Лернер Ма. Н.: другие произведения.

Дорога без возврата - 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.55*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Договор с издательством подписан. Называться будет Дорога к новой жизни. Так что я все убрал. 1-4 главы остались. Очень большое спасибо Летти за благородный добровольный труд по поиску ошибок. Совершенно неблагодарное занятие. Это вторая книга.


  
   Глава 1. Даша и Клан.
  
   У палатки в центре лагеря мы остановились. Почему до сих пор у меня в спине дырки от любопытных взглядов нет - это крайне интересный вопрос. Наверное, я не только пуленепробиваемую, но жаропрочную спину имею. И то, когда в последний раз среди Народа такое видели? Человеческая женщина с ножом медведя на поясе топает впереди меня по направлению к Вожаку. Такая явная заявка на желание произнести необходимые слова перед свидетелями. Да никогда такого не было!
   Очень много знакомых лиц. И из указательного пальца и из рощи. Скот пригнали, лошадей, большой отряд сразу к барже пошел. Я о таком не просил. Сотню бойцов для разведки, не больше. Похоже, возвращение не предусмотрено.
   Почему собственно на равнинах человеческих женщин не бывает? Ведь мужики есть. Интересный вопрос... Стоило только слегка вылезти из привычных рамок и количество таких непонятных вещей все множится и увеличивается. Вот уж не думал вначале, во что это превратиться. Пошел, посмотрел, маяк скинул и дальше пусть Вожак выкручивается. Мое дело порядок поддерживать, а не задумываться о последствиях.
   Зверь и сам толком не знает, что хочет. Постоянного контакта с зоной допускать на начальном этапе нельзя, это и плюгу понятно. А вот кто будет решать, что можно тащить в Клан? Он один? Так уже не пройдет. И я многое знаю, и Черепаха хорошо осмотрелась. Теперь Даша собирается влезть с ногами в нашу лужу и разбрызгивать во все стороны. Такие вещи удержать невозможно, дай винтовку одному и продемонстрируй ее преимущество, обязательно захотят и другие. Вот неприятна мне эта бензиновая тарахтелка на колесах, из-за ее вони, и необходимости вечно ковыряться во внутренностях, смазывая и заменяя детали, но ведь намного больший вес потянуть может, чем повозка с лошадьми. А там начинается. Бензин, запчасти, механик, и конца этому нет. Комфортное существование такое дело, стоит попробовать и отказаться, уже нет сил. Можно прекрасно жить без ванны с горячей водой, но только до тех пор, пока у тебя в доме ее не поставят. После этого отсутствие нагретой воды уже не воспринимается как само собой разумеющееся.
   С земли у входа лениво поднялась Старшая и уставилась на Дашу. Та молча начала складывать у ее ног свой Вепрь, вынула из кобуры наган, потом достала из кармана куртки глок и положила его туда же. Я тоже поснимал с себя весь огнестрел и положил рядом мешок с трофеями. Раньше у входа в помещение, где сидит вождь, складывали только мечи с копьями, но с появлением земного оружия пришлось расширить ассортимент не положенного к вносу. Тоже традиция, убить и обычным ножом можно, а его забирать не положено.
   - Ну, ты псих, - сообщила Старшая мыслеречью с восхищением и потерлась щекой о ладонь. - Мы спорили, что ты принесешь, но такого даже представить не могли. Тебя привели на веревочке. Она булькнула от смеха.
   Даша покосилась на меня, и я кивнул на вход.
   О! - радостно сказал Зверь, захлопывая книгу, которую он перед нашим приходом листал. - Пришел! А она здесь зачем?
   В некоторых отношениях он по-прежнему простейших вещей не понимал.
   Я, демонстрируя покорность, встал на колени. На шаг впереди Даша проделала тоже и, глядя в пол, заучено выдала:
   - Я, Дарья, род людей, семейство Форт, прошу твоего разрешения стать одним из Клана Пятипалых. Сталь против стали, клык или зуб против клыка и зуба, моя кровь - кровь Клана. Твое слово - для меня высшее.
   - Ты что обалдела? - изумился Зверь. - Ты вообще представляешь, о чем просишь и на что соглашаешься? А у тебя, - обращаясь ко мне, - неприятным голосом осведомился он, - мозги полностью отсутствуют или просто моча в голову стукнула?
   - Это не он виноват, - поспешно сообщила Даша. - Я сама решила взять его в мужья со всем имуществом и полагающимися по Закону правами.
   Зверь схватился за голову и нечленораздельно замычал. Я разглядывал его с сочувствием на всякий случай помалкивая.
   - Собственно, - рассудительным тоном сообщила Даша, у тебя и выбора особого нет.
   - Да? - заинтересовался Зверь. А как насчет дать тебе пинка, чтобы летела до самого Форта. Его, - он кивнул на меня, - отпущу, пусть выбирает, где жить.
   - Взяв меня в Клан, ты не даешь мне возможности лишнее рассказывать. Мне совершенно не интересно, чтобы это коснулась моего мужа, детей и вообще семьи. Тут дело даже не в том, что за вами могут начать гоняться с осиновыми кольями или по ночам поджигать дома. Просто начнут задавать лишние вопросы, а ты не хочешь привлекать внимание.
   - Ты что при ней перекидывался? - безнадежно спросил Зверь.
   - Там другого выхода не было, - поспешно сказала Даша. - Крысы хотели боя в боевой форме, иначе бы просто убили. А так, время потянули, пока рейдеры не появились. Они ничего не видели, я точно знаю - спрашивала. Правда, - она замялась.
   - Ну, давай выкладывай, - поощряющее сказал Зверь.
   - Я считаю, что такие вещи скрывать не стоит. Вожак должен знать, - подхалимским тоном пояснила Даша. - Доцент вопросы задавал, что-то он подозревает. А Безногий очень странно посматривал.
   Вам все равно нужен кто-то, кому можно доверять в контактах с зоной. Я - самая подходящая кандидатура.
   - Стоп, - сказал Зверь, - сними щит.
   - А? - растерянно сказала Даша.
   - Часы, - пояснил я.
   Она торопливо расстегнула браслет и передала Зверю. Он покрутил в руках, удивленно посмотрел на меня и, не замахиваясь, кинул, норовя попасть им мне в лоб, так что я едва успел поймать.
   - Слушаю - сказал он, обращаясь к Даше.
   - Всякую ерунду, - продолжила она прерванную речь через секунду, - мне объяснять не надо, расценки и с кем дело иметь прекрасно знаю. Как я понимаю, ни русского, ни какого другого земного языка большинство из Клана не знает и совершенно не ориентируется, что и кому говорить. Кроме того, ты получаешь дополнительную заинтересованность со стороны моего отца. Брать в заложники глупо - он только в ярость придет, а вот если я работаю на вашей стороне, имеете вхожего в Форт человека, которого он не обкрутит. Даже пробовать не будет.
   - А может? - с интересом спросил Зверь.
   - Э... ну сам понимаешь, некоторые заказы делаются слева и нигде не отражаются. Заводские получают артефакт лично в руки, потом отгружают товар без бумаг. Можно даже в бумагах написать нормальную цифру, все равно не проверить. А можно, - она усмехнулась, - и похимичить. Тут главное не наглеть, чтобы покупатель не обиделся. Все так делают.
   - Живой, - сказал Зверь, - скажи Старшей, пусть позовет Койот с Охотницей.
   - А она влезет? - с сомнением спросил я, глядя на тесное помещение.
   - У входа посидит, - отмахнулся он.
   Я вышел, старательно придерживая край занавески, загораживающей вход и оставляя щель. Если палатка закрыта, оттуда не доносится ни слова, затем ее и ставят, включая "Глушитель". А вот так, я могу спокойно слушать. Он что думает, что мне не интересно когда мою судьбу обсуждают? Прислушиваясь к разговору, просигналил радостно ухмыляющейся Старшей на боевом языке. Она кивнула и убежала. Я, изображая часового с бесстрастной мордой, постарался превратиться в большое ухо.
   - Ты все правильно и хорошо сказала, - говорил тихо Зверь, - для Клана. А вот нафига тебе это лично нужно? Имей ввиду, я тебя из Треугольника не выпущу. Дороги назад для тебя не существует. Клятва - это очень серьезно. Меня не будет, Живого не будет, а Клан останется. Его интересы важнее личных.
   А они... они не люди. В чем-то лучше, в чем-то хуже, но не люди. Психология другая, воспитание совсем не земное и... ты еще не видела, как травоядного в зверином облике валят. Это тебе не Волк из Форта с его вечными драками. Он просто развлекается, а они так живут. Ты вот знаешь, как Волк работает носом вместо детектора лжи? Так тут каждый может. Не так хорошо, как зверь, но может.
   - И? - сказала Даша, - часы? - и, судя по звуку, оглянулась в мою сторону.
   - Вот именно, - подтвердил Зверь, - и он и все вокруг. Я не знаю, что он там намудрил с твоими часами, но теперь это сложнее, надо близко находиться. Носить тебе их до самой смерти не снимая, даже купаясь, если не хочешь, чтобы о твоих чувствах все вокруг знали. Слух у них тоже гораздо лучше.
   Ты очень мало знаешь и совершенно не представляешь, куда лезешь. Я тебе в последний раз предлагаю - уходи. Как нам обычно родители говорят: "Проверь чувства временем и расстоянием". Уж извини, первый парень еще не значит лучший.
   - Я всю жизнь прожила в окружении меченых, - так же тихо ответила Даша. - Среди них иногда попадаются крайне неприятные типы, как внешне, так и по поведению. Ничего, научилась не убегать с визгом, меня уважают не только за то, что я дочь своего отца. На самом деле и меня вряд ли можно назвать нормальной.
   Знаешь? Ну, тем более. Не всегда приятно знать будущее и я очень рано поняла, что не стоит об этом рассказывать. Многие почему-то думают, что я не предупреждаю, а наоборот, накликиваю. Потом на улице шарахаются. А гадать я не могу, по заказу не умею. На самом деле было у меня три варианта будущего. По какому пойдешь, тот и выйдет. Совсем не обязательно делать то, что приснилось. Просто не пойти туда, где встреча произойдет и все изменится. Нет судьбы - мы сами ее создаем. Вот и захотела посмотреть на возможного мужа поближе. Не понравился бы, ничего этого бы не было. А что временами медведь, так у каждого свои недостатки, по мне все лучше, чем алкаш. И потом, - она явно улыбнулась, - я ведь еще и с имуществом беру, обязательно проверю, что у него там в карманах. Он из зоны грузовик разного барахла притащил, наверняка и дома много чего есть.
   А на самом деле у меня есть большое преимущество перед тобой. Ты не знаешь, что будет завтра. А я точно знаю, что через три-четыре года я буду вполне довольна жизнью и то, что ты все равно согласишься - я тоже знаю.
   - Ну, - после минутного молчания сказал Зверь, - я тебе, в конце концов, не мама с папой и отговаривать не нанимался. Твоя жизнь.
   Я тихонько отпустил прижатую ногой занавеску и преданно вылупился на приближающихся в сопровождении Старшей Койот с Охотницей.
   Койот скользнула в палатку, а медведица радостно приветствовала меня облизыванием в щеку. - Я здесь лягу, - пробурчала она, сдвигая в свою очередь занавеску, - а ты иди...
   - Ты хотела тоже знать русский? - обратился между тем Зверь к Койот, махнув рукой, чтобы я сел, - надоело ждать перевода? - Вот тебе прекрасный клиент, - показывая на Дашу, сообщил он. Тебе русский, ей Язык. Даша глянула на меня, не понимая о чем разговор. Я подмигнул успокаивая. - Сможешь? - продолжил Зверь.
   Койот рассерженно фыркнула и села напротив девушки, взяв ее пальцами за виски. - Будет больно, - сказал Зверь Даше, - потерпи. Потом он повернул голову и посмотрел на меня взглядом, не обещающим ничего хорошего.
   - Так, - сказал он на мыслеречи, - я всегда подозревал, что ты слегка придурковатый. Неясно только, до дуба тоже так было или это результат моих действий. Поэтому раньше я старался относиться к твоим выходкам спокойно. На сегодняшнем представлении этому подводится черта. Прекрасно мог все рассказать по телефону, а не устраивать сюрпризы. Я все понимаю, личные впечатления, возможность посмотреть на реакции, но ты меня поставил в дурацкое положение. Анекдот про ковбоя, молчаливую жену и три предупреждения знаешь?
   - Это где лошадь споткнулась, и ковбой ее застрелил?
   - Совершенно верно. Считай, что для тебя "раз" уже прозвучало.
   - А я в качестве извинения принес тебе один интересный документ. При Койот отдавать не буду. Не всегда нужно жене знать о твоих делах. Особенно, если она по совместительству паук. Сам прочитаешь и подумаешь. Я только в самое начало глянул, а там страниц триста понаписано предками. Вах, такой текст. Почему собственно на мыслеречи нельзя акцент изобразить? Хочется колорита добавить в наш разговор.
   Как тебе завещание от первого Вожака, который был человеком и очень возможно людоедом?
   Это те книги?
   - Одна из них. Две, похоже, записи о местных делах. Писалось для себя и сложно разобраться. Я уже выписал десяток названий других семейств, но где они проживают там не описано. Зачем себе сообщать то, что и так хорошо известно? А в одной я ничего не понял. Вообще, совсем неплохие трофеи взяли. Даже не думал, что можно такие интересные вещи найти. Страшно чешутся руки пошарить в других местах по крысиным тайникам.
   - Крысы, крысы, - буркнул Зверь. - Даже Совет забегал как ошпаренный. Первый раз слышу, чтобы они так быстро среагировали. Я сам сказал Разрезающей, - пояснил он. - Не хотелось все-таки без прикрытия уводить бойцов из рощ. Так Совет предложил сделку. Всем официально запрещено нас трогать. Вплоть до самых страшных кар и лишения имени, имущества и права на ребенка. А мы, взамен, всех маленьких крысенышей отправляем на равнины. Там их будут передавать на усыновление и правильное воспитание. В перспективе даже выделить земли для отдельных семей собираются.
   - Маленькие - это как?
   - Ну... как там это... до тележной чеки. Просят не старше возраста перекидывания. После этого уже положено кормить человечиной, а раньше нет. Обряд, понимаешь. Откуда они сами могут знать такие вещи? Пятьсот с лишним лет крыс на равнинах нет. Хочу в архив Совета залезть, да кто ж пустит?
   - А ножи?
   - А вот с этим далеко ходить не надо. И он забубнил однотонно нараспев.
   " И когда стало ясно, что оборотни способны самостоятельно размножаться естественным путем без применения специальных медицинских мер, было принято решение старшему в роду вручать нож".
   Клинок сделан из хрен знает чего, - сообщил Зверь нормальным голосом. - Слово прлад тебе что-то говорит?
   - Нет, - подумав, ответил я.
   - И мне, и даже Стальному ничего.
   " Цвет клинка черный, - продолжил он цитировать наизусть в том же монотонном стиле. - Рукоятка из кости животного исходного типа для оборотней. Ножи парные для мужчины и женщины. Размеры мужского клинка - длина 24 сантиметра, ширина 4. Имеет дугообразный вогнутый скос обуха к острию. Основным достоинством данной формы клинка является то, что она позволяет получить нож, который одинаково хорошо режет и колет. Клинок в области острия резко сужается и имеет ромбовидное сечение. Острие расположено на оси рукояти, благодаря чему обеспечивается максимальное вложение силы в колющий удар. Вместе с тем, режущая кромка имеет достаточный изгиб, благодаря чему нож хорошо режет. Клинок изготовлен из одного куска металла. Это обеспечивает простоту изготовления и прочность ножа, хотя и увеличивает расход материала. Костяные накладки рукояти и изображения крепятся при помощи заклепок".
   Размеры для женского ножа неизвестны, - сообщил Зверь. - Можешь считать себя первооткрывателем. Дальше так: "Использовать как артефакт нельзя, представляет собой только историческую ценность. При обнаружении, передать в Крепость".
   Список особо разыскиваемых вещей, копия с которого есть у каждого паука рощи, - пояснил он свои познания, - вырванный у Койот из кармана. - Обычным оборотням не показывают, чтоб не захотели слишком много за находку.
   А что ты собственно с открытым ртом сидишь?
   - Это что, - переспросил я, - ножи Праотца и Праматери?
   - Да, - согласился Зверь, - я тоже обратил внимание, что у Дашки в ножнах. Ты себе еще повесь и требуй кланяться.
   - Ни в какую Крепость не отдам!
   - Твое дело, только правильное поведение подарить. Не сейчас, пожалуй, и не мне, - хихикнув, сказал он, - когда будут выделяться в отдельные семейства.
   Кстати, по этому поводу... Ты всерьез настроен, сесть на острове?
   - Очень всерьез. Там прекрасное место, чтобы перекрыть дорогу. Поставить что-то крупнокалиберное и можно топить любого не подчинившегося. Место под склады, мастерские, вода имеется. Жить внизу никто не станет, разве что отсидеться в самом паршивом случае, но под рабочие помещения все уже приготовлено.
   - Вот и хорошо, - согласился он. - Я почти всех твоих привел. Можешь отныне и навеки официально именоваться главой семейства Пост. Берешь на себя обязанности пограничника и таможенника. Указательный палец можешь временно засунуть себе в то самое место, будут там не только твои, но и мастера из других семейств. Если начнете покупать у людей что-то для себя, а вы непременно начнете, - утвердительно сказал он, - возьмешь телефон и позвонишь. Кому, что и для чего. Хватит для меня сюрпризов.
   Я демонстративно начал шарить по карманам.
   - Подарки потом, - серьезно сказал Зверь. - И ерундой не отделаешься. Ты у нас первый такой и на сегодняшний день наиболее многочисленный отряд имеешь. Не знаю что делать, чем больше приходит новичков, тем сложнее проконтролировать. Я уже не справляюсь, раньше знал, что от каждого ждать, а теперь не всех даже и помню. Лицо знакомое, а чем занимается, не знаю, - он махнул рукой. - И ведь не конец, теперь наоборот попрут толпой. Раньше были одни разговоры, а с сегодняшнего дня и свидетели появятся. Вот полторы с лишним сотни и большинство мастеров заберешь себе. А потом буду смотреть, кто еще способен свое семейство основать.
   Сейчас дождемся окончания, отправим бедную девушку отдыхать и обсудим. Границы обозначить все равно надо. Два отряда пойдут по рекам. Один поведет Пинающий Медведь, второй лучше всего доверить Старшей.
   - А ты?
   - А я вернусь на равнины и Койот заберу. Не царское это дело шашкой махать и для нас там основной источник пополнения и база. Нельзя бросать территорию и терять контакт с пауками. Нравятся они нам или не нравятся, все равно, - он глянул на собственную жену и вздохнул, - придется с ними дело иметь. Черепаху возьмешь к себе.
   - Она из твоего семейства, - возмутился я. - Хватит с меня Длинного Зуба.
   - Нет уж, паук должен быть независимым...
   - Вот кто бы говорил, - пробурчал я.
   - И, - невозмутимо продолжил Зверь, - подконтрольным мне, а не главе семейства. А, кроме того, если вам заниматься контактами с зоной, лучше иметь под рукой соображающего что к чему. Вы с ней прекрасно сработались, вот в том же духе и продолжите.
   А! - Вот и закончили.
   Койот отодвинулась от Даши, разминая кисти рук.
   - Голова болит? - спросил он на Языке вслух.
   - Да, - кивнула Даша.
   - Это пройдет. Просто очень много сразу запихали информации. Выспишься, постепенно разложится по полочкам.
   А теперь повтори для всех.
   - Я, Дарья, - послушно сказала она, - род людей, семейство Форт, прошу твоего разрешения стать одним из Клана Пятипалых. Сталь против стали, клык или зуб против клыка и зуба, моя кровь - кровь Клана. Твое слово - для меня высшее.
   - Ты сама выбрала, - ответил Зверь. Твоя кровь - кровь Клана, отныне ты одна из нас, другого пути для тебя нет.
   И вторую часть...
   - Что? - не поняла Даша. - А! Я беру Живого в мужья со всем имуществом и полагающимися по Закону правами.
   - Не возражаешь? - насмешливо спросил Зверь.
   - Я согласен, - отвечаю.
   - Вот и хорошо. Охотница, ты все слышала?
   - У меня прекрасный слух, - недовольным тоном сообщила медведица. - Только что это за имя Дарья? Не бывает таких имен. У себя там можете называть бессмысленными словами, а у нас положено давать нормальное имя. Тем более и повод имеется прекрасный.
   - Дарья - это в переводе победительница, растеряно сказала Даша.
   - И кого ты победила? - поинтересовалась Охотница. - Разве что одного мужика. Нет, так не пойдет... Это не подходит, - задумчиво сказала она. - Вот! Хозяйкой будешь. Даже лучше Маленькой Хозяйкой, рост у тебя не очень.
   - Так, - явно веселясь, сказал Зверь. - Проводи до выхода, познакомь жену с родственницей, потом возьмешь, что принес и возвращайся. Если будут вопросы, обращаясь к Даше, сказал он, - я всегда готов помочь. А если по делу, а не по личным проблемам, то я не Леха, а Вожак. Надеюсь понятно.
   Я помог Даше встать и поддержал ее. Ноги плохи держали. Не привыкла она сидеть в такой позе, подогнув ноги под себя, потом колени болят и кости хрустят. Автоматически надел ей на руку браслет и повернул в сторону выхода.
   - Минутку! - сказала она, оборачиваясь к Зверю. - Тогда ответь на один вопрос.
   - Слушаю внимательно.
   - Вот они, - она обвела рукой вокруг стен палатки, объединяя весь лагерь, - оборотни. С какой стати они тебя слушаются?
   - А кто тебе сказал, - удивился Зверь, - что я человек? Был, да сплыл. Еще неизвестно кто больший оборотень. Они имеют по два облика, а у меня их много. Только я тебя предупреждал, некоторыми знаниями лучше не интересоваться. Если раньше для тебя дверь из Треугольника просто захлопнулась, то теперь еще и на замок закрылась.
  
   Вот я и есть Охотница, - сообщила медведица и встала на задние лапы, демонстрируя свой двух с половиной метровый рост. Похлопала себя лапой по животу и поинтересовалась: - Нравлюсь? Шерсть у нее на теле была бурая.
   - Живой сказал гризли, - удивленно ответила Даша. - Извини, но они побольше будет и морда у тебя какая-то другая.
   - Нормально, - согласилась Охотница, становясь на четвереньки. - Кажется с тобой можно иметь дело, реакции хорошие. Живому скажешь, что оборотня таким щитом обмануть можно, но таких как я, нет. У нас нюх гораздо лучше. Пусть подумает. Пойдем, отведу тебя к нашим.
   - Мы только называемся гризли, черные, бурые, очковые, - объясняла она на ходу. На самом деле это просто разные названия семейств одного вида. Исходный тип один и тот же. Иногда окраской различаемся, но это не принципиально. Когда предки захотели засунуть человеческий мозг в череп зверя, им пришлось очень постараться. В результате получилась немного другая форма головы, короткая челюсть и мощная шея, чтобы это все держать. Вот Живой когда перекидывается, когти у него не сильно меньше моих, а веса во мне раза в три больше. Кто увидит оборотня, никогда не перепутает с обычной животиной.
   Загораживая им дорогу стояла и глядела в упор на приближающихся девушка - мечта подростка. Длинная толстая темная коса висела до попы. Из большого выреза богатого вышитого платья выглядывали роскошные груди явно мечтающие вылезти наружу.
   Даша невольно застеснялась своего вида. Не слишком чистой одежды, которую даже сменить возможности не было и протертых брюк на коленях. Она вообще в первый раз увидела в лагере подобным образом одетую и с такой прической девушку. Мелькающие постоянно вокруг особы женского пола были со статями культуристок, коротко стриженные, одетые в брюки и рубашки, раскрашенные в маскировочные цвета и.
   - Ты, - громко сказала незнакомка, - человечек. Что ты здесь делаешь? Не лезь к медведям, и будешь долго жить. Не исчезнешь - порву пополам.
   - Я не знаю, кто ты, - ответила Даша, - но мне это и не интересно. Уйди с дороги.
   - Ты, - прошипела девушка, приближая лицо почти вплотную к Дашиному, - не смей строить из себя начальство. Сможешь - сдвинь меня.
   - Если придется, сдвину, - пообещала Даша. - Посмотри вниз, - и нажала ей в живот взведенным наганом.
   - Ты не посмеешь.
   - А давай проверим...
   Мне не нужны медведи, - сообщила Даша, продолжая давить стволом в живот. - С меня вполне достаточно одного. Он мой и делится я, ни с кем не собираюсь. Но вот драться я с тобой не буду, просто выстрелю. Я тебя не трогала, но в дальнейшем держись от меня подальше.
   - Так, - сказала Охотница, стоявшая молча рядом. - Все хорошо в меру. Ты Перо ворона, отошла с дороги. А ты, - после секундной паузы, - Хозяйка, убери револьвер. Даша дождалась, пока девушка нехотя шагнула вбок и сунула наган в кобуру. В следующее мгновенье Перо замахнулась для удара и Охотница небрежно смахнула ее лапой. Девушка отлетела и упала на спину. Платье задралось, показывая красивые ноги.
   - Ты, - мне надоела, - негромко сказала медведица. - Не в первый раз пытаешься нарушить приказ. Придется от тебя избавляться. Пойдем, - сказала она Даше и зашагала вперед. Несколько зрителей с интересом наблюдающих за происходящим старательно сделали вид, что случайно мимо проходили и у них масса срочных дел.
   - Извини, - догнав Охотницу, сказала Даша. - Я не понимаю, откуда она могла знать про Живого и ещё я не понимаю, кто ты вообще такая.. Должность у тебя есть?
   - Так много вопросов, - грустно сказала Охотница, - и так мало знаний. Живого надо долго и старательно пороть. Притащить человека к Народу и простейших вещей не объяснить. Займусь я твоим воспитанием завтра с утра.
   - Эта, - ядовитым тоном сообщила она, - на нашего парня виды очень конкретные имела. Ткачиха она хорошая, но со слишком большими амбициями. Подавай ей мужа из высших. Вечно из-за нее ссоры. Ходит, хвостом крутит и всем мужикам обещанья дает. А сама очень тщательно выбирает. Живой когда привел тебя в лагерь, сразу продемонстрировал зачем. Поживешь среди нас, научишься понимать. Шел на шаг сзади и слева, на поясе у тебя нож очень определенный. На вопросы не отвечал, даже не здоровался, и шли вы прямо к Вожаку. Потом меня в свидетели позвали. Традиции, - с неопределенной интонацией сказала она. - Все всё прекрасно поняли и через десять минут, в лагере каждый знал, что Живой выкинул. Не каждый день такое случается.
   - Вон фургон стоит, - садясь и ткнув передней лапой в повозки, сторону ничем не отличающийся от других, сообщила она. - Полезай туда и нормально выспись, все равно сейчас мало что соображаешь. Видела я уже такое. До вечера тебя трогать не будут, а потом я тебя подниму.
   Должности у меня нет, - явно усмехаясь, сообщила она уже на прощанье. - Но есть у нас в семье твердая иерархия. Сначала Живой, потом Близняшки и я.
   Я, - с угрозой в голосе, заявила Охотница, - отвечаю за порядок. Кто останется в семье и кого выгнать стоит, во многом от меня зависит. Остальные, - она небрежно махнула лапой, - не по этой части.
   Даша залезла в огромную телегу, с металлическими ребрами по всей длине и покрытую сверху прочной тканью. Вся внутренность была забита множеством ящиков, ящичков и мешков. - Имущества у меня, пожалуй, даже слишком много, - подумала она, - нормально не ляжешь. Места было ровно столько, чтобы лечь и вытянуться, не распрямляя колени. Живому при его росте пришлось бы скрючиться. Тут же лежал свернутый спальный мешок, очень мягкий и излишне теплый для теперешней погоды. Она разделась и заползла внутрь. Голова действительно болела сильно и Даша даже боялась, что заснуть не сможет.
   Проснулась она от запаха свежеиспеченного хлеба, настойчиво лезущего в нос. Попутно он пытался отпихнуть в сторону еще один запах - жареного мяса. Моментально захотелось есть. Голова больше не болела и по часам выходило, что она сладко проспала до шести вечера, пропустив обед и не слишком много съев на завтрак. Тогда кусок в горло не лез. Сны - снами, а повернуться могло по-разному.
   Ее комбинезон исчез в неизвестном направлении, на том же месте была аккуратно сложена стопка одежды, сверху лежало ее оружие. Даша выползла из спального мешка, взяла вещи в руки и радостно засмеялась. Это был женский вариант той одежды, в которой ходил Живой, и на который она насмотрелась утром на других. Тот самый, из ее снов. Даже красная ладонь на плече присутствовала. Поспешно одеваясь, она подивилась, когда могли успеть сделать все вещи под ее размер, только брюки были слегка шире в талии, и пришлось затянуть ремнем. Все остальное прекрасно подходило.
   Осмотрев себя еще раз, она вздохнула и спрыгнула из кузова на землю. Солнце уже садилось и кругом горело множество костров, у которых сидели люди. Она мысленно себя поправила - оборотни. В нескольких шагах от фургона лежала знакомая туша медведицы. Пятеро, расположившиеся там же одновременно обернулись в ее сторону.
   - Садись, - все тем же красивым женским голосом, совершенно не вязавшимся с ее видом, сказала Охотница и показала на маленькую скамейку у костра. - К этому придется привыкать, мы на стульях не сидим.
   Ешь, - сказала она, дождавшись пока Даша удобно устроится, - на голодный желудок о делах тоже не принято говорить. Молодой парень протянул ей круглую лепешку, набитую изнутри жареным мясом и зеленью. - Когда она печется, - пояснила медведица, глядя, как Даша вгрызается в край, - водяной пар собирается внутри и получается пустое место. Потом ножом режешь сбоку и можешь класть внутрь все что угодно. Зелень, мясо, сыр. Что захочешь, то и положишь. У некоторых пасть широкая, так они ее раскрывают полностью и целиком запихивают внутрь.
   В каком-то смысле это даже интересно, - пробурчала она, ни к кому не обращаясь и рассматривая девушку. - Много кого учила, но человеки раньше не попадались.
   В нормальной семье, - дождавшись пока Даша доест и запьет из фляжки поданной все тем же молодым парнем чем-то вроде кислого молока, - обычно все друг другу родственники. Кто-то прямой, кто-то двоюродный, но все в родстве. Мы семья совсем не нормальная. Глава семейства у нас Живой - медведь. Вот это Близняшки - Старшая и Младшая. Даша изумленно посмотрела на них. Меньше всего они походили на родственников и тем более близнецов. Старшую она уже видела утром, смуглая брюнетка с каким-то странным цветом глаз и кошачьей грацией. Младшая была и ниже ростом и ко всему еще блондинка с вьющимися волосами. Не по крови, - пояснила Охотница. - Просто имя такое. Десять лет вместе ходят как привязанные, вот и прозвали. А так, Старшая тигрица и до сегодняшнего дня выполняла в Клане роль начальника Хищников пока Живой прохлаждался неизвестно где. Теперь старая жизнь кончилась и пойдет она командиром отряда по реке. Вот не знаю это такое повышение или наоборот?
   Младшая у нас медведица. Тоже по военной части. Вот он, - показала она на молодого парня - Длинный зуб. Ягуар. Можно было бы назвать пауком, но совершенно безалаберный тип. Многоликого летающего он сделал, - парень ехидно улыбнулся, продемонстрировав выступающий зуб, - так что с большим потенциалом, при полном отсутствии мозгов.
   Есть еще Стальной Молот, - сказала она про последнего присутствующего, кряжистого мужика лет сорока. Росомаха. Мастер на все руки и начальник производственной части. Очень не любит надзирать за кем-то, кроме собственных учеников и норовит сбежать от ответственности за чужих. Это собственно все. А куда Неждан подевался?
   От соседнего костра поднялся мальчик лет двенадцати и присел рядом. - Вот это, - сообщила Охотница, - волк. Хотя пока еще волчонок. Он сын Зверя, и приставлен к Стальному на обучение, а заодно и к тебе. Из нашей компании единственный кто говорит на твоем языке. Даже читает.
   Даша решила пока не выяснять, откуда у Лехи мог взяться такой взрослый сын, если три года назад он еще в Москве проживал.
   - Формальное представление можно считать законченным. Про тебя мы уже знаем. Теперь желающие могут задавать вопросы. Тут она цапнула кусок мяса и со смаком принялась жевать.
   - Этот остров, - сразу спросила Старшая, - насколько возможно перекрыть реку от неприятных гостей?
   - Он стоит как раз на слиянии этих двух рек, - осторожно подбирая слова, ответила Даша. - Мы называли их Левая и Правая. Тигрица кивнула. - Из-за того, что остров мешает, они растекаются вширь и получается небольшое озеро, но расстояние до берегов не больше трехсот метров. Все в пределах обычного огнестрельного оружия, а если поставить что-то серьезное, то вообще проблем никаких. Проплыть никто не сможет, но это когда на большом судне, а высадиться где-то раньше и землей пройти, конечно, можно. Если надо перекрыть полностью, то придется постоянно патрулировать местность. Только пока мы следы людей только один раз видели. Там, похоже, крысы были и их увезли. Так что на острове они бывают.
   Сам остров большой, где-то двадцать квадратных километров площади, лесом зарос и много животных. Кабаны есть, лоси, зайцы разные с перепелами. Мы там были не очень долго, но Живой сказал хорошее место.
   - А ты можешь достать что-то серьезное? Побольше крупнокалиберного пулемета, - спросила Старшая. Тут она подобрала камешек и резко кинула его в сторону соседей. Там кто-то ойкнул.
   - Уж и послушать нельзя, - удивился чей-то голос.
   - Жену свою слушай, - зло сказала Старшая и повернулась к Даше.
   - Можно что угодно, - согласилась Даша, - только это такой вопрос, который с Ле... Зверем решить требуется. Чье оно будет. Если нашего, - подчеркнуто выделила она, - семейства, то мы и платить сами должны и отвечать за него. Опять же кто именно платить будет. Семья или Живой. Клан или Зверь. Если там большой калибр установить одного мало на обслуживание, сменщики нужны.
   - А что с подземельями? - негромко спросил Стальной.
   - А там место на все есть. Совершенно пустые коридоры и десятки огромных помещений. Можно разместить склады, мастерские, даже пушки и выращивать еду на гидропонике. Овощи, зелень. Там на все место предусмотрено, включая переработку отходов. Я, - поколебавшись, добавила она, - много лет жила в подобном месте и очень хорошо представляю, где что разместить и поставить. Только там один комплекс был, а здесь мы видели три и неизвестно еще, куда ходы идут. Земля сверху останется в первоначальном виде, ничего лишнего портить не надо, все выносится вниз. Работы очень много, но все постепенно. Электричество нужно.
   - Будет тебе электричество, - хмыкнув, сказал Стальной и оглянулся на Длинного Зуба. Тот кивнул. - Потом выберешь время и пошаришь по ящикам у себя в фургоне. Там много чего есть. Люди просто не представляют, сколько разного бывает. Мы собираем артефакты от предков уже не одну сотню лет.
   - А что, - расплывшись в улыбке, сказал Длинный Зуб, - планы у нее уже есть. Достать она может что угодно, надо только разобраться с собственностью. Зверь сказал, что личное оружие за собственные артефакты в Треугольнике разрешено. Я предлагаю тихо разойтись и начать составлять списки кому что надо. Не знаю, о чем думал Живой, но нам такая Хозяйка очень полезна будет.
   Но у нас, - повысив голос, заявил он, возник очень важный вопрос. - Как называется разумный, который живет в подземельях, работает там и вообще любит в разных скалах не пойми чем заниматься и других к тому же призывает? Очень подходящий повод к именованию. Остров гранитный? - спросил он Дашу, опять ехидно улыбнувшись.
   - Да, - не понимая, куда он клонит, ответила девушка.
   Сначала прыснула Младшая, потом заржал Стальной и через секунду смеялись уже все кроме ничего не понимающей Даши.
   - Отныне, - торжественно объявил Длинный Зуб, - и навечно, до следующего повода нет больше Живого. Есть Гном. Возражений не прозвучало. Он поднялся и сообщил: - Иду радовать остальных. Вежливо прощаясь, поднялись и остальные. У догорающего костра остались только Даша с Охотницей.
   - А где Живой?
   - Да со Зверем отправился с человеками из вашей экспедиции беседовать, - объяснила медведица. Завтра вернутся и тронемся.
   Нормально себя чувствуешь?
   - Да.
   - Вот и хорошо. Спать еще рано, приступаем к занятиям. Для начала придется выучить, как кого приветствовать и обязанности жены и хозяйки дома не только по названию, но и на деле. Тут может быть серьезный повод для обиды просто из-за незнания. Запоминай...
  
   Глава 2. Совещание.
  
   - Показывай, - сказала Койот, когда я вернулся.
   Я притащил оставленные у входа свертки и развернул первый. Она достала одну из пластин и начала ее крутить, разглядывая с разных сторон и подставляя под свет, падающий из отверстия.
   - Не знаю, - удивленно сказала Койот. - Ничего такого не слышала и не читала. Явно довоенное, очень старое. Нуждается в зарядке, но результат лучше проверять в защищенном помещении. И, кроме того, вот здесь идет очень тонкая линия, которую видно только под углом, - она нажала на пластинку и та распалась на два совершенно одинаковых треугольника.
   - Это ты поломала или привела в рабочее состояние? - с интересом спросил я.
   - Не поломала - это точно, соединяя вместе по месту разлома и демонстрируя, что пластина снова целая, - ответила Койот. Потом с усилием снова разделила на две половины. - Обе части после разделения имеют одинаковый рисунок. Она достала вторую, посмотрела. Потом проверила третью и так до последней. - Точно, - озвучила результат. - Все пластины парные. Явно делятся на треугольники и устанавливаются напротив друг друга. Что-то это должно означать, но не представляю что. Насколько я знаю, в Крепости есть масса вещей, которые не умеют использовать. То ли части чего-то, то ли просто не было смысла, но даже записей нет. Будет еще одна непонятная. Спрячь и пусть лежит, - она засунула пластины в шкатулку. Будет время, попробуем поэкспериментировать.
   - Ага, - подумал я. - Погодим пока с подарками нашей любительнице древностей. Сама не просит, с чего это я буду навязываться? Тем более, я и так уже утвержден большим начальством в должности. Нет, наивные мы еще, с людьми долго не сравнимся по части вымогания взяток. Впрочем, лучше и не надо.
   - Дальше! - потребовала она.
   Я послушно достал сверток с пузырьками и баночками.
   - Ну, это понятно, - сразу сказала она, - проверив парочку. - Действительно аптечка, только надо посидеть и вдумчиво разобраться. Вот это я не знаю что такое, - продемонстрировала она, очередной запаянный сосуд, - а вот это - показывая пальцем на еще одну баночку, - очень полезно при ранениях. У нас такое не растет, только в лесах. Явно семена для посадки. Я заберу?
   Зверь искоса глянул на меня.
   - Конечно, - согласился я. - Мне без надобности. Если что полезное будет - я первый на очереди.
   Есть еще одна вещь, которая тебе будет интересна. Я вручил Койот напечатанную книгу. Она тут же выхватила ее и начала торопливо перелистывать.
   - И как впечатление о здешних местах? - спросил Зверь, поняв, что она отключилась надолго.
   - Сложно сказать. Междуречье совсем не похоже на наши равнины. Здесь не голая степь как у нас, а скорее лесостепь. Очень много деревьев, буквально целые полосы. Мы далеко не заходили, но даже то, что видели, намекает, что будут большие сложности в освоении территории. Совсем другие условия. Даже автоматы в лесу не слишком помогут. Навалятся со всех сторон - пикнуть не успеешь. Мы поэтому и с зелеными больших войн никогда не устраивали. Они нас в лесу уделают, а мы их на равнинах.
   Дальше к югу со стороны Правой вечнозеленые леса сменяет гористая местность, мы туда пока ходить даже не пытались. А с другой стороны Левой начинаются тропические леса и вроде бы к океану выйти можно. Самое странное, что почва там паршивая и полно болот. Никакого смысла вырубать деревья и сажать культурные растения нет. Животных разнообразных дофига, но даже крысы в те места не заходят.
   Потом, я не понимаю, как мы сможем проконтролировать все. Очень большой кусок при минимальном количестве Народа. Как бы не подавиться. Несколько суток похода и мы встретили два незнакомых хищных вида, непонятно для чего предназначенную Иглу и крыс.
   У меня самого свербит выжечь крысиные логова, но надо думать на перспективу. Этот, у которого я в гостях был, очень ясно сказал, что землю они по доброте душевной не отдадут. Столкновение непременно будет, но надо попробовать не только пленных отловить, но и законтачить с каким-нибудь отдельным слабым семейством. Мы им поможем против соседей, а они с нами поделятся, что вообще вокруг происходит. Сравним рассказы, будет нормальная картинка.
   - Мне эта мысль не нравится, - не отрываясь от книги, сказала Койот. - Пленные необходимы, а вот союзы раньше, чем начнем понимать общий расклад совершенно лишнее. Сидеть за общим столом еще рано. Мало ли что на этот стол положат.
   - С рейдерами что-то решать нужно, - продолжил я. - Самое лучшее, пусть в развалинах до осени копаются и к нашим делам их не привлекать. Любопытство не порок, но Торопыга на украинскую безпеку или как она там называется, раньше работал.
   - А почему не на ФСБ? - удивился Зверь. - Сидит и морзянкой на Лубянку отстукивает?
   - Зря смеешься. Поговори на эту тему с Дашкой. Руководство заводского клана в Славянске почти целиком из бывших фсбшников и грушников состоит. Только производственниками разбавлено. В первое время их много сюда засылали в надежде что-то поиметь. Свой свояка видит издалека. Есть несколько таких группировок из спецслужб. На Землю они давно болт забили, но неизвестно еще кто кому постукивает по старой памяти. Да ты лучше меня должен знать, как менты с особистами рэкетом по старому месту службы занимались. Здесь даже проще.
   И еще, - решился я. - Нравится нам или нет, нужно или несколько молодых на обучение к Борису и в города пристроить или приглашать специалистов. Электрик хороший нужен. Никакие закупленные станки невозможно поставить без специалиста. Две фазы, три фазы, 220 вольт или 110 - это должен понимающий возиться. То, что мы сделали для подзарядки аккумуляторов и включения компьютеров с прочими железками идет через слепленный на коленке переходник и долго не протянет. Да и потери там большие. Нормальную сеть не сделаешь.
   Фрезеровщик, - загибая пальцы начал перечислять, - автомеханик для починки машин, разбирающийся в двигателях, включая дизельные, токарь-универсал, мастер по ремонту электрооборудования, крановщик. Вообще водители, слесарь по ремонту бытовой техники. Может, стоит иметь тракториста, бульдозериста, мастера по ремонту компьютерной техники, водителя автопогрузчика - вот эти не срочно. Это так - навскидку.
   - Запросы у тебя, - пробурчал Зверь.
   - Совсем минимум, - насколько мог убедительным тоном сообщил я. - На самом деле одним человеком по каждой специальности не обойтись и наверняка еще куча разных профессионалов понадобится. Лучший вариант и то и другое. И к Борису своих отправить и здесь на месте временный договор с нужным человеком заключить и приставить к нему на обучение сразу двоих-троих, собственные кадры воспитывать. Ну, - добавил после паузы, - или ничего не делать. Не моя это идея была, взять из зоны полезное. Перечитал ты про прогрессоров. Прекрасно жили до тебя, можем и дальше также пожить.
   А чтобы не смотрелось так кисло, есть хорошая мысль как зону за глотку взять...
   - Ну-ну, - заинтересовался Зверь.
   Я подробно изложил идею всеобщей телефонизации с попутной возможностью подслушки.
   - А что, - захлопывая книгу, сказала Койот. - Вот это мне нравится. Зверь вопросительно посмотрел на ее руки. - Нет, - с сожалением ответила она, - тут быстро не разобраться. Это, - она взвесила в руке том и кинула его на пол, - подробное изложение основных шагов как сделать оборотня. Половину терминов я просто не понимаю, и особой пользы от нее нет. Гораздо проще нарожать. Исторический труд. Разрезающей надо показать, только предварительно снять копию. Может, удастся продать в Крепость за что-то полезное.
   Я про то, - она кивнула на меня, - что Живой говорит. Во-первых, действительно, нужны свои специалисты и обучение им придется проходить в зоне. Это надо хорошо обдумать. В том числе и как засунуть Стального Молота на патронный завод. Зависеть в таких вопросах от людей не стоит.
   Во-вторых, совсем не обязательно приглашенных профессионалов пускать в Треугольник. Пусть сидят на острове и учат наших. С самого начала открыто сказать: "Мы ребята меченые и не надо удивляться некоторым странностям". Подробности им ни к чему.
   В-третьих, давно пора перестать заниматься всякой ерундой и выяснить подробно, кто в зоне правит. С теми же заводскими стоит выйти на контакт. В Город все равно идти придется. Мы же до сих пор понятия не имеем, кто такие эльфы и надо ли их бояться.
   И насчет твоего Многоликого, - сказала она мне. - Он нас слышит?
   - Да, - коротко ответила "Говорилка" у меня на шее.
   - Вот именно. Надо с тобой что-то решить. Что можно, а что нельзя. Не слишком приятно, если тебя постоянно подслушивают. Зверь ухмыльнулся. -Сидеть в туалете и знать, что каждый звук записывается дело малоприятное. Потом бывают ситуации, когда третий совершенно лишний.
   - Очень мне надо присутствовать при вашем размножении, - обиделся Летчик.
   - Ты меня понял. Об этих возможностях вообще не должен знать никто кроме нас троих. Она посмотрела на меня, явно сожалея, что нельзя избавиться от моего присутствия.
   Давай так Многоликий. Ты себе составишь правила что можно и нельзя. Ну приблизительно так... Вне Клана ты самостоятельно ни с кем говорить не будешь, на вопросы отвечать тоже. Внутри Клана у тебя будет список тех, с кем можно свободно говорить. Слушать в Клане будешь только разговоры через тебя, а не все подряд. С остальными можешь развлекаться сколько угодно, не демонстрируя это им. Вопросы нашего происхождения, перекидывания, местопроживания, численности при посторонних не обсуждаются. Если тебе кажется что имеется что-то важное, сообщишь тем, кто в списке. Изменить правила можно только в присутствии нас троих. Если один погибнет, двое представят нового члена тройки. Подумай и если считаешь необходимым что-то добавить или с чем-то не согласен, скажешь.
   - Я уже не согласен, - заявил Летчик. - Это все мои обязанности. Как насчет прав?
   - А что ты хочешь?
   - Вот Живой знает. Я работаю на вас. Взамен вы делаете то, что я прошу. Часть дохода от продажи заранее откладывается на мои нужды.
   - Что именно ты знаешь? - спросил Зверь, глядя на меня.
   - Желание иметь возможность передвигаться самостоятельно и хотя бы манипуляторы вместо рук, - поясняю.
   - Это справедливо, - согласилась Койот, - хотя я не представляю, как это сделать. Думайте сами.
   Значит, обмозгуешь формулировку договора и правила, потом сообщишь.
   - И список тех, с кем говорить имею право, я сам составлю, - заявил Летчик. - Только в Клане, других не будет. И в будущем имею право дополнить.
   - Считай, договорились, - глядя в потолок, сообщил Зверь. - А теперь перестань слушать.
   - Уже ушел, - покладисто согласился Летчик.
   - Ты кого сделал? - шепотом спросил Зверь.
   - Вот претензии к Длинному Зубу - его идея. Только если посмотреть внимательно, ничего особенного. Обычный разумный, - успокаивающим тоном сказал я. - С неизвестными никому параметрами и желаниями. Намного ли больше ты знаешь про рожденных от матери? Кажется замечательный парень, а потом такое выкинет, что лучше бы его в детстве придушили. Про нашего, по крайней мере, точно известно, что походы в кабак, деньги и бабы ему без надобности. Замечательный может получиться начальник разведки. Поймать его невозможно, а сведения он со временем начнет поставлять в большом количестве. И главное - он не тупая машина. Сам сможет отбирать, что важно, и докладывать.
   А шептать не надо. Он пока еще не додумался, что можно врать, и что такое личные тайны прекрасно понимает. Попросили уйти - ушел. А если нет, все равно не узнаем. Собственно пока мы не начнем изобретать, как отвинтить ему несуществующую голову никаких проблем не предвидится. Взаимовыгодная сделка. Он заинтересован в нас, мы в нем.
   Возле входа в палатку раздался шум и, отодвинув занавеску, внутрь шагнула Черепаха.
   - Ты Вожак, и я пришла по слову твоему, - сообщила она, становясь на колени. - Правда, зачем среди нас эти церемонии, - подмигивая Зверю, добавила она, - если ты с ними регулярно борешься. Куда б я делась?
   - Все таки хорошо среди своих, - сообщила она, вставая и обнимаясь с Койот. - Не надо соображать, что можно сказать и кто что увидит. Я не стала твое добро забирать, - сказала она мне. - Все равно пойдете вместе с баржей к острову. Не вплавь же все имущество таскать? Там уже два десятка охранников сидит.
   Все, - сказала Черепаха, заметив недовольное выражение лица Зверя. - Сейчас будет отчет. Извини, не думала, что придется сегодня в подробностях, записей нет. Я даже думаю, что они и не нужны, лишние глаза возможны.
   Времени было мало. Да! - громко заявила она, глядя на Зверя. - За зиму только в одном поселке много не узнаешь. Сам запретил применять активные меры к анхам и слишком светиться.
   Оба подопытных экземпляра относятся к категории уязвимых. Один за водку что хочешь расскажет, только как раз нужного и не помнит. Блок снять возможно, но большой шанс у него помереть от моих действий. Тут требуется пара-тройка хороших пауков. Один работает с памятью, другой следит за состоянием здоровья. Это по минимуму. На сегодня их взять негде, но в перспективе не проблема. Изъять и на равнины через проход, никто концов не найдет. Единственное, что нам еще с Борисом работать в дальнейшем.
   Второй анх каждый день связывается с головной конторой в Городе. Докладывает о своих торговых успехах. Не выход на связь может сработать как сигнал тревоги. Этого даже трогать не стоит. Ты был прав, нашлась у него кнопка, надо только подумать хорошо, как его использовать. Сам если и употребляет, то совсем по минимуму, похоже, что приторговывает. Заглотнул крючок очень глубоко и никуда не денется. Если всерьез надавить вполне может кое-что рассказать. Торопиться с этим не стоит, чтобы не задергался. Посадить бы ему на хвост кого-нибудь, чтобы выяснить контакты, так нет никого подходящего. Людям в этом вопросе доверять не стоит.
   Семейка орков что в Форте проживает обычные дикие орки, к земным делам отношения не имеют. Койот шевельнулась. - Нет, - сказала Черепаха, - я очень тщательно проверила. Никаких следов воздействия. Они даже говорят не так. Как Трифон лопочет с начальством, я имела удовольствие наблюдать. Можно про орков смело забыть.
   Теперь люди...
   Я очень внимательно и старательно смотрела. Когда ухо Борису отрастила, ко мне многие заходить стали с проблемами, так что материал для изучения был. С оборотнями возможно совместное потомство. И с огромной степенью вероятности ребенок будет оборотнем. Вот он, - она кивнула на меня, - скоро проверит на практике. Надо обязательно на Пастуха посмотреть. Раньше не интересовалась, а теперь интересно какие у него дети могут быть. Все это очень странно, - пожаловалась Черепаха, - исходный тип для нас и людей общий. Как такое возможно наука объяснить не в состоянии. С другой стороны, можно пускать погулять тех же Круглых щитов со временем в Нахаловку. Молчу-молчу, - закивала она, изображая поклон в сторону Зверя, - не сегодня, но лет через надцать, когда к нам привыкнут.
   - Стоп! - резко сказал Зверь. - Что за ерунда получается, мне в свое время прямо сказали, что общих детей быть не может. А Пастух, извините, с девками спокойно гуляет и никаких ни человеческих, ни оборотневых детей не бывает? Это как понимать?
   Паучихи переглянулись, и Койот закатила глаза, демонстрируя непроходимую глупость вопроса.
   - Ты что человек? - пожав плечами, удивилась Черепаха. - От тебя и не могло быть. А вот что касается людей. Ты никогда не задумывался, почему дети могут быть только у замужних женщин? Приходят к пауку и просто напросто перекрывают... Впрочем тебе это без разницы - ты не врач. Здоровью не вредит, но ребенка гарантировано не будет. Потом легко вернуть все в первоначальное состояние. Гуляй, сколько хочешь - последствий не будет.
   А вот человеческие дети, которые рождаются у оборотней - это брак. Именно так, - подтвердила она, увидев, как Зверь скривился. - Нас создали из людей и делали так, чтобы изменения были доминанты. Если виды очень далеко друг от друга, они как бы гасят друг об друга общий эффект и наружу вылезают человеческие гены. Я, понятно, упрощаю, - усмехаясь, пояснила Черепаха, - для тех, кто не специалист. Кое-что и в бракованном человеческом виде остается. Так что в браке оборотня с человеком ребенок будет оборотень, хотя возможны и сбои. Даже у двух оборотней такое бывает. Редко, но возможно.
   Что касается мечености... Вот когда тебя проверяли еще на Земле, что-то такое эльфка делала?
   - Да, - согласился Зверь , - и ничего толком не помню, как будто выключился.
   - Вот именно. Остальные тоже самое говорят. Воздействие планеты - ерунда, тогда мы бы давно заметили.
   - Но ведь все прекрасно знают, что способностей в первом-втором поколении не было, - возразил он. - Может и есть какое-то воздействие после Войны.
   - Не учи паука, что получается в результате скрещивания, а что приходит от аномалий, - пренебрежительно отмахнулась Койот. - Я тебе в старой роще про всех скажу, кто что может и кто были его родители. Да и в Клане почти всех знаю. Скачком и вдруг ничего не появляется.
   - Есть два варианта, - продолжила Черепаха. - Уж не знаю что лучше. Один - это еще на Земле что-то с вами делают. Другой, вот Живой говорит про переход. Ты когда делаешь дырку, там мембраны нет, может от нее какое-то излучение идет, но тогда почему при возврате люди теряют способности? Интересно, что проявляется не сразу, и у всех по-разному. Очень вероятны разбуженные латентные способности. Поэтому и часто совпадает с невысказанными желаниями. Начинают работать дополнительные необходимые с точки зрения подопытного качества.
   Теперь конкретно. Основные умения, возможно и еще что-то дополнительное. Безногий видит сквозь землю. Второй раз, - она хихикнула, - на мину не наступит. Про Доцента вы знаете, Лена в похожем варианте. Только она видит не опасность, а наоборот где безопаснее пройти. Очень важно, - подчеркнула Черепаха, - что для нее безопаснее, а не для любого. Держись рядом и тебя пронесет мимо любой твари совершенно спокойно, та будет сладко спать. Кузнец чует Вещи. Именно Вещи вообще, а не конкретный артефакт. Гарантии больших заработков не дает, там и ерунда может быть, но все лучше, чем копать наугад. Торопыга видит в темноте. Не глазами, вроде как змея тепло. Борису под любым предлогом руку не пожимать. Он может считать информацию о прошлом собеседника. Насколько полную и в каком виде, там картинки или просто знания сказать не могу. Очень странно, что он ни разу не протянул руку ни тебе, ни мне. Спроси Дашу об этом.
   - А ведь пожал, - задумчиво сказал Зверь. - В первое посещение. Интересно все-таки, что Кулак мог увидеть. Он посмотрел на меня.
   - Не-а, - уверенно отвечаю. - Дашка тебе ясно сказала. Наши тайны не уходят дальше нее, а что она такого знает о своей семье, тоже не скажет.
   Черепаха пожала плечами. - Спрашивать надо уметь. Конечно, если в лоб она промолчит...
   Возвращаясь к отчету, есть еще несколько человек, с которыми я познакомилась, но картина схожая.
   Безногого с женой ты все равно в наши дела втянул. Доцент, - она помялась, - пластичный, нормально примет, если на голову сразу подробности не вываливать. Он слегка зациклен на здешних чудесах, даже в городской научный центр статейки пописывает. С ним работать можно.
   - А Волк?
   - И Волк, и Хвостатый и Хамелеон и еще несколько. Ходила и смотрела. Ничего не поняла. Изучать надо всерьез, а не наскоком. Если у них тоже, что и остальных, то возможны начальные проблемы в психике. Я им в голову лезть категорически отказываюсь.
   Вообще зона это как бизон для нас. Чтобы завалить, необходимо затратить немало труда, но результат того стоит. Получаем кучу мяса, шкуру, жилы, сало и даже кости на удобрение. Как минимум надо расширять контакты и торговлю. Мы можем самостоятельно делать "Мясо", "Кость", "Ткань", "Пленку" и улучшать электродвигатели. Это все стоит приличных денег. Можем и лечить, даже просто с использованием некоторых специфичных и отсутствующих там растений. От них мы получим оружие, металл и некоторые разработки.
   Вот я нашла возможность применить кольцо не с пауками, - хищно улыбнувшись, сообщила она. - В обычной системе все отдают силу старшему, служащему фокусом. А у меня после прочтения некоторых книг все просто в постоянном контакте. Каждый знает, что видит другой, любой умеет пользоваться чужими навыками в бою. При выведении из строя одного, боль испытывают все, но кольцо не распадается. Очень перспективная вещь. Взаимодействие на уровне пальцев руки. Никаких обсуждений не требуется, все знают что делать. И опять, - поскучнев, сообщила Черепаха, - где и на ком мне было поверить? Ни времени, ни подходящих добровольцев.
   Проблема в зоне только одна, но очень серьезная. Тяжело находиться длительное время в окружении большого количества людей и запахи, и отсутствие возможности перекинутся. Впрочем, надо на Город посмотреть. Варшаву я так и не увидела толком, а Нахаловка недостаточно большая, чтобы делать выводы.
   А, - хлопнула она себя по лбу. - Забыла. Попытки пообщаться с домовой не удались, как и с ее соплеменниками. Не выгоняет из дома, но и не подходит. В Нахаловке их под сотню. Профессор этот, - с презрением в голосе сказала Черепаха, - ничего толком не знает кроме слухов. Единственное новое - есть два вида домовых. Второй мельче Зои и на глаза показываться не любит. В поселке их точно нет.
   Кажется все. Доклад закончен.
   - Ну, - приказным тоном сказал Зверь, - сейчас мы с Живым едем пообщаться с рейдерами. Ты, - обращаясь к Черепахе, - пойдешь с отрядом Пинающего Медведя, после возвращения останешься на острове. Там нужен паук. Со Старшей идет Игривая Олениха.
   Черепаха презрительно фыркнула.
   - А другой у меня нет, - сердито сказал Зверь. - У нас вообще проблема с пауками. Они в Клан не сильно рвутся, им и на своем месте хорошо, а у нас одна роща вообще без надзора, Длинный Зуб еще молод и доверия не вызывает. Просить Разрезающую плоть, у меня желания нет. Она не откажет, но куда докладывать рекомендованный ею кадр будет - еще большой вопрос. Выкручивайтесь, как можете. Разрешаю воспитать паука в своем коллективе. Каждому по ученику - и вперед. Ищите перспективного в Клане. Не обязательно сильного, главное чтобы чувство ответственности было развито. Обе паучихи сидели с недовольными лицами.
   - Надо, - с нажимом сказал Зверь. - Мне тоже много чего делать не хочется, но надо.
   - Круглых щитов звать на помощь резать крыс будем?
   - Нет! - хором ответили все. - Потом их назад не выпихнешь, - сказала Койот.
   - Живой! - продолжил Зверь раздавать приказы.
   - Да? - осторожно переспрашиваю, в ожидании очередной гадости. Пряник в виде образования отдельного семейства я уже получил, теперь появятся и указания.
   - Сидеть тихо, постоянная разведка. Самим драку с крысами не начинать, только ответные действия.
   - Понятно, - соглашаюсь.
   - Всех припахать, чтоб работали с утра до вечера. Выбери место для рощи, чтоб с пристани не было видно, сразу за холмами. Поищи выход на ту сторону из бункера. Расчистить участок.
   - Ага, - киваю. - Будем сажать деревья-дома?
   - Будем, иначе какой мы Народ? И учти, место на всех должно хватить, так что обычные дома хозяйственные постройки и все прочее тоже необходимы. Скот перевезти на остров. Пока и место есть, и сохранить от разных хищников и набегов проще.
   Он пристально посмотрел на меня.
   - Собственно к чему тебе указания на эту тему? Сам не справишься, какой из тебя глава семейства? Гнать тебя в табунщики. Мое дело появиться в конце и указать на недостатки.
   - Это... а как с удобрениями? Сажать деревья-дома на голую землю еще никто не пробовал.
   - Я подумаю, что можно сделать, - пообещал Зверь. - Больше вопросов нет?
   - Нет.
   - Тогда пошли. Он нехотя встал.
  
   Глава 3. Неприятности.
  
   Ничего умнее обычного парома придумать было нельзя. Через реку от большой земли к острову протягивается канат и прочно закрепляется с двух сторон. Лучше конечно цепь, но где ж взять такой длины? Потом на нескольких сваленных деревьях обрубаются ветки и вообще все лишнее, кладется настил, и начинаем работать ручками. На самом деле параллельно ходит два парома и еще в дополнение баржа. Тянем - потянем пока очередная порция разномастного добра или скотины не достигает острова. Там разгружаем, растаскиваем по принадлежности. Животных пастись, имущество мастерских в подземелье, личное разбирается по на скорую руку поставленным палаткам.
   И так много раз подряд. Больше двухсот разумных со всем возможным имуществом и у каждого разнообразная живность. Всякие свинки, куры, лошади, коровы. Все это общество волнуется, мычит, ржет, кудахчет, норовит разбежаться и отказывается идти на ненадежные плоты.
   Даже то, что является обычным инструментами и разными стройматериалами или мешками с продуктами под конец дня, когда руки уже болят, а колени подгибаются, пытается убежать в реку или вывалится по дороге.
   А еще чуть не у каждого имеется свой фургон с разным барахлом. Это ведь поход в одну сторону. Что не взял, потом будешь долго искать. Я так пришел в ужас, когда выяснилось, сколько у меня всякого разного имеется. Еще пару лет назад все прекрасно перевозилось на паре коней. Прошли те времена. Я нахапал разных трофеев и в Большом походе и в славянской зоне, а еще мне довольно часто дарили подарки. Все-таки не последний оборотень в Клане. Даже отданные рейдерам лошадки не помогли, еще много осталось. Теперь уже имущество в фургон не влазит, а надо еще обеспокоиться, что женушка будет носить, из чего стрелять и чем хлебать из миски тоже. Ее вещи в большинстве пропали после нападения крыс. Да и неприлично это, если она плохо выглядеть будет.
   Зато мне большое облегчение вышло. Я только вскрыл вход, а дальше Даша сама начала показывать мастерам, где и что можно в подземных галереях расположить. Откуда и куда проход ведет и прочую необходимую премудрость. Не сказать, что ее сразу зауважали, но демонстрация необходимости и большой полезности была явная. Знания как наладить вентиляцию и где удобно кабель проложить, чтоб под ногами не путался, совсем не лишние.
   Что перетащили на остров и на этом все? Тут только и начинается. Место для выпаса скотины, место для огородов, место для домов, место для теплиц, место, место, место. Вырубить, расчистить, убрать, сложить, приступить к строительству...
   Все трудятся до кровавых мозолей. Охрану осуществляют младшие, а остальные работают забыв про отдых. Патрулирование территории по нынешним временам не обязанность, а льгота. Все страшно хотят оказаться подальше от острова, поэтому, когда ко мне подошел Следак и просигналил, не говоря вслух, что есть дело на берегу, я почувствовал только радость. Какое не паршивое дело, но все интереснее, чем гонять работников. Мне проще самому сделать, чем других заставлять, но нельзя - положение обязывает.
   Следак был даже по нашим понятиям мужчиной изрядным. 2 метра 10 сантиметров роста и весит 120 килограмм. Некоторые могли бы посчитать его толстым, но это было совсем не так. При необходимости он двигался очень быстро и постоянно совершенствовал умение обращаться с разными видами оружия. Огнестрельное вызвало у Следака большой энтузиазм. А должность у него была начальник патрульных. Он и раньше сильно "радовал" меня вестями о появляющихся время от времени чужаках, но до прямых столкновений пока не доходило.
   - В чем дело? - спросил я, когда мы отошли подальше от чужих ушей.
   - Ты должен сам посмотреть, - помявшись, ответил он. - Ты вчера послал меня изучить место под поселок на берегу.
   - Ну мы вон туда и сплавали, - показывая на противоположный берег совсем не далеко от места где мы столько дней грузили паром пояснил он.
   - И что? - нетерпеливо спрашиваю, - у меня полно работы!
   - Посмотри, - настойчиво повторил он.
   А посмотреть стоило.
   Рядом с облюбованным нами местом раньше был еще один поселок, где проживали крысы. Ничего удивительного. Прекрасное место. Рядом лесок, неплохое место для пастбища и прекрасный вид на реку. Издалека видно кто плывет и зачем. Мы из тех же самых соображений мысок выбрали.
   Вот только поселок именно был. Его больше не было. Провалившиеся крыши со следами сделанного руками разгрома, явно сожженные амбары и ни следа, ни двуногих, ни четвероногих. Только остатки лодок.
   - А вон там овраг, - сказал Следак. - Весь забит костями. Туда трупы сваливали. На глаз несколько сотен. И, - он вытащил явно заранее спрятанную мешковину из ямы, возле которой я стоял и задумчиво разглядывал пейзаж после непонятного катаклизма и развернул ее. Внутри был череп с круглой дыркой между глаз. - Не у всех, но несколько таких мы нашли, - сообщил он.
   - Не копье, - уверенно сказал я. - Пуля.
   - Вот именно, - подтвердил Следак. - Мы как нашли этот, стали специально искать. В нескольких местах следы на деревьях, на остатках домов. Я специально прикинул, те, кто это сделал, должны были большим отрядом прийти. И ведь, вчистую, положили всех. Если бы кто уцелел, хоть какие-то следы бы остались. То есть сюда явно приходили, но гораздо позже. Вот веселая загадка. Если это люди, а у кого еще могло быть огнестрельное оружие, почему мы считаемся первыми попавшими сюда?
   - Пришли и ушли по реке - это точно?
   - Точно не сказать, много воды утекло, но похоже на то, - согласился он.
   - А с чего ты взял, что они пришли с севера? Почему не с юга? - доставая телефон, спрашиваю. Предупредить наших надо, чтоб не влипли.
  
   - Мелкий, иди сюда!
   Я обреченно вздохнул. Попытка тихо смыться в палатку и там отдохнуть провалилась. Бдительная Охотница меня моментально засекла. А счастье было так близко!
   - Ты послушай, - возбужденно сказала она, тыкая лапой в Дашу. - Дала я ей букварь, показала буквы, а она вдруг начала читать. Только вот как!
   Давай! - обращаясь к ней, приказала медведица.
   Даша, явно недоумевая начала читать текст из простейших для детей. "Мама ушла на охоту. Папа пасет лошадей. Я учусь правильно читать..."
   - А еще, - заинтересованно сказал я. - Из середины.
   Она перевернула половину страниц и исполнила с выражением. "Беременность у лошадей длится от 335 до 340 дней. Жеребёнок рождается зрячим и через несколько минут может стоять и ходить. Обычно кобыла рожает одного, очень редко двух жеребят. Жеребчики появляются на свет на 2-7 дней позже, чем кобылки".
   - Что, правда? - мужчинки медленнее появляются? - удивленно спросила Даша.
   - Ну, как тебе нравится? - спросила Охотница.
   - Самое время начать выяснять, кто тебя подослал, - пояснил я Даше. - Жена! - изображая грозный тон и хватаясь за нож, восклицаю, - немедленно рассказывай, когда Ушедшие вернулись и на фига строить из себя каких-то славян?
   - Да в чем дело? - обиженно спросила она.
   - А в том, что читаешь ты, как это делали до Войны, - объясняю серьезно. - Правила за это время сильно упростились. Собственно, мы как видим, так и читаем. А ты буквы знаешь правильно, а произносишь не так. Сама, что ли на слух не слышишь? Раньше для обозначения некоторых звуков вместе писали две буквы и еще иногда точку сверху. Потом для облегчения жизни ввели дополнительные шесть букв, и ты на них регулярно спотыкаешься. Говоришь-то не так. Зато можешь прекрасно и очень правильно старые надписи читать. Так что вывод простой - кто-то тебя учил до нас.
   Она молча уставилась себе под ноги.
   - Давай, - повторил я. - Интересно же. Никто из рейдеров толком не понимает и даже названий букв не знает, а ты вон как чешешь.
   - Меня учил Игорь, - пробормотала Даша еле слышно.
   - Игорь это хорошо, - согласился я. - А кто это такой?
   - Подземник.
   - В смысле? Первый раз слышу.
   - В подземелье живет, - пояснила Даша. - Вроде домового.
   Очень редко с людьми встречается. Я когда маленькая была, случайно заблудилась в коридорах внизу, и он меня к выходу вывел. А потом мы часто разговаривали.
   - Он разговаривает? - изумился я. - Домовые ж молчат. И на каком языке?
   - На русском. Домовые, они все больше по скотине разной. А Игорь за механизмами в Форте смотрит. Если что не в порядке непременно исправит или скажет. Домовые с подземниками друг друга не любят. Не то, чтоб дрались, но у каждого своя сфера жизни и деятельности, и чужим в нее вмешиваться не положено. У нас наверху тоже домовой есть, так он никогда вниз не спустится. Собственно про подземника только в нашей семье и знают. Остальные даже не догадываются. Вот ты чтобы зайти люк взламывал, а у него все работает и открывается и закрывается.
   Я уставился на Охотницу.
   - Нет, - неуверенно ответила она. - Домашних я знаю, а про подземников в первый раз слышу. Он что все время с Войны там просидел? В одиночку?
   - Ну не совсем так, - покачала головой Даша. - Там карман есть, в котором время медленнее идет.
   Ну это дело знакомое, - соображаю, - обычный "Замедлитель". Только этот тип явно себе на уме. Борис про артефакт ничего не знал, а должен был. Значит, не делится с хозяином некоторыми вещами.
   - Он только иногда вылазил и профилактику делал, - продолжала Даша между тем. - А потом пришел отец и они с ним договорились.
   - Так, - говорю, - давай разберемся, правильно ли я все понял. Есть такой подземник, проживающий в Форте, который знает все входы и выходы и чем-то там заведует по механической части. Он у Бориса на договоре. Не сейчас, - отмахнулся от Даши, - потом выясним. Если его попросить, он покажет все что есть, а заодно и поможет в эксплуатации находящегося внутри. Даже в земных механизмах соображает. Тип достаточно дружелюбный и нормально с тобой общается.
   - Ну да, - подтверждает она. - Только там тонкость имеется. Признает по родству. Через отца к детям, а мать в упор не видит.
   - И что ему надо предложить, - вкрадчиво спрашиваю, - чтобы он к нам переселился?
   - Я не знаю, - ответила Даша. - Честно. Раньше вообще об этом не задумывалась, просто знала, что он мой приятель и может много интересного рассказать. Буквы-то просто ради интереса выучила, все равно говорили только по-русски. Так что полсотни слов из тех, что на надписях знала и все.
   - Да на кровь он привязывается, - уверенно сказала Охотница. - Просто есть два варианта. Сразу много или постоянно по чуть-чуть. Поэтому и на детей реагирует. Все тоже самое, что у предков. Теоретически ему без разницы должно быть там или здесь - род один. Вот только зачем менять обжитое место на новое? Он вообще один, размножаться может?
   - Не знаю, - растерянно ответила Даша. - Никогда об этом разговора не было. А здесь, - добавила она, - я смотрела специально, в том месте просто пустая комната, только мы пока в одном в центральном работаем, а еще два закрыты. Если все до Войны вывезли, могли здешнего подземника забрать.
   - А какая собственно разница? - глубокомысленно сказал я. - Мы все равно собирались телефончики в зону пустить. Один пошлем Борису. Вот с ним этот вопрос и напрямую обсудим. Хороший вариант. Не надо мучиться и лазить по этим дурацким галереям, проверяя, есть ли еще двери и куда они ведут. Пусть этим занимается настоящий специалист. Только одна проблема, временное отстранение моей жены от зоны превращается в одно название. Она сможет сколько угодно трепаться и с отцом, и с матерью. Даша улыбнулась и погладила меня по руке. - Я думаю, в обмен стоит. Он нам этого... Игоря, а мы ему возможность свободно общаться.
   Я говорил и смотрел, как к нам быстро приближается Ручеек, держа при этом за ухо молодого волчонка. Судя по виду в изрядно расстроенных чувствах и страстно желающая оказаться как можно дальше от меня. Удерживала ее от разворота только группа поддержки, ожидающая на заднем плане. Там торчали две изрядно рассерженные мамаши. Если уж в это время они всей кампанией заявились, значит, что-то серьезное случилось.
   - У меня трое щенков исчезли, - сходу выпалила она, подойдя поближе. Семь, одиннадцать и тринадцать лет.
   - Что значит исчезли?
   Ручеек встряхнула пацана, так что у него зубы щелкнули.
   - Мы поспорили, - нехотя сообщил он, - что они на землю сплавают и через поселок с патрульными вернутся. Еще утром.
   - А приказ с острова не уходить, вас видимо не касается?
   Давай, - сказал я Даше, - бегом, верни Следака. Можешь его обрадовать, мы снова идем на тот берег и всех, кто по графику дежурный пусть поднимает. Она вскочила и сорвалась с места бегом. - А ты, - сказал я Ручейку, - узнай, кто это "мы" и если хоть один из них сможет сидеть в течение десятидневки, тебя саму выпорю.
   - Можно подумать, что ты в детстве лучше был, - сказала Охотница, когда они отошли подальше. Щенок стойко молчал, не смотря на то, что половина уха могла уже оторваться, судя по силе, с которой девушка его тащила. Еще неизвестно кто лучше, мы или спартанцы, терпеть боль точно не хуже умеем.
   - Первого коня украл в тринадцать, - продолжила медведица.
   - В двенадцать, - не согласился я. - Я лучше знаю. Только мы в другой ситуации. Вчера на берегу опять чужие следы были, а гоняться за ними ни патрульных не хватает, ни приказа не было. Есть как раз обратный, без веской причины гостей не трогать. Ничего Зверь умнее придумать не мог, как детей сюда спихнуть. Мало мне проблем.
  
   - Ну вот и дождались, - хмуро сказал Следак выпрямляясь и отходя в сторону от трех тел. В руках он держал короткую толстую стрелу с длинным металлическим наконечником. - Хорошо еще, что Ручеек вовремя проснулась, а то мы бы только послезавтра не дождавшись возвращения, начали искать. Все следы бы остыли. Давно надо было что-то делать.
   - А что ты хочешь, - буркнул я. - Если бы к нам пришли и нагло на землю сели, долго мы бы терпели? Была команда первыми не начинать. Вот мы и не лезли. Теперь все по Закону. Они первые кровь пролили.
   Следак хищно улыбнулся. Жалко что крысы не видят, моментально бы разбежались.
   - Тут кровь еще чужая, одного из нападавших унесли на руках. Далеко не уйдут. Ребята молодцы, хоть и дурные малолетки. Только, - он с сомнением глянул на отряд. - Нас тридцать один. Если крысы не дураки, обязательно ждать будут. Устроят засаду и из кустов стрелами. Ты видел, эти какие-то сильно умные. В отличие от твоих знакомых арбалетами балуются.
   - А мы тоже постараемся быть умными. Резво, но очень осмотрительно поскачем прямо по следу, напрашиваясь на неприятности. Гоняться за ними по этим рощам и буреломам по незнакомой местности не стоит, обязательно стрела прилетит. Пусть сами на нас выходят. К вечеру надо обязательно найти место, откуда на нас можно напасть незаметно. Вот там и подождем до утра. Если они хоть немного на нас похожи, обязательно на рассвете нагрянут. Тут у нас три пулемета вместе с моим, двенадцать калашей, десяток винтовок и как раз три ночных прицела для пулеметчиков. Если не справимся, можно смело уходить назад на равнины, все равно здесь спокойной жизни не будет.
   - А? - удивленно переспросил он, оглядываясь в сторону острова.
   - И остальных тоже обязательно позовем. Сейчас я Младшей посигналю, пусть берет, кого сможет и часов через шесть на берег. Я не я буду, если где-то на берегу, наблюдатель не сидит. Пусть видит, что спешить надо, пока мы не соединились.
   - Ты, не забудь, - сказал Следак, - пусть минометы тащат.
   - Да они по три раза всего и стреляли.
   - Вот и потренируются, - радостно ответил он. Что может быть лучше реальной цели? - Одного-двух обязательно отловить надо, про поселок узнать. Если уж начали, надо довести это нужное дело до конца.
   Я пойду - своих подниму?
   - Давай, давай, - вытаскивая телефон, отмахнулся я. - И осторожно. Нам надо демонстрировать глупость, а не на самом деле быть идиотами. Тщательно показать желание выдавить в степь из леса и ни в коем случае не догнать раньше времени. Ты Следак начальник разведки, вот и работай.
  
   - Чем тебе этот овраг приглянулся? - недовольно прошептал Следак. - Даже раньше обычного остановились. Уже десяток похожих проехали. Второй день идем, толку никакого. Хоть бы одна тварь попалась.
   - Тем, что я бы именно здесь подождал. Дорога прямо у спуска, все кругом кустарником заросло, а от деревьев мы все время подальше останавливаемся. Будем ждать.
   Часовой лениво потянулся, показывая, как ему все надоело. Вот еще чуток подождать до смены и завалиться спать. Самое паршивое время предутренние часы. Вторая, сидящая чуть в стороне, негромко что-то спросила. Тут главное было не перемудрить, чтобы гости не вздумали подползти и тихонько снять охранника и при этом не пугать. Второго сразу не достать, обязательно зашумит. Не спят, но потеря бдительности налицо.
   - Слышь, - пихая меня в бок, спросил Следак, - у меня в пятерке разведчиков тигрица повадилась нарезать круги вокруг льва. Ходит, смотрит, а тот лыбится. Так и норовят при малейшей возможности, куда в кустики отлучиться. Говорят, а в чем проблема? Вот Гном вообще человека приволок и на всех плюет. А его девка всех построила и указания дает. И не сказать, что глупые. Если вдруг родится человек, отдадим ей на обучение. А вдруг у них какой тигролев родится?
   - Я тут при чем? Пусть к паукам идут. Или к Вожаку. Если не урод получится, пусть делают что хотят. Действительно, только мне мораль и читать. И вообще заткнулся бы ты.
   Часовой, держа руку вниз и прикрывая ее своим телом начал быстро сигналить на боевом языке.
   От оврага начали отделяться светящиеся зеленым в ночном прицеле фигурки. Я медленно, почти не шевелясь, приник к своему бельгийцу и приготовился. Фигурки превратились в плотную массу, которая целеустремленно потекла в нашу сторону. Часовой с криком упал на спину, из груди у него торчала арбалетная стрела. Некогда разбираться помог ли бронежилет. Тишина кончилась.
   Одновременно заработали все три пулемета, и в ночном прицеле было видно, как летят зеленые брызги от попадающих в тело пуль. Рядом застучали автоматы и захлопали выстрелы винтовок. Азартно вопя, Следак выпустил в набегающих всю обойму и торопливо выдернул ее, стремясь быстрее поменять.
   С противоположной стороны в лагерь влетело несколько крыс. Один из них страшным ударом топора раскроил голову бойцу и тут же упал, разрубленный пополам. Я продолжал стрелять без остановки длинными очередями. Промахнуться на таком расстоянии и по такой толпе было невозможно. Они падали, падали и падали. Еще один прыгнул сверху и Следак рыча катался с ним в обнимку, стараясь достать ножом. Не слишком соображая, на одном отработанном автоматизме я вставил новую заранее приготовленную ленту и скосил первых выскочивших к лагерю.
   Тут они не выдержали и побежали назад. Один за другим крысы получали свою порцию свинца уже в спину. Пулеметчики продолжали безостановочно работать, не обращая внимания на свалку за их спинами. С самого начала у каждого, включая меня, было по трое охранников, на которых и была возложена обязанность прикрывать при любых обстоятельствах. Наша задача - не останавливаться до последнего патрона.
   Один за другим стали выплевывать гранаты подствольники, закидывая овраг. Если кто и думал там спрятаться, то только нашел смерть. Потом настала тишина. За десяток минут мы расстреляли почти все, что имели, и на второй такой бой патронов бы не хватило.
   Первый десяток поднялся по команде и, ступая по полю, где во множестве валялись трупы, двинулся вперед. Потом пошел второй десяток. Тяжелораненым стреляли сразу в голову, легкораненых связывали и оттаскивали в сторону. Таких было всего трое, проверять, насколько все остальные были живы и здоровы до выстрела, мне не слишком хотелось. У нас тоже погибло четверо, и трое получили серьезные ранения. В основном от рук подошедших с тыла. Слишком я увлекся своим замыслом. Не идиоты крысы - совсем не идиоты. Если бы не пулеметы, нас бы обязательно перерезали. Правда, если бы не пулеметы я бы специально в ловушку не полез.
   - Имя, - сказал я, - присаживаясь перед пленными на корточки и вертя в руке подобранный трофейный топор.
   Один был уже пожилой, с седой головой и весь в старых шрамах. На ноге у него расплывалось кровавое пятно. Двое совсем молодые. Тот, что сидел слева получил две пули в плечо и бок и явно ничего не соображал. Зато третий был самый многообещающий. Никаких ранений не наблюдалось, и поймали его спрятавшимся среди трупов. Все трое не ответили, только у целого забегали глаза.
   - Ну, как хотите, - равнодушно сказал я. - Быстроногая, найди мне хороший кусок дерева. Вроде колоды. Там дрова рубили для костра, должно было остаться. Рысиха, стоящая за спинами крыс, недоумевающе посмотрела и, не дождавшись пояснений, пошла к лагерю. Я сидел и молча ждал. Потом подошел Следак и, почесывая порезанную ножом спину, доложил, что покойников за полторы сотни набралось и остальные собирают трофеи. Я кивнул и послал его в лагерь на перевязку. Он потоптался и, оглядываясь, ушел.
   - Мы вас не трогали, - сказал я, - когда Быстроногая притащила колоду и свалила на землю. - Там, у реки, когда-то жили крысы, но сейчас поселок пуст. Тот, кто это сделал, ушел. Мне без разницы кто и почему выгнал предыдущих хозяев. Территория была пуста и мы вправе были поселиться. Вы начали первые. По Закону за кровь отвечают кровью. Я взял их жизни, - и показал на поле, усеянное трупами, - и возьму ваши. Или вы отвечаете и умрете быстро или будет очень больно, но вы не умрете. Только это уже не жизнь будет. Имя! - спросил я старшего.
   - Быстроногая, Расщепленный тополь, - не дождавшись ответа, я кивнул на колоду, - руку, - и показал на седого.
   Она двинула ногой крыса сзади, так что он упал лицом вперед и Расщепленный тополь прижал правую руку к колоде. Я ударил, и кисть отлетела в сторону. - Хороший топор, наточенный и сбалансированный, - ознакомил я окружающих с выводом. - Левую. Вторая кисть отлетела, брызнув кровью на колоду, и крыс завыл без слов.
   - Можете его отпустить, пусть пока полежит. Сейчас, - тихо сказал я целому, - займемся тобой. Потом я вернусь к этому. Ты думаешь это конец? Нет, потом по локоть, а затем и ногами займусь. По очереди, он - ты. Этого, - я показал рукой на третьего, - пока трогать не буду, он все равно ничего не соображает. Потом ты даже перекинуться не сможешь, массы тела не хватит. Только обрубок - тело с головой. Или мне заодно и другие вещи отрезать? - задумчиво спросил я. - Уши, нос, они явно лишние. От него неожиданно донеслось зловоние. Наверняка обделался. Тополь поспешно шагнул назад. Я укоризненно посмотрел на него, на войне и не такое приходится терпеть, и показал на руку крыса.
   - Меня зовут Ворон, род Крыс, семейство Кривого Дуба, - поспешно сказал молодой.
   - Он, - показав, на продолжавшего стонать старшего, спросил я, - тоже из твоего семейства?
   - Он, - искоса взглянув на того, - также быстро ответил крыс - нет. Вот этот, - кивнув на третьего, - да. Попрыгунчик.
   Быстроногая хихикнула.
   - Я правду говорю, так его зовут, - обиженно заявил крыс.
   - Верю. Сколько вас было и какие семейства?
   - Наше - Кривой Дуб, Красного камня и Большой воды.
   Он раскололся до самой задницы. Говорил, говорил... Только чтобы оттянуть смерть. Хотя смерть еще не самое страшное. То, что я ему показал на самом деле гораздо хуже. Жить только из милости, не способным ни поднести ложку ко рту, ни даже расстегнуть штаны тяжкий груз для любого. А при крысиных законах это еще и очень опасно. У меня все не было времени всерьез заняться шаманскими книгами, максимум хватало на страницу в день и дело двигалось страшно туго. Однако я уже успел понять, что не способных прокормить себя в тяжелое или голодное время соплеменники спокойно употребляли в качестве пищи.
   Солнце давно уже встало и мой отряд, собрав все полезное, снялся и ушел метров на пятьсот от места битвы, чтобы не нюхать все эти запахи и не мешать зверям, а я все задавал вопросы. Он старательно отвечал и рисовал на земле, пока я окончательно не иссяк. Подумав, я оглянулся на Следака, который вернулся и внимательно все это время прислушивался к разговору время от времени задавая уточняющие вопросы. Он пожал плечами. Я вынул пистолет из кобуры и выстрелил в зажмурившего глаза крыса.
   - Пусть предки решают, чего ты достоин, - сказала Быстроногая. Потом я застрелил двух оставшихся никак не желавших до сих пор самостоятельно помирать, и мы пошли к новому лагерю.
   К обеду пришла Младшая и привела 178 бойцов. Вместе с моим отрядом мы собрали практически всех боеспособных, включая работающих в мастерской. На острове остались только замужние женщины и дети с подростками. Один из раненых умер, двое других подавали признаки выздоровления, так что стало нас больше двухсот.
   - Смотрим внимательно, - сказал я, раскладывая самопальную карту перед своими командирами. Младшая, Следак, Стальной Молот и Черная смерть уставились куда я ткнул пальцем.
   - Вот здесь, наш остров. Прямо напротив него, где собственно и начинается Треугольник, находится пустой разрушенный поселок, который мы нашли. Его посетили с визитом неизвестные нам типы с другой стороны реки. Ничего внятного пленный про это сказать не мог, было это почти два года назад и немногие уцелевшие рассказывали что-то странное про несколько видов нападавших. Не другие крысы - точно. Зато упоминалось громовое оружие, вроде наших винтовок, убивающее с большого расстояния. Впрочем, они сами нарвались. Визит был ответный и, похоже, уже не в первый раз выясняют отношения. Нас это пока не касается. Все что с той стороны реки интересует нас в последнюю очередь.
   Что мы имеем здесь. Есть три родственных рода и поселки, если смотреть вместе с пустым, расположены в виде почти правильного ромба. Два на реках, один практически посредине между обеими. Все семейства находятся в родстве и в союзных отношениях. Точной численности нет, но в общей сложности где-то около двух тысяч. Мы изрядно их проредили, но обольщаться не надо, есть еще, кому в нас из арбалетов постреливать из зарослей.
   В отличие от равнин территория семейства даже больше. Каждая стая занимает определенную территорию и охраняет ее от соседей. Тут не важно родственники они или нет. Ну, это нам знакомо. Между территориями стай существуют "буферные зоны", которые члены разных стай посещают, но долго там не задерживаются. Эти нейтральные зоны служат естественным заповедником для жертв - различных животных. И охотятся они в этих "заповедниках" только в случае сильного голода, вызванного засухой, долгим снегопадом, вобщем - в критических случаях.
   У них очень большая привязанность к территории. При этом разные части этой территории имеют разную цену и, следовательно, охраняются с разным упорством и вниманием. Наиболее ценной и хранимой является та часть, где живут и выращивают щенков. Их поселок. Тем не менее, и остальная территория постоянно патрулируется, хотя чем ближе к границе, тем реже она посещается.
   Место, где мы осели, как бы не принадлежало после гибели четвертого семейства никому, но вот теперь они вознамерились совместно пощупать нас. Теперь уже точно не успокоятся, пока не выяснят, кто должен заплатить за кровь. Очень глупо ждать следующего нападения. Начинаем первыми. На всех сразу у нас просто не хватит сил. Будем последовательны. Мы сейчас ближе к Левой и наверняка кто-то успел смыться и предупредит. Распылять в таких условиях силы по плохо знакомым местам не стоит. Пойдем для начала навестим семейство Большой Воды. Вызовем туда и баржу, для поддержки с реки. Два крупнокалиберных пулемета не будут лишними. Потом на очереди Кривой Дуб и выходим к Правой реке с Красным камнем.
   Никто не устраивает красивых подвигов с поединками. Мы идем делать очень неприятную работу с тем, чтобы и другие семейства крыс, а они есть и их много - очень хорошо усвоили, что трогать нас нельзя. Кроме того, не будет владельцев территории, некому будет в будущем предъявлять претензии. Потом обязательно поставим пограничные камни.
   - А щенки? - нерешительно спросила Младшая. - Вожак сказал...
   - Всех, - с нажимом ответил я. - Младшему из убитых было семь. Он просто хотел прогуляться. Каждый знает, что за свои поступки он должен отвечать. У них очень похожие законы, я спрашивал. Щенков трогать нельзя. Кто сделал - ответит. А там были представители всех трех семейств. Всех крыс до последнего!
   Кстати, если еще хоть один без разрешения покинет остров, пороть буду не щенка, а родителей. А перед Вожаком я отвечу сам. Собирайтесь к выходу....
   Когда остальные ушли, Стальной все так же спокойно сидевший, сказал:
   - А ведь тебя корежит.
   - Еще как, - согласился я. - Мне плевать, что подумают остальные. И даже что Зверь скажет. Как себя поставишь с самого начала с соседями - так и будет. Бесконечная война из засады нам совершенно не нужна. Слишком нас мало. Один раз выжечь все на корню и живи себе спокойно. Пусть другие знают и боятся. Но щенки - это совсем другое дело. Я сам за такое раньше бы спокойно убил. Вот только это раньше было, когда я сам за себя и еще за парочку товарищей отвечал. А сегодня я должен думать про всех. В этом и разница между воином и вождем. Воин должен думать про честь, вождь про выживание семьи. Для этого можно переступить через многое и твои же товарищи непременно припомнят тебе это при случае. Я это доведу до конца, а после смерти пусть судят мои поступки. Только воспитание не выбьешь. Что с детства в голову вложили, там останется навсегда. Там в зоне я увидел, как хотели изнасиловать девушку. Взбесился самым натуральным образом, только слюны капающей с клыков и не хватало. Завыл и всех пострелял. Люди меня потом боялись так, что от запаха страха нос закладывало. И это те, кто вроде бы на моей стороне был.
   А теперь собирайся и иди к своим. Я тебя вызвал не для разговоров.
   - Да не бери в голову, - лениво ответил Стальной. - Стрелять мы, правда, не слишком умеем, но когда-нибудь надо начинать учиться всерьез. На каждый миномет по три боекомплекта. Вот какой дурак придумал часть класть по две мины в лотках, а часть по десять в ящик засунуть? - возмущенно воскликнул он. - Впрочем, не важно. Я смотрел и в пустом поселке и в том, где ты постарался с людьми. Ничего такого нет, что поджечь и пробить нельзя. Сделаем из них фарш очень быстро. Поставишь бойцов в оцепление, и мы начнем закидывать через ваши спины хоть с километра.
   - А на голову нам не уронишь?
   - Не, - заулыбался он, - мы очень постараемся. Может точности особой и не будет, но по дальности мы тренировались.
   Противные эти человеки, все-таки, - поднимаясь, пробурчал он. - Нет, чтобы по-честному грудь на грудь. Издалека кидают такие трехкилограммовые гранаты. Меня вот тоже как тебя и корежит, а пользу применения дальнобойного оружия прекрасно понимаю. Простейшая ведь вещь. Гладкий ствол и плита. Сорок килограмм на три части разобрать и тащить. А каждому еще на спину по два снаряда. На лошадях, так вообще никаких проблем. Пойдешь опять в зону принеси мне справочник серьезный по артиллерии и снарядам. Надо будет - заплачу.
  
   Глава 4. Чисто добровольное присоединение земли.
  
   - Долго еще? - устало спрашиваю, глядя как Стальной топчется у миномета, что-то прикидывая и высчитывая. - Немного терпения, - бодро ответил он. - Это только кажется, что ничего сложного нет. Сунул мину, и она полетела. Эти человеческие идиоты сделали винт подъёмного механизма толщиной с указательный палец, спрятав его в никелированный кожух. На камне никаких проблем, но если поставить на рыхлую землю, плита после выстрела встанет под углом к оси миномёта, и при следующем выстреле винт подъёмного механизма согнется, а потом вертикально не наведешь. Все должно быть правильно.
   Еще пару минут и начнем. При первой стрельбе, - веселым тоном рассказал он, - один умник задержал руку при подаче мины в трубу. Оперением два пальца отрезало. Стоит и смотрит на руку. Миномет в крови, камни тоже в крови. Потом месяц без пальцев ходил и Длинному Зубу до сих пор подарки таскает. Все должно быть правильно и по уму, - наставительно сообщил Стальной. Я потом специально через Вожака узнавал, оказывается, на этот случай люди придумали приспособление. На дульном срезе минометов на резьбе закрепляется устройство, называемое "предохранитель от двойного заряжания", который выглядит как цилиндр с прорезями, где установлена на оси так называемая "лопатка", которая при наличии в стволе миномета мины, перекрывает ствол так, что вторую мину опустить невозможно. Теперь и захочешь опустить вторую мину на первую не сможешь.
   Первый поселок мы взяли сходу. Никаких особых укреплений там не было и даже к нашему приходу, никто не готовился. Тактика была обговорена заранее, и каждый знал, что ему делать. Немногих находившихся на улицах срубили моментально, потом, разбившись на пятерки, приступили к полной зачистке домов. Гранату в двери и дымоход, потом врываются внутрь, добивая жильцов. Даже при этом трое погибли, и было много раненых. Большинство легко, но парочка пострадала серьезно.
   Кстати, в этом поселке были именно дома. Сверху над землянкой стояли бревенчатые стены, а не просто покрытие из ветвей и почвы. Еще не изба, но уже что-то похожее. Странно все это было. Мои знания явно нуждались в изрядной корректировке. И оружие у них совсем не из кремня, и арбалеты, и дома не такие. Другая ветвь племени что ли? Более продвинутая...
   Потом еще сутки ловили успевших разбежаться и не присутствовавших в поселке. Там на реке целая артель рыболовецкая была. Баржа оказалась совсем не лишней, а то рыболовы непременно бы ушли. А так, всех их посекли из пулеметов. Загрузив раненых на баржу и отправив их домой лечиться, оставил двадцатку для контроля над окрестностями и охраны трофеев. Разбираться подробно, что имеется, было некогда, но уж продуктами мы себя обеспечили на всю зиму. Потом двинулись дальше в бодром темпе.
   Кривой дуб стоял на высоком холме с искусственно усложненным подъемом. Дорога была одна и шла спиралью, постоянно находясь под обстрелом лучников и даже камнеметателей. Тут лихой наскок не прошел. Очень быстро нас засекли и стали готовиться к бою. Лезть в открытую было глупо, осажденных больше, чем осаждающих. Пришло время доказать, что наше преимущество именно в оружии.
   Наконец, Стальной решил, что все правильно и самолично опустил мину в ствол. Все трое усердно топтавшиеся рядом и считавшиеся минометчиками отвернулись, зажимая уши. Мина вылетела с шуршащим звуком и плюхнулась на середине подъема. У меня за спиной разочарованно выругались.
   - Как-то не впечатляет, - с сомнением сказал Следак, глядя на результат взрыва. Я молча пожал плечами. Минометчики что-то опять передвинули и снова выстрелили.
   Вторая вообще перелетела через поселок и взорвалась на другой стороне холма. Сзади уже откровенно ржали не хуже лошадей. Только пятая попала куда требовалось, угодив в группу лучников, стоявших открыто. Выбить их снизу было бы очень сложно, а вот атакующие постоянно находились под прицелом. Тела полетели в разные стороны, и ветер донес крики. Теоретически 90% стоячих мишеней поражалось осколками при взрыве в радиусе 6 метров. А на расстоянии 18 метров не меньше половины должно отбыть к предкам. Теперь дело пошло веселее. Каждую минуту три мины из каждого ствола летели вверх и падали достаточно кучно. Я знал, что опытные люди могли бы все это проделать и быстрее и точнее, но глупо требовать невозможного. Что там наводить и подкручивать я представлял очень смутно и не лез с умными советами.
   Через час крысы не выдержали обстрела, и пошли в атаку. Только если подняться было не просто, что являлось огромным преимуществом в обороне, то и спуститься было не легко. Следак рядом лежит и радостно скалясь, стреляет на выбор. Выстрел - один упал. Выстрел - еще один. Кругом стрельба, крики, мины над головой летят - ему без разницы. Прицелился - нажал на курок. Очередной труп летит вниз. Мы расстреливали крыс как в тире - на выбор и они не выдержали, отошли назад, оставив до сотни убитых.
   Дважды мы поднимались и подступали к холму. Когда крысы высовывались из укрытий, снова и снова накрывали их из минометов. В третий раз только несколько особо упертых пытались стрелять. Потеряв еще двух убитых, мы вышли на вершину холма и приступили к последней части. Зрелище было жутковатое. Множество воронок, разбитые и горящие дома и десятки убитых и раненых, валяющиеся кругом. Запах пороха и крови в воздухе. Организованного сопротивления больше не было. Из развалин с визгом кинулась на меня толстая баба с топором. Следак моментально оказался впереди и снес ей голову саблей. Еще несколько раз повторялась та же история - попытка добраться хоть до кого-нибудь не особо соображающими уцелевшими. Бессмысленный бросок и на очередную пятерку и новый труп. Из двери летит арбалетная стрела - в ответ кидаю гранату. Дети, женщины, старики? Теперь уже какая разница? Или ты, или тебя!
   Я достал завибрировавший телефон из-под рубашки и нажал кнопку.
   - У тебя что-то срочное Рафик? А то я сейчас немного занят, - спрашиваю, кидая вторую гранату в дверь. Двое бойцов синхронно кинулись внутрь. Один расстреливая из автомата помещение, другой, прикрывая его.
   - Ого! - сказал он. - Какие интересные звуки. Весело живете.
   Я думаю, тебе лучше выслушать меня, а потом сам решать будешь насколько это срочно. Отвлекись на минутку.
   - Ладно, - говорю и показываю продолжать без меня. Отошел в сторону и присел. - Ну все, можем беседовать. Тут совсем не много осталось, вполне без меня обойдутся.
   - Копаемся мы тут, - завлекательным голосом сказителя сообщил он, - вдруг видим, едет большая группа. Здесь не часто бывают посетители, всего пару раз вы с Лехой навещали. Даже Дашка ни разу не появилась. Посмотрели мы внимательно, а кто-то незнакомый. И лошади совсем другой породы. Как бы не крысы. Он сделал многозначительную паузу.
   - Ну-ну, заинтересовался я.
   - Ну мы приготовились и ждем. Смываться все равно поздно. Подъехали они поближе и остановились. Один отделился и топает в нашу сторону, не доходя метров пятьдесят, остановился и так завлекательно махает рукой. Я взял твою кошку и пошел разговаривать.
   - Стоп. Откуда взялась Мави?
   - А с Лехой в последний раз пришла, да так и осталась. Ходит, смотрит, нам не мешает, зато лошадей охраняет. Мы не против, только она опять немую изображает и что ей надо не поймешь.
   Так крыс мне что-то сказать попытался, я не понял. А потом она с ним разговаривала минут пять. Он развернулся и ушел. А Красотка мне сказала, что мы можем спокойно продолжать раскапывать развалины, трогать нас не будут и связаться с тобой надо. Только хоть и не трогают, а мимо нас уже проехало не меньше трех сотен и все в вашу сторону направляются.
   - Дай мне ее.
   - Слышу тебя Гном, - хихикнув, сообщила Мави через минуту.
   - Я тебя тоже. Может, объяснишь, что происходит?
   - Нас посетил Великий Вождь, - снова хихикнув, сказала она, - непременно все слова с большой буквы. Разгоняющий Тучи из рода крыс, семейство Дальносмотрящих.
   Он хотел встретиться с главным. Безногий ему без надобности, про тебя спрашивал. Тот, что правит на острове. Что хочет, не сказал, но попросил встретить его у реки. Границу вроде обсудить желает, - серьезно сказала она. - Не знаю, что ты там вытворяешь, но он прекрасно знал что происходит. Так и сказал, вон там, где излучина Правой, начинается моя территория и очень прошу не заходить. А для подкрепления слов продемонстрировал своих бойцов. Тут еще не все побывали, у реки должны быть дополнительные отряды. Так что собирайся на встречу и будь готов ко всему. На тебя перестали не обращать внимания, начинаются дипломатические переговоры.
   - А что с людьми?
   Она опять захихикала. - Он сказал, что место это, где Игла и развалины нейтральное. Можно гулять и копаться сколько угодно, только если что и было, лет двести назад последнее достали. Ему не жалко, пусть дурью маются, лишь бы не ходили еще куда. Кстати, за то, что вы сделали с крысиным поселком в самом начале, он претензий не имеет. Они ему чужие, да еще и напали на вас на нейтральной территории.
   - А сказать ты людям не могла, что бесполезно искать?
   - Так весело же наблюдать, как зря ямы копают и потом, тебе нужны человеки на острове? А так, делом заняты. Вождь сказал, не тронут, пусть дальше трудятся.
   - Как ты думаешь, если я им все в подробностях расскажу, они тебя удавят сразу или сначала застрелят?
   Мави уже откровенно засмеялась. Юмористка хренова, интересно ей посмотреть, как другие делают бессмысленную работу.
   - И каков результат? - спросил Рафик. - А то я ничего не понял. Почему Ленке можно язык, а мне дулю?
   - Я честно не знаю, что ответить. Территория это нейтральная и пока вы там кого-то не замочите, трогать действительно не будут. Только искать в развалинах, особого смысла нет. Он дал понять, что давно уже без вас постарались. У нас тут маленькая войнушка и не хотелось бы, чтобы вы случайно под раздачу попали. Сворачивайтесь и ждите, я отзвонюсь завтра-послезавтра, когда буду знать, что этот крыс хочет.
   А про Язык, с Лехой говори и ради вашего Бога, не рассказывай остальным про Лену. Я отключаюсь.
   Я засунул телефон под майку и заорал, подзывая командиров.
   - И что делать будем? - спросила Младшая, выслушав новости.
   - Все равно идем к Правой реке, - сказал Следак. - Сразу бросок к поселку, блокируем, а потом часть идет навстречу новым крысам.
   - Часть туда, часть сюда, - пробурчала Младшая. - Знать бы, что он еще хочет, а то отрежут от дома и поймаем мы как раз кучу стрел из засады. Может, плюнем пока на Красный камень? Хорошо еще, что кроме его патронов, - она кивнула на меня, - Вожак половину грузовика отдал. С такими темпами мы скоро можем начать пересчитывать патроны поштучно. Палят куда попало, как будто патроны на деревьях растут.
   - Идем к поселку, - подвел итог я. - На месте осмотримся. Хотел бы этот... Разгоняющий тучи напасть, вряд ли предупреждать бы стал. А вот воинов ведет для большей авторитетности. Запустить бы самолет посмотреть, так хрен знает, где он находится.
   - А где, кстати, они ходят? - заинтересовался Стальной.
   - Старшая уже давно маяк поставила и по суше идет навстречу второму отряду, а Пинающий Медведь застрял. Там много крысиных поселков, приходится двигаться осторожно.
   Ладно, все это потом. У тебя Стальной двадцать пять бойцов, раненых тоже оставить. Соберете трофеи и за нами. А мы быстро-быстро к третьему городку.
  
   Поселок был пуст. Прямо на улице валялись брошенные вещи и ясный след вел вдоль реки. Крысы уже поняли, что мы делаем и всем семейством стали уходить. То ли мы всех не отловили и беглецы добрались сюда, то ли и у них был собственный вариант телефона, но сбежать они успели до нашего прихода. Все, что было тяжелым, включая еду, выбрасывали безжалостно, облегчая груз. Возле дороги оставили два тела зарезанных соплеменников. Один был явно уже стар, другой искалечен и не мог ходить.
   Спрятать след они даже не пытались, делая ставку на скорость, но, меняя постоянно запасных коней, и не отягощенные детьми и скотом мы быстро догоняли. Когда ко мне подскакали двое разведчиков, я ожидал только рассказа о том, что они увидели хвост колонны беженцев. Жизнь оказалась еще интереснее. Все поле было усеяно трупами, поломанными телегами и бегающими без хозяев конями местной породы. По нему бродили группы крыс и занимались насквозь привычным делом - собирали трофеи. Их было на глаз не меньше двух сотен, и на небольшом холмике у всех на виду стояли плотной группой еще сколько-то. Там явно сидело начальство, даже вид у поставленной палатки был очень знакомый.
   На противоположном от нас конце поля завыло что-то вроде дудки и победители стали быстро отступать от нас, очищая заваленное мертвыми поле, настороженно оглядываясь и сжимая в руках оружие. Зашевелились и остальные.
   Крысы разворачивались в огромную дугу, охватывающую поле. Сзади подходили все новые отряды. Какие там три сотни? Не меньше тысячи. Мы тоже готовились, спешиваясь и занимая позиции, но при сравнении мои не полные полторы сотни, даже при трех пулеметах, смотрелись бледно. При столкновении мы наверняка сможем устроить очень большую кровавую баню, но кто выйдет победителем - еще тот вопрос. Если крысы пойдут с флангов, окружая нас, и разменяют пятерых своих на одного нашего, они уже в выигрыше. Остров останется голым. Приходи и бери.
   На той стороне опять завыла дудка и сквозь раздвинувшиеся ряды воинов выехал невысокий крыс. Он неторопливо, шагом, ехал через поле и остановился точно посередине. Потом спрыгнул с коня и поднял руку, глядя в нашу сторону. Посмотрел и сел в классической позе Народа с поджатыми под себя ногами.
   Я отдал пулемет Младшей и встал, подзывая коновода.
   - Зовет. Наверное, это и есть наш Разгоняющий тучи. Пойду знакомиться.
   Вблизи он выглядел очень неплохо. То, что рост не большой, так и Ястреб не слишком высокий. Зато мускулы на теле так и бугрились, и парочка серьезных шрамов намекала на большой военный опыт и множество схваток, из которых он вышел победителем, как положено военному вождю, добывавшему славу в набегах. Глаза тоже были умные, и смотрел он с большим достоинством, хорошо зная себе цену. А оружие у него было из железа, качество на первый взгляд не очень, но в сравнении с первыми крысами большой прогресс.
   Я сел напротив и несколько мгновений мы разглядывали друг друга.
   - Я Разгоняющий тучи из рода крыс, семейство Дальносмотрящих, Великий Вождь, - представился он.
   - Я Гном, Клан Пятипалых, Род Медведя, семейство Пост. Глава семейства, - пояснил для лучшего понимания.
   - Гном? - с сомнением переспросил он. - Странный юмор у твоих сородичей. Анх из рода Медведей, - он хмыкнул.
   - Ну не смешнее Разгоняющего тучи. Народ любит посмеяться над уважаемыми разумными. Пусть лучше смеются в глаза, чем за спиной. Мы вежливо поулыбались друг другу.
   - Что вы ищете здесь, Клан Пятипалых? - резко спросил Разгоняющий.
   - Землю, - спокойно отвечаю, ожидая уже однажды виденной реакции с криками и битьем себя пяткой в грудь. Он поощряюще кивнул, не проявляя удивления и агрессии.
   - Нас стало много, а территория где мы раньше жили, давно поделена. Когда мы пришли сюда, то не нашли хозяев. Поселок был пуст, - поясняю ему, подумав при этом, что еще неизвестно ушли бы мы, если бы он не был свободен от жильцов или нет. Вслух я это озвучивать не стал. Старое правило на переговорах. Ты всегда невинная жертва обстоятельств и злых агрессивных соседей. Даже если твой оппонент прекрасно знает что это не так, не надо самому давать ему аргументы.
   - Мы не трогали соседей и не заходили на их земли, во всяком случае, сознательно и с целью взять чужих животных или еще что-либо, не принадлежащее нам. Десятидневку, - я посчитал на пальцах, чтобы он видел, - нет, одиннадцать дней назад они напали на патруль, обходящий границу территории нашего, - с нажимом сказал я, - семейства. Трое убитых и из них один щенок семи лет. Закон Народа гласит - щенков и безоружных женщин не трогать! Тут я вполне сознательно дал почувствовать свои эмоции. Не может быть, чтобы крысы не ощущали.
   - Мы взяли кровь за кровь, в той мере, что посчитали нужным. Такие соседи нам не нужны. На местах их поселков теперь будет жить Клан.
   Он помолчал, глядя куда-то в район моего подбородка и не пытаясь посмотреть в глаза. Такой прямой взгляд - это или вызов или заявка на близкие отношения. Все-таки удобно с оборотнями дело иметь, реакции сразу видно, не то, что с людьми, которые не понимают, как себя вести, и при этом сигналят всем вокруг про свои желания и страхи, делая все наоборот.
   - Значит, - негромко заговорил он, демонстрируя в очередной раз правильные понятия. Вождь не должен кричать, окружающие к нему и так прислушаются, - границы вы защищаете и за кровь спрашиваете многократно. Каждое слово падало увесистым камнем. - Хорошо. Я тоже. Вторгшихся на мою землю я покарал, - сообщил он, явно имея ввиду трупы на поле.
   А почему бы не прибить слабых? - мысленно продолжил я.
   - Ты знаешь, где проходит граница между моими владениями и бывшим Красным камнем?
   - Там где мы жили, - тщательно подбирая слова, говорю я, - между каждым родом и каждой семьей лежали специальные межевые камни. Специально привозили издалека, чтобы цветом отличались и если необходимо заменяли старые. Ничего такого мы не видели, пока догоняли этих... бывших жителей Красного камня.
   - Граница очень давно проходит по краю поля, - он показал на первые деревья, у которых расположился мой отряд.
   Провожая взглядом его руку, я быстро соображал. Он предлагает компромисс. Не знаю, накалывает он или нет, но территория за нашими спинами остается в Клане. Может он под это дело себе тоже кусок отхватит, но сейчас мы разойдемся мирно. Поселки наши, и он это признает.
   - О! - говорю, небрежно отмахиваясь, - конечно в этом нет проблемы. Справедливость восторжествовала, негодяи наказаны. Трофеи, как положено, останутся у победителей. Мы свою задачу выполнили и не собираемся вторгаться в чужие земли. Не обязательно быть родственником, чтобы не мешать жить соседу.
   Но, - после многозначительной паузы продолжаю, - все-таки надо уточнить, где проходит граница. Зачем нам случайные столкновения и взаимные обвинения? Это не сложно. Ставится камень, на одной стороне наша эмблема - ладонь. На другой - твой знак. У тебя какой?
   - Глаз, естественно. На то мы и дальносмотрящие.
   - Ну вот. Если хочешь, выбери свободное время, встретимся здесь и пройдем, отмечая нашу, - с упором интонацией на "нашу", - территорию. Иначе, - вздохнув, сказал я, - возможны мелкие, - я показал пальцами, какие мелкие, - недоразумения. А это может кончиться очень большой кровью.
   - Хе, - сказал он довольным тоном, - ты явно сумеешь выдернуть коня на скаку из-под всадника. Мы договорились. Соберем трофеи, и чтобы не было этих самых маленьких недоразумений, - он повторил мой жест, показывая каких маленьких, - я уведу своих воинов. Через две десятидневки сюда приедет мой сын, Стремящийся к свету и с ним двадцать сопровождающих. Совсем молодой парень, - доверительным тоном сообщил он, - зато очень точно знает, где и что. Камней надо много, за такой короткий срок не доставить, но вы уж с ним обсудите более подробно, что и как.
   - Извини, - сообразил я. - Не думал, что придется заключать договор, никакого стоящего подарка нет. Вот, - говорю, снимая с руки часы и протягивая ему. Это камень-родственник, если есть необходимость, всегда можешь вызвать меня. А еще он время показывают. Я показал, как его привязать к себе, что нажимать и в какой последовательности. Память у Разгоняющего Тучи тоже была прекрасная - запомнил легко и ценность подобной вещи сразу понял. Отдать один из двух десятков максимум возможных устройств связи дорого стоит.
   Узи? - спросил он, явно имея ввиду мой автомат.
   - Узи, - подтверждаю, слегка обалдев, от неожиданных познаний Великого Вождя.
   - У меня тоже есть для тебя подарок, - он хмыкнул, - небольшой такой. Разгоняющий тучи поднялся и помахал рукой повернувшись лицом к строю крыс. Всадники опять раздвинулись, и в нашу сторону двинулся пешком, держа в поводу лошадь с каким-то мешком на спине воин. От моих тоже отделился один боец и, соблюдая скорость и расстояние стал приближаться. Дожидаясь пока они доберутся до нас, я рассказал Великому Вождю старый анекдот про индейцев и имена. Очень в тему оказался, только совсем немного адаптировать к нашим реалиям пришлось.
   Приходит как-то к вождю оборотень и говорит:
   - Почему у нас такие странные имена. Вот у зеленых гораздо лучше. Скрепт, Арпект.
   - Тебе не нравится мое имя Великий Гром? - с изумлением спрашивает вождь.
   - Нравится, - заверяет оборотень.
   - Может, тебе не нравится имя моей любимой дочери Звездное Небо? - восклицает вождь с негодованием.
   - Нравится, - соглашается проситель.
   - Тогда иди отсюда Оленье дерьмо и не мешай мне думать, - сказал вождь.
   Он посмеялся и в свою очередь рассказал анекдот про тещу. Я тоже вежливо похихикал. Этот анекдот я неоднократно слышал и раньше и в очень похожем виде от землян. Некоторые сюжеты бессмертны и даже звезды с вакуумом им не помеха.
   Они подъехали вплотную и встали напротив друг друга. Крыс небрежно скинул мешок на землю.
   Вождь вежливо попрощался, и легко вскочив в седло, повернул коня. Второй поскакал за ним.
   - Зачем приехал, - доставая нож и направляясь к мешку, спросил я. - Молодых что ли мало?
   - Хотел, чтобы ты меня увидел, - пробасил Стальной Молот. - Минометы в такой свалке лишними не будут, а тебе дополнительная уверенность.
   О, предки, - изумленно сказал он, разглядывая вытащенное из мешка тело. Очень уж странный тип это был. Лежал на земле без сознания, вытянувшись во весь рост в голом виде, как будто специально для пристального разглядывания. Вид вроде как у человека или оборотня в соответствующей форме, но масса странных несущественных различий. Очень большие, хотя и человеческой формы уши, странный темный цвет кожи с уклоном в легкую зелень, более легкое телосложение и полное отсутствие волос на теле. Тут он открыл глаза, и выяснилось, что у него в придачу огромный зрачок и из глаз моментально потекли слезы. Наверное, слишком долго просидел в темноте.
   Пришлось грузить его на коня хоть и не в мешке, но поддерживать всю дорогу, чтобы не свалился.
   - Это что за чудо? - первым делом спросили меня.
   - Егерь, - не слишком уверенно отвечаю.
   - Вот это егерь? - изумленно спросила Младшая.
   - Маленький какой, - разочарованно сказал женский голос за спиной. К интересному зрелищу собирались со всех сторон. Крысы разворачивались и уходили, догадаться, что боя не будет, было не трудно. А раз такое дело, надо внимательно посмотреть вблизи, что происходит.
   - Да не такой и маленький, метр семьдесят с лишним будет, - и очередная девка полезла вперед с явным намерением выяснить точный рост. Голый вид пришельца ее не смущал.
   - Все заткнулись! - заорал я, мысленно прикидывая, когда, наконец, настанет такое время, что мне тоже можно будет говорить тихо, и все будут внимательно выслушивать. - Не дома еще. Следак!
   - Тута я, - сообщил он.
   - Возьмешь своих, да, - вспомнил я, - один погиб. Найди замену и впятером останетесь здесь наблюдать. Вторая пятерка отдыхает. Один чтоб торчал все время на виду. Крысы должны видеть. Граница поля - это их территория, туда не соваться, пусть забирают, что там валяется. Через пару десятидневок я вернусь снова встречаться с этим Вождем. Тогда и смена будет.
   Остальные - уходим к оставленному поселку. Поход закончился. Теперь это наша земля - Клана! Отряд торжествующе взвыл на множество голосов.
Оценка: 3.55*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"