поддержания жизнедеятельности моего организма, из-за чего я ходила сонная и вялая, часто отвечала невпопад и выглядела как сомнамбула. Зато выздоровление Найлуса шло воистину рекордными темпами: заемная чистая концентрированная жизненная энергия подстегнула и так высокую природную регенерацию и значительно повысила иммунитет турианца. Рана, которая должна была свести его в могилу, ОЧЕНЬ быстро заживала. Такими темпами Спектр сможет встать на ноги через неделю.
      Я даже не представляю, чего стоило Спаратусу сохранить невозмутимость: ментальный план просто штормило от той бури эмоций, которая, подобно волне цунами, поднялась в душе советника при виде живого, хоть и не особо здорового Найлуса. Удивление, облегчение, радость и яркий гнев прошлись по нервам, как кипяток. Ой-ой... что-то мне как-то резко захотелось просто взять и сбежать. Судя по тому, как замер Найлус, мысли у него были примерно те же.
      Советник медленно повернул голову, окинул меня цепким взглядом. Гнев рассосался, сменившись циничной иронией и легким отголоском одобрения.
      - Вы очень... интересно составили рапорт.
      Я пожала плечами.
      - В рапорте было указано, что Спектр Найлус получил смертельную рану. - флегматично сказала я. - Кто же знал, что посол Удина сделает столь... поспешные выводы?
      Спаратус неспешно пересек лазарет и остановился в паре метров от Найлуса, бросил короткий взгляд на приборы, хмыкнул.
      - Смертельная рана?
      - Да. - я перевела вопросительный взгляд на Найлуса и кивнула на стену.
      Он меня понял и вместо ответа молча приподнял кисть, показывая работающую призму глушилки.
      - Шесть минут. - едва слышно прохрипел он.
      - Была причина для составления ТАКОГО рапорта. - добавила я.
      Один взгляд на призму, легкая волна удивления и закономерный вопрос:
      - В лазарете?
      - Да она по всему кораблю стоит! - вспылил Дэрг, не узнавший в стоящем рядом со мной турианце представителя высшей галактической власти. - Душка, есть новость. Твою десантную группу переводят с корабля.
      - Как переводят? - я от такого поворота растерялась.
      - Капитан Андерсон забирает на свой корабль.
      - Кто останется на борту?
      Дилан поморщился и ответил:
      - Аленко с Уильямс.
      Да твою ж мать! Эшли и Кайден. Биотик-инвалид и агрессивная ксенофобка! Просто изумительно. Слов нет.
      Канон каноном, но отдавать Дэрга и Дилана Андерсону я не собираюсь. Интересно, Удина сильно будет орать, если я их потребую на корабль, воспользовавшись своим новым статусом? Я ведь их в любом случае получу, даже если мне для этого придется обратиться напрямую к Хакету, командующему Пятым Флотом, к которому приписана моя десантная группа. Не думаю, что адмирал откажет в такой мелкой просьбе первому Спектру.
      Лучше бы капитан Андерсону отдать мне моих бойцов добровольно.
      Спаратус, слава всем богам, никак это не прокомментировал, но глаза у него были ОЧЕНЬ выразительные!
      - Я разберусь. Пока оставайтесь в лазарете. - я устало потерла переносицу. - Когда вам надо явиться на новое место службы?
      - Да уже пора. - развел руками Дэрг. - Капитан Андерсон дал время, необходимое доктору Чаквас завершить обследование.
      - Вот как? - я развернулась к доктору, невозмутимо наблюдающей за всем этим цирком. - Сколько еще времени займет ПОЛНОЕ обследование?
      - Три дня. - доктор улыбнулась. - Коммандер Шепард, поскольку капитаном "Нормандии" с сегодняшнего дня являетесь вы, я настоятельно рекомендую вам связаться с адмиралом Хакетом и отправить запрос на переоборудование и переоснащение корабля. "Нормандия" не готова к длительным автономным полетам: запасы лекарств крайне ограничены, полностью отсутствует оборудование и лекарства, необходимые для лечения декстро-организма.
      - Доктор. - низкий вибрирующий голос советника окрасился иронией. - Составьте список всего необходимого.
      - Простите? - Карин удивленно посмотрела на мощного турианца в черно-синей гражданской одежде необычного покроя.
      Взгляд женщины зацепился за небольшой, сантиметра четыре в диаметре, платиновый знак, тускло поблескивающий на фоне матовой черной ткани чуть ниже левой ключицы мужчины. Простая пятиконечная эмблема... которую носят лишь трое разумных в Пространстве Цитадели. Серые глаза Чаквас удивленно расширились: она поняла, кто пришел в лазарет.
      Советник усмехнулся, правильно истолковав искреннее удивление доктора, и пояснил:
      - Обеспечением корабля Спектра занимается Спецкорпус. - тяжелый взгляд перешел на молодого турианца. - Найлус, введи Имрир в курс дела.
      - Корпус? - кратко спросил Крайк, мгновенно сообразивший, ЧТО только что сказал ему Спаратус.
      - Турианский.
      - Статус?
      - Полный. - любезно ответил советник.
      Найлус удивленно моргнул, бросил на меня тяжелый взгляд, и ответил:
      - Сделаю.
      Спаратус вновь глянул на приборы.
      - Доктор, я могу получить информацию о первоначальном состоянии Спектра Найлуса Крайка и ходе его лечения?
      Доктор Чаквас достала из набедренного кармана датапад, включила его, нашла нужную информацию и передала мужчине. Спаратус погрузился в чтение. По мере того, как он осознавал написанное, в ментале щедро разливалось непонимание и удивление, близкое к шоку. Ну да... то, что там написано, где-то из серии околонаучной мистики.
      - Доктор, я могу получить от вас подробные отчеты о лечении Найлуса?
      Карин забрала свой датапад, любезно протянутый ей советником.
      - Конечно. Я составлю вам посуточные отчеты.
      - Благодарю, доктор.
      Глушилка в руке Найлуса чуть слышно пискнула, сообщая о скором прекращении работы. Спаратус покачал головой, и на койку возле руки Найлуса упала массивная серебристая пирамида, небрежно брошенная советником. Та же глушилка, только модель куда как мощнее.
      - Перегоните корабль в ремонтный док Спецкорпуса. Доктор, составьте полный список оборудования и лекарств: они будут доставлены и установлены техниками Спецкорпуса. Найлус, вопросами обеспечения своего ученика займешься сам.
      Тот молча кивнул.
      - Я жду вашего отчета о происшествии на Иден Прайм.
      Найлус коротко кивнул. На этом разговор был завершен. Спаратус узнал то, что хотел, а подробнее он вытащит из нас информацию чуть позже, когда Найлус сможет самостоятельно передвигаться и свободно говорить.
      
      Уже на причальной площадке советник повернул голову и негромко произнес:
      - Как действующий Спектр Совета вы имеете право потребовать в свое распоряжение ЛЮБОГО разумного в пределах Пространства Цитадели. На любой срок и для любых целей. Достаточно вашего запроса, поданного через ведомство Спецкорпуса.
      Намек был более чем прозрачным: Альянс Систем уже двадцать один год входит в состав Пространства Цитадели, и они ОБЯЗАНЫ подчиняться решениям Совета и законам Цитадели. В том числе и закону о полномочиях оперативников Спецкорпуса.
      Какая прелесть! Мне даже согласия не требуется! Достаточно просто поставить перед фактом.
      - Благодарю за совет.
      Спаратус мою искреннюю благодарность принял с едва уловимым отголоском одобрения и покровительства.
      - Если у вас есть вопросы относительно законодательной базы Пространства Цитадели, полагаю, вас может проконсультировать офицер Гаррус Вакариан. - в низком вибрирующем голосе промелькнула усмешка. - Он один из лучших следователей Службы Безопасности Цитадели и о возможностях, правах и обязанностях Спектров знает немало.
      Оп-па... А советник только что настоятельно порекомендовал мне взять Гарруса в оборот! Надо же! Вот такого я точно не ожидала! Или у самого Спаратуса на младшего Вакариана есть какие-то планы? Возможно. Насколько я помню, его же выдвигали в кандидаты в Спектры, но по какой-то причине до сих пор не взяли. Вроде как отец был против... не помню точно.
      Какая прелесть... Обязательно воспользуюсь этим советом!
      - Советник.
      Спаратус вопросительно качнул головой.
      - Я могу забрать у СБЦ офицера Вакариана?
      Ирония и какое-то непонятное мне веселье всколыхнуло ментальный план. Мой вопрос Спаратуса откровенно позабавил, вот только почему? Что такого в идее отобрать у Паллина перспективного сотрудника? Мне он нужнее! В СБЦ хватает хороших следователей.
      - Можете. - турианец протянул мне небольшую карточку и серебристый значок. - Ваше новое удостоверение, Спектр Имрир.
      На этой возвышенной ноте Спаратус просто ушел, оставив меня переваривать сказанное. Знак Спектра холодил пальцы. Мне есть о чем подумать. Отличия от канона более чем существенные. Характер советника Спаратуса даже близко не соответствовал тому, что я предполагала увидеть. Мой непосредственный начальник - умный, расчетливый, практичный и крайне жестокий разумный, совершенно не обремененный лишним грузом моральных стопоров. Если потребуется, он утопит Пространство Цитадели в крови, но нужного результата добьется. Такой правитель не будет отмахиваться от гипотетической угрозы. Он УЖЕ от нее не отмахнулся, принял мои слова к сведению и внял предупреждению. Есть у меня серьезные такие подозрения, что если это действительно будет необходимо, ЭТОТ Спаратус продавит через Совет ЛЮБОЕ нужное решение, даже если его коллеги будут против. Не тот он тип, чтобы идти на компромисс, когда дело касается выживания его вида. Да и Тевос - не просто красивая бабенка. Она настолько же жестока, как и сам Спаратус, правда, крови на ней практически нет. Посмотрим, как она будет себя вести. Валерн... бывший офицер ГОРа, назначенный предшественником. Тоже тот еще фрукт.
      Мда... ЭТОТ Совет вряд ли будет так скептически отметать все мои предупреждения. Они скорее из меня выдавят всю известную информацию и начнут готовиться к наступающему Апокалипсису. Это - хорошо. Это ОЧЕНЬ хорошо! Не придется пробивать лбом корабельную броню в попытках убедить. Теперь надо предоставить доказательство. А оно есть. Прекрасное, наглядное доказательство, против которого уже не попрешь, не объявишь фальсификацией при всем желании. Вот только сейчас его светить несколько преждевременно. Не все сразу. Сперва надо разобраться с этим проклятым кораблем и поставить на ноги моего наставника. Помощь Найлуса мне ОЧЕНЬ пригодится. Нет, не так. Мне его помощь жизненно необходима, ведь я ну совершенно ничего не знаю о Пространстве Цитадели, правах и обязанностях Спектров, о культуре разумных, о... да много о чем я не знаю!
      Все же решение спасти ему жизнь было очень правильным.
      Развернувшись, я вернулась на корабль.
      
      Гаррус и Тали все так же терпеливо ждали меня, сидя за столом и стараясь не обращать внимания на косые взгляды экипажа. С ними тоже надо решить вопрос. Я бы ОЧЕНЬ хотела их видеть на борту своего корабля. Теперь бы еще их убедить...
      - Гаррус, Тали. Идем за мной.
      И они пошли. Без вопросов и колебаний. Тали, полыхая жгучим любопытством и опаской, Гаррус... Гаррус же был спокоен. Только легкий отголосок заинтересованности и настороженности. Сейчас рядом со мной шел не тот добрый парень, который совершенно по-детски смущался, сидя на скамье возле Башни Совета, а тот, кого назовут Архангелом.
      - Лазарет? - тихо спросил Гаррус, наблюдая, как заполняется шкала хода процесса дезинфекции.
      - Сейчас все сам поймешь.
      Он только кивнул в ответ.
      Наконец раздался тихий писк, дверь отошла, пропуская нас в лазарет. Разговоры тут же стихли. Тали от скрестившихся на ней не слишком дружелюбных взглядов бойцов тихо ойкнула и чуть отступила назад, Гаррус только удивленно моргнул, разглядывая лежащего на койке сородича, перебегая взглядом на двух людей в военной форме Альянса, на доктора Чаквас, что-то записывающей в датапад с приборов, и вновь на Крайка.
      - Найлус, сколько еще у нас есть времени?
      Турианец меня понял правильно: приподняв массивную пирамиду, он покачал ее на ладони и сказал:
      - Советник Спаратус отдал более мощную модель. Она работает около восьми часов и заряжается за десять минут от энергосистемы корабля.
      Дэрг и Дилан удивленно переглянулись.
      - Погоди, Крайк. Ты что, хочешь сказать, что тот мужик - советник?
      Найлус усмехнулся.
      - А ты не понял?
      - Я думал, он - твое начальство.
      - Он и есть мое... - короткий взгляд на меня, - наше начальство. Я - куратор и наставник Имрир. Ее официально включили в состав турианского корпуса СПЕКТРа, и с этого момента отчитываться она должна только передо мной и Спаратусом лично.
      - Что значит, к турианскому корпусу?
      Найлус положил глушилку на койку, расслабился, чуть заметно поморщившись от боли.
      - Гаррус, объяснишь ему структуру Спецкорпуса?
      Вакариан согласно кивнул.
      Оп-па!
      - Не знала, что вы знакомы.
      Гаррус усмехнулся, Найлус хрипло хохотнул и тут же скривился от боли.
      - Давно уже.
      - А кварианка? - спросил Дэрг.
      - Меня зовут Тали"Зора нар Райя! - тут же вскинулась девушка.
      - Нет, с Тали"Зора я не знаком. - Найлус прикрыл глаза. - Имрир?
      - У Тали было нужное нам доказательство того, что Сарен стоит за атакой гетов на Иден Прайм. - пояснила я присутствие в нашем крайне тесном кружке юной кварианки. - Сомнительное, конечно, но для того, чтобы подвести официальную причину под решение Совета, вполне сгодилось.
      - Оно не сомнительное!
      - Тали. - я укоризненно глянула на девушку. - Неужели ты и правда думаешь, что одной аудиозаписи с непонятными высказываниями достаточно, чтобы отстранить живую легенду Спецкорпуса? Она послужила лишь официальным поводом, не более того.
      - А что тогда убедило Совет? - спросил Дэрг.
      - Прямая и откровенная ложь Сарена. Он солгал так, чтобы это понял Спаратус. Сознательно и демонстративно. - я потерла виски, хмуро глядя на Найлуса. - Что-то с твоим наставником определенно не в порядке.
      - Что? - Дилан поперхнулся. - Так Крайка подстрелил его же наставник?
      - Да. Сарен Артериус - живая легенда Спецкорпуса. Наставник Найлуса. Один из самых известных Спектров Совета. И тут, внезапно, ни с того ни с сего он пошел на предательство? Извини, не верю.
      - Он был абсолютно предан Совету и Иерархии. - негромко добавил Найлус. - ВСЕГДА!
      - Тем более. Такие как он не предают. Должна быть причина. Еще бы понять, что это за причина. - я вздохнула. - Ладно, с твоим легендарным наставником будем разбираться позже. Сейчас меня больше интересует этот корабль и его экипаж. Дилан, Дэрг, я собираюсь вас выдернуть из отряда и вернуть на "Норму". Возражения?
      Бойцы только переглянулись и синхронно покачали головами. Никаких возражений? Вот и отлично.
      - Макс прекрасно справится с командованием группой. Ему пора на повышение. - подвел черту Дэрг.
      - Хорошо. Найлус, подскажешь, как мне правильно написать запрос на их перевод?
      Найлус согласно кивнул.
      - Душка, полагаешь, нам позволят перевестись на твой корабль? - скептически спросил Дилан.
      - А выбора не будет. - ухмыльнулась я.
      - Запрос Спектра Совета обязан быть выполнен в любой части контролируемой Цитаделью территории. - пояснил Гаррус. - Он равноценен прямому приказу Совета. Альянс Систем вступил в состав Пространства Цитадели. Они обязаны подчиниться, иначе это будет нарушением постановления Совета о правах оперативников Спецкорпуса.
      - Советник не зря посоветовал обращаться к тебе, если мне потребуется консультация относительно законодательства.
      Гаррус растерянно заморгал, удивленно и непонимающе глядя на меня.
      - Советник посоветовал?
      - Да.
      Этот турианец меня порой просто поражает! Как дело касается работы - он собранный, уверенный, хладнокровный, жесткий до жестокости, безжалостный и рассудительный, а как доходит до личных вопросов или банальной похвалы... так все это куда-то неведомым образом испаряется, оставляя стеснительного и предельно вежливого тактичного молодого парня. Как это возможно? Вот и сейчас. Стоит, мнется, и не знает, как ко мне подкатить и напроситься в команду. Хотя по глазам вижу: хочет!
      - Гаррус, какие у тебя планы?
      Турианец пожал плечами, неуверенно переминаясь с ноги на ногу, как-то растерянно глядя на меня удивительно голубыми глазами. В лазарете царила полная тишина: Найлус и мои бойцы с интересом наблюдали за метаниями Вакариана, Тали вообще пыталась стать частью интерьера.
      - Я собираю собственный отряд для выполнения заданий Совета.
      Ну же, давай, предлагай свою кандидатуру или хотя бы просто согласись, но не надо смотреть на меня глазами забытого за дверью котенка! Мог бы уже понять, что никто тебя отпускать не собирается!
      - Работа в Службе Безопасности меня... несколько разочаровала. - Гаррус потух, рассеянно постукивая когтистыми пальцами по предплечью. - Если вы... - он чуть запнулся, встретив мой взгляд и послушно поправился: - ты не против, я бы хотел присоединиться к твоему отряду. - парень заморгал, видимо только что осознав, что именно он сказал. - Я... неплохо стреляю.
      Это ж просто кошмар какой-то! Гаррус вызывает прямо-таки неконтролируемый приступ умиления вкупе с желанием дать ему по шее, чтобы выбить эту дикую неуверенность и стеснительность.
      Насколько я знаю, ему сейчас что-то около двадцати семи лет, и он примерно на год младше моего реципиента. Точно я не знаю - не интересовалась. Потом посмотрю его досье. На данный момент Гаррус сотрудник следственного отдела СБЦ, которому сгружают все "висяки" и прочие не слишком удобные дела, за которые не желают браться более взрослые сослуживцы. Репутация младшего Вакариана в СБЦ довольно специфичная. Слишком честный, гордый и въедливый. Нужен мне такой кадр на корабле? Конечно... ДА!
      - Найлус, как думаешь, директор Паллин будет сильно недоволен, если мы заберем Вакариана из СБЦ? - чуть склонив голову набок, я с интересом наблюдала, как вспыхивает понимание в голубых глазах.
      - А как ты думаешь? - хмыкнул мой куратор. - Ты собираешься увести лучшего их снайпера.
      - Директор Паллин не слишком меня любит. Скорее, терпит. С трудом. - возразил Гаррус.
      Найлус скептически глянул на сородича.
      - Имрир, Венари будет в ярости. Поверь мне, отдавать в Спецкорпус этого, как вы, люди, выражаетесь, отморозка он не захочет. Но в переводе не откажет: запрос Спектра он выполнит.
      - Отморозка? - удивленно переспросил Дилан.
      Найлус развел мандибулы в ехидной ухмылке.
      - Его голова на столе - недостижимая мечта практически всех преступников на Цитадели.
      Гаррус смущенно заморгал. Бойцы заржали. Взгляд молодого офицера резко изменился: нереально-яркие глаза чуть сузились, вся стеснительность, добро и неуверенность испарились. На моих людей оценивающе смотрел Архангел с недвусмысленным предупреждением во взгляде.
      Смех как отрезало.
      - Я ответственно отношусь к своей работе. - спокойно и очень холодно сказал он.
      - Вот теперь - верю. - Дэрг встретил тяжелый взгляд Гарруса, чуть заметно повел плечами. - Снайпер, значит?
      Гаррус пожал плечами.
      - Я неплохо стреляю.
      Найлус хмыкнул, покачал головой. Согласна. Слово "неплохо" никак не отражает реальное положение дел.
      - Добро пожаловать в команду, Гаррус. - я улыбнулась.
      - Спасибо, Имрир.
      Пока растерянный турианец недоверчиво хлопал глазами, я села на свободную койку и открыла уни-инструмент. А теперь, пока не случилось чего-то неожиданного...
      - Гаррус... ты рапорты о переводе писать умеешь?
      Турианец кивнул, удивленно глядя на меня. Я молча смотрела на него, он смотрел на меня, пока его не осенило.
      - Сейчас?
      - Тебе не нравится наш лазарет? - со смешком спросила я. - Если не передумал, садись и пиши рапорт на имя директора Паллина о переводе в боевой отряд Спектра. А я пока напишу приказ о его формировании и запрос на твое имя.
      - Имрир. - Найлус кивнул на неуверенно мнущуюся кварианку.
      Действительно, а про девчонку я и забыла. Непорядок.
      - Тали, какие у тебя планы?
      От такого простого вопроса девушка банально растерялась. Она стояла посреди лазарета, нервно сплетая и расплетая пальчики, переводя взгляд с меня на Найлуса, на Гарруса, на моих бойцов, тихонько паникуя.
      - Я... я... я не знаю. Я отправилась в Паломничество...
      - Ты должна сделать что-то конкретное?
      - Н-нет... Я просто должна принести капитану корабля, на борту которого я буду служить, какой-то ценный дар... - девушка запнулась.
      - Ты уже преподнесла мне ценный дар. Та аудиозапись была КРАЙНЕ важна.
      Тали на какое-то время просто потеряла дар речи, растерянно глядя на меня.
      - Ты... ты предлагаешь мне стать членом экипажа твоего корабля? - неуверенно переспросила меня кварианка.
      - Да, я предлагаю тебе стать членом экипажа моего корабля. Будешь летать на корабле первого человеческого Спектра. Посмотришь галактику. А там мы что-нибудь найдем интересное, что бы ты могла передать в дар Мигрирующему Флоту. Свяжись со своим отцом и спроси его совета, если сама сомневаешься.
      - Не думаю, что адмирал Раэль"Зора откажет. - спокойно сказал Найлус. - До сих пор квариане никогда не работали со Спектрами Совета. И никогда не становились членами экипажа их кораблей. - нереально-яркие зеленые глаза лучились весельем: турианец прекрасно понял, что именно я делаю. - Я могу оформить Тали как гражданского сотрудника Спецкорпуса.
      - Я... Я... Я...
      Тали от свалившихся на нее новостей откровенно растерялась и сейчас банально заикалась, неспособная внятно выразить метущиеся мысли. Похоже, до кварианки только сейчас дошло, в КАКОЙ компании она будет вращаться. Найлус ведь действительно ОЧЕНЬ известный Спектр, чья репутация мало в чем уступает репутации его легендарного наставника, разве что несколько... помягче. По сути, я сейчас предложила Тали войти в команду элиты спецслужб галактики, что автоматически изменяло ее статус с никому не интересной бродяжки, у которой даже с документами проблемы, если я не ошибаюсь, на... сотрудника Спецкорпуса. А это уже совсем другой уровень.
      - Связь с Флотом можно установить из центра связи Спецкорпуса. - негромко сказал Найлус.
      Тали не знала, что и сказать. Она просто растерялась от такого поворота событий. Могу ее понять: не успела улететь в Паломничество, как тут же вляпалась в крупные неприятности со Спектром, потеряла всех друзей, впервые убила и теперь, внезапно, ее Паломничество фактически готово завершиться, если Коллегия Флота согласится и отдаст ее нам. А в их решении я особо не сомневалась.
      На Тали у меня есть планы. Но есть одно "но": без ее искренней преданности они неосуществимы, а эту преданность можно получить лишь в одном случае. Когда к имени девушки добавится приставка "вас" с названием моего корабля. В ином случае делать кварианке на нашем корабле нечего.
      - Гаррус, ты можешь продиктовать мне текст запроса?
      Парень согласно кивнул. Я развернула инструментрон и начала под диктовку набивать текст. Иногда вмешивался Найлус и поправлял какие-то мелочи. Запросы я писала на самого Гарруса, на Тали, на Дэрга с Диланом, и на Джокера с доктором Чаквас. На всякий случай. Мало ли, а вдруг понадобится. Закончила я довольно быстро, прочитала вслух и после подтверждающего кивка Найлуса, отправила их в ведомство Спецкорпуса. Все, кроме последних двух.
      - Что дальше? - спросил Дэрг.
      - А дальше... - я переглянулась с Найлусом. - Центр связи и арсенал Спецкорпуса. Найлус, что тебе захватить из арсенала?
      Гаррус поморщился и раздраженно дернул мандибулами.
      - Да не даст тебе этот старый жлоб ничего сверх минимума. Тем более, для Крайка, если его там не будет.
      - Почему? - спросил Дэрг.
      - О скупости интенданта Спецкорпуса знает вся Цитадель.
      Найлус поморщился.
      - Проще у варрена кусок мяса из пасти вытащить, чем выпросить у старой сволочи лишнюю термоклипсу. - добавил он.
      - Я могу отвести в арсенал СБЦ, там же есть отделение Спецкорпуса. - предложил Гаррус. - Напиши запрос, я поговорю с интендантом, он выдаст что требуется. Только твою ИД-карту придется взять с собой для отчетности.
      - В боксе возьми. - Найлус указал на закрытый бокс с эмблемой СПЕКТРа, который я ему принесла из каюты. - Где центр связи знаешь?
      Гаррус кивнул.
      - Имрир. - позвала меня доктор Чаквас. - Вам стоит связаться с адмиралом Хакетом и сообщить о переводе Дэрга и Дилана. Запрос может очень долго обрабатываться.
      Действительно...
      - Спасибо, так и сделаю.
      Карин чуть заметно улыбнулась и вернулась к работе. За пять дней перелета я успела найти с доктором Чаквас общий язык и перейти на довольно-таки неформальное общение. Все же, на обследования я приходила регулярно.
      На этом разговор был свернут, и мы отправились решать насущные проблемы.
      
      
      Посещение центра связи Спецкорпуса оставило массу впечатлений и сожрало огромное количество нервов. Разговор с капитаном родного корабля дался Тали нелегко: девочка запиналась, перескакивала с события на событие, пока я ее не подвинула в сторону и не рассказала внимательно слушающему кварианцу краткую выжимку произошедшего. Меня выслушали и попросили связаться позже: такое решение принимать самостоятельно он права не имел. Я дала им два дня и на этом наше общение с представителем Мигрирующего Флота завершилось.
      А потом был разговор с адмиралом. Хакет меня поздравил с назначением, молча выслушал и сказал одно-единственное слово: "Разрешаю". Новость о прослушке на корабле он воспринял... спокойно. Внешне. Посоветовал быть осторожнее и... разрешил провести переоборудование корабля в доках Спецкорпуса. Нужный документ должен будет прийти чуть позже. Вот и замечательно.
      Выйдя из центра связи, мы направились в СБЦ.
      
      СБЦ нас встретило громкой руганью и рокочущим голосом крогана, выясняющего отношения с офицером-человеком. Камнем преткновения стал мощный дробовик - оружие, безусловно, запрещенное к ношению на территории Цитадели. Дробач все же отобрали, а злой кроган остался стоять у массивного лифта, ведущего куда-то в недра СБЦ.
      - И часто у вас тут такое? - тихо просила я.
      - Постоянно. - столь же тихо ответил Гаррус. - Это Рекс. Попадает сюда не первый раз и не последний.
      Кроган заметил нашу вельми занимательную компанию и пристально провожал взглядом. Узнал, что ли? Неужели и правда попытается втюхать деньги за голову Фиста?
      - Ты. Человек. - грубый голос дал понять, что Рекс таки определился и узнал меня. - Тебя называют Шепард?
      Я остановилась, с интересом всматриваясь в обезображенную шрамами физиономию.
      - Я обязана отвечать?
      Кроган отвалил от стенки лифта, которую до того подпирал плечом.
      - Меня зовут Рекс. Серый Посредник перечислил мне приличную сумму, чтобы избавиться от Фиста. Но ты меня опередила.
      Кроганы принципиально использовали обращение "вы" исключительно как показатель множественного числа. Многие об этом занятном факте забывали, что становилось причиной несуразных конфликтов и недоразумений.
      - И? - спросила я с интересом.
      - Когда мне платят за работу, я выполняю ее. - Рекс подошел практически вплотную, всей массой нависая надо мной. - Один.
      Гаррус напрягся. Тали занервничала и отступила на шаг. Мои бойцы даже не дернулись, с интересом разглядывая здоровенного чужака.
      - Твои проблемы, что ты оказался столь нерасторопным. - усмехнулась я, а между пальцев промелькнул плоский диск гранаты.
      Кроган вещицу заметил.
      - Ваш народ становится очень... шустрым, если правильно простимулировать. - я подкинула гранату на ладони.
      А Рекс неожиданно гулко расхохотался.
      - Так это и правда была ты.
      - Где? - наивно захлопав глазками, спросила я. Граната, как по волшебству, испарилась.
      Рекс хмыкнул, растянул губы в кривой ухмылке. Видать, мои нездоровые наклонности и тяга к гранатам нашли живой отклик в его душе.
      - Ты выполнила мою работу. - Рекс вернулся к незавершенному разговору. - Значит, деньги тоже должна получить ты.
      - Рекс, ты собрался заплатить за Фиста? - приподняв бровь, я с искренним интересом разглядывала крогана. - Мне?
      - Я не возьму деньги за чужую работу! Я перевел их на твой счет.
      Он таки это сделал! Покачав головой, я с некоторой оторопью смотрела на странную физиономию мощного крогана. Я и не верила, что этот наемник и в самом деле так серьезно относится к таким вещам...
      - Мне понравилось, как вы с ним разобрались. - тяжелый взгляд перешел на Гарруса. - Я слышал, вас отправили за Сареном.
      - Слухи быстро распространяются. - едва слышно скрежетнул Гаррус.
      Рекс его проигнорировал.
      - Я хочу отправиться с вами. - припечатал кроган, пристально глядя мне в глаза.
      И вот что с ним делать? Он реально считает, что кадровый военный взял бы с собой наемника с сомнительной репутацией?
      - Рекс, ты же наемник. Какая тебе выгода?
      Кроган на несколько долгих, томительных минут замолчал, пристально глядя мне в глаза. А я не могла прочитать его эмоции. Полная флегма.
      - Я это делаю не ради денег. - рокочущий бас лишь подчеркивал серьезность его намерений, буквально вбивая каждое слово. - Я хочу быть там, где погорячее. Надвигается буря, и вы с Сареном в ее центре.
      Зашибись. Адреналиновый наркоман в особо запущенной форме с непонятным мне кодексом чести. Окинув крогана задумчивым взглядом, я заметила:
      - Ты же понимаешь, что на Сарена работает много кроганов.
      - Это не кроганы! - Рекс зарычал, раздраженно махнув рукой. - Это слуги и рабы! Лижут Сарену пятки за обещание власти и богатства!
      О, так Рекс и правда идейный.
      - Мой народ был гордой расой! Некоторые из нас помнят это до сих пор.
      - Ладно. Считай, ты принят в команду. На испытательный срок.
      Кроган кивнул.
      - Рапорт напиши. - мои слова полетели уже в спину. - И вообще, ты куда собрался?
      Рекс остановился, медленно повернулся и с искренним удивлением уставился на мою довольную рожу.
      - Раз уж ты ДОБРОВОЛЬНО и бесплатно предложил свои услуги на неопределенный срок, можешь приступать к работе. - милостиво сообщила я, ехидно глядя в красные глаза. - Сейчас.
      Рекс хмыкнул. Турианец удивленно заморгал, Тали тихонько хихикнула, а Дэрг просто заржал. Искренне и весело.
      - Умеешь ты, Душка, народ организовывать.
      - Почему Душка? - прямо спросил Рекс, с интересом разглядывая моих бойцов.
      - Потому что последний идиот, назвавший ее Бездушной Сукой, попал в лазарет с проломленным черепом. - охотно пояснил Дилан.
      Рекс ухмыльнулся.
      - Мне нравится. Душка... Ха!
      - Рекс, испытательный срок. - я усмехнулась. - Гаррус, веди к Паллину, обрадуем его новостью о твоем переводе.
      
      Паллин ничего не сказал. Просто прочитал рапорт и молча подтвердил. Только долго смотрел на нервничающего Гарруса тяжелым пристальным взглядом. Полагаю, для него не были тайной ни мой нынешний статус, ни роль, которую сыграл Гаррус в моем расследовании и последующем назначении. И он совершенно не удивился, увидев столь странную мультивидовую компанию, ввалившуюся к нему в кабинет. На какую-то долю мгновения в его эмоциях промелькнуло сожаление.
      Когда мы выходили, нам в спину полетело тихое:
      - Удачи, Гаррус. Надеюсь, ты знаешь, что делаешь.
      Гаррус вздрогнул, но не подал виду, что хоть что-то услышал. А я не стала заострять внимания. Только что его жизнь резко изменилась, и не стоит лишний раз давить парню на психику. Он сделал тяжелый выбор, порвал с прошлой жизнью, уволился из СБЦ и пошел против воли отца: пусть и косвенным образом, но стал работать на Спецкорпус. И только от меня зависит, станет его выбор и оказанное доверие ошибкой или нет.
      Сломаю я ему жизнь или нет.
      
      
      
      
       Глава 12: Имеем что имеем
      
      
      После посещения Паллина, Гаррус повел нас в арсенал СБЦ: из-за увольнения ему требовалось сдать оружие, решить какие-то свои вопросы с интендантом, передать дела и забрать вещи из кабинета, а передо мной во весь рост встала проблема обеспечения моей боевой группы.
      Реально у меня есть Гаррус и Рекс. Дилан и Дэрг пока еще в подвешенном состоянии, как и Тали. Но, допустим, я их получу. Итого - четверо боеспособных, серьезно раненный наставник и девочка-инженер, которую в бой выпускать - это гарантированное убийство. Не густо, но и не плохо. Ах да, есть еще Эшли с Кайденом.
      В Дэрге и Дилане я уверена. Хоть они и работали с моим реципиентом, но особой привязанности к девочке не испытывали: характер у нее был еще тот. Имрир сама отталкивала от себя окружающих. Я же такой ошибки не повторяла, и за четыре дня с парнями неплохо сработалась, заслужив их если не дружбу, то хотя бы намеки на нее. Дилан уже сказал, что назначение Спектром и встреча с Маяком на меня благотворно повлияли. Знал бы он... Может, потом и скажу, что случилось на самом деле.
      Гаррус - превосходный стрелок и, если я не ошибаюсь, хороший техник. Вроде как должен уметь работать со взрывчаткой, но точно я не знаю. Потом у него уточню. В будущем будет верным другом и соратником. Если канон не лжет, Вакариан способен на исключительную преданность, и он отдаст мне свою верность, если я смогу заслужить его доверие. То, что он согласился пойти со мной, уже признак доверия. Его зародыша. Если я это доверие не обману, я получу самого верного друга, которого вообще могу найти в этой реальности.
      Найлус... Что знает и умеет мой куратор я сказать затрудняюсь. Мое послезнание ничем не могло мне помочь: в каноне его личность вообще не раскрыта. О нем ничего толком не известно. Он - темная лошадка, единственный из живущих в этой реальности, кто уже выпал из предначертанной судьбы. Он может изменять ее, прогибать под свои нужды как и я, не опасаясь получить непреодолимое противодействие в виде бесконечности непрогнозируемых случайностей. А то, что я уже имела возможность наблюдать, дает все основания полагать, что мы неплохо сработаемся.
      Рекс. Мастер Войны, биотик. ОЧЕНЬ умный мужик, прекрасно прикидывающийся недальновидным громилой. Его РЕАЛЬНЫЙ уровень - тайна, покрытая Мраком, но он определенно неординарный воин, раз дожил до своих семи сотен лет. Уточню: кроганских лет, а год на Тучанке несколько подлиннее земного будет.
      Тали? Наивный подросток, выпущенный в большой мир, о котором знает только по рассказам старших. Хороший инженер. Преданность Мигрирующему Флоту - абсолютна и, в некоторой мере, близка к обожествлению, что в каноне стало причиной ошибочного выбора и довело ее до самоубийства. Она как драгоценный камень, с которого следует сперва сколоть все лишнее, огранить, отполировать, и только потом она засверкает. Возни с ней будет очень много, но результат того стоит.
      У меня вырисовывается крайне интересная и неординарная команда. Главное, сделать так, чтобы они нормально сработались без лишних терок и проблем на пустом месте, и тогда я получу просто отличных соратников и друзей. Вот только что делать с Эшли и Кайденом? Н-да... Вопрос на миллион.
      Люди они неплохие. Эшли - потомственный военный с хорошей подготовкой, Кайден - сильный биотик, которому и надо-то всего лишь другой имплантат поставить. А это - реально, хоть и дорого. Проблема в другом: личные качества.
      Кайден... Память о канонном Горизонте и действия реального Кайдена на Иден Прайм ставили под сомнения его полезность. Пока от Аленко слишком много проблем, как и от его верности командованию ВКС. Мне не нужен на корабле разумный, слепо верящий в проповедуемые Альянсом идеалы, которые к реальности не имеют никакого отношения. Более того, способный предать ради этих идеалов. И тем более не нужен тот, кто не в состоянии здраво оценивать свои действия и их результаты. Инцидент на "Нулевом Скачке" и то, как Кайден его до сих пор воспринимает, - прекрасный показатель полного отсутствия мозгов и способности к критическому мышлению. За четыре дня я про этот долбанный "Нулевой Скачок" узнала больше, чем мне бы того хотелось. Как и про то, что послужило причиной злополучного инцидента.
      Эшли - хороший солдат, воспитана в семье потомственного военного, дисциплинирована, старательна, выполняет приказы командира без вопросов, вот только эти же достоинства становятся недостатками, стоит только их обладателю попасть в иную среду. Мне не нужны на борту солдаты. Мне нужны те, кого испокон веков называли воинами.
      Идя по СБЦ, я пыталась вспомнить, кого из разумных я могу заполучить до этой проклятой всеми богами ключевой точки с моей пафосной смертью. Тех, кого мне в команду навяжет Призрак, я трогать не имею права: реальность не позволит. Надо искать кого-то еще. Но кого? Не знаю. Посмотрим, может кто-то и появится на горизонте, а сейчас стоит озадачиться чисто бытовыми проблемами. Снабжением, оснащением и переоборудованием корабля, экипировкой и официальным оформлением моих бойцов.
      Это только в игре Герой Всея Галактики Коммандер Шепард мог спасать оную галактику семь дней в неделю и двадцать семь часов в сутки, пафосно стоя в гордой позе на площадке БИЦа перед красивой, но абсолютно бесполезной картой галактики, которой, кстати, на корабле нет. В реальности только один космический корабль - это огромное количество чисто бытовых проблем. Припасы, запчасти, ремонт мелких повреждений, которые всегда преследуют любой корабль, я уже молчу про необкатанный и нестабильный прототип, обеспечение быта и досуга экипажа, кормежка, проблемы жизнеобеспечения и куча других не столь явных хлопот. И все это надо утрясти до того, как мы полетим на Терум за доктором Т"Сони. И тянуть тоже нельзя: еще не хватало, чтобы Лиара загнулась в своей силовой вешалке, пока мы тут собираемся.
      Может, Гаррус что-то подскажет? А то сейчас от дорогих сородичей толку - ноль на выходе. Пока с родимого Альянса что-то нужное получишь, Лиара в тех руинах в мумию превратится.
      - Гаррус.
      Турианец замедлил шаг и вопросительно посмотрел на меня.
      - Что тебе нужно здесь сделать? Лично тебе.
      - Передать дела, освободить кабинет и сдать экипировку.
      - Делай, что надо, а мы тебя здесь подождем. - я указала на скамьи, стоящие вдоль стен приемного отдела.
      Гаррус согласно кивнул и свалил в неизвестном направлении.
      
      Отсутствовал Вакариан довольно долго, и в конце концов я задремала. Дрема плавно перешла в сон, и я отключилась от этой гостеприимной реальности, пока меня не разбудили:
      - Душка, просыпайся.
      - Что такое, Дэрг?
      - Твой турианец возвращается.
      Я разлепила глаза, выпрямилась и, не сдержавшись, смачно зевнула. Где там этот неуемный? Быстро осмотрев довольно просторное помещение, я его нашла: Вакариан о чем-то препирался с саларианцем в стандартной для СБЦ черно-синей броне, держа в руках большой бокс. Я так полагаю, с личными вещами. Конфликт разрешила красивая азари, что-то коротко сказавшая недовольному саларианцу, и Гаррус, насупившись, пошел к нам.
      - Закончил? - спросила я, когда недовольный и злой Гаррус подошел к нам.
      - Да.
      О, каким тоном это "да" было сказано! Сколько злости, непонимания, ярости и какой-то обиды прозвучало в голосе молодого турианца. Интересно, чем это его так достали, что привычная броня доброжелательности столь сильно треснула и позволила нам увидеть его истинное состояние?
      - Тогда, веди нас в арсенал.
      Гаррус коротко кивнул, развернулся и повел нас... короче, он нас повел.
      Реальное СБЦ занимало довольно большую территорию: многоэтажную башню и восемь ярусов, располагающихся ниже условного уровня земли, но, проклятье, Катализатор при строительстве этой башни определенно вдохновлялся творениями создателей лабиринтов. Арсенал располагался на третьем подземном, но мы уже три раза поднялись и два раза спустились на лифте, который, судя по времени движения, успел выехать куда-то в открытый космос, и теперь опять поднимаемся.
      - Кто это строил? - спросил Дилан, наблюдая, как сменяются цифры на табло лифта. Только что мы проехали десятый этаж и продолжали подниматься.
      - Протеане, насколько я знаю. - пожал плечами Гаррус.
      - Что они принимали, когда это проектировали? - проворчал Гризли.
      Турианец покосился на Дэрга и совершенно по-человечески пожал плечами.
      - А я знаю? Планировка СБЦ - это повод для шуток всей Цитадели. - от Вакариана плеснуло ехидство. - Пока эти шутники сами впервые не заблудятся. После этого, обычно, тяга зубоскалить на эту тему пропадает.
      - А вы как ориентируетесь?
      - За год привыкаешь. - он усмехнулся. - До этого - по карте. Ее загружают на инструментрон каждому сотруднику.
      Бойцы впечатлились, Рексу было сугубо все равно, а вот Тали молчала, сцепив пальчики в замок: общение с капитаном родного корабля не прошло бесследно, и девочка очень нервничала. Адмиралы еще только должны принять решение, а пока она в нашей компании на птичьих правах.
      Наконец наши блуждания завершились: Гаррус привел нас к массивной двойной двери, неохотно пропустившей в просторное помещение с двумя десятками дверей в стенах и скучающим интендантом, сидящим за терминалом у дальней стены за высокой стойкой, которая могла послужить баррикадой, если кто-то решит напасть на арсенал СБЦ. И сможет этот долбанный арсенал найти в этих лабиринтах!
      Интендант - высокий турианец с пронзительными желтыми глазами, с интересом разглядывал нашу крайне колоритную компанию. Гарруса он узнал мгновенно, как и Рекса, а вот я и мои бойцы вызвали закономерный интерес, как и нервничающая кварианка.
      - Дезар Наради . - представился интендант. - Коммандер Шепард. Вооруженные силы Альянса. На Цитадели впервые. Верно? - задал риторический вопрос мужчина, когда мы подошли.
      - Верно. Удивительно, что вы меня узнали.
      Турианец улыбнулся, развел мандибулы в стороны.
      - Это моя работа. Я должен знать, кто ко мне пришел. - острый взгляд переместился на крогана. - Рекс, тебя уже выпустили?
      - Выпустили. - проворчал он. - Дезар, дробач вернешь?
      - Ты же знаешь, что не могу.
      - Вы знакомы? - с интересом спросил Дэрг.
      Ответом ему была кривая усмешка крогана и веселый вибрирующий смех обоих турианцев.
      - Урднот Рекс - частый гость в СБЦ. - охотно пояснил интендант. - Каждый раз его ловят на очередной драке, а я получаю еще один кроганский дробовик, доработанный Мастером Войны.
      - В этот раз драки не было. - пробурчал Рекс.
      - Редкий случай. Тебя сдала твоя же цель. - усмехнулся Дезар. - Насколько я знаю, его все равно грохнули.
      Гаррус виновато отвел глаза. Интендант удивленно заморгал.
      - Вакариан, это ты, что ли, Фиста пристрелил?
      - Нет. Не я. - честно сказал парень, но голос-то голос! Виноватый настолько, словно он пришел сознаться во всех грехах.
      - А морда чего виноватая? - скептически спросил Дезар.
      - Я там был.
      - С кем?
      Гаррус замялся, не желая меня подставлять. Тоже мне, нашел проблему!
      - Со мной. Я с Фистом... не сошлась во мнении относительно его способов воздействия на гражданское население.
      - Душка, ты как всегда. - со вздохом пробормотал Дилан. - А мы только поверили, что ты подобрела.
      - Так я не со зла! Было за что.
      Дэрг обреченно махнул рукой.
      - У тебя всегда есть за что!
      Интендант за нами наблюдал с искренним и неподдельным интересом. Не так часто военные Альянса заглядывали в арсенал СБЦ, поскольку делать им здесь просто нечего. В реальности никто не ПРОДАЕТ в арсенале конфискованное и, тем более, табельное оружие. Куда оно уходит, я понятия не имею, но факт остается фактом: оружие, попавшее в арсеналы СБЦ, обратно на улицы Цитадели не возвращается. Никогда.
      - Гаррус, тебе что-то нужно?
      - Пришел сдать табельное оружие.
      Дезар удивленно моргнул.
      - Чего вдруг?
      - Я уволился.
      Тот от такой новости банально растерялся.
      - Ты что сделал?
      - Я уволился. - со вздохом повторил парень.
      - Почему?
      - Я... - Гаррус запнулся, перевел вопросительный взгляд на меня, безмолвно спрашивая, можно ему говорить или нет.
      - Гаррус переходит в мой отряд. Я уже отправила на него запрос директору Паллину.
      - И он согласился? - скептически спросил Дезар.
      - Рапорт о переводе уже подписан.
      Много времени, чтобы сложить два и два турианцу не потребовалось, и нужный вывод он сделал:
      - Спектр?
      Я кивнула и показала ему свою ИД-карту.
      - О! Я слышал о назначении Спектра-человека, но не знал, что это вы. Поздравляю.
      Вот так. Простое "поздравляю". Только эмоции были далеко не простыми. Для турианцев, как и для любого разумного в Пространстве Цитадели, кроме, пожалуй, людей, подобное назначение - это великая честь, которую оказывают избранным и лучшим. И я из-за выбора Найлуса вошла в элиту галактики... вот так, внезапно. Просто потому, что меня выбрал Спектр.
      Узнать бы еще за что.
      - Благодарю. Это назначение - честь для меня.
      Дезар понимающе кивнул.
      - Вакариан, сдавай оружие и заполняй бланки. Сам знаешь, что надо делать.
      - Знаю-знаю. - Гаррус снял с захватов пистолет и штурмовую винтовку, положил на стол Дезару. - Оформляй.
      - А снайперка, которую ты еще пять лет назад конфисковал и до сих пор не сдал?
      Гаррус замялся.
      - Наради, я ее уже и сам снять не рискну. - честно признался он. - И вам не советую. Ее только взрывать вместе со стеной: я в комнате защитные барьеры поставил. Дом должен устоять.
      Мы переглянулись.
      - А что не так с винтовкой? - осторожно спросила я.
      - С винтовкой все в порядке. - сказал Гаррус. - За пять лет, которые она висит на стене у меня в квартире, ее только последние два года не пытались заминировать по новой, и то, потому что трогать боятся.
      Не поняла? Что значит "заминировать"? В его квартире?
      - Прости, что?
      Вместо ответа был веселый смех интенданта и яркое смущение Гарруса. Ответил нам Дезар:
      - У Вакариана из-за работы много врагов, живет он в неблагополучном районе в Нижнем Городе. После первого года службы, когда поняли, что просто так пристрелить его не получится, его квартиру начали минировать. Первые года два Гаррус еще вызывал бригаду саперов, как положено по протоколу, потом и ему, и ребятам надоело, и он стал разминировать свое жилье сам. - желтые глаза лучились весельем. - Раз в месяц приносит взрывчатку и сдает на склад.
      Дэрг и Дилан переглянулись, а я не знала, что и сказать. Ему минируют жилье? Регулярно? И он еще не подорвался?
      - А... как часто это происходит?
      - Раза два-три, как когда. - пожав плечами ответил парень.
      - В месяц? - уточнила я.
      - Нет. В декаду.
      Дэрг ошарашенно покачал головой.
      - Ты что, хочешь сказать, что тебе каждые три-четыре дня минируют жилье?
      - Да. - честный ответ с искренним недоумением в голосе.
      Нет слов. Просто нет слов! Он что, даже не понимает, что нас так удивило? Да это же ненормально!
      - А почему не съехал?
      - Да кто купит мое жилье? - Гаррус поморщился. - И так соседи разъехались после первых трех подрывов. Не понимаю, зачем? Я же щиты поставил. Взрыв бы поглотили. Ну тряхнуло бы, и все!
      В вибрирующем голосе прозвучала такая искренняя обида и недоумение, словно его разочаровали до глубины души. Он же реально не понимал, отчего это из его дома сбежали все жильцы! Он же щиты поставил! Обезопасил соседей от последствий своей работы. Красавец, ничего не скажешь. Дэрг со слегка окосевшим взглядом пытался прожевать новую информацию, Дилан спешно пересматривал составленное мнение об этом разумном, а я не знала, что и делать. После таких новостей отпускать его домой было как-то стремно. А вдруг подорвется?
      - А сейчас у тебя заминировано? - задал интересный всем нам вопрос Дилан.
      - Да, уже два прохода сделали. Сегодня домой заходил, новые растяжки заметил. - Гаррус фыркнул. - Дезар, как сниму, закину все на склад. Они поставили новые датчики движения с определением биоритмов тела. Дорогие.
      - Отключил?
      - Нет, зачем? Перенастроил на свои параметры и ввел в исключения.
      Интендант покачал головой.
      - А если дистанционно подорвут? - спросил Дэрг.
      - Пробовали уже. Я отключал.
      - Как?
      - Я неплохой техник. - Гаррус пожал плечами. - И постоянно слежу за новинками. Мне присылают документацию: саперы делятся.
      - Вакариан, ты неисправим. Смотри, взлетишь когда-нибудь в космос вместе со своим домом.
      Скептический взгляд голубых глаз ясно дал понять, что сам Вакариан думает по этому поводу.
      - Не взлетит. - отрубила я. - Гаррус, жить будешь на корабле. Все равно мы скоро улетаем.
      На какое-то мгновение он растерялся, не зная, как реагировать на такой поворот, удивленно глядя на наши лица. По рожам мужиков я поняла, что Дэрг и Дилан со мной солидарны, Рексу же было все равно, где там Вакариан обитать будет. Ему было интересно на его жилье посмотреть.
      - Но...
      - Мне нужна помощь, Гаррус.
      В нереально-голубых глазах промелькнуло сомнение, но возражать он не стал. Вот и замечательно. Нет, ну подумать только... Пять лет жить в заминированной квартире... Да он не просто авантюрист, он экстремал какой-то!
      Интендант извивы моих размышлений понял прекрасно. С трудом прогнав с выразительной физиономии улыбку, он задал сакраментальный вопрос:
      - Вам что-то нужно?
      - Нужно. - я вздохнула. - Мой наставник тяжело ранен и не в состоянии сейчас решить вопросы с обеспечением меня и моей десантной группы. Приходится самой.
      - Кто ваш наставник?
      - Найлус Крайк.
      Интендант удивленно заморгал.
      - Я слышал, он погиб.
      Гаррус хмыкнул.
      - Видел я этого "погибшего" часа два назад. Говорит еще с трудом, но помирать не собирается. Наради, Спецкорпус еще держит здесь отдел?
      - Держит. - интендант набил код доступа на терминале, и на одной из дверей индикатор сменил цвет с красного на зеленый.
      - Когда сюда последний раз кто-то заглядывал?
      - Да полгода назад, как новое оружие завезли. Спектры в основном пользуются основными арсеналами.
      - Мы воспользуемся этим. - сказала я, протягивая интенданту свою идентификационную карту.
      - Прошу. - Дезар провел картой по сенсору, дождался, пока оборудование считает информацию и вернул мне карточку. - Выбирайте. - и приглашающе взмахнул рукой, указывая на открытую дверь.
      Поблагодарив интенданта, мы с Дэргом, Диланом и Гаррусом вошли в просторное помещение, заставленное запечатанными оружейными боксами. Если это всего лишь небольшое никому не нужное отделение, то каковы же основные арсеналы?
      Затаривались мы основательно, в расчете на всю группу: по два комплекта доспехов на Гарруса, Найлуса и меня, оружие и боеприпасы, кассеты гранат и прочие милые сердцу мелочи. К сожалению, поскольку люди в Спецкорпусе не служат, брони для Дэрга и Дилана не нашлось, хотя Гаррус сказал, что в основном арсенале есть броня и для людей. Мне подошла броня азари. Довольно тяжелые ящики таскали Дэрг с Диланом, складируя их возле крогана, а я и Гаррус подбирали оружие, поскольку подавляющее количество моделей было мне незнакомо. Преобладало оружие турианских производителей, разработанное для разных рас. Мне выбрали модель, созданную для азари: у них отдача поменьше, да и легче оно. Когда мы пошли на выход, я обратила внимание на задумчивый взгляд Гарруса, который он бросил на стоящий чуть в стороне "Гарпун" - тяжелую дальнобойную турианскую снайперскую винтовку. Мысленно перебрав отобранное, я поняла, что для себя Вакариан взял только штурмовую винтовку. Не поняла? Он же прекрасный снайпер! Так почему не взял "Гарпун"? Ничего не говоря, я просто подошла и взяла два бокса со снайперскими комплексами. Именно столько экземпляров этого оружия находилось в арсенале.
      
      Двери в арсенал неожиданно открылись, являя нам высокого зеленоглазого турианца в привычной уже броне СБЦ. Тали его узнала и тихонько ойкнула, сцепила руки в замок и попыталась спрятаться за Рекса. Не поняла? Это с чего такая реакция?
      Новоприбывший удивленно осмотрел нашу пеструю компанию, перевел взгляд на открытые двери в арсенал Спецкорпуса, на интенданта и задал закономерный вопрос:
      - К нам заглянул Спектр?
      Интендант кивнул.
      - Первый Спектр-человек.
      - Имрир Шепард. - представилась я. - Сегодня назначили.
      - Поздравляю. - турианец наклонил голову набок, с интересом наблюдая, как я тащу два оружейных бокса, которые лишь ненамного короче меня, а в глазах так и читалось: "Деточка, а отдачей-то не унесет?". - Дециан Челлик.
      Оп-па, так это Челлик? А я была свято уверена, что Челлик - это имя. Оказывается, нет. Да и мало он похож на канонного персонажа. Клановые татуировки - темного серого цвета, нанесены только на подбородок и, частично, на мандибулы, жесткая ороговевшая кожа на лице, которую почему-то считают хитином, светло-серого цвета, на фоне которой эти самые метки едва заметны, глаза - ярко-зеленые, более теплого цвета, чем у Найлуса, и на черном белке чуть ли не светятся. Взгляд - пронзительный, тяжелый, внимательный. Уже успел осмотреть мою крайне пеструю компанию и составить мнение.
      - Урднот Рекс. Быстро тебя выпустили.
      - Не язви! - Рекс недовольно поморщился. - Я из-за тебя хороший дробач потерял!
      - Не из-за меня. Нечего было напролом переть. Мастер Войны, а порой ведешь себя как малолетка.
      Рекс зарычал, на что Челлик вообще внимания не обратил. Видать, не в первый раз он крогана отлавливает и сдает в родимую контору.
      Из-за спины Рекса выглянула Тали и, нарвавшись на тяжелый пристальный взгляд, тихо пискнула.
      - Кварианка. Тали"Зора, если я не ошибаюсь.
      - Офицер Челлик. - едва слышно пискнула девушка. - Я... я...
      - Она со мной. - прервала я судорожно подбирающую слова кварианку.
      Челлик хмыкнул, одобрительно кивнул.
      - Рад, что ты нашла себе хороших... друзей. - зеленые глаза сощурились. - Спектр, советую вам оформить ее по всем правилам, чтобы у Тали"Зора не возникали проблемы из-за каких-то... пустяков. Насколько я помню, девушка осталась без документов.
      - Вы знаете Тали?
      - Знаю. - Челлик едва заметно усмехнулся. - Тали"Зора попала в не самую приятную ситуацию. Полагаю, она сама вам расскажет подробности своего прибытия на Цитадель.
      Тали благодарно кивнула, искренне обрадованная, что турианец не стал вытряхивать неприглядную историю на общее обозрение.
      - Благодарю за совет, офицер Челлик. Я займусь этим вопросом.
      Челлик на это лишь кивнул. Он дал мне совет, сходу вычислив неопытного ученика, а я дала понять, что его совет был принят во внимание, и я не отмахнулась.
      - Дециан, ты по делу? - спросил новоприбывшего Дезар.
      - По делу. У тебя еще осталась спецовка докового рабочего?
      - Осталась. Лежит там же, где ты ее оставил. - иронично сказал интендант. - Вместе со всем барахлом. Специально для тебя запрос на форму служб Цитадели в Спецкорпус отправил. Обещали через пару декад привезти вместе с обновлением арсенала.
      Челлик коротко кивнул.
      - Благодарю.
      Из арсенала вышел Гаррус, неся кофры с броней. Коротко поприветствовав бывшего коллегу, Вакариан аккуратно поставил металлические ящики на пол возле крогана, скептически осмотрел получившуюся кучу, перевел взгляд на Рекса, потом - на моих бойцов, прикинул вес и поморщился. Согласна, тащить будет нелегко, но, как говорится, свое добро карман не тянет. В арсенал Спецкорпуса мы попадем только после возвращения с Терума. Не раньше.
      - Это правда? - спросил Челлик, хмуро глядя на молодого сородича. - Ты уволился?
      - Да.
      - Будь осторожнее. - вздохнул следователь. - Новости быстро распространяются. На тебя объявят охоту.
      - Знаю.
      - Тебе лучше съехать с Цитадели.
      - Знаешь же, что я этого не сделаю. - спокойно ответил Вакариан.
      - Знаю. Но постарайся не подставиться. Слишком многие желают отрезать тебе голову.
      - Мы улетаем с Цитадели через пару дней. - сказала я, привлекая к себе внимание следователя. - Будем возвращаться на пару-тройку дней, отчитаться, и снова улетать на неопределенный срок.
      - Это будет лучшим вариантом. Сомнительно, что о нем забудут, но хотя бы накал спадет. Гаррус, твоя последняя операция настроила против тебя очень влиятельных разумных.
      - Что-то всплыло? - мгновенно подобрался Вакариан.
      - Всплыло. Я тебе скину информацию на инструментрон. Оценишь, что ты разворошил.
      - Буду признателен.
      М-да. Не зря говорят, следователь не может быть бывшим. Полагаю, Гаррус никогда не избавится от привычек, приобретенных во время работы в СБЦ. Да и не стоит от них избавляться. Хороший следователь в команде ой как пригодится, а Гаррус, как говорят, хорош.
      Челлик ушел в одно из подсобных помещений, а Гаррус с Дезаром занялись переписью оружия, вбивая серийные номера и марки выбранного вооружения. Тали стояла столбиком возле Рекса, откровенно паникуя. Чего это она? Боится, что я ее выпру, когда узнаю ее историю? Зря боится, я и так все знаю. А вот с документами действительно стоит разобраться, но уже после того, как я получу ответ с Мигрирующего Флота.
      Закончив с оформлением вооружения и амуниции, мы попрощались с интендантом, покинули СБЦ и направились обратно к причальной площадке "Нормандии".
      
      Как мы добирались до корабля - это отдельная песня! От СБЦ до лифта, ведущего на причальную площадку, мы долетели на такси, а вот дальше... дальше уже своим ходом. Бойцы, тихо шипя и матерясь, несли кофры с броней и боксы с оружием, Тали пыталась удержать разъезжающуюся гору небольших коробок, а я несла "Гарпуны". Нас провожали ТАКИМИ взглядами, что не будь смертоубийственного груза, мне стало бы стыдно... наверное. И да, пришлось переть вручную! Тележек, погрузчиков или доставки на дом арсеналы СБЦ не предоставляли.
      Когда же мы вывалились из лифта на причальную площадку, нас встретила прелестная картина: капитан Андерсон и посол Удина собачились со старпомом Прессли и двумя незнакомыми мне турианцами и саларианцем, а первое, что я услышала, были слова старпома:
      - ...посол Удина, сожалею, но у меня приказ МОЕГО капитана.
      
      
      
      
       Глава 13: Проблемы и их решение
      
      
      - Коммандер, это возмутительно!
      Именно это было первым, что я услышала из уст нашего родимого посла, стоило только мне подойти. От желания дать Удине в морду меня удержал только здравый смысл. И два тяжелых оружейных бокса в руках. "Гарпуны"-то весят ой как немало! Возмутительно ему! Да я с ним всего трижды общалась, и уже начало появляться стойкое желание его попросту отравить, чтобы мозг не жрал! Проклятье! Игровой образ даже близко не передавал суть настоящего посла! И как советники выдерживают регулярное общение с этим человеком?
      - Отнесите все в корабельный арсенал. - сказала я бойцам, вручая Рексу боксы со снайперскими комплексами. - Дэрг, проведи. - я повернулась к Удине. - Посол, что вас так возмутило?
      - На каком основании нас не пропускают на борт "Нормандии"?
      - А на каком основании вас должны пропустить на корабль, ОФИЦИАЛЬНО переданный командованием ВКС Альянса в Спецкорпус как личный корабль действующего Спектра Совета? - флегматично спросила я.
      - Вы - Спектр-человек! Я, как посол человечества...
      - Не имеете никакого права вмешиваться в работу Спектра Совета. - сухо отрезала я.
      - Коммандер Шепард!
      - Посол Удина. - от моего монотонного нудного тона его перекосило. - С момента моего назначения как оперативника Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели, я автоматически выхожу из состава кадровых служащих военно-космических сил Альянса, а также лишаюсь гражданства оного Альянса Систем и приобретаю интернациональное гражданство Пространства Цитадели до окончания моей службы как Спектра Совета.
      Уточнять, что Спектр лишается статуса только вместе с жизнью или в случае повышения, я не стала. Тем более, случаи повышения настолько редки, что служат скорее исключением из правила. Найлус навскидку смог вспомнить только три таких примера за последние семь сотен лет.
      - На каком основании?
      - На основании Постановления Совета Цитадели о правах и обязанностях оперативников Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели от 700 года Эры Совета. - еще нуднее и монотоннее сообщила я.
      Об этом постановлении мне рассказал Гаррус, когда мы обсуждали правовую базу Пространства Цитадели и проблемы, которые я могу ждать от родимого Альянса. Сейчас эта информация была очень в тему. Вон как посла перекосило, но... не попрет же он против закона государства, к которому уже двадцать лет как относится родимый Альянс? Вот и я думаю, что не попрет, хотя подставу сделать может. Чтобы я не зарывалась.
      - Спектр Шепард. Поясните мне один момент. - в голосе капитана Андерсона явственно звучало недовольство.
      - Я вас слушаю, капитан.
      - Почему Дэрг и Дилан до сих пор не прибыли на новое место службы?
      - Они прибыли на новое место службы: приказом адмирала Хакета Дэрг и Дилан переданы под мое командование.
      - На каком основании? - вскинулся посол.
      - На основании запроса Спектра Совета, отправленного сегодня в ведомство Спецкорпуса.
      - Они - кадровые военные Альянса!
      - На все время их работы со мной, они получают статус внештатных сотрудников Спецкорпуса со всеми их правами и обязанностями.
      Гаррус - умница. Он словно предвидел этот разговор и, пока мы ехали в лифте, подробно описал мне правовые нюансы нынешнего статуса моих бойцов, отдельно остановившись на законах, регулирующих работу и положение в обществе разумных, официально нанятых Спектром Совета для совместной работы. А оный статус звучит как "внештатный сотрудник Специального Корпуса Тактической Разведки Цитадели" и прав дает весьма немало.
      - У вас есть еще какие-то вопросы?
      - У меня нет, Спектр. - усмехнулся капитан Андерсон.
      Что забавно, он на меня нисколько не разозлился. Видать, посол и его успел порядочно достать за время совместной работы, вон с каким удовольствием он наблюдает за нашей перепалкой. И потерю двух бойцов он воспринял совершенно спокойно, словно ожидал от меня чего-то подобного.
      - Посол?
      - Вопросы обеспечения вашего корабля решайте через военное ведомство. - недовольно сообщил мне Удина, сверля тяжелым взглядом.
      Напугал гуля свежим трупом, чес слово. Все равно обеспечение "Нормы" будет идти через Спецкорпус, а не через военное ведомство Альянса.
      - Командование ВКС передало вам списки. - Удина протянул мне датапад.
      - Что за списки?
      - Было принято решение заменить экипаж "Нормандии" на более опытный.
      Ой-ой... а вот это не хорошо. Я подошла и взяла датапад. Один взгляд на рожи и характеристику тех, кого мне собрались напихать на корабль, и мне стало плохо. Нет, они прекрасные спецы, ничего не могу сказать, но... да ну к демонам! Хватит того, что у меня прослушка на корабле стоит!
      - Меня устраивает нынешний экипаж.
      Удина нахмурился, поджал губы.
      - Экипаж "Нормандии" набирался из молодых специалистов, только недавно закончивших обучение.
      - Вот и прекрасно. Не придется их переучивать.
      - Вы собираетесь оставить в кресле пилота инвалида? - недовольно спросил Удина.
      - Болезнь Джокера никоим образом не сказывается на его способности управлять кораблем. - флегматично ответила я, глянув на физиономию мордоворота, которого Удина пытается усадить за штурвал "Нормандии". - Вы предлагаете мне заменить гениального пилота на того, кто здоров, но существенно уступает ему по уровню?
      - Ваше право, Шепард. - недовольно сказал посол.
      - Вы еще что-то хотели, посол?
      - Пока все, Шепард.
      - Всего доброго, посол, капитан.
      Намек "валите отсюда" был понят, и недовольное бывшее начальство покинуло причальную площадку. Повертев в руках датапад, я сунула его в набедренный карман и перенесла свое внимание на троих разумных, которые с интересом за всем этим наблюдали.
      - Вам что-то нужно?
      - Анатаис Савис ...
      - Просто Анатаис. - резко перебил его турианец.
      - Начальник инженерной бригады Спецкорпуса - представился саларианец, недовольно покосившись на коллегу. - Спектр, нас прислали помочь вам с перегоном корабля на причальную площадку Спецкорпуса. - говорил он очень медленно и внятно, словно разжевывал для идиота, избегая привычной для представителей этого вида скороговорки. - Нам необходимо составить перечень работ для модернизации и переоборудования вашего корабля.
      - Прекрасно. Прошу за мной.
      Мы зашли в шлюзовой отсек. ВИ корабля сообщила о начале процедуры дезинфекции, и по полу побежала тонкая светящаяся линия - единственный визуальный эффект, который позволял проследить передвижение излучателей.
      - Сейчас у нас нет времени для проведения полноценной проверки и переоборудования. - сказала я. - Мы должны покинуть Цитадель в течении тридцати часов.
      - Что приоритетно?
      - Лазарет. Доктор подготовила списки оборудования, которое ей требуется.
      - Если нет сложного и сверхточного оборудования, все будет установлено за шесть часов. - заверил меня турианец с синими клановыми метками.
      - Это было бы просто прекрасно. - ВИ обрадовал нас известием о завершении процедуры дезинфекции, и дверь плавно скользнула в стену. - Хочу предупредить сразу. Этот корабль - прототип.
      - Простите? - саларианец удивленно заморгал. - Вы сказали прототип?
      - Да. "Нормандия" - прототип.
      Трое разумных удивленно переглянулись. Да-да, я знаю, что летать на прототипе - это изощренный способ феерично грохнуть себя вместе со всем экипажем, но пока я не могу официально избавиться от этого корабля.
      Я отвела турианца-пилота, представившегося как Таррис , в рубку и сдала Джокеру. Пусть сами договариваются, кто из них будет гнать "Норму" на новое место парковки. Джефф при всех своих заскоках прекрасно понимает, когда можно покачать права, а когда надо показать себя как профессионала высочайшего класса, коим он и является. А сейчас именно такая ситуация. Мелкая дрожь, пронзившая корабль, показала, что я права: фрегат мягко отвалил от причала. Два пилота общий язык нашли быстро.
      Следующим я навестила инженерный отсек. Адамс появление турианского коллеги воспринял вполне благосклонно и вскоре уже вовсю обсуждал какие-то болячки корабля на специфическом жаргоне, в котором понятными и знакомыми были только предлоги.
      - Анатаис, прошу за мной.
      Саларианец отвлекся от разговора коллег и пошел за мной, внимательно рассматривая корабль. Что он там заметил - понятия не имею, но от "Нормы" я особых восторгов не заметила.
      В лазарете обнаружилась все та же компания: Дерг и Дилан трепались с Найлусом, Тали тихонько сидела в сторонке, Гаррус что-то набивал в датапад. Рекса в лазарете не обнаружилось. Наше прибытие оборвало разговоры. Доктор выглянула из подсобного помещения и вопросительно глянула на меня.
      - Прибыли техники Спецкорпуса. Доктор, вы составили списки необходимого вам оборудования?
      - Составила. - Карин протянула саларианцу датапад.
      Саларианец прочитал список, буквально на пару мгновений задумался и выдал:
      - Можно поставить. Не все. Если вы улетаете через сутки. Мы не успеем получить установки синтеза и хирургический комплекс.
      - А остальное?
      - Можно. Успеем.
      Я вопросительно глянула на доктора и получила подтверждающий кивок.
      - Делайте, что успеете.
      - У вас раненый. Мы не можем проводить переоборудование. Требуется разобрать часть обшивки.
      - Перенесем на время ремонта.
      Ну а дальше понеслось...
      Не зря говорят, что ремонт сродни пожару, а переезд - потопу. У нас же было что-то между первым и вторым, хорошо хоть мое участие в переоборудовании лазарета было сведено к минимуму: доктор Чаквас быстро нашла общий язык с начальником бригады, и дальнейшее действо происходило под ее чутким руководством.
      Найлуса на время ремонта лазарета перенесли в каюту капитана, как единственную достаточно просторную, чтобы вместить и тяжело раненного, и то оборудование, которое потребовала доктор. На "Норме" хоть каюты и были, но, проклятье, какие они тесные! Что занятно, спальных капсул не было вообще. В смысле, их не существовало в принципе, и экипаж жил в каютах, рассчитанных на четверых или шестерых разумных. Зато капитанская каюта оказалась точной репликой игрового прототипа: большое, совершенно бессмысленное помещение с ДВУМЯ рабочими терминалами, сдвоенной койкой, круглым столом непонятного назначения и тремя стульями. Что забавно кровать и правда была составлена из двух стандартных коек, просто сдвинутых впритык. Ну, мы их и раздвинули, приспособив одну из них под больничную, прикрутив медицинское оборудование к стене. Все же, рана Найлуса, несмотря на подпитку и ускоренное лечение, до сих пор была крайне тяжелой.
      Убедившись, что с коллегой все в порядке, я занялась решением кучи проблем, свалившихся на меня вместе с кораблем. И начала с самой проблемной их части. С экипажа.
      Читая список людей, которые произволом командования оказались на борту моего корабля, я медленно впадала в состояние прострации. Вот зачем на небольшом корабле ПЯТЬ связистов и ТРИ навигатора? Что, одного не хватит? А связистов-то зачем столько? Ладно бы корабль использовался по назначению как стелс-фрегат и передвижной командный центр, так нет же! Его отдали мне.
      Дальше. Боевой отряд они сняли, а вот восемь тунеядцев из военной полиции оставили! Вот зачем мне на борту почти тонна стоящего столбом у дверей легковооруженного мяса и особист, сующий свой нос куда не следует? Их же даже в бой не пошлешь - не положено! Убрать к демонам! Особенно - особиста. Эта сволочь еще моему реципиенту мозги сожрать успел!
      Что там дальше? А дальше... проредить экипаж. Инженерный отсек я трогать не буду. Мало ли что у этого корыта отвалится по дороге. Прессли? Я его не отдам. Он отличный старпом. Будет на кого свалить заботу о "Нормандии". Джокер? Даже не обсуждается. Карин? Аналогично. Баталер? Жлобливая скотина, но полезная, дело свое знает и разбазаривать добро не даст. Насмерть встанет. Остается. Штатный психолог? За борт! В смысле, высадить с корабля. Навигатор? Одного хватит, и так курс Джокер прокладывает. Я специально у него узнавала. Второй пилот? А нету. Плохо. Интересно, Гаррус пилотировать корабли умеет? Надо бы спросить. Так... что там? Отделение связистов. Одного хватит. Все равно на связь не так часто буду выходить. Не с кем мне трепаться. Таак... а остальные тунеядцы чем заняты?
      С этим сакраментальным вопросом я подкатила к старпому. Прессли, выслушав меня, бросил один внимательный взгляд на мою полную добра озверевшую физиономию и недрогнувшей рукой вычеркнул почти половину экипажа. Итого количество людей сократилось с тридцати девяти до двадцати одного, считая самого старпома, Карин, Джокера, всю инженерную бригаду из семи инженеров и Адамса. И это не считая восьми мужиков из военной полиции и особиста, которые еще не знают о привалившем им счастье.
      - Это необходимый минимум, капитан.
      - Отлично.
      - Капитан. Позвольте вопрос.
      - Я вас слушаю.
      - Я по поводу инопланетян на борту.
      Так... началось. Не вовремя только. Я сейчас на взводе, устала, организм на грани истощения, ведь я блокирую все его попытки прервать энергетическую подпитку. Еще что-то не то скажу, потом замучаюсь исправлять ситуацию.
      - Что-то произошло?
      - Я не понимаю необходимость их присутствия на корабле.
      Щекотливый вопрос. А решать его надо здесь и сейчас. Прессли вроде как мужик умный, должен понять мои аргументы. Впрочем, даже если он со мной не согласится, спорить он не будет. Другое дело, что аргументы и реальная мотивация - это две большие разницы. Но истинные причины мало кому интересны, как и лично мои заскоки. Вот и старпому их знать совершенно ни к чему. Спать спокойнее будет.
      - Прессли. Я с этого дня - Спектр Совета. Сфера моей деятельности - все Пространство Цитадели и территории, к нему прилегающие. Мой наставник и куратор - Спектр Найлус Крайк, турианец. Он в любом случае будет находиться рядом со мной на протяжении многих лет. Надеюсь, вы понимаете необходимость наставничества?
      - Я это понимаю, капитан.
      - Прекрасно. Что касается других инопланетян. Я буду работать с теми, с кем я буду считать нужным работать. Если мне потребуется, я отряд ворча на корабль возьму. Гаррус Вакариан и Урднот Рекс приняты мною в десантную группу, которая блистает своим отсутствием. Командование оставило мне только Уильямс и Аленко.
      А вот тут Прессли искренне удивился. Кайдена он знал довольно неплохо и имел представление о том, какой из него боец. С Эшли старпом не был знаком, но понимал, что двое людей - это не десантная группа, а одно название.
      - Гаррус - превосходный снайпер. Рекс - Мастер Войны. Я полагаю, вы знаете, кто такие кроганские Мастера и чего стоит их заполучить.
      - Я знаю. - старпом вздохнул. - Что на счет Дэрга и Дилана?
      - Мне удалось получить их обратно и теперь они официально служат под моим командованием.
      - Я вас понял, капитан.
      - Если у вас возникнут вопросы относительно инопланетян на борту или какие-то проблемы с экипажем, дайте знать.
      - Да, капитан.
      - Прессли, есть еще один момент, который я бы хотела решить до того, как вы вылетим в первый рейс.
      - Я слушаю вас, мэм.
      - Буду говорить честно и без прикрас. - от такого начала старпом чуть заметно вздрогнул, вполне резонно ожидая какой-то подставы, и я не обманула его ожиданий: - Меня назначили капитаном "Нормандии". Официально. Но я не могу быть капитаном. Я не проходила специализированного обучения и имею весьма смутные представления о том, что требуется для нормального функционирования корабля и его экипажа.
      - Я это понимаю.
      - Это меня несказанно радует, поскольку я хочу передать вам обязанности капитана "Нормандии".
      Прессли от такого поворота растерялся, но быстро взял себя в руки.
      - Простите, капитан...
      - Прессли, я Спектр. Да, я сохраняю официальный статус капитана, но вам придется взять на себя фактическое управление фрегатом. Есть большая вероятность того, что я буду покидать корабль на дни и недели. "Нормандия" не может оставаться на такой срок без руководства. Вы знаете корабль. Вы знаете экипаж. Лучшей кандидатуры я просто не вижу.
      Старпом задумался. По сути, я не оставила ему выбора, просто приперев к стенке, когда расписалась в своей несостоятельности, как капитана космического корабля, добавив сверху информацию о частых отлучках.
      - Мои интересы касаются исключительно моего отряда и моей работы. Корабль мне нужен как транспортное средство и мобильная база, не более того. Очень велика вероятность, что у меня возникнет необходимость надолго пересаживаться на другие корабли, что для капитана вообще недопустимо.
      Прессли медленно кивнул.
      - Я буду заниматься вопросами обеспечения "Нормандии" по вашему требованию, но у меня не будет времени заниматься экипажем и его проблемами. И тем более, я не желаю отвлекаться на вопросы дисциплины. Боюсь, мои методы решения конфликтных ситуаций могут показаться несколько... бесчеловечными. Подумайте, старший помощник. А пока вы думаете, разберитесь с экипажем. Если будут какие-то проблемы - сообщайте.
      И на этой веселой ноте я свалила, оставив Прессли переваривать сказанное. Пусть озадачится, если не хочет получить проблемы на ровном месте. А они будут. Однозначно будут.
      Через час военная полиция и те, кто оказался вычеркнут из списков экипажа, покинули борт корабля, а баталер получил от меня приказ расселить экипаж по каютам. И особо я уточнила, что мне потребуется как минимум три каюты для инопланетных членов экипажа. Видя мою осунувшуюся физиономию и злые глаза, баталер спорить не рискнул.
      Пробежавшись по "Нормандии", я удостоверилась, что все работы идут своим чередом, а разумные расселены по каютам. Рекс от каюты отказался и теперь с комфортом обустраивался в каком-то подсобном помещении, расположенном между трюмом и арсеналом. Хочет там жить? Пусть живет. Его право. Баталер тоже не особо сопротивлялся, только перенес ящики на другой склад. Надо сказать, Рекс освободить свою новую жилплощадь помог и таскал ящики вместе с баталером. Вот и хорошо.
      
      По корабельному времени наступила ночь, а для меня этот сумасшедший день все никак не заканчивался. Подумать только... первый день на Цитадели, и уже столько событий. Очень насыщенные сутки вышли. Хорошо хоть удалось подремать на лавочке в Башне Совета. Промелькнула мысль, что Гаррус тоже носится со мной по Цитадели те же сутки, и ничего. Вроде как довольно бодрый еще. А я вот уже все. Приходится купировать постоянные попытки организма отрезать утечку энергии и блокировать подпитку.
      Растекшись на стуле в столовке, я гоняла ложкой белесую пасту по тарелке и никак не могла заставить себя ее съесть. Есть хотелось страшно, но это же невозможно жрать! Я оттолкнула от себя тарелку и уронила голову на скрещенные руки. Сейчас уже времени на переоборудование столовой просто нет, но как вернемся обратно на Цитадель, я поставлю нормальную кухню и найму повара. Не думаю, что Спецкорпус откажет мне в оплате еды.
      На корабле работы идти будут еще минимум часов шесть. Переоборудование лазарета только началось: техники буквально полчаса назад вынесли облицовочные панели и вскрыли всю начинку. И ОЧЕНЬ удивились, обнаружив там прослушку. Я б тоже удивилась, если бы не знала... Обещали все поснимать. И в лазарете, и в каюте доктора Чаквас, которая к нему прилегает. Но предупредили, что тогда работать придется всю ночь. Когда вернемся, надо будет перебрать весь корабль.
      Интересно, Удина будет орать, когда узнает, что "экспериментальный и секретный стелс-фрегат Альянса" потрошат как дохлую рыбу техники Спецкорпуса? Наверное, будет. Да и демоны с ним, пусть орет. Хоть причина сожрать мне мозг будет.
      Заскрипел отодвигаемый стул, стол чуть дрогнул.
      - Имрир, ты чего?
      О, Дэрг пришел. Ему-то что от меня надо?
      - Устала немного. - я подняла голову и хмуро посмотрела на своего бойца. - Чего не спишь?
      - Тяжела ноша капитана, да? - он усмехнулся. - Не парься ты так. Носишься по кораблю уже который час.
      - Так надо.
      - Знаю, что надо. Иди поспи.
      - Каюта занята. - хмуро сказала я.
      - А старая?
      - А там Эшли поселили. Хорошо хоть я заставила баталера отселить Тали отдельно.
      Дэрг тихо рассмеялся.
      - Да, это было бы страшное соседство.
      - Не говори ерунды. Кто ж будет селить кварианского подростка, только покинувшего Мигрирующий Флот, к агрессивной ксенофобке?
      - Что в этой малявке такого?
      Я вздохнула, почесала голову, сонно моргнула и пояснила:
      - Тали - гениальный инженер, еще даже не начавшая раскрывать свой потенциал. А мы летаем на экспериментальном корыте, которое легко может развалиться в перегоне между реле. Прототип, мать его! - я покачала головой. - Надеюсь, вопросов относительно Рекса и Гарруса у тебя нет?
      - Да какие вопросы? Офицер СБЦ и Мастер Войны. Я вообще удивлен, что Рекс решил напроситься в твою компанию. Кстати, кто такой Сарен, о котором он говорил?
      - Сарен Артериус. Живая легенда Спецкорпуса. Один из лучших ныне живущих Спектров Совета. Турианец, возраст, если я не ошибаюсь, около сорока четырех лет. Умен, абсолютно безжалостен, практичен, всегда добивается поставленных целей. Очень жесток. Ненавидит человечество и Альянс. Завалил первого кандидата в Спектры от Альянса. Инициировал нападение гетов на Иден Прайм. Он же - наставник Найлуса.
      - Колоритная личность. - оценил краткую характеристику Дэрг.
      - Очень. И меня отправили за ним.
      - За ним или за его головой?
      - А это уже решать будет Найлус. И я.
      - Я прямо слышу в твоих словах "НО". Ты что-то узнала?
      - Узнала? Нет. У меня есть определенные догадки и сомнения относительно Сарена и его мотивов, но сейчас не то место и время, чтобы ими делиться.
      - Это важно?
      - Это ОЧЕНЬ важно.
      - Иди спать. Все равно Крайк или спит или читает. Завтра ты будешь вообще никакая. Уже больше суток на ногах.
      Спорить я не стала - бессмысленно. Иногда у Дэрга прорезается инстинкт наседки. В этот раз его жертвой стала я. И в такие моменты спорить с ним или взывать к гласу рассудка - бесполезно.
      
      Найлус действительно не спал, что-то читая с датапада. Стоило только двери закрыться за моей спиной, как мой наставник... включил глушилку.
      - Что-то случилось?
      Виски пробил разряд боли. Мигрень развивалась, грозясь вскоре погрузить меня в полубессознательное состояние. Разворачивался седьмой слой ауры и вместе с ним активировалась менталистика и дар-проклятие эмпата. По-хорошему мне сейчас надо много и крепко спать в абсолютно темном и изолированном от шума помещении, а я бегаю как подстреленная по кораблю, купаясь в куче негатива. Здравствуй, регулярный сенситивный шок, я так по тебе скучала!
      - Проще сказать, чего не случилось. - я устало опустилась на вторую койку, обхватив руками голову.
      - Когда завершат работы в лазарете?
      - Только завтра к утру. Зато повынимают все лишнее.
      - Почему такая спешка?
      - Нам надо лететь на Терум за доктором Лиарой Т'Сони, дочерью матриарха Бенезии. Я не хочу найти ее труп в силовом пузыре в протеанских руинах.
      - А это возможно?
      - Вполне.
      Найлус отложил датапад.
      - Ты хочешь поговорить?
      - Я хочу получить твой совет. А ты, я так полагаю, хочешь получить ответы на свои вопросы.
      Найлус согласно прикрыл глаза.
      - Хотелось бы прояснить некоторые моменты.
      - Сакраментальный вопрос "Кто ты?", да? - я усмехнулась.
      - Не совсем. Меня больше интересуют твои мотивы и планы на будущее. Что ты собираешься делать?
      Я пожала плечами.
      - Ты удивишься, но я действительно собираюсь честно выполнять работу Спектра и просто жить в этой реальности, раз уж меня сюда закинуло.
      На какое-то мгновение я замолчала, глядя перед собой. Накатывала усталость. Хотелось есть и спать. Болела голова: мигрень усиливалась. Еще пара часов, и меня просто вырубит, чтобы мог развернуться седьмой слой. Активируется менталистика, и начнется развертка восьмого, предпоследнего слоя. Когда аура развернется до девятого слоя, у меня произойдет качественный скачок, и я войду в полную силу. А до того... до того придется как-то крутиться.
      - У тебя много знаний.
      - Много.
      - Ты многого могла бы добиться. И многое получить.
      - А зачем? - я скинула ботинки и залезла с ногами на койку. - Найлус, какой смысл, если все материальное оставишь после смерти, и на перерождение, как и всегда, пойдет только душа?
      - Никакого.
      - Никакого. - согласно кивнула я. - Что такое богатство и власть? Это лишь инструменты, с помощью которых можно решать возникающие проблемы, не более того, но никак не самоцель.
      - Тогда что для тебя цель?
      - Знания. Навыки. Память. То, что можно унести с собой на тот свет. - я встретила пристальный взгляд. - Больше - память.
      - Ты умираешь и перерождаешься в новом мире, сохраняя память?
      - Да.
      - Всю?
      - Всю.
      Короткое молчание и спокойные слова:
      - Сочувствую.
      - Не стоит. - я вымученно улыбнулась. - Я уже успела привыкнуть.
      - К этому разве можно привыкнуть? - зеленые глаза чуть сузились.
      - Нет. К этому невозможно привыкнуть. - я пожала плечами. - А что делать-то? Принудительно чистить себе разум, блокируя все, что цепляет за душу? И что тогда останется? Дикое желание все вспомнить, а когда память возвращается... - я покачала головой. - Отключить эмоции? Можно. Но... одно, два, ну три перерождения, и понимаешь всю бесцельность существования. Эмоции хоть как-то заставляют жить дальше, несмотря ни на что.
      - Проверяла?
      - Я дважды пережила распад личности, Найлус. Первый спровоцировали эмоции. Второй - их отсутствие. Ничего приятного, поверь. Особенно, когда ты вновь осознаешь себя и понимаешь, что коллапс был запущен осознанно и по всем правилам. Память, знания и навыки, все сохранилось, а то, что касалось личности - стерто так, что ни один менталист не восстановит. Я действительно не знаю своего имени. У меня его просто нет.
      Найлус прикрыл глаза и расслабленно обмяк на койке, пережидая приступ острой боли. Но его голос, когда он вновь решил продолжить разговор, был все так же спокоен и безмятежен:
      - Ты сказала, что взяла себе имя Имрир.
      - Я уже считаю это имя своим.
      - Почему?
      - Не знаю. Что-то затронуло где-то в глубине души. Дало отклик. Сложно сказать. Это так важно?
      Найлус ничего не сказал, просто качнул головой. Он лежал и внимательно на меня смотрел, ничего не говоря. Словно изучал заново.
      Накатила какая-то апатия и усталость. Если я не смогу найти тех, кому смогу доверять, тех, кого я смогу назвать друзьями, какой смысл пытаться пробить головой стену отчуждения?
      Посмотрим, как сложится ситуация до моей полной инициации, а там я уже приму окончательное решение. Если найдутся те, ради кого стоит спасать этот Цикл - я буду его спасать. Если нет... Ну нет так нет. Где искать Властелина я знаю.
      Голова медленно наливалась свинцом. Я клюнула носом.
      - С тобой все в порядке? - в низком голосе - обеспокоенность.
      - Сенситивный шок. Активируются способности менталиста, и разум не справляется с получаемой информацией.
      - Тогда - спи.
      - Подпитка прервется.
      - Спи. Мы находимся на Цитадели. Когда будить?
      - Не будить, даже если "Норму" Удина возьмет на абордаж! Если буду дергаться или что-то бурчать - не обращай внимания.
      Я еще успела услышать тихий вибрирующий смех, пока сознание медленно гасло. Звуки пропали окончательно, и я погрузилась в забытье.
      Снилась какая-то ерунда. В благословенной тьме вокруг меня летали маленькие толстенькие Жнецы и наперебой предлагали отправиться с ними, заманивая печеньками. Шоколадными, моими любимыми. Потом появлялся Удина и с криком: "Это возмутительно!" бегал за толстенькими, но очень резвенькими Жнецами, которые улетали от него, смешно загребая лапками. За мной кто-то с интересом наблюдал, но кто, я так и не поняла. Жнецы загнали Удину в угол и закидали печеньками, а потом опять вернулись ко мне и начали предлагать вкусняшки.
      Сволочи. Жрать-то хочется.
      
      
      
      
       Глава 14: Бытовые хлопоты
      
      
      Пробуждение менталистики произошло ночью во время глубокого сна: психоделические картинки Удины, гоняющего с криками "Это возмутительно!" толстеньких и юрких Жнецов, подмигивающих мне красными глазками и голубенькими огоньками на корпусе и наперебой предлагавших что-то вкусненькое, сменились осознанием окружающей меня реальности. Я автоматически сканировала пространство, отмечала разумных существ, занятых работой или спящих неподалеку, считывала эмоции, не утруждая себя их пониманием, просто пропуская сквозь разум как не требующий внимания фоновый шум. Разум работал на грани дремы: я проводила первичную настройку своего же восприятия, чтобы не сходить с ума от чужих подспудных желаний. Я НЕ ХОЧУ это ощущать и тем более знать!
      Многие наивно считают, что обладать даром менталиста - это здорово. Это не совсем так. Менталистика, как и любой дар, имеет оборотную сторону, с которой не так-то легко справиться. Она опасна прежде всего для своего обладателя. Для меня. Сейчас, когда дар прошел активацию, он работает на полную мощность, а вот ресурсов организма еще не хватает. Пока аура полностью не развернется и не пройдет качественная перестройка организма.
      Первоначальная настройка менталистики завершилась и вслед за ней на всю силу заработала эмпатия. На меня навалился вал чужих эмоций. Мощных, многогранных, разноплановых, генерируемых десятками разумных существ. Я спешно уменьшила чувствительность, сужая зону охвата до пары метров и начала ставить эмоциональный блок - первую линию защиты. Полегчало.
      Накал эмоций утих, разум выплывал из дремы, и я смогла выделить чувства находящихся рядом разумных: Найлус крепко спал и едва заметно фонил сумбурными эмоциями, порождаемыми сновидениями, Дэрг и Дилан находились на расстоянии в пару метров за стеной, в столовке, злились и хотели жрать. Желудок жалобно квакнул, напоминая, что и он бы не отказался что-то в себя заполучить. Чужой голод только усиливал мой собственный. Так... а это кто тут совсем рядом полыхнул смущением, растерянностью и усталостью? И тоже есть хочет.
      Я приоткрыла глаза. У дверей стоял Гаррус в черной броне, растерянно глядя то на спящего Найлуса, то на меня. До сонных мозгов не сразу дошло, что Вакариану в моей каюте делать нечего. Зевнув, я села, потерла глаза. Если он здесь, значит, что-то произошло. Не просто так он заявился. Слишком уж он вежливый и тактичный, чтобы вот так просто ввалиться в чужую каюту.
      - Гаррус. Что случилось?
      - Ничего. - турианец виновато моргнул.
      Валящая с ног усталость тяжело давила на обостренное восприятие, заглушая даже голод. Почему Гаррус в таком состоянии? Он что, так и не отдохнул?
      - Ты еще не спал?
      - Нет.
      - Почему?
      - Негде.
      Предельно честный ответ. Ему даже в голову не пришло солгать или как-то скрасить правду.
      Так. Момент. Что значит "негде"?
      - Я же приказала баталеру всех расселить!
      Гаррус замялся, но ответил:
      - Он поселил. В каюте Найлуса.
      - И? - не подняла я сути проблемы.
      - Она заперта и опечатана.
      Я прикрыла глаза. Пакти! Скотина жлобливая! Нет, чисто теоретически он поступил правильно, поселив Гарруса к сородичу, но мозги же иметь надо! Середина ночи, опечатанная каюта... Прекрасно!
      - И ты все это время...?
      - Сидел в столовой. - честно ответил Гаррус.
      У меня от злости потемнело перед глазами. Просто и-зу-ми-тель-но! Вместо того чтобы отдохнуть, из-за этого придурка Гаррус всю ночь проторчал в столовке. Меня он будить не стал: дал отдохнуть и прийти в себя.
      - Я его за борт когда-нибудь выкину.
      Рядом полыхнуло удивление: Найлус проснулся, как только усилился поток заемной энергии.
      - Кого ты собралась выкинуть?
      - Баталера.
      Найлусу хватило одного взгляда на сонного Гарруса, чтобы оценить ситуацию.
      - Ко мне подселил?
      - Да.
      - Не говори мне, что ты не мог вскрыть замок и снять пломбу с двери, не повредив.
      - Мог.
      - А почему не сделал?
      - Без разрешения?
      Найлус скептически глянул на сородича.
      - Надо было взламывать. Знаешь же, что я бы разрешил.
      Гаррус пожал плечами.
      - А здесь что делаешь? - со вздохом спросил Крайк.
      - Пришел спрашивать разрешения. Человек, Дэрг, сказал, что ты здесь.
      Я прикрыла глаза ладонями и едва слышно зарычала. Да они что, издеваются? Баталер, скотина, поселил парня в опечатанную каюту раненного Спектра, зная, что без разрешения оного Спектра или капитана корабля каюту не откроют. А Спектр, что один, что другой, он же - капитан корабля, спят. Гаррус, как я поняла, взломать замок вполне в состоянии, но делать этого не стал. И из-за своей чрезмерной честности и порядочности уже часов тридцать не спит. Прелестно просто! А тут еще Дэрг, придурок, решил эксперимент социальный поставить! Знает же, как Имрир, да и я сама, нервно реагирую на несанкционированное вторжение посторонних на мою территорию! Интересно, они там с Диланом ставки не делают, когда же Вакариан вылетит из каюты и с каким напутственным ускорением?
      - Что эти идиоты делают?
      - Пытаются есть какую-то белую пасту. - с легкой брезгливостью в голосе ответил Гаррус. - Не понимаю, как это можно есть? Оно же воняет стрелянными термоклипсами!
      - Да никак! - желудок жалобно квакнул. - Сама уже сутки голодная, но есть эту пакость я уже просто не в состоянии.
      Гаррус как-то странно на меня посмотрел, на мгновение задумался, а потом подтащил к себе какой-то металлический кофр, открыл его и достал небольшую коробку. Это он что, все это время со своими вещами по кораблю таскается? Прекрасно просто.
      - Держи. Полноценной едой это назвать сложно, но должно быть вкусно.
      Турианец подошел и протянул мне темно-синюю коробку с какой-то заковыристой вычурной надписью. От коробки вкусно пахло.
      - Что это?
      - Азарийский мармелад.
      Найлус удивленно заморгал.
      - Тебе-то он зачем был нужен?
      - Да обещал угостить коллегу, но в нужный момент забыл дома и просто купил другую коробку. - пожав плечами ответил парень. - Так и ношу с собой. Не знаю, каково оно на вкус, но считается деликатесом.
      Подумать только. Меня подкармливает Гаррус на моем же корабле! Дожилась. Но все равно приятно, демоны меня дери, что хоть кто-то проявляет заботу! Распечатав коробку, я сняла крышку. Внутри в неглубоких формочках лежали крупные круглые конфеты, по внешнему виду очень напоминающие марципан. А на вкус... я взяла одну конфету зеленого цвета и аккуратно откусила. Действительно вкусно! Правда, азарийский мармелад ничего общего со сладостями не имел. Я бы назвала это какой-то разновидностью сыра. Очень и очень вкусного.
      - Спасибо. Вкусно.
      Желудок согласно квакнул и забурлил. Гаррус чуть заметно улыбнулся.
      - Вакариан, а у тебя нормальной еды нет? - задал сакраментальный вопрос Найлус.
      - Тебе нельзя.
      - Это не ответ. - отмахнулся Спектр. - Ты же все шмотки в СБЦ держал. Не поверю, что у тебя там жратвы нет.
      - Не поверишь, но - нет. - Гаррус развел руками.
      - Ах, да... тебя же Наради подкармливал. - расстроился Найлус.
      - Никогда бы не подумала, что на корабле нечего будет есть. - прожевав шарик "мармелада", сказала я. - Кроме питательной пасты.
      - Вы всегда это едите?
      - На нормальных кораблях есть повар и полноценный камбуз, но "Нормандия" - прототип, и кормежка тоже экспериментальная. Новый вид пайка - питательная паста - сбалансированный продукт со всеми необходимыми для человеческого организма элементами. - я поморщилась. - Найти повара и переоборудовать кухню до отлета мы уже не успеем.
      - На борту нет нормальных продуктов?
      - Нет. Только питательная паста.
      - Почему не закажете через Спецкорпус саморазогревающиеся пайки? - с долей недоумения спросил Гаррус.
      Я замерла, надкусив очередной шарик. А действительно, отчего бы и не заказать? Быть того не может, чтобы на складах Спецкорпуса не было запасов пищи долгого хранения!
      - Можно же посчитать, сколько надо на рейс. Время полета, количество разумных обоих типов, количество приемов пищи на сутки... - Гаррус запнулся, удивленно заморгал, видя, как я, заглотив шарик, быстро натянула ботинки, подхватила форменную куртку, сгребла коробку.
      - Пошли.
      - Куда?
      - К старпому. Будем считать.
      Гаррус пожал плечами и без единого слова возражения встал.
      
      У Дэрга вытянулась физиономия, когда он увидел мою одухотворенную, совершенно довольную рожу и, главное, коробку с мармеладом в руках, который я с удовольствием жевала на ходу. Бойцы глянули на меня, на идущего следом сонного турианца, и быстро сложили один и один.
      - Я же говорил: найдет подход. - сказал довольный Дилан и утащил из-под носа Дэрга какую-то карточку. - Задобрил.
      - Кто ж знал, что у него с собой окажется нормальная еда? - как-то обижено пробурчал Дэрг.
      Вот засранцы!
      Гаррус только удивленно посмотрел на двоих бойцов, перевел вопросительный взгляд на меня.
      - Не обращай внимания. - я отмахнулась и вытащила из коробки последний шарик, на это раз - сиреневый. - Есть у них привычка чужими руками зондировать мой характер. Чтобы знать, где и при каких условиях рванет.
      - Помогает? - осторожно спросил Гаррус.
      - Нет. - с усмешкой ответил Дилан.
      - Душка, что жуешь? - с интересом спросил Дэрг.
      - Азарийский мармелад. - ответила я, с удовольствием жуя шарик. - Вкусно, между прочим.
      - Рир, ну поимей... - Дэрг запнулся.
      - Уже поимела. - я доела последний шарик, некультурно облизала пальцы и положила пустую коробку на стол. - Прессли где?
      - Да там же, где и обычно: на БИЦе. Я его там минут пятнадцать назад видел.
      - Душка. - Дилан мученически отодвинул от себя тарелку. - Спецкорпус на нормальный камбуз расщедриться может?
      - Может. Но поставить до отлета не успеют.
      Дилан выругался и одним четким, отработанным движением закинул одноразовую тарелку с остатками питательной смеси в утилизатор.
      - Имрир, мы же собирались сделать заказ на саморазогревающиеся пайки. - с долей недоумения сказал Гаррус, переводя взгляд с расстроенного мрачного Дилана на меня и обратно.
      Бойцы за мгновение замерли, переварили сказанное, переглянулись.
      - А он и правда умеет найти подход к брату по разуму. - протянул Дэрг, рывком вставая на ноги.
      Гаррус как-то странно покосился на бойцов и передернул плечами. С его точки зрения в произошедшем не было ничего необычного. В конце концов, кто-то же должен был взять на себя ответственность и настоять на закупке нормальных продуктов? Раз уж никто на этом корабле не додумался до такого простого решения проблемы питания.
      
      Прессли действительно обнаружился на БИЦе: старпом о чем-то ругался с саларианцем в спецовке инженера. При моем приближении разговор утих.
      - В чем проблема? - спросила я.
      - Проблема? Нет проблемы. Предложили снять прослушку на БИЦе. - протарабанил саларианец.
      - Много времени займет?
      - Два дня.
      - Мы улетаем через двадцать часов.
      - Не успеем. - констатировал инженер.
      - Когда вернемся с рейса, корабль будет переоборудован и переоснащен. Тогда и поснимаем все лишнее.
      - Да. Хорошо. Обратитесь к нашей бригаде. Мы проверили корабль. Быстрее будет.
      Я согласно кивнула и саларианец куда-то смотался. Прессли провожал его недовольным взглядом, пока инженер не скрылся.
      - Капитан?
      - Прессли, сколько экипажа на корабле без группы высадки?
      - Двадцать один человек, мэм.
      Гаррус достал датапад и что-то застрочил.
      - Сколько лететь до точки назначения и будем ли мы сразу возвращаться на Цитадель? - спросил меня Гаррус.
      Я глянула на потолок.
      - Джокер, ты меня слышишь?
      - Вас слышу, капитан.
      - Сколько нам лететь до Терума?
      - Терум. Тау Артемиды, система Кносс? - уточнил пилот.
      - Ты знаешь еще один Терум? - скептически переспросила я, поскольку совершенно не помнила, где оный Терум находится.
      - Нет. Он один такой. Лава, камни, заводы. Жаркая мусорка.
      - Именно этот Терум.
      - Восемь суток, плюс время до ретранслятора.
      - Восемь суток... примерно сутки на суммарный полет до и от реле... - тихо пробормотал Гаррус. - Двадцать один разумный экипажа, группа высадки - пятеро лево, три декстро и Рекс. - турианец оторвал взгляд от датапада. - Возможно пополнение экипажа на Теруме?
      - Да, мы планируем забрать азари.
      - Понял...
      Все присутствующие с интересом наблюдали за что-то считающим Вакарианом.
      - Капитан? - спросил старпом, указав взглядом на погруженного в расчеты турианца.
      - Считает, сколько надо пищи закупить на корабль, чтобы хватило на рейс.
      - О, у нас будет нормальная еда? - раздался с потолка полный предвкушения голос пилота.
      - Пока только саморазогревающиеся пайки. - уточнил турианец.
      - И кофе! - тут же добавил Джокер.
      - Хорошо. - пожал плечами Гаррус. - И кофе.
      И тут на БИЦе появился недовольный Рекс.
      - Имрир, у тебя на корабле что, нормальной жратвы нет?
      Как ни странно, никто не заржал и даже не улыбнулся. Проблема еды на этом корабле была болезненной для всех, и народ шутки на эту тему перестал понимать на третий день полета.
      - Ты как раз вовремя. - обрадовал крогана Вакариан. - За ней сейчас и пойдем.
      - А раньше не могли? - проворчал Рекс.
      Гаррус только пожал плечами, но ничего ответить не успел: с его руки раздалось тихое пиликанье инструментрона.
      - Слушаю.
      - Гаррус, ты сейчас занят? - раздался довольный жизнью голос с характерным щелканьем дыхательной системы.
      - Что-то случилось?
      - Да как бы это сказать. - хохотнул волус. - На, послушай.
      Раздалось какое-то шебуршание, щелчок, и в тишине БИЦа прозвучал полный паники голос человека:
      - Кто-нибудь, помогите! Я... я все скажу! Я скажу, только вытащите меня отсюда! Пожалуйста! Найдите Вакариана!
      Мы с недоумением переглянулись.
      - Гаррус, ты что сделал, чтобы тебе ТАК хотели во всем сознаться? - удивленно спросил Дилан.
      - Я? Ничего. - растерянно ответил турианец. - Экстрим, откуда идет вещание?
      - А ты как думаешь? Из твоей квартиры. - а радости-то в голосе, словно у них там праздник какой-то.
      С той стороны донесся жизнерадостный смех нескольких разумных.
      - Экстрим, я, вообще-то, уволился.
      - И что, нам теперь этих двоих взрывать? - раздался полный скепсиса вопрос.
      - Так их там двое?
      - Насколько я понял - да. Ну так что, приедешь или мы подрываем квартиру?
      Гаррус вопросительно посмотрел на меня и, получив утвердительный кивок, он ответил волусу:
      - Буду минут через сорок.
      - А быстрее никак?
      - Я на причальной площадке Спецкорпуса. Далеко добираться.
      - Ты бы поторопился.
      - Да не переживай, если они активировали датчики, щиты должны уже включиться. Квартира блокируется секциями, так что все не взорвется.
      Волус хохотнул и отключился. Перед тем, как связь прервалась, мы успели услышать очередной крик о помощи с просьбой вытащить "отсюда" и ответный совет сидеть и не дергаться.
      - И часто у тебя так? - спросил Дэрг.
      - Иногда бывает.
      Иногда бывает. Хорошее обтекаемое определение. Интересно, сколько он так народу в СБЦ сдал? Особенно тех, которые были готовы на все, лишь бы их вытащили из заминированной квартиры.
      Зачем тогда лезли?
      - Я хочу это видеть! - выдал Рекс.
      Глянув на рожи Дилана и Дэрга я увидела полную солидарность.
      - Поехали. Но сперва сделаем заказ.
      - Его можно сделать на причальной площадке. - подсказал Гаррус. - На терминале Спецкорпуса.
      Не знала, что такие терминалы вообще есть.
      Нет, я бы, конечно, нашла выход из этой ситуации, но помощь Гарруса и советы Найлуса помогали избегать лишних проблем и найти решение существующих. От сородичей помощи никакой: действительно стоящий совет могла дать только доктор Чаквас и то, не всегда. Прессли? Он никогда раньше не бывал на Цитадели и знает о ней ненамного больше меня.
      Хорошо, что у меня уже есть те, на кого я могу опереться. Хоть в чем-то.
      
      Такси высадило нас возле невысокого жилого здания, стоящего чуть на отшибе неподалеку от единственной в округе зеленой зоны. Что удивительно, вокруг дома народу особо не было: два кара с эмблемой СБЦ, мобильные установки щита, да тройка бойцов в черно-синей броне. Рядом со входом в магазин мялся флегматичный элкор. Никаких зевак и праздношатающегося народа: видимо, подобные инциденты с этим домом никого уже не удивляли.
      - Гаррус! - один из СБЦ-шников приветственно махнул рукой.
      Элкор обратил внимание на нашу приближающуюся компанию и выдал:
      - Облегченно. Хорошо, что ты здесь. Встревоженно. Сильно тряхнет?
      - Да не должно. - ответил Гаррус. - Щиты взрыв удержат.
      Элкор полыхнул облегчением и потопал в свой магазин, а мы вошли в дом. Лифт быстро поднял нас на пятый этаж и выпустил в широкий коридор, куда выходили двери восьми квартир. Вот только судя по красным индикаторам, на этом этаже никто не жил.
      - Соседи съехали?
      Гаррус перевел на меня внимание и ответил после небольшой задержки:
      - Через полгода начали разъезжаться. Сейчас в доме заселено восемь квартир: три на первом, четыре на втором и одна на десятом этаже.
      Говорил Гаррус медленно, внятно, обдумывая каждое слово. Тяжелый, насыщенный событиями день и бессонная ночь не прошли для него бесследно: усталость накапливалась лавинообразно, внимание рассеянное, реакция заторможенная, соображает уже с трудом. А ведь он собирается лезть в заминированное жилье! Может, действительно взорвать квартиру от греха подальше? Мне бы не хотелось, чтобы этот турианец погиб из-за нелепой ошибки.
      Коридор повернул, и мы зашли в небольшой закуток, в котором с удобством расположились шестеро разумных: миленькая азари, четверо турианцев и волус в светло-сером скафандре. Нас заметили, народ оживился.
      - Вакариан, ты вовремя. - сообщил волус.
      - Что там?
      - Да два придурка залезли к тебе домой. - ответил высокий темнокожий турианец с яркими красными клановыми метками. - Один на кухне, второй в комнате.
      - А тот что орал?
      - На кухне.
      - Дай угадаю. - хмыкнул Гаррус. - Он открыл холодильник?
      Народ заржал, а из квартиры раздалось:
      - Вакариан?!
      - А ты кого-то еще ждал? - громко сказал оный Вакариан.
      - Ты вернулся?
      - Вызвали.
      - Так ты не уволился?
      - Почему это?
      - Гаррус, ты и правда уволился? - азари от такой новости растерялась, недоверчиво глядя на сонного парня.
      - Да, вчера.
      - Может к нам в отдел перейдешь? - с надеждой в голосе спросил волус.
      - Извини, Экстрим. Я уже нанялся.
      - К кому?
      - Ко мне. - ответила я.
      Волус посмотрел на меня и спросил.
      - А вы кто, Земля-клан?
      - Имрир Шепард. Спектр.
      - О... Вы что-то хотели, Спектр?
      - Хочу? Скорее, я НЕ ХОЧУ, чтобы мой снайпер подорвался в собственной квартире из-за какого-то бесполезного придурка.
      Акустика в пустом коридоре была ой как хороша, и жертва собственного любопытства, медитирующая на кухне, меня прекрасно расслышал. И тут же взвыл:
      - Вакариан! Выпусти меня отсюда! Я... - короткая пауза, судорожное метание, страх, жажда жить и отчаяние. - Я расскажу, кто виноват в последних диверсиях в турианских колониях! Исполнитель сейчас на Цитадели!
      Скотина.
      Не нужна никакая менталистика, чтобы понять: Гаррус пойдет за этим идиотом. Достаточно было просто посмотреть в кристально-голубые глаза. Ради ТАКОЙ информации, он пойдет! Несмотря на усталость и риск.
      - Гаррус, ты почти двое суток на ногах.
      - Ничего. - турианец достал из набедренного бокса небольшой автоматический инъектор и вогнал препарат себе в шею под челюсть. - На час работы меня хватит.
      Боевой стимулятор. Зашибись просто!
      - Я все предусмотрел. - добавил Гаррус.
      Я ему ничего не сказала, просто кивнула, давая понять, что принимаю его решение, хоть и не согласна с ним. Стимулятор подействовал: парень встрепенулся, его движения утратили тяжеловесность и вновь приобрели природную плавность и быстроту.
      - Экстрим, на что записать его откровения?
      Волус передал Гаррусу небольшое звукозаписывающее устройство с хорошо заметной эмблемой СБЦ.
      - Что уже сделали?
      - Пока только просканировали квартиру и отключили датчики движения на входе.
      - Пол трогали? Он весь в датчиках давления.
      - Нет, не трогали.
      - Хорошо. - Гаррус активировал инструментрон, подошел к двери и занялся работой.
      Что он делал, для меня - тайна, сокрытая во Мраке, но, судя по заинтересованным шепоткам саперов, он перенастраивал какие-то датчики под свои параметры, сняв их с компьютера брони. Времени на их взлом он не тратил, видимо, уже успел это сделать, когда заглядывал домой в прошлый раз. Полыхнув удовлетворением, Гаррус переступил порог и по странной извилистой траектории ушел на кухню. А до нас донесся занимательный разговор:
      - Вакариан!
      В голосе человека было столько радости, словно он увидел живое воплощение своей сокровенной мечты.
      - Ты зачем холодильник открыл? - холодный вибрирующий голос звучал с легким оттенком раздражения. - На нем же написано: "Не открывать, заминировано"! Специально для вас, идиотов, написал! На семи языках!
      - Но...
      - Что, "но"? - раздался приглушенный звон. - Что ты говорил о диверсиях в наших колониях?
      - Вытащи меня, и я расскажу!
      Короткая пауза, по менталу пронеслась злость, а Гаррус молча развернулся и вышел обратно в гостиную.
      - Вакариан!
      Он повернулся.
      - Что, "Вакариан"? Считаешь, я должен верить тебе на слово? "Вытащи меня, и я расскажу". - турианец фыркнул. - Я похож на доверчивого идиота?
      - Я... я...
      - Говори. Иначе я просто развернусь и уйду.
      - Ты не оставишь меня здесь!
      - Это еще почему?
      - Ты же... - невидимый мне человек запнулся, внезапно вспомнив, что Гаррус уже не является сотрудником СБЦ и ничего никому не должен.
      - Что я? - Гаррус склонил голову набок, с интересом наблюдая за человеком. - Я теперь обычный житель Цитадели. Я вообще не имею право входить в заминированный объект. И меня, вообще-то, ждет Спектр Совета.
      - Я... я скажу.
      - Говори. Нет - я ухожу.
      На кухне что-то подозрительно пискнуло, ментал вспахала волна концентрированного ужаса, и... и человек заговорил. Информация полилась щедрым, но сумбурным потоком: кто, что, где и когда сделал. Человек рассказывал об известных ему диверсиях и террористических актах, об отравлениях грузов и прочим-прочим. Я не особо вникала в слова. Я наблюдала за Гаррусом. Турианец, опустившись на колено, что-то делал на пороге кухни. Движения плавные, спокойные, уверенные.
      Гаррус вновь зашел на кухню и пропал из поля моего зрения.
      Время тянулось как резина. Поток откровений все не иссякал, открывая нам неприглядные результаты деятельности моих драгоценных сородичей, хотя человек начал повторяться и запинаться, но все равно всплывали новые и крайне занятные подробности. В ментале появился отголосок усталости: действие стимулятора заканчивалось. Из соседней комнаты докатывались тяжелые волны бессильной ненависти и ярости.
      Усталость внезапно пропала. Опять стимулятор? Второй подряд меньше чем за час.
      - Я больше ничего не знаю!
      - Мне придется тебя обездвижить и вынести. - раздался голос Гарруса. - Сам ты не пройдешь.
      - Хорошо! Я согласен!
      - Не дергайся.
      Человек замолчал, а спустя пару минут появился Гаррус, легко неся его на плече. Ну как мешок с картошкой. Или, скорее, с дерьмом.
      Пройдя причудливым маршрутом небольшую гостиную, турианец сгрузил пребывающего без сознания темноволосого человека у стены, отдал сородичу записывающее устройство и снова вернулся в квартиру. Вот что еще он там забыл?
      Азари что-то сунула под нос любителю лазить по чужим холодильникам, и тот быстро пришел в себя. Два турианца подняли его и куда-то увели. Есть у меня подозрение, что сей образчик рода людского скоро будет надиктовывать добровольное и чистосердечное признание, чтобы получить право попасть в тюрьму, а не на плаху.
      Законы в Пространстве Цитадели отличались от привычных Имрир законов Альянса, и некоторые аспекты, особенно те, которые касаются военной и судебно-правовой системы, были взяты у турианцев. А законы Иерархии ОЧЕНЬ суровы и лишены даже малейших проявлений жалости. Это в Альянсе адвокат может отмазать практически кого угодно. Но - не здесь. Соучастие в террористических актах - это смертная казнь. И далеко не всегда подсудимый имеет право на адвоката, что служило причиной множества конфликтов между людьми и правоохранительными органами Пространства Цитадели.
      Из кухни появился Гаррус, прошел до середины гостиной и внезапно замер, полыхнув удивлением и опаской.
      - Не делай этого. - сказал он, заглянув в спальню. - Датчики очень чуткие. Подожди, я вернусь за тобой.
      Турианец направился к выходу, неся в руке какой-то большой и явно тяжелый металлический кофр. Ментал всколыхнула волна ненависти, и до нас донесся поток ругани.
      - Я предупредил. - флегматично отозвался парень, лавируя по одному ему ведомому маршруту.
      - Ты! Костерожий ублюдок!
      Что-то едва слышно тоненько пикнуло на грани слышимости. Гаррус изменился в лице и одним стремительным рывком выскочил из квартиры. Мы только успели заметить голубой блеск развернувшихся щитов, как в спальне прогремел мощный взрыв.
      Он был прав: щиты действительно полностью поглотили взрывную волну. Гостиная не пострадала, но полыхающее пламя за эфемерной пленкой щита выглядело сюрреалистично.
      - Я говорил. Датчики чуткие. - флегматично сказал Гаррус, ни к кому конкретно не обращаясь и с печалью глядя на бушующее пламя.
      - Сильный взрыв. - волус щелкнул, вдохнул. - Что там было?
      - Противотанковая мина под кроватью. Поставили еще месяц назад. И растяжки в шкафу.
      - Месяц назад? - удивленно переспросил сапер. - Ты же ночевал дома три дня назад.
      - Ночевал.
      - А мина?
      - Если резко не надавливать на кровать, взрыватель не сработает. - пожал плечами Гаррус. - Я же не хожу дома в броне, веса тела недостаточно для инициации подрыва.
      - Почему не снял?
      - Ее приварили к полу и закрепили намертво, выставив срабатывание взрывателя при попытке сместить контрольную метку на раме кровати.
      Народ переглянулся и как-то странно посмотрел на нашего снайпера, а он просто передернул плечами и протянул волусу кофр.
      - Посмотри, может пригодится.
      Экстрим поставил кофр на пол, открыл его, осмотрел содержимое и тихо выругался. По крайней мере, судя по эмоциям, это была именно ругань.
      - О, это - пригодится.
      Засветился инструментрон, Гаррус отправил информационный пакет на инструментрон Экстрима.
      - Смотри, это то, что сейчас в квартире.
      - И это меня зовут Экстремалом? Эх, Гаррус, Гаррус, Палавен-клан... - волус всплеснул руками.
      - Минут через пятнадцать опустятся щиты, и я сниму самое опасное.
      И он достал еще один стимулятор.
      - А вот это уже лишнее. - я перехватила его руку и вынула из пальцев небольшой автоматический инъектор. На маркировке - красная полоса. Тяжелый боевой стимулятор. - Я его забираю. И бокс отдай.
      - Но... - Гаррус запнулся, перехватив мой КРАЙНЕ выразительный взгляд, и молча протянул мне небольшую металлическую коробку.
      Шесть слотов из восьми были пусты.
      - У тебя там есть что-то ценное?
      - Снайперская винтовка.
      - Это та, которую трогать страшно?
      - Да.
      - Взрывайте к демонам. Мы - уходим.
      - Но...
      - Гаррус Вакариан. На корабль и в лазарет! Ты использовал боевой стимулятор красного класса! Дважды, с интервалом меньше минимально допустимого!
      Гаррус виновато посмотрел на волуса, развел руками, поднялся и, тяжело ступая, пошел к лифту. Он еще и виноватым себя чувствует! Нет слов просто!
      - И часто он так?
      Ответила мне азари:
      - Довольно часто. Он уже попадал пару раз в госпиталь во внерабочее время с сильным откатом после использования боевой химии оранжевого и красного класса. Но там были действительно серьезные ситуации.
      Хорошая поправка.
      - И что, так после каждого серьезного дела?
      Синекожая красотка вздохнула.
      - К сожалению, последние три года - да. Законами Иерархии использование стимуляторов не запрещено, даже самых тяжелых, но меру же знать надо! Возможно, он вас послушает и перестанет подрывать свое здоровье.
      - А куда он денется с космического корабля? У нас ОЧЕНЬ хороший доктор, и с ней спорить не рискую даже я.
      - Очень надеюсь. - азари достала из кофра пару ампул и протянула мне. - Поможет, если начнется откат. Турианцы иногда не видят грани, когда дело доходит до работы. - пожаловалась дева. - Выбирают эффективность и практичность, совершенно не заботясь о последствиях!
      - Благодарю.
      - Спектр, так нам взрывать? - спросил меня волус.
      - Взрывайте!
      - О! Благодарю, Земля-клан! Наконец-то ее взорвем МЫ! - увлеченно сообщил сапер и довольно потер руки, на что Гаррус только покачал головой, полыхнул какой-то обреченностью и вошел в лифт вслед за нами.
      Пока ехали вниз, я теребила в руках бокс со стимуляторами и медленно зверела. Из-за какого-то мудака я чуть не потеряла гениального снайпера! Если бы Гаррус погиб, еще не известно, как бы извернулась реальность, и кто бы тогда занял нишу Архангела на Омеге! Можно заменить ключевые фигуры, но цепь событий останется неизменной! И на Омеге появится Архангел. Так или иначе! И не удивлюсь, если это будет другой Вакариан. Старший.
      К демонам такие эксперименты! И так проблем хватает!
      
      До причальной площадки мы добрались на такси. Ехали в тишине: бойцы переваривали увиденное, Рекс с интересом поглядывал на Гарруса, а сам Гаррус уже почти спал, слабо воспринимая реальность. Я знала, что его не слишком любят за излишне щепетильное отношение к работе, но мне и в голову не могло прийти, что это примет такую форму! Реальность всколыхнулась: внесенное мною изменение и спасение Найлуса вызвало колебания, проявляющиеся порой в весьма извращенных формах. Гаррус действительно мог погибнуть: своеобразный откат, уравновешивающий мое вмешательство. Один выжил, другой получил шанс погибнуть.
      То, что породило эту реальность, пытается ее же и уничтожить, вернув на исходный путь развития. Первое Изменение дало мне понять: слом канонных событий будет встречать сопротивление. А ломать их придется, и чем дальше, тем сильнее. Одно хорошо: после прохождения воистину неизменной ключевой точки, откаты начнут слабеть, пока полностью не сойдут на нет.
      Обычно такие как я, встречая столь активное сопротивление, идут по пути уничтожения, как по самому простому. Он не предполагает чье-то спасение, только - гибель. Нет нужды пытаться предусмотреть откат. Мне гораздо проще помочь Сарену начать Жатву, чем его спасти и предотвратить уничтожение цивилизации.
      Прекрасные перспективы!
      На площадке меня уже ждал невысокий саларианец, вертящий датапад в руках. При виде меня он встрепенулся.
      - Спектр Имрир?
      - Да.
      - Заказанные вами продукты прибыли.
      И указал на аккуратно сложенные опечатанные ящики с маркировкой Спецкорпуса.
      - Благодарю.
      Считав информацию с моей ИД-карты и получив отпечаток ладони, саларианец свалил, оставив нас наедине с внушительной горой ящиков. Припасы, мать их...
      
      А дальше понеслось... Связавшись с вечно дежурящим в рубке Джокером, я вызвала баталера, приказав ему выйти на причальную площадку и захватить с собой Аленко и шестерых крепких парней из экипажа. Они пришли быстро. Указав на ящики, я сказала:
      - Пайки. Рассортировать по типу и погрузить на продуктовые склады.
      Рекс, услышав заветное слово "пайки", встрепенулся, подошел к аккуратно сложенным ящикам, прочитал маркировки и ловко выдернул один из них. Скотина. Из середины ряда! Ящики завалились, но устояли.
      - Я пошел. Если что, я в своей каюте.
      - Закинь на склад ящики.
      Кроган остановился, окинул взглядом Аленко и парней из экипажа, скептически хмыкнул, причмокнул, окутался голубым свечением, за раз подхватив два десятка ящиков. Биотикой. И потопал на корабль. Компактная кучка ящиков послушно плыла за ним по воздуху. Четко, аккуратно и, похоже, совершенно не напрягая собой Рекса. Аленко в полном шоке смотрел за этим действом круглыми глазами. Вот так и ломаются стереотипы. То, что Рекс выглядит и ведет себя как обычный дуболом, который чуть умнее табуретки, еще не означает, что он и правда такой.
      Дэрг и Дилан переглянулись и последовали примеру Рекса. В смысле, вытащили один из ящиков. Гаррус, удивленно заморгал, покосился на бойцов и сказал:
      - Это сладкое.
      Ящик вернулся на место.
      - Вот этот берите. - турианец вытащил другой ящик и передал парням. После короткого раздумья, он выдернул из другого ряда еще один, с синей пометкой о содержащейся внутри декстро-пище.
      - Гаррус?
      - Это Найлусу и Тали. - пояснил мне турианец.
      Подхватив еду, мы потопали на корабль, оставив баталера командовать погрузкой припасов. В кают-компании практически никого не было, и Дилан с Дэргом, оккупировав дальний стол, быстро распотрошили ящик. Не знаю, кто формировал мой заказ, но я была благодарна этому разумному: ящик содержал не однотипные консервы, а наборы полноценного питания, каждый из которых состоял из супа, каши с мясом и какой-то овощной пасты. Всё в трех разновидностях.
      - Дэрг, по одному набору на каждого.
      - Но...
      - Мне не жалко, но на обратном пути все сожранное сверх нормы будете компенсировать питательной пастой.
      Бойцы скисли, но послушно закидали лишние коробки обратно в ящик.
      - Остальное отнесите на камбуз. Вы сегодня на раздаче пайков.
      - Наряд на кухне?
      - Добровольно-принудительная помощь, пока старпом не назначит дежурного.
      - Душка, ты как всегда. - вздохнул Дилан.
      Забрав свою порцию, я направилась в каюту, приглашающе кивнув Гаррусу. За спиной раздавались довольные предвкушающие возгласы и тихое сипение разогревающейся пищи.
      - Я считал с запасом. - тихо сказал Гаррус, когда мы вышли из столовой, она же кают-компания.
      - Меньше знают - меньше шансов увидеть дно на продуктовом складе до возвращения на Цитадель. - флегматично сказала я. - Мало ли какие накладки будут: мы на прототипе летаем.
      Дверь послушно скользнула в стену, пропуская нас в каюту. Найлус приветственно махнул рукой, отключил датапад и положил его на живот. И включил глушилку. На всякий случай. Гаррус аккуратно поставил ящик на круглый стол, сорвал пломбы и снял крышку. Содержимое мало чем отличалось от предыдущего, разве что пометка на всех контейнерах была синей. Полагаю, перечень блюд примерно тот же.
      Гаррус покопался в ящике и вытащил относительно небольшой контейнер, скептически посмотрел на внимательно наблюдающего за его действиями сородича, выставил температуру и поставил на разогрев.
      - Доктор Чаквас это одобрила.
      - Ты уже с ней поговорил? - удивленно спросил Крайк.
      - Да. Ночью. - парень взял контейнер, проверил температуру, сковырнул прилепленную к боку трубочку и передал сородичу. - Держи.
      - Благодарю.
      Гаррус достал второй контейнер.
      - Пойду отнесу Тали.
      Я вздохнула.
      - Гаррус, у Тали всегда с собой запас провизии.
      - Я знаю. Но это - вкуснее.
      - Я сама отнесу. - мягко сказала я, забрав у глубоко удивленного парня коробку с пайком. - Пока я схожу к Тали, ты сядь и поешь.
      - Имрир, у тебя азарийский паек. - негромко сказал Найлус. - Принеси воды и влей в порошок. Он в складном стакане.
      - Разводное питье?
      - Да. - тихий смешок. - На крышке есть инструкция, но ее обычно никто не читает.
      - Спасибо, я принесу.
      Я вышла из каюты и отправилась искать кварианку. Проходя мимо столовки, я громко сказала:
      - Парни, сбоку - складной стакан с разводным порошком. Воды налейте. Оно само закипит.
      В ответ услышала приглушенную ругань и всплеск досады.
      - Там на крышке инструкция напечатана.
      - Душка! - в сердцах взвыл Дэрг, с тоской глядя на утилизатор.
      Я хохотнула и ушла в технический отсек, где и, ожидаемо, нашлась искомая кварианка: Тали внимательно слушала главного инженера, показывавшего ей какую-то заковыристую схему на своем инструментроне. Увидев меня, Адамс козырнул и сказал:
      - Коммандер?
      - Вольно, Адамс. В столовую завезли пайки. Нормальные пайки. - уточнила я. - Предупредите людей: инструкция напечатана на крышке. Тали. - я протянула растерявшейся кварианке коробку.
      - Спасибо.
      Оставив кварианку с коробкой в руках, я вернулась в каюту, захватив по дороге из столовки бутыль с водой, и обнаружила прекрасную картину: лучащийся удовольствием Найлус доедал паек, задумчиво разглядывая крепко спящего Гарруса, уронившего голову на ящик. Рядом на столе стояла нераспечатанная коробка с уже разогревшейся едой.
      - И давно он так?
      - Отрубился практически сразу, как только ты вышла. - ответил Крайк. - Давно я его в таком состоянии не видел.
      - Найлус, он не спал двое суток.
      - Наших? - уточнил он.
      - Похоже, что да. Более того, когда занимался разминированием своей квартиры, он вколол два стимулятора с интервалом минут в сорок. - и я достала из стоящего на столе бокса инъектор и показала наставнику.
      - Красный. - констатировал Найлус.
      - Последствия серьезные?
      - Последний когда принял?
      - Часа полтора назад.
      - Откат пойдет часов через пять. Гаррус!
      Вакариан вздрогнул и с трудом поднял голову.
      - Ешь. - коротко приказал Найлус.
      - Я...
      - Сейчас! - добавила я, видя сомнение в голубых глазах.
      - Я пойду в каюту.
      - А ты где сейчас находишься? - вкрадчиво спросила я.
      Заторможенные от недосыпа мозги забуксовали на простой задаче и Гаррус немного подзавис. Видимо, чтобы его добить, Найлус добавил:
      - Гаррус, или ты ешь так, чтобы мы это видели, или я сейчас дерну вот этот датчик, и сюда явится злая доктор Чаквас и узнает, что кто-то обожрался боевыми стимуляторами красного класса на ослабленный организм.
      - Я не обожрался.
      - Хорошо, обкололся. - ехидно протянул Крайк. - Тебе это сильно поможет в разговоре с доктором?
      Гаррус растерянно посмотрел на меня, но, не найдя понимания, проникся перспективой и молча взял коробку с едой.
      - Найлус, ты же знаешь, что ему надо делать?
      Крайк усмехнулся и кивнул.
      - Проследишь?
      - Прослежу. Воды дай.
      Передав ему литровую бутыль, я покинула каюту. Мне еще надо принимать лазарет у бригады техников. Как только они закончат, мы немедленно вылетаем на Терум.
      С такими откатами от реальности шансы найти трупик Лиары в силовом пузыре весьма велики.
      
      
      
      
       Глава 15: Это просто феерично!
      
      
      "Нормандия". Как много в этом названии... проблем! Я сидела в столовой, вяло жуя довольно вкусный паек и размышляла о происшедшем за этот длинный и насыщенный событиями день. Как показало время, заминированная квартира Гарруса была очень хорошим, прямо-таки показательным началом...
      Когда бригадир-саларианец сдавал мне корабль после мелкого ремонта, он на меня смотрел как-то странно. Прочитав отчет, я начала понимать причину таких взглядов. Техники действительно проверили ВЕСЬ корабль, и их заключение можно охарактеризовать как "Проще построить новый". "Тантал" был встречен с восхищением и опаской: ядро турианской постройки полностью стабильно и прекрасно функционирует, но вот энергоцентраль корабля вызывала вопросы. Двигатель тоже сам по себе хорош, только для фрегата определенно крупноват. Не зря Джокер говорил, что у "Нормандии" двигатель-переросток в заднице.
      А еще мне отдали коробку с жучками. Большую коробку. Полную. И посоветовали проверить корабль целиком. Я пообещала после возвращения отдать его на полное переоборудование. Если получится.
      Дальше - больше.
      "Нормандия" еще даже взлететь не успела, а уже начались терки между экипажем и инопланетянами. Камень преткновения номер один - Тали. Юная кварианка совала любопытный носик по всему кораблю вместе с техниками Спецкорпуса. Тем было все равно, а вот люди начали бухтеть. По счастью, саму Тали не трогали, но ментал просто бурлил и клокотал от негатива, мешая мне работать и сильно раздражая.
      Камень преткновения номер два: Гаррус. Народ быстро прознал, что его поселили в запертую каюту и по-тихому зубоскалили. Пока не узнали, что бывший офицер СБЦ спит в... каюте капитана.
      Прекрасно. Мне только сплетен на борту для полного счастья не хватало!
      В экипаже - только выпустившийся из академки молодняк, в основном - парни до тридцати. Гормоны бурлят, чувство собственного достоинства и вера в Величие Человечества, любовно пестуемая на флоте. Все это - нормально и вполне понятно. И даже удобно, пока капитаном был Андерсон. А тут...
      Внезапно вместо всеми любимого Андерсона на его место назначили непонятную мелкую рыжую девку с сомнительной репутацией. Да, в Альянсе в какой-то мере изжили шовинизм, но... осадочек-то до сих пор остается. Я - коммандер - командир десантной группы. И тут, внезапно, становлюсь капитаном новейшего фрегата Альянса! Вот так, хоп, и капитан. Статус Спектра мало кому что сказал, лишь добавил неприязни. А я еще тащу на его борт непонятных инопланетян. Кварианку, крогана и турианца. Это притом, что турианцев на флоте сильно не любят из-за пресловутой Войны Первого Контакта, и эта неприязнь, усиленная общей ксенофобией, переключилась на Вакариана. Найлус за короткий перелет к Иден Прайм с людьми общего языка не нашел, скорее наоборот, лишь усугубил ситуацию, сознательно удерживая дистанцию. То-то слухи о его гибели были так легко приняты. А тут такой облом: "костемордый урод" выжил. Какая досада, демоны их дери!
      Рядом приземлился Дэрг и сочувственно посмотрел на мою злую физиономию.
      - Ты как, Рир?
      - Отвратительно. - вяло сказала я, колупаясь одноразовой вилкой в овощном пюре.
      - Много проблем?
      - Да весь этот корабль - одна сплошная проблема. На, почитай. - я передала ему датапад.
      Дэрг взял устройство, включил и погрузился в чтение, а его выразительная физиономия начала медленно вытягиваться. Подошел Дилан с двумя пайками. Один уже был открыт и парил, а второй только поставлен на разогрев.
      - Отстрелялись. - буркнул он, падая на стул и протягивая паек Дэргу. - Что читаешь?
      - Сборник кошмаров. - проворчал тот и передал датапад напарнику. - Как-то больше не хочется, а то на этом корабле летать страшно становится.
      Дилан погрузился в чтение, а Дэрг подтянул к себе паек. Много времени, чтобы оценить ситуацию с кораблем Дилану не потребовалось:
      - Лихо.
      - Не то слово. - я потерла глаза.
      - Тебе бы отдохнуть.
      - Ночью посплю. Как раз Гаррус проснется.
      - Он и правда у тебя спит?
      - У меня. По крайней мере, должен спать.
      - Баталер ему что, до сих пор каюту не открыл?
      - Нет.
      За спиной полыхнуло решительностью и недовольством. А это кого принесло?
      - Лейтенант-коммандер, разрешите обратиться.
      Демоны тебя дери, Уильямс! Только тебя мне не хватало для полного счастья.
      - Разрешаю, сержант.
      - Меня волнуют инопланетяне. Команда техников. Вакариан и Рекс. И кварианка. При всем моем уважении, коммандер, должны ли они иметь полный доступ к кораблю?
      Началось. Как я люблю родимое человечество!
      Дилан легко просчитал мое отношение к происходящему и удивленно приподнял бровь, покосившись на Эшли. Тут даже менталистики не надо, и так понятно, что предложил ее отшить. Я покачала головой. Пусть выговорится. Посмотрим, насколько все запущено.
      - Мэм, коммандер, "Нормандия" - это самый совершенный корабль Альянса. Вряд ли мы должны давать им возможность совать нос во все важнейшие системы: двигатели, датчики, вооружение.
      - Вы не доверяете союзникам Альянса? - сухо спросила я.
      - Я бы не стала называть расы, входящие в Совет, союзниками. Нам - то есть, людям - надо научиться полагаться только на себя.
      - Я услышала ваше мнение, сержант. Можете быть свободны.
      Дэрг, проглотив еду, заявил:
      - А я полагаюсь только на Дилана. И на Душку. Но если я попаду в заминированное помещение, я буду полагаться только на одного разумного. И требовать его присутствия.
      Дилан заржал.
      - Да, помню такого. Ходит с визором и синими татуировками на роже.
      - Я серьезно. - проворчал Дэрг.
      - Я тоже. Впечатлило меня, как он этого придурка из заминированной квартиры вынес. Я бы туда не пошел.
      - Да туда никто и не пошел. Кроме него. - фыркнул Гризли. - Кстати, а чего он так из-за снайперки расстроился?
      - Потому что он - снайпер от бога. - ответила я.
      Дэрг наколол на вилку кусок мяса, обмакнул его в овощное пюре, закинул в рот, проглотил и сказал:
      - Так Дилан тоже хороший снайпер.
      - Поверь, по сравнению с ним, мы все - косоглазые и слепые на оба глаза.
      - И сапер, и снайпер... - Дилан поморщился. - Он же еще и техник?
      - Да, насколько я поняла. А что?
      - Что-что! Душка, он же не просто снайпер. Его, - короткий кивок в сторону моей каюты, - на диверсанта учили.
      - А что он тогда в СБЦ забыл? - удивленно переспросил Дэрг, наливая в стакан воду.
      - Следователем работал. - пожала плечами я.
      - Так он еще и следователь?
      - Еще и следователь. И весьма неплохой. Сам же видел: Паллин не горел желанием его отдавать.
      Дилан хмыкнул.
      - Я б тоже не отдал.
      На какое-то время бойцы замолчали, уничтожая еду. Уильямс мялась возле стола, переводя недоумевающий взгляд с парней на меня.
      - Если его учили на диверсанта, то и как боец он явно неплох. - мечтательно протянул Дэрг, осторожно понюхав получившуюся в стакане жидкость. - Насколько я помню, у них в войсках разрешены спарринги в полный контакт.
      - Кто о чем, а Гризли о драке. - усмехнулся Дилан. - Ты еще к крогану прицепись.
      - Я что, дурак, к Мастеру Войны лезть? - он отхлебнул, довольно прищурился. - Ничего так. Вкусно.
      - Да кто ж тебя знает? Можешь и напроситься к Рексу на спарринг.
      Сзади раздались тяжелые шаги.
      - Где на этом корыте мусорка? - пробасил оный Рекс, держа в руках кучу коробок из-под пайков.
      - Вон там. - Дилан ткнул пальцем в утилизатор.
      Рекс скомкал коробки и биотикой закинул получившийся ком в зев утилизатора.
      - Так кто там на счет спарринга что-то говорил?
      - Ну я.
      - Доел?
      - Да.
      - Ну пошли. - усмехнулся кроган, окинув бойца оценивающим взглядом.
      Уйти они не успели: двери лазарета открылись, и появилась доктор Карин Чаквас.
      - Дилан, Дэрг, вы освободились?
      - Да, доктор Чаквас. - ответил Дилан, отодвигая пустую коробку.
      - Отлично. Мне необходимо перенести раненого обратно в лазарет. - доктор перевела взгляд на крогана. - А вы, Рекс, можете помочь с переносом аппаратуры?
      - Да без проблем.
      Отнеся пустые коробки в утилизатор, бойцы пошли вслед за доктором в мою каюту. За мной топал Рекс и... кажись, Эшли. А ее-то чего понесло?
      В каюту первой вошла Карин, за ней - мои бойцы. И почему-то тормознули в проходе.
      - Я могу узнать, что здесь происходит? - холодно спросила доктор Чаквас.
      Ой... что-то мне как-то нехорошо от ее тона.
      Дэрг и Дилан технично свалили к стене, а я, наконец-то, смогла увидеть, что же так ее возмутило: на подушке моей заново перестеленной кровати возлежал визор, а его хозяин в черном поддоспешнике, свернувшись в компактный комочек, спал поверх покрывала на самом краю койки. Снятая броня аккуратно лежала у стены. За столом, чтобы никому не мешать.
      Он что, сел на край и сразу отрубился? Очень на то похоже.
      - А с малым-то Вакарианом что? - удивленно спросил Рекс, входя в каюту.
      - Вот и я хочу это узнать. - недовольно поджав губы, сказала Кариан, доставая из кармана форменных брюк небольшой медицинский сканер.
      Мы с опаской наблюдали за доктором, которая занималась обследованием Гарруса. Рекс, еще не знакомый с нашей очаровательной Карин, подошел близко и с интересом наблюдал за процессом.
      - Температура понижена, дыхание поверхностное, пульс нитевидный... - доктор оторвала взгляд от экрана. - Почему я об этом узнала только сейчас?
      - Я тут не причем! - Рекс отошел на шаг.
      - Спектр Крайк! Может, вы объясните, что произошло с вашим сородичем?
      - Как я понимаю, это откат от стимуляторов. - спокойно ответил Найлус.
      - Каких стимуляторов?
      Вместо ответа я достала бокс со стимуляторами из стенного шкафа и протянула доктору.
      - Он принял два красного класса с интервалом менее часа.
      Карин открыла бокс и достала использованный инъектор с красной полоской и вчиталась в маркировку.
      - Зачем ему потребовался боевой стимулятор? - сухо спросила она, переведя требовательный взгляд с Рекса на меня.
      - Его вызвали из СБЦ. - сказал Дэрг. - Он свою квартиру разминировал.
      Доктор аккуратно положила инъектор на место, закрыла коробку и поставила ее на прикроватный столик.
      - Кто-нибудь знает точно, сколько он не спал?
      - Больше двух суток. - ответил Найлус.
      Доктор полыхнула яростью.
      - Правильно ли я вас поняла? - мягко спросила Карин. - Вакариан, после двух суток без сна...
      - Двух с половиной НАШИХ суток. - поправил ее Найлус. - Это около семидесяти часов.
      - ...после семидесяти часов без сна, использовал ДВА тяжелых боевых стимулятора красного класса натощак с интервалом меньше часа?
      - Да.
      Карин резко втянула воздух.
      - В лазарет. Немедленно!
      - Не надо в лазарет... - донесся сонный вибрирующий голос: Гаррус проснулся от шума и теперь сидел на кровати и совершенно по-человечески тер слипающие глаза. - Отосплюсь и все будет нормально.
      - Вы знаете последствия?
      - Да. - Гаррус активировал инструментрон. - Обычно после использования таких стимуляторов я проверялся в госпитале. Я сохранил информацию. Смотрите.
      Картин открыла на своем инструментроне переданный ей файл.
      - Действительно. Весьма мягкие. - золотистое свечение погасло. - Вы знаете, что делать?
      - Знаю.
      - Хорошо.
      Пока парни переносили Найлуса в лазарет, доктор отключила часть оборудования, и Рекс, под ее чутким руководством, его унес.
      - Гаррус.
      Турианец отвлекся от еды и вопросительно посмотрел на доктора.
      - Сможете подключить вот эти датчики?
      - Да. Это стандартная аппаратура, я с ней знаком.
      - Хорошо. Поешьте и ложитесь спать. Я - штатный врач "Нормандии", и я должна знать о вашем состоянии. Если не хотите оказаться в лазарете, будьте столь любезны, подключите аппаратуру.
      Спорить он не стал и согласно кивнул.
      Пока Гаррус ел, лишний народ выкатился из моей каюты и унесли часть медицинского оборудования. Эшли, видя, что я не настроена на продолжение разговора, насупилась и ушла, полыхая недовольством. Тоже мне, радетельница за сохранение тайн и благо человечества! Ничего, что это корыто строили не только люди? Ядро, двигатели, оборудование БИЦа и, частично, орудия - это разрабатывалось турианскими инженерами под корабли Альянса. Такая себе добровольная помощь для отстающего в техническом развитии соседа.
      Я покачала головой, бросила на стол датапад с отчетом техников и устало опустилась на стул. Проклятье, всего пол дня, а ощущение, словно меня переехал танк. Одно только общение с баталером чего стоило! Тоже ж гадина порядочная. Прощупывал он меня, паскуда такая! И ведь знает же, что я его с корабля не выпру: баталер он и правда хороший. Еще б гадостей по доброте душевной не делал, было бы вообще прекрасно!
      - Спектр...
      - Гаррус, мы вроде как уже перешли на неофициальное общение.
      - Имрир, я хотел спросить, когда мы вылетаем?
      - Старпом закончит последние проверки и вылетаем.
      Гаррус аккуратно сложил коробку из-под еды, поискал взглядом утилизатор и, не найдя его, просто чуть отодвинул пустую тару.
      - Ты уже связывалась с Мигрирующим Флотом?
      - Еще нет.
      - Сделай запрос в центр связи, было ли сообщение на твое имя. Адмиралы могли отправить свой ответ письмом, не дожидаясь твоего звонка.
      Действительно, отчего бы не подать запрос? Задерживаться я в любом случае не могу: уже начинает появляться ощущение, что я могу опоздать. НЕ хорошо.
      - Спасибо за подсказку, Гаррус.
      Он чуть заметно улыбнулся и спросил:
      - Много проблем?
      - Да немало. - я встретила встревоженный взгляд. - Мы летаем на прототипе, который, по словам техников из Спецкорпуса, не слишком-то надежен. Меня это не радует.
      - Кто на борту отвечает за проведение штатных учений?
      - Каких учений? - спросила я, удивленно глядя на Гарруса.
      Турианец растерялся, с искренним недоумением посмотрел на меня.
      - Но... как же... учения на случай внештатной или аварийной ситуации на корабле. Где расположены планы эвакуации с пометками о подвижных переборках и щитах, которые должны посекционно блокировать корабль. Размещение спасательных капсул и порядок их отстрела... Должны быть инструкции для экипажа этого корабля на случай каких-либо неполадок или разгерметизации. Вы же ходите без брони или легких скафандров. Если что-то случится, экипаж с большой долей вероятности погибнет. Тем более, если корабль экспериментальный, подобные учения должны проводиться регулярно, чтобы выработать привычку.
      Я натуральным образом схватилась за голову! То, о чем говорил мне Гаррус, никогда и близко не проводилось на этом корабле! Я, конечно, знала, где находятся спаскапсулы, но ни о каких протоколах и близко не слышала! Тем более, никаких учений или распоряжений мне, как командиру десантной группы, не поступало!
      Гаррус прочел ответ по моему лицу. Сказать, что он удивился, это ничего не сказать. Молодой турианец был в откровенном шоке.
      - Скажи, Имрир, а тебе документы передали? - осторожно спросил он.
      - Какие документы?
      - Документация на корабль, которую обязан знать капитан. Списки экипажа, их досье и психопрофили, приказы о твоем назначении и выводе из состава кадровых военных Альянса, приказы о переводе корабля в Спецкорпус, приказы относительно экипажа... - он запнулся. - Ваши военные очень любят заверять любое действие всяческими приказами и кучей сопутствующей документации. Тебе их должен был передать твой предшественник при передаче корабля.
      - Мне ничего не передавали, Гаррус.
      - Это... странно.
      - Странно - это ты крайне мягко и вежливо сказал.
      - Свяжитесь с предыдущим капитаном "Нормандии", он должен знать, где находятся документы.
      - Спасибо, Гаррус. Пойду, поговорю с капитаном Андерсоном. - я встала. - А ты иди и ложись спать. Когда мы взлетим, я разберусь с твоей каютой. И датчики не забудь подключить.
      Он глянул на инструментрон.
      - Сейчас уже вечер, и посольство может не работать. Если будут какие-то возражения, ты, как Спектр, можешь потребовать НЕМЕДЛЕННОЕ предоставление копий документов в электронном виде. Они должны быть в военном ведомстве и в посольстве.
      - И они их предоставят?
      - Обязаны предоставить в течении двадцати минут с момента поступления запроса.
      Подумать только, если бы Гаррус не подсказал банальные с его точки зрения вещи, мы бы улетели как есть. И кто знает, какими проблемами это могло бы аукнуться в будущем. Документы мне нужны. В них может быть много интересного...
      А ведь Прессли должен был это знать! Почему не сказал и не предупредил? Забыл? Сомнительно. Или посчитал, что я это должна знать? Возможно. Но... проклятье, подставил бы он меня знатно даже сам того не понимая. А Андерсон? Он-то точно знает все процедуры! Почему не передал документы лично и не проследил, чтобы я все сделала правильно? Знает же, что Имрир Шепард не имеет специального образования и никогда не командовала кораблями!
      Проклятье!
      Найлус сейчас спит: доктор от души накачала его лекарствами, и наставник практически сразу отключился. И будет спать как минимум сутки. С одной стороны, это хорошо. Быстрее на ноги встанет. Теперь у нас есть полноценный, полностью укомплектованный лазарет. Но с другой, я не могу спросить у него совета. Я устало прикрыла глаза, обхватив голову ладонями. Благо, что у меня вообще есть наставник! Я даже не представляю, сколько таких подводных камней может всплыть в будущем!
      Хорошо хоть Гаррус подсказал.
      Что бы я без него делала?
      
      Когда я вернулась на корабль, на мне можно было плавить адамант. Ответ от Мигрирующего Флота я получила вообще без проблем, просто сделав запрос с того же самого терминала, с которого мы делали заказ пайков. Адмирал Раэль"Зора согласился отдать дочь на мой корабль, и теперь Тали на законных основаниях получала приставку "вас" к имени.
      А вот дальше понеслось.
      Посольство, ясное дело, уже не работало, а те, кто там сидел, отправляли меня по кругу. И в прямом, и в фигуральном смысле. В конце концов, меня это достало, и я разбудила помощника посла, Доминика . Мужиком он оказался адекватным и суть проблемы понял сразу, связав меня с капитаном Андерсоном. К моменту начала нашего разговора, я от бешенства едва дышала и хотела свернуть кому-то шею.
      - Шепард? - удивленно спросил Андерсон. - Вам что-то нужно?
      - Да, капитан. Мне срочно нужны документы на корабль и приказы о моем назначении.
      Капитан замялся.
      - Ваши документы были переданы в секретариат посольства. Они при мне начали формировать пакет для отправки военной почтой.
      Чего? А в руки передать не судьба была? Он же находился на этой долбаной передаче "Нормандии"! Я же видела, у него была планшетка в руках! Он что, их ЗАБЫЛ мне отдать?
      Так, стоп. Что значит, военной почтой?
      - Когда я их получу?
      - Если нет пометки срочности - через день-два.
      - Капитан Андерсон. Мы вылетаем через полчаса! Мне нужны эти документы!
      - Пересылка документов идет по военному ведомству Альянса в порядке срочности и старшинства. Сделайте запрос как капитан корабля.
      - Сэр, я еще не поставила личную отметку на документе, поскольку его не получила. Я не вступила в должность.
      - Тогда ничем не могу помочь, коммандер. Только вышестоящий офицер на корабле может настоять на ускорения получении этой почты.
      За-ши-бись!
      - Спасибо, капитан. Конец связи.
      Связь погасла, а я просто прикрыла глаза, гася гнев. Начинаю понимать отношение Сарена к капитану Андерсону...
      Развернувшись, я погнала на корабль искать Прессли. Старпом нашелся там же, где и всегда - на БИЦе. Судя по лицу, его тоже успели загонять, но, увидев меня, он как-то странно дернулся.
      - Капитан, что-то случилось?
      - Случилось. Вы не получали документов?
      Каких - уточнять не потребовалось. Прессли все прекрасно понял.
      - Их что, отправили обычной почтой на ваше имя?
      - Да. Если вообще отправили.
      Медленный вдох, выдох, старпом только руки в кулаки сжал.
      - Капитан, я так понимаю, мы задержаться не можем?
      - Мы уже опаздываем.
      Что на это ответить, Прессли не нашел. Так и стояли. Он смотрел на меня, я смотрела на него. Ситуация - блеск.
      - Замечательно.
      Прессли подошел к терминалу, что-то набрал.
      - Я получил много документов, но вашего пакета на ВИ корабля еще не поступило. Видимо, его отправят только завтра с утра. По законам мы не имеем права покидать Цитадель, пока вы не получите документы и не подтвердите передачу корабля и вступление в должность.
      - Ничего себе! - раздался полный глубокого удивления голос Джокера. - Капитан, у нас полетное окно закроется через полчаса!
      Да вообще прекрасно! Я вспомнила слова Гарруса и сказала:
      - Раз уж сложилась такая ситуация, пойдем другим путем.
      И я на глазах всех присутствующих на БИЦе, вновь связалась с секретариатом посольства.
      - Посольство Альянса, мы можем вам помочь?
      Как удачно! На меня смотрела та же рожа, что и при прошлом звонке. Рожа меня тоже узнала. Только оно открыло рот, чтобы опять послать меня по кругу таких же, как и он, я резко и очень сухо отчеканила:
      - Можете. Я, как Спектр Совета, согласно законам Пространства Цитадели, требую, чтобы все документы, которые вы должны были мне сегодня переслать, были предоставлены в электронном виде в течении десяти минут. Если, по истечении этого срока, я не получу полный пакет документов, я немедленно сообщаю Совету Цитадели, что не могу приступить к выполнению срочного задания из-за бюрократической волокиты в посольстве Альянса Систем. Вам все понятно?
      Рожа вытянулась от осознания глобальности проблемы и выдавила:
      - Мы вас поняли, Спектр.
      - Надеюсь.
      Тронув символ, я оборвала связь. Если я не увижу эти проклятые документы через девять минут и пятьдесят секунд, я звоню Спаратусу. Вот он обрадуется!
      Оставив Прессли переваривать ситуацию, я приказала Джокеру просчитать курс на Терум, пока мы вынуждены ждать, и вернулась в каюту. Найлус сейчас все равно спит, накачанный лекарствами по самый гребень, а мне нужны советы. Надеюсь, Гаррус еще не спит, хотя лучше бы он спал.
      Гаррус не спал. Турианец лежал на кровати и вдохновлялся данными проверки корабля, а возле его визора лежала призма глушилки Найлуса.
      - Не прислали?
      Это было первое, что я от него услышала. Сходу понял суть проблемы.
      - Нет. Пришлось воспользоваться твоим советом и надавить как Спектр.
      - Зашевелились?
      - Не знаю. Очень на то надеюсь, потому что у нас закрывается окно на вылет. Мы и так опаздываем! - я устало потерла глаза. - Что делать, если они не пришлют документы в срок?
      - Связывайся с советником Спаратусом.
      - Как я до него достучусь?
      - Обратись к любому сотруднику нашего посольства или к директору Паллину. Сообщи, что ты - Спектр турианского корпуса и тебе срочно нужна связь с советником Спаратусом. Ему тут же сообщат, где бы он ни находился.
      - Надеюсь, до этого не дойдет.
      
      
      Документы все же мне прислали. За три минуты до окончания выделенного срока. Когда я открыла папку, я с ужасом увидела пару десятков документов.
      - Гаррус...
      - Сейчас.
      Турианец надел визор, включил инструментрон и глушилку, а я вывела документы на большой экран, который занимал всю правую стену и находился недалеко от койки. Гаррус пересел за стол, и мы погрузились в изучение этого счастья. У нас на все про все пятнадцать минут.
      - Вот это, это и это - документы о твоем назначении и передаче корабля - изучить и подписать, если нет возражений. Их надо отправить немедленно. Если хоть что-то не так, немедленно связывайся с советником. Я могу подсказать только по законам Иерархии и Пространства Цитадели.
      Пока я внимательно читала эти документы, Гаррус быстро просматривал какой-то многостраничный трактат.
      - Это - документация на "Нормандию". Ты не успеешь со всем ознакомиться, но это и не критично. - на экране появился другой документ. - Вот этот - подпиши и поставь пометку, что ты с ним ознакомилась.
      - Что это?
      - Протоколы обеспечения корабля, включая заправку и ремонт. Я проверил, там все нормально. А этот сбрось мне, его надо изучить внимательнее.
      Сбросила. Пусть смотрит, все равно что я, что мой реципиент в этой макулатуре разбираемся слабо.
      - Видимо, законы Альянса я знаю не очень хорошо. - озадаченно пробормотал турианец.
      - Что случилось?
      - Тебя назначили капитаном корабля, но при этом в звании не повысили. Я не знал, что такое возможно. Тем более, у тебя нет нужного образования. По закону, тебя не имели права назначать капитаном, тебе должны были передать командование кораблем с полным экипажем, включая капитана.
      Я достала датапад, который мне дал посол.
      - А эти?
      Гаррус быстро просмотрел информацию.
      - Это - группа высадки. Что странно, у нее свой командир. Твой однофамилец. Тоже Шепард. Вырос на флоте. Герой Элизиума. - Гаррус удивленно склонил голову набок. - Что-то о нем мелькало во время расследования. Его, вроде бы, тоже подавали как кандидата на Спектра. Надо уточнить у Найлуса.
      Он выключил датапад и отложил его в сторону.
      - А вот этого я вообще не понимаю. - на экране появилось новое изображение. - Экипаж и корабль выведены из состава ВКС Альянса и приписаны к закрытому подразделению Альянса "Си-1". - турианец нахмурился. - Если его вывели из состава ВКС Альянса, то как его могли передать в подразделение, подчиненное командованию ВКС Альянса? О тебе и твоей группе не сказано ни слова. Странно. Уточни у старшего помощника, знает ли он что-то об этом подразделении.
      - Я уточню. Что там дальше?
      - Это - технические данные. Кстати, они не соответствуют действительности. Просмотри и не забудь указать, что передача материальных ценностей по описи выполнена не была, поэтому во время перелета будет проведена полная инвентаризация.
      Я сделала требуемое. Гаррус коротко кивнул, и на экране появились новые документы.
      - Вот это - подпиши. Вот эти документы отправляй немедленно по высшему приоритету как Спектр Совета и можно вылетать. Остальное не критично и можно разобрать в полете.
      Документы исчезли с экрана.
      - Имрир, я не знаю, чем должен заниматься капитан на корабле Альянса, но теперь - это твоя обязанность. Думаю, старший помощник тебе пояснит. А я пока изучу техническую документацию внимательнее. В ней есть противоречия.
      - Спасибо, Гаррус. А теперь ложись и отдыхай.
      - Мне стоит поговорить с доктором Чаквас. - покачал головой Гаррус. - Надо разобраться с некоторыми непонятными вопросами. Может, я что-то не понял?
      - Делай как считаешь нужным, но после разговора с доктором, ложись и отдыхай.
      Гаррус согласно кивнул и погрузился в изучение документов, а я ушла из каюты, направив свои стопы на БИЦ.
      
      "Нормандия", наконец-то, покинула Цитадель. Стоя на БИЦе и пытаясь понять хоть что-то в том, что говорилось вокруг меня, я не могла поверить, что мы, все же, вылетели. Чувство каких-то проблем сверлило мозг. Хоть бы Лиара смогла дождаться нас на этом проклятом Теруме!
      И все равно оставалось ощущение, что я что-то забыла...
      
      
      
      
       Глава 16: Откат реальности: Гаррус
      
      
      Цитадель не зря стала центром галактического сообщества и его столицей. Дело даже не в самой станции, не в ее символичности и прочей патетической ерунде. Все куда проще и практичнее: вокруг нее располагалось кольцо из десятков ретрансляторов массы, которые позволяли добраться практически в любую точку существующей сети. Цитадель действительно являлась центром, своеобразной узловой точкой. Осью системы, вокруг которой сгруппировались цивилизации, подсевшие на иглу масс-реле.
      Жнецы создали гениальную систему, которая позволяет им легко контролировать развитие молодых цивилизаций. Все крайне просто: они находят новый вид, ставят на дальней орбите системы новенький неактивный ретранслятор и уходят, давая молодой расе возможность выбора: пользоваться непонятным даром или нет. К сожалению, обычно выбирают более легкий путь, и новая жертва вливается в сообщество тех, кто сделал такой же выбор, поскольку все цепочки реле сходятся на Цитадели.
      Просто, практично и гениально.
      Сейчас "Нормандия" летела к одному из реле. Через пару минут мы войдем в перегон, и потекут размеренные будни. А я смогу, наконец-то, свалить с мостика и заняться делами! Не только как капитан корабля, но и как командир десантной группы и Спектр Совета.
      Корабль от Цитадели к масс-реле летит примерно часа три-четыре, в зависимости от того, к какому именно реле он направляется. Плюс время ожидания в транспортном потоке, весьма плотном, между прочим. Поскольку "Нормандия" - корабль военный, она автоматически попадала в другую очередь, куда более короткую. Но Джокер проскочил вне очереди, радостно сообщив диспетчеру о присутствии на борту Спектра Совета. Оценил уже преимущества, засранец!
      По кораблю прозвучала короткая трель, сообщающая о начале перехода, нас слегка тряхнуло, звук двигателей стал тише. Мы прыгнули. Теперь - трое суток до следующего реле, выход, перелет к станции разрядки, сама разрядка, возврат к реле, вход в него и новый перелет. И так до самого Кносса.
      Под стандартное "вахту сдал-вахту принял", я покинула мостик и направилась в каюту, оставив корабль на Прессли. Я еще не закончила возню с документами. Надо все это решить сейчас, чтобы не возникало никаких проблем: документ вступает в силу с момента его заверения, а не тогда, когда он попадает в военное ведомство. Пакету со всеми приказами и назначениями еще предстоит пройти через коммуникационный буй, когда мы выйдем из перегона. Как раз удачно. Можно будет подтянуть хвосты.
      Когда я зашла в каюту, то увидела ту же картину, что и три часа назад: Гаррус все так же сидел за столом, обложившись датападами и выводя на огромный экран те документы, с которыми он работал в данный момент. Увидев меня, он коротко кивнул и вновь опустил глаза на экран небольшого портативного личного компьютера, чем-то напоминающего суперкомпактный ультрабук с голографической клавиатурой и сенсорным монитором. Цветным, а не уже привычным мне оранжевым кошмаром, широко распространенном в пределах Альянса Систем!
      - Ты же должен сейчас спать.
      Я села за стол возле турианца, глянула на экран. Техническая документация на корабль. На тактическом мониторе на стене - схемы и попалубные планы. Он пожал плечами и ответил:
      - Я уже услышал от доктора Чаквас лекцию о безответственном отношении к собственному здоровью.
      Еще бы ему не услышать! Удивительно только, что доктор не настояла на своем и не заставила его лечь.
      - Тебе разрешили продолжать работу?
      - С трудом. - усмехнулся Гаррус.
      - На чем мы остановились?
      - На формировании групп и распределении обязанностей.
      - С кого начнем?
      - Полагаю, со старшего помощника.
      На какое-то мгновение промелькнуло сочувствие к Прессли, на которого я собиралась сгрузить корабль, но быстро пропало. Что уж поделать, не повезло старпому. Судьба у него такая. Он в любом случае будет выполнять эту работу, так пусть же это хотя бы будет официально заверено и соответственно оплачиваться.
      Гаррус убрал с экрана техдокументацию и вывел текст приказа. Прочитав его, я заверила документ личной подписью, которая в век развитых технологий состояла из биометрического оттиска, снимаемого моим инструментроном. С этого момента старший помощник капитана Чарльз Прессли вступал в должность исполняющего обязанности капитана "Нормандии" со всеми правами и обязанностями. Соответствующее уведомление было отправлено на его личный терминал и копия - на инструментрон. Помощников пусть себе назначит сам, благо, теперь у него есть такая возможность.
      Дальше мы провели перераспределение бойцов, переведя Дэрга и Дилана в личный отряд Спектра, куда уже приписаны Рекс и Гаррус, исключив из группы высадки, в которой на данный момент числились только Кайден Аленко и Эшли Уильямс. Это позволит мне не брать их с собой в случае чего, поскольку группа высадки по факту недоукомплектована и не готова к ведению боевых действий.
      Как бы я потом не получила какую-то подачу от реальности по этому поводу.
      Пояснять Гаррусу причину такого решения не потребовалось: он прекрасно понимал, что кадровые военные Альянса не всегда уместны на задании Спектра Совета, а переводить их запросом в личный отряд... Нет, спасибо. Я не настолько выжила из ума, чтобы включать в мультивидовый отряд убежденную ксенофобку, особенно ярко нелюбящую турианцев из-за событий на Шанси и судьбы ее деда, генерала Уильямса.
      А ведь с Эшли и правда придется что-то делать. Когда она узнает, что наставником Найлуса является небезызвестный Сарен Артериус, отдавший приказ о нападении на Иден Прайм, при котором был уничтожен весь ее отряд... будет ой. Это сейчас она все еще в блаженном неведении, но информация рано или поздно всплывет. А уж что будет, если подтвердятся мои догадки о самом Сарене, и мне удастся его вытащить из-под влияния Властелина...
      Мда.
      Ладно, демоны с ней, с Эшли. Буду решать проблемы по мере их поступления. Жаль, что этот долбанный канон не позволит сбагрить ее Андерсону. Они бы нашли общий язык на почве ненависти к Артериусу. А Андерсон легендарного Спектра действительно ненавидит, хоть и пытается сам себе соврать и доказать, что это - не так. И это - проблема, которая наверняка аукнется в будущем. Сохранить хорошие отношения с моим бывшим капитаном можно только в том случае, если я уничтожу Сарена. Если я его спасу, капитан мне этого не простит. А если и простит, то не забудет. Никогда.
      Появляется ощущение, что эта реальность вынуждает меня сделать выбор, четко разделив разумных на два лагеря: Альянс Систем с Андерсоном, Эшли, Кайденом, "Цербером" и родимым человечеством и Пространство Цитадели с Найлусом, Гаррусом, Тали, Рексом, Лиарой и, возможно, Сареном Артериусом. Или-или.
      - Имрир? Что-то случилось?
      Тихий встревоженный вибрирующий голос выдернул меня из неприятных мыслей.
      - Я просто задумалась.
      - Проблемы? - осторожно спросил Гаррус, пристально всматриваясь в мое лицо.
      - Куда ж без них? - покачав головой, я потерла ноющие виски. Менталистика перегружала мозг. Надо поспать. Еще не хватало словить сенситивный шок и впасть в кому на неопределенный срок.
      - Я могу помочь?
      - Ты уже помогаешь, Гаррус. К сожалению, некоторые проблемы не решить так просто. Особенно, если в их возникновении виноваты чужие убеждения и слепая вера.
      Гаррус убрал руку от клавиатуры и положил на стол. В ментале - понимание и легкая досада, замешанная на каком-то усталом смирении и глухом раздражении. Конфликтные эмоции, порой - противоречивые. Турианец прекрасно понял, о чем я говорю. Он - далеко не дурак, слух - острый, и для хорошего следователя не составило труда вычислить, как к нему относятся на этом корабле. К нему и ко всем остальным не-людям.
      - Убеждения могу меняться. - нейтрально сказал он.
      - Могут, если доступно пояснить. - сухо ответила я. - Вот только, боюсь, мои методы воздействия могут показаться... бесчеловечными и неоправданно жестокими. Я считаю, что слова и хороший удар в морду доносят информацию до мозга куда надежнее, чем одни слова. По крайней мере, не позволяют этим словам тут же вылететь из головы.
      Мандибулы едва заметно дернулись: Гаррус не сдержал улыбки. Эмоции посветлели, турианец чуть повеселел.
      - У людей так не принято.
      - Официально? Нет. Но удар в морду может быть и фигуральным. - я фыркнула. - Да и репутация у меня подходящая, так что никто не удивится, если получит под дых. Очень удобно, между прочим.
      Гаррус полыхнул ярким весельем и иронией. О как! Да он знает репутацию моего реципиента! Ознакомился в ходе расследования? Вполне вероятно, если вспомнить его слова о моем тезке.
      - Что там дальше?
      - Тали"Зора. - подсказал Гаррус.
      - Тали... На мой взгляд, выбор очевиден.
      Вакариан тихо фыркнул смешком и застрочил по клавиатуре, а на экране быстро появлялся приказ о назначении кварианки в состав инженерной группы корабля. Правильно. Нечего ей бегать по полям с пушкой наперевес! Еще не хватало, чтобы ей повредило единственный скафандр какой-то шальной пулей! Профессиональных убийц в нашей дружной компании вполне хватает. Пусть девушка работает с Адамсом, тем более, он от нее в восторге.
      
      Закончили мы разбирать документы уже поздней корабельной ночью и расползлись по койкам спать. Гаррус подключил приборы, как и обещал нашему суровому доктору, и быстро отключился. А я еще долго смотрела в потолок, проматывая в памяти прошедшее после перерождения время.
      Подумать было о чем.
      Вариант с Жатвой и уничтожением всей разумной жизни в этой части галактики как-то сам собой померк и отодвинулся куда-то на задний план: у меня очень быстро появились привязанности. Просто нереально быстро! Дэрг, Дилан, Гаррус, Найлус, доктор Карин. Тот же советник Спаратус вызывал огромное уважение и некоторый трепет, отодвигая куда-то вдаль позорное желание пройти по легкому пути Жатвы. Волус-сапер. Удивительное создание, вызвавшее просто море позитива. И мой условный враг Сарен Артериус. Необычное существо. Волевой, сильный духовно, властный и жестокий до изумления. Меня разбирало любопытство все сильнее и сильнее. Каковы его истинные мотивы? Что он так настойчиво пытался сказать на Совете своей прямой и неприкрытой ложью? Хотел предупредить о подчиненном состоянии? Или что-то иное? Мне очень хотелось решить эту загадку и понять, что он из себя представляет на самом деле.
      Я обязательно попробую вытащить его из-под влияния Властелина. Хотя бы ради Найлуса. Он очень болезненно воспринял поступок наставника, и эта его резкая рваная душевная боль не давала мне покоя. Оборотная сторона эмпатии, куда ж без нее, родимой.
      Уснуть удалось только после того, как я принудительно понизила активность сознания. Слишком много впечатлений, слишком много мыслей крутилось в голове.
      Опять снилась какая-то ерунда: документы. Они падали и падали, засыпая меня тоннами мелко исписанных листиков, которые периодически превращались в датапады и били по голове. Они словно стремились меня похоронить, а Гарруса, который мог бы меня вытащить, не было: его засыпало почти сразу, невзирая на все его попытки выбраться. А еще документы начали противно пищать. Они падали и пищали. Пищали и падали. Падали и пищали... Пищали... Пищали...
      Сознание включилось рывком. Высокий тревожный писк раздавался в реальности!
      Медицинское оборудование!
      Гаррус!
      
      Я скатилась с койки и подскочила к турианцу. Что такое? Гаррус лежал без движения. С нулевой активностью разума! Не поняла? Как?!! Как это произошло?!
      Дверь открылась, и в каюту влетела растрепанная доктор Чаквас. Считав показания приборов, она спросила:
      - Он что-нибудь еще принимал?
      - Нет. - ответила я. - Мы закончили работу, и он лег спать.
      - Подними Дэрга и Дилана. Его нужно перенести в лазарет!
      - Сейчас! - выдохнула я и вылетела в коридор.
      В столовой сидел Джокер, удивленно провожавший меня взглядом до дверей каюты бойцов, так и не донеся ложку до рта.
      Мужики, увидев растрепанную и босую меня, подорвались мгновенно, не задавая дурных вопросов.
      - Носилки!
      Дилан принес носилки, и уже вдвоем они переложили на них Вакариана и отнесли в лазарет.
      Пока Карин возилась с аппаратурой и делала какие-то тесты, я и мои бойцы стояли у стеночки и дышали через раз, чтобы ее не отвлекать и не мешать. Проснувшийся Найлус тоже молчал. А что тут скажешь?
      - Лишние - вон! - прорычала доктор.
      Как только я развернулась, чтобы уйти, мне в спину прилетело:
      - Имрир, останься!
      Парни вымелись из лазарета, а я села на соседнюю койку, поджав ноги и хмуро глядя на Гарруса. Самое страшное, я до сих пор не чувствовала его в ментале! Я ощущала удивление и беспокойство Найлуса, сосредоточенность и растерянность Карин, непонимание и удивление Джокера, холодную рациональность и легкое недоумение Дилана, шок и поднимающуюся злость Дэрга. Но я не чувствовала самого Гарруса! У него словно вообще разум не работал!
      - Доктор, как его состояние? - спросил Найлус.
      - Странное. - честно ответила Карин, завершая подключение турианца к системе жизнеобеспечения.
      - Доктор. А как же то лекарство, которое дала азари? Она говорила, что оно может помочь.
      - Не в этом случае. - доктор покачала головой. - Препарат помогает вывести токсины из организма, но у офицера Вакариана интоксикация прошла естественным путем: организм турианцев довольно устойчив и быстро восстанавливается, тем более, в таком возрасте.
      - Тогда что это? - недоуменно спросил Найлус.
      Доктор развела руками.
      - Похоже на кому.
      Кома. Я уже однажды встречала подобное. Тоже как откат от благодарной реальности. Если я не ошиблась... можно вытащить парня из этого состояния. Можно попробовать.
      Я соскочила с койки. Если дать резкий и мощный разряд, это может выбить разум из коматозного состояния и запустить сознание в нормальный режим работы. Жизненная энергия - это не дефибриллятор, вреда она не нанесет, а вот заставить организм встрепенуться и вернуться к эталонному рабочему состоянию - может. Найлус, конечно, останется без подпитки на пару часов, но это уже не критично. Мне нужна энергия. Много энергии!
      - Карин, есть идея.
      Приподняв руку Гарруса, я обхватила его кисть под основание большого пальца: как раз там расположен довольно крупный энергетический узел.
      - Имрир, что... - Карин запнулась: кончики моих пальцев начали едва заметно светиться мягким золотистым свечением.
      Тот самый пресловутый золотистый свет исцеления, по факту - концентрированная чистая жизненная энергия, видимая визуально. Еще немного... Пальцы начало покалывать. Должно хватить...
      Только бы сработало!
      Когда заряд пошел в энергосистему Гарруса, его выгнуло дугой, приборы заполошно запищали, регистрируя резкие скачки показателей, а я, наконец-то ощутила, как заработал разум турианца: появились слабые и сумбурные эмоции, поверхностные мысли, практически не несущие смысла, и ментальный шум активного сознания. Мощный всплеск подействовал: Гаррус Вакариан очнулся.
      Глядя, как удивленный до глубины души турианец растерянно смотрит на нас полными непонимания кристально-голубыми глазами, я испытала невыразимое облегчение! Выжил! Ну надо же... он дважды пережил откат от реальности! А ведь оба едва не стоили ему жизни! И оба раза его спасла случайность. В квартире - едва слышимый писк не снятого им же датчика, сейчас - требование Карин спать, подключенным к приборам. Уйди он в свою каюту, и не факт, что утром мы бы не нашли его впавшим в полноценную глубокую кому. Или мертвым, что тоже весьма вероятно.
      - Что случилось? - спросил Гаррус. - Почему я в лазарете? - голубые глаза чуть сузились. - Имрир, у тебя кровь носом идет!
      Я с едва слышным стоном ссыпалась на соседнюю койку, обхватила руками голову. От слабости меня вело. Яркое, сбивающее с ног чувство вины, било по разуму. Твою ж мать, он чуть не помер, а еще виноватым себя чувствует!
      - Возьми. - Карин протянула мне салфетку.
      Запрокинув голову, я прижала ее к носу и едва слышно пробормотала:
      - Демоны дери всем Легионом эту проклятую реальность с ее откатами!
      - Имрир, о чем вы говорите? - спросила доктор.
      - Да об этом откате.
      Яркое недоумение и непонимание перебило остальные эмоции.
      - Стимуляторы не могли дать такие последствия.
      - Я говорю не об откате от стимуляторов. Все гораздо забавнее и страшнее. Странно еще, что на Иден Прайм никого не ранило и не убило. А должно было, при таких-то раскладах.
      - Капрал Дженкинс погиб. - поправила меня Кариан. - Дэрг получил выстрел в плечо.
      Дэрга ранило? Не знала. Дженкинс был обречен с самого начала, и я не вмешалась, чтобы его спасти. А вот Дэрг... Реальность пытается убрать тех, кто мне может помочь? Очень на то похоже.
      - Значит, я не ошиблась. Действительно пошли откаты.
      Доктор нахмурилась, сложила руки на груди.
      - Имрир, может вы поясните, что происходит?
      Я едва сдержала смешок. Пояснить? Я-то могу пояснить! Вопрос в другом.
      - А вы уверены, что хотите это узнать? - вкрадчиво спросила я. - Что готовы поверить в то, что я скажу, даже если это будет из области ненаучной фантастики?
      - Я готов поверить в твои слова. - спокойно сказал Найлус.
      А ведь он действительно готов поверить, не подвергая сказанное сомнениям. Начал доверять? Я всмотрелась в яркие зеленые глаза. Да. Начал. Первое, еще призрачное и хрупкое доверие, которое очень легко разрушить. Он увидел много странного и непонятного. Того, что существовать не могло. Я спасла ему жизнь и дала понять, что знаю больше, чем говорю. И что я могу дать ответы на его вопросы. Когда он захочет их задать. Это - своеобразный жест доверия.
      Доверие порождает доверие. У тех, кто умеет его ценить.
      Гаррус подобрался, бросил один короткий взгляд на сородича и полностью перевел внимание на меня. Тоже понял невысказанные слова. Найлус говорил не только и не столько для меня, сколько для Гарруса.
      Карин же молчала. Только раз кивнула, когда встретила мой вопросительный взгляд. Ну что ж. Раз уж понеслись такие подарки...
      - Я даже не знаю, с чего и начать.
      - Начни с себя. - мягко сказал Найлус. - Полагаю, Гаррус захочет узнать правду.
      Вот умеет он красиво вывернуть слова! В такие моменты я искренне верю, что Найлус - достойный ученик Сарена Артериуса. Такая же изощренная сволочь. "Захочет узнать правду". Хорошо он сказал! Столько намеков в одной фразе. И для меня, и для Вакариана.
      - Я всегда хочу знать ПРАВДУ. - жестко припечатал Гаррус.
      - Она тебе не понравится.
      - Правда никогда никому не нравится. - лениво отмахнулся он.
      - Имрир. - Найлус приподнял руку, привлекая внимание. - Отключи свой инструментрон и сними его.
      Я озадаченно посмотрела на куратора. Это еще зачем?
      - Прошу.
      Если просит... почему бы и нет? Я отключила устройство, сняла широкий браслет с руки и положила на койку. За мной с интересом наблюдал Гаррус, Карин была так же озадачена, как и я.
      - Расскажи нам о себе.
      Гаррус только удивленно заморгал, переводя непонимающий взгляд с Найлуса на меня, но ничего не сказал. Что его так удивило?
      - А что обо мне рассказывать? Безымянная душа, из раза в раз перерождающаяся по воле не пойми каких сил в тех, кто, как хорошо выразился Рекс, "находятся в центре нарождающейся бури". В этот раз я переродилась в Имрир Шепард дней двенадцать назад, отправив ее душу на счастливое перерождение. Имя "Имрир" мне понравилось, и я взяла его себе насовсем. Надоело уже быть безымянной. - я криво усмехнулась. - Пришла в себя как раз незадолго до знаменательной высадки на Иден Прайм - ключевой точки истории этой проклятой всеми богами реальности!
      В каюте воцарилась тишина. Гаррус переваривал услышанное, задумчиво глядя то на меня, то на Найлуса, для которого мои слова не были новостью.
      - Почему наша реальность проклята? - тихо спросил он.
      - Потому что с таким поразительным упорством стремится к коллапсу и уничтожает любого, кто пытается ей в этом стремлении помешать! - буркнула я. - Знаете, я как-то раз попала в реальность, которая меня восемь раз воскрешала, не отпуская на перерождение, пока я не сделала то, что должна была! Была реальность, которая всеми силами мне помогала. Но еще никогда не видела, чтобы реальность так стремилась сдохнуть и угробить все свое население!
      - Почему откат пошел на Гарруса? - задал вопрос Крайк.
      - Он мне помог. И может помочь в будущем.
      - Но я же ничего такого не сделал! - растерянно пробормотал парень.
      - Сделал. Ты уже мне помог решить вопрос с документами. Полагаю, это потом где-то бы всплыло. - я вздохнула, устало потерла виски. - Откаты нарастают по мере раскачивания реальности. Найлус должен был погибнуть на Иден Прайм от руки Сарена Артериуса. Я вмешалась в предопределенную цепь событий, и пошел откат: был ранен Дэрг, а ты, Гаррус, получил шанс подорваться в своей квартире.
      - Я бы не подорвался.
      Скомкав салфетку, я покачала головой.
      - Поверь, если бы ты не выскочил в коридор, понадеявшись на щиты, произошла бы какая-то случайность, из-за которой этот щит не включился. Я уже не единожды видела эту череду смертельных случайностей. Если бы информация о выживании Найлуса стала известна Совету до получения мною статуса Спектра, он бы гарантировано погиб. Любой несчастный случай: кровоизлияние в мозг, отказ аппаратуры, взрыв ядра корабля, любая случайность, вплоть до самых невозможных и безумных вроде отвалившегося лепестка Цитадели, раздавившего этот корабль!
      - Это невозможно!
      - Гаррус, я как-то раз видела, как пустой фанерный ящик, выпав из летящего в стратосфере грузового военного самолета, пробил двенадцать этажей вместе с бетонными перекрытиями и разбил голову разумного, стоявшего в двух шагах от меня.
      О том, что я сидела в клетке исследовательского центра глубоко под землей, я тактично умолчала, как и о том, что этот разумный был единственным, кто мне поверил и хотел помочь.
      - И что, это помогло? - с каким-то странным интересом спросил Гаррус.
      - Нет. Подняла, и он все равно открыл эту клетку.
      - Что значит, подняла?
      - Какую клетку?
      Два вопроса прозвучали совершенно синхронно.
      - Я вам как-нибудь потом расскажу эту историю.
      Мои собеседники переглянулись и кивнули. Друг другу. Что-то мне кажется, потом из меня эту историю вытряхнут с подробностями.
      - Как можно бороться с сопротивлением самой реальности? - спросила Карин.
      - А тут уже вступают в силу глобальные законы метавселенной: любое оказываемое сопротивление равноценно действию, которое его вызвало. Если оно завышено, происходит компенсация: чем яростнее сопротивляется реальность, тем больше шансов на удачное завершение спровоцировавшего откат действия.
      - Иными словами, в наших действиях нам будет сопутствовать успех, но потом мы получим равноценный откат? - скептически спросил Гаррус.
      - Именно! Хорошие перспективы, правда?
      - Я бы сказал - очень хорошие. - Гаррус сел удобнее, поджав одну ногу. - Откат - это неприятно, но, как я понял, его можно нивелировать.
      - Скорее, чудом пережить. Благодаря случайности и только ей. Ты случайно услышал писк. Ты случайно остался в моей каюте, а доктор Чаквас увидела тебя спящим, проверила твое состояние и настояла на подключении к приборам. Иначе было бы полное ощущение отката от стимуляторов, и тебе ввели бы препарат, переданный азари. Я права?
      - Вполне.
      - И каковы были бы последствия? - спросил парень.
      - С большой долей вероятности - летальные. - ответила доктор Чаквас.
      - Тогда чем же я вообще должен заниматься, если я даже в такой мелочи помочь не могу? - озадаченно пробурчал себе под нос расстроенный Гаррус, о чем-то задумался, и тут же спросил: - И почему ты считаешь, что наша реальность стремится к гибели?
      - Потому что такова особенность воплощенной реальности. - честно ответила я. - История какого-то периода ее существования жестко предопределена, и именно события этого временного отрезка являются той нитью, которая и привязывает реальность к эгрегору, породившему ее и дающему энергию, необходимую для существования. И он же ее убивает: как только эта цепь событий пройдет до конца, реальность отрезается от подпитки и схлопывается, поскольку другого источника энергии не имеет.
      Воцарилось молчание. Мои слова обдумывали в тишине, нарушаемой только едва слышным попискиванием аппаратуры. Не самая приятная информация. Но я и не обещала, что мои слова кому-то понравятся. Я обещала рассказать правду.
      - Как вообще можно спасти реальность при таких условиях? - растерянно спросил Гаррус.
      - Все просто до банальности: ее надо столкнуть с предопределенной колеи развития, и реальность воплощенная станет реальностью отраженной, получив подпитку от самого Древа. Она станет самостоятельной и самодостаточной.
      - Почему мне кажется, что это "просто до банальности" звучит как "невыполнимо"? - скептически спросил Крайк.
      - Потому что изменить судьбу реальности может только тот, кто пришел в нее извне.
      - Как ты?
      - Как я. Это - своеобразный инструмент мироздания, дающий шанс реальности на выживание, а мне - возможность для развития. Или шанс сдохнуть в момент коллапса загибающейся реальности.
      О том, что помимо меня менять реальность может и Найлус, я умолчала. Эта информация сейчас... несколько не к месту. Особенно учитывая появившуюся и крепнущую решимость Гарруса. Что-то он уже придумал. И только он открыл рот, чтобы что-то сказать, его опередили:
      - Как я понимаю, мы живем именно в этот период?
      - Да, Найлус. Предопределенная история, так называемый "канон", начавшийся на Иден Прайм. Это - первая, можно сказать базисная точка цепи событий.
      - Что это за цепь событий? - спросил Гаррус.
      Я от этого простого вопроса несколько растерялась.
      - То есть, ты мне веришь?
      - Да. - спокойный ответ и искреннее удивление в ментале.
      - Первый раз встречаю разумных, которые верят в мои слова сходу и без веских доказательств.
      Гаррус усмехнулся и ехидно заметил:
      - Ну почему же без доказательств? Я первый раз вижу человека, который слышит и понимает все тонкости нашей субгармоники, которая, кстати, выходит за границы человеческого слуха. Я уже не говорю о способности говорить на чистом турианском без малейшего акцента. Человеческое горло физически не способно воспроизводить большинство звуков нашей речи. Более того, в зависимости от того, кому ты отвечаешь, мне или Найлусу, изменяется и диалект, на котором ты говоришь.
      - Не обратил внимания. - хмыкнул Найлус.
      - Я же следователь. - пожал плечами Гаррус.
      Неожиданно. Как-то об этом я не подумала. И не обратила внимания на непроизвольную смену речи. Отсутствие лингвистических барьеров - это один из базовых законов перерождения, что не раз меня спасало. Вот уж не думала, что он может и подставить... как и послужить доказательством моих слов.
      - Так что там с цепью событий? - переспросил Вакариан. - Как к ней относятся события на Иден Прайм и получение статуса Спектра?
      - Маяк на Иден Прайм и получение статуса - это ключевые точки, которые не поддаются изменению. - ответила я.
      - Я могу понять, почему ты не сообщила о выживании Найлуса. Но не могу понять, почему именно до получения статуса, а не до вылета с Цитадели?
      - Потому что получение статуса - это финальная точка, и запускает начало нового отрезка истории. Я могу пройти эту цепочку событий разными путями, но условия ключевых точек должны выполняться, пока я не смогу раскачать реальность достаточно, чтобы она начала допускать глобальные изменения.
      - И какова дальнейшая цепь событий?
      - Тебе рассказать в общем или о том, что может произойти в ближайшее время? - устало спросила я. - Учти, мои знания касаются только основных событий, и гарантировать я могу только полное соответствие с одной-единственной неизменной узловой точкой. Цепь событий может изгибаться, могут меняться ключевые персоны: на суть это не повлияет.
      - В таком случае, давай сосредоточимся на ближайшем будущем и возможных откатах.
      - Гаррус, невозможно предугадать откаты. Это может быть что угодно и из-за чего угодно. Как лотерея. Повезет или нет.
      - Что ты можешь сказать о текущем задании?
      - Мы летим на Терум за дочерью Леди Бенезии - Лиарой Т"Сони, молодым ученым, занимающейся изучением протеанских руин, если так можно назвать полностью работоспособный комплекс.
      - Чего нам ждать?
      - Гетов, возможно - крогана. Лиара во время нападения должна включить систему защиты и попасться как нарушитель в силовой пузырь без пищи и воды.
      - Поэтому ты так спешила?
      - Да.
      Гаррус замолчал, что-то обдумывая. В ментале царило спокойствие. Все удивление, непонимание, неверие и прочие сильные эмоции растворились в сосредоточенности и холодной рациональности.
      - Учитывая сказанное, мне не помешает обновить информацию о физиологии азари. - негромко сказала доктор Чаквас, ни к кому конкретно не обращаясь.
      Найлус поморщился и сказал:
      - Досадно, что я сейчас бесполезен.
      - Ну почему же? - ухмыльнулся Гаррус.
      - И что ты придумал? - сухо и с долей опаски спросил Крайк.
      - Будешь проводить инструктаж и учения экипажа по действиям во внештатных и аварийных ситуациях.
      - Почему я? - искренне удивился он.
      - Тебя все равно экипаж не любит. Так хоть будет за что.
      Железная логика!
      - Уже понял? - поморщился Спектр.
      - Найлус, у меня тоже хороший слух. - фыркнул Вакариан.
      - Я подумаю. - протянул Крайк, а ментал полыхнул ярким предвкушением и азартом.
      - Я помогу Имрир провести инвентаризацию и...
      - Нет, не поможешь. - отрубила я.
      Спорить Гаррус не стал.
      - Что же мне тогда делать?
      Я едва не ляпнула: "Калибровать!", но вовремя прикусила язык. Гаррус шутки не поймет.
      - Крайк, как думаешь, меня пустят к орудиям корабля? - продолжал рассуждать парень.
      Ответом ему был полный скепсиса взгляд зеленых глаз.
      Вакариан и большие пушки! Что-то остается неизменным! Я прикрыла лицо руками, пряча улыбку. Главный калибровшик корабля ищет жертву.
      - В трюме вездеход стоит. - иронично заметил Найлус. - У него тоже пушка есть. Большая.
      Кажется, Найлус все же заметил мою улыбку. Гаррус встрепенулся.
      - А ведь у группы высадки нет механиков! Может, кто-то из подопечных Адамса им занимается?
      - Нет. У нас были механики в группе высадки, которые им занимались. - сказала я, титаническим усилием задавив смех.
      - Не возражаешь, если я гляну? - осторожно спросил он.
      - Не возражаю.
      Я так и не смогла сдержать улыбку. Гаррус просто невозможен!
      Стоило только ему найти хоть какое-то занятие, как он навострился сбежать: турианец сел на койке и опустил ноги на пол.
      - Офицер Вакариан! - отчеканила доктор. - Вы куда собрались?
      Парень суть вопроса просек мгновенно и совершенно по-детски растерялся.
      - Но...
      - Вы еще сутки не покинете лазарет.
      - Я же...
      - Турианские сутки. - добила Карин.
      Гаррус смешно пошевелил носом, растерянно посмотрел на меня, на Найлуса, который откровенно забавлялся, на непреклонного доктора, и вновь уселся на койку, поджав ноги. В этот момент он был до смешного похож на обиженного котенка, закинутого обратно в корзинку, из которой только-только вылез.
      - Я пойду. - едва смогла выдавить я и выскочила из лазарета.
      Уже в столовой меня пробило: опершись рукой о стену, я от души расхохоталась.
      - Душка, что случилось? - спросил меня Дэрг.
      - Гаррус очнулся и захотел сбежать из лазарета. - похихикивая, сказала я.
      - И как успехи? - спросил Джокер.
      - А ты как думаешь?
      Джокер хихикнул и похромал к дверям лазарета.
      - Я хочу это видеть! Все равно в лазарет надо.
      
      Уж не знаю, что там увидел Джокер, как и о чем они договорились между собой, что они сказали Прессли, но за пятнадцать минут до подъема нас разбудил счастливый и полный предвкушения голос пилота, сообщивший:
      - Внимание по кораблю! Учебная тревога! В результате пробоя обшивки левого борта командной палубы произошла разгерметизация!
      
      
      
      
       Глава 17: Тау Артемиды: Терум
      
      
      В который раз эта вселенная показывает мне свои отличия от породившего ее эгрегора. Я еще после Иден-Прайм поняла, что космические перелеты в реальности мало похожи на то, что показано в каноне, но именно сейчас я смогла это оценить по достоинству.
      Не было никаких мгновенных перемещений от реле к реле. Были длительные и утомительные перелеты в туннеле, пробиваемом в ткани пространства установкой масс-ретранслятора. Эти устройства не разгоняли корабль до невиданных скоростей подобно пушке. Они создавали своеобразные направленные персональные коридоры от точки старта до реле-приемника, которое выполняло роль якоря-стабилизатора, не давая туннелю развалиться и выкинуть корабль где-то на полпути. Внутри этого туннеля корабль двигался относительно самостоятельно: можно было увеличивать или уменьшать скорость, но она не должна падать ниже скорости разгона, которую задавало стартовое реле, иначе корабль просто выпадал из коридора в обычное пространство. И, чаще всего, бесследно исчезал, будучи не в силах самостоятельно вернуться домой.
      Если соблюдать это несложное правило, перелеты совершенно безопасны. Даже выход из туннеля продуман: реле выбрасывает корабли в строго заданной плоскости, перпендикулярной оси ретранслятора, четко соблюдая систему разброса выходящих из перегона судов, чтобы исключить риск столкновения. Скорректировать выход, конечно, можно, но только в пределах отведенного коридора.
      Прекрасная и надежная система межзвездного транспортного потока. Вот только чтобы ее создать, необходимо уметь передвигаться по космосу самостоятельно: реле-приемник требуется установить в точке выхода, настроить и включить в общую сеть.
      Еще одна особенность перелетов, которая никоим образом не отражена в каноне - это разрядка. Не двигателей, не ядра. Аккумуляторов. При перелете по туннелю, двигатели каким-то непонятным мне образом накапливали огромный заряд энергии, который уходил в эти самые аккумуляторы, расположенные вдоль всей длины корабля, и их требовалось регулярно и очень часто разряжать, поскольку емкость была явно недостаточной для нормальной работы мощного двигателя.
      Для "Нормандии" разрядка - главная головная боль Джокера. Маршрут приходилось прокладывать так, чтобы успевать долететь до точки назначения раньше, чем излишки энергии переполнят аккумуляторы, перекинутся на корпус и двигатели и станут причиной катастрофы. Из-за подобной особенности нашего драгоценного прототипа, полет до системы Кносс затянулся на девять суток вместо расчетных восьми: из-за аварии на одной из станций разрядки нам пришлось шестнадцать часов висеть в дрейфе вместе с патрульной эскадрой Иерархии, техники которой помогали восстанавливать повреждения. А после того, как станция заработала, мы пропустили вне очереди огромный грузовоз, у которого от переизбытка энергии уже начал искрить корпус.
      Время простоя было использовано для проведения пары внеочередных учебных тревог: Чарльз Прессли, впечатлившись результатами первой такой тревоги, быстро составил вместе с Найлусом план учений на пару декад вперед, и теперь Спектр, не выходя из лазарета, изобретательно и с особым цинизмом гонял свободный от вахт экипаж, отрабатывая аварийные ситуации, требующие выхода в открытый космос или ремонта на обшивке корабля. Управлял он этим занятным процессом с помощью огромной объемной схемы корабля и с посильной помощью веселящегося Джокера, который стабильно "погибал" во время каждого учения, поскольку раз за разом "оставался" в рубке до последнего, пытаясь сохранить корабль.
      Первая внеочередная учебная тревога завершилась через три часа гибелью всего экипажа: поднять заклинившую створку, закрывающую спасательные капсулы, им не удалось, а по исходным данным весь инженерный отсек погиб на месте. Вместе с десантным. Правда, это условие Найлус ввел уже в процессе, когда понял, что еще минут десять, и Гаррус с Диланом просто снимут эту самую створку с подъемного механизма: выяснилось, что наш снайпер, прослужив два года на патрульном корабле Иерархии, прекрасно знал, что делать в подобных ситуациях, а Дилан просто любит возиться с техникой и проблем с разбором креплений не испытывал.
      Условия поломки подъемного механизма задавал Грег Адамс, он же на разборе результатов учений подробно объяснил, что требовалось сделать для того, чтобы спастись. Заодно всплыла крайне занятная особенность "Нормандии": для запуска спасательных капсул необходимо разрешение капитана корабля, отданное со специального пульта после введения в этот пульт особого кода, который мне никто не передал!
      Просто - нет слов!
      Если погибает капитан и исполняющий его обязанности, корабль никто покинуть не может, поскольку отстрел капсул изнутри не предусмотрен. На мой нескромный вопрос Адамсу относительно странной логики системы запуска спаскапсул, главный инженер откровенно растерялся, и честно сказал, что корабль дорабатывала специальная команда техников, присланная ВКС Альянса. И все это произошло до того, как Адамс и старший помощник Чарльз Прессли получили назначение на "Нормандию". Как сказал им Андерсон, это было сделано для "увеличения безопасности корабля". О какой безопасности шла речь, я в упор не понимаю.
      Адамс ситуацией проникся и клятвенно меня уверил, что он постарается разобраться с системой запуска до возвращения на Цитадель. Тали отвлеклась от двигателей и вместе с парнишкой из группы Адамса развлекались подбором этого кода. Гаррус честно предложил помощь со взломом, но его прогнали, и расстроившийся турианец вернулся к ремонту "Мако".
      Очень надеюсь, что они этот код подберут или хотя бы взломают систему защиты!
      К слову сказать, при первой тревоге я этот проклятый пульт не нашла, а из боевой группы выжили только инопланетяне и Дилан, который сразу надел броню: как показала практика, у нас не хватало дыхательных масок и весь экипаж, исключая инженерный отсек, "погиб", не найдя в нужном количестве эти самые маски. Хорошо хоть погиб условно, а не реально, как могло бы произойти при настоящей аварии. Неудивительно, что по канону при уничтожении первой "Нормандии" погибла половина экипажа.
      
      Вот так бурно и весело проходил перелет до Терума.
      После каждого учения мы в очередной раз вносили правки в инструкцию о действиях в критических ситуациях, в которой учитывались реалии нашего всеми любимого прототипа, а баталер составлял все возрастающий список того, что нам надо СРОЧНО закупить, по ходу дела получив втык за припрятанные на складе кофе и сахар.
      Найлуса откровенно возненавидели: время для учебных тревог он выбирал самое неподходящее, задачи ставил изобретательно и внимательно следил за действиями каждого члена экипажа, чтобы потом, на разборе результатов, без всякой жалости указать на все ошибки, подробно описывая, что надо было делать в каждом конкретном случае. А ведь он как-то раз вскользь заметил, что сейчас проводятся учения при авариях вне боевой обстановки. Под конец перелета провели две тренировки в условиях, имитирующих боевые...
      Одна из них - захват судна во время стоянки на станции группой вооруженных людей, роль которых выполнял мой отряд, как всегда условно погибший. Как ни печально, корабль они взяли минут за десять, и то, Рекса еще в самом начале "штурма" убрали из группы как "убитого" по причине собственной невнимательности: кроган проголодался и жрал на ходу. Дэрг с Диланом оторвались от души: сходу "взяв" арсенал, они поднялись по аварийным лесенкам на верхнюю палубу и без особых хлопот скрутили безоружный экипаж. Вдвоем. Гаррус же, закинув в инженерный отсек пару гранат с нервнопаралитическим газом мгновенного действия, отловил меня и "захватил" как ценного заложника вместе со всеми, кто находился в лазарете: едва открылись двери, он всадил по "пуле" в голову Кайдену и Карин, что было зафиксировано визором. Крайк был "захвачен" как ценный источник информации, а доктор, оценив краткое описание полевого допроса, упрекнула Гарруса в излишней жестокости. Эшли же была "убита" в самом начале штурма, когда группа только "проникла" на корабль через трюм. Ответ сержанта нас позабавил: "Это не честно, вы знали, где мы находимся". Конечно знали! Визор Гарруса даже биоритмы тела считывал!
      Второе учение моделировало обратную ситуацию: экипаж должен был отобрать "захваченный" корабль. Нападающие не прошли даже трюм, учитывая, что Рекс продолжал быть условно погибшим и жрал уже в открытую, с интересом наблюдая за происходящим. Лично для Эшли Гаррус даже сообщил свое местоположение, что ей не слишком помогло: стоило только ей высунуться из-за контейнера, как она словила свой законный выстрел в голову. Из "группы захватчиков" "убили" только Дэрга, который просто ломанулся вперед и сумел выбить треть нападавших. Остальных красиво "перестреляли" Гаррус с Диланом.
      И все это происходило под комментарии Джокера, героически сдавшегося "захватчикам". Тоже мне, спортивный комментатор.
      Разбор результатов провел Прессли, а Найлус за всем этим наблюдал через небольшой тактический экран, установленный в лазарете. Старпома глубоко разочаровало то, что он имел неудовольствие наблюдать: трое разумных фактически захватили корабль. Дэрг и Дилан, в полной броне и с оружием, "перебили" безоружный экипаж вообще без проблем! Бойцы с удовольствием наблюдали за своими же действиями на записи, комментируя и остря, не забыв пройтись по боевым навыкам своих жертв, а обиженная и раздраженная Эшли заявила: "Вакариан мухлюет: нельзя так метко стрелять!". Гаррус банально растерялся, не зная, что ответить на такие обвинения. Жующий Рекс флегматично заметил, что "малой Вакариан" по жизни "мухлюет точно между глаз", из-за чего его голову жаждет получить половина Цитадели. Найлуса это повеселило, и этот обормот досмеялся до того, что зашелся кровавым кашлем, после чего вещание было прервано, а Спектра накачали лекарствами, приказав спать.
      Последние сутки перелета экипаж не трогали и дали отдохнуть. Во всем надо знать меру. Ничего, нам еще обратно лететь. Экипаж мы будем гонять до тех пор, пока он не перестанет почти поголовно дохнуть при учениях. Глядишь, и переживут злополучную атаку Коллекционеров...
      
      
      За полчаса до прибытия на Терум, я отдала приказ о подготовке к высадке, и наш пестрый отряд оккупировал трюм. Недовольную и обиженную Эшли я оставила на борту. Может, мозги включатся, и она начнет думать, что, кому и где она говорит. Может даже запомнит, что у турианцев КРАЙНЕ острый слух, и все ее выпады по поводу учений ни для Гарруса, ни даже для Найлуса, не являлись тайной. Кайден за пару часов до высадки загремел в лазарет с приступом сильнейшей мигрени только из-за того, что перепсиховал, пока успокаивал разошедшуюся Эшли. Пусть отлежится. Подвергать его здоровье неоправданному риску, купируя мигрень, не хотелось.
      На планету мы высадимся на "Мако", который был рассчитан на шестерых бойцов десанта. Состав команды вышел такой: я, Гаррус, Рекс, Дэрг и Дилан. Одно место для Лиары.
      
      - Имрир, пять минут до сброса! - раздался голос Джеффа в гарнитуре шлема.
      Винтовка сложилась, выйдя в небоевое положение. Проклятье, мы потеряли почти десять минут, успокаивая Эшли! Хорошо, что Гаррус с Диланом уже вывели вездеход на позицию сброса.
      - Поняла. Гаррус, что с "Мако"?
      - Готов.
      - Заканчивайте сборы. Рекс, если так хочется, возьми с собой еще кассету гранат и хватит их гипнотизировать взглядом!
      Кроган фыркнул, но бокс сгреб. Вооружились мы основательно. Я прямо предупредила, что могут быть проблемы. Отдельно сообщив Прессли и Джокеру, что мы можем столкнуться с гетами, так что "Нормандия" сейчас пребывала в полной боевой готовности и под скрытием приближалась к планете. Заодно проверим эту систему. Так ли она эффективна, как это заявлено.
      Погрузились мы за пару минут до означенного срока, закрепили боксы с гранатами, панацелином и оружием, проверили броню и амуницию. Все в норме.
      - Джокер, мы готовы.
      - Окей, сбрасываю! Держитесь крепче!
      "Мако" качнулся и выпал из трюма "Нормандии", камнем полетев к земле. За рулем сидел Дилан. Заревели тормозные двигатели, сбрасывая скорость, нас тряхнуло, удар, машина встала на колеса, зарокотал ходовой двигатель. Гаррус проскользнул к орудийной башне.
      - Все системы исправны. Можно ехать. - спокойно сообщил холодный безэмоциональный голос бойца.
      "Мако" дрогнул и плавно покатил по каменистой поверхности практически мертвого мира.
      
      Терум выглядел... странно. Тяжелое сумрачное небо, затянутое плотными сине-стальными облаками, жара, безжизненные красноватые скалы, источенные коррозией и временем, тускло светящиеся лавовые озера, придающие планете облик одного из филиалов Преисподней, и возвышающиеся на горизонте здания перерабатывающего завода.
      - Неприятное место. - негромко сказала я. - Как здесь можно жить?
       "Мако" перевалил гребень и выкатился на укатанную дорогу. Джефф сбросил нас куда ближе к заводу, и нам не пришлось проходить шлюзы.
      - Душка, люди на Теруме и не живут. - спокойно возразил Дилан. - Здесь находятся горнорудные и перерабатывающие заводы. И много протеанских руин.
      - Те, кто на этих заводах работают, рядом с ними и живут. - покачала головой я. - И есть те, кто на этой планете родился и называет ее домом.
      "Мако" легко катил по дороге, лавируя между выступающими тут и там камнями, а я сидела как на иголках. Будут геты или нет? Могут ведь и не быть...
      Над вездеходом пронесся десантный корабль гетов, сбросил боевые платформы и свалил в тяжелые тучи. В башне гортанно вскрикнул Гаррус, турель ожила и застрочила куда-то в сторону. Над головой громыхнуло, ракеты сорвались с пилонов и понеслись к встающим на ноги машинам.
      - Джокер! Корабль гетов уходит на три часа!
      Пилот ответил практически сразу:
      - Понял.
      Связь прервалась. Громыхнул взрыв, танк развалился.
      Дорога для нас, сидящих в салоне, смазалась в калейдоскоп выстрелов, резких рывков, неожиданного торможения и старта, скрежещущей ругани Гарруса, проклятий Дэрга и рычащих матюков Рекса. Для турианца не составило труда отстреливать гетов на дальних дистанциях, не давая даже приблизиться к нам, а водитель сделал все, чтобы ни один выстрел нас не задел, так что до развилки дороги мы доехали без особых проблем.
      Открыв карту, мы просматривали местность. Искала я этот вход в шахту с протеанскими руинами на голой интуиции, вытягивая по крупицам информацию из ноосферы планеты, поскольку никакого сигнала бедствия от Лиары не ушло, что логично: азари в пузыре, ее группа перебита. Какой-такой сигнал бедствия?
      Связь щелкнула, выбивая меня из поиска.
      - Личинка сбита! - радостно сообщил нам Джокер по общей связи группы.
      - Чего? - Дэрг поперхнулся воздухом и закашлялся.
      - Какая личинка? - недоуменно спросил Рекс, озвучив вопрос, витавший в воздухе.
      - Ну это корыто на личинку похоже. - еще радостнее сказал довольный пилот, запнулся и поправился: - Было похоже.
      О, так "Норма" перехватила корабль гетов. Это хорошо.
      - Джокер, у тебя больная фантазия. - проворчал Дэрг.
      - Да ну тебя! - обиженно буркнул Джефф, и связь пропала.
      Вход в руины протеан мы нашли довольно быстро, проверив развилку: он располагался возле небольшой перерабатывающей станции, состоящей из трех огромных баков с небольшими лесами и контрольного помещения на распорках, и ничем не отличался от множества шахт, натыканных по округе. Что характерно, завала, не дающего проехать броневику, не было. Все же, станция работала, дорога к ней использовалась куда более массивным транспортом, чем наш шестиместный вездеход, и содержалась в порядке.
      "Мако" затормозил у поворота дороги. Дилан как-то скептически рассматривал высокие баки станции, переводя взгляд на карту и обратно на экран.
      - Рир, глянь. Это оно?
      Я сверилась с картой, посмотрела на экран.
      - Есть еще такие станции рядом со входом в шахту?
      - В округе не вижу. Есть крупнее. Неподалеку завод с тремя выходами.
      - Завод не подходит. Давай помаленьку. Если будут геты, значит, мы угадали.
      Геты были! Когда мы подкатили к станции, Гаррус заметил свернувшегося клубком гета-призрака на распорке, но немного опоздал: тварь шмыгнула куда-то вверх, и тяжелые пули выбили искры в металле.
      Засада накрылась под грохот турели и взрывы ракет. Гаррус оттянулся от души, буквально выкосив неожиданно появившихся синтетиков. Встающий из десантного положения танк был расстрелян и взорван еще до того, как смог стать реальной угрозой. Последними перебили ловких гетов-призраков. Уж слишком верткими и проворными оказались эти твари. И вот, наконец, голос Гарруса сообщил:
      - Чисто!
      - Выходим. Дилан, отгони "Мако" от входа.
      Терум ласково встретил нас мощным тепловым ударом, запахом паленой плоти и жаром раскаленного камня. Рядом со станцией булькала открытая лава, невыносимо смердя какими-то химикатами и извергая в хмурые небеса столб густого черного дыма. У скал догорал грузовоз, наполовину утонув в лаве, зияя дырами от попаданий ракет.
      Пока Дилан отгонял транспорт к отвесной скале, мы быстро проверили станцию, но нашли лишь обугленные трупы рабочих. Трех зарождающихся хасков взорвали с гранатомета вместе с кольями, на которых они висели, и стянули в лаву. Для гарантии, что не встанут.
      Вход в шахту перекрывал массивный запертый круглый люк. Гаррус подбежал к терминалу, сумрак разогнал золотистый свет инструментрона, а дверь, пискнув, распахнулась, пропуская нас в наклонный туннель, пробитый в каменистой почве планеты. Слева и справа тянулись мощные кабели, каждые десять метров - дугообразные массивные крепи с длинными лампами, освещающие уходящий в глубину туннель.
      Первым спускался Рекс с дробовиком, за ним шли Дэрг и Дилан. Чуть позади - Гаррус с "Гарпуном" в руках и я. Турианец периодически просматривал туннель из оптики, и гетов первым заметил именно он.
      Гулко громыхнула снайперская винтовка, писк перезарядки, выстрел. Пара секунд на охлаждение оружия, и вновь - гулкий выстрел.
      - Чисто.
      Рекс только сплюнул.
      - Вакариан! Лишал меня драк на Цитадели, а теперь и тут не даешь?
      Тихий урчащий смешок.
      - Я же не конфисковал твое оружие, Рекс.
      Кроган покачал головой и прорычал неразборчивое ругательство под веселый смех бывшего офицера Службы Безопасности Цитадели. Гаррус получал какое-то особое удовольствие от нашей миссии: ментал полыхал азартом, движения - точные и экономные, полные хищной грации и пластики, нет той неуверенности и налета безнадежности, что следовала за турианцем на Цитадели.
      Гулко рявкнула винтовка: гет в красной броне дернулся, ударился о перила и полетел куда-то вниз. Тихое шипение остывающего оружия, едва слышное довольное урчание и снова:
      - Чисто.
      Рекс сплюнул на пол.
      - Не психуй, будет у тебя еще возможность развеяться. - я легонько постучала по плечу недовольного крогана. - Гетов еще много! Не мешай Гаррусу получать удовольствие.
      Кроган хмыкнул, окинул счастливого турианца оценивающим взглядом, медленно кивнул.
      Туннель закончился широкой металлической платформой, выведя нас в длинную пещеру, дальняя сторона которой призывно мерцала лазурным силовым барьером. Бойцы разошлись по платформе, Рекс метнулся к лестнице: громыхнул дробовик, тонкий писк гета, выстрел и довольное:
      - Чисто!
      Где-то под сходящим к широкому помосту тремя пролетами пандусом мелькнуло что-то красное. Гаррус резко вскинул винтовку, всматриваясь в переплетения металла.
      - Гет внизу. - турианец опустился на колено, наклонился, перегибаясь через край пандуса, гулко рявкнул "Гарпун". - Готов.
      - Рекс, Дэрг, проверьте пролет.
      Гаррус чуть сдвинулся, так, чтобы видеть помосты, ведущие к руинам. Дилан со штурмовой винтовкой прикрывал его спину и присматривал за входом.
      Длинный извилистый пандус привел нас к шахте лифта и широкой навесной площадке, упирающейся в голубую пленку защитного поля, которое перекрывало вход в протеанское строение. Назвать руинами абсолютно целую и полностью работоспособную башню у меня не повернулся язык!
      - Дилан, проверь лифт.
      Боец шустро сбежал с платформы и подлетел к консоли. Гаррус перемахнул перила и легко перебежал по опорам к скале, пристально всматриваясь в зияющую под ногами бездну. Пещера оказалась ОЧЕНЬ глубокой. Определить глубину на глаз было затруднительно: перегнувшись через перила дна я разглядеть не смогла. Рядом глухо булькнул ругательством Дэрг, и меня втянули обратно.
      - Гаррус, есть что-то?
      В ответ - качание головы.
      - Слишком глубоко. Видел какое-то движение, но точно рассмотреть не удалось.
      Турианец сложил "Гарпун" и вернулся к нам. Дилан взломал панель управления лифтом, сетчатая дверь послушно распахнулась.
      
      Лифт спускал нас глубже и глубже. Мимо проносились четырехметровые в высоту и семиметровые в длину овальные секции-окна. Семь, восемь, девять этажей, на глаз - метров по семь-восемь каждый. Некоторые "окна" были перекрыты лазурным барьером, а некоторые - нет. Двери распахнулись, выпуская нас на такой же пандус, что и семьюдесятью метрами выше, а земли все еще не видно. Чуть дальше, возле стены башни, призывно мигал нам красным огоньком на консоли еще один лифт.
      Звенящую тишину пещеры нарушало только наше дыхание да едва слышное гудение защитного барьера. На какое-то мгновение мне показалось, что я услышала тихий свист. Глянула на напряженного турианца, перехватила его встревоженный взгляд, коснулась пальцем уха. В ответ - короткий кивок и шелест встающей в боевое положение винтовки. Значит, не показалось. Рекс поднял дробовик и медленно пошел вперед, водя дулом. Гаррус опустился на колено, опирая ствол "Гарпуна" о край металлического щита, Дэрг присел рядом, полностью скрывшись за сомнительной защитой, Дилан скользнул к стене пещеры, укрывшись за выступающим камнем. Я сняла свой "Гарпун".
      Свист усилился. Гаррус вскинул руку, крутанул кулаком, оттопырив большой и указательный палец: дроны. Я и Дэрг присели за металлическим щитом чуть в стороне. Рекс медленно двинулся вперед.
      Дроны выскочили откуда-то снизу: три штурмовые разновидности, помощнее и потяжелее тех, что убили Дженкинса на Иден Прайм. Кроган вскинул дробовик, практически в упор всадив выстрел в массивную летающую машину гетов. Дрон ссыпался на пандус и затих. Сзади гулко рявкнула винтовка Гарруса, я поймала в прицел третьего дрона, выстрел, чуть ниже темного пятна оптической системы на башке-кепочке. Машина дернулась, заискрилась, заваливаясь на бок. Выстрел дробовика слился с гулом "Гарпуна" Гарруса, и дроны посыпались на помост.
      Тишина просто оглушала. Покидать укрытия мы не спешили. Окутанный щитами Рекс медленно обошел пандусы, но никого и ничего не нашел.
      - Чисто.
      Пока Дилан взламывал консоль лифта, Гаррус всматривался через мощную оптику винтовки в темноту, но толком ничего рассмотреть не удалось. Казалось, в этом месте кроме нас нет ничего живого, хоть я понимала, что это - обманчивое ощущение.
      - Готово!
      Лифт сомкнул створки и покатил вниз. Голубые секции мелькали одна за другой. Три, четыре, пять, шесть, семь..., когда предостерегающий вскрик Гарруса совпал с шумом стрельбы: гетский дрон вынырнул из-за опоры и открыл огонь. По нам эта скотина не попала, проделав дыры в двери лифта, но повредила механизм, и металлическая коробка с грохотом и скрипом понеслась вниз! Дэрг экспрессивно выматерился, вцепившись в поручень, Гаррус спокойно вскинул винтовку и в три выстрела снял дрона, глухо ругнувшись из-за промаха.
      Лифт с лязгом и грохотом пролетел последний этаж и рухнул на закачавшийся пандус. Тряхануло знатно! Рекс только покачнулся, придержав завалившегося на него Дилана, Гаррус легко вскочил на ноги, подобрал выпавший "Гарпун", бережно осматривая оружие, Дэрг отцепился от поручня, а я сидела на попе на полу, крепко обнимая снайперскую винтовку.
      - Все целы?
      - Целы. - ответил мне Рекс, выбивая покореженную дверь одним мощным пинком. - Проклятый дрон! Как выбираться отсюда будем?
      - По опорам. - спокойно сообщил турианец, рассматривая просторную пещеру через оптику. - Вроде чисто.
      И правда, опоры шахты лифта - это мощная двойная двутавровая балка с небольшими квадратными отверстиями, используя которые можно вполне удобно подняться наверх. Рекса подобная перспектива не обрадовала.
      - Я тебе не ящерица-прилипала по балкам лазить!
      Гаррус усмехнулся, перехватил винтовку.
      - Надо будет - полезешь!
      - Не нарывайся, Вакариан! Это - не Цитадель, и ты - не СБЦ-шник!
      Гаррус только ухмыльнулся, ехидно шевельнув мандибулами, что было прекрасно видно сквозь прозрачное забрало шлема. Рекс что-то проворчал и сплюнул.
      
      Рухнувший лифт спустил нас на самое дно пещеры. Основания башни видно не было, значит, где-то под камнем и слежавшейся почвой есть еще этажи. Чуть дальше на опорах стоял небольшой мобильный горный лазер, которым археологи расчищали башню, за ним - три палатки и какой-то хлам, сваленный у стены. В пещере царила гробовая тишина, нарушаемая только производимым нами шумом. Лиара молчала. Канонных криков о помощи не было. Мы... опоздали?
      Дэрг и Дилан перебежали до конца накренившегося пандуса. Врагов не видно, но под нами - довольно просторная пещера. Могут и появиться. Убрав снайперскую винтовку в захваты на спине, я сняла пистолет и спустилась по пандусу, подойдя к мерцающей пленке щита.
      Слава всем богам, живая Лиара Т"Сони обнаружилась там, где и должна: миленькая азари висела в силовом пузыре и молча хлопала глазами, с каким-то странным выражением меня разглядывая.
      Не поняла? А реакция где?
      Поверхностные мысли девушки меня бы позабавили, не будь ситуация настолько критичной: азари считала нас глюками измученного сознания и на внешние раздражители не реагировала. Не то, чтобы мне это особо мешало отключить барьер, я довольно неплохо понимала символы, виднеющиеся на пульте, вот только светить знание протеанского языка перед Лиарой мне не хотелось.
      - Что с ней? - тихо спросил Дилан, останавливаясь возле силового барьера.
      - Она уже четвертые сутки тут висит без воды и еды. - проворчала я. - Мы для нее - плод воспаленного разума.
      - Так она нас глюками считает? - удивленно переспросил Дэрг.
      - Именно. - я усмехнулась. - Проверьте пещеру.
      Короткий осмотр территории дал Рексу возможность немного спустить пар: два гета-штурмовика толклись у палаток, и крогана проморгали. Гаррус благостно позволил Рексу угробить одного из врагов и в наглую пристрелил второго, как только кроган сбил ему щиты. Матюки Рекса эхом разнеслись по пещере.
      - Гаррус, допрыгаешься. - едва слышно прошептала я. - Рекс тебе физиономию когда-нибудь набьет за такие выстрелы.
      Турианец лениво отмахнулся, наблюдая за кроганом через оптику "Гарпуна".
      - На Цитадели он доставил мне немало проблем. - вибрирующий голос прозвучал с долей иронии. - Могу же теперь я потрепать ему нервы?
      - Смотри сам.
      В ответ - тихий урчащий смешок довольного жизнью турианца.
      - Чисто! - злой рык крогана прервал разговор.
      В пещере мы не нашли ничего интересного, более того, терминал управления мобильным буровым лазером оказался поврежден каким-то шальным выстрелом. Гаррус, осмотрев устройство, лишь развел руками. Зато всплыл неожиданный сюрприз: основание башни оказалось заминировано. Притом взрывчатки неизвестный рукодельник заложил СТОЛЬКО, что эта самая башня могла взлететь в космос вместе со всей пещерой.
      Это, случайно, не кроган постарался? Этому виду понятие "правила безопасности" знакомо слабо, а чувство меры не присуще вовсе, так что отдать приказ заминировать он мог. Но закладывали взрывчатку скорее всего геты: слишком аккуратно и тщательно все сделано.
      - Гаррус, как это все взрывается?
      - Дистанционно или вручную. - ответил он. - Я сейчас отключу. Заряды снимать?
      - Снимай.
      Пока Гаррус снимал неожиданный подарок, а Рекс искал под него тару, я рассматривала башню и пыталась придумать, как нам попасть к Лиаре. Взгляд сам собой цеплялся за огромное "окно" тремя этажами выше, не затянутое пленкой щита.
      
      Пока мы зачищали территорию, до Лиары наконец-то дошло, что мы - не глюки, а вполне даже реальные разумные, которые что-то делают в основании башни, и она задала чудесный по своей логике вопрос:
      - Так вы настоящие?
      Бойцы замерли и как по команде уставились на синекожую красотку. Даже Гаррус на мгновение отвлекся от работы.
      - Настоящие, настоящие. - я подошла к щиту. - Кто вы?
      Вопрос глупый, но - необходимый. О том, что мы летим за Лиарой, знали только Найлус и Гаррус.
      - Я - доктор Лиара Т"Сони. - ответила азари. - Я глава археологической группы, которая вела раскопки этих руин.
      Судя по менталу, Гаррус вновь вернулся к работе, разбирая взрывоопасный сюрприз. Только что он получил еще одно подтверждение моей правоты, и последние сомнения у него пропали.
      - А, по-моему, они совершенно целые. - заметил Дэрг, потыкав дулом винтовки гудящий барьер.
      А если бы перемкнуло в ответ?
      Умный ведь парень, но иногда как что-то сделает, так я и не знаю, как реагировать: дать по мозгам или тихо порадоваться, что этого рукодельника не прибило.
      Лиара смутилась, чуть покраснев.
      - Да, эта башня сохранилась на удивление хорошо. Вся аппаратура работает.
      Боец ухмыльнулся, с интересом разглядывая беспомощную красотку.
      - Дэрг!
      Поймав мой выразительный взгляд, он понятливо свалил к лифту следить за верхними ярусами.
      - Как вы оказались в этом пузыре?
      - Я исследовала ру... башню, когда появились геты. Она напали на моих людей и перебили их! А я спряталась здесь! - голос девушки запнулся. - Вы можете в это поверить?! Геты - здесь! За пределами Вуали!
      - Сложно не поверить, когда тебя пытается пристрелить гет. - иронично ответила я. - Продолжайте, доктор Т"Сони.
      - Я активировала защиту башни. Защита мощная и я знала, что она их удержит.
      Интересно, откуда такие познания? Лиара уже сталкивалась с аналогичной действующей технологией? Насколько я знаю, азари не сообщали о подобных находках: все действующие образцы протеанских технологий были на вес нуль-элемента и о каждой судачила вся галактика. Маяк на Иден Прайм - пример того, какое оживление вызывают работающие технологии предшественников. Занятно все это.
      - Видимо, вы где-то что-то нажали не то, и вас словила система безопасности как взломщика. - хмыкнула я, всматриваясь в золотые символы. Отсутствующий лингвистический барьер работал и на письмо, правда, не всегда. Протеанские символы я читать могла, хотя некоторые их значения вводили меня в ступор.
      - Вы... вы можете читать эти знаки?
      - А вы как думаете? - иронично спросила я. - Откуда у меня знание языка?
      - Простите... - голос Лиары прервался.
      Как легко обманываются разумные, делая неправильные выводы из нейтральных слов... Лиара не стала исключением, неверно истолковав мои вопросы. Подошедший Гаррус смотрел задумчиво и с легкой иронией. Что занятно, негатива мой поступок не вызвал. Он прекрасно понимал, что некоторую информацию стоит хранить в тайне. Как, например, знание языка протеан.
      - Доктор Лиара. Я правильно понимаю, что поле не дает вам пошевелиться и фиксирует до кончиков пальцев?
      - Да! Я не могу пошевелиться! Помогите мне выбраться отсюда!
      - Как вам помочь?
      - Здесь есть панель управления. - азари скосила глаза на терминал. - Она должна отключить устройство. Но вам нужно как-то обойти барьер. - Лиара виновато улыбнулась. - В этом вся проблема. Снаружи отключить защиту невозможно, а как вам попасть сюда - я не знаю. Будьте осторожны. С гетами был кроган. Они пытались взломать барьер, но у них не получилось! Они еще где-то здесь!
      - Мы что-нибудь придумаем.
      Я отошла от силового поля и спустилась в пещеру к своим бойцам.
      - Идеи есть, как нам внутрь попасть?
      Гаррус поднял голову, пристально всмотрелся в мое лицо, как-то странно хмыкнул.
      - Я так понимаю, идея у тебя есть, но она тебе не нравится.
      - Тебе тоже не понравится. - я ткнула пальцем в открытое "окно" на три этажа выше.
      - О! - турианец за пару секунд подзавис, просчитывая шансы на успех.
      - Если не найдем альтернативы, полезу. А ты меня подстрахуешь. Подозреваю, что наших бравых бойцов на верхотуру не загнать.
      Дэрг стыдливо отвел глаза, а Рекс заворчал, но ни один не возмутился. А чего возмущаться-то, если оба высоты боятся?
      - Мы спуститься сможем?
      - У меня есть трос. - я похлопала по карабину. - Как чувствовала, что пригодится.
      
      Альтернативы мы не нашли. Взрывать основание башни я запретила: не факт, что нижнее окно не окажется закрыто щитом, а спровоцировать разрушение и затопление лавой мы можем элементарно, если канон не сбрехал. Оно мне надо? Лучше уж я полезу наверх. Как-нибудь переберусь. Думаю, Гаррусу хватит силы помочь мне допрыгнуть до окна.
      После недолгих дебатов мы выбрали способ подъема: по покосившейся балке, которая проходила практически вплотную к "окну", и нам надо было перепрыгнуть около трех метров. Вполне посильное расстояние. Шли мы налегке и из оружия оставались только пистолеты: мало ли кого мы там встретим.
      Через развалившийся лифт перебрались с помощью Рекса, а уже дальше - сами. Подниматься было несложно, и через пару минут я остановилась, повиснув на балке в двух метрах над вожделенным полом. Гаррус поднялся выше. Он должен будет раскачать меня и помочь попасть в открытую секцию.
      Закрепив трос вокруг балки, Гаррус намотал его на руку, крепко обхватывая закованными в броню пальцами тонкую металлическую нить, едва ли три миллиметра в диаметре.
      - Готов.
      Резко оттолкнувшись, я прыгнула в сторону от окна, качнулась на тросе и полетела обратно. Гаррус направлял мое движение, и я без каких-либо проблем влетела в открытую секцию, проскользила по гладкому полу и чуть не соскользнула с края, но натянувшийся трос остановил падение.
      - Я на месте.
      - Понял.
      Гаррус должен проконтролировать мой спуск и проследить, чтобы трос не сорвался. Закрепиться в секции негде: пол гладкий, никаких выступов, края закруглены. Случись что, и я полечу к темнеющему на глубине шести ярусов полу, а это - сорок метров как минимум. Никакая броня не спасет!
      Крепко сжав в кулаке трос, я оттолкнулась ногами от края и спрыгнула вниз. "Окно" пролетело быстро, я уперлась ногами в пролет между этажами, стиснув обеими руками трос и гася скорость падения. Не будь на мне бронированных перчаток - осталась бы без пальцев.
      Внезапно сильные и яркие эмоции заполонили ментал: удивление, резкий острый страх, и так же быстро пропали, натяжение троса неожиданно исчезло, металлическая нить свободно заскользила, и я полетела вниз.
      Что там происходит?
      Резкий рывок остановил падение. Я зависла между этажами, раскачиваясь из стороны в сторону.
      - Гаррус? - осторожно спросила я, остановив качание и упершись ногами в стену.
      - Все в порядке, я держу. - пришел спокойный ответ.
      - Что случилось?
      - Имрир, все в порядке. Спускайся.
      Оттолкнувшись от стены, я ослабила хватку, пропуская трос между пальцами, и пролетела "окно", сжала кулак, притормаживая движение, вновь оттолкнулась и в качании влетела в секцию к Лиаре.
      - Я на месте. Спускайся.
      Ответом мне было молчание и легкая неуверенность.
      - Гаррус?
      - Имрир, я не могу спуститься.
      По коже сыпануло холодом.
      - Гаррус, что случилось?
      Ответил мне Дилан:
      - Рир, он перепрыгнул к тебе.
      Он ЧТО сделал? Зачем?
      - Защита башни активировалась и начала блокировать все секции. - сказал Гаррус. - Щит включился и перерубил трос.
      Вот оно как... Перерубил трос... Так вот что это был за страх. Он боялся за меня... Знал же, что если силовое поле перерубит трос, я гарантированно погибну. Увидев угрозу моей жизни, он отреагировал мгновенно: перепрыгнул в секцию до того, как ее перекроет щит, и сумел удержать трос. А ведь времени между вспышкой эмоций и ослаблением троса прошло всего-то секунд десять, не больше.
      Организм отреагировал запоздавшим страхом, выкинув в кровь адреналин. Неужели очередной привет от реальности? Или просто роковая случайность, которая должна была стоить мне жизни?
      - Придержи трос, я сейчас отключу щиты.
      Лиара видела в своей вешалке молча, но слушала внимательно и выводы сделала правильные. Вон как фонтанирует радостью и запоздалым страхом.
      - Лиара, куда нажать? - исключительно из вежливости спросила я, читая надписи на пульте.
      - На золотистый символ возле круга у левого края консоли. - тут же ответила она.
      Я тронула знак, голубой барьер пропал, но силовой пузырь так и остался висеть, удерживая резко занервничавшую азари. Ничего, пусть пару минут повисит на своей вешалке. Все с ней будет в порядке. Меня сейчас волнует другое.
      - Щит пропал. - спокойно сказал Гаррус.
      - Гаррус, спускайся.
      Трос дернулся и пошел вниз: турианец сбросил его мне, позволяя его смотать. Пока я выбирала трос, Гаррус перепрыгнул обратно на балку и спокойно спустился по ней на пандус. Буквально пара минут, и он вошел в секцию, с неподдельным интересом рассматривая висящую в воздухе азари и мерцающий пульт.
      Лиара нервничала все сильнее, судорожно пытаясь вспомнить, что же надо нажать на пульте, который находился вне ее поля зрения, чтобы убрать пузырь. Бойцы зашли в секцию, с интересом рассматривая пульт и висящую в воздухе синекожую красавицу.
      - И что делать будем? - Дэрг взглядом указал на девушку.
      - Что-что. Снимать. Доктор Лиара, тут символ один мерцает. Может, на него нажать?
      И я тут же ткнула пальцем мерно мерцающий изумрудный символ "нарушитель". Лазурный пузырь с тихим хлопком пропал, и многострадальная Лиара ничком рухнула на пол.
      - Ну надо же, не ошиблась. - протянула я, с интересом наблюдая за девушкой, пытающейся встать.
      Гаррус едва слышно хмыкнул, полыхнув яркой иронией, и достал из набедренного бокса маленькую бутылку с водой. Лиара пыталась встать, но затекшее от долгого висения в неподвижности тело подвело хозяйку, и юная дева только и могла что беспомощно сидеть и растерянно на нас смотреть. Дилан, покачав головой, просто подхватил ее на руки, отмахнувшись от вялых возражений.
      - Выпейте. - Гаррус протянул ей бутылку.
      - Спасибо! - прошептала Лиара.
      - Не могли же мы оставить вас висеть в этом пузыре. - я улыбнулась. - Как отсюда можно выбраться?
      - Здесь есть лифт. - Лиара неопределенно махнула рукой. - По крайней мере, я думаю, что это - лифт.
      Дилан был сама любезность: он присел, давая возможность юной деве дотянуться до пульта и включить подъем платформы. Где-то внизу раздался рокот, и вскоре действительно на наш этаж поднялась большая круглая платформа с уже знакомым нам терминалом в центре.
      Лифт неспешно дополз до верхней точки и остановился, а из-за поворота нарисовался кроган с четырьмя гетами. Трепаться мы не стали и сходу начали бой, пока враг не успел прийти в себя после внезапной и теплой встречи в виде гранаты, прилетевшей под ноги. Гаррус вскинул "Гарпун" и успел всадить в голову гета в черной броне снайпера тяжелую пулю до того, как опешивший незнакомый кроган поднял свое оружие. Шустрый турианец уже переводил прицел на гета-ракетчика в красной броне, когда загрохотал дробовик Рекса, а мой выстрел влетел в штурмовика. Гет спрятался за шестигранным щитом, но тут же получил удар биотикой от злого крогана и безвольной кучей лома растекся по полу.
      Рекс с упоением бил морду своему сородичу, вырвав его оружие вместе с рукой. Мы за этим наблюдали: Гаррус и Дэрг с академическим интересом, Дилан равнодушно, а Лиара только в шоке хлопала глазами, не понимая, почему я не прекращу беспредел. А зачем? Пусть Рекс расслабится, спустит пар. Кровавенько, конечно, но разве это так важно?
      - Кто тебя послал, отрыжка пустыги?
      Мощный удар в лицо, кроган захрипел.
      - Сарен.
      - Зачем? Что вам надо в этой башне?
      - Ее!
      Мы обернулись. Рука крогана указывала на Лиару, растерянно стоящую возле терминала.
      - Живой или мертвой?
      - Живой.
      Громыхнул выстрел, и так и оставшийся неизвестным кроган обмяк.
      - Идем. - я тронула передатчик, вызывая корабль. - Шепард вызывает "Нормандию".
      - Я слышу! - тут же отозвался веселый голос Джокера
      - Мы закончили. Забирай нас отсюда.
      - Сейчас буду!
      Связь пропала. Рекс сплюнул.
      - Пошли уже. - кроган с презрением пнул тело своего сородича. - От этого места у меня холод по шее идет.
      Выбрались мы без каких-либо проблем и глобальных разрушений: протеанская башня так и осталась в полной сохранности, ожидая своих исследователей. Миссия завершена успешно: Лиара спасена, руины сохранены.
      В небе появился изящный силуэт: корабль, лихо развернувшись, приземлился на дорогу чуть ниже перерабатывающей станции. Дилан завел "Мако" в трюм, а мы поднялись на борт своим ходом. Я бросила последний взгляд на чадящий едким дымом ад Терума. Надеюсь, я никогда не вернусь на эту планету. Трап поднялся. Завибрировал пол: "Нормандия" пронзила атмосферу и покинула планету.
      - Куда летим, Имрир? - веселый голос Джеффа вызвал непроизвольную улыбку.
      - Мы возвращаемся на Цитадель.
      
      
      
      
       Глава 18: Как интересно
      
      
      По возвращению на корабль никакого официального разбора результатов миссии я не проводила: бойцы в этом не нуждались. Канонного разговора с Лиарой тоже не было. Какой, к демонам, разговор? Синекожая красотка оказалась в лазарете, как только мы поднялись на борт. Девушка четверо суток провисела в силовой ловушке, и результаты были соответствующие: обезвоживание, истощение, усталость и затекшее тело. Карин подключила ее к приборам, поставила капельницу и накачала лекарствами. Лиара уснула довольно быстро, и, по словам доктора, проспит как минимум сутки. Вот и замечательно. А поговорить мы еще успеем. Лететь до Цитадели нам долго.
      Первые сутки полета прошли тихо и спокойно. Экипаж был занят работой и ждал обещанной учебной тревоги, а ее все не объявляли и не объявляли. Еще через двое суток люди перепсиховали и стали задавать вопросы об учениях Гаррусу, который от такого поворота растерялся и совершенно честно отвечал: "Не знаю". Последний такой допрос произошел во время обеда, и я с интересом за всем этим наблюдала.
      Получив от задерганного турианца уже ставший привычным ответ: "Не знаю", Эшли не выдержала и хмуро сказала:
      - Ну так спроси у своего Спектра!
      Гаррус пожал плечами, чуть отклонился назад, чтобы увидеть меня из-за спины Дэрга, и спросил:
      - Спектр Имрир, у нас будут учения?
      Я от такого сакраментального вопроса чуть не подавилась.
      - Да откуда я знаю?
      - Спектр не знает. - тут же прокомментировал Дилан и протянул Дэргу ладонь в недвусмысленном жесте.
      Дэрг поморщился и отдал Гаррусу еще не распакованный десерт. Турианец молча передал выигрыш Дилану.
      - Ну почему ты у Найлуса не спросил? - расстроенно пробормотал Дэрг.
      - Его же при нас доктор Чаквас из лазарета выставила. - с ухмылкой сказал Дилан. - Забыл, что ли?
      Боец поморщился.
      - Вакариан, а давай я тебе руку сломаю? В лазарет попадешь, узнаешь точно.
      - Ну попробуй. - с усмешкой сказал Гаррус и распечатал свой десерт.
      Дилан покачал головой,
      - Тебе вчерашнего мордобоя мало?
      Дэрг отмахнулся, с интересом рассматривая странное нечто в руках турианца.
      - Это что?
      Ответить турианец не успел.
      - Вкусная штука. - сказал Рекс, бесшумно появившийся из-за спины.
      - Вкусная. - согласился Гаррус. - Это - мой десерт.
      И он показал нам нечто блестящее, черное, словно покрытое хитином с торчащими по бокам то ли отростками, то ли лапками, не понять. Спереди этого непонятного нечто торчало что-то, похожее на хоботок. Ну натуральное насекомое размером с ладонь самого Гарруса!
      - Какая мерзость! - выдохнула Эшли, полыхая отвращением и брезгливостью. - Здесь, между прочим, люди есть пытаются!
      От Рекса полыхнула волна предвкушения и азарта. Наш кроган "ящерицу-переростка" не забыл и получал огромное удовольствие, доставая Эшли. Я с интересом наблюдала за происходящим, но не вмешивалась в их негласное противостояние.
      - Вакариан, еще есть?
      - Один на паек. - Гаррус переводил заинтересованный взгляд с крогана на Эшли.
      - Поделись.
      - Рекс. Ты помнишь, что было в прошлый раз?
      - И что?
      - Это - корабль.
      - Я знаю. - невозмутимо ответил Рекс. - Не убежит.
      Гаррус удивленно моргнул, покосился на довольного Рекса, перевел взгляд на Эшли. Мандибулы дернулись в ухмылке. Турианец протянул когтем вдоль небольшого гребня на этом черном нечте. Лапки дернулись.
      Эшли как-то судорожно сглотнула и уточнила:
      - Оно что, живое?
      - Вообще-то, из глубокой заморозки. - поправил ее Гаррус.
      Кроган ухмыльнулся и проникновенным низким голосом, который был прекрасно слышен во всей столовой, сказал:
      - А его и надо есть живым. Тогда он вкуснее, сочнее и язык пощипывает. А еще так забавно лапками дрыгает, когда с него шкуру сдираешь.
      Эшли резко встала, отнесла свою еду и выбросила ее в утилизатор, буркнув на ходу:
      - Извращенцы! Жуков едят!
      - А что в этом такого? - удивленно спросил Танака, глядя на раздраженную женщину. - У меня на родине жаренных личинок едят. Очень вкусно, между прочим.
      Эшли брезгливо поморщилась и гордо удалилась.
      Гаррус усмехнулся, взял свой десерт за "лапки" и одним движением вскрыл прочную оболочку.
      - Странное насекомое. - пробормотал Дэрг.
      Рекс ухмыльнулся и сказал:
      - Дэрг, это фрукт!
      - Ягода, вообще-то. - поправил его Гаррус, аккуратно разделив фиолетовую мякоть пополам и вытряхнув крупную белую косточку в контейнер. - Рекс. Только к Чаквас зайди.
      Рекс взял предложенное ему лакомство и утопал в медотсек. Вернулся от оттуда через пару минут, довольный, уже без половины ягоды, зато с точно таким же плодом! Неочищенным. Видя наши удивленные взгляды, заявил:
      - С Крайком поменялся.
      Гаррус покачал головой.
      - Рекс, это все же космический корабль!
      - Малой, я ж не Рив! Я почищу.
      - А что было в прошлый раз? - спросил Дэрг.
      Рекс ловко выпотрошил ягоду, закинул половинку в пасть и охотно ответил:
      - Когда этого малого еще в проекте не было, - Рекс кивнул на Гарруса, - я с братом прилетел на Цитадель. Ну и вляпались из-за этого придурка в большие неприятности. Прятались мы от СБЦ на каком-то складе возле Рынков, залезли в контейнер, а в нем были ящики с этими ягодами. Жрать хотелось - словами не передать, а они, когда свежие, пахнут так, что мы слюнями изошлись. На маркировку внимания не обратили. Ну и нажрались. Я-то хоть почистил, а Рив так их жевал.
      - И что было?
      - А что? Повезло, нас Паллин с Вакарианом нашли. Молодые они тогда были, только-только в СБЦ пришли. Уж не знаю, как, но нашли. - Рекс причмокнул, покачал головой. - Хороший мужик, твой отец. Сразу догадался что случилось. Ну и отвез нас в госпиталь при СБЦ.
      - И что?
      - Что-что... два дня с толчка не слазил, а Рива еле откачали, скотину такую. - поморщился Рекс. - Потом пришлось штраф платить. Волус, сволочь, с нас содрал за этот ящик, словно эти ягодки из нуль-элемента были!
      Гаррус усмехнулся.
      - Ты знаешь, сколько готов Мигрирующий Флот за них платить?
      - Тогда и узнал.
      - Они такие дорогие? - удивленно спросил Дилан.
      Рекс поморщился.
      - Дорогие! Этот сорняк по всему Палавену растет!
      - По Палавену - да. - согласно кивнул турианец. - А вот нигде больше расти не желает. И культивировать не получается: вкус теряет. Потому и стоит так дорого.
      - Что, реально сорняк?
      - Да. - совершенно по-человечески пожал плечами Гаррус. - Сорняк сорняком. Переносится на животных: цепляется за все подряд. Выкорчевать сложно. Слишком крепкое растение, да и плоды просто так не раздавишь. До космической эры было с ним немало проблем. Зато хранится долго, если оболочку не повредить, в нем много жидкости и полезных веществ.
      - И вкусная же, гадость. - проворчал Рекс, доедая ягоду.
      - Вкусная. - согласно кивнул Гаррус. - Любимое лакомство детей. Его в основном они и собирают: кустарники очень колючие, крепкие и ветвистые, просто так не пролезешь. Сам собирал, когда мелким был. Ягоды мы или сами ели, или домой относили, или сдавали на любом государственном складе за довольно неплохие деньги. Их всегда принимают.
      Дэрг с интересом рассматривал пустую кожуру. Если не знать, что это ягода, действительно похоже на насекомое: одна сторона выпуклая, темная, поверхность кожуры с более крупным рельефом. Как спинка. Оборотная сторона, наоборот, более светлая и мягкая. А шесть отростков с загнутыми как у репейника крючками, до боли походили на сведенные судорогой тощие лапки.
      - Попробовать дашь?
      Гаррус покосился на Дэрга.
      - Перед доктором Чаквас оправдываться будешь сам. - проворчал турианец и отрезал небольшой кусочек сочной фиолетовой мякоти. - Только не глотай.
      Дэрг закинул кусочек ягоды в рот, пожевал и выдал:
      - Действительно вкусно! И язык пощипывает.
      Боец сглотнул, облизнулся.
      - Я же просил не глотать. - тяжко пробормотал Вакариан, прикрыв глаза. - Они же для тебя несъедобны!
      - Но ведь немного!
      - Но ведь несъедобно!
      - Зато я смогу с Крайком спокойно потрепаться. - отмахнулся неунывающий Дэрг. - И про учения узнаю, а то ведь реально задолбали с этим вопросом! Неужели им так понравилось?
      - Мне казалось, что не особо.
      - Вот потому и спрашивают. Хотят знать, когда очередного захода ждать. - добавил Дилан.
      - Можно подумать, Крайк скажет! - фыркнул Рекс.
      Бойцы рассмеялись.
      - Да, кстати. Где баталер?
      - Рекс, ищи его возле продуктового склада. - сказала я. - Он уже поел и ушел.
      - Значит, опять будет прятаться по кораблю. - проворчал кроган.
      - Тебе что-то надо?
      Рекс показал мне пустой пакет из-под зернового кофе.
      - Еще есть?
      Что-то я не припомню, чтобы Рекс пил кофе. Глянула на удивлённые лица бойцов. В эмоциях - недоумение. Видимо, они тоже его за этим занятием не замечали.
      - Тебе понравился кофе?
      - Да. Вкусная штука. Хочу еще взять, а то этот уже доел.
      Доел? Он что, зерна так сожрал?
      - Рекс, это, вообще-то, напиток. - как-то осторожно заметил Дилан.
      - Я знаю. Но жевать вкуснее.
      С этими словами кроган закинул пустой пакет в утилизатор и отправился ловить по кораблю баталера. Судя по азарту, полыхающему в ментале, Пакти от крогана никуда не денется, а сам процесс охоты на жлобливого баталера доставлял крогану массу удовольствия.
      
      
      Как показала практика, ягодка выходила бурно, активно и долго, со всеми... вытекающими, и следующие два дня Дэрг в столовке не появлялся. Что удивительно, Гаррус втык не получил, но доктор Чаквас потребовала, чтобы все запасы декстро-пищи были заперты отдельно. Во избежание, а то уже любопытные появились. Рекс отделался легким испугом и теперь ходил довольный, пожевывая кофейные зерна.
      Поскольку каюта, которую занимали Гаррус с Найлусом была удивительно маленькой и тесной, я разрешила перенести ящики в мою. Ну, Гаррус их и перенес, аккуратно сложив между раздвинутыми койками, сделав такой себе своеобразный столик. А если чуть сдвинуть койки и на ящики кинуть матрас, можно было получить одну огромную койку.
      На следующий день меня замучало любопытство, и вечером я пошла в лазарет. Ну не может Дэрг получить ТАКОЕ расстройство из-за махонького кусочка! Он не настолько и опасен.
      Стоило мне войти в лазарет, как Карин, не поворачиваясь, сказала:
      - Гаррус Вакариан, вон отсюда!
      Я от такой встречи опешила. Найлус отложил датапад, кивком поприветствовал меня, и с интересом наблюдал за происходящим, а Лиара спала. Что занятно, Дэрга в лазарете я не обнаружила.
      - Что, так часто наведывается?
      Услышав мой голос, доктор повернулась, улыбнулась.
      - По пять-шесть раз на день.
      - А... где?
      - Дэрг? Общается с другом. - усмехнулся Найлус, указав рукой на двери санузла при лазарете.
      Вот тут я удивилась.
      - Доктор, неужели у него такая сильная реакция на декстро-пищу?
      - Скорее, на небольшую дозу слабительного. - улыбаясь, поправила меня Карин. - У Дэрга, как и у Дилана, реакция на декстро-пищу нейтральная. Но его любопытство и сомнительные эксперименты мне еще на Арктуре надоели.
      - Карин, это - жестоко.
      Ответом мне стала добродушная улыбка.
      - Если здравые мысли до него не доходят через голову, приходится их вбивать... другим путем. Возможно, это привьет ему хоть какую-то долю осторожности и здравого смысла.
      Я только и смогла что покачать головой. Дэрга мне чисто по-человечески жалко, но его тяга к сомнительным экспериментам довольно опасна. Вот только я искренне сомневаюсь, что отсидка на толчке хоть что-то изменит.
      - Как Лиара?
      - Заснула, наконец-то. - проворчал Найлус, полыхнув ярким раздражением.
      Не поняла? Это чем синекожая красотка успела ТАК достать обычно крайне спокойного и невозмутимого турианца?
      - Что случилось?
      Найлус поморщился.
      - За эти два дня я успел услышать о протеанах больше, чем за всю свою жизнь. Поскольку наша раса единственный свой артефакт не так давно купила у волусов, мне подробно рассказали о протеанах и их культуре, о важности исследования их наследия, о необходимости присутствия ученых-азари... Да теперь я смело могу написать доклад Спаратусу о влиянии протеан на развитие рас Пространства Цитадели, и о вкладе азари в развитие технологий! - Найлус полыхнул ярким раздражением и злостью. - Имрир, я устал это слушать. Доктору Т"Сони стоит чаще покидать свои раскопки и выходить в общество, чтобы удовлетворить тягу общения!
      - Девочка действительно любит поговорить. - согласно кивнула Карин.
      О как! Неожиданно.
      - Доктор Чаквас, когда вы меня выпишете? - спокойно спросил Найлус, хмуро глядя на спящую Лиару.
      - Спектр Крайк. Какая выписка? Вам еще садиться нельзя!
      - Доктор...
      - И никаких учений! - не повышая голоса отрубила Карин тоном, не подразумевающим пререкания.
      Найлус тяжко вздохнул.
      - Имрир... - короткая пауза. - Ты можешь хоть что-то сделать?
      Чем ему так не понравилась наша азари? Она ведь действительно хороший специалист по протеанам, ну болтлива немного, ну так это же не повод пытаться сбежать из лазарета в ущерб своему здоровью.
      - Есть вариант.
      В принципе, лететь нам долго, и никаких особых дел по дороге не предвидится. Отчего бы и не подлечить?
      - Спектр Крайк. Лазарет вы покинете, когда сможете передвигаться самостоятельно. - припечатала Карин.
      Найлус полыхнул решимостью, и я четко поняла, что он вот прямо сейчас встанет и уйдет, чего бы это ему ни стоило. И ведь сможет! И сделает, даже если он загнется за порогом.
      - Доктор, есть кое-что, что можно попробовать сделать.
      - Что ж. Это будет интересно.
      Доктор Чаквас подняла ширму, отделяя секцию от остального лазарета и излишне любопытных глаз.
      - Доктор, необходим прямой контакт с... поврежденным участком. - обтекаемо сказала я.
      Проклятье! Как неудобно присутствие посторонних! Ладно, Лиара спит, но она может проснуться в любое мгновение: сон поверхностный и очень чуткий. Странно, что она от наших разговоров еще не проснулась. Еще одни любопытные уши сейчас страдали, сидя на унитазе. Не то, что Дэрг представляет какую-то угрозу, но пока я не готова ему объяснять то, что он может увидеть или услышать.
      Доктор меня поняла вполне правильно и быстро сняла перевязку, обнажая рану. Выглядело все это... не слишком хорошо: огромный синяк на всю грудь, отечные синеватые края, бугры швов.
      Ладонь осветилась неравномерным золотым свечением, которое, искрясь и переливаясь, потянулось тонкими струйками вниз, к ране. Я поднесла руку, практически касаясь пальцами кожи, наблюдая, как стекает энергия, вливаясь во вздрогнувшего турианца.
      Это своеобразное лечение не требовало от меня чтения каких-либо заклинаний или нанесения рун, достаточно было четко знать, что я делаю. Достаточно моего желания. Это уже не просто передача энергии, пусть и концентрированной. Это уже первая ступень Целительства: жизненная энергия структурированная, направленная, и идет уже не на нужды всего организма, а только на усиление регенерации на конкретном участке. Эффект появляется практически сразу, он гораздо сильнее, чем при обычной подпитке, но жрет гораздо больше сил, есть ощутимые потери в фон, требует постоянного контроля и внимания. Не особо эффективное лечение, но сейчас я еще не в состоянии сделать что-то более сложное: аура еще полностью не развернулась, организм не приспособился, а постоянные потери энергии лишь усугубляют ситуацию и замедляют процесс.
      - Щекочет?
      - Изнутри.
      - Так и должно быть.
      Заживление шло стремительно, а я чувствовала, как столь же стремительно исчезают силы.
      - Достаточно.
      Спокойный вибрирующий голос припечатал неожиданно жестко. Я отвела руку и прервала подачу энергии.
      - Заметное улучшение. - негромко сказала доктор, глядя на приборы.
      - Завтра надо будет повторить. - я бегло осмотрела заживающую на глазах рану. - Еще пару заходов и можно будет вставать.
      Где-то за спиной доктора Чаквас полыхнуло удивление.
      - А что случилось? - внезапно спросил Дэрг, с интересом заглядывающий в секцию.
      Карин тут же повернулась.
      - В койку.
      - Но, доктор...
      - Дэрг, у тебя постельный режим.
      - Но я же...
      - Должен был думать раньше. До того, как проводить сомнительные эксперименты!
      Понурившийся Дэрг исчез за ширмой. Со стороны это выглядело крайне забавно: Дэрг - здоровенный бугай под два метра, и Карин ему едва до плеча достает макушкой, но стоит ей проявить хоть тень недовольства, как бравый боец тут же затыкается и послушно делает то, что было велено.
      Ментал оживился: удивление и легкая опаска всколыхнули фон.
      - О, доктор Т"Сони! Вы проснулись! - кислый голос Дэрга дал нам понять, что третий пациент очнулся.
      Карин тут же вышла из-за ширмы и занялась синекожей девушкой. Найлус прикрыл глаза, чуть слышно выругался. Яркое раздражение затопило ментал, переплавляясь в холодную злость. Странная реакция. Не верю, что его так достала Лиара! Тут что-то еще. Я вопросительно склонила голову. Найлус поморщился, дернул мандибулами и покачал головой.
      - Сейчас узнаешь. - едва слышный на грани восприятия шепот не был опознан инструментроном, и слова Крайка я услышала так, как он их говорил: резкие, рычащие, чуть вибрирующие звуки, в которых практически невозможно распознать связную речь. - Она ОЧЕНЬ хочет отблагодарить тебя за спасение.
      Вот как? Ладно, пойду и поговорю с Лиарой. Интересно, какая она в реальности.
      Ширма с шелестом ушла в стену: Найлус пожелал наблюдать за нашим разговором, хоть и испытывал не самые радостные чувства.
      - Доктор Т"Сони. - я подошла к койке синекожей красавицы. - Как ваше самочувствие?
      - Благодаря вам - довольно неплохое. Доктор Чаквас говорит, что я скоро поправлюсь. - девушка чуть смущенно улыбнулась. - Я удивлена: она так хорошо знает физиологию азари.
      - Вы в хороших руках. Доктор Чаквас - прекрасный врач.
      Карин на такую характеристику лишь иронично улыбнулась. Ну да, ее не впечатлишь мелкой лестью.
      - Простите, но я не знаю вашего имени.
      - Да, невежливо получилось. Меня зовут Имрир Шепард. Полагаю, с постояльцами нашего лазарета вы уже знакомы?
      Лиара кивнула, бросила быстрый взгляд на Найлуса и поежилась. Да... наставник сейчас был ну просто верх доброжелательности и понимания! И чего это он так невзлюбил Лиару? Только за одну болтливость? Или есть что-то еще? Посмотрим.
      - Я так и не поблагодарила вас за то, что вы спасли меня от гетов. Если бы не вы... - девушка запнулась.
      Найлус чуть слышно хмыкнул, прикрыл глаза.
      - Не стоит. Я рада, что мы прилетели вовремя.
      - Я тоже. - Лиара замялась, подбирая слова. - Я...
      Глянув на мрачного турианца, я сказала сакраментальную фразу, от которой Найлус полыхнул недовольством и раздражением:
      - Расскажите мне о себе, Лиара.
      На такой поворот девушка откровенно растерялась.
      - Обо мне? Боюсь, моя жизнь не настолько интересна. - Лиара моргнула, сжала пальчиками одеяло. - В основном я проводила время на дальних раскопках, добывала из земли всякую ерунду, погребенную в старых протеанских руинах.
      - Опасное занятие.
      Лиара улыбнулась.
      - Да, немного. Иногда я натыкалась на местные формы жизни или сталкивалась с шайками наемников или каперов. Но я всегда была очень осторожна! Меня всегда выручала моя биотика. Пока я не столкнулась с гетами.
      - Вы занимались раскопками в одиночестве?
      - Чаще всего - да. - Лиара кивнула. - Иногда мне необходимо побыть одной.
      - Вы не любите чужое общество?
      Лиара отрицательно покачала головой, сплела пальцы в замок. Девушка ощутимо нервничала. Вот только из-за чего?
      - Дело в том, что я - дочь матриарха.
      - А что в этом плохого? - удивленно спросил внимательно слушающий Дэрг.
      - Ничего. Просто, все ожидали, что я пойду по стопам матери.
      - Кто ваша мать? - спросила Карин.
      - Матриарх Бенезия. Она довольно известна в нашем народе. - видя некоторое непонимание на лице Дэрга, девушка пояснила: - Матриархи ведут своих последователей в будущее, они ищут истину о том, что еще только грядет. Может, поэтому я так заинтересовалась тайнами прошлого? - Лиара досадливо поморщилась. - Глупо звучит, когда говоришь об этом вслух. Будто бы я стала археологом только для того, чтобы сделать назло матери.
      - Многие дети бунтуют против родителей. - мягко сказала я. - Это - естественно в процессе развития.
      - Вы мудры как матриарх, Шепард. - с едва слышным смешком сказала Лиара. - То же самое Бенезия ответила мне, когда я сообщила ей о своем решении стать археологом.
      Занятная реакция.
      - Дело не только в этом. - продолжила азари. - Меня тянуло к прошлому! Протеане были кем-то таинственным, мистическим! Я хотела все о них узнать!
      Сколько в ее голосе восторга и обожествления! Подумать только, как болезненно рухнут те светлые образы, которые девушка себе понапридумывала, когда она встретится с Явиком. А она с ним рано или поздно встретится. Интересно, Язвище в реальности хоть немного похож на себя канонного? Если да, то девочку ждет суровый урок.
      - Я слышала, что вы контактировали с действующей технологией протеан. - неожиданно выдала Лиара.
      Чего?! Это откуда такая занятная информация у девчонки, которая меня второй раз в жизни видит?
      - Откуда вы узнали?
      - Один из ваших людей сказал. - честно ответила Лиара.
      Я перевела вопросительный взгляд на Найлуса. Наставник полыхнул раздражением и ответил:
      - Аленко.
      Вот же болтливая скотина! Видимо, он ничему не учится в этой жизни! Ну вот как так можно? Неужели не понимает, что есть информация, которую не стоит сливать всем подряд! Особенно безобидным и симпатичным девушкам!
      - Вас это заинтересовало?
      - Конечно! Контакт с протеанским Маяком - это огромная редкость! Мало кто способен осознать хоть часть информации! Это...
      - Это звучит так, словно вы хотите меня изучать. - хмыкнула я.
      Лиара вздрогнула, растерянно захлопала глазами.
      - Что? Нет, я не имела в виду ничего, что могло бы вас обидеть, Шепард! Я... я хотела сказать, что вы были бы интересным образцом для глубокого исследования.
      Прелестно просто!
      До Лиары дошло, что она ляпнула. Девушка занервничала, всплеснула руками и расстроенно сказала:
      - Так еще хуже звучит!
      - Все нормально. - я улыбнулась паникующей красотке.
      Найлус слушал с интересом, полыхая яркой иронией. Даже раздражение чуток поутихло.
      - О, Святая Богиня! - миленькая азари расстроилась и поникла. - Наверное, вы меня считаете полной идиоткой. Вот поэтому я предпочитаю работать с компьютерами и записями. Я вечно говорю что-то неловкое в присутствии других.
      - Да успокойтесь, Лиара.
      - Давайте сделаем вид, что этого разговора не было? - жалобно попросила девушка, заглядывая мне в глаза.
      Эк как ее расстроила случайная оговорка. Ну да ладно, не будем заставлять ее нервничать.
      - Я не возражаю.
      Лиара облегченно вздохнула.
      - Расскажите о своей матери, матриархе Бенезии. - мягко сказала я.
      Интересно, расскажет или нет?
      Дева азари явно была настроена на разговор, и потому я получила ответ на свой завуалированный вопрос:
      - Бенезия - могущественный матриарх. У нее много последователей. Она всегда открыто говорила, что азари должны больше участвовать в основных событиях Галактики.
      - У нее есть какие-то дела со Спектрами?
      - Я не знаю. Я давно с ней не виделась.
      - Лиара, вы - первая азари, с которой у меня появилась возможность спокойно поговорить. Я практически ничего не знаю о вашей расе и вашей культуре.
      - О! - девушка оживилась. - Вас интересует наша культура?
      - Вы же первая раса, пришедшая на Цитадель. Конечно, вы меня интересуете.
      Видя вдохновенное выражение на лице Лиары, Найлус поморщился, но ни единым словом не помешал мне общаться с красоткой. Видать и правда, у него с азари связаны какие-то неприятные воспоминания. Это его так Самара задолбала или еще кто-то успел по любимым мозолям потоптаться?
      - Наша раса действительно первой нашла Цитадель. - согласно кивнула девушка. - Мы сыграли важную роль в формировании Совета. При разногласиях в Галактике, мы стараемся всегда быть голосом мира и сотрудничества. Мой народ считает, что мы - часть единого галактического сообщества. Каждый вид вносит свой вклад в общее дело.
      И в какое же общее дело все вносят свой вклад? Ладно, не буду прерывать это юное столетнее создание.
      - Хотя мы стремимся к пониманию других видов, мало кто стремится понять нас. - расстроенно продолжила говорить Лиара. - Галактика полна слухов и домыслов о нашем виде.
      - Например? - спросил любопытствующий Дэрг.
      Девушка смутилась, но ответила:
      - Большинство заблуждений вертится вокруг наших брачных ритуалов. Мы - однополый вид. Для нас понятия "мужчина" и "женщина" не имеют смысла. Но для размножения нам требуется партнер. И этот второй родитель может принадлежать к любому виду и полу.
      - Иными словами, вы можете спариваться с кем угодно? - озадаченно протянул Дэрг.
      Лиара поморщилась. Ну да, наш Гризли - прямо сама тактичность.
      - "Спариваться" - это не совсем верное слово. Физический контакт может присутствовать, а может и отсутствовать. Это - не главное, в чем заключается союз.
      Дэрг удивленно моргнул.
      - Это как?
      - Подлинная связь - это связь разумов. - ответила девушка. - Наша физиология позволяет нам соединяться с другими существами. Мы можем проникать в самые глубины их сознания.
      Я от услышанного окаменела. Они ЧТО могут делать? Переведя взгляд на Найлуса, я увидела в его глазах мрачную иронию. Наставник чуть кивнул, дернул головой, указывая на девушку. Вот как? Он знает. Ладно, потом поговорим на эту крайне занятную тему.
      Тем временем Лиара продолжала рассказывать:
      - Мы исследуем генетическую память их вида. Разделяем базовые элементы их личной и расовой идентичности. Затем мы передаем их черты нашим дочерям. Таким образом мы способны развиваться как вид и понимать другие расы.
      Нет слов! У меня просто нет слов!
      Я, как менталист, могу считывать разум других разумных, но то, что говорит Лиара... Они что, способны считывать инграмму вида? Хорошо хоть сейчас узнала.
      - А что происходит со вторым партнером после вашего союза? - осторожно спросила я.
      - Бывает по-разному. Некоторые союзы - это однократные встречи, после которых родители расстаются. Другие могут быть более длительными. Иногда азари и ее партнер могут оставаться вместе на многие годы.
      - А кто был вашим отцом? - с интересом спросил Дэрг.
      Я едва сдержалась, чтобы от умиления не погладить этого засранца по голове. Вот умеет он задавать нужные вопросы в нужное время! Чутье у него, что ли?
      Лиара на пару долгих минут замолчала, собираясь с мыслями. Я уж думала, что она не ответит, но нет, сказала:
      - Она редко говорила о своем партнере. - синие пальчики нервно сжали край одеяла. - Но я знаю, что мой отец - если вы хотите это так называть - принадлежал к народу азари.
      - Я слышал, что обычно второй партнер - это представитель другого вида. - озадаченно сказал Дэрг.
      - Да, сейчас внутривидовые союзы очень редки. - согласно кивнула Лиара. - Во всяком случае, с целью размножения. Большинство азари считает, что это ослабляет наш генотип. Дочери наследуют расовые черты своих родителей. Если оба родителя - азари, ничего не приобретается. Так, по крайней мере, говорит здравый смысл.
      А ведь девочка-то чистокровная. Видать, эта тема для нее болезненная и неприятная, вон как полыхает старой обидой.
      - Я та, кого называют "чистокровная", хотя ни одна азари не посмеет сказать мне это в лицо. У нас это считается большим оскорблением.
      Забавно, во всех других видах чистокровность - это престижно, они носятся со своей кровью, а у азари все прямо наоборот. Иронично, что сказать.
      Лиара расстроилась еще больше. В ней сейчас говорила обида и горечь:
      - Возможно, партнер Бенезии тяготился их союзом. Даже, наверное, стыдилась при всех признать меня своим потомком.
      Это Этита, что ли? Как раз тот случай! Если не врет канон, а он довольно точно передает характеры, хоть и порой хорошо так привирает с событиями, то Этита - то еще создание. Познакомить их, что ли? Лиаре не помешает жесткая рука папаши. Меньше дурости делать будет.
      - Вы этого не знаете точно. Возможно, что-то случилось, и у нее просто нет возможности с вами встретиться.
      Найлус вопросительно склонил голову. Я обозначила согласие чуть прикрыв глаза: да, я знаю, кто папаня Лиары.
      - Возможно, вы правы. - девушка оживилась. - Я на это надеюсь. Но точно выяснить это невозможно.
      - Ну почему же? Это можно узнать у вашей матери.
      - Она не скажет. Она никогда не говорила о своем партнере. Она растила меня одна, хотя это - не редкость. Азари часто воспитывают детей в одиночку. Особенно, если отец принадлежит к недолговечному виду. Партнер нередко умирает до того, как ребенок успеет повзрослеть.
      - Это тяжело. Знать, что ты переживешь своего избранника. - спокойно сказала я.
      - Мы относимся к этому философски. - пожала плечами Лиара. - Мы мало думаем о неизбежности утраты своего партнера. Предпочитаем наслаждаться тем временем, которое мы можем провести с ним. Когда партнер уходит из этого мира, частица его живет в нас. Союз - это связь, выходящая за рамки пространства и времени.
      Каким бы не был прочным этот их союз, он никогда не заменит того, кого потеряли. Память всегда будет рядом, каждое мгновение, изо дня в день, из года в год, сопровождая до тех пор, пока не погаснет под давлением воспоминаний. Бремя долгожителей. И таких, как я. Тех, кто идет из жизни в жизнь, прекрасно помня то, что было. Помня тех, кто был утрачен. И тогда собственный разум становится злейшим врагом, исподволь разрушая и раскачивая сознание, приводя на грань распада.
      Долгие жизни я старалась не допускать никого в ближний круг. Я старалась не привязываться, не позволяла себе лишних чувств и эмоций. Я же знаю, что потом будет. Знаю, КАК это по мне ударит и что произойдет в итоге. Но эта реальность словно специально сталкивает меня с теми, кто вызывает симпатию. С теми, к кому так легко привязаться. К кому хочется привязаться, ответить доверием на доверие. Стоит ли? Не знаю. Возможно. Я слишком долго была одна, отсекая от себя окружающих, чтобы вот так сразу позволить себе лишние чувства. Время покажет. Подожду до окончательной развертки ауры. Когда я вступлю в полную силу, вот тогда и решу, как мне быть. Стоит ли открыть душу или окончательно закуклиться в своем одиночестве.
      Пауза затягивалась. Хорошо хоть мое молчание списали на неудобство от нетактичного вопроса. Вот только пристальный и задумчивый взгляд Найлуса вызывал здравые опасения. Он - ни в коем разе не дурак, и мои слова понял правильно. Как и Карин. Это Дэрг не знает, что я такое. Лиаре же просто в голову не могло прийти, что я говорю не об их расе. Я говорила о себе.
      К демонам такие мысли! Раз уж у девочки приступ болтливости, надо бы узнать у нее относительно цели наших поисков.
      - Лиара, скажите. Вы в своих исследованиях когда-нибудь встречали название "Канал"?
      Девушка отвлеклась от своих мыслей и перенесла внимание на меня.
      - Да, попадался пару раз.
      - Что вы можете о нем сказать?
      - Только то, что он как-то связан с исчезновением протеан. - развела руками азари. - Это сфера моих исследований. Последние пятьдесят лет я занимаюсь поиском причин их исчезновения. Я еще слишком молода, поэтому мои исследования и не получили достойного внимания. Другие ученые-азари обычно отметают мои теории.
      В голосе Лиары промелькнули искры гнева. Подобное отношение ее задевало, но девушка ничего не могла сделать с общественным мнением и предрассудками.
      - Проблема состоит в поиске доказательств. Протеане чрезвычайно мало оставили после себя. Как будто кто-то не хотел, чтобы тайна была разгадана! Словно кто-то после вымирания протеан прошелся по Галактике и уничтожил все улики!
      Я и Найлус переглянулись, что не укрылось от настороженного взгляда Лиары.
      - Продолжайте, Лиара.
      - Но вот что поразительно. Согласно моим находкам, протеане были не первой расой в Галактике, которая таинственно исчезла на пике своего развития. Этот цикл начался задолго до них!
      Найлус вопросительно глянул на меня. Я кивнула. Лиара совершенно права.
      - Как вы пришли к таким выводам? - хриплый голос Найлуса прозвучал неожиданно громко. - Разве есть доказательства?
      - Я проработала пятьдесят лет! Исследовала каждую крупицу. В конце концов, начала появляться едва заметная связь. Слабый намек на истину. - Лиара стиснула кулачки. - Это трудно объяснить. Я не могу предоставить конкретных доказательств. Это больше похоже на ощущение, порожденное больше чем полувеком кропотливой работы. Но я знаю, что я права! И рано или поздно я смогу это доказать! До протеан существовали другие цивилизации. Цикл повторялся много раз!
      - Если протеане были не первыми, то кто был до них? - спросил Дэрг.
      - Я не знаю. Даже о протеанах почти нет информации, а об их предшественниках - и того меньше! Я не могу обосновать свою теорию, но я знаю, что я права!
      Найлус слушал с интересом, пристально рассматривая нервничающую азари. Девушка нутром чувствовала, что этот турианец имеет право задавать вопросы. Но вот кто он - она не знала. Спектра в Найлусе Лиара не признала, а мы не спешили ее просвещать.
      - Галактика живет в цикле уничтожения. Каждый раз, когда возникает великая цивилизация, ее внезапно и жестоко уничтожают! Остаются лишь руины! - Лиара всплеснула руками. - Протеане создали великую империю, но даже они карабкались по останкам своих предшественников! Их величайшие достижения - Цитадель и ретрансляторы - были построены по технологиям тех, кто был до них! А потом - они исчезли, как и другие цивилизации до них! Я посвятила свою жизнь тому, чтобы выяснить причину этого.
      - Вам это удалось?
      - К сожалению - нет.
      - Название "Пожинатели" или "Жнецы" вам что-то говорит? - спросила я.
      - Я слышала о них. - согласно кивнула Лиара. - О Жнецах упоминается в некоторых дошедших до нас материалах. Есть предположение, что это именно они стоят за уничтожением протеан, но точных доказательств у меня нет. Все упоминания Жнецов мимолетные, часто информация фрагментарна.
      Вот как. Интересно, а чем вообще занимается ВИ на Тессии? Как там его, Месть или Справедливость, не помню точно. Это что, он так изощренно мстит или из чувства справедливости придерживает информацию о Жатве пока Жнецы не прилетят? Откопаем Явика, пусть задаст пару вопросов этому занятному ВИ.
      Неожиданно Дэрг подорвался и умчался размышлять о вечном и великом. Лиара удивленно провожала его взглядом.
      - А... что...
      - Самовольный эксперимент с декстро-пищей. - невозмутимо ответила доктор Чаквас. - Теперь эксперимент и выходит.
      Что на это сказать, Лиара не нашла и теперь удивленно смотрела за двери санузла. В голове синекожей красотки не укладывалось, как можно было сознательно съесть то, чем можно с большой долей вероятности отравиться! Даже в целях эксперимента.
      Пока азари пыталась понять загадочную логику моего бойца, я смоталась из лазарета. Мне есть о чем подумать, да и усталость после лечения Найлуса давала о себе знать.
      В столовой одиноко сидел Гаррус, покачивая в пальцах стакан с остывшим напитком. Увидев меня он встрепенулся.
      - Имрир, как Дэрг?
      Я не сдержала смешок.
      - Как? Размышляет о бренности жизни и собственном идиотизме.
      - Я ж не знал, что у него такая сильная реакция!
      - Успокойся, Гаррус, у Дэрга нейтральная реакция на декстро-пищу, но у доктора Чаквас очень качественное слабительное, и она умело его применяет в воспитательных целях.
      Турианец на какое-то время подзавис, а потом выдал:
      - Неожиданно.
      - Зря ты так думаешь. - ухмыльнулась я. - Завязывай ты уже со своими бдениями и иди спать.
      - По моему времени еще середина дня.
      - Ну, сам смотри. - не удержавшись, я добавила: - Но не забывай, у доктора Чаквас есть много разных интересных препаратов.
      Оставив озадаченного Гарруса переваривать особенности применения простейших препаратов в воспитательных целях, я ушла спать.
      
      
      
      
       Глава 19: Начало проблем
      
      
      Тихо попискивали приборы в полной тишине лазарета, шелестела вентиляция, за тонким перестенком индивидуальной секции раздавалось едва слышное клацанье клавиатуры: Карин работала, заполняя медицинские карты экипажа. Лиара спала, чуть слышно посапывая. Тишь да благодать... если не видеть, ЧТО творится в ментальном плане.
      Найлуса от бешенства просто трясло. Он лежал на койке, закрыв глаза и крепко прижав мандибулы к щекам, руки расслаблены, но пальцы чуть заметно подрагивают, иногда царапая когтями простыню. Внешне - само спокойствие и невозмутимость. Только в том и проблема. Внешне.
      Надо отдать наставнику должное, с Лиарой он общается предельно вежливо и тактично, хотя в эмоциях порой ТАКОЕ творится.... Впрочем, какое это общение? Лиара рассказывала обо всем, о чем только могла вспомнить, найдя в лице молчаливого турианца удобного слушателя, а тот медленно зверел. Некоторые высказывания Лиары давали практически мгновенный отклик: заявления о "голосе мира и справедливости" и "едином галактическом сообществе" приводили его в ярость. В яркую, жгучую, ледяную ярость, замешанную на застарелой и очень сильной ненависти. Что-то произошло в прошлом моего наставника, что-то, из-за чего он невзлюбил... нет, он фактически возненавидел азари.
      Найлус за эти дни открылся с совершенно неожиданной стороны. Теперь я знаю, что он способен на чистую, фактически черную ненависть. И он способен обуздать это столь разрушительное чувство, не давая ему вести себя. Я знаю, что азари, являющаяся центром его ярости, еще жива. А вот другая... та, которая вызывала столь исступленную ненависть, уже погибла. От его руки. Я не стала погружаться в его память. Это - не мое дело. Если он пожелает со мной поделиться, он расскажет.
      - Найлус, успокойся.
      Веки дрогнули, турианец приоткрыл глаза, бросив на меня острый взгляд.
      - Полагаешь, мне это требуется?
      - Ты в ярости. - спокойно ответила я, встречая его взгляд.
      В нечеловечески-ярких зеленых глазах на долю мгновения промелькнул отголосок его истинных чувств и тут же пропал: ярость улеглась, турианец заставил себя успокоиться, уже привычно погасив эмоции и вновь приобретя спокойствие и невозмутимость.
      - Я - спокоен.
      - Теперь - да.
      Зеленые глаза сузились.
      - Я это ощущаю. Твоя ярость - как кипяток по нервам. - я смотрела ему в глаза, чуть расширившиеся от понимания сказанного.
      Найлус покосился на переборку, за которой спала причина столь ярких чувств.
      - Она спит.
      - Она может проснуться. - возразил мне он.
      - Не проснется, пока я этого не позволю. Хотя удерживать ее в состоянии сна очень накладно.
      Клацанье клавиш стихло, Карин полыхнула удивлением и заинтересованностью. Найлус подобрался.
      - Поясни. - жесткий и властный приказ-вопрос, требующий ответа.
      Я едва сдержалась, чтобы не поежиться от враз заледеневшего взгляда.
      Возможно, я слишком форсирую события. Возможно, мне вообще не стоит упоминать об ЭТОМ моем даре... возможно. Но рано или поздно он узнает. И вот как он отреагирует на сокрытие правды тогда? Турианцы - не та раса, которая простит ложь и утаивание подобной информации. Понять - поймет, но не простит и, тем более, не забудет. Стоит ли моя недолговечная тайна разрушенного доверия, которое начинает испытывать ко мне Найлус? Нет. Не стоит. Лучше сказать и узнать его реакцию на столь... специфический дар сейчас.
      - Найлус, мой образ существования не остается без последствий. Идя по жизням, я что-то теряю, а что-то приобретаю. Я развиваюсь как разумное существо. Обретаю Дары. Или проклятия, как посмотреть. Это - одно из них.
      - Ты ощущаешь чужие эмоции? - вопрос задан спокойно, с долей академического интереса. В эмоциях - штиль. Он собран, готов слушать и воспринимать информацию.
      - Не только. Эмпатия - это первая грань моего Дара, который только начал восстанавливаться.
      - Зачем ты мне это рассказываешь?
      - Я хочу, чтобы те..., кто мне не безразличен, знали о моих... - я замялась, подбирая слова, - возможностях до того, как я войду в полную силу. - честный ответ на прямой вопрос.
      - Это настолько критично?
      - Да.
      - Я готов тебя выслушать и не делать поспешных выводов.
      Простая констатация факта. Он действительно готов выслушать, обдумать, проанализировать и сделать выводы. С холодной головой, со стороны голой логики и здравого смысла. И только получив результат, обдумав и приняв его, он позволит себе эмоции. Последствия работы или это его личная черта характера?
      Не важно. Он дает мне шанс.
      - Тебе не понравится правда.
      В ответ - тихий вибрирующий смех.
      - Правда, как говорит Гаррус, никогда никому не нравится. - в зеленых глазах появилась уже привычная спокойная ирония. - Каким же Даром ты владеешь, что одно упоминание о нем так тебя расстраивает?
      Я покачала головой.
      - Дело не в самом даре, а в реакции разумных на его наличие.
      - Вот как?
      - Найлус. Не только азари способны проникать в глубины сознания. То, что они делают - это одна из граней менталистики, которую им дарует их физиология.
      - Ты - менталист? - ментал чуть всколыхнулся от удивления и отголоска старой ярости, но эмоции вновь утихли.
      - Да. Я менталист, раскрывшийся и прошедший обучение в одном из миров, где способность читать мысли и работать с сознанием не является чем-то особенным. На Эгросе таких как я была почти четверть населения. Тогда это было даром, востребованным обществом. Я приносила пользу, работала с людьми, исправляя по их просьбе проблемы и дефекты разума: страхи, глубинные стопоры сознания, панику, купировала кошмары и фобии, помогала вспомнить давно забытое или наоборот, приглушала воспоминания, вызывающие боль. Там такие как я - уважаемые члены общества. Особенно те, у кого дар настолько силен и развит как у меня.
      - Когда твой дар стал проклятием?
      - Сразу же после перерождения. - я поморщилась. - Разные расы, а реакция практически одинаковая. Разумные так искренне опасаются, что кто-то будет копаться в их голове, что даже не берут за труд подумать, а надо ли это кому-то? Процесс мышления сумбурен. Четко считываются только прямые и яркие, так называемые "проговариваемые" мысли. Остальное - назойливый шум, забивающий восприятие, как гул огромной толпы, орущей в голос в зале с хорошей акустикой.
      - "Ты уже можешь считывать такие мысли?" - неожиданно ярко и четко подумал Найлус, пристально глядя мне в глаза.
      Забавно, но мысленный голос турианца был очень похож на голос реальный: та же двойная подгармоника, тот же металлический отзвук, даже мысленно он так же протягивал рычащие звуки, разве что звучал глубже и более четко.
      - "Могу."
      - "И как далеко ты можешь их слышать?"
      Чего? Всмотрелась в зеленые глаза. Азарт и какое-то предвкушение. Похоже, его услышанное не впечатлило. Не понял, что именно я сказала? Да нет, понял. Очень даже хорошо понял, проведя аналогии с азари. Странно, что это его не впечатлило, ведь на совершенно безобидные слова Лиары эмоциональный отклик был более бурным.
      - "Далеко." - ответила я. - "И будь так любезен, думай тише. Я еще не в состоянии блокировать восприятие. Ощущение, словно в ухо орешь."
      Найлус вздрогнул, удивлённо моргнул.
      - "Настолько громко?"
      - "Когда идет прямое обращение или зов ко мне. Устанавливается спонтанная связь, и звучат мысли ОЧЕНЬ громко."
      - "Извини." - он прикрыл глаза, и я услышала новый вопрос: - "Тебе ведь не нужен визуальный контакт для подобного разговора."
      - "Нет. Я могу связаться по слепку ауры. Он позволяет мне найти тебя и протянуть ментальный канал напрямую к разуму." - я едва заметно улыбнулась снова открывшему глаза довольному турианцу. - "И Найлус, смотреть в глаза менталисту - это как приглашение заглянуть в разум."
      Он удивленно моргнул, но... взгляда не отвел.
      - "Полагаю, ты им не воспользуешься."
      - "Отчего такая уверенность?" - я передала ему отголосок своих эмоций: иронию, вопрос, легкий сарказм.
      Найлус чуть слышно хмыкнул, качнул головой.
      - "Если бы ты желала воспользоваться своим даром против меня, ты не стала бы предупреждать о его существовании."
      Сложно не согласиться.
      - "А если это хитрый план, и я хочу втереться в доверие?"
      В ответ - яркое веселье и не менее яркий скепсис.
      - "Тем более, не сказала бы." - эмоции внезапно как отрезало. - "Когда ты войдешь в силу?"
      - "Должна была через три декады после осознания."
      - "Но?"
      - "Но из-за постоянной потери энергии развертка ауры затягивается. И когда произойдет полное ее раскрытие я уже сказать точно не могу: процесс сбит и теперь идет рывками, что не слишком хорошо."
      Взгляд Найлуса потяжелел.
      - "И, зная это, ты все равно продолжаешь меня лечить?"
      Я пожала плечами.
      - "Да. И буду продолжать."
      - "Почему ты делаешь столь многое, чтобы спасти мне жизнь?"
      - "Потому что я сделала выбор."
      Найлус задумался, а я отстранилась от его разума. Пусть подумает. Пусть примет решение. А пока он обдумывает сказанное, я могу спокойно заняться его лечением.
      Мои руки окутались свечением и с пальцев вновь потекли сияющие нити чистой энергии. Найлус едва заметно вздрогнул, перевел на меня совершенно непроницаемый взгляд. Он ничего не говорил, просто наблюдал за мной, а я - как заживают швы и светлеют их края, теряя насыщенную синеву. Организм турианца отзывался поразительно охотно, легко принимая заемную энергию. Сейчас Найлус уже мог свободно садиться, хотя вставать ему Карин еще запрещает, что не слишком его радует: Спектр пытается смотаться из лазарета с того момента, как в нем оказалась Лиара. Присутствие азари раздражает его и вызывает просто бурю негативных эмоций. Девушка лежит на восстановлении, и совсем скоро ее выпишут. Вот только куда бы ее девать и чем занять? Если бы не столь яркая реакция Найлуса, я бы оставила ее в лазарете до прибытия на Цитадель.
      - Имрир, достаточно. - спокойно сказал Найлус, отводя мою руку и прерывая подачу энергии. - Еще немного, и стационарное лечение потребуется тебе.
      - Не потребуется. У меня крепкий организм.
      - Ты - человек. Люди уязвимы и хрупки.
      Видя мою усмешку, Найлус удивленно приподнял надбровные щитки.
      - "Я ошибся?"
      Ментальный канал установился на редкость легко. Быстро же Найлус приспособился к такому методу общения!
      - "Давай вернемся к этому вопросу после того, как я войду в силу."
      Найлус согласно кивнул и расслабленно обмяк, чуть заметно поведя плечами.
      - Как самочувствие?
      - Если учесть, что я должен был от этой раны умереть на месте - просто прекрасное. - иронично ответил он.
      - А если серьезно?
      - Я совершенно серьезен. - сообщил он, а в глазах - лукавство. - Доктор Чаквас. - Найлус чуть повысил голос, прекрасно зная, что Карин его услышит. - Если я смогу встать, вы меня выпишете?
      Перегородка опустилась, являя нашим взорам не слишком довольную женщину.
      - Найлус Крайк. Я понимаю, что вы - не в восторге от соседства, но это не повод пустить насмарку все мои труды и усилия Имрир. Вы уже однажды довели себя до того, что разбередили рану. Вы хотите повторения ситуации?
      - Я буду предельно осторожен. - пообещал Найлус. - Доктор. Я могу с тем же успехом лежать в своей каюте.
      - Зная вас, Спектр, можно предположить, что вы найдете себе занятие, которое не пойдет на пользу вашему здоровью.
      Найлус прикрыл глаза, гася досаду. Пожалуй, в этот раз я его поддержу. Общение с Лиарой давалось ему все труднее и труднее, впрочем, он прекрасно держал себя в руках. Но пребывание в перманентной ярости никак не способствует спокойному лечению, а Найлус начинает злиться, как только миленькая азари открывает рот и начинает вещать о протеанах, собственном виде и его политике в галактике. Иными словами - всегда.
      - Карин, проведите диагностику состояния моего коллеги. Ему и правда стоит сменить место пребывания на более спокойное. - видя колебания доктора, я добавила: - Он же на грани срыва! Это не идет ему на пользу.
      Доктор качнула головой.
      - Имрир, я не могу отпустить из лазарета пациента до его полного выздоровления.
      - Поставьте часть оборудования. Как раньше.
      - Оно просто не влезет в его каюту. - развела руками доктор.
      И правда, пенал-пеналом! Впрочем, на "Нормандии" все каюты такие: места на корабле крайне мало, вот и упаковали поплотнее. Единственное исключение - это неоправданно большая каюта капитана.
      - Гораздо проще выписать азари: ее состояние гораздо стабильнее, хотя восстановление еще не завершено.
      - Я хотела оставить ее в лазарете до конца перелета. - бросив взгляд на вздрогнувшего от такой перспективы Найлуса, добавила: - Я могу уступить часть своей каюты. Поставим перегородку и все дела. Там места много. Заодно смогу усилить отдачу: расстояние будет небольшим и потери в фон снизятся до минимума.
      - Имрир. Я, конечно, могу поставить в каюте часть оборудования. - говорила Карин мягко, словно разговаривала с идиотом. - Но вы же понимаете, что я просто не выпущу из лазарета пациента с недолеченным тяжелым ранением? Тем более, это ваше решение вызовет массу ненужных пересудов. Вы прекрасно знаете отношение экипажа к Спектру.
      - Знаю. - я передернула плечами. - Это - проблема Прессли и его помощника. Я его предупредила, что меня мало волнуют дисциплинарные вопросы, пока они не мешают мне работать. Если этот корабль и его экипаж начнут доставлять слишком много проблем, я буду думать, как решить эти проблемы. Вот только, боюсь, мое решение никому кроме меня не понравится. Если потребуется, я своими руками выкину в космос идиотов, которые будут саботировать мои приказы или подрывать боеспособность группы.
      Карин вздохнула.
      - Вы добавляете мне работы, Имрир.
      Я только развела руками.
      - Рада была бы не доставлять лишних хлопот, но такова уж особенность моей судьбы: я всегда нахожусь в центре бури.
      - Все вы так говорите, а мне потом латать дырки.
      - Карин, я постараюсь до этого не доводить. Так что с Найлусом?
      - Я подумаю и скажу свое решение завтра. Сейчас уже вечер. Имрир, и вам стоит озаботиться СВОИМ здоровьем: вы начинаете напоминать привидение.
      - Хорошо хоть не лежалого зомби. - я поморщилась.
      - Полагаю, если вы продолжите в том же духе, до этого состояния дойдете довольно быстро и тут же займете соседнюю койку.
      В словах Карин есть правда: постоянная энергопотеря не лучшим образом сказывалась на моем самочувствии, поскольку львиная доля свободного резерва проедалась энергетической подпиткой и лечением. Все остальное уходило активной менталистике и процессу развертки ауры, а вот на нужды тела почти ничего не оставалось. И так будет продолжаться, пока я не закончу лечение. К прибытию на Цитадель я хочу, чтобы наставник был на ногах и присутствовал при моем первом отчете Спаратусу. Слишком уж неприятные новости я ему собираюсь сообщить.
      - Я потребую больничного на дому.
      Найлус не сдержал тихого рычащего смешка, а доктор покровительственно улыбнулась, ясно сообщив мне свое мнение по этому вопросу. Заодно указав на полную бесполезность спора с ней на эту тему.
      Проклятье! Мне надо СРОЧНО решить, чем занять Лиару! По глазам Карин вижу, что Найлус лазарет покинет только на своих ногах и никак иначе! И доктора совершенно не впечатляет ни его статус, ни эмоции. Да ее вообще ничего не впечатляет! Она выполняет свою работу, и упаси боги хоть кому-то ей помешать!
      
      Двери лазарета разошлись, пропуская в помещение Гарруса, несущего четыре коробки с пайками. Поздоровавшись с Карин, он протянул одну коробку ей и сказал:
      - Доктор Чаквас, насколько я знаю, вы не ужинали.
      В вибрирующем голосе явственно прозвучал легкий укор: время приближалось к корабельной ночи, экипаж уже успел поесть и разойтись. Карин едва заметно улыбнулась, взяла предложенный паек и поблагодарила парня:
      - Благодарю, Гаррус.
      Турианец кивнул, отложил паек для Лиары на стол и перенес свое внимание на меня.
      - Имрир. - и протянул еще одну коробку. - Ты вообще забываешь есть. Дэрг мне сказал, что ты на обед не появлялась.
      Дэрг и его инстинкт наседки, видать, нашли у Гарруса не только понимание, но и преданного соратника в его лице.
      - Спасибо.
      Я взяла коробку с пайком, села на свободную койку и поставила еду на разогрев, наблюдая за голубоглазым турианцем, который вручил последнюю коробку Найлусу, сидевшему на койке.
      Заботливый он. Уже в который раз приносит паек, если я забываю пойти поесть. Правда, круг разумных, попадающих под его заботу, крайне узкий: я, Джокер да раненный Найлус. Ну и доктору он за компанию приносит еду, когда замечает, что Карин в очередной раз заработалась и забыла про себя. Его забота - естественная, искренняя и ненавязчивая. Он просто не понимает, как это можно вести себя иначе, и это меня в нем восхищает больше всего. Удивительно честный и искренний парень!
      Найлус же, наоборот, не спешит раскрываться, предпочитая держать свои тайны при себе, жестко контролируя эмоции и поведение. Внешне он - само спокойствие и невозмутимость, но вот если смотреть на него глазами эмпата... ни о каком спокойствии и речи не идет! Темнокожий турианец очень вспыльчивый и эмоциональный, легко заводится и тяжело остывает, при этом полностью контролируя себя и свой взрывной характер. Вон, Лиара до сих пор не поняла, насколько она раздражает молчаливого соседа по лазарету, искренне считая его внимательным и спокойным.
      Внешность так обманчива...
      - "Имрир, ешь." - донеслась до меня полная иронии и ехидства мысль Найлуса. - "Гаррус уже нервничать начинает."
      Я заморгала, удивленно глянула на Вакариана. И правда, стоит, внимательно за мной наблюдает с недоумением и какой-то растерянностью в глазах.
      Открыв коробку с пайком, я распечатала контейнер с супом и начала есть. Желудок одобрительно заворчал, принимая горячую пищу.
      - "Ты можешь использовать свой дар для получения информации?"
      От внезапного вопроса наставника я чуть не подавилась.
      - "А сам-то как думаешь?"
      - "Полагаю - можешь." - невозмутимо сообщил Найлус, откусывая мелкие кусочки от чего-то красного. - "Знаешь, подобное общение довольно удобно."
      - "Удобно. Не спорю."
      Найлус перевел взгляд на Гарруса.
      - "Ему ты скажешь?"
      - "Скажу. Но не сейчас и не здесь."
      - "Есть что-то, что стоит знать только нам?" - в ментале появилось напряжение, сарказм и ирония бесследно исчезли.
      - "Есть."
      - "Не желаешь посвящать в такие подробности доктора?"
      - "У Карин достаточно своих тайн. И я не вижу смысла делиться всеми подробностями моих истинных возможностей без серьезной причины."
      На какое-то время наставник замолчал, что-то обдумывая. Я ощущала его мысли: быстрые, тянущие за собой ассоциативные связи и вспышки эмоций, но не стала считывать.
      - "Ты ему доверяешь."
      Это не было вопросом. Это была констатация факта.
      - "Как и ты."
      - "Я его знаю, в отличие от тебя."
      - "Зато я его чувствую. Найлус, даже если бы у меня были какие-то сомнения и опасения относительно Гарруса, я не могу ему не доверять. Просто физически не могу."
      - "Потому что он тебе доверяет?" - спросил Найлус.
      - "Да, потому что ОН мне доверяет. Не знаю, что стало причиной, но... доверие порождает доверие, Найлус." - я чуть заметно усмехнулась, качнула головой. - "У каждого дара есть оборотная сторона."
      Сказанное он оценил ОЧЕНЬ быстро:
      - "Опасная особенность."
      - "Опасная."
      - "Зная это, ты все равно идешь на поводу?"
      - "А почему нет?" - я улыбнулась. - "Гаррус Вакариан более чем достоин доверия."
      Найлус покачал головой.
      - "Чем-то вы похожи."
      - Найлус, с тобой все в порядке? - встревоженно спросил Гаррус.
      Найлус вздрогнул, заморгал, удивленно глядя на сородича.
      - Да. Что-то случилось?
      - Вид у тебя был... - парень неопределенно махнул рукой, подбирая слова, - странный.
      Я не сдержала тихого смешка и пояснила недоумевающему Найлусу:
      - "С непривычки во время ментального разговора у всех вид, словно хозяин в теле отсутствует. Со стороны выглядит довольно забавно."
      - С ним все в порядке. - заверила я. - Я тебе потом объясню, хорошо?
      Гаррус медленно кивнул.
      - Имрир. - сзади раздался укоризненный голос Карин. - Время позднее, а Лиара еще не ела.
      Действительно, нехорошо получается. Я сняла принудительный сон и, пока азари не проснулась, попрощалась и свалила из лазарета, провожаемая тоскливым взглядом наставника. Лиара, конечно, милая девушка, но она ОЧЕНЬ любит разговаривать на всякие интересные с ее точки зрения темы.
      
      Пока я ела, готовила кофе и неспешно его дегустировала, заедая очень вкусным печеньем, не так давно найденным на складе и отобранным у баталера, из лазарета вышел Гаррус, держа в руках пустые коробки из-под пайков. Пребывал турианец в каком-то ступоре и мир воспринимал отстраненно, а потому меня не заметил. Подойдя к утилизатору, он скинул коробки в паз и замер, о чем-то задумавшись, а я только и смогла разобрать невнятную фразу, полную ядовитого сарказма:
      - И что бы мы ели, если бы азари не доработали наши пайки?
      Эк его проняло-то! Неужели наша синекожая красотка его так прогрузила?
      - "Найлус?"
      Короткая пауза и вот пришел ответ:
      - "Имрир, что-то случилось?"
      - "Ну почему сразу случилось?" - я отправила ему ощущение легкой обиды и язвительности. - "Я что, не могу просто так поговорить со своим дражайшим наставником?"
      По ментальному каналу донеслось яркое веселье и ехидство.
      - "Можешь, конечно." - веселье исчезло. - "А если серьезно?"
      - "С Гаррусом-то что случилось?"
      - "А что с ним?" - удивление и тревожное беспокойство.
      - "Стоит и медитирует над утилизатором, гипнотизируя его взглядом."
      - "А, это он с Лиарой пообщался." - от него пришел ментальный аналог смеха.
      - "О чем?"
      - "Я не слушал. Что-то о пайках."
      - "Понятно. Нашла себе новые уши."
      - "Гаррус - слишком вежливый и тактичный." - еще один смешок. - "И передай ему мою благодарность за вторую ягоду."
      - "Обязательно. А теперь отдыхай. Завтра будет предпоследний сеанс лечения, и ты уже скоро сможешь вставать."
      - "Наконец-то!"
      На этой возвышенной ноте я свернула ментальный канал.
      - Гаррус.
      Турианец вздрогнул всем телом и резко повернулся. Увидев меня он чуть расслабился и вопросительно наклонил голову.
      - Ты что, отдал Найлусу свою ягоду?
      - Да. - ответил он, удивленно моргнув.
      - Он тебе благодарность передавал.
      Гаррус от такого опешил, пытаясь понять, как это Найлус смог через меня передать свою благодарность, если я не заходила в лазарет. Ничего, скоро узнает. Пусть только Найлус сам обдумает услышанное. В любом случае, до прилета на Цитадель, у Гарруса должен быть стабильный канал ментальной связи. А то что-то у меня нехорошие предчувствия.
      - Присоединишься?
      Гаррус чуть развел мандибулы в улыбке.
      - Ты же знаешь, я не могу пить кофе.
      Я молча указала на коробку турианского напитка "эрг", который сам же Гаррус и заказывал, стоящую возле банки с молотым кофе.
      Помявшись, отказываться от приглашения он не стал и быстро сделал себе напиток, устроившись за столом напротив меня. Пах эрг изумительно: легкие нотки цитруса и нежная мята подчеркивались каким-то неизвестным мне сочным фруктовым ароматом. Нравятся мне такие сочетания. Надо будет обязательно попробовать, когда перестройка организма завершится, и я смогу спокойно есть декстро-пищу. Если он на вкус такой же, как и на запах, я определенно стану любителем этого напитка.
      - Чем тебя так впечатлила Лиара, что ты залип возле утилизатора?
      - Да так, никогда не думал, что разработка саморазогревающихся пайков для левокислотников на основе уже существующего аналога будет воспринята как изобретение подобных пайков.
      - А на самом деле?
      - Такие пайки на Палавене были еще до того, как мы вышли в космос. Со временем они стали легче, изменилась технология консервации, из-за чего они дольше хранятся и лучше сохраняются полезные свойства и вкус пищи. И систему разогрева заменили. Азари взяли за основу наши пайки и разработали свой аналог. Даже система консервации практически та же. - Гаррус снова вздохнул, устало потер гребень. - Девы азари в большинстве своем в силу особенностей своей психики очень... увлекающиеся и легко верят во всякую ерунду, не озадачиваясь поиском подтверждений. И иногда не умеют вовремя останавливаться.
      - Сталкивался?
      - Довольно часто. - он поморщился, что на малоподвижном лице выглядело очень занятно. - Подростковые банды - беда всех районов проживания азари. Почти треть всех правонарушений на Цитадели приходилась именно на дев азари, они - вторые по количеству преступлений после людей. Хуже то, что чаще всего управляют такими бандами матриархи.
      Я от услышанного чуть кофе не подавилась.
      - Прости, что? Бандами управляют матриархи?
      - За редким исключением - да.
      Как мило!
      - Получается, что взрослые азари потакают молодежному бандитизму?
      - В какой-то степени. - Гаррус согласно кивнул. - Они попустительствуют своему молодняку, не пытаясь занять их чем-то полезным или ограничить их свободу. Даже батариане столько проблем не доставляли, пока были частью Пространства Цитадели.
      - Матриархи закрывают глаза на убийства?
      - Скорее, им все равно, пока не страдают азари более высокого ранга. - турианец раздраженно рыкнул. - С ними вообще тяжело иметь дело, если оно касается их потомства. Азари на удивление безответственно относятся к вопросу воспитания и контроля своего молодняка.
      - Полная безнаказанность?
      - Если не привлекают внимание юстициара - да. Чаще всего дев приходилось выпускать. По законам Республики они еще дети, и в большинстве случаев неподсудны.
      - Хороши детки! А ведь убивают они очень даже по-взрослому.
      Гаррус кивнул.
      - А по законам Пространства Цитадели как?
      - Законы Пространства Цитадели учитывают биологический цикл развития вида. - он развел руками. - До перехода в фазу матроны, азари - подростки и пользуются соответствующими поблажками первые триста лет своей жизни.
      - Иными словами, если кого-то убьет дева азари, то она...?
      - Отделается штрафом и, в худшем случае, попадет в их монастырь на несколько лет, если, конечно, ее не убьют при задержании.
      Какое занятное уточнение, а эмоции-то какие! Судя по раздражению и яркой неприязни, наш добрый снайпер неоднократно сталкивался с юными синенькими красотками. Интересно, а он их при задержании тоже убивал?
      - И как часто происходят подобные убийства?
      Гаррус цинично усмехнулся:
      - Это своеобразное негласное правило СБЦ, существующее практически с его основания: при постоянном рецидиве тяжких и особо тяжких, при малейшем сопротивлении во время задержания стреляют на поражение. Паллин этого не одобряет, хотя на мой взгляд это более справедливо, чем раз за разом сталкиваться с результатом деятельности такого "подростка". Особенно, когда счет жертв идет на десятки или сотни. - в эмоциях полыхнула ярость. - Молодняк азари порой очень... жесток и не ценит жизнь "недолговечных видов": практически во всех бандах инициация при вступлении - это убийство. Самый яркий пример - "Затмение".
      - Сталкивался?
      - Чаще, чем мне бы того хотелось. К сожалению, им хватает ума не выходить за пределы своих районов, и достать их оттуда практически невозможно, даже если есть доказательства. - Гаррус раздраженно шевельнул мандибулами. - Подобное есть еще у людей.
      - Привычка покрывать своих?
      Он кивнул.
      - Независимо от того, что сделал сородич.
      - Людям это свойственно.
      Со стороны лестницы раздалось приглушенное проклятие, Гаррус встрепенулся, резко встал и куда-то ушел. Вернулся он довольно быстро вместе с ковыляющим Джокером, что-то едва слышно бурчащим себе под нос.
      Еще одна проблема. Джокер никак не мог понять, почему турианец ему помогает, неосознанно ожидая лишь проблем от непривычной заботы. Гордый и ершистый пилот всегда отказывался от помощи и ворчал, что с завидным терпением игнорировалось.
      - Держи. - Гаррус поставил на стол перед Джеффом коробку с пайком. - И не забудь про свои таблетки: доктор Чаквас обещала перейти на внутримышечные инъекции, если ты еще раз забудешь их принять.
      Джокер, конечно, поворчал, но придвинул к себе разогретый паек и приступил к еде, задумчиво поглядывая на высокого турианца, лениво потягивающего напиток. Что бы наш пилот ни говорил, ему была приятна забота, хоть и вызывала здравую опаску привыкшего к постоянным насмешкам и розыгрышам в свой адрес человека. Глядя на него, мне порой казалось, что инструктор, давший ему прозвище "Джокер", не слишком хорошо пошутил: жизнь Джеффа "Шутника" Моро была отнюдь не веселой и шутили над ним довольно зло.
      Джокер полез в карман, но таблеток, ожидаемо, не нашел: при прошлом посещении лазарета забыл их на столе. Гаррус покачал головой и, допив в пару глотков эрг, ушел в лазарет за оными таблетками.
      - Иногда он меня раздражает. - проворчал пилот, провожая турианца взглядом.
      Ясное дело, Гаррус тихий шепот услышал, но лишь усмехнулся, ожидая, когда ВИ откроет ему двери.
      - И что же так тебя в нем раздражает? - иронично спросила я, покачивая в руках кружку. - Он же к тебе хорошо относится.
      - Вот это и раздражает. Я не могу понять, что ему от меня надо!
      - Ты удивишься: ничего.
      - Тогда почему он со мной носится? - недовольно буркнул пилот.
      Я вздохнула, поставила кружку на стол.
      - Потому что тебе требуется помощь.
      - Мне не нужна помощь!
      - Джефф, ты вроде взрослый, а порой ведешь себя как капризный ребенок. - я с интересом наблюдала, как он покрывается красными пятнами от возмущения. - Прежде чем ты ляпнешь какую-то феерическую глупость, на которую тебя толкает твое нежно лелеемое самолюбие и гордость, тебе стоит кое-что понять.
      Джокер проглотил рвущиеся с языка слова, всем видом изобразив внимание. Даже паек чуть отодвинул.
      - Ты ешь. Не расстраивай Гарруса, который к тебе ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хорошо относится.
      - Хорошо? Да он нянчится со мной как с каким-то... как с... - он запнулся, не желая озвучивать то слово, которое рвалось с языка.
      - Как с тем, кому нужна помощь и поддержка. - отрубила я. - Джефф. Ни я, ни Гаррус, ни Найлус - не идиоты, и твое состояние заметили сразу. Ты же не думаешь, что я не поинтересовалась, отчего это наш единственный пилот едва в состоянии ходить и передвигается на костылях?
      - Значит, вы знаете? - обреченно спросил Джокер.
      - О твоем несовершенном остеогенезе, который некоторые называют "синдром Вролика"? Знаем. Надо сказать, твоя выдержка и целеустремленность вызывает восхищение, как и твой несомненный талант. Турианцы, в отличие от большинства людей, умеют ценить чужую силу воли и личные качества. На тебя смотрят не как на инвалида и выскочку, каким-то чудом получившего назначение на экспериментальный корабль, а как на высококлассного профессионала, который сумел сделать невозможное: несмотря на свою фактическую инвалидность доказал, что является одним из лучших пилотов-людей и получил то, что желал - право управлять "Нормандией".
      - Я не один из лучших пилотов, я лучший!
      - Не возгордись, Джокер. - я улыбнулась, видя, как обида потихоньку отпускает вспыльчивого и мнительного пилота.
      - С вами возгордишься. - проворчал он. - Но я все равно не понимаю, почему Гаррус со мной так носится!
      - Ты еще не понял? Он просто помогает тому, кому эта помощь необходима, раз уж он в состоянии ее оказать. Для него это - естественно и нормально. Не забывай, у турианцев совсем иная система ценностей и воспитания своего молодняка.
      И вот тут Джефф подзавис, пытаясь переварить услышанное.
      - Я понял.
      - Сомневаюсь, что ты ворчать перестанешь.
      У Джокера покраснели уши, он поправил свою неизменную кепку, помялся.
      - Капитан!
      - Пилот? - я вопросительно приподняла брови.
      Он усмехнулся.
      - Умеешь поднять настроение.
      - Ну... не оставлять же тебя с плохим аппетитом медитировать над пайком? Ешь давай. Гаррус сейчас вернется и будет недоволен.
      - Ой-ой...
      - Джокер! Не наглей, а то Дэрга натравлю. Он тебе быстро даст понять, насколько ты неправильно и попустительски относишься к своему хрупкому здоровью.
      Пилота от такой перспективы передернуло. Мой боец со своим инстинктом наседки порой совершенно не видит, когда стоит останавливаться. А Джокер уже как-то раз попался под его неуемную заботу и взвыл упырем через два дня.
      - Так что цени Вакариана: пока он за тобой присматривает, Дэрг не вмешивается и ищет себе другой объект для заботы.
      - Ценю. - короткая пауза и ожидаемое: - Но он все равно меня раздражает!
      Джокер такой... Джокер! Неисправимый тип. Никогда не признается, что ему нравится чужое внимание и забота, скорее гордо фыркнет, всем видом показывая, что он сам со всем справится. Ну хоть успокоится немного и перестанет искать скрытый двойной смысл там, где его нет.
      - Имрир... - Джефф замялся, колупаясь вилкой в овощах. - Мне надо с тобой поговорить.
      - Так мы вроде как уже говорим.
      - Не здесь. Я бы хотел поговорить без... лишних ушей.
      О, так Джокер узнал про прослушку? Странно, что только сейчас. По идее, должен был еще при ремонте корабля услышать про эту радость. Или он нашел что-то еще?
      - Хорошо. Доедай и пойдем в каюту.
      Вернулся Гаррус и молча положил перед Джокером блистер с таблетками. Пилот помялся, посмотрел на блистер, на турианца, и сказал:
      - Спасибо.
      - Пожалуйста. - усмехнулся Гаррус и пошел делать еще одну порцию эрга.
      Джефф доел, с трудом встал, вопросительно глянул на меня. Я встала, жестом приглашая пилота следовать за собой.
      - Гаррус, пожалуйста, последи, чтобы нас никто не побеспокоил. Мне надо переговорить с Джокером.
      Турианец просто кивнул.
      
      Джефф с трудом сел на стул за круглый стол, положил костыли на соседний стул, нервно потеребил кепку.
      - Так что ты хотел мне сказать? - спросила я, ставя на стол призму глушилки.
      - Что это?
      - Это то, что не позволит нас услышать лишним и совершенно неизвестным ушам. Я тебя внимательно слушаю.
      Джокер помялся, помялся и выдал:
      - Коммандер...
      Оп-па, какое интересное и многообещающее начало разговора.
      - Лейтенант? - с усмешкой спросила я.
      - Имрир, я же серьезно!
      - Ну так и говори серьезно, а не мнись как торгаш на бандитских разборках. Что случилось?
      - Когда мы проводили учения по захвату корабля, так я нашел в рубке и взломал одну очень интересную вещь. Думаю, она турианская.
      - Почему ты решил, что она - турианская?
      - Шифрование турианское.
      - Ты УВЕРЕН?
      Джокер достал свой инструментрон.
      - Посмотри. Это - явно турианский код!
      Я хмыкнула.
      - Джефф, ты думаешь, я могу сходу отличить наше шифрование от турианского?
      Если подумать здраво, какова вероятность, что турианские инженеры поставили на корабль что-то, что не нашли специалисты Альянса, когда проверяли "Нормандию" при приемке, но легко нашел Джокер? Весьма мала, поскольку, я полагаю, на подобные сюрпризы жутко дорогой прототип точно должны были проверить ОЧЕНЬ тщательно: паранойя командования широко известна.
      Впрочем, есть возможность узнать точно, турианский это шифр или нет.
      - Полагаю, стоит позвать Гарруса и узнать у него.
      В ментале полыхнуло легкое недоверие.
      - А он скажет?
      - Скажет. На прямой вопрос он ответит так же прямо.
      Пока Джокер размышлял и колебался, я вышла из каюты. Гаррус все так же сидел в столовке и неспешно перекатывал кружку в ладонях, делая вид, что он пьет эрг. Уходить он никуда не собирался, честно выполняя обещание: ждал, пока я закончу разговор с пилотом, чтобы никто не смог нам помешать.
      - Гаррус!
      Турианец вопросительно склонил голову набок.
      - Подойди, пожалуйста. Нужна твоя консультация.
      Он поставил кружку на стол, встал и зашел вслед за мной в каюту.
      - Джокер, сбрось ему файл.
      Пилот снова включил инструментрон и перекинул турианцу информацию.
      - Можешь сказать, что это?
      - Похоже на наш код связи. - озадаченно ответил Гаррус. - Только какой-то странный.
      - И это - прямой ответ? - буркнул Джокер.
      Гаррус пожал плечами.
      - Я не могу сказать точно, но что-то с ним не так. Структура кода верная, но подпись странная и шифрование единичное. - видя наше непонимание, он пояснил: - Дело в том, что наши коды шифруются по несколько раз, а здесь - единичное и достаточно легко взламываемое. Мы так не делаем. Надо бы спросить Найлуса. Насколько я помню, одно из его заданий касалось именно кражи кодов: несколько лет назад какой-то корабль пытался пролететь на Цитадель с поддельными кодами. Я тогда служил на корабле Патруля: мы занимались пиратами и работорговцами, и нам присылали предупреждение о возможности фальсификации наших кодов.
      - Найлус уже спит?
      - Когда я заходил - не спал.
      - Там же Лиара. - я поморщилась. - Поговорить спокойно не получится.
      - А его инструментрон? - спросил Джокер.
      - Доктор отобрала. - со вздохом сказал Гаррус. - Если это важно, я могу спросить Челлика, когда будем в зоне связи.
      - Кто такой Челлик? - спросил Джефф.
      - Следователь СБЦ, мой коллега.
      - А он тут причем?
      - Он вел это расследование от СБЦ, но потом дело было передано в Спецкорпус и попало к Крайку. Проще узнать у самого Найлуса. Тем более, Лиару завтра выписывают.
      - Когда?
      - Точно не знаю. До обеда.
      - Карин сказала?
      - Да. - Гаррус вздохнул. - Имрир, а ведь ее любовь поговорить может привести к... - он помялся, подбирая слова, - неприятным ситуациям.
      - Она тебе еще что-то сказала?
      - Я надолго не задерживался. - дипломатично ответил турианец.
      Джокер выключил свой инструментрон и сунул обратно в карман под недоумевающим взглядом Гарруса.
      - Джефф, а почему ты не носишь саларианские модели? Они же намного легче и должны тебе подойти.
      - Не припомню, чтобы их свободно продавали в Альянсе. - проворчал пилот.
      - Их можно купить на Цитадели.
      - Возможно, но за ними надо ИДТИ!
      - Зачем за ними идти? Можно заказать в Спецкорпусе, и инструментрон доставят на корабль.
      Джокер задумался.
      - Кстати. Ты так и не принял таблетки. - ехидно заметил Гаррус.
      - Вот откуда ты все знаешь?!
      - У меня хорошее зрение. - усмехнулся турианец. - И слух, кстати, тоже.
      - Гаррус, ты...
      - Знаю-знаю, я тебя раздражаю.
      Уши Джокера предательски покраснели.
      - Так ты слышал?
      - Я же говорю, у меня очень хороший слух. И у Найлуса тоже.
      Теперь покраснели не только уши.
      - И что теперь? - как-то растерянно спросил он.
      - Ну... - ехидно протянул Гаррус, - даже не знаю. С хорошим слухом по этому кораблю вообще ходить страшно.
      Гарруса хоть и задевали постоянные нападки Эшли и ее единомышленников, но по привычке, выработанной еще во время службы в СБЦ, он игнорировал недовольное бурчание людей, что уже задевало их.
      Джокер, наше Недремлющее Око, постоянно и с поразительным интересом слушающий внутрикорабельную связь, намек понял вполне правильно и ехидно заметил:
      - Так ты ж постоянно под "Мако" валяешься!
      - Валяюсь. Но глухим я от этого не стал, а в трюме отличная слышимость.
      - Язва ты, Вакариан!
      Турианец ухмыльнулся и развел руками.
      - Джокер, ты же придешь завтра в лазарет? - спросила я.
      - Приду. - согласно кивнул пилот. - После обеда. Через девятнадцать часов - выход из перегона и я должен быть в рубке. Пока долетим до станции разрядки, пока сбросим заряд и снова войдем в реле, пройдет часа три-четыре, если повезет.
      - Полагаю, к тому времени доктора Т"Сони уже выпишут, и мы сможем спокойно поговорить. - я устало потерла виски. - Надо найти ей какое-то занятие.
      - Ожидаешь проблем?
      - Джокер, я всегда их ожидаю. - поморщившись, сказала я. - Если мы еще можем адекватно воспринимать желание доктора Т"Сони поделиться с окружающими своими знаниями, то, боюсь, некоторые члены экипажа ее энтузиазм... не оценят.
      - Азари любят общение. - спокойно сказал Гаррус.
      - Да мы уже заметили. - буркнул пилот. - Имрир, может, за ней кто-то присмотрит? Дэрг, например. Или Дилан. Или, лучше, оба. До Цитадели они ее выдержат. Ну, после того, как меня придушат за эту идею.
      - Не переживай, Джокер. Я не позволю тронуть нашего единственного пилота. - со смешком сказала я.
      Джокер, похихикав, свалил, а вот Гаррус задержался, что-то напряженно обдумывая.
      - Имрир, ты что-то знаешь об этой ситуации с кодом?
      - Нет.
      - Но тебе знакома ситуация с подделкой кода?
      - Она должна была всплыть только через два года.
      - Тогда что мы сейчас наблюдаем?
      От осознания сказанного у меня по спине пронеслась волна холода.
      - Боюсь, будущие проблемы.
      Гаррус медленно кивнул.
      - Я присмотрю за ним.
      И с этими словами турианец покинул мою каюту.
      Я покачала головой. Вот же неуемный! Словит откат и даже не поймет из-за чего. Или поймет... но это его все равно не остановит.
      А ведь не зря Паллин не хотел его отпускать.
      
      
      
      
       Глава 20: Откат реальности: Джокер
      
      
      
      - Душка, вот чем я перед тобой ТАК провинился?
      За стол подсел Дэрг, глядя на меня полными тоски и немого укора глазами обиженного до глубины души ребенка.
      Я поставила чашку с кофе на стол, удивленно глядя на бойца.
      - А что случилось?
      - Случились Лиара с Диланом. - он поморщился. - Одной все хочется рассказать и поделиться опытом, а второму это ОЧЕНЬ интересно слушать!
      Неужели милашка Лиара успела Дэрга за пол дня довести до состояния уныния? Карин выписала ее из лазарета как раз перед завтраком, и девушка была передана на поруки Дэргу с Диланом. По идее, двое бойцов вполне в состоянии справиться с простым заданием присмотреть за одной юной особой ста годков от роду и не дать ей найти неприятности на свою попу.
      Я ошиблась?
      Повернувшись, я глянула туда, куда с укором и раздражением смотрел Дэрг, и увидела чудную картину: за угловым столиком сидела Лиара и что-то увлеченно рассказывала, активно жестикулируя зажатой в пальчиках вилкой, а Дилан заинтересованно слушал, иногда направляя разговор короткими вопросами. Полная идиллия и взаимопонимание. Обе стороны совершенно довольны друг другом.
      - А что тебе не нравится? - я усмехнулась, глядя, как перекосило бойца. - По-моему, все просто прекрасно.
      - Но со мной-то за что так? - скорбно спросил Дэрг. - Она же не затыкается! А Дилан ей потакает со своим: "А мне интересно! Доктор Т"Сони, пожалуйста, продолжайте". Я уже не могу слушать, как азари "направляют молодые расы" и "урегулируют конфликтные ситуации"!
      - А зря. - спокойно сказала я.
      Дэрг тут же подобрался, расхлябанность и тоска исчезли с его выразительной физиономии.
      - Имрир?
      - Слушай внимательно, что говорит Лиара. Можно узнать много очень интересных моментов. - я допила кофе и подтянула к себе коробку с разогретым пайком. - Девочка порой рассказывает крайне... занятные вещи, сама того не осознавая.
      - Ты знала?
      - Что Дилан с ней поладит? - уточнила я, снимая крышку.
      Дэрг кивнул.
      - Знала. У него очень ярко выраженные аналитические способности. Ему будет полезно пообщаться с девой азари: узнает много такого, что не рассказывается в академке Альянса просто из-за незнания таких тонкостей. В конце концов, раз уж вы согласились стать частью моего отряда, вам придется работать с представителями других видов не реже, чем с людьми. Вы должны знать хотя бы очевидные и распространенные вещи.
      Дэрг хмыкнул и ехидно спросил:
      - И поэтому ты столько времени проводишь в компании турианцев?
      - С ними очень интересно общаться. - невозмутимо ответила я. - Тем более, Найлус - мой наставник и мы будем работать вместе ОЧЕНЬ долго. Учитывая его взрывной характер, я хочу знать, при каких обстоятельствах он может рвануть.
      - Он? Рвануть? Да он же спокойный, как дредноут в дрейфе!
      - Внешность - обманчива, Дэрг. - я вскрыла суп. - Порой на нем можно плавить корабельную броню. Он такой же вспыльчивый, как и ты. Просто гораздо лучше держит себя в руках, и его характер никак внешне не проявляется до самого последнего момента. А там уже поздно что-то делать.
      Дэрг удивленно заморгал.
      - Это Крайк-то вспыльчивый?
      - Уж поверь.
      Дэрг подобное заявление воспринял со скепсисом и долей недоверия. Ничего, еще успеет познакомиться со Спектром Найлусом Крайком и его диким норовом. Это сейчас он просто воплощение спокойствия и понимания, но я-то чувствую его эмоции. Как только тот смотается из-под опеки нашего милого доктора и сможет ходить на боевые задания, вот тогда и развернется. По глазам видела - оторвется от души, чтобы пар спустить. Из-за последних событий и поступка Сарена на Иден Прайм он как вулкан перед взрывом. Еще немного и будет ой. Всем вокруг. А Дэрг в упор этого не видит! Неужели, постоянно общаясь с турианцами, он так и не научился определять их эмоции? Порой он меня просто поражает этой своей избирательной способностью не замечать очевидного.
      - А Вакариан?
      Я отложила ложку.
      - А что Вакариан?
      - Я о нем тоже что-то не знаю?
      - Это смотря что ты уже успел о нем узнать.
      Дэрг растекся по стулу, оперся о спинку и сказал:
      - Насколько я успел понять, Гаррус - отличный стрелок, техник и сапер. Какой он следователь - я не знаю. Но, судя по реакции директора СБЦ, он и следак хороший.
      - И?
      - Вроде все.
      Вздохнув, я спросила:
      - Дэрг. Ты с ним в карты играешь уже декаду. И как? Хоть раз выиграть получилось? Не считая первой партии, когда Гаррус еще правила не слишком хорошо знал.
      Насупленная физиономия Дэрга лучше любых слов ответила на мой вопрос. Он ни разу не выиграл ни у Гарруса, ни у Дилана. Его быстро вышибали, а потом начиналась настоящая игра между тактиком и аналитиком, за которой с огромным интересом наблюдала не только я, но и Рекс. Крогану хватило пары партий, чтобы въехать в ситуацию, и больше он за игровой стол ни разу не сел. А вот Эшли смотрела на вечерние партии с неодобрением и все никак не могла понять, почему я разрешаю бойцам играть в карты на борту военного корабля. Попытки Гарруса объяснить, что некоторые карточные игры хорошо развивают логику, память, наблюдательность и внимательность, мягко говоря, прошли мимо ушей бравого сержанта, воспринимающей любые слова турианца в штыки.
      Ну и демоны с ней, с Эшли. Не хочет думать головой, насильно заставлять не буду, хоть и могу. Пока она не доставляет проблем, пусть думает что хочет и как хочет.
      - А это тут причем?
      - Ты хоть раз Дилана обыграл?
      - Да его обыграешь! Он же словно всю партию в уме держит!
      - Скорее всего так и есть. Дилан - превосходный аналитик, который за каким-то демоном пошел в десант. Конечно, у него выиграть не так просто.
      - Но Гаррус же выигрывает!
      - Вот и подумай, кто может выиграть у прекрасного аналитика?
      - Другой аналитик?
      - А еще?
      Дэрг прикрыл глаза, матюкнулся.
      - Тактик, что ли?
      - Дошло, наконец-то! - фыркнула я. - Уже сколько времени с ним постоянно общаешься, и что, ни разу не обращал внимания на то, как и что он говорит?
      - Да Гаррус же особо не распространяется о своих навыках! Если бы не эти учения, я бы и не знал, что он может навскидку стрелять с точностью гета! И пока не увидел, что он творил на Теруме, не верил.
      - У турианцев хвастовство не в чести. - я пожала плечами. - Сам же слышал это его "неплохо стреляю".
      Дэрг согласно кивнул.
      - Слышал.
      - И это говорит снайпер от бога, который отлично знает свой настоящий уровень подготовки и здраво оценивает возможности. - я покачала головой. - Теперь понимаешь, почему я его забрала в отряд, как только такая возможность подвернулась?
      Дэрг хмыкнул.
      - Да давно понял. Сам бы забрал. - боец широко ухмыльнулся. - А что с Крайком? Что я еще про него не знаю?
      - Я так полагаю, что про него нам предстоит узнать много нового. Как и про Рекса. У него тоже обманчивая внешность, и то, что кроган ведет себя как тупой наемник, еще не означает, что он на самом деле тупой.
      - Заметил уже.
      - Вот и замечательно. А вот кое-кто до сих пор допереть не в состоянии. - я кивнула на группу парней, сидящих за столом чуть в стороне и что-то активно обсуждающих вместе с довольной Эшли.
      Вот тут пояснять ничего не требовалось. Дэрг не раз становился невольным свидетелем стычек Эшли и Гарруса в трюме, порой вмешиваясь в них, когда сержант приближалась к грани, переступать которую ей не следовало. Как бы хорошо себя ни контролировал Гаррус, существует предел его терпению и терпимости, и мне бы ОЧЕНЬ не хотелось увидеть, что произойдет, если какой-то конфликт этот предел перейдет. И что тогда сделает этот вежливый и тактичный парень. Его решение будет окончательным при любых раскладах.
      - Что будешь с ними делать? - тихо спросил Дэрг.
      - Пока - ничего.
      - Будут проблемы.
      - Вот когда проблемы будут, а Прессли и его помощник с ними не смогут справиться, вот тогда я вмешаюсь. Но для всех будет лучше, если до этого не дойдет.
      Боец вздохнул, покачал головой.
      - Душка, ты в своем репертуаре.
      Я пожала плечами и вернулась к еде.
      - А ты чего ждал? Что вот так внезапно стану доброй, понимающей и всепрощающей?
      - От тебя дождешься. - проворчал он. - Хотя, попадание под маяк и общение с Крайком и Вакарианом пошли тебе на пользу.
      Я от такого поворота опешила.
      - Это в каком смысле?
      - Не поверишь, Душка, в самом прямом. - ехидно сообщил мне Дэрг. - Раньше ты меня бы пристрелила, Лиару - придушила на второй минуте разговора, а эти б уже давно гребли своим ходом вслед за кораблем. - немного подумал и добавил: - После того маяка тебя словно подменили. Мы уже стали надеяться, что ты хоть немного изменишься. И даже начали в это верить. Все же, мозги тебе знатно встряхнуло.
      - Но?
      - Но порой мне кажется, что что-то в тебе не изменится никогда.
      Дэрг смотрел на меня с таким выражением, что по спине сами собой поползли мурашки. Я прекрасно поняла, ЧТО имел в виду боец, когда говорил об изменениях в моем поведении. Я, все же, отличаюсь от своего реципиента, и мое ближнее окружение не могло этого не заметить. Но вот реакция удивила. Дэрг был искренне счастлив, когда понял, что Имрир Шепард изменилась после воздействия маяка, Дилан же отнесся скептически и до сих пор ждет возврата к прошлому психопрофилю.
      - Дэрг. - я устало потерла виски: постоянный гул чужих поверхностных мыслей раздражал и вызывал мигрени. Время было обеденное, и в столовой было много народу, эмоции бурлили и клокотали во всем своем разнообразии. Ну базар-базаром! Хотя для обычного человека в столовой царила тишина и спокойная миролюбивая обстановка. - У меня, можно сказать, началась новая жизнь. Иден Прайм стал поворотной точкой. Считай, что прошлая Имрир Шепард умерла во время того странного приступа за сутки перед высадкой, а я - родилась.
      - Хорошо. - покладисто и с каким-то облегчением согласился Дэрг.
      Я встретила его взгляд. Не поняла? "Хорошо" и все? И это - вся реакция? Расслабился и доволен жизнью?
      - Тебя устраивает?
      - Ага. - боец вновь расслабленно растекся по стулу. - Ты-нынешняя нам нравишься больше. Хоть на живого человека похожа стала. - Дэрг спохватился и быстро добавил: - Без обид, Душка.
      Я только махнула рукой. Обижаться на прямолинейного и удивительно честного Дэрга так же бессмысленно, как и на плохую погоду. Результат будет примерно одинаковый - нулевой.
      - Ты же знаешь, я не держу обиду.
      Тот поморщился.
      - Знаю. Да и раньше рассчитывалась за все, как только подворачивался случай. - еще один тяжкий вздох, короткий взгляд на активно жестикулирующую азари, что-то с энтузиазмом рассказывающую Дилану, и тоскливое: - А юмор у тебя как был садистским, таким и остался.
      - А что тебе не нравится в моем юморе? - не поняла я.
      Вместо ответа Дэрг с мученическим видом махнул рукой.
      - Душка-Душка... Вот что Я тебе сделал?
      И поверхностная мысль - яркое воспоминание, как они с Диланом, раздраженные мерзкой пастой, отыгрываются на Гаррусе, отправляя ничего не подозревающего турианца в мою каюту, и делают ставки, через сколько его выпрут и с каким напутствием. И тут же - второе воспоминание: довольная я, со счастливой рожей поедающая что-то вкусно пахнущее из синей коробки, и ощущение великого облома. У меня что, действительно был такой вид?
      Главное не рассмеяться! Я уткнулась носом в кружку с кофе, пряча улыбку. Видимо, не слишком удачно, потому что Дэрг виновато опустил мордочку и стал похож на нахохлившегося воробья. Знает, паразит, где напакостил.
      - Дэрг, ты и Дилан - единственные на этом корабле, кому я могу доверить присмотр за Лиарой. Или ты предлагаешь Эшли и Аленко? Ты что, еще о Нулевом Скачке не наслушался?
      Дэрга от такой идеи передернуло.
      - Ну так не говори ерунды.
      - Кстати об Аленко. Штабной тобой интересовался.
      Я чуть не подавилась.
      - Чего?
      - Ну, он задавал вопросы о тебе.
      Так, Аленко задавал вопросы? Оп-па... что-то мне это не нравится. Просканировав ближайшую территорию, Аленко я не заметила. Не хватало мне еще с ним столкнуться в лазарете.
      - Какие вопросы?
      Вот что мне нравится в Дэрге, так это его чуйка: мгновенно понимает, когда лучше сдать назад, что он и сделал, попытавшись съехать с темы:
      - А если попросить турианцев присмотреть за Лиарой?
      - Найлус в один прекрасный момент ее придушит и скажет, что так и было.
      Эту перспективу Дэрг представил в картинках, физиономия вытянулась, но он не сдался.
      - А Гаррус?
      - Дэрг, ты вроде умный, но, порой, такое выдать можешь, что я начинаю сомневаться в твоей способности здраво мыслить. Ты еще предложи Рекса попросить присмотреть за азари.
      - Ну а что такого? Гаррус же хорошо ладит с Лиарой. - короткая пауза и неуверенное уточнение: - Вроде.
      В голове Дэрга сформировалась забавная ассоциативная цепочка, связавшая прихотливым путем спокойствие и рассудительность Гарруса с холодным аналитическим умом Дилана, который тоже редко давал волю эмоциям.
      - Вот именно что вроде. Просто он слишком вежливый и тактичный, чтобы ее просто послать.
      - А с Рексом что не так?
      - А сам-то как думаешь?
      Дэрг, прикинув себе реакцию крогана, поморщился.
      - Согласен, дурак, исправлюсь.
      - Очень на то надеюсь. Хотя и сомневаюсь, что у тебя это получится.
      - Душка! - несколько обиженно взвыл Дэрг.
      - Что, Душка? - я усмехнулась. - Иди давай, нянька начинающая, привыкай к процессу воспитания девы азари. До Цитадели трое суток полета осталось. Пообщайся с ребенком.
      Выразительная физиономия вытянулась.
      - С ребенком? Она же говорила, что уже пол века протеан изучает!
      - Дэрг, Лиаре, если меня не подводит склероз, сто шесть лет. По меркам азари, она - подросток. Скажем так, лет четырнадцать. Хорошо хоть ей хватило ума пойти в археологию, а не в банду. Иди давай.
      Дэрг, недовольно заворчав, встал и поплелся за дальний угловой столик. То же мне, оскорбленное достоинство во плоти! Пусть пообщается поближе с синенькой красоткой, может, в следующий раз таких ярких восторгов от прелестных однополых созданий, только внешне похожих на женщин, у него не будет. Еще не хватало, чтобы он попал под влияние какой-то хрупкой красивой азари, которая, внезапно, окажется матриархом вроде Арии или Ша"Иры. Надо будет познакомить его с генералом Септимусом, который, если мне не изменяет память, пьет в "Логове Коры": очень наглядный пример, прекрасно показывающий, что бывает, когда мужчина привлекает мимолетное внимание матриарха азари и к каким последствиям для него это приводит. Заодно надо будет проверить, насколько реальная ситуация с этим турианцем отличается от канонной истории.
      Азари - опасны. И чем быстрее до Дэрга это дойдет, тем лучше. Желательно до того, как он вляпается в неприятности. А ведь был же у него опыт общения с миленькой девушкой в лице моего реципиента. И крайне неприятный при первом знакомстве, надо заметить. А, все без толку. Как только видит девушку в страшной ситуации, так все, инстинкт наседки и рыцарство затмевают разум.
      Яркая волна радости всколыхнула ментал, перебив на мгновение общий фон. Я повернулась и встретила взгляд Лиары, которая только сейчас меня заметила, отвлекшись от разговора с Диланом. Ой, ой... Что-то меня эта буря восторгов не радует!
      Выручил меня вышедший из лазарета Гаррус: взяв два пайка, он подошел ко мне и сказал:
      - Имрир, доктор Чаквас закончила обследование Джокера. Вас ждут. И позвольте мне взять декстро-пайки из вашей каюты.
      Я кивнула. Пока Гаррус ходил за пайками, я спешно доела остывающий паек, рывком встала и, закинув пустую тару в утилизатор, пошла вслед турианцем в лазарет. Хорошо хоть Дилан отвлек вставшую было Лиару каким-то вопросом.
      Уже когда двери закрывались, обостренный началом перестройки организма слух уловил окончание фразы Эшли, сказанной кому-то из сидящих за ее столом людей:
      - ...пайки в лазарет тащит. К доктору подлизывается.
      Шлюз захлопнулся, автоматика запустила процесс дезинфекции: лазарет до сих пор находился в карантинном режиме, и никто не мог в него войти без предварительной обработки.
      Гаррус прикрыл глаза, полыхнув приглушенным раздражением.
      - Не обращай внимания.
      В голубых глазах промелькнула усталая ирония.
      - Я привык. Идиотов в любой расе хватает. - тихий смешок. - Ты еще не слышала, как меня во время работы в СБЦ называли. Как-то раз при задержании я не сдержался и сказал, Кишпо что будет, если он не заткнется.
      - И что?
      Гаррус поморщился.
      - Скажем так, отец был прав: мне не стоило так говорить. - он запнулся. - Я тебе как-нибудь расскажу эту историю.
      Интересно, а это, случайно, не та знаменательная история, после которой Гаррус окончательно отдалился от отца?
      - Хорошо. - голову прострелило болью, и я не сдержала гримасы.
      - Что-то случилось? - тихий вибрирующий голос был едва слышен.
      Я покачала головой. Организм перестраивался на защиту от ментального шума, и ощущение было, словно я попала в стеклянную банку.
      - Ничего особого. Голова болит.
      - Ты с утра не в духе.
      - Гаррус, после того, как Лиара узнала о моем контакте с действующим маяком, она все время предлагает мне помочь "обработать и понять" переданную мне информацию. У меня уже заканчиваются отмазки.
      - Предлагает Объятия?
      - Да.
      - Не соглашайся. - голубые глаза смотрели пристально и тяжело. - Насколько я понял, Лиара еще никогда не проводила Объятия Вечности.
      - Есть риск?
      - Всегда есть риск до первого опыта. Ардат-Якши - не такая редкость, как азари пытаются всех убедить. Скорее, эта проблема замалчивается и не выносится на всеобщее обозрение.
      Дезинфекция завершилась и ВИ корабля пропустил нас в лазарет. Джокер, сидел за столом доктора, а Карин тем временем сканировала недовольного Найлуса, который стоял возле койки и терпеливо ожидал окончания экзекуции. Выглядел он... ммм... презанятно: в высоких ботинках почти до колена, в каких-то штанах невнятного буро-зеленого цвета, а на койке лежал китель того же цвета болотной радости.
      - Держи. - Гаррус протянул пилоту коробку с пайком.
      И, о чудо, Джокер ее взял и, чуть запнувшись, даже поблагодарил:
      - Спасибо.
      В ответ - клыкастая усмешка и:
      - Пожалуйста.
      Ну надо же, Гаррус поддразнивает нашего ершистого пилота. Неужели случилось чудо, и Джокер чуток втянул свои колючки?
      Раздав пайки Найлусу и Карин, Гаррус с удобством устроился на свободной койке и включил разогрев еды.
      - Я же говорил, что тебе не подойдет. - усмехнулся он, глядя на злого сородича.
      - Вакариан, неужели ты не держал в СБЦ других шмоток?
      Усмешка стала шире и ехиднее.
      - Есть парадная форма офицера СБЦ.
      Найлуса передернуло.
      - Нет уж, благодарю.
      - А что не так с парадной формой? - удивленно спросил Джокер.
      - А ее азари разрабатывали. - фыркнул Найлус. - Девочки ОЧЕНЬ любят все украшать.
      - Тысячелетняя выдержка - ухмыльнулся Гаррус.
      - А ты-то чего такой довольный?! Тебе ж ее одевать приходилось.
      - На награждения. Даже две медальки есть. Хочешь поносить?
      - Гаррус... - и дальше последовала какая-то длинная фраза.
      Инструментрон тактично промолчал, а в моей голове появилась длинная и заковыристая ассоциативная связь, ясно указывающая, куда и как послал Гарруса Найлус и в какой компании.
      Спектр сел на койку, недовольно скривился и спросил, ни к кому конкретно не обращаясь:
      - Может, жилетку сделать?
      - Делай. - невозмутимо ответил Гаррус, одним движением достав откуда-то длинный стилет, подбросил, перехватил за лезвие и передал сородичу.
      - Вакариан, вы проносите холодное оружие в лазарет? - с легкой укоризной спросила Карин.
      - Да разве это оружие? - с искренним удивлением в голосе спросил парень. - Это детская цацка.
      - Что, зверьков забивал во время трудного поиска ягод в нежные года? - поёрничал Джокер.
      - И такое было. - согласился Гаррус. - На Палавене фауна довольно агрессивна и наши дети, когда их выпускают на улицу, уже умеют обращаться с холодным оружием и постоянно его носят при себе.
      Тут мы услышали громкий треск: Найлус отодрал рукав, критически осмотрел получившуюся жилетку и натянул на себя. Гаррус, оценив колоритно выглядящего сородича, выдал:
      - Надо было отдать парадную форму.
      У Найлуса сформировалось четкое желание слегонца придушить язвительного сородича. Злющие зеленые глаза и небрежно покачивающийся в руке стилет вызывали здравые опасения.
      - Сам порежь. - фыркнул он и протянул стилет хозяину рукоятью вперед.
      - Только можно мне сперва в нем показаться. - тут же выдал Джокер. - Я скажу, как его лучше раскроить.
      - Что, медальку хочешь за редизайн парадной формы?
      - Ага, шоколадную. И можно еще пирожное. Только не кокосовое!
      Гаррус усмехнулся, стилет бесследно растворился в его одежде.
      - Вернемся на Цитадель, обещаю, я что-нибудь тебе принесу.
      - Да-да, бутерброды у Наради одолжишь. - ухмыльнулся Найлус.
      - А в чем подстава? - тут же спросил пилот.
      - Да супруга Наради очень любит ставить кулинарные эксперименты на бутербродах. Результат Дезар приносит на работу. А потом ждет жертву, которой он мог бы их скормить, поскольку сам съесть не в состоянии. Я как-то раз купился на "попробуй бутерброд". - Найлус поморщился. - А Гаррус их ест. По-моему, он единственный, кто это делает добровольно, зная, что вкус может быть... странный.
      - Ты еще не пробовал стряпню моей старшей сестры. - Гаррус усмехнулся. - Подозреваю, что именно это и послужило рекомендацией в "Черную Стражу".
      - И как?
      - Скажем так. С небольшой доработкой готовка Соланы это - биологическое оружие.
      Мы рассмеялись.
      Джокер доел суп и распаковал второе.
      - Доктор Чаквас, а теперь я могу поговорить с Найлусом, Гаррусом и Имрир?
      Карин чуть заметно улыбнулась и сказала:
      - Можешь, Джефф.
      - О чем ты хотел со мной поговорить? - спросил Найлус, осторожно вставая.
      Джокер достал инструментрон из кармана, включил его. Выбрал нужный файл и протянул устройство Найлусу.
      - Ты можешь сказать, что это такое?
      Спектр подошел, взял инструментрон, просмотрел коды, нахмурился.
      - Это наши старые коды связи с первичным шифрованием. Я уже встречал их раньше.
      - Ты знаешь, чья это подпись? - спросил Гаррус.
      - Знаю. Этот турианец погиб сразу после окончания Инцидента с ретранслятором 314. Я даже знаю, как его коды оказались у людей. - Найлус вернул инструментрон Джокеру. - Откуда они у вас?
      - Нашел на "Нормандии", когда взломал консоль в рубке, которой на моей памяти никто никогда не пользовался. - признался Джокер.
      - Что за консоль?
      - Правее основного пульта, у самого входа стоит. Я сперва считал, что это консоль управления орудиями, но ошибся. Она вообще ничего не делает! Зато в нее сходятся записи со всей прослушки на корабле.
      - Ты снял блок?
      - Нет. Он же тяжелый! - Джокер почесал затылок, поправил кепку. - Зато я взломал протоколы доступа и смог просмотреть информацию. Там все, начиная с самого Арктура!
      - Твое вмешательство заметно? - говорил Найлус коротко и сухо, что-то обдумывая. И эмоции у него были далеко не светлыми.
      - Нет. Я все вернул как было.
      Вот и молодец. Я встретила пристальный взгляд Гарруса и чуть заметно кивнула. Это действительно то, о чем мы вчера говорили. Будущие проблемы. И - немалые.
      - Посмотрим по возвращении на Цитадель, кто придет за этим блоком. - я потерла виски. - Кто-то же должен его попытаться забрать.
      - А уже пытались.
      Я от неожиданного ответа замерла.
      - Что?
      - Когда тебе передавали корабль, на борт поднялся какой-то мужик в спецовке техника Альянса и полез к этому пульту. Я тогда был на месте. Все равно из рубки не выхожу без веской причины.
      - Он смог получить данные? - спросил Найлус.
      - Нет. Я тогда потребовал показать его документы. - Джокер перевел взгляд с Найлуса на меня и добавил: - Я же знаю всех техников на моей птичке, а тут какой-то непонятный тип лезет к оборудованию.
      - И?
      - Сказал, что документы остались в кофре на причальной площадке. Больше я его не видел, и к пульту никто не подходил. По крайней мере, пока я был в рубке.
      Мы переглянулись. Гаррус слушал молча и думал. Найлус нахмурился. Карин тоже молчала, но сказанное пилотом ее определенно не порадовало.
      - Значит, все же "Цербер"?
      - Возможно. Подобным кодом в свое время пользовались его оперативники. - ответил Найлус. - Узнать точно мы сможем только в том случае, если за этими записями кто-то придет.
      - Посмотрим, кто будет проявлять интерес к кораблю. - подвела черту под разговором я. - Джокер, по возможности полностью убери следы своего вмешательства. Гаррус, помоги ему. И в следующий раз, Джефф, не мешай забирать данные. А увидишь, сделай вид, что ты ОЧЕНЬ занят работой. Не хотелось бы, чтобы тебя покалечили из-за твоего трепетного отношения к этому кораблю.
      - Но... - вскинулся было пилот, но, встретив мой пристальный взгляд, поник. - Я понял.
      - Вот и прекрасно. Все равно ничего особо важного в этих записях нет, а пилот у нас один. Так что, не нарывайся на проблемы.
      - Но, а если они что-то там...
      - Мы потом все проверим и поправим без лишних свидетелей.
      Джокер кивнул.
      - Мне пора идти. Скоро выход из перегона.
      - Ты доешь. - я кивнула на распечатанную коробку в его руках. - У тебя еще больше часа, и потом поесть вряд ли получится, пока корабль не пройдет реле.
      Спорить Джокер не стал и принялся за еду. Гаррус и Найлус молча ели, обдумывая сказанное: я против воли выхватывала обрывочные мысли и яркие образы. Надо быстрее заканчивать с разверткой ауры и ставить уже нормальные блоки, а то эта мешанина посторонних мыслей мешает нормально думать, забивая восприятие. И ведь закрыться не получается при всем желании: чуть упускаю контроль, и получаю вал сумбурной информации, которая мне не нужна и бьет по голове как молот.
      Ситуация выходит не самая приятная.
      Если Найлус прав, а я склонна ему верить на слово, за "Нормандией" наблюдает незабвенный "Цербер". Впрочем, это было вполне ожидаемо: насколько я помню, то самое огромное оплавленное пятно на Иден Прайм, оставшееся после старта Властелина, привлекло внимание Призрака, и теперь за моими действиями пристально следят. Я стала своеобразной приманкой для Сарена и стоящего за его спиной Жнеца. Призрак знает о существовании Властелина и его связи со Спектром Артериусом, но найти его не в состоянии, поскольку Назаре он совершенно не интересен в отличии от Сарена, у которого индокринация зашла гораздо дальше. По идее, Спектр должен быть уже полностью подчинен Властелину. Но вот его действия на Совете ясно говорили, что это не совсем так, и какая-то свобода воли у него сохранилась. Что странно, учитывая, сколько времени он провел на борту Властелина.
      Что-то не сходится.
      Сарен узнал о Властелине в 2165 году после истории с Сидоном. Даже если несколько лет он наворачивал круги вокруг древнего корабля, вполне здраво опасаясь за свой рассудок, все равно времени прошло немало. Как минимум лет десять, а может и пятнадцать, во время которых Спектр постоянно находился в непосредственной близости от Жнеца. Назара мог сломать его тысячу раз, будь у него такое желание. Но - не сломал. Жнец подчиняет Сарена крайне осторожно, можно даже сказать - бережно. Ради чего? Что такого увидел в этом турианце Назара, если до сих пор не сломал его окончательно и так бережет его личность и рассудок? Чего я не знаю? И насколько такое отношение Назары к Сарену важно? Полагаю, в том, что касается Жнецов, нет неважных моментов.
      Посмотрим, что покажет реальность, когда мы полетим за Сареном. Ждать до канонной истории с Вермайром - глупо. Сарена надо забирать раньше, без этого дурацкого штурма. И уже когда мы сможем его увидеть лично, вот тогда я смогу узнать правду и принять окончательное решение: его следует спасать или уничтожить. Очень многое зависит от Сарена Артериуса и его мотивов: мои действия, дальнейшее развитие событий, планы на будущее и... да все зависит от него!
      Проклятье! Я даже планов строить не могу, пока не узнаю правду!
      - "Имрир?" - окрашенный беспокойством мысленный голос Найлуса раздался неожиданно. Я подняла на него вопросительный взгляд. - "Что-то случилось?"
      - "Еще не знаю." - ответила я.
      - "О чем ты так задумалась?"
      - "О твоем наставнике." - я посмотрела на Джокера, доедающего свой запоздалый обед. - "Нам надо поговорить. Троим. Без лишних ушей и в спокойной обстановке."
      - "Пока я в лазарете, это - маловероятно." - яркая досада и недовольство полоснули по нервам. - "Я так полагаю, доктору Чаквас при этом разговоре лучше не присутствовать?"
      - "Карин еще не определилась в своем отношении ко мне, а то, о чем я хочу вам рассказать, предназначено только для тех, кому я доверяю."
      Найлус на какое-то время замолчал, внимательно меня рассматривая. Он словно изучал меня, заново составляя мнение.
      - "Почему ты мне доверяешь?" - наконец спросил он.
      - "Хороший вопрос, на который у меня нет однозначного ответа. Скорее, здесь совокупность множества факторов, которые наложились на то, что я ощущаю. Все же, я менталист, пусть и не вошла еще в полную силу. Отношение окружающих к себе я считываю автоматически. Ты мне веришь и уже готов начать доверять."
      - "И ты мне это говоришь?" - в мысленном голосе Найлуса промелькнуло удивление и заинтересованность.
      - "А почему я не могу тебе сказать о том, о чем ты и сам прекрасно знаешь? Мои способности для тебя не являются тайной." - я послала ему ощущение ехидства. - "Более того, ты весьма активно ими пользуешься."
      - "Это плохо?"
      - "Нет. Но может появиться побочный эффект: ты получаешь огромное количество чистой и концентрированной энергии, что вкупе с постоянным использованием менталистики, пусть и заемной, может дать толчок для развития твоего собственного дара. Даже если ты ни разу не менталист, эта способность может быть приобретена."
      Вот тут Найлус искренне удивится.
      - "Это возможно?"
      - "Вполне. Первой появится эмпатия. Ты начнешь ощущать эмоции других разумных. Сперва на уровне рефлекторной реакции: нравится или не нравится тебе собеседник, веришь ему или нет. Потом появится чувство лжи. Ты будешь совершенно точно знать, когда тебе лгут. Ну а как финальная стадия - чувствовать эмоции."
      - "А дальше?"
      - "А там уже как повезет. Разовьется менталистика или нет. В естественных условиях развитие такого дара маловероятно: слишком большой должен быть всплеск энергии, чтобы раскрылись такие способности. Обычно, попадая под энергетический удар нужной мощи, жертва просто погибает."
      - "А я получаю ее чтобы выжить?"
      - "Верно."
      - "А Гаррус? Ему ты начала доверять сразу."
      - "С Гаррусом проще. Я ЗНАЮ, что ему можно доверять."
      - "Это так очевидно?"
      - "Нет. Все гораздо хуже."
      Найлус напрягся.
      - "Поясни." - короткий жесткий приказ.
      - "Это прописано в законах эгрегора, по которому воплотилась эта реальность. Как и твоя смерть на Иден Прайм. Как и то, что легендарный Спектр Сарен Артериус попадет под влияние Жнеца и в нужный момент нападет на Иден Прайм и убьет тебя, своего единственного ученика. Гаррус Вакариан БУДЕТ другом коммандера Шепарда, если он или она возьмут его в свой отряд после первого заседания Совета. Если этого не произойдет, он может присоединиться к команде через три года, когда его заберут с Омеги, где он окажется, опять же, при любых раскладах и если он там не погибнет, а шансы на это ОЧЕНЬ велики."
      - "Что Гаррус будет делать на Омеге?"
      - "Давай, я потом расскажу? Тем более, почему именно Гаррус после моей смерти окажется..."
      - "После ЧЕГО?" - мысленный голос Найлуса прозвучал так громко и резко, словно он заорал мне в ухо.
      Я непроизвольно дернула головой и поморщилась.
      - "Не ори."
      - "Что значит, после твоей смерти?"
      - "Об этом я тебе тоже расскажу потом."
      - "Почему не сейчас?"
      - "Потому что твоя отсутствующая физиономия вызывает здравые вопросы и опасения у Гарруса, который не страдает недостатком наблюдательности и сообразительности! Ты же не хочешь, чтобы наш гениальный тактик пришел не к тем выводам?"
      Найлус заморгал и удивленно посмотрел на пристально за ним наблюдающего Гарруса. И взгляд у него был ой какой тяжелый. Надо с ним поговорить. И БЫСТРО, пока он еще ждет объяснений!
      - "Он - может." - донеслась усталая и полная досады мысль.
      - "Может." - я покачала головой. - "Сегодня будет завершающая стадия лечения, и ты сможешь ходить. Хотя до окончательного выздоровления потребуется декада, и организм лучше не слишком напрягать ближайшие дней пять. Так что вечером можно будет поговорить."
      - "Карин не выпустит меня из лазарета."
      - "Это уже моя забота."
      От Найлуса пришло согласие и облегчение. Лазарет ему уже порядком надоел, и деятельный Спектр давно сбежал бы из-под опеки доктора, если бы мог. Но... Когда это Карин отпускала своих пациентов, если считала, что их лечение не завершено? Вот и страдал турианец, поправляя здоровье, и тихо злился, маясь от безделья. Ему даже учения проводить запретили, на которых он хоть немного скидывал напряжение и злость.
      
      Джокер закончил есть, медленно и крайне осторожно встал, опираясь на свои костыли и поковылял к дверям. Скоро выход из перегона и ему пора бы сидеть в комфортном кресле пилота. Еще два перегона, и мы прибудем на Цитадель. А там... первый отчет Спаратусу, на котором я хочу его порадовать новостями о Жнецах и грядущем Апокалипсисе. Да еще и наверняка от Удины будут какие-то проблемы: я же смоталась с Цитадели ОЧЕНЬ быстро. Полагаю, эта волокита с документами неспроста. Как бы потом не всплыло что-то занятное.
      Яркая досада выбила меня из не слишком приятных мыслей. Гаррус рывком встал, подхватил с койки забытый Джокером инструментрон.
      - Опять забыл! - недовольно проворчал он, привычно сгребая пустые коробки из-под еды. - Пойду, отнесу.
      И молодой турианец быстрым шагом вышел из лазарета. Я слезла с койки.
      - Карин, я зайду вечером. Пора заканчивать лечение Найлуса.
      Доктор согласно кивнула, а я зашла в освободившийся тамбур. Надо бы догнать Гарруса и попросить, чтобы вечером зашел ко мне. Разговор откладывать уже нельзя. У турианца начали возникать сомнения, которые мне ну совершенно ни к чему.
      Наконец аппаратура меня выпустила, и я, оглядевшись, Гарруса не заметила. Шустрый он! Уже смотался!
      Когда подошла к лифту и увидела спину Гарруса, ментал вспорола острая вспышка паники, донесшаяся откуда-то сверху, и быстро пропала, вытесненная сосредоточенностью и болью. Что такое? Гаррус на какую-то долю мгновения замер, словно окаменел, его эмоции взбурлили, и турианец стремительно рванул куда-то вверх по лестнице.
      Сосредоточенность исчезла, вытесненная острой болью и страхом.
      Джокер!
      Когда я влетела на лестничную клетку, то увидела, что Гаррус осторожно держит на руках скрипящего зубами от боли пилота, пойманного им у самых ступенек.
      Да быть того не может! Он что, упал?
      - Что случилось?
      Гаррус осторожно встал с колен, поднимая Джокера.
      - Джефф оступился на верхней ступеньке.
      Он ЧТО?! Я глянула на верх лестницы: на лестничном пролете как раз у стены валялся костыль Джокера. СЛОМАННЫЙ костыль! Второй докатился до самого низа и замер, покачиваясь на ступеньке.
      Проклятье на головы тех, кто ТАК спроектировал эту дурацкую лестницу, у которой перила на пролете заменены на какую-то металлическую плиту! И это на выходе с поворота! Как раз перед ровным пролетом! Я подобрала обломки, быстро спустилась и подняла второй, целый костыль.
      - Как он упал? - спросила я, идя рядом.
      - Спиной назад. Я едва успел его подхватить. Видимо, я слишком сильно сжал пальцы и сломал ему руку в плече. - виновато сказал Гаррус, быстрым шагом спускаясь по лестнице.
      От понимания сказанного у меня задрожали руки. Спиной назад, на лестницу с поворотом! Джокер, у которого несовершенный остеогенез! У него же не только ноги хрупкие, у него ВСЕ КОСТИ ТАКИЕ!!! Да он же живым бы до низу не докатился! Как минимум - сломанный позвоночник, ноги и руки, как максимум - проломленный череп и множественные переломы скелета. Или парализованный калека или труп!
      - Да и демоны с ней, с рукой!
      И тут Джокер, переборол боль и закричал:
      - Мне надо в рубку!
      На крик пилота повернулись все, кто сидел в столовой.
      - Джокер, у тебя рука сломана. Какая рубка? Тебе надо в лазарет. - уговаривал его Гаррус, быстро идя к лазарету.
      - Имрир, я должен быть в рубке! У меня через час выход из перегона!!!
      - Джокер, не двигайся, а то что-нибудь себе повредишь!
      - Моя рука! - осознал, наконец-то, случившееся Джефф.
      - Да не дергайся ты, идиот! - я в сердцах стукнула кулаком по кнопке, заставляя двери открыться. Какой дебил это проектировал?! Почему здесь не стоит стандартный датчик движения?
      Мы вошли в шлюз. Двери закрылись, автоматика начала процедуру дезинфекции.
      - Сколько у нас времени?
      - Час двенадцать. - четко ответил подрагивающим от боли голосом Джокер.
      - Гаррус, ты, случайно, не умеешь пилотировать корабли Альянса?
      - Извини, я прошел только базовый курс летной подготовки. - виновато ответил мне турианец.
      Проклятье!
      - Мне нужно в рубку! Срочно!
      - Джокер, успокойся! Может, все не так плохо.
      Я прикрыла глаза, унимая дрожь в руках. Да КАК мог сломаться этот проклятый костыль, если он сделан из того же металла, что и каркас корабля?!! Его же человеку сломать невозможно даже при желании! А он сломался!
      Неужели очередной откат от благодарной реальности? Очень на то похоже. И теперь нам СРОЧНО нужен пилот!
      Я встретила внимательный взгляд Гарруса.
      - Откат? - едва слышный на грани чувствительности шепот, который не смог распознать инструментрон, и я снова услышала турианскую речь без перевода.
      Вместо ответа я пожала плечами. Возможно. Очень похоже. Но за что? Что мы сделали такого, чтобы спровоцировать фактически гибель Джокера? Сохранили руины? Так они же бесполезны! Или нет? Если дело в сохраненных руинах, то что тогда в них такого хранится, что мы получили такой откат? И как теперь сделать так, чтобы на эту вкопанную в почву Терума башню не позарились все желающие? Если она так важна, мне бы не хотелось ее просто так отдавать, пока она не будет проверена!
      Дезинфекция закончилась и нас пропустили в лазарет. Карин, увидев бледного Джокера на руках Гарруса, тут же отложила датапад, резко встала.
      - Что с ним?
      - Упал с лестницы.
      Доктор резко переменилась в лице.
      - На сканер его! Немедленно!
      - Я успел его поймать. - сказал Гаррус, аккуратно укладывая пилота на пластину медицинского сканера. - Но я, похоже, сломал ему руку.
      Карин облегченно выдохнула и чуть успокоилась, включая аппаратуру.
      - Рука - не так страшно. Сейчас проверим.
      Джеффа такая перспектива повергла в ужас.
      - Доктор, как это - не страшно?! Я же пилот!
      Сканер заработал, Карин пристально всматривалась в экран.
      - Доктор, насколько все плохо? - подрагивающим голосом спросил Джокер.
      - Вы упали с лестницы, Джефф. - мягко сказала Карин. - Вам очень повезло, что Гаррус успел вас поймать. Так что сломанная рука и нога - это очень легкие травмы, по сравнению с тем, чем могло бы закончиться ваше падение.
      - Но...
      - Джокер, если бы не случайность, вы могли погибнуть!
      - Доктор, мне надо в рубку! Пальцы же не сломаны! Я могу управлять кораблем!
      - Никакой рубки, Джефф!
      - Вы не понимаете! Корабль выходит из перегона через час! На "Нормандии" нет второго пилота! Я ДОЛЖЕН БЫТЬ В РУБКЕ!!! - последнюю фразу Джокер буквально прокричал.
      Он прав. Корабль должен быть выведен из перегона в срок, но... где я возьму еще одного пилота, способного справиться с прототипом, у которого "двигатель-переросток в заднице" и "непривычный баланс"? Час до выхода, кораблю требуется немедленная разрядка: этот перегон был очень длинный, и аккумуляторы скоро переполнятся, и вот тогда у нас будут ОЧЕНЬ серьезные проблемы!
      Демоны дери эту проклятую реальность!
      - Нам нужен пилот, Карин.
      
      
      
      
       Глава 21: Результат первого вмешательства
      
      
      Как-то раз Эстус рассказывал мне о реальностях, которые активно сопротивляются любой попытке их спасти, готовые уничтожить все и вся, извернуться самым немыслимым образом, чтобы вновь повернуть события в русло канонной истории, но я тогда думала, что мой наставник просто сгущает краски, пытается таким образом предупредить и подготовить меня к будущим перерождениям. Но, попав в эту реальность, я поняла: Эстус говорил правду без прикрас и тени преувеличения. Он просто ставил меня в известность, что такое случается, и давал советы, как можно выжить в условиях такого мира. Очень дельные советы. И пора бы уже начать их применять на практике, благо, сохранив жизнь Найлусу, я выполнила один из них: я обрела союзника, вышедшего из-под власти реальности.
      В памяти сам собой всплыл образ Эстуса: древний, невероятно могущественный эльф с вечно молодой душой, уже давно потерявший счет годам и жизням, жизнерадостно рассказывающий мне обо всем том, что я могу встретить на пути, преподающий уроки жизни, перескакивая с откровенных ужасов на юмористические истории, походя давая бесценные советы. Порой - жестокие и тяжелые.
      
      Всегда помни кто ты есть, кого ты встретила на своем пути и кого ты потеряла.
      
      Он призывал помнить и никогда никого не забывать, как бы от этого ни болела душа.
      - Память, - говорил он, - это единственное, что у нас есть. Потеряешь память, и ты потеряешь себя. Помни, кто стоял рядом с тобой. Помни, кого ты губишь и какой кровью залит твой путь. Помни, ради чего ты это делаешь и что стоит на кону помимо твоей бессмертной души. Не судьба реальности. - брезгливый взмах точеной руки. - Они плодятся быстрее гнуса и так же быстро дохнут. Мы сражаемся с мирозданием ради тех, кто сможет жить дальше в мире, не подверженном воле тех, кто формирует эгрегоры. Ты никогда их не увидишь. Они никогда о тебе не узнают. Но они будут. Те, кто родятся вне предначертанной судьбы и смогут идти по своему пути. Запомни, дитя. Мы живем ради них. Все, что мы делаем, мы делаем ради них. И они нас за это вознаграждают, даже если сами о том не подозревают. Помни об этом. Всегда и везде. Как и о тех, кто помогал тебе или был тобою уничтожен, ибо они дали возможность тебе выполнить свой долг.
      
      Ты никогда не будешь сильнее реальности, в которую попадешь. Помни об этом, ища могущество, но не позволяй постыдному страху перед грядущими испытаниями вынудить тебя остановиться в развитии.
      
      Очередной урок, наглядным примером которого был сам Эстус. Все его могущество и мощь разбились о слабость нового тела и законы немагической реальности. Что его нисколько не огорчило, ибо каждый новый мир - это новые знания и бесценный опыт, который может пригодиться в будущих жизнях.
      - Запомни, дитя. Реальность ВСЕГДА сильнее тебя, каким бы могуществом ты ни обладала. Ты играешь по ее правилам и на ее поле. И ты никогда не сломишь ее сопротивление в лоб, пока она тебе этого не позволит. Ищи обходные пути, которые не будут колебать предопределенные события до самого последнего момента. Подготовься. Создай условия. Скрытые. Неявные. И, когда пройдешь последнюю ключевую точку, сдвинь нити истории и создай нужный тебе узор. Не иди по легкому пути: даже самый жестокий мир ценит своих обитателей. Пробуй спасти, даже если это будет казаться за гранью возможного. Если ты выиграешь эту партию, ты получишь самый ценный дар, который может преподнести тебе эта реальность, даже если ее дар раскроется спустя многие перерождения, неожиданно подарив тебе то, чего ты жаждешь больше всего. Если же ты проиграешь, тебя просто не станет. Так что не держись за жизнь. Рискуй, пробуй и выигрывай у мироздания свои Дары. - короткая пауза, сжатые в полосу тонкие губы. - Но иногда спасение может принести только уничтожение. Если требуется - убивай без жалости и сострадания. - тяжелый взгляд, хищная улыбка. - Не всегда можно решить задачу миром и интригами. Запомни, самые явные изменения оставляет путь разрушения. Но не иди по этому пути, пока есть другие варианты. Пока тебя на него не толкнут события, обстоятельства или сама реальность. Не губи, если желаешь спасти, и не пытайся спасать, если душа требует крови: ты проиграешь и погубишь всех. Разум и логика могут ошибаться. Доверяй своим инстинктам и чутью: реальность всегда дает подсказки, даже если кажется, что она с упорством идет к своему коллапсу, жестоко наказывая за попытки ее спасти.
      
      Я стояла посреди лазарета и смотрела на тех, с кем меня свела судьба. На перепуганного Джокера, находящегося на грани отчаяния, ведь он прекрасно понимал, что его травма - это приговор кораблю и всем, кто на нем находится: в большинстве случаев неконтролируемый выход из перегона ведет к сильным деформациям корпуса и нередко становится причиной нестабильности и взрыва ядра. На доктора Карин Чаквас, которая делает все от нее зависящее, чтобы сохранить хрупкое здоровье своих пациентов. На Гарруса, который разрывается между противоречивыми чувствами и впервые не знает, чем он может помочь в сложившейся ситуации: все его навыки и знания оказались бесполезными. На спокойного Найлуса, что-то быстро обдумывающего и принимающего какое-то решение. Эти разумные совершенно неожиданно вошли в мою жизнь и вытеснили мысли о легком пути. И мне бы не хотелось, чтобы они погибли из-за очередного привета от благодарной реальности и моей неспособности найти решение проблемы.
      Должен быть выход!
      Эстус много раз повторял: "Механизм перерождения никогда не дает осечек, даже если на первый взгляд так кажется. Ты попадешь именно в тот мир, в который должна попасть. И в те условия, в которых ты еще в состоянии что-то сделать. И, если ты в нем оказалась, значит есть способ выполнить свой долг. Тебе просто необходимо его найти. Если не можешь найти сама... спроси совета у тех, кто тебя окружает."
      Хороший совет. Как раз для нынешней ситуации...
      - Карин, насколько тяжелы травмы Джокера?
      - Ничего действительно критичного. - отозвалась доктор. - Закрытый перелом плечевой кости. Со стопой ситуация хуже: множественные переломы плюсневых костей и фаланги большого пальца, трещины в малоберцовой кости. Управлять кораблем до окончания операции и наложения компрессионно-дистракционного аппарата Джефф не сможет.
      - Доктор... - начал было Джокер.
      - Это не обсуждается, лейтенант! - жестко обрубила Карин.
      - Нам нужен пилот, Карин. - сказала я. - Неужели нет никаких вариантов?
      Карин развела руками и покачала головой.
      - У вас есть пилот. - внезапно сказал Найлус. - Я могу сесть за штурвал.
      Мы как по команде повернулись.
      - Специфика работы Спектра. - пожал плечами турианец. - Я практически всегда работаю один, и был вынужден обучиться управлять кораблями легкого и среднего класса.
      От Гарруса донеслась яркая досада.
      - Как я мог забыть? У тебя же есть лицензия военного пилота.
      - И гражданского тоже. - усмехнулся Найлус. - Мне приходилось садиться за штурвал человеческих кораблей, но - гражданских и грузовых, не военных. Их я только на симуляторе проходил.
      - "Нормандия" - не обычный корабль! - тут же сказал Джокер.
      - Джефф, у нас нет выбора. Нам срочно нужен пилот.
      - Я... - парень запнулся, не в силах выдавить "я подвел вас".
      Больше всего в своей жизни Джокер боялся потерять право и возможность летать. Этот страх был куда сильнее страха смерти и уступал только страху потерять семью, которую он очень любит.
      - Ты не виноват в том, что на тебе отыгралась случайность. - вздохнула я. - Нам повезло, что ты выжил и отделался незначительными травмами, которые не помешают тебе в будущем вернуться за штурвал нашего корабля.
      Облегчение и радость Джокера бурей пронеслись по обостренному восприятию. Подумать только! Такая искренняя радость просто потому, что я пообещала сделать все от меня зависящее, чтобы гениальный пилот-инвалид не остался прикованным к земле.
      - Чем я могу помочь? - просто сказал Джефф, вопросительно глядя то на меня, то на Найлуса.
      - Расскажи мне, чего ждать от корабля. - ответил Спектр.
      Джокер кивнул и начал сбивчиво пояснять ему особенности корабля: как ведет себя маршевый двигатель, как разгоняется и тормозит, как отзываются на команды маневровые двигатели, а потом перешел на специфический малопонятный жаргон. Впрочем, Найлус его прекрасно понимал и иногда прерывал монолог пилота, задавая какие-то уточняющие вопросы. Мы им не мешали: ситуация крайне серьезная, и незначительные на первый взгляд мелочи могут привести к катастрофе и стоить всем нам жизни.
      Наконец Джокер замолчал, судорожно пытаясь вспомнить, что он еще мог забыть, но, так и не найдя, что можно добавить, просто сказал:
      - Ты поосторожнее с моей птичкой. У нее необычный баланс и на треть секунды запаздывают команды при большой нагрузке на маневровые двигатели.
      - Понял.
      - Если что-то потребуется, я...
      - Ты будешь лежать на операционном столе. - жестко отрезала Карин.
      - Но...
      - И никаких возражений! - доктор повернулась к Найлусу. - Спектр, у вас есть вопросы к пилоту?
      - Нет, доктор.
      - И Найлус. Я жду вас в лазарете, как только корабль пройдет ретранслятор.
      Спорить с Карин он не стал, но и не пообещал прямо выполнить ее недвусмысленный приказ. Есть у меня подозрение, что больше в лазарете турианец ночевать не собирается.
      Осмотрев свое отражение на полированной поверхности опущенной крышки криокапсулы, Найлус досадливо поморщился. Выглядел он... колоритно. Слишком колоритно для военного корабля, учитывая сложившуюся на его борту не слишком дружелюбную обстановку.
      - Имрир, вы брали для меня броню в арсенале?
      - Брали. - согласно кивнула я, сразу поняв, что хочет мне сказать коллега. - Но - только тяжелую. Штурмовые модификации.
      Карин, не отвлекаясь от Джокера, отрубила:
      - Я запрещаю Найлусу надевать броню! Тем более - тяжелую!
      - Карин. Под мою ответственность. - сказала я. - Гаррус, будь так любезен, принеси Найлусу эту броню.
      Гаррус, не дожидаясь повторной просьбы, уже вошел в тамбур, а я вызвала по личной связи капитана Дилана.
      - Коммандер? - услышала я холодный и как всегда спокойный голос бойца.
      - Дилан, Дэрг, Гаррус пошел за турианской броней. Проконтролируйте, чтобы не возникло... проблем.
      Пояснять, какие проблемы я ожидаю, не понадобилось.
      - Имрир, они мне нужны. - коротко бросила Карин.
      - После - зайдите в лазарет. - добавила я.
      - Есть. - ответил Дилан. - Лиарочка, подождите нас здесь. - успели услышать мы, до того, как связь прервалась.
      Надеюсь, Дилану и Дэргу не придется вмешиваться, но лучше подстраховаться. Еще не хватало какого-то дурацкого конфликта на почве чьих-то домыслов и яркой "любви" к чужакам, по моей воле оказавшихся на борту этого корабля.
      Гаррус, конечно, проигнорирует идиотов, но у него уже накапливается негатив и неприятный осадок. Реальность - не игра. Талантливый снайпер может и сойти с корабля, если его поразительное терпение не выдержит. И тогда уже вместе с ним сойду и я, как бы это не икнулось мне в будущем: терять Гарруса я не собираюсь. Полагаю, Найлус меня поддержит, поскольку желание грохнуть этот корабль с большей частью экипажа порой очень ясно читалось в поверхностных мыслях.
      Эх, проблемы-проблемы... Порадую Прессли, что ли. Должен же он знать о том, что случилось. Я набрала исполняющего обязанности капитана.
      - Прессли, у нас замена пилота: Джокер травмирован.
      На той стороне повисло молчание, а я очень ясно ощутила всплеск эмоций на палубе выше: недоумение, быстро сменившееся пониманием и откровенным страхом. Прессли сходу понял, что я ему сказала.
      - Кто будет управлять кораблем? - наконец спросил Чарльз, совладав с эмоциями.
      - Найлус Крайк.
      - Это невозможно, коммандер. - с небольшой задержкой ответил Прессли. - Наш пульт не приспособлен для турианца.
      - "Нормандия" - это совместная разработка, и пробный полет совершал наш пилот. - внезапно сказал Найлус. - На корабле должна быть турианская прошивка интерфейса. Возможно, она заблокирована.
      - Я свяжусь с инженерами. - коротко ответил Прессли и отключился.
      Страх исчез окончательно. Чарльз Прессли переварил неприятную новость и вновь готов работать, работать и еще раз работать. Столько, сколько это потребуется для обеспечения нормального функционирования корабля.
      Надо будет как-нибудь извернуться и сделать его полноценным капитаном "Нормандии". Вот кто-кто, а Чарльз Прессли достоин получить под свое командование корабль. Или не стоит ему делать такую подставу с прототипом? Посмотрим, что позволит мне сделать будущее. Главное, не допустить его гибель вместе с "Нормандией", а там уже видно будет.
      
      Вернулся хмурый Гаррус с моими бойцами. Судя по его виду, злости и раздражению Дэрга, легкой брезгливости Дилана, кто-то из экипажа уже успел что-то брякнуть.
      Проклятье!
      Люди видели, как Гаррус нес пилота в лазарет, а Джокер орал: "Рука!" и что ему надо в рубку, поскольку скоро выходить из перегона. Про болезнь, ясное дело, мало кто знал, но вот что с Джокером что-то не в порядке, догадались даже самые тупые. А тут такая картина! Прямо простор для дурной фантазии! Особенно для некоторых, любящих делать скоропалительные выводы.
      Видимо, с экипажем придется разбираться мне. Прессли с помощником сейчас заняты и им не до досужих сплетен, а у меня как раз появилось свободное время и, главное, ОГРОМНОЕ желание поговорить по поводу ксенофобии и "проклятых инопланетян на борту", особенно, проявляемой в самый неподходящий момент!
      Карин бросила один взгляд на бойцов.
      - Дилан, подготовь операционную. Дэрг - поможешь.
      Что происходило в лазарете дальше ни я, ни Найлус не видели: чтобы не мешать и не отвлекать Карин мы подняли перегородку. Найлусу надо переодеться в поддоспешник и надеть броню, что для него будет несколько затруднительно: рана еще не зажила до конца и давала о себе знать при любом неосторожном движении.
      Мимо нашей секции протопали бойцы.
      - Крайк, здорово выглядишь. - выдал Дэрг, чуть притормозив.
      В секцию зашел Гаррус, протиснувшись мимо вставшего в проходе бойца. Найлус только усмехнулся. Дэрг впервые увидел турианца не в привычной броне, а в гражданской одежде и не обратил внимание на то, как именно выглядит этот костюмчик.
      Из-за ширмы появилась рука Дилана и одним рывком утащила Дэрга: им еще необходимо переодеться и пройти повторную дезинфекцию, прежде чем они смогут войти в стерильное помещение операционной.
      - Найлус, на пару минут.
      Мои руки засветились призрачным золотистым светом. Пояснять, что я собираюсь делать, не понадобилось. Спектр снял драный китель и чуть откинулся назад, давая мне возможность заняться лечением, пока Гаррус распаковывает новую броню, до сих пор пребывающую в фабричной упаковке. У Найлуса впереди несколько часов напряженной работы: выход корабля из перегона, перелет до станции разрядки, разрядка, возврат к реле и прыжок через ретранслятор. На незнакомом корабле другой расы.
      Пальцы привычно закололо. Энергия потекла по организму, преобразовываясь и переходя по принудительному каналу к реципиенту, уже знакомо накатила слабость. В этот раз надолго меня не хватит: короткий сон принес облегчение и убрал валящую с ног усталость, но энергетическое истощение накапливается и дает о себе знать.
      Кончики пальцев задрожали. Найлус это заметил: зеленые глаза сузились, он аккуратно перехватил запястье и отвел мою руку, прерывая энергетический поток.
      - "Имрир, достаточно." - мысленный голос был окрашен легким укором и беспокойством. - "Пора уже заканчивать с таким лечением."
      - "Еще рано."
      - "Достаточно. Я уже давно не при смерти." - укор стал явственнее. - "И подпитку не забудь снять, иначе скоро тебе самой потребуется лечение."
      - "Хорошо. Но я проверю, в каком состоянии ты будешь к концу маневров. Не забывай. Мы через трое суток прибываем на Цитадель, и вскоре улетаем на Новерию."
      - "Я помню."
      Спорить с Найлусом, когда он принял решение и не собирается его менять, бесполезно: и время зря потратишь, и нервы испортишь, и результат нулевой.
      - Переодевайся, а я пока узнаю, как идет работа у инженерной группы.
      Пока наставник переодевался, я набрала Адамса, отключив видеосигнал, но поставив на громкую связь, чтобы оба турианца могли слышать наш разговор. Инженер не порадовал: турианский интерфейс действительно был, но кто-то хорошо в нем покопался, и сенсорные панели не разворачивались, постоянно сбоили и никак не могли обрести необходимую для работы плотность. Адамс, закончив перечислять неполадки, выдал вердикт:
      - Повреждена и не подлежит восстановлению.
      Найлус, застегивая комбинезон поддоспешника, сказал:
      - Возвращайте стандартный.
      - Сделаем.
      - Сколько вам потребуется времени? - спросила я.
      - Минут пять. И еще десять на проверку и тесты.
      - Сообщите, когда закончите работу в рубке.
      - Да, мэм.
      Связь отключилась, я свернула инструментрон. Проклятье, на этом корабле хоть что-то может работать нормально, без каких-то скрытых подстав или дефектов? Или я слишком многого хочу от прототипа, созданного на стыке технологий двух различных видов и уже после сдачи доработанного очень деятельными ручками драгоценных бывших сородичей?
      - Будут проблемы с управлением? - спросила я.
      Найлус покачал головой, застегивая крепления брони на бедре.
      - Нет. Несколько неудобно, но проблем не будет. Мне приходилось немало летать на человеческих кораблях, когда я работал в Системах Терминуса и Аттическом Траверсе.
      - Может, не стоит надевать кирасу?
      В ответ - едва заметно разведенные в улыбке мандибулы и веселье в глазах.
      - Имрир, рана особых неудобств не доставляет.
      - Смотри сам.
      Вместо ответа - тихий вибрирующий смешок.
      Гаррус помог сородичу надеть броню. Найлус повел плечами, проверяя, как она сидит, коротко кивнул и сказал:
      - Нормально.
      Перчатки он надевать не стал, закинув обратно в бокс: они будут мешать при работе с сенсорной системой управления, при которой крайне важна чувствительность пальцев.
      Карин окинула Найлуса не слишком благосклонным взглядом, недовольная тем, что Спектр надел броню, но ничего не сказала. Если в лазарете Найлус к своему внешнему виду относился с юмором и пониманием, то за его пределами турианец носит только и исключительно броню. Вместе с холодной маской вежливого безразличия.
      
      Стоило нам выйти из лазарета, как по чувствительному восприятию ударил клокочущий коктейль чужих эмоций и бурлящих мыслей: в столовой, она же - зона отдыха, собрался, кажется, весь свободный от вахт экипаж. И всем им было ОЧЕНЬ интересно узнать, что случилось: насколько правдивы слухи о травме Джокера и поступке Гарруса, кто будет пилотом, что будут делать командир и капитан корабля, чем заняты инженеры в рубке, что будет делать Прессли с ненадежным инвалидом и прочее, прочее, прочее. Я прикрыла глаза, с усилием закрывая разум. Великий Хаос, да как же заставить их заткнуться?!!
      - Коммандер Шепард! Что...
      Услышав знакомый голос, я не сдержала тихого, на грани слышимости рычания: Эшли. Вот только тебя мне для полного счастья не хватает! Гаррус напрягся, Найлус полыхнул раздражением: оба турианца, понятное дело, мое рычание услышали и выводы сделали правильные.
      - Сержант Уильямс. - резкий, вибрирующий голос Спектра явственно отдавал металлом и по температуре далеко ушел за отметку абсолютного нуля. - Ваши вопросы сейчас неуместны. Вы мешаете мне приступить к работе.
      - К какой работе?
      - Пилотированию вашего корабля. - жестко отрубил турианец.
      Эшли от такого поворота растерялась. Люди, собравшиеся в столовой, молчали, переваривая неожиданную новость. Какая циничная ирония: турианец, которого практически все, мягко говоря, не любили, внезапно оказался пилотом, единственной надеждой на выживание корабля и всех, кто находится на его борту.
      - Вы - пилот? - удивленно и со скепсисом переспросила Эшли.
      В ее голове никак не могли состыковаться два образа: Найлус в тяжелой броне и пилот корабля. Что ж поделать, реальность порой преподносит весьма странные сюрпризы и вроде бы знакомые разумные открываются с совершенно иной стороны.
      Найлус равнодушно ответил:
      - Военный пилот, если вас это так интересует. И имею право управлять боевыми кораблями легкого и среднего класса от перехватчика до крейсера включительно.
      - Вы же...
      - Сержант Уильямс. - сухо сказала я, прерывая Эшли. - Корабль готовится к выходу из перегона. Что вы должны делать?
      - Находиться штатном посту, если моя вахта, мэм. - четко ответила та.
      - А если нет?
      - Не мешать.
      - Свободны, Уильямс.
      Эшли, полыхнув злостью и обидой, ушла. Гаррус проводил ее задумчивым взглядом, покачал головой и ушел в каюту, которую он делил с Найлусом, чтобы оставить там бокс с броней, а мы пошли к лестнице. Времени осталось не так много.
      - "С ней будут проблемы." - донеслась до меня четкая ясная мысль Найлуса.
      - "Будут." - ответила я, устанавливая ментальный канал. - "Она полностью предана Альянсу и идеалам, в которые я не вписываюсь. И, тем более, ты и Гаррус. Для нее вы всегда будете врагами."
      - "Причина?"
      - "Ксенофобия. Эшли выросла на рассказах своего отца о Войне Первого Контакта. И считает, что ее дед, генерал Уильямс, несправедливо пострадал из-за турианцев."
      Найлус удивленно моргнул.
      - "Генерал Уильямс? Тот, который командовал гарнизоном на Шанси?"
      - "Да."
      - "И что с ним произошло?"
      - "Мутная история. Слишком много неувязок в официальной версии, но, если то, что я знаю - правда, дедуля Эшли очень крупно напортачил, за что закономерно и огреб."
      - "Она тебе нужна?"
      - "Эшли? Нет. Как и весь этот корабль с его экипажем, но бросить я его не могу. Пока - не могу."
      - "Причина?"
      - "Не хочу словить откат от реальности на пустом месте: коммандер Шепард обязан или обязана находиться на борту "Нормандии" в определенные моменты истории."
      - "Мне требуется это знать?"
      - "Да. Поговорим, когда будет возможность."
      От Найлуса пришло согласие и задумчивость, вкупе с мрачной настороженностью: от родной реальности он уже давно не ждет ничего хорошего.
      Мы поднялись по лестнице, когда нас догнал внешне спокойный Гаррус, бурлящий злостью и раздражением. Двери послушно открылись, пропуская нас на верхнюю палубу.
      - Коммандер. - к нам подошел Прессли.
      - Работы в рубке закончены?
      - Сейчас идет тестирование систем управления. Адамс ждет вас.
      В рубке действительно нас ждал старший инженер корабля. В кресле пилота сидел паренек из его группы и тщательно проверял тускло светящуюся в сумраке слабо освещенной рубки голографическую сенсорную систему управления, сверяясь с информацией с датапада, лежащего на консоли. Увидев нас, Адамс без лишних слов дал отчет о состоянии систем, а его подчиненный живо освободил кресло пилота.
      - Мы восстановили прежние параметры. Системы управления проверены.
      Найлус коротко кивнул, сел в кресло.
      - Спектр.
      Молодой инженер передал ему датапад, что-то показывая на устройстве и поясняя какие-то особенности интерфейса. Я и Гаррус здесь определенно были лишними: поблагодарив Адамса за проделанную работу и оперативность, мы покинули рубку. Все равно практической пользы от нас ноль на выходе, и единственное, что мы могли сделать полезного - это свалить и не мешать другим работать. Что мы и сделали, вновь спустившись на жилую палубу.
      
      В столовой диспозиция народа не изменилась: все те же не занятые работой и свободные от вахт рожи, включая недовольную Эшли. Она приписана к группе высадки, и во время полета делать ей по сути нечего. Как и Кайдену, который с кислой миной сидел за столом в компании двух парней из смены БИЦа. В углу растерянно сидела Лиара, внимательно слушающая разговоры членов экипажа. А говорили они... я прислушалась. Кто бы сомневался. О последних событиях и травме Джокера. До меня донеслась ядовитая фраза Эшли:
      - ...этот турианец сломал ему руку!
      Вот и отлично. Как раз удачный момент для проведения внеплановой воспитательной беседы для этого приюта сплетниц.
      - Сломал. - спокойно сообщила я, входя в столовую в компании "этого турианца".
      Эшли запнулась, повернулась, увидела меня и Гарруса. Да-да, сержант, мы все слышали. А что я не услышала, то очень ярко витало в ментальном плане.
      - Гаррус сломал Джокеру руку? - удивленно переспросила Лиара, переводя непонимающий взгляд с меня на самого Гарруса.
      - Да, доктор Т"Сони. Офицер Вакариан сломал Джокеру руку.
      Гаррус крепко стиснул зубы, напрягся всем телом, с холодным безразличием наблюдая за происходящим, а в ментальный план против его воли пробивалось разочарование и досада. Ему было неприятно происходящее, но делать что-либо по этому поводу или как-то оправдываться он не собирался. Он просто присутствовал и отстраненно ждал развязки разговора, стараясь не обращать внимание на обидные слова.
      Удивительная выдержка и самообладание.
      Эшли оживилась, с интересом и каким-то торжеством слушая наш разговор. Эх, сержант, ничему тебя жизнь не учит! Могла бы сообразить, что Гаррус не стоял бы рядом со мной, если бы и вправду был виновен.
      - Но... - азари растерялась. - Но почему?
      Я повернулась к синекожей красотке, полностью игнорируя людей, присутствующих в столовой. Лиара очень вовремя проявила любопытство.
      Мне не нравится, что творится в этом экипаже. Особенно - действия Эшли и Ко. К сожалению, убрать саму Эшли я сейчас не могу. Разве что за борт выкинуть, но этот поступок родимое командование не поймет. Как и новые друзья сержанта. Так что, пойдем другим путем, благо, Лиара дала прекрасную возможность.
      - Полагаю, Лиара, вы уже обратили внимание, что пилот передвигается на костылях?
      Азари кивнула.
      - У нашего пилота ОЧЕНЬ хрупкие кости, и достаточно малейшего давления для перелома. Джефф, поднимаясь, оступился на верхней ступеньке и упал с лестницы. Полагаю, доктор Т"Сони, вы понимаете, к каким травмам может привести падение спиной вперед на металлическую лестницу с поворотом, лишенную защитного покрытия, даже здорового человека?
      Выразительная мордашка азари вытянулась. Как и у некоторых людей. Видать, представили они себе это ОЧЕНЬ ясно, ведь по этой проклятой лестнице все бегали по многу раз на день. И нередко оступались, особенно в спешке. Насколько я знаю, были и падения, правда, люди отделывались только синяками, растяжениями, вывихами и сильными ушибами, по-тихому матеря конструкторов корабля.
      - Вижу, представили. А теперь подумайте, чем бы это закончилось для нашего пилота.
      При всей своей подростковой наивности, Лиара - умное создание, да и с воображением у нее было все отлично, так что представила она в красках и весьма наглядно. Красивое точеное личико вытянулось, голубые глаза распахнулись в немом шоке.
      - Джокер сильно травмирован? - осторожно спросил молодой связист, Эдиссон Чейз, сейчас свободный от вахты. Что занятно - с искренним беспокойством.
      - Нет. У него просто переломы руки и ноги. Неприятные, но не критические.
      - Я слишком сильно сжал пальцы, когда его подхватил. - внезапно сказал Гаррус, привлекая к себе внимание. - И сломал ему руку.
      Честный, как всегда. Ни единой попытки хоть как-то облагородить свой поступок: "Я сломал ему руку", а вот то, что он ему жизнь спас, добавлять не стал. У турианцев не в чести бахвальство.
      - Офицер Вакариан. - я повернулась к напряженному турианцу. - Если бы вы по счастливой случайности не оказались в нужный момент на этой лестнице и не успели подхватить пилота в падении, Джокер, скорее всего, был бы мертв. - спокойным голосом сказала я, четко отслеживая реакцию окружающих. - И ему бы очень повезло, если бы он просто погиб на месте, а не остался парализованным калекой до конца жизни.
      В столовой воцарилась тишина. Никто не видел, что на самом деле произошло на этой злополучной лестнице, составляя свое мнение и отношение к ситуации со слов Эшли и тех, кто был не прочь почесать языком. А их мнение о ситуации было однозначно: Гаррус, сволочь такая, сломал руку пилоту. Технически, они были правы. Сломал. Вот только причина этого как-то ускользнула.
      - О, простите, я не знала. - виноватый голосок Лиары прозвучал очень громко.
      - Вы и не могли знать. На лестнице во время этого... инцидента присутствовали только сам Джокер, Гаррус и я. Остальные могли лишь предполагать, что же случилось на самом деле. Досужие домыслы и слухи - не тот источник информации, на основе которого можно восстановить картину произошедшего. - я перевела взгляд на насупившуюся Эшли. - Когда я впервые попала на борт этого корабля, я была уверена, что на нем служат молодые, но высококлассные военные специалисты. Капитан Андерсон меня в этом уверял, когда передавал корабль. Я полагала, он знает этот корабль и его экипаж. Видимо, я ошибалась.
      Люди слушали меня молча и с нарастающим напряжением. Мои слова им не нравились. Они были неприятными, били по самолюбию и самомнению. Как же так, они служат на новейшем фрегате Альянса систем, а тут какая-то рыжая пигалица, которая неизвестно за какие заслуги стала командиром корабля, высказывает свое "фи". Хуже, что это "фи" было заслужено, и это было самое неприятное. То, что ткнули в дерьмо заслужено.
      - Я ожидала увидеть молодых профессионалов на борту новейшего прототипа, созданного совместными усилиями инженеров двух видов: людей и турианцев. Вместо этого я вижу приют малолетних сплетниц, не способных смоделировать простейшую бытовую ситуацию и готовых поверить в любую ерунду, если она им нравится, обсуждающих событие, свидетелем которого ни один из них не был.
      Эшли покраснела и насупилась, недовольно поджав губы. Члены экипажа переглядывались и молчали, опуская глаза. Было ли в них раскаяние? Нет. Была неприязнь, неприятие, злость, раздражение и медленно закипающая ненависть, направленная не только на Гарруса, ставшего косвенной причиной подобного публичного унижения, но и на меня. Только пара человек испытывала стыд. Остальные... мда.
      - Я разочарована.
      Динамики щелкнули, и бесстрастный вибрирующий голос Найлуса сообщил:
      - Выход корабля из перегона. До выхода восемь... семь... шесть... пять... четыре... три... два... один... выход.
      Корабль чуть заметно тряхнуло. Мы вышли в обычное пространство. На душе немного полегчало: Найлус прекрасно справился с незнакомым кораблем, выход прошел без эксцессов и можно немного расслабиться. Теперь бы найти спокойное место, где можно посидеть без лишних неприветливых лиц и дождаться, когда освободится Найлус.
      Нам надо поговорить. Втроем.
      
      
      День прошел... муторно. Эшли маялась ерундой, Кайден работал за своим терминалом и формировал информационные пакеты для передачи через коммуникационный буй. Он отвлекся только дважды: первый раз, чтобы узнать, требуется ли отправить какую-то важную информацию, и второй раз, для того, чтобы уточнить, можно ли Лиаре отправить отчет о раскопках в институт на Тессию. Я запретила. Теперь Лиара сидела рядом, смотрела на меня обиженными глазами и вещала о важности изучения технологий протеан, о ценности руин на Теруме и прорыве в науке и технологиях, который они могут дать.
      Делиться очень даже целой башней с рабочей аппаратурой мне не хотелось. И чем больше Лиара говорила, тем сильнее у меня возникало желание эти руины прибрать к рукам: чуйка нашептывала, что неспроста Джокер навернулся с лестницы.
      Гаррус, отрешившись от реальности, перебирал в уме какие-то сложные математические таблицы, и при этом умудрялся вовремя вставлять фразы вроде: "Вы совершенно правы, доктор Т"Сони" или "А этот вопрос требует всестороннего изучения". Главное, ни разу не перепутал, когда какую фразу вставлять в монолог воодушевленной азари! А Лиара, глядя на мою физиономию, распалялась еще больше. То ли пыталась убедить меня снять запрет на передачу данных, то ли думала, что мне это интересно, то ли еще что-то себе придумала. Я ее слушала в пол-уха и пыталась понять, как Гаррус умудряется вовремя и правильно реагировать на паузы в разговоре, при этом не путаясь в монструозных таблицах и не сбиваясь в своих довольно сложных расчётах. Кайден, пытавшийся слушать Лиару, через полчаса словил мигрень и теперь работал, засоряя ментал болью и раздражением.
      Наконец подошло время ужина. Лиара погруснела. Гаррус заверил юную деву, что по прибытию на Цитадель, она сможет отправить результаты исследований в институт, но сперва ей придется сообщить об этом Совету, и порекомендовал ей как следует поработать над отчетом. При этом он умудрился сходить за пайками для всех нас, вручить каждому, не перепутав их и, главное, не сбившись в построении каких-то трехмерных графиков.
      Спасли меня Дэрг и Дилан, вышедшие из лазарета. И, прежде чем Дилан успел открыть рот, Дэрг радостно заявил:
      - Жить будет!
      И с интересом оглядел присутствующих, четко подмечая реакцию на свои слова. Вот паршивец! Опять социальный эксперимент ставит!
      - Дилан, Дэрг, на отчет. - оглядев обалдевшие рожи членов экипажа, замерших на разных стадиях употребления пайков, уточнила: - В каюту.
      Физиономия Дэрга скисла. Лиару, подорвавшуюся было следом, остановил Гаррус, вежливо сказав:
      - Кушайте, доктор Т"Сони. Паек быстро остынет и станет невкусным.
      А в поверхностных мыслях промелькнуло: "Масса сытого тела изменится. В зависимости от того, будет ли съеден весь паек и от количества дополнительной жидкости, употребленной во время разговора, прибавка в массе будет колебаться в диапазоне от..." Минутку, это что он такое считает? С этой мыслью я, пропустив бойцов, зашла в каюту.
      - Душка, ну я же только хотел разрядить обстановку. - тут же заныл Дэрг, стоило дверям закрыться.
      - Дэрг, мы здесь не по этой причине. - спокойно сказал уже просчитавший ситуацию Дилан.
      - Верно. - я прислонилась спиной к стене, устало потерла ноющие виски. - Мне нужно, чтобы Лиара была свято уверена, что руины на Теруме больше недоступны для исследования.
      - Нам следует убедить ее в их разрушении? - уточнил Дэрг.
      - В идеале да. Но так, чтобы она не обратилась к Гаррусу за уточнением. А если обратится, чтобы все ее вопросы касались только количества взрывчатки.
      Почему - пояснять не потребовалось.
      - Какими данными мы можем оперировать? - по-деловому спросил Дилан.
      - Башня находится в сейсмонеустойчивом районе возле большого озера открытой магмы. При поверхностном изучении места раскопок было обнаружено большое количество взрывчатки, установленной для подрыва этой башни. Мы сняли целый ящик, но неизвестно, сколько еще взрывчатки осталось.
      - Так он же вроде все снял. - с искренним удивлением переспросил Дэрг.
      - А вот до этой мысли Лиара дойти не должна.
      Дилан согласно кивнул и коротко добавил:
      - Нет гарантии, что на месте раскопок не осталось еще взрывчатки. Я понял, сделаю.
      А в уме уже началось моделирование разговора, который убедит Лиару в том, что башня взорвалась, притом так, чтобы не сказать ни единого слова лжи. Вот и замечательно. Прирожденный аналитик с физиономией не отягченного высшим образованием дуболома - это великая ценность, и я очень довольна, что в свое время я догадалась их отобрать у капитана Андерсона. Обойдется он. Все равно не использует аналитический ум Дилана по назначению. Полагаю, он даже не догадывается о его наличии.
      - Я на вас рассчитываю.
      - Эти руины настолько важны?
      - Точной информации о том, что в них хранится - нет. Сдать их азари можно в любой момент. Пока в них не отпадет надобность, пусть они будут укрыты от лишнего внимания приказом Спектра Совета.
      Ясное дело, никакого приказа я бойцам не отдавала, это была просто просьба. Но, в случае каких-либо неприятностей, ребята будут прикрыты. Мало ли как повернут события и в какую историю вляпаются эти двое.
      - Я понял. - коротко кивнул Дилан.
      - А теперь нам стоит вернуться в столовую.
      Намек на то, что им пора заступать на пост нянек, понят был вполне правильно: Дэрг поморщился, а Дилан только кивнул с предвкушением и каким-то подозрительным азартом, витающим в эмоциональной сфере. Видимо, пока он работал в лазарете, ему пришла в голову очередная идея или теория, которую он хотел уточнить у милой азари. Пусть развлекается. У Дилана слишком острый, расчетливый и холодный ум, чтобы он мог повестись на красивую мордашку и наивный взгляд больших голубых глазок.
      
      Без проблем, конечно же, не обошлось. Диспетчер-человек, контролирующий транспортный поток и очередь к станции разрядки в транзитной системе, то ли страдал обостренной паранойей и подозрительностью, то ли у него настроение было плохое, но он пристал к Найлусу и въедливо допытывался, почему человеческий военный корабль пилотирует турианец, что это за странная модель, совершенно не похожая на стандартные фрегаты ВКС Альянса, и почему этот самый фрегат летает в гордом одиночестве, а не в составе своего звена или эскадры, ну и дальше в том же духе. Когда же Найлус сообщил, что он - Спектр Совета, вопросы пошли по новому кругу. В конце концов он не выдержал и позвал Прессли, который еще минут двадцать ругался с не в меру ретивым диспетчером. Отвалили от нас только после того, как я плюнула на все и связалась с адмиралом Хакетом, попросив его решить эту проблему, иначе мы будем вынуждены принять меры. Кардинальные. Адмирал посмотрел на мою злую физиономию, на раздраженного Прессли, коротко кивнул, и буквально через десять минут вытянувшийся по стойке смирно диспетчер нас, наконец-то, пропустил к станции разрядки. Но морда все равно была подозрительная.
      Наконец, "Нормандия" закончила маневры. Словами не передать, как я была рада услышать подрагивающий от злости вибрирующий голос, сообщивший по внутрикорабельной связи о проходе через ретранслятор. Отчет завершился, корабль мягко вошел в перегон, и через полчаса в столовую спустился Найлус, полыхающий медленно угасающей злостью и ярким раздражением.
      - "Успокойся." - я толкнула ему декстро-паек.
      Найлус остановил проскользившую по столу коробку, развернул к себе и включил разогрев.
      - "Я спокоен. Относительно." - пришел ответ. Эмоции взбурлили и вновь улеглись.
      - "Именно что относительно." - я усмехнулась. - "Никогда бы не подумала, что ты настолько вспыльчивый. Имрир считала, что ты вообще безэмоциональный."
      - "Я просто хорошо себя контролирую." - пришел язвительный ответ, и Найлус, наконец-то, успокоился и расслабился. - "Что произошло за мое отсутствие?" - зеленые глаза быстро оббежали тихонько сидящий притихший народ. - "Как-то подозрительно спокойно."
      - "Да так, были небольшие разборки на почве слухов и неверного понимания ситуации."
      - "По поводу Гарруса и Джокера?"
      - "Именно." - я бросила взгляд на насупившуюся Эшли. - "Посмотрим, каковы будут результаты и выводы. И будут ли они вообще."
      Найлус хмыкнул, вскрыл паек и приступил к еде. За нашим молчаливым разговором наблюдал хмурый Гаррус, сидящий за соседним столом в компании Дэрга, Дилана и Лиары. Я встретила его взгляд и коротким жестом предложила пересесть за наш стол. Он согласно кивнул, встал и... пошел делать эрг. Для себя и Найлуса.
      - "Пора с ним поговорить."
      - "Давно." - я наблюдала за тем, как молодой турианец делает напиток, заваривая готовую сублимированную смесь крутым кипятком. - "Доверие - бесценно, Найлус. Кому как не тебе это знать." - я вздохнула. - "Гаррус уже начинает сомневаться. У него появляются мысли, что мы считаем его недостойным доверия."
      - "У него есть повод."
      - "И в этом проблема. Так что ешь, и после - пойдем, поговорим в каюте."
      Подошел Гаррус, поставил на стол две высокие толстостенные кружки, источающие приятный аромат мяты, цитруса и фруктов.
      - Благодарю. - коротко сказала Найлус.
      Гаррус кивнул в ответ и сел рядом, переводя внимательный взгляд с сородича на меня и обратно. Первым разговор он не начинал. Он просто терпеливо ждал.
      За столом мы не говорили. Гаррус молча цедил эрг и наблюдал за мной, что-то обдумывая.
      - Гаррус, надо поговорить. Идем. - сказала я, когда Найлус доел.
      Он молча встал и пошел за нами, лишь едва ощутимое облегчение и отблеск любопытства пробились в ментал.
      Первое, что я сделала, зайдя в каюту - включила пирамидку, стоящую в центре круглого стола. Гаррус сощурился.
      - О чем будет разговор? - спросил он, садясь на стул.
      Я села напротив, положила руки на стол.
      - О странных моментах, которые вызывают у тебя закономерные вопросы и которые мы не могли сразу пояснить из-за чужого присутствия. Например, отсутствующая физиономия моего драгоценного наставника.
      Найлус поморщился и сказал:
      - Я не привык к такому способу ведения беседы. Сама же говорила, что это нормально - с непривычки выпадать из реальности.
      - Что нисколько не мешает тебе эксплуатировать мой дар и пользоваться возможностью поговорить конфиденциально.
      Гаррус удивленно посмотрел на сородича, на меня, и... промолчал. Он ничего не говорил, ни о чем не спрашивал. Знал, что получит ответы на свои вопросы, и просто наблюдал за нами, отслеживая реакцию Найлуса, его отношение и мнение. Выводы он сделает потом.
      - Это удобно. - подытожил Найлус. Притом озвучил он это явно больше для Гарруса, чем для меня. Я и так это знаю.
      - Удобно. - согласно кивнула я. - Вот только многие разумные крайне неуютно чувствуют себя рядом с менталистом. И, тем более, не используют его дар с такой легкостью и доверием.
      Найлус усмехнулся.
      - Ты рассказываешь нам о себе то, что обычно хранят в строжайшей тайне. Разве это - не жест доверия? Так почему ты считаешь, что я не могу доверять тебе, раз уж ты раскрыла свою тайну только ради того, чтобы спасти МОЮ жизнь? - быстрый взгляд на подобравшегося Гарруса. - Зная, чем это обычно заканчивается и к каким проблемам для тебя приводит.
      - Это было чисто эгоистическое решение. - отмахнулась я, наблюдая, как Гаррус внешне расслабленно положил руки на стол.
      - Я так и понял. - Найлус развел мандибулы в усмешке и саркастически добавил: - Тебе очень не хочется спасать нашу реальность в гордом одиночестве.
      - Именно.
      В ответ - тихий вибрирующий смех, явственно отдающий металлом.
      - Раз уж ты не возражаешь, я буду продолжать эгоистично пользоваться твоим крайне интересным и полезным даром.
      - Что за дар? - наконец-то задал интересующий его вопрос Гаррус.
      - О! Тебе понравится. - выдала эта зеленоглазая ехидна.
      Гаррус медленно кивнул и чуть заметно расслабился. Он узнал что хотел: Найлус принял решение относительно этого моего пока еще неизвестного дара, и это решение - положительное. Более того, он позволил мне сообщить об этом даре ему, Гаррусу Вакариану, давая понять, что тот допущен в узкий круг тех, кому можно доверить такую информацию.
      Очередное отличие турианца от человека. Гаррус не будет устраивать допрос с пристрастием и закатывать истерику типа: "А почему мне не сказали раньше? Вы мне не доверяете!", он будет терпеливо ждать решения Найлуса, поскольку именно он - мой куратор и наставник. Именно Найлус должен оценить меня и мои способности, проверить их на практике и составить характеристику. Сам же Гаррус проанализирует полученную информацию и примет свое решение.
      Гаррус усмехнулся, приподнял надбровные щитки в немом удивлении и перевел вопросительный взгляд на меня, показывая, что он готов выслушать нас.
      Я турианской выдержкой отродясь не обладала, и интересующий меня вопрос задала сразу:
      - Прежде, чем я начну рассказывать, можешь мне объяснить, что ты так напряженно рассчитывал во время разговора Лиары с нами? - я с интересом наблюдала за сменой эмоций на выразительном лице нашего гениального снайпера. - И причем тут "изменения массы сытого тела"?
      Гаррус совершенно неожиданно смутился, замялся, мучительно подбирая слова и отводя взгляд. Найлус удивленно моргнул, перевел непонимающий взгляд на сородича, в ментале промелькнуло понимание, а потом Спектр просто расхохотался. Весело, искренне, от души! Правда, смеялся он недолго: недолеченная рана дала о себе знать: Найлус закашлялся, поморщился, непроизвольно прижав руку к груди.
      - Разбередил-таки.
      - Немного. - с досадой ответил темнокожий турианец.
      - Найлус, ты же понимаешь, что если об этом узнает Карин, через три минуты после этого ты окажешься в лазарете и не покинешь его до ПОЛНОГО выздоровления? - с каким-то изуверским интересом спросила я.
      - А ты скажешь? - спросил он, вопросительно склонив голову набок.
      - А надо?
      - Не стоит.
      - Гаррус, прошу, помоги ему снять броню. Раз уж Найлус не желает вновь стать постояльцем лазарета, но делает все для того, чтобы там оказаться, мне придется его лечить.
      Найлус смешно пошевелил носом и раздосадовано поморщился, признавая собственную ошибку. Гаррус помог сородичу снять верхнюю часть брони и аккуратно сложил ее на второй стол.
      - Так что там с изменением массы сытого тела? - я устроилась на столе, руки уже привычно замерцали золотистым светом, нити энергии потекли к расслабленно развалившемуся на стуле Найлусу и тут же померкли. - Не годится. Расстегни поддоспешник - в нем много синтетики. Экранирует.
      - Я это сказал вслух?
      - Нет. Но ты ОЧЕНЬ громко думал.
      Гаррус медленно поднял на меня глаза, удивленно моргнул, перевел непонимающий взгляд на Найлуса, который с интересом за ним наблюдал и едва сдерживал желание банально заржать.
      - Что?
      Физиономия Гарруса с приоткрытым от удивления ртом была настолько забавная, что я не сдержала улыбки.
      - "Ты ОЧЕНЬ громко думал." - беззвучно повторила я, пристально глядя в изумленно расширившиеся кристально-голубые глаза. - "Нет, тебе не показалось и не послышалось." - добавила я. - "И положи, наконец, кирасу."
      Он молча сделал требуемое.
      - Как?
      - Это и есть мой дар. - продолжила я вслух. - Менталистика и порожденная ею эмпатия. Я чувствую чужие эмоции. Я могу слышать чужие мысли, правда, пока еще только яркие и поверхностные, поскольку хоть дар и раскрылся полностью, но возможностей моего организма пока недостаточно для того, чтобы полноценно его использовать. Когда я войду в силу, я смогу работать с сознанием разумного существа.
      - Как азари? - осторожно уточнил Гаррус.
      - Не совсем. У азари возможность "проникать в глубины сознания" обеспечивает физиология. Мои способности - это магия разума. Или псионика, называй, как тебе нравится. Мне не требуется тактильный или визуальный контакт. Да и сделать я могу очень многое. - я поморщилась. - Именно за это таких как я... не любят.
      - На мой взгляд, довольно полезный талант. - спокойно сообщил Найлус, наблюдая, как начинает медленно светлеть и рассасываться безобразный шов.
      - Полезный. Но очень опасный.
      Найлус укоризненно посмотрел на меня и внезапно задал странный вопрос:
      - Имрир, как по-твоему, я - опасен?
      Вопрос с подвохом.
      - Да, ты опасен.
      - Ты же знаешь, как я отношусь к экипажу этого корабля?
      - Знаю.
      - Я могу без усилий сломать человеку шею. Я, как действующий Спектр Совета, вправе убить любого. Но это же не значит, что я и в самом деле пойду и перебью всех людей на этом корабле, даже если порой такое желание возникает.
      - Это ты мне так намекаешь, что не стоит говорить ерунды? - скептически спросила я.
      - Именно.
      Видимо, Найлус не совсем ясно понимает, что такое - мастер-менталист. Или недооценивает мой довольно страшный дар. Гаррус вот просто молчит и внимательно слушает, о чем-то напряженно размышляя.
      - Найлус. Менталист может сломать разум и личность разумного, исказить его мировоззрение, вынудить сделать то, что ему нужно. Заставить поверить во что угодно. Вызвать любые эмоции от отвращения и ненависти до любви и слепого обожания.
      В ответ - ленивый взгляд и безразличное пожатие плеч.
      - Имрир. Все это можно сделать без всякой менталистики с помощью психотропных препаратов, грубой силы, угроз, шантажа, внушения, убеждения и принуждения. - поверхностная память Найлуса услужливо показала болезненный для него образ турианца, лежащего на полу с развороченной головой и турианку с оружием в руках, склонившуюся над телом. - Если потребуется - я сам смогу это сделать, тем более, как Спектр я могу совершенно законно получить все для этого необходимое. Скорее, менталист это сделает более аккуратно и незаметно для жертвы. Без причинения излишнего вреда.
      Железная логика. Я перевела взгляд на довольного Гарруса. Полная солидарность.
      - А как же потеря конфиденциальности мыслей?
      В ответ - снисходительная клыкастая... улыбка снайпера.
      - При необходимости, можно узнать у разумного все, начиная от сиюминутных желаний, заканчивая сокровенной мечтой и самой постыдной тайной. При применении соответствующих средств, препаратов и методов.
      - О да, я помню, что ты рассказывал доктору Чаквас по поводу моего быстрого допроса. - хмыкнул Найлус. - Поверь, Имрир, этот, как люди говорят, отморозок, прекрасно знает, о чем говорит.
      Я посмотрела на Гарруса, припоминая, ЧТО он говорил в лазарете.
      - Знаю. - подтвердил он, глядя на меня честным и доверчивым взглядом.
      Оп-па... какая интересная... сторона этого обаятельного голубоглазого турианца мне приоткрылась...
      - Но мне не нужны препараты или дополнительные средства. - осторожно сказала я, внимательно отслеживая реакцию собеседников.
      - В этом и ценность твоего дара! - счастливо сообщил мне Гаррус, а в мыслях стремительно сменялись эпизоды из его прошлого и тут же - анализ с возможными вариациями развития событий, какие могли бы быть, если б в тот момент рядом с ним был кто-то, обладающий моим даром.
      - Для того, чтобы сломать разумного много сил и ума не требуется. - Найлус говорил спокойно, терпеливо поясняя мне банальные и очевидные с его точки зрения вещи, успокаивающе поглаживая меня по запястью. - Ты же говорила, что в состоянии исцелять психические травмы.
      Я кивнула. В состоянии. Если не все, то подавляющее большинство.
      - На это не способен ни один препарат. Как и ни один механизм не способен дать возможность обмениваться мыслями и эмоциями.
      - Можно передавать не только мысли, но и визуальные образы и целые пласты воспоминаний. - со вздохом сказала я. - Я поняла, что ты хочешь мне сказать.
      - Надеюсь. Потому что сейчас ты определенно не считываешь мои мысли. - Найлус повел плечами, глубоко вдохнул и медленно выдохнул, прислушиваясь к своему состоянию. - Достаточно. - он вновь перехватил мое запястье и отвел руку. - У тебя и так серьезные проблемы из-за моего лечения. Не усугубляй их.
      - Насколько серьезные? - спросил Гаррус.
      - Как я понял, достаточно серьезные, хоть Имрир старается не заострять на этом внимания. - сдал меня наставник.
      - Чем мы можем помочь? - тоном, не подразумевающим возражений, спросил Гаррус.
      - В лазарет отнести? - предложил Найлус.
      - "Ну ты и сволочь, дорогой наставник!" - обижено сообщила я веселящемуся Крайку. - Нет, Гаррус, Карин мне ничем помочь не может. Я отосплюсь и все будет нормально.
      - Тогда - отдыхай. Мы и так сегодня заняли слишком много времени. - Гаррус перевел взгляд на сородича. - А ты собирайся. Тебя доктор Чаквас ждет. А она, кстати, еще не ужинала.
      - Звучит как-то подозрительно. - ехидно заметил Найлус, застегивая поддоспешник.
      - Как есть. - отрубил Гаррус, помогая тому надеть броню.
      А я внезапно вспомнила, о чем хотела их предупредить.
      - Пока вы не ушли. Если Лиара заведет речь о руинах, напомните ей, что в них было слишком много взрывчатки.
      - Там действительно было ОЧЕНЬ много взрывчатки. - понятливо кивнул снайпер. - Крайк, шевелись. Тебя ждут. И поверь, сейчас лучше доктора не нервировать.
      И на этой возвышенной ноте Гаррус выпер моего наставника из каюты. Уже выходя, он полыхнул досадой, развернулся и сказал:
      - Чуть не забыл. Я советую тебе подписать пару приказов. - он активировал свой инструментрон и переслал мне пакет информации. - Прочитай и, если ты с ними согласна, подпиши и проведи как документацию по кораблю.
      Турианец ушел, а я вывела на экран тексты приказов, которые он мне отправил. Первый касался назначения Найлуса вторым пилотом "Нормандии", а второй - благодарность Прессли, Адамсу и инженерной бригаде с занесением в личное дело. Я подписала и оформила должным образом по инструкции, которой Гаррус сопроводил каждый текст. Специально для меня.
      Закончив дела, я отправилась отдыхать. Уже засыпая, я вдруг вспомнила, что Гаррус так и не сказал, что же он так тщательно вычислял в уме, что это были за монструозные таблицы и какое к ним отношение имеет масса сытого тела.
      
      
      
      
       Глава 22: Подстава по уставу
      
      
      Когда я утром поднялась на мостик, первое, что я услышала, было:
      - Коммандер, вы заверили перевод?
      Я медленно повернулась, удивленно глядя на Прессли. Какой-такой перевод я должна была заверить и почему об этом узнаю только сейчас?
      - О каком переводе идет речь?
      - Поскольку первый пилот получил травмы, из-за которых он не может выполнять свои должностные обязанности, было подано заявление о его переводе в госпиталь Цитадели для продолжения лечения.
      - Когда ушло заявление?
      - Штаб-лейтенант Аленко отправил его во время последнего соединения информационной системы корабля с коммуникационным буем.
      - Командование ответило?
      - Замена первого пилота будет ждать на Цитадели.
      - Я подготовлю документы. - сказала я и покинула мостик.
      Да твою ж мать! Неужели мы не можем спокойно долететь до Цитадели, без лишних проблем и ненужных подстав, сделанных по доброте душевной? Вот какого Аленко понадобилось именно СЕЙЧАС проявить инициативу?
      Ситуация сложилась крайне... неоднозначная. По закону и уставу Кайден прав, отправив запрос на пилота. Прессли его подтвердил, и сделал совершенно верно. Но, проклятье, как же не вовремя Аленко проявил инициативу! И не там, где надо!
      Что-либо менять уже бессмысленно: замена нам будет предоставлена, а Джокер попадет в госпиталь, откуда с большой долей вероятности больше на борт этого корабля не вернется. Полагаю, его просто выпрут в отставку по состоянию здоровья. Инвалид-пилот на военном корабле служить не может.
      Технически, командование будет право, приняв такое решение, но для Джокера это равносильно приговору. То, что он вообще получил это место - результат заступничества турианского генерала, Инвектуса. Не будь его приказа, высказанного в форме совета, Джокер штурвал "Нормандии" не увидел бы никогда. Несмотря на все свои навыки и исключительное мастерство пилота.
      Согласна я с такой ситуацией? Нет. Джокер мне нужен на борту моего корабля, не важно, какой именно это корабль - "Нормандия" или какое-то иное корыто. Но травма Джеффа ставит крест на его карьере, и я буду вынуждена взять на борт другого пилота: экипаж формирует командование Альянса из-за двойственного юридического статуса прототипа. С одной стороны, "Нормандия" - личный корабль Спектра Совета. С другой - военный фрегат ВКС Альянса, приписанный к сверхсекретному подразделению "Си-1", о котором я ни сном, ни духом. И так удивительно, что мне удалось избавиться от военной полиции, особиста и психолога. Правда, не факт, что мне их не вернут обратно: по регламенту положено.
      Что я могу сделать?
      Первое - сделать запрос Спектра Совета на Джокера. Я его получу, но... пилотировать "Нормандию" он права иметь не будет, поскольку скорее всего официально потеряет лицензию из-за травмы, да и на корабле будет другой пилот. С большой долей вероятности пришлют и второго пилота вместо Найлуса, поскольку турианец не может на постоянной основе служить на военном корабле Альянса, если он не является гражданином этого самого Альянса. Хотя... у него, как и у любого Спектра двойное гражданство: Иерархии и Пространства Цитадели, к которому, какая ирония, относится и Альянс.
      Второй вариант, он же - последний. Джокер к моменту прибытия на Цитадель должен иметь возможность выполнять свои обязанности. Иными словами, его придется вылечить. Мы прибываем на Цитадель послезавтра ночью. У Джокера - закрытый перелом плечевой кости. Ноги - не критичны, они не нужны для управления кораблем. Вывод? Надо каким-то образом за трое суток срастить хрупкую кость.
      Реально?
      Не уверена.
      Надо думать.
      
      День прошел на удивление спокойно. Никаких накладок, никаких ссор, никаких ЧП. Словно затишье перед бурей.
      Я обдумывала ситуацию, прикидывая шансы. Как ни крути, Джокер покинет этот корабль, если к моменту прибытия на Цитадель не сможет ДОКАЗАТЬ, что он в состоянии продолжать выполнять свои обязанности.
      Экипаж его не любит: Джефф вспыльчивый, язвительный и обидчивый, в общих посиделках не участвует. Плюс - он инвалид, и для некоторых людей сам факт его присутствия на корабле - нонсенс. Нарушение всех действующих законов как официальных, так и негласных. Кто-то его считает чьим-то протеже, кто-то - выскочкой, влезшим не на свое место, кто-то просто знает историю с угоном "Нормандии" и не доверяет Джеффу. А кто-то знает лично первого кандидата на должность пилота сверхсекретного прототипа, что не добавляло любви к "хромоногому выскочке". Так что снятие с корабля Джокера никого не опечалит. И он это прекрасно знает.
      Если я хочу, чтобы гениальный пилот остался на моем корабле, его надо лечить. И быстро. ОЧЕНЬ быстро. Корабль на Цитадель привести должен именно Джокер.
      Проблема в другом. Время и мои способности, сейчас сильно ограниченные.
      После лечения Найлуса у меня уже есть небольшое энергетическое истощение. Ничего особо критичного: организм восстановит нехватку энергии за пару дней при обильном питании и полноценном отдыхе. Однако, как говорил мне Эстус, все, что идет до этого самого катастрофического слова "но" - несущественно, ибо полностью перебивается второй частью информации.
      У меня двое суток, не считая последнего дня перелета, во время которого я просто не смогу ничего сделать. Мне может не хватить энергии для лечения перелома: кость срастается медленно, тем более, кости Джокера с его несовершенным остеогенезом. Доступа к пространственному карману и хранящимся там энергетическим кристаллам у меня еще нет, так что рассчитывать я могу только на свои силы. А их не так-то и много.
      У этой воплощенной реальности низкая энергонасыщенность, но она, по счастью, не является полностью антимагической: существование целой расы мощных менталистов - Левиафанов, а также порожденных ими Жнецов свое дело сделало, и хоть какой-то энергетический фон есть, пусть и крайне специфический. Прямым порождением этого фона является биотика. Очень интересное явление, к физиологии имеющее крайне опосредованное отношение.
      Если сдуть тырсу попыток научно объяснить этот феномен, биотика - это способность воздействовать силой воли на темную энергию и, через нее, на реальность. Что такое эта самая пресловутая темная энергия и биотика, расы этого Цикла до сих пор толком не знают, строя множество предположений и теорий, ни одна из которых не является верной.
      Наблюдала я за Аленко, когда он тренировался в трюме. Все оказалось гораздо проще и банальнее.
      Все мы и все, что нас окружает, лишь энергия, принявшая материальное воплощение, и одна энергия может воздействовать на другую. Надо лишь найти точки соприкосновения и войти в резонанс. В данном случае этот эффект достигается благодаря облучению нуль-элементом нервной системы биотика в утробе матери. Имплантат - это лишь инструмент, как жезл мага, позволяющий убрать сомнения и помочь необученному разуму впервые ощутить свою власть над миром. Заодно - облегчить работу, и тогда инструмент становится костылем, без которого немыслимо использование уже обретенных способностей.
      Интересно, а в реальном мире Явик тоже может пользоваться биотикой без имплантата? Если да, то я права: биотика - это лишь очередная разновидность способности напрямую воздействовать силой воли на энергию реальности, получая вполне даже материальный результат. Иными словами - разновидность магии, как ни смешно это звучит.
      Биотики оперируют довольно значительными объемами энергии, вот только как-то странно и нерационально. Жаль, я не могу сейчас использовать эту энергию. Замкнутый круг: пока аура не развернется, а организм не пройдет окончательной перестройки, я не могу использовать свои способности на полную мощность и не могу преобразовывать энергию.
      Досадно.
      Я тряхнула головой, выгоняя ненужные мысли. Первый раз, что ли, попадать в подобные ситуации? Буду выкручиваться с тем, что есть.
      Есть такое подозрение, что доктору Карин Чаквас об этом моем решении знать не стоит. Не позволит. И так уже наш строгий доктор смотрит на меня подозрительно, да и Найлус запретил его долечивать, заставив свернуть канал подпитки.
      Правда, конечно, быстро всплывет, но дело будет сделано. А там... Посмотрим после первой попытки. Если будет реально вылечить - вылечу. Нет... Ну нет так нет. Буду решать эту проблему как-нибудь иначе.
      
      В лазарет я отправилась поздним вечером вслед за Гаррусом, который уже привычно принес пайки Карин и Джокеру. Пилот спал, утомленный тяжелой операцией и постоянной болью: компрессионно-дистракционный аппарат хоть и был эффективен, но его использование - очень болезненно и неприятно.
      Гаррус поставил коробки с пайками на стол, глянул на спящего и бледного Джеффа.
      - Доктор Чаквас, как его состояние? - тихо спросил он.
      - Мне пока сложно сказать. Кости очень хрупкие и тяжело срастаются, но перелом аккуратный, так что проблем быть не должно.
      Я задала интересующий меня вопрос:
      - Карин, сколько ему потребуется времени на выздоровление?
      - Рукой он сможет пользоваться не раньше, чем через полтора-два месяца. Нога будет заживать дольше.
      Гаррус виновато опустил глаза. Понимает, насколько тяжело Джокеру дадутся эти два месяца... и хорошо, что не знает про эту подставу с переводом. Пока еще не знает!
      Проклятье, мне нужен Джокер с работоспособной рукой послезавтра! ПОСЛЕЗАВТРА к вечеру наш пилот должен сидеть за штурвалом и быть в состоянии управлять кораблем!
      Аленко - придурок! Я думала, что нет ничего хуже дурака с инициативой! Оказывается - есть! ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ дурак с инициативой!
      Гаррус тихо покинул лазарет, а я осталась. Сейчас - самое время для вмешательства. Внимание Карин несколько рассеянное, она устала после тяжелого дня и легко заснет с минимальным вмешательством.
      Так и вышло. Короткий ментальный приказ, и наш суровый доктор уснула прямо за столом, положив голову на скрещенные руки. И спать она будет до тех пор, пока я ее не разбужу. Надеюсь, Карин мне простит это маленькое самоуправство. Или, скорее, то, что я ее не поставила в известность об очередном своем эксперименте.
      Задницей чую - огребу я потом... Но это будет потом. Я вздохнула. К демонам сомнения! Решение принято, и нечего зря тратить бесценное время.
      Кончики пальцев замерцали. Я осторожно коснулась кожи Джокера возле спицы аппарата, начиная подачу энергии...
      
      
      Время перевалило за полночь, и практически весь экипаж спал. В столовой царила тишина, разгоняемая чуть слышным шелестом системы жизнеобеспечения и ровным гулом двигателей, который был едва уловим чувствительным слухом единственного разумного, сидящего за угловым столом и читающего документы на экране инструментрона.
      Раздались тихие шаги, и в столовую вошел высокий турианец. Окинув взглядом сородича и лежащий на противоположной стороне стола контейнер с пайком, он сказал:
      - Не стоило меня ждать.
      Гаррус отвел взгляд от экрана и перевел его на усталого Найлуса, севшего за его стол.
      - Я жду не только тебя. - спокойно ответил он.
      Найлус удивленно приподнял надбровные щитки.
      - Она еще не спит?
      - Нет. Она в лазарете.
      - Давно?
      - Уже третий час.
      Крайк глухо выругался. На стол легла пирамидка глушилки.
      - Джокер?
      - Полагаю - да. - Гаррус перекинул на инструментрон сородича пару файлов. - Читай.
      Зеленые глаза сузились, засветился мягким лазурным свечением интерфейс инструментрона, на голографическом экране замерцал символ приема данных. Найлус вывел полученные данные на экран и погрузился в чтение, запретив синхронный перевод: он прекрасно знал английский - человеческий язык, ставший интернациональным на территории Альянса Систем.
      Много времени, чтобы прочитать два коротких сообщения, не потребовалось. Интерфейс инструментрона погас.
      - Не подтвердила?
      - Нет. Оба запроса не оформлены и не заверены командиром корабля. Только исполняющим обязанности капитана. - Гаррус недовольно дернул мандибулами. - Имрир перевела на мой инструментрон дублирование всей документации, проходящей по кораблю, так что получил я это еще утром.
      - Почему не сказал?
      - Ждал ее решения. - пожал плечами Гаррус.
      Найлус поморщился.
      - Дождались.
      Шорох открывающейся двери прервал разговор. Оба турианца пристально смотрели на уставшую человеческую девушку, словно сомнамбула пересекшую короткий коридор и ввалившуюся в каюту капитана.
      Найлус только прикрыл глаза, медленно выдохнул и резко, рывком встал.
      - Полагаешь, стоит? - тихо спросил Гаррус.
      - Я взял на себя ответственность за нее. Не только за ее поступки, но и за ее жизнь. - столь же тихо прорычал Спектр. - Я не хочу, чтобы Имрир загнулась, пытаясь спасти всех вокруг. - зеленые глаза зло сузились. - Если она не ценит свою жизнь, придется ей напомнить, что в этом мире она не одна.
      Под конец фразы слова слились в неразборчивое рычание. В памяти возник болезненно-яркий образ другого разумного, который тоже совершенно не ценит жизнь. Ни чужую, ни свою.
      
      
      Я определенно погорячилась, когда подумала, что смогу осилить лечение этого перелома. Эта мысль билась в голове, пока я топала из лазарета в свою каюту. Проклятье, я на грани полного истощения, а кость только-только начала срастаться! Я не смогу его вылечить за сутки. И за двое тоже не смогу! Да о чем это я? Мне потребуется как минимум ДЕКАДА, и это при условии, если я смогу получить постоянный источник подпитки.
      Я ссыпалась на стул, растекаясь по столу. Отвратительно. Руки трясутся, холодно.
      - Поднять температуру в каюте на пять градусов. - четко сказала я.
      ВИ корабля команду распознал, вентиляция зашумела чуть сильнее, нагнетая теплый воздух. Стало немного приятнее, правда, мерзнуть от этого я не перестала.
      Плохо. Если столь сильно ощущается холод, значит, я добралась до неприкосновенных резервов. Мне больше нельзя терять энергию, иначе будут серьезные проблемы в будущем. И как мне теперь перекрыть эту потерю?
      Что же делать?
      Джокер должен быть в состоянии сесть за штурвал послезавтра! Он должен привести "Нормандию" на Цитадель. Он должен быть в рубке! Он ДОЛЖЕН быть в кресле первого пилота! Он должен... если, конечно, я хочу сохранить великолепного пилота.
      Каждое действие - это часть единой цепочки событий, и оно не может быть вырвано из нее без последствий. Травма Джокера - это катастрофа. Если Джефф покинет корабль сейчас, он не станет частью команды первого Спектра, он не привлечет внимание Призрака, и, как результат, гениальный инвалид не окажется в нужный момент на базе "Цербера". В тот ключевой момент передачи свежевоскрешенному Герою Галактики пока еще безымянного корабля с пометкой "SR-2" на борту. Корабля, на борту которого находится агрессивный, уже осознавший себя, но жестко заблокированный ИИ по имени СУЗИ, чью преданность и верность сможет заслужить ершистый пилот. Единственный из разумных на корабле, которому ДЕЙСТВИТЕЛЬНО будет предана СУЗИ.
      Не будет Джокера, не будет и той самой канонной СУЗИ. Не будет Джокера, и первая "Нормандия" может и не уйти с пути губительного выстрела на орбите Алкеры. Не будет Джокера, и, возможно, обломки второй "Нормандии" украсят собою корабельное кладбище за ретранслятором Омега-4, если, конечно, она сможет уйти из ловушки, подстроенной Коллекционерами и незабвенным Призраком или пролететь к Жнецу у Мнемозины.
      Я не могу позволить ему попасть под каток закона и покинуть корабль. Джокер БУДЕТ пилотом МОЕГО корабля, даже если мне придется попрощаться с уникальным прототипом и купить себе другой корабль. Все деньги спущу, но куплю! В конце концов, все равно ведь всё отберут после моей первой смерти, оставив нищим бомжом без документов.
      Не получится оставить Джокера в кресле пилота "Нормандии", значит, я буду летать на другом корабле. А канон... реальность извернется. Уж в этом-то я не сомневаюсь. Лишь бы только этот ее изворот не стал очередной катастрофой, но тут уж не угадаешь и не получится предусмотреть, откуда прилетит очередной удар.
      Что-то меня совсем развезло. Холодно, голова болит, подташнивает, и это при ярком чувстве голода. А ведь кушать я не хочу, да и не смогу: фантомный голод вызывает энергетическое истощение. Может, что-то теплое и сладкое выпить?
      Я попыталась встать, пошатнулась и устало плюхнулась на место. К демонам эти эксперименты! Сложив руки на столешне, я уронила голову. Пока посплю так, а потом... потом посмотрю.
      На стол с тихим стуком опустилось что-то металлическое. Я вздрогнула, медленно подняла голову, недоуменно глядя то на включенную пирамидку, подмигивающую мне огоньками, то на двух турианцев, каким-то образом оказавшихся в моей каюте.
      - А... как вы... - невнятно выдавила я.
      - Вошли следом за тобой. - сказал Гаррус, присаживаясь на корточки, чтобы мне не пришлось задирать голову. - Тебе что-нибудь принести?
      - Нет. - ответила я.
      Он сощурился, перевел взгляд на стоящего рядом со мной Найлуса и сообщил:
      - У Имрир сильно понижена температура, давление скачет.
      Что? Как он... Потом до заторможенных мозгов дошло:
      - Визор?
      Вот как я могла забыть про это уникальное высокотехнологичное боевое устройство, ставшее неотъемлемой частью облика нашего снайпера?
      - Визор. - согласно кивнул снайпер.
      Горячая ладонь Найлуса коснулась лба, физически ощутимо излучая столь нужную мне энергию.
      - Ты мерзнешь?
      Правильно заданный вопрос.
      - Да.
      Короткая пауза и еще один правильный вопрос:
      - Холодно?
      - Нет.
      Чтобы сложить один и один ему много времени не потребовалось.
      - Причины? - Найлус обошел стол и сел напротив меня.
      Я пожала плечами и пояснила:
      - Все требует энергии. Это не критично. Организм восстановится... через некоторое время.
      - И сколько продлится это "некоторое время"? - поинтересовался Гаррус, оккупировав третий стул.
      - Не знаю.
      Зря я надеялась выкрутиться: дальше последовал занятный обмен фразами:
      - Если я прав, ты имеешь представление, сколько займет твое восстановление и чем тебе может грозить нынешнее состояние. - спокойно констатировал Гаррус.
      - И, полагаю, все это время ты будешь мерзнуть. - ввернул Найлус.
      - Буду. - покорно согласилась я, поняв, что отнекиваться смысла никакого.
      Турианцы замолчали, пристально всматриваясь в мое лицо. Я буквально физически ощущала их присутствие: в таком состоянии мой организм приобретал все черты энергетического вампира, поглощая бесхозную энергию у окружающих, а сейчас они были единственными живыми существами в каюте.
      Любой здоровый организм всегда излучает жизненную энергию в окружающее пространство, если не может ее направить на собственные нужды или если вырабатывает ее больше, чем надо. Постепенно эти излишки формируют своеобразную ауру. То самое ощущение "обжитого" места. И не важно, что это - дом или корабль. Именно потому любому живому столь неприятно находиться в местах захоронений, в заброшенных домах или городах, на мертвых планетах и кораблях. На них полностью отсутствует эта аура, а иногда древние постройки приобретают свойства вампира. Особенно сильно этим грешат могильники и некрополи.
      "Нормандия" - корабль относительно новый, она еще не обжита как следует, к ней еще не успело прирасти ощущение дома, а жизненная аура только начала формироваться. Пройдет год, и она приобретет все свойства жилого помещения. При благоприятной жизненной ауре быстрее заживают раны, организм быстрее отдыхает и восстанавливает силы, психика более устойчива, а разумные меньше подвержены стрессам. Сейчас ярче всего питает ауру Джефф, уже успевший искренне полюбить этот корабль. Но тем тяжелее ему будет расстаться с ним. Я прекрасно понимаю, почему в каноне Джокер так упирался, не мог заставить себя покинуть "Нормандию", и пытался ее спасти до самого конца. Это - нормально. Он - ее Ядро. Он - центр, можно сказать - душа корабля, узловая точка, вокруг которой и формируется жизненная аура, он привязан к "Нормандии" как к живому существу. Более того, искренне обожаемому существу. Если сейчас с корабля уберут Джокера, вырвут Ядро из еще нестабильной ауры, процесс ее самозарождения нарушится, исказится и пойдет по совершенно иному пути. И ТАКАЯ "Нормандия" наполнится негативом, сформирует совсем иную ауру, и щедро отплатит за это всем, кто рискнет подняться на ее борт.
      
      Найлус коснулся моей ладони, я непроизвольно вздрогнула и попыталась убрать его руку. Желание поглотить столь нужную мне энергию было почти невыносимо. Я словно вновь стала вампиром: слишком уж это желание тепла напоминало Жажду.
      - Что-то не так? - тихо спросил Найлус.
      Гаррус молчал, крепко прижав мандибулы к щекам, внимательно наблюдая за моими действиями.
      - Тебе нельзя сейчас даже находиться со мной в одном помещении. - пояснила я.
      Зеленые глаза моргнули.
      - С какой радости?
      - Энергетический вампиризм. - буркнула я. - При резких потерях энергии, мой организм начинает тянуть ее отовсюду. И проще всего ее брать у живых существ. Особенно, при тактильном контакте. Ты еще ослаблен недавним ранением, и подобное... воздействие может плохо закончиться.
      Найлус убрал руку, и подпитка резко сократилась. Жаль. Турианец потер неестественно быстро и сильно остывшую ладонь, задумчиво глядя на мою бледную физиономию. Вряд ли ему потребуется много времени, чтобы сделать правильные выводы.
      Много и не потребовалось. Какие-то секунд десять, и вот он... сакраментальный вопрос, на который я даже и не знаю, как ответить... честно или тактично.
      - Я могу тебе помочь?
      - Нет. Твой организм ослаблен ранением.
      - Не припомню, чтобы ранение было у МЕНЯ. - Гаррус, снял перчатки и бросил их на стол. - Повторю этот вопрос. А я могу тебе чем-нибудь помочь?
      Я пожала плечами.
      - Можешь.
      Найлус хмыкнул.
      - Какой вопрос, такой и ответ? - в голосе проскользнула грустная ирония. - Имрир, ты же прекрасно знаешь, что тебе может сейчас помочь. Не думаю, что ты впервые оказалась в подобной ситуации. Я прав?
      Я поморщилась и кивнула. Ясное дело, что знаю! Не то что не впервые, а я пребываю в энергетическом истощении с удручающей регулярностью, как только проблемы начинаются! А моя жизнь и проблемы - это как синоним.
      - Мы тебя внимательно слушаем.
      Завуалированный, но, тем не менее, жесткий приказ. Сейчас они не примут отказа или обтекаемого ответа. Гаррус, задавший вопрос, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО готов сделать все, что в его силах.
      Доверие порождает доверие... Ментальное зеркало во всей своей сомнительной красе.
      Да, я могу заблокировать чувствительность и сделать... какую-то порядочную глупость, в мягкой форме послать турианцев подальше... но зачем? Ради чего я должна оскорбить тех, кто искренне обо мне заботится без какого-то подтекста или скрытых мотивов. Если я сейчас пошлю их с этой заботой - это равносильно плевку в душу. Такое... не прощается. Никогда. На уровне инстинктов и подсознания. Уж я-то знаю...
      Гаррус чуть заметно вздрогнул, когда я дотронулась до его руки ледяными пальцами.
      - То, что я делаю, потребляет немало жизненной энергии. - наконец решилась ответить я. - Любое живое существо вырабатывает ее больше, чем требуется для обеспечения потребностей собственного организма. Это - защитный механизм, позволяющий компенсировать неожиданные траты. Излишки изливаются в окружающее пространство и формируют комфортную для жизни ауру. "Нормандия" еще не успела сформировать свою ауру: только зародилось ядро и основные контуры, потому корабль еще не воспринимается как родной дом. Мой организм при критическом падении жизненной энергии начинает ее тянуть из внешней среды, как, в принципе, и любой другой. Разве что гораздо активнее. Но здесь тянуть еще нечего. Вот и мерзну, пока организм сам не покроет недостачу.
      Найлус молча потер ладонь, вопросительно глядя мне в глаза.
      - Да, при прямом физическом контакте можно оттянуть куда больше и быстрее. Такой себе энергетический вампиризм. Он прекращается, когда восстанавливается необходимый для нормальной жизнедеятельности уровень, и дальше уже недостача перекрывается естественной выработкой.
      - Что служит преградой? - лаконично спросил Гаррус.
      - Некоторые виды металлов, неорганические соединения или толстые препятствия больше шестнадцати сантиметров. Все животные или растительные компоненты вроде дерева, кожи или натуральной ткани не являются экраном в силу своего происхождения.
      - Насколько сильное у тебя истощение?
      - Не критичное.
      - Имрир! - укоризненно протянул Найлус.
      И ведь не отстанут же, пока не получат ответы...
      - Вполовину меньше, чем надо для нормальной жизнедеятельности.
      - Насколько быстро твой организм поглощает энергию? - задал вопрос Гаррус.
      - Зависит от источника. - заметив выразительный взгляд "источника", пришлось пояснить: - Чуть больше, чем естественное выделение излишков.
      - И?
      - Что, и? - я попыталась съехать с темы.
      Не получилось.
      - Имрир, это - не праздное любопытство. - голос наставника звучал с укором.
      - Мы действительно хотим тебе помочь. И нам нужно знать все, что мы в состоянии для этого сделать. - добавил Гаррус.
      Умеют же поставить вопрос... И это они еще даже не эмпаты... А что же будет, когда они смогут координировать свои действия по ментальной связи? Когда смогут обмениваться эмоциями, мыслями и воспоминаниями? А ведь судя по скупым данным из ноосферы реальности, эта раса в использовании менталистики замечена не была. Да у них биотики появились только когда они к Цитадели приперлись!
      Мелькнула посторонняя мысль: это как они больше тысячи лет летали по космосу, что сумели избежать облучения нуль-элементом? Они им что, вообще не пользовались?
      Видимо, Гаррус узнал, что хотел. Он встал, легко поднял меня на руки, отнес на кровать, а сам сел на пол, прислонившись спиной к стене и положив ладонь мне на плечо. Я практически мгновенно почувствовала, как организм начал тянуть энергию.
      - Спи. - раздался спокойный вибрирующий голос.
      - Так и будешь сидеть?
      Тихий смешок и ироничный вопрос:
      - Ты против?
      - Нет. Только учти... я тебя ощутимо объем.
      - Переживу. - Гаррус перевел взгляд на сородича. - Найлус. Кстати, о еде. Ты ничего на столе в кают-компании не оставил?
      Ответ прозвучал с какой-то покорной обреченностью:
      - Забыл.
      - Ну так иди.
      - Понял, проникся, осознал. - Найлус фыркнул. - Кстати, я загляну через пару часов, проверю твое состояние.
      - Да-да. Иди отсюда. Имрир. Спи. Он же действительно припрется проверить.
      - И кого вы мне напоминаете? - проворчал Найлус.
      Он забрал пирамидку и покинул каюту.
      Я пригрелась и быстро уснула. И впервые после Иден Прайм мне не снились кровавые кошмары гибнущей цивилизации... Зато снилась Цитадель, взбешенный элкор, какие-то перестрелки, люди, азари, кроганы, турианцы, ворча и Экстримал, который доказывал, что так со взрывчаткой обращаться нельзя.
      
      
      Найлус, как выяснилось позднее, заходивший несколько раз проведывать, разбудил Гарруса за полчаса до подъема и ушел, оставив для меня на столе паек и бутылку воды.
      День прошел спокойно. Гаррус спал под "Мако", делая вид, что занят ремонтом, Найлус находился в рубке и следил за кораблем, экипаж проблем не создавал. Даже Эшли затихла. Зато, когда я зашла в лазарет проведать Джокера, Карин как-то странно на меня посмотрела, но ничего не сказала.
      Вечером, уже после отбоя, пока Гаррус кушал, Найлус озвучил придуманный ими способ попасть в лазарет так, чтобы это прошло мимо внимания Карин. План мне понравился, но как только я с ним согласилась, дальше последовал законный нагоняй. И начался он с фразы, сказанной спокойным, даже благожелательным голосом наставника:
      - Имрир, может, ты нам объяснишь причину, вынудившую тебя пойти на такие крайности?
      И вот что ему сказать? Я вздохнула и сказала правду:
      - Был подан запрос на замену первого пилота и перевод Джокера с корабля в госпиталь Цитадели.
      - Знаю. Ты же сама дала Гаррусу право просматривать всю документацию, проходящую по кораблю. - пояснил он, видя мое недоумение.
      - Я забыла. - призналась я.
      - Твоей подписи там нет. Когда ты узнала? - коротко спросил Гаррус.
      - Утром, уже по факту.
      - Джеффа ссадят с корабля?
      - Да.
      Гаррус устало прикрыл глаза, Найлус чуть слышно рыкнул. Пояснять, чем это грозит нашему пилоту, не требовалось.
      - Твои действия?
      - Лечить. И быстро. На Цитадель корабль привести должен Джокер.
      Зеленые глаза опасно сузились.
      - Имрир...
      - Почему именно Джокер? - перебил сородича Гаррус.
      - Замена будет ждать на Цитадели. - просто ответила я. - Полагаю, из тех, кого собирались дать мне на корабль, но не успели из-за нашего поспешного отлета. - я не сдержала нервного смешка. - Если Джокер покинет "Нормандию", мы с большой долей вероятности его больше не увидим.
      Пауза затягивалась. Найлус молчал, пристально глядя на меня и о чем-то напряженно думал. О чем? Его дело. Надо будет - узнаю: сам скажет. Не надо будет... ну нет так нет. Гаррус пытался сформулировать вопрос, но сонливость и накопившаяся усталость из-за потери энергии отвлекали, сбивая с мысли.
      - Почему так важно, чтобы именно Джокер был пилотом "Нормандии"? И к чему приведет его отсутствие на борту. - наконец спросил Гаррус.
      - Он - гениальный пилот.
      - Это мы знаем. - Найлус намекнул, что не следует пытаться съехать с темы разговора.
      Я несколько растерялась.
      - Джефф после первого курса в Академии летал лучше инструкторов. Он угнал "Нормандию" и его не смогли ни завернуть, ни сбить. - это я знала точно: в памяти Джокера нередко всплывали эпизоды из прошлого, особенно, этот, знаменательный и поворотный в его жизни.
      - Это я тоже знаю. Как и то, что он был пилотом, тестировавшим корабль в присутствии инженера, спроектировавшего ядро и двигатель.
      - А что в этом необычного? - удивился Гаррус.
      - По словам Октавиуса, только мастерство пилота и его "чувство корабля" спасло ядро от взрыва. - пояснил он. - Поскольку позапрошлый капитан "Нормандии", некто Зандер, приказала отключить систему безопасности ядра и испытывала корабль, невзирая на запрет.
      - Октавиус Татум? - уточнил Гаррус.
      В ответ усмешка и кивок.
      - Стелс-система, это же тоже его разработка, насколько я слышал.
      - Его.
      - И он никого не прибил?
      - Нет, но драка была. По дороге с мостика в инженерный отсек. - охотно пояснил Спектр.
      - А, теперь понятно, отчего это его фактически отконвоировали с корабля Альянса.
      - Были проблемы?
      - У него? - Гаррус фыркнул. - Нет. А вот у идиота-батарианца, который что-то ему ляпнул под горячую руку, едва не начались. Успели перехватить. - снайпер покачал головой. - Теперь я понимаю, чего он злился. Если какому-то идиоту пришло в голову проверять работу системы подавления выброса тепла во время движения корабля на сверхсветовой... Я бы тоже вспылил. - короткая пауза и новый вопрос: - Я правильно понимаю: Джокер сумел вывести корабль в нормальное пространство и не допустил проход через реле?
      - Да. - ответил Найлус и после небольшой паузы добавил: - После этого, насколько я знаю, его сняли с должности тестового пилота.
      - Потеря возможности управлять кораблем для Джеффа равносильна смерти. Он не сможет прижиться на земле. Прирожденный пилот, родившийся с редким генетическим дефектом. - я встретила пристальный и непроницаемый взгляд. - Найлус, я не хочу быть тем, кто убьет его сокровенную мечту, к которой он шел с таким поразительным упорством и самоотдачей. Однако, важно не это. Джокер - неотъемлемая часть истории, прописанной в эгрегоре. - я устало потерла виски, подбирая слова. - Если отдельные личности могут появляться и исчезать, то Джефф присутствует от начала до конца.
      Найлус и Гаррус молчали.
      - По всем законам он не должен был сесть за штурвал военного корабля. Но он смог сделать невозможное: он стал лучшим из лучших, он смог добиться уважения турианского генерала, который и дал талантливому инвалиду призрачный шанс обрести мечту. А теперь из-за этого запроса Джеффа снимут с корабля. На законных основаниях!
      - Разве это ты послала запрос? - спокойно спросил Найлус.
      - Нет.
      - Я тебе показывал. Она его даже не санкционировала. - негромко сказал Гаррус.
      Найлус его замечание проигнорировал.
      - Тогда почему ТЫ берешь на себя ответственность за возможную потерю Джеффом кресла пилота?
      - Кроме того, что я - узловая фигура истории, я - капитан этого корабля, пусть и хреновый. И я отвечаю за всех, кто находится на его борту. Даже за тех, кого лично я бы выкинула в космос. - я криво усмехнулась. - Если кто-то и вылетит с корабля, это будет МОЕ решение. И пока я командую этим кораблем, я буду за него отвечать. И за всех, кто окажется на его борту.
      - Даже за тех, кого тебе навяжут? - иронично спросил наставник, вот только взгляд у него был тяжелый.
      Эмоциональный план оживился: пропала пугающая пустота и хладнокровие, появился отголосок одобрения и удовлетворения. Найлус чуть заметно расслабился, сощурил глаза, внимательно меня рассматривая.
      - Даже за них. - я пожала плечами. - Вот как только выкину с корабля, так сразу и перестану нести ответственность. Но дело не в этом. А в том...
      - Действуй.
      Я удивленно заморгала, непонимающе глядя на турианца.
      - Что?
      - Ты приняла решение?
      - Приняла.
      - Ты готова нести за него ответственность?
      - Да.
      - Полагаю, если я буду возражать, это ничего не изменит.
      - Ну, я прислушаюсь к твоему мнению.
      - И сделаешь по-своему. - с улыбкой сказал он.
      Я только развела руками.
      - В таком случае какой смысл возражать?
      - Никакого.
      Нравится мне его подход! Никаких попыток убедить, уломать, заставить сделать так, как ему хочется. Он дает мне право принять решение и огрести законные звездюли, если я ошибусь. Ну или получить награду, если я справлюсь. И меня подобное отношение полностью устраивает!
      Найлус встал, протянулся к пирамидке и... его руку перехватил Гаррус.
      - Оставь. Мне еще не ответили на вопрос.
      Найлус медленно кивнул и сел на место, сделав странный быстрый жест.
      - Имрир, почему так важно, чтобы пилотом "Нормандии" был именно Джокер? - практически слово в слово повторил свой же вопрос Гаррус. - Чем нам грозит его отсутствие на борту?
      И вот что ему сказать? Не пересказывать же всю историю?
      - Он единственный пилот, способный вслепую вывести корабль из прыжка за ретранслятор Омега-4 так, чтобы тот не стал частью окрестного корабельного кладбища.
      - Омега-4? - переспросил Найлус.
      - Нас всегда убеждали, что там - сверхновая. - заметил Гаррус.
      - Это - ложь. Нет там сверхновой. Вам знакомо название "Коллекционеры"?
       - Коллекционеры чего? - переспросил Найлус.
      - Это - легенда. Ходят слухи, что существует такая раса. - ответил Гаррус. - Как-то раз слышал о них от молодой кварианки в Паломничестве. Она боялась, что ее могут похитить для них, когда она будет возвращаться на Флот.
      - Поверь, причины бояться у нее были. Серьезные причины. - турианцы переглянулись. Словно хищники, готовые защищать свою территорию, и уже услышавшие встревоживший их шум. - Я обещаю рассказать о Коллекционерах, как появится возможность и время. Сейчас важно другое. Джокер обязан управлять "Нормандией", когда она будет причаливать к докам Цитадели. И я должна сделать для этого все возможное.
      - Скорее уже невозможное. - хмыкнул Найлус.
      - Доктор Чаквас будет недовольна. - заметил Гаррус.
      - Еще бы.
      Гаррус усмехнулся.
      - Найлус, я знаю, ты уже три минуты просто мечтаешь сдаться доктору Чаквас на медосмотр.
      - Вот в кого ты такая сволочь, Вакариан? - обреченно поинтересовался Найлус, направляясь к двери.
      - Я не сволочь. - как-то обижено протянул Гаррус. - Я очень ответственный! Но - совершенно недисциплинированный.
      - "Хороший офицер. Я бы сказал - очень хороший. Но ему не мешает научиться терпению. Казалось бы, что мешает хорошему офицеру чуть больше уделять внимание дисциплине?" - процитировала я канонные слова директора СБЦ.
      Гаррус опешил, удивленно хлопая глазами, а Найлус - заржал и, выдав: "Золотые слова. Сразу Паллина вспоминаю", исчез за дверью.
      - Имрир, ты говорила обо мне с директором Паллином? - спросил растерявшийся Гаррус.
      - Да. При тебе.
      - Но он же этого не говорил.
      - Не говорил.
      - Но... - он запнулся. - Так это... - он замялся, не зная, как правильно сформулировать вопрос.
      - Именно. Так он и должен был о тебе говорить, согласно истории эгрегора.
      - Да он действительно так и говорит. - поморщился снайпер. - Слово в слово.
      - И всегда уточняет "Гаррус Вакариан?"
      - Даже если я рядом стою. - кисло ответил он.
      - И часто тебе приходилось являться на его глаза?
      - Да... приходилось. - замялся он и тут же попытался сменить тему: - Имрир, как ты себя чувствуешь?
      - Спать, конечно, хочется, но намного лучше, чем могло бы быть.
      - Ты уверена? Если что, я могу...
      - Гаррус!
      - Мы очень выносливая раса.
      ?Я встала.
      - Знаю, знаю. Но, если ты будешь слишком бодро выглядеть в лазарете, я вспомню перерождение, когда я была вампиром и питалась кровью исключительно, гм, родных и любимых, как бы так сказать, эм-м-м... в общем, таких же кровососов, как и я. Крови твоей я, конечно, пить не буду, но энергии откачаю. Эффект будет примерно тот же.
      Гаррус удивленно смотрел на меня.
      - Питалась кровью? - переспросил он.
      - Я тебе потом расскажу.
      - Вампиры, кровососы, ящик, клетка, нежить... - задумчиво протянул снайпер. - Обещания-обещания...
      У меня, кажется, покраснели уши.
      - Имрир, идем. - поторопил меня снайпер. - А то страдания Найлуса будут напрасными.
      
      
      
      
       Глава 23 : Первый, как бы, отчет
      
      
      На Цитадель мы прибыли глубокой ночью, совпавшей и по внутрикорабельному времени, и по времени столицы галактики, задержавшись сперва на станции разрядки Спецкорпуса, поскольку были не единственными Спектрами, возвращающимися на Цитадель, а потом еще как минимум полчаса провели в дрейфе, пока Джокер ругался с диспетчером, очень яро пытавшимся завернуть "Нормандию" в доки Альянса, упирая на приказ командования ВКС оного Альянса. Вот только мы туда заворачивать не хотели категорически. И не завернули: Найлус потребовал переключиться на диспетчера Спецкорпуса, подтвердив свою личность, статус и полномочия. Ему отказать не посмели, и вскоре "Нормандия" причалила в тот же самый док, откуда стартовала две декады назад.
      Причалить-то мы причалили, вот только, чую, будут у нас из-за этого проблемы. Не просто так нас столь активно пытались заставить встать в док, подконтрольный Альянсу Систем. Как бы родимое командование какой подставы по доброте душевной не сделало. Чисто из желания помочь.
      "Нормандия" вздрогнула всем корпусом, когда сработали захваты, фиксируя корабль у причальной площадки.
      - Прибыли. - Джефф пробежался пальцами по сенсорной клавиатуре, гася двигатели корабля.
      - Джокер. В лазарет. - жестко припечатал Найлус, отрывая увлекшегося пилота от его любимого корабля.
      - Но, мне же надо...
      - В лазарет. - отрубил Спектр.
      Джефф надулся, но настаивать на своем не решился. На каких условиях он садится за штурвал, мы обговорили еще до того, как наш пилот покинул лазарет четыре с половиной часа назад.
      - Ладно-ладно, я понял. Но ты должен закончить тесты и проверку!
      - Полную проверку корабля, его ремонт и отладку проведут техники Спецкорпуса. - ответил турианец.
      - Но...
      - Джефф. - в спокойном вибрирующем голосе явственно прозвучало последнее предупреждение.
      Ершистый пилот нахохлился, но послушно развернулся вместе с креслом, после чего был тут же подхвачен под руки Дэргом и Гаррусом. Джокера, конечно, собственное бессилие невероятно злило, он психовал, но - молча, смиренно принимая помощь. Выбора у него не было. Или так, или... или реальный риск окончательно покинуть корабль и, возможно, навсегда лишиться возможности летать. Он не задавал вопросов, как у нас получилось зарастить перелом. Он просто попросил дать ему шанс. И он его получил.
      Чего всем нам стоили эти четыре часа, которые Джокер провел за штурвалом, даже вспоминать не хочется.
      Ночное лечение позволило мне зафиксировать перелом и начать процесс восстановления костной ткани. Очень хрупкой и уязвимой, готовой вновь сломаться от малейшего давления или неосторожного движения. Из-за усталости я упустила момент, когда Карин проснулась, и наш суровый доктор застукала меня за процессом лечения, но, что удивительно, законного нагоняя не было. Был лишь один-единственный вопрос: "Чем я могу помочь?".
      Доктор мне и правда помогла: она установила капельницу, подававшую питательный раствор с необходимыми для восстановления веществами в организм непосредственно возле перелома, что сильно облегчило мне работу. А еще волей-неволей послужила донором, как и удачно подвернувшийся Дилан. Или неудачно? Впрочем, это уже не важно: боец зашел в лазарет посреди ночи за таблетками от сильной мигрени и случайно стал свидетелем применения нетрадиционной медицины на спящем пилоте.
      Короткий ступор Дилана, у которого от увиденного выверенная и упорядоченная картина мира пошла глубокими трещинами, прервал спокойный приказ Карин, и боец сменил уставшего и сильно замерзшего Гарруса. Я вызвала Найлуса, и он забрал засыпающего на ходу сородича, обещав заставить его поесть и выпить горячего и очень сладкого эрга.
      У Дилана оказалось ОЧЕНЬ много сил и энергии. Слишком много, как для обычного человека. Но странно оказалось не это: после того, как я убрала все излишки, мигрень резко утихла, да и аномально-высокая активность сознания пришла в норму, так что лекарство не потребовалось.
      Как бы то ни было, нам удалось задуманное: Джефф в нужный момент смог вывести корабль из перегона и пришвартоваться к доку Спецкорпуса. Конечно, пилотирование корабля далось ему немалой болью, ведь аппарат все еще установлен на плече, а перелом только-только схватился, и особо рукой махать не получается, но... но факт остается фактом: "Нормандию" на Цитадель привел именно Джефф "Джокер" Моро! Это зафиксировано аппаратурой корабля, как и все действия первого и второго пилота, и уже не может быть оспорено или подвергнуто сомнению.
      Но, как и всегда, любое действие порождает новую цепочку событий и создает новые проблемы, решая старые. Вот и у меня появились три проблемы и назывались они Дэрг, Дилан и Джефф.
      Ни один из них дураком не был, об истинном состоянии Джокера представление имели, а потому на факт чудесного исцеления не обратить внимания просто не могли. А Дилан, к тому же, не только видел все своими глазами, но и поучаствовал. Вполне естественно, возникли вопросы, суть которых сводилась к простому: "А как?!!", и вот что им сказать я еще не решила, благо хоть всем троим хватало ума и здравого смысла молчать и не настаивать на немедленном ответе. Или на это повлияла спокойная реакция Карин? Доктор хоть и была недовольна проявленной самодеятельностью, но восприняла адекватно и с долей юмора, что не помешало ей на следующий день сделать мне хороший нагоняй, завершившийся словами: "Впредь никогда без моего разрешения!".
      Я клятвенно пообещала предупреждать заранее. Мне поверили и отпустили с прямым приказом отдыхать и инъекцией какой-то жгучей, но очень полезной дряни, тут же растащенной организмом на свои нужды.
      Одно хорошо в этой ситуации: постоянные стрессы спровоцировали начало перестройки организма, да и развертка ауры, хоть и шла рывками, но все же продолжалась. Еще немного, каких-то дней десять-пятнадцать, и я войду в полную силу.
      
      Оставив Найлуса в рубке, я, переговорив с Прессли, ушла в столовую. Долгий перелет завершился, экипаж заканчивает работу и готовит корабль к простою в доках, все остальные спят, и до подъема ничего особо произойти не должно. Прессли информацию по кораблю, как и график увольнительных скинет мне с утра. Баталер подсуетился заранее и уже составил списки всего, что требуется заказать, успев утвердить их у исполняющего обязанности капитана и еще вчера отдал мне. Вот не будь он такой гадиной, цены бы ему не было! Даже кофе в зернах для Рекса заказал, посчитав, с какой скоростью кроган их уничтожает. Вот сейчас, например, наш Мастер Войны обнаружился в столовой, где с задумчивым видом доедал молотый кофе.
      - Имрир, в семенах уже нет? - Рекс меня заметил и задал сакраментальный вопрос, показывая пустой пакетик из-под зернового кофе.
      - Нет, Рекс. Семена ты уже съел. Но баталер заказал еще. Специально для тебя.
      Рекс вытряхнул в рот остаток кофе, облизал ложку и скептически сощурился.
      - Точно для меня?
      - Скажем так, заказ пяти ящиков кофе в зернах, учитывая наличие в списке молотого и растворимого, выглядит именно так.
      - Пять ящиков? - кроган хмыкнул. - А хватит?
      - А это уже от тебя зависит. - развела руками я.
      Довольный близкой перспективой получения понравившегося лакомства, Рекс, убрав пустой пакет вместе с ложкой обратно в набедренный бокс, утопал куда-то к лифту. Вот же... Кто бы мог подумать, что он так западет на кофе?
      На столе пискнул паек, сообщая, что еда разогрелась. Пока я ела, из лазарета вышли Гаррус с Дэргом и потопали прямой наводкой ко мне. Дэрг нес в руке уже до боли знакомую коробочку таблетницы. Понятно. Можно считать, что Карин передала мне свое мнение вкупе с полагающимися лекарствами. Поможет-то оно вряд ли, но возмущаться бессмысленно: поскольку Лиара безвылазно сидит в каюте и уже в который раз переписывает свой отчет, у Дэрга появилось свободное время и снова проснулся инстинкт наседки, которому Карин легко нашла применение, перенаправив на меня. К сожалению, моя мятая физиономия и загнанный вид свежего умертвия лишь поспособствовали сему процессу.
      Чуть позже в столовую зашел Найлус, закончивший проверку корабля и прогнавший стандартные тесты.
      - Имрир, Спаратус нас ждет на отчет в течение часа. - сообщил он, садясь за стол.
      - Ты связался с Советом?
      В ответ - отрицательное покачивание головы.
      - Только со Спаратусом. Мы оба приписаны к турианскому корпусу, и, соответственно, нас курирует он, и отчитываемся мы перед ним. Спектров в Галактике много. Совет не может собираться ради каждого отчета.
      Вполне логично.
      - Я так полагаю, меня приписали к вашему корпусу из-за того, что ты - мой куратор? - задала я давно интересующий меня вопрос.
      - Да. Обычно Спектров набирают из представителей рас, вошедших в Совет: саларианцев, азари и нас. Оперативники отчитываются перед советником своей же расы - это облегчает работу и понимание, но советника-человека нет, а работать тебе как-то надо. Поскольку я твой куратор, тебя, после присвоения статуса Спектра, приписали к нашему корпусу.
      Мда, была бы на моем месте оригинальная Имрир, могли бы быть проблемы.
      - Чья была идея?
      - Валерна. - хмыкнул Найлус.
      - Это он по-доброму решил коллеге гадость сделать? - удивилась я. - И Спаратус согласился?
      - Что удивительно - согласился. Хотя он людей... недолюбливает.
      - Тогда я его не понимаю.
      - Я тоже. - Найлус развел руками. - Распределение было сделано сразу же после принятия решения о наделении тебя статусом.
      - Тогда же Совет не знал, что ты выжил.
      - Не знал. Это нисколько не помешало Валерну спихнуть проблемного Спектра на коллегу.
      - Даже так?
      - Ты против?
      - С чего вдруг? - удивилась я. - Спаратус - здравомыслящий мужик, и негатива в свою сторону я не замечала. Хотя на первом заседании Совета неприязнь была. Что изменилось на пару часов - я совершенно не понимаю, но на втором заседании он вел себя иначе. Я бы сказала, с некоторой долей юмора.
      - Я заметил, когда он на корабль за моим телом приходил. - Найлус усмехнулся.
      - Да, тело-то оказалось вполне даже живое. - я поморщилась. - У Советника хорошее самообладание: он очень близко к сердцу принял твою гибель, но на лице - ни тени проявления эмоций.
      Найлус пожал плечами.
      - Он вообще считается очень спокойным. Имрир, скоро подгонят мой аэрокар, и мы полетим на отчет. Гаррус, ты - тоже.
      Вакариан от такой перспективы удивленно приподнял надбровные щитки, но возражать не стал.
      - Найлус, а почему именно сейчас? На Цитадели же ночь?
      - У нас сутки длиннее, так что Советник еще не спит. - отмахнулся Спектр.
      - Он до сих пор в Башне Совета?
      - Нет, конечно.
      Запиликал инструментрон. Найлус включил связь, переговорил с кем-то, поблагодарил и отключился.
      - Кар пригнали.
      - Так быстро?
      - Я его оставил в своем ангаре в доках Спецкорпуса, когда отправился на Арктур. Это всего на три уровня ниже.
      - У тебя есть личный корабль? - уточнила я.
      Найлус вздохнул и пояснил:
      - Имрир, личные корабли есть у ВСЕХ Спектров Совета. И у тебя тоже. Он стоит в ангаре, закрепленном на твое имя.
      - То есть, если что, я могу пересесть на него?
      - Скорее, пересядешь ты на мой фрегат. - усмехнулся Найлус. - Твой корабль не имеет названия, не выведен из консервации, не оснащен, у него не запущено ядро и силовая установка. На подготовку его к полету потребуется пара дней. Да и ты, насколько я знаю, не имеешь лицензии пилота.
      - И тем не менее, вариант есть?
      - Конечно. Совет берет на себя полное обеспечение Спектров всем, что необходимо им для выполнения своей работы. Включая транспорт.
      - Это - радует.
      Спаратус вроде как говорил что-то подобное... Приятно, что в реальности у меня есть хоть какие-то варианты. Собственно, на этом наш разговор завершился, и мы разбежались собираться.
      
      Встретились мы в шлюзе минут через десять. Найлус ждал нас, неспешно расхаживая перед створкой, облаченный в уже ставшую привычной черную тяжелую броню. На захватах - штурмовая винтовка и пистолет, в набедренных ножнах - короткий меч из матового темного металла, явственно отливающего синевой.
      Слышала мой реципиент о таких клинках, но никогда не видела воочию. Слишком редко они встречаются в век дальнобойного оружия, слишком высокие требования они предъявляют к своему владельцу. Воплощение высоких технологий космической цивилизации в древнем оружии, предназначенном для убийства. Эти клинки создаются только на заказ, каждый имеет собственный номер и подлежит регистрации, как именное боевое оружие. Эти мечи и ножи проходят сквозь кинетические барьеры практически не встречая сопротивления, они могут пробить даже тяжелую броню, если знать, куда и как бить. Найлус знал и с огромным удовольствием пускал в дело холодное оружие, наносящее страшные раны. Куда более страшные, чем летящие с высокой скоростью пули. Крайне специфическое оружие этот меч, и он прекрасно характеризует моего наставника: Найлус жесток, но, что странно, не безжалостен и не лишен сострадания. А вот Гаррус наоборот, безжалостен, но не жесток. Оба - крайне практичны, они словно были зеркальным отражением друг друга, прекрасно дополняя по характеру и навыкам. Штурмовик и снайпер. Разведчик и диверсант. Вспыльчивый и агрессивный как злой дракон, темпераментный Найлус и спокойный, словно скованное тонким льдом озеро, хладнокровный Гаррус.
      Мелькнула мысль: а каков характер реального Сарена Артериуса, раз уж у него такой ученик, по сути, воспитанный легендарным Спектром из проблемного подростка?
      К шлюзу подошел Гаррус в броне, но без стрелкового оружия. В ножнах - длинный нож, который лишь ненамного короче клинка Крайка. И ножик того же типа, что и меч.
      Мы вошли в шлюз. ВИ начал процедуру дезинфекции, о чем и сообщил занудливым голосом.
      - Проблем не будет? - спросила я. - Насколько я знаю, в броне и с оружием ходить на Цитадели запрещено.
      Гаррус качнул головой и ответил:
      - Нет, не будет. Я иду в сопровождении Спектра Совета. Клинок - это традиционное личное оружие с клановыми клеймами. Я имею право его носить и применять по назначению.
      - Азари все пытаются продавить закон, запрещающий ношение и использование холодного оружия. - добавил Найлус. - Но - безрезультатно, иначе им придется распустить орден юстициаров и снять неподсудность с молодняка старше пятидесяти лет, а на это они не готовы согласиться. Последнее требование ввел Спаратус.
      - Даже так?
      - Он считает, что в пятьдесят лет пора бы начинать использовать мозги по назначению и нести ответственность за свои действия. - мандибулы дрогнули в молчаливом раздражении, жесткие губы исказила неприятная усмешка. Хищная, злая, брезгливая. - Раз уж деточкам продают боевое оружие и вообще выпускают в галактику без надзора. Нечего кивать на срок жизни, особенности воспитания и культуры. - усмешку сменила ироничная улыбка. - Подобная позиция не добавляет Спаратусу симпатии у азари.
      - Но они его терпят?
      - Скорее, не желают получить его в предыдущем статусе со всеми нынешними знаниями и возможностями.
      - А кем он был?
      - Спектром. Недолго, всего лет десять, но прославиться успел. Правда... слава у него крайне специфическая. Особенно, в пространстве азари, где он предпочитал работать.
      Дезинфекция завершилась, и открывшаяся створка шлюза прервала разговор. А меня все больше и больше разбирало любопытство относительно моего начальства. Если судить по отголоскам, оставшимся на ауре советника, крови он пролил очень много. Видимо, Найлус биографию нашего начальства знает, вон какое веселье в эмоциях. Надо будет как-нибудь поинтересоваться на досуге, что ж за личность такая - советник Спаратус. И какая о нем была слава, пока он работал Спектром Совета.
      
      Аэрокар жизнеутверждающего темно-багрового, практически черного цвета, столь любимого Крайком, ждал нас прямо на причальной площадке. Возле машины скучал светлокожий турианец в спецовке с эмблемой Спецкорпуса на правой стороне груди. Увидев нас, он оживился, протянул подошедшему Найлусу датапад, получил личный отпечаток и свалил. Видать, заверил передачу машины хозяину.
      Мы загрузились в кар и полетели... короче, полетели куда-то в сторону одного из лепестков станции.
      - Куда летим?
      - К Спаратусу домой.
      Я от такой новости заморгала. Нет, ну понятно, что ночью Спаратусу делать в Башне Совета нечего, но неужели наш отчет настолько важен, что он пригласил нас к себе домой?
      - А до утра он подождать не мог?
      - Хэймон приказал явиться немедленно.
      - Кто?
      Найлус тихо рассмеялся.
      - Хэймон. Это его имя. Хэймон Спаратус.
      Стыдно признать, но я была отчего-то уверена, что Спаратус - это имя, и из памяти совершенно вылетели другие примеры в лице директора СБЦ Паллина, носящего имя Венари, и следователя СБЦ - Челлика. С другой стороны, никогда и нигде не упоминалось имя турианского советника. Его называли Спаратус и никак иначе. Как я понимаю - это наименование его клана.
      Надо же... Хэймон.
      - У советника... подходящее имя. - нейтрально сказала я.
      Говорящее имя, имеющее вполне конкретное значение.
      - Заметила что-то?
      - Такое сложно не заметить. - призналась я. - Как шлейф, неотрывно следующий за ним. И имя полностью соответствует тому, что я увидела.
      Найлус хмыкнул.
      - У него и прозвище такое же было. Сейчас уже мало кто помнит Спаратуса именно как Спектра, а он этим беззастенчиво пользуется.
      - Роль свою он играет превосходно.
      - Тупого упертого вояки? - тихий вибрирующий смешок. - Да. Ты не представляешь, сколько разумных на это повелось.
      Еще как представляю! А ведь Спаратус опасен. Его мало кто принимает в расчет, больше опасаясь Тевос и Валерна, не ожидая от честного и прямолинейного турианца каких-то проблем. А зря.
      - Гнать не будешь? - тихо спросил Гаррус, сонно моргая.
      - Нет. Спи. Мы тебя разбудим, когда прилетим. - ответил Найлус.
      Уставший снайпер устроился удобнее и быстро уснул, а я пережала канал подпитки, идущий ко мне. Гаррусу надо отдохнуть и набраться сил. Я сейчас на Цитадели, и могу подкармливаться от энергетики станции, и не важно, что она двойственная: жизненная аура является лишь поверхностным слоем над колоссальным массивом мертвенно-спокойного океана энергии, сформированного гибелью миллионов и миллионов разумных. И не дай боги или демоны эту энергию пробудить ото сна... некрополи покажутся детской страшилкой по сравнению с тем, во что может превратиться эта станция, сотни тысяч лет пропитывавшаяся жизнью и смертью своих обитателей. У этой колоссальной мощи было время устояться и сформироваться в тишине и спокойствии, осесть и закрепиться, принять свой завершенный облик и впасть в своеобразный стазис, укрывшись новым слоем яркой и активной жизненной ауры. Мне страшно подумать, к какой катастрофе может привести одномоментное пробуждение впечатавшихся в саму суть Цитадели кошмаров множества рас.
      - Имрир, что-то не так? - тихо спросил Найлус, на какое-то мгновение оторвав взгляд от обзорного экрана.
      Я покачала головой.
      - Нет, все в порядке.
      - Мне показалось, что тебя что-то тревожит.
      Я удивленно заморгала. Что? Ему показалось? Или он это ПОЧУВСТВОВАЛ?
      - Тебе показалось?
      Турианец замялся.
      - Появилось ощущение, что тебя что-то сильно встревожило. Ты чего-то опасаешься?
      Быть того не может! Эмпатия? Так быстро?
      - Этой станции, Найлус. Она как спящий вулкан. Если то, что дремлет, пробудится, это будет воистину чудовищно.
      Он напрягся.
      - Это важно?
      - Не особо. Ни ты, ни я ничего не можем с этим сделать. К счастью, и пробудить это не так просто. Так что не переживай зазря. А как-нибудь потом я поясню тебе, чем является эта станция. Помимо всего прочего.
      Задавать вопросы он не стал, просто взял на заметку очередную тайну, которую я пообещала ему рассказать. И расскажу. Как-нибудь потом, когда он сможет ощутить хотя бы отголосок. А пока... какой смысл забивать себе голову, если что-то изменить все равно невозможно? Я расслабленно растеклась по довольно удобному, хоть и излишне большому для меня креслу, с интересом рассматривая жилую зону масс-ретранслятора по имени Цитадель.
      
      Летели мы довольно долго. Найлус прекрасно знал дорогу и неспешно вел аэрокар, давая возможность Гаррусу хоть немного отдохнуть, а мне - рассмотреть проносящиеся под нами районы, погруженные в сумрак искусственной ночи. На станции никогда не наступала полная тьма: иллюзорное небо над лепестками медленно темнело, показывая отражение космоса и лиловой дымки туманности Змея, автоматически зажигались фонари и яркая светящаяся реклама. Это в Президиуме всегда царил ясный солнечный день, а здесь шла смена дня и ночи, подогнанная под жизненный цикл азари - расы, первой ступившей на станцию. Что занятно, изменить этот цикл никто не мог: Хранители оставались традиционно глухи к вопросам, просьбам и приказам, а доступа к управлению системами жизнеобеспечения Цитадели у ее обитателей не было.
      Аэрокар свернул чуть в сторону, и вот постепенно начали пропадать яркие огни рекламы, утих шум и гам никогда не спящих полных развлечений и соблазнов улиц столицы Галактики. Как-то резко под нами оказались погруженные в тишину и сумрак утопающие в зелени жилые кварталы, а воздушный поток сильно поредел.
      - Что это за место? - спросила я.
      - Турианский сектор этого лепестка. - ответил мне Найлус, снижая кар к большому парку.
      - У вас очень тихо. Спокойно. - я прикрыла глаза, вслушиваясь в ментальный план. - Уютно.
      Он чуть заметно улыбнулся.
      - Мы не сторонники шумного времяпровождения. Жилые кварталы предназначены для жизни. Развлекаться можно и в других районах Цитадели, не привнося их суету на нашу территорию.
      Действительно, территориальные хищники, не терпящие в своем ареале обитания суеты, шума, гама и чужого присутствия. Более того, хищники ночные, ценящие тишину и спокойствие.
      - Это - необычно для Цитадели?
      - Другие расы не любят темноту и тишину. В их районах всегда оживленно и шумно.
      - Никогда не понимала, зачем бояться темноты? Она укроет и сохранит. Бояться надо того, что она может скрывать. Впрочем, бояться смысла нет. Боишься ты или нет, это ничего не изменит. Скорее, наоборот. Страх убивает, заставляет терять голову и совершать... необдуманные поступки. - я вздохнула. - Не обращай внимания. Я перерождалась несколько раз в тех, для кого ночь - это время жизни, тьма - родная мать, а свет - убивал, слепил и наносил страшные раны, так что мое восприятие искажено. Наверное, я никогда не смогу этого забыть. Да и не хочу...
      В ответ - всплеск задумчивости и медленный кивок. Его так удивили мои слова? Или моя реакция? Зря сказала, но уже поздно. Чистить ему память я не хочу и не буду. Проклятое ментальное зеркало и мое так и не сдохшее желание хоть кому-то доверять. А Найлусу так легко начать доверять... Ему и Гаррусу.
      Он ничего не сказал и сосредоточился на управлении аэрокаром, что-то обдумывая. Наш полет подходил к концу, и вскоре мы остановились на парковочной площадке возле невысокого жилого комплекса, буквально утопающего в зелени цветущих кустарников, которые в изобилии росли на клумбах на разных уровнях здания.
      Советник Спаратус жил в доме на краю парковой зоны и озера-водохранилища. На входе в здание нас проверил темнокожий турианец в броне и с полным вооружением. Найлуса он узнал, поприветствовал коротким кивком и пропустил нас, не обратив никакого внимания на наше оружие. Или в их среде оружие - это в порядке вещей?
      - Ты здесь бывал? - тихо спросила я, идя вслед за наставником по погруженным практически в полный мрак коридорам.
      Отсутствие света никому из нас не мешало.
      - И не раз. - отчего-то весело ответил он. - Гаррус! Не спи на ходу!
      Парень заморгал, сонно глядя на нас расфокусированными голубыми глазами, повел плечами. Использовать стимулятор мы ему не дали, отобрав коробочку с последней ампулой оного препарата, так что наш гениальный снайпер порой выпадал из реальности.
      Не стоило его с собой тащить, но - приказ Спаратуса был ясен и не подразумевал двойной трактовки. Вот зачем ему понадобился Гаррус?
      Найлус остановился возле какой-то двери, нажал на кнопку интеркома и представился. Индикатор замка сменил свой цвет с красного на зеленый, дверь скользнула в стену, пропуская в небольшой, практически квадратный холл, в котором нас уже ждала невысокая светлокожая турианка.
      Я впервые в жизни увидела турианку своими глазами. Как ни удивительно, женщины этой расы встречались на Цитадели очень редко, и до сих пор ни я, ни мой реципиент их не видели, так что супруга советника, а это была именно она, на меня произвела неизгладимое впечатление. Если турианцы - довольно высоки, широкоплечи, в большинстве своем обладают мощной, хоть и стройной фигурой, то турианка - изящное гибкое создание, на пол головы выше меня. Узкие плечи, тонкая талия, стройные ноги с удлиненной стопой лишь подчеркивали изящество и гибкость фигуры. Вот только назвать ее слабой у меня бы не повернулся язык. Плавные хищные движения быстро напомнили мне, что у этой расы военную подготовку проходят все без исключения ее представители.
      - Советник ждет вас. - мягко сказала она, жестом приглашая следовать за собой.
      Что было самое занятное, так это эмоции этой женщины. А именно - ее отношение к Найлусу. Не просто симпатия. В этом доме его любили. Так, как любят своего ребенка. Но сыном или прямым родственником он не являлся, это я чувствовала очень четко. Родич Спаратуса? Возможно. Я бросила быстрый взгляд на Найлуса. Турианку он прекрасно знает и очень рад ее видеть. Эмоции светлые, радость искренняя. Но есть и здравое опасение. Ждет проблем? Нет, что-то иное. Я вслушалась в сумбурные, быстро сменяющиеся эмоции идущего рядом Спектра. Оп-па, как забавно! Законного нагоняя ждет! За что? Ах, за то, что не связался, когда на Цитадели был. Точно, родственник.
      - "Найлус, мог бы и предупредить." - укоризна и легкое веселье заставили его эмоции взбурлить.
      - "Догадалась уже?" - как-то обреченно спросил он.
      - "Да сложно не догадаться, если к тебе такое отношение в этом доме." - я передала по ментальному каналу свои ощущения от эмоционального плана. - "Кем тебе приходится Спаратус?"
      - "Дядя." - донесся ответ. - "Старший брат моей матери."
      - "А отчего такой пессимистичный настрой?"
      - "Имрир, у нас не принято помогать родственникам или детям. Родители должны не облегчить ребенку жизнь, а научить его самостоятельно справляться с трудностями." - пояснил мне Найлус. - "Это - не самый приятный процесс, особенно, если не повезло, и ты работаешь со своими родственниками."
      - "Персонально, как для любимого племянника, выдавал задания понеприятнее?"
      В ответ - унылое согласие и яркая поверхностная мысль: "Все дерьмо было моим".
      - "Дай угадаю. Он чисто по-родственному тебя отправил на Арктур, чтобы лично на тебя повесить человеческого Спектра, ежели кандидат пройдет проверку?"
      - "Примерно." - уныние исчезло, зато появилось ехидство. - "Тебя, кстати, в списках не было."
      - "О как!" - вот тут я удивилась. - "А как же тогда мой реципиент оказалась на "Нормандии" в статусе кандидата?"
      - "Скажем так. Меня ОЧЕНЬ впечатлили другие претенденты. Настолько, что я быстро вспомнил про Мясника Торфана. ОЧЕНЬ БЫСТРО!"
      - "Очаровательно просто." - я усмехнулась. - "Тетю-то твою как зовут?"
      - "Виан." - донеслась до меня мысль Найлуса.
      Виан Спаратус. Запомню.
      Мы зашли в большую комнату и ментальный разговор сам собой утих. У окна стоял советник и терпеливо нас ждал. В эмоциях - спокойствие. И от этого спокойного ожидания мне что-то стало не по себе. Это же мой первый официальный отчет! А я даже не знаю, что говорить: стоило за нашими спинами закрыться дверям, как все внятные мысли разбежались. Зато Гаррус проснулся и теперь молча смотрел на Спаратуса, не понимая, что он вообще здесь делает и чего от него ожидают.
      Спаратус приглашающе указал на длинный диван, подождал, пока мы не уселись рядком, притом, я оказалась между двумя турианцами, а потом сказал спокойным голосом одно-единственное слово:
      - Отчет.
      И вот тут я растерялась. Что рассказывать и с чего начинать отчет я не имела ни малейшего представления! Молчание затягивалось. На мое счастье Найлус, глянув на мою паникующую физиономию, хмыкнул и начал говорить. Ровным, совершенно безэмоциональным и до изумления занудливым голосом! Размерено, без пауз и хоть малейших интонаций. С САМОГО НАЧАЛА! С его прибытия на станцию Арктур.
      У Гарруса глаза остекленели и утратили проблески разума на пятой минуте этого монолога, а я начала терять связь с реальностью к моменту описания вылета "Нормандии" со станции. Все усилия шли на то, чтобы не составить компанию тихо посапывающему Гаррусу. А Найлус, скотина такая, говорил и говорил. Нудно, подробно, монотонно. Низкий глубокий красивый голос с изумительной двойной подгармоникой успокаивал и убаюкивал, и вскоре я практически перестала слышать в его звуках внятную речь. Последнее, что отпечаталось в памяти - это слова "...отправили запрос на получение электронной копии документов, и...", после чего мир как-то незаметно для меня исчез.
      
      
      Найлус замолчал, стоило только рыжеволосой голове коснуться его плеча. Как он и ожидал, Имрир быстро уснула.
      - Зачем ты это сделал? - спокойно спросил Спаратус.
      - Полагаю, у вас есть вопросы, советник? - нейтрально ответил Найлус, осторожно вставая и укладывая свою подопечную на диван.
      Девушка завозилась, что-то едва слышно пробормотала на неизвестном языке, вздохнула, свернулась компактным комочком, прижав колени к груди, но так и не проснулась.
      - Племянник. - Спаратус четко определил свой статус на время последующего разговора. - У меня много вопросов. Но разве ЭТО было столь необходимо? Я прекрасно знаю, что ты умеешь усыплять разумных монотонным монологом, который ты называешь отчетом, но не стоило это мне демонстрировать еще раз.
      - Нам надо поговорить.
      Хэймон медленно кивнул, жестом пригласил следовать за собой и вышел в соседнюю комнату.
      - Рассказывай. - коротко приказал он, когда племянник сел в кресло напротив него.
      - Я так полагаю, статус Имрир не утвержден окончательно?
      - Нет. Твоего отчета не было. Она не прошла проверку. - он хмыкнул. - Я так полагаю, ты даешь ей положительную характеристику и соглашаешься взять на себя обязанности ее наставника?
      Найлус кивнул.
      - Это лучший выбор, который я вообще мог бы сделать в нашей галактике.
      - Полагаю, на то есть СЕРЬЕЗНЫЕ причины?
      - Более чем.
      - Если судить по ее документам и психопрофилю, это - сомнительно. - сообщил свои выводы советник, положив руки на подлокотники.
      - Ты уже имел возможность с ней поговорить. Разве у тебя не появились сомнения?
      - Появились. - он согласно кивнул. - Имрир Шепард не соответствует тому, что о ней сообщил Альянс.
      - Не соответствует. - Найлус откинулся на спинку, чуть заметно поморщившись.
      - Как твое ранение?
      - Практически зажило.
      - Я получил данные от вашего доктора. - взгляд советника потяжелел. - Они верны?
      - Если в них описано, как за две декады зажило ранение, от которого я должен был умереть на месте или при транспортировке на корабль - да.
      - Как это возможно? - подался вперед Хэймон.
      - А вот это одна из причин, почему я считаю Имрир лучшим моим выбором.
      Спаратус медленно кивнул и задал другой вопрос, который не давал ему покоя:
      - Стрелял Сарен?
      - Да.
      Серо-зеленые глаза потемнели от гнева.
      - Он действительно предал?
      Найлус качнул головой.
      - Я в этом сомневаюсь, дядя. Наставник всегда был верен Иерархии. Абсолютно.
      - Ты продолжаешь называть его наставником?
      - Он продолжает учить меня. - пожал плечами Найлус. - Последний урок был... жестоким.
      - И ты все равно ему доверяешь. - констатировал очевидное Спаратус. - Не смотря на то, что он сделал.
      - Да. Он солгал мне, глядя в глаза. Но я этого не заметил. Моя ошибка. Я не обратил внимание на его предупреждение и намек. - Найлус помрачнел. - Дядя, когда предают, не пытаются тут же пустить себе пулю в голову из оружия того, кого только что убил. Я видел. Я был в сознании, а он этого даже не заметил. Сарен ВСЕГДА проверяет тела. И НИКОГДА не оставляет свидетелей в живых. Но - не в этот раз. В этот раз он просто встал, забрал мой пистолет, из которого чуть не застрелился, и ушел.
      Взгляд Спаратуса заледенел.
      - Поведение Сарена было... странным. - глухо продолжил Найлус. - Он так никогда не двигался. Рвано. - яркие изумрудно-зеленые глаза сузились, мандибулы прижались к щекам. - И этот корабль... он давил на разум. Голова тяжелела, восприятие искажалось. Казалось, я слышу его голос. Словно он отдавал приказы.
      - Твои предположения?
      - Я пока воздержусь от предположений и выводов. Слишком мало данных для анализа.
      - Но?
      - Полагаю, Имрир знает правду. Она ни разу при мне не назвала Сарена предателем и не считает его врагом, это я знаю точно. Она вообще избегала тему моего наставника и его корабля. Кроме одной фразы: "Он вляпался в самое эпическое дерьмо, какое только мог найти в этой галактике".
      - Ты задавал вопросы?
      - Ответ был всегда один: мне надо увидеть его лично.
      - Что это изменит?
      - Многое. - тихий хмык.
      - Ты ей доверяешь. - не вопрос. Констатация факта.
      - Доверие порождает доверие, дядя, в этом она права. Есть кое-что, чего ты не знаешь о той, кого все зовут Имрир Шепард.
      - Что мне требуется знать?
      Найлус удобнее устроился в кресле и расслабился. Рана до сих пор беспокоила при резких движениях.
      - Многое. Ты никогда не видел Имрир Шепард своими глазами.
      Спаратус подобрался, нахмурился.
      - Подмена?
      - В некотором роде. Мясник Торфана погибла за сутки до нашего прибытия на Иден Прайм. На планету спустилась уже нынешняя Имрир.
      - Как это возможно?
      - Замена души и личности, как она мне пояснила.
      - Ты понимаешь, как это звучит? - безэмоционально спросил Хэймон, вставая с кресла.
      - Как бред. - спокойно ответил Найлус.
      - Но?
      - Но я здесь только благодаря тому, что моя жизнь оказалась для нее важнее сохранения тайны о ее истинной природе. И я увидел то, что не могу объяснить. То, что переворачивает мое знание о мире и его законах. То, что нельзя фальсифицировать или сымитировать. Так что да, дядя, я склонен верить ей на слово и доверять. Все же, она поставила на кон свою жизнь ради спасения моей.
      Советник молчал, делая вид, что его крайне заинтересовало собственное отражение в окне.
      - И не надо столь скептически относиться к моим словам. - в низком голосе явственно промелькнула ирония. - До сего дня я считал, что ты - спокойный и невозмутимый.
      - И что же изменило твое мнение? - ровным спокойным голосом спросил Хэймон.
      - Наверное то, что ты сейчас - в ярости.
      - Смелое утверждение, племянник. - Хэймон даже не обернулся.
      Найлус поморщился.
      - Я это чувствую. Имрир оказалась права: чужая ярость, она как кипяток. Обжигает.
      Спаратус резко развернулся, в пару шагов оказавшись возле племянника.
      - Ты хочешь сказать, что можешь чувствовать эмоции?
      - Скорее, их слабый отголосок. Пока еще слабый, но уже вполне различимый. Сейчас ты очень зол, но удивление перевешивает ярость.
      - Как это возможно?
      - Эмпатия. Последствие моего необычного лечения. Имрир предупреждала, что развитие этого... дара вполне вероятно, если я и дальше буду активно использовать ментальное общение. Я сомневался. Как выяснилось - зря.
      - Что еще за ментальное общение?
      Найлус встретил пристальный и тяжелый взгляд родича, подался вперед и сухо, размеренно сказал:
      - Имрир в состоянии читать мысли других и передавать свои. Своеобразный диалог. Очень быстрый и информативный, когда передаются не только мысли, но и эмоции, даже образы и воспоминания. Для этого ей не нужен ни тактильный, ни визуальный контакт.
      Хэймон Спаратус покачал головой, устало вздохнул, но взгляда не отвел.
      - Найлус. Ты понимаешь, ЧТО сейчас мне сказал?
      - Не считай меня идиотом, дядя. - он раздраженно дернул мандибулами. - Ты должен знать о такой способности своего Спектра. Тем более, Имрир не ставила целью скрыть это от меня или от Гарруса. Скорее, наоборот. Узнали мы об этом ее даре довольно быстро.
      - По твоим словам, она тебе доверяет?
      - Что удивительно - да. По ЕЕ словам, у подобного дара есть и оборотная сторона. Ментальное зеркало.
      Советник на мгновение задумался.
      - Доверие порождает доверие?
      - В ее случае - да. Она нам доверяет. Мне и Гаррусу. - Найлус хмыкнул. - Я бы вряд ли рискнул раскрыть ТАКОЙ дар без крайне серьезной причины.
      - И полагаешь, у нее нет такой причины?
      Найлус встал.
      - Есть. - коротко, сухо, жестко сказал он.
      В комнату вошла Виан и остановилась, наблюдая за двумя напряженными и раздраженными мужчинами, готовыми защищать то, что считают правильным.
       - Она боится повторения того, что было в ее прошлой жизни. - продолжил говорить Найлус, сцепившись взглядом с советником. - Недоверие и агрессия окружающих, неприятие, желание посадить ее под замок и изучать, как необычного и опасного зверя. Я понимаю ее. Вероятность подобного исхода крайне велика. Полагаю, именно это и является причиной, почему она не желает иметь дело с расой своего реципиента.
      - Она не человек? - уточнил Спаратус.
      - Насколько я понял - нет. Но точнее она скажет позже. Попросила немного подождать.
      - Только спарринг здесь не устраивайте, пока ждать будете. - ехидно вмешалась в разговор турианка.
      Хэймон и Найлус резко повернулись. Крайк непроизвольно дернул рукой к груди: на неосторожное движение рана отозвалась острой колющей болью.
      - Вы разбудите детей. - укоризненно сказала Виан.
      Найлус удивленно моргнул.
      - Каких детей, тетя?
      - Спящих. - мягко, но очень выразительно сообщила очевидный факт турианка. - Сильно болит?
      - Практически не беспокоит.
      - Да, я заметила.
      - Я был неосторожен.
      - Это я тоже заметила. - женщина неспешно пересекла комнату и остановилась перед мужем. - Хэймон. Если ты узнал, что хотел, полагаю, можно перенести дальнейший разговор на утро.
      Спаратус согласно кивнул.
      - Можно. - устало согласился он.
      - Девочку нужно перенести в гостевую, а младший Вакариан пусть спит на диване. - Виан покачала головой. - И что нужно было делать во время перелета, чтобы довести себя до такого состояния?
      - Лечить. - пробурчал Найлус.
      - Долечились. - женщина нахмурилась. - Вам двоим нужно повторное приглашение?
      - Я перенесу Имрир.
      В ответ - скептический взгляд Хэймона и укоризненный - Виан.
      - Найлус. Ты уже был... неосторожен.
      - Дядя, вы оба без брони. Замерзнете, пока донесете.
      - В квартире тепло. - нейтрально ответил Хэймон.
      - Это не имеет значения.
      - Хэймон. - вмешалась Виан, прежде, чем ее супруг продолжил вдумчивый допрос племянника, имевшего неосторожность на него напроситься. - У тебя с утра заседание. Полагаю, с детьми ты захочешь поговорить до этого знаменательного события.
      - Что, далатресса будет с утра вместо Валерна? - Найлус быстро сообразил, что такого знаменательного может быть в обычном рабочем заседании Совета, которые проходили по нескольку раз на день.
      Спаратус поморщился и кивнул.
      - Требуют отдать декстро-планету людям. Далатресса и Тевос уже договорились. Теперь пытаются продавить свое решение, поскольку для его принятия необходимо единогласное согласие. Валерн с этим решением не согласен, но против далатресс не пойдет.
      - Для чего это они делают?
      - А ты не догадываешься?
      Найлус брезгливо поморщился.
      - Племянник. - тонкая ладошка турианки опустилась на закованное в броню плечо. - Полагаю, дорогу до своей комнаты ты не забыл. Оружие и броню оставь в арсенале. Твои вещи остались на месте. И я была бы признательна, если бы ты в следующий раз гранаты оставлял в арсенале, а не в своей комнате.
      В мягком голосе явственно прозвучал четкий, не подразумевающие двоякого толкования приказ, смешанный с укором и иронией.
      - Я понял. - Найлус тяжко вздохнул, с досадой вспомнив, что не отдал приказ на вывод своей квартиры из консервации.
      - Умница. - Виан улыбнулась. - Свободен.
      
      
      
      
       Глава 24: Я вас внимательно слушаю
      
      
      Разбудила меня яркая вспышка эмоций, пронесшаяся по ментальному плану где-то совсем рядом. Гаррус? Я вслушалась в ментальный план. Точно. Гаррус проснулся. Натянув повыше пушистый плед, я подгребла подушку, устаиваясь удобнее, и...
      Стоп! Подушка, плед...
      Я резко распахнула глаза, уставившись на светло-серебристую тумбочку, на которой лежал мой инструментрон и помигивал значком пропущенного вызова.
      Да твою ж...
      Прекрасно! Просто изумительно! Я заснула на своем первом отчете в доме у советника Спаратуса!
      Глухо булькнув ругательство, я перевернулась на спину и уставилась в потолок незнакомой мне комнаты, пытаясь восстановить в памяти, что же произошло после того, как я отключилась под размеренный голос драгоценного наставника. Что бы там ни говорили, даже когда спишь, в мозг продолжает поступать информация, считываемая органами чувств, и при определенной сноровке можно восстановить как минимум звук, а как максимум - все, кроме визуального изображения, отсутствующего по вполне понятной причине.
      Восстановить-то я восстановила... И что теперь делать?
      Села, хмуро глядя на закрытую дверь. Найлус, вот мог же предупредить, что тебе надо переговорить с советником наедине, чтобы утрясти вопросы относительно моей персоны! Зачем надо было меня усыплять? Не доверяет? Нет, не то. Я слишком четко его ощущала, чтобы возникали такие вопросы. Он мне начал доверять. ДЕЙСТВИТЕЛЬНО доверять, а не так как раньше - сдержанное вежливое внимание. Вот и сейчас. Решил и сделал, не поставив в известность. И знает же, что я не буду на него из-за этого злиться.
      Вот в кого он такой? Я вздохнула. Что за странный вопрос? И так понятно в кого. В своего наставника, незабвенного Сарена Артериуса.
      В памяти само собой всплыло случайно увиденное яркое поверхностное воспоминание, не дающее Найлусу покоя со злополучного Иден Прайм. Четкое, выжженное в памяти, отдающееся глухой болью: Сарен, падающий на колени возле умирающего от его же руки ученика, поднимающаяся рваными рывками рука, сжимающая массивный черный пистолет, судорожное нажатие на спусковую пластину и - оцепенение. Очень, очень характерное оцепенение, когда разом каменеет тело. А ведь именно так цепенеют, когда отсекаешь разум от управления телом. Я знаю, сама как-то раз на себе ощущала подобное по милости наставника-менталиста.
      Неужели все же контроль Властелина? Очень на то похоже... И хорошо укладывается в цепочку событий, объясняя многие странности канонной истории.
      Если Сарен и правда под подчинением Властелина, это сильно облегчит мне работу. Но - сомнительно, что дело только в подчинении. Есть что-то еще, что удерживает этого турианца возле Жнеца. Неужели и правда Назара пообещал Сарену сохранить его вид в обмен на сотрудничество? Или что-то еще? Это я смогу узнать только тогда, когда увижу его лично. А до того времени приму за рабочую гипотезу, что Сарен Артериус все же, не является предателем своей расы. Он им и в каноне-то не был, так отчего бы ему быть им в реальном воплощении?
      Личная встреча покажет, ошиблась я или нет. В конце концов, убить можно всегда, а уж уничтожить чужую репутацию - вообще не проблема. Полагаю, Андерсон и Удина с удовольствием и большой самоотдачей в этом деле поучаствуют. Другое дело эту репутацию сохранить. Тут уж придется постараться. Не ради самого Сарена, который мне, по большому счету, безразличен, а ради Найлуса, весьма болезненно воспринявшего произошедшее.
      Где-то рядом вновь полыхнули яркие эмоции Гарруса, но на этот раз появился отголосок эмоций Найлуса. Не спят уже. Но меня не будят. Занятно... Дают отлежаться и отдохнуть? Более чем вероятно.
      Прикрыв глаза, я открылась ауре этого дома. Яркой, теплой, живой, ласково окутывающей меня. Она успокаивала, подпитывала и поддерживала всех, кого приняли хозяева дома. Надо же... меня тоже приняли, переведя в статус "свой". Отчего бы это?
      - "Доброе утро." - раздалась где-то совсем рядом ехидная мысль.
      Четкая, уже точно направленная. Ну надо же, драгоценный наставник заметил, что я проснулась.
      Быстро же у него эмпатия проявилась...
      - "И тебя туда же." - проворчала я, садясь на кровати. - "Порадуй меня и скажи, что я не сплю в доме у советника Спаратуса."
      - "Порадую, ты дома у моего дяди."
      - "Сволочь ты, Крайк."
      Вместо ответа - полный иронии и ехидства образ растерянного Гарруса, сонно хлопающего глазами в попытке понять, что происходит. И Спаратуса, с интересом за этим наблюдающего.
      - "Мда, и ни капли раскаяния."
      Изображение пропало, до меня донеся отголосок раздражения. Что, опять отвлекся и что-то не то сделал? Глянула внимательнее. А, чуть в дверной косяк не врезался. Ну так я его предупреждала, чтобы был внимательнее к реальности, когда на ментальной связи сидит.
      В дверь чуть слышно постучали.
      - "Заходи уже, знаешь же, что не сплю."
      Индикатор мигнул, створка бесшумно скользнула в стену, являя мне довольную и наглую рожу Найлуса.
      - Должен же я проявлять хоть видимость приличий. - сообщила эта язва.
      Встретив мой скептический взгляд, он тихо вибрирующе рассмеялся, подтянул к себе стул, сел, положив локти на спинку и подпер голову под подбородок правой рукой. Опять в броне, полный боекомплект на местах. Даже гранаты в кассете на набедренном захвате. Разве что перчатки да шлем не одел.
      - На войну собираешься?
      - Моя паранойя удлиняет мне жизнь. - усмехнулся он.
      - Ну-ну. - перед глазами против воли всплыл образ: захлебывающийся кровью Найлус, бессильно лежащий на плитах космопорта и пытающийся мне сказать правду о произошедшем.
      Зеленые глаза потемнели.
      - Я помню. Доверие чуть не стоило мне жизни. - пальцы сжались в кулаки до хруста и вновь расслабленно легли на спинку стула. - Даже зная, что он сделает, я не смог бы выстрелить ему в спину, когда у меня была такая возможность.
      - А она была?
      - Была. Я находился на расстоянии десяти метров от Сарена, и он меня не заметил. Пока я его не окликнул.
      И яркое воспоминание: расхаживающий взад-вперед по человеческому космопорту знакомый турианец в белой броне.
      - Я тебя предупреждала.
      - Я знаю. - яркие зеленые глаза ощутимо потемнели, и мне на какое-то мгновение показалось, что по черной броне проскочило тусклое багровое свечение. - До сих пор не могу поверить, что он выстрелил.
      - Я тоже не могу в это поверить.
      Найлус впился в меня тяжелым взглядом, буквально вынуждая говорить.
      - Прости, но я видела твои воспоминания. О случившемся в космопорте. Они слишком яркие, и я...
      - Имрир, я знаю, что ты можешь увидеть мои воспоминания или услышать мысли. Я НЕ возражаю. И не хочу впредь слышать извинения. - прервал он мою попытку извиниться за несанкционированное сканирование. - Я же не прошу прощения у всех вокруг за то, что у меня очень острый слух.
      - Сравнил.
      - За свою жизнь я услышал много того, что мне не предназначалось. - пожал плечами Найлус. - Твое мнение о произошедшем на том космопорте?
      - Прямой приказ Властелина, которого Сарен физически не смог ослушаться.
      - Это возможно?
      - Более чем.
      - А ведь он пытался меня предупредить: он солгал. - хмуро пробормотал турианец. - Мне показалось, что он чего-то боится. Я так удивился, что не обратил должного внимания на его слова.
      Что?
      - Сарен боялся? - переспросила я.
      - Да. Хотя внешне это практически не проявлялось.
      Кусочки мозаики медленно, со скрипом вставали на свои места. Страх - очень сильная и универсальная эмоция. Страх - он одинаковый, независимо от того, что его вызвало. Как и не важно, боятся за себя или... или за кого-то, ведь в этот момент мысли мечутся, словно вспугнутые птицы, сложно четко вычленить причину страха. Он поднимает колоссальный пласт воспоминаний, ассоциативные связи возникают и рвутся сами собой, забивая восприятие и мешая верно выделить суть. Даже если с точки зрения того, кто испытывает страх, его причина кристально ясная и понятная. Ведь именно страх, как и ярость, как и душевная боль могут сломать практически любое подчинение. На какое-то время.
      - Найлус. Он боялся ЗА ТЕБЯ! И этот же страх тебя погубил.
      Зеленые глаза сощурились.
      - Ты считаешь...
      - Неверная интерпретация страха - это САМАЯ распространенная ошибка менталистов, независимо от уровня силы и навыков. Когда разумный испытывает не опасение, а настоящий страх, его сознание и подсознание работают фактически на износ, полностью активизируя ресурсы мозга и тела, иногда вводя разумного в состояние, подобное аффекту, когда разум теряет власть над телом, уступая ее подсознанию и инстинктам. И чем сильнее этот страх, тем сложнее понять его причины. Властелин допустил ту же ошибку, что и сотни тысяч других менталистов: он неверно вычленил причину страха. Он принял тебя за угрозу и...
      - И заставил Сарена эту угрозу устранить. - глухо закончил фразу Найлус.
      - Его поведение после выстрела косвенно подтверждает это предположение.
      - Он едва не застрелился.
      - Согласись, странная реакция на свои же действия, не так ли?
      - Чем ему это грозит?
      Я поморщилась от мощного вала сумбурных эмоций.
      - Для начала успокойся и не впадай в то же состояние, в котором был твой наставник, когда увидел тебя на том космопорте.
      Эмоции резко улеглись.
      - Имрир, я спокоен. - ровным голосом отчеканил Найлус и картинно сложил руки на спинке стула.
      - Да-да, я уже заметила, что у тебя отличный самоконтроль. - вздохнула я. - Если то, что я знаю о твоем наставнике правда, то долго он не проживет и при первой же удобной возможности пустит себе пулю в голову. Или в нужный момент чего-то НЕ сделает и позволит себя убить. - я встала, поправила перекрутившуюся одежду. - Полагаю, вера в то, что Жнецы пощадят ваш вид, если он будет сотрудничать и выполнять приказы Властелина, начинает угасать. А когда эта вера угаснет окончательно, у Сарена пропадет единственная причина, вынуждающая его жить. Он же считает, что ты - мертв, а его самого обвинили в предательстве.
      - Недалеко от правды.
      - Недалеко. Но - не правда.
      - Что ты будешь делать теперь? - поинтересовался Найлус, следя, как я расхаживаю по комнате.
      - Теперь я буду думать, как вытащить его из того дерьма, в которое он успел влезть. - я остановилась. - Как ни странно это звучит, я искренне надеюсь на Властелина.
      Найлус от такого подавился воздухом на вдохе и закашлялся.
      - Что?
      - Я искренне надеюсь, что Властелин не позволит твоему наставнику вышибить себе мозги! - буркнула я. - Ему что-то надо от Сарена. Надеюсь, ему это все еще нужно, и Назара проследит, чтобы его избранник не погиб от своей же руки.
      - Назара? Это звучит как его имя.
      - Это и есть его имя.
      Вопросов, откуда мне это известно, задавать он не стал.
      - Что хочет Жнец от Сарена?
      - Заставляет искать Канал. - пожав плечами, сказала я. - Только зачем ему монумент ретранслятора, стоящий посреди Президиума, до сих пор не понимаю. Назара на старости лет склерозом страдать начал и забыл, где они это реле поставили?
      - Отвод?
      - Более чем вероятно. Истинная цель Властелина для меня загадка. Единственное, что я знаю, так это то, что ему надо попасть на Цитадель. И то, информация сомнительная.
      - Если ему надо попасть на Цитадель, что мешало прилететь как кораблю Спектра Совета? - удивленно спросил Найлус. - Его бы пропустили под личную ответственность Сарена. К чему эти сложности?
      - Хороший вопрос.
      Мы замолчали. Каждый думал о своем.
      - Хэймон ждет нас на отчет. - наконец сказал Найлус, кивнув в сторону двери.
      - А вчера что было? - вяло поинтересовалась я.
      - Вчера было знакомство в неформальной обстановке. - буркнул он.
      - И часто ты вот так усыпляешь разумных нудными речами в "неформальной обстановке"?
      В ответ - усталый вздох.
      - Имрир, не злись.
      - Да я и не злюсь. Но зачем?
      Он пожал плечами.
      - Я за тебя отвечаю. Я тебя проверяю. И именно Я должен дать твою характеристику, чтобы Совет утвердил твой статус Спектра.
      - И?
      Вместо ответа он достал откуда-то и протянул мне мою же идентификационную карту. Новую, чуть отличающуюся от старой. Знак Спецкорпуса несколько изменился: он стал более объемным и пропала серая полоска, идущая поперек всей карточки.
      - Когда успел?
      - Утром забрал.
      - Не знала.
      - Об этом кандидатам не говорят. Узнаёшь уже, когда проходит подтверждение статуса. - мандибулы шевельнулись и чуть оттопырились в усмешке.
      Надо же, его лицо, покрытое плотной ороговевшей темно-багровой кожей, напоминающей по твердости хитин, обладает очень живой мимикой и крайне выразительное, если наставник не ставит целью выглядеть как высокомерная безэмоциональная сволочь.
      - И чего я еще не знаю?
      - Многое. - усмешка переросла в довольную улыбку, которая быстро увяла, как только Найлус вспомнил о ждущем нас советнике. - Идем.
      Я быстро заправила кровать, осмотрела себя, поморщилась. Ну, относительно приличный вид, только физиономия мятая. Самое то для отчета перед представителем высшей галактической власти. Да, особенно после ночевки дома у этого самого представителя власти.
      - И не надо так переживать. - он усмехнулся. - Ванна встретится по дороге.
      - Она у вас перемещается? - не удержалась я от мелкой подколки.
      Мы вышли в небольшой слабоосвещенный коридор.
      - Вроде того. Но обычно она прячется вон там. - когтистый палец указал на одну из дверей.
      - Сейчас гляну.
      - Мы будем в столовой.
      Я остановилась, удивленно заморгала.
      - Что?
      - Тетя не оценит отказа. Для тебя заказали еду. Так что... - он развел руками, плутовато улыбаясь.
      - А...
      - Там же.
      - Но...
      - Имрир, не мы первые и не мы последние Спектры, уснувшие у Спаратуса во время отчета или сразу после него. У Хэймона есть привычка выдергивать подчиненных на отчет немедленно, сразу по прибытию на Цитадель. Не переживай ты так. В этом доме дрыхнущий Спектр уже давно никого не удивляет.
      И на этой ноте наставник свалил в столовую, оставив меня переваривать полученную информацию. Даже так? Ну... ладно... Ну, допустим...
      Приведя себя в порядок и кое-как пригладив одежду, я потопала в столовую.
      - Доброе отчетное утро. - невозмутимо поприветствовал меня Спаратус.
      В эмоциях у советника царила злость, какая-то странная обреченность, сплавленная с раздражением, а периодически мелькающий образ далатрессы вызывал всплески ярости, которая быстро утихала и сменялась тревожным ожиданием. Спаратус явно не в восторге от предстоящего заседания. И он кого-то ждет. ОЧЕНЬ ждет.
      Найлус приглашающе махнул рукой и хлопнул по стулу, стоящему между ним и грустным Гаррусом. А он-то чего расстроился?
      - Утро доброе. Извините, что заснула вчера.
      В ответ - короткий жест, который можно интерпретировать как "не стоит внимания" вкупе с "ничего страшного". Похоже, для Спаратуса и правда подобные ситуации не редкость, а моя реакция его, скорее, позабавила.
      Глянула на советника, на его жену. Действительно, не показалось. Для Спаратуса я "молодняк, чуть старше подростка". Что занятно, Найлус и Гаррус воспринимаются так же. А Виан вообще смотрит на нас как на детей!
      Я села на указанное место, а на столе уже стоял контейнер с едой, на боку которого виднелся логотип какого-то ресторанчика.
      - Гаррус, не стоит переживать из-за квартиры. - продолжила Виан прерванный моим приходом разговор. - Это оправданное решение. Полагаю, к вашему прилету ее не только успели бы заминировать повторно, но могли и взорвать.
      - Вместе со следующими любителями устанавливать сюрпризы. - ехидно добавил Найлус.
      В ответ - сумрачный взгляд ярких голубых глаз. Гаррус медитировал над чашкой эрга и мрачно прикидывал, где будет жить, пока мы находимся на Цитадели. Мысль о "Нормандии" никакого воодушевления не вызывала, но как крайний вариант рассматривалась. После какой-то общаги при СБЦ.
      - Квартиру не отремонтировали? - спросила я.
      - Нет. - хмуро ответил Гаррус.
      Н-да. Два бомжа, какая прелесть. У меня жилья нет вообще, у Гарруса - обугленная коробка. А ведь у него вообще всё взорвали вместе с квартирой, так что, как и у меня, все его личные вещи помещаются в один кофр.
      - Я отдал приказ о расконсервации моей квартиры. - сказал Найлус. - "Имрир, ешь давай!" - пришла укоризненная мысль. - Так что поживем у меня, пока "Нормандия" будет на ремонте и доукомплектации. Полагаю, надолго мы на Цитадели не задержимся.
      - Найлус. Что-то не так? - внезапно спросила Виан.
      Оп-па, неужели супруга советника заметила краткосрочный ступор?
      - Все нормально. - осторожно заметил он.
      Желтые, почти кошачьи глаза женщины сузились, в упор глядя на Крайка.
      - Ты уже трижды за утро замираешь на середине движения со странным выражением. Первый раз ты споткнулся на ровном месте, второй раз - едва не врезался в дверной косяк, сейчас имеешь все шансы подавиться. Что с тобой происходит?
      Я глянула на советника, с академическим интересом наблюдавшего за своеобразным допросом. А ведь он знает, отчего это его племянничек зависает! Видимо, Найлус уже пояснил, что я за зверь такой.
      - "Спаратус знает?"
      - "В общих чертах." - пришел быстрый ответ. - "Я сказал ему о твоем даре менталиста."
      - "И?"
      - "Он заинтересован. Он ждет от тебя об..."
      - И вот опять. Найлус, что с тобой происходит? - в голосе Виан прозвучала искренняя обеспокоенность.
      Гаррус опустил мордочку и сделал вид, что его ОЧЕНЬ заинтересовали какие-то цветные лепестки, плавающие в его напитке. Спаратус хмыкнул.
      - Спектр Крайк, Спектр Шепард. Не могли бы вы вести свои содержательные разговоры ВСЛУХ?
      - Хорошее предложение. - поддержала его супруга.
      Гаррус, едва сдержав нервный смешок, упорно гипнотизировал синенький лепесточек, идущий на столкновение с розовым. ОЧЕНЬ интересное событие. Прямо глаз не отвести.
      - Как скажете, советник. - согласно кивнул Найлус.
      - Он всегда будет терять ориентацию в пространстве во время подобных... разговоров? - иронично поинтересовался Спаратус, глядя на меня.
      - Нет. Скоро привыкнет, научится удерживать два потока восприятия, и внешние признаки активной ментальной связи проявляться не будут. - честно ответила я, глянув на веселящегося Крайка.
      - И как скоро? - уточнил советник.
      - Декада максимум.
      - Какие последствия? - хмуро спросила Виан.
      - На данный момент - развитие эмпатии. Оно уже началось. Как максимум - появление собственного дара менталиста.
      Турианка задумалась, а советник заинтересовался.
      - Насколько это реально? - спросил Спаратус.
      - Судя по скорости эволюции - более чем вероятно. Но точно пока сказать не могу.
      - Я спросила о побочных явлениях. - сухо уточнила его супруга.
      Я задумалась, прикидывая, как бы правильнее охарактеризовать возможные последствия для окружающих от наличия дара эмпатии у Найлуса, учитывая его бешеный характер.
      - Без должной подготовки и обучения будет тяжело, поскольку эмоции окружающих, как правило, спокойствия не добавляют. Со временем Найлус сможет и сам научиться закрываться, но по первой будет... - я замялась, подбирая слово, - неприятно. Особенно неприятно, когда ТОЧНО знаешь, как к тебе относится собеседник. И что он к тебе чувствует.
      Это же действительно неприятно. Чувствовать, как покровительственная симпатия женщины сменяется настороженностью. Жаль...
      Напрягало странное неестественное спокойствие самого Найлуса. Он словно вулкан за мгновение до извержения. Да и Гаррус как-то подозрительно тих. Про Спаратуса я вообще молчу - эмоции настолько жестко контролируются, что появляется ощущение бездушности... если бы эти самые эмоции не прорывались. Мимолетно, как отражение того, что творится в душе советника.
      А ведь Хэймон Спаратус не менее вспыльчивый, чем его племянник. Разве что контролирует себя лучше.
      - Чтение мыслей? - задала очередной неудобный вопрос Виан.
      - И это тоже. Со временем Найлус сможет научиться делать поверхностное сканирование разума при мимолетном взгляде. - со вздохом сказала я. - Ненавижу такое сканирование... - турианка на эти мои слова удивленно моргнула. - Ради одного-единственного кусочка информации приходится перетряхивать кучу мыслей и эмоций. Тот, кто считает, что это интересно, может покопаться в забродившей пищевой помойке. Ощущения весьма похожи.
      - Почему такие сравнения?
      - Потому что разумные сами не понимают, что на самом деле творится в их голове! Это не зависит от расы или вида. Различия несущественны.
      Видя вопросительные взгляды и чувствуя недоумение, я пояснила:
      - Осознанные мысли - это лишь крохотная вершина огромного айсберга, итоги работы целого пласта мыслей, инстинктов и реакций организма. Вот, например, парень думает о своей коллеге. Осознанная мысль вполне даже приличная: он считает, что девушка красива. Но вот фундамент, скрывающийся под этой мыслью... тут многое. - я передернула плечами. - Естественная реакция организма здорового половозрелого мужчины: реакция на запах, на внешний вид, на моторику и пластику движений объекта изучения. Следом идут инстинкты неосознанные и образы, в которых подсознание очень четко и ясно показывает, что именно оно хочет с этой девушкой сделать: желание и собственнический инстинкт. Выводы, практически осознаваемые разумом: она подходит для продолжения рода. Результат осмысления - девушка привлекательная. Отдельным потоком идет анализ ее личности: духовные качества, ум, характер, оценка харизмы, сообразительности, схожести или различия мировоззрения, уровень образованности и знаний, преобладающие модели поведения, составленные на основе предыдущих наблюдений и прочее. И все это тянет за собой простая констатация факта, что девушка красива... А ведь еще есть третий пласт - это эмоции, анализ окружения. И, главное же, не отфильтровать все это до того, как вся информационная свалка не пройдет осознание!
      Мужчины полыхали смущением и растерянностью. Турианка - интересом.
      - Мышление обычно фрагментарно и сумбурно, мысли скачут между разными темами и понятиями, иногда вообще переключаются на обрывки воспоминаний, ощущения и невнятные образы, которые выкидывает подсознание в ответ на срабатывание ассоциативных связей. Иногда - посторонних и вообще не имеющих никакого отношения к обсуждаемой теме. Это если говорить о поверхностном сканировании, которое остается незамеченным. При прямом взломе разума картина, конечно, совершенно иная, но и проводится он по-другому.
      - И как же тогда можно работать с сознанием?
      - Этому долго обучают. Нам на уроках мастера подобные примеры частенько показывали на нас же самих. - призналась я. - Очень способствует отбиванию иллюзий и уничтожает превознесение своего дара, особенно, когда все твои мысли и чаяния без всякой жалости вываливают на всеобщее обозрение и разбирают с подробнейшими комментариями, как потроха подтухшей рыбы. - я поморщилась. - Заодно помогает вбить в молодняк законы, права и обязанности менталистов, прописанные в Кодексе Разума. И дает хороший стимул как можно быстрее научиться ставить защиту на собственный разум, поскольку, если не сопротивляешься, учитель и до подсознательных страхов и фобий докопаться может. Чисто в педагогических целях. Чтобы неповадно отлынивать было. Очень стимулирует, когда тебя погружают в личный кошмар с наказом выбираться из глубин собственного разума самостоятельно.
      В ментале царила звенящая оторопь.
      - Жестоко. - тихо сказал Гаррус.
      - Жестоко. - согласилась я.
      - Как это возможно? - Виан смотрела на меня очень задумчиво, словно впервые увидела.
      - Разум - это мощное оружие. И иногда оно может работать против своего хозяина. Так возникают психические отклонения, фобии и страхи. А мастер-менталист может замкнуть весь пласт подсознательного на активное сознание, и тогда жертва оказывается в глубине собственных же кошмаров. Самых страшных, самых болезненных, тех, которые сильнее всего цепляют за живое.
      - Чем это может закончиться?
      - Безумием или коллапсом личности, зависит от силы воли, пластичности личности и фантазии жертвы. Первое - поправимо. Второе - нет. Если хватит силы воли и мозгов, все это можно пережить и побороть свои страхи. Очень укрепляет расшатанные нервы и лишает иллюзий.
      - Вы так говорите, словно ощущали на себе. - проговорила Виан, вновь проводя переоценку моей персоны.
      - Было дело. - согласно кивнула я. - Впечатлений осталась масса.
      - Ты об этом так спокойно говоришь. - тихо, буквально шепотом пробормотал Найлус.
      Я встретила пристальный взгляд изумрудно-зеленых глаз.
      - Менталист, как и врач, не имеет права на ошибку. Если цена врачебной ошибки - чужая жизнь, то цена ошибки менталиста - безумие. И ладно еще если чужое. - Спаратус от этих слов нахмурился, Виан подобралась. - Его можно исправить при должном старании и мастерстве. - пояснила я. - А вот если сойдет с ума сам мастер-менталист... вот это уже страшно. - взгляд советника потяжелел, в эмоциях промелькнуло понимание и какой-то смазанный образ, который я не успела рассмотреть. - Ведь сила, знания, ментальная мощь и мастерство никуда не денутся, перейдя под контроль безумца, лишенного стопоров и ограничений. И кто знает, как и что это существо захочет совершить. Я уже не говорю, насколько сложно остановить такого... разумного.
      - Чему вас учили? - задал вопрос Спаратус.
      - Да многому. Вплоть до высших разделов мастерства - Зодчего разума, который может создавать разум с нуля или исправлять дефекты в уже существующем, корректируя психические отклонения и расстройства, фактически исцеляя души.
      Чета Спаратус переглянулась, Найлус удивленно приподнял надбровные щитки, а Гаррус просто внимательно слушал.
      - Целители Душ? - как-то осторожно уточнил советник.
      - Название не соответствует сути. Скорее, лечат психику и разум, но для обычного человека это не важно.
      Спаратус и Виан как-то синхронно успокоились и переглянулись.
      - А вы, Имрир, в состоянии лечить разум?
      - Да. - я вздохнула и честно призналась: - Но психолог из меня отвратный, как бы это странно ни звучало.
      На какое-то время в столовой воцарилось молчание. Гаррус вновь принялся гипнотизировать лепестки в эрге, что-то обдумывая и составляя список вопросов, которые хотел, но не решался задать. Найлус вообще выпал из реальности, глядя куда-то в даль и проматывая в памяти воспоминания. Спаратус задумчиво наблюдал за нашим трио, а его супруга продолжала завуалированный мягкий допрос:
      - Скажите, Имрир. - Виан задумчиво постукивала когтями по столу. - Найлусу потребуется обучение?
      - Потребуется. Прежде всего, он должен будет научиться закрывать свой разум. Хотя бы для того, чтобы все это НЕ слышать и не ощущать.
      - Причина?
      - Эмпатия и менталистика - это одновременно и дар, и проклятие. Когда чувствуешь чужие эмоции, идет непроизвольный отклик. У нас это называется ментальным зеркалом. Неприязнь порождает неприязнь, ненависть - ненависть, доверие - доверие. Надо уметь разделять свои собственные эмоции и чувства от чужих.
      - Опасная особенность.
      А в эмоциях - полный штиль. Можно подумать, что Виан сейчас ведет со мной светскую беседу ни о чем, а не задает неудобные вопросы непонятному существу.
      - Очень. Это первое, чему требуется обучиться. - я говорила серьезно и без тени шутки. - Это несложно, если знать, что и как делать.
      - Каковы побочные эффекты от чтения мыслей?
      - Сенситивный шок. Возможность читать мысли идет бок о бок с постоянным паразитным шумом. Ближайшая аналогия - разумный с острым слухом, попавший в огромное помещение с хорошей акустикой, в котором толпа народу ругается, спорит, галдит, шумит, гремит и пытается перекричать соседа. И при этом уши зажать нельзя.
      Даже настороженность советника притихла, сменившись задумчивостью.
      - Как с этим справляются азари? - спросил Спаратус.
      - Я поняла так: они не могут читать мысли напрямую и получают информацию только при их Объятии Вечности. Эта их способность "проникать в глубины сознания" обусловлена физиологией и к менталистике не имеет никакого отношения. Хотя выглядит похоже, да и обучение они должны хоть какое-то проходить, иначе обработать такой объем информации и найти нужную КРАЙНЕ сложно. - я подумала и добавила: - Хотя, есть вероятность, что это заложено в них природой, иначе азари не смогли бы размножаться. Так сказать, естественная способность.
      - Это было бы логично.
      - Я не могу сказать точно, пока не встречусь с азари, уже проводившей такое слияние. Лиара мне предлагала Объятия Вечности, но...
      Договорить мне не дали:
      - Я посоветовал отказаться. - сказал Гаррус, которому созерцание лепестков не мешало внимательно слушать разговор и наблюдать за советником и его супругой.
      - Я был против. - одновременно выдал Найлус. - А еще я бы хотел, чтобы информация о способностях Имрир осталась между нами.
      Спаратус усмехнулся и... согласно кивнул. Вот только взгляд у него был...
      - Здравая мысль. - миролюбиво согласилась Виан.
      Воцарилась тишина. Я без особого аппетита ела, обдумывая произошедший разговор. Сказала я многое. ОЧЕНЬ многое, фактически сдав Спаратусу свой талант с потрохами. Вместе с собой. И, надо сказать, это было воспринято довольно... адекватно. Что занятно, настороженность советника полностью прошла, сменившись какой-то непонятной задумчивостью, а его супруга внимательно наблюдала с долей какого-то покровительства. И не только за мной, но и за Найлусом, и Гаррусом. Изучала их реакцию на мои слова? Но они уже давно в курсе. Так, узнали несколько несущественных мелочей, пусть и не самых приятных. На их отношение ко мне это не повлияло.
      Или, в этом и есть смысл? Возможно, именно реакция обоих турианцев и была решающей? Кто знает.
      - Общий отчет от этого... неразумного я уже получил. - внезапно сказал советник, бросив ироничный взгляд на невозмутимо жующего Найлуса. - Хотелось бы кое-что узнать. Помимо проблем с кораблем и подробного описания высадки на Теруме.
      О как. Гаррус благополучно отморозился, честно описав то, что сам видел и в чем участвовал, аккуратно объехав скользкие темы. И Спаратус это прекрасно понял.
      - Что вас интересует, советник? - со вздохом спросила я.
      - События на Иден Прайм. То, что не вошло в официальный отчет.
      Вот же...
      - Можете сказать точнее?
      - Маяк и Сарен Артериус.
      Мда, куда уж точнее и лаконичнее. Я отодвинула от себя коробку с едой, глянула на Найлуса.
      - Покажи. - негромко сказал он.
      - "А стоит ли?"
      - "Да."
      - Такое тоже возможно? - Спаратус удивленно приподнял надбровные щитки, переводя тяжелый взгляд с меня на своего племянника и обратно.
      - Возможно. Передача воспоминаний напрямую в разум. Я могу вам показать мои воспоминания.
      - Или мои. - спокойно добавил Найлус. - Сарена видел ТОЛЬКО я.
      - "Найлус, я не уверена, что это стоит делать."
      Он напрягся, зеленые глаза сузились. Гаррус нахмурился, полыхнув удивлением. Я кинула ему ментальный канал, объединяя нас троих в одну сеть.
      - "Причина?"
      - "Откат". - лаконично ответила я.
      Найлус едва слышно зарычал.
      - "Как я мог об этом забыть?" - наставник сжал руку в кулак.
      - "Полагаешь, можем спровоцировать откат?" - пришел вопрос от Гарруса.
      - "Я не знаю, какое наше действие может спровоцировать эту череду смертельных случайностей, и кто станет их жертвой, но рисковать особого желания нет. Хватит с меня того, что у нас пилот чуть не погиб за час до выхода из перегона, упав с лестницы, а ты, Гаррус, едва не подорвался в собственной квартире и в кому чуть не впал от обычного стимулятора! Это на Найлуса откаты реальности не идут - он уже мертв для родимой вселенной. И на меня. Все остальные - уязвимы. ВСЕ!"
      Сидящая перед нами супружеская чета переглянулась.
      - "Какая судьба может ждать Хэймона с Ви?" - в ментальном голосе наставника промелькнуло беспокойство.
      - "Про твою тетю - информации никакой. А вот возможная судьба Хэймона: гибель во время атаки гетов и Властелина на Цитадель или он может выжить, что возможно только при условии спасения "Пути Предназначения"."
      - "А причем тут это корыто?" - удивление щедро выплеснулось в ментал.
       Оп-па, какое презрительное отношение к огромному дредноуту. Или я что-то об этом ведре на лапках не знаю?
      - "Разве Совет не должен на него переходить при угрозе?"
      - "Нет, конечно!" - Найлус подтянул к себе кружку с давно остывшим эргом. - "При эвакуации советники улетают на личных стелс-корветах. К разным ретрансляторам. Хэймон должен прилететь к любому ближайшему флоту Иерархии, или прибыть на Палавен. В зависимости от ситуации."
      - "Значит, это очередное отличие реального мира от канонной истории."
      - "Если, конечно, не произойдут какие-то события, требующие присутствия Совета на борту "Пути Предназначения". Хотя, какие? Нет, Имрир, рискнуть все-таки стоит." - Гаррус что-то обдумывал, рассматривая напрягшегося советника. - "Я так полагаю, до этой атаки ему ничего не грозит?"
      - "Теоретически - да. Но, как я уже говорила, реальность при ОЧЕНЬ сильном сопротивлении, может убирать даже ключевые фигуры. Ты тому пример."
      Гаррус шевельнул мандибулами и передернул плечами.
      - "Я - фигура легко заменяемая."
      Вот с этим я бы не согласилась, но что-то сейчас доказывать Гаррусу бессмысленно.
      - "Хэймон ДОЛЖЕН знать не смотря на риск." - жесткая, полная уверенности и решимости мысль завершила наш спор. Найлус принял решение сам. - "Воспоминания будешь показывать ты?"
      - "Можешь и сам. Я протяну между вами прямую связь. Только тебе нужно быть внимательным, чтобы не показать то, что показывать ты не захочешь."
      - "Я понял."
      Разговор завершился, я свернула канал связи, не став его полностью убирать. Найлус и Гаррус уже оценили удобства, еще бы научились не выпадать из реальности, когда болтают...
      Реальность в эту минуту сердито смотрела на нас темными от гнева серо-зелеными глазами.
      - Вы закончили? - сухо спросил Спаратус.
      - Да, советник. Найлус покажет вам свои воспоминания, а я - информацию с Маяка. То, что удалось привести во внятный вид. Хочу предупредить. С непривычки может сильно разболеться голова. Вплоть до мигрени.
      - Хэймон, у тебя скоро заседание Совета, на котором будет решаться вопрос со статусом человеческих колоний. - неожиданно сказала Виан. - Посол Удина при посильной помощи далатрессы и так обеспечат тебя мигренью, не стоит усугублять ситуацию лишними нагрузками. - турианка перевела взгляд на меня. - Поскольку я являюсь официальным помощником и заместителем советника, я могу получить эту информацию вместо него.
      Она встала, обошла стол и остановилась рядом со мной. А неплохой вариант. Словам супруги Спаратус поверит, а вот для общения с Удиной и правда лучше иметь ясную голову. И железные нервы! И терпение. Много терпения. ОЧЕНЬ много!
      - Не возражаю.
      Слова Спаратуса поставили точку в сомнениях и разговорах.
      - Что я должна делать? - спросила турианка.
      - Занять устойчивое положение.
      Гаррус понятливо кивнул, освободил стул и поставил его рядом с Виан. Женщина села.
      - Полагаю, будет разумнее сперва передать вам информацию с протеанского маяка. - сказала я. - Она не слишком приятная, все же, показывает гибель целого Цикла. Но эта информация позволит... несколько иначе оценить то, что покажет вам Найлус. Я постараюсь сгладить и смягчить процесс передачи: в оригинале присутствуют эмоции того, кто записывал воспоминания. Это... тяжело.
      Виан повела плечами.
      - Делайте, как считаете правильным.
      - Постарайтесь ни о чем постороннем не думать. Это - лишняя нагрузка на разум, и с непривычки может спровоцировать сильную головную боль.
      - Состояние медитации подойдет? - задала вопрос Виан.
      - Это было бы прекрасно.
      Глаза турианки расфокусировалось, тело расслабилось, и она довольно быстро перешла в состояние медитативного транса. Видно, что медитациями женщина занимается часто.
      - Советник, хочу предупредить. То, что хранилось в Маяке - неприглядно и кроваво. И просмотр этой информации может вызвать непроизвольную реакцию вроде рефлекторных жестов или звуков. Ни к каким последствиям это не приведет, но со стороны может выглядеть неприятно.
      Спаратус медленно кивнул, разминая пальцы.
      - На некоторое время я не буду воспринимать реальный мир, поэтому до конца работы вы ни до меня, ни до Виан не дозоветесь, поскольку слышать и видеть мы будем то, что происходит в моих воспоминаниях.
      - Сколько времени это займет?
      - Недолго. Не более двадцати минут, если, конечно, ваша супруга не пожелает узнать что-то еще. Если вы не возражаете, я займусь работой.
      - Приступайте.
      Я кивнула, закрыла глаза и провалилась в разум женщины, которую я прекрасно ощущала.
      - "Виан, вы меня слышите?" - я послала осторожную мысль-запрос.
      - "Слышу". - пришел спокойный ответ.
      Прекрасно. Эмоциональный фон стабильный, разум реагирует нормально.
      - "Не удивляйтесь тому, что вы увидите."
      Я втянула разум Виан во внешние слои моего разума. Конечно, я могла бы просто скинуть ей воспоминания одним пакетом, но сейчас было очень важно показать свой дар так, чтобы он не вызвал неприязни и отторжения. Мне очень нужна поддержка этой женщины. И я решила пойти по сложному пути: показ воспоминаний в своем внутреннем мире. При таком способе появляется ощущение личного присутствия, а я могу комментировать то, что буду показывать.
      Появились образы и иллюзорное визуальное изображение, создавая ощущение, как будто мы с Виан находимся на Иден Прайм, на платформе, на которой стоял тот злополучный Маяк.
      - "Иден Прайм."
      Женщина повернулась и удивленно посмотрела на меня.
      - "Это - своеобразная виртуальная реальность, в которой я могу проиграть свою память без полного погружения и отождествления. Позволяет сохранить некоторую объективность восприятия и дает ощущение личного присутствия."
      - "Можно исказить информацию при таком способе передачи?"
      - "При должном старании и мастерстве можно исказить что угодно." - пожала плечами я. - "Но это требует сил, которых у меня сейчас нет. Подобные "демонстрации" весьма энергозатратны, а у меня и так проблемы после недавних событий."
      - "В таком случае, нет смысла тратить время."
      - "Действительно."
      И я запустила просмотр моих воспоминаний. Как мы подошли к маяку, как в него влез Аленко, как я его выбила. Мои же собственные эмоции пронеслись по нервам, а потом... потом сильный удар по сознанию от сработавшего маяка.
      Видения прошлого разворачивались перед нами во всей своей неприглядной красе. Уничтожение огромной звездной империи, безжалостное, планомерное, неспешное. Жнецы никуда не спешили. Они не ставили целью сломить сопротивление окончательно, они просто выполняли свою работу с поразительной эффективностью и размеренностью. Мы вместе смотрели, как горят огромные города, как походя уничтожаются флоты, куда более мощные и совершенные, чем флоты Пространства Цитадели, как отключаются ретрансляторы при попытке их реактивировать, как на планеты спускаются Жнецы. И я показала Цитадель, залитую кровью и полную тел тех, кто был уничтожен Хранителями. Да, эти милые зеленые существа не настолько безобидны, как все считают.
      - "Какой расе принадлежат эти корабли?" - пришла тяжелая мысль Виан.
      - "Никакой. Они сами по себе - раса. Каждый из них - нация. Те, кто были до нас, и те, кто пребудет, когда наш вид будет забыт." - ответила я, сворачивая кровавые картины и выводя изображение Властелина в небесах над Иден Прайм. - "Они погубили больше, чем мы можем себе представить. Искусственный интеллект, созданный на основе живого существа. Самосовершенствующийся и саморазвивающийся на протяжении миллионов и миллионов лет. Самые совершенные убийцы в этой галактике. Те, кого протеане назвали Жнецами. Те, кто создал систему масс-ретрансляторов и построил Цитадель, как красивую ловушку для органических видов. Те, кто дают молодым расам шанс на самостоятельное развитие, раз за разом уничтожая доминирующую цивилизацию на пике ее величия, не давая даже шанса впасть в стагнацию и скатиться в деградацию."
      - "Странно, что вы восхищаетесь ими."
      - "Жнецы достойны восхищения."
      - "Поясните."
      - "Совершенство встречается редко."
      - "Вы считаете их совершенными?"
      - "В каком-то роде - да. Совершенные убийцы, четко следующие своим принципам и пока непонятным мне целям."
      - "Они многих погубили."
      - "И погубят еще больше."
      Виан задумчиво смотрела на Властелина, замершего в кровавых небесах.
      - "Что это за планета?"
      - "Иден Прайм."
      - "Значит, они уже здесь."
      - "Они ВСЕГДА были здесь. Этот Жнец - наблюдатель, представившийся как Властелин. Именно его в свое время нашел Спектр Совета Сарен Артериус, когда расследовал происшествие на Сидоне в 2165 году."
      Турианка начала быстро вспоминать информацию о Спектре Сарене.
      - "Он как-то раз подавал отчет, о том, что обнаружил древний и потенциально опасный корабль."
      - "Единожды?"
      - "Кроме единственного уточнения: "Исследования продолжаются"."
      Тяжелые, сильные эмоции потревожили периферийную защиту моего разума. Я не стала сообщать Виан, что это было последнее, что сделал Сарен, будучи свободным.
      - "Почему Сарен решил работать на Жнеца?"
      - "Работать - это не совсем верно."
      - "Вы что-то знаете." - это не было вопросом. Простая констатация факта.
      - "Доказательств у меня нет. Только интуиция и выводы, сделанные после анализа некоторых крайне странных действий Сарена."
      - "И?.."
      - "Я не верю, что Артериус - предатель." - в памяти против воли всплыла игровая кат-сцена: мощный турианец в белой броне, рывком вскидывающий пистолет и стреляющий себе в голову. И тут же, как эхо, падающий на колени тот же самый турианец, но на этот раз - реальный, рывками, словно ломая сопротивление, поднимающий массивный черный пистолет к голове. - "Так - не предают."
      - "Полагаете?"
      - "Полагаю. Я считаю, он пытается выторговать спасение своего вида." - я встретила тяжелый взгляд ментальной проекции личности Виан Спаратус. - "Не цивилизации. Не государства. Вида." - я покачала головой. - "У меня нет точной информации о том, какого рода был заключен договор между Спектром Совета Сареном Артериусом и Жнецом Назарой, но я бы просила вас не делать выводов раньше срока."
      Виан перевела взгляд на колоссальное существо, обдумывая мои слова.
      - "Если верить тому, что я знаю, Жнецы могут подчинять себе разумных. Воздействовать на разум и тело. Так называемое "подчинение" и "индокринация". Первое - работа менталистики. Второе - нанитов. Я ТОЧНО знаю, что Сарен уже индокринирован. Это было видно по его глазам: неестественно-светящимся, ярко-голубым."
      - "У него уже давно такие глаза." - задумчиво сказала женщина.
      - "Он нашел Жнеца около восемнадцати лет назад, в 2165 году. Даже если несколько лет он крутился возле него, пока Назара не пробудился, все равно, он уже довольно долго находится под влиянием Властелина, так что это вполне естественно. Удивительно то, что он до сих пор в здравом уме и сохранил хоть какие-то остатки свободы воли. Властелину от него что-то надо. Что-то настолько важное, что Жнец бережет его и гоняет по всей галактике с непонятным поручением, заставляя искать то, что искать не требуется."
      - "Вы о Канале, который приблизит возвращение Пожинателей?" - короткая пауза. - "Или, Жнецов?!"
      - "Да. Жнецов. Канал - это статуя ретранслятора в Президиуме. Единственная известная мне функция этого устройства - доступ на Цитадель."
      Виан удивленно распахнула глаза.
      - "Черный ход?"
      - "Можно и так сказать. Монумент - это полностью работоспособное реле, по которому можно перемещаться МГНОВЕННО. Я склонна считать, что построили Канал именно Жнецы."
      - "Почему?"
      - "Его не трогают Хранители." - изображение Властелина в закатном небе сменилось на изображение Президиума, каким оно было во времена протеан. - "Это - воспоминание протеанина о Цитадели. Видите? Совершенно иная планировка Президиума, другие статуи, другая растительность, но Канал стоит на своем месте." - я наложила поверх проекцию нынешнего Президиума. - "Хранители перестроили Цитадель под первую расу, которая на нее ступила - под азари. Притом, заметьте, перестроили до того, как эти самые азари нашли Цитадель."
      - "Они знали."
      - "Знали. Жнецы безошибочно вычислили, какая именно раса прибудет первой и подогнали станцию под их жизненный цикл. Ведь сейчас Цитадель живет по суточному ритму, полностью совпадающему с Тессией. Только гравитация занижена под среднестатистическую для рас этого Цикла."
      - "Зачем они это сделали?"
      - "Хороший вопрос."
      - "Вы не знаете."
      - "Нет, я не знаю. У Жнецов есть какая-то ЦЕЛЬ. Причина, по которой они нянькаются с молодыми расами, при этом под корень вырезая их предшественников. Да, они после каждой Жатвы создают нового Жнеца, который является воплощением уничтоженной расы, но есть у меня такое предчувствие, что далеко не каждая раса порождает нового Жнеца. Только те, которые прошли какой-то отбор."
      - "Они строятся из нас?"
      - "Так предполагается, но, опять же, у меня есть в этом серьезные сомнения." - покачав головой, я добавила: - "Процесс создания НАСТОЯЩЕГО Жнеца - это тайна, покрытая мраком."
      - "Что им нужно от нас?"
      - "Да кто их знает? Ресурсы? Смешно. Они, по сути, владеют этой галактикой и всеми ее ресурсами. Наша органика? Тоже смешно, потому что иначе Жатва бы началась, как только набралось бы нужное количество "мяса", а не тогда, когда цивилизация достигает пика своего развития. Наши знания? Если они за нами постоянно наблюдают, эти знания не являются тайной. Что еще? Не знаю."
      - "Тогда я не понимаю."
      - "Вот и я не понимаю. Зачем Назара, один из древнейших и могущественнейших представителей этой расы, один из двух уникальных, второй после Первородного, самого первого и самого сильного Жнеца - Предвестника, вынуждает Сарена искать то, что он может получить легко и без каких-либо хлопот? Ведь достаточно просто заставить попавшего к нему в подчинение Спектра привести его на Цитадель как свой корабль. Но нет, Властелин крутит какую-то непонятную многоходовую комбинацию, вынуждая полностью индокринированного разумного искать вчерашний день. При этом, он озаботился сохранением его жизни, ведь Сарен - калека. Без имплантатов Жнеца он, скорее всего, не проживет и часа."
      Это я знала точно: в памяти Найлуса образ легендарного Спектра был очень четким и болезненно-ясным, и то, что я увидела, меня просто шокировало. Как и самого Найлуса. Я-то думала, это игровой образ так изуродован ради того, чтобы показать всю уродливость предателя, но реальность оказалась куда страшнее и непригляднее.
      Одна и та же практически никогда не снимаемая сильно потрепанная когда-то белая, а сейчас грязно-серая броня, вместо левой руки и плечевого пояса - гетский протез, шея в непонятных имплантатах и трубках, как и вся левая половина туловища и бедро. А лицо? Изуродованное, все в трещинах и ожогах, словно расколотая фарфоровая маска, практически полностью утратившая подвижность и способность к мимике. Плотные жесткие щитки на лбу и над бровями в глубоких трещинах, длинные "рожки", идущие от скул, в сколах, глубоко потрескались как от сильного удара, держатся на честном слове и нанитах. Челюсти - так вообще мозаика "собери сам"! Если убрать металлические штифты и пластины, скрепляющие разломанные на куски мандибулы, так там и не останется ничего! Я заметила СКВОЗНЫЕ расколы и пустоты между пластинами, скрепляющими все это в единое ценное! Верхняя челюсть вообще частично отсутствует, штифты идут от скуловой кости, притом, не прикрытые кожей! Зато видно, что сломанная челюсть прикрыта темной синтетической плотью.
      Да как он вообще еще в состоянии жить? Или наниты блокируют чувствительность, купируя боль? Я жестко заблокировала эти мысли. Еще не хватало, чтобы Виан увидела этот кошмар своими глазами.
      - "Его травмы настолько серьезны?" - донеслась задумчивая мысль.
      Виан пыталась вспомнить Сарена, но... последний образ, зацепившийся в памяти, был почти десятилетней давности. Когда у Спектра еще были обе руки.
      - "У него нет левой руки. Вместо нее протез, вероятно - гетский." - сказала я, пристально вслушиваясь в реакцию турианки. Очень интересную реакцию. - "Что странно, Властелин провел индокринацию, но не сломал Сарену личность и не превратил в послушную марионетку, хотя и жестко его контролирует, не позволяя скатиться в безумие или покончить с собой."
      - "Откуда вы знаете, что подобные попытки были?"
      - "А это вы узнаете из памяти Найлуса."
      Я аккуратно разорвала ментальный контакт. Виан вышла из транса, рефлекторно прижав руки к вискам. Гаррус дернулся вперед, чтобы подхватить женщину, если она потеряет координацию и начнет падать, Спаратус приподнялся на месте, Найлус выпрямился.
      - Вы правы, голова действительно болит. - тихо сказала Виан.
      Спаратус вновь сел на стул, пристально наблюдая за происходящим.
      - Все-таки вы не убили Аленко? - поинтересовалась женщина.
      Ой... недоглядела... И что ответить?
      - Командование Альянса этого бы не оценило, хотя мне очень хотелось. - я пожала плечами. - Не думала, что вы на это обратите внимание.
      Найлус едва слышно заржал, Гаррус показал ему кулак.
      - Эта мысль была очень яркая и четкая. И что за подпитка, которая прекратится?
      - Это расскажу я. - сказал Найлус.
      - Хорошо бы и мне это узнать. - ровно высказал Спаратус свое недовольство, крайне прозрачно намекая, что он тоже не прочь получить новую интересную информацию.
      Найлус замер, вполне правильно истолковав замечание своего непосредственного начальства.
      - Это касается моего лечения, и я не посчитал нужным включать эту информацию в отчет Совету.
      Виан сделала несколько глубоких вдохов, открыла глаза и повернула голову в сторону моего наставника.
      - Ну что, племянник, чья там очередь радовать меня занятными картинками?
      - Моя. - опасливо отозвался Крайк.
      - Имрир, начнем Объятия Вечности на троих? - иронично сказала Виан и подмигнула.
      Спаратус от такого определения опешил и укоризненно посмотрел на супругу.
      - Ты уже определился, что будешь показывать? - спросила я у Найлуса.
      Тот кивнул.
      - Отлично. Держи в памяти. Принцип тот же.
      - Тогда - начинаем?
      - Начинаем. - согласился Крайк.
      - Виан, передавать воспоминание будет Найлус самостоятельно. Я только обеспечу стабильную связь и прослежу, чтобы не возникло никаких накладок. Выглядеть это будет немного иначе.
      Ответом мне был короткий кивок турианки.
      - В этот раз информация пойдет напрямую, сплошным потоком. Вам потребуется некоторое время, чтобы ее осознать и просмотреть. Не надо спешить, смотрите спокойно и медленно.
      Виан снова кивнула, давая понять, что поняла. Вот и замечательно. Восстановить ментальный канал было несложно, поскольку первоначальное подключение и синхронизация с ее разумом уже были проведены, а с наставником у меня и так постоянно активная связь. Однако возникло одно "но".
      - "Найлус, не надо так нервничать. У тебя мысли скачут." - я отправила волну поддержки, гася его нервозность. - "В таком состоянии ты не сможешь четко контролировать свои воспоминания."
      - "Связь не сработает?"
      - "Сработать-то она сработает, но вот что увидит твоя тетя в этом сумбуре - вопрос открытый. Так что - успокойся, расслабься и постарайся мысленно прокрутить нужный кусок воспоминаний, как ты это делал, когда скидывал информацию Гаррусу. И советую тщательно выбирать, что именно ты хочешь показать. Чтобы эти воспоминания не потянули за собой другие."
      Найлус глубоко втянул воздух, на мгновение задержал дыхание и медленно выдохнул, успокаиваясь.
      - "Я готов."
      В этот раз не было никакого ощущения присутствия: воспоминания передавались напрямую от одного разума к другому, и передавались очень быстро. Я только обеспечивала стабильность связи и следила, чтобы не началась лавинообразная развертка памяти. А вот что и как увидит Виан - зависело от самого Найлуса.
      Сама передача воспоминаний много времени не заняла. Как только поток информации иссяк, я осторожно свернула ментальный канал и открыла глаза.
      Виан все так же расслаблено сидела на стуле, только веки подергивались, словно она видит сны, а вот Найлус уже пришел в себя и теперь нервно расхаживал возле стола. Женщине потребуется какое-то время, чтобы осознать и осмыслить то, что было передано сжатым информационным пакетом. Мы же могли только ждать.
      По мере того, как Виан тщательно просматривала переданные ей воспоминания, эмоциональный план, мягко говоря, менялся. И удивление - это меньшее, что в нем было. Ой-ой, что-то мне кажется, что с непривычки наставник показал куда больше, чем собирался... и последующие слова турианки полностью подтвердили эту догадку.
      - Такого я не ожидала. - раздался наконец глухой голос.
      Женщина хмуро посмотрела на нервничающего Найлуса. Потом перевела взгляд на меня.
      - Благодарю, Имрир. За то, что сохранили жизнь моему непутевому племяннику.
      - Вы видели?
      - Да. - короткий взгляд на излишне, неестественно спокойного Найлуса. - Надо сказать, это меня... поразило. И дало понять, насколько наши представления о законах природы... недостоверны.
      Н-да. Надо было проконтролировать самой. Хотя, может, это и к лучшему?
      - Хэймон, я поддерживаю Найлуса: информация о Спектре Имрир Шепард должна остаться между нами.
      Спаратус на это замечание никак не отреагировал. Решение им уже было принято, и сейчас он просто получил еще одно подтверждение в его пользу.
      - Мне надо обдумать то, что я узнала. - Виан медленно встала, поежилась. Не от холода, в квартире было довольно тепло. - Это... неприятная информация.
      Женщина подошла к Найлусу, осторожно дотронулась до нагрудных пластин брони. Как раз над практически зажившей раной.
      - Я знаю, что работа Спектра подразумевает постоянный риск. Но... я не хочу однажды получить сообщение о твоей смерти. Будь осторожнее. И внимательнее. И я довольна, что ты больше не будешь работать в одиночестве.
      Мы молчали. Виан села возле супруга, Найлус замер на месте, не шевелясь, пристально глядя на тетю. Гаррус все так же гипнотизировал давно остывший эрг. А я... а я вслушивалась в ментальный план. Раз уж внешне советник Спаратус - живая статуя без единого проблеска эмоций на окаменевшем лице. Темные серо-зеленые глаза смотрели пристально и тяжело, но были совершенно непроницаемые. Политик с большим опытом. По его внешнему виду вообще ничего нельзя прочесть. А вот ментал... да... В ментале все клокотало и бурлило от ярких, яростных эмоций.
      Ярость. Гнев. Раздражение. Беспокойство вкупе с глухой душевной болью. Любопытство. Поверхностные мысли постоянно вытягивали яркие обрывочные воспоминания, так или иначе касающиеся Найлуса и его наставника. Самого известного представителя турианского корпуса СПЕКТРа. И если Виан его видела очень давно, то вот Спаратус имел счастье созерцать своего Спектра относительно недавно, всего полтора года назад. И он прекрасно видел, в каком состоянии он находится. Но Сарен тогда отшутился и свел на нет все попытки уложить его в госпиталь, сославшись на работу. Вот только шуточка у него была... специфическая: "Я как... управляемый дрон: трудно угробить и всегда возвращаюсь, а подпорченная внешность... она не важна для выполнения миссии".
      - Виан. - голос советника звучал сухо, холодно и хрипло. - Твое мнение. Артериус - предатель?
      Женщина качнула головой.
      - Учитывая ситуацию и новые сведения, я соглашусь с Имрир. - медленно сказала она. - Так - не предают.
      - Советник. - мужчина повернулся на мой тихий голос. - Клеймо предателя навесить легко. Тем более, есть те, кто с удовольствием поддержат эти слухи.
      - Но вы с этим не согласны?
      - Нет. Пока я ОКОНЧАТЕЛЬНО не удостоверюсь, пока я не увижу Сарена лично и не смогу получить объективную информацию о его мотивах, я не поверю в его предательство.
      - Даже, зная его репутацию? - в холодном голосе против воли промелькнул сарказм.
      - Особенно, зная его репутацию.
      - Полагаете, представители Альянса ошиблись? И это не Сарен стоял за нападением на Иден Прайм?
      - Ну почему же? Сарен был на Иден Прайм - от этих слов Спаратус только хмыкнул. - Вот только этот Иден Прайм ему не нужен. Его интересовал только Маяк, и он пришел именно за ним. Да и то, информация в буе бесполезная и никак не приближает к обнаружению Канала.
      - На записи, предоставленной нам кварианкой, говорилось иначе.
      Я поморщилась.
      - Советник, пафосные речи редко когда являются правдивыми. Они предназначены для другого.
      - Вы знаете, что такое Канал? - это не было вопросом. - Раз уж вы утверждаете, что маяк не содержит информации о его местонахождении.
      - Это Монумент ретранслятора, стоящий в Президиуме.
      Удивление было настолько сильным, что маска непрошибаемого спокойствия треснула. Советник подобрался, напрягся, темные глаза сузились.
      - Вы УВЕРЕНЫ?
      - Я это ЗНАЮ. Канал - это тайный ход на Цитадель, по крайней мере, это единственная его функция, которая мне известна. И СЧИТАЕТСЯ, что его построили протеане.
      - Это не так?
      - Это крайне сомнительно.
      - Поясните.
      - Вы уже знаете, что масс-ретрансляторы и Цитадель строили не протеане.
      Советник кивнул и сказал:
      - Не так давно была сделана находка, анализ которой показал, что Цитадели как минимум триста тысяч лет. Возможно, больше.
      - Тогда понятно, отчего вы столь легко приняли информацию о том, что протеане - не являются строителями Цитадели.
      - Я так полагаю, вам известно, кто является создателем Цитадели и системы масс-реле. - и опять это не было вопросом.
      Спаратус уже составил свое мнение обо мне. И теперь просто уточнял, проверял свои догадки, даже не пытаясь прямо сейчас узнать, что же я передала его супруге.
      - Известно. - пожав плечами сказала я. - Цитадель и реле построили те, кого протеане назвали Жнецами. Они же их ремонтируют после каждой Жатвы, оставляя следующей расе чистенькие и новенькие игрушки без единого следа предшественников. Цитадель зачищают, убирая все следы прошлых обитателей: перестраивают жилые кварталы, убирают монументы и статуи. А вот Канал остается нетронутым, хотя ВСЕ ОСТАЛЬНОЕ переделывается и перестраивается.
      - Зачем?
      - Сложно сказать. Проверка на сообразительность? Оставить наследие великой цивилизации, которая была без какой-либо причины уничтожена, и посмотреть, хватит ли мозгов на это наследие не клюнуть?
      Советник поморщился, а я добавила:
      - Звучит не слишком красиво, согласна. Но... мы полностью зависим от системы реле. И когда Жнецы решат, что нас пора уничтожать, им даже не придется искать, ведь возле КАЖДОЙ нашей планеты есть такое удобное реле... Блокируй его, и никто никуда не улетит. Мы даже не сможем прийти на помощь другому нашему же миру! Тупиковая ветвь развития...
      - Жестоко, но правда. - сказала Виан.
      - Вы уверены, что Жнецы еще здесь?
      - Да.
      - Доказательства?
      - Кроме Жнеца в небе над Иден Прайм?
      Острые когти царапнули по столу.
      - Жнец. - равнодушный безэмоциональный голос.
      - Да.
      - В небе над Иден Прайм? - еще одно уточнение, сделанное спокойным голосом.
      - Да. Вы же получили его изображение с моим отчетом?
      - Получил. - советник положил руки на стол, аккуратно, буквально ЗАСТАВЛЯЯ себя удерживать внешнее спокойствие. - Я уже видел этот корабль. Сарен упоминал о нем. Это...
      - Властелин. Корабль-артефакт, найденный им в Скиллианском Крае во время расследования истории с разработкой ИИ на Сидоне. Жнец по имени Назара.
      - Вы многое знаете, Имрир.
      - Работа обязывает.
      Мандибулы дрогнули в едва уловимой улыбке. Советник чуть расслабился.
      - Вы понимаете, что этого доказательства недостаточно?
      - Конечно.
      - Я так понимаю, у вас есть что-то еще, что может подтвердить ваши слова?
      - Есть.
      Я глубоко втянула воздух. Вот он, поворотный момент. Именно сейчас и начинается ИЗМЕНЕНИЕ этой реальности. Все, что я делала до этого момента - лишь подготовка, единственной целью которой было спасти жизнь Найлуса Крайка и упрочнить мое положение как Спектра Совета.
      Мне это удалось. Вот он, мой наставник, который при необходимости сможет прикрыть меня и защитить от Альянса Систем, если я пойду против воли командования. А рано или поздно это может случиться, учитывая КРАЙНЕ избирательные действия Коллекционеров. Что поделать, у меня есть вполне конкретная задача, и она не включает в себя величие человечества и его доминирование в галактике. Я сделала свой выбор и теперь буду пытаться сделать ВСЕ, чтобы этот Цикл не был уничтожен в Жатве. Как? Пока еще не знаю. Но теперь я не буду одна. У меня появились те, на кого я смогу опереться. Найлус Крайк и Гаррус Вакариан. Возможно, Дэрг и Дилан, Карин и Джокер. И даже Рекс. Теперь было бы хорошо получить поддержку Хэймона Спаратуса. А для этого надо делиться и еще раз делиться. Информацией.
      Есть у меня это доказательство. Большое. Вещественное. Против которого уже не попрешь. И сейчас пришло время его предъявить.
      - Коричневый карлик Мнемозина, система Торн, скопление Эта Хокинга. Вы знаете, где это?
      - Вы указали весьма точный адрес. - в низком голосе Спаратуса промелькнула ирония. - Если и не знаю, то всегда можно найти. Но что именно мы должны там отыскать?
      - На орбите Мнемозины находится разбитый Жнец, по моим данным подбитый неизвестным оружием неизвестной расы около тридцати семи миллионов лет назад. - я чуть заметно улыбнулась. А ведь звучит-то как бред. Но бред занятный. - Полагаю, если вам удастся его обнаружить, это будет достаточным доказательством?
      - Полагаю, более чем. - согласился Спаратус.
      - Хочу предупредить. Не приближайтесь к нему. Если он пробудится, будут проблемы. У Жнеца активна система масс-поля, благодаря которой он удерживается на орбите. И кто знает, что еще у него работает.
      - Я отдам приказ об отправке разведывательного корабля для обнаружения и фотографирования Жнеца. Он не будет приближаться к Мнемозине.
      - Благодарю.
      Спаратус кивнул, принимая информацию к сведению.
      - Вам необходимо подготовить официальный отчет. Виан, помоги им составить его так, чтобы ни у кого не возникло лишних вопросов. Вечером будет присутствовать Валерн вместо далатрессы.
      - Что относительно Сарена? - тихо спросил Найлус, перестав, наконец, измерять столовую.
      Спаратус стукнул когтями по столу, вздохнул.
      - Узнайте правду. А до тех пор я не буду принимать решение относительно Спектра Сарена Артериуса и не позволю Совету его принять.
      - А разве оно не было принято? - осторожно спросила я, вспоминая то заседание, на котором я получила свой статус.
      - Без полноценного расследования? Нет. СБЦ провело первоначальное расследование. - ироничный взгляд на Гарруса. - Должен сказать, меня впечатлили результаты.
      Гаррус поднял голову, удивленно глядя на советника.
      - Вы знали?
      - Знал. На этом настаивали люди. Они не восприняли информацию, что подобное расследование проводит только другой Спектр, и настаивали, чтобы его проводило СБЦ. Мы пошли им на уступки.
      - Посол Удина будет возмущен. - сказала я.
      Советник полыхнул легкой брезгливостью и злостью.
      - Посол Удина не имеет никаких прав на то, чтобы вмешиваться в работу Спектров Совета, как и настаивать на снятии с них статуса. С Сарена будут сняты полномочия только в том случае, если факт его предательства будет подтвержден. Уже неоднократно на него поступали подобные запросы от людей, но каждый раз слухи о его предательстве были опровергнуты той информацией, которую Спектр Сарен Артериус предоставлял Совету.
      - Я не знала, что подобные запросы были.
      Спаратус хмыкнул.
      - Сарен работает в Траверсе и Системах Терминуса, и он нередко передает в Совет весьма... нелицеприятные для Альянса Систем сведения, которые со временем подтверждаются. Особенно много информации касается деятельности организации "Цербер".
      О, "Цербер"... куда же без него. Полагаю, Сарен накопал действительно много нелицеприятного, вон как Удина ядом плескал на Совете, добиваясь признания виновности проблемного Спектра. А тут такая прекрасная возможность убрать эту занозу в заднице Призрака. Интересно, наш драгоценный посол уже работает с "Цербером" или еще нет?
      Тихо пиликнула напоминалка на инструментроне Виан. Женщина глянула на голографический экранчик.
      - Хэймон, время.
      Советник встал.
      - Как только появятся эти двое - отправляй ко мне немедленно.
      Виан кивнула.
      На этом допрос завершился. И теперь нас ждало крайне увлекательное времяпровождение за составлением отчета Совету.
      
      
      
      
       Глава 25: Это возмутительно!
      
      
      Составление отчета шло полным ходом. Я в этом крайне увлекательном процессе особо не участвовала, благополучно сгрузив сию святую обязанность на драгоценного наставника. Гаррус активно помогал, порой так заковыристо формулируя предложения сухим казенным языком, что к концу оного из памяти начисто вылетала вся суть всего предыдущего текста. Вот умеет же... Если он и в СБЦ так же творчески подходил к составлению отчетов, остается только пожалеть его прошлое непосредственное начальство. ЭТО читать - надо иметь здоровье, терпение и хорошее логическое мышление, чтобы суть написанного не растворялась в нагромождении заковыристых фраз.
      - Здесь требуется вставить что-то затяжное... - Виан вывела на развернутый на всю стену экран текст отчета.
      - Зачем? - искренне удивилась я.
      Туриан