Лешева Мила: другие произведения.

Под сенью пророчества

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Долгие века не было под небесами Миридана межрасовых войн. Но кража таинственного артефакта перечеркнула все, вызвав ненависть и вражду, и лишь пророчество дает неясную надежду на возвращение прежнего благоденствия. Лиасса - сирота из далекой деревеньки, и жизненный путь ее предопределен обстоятельствами рождения и традициями. Но ее властно манят к себе иные цели, иная жизнь. Удастся ли ей самой выбрать свою судьбу? И что ждет ее в мире, на который легла тень пророчества?
    Автор обложки - Панкратьева Анастасия
    Черновик, завершено.

  ПОД СЕНЬЮ ПРОРОЧЕСТВА.
  
  Пролог.
  
  Каррас, столица Кшасаэра. Дворец Владыки.
  
  Утопающий в зелени Каррас готовился отбыть ко сну. Теплая южная ночь накрыла бархатным покрывалом тишины один из прекраснейших городов мира, однако не все его жители были готовы безмятежно смежить веки. Копыта барабанной дробью прогрохотали по выложенной из тщательно подогнанных каменных плит дороге, заставив стражников проводить взглядами проскакавшего мимо всадника. Тот гнал коня так, как будто торопился на пожар и, судя по виду несчастного животного, делал это уже давно. Во дворе всадник резко осадил коня, спешился и бросил поводья тут же подбежавшему груму. Поморщившись от боли в поврежденной десять лет назад ноге, он направился ко входу во дворец.
  На пути ему попадались лишь редкие слуги и еще более редкие придворные, и те и другие склоняли голову при его появлении, провожая его любопытными взглядами. Однако на прибывшего это не производило никакого впечатления, он шел по коридору быстро, насколько мог. Смуглое лицо его было сурово: тяжелый подбородок, хищный нос, сросшиеся черные брови над такими же жгуче-черными глазами, пара морщин на лбу, коротко стриженые иссиня-черные волосы тронуты сединой. Широкоплечий, чуть выше среднего роста, он производил впечатление воина, быстрого и опасного. Способствовал этому и меч, на эфесе которого привычно лежала его рука.
  Наконец он остановился перед тяжелой дубовой дверью, богато инкрустированной редким красным деревом. Двое воинов, скучавших перед ней, при его появлении явно подтянулись. Окинув их холодным взглядом, новоприбывший спросил:
  - Владыка у себя?
  - Да, рен Атисс, Владыка ждет вас, - в голосе говорившего звучало явное почтение.
  Атисс кивнул и прошел в дверь, которая распахнулась перед ним словно по волшебству. Он оказался в кабинете, где за богато изукрашенным бюро сидел мужчина и что-то писал. Атисс сделал несколько шагов вперед и приложил правый кулак к сердцу:
  - Владыка...
  В коротком слове прозвучало истовое уважение. Сидевший за столом поднял голову и кивнул:
  - Атисс, ну наконец-то! Какие новости? Садись!
  Атисс опустился в кресло, отметив усталый вид своего повелителя и друга детства. Казалось, за те недели, что он отсутствовал в столице, Рессар постарел лет на десять. Вроде бы ничего не изменилось: то же холодное, с классически правильными чертами лицо, тот же острый взгляд проницательных глаз, та же черная шевелюра без единого седого волоска. И всё же острый взгляд воина отметил и чуть опущенный уголок губ, и едва заметные тени под глазами, и слегка скованные движения.
  - Владыка, я...
  - Атисс, не начинай. Здесь мы одни, так что говори по существу.
  - Я нашел ее. Но, Рессар, она абсолютно безумна! Неужели ты поверишь бредням сумасшедшей старухи?
  - А у меня есть выход? - горько усмехнулся тот и кивнул другу на графин с вином. - Выпей, ты выглядишь так, как будто в этом нуждаешься.
  - Не откажусь, - склонил голову тот. Налив два бокала золотого атэнского, он протянул один из них Владыке. - Рессар, неужели все настолько плохо?
  - Все еще хуже, чем мы думали. Закрываются все Пути без исключения, несколько караванов уже погибло... Кто бы мог подумать, что Шассэр не просто символ!
  - Как погибло? - Атисс подался вперед.
  - Вот так. Вступить на Пути более невозможно, но те, кто оказался там во время закрытия... Кто знает, может они и живы, но долго ли они останутся таковыми?
  Горькие слова Владыки падали словно комья земли на могилу - Атисс как-то видел такое в человеческих землях... А еще в них звучало чувство вины...
  - Рессар, не вини себя...
  - А кого мне еще винить? - резко обернулся к нему друг. - Ведь это я связался с одной из крылатых, забыв об их эгоизме и отношении ко всем остальным расам! И это я, трижды идиот, показал ей Шассэр! Лучше бы она убила меня, чем уничтожать то, что сделало кшаси великой расой!
  - Варину так и не нашли? А что сказал Повелитель Ветров?
  - Будто ты не знаешь, что он может сказать! Варина оставила Небесный град, и этарры не в ответе за ее поступки!
  Атисс вздохнул. Этарры, самая странная из рас Миридана, обычно держались в стороне от кшаси и людей. Все они - и мужчины, и женщины - были невероятно красивы, красивы даже при смене ипостаси, когда их тела покрывались золотистой чешуей, а руки превращались в кожистые крылья.
  Атисс вспомнил, как впервые увидел Варину: тогда он вернулся из дальнего путешествия и спешил доложить Владыке о его результатах. К его удивлению, Рессар оказался не один, и воин до сих пор не мог забыть, как задохнулся от восхищения и легкой зависти к другу при виде его спутницы. Совершенное по красоте тело, тонкие черты лица, огромные небесно-голубые глаза, золотые волосы до талии... Как говорила сама этарра, она покинула Небесный град, не желая подчиняться воле отца и выходить замуж за нелюбимого, а Владыка покорил ее с первого взгляда... Они стали любовниками, и лишь много позже Рессар узнал, что его ослепительная и нежная подруга была одной из редко рождавшихся у этарров Даэрри - тех, кто питался кровью и болью живых существ. Узнал тогда, когда расследование загадочных смертей в Каррасе привело дознавателей во дворец... Попытка схватить Варину не увенчалась успехом, она покинула Кшасаэр, украв древний символ могущества расы кшаси.
  - Значит, Шассэр оказался...
  - Ключом к Путям, - кивнул Владыка, - и теперь мы их лишились... Но и это еще не все... Как сказала Верховная жрица, Пути и наша магия тесно связаны друг с другом, и как повлияет на нас всех их закрытие - неизвестно...
  - Но как?! Как Варина вообще смогла подобраться к нему, не говоря уж о том, чтобы взять его в руки?
  - Не знаю, и никто не знает! - кулак Владыки с грохотом обрушился на стол. - Все, что мы знаем о Шассэре, говорит об одном - никто не мог даже прикоснуться к нему. И теперь единственный шанс для нашего народа - бредни полубезумной старухи... Ладно, рассказывай!
  Это была не просьба друга, но приказ Владыки, и Атисс склонил голову:
  - Слушаюсь. Словом, я нашел её, но вот ответы... Это все, что я смог получить, - он расстегнул камзол и, достав сложенный в несколько раз лист бумаги, протянул его Рессару, - и даже не сумел его развернуть!
  Выхвативший лист из пальцев друга Владыка развернул бумагу, быстро пробежал текст глазами и уставился на нее, словно на врага. Снова прочитал, гораздо медленнее, и прорычал:
  - Ненавижу пророков! Как такое вообще можно понять? Читай!
  Атисс взял лист и в ту же секунду отбросил его, услышав странный шум: казалось, к покоям Владыки приближался отряд, бряцая оружием. Переглянувшись с другом, он угрожающе шагнул вперед, едва дверь распахнулась:
  - Как вы смеете врываться...
  Он прервался, увидев лицо вошедшего воина. По нему текла кровь, а глаза были полны горечи. Опустившись на одно колено, тот прохрипел:
  - Владыка, рен Атисс, война! На Путях погиб наследник престола Ронтара и его невеста, люди обвинили нас в злом умысле и напали на Наросс!
  - Вот и сбылось... - еле слышно прошептал Владыка и приказал, обращаясь к одному из воинов охраны, вбежавших в кабинет вместе с вестником:
  - Лаэсс, передайте членам Совета, что я жду их в Зале Решений через полчаса. Атисс, ты пойдешь со мной.
  Через полминуты комната опустела, свет погас, а забытый всеми лист остался лежать на полу, куда он упал, отброшенный рукой Атисса. Через пять минут дверь бесшумно отворилась, и в нее проскользнула странная фигура в неприметной серой одежде - она казалась лишь тенью среди прочих теней... Подняв листок, вошедший поднес его к глазам и зажег крохотный огонек. Испачканный кляксами и какими-то пятнами лист был заполнен строчками, написанными неверной и явно дрожащей рукой:
  
  Тьмой мир окутан, и слышно войны уж дыхание
  Много ошибок свершится во мраке незнания
  Будут кровавыми дни и безумными ночи
  Вновь мир настанет, но хрупок, увы, и непрочен.
  
  Слиянье кровей свой путь выбирает во мраке,
  Кровью и плотью хранит оно силу могучую,
  Жизни дорогой ведут его странные знаки
  Ждут испытанья его на пути неминучие.
  
  В мир приведут его бури и войны...
  Долгой дорогой пройдет то дитя и тревожною....
  Если же сделанный выбор признают достойным
  Снова Пути отворит, сотворя невозможное...
  
  Вошедший перечел текст несколько раз, явно пытаясь запомнить его наизусть, затем бережно положил на то же место и тихо вышел из комнаты, кривя губы в сардонической усмешке. Никто так и не заметил его и не узнал, что пророчество стало известным тому, кто был в силах помешать его осуществлению...
  
  
  Глава 1.
  
  Двадцать лет спустя. Деревня близ Торенских гор, северная граница империи Ронтар.
  
  Худенькая фигурка скользнула в колючие кусты, не обращая внимание на больно царапающие кожу шипы, и затаилась там, слушая буханье тяжелых сапогов. Может, пройдет мимо? А нет, так не полезет доставать?
  - Лийка? Где ты там, шлюхино отродье? Выходи, а то хуже будет!
  "Ремар... ненавижу, чтоб тебя мавки в омут затащили..." - названная Лийкой закусила дрожащую губу, рассматривая двоюродного брата: такого же крупного, высокого блондина, как и вся их семья. Да, пожалуй, как и все жители небольшой безымянной деревушки в предгорьях Торенских гор. Одна Лиасса, или Лийка, как называли ее почти все вокруг, выбивалась из общего ряда: худенькая, маленькая - в тринадцать рост ее едва достигал двух с половиной локтей, с серо-зелеными глазами и черными волосами.
  В который раз Лийка безуспешно вопросила небеса: за что? Почему ее мать понесла вне брака? И если уж ей было суждено родиться ублюдком, то почему она не могла стать похожей на маму, от которой ей достался лишь цвет глаз?
  - Ремар! - властный голос заставил того отказаться от поисков двоюродной сестры и склонить голову перед статной, величественной старухой.
  - Бабушка Ярина...
  - Ремар, ступай в дом, - негромко приказала та.
  - Но... - начал тот и тут же стушевался под направленным на него ледяным взглядом бабки.
  Дверь хлопнула, Ярина вперила взгляд в кусты - казалось, они совсем не были ей преградой - и отдала приказ:
  - Лиасса, выходи! Быстро!
  В отличие от других обитателей деревни бабка никогда не звала её Лийкой, только полным именем. Цепляясь за ветки и стараясь не всхлипывать, когда колючки больно впивались в кожу, девочка вылезла из кустов и одернула штаны и рубаху.
  - Опять ты в этих тряпках! Сколько раз говорить - девушка должна носить платье с момента, как уронила первую кровь!
  Та упрямо сжала губы. Платье? А как в платье убегать от тех, кто считает черноволосую сироту своей законной добычей? Пусть она мелкая, но не глупая, а быть изнасилованной Ремаром или его дружками у нее желания нет. Живя в деревне, в тринадцать лет трудно не знать, откуда берутся дети и что этому предшествует! Опустив голову, она разглядывала пальцы своих босых ног - сапоги остались у ручья, где застал ее двоюродный брат со своими дружками. От бега босиком ноги горели огнем, но это было не страшнее того, что ожидало бы её, задержись она, чтоб обуться.
  Цепкие узловатые пальцы крепко сжали ее подбородок, заставляя взглянуть в глаза бабке. Сурово поджатые губы той выразительно скривились:
  - Такая же упрямая, как твоя мать! И к чему привело ее упрямство?
  - Мама ни в чем не виновата! - зло взглянула на бабку Лиасса. - А эти гады ее обзывают!
  - Гулящая - она гулящая и есть! - отрезала та, заставив девочку неверяще вскинуть голову. Ее маму назвала гулящей ее же собственная мать? Она почти не помнила лицо мамы, та умерла, когда Лиассе было шесть, но в памяти остались ее нежность, ласковые руки, ее советы, поцелуи перед сном и тихий шепот "девочка моя любимая, мое маленькое сокровище"... Глаза наполнились слезами ярости, она крикнула:
  - Мама была не такая!
  Звонкая пощечина послужила ей ответом. Несмотря на возраст, сила у Ярины была немалая, и удар почти сбил Лийку с ног. Но она упрямо продолжала смотреть на бабку сквозь набегающие слезы и сжимать кулаки.
  - Жаль, что из всей семьи наш талант только тебе передался, - зло сказала бабка, - хотя и характер тоже. Ты-то даже поупрямей Минны будешь, а раз так... С завтрашнего дня будешь моей помощницей, хватит лентяйничать!
  Лийка сжала губы, с трудом сдерживаясь от ответа. Лентяйничать?! Да она, как и любая девка в деревне, и коров доила, и белье стирала, и сено помогала сгребать, и шерсть овечью мыла, и с прялкой сидела... Только и радости было, что по грибы да ягоды в лес пойти да в речке поплескаться поодаль от деревенских парней да девок... Так что еще утром она была бы счастлива стать помощницей Ярины, но после ее слов о маме...
  - Не нравится, - усмехнулась та, - что ж, можно и по-другому. Тебе уже тринадцать, через год можно замуж отдавать, а бесприданницу только в младшие жены и возьмут! Так что ты выберешь?
  Девочка ахнула. Замуж? Да, бывало раньше, что замуж в четырнадцать отдавали, но то ж раньше! В последнее время даже в их глухой деревне до шестнадцати свадеб не играли! Да и кто ее возьмет без приданого? Разве что и взаправду в младшие жены, фактически в бесплатные служанки... Нет, то было против закона божьего и человеческого, так служитель Богини и говорил: "одному мужу да не будет больше одной жены", вот только... Кому здесь было дело до законов? И кто защитит рожденную во грехе сироту? А раз так... Ждет ее брак с каким-нибудь тридцатилетним стариком, чтобы через год умереть в родах или в двадцать лет превратиться в тень от постоянных родов, тяжелой работы, а то и побоев...
  - Не надо замуж, - тихо произнесла она, снова повесив голову, - буду делать что велено.
  - Значит, будешь мне помогать да держать язык за зубами. Одно доброе дело Минна сделала - вернулась домой, раз сама не служила на благо семьи, значит, ты послужишь. Отныне звать ты меня будешь теа Ярина, жить в моей пристройке. Ремар тебя больше не тронет, если что - жалуйся мне. Все понятно?
  - Да, теа Ярина, - ответила Лиасса, еще ниже опустив голову.
  - Все, иди. И чтобы я больше тебя в штанах не видела, пока не разрешу! Ступай, переоденься и собери вещи!
  Зайдя в дом, Лиасса мышкой пробралась к лестнице, ведущей на чердак - именно там находилась ее комнатушка. Скудно обставленная - из обстановки в ней был лишь продавленный топчан, колченогий стул да ветхий сундук - она столько лет была для нее убежищем, местом, где она могла побыть одна... Девочка шмыгнула носом и смахнула злые слезы. Плевать, что все говорят про маму гадости, она всё равно знает, что та была самой-самой лучшей. Странно только, что бабка сказала, мол, Минна вернулась... Откуда? Разве мама когда-то покидала их деревню? Странно... Никто на памяти Лийки не уезжал отсюда, а уж чтоб кто-то из девок вышел из воли родителей да сбежал... такого и вовсе никто не слыхал!
  Медленно сняв штаны и рубаху, натянула платье и хмыкнула. И чего все к одежде цепляются? Удобней же в штанах! Да и показывать ей нечего, всё равно худущая да плоская, кабы не волосы, от мальчишки не отличишь. Ладно еще, двоюродные сестры, ведь даже у одиннадцатилетней Римы грудь и задница больше!
  Собирая свои небогатые пожитки, Лиасса думала о том, что она вообще знает о своей семье. Бабка Ярина, как и многие поколения ее предков по женской линии, была травницей и знахаркой. Именно поэтому она имела такую власть в доме, хоть в деревне женщина должна была молчать и опускать глаза, когда говорил мужчина... Да только пусть семья их была зажиточной, богатство ее с большего стояло именно на таланте травниц, потому бабка и командовала всеми в доме: и дядькой Фардом, и его женой, пышнотелой, визгливой и глуповатой Цинтрой, и их детьми - Ремаром, Варлой да Римой.
  Казалось бы, зачем травница в их небольшой деревеньке? Ан нет, была она фигурой важной, так что сам староста ей кланялся, да и купцы вниманием не обходили: в предгорьях росло много целебных трав, а чтоб они могли полную силу показать, собирать их следовало по правилам. Вот Ярина и собирала, сушила да настои делала, и за все это купцы платили звонкой монетой... Вон, в прошлом году аж цельных три золотых заплатили!
  Собрав вещи, девочка в последний раз всхлипнула и присела на топчан, оглядывая свое убежище и прощаясь с прежней жизнью. "Ладно, хорош рассиживаться", - прикрикнула она на себя и поднялась. Тихонько вышла из комнатушки, спустилась на пару ступенек и застыла, слушая тихий разговор.
  Никто в деревне не знал про слух Лиассы, только мама, которая и взяла с нее обещание никому про то не говорить. Девочка могла услышать шепот на расстоянии пары десятков локтей! Сколько раз это спасало её от поползновений деревенских парней - не счесть! А сейчас, похоже, это поможет ей узнать что-то очень важное.
  - Ты уверена, мать? - еле слышный грубоватый голос. Дядька Фард...
  - А что еще ты собрался с ней сделать? Замуж выдать? Да кто бесприданницу да чернуху такую возьмет, рази что и верно в младшие жены, да только что нам с того толку-то будет? Аль сынку отдать, чтоб натешился? Так передай ему, если что, вообще силы мужской лишу! И его, и дружков! А помощницей моей она быстро кормежку да одежонку свою отработает, мне-то уж тяжко стало по лесам да болотам шастать! А там глядишь, и вовсе на покой уйду...
  - А коль она такая ж порченая, как Минна была? Это ж надо, чего тогда удумала: девка в самый Ортен сбежала! Гулящая!
  Лиасса затаила дыхание. Ортен - столица их провинции, выходит, мама туда сбежала? А Фард... Вот узнаю травы и подсыплю тебе какой гадости, пообещала она себе.
  - Ты-то уж глупостей не повторяй, - устало сказала ему мать, - в Магическую Школу она сбежала. Кто ж знал, что их на практику на границу с Кшасаэром пошлют, а там война начнется...
  - К-как в Школу? Так это что ж, у Минки дар был? Ты ж никогда не сказывала! - яростным шепотом изумился дядька, - так Минка что, магичкой была?!
  - Да какой там магичкой, - махнула рукой мать, - так, каплю силы в зелья добавить, да в целители и таких берут, маловато их у нас. А как девку свою родила, так словно отрезало.
  - Так у Лийки може тоже дар есть? - не на шутку заинтересовался дядька.
  - Не знаю я. Не наша она, чужая, если дар и есть - я его не чувствую.
  - Так а за что ж ты Минку-то гулящей честила? - явно удивился Фард.
  - Тихо ты! - шикнула на него мать и прислушалась, а затем добавила еле слышным даже для слуха Лиассы шепотом, - не знаю я про Лийкиного отца ничего, да только уж больно странная она. Причем ладно бы Минку ссильничали, не она первая, не она последняя... Мало что ль баб через воинов прошли? Да только рожать-то зачем было? Что она, плод не могла вытравить? Это Минка-то, она ж не только каплю дара имела, но и травница посильней меня была... Стал быть, не насилие то было, а стала Минка наша полюбовницей, да как бы не врагу, таковые-то черные только на юге и водятся, да многие кшаси служат...Вот и кумекаю я, чего ж она и со Школы-то ушла: это здесь про тех ничего не знают, а в Ортене-то мигом бы ее на чистую воду вывели!
  - Так вроде ж у нас с кшаси да их слугами мир давно?
  - Нонче-то мир, а тогда? Эх, дура она была, да нравная больно... Вот еще что, о Лийке: характер у нее мой да материн, так что пусть Ремар держится от нее подальше. Так, и где эта бездельница там шляется?
  Неслышно отступив назад, Лийка погромче хлопнула дверью и сбежала вниз. В голове ее крутились слова бабки. Получается, все, что ей говорили, было ложью? Ладно, надо себя не выдать, а то та глазастая, мигом углядит!
  Бабка с дядькой сидели на кухне, где вкусно пахло кашей с мясом. Девочка втянула носом сытный запах, сглотнув слюну: сегодня она успела только позавтракать, выпив кружку молока с куском хлеба, а солнце уже почти закатилось. В пояс поклонившись старшим, выпрямилась и шмыгнула носом, прижимая к себе узелок с вещами. Сдвинув брови, Ярина покачала головой:
  - Тоща ты больно, как и не девка вовсе. На вот, ешь, - она наполнила миску кашей.
  Лиасса присела за стол и принялась есть, обжигаясь. Нет, голодом ее не морили, но и не баловали, хоть семья и была одной из богатейших в округе. Да только мясо в деревне обычно лишь мужикам доставалось, бабы да девки его только по праздникам едали, а тут в мису аж два, да нет, три куска положили! Доев и с трудом удержавшись от того, чтобы по-собачьи вылизать миску, девочка соскребла последние крошки и встала из-за стола, снова поклонившись, как полагалось по древним обычаям.
  - Идем, - махнула ей Ярина.
  Следом за бабкой она вышла из хаты. В пристройку, где Ярина жила, хранила травы, сушила их да настои варила, никому из семьи хода не было. Толкнув дверь, они вошли в сени, где пахло сушеной травой, через них в просторную горницу. Лиасса стрельнула взглядом по сторонам: стена справа от входа полностью загорожена полками, на них множество горшков и горшочков разной формы. У оконца - здоровенный стол во всю стену, кое-где прожженный да покарябанный, на нем миски, ножи и бронзовая ступка с пестиком. Маленькая закопченная печка, какой она и не видывала никогда, примостилась слева, рядом стоял еще один столик поменьше да здоровенный сундук. С потолка и в простенках свисали пряно пахнущие связки трав, девочка тут же узнала зверобой, душицу, кровохлебку - те, что в изобилии росли вокруг деревни.
  - Здесь работать будешь, - холодно сказала ей Ярина. - А теперь иди сюда!
  Она прошла через комнату и толкнула дверь, которую Лийка не сразу и заметила, поглощенная разглядыванием обстановки. За ней оказался крохотный коридорчик, что закончился двумя дверями, бабка кивнула ей на правую:
  - Это твоя. Сегодня можешь отдыхать, завтра подниму на рассвете.
  - А... - пискнула девочка.
  - Можешь идти спокойно, никто тебя не тронет. И что за глупость, каждый день мыться? Все моются раз в неделю и ничего, только тебе каждый день подавай!
  Лийка промолчала. Она и сама не знала, откуда в ней это, но старалась мыться каждый день, иначе было противно и кожа казалась какой-то серой. Бабка поджала губы, качнула головой и ушла, а девочка толкнула дверь в свою комнату.
  Войдя, жадно огляделась вокруг. Небольшая комнатка скудно освещалась светом, что проходил сквозь крохотное оконце, затянутое бычьим пузырем - купцы, что приезжали в их деревню, баяли, что в больших городах все окна были стеклянными, да только в такую глушь стекло никто не возил. Обстановка комнаты отличалась от той, что была на чердаке, лишь добротностью: кровать шириной локтя полтора, стул, сундук. Присев на краешек кровати, девочка провела ладошкой по тюфяку. Да, это не ее прежний, комковатый да слежавшийся - почти все тюфяки да подушки в деревне делали из соломы с травами, и ей обычно доставалось то, что другим было уже ненадобно...
  Открыв пустой сундук, Лиасса собралась было положить туда свои небогатые пожитки, и вдруг хлопнула себя по лбу. А сапоги-то! Пусть и разношенные, да другой обувки у нее нет! Вот же ж нескладеха! А забрать... Быстро переодевшись, она аккуратно сложила платье и затаилась под дверью, прислушиваясь к издаваемым Яриной звукам. Ага, вот она прошла по коридору, хлопнула дверь... Метнувшись следом, девочка увидела, что бабка направилась к дому, да и Ремар туда зашел... Видно, вечерять позвали... Тенью выскользнув из пристройки, со всех ног припустила к ручью за обувкой.
  Вернувшись и быстро окатившись еле теплой водой из дождевой бочки, так же незаметно пробралась к себе, села на кровать и призадумалась. Голова ее пухла от новых впечатлений, а более всего - от того, что она узнала из разговора родичей. "Мамочка моя родненькая... Надо ж, магичкой была, и смелая - не забоялась же в сам Ортен сбежать! И почему Боги решили забрать ее? Лучше бы бабку та лихоманка поганая прибрала!" - злые мысли роились в голове, не давая покоя, а на глазах выступили слезы. Хлюпнув носом и утерев его кулаком, она вдруг подумала: "Ой, это ж мама тут жила, когда была такая, как я нонче... А эти гады все ее поносят.... Ну ничо, узнаю травы, вы у меня за все поплатитесь!" - пообещала она себе. Ну и пусть мама никогда не бранилась с родичами, не обращая внимание на их поношения, она, Лийка, не такая добрая! Не зря ж девки деревенские говорят, что злой глаз у нее! Ткнув кулаком подушку, девочка покосилась на темноту за окном, закуталась в лоскутное одеяло и закрыла глаза.
  
  
  Глава 2.
  
  
  - Лиасса, о чем ты опять мечтаешь? - ледяной голос Ярины заставил девочку встрепенуться и быстрее заработать ножом. Сегодняшний урок был немаленьким, а дело шло к вечеру. Ежели не успеть сделать все, то и спать придется ложиться с пустым брюхом.
  - Ни о чем, теа Ярина, - тихо откликнулась она.
  - То-то же, девкам много думать вредно! - назидательно заметила та и встала, охнув - в последний месяц ей все чаще вступало в поясницу. Велев Лиассе работать старательней, бабка вышла из комнаты и направилась к дому.
  Вот уже год прошел с тех пор, как девочка помогала Ярине в ее трудах. Нарезая корневища девясила, она горько усмехнулась. Эх, а блазнилось-то: трудное ли дело - помощницей травницы быть? Это ж не коров доить, аль сено сгребать... да только не такой сладкий кус-то оказался: довелось ей и с рассвета до заката по горам да болотам шастать, и дотемна крошить корни да листья, и кашлять до слез над очередным отваром... И если раньше можно было хоть зимой отдохнуть от забот, то сейчас и в зимнюю пору она исправно сидела у стола, освещаемого лучиной, и резала, молола, смешивала... Одно хорошо - не надо на речку ходить белье стирать...
  Лиасса закашлялась, ее руки выполняли привычную работу, а мысли бродили где-то. Тогда, в первый день, Ярина привела ее в комнату и сказала:
  - Так, слушай! Я буду учить тебя травам: как собирать, сушить, резать, настои делать. Станешь постарше - научу заговорам. Будешь слушаться - поладим, нет - замужество тебе благодатью Богов покажется! И еще: коль узнаю, что знания во вред кому использовала, всю шкуру с задницы спущу и Питару в младшие жены отдам!
  Девочку передернуло. Питару было уже под сорок, был он грузен и волосат, а еще в деревне славился жадностью: хоть владел большим стадом овец, семью попрекал каждой коркой хлеба. Да уж, Ярина знала, что пообещать...
  - Я буду стараться и слушаться, - смиренно склонила голову она, пытаясь скрыть злость в глазах.
  - Вот и ладно, - кивнула бабка, - начнем, помолясь...
  Тряхнув головой, Лиасса вернулась в настоящее. Ловко разрезала последний корень, отложила в сторону нож и поднялась. Живот уже давно бурчал, да еще и такие вкусные запахи от дома шли! Завтра в деревне праздник - свадьба Ремара с дочерью самого старосты, гулять будут все. Дебелая Гила давно пыталась строить глазки Ремару, даже попробовала его приворожить - безуспешно, ведь в деревне это могла сделать лишь Ярина. Так что она подпоила Ремара и его дружков, а затем обвинила его в том, что он-де ее ссильничал. Вот и пришлось тому скрепя сердце жениться...
  Лиасса зло усмехнулась. Даже после того, как она стала помощницей Ярины, Ремар как-то раз попытался ее подловить, да только она к тому времени везде носила с собой порошок из трав, что вызывали беспрестанное чихание. И когда Ремар полез к ней, швырнула их ему в рожу, а затем убежала и пожаловалась бабке. А уж та его славно наказала... При одном воспоминании о том, как двоюродный братец валялся в ногах у Ярины, Лийка начинала улыбаться: бабка выполнила свою угрозу и подлила ему какой-то отвар, лишивший того мужской силы на месяц. После этого девочка наконец смогла вздохнуть спокойнее, и плевать, что Ярина пару раз хворостиной по заднице за тот порошок перетянула...
  Одно было плохо - она так и не узнала ничего нового про маму и про себя, хоть и держала ушки на макушке. И все чаще вспоминала слова бабки о том, что у мамы была магическая сила и задумывалась, не досталась ли и ей хоть капля магии?
  После ужина Лиасса привычно направилась с Яриной в ее комнату: уже который день она по вечерам растирала той спину. Вот и сейчас, закончив свою работу, девочка поклонилась и хотела было уйти, но была остановлена резким:
  - Останься.
  Она растерялась, безуспешно пытаясь вспомнить, в чем провинилась. Ярина тем временем села и кивнула ей на стул:
  - Садись. Ты знаешь, какой завтра день?
  - Свадьба Ремара, - еще более растерянно проговорила девочка.
  - Тьфу, ты травница аль кто? - старуха явно была рассержена, - вспоминай, быстро!
  - Жив-трава? - робко предположила сжавшаяся в комок Лиасса и облегченно вздохнула, когда бабка кивнула.
  Жив-трава была удивительным растением. Росла она только в Торенских горах, почти на голых скалах, и ее отвар, правильно приготовленный, мог буквально поднять больного со смертного ложа. "А вот для мамы его не нашлось" - привычно скользнула горькая мысль. Собиралась жив-трава лишь в последнюю неделю лета, когда на толстом стебле распускались ярко-желтые цветы, в другое время она никаких чудесных свойств не имела. А уж платили за нее... За три соцветия о прошлом годе Ярине золотой отвалили! Она тогда еще все жалела, что не может отвар из нее приготовить, ведь он был намного дороже, да только по правилам его с магией варить надо! Сухой голос старухи прервал мысли девочки:
  - Завтра уйдешь в горы за жив-травой. Где она растет и как собирать - знаешь, и чтоб не меньше двух соцветий притащила! Ну а коль три найдешь, - она сощурила глаза, - награжу, выучу тебя грамоте.
  Лиасса невольно ахнула, прижав ладони к щекам. В их деревушке грамотными были только староста да бабка Ярина: первый потому, что вел все расчеты с купцами да с мытарями, а вторая потому, что многие особо сложные рецепты передавались от матери к дочери путем записи в огромной кожаной тетради, сейчас лежавшей на столе в их рабочей комнате. Лиасса не раз тайком от бабки листала ту тетрадь, да только кроме рисунков ей все в ней было непонятно. Так что награда - это хорошо, вот только...
  - Одна? - голос дрогнул.
  - Ну а как ты хотела? Приучайся, я ужо не могу молодой козой по скалам скакать! Да и свадьба опять же...
  Лиасса потупилась. Нельзя сказать, что она так уж горела желанием побывать на гуляньях, да только там можно было наесться до отвала, послушать, что бают подвыпившие взрослые да и на танцы поглядеть... Так-то она ни в каких гулянках да посиделках не участвовала: и времени не было, да и не хотели деревенские парни и девки принимать ее в свой круг... Хотя и саму девочку к парням не тянуло, а увиденное как-то зрелище того, как тискалась одна парочка, вызвало у нее лишь отвращение.
  - Ну что молчишь и глазищами зыркаешь? - недовольно спросила бабка, уставившись на нее, - нешто поспорить хочешь?
  - Нет, теа Ярина, - тихо промолвила та.
  - Вот и ладно! Цинтре я ужо велела собрать тебе котомку с собой, да мяса копченого положить изрядный шмат, так что не оголодаешь. Воду не бери, сама знаешь, где там родники. И одежду с обувкой проверь! А теперь ступай, я спать буду, утомила ты меня!
  Привычно поклонившись, девочка вышла за дверь, горько скривив губы. Семья... Никому-то она не нужна, только и думают, как бы куда отодвинуть! И плевать, что дай ей Ярина выбор: присутствие на свадьбе либо возможность обучения грамоте, она выбрала бы второе! Как раз выбора-то ей никто давать и не собирался...
  Шмыгнув носом, она зашла в свою комнатку. Ярина права - надо проверить одежу и обувку, да заплечный мешок собрать. Так, штаны и рубаха... Ой, а где это она ухитрилась рукав разодрать? Куртка еще крепкая, сапоги тоже... В мешок полетело огниво, трут, фляга, ткань, в которую надо жив-траву заворачивать. Затеплив лучину, Лиасса вздохнула и села зашивать рубаху.
  На рассвете она покинула дом. Дорога предстояла неблизкая, до того места, где росла жив-трава, топать было два дня. Спервоначалу дорога проходила по лугам, где паслись овцы - именно их шерсть и была основным товаром жителей деревни. Девочка шла, озираясь по сторонам, слушая пение птиц, а на душе становилось все легче, словно с каждым шагом, уводящим ее от деревни, с плеч падал груз. Никогда раньше она не испытывала такого, все ж таки это был первый раз, когда ее отпустили одну в такой далекий путь. "Интересно, а я бы смогла сбежать, как мама?" - эта мысль заставила ее остановиться и потереть лоб. - "А ведь и вправду, почему б нет? Ну и пусть у меня магии нет, так можно ж работой пробавляться, нешто никому помощница не нужна? А коли б к травнице какой пойти?" Некоторое время она крутила эту мысль так и эдак, а потом вздохнула: все ж здесь лучше, бабка защитит, а там кто о бедной сироте озаботится? Вот была б у нее и вправду магия или б удалось денег заработать втайне от родичей... Да только ничегошеньки волшебного она делать не умела, да и научить ее было некому, а деньги... Деньгами в деревне почитай что и не пользовались, так что получить их можно было только от купцов, а ей-то продавать было нечего...
  Вздохнув, она обратилась мыслями к горам, которые становились все ближе. В деревне к ним старались особо не приближаться, почему-то это место считалось недобрым. Лийка как-то подслушала, как бабы у колодца говорили о том, что там пропало несколько деревенских, и их так и не нашли. Она тогда фыркнула: видать, не больно-то искали! Да и было это давным-давно, еще до ее рождения. Однако горы по-прежнему никто не любил, даже Ярина ходила туда только за жив-травой. А вот Лийку горы манили, тянуло ее к ним, словно на крепкой бечеве. Порой даже казалось, что ее там кто-то ждет... Может, она наконец поймет, чего ей неймется-то?
  
  
  Торенские горы, три дня спустя
  
   Лиасса устало вздохнула, бережно заворачивая соцветия жив-травы в ткань. Целых четыре штуки! Не зря она ползала по отрогам, не зря все ее синяки и ссадины! Надо бы укрытие какое найти, подумала девочка, с тревогой взглянув на небо: оно сегодня весь день хмурилось, а сейчас тучи буквально нависли над головой... Парило как в бане, да и птицы часа три как примолкли - значит, быть грозе! Она-то не особо боялась, да только жив-траву мочить никак нельзя было...
  Заполошно оглянулась по сторонам, и вдруг заметила меж камнями какую-то щель. Чувство, что звало ее в горы, вернулось с невероятной силой, заставив девочку охнуть. Оскальзываясь на камнях, она заспешила к намеченной цели.
  Щель оказалась входом в небольшую пещеру, густо заросшую кустарником. Лиасса добралась до нее как раз тогда, когда на нос упала первая капля. Раздвинула ветки, не обращая внимание на то, что они больно царапают кожу, и проскользнула внутрь до того, как ливень хлынул стеной.
  'Слава Богам, успела!' - облегченно выдохнула она. Теперь остается только подождать, когда дождь пройдет да немного подсохнет, и можно возвращаться в деревню. А пока... девочка огляделась. Она находилась в странном узком, но высоком лазе - вроде коридорчика, конец которого терялся во тьме. То, что привело ее сюда, потянуло Лийку вперед, заставив ее поежиться: хоть она и не боялась темноты, но чувствовала себя в ней неуютно. Понюхав воздух и не обнаружив ничего странного, она вернулась ко входу, отломала пару веток посуше и, достав огниво, подожгла их. Подняла голову вверх, прошептав: мамочка, помоги - и решительно двинулась вперед.
  Тени плясали по стенам пещеры, но Лиасса упрямо шла вперед. Проход оказался неожиданно длинным, так что она уже начала подумывать, что пора возвращаться, как вдруг он закончился. Девочка стояла перед чем-то вроде дверного проема, и ей вдруг показалось: сделай она еще шаг, и ничего не будет прежним... Страх на мгновение остановил ее, заставив отступить, а потом...
  'Что я теряю? Все равно до меня никому дела нет, а если уйду... сдохну от любопытства! И вообще, мама не хотела бы, чтобы я струсила' - она закусила губу, глубоко вздохнула и сделала шаг, вытянув перед собой руку с факелом.
  Она оказалась в довольно большой, почти округлой пещере. Но странным было не это, а то, что когда-то это место явно было обитаемым: у стены стоял небольшой сундучок, большой камень явно использовался вместо стола, а поменьше - как стул. Но не это привлекло внимание Лиассы: у стены поодаль на полуистлевшей медвежьей шкуре лежал скелет...
  Передёрнув плечами, Лиасса аккуратно положила на "стол" заплечный мешок с драгоценными соцветиями, осторожно подошла и уставилась на скелет. Видно, покойник лежал тут давно - остались лишь голые кости. Покойник или... покойница? Судя по всему, это была женщина, уж больно длинные волосы были у нее при жизни. Девочка потрясла головой, удивившись собственному спокойствию: тут скелет, а ей ровно всё едино! Внезапно под светом факела что-то блеснуло, она поднесла его поближе и застыла, глядя на странное украшение на цепочке, провалившееся меж ребер. Руки буквально зачесались схватить его, и она осторожно потянула за цепочку, от чего скелет рассыпался кучкой костей. Через минуту, воткнув факел в щель среди камней, она принялась крутить в руках свою добычу.
  Больше всего эта штука напоминала свернувшуюся змею, туловище которой искусный мастер изготовил из золота. Промежуток между "кольцами" был заполнен странными символами из серебристо-белого металла, а в центр украшения был вставлен тусклый серый камень. Лиасса дотронулась до него и тут же отдернула руку, с недоумением глядя на набухшую на пальце каплю крови. И как она ухитрилась пораниться? Капля сорвалась с пальца и упала на камень, и в ту же секунду он засветился изнутри алым светом. Девочка попыталась отбросить украшение прочь, но безуспешно: пальцы не разжимались. Впервые за всю свою жизнь ей стало так страшно, до сих пор она всегда могла хотя бы убежать, а тут... Перед глазами замелькали смутные тени - она не могла их различить, а руки сами собой поднялись, надевая цепочку на шею. То, что висело на ней, коснулось кожи под рубахой, и внезапно она ощутила нечто странное: сначала словно кто-то принялся рассматривать ее, будто кушанье на тарелке, а затем снисходительно потрепал по макушке. Амулет - теперь она уже не сомневалась в том, что это какая-то волшебная штука - нагрелся. Сначала это было ласковое тепло, словно она, промокшая под холодным осенним дождем, подсела ближе к печке. Но он продолжал нагреваться, все более обжигая кожу, впечатываясь в нее... Изо всех сил Лийка попыталась сорвать цепочку с шеи, безуспешно... "Дура я, дура... Так и помру здесь, как эта..." Боль стала нестерпимой, и девочка упала на колени, выгибаясь в приступе, и потеряла сознание, стукнувшись головой о камень.
  
  Каррас, храм Богини Судьбы. То же время.
  
  Красивая женщина в белоснежном платье вскинула голову и быстро поднялась, шагнув к окну, выходящему на север. Ее движения были полны грации и изящества, несмотря на то, что была она явно не молода - об этом свидетельствовали седые пряди в некогда смоляных волосах. Огромные черные глаза под длинными ресницами уставились вдаль, казалось, женщина пыталась пронзить взглядом пространство, увидеть то, что происходит где-то очень далеко, за сотни миль от Кшасаэра. По ее губам скользнула легкая улыбка, и женщина прошептала:
  - Пусть Богиня благословит твой путь, кем бы ты ни был...
  
  Торенские горы.
  
  В себя Лиассу привел холод. Она поежилась, и только потом вспомнила, что случилось. Попыталась вскочить и поморщилась, дотронувшись до вмиг заболевшей головы: похоже, там начала расти шишка, да и кожа содралась, не зря так саднило, а пальцы стали липкими от крови. Но главное - она жива! Она осторожно приподнялась и огляделась по сторонам: ничего не изменилось, лишь факел погас... Тут взгляд ее упал на кучку металла в стороне, и девочка удивленно уставилась на то, что осталось от амулета. Похоже, цепочка тут, а где все остальное? Почесав в затылке, она залезла в мешок, достала оттуда нож и при помощи него подняла то, что лежало рядом. Это действительно оказалась та самая цепочка, на которой раньше висел амулет, вот только странное дело - она была целой! Лиасса заполошно глянула по сторонам, но так и не увидела амулета. Осторожно протянула пальцы к цепочке, готовая отдёрнуть их при малейшем признаке опасности. Странно, теперь она ничего не чувствовала: ни притяжения, ни страха, цепочка была просто мертвым металлом. Она поднесла ее поближе к глазам и застыла, со всей очевидностью поняв: это было золото! Да столько, сколько в деревне не видали никогда, и о нем никто не знал, оно только ее, Лиассы! Осторожно положив свое сокровище рядом с мешком, она обвела пещеру хозяйским взглядом и вдруг вздрогнула от пришедшей ей в голову мысли: она видела все, видела в темноте! И это при том, что даже свет факела выхватывал лишь отдельные куски обстановки! "Что со мной?" - девочка пораженно покачала головой, - "и где все-таки эта клятая штука?"
  Стоило ей подумать так, как в груди стало невыносимо больно, Лиасса рванула ворот рубахи и безвольно опустилась на камень, увидев, как под кожей проступили очертания знакомого рисунка. Миг боли, и кожа вновь стала гладкой. Девочка растерянно огляделась и разревелась.
  "Кто я теперь такая? Я умру, как эта, и останусь здесь скелетом? Нет, я не хочу!" - в душе поднялась злость. - "Не знаю, чего эта штука в меня влезла, но я ей не поддамся!"
  Минута жалости к себе прошла, и Лиасса поднялась на ноги. "Хорошо хоть это... незнамо что... не показывается почём зря" - думала она, пряча цепочку в мешок. Прихватив его, шагнула к выходу - почему-то она была твердо уверена, что дождь кончился и наступило утро, и вдруг хлопнула себя по лбу. Вот тетеха, а сундук-то не проверила! А вдруг там что важное есть?
  Вернулась, открыла крышку. Сундук был пуст, если не считать какой-то книги в обложке из кожи и кинжала: явно дорогого, с изукрашенной камнями рукоятью. Девочка склонилась над ним и тут же отшатнулась: от содержимого сундука веяло смертью и болью. И вместе с тем оно словно тянуло ее к себе, тянуло обещанием силы и мести всем, кто обижал ее, говорил гадости про ее маму. Перед глазами замелькали картинки того, как с помощью книги и кинжала она сможет обрести власть...
  Лиасса завороженно потянулась за кинжалом и вдруг опомнилась. Что она творит? Неужели она готова стать такой, и ради чего - ради мести? "Мама бы рассердилась" - эта мысль окончательно привела ее в себя и заставила сделать шаг назад, взглянув на сундук суженными глазами. Нет уж, не бывать этому, уж больно мерзостные эти штуки были! На нее внезапно накатило полное спокойствие, словно ей подсказали, что надо делать. Покопавшись в мешке, она достала огниво и отрезала кусок ткани, в которую были завернуты соцветия жив-травы, подошла к сундуку и подожгла тряпку, швырнув ее внутрь.
  Книга вспыхнула точно сухой мох, огонь взметнулся вверх, заставив девочку отшатнуться. Она стояла на некотором отдалении от полыхающего пламени и смотрела на него, впервые в жизни абсолютно точно уверенная: она сделала все правильно. На мгновение ей показалось, что мама стоит рядом с ней, обнимая ее за плечи и шепча, что она гордится своей любимой девочкой.
  Костер догорел, и Лиасса почти не удивилась, увидев, что пламя уничтожило не только книгу, но и кинжал. Подхватив мешок, она решительным шагом направилась к выходу. Как она и предчувствовала, дождь кончился, и солнце уже почти высушило мокрые камни. Слегка оскальзываясь на осыпях, она направилась в обратный путь.
  Солнце уже садилось, когда она наконец спустилась со скал. На ночь она решила остановиться в одном из самых чудесных мест предгорий: в крохотной долине, огороженная со всех сторон невысокими скалами. С одной из таких скал срывался водопад, впадая в небольшое озеро с холодной и кристально чистой водой. Сейчас, на исходе лета, он не был бурным потоком, сбивающим с ног, как весной, в период таяния снегов. Зажгла костерок из собранного по пути хвороста и как была, прямо в одежде залезла под воду.
  Вымывшись и развесив одежду поближе к костру для просушки, Лиасса задумалась. Впервые за всю ее коротенькую жизнь у нее появилось что-то свое, о чем не знали родичи. Достав из мешка цепочку, она повертела ее в руках. Тяжелая, и дорогая, наверное! Вот только что ей с ней делать? Если узнает кто из родни - отберут мигом! Значит, надо спрятать! Может, зря она ее не оставила в той пещерке? Хотя нет, если вдруг она понадобится, то лезть в горы... Ладно летом, а зимой? Придется найти место в лесу и спрятать её там. А еще... девочке жутко не хотелось отдавать лишнее соцветие жив-травы бабке. А если оставить его себе? Ладно, подумаю по дороге, решила она и зевнула.
  Через день Лиасса завидела околицу деревни. Цепочку она надежно спрятала в одном из самых глухих уголков леса, которых деревенские избегали. А вот жив-траву, поразмыслив, решила отдать бабке всю: спрятать-то ее можно, а толку? Это ж надо правильно высушить! Зато грамоте научусь, мечтательно подумала она.
  Вот наконец и дом. Тихо скрипнула калитка, и девочка заспешила в пристройку. Ярина, что-то смешивающая в миске, подняла голову на звук шагов.
  - Доброго вечера, теа Ярина, - поклонилась Лиасса.
  - А, это ты... Ну что, нашла?
  - Да, теа Ярина, вот, - сняв мешок с плеч, Лиасса достала оттуда соцветия.
  - Четыре?! Совсем неплохо, - Ярина даже улыбнулась, - что ж, ты заслужила награду. Завтра же начну учить тебя грамоте, а теперь ступай поешь. Да скажи Цинтре, что я велела тебя накормить не жалеючи!
  Уже укладываясь спать, девочка подумала: интересно, а чего от нее хочет эта штука в ее теле? С той минуты в пещере она так и не проявляла себя... Ежели она магическая, то, может, и у нее магия появится?
  
  
  Глава 3.
  
  Гретар, столица провинции Норвеар. Дворец наместника.
  
  
  Небольшое помещение больше походила на камеру для благородных пленников, чем на одну из комнат дворца: голые оштукатуренные стены, кровать, стол и единственный стул. Небольшое окошко сейчас, ранним утром, давало достаточно света для того, чтобы случайный наблюдатель мог рассмотреть лежавшего на кровати мужчину.
  Заложив руки за голову, обитатель комнаты уставился невидящим взглядом в потолок. Он был одет - черные брюки, белая рубашка без столь излюбленных щеголями кружев, лишь небрежно брошенный камзол висел на спинке стула да стояли рядом с кроватью сапоги. Лет тридцати с небольшим на вид, мужчина отнюдь не был красавцем, особенно с точки зрения благородных дам империи. Выступающие скулы, мощная нижняя челюсть, высокий лоб со шрамом, рассекающим левую бровь и идущим до середины щеки, прямой нос с заметной горбинкой. Темно-русые волосы острижены коротко, словно их хозяин пытался бросить вызов привычным устоям: такая прическа была пристойнее простолюдинам, а он явно не относился к ним. О принадлежности его к благородному сословию свидетельствовала золотая печатка на среднем пальце левой руки, да и длина меча, лежавшего на столе, явно говорила о том, что его владелец не является простым солдатом. Вместе с тем широкие плечи и подтянутая фигура выдала бы в нем воина даже тем немногим, кто не признал бы в его одежде форму офицера Ронтарской армии.
  Дверь скрипнула, открываясь, однако лежавший даже не повернул головы. Вошедший кашлянул и заговорил:
  - Рен Коррис, рен наместник требует вас к себе.
  Коррис перевел взгляд серых глаз на слугу и кивнул, также молча встал, обулся, надел камзол и препоясался мечом. Провел ладонью по отросшей щетине, недовольно скривился и произнес:
  - Веди.
  Пока слуга вел Корриса по коридорам, тот думал о том, чего от него захочет наместник. Ну что ж, он знал, чем грозит та маленькая провокация... Наконец слуга открыл перед Коррисом дверь, затем шагнул вперед и доложил:
  - Рен Коррис к рену наместнику.
  Что-то писавший за столом мужчина поднял голову и кивнул:
  - Ступай, Янир.
  Как только дверь за слугой закрылась, наместник встал из-за стола. Проницательные глаза его остро взглянули на Корриса, однако тот не подал виду, что почувствовал за собой вину. Покачав головой, наместник сказал, кивнув на кресло чуть в стороне:
  - Садись, Кор.
  Коррис лишь молча склонил голову и выполнил приказ. Наместник сел в кресло напротив и уставился на своего посетителя, тот сделал то же самое.
  Наместник провинции Норвеар, рен Нервин дер Фартаэр был мужчиной лет шестидесяти. Высокий, стройный, подтянутый, с правильными чертами лица, он до сих пор, несмотря на годы, пользовался успехом у дам вдвое себя моложе. Хотя император ценил его не за это: рен Нервин обладал способностью управленца и дипломата, под его рукой провинция буквально расцвела. Вступив в должность сразу после войны с Кшасаэром, наместник за прошедшие десять лет добился того, что ничто не напоминало о происходивших здесь сражениях...
  - Что ж, рен Коррис дер Сартон. И что вы можете сказать в свое оправдание? - голос наместника был холоден.
  - Ничего, рен наместник, я виноват, и приму любое наказание.
  Рен Нервин стукнул кулаком по подлокотнику кресла:
  - Хватит, Кор! В конце концов, я не только здешний наместник, я друг твоего отца! Неужели ты не понимаешь, что гробишь свою жизнь в пустых попытках хоть как-то задеть кшаси? И вдобавок ставишь под угрозу мир между нашими странами! Ты же понимаешь, что все это не вернет тебе...
  Коррис прервал его:
  - Я не хочу говорить об этом!
  - Хорошо, пусть так! Но объясни, зачем ты принялся задирать кшаси?
  - Я был пьян, - коротко ответил Коррис, - и как уже говорил, готов принять любое наказание.
  Наместник сжал губы, пытаясь удержать готовое вырваться ругательство, и посмотрел на Корриса. Боги, такой же упрямый, как и отец! Вздохнув, рен Нервин начал:
  - Кор, послушай... Пусть ты и не хочешь говорить об этом, но истина в том, что ты не пытаешься найти новый путь в жизни. Да, никто и ничто не возместит тебе утраченного, но всё же... Ты молод, силен, прекрасный офицер... Но срываешься, стоит лишь увидеть кшаси! В конце концов, вся раса не виновата в том, что произошло! И кроме того... Кор, мы воевали десять лет, и мир до сих пор непрочен! Любой конфликт может вызвать новую войну.
  - Я понимаю, - Кор опустил голову, - и действительно чувствую свою вину. Поэтому жду наказания.
  - Что ж... Я не хотел этого, но ты не оставляешь мне выбора. Тебе придется уехать, не с твоим отношением к кшаси служить в пограничной с Кшасаэром провинции!
  - И куда вы хотите меня отправить?
  - Я предлагаю тебе вернуться в столицу. Кор, забудь наконец обо всем! Женись, заведи детей, тебе нужны наследники!
  - Да? И что я оставлю им в наследство, кроме имени? Есть ли у меня еще варианты, кроме столицы?
  - Ты уверен?
  Коррис кивнул. Выражение его лица говорило о том, что он будет настаивать на своем выборе.
  - Тогда... Ортен. Подумай, Кор: север, самая глушь...
  - И ни одного кшаси кругом, - усмехнулся тот, - я выбираю Ортен!
  - Хорошо, раз так - даю тебе три дня на сборы... ну и на прощальную пирушку! - улыбнулся наместник, вставая. - И, Кор... Подумай о моих словах, хорошо? Удачи тебе, мой мальчик!
  Они обнялись и Коррис, поклонившись тому, кто стал ему вторым отцом, вышел за дверь. Наместник печально покачал головой и вернулся за стол: его ждала работа, а еще надо было написать письмо давнему другу - сообщить, что ждет его единственного сына... dd>  
  
  Деревня близ Торенских гор. Два года спустя.
  
  - Лийка, тебя бабка Ярина зовет! - пышногрудая Рима оглядела комнату с сморщила нос. - Фу, и как ты тут сидишь?
  - А кто тебе разрешил сюда входить? - ледяной голос Лиассы заставил двоюродную сестру отступить на шаг.
  - Дык... Бабка позвала, вот я и... - Рима явно смешалась.
  - Ладно, идем, - смягчилась Лиасса и поднялась. Пролетевшие годы почти не сказались на ее внешности: все такая же тощая и плоская, как и два года назад, только ростом повыше. "Ровно мальчишка", - как говорила бабка, недовольно качая головой. "Зато по горам и болотам лазить ничего не мешает", - как всегда про себя возражала Лиасса, слыша эти слова.
  Да, два года для нее пролетели незаметно, а вот бабка изрядно сдала: располнела и с трудом ходила, хотя все равно командовала всеми в доме. Девушка фыркнула, припомнив, как сильно она боялась грозную старуху пару лет назад. Хорошо, что ей удалось не выдать себя...
  Известие о том, что Ярина будет учить ее грамоте, вызвало недовольство дядьки Фарда. Лиасса тогда подслушала их разговор...
  - Мать, ты что?! На кое лихо ей грамота? Вон, одну уже выучила себе на голову!
  - А на тое, что слаба я становлюсь! Помру, и девка неграмотной останется, а кто тогда зелья варить будет? И вообще, я ей слово дала, а я от своего слова ни разу не отступалась!
  - Вот, бабушка Ярина, - угодливый голос двоюродной сестры прервал воспоминания.
  - Вижу, а ты это что на себя напялила? - узловатый палец уперся в приоткрытую вырезом грудь Римы. - Оделась, ровно шлюха!
  - А купцы бают, что в городах все так ходют! - мгновенно пойдя красными пятнами, возразила та.
  - Да пущай они там хоть голые ходют, а ты быстро переоделась, коли не хочешь розог отведать!
  Рима всхлипнула и убежала, а старуха повернулась к Лиассе:
  - Так, все готово? Купцы на днях приедут!
  - Да, теа Ярина, - ответила девушка.
  - Ладно, тогда вот что... Тебе ужо шестнадцать, так что замуж пора. И не спорь, - брови сурово сдвинулись, - бабья наша доля такая: женой да матерью быть! Вот как купцов проводим, так и будем баять, кому тебя отдадим. Так что готовься, девка, скоро бабой станешь, - и Ярина рассмеялась неприятным визгливым смехом.
  Лиасса молча поклонилась, стараясь скрыть злость в глазах. Так, значит? Решили мужем да дитем привязать? Не бывать тому! Вернувшись в пристройку, девушка села за стол и задумалась. Она давно догадывалась, что бабка захочет ее замуж отдать, и загодя готовилась - видать, судьба ей последовать маминой дорогой... Тем более что и магия у нее тоже есть...
  Прошло несколько месяцев после похода в горы, волшебная штука в ее груди никак не проявляла себя, и девочка успокоилась, решив, что ничего с ней не случилось. Быстро пролетела осень, наступила зима, укутав округу ослепительно белым пушистым покрывалом. Снега было столько, что порой по утрам, выходя за калитку, можно было провалиться в него по колено. Речку сковало морозом, а крутой берег детвора приспособила вместо горки, спускаясь с нее на рогожках да старых корытах - это зрелище заставляло Лиассу вздыхать с завистью. И именно здесь впервые проснулась ее магия...
  Как-то раз Лиасса шла мимо берега и услышала тихий плач. Подойдя, она увидела четырехлетнюю Динку, дочку местного кузнеца - сидя на снегу рядом с какой-то деревяшкой, та горько плакала, размазывая слезы по щекам.
  - Динка, что случилось? - присела она на корточки рядом с малышкой.
  - Больно ножку, - всхлипывая, ответила та.
  - Давай-ка я посмотрю, может помогу, меня ж Ярина учила. Ты чего тут одна? - аккуратно высвобождая ногу девочки, придавленную деревяшкой, спросила Лиасса.
  - А меня никто не берет кататься, бают, маленькая, а мне так хотелось... Ой, мамоньки, больно-то как!
  Лиасса ахнула. Бедненькая, ножка-то сломана! Ей вдруг стало безумно жаль эту славную, похожую на куклу малышку. И вообще ей нравились маленькие детки: они никогда ее не дразнили, наоборот, тянулись к ней, а иногда даже доверчиво делились с ней своими крохотными секретами.
  - Потерпи, Диночка, - ласково шепнула она, - сейчас поправим, зашепчем, станет получше...
  Желание помочь было таким сильным, что она вдруг почувствовала, как в груди загорается что-то теплое, а потом это тепло перешло в ладошку, которой она гладила ножку девочки. Словно кто-то взял ее за руку и сказал, что делать: она аккуратно задрала штанишки и коснулась места перелома рукой, шепча утешения всхлипывающей Динке, и вдруг ощутила, как встала на место и срослась кость. Ахнув, она недоверчиво провела по ноге малышки - целая! Но как?! Динка подняла на нее глаза и прошептала:
  - Лия, - она всегда звала ее так, не в силах выговорить сложное для ее языка имя, - не болит ни чуточки! Совсем-совсем!
  - Ну вот видишь, как хорошо, - улыбнулась ей Лиасса, - пойдем, я тебя домой отведу. А ты больше не катайся одна, ладно?
  - Ладно... Ты хорошая, Лия... И красивая, правда-правда!
  Та только хмыкнула. Вот уж раскрасавица... Эх, Динка, славная ты девчушка...
  Хорошо, что Динка была маленькая и так и не поняла, что Лиасса ухитрилась ей сломанную ногу срастить, а то деревенские, чего доброго, совсем бы затравили ее: здесь магия считалась злом! Только читая книгу Ярины да внимательно слушая все, что говорилось в округе, и смогла Лиасса уяснить это, а также догадаться, почему дядьке Фарду ничего не сказали о таланте сестры...
  Постепенно Ярина начала учить ее не только травам, но и заговорам: как придать зелью больше силы, затворить кровь, зашептать испуг, зубную боль... Древние ли слова имели силу или вера болящих - девочка не знала, но это и вправду помогало без всякой магии! А еще бабка учила ее лечить раны, всякие гнойные болячки, да роды принимать. Вот только ей деревенские особо не верили, считая, что у Лийки дурной глаз. Правда, она и сама не особо стремилась им помогать, разве что роженицам - те быстро поняли, что у девочки лёгкая рука, да еще малые дети всегда ей радовались... Вот им порой и приходилось магией пособить, что Лиасса втайне и делала.
  Получается, если она сбежит, то ей можно попробовать поступить в Магическую Школу на целителя. Вот только коль сбежит она в Ортен, то ее могут и найти: пусть столица их провинции далеко, да не настолько, чтоб не догнать беглянку... Значит, бежать надобно дальше, туда, где ее никто не будет искать...
  Обдумывая все это, Лиасса привычно сортировала травы, настои и отвары, поглядывая на заходящее солнце. Как только стемнело, она неслышной тенью выскользнула из дома.
  Утром бабка застала ее за работой: Лиасса резала собранные корешки. Покивав, Ярина велела ей продолжать, заставив девушку облегченно выдохнуть: слава Богам, все удалось! Зевнув, прикрыла тыльной стороной ладони рот - вернулась она почти засветло - и продолжила работу. Прервал ее занятие звонкий голос:
  - Приехал! Купец приехал!
  Лиасса медленно, не выдавая своего нетерпения, поднялась, собрала все приготовленное в большой короб, и вышла из дому. Хорошо бы все удалось сегодня с Фиратом...
  Сколько Лиасса себя помнила, в их деревню приезжал один и тот же купец: грузный, солидный Ясмар. Степенно торговался с местными, важно раскланивался с богатыми жителями деревни, не обращая внимание на тех, кто поплоше. А два года назад все переменилось: Ясмар отошел от дел, передав их сыну Фирату. Веселый здоровяк с короткой русой бородкой и хитрыми карими глазами пришелся по нраву деревенским, особенно бабам. Но Лиассу интересовало совсем другое...
  Тогда, два года назад, через неделю после возвращения с гор, она пришла на торг как помощница Ярины: бабка торговалась сама, девочка лишь доставала товар. Фират купил все и, уже уходя, девочка ощутила на себе его задумчивый взгляд. На следующее утро она отправилась за травами в лес, и уже за околицей деревни ее перехватил купец.
  - Эй, девица-красавица, - окликнул он ее, - верно ли, что ты помощница Ярины-травницы? И что травы сама собираешь?
  - Верно, - коротко ответила Лиасса.
  - Тогда есть у меня к тебе одно предложение... Поговорить надо бы, да так, чтоб никто не увидел... Не боись, не забижу!
  Лиасса оглянулась по сторонам и кивнула в сторону леса:
  - Там, на опушке, - ей было любопытно, что такое этот Фират замыслил? Да еще и красавицей назвал... Не дура ж она, и знает, что некрасивая, выходит, надо ему от нее что-то...
  На опушке Фират сразу взял быка за рога:
  - Слушай, девица... Вот ты травы сбираешь, да Ярина баба жадная, за медную монетку удавится, и мыслю я, что тебе-то ни монетки не достается. Так ведь?
  Она кивнула, а что тут говорить было?
  - Так вот, чего скажу-то... Коль ты найдешь какую травку ценную, да сохранить сумеешь или отвар приготовить, я у тебя ее куплю.
  - И какая тебе в том выгода?
  - А такая, что куплю я ее у тебя вдвое дешевле, чем у Ярины. Но зато деньги только твои будут!
  - Вдвое - негоже так-то, сироту забижать! - покачала головой Лиасса. - На десятую долю-то правильней будет!
  - Да ну, на десятую мне без пользы совсем! А ну как Ярина прознает? Еще глянь, цену подымет... а вот к половине двадцатую часть добавить - это можно!
  Они торговались еще долго, сойдясь в конце концов на том, что Фират будет платить ей три четверти от того, что запрашивала Ярина. Так что с прошлого года в ее тайнике в лесу лежало шестьдесят серебряных монет - целое состояние, сколоченное потом, кровью да бессонными ночами - и именно за ними да цепочкой бегала она ночью. Сейчас ее сокровище хранилось в комнате, зашитое в тюфяк: хоть Ярина и не проверяла комнату Лиассы, рисковать та не желала. А еще в прошлый раз Фират привез ей тетради, куда она тайком от Ярины переписала тот самый травник. И сейчас Лиасса на продажу товар приготовила, вот только... Если бежать, надобно и себе чего оставить!
  В свою комнатушку Лиасса вернулась, когда уже почти стемнело. Туго увязанный узелок с монетами она спрятала под юбку, сегодня Фират заплатил ей пятьдесят два серебряных. А еще она новостей наслушалась - именно купцы и привозили их в деревушку. Эх, жаль, что нельзя попроситься с Фиратом, ведь охранники говорили, что лихие люди на дорогах шалить стали! Да только ее побег-то Фирату невыгоден, а коль так - выдаст он ее как пить дать! Нет, надобно дождаться, покамест он уедет... Еще б еды утащить, придется долго по глухим местам идти... Сухари-то она давно сушила да прятала, насбирав целый мешок, а вот мяса бы к ним... Ладно, сейчас не до того! Затеплив лучину, девушка достала крепкую кожаную куртку и штаны и принялась за работу.
  Закончила она ее нескоро. Устало разогнувшись, потрясла вещи и довольно улыбнулась: ничего не звенит и не брякает! Дадут Боги, никто и не поймет, что она туда серебро свое припрятала, оставив лишь самую мелкую монетку, а цепочку разогнула да зашила в пояс штанов. Спрятав вещи в сундук, улеглась в кровать и тут же провалилась в сон.
  День пролетел в мелких хлопотах, вечером Лиасса сказала Ярине, что с утра отправится за ирным корнем. Рос он в болотистой низине в дне пути от деревни, так что девушка рассчитывала, что пройдет пару дней до того, как ее хватятся. Бабка кивнула:
  - Ступай, и правда запасы пополнить нужно. Да набери побольше, а то может и не сможешь скоро по болотам шляться, коль понесешь сразу...
  С трудом совладав с собой, девушка почтительно поклонилась и ушла собираться. Эх, плохо то, что ужо осень, весной-то бежать лучше было бы...
  Еще не рассвело окончательно, когда Лиасса решительно затворила за собой дверь пристройки. Ну вот и все, кончилась пусть неласковая, да спокойная жизнь... "Помогите мне, Боги! Мамочка, милая, защити!" - истово взмолилась девушка и шагнула вперед.
  
  
  Глава 4.
  
  Лесная опушка, вечер того же дня.
  
  Наконец-то! Лиасса со стоном опустилась на землю. Даже для нее, привычной к дальним переходам, этот путь выдался нелегким: она шла по лесу целый день, остановившись лишь напиться у небольшого ручейка. Двигалась она все время на юг, так что зашла гораздо дальше, чем когда-либо, ведь в этой стороне не росло особо ценных трав. С трудом сняла сапоги с усталых ног и блаженно вздохнула. Хорошо-то как! Зачерпнула ладошкой воду из ручейка и умыла лицо, а затем потянулась к мешку - пора и поесть. Пара сухарей, небольшой кусочек вяленого мяса - мясо она стащила из погреба, пара глотков ледяной воды...
  Поев, она призадумалась. До сих пор главной ее целью было сбежать, и вот ей это удалось. Остается решить - куда идти и как это делать? В который уж раз девушка загрустила о том, как мало она знает, да и спросить было некого... Одно ясно - ей нужно идти туда, где есть магическая Школа, а она есть только в столицах провинций... Ну и в самой столице империи!
  Лиасса почесала в затылке. Ортен отпадал, да и не хотелось ей оставаться на севере. А если в столицу? Сердце Лиассы сжалось от ужаса и восторга при этой мысли. Столица для нее была чем-то сказочным и одновременно - жутким. Говорили, в ней живет целых сто тысяч человек! От огромности этого числа у девушки всегда начинала кружиться голова. Купеческие охранники говорили, что во всей их провинции и то народу меньше... "Там бы меня никто никогда не нашел", - подумала Лиасса и встряхнула головой. Получается, она уже решила? Да, решила!
  Девушка принялась вспоминать все, что она знала о дороге в столицу. Ой, негусто... И видно, придется всё равно к Ортену идти, разве что в сам город заходить она не будет. Вот только...
  Лиасса посмотрела на лежавший рядом с ней нож и отвела глаза. Решиться на такое было страшно, в ней все дрожало, а внутри словно скулил оставшийся без мамки щенок. Несколько раз она протягивала руку к ножу и отдергивала, словно обжегшись. Наконец схватила его, сжала... И одним движением отрезала косу, залившись слезами.
  Плакала она долго. Волосы были ее единственным сокровищем, единственным, что она считала в себе красивым: густые, черные как смоль, длинные - коса была ниже талии. А теперь они не доходили даже до плеч, и от этого голова казалась голой. Все, теперь назад дороги точно нет: если деревенские увидят ее без волос, побьют камнями. Значит, Лиассы больше нет... Еще раньше, задумываясь над побегом, она понимала: в женском облике ей не уйти далеко, уж слишком она отличалась от местных жительниц. В деревне-то ее знали, и родней она многим была, пусть и дальней, и то шептали вслед гадости да знаки обережные делали, а на чужбине? Одинокая девица добыча для любого, а вот парнишка... Выдавать себя за парня Лиасса решила давно, благо и груди у нее почти не было, да и отвар, чтобы остановить приход женских недомоганий, загодя приготовила, вот только отрезать косу оказалось неожиданно больно. Утешая себя тем, что есть отвары, что сильно ускоряют рост волос, она гладила косу, вспоминая, как мама любила расчесывать ей волосы. Наконец, шмыгнув носом, она дрожащими руками принялась разжигать костер.
  Сидя у костра и наблюдая, как горят ее волосы, она внезапно подумала, что только что сожгла жизнь деревенской сироты Лийки... "Ладно, хватит! - прикрикнула она на себя, - спать, а завтра снова в дорогу!"
  
  Деревня близ Северного тракта. Две недели спустя.
  
  - Тпру! Эй, малец, приехали! - добродушный, похожий на медведя дядька Езар повернулся к Лиассе. - Вон, глянь-ка, двор постоялый.
  - Благодарствую, дядька Езар! - низко поклонилась та, соскочив с телеги.
  - Да будет тебе, мне-то чо? Всё равно ехал сюды. Прощевай, малый!
  - Прощай, и пусть Боги будут к тебе добры! - подхватив мешок, Лиасса еще раз поклонилась и двинулась к постоялому двору.
  Вот уже больше двух недель она была в дороге. Завтра, если все будет хорошо, она увидит Ортен. За эти две недели Лиасса навидалась и наслушалась всякого: уж что-что, а держать ушки на макушке она научилась хорошо.
  К Северному тракту, что вел от Торенских гор к Ортену, она вышла лишь на исходе второго дня с той ночевки в лесу. Иди она по дороге, к этому месту дошла бы только через пару дней - уж больно извилист был тракт, соединяющий все окрестные деревни, обегавший леса да болота. Или не умей она ходить по лесу - тогда бы путь ее стал длиннее... Впрочем, не умей она ходить по лесу - вообще б не вышла из него...
  Той ночью Лиасса впервые заночевала на постоялом дворе. О нем она знала из болтовни купеческих охранников - те удивились бы, узнав, сколько всего стало известно из их пустых разговоров вечно молчаливой помощнице травницы. Знала она и о ценах на еду и ночлег, и отчаянно торговалась за каждую медную монетку.
  С тех пор она двигалась по тракту. Порой ее подвозили селяне, вроде того же дядьки Езара, а порой - особенно в последние дни - приходилось уворачиваться от всадников или кучеров, что так и норовили перетянуть тощего парнишку вожжами по спине. Да, чем ближе она подходила к столице провинции, тем чаще на дорогах встречались всадники в красивых одеждах или нарядные кареты. Обычно, завидев их издалека, девушка старалась сойти с дороги: кто знает, что может прийти в голову знати? Хорошо хоть, сейчас она выглядела как парень, хотя и с теми всякое бывало: и травили побродяжек собаками, и конем стоптать могли, да и вкусы у знати бывали уж больно странными... У них в деревне о таком и не слыхал никто, а на постоялом дворе Лиасса услышала про то, что некоторые знатные рены берут в полюбовники мальчиков...
   Денег она никому не показывала, да и вообще за все это время потратила лишь две серебряных монетки. Первые дни она нередко проводила ночи в лесу, разжигая небольшой костерок, или в стогу сена, но чем ближе она подходила к столице провинции, тем реже ей удавалось это сделать: слишком близко была одна деревня от другой, слишком подозрительные взгляды кидали на одинокого мальчишку хозяева. Да и погода не баловала: последнюю неделю зарядили дожди - не ливни, а мелкий моросящий дождик, да и ветер был холодным, так что ночевка под крышей стала единственным выходом...
  Дойдя до постоялого двора и вдоволь поторговавшись с хозяином, она сняла комнатушку на ночь - самую дешевую, кроме кровати и стула там ничего не было - поужинала и завалилась спать.
  
  
  Ортен, столица одноименной провинции. Военный гарнизон. Утро следующего дня.
  
  Тренировка воинов гарнизона шла полным ходом. С тех пор, когда два года назад сюда прибыл новый капитан, сменив прежнего - добродушного и ленивого толстяка, ушедшего в отставку после получения наследства от дядюшки - все переменилось. Капитан дер Сартон сумел превратить воинов в единый организм, не применяя ни распространенных в армии Ронтара телесных наказаний, ни не менее привычного лишения жалованья. Наоборот, с его прибытием жалованье всегда платилось вовремя, даже если для этого капитану приходилось ругаться с казначеем наместника, жадюгой и занудой Вастаном. Правда, и гонял он всех - что солдат, что офицеров - немилосердно. Вот и сейчас, хоть едва рассвело, воины звенели мечами в тренировочных поединках. Появление курьера от наместника вызвало косые взгляды, но не заставило их остановиться: чистить выгребные ямы не хотелось никому...
  - Капитан дер Сартон! Рен Коррис! - курьер обратился к одному из мужчин, сражающихся в ожесточенном поединке. Тот сделал финт, уперев острие меча в горло сопернику, и повернулся к прибывшему:
  - Рен Коррис, рен наместник просит вас прибыть к нему. Вести из столицы...
  - У меня есть время переодеться? - сухо поинтересовался тот, смахивая пот со лба.
  - Нне знаю, - растерянно проблеял курьер, - о срочности рен наместник ничего не сказал...
  - Значит, есть. Я буду готов через четверть часа.
  Через четверть часа Коррис вскочил в седло и направился во дворец наместника, гадая, что за весть пришла из столицы и какое она имеет к нему отношение. Наместник принял его тут же. Стоило Коррису войти в кабинет, как рен Горвал - грузный мужчина лет шестидесяти - поднялся ему навстречу:
  - Рен Коррис, нечасто вас здесь увидишь! Наши дамы жалуются на ваше невнимание: на приглашения не отвечаете, на балах не появляетесь... Нехорошо, дорогой мой!
  - Простите, рен Горвал, - ответил тот, склоняя голову в жесте вины, которую на самом деле не чувствовал, - много дел.
  - М-да, дела... Увы, мой юный друг, у меня для вас неприятное известие, и не одно. Во-первых, ваш батюшка тяжко болен...
  - Что с ним? - в глазах Корриса блеснула тревога.
  - Удар. Маг-целитель сумел удержать его от ухода за Грань, но он все еще очень слаб. И хочет видеть вас.
  - Могу ли я рассчитывать на отпуск?
  - Увы... И это вторая новость... Не знаю, что задумали в столице, и зачем это делать... Словом, пришло распоряжение: сюда направляется из Авграна капитан Логант, а вам надлежит проследовать в столицу вместе с вашим особым отрядом.
  Коррис сдвинул брови. Нет, перевод офицера - дело обычное, но отряд... Особым отрядом капитана назывались два десятка лучших воинов - и не просто воинов, Кор собрал этот отряд сам, в нем были бывшие следопыты, охотники и контрабандисты, знавшие все тропки провинции как свои пять пальцев. Так что все пойманные банды, грабившие путников на больших дорогах, а также несколько групп контрабандистов были именно на счету этого отряда. Нет, то, что ему не придется оставлять свое детище - хорошо, но зачем его ребята в столице? Именно этот вопрос и задал Коррис.
  - Я ничего не знаю, - развел руками наместник, - и мне будет грустно расставаться с вами, дорогой мой. Вот бумаги, отбыть вы должны через три дня. А завтра мы ждем вас на балу, и не смейте отказываться!
  - Слушаюсь, рен наместник, - склонил голову Коррис, - разрешите откланяться?
  - Ступайте, ступайте...
  Выйдя за дверь, Коррис вздохнул. Значит, столица... Одно хорошо - он наконец окажется подальше от рена Горвала с его болтливой супругой и чересчур навязчивой доченькой. При одной мысли о последней Корриса передернуло: похоже, рея Фираса решила, что он вполне подходит ей в мужья, вот только ему никогда не нравились глупые пышногрудые блондинки в розовом! А уж ее манеры... Жеманная кукла, и это в двадцать семь! Нет уж, пусть тар наместник поищет для своей "крошки" другую жертву на роль мужа!
  Вернувшись к себе, он коротко скомандовал появившемуся словно из-под земли денщику:
  - Харт, Орвана ко мне, срочно!
  Через две минуты в кабинет капитана влетел невысокий русоволосый крепыш:
  - Капитан дер Сартон, по вашему приказанию...
  - Хватит, Орван, - прервал его Коррис, - садись. Пришел приказ о моем переводе.
  Орван словно налетел на стену:
  - Капитан, но как же...
  - Более того, вам всем приказано ехать со мной, всему отряду...
  - Фухх, - облегченно вздохнул тот, опускаясь на стул, - ну и слава Богам!
  - То есть тебя не смущает, что придется уехать из Ортена? - Коррис удивленно поднял бровь.
  - Капитан, разрешите начистоту?
  Коррис кивнул, с интересом глядя на того, кого назначил своим помощником в особом отряде, о чем ему ни разу не довелось пожалеть. Орван почесал в затылке и заговорил:
  - Капитан, все в нашем отряде служат не первый год, и сами знаете - служить нам еще долго. И честно говоря, мы ни разу не видели от офицеров из знатного рода такое к себе отношение, так что... Лучше с вами в любую дыру, чем здесь под началом нового командира! Да и потом, любой другой отряд попросту расформирует, это ж только ваша задумка... А куда нас посылают-то?
  - О, дыра и правда жуткая, - с интересом глядя на Орвана, произнес Коррис, - не передумаешь?
  Тот только замотал головой. Коррис усмехнулся:
  - Ну что ж, тогда собери всех. Отправляемся через три дня на рассвете. И да, цель нашего путешествия - Эрант.
  - Как Эрант?! Столица?!
  - Да. Собирайтесь, а мне завтра еще одно испытание предстоит, - Коррис поморщился, - бал у наместника...
  Орван сочувственно хмыкнул: поползновения дочурки наместника не были тайной ни для кого в Ортене. Почесав в затылке, он нерешительно произнес:
  - Капитан, вы уж простите, коль что не так... Есть отвар такой... Словом, чтоб привороты не действовали...
  Коррис рассмеялся:
  - Орван, привороты на меня и без того не действуют, а то бы точно уже женатым был! Ступай, со своими проблемами я справлюсь сам.
  
  
  Эрантский тракт. Пять дней спустя.
  
  
  Издалека заслышав стук копыт и шум голосов, Лиасса оглянулась и тут же юркнула в кусты. Да, эта дорога не для одинокого странника! Вот и сейчас ее нагонял купеческий обоз и, судя по шуму, немаленький. Опять в кустах сидеть... В который раз девушка задумалась: может, надо было все-таки с обозом ехать? Да только пришлось бы всю дорогу себя за мальчишку выдавать, а это не так-то просто...
  Рассмотрев обоз, она лишь покачала головой. Да, такой будет долго проезжать, а в кустах мокро и холодно... "Пойду-ка я потихоньку поодаль от дороги, - решила девушка, - все ж лучше, чем почем зря задницу морозить".
  Приняв решение, Лиасса пошла вдоль дороги, держась рядом с ней так, чтобы оставаться незамеченной. Шла, задумавшись и не смотря по сторонам, пока взгляд ее не упал на невысокую травку с почти красными листиками. Да быть того не может! Неужто ядогон?! Вот так, прямо у дороги?!
  Ядогон был травкой столь же дорогой и редкой, как и жив-трава. Как было понятно из названия, изгонял он яды из тела - все, даже те, что считались смертельными. Самой Лиассе только раз удалось найти его, и теперь в ее пожитках лежал крохотный флакончик с настойкой. Кто знает, что может пригодиться в пути?
  Лиасса вооружилась длинной палкой и внимательно осмотрелась по сторонам. В травнике, что она изучила почти наизусть, говорилось, что ядогон часто растет там, где змеи. Хорошо хоть у нее сапоги еще крепкие да и высокие! Прощупав палкой вокруг, наклонилась и срезала свою добычу. А вот и еще...
  Прошло немало времени, прежде чем девушка наконец остановилась. С довольным видом оглядев свою добычу, бережно завернула ее в чистую ткань, глянула на небо и охнула: солнце клонилось к закату. Прислушавшись, она заспешила в сторону дороги - оттуда доносился невнятный шум.
  Зрелище, представшее глазам Лиассы, стоило ей достичь тракта, ужасало. Разгромленный обоз, трупы, суетящиеся купцы и плачущие женщины, какие-то люди в сером, деловито добивавшие парочку обряженных в кожаные куртки мужиков - с пару дюжин похожих валялось на земле... Девушка ахнула и попятилась, но ее остановил чей-то голос:
  - А ну стой!
  Вонзившийся в землю у ног арбалетный болт заставил ее замереть, дрожа от страха и молясь всем Богам о спасении. Подошедший к ней мужчина: высокий, мощный, заросший светло-русой бородой - прорычал:
  - Кто таков? Разбойничий прихвостень?
  Напуганная почти до беспамятства Лиасса только и смогла, что помотать головой, с ужасом глядя на меч в руке вопрошавшего.
  - Шарт, да это ж мальчонка совсем! Смотри, ты его напугал чуть не до мокрых штанов! - второй, невысокий русоволосый крепыш, был одет так же, как и первый. Солдаты?
  - Орван, мальчишка тоже может быть в шайке! - ответил первый.
  - Я не разбойник, - от страха голос Лиассы дрожал, - дяденьки, я тут впервой, я просто шел в столицу...
  - А чего в лесу тогда делал? - названный Орваном сурово сдвинул брови.
  - Травник я, ученик! Травки сбирал, да я покажу, дозвольте только мешок открыть! Вот, гляньте! А вот и книга моя, от предков записанная!
  Шарт и Орван переглянулись, и последний с какой-то надеждой спросил:
  - Травник? Слышь, малец, а ты кровь затворять умеешь?
  - Умею маленько, меня бабка учила, она знахарка...
  - А ну-ка идем! Коль поможешь - наградим!
  Ее почти протащили по воздуху, остановившись у группы людей в сером, что столпились вокруг кого-то на земле.
  - А ну разошлись все! - голос Орвана заставил их отпрянуть.
  Глазам Лиассы предстал лежавший на земле без сознания голый по пояс мужчина, из его груди текла кровь, а рядом валялась окровавленная стрела.
  - Когда его ранили? - сейчас, когда перед ней лежал раненый, страх куда-то исчез.
  - Четверть часа назад, - ответил кто-то.
  Четверть часа, да они еще и стрелу вынули? Странно, что он еще жив, видать, любят его Боги! Ой, а это что такое? Лиасса прикоснулась пальцами к ране, нахмурилась, поднесла пальцы к носу и понюхала. Подняв глаза на стоявших вокруг нее мужчин, тихо сказала:
  - Яд. Стрела была отравлена, и теперь кровь разнесла отраву по всему телу.
  Кто-то грязно выругался, кто-то застонал, а Орван присел рядом с Лиассой на корточки:
  - Слушай, малец... Если можешь хоть чем-то помочь - помоги, прошу тебя! Сколько хочешь проси, денег не пожалеем! Он хоть и благородный, но мужик хороший...
  Лиасса поежилась. Исправить это травами было невозможно, придется магией, а ну как не получится? Да еще и благородный... В ее родных местах и за простого мужика знахаря прибить могли...
  - Слышь, парень, коль не получится - ничего не бойся, - прогудел Шарт, - не тронем!
  Девушка вздохнула и сняла с плеч мешок. Вот и уйдут ее запасы, а без них никак - сразу станет ясно, что у нее магическая сила есть, да и с травами полегче будет... Достала флакончик с ядогоном, молча взмолилась Богам о помощи и плеснула на рану, одновременно обращаясь к силе внутри себя и шепча слова древнего заговора, изгоняющего яд.
  Сила откликнулась мгновенно, наполнив ладони теплом. Положив их вокруг раны, Лиасса прикрыла глаза, представляя, как это тепло идет сквозь все тело раненого, изгоняя яд и дурную кровь. Кто-то выругался, и девушка открыла глаза: раненый выгнулся, из раны вылилась струйка какой-то зеленой мерзости, следом пошла кровь - черная, бабка Ярина называла такую 'мертвой'.
  - Тряпицу мокрую дайте, - скомандовала Лиасса и, получив затребованное, осторожно обтерла края раны. Дождавшись, пока потекла нормальная, красная кровь, достала флакончик с настоем жив-травы и влила его в рану.
  По-прежнему держа ладони рядом с раной, девушка шептала слова заговора и чувствовала, как глубоко внутри зарастает пробитое легкое. Края раны сомкнулись, оставив тонкую нитку шрама, и она отняла руки:
  - Все, - устало выдохнула, посмотрев снизу вверх на обступивших ее мужчин.
  Ответом ей был шумный вздох облегчения. Орван покачал головой:
  - Ну, малец, благодарствую! Что с командиром-то нашим?
  - Теперича все хорошо будет, только перевязать надо на всякий случай - ребра-то у него треснули, - ответила Лиасса, - а так поспит и будет как новенький. Тряпицу бы чистую да озаботиться, чтобы не лежал на голой земле...
  Орван поднял глаза, один из его людей кивнул и быстро убежал к телегам, вокруг которых суетились купеческие подручные. Вернулся он также стремительно, протянув Лиассе кусок тонкой белой ткани. Она поблагодарила и обратилась к Орвану:
  - Дяденька, помогите мне, его приподнять бы...
  Орван приподнял того за плечи, а затем покачал головой, наблюдая за быстрыми движениями рук:
  - Ловко ты. Слышь, малец, звать-то тебя как?
  - Лий.
  - Лий, а чем это ты его лечил? Чтоб так яд выгнать да рана на глазах заросла...
  - Ядогон и жив-трава, - ответила Лиасса, заканчивая перевязку.
  Орван придушенно охнул:
  - Ох ты ж! Повезло капитану, что ты на пути попался! Да, и я обещал, что мы заплатим за лечение, сколько ты хочешь?
  Лиасса прямо посмотрела на него:
  - А сколько мои снадобья стоят? Вот столько и возьму!
  - Стал быть, золотой, - кивнул Орван, а Лиасса с трудом сдержала вскрик. Это ж как на них купцы-то наживались! Золотой за два крохотных флакончика... Страшные деньжищи!
  - Дяденька...
  - Ты чего все дядькаешь-то, - прогудел стоявший рядом Шарт, - эх, деревня! Тен Орван, вот как надо обращаться, а к благородным - рен!
  Лиасса опустила голову, почувствовав, как щеки заливает краска стыда.
  - Да ладно, Шарт, мальчонку-то стыдить! Лий, ты ж вроде в столицу идешь? Так давай с нами, да и за капитаном присмотришь заодно! Ты верхом-то ездишь?
  - Нет, у нас в деревне и лошадей-то не было, на быках пахали... А с вами б я с радостью... И капитана вашего бы уложить куда да лежа везти...
  - Шарт, слышал? Выполняй, остальные - с ним, помогите купцам, уже смеркается, надо быстрее до постоялого двора добраться!
  Когда Орван с Лиассой остались наедине, она спросила:
  - Тен Орван, а что здесь было-то?
  - Разбойники на купеческий обоз напали, большая шайка, давно говорили, что на дороге шалят люди лихие. А наш отряд в столицу из Ортена послали, вот мы на них и наткнулись, когда они уж почти всю охрану обоза перебили. Ну мы-то их к ногтю прижали! Странно только с капитаном нашим вышло, ну да это пусть он сам разбирается, как в себя придет - он у нас голова! Ладно, надо ж и рассчитаться, держи вот, - протянул он золотую монету.
  Она приняла ее почти с благоговением, осторожно поглаживая и вертя в руках. Орван покачал головой и вздохнул:
  - Что, мелкий, первый раз такую в руках держишь? Ничего, с твоим талантом - не последнюю! Я-то видел уже, как снадобья такие действуют, да только чтобы так споро - никогда. Видать, мощные заговоры у тебя!
  Он вроде бы и не ждал ответа, но Лиасса пояснила:
  - У нас в семье много поколений травники да знахари рождались, вот и заговоры сильные.
  - Понятно, - удовлетворенно протянул Орван, и девушка поняла, что нашла верные слова. - Ладно, пошел я командовать, а ты посиди с капитаном!
  Он ушел, а Лиасса облегченно выдохнула: слава Богам, не попалась вроде! Бросила любопытный взгляд на того, кого вытянула из-за Грани и отвела глаза: как ей ни хотелось рассмотреть получше первого близко увиденного благородного, она боялась выдать себя интересом. Так что прикрыла его принесенным одним из людей капитана камзолом и принялась рассматривать то, что творилось вокруг. Покачала головой: надо ж, как быстро спроворили! У них в деревне еще б полдня гадали да рядили, чего делать, а тут, стоило Орвану отдать приказ, все забегали!
  Всего через полчаса обоз двинулся в путь, к тому времени уже почти стемнело. Капитана положили на одну из передних телег, Лиасса уселась с ним рядом. Основная часть отряда ехала неподалеку, а Орван, Шарт и еще один - молодой по виду мужчина с голубыми глазами, светлыми волосами и ехидной усмешкой на тонких губах - и вовсе рядом с телегой. Разговор начал Орван:
  - Лий, а ты откуда такой будешь? С какой провинции?
  - Из Ортена. Наша деревня на севере, у Торенских гор.
  Мужчины переглянулись, и Шарт прогудел:
  - Ты ври-ври, да не завирайся! Не бывает на севере таковых чернявых!
  Голубоглазый покачал головой:
  - Шарт, ты не прав. Может, малец по виду и с юга, зато говор у него северный! Слышь, мелкий, ты в кого такой воронёнок-то?
  Ответ на этот вопрос Лиасса придумала заранее, подслушав разговоры в пути:
  - В мамку. Батька наёмничал, вот с одного походу и приехал с ней. Да только батька умер, когда мне и двух годов не было...
  - А мамка? - в голосе Орвана зазвучало сочувствие.
  - Тоже померла, мне шесть тогда было. Жил у бабки с дядькой, да надоело мне как черному работать, да еще за кусок хлеба попреки слышать, вот и сбег!
  - А лет-то тебе сколько? - полюбопытствовал Шарт.
  - Четырнадцать будет скоро.
  - А, теперь понятно, чего ты щуплый такой да на девку немного похож.
  - Не похож я на девку! - Лиасса пустила петуха и сжала кулаки, заставив мужчин рассмеяться.
  - Ладно, Лий, не злись, - примирительно сказал Орван, - не всем же бугаями быть, как наш Шарт. А что на рожу пригож - так вырастешь, все девки твои будут. Да, так как - поедешь в столицу с нами?
  - Поеду, - кивнула Лиасса, отказ был бы подозрительным.
  - Вот и добро. Глянь, уже село видать!
  Село было большим, а постоялый двор - солидным: каменный, в три этажа. В своих путешествиях Лиасса старалась в таких местах не останавливаться, уж слишком странно выглядел там одинокий щуплый парнишка в потрепанной одежде. Однако сейчас их встретили с распростертыми объятиями. Содержатель двора, хлопотливый толстячок лет пятидесяти, тут же принялся звать слуг, чтобы они "проводили благородных гостей в их апартаменты". Услышав последнее слово, Лиасса спросила:
  - Тен Орван, а чего это? Апартаменты, - по слогам проговорила она.
  - Комнаты, значит. Лий, слушай, а капитана можно одного оставлять?
  Лиасса внутренне возликовала. Больше всего она боялась того, что ей придется ночевать с кем-нибудь из воинов отряда, а так есть выход:
  - Я уж думал об этом. Лучше я с ним посижу ночью, а ну как хуже ему станет?
  - Да ты на себя глянь, ветром шатает! - покачал головой Орван. - Тебе тоже поспать надобно!
  - Я сильный, хоть и тощий, - насупилась Лиасса, - а поспать я и на полу могу.
  - Ну, это вряд ли понадобится... Эй, хозяин!
  Тот подбежал, вытирая пот с лысины цветастой тряпицей:
  - Чего изволите, достопочтенный?
  - Нашему капитану нужна лучшая комната, есть ли у вас что-нибудь достойное благородного рена?
  - Да, все в самолучшем виде! Удобная кровать, никаких насекомых, и даже ванная!
  - Хорошо, а будет там вторая кровать для мальчонки?
  - Есть, как не быть, у нас иногда в ней благородные реи со служанками останавливаются. Вот, Дара покажет!
  Дара, пышногрудая разбитная молодуха, подмигнула Орвану и пригласила следовать за нею. Комната показалась Лиассе роскошной: большая кровать с настоящей периной и еще одна, поменьше, стол и два стула, комод. За небольшой дверкой была еще одна комнатка, в которой она увидела большое корыто, рядом стояло несколько ведер с горячей и холодной водой. При одном взгляде на них у девушки зачесалось все тело, так ей захотелось вымыться.
  Двое солдат уложили капитана на кровать, раздев его до коротких исподних штанов, и ушли. Орван спросил:
  - Лий, а сколько он так спать будет?
  - Рана опасная была, так что ночь и день...
  - Да? Ну и отлично, отдохнем пока! Кстати, ты ж голодный, наверное? Пошли, поешь с нами!
  Когда Лиасса с Орваном спустились вниз, столы уже ломились от снеди, а в кружках пенилось пиво. Солдаты ели, пили, шутили, не забывая при этом тискать раскрасневшихся подавальщиц. Лиасса скромно пристроилась с краешку стола и принялась утолять голод.
  - Эй, мальчонка, выпей пива! - один из солдат подмигнул ей. - Настоящий мужик никогда не откажется от пива и от бабы, верно, сладкая? - он усадил к себе на колени одну из подавальщиц.
  - Ой, какой мальчик хорошенький, - проворковала та, глядя бесстыдными глазами на Лиассу, - небось не целованный еще! Не хочешь поучиться быть мужчиной? Для первого раза бесплатно!
  Девушка поперхнулась и замотала головой, с ужасом глядя на подавальщицу. Ее жест вызвал целый поток сальных шуточек и советов. Зардевшись, она сбежала наверх, объяснив, что не хочет надолго оставлять болящего одного.
  Закрыв за собой дверь на засов, в изнеможении прислонилась к стене. Нет, правильно она решила - бежать, как только сможет! Ехать с воинским отрядом - точно выдать себя: ни по нужде не сходить, ни вымыться, а то, что было только что? А ночевать как, не раздеваясь? Сразу ж заподозрят неладное! Нет, хоть и страшно одной, да так куда опаснее...
  Вздохнув, она отправилась мыться - кто знает, когда в следующий раз ей доведется это сделать. Вышла довольная, одела запасные штаны и рубаху, что купила на ярмарке в одном большом селе, и подошла к кровати капитана. Наконец-то она сможет его рассмотреть!
  Интересно, сколько ему лет? Был бы он деревенским, Лиасса бы определила, а так... Она поднесла свечку поближе к лицу и принялась разглядывать, с некоторым разочарованием и одновременно облегчением отметив: не красавец, но сразу видно, что не мужик деревенский. И опасный - вон, даже во сне лицо суровое и властное... Взяла кружку, стоящую на столе, и поднесла ее к губам капитана, чуть приподняв его голову. Он глотнул жадно, ровно бы и не спал. Напоив болящего, она снова уложила его, затем отодвинула в сторону одеяло, говоря себе, что нужно проверить, нет ли у него других ран, хотя уши слегка горели от смущения. Бросив на тело короткий взгляд, поправила одеяло и отвернулась. Нет, ей доводилось видеть мужиков без одежды, но у деревенских тела были либо рыхлыми, либо с буграми мускулов, как у того же кузнеца. Первые вызывали у нее отвращение, вторые - страх, а вот у капитана тело было сухое и поджарое, но явно сильное. Почему-то он напомнил ей волка, как-то раз виденного в лесу. Интересно, какого цвета у него глаза?
  Лиасса помотала головой. И о чем она думает, ее ж мужчины никогда не интересовали! Всё равно никогда не увидит его больше, а пялится, как одна из тех бесстыжих внизу! Вслушалась в дыхание - глубокое, мерное - и почесала в затылке. Ладно, авось раньше ее не проснется, уж больно хотелось выспаться. Затушила свечу, не снимая одежды, нырнула под одеяло и сразу же провалилась в сон.
  Проснулась она на заре и тут же подскочила. Пора было уходить... Быстро умывшись, подхватила заплечный мешок и подошла проверить капитана напоследок. Вроде все хорошо, уже и не бледный, дышит спокойно. Тронула кожу - сухая и теплая, и в этот момент тот подскочил и открыл глаза.
   Коррис пришел в себя резко, точно его толкнули. "Жив?! Не может быть! Или я уже за Гранью?" Нет, явно жив: тело в наличии, чувствовалась тугая повязка на ребрах, хотелось пить, есть и еще... кое-что сделать. Судя по всему, он находился в какой-то комнате, и не в одиночестве: было слышно чье-то дыхание и удивительно легкие шаги. Сил не было даже открыть глаза, поэтому он слушал: шорох ткани, снова шаги - тот, кто находился в комнате, подошел к нему, Коррис ощутил тепло. Постоял рядом, а потом его щеки коснулись прохладные пальцы, от чего капитана точно молнией ударило. Подскочив, он успел увидеть большие испуганные глаза, отсвечивающие зеленью в полумраке комнаты, прежде чем почувствовал странное тепло и снова уплыл в беспамятство.
  Лиасса осела на пол, ее трясло. "Дура, хотела увидеть его глаза? Увидела!" Взгляд серо-стальных глаз был подобен удару ножа и напугал ее почти до беспамятства. "Спасибо, Боги, за помощь!" - шепнула девушка, в тот момент ей пришла на помощь магия, усыпившая капитана. Нет, бежать, и как можно быстрее, этого обмануть точно не получится! Оглянувшись на кровать последний раз, она передернула плечами и выскользнула наружу.
  
  
  Глава 6.
  
  
  Второй раз Корриса разбудил знакомый голос:
  - Капитан, вы как?
  - Живой, Орван, что просто удивительно, - ответил он, садясь в кровати и с радостным удивлением отмечая, что у него ничего не болит. - Живой, но страшно голодный, вели чего-нибудь подать.
  Орван кивнул и ушел исполнять приказание, а Коррис устремился в ванную, мимоходом взглянув в окно и заметив, что солнце давно миновало зенит. Когда помощник вернулся в сопровождении подавальщицы с тяжело груженым подносом, капитан уже полностью пришел в себя.
  Усевшись за стол, он кивнул на соседний стул:
  - Садись, Орван, и рассказывай. Прежде всего ответь - каким чудом я остался жив?
  - Мы как раз добивали разбойников, когда к месту схватки выбрел мальчонка, ученик травника. Вот он вас и вылечил, правда, пришлось целый золотой отдать за зелья, за работу-то он и не попросил ничего.
  - И что за зелья? - глаза Корриса заинтересованно блеснули.
  - Ядогон - он сказал, что стрела отравлена, да мы и сами видели, как из раны какая-то пакость вытекла, когда он туда настоем плеснул, да жив-трава.
  - Не трава, а настой? - поднял брови капитан. - Любопытно... А как он раны заживил?
  - Пошептал что-то, они и затянулись. Никогда такого не видел! Парень сказал, что у него в семье много знахарей да травников было...
  - Да? И где же этот необычно талантливый мальчик сейчас? - иронию в голосе Корриса мог не услышать разве что глухой.
  Орван недоуменно оглянулся и почесал в затылке:
  - Вообще-то он тут был, с вами... Сказал, что надо присмотреть, чтоб хуже не стало...
  - Найди его, - коротко приказал Коррис.
  Орван склонил голову и вышел. Вернулся он минут через десять в полной растерянности:
  - Капитан, мы не смогли разыскать его. Вообще его сегодня никто не видел, парнишка как сквозь землю провалился!
  - Жаль... - протянул Коррис, - мне бы очень хотелось с ним поговорить... Спросить, как он ухитрился вылечить то, что вылечить невозможно...
  - Невозможно?! - Орван побледнел.
  - Мне пробили легкое стрелой, смазанной ядом торнейской гадюки. Да-да, именно ей - я когда-то читал о том, что при этом чувствуешь.
  Орван сглотнул. Торней - страна на далеком юге, известная красивыми женщинами, воинами-фанатиками и ядовитыми змеями. Среди последних торнейская гадюка по праву занимала первое место, от ее яда не было противоядия, и его часто использовали для устранения неугодных: при попадании его в кровь даже через небольшую царапину человек гарантированно умирал в течение часа, причем без каких-либо симптомов отравления. А тут легкое пробить такой стрелой...
  - Капитан, а вы уверены?
  - Абсолютно. Да достаточно было того, куда попала стрела, она убила бы меня и без яда! Орван, вылечить такое может разве что только сильный маг-целитель, а ты говоришь, это был совсем мальчишка? Расскажи мне про него все, что знаешь: как звать, откуда, куда шел, как выглядел.
  - Звать Лий, он из деревни близ Торенских гор. Совсем малец еще, он сам сказал, что ему и четырнадцати нет...
  Коррис прервал его:
  - Ты уверен в возрасте?
  - Капитан, парнишка точно молоденький: голос ломается, кадыка нет, да и, судя по всему, девственник еще: чуть от смущения не сгорел, когда ему одна из местных девок развлечься предложила.
  - Понятно. А внешность?
  - Необычная, он говорил, что его мать южанка. Глаза серо-зеленые, а волосы черные, этакий воронёнок, тощий, но смазливый почти как девчонка. Хотя когда на эту тему пошутили, аж взбесился от ярости. Шел он в столицу, зачем - не говорил.
  Коррис покачал головой:
  - Жаль, что он сбежал. Похоже, я его напугал: он меня проверял, а я как раз проснулся. Вообще странно все это: вот так, в лесу, встретить мальчика с сильным даром целителя, причем как раз тогда, когда меня чуть не убили...
  - Вы думаете, он там не случайно оказался?! - глаза Орвана полезли на лоб.
  - Знаешь, я никогда не верил в расположение ко мне Богов. А тут такое воистину чудесное спасение... Сколько прошло времени с момента моего ранения до появления этого... Лия?
  - Где-то с четверть часа.
  Коррис задумался, постукивая пальцами по столу, затем хмыкнул:
  - Не сходится. Если бы он был заодно с ранившими меня, то появился бы раньше. Пятнадцать минут слишком рискованный срок для того, чтобы разыгрывать такие спектакли.
  - Вы думаете, это все было разыграно и Лий сообщник тех, кто вас ранил? Но зачем? - в голосе его помощника звучало явное недоверие.
  - Нет, сейчас не думаю. Вот если бы он появился минут через пять после ранения и не сбежал, решил бы, что ко мне хотят подвести шпиона, а так... Похоже, мне крупно повезло, а мальчишка ни в чем не замешан. Кстати, а тебе не показалось, что он врет насчет того, откуда родом?
  - Мерв сказал, что говор у него как раз северный.
  Коррис кивнул. Мерв в отряде славился уникальным даром: он мог по голосу различить, откуда человек родом, и с легкостью запоминал и имитировал голоса и манеру речи различных людей.
  - Значит, и второе мое предположение неверно, - задумчиво протянул капитан и в ответ на вскинутые брови помощника пояснил, - я подумал, что парень может быть полукровкой-кшаси, они медленнее взрослеют. Но полукровка, выросший на севере? Нет, это невозможно! Интересно, зачем ему в столицу?
  - А разве у кшаси бывают полукровки?!
  - Бывают, но редко. В последнее время я и не слышал про таких, хотя раньше некоторые из них жили в столице.
  - Раньше?
  - Буквально через пару седмиц после начала войны на них напал какой-то мор. Причем он убивал только полукровок, не трогая чистокровных кшаси и людей. Ладно, Боги с этим парнишкой, но как же жаль, что я не смог с ним поговорить. Такой талант, ему бы учиться! Сам знаешь, как мало у нас целителей...
  - Так магия ж почти всегда у благородных, а они нешто пойдут болячками заниматься? Небось скорее в стихийники подадутся...
  Коррис помрачнел, словно слова Орвана ударили по больному месту:
  - Ты и прав и неправ. Обычно в целители идут те, у кого дар слабый, хотя бывает, что он есть только в одной области - исцеления, тогда и благородные становятся целителями.
  - Да только такие целители простых людей лечить не будут...
  - Да и не каждого благородного рена согласятся, - хмыкнул Коррис и внезапно сузил глаза, заставив Орвана поежиться, - так, а теперь еще вопрос: хоть кого-то из разбойников вы живым взяли?
  Тот виновато опустил голову:
  - Нет, мы ж не могли подумать, что это не обычные грабители с большой дороги. А ведь тот бандит явно неспроста ядом свою стрелу смазал...
  - Ладно, что уж теперь гадать. Так, сегодня ехать уже поздно, отправляемся завтра с рассветом, а теперь ступай и позови ко мне Мерва.
  Через четверть часа, отпустив Мерва, Коррис откинулся на спинку стула и покачал головой, вспоминая панику в глазах своего спасителя. Чего он так испугался? Неужели мальчишка решил, что он может чем-то навредить тому, кто вытащил его из-за Грани? Интересно, сведет ли их еще судьба?
  
  
  Эрантский тракт, то же время.
  
  Лиасса сошла с дороги и присела на пенек. Целый день она шагала, стараясь уйти как можно дальше от так устрашившего ее капитана, в то же время понимая, что они - конные - легко настигнут ее, стоит лишь захотеть. Поэтому она шла, настороженно прислушиваясь, чтобы в случае опасности спрятаться в кусты.
  Выскользнув из комнаты, она была буквально одержима одной мыслью: бежать, бежать как можно дальше! Она чуть не попалась, только благодаря своему слуху успев спрятаться от Шарта, который как раз заходил со двора. Что он там делал: то ли караулил, то ли проведывал лошадей, то ли просто вышел по нужде - девушке было неведомо, но напугал он ее здорово.
  И лишь теперь Лиасса вдруг задумалась: а чего она так оробела? Самое страшное, что могло случиться - догадались бы, что она девушка, так небось не убили бы... Хотя могли принять за шлюху или воровку, да пустить по кругу, и кто знает, защитил бы ее капитан? Жизнь в деревне приучила ее к людской неблагодарности, пожалуй, лишь в детях она была уверена - те-то помнили добро, пусть память у них и была коротенькая...
  Вздохнув и тряхнув головой, она глотнула воды из фляги и встала, пора было продолжать путь.
  Тремя часами спустя Лиасса шла по дороге и чувствовала, как подкатывает к горлу комок. Час назад принялся накрапывать мелкий дождик, вскоре превратившийся в ливень, что стегал ее ледяными струями. Поднявшийся ветер, в котором чувствовалось дыхание наступающей зимы, пронизывал одежду насквозь, заставляя девушку дрожать крупной дрожью. Капли дождя текли по лицу, смешиваясь со слезами - впервые за последние недели девушка предалась жалости к себе. Так хотелось оказаться под крышей, в тепле и сухости, протянуть усталые ноги к огню и выпить горячего отвара с медом... 'Может, зря я от отряда сбежала?' - в который раз хлюпнув носом, подумала она. Сейчас даже мысль о том, чтобы заплатить за тепло собственным телом, не казалась ей чем-то страшным...
  Она продолжала идти в сгущающихся сумерках, механически переставляя ноги: шаг, еще шаг, думая о том, сколько она еще сможет так идти, пока не упадет прямо здесь, у обочины дороги. Погрузившись в свои мысли, она забыла об осторожности, поэтому стук копыт услышала в последний момент. Поежившись, отошла в сторону и, открыв рот и обняв себя за плечи, чтобы унять дрожь, уставилась на подъезжавшие повозки.
  Два фургона, каждый из которых тянула пара здоровенных битюгов, были одним из самых необычных зрелищ, когда-либо виденных Лиассой: вместо обычного серого холста их покрывала ткань, разрисованная разноцветными шариками и странными лицами с гримасами на них. Кучеров ограждал от дождя навес, не давая девушке разглядеть, кто сидит на козлах. Сами фургоны были на редкость большими, они двигались сквозь серую дождевую хмарь словно виденные как-то Лиассой речные корабли.
  Особо резкий порыв ветра заставил ее зайтись в кашле, и тут полог фургона откинулся, наружу выглянула женщина в цветастом платке, накинутом на голову. Ее глаза удивленно расширились при виде Лиассы, она отвернулась, и через несколько секунд на девушку уставились уже несколько человек. Женщина махнула рукой и крикнула:
  - Эй, малец, иди сюда!
  Хлюпнув носом и поежившись, Лиасса подошла к фургону и уставилась на позвавшую ее женщину. Та была явно немолода - возраст выдавали седые прядки в рыжих волосах и морщинки, но карие глаза светились молодым задором и участием, от которого Лиассе влруг захотелось отвернуться. Женщина всплеснула руками:
  - Ой, да ты ж совсем замерз, один на дороге в такое время! Залезай к нам, а то свалишься - вон ветром шатает! Жерт, помоги парнишке!
  Выглянувший наружу мужчина заставил Лиассу отступить: он был даже больше их деревенского кузнеца. Женщина улыбнулась:
  - Не бойся, паренек, он только с виду такой страшный, а так и мухи не обидит. Залезай скорее, вон, дрожишь весь!
  Внутри фургон показался Лиассе огромным, прямо домом на колесах: освещенный мягким светом, с несколькими лежаками, под которыми было устроено что-то вроде сундуков, часть фургона была отгорожена свисавшей сверху тканью. Женщина, что позвала ее, порылась в одном из сундуков, достав оттуда какой-то сверток, и протянула его девушке:
  - Вот, держи, переоденься, - она мотнула головой на занавеску, - только вытрись сначала.
  - С-с-спасибо, - стуча зубами, произнесла Лиасса.
  Как же было здорово скинуть с себя насквозь промокшую одежду и переодеться в сухое! Натянув полотняную рубаху и штаны, Лиасса вышла из-за занавески и низко поклонилась:
  - Спасибо, теа, если бы не вы...
  - Зови меня тетушкой Милной, а ты кто и куда путь держишь?
  - Я Лий, в столицу иду.
  - Что, из дома сбежал? - проницательные карие глаза, казалось, глянули ей в душу, - да не боись, Лий, мы никого не выдаем.
  - Тетушка Милна, а вы кто? - не выдержала Лиасса.
  - Это ж с какой ты глуши, коли циркачей никогда не видел? - удивленно прогудел Жерт, переглянувшись с еще двумя обитателями фургона - удивительно похожими между собой парнем и девушкой.
  - Издалека, деревня наша у самых Торенских гор, - растерянно ответила Лиасса. Ну надо же, циркачи! Она слышала о тех необычных представлениях, что можно увидеть на праздниках в больших городах, но ни разу ничего похожего не видела.
  - Ладно, завтра его обо всем расспросим, - решительно заявила тетушка Милна, протягивая ей кружку, - на-ка вот, выпей.
  В кружке оказалось вино, от которого уставшую, голодную и измученную девушку мгновенно шатнуло. С помощью Милны она опустилась на лежак и тут же забылась мертвым сном.
  
  
  Глава 7.
  
  Эрант, столица империи Ронтар. Имперская канцелярия, месяц спустя.
  
  Коррис остановил коня во дворе имперский канцелярии. Огромное серое здание, расположенное на набережной реки Эрт, в некотором смысле было центром Ронтара: именно отсюда во все концы огромной империи рассылались приказы, сюда стекались доклады наместников, здесь принимались решения, влияющие на жизнь населения страны. И именно сюда было велено явиться капитану дер Сартону в переданном ему вестовым приказе...
  Привязав коня к коновязи, Коррис поправил меч и направился ко входу. Интересно, что может быть нужно от него главе Тайной службы империи? Может, сейчас он наконец поймет, зачем его отряд вызвали в столицу? Ведь в военном ведомстве знали лишь о поступившем сверху приказе, и за несколько дней, прошедших с их прибытия, Коррису так и не удалось ничего разузнать.
  Следуя за встретившим его чиновником по коридорам, Коррис в который раз вспомнил о произошедшем в пути: о той стреле и загадочном мальчишке-целителе. В первый же день после прибытия он навестил одного из известнейших магов-целителей империи и с тех пор пребывал в состоянии глубочайшего потрясения. Мало того, что парнишка спас ему жизнь, он еще и ухитрился, пусть и чуть-чуть, подправить то, что не подлежало исправлению вовсе - именно так в свое время заявили все, к кому он обращался за помощью...
  Уезжая с постоялого двора, Коррис надеялся настигнуть своего спасителя по дороге: ведь в столицу вел только один тракт, а одинокий пеший мальчишка вряд ли смог бы скрыться от его отряда. Но его планам не суждено было сбыться, парень как сквозь землю провалился, расспросы и поиски не дали никакого результата.
  Сопровождавший Корриса чиновник остановился перед дверью, ничем не отличавшейся от десятка таких же, и распахнул ее перед Коррисом.
  - Прошу, капитан дер Сартон, вас ожидают.
  Войдя, капитан склонил голову перед человеком, вызывавшим у многих жителей Эранта страх и трепет. Неудивительно, ведь рен Неран дер Мортан был главой Тайной службы империи...
  - Капитан Коррис дер Сартон, - медленно, словно пробуя слова на вкус, произнес рен Неран, - садитесь. У меня есть к вам ряд вопросов, и начнем мы с вас...
  Переложив пару бумаг, рен Неран открыл папку, бросил на нее мимолетный взгляд и хмыкнул:
  - Итак, рен Коррис, посмотрим, что мы имеем: после скажем так, несчастного случая... вы вступаете в армию, где довольно быстро продвигаетесь по служебной лестнице. Пять лет вы отслужили в провинции Норвеар под приглядом старого друга вашего отца, и были вынуждены уехать оттуда в связи с неприятностями с кшаси. Следующим местом вашего назначения стал Ортен, и вот там вы проявили себя не просто как рядовой офицер, сумев перекрыть пути контрабандистам и не только им... И поэтому я хочу спросить: что вы думаете о ситуации в Ортене?
  - Простите, рен Неран, но я офицер, а не...
  - Доносчик? Вы ведь это хотели сказать? - голос главы Тайной службы стал ледяным, - и, тем не менее, в письме отцу вы поделились своей мыслью о том, что без покровительства наместника те же контрабандисты не смогли бы так успешно действовать?
  - Это лишь предположение, высказанное мною в частной переписке, - также холодно ответил Коррис.
  - Видимо, у вас есть и иные соображения, которыми вы могли бы поделиться, а возможно, и доказательства. Иначе крайне трудно объяснить ту стрелу, что чуть не отправила вас за Грань. Итак?
  Коррис сжал зубы. У него действительно были эти доказательства, и он понимал, какие последствия может иметь его молчание, но...
  - Честь офицера - это прекрасно, но как же жизни подданных империи? - задавший вопрос шагнул в кабинет, сдвинув панель, до сей минуты казавшуюся частью стены, и небрежно кивнул, - сидите.
  Коррис потрясенно уставился на вошедшего, понимая, что многое из того, что он до сих пор считал очевидным, оказалось ложью. Внучатый племянник Императора, принц Ориан считался светским мотыльком, способным лишь на порхание по балам да обольщение очередной красавицы. Впрочем, ему не приходилось особо усердствовать в последнем: прелестные реи буквально таяли при одном взгляде на этого изящного красавца с небесно-голубыми глазами и золотыми волосами. И вот этот самый Ориан, о котором шутили, что его главной заботой является то, какой камзол надеть на очередной бал, смотрел на Корриса ледяным взглядом, от которого хотелось поежиться. То, что произошло потом, и вовсе ввергло бедного капитана в шок: рен Неран встал и уступил принцу свое место, тот же опустился в кресло привычно, словно делал это каждый день.
  - Выходит, глава Тайной службы... - вырвалось у него прежде, чем он успел обдумать, что вступает на очень шаткий мостик.
  - Верно, это я. Рен Неран мой помощник и правая рука, - кивнул принц, - итак, я повторю его вопрос: что вы думаете о ситуации в Ортене?
  - Вы правы, у меня есть доказательства, что наместник берет взятки, закрывая глаза на нарушение закона, - кивнул Коррис, - но самое страшное не это... Я не могу этого доказать, но уверен, что он замешан в нападениях на приморские деревни и работорговле.
  - Рассказывайте, - властно приказал принц, переглянувшись с реном Нераном, - а потом мы поговорим о том, как я предполагаю использовать вас и ваш особый отряд.
  Коррис вышел из комнаты лишь через два часа. Голова его пухла от того, что довелось узнать, полученные приказы слегка пугали, данные им клятвы - заставили задуматься, ну а то, как его буквально вывернули наизнанку принц и рен Неран... Он помотал головой в невольном восхищении: принц потряс его умом и проницательностью, а так притворяться... не каждый артист сможет! Жаль, что он не наследник престола... Вздохнув, Коррис направился к выходу из канцелярии, его отряд ждало очередное путешествие...
  Когда его шаги смолкли, принц посмотрел на своего помощника:
  - Вы были правы, Неран, он весьма ценное приобретение. Умный, наблюдательный, хороший организатор и на удивление порядочный человек. И вместе с тем... Хорошо, что он изначально не был офицером, и понимает, что мы делаем для империи!
  - Именно то, кем он собирался быть, и сделало его более гибким и не столь закостенелым в некоторых вопросах, вы же знаете, как потомственные вояки относятся к нашей службе, - кивнул тот, усмехаясь, - а принадлежность к бедному, но древнему роду дала чувство чести и преданность. И мне понравилось, как он сумел найти закономерности в том, что творится в Ортене. Что будем делать с наместником?
  - Послать туда людей, взять рена Горвала и его семью под стражу, привезти в столицу, - если бы сейчас принца увидела одна из его любовниц, то не узнала бы - такой волчий оскал был на его лице, - охранять как зеницу ока! Пусть возьмут магов - любых и любое количество, дядюшка подпишет приказ. Наместник должен попасть в столицу живым, невредимым и в состоянии говорить, иначе кто-то очень сильно об этом пожалеет! Мне надоело то, что происходит в стране!
  - Вы думаете, все эти события кем-то управляются? - в голосе Нерана звучало понимание.
  - Я полагаю, что даже война с кшаси была спровоцирована, и хочу найти того, кто за этим стоит!
  Рен Неран только покачал головой, грандиозность поставленной задачи и одержимость принца одновременно пугали и восхищали его. Принц вдруг нахмурился и о чем-то задумался, затем произнес:
  - Неран, относительно того мальчишки, о котором говорил дер Сартон... Я хочу, чтобы его описание было роздано стражникам у всех врат столицы. Если он действительно появится здесь, доставить его ко мне. И еще: я желаю видеть списки всех поступающих в Магическую Школу, упустить такой редкостный дар мы не имеем права!
  - Вы считаете, он шел в Школу? Логично, но... Вы хотите, чтобы парень работал непосредственно на вас? - удивленно воззрился на него Неран.
  - Я хочу, чтобы он закончил Школу и стал магом-целителем, вы же знаете, как у нас их мало и как в Школе относятся к простолюдинам. При этом наши дворяне не особо-то желают марать свои ручки в крови и гное!
  - Но капитан говорил, что парню нет и четырнадцати, а в Школу принимают с шестнадцати...
  - Верно, и всё же может случится всякое... Да, и полагаю, мне не нужно напоминать, что не стоит вмешивать магов в поиски мальчика?
  - Разумеется, я отлично знаю, как они относятся к тем, кто пытается лечить магией, не имея диплома, - скривился Неран, не пряча своего отвращения к заведенным порядкам.
  Принц усмехнулся:
  - В чем-то они правы, неумеха может сильно навредить больному... Хорошо еще, что рен Коррис знал об этом и не выдал своего спасителя рену Пирону... Ладно, что там со следствием по делу дер Форгинов?
  Рен Неран достал бумаги и принялся докладывать. Начинался обычный день главы Тайной службы....
  
  
  Въезд в Эрант, почти четыре месяца спустя.
  
  - Эй, Лия, мы подъезжаем к столице, - звонкий мальчишеский голос заставил Лиассу встрепенуться. Ахнув, она высунулась наружу, на что Нард только рассмеялся и дернул ее за отросшую косу. Девушка не обратила на шалость приятеля никакого внимания, она была полностью поглощена величественным зрелищем стен Эранта. "Наконец-то добралась" - единственное, о чем она могла думать. Через три дня будет полгода с тех пор, как она оставила деревню...
  На следующий день после того, как циркачи подобрали ее, девушка проснулась поздно. Разбудило ее прекращение мерного покачивания фургона, что так здорово убаюкивало всю ночь. Подскочив, она выглянула наружу: ярко светило солнце, тетушка Милна хлопотала над котелком, от которого исходил ароматный пар, а вокруг костра сидели шестеро. Увидев Лиассу, стряпуха махнула ей рукой:
  - Эй, Лий, иди к нам!
  Подойдя, она поклонилась, заставив одного из них - парня лет двадцати с удивительно живым и подвижным лицом - рассмеяться:
  - Э, да ты, видать, совсем из глуши! Никто не кланяется циркачам! Я Сиран, кстати.
  - Сир, не смущай парня, а то сгорит, и останутся одни уголья - вон как щеки пылают, - добродушно сказал среднего роста мужчина лет сорока с некрасивым лицом, на котором ярко выделялись голубые глаза, - я Фалон, старший в нашей труппе. С моей женой Милной ты уже знаком, с Шардом и Сираном - тоже. Это наши жонглеры - кивнул он на тех двоих, что были вчера в фургоне, - Диса и Трей, они брат с сестрой. А это Ясмина, она танцовщица и гадалка из Торнея.
  Последняя изящным движением обернулась, подняла голову и уставилась на Лиассу проницательным взглядом, заставив ту отступить. Черноволосая, с огромными черными же глазами на смуглом лице, она казалось гибкой, точно в ней не было ни единой кости. Похоже, она принадлежала к тому самому народу, что и придуманная мать Лиассы... и ее настоящий отец.
  - Ну вот, что тебя зовут Лий - мы знаем. Садись, поешь и расскажи, как тебя угораздило одному топать!
  Лиасса кивнула и села, с благодарностью приняв из рук Милны миску каши и деревянную ложку, и принялась есть под чересчур внимательным взглядом Ясмины. По губам черноволосой зазмеилась усмешка, заставив девушку передёрнуть плечами. Доев, она искренне поблагодарила тетушку Милну и сказала:
  - Я из маленькой деревни близ Торенских гор, сбежал из дома и иду в столицу...
  - Значит, Лий, - голос Ясмины был странно-напевным, - а может... Лия?
  Все ахнули, а Лиасса замотала головой:
  - Я не...
  - Ясмина в таких вещах не ошибается, - негромко ответила худенькая сероглазая Диса с пшеничного цвета косой до пояса, - и не бойся, мы тебя не выдадим.
  Девушка заполошно оглянулась по сторонам. Даже и не сбежишь, мешок в фургоне остался... Губы ее задрожали, она сглотнула комок в горле и тихо призналась:
  - Правда ваша...
  - Бедная девочка, - голос тетушки Милны чуть не заставил ее разреветься, столько в нем было теплоты, - сколько ж ты уже в дороге?
  - Почти месяц.
  Милна покачала головой, а Трей спросил:
  - А чего ты сбежала-то? Да и вообще, садись, не тронем!
  - Замуж выходить не хотела, - хлюпнула носом Лиасса.
  - Что, суженый не мил был? - понимающе усмехнулась Диса.
  - Я не знаю, кого мне в мужья прочили, просто не хотела замуж. Я... - она оглядела смотревших на нее с участием циркачей, - я травница, у меня дар магический есть, я хочу на целителя выучиться. А они... бабка моя хотела выдать меня замуж, да чтоб я ребенка родила и сидела в деревне до самой смерти...
  Они переглянулись, и Милна посмотрела на нее с отчаянной надеждой во взоре:
  - Лия, а ты магией лечить уже можешь? Хоть немного?
  - Иногда получается, только оно само приходит, а что?
  Ответил ей Фалон:
  - Наш сын, Нард... Он канатоходец, а перед последним выступлением один доброхот решил, что канат плохо натянут, и подправил его. И канат лопнул, когда Нард начал свой номер... Теперь наш мальчик лежит и не встает, и не хочет ни с кем разговаривать...
  - Я попробую, но не могу ничего обещать, - смущенно ответила Лиасса, - если Боги будут милосердны...
  - Лийка, рот закрой, а то ворона влетит! - веселый голос Сирана заставил ее встряхнуться.
  Воистину, Боги были к ней добры в тот вечер, когда фургоны циркачей остановились на тракте! Кто знает, что было бы, продолжай она свой одинокий путь? Возможно, замерзла бы на обочине - пусть не в тот день, а через неделю... А так... Труппа Фалона приняла ее в свои ряды, а уж после того, как ей действительно удалось вылечить Нарда, она стала для них своей. Хотя Лиассе так и не удалось толком выучиться ничему из того, что умели артисты труппы, давалось ей неплохо лишь жонглирование да танцы, что показывала Ясмина. Именно загадочная торнейка и посоветовала девушке никому не называть полного имени, а когда Лиасса спросила 'почему', лишь загадочно улыбнулась:
  - Так надо, доверься Богине.
  Ясмина верила только в Маэру - Богиню Судьбы, но верила истово. Когда же Лиасса попросила погадать ей, черноволосая красавица лишь покачала головой:
  - Твоя судьба тревожна и странна, и я не могу проследить нить. Ты важна, но я не знаю, почему, вижу лишь, что ты должна выбрать свой путь сама.
  За эти четыре месяца ей довелось многое увидеть, дороги циркачей извилисты... Они давали представления в маленьких деревушках и на площадях городов, на наспех сколоченных деревянных подмостках под открытым небом и в замках аристократов. Горящие жадным любопытством глаза простого народа и полупрезрительные, полузаинтересованные взгляды дворян, щедрость и жадность, сияющие лица детей и насмешки стражи, запрещавшей "проклятым Богами скоморохам" останавливаться в черте города... Хлеб бродячих артистов оказался горек, и Лиасса - или Лия, как она приучилась себя называть - все время удивлялась, как им удается сохранить бодрость духа... Сама она помогала им устанавливать подмостки и иногда участвовала в представлениях, шила и готовила, но самое главное - лечила их после выступлений на пронизывающем ледяном ветру. Хоть они и двигались на юг, зима постепенно вступала в свои права и становилось все холоднее...
  И вот они наконец добрались, хотя спешить ей было некуда: как сказал Фалон, экзамены в Школу начнутся только летом. Полгода... Когда Лиасса бежала из дома, только начиналась осень, а сейчас шел к концу первый месяц весны. Наверное, там только начал стаивать снег, а здесь уже поля и луга зазеленели молодой травкой, а земля просохла. Труппа Фалона не случайно оказалась у врат столицы именно сейчас: через несколько дней начинались празднества по случаю тысячелетия правящей династии, и в Эрант стекалось множество циркачей, комедиантов и менестрелей: город ждало грандиозное празднество.
  Их фургоны все ближе подъезжали к воротам в гигантской стене города. Широкий тракт был заполнен повозками и всадниками, и Лиасса крутила головой в разные стороны, стремясь рассмотреть все в подробностях. Наконец фургон подъехал к самим воротам, и вперед выступили стражники. Старший из них окинул внимательным взглядом фургоны - девушка подсматривала в щелочку - и произнес:
  - Циркачи... Так, с вас за въезд четыре серебряных.
  Фалон охнул, на что стражник лишь усмехнулся:
  - Не жмись, на площадях много больше заработаете. У вас кто есть?
  - Жонглеры, клоун, канатоходец, мы с женой сценки разные разыгрываем. Еще у нас есть силач и танцовщица.
  - Надо проверить, ну-ка показывай!
  Фалон удивился:
  - Нешто ищите кого? Ну, смотрите!
  Лиассе стало страшно, почему-то показалось, что ищут именно ее. Забившись в уголок, она склонила голову над шитьем, благодаря всех Богов за то, что ей при помощи трав и магии удалось вернуть себе косу и за простенькое платье, подаренное тетушкой Милной. Пусть волосы пока доходили лишь до лопаток, но принять ее за мальчишку было невозможно. Ясмина оглянулась на нее и сделала шаг вперед, а когда полог фургона отодвинулся - улыбнулась стражникам, поведя плечами. Лиасса покачала головой: и как у нее так получается? Мужчины смотрели на танцовщицу с откровенным восхищением и вожделением, а она всего лишь одарила их улыбкой! Старший потряс головой и проговорил сдавленным голосом, пряча полученные монеты:
  - Проезжайте. Лучше всего остановитесь на постоялом дворе "Приют путника", он недалеко от Ратушной площади, а на самой площади можно хорошо заработать.
  - Надеюсь, доблестный страж не откажется взглянуть на наше выступление? - хлопнув длиннющими ресницами, пропела Ясмина, чуть прогнувшись в пояснице.
  - Ни за что не откажусь! - с жаром заверил тот, пожирая красавицу взглядом.
  Через несколько минут фургоны въехали в ворота города, а старший караула вздохнул:
  - Ух, ну и девка - огонь!
  - Фист, а того парня не было в фургонах? Ну того, что в описании?
  - Нет, из черноволосых только эта красотка да еще одна девица, видно сестра ее младшая, уж больно похожи. Эх, не зря про торнейских танцовщиц легенды слагают, и чего такая куколка в дороге делает? Да ее б любой знатный рен в полюбовницы взял... Ладно, давайте дальше!
  
  
  
  Глава 8.
  
  
  Эрант, два дня спустя.
  
  Оглянувшись по сторонам, Лиасса поежилась и в который уже раз подумала: и чего ее понесло по городу гулять? И что теперь делать? Спросить у кого-то, как пройти к Ратушной площади она боялась, уж больно много страшных историй довелось ей услышать от Фалона и Милны о том, что творилось в больших городах: и о нападениях, и о похищениях, и даже о продаже в рабство... Помнится, тогда она была в ужасе и потрясенно спросила, почему власти ничего не делают, на что Фалон лишь хмыкнул и пояснил, что они вполне могут быть замешаны... И вот теперь Лиасса, заблудившись в Эранте, бездумно бродила по улицам, вглядываясь в прохожих и пытаясь понять, кто из них может подсказать ей дорогу и не навредить...
  Печальные мысли прервал мужской крик:
  - Безрукая! Ты что натворила, как мне теперь заказы выполнить! Уйди с глаз моих долой!
  - Сам дурак, не больно-то и хотелось этой гадостью дышать! Подавись своей работой, - ответил ему визгливый девичий голос.
  В доме впереди открылась дверь, и наружу выбежала растрёпанная девица. Хлопнув дверью, она сделала неприличный жест, заставивший Лиассу покраснеть, и зашагала по улице. Девушка покачала головой: да уж, в деревне за такое той девице бы юбку задрали да выпороли так, что неделю сесть не могла бы! Бросила взгляд на вывеску дома, из которого та выбежала, и охнула, не веря своей удаче. Поправив платье и проверив, аккуратно ли заплетена коса, заспешила к двери.
  Толкнув дверь, она оказалась в небольшой лавке. Навстречу ей повернулся пожилой мужчина: полностью седой, с усталым взглядом бледно-голубых глаз и морщинами, прорезавшими высокий лоб.
  - Что вам угодно, теа? - отрывисто спросил хозяин лавки. Девушка приметила и горькую складку у губ, и слегка дрожавшие руки.
  Вдохнув знакомый запах, Лиасса спросила:
  - Почтенный тен, я хотела бы спросить, не купите ли вы у меня кое-какие травы?
  Мужчина приподнял брови:
  - Какие именно?
  - Ядогон, ирный корень и жабья трава.
  Хмурый взгляд травника обежал ее с ног до головы и слегка посветлел:
  - Как вас звать, юная теа, и откуда у вас столь редкие у нас травы?
  - Меня зовут Лия, я с севера. Травы я сама собирала, и сушила как надо, вам понравится! Только надо на постоялый двор за мешком сходить...
  Мужчина оценивающе посмотрел на нее:
  - Пожалуй, я бы купил ваши травы, Лия... Далеко вы остановились?
  - Я не знаю, - беспомощно призналась та, - постоялый двор называется "Приют путника", а далеко ли он...
  - Недалеко. Кстати, меня зовут тен Долер. Идемте, я позову мальчика вас проводить. Видно, вы недавно в столице?
  Лиасса кивнула, выходя следом за травником на улицу. Тот махнул рукой пареньку лет двенадцати, бесцельно слонявшемуся неподалеку:
  - Эй, Улик, проводи тею до "Приюта путника" и обратно.
  Постоялый двор оказался действительно недалече: через час Лия в сопровождении Улика подошла к лавке Долера, за ее плечами висел мешок с драгоценными травками. Получив медную монетку, мальчишка убежал, довольный, а травник усмехнулся:
  - Ну что ж, показывайте.
  Лиасса кивнула и принялась бережно доставать из мешка свои сокровища. Травник зажег еще несколько свечей и принялся рассматривать ее добычу. Взял в руки, помял, понюхал, коснулся одной из травок кончиком языка и устремил на девушку внимательный взгляд. Казалось, он принял какое-то важное решение. Поколебавшись немного, он проговорил:
  - Значит, девица, ты с севера, и в Эранте недавно. А родня у тебя здесь есть?
  - Нет. Но есть друзья, которые меня ждут, - чуть отступила назад девушка.
  - Не бойся, я тебе ничего не сделаю, и у меня есть к тебе одно предложение. Ты ведь травница, так?
  - Дома ученицей была, у меня и мама, и бабка, и их бабки были травницами и знахарками.
  - Ну тогда смотри. Я могу купить твои травки, и мы расстанемся. А могу купить их и предложить тебе стать моей помощницей. Ежели ты согласишься на мое предложение, будешь жить здесь, столоваться вместе со мной, и я буду платить тебе сверх того две серебрушки в месяц.
  Лиасса задумалась, закусив губу и насупившись. Циркачи пробудут в столице не больше двух недель, и она уже заранее боялась остаться в этом огромном незнакомом городе одна. А так и жить где будет, и не одна, а уж работы она не боялась. Да только ж это он сейчас речи сладкие ведет, а кто знает, что случится, когда она в его власти окажется?
  Видно, тен Долер понял, какие мысли ее одолевают, потому что покачал головой, улыбаясь:
  - Меня бояться не стоит, не обману. Коль согласишься, пойдем к стряпчему да контракт подпишем. Ты хоть грамоте-то обучена?
  - Обучена... А контракт - это чего такое? И чего такое стряпает этот... стряпчий?
  - Ты что ж, совсем с глуши? Ну не злись, Лия, - усмехнулся травник, - уж больно говор да манеры у тебя деревенские. А контракт - это бумага такая, где записано, что каждый из нас делать должен, а тот, кто их составляет, называется стряпчим. Ну а коль я что не так сделаю, ты сможешь в стражу пожаловаться или тому же стряпчему. Ну так как?
  - А чего я-то? - девушка все еще боялась верить.
  - Я уже немолод, и помощник мне нужен в любом случае. А ты уж точно поумней той дуры, что настои мои перепутала, да и травки твои высушены как надо. Значит, знаешь толк в нашей работе.
  - Только я ж не смогу долго работать, - сдалась Лиасса, - я в Магическую Школу хочу...
  - В Школу?! - глаза травника поползли на лоб. - У тебя дар есть? И знаешь, как его для приготовления настоев использовать?
  Она кивнула, заставив хозяина покачать головой:
  - Ох ты ж... Тогда буду платить четыре серебрушки. Ну что, пойдем к стряпчему?
  - Прям счас? - Лиасса не верила своему счастью, целых четыре серебрушки в месяц, стол да жилье!
  - А чего ждать? Подпишем контракт, да завтра работу и начнешь. Ну а коли в Школу поступишь... Ладно, то разговор долгий, пока сговоримся на четыре месяца, как раз после того и экзамены начнутся.
  Контора стряпчего находилась через два дома от лавки травника. Пока они шли, Лиасса старалась не вертеть головой по сторонам, слова тена Долера о ее речи и манерах запали в душу, и сейчас девушка ругала себя за то, что допустила слабину. Эх, привыкла она за эти месяцы к тому, что можно не дрожать все время! Похоже, пора отвыкать...
  Контракт девушка читала долго, мучительно пытаясь понять, что именно там написано: вроде почти все слова понятные, но смысл хитро закрученных фраз доходил до нее с пятого на десятое. Наконец она отодвинула бумаги и вздохнула:
  - Чего мне делать-то надо?
  - Одну минуту, теа, - ответил ей стряпчий, пожилой сутулый мужчина, и обернулся к травнику, - друг мой, на пару слов.
  Они вышли за дверь, а Лиасса прислушалась. Они говорили тихо, но для ее слуха вполне различимо:
  - Долер, ты уверен в том, что поступаешь правильно? Скажи откровенно, ты и правда берешь ее на работу или... прости, друг мой, пленился свежим личиком?
  - Лиртан, ты действительно подумал, что у меня могут быть такие мотивы?!
  - Ну, или ты мог ее попросту пожалеть...
  - Знаешь, в чем-то ты прав, но главное в другом: мне обязательно нужен помощник, я уже не могу смешивать сложные составы - руки дрожат. А эта девочка подходит как нельзя лучше: она потомственная травница, к тому же деревенская, а значит, вежливая и воспитанная. И вместе с тем достаточно упрямая, чтобы сбежать из дома и добраться до столицы. Я дам ей защиту и помогу освоиться в городе, а она даст мне возможность сохранить многих клиентов.
  Лиасса осела на стуле. Слава Богам, значит, она и вправду нужна травнику как работница! Когда мужчины вернулись, стряпчий сказал:
  - Теа Лия... А фамилия какая?
  - Фамилия? - в который раз Лиасса почувствовала себя так, как будто все вокруг говорили на каком-то непонятном языке.
  - Лия, как твоя деревня зовется? - голос тена Долера был мягким.
  - Никак, у нее нет названия, - растерянно посмотрела на него девушка, - у нас рядом ни одной деревни нет, так что все просто говорят, что деревня у Торенских гор...
  - Лиртан, запиши: теа Лия Торн. Запомни, коль кто спросит, твоя фамилия Торн. А теперь подпишись вот здесь.
  Прикусив от усердия кончик языка, Лиасса написала свое новое имя, стряпчий поставил печать и сказал:
  - Ну вот и все. Теа Лия, отныне вы на четыре месяца помощница тена Долера в обмен на кров, еду и четыре серебряных монеты в месяц.
  - Идем, Лия, уже вечер, тебе надо обустроиться, - улыбнулся ее новый хозяин. - Ты говорила, у тебя здесь друзья?
  - Да, мне надо им рассказать, что сталось, - кивнула она.
  - Ну вот устроишься и сходишь.
  Комната оказалась небольшой, зато в ней было все необходимое: кровать, стол, пара стульев и шкаф. Ситцевые занавески на окне с настоящим стеклом придавали комнате уют.
  - Вот, теперь это твоя комната. Здесь никто не жил, так что немного пыльно, но я думаю, ты с этим справишься. Вообще-то у меня есть экономка, она следит за порядком в доме и готовит, но у нее заболела мать, и она уехала на неделю. Ну что, еще что-то?
  - А... - девушка смутилась, но прошептала, чувствуя, как загорелись щеки и уши, - отхожее место?
  Мужчина хмыкнул, созерцая ее покрасневшее лицо, подошел к окну, выходящему на задний двор, и указал:
  - Вон, будочку видишь? Там оно и есть. А вон там, - ткнул пальцем в другую сторону, - баня, ее топят раз в неделю, но можно погреть воды на кухне и помыться в любой день. А вообще через пару дней вернется Хания, вот она тебе все и покажет... Так, сама дорогу к постоялому двору найдешь?
  Лия кивнула: дважды пройдя по этому пути, она запомнила его наизусть.
  - Ну тогда ступай. Да не задерживайся: скоро стемнеет, а на улицах Эранта ночью опасно. Вот, возьми ключ от дома, и не забывай запирать дверь, когда уходишь.
  Через два часа Лия вернулась, ее провожал Сиран: как оказалось, у нее незаметно появились кое-какие вещи. Распрощавшись и пообещав обязательно навестить труппу перед отъездом, девушка поднялась в свою комнату и облегченно вздохнула. Вот и еще один шажок на пути сделан. "Мамочка, надеюсь, я все делаю правильно" - шепнула она, закрывая глаза.
  
  
  Провинция Вентерис, западная граница империи Ронтар. Побережье. То же время.
  
  Коррис стоял и смотрел на то, как заходящее солнце опускается в воды моря. Впрочем, смотрел - сильно сказано, красочная картина совершенно не интересовала его. Сжатые губы, белые заострившиеся скулы, закаменевшее тело - все в нем выдавало состояние крайней ярости. Подошедший к нему Орван вздохнул и негромко позвал:
  - Капитан.
  Коррис развернулся и уставился на помощника потемневшими почти до черноты глазами:
  - Всех вывели?
  - Да, командир. Я и думать не мог...
  - И никто не мог, - взгляд Корриса устремился к выходу из прибрежной пещеры, откуда его люди выводили и выносили пленников, - Боги, Орван, ты только посмотри на них! Сколько в Ронтаре не слышали о работорговцах?
  - Сотни лет, - кивнул тот, - но я другого не понимаю... Теперь, когда Пути закрылись, для морской торговли нужны гребцы на галеры, но зачем женщины и дети?
  - Не знаю, и это меня пугает. Что с их пособниками?
  - Упакованы в лучшем виде, будет подарочек палачам из Тайной службы.
  Коррис помрачнел еще больше и покачал головой:
  - Нет. Пока их доставят в Эрант, пока там что-то выведают, здесь успеют спрятать концы в воду. Мы займемся ими сами.
  - Сами?! Капитан, мы готовы, но вы... Если об этом узнают...
  - Я стану изгоем в обществе, - кивнул Коррис, - плевать. Орван, эти мертвые малыши... За такое я с огромным удовольствием попробую на этих подонках все, что только смогу придумать! И на том, кто их прикрывает... Знаешь, когда я понял, что нам предстоит делать и на кого работать, я хотел было отказаться, и рад, что этого не сделал! Ладно, идем!
  
  
  Каррас, храм Богини Судьбы.
  
  По губам жрицы скользнула легкая улыбка. Она развернулась и поприветствовала вошедшего в зал мужчину:
  - Здравствуй, Атисс. Что привело тебя сюда?
  - Алисса... Скажи, что происходит?
  - О чем ты? - недоумение в ее голосе было, казалось, совершенно искренним.
  Атисс лишь покачал головой. Прошедшие годы добавили седины в его волосы, но он был все также силен и крепок. Внимательно посмотрев на Алиссу, он вздохнул:
  - Ты так его и не простила? Ты же знаешь, не так уж он и виноват...
  - Я не хочу говорить об этом. Что было - прошло, важно лишь настоящее и будущее, и узор уже плетется...
  Последние слова она проговорила в некоем подобии транса, глаза Атисса вспыхнули. Он сделал шаг вперед и взял жрицу за плечи:
  - Сестренка, пожалуйста! Что ты видишь? У нас есть надежда?
  - Надежда есть всегда, - Алисса улыбнулась брату, - а с тех пор, как Шассэр снова ожил - и подавно. Но беда в том, что больше я ничего не чувствую! Если пророчество истинно, он дал своему носителю право и обязанность выбора, и кто знает, куда ведет этот путь?
  - Шассэр защищает его?
  - Нет, скорее испытывает и прячет от нас. Именно поэтому я не могу его найти, лишь чувствую, что он жив.
  - Хотя бы так... но неужели действительно нет никакого способа почувствовать носителя, найти его?
  - Я узнаю его только в одном случае: если он войдет в храм. Но ты ведь хотел говорить не об этом, так?
  - Ты права. В Ронтаре творится что-то странное, и меня это пугает: мы знаем, что можем ждать от Императора, но если империя распадется...
  - Я не разбираюсь в политике, брат, но на днях кое-что поняла: похоже, кто-то пытается возродить Древних богов. Зачем - не знаю, но если это произойдет... тот Миридан, который мы знаем, исчезнет, и наступит время тьмы и крови...
  Атисс изменился в лице:
  - Спасибо, Лисси. Получается, похищение Шассэра могло быть с этим связано?
  Алисса помрачнела, устремив взгляд куда-то вдаль, затем вздохнула и заговорила, в ее голосе слышалась горечь:
  - С тех пор, как Варина похитила Шассэр, я все пыталась понять: зачем? Ведь если она хотела причинить боль Рессару, этого можно было добиться и другим путем. И только теперь я догадалась: то, что происходит сейчас... было бы оно возможно, оставайся Пути открытыми по-прежнему?
  Ее брат покачал головой:
  - Нет. Когда в любой конец того же Ронтара можно было добраться за несколько дней...
  - Власть Императора была неоспоримой, - подхватила Алисса, - а сейчас?
  - Сейчас наместники провинций превратились практически в самовластных правителей. Значит, и война тоже могла быть начата ради этого, а еще чтобы ослабить оба наши народа, посеять недоверие и ненависть...
  - И ради крови. Не забывай, что Древние боги получали силу от жертвоприношений!
  - Лисси, но кто может стоять за всем этим?
  - Я знаю только одно: тот, кто делает это, жаждет силы и власти.
  - Надо сказать Рессу... И... ты уверена, что по-прежнему не хочешь видеть его? Вам же обоим плохо от этого...
  - Уверена. А сейчас ступай, мне нужно остаться одной...
  
  
  
  Провинция Вентерис, загородное поместье градоначальника города Донран, две недели спустя.
  
  
  - Вы за это ответите! - градоначальник безуспешно попытался вырваться из рук Шарта, глядя на свой горящий дом. - Я буду жаловаться Его Величеству! Я дворянин, а не какой-то там простолюдин!
  - Дворянин? Тот, кто забывает о присяге и продает своих людей в рабство, им считаться не может! А жаловаться... Пожалуешься, тварь, если от тебя хоть что-то останется!
  Ледяной голос заставил градоначальника задрожать, а направленный на него взгляд - отшатнуться. Казалось, на него в упор взглянула Мора, в глазах цвета грозового неба он прочитал свой приговор. Оглянувшись по сторонам, он понял, что не дождется ни сочувствия, ни помощи: на лицах людей из пленившего его отряда без труда читались гнев и ярость, а наемники, на которых он так рассчитывал, сложили оружие почти сразу после начала штурма. Впервые за годы он понял, что действительно попался и бухнулся на колени:
  - Прошу вас! Я заплачу сколько скажете, не губите! У меня жена и дети!
  - Ах ты, гад такой! - не выдержал один из тех, кто разгромил его поместье.
  - Взятку предлагаете? - это исчадие Темных Богов в мундире капитана шагнуло к нему, - интересно, и сколько стоит твоя жалкая жизнь? Может, ты сможешь воскресить тех, кто умер из-за твоей подлости и жадности?!
  Градоначальник взвизгнул и обмочился, заставив капитана презрительно скривиться:
  - Орван, привяжи этого засранца и подготовь инструменты. Посмотрим, кто еще в этом замешан...
  - Не надо, я и так все скажу, клянусь! - дрожа мелкой дрожью, провыл градоначальник.
  - Что ж... Орван, запиши, а затем упакуй его и его семейку, нам пора возвращаться в столицу.
  Коррис бросил последний взгляд на арестованного и шагнул прочь, сопровождаемый женским криком, ударившим его в спину словно стрела:
  - Палач! Будь ты проклят!
  - Я уже проклят... - шепот не услышал никто, как и не увидел боли, на миг исказившей его лицо...
  
  
  Эрант, лавка травника. То же время.
  
  
  - Лия, на сегодня достаточно, - негромко окликнул тен Долер.
  - Сейчас, я почти закончила, - откликнулась та.
  Травник покачал головой, глядя на склонившуюся над столом девушку, и подумал, как ему повезло, что она заблудилась именно в этой части города. Да, именно благодаря ее зельям ему удалось-таки перетянуть к себе клиентов от Картана, выиграв в их давнем соперничестве за место поставщика для трех аристократических семейств... Если бы еще получилось Ханию усмирить, все-таки жить в одном доме с двумя враждебно настроенными друг к другу женщинами удовольствие то еще! Хмыкнув, он вышел из комнаты и направился в сторону столовой, откуда доносились аппетитные запахи.
  Как только дверь за ним закрылась, Лиасса отложила ступку и пестик и потянулась. Поднявшись, принялась наводить порядок, чутко прислушиваясь к тому, что творится в доме.
  Первые два дня в доме тена Долера пролетели незаметно: Лиасса освоилась с его инструментами и необычной печкой, помогла рассортировать травы, а первым же вечером начисто вымыла свою комнату и постирала занавески. К ее удивлению, поднимались в этом доме позже, чем она была приучена, да и работа заканчивалась раньше. Для привыкшей вставать с петухами и работать до темноты девушки это было странным и необычным.
  В первый же день после завтрака тен Долер бросил на нее задумчивый взгляд и произнес:
  - Лия, нам надо поговорить о твоем даре. Скажи, ты можешь использовать его только для приготовления лекарств или умеешь исцелять? И если да, то лечила ли ты кого-нибудь магией?
  Лиасса растерялась. Судя по голосу травника, она сделала что-то неправильное, но что?
  - Да, исцелять могу и лечила тоже, - робко призналась она.
  - Никому об этом не говори! Скажи, те, кого ты лечила, могут выдать тебя магам? Не спеши, подумай!
  Выдать магам?! Это что, так плохо? Вздрогнув, девушка принялась вспоминать всех, кого лечила. Ну деревенские-то не страшно, они так и не поняли, что у нее магия есть, циркачи не выдадут, а вот тот капитан... Она снова вспомнила острый взгляд серых глаз и поежилась. Слава Богам, что она тогда мальчишкой представилась!
  - Нет, никто не выдаст, - покачала головой она.
  - Хвала Богам! Запомни, Лия: маги считают преступлением, когда кто-то кроме тех, кто закончил Магическую Школу, использует магию. Понимаешь? Коль тебя на этом словят, дар заблокируют навечно!
  - Но... а как же настои? - окончательно растерялась девушка.
  - Понимаешь, Лия, когда готовятся настои, силы там добавляется капля, да и та, как маги говорят, не оформленная, - поймав ее непонимающий взгляд, травник хмыкнул и продолжил, - словом, когда маг исцеляет, там как-то сложно все закручено, и силы берутся не только целителя. Поэтому маги и говорят, что нельзя неумехам целительством заниматься, а как поймают кого, так и наказывают. А еще, - он усмехнулся недобро, - все, кто Школу закончили, десятину от своих доходов платят Школе, да еще десятину - в казну, поэтому невыгодны магам свободные целители! Поняла?
  - Поняла, буду молчать как рыба, - кивнула Лиасса.
  - И никого больше не исцеляй, - поставил точку в разговоре тен Долер, - люди разные бывают, не стоит рассчитывать на их благодарность.
  Лиасса напоследок оглядела комнату, которую хозяин называл непривычным ей словом "лаборатория" - в первый день ей пришлось несколько раз повторить его, прежде чем удалось выговорить название без запинки. Снова подошла к приготовленным для отправки клиенткам флакончикам и коробочкам и покачала головой. Тен Долер готовил не только лекарства, для знатных рей он изготовлял душистую воду и разные штуки, что те наносили на лицо, чтобы красивей стать. Интересно, как этим пользоваться? Хозяин на ее вопросы не отвечал, только строго сдвигал брови и говорил, что порядочные и скромные девушки лица не раскрашивают...
  Тряхнув головой, Лиасса задула свечи и вышла из комнаты. Пока шла по коридору, вздохнула: интересно, какую гадость ей скажет Хания сегодня?
  Экономка была женщиной примечательной: высокая, пышногрудая блондинка с ярко-голубыми глазами и острым языком. Она рано овдовела, детей у нее не было, и вот уже лет десять управляла хозяйством тена Долера. До появления в доме Лиассы она была единственной женщиной в доме и, как казалось девушке, была неравнодушна к хозяину. С ним она всегда была ласковой хлопотуньей, Лиассе же доставались язвительные замечания по поводу внешности, манер и деревенского говора.
  Лиасса вдруг остановилась от пришедшей ей в голову мысли. Ну не может же Хания и вправду думать, что хозяин питает к своей помощнице какие-то чувства? Или и вовсе попросту ревнует? Фыркнув, девушка решила, что если экономка еще раз заденет ее - спросит прямо.
  В столовой было пусто, и она вздохнула с облегчением, принимаясь за еду. Однако спокойствие длилось недолго: в дверь вошла Хания, тут же бросив язвительно:
  - И как тен Долер позволяет тебе за одним столом с ним сидеть? Даже есть как надо, и то не умеешь!
  Она принялась собирать со стола, бубня себе под нос:
  - Лезут в приличный дом всякие, разве ж порядочная девушка с дому сбежала бы? Небось, и мать такая же была...
  Лиасса в ярости вскинула на Ханию глаза, заставив ту отшатнуться и сделать обережный знак: в глазах всегда смирной и послушной девушки бушевало пламя. Отодвинув тарелку, она встала одним гибким движением и шагнула навстречу:
  - Не смейте так говорить о моей маме! Она была замечательной, самой лучшей! А вы... Коль положили глаз на хозяина, так признайтесь ему, а не шипите на меня змеюкой подколодной!
  Хания поежилась и попыталась отвести глаза, но странная помощница тена Долера словно держала ее, во взгляде ее была какая-то жутковатая сила. Экономке вдруг стало страшно, она впервые подумала, что эта девица ее и отравить может, и никто не защитит...
  - Я... - ее голос дрогнул.
  Лиасса сощурила глаза:
  - Может, перестанете ко мне цепляться ровно репей к собачьему хвосту? Хотите хозяина окрутить, так я вам не помеха, мне б только спокойно до экзаменов в Магической Школе дожить! А ежели я делаю чего неправильно, так сказывайте, как надо! Я-то знаю, что столичным манерам да речам не обучена...
  Прозвучавшая в последних словах горечь вдруг заставила Ханию поежиться и новыми глазами взглянуть на ту, которую она невзлюбила с первого взгляда. 'А правда, чего я на нее взъелась-то? - озадаченно подумала женщина, - будто поколдовал кто! Были ж уже помощницы, и много хуже ее!'. При этой мысли виски прострелило острой болью, вырвав у нее короткий стон.
  -Теа Хания, что с вами? - пробился сквозь боль голос Лии.
  - Голова заболела вдруг,- простонала экономка, держась за виски.
  Лиасса протянула руку и тут же опустила. Ведь говорил же ей тен Долер, а она, дура набитая, чуть не выдала себя!
  - Сейчас принесу лекарство, подождите.
  - Не надо, уже проходит, - покачала головой Хания, - надо ж, ты что, мне и вправду помочь готова была?
  - Я не люблю, когда кому-то больно, - тихо ответила девушка, - раз вы в порядке, я пойду.
  - Ты не доела...
  - Спасибо, мне чего-то не хочется.
  Лиасса направилась к выходу. Вспышка гнева и странной уверенности прошла, и она чувствовала только усталость и отчаяние: что ждет ее в Магической Школе, если она и с экономкой договориться не может? Что же с ней не так?
  - Лия,- окликнула ее Хания.
  Девушка застыла: за две недели та в первый раз назвала ее по имени! Повернувшись, взглянула удивленно. Хания вздохнула:
  - Ты это... Не серчай, я и сама не знаю, чего на тебя так взъелась. А речи да манеры... Я и сама не знатная рея, да только ты и правда говоришь да ведешь себя неправильно. Если хочешь, буду тебя поправлять... чтобы не позорила дом, в котором живешь!
  Последние слова она проговорила, сурово сдвинув брови, но Лиасса вдруг ощутила, как с ее души упал камень. Она поклонилась экономке:
  - Благодарствую за науку.
  - Иди уж, - махнула на нее рукой Хания, - завтра учить начну. Может, хоть за городскую сойдешь. И носом не шмыгай, позорище!
  
  
  
  Эрант, имперская канцелярия. Кабинет главы Тайной службы, два месяца спустя.
  
  - Неран, какие новости? - принц Ориан поднял голову от бумаг и уставился на помощника, - садитесь!
  - Пусто, - вздохнул тот, устало опускаясь в кресло, - кто бы нам ни противостоял, он очень талантливый конспиратор. Каждый из арестованных знает лишь одного подчиненного и прямого руководителя, а с верхушкой заговора... Словом, всё так же, как с Горвалом дер Жентар: говорят обо всем, кроме этого.
  - Маги? - короткий вопрос принца вряд ли бы понял кто-то, знающий его хуже, чем Неран.
  - Не уверен, что стоит привлекать их. Полагаю, они замешаны: вряд ли без помощи магии можно было добиться того, чтобы такие трусы, как тот же Горвал молчали, несмотря на пытки. И к сожалению, последние события не позволяют рассчитывать на верность владеющих Силой... Амулеты же не дают возможность определить, находится ли человек под ментальным воздействием... Ваше Высочество, неужели Император не понимает?
  Неран не закончил, принц же помрачнел и покачал головой:
  - Увы, дядюшка так боится смерти, что прислушивается ко всякому, кто обещает продлить ему жизнь! А поскольку это под силу только магам... Этот его последний указ... Столько веков было потрачено, чтобы взять магов под контроль, и вот пожалуйста: один трусливый старик росчерком пера сделал их независимыми от короны!
  Неран только вздохнул, зная, что наступил начальнику на больную мозоль. Увы, были вопросы, по которым Император не слушал даже своего главу Тайной службы... Остается только молиться, чтобы не повторились события семисотлетней давности...
  То время в хрониках называлось Магическим Мятежом или Смутой, и считалось самым страшным и темным периодом в истории империи. Даже архивариусы, проживающие жизнь среди древних фолиантов, не могли дать ответа на вопрос: как вышло, что маги смогли взять такую силу?
  Тысячу лет назад в Ронтаре каждый, кто закончил Магическую Школу, напрямую подчинялся Совету магов, в который входили директора Магических школ и несколько наиболее сильных магов разных стихий. И неважно, к какому роду ты принадлежал и чьим вассалом являлся до получения диплома! Тех же, кто пытался использовать магию и при этом не учился в одной из Школ, попросту уничтожали... Так продолжалось почти триста лет, и в какой-то момент независимость владеющих Силой достигла такого уровня, что они стали неподсудны короне, и более того - несколько важнейших должностей в правительстве оказались сосредоточенными в их руках. Казалось бы, чего еще желать? Но некоторым власти никогда не бывает достаточно... Вот и тогдашний глава Совета - дальний родственник императорской династии - решил, что корона будет куда лучше смотреться на его голове, чем на юном императоре Кэриане. Двадцатилетний император был коронован после странной и скоропостижной смерти родителей, и казался умудренному опытом магу легкой добычей. Однако молодость не помешала Кэриану действовать мудро и загодя готовится к противостоянию. Попытка переворота не удалась лишь потому, что против магов поднялись армия и народ, ненавидящий их за высокомерие и презрительное отношение ко всем, кому не повезло родиться обычным человеком. Война была страшной, следы ее остались и поныне: в некоторых местах их числа тех, где солдаты империи и немногие сохранившие верность законному императору маги сражались с заговорщиками, до сих пор на свет появлялись странные, будто искаженные неведомой силой животные и растения. В земельных реестрах империи те земли именовались Запретными, и все разумные люди избегали их. Лишь некоторые отчаянные головы решались преодолеть свой страх ради призрачной надежды найти магические артефакты далеких времен. Многие из них гибли: кто-то на Запретных землях, кто-то, вернувшись домой с добычей - от непонятных болезней, кто-то от рук бандитов, что караулили на границах удачливых охотников, ведь за находки платили, и платили щедро.
  Смута продлилась почти десять лет, и кто знает, чем бы она закончилась, если бы Кэриану не пришла помощь с неожиданной стороны. Кшаси открыли для войск императора свои Пути, на которые до того ни разу не ступала нога человека, и возможность почти мгновенно перебрасывать войска во все точки гигантской империи переломила ход событий. Многие маги погибли тогда, многие наследственные линии пресеклись, и теперь Повелители стихий остались лишь в легендах. Законы изменились: Магический совет был распущен, отдельное судопроизводство - упразднено, а магам запретили занимать ответственные посты как в армии, так и на гражданской службе. Вместе с тем им вменили в обязанность служить короне пять лет, и уклонение от службы каралось жестоко: диплом мага уничтожался, а его сила запечатывалась. Семьсот лет империя жила мирно и процветало, и вот все подошло к концу...
  Неран негромко спросил:
  - Неужели у нас нет хотя бы одного верного человека среди магов?
  - Если и были те, кто не алкал власти, они погибли в войне с кшаси, честно исполняя свой долг. И порой мне кажется, что это было одной из скрытых причин начала войны. Если мои предположения истинны... кто бы ни стоял за всем этим, он одним выстрелом убил нескольких оленей: рассорил Ронтар с Кшасаэром, ослабив оба народа, уничтожил Пути, практически истребил верных короне магов... И, что немаловажно, сделал наследником престола слабого и безвольного дядюшку Миранна! Ведь останься в живых его старший брат, он вряд ли бы позволил бы своему отцу подписать этот идиотский указ!
  Некоторое время в кабинете царила тишина, потом принц тряхнул головой и спросил:
  - Ладно, вернемся к делам. Что происходит в Вентерисе?
  Неран хмыкнул:
  - Наш капитан навел там шороху! Вот, - он достал пухлую папку, - это жалобы дворян провинции на его самоуправство и жестокость.
  Принц усмехнулся, открыл папку и пробежал первый попавшийся лист глазами, а затем брезгливо его отбросил:
  - Дворяне... Рассказывай!
  - Он нашел многих, замешанных в работорговле. Судя по донесениям, во всем этом есть что-то странное: работорговцы захватывают не только мужчин, но и женщин и детей, причем несколько раз отряд дер Сартона находил их убитыми.
  - Детей?! - принц побледнел.
  - Да. Именно после первой такой находки рен Коррис перестал отправлять пойманных к нам... Вернее, те, кого привозили в столицу, были...
  - Что ты мнешься?
  Неран вздохнул:
  - Словом, если я правильно понял, капитан дер Сартон не гнушался лично допрашивать тех, кого считал виновным. Кое-где в этих бумагах его называют Вентерисским палачом... А вы же знаете, как к этому могут отнестись в свете...
  - Действительно, как в светском обществе могут отнестись к тому, кто выполняет свой долг, даже если ради этого нужно замарать руки? - в голосе принца звучала холодная ярость. - Как ты считаешь, его отряд еще нужен в Вентерисе?
  - Нет, сейчас там нужнее опытные дознаватели, я уже послал десяток ему на помощь.
  - Отзывай отряд в столицу. Я хочу поговорить с реном Коррисом, возможно, у него будут соображения по поводу происходящего - из тех, которые нельзя доверить бумаге. Да и отпуск он и его люди давно заслужили!
  - Я сегодня же отправлю гонца, - склонил голову рен Неран. - Как все-таки плохо без Путей!
  - Будь Пути по-прежнему открыты, вряд ли бы в империи творилось такое, - вздохнул принц, - ладно, займемся делами. Мне через два часа предстоит бал, опять изображать из себя светского бездельника...
  
  
  Глава 9.
  
  Эрант, дом травника. Месяц спустя.
  
  Лиасса осторожно закрыла книгу и потерла ноющие виски. Боги, как же это все сложно!
  Прошло уже три с половиной месяца с тех пор, как она впервые появилась в доме травника. И всего две недели остались до экзаменов в Магической Школе... Многое изменилось за это время, и прежде всего отношения с экономкой. Нет, она по-прежнему язвила относительно речи и манер Лиассы, но теперь это были не просто презрительные высказывания, а замечания:
  - А ну убрала локти со стола!
  - Нож в правую руку, вилку в левую! И не кривись мне тут!
  - Сколько раз говорить, не шмыгай носом и не чеши в затылке!
  - У, деревня! Не "чего это", а "что это", не "ежели", а "если"!
  Девушка слушала и пыталась запомнить, но как же тяжело оказалось заставить себя отказаться от привычных с детства жестов и словечек...
  Прошла всего пара дней после памятного разговора с Ханией, когда тен Долер обратился к ней с вопросом:
  - Лия, а что ты знаешь об экзаменах в Магической Школе?
  - Ничего, - тяжело вздохнула девушка, продолжая измельчать дубовую кору, - и спросить не у кого...
  - Я тут поспрашивал кое-кого... В общем, на экзаменах тебе надо будет показать, что ты умеешь бегло читать и писать, будут спрашивать по истории и землеописанию империи, ну и самое главное - проверят твой магический дар. Ну и коль скоро ты на целителя идешь, могут велеть какой состав смешать...
  Лиасса отложила нож и растерянно уставилась на него:
  - Я ж читаю и пишу медленно, а историю и землеописание и вовсе не знаю... Стало быть, меня не возьмут?
  - А ты очень хочешь стать целителем?
  - Очень-очень, больше всего на свете!
  - Тогда тебе надо учиться. Чтобы бегло читать и писать, тебе нужно просто делать это как можно чаще, а вот с историей и землеописанием дела хуже обстоят. Да и у меня по ним книг нету, они же очень дорогие, не всякому по карману!
  Девушка закусила губу. Нет, деньги-то у нее были, вот только... Это сейчас она живет на всем готовом, и то они уходят как вода сквозь пальцы, ведь что одежда, что обувь здесь были не в пример дороже, чем в любом другом городе. Ну да без книг у нее и вовсе надежды никакой не будет...
  - А где их покупают-то? - тяжело вздохнув, спросила она.
  - В лавке книжника, если хочешь, завтра вместе сходим, - ответил тен Долер.
  - Очень хочу, спасибо большое!
  Книги и вправду оказались очень дорогие. Когда хозяин книжной лавки тен Ярван назвал цену на одну из них, Лиасса только охнула: десять серебряных! Это ж ей больше двух месяцев работать только чтобы одну книгу купить! Растерянно оглянувшись на травника, она тихо произнесла:
  - Мне такое не по карману... Это ж и не одну книгу прочитать придется...
  Тот нахмурился, задумчиво посмотрел на книжника и отвел его в сторонку, тихонько задав вопрос:
  - Ярван, а можно как-то договориться, чтобы Лия их прочитала? Не покупая?
  Тот замялся:
  - Долер, это и правда дорогие книги, и многие из них у меня по одному экземпляру. А ну как испортит?
  - Не испортит, Лия девочка аккуратная. Ну и если хочешь, можем договориться: если она книгу хоть как-то испортит, возьмешь с нее полную цену.
  - За бесплатно не согласен, - ответил тот, заставив Лиассу втихомолку облегченно вздохнуть: значит, идея травника пришлась ему по душе, - два серебряных за книгу!
  - Ярван, побойся Богов, - укоризненно покачал головой тен Долер, - она ведь ее только прочитает и вернет в целости!
  - Ладно, серебряный! Но больше одной книги зараз не дам!
  Вот так у Лиассы и появились ее первые учебники. Теперь она вставала на заре и тут же садилась за книги, а как только заканчивала работу - снова возвращалась к ним. Вот только оказалось так тяжко понять, что там написано! Привычной к простой речи девушке было сложно пробираться сквозь причудливую вязь словес, причем значения кое-каких она попросту не знала... Приходилось аккуратно выписывать их на листочке, а потом, краснея от смущения, спрашивать их значения у травника и стараться запомнить.
  Времени не хватало, и она начала все меньше спать, стараясь узнать как можно больше. Тен Долер только качал головой:
  - Лия, так и заболеть недолго! Ты ж должна понимать, что и отдыхать надо! Вон, на лице одни глазищи и остались, скоро вообще в тень превратишься...
  Лиасса кивала головой, соглашаясь, и снова сидела за учебниками до тех пор, пока глаза могли еще хоть что-то видеть. Землеописание давалось ей легко: живое воображение девушки легко рисовало ей и горы, и реки, и моря, а карта Империи, которую ей всё же пришлось купить, отдав за нее пять серебряных, помогала запоминать где что находится. Зато история... Странные имена, куча разных дат, войны... Читая про последние, она все время пыталась понять: зачем люди и другие расы воюют? Чего им не хватает? Взять хоть последнюю войну - про нее не было в книгах, но кое-что рассказал Фалон в те времена, когда они скитались по городам и весям. Тогда она впервые узнала, что кшаси - не просто народ, вроде ронтарцев или тех же торнейцев, а другая раса. Вот только никто из циркачей ничего про них толком не знал, кроме Ясмины, та же лишь улыбалась загадочно и говорила, что однажды Лия все узнает сама... И именно тогда девушка впервые услыхала про Пути...
  Чем были Пути, какая магия их создавала, не знал никто, кроме самих кшаси. В одном из крупных городов Лиассе как-то показали сохранившийся вход на Пути: каменная арка невероятной красоты, казалось, что она сплетена из тончайшего кружева, вдруг окаменевшего по велению некоего могучего мага. Как сказал Фалон, раньше эту и подобную им арки затягивала полоса радужного света, но пройти в них можно было только в сопровождении кшаси-проводника.
  Ступая на Пути в одном конце империи, ты мог выйти на другом конце через несколько дней, самый длинное путешествие Путями длилось не более недели. Стоило это недешево, да и не всякого проводники соглашались вести таким путем: Пути каким-то странным образом выбирали достойных этой дороги, а остальные просто не могли пройти в арку. Веками все было хорошо, пока однажды Пути не закрылись и не началась война...
  Покосившись на окно, в котором уже начали гаснуть звезды, Лиасса бережно завернула книгу в чистую ткань и встала. Надо было поспать хоть немного, прежде чем снова приниматься за работу...
  
  
  Провинция Вентерис, то же время.
  
  - Капитан дер Сартон, приветствую вас! - сухощавый мужчина в строгом черном камзоле склонил голову в почтительном поклоне. - Вам приказ из столицы.
  Коррис нетерпеливо кивнул и протянул руку за бумагой. Месяцы, проведенные в Вентерисе, оставили на нем свой отпечаток: под усталыми глазами залегли тени, еще больше заострились скулы, а возле губ пролегла горькая складка. Быстро пробежав приказ глазами, он поднял брови:
  - Значит, наша работа здесь закончена? Кто займется наведением порядка в провинции?
  - Нас прислали продолжить расследование, которое начали вы, его возглавлю я. Лерис дер Крайнер, к вашим услугам, - в голосе доставившего приказ Коррис с удивлением услышал... уважение? Наверное, почудилось, подумал он.
  - Хорошо, завтра с утра мы отправимся в путь, - отрывисто кивнул Коррис и развернулся уходить.
  Лерис взглянул на него и негромко окликнул:
  - Капитан! - и, встретив холодный взгляд серых глаз, продолжил, - рен Коррис, я не потомственный дворянин, как вы, и... я хочу сказать вам спасибо от имени всех людей этой провинции, которые благодаря вам остались живы и свободны. Пусть Боги благословят ваш путь...
  Коррис застыл, чувствуя, как разжимает ледяные когти стужа, сковавшая его сердце с того момента, как он впервые услышал свое новое имя - Вентерисский палач. Склонив голову в коротком поклоне, он отошел к Орвану, который с нетерпением ждал, пока командир не отдаст новый приказ.
  - Орван, нас отзывают в столицу, - негромко сказал капитан, потирая виски, - отправляемся завтра. Передай по команде, пусть проверят обмундирование и сбрую, если что-то надо, покупай. И отдохните перед дорогой хорошенько.
  - Слушаюсь, командир! - в голосе Орвана слышалось истовое уважение. Он посмотрел вслед уходящему Коррису и вознес беззвучную молитву: все в отряде знали, как тяжело далось капитану решение самому вести следствие, и втайне переживали за него. Знал Орван и о головных болях, что мучили капитана, и о кошмарах, от которых тот не мог спать... 'Дадут Боги, в столице отдохнет и успокоится наш командир', - тихо прошептал он и отправился исполнять приказ.
  
  
  Эрант. Магическая Школа.
  
  Лиасса судорожно смяла ткань платья, рассматривая здание Магической Школы. Высокое, словно устремленное в небо каменное строение со стрельчатыми окнами, башенками и множеством украшений было одним из тех зданий, которыми жители столицы заслуженно гордились. Неужели она сможет здесь учиться?
  Девушка пришла на площадь перед зданием Школы с рассветом, хотя ворота для поступающих должны были открыться лишь через несколько часов. С каждой минутой огромная площадь все больше заполнялась, а Лиассе становилось все страшнее. Ей хотелось плакать - так великолепно выглядели те, кто собирались стать учениками школы, и такой ничтожной она ощущала себя на их фоне. Богатые одежды, изящные манеры, учтивая речь... Большинство юношей и девушек, собравшихся перед воротами, прибывали в роскошных каретах либо верхом, и опознать в них дворян можно было, даже не видя золотых перстней на их руках. Те же, кто не имел этого знака, богатством одежд вполне могли поспорить со знатью. Лиасса опустила глаза и закусила губу, понимая, как бедно и жалко смотрится ее новое синее суконное платье рядом с шелком, атласом и бархатом нарядов других поступающих. А ведь она так радовалась его покупке! В душе на мгновение плеснулась зависть и злость: ну почему кому-то все дается от рождения, а ей приходится сражаться за себя на каждом шагу? Додумать мысль она не успела: раздался мелодичный удар гонга, и на площади воцарилась тишина. Все обернулись к воротам, и в эту минуту зазвучал странный, словно неживой голос:
  - Добро пожаловать в Магическую Школу! Первым испытанием для вас станет проверка на наличие магии, а также определение основных стихий. Войдя, во дворе вы увидите столы, на которых будут лежать браслеты. Если у вас есть магия, то один или несколько браслетов засветятся для вас, в этом случае вы должны взять их и надеть на левую руку. Предупреждаю, нет смысла брать браслет, если вы не видите его свечения, он просто спадет с вашего запястья. Те из вас, кто останется без браслетов, должны будут немедленно покинуть двор Школы: это означает, что у вас нет магии либо она слишком слаба для обучения. Не спешите, браслетов хватит на всех.
  Голос смолк, и огромные - в три человеческих роста, не меньше - ворота Школы бесшумно отворились. Людской поток заколыхался, первые поступающие шагнули во двор Школы.
  Лиасса проскользнула в ворота в числе последних, натолкнувшись на несколько недоуменно-презрительных гримас. Впрочем, большинство и вовсе не удостоили девушку взглядом, словно она была пустым местом или чем-то настолько незначительным, что не заслуживало даже презрения. Поежившись, она подошла к первому столу - никакого свечения, второй - то же самое, третий... С каждым шагом она все больше отчаивалась, вот и последний стол, стоящий чуть в стороне от остальных... Лиасса шагнула к нему, и вдруг один из браслетов на нем вспыхнул. Именно вспыхнул, засияв удивительно мягким и теплым золотистым светом. "Точно солнышко", - завороженно подумала девушка, застегивая его на левой руке. На какой-то момент ей показалось, что он соскользнет, уж слишком узким было ее запястье, как вдруг браслет уменьшился, став ей точно по размеру. Она провела пальцами по металлу и ощутила нечто странное, как будто это украшение было живым и теперь ластилось к ее руке.
  Поглаживая браслет, она отошла в сторонку, наблюдая за присутствующими. Сейчас во дворе было не более трети тех, кто совсем недавно ожидал открытия врат. Собравшиеся в кучки юноши и девушки оживленно обсуждали, сколько браслетов собрал каждый из них. У большинства был только один, кое у кого на руке красовались два браслета, а высокий блондин с тремя полосками металла на запястье, горделиво посматривающий вокруг, был окружен стайкой восхищенно щебечущих девушек. Впрочем, не все были счастливы: некоторые еще бродили между столами, отчаянно пытаясь увидеть свечение, а кто-то, поняв всю безнадежность этой затеи, гордо вскидывал голову и уходил.
  Следующий удар гонга раздался через четверть часа. Все смолкли, ожидая новых указаний, которые не замедлили последовать:
  - Итак, все вы обладаете достаточным уровнем дара для обучения в Школе. Теперь вы пройдете в аудиторию, где заполните анкеты, после чего с каждым из вас побеседует приемная комиссия. Она определит ваш уровень знаний, а в случае, если сочтет их достаточным - и факультет, на котором вам предстоит учиться.
  Как только голос смолк, неслышно отворилась парадная дверь. Лиасса снова вошла в нее в числе последних, людская толпа обтекала ее, как будто она была больна какой-то заразной болезнью. Подавив горечь, девушка утешила себя тем, что это все же лучше, чем если бы ее пихали и толкали.
  За дверью оказался просторный зал с множеством столов, на каждом из них стояла чернильница, а на столе у входа лежала стопка листов. Лиасса взяла один из них и присела за один из столов. Закусив губу, она обмакнула перо в чернильницу и принялась выводить ответы, стараясь не наставить клякс.
  Имя - Лия, фамилия - Торн, семнадцать лет, девица, сирота. Это все было просто, а потом пошли вопросы, заставившие ее растеряться. Уровень физической подготовки... Рука так и потянулась к затылку, девушка остановилась лишь в последний момент, вспомнив язвительные замечания Хании. Насупившись, она подчеркнула "средний". Владение оружием, верховая езда, какими иностранными языками владеете... Тут все понятно - "не владею". Желаемый факультет - Целителей, увиденный цвет браслета - золотистый.
  Стоило Лиассе ответить на последний вопрос, как лист на мгновение осветился, и ниже названия факультета высветилась надпись: "выбор факультета подтвержден". Она огляделась по сторонам: столы почти опустели, лишь несколько человек писали что-то в своих листах, а поступающие разместись на диванчиках вдоль стен. Один парень положил перо, взял анкету и подошел к столу, за которым сидел молодой человек в светло-сером камзоле. Отдав ему бумагу, он что-то спросил, кивнул и отошел. Девушка вздохнула и последовала его примеру. Сидевший за столом окинул ее пренебрежительным взглядом и взял анкету - так, словно боялся испачкаться. Быстро пробежав ее глазами, резко кивнул и неохотно произнес:
  - Жди, тебя вызовут.
  Буквально через четверть часа все тот же голос начал объявлять имена и фамилии поступающих. Один за другим они поднимались и входили в небольшую, но богато изукрашенную дверь в другом конце зала. Первым зашел тот самый блондин с тремя браслетами, следом за ним вызвали обладателей двух браслетов, а затем - всех остальных. Лиасса притулилась в уголке, слушая объявления, и все больше паниковала: сплошные рены и реи! Хотя нет - когда в зале осталось не более десяти человек, впервые раздалось "тен". Из поступающих простолюдинов Лиасса была единственной девушкой и единственной, чья одежда не говорила о достатке.
  Наконец Лиасса осталась в полном одиночестве. Она стояла перед дверью и ждала, в голове ее крутилась одна-единственная мысль: "А что, если меня совсем не вызовут?" От усталости и голода слегка кружилась голова, а все звуки казались неестественно громкими.
  - Теа Лия Торн! - Лиассе показалось, что в голосе прозвучала издевка. Мысленно взмолившись Богам о помощи, она перешагнула порог.
  Девушка оказалась в просторной комнате. Прямо напротив входа располагался длинный стол, за которым в креслах сидели шестеро мужчин и одна женщина. Лиасса сделала несколько шагов вперед, присела в книксене, мысленно поблагодарив Ханию за науку, и встала, робко взглянув на присутствующих.
  Сидевший в центре мужчина, красавец шатен с зелеными глазами, презрительно скривился:
  - Мы что, уже готовы нищих в Школу принимать? Вы посмотрите на это, да в приличном доме служанка лучше выглядит!
  Лиасса вспыхнула. Кто нищая, она?! Да, она одета небогато, но платье новое и чистое, да и сама она всегда держала себя в чистоте!
  - Вы правы, рен Гориэт, - сказал его сосед, худой брюнет с желчным лицом, что рассматривал Лиассу с выражением брезгливости на лице, словно она была каким-то мерзким насекомым, - лично мне такие на факультете не нужны!
  - Ну, к вам она и не попадет, - вмешался сидящий с краю широкоплечий мужчина со словно ветром растрепанными каштановыми волосами и карими глазами, заинтересованно рассматривая Лиассу, - судя по анкете и ауре, она чистый целитель, без примеси других стихий.
  Он опустил глаза на анкету и хмыкнул:
  - М-да, владение оружием, верховая езда, языки - нулевой уровень. Плохо, но не смертельно для целителя. Анкету заполнила, значит, читать-писать умеет. Что скажете, рея Тарина? - повернулся он к единственной женщине за столом.
  Та пожала плечами. Рея Тарина была сухощавой женщиной лет сорока на вид со строгим лицом, аккуратным пучком темных волос на затылке и светло-серыми глазами. Под ее взглядом девушке захотелось поежиться, казалось, женщина видит ее насквозь. Нахмурившись, рея Тарина произнесла:
  - Коллеги Лаврин и Гориэт, ваши личные предпочтения не должны мешать экзамену, и рен Урлик прав: для целителя не требуется многое из того, что необходимо ученикам ваших факультетов. Думаю, стоит попросить рена Фирвина и рена Жерана опросить тею Торн по их предметам.
  То, что было дальше, Лиасса запомнила смутно. Вопросы сыпались один за одним, сперва землеописание, потом история - под конец она была готова расплакаться, поскольку начала путаться в именах и датах. Наконец она ответила на последний вопрос и замолчала.
  - Слабо, - историк, рен Фирвин, откинулся на кресле, - хотя и намного лучше, чем я мог ожидать. Даже лучше, чем кое-кто из тех, что зашел в первых рядах. Пожалуй, я оставлю решение вам, рея Тарина. Думаю, коллега Жеран со мной согласится.
  Тот только кивнул, разглядывая Лию с легким удивлением.
  - Что ж, - рея Тарина внимательно посмотрела на Лиассу, - теа Лия, ответьте мне вот на какой вопрос: вы изначально собирались стать целителем? И если да, то почему?
  - Да, рея Тарина. Я всегда хотела лечить людей.
  Та хмыкнула, но в ее глазах девушка уловила что-то странное.
  - Вы уже лечили кого-то?
  - Да, травами...
  - Разбираетесь в травах?
  Лиасса подняла голову и прямо посмотрела на нее:
  - Я была ученицей травницы с тринадцати лет, и сама потомственная травница. А сейчас работаю помощницей у травника тена Долера из Купеческого квартала.
  - В таком случае... - она усмехнулась и кивнула девушке на стоящий чуть поодаль стол накрытый белоснежной тканью, - подойдите и приготовьте любое зелье, какое сможете.
  Она щелкнула пальцами, и ткань слетела, открыв глазам Лиассы столь привычное ей зрелище: склянок, ступки, травы, ножи... Девушка внимательно оглядела все это и задумалась. Что бы такого приготовить?
  Через четверть часа Лиасса разогнулась и перелила образовавшееся зелье в хрустальный флакон. Подойдя к столу, с поклоном протянула его рее Тарине, которая вдохнула запах и с удивлением посмотрела на девушку:
  - Желудочное, и очень эффективное. Что ж, теа Лия Торн, вы приняты, отныне вы ученица факультета целителей.
  - Интересно, долго ли она продержится в Школе? - желчный рен Лаврин полупрезрительно усмехнулся.
  - Посмотрим, - резко ответила рея Тарина, смерив его взглядом, и повернулась к Лиассе, кивнув на открывшуюся дверь, - теа, вы можете идти. Завтра в полдень состоится собрание учеников, не опаздывайте.
  Лиасса присела в книксене, низко склонив голову, и вышла из комнаты, оказавшись в узком прямом коридоре. Пройдя несколько шагов, толкнула возникшую перед ней дверь и оказалась на площади перед зданием Школы. Прислонившись к стене, глубоко вздохнула и расплакалась от счастья.
  Лиасса смахнула с глаз слезы и улыбнулась. "Я сделала это, я смогла!" Ее душа пела, хотелось танцевать и кружиться по площади. Она опустила взгляд на браслет, украшавший ее левое запястье, и удивленно ахнула: доселе гладкий, он вдруг приобрел странный узор. Интересно, это что-то значит? Как же все-таки плохо знать так мало! "Ну ничего, говорят, в Школе много книг, и их разрешается бесплатно читать, - размечталась девушка, - это же сколько всего узнать можно!"
  Тряхнув головой - не время сейчас мечтам предаваться - Лиасса оглянулась по сторонам, только сейчас до нее дошло, что уже довольно поздно. Солнце почти село, на площади зажигались огни, подсвечивая контур Школы золотистым сиянием. "Так, надо спешить!"
  Торопливо шагая по улицам стремительно затихающей столицы, девушка вдруг задумалась. Через два дня истекал срок контракта с теном Долером, а это значит, что ей придется покинуть его дом. Хотя вряд ли травник откажется от ее помощи, а она вполне может поработать на него еще какое-то время, ведь до начала занятий оставалось еще три недели...
  К дому травника она подошла почти в полной темноте. Стоило ей повернуть ключ в замочной скважине, как дверь распахнулась и Хания нетерпеливо спросила:
  - Ну что?!
  - Поступила, - улыбаясь до ушей, ответила Лиасса, показывая браслет, а затем низко поклонилась экономке, - спасибо вам, теа Хания, за науку, за ваши наставления!
  Та как-то растерянно улыбнулась:
  - Я на тебя все ругалась, а ты меня благодаришь... Не ждала этого, честно скажу! Ой, да ты ж небось голодная, ушла-то спозаранку! Идем, покормлю тебя, да хозяину надо новости рассказать!
  После ужина, который Лия проглотила в мгновение ока, она вдруг поняла, что засыпает. Тен Долер только покачал головой:
  - Это ж сколько ты нормально не спала? Иди уж, завтра поговорим!
  - Мне завтра к полудню в Школу надо, - отчаянно пытаясь сдержать зевоту, ответила она.
  - Иди-иди, все завтра! Хания, коли она сама не проснется, разбуди ее в десять.
  Практически засыпая, девушка дошла до комнаты, сняла платье и буквально упала на кровать.
  
  
  Глава 10.
  
  
  - Лия, вставай, опоздаешь в Школу!
  Девушка подскочила, волшебное слово "Школа" буквально вырвало ее из сна. Хания лишь покачала головой:
  - Первый раз вижу, чтоб так просыпались! Одевайся да спускайся вниз, тебе надо позавтракать, а то совсем уже кожа да кости, меня вон даже соседки спрашивают: "Вы что, свою Лийку голодом морите?" Так что давай, не позорь меня и хозяина!
  Продолжая ворчать, экономка вышла из комнаты. Лиасса улыбнулась ей вслед и принялась споро одеваться.
  За четверть часа до полудня она уже была во дворе Школы: браслет засветился, словно подавая сигнал, стоило ей подойти к воротам, и те распахнулась перед ней. Лиасса огляделась по сторонам, отметив, что сегодня здесь было гораздо меньше народу, чем вчера. Прикинув, девушка решила, что поступила где-то четвертая часть от желающих, и в который раз подумала, как же ей повезло. Вчера ей было не до того, чтобы вспоминать и анализировать экзамены, но теперь она поняла, что не владей она целительной магией, вряд ли бы поступила. Ведь те двое, что говорили о ней гадости, уж точно не взяли бы ее учиться! Припомнив все сказанное ими, она сжала зубы и пообещала себе: "Я буду учиться как проклятая, чтобы никто не посмел назвать меня глупой недоучкой! Я обязательно выучусь и стану магом!"
  Ровно в полдень одна из дверей отворилась, приглашая новых учеников проследовать на свое первое собрание. Как и вчера, Лиасса зашла в числе последних, ее по-прежнему сторонились, точно заразную. "Ну и ладно, не нужны мне они!" - ожесточенно подумала девушка, пряча от самой себя мысль о том, как она мечтала найти если не друзей, то хотя бы приятелей в Школе.
  Оказавшееся за дверью помещение поразило ее до глубины души. Огромная комната - Лия услышала странное слово "аудитория", которым ее назвали - была заполнена столами, расположенными полукругом в несколько этажей, внизу в центре на возвышении стоял еще один стол и кресло. Девушка хотела шмыгнуть наверх, но все места оказались заняты, так что она пристроилась за нижним столом у самого входа. Ее появление не осталось незамеченным: сидевшая неподалеку девушка в роскошном зеленом платье обратилась к своему соседу:
  - Фи, и вот это будет учиться вместе с нами?! Интересно, как ей вообще поступить удалось?
  - Не представляю, моя прелестная рея, - ответил тот, - будь эта девица хоть красива, я бы мог предположить, как именно она смогла попасть сюда, а так... Возможно, наши преподаватели просто решили позабавиться, наблюдая за потугами жалкой простолюдинки стать магом?
  Его собеседница залилась серебристым смехом, звонким, словно колокольчик, и они принялись обсуждать каких-то своих знакомых. Лия почувствовала, как сердце на мгновение сжало болью. Жутко хотелось заткнуть уши, сжаться в комочек, а лучше - стать невидимой, но она усилием воли заставила себя сидеть прямо и не опускать голову. Помогали ей держаться гордость и злость: чем они лучше нее? Тем, что им повело родиться в знатной семье? Интересно, а что было бы с этой красоткой, родись она бедной деревенской сиротой? Смогла бы она пойти наперекор судьбе или смиренно плыла бы по течению, оставшись деревенской травницей? "Они не лучше меня, и я должна помнить об этом. Может, больше знают, ну да это дело поправимое!" - упрямо сжала губы девушка, вдруг ощутив странное тепло внутри. Интересно, что это, опять тот амулет? И удастся ли ей понять, что он такое? То, что она никому и ни при каких обстоятельствах не расскажет о волшебной штуке в своей груди, Лия решила давно, а отношение магов на экзамене лишь укрепило ее решимость.
  Дверь отворилась, и в аудиторию вошел немолодой мужчина с надменным лицом. Все присутствующие поднялись и склонили головы, Лия последовала их примеру, догадавшись, что это кто-то важный. Резкий и сухой голос приказал:
  - Садитесь.
  В полной тишине все опустились на свои места. Лия исподтишка разглядывала вошедшего, привычно подмечая детали: чуть выше среднего роста, сухощавый, одет в роскошный наряд из синего бархата, расшитого драгоценными камнями. Темно-каштановые волосы до плеч без единого седого волоска, высокий лоб, прорезанный морщинами, ледяные голубые глаза, тонкие губы, резкие очертания скул и подбородка. Весь облик свидетельствовал о властности и надменности его обладателя.
  Он осмотрел ряды - девушке показалось, что его взгляд придавливает ее к земле, и все тем же резким голосом произнес:
  - Для тех немногих, кто не знает: я директор Магической Школы рен Игрэн дер Нистер. С сегодняшнего дня вы все являетесь учениками Школы, с чем я вас и поздравляю.
  По губам директора скользнула улыбка, не затронувшая глаз, и он продолжил:
  -Вы все, здесь присутствующие, наделены особым талантом. Магия - дар Богов, а маги - их любимцы, пусть иногда они любят пошутить, - при этих словах он взглянул на Лию. - Вы особенные, и никогда не должны забывать об этом! С того момента, как вы вошли сегодня в эти двери, вы перестали быть связанными решениями и клятвами ваших семей, и ваша преданность должна принадлежать лишь тем, кто наделен даром.
  Он обвел всех взглядом и усмехнулся:
  - Надеюсь, вы все поняли, о чем я говорил? И еще: вы все принесете клятву, что никому не расскажете ни слова из того, что услышали сегодня. И вообще ни о чем услышанном на своих уроках! Об остальном вам расскажет один из моих заместителей, рен Урлик.
  Он снова улыбнулся холодной недоброй улыбкой и вышел. Сразу же в аудиторию зашел вчерашний экзаменатор, который опустился в кресло и заговорил:
  - Добрый день, ученики первого курса. Что ж, директор уже сказал вам о силе и ответственности, я же поведу речь о делах более приземленных. Занятия начнутся через три недели, в первый день осени. Учиться вы будете четыре года, на первом и втором курсе довольно много времени у вас будут занимать общие предметы: история, землеописание, иностранные языки - каждый маг должен знать хотя бы один иностранный язык, физическая подготовка. Помимо этого ученики-стихийники будут развивать свой дар, а целители - изучать зельеварение и строение человеческого тела, занятия по развитию дара у них начнутся лишь на третьем курсе. Целители определяются на свой факультет изначально, остальные распределяются по факультетам после окончания второго курса в зависимости от силы дара и уровня знаний. Надеюсь, пока все понятно? Если нет, задавайте вопросы.
  Помедлив - в аудитории стояла почтительная тишина, он кивнул продолжил:
  - Далее, общие правила: занятия начинаются в восемь утра, заканчиваются в три пополудни. Жить вы можете в общежитии либо у себя дома - если готовы каждый день приезжать сюда ни свет ни заря. С полуночи до семи утра вход на территорию Школы закрыт, так что проживающие в общежитии должны будут возвращаться до полуночи или искать себе ночлег в другом месте. Обучение, проживание и питание трижды в день бесплатны, вы отработаете их той десятиной, что будете уплачивать по окончании Школы. Также вам выдадут школьную форму: камзол и брюки для юношей, платья для девушек, которую вы будете носить на занятиях.
  - Вход в Школу и выход из нее в разрешенное время осуществляется с помощью браслетов, которые не только указывают на вашу принадлежность к ученикам, но и служат допуском в классы и библиотеку. Снять или потерять их невозможно, так что за это можете не переживать. Сами общежития и библиотеку вы найдете без труда. Советую тем, кто собирается жить в общежитии, уже сейчас подобрать себе комнаты.
  - А общежитие одно? - раздался голос откуда-то сверху. Лие очень хотелось посмотреть на задавшего вопрос, но она боялась привлечь к себе внимание.
  - Два, мужское и женское. Причем вход в женское общежитие для мужчин запрещен, начиная с девяти вечера. И если я говорю запрещен, это означает, что любой, кто окажется там после этого времени, будет спеленат магией до утра. Аналогично и в случае, если девушка вдруг окажется в мужском общежитии. Я ответил на ваш вопрос? - язвительно спросил рен Урлик.
  - Да, рен, - ответ был быстрым, в голосе явно звучало смущение.
  - Итак, на этом все. Расписание занятий вы сможете получить в последний день перед их началом, также оно будет вывешено на первом этаже общежития. Можете идти.
  Лиасса выскользнула из аудитории одной из первых. Увидев чуть дальше открытую дверь, она заспешила по коридору в ту сторону. Ступив за порог, девушка оказалась во внутреннем дворе Школы и, застыв, принялась рассматривать все вокруг. Вывел ее из ступора грубый тычок, от которого она чуть не полетела кубарем. Задевший ее плечом парень прошел мимо, даже не повернув головы, следующие за ним девушки лишь мазнули по Лие равнодушными взглядами. Она закусила губу, стараясь сдержать злые слезы, и отступила в сторону, почти спрятавшись за кустами.
  Двор Школы был поистине огромным. Парк, два одинаковых здания, расположенных неподалеку друг от друга - похоже, те самые общежития, то-то вроде луга за высокой оградой, конюшни... Поежившись, Лия двинулась в сторону того здания, к которому направлялись девушки.
  Держась чуть в стороне от девичьей стайки - именно птичек в ярком оперении напоминали реи в нарядных платьях - она вслед за ними вошла в общежитие. Навстречу им вышла женщина лет пятидесяти в строгом сером платье, чуть склонившая голову:
  - Добро пожаловать, я теа Фалина, управляющая женским общежитием. Если желаете, могу показать вам комнаты.
  - Надеюсь, они достаточно удобные? - спросила одна из девушек, красивая шатенка в розовом шелковом платье.
  - В целом да, рея, но комнаты рассчитаны на двоих, так что вам придется выбрать себе соседку. И еще одно неудобство: в комнатах нет ванных, так что мыться вам придется в общей душевой.
  - Какое убожество! - картинно передернула плечами та, - ладно, покажите мне и моей подруге лучшую комнату!
  - Прошу прощения, рея, но все комнаты почти одинаковы. Следуйте за мной.
  Пройдя чуть дальше по коридору, теа Фалина открыла дверь и с поклоном предложила шатенке войти. Лия, стоя в сторонке, вытянула шею, уж очень ей хотелось увидеть комнату.
  Это оказалось большое светлое помещение с двумя кроватями, каждая с балдахином и мягкими даже на вид перинами, большим шкафом, двумя столами, стульями и парой кресел. Вся мебель выглядела новой, а деревянный пол прямо-таки светился. Шатенка сморщила носик:
  - М-да, бедненько, но что поделаешь... Надо будет попросить папеньку хоть ковер сюда купить, ненавижу ходить по голому полу! Ну что, Вилма, остаемся?
  Голубоглазая блондинка с остреньким носиком кивнула. Теа Фалина указала на нарисованный на двери лист:
  - Приложите ладони к нему, после этого комната станет вашей и никто не зайдет сюда без вашего ведома, кроме служанок для уборки.
  Постепенно все новые комнаты обретали своих хозяек, и наконец Лия, все время старавшаяся держаться в тени, осталась с управляющей общежитием наедине. Женщина устало вздохнула, потерла поясницу и развернулась уходить, когда девушка наконец подала голос:
  - Теа Фалина, простите...
  - Тут еще кто-то есть? - подслеповато вгляделась та в полутьму коридора, - иди-ка на свет!
  Увидев Лиассу, она удивленно покачала головой, пристально ее разглядывая:
  - Ну надо ж, из простых, да и не из богатых видно! Тебя вообще как взяли-то? На кого поступила?
  - На целителя, - робко ответила та.
  Строгий взгляд женщины смягчился, она кивнула:
  - На целителя - то дело хорошее. А вот с комнатой плохо, не уживешься ты с одной из этих высокородных, а дать тебе комнату на одну я не могу. Разве что... есть тут одна комнатка маленькая, может ее тебе выделить? Идем-ка со мной!
  Следом за Фалиной Лия поднялась на верхний, пятый этаж. Женщина пояснила:
  - Тут высоко, и студенток мало, поэтому на пятом этаже сейчас никто не живет. Да и комнаты старые, в нижних-то ремонт сделали, а тут нет. Ну вот, пришли.
  Она отперла дверь, которая открылась со скрипом, заставив управляющую недовольно покачать головой:
  - Надо петли смазать.
  Комната действительно оказалась маленькой: узкая кровать без перины и балдахина, старый, но крепкий стол, стул и небольшой шкаф. Фалина поморщилась:
  - Совсем служанки разленились, ну и пылища! Ну что, возьмешь комнату-то?
  Лия подошла к окну, тронула пальцем ветхие пыльные занавески и глянула наружу. Как высоко и как красиво! Обернувшись, она кивнула:
  - Да, теа Фалина, с радостью. Мне бы только вымыть тут все...
  - Я прикажу, и перину выдам, да занавески чистые повесим.
  - Да я сама вымою, только скажите, где ведро с водой да тряпку какую взять...
  Она замолчала, глядя на качающую головой Фалину. Та вздохнула и сказала:
  - Тебя как звать-то, девица?
  - Лия.
  - Так вот, Лия, порядок поддерживать - работа служанок, а ежели увидят, что ты сама полы драишь, потом всяк по тебе недобрым словом пройдется!
  - Они и так будут, - как ни старалась сдержать девушка обиду, ей это не удалось.
  - Так чего ж злым языкам лишнюю работу давать? Да и разленились служанки, мне вишь тяжело на верхотуру подниматься, и не жалуется никто... Устрою я им!
  - Теа Фалина, я могу вам мазь хорошую принести, я умею! У вас ведь спина болит, так?
  - Верно, коль поможешь - спасибо скажу, - кивнула та, - так ты прямо сейчас поселяться будешь?
  - Нет, я пока у травника служу помощницей.
  - То дело доброе. Остаться бы тебе у него и вовсе, да только учебники за ворота выносить нельзя, а тебе ж учиться надо будет... Ладно, теперь-то ты сможешь в любое время сюда зайти. И иди-ка сюда, - она поманила Лиассу за собой, кивнув на дверь неподалеку от ее комнаты, - а вот и душевая. Она тоже старая, но все необходимое там есть, и вода горячая тоже. Ну что, все поняла?
  - Да, теа Фалина, благодарствую, - поклонилась девушка, - а нам про форму говорили...
  - Покамест не привезли, в последний день перед занятиями зайдешь, выдам. Ладно, ступай пока!
  Глядя вслед уходящей Лие, Фалина покачала головой. Хорошая девочка, трудолюбивая, видать, да к старшим почтительная, еще и целительница будущая... Тяжко ей придется, среди знати-то! 'Лишь бы не спортили маги девицу', - вздохнула она и тряхнула головой. Ладно, где там эта нерадивая Шариса? Уж она ей устроит, заставит все общежитие вылизать начисто! Нахмурившись, управляющая поспешила по своим делам, выбросив юную ученицу из головы.
  Лиасса медленно шла по улицам Эранта, вспоминая все, что услышала сегодня, и молча злилась. Перед выходом на улицу ей пришлось принести ту клятву, о которой упоминал директор, и сейчас она вспоминала его речь. Маги - особенные? Ну да, у них дар есть, но это ж не значит, что они должны всех вокруг презирать!
  Вот и дом травника. Девушка открыла ключом дверь, тихонько зашла и замерла, слушая разговор:
  - Нет, Хания. Похоже, придется мне уходить на покой, старый я уже...
  - И ничего вы не старый! - в голосе экономки звучало возмущение. - еще мужчина хоть куда!
  - Ох, Хани... А ты б за меня замуж пошла?
  - Будто не знаете... Да разве ж я вам нужна?
  - Нужна, вот только ты цветущая женщина в самом соку, зачем тебе я? А коль еще ремесло бросить придется...
  - Дак чего ж бросать-то?!
  - Руки у меня дрожат, так-то незаметно, а сложные составы смешивать не могу. Да и Лия их не просто смешивала, а магию добавляла, где я себе еще такую помощницу найду?
  Лия тихонько отступила и насупилась, затем неслышно приоткрыла дверь и громко хлопнула ей, словно только что войдя. Разговор прекратился, навстречу ей вышла Хания:
  - Ну что, как дела?
  - Все хорошо. Только мне с теном Долером поговорить надобно, - решительно заявила девушка.
  Травник ожидал ее в гостиной. Опустившись в кресло, девушка сказала:
  - Тен Долер, я вот что хочу сказать. Коли хотите, я могу продолжать у вас работать: пока занятия не начнутся - как прежде, а как начнутся - так по три часа в день. Резать там да молоть времени у меня не будет, так это любой справится, а я зато смогу отвары какие посложней смешать да магию добавить. Только об оплате поговорить надобно, я ж хоть и буду меньше работать, да жить и столоваться у вас не стану!
  - Зачем тебе это? - он удивленно вгляделся в ее лицо.
  - Деньги лишними не будут, мне ж одежду и обувь, да тетради всякие покупать надо будет. Да и кабы не вы, я б вообще не поступила...
  Травник покачал головой:
  - Не ожидал... Что ж, признаюсь честно: твоя помощь мне нужна. А об оплате... Раз ты будешь жить в общежитии, предлагаю тебе те же четыре серебряных в месяц за три часа работы в день, ну а если тебе надо будет какой день пропустить - договоримся. Согласна?
  - Согласна, - решительно кивнула девушка.
  Тен Долер расплылся в улыбке:
  - Ну и отлично! Хороший ты человек, Лия, и дадут Боги - отличным целителем станешь!
  
  
  Имперская канцелярия, то же время.
  
  - Ваше Высочество!
  Принц Ориан поднял голову, уставившись на своего помощника. Обычно сдержанного Нерана явно переполняли эмоции, это было видно по сжатым губам и бьющейся на виске жилке.
  - Что случилось?
  - Вы были правы относительно магов. Похоже, раскол начался: нам отказали в предоставлении списка поступивших, более того, всех учащихся и работающих в Школе заставили дать клятву, не позволяющую им выдать то, что происходит там.
  - Проклятье! - принц побледнел, - получается, они могут устроить новую Смуту, а мы узнаем, когда будет слишком поздно... Неран, нам нужен там свой человек!
  - Он все равно не сможет ничего рассказать, да и внедрить туда своего человека... если только учеником, но это лишь через год...
  - Поздно, слишком поздно... Как же жаль, что мы не нашли того мальчишку целителя... Ладно, найди хоть кого-то, кто может попытаться поступить через год, и следите за каждым магом, покидающим Школу!
  
  
  Глава 11.
  
  Эрант, магическая Школа. Пять недель спустя.
  
  
  - Занятие закончено, задание на следующий урок: изучить следующую главу и подумать, какие ошибки императора Артина привели к Огренскому конфликту.
   Лиасса аккуратно закрыла книгу и вздохнула. Занятия начались только две недели назад, но ее бедная голова уже пухла от всего, что надо было запомнить и понять. Хорошо, что завтра выходной - в последний день недели никаких занятий не было.
  Она встала только после того, как все покинули аудиторию, стараясь как можно меньше сталкиваться с соучениками. К язвительным насмешкам она привыкла, в глубине души даже признавая справедливость некоторых из них: все же манеры у нее были не в пример хуже, чем у знати, и знала она мало... Да и необходимость обдумывать каждую фразу, чтобы не ляпнуть что-нибудь из привычных деревенских словечек, заставляла некоторых преподавателей относиться к ней как к тугодумке.
  Большинство учеников вообще не обращали на нее внимания, точно она была пустым местом, и Лие порой жутко хотелось треснуть кого-нибудь из них по голове, чтобы дать понять, что она живой человек. Хотя лучше уж они, чем те, кто обсуждал ее в изысканно-мерзких выражениях!
  Выйдя на улицу, Лия заспешила по направлению к общежитию. Надо было оставить учебники, переодеться и спешить к тену Долеру. За эти две недели девушка выработала распорядок дня: подъем в шесть, повторение уроков на сегодня, занятия, работа у тена Долера и возвращение в Школу. Затем ужин, домашние задания и, если оставалось время - чтение книг из библиотеки. Ложилась она в полночь, когда от усталости начинали слипаться веки.
  Быстро взбежав на пятый этаж, девушка оставила учебники и переоделась, аккуратно повесив в шкаф форму - скромное серое платье из тонкой шерсти. Впрочем, скромным оно было только для привыкших к шелкам и бархату рей, Лие оно казалось удобным и даже красивым.
  Переодеваясь, Лия в который раз порадовалась, что живет на этакой верхотуре: в этом году этаж пустовал, так что она могла и помыться вдоволь, и не сталкивалась с другими ученицами. Да и шум вечеринок, что устраивали девушки с третьего этажа, до нее почти не долетал. Интересно, как они вообще учатся, если каждый день веселятся?
  На выходе из общежития она столкнулась с теей Фалиной, которая тепло ей улыбнулась. Лие пришлось постараться, чтобы сделать для управляющей мазь, но результат превзошел все ожидания: боли прошли полностью, более того, женщина призналась, что чувствует себя помолодевшей на десяток лет! Так что теперь она старалась приглядывать за девушкой в меру своих невеликих сил.
  Спеша по улице, Лия перебирала в уме, какие ей задания нужно выполнить: история, землеописание, зельеварение - ну там ничего сложного, это она и так знает, строение человеческого тела - это ж надо, сколько костей в теле оказалось, иностранный язык... В который раз Лия задала себе вопрос: как могло так выйти?
  Те, кто уже знал какой-либо иностранный язык, могли сдать экзамен и не изучать его дальше, тем же, кому не так повезло, давали право самим выбрать, какой язык изучать. Всем, кроме Лиассы - ей просто сказали, что она будет изучать язык кшаси, что вызвало перешептывания и злорадные смешки: кшасский, с его обилием шипящих и многозначностью слов, считался одним из сложнейших языков Миридана. Вот только Лие он давался легко, словно она не учила его, а вспоминала давно известное, но основательно забытое. И она старалась не думать о том, что это может означать, и не выдавать себя...
  Задумавшись, Лия и не заметила, как дошла до дома травника. Зашла и поднялась в лабораторию, встреченная заботливым тена Долера:
  - Лия, ты что такая грустная? Обижают тебя в Школе?
  - Нет, я просто задумалась, - улыбнулась ему девушка, принимаясь за работу.
  Через какое-то время она заметила, что хозяин посматривает на нее, словно хочет о чем-то спросить. Не выдержав, Лиасса спросила:
  - Тен Долер, что-то случилось?
  Он смутился:
  - Лия, мы с тобой договаривались, что ты в выходной не работаешь, но тут такое дело... В общем, завтра ярмарка, и мне нужно там побывать, травы закупить, а лавку запирать не хочу. Ты не могла бы за меня в ней пару часов поторговать? Я б Ханию попросил, да только она в травах ничего не понимает...
  - Хорошо, - кивнула девушка.
  
  
  Имперская канцелярия, два часа спустя.
  
  Коррис спешился и передал поводья Орвану. Тот проводил капитана взглядом и вздохнул, покачав головой.
  - Прошу, капитан, рен Неран ожидает вас, - чиновник почтительно отворил дверь.
  Коррис усмехнулся. Интересно, только рен Неран или... Ответ на свой вопрос он получил тут же:
  - Капитан дер Сартон, рад наконец снова видеть вас.
  - Ваше Высочество, - склонил голову Коррис.
  - Садитесь, рен Коррис, - принц был сама любезность, - насколько я знаю, вы предпочитаете Торнейское красное?
  - Не думал, что мои предпочтения могут быть объектом Вашего интереса, но Вы правы.
  - Тогда прошу вас, угощайтесь. И налейте бокал и мне, выпьем и поговорим, думаю, разговор будет долгим. Неран?
  - Пожалуй, я тоже выпью, - согласно кивнул тот.
  Коррис подошел к стоящему чуть поодаль столику, налил вина и протянул один из бокалов принцу. Тот втянул густой, пахнущий южным солнцем аромат и сделал глоток.
  - Хм, я предпочитаю белые вина, но это вполне достойный выбор. Что ж, рен Коррис, прежде всего хочу сказать, что я доволен вашими действиями в Вентерисе. Без вашей... самоотдачи мы могли бы упустить главных виновников того, что происходит в провинции.
  - Простите, Ваше Высочество, но я боюсь, что корни происходящего отнюдь не в Вентерисе. Мы же рубим лишь сучья...
  Их взгляды скрестились, и Коррис увидел на лице принца усталость и тревогу.
  - Вы правы, проблема в том, что мы до сих пор не знаем, кто за этим стоит, - эти слова принц почти прошипел, - и именно поэтому я ждал вашего прибытия. Итак, капитан, я хотел бы услышать ваши соображения. Зачем кому-то нужно то, что происходит в Вентерисе?
  - Ваше...
  - Без титулования, просто рен Ориан. Мне надоело, что мой титул произносят тогда, когда думают о том, как бы солгать половчее. Нет, рен Коррис, я не о вас, - покачал головой принц, заметив его протестующий жест, - но вы тоже хотели бы о чем-то умолчать. А я хочу слышать любые идеи, даже те, которые вам кажутся бредовыми. Итак?
  Коррис глотнул вина и заговорил медленно, обдумывая каждое слово:
  - Изначально я полагал, что происходящее в Ортене и Вентерисе - явления одного порядка, связанные лишь с желанием наместников нажиться как можно больше. Слишком многое изменилось после закрытия Путей, и многие представители власти в отдаленных провинциях почувствовали себя... пожалуй, как в древности, до образования империи - удельными князьками, которые на своих землях были самовластными повелителями.
  Принц и рен Неран переглянулись, но не произнесли ни слова. Повинуясь нетерпеливому жесту принца, Коррис продолжил, смотря в пол:
  - Работорговля... Сейчас для галер требуется огромное количество гребцов, так что первоначально ее пышный расцвет в приморских провинциях казался мне неудивительным. А вот захват женщин и детей... - он сжал руку в кулак, и тихо продолжил, - судя по тому, что мне пришлось повидать, речь может идти о жертвоприношениях.
  Последнее слово он почти прошептал, словно пытаясь отгородиться от того, что стояло за ним, и поднял глаза на своих слушателей. Рен Неран выглядел откровенно потрясенным, а принц... Судя по всему, он был в ярости: скулы заострились, белое лицо и лед в глазах. Коррис внезапно подумал, что будь эта ярость направлена на него, он бы испугался не на шутку...
  - Жертвоприношения... Рен Коррис, зачем они могут быть нужны?
  - Не знаю. Я читал упоминания о том, что это может быть частью обретения силы, но это действительно были лишь упоминания.
  - Жертвоприношения запрещены Богами, - задумчиво произнес рен Неран, - что, если поговорить со жрецами?
  - Займитесь, - кивнул принц.
  - Рен Ориан, - помявшись, Коррис все-таки решился спросить, - а допросы что-нибудь дали?
  Принц вздохнул и покачал головой:
  - Увы. Они не могут говорить о том, кто за всем этим стоит. Именно не могут, учитывая то, во что превращаются к концу допросов. И мне бы очень хотелось знать, каким образом это было сделано! Рен Коррис, может у вас есть соображения? Учитывая ваш... прежний опыт?
  Коррис помрачнел:
  - Даже тогда это не входило в сферу моих интересов. Это ведь явно не полное подчинение, они действовали вполне разумно...
  - Да и действует зелье полного подчинения всего двенадцать часов, и подлить его арестованным никто не мог, - кивнул рен Неран.
  - Это больше всего походит на влияние этарров, - задумчиво произнес Коррис.
  Тишина, воцарившаяся при этих словах, заставила его недоуменно взглянуть на принца и рена Нерана. Принц медленно проговорил:
  - Люди веками практически не общаются с этаррами - нельзя же покупку товаров в нескольких оговоренных местах назвать общением, и я, к своему стыду, не совсем понимаю, о чем вы. Я знаю, что у крылатых есть какие-то тайные свойства, но и только... Если я верно догадался, об этом вы тоже узнали во время учебы?
  - Да, рен Ориан. О свойствах... Их тела по желанию владельцев выделяют особые вещества: невидимые зрением, неощутимые обонянием, они заставляют всех вокруг выполнять любое пожелание хозяина. При этом в остальном человек действует разумно, никакого влияния незаметно, но стоит делу коснуться того, что приказал этарр, и все: он забывает не только о чести и совести, но и о страхе боли и смерти... Пожалуй, не будь воздух нижнего Миридана слишком плотным для этарров, они давно превратили бы нас и кшаси в рабов, а так...
  - Длительность воздействия? - резкий вопрос принца.
  - Если верить тем книгам, что я читал - до месяца после контакта с "хозяином". Именно поэтому я и сказал, что это лишь напоминает влияние этарров. Хотя я могу чего-то не знать, не лучше ли запросить информацию в Магической Школе? Там должны быть все сведения...
  Рен Неран качнул головой:
  - В этом-то и проблема. Вы слышали о последнем указе Императора относительно магов? Нет? Вот, можете прочесть, - он скривился, протягивая свиток.
  Коррис вопросительно посмотрел на принца, тот кивнул:
  - Читайте, я хотел бы услышать ваше мнение. Из нас троих директора дер Нистера вы знаете лучше всех.
  - Не лучше, всего лишь с другой стороны, - возразил Коррис, принимаясь за чтение, и все больше мрачнея по мере чтения вычурных фраз указа. Наконец, отложив свиток в сторону, он потрясенно посмотрел на принца:
  - Это фактически делает магов независимыми от короны! Директор точно будет счастлив, ведь это всегда было его заветной мечтой!
  - Жаль, что этого не понимает Император, - горько усмехнулся принц. - И это уже началось: все служащие и учащиеся Школы приносят клятву о неразглашении, более того, нам даже отказали в предоставлении списка поступивших!
  - Насчет клятвы ничего сказать не могу, относительно списка... Директор делает это просто потому, что может сделать, это вполне в его характере. Впрочем, это лишь мое мнение...
  - Которое меня и интересовало, - кивнул принц. - Рен Коррис, вы выглядите усталым, желаете получить отпуск?
  - Я готов продолжать службу, - сухо ответил тот.
  - А я полагаю, что вам и вашим людям стоит отдохнуть. Побудьте с отцом, потанцуйте на балах, поухаживайте за прелестными реями, развейтесь - пока вы свободны, новый приказ получите через месяц. Кстати, вы и ваш отряд заслужили поощрение, деньги выдадут в Казначействе. Еще раз благодарю, вы дали мне дополнительную пищу для размышлений и новую ниточку для расследования.
  Коррис поклонился и вышел из комнаты. Рен Неран проводил его взглядом и повернулся к принцу:
  - Вы правы, он плохо выглядит, и что-то я не думаю, что его отец будет так уж рад возвращению сына. Да и маги могут им заинтересоваться... Прикажете присмотреть?
  - Не стоит. Он человек умный, слежку вычислит и может воспринять как недоверие, а мне он нужен, он единственный из тех, кому я могу доверять и кто хоть что-то знает о магах. И, Неран, мне очень не нравится идея с жертвоприношением, со жрецами надо поговорить как можно скорее!
  - Вы будете ставить Императора в известность?
  - Нет. Он слишком слаб и подвержен влиянию, и наследник такой же. Империя, Неран, это не Император, а люди, ее населяющие, а меня волнует именно империя. Ладно, мне пора, работай.
  Принц вышел, Неран поглядел ему вслед и тихо произнес:
  - Вот только слабый Император может погубить империю. Жаль, что... - он тряхнул головой, понимая, что чуть было не договорился до измены, и погрузился в работу.
  
  
  Глава 12.
  
  
  - Ну что, командир? - не выдержал Орван, едва Коррис подошел к нему.
  - Все в порядке. Дали отпуск на месяц, еще и награду велели забрать в Казначействе, так что поехали!
  - Отпуск - это хорошо, а деньги - еще лучше, - весело заявил Орван, вскакивая в седло, - ох и погуляем!
  - Орван, а где вы остановиться собираетесь? Я тут подумал, может у моего отца в доме...
  Коррис не договорил, глядя на яростно мотающего головой помощника:
   - Нет, капитан. Вы уж простите великодушно, да только одно дело - вы, вы с нами из одного котла ели да вместе в поле ночевали, и совсем другое дело - ваш батюшка. Да и мы ж ребята простые, этикетам не обучены, так что лучше на постоялом дворе станем. Вон, в Купеческом квартале есть постоялый двор "Веселый наемник", его бывший ветеран держит. Так там и кухня хороша, и комнаты чистые, а уж какие там подавальщицы, ммм...
  Коррис рассмеялся:
  - Похоже, последнее обстоятельство особо склонило вас выбрать этот постоялый двор?
  - Ну а что? Мы ж все ребята хоть куда, а как же оно без женской ласки-то?
  - Главное, не подцепите чего, а то лечиться долго придется, - усмехнулся командир.
  Получив деньги в Казначействе, Коррис отдал Орвану причитающиеся отряду деньги, пообещав навестить парней в ближайшее время. Распрощавшись с помощником, он направился в сторону дома. Хоть род дер Сартон и был древним, богатства ему так и не досталось. Поместье - пара деревенек в глухой провинции и ветхий особняк, да небольшой дом в столице, вот и все достояние семьи. Детство Корриса прошло в поместье, где молодой хозяин ничем не отличался от босоногих мальчишек из деревни. И всё же Коррис вспоминал эти годы с теплым чувством: тогда жива была мама, и их дом всегда был согрет ее теплом и лаской. Отец же служил в гвардии императора, и бывал дома лишь наездами. Они всегда ссорились по поводу сына: отец возмущался тем, что жена дает ему слишком много воли, а она лишь качала головой и говорила:
  - Пусть Кор хоть в детстве побудет свободным. Вырастет, вспомнит эти годы добрым словом...
  Мама умерла, когда мальчику было тринадцать: подхватила легочную хворь и сгорела за два месяца, и он до сих пор не мог простить отцу, что тот не озаботился найти для нее мага-целителя. А на другой день после похорон матери отец забрал его в столицу, и с тех пор Коррис ни разу не был в поместье - слишком больно ему было думать об этом и вспоминать счастливый смех и нежные объятия мамы...
  К дому он подъехал уже в сумерках. Отворивший ворота старый слуга ахнул:
  - Рен Коррис, радость-то какая! Вы надолго домой?
  - Здравствуй, Ситар. Отпуск мне дали, так что на месяц. А ты, я смотрю, все при делах, - улыбнулся Коррис, спешиваясь.
  - Так а как же иначе-то? Уж, правда, особо утруждаться не могу, старость не радость, так делаю что под силу. Ох, хозяин, а исхудали-то как, вот уж Улана расстроится...
  Коррис улыбнулся. Улана была кухаркой их семьи сколько он себя помнил и всегда пыталась его откормить, стеная, что "молодой хозяин уж больно тощенький". Эх, хорошо все-таки домой возвращаться!
  - А как отец? Здоров? Дома?
  - Вроде и здоров, да только слабость с того случая так и осталась. Да, он у себя.
  Коррис зашел в дом и огляделся. Ничего не переменилось за то время, что он отсутствовал, впрочем, здесь давно уже ничего не менялось. Протиравшая пыль служанка подняла голову и ахнула:
  - Ой, рен Коррис! Вот ваш батюшка порадуется!
  - Коррис?! - раздался сверху голос отца, тот сбежал по лестнице - насколько ему позволяла комплекция, и сжал сына в объятиях, - когда ты прибыл? Надолго?
  - Прибыл только что, на месяц. Мне отпуск дали.
  - Отлично, тогда обо всем завтра поговорим, а сейчас отдыхай! Ритана, - позвал он служанку, - приготовьте моему рену Коррису ванну, да ужин подайте. Ступай, сын мой, - кивнул отец.
  Ночь окутала столицу. В доме все погрузились в сон, лишь Коррис так и не мог уснуть. Казалось, что-то изменилось: вокруг ли, в нем ли - непонятно, и знакомый с детства дом казался одеждой, что трескается на плечах подросшего паренька. Вздохнув, мужчина опустил голову на подушку, надеясь, что хоть сегодня кошмары минуют его...
  Рассвет встретил Корриса бодрствующим: увы, надежды не сбылись, кошмары не оставили его и здесь. Сидя у окна, он наблюдал, как просыпается старый особняк и слушал знакомые с детства звуки: ржание лошадей в конюшне, хлопанье дверей, шаркающие шаги старого Ситара, а вот и звон посуды. Усмехнувшись, он сбежал вниз и отворил дверь в кухню. Обернувшаяся на звук Улана всплеснула руками:
  - Кор, а исхудал-то как! Мне уж Ситар сказал, что ты вернулся, да я будить не хотела!
  - Здравствуй, Улана, - Коррис как в детстве обнял повариху и чмокнул ее в щеку, - зато ты все цветешь.
  За то время, что он ее не видел, повариха почти не изменилась: круглое радушное лицо, тщательно убранные под чепец седые волосы, плавные движения - Коррис всегда удивлялся, как изящно движется эта немолодая и отнюдь не худая женщина.
  - Ой, да скажешь тоже! Ты небось голодный? Хозяин-то пока еще проснется, а я тут пирожков с яблоками сготовила, твоих любимых.
  - Мм, а запах-то какой! Ула, тебе никто в империи и в подметки не годится! - закатил глаза Коррис, откусывая от ароматного горячего пирожка.
  Повариха села напротив, сложив руки под пышной грудью и с умиленной улыбкой наблюдая за уплетающим пирожки Коррисом, а потом тихо вздохнула:
  - Эх, Кор, жениться бы тебе да деток завести... Уже ж не мальчик...
  Коррис только усмехнулся:
  - Ула, я не богат и не красавец, так что прелестные реи меня вниманием не жалуют. Да и скажу честно, я всё же хотел бы жениться по любви, а не только ради наследников. Может, и хорошо, что кроме длинной родословной мне похвастать нечем.
  Улана отвернулась к печке, поджав губы, но Коррис всё равно услышал, как она бурчит себе под нос про глупых девиц, ничего-то в настоящих мужчинах не понимающих, и весело рассмеялся. Затем посерьезнел и спросил:
  - Ула, а как тут дела?
  Повариха нахмурилась и покачала головой:
  - Не очень-то хорошо. Хозяин сильно сдал после удара, порой заговариваться стал. И еще недавно какие-то вести недобрые получил, злился сильно, мы уж боялись, как бы снова удар его не хватил...
  - Вести? О чем? - насторожился Коррис.
  - Не знаю, мальчик мой, но как бы не о тебе... Ты чего натворил-то?
  Коррис отвернулся:
  - Я служил империи так, как считал правильным. Но не уверен, что отец сможет это понять...
  - Ох, Кор, я тебе верю, и матушка бы твоя поняла, пусть ей земля будет пухом... Ритана, ты чего тут делаешь?
  - Хозяин проснулся, велит завтрак подавать. И вас, рен Коррис, зовет, - ответила та.
  - Скажи отцу, что я подойду после завтрака.
  Улана быстро собрала поднос, и Ритана убежала. Повариха вздохнула:
  - Иди уже, мальчик. Да не серчай на отца особо, коль что, все ж он уже немолод...
  Посмотрев вслед Коррису, Улана вернулась к работе: руки ее ловко порхали над столом, но мысли были далеко. Как ее мальчик не пытался скрыть за улыбкой свои чувства, она видела, что ему нелегко, да и спит он плохо - мучившаяся бессонницей женщина легко узнала приметы этого на его лице...
  Коррис медленно поднялся по лестнице и повернул налево. Толкнув дверь, он оказался в кабинете. Его отец редко посещал эту комнату: делами поместья он не занимался, лишь получая оттуда небольшую сумму ежегодно, жил же на пенсию, что полагалась ему как бывшему гвардейцу. Тем не менее, комната была в идеальном порядке, так что Коррис опустился в одно из кресел, потер виски - начала болеть голова - и прикрыл глаза, ожидая отца. Сцепил пальцы в замок - настолько сильно, что они побелели, и тут же усилием воли заставил себя опустить руки на подлокотники кресла: любой, кто знал его с детства, узнал бы в этом жесте привычный признак крайнего волнения...
  Примерно через четверть часа он услышал шаркающие шаги. Отец вошел в комнату, кивнул ему и грузно опустился в соседнее кресло. Выглядел он не лучшим образом: погрузневший, с оплывшим лицом и красноватыми прожилками на лице. Взглянув на сына, он тяжело вздохнул и начал:
  - Коррис, прости, но разговор будет неприятным. Я получил кое-какие известия из провинции, в которой ты служил, и искренне надеюсь, что это неправда.
  - И что это за известия? - сухо поинтересовался Коррис.
  - Я даже не хочу об этом говорить, но... Будто бы ты позволял своим людям пытать дворян, смотрел на это и чуть ли не сам это делал! - на лице старшего дер Сартона появилось выражение гадливости.
  - А если и так? Если те, кого ты называешь дворянами, предали свою присягу, продавая в рабство свободных граждан империи? Если они отдавали на муки и пытки женщин и детей?!
  - Простолюдинов, - отрезал тот, - значит, это правда?! И ради этого ты замарал честь нашего древнего рода?! Ты знаешь, как тебя называют? Вентерисский палач! Никто из дер Сартонов никогда не опускался до такого!
  - Лучше быть палачом, чем подонком! А те, кто творит такое, недостойны зваться не только дворянами, но и вообще людьми! Если бы ты видел этих малышей...
  - Мне нет дела до крестьянских отродий! Подумаешь, умер десяток-другой, они и без того дохнут как мухи, еще нарожают! Это все твоя мать виновата, вбила тебе в голову разные глупости!
  Слова упали, словно молот на хрупкое стекло, и Коррис точно наяву услышал, как разбивается надежда на то, что единственный родной человек сможет понять его... Сглотнув, он тихо произнес, стараясь не выдать своей боли:
  - Мне всё равно, что ты говоришь. Если бы мне довелось делать выбор еще раз, я выбрал бы то же самое.
  - Ты забываешься! Я не только твой отец, я глава рода дер Сартон. И ты сделаешь так, как я скажу: немедленно подашь в отставку, женишься на той, которую я укажу, и уедешь в поместье. Дадут Боги, со временем твои ошибки забудутся и не повредят твоим будущим детям! Ты слышал меня, сын?
  Коррис встал и покачал головой:
  - Я этого не сделаю. Моя честь осталась при мне, что бы ты ни говорил, и если здесь мне более нет места - так тому и быть. Захочешь отречься от меня - это твое право. Прощай.
  Бросив последний взгляд на побагровевшего от ярости отца, он резко склонил голову и вышел, провожаемый криком:
  - Коррис дер Сартон, я тебе приказываю!
  Закрыв за собой дверь, Коррис не удержался от короткого стона сквозь зубы. Зашел в комнату, собрал кое-какие памятные вещички и направился к лестнице, молясь всем Богам о том, чтобы уйти с достоинством: голова болела все сильнее, словно ее сжали каким-то хитрым пыточным приспособлением, накатывала тошнота, а в горле стоял комок от слез, которые он не мог себе позволить... Пройдя мимо плачущей Уланы и растерянного Ситара, он вышел на улицу и прислонился к стене дома, пытаясь сообразить, что же ему сейчас делать.
   "Как там Орван тот постоялый двор назвал? "Веселый наемник", вроде бы? - мысли путались, яркое солнце резало глаза, во рту возник вкус желчи, - надо и мне туда, напиться да какую девку в постель затащить, хоть ненадолго забыться..."
  Отлепившись от стены, Коррис медленно пошел по улице, с каждым шагом чувствуя, как ему становится хуже. Казалось, его кто-то отравил или проклял... Усмехнувшись и тут же скривившись от боли, он подумал, что это было бы самым простым выходом... "Проклятье, нельзя, чтобы парни видели меня в таком состоянии" - неожиданно пришедшая вместе со спазмом боли здравая мысль заставила его остановиться. Взгляд скользнул вдоль улицы и вдруг зацепился за вывеску на небольшом аккуратном домике: чаша и пучок трав, символ травника. Стараясь не двигать головой, он направился в ту сторону.
  Лиасса вежливо улыбнулась, провожая очередную клиентку. Все-таки не ее это - торговать, то ли дело смешивать травы, пытаясь придумать наиболее полезный состав, или лечить людей! Отвернувшись к полке, она принялась составлять назад средства от ломоты в суставах, что так долго перебирала придирчивая покупательница. Звон колокольчика от входной двери застал ее как раз когда она, взобравшись на стул, ставила один из пузырьков на верхнюю полку. Спустившись, она повернулась к новому покупателю и застыла, слова приветствия замерли на ее устах...
  Капитана она узнала сразу, несмотря на то, что выглядел он куда хуже, чем при их первой встрече. С трудом подавила порыв убежать и спрятаться, повторяя про себя точно заговор: "Он меня не видел, да и если видел - всего чуточку, и я тогда была мальчишкой! Нельзя паниковать, иначе я себя выдам!" А вглядевшись в его искаженное от боли лицо, и вовсе отогнала прочь все мысли: сейчас перед ней находился больной, и только это было важно.
  Коррис буквально ввалился в дверь лавки. Боль с каждой минутой терзала его сильнее, перед глазами все плыло, и он вдруг понял, что не сможет даже внятно объяснить, что ему надо. Впрочем, это и не понадобилось: он внезапно ощутил пряный травяной запах и почувствовал, как его губ коснулось прохладное стекло. Чей-то мелодичный голос произнес:
  - Пейте, это поможет.
  Напиток был чуть горьковатым, и пах летним разнотравьем. Неожиданный спаситель помог ему осушить флакон до дна, усадил его на стул и негромко сказал:
  - Потерпите, сейчас пройдет.
  Постепенно боль разжимала безжалостные когти: ушла тошнота, перестало сжимать стальным обручем виски, вернулось зрение, осталась лишь тупая ломота в затылке, и вдруг ушла и она - схлынула, словно смытая волной, и Коррис внезапно почувствовал себя лучше, чем когда-либо за последние месяцы. Он поднял глаза и встретил взгляд ясных серых глаз юной девушки, почти девочки.
  - Вам уже лучше, рен? - почтительно склонила голову она.
  - Благодарю вас, теа, вы буквально спасли меня, - как можно более мягко проговорил Коррис, - как я могу вас отблагодарить?
  - Это лавка, почтенный рен, и вам придется заплатить за лекарство, - по губам девушки скользнула легкая улыбка, - с вас шестьдесят медяков.
  - Теа, я с удовольствием заплачу и больше, еще ни одно средство не помогало мне настолько! Есть ли у вас оно еще, про запас?
  - Да, конечно. Есть большой флакон, с тем, что вы выпили, будет четыре серебряных, или маленький, но...
  - Большой, - прервал ее Коррис.
  Девушка кивнула и повернулась, потянувшись к верхней полке, рукав платья скользнул вниз и Коррис увидел знакомый браслет.
  - Простите, теа...
  Лиасса внутренне сжалась, ругая себя - ну что ей тогда стоило придумать другое мальчишеское имя? А ну как догадается? Но промолчать было бы еще подозрительней...
  - Лия, - склонила голову она и тут же бросила на капитана быстрый взгляд, однако его лицо выражало лишь вежливый интерес.
  - Теа Лия, вы маг?
  - Нет, - она качнула головой, протягивая ему флакон, - ученица, на первом курсе учусь.
  - И эти составы вы готовили? Это же явно магия, чтобы так быстро и полностью помогло! Я знаю, что некоторые маги могут силу в отвары вливать...
  Она кивнула, пояснив:
  - Я учусь на целителя. Может ли лавка тена Долера услужить вам еще чем-нибудь, почтенный рен?
  Коррис задумчиво посмотрел на девушку:
  - Да, теа Лия. Вообще-то у меня будет несколько заказов, только не зовите меня 'почтенный', хорошо? А то я чувствую себя на шестьдесят лет, а мне еще довольно далеко до этого! Думаю, я стану постоянным покупателем этой лавки, так что позвольте представиться: Коррис дер Сартон. А теперь к делу: во-первых, у меня есть небольшой отряд, и мы часто бываем во всяких передрягах, иногда в местах, где поблизости нет даже деревенской знахарки, и уж тем более - травницы с даром исцеления. Поэтому мне будет нужен небольшой набор средств, способных помочь в разных ситуациях. Хотя бы основное: кровоостанавливающее, снимающее лихорадку, предотвращающее заражение...
  - Возможно, желудочное, поддерживающее силы при длительном напряжении... - подхватила девушка, - это лучше всего обсудить с хозяином, я ведь только помощница. И потребуется время... Сколько у вас человек в отряде, рен Коррис?
  - Двадцать.
  - Да, хотя бы две недели, и еще вопрос цены - тут я тоже не скажу...
  - Давайте так: я заплачу столько, сколько будет нужно. Надеюсь, хозяин не будет заламывать слишком большую цену для оптового покупателя. Мы пробудем в столице еще какое-то время, так что две недели меня вполне устраивают. Собственно, меня устроит и месяц.
  - Хорошо, я переговорю с теном Долером. Если желаете, вы можете подойти в лавку завтра и окончательно с ним договориться.
  - Отлично, теа. Ваши четыре серебряных, и примите мою благодарность.
  Коррис слегка поклонился и направился к двери, но был остановлен вопросом:
  - Вы не сказали, что во-вторых...
  Он смутился, почему-то было неловко говорить ей о своих кошмарах.
  - Да, вы правы... Может, у вас найдется средство от бессонницы?
  Его собеседница задумалась, потом уточнила:
  - Какая именно бессонница? Невозможно заснуть, или засыпаете, но сон короткий и не дает отдохнуть, или дурные сны мучают?
  - Последнее, - скрепя сердце признался капитан.
  Девушка кивнула, с прищуром посмотрела на полки и вытащила крохотный флакончик.
  - Вот, это должно помочь. Сорок медяков.
  - А побольше? Такой маленький флакон...
  - Пока готового нет, и я не вполне уверена, что средство подействует как надо, - немного виновато ответила она, - если подойдет, приготовим больше.
  - Отлично, - кивнул Коррис, протягивая серебряную монету, - сдачи не надо. До встречи, теа Лия.
  Он элегантно поклонился и направился к двери.
  - До встречи, рен Коррис, - растерянно проговорила ему вслед Лиасса. Как только за капитаном закрылась дверь, она обмякла, буквально растекаясь на стуле от облегчения: не узнал! Слава всем Богам!
  Коррис вышел на улицу, оглянулся по сторонам, заметил неподалеку небольшую таверну и направился к ней. Усевшись за столик, приказал подать вина и достал один из купленных флакончиков. Откупорив пробку, вдохнул травяной запах и почувствовал, как его окутывает ласковым теплом удивительной магии. По его губам скользнула улыбка, и он покачал головой.
  Значит, Лия, а не Лий... Может, стоит показать ее Орвану? Хотя зачем, не узнать восхитительное ощущение ее магии он не мог: одно из немногих свойств, оставшихся ему... Да и не хотелось бы, чтобы парни начали болтать о ней, тем более, что она исцелила его, не будучи дипломированным магом. Вспомнив ее испуганные глаза в полумраке комнаты того постоялого двора, он понимающе хмыкнул. Действительно, вот теперь все стало на свои места. Неудивительно, что она так испугалась предложения ехать в столицу с отрядом, вряд ли бы эта девочка смогла долго выдавать себя за мальчишку! Странно, что ее и вообще могли за него принять! Как там Орван говорил, слишком смазливый?
  Коррис усмехнулся, перед его мысленным взором стояло лицо с тонкими аристократическими чертами и большими глазами, обрамленными длинными черными ресницами. Совсем еще ребенок, но обещающий вырасти в красивую девушку. Во всяком случае, с точки зрения того, кому всегда нравились именно тоненькие изящные брюнетки!
  Теа Лия... Простолюдинка? По говору и манерам - да, хоть и очень старающаяся соответствовать браслету на запястье, а вот по внешности... Не очень-то похоже, ладно лицо, но изящные кисти рук и маленькие ножки... Скорее, зачатая не с той стороны одеяла...
  Он глотнул вина и покачал головой, пытаясь упорядочить ушедшие куда-то не в ту сторону мысли. И всё же... Какой же силой духа должна была обладать эта девочка, чтобы сбежать из дома, добраться до столицы и особенно - поступить в Школу! И там ей тоже придется несладко... Может, сказать о ней принцу?
  Некоторое время он обдумывал эту мысль, но отбросил ее: да, для Лии это было бы безопасней, но кто знает, что попросили бы у нее за защиту? "Я сохраню твою тайну, моя юная спасительница", - прошептал он мысленно и поднялся.
  Идя по направлению к постоялому двору, Коррис вдруг подумал, что среди тех детей, кого им удалось спасти от ужасной участи, вполне могли быть такие, как Лия, и почувствовал, как с плеч упал тяжкий груз. Палач? Что ж, пусть так! Тряхнув головой, он выкинул мысли о юной целительнице из головы.
  Лиасса задумчиво оглядела лавку. Вроде бы все на места убрала... Села на свое место и потерла лоб, из головы все еще не шла встреча с капитаном. Как же повезло, что он ее не узнал! А вообще необычный он, подумала девушка, в жизни бы не сказала, что рен: и разговаривал с ней учтиво, словно с реей, и о людях своих вон как заботится... Неудивительно, что они так его спасти хотели! Интересно, что с ним случилось, ведь такие головные боли просто так обычно не случаются: в семейной книге девушка читала, что существуют заговоры не только на снятие боли, но и на саму боль. Может, и его заговорили? Хотя ее снадобье все равно должно помочь...
  Звякнул колокольчик, Лия подняла глаза, но вместо очередного посетителя увидела тена Долера, усталого, но довольного. Улыбнувшись девушке, он показал на три туго набитые сумки:
  - Очень удачно сходил! А как у тебя, Лия?
  Лия рассказала ему обо всем, вызвав удивленное:
  - Ну, девочка, знал бы - давно бы попросил тебя в лавке поторговать, ты мне удачу принесла! Те снадобья, что ты капитану продала, и не берет никто особо, уж больно они дорогие для простых! А еще и заказ немалый... Вот, держи, заслужила, - он отделил от кучки серебра одну монету и протянул ее Лие, подмигнув, - побалуй себя чем-нибудь, а то все учишься да работаешь... А ты девушка молодая, надо и погулять, а то потом и вспомнить нечего будет...
  - Спасибо, тен Долер, - зажав в ладошке монету, с жаром поблагодарила девушка, - я пойду уже, ладно? А то уроков много!
  - Иди-иди, а я посижу покумекаю, что за снадобья могут понадобиться отряду.
  Лия быстро шагала по улицам, вертя головой. Полученная так неожиданно монета толкала ее на расточительность, хотелось купить что-нибудь, но деревенская практичность не давала ей этого сделать. Остановившись у мастерской портнихи, она полюбовалась на нарядное шелковое платье и вздохнула: хоть благодаря сделанным еще в деревне запасам да тому золотому, что она получила за лечение капитана, она могла купить его, да только зачем? Всё равно ходить так, как это делают знатные реи, она не умеет, да и лишнее внимание к себе привлекать не стоит...
  Добравшись до Школы - в выходной общежитие и двор пустели, ведь почти все старались отдыхать за ее стенами - она поднялась в комнату и села за уроки. Через два часа отложила книги и невидящим взглядом уставилась в стену, чувствуя себя бесконечно несчастной. Все остальное понятно, но эта история... Как девушка ни старалась, она всё равно не могла уяснить тех закономерностей, что без труда видели ее соученики. Вот и это задание... Ну не могла же война начаться из-за глупой шутки императора? Ну да, в учебнике войной это не называли, но для Лиассы больше трех тысяч погибших казалось ужасающей цифрой...
  Насупившись, она вышла из комнаты и поспешила в сторону библиотеки. Может, если она прочтет о том времени побольше, то что-то поймет?
  В библиотеке было тихо и пустынно. Когда Лия отворила дверь, она услышала где-то в отдалении звонок, видимо, сигнал для библиотекаря. И действительно, через пару минут она услышала звук шагов, а еще через полминуты склонила голову в приветственном поклоне.
  Пожилой библиотекарь тен Гиран позволил себе слегка улыбнуться, радуясь тому, что сразу догадался, кто может появиться в библиотеке в вечер выходного дня. Эта девочка заинтересовала его сразу же, как впервые очутилась здесь, всё же небогатая простолюдинка в Школе - явление редкое, за те тридцать лет, что он работал тут - лишь третья, а закончила Школу всего одна. Но больше его привлекло не это, а ее поистине благоговейное отношение к книгам, частично перешедшее и на него, как их хранителя.
  - Добрый вечер, теа Лия. Что привело вас сюда сегодня? - доброжелательный вопрос тена Гирана заставил девушку смутиться. Почему-то с ним она всегда терялась и даже порой заикалась.
  - Я думала, может у вас есть книги по Огренскому конфликту...
  - Есть, но простите, теа... Разве информации в учебнике вам недостаточно? Нет, жажда знаний - это прекрасно, но мне казалось, что ваши интересы лежат в несколько иной плоскости!
  Лия с трудом подавила порыв почесать в затылке: иногда тен Гиран говорил так, что она не сразу догадывалась, о чем идет речь. Разведя руками, она призналась:
  - Там написано, но может я чего не понимаю... Ну не из-за шутки же!
  Библиотекарь вздохнул:
  - Теа Лия, вы даже представить себе не можете, какие причины могут привести к войнам и смутам! Шутка обычного человека - лишь шутка, шутка Императора, задевающая чувство гордости целого народа - повод к войне! Не зря в воспитании знати такое место занимает этикет: помимо всего прочего, он дает знание, кому и что можно говорить... И именно по следованию этикету легко отличить простолюдина от дворянина.
  - А про него прочитать можно? - с надеждой взглянула на собеседника Лия.
  Тен Гиран взглянул на горящие азартом глаза девушки - сейчас они были зелеными словно молодая трава, и с сожалением покачал головой:
  - Увы, книги тут не помогут.
  - Я всегда думала, что книги могут помочь во всем, - растерянно пролепетала Лия.
  - Во многом, и книги по этикету тоже есть, но некоторые вещи по книгам не изучишь. Знаете, дитя, можно изучить множество книг, но изменить манеру речи... Не обижайтесь, вы безусловно стараетесь и сдерживаетесь от некоторых словечек и жестов, но иногда они прорываются. И то, как вы произносите слова: некоторые звуки глотаете, другие звучат жестче, чем надо... все это дает понять кем вы являетесь, стоит вам произнести хоть пару фраз...
  Лия опустила голову, чувствуя, как горят щеки. Получается, как бы она ни старалась, все равно не сможет вести себя так, чтобы на нее не смотрели с насмешкой и презрением... Сдерживаясь, чтобы не расплакаться, она тихо произнесла:
  - Спасибо вам, тен Гиран, за науку. И простите, что заняла ваше время...
  - Теа Лия, - окликнул ее библиотекарь, - я сказал, что этому нельзя научиться по книгам, но можно найти учителя. Хотя должен сразу предупредить - это недешево, особенно научить правильно говорить... Но поверьте мне, оно того стоит!
  Лия подняла на него глаза, библиотекарь кивнул:
  - Да, и если хотите... Я дам вам пока книги про этикет - все же многое можно изучить и по ним, и переговорю с одной знакомой, которая могла бы помочь вам с речью. Согласны?
  - Да! - увидев, каким восторгом просияли глаза девушки, мужчина вдруг почувствовал себя так, словно сам получил подарок.
  Назад в общежитие Лиасса возвращалась почти вприпрыжку, неся новые книги. 'Ничего, я буду заниматься, чтобы никто больше не мог назвать меня деревенской девкой', - думала она, строя планы на будущее.
  
  
  Глава 13.
  
  Постоялый двор 'Веселый наемник', следующий день.
  
  Коррис с наслаждением потянулся. Впервые за многие месяцы он по-настоящему выспался: средство Лии оказалось воистину чудодейственным. Взглянув в окно, он невольно охнул: время уже перевалило за полдень! Пожалуй, так поздно он не вставал со времен бесшабашной юности, когда гулянки нередко затягивались до рассвета.
  Одеваясь, он вознес жаркую благодарность Богам за то, что вчера они привели его в лавку травника. Встреча с юной целительницей не только позволила ему прийти в себя (после нее он чувствовал себя словно заново рожденным), но и дала ему убежденность в правильности выбранного пути. В результате на постоялый двор прибыл не растерянный и измученный сомнениями Коррис, а как всегда собранный и уверенный в себе капитан дер Сартон. К его удивлению парни из отряда проявили невиданную деликатность - хотя вряд ли знали значение этого слова - и не расспрашивали ни о чём, лишь шумно порадовавшись тому, что командир не побрезговал разделить с ними не только тяготы походной жизни, но и отдых. Правда, не отказавшись от вина, услугами местных девиц Коррис не воспользовался и ничуть об этом не сожалел, всё же вкусы в отношении женщин у него изрядно отличались от непритязательности солдат отряда.
  В дверь осторожно постучали и Коррис, застегивая камзол, крикнул: "войдите". Орван вошел, взглянул на командира и расплылся в широчайшей улыбке:
  - Слава Богам, капитан, вы хоть выспались! А то ж совсем себя загнали! И тут это... Дед какой-то, говорит, его Ситаром кличут, коня вашего привел, так чего делать-то?
  - Вихря - в конюшню, а Ситар пусть сюда идет. Да прикажи подать завтрак... Хотя по времени вроде обед уже!
  - Слушаюсь, командир.
  Через пять минут в комнату вошел Ситар, казалось, за этот день он постарел на десяток лет. Растерянно взглянув на Корриса, он проговорил:
  - Рен Коррис, я тут коня вашего привел... Да и... Простите меня, я знаю, что не должен спрашивать, но может вернетесь? Батюшка ваш человек хоть вспыльчивый, да отходчивый, помирились бы вы...
  - Ситар, тут мы с ним не сойдемся, - покачал головой Коррис, - или он примет мой путь, или мне больше нечего делать дома. А ты... Береги себя, да Улану от меня обними. А сейчас ступай, а то отец злобствовать будет.
  Старик тяжело вздохнул:
  - Пусть Боги благословят вас, рен Коррис. Уж не знаю, свидимся ли еще, все ж старый я уже, но буду за вас молиться.
  Поклонившись, он вышел из комнаты. Коррис вздохнул, чувствуя горечь в сердце: всё же Ситар и Улана были для него почти родными, кое в чем даже больше, чем собственный отец. Тряхнув головой, он отбросил эти мысли и принялся за еду.
  Спустившись вниз, он застал там только Орвана и еще троих солдат из отряда, которые играли в кости, беззлобно переругиваясь между собой. При виде капитана они оторвались от своего занятия и попытались встать и поприветствовать его, но удалось это им не очень: похоже, из них трезвым был только Орван. Коррис подозвал его и спросил:
  - Орван, я тут вчера проходил мимо лавки травника и подумал, что надо бы прикупить каких зелий, а то кто его знает, куда нас служба занесет!
  - Дело хорошее, - кивнул Орван, в чью обязанность входила забота о снабжении отряда, - у нас еще пять золотых есть с тех денег, что на отряд в последний раз выделили.
  - Отлично, вот сегодня и договорюсь с травником. И ты пригляди, чтобы парни тут не слишком буйствовали, не хватало еще потом их из тюрьмы вытаскивать! Все же это столица, а не захолустье.
  - Слушаюсь, капитан, - склонил голову Орван.
  Кивнув, Коррис направился к выходу, а его помощник вернулся к столу. Один из игроков, хлебнув пива из стоящей рядом кружки, икнул и заметил:
  - Слышь, Орван, похоже-то капитан наш поздоровел вроде, даже улыбаться стал.
  - Ага, я тоже заметил. Дай Боги, так и останется. А давайте-ка выпьем за нашего командира! Хороший он мужик, хоть и дворянских кровей!
  - За командира! - дружно проревели солдаты, сдвигая кружки.
  
  
  Лавка тена Долера.
  
  - Лия, подойди в лавку, там тебя тот капитан спрашивает, - голос тена Долера прервал сосредоточение девушки.
  - Сейчас, совсем чуть-чуть осталось, - откликнулась она, не сводя глаз с котелка.
  Через пять минут Лия потушила огонь и направилась в лавку. Вдруг остановившись, она вернулась, сняла передник и чепец, поправила платье и заспешила к двери.
  Первый же взгляд на капитана заставил ее заслуженно возгордиться: он выглядел гораздо лучше вчерашнего, похоже, лекарство помогло. Это тут же подтвердил он сам:
  - Доброго дня, теа Лия, - его поклон был удивительно изящным, девушка даже позавидовала этой легкости и изяществу, - ваш состав был поистине волшебным! Примите мою искреннюю благодарность и заказ, мне бы хотелось купить побольше этого чудодейственного средства.
  - Я с удовольствием приготовлю его для вас, рен Коррис, - Лия почувствовала, как от похвалы загорелись ее щеки, и смущенно опустила голову. Краснеет, как одна из глупых девиц, охотящихся на парней! Страшно представить, что он может о ней подумать!
  - Не стоит смущаться, теа, таким талантом стоит гордиться. Когда оно будет готово?
  - Тен Долер? - девушка повернулась к травнику, вопрошающе глядя на него.
  - Хм, пожалуй, ты можешь пока сосредоточиться на нем.
  - Тогда два дня, - подытожила Лия, - устроит?
  - Разумеется! А цена?
  - Это к тену Долеру.
  - Если позволите, я сейчас прикину стоимость всего вашего заказа с учетом этого зелья. Возможно, мне потребуется небольшой аванс, все-таки на него пойдет немало трав, кое-какие из которых весьма недешевы, - задумчиво ответил травник и, получив кивок заказчика, уселся за стол и принялся считать.
  Помявшись, Лия все-таки решилась озвучить то, что не давало ей покоя со вчерашнего дня:
  - Рен Коррис, а можно я вас кое о чем спрошу?
  Коррис кивнул, с интересом смотря на девушку. От того, как она зарделась от его похвалы, у мужчины вдруг возникло желание узнать о жизни Лии побольше: видно, несладкой она была, раз признание несомненных заслуг так смущает ее! Вопрос его озадачил:
  - Скажите, как давно у вас эти головные боли и бессонница?
  - Несколько месяцев.
  - А... может, мой вопрос покажется вам странным, но... У вас в то время не появилось кого-нибудь, кто мог пожелать вам зла?
  Капитан хмыкнул:
  - Теа Лия, я не юноша, и довольно давно есть те, кто хотел бы сделать мне что-нибудь... неприятное. Но вы правы, в то время желающих мне навредить прибавилось. А почему вы задали такой странный вопрос?
  - Просто... Знаете, в деревнях магов нет, но знахарки да травницы могут лечить не только травами, но и заговорами... А есть еще те, о которых говорят, будто они дурной глаз имеют...
  - Я знаю, но разве это не суеверие? - взглянув на растерянную девушку, Коррис пояснил, - выдумки верящих во всякие глупости селян?
  - Не всегда. Заговор порой может быть и во зло.
  - И вы думаете, это причина моего состояния? Можно ли как-нибудь с этим бороться?
  - Лекарства помогут, но лучше найти кого-то, кто это снимет. Получится?
  Коррис задумался, одновременно почувствовав, как стало тепло на сердце от несомненного участия Лии. Прикинув, покачал головой:
  - В столице вряд ли, да и вообще такое обычно скрывают: свои знают, и ладно.
  Девушка вздохнула:
  - Тогда я попробую что-нибудь придумать. Вы же всё равно за заказом для отряда придете, если что получится...
  - Спасибо, теа... Вы будете хорошей целительницей, когда закончите Школу: мало кто думает о людях, а не о выгоде.
  - Ну вот, я все посчитал, - прервал их разговор тен Долер.
  - Рен Коррис, до встречи, - попрощалась Лия, - мне работать надо.
  Проводив тоненькую фигурку глазами, Коррис повернулся к травнику и вопросительно поднял бровь, встретив его явно встревоженный взгляд. Тот не выдержал:
  - Простите, рен, но Лия совсем юна, а вы... Простите еще раз, но она не та девушка, которая может стать... - он сглотнул, но договорил, поежившись, - постельной игрушкой дворянина.
  Капитана словно ударили под дых. Неужели его интерес к Лие можно так истолковать? Злясь на травника и себя, он сухо ответил:
  - Теа Лия будет красивой девушкой, но сейчас она еще скорее ребенок, а я не интересуюсь детьми... в этом смысле. Ваше предположение оскорбительно!
  - Рен Коррис, ваш гнев оправдан, но я уже немолод и видел всякое... Лия... Она мало кому доверяет, но... в ее душе есть свет, и я бы не хотел, чтобы он погас. Простите, я плохо умею говорить о таких вещах... И еще раз простите, что упомянул об этом...
  - Надеюсь больше не услышать ничего подобного, - отрезал Коррис, - итак, сколько будет стоить мой заказ?
  - Четыре золотых, и я хотел бы получить один золотой в качестве аванса.
  Расплатившись, Коррис договорился, что заказ будет готов через три недели, и покинул лавку травника, направившись в один из фехтовальных залов столицы - отдохнувшее тело требовало движения.
  
  
  Императорский дворец. Неделя спустя.
  
  Дворец императора Ронтара по праву считался одним из величественнейших и красивейших творений архитектуры Миридана. Грандиозный по размерам, он не казался громоздким: то ли из-за того, что был выстроен из великолепного реарского мрамора, белоснежного с золотистыми прожилками, то ли из-за изящества линий, создающих впечатление стремления ввысь. Огромный парк, в котором трудились десятки садовников, окружал дворец, частично скрывая его от любопытных глаз.
  Сегодня дворец сиял издалека, а по освещенной магическими огнями подъездной дороге то и дело проезжали кареты аристократов империи и представителей дипломатического корпуса, стремящихся на бал в честь дня рождения наследника престола. Его Императорское Высочество наследного принца Миранна шепотом называли "Вечный наследник", и неудивительно, ведь сегодня ему исполнилось пятьдесят. Младший сын Императора Тауриана III славился своей невоздержанностью во всем, и в свои пятьдесят выглядел гораздо старше: в обрюзгшем толстяке с красным лицом завзятого пьяницы трудно было признать наследника древней династии Эртариан... Пожалуй, именно поэтому его никто не принимал всерьез ни в Ронтаре, ни в соседних государствах. Сам же Император, панически боящийся смерти, последние лет десять жил за счёт помощи магов и, несмотря на свои семьдесят пять лет, вполне мог пережить сына...
  Принц Ориан кивком отпустил парикмахера и поднялся, предстоял "важный" выбор наряда на праздник. Усмехнулся, припомнив кокетливые взгляды в свой адрес от жены секретаря посольства Реара - западного соседа империи. Двадцатидвухлетняя рея Вианна была редкой красавицей и по совместительству - талантливой шпионкой, умевшей вызвать на откровенность самых сдержанных и суровых мужчин. "Что ж, позволим ей соблазнить меня, заодно устроим небольшую дезинформацию", - мысленно усмехнулся принц, указав слуге на изумрудный камзол. Именно в таких цветах сегодня должна была появиться на балу рея Вианна, и в том, что намек будет понят правильно, у него не было никаких сомнений...
  Пока слуга помогал ему одеться, принц в очередной раз похвалил себя за предусмотрительность пять лет назад. До него пост начальника Тайной службы вполне открыто занимал его отец, оставив его после семнадцатой по счету попытки отравления, чудом не удавшейся. Точнее, почти удавшейся: принцу Эверну тогда исключительно повезло, его ухитрились вытащить практически из-за Грани. И именно отец предложил Ориану стать тайным главой Тайной службы... Тогда принц долго раздумывал, и согласился только после того, как нашел описание одного невероятно древнего ритуала. Замешанный на его крови, он не давал никому знающему о подлинном положении Ориана поведать об этом хоть кому-нибудь. Так что почти все считали его светским бездельником и разочарованием для семьи, и лишь пятеро знали правду: Император, отец Ориана, рен Неран и двое офицеров - двое с тех пор, как к этой небольшой компании присоединился капитан дер Сартон.
  Слуга поклонился и отошел, принц подошел к зеркалу, взглянул на себя и усмехнулся. Пора начинать спектакль!
  Большой бальный зал сверкал огнями, драгоценностями и лукавыми улыбками дам. Появление принца вызвало огонь нежных взглядов и кокетливых движений вееров: недавно среди знатных рей столицы появилось новое поветрие, и теперь любой светский щёголь знал, какой именно жест изящной ручки означает, что дама готова подарить ему свою благосклонность. Оглядев зал, принц встретился взглядом с реей Вианной, улыбнувшейся ему обворожительной улыбкой, сводящей с ума всех мужчин столицы, и направился к ней. Беседовать с очаровательной женщиной куда приятнее, чем выслушивать поток лживых комплиментов и поздравлений в адрес дядюшки Миранна, даже если эта женщина шпионка. "Особенно если она шпионка" - поправил себя Ориан.
  Полную изящных двусмысленностей беседу прервал мужской голос:
  - Ваше Высочество, рея Вианна, добрый вечер.
  - Добрый вечер, рен Игрэн, - прощебетала рея, бросая на директора Магической Школы лукавый взгляд из-под длинных ресниц, - вы нечастый гость на балах. Не так ли, Ваше Высочество?
  - Для вас Ориан, моя прелестная рея, - промурлыкал принц, сжимая пальцы красавицы, - и вы правы, рен Игрэн действительно редко радует нас своим присутствием.
  - Увы, мой принц, дела, - развел тот руками, - не так просто руководить Школой.
  - Есть кто-то интересный в этом году из поступивших? - небрежно бросил принц. - И кстати, Император в последнее время слегка сдал, несмотря даже на... самоотверженную помощь магов.
  - Маги всегда рады служить империи и Императору, - улыбнулся директор, - а из интересных... Пожалуй, никого особенного, разве что сын советника дер Фалдона, у молодого человека оказалось три стихии.
  - Да?! Любопытно... Насколько я помню, ни у кого из рода его отца либо матери магии нет, - удивленно поднял брови принц, - хотя я полагаю, Его Величеству куда важнее целители.
  - Увы, никого достаточно сильного, - покачал головой рен Игрэн и оглядел зал, - сегодня здесь необычно многолюдно.
  - Бал по поводу дня рождения наследника престола не то событие, которое можно пропустить, - кокетливо повела плечами рея Вианна, от чего ее грудь в глубоком декольте приподнялась, заставив глаза мужчин вспыхнуть, - хотя лучше бы некоторые сделали это! Опять этот ужасный человек, я его просто боюсь!
  Проследив за ее взглядом, принц покачал головой и произнес:
  - В моем обществе вам не стоит бояться никого, но вы правы, рен Неран не особо желанный гость на балах. Не так ли, рен Игрэн?
  - Мне трудно быть объективным, Ваше Высочество, нелюбовь главы Тайной службы к магам общеизвестна. Право, можно подумать, будто мы пытаемся, - он усмехнулся, - получить власть над империей!
  - А вы бы этого не хотели? - игриво спросила рея Вианна.
  Мужчины удивленно взглянули на нее. "Непонятно, чего она добивается - задумался принц, - столкнуть меня с магами? У Реара с ними конфликт, тогда почему мне об этом ничего неизвестно? Или это проверка для меня? Интересно, и что ответит ей этот интриган?"
  - Прелестная рея, чем я вызвал ваш гнев, что вы заподозрили меня в измене? Поверьте, я преданный слуга династии. О, похоже, рен Неран решил составить нам компанию...
  Ориан "недовольно" дернул уголком рта, что не осталось незамеченным собеседниками. Неран подошел и склонил голову:
  - Ваше Высочество, рея Вианна, директор, прекрасного вечера. Рен Игрэн, могу я поговорить с вами? Вы так искусно избегали моего общества последний месяц, что я начинаю подозревать, что вам есть что скрывать!
  - Что вы имеете в виду?
  - В нескольких провинциях волнения, вызванные поведением наместников, а к каждому из них были приставлены маги. И что, они совсем ничего не заметили?
  - Рен Неран, - резко заметил принц, - это ваша работа следить за порядком в империи, и если вы с ней не справляетесь, не стоит обвинять других! И вообще, подобные... допросы неуместны, вы на балу!
  - Прошу меня простить, Ваше Высочество, - сквозь зубы проговорил тот, - не думал, что выполнение долга Вы сочтете неуместным. И всё же я настаиваю...
  - Рен Неран, вам ясно сказали: мы не желаем вашей компании, оставьте нас!
  Тот метнул на принца гневный взгляд и, сухо поклонившись, отошел в сторону.
  - Ах, Ориан, вы были великолепны, - нежно проворковала Вианна, - не правда ли, директор?
  - Вы абсолютно правы, рея Вианна, - кивнул тот, - и должен признать, для меня это неожиданно. Мне всегда казалось, что Его Высочество не очень любит магов...
  Принц взглянул ему в глаза:
  - Мне кажется, маги чересчур активно вмешиваются в ход некоторых вещей. Возможно, все должно идти своим чередом, и порой не стоит затягивать то, чему судьбой суждено завершиться...
  В глазах директора блеснуло понимание, он нашел взглядом Императора, перевел взгляд на наследника престола, уже явно невменяемого, и слегка улыбнулся:
  - О, я понимаю, в чем-то Вы безусловно правы... Благодарю Вас, Ваше Высочество, - учтивый поклон, - и поверьте, Вы всегда можете рассчитывать на мою преданность. Простите, я должен Вас оставить.
  Ориан кивнул. Похоже, задуманное удалось: в последнее время принц ловил на себе чересчур внимательные взгляды директора Школы, и порой ему казалось, что тот подозревает о его истинной роли в империи... Раздалась музыка, и принц повернулся к своей спутнице:
  - Вы позволите пригласить вас на танец, обворожительная рея?
  - Ах, Ориан, я не могу отказать вам ни в чем, - томно вздохнула та.
  Рен Неран взял бокал вина с подноса и оглядел зал, дернув уголком рта. Он ненавидел балы и их завсегдатаев, вполне заслуженно считая тех бездельниками и болтунами. Взглянув на принца, оценил успешность его флирта с Вианной и спрятал невольную усмешку, поднеся бокал к губам: похоже, королю Реара передадут желанную информацию. Ну а то, что она слегка не соответствует действительности... Увы, невозможно получить все сразу! Что ж, кое-что из планируемого удалось, осталось разыграть еще одну карту... А вот и тот, кто послужит этой самой картой...
  Коррис в очередной раз задумался: что он делает на этом балу? Приглашение передали ему от рена Нерана, проигнорировать его было невозможно, фактически он получил приказ явиться сюда, прямой и недвусмысленный. Недоумевающие взгляды в его сторону прямо-таки кричали: что делает простой армейский капитан на празднике, приглашение на который удалось получить лишь наиболее знатным дворянам столицы? Да и мундир его смотрелся странно среди шелка и бархата разноцветных одежд, украшенных драгоценностями... А потом кто-то, видимо, шепнул: "вентерисский палач", и взгляды сменились на гневные, любопытствующие, презрительные... Однако Коррис вдруг понял: его это больше не задевает, как будто вокруг воздвигся прочный кокон, который никто из присутствующих не мог или не хотел преодолеть. В результате он, потягивая великолепное вино, наблюдал за разыгрывающимися на балу сценками, с иронией отметив про себя, что ни один спектакль не идет ни в какое сравнение с тем, что происходит здесь. Какое искусство лицемерия, какие великолепные актеры и в особенности - актрисы!
  - Рен Коррис, прекрасный вечер, не так ли? - раздался голос из-за спины.
  - Блестящий, я бы сказал, - ответил он, поворачиваясь к рену Нерану.
  - Замечательно и довольно точно сказано, - хмыкнул тот, окидывая взглядом зал, - но вас, похоже, он не веселит?
  - Веселит - нет, забавляет - пожалуй... А вообще я уже довольно долго пытаюсь понять, что делаю здесь.
  - Хм... Мне любопытно, кто проявит к вам интерес после нашей беседы, а вам?
  - Вы думаете, найдется смельчак, что не побрезгует обществом Вентерисского палача? - насмешливо улыбнулся Коррис.
  - Я думал, вас это прозвище задевает...
  - Я многое переосмыслил за последние дни. Раз я не стыжусь того, что делал, почему я должен стыдиться того, как меня называют? И вы не ответили на мой вопрос, рен Неран.
  - Полагаю, что наша оживленная беседа заставит многих присмотреться к вам, скорее всего вами заинтересуется одна из наших очаровательных рей. Надеюсь, вы ничего не имеете против романа на благо империи?
  - Как мне кажется, щелкнуть каблуками и гаркнуть "Служу империи!" здесь будет слегка неуместно, - усмехнулся Коррис, - но считайте, что я только что это сделал. И что мне поведать моей будущей отважной соблазнительнице?
  - Я думаю, вы и сами догадаетесь. Разве что не стоит говорить, что мы так и не вывели на чистую воду того, кто стоит за всем этим. Тайная служба в глазах жителей империи должна быть всемогуща и всеведуща... Ну и не советую делиться некоторыми вашими догадками...
  - А вы не боитесь? Например, что я выдам подлинную роль Его Высочества?
  - А у вас есть желание это сделать?
  - Ни малейшего, но...
  - Вы и не сможете: ни вольно, ни невольно. Один древний, хоть и безмагический ритуал...
  - "Покров безмолвия"?! - потрясенно произнес Коррис.
  - Верно. Удивительно, что вы о нем знаете, лично я до недавнего времени и не предполагал, что такие ритуалы вообще существуют, хотя сохранение тайны - моя непосредственная задача.
  - Один из моих предков сталкивался с ним, а я всегда был любознательным, так что довольно рано перечитал все, что нашлось в нашей библиотеке, в том числе и дневники. Насколько я помню, для того, чью тайну хранят, сам ритуал довольно болезненный, но действительно чрезвычайно эффективный. Не могу сказать, что не рад тому, что нахожусь под его влиянием, как и тому, что он дает защиту от всех подчиняющих чар и зелий. Интересно, а воздействие этарров он способен нейтрализовать?
  - Мы не будем рисковать вами, проверяя это, - покачал головой рен Неран, - каждый верный человек ценен. Хотя я иногда сомневаюсь, что наша верность императору означает верность империи, - последние слова он произнес едва слышно, словно про себя, в них звучала явная горечь.
  Проследив за его взглядом, Коррис понял, чем она вызвана: изможденный старик на троне, пьяный толстяк рядом, его сын, в девятнадцать лет похожий скорее на девушку, жеманный и манерный, не говоря уже о слухах, которые о нем ходили... И чуть поодаль - племянник Императора, беседующий с послом Торнея о чем-то серьезном, и его сын, ради блага империи изображающий легкомысленного повесу... Грустная улыбка тронула его губы, и он негромко сказал:
  - Что ж, судьба часто несправедлива. Но я хотел спросить вас о другом, если позволите... Рен Неран, что сказали жрецы по поводу жертвоприношений?
  - Жрецы в некотором роде еще хуже магов, - поморщился тот, - но кое-что всё же они открыли. Не хочу говорить об этом здесь, уж слишком это мерзко. Так что наслаждайтесь отпуском, скоро вам предстоит новая дорога.
  Кивнув на прощанье, мнимый глава Тайной службы отошел. Перекинувшись парой слов с несколькими придворными, он полюбовался на танцующих и покинул зал, Коррис же взял новый бокал вина и вернулся к наблюдению. Интересно, если рен Неран прав, как именно к нему "подведут" кандидатку на роль шпионки в постели? Похоже, его ждет новый незабываемый опыт!
  Ждать ему пришлось недолго: всего через пять минут проходившая мимо рея "поскользнулась", причем сделала это так, что только грубиян и невежа не поспешил бы ее поддержать. Придержав даму за локоть, Коррис предотвратил падение и затем отступил на шаг назад, слегка склонив голову:
  - Будьте осторожнее, очаровательная рея, этот паркет слишком скользкий.
  - Вы такой сильный... - с легким придыханием произнесла действительно очаровательная молодая женщина, затрепетав длинными ресницами.
  Лицо сердечком, большие зеленые глаза, пухлые губки, уложенные в сложную прическу волосы цвета меди, соблазнительные изгибы зрелой женщины, подчеркнутые зеленым платьем так, что Коррису с трудом удалось оторвать взгляд от ее декольте... словом, она не смогла бы оставить равнодушным ни одного мужчину. Брачный браслет на правой руке без единого камня на нем свидетельствовал о том, что его обладательница придерживается древних традиций и заодно о том, что она вдова и не имеет детей. Капитан взглянул на нее с вполне искренним восхищением и долей сожаления:
  - Помочь прелестной даме - радость для любого мужчины. Увы, я не имел чести быть вам представленным...
  - Нарушим правила, ведь вы спасли меня от возможных насмешек. Я дозволяю вам представиться мне без посредников, - улыбнулась та.
  - Капитан Коррис дер Сартон, всецело к вашим услугам.
  - Рея Теана дер Ней, - красавица протянула руку, которую Коррис поцеловал, задержав тонкие пальчики у своих губ на пару секунд дольше, чем позволялось этикетом, - всецело?
  - Разумеется! Могу ли я пригласить вас на танец?
  Ответом ему была еще одна улыбка и согласие.
  - Вы молчите, рен Коррис? - лукаво улыбнулась ему Теана, легко скользя по паркету.
  - Я утратил дар речи от вашей небесной красоты, рея Теана.
  - О, как это мило... Капитан, вы сторонитесь общества?
  - Боюсь, прелестная рея, это оно сторонится меня. Возможно, вы не знаете, но моя служба вынудила меня совершать некоторые поступки, что вряд ли будут приняты светом с пониманием...
  - О, так это вас прозвали...
  - Вентерисским палачом? Да, меня. Я вызываю у вас ужас? - последний вопрос прозвучал перед тем, как смолкла музыка. Коррис поклонился и протянул партнерше руку, которую она, к его легкому удивлению, приняла.
  - Скорее интерес, - кокетливый взмах веером, - надеюсь, к женщинам вы не столь суровы?
  - Рея, разве хоть один мужчина, достойный этого имени, может быть суровым с вами?
  Та лишь улыбнулась, слегка прикрыв глаза ресницами. Коррис хотел сказать очередной комплимент, но не успел, из-за спины послышался голос, который он сразу узнал:
  - Коррис дер Сартон?
  - Рен Игрэн, - поклонился Коррис в ответ.
  - Прелестная рея Теана, вы восхитительны, - поцеловал ей руку директор Школы и снова обратился к Коррису, - а вы изменились, рен Коррис. Сколько мы не виделись, лет шесть?
  - Восемь. Зато вы все такой же, директор. Впрочем, вы вообще не меняетесь...
  - Как и все маги. Я вижу, вы так и не избавились от последствий того... несчастного случая?
  - Полагаю, вы и сами знаете, что это невозможно, разве что в Школе подрастают молодые гении...
  - Увы, - развел руками директор, - вы же знаете, какая это редкость. Кстати, не ожидал от вас такого выбора карьеры...
  - Иногда приходится выбирать лучшее из худшего, рен Игрэн, - спокойно ответил Коррис, - но вам не кажется, что в присутствии такой красавицы, как рея Теана, говорить о чем-либо, кроме нее, просто недопустимо?
  -Вы правы, и я приношу вам, рея Теана, свои извинения.
  Несколько минут было посвящено тому, что мужчины наперебой осыпали рею комплиментами, а затем директор попрощался:
  - Прошу простить меня, пора. Рея Теана, ваш преданный слуга. Рен Коррис... небольшой совет - подумайте о правильности выбора союзников...
  Проводив рена Игрэна взглядом, Теана перевела горящие любопытством глаза на Корриса.
  - Рен Коррис, вы давно знакомы? Что вас связывает?
  Коррис вдруг почувствовал усталость. Весь этот бал, притворные улыбки, фальшивые чувства, фигурное кружево слов... Впрочем, на его лице все это не отразилось: чуть улыбнувшись, он ответил:
  - Знакомы... почти двадцать лет, а вот что связывает... Простите, рея Теана, но это грустная и длинная история, а я осмелюсь смиренно попросить вас снизойти ко мне и подарить еще один танец.
  - Право же, вы поэт! Разумеется, я подарю вам этот танец, а может, и не только его...
  
  Полдень следующего дня.
  
  - Прошу вас, рен, - слуга с поклоном передал поводья Коррису. Вскочив в седло, тот послал воздушный поцелуй в сторону особняка и твердой рукой направил коня к воротам.
  Покачиваясь в седле, он пытался анализировать свои чувства. Что-то очень сильно изменилось в нем за последнее время: казалось, с тех пор с людей и событий словно сдернули флер очарования и романтики... Только год назад он был бы безмерно счастлив попасть на Императорский бал, а уж быть удостоенным внимания такой красавицы, как рея Теана... И не просто внимания: она оказалась великолепной любовницей, отлично умеющей доставить мужчине наслаждение, так что ночь была восхитительной... И все же, все же... Коррис вздохнул, с симпатией и сожалением подумав о принце: заниматься любовью с женщиной, которая ложится с тобой в постель ради информации, оказалось не столь легко и приятно, как ему казалось ранее. Да и необходимость обдумывать свои слова в слегка неподходящей для этого обстановке напрягала! Хотя Теана выглядела весьма довольной и даже сказала на прощанье, что ждет его снова. Цинично усмехнувшись, он подумал: 'Любопытно знать, она хочет еще что-то выведать или просто поразвлечься? Она оказалась довольно требовательной в постели, не каждый сможет соответствовать...'. То, что он мог ей по-настоящему понравиться, Коррис отмел сразу - поймал взгляд любовницы в тот момент, когда она полагала, что он этого не заметит: так смотрит купец на товар. Неожиданно перед его мысленным взором возникли ясные серые глаза с зеленым ободком вокруг зрачка, смотревшие на него с участием и заботой. Коррис тряхнул головой: почему-то слова травника, столь возмутившие его неделю назад, привели к тому, что юная Лия вспоминалась ему все чаще...
  
  
  Глава 14.
  
  Магическая Школа, почти три недели спустя.
  
  - Отлично, теа Лия, вы меня снова радуете!
  Рен Берон, преподаватель зельеварения, был единственным, на уроках которого Лия никогда не чувствовала себя хуже других. Напротив, то, что остальным ученикам давалось тяжело, для нее было просто, как дыхание. Сам же рен Берон был скуп на похвалу, но каждое его доброе слово заставляло Лию буквально воспарить. Вот и сейчас она с искренней признательностью посмотрела на него, старательно не замечая взглядов, в которых сквозило привычное неприятие с ноткой зависти.
  Рен Берон был одним из старейших магов Школы, об этом Лие сказал тен Гиран. Сухощавый мужчина средних лет с острыми чертами лица, проницательным взглядом карих глаз и русыми волосами, припорошенными сединой на висках, он казался спокойным и отстраненным, но мог весьма язвительно пройтись по способностям и старанию учеников. Его возраст, который сообщил библиотекарь, заставил Лию изумленно охнуть: в ее понимании шестьдесят лет было не то что глубокой старостью, скорее дряхлостью, и даже знание о том, что маги живут по сто и более лет, пока не доходило до ее сознания.
  Группа будущих целителей была небольшой, всего двенадцать человек. С Лией никто из них не общался, но из подслушанных разговоров девушка знала, что кроме нее лишь двое владели магией исцеления. Остальные же попросту обладали слишком маленьким потенциалом для того, чтобы из них могло получиться что-то толковое, ну а для лечения мелких травм и наполнения силой зелий особого таланта не требовалось. Большинство учеников их группы относились к своему будущему занятию с явным пренебрежением: как поняла Лия, для них было важнее получить диплом мага и научиться поддерживать в себе здоровье и молодость, чем помогать людям. Неудивительно, как зло подумала девушка, впервые осознав это: среди них она была единственной простолюдинкой, хотя и к высшей знати никто из них не относился. Дети провинциальных дворян, некоторые явно не из богатых, но считавшие себя лучше любого не имеющего родового перстня на руке...
  К искреннему удивлению девушки именно такие ученики чаще всего бросали язвительные замечания, пытаясь хоть как-то задеть ее. Вернее, она удивлялась этому, пока не поняла: для тех, чьи семьи принадлежат к самым знатным и богатым родам империи - это выдавали их одежда и манеры, а также отношение преподавателей - небогатые провинциальные дворяне не очень-то отличались от нее самой. Видно, тех это задевало, вот и пытались на ней отыграться, совсем как деревенские мальчишки, что гоняли ее после того, как получали трепку от родителей! А те самые аристократы держались холодно и отстраненно, общаясь только с такими же, как они сами. И именно они никогда не задевали Лию, словно не видя ее, как почти не замечали и провинциалов, делая исключение лишь для наиболее красивых да талантливых.
  Именно на одном из занятий по зельеварению Лию попытались серьезно подставить. Было это с неделю назад, когда рен Берон впервые задал на дом практическое задание - простенькое зелье от простуды, Лия такие еще в деревне варила. Придя на занятие, она поставила флакончик на свой стол и села дожидаться начала урока. В эту минуту во дворе что-то взорвалось, все бросились к окнам, и она в том числе. Когда же вновь вернулась к столу, то с ужасом и негодованием увидела, что зелья там уже не было...
  Разочарование в глазах преподавателя, не увидевшего ее домашнего задания, ударило Лию точно ножом. Запинаясь и заливаясь краской, она рассказала ему о случившемся под насмешливые шепотки соучеников. Рен Берон молча выслушал ее и велел всем сдать приготовленные зелья, среди поставленных на его стол флакончиков Лия с негодованием увидела свой. Сжав кулаки, она со злобой посмотрела на сдавшего его рена Сирвана, высокого синеглазого блондина, насмешливо ей улыбнувшегося.
  То, что произошло потом, оказалось неожиданностью для всей группы. Преподаватель по очереди подносил флакончик к глазам, отставлял в сторону и что-то помечал в тетради. Приготовленное Лией зелье было последним, рен Берон вгляделся в него, медленно поставил флакон на стол и скомандовал:
  - Рен Сирван, ко мне!
  Тот подошел к преподавательскому столу, на его лице отражалось недоумение. Преподаватель оценивающе посмотрел на него и спросил:
  - Это зелье приготовили вы?
  - Да, разумеется, - ничтоже сумняшеся ответил тот.
  - Отлично... Пейте! - протянул ему флакончик рен Берон, дождался, пока Сирван выпьет зелье, а потом что-то прошептал.
  Нерадивого ученика скрутило жуткой судорогой. Все вскочили с мест и шагнули к нему, но были остановлены ледяным голосом преподавателя:
  - Терпеть не могу лжецов! На будущее: каждое зелье, в котором есть хоть капля магии, несет на себе отпечаток ауры автора. Так что я с первой секунды понял, кто создатель этого состава! А то, что вы видите сейчас - наказание для идиота, который возомнил себя умнее меня. И кстати... Поскольку глупость порой заразна, сообщаю: если вы решите подлить зелье кому-нибудь, вычислить ваше авторство будет легче легкого.
   - И так с любым зельем? - недоверчиво спросила рея Мирая, изящная блондинка с кукольным личиком.
  - Рея Мирая, вы вообще слушали мои слова? С любым зельем, при изготовлении которого использовалась магия!
  Мирая отвела взгляд и встретилась глазами с Лией, которая возликовала: ага, она-то может приготовить все что угодно и без магии! И если ее снова начнут шпынять... Похоже, это осознала и Мирая, на ее лице появилось потрясение...
  С этого момента никто из будущих целителей не пытался хоть как-то цепляться к Лие, более того, некоторые из них внимательно приглядывались к тому, что она делает на уроках по зельеварению. Насмешки со стороны других студентов продолжались, но Лия их игнорировала, твердо решив: пока чешут языки - пусть их, но коль попытаются ей навредить, она в долгу не останется! Посмотрим, какие лица будут у них после недели поноса...
  - Так, - прервал ее размышления преподаватель, - теа Лия, вы можете идти, остальные - заканчивайте работу, я вернусь через десять минут.
  Он вышел, Лия схватила учебник, тетради и также направилась к двери. Неожиданно ее остановило негромкое:
  - Кхм, теа Лия, вы не могли бы...
  Девушка потрясенно уставилась на Мираю, не веря своим ушам. Небо упало на землю? Боги спустились с небес? Чтобы кто-то из одногруппников заговорил с ней, да еще вежливо?
  - Да, рея Мирая?
  - Не могли бы вы подсказать, что я сделала не так?
  Понятно... Из всей группы Мирая была наименее способна к зельеварению: как Лие казалось, причина этому была в самой обычной несобранности. И преподаватель уже не раз отчитывал ее за недостаток прилежания, даже пригрозив отчислением по результатам экзаменов. И пусть до них было далеко - экзамены сдавали только летом, но рен Берон славился злопамятностью.
  Первой мыслью Лии было отказать, припомнив все шпильки в ее сторону, но она тут же остановила себя. Подойдя к столу Мираи, она оценила цвет зелья и его запах. Так, зверобой, подорожник, цветы ноготков, хвощ, спорыш, трава королевского корня... Ага, ясно! Она негромко сказала:
  - Вы забыли положить корень живокоста.
  Тихое 'спасибо' безмерно удивило девушку. Выходя из лаборатории, где традиционно проходили занятия, она подумала о том, что сегодня впервые услышала доброе слово от кого-то из учеников...
  Зельеварение было последним занятием на сегодня, так что Лия поспешила в общежитие. Быстро переодевшись, надела теплую куртку и, прихватив с собой небольшой мешочек, направилась к лавке тена Долера.
  На улице было холодно и сыро: осень вступила в свои права. В воздухе висела туманная хмарь, а порывы ветра пробирали до костей, заставляя Лию жалеть, что в столице носить штаны для девушки считалось неприличным...
  До дома травника она добралась за полчаса, дверь удалось отпереть не сразу, настолько замерзли руки. Вышедшая навстречу Хания улыбнулась ей:
  - Лия, доброго дня. Пойдем-ка, я тебя отваром с пирожками угощу.
  - Мне работать надо, - возразила девушка, поеживаясь.
  - Успеешь еще наработаться. Вон, гляди, руки замерзли, как работать будешь? Сколько раз говорить - купи перчатки, все монетки жалеешь, глупышка деревенская, - беззлобно ворчала экономка.
  Усадив Лию за стол, она налила ей отвара, пододвинула тарелку с пирожками и сказала:
  - А мы с Долером через неделю женимся, - и зарделась, точно молоденькая.
  - Поздравляю! - искренне воскликнула Лия, согревая руку о чашку и улыбаясь до ушей..
  - Жаль только, что стара я рожать, - вздохнула женщина, пригорюнившись, - с первым-то мужем Боги дитеночка не дали, да я не больно и страдала. Молодая была, глупая... А сейчас и рада была бы, да мне ж уже через год сорок годков стукнет...
  - Коли Боги будут милосердны, так все получится, - накрыла ладонью ее руку девушка, - а есть и травки всякие, что выносить ребенка помогут. Нешто мы с теном Долером не озаботимся?
  - Спасибо, девочка, - улыбнулась Хания и смахнула набежавшие слезы, - вон, гляди, совсем как дурочка какая реву. Ну что, покушала, согрелась?
  - Спасибо, все очень вкусно. Пойду я, а то тен Долер заругает!
  - Пусть только попробует, - подбоченилась женщина, а затем подмигнула, - ладно, иди. И я тебе пирожков с собой положу побольше, а то скоро ветром унесет!
  Принимаясь за работу, Лия улыбалась. Вот хорошо, и Хания теперь подобреет, и тену Долеру получше будет. А если еще и ребенок родится...
  Через полчаса к ней зашел тен Долер.
  - Лия, там рен Коррис пришел. Ты вроде бы хотела с ним поговорить?
  - Да, сейчас иду! - откликнулась она.
  Травник кивнул и вышел, а Лия взяла тот самый мешочек, что прихватила из общежития, и поспешила следом, предварительно проверив, все ли в порядке с ее платьем и волосами.
  Последние две недели Лия как одержимая искала в семейной книге способ снятия заговора с капитана. Почему это было для нее настолько важным, она и сама не понимала, но зато твердо помнила, что сказала ей на прощанье Ясмина:
  - Лия, я не вижу твоей судьбы, но иногда я чувствую в людях что-то... у нас это называют 'покров Маэры'. А раз так... Если ты почувствуешь, что должна сделать что-то - делай, даже если тебе покажется это странным или глупым. Так Богиня иногда влияет на таких, как ты...
  Найденный способ оказался сложным и требовал многих весьма странных ингредиентов. Впрочем, оставался еще один, без которого он точно не подействует...
  Когда Лия зашла в лавку, Коррис уже отсчитывал монеты. Подняв глаза навстречу легким шагам, он вдруг почувствовал легкую грусть от того, что может никогда больше не увидеть эту необыкновенную девушку. Травник пересчитал монеты, кивнул и сказал:
  - Что ж, рен Коррис, мы с вами в расчете. Приятно было работать с таким заказчиком, надеюсь, вы не в последний раз обращаетесь к нам. Лия, - обернулся он к помощнице, - у тебя к рену капитану какое-то дело, не требующее лишних ушей?
  - Да, тен Долер, - слегка смутилась девушка.
  - Тогда я вас оставлю, как закончишь, возвращайся к работе.
  Травник закрыл за собой дверь, оставив их наедине. Коррис вопросительно посмотрел на явно нервничавшую Лию и спросил:
  - Теа Лия, что-то случилось?
  - Я хотела спросить, вам удалось снять тот заговор?
  - Нет. Маги говорят, что не видят его, увы, у меня с этим есть некоторые проблемы. Так что вся надежда на ваши чудодейственные зелья, жаль лишь, что их не хватит надолго.
  - Я никогда такого раньше не делала, но нашла один способ. Не знаю, поможет ли... Только мне нужна капля вашей крови...
  Сказав это, Лия взглянула на капитана в упор, ожидая его реакции. Он не сомневался ни секунды: достав из ножен небольшой кинжал, уколол палец и протянул руку девушке. Та достала маленький холщовый мешочек, стянутый свитой странным образом бечевкой у горловины, и раскрыла его. Капля крови упала внутрь, а Лия затянула бечевку, одновременно шепча слова древнего заговора.
  Похоже, он действовал: Лия чувствовала, как с каждым словом вокруг нее словно что-то меняется, и одновременно - как стремительно уходят силы, словно она пыталась поднять непомерно тяжелый груз. Последнее слово она почти выдохнула, в ту же секунду узрев на ткани возникший и сразу же исчезнувший странный знак. А потом все закончилось, давление ушло, и она протянула готовый оберег Коррису.
  - Вот, это может помочь, только носите его всегда при себе.
  Коррис смотрел на нее потрясенно. Не понаслышке зная о силе заговоров и оберегов, он представлял, как сложно было Лие его создать. Приняв мешочек, он спросил:
  - Теа Лия, чем я могу отблагодарить вас?
  Та покачала головой:
  - Я не ради благодарности. Просто поняла, что должна вам помочь, мне кажется, вы хороший человек. Пусть Боги благословят ваш путь, рен Коррис.
  Коррис сглотнул, не в состоянии говорить. Впервые со дня смерти матери кто-то по-настоящему позаботился о нем, не требуя ничего взамен. Он взял руку Лии в свою и поцеловал дрогнувшие пальцы, произнеся неверным голосом:
  - Спасибо, теа Лия. Верю, Боги будут благосклонны к вам, вы удивительная девушка. И надеюсь когда-нибудь увидеть вас вновь.
  Он выпустил ее руку, поклонился и вышел, подхватив сумки и не оглядываясь. Лия смотрела ему вслед, а пальцы словно до сих пор грело прикосновение его губ...
  Коррис навьючил на коня сумки и вскочил в седло, с трудом сдерживаясь, чтобы не послать коня в галоп. Ледяной ветер хлестнул по лицу, заставив заслезиться глаза, но Коррис его почти не ощутил, настолько тепло ему было на сердце. Он все еще слышал последние слова девушки, а перед мысленным взором сияли ясные глаза...
  Лия покачала головой, стараясь прийти в себя. Надо же, руку поцеловал, как знатной рее! Она опустила глаза и со стыдом подумала, что ее-то руки уж точно не для того, чтобы их целовали: кожа загрубела, ногти коротко острижены. Нет, надо возвращаться к работе и не думать об этом мужчине и странных чувствах, которые он в ней вызывает! Внезапно она ощутила спокойствие и абсолютную уверенность, словно кто-то обнял ее и шепнул: ты все сделала правильно.
  
  
  То же время. Покои принца Эверна в Императорском дворце.
  
  Принц Ориан вошел в покои отца, сидевшего за столом и что-то писавшего. Подняв голову, тот сухо приказал, кивнув на стоящее у камина кресло:
  - Садитесь, Ориан, - и добавил, обращаясь к слуге, - Фиор, оставьте нас.
  Как только дверь затворилась, Эверн встал и сел рядом с сыном, спросив:
  - Как ты, сынок?
  В голосе его звучала подлинная забота и участие. Если бы кто-нибудь из придворных видел отца и сына сейчас, то несомненно бы поразился явному контрасту с тем, что все считали общеизвестным: для принца Эверна его сын является одним из самых больших разочарований в жизни. Ориан откинул голову на спинку кресла, потянулся и вздохнул:
  - Устал. Не представляю, как ты столько времени тянул на себе все это!
  - Мне было и проще и сложнее: не надо было притворяться, зато каждый знал, куда ему целиться, - вздохнул его отец, - правда, и время для Тайной службы было поспокойнее. То, что творится последние пару лет... У меня такое чувство, будто кто-то целенаправленно разрушает империю!
  - Если бы пару лет! Знаешь, в свете того, что происходит сейчас, мне все больше кажется, что это началось еще до войны с кшаси.
  На лицо Эверна набежала тень. Вздохнув, он ответил:
  - Ри, еще тогда война казалась мне ужасной ошибкой. Гибель Ланнара была трагедией, от которой дядюшка так и не оправился, но странно другое: наши войска напали на Наррос сразу же, как только это известие пришло! Тебе это не кажется странным?
  - Ты никогда не говорил о том, что это тебя беспокоит, - вскинул брови сын, - почему?
  - Тебе и так несладко. Но если уж ты считаешь, что все связано...
  Он встал и подошел к пустой стене кабинета, Ориан последовал за ним. Эверн нажал на что-то, и резные деревянные панели скользнули в сторону, открывая взорам мужчин огромную - во всю стену - карту империи Ронтар.
  - Знаешь, что это? - старший из принцев провел пальцем вдоль линии, очерчивающей несколько провинций вокруг столицы. Внутри этой линии размещалась едва ли четвертая часть Ронтара. Ориан нахмурился и слегка неуверенно предположил:
  - Границы Ронтара до правления Кэриана I?
  - Верно, - отец поощрительно улыбнулся ему, - и лишь благодаря использованию Путей Ронтар стал тем, чем является сейчас: гигантской империей, чья власть в Миридане неоспорима.
  - Но кшаси со времен Кэриана не пускали армии на Пути!
  - А это было и не нужно. Завоевать новые земли дело нехитрое, а вот удержать... Ты ведь и сам прекрасно понимаешь: самое главное, что Пути позволяли держать на коротком поводке наместников провинций! Когда они понимали, что жалоба на их незаконные действия попадет в Имперскую канцелярию самое позднее через неделю, и столь же быстрым и неотвратимым будет ответ... Что ж, страх является прекрасным подкреплением для чувства долга! Сейчас же я более-менее уверен лишь в нескольких наместниках, в основном южных, а полностью - лишь в дер Фартаэре. Для Норвеара нужен был человек с почти болезненной честностью и преданный империи до кончиков ногтей, и то, что он оказался еще и прекрасным управленцем - просто невероятное везение!
  - Жаль, что таких не найдется для всех провинций...
  - Найти даже пятерых таких - несомненная удача для любого правителя, а двадцать семь... Попросту невозможно! Но мы говорили относительно войны с кшаси. Эрант, - палец принца Эверна прикоснулся к значку, символизирующему столицу, а затем переместился гораздо ниже, - Тиронн, откуда шла атака на Наррос. Через три дня после гибели Его Высочества принца Ланнара!
  - Но как?! - Ориан потрясенно уставился на карту, начиная понимать всю невозможность этой ситуации. - Получается, даже если Император узнал о гибели сына сразу после того, как это произошло, и тут же приказал начать войну, приказ просто не мог дойти за такое короткое время! Да и откуда в таком захолустье, как Тиронн, взялась армия?!
  - Ри, вот уже много лет я задаю себе те же самые вопросы, и не нахожу ответа. Тогда никто не думал об этом, дядя был просто одержим идеей отомстить за сына. А вот потом... Самое страшное знаешь в чем? Кто бы за этим не стоял, если это он спровоцировал войну... Как можно было закрыть Пути?! Какой силой для этого надо обладать?
  Ориан почувствовал, как страх ледяной змеей вползает в его душу. Если тот, кто стоит за этим, настолько силен и умен... Как с ним бороться? Вновь усевшись перед камином, он протянул руки к огню, словно желая его теплом разогнать холод в душе.
  - А кшаси? С ними хоть кто-нибудь говорил об этом? И вообще, как Кшасаэр ухитрился десять лет противостоять империи?
  Отец усмехнулся, с теплотой глядя на сына:
  - Ри, я горжусь тобой! Умение задавать правильные вопросы - замечательное качество! Начну с последнего: кшаси оказались слишком сильны для нас. Да, их гораздо меньше, но они маги все без исключения. И к тому же прекрасные воины, а в бою становятся почти неуязвимыми.
  - Я читал о боевой трансформации, но в книгах нет подробностей, лишь упоминание о самом факте.
  - А она почти незаметна внешне, основные изменения внутренние. Заметить можно лишь перемену цвета кожи - в трансформации она слегка сероватая. А так... Увеличивается скорость движений и быстрота реакции, прочнее становятся кости и кожа - настолько, что ее сложно пробить обычным оружием. Кшаси в трансформации - страшные противники, один стоит самое меньшее десяти людей! Именно поэтому, кстати, в старые времена в дуэльном кодексе было правило: при дуэли человека и кшаси последний не может переходить в боевой режим, это считалось нечестным и презиралось.
  Ориан покачал головой:
  - И почему я узнаю об этом только сейчас, а?
  - Это было отнюдь не самым важным, - улыбнулся ему отец, - а теперь насчет твоих первых вопросов... Я пытался убедить Императора вступить в переговоры с кшаси уже после двух лет войны - бесполезно! И даже сейчас, когда прошло почти пятнадцать лет после ее окончания, он не желает видеть в Эранте их посольство и не желает посылать туда нашего посла! И всё же... Помнишь, на балу я говорил с послом Торнея?
  - Да. Кстати, они же были союзниками кшаси в той войне, так почему Его Величество не отказывается поддерживать дипломатические отношения с ними, но упорствует относительно Кшасаэра?
  - Потому что он упрямый старый дурак! - неожиданно вспылил принц Эверн. - Одной ногой в могиле, и готов утянуть за собой всю империю! Ладно, так вот: вчера посол Фарин передал мне одно чрезвычайно любопытное послание.
  Он встал, подошел к столу и достал сложенный вдвое лист. Снова усевшись в кресло, протянул бумагу сыну:
  - Прочти.
  Тот развернул лист и присвистнул, увидев подпись: "Рессар, Владыка Кшасаэра". Отец кивнул ему:
  - Все верно. По чести, это бы следовало передать Императору, но... Читай-читай, там есть кое-что важное!
  Ориан пробежал письмо глазами, нахмурился и перечитал медленнее, вчитываясь в каждое слово, словно пытаясь запомнить его наизусть. Наконец, бережно сложив письмо, он поднял голову на отца и тихо произнес:
  - Значит, это действительно были жертвоприношения, рен Коррис был прав. И кто знает, что произошло бы, удайся они... Древние боги, значит?! - он с яростью стукнул по подлокотнику кресла.
  - А что сказали жрецы?
  - Напустили тумана, как обычно! Хотя Неран говорил, что одно только упоминание о жертвоприношениях заставило Дирра побледнеть...
  - Дирра?! - принц Эверн покачал головой, - даже жаль, что я этого не видел!
  Дирр, верховный жрец Отца Богов и покровителя воинов Руарра, был примечательным персонажем. Никто не мог ожидать карьеры жреца от сына небогатого провинциального дворянина, вступившего в армию в ранней юности и ставшего самым молодым генералом армии империи, но судьба решила по-своему. Смертельно раненый во время одного из сражений с кшаси, он уже почти ушел за Грань, ведь даже лучшие маги-целители отступились от него, признав безнадежным. Скорее всего, он бы умер, но его солдаты решили, что умирать их генерал должен в храме Руарра. И неожиданно для всех тот выжил, но с тех пор избрал для себя другое служение...
  - Отец, я не понимаю! - не выдержал Ориан, - какой смысл? Зачем кому-то желать возвращения Древних богов? Это ведь только кровь и смерть! Власть в империи - это одно, но это... И потом: а как же маги? Без их поддержки или хотя бы молчаливого согласия это все невозможно, а возрождение Древних для них самоубийство!
  Принц Эверн протянул руки к огню и тихо сказал:
  - С тех пор, как я прочел это, - он кивнул на письмо Владыки, - я тоже все время об этом думаю. Слишком много нестыковок... Единственная мысль, что приходит мне в голову: несколько сил, являющихся временными союзниками. Хуже всего то, что мы не знаем, кто стоит за действиями наместников и как это удалось провернуть. Да, многие из них жадны, но дураков среди них нет! Я еще могу понять работорговлю, но жертвоприношения? Или они об этом попросту не знали?
  - А что насчет идеи с влиянием этарров?
  - Я послал человека с письмом для Небесного Владыки в одно из тех мест, где они закупают товары, хотя вряд моя задумка увенчается успехом. Этарры никому и никогда не прощают убийство сородичей, а именно в Ронтаре почти пятьсот лет назад убили одного из крылатых...
  - Как это удалось? - в голосе Ориана прозвучал нешуточный интерес. - Ведь если этарры могут влиять на людей... И опять: почему я об этом ничего не знаю? Отец, как я могу стоять на страже интересов империи, если от меня что-то скрывается?
  - Не скрывается, просто ты никогда не проявлял интереса к древней истории. Точнее, к тайной древней истории, хранящей некоторые неприглядные секреты империи... я потом пришлю тебе эти записи. Хотя если честно, многое из этого не знал и я сам, начав рыться в архивах Тайной службы только после рассказа относительно предположений твоего человека. Я о капитане дер Сартон, - пояснил он в ответ на вопросительный взгляд сына, - кстати, ты знаешь, что рен Нервин дер Фартаэр считает его почти сыном?
  - Знаю, - кивнул тот, - и это было одной из причин присмотреться к капитану внимательней. Рекомендация такого человека дорогого стоит.
  - Ты прав. Кстати, о рене Нервине: ему я тоже послал письмо. Дядюшка может говорить что угодно, но мы должны начать переговоры с кшаси! И если мы не можем направить посла, то наместник пограничной с Кшасаэром провинции вполне подходящая фигура для общения с Владыкой. А кшаси гораздо больше нашего знают об этаррах, у них даже есть дипломатические отношения. Заодно попробуем узнать причину закрытия Путей, может тогда мы хотя бы поймем, кто точно не может стоять за всем этим!
  - Не боишься гнева Императора, если он об этом узнает?
  - Ри, Император все больше утрачивает желание заниматься интересами империи. Физически он относительно здоров, но превратился в фанатика, единственной идеей которого является прожить как можно дольше!
  - А кстати, зачем это магам? Ведь если они хотят захватить власть, не проще ли дать ему умереть? Вряд ли Миранн долго продержится на престоле! Про Лиэра я и не говорю, - Ориана передернуло.
  Отец усмехнулся:
  - Ну, если Лиэр вступит на престол, то будет не первым мужеложцем на троне Ронтара. В конце концов, даже и такой при помощи магов может зачать ребенка...
  - Любители мальчиков были, но наоборот... Тьфу, мерзость, не хочу об этом говорить! Да такого Императора скинут с трона и не поморщатся, никто не захочет быть преданным слабовольному извращенцу!
  - Ри, ты слишком кипятишься...
  - Слишком?! Отец, ты всю жизнь служишь империи, тебя несколько раз чуть не убили, теперь и я в этой грязи по уши, и только прямым наследникам трона на все плевать! Знаешь, почему директор дер Нистер так легко поверил моим причинам нелюбви к магам? Потому что я действительно уверен: никто из них не заслуживает престола! Вернее, не так: империя не заслужила таких правителей!
  - Сын, то о чем ты говоришь... Это измена, ты понимаешь это? Неужели ты желаешь короны? - во взгляде принца Эверна было легко прочитать потрясение.
  - Нет, я ее не хочу. Только идиоты считают, что жизнь правителя - радость и счастье, и лишь безрассудные мечтают взвалить на свои плечи такую тяжесть. Но, отец... мы ведь и без того ее несем, оглядываясь на тех, кто сидит на троне! А измена... Да, мы присягаем Императору лично, но он сам присягает стране! А сейчас предает свои клятвы...
  Последние слова Ориан фактически прошептал, глядя на отца почти с отчаянием. Тот покачал головой:
  - Сынок, такова наша жизнь. Все, что ты можешь - делать все, на что способен. А Миранн... Ты знаешь, что он не так уж виноват? Что его склонностям специально потакали?
  - Как?! Зачем?!
  - Он же был вторым сыном... Не в первый раз потворствуют всем прихотям ненаследного принца, чтобы не создавать проблем для его старшего брата...
  - Но твой дед был не таким...
  - Верно, он предпочел воспитать из моего отца опору трона, и ему это удалось: за несколько столетий у империи не было лучшего канцлера! Жаль, что дядюшка не стал делать этого для Миранна... Ну да мы отклонились от темы, ты ведь спрашивал насчет магов?
  - Не хочешь говорить об этом? - горько усмехнулся Ориан, - а насчет магов... Единственное, что приходит мне на ум: им нужно время для каких-то своих замыслов, и поэтому они не дают умереть Императору. А вот стоит тому уйти за Грань... Миранна и Лиэра не поддержит никто, так что остаемся мы с тобой. Ты думаешь, речь идет о смене династии?
  - Полагаю, да, так что мы тоже под ударом. Хотя есть шанс, что корону предложат тебе, надеясь заполучить в твоем лице куклу на троне, уж больно хорошо ты играешь свою роль.
  - Не думаю, у них кукла уже есть - Миранн, нет смысла менять законного Императора на узурпатора - такую же куклу. Все-таки директору дер Нистеру явно хочется уместить свой зад на трон!
  - Ориан, что за слова, ты принц, а не крестьянин, - покачал головой Эверн. - И что ты будешь делать?
  - Спасать империю. Не императора, не его сына или внука - страну. И если это приведет к тому, что корона ляжет на твою или мою голову, значит, так тому и быть. Это лучше, чем власть магов, презирающих всех не наделенных даром!
  - Делай что должен и будь что будет, - вздохнул его отец и встал, положив руку на плечо сыну, - и прости, что взвалил на тебя эту ношу.
  
  
  Имперская канцелярия, следующий день.
  
  Дверь знакомого кабинета гостеприимно распахнулась перед Коррисом. Рен Неран встал ему навстречу, улыбнувшись:
  - Рад вас видеть, рен Коррис! Ну что, как отдохнули?
  - Спасибо, рен Неран, - склонил голову тот, - отдых был мне действительно нужен.
  - С отцом так и не помирились?
  - Я догадывался, что вы в курсе... Вряд ли нам вообще когда-нибудь удастся примириться, но это его и мой выбор. Могу я узнать, что за задание вы припасли для меня и моего отряда?
  - Да, разумеется. Только подождем Его Высочество. Кстати, как вам рея Теана?
  - Чересчур расчетлива и любопытна, хотя как любовница выше всяких похвал, - усмехнулся Коррис, - похоже, она пыталась кое-что разведать для директора Школы. Так что я скормил ей сказку о жадных наместниках, не любящих делиться...
  - И она не поинтересовалась причиной вашего рвения в расследовании?
  - Разумеется, поинтересовалась. Так что ей пришлось выслушать небольшую речь на тему ограниченных возможностей обычного капитана и гораздо больших перспективах у капитана, работающего на Тайную службу.
  - Браво, рен Коррис, - принц Ориан появился в кабинете почти бесшумно, - рад, что мы в вас не ошиблись. Сидите, здесь церемонии не обязательны. Итак, вы хотели узнать о задании. Но прежде всего я бы хотел услышать ваше мнение кое о чем... Что вы знаете о Древних богах?
  Коррис покачал головой:
  - Увы, я не особенно религиозен, хотя честно посещаю храмы. Так что все, что мне известно, уместится в несколько строк, - он прикрыл глаза и заговорил слегка напевным голосом, словно читая древнюю рукопись. - Древние Боги были первыми детьми Творца, поставленными надзирать за порядком в Миридане. Тысячелетия наш мир процветал под их покровительством, а потом откуда-то Извне прорвался Хаос. Для защиты Миридана Древним нужна была сила, и верующие дали им ее, убивая на алтарях сначала животных, а затем - разумных обитателей Миридана. Хаос был повержен, но сила опьянила Древних, и кровь продолжала литься рекой... Тогда воззвали народы к Творцу, и прислал он в наш мир младших детей своих, прозванных Новыми Богами. И свергли Они Древних в мрак и безвременье...
  Коррис открыл глаза, пожал плечами и пояснил:
  - Так было написано в легенде, которую я как-то прочел. Но я не понимаю... - он вдруг побледнел, - жертвоприношения? Но кто может быть столь безрассудным?
  - Рен директор? - предположил принц.
  - Нет, он слишком умен для такого, это кто-то другой. - Коррис потер лоб, пытаясь вспомнить давно прочитанную книгу, - да, точно! Жертвоприношения могут создать канал связи с Древними, и тогда тот, кто приносит им жертвы, станет жрецом и обретет немалую силу.
  - Установить канал связи, но не открыть дверь? - подался вперед рен Неран. - Получается, кто-то пытается получить огромную силу таким способом? И захватить власть в империи, предварительно уничтожив династию!
  - А маги тем временем ведут свою игру, - кивнул принц. - Что ж, это весьма похоже на правду... Рен Коррис, вы можете вспомнить, что за книгу только что цитировали?
  - Увы, Ваше Высочество, - развел тот руками, - это было слишком давно. Но, если я правильно помню, ничего полезного там не было...
  - Жаль, - вздохнул принц, - что ж, перейдем к вашему заданию.
  Рен Неран развернул карту западной части империи. Принц накрыл ладонью изображение одной из западных провинций:
  - Листан, наша сокровищница и наиболее уязвимое место. В последнее время что-то странное происходит на золотых шахтах: шахтеров преследуют странные видения, они видят непонятных чудищ, слышат странные звуки... Результатом стало то, что люди стали отказываться спускаться в забои. Первоначально местные власти полагали, что это либо суеверия, либо происки реарцев, которые давно мечтают прибрать Листан к рукам... но потом начали пропадать люди, причем бесследно. Местное население в панике, маги лишь разводят руками - то ли притворяются, то ли и правда ничего не знают. Место для обычного армейского подразделения либо дознавателей крайне неудобное: горы, пещеры, леса, множество контрабандных троп... Ну и кроме того, суеверия там действительно цветут пышным цветом. Я хотел бы, чтобы вы с вашими людьми попытались разобраться, что там происходит. Вы получите приказ, который обяжет местные власти оказывать вам все возможное содействие. Самое главное понять, куда исчезают люди и не столкнулись ли мы опять с действиями нашего загадочного врага, если же нет - замешаны ли в этом маги. Если вам удастся распутать этот клубок и удержать Листан от бунта, вы окажете неоценимую услугу всей империи.
  - Мы отправимся завтра с рассветом, - склонил голову Коррис, - и сделаем все возможное.
  - Да, еще маленький нюанс. Жалованье ваше и вашего отряда с этого момента утраивается, а денежное довольствие удваивается. Деньги можете получить в Казначействе или в Листане. Если выясните что-либо важное - немедленно посылайте гонца. Есть ли у вас вопросы?
  - Нет, Ваше Высочество, мне все ясно. - Коррис поднялся и склонил голову.
  - Что ж, тогда вы можете быть свободны, вам предстоит длинный путь. И, рен Коррис... Берегите себя, вы нужны Ронтару.
  Когда дверь за капитаном закрылась, рен Неран обратился к принцу:
  - Вы думаете, ему удастся?
  - Вряд ли это под силу кому-то другому, - усмехнулся принц, - я не знаю ни одного другого отряда, костяк которого составляли бы бывшие контрабандисты, браконьеры и разбойники, причем всецело преданные своему командиру. Кстати, озаботьтесь, чтобы наместник Листана узнал о том, что к нему послан Вентерисский палач, примерно за день до его появления в столице провинции.
  - Спрятать концы в воду не успеет, а напугаться до мокрых подштанников - вполне? - рен Неран восхищенно взглянул на принца, - будет сделано, Ваше Высочество!
  
  На следующее утро небольшая кавалькада выехала за ворота столицы. Коррис оглянулся и посмотрел на ее стены и башни. Странный был месяц... Неожиданные открытия, горечь разочарования и радость обретения... Он коснулся груди в том месте, где под курткой висел сделанный Лией оберег, и слабая улыбка тронула его губы. Пора отправляться! Оглядев своих парней, он скомандовал "Вперед!" и дал шенкеля коню.
  
  
  Глава 15.
  
  Дом тена Долера, полтора месяца спустя.
  
  - Ну и долго вы тут сидеть будете? Уже ночную стражу отбили! - Хания сурово сдвинула брови, глядя на мужа и Лию.
  Тен Долер охнул:
  - Надо ж, заработались как! Лия, заканчивай!
  - Да-да, сейчас, - отмахнулась девушка, не сводя глаз с зелья. Добавила последнюю щепотку, привычно влила в готовый отвар чуточку силы и шумно выдохнула:
  - Все!
  - Долер, ну ладно ты, а девочку чего замучил? Смотри, опять одни глазищи остались! Так, Лия, руки мой да с нами ужинать! И не спорь, небось в Школе-то уже время ужина закончилось, так и останешься голодной?
  Лия смущенно кивнула.
  - Ну вот! Или вас там такими разносолами балуют, что наша еда уже и невкусна?
  - Ой, да что вы такое говорите! Там хоть и сытно кормят, да таких мастериц, как вы, и в помине нет!
  - Ну вот и отлично, давай-ка скоренько!
  Горячая каша с мясом, сдобренная пряными травами, была удивительно вкусной. Хания одобрительно улыбнулась, глядя, как Лия уписывает ее за обе щеки:
  - Вот и хорошо, а то совсем исхудала! Ты на ужины-то в Школе всегда успеваешь? А то бы с нами трапезничала...
  - Не всегда, я к учительнице хожу сразу после работы, четыре раза в неделю, - помявшись, призналась Лия, - учусь говорить и вести себя правильно. Вот в те дни и не успеваю...
  - И молчала?! Ох, Лийка, больно ты гордая! Долер, а ты чего молчишь?
  - Лия, и правда, почему ты нам не сказала? Неужели думала, что мы для тебя куска хлеба пожалеем?
  Девушка покраснела как маков цвет. Как они не понимают, ну не могла она напрашиваться...
  - Так, теперь после работы будешь ужинать, а потом идти куда тебе надо, - строго сказала Хания.
  - Но это же не каждый день, - пискнула Лия.
  - А ужинать будешь каждый! Можно подумать, мне сложно сготовить лишнюю тарелку, да и остается обычно еда-то. А ты вон как трудишься, сегодня аж на целых два часа переработала! И не первый раз уж, между прочим...
  - Ты права, Хани, - кивнул травник, обнимая севшую рядом жену за талию, - кстати, Лия, я хотел спросить: у вас на праздники учеба будет?
  - Нет, у нас каникулы! Целых десять дней: три дня до Зимника и неделю после, - радостно сообщила Лия, - а что, надо побольше поработать? Я могу!
  - Да Боги с тобой, - замахал на нее руками травник, - не хватало еще! Я вон даже мальчишку соседского взял на мелкую работу: порезать, смолоть чего, чтоб тебе лишь зелья варить да магией их наполнять. А тебе отдыхать надо, а то загонишь себя... Так что день перед Зимником да два после отдохни, а жалованье я тебе всё равно как обычно заплачу. Погуляй по городу, посмотри на шутов да скоморохов, побалуй себя чем-нибудь...
  - Спасибо! - просияла девушка. Целых три дня полного отдыха... Неожиданный подарок на Зимник...
  - А у вас в Школе Зимник празднуют? - с жадным интересом спросила Хания, наливая Лие горячего отвара и продвигая тарелку с пирожками.
  - Да, там бал будет в первый день каникул.
  - Бал?! А ты пойдешь?
  - Ну что вы, теа Хания, куда мне по балам ходить, - рассмеялась девушка, - платья у меня нет, танцевать не умею, да и вообще, что мне там делать, у стенки стоять да недовольные взгляды ловить? Лучше уж и правда по городу погулять да на скоморохов посмотреть, там уж никто на меня как на чужачку смотреть не будет...
  - Что, плохо тебе там? - сочувственно спросил тен Долер.
  - Да нет, сейчас намного лучше, чем в первые дни...
  - Ну так ты ж так стараешься, - кивнула Хания, - вон, говорить и правда стала лучше. Скоро совсем как рея какая будешь! Тяжко этому учиться? А как учительница-то, хорошая?
  - Тяжело, - вздохнула Лия, - и недешево... А учительница хорошая, только строгая очень.
  - Ну так без строгости-то никуда, - пожала плечами Хания. - Ты чего пирожки не берешь?
  - Наелась, спасибо, всё так вкусно! Пойду я уже, ладно? А то у нас преподаватели перед каникулами больно зверствовать начали, надо уроки делать...
  - Иди-иди, - кивнул травник, - да и поздно уже.
  Хания вышла проводить ее и одобрительно улыбнулась, глядя, как одевается Лия.
  - О, наконец-то ты себе нормальную одежду прикупила, - кивнула она на полушубок, - а то все ходила в своей куртёнке да тряслась. А у нас хоть и не север, зато ветра холодные...
  - Пришлось, - вздохнула Лия. - Спасибо, теа Хания, доброй ночи вам.
  - И тебе. На-ка, возьми, учиться будешь - проголодаешься. Бери и не спорь! - негромко прикрикнула на девушку та, пихая ей сверток с пирожками.
  Выйдя на улицу, Лия мысленно согласилась с Ханией: хорошо, что она все-таки отжалела денег на зимнюю одежду! Да, это было дорого, и пришлось немало торговаться за каждую вещичку, зато теперь не приходилось ежиться под пронизывающим ветром. Зима в Эранте была малоснежной и хмурой, совсем не то, что в родной деревне, где снега порой наваливало по пояс, а тучи были редкостью. Вот и сейчас, хотя Зимник был не за горами, мостовые были лишь чуть припорошены снежком, а луны не видно, хоть и полнолуние... Уже совсем стемнело, так что девушка заспешила в Школу, стараясь не смотреть по сторонам: под покровом ночи в столице можно было встретить кого угодно. Пару раз во время поздних возвращений она уже натыкалась на ночников, спасал только браслет Школы, что Лия всегда носила так, чтобы его видели. Даже обитатели городского дна знали, что связываться с магами опасно! Как бы те ни относились к ученикам, возмездие настигло бы любого, осмелившегося покуситься на одного из них, и было бы скорым и жестоким...
  Спеша по засыпающим улицам, Лия мысленно вернулась к только что состоявшемуся разговору. Три дня, здорово-то как! А то с этими уроками еле успевала домашние задания сделать да выполнить то, что теа Фиара велит, даже книжку какую почитать времени нет, а ведь в библиотеке столько интересного! "А Хания-то подобрела, - хихикнула она, - да и тен Долер словно моложе стал... И надо же, заметили, что я говорить стала лучше..."
  Учительница изящных манер, рекомендованная библиотекарем, оказалась его двоюродной сестрой. В жизни старой девы теи Фиары были только две, но пламенные страсти, частенько вступающие в противоречие между собой: любовь к порядку и кошкам. Их у нее было четверо, все роскошные пушистые красавицы, держащиеся с надменностью принцесс. Правда, Лия была сразу признана ими за свою, что в немалой степени повлияло на согласие теи Фиары обучать ее. Хотя, как порой недобро думала Лия, за такие деньжищи кого угодно можно взять в учение! За четыре занятия в неделю по два часа каждое Лия отдавала восемь серебряных монет в месяц...
  Теа Фиара вызывала у девушки двойственные чувства. С одной стороны, та ее восхищала, с другой - немало раздражала. В некотором роде ее учительница была совершенством: несмотря на свои почти пятьдесят лет, она всегда держала спину прямой, а голову - поднятой, лицо - почти без морщин, идеально ухоженные руки... Из строгого пучка на голове ни разу не выбилось ни одной волосинки, а закрытые платья темных тонов с безукоризненно белыми воротничком и манжетами сидели точно по фигуре, подчеркивая горделивую осанку и тонкую талию. Видимо, в молодости теа Фиара была весьма привлекательной особой, и сначала Лию очень удивлял тот факт, что она так и не вышла замуж. А потом поняла: уж слишком та была совершенной, слишком правильной, так что вряд ли мог бы найтись мужчина, способный ценить эти достоинства в такой концентрации...
  Учителем она была, по мнению девушки, очень недурным: могла десятки раз повторить одну и ту же фразу, не раздражаясь и даже не меняя тона. Никогда не ругая Лию, она могла показать свое недовольство так, что той и в голову не приходило обижаться. Пока они в основном занимались речью: теа Фиара заставляла Лию правильно дышать и четко произносить слова. Кроме того, она учила ее новым словам, задавая прочесть текст и выписать каждое непонятное слово, чтобы объяснить его значение на следующем занятии. Все остальное учительница оставила на потом, лишь указав, что именно Лие следует прочесть по этикету приветствий.
  Занимались они по вечерам, так что после работы у тена Долера девушка сразу же спешила на уроки. Дни летели, и Лие все время казалось, что она куда-то бежит изо всех сил: ранний подъем, занятия, работа, учеба у теи Фиары, возвращение в Школу и домашние задания...
  За мыслями девушка и не заметила, как дошла до Школы. У входа в общежитие она столкнулась с Мираей и поздоровалась, вежливо склонив голову:
  - Добрый вечер, Мирая!
  - Лия, добрый вечер! Ты откуда? А я к портнихе ходила, так задержалась и на ужин не успела, а в таверну одна идти не хочу, пойдешь со мной? Я голодная! Ой, а какое платье мне на бал шьют...
  Лия с трудом сдержала улыбку. В этом была вся Мирая: единственное, что ее по-настоящему интересовало - она сама.
  - У меня пирожки есть, - показала девушка на сверток, - с яблоками, вкусные очень. Правда, остыли уже...
  - Ничего, подогреем, - потерла руки Мирая, - пошли ко мне, у меня соседка сегодня ночевать не придет.
  - Так, может, возьми, я все равно есть не хочу, - предложила Лия.
  - Не хочешь со мной посидеть? - обиженно надула губки Мирая, став больше обычного похожа на дорогую куклу.
  - Ладно, тогда я переоденусь и приду, хорошо?
  Получив кивок Мираи и протянув ей пирожки, Лия поспешила к себе. Эх, не повезло, так бы уроки сделала, а теперь... Да только ссориться не самый лучший выбор, настроишь против себя Мираю - и вся группа опять коситься начнет...
  Пока переодевалась, вспоминала, как началось их с Мираей близкое знакомство. Как-то раз после зельеварения Лия собиралась уйти, но была остановлена негромким:
  - Лия...
  Девушка повернулась на зов, с трудом скрывая удивление: из прочитанных книг она знала, что по имени аристократы обращаются либо к слугам, либо к тем, кого считают хотя бы приятелями.
  - Да, рея Мирая?
  - Зови меня просто по имени, - предложила та, - я спросить хотела, откуда ты столько про травы знаешь?
  - Я потомственная травница, - ответила Лия, судорожно пытаясь понять: это что, ей сейчас дружбу предложили?!
  - Тогда понятно... А как ты все это запоминаешь? Я вот никак не могу запомнить, какие травы между собой не сочетаются - непритворно расстроено вздохнула Мирая.
  - Можно список составить: какие травы в сочетании усиливаются, какие мешают друг другу, а какие друг друга нейтрализуют, - последнее слово Лия выучила всего два дня назад и была очень горда, что смогла произнести его без единой запинки и к месту.
  - Ой, это тяжело! А ты можешь?
  - Могу, только времени много надо, - кивнула Лия, - попробую.
  - Правда? Замечательно! Слушай, а ты почему от всех в стороне держишься?
  - Так я же из простых...
  - Ну не такая уж ты и простая... Хочешь быть моей подругой?
  - Очень хочу! - с жаром воскликнула Лия. И она действительно этого хотела, все же оказалось тяжело постоянно чувствовать себя в стороне от всех...
  Так и начались их отношения. Дружбой назвать это было сложно, впрочем, Лия с самого начала не особо верила в то, что Мирая действительно хочет стать ей подругой. Скорее, их можно было назвать приятельницами, и девушка очень хорошо понимала, что весьма удобна для Мираи: и по учебе подскажет, и выслушает, и посочувствует... Ну и выглядела она на фоне слишком худой и всегда скромно одетой Лии более яркой... Доверять приятельнице девушка не спешила, так что как ни любопытствовала Мирая, узнать ей удалось лишь чуть более пространную версию придуманной Лией истории. Зато о себе Мирая поведала все!
  Вторая дочь в семье небогатых провинциальных дворян, Мирая нежно и преданно любила единственное существо на свете: саму себя. Избалованной родителями девушке в Школе не хватало внимания, поэтому всегда терпеливо выслушивающая ее рассказы Лия оказалась просто находкой. Их беседы обычно состояли в том, что Мирая вещала, а Лия слушала ее, изредка подавая ответные реплики, словно в спектакле. Зато, заметив перемену в их отношениях, с Лией стали общаться и другие будущие целители. Ничего особенного: бросить короткое приветствие, придержать дверь вместо того, чтобы захлопнуть ее перед носом, подать упавшую тетрадку... и попросить о помощи. Лия никому не отказывала, и не только потому, что хотела наладить отношения: все же от того, как ее соученики будут разбираться в травах, зависело здоровье их будущих пациентов. Тот список, о котором говорила Мирая, Лия все-таки составила, и теперь он был у каждого ученика их группы. А еще один забрал рен Берон, сказав, что работа Лии вполне достойна включения в справочник по зельеварению...
  Вздохнув, Лия тряхнула головой и вышла из комнаты, напоследок с сожалением покосившись на учебники. Мирая жила этажом ниже, и девушка добралась до ее комнаты, провожаемая заинтересованными взглядами встречных учениц. Зайдя, с любопытством огляделась вокруг, с трудом сдержав гримаску, настолько все в этой комнате было розовым и кружевным: розовые покрывала и подушки с кружевными оборками, такая же скатерть на столе, даже обивка кресел, и та розовая! Хорошо хоть платье на Мирае было нежно-персикового цвета!
  - Правда, красиво? - по-своему истолковала взгляд Лии хозяйка комнаты и кивнула на кресло, - садись, пирожки уже погрелись, сейчас отвара нальем...
  Надкусив пирожок, Мирая закатила глаза и простонала:
  - Вкуснятина!
  - Ты про платье говорила...
  - Ой, платье! Такое красивое, из голубого шелка и с таким декольте... - показанная глубина декольте чуть не заставила Лию поперхнуться. - Говорят, в похожем наряде на балу в честь дня рождения наследника престола была любовница самого принца Ориана, внучатого племянника Императора! Ты его видела когда-нибудь, я о принце говорю? Нет? Такой красавчик, не то что наследник: глаза как небо, волосы золотые... А ты на бал пойдешь?
  - Нет, что ты... У меня платья для бала нет, да и танцевать я не умею...
  - Надо учиться! Вот закончишь Школу, выйдешь замуж за дворянина, а танцевать уметь не будешь, разве не позор?
  - Замуж за дворянина?! Ну ты и выдумала!- покачала головой Лия.
  Мирая вдруг как-то недобро усмехнулась, усмешка на миг сделала ее кукольное личико почти зловещим:
  - Многие девицы-стихийницы считают нас, будущих целительниц, ни на что не годными. Вот только в отличие от них целительницы всегда себе мужей находят! Знаешь, почему я не жалею, что учусь на нашем факультете?
  Лия покачала головой. Ей действительно было это интересно, причем куда больше, чем болтовня про платья.
  - Ты никогда не думала, чем занимаются маги-девушки после выпуска? С нами-то все ясно, а остальные? Нет? Вот смотри: боевыми магами девушки не бывают - неуместно, делать что-то своими руками знатной рее не положено, исключение составляют лишь вышивание, целительство да готовка, к которой наши зелья и относятся. А отработать пять лет надобно! Вот и получается, что будут они эти пять лет в лучшем случае помощницами магов, из тех, кого никто не замечает, а потом скорее всего будут использовать магию лишь чтобы поддерживать в себе молодость да колдовать по мелочи, если отец или муж позволят.
  - Так сложно...
  - А ты думала! Зато у нас все просто отлично: зелья варить не воспрещается даже рее, и этим можно немалые деньги зарабатывать, не роняя своего достоинства! Да и на отработку нас обычно посылают в армейские лазареты, а там... Когда мужчины болеют, они становятся мягкими и податливыми, и вот представь: ранили красавчика-офицера, он страдает, а тут я, вся словно небесное видение, облегчаю его боль...
  - А он теряет голову от твоей доброты и красоты, а выздоровев благодаря твоей нежной заботе, делает тебе предложение руки и сердца, - подхватила Лия.
  - Именно! И не надо выходить за толстого соседа с одышкой и перхотью только потому, что у родителей нет денег на посещение балов, а больше по соседству нет ни одного неженатого мужчины!
  - Но платье...
  - Платье?! Да платье пустяки! А собственный выезд? А добиться того, чтобы тебя приглашали на балы в столице? Нет, не поступи я, уже была бы замужем, а так и проживу долго, оставаясь молодой и красивой, и мужа себе найду подходящего... Так-то!
  Закончив, Мирая торжествующе уставилась на Лию.
  - Здорово ты все продумала...
  - Я всегда все продумываю, - усмехнулась та.
  Девушки проболтали еще полчаса, потом Лия пожелала Мирае спокойной ночи и вернулась к себе, мысленно прокручивая в голове все сказанное этим вечером. "Интересно, не пожалеет ли Мирая о своей откровенности, - задумалась девушка, - хотя я-то ей в любом случае не угроза и не соперница...". Уже ложась спать, она вдруг почему-то представила в роли того самого раненого офицера рена Корриса и, к своему немалому удивлению, ощутила странную обиду и злость. Любопытно, как у капитана дела...
  
  Листан, золотые шахты.
  
  - Что здесь происходит? - ледяной голос заставил повернуться субтильного щеголя в модном камзоле, только что кричавшего на мужчину перед ним. Подбоченясь, тот окинул взглядом обратившегося к нему, поджал губы, увидев дворянский перстень, и спросил:
  - А вы кто, что позволяете себе вмешаться не в свое дело?
  - Капитан Коррис дер Сартон. Полагаю, я имею удовольствие, - по губам прибывшего скользнула холодная усмешка, - видеть управляющего шахтой?
  - Дда... Рен Танис дер Кадир, к вашим услугам, - в голосе управляющего звучала растерянность и... страх? Коррис внимательно посмотрел на него, рен Танис явно был напуган: побледневшее лицо, выступившие на лбу капли пота, чуть дрожащие руки...
  Танис мысленно проклинал себя. Когда его двоюродный дядюшка, наместник Листана, в приватной беседе сообщил о прибытии в провинцию Вентерисского палача и данных ему широчайших полномочиях, да велел навести на шахтах порядок, он только отмахнулся. Мол, видали мы таких проверяющих не раз, золото всем глаза застит, найдется и для палача своя цена. Сейчас же, глядя в серые словно стальной клинок и такие же холодные глаза, он вдруг понял, что для этого монстра в человеческом обличье достаточной ценой будет лишь кровь.
  - Я задал вам вопрос, рен Танис. Что здесь происходит? Или вам, чтобы ответить, нужны подтверждения моих полномочий? - в голосе звучала убийственная ирония, а сделавшие несколько шагов в сторону управляющего солдаты самого разбойного вида заставили того задрожать и проблеять:
  - Эти мерзавцы не желают работать! Я их в кандалы закую!
  - В кандалы? Они рабы? Ах да, в Ронтаре ведь нет рабства! Может, преступники? Снова нет? Значит, вы готовы заковать в кандалы свободных граждан империи просто по собственной прихоти? Так-так... Дигар, ко мне!
  - Капитан, - склонил голову перед ним запыхавшийся русоволосый крепыш с плутовским выражением лица.
  - Дигар, ты пойдешь с реном Танисом, и изымешь все учетные книги. Все, ты понял? И возьми с собой Урика.
  Дигар снова склонил голову, пытаясь скрыть усмешку. Урик был бывшим вором-домушником, вступившим в отряд исключительно добровольно, ведь разве можно назвать вынужденным выбор между карьерой солдата империи и виселицей? Зато благодаря бывшей "профессии" не было ни одного тайника, который бы он не мог найти, и это уже пару раз весьма пригодилось капитану...
  Управляющий в сопровождении солдат направился к особняку, служащему ему домом и конторой, а Коррис повернулся к "мерзавцам", внимательно их разглядывая. Впереди всех стоял, судя по всему, их лидер: широкоплечий кряжистый мужик лет сорока на вид, с коротко стрижеными русыми, изрядно траченными сединой волосами, и такой же бородой. Гневно сжатые губы, злые карие глаза, тяжелое дыхание человека, готового сорваться в драку...
  Шарон, набычившись и сжимая кулаки, смотрел на прибывшего офицера. "Интересно, кто он такой, раз этого свистуна Таниса напугал до усрачки? И чего ждать нам?" - подумал он. Холодный взгляд действительно пугал и словно давил, но Шарон не собирался сдаваться.
  - Кто таков? - голос под стать взгляду.
  - Меня Шарон звать, я старшой в забое. Что, заставите нас работать силой, рен капитан?
  Коррис в очередной взгляд окинул взглядом всех присутствующих. За Шароном стояли шахтеры: злые и одновременно испуганные лица, руки, сжимающие кайла, тихий, но грозный ропот... Старшой оглянулся и зло зыркнул на своих людей, шум тут же смолк. Коррис медленно покачал головой:
  - Я мог бы заставить вас силой спуститься в забой, но принудить работать... Вряд ли это возможно, да и какие работники из вас будут? Меня прислали из Эранта чтобы разобраться в том, что здесь происходит. Кто может мне это объяснить? И заодно расскажет, почему работы на шахте прекращены?
  Шарон прищурил глаза. Из столицы, значит? Коль так, неудивительно, что говнюк-управляющий чуть не обделался: о том, что тот подворовывает, знали все шахтеры. Да только кто ж когда работяг слушал? А этот офицер, похоже, не погнушается...
  - Рен капитан, я могу все обсказать, - попытавшись придать голосу почтительности, ответил он, - да еще моих ребят вам бы послушать...
  - Где?
  - Да вот хоть в конторе бы...
  - Хорошо, тен Шарон, - кивнул тот.
  Шарон смутился: менее всего он ожидал услыхать от столичного дворянина вежливое обращение. Стараясь не выказать удивления, он повернулся к шахтерам и махнул рукой, подзывая помощников. К нему подошли трое: двое таких же мощных и приземистых немолодых мужиков, как и сам старшой, да парень лет двадцати, худой и нескладный.
  - Пойдемте, рен капитан, обскажу вам все...
  Коррис кивнул, с интересом поглядывая на Шарона. Надо же, каким авторитетом он пользуется - только взглянул, как все смолкли. Значит, надо убедить именно его...
  В конторе Корриса встретила широкая улыбка Дигара:
  - Рен Коррис, тут столько всего интересного нашлось, Урик чуть не мурлычет...
  - Вот уж помело, - беззлобно отозвался тот, ковыряясь у стены, - а если так? Врешь, не уйдешь...
  Что-то щелкнуло, и часть стены отошла в сторону, открывая тайник. Стоявший у стены рен Танис придушенно вскрикнул и начал сползать по стенке. Коррис бросил на него полный отвращения взгляд и спросил, обращаясь к шахтерам:
  - Ворует? - кивок в сторону управляющего.
  - Еще как! - не выдержал один из помощников Шарона, - я на шахте ужо двадцать лет работаю, а такого наглого ворюгу впервые вижу!
  - Так донесли бы...
  - Так хто ж нас слухать будет, - не выдержал еще один, - коль эта погань бледная самому наместнику родственничком приходится!
  - Разберемся, - пообещал то ли самому себе, то ли шахтерам Коррис, вызвав их переглядывания, - Дигар, есть тут место, где можно присесть?
  - Да, соседнюю комнату Урик уже проверил. Вот сюда, рен капитан.
  Соседняя комната оказалась небольшим кабинетом: письменный стол с креслом, увидев которое, Коррис хмыкнул - уж слишком оно было похоже на трон, шкаф с какими-то бумагами, несколько стульев. Усевшись в кресло, Коррис кивнул шахтерам на стулья:
  - Садитесь. Дигар, управляющего в железо, и продолжайте искать.
  Подождав, пока за солдатом закроется дверь, Коррис откинулся в кресле и внимательно посмотрел на Шарона, тот ответил ему прямым взглядом. Капитан слегка усмехнулся:
  - Итак, тен Шарон, я жду вашего рассказа. Надеюсь, ваши причины бросить работу были достаточно вескими! Конечно, вас никто не может заставить работать, но вряд ли вашим семьям понравится, если их кормильцы потеряют работу за то, что подбивали других шахтеров к бунту против императорской власти...
  - Да мы, - взвился было молодой шахтер, но Шарон только цыкнул на него, и тот сел, бормоча что-то себе под нос.
  - Я расскажу, только уж вы выслушайте до конца. Началось это пару лет назад, когда шахтеры начали видеть что-то странное. Вернее, сначала были звуки, но в шахтах такое бывает порой, так внимания особого не обратили...
  - Какие звуки?
  - Ровно стонал кто, и плакал... так, точно кутенок скулит... А некоторые и крики, и голоса слыхали, вон Вирн наш, - кивнул на парня, - про такое говаривал. Да только слов не разобрать было...
  - А разве такое не может быть из-за притока воздуха?
  - Бывает, коль в дудку ветер задувает, и не такое причудится... Потому и не сильно струхнули тогда... А чуть попозже начали чудищ неких видеть...
  - Подробнее, - подобрался Коррис, - когда впервые увидели? Что за чудища, как выглядели? Были они материальны или призрачны? Чем сопровождалось их появление? И я слышал, что в шахтах бывают ядовитые газы, не могли ли они вызвать галлюцинации? - увидев непонимание в глазах шахтеров, он пояснил, - видения.
  Шахтеры переглянулись, и Шарон принялся отвечать, с уважением глядя на капитана:
  - Спервоначалу на последний вопрос отвечу... Бывает и такое, да только в нашей шахте про это не слыхали. Видеть чудищ начали чуть больше года назад, они похожи на живых были, да только коль камнем кинешь - исчезали. Когда появлялись, то слыхали стоны и плач, да некоторые баяли, будто вонь чуяли...
  - Ну это уж точно враки, - не выдержал один из шахтеров, - звуки были, чудища были, а вонь... Может, это Бист обделался со страху?
  - Гард, я ж и говорю: особо в это никто не верит. Выглядели они... Я как-то в городе зверюгу одну мерзкую видел, на юге в речках живет... как же это она называется... - он наморщил лоб, вспоминая, - краки... кроку..
  - Крокодил? - с трудом сдержал неуместную сейчас улыбку Коррис.
  - Во-во! И вот ежели такую тварь на лапы поставить да растянуть хорошенько, то оно и выйдет. Мерзость жуткая! И цвет такой паскудный, серо-коричневый...
  Коррис с трудом смог сохранить невозмутимое выражение лица. Слова шахтера напомнили ему ту самую книгу, что он цитировал принцу Ориану: очень похоже описывались тириаты - создания Древних Богов, сотворенные для борьбы с тварями Хаоса... В книге говорилось, что Древние пошли против воли Творца, создав их, и с этого началось их падение... Тириаты были истреблены Новыми Богами, но если здесь их видят снова, пусть даже как призраков... Неужели ему повезло натолкнуться на след таинственного врага империи?
  - Понятно, - медленно протянул Коррис, стараясь не выдать своих чувств.
  - А вот Вирн наш и других видел, только не чудищ. Правда, этих-то видел только он, так что ему особо не верят... Хотя он иногда видит то, что другим не под силу...
  - Да? - поднял брови Коррис, с интересом рассматривая парня. - Это как?
  - Рудознатец он, - пояснил Шарон, - чувствует, где жила идет, а где порода пустая. Вот я и думаю, может и правду есть чего, да только мы не видим. Вирн, расскажи рену капитану, чего тебе поблазнилось!
  - Я призраки людей видел, - насупившись, начал тот, - молодых парней и девушек. И еще кого-то странного, вроде люди, но с крыльями и словно в чешуе, но все равно красивые...
  - Что?! - Коррис аж приподнялся, - цвет чешуи? И что они делали, эти люди и крылатые?
  - Чешуя как золото, красивая такая... А чего делали... Люди только плакали да стонали, а одна крылатая девушка попросила... она сказала: "помоги, человек!"
  - Когда это было?
  - Два дня назад... Рен, вы мне верите?
  - Похоже, я готов поверить во что угодно, - покачал головой потрясенный Коррис, - кроме невиновности местного управляющего, разумеется!
  Последняя ремарка слегка разрядила обстановку, заставив шахтеров заулыбаться. Впрочем, улыбки сползли с их лиц, стоило Коррису задать следующий вопрос:
  - Хорошо, я понял: звуки, призраки - все это неприятно, но не причиняет вреда. Так почему вы отказались работать?
  - Потому что у нас люди начали пропадать. Сначала из деревень круг шахты, а пять дней назад - трое шахтеров. Просто словно исчезли из забоя! Мы ужо все обшарили, ни следочка! Люди напуганы, рен капитан, я и сам боюсь лезть под землю, впервые за почти три десятка лет... Даже если вы нас туда загоните, толку не будет: там большими толпами не поработаешь, а по двое-трое ребята ходить боятся... Кабы мы хоть знали, что за напасть такая, а то как слепые кутята из стороны в сторону тычемся! А вчера еще и двое мальчишек из поселка пропали...
  - Понятно... Что ж, вы правы, основания прекратить работу у вас действительно веские...
  Шарон не сдержал облегченного вздоха. Неужто и вправду им наконец повезло и сюда прислали кого-то, кто сможет помочь? Без работы-то им да их семьям и впрямь ложись да помирай, а коль полезешь под землю - можно и не вернуться... Мысли старшого прервал задумчивый голос капитана:
  - Тен Шарон, я спрошу еще у бывшего управляющего, но вам доверяю больше: привлекал ли он на помощь магов?
  - Были тут двое, - скривился шахтер, - он перед ними все расстилался... Важные такие, ровно не по земле ходют! Покрутились вокруг шахты, внутрь не полезли, да уехали...
  Коррис задумался, машинально выбивая пальцами по столу военный марш. Наконец он кивнул своим мыслям и заговорил:
  - Итак, мое решение: работы пока прекратить до особого распоряжения, однако я должен своими глазами увидеть все то, о чем вы рассказывали. Кто меня сопроводит?
  - Это что ж, вы в забой полезете? - Шарон выглядел откровенно изумленным.
  - Это так удивительно?
  - Да ни один управляющий на моей памяти в забой не спускался, не для знати это дело...
  - Ну а я спущусь. Так что насчет проводника?
  - Я сам с вами пойду, рен капитан, - решительно заявил Шарон, - только тут такое дело... Не всякий под землю спуститься может, многих она давит да разум мутит, то не вина их, а беда... Так что коли почуете что...
  - Я сразу скажу, - кивнул Коррис, - в какое время дня это лучше делать?
  - С утречка, уж не знаю почему, но нам так от дедов заповедано: впервой парня именно утром в забой спускать.
  - Тогда через три дня с утра. Я буду здесь, как придете, кому-нибудь из моего отряда доложитесь.
  - Я с вами! - подался вперед о чем-то напряженно до этого раздумывающий Вирн.
  Шарон взглянул на Корриса, тот кивнул. Шахтер вздохнул:
  - Ладно, коль сам рвешься. Пошли, ребята?
  Шахтеры встали, переглянулись, и вдруг старшой, а за ним все остальные низко поклонились:
  - Спасибо, рен капитан, что выслушали да не прогневались на нас.
  Как только за шахтерами закрылась дверь, Коррис откинулся на спинку кресла и прикрыл глаза, размышляя. Выслушав поручение принца, он ждал найти здесь казнокрадство и происки магов, а нашел... А что он нашел?
  Призраки тириатов и этарров... Этарров, молящих человека о спасении?! Этарров, что могли управлять любым разумным созданием Миридана?! Все то, что Коррис до сих пор считал непреложной истиной, рушилось у него на глазах, и он чувствовал лишь растерянность и страх...
  Негромкое покашливание заставило его открыть глаза.
  - Капитан, мы закончили, - вытянувшись, доложил Дигар, - нашли тайные учетные книги да списки тех, кому эта гнида, простите за грубость, взятки давал. А еще Урик тайник нашел с золотыми слитками, мы столько золота и не видели никогда... Я Орвана да Халара позвал, чтоб сосчитать да записать все.
  - А этого засранца куда дели?
  - Есть тут камера в подвале, пока туда запихнули, уж простите за самовольство...
  - Надеюсь, камера надежная? Ладно, позови-ка ко мне Орвана.
  Помощник явился через пару минут, явно взбудораженный. Коррис хмыкнул:
  - Что, золото покоя не дает?
  - Никогда не видел столько, - развел руками Орван, - аж страшно. Что прикажете, рен капитан?
  - Завтра я еду в столицу, ты останешься здесь за главного. Слитки охранять, да смотри, чтоб ни у кого из ребят руки не зачесались. Лично голову оторву!
  - Буду бдить, командир! Да и дураков средь нас нету, с этаким богатством не спрячешься, а так... С вами служить интересно и не безвыгодно, вон, жалование утроили...
  Коррис хмыкнул, глядя на помощника, и продолжил:
  - Пусть Тервис займется реном Танисом, я хочу знать все о тех, кто замешан в казнокрадстве, но еще больше - что он знает о происходящем в шахтах и как он связан с магами.
  - Насколько...строго спрашивать?
  - Не думаю, что понадобится особая строгость, - усмехнулся Коррис, - он явно трус... Думаю, хватит и угроз, а если нет... Он должен быть в состоянии ходить и говорить сам.
  - Сделаем, капитан.
  - Дальше... Пошли ребят разведать тут все. Я хочу знать о каждом лазе, каждой пещере, каждой тропке в окрестностях. Если обнаружат что-нибудь необычное, пусть ждут меня. Плохо, что зима...
  - Оно-то неудобно, зато листьев нет, найти проще. Вы ж только с собой кого возьмите...
  - Троих возьму. Ладно, ступай, и пусть ребята будут поосторожнее: все же не зря тут люди в округе пропадают.
  Орван поклонился и вышел. Коррис вздохнул и потер чуть заломившие виски, а затем ставшим привычным жестом дотронулся до камзола в том месте, где кожи касался сделанный Лией оберег. Он действительно оказался волшебным, прогнав дикие головные боли и кошмары, и капитан словно черпал в нем дополнительные силы каждый раз, когда вспоминал его юную создательницу. Вот и сейчас он мимолетно подумал: 'Как она там? Наверное, веселится на каникулах...'
  
  
  Глава 16.
  
  Эрант, Магическая Школа. Канун Зимника.
  
  
  Лиасса подскочила на кровати с одной мыслью: "опоздала!", потом опомнилась и рассмеялась. Ну конечно, каникулы же! Три дня полной свободы, такого у нее и не было никогда...
  Одеваясь, она вспомнила бальное платье Мираи и хихикнула, представив, какое было бы лицо у бабки Ярины, увидь она ее в таком наряде. И как можно такое вообще надевать, там же чуть не вся грудь наружу! Хотя все равно красиво, ткань такая чудесная...
  Перед балом Мирая специально позвала Лию, чтобы похвастаться нарядом и выслушать ее восторженные возгласы, и не была разочарована: нежно-голубое шелковое платье и вправду было той к лицу. Заплетая косу, девушка вздохнула: ей так хотелось хоть одним глазком взглянуть на бал, посмотреть, какие танцы там танцуют, но не стоять же было под окном, точно бедной родственнице или служанке? Нет, она сама не видела в том ничего постыдного, но вот если бы ее увидели другие ученики... Ну его, не хватало только новых насмешек!
  Закрыв за собой дверь комнаты, Лия прислушалась. Тишина... Похоже, она осталась в общежитии одна-одинешенька: если верить всезнающей Мирае, все жившие здесь девушки либо были столичными жительницами, либо поместья их семей располагались поблизости от Эранта. А Зимник традиционно было принято справлять с семьей... Саму Лию пригласили отпраздновать с ними тен Долер и Хания, но девушка твердо отказалась, не желая портить им первый семейный праздник.
  Птичкой слетев вниз, девушка вышла на порог и покачала головой. Ну разве это Зимник? Снега совсем нет, то ли дело в родной деревне! Для деревенских Зимник был любимейшим праздником, особенно для детворы: никто не работал, лишь катались с горок, играли в снежки, лепили из снега разные фигурки... А в праздничную ночь зажигали большой костер и водили вокруг него хороводы...
  Лиасса фыркнула. Что-то она сегодня развспоминалась: то бабка Ярина на ум пришла, то теперь вот - деревенский праздник... Хотя всё же интересно, что они делали после ее побега? Искали или решили - дурное семя, туда ему и дорога?
  Девушка неторопливо шла по направлению к библиотеке. Задумавшись, она лишь в последний момент увидела две идущие навстречу фигуры и отступила в сторону, присев и почтительно склонив голову, искоса поглядывая на них. Директор скользнул по ней равнодушным взглядом, а идущий рядом с ним маг, которого Лиасса еще ни разу не видела, вдруг как-то странно оглядел ее. Девушка подождала, пока они пройдут пару шагов, и лишь после этого выпрямилась, сдерживая неприличное и опасное желание показать язык их спинам. Долетевшие до нее тихие слова второго мужчины заставили замереть:
  - Странная девица, на южанку похожа. Причем я бы сказал даже больше на кшаси, чем на торнейку.
  - Мать торнейка, для полукшаси она слишком проста, - бросил директор, - так что слышно из Листана?
  Что ответил ему второй, Лия уже не услышала. Листан... Ага, провинция на западе Ронтара, граничит с Реаром, там еще есть золотые шахты. Интересно, что там творится? А еще интересней, почему тот другой, сказал, что она на кшаси похожа? Лия вдруг остановилась, осознав, что про кшаси ничего не знает, кроме того, что с ними была война да про Пути, и то больше слышала от Фалона, чем читала в книгах! Интересно, как там циркачи? Тяжко всё же так жить, всю жизнь по дорогам бродить...
  В библиотеке было тихо и пусто. Вышедший на звук тен Гиран усмехнулся:
  - Ну конечно же, кто еще мог прийти в библиотеку утром накануне Зимника, только теа Лия! Нет-нет, я не сержусь, - покачал он головой, видя смущение девушки, - но через пару часов вы меня бы уже не застали. Что бы вы хотели почитать?
  - Что-нибудь про кшаси, - выпалила девушка.
  - Странный интерес, хотя... Вы же изучаете их язык, так?
  - Да, верно.
  - Тогда вам стоило поинтересоваться этим пораньше. Запомните, юная теа: для того, чтобы хорошо изучить язык какого-либо народа, надо понимать, что это за народ, какие у него традиции, как он думает. Неужели вам этого на занятиях не говорили?
  Лиасса помотала головой, чувствуя, как загорелись щеки.
  - Ну-ну, это не ваша вина, теа Лия. Что именно вас интересует? История, традиции, легенды, тайны - их с кшаси связано много...
  - Все! Я про них вообще ничего не знаю, кроме того, что они не люди, что они как-то связаны с Путями и что империя с ними воевала. Я даже и не знаю, когда война та была, мы еще до этого по истории не дошли...
  - Война началась примерно двадцать пять лет назад, - усмехнулся библиотекарь, - а все о кшаси... Это вам придется прочитать очень многое. Ладно, подождите...
  Его не было довольно долго, но Лия и не заметила этого. Снова и снова она вспоминала слова бабки Ярины, подслушанные в тот памятный день: "Кто ж знал, что их на практику на границу с Кшасаэром пошлют, а там война начнется".
  Кто лгал? Бабка, но зачем ей это? Мама? Но если так, неужели Ярина не поняла... Хотя... а как ей понять-то было? Умная и властная, бабка тем не менее не интересовалась ничем, что выходило за пределы деревни. Да и все деревенские, пожалуй, такими же были! Значит, лгала все-таки мама... И вправду, ну кому, хоть раз видевшему карту Ронтара, придет в голову, что учеников из Ортена могли послать на границу с Кшасаэром? Разве что уж они были бы последними целителями в империи... Да и дата: к тому времени, как она, Лиасса, была зачата, война шла уже семь лет! Но зачем мама лгала? Что она пыталась скрыть? "Если только пыталась защитить меня? - в растерянности думала девушка, - но кто тогда я? Кто мой отец?"
  Шаги библиотекаря заставили ее собраться. "Подумаю после" - решила девушка и уставилась на тена Гирана, несущего изрядную стопку книг.
  - Вот, теа Лия. Начните с этой, - он кивнул на толстый том в черной обложке, - здесь собраны все известные о кшаси факты и кое-какие догадки. А вот это, - он указал на невероятно красивую книгу, ее переплет украшало серебряное дерево, а обложка была скрыта под переплетением серебряных узоров-ветвей, - книга совершенно изумительных древних легенд, в том числе и о кшаси. Но в любом случае это одна из самых замечательных книг, которые я когда-либо читал, самое подходящее чтение для зимних праздников.
  Лия с трепетом коснулась книги. Какая красота!
  - Спасибо, тен Гиран, я буду беречь ее.
  - Не сомневаюсь. А теперь ступайте, юная теа, и наслаждайтесь каникулами!
  Назад в общежитие Лия почти бежала. Почему-то ей казалось, что где-то в этих книгах она найдет что-то очень важное для себя...
  
  
  
  Листан. Золотая шахта. Тот же день.
  
  Коррис осадил коня и спешился. Выбежавший навстречу капитану Орван с одного взгляда понял, что тот в ярости, и тут же проглотил незаданный вопрос. Бросив поводья одному из слуг бывшего управляющего, капитан коротко скомандовал:
  - За мной.
  Орван спешил за командиром, гадая, что же такого произошло. Прошло уже пять дней с тех пор, как капитан отбыл в Понвар, столицу провинции, и последние несколько дней ребята из отряда не находили себе места: отсюда до нее было всего шесть часов конного ходу, да и шахтерам капитан велел прийти через три дня... Орван уже думал послать к капитану гонца, хоть и понимал, что по голове тот его за самоуправство не погладит. И сейчас он вернулся один...
  Войдя в кабинет, Коррис буквально упал в кресло, потер виски и негромко произнес:
  - Орван, прикажи подать вина. Честно говоря, у меня большое желание напиться вдрызг.
   Тот тревожно посмотрел на командира, молча встал и ушел. Вернулся он через пару минут в сопровождении слуги, который нес на подносе графин с вином и парой бокалов, а также блюдо с жареным мясом. Хмыкнув, Коррис отпустил слугу, прихватил пару кусков мяса, глотнул вина и спросил:
  - Что с бывшим управляющим?
  - Поет, как птичка, он оказался редкостным трусом. Стоило только показать пару инструментов, как этот говнюк начал сдавать всех, кто замешан в казнокрадстве.
  - Только казнокрадство? Ты знаешь, что меня беспокоит!
  - Только. В больших размерах, да, но такого, как в Вентерисе, здесь нет. Он просто вор, подлец и трус.
  - Маги?
  - Маги что-то тут искали, приезжали несколько раз за последний год, но он не знает, что именно. И он действительно вызвал их сюда, чтобы те проверили рассказы шахтеров.
  - Результат? - Коррис подался вперед.
  - Они не нашли ничего, или сделали вид, что не нашли, - вздохнул Орван.
  - Ясно, - мрачно ответил Коррис и глотнул еще вина, - ладно, с казнокрадами мы разберемся. Через пару часов сюда прибудет большой армейский отряд, который сопроводит золото и бывшего наместника с племянничком в столицу. Хорошо еще, что среди помощников наместника нашлась парочка относительно честных людей!
  - Рен Коррис, а что в Понваре-то стряслось?
  Коррис тяжело глянул на помощника:
  - Сначала все было как обычно: наместник попробовал лгать и изворачиваться, потом - дать взятку, напоследок - угрожать... Его посадили под арест, и в тот же вечер меня попытались отравить...
  - Как?! - побледневший Орван потрясенно уставился на капитана, - и как вы спаслись?
  Тот вдруг как-то растерянно улыбнулся и потянул за шнурок на шее, вытянув из-под одежды странный холщовый мешочек.
  - Это оберег, мне сделали его для защиты от... сглаза. Те головные боли...
  Орван понимающе кивнул, а Коррис продолжил:
  - Яд был в вине, и когда я поднес его к губам... словом, от оберега пришла такая боль, что я попросту выронил кубок.
  - А как вы узнали, что там был яд?
  - Лицо виночерпия при этом стало таким, что я мгновенно все понял... Так что попросту велел ему допить вино, и он во всем сознался: это был приказ наместника.
  - Какой мощный оберег, - покачал головой Орван, с удивлением глядя на невзрачный с виду мешочек, - видать, сильный маг вам его делал!
  - Она пока не маг, - слова вырвались у Корриса раньше, чем он сообразил, что сказал. Помощник расплылся в улыбке:
  - Ой, капитан, у вас никак дама сердца появилась!
  - Орван!
  - Молчу-молчу. А все ж это хорошо было бы, - пробормотал себе под нос тот. - Капитан, так вы из-за того такой смурной?
  - Если бы! Тут в игру вступили маги...
  - Они тоже попытались вас убить? - придушенно охнул Орван.
  - Подчинить. Зелье полного подчинения, слышал о таком? Вот только просчитались, - оскал Корриса был прямо-таки волчьим, - на меня с недавних пор оно не действует!
  Орван побледнел. Зелье полного подчинения - одна из самых мерзких штук среди всех, придуманных магами. В народе ходило множество страшилок о тех, кто под влиянием этого зелья превращался в монстра, ведь выпивший его делал абсолютно все, что ему приказывали. Да, только двенадцать часов, но испытавшие его на себе нередко кончали с собой, осознав, что именно творили в эти часы. Строжайше запрещенное, оно тем не менее изредка всплывало то в одном, то в другом уголке империи. Применение его против лица, находящегося на службе, каралось смертью.
  - А как вы поняли, что это оно? И вы ж не выпили?
  - Выпил, - коротко ответил Коррис и с усмешкой посмотрел на нервно сглотнувшего помощника, - вот только просчитались, - его усмешка превратилась в волчий оскал, - на меня с недавних пор оно не действует! А понял... Как ты понимаешь, его не подают в кубке с требованием выпить, а подмешивают в вино. И когда ты его пьешь... Словом, вкус его ни с чем спутать нельзя!
  - Но... Тогда ж можно понять, что тебе подлили, и приказать схватить злоумышленника!
  - Те, кто изобрели эту мерзость, продумали все! Зелье действует мгновенно: сначала человек утрачивает контроль над собственным телом - ненадолго, минут на пять. В течение этого времени срабатывает контроль разума, и все - кукла готова!
  Орван покачал головой, пытаясь разобраться во всем, что ему довелось услышать. А потом до него дошло! Вздрогнув, он почти со страхом посмотрел на капитана:
  - Командир, но раз вы узнали вкус... Получается, вы уже...
  Коррис мрачно кивнул:
  - Да. Мне довелось испытать на себе все "прелести" полного подчинения. Более жуткого момента в моей жизни не было! Так что вкус я узнал, хотя и без того догадывался о том, что именно мне подлили: запах зелья практически невозможно уловить, но после того случая я чувствую его даже в ничтожной концентрации.
  - Тогда зачем...
  - Зачем я его пил? - улыбка капитана стала прямо-таки запредельно злорадной, - затем чтобы узнать, кто именно и что станет мне приказывать. Видишь ли, Орван, есть одна хитрость: если правильно приказать, то жертва просто не вспомнит, что происходило в эти двенадцать часов, или воспоминания заменятся ложными. Если бы у них сработало... Я бы помнил только, что за ужином почувствовал усталость, лег спать и проспал все эти часы.
  Орван покачал головой, а затем спросил:
  - И что?
  - При дворе наместника были двое магов: один старший, а второй - его помощник, видимо, только недавно Магическую Школу окончил. И именно младший и отдавал мне приказы, старший при этом не присутствовал. А потребовали от меня... во-первых, написать приказ для тебя с требованием немедленной отправки в Понвар рена Таниса и обнаруженных нами документов, во-вторых, отозвать своих людей, охраняющих наместника. А после этого - все забыть и лечь спать. Как ты думаешь, доехал бы бывший управляющий до столицы? Остался бы жив наместник?
  - Концы в воду... - понимающе протянул Орван.
  - Именно. Каким же удовольствием для меня было смотреть, как до мага доходило, что зелье не сработало! И наблюдать его панику при понимании того, что он только что подписал себе смертный приговор, ведь использование этого зелья чуть ли не единственное действие, в отношении противозаконности которого между короной и магами никогда не было разногласий!
   - Но, рен Коррис... Ведь потом вы бы все равно узнали о том, что отдали такой приказ! Пусть через несколько дней, но все же...
  - Верно, но было бы уже поздно, никаких доказательств! И самое главное, никто бы не узнал о том, какие у магов интересы в Листане... Хотя мне и так удалось узнать лишь немногое...
  Он нахмурился, вздохнул и потянулся за графином с вином. Орван подскочил, налил вина командиру и, получив его одобрительный кивок, себе. Коррис отпил немного, отставил кубок и продолжил:
  - Когда парень понял, что ему грозит, он явно испугался и взмолился о пощаде. Я пообещал, что он останется жив, если честно и откровенно ответит на мои вопросы. Увы, нам просто не хватило времени... Так что, как я уже и говорил, узнать удалось немногое: то, что мое подчинение было идеей старшего, рена Цериса, я догадался и без того... Кроме этого, рен Фиот - так звали парня - рассказал мне, что маги имели свою долю в украденном золоте и что в районе шахты они безуспешно искали следы магических действий... А после этого явился рен Церис и заявил, что согласно последнему указу Императора допрос мага может производиться только в присутствии другого мага, в противном случае все признания не имеют никакой силы...
  - Но если этот рен Церис замешан...
  - Орван, я напомнил ему, что за любой поступок подопечного он также несет косвенную вину, а следовательно, не может являться беспристрастным свидетелем. Как будто кто-то из магов может! - кулак Корриса обрушился на стол. - И знаешь, он с этим согласился и предложил вызвать в качестве свидетеля мага из местной Магической Школы. Я потребовал сделать это немедленно, на что рен Церис заявил: слишком поздно, маг откажется и будет прав. Рена Фиота поместили под стражу, охраняли его наши парни, к нему никто не входил... Но утром его нашли мертвым.
  Напряженно слушавший командира Орван охнул. Коррис кивнул:
  - Именно так. Нить оборвалась, следов зелья на мне не осталось, и рен Церис заявил, что рен Фиот оговорил себя под моим давлением, а также о том, что причиной смерти его подопечного стало горе от того, что его могли заподозрить в подобной мерзости.
  Орван поперхнулся вином:
  - Да он что, издевался?
  - Именно, и у меня не было никакой возможности прекратить это. Вот почему я в такой ярости. Единственная ниточка - наместник, которого я велел охранять как зеницу ока, и даже сам участвовал в его охране. Перед отъездом я передал его из рук в руки армейскому отряду, который вот-вот должен оказаться здесь, и поспешил вперед, чтобы узнать о результатах допроса бывшего управляющего.
  Снаружи послышался шум: стук копыт, ржание лошадей, разговоры. Орван глянул в окно и кивнул:
  - Они уже здесь, и наши парни с ними.
  - Распорядись, чтобы погрузили золото и документы. Надеюсь, опись найденного составили?
  - Обижаете, капитан... Разумеется, аж три копии!
  - Отлично, Орван, я знал, что могу на тебя положиться. Пусть в описи распишется сам командир отряда и еще двое людей по твоему выбору. Одну копию оставим нам, другую - командиру, третью возьмет с собой один из наших парней, придется кого-нибудь отправить в Эрант.
  - Лучше двоих, - покачал головой помощник, - двоих убить сложнее, а мы быстренько сделаем еще одну копию. Я думаю, стоит послать Шарта и Вирета: первый сильный, второй умный.
  - Хорошо, действуй, а я пока напишу письмо для рена Нерана. И да, не забудьте накормить армейских, тем более канун Зимника...
  - А с шахтерами-то что? Они приходили, так я сказал, что пошлю за ними, как вы вернетесь...
  - Ну сегодня в шахты никто не полезет, завтра...
  - Все после праздника будут хмельные, да и послезавтра тоже.
  - Тогда в третий день нового года. Орван, а ребята нашли что-нибудь?
  - Илис плюется и говорит, что в здешних местах дырок больше, чем в сыре. Но да, нашли, - он расплылся в улыбке, - парнишек пропавших из поселка. Ребят после этого местные чуть ли не на руках носят!
  - Живых?! Слава Богам, ну хоть что-то хорошее! - с искренним облегчением улыбнулся Коррис.
  - Живых. Нашли их в небольшой пещере, связанными, больше там ничего не было. Плохо, что они вообще ничего не помнят: играли возле деревни, а потом очнулись уже когда наши их вытаскивали.
  - Жаль, что и здесь ниточки нет, но хорошо, что хоть для кого-то мы прибыли вовремя, - вздохнул Коррис. - Ладно, ступай...
  Через час Коррис отложил перо и задумался. Что же здесь происходит? Если даже маги не смогли ничего понять... Удастся ли ему разобраться? Хотя что загадывать...
  - Рен Коррис, отряд готов к отправлению, - доложил Мерв, заглянув в комнату.
  - Иду, - кивнул Коррис.
  Раскланявшись с командиром отряда и перекинувшись с ним несколькими словами, он подошел к Шарту и Вирету и протянул каждому по сложенному письму:
  - Вот, парни. Это, как и опись, нужно передать главе Тайной службы рену Нерану. Как прибудете - явитесь в Имперскую канцелярию. Будьте осторожны, никому не доверяйте и приглядывайте за арестантами.
  - Слушаемся, командир! - ответил Вирет, Шарт лишь кивнул.
  - И самое главное... Парни, не дайте себя убить и возвращайтесь!
  - Спасибо, капитан, - прогудел Шарт, - мы и сами кого хочешь убьем. Вы уж тоже тут по сторонам поглядывайте...
  Некоторое время он смотрел вслед отряду, а затем вернулся в контору и вызвал к себе Илиса. Надо было приниматься за работу...
  
  
  
  Глава 17.
  
  Листан. Золотая шахта. Через три дня.
  
  Коррис вышел из дома и подошел к вскочившим при его появлении шахтерам. Те склонились в поклоне, вызвав мимолетную улыбку на губах капитана: упрямое недоверие, прямо-таки физически ощущаемое при первой встрече, исчезло без следа.
  - Доброго утра вам, рен капитан, - прогудел Шарон, - и мы все благодарствуем вам и вашим солдатам. Тех мальчонков уже и не надеялись найти. Надо ж, мы тут поколениями живем, а про ту пещеру и не знали ничего...
  - Доброго утра, тен Шарон, тен Вирн, - приветливо улыбнулся Коррис, отметив, как они оба приосанились от его вежливости, - ну что, в шахту?
  - Да, рен капитан, идем...
  У самого входа Шарон остановился и, помявшись, сказал:
  - Рен Коррис, я не сомневаюсь, что вы человек храбрый, вот только подземелья не для всякого. Коль почувствуете, что вам тяжко - говорите сразу, вернемся.
  Коррис кивнул, с интересом глядя на вход. Несколько шагов, и они оказались в пещере, ярко освещенной факелами. Пара десятков тачек у стен, в центре - странное сооружение, похожее на клетку. Рядом с ним - что-то вроде огромного колеса с привязанной к нему парой небольших лошадок, подле колеса стоял мужчина, низко поклонившийся Коррису.
  - Подъемник, рен капитан, - кивнул на клетку Шарон. - А теперь наденьте-ка это.
  "Это" оказалось странной штукой, чем-то напоминавшей шлем с - Коррис удивленно поднял брови - магическим светильником в надежной металлической оплётке надо лбом. Шарон пожал плечами, заметив его интерес:
  - Светить как-то надо, а факелами под землей не больно-то сподручно. Вот и озаботилась казна таким, да давненько, уж лет двести как. Удобно - руки-то свободны, да и воздуха остается больше, чем когда факелы жжешь.
  Через пару минут подъемник начал движение вниз, Коррис с интересом рассматривал проплывающие мимо горные пласты. Спуск продолжался почти десять минут, и наконец клетка с лязгом коснулась пола. Магические светильники засияли ярче, но их свет выхватывал лишь небольшие кусочки у тьмы. Коррис поежился, стараясь делать это незаметно, и с уважением покосился на шахтеров: работать так постоянно жутковато...
  Шарон подошел к стене, до чего-то дотронулся, и тут же зажегся неяркий свет. Как оказалось, они находились в центре огромной пещеры, от которой во все стороны расходились невысокие коридорчики.
  - Куда желаете спервоначалу пойти, рен Коррис? - спросил Шарон.
  - Туда, где пропали шахтеры.
  - Хорошо. Идите за мной, только не трогайте ничего, пока я не скажу, что можно, - голос шахтера стал неожиданно властным.
  Путь к забою оказался не столь долгим, сколь неудобным: высокому Коррису приходилось идти согнувшись, от чего он чувствовал себя по меньшей мере неуютно. Наконец этот, как обозвал его про себя Коррис, крысиный лаз закончился, и он наконец-то смог выпрямиться.
  - Вот здесь они и пропали, - Шарон говорил тихо.
  - Как вы здесь работаете, тут же не повернуться толком! - воскликнул капитан и тут же поморщился: отраженный звук вернулся, многократно усилившись.
  - Так и работаем, - усмехнулся шахтер, - тут еще нормально. А вот когда лежа на спине камень долбишь...
  Коррис только покачал головой, подумав: "вот где бы маги пригодились", и принялся осматриваться. Повернувшись к Вирну, он спросил:
  - Тен Вирн, вы чувствуете жилы... А пустоты в камне?
  - Если очень постараться, и то не всегда, - голос парня был виноватым, - батька мой, так тот чувствовал, я не все умею пока...
  Капитан кивнул и постарался отрешиться от окружающего мира, вспомнив слова Урика о том, как он ищет тайники в домах и потянувшись к остаткам давно утраченного умения. Через несколько минут он покачал головой, признавая поражение:
  - Невозможно. Вы точно знаете, что они были здесь? Могли они уйти в другое место?
  - Работали здесь, да... А уйти в другой забой... Могли, да зачем?
  - Возможно, не зачем, а почему... - непонятно ответил Коррис и снова повернулся к молодому шахтеру, - тен Вирн, а отведите меня туда, где вы видели призрак крылатой девушки!
  Тот забой оказался совсем в другой стороне, идти им пришлось почти четверть часа. И чем ближе они подходили к нему, тем больше капитан понимал: вот оно! То, что он чувствовал в одной из пещер Вентериса, где они нашли зверски убитых детей и женщин... Это зло и мерзость была здесь, и Коррис возблагодарил Богов за то, что ему осталась хоть малость от былого...
  - Здесь, так? - отрывисто спросил он, подходя к стене, за которой эманации зла были особо сильными, - здесь вы ее видели?
  - Дда, рен капитан, - растерянно кивнул парень, - а как вы...?
  - Неважно. Тен Вирн, мне нужно, чтобы вы собрали все свои силы и почувствовали, есть ли за этой стеной пустоты.
  Тот подошел к стене и прижался к ней всем телом, точно к возлюбленной. На какой-то момент в тусклом свете налобных фонариков Коррису показалась, что камень обволакивает парня, затягивая его в себя. Наконец Вирн отошел и устало осел на землю.
  - Есть, но довольно далеко. Три локтя, не меньше. И там не просто дыра в камне или лаз, а что-то большое, как бы не пещера.
  - Тен Шарон, сколько понадобится времени, чтобы пробить эти три локтя?
  - Много, порода больно твердая, а работать тут сможет только один человек за раз. Если нормальный проход, то месяца полтора кайлом помахать придется, если лаз, чтоб протиснуться... Ну, за недельки три можно управиться, коль постараемся...
  - Долго, и боюсь, лазом мы не обойдемся, - помрачнел Коррис. - А показать на карте, где именно это место находится, сможете? Или снаружи указать, под какой точкой оно находится?
  - Запросто, - кивнул Шарон.
  - Возвращаемся в зал к подъемнику, - скомандовал Коррис.
  Весь путь назад Коррис напряженно обдумывал варианты решения. Как же плохо, когда чего-то не знаешь! Стоило им вынырнуть из лаза, он спросил:
  - Тен Шарон, сколько здесь таких камер, где вы работаете?
  - Работаем дай Боги в паре десятков, а вообще их тысячи, уж больно долго здесь золото добывают.
  - А в этом зале кто-нибудь дежурит?
  - Нет, рен капитан, - нахмурился Шарон, пытаясь понять, куда тот клонит.
  - Получается, если пропавшие пошли в одну из заброшенных выработок... скажем, под влиянием некоей магии... вы могли их просто не найти?
  - И не искали, - покачал головой потрясенный Шарон, - невозможно это... Коли так - они давно мертвы... Что ж нам делать-то, рен капитан? Все равно работать надо, а как, коли люди пропадают?!
  - Можно ли как-то замуровать старые выработки?
  Шарон задумался, теребя бороду:
  - Если вход в ненужные штреки здесь завалить, да еще несколько десятков развилок... За пару дней точно управимся!
  - Тогда так и сделаем. Старые выработки замуровать, а действующие... Надо будет по ним всем пройтись да тоже хорошенько проверить. И еще здесь людей поставить дежурить. А сейчас давайте-ка возвращаться, - устало сказал Коррис, - что-то дышать тяжко стало.
  -По первости-то оно завсегда трудно, - кивнул Шарон, - заходите, рен капитан.
  Пока подъемник медленно полз вверх, Коррис обдумывал дальнейшие действия. Выйдя наружу, посмотрел на небо, вдохнул полной грудью и сказал:
  - Нелегкая у вас работа. Орван!
  Подбежавший помощник склонил голову, Коррис скомандовал:
  - Тен Шарон, покажите Орвану место, о котором мы говорили, на карте и так. После этого действуйте так, как и договаривались. Когда завалите все старые выработки, сообщите, проверим действующие. Все понятно?
  - Все, рен капитан.
  - Орван, как закончишь - ко мне с Илисом и Микшей.
  - Слушаюсь, капитан!
  Зайдя в кабинет, Коррис упал в кресло, сцепил пальцы в замок и задумался. Почему именно ему доводится столкнуться со всей этой мерзостью? К чему ведет его судьба? Хотя неудивительно, что принц Ориан именно так использует его... "Интересно, кем бы я стал, если бы не тот случай? Неужели был бы таким же, как те, с кем столкнулся в Понваре? Не хочется в это верить..."
  - Капитан, - голос Орвана заставил его прервать самокопание и вернуться к делам. Оглядев солдат, Коррис велел им сесть и откинулся в кресле, рассматривая Илиса и Микшу. Бывшие браконьер и контрабандист были в отряде лучшими во всем, что касалось поисков на природе, в остальном же были различны, как ночь и день: Илис - язвительный, верткий, огненно рыжий, Микша - сдержанный русоволосый молчун. И все же они были лучшими друзьями и не раз прикрывали друг другу спины.
   - Значит так, парни. У меня есть подозрения, что здесь может твориться то же самое, что и в Вентерисе. Я говорю о жертвоприношениях. Видимо, здесь есть пещера, а может, и не одна, где находится место такого жертвоприношения или держат пленников. Приблизительное ее местонахождение вам покажет Орван, ваша задача - найти вход во что бы то ни стало! Берите хоть весь отряд, но разыщите его, нужно будет - привлечем местных. Все ясно?
  - Найдем, рен капитан, даже если придется перевернуть все вверх дном, - ответил непривычно серьезный Илис, а Микша лишь кивнул головой, подтверждая слова друга, - разрешите идти?
  - Да, идите, и не забудьте: увидите, услышите, почуете что-то странное - стрелой ко мне!
  
  
  Эрант, Магическая Школа. Последний день зимних каникул.
  
  Лиасса отложила книгу в сторону и задумалась, нежно поглаживая пальцами переплет. Поразительно, сколько всего можно узнать из книг! И странно, что империя воевала с кшаси... Судя по всему, Ронтар и Кшасаэр всегда были союзниками и кшаси немало сделали для людей, хотя что тут удивительного? "Если верить книгам, даже тем, что написаны людьми, мы все неблагодарны и склонны к предательству", - горько подумала девушка.
  Теперь она понимала, почему тот маг сказал про ее сходство с кшаси - из-за цвета волос. Хотя торнейцы такие же черноволосые, не зря же их с Ясминой многие считали сестрами! Вот только о кшаси в книгах было написано, что они очень красивы, а она... она обыкновенная.
  Интересно было бы посмотреть на кшаси в боевой ипостаси... Хотя нет, лучше не надо, в книгах писалось, что они в этом состоянии не вполне себя контролируют. Любопытно, а внутри они как люди устроены?
  Подумав об этом, Лия тут же обругала себя дурой. Ну а как они еще могут быть устроены, если у кшаси и людей общие дети бывают? Правда, в книге было сказано, что это случается крайне редко, почему - неизвестно. Хотя что странного, ведь если кшаси все красивы, то зачем им люди? А еще там было написано, что зачатие полукровки требует определенного ритуала и от таких союзов практически никогда не рождаются девочки ...
  Все это лишний раз убеждало девушку в том, что ее отец никак не может быть кшаси. Тревожило ее лишь одно - имя. Если верить прочитанному, у всех без исключения кшаси в имени всегда было двойное "с". Нет, у людей такие имена тоже бывали, но редко, и практически никогда не встречались в Торнее: традиционно будучи союзниками кшаси, торнейцы считали неуважением к ним использовать похожие имена. Неудивительно, что Ясмина посоветовала Лиассе никому не говорить полного имени... И странно, что мама назвала ее так...
  Тряхнув головой, Лия осторожно открыла сборник легенд. Тен Гиран был прав, ничего столь прекрасного девушка не только не читала - даже не могла себе представить! Невообразимо поэтичный язык, увлекательные приключения, удивительные герои: сильные, мудрые и преданные мужчины, прекрасные, верные и добрые женщины... Лия читала эту книгу уже в третий раз и не могла остановиться, невольно мечтая о том, чтобы однажды стать похожей на одну из героинь. Интересно, каким бы был в этом случае герой? Вспомнив привидевшийся ночью сон, Лия передернула плечами: начиталась разного, вот и снятся подземелья да зло, поджидающее во мраке...
  
  
  Каррас, дворец Владыки.
  
  Рен Нервин дер Фартаэр с интересом смотрел по сторонам. Удивительно красивое место, куда приятнее, чем Императорский дворец, особенно в последнее время... Строгие линии, отсутствие бьющей в глаза роскоши - рен Нервин не терпел позолоту, которая в правление Тауриана III стала весьма модной, так что ее зачастую использовали с прискорбным отсутствием чувства меры. Любопытство его было вполне оправданным: за все те годы, что он служил наместником Норвеара, ему ни разу не довелось пересечь границу с Кшасаэром, но письмо принца Эверна заставило его сорваться с насиженного места. Говоря по чести, он давно мечтал побывать в Каррасе, о котором слышал немало восторженных отзывов, но воля Императора останавливала...
  - Рен Нервин, Владыка ждет вас, - вышедший ему навстречу молодой кшаси склонился в изящном поклоне, - прошу!
  Войдя, рен Нервин оказался в сравнительно небольшой комнате. Мимоходом подумав, что Император погнушался бы даже зайти в такую, он склонился в поклоне перед сидящим в похожем на трон кресле мужчиной.
  - Добро пожаловать, рен Нервин, я рад наконец познакомиться с вами, - сильный и звучный голос Владыки был приветливым, - садитесь.
  Рен Нервин сел, попутно отметив, что его информация была верной: Владыка не терпел чересчур большого официоза, никогда не говоря о себе "Мы". Впрочем, это ничуть не делало его менее сильным или более доступным: было в нем несомненное величие, заставлявшее охотно склонять голову перед властью Владыки...
  "Какая все-таки красивая раса", - мимоходом подумал наместник. Владыке было уже под шестьдесят, но ничто в нем не выдавало примет возраста, лишь седина на висках слегка намекала на него. Рядом с Владыкой в удобных креслах сидели двое: седовласый мужчина с проницательным взором и невероятно красивая женщина, седые пряди в прическе которой казались лишь необычным украшением. Встретив взгляд, в котором промелькнуло обуревавшее Нервина восхищение, она тепло ему улыбнулась. По лицу Владыки скользнула едва заметная тень - не наблюдай наместник так пристально, не заметил бы.
  - Это рея Алисса, Верховная жрица Маэры, и рен Атисс, полагаю, вы о нем слышали, - представил их Владыка.
  Рен Нервин с интересом уставился на рена Атисса. Разумеется, он о нем слышал! Военачальник кшаси, под руководством которого Кшасаэр десять лет успешно отражал атаки могущественного северного соседа, Железный Атисс считался одним из лучших полководцев последнего тысячелетия.
  - Благодарю Вас, Владыка Рессар, что согласились принять меня, - почтительно заговорил рен Нервин, - для меня честь познакомиться с вами, рея Алисса, и с вами, рен Атисс. Мне бесконечно жаль, что поводом для нашей встречи послужили те неприятные события, что творятся сейчас в Ронтаре. Но... Я получил письмо от Его Высочества принца Эверна, который считает, что то, что творится сейчас в империи, может быть связано с трагедией закрытия Путей...
  - А как же Император? - спросил рен Атисс, - Его Величество по-прежнему не желает дипломатических отношений между нашими странами?
  - Император ныне в весьма преклонном возрасте, ему стало трудновато проявлять гибкость в решениях, - дипломатично ответил Нервин, вызвав легкую усмешку на губах у всех троих кшаси.
  - Иными словами, в данный момент вы официально не представляете Ронтар, - резюмировал Владыка, - жаль... И всё же я рад познакомиться с человеком, чьи труды по поддержанию порядка и мира в Норвеаре и добрососедских отношений с моей страной столь высоко оцениваются всеми кшаси. Итак, мы готовы помочь вам в ваших изысканиях, надеясь, что Кшасаэр и Ронтар отринут горечь взаимных обид и наши отношения вновь станут теми, какими были до войны.
  Глубоко польщенный неожиданным признанием своих заслуг рен Нервин встал, склонился в поклоне и проговорил:
  - Владыка, с Вашего позволения я хотел бы вручить Вашему Величеству послание принца Эверна.
  Получив кивок, он протянул Владыке свиток и снова опустился в кресло.
  Владыка прочел письмо, невесело усмехнулся и передал его рее Алиссе. Посмотрев на гостя, он покачал головой:
  - Жаль, что этими вопросами никто не задался тогда! И похоже, некоторые и до сих пор не верят, что в произошедшем не было нашего злого умысла...
  - Или делают вид, что не верят, - мягко проговорила рея Алисса, поразив рена Нервина голосом столь же красивым, как и сама женщина. - Видите ли, рен Нервин... Для людей Пути - лишь средство для быстрых путешествий, с кшаси же они связаны куда сильнее... Закрытие Путей для нашей расы большая трагедия, чем для кого-либо под небом Миридана. Что же касается вопроса о том, как это стало возможным...
  Жрица прервалась, вопросительно взглянув на Владыку, тот вздохнул и кивнул. Рея Алисса опустила ресницы и продолжила:
  - Ключ к Путям был украден. Древнейший и могущественнейший артефакт нашей расы был утрачен нами...
  - Но как?! - вырвалось у Нервина прежде, чем он смог остановиться.
  Мужчина принялся витиевато извиняться за свою несдержанность, но жрица лишь покачала головой:
  - Не стоит. Именно этот вопрос довольно долго волновал всех нас... Его похитила одна этарра благодаря вынужденной помощи нескольких из наших соплеменников. Вы знаете о том влиянии, которое этарры оказывают на остальные расы?
  - Да, кое-что знаю. Но зачем ей это? И... Разве вы не пытались ее разыскать?
  Атисс горько рассмеялся:
  - Разыскать крылатую? Повелитель Ветров заявил, что этарры не знают ничего о ней и считают ее преступницей. Зачем ей это было нужно, мы так и не смогли понять за двадцать пять лет!
  - Мы бы заплатили любые деньги, выполнили бы почти любые требования ради Шассэра - так звался этот артефакт, - тяжело вздохнул Владыка, - но он словно исчез вместе с похитительницей.
  - И надежды нет? - рен Нервин затаил дыхание, ожидая ответа.
  - Надежда есть всегда, - тепло улыбнулась ему рея Алисса, - пусть и призрачная. Волю Маэры не знаю даже я.
  Рен Нервин склонил голову:
  - Да свершится ее воля. Владыка, простите за вопрос... Этарры не общаются с нами и, возможно, мое предположение окажется глупостью, но не могут они стоять за всем этим?
  - Нет, я убежден в этом. Этаррам не нужны Ронтар или Кшасаэр, их место - горы, здесь они задыхаются, так что без использования магии могут прожить не более месяца. И они никогда бы не стали союзниками людей. Простите, рен Нервин, но лишь ваша раса так жадно цепляется за власть, что готова ради этого на все... Нет, - ответил Владыка на невольный протестующий жест своего гостя, - кшаси тоже не святые, мы можем интриговать, лгать, даже предавать... но уже тысячу лет ни один кшаси не умер от руки соплеменника!
  - Но и ни одна другая раса не способна на такой героизм и самопожертвование, как люди, - тихо промолвила рея Алисса, - словно в вас собрано и все самое темное, и все самое светлое под этими небесами...
  Слова жрицы заставили опустившего голову рена Нервина распрямиться и благодарно взглянуть на нее. Владыка вздохнул:
  - Простите, рен Нервин, если невольно нанес вам обиду. Но мы говорили об этаррах... Так вот, этарры старше определенного возраста физически ощущают все дурное, что есть в душах окружающих. Быть рядом с предателем и убийцей для них попросту смертельно опасно, и их грозное влияние на прочие расы - лишь защита...
  - Никогда бы не подумал...
  - Мы и сами узнали об этом лишь недавно, - горько усмехнулся рен Атисс, - тысячелетия верить, что этарры презирают всех остальных обитателей Миридана, считая себя выше их, и так ошибаться!
  - Но есть и еще одно, - негромко сказал Владыка, - иногда у них рождаются те, кого называют Даэрри, в которых словно воплощается все то дурное, чего нет у остальных этарров. Те, пищей для которых служит боль и смерть... Когда-то именно один из Даэрри впервые вонзил нож в разумного на алтаре Древних Богов. Благодарение Богам, что они рождаются лишь раз в тысячу лет!
  - Та, что украла Шассэр, была Даэрри, - тихо произнесла жрица, - мы поняли это, когда в Каррасе начали умирать кшаси и те немногие люди, что живут здесь.
  - А не может она стоять за всем этим? - рен Нервин даже подался вперед.
  - Нет, - ответила рея Алисса, - Даэрри не способны на сложные интриги. Боюсь, она лишь служила кому-то...
  Владыка и рен Атисс практически синхронно покачали головами, она усмехнулась и доверительно сказала:
  - Видите, рен Нервин, мой брат и Владыка не хотят в это верить. Потому что если кто-то сумел подчинить одну из Даэрри... Страшно подумать, какая мощь в его руках!
  - Но тогда и Шассэр в его руках?
  - Нет, Шассэра у него нет. Что бы ни случилось с Вариной, его она утратила, это я знаю точно.
  - Скажите, рен Нервин, - негромкий голос Владыки заставил того подобраться в кресле, - лично вы верите, что Кшасаэр невиновен в том, что творится в империи?
  - Верю, Ваше Величество. Если бы Кшасаэру нужен был Ронтар, вам намного проще было бы захватить его при помощи Путей. Я всегда считал войну ошибкой, но я верный слуга империи и поэтому воевал с вашим народом. И все же... Я мечтаю, что однажды все вернется на круги своя и мы снова станем не только соседями, но и союзниками. И мне бесконечно жаль, что я говорю это не как Голос Императора...
  - Спасибо, рен Нервин, - вздохнул Владыка, - и есть еще кое-что, возможно, это важно. Причина, по которой этарры открылись нам... у них стали пропадать юноши и девушки. Молодежь любой расы ищет приключений, полагаю, вы это знаете, - дождавшись энергичного кивка гостя, он продолжил, - вот и этарры не оказались исключением. Как выяснилось, среди них особым уважением пользовались те, кто решался спуститься вниз и прожить хотя бы неделю в одном из человеческих государств.
  - Человеческих?
  - Из-за внешности. Менять ее они не могут, так что в Кшасаэре они были бы... У вас есть такое сравнение...
  - Белыми воронами, - почтительно напомнил рен Нервин, - да, я понимаю. Я передам эту информацию принцу Эверну и уверен, что Тайная служба сделает все для того, чтобы найти пропавших.
  - Благодарю вас за визит, рен Нервин, - чуть склонил голову Владыка, давая понять, что прием окончен.
  Наместник Норвеара поднялся и склонился перед присутствующими:
  - Благодарю за радушный прием, Владыка, для меня было честью встретиться с Вами. К сожалению, я не имею права пригласить Вас в Ронтар, но буду рад оказать гостеприимство Вашим подданным в Норвеаре. Рея Алисса, рен Атисс, примите мое глубочайшее почтение.
  Трое кшаси молчали некоторое время и после того, как за их гостем закрылась дверь. Прервал молчание Атисс:
  - Лисси, может стоило ему сказать о полукровке?
  - Нет, - покачала головой его сестра, - он благороден и честен, но не принадлежит себе. Это знание может быть слишком опасным... Дитя пророчества должно свершить свой путь само, ибо только так у нашего народа появится шанс...
  
  
  Глава 18.
  
  Эрант, Магическая Школа. Неделю спустя.
  
  - Лия, ну что, ты идешь?
  - Да, Мирая, прости, задумалась, - виновато улыбнулась та.
  Девушки поспешили вниз. Занятия по физической подготовке у женской части учащихся были самыми нелюбимыми: во-первых, некрасивая одежда - мешковатые штаны да рубаха, в которых даже первые красотки курса выглядели бесформенными; во-вторых - преподаватели четко придерживались плана занятий, так что приходилось нередко возвращаться с них потными и растрепанными. А самое главное - представать в таком виде перед парнями-однокурсниками! Лия вдоволь наслушалась жалоб Мираи по этому поводу, саму же ее это не волновало: парни ее не интересовали, в одежде девушка превыше всего ценила удобство, а занятия не представляли собой для привычной к труду и путешествиям девушки ничего сложного. Хотя Лия считала, что ей несказанно повезло: в империи считалось, что владение оружием является исключительно мужским делом, так что их не учили сражаться, в отличие от парней. Нет, все же некоторое понятие им дали, научив держать в руках кинжал и паре простых движений... достаточных, чтобы отбиться от какого-нибудь увечного разбойника. Впрочем, Лие и этого хватало, в глубине же души девушка считала, что и это необязательно: еще пару недель назад она составила рецепт порошка, который вызывал безудержное чихание и слезоотделение, и всегда носила его с собой. Браслет ученицы Школы - хорошо, да только защиты много никогда не бывает!
  Так что на физической подготовке девушки в основном занимались бегом, приседаниями, прыжками и верховой ездой. Первые три занятия давались ей легко, зато верховая езда... Когда она в первый раз взгромоздилась - другого слова не подобрать - на лошадь, то от злых насмешек не видела ничего перед собой, отчаянно пытаясь сдержать стоящие в глазах слезы. Слава Богам, что даже самые злобные животные вели себя с Лией на удивление смирно: как сказал их учитель по верховой езде тен Черис, лошади, как и многие другие животные, никогда не причиняют вреда тем, в ком есть дар целителя...
  Кстати, к искреннему изумлению Лии оказалось, что она не единственная никогда не сидела верхом: многие девушки тоже не знали, с какой стороны подойти к лошади. Как выразилась Мирая в ответ на ее осторожный вопрос: "Одни чересчур знатны и богаты, чтобы ездить иначе, чем в карете со служанкой, другие чересчур бедны, чтобы позволить себе держать лошадь для крайне редких прогулок верхом". Вообще верховая езда считалась прерогативой мужчин, но будущих магов ей обучали всех - кто знает, куда их могут послать?
  - Ты сегодня что-то слишком молчалива, - попеняла Мирая.
  - Сон плохой видела, - призналась Лия, - я почти никогда не вижу снов, а тут... неприятный такой...
  - А что именно? Я умею сны разгадывать, у меня нянька знахаркой была, учила, - с любопытством уставилась на нее Мирая.
  Та закусила губу, понимая, что теперь любопытная подруга не оставит ее в покое:
  - Один человек... Я видела его спускающимся куда-то, а вокруг него были только темнота и камень... И знала, что внизу его ждет зло...
  Блондинка задумалась, забавно сморщив носик, а затем мотнула головой:
  - Или это просто вещий сон, или обычный кошмар. А что за человек? Твой возлюбленный? Ты мне про него ничего не говорила, - обиженно надула губки она.
  - Что ты, какой еще возлюбленный? Просто покупал травы в лавке!
  - Ладно, потом поговорим, - не то пригрозила, не то пообещала Мирая - они как раз дошли до места, где проходили занятия. Большой прямоугольник поля был накрыт магическим куполом, защищающим от перемен погоды: под ним всегда было тепло и сухо.
  Спустя час Мирая устало плюхнулась на скамейку рядом с Лией, растирая икры, и жалобно вопросила:
  - Ну вот зачем нам это наказание, а?
  - Болит? У тебя та мазь еще осталась?
  - Осталась, если бы не она - вообще бы ковыляла, спасибо тебе за нее! Ой, гляди, у парней поединки будут!
  Лия посмотрела туда же, куда уставилась вся женская часть курса. Хмыкнула про себя, разглядывая парней: ну чистые петухи! Горделивые позы, картинные жесты, взгляды, искоса бросаемые на сокурсниц... Похоже, ее мнения не разделял никто - девушки аж подались вперед, разбившись на группки и тихонько обсуждая их внешность, манеры и хихикая.
  - Какой же он все-таки красавчик! - тихонько простонала Мирая, жадно разглядывая одного из парней.
  У Лии не возникло ни тени сомнения, кто являлся предметом восторгов подруги. Рен Диар дер Фалдон, тот самый трехстихийник, являлся предметом воздыханий всех девиц их курса. Он действительно был красив: высокий, прекрасно сложенный, с правильными чертами лица, светло-золотистыми волосами и голубыми глазами. А если учесть, что к внешности добавлялась знатность рода, положение единственного сына советника Императора, необычайная одаренность в магии и острый ум, становилось понятно всеобщее восхищение им. Почти всеобщее: Лиасса инстинктивно его опасалась, впрочем, как и всех слишком красивых мужчин.
  - Лия, он же с тобой в одной группе по языку? Тоже учит язык кшаси?
  - Да, - кивнула Лия, - судя по тому, что я слышала, он его сам выбрал, хоть уже и знает два иностранных языка.
  Язык кшаси изучали всего семеро, среди них Лия была единственной девушкой. Не раз на уроках она чувствовала мимолетный взгляд Диара, от которого ей все время хотелось поежиться. Слава Богам, в остальное время он не обращал на нее никакого внимания!
  - Неужели он тебе совсем не нравится? - спросила Мирая, с интересом глядя на Лию, а потом толкнула ее плечом, - смотри, как на него Эвиана смотрит!
  - Как на лакомство, - фыркнула та, - и не только она.
  - Криталлу он уже отставил, - спокойно сообщила блондинка, кивнув на рыжеволосую красавицу-воздушницу.
  - В каком смысле? - недоуменно спросила Лия.
  - Ты иногда такая наивная, - покачала головой Мирая, - ты вообще хоть знаешь, чем парни и девушки в постели занимаются?
  - Ты хочешь сказать, что Криталла...
  - Была его любовницей, а сейчас этот почетный пост занимает Эвиана. Да ладно, ты что, и правда не знала, что в Школе никто не хранит целомудрие?
  Лия чуть покраснела и опустила глаза, в который раз почувствовав себя дурой. А затем ей пришла в голову одна мысль и она недоуменно уставилась на собеседницу:
  - Но разве реям не надо быть...
  - А магия нам на что? - усмехнулась Мирая, - Лия, как девчонка из деревни может быть такой? Ой, смотри, Диар как раз сражаться будет!
  Лия подняла глаза. Что ж, это было красиво, вот только... Она вдруг вспомнила труппу дядюшки Фалона и с трудом сдержала улыбку, уж слишком то, что делали сейчас Диар и его соперник напоминали театральное представление. Интересно было бы посмотреть на поединок Диара с настоящим воином вроде рена Корриса... Она снова вспомнила свой сон, повторявшийся во всех деталях уже неделю, и то жуткое ощущение зла, тут же почувствовав, как в груди загорелся жар. Казалось, амулет хочет ей что-то сказать, но что?
  Эта мысль терзала девушку все время, пока она шла к тену Долеру, и все время работы. Занятий у теи Фиары сегодня не было, так что, попрощавшись с травником и Ханией, Лия медленно направилась к Школе. Примерно на полпути в ее груди возникла боль, такая резкая, что на глазах выступили слезы. Девушка беспомощно всхлипнула и прошептала:
  - Как мне понять, чего ты хочешь? Ведь я же не могу помочь в борьбе с тем жутким злом!
  Ответом ей была еще более резкая боль. В полной растерянности Лия шла, почти не видя ничего из-за застилающих глаза слез, и вдруг чуть не упала, натолкнувшись на какого-то мужчину. Тот поддержал ее, и девушка, подняв на него глаза, с ужасом осознала, что только что толкнула жреца Руарра.
  - Простите меня, отец, - склонив голову и чуть не плача, промолвила Лия. Боль ушла, но теперь ее мучил стыд за свое невнимание и страх перед гневом жреца.
  - Я не сержусь, дитя, - удивительно мягко для такого явно сильного мужчины ответил тот, - если же ты растеряна, проси совета у Госпожи Путей.
  - Благодарю, отец, - прошептала Лиасса, глядя вслед уходящему жрецу. Ну конечно, кто еще подскажет верный путь, как не Маэра!
  В храме Богини Судьбы царила тишина, в которой гулко отдавались шаги Лиассы. Девушка оглянулась по сторонам - никого, и направилась туда, где вдалеке находилась статуя Богини. Она изображала прекрасную женщину с распущенными волосами, державшую в руках нить.
  - Тебе нужна помощь или совет, дитя?
  Лиасса повернулась и встретилась глазами с седовласой жрицей, что смотрела на нее с искренним участием.
  - Не знаю, матушка. Я чувствую, что одному человеку грозит страшное, омерзительное зло, и не ведаю, как защитить его. Не понимаю, почему я снова и снова вижу этот сон?
  - Сон? Все время один и тот же?
  - Да, матушка. Вот уже неделю, и мне страшно...
  - Дитя, Богиня не помогает впрямую. Госпожа Путей лишь дает нам возможность выбирать, по какому из них мы пойдем, но совет тебе я дам. У каждого есть те, кто проклинает, и те, кто благословляет нас, и если вторых больше... Что ж, щит Маэры может распростреться над ним, коли найдется тот, кто вправе просить об этом. В тебе есть что-то... проси, и Богиня услышит тебя, но взамен дай слово, что однажды в час сомнений ты исполнишь просьбу Ее жрицы.
  - Я клянусь, - тихо произнесла девушка, и в храме вдруг ярко вспыхнули факелы.
  - Клятва услышана. Иди, дитя, и помни одно: доверяй своему сердцу... Проси с чистой душой, и тебя услышат...
  Лия вышла из храма в каком-то странном трансе. В задумчивости дошла до Школы и поднялась к себе, уселась на кровать и задумалась. Что с ней происходит, почему ей так важна жизнь капитана Коррис дер Сартона? Или не стоит пытаться это понять, ведь не зря же жрица велела доверять своему сердцу? Прикрыв глаза, она вспомнила свой сон и ту тьму, что ждала во мраке подземелья, и взмолилась:
  - Богиня, ты держишь в руках нити наших жизней... То, что ждет там, чуждо свету и радости, и если во мне действительно есть сила, пусть она станет щитом для тех, кто встанет на пути зла...
  Почудилось ли ей или действительно что-то коснулось ее лба в благословляющем жесте? В груди стало тепло, но это был не обжигающий жар костра, а мягкое ласковое тепло летнего солнышка, согревающее тело и прогоняющее прочь дурные мысли. Лия почувствовала слабость, но душа ее ликовала, казалось, только что она прошла какое-то важное испытание. Попыталась подняться, но тело не слушалось, а через секунду на нее накатила мягкая волна беспамятства.
  
  
  Каррас, Храм Богини Судьбы. То же время.
  
  Алисса недоверчиво подняла голову, прислушиваясь к тому, что творилось в мире. Дитя пророчества воззвало к Госпоже Путей и дало клятву выполнить ее, Алиссы, просьбу?! Жрица чувствовала, как плетется гобелен судьбы, чувствовала и Шассэр, что дал своему Хранителю силы для воззвания к Богине. "Интересно, ради кого это было сделано?" Единственное, что Алисса могла сказать с уверенностью - Хранитель просил не за себя.
  - Ты избрал Путь, Хранитель, и мы будем ждать тебя, - прошептала жрица в пустоту.
  
  
  Эрант, Магическая Школа. Четверть часа спустя.
  
  Тряхнув головой, Лия осмотрелась по сторонам. Что-то с ней очень сильно не так! Последнее, что она помнила - как прощалась с Ханией, а теперь сидит на своей кровати в общежитии. Нет, она знала о людях, что под влиянием луны ходили во сне и делали другие странные вещи, но с ней такого прежде не бывало, да сейчас и луны-то нет! "Так, пойду-ка я сегодня отдыхать пораньше, может, хоть высплюсь"... Почему-то странный сон про рена Корриса больше не тревожил душу, словно Лия твердо знала - это лишь обычный ночной кошмар.
  Припомнив сегодняшний урок и вопрос Мираи про возлюбленного, Лия фыркнула, одновременно почувствовав, как потеплели щеки. И с чего ей все время капитан вспоминается? Немолодой, некрасивый, и все же было в нем что-то, не позволяющее забыть его... Его взгляд, одновременно растерянный и полный теплоты, от которого лицо на миг утратило привычную суровость, мягкий голос, прикосновение его губ к ее пальцам и... что греха таить - его тело, виденное мельком на том постоялом дворе. Взгляд будущей целительницы невольно ловил детали, сравнивая его с фигурами сверстников, и отнюдь не в пользу последних. Как бы тот же Диар ни пыжился, она была уверена, что в схватке рен Коррис его бы победил: хоть Лия и не видела, как сражается капитан, но успела заметить его плавные и быстрые движения. Наверное, их сражение напоминало бы бой вожака волчьей стаи с волком-однолеткой, решившим покуситься на власть...
  Расчесывая волосы перед сном, Лия размышляла насчет откровений Мираи про нравы учеников Школы. И как она всего этого не замечала до сих пор? Хотя как заметить-то, если она все время либо на занятиях, либо за книжками сидит? И все же знать такое надо: еще по деревне девушка хорошо помнила, на что способны влюбленная девица, если только учует намек, что кто-то хотя бы посмотрел на ее парня! Слава Богам, что на нее никто из сокурсников внимания не обращает, иначе страшно подумать, что могло начаться!
  "И чего этим парням не хватает?" - подумала она, вспомнив Криталлу. И тут же вздохнула: похоже, она опять выставила себя деревенской простушкой, задав вопрос про целомудрие. Но кто ж знал-то! Да, в деревне с этим тоже было не сказать чтоб строго, но это же аристократы! Интересно, а Мирая тоже...
  Сама Лия не считала девственность особым достоинством, но никакого желания избавиться от нее поскорее не испытывала, а уж после попыток изнасилования - и подавно. Да и нагляделась она на парней, что бросали девушек сразу, как добивались своего. А потом еще и обсуждали несчастную со всех сторон, и хорошо еще, если та не принималась таскаться за парнем хвостом... Из-за тонкого слуха Лия была в курсе всех подобных сплетен и испытывала отвращение к тем, кто их распространял. И почему-то ей казалось, что местные рены вряд ли лучше деревенских мужиков в этом смысле, а значит лучшее, что она может сделать - держаться от них подальше. Да и вообще, какой ей от парней прок? Только и могут, что мешать учиться ...
  
  
  Глава 19.
  
  Листан. Золотые шахты. Следующее утро.
  
  - Командир, нашли! Нашли вход! - Орван прямо-таки сиял.
  Коррис вскочил так резко, что кресло отлетело в сторону:
  - Молодцы ребята! Собирай всех! И, Орван... Я боюсь, нам надо готовиться к чему-то страшному, так что предупреди ребят. Если у кого-то есть амулеты, или там счастливая одежда...
  - Капитан, вы ж в приметы не верите! - потрясенно воскликнул тот.
  - Знаешь, Орван, если есть хоть что-то, что может помочь парням чувствовать себя уверенней, всё равно что...
  - Я понял. Через полчаса все будут готовы, - кивнул помощник и вышел.
  Коррис поглядел ему вслед. Ну вот, настал момент, которого он ждал и боялся. Лезть под землю к тому, кто мог захватить этарров, и без магической поддержки... Он даже наступил на свою гордость и съездил в Понвар, где говорил с несколькими магами, в том числе директором местной Магической школы - безуспешно. "В районе шахты не найдено никаких следов магической активности. Производить какие-либо розыски, не связанные с опасностью магического противодействия, не входит в функции магов. У вас отсутствуют полномочия для того, чтобы отдавать приказы магам..." Именно это слышал он снова и снова... Не возымели действия ни ссылки на Тайную службу, ни предложенное вознаграждение... "Похоже, новая Смута действительно началась, - с горечью думал Коррис, возвращаясь назад, - и мы даже не знаем, ведут ли маги свою игру или они на стороне нашего таинственного врага!" Все чаще в голове у него крутилась мысль о том, что лучшим выходом для империи была бы немедленная смерть Императора и его наследника и коронация принца Эверна или его сына... Каждый день играл на руку тем, кто пытался разрушить Ронтар!
  Коррис давно пытался понять, когда маги из слуг империи снова захотели стать ее хозяевами? Кажется, еще лет десять назад все было нормально... Или гниль завелась уже тогда, просто он не замечал этого, ослепленный молодостью, силой и внешним блеском? Хотя и сейчас не все маги такие... Он сжал оберег, чувствуя, как прикосновение к нему дает силы и успокаивает. "Что же ты сделала, девочка? Какую неведомую силу вложила в него? И смогу ли я когда-нибудь сказать, как благодарен тебе за это?"
  Встав, он опоясался мечом, прихватил арбалет - и плевать, что дураки твердят, что это не оружие для благородного рена! Вздохнул и, придав лицу выражение спокойной уверенности, которую отнюдь не испытывал, решительным шагом двинулся к выходу.
  Отряд уже был готов. Встретив вопросительные взгляды своих людей, Коррис осмотрел их и негромко сказал:
  - Друзья мои, нам предстоит нечто, что может оказаться опасным. Кто-то пытается поставить нашу страну вверх дном, и избрал для этого жуткий путь - жертвоприношения, кровь и смерть. Вы все помните, что приходилось встречать в Вентерисе, здесь может быть еще хуже. Защищайте спины друг друга и помните: раньше смерти сдаваться не стоит!
  Оглядев их посерьезневшие лица, усмехнулся и добавил:
  - Ох и напьемся же мы сегодня вечером, когда вернемся оттуда!
  Смешки и улыбки были ему ответом. Он кивнул Орвану:
  - Веди.
  Стоило Коррису сбежать с крыльца, как к нему подошел Шарон. Уважительно поклонившись, шахтер откашлялся и спросил:
  - Рен капитан, я слышал, ваши парни нашли вход в пещеру и вы туда собрались?
  - Верно, тен Шарон.
  - Дозвольте с вами! - встретив удивленный взгляд Корриса, тот пояснил, - все ж таки никто из ваших солдат не знает подземелья так, как я. Моя помощь может вам пригодиться, а в шахтах ребята и без меня справятся...
  Четыре дня назад, после того, как незамурованными остались лишь те забои, в которых велась добыча, Коррис вместе с Вирном тщательно проверили их все. В двух за стенами нашлись подозрительные пустоты, и их также замуровали, после чего в оставшихся камерах возобновили работы.
  - Тен Шарон, ваша помощь может оказаться бесценной, но вы не обязаны делать это. Мы солдаты, и служим империи в любом месте, куда бы она нас не послала, но вы...
  - А я сам решил вам помочь, - задрал бороду тот, - и еще посмотрим, кто окажется храбрее. И вот, - он обернулся и махнул рукой, давая знак поспешившим на зов шахтерам помоложе, что несли в руках большие мешки, - каски наши, что с фонариками, аль вы с факелами под землю лезть собрались?
  - Что ж, тен Шарон, добро пожаловать в отряд, - усмехнулся Коррис, хлопнул того по плечу так, что шахтер пригнулся, и направился в авангард отряда.
   Шарон присвистнул, обращаясь к одному из солдат и потирая плечо:
  - Надо ж, а я в вашем капитане такой силы и не чуял.
  - Наш капитан вообще мужик что надо, хоть и дворянин, - охотно откликнулся тот, - и командир отличный, и воин, каких мало, и погулять не дурак! Ну и судит всегда по совести, будь ты хоть рен, хоть крестьянин захудалый.
  - Да мы уж поняли, у нас вон за вашего капитана все Богам молятся... Жаль, что таких среди дворян мало...
  Вход в пещеру оказался довольно далеко от того места, что показал Шарон. Шахтер только покачал головой, осознав, что никто из его людей даже и не подозревал о том, что в этом месте что-то неладно. Расщелина между двумя скалами была густо заполнена сплетенными кустами ежевики, они же прикрывали и вход в пещеру. Даже сейчас, зимой, они скрывали его под плотной завесой веток и шипов.
  - И как сюда кто-то заходил, неужто через эти шипы лез?
  Вопрос Орвана был скорее риторическим, но стоявший рядом капитан негромко ответил:
  - Этот вход может быть не единственным, ну а если единственный - при помощи магии кусты раздвинуть - раз плюнуть. Я бы вообще решил, что это иллюзия, да только маги тогда б точно нашли это место.
  - Как же, иллюзия, - фыркнул Илис, - мне теперь из-за этих колючек новую куртку да штаны покупать придется!
  - Получишь награду, хватит и на куртку со штанами, и погулять, - посулил Коррис и кивнул Орвану, - поджигайте.
  Кусты, щедро политые горючим маслом, занялись жарким пламенем. Отдав приказ оправиться и надеть каски, Коррис отошел в сторону и принялся разглядывать вход, снова и снова задаваясь мыслью, что не давала ему покоя с момента прибытия: зачем? Зачем устраивать жертвоприношения в таком месте, ведь ясно, что любые происшествия на шахтах привлекут к себе избыточное внимание? В Вентерисе найденное место жертвоприношения находилось в стороне от поселений и дорог... Что же делает это место особенным?
  Кусты прогорели быстро, уже через четверть часа вход в пещеру открылся во всей красе: темный проход в камне, похожий на пасть неведомого чудовища, поджидающего неосторожную жертву. Оглядев отряд, Коррис негромко скомандовал: "Вперед!", и первым шагнул во тьму.
  Шарон охнул и быстро догнал его.
  - Капитан, не спешите так. Давайте-ка я вперед, все ж таки это подземье...
  - Лучше я, - насупился Урик, - может, я и не по подземной части, зато ловушки нюхом чую.
  - Вместе пойдем, вон коридор какой, - тихо ответил Коррис.
  Действительно, проход был широким, двое человек могли разминуться, не прижимаясь к стенке, и высоким - даже Коррису не приходилось опускать голову. Пройдя несколько локтей, капитан спросил:
  - Тен Шарон...
  - Да кличьте меня по имени, мало ли что случиться может. Вон, солдат-то своих небось тенами не честите...
  - Мы с капитаном во всяких переделках побывали, вот и зовет. Не примазывайся, борода, - недовольно прошипел бывший вор.
  - Урик, - строго сдвинул брови капитан, и снова обратился к шахтеру, - Шарон, мне кажется, или мы спускаемся?
  - Верно, тропа под уклон ведет, не крутенько, но заметно. И как мы это место проглядели?
  - А оно естественное или искусственное? - не дождавшись ответа, Коррис покосился на Шарона и пояснил, - от природы такое или проход кто-то вырубил?
  - Видать, тут что было - вон, гляньте, дикий камень, кайлом не тронутый, а потом расширили... Да только как? Уж больно тут стены гладкие, да и зачем широкий такой...
  Коррис провел ладонью по стене, прислушиваясь к своим ощущениям.
  - Похоже, магия, камень словно оплавленный.
  - Стой! - вдруг прошипел Урик, заставив всех замереть как вкопанных.
  Прищурившись, он внимательно посмотрел по сторонам, поднял с земли камешек и со всей силы швырнул вперед. Не раздалось ни звука, только часть тропы словно осыпалась, зазияв широкими провалами.
  - Начинается, - прошептал Коррис и скомандовал, - гуськом по одному, след в след, Урик - веди. Шарон, коль заметите что неправильное - сразу говорите.
  
  
  Пещеры, примерно через три часа.
  
  Коррис прислонился к камню, вытирая пот со лба. Короткий привал был нужен всем: вот уже три часа они шли в кромешной тьме, разгоняемой лишь светом налобных фонариков. Первый час магические ловушки следовали одна за другой, заставляя капитана грязно ругаться сквозь зубы: ну как маги могли не заметить того, что здесь творится? Да, ловушки такого рода, насколько ему было известно, давали магический всплеск только в момент активизации, но фон-то всё равно должен быть?
  Отряду невероятно, просто-таки сказочно везло, словно их вела сама Госпожа Путей: за весь этот трудный путь они не потеряли ни одного человека, ну а раны, синяки и ссадины были воистину ничтожной платой! После того, как магические ловушки закончились, началось нечто еще более страшное... Видения, жуткие настолько, что хотелось с криком убежать, причем невероятно реальные: запах крови и смерти буквально витал вокруг! Мороки, от которых идущий рядом вдруг превращался в жуткое чудовище - именно так отряд чуть не потерял двоих солдат, сцепившихся между собой не на жизнь, а на смерть... И страх, выматывающий душу и превращающий мышцы в желе...
  И вот пару минут назад дорогу им преградила стальная решетка. К искреннему удивлению Корриса ни в ней, ни в замке не было ничего магического, такие можно увидеть в любой тюрьме. И это вызывало резонные вопросы: почему? Такая атака магией в начале пути и полное ее отсутствие теперь, когда они подошли к сердцу всего, что творилось здесь...
  Урик устало усмехнулся, отбросив в сторону замок:
  - Все, капитан. Пакость редкостная оказалась, хорошо, что я с такими уже работал: при открывании выскакивает малюсенькая такая иголочка с ядом!
  - Ты точно не ранен? У нас хорошие средства от яда есть!
  - Чтоб лучший вор Ортена попался на такой малости? Обижаете, капитан!
  Коррис только покачал головой. Если бы не Урик с его невероятным чутьем на ловушки и Шарон, все время выбирающий правильный путь, вряд ли бы они вообще дошли сюда. После того, как закончился тот широкий коридор, они шли по запутанной системе тоннелей - по словам Шарона, это было похоже на заброшенные горные выработки, причем очень древние. Шахтер все время смотрел по сторонам, все более озадаченный, а когда Коррис спросил его о причине, признался, что никак не может догадаться, что именно здесь добывали...
  Устало вздохнув, капитан шагнул вперед, твердо уверенный в одном: что бы ни ждало их за этой решеткой, это будет последнее испытание.
  Узкий коридор - похоже, это был естественный ход - внезапно окончился тьмой. Именно так, свет фонариков выхватывал лишь пару локтей пустого пространства впереди, теряясь в кромешном мраке. Шарон как-то по особому потянул носом воздух и шепнул:
  - Пещера, и огромная, или несколько смежных...
  - Арбалеты наизготовку, - так же тихо отдал приказ Коррис и, дождавшись его выполнения, шагнул вперед, на мгновение коснувшись оберега.
  Два шага вперед, и из тьмы выметнулась гигантская фигура тириата. "Призрак", - единственное, что успел подумать Коррис, прежде чем от удара лапой один из его солдат отлетел к стене, располосованный от шеи до паха... Как в кошмарном сне перед лицом капитана мелькнул длинный коготь, и в ту секунду, когда он простился с жизнью, понимая, что это конец, между ним и чудовищем соткался прозрачный щит, отбросив того на пару локтей...
  - Огонь! - отчаянный крик Орвана вырвал всех из секундного оцепенения. По шкуре тириата застучали болты, лишь замедляя его, но не останавливая, заставляя мотать жуткой башкой. Смерть неумолимо надвигалась на них, заставляя отступать, Коррис в отчаянии оглянулся по сторонам и вдруг вспомнил.
  - Мерв, поджигай и швыряй! - молясь лишь о том, чтобы тот понял приказ, Коррис отбросил в сторону арбалет и потянул из ножен меч, шагнув вперед. Секунда - и о шкуру твари разбивается горшок с горючим маслом, который капитан по какому-то наитию приказал захватить с собой.
  Пламя охватило тириата мгновенно, впервые исторгнув из его горла жуткий рык. Монстр упал, корчась, но даже сейчас пытаясь достать людей.
  - Отступить, - резкий приказ капитана был выполнен мгновенно, - стрелять, не давайте ему сдвинуться с места.
   Болты продолжали лететь в горящую, но все еще пытающуюся ползти к ним тушу, не давая ей продвигаться к людям. Минута, другая - и вдруг чудовище взвизгнуло на невероятно высокой ноте и затихло.
  - Что это было?! - потрясенно спросил Орван. - Эта мерзкая тварь, чтоб ее...
  В следующие пару минут он выдал такую тираду, что солдаты только переглянулись - столь невероятно грязной площадной брани они не слышали от помощника командира еще ни разу. Сам же Коррис, не обращая внимания ни на что, опустился на колени перед телом Триста - того самого солдата, что попал под когти тириата. Он был еще жив, но надолго ли?
  - Ничего не поделаешь, капитан, - тихо произнес Лирвен, бывший в отряде чем-то вроде коновала, - может, жив-трава бы и помогла, да только где ее тут достанешь...
  - Я должен хотя бы попробовать, - голос Корриса прерывался, - дай сумку, быстро.
  Достав пузырек, про который травник сказал, что в нем содержится кровоостанавливающее и ранозаживляющее средство, Коррис дрожащими руками вытащил пробку и в отчаянии взглянул на рану. Зелья мало, а рана громадная... Лирвен тихо подсказал:
  - Может, если живот подлечить, так дотянет до возвращения, а там найти мага-целителя... Только ж это дорого-то как...
  - Плевать на деньги, - прорычал капитан, осторожно выливая зелье на рану.
  - Командир, а это точно не жив-трава? - потрясенно спросил солдат, глядя на то, как на глазах затягивается жуткая рана - пусть не до конца, но давая раненому шанс.
  - Точно, просто в зелье, видно, целительной магии вложено немало... - не веря своим глазам, ответил тот, - выживет теперь?
  - Теперь должен, - с облегчением выдохнул Лирвен, - ежели мы сами тут не перемрем все...
  Капитан на секунду прикрыл глаза, лишь усилием воли сдерживая нервную дрожь. Никогда еще ему не доводилось в прямом смысле постоять на Грани... Что за благодетельная сила защитила его? Ладно, не время для размышлений, они еще не дошли до конца, а значит...
  - Орван, - короткий окрик командира заставил того подавиться очередной тирадой. Коррис поднялся и негромко спросил:
  - Кто-нибудь еще ранен?
  Ответом ему было молчание.
  - Лирвен, Шарон, вы остаетесь с Тристом. Ждите нас, если поймете, что мы не вернемся - забирайте Триста и наверх. Остальные за мной...
  Отряд успел сделать лишь несколько шагов, когда разом погасли все фонарики. Все остановились, и Коррис почувствовал, что люди напуганы, почти в панике: под землей, в полной темноте... Впрочем, он и сам был потрясен не меньше, но он командир, а значит...
  - Назад, тихо и медленно.
  Стоило отойти назад, как свет снова вспыхнул. Коррис снял каску и уставился на нее, пытаясь понять, как это возможно: вот магия работает, а через пару шагов - нет! Он никогда не слышал ни о чём подобном! Или... Не слышал, да, но читал в старой-престарой сказке про кристаллы, что образовались из крови Новых Богов, которую те уронили на земли Миридана во время боев с Древними... Кристаллы, что блокируют любую магию, кроме божественной. Но это лишь сказка... или нет? Если нет, то это ответ на все вопросы...
  Встретив вопросительный взгляд Орвана, он негромко скомандовал:
  - Зажигаем факелы.
  Несмотря на то, что у них было освещение, капитан в последний момент приказал-таки взять факелы, сам не понимая, что подтолкнуло его к такому решению. Несколько минут, и по стенам заплясали отблески живого огня, сразу заставив всех приободриться. Наконец они снова двинулись вперед, держа факелы повыше и разойдясь в сторону. Теперь стало понятно, что идут они по широкому коридору, и пришедшая на ум неуместная мысль заставила капитана тихо усмехнуться: только что они были в приемной, где их встретил привратник, а кто будет в зале? И как в подобной темноте передвигаются хозяева?
  Внезапно Орван остановился и поднял ладонь в жесте, означающем "стоять, тихо". Повернувшись к капитану, он едва слышно шепнул:
  - Запах.
  Только после слов помощника Коррис понял, что тоже ощущает запах: немытого тела, грязи, дерьма и крови. Его передернуло от отвращения, смешанного с ужасом, а потом он вдруг заметил кое-что еще. Сжав плечо помощника, он кивнул ему туда, где увидел слабый отблеск света.
  - Хозяева? - одними губами спросил Орван.
  Коррис пожал плечами, а затем поднял руку, привлекая внимание отряда, и жестами показал: "вперед, тихо, быть наготове".
  По мере того, как они приближались к источнику света, запах становился все сильнее, вызывая рвотные позывы. Наконец коридор закончился, и перед глазами отряда предстало воистину жуткое зрелище.
  У стен освещенной факелами пещеры находились клетки с людьми: грязными, с безумными взглядами, седыми... появление отряда вызвало бурную реакцию: кто-то принялся громко вопить, кто-то плакать, кто-то метаться по клетке как дикий зверь. Потрясенные солдаты застыли в ужасе, и тут обитатель одной из клеток крикнул:
  - Уходите, они убьют вас! Бегите!
  Коррис вскинул голову и увидел, как в дальнем углу блеснула в отблесках огня сталь. Ну наконец-то нормальный враг! Или нет? Снова накатила волна панического ужаса - совсем такого же, как в то время, что они пробирались по тоннелям, но сильнее. Однако ненависть и гнев отряда были настолько сильными, что Коррис прямо-таки кожей ощутил, как схлестнулись две лавины эмоций. Навстречу им выметнулись темные тени, и капитан почти с наслаждением рубанул мечом, облегченно вздохнув при виде человеческой фигуры нападавшего и брызнувшей алой крови.
  Местные охранники пытались взять числом - их было почти вдвое больше, чем людей Корриса - да еще абсолютным, нечеловеческим бесстрашием. Казалось, раны и увечья никак не влияют на их стремление добраться до врагов: даже лишившись обеих рук, они продолжали нападать, словно дикие звери норовя впиться в тело солдат. Быстрый приказ, и пятеро лучших бойцов отряда образовали острие клина, врезавшегося в неровный строй противников, расчищая путь, оставляя остальным добивать упавших. Страх не исчез, он словно живое существо пытался вползти в душу, найти хоть одно слабое место, но безуспешно: сейчас, когда враг был видим, когда его можно было убить, люди Корриса отбросили прочь сомнения и просто выполняли свою работу.
  Бой был стремительным, несколько минут - и все было кончено. Коррис опустил меч и хриплым от усталости голосом спросил:
  - Все целы?
  - Главное, все живы, - еле слышно отозвался Мерв, - вот выберемся, подлечимся. Капитан, мы что, победили?
  - Не знаю... С местным хозяином мы еще не сталкивались...
  - Его нет, - прохрипел кто-то, - только эти ублюдки и чудище...
  Оглянувшись, Коррис увидел прислонившегося к прутьям клетки седого мужчину в изорванной грязной одежде, что смотрел на них словно на посланцев Богов.
  - Чудище было одно?
  - Да, но оно сильное...
  - Его мы уже убили, - с облегчением проговорил Коррис, чувствуя, как свинцовой тяжестью наливаются члены, - Урик, сможешь открыть клетки?
  - Попробую, капитан, - тяжело вздохнул бывший вор.
  - Постойте, капитан, - вмешался пленник, - у этих уродов в соседней пещере что-то вроде казармы, там ключи могут быть...
  - Илис!
  - Уже бегу, капитан, - откликнулся тот.
  Коррис повернулся к клетке и спросил:
  - Ты кто таков и давно ли здесь?
  - Я Пейт, шахтер, а давно ль тут - не ведаю... Но мы с друзьями тут последними оказались, трое нас было... Вот только Ним пытался бунтовать и эти, - кивок на трупы, - его прирезали и... съели...
  - Что?! - в слитном вскрике всех собравшихся звучали ужас и отвращение.
  Коррис, с трудом сдерживая рвотные позывы, приказал:
  - Огня сюда, - и, как только его приказ был выполнен, склонился над трупом одного из охранников. Цвет кожи в неверном свете факелов разобрать было невозможно, но плоское лицо с узким лбом, широким носом и главное, подпиленные передние зубы, сказали ему все. Как и подоспевшему Орвану - кривясь от омерзения, тот спросил:
  - Людоеды с островов Южного моря?! Но как они оказались здесь?
  - Боюсь, этого мы не узнаем. Илис, что? - обратился он к пошатывающемуся солдату.
  - Ключи нашел, но там, - тот успел передать ключи и отбежать, прежде чем его вывернуло.
  - Так, внимание всем! - резкий голос Корриса заставил смолкнуть разговоры. - Прежде всего нам надо вывести отсюда людей. Пейт, они в состоянии ходить сами?
  - Некоторые - да, но есть и те, кто совсем без сил, и пара совсем свихнулись, - ответил тот, вываливаясь из открытой клетки. Вдруг он полузадушено всхлипнул и низко поклонился капитану. - Храни вас Боги, люди добрые, уж и не чаял спасения...
  - До спасения еще надо добраться, и нам нужна будет помощь: вывести людей, а кого и вынести. Сначала освобождайте ходячих, затем тех, кто ходить не может. Орван, распорядись.
  - А свихнувшихся?
  - Всех. Сошедших с ума сначала хорошенько приложить по голове, потом связать по рукам и ногам. Я не оставлю здесь ни одного человека, даже безумцев! Пейт, ты говорил о хозяине всей этой мерзости, кто он такой и что тут делал?
  - Не знаю, он все время в плащ кутался, - ответил тот, жадно приникая к протянутой одним из солдат фляжке. - Да я и видел-то его лишь раз, когда сюда попал, а с этими уродами он на другом языке говорил. Других пытался выспросить, да только никто ничо не знает, только и сказали, что ежели тот кого из пленников забирает, то с концами... Куда-то туда их уводят... - он махнул в сторону.
  Коррис кивнул, на лице его вспухли желваки:
  - Понятно. Мерв, Урик, Илис, Микша, вы со мной.
  За клетками оказался разделяющийся на три части коридор, Илиса затрясло:
  - Капитан, только не в левый! Там эти людоеды жили...
  - Ненавижу! - прошипел капитан, с трудом взяв себя в руки, - давай в средний.
  В среднем оказалась... лаборатория. По крайней мере, именно так решил капитан, пока не увидел то, что пряталось во тьме у дальней стены: алтарь Древних Богов, виденный им в старой книге. Кровью, страхом и отчаянием веяло от него, и Корриса буквально затрясло от желания уничтожить эту штуку, но как? Будь у них жрецы...
  - Мерзость! - всегда сдержанный Микша от души рубанул по алтарю - безуспешно, меч разлетелся, точно стеклянный, а жуткий приступ страха, пришедший в ответ, чуть не заставил Корриса опозориться. Отшатнувшись, он оперся на стол, коснувшись ладонью рассыпанного по нему порошка, и тут же ощутил нечто необычное. Неужели это...
  - Свет сюда, ближе!
  В свете факелов рассыпанный порошок заиграл алым блеском, словно кто-то растер в пыль огромный рубин. И тут же взгляд Корриса приковал странный, похожий на каплю кроваво-красный кристалл. Один, другой... он метнулся к стене и коснулся такого же камня, выступавшего из стены. Легенда оказалась правдой?! Кровь Богов?! Но если это так... В той же сказке говорилось, что нет более сильного оружия, а значит...
  Коррис глубоко вздохнул и склонил голову в жаркой молитве: "Руарр, Отец и Воин, укрепи мое сердце! Дай мне силу уничтожить то, что противно Миридану и Твоей воле!"
  Под сводами пещеры не блеснула молния, и гром не раздался, но Коррис вдруг почувствовал странную силу и абсолютную уверенность в том, что он должен делать. Не замечая переглядываний своих солдат, он осторожно собрал порошок со стола и высыпал его на алтарь - туда, куда некогда стекала жертвенная кровь. Медленно вытянул из ножен меч, прижал его ко лбу и ударил.
  Меч погрузился в алтарь, словно в живое тело, вспышка алого света чуть не ослепила солдат, потрясенно наблюдавших за своим командиром. А потом пришла боль, что швырнула их на колени, и страх, что заставил скорчиться в тщетных попытках спрятаться от идущей с алтаря жуткой силы... Странный гул нарастал и нарастал, пещера содрогнулась... и алтарь разлетелся на куски, и в ту же секунду все исчезло. Это снова была просто пещера, ужасающая своим прошлым, но и только...
  
  
  Где-то очень далеко. То же время.
  
  Сидящий у камина мужчина вскинул голову и усмехнулся. Так-так-так, игра становится все интереснее! Забавно, а вот такого он не ожидал... Одна из кукол преподнесла сюрприз кукловоду? Хотя... Пожалуй, с тем местом действительно было пора заканчивать, присутствие Древних там стало слишком сильным, да и тириат раздражал. Жаль, конечно, потерять лабораторию и особенно некоторые экземпляры, ну да свое они уже отслужили. Все, что хотел, он уже получил, ну а Древние... Так даже лучше, пусть их гнев сосредоточится на одном из людей Нерана, минуя не слишком-то старательного "жреца". И все же планы придется менять: раз алтарь уничтожен, значит, до Крови Богов первыми добрались не те, на кого он рассчитывал.
  Поднявшись, он подошел к доске для игры в "Королевский бой" и взял одну из фигурок-солдат. Покрутив в руках, поставил обратно на доску и покачал головой:
  - Пожалуй, нет. Все же он не солдат, а офицер... Любопытно, и что сделаешь ты? - он приподнял фигурку того же цвета, называемую "канцлер", а затем прикоснулся к фигурке короля на другом конце поля, - и чем ответишь ты?
  
  
  Пещеры. Несколько минут спустя.
  
  - Рен Коррис! Капитан!
  Коррис потряс головой, пытаясь прийти в себя, и встретился с полным тревоги взглядом Орвана. В ушах шумело, все тело охватила слабость, но удовлетворение от того, что ему удалось уничтожить алтарь, перекрывало неудобства. Помощник покачал головой и поднес к его губам один из пузырьков, купленных в лавке тена Долера. Два глотка, и сознание прояснилось, а мышцы налились силой, а знакомое ощущение магии Лии заставило его слабо улыбнуться, поднимаясь.
  - Как вы, парни? - повернулся он к тем, кто присутствовал при разрушении алтаря.
  - Как будто по башке дубиной стукнули, - прогудел Микша, - и меча жалко... но как эту пакость уничтожили, так прям аж дышать легче стало. Лихо вы его, командир!
  - Главное, все живы, а меч дело наживное, - махнул рукой Коррис, - ладно, Орван, ты продолжай пленниками заниматься, а потом пришли ко мне Шарона. А мы пока последний коридор проверим.
  В сопровождении солдат он направился в правый коридор, мельком бросив взгляд на чудодейственные кристаллы. Несколько шагов, и они стоят перед входом в еще одну пещеру, перегороженную решеткой. Урик тут же скользнул вперед, склонившись над замком, и присвистнул:
  - А здесь замок-то посложнее будет!
  - Так, может, ключ поищем? - предложил Коррис.
  - Почему-то мне кажется, что можем не найти. Видать, там что ценное, - возразил бывший вор, ковыряясь в замке, - я такой сложный всего раз и видел!
  - Справишься?
  - Обижаете, капитан!- ответил тот, нажимая что-то в механизме. Замок щелкнул и открылся.
  - Ну что, посмотрим, что здесь... - Коррис взял факел, сделал несколько шагов вперед и резко повернулся к солдатам, - все вон отсюда, ждите меня в той пещере!
  - Капитан! - в голосах солдат звучал протест, но приказ они выполнили.
  - Так надо, мне ничего не грозит, - резко ответил Коррис. Наконец оставшись в одиночестве, он собрал в кулак всю свою уверенность и шагнул к тем, кого успел заметить в тот краткий момент...
  Небольшая пещера служила камерой для тех, кого Коррис больше всего боялся здесь увидеть. Двое этарров в крылатой ипостаси, тела покрыты множеством ран, до крайности измождены... Обе жертвы были в беспамятстве: глубоко запавшие глаза, заострившиеся черты лица, сухие, потрескавшиеся губы...
  Коррис смотрел на них, пытаясь сообразить, что ему делать. Демонстрировать всем этарров было очень плохой идеей, возможно, проще всего было бы оставить их здесь и навсегда забыть о крылатых... Кто знает, что решит их правитель, если узнает, что в одной из провинций Ронтара сотворили с его подданными? Но это было бы немыслимой подлостью, от одной мысли о которой ему хотелось завыть... И как быть? Выбирать между путем чести, следование которому может привести к кровопролитной войне или навсегда распрощаться с ней и надеяться на то, что это не приведет к еще более страшным бедам? Если бы он только знал, как вернуть этарров в человеческое обличье! Был бы шанс, пусть и небольшой, привести их в порядок и объяснить, что тот, кто сотворил с ними такое - враг империи... Но это можно сделать только в одном случае - если весть об крылатых не разнесется по всей округе!
  Коррис потряс головой, пытаясь хоть немного прийти в себя. Привычно прижал к груди оберег, словно желая набраться от него сил, и прикрыл глаза, вспоминая все, что когда-либо читал об этаррах. Пусть сведения были скудными, но и они могли сейчас помочь! Странно... в прочитанных им книгах говорилось, что поддержание крылатой ипостаси в нижнем Миридане для этарров непривычно, значит, в бессознательном состоянии они должны были перейти в человеческую ипостась! И вывод...
  Капитан принялся самым тщательным образом разглядывать крылатых. Ничего не видно, если не считать веревки, что спутывала им руки и ноги. Бессмысленная жестокость или...? Достав кинжал, Коррис рассек узы на руках и ногах одного из пленников и с облегчением увидел, как исчезли крылья и чешуя. Сейчас перед ним лежал измученный и израненный человеческий подросток...
  Подняв веревку, он внимательно рассмотрел ее и выругался: каким-то образом в нее удалось добавить тот самый порошок из кристаллов, видимо, он и блокировал оборот. Борясь с желанием попросту поджечь эту пакость, он освободил от пут второго этарра, аккуратно свернул веревки и крикнул:
  - Парни, давайте сюда!
  Быстрый топот, и солдаты остановились, пораженно глядя на пленников. Илис выругался, а Микша тихо произнес:
  - Ох ты ж, совсем ребятки молоденькие... Капитан, а они того, живые хоть?
  - Пока живые, надо их отсюда вынести, да поаккуратней.
  - Может, зельем каким напоить? - спросил Мерв.
  - Нет, сейчас зелья нужнее тем, кто может ходить, - после недолгого раздумья покачал головой капитан, - забирайте, и коль Орван привел Шарона - пусть идут сюда.
  Оставшись в одиночестве, он внимательно оглядел пещеру. Похоже, это было именно место заключения, поскольку больше ничего важного он не нашел. Кивнув в ответ на неожиданно глубокий поклон Шарона, Коррис спросил:
  - Шарон, можно ли завалить здесь все? И еще - в предыдущей пещере в камне есть кристаллы, их нужно вырубить оттуда с величайшей осторожностью, это жизненно важно!
  Шахтер задумался, затем подошел к стене, постучал, припал к камню ухом, что-то посчитал на пальцах и кивнул:
  - Можно, только люди нужны, один я не справлюсь.
  Коррис вздохнул: больше всего он бы хотел уничтожить это мерзкое место прямо сейчас, но понимал, что Шарон прав.
  - А кристаллы?
  - Те, красные? Инструмент нужен... хотя там вроде видел чего, несколько попробую отковырять... А то б, может, сразу и кристаллы повыковыривали, и ходы завалили, а, капитан?
  - Шарон, постарайся сейчас хоть парочку достать, это очень важно, а остальное - потом.
  
  
  Эрант, Магическая Школа. То же время.
  
  - Итак, тема нашего сегодняшнего занятия - Смута, называемая также Магическим Мятежом. Для вас, как для будущих магов, этот период наиболее интересен и познавателен. Говорят, знание истории позволяет нам не повторять ошибок наших предков... Кто знает, возможно, история повторится, но так ли она закончится? Итак, причиной для Смуты послужило желание Императора Кириана I превратить магов в покорных слуг короны...
  Лия внимательно слушала слова историка и чувствовала, как где-то глубоко внутри рождается протест. Книгу по истории Смуты посоветовал ей прочесть тен Гиран, при этом выразившись так:
  - Мне не нравится, что происходит... Вы неглупая девушка, теа Лия, возможно, вам стоит посмотреть на кое-какие вещи с другой стороны...
  Девушка быстро окинула взглядом сокурсников. Напряженно слушают, многие даже подались вперед, впитывая слова преподавателя как губки... Единственное, о чем Лия сейчас могла думать - зачем он лжет им? И неужели ему все верят? Еще раз стрельнула глазами по сторонам и чуть не отшатнулась, поймав жесткий и оценивающий взгляд Диара. "Ой, мамочка... Дура ты, Лийка, сидеть надо тише мыши в норке, а ты пялишься..."
  Приступ самобичевания прервал вопрос, заданный каким-то скучающим тоном:
  - Рен Фирвин, но в некоторых источниках указаны совсем ругие причины Смуты, не могли бы вы пояснить расхождения?
  - Какой он умный, правда, Лия? - прошептала Мирая.
  Лия промолчала, напряженно ожидая ответ преподавателя. Что греха таить, Диар - а именно он задал этот вопрос - озвучил и ее мысли... Почему-то от осознания этого девушке стало здорово неуютно...
  - Видите ли, рен Диар, - голос историка был слаще меда, от чего Лие стало смешно - задай этот вопрос она, и он бы был кислее уксуса, - есть дивная фраза: "историю пишут победители". Кто знает, что прочли бы вы в тех источниках, одержи победу маги?
  Рен Фирвин окинул всех присутствующих жестким взглядом, на секунду задержав его на Лие, и добавил:
  - Магия есть дар Богов, не зря мы живем больше всех остальных, оставаясь молодыми и здоровыми. Обладание Силой важнее всего, даже обстоятельств рождения, запомните: если вы маг, то для вас есть маги и есть все остальные. И лишь вам выбирать, будете ли вы со своими или с теми, кто всегда будет вас бояться и ненавидеть, всегда завидовать вам... Продолжим. Итак, Император Кириан I...
  После окончания занятия аудитория взрвалась разговорами. Лия молча слушала, и ей становилось все страшнее: привычная ко всеобщему пренебрежению, она сразу поняла, что учеников хотят приучить относиться так и ко всем не наделенным даром. Неужели их преподаватели хотят новой Смуты? Жаль, что она не может рассказать об этом никому вне стен Школы... Хотя кому она могла бы? Ну не тену Долеру же? "Рену Коррису", - шепнул внутренний голос, заставив девушку смутиться и даже слегка разозлиться на себя: ну с чего она вообще взяла, что ему есть до нее дело?
  
  Листан. Через несколько часов.
  
  Коррис с наслаждением вдохнул чистый морозный воздух. Добрались!!!
  Обратный путь занял у отряда гораздо больше времени: многих из бывших пленников пришлось нести, да и тем, кто кое-как ковылял сам, требовалась помощь. Впрочем, и его люди были не лучше, держась из последних сил: раненые, измученные не только телесно, но и душой. И неизвестно, дошли бы они вообще, если бы не поистине чудодейственное зелье - такое же, что он выпил в той пещере. К сожалению, и об этом особо предупредил травник, пить его чаще чем раз в два дня было нельзя, и действие заканчивалось довольно быстро... Хорошо хоть страх исчез после разрушения алтаря, а магические ловушки разрядились. Хотя может и не разрядились, а попросту не сработали, ведь капитан нес с собой три кристалла Крови Богов... Сам Коррис последние полчаса держался только на гордости и чувстве долга, и теперь ощутил, как дрожат колени, а холодные камни просто-таки манили присесть. Нет, еще не время... Сжав зубы, он повернулся к выходу и принялся помогать выбираться оттуда другим.
  К шахтам они добрались лишь через час, к тому времени совсем стемнело. Хриплым от усталости голосом Коррис произнес:
  - Простите, парни, но сегодня напиться не получится. Шарон, что будем с бывшими пленниками делать?
  - Мы их к себе заберем, - шахтер был измучен не меньше, чем солдаты, но также упрямо держался, - а завтра решим.
  - Спасибо, - от всей души поблагодарил капитан, - только тех, что в отдельной пещере были, здесь оставьте. Вам помощь нужна?
  - Нет, капитан, я с вашего дозволения знак подам, так мужики сюда придут. А вам бы отдохнуть...
  - Разберемся, - выдохнул Коррис, - тогда командуйте тут сами.
  Потерев лоб - от усталости голова плохо соображала - он повернулся к растерянно смотрящему на все происходящее мажордому бывшего управляющего:
  - Горв, нам нужно разместить поудобнее моего раненого солдата и этих двоих, - кивнул он на этарров, - но их сначала нужно хотя бы вымыть. Распорядитесь.
  - Слушаюсь, рен Коррис. Мы тут баню нагрели, или желаете поужинать сначала?
  - Баню! Спасибо, вы нам просто жизнь спасаете. Орван!
  - Да, командир? - устало промолвил тот, поднимая голову.
  - Всем в баню, есть и спать, все остальное подождет до завтра. Парни, у кого-нибудь серьезные раны есть?
  Ответом ему были отрицательное мотание головой и нестройное "нет".
  - В общем, кому нужно - подлечитесь. Не маленькие, сами разберетесь. Орван, как проснешься завтра - ко мне, будет много дел.
  Через полчаса Коррис буквально рухнул на кровать. Засыпая, он успел лишь вознести жаркую благодарность Богам и Лие - если бы не ее зелья...
  
  Эрант, Магическая Школа.
  
  Лиасса подняла голову от книги и удивленно ойкнула. Странное чувство... Как будто бы кто-то ласково обнял ее, совсем как в детстве мама, а на сердце стало так тепло... Как же замечательно, особенно после сегодняшнего дня: мало ей было странного урока истории, так еще все время мучила непонятная тревога, а во время зельеварения и вовсе сердце сжалось от страха... Улыбнувшись, девушка потянулась всем телом и снова вернулась к учебе.
  
  
  Глава 20.
  
  Листан. Золотые шахты, следующее утро.
  
  - Капитан?
  - Заходи, Орван, садись, - кивнул Коррис, не переставая писать. Перо бегало по бумаге еще пару минут, потом он поставил точку, присыпал чернила песком и втянул носом аппетитный запах. Орван усмехнулся, подвигая поднос:
  - Так я и думал, даже не позавтракали.
  Усмехнувшись, капитан пожал плечами и отрезал себе приличный шмат ветчины. Указал помощнику глазами на поднос, но тот лишь помотал головой:
  - Я уже поел и жду приказаний.
  - Шарон здесь?
  - Пару минут назад подошел.
  - Тогда так... Орван, возьми несколько человек и отправляйтесь в Понвар. Твоя задача - привезти сюда мага-целителя. Обещай ему деньги, угрожай, да хоть по голове тюкни - но привези! Все проблемы я беру на себя. Если же ничто не возымеет действия... В этом случае ты должен передать это письмо директору тамошней Магической Школы. Только в этом случае, запомнил?
  Орван кивнул. Коррис протянул ему еще один конверт.
  - А вот это со всем почтением передай Старшему жрецу храма Руарра, и дождись его ответа. То, что творилось в той пещере...
  - Капитан, а я все спросить хотел... Что это за щит ту тварь отбросил? Я уж и с жизнью тогда простился...
  - Сам не знаю, вот и хочу жреца просить о помощи. Ладно, отправляйся, а сам пришли ко мне Шарона.
  С Шароном Коррис разобрался быстро: десяток шахтеров отправились в пещеры в сопровождении четверки людей из отряда. Самой главной задачей сейчас было добыть как можно больше кристаллов...
  Отдав необходимые приказы, капитан поднялся и направился в комнату Триста. Сидевший рядом с кроватью Лирвен негромко доложил:
  - Живой, но как бы горячка не приключилась... Я его-то зельем от горячки напоил, да кто знает, поможет ли...
  - Поможет, вон как вчерашнее помогло! - уверенно сказал Коррис.
  - Сильные зелья-то какие! - уважительно покачал головой солдат, - тут и маг-целитель не особо нужен...
  - Зельями до конца не вылечишь, а за магом я уже послал. Ладно, приглядывай за ним, коль устанешь - зови слуг.
  Выйдя из комнаты, Коррис на секунду прикрыл веки. Ну вот, как он не откладывал, а пришло время навестить этарров. Проклятье, ну почему ему приходится заниматься и этим? Политика никогда не привлекала Корриса, сюда бы принца Ориана, или рена Нерана... Или рена Нервина - уж если он управился с целой провинцией, с парой крылатых справился бы точно. Интересно, как у него дела? И как он отнесся к тому, что сын его лучшего друга стал Вентерисским палачом? Вздохнув - увы, никого из них тут нет, значит, придется действовать самому - капитан решительным шагом направился к комнатам, отведенным этаррам.
  
  Лорра всхлипнула. Похоже, она все еще жива, а значит, ее ждут новые мучения... Сил пошевелиться и открыть глаза не было, но ощущения были странными. Похоже, она была в человеческой ипостаси, руки и ноги не связаны... И тут до этарры дошло: запах! Ставший привычным за эти три недели запах крови, грязи и нечистот исчез, она чувствовала лишь слабый аромат мыла и каких-то трав. Да и лежала она явно не на гнилой соломе, брошенной на каменный пол! Неужели Боги услышали ее молитвы и послали им спасение?
  Жив ли Ноарр? За эти недели Лорра многократно проклинала себя за то, что решилась на эту авантюру и подбила на нее брата. Хотела показать, что взрослая? Показала, идиотка! И еще неизвестно, что с нее попросят за спасение...
  Надо оглядеться! Всхлипывая, она попыталась приоткрыть веки. Отвыкшие от света глаза нещадно болели и слезились, но через несколько минут ей все-таки удалось это сделать.
  В небольшой комнате была только постель, на которой она лежала, маленький столик и пара кресел. Задернутые плотные шторы, сквозь которые почти не проникал солнечный свет, создавали в комнате уютный полумрак. Этарра с благодарностью подумала о тех, кто позаботился о ней: спасли, вымыли, и даже сделали все, чтобы облегчить переход от тьмы к свету... Знать бы только, в какой ипостаси ее нашли! Если в человеческой... О, это было бы неслыханное везение! Прислушавшись, она услышала шаги и чьи-то голоса, а потом дверь отворилась...
  
  - Доброе утро, рен капитан, - симпатичная рыжеволосая служанка улыбнулась Коррису, присела в чуть более низком, чем нужно, книксене, давая возможность полюбоваться декольте, и метнула на него лукавый взгляд из-под ресниц. Капитан хмыкнул, одобрительно скользя взглядом по аппетитным округлостям, и спросил:
  - Тебя как зовут, красотка?
  - Анира, рен капитан, - пропела та, соблазнительно улыбаясь, - могу я что-нибудь для вас сделать?
  -Ммм, полагаю, что многое, - усмехнулся капитан, - но увы, прямо сейчас меня ждут дела. Не подскажешь, как наши юные спасенные?
  - Девушка точно выживет, может, уже и пришла в себя, а парень плох.
  - Девушка?! Надо же, а я и не заметил, что там девушка была. Значит, говоришь, она себя получше чувствует? А где ее комната?
  - Сюда, рен капитан.
  Комната оказалась буквально в трех шагах от места их беседы. Вздохнув, служанка спросила:
  - Желаете еще чего-то?
  - Принеси отвара и неплохо бы бульона, если на кухне найдется. И да, сегодня вечером мы планируем отпраздновать удачный поход, не хочешь разделить с нами веселье?
  - С радостью, - девушка послала капитану весьма многообещающий взгляд и убежала в сторону кухни. Коррис хмыкнул: похоже, вечер обещает быть веселым... Ладно, хватит тянуть, пора!
  Коррис решительно толкнул дверь и вошел. Их 'гостья' уже пришла в себя и сейчас смотрела на него огромными перепуганными глазами. Глаза были красивыми: небесно-голубые, да и сама девушка, видимо, до плена была красавицей: золотистые волосы, сейчас обрезанные по плечи - неудивительно, если вспомнить, какие жуткие колтуны были у обоих этарров на голове, тонкие и правильные черты лица. Сейчас же все портили раны и ссадины на теле, странная - словно высохшая - кожа и загнанное выражение лица. Коррис вежливо поклонился и произнес:
  - Приветствую вас, рея. Надеюсь, вы всем довольны? Могу ли я задать вам несколько вопросов?
  Лорра с ужасом смотрела на вошедшего мужчину. Некрасивый даже по меркам неприхотливых людей, с точки зрения этарров он был почти уродлив, а холодные серые глаза, казалось, видели ее насквозь. Его обращение заставило ее запаниковать: почему он назвал ее 'рея'? Что он знает? И он обратился к ней по-ронтарски, может, попробовать потянуть время?
  - Я не понимаю, - ответила она по-реарски.
  Надежды этарры не оправдались: по губам вошедшего скользнула едва заметная улыбка и он перешел на язык западного соседа империи.
  - Если вам удобнее говорить на этом языке - прошу. Итак, рея, могу я узнать ваше имя?
  - Лорра.
  - Рея Лорра, я капитан Коррис дер Сартон, командир особого отряда при Тайной службе его Императорского Величества Тауриана III. Как вы себя чувствуете?
  - Хорошо, благодарю вас, - прошептала она.
  Капитан опустился в кресло рядом с ее кроватью и негромко произнес:
  - Рея Лорра, вы находитесь в провинции Листан Ронтара. Мой отряд обнаружил вас в пещере в процессе поиска пропавших людей. Мы вытащили вас, убив охранников, и я надеюсь, что могу рассчитывать на некоторую благодарность с вашей стороны.
  - Какую именно благодарность? - голос Лорры дрогнул, в мозгу этарры промелькнули страшные сказки о том, что требовали люди в благодарность за помощь одному из крылатых.
  Корриса словно ударили под дых. Его лицо заледенело, и таким же ледяным стал голос:
  - Например, ответ на вопрос, каким образом двое этарров оказались в пещерах Листана, кто вас похитил и почему вы не применили для защиты свои... особые свойства?
  Лорра почувствовала, как от стыда загорелись уши. Плохо разбираясь в людях, она тем не менее поняла, что оскорбила этого капитана, и смысла прятаться больше нет - раз он знает, кто она, и знает об их расе то, что мало кому из людей известно...
  - Я не знаю, кто похитил нас. Мы с братом очнулись уже в пещере, а наши свойства... Они оказались блокированными...
  - Это возможно?! - потрясение было написано на лице ее собеседника крупными буквами.
  - Я всегда считала, что нет, - Лорра сжалась, словно пытаясь спрятаться от его проницательного взгляда, - но оказалось, что я ошибалась. И они до сих пор блокированы. Простите, рен капитан, вы сказали, что нас было двое... Мой брат, он?
  Во взгляде капитана мелькнуло... сочувствие? Вздохнув, он ответил:
  - Он не приходит в сознание, рея. И, говоря об этом... может ли ему и вам помочь маг-целитель?
  - Может, если он сильный, но... умоляю, не говорите магам!
  В голосе этарры звучала такая паника, что Корриса передернуло. Чего же она так боится? Помедлив, он хотел ответить, но в этот момент дверь приоткрылась и вошла Анира с подносом. Стрельнув в Корриса глазами, поставила поднос на столик и спросила:
  - Еще что-нибудь, рен Коррис?
  - Нет, Анира, можешь идти.
  Стоило двери закрыться, капитан подошел к столику, налил в широкую чашку бульон и протянул Лорре, у которой от запаха закружилась голова, а живот свело спазмом. Она выпила его в несколько глотков и протянула чашку назад:
  - Спасибо...
  - Рея Лорра, а как на вас действуют зелья из трав с добавлением магии исцеления?
  - Обычные зелья из трав - как и на людей, а с магией... Это зависит от того, какая именно магия вложена... Я не знаю, как объяснить, но могу определить, поможет оно или навредит.
  - Отлично, тогда я вернусь через несколько минут. Вот, возьмите, - он налил ей еще бульона, - и не бойтесь, здесь вам никто не причинит вреда.
  Он действительно вернулся через несколько минут и протянул ей пузырек:
  - Вот, возьмите. Вы можете определить, вредно ли оно вам?
  Лорра вдохнула аромат трав и магии и ощутила, как все тело наполняется легкостью. Потрясенно покачав головой, она прошептала:
  - Это замечательно! Можно, правда?
  Коррис кивнул, с интересом наблюдая за этаррой. Сейчас та казалась ему ребенком, получившим давно желанную игрушку. Лорра сделала лишь один глоток, и по всему телу словно пробежала волна, а раны мгновенно затянулись. Капитан присвистнул:
  - Невероятно!
  - Тот, кто делал это зелье, вложил в него не только магию, но и тепло души, - тихо пояснила этарра, - именно это и делает его таким сильным для нас. Только это так редко бывает... Можно дать его моему брату? Клянусь, я отвечу на все ваши вопросы... если они не повредят моему народу...
  Последние слова она проговорила еле слышно, сжавшись, словно ожидая удара. Коррис покачал головой:
  - Я с радостью сделаю все, чтобы помочь вашему брату. И, рея Лорра... Никто из моих людей не знает, кто вы, вашу ипостась видел только я. Полагаю, вы согласны со мной, что не стоит афишировать присутствие этарров в Ронтаре?
  Лорра виновато посмотрела на него:
  - Простите меня, рен Коррис. Мы так привыкли не доверять людям, что я наверняка кажусь вам неблагодарной. Поверьте, это не так! Не передать словами, как я признательна вам за помощь... и за понимание.
  - Тогда так: для всех вы с братом провинциальные дворяне из приграничной провинции Реара. Я правильно понимаю, что ронтарский вы тоже знаете? - дождавшись ее кивка, Коррис продолжил, - и все же мы продолжим говорить на реарском, так будет проще для всех: из моих людей его никто не знает, насчет местных слуг не скажу, но вряд ли. А сейчас, пожалуй, стоит навестить вашего брата. Я пришлю служанку, она поможет вам одеться.
  Лорра проводила его растерянным взглядом, впервые понимая, как мало она знает о людях. Неужели он и правда поможет им просто так?! Наставники всегда говорили, что люди жадные и эгоистичные существа, неспособные на преданность и жертвенность... Но взять хотя бы то зелье, что дал ей капитан - столько света в него смог бы вложить даже не каждый этарр... Ни одна другая раса Миридана не знала того, что во все, созданное этаррами, они вкладывали частичку души. Не в последнюю очередь поэтому им было так тяжело находиться в нижнем Миридане, среди мертвых вещей и представителей других рас, неспособных делиться теплом души...
  Через пять минут Лорра вышла из комнаты, одетая в явно великоватое ей платье, судя по всему, принадлежавшее одной из служанок. Поджидавший ее в коридоре капитан склонился к ее руке, а затем вежливо извинился за то, что у них не нашлось наряда, достойного реи. Мельком взглянув на прислугу, вышедшую следом, этарра отметила, какое разочарование мелькнуло на ее личике, когда они заговорили по-реарски.
  Комната ее брата находилась чуть дальше по коридору. Рядом с ним в кресле дремала служанка, вскочившая при стуке двери. Капитан отпустил ее, а Лорра бросилась к постели.
  Люди оказались правы - Ноарр умирал. Младший брат перенес их пленение гораздо сложнее, чем сама Лорра, и мучили его больше - то ли потому, что он все время пытался сопротивляться, то ли потому, что на нем не сразу сработала странная магия их пленителя... И сейчас он почти переступил Грань, самопроизвольно войдя в состояние таэррон. У их народа не было понятия 'самоубийства', но этарр старше определенного возраста мог расстаться с жизнью, возвращая свет своей души в Великий круг бытия... Такой уход был наполнен светом и печалью, и именно этот ритуал и назывался таэррон. Но Ноарр просто не мог его знать, его измученный разум ушел туда сам, и как вернуть его - этарра не представляла. Всхлипнув, она решила хотя бы подлечить его.
  - Помочь? - Коррису было откровенно жаль юную этарру, с трудом сдерживавшую слезы.
  - Да, его бы приподнять... Не знаю, как заставить его выпить...
  Коррис усмехнулся и легко приподнял парня за плечи:
  - Вылейте зелье в рот и помассируйте горло.
  Через пару минут этарр выглядел значительно лучше - затянулись раны, выцвели синяки, однако в себя он так и не пришел. Этарра оглянулась на капитана и спросила, явно стыдясь:
  - Рен капитан, вы не могли бы выйти? Я попытаюсь его вернуть, но...
  - Тайна, я понимаю, - кивнул тот.
  'Интересно, что она делает?' - задумался Коррис, подпирая стену в коридоре. За это краткое время он понял, насколько неверно было все, что люди знали об этой загадочной расе, и насколько крылатые на самом деле уязвимы.
  От мыслей его отвлекли звуки голосов. Один из них капитан сразу узнал - он принадлежал Лорре. Язык был незнакомым и каким-то щебечущим, видимо, это и был родной язык этарров. Через несколько минут этарра вышла из комнаты, выглядела она откровенно плохо: уставшая, еле державшаяся на ногах, но при этом явно счастливая. Робко улыбнувшись, она сказала:
  - Ноарр будет делать все, как вы сказали.
  - Хорошо, я велю слугам накормить его. Еще что-нибудь нужно?
  - Нет, спасибо. Я готова ответить на все ваши вопросы, рен капитан.
  Коррис привел этарру в гостиную, усадил в кресло и, попросив немного подождать, вышел. Вернулся он через пару минут с теплой шерстяной накидкой, которую протянул явно зябнувшей девушке:
  - Возьмите, рея. К сожалению, у меня совсем не осталось восстанавливающих сил зелий, но, возможно, вы не откажетесь от горячего вина с пряностями?
  - Спасибо, но боюсь, тогда я буду не в состоянии отвечать на ваши вопросы, - чуть покраснела она. - А я бы хотела сделать это как можно быстрее...
  - Вы правы, рея. Тогда начну я, чтобы ввести вас в курс дела. Итак, как я уже говорил, вы находитесь в Листане, за стенами этого здания располагается золотая шахта. Какое-то время назад здесь начали пропадать люди, и меня послали провести расследование. Один из шахтеров рассказал мне, что видел в пещере призрак крылатой девушки...
  Лорра ахнула:
  - Я думала, у меня бред... Мы действительно можем посылать свой образ на некоторое расстояние, но это требует сосредоточения и силы! Как это получилось, не понимаю...
  - Возможно, вам благоволят Боги. Но, так или иначе, шахтер оказался рудознатцем и почувствовал за стеной той пещеры пустоты. Мои люди нашли вход в подземный комплекс, мы спустились под землю и освободили людей и вас с братом. И, рея Лорра... У нас есть хорошее выражение: 'Враг моего врага - мой друг'. Кто бы ни был тот негодяй, что мучил вас, он враг Ронтара. И это делает нас союзниками, пусть и на время. Поэтому я спрошу вас: что вы можете рассказать о вашем похищении и похитителе? Любая информация может послужить оружием против него...
  - Я расскажу все, что знаю. У нас... у молодых этарров... есть такой... даже не знаю, как назвать... Словом, по достижении определенного возраста спуститься вниз и прожить некоторое время в одном из человеческих королевств, оставаясь неузнанными. Ронтара мы всегда избегали, а вот Реар - одно из наиболее излюбленных мест для этого. Мы с братом выдавали себя за пару небогатых дворян, и в день нашего похищения остановились на довольно дорогом постоялом дворе. Последнее, что я помню - мы ужинали, а потом... потом мы очнулись в пещере.
  - Получается, вам подсыпали какое-то средство... - начал Коррис, но остановился, когда Лорра покачала головой.
  - Рен Коррис, мы распознаем любое средство, могущее навредить нам! В том, что мы ели и пили - ничего не было!
  - А магия? - острый взгляд серых глаз буквально пронзил этарру, - ведь не зря же вы так не хотели встречи с магом-целителем!
  - На нас не действуют подчиняющие заклятья. Вернее, я так всегда считала...
  - А... ваши силы? Могут ли на вас с помощью них воздействовать, скажем, ваши старшие?
  - Нет. Но... Вы когда-нибудь слышали о Даэрри?
  Коррис задумался, потом медленно покачал головой:
  - Название слышал точно, но ничего не помню.
  - Удивительно, что вы слышали хотя бы название. Даэрри - это... наши жрецы говорят, что в мире существует Великое равновесие, и Даэрри - противовес свету этарров. Они воплощение тьмы, и они могут подчинять себе прочих этарров... Вот только последняя Даэрри исчезла лет двадцать пять назад, а рождаются они, хвала Богам, очень редко...
  - Это воздействие такого же плана, как ваше на другие расы?
  - Да, но...
  - Если предположить - только предположить - что кому-то удалось создать вещество, действующее таким образом... Оно могло оказать такое влияние?
  Лора кивнула, поежившись. Этот мужчина своими резкими и точными вопросами заставлял ее думать о таких вещах, которые бы раньше ей ни за что не пришли в голову. Неужели это и правда возможно? Но как...
  - Рен Коррис, но для этого нужно было исследовать Даэрри. Неужели вы думаете...
  - Рея Лорра, я анализирую все варианты, - ответил тот и вдруг сощурился и напрягся, словно хищник перед прыжком, - скажите, а эти Даэрри... они как-то связаны с Древними Богами? И стал бы Даэрри подчиняться жрецу Древних?
  - Дда... но...
  - Рея, в той пещере был алтарь Древних. Вы не знали?
  Ответ стал Коррису ясен сразу - девушка смертельно побледнела и задрожала, а затем еле слышно прошептала:
   - Нет... Там приносили жертвы? Что с ним сделали?
  - Да, там приносили жертвы. Алтарь уничтожен, это было нелегко, но... а еще пещеры охранял тириат.
  - Ох... Значит, тот, кто мучил нас... жрец Древних?
  - Видимо, да. Что он делал с вами?
  - Брал кровь, что-то с ней делал... делал надрезы, поливал их какими-то зельями...
  - Вы видели его? Можете его описать?
  - Невысокий, худой, и у него было что-то странное на лице. Не знаю, как объяснить... словно маска, идущая волной...
  - Маска Фиорта, закрывает не только лицо, но и ауру, - себе под нос пробурчал Коррис, - интересно. И вам ни разу не удалось его увидеть?
  - Его - нет, но один раз произошло что-то... только я не уверена, что это было наяву, а не в бреду...
  - Рассказывайте!
  - Я пришла в себя и увидела еще одного человека, и мне показалось, что наш палач слушался его. Тот человек заметил это, нахмурился и что-то приказал, а потом... Я очнулась в пещере, в ипостаси и связанная...
  - А его вы разглядели?
  - Да, но... Вы же понимаете, я была в таком состоянии...
  - Конечно, рея Лорра. Итак?
  - Высокий, глаза голубые или серые, лицо... обычное, даже привлекательное. Я плохо определяю возраст людей, но вроде бы лет пятьдесят на вид... И, рен Коррис... Это может показаться вам странным, но мне почудилось, что он специально продемонстрировал мне себя!
  Коррис потер лоб, чувствуя, что все это не укладывается у него в голове. Потом посмотрел на этарру и как можно мягче сказал:
  - Благодарю, рея Лорра. У меня остались только два вопроса, позволите?
  - Да, спрашивайте, - вздохнула та.
  - Почему вы так не хотели присутствия мага-целителя?
  - Я не доверяю магам. Все случаи, когда этарры погибали от руки человека... это всегда были маги. А целители хуже всех! Для нас очень важно... наши ученые называют это орреат... на вашем языке это будет что-то вроде... внутренней энергии.
  - Понятно... А маги-целители имеют дело не только с телом, но и с энергетическими потоками организма.
  - Да. Если у целителя есть в душе тьма, то для нас это как яд. И еще... Отец говорил мне, что ваши маги начали забирать слишком много власти, а пленные этарры вполне могли бы послужить ее инструментом.
  - К сожалению, вы правы. И последний вопрос: как вернуть вас с братом домой?
  Взгляд, который Лорра бросила на капитана, трудно поддавался описанию. Благодарность, потрясение, неверие - все смешалось в нем.
  - И вы так просто отпустите нас? Ничего не попросив взамен у Повелителя Ветров? И разве вас не могут за это... наказать?
  Коррис невесело усмехнулся, эти же вопросы он задавал и себе. Вздохнув, он ответил:
  - Рея Лорра, я не политик, а солдат. Мое дело - служить империи и защищать людей. Я не стану шантажировать ваш народ его детьми. Ну а если меня за это накажут... что ж, буду утешаться тем, что поступил по совести. Так как вас вернуть? Так, чтобы это было безопасно для вас и вашего брата?
  - Есть адрес, но это в Реаре... Там можно передать записку, и за нами придут...
  - Тогда напишите эту записку и дайте адрес. Надеюсь, нам все удастся.
  Через четверть часа Коррис, проводив этарру в ее комнату, вернулся в кабинет. Упав в кресло, он прикрыл глаза и попытался отрешиться от всего только что услышанного, но тщетно: вопрос Лорры снова и снова звучал в его ушах. То, что он собирался сделать, отпустив крылатых, было явно не в его полномочиях, но... Мучить этих бедных детей неизвестностью после того, что они перенесли? Выставлять их напоказ во дворце Императора и ждать, что предложит Повелитель Ветров за их возвращение? Что ж, пусть лучше на его голову падет гнев власть предержащих, зато совесть его будет чиста!
  Надо же, а ведь сегодня ему удалось узнать об этаррах больше, чем составителям всех прочитанных им книг! Интересно, насколько эта девочка владеет информацией? И неужели крылатые действительно превыше всего ценят чистоту души? Тогда неудивительно, что они не поддерживают с людьми дипломатические связи, ведь более прожженных хитрецов, чем дипломаты, еще поискать надо! Он вдруг улыбнулся, представив Лию в качестве посла к этаррам. А что? Судя по тому, как зелье подействовало на обоих ребят, она бы пришлась там ко двору... Ладно, хватит отгонять от себя мысли о сути рассказа Лорры...
  Получается, даже крылатые уже знают о попытках магов захватить власть в империи! И только Император этого по-прежнему не видит, ну да это не новость. А вот все остальное...
  Достав лист бумаги, Коррис взял перо и попытался систематизировать все, что узнал сегодня. Империя, маги и... третья сила? Да, и после обнаружения кристаллов это очевидно, ведь маги бы точно не отдали такой козырь против себя! И пусть кристаллов немного, но порой небольшое преимущество может переломить ход войны...
  Итак, некто стоящий за жертвоприношениями и похищениями. Что известно о нем? Нет, он начал не с того! Пропавшая двадцать пять лет назад Даэрри... Интересно, жива ли она? Если действительно больше ничего на этарров не действует, то вариантов немного: либо та жива и ее активно используют, либо она мертва, и вот тогда...
  Уходя из комнаты Лорры, Коррис задал ей вопрос о том, могла ли Даэрри скрываться столько времени, на что та лишь пожала плечами и ответила, что ее присутствие нигде не осталось бы незамеченным. Хотя тут этарра было не права, вдруг подумал капитан: если Даэрри находилась поблизости от района боев во время войны с кшаси... что ж, люди вполне могли исчезать, и никто не стал бы их искать. Вот только с тех пор прошло пятнадцать лет! Постукивая пальцами по столешнице, Коррис просчитывал варианты, впервые пожалев, что он не очень-то разбирается в работе дознавателей. Откуда могут исчезать люди так, чтобы об этом никто не заметил? Деревни и маленькие городки отпадают, там все друг друга знают. А значит, остаются большие города: Эрант и столицы провинций, там исчезновение даже десятка-другого не привлечет внимания, особенно если пропадать будут нищие да члены Ночных гильдий. Кивнув своим мыслям, он записал: "проверить крупные города".
  Коррис вздохнул, понимая, что упорно гонит от себя мысли о том, какие выводы можно сделать в том случае, если Даэрри мертва. А выводы получались страшными... Есть кто-то, у кого в руках возможность подчинить кого угодно! И тогда становится понятно странное поведение замешанных в работорговле и жертвоприношениях высокопоставленных чиновников...
  Было и еще кое-что, что по здравому размышлению пугало его: выбор места для жертвоприношений. Хотя даже скорее не это, всё же кристаллы частично защищали от магического сканирования, а то, что людей похищали из близлежащих деревень и поселков, а также похищение троих шахтеров - как выяснилось, спасенный ими Пейт был из той самой тройки. На самом деле, зачем? Ведь если нужны были жертвы, вполне можно было захватить их в том же Понваре, на улицах которого во время краткого визита Коррис заметил немало нищих. Получается, тот, кто все это устроил, желал быть найденным? Точнее, он хотел, чтобы пещеры были обнаружены...
  Зачем? И почему он не попытался защитить алтарь Древних? Почему оставил кристаллы, точно решил подкинуть козырь в карточной игре? Плюс рассказ Лорры о том, что хозяин всего этого показался ей, словно желая быть найденным!
  Коррис помотал головой. Нет, это не для него! Надо написать рену Нерану, и пусть выводы делают те, кто обладают большей информацией! А пока нужно отдать кое-какие распоряжения.
  
  
  Эрант. Магическая Школа.
  
  - Ну и пакость! - бледная до синевы Мирая вцепилась в Лию, пытаясь устоять на ногах. - Как ты можешь быть такой спокойной?
  Та только пожала плечами:
  - Ну не так уж я и спокойна, да только трупы мне уже видеть доводилось.
  - В этой твоей деревне?
  - Ага, и по дороге тоже: на торговый обоз разбойники напали, а на них самих - солдаты, и всех перебили.
  - Ну это всё равно другое! А запах-то какой мерзкий, как только тен Хонер его переносит? И это нам теперь такой ужас каждую неделю!
  Лия вздохнула. Объявление о первом занятии в трупарне ожидаемо не вызвало у группы энтузиазма, а вид и запах присланного для вскрытия утопленника чуть не заставил ее расстаться с завтраком. А вот Мирая попросту сомлела, хорошо еще, что преподаватель разрешил вывести ее на свежий воздух. Впрочем, парни из их группы были не лучше, по цвету лица сразу и не поймешь, где покойник: то ли на столе, то ли блюет неподалеку...
  - Ничего не поделаешь, целителем без этого не стать, - покачала головой Лия.
  - Маги-целители в кишках не копаются! - с апломбом заявила быстро приходящая в себя Мирая. - Это удел тех, кто магией не владеет, а наше дело - зелье сварить да силой напитать. Хотя у тебя ж именно целительство? Тогда ты вполне можешь и не такое увидеть.
  - Хм, а как же твои мечты о красавце-офицере, которого ты спасешь из лап смерти?
  - При чем тут... Понятно... Ты, наверное, не знаешь: магов-целителей почти никогда не пускают в район боев, слишком мы ценные. Так что спасать своего красавчика я буду в лазарете подальше от опасности. И уж точно не буду копаться в грязи, крови и гное!
  - Что, и в войну с кшаси целителей туда не посылали?
  - Магов - нет, - помотала головой Мирая, - я это точно знаю, у меня троюродная тетка маг-целитель, а тогда она училась в Магической Школе в Дорване.
  Лия насторожилась, Дорван был столицей одной из северных провинций по соседству с Ортеном.
  - Ну так неудивительно, - пожала она плечами, - где Дорван, а где Кшасаэр. Небось из Норвеара посылали...
  - Нет, наоборот, магов-целителей отозвали от границы подальше, даже Школы в приграничных провинциях закрыли! Так что офицеров, нуждающихся именно в услугах сильных магов-целителей из тех, кто может затягивать раны, везли на север.
  - Только офицеров?
  - Ну разумеется, разве кто-то будет делать это для простых солдат? Пфе! Достаточно и того, что тогда все учащиеся в Школах на целителей и дипломированные маги-целители готовили зелья для армии, но в войсках их не было, берегли... Ой, а хочешь кое-что интересное расскажу? Об этом мало кто знает...
  - Конечно, хочу!
  - На север увезли пленных кшаси и некоторых из офицеров-торнейцев, их союзников. Ты ж из Ортена? Вот там их и держали.
  - Кшаси?! - Лия поперхнулась.
  - Ага, их вроде хотели обменять на наших пленных, вот и увезли подальше от границы, чтобы некому было им помочь. Они раненые были, так теткину группу послали на помощь к ортенским целителям, вот тогда ей все охранники и рассказали.
  - Ну и что, обменяли?
  - Не знаю, тетка не говорила.
  - Ясно... Ой, заговорила ты меня, тен Хонер ругаться будет! Пошли назад!
  - Лия, а может, не надо? А то мне опять плохо станет... - жалобно посмотрела на нее Мирая.
  - Надо, ты что, его не знаешь? Отыграется на следующем занятии, помнишь, как с Фестом было? А тут вообще может предложить подержать сердце или там печень...
  Мирая с трудом сдержала рвотный позыв:
  - Ну, Лия!
  - Идем-идем, а я попробую к следующему занятию придумать что-нибудь, чтобы не ощущать запаха.
  Все оставшееся время занятия Лия не могла отделаться от мысли, что рассказанная Мираей история как-то связана с ее жизнью. "Надо будет разузнать об этом побольше", - решила девушка.
  
  
  Листан. Золотые шахты.
  
  - Вызывали, командир?
  - Да, Мерв. Заходи, садись.
  Коррис откинулся в кресле и устало потер висок, разглядывая солдата, что почтительно ожидал его указаний. Из всех его людей Мерв был наиболее изворотливым и хитрым, и поэтому именно ему капитан решил поручить доставку послания этарры.
  - Мерв, тут такое дело. Помнишь тех ребят, что мы из пещеры вытащили?
  - Ага, как они там? Совсем же дети еще!
  - Пришли в себя. Они сами не из Ронтара, провинциальные дворяне из Реара. Отпускать их одних я не хочу, дать им в сопровождение отряд не могу. И поэтому хочу просить тебя отвезти послание их опекуну в Туарк, это небольшой городок недалеко от нашей границы. Возьмешься? Приказать я тебе не могу, поскольку это по ту сторону границы...
  - Конечно, капитан! Ехать сейчас?
  - Нет, завтра. А сегодня... Я обещал вам гулянку, а разве хоть раз нарушал свои обещания?
  - Нет, - усмехнулся Мерв, - ох и погуляем... Тут такие служаночки, пальчики оближешь, особенно рыженькая...
  - Рыженькая моя, так что можешь и остальных предупредить. Так, смотри, - Коррис расстелил на столе карту, - мы здесь, вот эта дорога приведет тебя к границе. А вот Туарк, там нужно будет найти постоялый двор "Усталый путник" и передать письмо рену Киарру. Найди себе гражданскую одежду, формой нашей в Реаре лучше не светить. Плохо, что ты реарского не знаешь...
  - Ничего, капитан, я справлюсь, - глаза солдата сверкнули азартом.
  - Отлично, держи, - улыбнулся Коррис, протягивая ему письмо и кошелек, и кивая на последний - награда.
  Мерв развязал кошель, взглянул внутрь и присвистнул:
  - Капитан, да я готов ваши поручения хоть каждый день выполнять! Завтра с утра и отправлюсь. Разрешите идти?
  Отпустив Мерва, Коррис закрыл глаза. Тяжелый день, а еще и со жрецами говорить... Интересно, сможет ли Орван привезти целителя?
  - Рен Коррис, - почтительный голос мажордома прогнал дремоту, - там ваш человек вернулся с магом и жрецами, дозволите впустить?
  - Да, конечно, - встрепенулся Коррис, - пригласите их.
  В кабинет вошли трое: сухощавый мужчина с надменным лицом, облачённый в роскошный наряд синего бархата, пожилая полненькая женщина в белоснежном платье жриц Маэры и широкоплечий мужчина, чей строгий черный камзол особого покроя выдавал в нем жреца Руарра. Коррис вежливо поклонился:
  - Приветствую вас, я капитан Коррис дер Сартон. Матушка, отец, рен...
  - Фиарен, - сухо произнес целитель.
  - Рен Фиарен, добро пожаловать. Орван проводит вас к моему человеку, а потом, надеюсь, вы не откажетесь разделить с нами трапезу?
  Тот кивнул, Орван открыл дверь и пропустил его вперед, а на вопросительный взгляд Корриса прошептал одними губами:
  - Только деньги.
  С трудом сдержав вздох облегчения, Коррис повернулся к жрецам:
  - Простите...
  - Ничего, - улыбка жрицы чем-то напомнила ему Улану, - мы понимаем. Хотя как человек с полным отсутствием сердца может быть целителем, не представляю! Воистину шутка Богов!
  - Прошу вас пройти в гостиную, там будет удобнее беседовать.
  Стоило им опуститься в кресла, как слово взял жрец. Его мощный голос чем-то напомнил капитану раскаты грома, видимо, как и многие жрецы Руарра его гость был бывшим военным:
  - Рен Коррис, я старший жрец храма Руарра в Понваре, рен Дирт, а это рея Ариста, старшая жрица Маэры. Ваше письмо... Скажу честно, оно не только встревожило, но и напугало нас обоих, и мы бы хотели услышать поподробнее обо всей этой ситуации. И особенно о том, что произошло в пещерах!
  Коррис вздохнул и начал рассказ. Слушали его крайне внимательно, время от времени задавая уточняющие вопросы и переглядываясь. При словах о тириате оба слушателя вздрогнули, а когда Коррис упомянул про алтарь, то увидел, каким гневом исказилось лицо жреца.
  - Рен Коррис, ваш рассказ потряс меня, - честно признался рен Дист, - могу я увидеть ваш меч?
  Удивленный капитан кивнул:
  - Если вы подождете немного...
  Вернувшись через пару минут, он протянул клинок жрецу. Тот провел по нему пальцами и поднял глаза:
  - Вы говорили, что молились Руарру перед ударом? Так вот, он придал силы вашему мечу. И всё же без кристаллов вы вряд ли бы смогли уничтожить алтарь Древних... Могу я посетить эту пещеру?
  - Разумеется, рен Дист, когда пожелаете!
  - Возможно, завтра утром? Дорога была неблизкой, а я уже не столь молод, чтобы лазить под землю после долгого пути.
  - Как вам будет угодно.
  - Ариста, а ты... - повернулся жрец к своей спутнице.
  - Мне там делать нечего. Рен Коррис, вы говорили, что на протяжении всей вылазки вам словно благоволила сама Госпожа Путей...
  - Верно, рея Ариста. А тот щит, что закрыл меня от удара тириата...
  - Щит Маэры, - по губам жрицы скользнула улыбка, - Богиня действительно защитила вас.
  - Ты уверена? - потрясенно спросил жрец. Коррис же не мог промолвить ни слова: вот так узнать, что его и его людей защитила сама Богиня... Дрогнувшим голосом он произнес:
  - Но как?
  - Видимо, за вас многие возносили молитву Ей. И, быть может, среди тех, кто просил защитить вас, был кто-то особо важный для Нее. Пути Богов неисповедимы, рен Коррис, так что единственное, что я могу сказать... Покажите, что висит у вас на шее!
  Словно завороженный, он снял цепочку с оберегом и протянул жрице. Прикоснувшись к мешочку кончиками пальцев, жрица кивнула:
  - Все верно. Этот оберег делался с чистым сердцем, и именно поэтому он стал проводником силы Маэры. Сейчас это вновь лишь оберег, но тень Ее силы осталась в нем. Храните его как зеницу ока!
  Коррис склонил голову, пытаясь хоть немного прийти в себя, и бережно вернул оберег на место. Снова подняв глаза, слегка смутился: жрица смотрела на него удивительно ласковым взглядом, ее синие глаза лучились.
  - Рея Ариста, рен Дист, позвольте задать один вопрос. Знаете ли вы о случаях пропажи людей в Понваре?
  - Нет, - покачал головой жрец, а женщина задумалась, что-то припоминая. Затем вздохнула:
  - Нет, во всяком случае в последние годы. Что-то такое я слышала много-много лет назад, когда только вступила в Храм... Да, тогда пропало несколько молодых парней и девушек, но это было перед самой войной с кшаси, так что вряд ли это хоть как-то связано с вашим расследованием. Тем более в то время у нас в городе были Врата Путей, и они могли просто уйти через них...
  - Вы правы, - кивнул Коррис, - столь давняя история меня не интересует. И, если не секрет... Чувствуете ли вы изменения в отношении магов к людям без дара в последнее время?
  - Думаю, вы и сами знаете ответ на этот вопрос, - невесело усмехнулся жрец, - рен Фиарен в этом отношении показателен.
  - И каково ваше к тому отношение? - Коррис подался вперед, напряженно ожидая ответа.
  - Боги создали всех людей равными, - негромко ответила жрица, - кому-то они подарили магический дар, кому-то - призвание слышать Их, кому-то - талант. Маги, противопоставляя себя всем прочим, идут против Их воли. И мы не хотим новой Смуты.
  - Поэтому если вы спрашиваете о поддержке против магов... Мы, жрецы, будем готовы оказать ее, - подхватил рен Дист, - но не оружием, а словом.
  - А священной Силой?
  - Вы удивительно много знаете для простого офицера, рен Коррис, и даже для офицера Тайной Службы, - протянул жрец, - да, если будет на то Их воля.
  - И последний вопрос... Если понадобится помощь против тех, кто воздвигает алтари Древних...
  - Она будет оказана, любая, - блеснул глазами рен Дист, - если ваши выводы подтвердит мой визит в пещеру, завтра же я отправлю письмо в Эрант Верховному.
  - Благодарю, - склонил голову Коррис, - тогда прошу вас оказать мне честь, отобедав со мной.
  В трапезную Коррис и жрецы пришли почти одновременно с целителем, которого сопровождал Орван, жестами показавший, что все в порядке. Заметив скользнувшую по губам рена Диста улыбку, Коррис окончательно уверился в том, что его гость некогда был военным.
  Перед тем, как сесть в карету - жрица и целитель решили вернуться в Понвар сразу после обеда - рея Ариста подозвала к себе Корриса и негромко сказала:
  - Благословляю вас, рен Коррис. Каким бы ни был ваш путь, верьте своему сердцу, оно не обманет.
  Коррис провожал карету взглядом до тех пор, пока он не скрылась за поворотом дороги, потом тряхнул головой и направился к дому.
  
  
  Глава 21.
  
  Эрант, покои принца Ориана. Неделя спустя.
  
  - Ваше Высочество, - вошедший слуга склонился в низком поклоне, отвлекая принца от невеселых мыслей, - прошу прощения, но прибыл курьер со срочным письмом из Норвеара к Его Высочеству принцу Эверну, а он в отъезде...
  - Курьера ко мне, - резко приказал Ориан.
  Через минуту в двери вошел офицер с усталым лицом, одежда его была покрыта пылью. Протянув принцу письмо, он сделал шаг назад и склонил голову.
  - Благодарю вас, рен...
  - Кайнил, Ваше Высочество.
  - Рен Кайнил, вы офицер гарнизона Норвеара? Судя по вашему виду, дорога была нелегкой...
  - Вы правы, Ваше Высочество, - кивнул офицер, - с Вашего позволения немного отдохну, прежде чем отправлюсь в обратный путь.
  - Отдохните хорошенько, возможно, моему отцу необходимо будет отправить ответ. Вот, возьмите, - принц подошел к столу и быстро написал несколько строк, - получите награду в Казначействе. И сообщите в Канцелярию, где вы остановитесь. Можете идти.
  - Служу Империи, - вытянулся тот и вышел из комнаты.
  Дождавшись, пока его шаги затихнут, принц нетерпеливо сорвал печать и развернул письмо. Пробежав его глазами, он от души выругался и принялся перечитывать медленно, словно анализируя каждую строчку.
  Значит, это нить действительно тянется с тех давних времен... Самому Ориану в момент начала войны с кшаси было всего два года, так что он представлял себе расстановку сил лишь по скупым - чересчур скупым - рассказам отца да документам. Получается, кто-то спланировал ту войну! Судя по всему, рену Нервину пришлась по душе мысль о том, что эта... Даэрри кому-то служила, а значит, ее хозяин скорее всего и будет той загадочной личностью, что стояла за войной.
  Ориан вдруг почувствовал, как душу охватило холодом. Какая же власть должна быть у того, кто это устроил? Он взял со стола листок, на котором были выписаны те, кому под силу было направить войска в Тиронн, и покачал головой. Трое из них были мертвы: наследник престола принц Ланнар, генерал Ольяс дер Дорак и рен Кейр дер Фалдон, старший брат нынешнего советника Императора, последние двое погибли в одной из самых страшных битв с кшаси примерно через два года после начала войны. Оставшиеся двое... принц хмыкнул: Император и принц Эверн. Кто-то из погибших находился под влиянием или был сторонником загадочного противника империи? Или все же это разные силы, ведь не зря же исчезновения людей начались всего пару лет назад? А может, они были и раньше? Вопросы, вопросы...
  Еще и этарры! Упаси Боги в исчезновении их молодежи виновен кто-то из подданных Ронтара - что тогда может произойти, принц даже не брался предсказать... Вряд ли объяснения, что власти ничего не знали об этом, возымеет хоть какое-то действие на крылатых! А вот если удастся их найти, то на этом можно и сыграть...
  Вздохнув, он потер виски. Как же все-таки плохо знать так мало... После того разговора с отцом Ориан закопался в тайны древней и не очень древней истории, пытаясь хоть как-то свести воедино то, что происходит сейчас. И, что греха таить, злился на отца за то, что тот многое скрывал от него... А тут еще эти маги! Знать бы, тянут они одеяло на себя или играют на стороне таинственного врага Ронтара...
  Заслышав странный звук из-за потайной двери, принц повернулся и направил на нее миниатюрный арбалет, который достал из ящик стола. Об этой двери знали только его отец, он сам и рен Неран, но мало ли что...
  Часть стены бесшумно скользнула в сторону, и принц отложил оружие, с удивлением глядя на своего заместителя и активируя древний защитный артефакт:
  - Что-то случилось?
  - Да, Ваше Высочество. Пришло донесение от рена Корриса, вместе с золотыми слитками, выявленными в процессе обыска конторы казнокрада-управляющего шахтами. Но само донесение куда интереснее, прошу.
  Принц нетерпеливо выхватил бумагу и принялся читать. Сначала спокойно, потом все больше гневаясь: рен Неран без труда определил это по тому, как сжались в ниточку губы и побелели скулы. Закончив чтение, он поднял глаза на своего заместителя и произнес голосом столь же ледяным, как и взгляд:
  - Маги перешли все границы. Я хочу говорить с директором дер Нистером.
  - Ваше Высочество, но, может быть, Ваш отец...
  - Отец куда-то уехал. С тех пор как он оставил пост начальника Тайной службы, он периодически исчезает на несколько дней, так что мне придется сделать это самому.
  - Вы выдадите себя, это того не стоит, - покачал головой рен Неран, - я сам переговорю с директором, хотя вряд ли это к чему-то приведет: рен Коррис прав, доказательств нет. Надеюсь, мы всё же сможем хоть что-то узнать от бывшего наместника.
  - Сомневаюсь. И мне совершенно не нравится то, что капитан пишет о видениях шахтеров, тем более с учетом письма, полученного от наместника Норвеара. Прочтите и скажите, что вы об этом думаете.
  - Этарры? - отложив бумагу в сторону, спросил рен Неран, - Вы боитесь, он наломает дров?
  - Боюсь. Одно дело, если речь идет только о видениях, но если они не случайны... Откровенно говоря, не знаю, что лучше: не найти их или найти и попытаться договориться с Повелителем Ветров.
  - Отозвать его? Хотя полагаю, все уже случилось, и нам стоит подождать его донесения.
  - Да... Проклятье, как же неудобно управлять империей без возможности быстрой связи! За сколько туда доберется гонец? Две недели?
  - Примерно так. Увы, не было смысла искать быстрые средства связи при действующих Путях. Любопытно, не ведут ли маги исследования в этой области?
  - Мне тоже хотелось бы это знать, - сумрачно ответил принц, - ладно, тогда действуем так: наместника и его племянника - в допросную, директора вызывайте к себе, а я послушаю, рен Коррис... вы правы, подождем следующего донесения. Кстати, что там насчет золота?
  - Его доставили в Казначейство, пока точная сумма неизвестна, но там двадцать пять слитков, а значит, примерно десять тысяч монет. Казначей чуть ли не облизывает каждый из них!
  - Капитан дер Сартон писал об армейском конвое, с которым он послал двоих своих людей. Вы их расспросили?
  - Да, Ваше Высочество. Один из них просто мордоворот, сильный, но тупой, а второй, напротив, умен и хитер. Я полагаю, Вас интересует, не было ли нападений?
  - Именно так.
  - Трижды были попытки, замаскированные под нападения разбойников.
  - Замаскированные? - бровь принца поползла вверх.
  Его заместитель усмехнулся:
  - Этот парень рена Корриса - просто сокровище. Заметить, что оружие нападавших было стандартным и опознать методы действия наемных отрядов... Подозреваю, что он и сам когда-то грабил обозы на дорогах!
  - Странно, что не было предпринято массированного нападения, - задумчиво протянул принц.
  - Ваше Высочество, вряд ли маги - а больше никто не заинтересован в этом - решились бы на прямое нападение, с учетом золота даже Император, при всей его к ним благосклонности, воспринял бы это как объявление войны!
  - Вы правы, но можно было, к примеру, отравить наместника...
  - Судя по словам людей капитана такие попытки были, но наместника кроме солдат охраняли они...
  - Какой приказ дал им капитан?
  - Дожидаться приказа, - усмехнулся рен Неран.
  - Выдать им обоим награду по пять золотых и пусть ждут. Казначею передайте, что на два процента от доставленного золота пусть не рассчитывает, это будет наградой для капитана дер Сартона. Все, Неран, за работу!
  
  Листан. Золотая шахта. Тот же день.
  
  Коррис отложил перо и принялся перечитывать написанное. С дюжину скомканных черновиков догорали в камине, а ему наконец-то удалось изложить на бумаге все произошедшее за последние недели.
  Три дня назад Мерв вернулся вместе со старшим этарром. Рен Киарр держался крайне настороженно и лишь после разговора с Лоррой наедине слегка оттаял. Он внимательно выслушал рассказ Корриса о том, что произошло в той пещере, останавливаясь на некоторых деталях, которые капитану казались незначительными и вроде бы прошли незамеченными. Рассказ об алтаре Древних его потряс, а при словах о тириате он побледнел как мел. На вопрос Корриса о Даэрри тот вздохнул и признал, что она действительно исчезла двадцать пять лет назад и больше о ней никто ничего не знает.
  Беседа была длинной, и в конце ее этарр задал вопрос, которого Коррис ожидал:
  - Рен Коррис, что вы хотите за спасение Лорры и Ноарра? Этарры умеют быть благодарными.
  - Ничего, мне достаточно того, что удалось им помочь. Мерзавец, что творит все это... На алтарях Древних гибнут и наши дети, и я всего лишь хочу остановить их. Так что... помните, прошу, что не все люди одинаковы, и что он такой же враг Ронтару, как и вам.
  - Вы ничего не просите для себя, рискуя собственным положением... Рен Коррис, я не могу говорить за Повелителя Ветров, и этарры не вступают в союз с людьми, но... Если вам понадобится помощь для сражения с этим монстром, мы постараемся ее предоставить. Во всяком случае, на меня и еще нескольких этарров вы можете рассчитывать. Возьмите, - он протянул ему амулет в форме спирали, - если мы вам понадобимся, просто прижмите его ко лбу и позовите меня по имени. Только два момента: амулет будет работать лишь в ваших руках и только в том случае, если зов будет идти от души, а сам зов надо посылать из места, где вы будете в полном одиночестве.
  - Благодарю, это невероятно щедрый дар, - Коррис покачал головой, - вы отправитесь сейчас?
  - Да, если вы не против. Лорру и Ноарра заждалась семья.
  Коррис замялся, но потом все же не выдержал:
  - Рен Киарр, а вы будете улетать отсюда? Я всегда мечтал увидеть полет этарров...
  По губам капитана на миг скользнула мечтательная улыбка, а затем он вздохнул и вернулся в настоящее. А полет этарров... Что ж, он навсегда останется в его душе, там, где Коррис с жадностью скупца хранил воспоминания о немногих случившихся в его жизни чудесах...
  - Командир, вызывали?
  - Да, Орван. Ну что, с пещерой закончили?
  - Ага, завалили на совесть, ни одна сволочь не подберется.
  - Отлично. Так, надо в столицу курьера послать, доложить. Похоже, больше нам тут делать нечего, контрабандистов и без нас переловят, а после визита к нам жрецов даже маги присмирели.
  - Мерва послать, что ли? Уж больно он довольный вернулся после выполнения вашего поручения: дело плевое, а награда немаленькая!
  - Можно и его. Письмо доставить в Имперскую канцелярию рену Нерану, деньги на дорогу вот, - он достал из ящика стола кошелек, - и пусть поспешит. Чем раньше о том, что здесь произошло, узнают в Эранте, тем лучше.
  - Прямо сейчас и отправлю, - осклабился Орван, - а то повадился тут клинья к служанкам подбивать. Есть тут одна черненькая красотка с таакой грудью...
  - Мне и рыженькой хватает, - усмехнулся Коррис, - иди уже, пока твою черненькую не отбили.
  
  
  Эрант. Первый месяц весны.
  
  - Теа Лия, занятие окончено.
  - Благодарю, теа Фиара, - Лия поднялась с кресла и присела в изящном реверансе.
  - Вы делаете большие успехи.
  Похвала и неожиданно скользнувшая по губам учительницы улыбка потрясли девушку до глубины души, но она только чуть склонила голову, принимая комплимент.
  - Присядьте, теа, я хочу вам сказать еще кое-что, - теа Фиара подождала, пока ее ученица не опустилась в кресло - как она и учила, с абсолютно прямой спиной и изящно поднятой головой, и продолжила. - Когда вы несколько месяцев назад появились в моем доме, не узнать в вас... простую девушку из деревни не мог только слепой и глухой. Сейчас же вы практически ничем не уступите провинциальным дворянкам, которых мне доводилось учить, а кое в чем можете их и превзойти. Откровенно говоря, в моей практике вы первый человек, отдающийся изучению манер, правильной речи и этикета с такой страстью. И поскольку мои занятия недешевы, а ваши успехи значительны, я хочу спросить: будете ли вы продолжать занятия? Да, если мы продолжим, вы сможете уверенно чувствовать себя даже на балу у Императора, но требуется ли вам настолько блестящее знание этикета?
  - Могу я подумать, теа Фиара?
  - Разумеется, я понимаю всю серьезность данного решения для вас, - благосклонно кивнула та.
  Чуть опустив голову, но по-прежнему держа спину прямой, Лия задумалась. Денег было жалко до слез, но девушка прекрасно понимала, как для нее важны эти уроки. Их преподаватель по языку кшаси, рен Артин, говорил: "Вы можете сказать, что хорошо знаете язык только в одном случае - если способны думать на нем". А Лия прекрасно понимала, что ей до сих пор приходится себя контролировать, чтобы не сбиваться на деревенский говор, и если в Школе ей это удавалось практически всегда, то с той же Ханией в речи иногда проскальзывали неправильные слова. Сможет ли она не дать себе слабину в случае, если не будет платить за уроки? Будет ли снова и снова повторять упражнения, от которых порой болели все мышцы лица?
  - Теа Фиара, я буду продолжать занятия.
  - Отлично, теа Лиа, вы приняли мудрое решение. Приятно встретить в столь юной девушке подобную рассудительность. Что ж, тогда я жду вас как обычно, а сейчас вы можете идти.
  - Благодарю, теа Фиара, и доброй ночи.
  Выйдя на улицу, Лия широко - совсем не по этикету - улыбнулась. Душа ее пела от радости, похвала строгой теи Фиары буквально окрылила девушку. Впрочем, она и без того заметила, что в последнее время слышит все меньше ехидных выпадов в адрес своих манер и речи. Даже недолюбливающий ее преподаватель истории стал меньше к ней придираться...
  Из всех предметов Лия больше всего любила зельеварение и изучение строения человеческого тела, ведь именно на них она могла быть собой и заниматься тем, что было важно для нее как для будущего целителя. Конечно, занятия в трупарне удовольствия не приносили, но постепенно становились чем-то привычным. Тем более что ей удалось-таки придумать зелье, отключавшее обоняние, хоть и заняло это целых две недели. Правда, сама Лия была им недовольна: действовало оно целых четыре часа и при этом слегка затрудняло дыхание. Однако это ничуть не мешало Мирае, которая с радостью им пользовалась, да и кое-кто из учеников-парней прибег к нему. И это совершенно неожиданно оказалось для девушки источником дохода, за что благодарить следовало подругу: именно она заявила Лие, что отдавать зелья бесплатно всем подряд - глупо и, не слушая ее робких возражений, попросту сообщила одногруппникам расценки...
   Физическая подготовка и землеописание не вызывали у Лии особых трудностей, да и преподаватели по этим предметам не делали особых различий между нею и другими учениками. Разве что были немного придирчивей, но девушку это не пугало, учиться ей нравилось. Намного сложнее было с иностранным языком и историей. С иностранным потому, что приходилось скрывать свои подлинные в нем успехи, ведь она уже могла свободно и без малейшего акцента говорить на кшасском! Но даже при этом во время занятий она все время ловила на себе взгляд Диара, лишь усилием воли удерживая себя от реакции на него. Что же касается истории... О, там все было сложнее!
  Книги, что читала Лия, и беседы с теном Гираном привели ее к выводу, что их преподаватель нарочно искажает историю, выставляя магов во всех конфликтах образцом благородства. Но спорить с ним... нет, делать этого она не собиралась! Так что приходилось все время держать голову опущенной, чтобы преподаватель не заметил мятежный блеск ее глаз. И учить ту историю, что он давал им, зная о ее лживости...
   К большому огорчению Лии ей не удалось ничего выяснить об истории пленных кшаси. Как сказал ей тен Гиран, события той войны вряд ли скоро попадут в книги, и даже когда попадут - не факт, что информация будет полной и правдивой. Вообще с библиотекарем у Лии образовалось что-то вроде взаимовыгодного сотрудничества: он советовал ей книги, необходимые для того, чтобы стать "по-настоящему образованным человеком" и нередко обсуждал их с девушкой, а она помогала ему в работе. Ничего особенного: составить каталог, внести в него новые книги, помочь в починке особо ветхих, переписать то, что восстановлению не поддавалось... Несколько часов работы в неделю не составляли для девушки особой сложности, зато благодаря этому она фактически платила за уделяемое ей время.
  Словом, все было хорошо, если не считать того, что в последний месяц на нее начали обращать внимание парни. Нет, никто за ней не ухаживал и не говорил комплиментов, но оценивающие взгляды на себе она чувствовала все чаще. Говорить об этом с Мираей Лия не хотела, а кроме той у нее так и не появилось даже приятельниц. Так что единственным человеком, с которым Лия могла поделиться и спросить совета, оставалась Хания. Да, была еще теа Фалина, относившаяся к Лие с симпатией, особенно после того как вылечила ее зельем спину, но девушка не хотела чувствовать себя должной хоть кому-нибудь в Школе. Почему - она и сама не понимала, но за последние месяцы научилась доверять своей интуиции.
  Посоветоваться с Ханией... Идея неплохая, но Лия боялась разволновать Ханию, та была беременна, и страдала совершенно невероятными перепадами настроения: могла сиять от радости, а через минуту рыдать навзрыд. Потом все проходило, она просила прощения у мужа и Лии... чтобы через какое-то время сорваться вновь. Слабые успокоительные настои ей почти не помогали, а сильные травник, посоветовавшись с Лией, ей не давал, опасаясь побочных действий.
  В результате Лия решила не обращать внимания на взгляды, держать взор опущенным и стараться как можно меньше общаться с сокурсниками. Ну а со старшими курсами она и вовсе не сталкивалась, проводя немногие свободные часы за книгами в своей комнате.
  К тому времени, когда Лия добралась до Школы, уже совсем стемнело. Задумавшись, она лишь в последний момент обратила внимание на выезжавшую из ворот карету без гербов, заметив в окне четкий профиль директора. "Интересно, он в последнее время постоянно куда-то ездит по вечерам, да еще в карете без гербов, точно заговорщик какой, - отметила девушка, - хотя кто знает, может, у него любовница завелась. Вот рея Виарри расстроится!" То, что преподавательница магии Земли рея Виарри любовница директора, не было секретом ни для кого в Школе. Кроме самой Лии, которую лишь пару дней назад просветила всезнающая Мирая. "Хотя какое мне дело? Лучше пусть будет любовница, чем заговор!"
  Фыркнув, девушка взбежала на пятый этаж общежития, в очередной раз радуясь возможности побыть наедине с собой. И с книгами, что ждали ее на столе...
  
  
   Эрант. Имперская канцелярия, следующий день.
  
  Коррис взглянул на здание Имперской канцелярии и вздохнул. Что ж, вот сейчас он и узнает, что грозит ему за самовольно принятые решения...
  Две недели назад Мерв, Шарт и Вирет вернулись в Листан, передав приказ рена Нерана о немедленном возвращении в столицу. За два до этого в Понвар прибыл новый наместник, а на шахты - новый управляющий, так что Коррис передал все дела, навестил напоследок рею Аристу и рена Диста, и побывал в качестве почетного гостя на празднике, который устроили жители близлежащих поселков и деревень для его отряда. Надо сказать, это капитана немало удивило: сам выросший в деревне, он прекрасно знал, что весна у селян голодное время. Впрочем, многие из местных мужчин работали на шахтах и считали Корриса и его отряд своими спасителями...
  Последний месяц в Листане выдался довольно спокойным. Пропажи людей прекратились, шахты работали как должно, маги присмирели... Так что парни Корриса поймали пару десятков контрабандистов, уничтожили банду разбойников в лесах около Понвара, а также раскрыли шайку воров-домушников, орудующую в столице провинции. Последнее было заслугой Урика, чья душа не вынесла "поношения благородного искусства воровства". Как тот сказал Коррису: "да я с завязанными глазами и ушами проделал бы все изящней!"
  В свободное время солдаты развлекались: пили, играли в карты и кости, волочились за служанками да деревенскими девицами, которые оказались весьма благосклонны к щедрым героям - после завершения работ в пещере Коррис выдал им премию. Сам же Коррис весьма приятно проводил время с Анирой, которая искренне огорчилась, узнав о его скором отъезде. Впрочем, подаренные им на прощание сережки с аметистами мгновенно заставили ее глаза засиять от радости.
  Дорога в столицу была утомительной: отряд ехал с максимально возможной скоростью, заботясь лишь об одном - не запалить коней. Больше всего Коррис боялся за кристаллы Крови Богов. Шахтерам удалось найти лишь двадцать семь кристаллов, и капитан хранил их как зеницу ока, оставляя в обязательном порядке караул даже при ночевках на постоялом дворе. Вот и сейчас они находились при нем - откровенно говоря, капитан мечтал поскорее передать их рену Нерану или принцу и освободиться от этой ответственности...
  Принц Ориан и рен Неран уже ожидали его. Войдя, Коррис склонился в поклоне:
  - Ваше Высочество, рен Неран, добрый день.
  - Добрый день, рен Коррис, - голос принца был холоден и резок, - садитесь и рассказывайте. Все подробно, ваше донесение было чересчур кратким!
  - Ваше Высочество, я боялся того, что мой посланец может быть перехвачен...
  - Это понятно. Итак, начните с момента вашего прибытия в Листан...
  К концу рассказа Коррис чувствовал себя так, как будто его вывернули наизнанку. Принц и рен Неран выспрашивали обо всем в деталях, практически никак не выдавая своего отношения к его истории. Наконец капитан закончил:
  - Получив приказ, мы на следующее утро направились в столицу, двигаясь со всей возможной скоростью.
  - Кристаллы при вас?
  - Да, Ваше Высочество, - поклонился Коррис, достал мешочек с кристаллами и протянул его принцу.
  - Неужели у нас появилось оружие против магов? - задумчиво спросил принц, - что скажете, рен Коррис?
  - Простите, Ваше Высочество, но, по моему мнению, сейчас главный враг империи - тот, кто устроил все это в пещере. И, судя по кристаллам, он точно не на стороне магов! Мне и вообще порой кажется, что он просто играет с нами... А кристаллы... Для магов они могут послужить инструментом сдерживания.
  - Идея недурна, верно, Неран? Так, а теперь главный вопрос, - голос принца стал ледяным, - капитан Коррис дер Сартон, меня интересует, кто дал вам полномочия решать вопросы, связанные с отношениями между империей и другими расами?
  - Никто, Ваше Высочество, - негромко ответил Коррис.
  - И всё же вы взяли на себя смелость решать, что делать со спасенными вами этаррами. Вы понимаете, что я вполне могу подвергнуть наказанию вас и ваших людей?
  - Ваше Высочество, я смиренно приму Ваше наказание, однако мои люди ни в чем не виновны, они лишь выполняли приказы. Более того, никто из них даже не знает о том, что двое подростков, спасенных из пещеры - этарры.
  - Что ж, значит, вся вина лежит лишь на вас. Объяснитесь, почему вы приняли такое решение! Ведь вы могли доставить их в Эрант, чтобы принудить Повелителя Ветров к переговорам!
  - Ваше Высочество, я немного пообщался с этаррами и понял одно, - начал Коррис, пытаясь вложить в свои слова все то, что передумал за эти недели, всю свою убежденность, - для них те, кто способен, простите, шантажировать разумных существ их детьми - недостойны быть не только друзьями, но и союзниками. Если бы их принудили к каким-то договоренностям... Полагаю, они бы их выполнили, но и только. А ронтарцы так и остались бы в их памяти как бесчестные и бессердечные негодяи!
  - А теперь? - поднял бровь принц.
  - Тот, кто захватил юных этарров - их враг, и они если и не помогут империи в борьбе против него - а эту помощь они обещали, то точно не станут на его сторону. Наши внутренние неполадки с магами... Простите, но для них это слишком мелко... А насчет переговоров... Простите, Ваше Высочество, но какие могут быть переговоры с теми, кому тьма в душе собеседника доставляет физическую боль?
  Некоторое время принц молча в упор рассматривал Корриса, а затем кивнул:
  - Что ж, рен Коррис... Не уверен, что во всем согласен с вами, но ваши доводы довольно логичны. Значит, быть по сему! Я не буду подвергать вас и ваших людей каким-либо наказаниям, более того, за ваши действия в Листане вас ждет награда. Два процента от найденного вами золота, а это двести восемь монет, вы можете получить в Казначействе. Эти деньги ваши, если хотите, можете выделить часть своим людям, но не советую слишком сильно баловать их. С этого момента считайте себя в отпуске, как только вы понадобитесь, вам сообщат. Боюсь, вскоре вас ждет очередное расследование. Вам все ясно?
  - Да, Ваше Высочество, - с облегчением поклонился Коррис.
  - И напоследок хочу сказать, что я впечатлен тем, какие выводы вы смогли сделать при недостатке информации. Благодарю вас за службу от своего имени и от имени империи. Можете идти.
  Коррис еще раз поклонился и вышел. Дождавшись, пока его шаги затихнут в коридоре, принц обернулся к своему заместителю и спросил:
  - Что скажете?
  - Что привлечь его к нашей работе было на редкость хорошей идеей. И мне нравится его предложение по поводу сдерживания магов. А вот то, что он сказал насчет того, кто затеял все это...
  - Назовем его Игрок. Да, все это очень хорошо стыкуется с той информацией, что получена от Владыки Рессара. И что у нас получается?
  - Хм... Если считать, что Игрок начал все это двадцать пять лет назад... Получается, он, будучи жрецом Древних, подчинил себе Даэрри, что украла амулет. В результате закрылись Пути и погиб Его Высочество принц Ланнар, что привело к войне Ронтара с Кшасаэром...
  - И какова же была цель? Закрытие Путей, война или гибель наследника престола? - принц прищурился.
  - Боюсь, на этот вопрос мы ответа не получим, ведь если бы мы его знали, то могли бы вычислить, кому это выгодно...
  - Значит, надо составить список всех, кому было выгодно хоть что-то из этого.
  - Я займусь этим, мой принц.
   - Далее, - принц откинулся в кресле и покачал головой, - а далее провал. Более двадцати лет, в течение которых все было тихо, или мы попросту чего-то не знаем.
  - И примерно пару лет назад все началось заново, странным образом совпав с активизацией магов в борьбе за независимость от властей империи, - кивнул Неран, - вы думаете, Игрок каким-то образом подтолкнул их?
  - Я в этом практически уверен. Знать бы, чего добивается эта тварь! Пришествия Древних? Развала империи? Новой Смуты? Уничтожить династию руками магов, а потом сесть на престол самому? - принц был явно зол.
  - Насчет пришествия Древних... Я согласен с реном Коррисом, ему это не нужно, иначе бы он не оставил без присмотра алтарь и средство для его уничтожения. По поводу второго и третьего у меня пока нет мыслей, а вот если верно последнее предположение, то он должен быть из высшего дворянства, и можно попытаться нащупать ниточку. Но хуже всего, если он действительно просто развлекается, тогда найти его мы сможем лишь случайно...
  - Вы правы, Неран, это может оказаться тупиком, но я все же надеюсь на вменяемость Игрока. И в любом случае он должен принадлежать к высшей знати империи, иначе как ему удалось подчинить себе нескольких наместников? В общем, копайте в этом направлении.
  - Маги?
  - Я поговорю с отцом и Императором. Похоже, нам удастся-таки прищемить им хвост, особенно с учетом поддержки Церкви. И опять за это стоит поблагодарить нашего капитана! А ведь забавно, Неран: если бы не тот... несчастный случай, наш бравый рен Коррис вполне мог бы играть на другой стороне...
  - Не думаю, он из числа немногих людей, думающих собственной головой и вдобавок человек чести. Но да, он точно не стал бы тем, кто есть сейчас.
  - М-да... Кстати, насчет капитана: пустите-ка за ним агентов.
  - Зачем?! - голос рена Нерана выдавал его потрясение. - Неужели Вы ему не доверяете?
  - Доверяю, но в его рассказе было кое-что крайне любопытное. Он говорил, что этарров удалось вылечить благодаря одному из зелий, что были у него с собой. Так вот, чтобы зелье подействовало таким образом, оно должно быть с магией. И мне почему-то кажется, что если мы найдем изготовителя, то узнаем что-то интересное.
  - Можно было спросить у капитана...
  - Полагаю, в данном случае он предпочел бы умолчать, и мы бы его спугнули. Нет-нет, лучше слежка. И никаких действий, только следить, выберите агентов поопытней и незаметней. Как только станет известно имя - доложите.
  - Слушаюсь, Ваше Высочество.
  - Отлично, работайте, я к отцу. Пора приструнить магов...
  
  
  Эрант. Постоялый двор 'Веселый наемник'
  
  - Ну как, капитан, все хорошо? - Орван подскочил к Коррису, стоило только тому войти в общий зал.
  - Все отлично. Смотрю, вы пока трезвые? - Коррис с наигранным удивлением обвел глазами зал.
  - Ага, я велел парням обождать вашего возвращения. А то кто его знает, вдруг нас опять куда пошлют!
  - Послать - не пошлют, но это хорошо, что все пока трезвые. Зайди ко мне через десять минут.
  Зайдя в комнату, Коррис отстегнул ножны с мечом и буквально упал в кресло. Разговор с принцем вымотал из него всю душу, а когда тот задал вопрос об этаррах... Честно говоря, он никогда не чувствовал себя настолько неуверенным в себе! Ладно, все хорошо, что хорошо заканчивается, а сейчас займемся приятным делом...
  - Командир, можно?
  - Да, Орван, заходи. Вот, это тебе, - небольшой кошель брякнул о стол.
  Орван развязал его и онемел. Взглянул на командира, получил его одобрительный кивок и вытряхнул монеты в руку. Неверяще поднял глаза и почти прошептал:
  - Пятнадцать золотых? Это все мне?
  - Тебе. А это парням, - на стол лег увесистый тяжелый мешочек, - по семь монет каждому. Премия от казны за золото.
  - Премию-то небось вам выдали, - покачал головой помощник, поглядывая на командира - не обидится ли?
  - Мне, да только чтоб я без вас делал? Бери-бери, я себя не обделил. И у нас отпуск, сколько - пока не знаю, но думаю, пару недель нам отдохнуть дадут.
  - Командир, так может, отпразднуем? Это ж какие деньжищи!
  - Ты там скажи парням, чтоб не особо трясли кошельками, все ж это вам не Листан, а столица. А насчет праздника... Хочу сходить еще зелий заказать, кто знает, куда и когда нас отправят в следующий раз, так что без меня.
  - Так может, побольше прикупить-то? Уж больно хороши, с такими и мага-целителя не надо!
  - Если получится - закажу. Все, я пошел, и хотелось бы, чтобы постоялый двор остался целым к моему возвращению.
  
  
  Глава 22.
  
  Эрант. Лавка тена Долера.
  
  - Лия, давай-ка их сюда. Уфф, эта теа Ганти - просто монстр какой-то! "Покажите мне это... ах нет, вот это... и еще то и вон то", - передразнил он придирчивую покупательницу. - Каждый раз после ее визита четверть часа только все расставлять по своим местам приходится!
  - Зато она никогда не торгуется, - улыбнулась девушка, подавая травнику очередные флаконы.
  - Да лучше б торговалась! Как ты вообще ее вынесла?
  - А это у меня упражнение такое, на самообладание, а лучше теа Ганти для него сыскать просто невозможно. Даже теа Хания в свои худшие моменты по сравнению с ней образец кротости и терпения.
  - Да уж... Жаль, Хания не видела: эта старая сплетница к тебе и так и этак, а ты ей просто мило улыбаешься. Наверное, потому она сегодня всего полтора часа пробыла, а не три, как обычно. Так, вроде все. Пожалуй, можно уже лавку закрывать, вряд ли кто придет...
  - Еще же полчаса! - удивилась Лия.
  - Устал я что-то, эта грымза из меня всю силу выпила...
  - Так идите, я пока посижу, а если никого не будет - закрою в обычное время.
  - Ладно, если что - зови, - кивнул травник.
  - Ну, второй теа Ганти в Эранте нет, а со всем остальным я справлюсь. Заодно и упражнение до конца выполню.
  Проводив тена Долера взглядом, Лия уселась на стул. Нет, все-таки торговля - не ее! Лицемерно и скучно, то ли дело зелья смешивать! Прикрыв глаза, она принялась вспоминать сегодняшний урок по зельеварению, размышляя над тем, как можно было бы улучшить то зелье.
  Звякнул колокольчик, девушка поднялась, готовая встретить очередного посетителя ничего не выражающей улыбкой, но застыла при виде того, кто вошел в лавку.
  Коррис шагнул в лавку и остановился. Слова приветствия, адресованные травнику, замерли на его губах, когда он встретил взгляд Лии. Впрочем, девушка тут же опустила глаза и присела в неглубоком реверансе:
  - Добро пожаловать, рен Коррис, рада вновь приветствовать вас здесь.
  Она выпрямилась, и он снова увидел ее сияющий взгляд. В нем была... радость? От одной этой мысли в груди стало тепло.
  - Добрый вечер, теа Лия, - он шагнул к ней и поцеловал вздрогнувшие тонкие пальцы, мельком отметив, насколько похорошела девушка за эти месяцы.
  Бережное прикосновение губ капитана к ее руке заставило Лию чуть вздрогнуть от неожиданной теплоты этого жеста, а сердце наполнилось беспричинной радостью. Пряча рвущуюся наружу неуместную улыбку и втайне радуясь, что после того случая начала следить за кожей, девушка попыталась взять себя в руки, стараясь говорить вежливо-безразличным тоном:
  - Надеюсь, у вас нет претензий по поводу качества купленных зелий?
  - Претензий?! - в голосе капитана прозвучало потрясение, а затем он рассмеялся удивительно мягким смехом, - теа Лия, зелья вашего изготовления - подлинные шедевры, и у меня просто нет слов, чтобы передать всю меру моей благодарности за них! Если бы не они, вряд ли мне удалось бы сохранить своих людей и кто знает, стоял бы я сейчас перед вами! А ваш оберег...
  - Он помог? - не выдержала Лия.
  - Он не просто помог... Теа Лия, он стал для меня подлинным амулетом... Я бы хотел... Возьмите, прошу.
  Лия растерянно посмотрела на протянутый ей кошелек, в котором сверкнуло золото, и замотала головой. Почему-то от того, что он захотел ей заплатить, стало обидно и больно.
  - Я же не ради денег сделала это, - ее голос дрогнул, - за зелья вы расплатились, а оберег... я просто хотела помочь...
  Последние слова она договаривала, опустив глаза, поэтому прикосновение к руке заставило ее вздрогнуть:
  - Простите ради всех Богов, теа Лия, - раскаяние в голосе мужчины заставило девушку взглянуть на него, - менее всего на свете я хотел обидеть вас! Боюсь, я не очень-то умею выражать свою признательность юным очаровательным девушкам...
  Мягкая, слегка виноватая улыбка изменила лицо капитана, сделав его моложе и привлекательней. Лия застенчиво улыбнулась:
  - И вы меня простите, рен Коррис, я отреагировала... чересчур резко. Вы хотели что-то заказать? Я могу позвать тена Долера...
  - Я думаю, заказ будет тот же, что в прошлый раз, только больше всех зелий, связанных с лечением ран, а также восстанавливающих силы.
  - Насколько больше? - девушка прикусила нижнюю губу, просчитывая, - и сколько у вас времени до отъезда?
  - Увы, сколько времени - я и сам не знаю, надеюсь на месяц, мой отряд только сегодня прибыл в столицу. А зелья... Я куплю все, сколько бы вы не сделали, - "вы" прозвучало с нажимом.
  - Я передам тену Долеру, - кивнула Лия. - Простите, лавку пора закрывать...
  - Да, конечно, - капитан улыбнулся ей и протянул два золотых, - возьмите, это аванс за зелья. И, теа Лиа... Вы окажете мне честь и позволите проводить вас до Школы?
  Лия смутилась, предложение было неожиданным. Она чуть было не отказалась, но вспомнила уроки теи Фиары: отказ в таком означает недоверие к собеседнику либо признание в том, что он абсолютно неинтересен даме, и присела в изящном реверансе:
  - Рен Коррис, я с благодарностью принимаю ваше любезное приглашение. Вы не могли бы подождать на улице? Я быстро...
  - Разумеется, теа Лия, я подожду сколько необходимо, - элегантно поклонившись, капитан покинул лавку.
  Выйдя на улицу, Коррис помотал головой. Он злился на себя: растерялся от того, что Лия была ему рада, обидел девушку, предложив ей деньги... Мог бы догадаться, что раз она попросту подарила ему оберег, то и от денег откажется! Хотя и не предложить их было бы как-то неправильно...
  Он вздохнул. Надо же, как она изменилась! Уже и не скажешь, что простолюдинка: правильная речь, красивое произношение, манеры... И не девочка, а прелестная девушка в начале расцвета...
  Как только дверь закрылась, Лия опустилась на стул совершенно без сил. Почему капитан неизменно выбивает ее из колеи? И...он назвал ее очаровательной...
  Встряхнувшись, девушка принялась за работу. Закрыв ставни и заперев дверь, отнесла аванс травнику, сообщив о новом заказе, надела плащ, искренне порадовавшись, что недавно обновила гардероб, и вышла на улицу. Капитан встретил ее улыбкой:
  - Вы действительно быстро, теа Лия. Прошу, - он предложил ей руку.
  Лия приняла ее, невольно подумав, что сегодняшний вечер стал для нее уроком этикета на практике. И о том, что у ее спутника крепкая рука, удивительно приятная улыбка и нет никакого столь привычного ей высокомерия.
  - Теа Лия, я все же хочу загладить свою вину за то, что невольно обидел вас, - негромко сказал капитан, - как я могу это сделать?
  - Право, не стоит, вы извинились, и этого достаточно, - покачала она головой, - а для меня знать, что мои зелья спасли кого-то - уже награда.
  - Вы совсем не похожи на знакомых мне магов... Теа Лия, а можно вопрос: вы любите пирожные?
  - Да, - ответ вырвался раньше, чем девушка смогла его обдумать. Пирожные ей довелось попробовать всего дважды: один раз ее угостила Мирая, а во второй раз она позволила себе потратить деньги на пирожные на Зимник.
  - Тогда я буду очень рад, если вы согласитесь посетить со мной кондитерскую. Надеюсь, в этом вы мне не откажете?
  Лия задумалась. Согласно этикету мужчина, не являющийся родственником незамужней девушки, мог пригласить ее только на прогулку в парк или в кондитерскую, лишь это не считалось уроном чести. Согласиться или отказаться? Если согласиться... рен Коррис больше не будет чувствовать себя обязанным, она поест пирожных и, может быть, разберется, почему этот мужчина вдруг оказался ей небезразличен...
  - Я принимаю ваше любезное приглашение, рен Коррис, - ответила она.
  - Благодарю, теа Лия. В выходной в полдень вас устроит?
  - Да, вполне.
  Коррис улыбнулся, любуясь порозовевшими щечками Лии. Забавно, как знание этикета сочетается в ней с отсутствием жеманства и застенчивостью... И оказалось удивительно приятно идти рядом с этой девушкой, ощущать ее почти невесомое прикосновение и вдыхать запах трав, идущий от нее.
  Дорога до Школы была недлинной, и уже через полчаса они остановились перед воротами. Коррис поцеловал Лие руку и, пожелав ей хорошего вечера, попрощался. Девушка присела в реверансе, послала ему улыбку и исчезла в воротах.
  К общежитию Лия шла быстрым шагом, молясь только об одном: никого не встретить, не выдать своих чувств. Увы, надеждам не суждено было сбыться, у самого общежития она едва не столкнулась с Диаром. Сделав шаг назад, она присела в подобающем реверансе, опустив глаза долу - ей вдруг показалось, что тот хочет с ней заговорить. Слава Богам, в этот момент его окликнули, а девушка быстро прошмыгнула к себе.
  В комнату Лия почти вбежала. Сняв плащ и бережно его повесив, она практически упала на кровать, чувствуя, как полыхают огнем щеки. "Экзамен на самообладание я не сдала", - вздохнув, подумала девушка. Странно, она спокойно могла себя сдерживать при придирчивой и надоедливой покупательнице, а рен Коррис разбил ее самоконтроль вдребезги! И что с ней происходит?
  Что скрывать, она обрадовалась, что с ним все в порядке, всё же те сны ее здорово напугали... Интересно, они были правдивыми или нет? Жаль, что его не спросишь - уж что-что, а признаваться мужчине, что она видела его во сне... нет, такой глупости допустить нельзя! Но в любом случае, зелья ему помогли, и от этой мысли на душе становилось радостнее: почти никто из покупателей никогда не говорил о таком, считая, что заплаченных монет вполне достаточно. А ей это было важно...
  Ой, а как он про оберег сказал... Лия приложила ладошки к щекам, вспоминая его мягкий смех и удивительно теплую улыбку. И обращался он с ней как с реей, словно ее происхождение было для него менее важным, чем то, что она сделала...
  Девушка поднялась и начала переодеваться, продолжая анализировать свои поступки и чувства, и вдруг застыла, поняв одну вещь: неведомо почему она доверяла рену Коррису! Единственному из всех встреченных ею в жизни мужчин, если не считать тена Гирана и тена Долера, которые казались ей безопасными просто в силу возраста и взаимовыгодного с ними сотрудничества! Но почему? Неужели все дело в том, что она его исцелила? В книгах Лия встречала упоминание о том, что между целителем и вытащенными им из-за Грани больными порой устанавливаются некие связи...
  А еще это приглашение... Хорошо, что завтра у нее занятие с теей Фиарой, можно будет посвятить его тому, как нужно вести себя в подобных случаях, ведь пока они не занимались этим углубленно. И хорошо, что у нее есть новое платье: получив деньги от одногруппников за лишающее обоняния зелье, девушка сделала себе подарок, купив давно желанные платье, плащ и туфли. Вот только оно такое простое... Голубое платье из тонкой шерсти было самым красивым нарядом Лии из всех, но уместно ли оно будет для этого случая? Если только... Вышивать Лия хоть и умела - в деревне этому учили всех девочек - но не любила. Однако ради такого случая стоит и постараться... Значит, завтра надо будет забежать в лавку теи Залии и купить ниток.
  Тряхнув головой, Лия прогнала мысли о рене Коррисе и предстоящем ей испытании и уселась за уроки. Задание на завтра было немаленьким...
  
  Коррис шел по улицам Эранта и улыбался. Всё же славная девушка эта Лия! И надо же, обрадовалась ему... Пожалуй, никто и никогда не радовался так его появлению... Хорошо, что она согласилась на встречу, может, он сможет хоть что-то о ней узнать. Внезапно вспомнив слова травника насчет постельной игрушки дворянина, он покачал головой. Что скрывать, будь она другой, он не пожалел бы усилий, чтобы затащить ее в постель, вот только в Лие было что-то, не позволявшее считать ее добычей. Скорее, ему хотелось ее защищать... Что было причиной, Коррис не знал, да и имеет ли это какое-то значение?
   Постоялый двор был на своем месте и выглядел целым, но шум празднования был слышен за несколько шагов. Появление Корриса в общем зале было встречено радостным гулом и провозглашением здравиц. Оглядевшись вокруг, капитан усмехнулся: а его парни времени даром не теряли! Столы ломились от еды, в кувшинах и кружках пенилось пиво, а раскрасневшиеся пышногрудые подавальщицы вовсю заигрывали с мужчинами, не особо уворачиваясь от щипков и хлопаний по задам. Шарт и вовсе усадил одну из них к себе на колени и тискал, никого не стесняясь, а та лишь хихикала, прижимаясь к нему посильнее.
  - Капитан, идите к нам! - позвал Орван. - А ну, жеребцы стоялые, освободите место командиру!
  Рассмеявшись, Коррис уселся за стол, придвинув к себе блюдо с жареным поросенком, а заместитель потребовал подать вина, что было исполнено почти мгновенно. Наполнив кубок, Коррис встал и оглядел тут же смолкнувших солдат:
  - Ну что, парни. Последнее наше задание было не из легких, но нам повезло, мы все живы и даже с деньгами, а раз так - гуляем!
  - Ура капитану! - рев двадцати глоток заставил задрожать стекла во всем постоялом дворе.
  До своей комнаты Коррис добрался нескоро. Слегка пошатываясь, он плюхнулся в кресло и позвонил в колокольчик.
  - Что угодно благородному рену? - хорошенькая русоволосая служанка появилась буквально через минуту.
  - Ванну мне, - велел он.
  Через полчаса все было готово, а девушка стрельнула в него глазками и спросила:
  - Может, благородному рену помочь вымыться?
  - Хм... - оценивающе оглядел ее Коррис, - спину потрёшь?
  - Как прикажете, рен, - откровенный взгляд намекал, что помощью в купании дело может не ограничиться.
  - Что ж, оставайся...
  
  
  Три дня спустя.
  
  Лия в очередной раз поправила платье, как никогда жалея, что у нее не было даже маленького зеркальца - уж больно они были дороги. У Мираи оно было, но если она зайдет к ней в комнату, то не выйдет, пока не удовлетворит любопытство блондинки. Может, к тее Фалине зайти? У нее вроде бы было небольшое зеркало...
  Закутавшись в плащ, Лия вышла из комнаты. В выходной в Школе всегда было мало народа, так что ей удалось добраться до ворот, не привлекая ничьего внимания. Стоило сделать пару шагов, как навстречу ей шагнул рен Коррис.
  - Доброго дня, теа Лия, - склонился он перед ней, целуя руку, - прошу.
  Вид небольшой наемной кареты заставил Лию испугаться, ведь девушке еще никогда не приходилось ездить в каретах. Как в нее зайти и выйти так, чтобы не показаться неуклюжей и смешной? Скрывая дрожь, она шагнула навстречу новому испытанию.
  Кондитерская находилась довольно далеко, в этой части города ей еще не приходилось бывать. Заметив любопытные взгляды, бросаемые девушкой по сторонам, ее спутник пояснил:
  - В этом районе в основном особняки дворян, кондитерские да пара ателье. А в кондитерской у тена Ирата готовят самые вкусные пирожные в столице, в юности я часто бывал здесь.
  Заметив в ее глазах искорки смеха, рен Коррис развел руками:
  - Да, я знаю, что мужчине не к лицу любить сладкое, но увы...
  Не сдержавшись, Лия улыбнулась ему:
  - А мне кажется, сладкое любят все, только не все решаются признаться.
  - Возможно, вы правы.
  Карета остановилась, капитан вышел сам и помог сделать это Лие, которая с трудом сдержала облегченный вздох: удалось не запутаться в юбках.
  Кондитерская тена Ирата ничуть не изменилась с тех пор, что Коррис не бывал здесь. Он помог Лие снять плащ, отдав его подскочившему служителю, и с внезапной гордостью отметил, насколько хороша собой его спутница. Тонкие черты лица, большие глаза, толстая черная коса... А закрытое голубое платье с неброской, но нарядной вышивкой смотрелось на ней лучше, чем многие бальные платья на знатных реях. Поймав его взгляд, Лия слегка порозовела и явно смутилась. "Неужели ей никто не говорил, как она хороша? Они что, в Школе ослепли все? Похоже, она этого и сама не понимает!" Покачав головой, Коррис улыбнулся:
  - Не нужно смущаться, теа Лия, вы красивая девушка, и восхищенные взгляды мужчин скоро будут неизменно сопровождать вас. Вот, взгляните!
  Лия взглянула в большое - в половину человеческого роста - зеркало и удивилась: неужели это она? "А ведь он прав, - проскользнула непрошеная мысль, - может, я не красавица, но и не дурнушка!" Улыбнувшись капитану, она вложила свою руку в его.
  Пирожные оказались просто восхитительными! Лия с трудом сдерживалась, чтобы буквально не наброситься на них, а есть крохотными кусочками, как полагается по этикету. Рен Коррис вдруг усмехнулся и прошептал заговорщически:
  - Теа Лия, я вам открою страшную тайну! Я всегда считал, что такие пирожные нужно есть столовой ложкой!
  Коррис с улыбкой наблюдал за девушкой. Столько непосредственности и искренности! Она выглядела откровенно счастливой, и он порадовался, что ему в голову пришла мысль о кондитерской. Хм, может удастся расспросить ее кое о чем?
  - Теа Лия, можно задать вам один вопрос?
  - Конечно, рен Коррис.
  - Неужели в Школе преподают этикет? Простите, но с момента нашей прошлой встречи вы совершенно переменились! Настолько, что мне все время хочется обратиться к вам "рея"!
  - Нет, в Школе этикет не изучают, - смущенно улыбнулась девушка, - я занимаюсь им самостоятельно. Точнее, хожу к учительнице.
  - Что ж, у вас просто грандиозные успехи! Как вы вообще все успеваете? Учеба, работа в лавке, этикет, домашние задания... Сложно, наверное...
  - Немного, но я люблю учиться. Особенно всему, что связано с моим призванием.
  - Значит, маг-целитель - ваше призвание? И вы никогда не хотели стать кем-то другим?
  - У меня только магия исцеления, покачала головой Лия, - но даже если бы была другая... Нет, не хотела бы, мне нравится лечить людей. А вы, рен Коррис? Вам нравится то, что вы делаете?
  Ее вопрос застал Корриса врасплох. Как можно ответить на такое? Возникшее неловкое молчание прервали тихие слова Лии:
  - Простите, рен Коррис, я не должна была спрашивать...
  Коррис посмотрел на словно сжавшуюся девушку и покачал головой, накрывая ее ладонь своей:
  - Ну что вы, теа Лия... Простите меня, я просто задумался, ваш вопрос оказался... из разряда тех, на которые сложно ответить даже себе самому... Наверное, правильный ответ будет: мне не всегда нравится то, что я делаю, но в результате моих действий людям становится немного лучше, и мне это нравится.
  - Значит, вы тоже в некотором роде целитель, - сделала неожиданный вывод Лия. Коррис недоуменно поднял бровь, и она пояснила, - целителю - обычному, не магу - порой приходится отнимать конечности, чтобы спасти человека. Нравиться это не может, но если в результате больной выздоравливает...
  - Вы делаете необычные выводы, теа Лия, но мне это очень нравится, - весело улыбнулся ей Коррис, - надеюсь, в Школе тоже понимают, какое сокровище досталось им в вашем лице. Я побывал во многих уголках империи, и с сожалением должен заметить, что магов-целителей, отдающихся этому со всей душой, практически не осталось. Не в обиду вам будь сказано, многие маги озабочены только своей властью...
  - Я знаю, - тихо ответила девушка, - а Школа... я стараюсь держаться подальше от всех. Простите, нам нельзя говорить о происходящем там...
  - Это вы меня простите... но, наверное, ваши родители гордятся вами...
  Лия опустила голову, ее голос задрожал:
  - Я не помню отца, а мама умерла, когда мне было шесть...
  - Боги, теа Лия, я просто неуклюжий идиот, - воскликнул Коррис, - вместо того, чтобы порадовать вас, огорчил. Поверьте, я знаю, что такое потерять близкого человека... мне было тринадцать, когда погибла мама, и эта рана до сих пор болит...
  Их глаза встретились, и между ними словно протянулась невидимая нить. А затем Лия и Коррис улыбнулись одновременно, и девушка спросила:
  - Рен Коррис, вы, наверное, много где бывали... а море вы видели? Я мечтаю когда-нибудь побывать на море...
  - Видел... это удивительное зрелище...
  Следующий час Коррис рассказывал Лие о своих путешествиях, найдя в ее лице внимательного слушателя. Наконец все пирожные были съедены, и девушка тихо спросила:
  - Наверное, нам пора?
  - Пожалуй, - вздохнул Коррис, подавая ей руку.
  Всю обратную дорогу они молчали, и только когда карета остановилась, Коррис нарушил молчание:
  - Спасибо вам, теа Лия, эти часы станут одним из приятнейших воспоминаний в моей жизни.
  - Это я должна благодарить вас, рен Коррис, - покачала головой она, искренне улыбаясь, - это было замечательно!
  Коррис поцеловал ей руку и помог выйти из кареты. Проводив взглядом фигурку Лии, он откинулся на подушки и велел кучеру 'трогай!'.
  
  
  Эрант. Имперская канцелярия, через два дня.
  
  - Добрый день, Неран, какие новости? - принц Ориан упал в кресло и потер лоб.
  - По Игроку - работаем, зато кое-что выяснилось относительно нашего загадочного изготовителя зелий. Точнее, изготовительницы!
  - Вот как? - подобрался принц, - очень интересно, докладывайте!
  - Агентов за капитаном я пустил сразу же, и в тот же день наш бравый рен Коррис посетил лавку травника тена Долера, что в Купеческом квартале. Оттуда он проводил в Школу некую девушку, а через три дня навестил вместе с ней самую дорогую кондитерскую Эранта.
  - Любовница?
  - Нет, слишком юна и явно не испорчена, он предпочитает развлекаться со служанками. После доклада агента я велел собрать о ней побольше сведений...
  - Не опасно ли это?
  - Нет, Ваше Высочество. Мой человек зашел в одну из лавок по соседству с лавкой травника и во время покупки сделал вид, что ему дурно. Вот ему и посоветовали посетить лавку тена Долера, расхвалив качество зелий. А когда тот усомнился, пояснили, что помощница травника учится в Школе и ее зелья помогают всегда.
  - М-да? И что о ней удалось выяснить?
  - Теа Лия Торн, работает у травника примерно год, учится в Школе на первом курсе. Семнадцать лет, судя по сплетням местных кумушек - сирота откуда-то с севера.
  - Интересно... Внешность?
  - Довольно высокая, худощавая, черные волосы - вроде бы она наполовину торнейка, и серо-зеленые глаза. Особых примет нет, хотя агент назвал ее весьма хорошенькой.
  Принц откинулся в кресле и рассмеялся. Встретив удивленный взгляд заместителя, он пояснил:
  - Неран, неужели вы не поняли? Лия - Лий! Вспомните загадочного мальчишку-целителя, которого описывал капитан дер Сартон!
  Тот нахмурился:
  - Высокий, серо-зеленые глаза, худой, черноволосый. Ломающийся голос... Я идиот! Неудивительно, что она сбежала от отряда - выдавать себя за мальчишку весь путь от Ортена до Эранта она бы не смогла... Интересно, получается, она добиралась до столицы почти полгода?
  - Это неважно, - отмахнулся принц, - что-нибудь еще?
  - Да, но это скорее личные впечатления знающих ее соседей травника. По словам агента, ее появление там было воспринято... мягко говоря, не самым лучшим образом, особенно экономкой травника, но впоследствии они даже подружились. Девушка потомственная травница, и, судя по всему, крайне целеустремленная: на момент появления в столице она не знала даже слова 'стряпчий', и при этом за несколько месяцев подготовилась к поступлению в Школу! О ней говорят как о вежливой, скромной и порядочной девушке. Кстати, еще одна деталь: помимо работы и занятий в Школе она также посещает занятия у учительницы хороших манер, так что сейчас в ней не так-то просто опознать простолюдинку.
  - Умная, целеустремленная, порядочная... насколько я понимаю, учится она именно на мага-целителя?
  - Верно, Ваше Высочество.
  - И спасительница капитана дер Сартона... Неужели и среди магов бывают такие люди? Неудивительно, что рена Корриса к ней тянет...
  - Что будем делать? Привезти ее сюда и...
  - Ни в коем случае! - резкий ответ заставил рена Нерана удивленно взглянуть на начальника. Усмехнувшись, принц пояснил:
  - Чего мы добьемся? Рассказать о том, что происходит в Школе, она не сможет из-за клятвы. Работать на нас... она маг-целитель, нам обычно не требуется никого лечить, скорее наоборот. К тому же если рен Коррис ее защищает, это может восстановить его против нас... Нет, мы поступим умнее: будем за ней присматривать и оберегать. В конце концов, когда-нибудь противостояние с магами закончится, а такой маг-целитель настоящее сокровище!
  - Понятно... И все же жаль, что ее нельзя никак использовать...
  - Ну почему же нельзя? Если тому травнику сделать большой заказ всевозможных зелий для нужд армии...
  - Гениально! - с восхищением глянул на принца рен Неран, - и ее дар поставим на службу империи, и никакого давления!
  - Значит, так и будем действовать. Агентов убирайте, во всяком случае пока отряд дер Сартона в столице. С этим решили, что по Игроку?
  - Пока составляем списки тех, кто может претендовать на его роль. Сейчас их уже две сотни, - развел руками рен Неран, - потом начнем отсекать.
  - Хорошо, продолжайте. И, Неран... Если вам покажется, что та или иная персона не может быть Игроком, но по каким-либо параметрам она подходит... словом, включайте в список всех, разбираться будем потом. Когда он будет готов?
  - Первый - через пару дней. Ваше Высочество, а чем закончился разговор с магами?
  Принц недобро усмехнулся:
  - Похоже, чего директор дер Нистер точно не ждал, так это обвинения в пособничестве жрецу Древних! О, как он заюлил, но против фактов не попрешь: найденный в пещере алтарь, тириат, магические ловушки - и заявления магов, что никакой магии на шахтах не было!
  - А о попытке подчинения капитана дер Сартона...
  - О ней не говорили, Императору это безразлично. А вот Древние... О, это пробрало его до печенок! А уж когда Дирр высказал директору все, что он думает о позиции магов... Словом, побывавших на шахтах магов отдают нам, и кроме того, директор дер Нистер согласился, что офицеры Тайной службы на местах могут привлекать к расследованиям магов, и отказаться они не вправе.
  - А указ о независимости магов?
  - Увы, добиться его отмены не удалось. Так что это не победа, а всего лишь передышка в войне, зато Церковь четко выразила свою позицию: она против власти магов. И, кроме того, директору намекнули на существование способа нейтрализации магической силы...
  - Думаете, все вернется на круги своя?
  - Нет, - усмехнулся принц, - полагаю, что нет. Не будем забывать про Игрока, подталкивающего магов на путь противостояния. Неран, нам надо перевернуть империю, но найти его, иначе... последствия будут ужасающими!
  
  
  
  Глава 23.
  
  Эрант, рядом с особняком дер Сартонов. Три дня спустя.
  
  Немолодая женщина в темно-сером шерстяном платье и теплом пуховом платке неторопливо шла по улице, держа в руках большую и явно тяжелую корзину. Круглое лицо ее под белоснежным чепцом было задумчиво и печально.
  - Ула!
  Негромкий окрик возымел воистину чудесное действие: женщина выронила корзину, тут же подхваченную сильной мужской рукой, всплеснула полными руками и воскликнула:
  - Кор! Боги, радость-то какая!
  - Здравствуй, Ула, - ласково улыбнулся ей Коррис, - посидишь со мной недолго?
  - Конечно, мальчик мой, - смахнув слезы с глаз, кивнула повариха.
  Они разместились в небольшой таверне по соседству. Глотнув отвара, Коррис спросил:
  - Ула, как дела? Как отец?
  Та покачала головой, жалостливо глядя на него:
  - Худо дело, Кор. Он после того случая совсем плох стал, все время злится, вещами бросается... О тебе и слышать не хочет, ему рен Нервин написал, хотел усовестить, так хозяин письмо сжег и все ругался, что тот лезет не в свои дела...
  Коррис вздохнул:
  - Жаль, я так надеялся, что он одумается...
  - Прости, но боюсь, ему уже не оправиться. Он еще и лекарства не пьет, хотели мага вызвать, так запретил, а винище хлещет... боюсь, недолго ему осталось...
  В глазах Корриса мелькнула боль, и повариха ласково погладила его по руке:
  - Видать, то воля Богов.
  - Он хоть плату вам не задерживает? Ула? - сдвинул он брови, глядя на женщину.
  - Кой-когда и забывает, - неохотно призналась та, - да ты не сомневайся, мы никуда не денемся, не бросим его одного.
  - Возьми, - Коррис протянул ей кошелек, - тут двадцать золотых, если отец будет забывать платить жалованье - берите. И, Ула... если он совсем разболеется, вызовите мага-целителя, даже если для этого отца придется связать.
  - Сделаем, - кивнула Улана, - ты хороший сын, Кор, и он тебя не заслуживает! Сам-то ты как?
  - Недавно вернулся в столицу, жду, куда сейчас пошлют.
  - Ох, Кор... Нешто ты так и будешь всю жизнь неприкаянным маяться? Ни дома родного, ни жены... Хоть бы нашел себе девушку хорошую, завели бы деточек...
  - Ула-Ула... Я человек подневольный, как велят уехать на несколько месяцев на окраину империи... Ну и зачем мне жена?
  - А чтоб было к кому возвращаться! У, лоб здоровый, а ума не нажил!
  - Ула, ну мы ж с тобой уже говорили, кто за меня пойдет? Да я для нашей знати сейчас чуть ли не монстр!
  Женщина навалилась пышной грудью на стол и сурово сдвинула брови:
  - Ты глупости-то не говори! Коль захотел бы, так можно и не на знатной жениться, тебе родовитости на двоих хватило бы! Неужто никого по сердцу так и не нашел?
  Коррис медленно покачал головой, вдруг вспомнив ясные глаза и улыбку Лии.
  - Ой, хитришь ты что-то, мальчик мой, - усмехнулась внимательно наблюдавшая за ним Улана, - вон как улыбнулся! Видно, чьи-то глазки по душе пришлись, и не мотай мне головой, я ужо не девочка, не обманешь! Давай-ка, рассказывай!
  - Да нет там ничего такого! Да она и вовсе еще ребенок, семнадцать лет всего...
  - Да твоя матушка в семнадцать ужо в тягости была, так что не такой и ребенок. А сама-то кто, да как познакомился с ней?
  - Она у травника служит помощницей, - сдался Коррис, отлично знавший, что переупрямить Улану невозможно, - я там зелья закупал для отряда, вот и познакомились. А еще... она мне оберег сделала, сильный... он мне жизнь спас.
  - Оберег-то за деньги делала? - прищурилась женщина.
  - Нет, и даже потом деньги брать отказалась, обиделась, - улыбнулся Коррис.
  - Так что ж ты ушами-то хлопаешь? Коль она тебе оберег сделала, значит, по сердцу ты ей! Аль некрасива девица-то?
  - Красивая, да только она и вправду еще ребенок, Ула. Да и ты сама подумай: я ее на двадцать лет старше, а она еще и маг...
  - Как маг?!
  - Ученица Школы, на мага-целителя учится. Ой, Ула, ты меня совсем запутала, хватит!
  - Вот ты ж вроде и умный, а дурак... Нет чтобы девицу охмурить да под венец повести...
  Коррис построжел:
  - Ула, я ее и сам не обижу, и никому в обиду не дам, коль помочь смогу. Она... удивительная и необычная...
  - Ладно, мальчик, дело твое. Прости, пора мне, а то обед не поспею сготовить вовремя... Зайди хоть перед отъездом, попрощайся со старухой! Придешь?
  - Приду, Ула. Дай Боги тебе здоровья...
   Проводив взглядом Улану, Коррис покачал головой. Вот кому в Тайной службе работать надо! Расплатившись, он поднялся и медленно пошел в направлении постоялого двора, преодолевая внезапно возникшее желание увидеть Лию. "Глупо, тем более она сейчас на занятиях, - напомнил он себе, - да и вообще, не стоит принимать слова Уланы всерьез."
  Орван перехватил его на входе в постоялый двор, лицо заместителя было мрачным. На вопросительный взгляд Корриса он пояснил:
  - Капитан, к вам в комнату какой-то мерзавец забраться хотел. Мы его случайно заметили и скрутили... в общем, ребята его хорошенько припугнули, так этот кусок дерьма сказал, что ему заплатили, чтобы вам кое-что подкинули. Вот оно, - и протянул Коррису большой флакон.
  Тот открыл, понюхал, и лицо его скривилось от отвращения:
  - Зелье полного подчинения. Замечательно, и кто же так сильно хотел меня подставить? Что этот говорит о нанимателе?
  - Лица не видел, вроде какая-то маска магическая была.
  - Маги... Похоже, кое-кто решил на мне отыграться?! Тащи этого придурка сюда, будем разбираться.
  
  
  Эрант. Имперская канцелярия, неделю спустя.
  
  Принц Ориан поднял глаза на своего заместителя и резко спросил:
  - Это что?
  - Как я и говорил, список возможных кандидатов на роль Игрока, - невозмутимо ответил тот, прекрасно понимая, чем вызван гнев начальника.
  - Я имею в виду имена во главе списка, - практически прошипел принц.
  - Ваше Высочество, полагаю, Вы помните свой приказ? Включить в список тех, кто подходит на роль Игрока, невзирая на прочие моменты? Именно его я и выполнил.
  Принц зло поджал губы, разглядывая бумагу, на которой во главе списка значилось имя его отца, а следом - его собственное. Рен Неран пояснил:
  - Простите, Ваше Высочество, но, говоря о возможностях...
  - Я понимаю, и всё же, это просто глупо! Зачем мне или отцу это делать? Тем более что я сам приказал составить этот список! Поясните, Неран, может, я чего-то не понимаю?
  - Видите ли... Это список тех, у кого есть хотя бы мизерная возможность совершить то, что делает Игрок. Ваше имя здесь исключительно из этих соображений, все остальное говорит о том, что Вы никак не можете им быть. Хотя бы потому, что пожелай Вы, вполне могли бы устроить переворот и воссесть на престол. И кроме того, Ваша молодость и постоянное присутствие в столице делают Вашу кандидатуру попросту невозможной.
  - А то, что я сам приказал составить это? - принц иронично поднял бровь.
  - А вот это совсем ничего не опровергает. Ваше Высочество, насколько я знаю, Вы не слишком азартный человек, а вот подлинный игрок... Он вполне мог бы сделать это, словно подзуживая: я дал тебе все козыри, и что ты сможешь с ними сделать?
  - Хм... Так я об этом не думал... Просто азарт?
  - Просто азарт при игре в карты или кости, - невесело усмехнулся рен Неран, - здесь же идет игра государствами, и это наводит на меня жуть.
  - На меня тоже. И сколько таких, как я, в этом списке?
  - Только Вы.
  - А мой отец?!
  - Простите, но исключить Его Высочество принца Эверна при всём моем к нему уважении я пока не могу. У него есть все возможности, подходит возраст и даже внешность, плюс то, что он иногда исчезает на несколько дней...
  Принц помрачнел, перед его мысленным взором встал список из пяти имен. Тряхнув головой, он сдвинул брови и произнес:
  - Хорошо, работайте. По каждой кандидатуре я хочу получить полный расклад "за" и "против", вычеркивать имена из списка будем вместе.
  - Слушаюсь, мой принц. Хотел спросить Вас о капитане дер Сартоне, есть ли у Вас для него новое задание?
  - Да, я хочу подключить его к поискам Игрока.
  - Но он же не дознаватель!
  - Не дознаватель, верно... Зато именно он нашел пропавших людей в Вентерисе и пещеру в Листане, и именно он дал нам первые наводки на Игрока. Кроме того, ни у кого нет подобного отряда! И именно рен Коррис высказал предположение, которое я и хочу проверить: о возможности исчезновения людей в крупных городах.
  - Сам придумал, сам выполняй, - позволил себе усмехнуться рен Неран.
  - Самое главное, что кроме нас двоих он единственный знает об Игроке. И кстати, стоит дать ему задание поискать следы давних жертвоприношений.
  - Насколько давних?
  Принц откинулся в кресле, помолчал и негромко сказал:
  - Неран, сейчас я вступаю на зыбкую почву предположений, но... Почему-то мне кажется, что кшаси не сказали нам всей правды о закрытии Путей. Все мои инстинкты вопят о том, что ни один даже самый сильный амулет не может вызвать такое: если этот... Шассэр, кажется - ключ от Путей, то его утрата не должна была закрыть сами двери... И потом, помните слова жрицы из Понвара об исчезновении людей перед самой войной? Словом, искать ему придется свежие следы... и следы двадцатипятилетней давности.
  - Куда пошлем его сначала?
  - Главное - подальше от столицы. Мне очень не понравилась та провокация с зельем подчинения, явно же дер Нистер попытался отыграться!
  - Да уж, вряд ли бы у кого-то, кроме магов, можно найти эту пакость... Капитану бы не поздоровилось, удайся тот замысел...
  - За хранение зелья подчинения по закону полагается каторга. В самом благоприятном для него случае рен Коррис лишился бы всех чинов и званий и был отправлен в ссылку, а мы бы потеряли одного из самых преданных империи офицеров! Так что... отправим его в Тарес, затем в Китрон и Марн.
  - Заодно и с волнениями на местах разберется, а то восток бурлит, - понимающе кивнул рен Неран, - но это надолго...
  - Да, как минимум полгода, полагаю, это будет лучший режим: полгода на задании, месяц отпуска. Надеюсь, за это время дер Нистер переключится на что-то иное...
  
  Магическая школа, две недели спустя.
  
  - Лия, - прошипела Мирая, больно толкнув ее в бок локтем.
  Вздрогнув, девушка пришла в себя как раз вовремя, чтобы услышать обращенный к ней вопрос преподавателя истории. Ответив и дождавшись короткого кивка рена Фирвина, она тихо прошептала:
  - Спасибо.
  После занятия Мирая спросила, пока девушки шли в направлении общежития:
  - Что с тобой происходит? Он тебя чуть не поймал! Ты что, влюбилась?
  - Нет, что ты! - замотала головой Лия, - да и в кого?
  - Ну не знаю, выбор-то большой... Ты что, правда ничего не замечаешь?
  - Не замечаю чего? Ты говоришь загадками!
  - Того, что за тобой ухаживать пытаются, дурочка!
  - Не выдумывай, никто этого не делает, и мне это не нужно. И потом, вон сколько у нас красивых девушек на курсе, а я...
  - А ты скоро будешь не хуже их. Ну, для тех, кому нравятся высокие худышки, - оглядев ее с ног до головы, заметила Мирая, - так что, ни в кого не влюблена? А о чем тогда мечтаешь?
  Лия вздохнула. Ну не говорить же, что она подумала о рене Коррисе, который сегодня должен прийти за зельями, а завтра уезжает?
  - Просто задумалась об одном зелье...
  - Пфф, нашла о чем думать! Лучше бы танцевать училась, помнишь, что я про балы говорила? В конце учебного года будет бал для всех студентов, так что время научиться еще есть, целых два месяца.
  - Нет, у меня на это совсем времени нет, работать надо... Ой, кстати, а у меня для тебя кое-что есть, подожди немного.
  Быстро забежав в комнату, Лия стремительно переоделась в обычное платье, взяла припрятанный флакончик и вернулась к Мирае:
  - Вот, держи, специально для тебя сделала.
  Та открыла его и ахнула:
  - Ой, какая прелесть! Духи, и самый модный аромат! Спасибо, Лия! И чего ты время на зелья тратишь, делала бы духи, могла бы кучу денег заработать!
  - Я духи делать не люблю, если только для кого-то... Ладно, я побежала!
  
  Лавка тена Долера.
  
  Лия разливала последнюю порцию зелий, когда в лабораторию зашел хозяин.
  - Ну что, Лия, закончила? Там капитан уже пришел за зельями...
  - Еще немного, тен Долер, я уже заканчиваю.
  Через несколько минут Лия вздохнула, составила на поднос флакончики и направилась в лавку. Войдя, отметила, что рен Коррис и травник уже рассчитываются, тен Долер поднял голову и улыбнулся:
  - Ну вот и последняя партия. Теперь мы с вами в расчете, рен Коррис.
  - Спасибо, тен Долер, приятно иметь с вами дело, - чуть склонил голову тот, после чего посмотрел на Лию.
  Травник быстро взглянул сначала на нее, затем на капитана и негромко хмыкнул:
  - Хмм... Лия, побудешь в лавке недолго? Мне на несколько минут отойти нужно.
  Травник вышел, закрыв за собой дверь. Некоторое время Коррис и Лия как-то смущенно молчали, а потом одновременно заговорили:
  - Рен Коррис...
  - Теа Лия...
  Лия вспыхнула, Коррис тряхнул головой и улыбнулся:
  - Простите, теа Лия. Я лишь хотел сказать, что благодарен вам за все, что вы сделали, и что я очень рад, что мне удалось узнать вас чуть поближе.
  - Спасибо, рен Коррис... А... Вы надолго покидаете столицу? - все еще смущаясь, спросила Лия.
  - На полгода.
  - Так долго... - вырвалось у Лии, затем она вздохнула и подняла глаза, посмотрев прямо на собеседника, - пусть Боги хранят вас, рен Коррис...
  Коррису вдруг захотелось беспричинно улыбнуться, но вместо этого он поцеловал руку девушки:
  - Спасибо, теа Лия. И... можно дать вам один совет?
  - Конечно!
  - Школа никогда не была приятным и безопасным местом и, боюсь, сейчас она стала еще опасней... Будьте осторожны и берегите себя. И... держите в секрете наше знакомство, директор дер Нистер меня, мягко говоря, недолюбливает, и я менее всего хотел бы хоть как-то навредить вам. Обещаете?
  Лия кивнула, глядя на него с таким доверием, что у Корриса на миг сжалось сердце. Еще раз прикоснувшись губами к ее пальцам, он поклонился и произнес:
  - До свидания, теа Лия.
  - До встречи, рен Коррис, - еле слышно произнесла девушка, провожая мужчину взглядом. dd>  
  
  Эрант. Магическая Школа, два с половиной месяца спустя.
  
  - Очень недурно, теа Лия! - благосклонно кивнул рен Артин, с интересом разглядывая девушку. - Порой у вас совсем не слышится акцента, а избавиться от него крайне сложно. Не поделитесь рецептом вашего успеха? Честно говоря, я полагал, что вы будете в числе отстающих...
  - Я очень много занималась, рен Артин, - смиренно склонив голову, произнесла Лия, кляня себя за то, что не сумела получше замаскировать свое знание языка.
  Экзамен по иностранному языку - в случае с Лией, языку кшаси - был последним в череде испытаний. Всего их у целителей было пять: зельеварение, строение человеческого тела, землеописание, история, иностранный. Первые два дались Лие легко: на них не нужно было ни скрывать свои успехи, ни лгать, и девушка по праву гордилась высшим баллом по обоим предметам. С землеописанием дело обстояло сложней, но благодаря упорной учебе она и здесь не ударила в грязь лицом. История... что ж, вот тут Лия вспомнила уроки циркачей - тен Фалон говорил ей: 'Некоторые учителя любят чувствовать свою власть, коль столкнешься с таким, то держи глаза долу, а в голос добавь чуть дрожи'. Именно так Лия и сдавала экзамен: с робко опушенными глазами, легкой дрожью и наигранным почтением в голосе. Противно было до ужаса, как и рассказывать подправленную версию истории, зато пышущий самодовольством рен Фирвин хоть и вдоволь погонял ее, но все же поставил 'хорошо'...
  - Что ж, теа Лия, вы можете занять свое место, - рен Артин усмехнулся каким-то мыслям, - устную часть вы сдали. Итак, рены, теа, сейчас займемся письменным экзаменом. Каждому из вас я раздам небольшой текст, который вы должны перевести, а после его проверки выставлю общую оценку за обе части экзамена. Время на перевод - полчаса, начали, - легкое движение пальцев, и магические часы принялись отсчитывать драгоценные минуты.
  Лия села за парту и закусила губу, затылком чувствуя взгляд сидящего прямо за ней Диара. Вот уж кто сдал все экзамены просто блестяще и даже слегка красуясь! И самое удивительное, что оценки были вполне справедливы, во всяком случае по тем предметам, что могла оценить Лия: при всем его кажущемся разгильдяйстве учился блондин весьма усердно.
  Прошло чуть больше двадцати минут, когда Лия пробежала глазами текст и встала из-за стола. Рен Артин кивнул на свой стол, куда она и положила свой лист, а затем негромко сказал:
  - Оценку узнаете минут через сорок, подождите.
  Поворачиваясь, девушка чуть не столкнулась с Диаром, который также закончил свою работу. В результате к двери кабинета они подошли почти одновременно, Диар сделал быстрый шаг вперед и открыл ее перед Лией.
  Старательно пытаясь сохранить невозмутимое выражение лица, Лия прошла в дверь, сделала пару шагов в сторону и оказалась лицом к лицу с Диаром, который рассматривал ее, нимало ни стесняясь. Девушка отступила на шаг назад, почти прижавшись к стене, и в этот момент блондин заговорил:
  - Теа Лия...
  - Благородный рен,- Лия присела в реверансе, молясь о двух вещах: исчезнуть отсюда и чтобы никто из поклонниц Диара не увидел их беседующими.
  - Благородный рен? - в голосе Диара звучала легкая ирония. - Не хотите ли вы сказать, что за весь учебный год так и не узнали моего имени?
  Лия почувствовала, как в душе вскипела злость. Да что ему от нее надобно? Подняв глаза, посмотрела на него в упор и ответила:
  - Разумеется, я знаю ваше имя, рен Диар. Одного не могу понять: чем моя скромная персона могла привлечь ваше внимание?
  Опершись о стену, тот смерил Лию оценивающим взглядом, а она впервые по-настоящему рассмотрела однокурсника, мельком отметив, что девушки вешаются на него не зря. Диар действительно был красив: высокий, широкоплечий, пропорционально сложенный, с темно-голубыми, почти синими глазами и светлыми волосами до плеч. Правильные черты лица, четко очерченные губы, сейчас слегка кривящиеся в легкой усмешке, и ямочка на подбородке довершали облик любимца прекрасных дам.
  - Ну почему же скромная? - в голосе Диара появились мурлычущие нотки. - Ваше происхождение никак не отменяет незаурядного ума, таланта и прелестной внешности, к тому же довольно... необычной.
  - Не думаю, что подобные высказывания в мой адрес порадовали бы рею Валенну, - суховато произнесла Лия. Валенна дер Шалер, красивая и капризная шатенка с даром магии Огня, была последней любовницей Диара.
  - Валенна не имеет к этому никакого отношения, - насмешливо заявил Диар, - и позвольте полюбопытствовать: как вам удалось так хорошо подготовиться к экзаменам? Мне почудилось даже, что вы не показали всех своих знаний ни на истории, ни здесь, - он мотнул головой на дверь аудитории.
  - Вам действительно почудилось, рен Диар. Я продемонстрировала все, что знаю и умею, да и какой мне смысл притворяться?
  - Не знаю... Теа Лия, еще один вопрос... Я заметил, вы не стремитесь сближаться с другими учениками, почему?
  Лия с трудом сдержала фырканье. Можно подумать, он не понимает! Больше всего ей хотелось высказать все, что давным-давно копилось в душе, однако вместо этого она опустила глаза и негромко произнесла:
  - Вы только что назвали причину - теа. Я простолюдинка из бедной семьи, и у меня нет ничего общего с большинством учеников, за исключением магии.
  - Уничижение паче гордости? - усмешка на губах Диара стала явственней, - знаете, моя милая теа Лия, ведь кое-кто может счесть, что вы не считаете достойным вашего общества... к примеру, меня.
  - Отнюдь не так, но я ничем не могу это доказать.
  - Ну почему же... Например, вы можете перестать обращаться ко мне 'рен' и позволить звать вас просто Лия. А еще мы можем перейти на 'ты'. По правде говоря, я бы хотел узнать вас получше...
  Диар лучезарно улыбнулся, а потом слегка скривился - из аудитории начали выходить остальные ученики. Лия была готова облегченно вздохнуть, однако Диар сделал какой-то знак и их оставили наедине, смерив Лию любопытными взглядами.
  - Итак? - четко очерченная бровь поднялась вверх, - я жду вашего ответа.
  - Подобная... фамильярность, - вспомнила сложное слово Лия, - с моей стороны будет неуместна.
  - Странная избирательность, с Мираей вы вполне мило дружите. А ведь она рея! Или вы боитесь мужчин?
  - Мирая рея, но она не относится к числу высшей знати империи. Поэтому простите, рен Диар, но я все же предпочту держаться от вас подальше. Насчет боюсь... полагаю, куда больше стоит опасаться женской части нашего курса.
  - Хм, и все же я советую вам поразмыслить над моим предложением. А насчет девушек... Теа Лия, за последние полгода вы превратились в красивую девушку, и вам в любом случае придется столкнуться с ревностью и завистью. Так может, стоит хотя бы найти для них существенный повод?
  - И вы считаете себя таким поводом? - чуть улыбнулась Лия.
  - А почему нет? Подумайте еще вот о чем: мое... внимание оградит вас от поползновений других...
  - Хорошо, я подумаю, - сдалась девушка, больше всего мечтая прекратить этот тяжелый для нее разговор.
  - Мудрое решение. Кстати, надеюсь, вы собираетесь посетить бал в честь окончания учебного года?
  - Нет, рен Диар. У меня нет уместного для бала платья, танцевать я не умею - что мне там делать? Тем более, у меня много работы...
  - Вы ведь работаете помощницей какого-то травника, верно? Это не ему сделали большой заказ от военного ведомства месяца полтора назад?
  - Не думала, что вы интересуетесь такими вещами... Все верно, его зелья были признаны лучшими среди всех, представленных комиссии военного ведомства.
  - Скорее ваши, ведь именно благодаря вашей силе они выиграли... И что, вы планируете работать даже на каникулах?
  - Разумеется, рен Диар.
  - Жаль... Выходит, мы вряд ли увидимся с вами до нового учебного года... Что ж, у вас будет больше времени обдумать мое предложение, - Диар произнес это странно тягуче, его голос вдруг показался девушке похожим на патоку, он словно обволакивал ее. Неожиданно он взял руку Лии и крайне медленно поднес к своим губам, не отрывая довольно откровенного взгляда от ее лица, и особенно от губ. Наконец отпустив ее, он сделал шаг назад, слегка склонил голову и отошел в сторонку, прислонившись к стене и прикрыв глаза.
  Примерно через пятнадцать минут рен Артин вышел из аудитории и объявил оценки. Диар и Лия оказались единственными, получившими высший балл, хотя вся группа сдала экзамен весьма прилично. Поздравив учеников с переходом на второй курс, преподаватель вернулся в аудиторию.
  - Теа Лия, - ленивый голос Диара остановил девушку, когда она уже собиралась уйти, - неужели вы уйдете, даже не попрощавшись?
  - До встречи, рен Диар, - присела Лия в элегантном реверансе.
  - Я бы предпочел несколько иное прощание, но не буду на вас давить. Пока не буду... вы умная девушка, теа Лия, и я советую вам принять правильное решение, - усмехнулся Диар.
  Еще раз сделав реверанс, Лия заспешила прочь, буквально чувствуя его - и не только его - взгляд на своей коже. Отчаянно хотелось побежать, однако она продолжала идти хоть и быстро, но плавно. Пройдя буквально несколько локтей, она чуть не столкнулась со спешившей навстречу Валенной. Не удостоив ее даже взглядом, та пронеслась мимо, воскликнув:
  - Диар, милый, тебя можно поздравить?
  - Разумеется, любимая, - ответил тот, и Лия облегченно вздохнула, наконец почувствовав, что он перестал буравить ее спину взглядом.
  Общежитие бурлило: после бала в нем, похоже, останется одна Лия, так что девушки собирали вещи, пересмеиваясь и иногда ругаясь из-за каких-то мелочей вроде взятого на время и не возвращенного флакончика духов. Лия проскользнула на свою верхотуру незамеченной, зашла в комнатку и устало упала на кровать. Казалось, все кости вмиг расплавились, было тяжело не только двигаться, но и думать, мысли ворочались в голове точно валуны, что тащит каторжник в каменоломне. А еще её начало лихорадить, от озноба застучали зубы, и это летом!
  Завернувшись в одеяло, Лия сидела на кровати, бездумно уставившись в стену. Только сейчас она поняла, как прав был тен Долер, велевший ей после последнего экзамена отдыхать! А тут еще рука... В том месте, где ее коснулись губы Диара, девушка чувствовала легкое жжение, как будто туда капнули соком молочая, хотя никакого следа на коже не было.
  Посидев еще пару минут, Лия тряхнула головой. И чего она расклеилась? Похоже, теперь, когда можно было наконец расслабиться, вылезла накопившаяся усталость. Хоть бы не заболеть, а то позора не оберешься: будущий маг-целитель и болеет! А если...
  Девушка вспомнила один трактат, что давал ей почитать тен Гиран, речь в нем шла о самолечении. Как сказал библиотекарь, это проходят на четвертом курсе Школы, после полного овладения магией. Узнай кто, что первокурсница изучает подобное, влетело бы и ей, и тену Гирану! Поэтому он и не позволил вынести книгу за пределы библиотеки, отведя девушке место для чтения в маленькой комнатке при книгохранилище. Конечно, Лия не удержалась от экспериментов, хоть и старалась особо не усердствовать: убрать головную боль или усталость, остановить начинающуюся простуду... Судя по всему, полноценные маги могли делать и большее, но девушке до того было еще далеко. Кстати, самолечение считалось одним из сложнейших разделов магии, хотя Лие это всегда казалось странным, ведь лечить других ничуть не легче. Впрочем, сейчас важным было не это, так что она прикрыла глаза, и проделала несколько упражнений, введя себя в транс.
  В этом состоянии внутренний источник магии ощущался как небольшой теплый шар в районе солнечного сплетения, словно там, тихо посапывая, свернулся в клубочек крохотный котенок. Перед мысленным взором Лии этот шар светился ярким и одновременно ласковым золотистым сиянием. Зато в мысленной проекции тела кое-где виднелись серые пятна, знак того, что в этом месте что-то не в порядке. Девушка коснулась источника и представила, как его свет окутывает все ее тело, будто огромное пушистое полотенце.
  Волна тепла прошла сквозь нее, и Лия открыла глаза. Сейчас она чувствовала себя прекрасно: ничего не болело, тело наполнилось силой, а непонятное жжение в руке исчезло. Облегченно вздохнув, девушка потянулась, словно большая южная кошка, и задумалась.
  Вот она и сделала еще один шаг к своей мечте... Если бы не Диар, сейчас она была бы на небесах от счастья, но этот разговор...
  Нехотя Лия призналась себе, что его внимание польстило ей. Всё же он был самым красивым парнем на курсе, а может, и во всей Школе, избалованным вниманием девушек и при этом несомненно умным... Да и предложил он ей пока лишь дружбу...
  Девушка фыркнула. Ну себе-то зачем лгать? Какая дружба между таким, как он, и такой, как она? Понятно, что он хочет уложить ее в постель, зачем только? У него ж и без того желающих хоть отбавляй! Или решил проверить, правда ли целительницы столь хороши в постели, как говорят?
  Сплетню насчет целительниц Лия услышала от однокурсников - одна из тех бесед, которые не были предназначены для ее ушей, да и вообще ни для кого из девушек... Она невольно вспомнила красавицу Ясмину - многие из ее поклонников на самом деле добивались ее внимания лишь для того, чтобы похвастаться тем, что затащили в постель одну из славящихся страстностью торнейских танцовщиц!
  "Хорошо, что он уезжает! Может, за эти месяцы передумает? - с надеждой подумала девушка, в глубине души понимая всю зыбкость своих чаяний. - А если нет?"
  Лия вдруг вспомнила слова рена Корриса и вздохнула. Он первый назвал её красивой, и предсказал ей восхищенные взгляды мужчин... Вот только они были не восхищенными, а скорее откровенно оценивающими, а иногда похотливыми, от которых хотелось лишь одного - поскорее отмыться, словно они оставляли следы на коже... Хотя у Диара это был скорее взгляд азартного охотника и исследователя...
  "Надо будет все хорошенько обдумать за эти месяцы", - решила Лия. Согласиться с его предложением означает восстановить против себя всех девушек курса, зато получить защиту от поползновений остальных, пусть и временную... Знать бы, нет ли у Диара каких-то задних мыслей? Всё же тот пугал ее, а его прикосновения заставляли напрячься. Нельзя сказать, чтобы они были ей однозначно неприятны, скорее вызывали настороженность и желание ощетиниться, точно ежик. Совсем не так, как было с реном Коррисом...
  Лия вздохнула, вспомнив его улыбку, от которой на душе становилось теплее... То, как он прикасался к ней, как целовал ей руку - бережно, точно она была изваяна из хрупкого стекла... Его шутки в той кондитерской и рассказы о путешествиях... Странно, он старше лет на двадцать, но почему-то после того дня эта разница словно стала чем-то незначительным. Нет, было понимание того, что он старше, мудрее и опытней, но... Девушка вспомнила себя в тринадцать и улыбнулась тому, что тогда мужчины в тридцать казались ей стариками. Казалось бы, прошло пять лет, а всё так переменилось! Интересно, а рен Коррис о ней вспоминает? И как у него дела?
  
  
   Глава 24.
  
  Целиани, столица провинции Тарес. Гостевой дом при дворце наместника.
  
  Коррис тяжело опустился в кресло и помассировал виски. Проклятье, как же он устал! Нет, всё же восток не для него...
  Откинув голову назад, он прикрыл глаза, в очередной раз гадая: и как он ухитрился во все это вляпаться? И неужели принц Ориан не нашел места, где таланты его отряда пригодились бы лучше? Правильней было бы послать сюда опытного дипломата, тем более, что за последние годы здешние места практически вернулись в прошлое...
  Восточные провинции вошли в состав империи совсем недавно - при деде нынешнего Императора, сто лет тому назад. Основным богатством этих краев был скот: великолепные кони, коровы, буйволы... Сами эти территории представляли собой почти сплошную степь, а немногие города располагались на перекрестках караванных путей и были центрами торговли.
  В прошлом независимые княжества изрядно попортили крови жителям приграничья - традиции кочевников поощряли не только скотоводство, но и войну. Набеги были довольно регулярными, хоть и не особо результативными, ведь для огромной империи нападения восточных князьков были подобны укусу комара: неприятно, чешется, но быстро проходит.
  Как ни странно, присоединение княжеств к Ронтару произошло мирным путем: когда после двухлетней засухи в степи начался массовый падеж скота и голод, кочевники буквально упали в ноги Императору Нориару IV, умоляя того о помощи. Коррису всегда казалось, что в этой истории не все чисто. Судя по всему, Нориар был одержим идеей расширения империи, так что во время его правления и без того огромный Ронтар увеличился на четверть. А засуха... её так легко вызвать опытным магам...
  В результате князья стали наместниками, сохранив некоторые привилегии. Тарес, Китрон и Марн были единственными провинциями, в которых должность наместника передавалась по наследству, а традиции представляли собой причудливую смесь обычаев земледельческого центрального Ронтара и старых обрядов кочевых племен. Некоторые из них было тяжело не только воспринять, но и пережить непривычному человеку, например те, что были связаны с пищей...
  Не съесть всего, что тебе положили - обидеть хозяина. Отказаться попробовать какое-то блюдо - то же самое. Мясо разделывает сам хозяин при госте, степень уважения определяется тем, какую часть тебе выделили. Особая честь - попросить гостя самого разделать блюдо, и надо знать, как это сделать так, чтобы никого не обидеть и не принизить себя... А сама еда? Жирная, с огромным количеством специй... Словом, Коррис не раз и не два послал мысленную благодарность Лие: та, узнав о месте его нового назначения, настоятельно посоветовала ему приобрести побольше зелий для улучшения пищеварения и лечения желудочных хворей. Коррис не раз удивлялся - он тоже знал о местных традициях, но и не задумался об этом...
  Но ладно еще еда - неприятно, но пережить можно. А витиеватость в общении? Его, привыкшего говорить кратко и четко, словесные кружева местных раздражали просто безмерно! Пока доберешься до смысла, да попробуй еще и разберись, правильно ли ты понял собеседника... А коли что не так - смертельная обида и вызов на дуэль! Самого-то боя Коррис не боялся, однако заполучить себе в кровники восточный род, при их-то привычке считаться родством - удовольствие маленькое. Вот и приходилось обдумывать каждое слово да упражняться в красноречии...
  Появление отряда Тайной службы наместник Тареса рен Шинаан принял настороженно, ведь за последние двадцать пять лет он привык чувствовать себя здесь полноправным хозяином. Впрочем, мелкие грешки местных Корриса не интересовали, ну а то, что рен Шинаан не замешан в заговоре, он понял довольно быстро. Похоже, даже Игрок не решился лезть в тот кипящий котел, который сейчас представлял собой восток, да и маги не строили здесь свои козни. Вообще на востоке маги рождались крайне редко, да и Магических школ здесь никогда не было, знания передавались от учителя к ученику. Причем по традициям ученик отрекался от своего рода и входил в род учителя, так что в каждой провинции было два-три магических рода, члены которых пользовались большим уважением и среди знати, и среди простого народа. Девушек магии не обучали вообще, но редких обладающих Даром охотно брали в жены юноши из магических родов. А вот к магам с запада здесь относились крайне настороженно, с опаской и недоверием, и следили за каждым их шагом. Единственное исключение составляли целители, к которым на востоке всегда было поистине трепетное отношение. Корриса это всегда удивляло: воинственные и гордые бывшие кочевники не уважали боевых магов, считая применение магии в бою бесчестным, зато почти преклонялись перед теми, кому Боги подарили дар исцеления. Хотя сейчас ни в одной из восточных провинций не было магов с запада...
  - Капитан, - голос Орвана прервал раздумья Корриса, - похоже, парни напали на след.
  - И? - Коррис мигом подтянулся.
  - Пока не знаем, с этими их дурацкими обычаями да набегами, - выразительно скривился помощник, - пойди разберись, то ли это опять тот же подонок, что в Вентерисе да Листане, то ли просто молодежь в плен захватывают. А девчонок и вовсе для домов утех похищать могут...
  Коррис от души выругался. Это была одна из тех традиций, которые он терпеть не мог. Казалось, за семьдесят пять лет она подзабылась, но стоило закрыться Путям, и все вернулось на круги своя. Обычай этот назывался ашан`ти и заключался в нападении молодых членов одного рода на другой, а обязательным условием, при которых это не считалось преступлением, было отсутствие убийств. Целью ашан`ти был угон скота, а особой доблестью считалось похитить нескольких человек, обычно молодых парней и девушек, причем не причиняя им вреда. После этого за похищенных назначался выкуп, а если между родами были довольно напряженные отношения, они фактически становились рабами. Вернее, не совсем, ведь срок их пребывания в подчинении у пленителей был жестко оговорен: один год.
  Строго говоря, традиционный ашан`ти не был таким уж жестоким: пленных заставляли тяжело работать, но при этом их было нельзя бить, принуждать к плотским утехам и следовало нормально кормить. Традиции соблюдались довольно жестко, ведь каждый понимал, что тоже может стать жертвой подобного похищения. Вот только несколько раз за последние месяцы подобные нападения заканчивались бесследным исчезновением молодых девушек! В результате восток находился на грани войны всех со всеми, и лишь жрецы кое-как сдерживали взрыв. Пока сдерживали...
  - Садись, рассказывай! Что именно вы нашли?
  Орван опустился в соседнее кресло и вздохнул. Выглядел он не многим лучше капитана, да и вообще, никому из его людей местное гостеприимство не пришлось по душе. Как и местные девушки: миниатюрные, больше похожие на мальчиков, со слегка желтоватой кожей. А уж их обыкновение использовать духи с резкими и очень сильными запахами и подавно не нравилось многим.
  - Как я и говорил, след. Неясный, и все же: нескольких из пропавших видели в обществе одного и того же человека.
  - Как он выглядел? Западник?
  - Нет, один из местных. По виду - немолодой мужчина из знатного рода, богато одетый. И заметили лишь потому, что вроде бы не к лицу такому говорить с молодежью!
  Капитан фыркнул. Одним из местных обычаев являлось почитание лиц старшего возраста, доходившее порой до абсурда: младший мог заговорить со старшим первым при одном условии - если являлся его господином. А старшие обычно общались с младшими лишь приказывая либо поучая. Так что незнакомый пожилой человек, беседующий с подростками в этом обществе был подлинной белой вороной.
  - И что, по описанию его можно найти? - скептически усмехнулся Коррис, - и почему решили, что он имеет какое-либо отношение к похищениям?
  - Потому что набеги случались, как правило, через несколько дней после его появления. И потому что мы допросили тех, кто нападал на дома похищенных, они категорически отрицают, что сплавляли девушек на сторону! Всех похищенных нам предъявили, их не балуют, но и не обижают, все в соответствии с правилами.
  - Могли и солгать, - задумчиво протянул Коррис.
  - Могли, да только тут такая история вышла, - Орван вдруг улыбнулся, - как в сказке какой... Парнишка из рода Аш`Тер влюбился в девчонку из Ир`Ниан, и когда их род напал на нее, хотел ее украсть, но не как ашан`ти, а как невесту. Ну, точнее, сбежать они собирались! И ему это почти удалось, вот только пока детки к лошадям пробирались, кто-то парня оглушил, а девчонка пропала. Он всех своих расспросил, все ухоронки проверил - ничего. Даже к отцу девчонки хотел пойти повиниться, да не пустили. Вот и пришел к нам...
  - И давно это было?
  - Да уж недели полторы как, - ответил Орван, поежившись под суровым взглядом капитана.
  - И я узнаю об этом только сейчас? - Коррис не скрывал своего гнева. - Почему, Орван?!
  - Капитан, вы уж простите меня, но... неужто вы думаете, что мы не видим, как вам тяжко приходится? Ну сказали б мы вам, и что? Чем бы вы парню помогли, коль следа не было? Только б себя ели, что не можете найти похитителя! А вам и так власти местные всю душу измотали, уж мне-то не знать! Ну и мы сами всех, кого могли, допросили, а Урик, Ниор и Шарт взяли за яйца местных ночников...
  Коррис покачал головой.
  - Больше так не делай, это приказ. Я должен владеть всей информацией! Итак, что выяснили парни?
  - Что похищали и городских девушек. И что никто из них не появлялся ни в домах утех, ни на... - Орван вздохнул, - тайных рабских рынках.
  - Опять рабовладельцы?! - почти прошипел Коррис.
  - Это не как в Вентерисе, здесь власти не замешаны. Нет, они тут тоже не подарок, и взятки берут, и судят неправедно, да только тайные рабские рынки здесь были еще до Империи...
  - И что сказали эти... достойные люди?
  - Какие?
  - Неужели непонятно? Воры, грабители и убийцы! Они замешаны?
  - Нет, это точно. Капитан, они, конечно, могут девчонку украсть под заказ или чтоб в бордель продать, да только с членами старых родов никто из них связываться не будет. А рассказали они... что ничего не знают о пропавшей Осиат, однако примерно три месяца назад пропала местная воровка из Ночной гильдии, молодая красивая девушка, а потом ее труп нашли через три недели после пропажи, - Орван помолчал и тихо добавил, - полностью обескровленным, с надрезами на руках и ногах. Капитан, скажите мне, что происходит? Парни задают вопросы, а я сам ничего не знаю!
  Коррис посмотрел на полное тревоги лицо заместителя. Если не верить ему, то кому же?
  - Помнишь ту пещеру в Вентерисе, алтарь в Листане? Речь идет о жертвоприношениях.
  - Но... - Орван побледнел, - но зачем?!
  - Уничтоженный мной в Листане алтарь принадлежал Древним Богам, а та тварь, что мы убили... Это тириат, Их создание.
  - Неужели какой-то сумасшедший пытается вернуть Их? Но зачем?!
  - Если бы сумасшедший... Похоже, он разумнее нас с тобой, и использует жертвы лишь для обретения Силы.
  - Но для чего это может быть нужно?
  - Кто знает? - горько усмехнулся Коррис, - стать могущественным? Захватить власть в империи? Отомстить за что-то Императору или кому-то из его семьи? А может, он просто развлекается?
  Орван со свистом втянул воздух сквозь зубы, явно пытаясь сдержать рвущиеся наружу ругательства. Только сейчас он понял, в какое дерьмо втянули их капитана и отряд.
  - Ладно, это все потом, - резко произнес Коррис, - парни нашли что-то?
  - Нашли очень подозрительный дом. В бедном квартале, а ловушек столько, что дворцу наместника впору, даже магические есть! При этом дом обычно стоит пустой, и только пару раз соседи видели его хозяина. Точнее, соседка... Знаете, из сплетниц, для которых не знать что-то - тяжкое оскорбление?
  - Думаю, с такими любой встречался, - усмехнулся Коррис, - и что же поведала вам эта замечательная женщина?
  - Замечательная?! Упаси Боги от такой! - выпучил глаза Орван, - но она действительно оказалась полезной. Хозяин - немолодой мужчина, и хотя он был одет небогато, но соседке показалось, что такой наряд для него непривычен. Она сказала, что тот подергивался, будто привык носить шелк, и грубая ткань резала ему кожу.
  Коррис резко поднялся, скомандовав:
  - Собирай всех, проверим, что это за дом такой.
  - Штурм? - Орван был явно удивлен.
  - А хоть бы и так. Если есть хоть один шанс, что это тот, кого мы ищем... Если ошибемся - принесу извинения и выплачу компенсацию, но если нет... Выходим через час!
  
  Эрант. Лавка травника.
  
  Тен Долер улыбнулся, глядя на сосредоточенно колдующую над зельем девушку, и позвал:
  - Лия, заканчивай, пора ужинать.
  - Да, хорошо, - кивнула та, не отрываясь от работы.
  Раскладывая по местам пузырьки и пучки трав, травник в который раз подумал: как же ему повезло, что в тот день Лия заблудилась в их районе! И что она оказалась именно такой: ответственной, порядочной, талантливой и трудолюбивой. Мужчина прекрасно понимал, что таланту своей юной помощницы он обязан и возросшему потоку клиентов, и невероятно выгодному заказу от военного ведомства.
  Последний был вообще редкостной удачей! Раньше военные никогда не заказывали зелья у обычных травников, да и зачем, если на них работали маги? Но в последнее время что-то происходило... Долер не знал что, но чувствовал, как нарастают в Эранте напряжение и подозрительность. Люди шептались, что маги стали еще более высокомерными, чем обычно, что они повысили цены на свои услуги, что жрецы открыто проявляют им свое недоверие... К сожалению, Лия не могла говорить о происходящем в Школе, но травник видел, как она мрачнела каждый раз, когда разговор касался магов. Странно, но к самой девушке никто из их соседей или посетителей так не относился! Хотя и неудивительно: она была со всеми вежлива и приветлива, не считая зазорным лишний раз улыбнуться или склонить голову.
  - Я закончила, тен Долер, - голос Лии прервал его размышления.
  - Не устала? - заботливо спросил травник, - ты слишком много работаешь! Разве это не опасно для тебя?
  Лия широко улыбнулась. В голосе хозяина прозвучала искренняя забота, и это было на удивление приятно.
  - Нет, вы же знаете, я умею рассчитывать свои силы. Поем, отдохну, и все будет нормально. Надо же с заказом справиться!
  - Справимся и без того, чтоб ты себя загоняла, - несогласно покачал головой травник, - и, Лия... Я давно хотел поговорить с тобой об оплате. Особенно после этого заказа... Словом, если эти два месяца ты планируешь работать полный день, я буду платить тебе десять серебряных в месяц. И еще десять процентов прибыли со всех зелий, в которые ты вливаешь магию, и это независимо от того, сколько ты будешь работать.
  Лия охнула и неверяще уставилась на травника. Это же какие деньжищи, и за что? За то, что ей по-настоящему нравилось делать?
  - Если бы не ты, не видать мне этого заказа, как своих ушей, - мягкая улыбка тена Долера говорила о том, что он понимает состояние девушки.
  Лия потупилась. Известие о возможности получения заказа от военных взбудоражило всех столичных травников, говорили даже, что кое-кто из конкурентов пытался дать взятку, чтобы заполучить его себе. Но военные решили выбрать поставщика хитрее: испробовать эффективность различных зелий, но так, чтобы никто из комиссии не знал, кто готовил тот или иной состав. Флакончики просто пометили цветными ленточками, и комиссия единодушно признала лучшими зелья тена Долера. Правда, когда армейские целители узнали, что помощница травника учится на мага-целителя, то сказали, что отбор был пустой тратой времени. Хотя сам тен Долер искренне радовался, что выбор делался именно так! По его словам, это позволило ему не обозлить конкурентов еще больше...
  - Так ты согласна? - голос травника прервал ее мысли.
  - Ой, конечно! - воскликнула девушка.
  - Значит, сходим внесем изменения в контракт, заодно продлим его, хорошо?
  - Конечно, но я бы и без контракта...
  - Почему-то у меня странное ощущение, что контракт может оказаться защитой для тебя, - откровенно признался травник, - как будто без него тебя могут заставить делать что-то нехорошее. Глупо, я понимаю...
  Лия замотала головой:
  - Нет, не глупо. Я тоже верю предчувствиям, верю, что так нас предупреждает сама Госпожа Путей.
  - Тогда завтра с утра сходим к стряпчему. А сейчас идем, а то Хания побьет нас обоих!
  - Неправда, она стала доброй! - вслед за травником выходя из лаборатории, запротестовала девушка.
  Хания уже ждала их за столом, завидев мужа и Лию, она только вздохнула и покачала головой:
  - Опять заработались? Садитесь быстренько кушать!
  Лия села, стремительно оглядев Ханию цепким взглядом целителя. Той оставалось всего месяц до родов, и последние два месяца женщина буквально сияла от счастья, горделиво нося немаленький живот и расплываясь в умиленной улыбке каждый раз, как малыш начинал толкаться. Хания была из тех счастливиц, которых беременность лишь красила: ни отеков, ни мешков под глазами, ни пятен... А может, все дело в том, что она прямо-таки светилась изнутри? Впрочем, и ее муж тоже словно помолодел, окружая супругу нежной заботой и вниманием.
  Лия вдруг задумалась: интересно, у нее когда-нибудь будут дети? Она бы хотела... И любила бы их, как ее саму любила мама...
  - Лия, ты о чем задумалась? - спросила Хания, наполняя ее тарелку.
  - О детях, - смущенно призналась девушка.
  - Любишь маленьких? - ласково улыбнулась женщина.
  - Очень, они такие чудесные...
  Хания вдруг села рядом и обняла ее:
  - Знаешь, Лия, я очень рада, что ты наш друг. И спросить хотела, не хочешь ли на каникулы переехать к нам? Чего тебе каждый день туда-обратно таскаться?
  - Я бы с радостью, да там библиотека...
  - Фу, ну и отдохнула бы от книжек своих!
  - Да мне читать их не в труд, а в радость, - рассмеялась Лия, - а сейчас вообще здорово, все разъехались, никто косо не посмотрит...
  - А смотрят? - не на шутку заинтересовалась Хания, - об этом же можно говорить, наверное?
  - Можно... По-разному смотрят... Ой, я не хочу об этом говорить, теперь два месяца никто приставать не будет!
  - Я б тебе посоветовать чего могла, - посерьезнела Хания, - это я в магии твоей да в травах ничего не понимаю, а в людях кое-что смыслю!
  - Я знаю, - послала ей быструю улыбку Лия, - но пока и говорить не о чем. Да и думаю я, в следующем году полегче будет...
  - Ну смотри, ты девочка умная... Только если понадобится совет, обращайся, хорошо?
  - Хорошо. Спасибо огромное, все очень вкусно. Пойду я, мне библиотекарь обещал дать очень интересную книгу почитать!
  - Ладно уж, иди, до завтра!
  Всю дорогу до Школы Лия улыбалась. И Хания была с ней так ласкова, и решение тена Долера... А с учетом того, что теа Фиара сказала, что ей больше нечему ее учить... Ох, это же теперь можно будет новое платье купить, даже шелковое!
   Заслышав сигнал, возвещающий о приходе посетителя, тен Гиран отложил в сторону книгу и поспешил в зал. Наверное, Лия прибежала... Библиотекарь улыбнулся: для него, одинокого стареющего мужчины, эта искренняя девочка с пытливым умом и невероятной жаждой знаний неожиданно стала кем-то вроде ученицы.
  - Добрый вечер, тен Гиран, - Лия сделала реверанс и поднялась, улыбнувшись библиотекарю, - надеюсь, я вас ни от чего важного не оторвала?
  - Нет, теа Лия, да и в любом случае, мне в радость общение с вами, - ответил тот, пытаясь сдержать улыбку. Сегодня девушка прямо-таки светилась, от чего в сумрачном зале словно стало светлее. Лия слегка смутилась и попыталась принять серьезный вид, но безуспешно. Тен Гиран усмехнулся и спросил:
  - Хорошие новости?
  - Да, мне тен Долер жалованье повысил, и теперь я буду еще получать процент от проданных зелий!
  - Это действительно отличные новости, поздравляю!
  - Да... Вот только у тена Долера какие-то странные предчувствия...
  - Что за предчувствия? - библиотекарь мгновенно посерьезнел.
  - Что нам надо обязательно заключить контракт, и срочно... Будто это может меня от чего-то защитить... - растерянно проговорила девушка, глядя на мрачнеющего на глазах мужчину и охнула, когда тот выругался. А она думала, что он и слов-то таких не знает!
  - Похоже, все становится еще хуже... - протянул мужчина, а потом задал неожиданный вопрос, - теа Лия, согласитесь ли вы побеседовать со мной в более... неформальной обстановке?
  - Разумеется, тен Гиран, - Лия совсем уже ничего не понимала.
  Библиотекарь кивнул:
  - Тогда следуйте за мной.
  Пройдя темными коридорами, они оказались в небольшой, но очень уютной комнате: деревянные панели, небольшой стол и пара глубоких кресел, пушистый ковер на полу, шкафы с книгами... Лия внезапно поймала себя на мысли, что ей хочется скинуть туфли, пробежаться по ковру босиком, а затем свернуться клубочком в кресле. Тен Гиран негромко пояснил:
  - Это одна из моих личных комнат, я ведь и живу при библиотеке. Нравится?
  - Очень! - искренне воскликнула девушка.
  - Присаживайтесь, теа Лия, прошу вас.
  Сам он опустился в кресло напротив, посмотрел на напряженно ожидавшую его слов девушку и заговорил:
  - Теа Лия, вы умны и любопытны, и не могли не заметить, что в последнее время происходит нечто странное, я прав?
  - Вы об отношении магов ко всем, кто таковыми не является? Или о том, что нам упорно вбивают в голову идеи о превосходстве наделенных Силой над всеми остальными?
  - И о том и о другом, - тен Гиран облегченно вздохнул, - значит, вы действительно поняли. Это начало либо заговора, либо войны, а в таких случаях хороши все средства. И, к сожалению, вы можете оказаться одним из таких средств.
  - Но как?! - потрясенно спросила девушка.
  - Как бы вам сказать... Все дело в вашем редком даре и таланте зельевара. Скажите, если бы вы не работали на своего травника и вам предложили бы такую же работу здесь, в Школе, только в разы лучше оплачиваемую, вы бы согласились?
  - Да, конечно, но что в этом плохого?
  Библиотекарь усмехнулся, оглянулся по сторонам, словно боялся быть подслушанным, и негромко произнес:
  - Что плохого? Все контракты со Школой магически обработаны, их попросту нельзя нарушить, и если бы там было прописано изготовление любых зелий, необходимых Школе... Теа Лия, вам рассказывали о запрещенных зельях?
  - Нет...
  - Зелья, за изготовление которых полагается в лучшем случае каторга. Вы догадываетесь, к чему я веду?
  Лия охнула, глядя прямо в глаза собеседника. Неужели он прав?
  - Но ведь мне бы не смогли приказать изготавливать запрещенные зелья! Да я бы... Я бы нашла способ рассказать об этом, несмотря на клятву!
  - И не думайте даже! Попробуете - умрете, причем очень болезненно. Теа Лия, ради всех Богов, не совершайте необдуманных поступков! Неужели вы думаете, что я не искал способ обойти клятву? А насчет приказа... Вам бы просто не сказали, что за зелье вы готовите, или солгали бы...
  Лия покачала головой:
  - Я бы все равно выяснила, неужели вы думаете, что хоть одна травница, достойная так называться, будет просто следовать рецепту, даже не зная, что она готовит? Ну и потом, если в составе знакомые травы, я все равно приблизительно пойму, какое у зелья может быть действие...
  - Но было бы уже поздно, и вы бы оказались повязанной не только магией, но и чувством вины, и знанием о том, что совершили преступление. Вы ведь понимаете?
  - Да... Но теперь, когда я знаю все это, я ни за что не соглашусь на такое!
  - Верно. Но отказав просто так, без причины, вы вызовете массу подозрений в свой адрес, а вам ведь и без того несладко, я прав?
  Лия молча кивнула, обдумывая сказанное. Да, библиотекарь был прав, это вполне могло случиться....
  - Тен Гиран, но они ведь могут сказать, что контракт можно перекупить или расторгнуть...
  - Верно, но даже слабая защита лучше, чем никакая!
  Девушка задумалась, постукивая пальцами по подлокотнику кресла, а затем сдвинула брови и недобро усмехнулась:
  - Тен Гиран, а есть ли книги про магическую обработку контрактов?
  - Слава Богам! - облегченно выдохнул мужчина и в ответ на недоумевающий взгляд Лии пояснил, - я могу беседовать с учениками, но советовать что-то только по части выбора книг, и то лишь в ответ на прямой вопрос. Тоже магически обработанный контракт. Ответ на ваш вопрос - да, есть, и вы вполне сможете проделать это сами. Только тщательно обдумайте, что именно вы напишете в контракте, ведь нарушить вы его не сможете!
  - Спасибо, - кивнула Лия, - а список запрещенных зелий с рецептами?
  - Тоже есть, это одна из тех книг, которая на руки ученикам не выдается, но для вас я сделаю исключение. Подождите немного, сейчас все найду.
  Он вернулся минут через пять, неся в руках две тоненькие книжицы. Протянув их Лие, он сказал:
  - Раз у тена Долера такие предчувствия, вам нужно заключить контракт как можно раньше. Жаль, что книги нельзя выносить за пределы Школы, для вас идеально было бы остаться сегодня вне досягаемости директора... Хотя знаете что? Если вы мне доверяете, можете переночевать у меня, а завтра рано утром уйдете. Здесь есть вторая спальня, правда, там лишь жестковатый топчан, но...
  - Огромное спасибо! - искренне воскликнула Лия.
  - Вот и отлично, - улыбнулся ей библиотекарь, казалось, с его души свалился тяжкий груз, - тогда читайте, а комнату я вам потом покажу.
  - Тен Гиран, - окликнула направившегося к двери мужчину девушка, - а почему вы мне помогаете?
  - Хм... Теа Лия, вы удивительно недоверчивы для такой юной девушки, хотя это я тоже одобряю. Да, мне нравится ваша пытливость и ум, но есть и еще кое-что... Я не дворянин и не маг, и для большинства преподавателей и учеников Школы немногим лучше обычного слуги. Вы - одна из немногих магов... и будущих магов, которые не делят людей на ранги в зависимости от обладания Силой, и поэтому я стараюсь помочь вам. Просто не хочу, чтобы вас сломали... Ну и кроме того, где я найду себе столь усердную помощницу, на которую приятно посмотреть, с кем интересно поговорить и к тому же обожающую книги не меньше меня?
  На последних словах он улыбнулся и подмигнул Лие, а затем вышел. Девушка проводила его улыбкой, а затем опустила глаза на книги. Если бы кто-то сейчас наблюдал за ней, то поразился бы контрасту с той светящейся от радости девушкой, что недавно вошла в библиотеку: улыбка исчезла, на лице появилось выражение мрачной сосредоточенности, а поджатые губы выдавали владеющую ей холодную ярость.
  Изучение книги о магически обработанных контрактах подтвердило правоту тена Гирана: она действительно сможет сделать это сама, достаточно лишь направить немного силы на бумагу. Другое дело, придумать текст так, чтобы это не просто служило оправданием, но и напрочь отсекало ей возможность готовить зелья иначе, чем работая на тена Долера, на уроках либо выполняя домашние задания... Возникшая мысль заставила ее усмехнуться: а почему бы действительно так и не прописать? Надо будет только с самим теном Долером и стряпчим посоветоваться...
  Отложив первую книгу в сторону, Лия взялась за вторую и через минуту выронила ее с гадливым возгласом. Какая мерзость! Один только взгляд на название зелий, и ее буквально затрясло от мысли о том, что она могла стать причастной к изготовлению этого! Зелья, провоцирующие агрессию... Заражающие разными болезнями... Зелья, вызывающие кратковременный прилив сил с последующей смертью... Подчиняющие зелья...
  Лия обняла себя за плечи, стараясь унять озноб. В горле стоял комок, заломило виски. Тряхнув головой, Лия глубоко вздохнула и осторожно подняла упавшую на ковер книгу, словно извиняясь, погладила корешок - в конце концов, книга не виновата в том, что такая мерзость вообще существует... Что ж, она изучит все, что написано здесь! Выучит наизусть, чтобы ни один мерзавец не обманул ее, пользуясь незнанием!
  "Неужели во всем этом замешан рен Берон?" - подумала девушка, расстроенно прикусил губы - преподавателя зельеварения она искренне уважала, и от мысли, что он может творить такое зло, ей стало больно. Тяжело вздохнув, она опустила глаза и принялась читать.
  - Теа Лия, оторвитесь от книги! - голос тена Гирана прервал сосредоточение девушки, - вы здесь уже четыре часа.
  Лия медленно подняла голову, и библиотекарь чуть не отшатнулся: ее лицо изменилось, казалось, она только что поднялась с кровати после долгой болезни, или это тени так легли? Синяки под глазами, лихорадочный блеск глаз, сейчас зеленых, как у кошки, искусанные губы... Лия на секунду прикрыла глаза, глубоко вздохнула, отложила книгу и встала.
  - Простите, тен Гиран, - голос ее звучал еле слышно, - просто я... я в ужасе! Какому извращенному негодяю могло прийти на ум такое?
  - Ох, теа Лия, как же многого вы еще не понимаете, - сочувственно посмотрел на нее мужчина, - большинство из этих зелий были придуманы славящимися своей силой и множеством успешных излечений целителями... Простите меня, но никто лучше целителя не знает, как можно навредить человеку...
  - Я никогда не буду делать ничего подобного! - воскликнула Лия.
  - В этом я и не сомневался! Идите за мной, покажу комнату, вам надо отдохнуть. Да, вы все успели прочесть?
  - Книгу про зелья - нет. Я... пытаюсь запомнить составы, чтобы никогда не приготовить чего-то подобного по незнанию...
  - Ничего, у вас еще будет время ее дочитать, - кивнул библиотекарь, - сюда.
  Комнатка оказалась крохотной, и в ней действительно был только топчан и стул, но девушке было всё равно: нервное напряжение последних часов неожиданно скрутило тело усталостью. Как только за хозяином закрылась дверь, Лия сняла платье, оставшись лишь в тонкой нижней сорочке, и шмыгнула под одеяло.
  Несмотря на усталость, она никак не могла заснуть. Понимание того, во что она могла вляпаться по незнанию, пугало до нервной дрожи. Разве можно было бы жить после такого? Использовать дар во зло... Однажды, когда Лия только начинала учиться у бабки Ярины, девочка спросила ту об этом, и получила настолько гневную отповедь! Да, при всей ее жесткости и порой жестокости Ярина никогда бы не дошла до подобной низости. Тогда бабка сказала ей, что каждый, кто использует дар ли, травы ли для вреда, проклятий и сглазов, путает ту нить, что держит в руках Маэра, и всегда получает воздаяние... Интересно, получил ли его тот, кто наложил заговор на рена Корриса?
  'Как он там, интересно? - подумала девушка, зевнув, - если верить книгам, восток такое странное место'...
  
  Целиани, квартал Ремесленников. То же время.
  
  - Это и есть тот самый дом? - Коррис с удивлением разглядывал одноэтажный дом за добротной каменной оградой. - Никогда бы не подумал, что здесь может быть что-то не так. Он такой... добропорядочный...
  - Слишком добропорядочный, - Урик подошел бесшумно, как обычно, - и слишком хорошо защищенный для такого места, - бывший вор оглядел тихую улочку. - Если бы я искал поживы, то точно бы попробовал сюда влезть. Тем более...
  - Тем более что? - с искренним интересом переспросил Коррис. Ему нравилось наблюдать за Уриком, когда тот был в своей стихии, и он каждый раз благодарил Богов, что когда-то решил вытащить из тюрьмы и включить в свой отряд самого талантливого вора Ортена. Как-то раз капитан не выдержал и расспросил солдата, как он вообще ухитрился попасться, на что тот только сплюнул и пояснил, что в Ночных гильдиях интриги порой плетутся не хуже, чем при королевских дворах, а глава Гильдии Воров Ортена всегда его недолюбливал...
  - Тем более что такие дома часто заводят себе чиновники высокого ранга, из тех, кто богатеет на взятках, - пояснил Урик, - специально вот в таких кварталах, чтобы никто не заподозрил. С виду вроде обычный дом, а копни поглубже - защита ого-го!
  - Надеюсь, это все-таки то, что мы ищем, а не дом обычного взяточника, - вздохнул капитан, - а то я потом проблем не оберусь. Ладно, начали!
  
  Там же, через два часа.
  
  - Я ничего не понимаю, - Урик выглядел совершенно раздавленным, - так не бывает!
  Коррис нахмурился. Дом оказался более чем странным: такая мощная защита, и... ничего! Во-первых, здесь явно никто давным-давно не жил: на кухне не было посуды, в шкафах - вещей, но при этом пыль убиралась магическим способом, при помощи очень дорогого артефакта явно не местного производства. Во-вторых, не было здесь и тайников, вернее, были - как сказал Урик, из тех, что обычно делают при строительстве дома, но все они до единого были пусты. Словом, это больше всего походило на пышную обманку...
  - Орван, подвал проверили?
  - Проверили. Пусто, как в кармане у наемника после недельной попойки!
  Коррис вдруг нахмурился, вспомнив кое-что о восточных домах. Может, они не там искали?
  - Орван, а насколько он глубокий?
  - Да вообще неглубокий. Нам даже приходилось согнувшись ходить, а что?
  - Так... Спускаемся в подвал, быстро!
  Подвал был действительно неглубоким. Оглядев его, Коррис хмыкнул и покачал головой: похоже, его подозрения начинают оправдываться. Как бы это проверить? Послать за одним из местных магов? Нет, те помогут, но для этого ему придется обратиться к ним лично, выполнить множество церемоний, а это время... Кто знает, вдруг эти часы станут смертельными для кого-то? Придется попробовать самому, одной странностью больше, одной меньше...
  Вздохнув, Коррис достал из-под одежды оберег. Сейчас в нем никто не узнал бы творение Лии: мешочек сначала обшили плотным черным шелком, а затем оправили в золото, изобразив на нем один из символов Маэры: перекрестье путей. Сжав амулет в ладони, Коррис вознес Богине жаркую молитву о помощи и попытался отрешиться от всего вокруг.
  Солдаты притихли, с интересом наблюдая за капитаном. Они уже давно поняли, что их командир совсем не прост, и сейчас смотрели на него во все глаза. Лицо его постепенно приобретало все большую отрешенность, и вдруг он повернулся и шагнул к одной из стен: уверенно, несмотря на закрытые глаза - его словно вела некая волшебная нить. Опустившись на колени, капитан приложил ладонь к ничем не приметному с виду кирпичу и открыл глаза:
  - Здесь.
  Урик подошел, опустился на колени рядом с Коррисом и стремительно прощупал все гибкими пальцами. Нахмурившись, он покачал головой:
  - Магия скрывает механизм. Теперь я его чувствую, но как сквозь преграду, вот если бы магическую защиту убрать...
  Коррис недобро усмехнулся, доставая из мешочка на поясе флакончик, заполненный блестящим алым порошком. Вид флакончика заставил солдат понимающе переглянуться, они узнали загадочное вещество из пещер Листана. Капитан бережно высыпал несколько крупинок на выбранное им место, полыхнула багровая вспышка и глазам отряда предстал люк из металла с хитрым замком на нем.
  - Ах ты моя прелесть, иди к папочке, - почти пропел Урик, ощупывая замок, - ну надо же, как тебя спрятать попытались. Ничего, сейчас мы тебя разгадаем...
  Бывший вор возился над замком почти четверть часа, что-то приговаривая себе под нос. Щелчок заставил истомившихся солдат шумно выдохнуть. Поднявшись, Урик покачал головой:
  - Хитрая какая штука, не видал такой раньше! Ну да ничего, зато теперь похожую смогу расщёлкать на раз.
  - Молодчина, Урик, с меня премия, - хлопнул его по плечу капитан, - так, парни, открываем. Надеюсь, там нас не ждут магические ловушки или еще один тириат, - пробормотал он себе под нос.
  Под люком была лестница, локтей десять длиной. Первым спустился Урик, за ним последовал Орван. Очутившись внизу, заместитель крикнул:
  - Похоже, здесь места много. Но темно, как в заднице!
  Через пять минут весь отряд был внизу, а десяток зажженных факелов осветил все вокруг. Открывшаяся картина заставила Корриса грязно выругаться, впрочем, не его одного.
  Линии на камне образовывали странную фигуру, в углах которой были размещены четыре каменные плиты. К ним были прикованы девушки, у каждой чуть пониже локтей воткнуты тонкие ножи. Словно завороженные, капитан и его солдаты наблюдали, как медленно-медленно с запястья одной из жертв скаталась капля крови, упав в один из каменных желобков. А затем также неестественно медленно, словно обладая собственным разумом, двинулась к центру.
  - Капитан, что это за хрень? - не выдержал Орван.
  - Не знаю, - отозвался Коррис, - такого я еще не видел. Освобождайте девушек, они хоть живы?
  - Живы, правда, очень слабы, много крови потеряли, но это излечимо, - уверенно отозвался Лирвен.
  Через час отряд покинул дом, несостоявшихся жертв увезли на подогнанных солдатами каретах. Пятеро остались караулить в доме на всякий случай, хотя Коррис был уверен - птичка упорхнула...
  
  
   Глава 25.
  
  Эрант, следующее утро.
  
  Тоненькая фигурка в сером платье, никем не замеченная, выскользнула за ворота Школы. Неудивительно, ведь солнце встало совсем недавно... Слегка втянув голову в плечи, словно ожидая гневного окрика, девушка стремительно преодолела площадь, устремившись по направлению к Купеческому кварталу.
  Лия позволила себе остановиться только когда здание Школы скрылось за поворотом. Устало провела рукой по лбу, точно пытаясь прогнать мутную вязь ночных кошмаров.
  Всю ночь ей снился один и тот же сон: директор дер Нистер сидит в кресле, больше похожем на трон, и с какой-то змеиной улыбкой смотрит на то, как она готовит все те мерзкие зелья. А потом встает, треплет ее по голове, словно собаку и приказывает:
  - Объекты сюда. А ты смотри, смотри...
  А дальше... Дальше странные люди без лиц приволакивают всех, кто небезразличен ей, и заставляют их пить те снадобья, что только что сварила Лия. Рен Коррис, тен Долер и Хания, тен Гиран и теа Фалина, циркачи... И они все смотрят на нее, точно она предала их...
  Лия всхлипнула, приходя в себя, и устремилась к дому тена Долера. Нет, теперь они ее ни за что не заставят сделать это, лучше смерть!
  Тен Долер только начал открывать ставни, когда увидел стремительно шагавшую к дому Лию. Взглянув на свою юную помощницу, травник почувствовал, как сердце кольнула нешуточная тревога: глаза девушки были сухи, но блестели каким-то шальным блеском, лицо бледное и полное мрачной решимости, сухие, словно обметанные лихорадкой губы... Куда девалась та полная сил и радости девушка, что покинула его дом вчера? 'Так, Хании это точно видеть не надо, - решил он, - похоже, что-то случилось'...
  - Лия, девочка, ты в порядке? - не выдержал он.
  - Да, но вы были правы - нам нужен контракт, причем на все время моей учебы.
  Тен Долер задумался, потом резко сказал:
  - Идем в лабораторию, надо все обсудить.
  Пока они поднимались по лестнице, травник напряженно думал, что могло так испугать Лию. Контракт, да еще на три года... Ох...
  Закрыв за собой дверь лаборатории, тен Долер негромко сказал:
  - Я правильно тебя понял? Мы говорим о контракте на три года и... - он сдвинул брови и понизил голос, словно боялся, что его подслушают, - с запретом на производство зелий где-либо еще?
  Лия осела на стуле. Он понял, слава Богам! Негромко поправила:
  - Не совсем. На уроках, на практике, при выполнении домашних заданий мне в любом случае нужно будет их готовить.
  - Понятно, - кивнул травник, - но ты ведь что-то и на подарки делала, и вроде какое-то зелье одногруппникам продавала...
  - Подарки можно вписать, а остальное... Лучше без этого, чем... - девушка не закончила и махнула рукой.
  - Ну зачем же... Стряпчего Лиртана помнишь? Он сможет все сформулировать так, что и не подкопаешься!
  - Хорошо. Тен Долер, а можно вопрос? Ваш контракт с армией обычный или...
  - Магически обработанный, - прервал ее травник, в его глазах блеснуло понимание, - у всех поставщиков Двора и армии такие. Я б и с тобой такой же заключил, ты ж можешь?
  Девушка кивнула, и по губам ее собеседника скользнула улыбка:
  - Да, я бы с радостью заключил с тобой магический контракт, да боюсь денег больше запросишь. Хотя... за уверенность можно и побольше заплатить...
  - Я думаю, мы сторгуемся, - усмехнулась Лия.
  От стряпчего они вернулись только после обеда. Отныне и до окончания Школы либо истечения трех лет - стряпчий настоял на такой формулировке - Лия обязалась служить помощницей травника, получая за это десять серебряных в месяц при полном дне и пять - при неполном. К жалованью дополнительно ей будут отчисляться пятнадцать процентов от прибыли, полученной от продажи ее зелий. В обмен на это Лие запрещалось производить зелья иначе как со связанными с учебой целями и в подарок. Лия договорилась с теном Долером и о том, что зелья для одногруппников она будет готовить у него и отдавать ему те же пятнадцать процентов от их продажи.
  Облегчение, которое девушка испытала после того, как контракт был подписан и магически скреплен, невозможно описать словами. Ей показалось, что за спиной выросли крылья, хотелось улыбаться и петь. Собственно говоря, это она и делала, изготавливая очередное зелье...
  
  Эрант. Магическая Школа, через два дня.
  
  Стук в дверь заставил Лию удивленно приподнять брови. Странно, за весь год учебы в Школе такого не было... Отложив книгу, она подошла к двери и распахнула ее, с удивлением уставившись на молодого человека в строгом синем камзоле.
  - Теа Лия Торн? - спросил он, коротко поклонившись.
  - Да, это я, чему обязана?
  - Вас желает видеть директор, прошу следовать за мной.
  - Одну минуту, я бы хотела переодеться.
  Выйдя из общежития, Лия и ее сопровождающий направились к изящному трехэтажному зданию, находившемуся в некотором отдалении от учебных корпусов. Им оставалось пройти буквально пару десятков шагов до крыльца, когда спутника девушки окликнули:
  - Тен Варнел!
  Обернувшись, Лия увидела преподавателя по зельеварению. Рен Берон выглядел озабоченным, слегка нахмурившись, он спросил:
  - Могу я узнать, куда вы ведете одну из моих учениц?
  - Добрый день, рен Берон, тею желал видеть директор.
  - А, я знаю, по какому вопросу. Вы можете идти, я сам провожу ее к рену Игрэну.
  Лия бросила быстрый взгляд на Варнела, он явно колебался, не в силах принять решение. Голос рена Берона стал суше, он резко спросил:
  - Вам что-то непонятно? Или вы сомневаетесь в том, что я доставлю ее к директору?
  - Нет, рен Берон, прошу простить меня, - поклонился молодой человек и ушел.
  Проводив его взглядом, зельевар кивнул Лие:
  - Пойдёмте, теа.
  Пару шагов они прошли в молчании, а потом преподаватель неожиданно сказал:
  - Теа Лия, позвольте, я задам вам один вопрос... Как можно распознать ядовитые растения?
  Лия нахмурилась и неуверенно ответила:
  - Они нередко бывают довольно привлекательны: красивые цветы, яркая расцветка, аппетитные ягоды...
  - Верно. Нередко такой принцип срабатывает не только в части растений, помните это, - негромко сказал рен Берон и замолчал.
  Лия внезапно почувствовала невероятное облегчение: похоже, это было предупреждение... Значит, рен Берон не желал ей зла и решил намекнуть, что стоит смотреть в суть вещей...
  Преподаватель молча довел ее до приемной директора и вошел в кабинет вместе с ней. Лия зашла и тут же присела в реверансе, ожидая позволения подняться.
  - Встаньте, теа, - голос директора звучал неожиданно приветливо.
  Встав, Лия почти без удивления отметила, что кроме директора в кабинете присутствовала еще одна знакомая ей персона - рея Тарина, та самая, что приняла Лию на учебу, декан целителей. Занималась она лишь со старшими курсами, и лишь с теми, кто владел полноценной магией исцеления. Судя по всему, недавно она о чем-то яростно спорила с директором и сейчас нервничала, словно в ожидании чего-то неприятного.
  Директор оглядел Лию с головы до ног и внезапно улыбнулся. Девушка с трудом сохранила на лице вежливо-выжидательное выражение: улыбка коснулась лишь губ, глаза же оставались холодными и безразличными.
  - Теа Лия Торн... Что ж, теа, должен сказать, что вы продемонстрировали очень большие успехи в учебе, и прежде всего в зельеварении. Я знаю, что вы небогаты, так?
  - Верно, рен директор, - со вздохом ответила Лия.
  - Поэтому я, оценив ваше усердие и прилежание, предлагаю вам возможность заработать немалые деньги. Вас это интересует?
  За дни, что прошли с того вечера в библиотеке, девушка не раз пыталась представить, как может развиваться разговор, если предположение тена Гирана окажется верным, продумывая, что и как ей сказать. Поэтому она воскликнула с энтузиазмом, заметив краем глаза, как рея Тарина и рен Берон совершенно одинаково поджали губы:
  - Разумеется, рен директор! Что я должна делать?
  - То, что у вас получается лучше всего - готовить зелья...
  Лия тяжело вздохнула, демонстрируя мнимое огорчение, и "растерянно" посмотрела на присутствующих:
  - Но... Я не могу, у меня контракт с травником теном Долером... И там сказано, что я не могу зелья делать иначе, чем работая на него или для уроков...
  Тень облегчения, промелькнувшая на лице преподавателя зельеварения, подтвердила выводы девушки: он знал о том, что ее хотят использовать, и пытался предостеречь.
  Директор нахмурился:
  - И каков срок контракта? Возможно, его удастся расторгнуть? Школа могла бы платить вам двадцать серебряных в месяц!
  - Двадцать серебряных?! - тренировки сделали свое дело: на глазах выступили слезы, губы задрожали. Лия покачала головой, - если бы я только знала раньше, ведь там я получаю намного меньше! А контракт... я и рада бы расторгнуть его, но он магический, да на целых три года...
  - Жаль, - голос директора стал сухим и резким, - было крайне неосмотрительно с вашей стороны заключать подобные контракты на столь длинный срок. Для будущего мага это серьезная ошибка, полагаю, теперь вы это понимаете?
  - Да, рен директор, - тихо проговорила Лия, склонив голову.
  - Что ж, ступайте, теа. И в будущем, принимая подобные решения, советуйтесь с кем-то из преподавателей!
  По-прежнему сохраняя крайне расстроенный вид, девушка присела в низком реверансе, поднялась и вышла, не поднимая головы. Все время, пока за ней не захлопнулась дверь комнаты в общежитии, она усиленно изображала человека, который только что упустил невероятную удачу...
  
  Эрант. Имперская канцелярия, две недели спустя.
  
  
  - Что нового, Неран? - принц Ориан поднял глаза на вошедшего в кабинет заместителя, тот выглядел явно чем-то довольным и вместе с тем озабоченным.
  - Пришло донесение от капитана дер Сартона, - поклонился тот, протягивая принцу бумаги.
  Быстро пробежав их глазами, принц хмыкнул и принялся перечитывать все куда внимательнее. Наконец он отложил их в сторону и улыбнулся:
  - Наш капитан верно служит империи, ничего не скажешь! Что вас смущает, Неран?
  - Те девушки, что его отряд нашел в доме в Целиани... Мне кажется, это не очень-то походит на Игрока... Да и свидетели описывают явно местного жителя...
  Принц покачал головой:
  - Неран, признаюсь откровенно: я никогда особо не верил в то, что происходящее на востоке - дело рук Игрока. Слишком это... Даже не знаю, как сказать...
  - Неэлегантно, - не сдержал усмешки рен Неран.
  - Именно! Восток и без того на грани отсоединения от империи, после закрытия Путей его жители словно и забыли о том, что являются подданными Ронтара. Неудивительно, ведь за это время там так и не удалось изжить родовые обычаи..
  - Тогда зачем...
  - Зачем я послал туда рена Корриса? Причин несколько: во-первых, происходящее могло-таки оказаться делом рук Игрока, и вероятность такого еще сохраняется; во-вторых, я хотел убрать его подальше от дер Нистера... Ну и наконец, он воин, одновременно умный и жестокий, а это наиболее уважаемые на востоке люди. И если кто-то сможет утихомирить то, что происходит там, то это он.
  - Вы как всегда смотрите в суть вещей, Ваше Высочество, - рен Неран с искренним уважением поклонился принцу. Тот хмыкнул и спросил:
  - Неран, что с нашим списком?
  - Удалось сократить его до семнадцати имен.
  - Вот как?! Очень неплохо, и где он?
  - Прошу, Ваше Высочество!
  Принц прочел имена, покачал головой и вдруг резко спросил:
  - Я вижу, вы исключили моего отца, причина?
  - У Его Высочества не было мотива... - растерянно ответил его заместитель.
  - Это единственная причина? И кого еще вы исключили в связи с отсутствием мотива?
  - Единственная, и больше мы никого по такому признаку не исключали...
  Принц кивнул, по его лицу было невозможно определить, о чем он думает. Во всяком случае, рену Нерану это не удалось. Снова взглянув на список, он перечитал его и нахмурился:
  - Высшее дворянство, все до единого... Советники, министры, казначей, генералы...
  - Есть и еще кое-что... У всех из этого списка среди близких родственников есть либо дипломированные маги, либо ученики Школы. Сын советника дер Фалдона, дочь казначея, брат генерала дер Таррика...
  - Вот и ниточка к магам... - протянул принц, - но зачем им это? Если кто-то из них Игрок и хочет занять престол - а я все-таки предпочитаю думать, что цель Игрока именно такова, в противном случае мы можем вообще не найти его - то зачем разрушать Ронтар?
  - Я долго думал об этом, Ваше Высочество, - тяжело вздохнул рен Неран, - единственная причина, которую я вижу... Захватить власть в цельной империи куда сложнее, чем в той, которая находится на грани распада, да и желающих занять трон в стране, где начинается гражданская война, будет куда меньше... Ну и, говоря откровенно, в хаосе легче уничтожить правящую династию, возложив вину за это на политических противников...
  Некоторое время оба молчали, затем принц Ориан глухо приказал:
  - Ищите, Неран. Империя трещит по швам, и если мы не найдем Игрока... Боюсь, времени остается все меньше...
  Рен Неран кивнул, посмотрел на мрачное лицо принца и заговорил нарочито бодрым тоном:
  - Ваше Высочество, а хотите интересную историю? Относительно той юной целительницы, за которой мы приглядываем?
  - Ну-ну, - заинтересованно поощрил его принц.
  - Словом, пару недель назад она заключила с травником, на которого работает, магический контракт сроком на три года. А через несколько дней после этого его содержанием поинтересовались из Школы, по личному распоряжению директора! Любопытно, не правда ли?
  - Похоже, ее хотели заставить работать на Школу, - задумчиво произнес принц, - и что в этом контракте?
  - Контракт не дает ей возможности работать на стороне. И вот я думаю: что за зелья теа Лия делала бы для Школы? И как она догадалась так вовремя заключить контракт, да еще магический?
  - Проклятье... Ведь кто-то же делает хотя бы те же подчиняющие зелья, - принц явно разозлился, - что ж, я очень рад, что директор дер Нистер остался не у дел... Похоже, эта теа Лия умна не по годам либо у нее есть хорошие советчики... Неран, присмотрите за травником, мне нужно, чтобы он оставался жив и здоров! Не хватало еще, чтобы истинный целитель готовил эту мерзость!
  - Сделаем, Ваше Высочество, - поклонился тот, - хотя я очень жалею, что не видел лица рена Игрэна в тот момент, когда он понял, что его план провалился!
  - Я тоже, Неран, я тоже...
  
  Покои принца Ориана. Вечер того же дня.
  
  Принц опустился в кресло и прикрыл глаза. Порой он чувствовал себя лет на двадцать старше, чем на самом деле, и сегодня был один из таких дней. Мало ему Игрока, так еще и на флоте началось непонятное брожение, похоже, кое-кто решил, что может распоряжаться военными кораблями Ронтара как своими собственными...
  "Неудивительно, все чувствуют, что империя слабеет, и каждый пытается ухватить кусок пожирнее, - зло подумал он, - проклятые стервятники! Умри Император сейчас, и в стране тут же начнется гражданская война..."
  Принц тяжело вздохнул, вспомнив сегодняшний разговор с Нераном: мысль, которую он упорно отгонял, вновь и вновь возвращалась, повергая его в ужас. Мысль, от которой он чувствовал холодок между лопатками... Может ли его отец быть Игроком?
  Власти у него для этого хватало, взять хотя бы то, что он единственный оставшийся в живых из тех, кто имел полномочия направить войска на границу с Кшасаэром - кроме Императора, разумеется... Активизировался Игрок как раз после ухода отца в отставку с поста начальника Тайной службы...
  Но больше всего Ориана пугало другое: то, как дозировано отец выдавал информацию о многих важных вещах, причем без серьезной причины скрывать это... Его периодические исчезновения вкупе с категорическим отказом пояснить, куда именно он пропадает - на прямой вопрос принц Эверн просто ответил: "это личное дело, сын"... И даже то, что никто из схваченных аристократов не мог выдать того, кто стоит за всем этим - а ведь именно отец в свое время рассказал ему о ритуале "покров безмолвия"...
  Принц беззвучно застонал. Каждая мелочь в отдельности не значила ровным счетом ничего, но все вместе - пугали! Неужели самый близкий ему человек и есть тот кукловод, что дергает за ниточки весь Ронтар? "Нет, этого не может быть, это лишь случайные совпадения", - твердо решил он, схоронив свои сомнения до поры до времени...
  
  
   Глава 26.
  
   Эрант. Дом тена Долера, неделю спустя.
  
  - Лия, бери еще пирожков, - подвинула к ней блюдо Хания, - ты ж любишь с яблоками!
  - Люблю, да у вас с любой начинкой просто объеденье! - ответила девушка улыбкой, - надо бы и мне поучиться. А то я вроде и умею, да только такие вкусные почему-то не получаются. Хотя я, может, и вообще уже готовить разучилась...
  - Этому не разучишься, - махнула рукой Хания и вдруг побледнела, схватившись за поясницу, - ой, кажется, началось...
  Травник растерянно оглянулся по сторонам, его руки задрожали. Лия с трудом сдержала смешок: интересно, как все-таки мужчины в этом похожи, стоит начаться родам, и первое желание - убежать! Стараясь держаться спокойно, она негромко спросила:
  - Теа Хания, вы уверены в том, что это схватки?
  - Не знаю, - покачала головой женщина, - похоже на то. Но еще же почти неделя до сроку!
  - Дитя лучше знает, когда ему появиться на свет, - усмехнулась девушка.
  - Надо ж за повитухой бежать, да? - тен Долер выглядел откровенно испуганным.
  - Рано еще, - Лия говорила медленно, вспоминая все, что знала о родовспоможении от бабки, которая была в этом деле докой, слышала от местной повитухи, и что вычитала в книгах, которые изучала последний месяц, - посмотрим, сколько времени пройдет между схватками.
   - Ой, снова! - Хания схватилась за поясницу минут через семь, - больно...
   - Еще нескоро, - кивнула Лия, - схватка короткая, перерыв большой... Но повитуху всё равно предупредить надобно. Теа Хания, вам лучше походить туда-сюда, пойдёмте, я отведу вас в комнаты. Тен Долер...
  - Я схожу за повитухой, - травник быстро вышел.
  Хания проводила его взглядом, а затем схватила Лию за руку:
  - Лиечка, ты ж не уйдешь? Останешься со мной?
  - Конечно, - улыбнулась ей девушка, - я ведь обещала, что помогу! Все будет хорошо, и скоро вы обнимете своего малыша.
  
  Через двенадцать часов.
  
  Повитуха мрачно покачала головой:
  - Не разродится, и старая уже, и...
  - Глупости, - зло заявила Лия, - и не такие рожают!
  - Да кто ты вообще такая, чтобы спорить со мной? - фыркнула та, поворачиваясь к бледному травнику, - похоже, умрет либо она, либо ребенок. Я проверила, он лежит поперек, а значит, либо его резать, либо ее.
  - Тен Долер, лучше повитухи не нашлось? - не выдержала девушка, - зачем она вообще нужна, если даже повернуть плод не может? Гоните ее в шею!
  Повитуха, полная женщина лет пятидесяти, недобро взглянула на нее:
  - Раз так случилось, значит, это угодно Богам! Кто мы такие, чтобы с Ними спорить?
  - Что?! - Лия потрясенно посмотрела на нее, - да как вы... Тен Долер...
  Повитуха обратилась к травнику:
  - Если я здесь не нужна, то могу и уйти!
  Тот поймал взгляд Лии, девушка решительно кивнула. Переведя взгляд на повитуху, тен Долер отрывисто велел:
  - Ступайте, вот деньги.
   Женщина метнула на Лию еще один ненавидящий взгляд и вышла, громко хлопнув дверью. Тен Долер потряс головой, простонал и умоляюще взглянул на девушку:
   - Лия, ты поможешь?
  - Помогу, раз обещала. Откуда эта дура вообще взялась, и где теа Тириша?
  Тиришей звали повитуху, жившую по соседству. Невысокая сухенькая женщина лет пятидесяти с острым носом и черными, какими-то птичьими глазами была одной из лучших повитух Эранта и заодно постоянной клиенткой тена Долера. Лия нередко с нею беседовала о разных случаях в практике и знала, что поворот при неправильном предлежании та несколько раз делала.
  - Мы ж не думали, что роды раньше начнутся, - чуть ли не всхлипнул травник, - а у Тириши невестка рожает, с ней что-то не так, вот она в деревню и укатила. Нашел какую была, а она вишь что говорит...
  - Чушь она говорит! Боги помогают нам лишь руками других людей. Была бы тут теа Тириша, она бы вам то же самое сказала!
  - А ты сможешь помочь? Лия?
  Оглянувшись по сторонам, девушка еле слышно прошептала:
  - Коль не будет другого выхода, то придется магией... Но я надеюсь, что до этого не дойдет! Тен Долер, мне нужны те зелья, что обычно теа Тириша покупала: для обезболивания и для очищения, - последние слова она добавила громко и жестко.
  - Сейчас, я мигом! - от ее тона мужчина явно воспрянул духом.
  Стоило ему скрыться из виду, как девушка судорожно вздохнула. Ее терзал страх: да, она как-то раз помогала бабке в повороте, расспрашивала о разных случаях тею Тиришу да читала книги, впрочем, в них не было ничего про применение магии, словно акушерство считалось магами чем-то недостойным... В который раз она с благодарностью подумала о Ярине: какой бы та ни была, но всегда старалась помочь роженицам, не оставляя ничего на волю Богов, да и учила пусть порой жестоко, но хорошо...
  Вздохнув, Лия истово взмолилась Богам о помощи и, придав лицу уверенность, которую на самом деле не чувствовала, открыла дверь. Измученная Хания приподнялась на кровати и простонала:
  - Что, Лия? Я умру? А малыш? Если что... Спасай его, не меня!
  - Что вам эта неумеха наговорила? Никто не умрет, меньше слушайте ее слова! Все будет хорошо, главное, делайте как я говорю. Тен Долер, - обратилась она к подоспевшему травнику, - давайте обезболивающее!
  Мужчина, приподняв голову жены, напоил ее зельем, а Лия одновременно с этим направила тонюсенькую нить Силы, отключая болевые ощущения роженицы и усыпляя ее. Омыв руки в очищающем растворе, она глубоко вздохнула и шагнула к постели.
  Через полчаса бледная до синевы, но сияющая Лия, держа на руках недовольно орущего младенца, повернулась к почти потерявшему сознание травнику:
  - Тен Долер, у вас сын!
  Тот протянул к ребенку трясущиеся руки и прошептал хриплым голосом:
  - Какой маленький...
  - Ну что вы, он настоящий богатырь! - покачала головой девушка, скептически посмотрела на мужчину и властно кивнула ему на кресло, - так, садитесь, а то вы сейчас упадете, а я одна с вами тремя не справлюсь!
  Травник практически упал в кресло, Лия быстро и аккуратно обмыла малыша и, завернув его в заранее подготовленную пеленку, протянула растерянному отцу:
  - Держите его вот так, аккуратнее с головкой.
  - Лия, а с Ханией что? - жалобно спросил тот.
  - Все хорошо, скоро она в себя придет.
  Вернувшись к Хании, девушка дождалась выхода последа, проверила его и облегченно вздохнула: все было в порядке. Взяв заранее подготовленную нюхательную соль, она поднесла ее к лицу женщины, одновременно убирая нить Силы.
  Хания судорожно вздохнула и открыла глаза, тут же наполнившиеся паникой, и попыталась подскочить. Лия нажала ей на плечи:
  - Лежите, все хорошо, у вас чудесный сынишка. Сейчас все тут быстренько уберем, вымоемся и я вам его дам, договорились?
  Она только закивала и вдруг заплакала, молча глотая слезы и глядя на Лию так, что та сама чуть не разревелась. Внезапно девушка почувствовала, как сильно устала, ведь она была на ногах уже больше суток. Дрожащими руками она обмыла роженицу, сменила простыни и забрала ребенка у травника, протянув его матери.
  Лицо Хании осветилось таким счастьем, что Лия внезапно почувствовала себя так, как будто ей сделали подарок. Она повернулась к тену Долеру, и вдруг голова ее закружилась, а в глазах потемнело.
   'Как хорошо, - было первой мыслью Лии, когда она пришла в себя, - ой...'. Девушка подскочила, обвела комнату взглядом и рассмеялась: она лежала в постели в той самой комнате, где жила прошлым летом. Похоже, она просто-напросто заснула на ходу! Зато сейчас она чувствовала себя по-настоящему отдохнувшей и счастливой. Все-таки делать зелья - немного не то, а вот спасать людей напрямую... И другие целители еще огромные деньги за это просят? Да это же счастье: видеть радостные лица, благодарность во взглядах пациентов и тех, кто их любит...
  Потянувшись и чувствуя, как все тело наполняет энергия, девушка встала и растерянно оглянулась по сторонам. Ой, а платья-то и нету... Хотя оно ж в крови все, и что ей делать?
  Ответ на этот вопрос она получила буквально через пару минут. В дверь тихонько постучали, девушка метнулась к кровати и, завернувшись в одеяло, негромко сказала:
  - Войдите!
  Зашедшая в комнату женщина приветливо улыбнулась девушке:
  - Вечер добрый, Лия, выспалась?
  - Да, спасибо, теа Лиссия, - смущенно кивнула та.
  Теа Лиссия, пухленькая веселая хлопотунья, жила по соседству, держала булочную и была приятельницей Хании. К Лие она всегда относилась по-доброму, с улыбкой потчуя ее теплыми, только из печки, сдобными булочками.
  - Меня Долер попросил помочь, совсем бедный растерялся, - подмигнула женщина, протягивая Лие какой-то сверток, - вот, держи-ка, вроде бы по размеру быть должно.
  В свертке оказалось платье из тонкой ткани, которое село на девушку как влитое. Булочница удовлетворенно кивнула:
  - Ну я ж говорила, что все хорошо будет! Детка, тяжко пришлось-то? Долер сказал, что дите поперек лежало, верно ли?
  - Верно, а тут еще теа Тириша уехала... А эта повитуха, что тен Долер привел, сказала, что кто-то из них все равно умрет! Вот и пришлось самой, хорошо хоть, я когда-то бабке помогала поворот такой делать! Да и теа Тириша мне рассказывала про разные случаи в своей практике, и книги я про родовспоможение читала... А если бы не это, и не знаю, радость бы была в доме или горе...
  Говоря это, девушка переплетала косу, краем глаза наблюдая за тем, как внимательно слушает ее теа Лиссия. Самым большим недостатком пухленькой булочницы было неумение держать язык за зубами, и сейчас Лия вполне осознанно создавала новую сплетню: о том, что помощница тена Долера не новичок в акушерстве. Больше всего девушка боялась обвинений в том, что она использовала для исцеления Силу, и кто знает, что могла затеять та нерадивая повитуха! А так... Через пару недель все жители Купеческого квартала будут уверены, что давным-давно слышали о ее талантах!
  - Да?! А я-то уж и думала, как ты помочь бедняжке Хании смогла? А оно вишь как... А что ж раньше не говорила?
  - А зачем? Коль теа Тириша была вчера в Эранте, так и не узнали бы, - улыбнулась девушка, - мне ж все равно не до акушерства, и зелья делать надобно, и учиться!
  - А с парнями погулять? Ты девица молодая, красивая!
  - Ой, да некогда мне, - отмахнулась Лия, - теа Лиссия, а вы про ту повитуху что знаете? Боюсь, как бы она мне пакость какую не сделала...
  - Да ну, Лия, какую пакость? Мы ж тебя тут все знаем, коль кто захочет обидеть, поможем! А повитуха та из квартала Ремесленников, зовут Дирлой. Говорят, глаз у ей недобрый, и чего ее Долер вообще к Хании допустил?
  - Можно подумать, он в тот момент соображал!
  - Как и все мужики... Вон, мой вовсе сомлел, когда первого рожала!
  - А младших? - улыбаясь, спросила девушка, выходя вместе с гостьей из комнаты.
  - Да вообще из дому сбег! Как делать ребенка, так и просить не надобно, а как женку поддержать, так в кусты! Я ж говорю, одно слово - мужики!
  С этими словами Лиссия толкнула дверь в гостиную. В ярко освещенной комнате в уютном кресле полулежала Хания, держа на руках сына и с нежностью любуясь его личиком, а рядом сидел ее муж, не сводя счастливых глаз с жены. Как только Лия зашла в комнату, тен Долер встал и низко поклонился девушке:
  - Спасибо тебе, Лия, если б не ты... Я все время благословляю тот день, когда ты вошла в мою дверь! И мы тут с Ханией посоветовались... ты не против, если мы сына Лиаром назовем?
  Лия почувствовала, как горло перехватило от волнения. Улыбнувшись сквозь выступившие слезы, она произнесла:
  - Это честь для меня, спасибо огромное!
  Теа Лиссия шмыгнула носом, растроганно глядя на эту картину, и предложила:
  - А давайте-ка отпразднуем!
  
  Эрант. Магическая Школа, десять дней спустя.
  
  - Теа Лия!
  Лия обернулась и присела в реверансе перед деканом Целителей. Рея Тарина выглядела странно: казалось, она одновременно была рассержена и слегка напугана. Строго поглядев на девушку, она сказала:
  - Хорошо, что я вас встретила, вы-то мне и нужны. Идите за мной.
  Развернувшись настолько резко, что юбка хлестнула по воздуху, рея Тарина направилась в сторону административного корпуса. Лия заспешила следом, гадая, что могло случиться такого, что всегда сдержанная и собранная целительница настолько сильно нервничает.
  Кабинет декана располагался на втором этаже. Пройдя через пустую приемную, они оказались в просторном светлом помещении, основную часть которого занимали шкафы с книгами и большой письменный стол. Единственное, что выдавало принадлежность этой комнаты женщине, был небольшой столик в стороне с букетом в вазе из синего стекла. Коротким кивком указав девушке на стул, рея Тарина опустилась в кресло и внимательно посмотрела на нее. Лия, не чувствуя за собой никакой вины, ответила ей прямым, хотя и почтительным взглядом.
  Молчаливый поединок двух пар серых глаз продолжался почти минуту, затем целительница вздохнула:
  - Теа Лия, я хочу, чтобы вы прочли вот это, - она достала какую-то бумагу и протянула ее девушке, держа ее с отчетливо выраженной брезгливостью.
  Лия взяла бумагу - это оказалось письмо без подписи, написанное явно не слишком грамотным человеком, в нем ее обвиняли в применении магии для акушерства. Значит, все-таки та повитуха не успокоилась! Скривив губы, она уронила письмо на стол и ответила декану:
  - Глупость и клевета!
  Та усмехнулась и, коснувшись стоявшей у нее на столе статуэтки крылатой девушки, спросила:
  - Так что, вы не помогали разрешиться от бремени жене травника, у которого работаете?
  - Помогала, но то, что тут написано... "Колдовством достала плод из чрева..." Боги, рея Тарина, да автор этой пакости даже плод поворачивать не умеет! Более того, она сказала, что раз так вышло, значит, Боги хотят смерти либо матери, либо младенца!
  - Что?! - целительница даже подалась вперед, - она так и сказала?!
  - Да, может не дословно, но смысл был именно такой.
  - М-да... Значит, плод она поворачивать не умеет... Какое было предлежание?
  - Поперечное. Если бы повитуха из Купеческого квартала, теа Тириша, не уехала в деревню, моя помощь бы и не понадобилась, она поворот не раз делала. А так его пришлось делать мне.
  Рея Тарина кивнула, оценивающе глядя на Лию:
  - И вы делали его без магии? Раньше уже приходилось такое делать?
  - Первый раз я помогала его делать бабке, когда мне было четырнадцать, - совершенно правдиво ответила ей та, благоразумно умалчивая о том, что первый раз был и последним, - кроме того, я много беседовала с теей Тиришой и читала книги по акушерству, последнее вы можете проверить в библиотеке. А поворот с магией... Во-первых, я знаю, что пользоваться магией для исцеления нам запрещено; во-вторых, я ей толком не владею; и в-третьих, я нигде так и не нашла упоминания о применении магии для акушерства.
  - И не найдете, - декан явно почувствовала себя спокойнее после ответа Лии, - хотите знать почему?
  - Очень хочу!
  - Потому что среди обладающих магией исцеления - как я и вы - женщин всегда рождалось крайне мало. А мужчины считают акушерство чем-то недостойным своего внимания. Ну и книги в основном пишут они... Так, значит, магия в этом случае вообще не применялась? - вопрос хлестнул словно кнутом.
  Лия внутренне собралась, понимая, что сейчас она ступает на тонкий лед. Почему-то девушка была уверена, что стоит ей солгать, как рея Тарина тут же поймет это:
  - Не совсем, зелья, которые я использовала для обезболивания и обеззараживания, приготовлены с использованием моей магии.
  - Ну, это не запрещено, - женщина кивнула, - и это все? Больше вы магию не использовали совсем?
  - Использовала, - ответ на этот вопрос Лия успела продумать, - я при ее помощи вижу... неправильности...
  Декан подалась вперед, рассматривая девушку словно какую-то диковинку:
  - Вы УЖЕ видите энергетические потоки организма?! После первого курса?!
  - Нет, я просто вижу... не знаю, как объяснить, словом, если что-то неправильное, то это как грязные пятна... Только это сложно делать, находясь не в трансе...
  - И всё равно это большое достижение, - рея Тарина благосклонно улыбнулась ей, - что ж, теа Лия, я рада за вас. Вы ни разу мне не солгали, так что на этом расследование по поводу якобы незаконного применения вами магии для исцеления я закрываю.
  Произнеся последние слова, женщина коснулась чего-то на столе, и странный, какой-то неживой голос произнес:
  - Записано.
  Декан облегченно вздохнула и с улыбкой посмотрела на Лию:
  - Я очень рада, что мы во всем разобрались, мне бы не хотелось терять в вашем лице столь перспективного целителя. Кстати, после второго курса у целителей будет практика в больнице, и теперь я знаю, что на вас вполне можно положиться даже в сложных случаях. По поводу способности видеть энергетические потоки... развивать её тоже можно самостоятельно, это не запрещено. Хотя я всё же посоветовала бы вам немного отдохнуть: до конца каникул осталось меньше месяца, а как я понимаю, все это время вы и работали, и учились. Это говорит о вас как об ответственной и умной девушке, но без отдыха вы не сможете нормально отучиться еще год. Так что я своей властью приказываю вам неделю отдыхать - сейчас или перед началом учебного года, всё равно, но это приказ и вашего декана и целителя! Почитайте что-нибудь легкое, типа романов, погуляйте по городу, отоспитесь, наконец! Все ясно?
  - Да, рея Тарина.
  - Можете идти, теа Лия, и продолжайте вести себя столь же... - по губам женщины скользнула слегка злорадная улыбка, - осмотрительно.
  Лия встала и, сделав низкий реверанс, вышла из кабинета. До своей комнаты она дошла, сохраняя невозмутимое выражение лица, и позволила себе облегченно вздохнуть лишь только когда за ней захлопнулись двери.
  Слава Богам, и с этим разобрались! Ожидание пакости порой хуже, чем сама пакость, а девушка изначально была уверена, что та повитуха просто так не успокоится. Она покачала головой и горестно вздохнула: ну почему люди такие злые? Разве Дирле было бы лучше, если б Лию выгнали из Школы, заблокировав Дар?
  А еще... Лия понимала, что меняется, и это пугало ее, она чувствовала, как безвозвратно теряет что-то... Разве бы могла та Лиасса, что два года назад покинула деревню, так виртуозно играть словами и строить беседу, не сказать ни слова неправды и при этом не выдать себя? Ой, вряд ли! Девушка не знала, к добру это или к худу, но она стала совсем другой...
  
  Оарини, столица провинции Китрон. Три с половиной недели спустя.
  
  - Капитан, вы были правы, - Орван устало опустился на стул, - здесь тоже пропадали молодые девушки.
  - Проклятье, - Коррис вцепился руками в волосы, - порой у меня чувство, что мы бегаем по кругу! Когда было последнее исчезновение?
  - Два месяца назад, так что живыми мы их в любом случае не найдем. Если, конечно, это тот же негодяй, а не кто-то еще.
  - Как парни? - Коррис требовательно посмотрел на попытавшегося отвести взгляд помощника, - Орван, я жду!
  - Ребята устали, и я их не виню. Уж простите великодушно, командир, но порой нам всем хочется послать этот восток в бездну к Древним Богам!
  - И всё же местные такие же граждане империи, как жители столицы или того же Ортена, - покачал головой Коррис, с упреком взглянув на выразительно скривившегося Орвана, - хотя нам и непривычны их обычаи, традиции, дома, и даже пища... А того мерзавца, который творит с девушками то, что мы видели в Целиани, мы обязаны найти! Хотя, похоже, здесь след уже остыл... Что, даже подозрительного места не нашли?
  - Есть пара мест, выясняем...
  В этот момент дверь распахнулась, и мужчины резко развернулись, уставившись на Мерва.
  - Нашли, рен капитан. Такое же место, как в Целиани, только живых там нет. А во дворе нашли трупы и еще кое-что, вам надо взглянуть.
  - Идем, - Коррис закаменел лицом и, подхватив меч, двинулся к выходу.
  Через полчаса они стояли во дворе небольшого дома над ямой. Начавшаяся несколько минут назад гроза придавала всему происходящему странный и мрачный вид: раскопанная могила, содранный дерн и валявшиеся в стороне валуны, что прикрывали ее совсем недавно, косые струи дождя, блистающие над головами молнии... И мужчины с мрачными лицами, которые, ежась от порывов ветра, наблюдали за тем, как солдаты достают из ямы обескровленные трупы. Их было пятнадцать, и Коррис сжал кулаки, всей душой желая, чтобы в его руках оказалась шея той твари, что сотворила это. О, с каким наслаждением он выдавил бы жизнь из этого мерзавца собственными руками!
  - Рен Коррис, - Мерв тронул капитана за плечо и отскочил, встретив полный холодного бешенства взгляд.
  Коррис на миг зажмурился и снова посмотрел на солдата:
  - Что, Мерв?
  - Я хотел показать, что мы тут еще нашли... Случайно, в общем-то...
  - Веди!
  Увиденное заставило Корриса отступить на шаг и громко выругаться: огромная яма, полная человеческих костей, судя по размерам скелетов, там были и дети. Совладав с собой, он подошел поближе и тут же оберег на его груди полыхнул яростным светом.
  - Немедленно доставьте сюда кого-нибудь из жрецов Руарра, - повернувшись к Орвану, скомандовал он, - только со всем почтением!
  - Слушаюсь, командир, - кивнул тот, покосившись на его амулет.
  Коррис отошел в сторону и снова уставился на яму с телами, чувствуя, как в душе разрастается пламя ненависти. Голос Урика заставил его встрепенуться:
  - Рен Коррис, это рен Лашианн, он хотел с вами переговорить.
  Повернувшись, Коррис увидел пожилого мужчину в традиционном наряде местного полноправного мага: синяя с золотом короткая мантия без рукавов поверх обычных на востоке широких штанов и кафтана. Дождь не касался его, видимо, тот защищал себя каким-то заклинанием. Маг склонил голову в поклоне:
  - Приветствую вас, благородный рен. Могу ли я занять несколько минут вашего драгоценного внимания?
  - Разумеется, светоч мудрости, - не менее церемонно ответил ему капитан, проклиная про себя цветистые местные обычаи, - позвольте мне пригласить вас в дом, ибо словам мудрости не должно внимать в небрежении.
  - Благодарю, - ответил тот, снова склоняясь в поклоне, - я последую за вами.
  Дом был похож на тот, что отряд Корриса обнаружил в Целиани, столь же явно нежилой. Зайдя в одну из комнат, капитан витиевато пригласил мага присесть и сам занял соседнее кресло. Некоторое время они оба молчали: согласно восточным традициям начавший важный разговор первым как бы ставил себя выше собеседника. Коррис рассматривал мага, стараясь, чтобы его внимание не могло быть признано невежливым.
  Рен Лашианн был пожилым тучным мужчиной с седыми волосами и такой же седой бородой, но с неожиданно молодыми и ясными черными глазами в лучиках морщин. Сцепив унизанные перстнями холеные руки на животе, он изучал капитана, особо не скрываясь, а потом сделал замысловатый жест рукой. Коррис узнал этот знак: в том случае, когда оба собеседника были равны по положению, сделавший его предлагал другому начать разговор, не умаляя своего достоинства.
  - Я готов с признательностью внимать вашим словам, светоч мудрости, - начал он.
  - Я рад, что слышанное мною о вас оказалось истиной, благородный рен, - немедля отозвался маг, - вы едва ли не первый из жителей западных земель империи, кто с подлинным уважением относится к нашим традициям, рожденным вековой мудростью предков. Воистину, прозорлив был тот, кто направил вас в наши земли! И все же я вижу, что для вас тяжелы и непривычны речи, что мы приучены вести с младенчества, а посему согласен перейти на менее велеречивую и торопливую манеру общения людей Запада. Называйте меня реном Лашианном, я же буду звать вас реном Коррисом. И прежде всего я хочу узнать: вы ожидали увидеть картину, подобную той, что мы нашли во дворе этого дома, не так ли? И если да, то почему?
  Коррис тяжело вздохнул и заговорил:
  - Все это началось в Таресе, вернее, мой отряд столкнулся с этим именно там. Оказалось, что пропадали молодые девушки, причем не как ашан`ти...
  Капитан рассказывал подробно, ничего не скрывая, и лицо мага довольно скоро утратило выражение безмятежности. Сейчас этот немолодой мужчина напоминал коршуна, а его пальцы вцепились в подлокотники кресла, точно когти птицы.
  - Мы знали, чувствовали, что происходит нечто мерзкое, но такого и предположить не могли! - воскликнул маг, когда Коррис закончил свой рассказ, - но зачем кому бы то ни было творить такие ужасные вещи?
  - Не знаю, рен Лашианн, - покачал головой Коррис, - я уже сталкивался с принесением людей в жертву... на алтаре Древних Богов...
  - Кто-то хочет вернуть Древних?! - голос мага выдавал всю меру его потрясения.
  - Не знаю, вернуть ли Древних, или лишь получить силу Их жреца, - вздохнул капитан, - именно поэтому я хочу попросить жрецов посмотреть на обнаруженные моим отрядом останки. Проверить и тела, и кости...
  - Кости?! - лицо рена Лашианна смертельно побледнело, - могу я их увидеть?
  - Да, разумеется, но что случилось?
  - Сколько лет может быть этим костям?
  - Не знаю, право... Может, лет двадцать или больше, я не умею определять возраст костей по их виду. Так что все-таки...
  Маг перебил его, совершив нечто невозможное с точки зрения местного этикета:
  - Позвольте мне сначала увидеть их, потом я все расскажу!
  Коррис только кивнул и пригласил рена Лашианна последовать за ним. Подойдя к яме с костями, мужчина склонился над ней и вдруг отшатнулся с горестным стоном, а по лицу его потекли слезы, смешиваясь с льющейся с неба водой. Похоже, маг утратил контроль над заклинанием... Сделав шаг назад, он чуть не упал, поскользнувшись на глиняной осыпи, но Коррис удержал его.
  - Вы что-то обнаружили? - тихо спросил он.
  Рен Лашианн судорожно кивнул и тихо сказал:
  - Примерно двадцать шесть лет назад - незадолго до начала войны с кшаси - пропал мой младший сын, ему было девять лет. Мы искали его везде, но безуспешно. А только что я нашел его в той яме... Моему мальчику даже не дали достойного огненного погребения...
  - Но как вы можете быть уверены, что там именно он?
  - В пять лет он сломал ногу. Целителей у нас не было, поэтому сломанную кость сложили и обмазали глиной, но она срослась неправильно. И вот ее я и увидел у одного из детских скелетов...
  Коррис с искренним сочувствием посмотрел на мага. Жуткая история, двадцать пять лет ждать, надеяться на чудо, с каждым днем понимая, что надежда становится все более призрачной, и наконец распрощаться с ней навсегда... Как можно более мягко он произнес:
  - Рен Лашианн, простите за совет, но вам стоило бы уехать отсюда и хорошенько напиться.
  - Маги Востока лишены даже этого, рен Коррис, - покачал головой тот, - вино оказывает на нашу силу странное воздействие... Но в одном вы правы, уехать отсюда стоит, негоже кому-то видеть мою слабость. Я бы хотел еще кое о чем поговорить с вами, вы не против?
  - Разумеется, я согласен, но сначала нужно дождаться прибытия жрецов.
  - А жрец уже тут, - кивнул маг куда-то за спину Корриса, - это рен Зариш, старший жрец Руарра нашей провинции. Удивительно, что он приехал так быстро!
  Коррис повернулся и низко поклонился жрецу. Немолодой мужчина со статью воина и яростным огнем в черных глазах прогудел:
  - Рен Коррис, примите мое искреннее почтение. Верховный жрец предупредил, что вам и вашему отряду может понадобиться помощь Церкви, и все наши жрецы готовы оказать ее в любой момент. Что от меня требуется?
  - Благодарю за Ваше содействие, отец. Мы обнаружили в подвале дома следы некоего ритуала, а во дворе - трупы и старые кости, приблизительно двадцатишестилетней давности.
  - Не приблизительно, а так и есть, - тихо произнес маг, - я проверил своими методами, они умерли именно тогда, все в один день. И... не знаю, важно ли это, но примерно в это же время закрылись Пути.
  Жрец и капитан переглянулись, и последний вздохнул:
  - Все становится еще запутанней... Отец, я прошу вас проверить останки и место ритуала на наличие силы Древних Богов.
  Глаза рена Зариша полыхнули бешенством, он широким шагом подошел к яме и опустился рядом с ней на колени, не обращая внимания на грязь. Несколько пассов руками, затем лицо его стало отрешённым, словно он вслушивался в музыку, звучавшую только для него. На пару минут все застыли, ожидая слов жреца, а затем он тяжело поднялся и произнес:
  - Этих людей использовали для принесения в жертву Древним. Не знаю, что просил тот, кто это делал, но тень Их силы до сих пор на костях несчастных. Их нужно собрать и сжечь с проведением всех обрядов, я пришлю людей позаботиться об этом. Вы говорили, есть еще тела?
  - Да, вот сюда.
  Подойдя к тому месту, где лежали тела, жрец повторил те же действия, а затем озадаченно покачал головой:
  - Странно. Я был бы готов поклясться, что это делал тот же человек, вот только силы Древних здесь нет, хотя эти люди умерли совсем недавно, и судя по их виду - по ритуалу принесения в жертву. Только вот... Знаете, такое чувство, будто это делал ученик, не вполне понявший слова учителя! Маленькая неточность, и результат совсем другой... Надо еще посмотреть само место ритуала.
  Осмотрев его, жрец кивнул:
  - Все верно: кое-чего не хватает, и силы Древних здесь нет. Вернее, есть старое эхо, но и только.
  - Отец, вы сказали о результате, - задумчиво начал Коррис, - а каков он может быть во втором случае?
  - Увы, не знаю, - покачал головой жрец, - может, и никакого.
  На лицо мага набежала тень, он словно хотел что-то сказать, но промолчал. Коррис сделал вид, что ничего не заметил, и обратился к жрецу:
  - Примите мою искреннюю благодарность, отец. Мои люди доставят вас назад в храм и выполнят ваши указания относительно тел, - повернувшись к стоявшему рядом Орвану, он приказал, - ты за старшего, потом доложишь. Рен Лашианн, могу я пригласить вас последовать за мной?
  - Разумеется, рен Коррис, - склонил голову тот и повернулся к жрецу, - Зариш, друг мой, среди этих костей останки Вианна...
  - О Боги! - на лице жреца отразилось подлинное потрясение, - сочувствую, друг мой. Мы постараемся разделить останки и опознать их, а потом устроим погребение по всем традициям. Я буду держать тебя в курсе.
  Через полчаса Коррис вернулся в гостевой дом, маг сопровождал его. Легким движением высушив одежду - свою и Корриса, чем заставил капитана удивленно поднять брови - рен Лашианн опустился в кресло. Коррис нахмурился, глядя на его лицо, и покачал головой:
  - Простите, рен Лашианн, но вы уверены насчет вина? Вид у вас такой, что...
  - Увы, да. Но был бы вам весьма благодарен за чашку отвара.
  Позвонив, Коррис отдал приказ слуге, который стремительно вернулся с чашкой, протянув ее магу с глубоким поклоном. Бросив быстрый взгляд на тена Лашианна, капитан достал из шкафа флакон с успокоительным и протянул ему:
  - А это вам можно?
  Тот удивленно отставил чашку, открыл флакон, втянул носом запах, взгляд его на секунду расфокусировался. Затем он одним глотком выпил зелье, замер, словно прислушиваясь к своим ощущениям, кивнул чему-то и поднял глаза, с интересом глядя на Корриса:
  - Рен Коррис, а вы лично знакомы с той девушкой, что делала это зелье?
  Тот поднял бровь:
  - Как вы узнали, что это девушка? И откуда такой интерес?
  - Особенности моей магии, я это вижу: совсем юная девушка. А интерес... Истинный целитель невероятная редкость, а у вас на западе их не ценят как должно! Словом, если вы с ней знакомы - передайте, что у нас ее готовы принять в любое время, для этого даже не нужно заканчивать одну из ваших Школ. Здесь ей будет оказан всяческий почет и уважение, у нее будут и дом, и деньги, а уж наши юноши будут буквально сражаться за ее внимание!
  Коррис вдруг ощутил нечто странное: злость и обиду, словно у него хотят отобрать какое-то сокровище. Покачав головой, он сказал:
  - Я действительно ее знаю, но она ученица Эрантской Магической Школы, и мечтает ее закончить! Кроме того, не думаю, что жизнь на востоке сможет ей понравиться, особенно с учетом ваших обычаев относительно женщин.
  Маг усмехнулся, глядя на лицо капитана:
  - Юные привыкают гораздо быстрее, а обычаи не касаются магов так сильно, как прочих. И всё же я прошу вас сообщить ей о моем предложении, ведь вы ее защитить в случае чего не сможете. У нас же ее не достанут даже ваши маги!
  - Что вы имеете в виду? - насторожился Коррис.
  - Во-первых, имея дар целителя, крайне сложно не применять его, а я знаю, какие в ваших Школах на этот счёт правила. Во-вторых... Это то, о чем я хотел с вами поговорить.
  Рен Лашианн нахмурился и некоторое время помолчал, затем продолжил:
  - Возможно, мы здесь кажемся вам странными - как и вы нам, но лично вы, рен Коррис, проявили уважение к традициям, и наши люди это ценят. Мы, маги, видим, что в Ронтаре не все в порядке, и я хочу заверить вас: если начнется открытое противостояние между властями империи и магами... Мы их не поддержим!
  - Вам делались предложения подобного рода?
  - Я не могу говорить об этом, думаю, вы и сами догадываетесь о причинах. Тем более, если я верно вижу...
  - Не стоит, - Коррис мгновенно заледенел, - не заглядывайте в меня!
  - Простите, дурная привычка, - склонил голову маг, - так вот, возвращаясь к вашей юной целительнице... Истинные целители порой обладают обостренным чувством справедливости и наивной верой в доброту окружающих, и оказываются первыми жертвами в пожарах смут.
  - Я передам ей ваше предложение, - нехотя ответил Коррис, - но признаюсь честно, не буду советовать принять его!
  - Это ваше право. А теперь, прежде чем я откланяюсь, хочу сказать то, ради чего собственно и попросил вас о беседе наедине. Те тела и ритуал... В древности у нас были подобные практики, считалось, что от этого приносящий в жертву молодых получает силу, здоровье и молодость. Я не совсем уверен, но возможно, этот подонок просто что-то слышал о таком и пытается повторить это? Хотя странно то, что это делается по ритуалу Древних. Увы, в этом я разобраться не могу...
  - Зато вы дали мне пищу для размышлений, примите мою искреннюю благодарность, - поклонился Коррис, вставая.
  - Благодарить должны мы вас: как ни странно, ваше присутствие оказало серьезное благотворное влияние на обстановку в провинциях. Могу я спросить о ваших дальнейших планах?
  - Мы вскоре отправляемся в Марн. Видите ли, рен Лашианн, я обнаружил странную закономерность: в городах, где были Пути, незадолго до их закрытия пропадали люди. Ваш город уже второй, где нашли следы жертв ритуала Древних того времени. Так что я хочу проверить Урвиан, и возможно, там мы наконец найдем тварь, что творит такое с девушками!
  - Что ж, тогда пусть Боги благословят ваш путь, рен Коррис, придадут силу вашей руке и остроту вашему взору. Если в Марне вам понадобится помощь магов, обращайтесь, я пошлю весть своим тамошним собратьям.
  Маг встал, церемонно поклонился и вышел, оставив Корриса анализировать услышанное. Ничего ж себе змеиный клубок! Одно хорошо - местные маги на стороне государства, а не дер Нистера...
  С директора мысли естественным образом перешли на его ученицу. Предложение рена Лашианна было несомненно выгодным для Лии, но все в нем противилось тому, чтобы даже просто озвучить его! "И всё же сделать это придется, - подумал Коррис, - надеюсь, она не согласится! Интересно, все ли у нее хорошо? Ведь через два дня начинается новый учебный год"...
  
  Глава 27.
  
  Эрант, то же время.
  
  -Лия, зайди ко мне!
  Оклик заставил девушку встрепенуться и заспешить к тее Лиссии, которая как раз опускала ставни на окнах булочной.
  - Добрый вечер, теа Лиссия, - тепло улыбнулась она булочнице.
  - Добрый вечер, детка, зайди, угощу тебя булочками по новым рецептам.
  Булочки с какими-то сушеными южными ягодами оказались просто восхитительными, о чем девушка вполне честно заявила гостеприимной хозяйке. Та покивала, ее явно распирала какая-то новость, впрочем, Лию это ничуть не удивляло. Наконец булочница спросила:
  - Лия, а можно тебе задать один вопрос? Та стерва, Дирла... Она тебе что-то плохое сделать пыталась?
  - Да, написала кляузу в Школу, якобы я колдовством ребенка из чрева достала! Меня наша декан даже допрашивала, точно преступницу какую!
  Теа Лиссия ахнула и покачала головой:
  - Вот гадина-то! А я-то думаю, чего нас о ней да о тебе посыльные Школы пытали! Ну уж я им все обсказала: и что Дирла та и видеть-то не могла, чего ты делаешь, ведь выгнали ее из дому-то, и что ты в акушерстве опытна, и то, что ты от усталости стоя тогда заснула, а коль была б магия, так чего мучиться-то! Видать, поэтому с нею так и поступили...
  - А что с ней сделали-то? - подалась вперед девушка.
  - Штраф заставили Школе заплатить немалый, за оговор, получается. А еще ее повитуха из больницы расспросила, ну и видно та чего не то ляпнула... В общем, выгнали ее из Эранта, да и вообще, говорят, в города ей теперь ходу нет, вроде бы магическое на нее что-то наложили! Дом ее отдали молодой повитухе из деревни неподалеку, Тириша ее знает, так говорит, рука у той легкая, да и старательная она...
  Лия расстроенно покачала головой:
  - Ну вот, из-за меня такое... Оставили бы ее уж в покое...
  Женщина нахмурилась и прикрикнула:
  - Ты глупости-то не говори! Из-за нее это! А коли б Хания или дитенок померли? Да и что, кляузу ту ее неужто ты заставила написать?
  - Нет, но...
  - Но! Добрая ты, Лия, да только и про себя забывать не след! Коль кто замахнулся, бей в ответ, а то так и будут все обижать! Хочешь историю одну расскажу?
  - Конечно!
  - Знаешь, детка, я по молодости хороша собой была, сейчас-то уже и не скажешь...
  - Очень даже скажешь, - улыбнувшись, запротестовала Лия. Несмотря на полноту, теа Лиссия до сих пор была привлекательной женщиной: веселое круглое лицо, большие глаза, чуть курносый нос, роскошная коса и грудь, на которой нередко останавливались мужские взгляды.
  - Да ладно, чего уж там, - махнула рукой булочница, слегка покраснев, - в общем, ревновал мой мужик страшно! Однажды наговорили ему что-то, так он домой прилетел да заорал на меня. Ну я ему и ответила, так он руку на меня поднял...
  - Тен Творн?! - поперхнулась булочкой девушка. Муж теи Лиссии буквально носил жену на руках, и что слышать такое было удивительно.
  - Ага. Ну а я в ответ... что в руках держала, тем и приложила по дурной голове! А в руке была сковорода тяжелая да горячая...
  Лия прыснула, представив эту картину. Теа Лиссия кивнула, улыбаясь:
  - Да, вот так-то... Пришлось к Долеру за травками бежать да лечить оболтуса моего, зато после того ни разу не замахивался даже в шутку. Так что никому нельзя позволять себя обижать, а то безответным-то всякий гадость сделать норовит! А мужикам спускать в особенности нельзя! Ты девица молодая, пригожая, да в работе спорая, ох и любят таких они! Чего глазки прячешь, аль не замечала, как парни наши-то на тебя заглядываются?
  Девушка замотала головой, краснея до кончиков ушей, булочница только вздохнула:
  - Эх, мне бы твои годы! Хотя и верно, чего тебе на местных-то внимание обращать, тебе жениха себе из ренов искать надобно...
  - Ой, скажете тоже! - отмахнулась Лия.
  - А что? Нет, ну не из вельмож конечно, а из тех, кто попроще... Обычные-то городские для тебя уже просты больно, про деревенских и вообще не говорю! Вон, да хотя бы тот офицер, что к вам за зельями заживает, чем не хорош? А то, что некрасив да старше сильно, так то не беда...
  Лия смутилась еще больше, внезапно поймав себя на мысли, что ей захотелось сказать, что не так уж он и некрасив, особенно когда открыто улыбается. Да только сказать это тее Лиссии - все равно что всему Эранту, так что она покачала головой:
  - Он просто клиент. Да и не до мужчин мне сейчас, послезавтра уже учеба начинается. Пойду я, теа Лиссия, спасибо вам за булочки, они восхитительны!
  - Забегай ко мне почаще, угощу еще чем-нибудь вкусненьким, а то Хании сейчас не до готовки.
  - Спасибо, обязательно, - лучезарно улыбнулась ей девушка, вставая.
  Идя в сторону Школы, она подумала: рен Коррис говорил, что его на полгода на восток отправляют, значит, уже через месяц вернется. И тут же отругала себя за то, что непозволительно много думает об этом мужчине...
  
  Эрант. Магическая Школа, следующий день.
  
  Лия зашла во двор Школы и вздохнула. Так хорошо было здесь на каникулах! Тихо, спокойно... А теперь опять шум, гам и неразбериха: вернулись с каникул старшие курсы, бестолково суетятся первокурсники... Теа Фалина предлагала Лие переселиться ниже, но девушка отказалась: ее небольшая комнатка стала для нее домом, а возможность остаться в одиночестве и вовсе была бесценной.
  - Теа Лия, прекрасный день, не так ли?
  Мужской голос заставил ее на мгновение замереть, а затем повернуться и присесть в реверансе:
  - Добрый день, рен Диар.
   Выпрямившись, Лия посмотрела на Диара, разглядывавшего ее с явным удовольствием. Он улыбнулся:
  - Вы стали еще красивее за эти месяцы, Лия. И это платье, - его взгляд одобрительно прошелся по ее фигуре, - вам очень к лицу. Надеюсь, вы обдумали мое предложение?
  - Говоря честно, я предполагала, что вы передумаете, - откровенно призналась девушка, глядя на него. Всё же тот был очень хорош собой, а легкий загар просто невероятно шел ему, впрочем, как и синий камзол, подчеркивающий широкие плечи и цвет глаз, и узкие штаны, не скрывающие стройность ног.
  - Вы считали меня настолько легкомысленным? - поднял бровь тот, - хотя, полагаю, я заслужил.
  - Просто я до сих пор не понимаю, чем могла привлечь ваше внимание, - пожала плечами Лия, - а я ужасно не люблю чего-то не понимать.
  - И это у нас с вами общее, - чуть лукаво улыбнулся Диар, - мне просто нравятся красивые, неглупые и целеустремленные девушки. Особенно когда целью их стремлений не является замужество, а, увы, это можно сказать лишь о немногих. Так как, теа Лия Торн, примите ли вы мою дружбу?
  Последние слова он произнес неожиданно сухо, как бы давая понять, что отступать ей некуда. Лия вздохнула и кивнула:
  - Да, конечно...
  - Я рад, Лия, что ты приняла правильное решение. Хотя я бы предпочел услышать что-нибудь вроде: "конечно, Диар, я буду рада стать твоей подругой".
  Лия вскинула на него глаза и покачала головой:
  - Подруга звучит как-то неправильно, вы...
  - Ты, - с нажимом произнес Диар, - ну же, Лия!
  - Ты не находишь? - с неохотой и внутренним протестом проговорила девушка.
  - Ну прости, прелесть моя, слово "друг" я считаю уместным использовать только в отношении мужчин. Давай-ка сюда свою сумку, она, похоже, тяжелая, я провожу.
  Растерянная Лия механически протянула сумку, тот поднял бровь:
  - Ого, и правда тяжелая! Что там?
  - Тетради, чернила, перья... Словом, все для учебы.
  - Мог бы и сам догадаться, - усмехнулся парень, - идем. А пока расскажи мне, чем ты занималась на каникулах?
  - Работала, читала книги, ходила на занятия...
  - Что за занятия?
  - По этикету, - призналась девушка, совершенно не ожидая того, что Диар остановится и начнет ее пристально рассматривать.
  - Значит, этикет? Теперь понятно, почему ты так переменилась! Помнится, год назад я отметил, что среди учеников появилась серая мышка из деревни, и мимоходом задумался, долго ли ты продержишься среди нас. А теперь мышка совсем не мышка и уж точно не серая!
  - Может, и зря, - тихо произнесла девушка, поймав на себе несколько взглядов от сокурсниц, недоумевающих и гневных.
  - Я вполне могу тебя защитить, - в глазах парня мелькнула усмешка.
  - Ни один мужчина не может защитить девушку от тех, кто считает ее своей соперницей, пусть и без всяких оснований, - ответила Лия, игнорируя хмыканье Диара, и останавливаясь у двери общежития, - спасибо за помощь, дальше я сама.
  - Не пригласишь в гости? Ладно-ладно, я пошутил, всему свое время, не так ли, Лия?
  Имя он произнес как-то странно, растягивая, словно пробуя его на вкус. Передавая ей сумку, он вдруг поднял руку и коснулся ее волос, шепнул: "мне нравится твоя коса", а затем развернулся и ушел.
  Лия проводила его взглядом, почти бегом поднялась на свою верхотуру, влетела в комнату и упала на кровать. Не сделала ли она ошибки, согласившись на эту "дружбу"? Хотя какие у нее были шансы отказаться, особенно с учетом того, что от такой, как она, это было бы принято как оскорбление одного из знатнейших родов империи? Мало ей было странного внимания руководства Школы, еще и это! Вот что им всем от нее надо? Точнее, что надо Диару? Просто сделать её одной из своих любовниц? Интересно, а он оставит её в покое, если добьется этого? В конце концов, от нее не убудет, к тому же он не новичок в постельных играх, а значит, есть шанс, что это не будет хотя бы противно... Хотя он-то, может, и оставит, а вот остальные...
  Лия тряхнула головой, встала и принялась раскладывать покупки по местам, продолжая размышлять и анализировать. Прикосновения Диара не вызывали в ней отторжения и желания поскорее отмыться, как взгляды и словечки некоторых, но и не отзывались в её сердце теплотой. Впрочем, это к лучшему, голову от него она не потеряет, он же явно не будет добиваться её слишком активно...
  Стук в дверь заставил её оторваться от тяжелых раздумий. Интересно, кто там может быть? Открыв дверь, девушка увидела Мираю, поприветствовавшую её вопросом:
  - Лия, это правда? Ты и Диар?
  - И тебе доброго дня, дорогая подруга, - усмехнулась Лия, делая приглашающий жест.
  Мирая совсем неаристократично плюхнулась на стул и уставилась на Лию:
  - Нет, ты мне скажи, это правда? Вы встречаетесь? Давно?
  - Мы не встречаемся, он просто предложил мне общаться менее формально.
  - М-да? Насколько менее? Всякие там "милые", "дорогие" и "любимые" уже были?
  - Нет, просто мы называем друг друга по имени и на "ты". Мирая, он очень красив, но я не собираюсь отбивать Диара у его... подруг!
  - Ага, что красив, ты признаешь, - лукаво усмехнулась та.
  - Всегда признавала, я же не слепая, - тяжело вздохнула Лия, - скажи, а тебе ведь он тоже нравится, не хочешь попытать счастья?
  - Нравится, но не настолько, чтобы на него вешаться или же желать стать очередной в списке его побед, - откровенно призналась Мирая, - хотя переспать с ним я бы не отказалась, говорят, он исключительно хорош в этом деле. Так что подумай насчет "отбивать"! И не строй из себя невинность, мы ж будущие целительницы, что там такого не видели, в книжках-то все есть, - подмигнула она залившейся краской Лие.
  - Ох, Мирая... А что это мы все обо мне? Лучше расскажи, как каникулы провела?
  - Ой, там столько всего интересного было! Вот, слушай...
  
  
  Урвиан, столица провинции Марн. Чуть больше месяца спустя.
  - Вы были правы, рен Коррис, в этом доме действительно чувствуется магия, - кивнул местный маг, рен Ириаш, - причем похоже на то, что некая волшба творится здесь прямо сейчас. Вам будет нужна моя помощь?
  - Надеюсь, лишь после того, как мы схватим этого негодяя. Искренне признателен вам за помощь, рен Ириаш, - церемонно поклонился Коррис.
  Отойдя немного в сторону, он оглядел своих людей: сейчас они чем-то напоминали гончих, в лицах было нетерпение, а в глазах - злой азарт. Одна мысль о том, что они смогут наконец поймать этого неутомимого "жертвоприносителя" и вернуться в столицу, придавала им силы. Впрочем, Коррис и сам мечтал поскорее уехать отсюда, ведь прошло уже больше полугода с момента их отъезда из Эранта! А дорога до столицы длинная...
  Прищурив глаза, он негромко сказал:
  - Ну что, парни, дадут Боги - это последнее наше дело здесь. Двигаемся тихо, но быстро, что искать, вы знаете. Урик, ты первый, - кивнул он приосанившемуся бывшему вору, - Мерв, замыкаешь, и, - он понизил голос, - если маг увяжется за нами, присмотрите. Чтоб ни один волос с его головы не упал, таких союзников надо беречь! Вопросы есть?
  - Брать живым? - спросил помощник, поправляя ножны.
  - Разумеется, живым и способным говорить, все остальное неважно. Начали!
  В скором времени Коррису пришлось признать, что помощь мага оказалась как нельзя более кстати. В отличие от прошлых двух домов, здесь была активирована мощная магическая защита, так что часть ловушек пришлось отключать все более мрачнеющему рену Ириашу. Наконец они оказались в подвале, и мага чуть не скрутило в приступе тошноты:
  - Что за... Рен Коррис, вы же тоже это чувствуете?
  - Да, это идет оттуда, верно? - показал Коррис на один из углов, - сможете снять магическую защиту?
  - Попробую, - без энтузиазма кивнул маг, направляясь к замаскированному лазу.
  Коррис постарался не выдать своего облегчения: порошка от кристаллов осталось совсем мало, и он хотел оставить его на крайний случай. Через несколько минут магическая завеса спала, открывая люк с замком.
  - Мерв, проводи достопочтенного мага наверх и охраняй его, - велел Коррис, наблюдая за движениями Урика. Наконец замок щелкнул, солдат отложил его в сторону и откинул крышку люка.
  - Так, тут я пойду вперед, - тихо произнес Коррис, - не шуметь! Арбалеты наизготовку, стреляйте по рукам и ногам.
  Бесшумно спустившись вниз, он огляделся по сторонам. Где-то впереди мерцал тусклый свет, и капитан скользящим шагом двинулся в ту сторону, мысленно поблагодарив Илиса за науку. Десяток шагов, и их взорам открылась знакомая по Целиани картина, только здесь в центре образованной каменными плитами фигуры стоял человек, произнося слова на незнакомом Коррису языке. Он только и успел, что повернуться и вскинуть руку, явно планируя какую-то пакость, как несколько выпущенных одновременно арбалетных болтов пробили ему руки и колени, заставив рухнуть на камень и взвыть от боли. Рванувшихся вперед солдат остановил приказ капитана:
  - Живым! Заткнуть рот, сломать запястья, связать! Вот этим, - он швырнул Орвану те самые веревки, что когда-то снял с пленных этарров в пещерах Листана.
  
  Там же, через два часа.
  
  Коррис рухнул в кресло и несколькими глотками опустошил кубок с вином. Его слегка потряхивало от внезапно нахлынувшей усталости, облегчения - всех жертв удалось спасти и - и омерзения. А ведь эту тварь еще и допрашивать придется! Прикрыв глаза, он попытался отвлечься, думая о том, что скоро вернется в столицу, но даже это не радовало. Он вдруг вспомнил, что обещал Лие вернуться через полгода, а ведь они уже прошли... Конечно, глупо надеяться, что она вспоминает о нем, а если все же?
  - Капитан, - Орван дотронулся до его плеча, заставив Корриса вскинуть глаза на помощника, тот выглядел явно смущенным, - простите, вы задремали... Там опять нашли кости, и я жреца привез, он подтвердил, что тогда это был ритуал Древних, а сейчас - нет. И там люди местные пришли, со всем почтением просят вас к ним выйти.
  - Что за люди? И где маг и жрец?
  - Жрец не захотел вас беспокоить, сказал, что пришлет людей позаботиться о костях и найденных трупах. Рен Ириаш уехал, просил передать, что коли понадобится помощь в допросах, он другого пришлет, сказал, что у него на эту магию слишком болезненная реакция.
  Коррис нахмурился:
  - Надо было его прежде спросить...
  - Сколько лет костям? Я спросил, тот сказал, что все так, как и в прошлых случаях: тех людей принесли в жертву перед закрытием Путей.
  - Молодец, Орван, я всегда знал, что могу на тебя положиться. Так что там все-таки за люди?
  Приосанившийся от похвалы помощник пояснил:
  - Родственники тех, кого этот негодяй замучил или пытался. Мне так кажется, что они хотят его сами казнить...
  - Веди, поговорим...
  У крыльца дома собралась целая толпа, люди молча ждали появления капитана. Стоило Коррису выйти, как все низко поклонились ему. Склонив голову в ответ, Коррис окинул их взглядом и спросил:
  - Что привело вас сюда?
  Вперед вышел седовласый мужчина с широкими плечами воина или кузнеца и проницательным взглядом. Поклонившись, он сказал:
  - Благородный рен, мы все здесь родичи тех, чьи тела нашли в этом доме, и просим вас выдать нам виновного для суда и казни.
  - Я не могу этого сделать, - ответил Коррис и добавил, перекрывая начавшийся ропот, - пока! Этот мерзавец сначала ответит на все вопросы, которые я ему задам, а потом... что ж, потом вы получите то, что от него останется! Правда, не уверен, что к тому времени это будет хоть отдаленно напоминать человека...
  - Мы подождем, благородный рен, и пусть Боги благословят вас и ваших людей.
  Кивнув, капитан снова вошел в дом и устало потер лоб, а затем обернулся к Орвану:
  - Так, ну и где этот? Кстати, выяснили, кто он таков?
  - Выяснили, парни постарались. Эраван Ат'Шери, богатый купец из Целиани, торгует шелком и часто бывает в разъездах. Шестьдесят восемь лет, хотя выглядит значительно моложе. Похоже, его никогда ни в чем не подозревали, еще бы - почтенный и богатый человек! Единственное, семьи у него нет, что для местных необычно...
  Последние слова Орван договаривал, открывая дверь в одну из комнат. Видимо, когда-то это была гостиная, сейчас превращенная в допросную. На одной из стен на пыточном щите висел преступник - голый, залитый кровью и по-прежнему с заткнутым ртом. Глаза его были выпучены, лицо искажено, а по ногам стекали струйки мочи и дерьма.
  Скривившись, капитан опустился в кресло напротив щита и жестом велел выдернуть кляп.
  - Скажешь хоть одно слово не по делу - велю снимать кожу маленькими полосками, ясно? - безразлично обратился он к пытуемому.
  Тот закивал, в ужасе глядя на Корриса.
  - Что ж... Возможно, ты слышал обо мне - меня называют Вентерисским палачом... А, вижу, слышал, это хорошо... Значит так, тварь: умрешь ты в любом случае, но я могу дать тебе способ выбрать свою смерть. Первый вариант: ты молчишь, мы с огромным удовольствием используем на тебе все мыслимые и немыслимые пытки, а затем отдадим то, что от тебя осталось, родственникам погибших. Второй вариант: ты рассказываешь все, что знаешь, в том числе и о происходившем здесь перед войной с кшаси, и мы отдаем тебя людям, перед этим дав быстродействующего яда. Итак, выбор за тобой!
  - Поклянитесь, что дадите мне яд, - прохрипел тот.
  - Клянусь, - ответил Коррис, - насколько я понимаю, ты выбираешь второй вариант?
  - Да...
  - Что ж, тогда приступим. Дайте ему воды и прикройте срам.
  Через четыре часа мрачный как туча Коррис поднялся с кресла. Повернувшись к таким же сумрачным солдатам, он коротко приказал:
  - А теперь снимайте его и отдайте тем, кто ждет во дворе.
  - А яд?! Вы поклялись!!!
  - Поклялся?! - в голосе капитана слышался рокот грома, - исполняют лишь клятвы, данные людям, а ты давно перестал быть человеком! Заткните ему рот и исполняйте, - приказал Коррис и вышел из комнаты, не слушая тоскливый вой, сменившийся хрипами.
  
  
  Урвиан, гостевой дом при дворце Наместника. Четыре часа спустя.
  
  - Как он? - Орван кивнул на дверь комнаты капитана.
  - Плохо. Сначала ругался, потом приказал подать вина, и вот уже который час молча пьет, - покачал головой Лирвен, - Орван, я капитана никогда таким не видел. Что с ним такое?
  - Больно совестливый он да порядочный, - вздохнул Орван, - ладно, надо с ним поговорить.
  - Ты это, поосторожнее там, а то он сказал, что будет из арбалета стрелять во всякого, кто войти попытается.
  - Дадут Боги, не попадет...
  Орван открыл дверь и тут же пригнулся: в косяк рядом с его головой ударил болт. Решительно шагнув вперед, он посмотрел на командира и покачал головой: похоже, тот был мертвецки пьян.
  - А, Орван! Выпьешь со мной?
  - Я-то выпью, а вот вам уже хватит. И чего было так напиваться? - ворчливо заявил помощник, подошел к шкафу и достал один из флаконов с зельями. Мысленно вознеся молитву Богам, плеснул зелье в кубок и помог капитану его выпить.
  Через пять минут Коррис поднял на него совершенно трезвые глаза:
  - Ну и зачем ты это сделал? Я так старательно пытался напиться!
  - И вам это удалось, - усмехнулся Орван, - да только не дело это, себя гробить из-за такого. И вас там ждут...
  - Гони всех в шею, - ответил Коррис, со стоном роняя гудящую голову.
  - Наместника, старшего жреца храма Руарра и главу местных магов?! Как скажете, капитан, в шею - значит в шею, - ответил Орван, направляясь к двери.
  - Стой! - выдохнул Коррис и покачал головой, - и откуда в тебе столько яда, а, Орван?
  - Местный климат плохо действует. Так как, что мне сказать гостям?
  - Что я выйду к ним через десять минут. Пусть мне подадут умыться и свежую одежду.
  Оставшись в одиночестве, Коррис тяжело поднялся и подошел к шкафу с зельями. Достав зелье от головной боли, он открыл флакон и вдохнул знакомый аромат трав и магии. Пришедшая в голову мысль заставила его горько усмехнуться: "Видела б Лия меня в той комнате, возненавидела бы сразу... Или нет?" Он вдруг вспомнил кондитерскую, серьезный взгляд лучистых глаз, слова "значит, вы в некотором роде тоже целитель", и почувствовал, как на сердце стало теплее. "Спасибо, девочка, за твой свет", - подумал он и опрокинул в рот зелье.
  Через десять минут Коррис вошел в гостиную, где его дожидались представители местных властей. Когда после взаимных приветствий Коррис опустился в кресло, слово взял Наместник:
  - Рен Коррис, я бы хотел поблагодарить вас от имени всех жителей Марна и не только. Вам удалось выжечь эту язву, и в вашем лице мы увидели достойнейшего представителя империи, и хотим заверить: восток будет на стороне законных властей в любых конфликтах. Могу ли я узнать о ваших дальнейших планах?
  - Я планирую уехать через пару дней, мы и без того здесь задержались, - склонил голову Коррис.
  - Что ж, надеюсь, ваше пребывание у нас запомнится вам не только плохими моментами, - отозвался Наместник, вставая.
  Внезапно дверь распахнулась, и в комнату вбежал человек в ливрее слуги наместника. Поклонившись, он воскликнул:
  - Беда, благородные рены! Кланы Эр'Кан и Тер'Риш схлестнулись, пустили пал по степи, колодцы отравлены...
  Коррис на секунду прикрыл глаза. Два крупнейших приграничных клана соседних провинций... Это полноценная война, а значит, уехать он не сможет, им будет нужен кто-то со стороны, кто-то нейтральный. Поднявшись, он негромко сказал:
  - Что ж, столица подождет. Давайте обсудим, как разобраться с этой бедой...
  
  Неизвестно где. То же время.
  
  Привлекательный мужчина лет пятидесяти выругался и швырнул кубком в стену. Ну кто бы мог подумать?!
  Тогда восточные провинции были для него лишь тремя точками на карте, и он был уверен: закройся Пути, и местные вернутся к прежней дикости. Кто же знал, что этот идиот-слуга шпионил за ним! И теперь из-за этого мерзавца вышли наружу его дела тех времен! А если они смогут догадаться? Впрочем, пусть попробуют! В конце концов, так Игра становится лишь интереснее! А в крайнем случае... Что ж, дернуть за ниточки можно и сейчас, хотя... Пожалуй, нет, рискованно, еще бы пару лет...
  Он вскинул блеснувшие застарелой ненавистью голубые глаза на портрет Императора, висевший на стене, и прошипел:
  - Ты еще пожалеешь о том, что тогда не стал меня слушать! И не только ты!
  
  
  Глава 28.
  
  Эрант. Имперская канцелярия. Три недели спустя.
  
  - Ваше Высочество, пришло донесение от рена Корриса.
  - А сам рен Коррис? Ему уже давно пора вернуться! - принц Ориан требовательно уставился на заместителя.
  - Увы, ему пришлось задержаться на востоке. Должен признать, что он вызывает у меня все большее уважение, не каждый согласится взвалить на себя такую ношу, а уж добровольно и подавно...
  - О чем вы?
  - На востоке междоусобная война, и наш капитан, заработавший доверие и симпатию местных жителей, пытается остановить это. Кроме того, он нашел-таки того, кто приносил в жертву девушек, и практически достоверно узнал, что закрытие Путей - дело рук нашего Игрока.
  Глаза принца становились все больше по мере того как рен Неран говорил все это, и стоило тому замолчать, как Ориан нетерпеливо воскликнул:
  - Донесение, быстро!
  Прочитав его, принц отложил бумагу и сказал:
  - Вот где бы нам таких еще хоть человек десять взять, а, Неран? Честно говоря, я уже и не знаю, какую награду можно ему предложить!
  - В том-то и дело, Ваше Высочество, что он делает это не ради награды, а из собственных убеждений... Увы, таких людей можно только воспитать...
  - Пожалуй, вы правы. Так, и что же у нас получается? Давайте-ка сведем картину воедино!
  - Что ж... в трех провинциях в городах, где были Врата Путей, перед самым их закрытием проводился ритуал поклонения Древним, включающий в себя жертвоприношения. Возможно, таких городов значительно больше, более того, я не удивлюсь, если это все города с Вратами на территории Ронтара, не зря же и в Понваре исчезали люди!
  Рен Неран немного помолчал, а затем продолжил:
  - Далее... Сейчас на территории восточных провинций действовал не сам Игрок, а тот, кто некогда был его слугой. Этот мерзавец искренне верил, что его прежний господин хотел получить Силу и вечную молодость, и когда сам начал стареть, последовал его примеру. Но, поскольку он не знал некоторых нюансов ритуала, то и призвать Древних не смог, хотя и получил продление своей никчемной жизни. Кстати, Ваше Высочество, Вы были правы - Восток Игрока явно не интересует, не то, что магов.
  - Хорошо, что маги восточных провинций не на стороне дер Нистера, - кивнул принц, - помощи с них, конечно... м-да... Ну хоть союзниками наших врагов не станут, и то хорошо! Жаль, что не удалось узнать ничего нового об Игроке!
  - Ну это как сказать... То описание, что дал купец на допросе, соответствует словам этарры: тогда ему было около тридцати, голубоглазый блондин, довольно привлекательный.
  - Неужели это его подлинный облик? - задумчиво спросил принц. - А что по нашему расследованию?
  - Продолжается, осталось одиннадцать кандидатур. Пока наиболее подозрителен советник дер Фалдон: и внешне идеально подходит, и обладает нешуточной властью, а уж в свете его внезапной симпатии к директору дер Нистеру...
  - Симпатия может быть вызвана заботой о сыне, всё же тот ученик Школы.
  - Не думаю, Ваше Высочество, за юного Диара волноваться уж точно не стоит! Разве что только найдется достаточно ловкая особа, что приберет его к рукам, вызвав крах матримониальных планов дер Фалдона... Кстати, вот в этой части советник вполне мог попросить директора присмотреть за сыном, даже, возможно, нацелить его на наиболее подходящую в качестве временной подружки кандидатуру.
  - Хм, не уверен, - усмехнулся принц, - с учетом того, как все наши придворные дамы выпрыгивают из корсетов при одном взгляде молодого дер Фалдона, нацелить его можно только на что-то совершенно особенное! Да и он далеко не дурак, так что дама должна быть ему хотя бы интересна...
  Рен Неран вдруг недобро усмехнулся:
  - Любопытная идея, Ваше Высочество, тем более, что кое-что весьма необычное там как раз есть, я говорю о нашей юной целительнице. Директор почему-то весьма пристально за ней наблюдает, уж и не знаю, чем она его так заинтересовала! Достаточно того, как серьезно разбирали кляузу на якобы незаконное применение ей своей Силы, посланцы Школы целый квартал взбаламутили! Правда, ничего не нашли...
  - И вы думаете, Диару могли посоветовать обратить внимание на тею Лию?
  - Почему бы и нет? Тем более, что советник внезапно заинтересовался закупками зелий для нужд армии... Возможно, это какая-то сложная многоходовая интрига, но если так, я не могу понять ее цель. А возможно - просто совпадение, и директор лишь хочет прибрать свою ученицу к рукам. Ясно же, что внимание дер Фалдона она долго не удержит, а потом окажется в весьма неприглядной ситуации...
  - Жаль будет, если ее испортят, - покачал головой принц, - ну да тут мы ничего сделать не можем, да и вообще это лишь наши теории. Значит, дер Фалдон наиболее подходящий вариант для Игрока? А как быть с тем, что он покидает столицу только вместе со всем Двором?
  - Да, это на первый взгляд отметает его кандидатуру, но есть нечто весьма странное. Пару раз в то время, когда советник был в столице, кого-то очень похожего на него замечали в другом конце империи.
  - Но не может же он раздвоиться! - воскликнул принц.
  - Нет, но что мы знаем о возможностях жреца Древних? Может, они способны переноситься на большие расстояния в мгновение ока? Я говорил со жрецами, увы, даже они об этом ничего не знают.
  - Если это дер Фалдон, то цель...
  - Трон, я полагаю. Если уничтожить династию, то именно у дер Фалдонов как у ее, пусть и очень дальних родственников, будут наибольшие права на трон и больше всех возможностей его захватить.
  - За ними следят?
  - Разумеется, Ваше Высочество, как и за всеми фигурантами нашего списка.
  - Хорошо, продолжайте наблюдение. Так, далее... Рену Коррису направьте письмо с благодарностью и приказ возвращаться в столицу, как только восток чуть успокоится. И начните поиски во всех городах с Вратами, мне нужно знать, были ли там подобные жертвоприношения! Попробуем составить карту перемещений нашего Игрока...
  
  Урвиан, дворец Наместника. Полтора месяца спустя.
  
  - Рен Коррис, ваше мнение? - наместник провинции Китрон уважительно склонил голову перед капитаном.
  - Я не дипломат, достопочтенные рены, - Коррис обвел глазами всех троих наместников, - но полагаю, что это лучший вариант, поскольку он в равной мере учитывает интересы всех сторон. Поэтому я, как представитель властей империи, с радостью поставлю свою подпись под этим документом.
  - Что ж, тогда договорились, - наместник Марна поставил быстрый росчерк, - рен Коррис, вы останетесь на завтрашний пир?
  - Прошу меня простить, но у меня приказ возвращаться в столицу немедля после урегулирования ситуации, - покачал головой капитан, - мы отбываем завтра на рассвете.
  - Жаль, но мы понимаем, приказ есть приказ, - рен Шинаан, наместник Тареса, переглянулся с остальными и, получив их согласные кивки, продолжил, - рен Коррис, как старший из нас хочу сказать: вам и вашим людям будут рады у нас, что бы ни случилось. Здесь вы всегда найдете тепло очага, быстрого коня и руки, что поднимут за вас мечи.
  Коррис низко поклонился всем троим, пожелав по местным обычаям:
  - Пусть руки ваших воинов будут крепки, а мечи остры, пусть чрева ваших женщин будут плодовиты, а стада обильны!
  Еще раз сделал общий поклон и вышел, сопровождаемый одобрительными взглядами наместников и их свиты.
  На полпути к выходу его перехватили маги. Удивленный Коррис поклонился:
  - Рен Лашианн, рен Ириаш, рад видеть. Чем могу служить?
  Маги переглянулись и рен Лашианн сказал:
  - Рен Коррис, у нас к вам просьба от имени всех магов наших провинций. Мы просим вас передать вот это, - он протянул свиток, - поименованному в нем лицу, если возможно - лично.
  - Могу я?
  - Разумеется, ознакомьтесь, - улыбнулся маг.
  Брови капитана по мере чтения поднимались все выше, дочитав, он потрясенно уставился на магов:
  - Вы уверены? Он воспримет это как...
  - Объявление войны? - недобро усмехнулся рен Ириаш, - он начал ее сам, попытавшись влезть в здешние дела и разведать наши тайны! Поэтому если хоть один западный маг без нашего дозволения покажется в Таресе, Китроне или Марне, назад к дер Нистеру он отправится в бочке с солью, нарезанным на мелкие кусочки!
  - И да, рен Коррис, это ни в коем случае не касается вашей знакомой юной целительницы, - вмешался рен Лашианн, - в отношении нее наше предложение полностью в силе. Кстати, я передал вашим людям мешок с кое-какими редкими лекарственными травами, думаю, ей они в любом случае пригодятся.
  - Что ж, рены, я с огромным удовольствием передам ваше послание директору дер Нистеру, - улыбнулся Коррис, скручивая свиток, - а по поводу вашего подарка... У нас остался недурной запас зелий - больше, чем нам может понадобиться на обратную дорогу, и я буду рад, если вы используете оставшееся для нужд ваших людей. Уверен, теа Лия бы это одобрила!
  Маги быстро переглянулись, словно переговариваясь, а Коррис мысленно выругался и дал себе тумака: ну кто его за язык тянул! Проклятая усталость... Не только имя назвал, но и выдал, что она не из дворян!
  - Хм, рен Коррис, мы с огромным удовольствием воспользуемся вашим любезным предложением, и раз так... - рен Ириаш снова оглянулся на коллегу, дождался его кивка и достал из кармана украшение в форме спирали с черным, словно поглощающим свет камнем в центре, - возьмите это.
  - Это... - капитан подался вперед, разглядывая необычную вещицу.
  - Это амулет личины, один из тех, что до сих пор не видел никто из ваших магов.
  Маг нажал на камень, и амулет распался на кулон и перстень. Рен Ириаш пояснил:
  - Кулон меняет внешность того, на ком надет, а перстень позволяет видеть его истинную внешность. Почему-то мне кажется, что он может вам пригодиться!
  - Это невероятно ценный дар, - Коррис бережно принял подарок, - клянусь беречь его, особенно от магов - сторонников дер Нистера! А теперь позвольте откланяться, мы выезжаем рано, а мне еще нужно отдать кое-какие распоряжения. И прошу прислать кого-нибудь из ваших людей за зельями.
  - Разумеется, рен Коррис, легкой вам дороги, - поклонились маги.
  Орван, нетерпеливо ожидавший Корриса во дворе, кинулся навстречу:
  - Ну что?!
  - На рассвете отбываем, парни готовы?
  - Да хоть счас! Неужто мы через месяц в столице будем?
  - Надеюсь, что да. Так, Орван, есть еще одно дело: отбери только необходимые нам в дороге зелья, за остальным придут люди рена Ириаша. Да не скупердяйничай, а то знаю я тебя!
  - Да с чего нам их отдавать-то? Небось за них деньги немалые уплачены! Щедрый вы больно, капитан, - заворчал Орван, насупившись.
  - Орван, не спорь, так надо. Могу я на тебя положиться?
  - Ладно уж, чего там... Раз приказано - сделаю, а вы отдохните хоть немного, а то ж совсем себя загнали! Кабы не зелья, так и вообще б свалились, благослови Боги их создателя!
  Коррис резко помрачнел, лишь отмахнувшись на вопрос Орвана о причине. Ведь не мог же он признаться, что подумал: интересно, Лия меня еще помнит, или ей кто-нибудь из сокурсников совсем голову вскружил?
  
  Неизвестно где. То же время.
  
  Мужчина в синем камзоле взъерошил свои светлые волосы и прикрыл глаза, вспоминая последний разговор с директором Магической Школы. Забавно, этот надутый индюк дер Нистер до сих пор считает, что все вокруг пляшут под его дудку! Впрочем, пусть и дальше заблуждается, пусть по-прежнему льет воду на мельницу чужих грандиозных замыслов! А музыка... что ж, еще посмотрим, в чьих руках инструменты! Пожалуй, кое-кому - или многим - придется сильно, возможно даже смертельно удивиться... "Надеюсь, сын меня поймет и поддержит", - подумал он, двигая очередную фигурку на доске.
  
  Эрант. Магическая Школа, следующий день.
  
  - Понравилось? - глаза Диара блеснули веселым лукавством.
  - Это было впечатляюще, - откровенно призналась Лия, вызвав на лице парня горделивую улыбку, - мне нравится смотреть, как ты сражаешься. С какого возраста ты тренируешься?
  - С десяти лет, - ответил тот, надевая камзол, - а тебе и правда не хочется научиться владеть оружием?
  - Нет, это не для меня. Я целитель, а не боевой маг.
  Диар пожал плечами:
  - Ну, целитель тоже должен уметь себя защитить. Хотя я всегда готов предложить свою кандидатуру на роль твоего защитника!
  - Если ты не поторопишься, то защита понадобится нам обоим, знаешь же, как не любит рен Артин опозданий!
  - И кто только придумал уроки языка после физподготовки? - проворчал парень, предлагая руку Лие и кивая своим приятелям.
  Пока они довольно быстро шли в сторону учебного корпуса, Диар спросил:
  - Как твои занятия танцами? Точно не хочешь, чтобы я составил тебе компанию?
  - Мы же уже об этом говорили, - покачала головой девушка, - я тебя стесняться буду, особенно сейчас, пока у меня еще не все получается.
  Как Лия и предполагала, положение подруги Диара принесло ей куда больше неприятностей, чем радостных моментов. Откровенно говоря, радости оно и вовсе не принесло, ведь девушка была не из тех, кто ликует от чужой зависти. Одно хорошо: Диар не тянул ее в постель и даже особо не намекал на то, что желал бы перевести отношения в другую плоскость. Лия искренне надеялась, что такая ситуация продлится как можно дольше: повращавшись в "высших кругах" сокурсников, она поняла, что соглашаться на статус любовницы ей никак нельзя. Ни одна из прежних симпатий Диара не продержалась в этой роли более трех месяцев, и если для девушек одного с ним круга это было лишь разочарованием и обидой, то для нее... Для нее это могло стать сигналом к началу охоты для тех, кто пока лишь провожал ее взглядом и обменивался не предназначенными для девичьих ушей сальными шуточками...
  Порой девушка думала, что будь Диар одного с ней происхождения, она бы с радостью общалась с ним: все же он был не только хорош собою, но и несомненно умен, обладал прекрасным чувством юмора и определенной широтой взглядов. Однако он был тем, кем был, и поэтому Лия порой чувствовала себя кем-то вроде забавной дрессированной зверушки. Нет, Диар вел себя исключительно любезно, но девушке казалось, что он постоянно выставляет ее напоказ: мол, смотрите, что у меня есть! К тому же он крайне не любил отказы, вернее, получив отказ, старался докопаться до его причины, и если она была нелогична - добивался своего... Так что вот уже два месяца девушка трижды в неделю по вечерам изучала придворные танцы, чтобы составить ему пару на балу в честь Зимника, а в довольно дорогом ателье ей шили шелковое платье, стоимость которого заставляло прижимистую Лию вздыхать всякий раз, как она об этом задумывалась.
  Покосившись на по-хозяйски прижимавшего к себе ее локоть Диара, Лия в который раз подумала, как ей повезло с магическим контрактом и жесткими правилами Школы. Диар и все его приятели жили в своих домах, приезжая лишь на учебу, и благодаря работе она фактически встречалась с ним лишь на занятиях да изредка по вечерам и выходным. Хотя она бы предпочла проводить выходные с маленьким Лиаром, который всегда так радовался ей, забавно улыбаясь беззубым ротиком и размахивая крохотными кулачками...
  - Лия, ты так мне и не расскажешь, как устроила ту шутку? - спросил Диар.
  - А с чего ты взял, что это я? - невинно улыбнулась ему девушка.
  - Прелесть моя, это знают все ученики, только ни у кого нет доказательств. Кстати, я уже говорил тебе, в каком я восторге от того, что ты наконец-то прищемила хвост этим глупым курицам?
  - Я не утверждала, что это я, - напомнила Лия.
  - Да-да, я помню... Тогда, может, у тебя есть предположения? - подмигнул он ей.
  Лия усмехнулась, вспоминая о том происшествии... Вполне ожидаемое неприятие ее новой роли со стороны девушек вызвало немало попыток напакостить: от мелочей, вроде стараний толкнуть в столовой так, чтобы вся еда попала на платье или подброшенной ей в сумку лягушки - и где нашли только! - до грязных сплетен и попыток подлить что-либо в питье или подсыпать в еду. На сплетни девушка демонстративно не обращала внимания, решив, что если они оттолкнут от нее Диара, будет только лучше. Увы, не помогло: сплетни того раздражали, но отношение к ним Лии - восхищало, во всяком случае, именно так он твердил.
  Зелья в еде или питье Лия распознавала по запаху: помимо знаний, ей явно помогал амулет в груди, посылая укол боли при попытке выпить или съесть что-либо с вредоносной "приправой". Предложение Диара поговорить об этом с кем-либо из руководства Школы девушка отвергла сразу, тепло поблагодарив парня за заботу. Так что просто игнорировала все попытки... до тех пор, пока ей не подлили не просто слабительное или что-то похожее, а одно из сравнительно слабых, а поэтому не запрещенных, подчиняющих зелий.
  Внешне в тот раз девушка никак не отреагировала, молча встав и взяв с собой стакан, отметив испуг в глазах некоторых наблюдавших за этой сценой. Впрочем, благодаря Мирае она и без того знала, кто стоит за этим...
  Порой Лие казалось, что Мирая и вправду испытывает к ней дружеские чувства, особенно после того, как за той начал ухлестывать один из приятелей Диара, тоже один из высшей знати - Виарн дер Калар. А порой - что блондинка с интересом наблюдает за тем, что происходит, и подзуживает её. Во всяком случае, в данной ситуации она усердно подливала масло в огонь, рассказывая Лие о том, кто и что болтает за её спиной, всячески подталкивая девушку к тому, чтобы разобраться с недоброжелательницами. Ими оказался кружок аристократок средней руки, считавших, что Лия не по праву занимает место рядом с Диаром. То, что девушка с радостью уступила бы его любой из них, во внимание не принималось, да и вряд ли бы они смогли в такое поверить...
  Лия тогда долго обдумывала, как сделать так, чтобы с одной стороны, было очевидно, что это сделала она, а с другой - не оставить никаких следов. Начав следить за этой компанией, она вскоре выяснила, что раз в две недели те устраивали в имеющейся в подвале общежития купальне что-то вроде вечеринок. Вообще-то купальня была остатком того времени, когда на каждом этаже не было душевых, и довольно долго стояла закрытой, пока полгода назад ее не решили переоборудовать в место для отдыха. Работало там все на магии, поэтому ученицы могли использовать её лишь платно, и очень скоро провести вечер в купальне стало весьма престижно.
  Неделя изысканий и напряженной работы дала результаты, и однажды утром во время завтрака у девушек из той группки вдруг начали появляться на коже пятна весьма характерного вида, поразительно напоминавшие следы одной дурной болезни. Расследование не дало ровным счётом ничего: в еде и питье жертв не было никаких зелий, магическое воздействие на них не оказывалось, да и пятна имели лишь косметический эффект, не вызывая ни болезненных ощущений, ни нарушения ауры. Ну, конечно, если не считать того, что жертвы стали объектом насмешек всех учеников Школы... Никто так и не догадался, что Лия всего лишь подменила мыло, тем более, что она не забыла сделать и обратную замену...
  Девушка вздохнула, ей было до ужаса противно это делать, но результат того стоил - ее наконец-то оставили в покое. Усмехнувшись, она сказала:
  - Может быть, эта тайна еще откроется, кто знает?
  После занятия девушка в очередной раз отказалась от предложения Диара подвезти ее к дому тена Долера и, получив не менее традиционный поцелуй в щечку, направилась в общежитие. Вот и еще один день прожит... Сегодня у нее были занятия по танцам, а значит, от внимания Диара она до завтра избавлена...
  
  Лаборатория в доме тена Долера. Через два часа.
  
  - Лия, ты какая-то грустная в последнее время, что-то случилось? - заботливо спросил тен Долер. - Может, я чем-то помочь могу?
  - Нет, спасибо, все вроде в порядке, - тепло улыбнулась ему девушка, снова поворачиваясь к котелку с зельем.
  _Лия, а я хотел спросить тебя... Тот капитан, разве он не должен был уже приехать? Что-то он за зельями не заходит...
  Девушка передернула плечами и тихо сказала:
  - Должен был вернуться почти три месяца назад. Наверное, теперь ему наши зелья не нужны, его военное ведомство снабжает... Может, уже снова уехал куда...
  Травник взглянул на склонившуюся черноволосую головку и покачал головой. Пойди пойми этих женщин! Молодая, красивая, а скучает по капитану, уж он-то видит! И что Лия в нем нашла, ведь старше ее лет на двадцать, не красавец, а поди ж ты...
  Тен Долер тихонько вздохнул. Сказать - не сказать? Может, лучше так? Но, поглядев на девушку, все же произнес:
  - Лия, прости, но ты ж должна понимать, что тому может быть и другая причина. Он мог задержаться, но мог и погибнуть...
  Травник увидел, как она вздрогнула. Значит, точно думает о рене Коррисе... Что ж, тот хоть и дворянин, да Лию не обидит - видел он, как капитан на Лию смотрит...
  - Надо бы еще корней живокоста измельчить, порошок заканчивается, - голос Лии прервал размышления травника.
  - Завтра велю Питару, - согласно кивнул тен Долер и, взяв с полки несколько флакончиков, направился в лавку.
  Стоило двери закрыться, как Лия опустилась на стул, расстроенно закусив губу. После того, как прошел срок возвращения рена Корриса, Лия все время гадала, почему он не пришел. Глупо, но почему-то она была уверена, что он обязательно навестит ее после возвращения! Хотя ну кто она ему? И все же... в его глазах, когда он прощался, было что-то такое, что позволило Лие верить, что она для него не только девушка, изготавливающая зелья, а... друг? А если она сама себе это надумала, и он действительно просто хотел ее отблагодарить, сделал это и забыл о ней?
  Вздохнув, девушка вернулась к работе, но в голове все время крутились слова тена Долера: 'он мог и погибнуть', а перед глазами снова и снова вставала картинка двухлетней давности: он лежит на земле, раненый, умирающий... Нет, пусть лучше он о ней и не вспоминает, только бы был жив! 'Защити его, Госпожа Путей, даже если нам не суждено больше встретиться', - молча взмолилась она.
  
  
  Глава 29.
  
  Эрант. Магическая Школа, две недели спустя.
  
  - Что ж, поздравляю вас с началом каникул, - улыбнулся рен Артин, - увидимся на балу. Надеюсь, за эти десять дней вы не забудете все изученное!
  Преподаватель кивнул и вышел за дверь, провожаемый радостными улыбками учеников. Диар проводил его взглядом, повернулся к Лие и произнес с довольным видом:
  - Ну что, прелесть моя, пора выполнять обещание! Завтра мы идем с тобой гулять по городу на весь день!
  - А как же Тиала? - уголками губ улыбнулась Лия, - она не обидится?
  - Ну, во-первых, Тиала терпеть не может прогулки, особенно пешие, а я обожаю гулять в такую погоду; во-вторых, мне нравится смотреть на тебя веселую; в-третьих... я уже говорил - Тиала мне интересна лишь в одном смысле, в отличие от тебя, и один твой намек...
  - Нехорошо так говорить, - прямо посмотрела на него девушка, - она тебя любит!
  - Лия, солнышко, ты такая наивная, - с чувством нескрываемого превосходства произнес парень, - Ти любит только себя. Не понимаю твоего стремления видеть в людях лучшее, хотя это мне в тебе нравится, помимо прочего, разумеется! Ну а если Тиала обидится... Что ж, может, это и к лучшему...
  Лия только вздохнула, надеясь, что он говорит не всерьез. По крайней мере, пока у Диара была любовница, она могла надеяться на отсутствие постельных поползновений с его стороны. Рано или поздно ей придется сказать ему 'нет' на прямое предложение, но чем позже это случится, тем лучше, ведь он вряд ли примет ее отказ спокойно...
  - Так что, во сколько за тобой зайти? - спросил Диар, водя пальцем по ее ладошке.
  - Смотри как тебе удобней, - сдалась Лия.
  - Тогда в десять утра я буду ждать тебя у ворот Школы, томимый нетерпением, - выдохнул он ей в самое ухо, а потом подал руку, - пошли, провожу тебя до общежития.
  Буквально за несколько шагов до общежития они чуть не столкнулись с директором. Диар элегантно поклонился, Лия присела в реверансе, ожидая, что рен Игрэн пройдет мимо, как обычно, но тот неожиданно остановился и усмехнулся:
  - Теа Лия, добрый день! Рен Диар, рад в кои-то веки видеть вас в компании девушки не только красивой, но и разумной, и благовоспитанной.
  - Я и сам рад находиться в такой компании, директор, - улыбнулся Диар, - надеюсь, вы помните о приглашении отца?
  - Разумеется, - ответил тот, кивнул и пошел дальше, оставляя Лию гадать о причинах его внезапной благосклонности.
  - О чем задумалась, красавица? - весело спросил ее Диар.
  - Странно, мне всегда казалось, что директор меня презирает...
  - Открою тебе тайну: ни один нормальный мужчина не способен презирать красивую и умную женщину, - усмехнулся парень, - ненавидеть - да, испытывать другие чувства - возможно, но презирать... ладно, увидимся завтра!
  
  Вечер следующего дня.
  
  - Не замерзла? - спросил Диар, лаская взглядом тонкую фигурку и любуясь раскрасневшимися щечками своей спутницы.
  - Нет, - ответила Лия, помотав головой, отчего с капюшона ее беличьей шубки посыпался снег, - разве ж это мороз! Да и снега не так уж много!
  - Разве?
  - Ой, у нас в деревне иной раз такие сугробы наметало... Знаешь, в Ортене дома часто строят с высоким крыльцом, потому что если делать двери вровень с землей, зимой можно и не выйти - как засыпет снегом до пояса...
  Диар усмехнулся. Забавная она, такая искренняя, и радуется простым вещам, как ребенок, не то что та же Тиала! Жаль только, старательно держит его на расстоянии, было бы приятно обучить ее кое-чему! Ладно, не будем спешить, все равно ни у кого другого нет шансов, а в постепенном приручении есть своя прелесть... Знать бы еще, почему отец так неожиданно благосклонно отнесся к ее кандидатуре в качестве его подруги: просто из-за того, что она не может претендовать на серьезные отношения или же это какая-то интрига...
  Лия весело улыбнулась, жмурясь от удовольствия, как котенок. День сегодня был просто чудесным: они гуляли по улицам, наблюдали за представлениями бродячих артистов, пили отвар и ели сладости в небольших лавчонках... Диара словно подменили, сейчас никто бы не узнал в нем рожденного в одной из знатнейших семей империи: просто веселый и немного шебутной парень. Вот и сейчас он лукаво усмехнулся, повел бровью и в сторону Лии полетел снежок.
  - Магия, да? Здорово! Хотя я и без магии в битве на снежках смогу тебя победить, хочешь, проверим?
  - В городском парке! - глаза его сверкнули веселым азартом.
  - Идет!
  Через два часа они, оба раскрасневшиеся, в мокрой одежде - свалились в сугроб - подошли к вратам Школы. Лия тепло улыбнулась:
  - Спасибо, день был просто замечательным!
  - И тебе спасибо, я уже давно так не веселился! Завтра увидимся?
  - Нет, мне готовиться к балу надо, - помотала головой девушка, вздыхая.
  - Не переживай, тебе понравится. Тогда послезавтра в четыре возле общежития, - Диар чмокнул девушку в щечку и направился прочь.
  
  Эрант. Магическая школа. Вечер бала.
  
  - Красивое платье, - Мирая оценивающе оглядела Лию, - только слишком уж скромное! Ты ж не жрица, а ученица Школы, а декольте практически нет!
  - Мне и так непривычно, - тяжко вздохнула Лия, - еще и корсет этот... Лучше бы здесь осталась...
  - Не глупи, - усмехнулась подруга, - все будет хорошо. Красивая вышивка какая, что за мастерица делала? - спросила она, рассматривая ткань.
  Белый шелк с едва заметным голубоватым отливом - такого цвета бывает свежевыпавший снег - был украшен искусно имитирующей морозный узор вышивкой. Скромное декольте, узкий лиф, изящные складки юбки... Лие платье очень нравилось, но в нем она казалась себе совсем другим человеком...
  - Я сама вышивала, - призналась девушка, - ох и намучалась, да только больно дорого было бы еще и вышивку заказать! А у тебя это что, неужели элесское кружево?
  - Ага, нравится? - улыбнулась та, бережно поглаживая дорогое кружево из далекого западного королевства Элесса. Золотистая паутинка поверх персикового изящного платья с открытыми плечами и глубоким декольте словно окутывало фигурку Мираи невесомым облаком.
  - Ты прическу решила не делать? - блондинка поправила кокетливо выпущенный локон, - хотя да, с твоей косищей ничего и не придумаешь. Ладно, идем, а то наши кавалеры изведутся...
  
  Следующее утро.
  
  Лия зашла в комнату, сняла и аккуратно повесила в шкаф платье и устало опустилась на кровать. Боги, и что они все в этих балах находят?! Постоянно следить за выражением лица, за каждым жестом и словом, ловить на себе взгляды: оценивающие, завистливые, заинтересованные, откровенно похотливые... Слышать всю ту грязь, что льется из уст этих высокородных особ... А танцы? Церемонные, без души и чувства, напоминающие какой-то магический ритуал...
  Девушка потерла виски - голова гудела - и бездумно уставилась в стену. Может, стоило платье сделать попроще? Вроде бы фасон и без того прост донельзя - хозяйка ателье так выразительно поморщилась, когда она отказалась от кружева, пышной юбки, вышивки и фестонов, но почему-то Диару оно понравилось чересчур сильно... Тот даже заявил, что Лия самая красивая и изящная девушка в зале и все время пытался перевести разговор в весьма фривольную плоскость. "Да уж, вести такую беседу по книгам не научишься, вон как ловко у других получается, - с невольной завистью подумала девушка, - хорошо хоть Диар уезжает, авось остынет!"
  По пути к общежитию Диар рассказал, что вместе с отцом и всем Двором уезжает на каникулы в загородный дворец, на Большую Зимнюю охоту, и вернется только к началу занятий. Услышав это, Лия не сдержала удивления, ведь он никогда не говорил о том, что любит охотиться. В ответ парень только снисходительно усмехнулся, пояснив, что это одно из тех придворных мероприятий, на которых он обязан присутствовать в силу своего положения.
  На прощание он попытался поцеловать Лию в губы, но та была настороже и в последнюю секунду чуть повернула голову, так что его губы коснулись лишь самого уголка ее губ. На этот маневр Диар ничего не сказал, однако улыбнулся весьма многозначительно и попрощался, велев девушке вести себя хорошо.
  "Как же хорошо, еще восемь дней каникул и свободы - не надо притворяться, да и следить за своей спиной... А завтра Зимник", - Лия улыбнулась, вспомнив, что праздник она будет встречать с теном Долером и его семьей...
  
  Загородный дворец. Зимний бал. Третий день нового года.
  
  Принц Ориан опустился в кресло, оглядывая веселящихся придворных. "Вот уж гадюшник", - подумал он и с трудом сдержал брезгливую гримасу при виде принца Лиэра, прильнувшего к очередному фавориту.
  Взяв у возникшего словно ниоткуда слуги бокал с вином, принц, полуприкрыв глаза, принялся наблюдать за образовывавшимися то тут, то там небольшими группками, оценивая выражение лиц, жесты, пытаясь по губам прочесть, о чем они говорят - Ориан целенаправленно развивал это умение. Порой такие вроде бы случайные наблюдения могли дать новую ниточку в расследовании!
  "А вот и наш замечательный директор, - подумал принц, рассматривая того, - хм, что-то вид у него не сильно радостный, может, еще какой хитроумный план сорвался? Или он притворяется?"
  Стараясь, чтобы его интерес не был замечен, Ориан наблюдал за тем, как директор раскланивается то с одним аристократом, то с другим. Вот он остановился рядом со старшим дер Фалдоном, наблюдающим за флиртом сына с младшей, шестнадцатилетней дочерью Казначея, которая явно сделала стойку на одного из самых завидных женихов империи. "Хм, любопытно, о чем таком дер Нистер с ним говорит, что советник не смог удержать тень досады?"
  Следующий вошедший в зал заставил принца нахмуриться. Странно, он был уверен, что отца нет в столице... а еще страннее то, что у него явно какие-то дела с директором Школы - не случайно же тот прервал свой разговор с дер Фалдоном и устремился к принцу Эверну...
  
  
  Глава 30.
  
  Эрант. Имперская канцелярия, неделя спустя.
  
  - Рен Коррис, ну наконец-то! - принц благожелательно улыбнулся вошедшему, - мы вас уже заждались! Когда вы прибыли в столицу?
  - Вчера, перед самым закрытием городских ворот, Ваше Высочество, - ответил тот, кланяясь.
  - И с самого утра поспешили с докладом? Могли и отдохнуть немного, но раз прибыли - налейте себе вина, присаживайтесь и рассказывайте. Ваши донесения хоть и были довольно подробны, но недостаточно, чтобы полностью разобраться в том, что произошло на Востоке!
  - И, если Ваше Высочество не против, - вмешался рен Неран и, получив благосклонный кивок принца, продолжил, - я предпочел бы сначала услышать обо всем, что касается нашего таинственного Игрока.
   Коррис опустился в кресло, глотнул вина и начал:
  - По словам Эравана Ат'Шери Игрок появился на Востоке примерно двадцать семь лет назад, во всяком случае, именно тогда их свел случай. Эраван тогда был слугой на постоялом дворе для богатых путешественников и попутно занимался тем, что поставлял гостям девушек, причем благодаря определенным связям среди Ночных гильдий был готов потрафить самым изощренным вкусам. Возможно, именно это и заинтересовало Игрока в нем, так что тот предложил Эравану немалые деньги в обмен на службу, клятву верности и молчание.
  - Клятву верности? Это не было тем подчинением, с которым мы сталкиваемся сейчас? - с интересом подался вперед рен Неран.
  - Нет, обычная магическая клятва.
  - А как он тогда смог рассказать о своем бывшем господине? - удивленно вскинул бровь принц.
  - Я думал об этом, Ваше Высочество, - кивнул Коррис, - в клятве не звучало имени господина, а Игрок перестал быть таковым для слуги как только прекратил платить ему жалованье. Разумеется, это лишь мои догадки, но я полагаю, что Восток сам по себе Игрока не интересовал.
  - И поэтому он решил, что обычной клятвы будет вполне достаточно, - понимающе протянул рен Неран, - весьма логично...
  - Или же он просто не имел таких возможностей для подчинения в то время, - почтительно возразил Коррис, - да и вряд ли кто-либо мог заподозрить в слуге-сутенере задатки того, кем он стал!
  Принц задумчиво кивнул:
  - Пожалуй, вы правы. И что он рассказал о своем нанимателе?
  - Явно из очень знатного рода, как сказал сам Эраван, вел тот себя точно князь. Откуда-то из центральных провинций, скорее всего, житель столицы, это было слышно по говору. Высокий, широкоплечий, привлекательный, светлые волосы и голубые глаза, причем настоящий его облик слуга видел лишь однажды, и то случайно - Игрок всегда либо носил маску, либо пользовался амулетом личины.
  - Тогда с чего этот... Эраван решил, что виденный им облик - настоящий? - задумчиво спросил принц.
  - Видите ли, Ваше Высочество, определенные виды магии и ритуалы не терпят рядом с собой никакой другой магии, даже самой слабой. Если верить словам жрецов, жертвоприношения во славу Древних относятся к таким ритуалам. Неслучайно Их жрецам за день до жертвоприношения нельзя было даже никаких зелий пить!
  - Любопытно, я не знал об этом, - протянул рен Неран, - и что, слуга присутствовал на жертвоприношении?
  - Он оказался достаточно хитрым и ушлым, чтобы проследить за своим господином - захотелось узнать, для чего тому столько девушек... И как-то раз увидел ритуал и своего господина без маски и личины.
  - И, насколько я понимаю, неправильно понял смысл ритуала, - горько усмехнулся принц, - поэтому, начав стареть, решил повторить его в личных целях, так?
  - Именно так, - кивнул Коррис, - но, к моему величайшему сожалению, ниточка к Игроку оборвалась... Последний раз Эраван видел его примерно за неделю до закрытия Путей...
  Принц задумался, а потом медленно покачал головой:
  - И все же я не понимаю... На территории Ронтара было около сотни Врат, если жертвоприношения были нужны для их закрытия, то... неужели во всех городах было такое же? А по времени? Разве для магического действия оно не должно происходить одновременно?
  - Я много думал об этом, - тяжело вздохнул Коррис, - увы, мы ровным счетом ничего не знаем о Путях, так что это лишь предположения... Я полагаю, что жертвоприношения были не везде, но у нас пока слишком мало данных, чтобы определить место точек Силы. Насчет времени... Есть ряд ритуалов, в которых Сила накапливается постепенно, в других выполняется подготовка, а затем запускается главный ритуал. Здесь могло быть и то и другое, ведь жертвы оставались живы в течение почти двух недель!
  - То есть, к примеру, Игрок мог подготовить все для ритуала, скажем, в двадцати точках, перемещаясь через Пути, а потом перейти в место проведения главного ритуала и, обратившись к Древним, начать жертвоприношение сразу везде?! - потрясенно спросил рен Неран.
  - Думаю, да. А значит, искать надо того...
  - Кто подходит под описание, обладает - или обладал - достаточной властью и находился неизвестно где незадолго до закрытия Путей, - сумрачно сказал принц, - странно, что кшаси не сказали об этом ни слова! Получается, в закрытии Путей и гибели принца Ланнара виновны не кшаси, а люди, и война была не только глупостью, но и подлостью с нашей стороны...
  Некоторое время все трое молчали, а затем Коррис медленно, словно пробуя на вкус каждое слово, заговорил:
  - Ваше Высочество, здесь есть один момент. У меня есть личные причины не любить кшаси, но... возможно, они и сами толком не знают, как работали Пути, и не предполагали, что их можно закрыть таким образом. А значит, Игрок если и не гений, то человек незаурядного ума!
  - Незаурядный ум, холодная жестокость, жажда власти, возможно, причина ненавидеть империю или лично Императора, - рен Неран слегка поежился, - нам противостоит страшный противник!
  - Вы правы, - кивнул принц, - и хуже всего то, что он опережает нас на несколько шагов! Остается лишь попытаться найти места других ритуалов и составить карту его перемещений... Хотя порой мне жутко хочется попросту арестовать всех возможных кандидатов и хорошенько допросить!
  - Так может, так и сделаем? - подался вперед его заместитель.
  - Тогда взрыв будет неминуем, и гражданская война начнется сразу же, - горько усмехнулся принц.
  - Может случиться худшее, - тихо проговорил Коррис, заставив обоих собеседников воззриться на него, - с учетом того подчинения, которое было наложено на тех, кого мне довелось арестовывать в Вентерисе, я боюсь, что любое неосторожное действие против "хозяина" заставит действовать слуг. Это как карточный домик: выдерни одну карту, и он рассыплется.
  - А карточным домиком стал Ронтар, - кулак принца обрушился на стол, - будь оно все проклято! И я почти уверен, что наши соседи в этом тоже замешаны... кроме Кшасаэра, разумеется! Забавно, мы воевали с ними десять лет, и они единственные, кто могут стать сейчас нашими союзниками... Надо будет все-таки уговорить Императора наладить с ними дипломатические отношения...
  - Рен Коррис, расскажите поподробнее обо всем, что произошло на Востоке, о ваших поисках, - предложил рен Неран, - вряд ли вы что-то упустили, но кто знает? И меня очень интересует та междоусобица, что вас задержала. Это точно не интрига Игрока?
  - Нет, рен Неран. Это интрига директора дер Нистера, как оказалось, - усмехнулся Коррис.
  - Что?! - глаза принца пораженно расширились, - рассказывайте! Хотя рен Неран прав, давайте по порядку.
  - Слушаюсь, Ваше Высочество. Итак, все началось в Таресе, там начали исчезать люди...
  Коррис говорил почти три часа, изредка делая глоток вина, принц и рен Неран периодически перебивали его вопросами и уточнениями. Наконец он закончил:
  - И только мы собрались уехать, пришла весть о междоусобице... Конечно, там нужен был не воин, а дипломат, но был только я и мой отряд, вот и пришлось убеждать одних, запугивать других, искать причины той ситуации... После того, как стало ясно, что все это затеяли агенты директора, стало несказанно проще...
  - Но зачем это дер Нистеру? Какое ему дело до смут на востоке? - удивленно спросил рен Неран.
  Коррис подошел к висевшей на стене карте Ронтара и обвел пальцем кружок вокруг того места, где все три провинции граничили друг с другом. Границей им служила полноводная Эна, самая крупная река тех мест.
  - Это тайна, которую мне доверили, разрешив рассказать только тем, кто не выдаст ее. Здесь есть комплекс пещер, в которых растет очень интересный мох. Если сварить из него отвар - процесс чрезвычайно сложен, требует применения магии и невероятного чутья на травы, то готовое зелье способно на короткое время усиливать Силу мага в несколько раз. И именно здесь началась смута, спровоцированная посланцами директора...
  - О Боги... Получается, директор искал средство для увеличения Силы подвластных ему магов, и как всегда, не побрезговал ничем, - с явным отвращением проговорил принц, - рен Коррис, а что вы говорили насчет чутья на травы? Разве недостаточно знать рецепт?
  - Нет, как мне сказали, ингредиенты в зелье всегда одни и те же, а вот их количество и соотношение может меняться. Причем это зависит от огромного количества факторов, так уж странно действует тот самый чудо-мох. Поэтому на востоке травники пользуются огромным уважением, а травники с даром целителя - и подавно.
   Принц и рен Неран молниеносно переглянулись, затем последний спросил:
  - Рен Коррис, но если вы знаете о том, что эта междоусобица была спровоцирована людьми дер Нистера... как я понимаю, для того, чтобы под шумок выкрасть мох? - подняв глаза на капитана и дождавшись его утвердительного кивка, продолжил, - то и местные это знают, особенно маги! И какова была их реакция?
  - Вот, прочтите, - недобро усмехнувшись, Коррис протянул ему свиток.
  Глаза рена Нерана становились все больше по мере чтения свитка, и наконец он расхохотался:
  - Это великолепно! Ваше Высочество...
  Принц выхватил свиток из его рук, быстро прочитал и покачал головой:
  - Хотел бы я увидеть лицо дер Нистера при чтении этого свитка! Пожалуй, еще ни разу его так утонченно не оскорбляли! А на словах велели что-то передать?
  - Да, дословно: "если хоть один западный маг без нашего дозволения покажется в Таресе, Китроне или Марне, назад к дер Нистеру он отправится в бочке с солью, нарезанным на мелкие кусочки"!
  Принц рассмеялся:
  - О, какой удар для нашего великого интригана! Вы хотите передать ему это сами, рен Коррис?
  - Меня просили по возможности сделать это лично, Ваше Высочество.
  - Что ж... - принц открыл ящик стола и протянул Коррису амулет в форме ромба, - знаете, что это?
  - Пропуск в Школу, точнее, амулет для связи с "привратником"?
  - Да. Когда вы хотите посетить директора?
  - Прямо сейчас. Предпочитаю не откладывать дела в долгий ящик.
  - Отлично, - кивнул принц. - Рен Коррис, я благодарю вас за верную службу и проявленную инициативу. В Казначействе вы получите премию для вас и вашего отряда. С завтрашнего дня считайте себя в отпуске, месяц я дам вам точно, возможно - больше, хотя вряд ли, вы нужны Ронтару
  - Служу империи, - Коррис почтительно склонил голову.
  - Я знаю. Идите, друг мой, и отдохните хорошенько, - улыбнулся Ориан.
  Коррис вышел из кабинета, чувствуя, как душа наполняется гордостью. Принц Ориан назвал его другом, и это для него значило куда больше, чем любые награды... Что ж, а теперь - в Школу! А завтра, немного отдохнув - к Лие, только теперь капитан позволил себе ощутить, как сильно ему хочется увидеть юную целительницу...
  Принц проводил Корриса взглядом и повернулся к рену Нерану:
  - Мозаика начинает складываться, Неран. Удвойте усилия по поиску следов ритуалов и по выяснению личности Игрока!
  
  
  Эрант. Магическая Школа, через полчаса.
  
  Проводив взглядом рена Фирвина, Диар фыркнул и негромко сказал Лие:
  - Индюк напыщенный! Интересно, он и правда думает, что никто книг не читает?
  - Мне порой кажется, что он предпочел бы, чтоб так и было! - неприязненно покосилась на дверь, за которой только что скрылся историк, Лия. - У тебя занятия на сегодня окончены?
  - Да, а у тебя?
  - А у нас наши "любимые" занятия в трупарне! - выразительно скривилась Мирая, вставая. - Лия, идешь?
  - Да, конечно!
  - Я провожу, - безапелляционно заявил Диар.
  - Я тоже, - улыбнулся Мирае Виарн, - тем более перед неприятным занятием лучше побыть в приятном обществе, верно, милая?
  Через минуту небольшая компания - к ним присоединилась Тиала, после бала полная решимости не оставлять Диара наедине с Лией, за что та была ей безмерно благодарна, - вышла из учебного корпуса.
  Коррис остановился перед вратами Школы и усмехнулся: давненько он здесь не был! Приложил амулет к специальному месту и через полминуты услышал:
  - Представьтесь, пожалуйста!
  - Капитан Тайной службы Коррис дер Сартон к рену директору с важным посланием.
  Говоривший смолк. Коррис терпеливо ждал, наконец тот заговорил снова:
  - Капитан, обождите немного, сейчас подойдет служитель, который проводит вас к рену директору.
  Через несколько минут ворота отворились, молодой человек в синей куртке поклонился Коррису:
  - Капитан, добрый день! Следуйте за мной, я провожу вас к рену директору.
  Коррис молча кивнул и шагнул в ворота. Идя следом за своим провожатым, он с интересом поглядывал по сторонам, ища отличия от того, что помнилось ему. Их было на удивление мало, словно время было не властно над этим местом. Совсем такие же группки учеников, о чем-то болтающих и спешащих на занятия, старающиеся казаться неприметными слуги, вспышка в той стороне, где был полигон...
  Он внутренне усмехнулся: вот уж не думал снова здесь оказаться! Интересно, как воспримет директор его появление? Задумавшись, он не смотрел по сторонам, поэтому не сразу понял, что заданный мужским голосом вопрос: "интересно, кто это?" относится именно к нему. Сообразил, только когда женский голос прошипел с ненавистью и страхом:
  - Вентерисский палач!
  Коррис поднял глаза и в упор взглянул на небольшую группку учеников, почувствовав, как душу охватила тоскливая обреченность: рука об руку с молодым человеком, в котором было нетрудно узнать сына советника дер Фалдона, стояла Лия. И в ее серых глазах, что так часто вспоминались ему в последние месяцы, он увидел осуждение, обиду и страх...
  Смерив взглядом молодых людей, особенно девушку, что бросила ему то обвинение, Коррис молча шагнул следом за провожатым. Вот и все... Вряд ли Лия захочет его теперь видеть: мало того, что она явно не одинока, так еще и знает о том, кто он есть...
  Лия проводила капитана взглядом, стараясь не подать виду, как ей обидно и больно. Значит, он действительно вернулся, и не захотел даже зайти поздороваться... А ей-то казалось, что между ними возникло что-то... может, дружба или хотя бы симпатия...
  - Страшный какой-то, и глаза мертвые, - поежилась Мирая, и спросила Тиалу, с ненавистью глядевшую вслед капитану, - а почему палач, он же дворянин вроде, перстень родовой есть?
  - Это точно он, Ти? - переспросил Диар.
  - Да, он. Коррис дер Сартон, Вентерисский палач! Дворянин из знатного рода, который лично пытал дворян в Вентерисе, в том числе и двоюродного брата моего отца, причем наслаждался этим! Вот кому бы я с удовольствием сделала любую пакость!
  Лия слушала, не в силах поверить своим ушам. Рен Коррис, что был всегда так вежлив и заботлив с ней - то чудовище, о котором говорит Тиала?! Наслаждался пытками?!
  - Мирая, нам пора, мы уже опаздываем, - тихо напомнила она подруге, поежившись.
  - Что, малышка, он тебя испугал? - спросил Диар, сжимая ее пальцы.
  - Немного... Мы и правда опаздываем, прости! Увидимся завтра!
  Урок прошел для нее как в тумане: она так и не могла перестать думать о том, что рен Коррис, вернувшись в столицу, действительно не захотел ее увидеть. Получается, она для него ничего не значит... "Странно, почему так больно?" ...
  Коррис шел в сторону административного корпуса, но не видел почти ничего вокруг себя: перед глазами стояла Лия. То, как уверенно касался ее руки младший дер Фалдон, то, как естественно она держалась в окружении аристократов... Да, это уже не та робкая девушка, смущающаяся от невинной похвалы! И Боги, какой же красавицей она стала! Даже в форменном сером платье могла бы затмить собой многих светских дам... Неудивительно, что этот смазливый мальчишка явно имеет на нее свои виды... "Так, стоп, хватит, - остановил он себя, - еще будет время подумать об этом. Сейчас первоочередная задача - дер Нистер".
  Спутник Корриса остановился перед дверью из мореного дуба. Поклонившись, он сказал:
  - Прошу вас, рен капитан.
  Коррис хмыкнул. Вот он и посмотрит, каков кабинет директора, никогда бы не подумал, что ему доведется это сделать! Толкнув дверь, он оказался в роскошной приемной, навстречу ему поднялся мужчина средних лет, по виду - типичный чиновник средней руки. Поклонившись, он представился:
  - Рен Тиман дер Вартин, помощник директора. Рен Коррис, прошу вас оставить меч здесь.
  Молча кивнув, капитан отстегнул ножны с мечом и положил их на стол.
  - Отлично, теперь следуйте за мной.
  Каких только слухов не ходило в былые времена о кабинете директора и как старались ученики хоть одним глазком взглянуть на него! Оказалось, ничего особенного в нем нет: стены, отделанные резными деревянными панелями, шкафы, заполненные свитками и книгами, большой стол, несколько кресел... Сидевший за столом директор дер Нистер поднял голову и усмехнулся:
  - Неожиданный гость... Присаживайтесь, рен Коррис! Кстати, мне казалось, вы были в отъезде? Неужели так и мотаетесь по всей стране, ища нечто... эфемерное?
  Последние слова он произнес с явной насмешкой, заставив Корриса подумать о том, что директор знает об Игроке и его поисках. Однако капитан лишь пожал плечами:
  - Такая служба. Я служу империи так, как мне приказывают, и там, куда меня посылают.
  - Да-да, я понимаю... Впрочем, у вас и выхода-то особого нет, не так ли? Разве что уйти в отставку и зажить спокойной жизнью...
  - Спокойная жизнь не для меня, рен директор, - позволил себе улыбнуться Коррис.
  - Возможно... Так что привело вас сюда?
  - Видите ли, рен Игрэн... Последние месяцы я провел на востоке Ронтара, и перед отъездом меня просили передать вам послание, вот оно, - протянул свиток капитан.
  Лишь пристальное наблюдение за лицом директора позволило Коррису заметить тень гнева на его лице. Всё так же любезно улыбаясь, директор протянул руку за свитком. Капитан был готов к тому, что его попросят удалиться, но, видимо, директора прямо-таки снедало нетерпение. Тот тут же принялся за чтение, а Коррис постарался замаскировать свое любопытство, делая вид, что рассматривает книги в шкафах.
  Выражение лица директора менялось весьма примечательно: непонимание, неверие в то, что кто-то осмелился написать ему такое, гнев - побелели и заострились скулы, нервно дернулся кадык... И как апофеоз всему - лютая ненависть, мелькнувшая в его глазах. А еще капитан почувствовал, как нарастает напряжение Силы: похоже, директор забыл о контроле, которому учили всех учеников Школы. Дер Нистер отшвырнул письмо и воззрился на Корриса, тот ответил ему прямым спокойным взглядом.
  - Вы это читали? - голос казался скрежетом заржавевшего колодезного ворота.
  - Меня ознакомили с посланием, рен директор, - тщательно контролируя голос - не дай Боги прорваться злорадству - и выражение лица, ответил Коррис.
  Директор глубоко вздохнул, явно пытаясь взять себя в руки. "Похоже, подобных щелчков по носу наш великий и непревзойденный давным-давно не получал", - подумал Коррис, вспоминая текст письма.
  - Есть ли послание на словах?
  - Да, рен директор, но оно... весьма грубое, должен признать. Даже для нас, а уж для помешанных на церемониях жителей Востока - и подавно...
  - Слушаю, - дер Нистер потянулся к графину вина, стоявшему на столе, налил себе, жестом предложив Коррису, который отрицательно покачал головой, и одним глотком выпил. Коррис вздохнул и процитировал:
  - Если хоть один западный маг без нашего дозволения покажется в Таресе, Китроне или Марне, назад к дер Нистеру он отправится в бочке с солью, нарезанным на мелкие кусочки!
  - Что?! - а вот теперь гнева директор не скрывал, даже своим искалеченным чутьем Коррис ощущал, как вокруг того закручивается тугая воронка Силы. Как-то некстати припомнилось, что дер Нистер действительно сильнейший маг Ронтара, один из тех уникальных личностей, что лишь немного не дотягивали до уровня подлинно сильных магов перед Смутой.
  - Хм, рен директор, надеюсь, вы помните, что у нас давным-давно не убивают принесших дурные вести, - отважился напомнить Коррис, прекрасно понимая, что противопоставить вышедшему из себя магу ему просто нечего.
  - Помню, - процедил директор, - у вас все?
  - Да.
  - Тогда ступайте, вас проводят, - ярость прорвалась отрывистыми фразами.
  Коррис встал, поклонился и быстро вышел из комнаты - за его спиной раздался грохот и звук разбиваемого стекла. Забрав меч со стола у секретаря - на лице того был написан явный страх - он покинул приемную.
  Через десять минут за ним закрылись ворота Школы. Капитан облегченно вздохнул: в какой-то момент ему показалось, что дер Нистер всё же прикончит его. Даже не потому, что винит его в провале своих интриг на востоке, а походя, словно отмахиваясь от надоедливого насекомого. Неудивительно, вряд ли кто-либо мог сдержаться: такого количества упакованных в изящную оболочку оскорблений ему до сих пор видеть не приходилось... Похоже, стоит быть повнимательней, да и парней напрячь, ведь вряд ли директор забудет, что капитан дер Сартон был свидетелем его унижения...
  Занятый мыслями о том, как обезопасить себя и отряд от происков дер Нистера, Коррис не заметил, как достиг постоялого двора. В общем зале было почти пусто, лишь Орван и Шарт неторопливо потягивали пиво из кружек, негромко беседуя. Увидев капитана, помощник что-то сказал собутыльнику и встал из-за стола.
  - Ну что, командир, все хорошо? - с волнением спросил Орван.
  - Начальство довольно, велели премию в Казначействе получить. А где парни?
  - Соскучились по женской ласке, стервецы, так что сбежали в бордель. Вы чем-то озабочены?
  - Да, пойдем в комнату, расскажу.
  Вкратце поведав Орвану о конфликте с дер Нистером, капитан велел ему смотреть в оба, предупредить ребят и попросить их проверить, не следят ли за отрядом. Тот понимающе кивнул, пообещав, что займется этим завтра с утра и поинтересовался, не прислать ли капитану служанку. Коррис лишь покачал головой, велев подать еды и вина, да побольше.
  Оставшись в одиночестве, он наконец смог вернуться к той мысли, которую упорно гнал от себя с тех пор, как увидел Лию. Только встретив ее снова, Коррис наконец осознал, сколь небезразлична стала ему эта чудесная девушка. Вот только... Он глотнул вина, выругавшись: какие у него шансы теперь, когда вокруг нее вьются красивые сверстники?
  Покачал головой, внезапно почувствовав злость при мысли, что тот смазливый блондинчик может обидеть Лию, и горько усмехнулся, подумав: если бы не эта девица со своими словами про палача, он мог бы попытаться стать Лие другом и поддержать в трудную минуту! Ведь вряд ли намерения этого красавчика дер Фалдона благородны... Если бы...
  "Каким же идиотом я был, - с раскаянием подумал Коррис, - надо было рассказать ей все еще тогда, в кондитерской! Может быть, тогда она бы поняла, почему я так поступал... И не смотрела бы на меня так: с обидой, осуждением, страхом... И кто знает, не появится ли при следующей встрече в ее глазах отвращение"...
  Он потянулся к кувшину с вином. Может, получится напиться и ни о чем не думать?
  
  Эрант. Магическая Школа, вечер.
  
  Лия сидела на кровати в своей комнате и бездумно смотрела в стену, ее руки механически теребили одеяло. Сегодня ей пришлось соврать тену Долеру, что у нее очень много домашних заданий, отказавшись от ужина с ним и Ханией: девушка побоялась, что не сможет притворяться, будто у нее все хорошо...
  Удивительно, как больно ударило ее безразличие капитана дер Сартона - Лия решила называть его так даже в мыслях, чтобы воздвигнуть в сознании стену между ними. Ведь она же ни на что не претендовала, так почему? Неужели так сложно было просто зайти поздороваться? Неужели ему не понятно, что она переживала за него?
  "А смотрел так, как будто это я в чем-то виновата! - гнев взметнулся в душе Лии, и она принялась растравлять его в себе, пытаясь спастись от обиды, словно сдирая едва подживший струп, - точно я его обманула! Да какое он право имел! Хорошо, что он увидел меня с Диаром, пусть видит, что мне нисколечко не важна его персона!"
  Всхлипнув, она поежилась от внезапного озноба и завернулась в одеяло, вспомнив, какая ненависть звучала в словах Тиалы. И та была абсолютно искренна: уж что-что, а это Лия чувствовала! Вентерисский палач... Произнесенное мысленно прозвище заставило ее ощетиниться, словно кошку, которую дернули за хвост, столько в нем было мерзкого смысла. Неужели правда? Она медленно и задумчиво покачала головой, вспоминая его ответ на свой вопрос в той кондитерской: "мне не всегда нравится то, что я делаю, но в результате моих действий людям становится немного лучше, и мне это нравится". Нет, так не мог ответить тот, кого описывала Тиала! Неужели у него такая служба? Жуть какая, неудивительно, что на него наложили тот заговор... "И будь он подлинно жестоким, наслаждайся он пытками, его бы не мучили кошмары!" - напомнила сама себе девушка и вздохнула. Одно жаль - капитан не узнает о том, что по крайней мере за это она его не осуждает... Хотя можно подумать, ему есть до этого дело!
  
  
  Глава 31.
  
  
  
  Эрант. Постоялый двор "Веселый наемник", следующий день.
  
  
  Коррис открыл глаза и глухо застонал. Проклятье, голова-то как трещит, а во рту словно кошки нагадили... С трудом сфокусировав взгляд, он попытался вспомнить, чем закончился вчерашний вечер, но единственное, что вспомнилось - как он потребовал еще вина. "Ничего себе, это я столько выпил? - потрясенно уставился он на три валяющиеся на полу пустые бутылки, - неудивительно, что мне настолько дерьмово"...
  Смутно маячило что-то в памяти... А, с третьей бутылкой зашла служанка, предложившая свои услуги, вроде б он ее послал, или нет? Наверное, послал, всё равно к тому времени допился до скотского состояния... Ругаясь сквозь зубы, Коррис медленно, стараясь не двигать многострадальной головой, сполз с постели и, хватаясь руками за мебель и стены, добрался до брошенной на стул сумки.
  Слава Богам, заветный флакончик нашелся! Опустошив его одним глотком, Коррис замер в ожидании. Несколько мгновений, и теплая волна прошла сквозь его тело, унося с собой боль и похмелье. Повернув голову, он вдруг поймал свое отражение в небольшом зеркале на стене - эта комната была по карману только обеспеченным гостям, так что и такой необычный для постоялых дворов предмет здесь имелся в наличии - и замер. Ну и рожа! Лицо опухшее, глаза покраснели, одежда... Ну с учетом того, что он в ней спал, выглядит не так уж плохо, но выходить в таком виде из комнаты явно не стоит! Обреченно вздохнув, он позвонил, вызывая слугу, а когда тот явился - велел приготовить ему ванну.
  Через пару часов ничто ни в комнате, ни в облике Корриса не свидетельствовало о бурной ночи. Опустившись в кресло, он обвел взглядом комнату и вдруг застыл, смотря на небольшую сумку. Травы, которые восточные маги передали для Лии! И он же должен рассказать ей об их предложении, значит, он обязан снова встретиться с ней, этого требует его честь!
  "Ну и кого ты обманываешь? - спросил он сам себя. - Скажи уж честно, что тебе до темноты в глазах хочется увидеть её еще хоть раз!" Коррис горько усмехнулся. Увидеть, чтобы заглянуть в её глаза и окончательно расстаться с надеждой? Может, это и к лучшему... Отрезать конечность прежде, чем огневица перекинется на все тело... Решительно встав, он тщательно расправил одежду, опоясался мечом и, подхватив сумку с травами, шагнул к двери.
  
  Эрант. Дом тена Долера.
  
  Лия устало опустилась на стул и потерла лоб. Что-то она совсем расклеилась, вчера ей даже пришлось применить магию, чтобы заснуть! И сегодня все из рук валится... "Так, быстро взяла себя в руки! - прикрикнула девушка на себя, - да попробовала бы я хоть минутку побездельничать в деревне! Ярина бы мигом хворостину взяла да поучила уму-разуму!"
  Зажмурилась, ощутила свое тело и окутала себя силой, а потом решительно встала: ее печали и горести не должны мешать ни учебе, ни работе!
  Девушка увлеченно колдовала над зельем, поэтому даже не сразу осознала, что зашедший в лабораторию тен Долер обращается к ней. Добавив последний ингредиент и влив каплю Силы, она подняла глаза и улыбнулась, извинившись:
  - Простите, не расслышала.
  - Ничего, девочка. Тебе кто-нибудь говорил, как это у тебя красиво получается, зелья варить?
  - Ой, скажете тоже - красиво! - рассмеялась девушка.
  - Зря смеешься, ты вся светишься, когда это делаешь. Там в лавке к тебе пришли, спустись.
  - Кто?
  - Сама увидишь. Иди-иди, я за зельем присмотрю, всё равно его теперь лишь помешивать надо. Да, и фартук-то сними!
  Удивленно пожав плечами, Лия сняла фартук и вышла из комнаты. Любопытно, кто может её ждать? Быстро сбежав по лестнице, она отворила дверь, и слова приветствия замерли на устах, когда она встретила взгляд рена Корриса. "Нет, капитана дер Сартона, не забывай, глупая!" - напомнила она себе и осмелилась взглянуть ему прямо в глаза.
  Взглянула - и замерла, словно птичка перед змеей. Никогда и ни у кого не видела она таких глаз: странная стылая тоска была в них. И боль, спрятанная, словно припорошенное пеплом кострище... Лие вдруг стало трудно дышать, но она взяла себя в руки и как можно более светским тоном спросила:
  - Добрый день, рен капитан, что привело вас в лавку сегодня?
  Коррис сглотнул. "Рен капитан", как сухо и холодно... Что ж, он ждал этого...
  - У меня есть для вас подарок, теа Лия.
  - Подарок?! Думаю, принимать подарки от дворянина для простолюдинки не лучшая идея, - холодно ответила девушка. - Благодарю за беспокойство, но если это все, то я пойду.
  - Подарок не от меня, - проглотив обиду, произнес Коррис, - я в данном случае лишь курьер.
  Лия вскинула бровь. Странно... Проклятье, она ведет себя неправильно, видела бы ее сейчас теа Фиара, была бы недовольна своей нерадивой ученицей! Нельзя забывать о манерах!
  - Простите, рен капитан, я повела себя невежливо. По правде говоря, я удивилась, увидев вас здесь... Не меньше, чем вчера в Школе!
  - Я могу понять, что увидеть меня в Школе было для вас сюрпризом, но здесь... Я же не в первый раз в этой лавке, теа Лия!
  - Я полагала, надобность в наших услугах отпала, - пожала плечами Лия, стараясь говорить безразлично-холодно, - кстати, давно вы в столице?
  - Мы прибыли позавчера вечером, - ответил Коррис и заметил, как вздрогнула девушка.
  Лия отвела глаза, стараясь не выдать бурю чувств, которую вызвал в душе его ответ. Получается, она себе все напридумывала, а он просто задержался? Ой, вот дура-то, и как теперь быть, как вести себя, она же явно обидела его своей холодностью, вон глаза какие! И не признаешься ведь, стыдно-то как!
  - Теа Лия? - позвал Коррис, с тревогой наблюдая за явно чем-то взволнованной девушкой.
  - Простите, рен Коррис, просто я удивлена, - тщательно подбирая слова, проговорила та. - Вы планировали отсутствовать полгода, а на самом деле прошло девять с половиной месяцев.
  Коррис с трудом сдержал облегченный вздох. Наверное, так чувствует себя приговоренный к смерти, которому объявляют помилование в тот момент, когда петля уже наброшена на шею! Она назвала его по имени, точно помнит, сколько он отсутствовал... Неужели ей это небезразлично? Боги, и как теперь... "Осторожно, не спеши", - одернул он себя.
  - Увы, теа Лия, такая у меня служба. Вот и в Школу я попал из-за нее, необходимо было передать директору срочное послание...
  Лия спросила, все еще пряча глаза:
  - Вы говорили о подарке, но не сказали, от кого! И с чего бы кому бы то ни было дарить мне подарки?
  - Подарок от магов с востока. Так вышло, что ваше зелье помогло одному из них в то время, когда ему было очень плохо, несмотря на то, что там очень своеобразная магия...
  - Да? - девушка подняла на него засветившиеся интересом глаза, и Коррис поздравил себя с тем, что из ее взгляда ушла ледяная вежливость. Сейчас это снова была та Лия, которую он знал: живая, любопытная, непосредственная...
  - Да, теа Лия. Я и представить не мог, что такое возможно: тот маг по зелью определил, что его делала юная девушка с сильным целительским даром! А на Востоке целители пользуются огромным почетом... Поэтому они и передали подарок для вас, вот он.
  Лия с нетерпеливым любопытством взглянула на сумку, которую он положил на прилавок, открыла ее и восторженно ахнула:
  - О Боги, неужели это... Это же невероятная редкость! - она бережно достала из сумки какую-то неприметную с виду травку, - но как же, такой дар, а я...
  - Надеюсь, вы не рассердитесь... я отдал им все зелья, что не пригодились моему отряду в качестве ответного подарка, - негромко сказал Коррис, любуясь ей.
  - Ой, спасибо! - Лия лучезарно улыбнулась ему, - надо же, какой сюрприз!
  - Есть и еще кое-что... Мне поручено передать вам приглашение переехать на Восток.
  Девушка нахмурилась:
  - Я не понимаю, рен Коррис...
  - Боюсь, чтобы пояснить это, нужен длинный рассказ. Но вкратце: если понадобится убежище, то на Востоке готовы предоставить вам все, что пожелаете: деньги, дом, почет... Они действительно совершенно по-особому относятся к целителям.
  - Но я же еще не маг, - растерянно ответила Лия.
  - Я сказал им то же самое, но мне ответили, что важно не наличие диплома, а Сила.
  - Я совсем запуталась, - девушка доверчиво-беспомощно взглянула на Корриса, и он вдруг почувствовал, как бешено застучало глупое сердце. А еще - как сильно ему хочется прикоснуться к ней!
  Лия смотрела на Корриса, подмечая крохотные детали. Слава Богам, та тоска ушла из его глаз, но выглядел он таким усталым... Девушка поймала себя на мысли, что ей хочется провести кончиками пальцев по его лицу, стирая следы горечи и усталости. А еще - чтобы он поцеловал ей руку, как когда-то...
  Они шагнули навстречу друг другу одновременно, словно притягиваемые невероятной силой и одновременно точно преодолевая порыв встречного ветра. Лия смутилась и потупила взор, а Коррис, чувствуя себя невероятно счастливым, почти благоговейно поднес ее руку к губам. Она коротко выдохнула и шепотом призналась:
  - Я рада, что вы вернулись, что с вами все в порядке.
  - Я рад вернуться, и еще более рад видеть вашу улыбку, - тихо ответил он. - После вчерашнего я решил, что вы будете ненавидеть и презирать меня... Я ведь действительно Вентерисский палач...
  Последние слова он договаривал, отведя глаза в сторону, и Лия вдруг почувствовала, как ему сейчас больно. Она осторожно коснулась его руки и призналась:
  - Я не поверила ей. Не поверила, что вам нравилось причинять боль кому бы то ни было.
  Взгляд, которым он одарил ее в ответ на эту откровенность, был полон такой жаркой благодарности и еще чего-то, чему Лия не могла найти названия, что девушка снова смутилась.
  - Теа Лия, вы сейчас вручили мне бесценный дар, - глухо сказал Коррис, стараясь сдержать бушевавшие эмоции, - я... я хочу вам все рассказать, если вам интересно...
  - Конечно, - мягко улыбнулась ему та, - но только если вам это не причинит боли.
  - Самую сильную боль причиняет непонимание и молчание, сегодня я это точно понял. Вы согласитесь сходить со мной куда-нибудь? Я бы рассказал вам и о Вентерисе, и о Востоке - все, что могу поведать, не нарушая интересов службы.
  Лия вздохнула:
  - Я бы с радостью, но что будет, если нас увидят вместе? Вы говорили, что директор вас не любит. И, по-моему, меня он не любит тоже, или у него есть на меня какие-то планы...
  - Боюсь, что вы правы, и я даже могу предположить, какие. А насчет того, что нас увидят... Возьмите это, теа Лия.
  - Что это такое? - девушка с любопытством покрутила в руках амулет в форме спирали.
  - Наденьте его.
  Лия выполнила его просьбу и увидела, как рен Коррис потряс головой.
  - Невероятно, сейчас вы на себя совершенно не похожи!
  - Это что, амулет личины? Я слышала о таких, но никогда не видела! И как я теперь выгляжу?
  - Зеленоглазая, с вьющимися рыжими волосами и курносым носиком с веснушками. Ну и фигура более...
  - Я поняла, - девушка почувствовала, как жаром плеснуло в щеки, - да, так меня точно никто не узнает!
  - Кроме меня, - капитан продемонстрировал ей перстень с черным камнем, - это парный амулет, он позволяет видеть сквозь созданную кулоном личину. Только еще одно, насчет того, когда его надевать...
  - Я понимаю... Не в Школе и не здесь, и предварительно уверившись, что меня никто не видит, так? - снимая кулон, спросила Лия.
  - Именно так! Мне уже пришлось им воспользоваться, когда шел сюда.
  - Значит, в лавку вошли не вы?
  - Нет, правда, я не знаю, какой была личина, ведь в зеркале она не отражается!
  Девушка нахмурилась, задумчиво покусывая губы:
  - Вы думаете, за вами следят? Или за лавкой?
  - Не уверен, но лучше подстраховаться.
  - Тогда возьмите его. Возьмите-возьмите, вам нужно выйти отсюда в том же облике, что и входили. И подождите меня немного, хорошо?
  Коррис кивнул, с любопытством наблюдая за неожиданно решительной и собранной Лией. Она подошла к двери и обернулась, явно что-то вспомнив.
  - Рен Коррис, а когда вы... приглашаете меня?
  - В этот выходной, - предположил он.
  Девушка покачала головой и тяжело вздохнула, пояснив:
  - Иногда в выходной я собой не располагаю. Так что мне будет проще отпроситься на один день у тена Долера.
  - Тогда завтра?
  Она кивнула и вышла. Коррис остался в одиночестве и тихо выругался: ее слова насчет выходного напомнили ему о дер Фалдоне. Интересно, она расскажет ему об их отношениях, если он спросит? И объяснит, почему так обижалась на него?
  Лия вернулась через десять минут, накинув короткую беличью шубку.
  - С теном Долером я договорилась. Давайте сделаем так: сейчас вы наденете амулет и... знаете недалеко отсюда трактир "Пьяный пекарь"?
  - Знаю, и что?
  - Я иногда в этом трактире покупаю блинчики с вареньем, они там очень вкусные. Так что даже если за мной следят, мой визит туда никого не удивит. Я пойду вперед, так, чтобы мы столкнулись с вами на входе: там есть место, где входящего не видно.
  - Получается, я сниму амулет и незаметно передам его вам, так? И, наверное, мне стоит там ненадолго задержаться, для правдоподобности, - Коррис почувствовал азарт и искреннее восхищение: вот кому бы в Тайной службе работать! - Только надо рассчитать, сколько времени спустя мне зайти...
  - Минут через десять, я как раз успею купить все, что надо, - предложила Лия.
  - Отлично! А завтра где встретимся? Может, в кондитерской лавке недалеко от Школы?
  - Прекрасный выбор, там всегда много народа и можно незаметно надеть амулет, тогда завтра в три пополудни. Ну что, начнем?
  Коррис кивнул, любуясь разрумянившийся Лией. Та улыбнулась ему и вышла из лавки, через несколько минут он последовал за ней.
  Все прошло как по нотам, так что когда через полчаса Лия входила в ворота Школы, амулет личины лежал спрятанный в её варежке. Тепло поприветствовав тею Фалину, которая оторвалась от распекания нерадивых служанок, чтобы улыбнуться ей, девушка поднялась к себе. Вошла, закрыла дверь и рассмеялась. Как же хорошо, что все выяснилось!
  
  
  Эрант. Постоялый двор "Веселый наемник".
  
  Коррис шел по улице, стараясь не улыбаться. На душе было удивительно легко и ясно, словно за спиной выросли крылья. Надо же, каких-то полтора часа назад он чувствовал себя глубоко несчастным, а сейчас... Какая она все-таки необыкновенная!
  Его появление в общем зале было встречено недоуменными взглядами и переглядываниями солдат, сидевших за уставленным яствами и кувшинами с пивом столом. Первым не выдержал Микша - стоило капитану подойти к столу, как бывший контрабандист выпалил:
  - Командир, а как вы... Нас Орван предупредил, что за отрядом могут следить, так мы с утра настороже, но вы ж из комнаты не выходили!
  - Это хорошо, что вы поглядываете по сторонам, - Коррис хлопнул того по плечу, - так что, следят?
  - Ага, - кивнул Илис, оторвавшись от кружки, - капитан, а может их того?
  Рыжий провел большим пальцем по горлу и вопросительно воззрился на Корриса. Тот покачал головой:
  - Я б и рад, а если это агенты Тайной службы за нами приглядывают? А вот отловить парочку и поспрашивать хорошенько... - он злорадно усмехнулся, получив такие же ухмылки от своих парней.
  - Так как все-таки? - не выдержал Микша.
  - У меня есть свои секреты, - ответил Коррис и оглядел стол, - хм, а неплохо вас тут потчуют! Ну-ка, освободите мне местечко!
  Солдаты разулыбались: если на выездах капитан всегда ел с ними из одного котла, то на постоялых дворах присоединялся к ним редко. Сам Коррис делал это из-за того, что не хотел мешать им веселиться, и, хотя его парни и понимали это, всё равно ценили такие моменты, когда командир показывал, что считает их ровней.
  Орван, стараясь не привлекать к себе внимания, с интересом поглядывал на капитана. Вчера вечером тот был больше похож на живого покойника, хоть и старался не подавать вида, а сейчас, поди ж ты, смеется, и глаза блестят. "Ой, скрываешь ты что-то, командир, - мысленно обратился он к капитану, - и не служба тут виной, иначе б на девку вчерашнюю так не окрысился"... Орван неслышно хмыкнул в усы: что ж, пришлось ему, как помощнику командира, взять на себя нелегкое дело утешения красотки. Хороша была, ничего не скажешь! А капитан... "Ой, как бы не влюбился, бабы они ж такие: сиди около моей юбки, а коль не хочешь - ты меня не любишь, подлец! А может, ему повезет? Интересно, а не та ль это девица, что ему оберег сделала? Коль так, може, и неплохо было б, все ж не свистоплюйка какая безмозглая... Хотя командир же сказал тогда, мол, не маг она пока, значит, молодая совсем! Ох ты, а вот это нехорошо, это ж лет двадцать разницы, а он же еще и не красавец, а молоденьким-то чего и надо... Это была бы баба постарше, так знала б, что не лицо главное"...
  Неслышно вздохнув, Орван положил себе приглядеться к капитану повнимательней. А там, кто знает, может и про симпатию его чего узнать удастся...
  В свою комнату Коррис поднялся лишь ближе к полуночи. Рухнул в кресло и прикрыл глаза, блаженно вспоминая слова Лии о том, что она не поверила в то, что ему может понравиться причинять кому-то боль. Перед его мысленным взором стояла ее изящная фигурка, подчеркнутая простым, но удивительно идущим ей синим платьем - Коррис внезапно ощутил, что ему до зуда хочется обнять тонкую талию девушки... Ее лицо в тот момент, когда она обдумывала, как им провести возможных наблюдателей: сосредоточенное, задумчивое, такое живое и естественное... Смущенный румянец на щеках и любопытное сияние отсвечивающих зеленью глаз...
  Коррис грустно улыбнулся. А он-то думал, что с ним такого произойти не может! Дожить почти до сорока и влюбиться, как мальчишка - себе-то что врать - и в кого? В красавицу вдвое себя младше, да вдобавок и мага, вокруг которой так и вьются красавчики-сверстники! "Ну ничего, главное - я ей хоть немного небезразличен, а раз так, есть шанс стать ей другом, а там - кто знает! А Ула-то была права, мудрая женщина, жаль только, что действительно нельзя Лию охмурить да под венец повести", - усмехнулся он.
  Встав, он подошел к окну и взглянул туда, где, возвышаясь над невысокими домами, темнела громада Школы. "Сладких тебе снов, светлая моя девочка", - пожелал он от всей души.
  
  Эрант. Кондитерская лавка рядом с Магической Школой, следующий день.
  
  Лия незаметно огляделась по сторонам и проскользнула в дверь лавки, стремительным движением обернулась, словно поправляя что-то, и надела кулон. Тут же движения ее сделались медленными и плавными, и она словно лениво направилась к прилавку, на котором были разложены сладости.
  Наблюдавший этот маневр Коррис с трудом удержался от восхищенного свиста. Лия проделала это так, словно имела громадный опыт подобных действий! А походка? Она же стала совершенно другой! Он незаметно снял с пальца кольцо и с интересом понаблюдал за тем, как рыжеволосая девушка с весьма пышными формами скользит по залу, сопровождаемая восхищенными мужскими взглядами. Снова надев кольцо, он шагнул к ней, внезапно почувствовав веселый и совершенно юношеский задор. Поиграем, милая?
  - Теа Кария? - голос рена Корриса Лия узнала сразу. Хм, он решил назвать ее другим именем или просто не узнал? Бросив взгляд на его руку, девушка поняла, что первое предположение верное. Что ж, подыграем!
  - Рен капитан... Простите, не припоминаю вашего имени, вы так надолго пропали, - захлопав ресницами, ответила она.
  - Ах, моя ветреная теа Кария, а я-то надеялся, что оставил глубокий след в вашей памяти, - целуя ей руку и стараясь скрыть неуместную улыбку, ответил Коррис. - Ну же, вспомните, очаровательная!
  - Рен Корвин... Корлен... Коррис, так ведь? И вы смеете называть меня ветреной, негодник? Тем более, что вы так и не выполнили своего обещания, - обиженно надув губки, совсем как Мирая, ответила Лия.
  - Неужели я был столь небрежен? Простите, ради всех Богов, теа Кария, но я, право, не могу вспомнить...
  - Я так и знала! Мужчины! А кто обещал свозить меня в лучшую кондитерскую столицы?
  - Как я мог?! Теа Кария, я готов немедленно исправить свой промах! Позвольте мне пригласить вас прямо сейчас!
  - Вы можете быть таким милым, рен Коррис, - кокетливо потупилась девушка, - что я совершенно не могу вам ни в чем отказать.
  Улыбнувшись, Коррис подал ей руку. На улице он остановил наемный экипаж и, лишь когда они уселись в карету, позволил себе тихонько рассмеяться:
  - Восхитительно, теа Лия, я и не предполагал в вас таких талантов! А ваша последняя фраза просто-таки бальзам на сердце любого мужчины!
  - Вам понравилась теа Кария? - почему-то девушка почувствовала легкую обиду.
  - Нет, не теа Кария, а то, как великолепно вы её изобразили.
  - Нам и в кондитерской придется играть?
  - Если вы мне доверяете, то... там есть отдельные кабинеты, их обычно занимают влюбленные парочки...
  - Я вам верю, - улыбнулась Лия, отчего у Корриса стало теплее на душе, - и предпочту отдельный кабинет необходимости лгать в каждом слове и взгляде.
  - Спасибо, - прочувствованно сказал Коррис, сжимая ее пальцы.
  Отдельный кабинет заставил Лию слегка покраснеть: помимо стола с креслами в нем присутствовал роскошный диван, на который так и хотелось присесть. Коррис отдал распоряжение официанту, который с явным восхищением покосился на Лию в ее иллюзорном облике, и подвел девушку к столу.
  - Сначала я должен выполнить обещания, которое дал тее Карии, - тихонько сказал он Лие, - и заодно полакомиться восхитительными пирожными.
  После того как все пирожные были съедены, Коррис, слегка смутившись, спросил:
  - Теа Лия, вы не против пересесть на диван? Там будет удобнее говорить.
  Лия только кивнула, порозовев: подобные действия согласно этикету были допустимы лишь между родственниками, близкими друзьями или женихом и невестой. Коррис подвел ее к дивану и сам опустился рядом, взглянул на нее и вздохнул:
  - Теа Лия, я обещал поведать вам о том, почему меня назвали палачом. И о многом другом... Кое о чем я не смогу рассказать из-за секретности, но уж что смогу...
  Лия кивнула, с тревогой наблюдая, как он помрачнел. Сглотнув, Коррис тихо начал:
  - Все началось в Вентерисе... Там стали пропадать люди, сначала я думал, что их продавали в рабство на галеры, но потом мы обнаружили, что исчезают не только мужчины. Однажды мы нашли пещеру, в которой были пленники: женщины и дети... И не все из них были живы...
  Лия задрожала, вживую представляя этот ужас и чувствуя боль, что стояла за каждым словом, и чуть придвинулась к своему спутнику, словно ища у него защиты или же пытаясь защитить его. Коррис продолжил, смотря в пол:
  - Мы выявили замешанного, им оказался местный градоначальник, он был уверен, что стоит дать мне взятку и все уладится... Точно это вернуло бы всех этих мертвых! И тогда, зная, что за ним могут стоять еще более высокопоставленные личности, я и сделал то, из-за чего получил свое прозвище. Да, я пытал его самолично, опозорив свой род, но нисколько в этом не раскаиваюсь!
  Не поднимая взгляда от пола, Коррис замолчал, ожидая реакции Лии. Что она сделает? С ужасом убежит, снова станет холодной и отстраненной или... Тонкие пальчики накрыли его руку, и она тихо сказала:
  - Жаль, что я не могу убрать эту боль...
  Коррис поднял глаза и с потрясением увидел слезы в прекрасных глазах Лии. Она смотрела прямо на него, не отводя взгляда, и ему мучительно захотелось сжать ее в своих объятиях и поцеловать, зарыться лицом в ее волосы и шептать ей о том, как бесконечно дорога она ему...
  - Вы только что сделали это, - произнес он, нежно сжимая ее пальцы.
  - И вам приходилось делать это вновь?
  - Больше я не пытал сам, но это делали мои люди. А значит, вся ответственность на мне, как на командире. Так что прозвище "палач" вполне оправданно...
  - А я только теперь понимаю, насколько была права, когда в наш прошлый визит сюда сказала, что вы тоже в своем роде целитель, - сказала Лия, глядя на мужчину с искренним сочувствием. Внезапно она поймала себя на мысли, что ей хочется обнять его - крепко-крепко, чтобы прогнать дурные мысли, боль из его души и тоску из глаз.
  - Спасибо, Лия, - вырвалось у Корриса, и он смутился, внезапно осознав, что назвал ее просто по имени, - простите, я...
  - Не стоит извиняться, - Лия потупилась, но продолжила, - мне это приятно. Рен Коррис, а...
  - Лия, я буду счастлив, если и вы будете звать меня просто по имени. Я понимаю, что старше вас, и возможно, прошу о многом... Я пойму, если вы откажетесь...
  - Мне будет сложно, - честно призналась Лия, - но если для вас это столь важно...
  - Очень! - воскликнул Коррис.
  - Я постараюсь, только сначала могу оговариваться.
  Его взгляд заставил её опустить ресницы, столько в нем было радости и еще чего-то, чему девушка не могла дать названия. Открыто улыбнувшись ей, он сказал:
  - Лия, я обещал рассказать и о Востоке. Кстати, это может послужить и объяснением того, что может хотеть от вас директор.
  - Кое-что он уже от меня хотел, - вырвалось у Лии, и она насупилась.
  - Осторожнее, не забывайте про магическую клятву, - Коррис взволнованно посмотрел на нее, - хотел, значит, не добился?
  Девушка вдруг ядовито улыбнулась:
  - Нет, потому что у меня магический контракт с теном Долером, согласно которому я могу варить зелья только на уроках или работая на него. Но я перебила вас, простите.
  Коррис кивнул и рассказал ей о предложении магов Востока, а также о том, что директору может быть нужен целитель с таким уникальным чутьем на травы, как она. Лия внимательно слушала, задавая вопросы, а потом покачала головой:
  - Я хочу закончить Школу и получить диплом, ведь я столько для этого сделала! И, кроме того, я читала о восточных традициях и обычаях, особенно в отношении женщин, и не думаю, что приживусь там. А что посоветовали бы мне вы?
  - Я пристрастен, мне очень не хотелось бы однажды вернуться в Эрант, в котором не будет вас. Но Восток может быть вариантом на крайний случай.
  - На самый крайний, - кивнула Лия, - спасибо за рассказ.
  - Лия, а могу я спросить вас... Тогда, в Школе, вы смотрели на меня так... Чем я обидел вас?
  Девушка внезапно густо покраснела и опустила голову, а затем тихо призналась:
  - Это была глупость с моей стороны. Я решила, что вы давно вернулись в столицу, и даже не зашли поздороваться. Знаю, у меня не было права обижаться, но... Вы военный, и значит, всегда в опасности, а плетения Госпожи Путей известны лишь ей...
  Коррис почувствовал, как его накрыла искрящаяся хмельная волна радости. Боги, значит, она волновалась о нем!
  - Лия, неужели вы и правда думали, что я могу так поступить? Я собирался навестить вас на следующий же день, просто сначала хотел закончить все служебные дела!
  - Я подумала, раз зелья больше не нужны, то вы и не зайдете, - еще ниже опустила голову Лия, сейчас у нее порозовели даже уши.
  - Во-первых, с чего вы взяли, что зелья не нужны?
  - Потому что тен Долер теперь зелья военному ведомству поставляет, и я решила, что оно вполне может снабжать вас, - тихо ответила девушка, - а во-вторых?
  - А во-вторых... Лия, вы удивительная и необыкновенная девушка, я был бы счастлив стать вам другом, и вы думали, что я захожу в лавку лишь ради зелий?! Я понимаю, что теперь у вас есть друзья в Школе, такие же будущие маги, как вы, ближе вам по возрасту, но...
  Лия вскинула голову и вгляделась в его лицо, не веря своим ушам. Он предлагает ей дружбу? И что-то странное было в его голосе, когда он говорил о друзьях в Школе...
  - У меня нет друзей в Школе, - негромко ответила она, - может, только библиотекарь, тен Гиран, но он весьма немолод и относится ко мне, пожалуй, как к ученице.
  - А как же тот молодой человек, что сопровождал вас тогда? Не знаю, как его зовут, он похож на советника дер Фалдона.
  - Это его сын, Диар, он учится со мной на одном курсе. Он... отдельный случай...
  - Это из-за него вы сказали, что не всегда располагаете собой в выходные? - стараясь сдержать ревность, на которую не имел никаких прав, спросил Коррис.
  - Да. А вы весьма вежливы... Коррис, - с некоторым усилием произнесла она, горько усмехнувшись, - даже не произнесли напрашивающейся фразы "вы же понимаете, что между вами и им ничего быть не может".
  Коррис мысленно поздравил себя с тем, что удержал за зубами примерно такие слова и осторожно поцеловал руку Лии, задержав ее у своих губ чуть дольше дозволенного этикетом времени.
  - Вы умная девушка, Лия, и сами все прекрасно понимаете. Вряд ли вам нужно мое мнение относительно того, как поступать с одним из плененных вашим умом, обаянием и красотой мужчин.
  Лия рассмеялась - невесело, сухо:
  - Плененных... О, это не про Диара, вряд ли он вообще способен испытывать сильные чувства! Порой думаю, не совершила ли я ошибки, приняв его изложенное почти в ультимативной форме предложение дружбы?
  - Он позволил себе обидеть вас?
  - Нет, и не думаю, что он пойдет на это. Но его дружба весьма... требовательна. Иногда мне кажется, что я просто удобна для него по некоторым причинам.
  Коррис вздохнул:
  - Мне неприятно это говорить, но вы можете быть правы. Советник дер Фалдон и директор явно имеют какие-то общие интересы. Жаль, что я ничем не могу вам помочь, хотя...
  Лия взглянула на его ставшее суровым и насмешливым лицо и спросила:
  - Что?
  - Я мог бы вызвать его на дуэль и убить, - совершенно спокойно предложил Коррис.
  - Нет, ни в коем случае! - девушка вздрогнула, - я не хочу, чтобы на моей совести была чья-то смерть, тем более Диара, который действительно не сделал мне ничего плохого. И потом... Он не такой уж слабый противник, фехтует он прекрасно...
  - Фехтует - возможно, но одно дело учебный поединок, и совсем другое - бой, - улыбнувшись, ответил Коррис, - но мне приятно, что вы за меня волнуетесь. Лия, я хотел кое-что вам предложить... Я ничем не могу помочь вам в Школе, увы, но вне её пределов могу попробовать обеспечить вам защиту. Защиту Тайной службы империи.
  Лия сдвинула брови:
  - Зачем Тайной службе защищать обычную ученицу Школы? И что от меня потребуют за это?
  - Ну хотя бы затем, что вы будущий целитель, причем одна из тех немногих, кто не считают магов выше обычных людей. Возможно, просто по моей просьбе, всё же я не последний человек там. Потребуют... Вы фактически уже работаете на государство, и я думаю, кстати, что за вами и без того присматривают.
  Девушка надолго задумалась, а затем медленно покачала головой:
  - Нет. Вам я верю, но для вашего начальства я буду не человеком, а лишь кусочком мозаики: не подойдет на нужное место, выбросят. Тем более... Вы уверены, что никто не выдаст меня... нас... директору дер Нистеру? Пусть не из начальства, а из простых исполнителей?
  - Нет, не уверен, - тяжело вздохнув, признался Коррис, порадовавшись в глубине души ее "нас", - тогда я буду молчать. Но если у вас возникнут проблемы и меня не будет в столице, пообещайте мне, что обратитесь за помощью!
  Лия почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы. Опустив ресницы, она кивнула, а потом тихо произнесла:
  - Обещаю выполнить вашу просьбу. А вы долго будете в Эранте?
  - Месяц, может больше. И пока я в столице, останавливаюсь на постоялом дворе "Веселый наемник".
  - Я почему-то думала, что у вас дом здесь, - призналась Лия и расстроилась, увидев, каким мрачным стало его лицо, - простите, я сказала что-то не то?
  - Нет, просто это слегка больной вопрос для меня. У моей семьи действительно есть дом в Эранте, но отец не принял моих поступков и отказался от меня.
  - Простите, Коррис, - мягко сказала девушка, с радостью отмечая, как он тут же просветлел, - я не хотела вас расстроить.
  - Ничего, я уже привык. Но что-то мы все о грустном... - в его лице вдруг мелькнуло что-то мальчишеское, и он спросил, - Лия, а поведайте мне, откуда у вас такие познания в конспирации? Ваше предложение по поводу организации обмена амулета глубоко меня потрясло!
  Лия смущенно улыбнулась:
  - Наверное, вам это покажется забавным... Я вообще-то почти никогда не читаю книги просто для развлечения, у меня нет на это времени. А на каникулах тен Гиран обычно старается подсунуть мне что-то легкое, и в этот раз попался старый роман о приключениях агента Тайной службы. Я понимаю, что для вас это смешно, но получилось же?
  Она с улыбкой посмотрела в искрящиеся весельем глаза своего собеседника. Тот развел руками:
  - Боюсь, в подобных ухватках я и сам не мастер. Зато в отряде у меня найдутся те, кому это на один чих.
  - А расскажите мне о своем отряде! У вас же там не обычные солдаты, так?
  - Очень необычные, - кивнул Коррис, - но рассказывать нужно будет долго, а уже поздно. Может, теа Кария согласится встретиться с реном Коррисом еще раз? Или не раз, пока стосковавшийся по столь изысканному обществу бедный капитан находится в столице?
  - Ну не знаю, - рассмеявшись, ответила девушка, - она на редкость непостоянная особа! Хотя она же уже призналась, что совершенно не может отказать столь милому кавалеру!
  Коррис присоединился к смеху девушки. Отсмеявшись, он сказал:
  - Остается лишь придумать, как бравый капитан будет связываться с очаровательной теей Карией!
  - Увы, теа Кария не всегда строго следует этикету, - притворно укоризненно покачала головой девушка, - она вполне может послать храброму капитану записку через посыльного.
  - Признаюсь вам откровенно: рен Коррис обожает смелых девушек, так что дерзость теи Карии несомненно придется ему по вкусу, - подмигнул ей Коррис и чуть погрустнел, - а теперь нам пора.
  Лия тихонько вздохнула и поднялась с дивана. Коррис вдруг нахмурился:
  - Погодите, Лия.
  Он стянул с пальца кольцо и задумался, а затем, поймав вопросительный взгляд девушки, пояснил, слегка смутившись:
  - Если мы выйдем отсюда в таком виде, то наверняка у обслуги будут вопросы, зачем мы брали отдельный кабинет. Вот я и думаю, что бы такое сделать...
  Лия вспыхнула, вздохнула и быстрыми движениями расплела косу, а затем снова заплела ее, но уже более небрежно, так что одна прядь слегка выбилась из нее. Чуть ослабила шнуровку на платье, не замечая, каким жадным взором следит за каждым ее движением мужчина, незаметно снова надевший кольцо. Впрочем, он также быстро снял его, как только девушка подняла голову и спросила:
  - А так?
  Коррис снова взглянул на рыжеволосую красотку со слегка сбившимся декольте, чуть растрепанными волосами и горящими румянцем щеками и кивнул, сглотнув вязкий ком в горле:
  - Очень... убедительно. Идем?
  Лия покачала головой:
  - Вы тоже. Волосы надо растрепать, и камзол немного...
  Коррис чуть расстегнул камзол, запустил руку в волосы и спросил:
  - Так?
  - Да, идем скорее, а то я чувствую себя неловко.
  Понимающие и откровенно завистливые - в сторону Корриса - взгляды обслуги и мужской части посетителей сопровождали их все время, пока они шли по залу. Только на улице Лия наконец выдохнула и спросила:
  - А сейчас как?
  - А сейчас мне придется показать себя невежливым кавалером и высадить вас не у врат Школы, - виновато произнес Коррис.
  - Хорошо, тогда в Цветочном переулке, там так поздно обычно пусто, а до Школы рукой подать, - кивнула Лия.
  - Хороший выбор, - одобрил Коррис, усадил Лию в карету - здесь дежурили несколько наемных экипажей - и, отдав распоряжения кучеру, сел рядом. Девушка тепло улыбнулась ему:
   - Вечер был чудесным, спасибо!
  - Это я должен вас благодарить, Лия, - покачал головой Коррис, - я уже давно не чувствовал себя так замечательно, как сегодня.
  Карета ехала по притихшим улицам столицы, а мужчина и девушка молчали, улыбаясь друг другу, и это было удивительно уютное молчание. Наконец экипаж остановился, Лия еще раз улыбнулась Коррису и выскользнула из кареты, натянув капюшон поглубже, чтобы скрыть лицо. Мужчина вздохнул и велел кучеру трогать, провожая взглядом фигурку девушки до тех пор, пока карета не скрылась за поворотом. Если бы кто-то мог сейчас увидеть Корриса, то поразился бы: казалось, он сбросил десяток лет, а обычно суровое лицо было полно нежности...
  
  Эрант. Постоялый двор "Веселый наемник". Полчаса спустя.
  
  Орван, неторопливо потягивающий пиво в темном углу общего зала, проводил взглядом командира и почесал в затылке. "Похоже, прав я был - втюрился наш капитан по самую маковку, и чего только в свиристелке той рыжей нашел? Нет, девка красивая, с такой в койке покувыркаться - милое дело, но как есть пустышка! Появится кто покрасивее аль побогаче, так и вильнет хвостом, а капитану мучайся! И не скажешь ведь ничего"...
  Девицу капитанову ему Урик показал, сам бы он ни в жисть не смог так лихо все спроворить! Командир даже и не заметил, что бывший вор за ним следует, ухитряясь к тому же руководить действиями непривычного к таким делам Орвана! И вот теперь мужчина пытался понять, чем же таким рыжая капитана приворожила. Тем более, что он вроде б никогда особо падким на красивое личико не был, да и девок обычно предпочитал не столь фигуристых... "Ладно, может я зря озаботился, а эта рыжуха только любовница? Хотя чего тогда на ночь не остался? Ладно, чего уж тут, всё равно скоро уедем, глядишь, все и закончится".
   Орван махнул рукой вошедшему в зал Шарту, приглашая его за столик, и обратился к подавальщице:
  - Красотка, а подай-ка мне и моему другу еще пива да мяса!
  - С нашим удовольствием, - подмигнула та, - может, еще чего желаете?
  - Ну разве чтобы ты составила нам компанию, - ответил тот, с удовольствием рассматривая пышные формы девицы, - хотя нет, неси пива больше, а насчет компании потом потолкуем, - нахмурился он, увидев зашедших в зал Илиса и Микшу.
  - Ну что?
  - Как я и говорил, - ответил Илис, выхватывая кружку из-под носа Орвана и жадно к ней присасываясь, - две группы за капитаном ходят. Те, что у нас в комнате сидят - хороши, слов нет, хоть и не так, как мы, верно, дружище?
  Микша кивнул и ответил:
  - Угу, поэтому и отловили. Только надо было не Шарта брать, а то они до сих пор в себя придти не могут!
  - Я их легонечко, почти погладил, - обиженно прогудел силач, утыкаясь в принесенную кружку.
  - Почти погладил, - передразнил его рыжий, - у, медведь неотесанный! А если они из Тайной Службы? Влетит нам тогда от капитана!
  - А мы ему не скажем, - усмехнулся Орван, - сначала поспрошаем хорошенько, а потом доложим все как есть. Попозже! Ты говорил, две группы, а вторая?
  Ответом ему было согласное презрительное фырканье Илиса и Микши.
  - Да таких топтунов грудной ребенок заметит! - ответил Илис, - даже не смогли за капитаном до кондитерской проследить! Ежели, конечно, то топтуны, а не наемные убийцы... Ладно, разберемся, если что - прикопаем потиху.
  - Ох капитан и разгневается, - покачал головой Орван, - ну ладно, позлится да попустит. Ну что, пошли ваших пленников допросим?
  
  
  Эрант. Имперская канцелярия. Три дня спустя.
  
  - Неран, какие новости? - принц посмотрел на мрачного как туча заместителя.
  - Ничего, если не считать того, что наш список сократился еще на три персоны.
  - Значит, сейчас их восемь. Неплохая работа, Неран! Кто во главе?
  - По прежнему дер Фалдон, следом военный министр и Казначей. Может, все-таки хотя бы этих троих возьмем да поспрашиваем хорошенько?
  - А если Игрок не один из них? Где гарантия того, что он не нанесет свой удар тут же? А мы не готовы, Неран, катастрофически не готовы!
  - В каждой провинции есть гарнизоны, если начнется смута, задействуем, - ответил тот.
  - А кому они преданы? Наместнику, который на землях своей провинции практически полновластный хозяин и который управляет казной провинции, той самой казной, откуда выплачивается жалованье солдатам и офицерам? Или же сидящему где-то в столице Императору? Да большинству населения Ронтара глубоко безразлично, чья задница протирает подушки трона, лишь бы налоги были поменьше! И потом, не забывайте про концентрацию магов в столице и центральных провинциях, магов, которых Игрок скорее всего использует в своих целях!
  - А если и нет, они наверняка не упустят возможности нанести удар в спину, - тяжело вздохнув, согласился рен Неран. - Относительно наместников: мы проверяем их, во все провинции - кроме тех, в которых побывал рен Коррис, и Норвеара - посланы дознаватели. Вот только практически все они из простых, поэтому работают... как бы это выразиться... понизу! Так что...
  - Что?
  - Успехи ничтожны, и это при тех результатах, что достиг капитан дер Сартон! Порой мне кажется, что он как-то замешан во всем этом. Нет, я неправильно выразился, - покачал головой рен Неран, заметив протестующий жест принца, - я ни в чем его не обвиняю, Боги упаси! Просто он словно инструмент в руках Госпожи Путей!
  - Надеюсь, вы не правы, - помрачнел принц, - я слышал о таких людях, они редко живут долго и еще реже - счастливо. Хотя очень похоже, не зря события буквально закручиваются вокруг него! Он словно нож в руках лекаря, что вскрывает давно назревший нарыв.
  - И поэтому я хотел бы, чтобы он побывал в наиболее важных для нас провинциях, - чуть виновато сказал рен Неран.
  - Время, Неран, время, у нас его нет! Рен Коррис всего один, провинций много, а распутать все ниточки - дело не быстрое! Хотя ваша идея мне нравится, только стоит ее чуть-чуть подправить... Говорите, наши дознаватели не могут подобраться к наместникам и их ближайшему окружению? - принц задумался, постукивая пальцами по столу, а затем злорадно усмехнулся, - а что, если это будут не дознаватели, а ревизоры? Если перетасовать наместников, точно карты в колоде?
  Рен Неран улыбнулся не менее ехидно:
  - Отличная идея, Ваше Высочество! Даже если мы поменяем местами пару наместников, каждый из которых работает на Игрока, обоим понадобится время, чтобы разобраться в сложившейся на новом месте ситуации и найти подходы к тем, кто работал на прежнего наместника. Правда, есть вариант, что наместники будут пытаться увезти с собой своих доверенных лиц...
  - Это будет очень заметно, да и если гражданских легко перевести на новое место службы, то военных - отнюдь. Правда, может вмешаться сам Игрок... - вздохнул Ориан.
  - Если он вмешается, то выдаст себя, или по крайней мере навлечет на себя подозрения. И мне нравится идея с ревизией!
  - Ну, ревизия при такой передаче власти дело обыденное, так что появление ревизоров из столицы не должно вызвать удивления.
  - И если этими ревизорами будут наши дознаватели, или дознаватели буду прикреплены к ревизорам, то результаты проверок могут стать очень неожиданными, - кивнул рен Неран, с искренним уважением глядя на принца. - А рена Корриса стоит послать в те провинции, где будут выявлены особо подозрительные события! Его парни могут найти подходы к тем, кто подчас знает очень многое и к кому не подступиться ни ревизорам, ни дознавателям. Я о Ночных Гильдиях, - пояснил он принцу, удивленно поднявшему бровь.
  - Пожалуй, вы правы... Что ж, тогда прикажите составить список провинций и наместников, и сообща обсудим, куда кого отправить.
  - Я немедля отдам приказ. А Император?
  - Императора, - принц недобро усмехнулся, - я возьму на себя. Надеюсь, через несколько дней указ будет у меня. А теперь личный вопрос, Неран: что у вас случилось, что вы были так мрачны при моем появлении?
  - Это так, пустяк, не стоит Вашего внимания, - принялся отнекиваться рен Неран, но встретил ироничный взгляд начальника и развел руками, - нет, правда мелочь, но неприятная! Я послал людей присмотреть за реном Коррисом, точнее, проверить, не будет ли кто еще за ним следить и не попытаются ли ему подстраивать разные каверзы.
  - И что? - с искренним интересом спросил принц.
  - И моих агентов отловили солдаты из отряда нашего капитана, весьма невежливо поинтересовались тем, на кого они работают, а узнав, что на Тайную службу, посоветовали им подучиться слежке и заодно избавить капитана от внимания еще одной группы следящих за ним. И это мои лучшие агенты... Да их как щенят натыкали носом в лужу!
  - Ну что ж, мы всегда знали, что капитан подобрал себе на редкость талантливых ребят, - усмехнулся Ориан, - так что лучшие агенты Тайной Службы работают на него. А насчет избавить капитана от внимания других, и заодно выяснить, на кого эти другие работают...
  - Я уже отдал приказ, - кивнул рен Неран, - а сейчас, с Вашего позволения, займусь списком наместников.
  Принц кивнул, рассматривая карту Ронтара и о чем-то задумавшись. Рен Неран покосился на него и бесшумно вышел.
  
   Эрант. Магическая Школа. Две недели спустя.
  
  - Ну, рассказывай! - плюхнувшись на стул, потребовала Мирая.
  - Рассказывать что? - удивленно подняла бровь Лия.
  - Что с тобой творится? Ты изменилась, только никак не могу понять, из-за чего! Ну не из-за Диара же в самом деле? Или ты все-таки решила стать с ним ближе?
  - Да с чего ты взяла, что я изменилась? Что у меня, хвост вырос или крылья?
  - Ты за дурочку-то меня не держи! Улыбаешься по-другому, все время словно думаешь о чем-то... или о ком-то! Неужели у Диара есть соперник?
  Лия с трудом сдержала досаду. Вот дура-то, расслабилась!
  - Если ты спрашиваешь о том, не влюбилась ли я, ответ - нет. А что думаю чем-то, так это кажется, я просто тренируюсь энергетические потоки тела видеть, - ответила девушка, мысленно благодаря декана, которая когда-то посоветовала ей упражнять это умение.
  - Пфф, скучная ты, Лия, - разочарованно протянула Мирая, - а я только настроилась услышать романтическую историю...
  "И тут же рассказать ее всем заинтересованным лицам, и в первую очередь - Диару", - ехидно подумала девушка, старательно сохраняя прежнее выражение лица.
  - Увы, вот такая я, - подмигнула она подруге, - а как у тебя с Виарном? И кстати, держи, - протянула купленные в лавке засахаренные фрукты - Мирая их просто обожала.
  - Мм, мои любимые, - простонала блондинка, - Лия, ты чудо! А Виарн... Я решила его немного помучить по твоему примеру, а то привыкли - что он, что Диар - что девушки им сами на шею бросаются!
  - И долго ты его мучить собралась? - с искренним любопытством спросила Лия.
  - Ну не очень долго... Может, пару недель еще... Он сейчас такой милый!
  Лия не выдержала и рассмеялась, такое выражение лица было у Мираи. Подмигнув, та уже серьезно спросила:
  - Лия, а ты домашку по телострою сделала?
  "Телостроем" ученики для краткости называли предмет "строение человеческого тела", преподаватель которого просто обожал дополнительно задавать нарисовать строение той или иной части человеческого тела в разрезе.
  - Да, держи, - протянула тетрадь Лия, - замучилась эти дурацкие схемы рисовать!
  - Ой, а я с ужасом думаю о практике после этого курса, - тоскливо проговорила Мирая, - все отдыхать будут, а нам в больнице работать! Ладно, пойду я, спокойной ночи!
  - Спокойной ночи!
  Закрыв за гостьей дверь, Лия опустилась на кровать и вздохнула. Надо ей все-таки повнимательнее быть, а то так и выдать себя недолго! Сейчас, в одиночестве, девушка наконец позволила себе улыбнуться, вспоминая чудесный выходной, который провела вместе с Коррисом. "Коррис", - она мысленно протянула его имя, словно наслаждаясь звучанием. Лия и не подозревала, что ее суровый капитан может быть таким: заботливым, внимательным, искренним... И что он может так открыто улыбаться, совсем как мальчишка, и смешить забавными историями... Закрыв глаза, она словно наяву увидела его лицо...
  - Лия, а можно полюбопытствовать, где вы научились так играть? Ваша теа Кария неподражаема! - глаза Корриса искрились смехом.
  - Ну вообще-то я ушла из дома осенью, а по дороге в Эрант встретила бродячих циркачей. Они отнеслись ко мне как к родной, спешить в столицу смысла не было, так что я полгода разъезжала с ними по стране. Теа Кария похожа на одну из героинь пьес, что они играли - легкомысленная и веселая кокетка. Ну и за девушками в Школе наблюдала... А сама я, если честно, так вести себя не умею: одно дело - краткая сценка, и совсем другое - постоянно!
  - И не стоит учиться, - улыбаясь, ответил Коррис, - хотя я снова пристрастен, вы мне нравитесь такая, какая есть.
  Смутившись, она постаралась сменить тему:
  - Коррис, а вы обещали рассказать мне про своих людей. Они тоже из столицы?
  - Нет, я с ними со всеми встретился в Ортене, служил в провинции пару лет. Вам действительно интересно?
  - Конечно. Вы о них вон как заботитесь, значит, они для вас не просто солдаты, поэтому мне любопытно!
  - Вы правы, Лия, они стали для меня почти семьей. А рассказать... Ну что ж, слушайте...
  Лия улыбнулась. Благодаря рассказам Корриса его отряд словно стал знаком и ей: надежный и обстоятельный Орван, талантливый и хитрый Урик, рыжий язвительный Илис и многие другие... А еще она в очередной раз восхитилась капитаном: собрать вместе таких разных людей и спаять их в единое целое может только незаурядная личность. Она так ему и сказала, вызвав его смех и признание, что за последние лет пятнадцать его никто так часто не хвалил...
  Порой Лие казалось, что Коррис хочет ей что-то сказать, что-то очень-очень важное, но он молчал. Молчал, но в каждом его взгляде и жесте было столько теплоты, что девушка буквально расцветала. И с тоской думала, что скоро он опять уедет, забрав с собой кусочек ее сердца...
  
  
  Глава 32.
  
  Эрант. Имперская канцелярия. Две недели спустя.
  
  - Неран, что слышно из провинций?
  - Пока донесения только из ближайших, как Вы понимаете. Похоже, такого потрясения наместники не испытывали ни разу, - усмехнулся тот, - хотя Наместники Аронта, Сарвина и Шарона восприняли все на удивление спокойно.
  - Ну эти три провинции и без того были наименее подозрительны. Где наибольшая паника?
  - У наместника Горрины - сердечный приступ, если верить его целителю. Правда, почему-то никто раньше про больное сердце рена Прианта не слышал! И странно, что этот "больной" мечется по дворцу, как кот с подожженным хвостом, если верить сплетням его слуг!
  - Возможно, лишь казнокрадство? - предположил принц и вздохнул, - подумайте, Неран, до чего дело дошло - казнокрадство кажется нам меньшим из зол!
  - Возможно, но сомневаюсь. У казнокрадов обычно есть два, а то и три варианта отчетов, и первая реакция никогда не бывает столь бурной: сначала всегда пытаются обхитрить проверяющих, потом - дать взятку, и лишь потом начинается паника. А с учетом того, что связь ревизоров с дознавателями тщательно скрывается, непонятно, чего так испугался наместник! Тем более ревизорам даны ясные указания: копать придирчиво, но на предложения взятки реагировать благосклонно и постараться выяснить, какие именно траты или доходы пытаются скрыть. Есть и еще один момент: наместник практически сразу же после получения указа об отставке и новом месте службы, "умирая", вызвал к себе начальника местного гарнизона, а директор местной Магической Школы вообще от него не отходит!
  - Похоже, вы правы, Неран, вот мы и нашли место, где нужна команда капитана дер Сартона, вызывайте его завтра сюда. Кстати, помните, вы говорили, что за ним еще кто-то следит?
  - Разумеется. Ничего неожиданного - как я и предполагал, эти преследователи работали на дер Нистера. Надо признать, высокомерие директора в очередной раз сыграло нам на руку...
  Принц выразительно поднял бровь, ожидая пояснений. Рен Неран улыбнулся:
  - В общем, наш милый директор, судя по всему, подумал и решил, что Коррис дер Сартон слишком часто попадается ему на пути, поэтому нанял людей устранить его.
  - Устранить?! То есть было покушение?
  - Было. Вот только оказалось, что люди капитана тайком приглядывали за ним, так что взяли незадачливых убийц на горячем. Капитана ранили, слегка - уже на следующий день он был в норме.
  - Тогда почему дер Нистер еще не арестован? - зло спросил принц, - он перешел все границы!
  - Ваше Высочество, Вы же понимаете: чтобы тронуть одного из магов, и тем более - дер Нистера, нужны железные доказательства! К сожалению, их у нас нет, арестованные не знали имени своего нанимателя и даже не видели его лица - оно было скрыто магической маской.
  - Тогда с чего вы решили, что это был именно директор?
  - Опять-таки таланты людей капитана. Не знаю, замечали ли Вы, что дер Нистер иногда по-особому дергает плечом?
  Принц задумался, а потом кивнул:
  - Теперь, когда вы об этом сказали, я припоминаю такое.
  - Я тоже не сразу вспомнил, - вздохнул рен Неран, - а один из парней капитана уловил это движение сразу, другой обладает невероятным слухом и при старании может воспроизвести манеру разговора и голос любого человека. Словом, характерный жест и манера речи, плюс голос - когда капитан расспросил своих людей, то личность нанимателя стала ему ясна!
  - Жаль, что нет доказательств, прижать дер Нистера было бы исключительной удачей! Кстати, Неран, а почему вы сказали, что его высокомерие сыграло нам на руку?
  - Потому что он даже не попытался найти выходы на Ночные гильдии, попросту наняв каких-то отставных вояк. Так что отследить и их, и его для солдат оказалось весьма простым делом. Рен Коррис предложил сделать вид, что его серьезно ранили, и попытаться на этом сыграть, но я уверен, что дер Нистер лично с исполнителями рассчитываться не будет. Если и вообще попросту не прикончит их! Зато я узнал кое-что любопытное о самом рене Коррисе... - рен Неран хитро улыбнулся.
  Ориан покосился на него и усмехнулся:
  - Рассказывайте, а то вас прямо распирает!
  - В последнее время наш капитан несколько раз встречался с некоей рыжеволосой красоткой, по виду и манерам - легкомысленной пустышкой. Именно с ней он был, когда на него напали, вот только девушка при этом повела себя несвойственно роли: сделала все, чтобы не мешать людям капитана и ему самому, не лезла под руку и не устраивала истерик. Меня заинтересовала эта теа Кария, и я выяснил две прелюбопытные вещи: первое, капитан в этот раз не ходил в лавку тена Долера за зельями, но своему помощнику сказал, что обо всем договорено; второе, тею Карию найти не удалось, она словно возникала из ниоткуда, чтобы встретиться с реном Коррисом. Встречались они лишь несколько раз, причем по вечерам либо в выходной. И еще: теа Лия Торн несколько раз искусно ускользала от наблюдения, и теряли ее примерно тогда, когда появлялась теа Кария!
  Рен Неран торжествующе улыбнулся принцу.
  - Вы хотите сказать, что теа Кария и есть теа Лия?! - принц рассмеялся, а потом покачал головой, - Неран, теперь уже я хочу ее завербовать! Если вы правы, то она просто создана для нашей службы!
  - Возможно, Ваше Высочество, но использовать будущего целителя как агента - выбрасывать бриллиант в мусор! Думаю, лучшее, что мы можем сделать - продолжать присматривать за ней.
  - Вы правы, впрочем, это была лишь шутка. Любопытно, зачем нужна столь изощренная игра?
  - Если дер Нистер узнает, что одна из учениц Школы встречается с его личным врагом, он ее со свету сживет, - хмыкнул рен Неран, - да и кроме того, в Школе учится кое-кто из родственников тех аристократов, которые благодаря капитану отправились в допросные да на плаху... Так что если я прав, и теа Кария - это теа Лия, то ей не откажешь в уме, предусмотрительности и таланте перевоплощения!
  Принц вдруг погрустнел, словно о чем-то задумался, а потом улыбнулся чуть печально:
  - Ладно, это была действительно забавная история! Ну что, вернемся к нашим наместникам?
  
  Эрант. Постоялый двор "Веселый наемник". Через два часа.
  
  Коррис пробежал глазами приказ и кивнул курьеру:
  - Благодарю вас, можете идти. Орван!
  - Да, командир?
  - На завтра меня вызывают в канцелярию.
  - Новое задание? - полуутвердительно протянул Орван.
  - Видимо. Все готовы? Оружие, обмундирование в порядке?
  - Да, капитан, все в порядке. А что насчет зелий?
  Коррис вздохнул:
  - Мне не стоит появляться в той лавке, иначе у хозяина могут быть проблемы, так что забрать зелья придется тебе. Думаю, отправиться нам придется послезавтра, поэтому лучше всего сходить за ними поскорее.
  - Прямо сейчас и пойду, - кивнул тот, - а платить-то сколько?
  - Платить... Сейчас я тебе отложу необходимую сумму, относительно зелий не волнуйся - там не обманывают. Подожди немного, я сейчас вернусь.
  Капитан встал и ушел, а к Орвану тут же подсел Илис:
  - Что, кончился отпуск?
  - Похоже на то, - вздохнул тот, - эх, хорошо погуляли! Скажи остальным, чтобы были готовы послезавтра с утра покинуть столицу.
  - Интересно, капитан со своей рыженькой будет прощаться? Хороша девица, ничего не скажешь!
  - Хороша, да и не такая свиристелка, как я думал, - задумчиво произнес Орван и, спохватившись, сердито сдвинул брови. - Не наше то дело, а коль он услышит, что мы ему кости моем, так кое-кому не поздоровится!
  - Да ладно, я ж так, язык почесать, - примирительно ответил рыжий.
  - Вот и чеши его об кого другого, а командира не тронь! - сдвинул брови Орван, - кстати, он идет!
  Илис тут же вскочил, да так резко, что чуть не сбил подходившего к столику Корриса. Тот только покачал головой:
  - Илис, ты, да вдруг неловок стал? Или пиво больно хмельное попалось?
  - Хорошее пиво, - усмехнулся тот, - хмельное в меру. Простите, капитан!
  Кивком отпустив солдата, Коррис протянул Орвану кошелек:
  - Вот, держи. И возьми вьючную лошадь, зелий будет немало. Скажешь, что от меня, а коль спросят о нашем отъезде - поясни все как есть.
  - А идти-то куда?
  - Лавка тена Долера в Купеческом квартале, знаешь?
  - Найду, чай не в пустыне, - махнул рукой Орван, - разрешите идти?
  - Ступай, - кивнул Коррис.
  Проводив взглядом помощника, Коррис провел рукой по лбу, словно отгоняя дурные мысли, и поднялся. Неторопливо дошел до комнаты и упал в кресло, предавшись грустным мыслям...
  "Вот и все, и даже непонятно, смогу ли я увидеть Лию до отъезда... Хотя бы попрощаться"...
  Он улыбнулся, вспоминая её глаза в тот вечер. То, как она явно хотела помочь ему с раной - пришлось шепнуть, что не стоит выдавать себя по пустякам. И то, какой взгляд она метнула на его несостоявшихся убийц - он и не думал, что Лия может смотреть так - словно воин на врага... Коррис вздрогнул от пришедшей в голову шальной мысли: может, сказать ей все? Признаться в своих чувствах, и будь что будет? А вдруг он для нее чуть больше, чем друг?
  А если нет? Если она напугается или не поверит? Потерять все... Нет, лучше молчать, тем более, что неизвестно, когда он вернется и вернется ли вообще...
  
  Где-то в неизвестном месте. То же время.
  
  Мужчина грязно выругался и упал в кресло. Недавно красиво и с большим вкусом обставленная комната сейчас являла собой картину разрушения. Он обвел налитыми кровью глазами свидетельство той ярости, что до сих пор бушевала в нем: располосованные ударом валявшегося неподалеку меча подушки кресел, сломанный ударом ноги стул, чернильные потеки на стенах, валявшиеся под ногами фигурки и игровая доска...
  Сжав зубы, он с ненавистью посмотрел на портрет Императора и перевел взгляд на разорванные в мелкие клочки бумаги. Всегда гордившийся своим рассудком и самообладанием, сегодня он попросту сорвался, такого не случалось с ним уже давно! Ярость клокотала в нем, мысли были отрывочны: "Как?! Как они ухитрились провернуть это?! Куда смотрели эти идиоты?! Почему никто не предупредил?!"...
  Пытаясь успокоиться, он прикрыл глаза, но перед глазами все еще стояли строчки донесения одного из тех, кто был замешан в его делах по самые уши. Как могло такое случиться? Сменить сразу два десятка наместников одним махом, и это тогда, когда у него было практически все готово! Его паутина, столь изящно и элегантно оплетающая Ронтар, порвана одним махом, и все те, кто должен был предотвратить это, оказались в неведении? Или...они просто работают не только на него? И теперь не сделаешь ничего: даже если пустить в ход магию, те, на кого он так рассчитывал, утратили свою власть, а найти новых или наладить связи в других провинциях... Время, проклятое время, теперь оно играет против него!
  Тот, кого называли Игроком, неторопливо поднялся. Его глаза блеснули ненавистью, и он прошипел:
  - Что ж, пусть так! Я подожду, что такое год или два? Я хотел сделать все почти бескровно, но теперь... - его взгляд обратился на портрет, - я просто уничтожу всех, кто станет на моем пути! А ты увидишь, как гибнет то, что было тебе дороже... - он оборвал речь и вышел, хлопнув дверью.
  
  Эрант. Лавка тена Долера. Два часа спустя.
  
  - Лия, ты сегодня поужинаешь с нами? - тен Долер подмигнул своей юной помощнице.
  - С удовольствием, - ответила ему Лия благодарной улыбкой, убирая все ингредиенты на место.
  Травник с улыбкой смотрел на то, как легко и изящно она движется, а потом тихонько вздохнул. Жаль, что придется её расстроить...
  - Лия, сегодня приходил человек от капитана дер Сартона, забрал заказанные зелья и сказал, что завтра капитана вызывают к начальству. Так что, скорее всего, послезавтра их уже не будет в столице.
  Девушка не изменилась в лице, лишь улыбка чуть померкла, пожалуй, не наблюдай мужчина за ней столь внимательно, и не заметил бы ничего. Он мягко, но настойчиво произнес:
  - Лия, я вижу, что вас с капитаном что-то связывает. Я не буду говорить тебе об опасностях взаимоотношений с человеком его круга, но всё же будь осторожнее!
  - Я всегда осторожна, - слегка поджав губы, ответила она.
  - Я не сомневаюсь, просто волнуюсь за тебя. Для меня ты стала как родная, поэтому я не хочу, чтобы тебе было плохо. Хотя капитан, как мне кажется, человек порядочный, так что... Завтра у тебя выходной, используй его с толком!
  - Спасибо! - с жаром поблагодарила девушка, тут же решив, как именно она его "с толком" использует.
  - Кстати, все хочу спросить: закончила ты с тем зельем? Хочется же посмотреть, что получилось!
  - Закончила, вот оно, - показала Лия большой флакон, заполненный зельем золотистого, словно светящегося цвета, - действует не хуже жив-травы, я проверила.
  - На себе что ли?! - травник нахмурился, - с ума сошла!
  - Себя я могу исцелять, - покачала головой девушка, - это даже порядками Школы не запрещено, просто обычно на втором курсе этого никто не умеет. Так что риска не было никакого, тем более, я предварительно обезболила место разреза. Зато теперь знаю, что зелье работает и не дает побочных эффектов, а то с этими восточными травами результат вполне мог быть слегка не такой.
  - Отчаянная ты девушка, хорошо хоть, только в работе. Это ж надо, месяц с одним зельем возиться, да после работы, а потом еще и пробовать на себе! И что будешь с ним делать, подаришь?
  Лия кивнула, чуть покраснев: не думала, что её так легко раскусить. Травник лишь сказал:
  - Тогда не забудь его сегодня забрать, а теперь пойдем, я уже голоден, да и Хани ругается, когда задерживаюсь, - мужчина тепло и чуть мечтательно улыбнулся.
  Хания выглядела усталой, женщина пыталась успокоить отчаянно капризничавшего Лиара. Лия улыбнулась ей:
  - Можно мне его?
  - Конечно, - Хания для убедительности энергично кивнула, протягивая ей младенца, - что-то он все время ноет в последнее время, я уже переживаю!
  - А вот сейчас мы и посмотрим, что нас беспокоит, правда, мой маленький? - ласково сказала девушка малышу, который тут же потянулся к ее косе, и пощекотала ему животик, от чего тот перестал канючить и засмеялся. Уже привычно войдя в состояние транса, Лия посмотрела на ребенка и улыбнулась, сразу поняв, в чем дело.
  - У него зубки режутся, вот он и капризничает. А все остальное в порядке.
  - А разве не рано еще? - удивленно спросил травник.
  - Нет, ему ж уже полгодика есть. А почему вы... - Лия не договорила, но Хания поняла ее и так. Женщина вздохнула:
  - Да неловко мне как-то донимать соседок вопросами, вроде ж не молоденькая уже! Коль бы сильно кричал, так к целителю бы пошла, а так подумала, может просто мается.
  - Ну ничего, солнышко, - ласково обратилась девушка к Лиару, сосредоточенно пытавшемуся вытянуть ленту из ее косы, - папа и тетя Лия тебе отварчик приготовят, и будешь ты у нас улыбаться!
  - Давай его сюда, да поешь хорошенько, - притворно ворчливо сказала Хания, улыбаясь, - смотри-ка, как соскучился по тебе, ты ж последнее время нечасто с нами ужинаешь.
  - У нее учебы много, - вмешался тен Долер, - и правда, давайте уже есть!
  
  Имперская канцелярия. Следующий день.
  
  - Добрый день, рен Коррис, - рен Неран поднялся навстречу капитану и протянул ему руку, - присаживайтесь. Хотите вина? Я обнаружил, что ваше любимое Торнейское красное иногда очень способствует работе мозга!
  - Благодарю, рен Неран, но я предпочту выслушать задание в полностью ясном сознании, - чуть улыбнулся Коррис.
  - Задание вам лично даст Его Высочество, подождем, он должен скоро появиться. Как отдохнули?
  - Полагаю, вы знаете об этом не хуже меня, - тень усмешки скользнула по губам капитана.
  - Служба такая, - комично развел руками рен Неран и посерьезнел, - а как ваш отец? Вы ведь так и не примирились? Может, мне поговорить с ним?
  - Нет, благодарю. Увы, но он, похоже, утрачивает разум, - тяжело вздохнул Коррис, - я даже пытался найти ему целителя, но тот сказал мне, что это бесполезно: без ярого желания больного вылечиться он ничего сделать не может. А отец не хочет признавать, что с ним что-то не так... И со мной говорить не хочет тоже... Боюсь, в следующий мой приезд я узнаю, что остался сиротой...
  - Мы будем за ним приглядывать, - пообещал рен Неран, сочувственно глядя на Корриса, - может, я еще могу вам чем-то помочь?
  Коррис замялся, а потом ответил:
  - Рен Неран, я бы хотел попросить вас об одной услуге. Не как офицер Тайной службы своего начальника, а как один дворянин другого.
  - Слушаю, если это в моих силах - выполню.
  Коррис достал из кармана и протянул рену Нерану конверт. Тот с некоторым недоумением повертел его в руках: на прямоугольнике из плотной белой бумаги не было ни единой надписи.
  - Рен Неран, если со мной что-то случится - вскройте конверт и передайте то, что в нем, по указанному внутри адресу. Поверьте, это сугубо личное дело, и...
  - Я сделаю это.
  - Благодарю, - склонил голову Коррис, - а пока нет Его Высочества, может, вы откроете хотя бы место моего нового назначения?
  - Это я все-таки оставлю ему, а пока расскажу вам о том, что было нами предпринято, - улыбнулся рен Неран.
  Через два часа Коррис вышел из кабинета, точно понимая одно: в столицу он вернется не скоро! Хорошо хоть, удастся проститься: Лия прислала записку. И слава Богам, что она не рассердилась на него за то, что он не пришел сам! "Умница моя", - подумал он, с грустью понимая, как непросто дастся ему разлука. Впрочем, его ждет работа, вряд ли будет время тосковать!
  
  Эрант. Городской парк. Несколькими часами позднее.
  
  Девушка в зеленом платье и короткой шубке подставила ладошку снежинкам, глядя на то, как они медленно опускаются в безветренном воздухе. Тихо так... Летом здесь работали необыкновенной красоты фонтаны, цветы наполняли воздух своим ароматом, а по дорожкам прогуливались изящные дамы и кавалеры. А сейчас вокруг пусто, ведь мало кому придется по душе гулять по заснеженным дорожкам, да и зябко сегодня было. Девушка поежилась и поправила капюшон - случайный наблюдатель наверняка заметил бы её рыжие волосы, огнем горевшие среди бело-черного безмолвия зимнего парка.
  Шаги она услышала издалека, но не подала виду, мало ли чьи любопытные глаза могут наблюдать за ней! Поэтому стояла, упорно не поворачиваясь, пока скрип снега под ногами подходившего к ней не стал явственно слышен, а затем повернулась. Коррис молча шагнул к ней, прикоснулся губами к руке, согревая ее своим дыханием, и шепнул:
  - Добрый день, Лия. Я не хочу сегодня притворяться, не постоянно, может, снова в кондитерскую?
  - С удовольствием, - так же тихо ответила Лия.
  Через час они остались в одиночестве в том же самом кабинете, что и в прошлый раз, только теперь оба были грустны. Опустившись на диван, Лия спросила:
  - Надолго вы уезжаете? И куда?
  - Сначала - в Горрину, потом - не знаю. Боюсь, я могу вернуться очень и очень нескоро, - он вздохнул.
  Лия смущенно взглянула на него и призналась еле слышно:
  - Я буду скучать...
  Коррис улыбнулся, взяв ее руки в свои:
  - Я тоже, Лия, и очень сильно. Знаете, эти недели стали чудесным подарком для меня!
  Девушка в очередной раз поразилась, насколько меняет его лицо эта мягкая, удивительно теплая улыбка. И тому, насколько удивительно защищенной от всего на свете она чувствует себя, когда он рядом...
  - Коррис, пообещайте мне, что будете беречь себя! - вырвалось у нее прежде, чем она смогла остановить эти слова.
  Коррис почувствовал себя почти счастливым от ее заботы, но покачал головой:
  - Увы, Лия, я не могу этого пообещать. Вы умная девушка и понимаете - такая у меня служба, что беречь себя не получится.
  - Тогда просто будьте осторожнее и помните, что я жду вашего возвращения...
  Коррис поднес ее руку к губам и признался:
  - Я не мог бы и мечтать о большем! И я обещаю вам, что постараюсь быть осторожнее.
  - Коррис, я хотела бы... - Лия закусила губу, ее лицо приняло решительное выражение. Встав, она под любопытным взглядом Корриса подошла к шубке, которую служитель уложил на стул, достала что-то из кармана и вернулась на диван. - Вот, я хотела бы, чтобы вы приняли мой подарок.
  Коррис растерянно принял большой флакон, в котором плескалось зелье необычного цвета: золотистое, слегка светящееся, словно солнечные лучи поймали в стеклянный плен. Девушка пояснила:
  - Может, вы помните ту травку, что привезли с Востока? Такую... с мелкими желтыми цветочками и острыми листиками?
  - Ту, которой вы так обрадовались? - улыбнулся мужчина, вспоминая ее восторг при виде этой невзрачной с виду травы.
  - Да, - девушка кивнула, - она очень редкая, потому что растет только в восточных степях, и тамошние маги бдительно ее охраняют и также тщательно хранят секрет ее сбора и правильной сушки.
  - А это так важно? - с интересом спросил Коррис, наблюдая, как оживилась Лия, когда речь зашла о травах.
  - Очень! Если не знать, когда и как правильно собирать то или иное растение, оно может оказаться в лучшем случае бесполезным, а в худшем - вредным. Так вот, зелье из этой простой с виду травки действует не хуже жив-травы, и это оно и есть! - девушка кивнула на флакон в руках Корриса, торжествующе улыбаясь.
  - Не хуже жив-травы? - недоверчиво спросил Коррис и тут же извинился, увидев обиду на лице Лии, - простите, Лия, я ни в коей мере не хотел ставить под сомнение ваши слова, просто удивился!
  - Даже лучше: жив-трава лишь затягивает раны, но при этом в них может попасть грязь, вызвав заражение. А соннэйр - так называется эта травка - выгоняет из ран любую заразу и лишь потом затягивает рану. Причем здесь большая концентрация, и если применить его сразу после ранения, то можно залечить даже некоторые смертельные раны! Поэтому я хочу, чтобы вы пообещали, что будете всегда держать этот флакон при себе. Он из зачарованного стекла, так что не разобьется, даже если его со всей силой бросить на камни, а пробка никогда не выпадет и не даст течь.
  Коррис молча смотрел на Лию, не в силах ничего произнести, и желая лишь одного: сжать девушку в своих объятиях и поцеловать, признаться ей в своих чувствах и будь что будет! Видимо, его самоконтроль все же дал трещину, потому что девушка вдруг посмотрела на него как-то растерянно и словно слегка испуганно. Овладев собой, он поцеловал ее похолодевшие пальцы долгим поцелуем и произнес неверным голосом:
   - Лия, у меня нет слов, чтобы выразить всю мою признательность вам! Я принимаю ваш дар с гордостью и восторгом, и обещаю - он всегда будет со мной! Но и вы пообещайте мне кое-что, хорошо?
  - Хорошо, - доверчиво кивнула Лия, - а что именно?
  - То же, о чем вы просили меня: будьте осторожны! Я не могу сказать вам всего - служебная тайна, но директор Школы замешан в серьезном заговоре, охватившем многих магов и аристократов империи. Если вы даже случайно станете у них на пути...
  - Меня раздавят, как муравья на тропинке, - девушка резко помрачнела, - спасибо за предупреждение! Скажите, а советник дер Фалдон тоже в этом замешан?
  - Это только мое мнение, но я полагаю, он один из главных организаторов творящегося в стране безобразия. Кстати, я почти уверен, что его сын не в курсе планов отца, - нехотя признался Коррис.
  - Но это не значит, что поступки Диара не льют воду на мельницу советника, - вздохнула Лия, - спасибо за предупреждение, вы дали мне дополнительную пищу для размышлений. Коррис, а мы... не можем как-то связываться?
  Под его взглядом Лия неожиданно смутилась и спрятала глаза. Вздохнув, мужчина ответил, поглаживая ее пальцы:
  - Увы, я могу держать связь только через Тайную службу, больше не доверяю никому, а вы не хотели афишировать нашу дружбу. Но если вы передумали... - в голосе его прозвучала надежда, тут же угасшая, когда девушка покачала головой.
  - Нет, Коррис, я остаюсь при своем мнении: не хочу лезть в политику. И не хочу, чтобы меня могли использовать против вас.
  - Спасибо, Лия, - он сдержал разочарование от ее отказа и радость от ее заботы, - но мы сегодня говорим только о грустном. Может, просто поболтаем о чем-нибудь приятном? Расскажите мне о тех, кто вам дорог, ведь есть такие?
  - Есть. Тен Долер, его жена и сын - ему шесть месяцев, и он такой очаровательный! Еще тен Гиран, библиотекарь, я о нем вам говорила. А вам это правда интересно?
  - Мне интересно все, что связано с вами, - ответил Коррис, незаметно придвигаясь чуть ближе, - так, чтобы чувствовать едва заметный аромат ландышей, которыми пахли волосы девушки.
  Они сидели на диване, взявшись за руки, и говорили обо всем, что придет в голову, лишь бы не вспоминать о разлуке... И лишь оказавшись в своей комнате в общежитии, Лия дала волю эмоциям и расплакалась, стоя перед окном и вглядываясь в ночь...
  
  
  Глава 33.
  
  Нормата, столица провинции Горрина. Три недели спустя.
  
  Коррис, прищурив глаза, посмотрел на въезд в Нормату. Странное дело! Он побывал во многих местах, но впервые видел такое: средь бела дня на въезде в столицу провинции нет очереди! Ворота открыты, значит, никакой беды нет... А как же торговля? Его мысли озвучил Орван:
  - Странно, нет никого...
  - И я о том же думаю, - кивнул капитан, - что-то здесь не так, причем очень сильно! Ладно, для этого нас и прислали, разберемся!
  Проверка документов заставила Корриса еще больше нахмуриться, она заняла меньше минуты. Апатичный начальник караула взглянул на бумаги, кивнул и скомандовал:
  - Пропустить! - и добавил, - добро пожаловать в столицу, капитан.
  Сделав жест, означающий "молчание", капитан занял место во главе колонны. Они медленно ехали, осматриваясь по сторонам, невольно отмечая странное, словно слегка замершее течение жизни вокруг: отряд двигался по широкой торговой улице, но она была почти пуста. Орван поравнялся с Коррисом и тихо спросил:
  - Куда мы теперь? Во дворец наместника?
  - Нет, лучше бы остановиться на постоялом дворе побогаче. Знать бы еще, где он тут!
  - Сейчас выясним, - Орван огляделся вокруг, спешился и направился к лавке оружейника. Вернувшись минут через пять, доложил:
  - Все выяснил. Постоялый двор "У дядюшки Тобба" один из лучших в Нормате, впрочем, и цены там не всякому по карману. Едем? Дорогу я узнал.
  Коррис согласно кивнул:
  - Показывай дорогу.
  Постоялый двор производил на редкость солидное впечатление: трехэтажный каменный дом с черепичной крышей был виден издалека. Коррис задумчиво кивнул:
  - Неплохо. Орван, я во дворец наместника, хочу появиться там до того, как ему доложат о нашем прибытии.
  - Застать врасплох, - понимающе протянул помощник, - хорошая идея. А нам?
  - Размещайтесь, отдыхайте. Надеюсь, комнат нам здесь хватит! С хозяином договорись, и не особо скупись. Все, я поехал.
  - Возьмите хоть парочку ребят с собой. Кирт, Рент, вы с капитаном, остальные за мной!
  Бросив поводья подбежавшему слуге, Орван спешился и потянулся, усмехнувшись Мерву:
  - Пива бы сейчас, да покрепче! Ну что, потрясем хозяина?
  Уставшие после долгой дороги парни шумно ввалились в общий зал, наперебой требуя пива и мяса побольше. Реакция на их появление оказалась странной: несколько сидевших в зале людей, по виду купцов, заспешили на выход. Бросив взгляд на подавальщиц, Орван не на шутку удивился: те не кокетничали с гостями, скользя по залу быстрыми бесшумными тенями, а их одежда больше подходила жрицам, чем служанкам на постоялом дворе. Бледный и трясущийся хозяин, невысокого роста толстячок, мигом подбежал к вошедшим и низко поклонился:
  - Что угодно благородным гостям? Прошу, садитесь!
  Орван переглянулся с Мервом и Уриком и покачал головой, опускаясь на лавку:
  - А мы не из благородных, почтенный хозяин, только командир наш из знати. Звать-то вас как, а?
  - Дядюшка Тобб кличьте, как все, - ответил тот, утирая платком лысину и охнул, когда на стол лег золотой кругляш.
  - Дядюшка Тобб, нам нужны комнаты для всех, капитану - отдельную, самую лучшую, остальным можно одну на двоих, найдется ли?
  Тот мелко закивал, не отводя зачарованного взгляда от монеты, а потом спросил:
  - А надолго ль? И столоваться у меня будете?
  - Надолго ль - не знаю, а столоваться тут будем. Скажем, на сколько дней этого хватит?
  - Так вы что ж, честно платить будете? - глаза хозяина расширились, он покраснел, побледнел и забормотал какие-то извинения.
  - Так... - протянул Мерв и прищурился, - а выпейте-ка с нами, почтенный, да расскажите, что вас так напугало! За наш счет, верно, дружище? - подмигнул он Орвану.
  - Верно, и пива самого лучшего! Берите монету, потом посчитаем, договорились?
  - Ага, - тот стремительным движением спрятал монету в карман, низко поклонился, затем широко улыбнулся и провозгласил, - добро пожаловать, гости дорогие! Нилка, Васта, а ну несите сюда пиво из особой бочки, поросенка, цыплят жареных и пирогов!
  Переглянувшиеся подавальщицы стремительно умчались на кухню, чтобы уже через пару минут вернуться с тяжело гружеными подносами. Орван налил себе пива, глотнул и закатил глаза:
  - Эх, и хорошо пивко! Пожалуй, и в столице такого не сыскать!
  - А вы, стал быть, с самого Эранта к нам припожаловали? - глаза Тобба загорелись любопытством. - Видать, дело важное да секретное!
  - Верно, почтенный. А дело... Порядок навесть у вас надобно, вот нас и послали, - ответил Орван, внимательно наблюдая, как светлеет лицо хозяина, - так что, расскажете нам, чем мы вас так напугали? Вроде ж не сильно разбойничьи рожи у нас, разве что вон у того медведя да рыжего, - кивнул он на Шарта и Илиса.
  Тот вздохнул и признался:
  - У нас тут порядки такие... Сколько раз бывало уж: станет воинский отряд на постой, все съедят-выпьют, девок перепортят, а денежек не уплатят. Говорят, мол, в канцелярию наместничью обращайся... Ну и обращались, а толку-то! - он обреченно махнул рукой, - потратишь на золотой, заплатят на серебряный. Вот и стало у нас вроде б как пожелание недругам: "чтоб у тебя воинский отряд на постой встал"! Да ладно б только деньги, а то еще и побить могут...
  Солдаты переглянулись, мрачнея на глазах. Первым не выдержал Мерв:
  - Да как же так?! Вы б хоть наместнику пожаловались!
  - А толку-то? - безнадежно вздохнул Тобб, - наместник да командир гарнизона нашего два сапога пара, еще и в тюрьму за клевету бросить могут, как соседа моего, кузнеца Яриса. А вы сказали, вас порядок навести послали?
  - Да. Наместника-то вашего переводят, слышали?
  - Слышали, да кто его знает, кто на смену придет? Этот-то уже насосался нашего серебра да золота, а новый - кто знает! Одно остается - надеяться на лучшее да радоваться, что от своей беды точно избавимся. Эх, и не повезет кому-то с новым наместником...
  - Это мы еще посмотрим, - зло сощурился Орван, - нашему капитану не впервой наместников на горячем брать! Глядишь, недалеко уедет ваш кровосос, до тюрьмы да плахи! Ишь, чего удумал-то!
  Тобб недоверчиво посмотрел на него:
  - Да неужто правда это? Да я ж... Да мы ж... Скажите хоть, как командира вашего зовут, за него ж вся провинция Богов молить будет!
  - Коррис дер Сартон, - гордо ответил Орван, - и хоть рен знатный, а мужик что надо! Ладно, давай-ка все ж посчитаем, сколько дней нам за золотой тут жить можно будет?
  - Десять, - тут же ответил хозяин, заставив солдат переглянуться.
  - А не проторгуешься, дядюшка Тобб? - с хитринкой спросил Урик.
  - Я свою выгоду не упущу, - усмехнулся тот, - коли люди узнают, что ваш отряд готов за жабры самого наместника взять, так отбою у меня от посетителей не будет! Еще и вдвойне заплатят!
  - А мы, выходит, приманка? - мрачно спросил Орван, сурово взглянув на побледневшего хозяина, а затем широко улыбнулся, - по рукам!
  - Фухх, и напугали ж вы меня, - покачал головой тот, - чуть удар не хватил! Ладно, побегу прикажу насчет комнат!
  - Дядюшка Тобб, - окликнул его Мерв, - а почему вы в столицу-то не пожаловались на наместника?
  - Да мы ж люди маленькие, кто нас слушать будет? - тяжело вздохнул хозяин. - Вон, был такой рен Тирвис, имение у него недалеко от Норматы, так он с наместником не поладил, ворюгой его назвал и хотел в саму Тайную Службу пожаловаться...
  - И что? - не выдержал Орван.
  - Убили его. На другой день напали да всего ножами истыкали, вроде бы как ночники, да только не верю я тому. Не стали б они на дворянина нападать...
  - Проверим, - кивнул Урик, дернув щекой, - на ночников и вправду не похоже!
  
  Следующий день.
  
  Орван сидел за столом и неторопливо завтракал, ожидая капитана - вчера тот вернулся поздно и сразу ушел спать. Огляделся по сторонам, отметив, что сегодня в общем зале на удивление многолюдно для такого раннего времени. "Похоже, дядюшка Тобб и впрямь не прогадал, - усмехнулся в усы Орван, - вон как на нас пялятся. Особливо эти двое"...
  Он незаметно скосил глаза на наблюдателей. Оба солидные, степенные, одежда богатая, видать, купцы не из последних, один из них что-то тихо, но горячо доказывал второму. Наконец он махнул рукой, встал и направился к столу, за которым сидел Орван. Тот опустил глаза, делая вид, что ничего не заметил, и поднял их только когда рядом с ним вежливо кашлянули.
  - Простите, тен...
  - Орван.
  - Тен Орван, дозволите присесть?
  Орван кивнул, с интересом рассматривая неожиданного гостя. Немолод - лет пятидесяти, лицо решительное и умное, проницательный взгляд. Интересно, что ему надо?
  - Меня зовут Сарин, я купец, как и мой друг. Скажите, тен Орван... Правда ли, что ваш командир - тот, кого называют Вентерисским палачом?
  - А что вам до того? - сдвинул брови Орван, - и да, это он.
  - Слава Богам! - выдохнул Сарин, - может, хоть он наведет здесь порядок!
  - А не боитесь?
  - У меня дальний родственник из Листана, тен Орван. И может, для кого-то рен Коррис дер Сартон - палач, но там его зовут Защитником, и многие поминают его и всех вас в своих молитвах, - спокойно ответил Сарин.
  - Тен Сарин, здесь и в самом деле всё так плохо?
  - Да, тен Орван. Я многое знаю и могу рассказать...
  - Отлично, - новый голос прервал их беседу, - сидите, прошу вас. Орван, доброе утро. Тен Сарин, так? Я капитан Коррис дер Сартон, и буду рад услышать все, что вы можете мне рассказать...
  
  Эрант. Магическая Школа. Три недели спустя.
  
  - Лия, надеюсь, у тебя нет никаких планов на выходной? - тон Диара подразумевал, что ей стоит немедленно отказаться от таковых, даже если они и были.
  - Ничего, чего невозможно отменить,- откликнулась девушка, выходя вместе с ним из аудитории.
  - Отлично, тогда приглашаю тебя погулять по городу. Весна все-таки!
  - Мы с вами, - вмешался Виарн, обнимая за талию Мираю и игнорируя недовольство на лице Диара.
  - Превосходно, - процедил тот, - тогда встретимся у врат Школы в десять утра, устраивает?
  - В одиннадцать, - вмешалась Мирая, - дайте хоть в выходной выспаться!
  - Договорились, - кивнул Виарн.
  - Все, мы с Лией побежали, увидимся завтра, - блондинка чмокнула кавалера в щеку, и девушки заспешили на занятия к тену Хонеру.
  - Мирая, как у тебя с Виарном? - спросила Лия, когда девушки вышли из учебного корпуса.
  - Все замечательно, жаль только, что вряд ли продлится долго, - легкомысленно пожала плечами та, - а ты так и держишь Диара на расстоянии, предпочитая не замечать его намеков? Хотя его я тоже не понимаю: ухаживать за одной, спать с другой... Кстати, Тиала прямо-таки гордится тем, что ей удается удерживать внимание нашего ветреного красавчика так долго! Правда, над ней начинают слегка посмеиваться, уже многие видят, что Диар пытается за тобой ухаживать.
  Лия поджала губы. Ее отношение к Тиале значительно ухудшилось после того инцидента с Коррисом - относиться хотя бы нейтрально к тому, кто ненавидит ставшего ей дорогим человека она не могла. И все же она чувствовала перед ней вину. Вздохнув, она призналась:
  - Знаешь, я чувствую вину перед ней и еще мне ее жалко. Диар поступает с ней некрасиво, но говорить с ним об этом я не могу и не буду...
  - Верно, не стоит, - утвердительно кивнула блондинка, - если я хоть что-нибудь понимаю в мужчинах - а я в них разбираюсь, поверь - Диар воспримет подобный разговор как ревность и приглашение к постели. Нет, если ты решилась...
  Лия отчаянно замотала головой, а потом призналась:
  - Знаешь, я иногда хочу, чтобы он предложил мне это напрямую. Я бы отказалась, и на этом все закончилось!
  - Зачем?! Он действительно отличный парень, а то, что ты в него не влюблена, даже к лучшему - голова останется ясной. Хотя можно и влюбиться... так сказать, в процессе! Кстати, может, он в тебя на самом деле по-настоящему влюблен, ты не думала? Виарн говорит, что он до тебя так ни за кем не ухаживал! Неудивительно, что наши змеищи так на тебя шипят!
  - Надеюсь, что нет, - практически неслышно произнесла девушка и громко добавила, - пошли скорее, а то если тен Хонер узнает, что мы опоздали на его занятия, болтая о парнях...
  Мираю передернуло:
  - Этот придурок старый, - прошептала она, предварительно оглянувшись по сторонам и ускорив шаг, - вполне может нас поставить на вскрытие типа того, что он устроил Сирвану и Лескару!
  Лия поморщилась - как от воспоминаний, так и от слов Мираи. Назвать преподавателя придурком...
  Тен Хонер был, пожалуй, самым нелюбимым преподавателем для будущих магов-целителей. Невысокий худощавый мужчина лет пятидесяти с некрасивым лицом, пронизывающим взглядом светло-карих - почти как у кошки - глаз и резкими, точными движениями обладал на редкость скверным характером. Во всяком случае, так считали ученики, нередко страдавшие от его язвительных замечаний и порой откровенно грубых шуток. Он не был магом, и именно из-за этого практически все полагали, что тен Хонер попросту завидует своим ученикам и держится в Школе лишь потому, что является любовником реи Тарины, однако оба предположения были далеки от истины. Об отношениях, что связывали преподавателя с деканом, Лие рассказал тен Гиран, история оказалась прелюбопытной и заставила девушку еще больше зауважать рею Тарину. Как оказалось, во времена войны с кшаси та настояла на своей отправке в действующую армию, став единственным магом-целителем на передовой, а тен Хонер был одним из армейских целителей - тех, кто оказывал первую помощь раненым прямо на передовой. Когда же через пять лет после окончания войны рее Тарине предложили пост декана целителей, одним из условий согласия та выставила должность преподавателя для своего боевого товарища.
  Как и все обычные целители, тен Хонер был выпускником Школы целителей - не имеющие диплома одной из таких Школ целителями не считались и могли рассчитывать лишь на место помощника или служителя в больнице. Принимали туда только мужчин, женщины могли стать либо акушерками, либо травницами, и этому они обычно обучались в частном порядке. Школ Целителей в Ронтаре было мало, а обучение было сложным, так что диплом получали только самые целеустремленные и настойчивые ученики. Было и еще одно отличие от Магических Школ: обучение было платным и весьма недешевым, или же будущие целители должны были отработать десять лет на благо государства, получая в течение этого времени довольно скудное жалованье. Помнится, узнав об этом, Лия осознала, как же ей повезло с наличием магических способностей...
  Относительно причин отношения тена Хонера к своим ученикам Лия и вовсе узнала совершенно случайно. Это произошло в библиотеке, девушка тогда сидела в комнатушке недалеко от зала выдачи, приводя в порядок наиболее ветхие книги. Тен Хонер искал какой-то древний трактат по лечению, когда в библиотеку зачем-то зашла рея Тарина, которой как раз перед этим поступила очередная жалоба на него. Говорили они весьма громко, так что Лия невольно подслушала, и одна фраза запала ей в душу: "Тарина, а как я могу относиться к ним, если из всех моих теперешних учеников только один человек действительно хочет стать целителем, а остальные забудут все, чему мы их учим сразу же, как закончится время обязательной отработки"?
  Возможно, именно поэтому преподаватель выделял Лию из всех и даже, пожалуй, слегка симпатизировал ей, хотя этого никто и не замечал. Он с охотой отвечал на все ее вопросы, подсказывал ей книги для чтения, а после случая с Ханией подробно расспросил девушку о ее действиях и даже похвалил. Со стороны, наоборот, казалось, что он недолюбливает ее, ведь к ней он относился значительно строже, чем к остальным...
  Случай, о котором говорила Мирая, запомнился всем в группе! В тот день им привезли для занятий очередную парочку неопознанных трупов, мужской и женский - в бедных кварталах славного города Эранта такие находки не были редкостью, так что "подручного материала" хватало и магам, и обычным целителям. Тогда все началось с того, что Сирван и Лескар болтали о девушках, так что тен Хонер велел им, как знатокам женского пола, продемонстрировать различие мужской и женской репродуктивной системы на трупах, сопровождая все это четкими и ясными пояснениями. К концу занятия все сидели красные, как вареные раки, а преподаватель напоследок еще и съязвил о недоучках-целителях, которые стесняются таких простых вещей... После этого на занятия к нему никто не опаздывал, да и болтать во время них никто не осмеливался...
  Только поздно вечером, отложив в сторону учебники, Лия позволила себе вспомнить о разговоре с Мираей. Тяжело вздохнув, она закуталась в одеяло и задумалась.
  Слова Корриса во время их последней встречи заставили девушку удвоить бдительность, особенно в отношениях с Диаром. Приходилось обдумывать каждое слово, каждое движение, делая все, чтобы её поведение никоим образом не могло быть истолковано неверно! Порой Лие хотелось, чтобы Диар сделал что-нибудь, что дало бы ей возможность разорвать с ним все отношения... Хотя когда она задумывалась о том, чем это "что-нибудь" может быть, то впадала в панику...
  Лия вспомнила вопрос подруги о влюбленности Диара и покачала головой. Не дай Боги! Хоть это практически невозможно, но... В этом случае все станет еще хуже: либо он будет пытаться добиться её, несмотря на отказы, либо поймет и отойдет в сторону, а это значит, что Лие придется сделать ему больно. Ведь ответить на его чувства она всё равно не сможет!
  Грустно усмехнувшись, девушка подошла к окну и уставилась вдаль, как делала уже много вечеров. Прошло полтора месяца с тех пор, как уехал Коррис, и Лие его отчаянно не хватало: его заботы и тепла, их тайных встреч и разговоров наедине... Подумать только, всего год назад он казался ей немолодым и некрасивым! Но ведь она тогда не знала, каким становится его лицо, освещенное мягкой, адресованной только ей улыбкой, как прикосновение его рук наполняет её силой и уверенностью в себе... Каждый вечер, ложась спать, девушка перебирала воспоминания, чувствуя, как все больше тоскует без него и понимая, как жалеет о том, что не смогла сказать, насколько он ей дорог. И становилось так страшно при мысли, что с ним может что-то случиться! Зажмурившись, Лия, как и не раз до этого, истово взмолилась: "защитите его, о Боги!" И опустила голову на подушку, не замечая, как одинокая слезинка скатилась по щеке...
  
  Нормата, столица провинции Горрина. То же время.
  
  Коррис спешился, бросил поводья коня подбежавшему слуге и направился к двери. Войдя, он бросил тут же вставшему из-за стола Орвану короткое "завтра" и направился наверх. Помощник посмотрел ему вслед и покачал головой: опять командир себя загонял! Опустившись на стул, глотнул пива - все же оно здесь было на удивление вкусным, и вздохнул...
  Коррис вошел в комнату и буквально упал в кресло. Посидел несколько минут, встал, скрипнув зубами, расстегнул камзол, стащил его и покачал головой. Мда, безнадежно испорчен... И рубашка тоже - он полюбовался на залитую кровью ткань и швырнул ее на пол.
  Двигаясь словно в сильном подпитии, он добрел до ванной - номер не зря был самым дорогим на постоялом дворе, здесь даже был магический подогрев воды. Остановился и "полюбовался" на себя в зеркало, хмыкнув: "ну и вид"! Провел ладонью по тому месту, где была рана, и покачал головой: ни следа не осталось, и всего-то понадобилась капля волшебного средства Лии!
  Погрузившись в почти горячую воду, он прикрыл глаза, как наяву увидел полные тревоги за него глаза любимой и тихонько вздохнул. Сейчас, наверное, она уже спит... Интересно, рассердилась бы она, если бы узнала, какие сны ему снятся? Сны, в которых он осмелился сказать ей все, что не смог сказать наяву, сны, в которых они вместе - жаркие, страстные, безумные...
  
  Нормата. Постоялый двор "У дядюшки Тобба", следующее утро.
  
  Стук в дверь застал Корриса в момент бритья. Крикнув "войдите", он вернулся к своему занятию. Умывшись и отметив, что уже не напоминает несвежего покойника, пригладил волосы и вышел из ванной, застав в комнате Орвана. Помощник с мрачным лицом пялился на камзол и то, что некогда было рубашкой Корриса.
  - Капитан, вас что, ранило? Кровищи-то сколько! И вы молчали? А Илиса с Микшей я вообще прибью, и не защитили, и ни слова не сказали!
  - Орван, ну чего ты раскудахтался, как наседка над цыпленком? - укоризненно спросил капитан, - лучше бы велел завтрак подать, а то я так голоден, что готов сожрать быка!
  - Это я мигом! - тот повеселел, понимая, что командир явно в порядке, и выбежал наружу. Вернулся он через несколько минут, самолично таща доверху груженый поднос. Коррис втянул носом аппетитный запах яичницы с ветчиной и пирогов - местная кухарка славилась ими на всю Нормату - и жадно набросился на еду.
  Орван молча наблюдал, как капитан насыщается, и осмелился подать голос только когда тот потянулся к кувшину с горячим отваром:
  - Командир, так как так вышло-то? И вы, видать, в полном порядке, но крови столько!
  - Ну, в порядке я благодаря одному поистине чудесному средству... Кстати! - он встал, поднял камзол и достал флакон с подарком Лии.
  Орван, с любопытством наблюдавший за ним, присвистнул:
  - Ничего ж себе! Так оно что, не хуже жив-травы? И откуда такое?
  - Оно даже лучше, а откуда... Неважно! А с раной этой глупо получилось, не ожидал подобного нападения во дворце. Я и заехал-то туда лишь ненадолго, поговорить с ревизором, вот и оставил ребят во дворе! Кстати, ты их не ругай, они не видели, что я ранен, темно было. Да и к тому времени, что я вышел к ним, рана уже затянулась!
  - И кто вас так? И что с нападавшим?
  - Сыночек наместника, не очень-то ему понравился арест отца! А что с ним... Мертв, и я ни капли не стыжусь: мерзавец, пытавшийся ударить в спину, не заслуживает жизни! А с учетом того, что он еще и круглый дурак...
  - Он на вас в одиночку полез?! - потрясенный Орван фыркнул, - да уж, подобная глупость не лечится! Вот я только думаю: может, надо было всю семейку наместника арестовать? А то вдруг глупость заразна, и следующей вас попытается убить его жена или дочка?
  Коррис подавился отваром и закашлялся:
  - Орван, не знаю как их, а вот твое покушение на мою жизнь чуть не увенчалось успехом! Ты и правда думаешь, что эти две жеманные куклы могут мне что-то сделать?
  - Ну, могут нанять кого-нибудь, - несогласно покачал головой тот, - женщины существа странные. Хотя бы под домашний арест посадить!
  - Это можно, но что даст? Всё равно через слуг можно с убийцей договориться! И вообще, я не воюю с женщинами!
  - Простите, капитан, но вот это глупо! - не выдержал Орван, - женщины нередко опаснее мужчин! А насчет слуг... Наместника и его семью в провинции не просто не любят - ненавидят, помощи от слуг им не видать!
  - Ладно, сдаюсь, ты прав, отдам приказ об аресте обеих. Знаешь, Орван, я поражаюсь долготерпению местных! Этот жирный паук тянул из них все соки почти тридцать лет, и они молчали! Кстати, что вы выяснили?
  - Насчет тридцати лет верно, но разгулялся он только года три назад, когда сюда перевели дер Андрада на должность начальника военных сил провинции. До этого им был рен Канрен дер Сиртар, который наместника терпеть не мог и весьма подозрительно к нему относился. И все местные говорят, что пока рен Канрен возглавлял местный гарнизон, наместник держался в рамках: да, взятки вымогали, но по крайней мере неугодных не устраняли. А как только его перевели... Дер Андрад, судя по всему, быстро нашел общий язык с наместником, и размер поборов принял поистине угрожающие размеры! Тогда и начались странные происшествия: у одного недовольного дом сгорел, другого бросили в тюрьму по ложному обвинению, третьего убили... Многие уехали из провинции, другие, как наш радушный хозяин, попытались приспособиться...
  - Орван, ты же знаешь, что волнует меня больше всего, - вздохнул Коррис.
  - Мы ищем, но судя по всему, здесь жертвоприношений не было - во всяком случае, в последние годы. А вот незадолго до закрытия Путей люди действительно исчезали, и мы пытаемся разыскать следы. Сложно, столько времени прошло... Урик связался с местными ночниками, смешно сказать, даже они счастливы, что наместника убирают! Так вот, они обещали помочь. И еще кое-что, парни нашли парочку стариков, работавших во дворце наместника еще до войны с кшаси, и у тех есть кое-какие интересные сведения. А что выяснили от самого наместника?
  - О казнокрадстве в гигантских размерах, убийствах неугодных, многом другом - все, даже пытать не надо, а о самом главном... Снова говорить не может, - зло выплюнул Коррис, - а вот твоя идея насчет слуг безусловно хороша! Они-то уж точно все замечают, достаточно вспомнить того мерзавца на Востоке. Давай прямо сегодня с ними и пообщаемся.
  - Отлично, тогда я велю их привезти, - кивнул Орван, вставая.
  
  Эрант. Через два дня.
  
  - Весной пахнет, - Лия улыбнулась спутникам, - чувствуете?
  - Предпочла бы ощутить запах чего-нибудь вкусненького, - надула губки Мирая, просительно глядя на Виарна, - я проголодалась!
  - Желание прелестной дамы - закон для преданного кавалера, - весело ответил тот, касаясь губами её щеки, - Лия, Диар, вы с нами?
  - Конечно, с нами, - вмешалась Мирая, подмигнув Лие, - не одна я люблю пирожные!
  Лия заметила, как по лицу Диара скользнула тень - он явно хотел остаться с ней наедине, но вслух сказал только:
  - Разумеется.
  Виарн с Мираей, весело болтая, шли чуть впереди, Лия с Диаром следовали за ними. Он негромко и сухо спросил:
  - Мне показалось или ты не особо горишь желанием оставаться со мной наедине? Неужели я чем-то успел тебя оскорбить?
  - Нет, что ты! Просто не хочу обижать Мираю, она моя единственная подруга в Школе. Ты же знаешь, меня там не любят.
  - Неудивительно, ты красива, и этого для завистниц достаточно, - усмехнулся Диар, явно смягчившись.
  - Куда более они завидуют тому вниманию, что ты мне уделяешь, - покачала головой Лия.
  - Тебе Тиала что-то наговорила?
  - Нет, что ты! Мы с ней практически не разговариваем, так, парой слов перекидываемся.
  - Ти меня к тебе ревнует, - признался Диар, рассматривая лицо Лии очень внимательно.
  - Ну и глупо, - притворно легкомысленно пожала плечами девушка, - к друзьям не ревнуют!
  - Лия, я давно хотел с тобой поговорить на эту тему...
  Девушка почувствовала, как все внутри оборвалось. Вот и все, сейчас она обретет себе нового врага, ведь ответить ему согласием она не может. И если раньше причина была только в том, какие последствия это рано или поздно возымеет, то теперь у нее появилась и другая...
  Диар, пристально наблюдавший за девушкой, мысленно выругался. Проклятье, и что ей надо? Да он никого никогда так не обхаживал, все сами приходили к нему в постель: и молоденькие служанки их поместья, и ученицы Школы, и светские дамы... Лия и зацепила-то его тем, что совершенно не стремилась занять место его любовницы, и отступить теперь, когда он уделил ей столько времени? А уж если припомнить некоторые дополнительные доводы... "Ну уж нет, прелесть моя, я не дам тебе повода, - мрачно подумал он, - рано или поздно ты всё равно сдашься! Боялась и ждала прямого вопроса? Перебьешься"!
  - Ты действительно веришь в возможность дружбы между мужчиной и женщиной? - спросил он.
  Лия с трудом сдержала облегченный вздох. Что это было? Она была практически уверена, что с его губ сорвется откровенный вопрос, и вдруг... "Так, соберись, он ждет ответа!", - мысленно прикрикнула она на себя и ответила:
  - Конечно, верю!
  - Как в книгах, да? Романтичная ты моя... - весело улыбнулся Диар, - Лия, пошли быстрее, мы отстали!
  
  Эрант. Магическая Школа. Две недели спустя.
  
  - Лия, можно тебя на минуту?
  Девушка остановилась, с интересом глядя на Тиалу.
  - Только если действительно быстро, мне нужно на работу спешить.
  Тиала замялась, а потом решительно выпалила:
  - Я прошу тебя оставить Диара в покое! Ты же всё равно его не любишь, ну и перестань с ним общаться!
  Лия сдвинула тонкие брови. Ну и ситуация!
  - Прости, но я тебя не понимаю. Мы с Диаром просто друзья, ничего более, и я не собираюсь...
  - Лгунья! Думаешь, никто не понимает, что ты творишь? Играешь в неприступность, подогревая его интерес! Оставь его, или пожалеешь!
  - Рея Тиала, повторю еще раз: мы с Диаром друзья, - ледяным тоном произнесла девушка, - оскорбить его разрывом наших отношений я не желаю, поскольку он ни разу не сделал мне ничего плохого. На этом наш разговор считаю законченным!
  Резко склонив голову, она развернулась и быстро зашагала по направлению к воротам. Лия так спешила уйти подальше от места неприятной беседы, что не почувствовала полного ненависти взгляда ей в спину и не услышала злобного шепота вслед: "значит, ничего плохого не сделал?"...
  
  Глава 34.
  
  Эрант. Покои принца Ориана. Неделю спустя.
  
  Принц Ориан отложил в сторону донесение капитана дер Сартона и встал. Налил себе вина, выпил залпом и снова упал в кресло, снова и снова задавая себе один и тот же вопрос: "зачем"?
  Зачем все это было задумано? Нет, начнем сначала...
  Итак, все это началось почти тридцать лет назад. Ронтар - сильное и могущественное государство, заставляющее считаться с собой всех соседей. Император немолод, но полон сил и здоровья, правит империей жесткой рукой, его окружают на первый взгляд преданные союзники, причем ключевые посты в руках представителей династии: сын и наследник принц Ланнар, славящийся редким умом и рассудительностью, младший брат-канцлер принц Фарэс, дед самого Ориана, глава Тайной Службы принц Эверн...
  И в этот момент кто-то начинает выплетать гигантскую паутину заговора... Он опустил глаза на письмо, в котором рен Коррис описывал свой разговор с бывшим слугой наместника. Как написал капитан, тот забывает собственное имя и путает события вчерашнего дня, но на удивление хорошо помнит все, что случилось десятилетия назад. И хорошо запомнил имена двух человек, посетивших наместника за несколько месяцев до закрытия Путей с разницей в пару недель. Запомнил из-за суматохи, которую вызвало прибытие каждого из них, из-за того, как долго рен Приант беседовал с каждым из них наедине, и из-за внешнего сходства: оба высокие, голубоглазые блондины. Имена, одно из которых заставило Ориана вздрогнуть: принц Эверн и дер Фалдон...
  Принц покачал головой. Если это дер Фалдон... Что ж, "зачем" понятно... Дер Фалдоны всегда помнили, что являются дальними родственниками династии, хотя никогда раньше не были замешаны ни в чем противозаконном, или их на этом не ловили. Просто свергнуть власть Императора в те времена было невозможно, дер Фалдонов бы раздавили, словно букашку. А так... Закрыть Пути, подгадав именно то время, когда там находился наследник престола, убив одной стрелой нескольких зайцев! Во-первых, устранить того, кто имел законные права на престол и пользовался заслуженным уважением как аристократии, так и армии Ронтара: чем больше Ориан узнавал о своем погибшем дядюшке, тем больше понимал, каким ударом явилась для империи его гибель. Во-вторых, закрытие Путей в любом случае рано или поздно ввергло бы империю в хаос, ведь эффективно управлять такой махиной возможно лишь имея средства быстрой связи и подлинно преданных людей на местах. В-третьих, выставить врагами кшаси, лишив Ронтар самого верного союзника за последние сотни лет!
  Ещё бы понять, как вписываются во все это маги! Или это просто заговор внутри заговора? То, что дер Нистер стремится к власти, очевидно, но...
  Ориан вздохнул и принялся разрисовывать лист схемами, ему это всегда помогало думать. Оставим в стороне личность Игрока, подумаем о ком-то более простом...
  Директор Игрэн дер Нистер. Потомственный маг, трехстихийник, вот уже тридцать лет занимает пост директора Магической Школы Эранта, по сути являясь главой магов империи. Особенно с учетом того, что все назначения на посты директоров Школ происходили исключительно с его согласия! Жесток, не чурается грязных методов, считает, что маги занимают в стране неоправданно низкое место и мечтает вернуть времена до Смуты. Мечтает ли он о престоле? Пожалуй, да! Главная сила, на которую он может опереться - преданные ему маги, которых немало по всей империи, в том числе и при дворе каждого наместника. Последнее время в некотором смысле держит в руках судьбу империи, ведь именно от магов-целителей зависит жизнь Императора!
  Ориан вдруг нахмурился. Он раньше об этом не думал, но почему среди этих магов никогда не было декана факультета Целителей? Ведь, насколько ему известно, рея Тарина дер Антал одна из сильнейших магов-целителей Ронтара. Или она могла бы не только дать Императору несколько лишних лет жизни, но и вернуть ему прежнюю силу духа? Интересно, а что будет, если к ней обратиться с просьбой об исцелении Императора напрямую? Поможет она, откажется? И если откажется, то какова будет причина? Принц прищурился - надо попробовать, посмотрим на результаты! Сделав пометку на отдельном листе, он продолжил анализировать ситуацию.
  Получается, в настоящее время дер Нистер может с легкостью определить время смерти Императора, достаточно лишь приказать магам перестать оказывать ему помощь. И не нужно марать руки, убивая беспомощного старика! А вот его сына и внука придется устранить, и сделать это магам сложнее, ведь убийство при помощи магии всегда оставляет следы. Или нет? О чем-то таком он читал, но это было в детстве в древней хронике... Или это была одна из тех жутковатых сказочек, которые он так любил? Хотя есть же еще и зелья, а у директора под рукой - исключительно талантливая травница, которой потом можно было бы легко пожертвовать, ведь за ней нет ни рода, ни силы!
  Ориан покачал головой, испытывая искреннее сочувствие к незнакомой ему девушке. Нет ничего хуже, чем сражаться в одиночку, особенно когда у тебя такие соперники!
  Ладно, это все сейчас неважно. Итак, судя по всему, директор дер Нистер ищет две вещи: способ уничтожения законных претендентов на престол и способ усилить своих магов. Понятно, почему, в стране есть три силы, на которые можно опереться при перевороте: армия, аристократия, маги. К первой у директора подходов нет, в среде военных традиционно настороженно относятся к магам, а значит, это его потенциальные противники. Похоже, именно поэтому он пока и поддерживает жизнь Императора, попросту не готов еще нанести удар!
  Помотав головой, Ориан задумался, стоит ли усиливать охрану наследника, и тут же вздохнул: с тем образом жизни, что вел дядюшка Миранн, это бесполезно. А вот Императора точно стоит охранять получше, решил он, сделав очередную пометку.
  "Будь я Игроком, как бы я использовал дер Нистера?" - задал себе вопрос принц и прикрыл глаза. Пожалуй, он действовал бы так, словно ничего не знает об амбициях директора и вместе с тем - нуждается в его помощи или союзе. Это позволило бы держать его под приглядом, а в нужный момент нанести свой собственный удар. Знать бы еще, к кому должны были попасть кристаллы Крови Богов по замыслу Игрока! Если они попали по назначению, то цель того была в создании силы, способной противостоять магам, в данном конкретном случае - использование в этой роли Тайной Службы. Если же нет... Значит, они должны были оказаться у магов, но зачем? Зачем магам оружие против них самих? Ох... Ориан вдруг подскочил, понимая, что совсем забыл о том, что именно было в той пещере в Листане! А что, если Игроку попросту нужны были те, кого он может использовать против силы Древних? Что, если он готов играть настолько грязно? Приоткрыть дорогу Древним, получив невероятную силу, а потом бросить магов Им навстречу, ведь по словам жрецов Руэрра Их возвращение в Миридан превратит магов в обычных людей, перекорёжив магические потоки мира? А значит, Древние для магов на самом деле самые страшные из врагов, ведь ничто не пугает владеющих Силой так, как страх ее потерять...
  "С дер Нистером понятно: это пешка, играющая на стороне наших врагов. Интересно, а если ему обо всем этом рассказать?" - принц так и этак покрутил эту мысль, но решил от нее отказаться. В самом деле, сейчас по крайней мере известно, чего от него ждать, а если директор решит, что терять ему уже нечего? Арестовать его... Ориан горько рассмеялся: арестовать мага такой силы простым солдатам? Да и убить его вряд ли получится, он уж точно имеет защиту и от простого оружия, и от ядов! Тратить же кристаллы Крови Богов сейчас, когда это может стать оружием последнего шанса в войне с Древними, по меньшей мере необдуманно. А значит, при попытке ареста либо любого неверного шага с стороны Тайной Службы директор попросту перебьет всех попавшихся ему под руку и запрется в Школе, откуда его можно будет достать только ценой жизни сотен солдат... А если дер Нистер поставит себе на службу учеников и преподавателей Школы, счет и вовсе пойдет на десятки тысяч! Да и риск подтолкнуть Игрока к началу атаки слишком велик... И даже если тот предпочтет остаться пока в стороне, стать зачинателем новой Магической войны, тем более теперь, когда империя так слаба...
  "Что ж, рен директор, наслаждайтесь пока свободой и властью, - с ненавистью подумал он, злая усмешка исказила красивое лицо, - однажды мы найдем и обезвредим Игрока, и тогда придет ваш черед! Если я доживу до этого, то ваш суд и казнь станут уроком для многих магов, забывших о своем долге"!
  Союзники... Ронтару они жизненно необходимы, но кто? Информация от заграничных агентов явственно свидетельствовала об одном: соседи ждут сумятицы в империи, чтобы под шумок захватить ряд приграничных земель, возможно, у них есть договоренности с заговорщиками. В любом случае, искать среди них помощи глупо! Этарры, благодаря рену Коррису, им не враги, но и помогут только против Древних. Кшаси... Вот кто был бы идеальным союзником! Сильны, никогда не зарились на земли соседей, имеют природную защиту от магии... Ориан нахмурился, решив бросить все силы на то, чтобы убедить Императора возобновить дипломатические отношения с Кшасаэром. В крайнем случае, ради благой цели защиты страны можно поступиться своими принципами и воспользоваться запретными методами!
  Принц вздохнул, понимая, что всеми силами оттягивает неприятный момент. Если Игрок - отец, зачем ему это? Ведь он всегда говорил, что не желает власти, и Ланнар был ему не только двоюродным братом, но и другом! В конце концов, занимая должность начальника Тайной Службы, он располагал множеством способов уничтожить всех, кто стоял между ним и троном! Если только это не была игра ради игры... Ориан поежился, вспомнив слова Нерана относительно азарта. Сам не будучи азартным человеком, он отлично знал, что его отец в этом отношении являлся его полной противоположностью, обожая все, что могло дать пищу его невероятно пытливому уму. Но он не был жесток! "Или же я просто не знаю собственного отца, - с горечью подумал принц, - насколько все было бы проще, будь это дер Фалдон! Нет, все, хватит, в списке у Нерана кроме советника осталось четверо, это может быть один из них! Или же кукловод так и остался за сценой"...
  Сложив бумаги, он спрятал их в сейф и задумался. Пожалуй, рена Корриса стоит переместить в Дортвар - тамошний наместник тоже занимал свой пост еще до войны, может, и там найдутся следы Игрока...
  
  Эрант. Магическая Школа, тот же день.
  
  Лия вскрикнула от боли и обиды, глядя на быстро наливающуюся кровью рану.
  - Ой, извини, - издевательски пропела Тиала, - я случайно, просто кинжал перепутала, взяла вместо учебного настоящий! А тебе стоило бы заниматься самообороной поусердней, а то глядишь, на улице слепой калека обидит!
  Бросив насмешливый взгляд на Лию и подбежавшую к ней Мираю, она гордо вскинула голову и отошла, вертя в руках окровавленный кинжал.
  - Ну и гадина, - зло бросила ей вслед Мирая, - Лия, очень больно?
  - Больше обидно, - призналась девушка и сосредоточилась. Через несколько секунд на месте пореза не осталось и следа, а Лия огорченно вздохнула, - ну вот, форму испортила, придется тее Фалине объяснять, что случилось...
  - Вот это да! - восхитилась подруга, глядя, как затягивается рана, - молодец ты! Подожди, ты что, даже жаловаться не будешь?!
  - А смысл? - пожала плечами Лия, - ты же слышала: "случайно, просто кинжал перепутала"! Если и станут слушать, ее в лучшем случае пожурят, а в худшем - обвинят меня во лжи, раны-то больше нет!
  - Я бы подтвердила твою правоту, ты что, мне не веришь? - Мирая явно была готова обидеться.
  - Ну что ты! Спасибо тебе огромное, но это того не стоит.
  - Ну хоть Диару-то скажи!
  - Еще чего не хватало! Чтобы он решил, что мы тут за него уже на ножах деремся?
  - Ладно, дело твое, - пожала плечами Мирая, - только боюсь я, она на этом не остановится...
  Чуть позже девушка тепло распрощалась с подругой и поспешила к тену Долеру. В последнее время она старалась как можно быстрее исчезать после занятий и подольше задерживаться на работе. Да и за книгами засиживалась допоздна, чтобы меньше времени оставалось на переживания по поводу взаимоотношений с Диаром и тоски по Коррису. Недавно она поймала себя на том, что каждый раз перед сном ведет с ним воображаемую беседу, рассказывая о том, как прошел её день. А еще он стал сниться ей: во снах они гуляли, разговаривали, он обнимал её... и тут девушка обычно просыпалась. Всегда перед тем, как они собирались поцеловаться, от чего в душе порой возникала странная обида, словно он сбегал от нее наяву!
  "Неужели я в него влюбилась? - неожиданная мысль заставила Лию остановиться, - но разве любовь не должна приходить сразу? А если нет, то почему так щемит сердце при мысли, что я могу никогда его не увидеть, и так жаль, что он меня ни разу не поцеловал?"...
  
  Эрант. Дом тена Долера. Две недели спустя.
  
  Лия ласково погладила по головке уснувшего у нее на руках Лиара и улыбнулась Хании:
  - Наигрался наконец-то.
  - Не устала? - заботливо спросила женщина, - он таким непоседой стал!
  - Нет, я от него не устаю, - ответила Лия, легонько целуя малыша в лобик и передавая матери, - вы-то сами как справляетесь? И ребенок, и по дому хлопотать...
  - Ой, девочка, оно мне за счастье! Знаешь, мне подчас кажется, что я прям снова молодой стала, да и что еще нужно? Ребенок, муж любимый, дом полная чаша...
  Девушка замялась, Хания бросила на нее быстрый взгляд:
  - Спросить что хочешь, так ведь? Обожди, Лиара уложу и пойдем в гостиной посидим, поболтаем.
  - Так что спросить хотела-то? - задала вопрос женщина, когда они опустились в кресла в маленькой, но очень уютной гостиной.
  - Хания, а как вы поняли, что любите тена Долера? - выпалила Лия и опустила глаза.
  Та бросила на смутившуюся девушку быстрый понимающий взгляд. "Вот оно что, - подумала женщина, - видать, тут серьезно"... Пожала плечами:
  - Я и сама не знаю. Сначала просто на него работала, он хозяин, я экономка, и все! А потом начала замечать, какой он внимательный и заботливый, и еще ужасно одинокий. Знаешь, такое странное чувство, когда одновременно хочешь и его защиты, и быть защитой ему... А потом я уехала - помнишь, когда ты только появилась в доме?
  Лия кивнула.
  - Ну вот, а пока была в отъезде, поняла, что сильно скучаю по нему. Поэтому так и злилась на тебя спервоначалу, подумала, запал Долер на молоденькую! Ну да ты ж это и сама знаешь... А чего спросила-то?
  - Просто в книгах пишут, что любовь должна приходить с первого взгляда, как удар молнии, вот я и...
  Хания рассмеялась - заливисто, удивительно молодым и задорным смехом:
  - Ох, детка, уморила! Чем там твои книжки заканчиваются? Свадьбой, небось?
  - Да, а что...
  - Да то, что со свадьбой-то все только и начинается! Знаешь, Лия, я в юности влюбчивая была. Вот так, как ты сказала, удар молнии, и все: он самый красивый, самый умный и самый смелый! Я и замуж-то в первый раз так вышла, и вроде бы хороший он был, но как-то быстро перестал быть самым-самым...
  - А тен Долер?
  - А вот он вроде и старше меня, и красавцем никак не назовешь, зато сердце у него доброе и тепло мне с ним. Приросла душой - не оторвешь, кровью истечет... Та ли то любовь, что в книгах - не ведаю, да только другой мне не надобно!
  Лия почувствовала, как горло перехватило от эмоций, столько чувства было в простых словах Хании. Улыбнувшись женщине сквозь набежавшие слезы, она от всего сердца прошептала:
  - Спасибо, Хания!
  - Только смотри, девочка, не всякий любви-то достоин. Бывает, и собой красив, и умен, и силен, а поближе узнаешь и поймешь, что нутро в нем с гнильцой. А ты еще и учишься среди тех, кто тебе не ровня... Прости, коль не так что сказала...
  - Всё так, я это очень хорошо понимаю, - вздохнула Лия, а потом призналась, смутившись, - знаете, я так рада, что у меня есть вы и тен Долер, вы мне как родные стали... Спасибо, и пойду я уже - заданий много, у нас же экзамены скоро.
  - Пусть Боги хранят тебя, девочка, - прошептала Хания, когда Лия вышла из комнаты.
  
  Лия медленно шла по улицам столицы, думая о недавнем разговоре. Кто бы только мог подумать! Ей раньше и вовсе казалось, что любви в возрасте Хании, а уж тем более тена Долера не бывает... Интересно, а мама любила отца? Или это было так, как у Хании с первым мужем? В то, что она была рождена от насилия, Лия не верила, уж как-то бы это в мамином отношении проявилось!
  Девушка вздохнула, задумавшись, узнает ли она когда-нибудь о своем происхождении. И о том, как отреагировал бы Коррис, узнай он, что она не только простолюдинка, а еще и незаконнорожденная. Уж если в деревне ее чурались как заразной, что может сделать дворянин из древнего рода? Если он оттолкнет ее, сочтя недостойной... Лия вспомнила слова Хании "приросла душой - не оторвешь, кровью истечет" и с трудом сдержала подступившие слезы, понимая, что это и про нее тоже...
  Глубоко вздохнув, словно перед входом в транс, она постаралась отодвинуть эти мысли подальше и огляделась по сторонам. А хорошо-то как! Светло, хоть и поздно уже, деревья молодой листвой покрылись, и тепло... Эх, скорее бы учебный год закончить да экзамены сдать! Всего-то полтора месяца перетерпеть, а там Диар уедет, и можно будет два месяца не чувствовать себя так, словно танцуешь на канате над пропастью!
  А вот и Школа... Лия внезапно почувствовала, как ни с того ни с сего потемнело в глазах, ее шатнуло, и пришел непонятный страх. Почему-то ей жутко не хотелось входить в ворота... "Глупости какие, - прикрикнула на себя девушка, - быстренько до общежития добегу, и все". Однако страх не унимался, вдобавок резкая боль пронзила грудь там, где под кожей прятался амулет. Разозлившись не на шутку, она коснулась своей магии, благо сейчас это получалось легко и свободно, и тут же страх и боль исчезли, как не бывало.
  Пожав плечами, Лия хмыкнула и прошла на территорию Школы. Направляясь к общежитию, она с удивлением отметила, как пусто сегодня в парке, а потом вспомнила: сегодня был день рождения у одного из третьекурсников, и тот пригласил на вечеринку чуть ли не всех учеников Школы!
  До цели оставался буквально десяток шагов, когда с боковой дорожки наперерез ей шагнула высокая фигура, заставив Лию отшатнуться. "Диар?! Что он делает здесь в такое время?!",- заполошно подумала девушка, отмечая его странный вид: сухой лихорадочный блеск глаз с расширенными до предела зрачками, бледная, точно натянутая кожа скул, растрепанные волосы....
  - Гуляешь? - неестественно громкий голос парня прозвучал громом в тишине парка, - и где ты шляешься так поздно? Нам надо кое-что обсудить!
  Лия сделала шаг назад. Что-то с ним точно не так...
  - Диар, ты не в себе, поговорим завтра, - как можно спокойнее и мягче проговорила она, - давай сейчас ты поедешь домой, отдохнешь...
  - Хватит! - он стремительно шагнул ей навстречу, почти нависая над ней. Лия впервые за долгое время почувствовала себя маленькой и почти беззащитной, но постаралась достучаться до его разума:
  - Диар, послушай...
  - Нет, это ты меня послушай! Мне надоели твои уловки и увертки, ясно?
  Не сдержавшись, девушка зло прошипела:
  - Ты пьян, оставь меня в покое! - развернулась и сделала шаг назад, тут же вскрикнув от боли, когда он с силой рванул ее к себе за косу, швырнув спиной на колючие кусты, служившие естественной границей парковых дорожек.
  - Что, не нравится? - оскал Диара был страшен, из глаз глянуло безумие, - а мне не нравится твоя ложь и притворство! И сейчас я получу, что хочу!
  Лия замерла, не в силах двинуться. Словно в кошмарном сне, когда пытаешься убежать, а ноги вязнут в зыбучих песках... Лицо Диара исказила жестокая радость, он потянул ее к себе, наматывая косу на руку, а второй рукой пытаясь задрать ей юбку. Девушка рванулась - безуспешно, он держал крепко, словно насмехаясь над ее попытками вырваться, а руки связала невидимая веревка. Внезапно пришло понимание - он сильнее, ей не спастись... Слезы брызнули из глаз, и Лия прекратила сопротивляться, замерла на миг сломанной куклой... А затем с холодной, убийственной яростью направила свою магию на болевые точки насильника. Короткий укол - и он взвыл от боли, выпустив Лию и откинув назад голову, а его магия перестала спутывать ей руки. Девушка оттянула назад энергию - так рыболов свертывает сети, с порожденной отчаяньем силой хлестко ударила его по кадыку, а потом со всех ног припустила к общежитию.
  
  Нормата. Постоялый двор "У дядюшки Тобба". То же время.
  
  Коррис вскинулся, выронив приказ о переводе, который он как раз читал. Что это было? Ужас, резкая боль, мгновенный липкий страх... Если бы он не был уверен в невозможности этого, то решил бы, что это магический всплеск, хотя и очень странный - такое бывает на пределе сил, особенно пока маг неопытный... Дернув уголком рта, он повел плечами, на которые словно легла каменная плита, и налил себе вина, пытаясь запить невесть откуда возникший металлический привкус во рту. Опустившись в кресло, он, сам того не осознавая, устремил невидящий взгляд в ту сторону, где за много дней пути отсюда находился Эрант.
  
  Эрант. Магическая Школа.
  
  Лия вбежала в здание, захлебываясь рыданиями и почти ничего не видя полуослепшими от слез глазами. Наверное, именно поэтому он чуть не сбила с ног с идущую навстречу женщину, а когда та придержала ее за плечи - забилась выброшенной на берег рыбой.
  - Лия, девочка, да что с тобой?! - голос теи Фалины не сразу дошел до ее сознания. Рыдая, она уцепилась за руки женщины, которая в ответ обняла ее и мягко сказала, - пойдем-ка ко мне, поговорим.
  Женщина привела Лию в комнату и помогла ей сесть в кресло. Лия рыдала и рыдала, выплескивая весь свой страх и отвращение, а теа Фалина сидела рядом и гладила ее руки. Когда рыдания перешли в кашель и икоту, управляющая решительно поднялась и сказала:
  - Так, все, идем со мной!
  Проводив дрожащую девушку в крохотную ванную, она помогла ей умыться, а затем снова отвела в комнату, сурово приказала: "сиди здесь!" и вышла.
  Лия обняла себя за плечи, не в силах унять дрожь: почему-то сейчас она совершенно не могла почувствовать своей магии, та ускользала от нее, словно угорь. В голове был сумбур, а еще девушка ощущала себя испачканной: жутко хотелось вымыться, и не просто вымыться, а отдраить себя жесткой щеткой почти до крови...
  Теа Фалина вернулась через несколько минут, принеся с собой кувшин и чашки. Наполнив одну из них, она сначала протянула ее девушке, а потом, когда та не смогла ее удержать, поднесла чашку к ее губам и помогла выпить. Это оказался отвар ромашки, Лия сразу узнала знакомый запах, и постепенно девушка начала успокаиваться. Когда теа Фалина налила ей отвара вновь, Лия уже вполне смогла держать чашку сама, хотя ее по-прежнему била крупная дрожь.
  - С-с-спасибо, теа Фалина, - наконец выговорила она все еще непослушными губами. Слова казались странными, казалось, она слышала многократное эхо каждого произнесенного звука. Но, несмотря на физическую немощь, разум постепенно начал возвращаться к ней.
  - Расскажешь, что случилось? - мягко спросила женщина, - может, хоть советом помогу... Все ж я тут уже почитай тридцать лет работаю...
  Лия кивнула, опустила глаза - почему-то говорить об этом ей было невыносимо стыдно - и тихо произнесла:
  - Меня только что чуть не изнасиловали.
  - Кто?! - в голосе женщины было что-то странное, так что Лия даже подняла голову.
  - Диар дер Фалдон. И я не знаю, что мне делать, кому пожаловаться...
  Теа Фалина изменилась в лице, оно стало жестким, в глазах появилась застарелая ненависть, а в голосе - неизбывная горечь:
  - Жаловаться... Бесполезно это, девочка! Доказательств у тебя нет, а если бы и были... Он аристократ, ты простолюдинка, а значит, обвинят во всем тебя! "Насилие? Знатного рена над простолюдинкой?! Да это же очевидный оговор, подобные тебе девки только и мечтают оказаться в постели у аристократа!" - глядя куда-то вдаль, явно процитировала она, и тихо продолжила, опустив голову, - а потом ты останешься одна-одинешенька, потому что те, кому ты веришь, вдруг назовут тебя лгуньей или шлюхой, или той и другой вместе...
  Лия сглотнула горькую слюну, внезапно поняв: теа Фалина говорила и о себе тоже. Та, видимо, поняла, что расстроила девушку, и села рядом, взяв ее за руку:
  - Понимаешь, Лия, ты можешь обратиться к рее Тарине, всё же она твой декан и удивительно порядочная для мага женщина. И она даже может попробовать проверить твои слова и разобраться, вот только... Будь дер Фалдон будущим целителем, она могла бы выгнать его из Школы, ведь в учениках своего факультета она властна, да и то вряд ли, такой род... Ну а тем более если он будущий боевик! Ведь так, да?
  Девушка кивнула.
  - Ну вот, а декан боевиков, Гориэт дер Данрен, терпеть не может рею Тарину и презирает простолюдинов, считая, что они должны радоваться тому, что им вообще позволяют служить подобным ему! Представляешь, что тебе придется выслушать, если ты обвинишь одного из его любимчиков? Ну и директор... Я уверена, что он обязательно использует этот случай против тебя!
  Лия вздрогнула, вспомнив полный презрения взгляд, которым во время поступления разглядывал её рен Гориэт, то, что пытался директор сотворить с ней самой и с Коррисом, и тихо сказала:
  - Я все поняла. Спасибо, теа Фалина.
  - Ох, Лия, кабы я правда могла тебе чем помочь, - вздохнула женщина.
  - Вы уже помогли. Хотя бы тем, что выслушали и не осуждаете меня. И что привели сюда, мне страшно идти к себе в комнату.
  - Не волнуйся, к тебе никто без твоего дозволения не вломится, защита на комнатах сильная, а этот... вообще в общежитие сегодня не войдет, поздно уже. Лия, а можно я спрошу тебя кое о чем, раз уж мы по душам говорим?
  Девушка кивнула. Теа Фалина замялась, а потом все-таки задала вопрос:
  - Прости, что спрашиваю... Но, может, тебе было бы проще один раз дать ему то, что он хочет - не так, конечно, добровольно - а потом жить спокойно? Или есть кто-то дорогой тебе, и ты не хочешь его предавать?
  Лия медленно покачала головой. Её чувство к Коррису - её тайна, её сокровище, и она ревниво не желала делиться им с кем-либо! А вот главный вопрос...
  Теа Фалина чуть не вздрогнула, увидев, как изменилось лицо ее собеседницы, став старше и жестче. Прозвучавший ответ больше подошел бы такой, как она, много пожившей и повидавшей, а совсем не этой юной девушке:
  - Если бы я была уверена, что этого достаточно, чтобы дальше жить спокойно, я давно бы легла в его постель. Вот только для этой аристократической своры я лишь добыча! Знатную рею никто не сможет принудить к отношениям, которые ей неинтересны, простолюдинку... Да вы все понимаете и сами! Пока я ни с кем, у меня есть хоть какая-то защита, но уступи я лишь один раз... Превращаться в подстилку для любого желающего я не собираюсь!
  Комендант вздохнула:
  - Я бы и рада была тебе сказать, что ты ошибаешься, вот только ты права во всем... Помню я одну девочку с факультета артефакторов, тоже простолюдинку, она вот так одному уступила, а потом пошла по рукам. И в конце концов ее выгнали из Школы, лишив магии и заявив, что шлюхам здесь не место, а через месяц она покончила с собой... И хоть давно это было, как бы не двадцать лет назад, а только люди-то не меняются, разве что хуже становятся. Особливо маги...
  Лия бросила на нее быстрый взгляд, на что теа Фалина усмехнулась:
  - Да, девочка, мы все видим. Я пришла сюда работать совсем соплячкой, служанкой-поломойкой была, и видела, как меняются здешние обитатели: и преподаватели, и ученики. Год от году все хуже, у целителей-то еще ладно, все ж вас полезному делу учат...
  - У нас отличные преподаватели, те, что только наши: и рен Берон, и тен Хонер, - кивнула девушка, - а рея Тарина хоть и очень строгая, но ко мне отнеслась по-доброму.
  - А вот директор её не любит, я и вовсе удивляюсь, зачем он её деканом поставил. Словно держать под присмотром хочет... Ну что, успокоилась немножко? Что делать-то будешь?
  - Да, спасибо. А делать... Обдумать надобно...
  - Правильно, подумай, да старайся гневу воли не давать. А вообще странно как-то это все: такие, как Диар этот, обычно и впрямь до насилия не опускаются, у них и так желающих довольно...
  - Я правду сказала! - слезы снова заволокли глаза.
  - Ой, девочка, я верю, видела ж, какая ты была! Просто может он не в себе был? Ну ладно, это тебе решать, не буду тебя мучить. Хочешь, провожу тебя наверх?
  Лия благодарно кивнула. Оставшись одна, она бросилась в душевую и долго остервенело скребла мочалкой кожу, а затем почти час стояла под струями воды, словно пытаясь смыть воспоминания. Наконец девушка вернулась в комнату, заперла дверь и уселась на кровать, завернувшись в одеяло и уставившись в одну точку.
  Слова теи Фалины о судьбе несчастной ученицы до сих пор звучали в ее ушах, заставляя кутаться в одеяло изо всех сил, словно пытаясь спрятаться от жестокой правды. Лия вспомнила слова Корриса о защите от Тайной службы и горько усмехнулась: вот и нужна ей защита, да только чем они в Школе-то помогут? Придется все решать самостоятельно, хотя если наступит крайний случай... Лия зло усмехнулась, решив, что за право выбирать свой путь самой она будет биться до последнего. В конце концов, есть еще Восток...
  Ладно, все это потом, а что ей делать... с ним? Лия снова задрожала от пережитого ужаса и гнева, но пришедшая вдруг в голову мысль помогла ей взять себя в руки: "мне не впервой спасаться от таких поползновений, так почему сейчас это так напугало?". Мыслить здраво было сложно, и все же девушка попыталась думать так, словно столкнулась с неизвестной ей доселе болезнью.
  Самое главное - она не ждала от Диара ничего подобного, не боялась насилия с его стороны. Если кто узнает, что красавец и любимец дам Диар дер Фалдон, не сумев добиться простолюдинки, напал на нее... да он превратится во всеобщее посмешище! А значит, он будет молчать, и не случится то, чего она больше всего боялась: никто не узнает о примененной ей для самозащиты магии. Еще бы понять, как это вообще получилось! Хотя есть шанс, что он не понял, что она вообще использовала Силу: стихийники делали это совсем по-иному...
  А ведь теа Фалина права: подобные ему до такого не опускаются, да и выглядел он так... Поежившись, Лия стала вспоминать то, как выглядел Диар в те минуты. Кажется, она назвала его пьяным, но вином-то от него не пахло, вернее, пахло, но совсем чуть-чуть, даже она со своим тонким чутьем травницы едва уловила запах... Нет, это не вино, но... Лия ахнула, вдруг осознав, что это могло быть. Злость, странные фантазии, бледная кожа, но самое главное - расширенные зрачки! Такую реакцию дает дурман, а значит, это было какое-то зелье, причем сделанное с недоброй целью...
  Девушка нахмурилась, вспоминая ту книгу о запрещенных зельях, что почти год назад дал ей прочесть тен Гиран. Зелья, вызывающие злобу и жажду насилия... Через полчаса она покачала головой: да, были похожие средства, но реакция явно не такая! И все же она читала про что-то такое, но где? Обвела взглядом комнату, и вдруг вскочила, схватив книгу с семейными рецептами, лихорадочно пролистала ее... Вот оно! Быстро пробежав глазами страницу, выпустила книгу из ослабевших рук и осела на кровать.
   "Дура распоследняя, а еще травницей себя считала! Ох, бабка Ярина меня б и отлупила, да и поделом, за глупость мою! Сама же, почитай, змеюке этой оружие против себя дала!"
  Описанное в родовой книге зелье не считалось столь опасным, как те, что входили в список запрещенных, по одной причине: оно вызывало злобу и стремление напасть только на одного человека. Того, чью кровь добавляли в него в середине весьма сложного, хоть и не требующего магии, процесса изготовления. И у Тиалы, имеющей все причины ее, Лию, ненавидеть, оказался этот ингредиент! А еще желание сделать гадость, деньги, чтобы заплатить изготовителю, и возможность подлить готовый состав Диару: что может быть проще и естественней, чем предложить утомленному постельными подвигами кавалеру выпить вина? "Ой, дура-дура... Как я там Тиале сказала, мол, он мне ничего плохого не сделал? Вот и сделал"...
  Лия обняла себя за плечи и принялась покачиваться, думая о том, как теперь быть. Вроде получается, что Диар не так и виноват, хотя... Она вдруг подумала: а если бы такое же зелье подлили Коррису, напал бы он на нее? И тут же откуда-то из глубины души пришла абсолютная уверенность, что он скорее бы отрубил себе руку, чем поднял ее на нее! А значит, права была Хания, когда говорила про гнильцу в душе, и у Диара она есть точно!
   "А что мне делать, если он начнет извиняться? - подумала девушка, - или я слишком хорошо о нем думаю? Нет, сейчас я этого не решу, надо спать ложиться! Надеюсь, мне приснится Коррис, а не случившееся"...
  
  Эрант. Магическая Школа. Следующий день.
  
  Несмотря на то, что заснуть ей удалось лишь далеко за полночь, Лия проснулась на рассвете. В эту ночь Боги были к ней милосердны - ей приснился Коррис, и как всегда после таких снов она чувствовала в себе силу справиться с любыми испытаниями и бедами, словно он действительно был рядом и поддерживал её.
  Встав, посмотрела на себя в маленькое, с ладошку зеркальце - подарок Хании к Зимнику, и охнула: вид у нее был тот еще! Опухшее лицо с пятнами на нем, покрасневшие глаза, затравленный взгляд, растрёпанные волосы. Зло поджав губы, девушка постаралась расслабиться, входя в целительный транс.
  Через четверть часа даже самый внимательный наблюдатель не мог бы сказать, что с ней что-то случилось, разве что жесткое и чуть отстраненное выражение лица могло намекнуть на нечто неприятное. Аккуратно заплетя косу и одевшись, девушка еще раз придирчиво осмотрела себя и вышла из комнаты, прихватив учебники и тетради.
  Сегодня первым занятием был иностранный язык, и Лия со страхом ждала встречи с Диаром, гадая, как тот себя поведет. К её удивлению, он так и не появился, что явно рассердило преподавателя. Попросив её задержаться после занятия, он спросил:
  - Теа Лия, а где рен Диар?
  - Не имею ни малейшего понятия, рен Арвин, - ответила девушка и, помявшись, спросила, - простите, но почему вы задаете этот вопрос мне?
  - Мне казалось, вы пара, - ничуть не смутившись, ответил тот.
  - Я слишком хорошо понимаю, где мое место для того, чтобы стать парой одному из учеников-аристократов, - сухо сказала девушка, - его теперешняя пара - рея Тиала, мы же просто общаемся. Могу я идти?
  Тот кивнул, проводив Лию задумчивым взглядом - она чувствовала его, пока за ней не захлопнулась дверь аудитории.
  Следующей лекцией была история и, войдя в аудиторию, Лия встретила полный недоумения и страха взгляд Тиалы: та смотрела на нее так, словно увидела ожившего покойника, внимательно вглядываясь в её лицо. Лия бросила на нее лишь один ледяной взгляд и отвернулась, краем глаза наблюдая за сменой выражения на лице Тиалы и искренне радуясь тому, что привела себя в порядок по крайней мере внешне. После того, как Тиала огляделась по сторонам и не увидела Диара, страх на её лице сменился каким-то животным ужасом, но она взяла себя в руки и отвернулась.
  "Хм, интересно... Такое впечатление, что она вообще не ждала меня увидеть, во всяком случае, относительно здоровой! Любопытно, что, по ее задумке, должен был сделать со мной Диар? Убить или искалечить? - зло подумала Лия, - и что она думает сейчас? Что я, защищаясь, прикончила ее любовника?"
  Вопрос о местонахождении Диара задала ей и Мирая, которая вместе с Виарном подошла к ней после истории. Лия только пожала плечами, сказав, что ничего не знает, в ответ на что Виарн внимательно посмотрел на нее и спросил:
  - Точно не знаешь?
  - Мы не общаемся с Диаром после занятий, исключение - выходные, и вам двоим это известно лучше, чем кому-либо, - спокойно ответила девушка, решив не открывать пока все карты, - скорее я должна задавать такой вопрос тебе.
  - Ты что-то скрываешь, - покачал тот головой, - и Тиала тоже!
  - Вот у нее и спрашивай. Прости, но нам с Мираей пора, тен Хонер не терпит опозданий, а перед экзаменами особенно лютует.
  - Как и наш рен Гориэт, - поморщился Виарн и повернулся к Мирае, - увидимся после занятий, милая. Лия, до завтра!
  - Лия, с тобой точно все в порядке? - спросила Мирая, когда они остались одни.
  - Точно, и спасибо тебе за беспокойство, - улыбнулась Лия, - кстати, как у тебя с зачетным заданием по зельеварению? Разобралась или помочь?
  - Правда поможешь? - Мирая умоляюще посмотрела на нее, - не понимаю, зачем настолько сложные зелья давать, если никто их обычно не варит!
  - Помогу, конечно. Завтра после работы, идет? А что сложные... Зато после этого простые легко даются!
  К концу занятий Лия совсем успокоилась, решив, что объяснение с Диаром откладывается по крайней мере до завтра. Поэтому его появление перед ней и Мираей в то время, когда девушки шли в общежитие, заставило её отпрянуть в ужасе. Подруга удивленно взглянула на нее, перевела взгляд на выглядевшего слегка помятым Диара и удивленно воскликнула:
  - Диар, что с тобой?
  - Неважно, - ответил тот, - Мирая, прошу меня простить, но нам с Лией нужно поговорить наедине.
  Блондинка хмуро посмотрела на него, затем вопросительно на Лию. Та кивнула, хотя ей было до безумия страшно остаться с Диаром наедине. Впрочем, сейчас это одиночество было условным: мимо то и дело проходил кто-то из учеников или преподавателей.
  - Ладно, до завтра, - нехотя попрощалась Мирая, - Лия, так мы договорились?
  - Да, конечно, - улыбнулась ей та, стараясь держаться естественно.
  Стоило Мирае уйти, как Лия сделала шаг назад, демонстративно устанавливая дистанцию между собой и Диаром. Красиво очерченные губы того искривились в сардонической усмешке, а затем он болезненно поморщился, когда по его лицу скользнул солнечный луч.
  - Может, отойдем в сторонку? Глазам больно.
  - Неудивительно, - Лия старалась говорить холодно и спокойно, - светобоязнь - частое последствие применения дурмана. И всё же я предпочту остаться здесь.
  Он поджал губы, дрогнувшие при словах относительно дурмана, а затем насмешливо спросил:
  - Похоже, ты не сделала глупость и не попыталась обвинить меня в чем-то недостойном? Ведь любому понятно, что я никак не мог сделать что-либо, что могло бы запятнать имя моего славного рода!
  - Я никому ничего не говорила, слишком это было мерзко. Это все, что вы хотели спросить, рен Диар? - внутренне кипя от возмущения - он даже не попытался извиниться! - спросила девушка.
  - Рен Диар, значит... - он полупрезрительно усмехнулся, - мерзко, так-так... Дурман, значит... И кто? Хотя это и так ясно, но её можно понять: по крайней мере, она честно пытается добиться того, чего хочет, в отличие от тебя!
  - Что вы сказали? - голосом Лии сейчас можно было заморозить реку.
  - В том, что произошло, ты сама виновата! - зло блеснув глазами, ответил Диар.
  Девушке показалось, что она видит дурной сон. Сама виновата?! В том, что он её чуть не изнасиловал?!
  - Что, скажешь нет? Завлекала меня, разыгрывая из себя недотрогу, думаешь, я не понимаю? Что, надеялась влюбить меня в себя? А может, тебе нравится не вежливое обхождение, а грубость, подобная вчерашней, поэтому и промолчала? Думаешь, я не помню, как ты тогда перестала сопротивляться? Похоже, если бы не тот странный побочный эффект зелья, ты сама бы попросила меня продолжать!
  Лие казалось, что каждое его слово оставляет на её коже и душе след, пачкая их грязью. Как она могла так в нем ошибаться? Похоже, то зелье, что Тиала подлила ему, все еще действует, заставляя выдавать сокровенные мысли, те, что до поры до времени он прятал даже от себя самого! Девушка с ненавистью посмотрела на бывшего приятеля и отчеканила:
  - Мне не нужно от вас ровным счётом ничего, рен Диар.
  Повернулась уходить, но насмешливый голос заставил её остановиться:
  - Всё равно прибежишь назад! Долго ли ты продержишься одна против всех? Хотя если ты меня должным образом попросишь, я, так и быть, сжалюсь над тобой...
  Что?! Гнев захлестнул Лию с головой, она стремительно развернулась и прошипела:
  - Клянусь, я заставлю вас пожалеть о каждом слове, что вылетело из вашего рта сегодня!
  Диар отшатнулся, взглянув на лицо девушки. Впервые с той минуты, когда он проснулся сегодня и вспомнил вчерашний день, ему стало не по себе: ни разу женщина не глядела на него с таким искренним презрением и отвращением. "А хороша всё же, - мелькнула у него непрошенная мысль, - особенно сейчас, когда глаза зеленые, как у кошки. Что, киска, коготки показываешь? Ничего, я тебя обломаю!". Вслух же он произнес только:
  - Ну-ну, попытайся, - и нагло усмехнулся ей в лицо.
  Лия смерила его взглядом, сжала кулаки и быстро ушла, чтобы не поддаться искушению и не ударить его. "Я отомщу, но не так, - пообещала она себе, - нужно все продумать"!
  
  Эрант. Магическая Школа. Две с половиной недели спустя.
  
  - На этом занятие окончено, как и мой курс лекций, - рен Фирвин обвел аудиторию взглядом, - встретимся на экзамене через неделю.
  Как только преподаватель покинул аудиторию, Лия поднялась и молча вышла следом: Мираю задержал Виарн, а больше говорить ей было не с кем.
  Прошедшие недели дались девушке тяжело: на каждом занятии Диар устраивался прямо позади нее и сверлил её спину насмешливым взглядом. Они не общались больше, но Лия все чаще слышала смешки за своей спиной и предположения о том, что именно случилось между ними. К её искреннему удивлению, Мирая продолжала вести себя как ни в чем не бывало, да и Виарн всегда был с Лией неизменно вежлив, заставляя её гадать, рассказал ли Диар ему что-нибудь о произошедшем.
  С Тиалой Диар все-таки расстался, будучи явно в бешенстве от попытки его принудить к чему-либо, и та отчаянно пыталась вернуть его расположение. Лию же она теперь обходила десятой дорогой, явно боясь последствий в том случае, если девушка решит на нее пожаловаться. Хотя и мотива нападать на Лию у нее теперь не было, ведь было очевидно, что между ней и Диаром возник разлад,.
  Сама Лия все свободное время проводила за чтением: только сейчас девушка поняла, как слабы её знания в части законов империи. Будучи внутренне готова к тому, что Диару ничего не грозит за попытку изнасилования, она была искренне удивлена тому, что по крайней мере на бумаге не было разницы в наказании в зависимости от жертвы. Закон был довольно суров: если преступление совершалось и было доказано, преступник дворянского звания его лишался и подлежал бичеванию, не дворянина же ждала каторга. Другое дело, что доказать такое преступление было практически невозможно... Хотя Лия изначально не рассчитывала на то, что Диар испугается наказания, гораздо большей проблемой для него могли стать насмешки людей одного с ним круга.
  Вернувшись в общежитие и быстро переодевшись, она прихватила с собой амулет личины - в последнее время девушка брала его с собой, куда бы ни шла, и вышла из комнаты. Не желая ни с кем сталкиваться, она повернула на боковую дорожку в парке - так путь до ворот хоть и удлинялся, но был более уединенным. Задумавшись, она даже не сразу сообразила, что вышла из ворот всего в десятке шагов от Диара и Виарна, который что-то говорил другу, заставляя того морщиться.
  Оглядевшись, Лия скользнула в один из переулков, а через минуту оттуда вышла рыжеволосая девушка в зеленом платье, заспешившая вслед ученикам Школы. Подойдя как можно ближе к ним, она услышала негромкое:
  - ... совсем не в твоем стиле! Может, объяснишь наконец? Нет, она красива, но уделять столько внимания одной девушке... Я согласен, то, что она на тебя не вешается - приятное разнообразие, но не влюбился же ты в самом деле?
  - Виарн, я же говорил - не хочу это обсуждать! Кстати, куда это мы идем? - опомнился Диар.
  - А что, не видно? В кондитерскую, за пирожными для Мираи.
  - Ты и сам в последнее время проявляешь завидное постоянство, с чего бы это?
  - А почему бы нет? Мы с Мири весело проводим время, она неглупа, в моем вкусе, не претендует на брак и хороша в постели. Менять её на одну из великосветских змей смысла я не вижу, ее я тоже устраиваю, так что у нас все отлично! А вот у тебя...
  Диар огляделся по сторонам, мимолетно улыбнувшись зардевшейся от его внимания рыжеволосой красотке, и негромко ответил:
  - Сначала она была мне любопытна из-за своей целеустремленности и силы характера, показалось, что приручить ее будет приятно и легко. Потом, когда я понял, что это совсем не так просто, у меня появились очень серьезные мотивы так поступать.
  - Какие?!
  В этот момент они как раз подошли к двери кондитерской, которую Диар придержал для той самой рыжеволосой, одарившей его восхищенной улыбкой. Проводив подошедшую к прилавку девушку взглядом, он повернулся к другу:
  - Помнишь, я говорил тебе, что отец очень внимательно относится к выбору мной подруг? Так вот, еще в начале учебного года он откуда-то узнал о Лие...
  - Понятно откуда, - фыркнул тот, - от директора. Можно подумать, ты сам не знаешь!
  - Ладно, это неважно. Словом, он расспросил меня о ней, и к моему искреннему удивлению посоветовал мне поближе сойтись с ней. А на зимних каникулах мы с ним заключили пари с очень ценным для меня призом...
  - Пари? Какое?
  Диар осмотрелся и тихо сказал:
  - Не знаю, каковы были мотивы отца, но... Он утверждал, что Лия не станет моей любовницей, я - что станет. А приз... Если я проиграю, то он находит мне невесту, руководствуясь своими соображениями, а я обязуюсь не только безропотно жениться сразу по окончании Школы, но и изображать влюбленного в свою будущую жену. Если я выиграю, он на пять лет оставит меня в покое с женитьбой и мое мнение при выборе будущей супруги будет решающим.
  - Ничего себе! - присвистнул Виарн, - теперь я понимаю... Вот только зная твоего отца, я уверен, что он повернул бы в свою пользу и проигрыш! Ладно, так что у вас сейчас произошло?
  Диар скривил губы:
  - Незначительное недоразумение. Очень скоро ей придется понять, что без меня ей куда хуже, и тогда все будет так, как я хочу!
  - И тебе её совсем не жаль? - Виарн нахмурился, - даже мне не очень приятно слышать такие слова! И еще... Если ты задумаешь что плохое, на меня не рассчитывай, Мири не хочет ссориться с Лией, а я - с Мири.
  - Хороша рыженькая, что скажешь? - не слушая друга, спросил Диар.
  - Ммм, очень, - признался тот, проводив взглядом прошедшую совсем рядом красотку, повернувшуюся так, что оба парня смогли без труда оценить красоту ее груди в глубоком вырезе декольте, и кокетливо им обоим улыбнувшуюся, прежде чем выйти из кондитерской, - пойдешь за ней?
  - Не сегодня, думаю, мы еще встретимся.
  Рыжеволосая девушка с веселой улыбкой на устах вышла из кондитерской, направляясь в сторону одного из небольших переулков, что вели с площади. Следовавшая мимо карета ненадолго загородила ее, а когда та проехала, рыжеволосой нигде не было видно, а по переулку быстро шагала худенькая брюнетка с выражением холодного гнева на лице...
  
  
  Глава 35.
  
  Эрант. Магическая Школа. Неделя спустя.
  
  - Что ж, теа Лия, - голос рена Фирвина был откровенно кислым, - вынужден признать, вы знаете мой предмет на достойном уровне. Не на "отлично", конечно, - он посмотрел на нее, словно ожидая возражений, не дождался и продолжил, - но "хорошо" вы заслужили.
  Преподаватель поставил оценку в ведомости и сделал жест рукой, словно выгоняя нерадивую служанку. Лия присела в низком реверансе и склонила голову, обуздывая свой гнев:
  - Благодарю вас, рен Фирвин.
  Столь же изящно поднявшись, девушка вышла из аудитории и прислонилась спиной к стене. Наконец-то! В коридоре никого не было, что и неудивительно: рен Фирвин оставил ее напоследок. Почти четыре часа он мучил ее, буквально выворачивая наизнанку, и если бы Лия не нашла в одном старом трактате средство для улучшения памяти, то точно бы не сдала экзамен!
  Отлепившись от стенки, она устало направилась на выход, мечтая только об одном: лечь спать. Будучи уверенной, что историк сделает все возможное для того, чтобы она не сдала экзамен, Лия заранее отпросилась у тена Долера и всю эту неделю отрывалась от книг только чтобы поесть, справить естественные надобности, да немного поспать. И это притом, что она и без того помнила почти все, чему их учили за эти два года! Хотя детали подзабылись, и именно на них ее пытался подловить рен Фирвин.
  На входе в общежитие она столкнулась с теей Фалиной, которая покачала головой, сочувственно глядя на девушку:
  - Ну как, сдала? Совсем тебя замучил этот кровопийца!
  - Сдала, - улыбнулась девушка, - теперь еще землеописание и кшасский сдать, и все, дальше будут только специальные предметы. Я уже просто жду не дождусь!
  - Поздравляю! Хочешь, зайди ко мне, отпразднуем?
  - Спасибо, теа Фалина, - с искренней благодарностью ответила девушка и смутилась, не сдержав зевок, - но я...
  - Вижу уж, иди.
  Проваливаясь в сон, девушка подумала, что завтра она начнет реализацию своего плана...
  
  Эрант. Дом тена Долера, полторы недели спустя.
  
  - Лия, ты так и не скажешь, что готовила? - в голосе травника звучала тревога, - я чувствую, что это явно нехорошее зелье!
  - Тен Долер, это всего лишь... подарок, - по лицу Лии скользнула холодная усмешка, - и я уверяю вас, он не причинит непоправимого вреда, скорее пользу. Но вам лучше этого не знать, поверьте!
  Тот лишь покачал головой и вздохнул:
  - Дело твое, девочка, но будь осторожна. Поужинаешь с нами?
  - С удовольствием. И, тен Долер, я бы хотела отпроситься...
  - Лия, я же уже говорил: ты можешь вообще не работать во время экзаменов! Тебе же готовиться надо!
  - Уже не особо. Самый страшным для меня экзаменом была история, уж больно меня преподаватель не любит, землеописание я сдала, через два дня кшасский и останется только зельеварение, - она ответила улыбкой на веселое фырканье травника, - и строение человеческого тела. Так что все в порядке, пары свободных дней мне вполне хватит.
  - Ладно, тебе лучше знать, мое дело предложить. Ты уже закончила?
  - Четверть часа, и все. Я тут все приберу, не волнуйтесь.
  Травник кивнул и, велев девушке через четверть часа спускаться вниз, вышел из лаборатории. Девушка повернулась к зелью и улыбнулась: вот и готово средство для ее мести, спасибо Ярине! В последние дни девушка все чаще вспоминала бабку добрым словом: пусть та и не любила её, пусть была сурова, но выучила на славу, да и умом ее Боги не обделили... Коль жива еще - дай Боги ей здоровья и долголетия! Лия достала флакончик - совсем не такой, в каких продавал свои зелья тен Долер - и перелила туда готовый состав, в котором не было ни капли Силы. Изготовление его было на диво сложным, а еще все время приходилось блокировать свою магию, чтобы не оставить следа! Что ж, осталось только найти способ доставки его по назначению, и Лия точно знала, каким он будет...
  
  Эрант. Следующий день, где-то в городе.
  
  Рыжеволосая зеленоглазая девушка насмешливо усмехнулась, глядя на входящую в лавку Тиалу, и покачала головой. Надо же быть настолько дурой и так себя не уважать! Пытаться вернуть мужчину приворотом... Интересно, и как она собирается подсунуть его Диару? Хотя какая разница, если сегодня все получится, как планировалось, ей будет впору молиться, чтобы и у Тиалы все прошло удачно. Иначе придется искать другой, гораздо менее безопасный способ.
  Девушка прищурилась и направилась к двери лавки, владелица которой торговала различными зельями. Конечно, на привороты и подобные им средства в вывеске ничего не указывало, но это не мешало местной хозяйке быть весьма известной личностью в определенных кругах.
  Войдя в лавку, девушка незаметно огляделась по сторонам. Тиала о чем-то разговаривала с хозяйкой, а затем протянула той золотую монету. Лия с трудом удержалась от того, чтобы как-то выразить свое возмущение: золотой за приворотное? Да ему красная цена пара серебряных! Хозяйка, черноволосая - точнее крашеная, девушка определила это по некоторым деталям - с пышными формами женщина лет сорока фальшиво улыбнулась посетительнице и протянула ей точно такой же флакончик, как Лия прятала в складках юбки. Тиала кивнула и направилась к выходу, но в этот момент рыжеволосая посетительница небрежно пожала плечами и шагнула в ту же сторону, словно невзначай толкнув ее.
  Тиала споткнулась и выронила флакончик, однако виновница происшествия поймала его на лету и протянула со словами:
  - Прошу прощения, я нечаянно!
  - Корова рыжая! - смерила её взглядом Тиала и, зажав в кулаке флакончик, вышла из лавки, с силой хлопнув дверью. Хозяйка проводила её взглядом, а затем сделала приглашающий жест.
  Через четверть часа Лия вышла из лавки, держа в руках совершенно ненужную ей бутылочку с ароматной водой. Зато теперь хозяйка лавки воспримет все происшествие как досадную случайность... Выйдя на улицу, она достала из спрятанного в складках юбки небольшого кармана флакон и улыбнулась: подмена удалась, осталось только подождать.
  
  Эрант. Магическая Школа. Через день.
  
  - Блестяще, теа Лия, - рен Арвин покачал головой, - первый раз кому-либо на моей памяти удалось достигнуть таких успехов в изучении кшасского. Вы знаете, я изначально относился к вам предвзято, но ваши целеустремленность и тяга к знаниям изменили это. Хотел бы спросить: поскольку у вас явно недюжинные способности к иностранным языкам, не желаете ли изучать еще какой-то? Так, в качестве дополнительных занятий?
  - Благодарю за столь высокую оценку моих трудов, - ответила Лия, сделав реверанс, - но я прежде всего целитель, и сомневаюсь, что у меня найдется достаточно времени для изучения других языков. Хотя признаюсь, со временем я планирую выучить хотя бы реарский.
  - Что ж, отлично. И еще... - преподаватель остро взглянул на нее, - ассиэш, тэ шаэти лэш!
  - Шэасс лэ оссиэти лэш, ли даэсси ашши вэсс! - ответила она ему старинной мудростью кшаси.
  Рен Арвин только усмехнулся, отпуская ее. Лия шла и думала, почему тот так сказал: "берегитесь, у вас появляются враги"... И о своем ответе: "тот, у кого не появляются враги, быстро перестает чего-либо стоить"...
  
  Эрант. Магическая Школа. Неделя спустя.
  
  Лия нахмурилась, услышав стук в дверь, и отложила учебник. Интересно, что стряслось? Открыв дверь, она с удивлением увидела одного из служащих Школы.
  - Теа Лия Торн? - спросил тот.
  - Да, это я, чем могу служить?
  - Рея Тарина желает вас видеть, немедленно!
  - Позвольте мне переодеться, и я последую за вами.
  Мужчина отрывисто кивнул и вышел, вздрогнув от случайного взгляда на картинку в учебнике, а Лия бросилась переодеваться. Надев форменное платье и проверив безупречность своего внешнего вида, она оглядела комнату и последовала за служащим. Всю дорогу в её голове вертелась одна мысль: "похоже, началось", поэтому присутствие в кабинете реи Тарины Диара и декана боевиков рена Гориэта её нисколько не удивило. Присев в изящном реверансе, она спокойно и уверенно поприветствовала рею Тарину и ее гостей, а затем выпрямилась и выжидательно уставилась на своего декана.
  - Добрый день, теа Лия, присаживайтесь. К сожалению, я пригласила вас по весьма неприятному поводу: рен Диар дер Фалдон уверяет, что вы нанесли вред его здоровью. Сразу скажу - коллега Гориэт, не перебивайте меня! - резко повернулась к тому декан, и снова обратилась к девушке, - никаких доказательств того, что вы могли что-то сделать, у них нет. Что скажете?
  - Да она... - возмущенно начал декан боевиков, но замолк, стоило лишь рее Тарине метнуть на него ледяной взгляд.
  - Простите, рея Тарина, но я совершенно не понимаю, о чем речь, - развела руками Лия, окинув Диара особым взглядом, - во-первых, я не вижу у рена Диара никаких следов болезни; во-вторых, за последние недели я не подходила к нему ближе, чем на несколько шагов, а значит, не могла ему как-то навредить! Вы же знаете, у меня совершенно отсутствует любая магия, кроме магии исцеления, а значит, издалека действовать я не могу!
  Декан приподняла бровь, по-особому взглянула на Диара и кивнула:
  - Браво, теа Лия, видеть энергетику пациента, заканчивая второй курс - большое достижение. Моя ученица совершенно права, рен Гориэт, и я также не вижу признаков нездоровья, так что пока... - глаза ее сузились, а голос стал ледяным, - с моей точки зрения, имеет место злостная клевета, которая требует самого сурового наказания. Итак, рен Диар, в чем таком странном заключается вред вашему здоровью, если этого не видит не только одна из самых талантливых учениц, что когда-либо учились на моем факультете, но и я сама?
  Лия с трудом сдержала слезы: слова реи Тарины и ее защита безумно тронули ее сердце, но сейчас проявление чувств было бы неуместным, так что она только взглянула на декана с искренней признательностью. Диар же покраснел, побледнел и сдавленно произнес:
  - Простите, возможно, это была ошибка! Рен Гориэт, можем ли мы...
  - Коллега, если ваш ученик не скажет, что именно у него не так, я поставлю вопрос об его исключении, - резко прервала его целительница, - целителей и так не особо уважают в Школе, а подобная клевета, да еще на одну из немногих, у кого нет никакой защиты, кроме меня... Клянусь, я этого так не оставлю!
  Некоторое время они смотрели друг на друга, затем боевика передернуло, он слегка склонил голову и повернулся к Диару:
  - Мы ждем ответа! Итак, что именно у вас случилось?
  Тот сглотнул, перевел умоляющий взгляд с одного декана на другого, не дождался милосердия и прошептал еле слышно, пряча глаза:
  - Проблемы по... мужской части.
  Рен Гориэт неверяще и потрясенно посмотрел на того, а рея Тарина не сдержала смешок:
  - Неудивительно, что вы не хотели говорить. И какие именно проблемы? Хотя раз мы не видели, это не одна из тех болезней, что так легко подцепить в борделе, верно, теа Лия?
  - Разумеется, те оставляют весьма характерные следы в энергетической оболочке, как я читала, - ответила та, рассматривая Диара с откровенным интересом исследователя, словно он был "материалом" на столе трупарни.
  - А значит, мужское бессилие, - резюмировала декан, глядя на совершенно красного Диара, - весьма примечательный случай! Честно говоря, я понятия не имею, как можно добиться такого без помощи магии! Теа Лия, что скажете?
  - Возможно, тут мог бы помочь рен Берон, я с таким не сталкивалась. Чисто теоретически такого эффекта можно достичь при помощи трав, только надо хорошенько подумать. Хотя я могу вас утешить, рен Диар, эффект от зелий без магии редко бывает продолжительным, максимум полгода, - притворно сочувственным голосом произнесла девушка, а затем вновь обратилась к декану, - а может, по крови можно что-то определить и найти средство для лечения? Или магией?
  - Магией такие вещи не лечатся, вам это еще предстоит узнать. По крови... Возможно, но её понадобится немало, хотя ради торжества науки можно и пострадать, - декан целителей посмотрела на Диара как на праздничный пирог, заставив того вскочить и попятиться, со страхом и злобой глядя на нее.
  - Рен Диар, я думаю, вам стоит извиниться за необоснованные подозрения и уйти, - нехотя признал рен Гориэт.
  - Нет, я знаю, что это она, это была месть! - в бешенстве сжав кулаки, шагнул к Лие Диар.
  - За что? - снисходительно посмотрела на него Лия, - думаю, вам стоит проверить одну из ваших бывших любовниц, им-то действительно есть за что вам мстить! Кроме того, некоторые из них вполне могли воспользоваться своей магией, чтобы подлить или подсыпать вам нечто.
  - Действительно, рен Диар, вы ведете себя по меньшей мере странно, и это вызывает сомнения в вашем душевном здоровье. Обвиняете мою ученицу невесть в чем, не имея не только доказательств, но даже мотива ее предполагаемого проступка, не говоря уже об отсутствии возможности его совершить! Кстати, о мотивах... Теа Лия, предположим, вы бы знали, как это сделать, при каких условиях вы бы решились на такое?
  - Чисто теоретически? - уточнила Лия и сделала вид, что глубоко задумалась, затем тряхнула головой, - ну вообще-то в одном совершенно невероятном случае я могла бы использовать нечто подобное в качестве наказания.
  Декан с интересом посмотрела на нее:
  - Уточните!
  - Видите ли, рея Тарина, рены... Возможно, вы знаете, что я наполовину торнейка, а в Торнее весьма жестокие законы. Есть преступление, наказанием за которое служит кастрация, а поскольку это противно моей натуре целителя, я вполне могла бы заменить его этим, - она сделала изящный жест рукой в сторону Диара.
  - И что это за преступление? - поинтересовалась рея Тарина, а рен Гориэт помрачнел и бросил на Диара взгляд, полный подозрений.
  - Изнасилование. Но не будет же рен Диар утверждать, что он пытался меня изнасиловать, не так ли? Это было бы по меньшей мере странно!
  Рея Тарина посмотрела на сжавшегося под её взглядом Диара:
  - И глупо, учитывая, что ему грозит в таком случае! Рен Диар...
  - Я прошу прощения за клевету в адрес теи Лии, - глухо отозвался тот, - и готов понести любое наказание.
  Декан повернулась к девушке:
  - Теа Лия, что скажете?
  - Я не буду требовать наказаний, понимая, каким ударом эта ситуация стала для рена Диара, - тут же откликнулась та, - но вместе с тем прошу потребовать у него слово чести, что он более не подойдет ко мне ближе, чем на пять шагов, и не сделает ничего, что могло бы причинить мне вред. Тем более что совместных занятий у нас больше не будет, за исключением физической подготовки, а значит, проблем возникнуть не должно.
  - Он даст это слово, - кивнул декан боевиков, - рен Диар?
  - Клянусь честью рода дер Фалдон, - нехотя процедил тот.
  - Еще раз простите за беспокойство, рея Тарина. Рен Диар, следуйте за мной!
  Когда мужские шаги затихли в коридоре, рея Тарина повернулась к Лие и внимательно посмотрела на нее, девушка ответила ей бестрепетным взглядом.
  - Прекрасно, теа Лия, - по губам декана скользнула легкая улыбка, - я все отлично поняла. Вы можете идти, и удачи вам на экзамене. Впрочем, судя по словам тена Хонера, она вам не пригодится! Ах да, чуть не забыла... Боюсь, я буду вынуждена вас огорчить: в отличие от ваших одногруппников, которые на практике будут работать в качестве помощников действующих магов-целителей - нововведение этого года, вам предстоит проходить практику в больнице, совсем как одному из обычных целителей. Увы, магов-целителей не так много, чтобы мы могли найти куратора для каждого из наших учеников...
  - Я не посрамлю чести Школы, - спокойно ответила Лия, - пусть я и не могу пока исцелять, зато вполне могу увидеть, что именно болит у человека, да и зелья варить тоже.
  - Я искренне рада, что не ошиблась в вас, - рея Тарина тепло улыбнулась ей, - кстати, если вы не против, тен Хонер будет вашим куратором. А вы не знали, что он еще и в больнице работает?
  Девушка покачала головой и добавила:
  - Я буду рада работать под руководством тена Хонера.
  - Можете идти, и будьте осторожны, особенно за воротами Школы: вы приобрели могущественных врагов, которые ничего не прощают и не забывают!
  - Благодарю, рея Тарина, - Лия присела в низком реверансе.
  
  
  Эрант. Особняк дер Фалдонов. Следующий день.
  
  Привлекательный мужчина в синем с серебром камзоле откинулся в кресле и насмешливо посмотрел на Диара. Сейчас любой сказал бы, что сын - молодая копия отца, разве что глаза у старшего дер Фалдона были более светлыми, небесно-голубого оттенка. Впрочем, сейчас их цвет потемнел до серо-грозового, заставляя Диара слегка поеживаться - в гневе отец был страшен.
  - Блестяще, просто блестяще, - покачал головой Этрей дер Фалдон, - какая же умница! Подумать только, простолюдинка так изящно переиграла моего сына! То, что ты полгода поспишь в собственной постели и в одиночестве - пустяки, а вот другое... Ты сам-то понимаешь, что она, подстроив это, практически заставила тебя признаться в попытке изнасилования при свидетелях? Да каких свидетелях! С реей Тариной невозможно договориться и ей невозможно пригрозить! И уж будь уверен, она все прекрасно поняла!
  - Может, это и правда не Лия сделала, - пробормотал Диар, старательно избегая взгляда отца, - у нее действительно не было возможности...
  - А кто? Эта навязчивая пиявка Тиала? Да у нее мозгов бы не хватило! Похоже, эта девочка ухитрилась и ее как-то использовать в своих интересах, знать бы еще, как! Впрочем, сейчас это не имеет никакого значения, видимо, проследила, вряд ли та пыталась скрывать свои намерения. Кстати, мне надоела эта Тиала, надеюсь, теперь она наконец от тебя отстанет?
  - Мне она надоела куда больше, - зло ответил его сын, - все из-за этой идиотки! Сначала одурманила, потом еще какую-то пакость подлила... Это же точно она, приходила прощенья просить и в любви признаваться, дура прилипчивая!
  - Сам виноват, сколько раз говорить - думай, кого подпускаешь близко, и не снимай амулета нигде и никогда! Одно хорошо - этого урока ты долго не забудешь! Ладно, с Тиалой я решу... Из Школы её выгонят, такие идиотки в магах попросту опасны - любой, кто с ней спит, сможет крутить ей как хочет.
  - А её отец возмущаться не будет?
  - Пусть попробует! Может, всё же обвинить её в применении запрещенного зелья?
  - Я потом проверил, оно не запрещенное, хотя по действию и похоже на некоторые из них. Вот только все те зелья с магией, а в этом действовал в основном дурман. И не хотелось бы раздувать скандал еще больше, и так уже Виарн на меня косится. Если об этой истории узнают, я стану всеобщим посмешищем, и не только я, а и весь наш род.
  - М-да, ты прав... Хотя из столицы Тиалу всё же лучше убрать, так что, пожалуй, отошлю-ка я её папашу куда подальше...
  Диар только вздохнул, затем спросил:
  - Что ж, ты выиграл пари. Может, наконец скажешь, кто станет моей женой?
  - Нет, ты еще не готов. Можешь пока наслаждаться свободой, но только с одобренными мной кандидатками.
  - Мне кажется, или ты не очень-то доволен своим выигрышем?
  - Я крайне недоволен твоей глупостью и несдержанностью, сын. Как ты думаешь, что бы сделала Лия, попроси ты у нее прощения после того случая?
  Диар потупился и признался:
  - Простила бы, тем более, что и сама поняла, что я был одурманен, и даже определила состав зелья.
  - Вот именно об этом я и говорил! Ты действуешь, не думая, а думать надо всегда! Тебе многое дано, но ты используешь только свою внешность, пора бы делать то же самое и с мозгами. Ладно, ступай.
  - Ты будешь что-то предпринимать относительно...
  - Теи Лии? Возможно, но это уже не твоя забота!
  - Я дал слово не вредить ей, не забывай.
  - И правильно сделал, не хватало еще опозориться еще больше! Именно поэтому тебе и не стоит знать ничего о моих действиях. А теперь иди и подумай над своим поведением.
  Проводив сына взглядом, советник зло дернул уголком рта. Глупый мальчишка! Такая изящная комбинация провалилась, и из-за чего? Из-за детского нежелания носить амулеты, неумения держать штаны завязанными, а язык за зубами! И как теперь осуществить задуманное? Этрей дер Фалдон поморщился: он терпеть не мог прямолинейно-грубые методы, а тут иного варианта достичь цели не видел. Хотя пешка неожиданно оказалась очень сильным противником, и применение силы может вызвать обратный эффект! А дер Нистер вряд ли способен на нестандартные решения... Интересно, а если запустить парочку слухов? Надо тщательно все продумать, сказал он себе, подходя к столику для игры в "Королевский бой" и делая новый ход...
  
  
  Глава 36.
  
  Эрант. Имперская канцелярия. Неделя спустя.
  
  Рен Неран устало откинулся в кресле. Указ о смене наместников оказался тем камешком, что вызвал сход лавины, и сейчас дознаватели работали практически без отдыха. Казнокрадство, тайные убийства, заговоры разных масштабов... Хуже всего оказалось то, что гниль проникла и в армию, и даже в Тайную службу - эту ниточку вообще случайно зацепил один из людей капитана дер Сартона... Рен Неран хмыкнул, вспомнив письмо от представителей всех, кроме дворян, сословий Норматы, в котором люди просили не отзывать капитана, а еще лучше - поставить его наместником их провинции...
  - Устали, друг мой? Да сидите вы, надоели эти церемонии! Знаете, Неран, я безумно устал, - принц Ориан упал в кресло и прикрыл глаза, - порой мне хочется заснуть и проснуться лет через пять, когда все будет кончено так или иначе.
  - А потом вспоминаете, сколько от вас зависит, - понимающе кивнул тот, - и снова взваливаете на себя эту ношу. Все мы такие...
  - Ну должен же кто-то быть щитом империи. Что у нас с армией?
  - Чистим. Забавно, обычно армейские относятся к нашей службе свысока, но после нескольких арестов все поменялось. Неудивительно, масштабы просто ужасают: нескольким полкам жалованье не выплачивалось уже три месяца! Вот где пригодилось золото из Листана, его хватило на все долги. Так что теперь лояльность армии в столице и близлежащих провинциях гарантирована. Кроме того, у нас есть поддержка жрецов...
  - Звучит прекрасно, но что они сделают, если в какой-то момент Игрок откроет двери Древним? Что по нему?
  - Увы, ничего нового, - вздохнул рен Неран, - хотя я склоняюсь к личности дер Фалдона. Знать бы еще, что такое случилось с его сыном...
  Принц удивленно пожал плечами:
  - А мне не показалось, что с ним что-то произошло. Позавчера на балу все было как обычно, разве что он был непривычно холоден с дамами, хоть и неизменно вежлив. А что за информация у вас появилась?
  - Он перестал встречаться с теей Лией, во всяком случае, наблюдающие за ней ни разу не видели их вместе уже почти два месяца. При этом сама она явно следила и за ним, и за его последней любовницей, Тиалой дер Карин - под личиной, в образе той рыжей. А теперь Тиалу исключили из Школы, а её отец по приказу советника дер Фалдона переведен в Ортен. Сам же Диар посетил рена Фирса дер Сантера, откуда вышел явно злой.
  - Да?! Интересно, что с ним могло такого случиться, что не смог помочь один из лучших магов-целителей империи! И вы думаете, во всем этом как-то замешана теа Лия?
  - За ней следят люди советника, и я не понимаю причину.
  - Именно следят? Никаких попыток нападения?
  - Ничего! А это значит, что она зачем-то нужна дер Фалдону, и я абсолютно не понимаю, зачем! Как можно использовать целителя, кроме как для лечения или составления зелий? Любого другого мага - ясно, но целителя...
  Принц покачал головой:
  - А сама теа Лия?
  - Ведет себя крайне осмотрительно. У нее сейчас практика в городской больнице, так что она обычно движется по маршруту Школа - больница - дом травника - Школа, причем старательно избегает опасных мест и нигде не задерживается допоздна.
  - Неран, отдайте приказ своим людям: если против нее попытаются применить силу, они должны защитить её, даже если для этого придется раскрыться. Ну и если до этого дойдет, пусть доставят её сюда: тогда уже прятаться не будет смысла, а я полагаю, вы не откажетесь познакомиться с ней поближе.
  - Вы правы, не откажусь, - улыбнулся рен Неран, - мне она крайне интересна, порой я даже завидую рену Коррису. При нашей службе найти кого-то, кто принимает тебя полностью...
  - Кстати, что насчет рена Корриса?
  - Последнее донесение гласило, что он прибыл в Атерну и что общая обстановка там еще хуже, чем в Горрине. Похоже, Дортвар пытаются отколоть от Империи.
  Принц выругался, не стесняясь в выражениях. Дортвар был одной из западных провинций, граничащих с Аттраном - сравнительно небольшим, но очень богатым королевством. Когда-то Дортвар был его частью, и короли Аттрана всегда мечтали вернуть утраченное, тем более, что именно Дортвар являлся основным источником стали для Ронтара: его горы были невероятно богаты месторождениями железа.
  Рен Неран понимающе вздохнул и добавил:
  - Поэтому капитан сейчас пытается выяснить все подробности этого заговора...
  - А вот это мне не нравится, Неран, его первоочередная задача - Игрок!
  - Вот именно поэтому... В его донесении была одна теория, и мне стыдно, что я сам об этом не подумал!
  - Вот как? Интересно...
  - Все просто: предположим, Игрок - кто-то из тех, кто у нас в списке. Проще всего это будет показать на примере дер Фалдона - он не только главный подозреваемый, но и идеально укладывается в схему.
  Принц кивнул, налил себе вина и жестом предложил собеседнику продолжить.
  - Итак, дер Фалдон. Для успеха заговора ему нужно убить Императора, его сына и внука, а также Вас и принца Эверна. Допустим, ему это удалось, и его даже никто не заподозрил. Есть ли у него права на престол? Есть, хотя и почти призрачные. Оспоримы ли они?
  - Еще как, - усмехнулся принц, - особенно с учетом того, что прадед нынешнего короля Аттрана был женат на сестре-близнеце императора Эрианора II, а его собственная сестра была супругой Миранна. Значит, вы думаете, Игрок готов отдать Дортвар в обмен на признание своей власти над Ронтаром?
  - Именно! Король Дарлан - человек разумный, и прекрасно понимает, что даже если он и сможет захватить престол империи, удержать его ему будет не под силу. А вот если есть возможность только за свою поддержку получить вожделенный Дортвар...
  - Изящное рассуждение, ничего не скажешь, браво, Неран!
  - Похвалы не по адресу, Ваше Высочество, это в основном идея рена Корриса. Знаете, когда эта история с Игроком закончится, я бы с удовольствием ушел в отставку, уступив ему свой пост. Полагаю, он справится.
  - Возможно, но я совершенно не готов отпускать вас, друг мой. Кстати, насчет законности прав на престол... А как же Реар? Все же покойная Императрица - тетка короля Жаннтера! Хотя в королях Реара крови нашей династии как раз нет...
  - И кроме того, есть еще одно соображение, уже лично мое, и в него дер Фалдон опять-таки укладывается идеально. Что, если он хочет не сам сесть на престол, а возвести на него сына? Диар молод, красив, а младшей дочери короля Жаннтера, в которой тот души не чает - шестнадцать лет... И год назад, когда рен Этрей с сыном вдруг решили навестить своих реарских родственников, Диар был представлен принцессе Анарис, и говорят, произвел на нее очень сильное впечатление...
  - Союз через брак?! Проклятье, вы правы, это идеально укладывается в схему! И тогда понятно, почему советник так живо интересовался постельными подружками сына!
  - И почему ему была выгодна в этом качестве теа Лия, которая не может претендовать на брак даже в случае беременности, в отличие от аристократок. Хотя это всего лишь теория, вот рен Коррис и занимается тем, что пытается найти связь хотя бы с одним из фигурантов нашего дела, попутно расследуя прочие грязные делишки бывшего наместника, а их оказалось немало.
  Принц покачал головой:
  - Неран, если нам удастся отстоять империю, нужно будет сделать так, чтобы любой мог пожаловаться на действия наместника. Мы похожи на человека, который заснул в лесу и проснулся лишь тогда, когда волки откусили ему обе ноги!
  Рен Неран только тяжело вздохнул и кивнул.
  
  Атерна. Столица провинции Дортвар. Вечер того же дня.
  
  - Командир?
  - Заходи, Орван. Вино будешь?
  - Буду, а что это вы в темноте сидите?
  - Веришь - не заметил, задумался, - ответил Коррис, - зажги свечи.
  Помощник быстро зажег свечи, налил себе вина и уселся в кресло, украдкой рассматривая капитана. Вид у того был усталый и какой-то отстраненный.
  - А о чем задумались-то? - осторожно спросил он.
  - О чем... Вот мы с которым по счету наместником сталкиваемся, и все им чего-то не хватает! Хотя и власти довольно, и денег... Нет же, готовы убивать, изменять, воровать, и ради чего? Эх...
  Коррис глотнул вина и покачал головой.
  - А еще... Они все это творят, а люди стонут, ненавидят поставленных над ними, но молчат! Уже во второй провинции нас встречают чуть ли не как посланцев Богов, но почему ж они сами не делают ничего, чтобы помочь себе?
  Орван хмыкнул, отхлебнув вина и ответил:
  - А что обычные-то люди сделать могут супротив наместника да его подручных? Вон, в Горрине аристократ пожаловаться решил, так быстренько прирезали, и ежели б не вы, так вдова с дочерьми по миру б пошли!
  Коррис невесело усмехнулся:
  - Потому что с такими людьми нельзя быть благородными. Уведомь он Тайную службу потихоньку, был бы жив... Вот только он, видимо, счел ниже своего достоинства делать что-то втайне, так это дворянин, а хоть те же купцы что ж?
  - Да боятся Тайную Службу, - откровенно сказал Орван, - я и сам раньше как-то не очень... Ну и еще купцы люди такие, что не особо страдают, потому как приноровиться ко всему могут: тут взятку сунуть, там цену заломить, а где и вовсе доносец накатать на друга дорогого, коль тот дорогу перейдет. А простые люди и вовсе боятся рот лишний раз открыть! Да и кому жаловаться? В своей провинции наместнику никто не указ, а в столицу поди доберись: и разбойники шалят, да и путь длиннешенек, а землицу или ремесло на месяц не оставишь... Были б Пути по-прежнему открыты, другое дело! Ну а если и доберешься до столицы, опять же найти того, кто выслушает...
  - Есть же Имперская канцелярия, они тем и должны заниматься!
  - Должны-то должны, до только кому есть дело до простолюдинов? Знаете, капитан, я вот уже почитай двадцать пять лет служу, да только из всех моих командиров вы первый, кто меня зовет по имени, а не "эй, ты!". Каб не вы, так и сдох бы в какой стычке иль тянул бы лямку, пока не выгонят...
  - Зато безопасней, - усмехнулся Коррис, отсалютовав Орвану бокалом.
  - Не, я уж лучше с вами и ребятами, - покачал тот головой, отхлебнув вина, - веселей, а уж выгодней-то насколько!
  Последние слова он произнес с таким хитрым видом, что Коррис не выдержал и искренне рассмеялся. Он хотел что-то сказать, но в эту секунду дверь распахнулась и в комнату вбежал Мерв:
  - Командир, беда! В рудниках огромный обвал, там больше тысячи человек под завалами! И, похоже, там магия была!
  Коррис отставил кубок и резко приказал:
  - Орван, собирай всех, выезжаем через пять минут!
  
  Эрант. Городская больница. Неделя спустя.
  
  - Теа Лия, не могли бы вы уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени? - пожилой сухощавый мужчина в темно-сером балахоне целителя вежливо поклонился девушке.
  - Разумеется, тен Иронт, чем могу помочь?
  - Привезли парня, он без сознания и не может сказать, что у него болит, а отец только и помнит, что тот "жаловался, будто брюхо болит". Не посмотрите?
  - Минутку, - Лия выключила горелку, сняла фартук и вымыла руки, затем кивнула, - идем.
  Вот уже больше недели длилась ее практика. Сначала ученицу Магической Школы встретили настороженно, и кто знает, как бы работалось Лие, если бы не тен Хонер. Именно благодаря ему Лию начали просить помогать с определением болезни, использовать её зелья - местные целители особенно ценили обезболивающие составы. Как пояснил ей тен Иронт, большинство работников больницы ждали от Лии высокомерия, свойственного всем наделенным Силой. Пожалуй, ее неизменная вежливость, искренний интерес ко всему и почтительное отношение к тем людям, что вытаскивали людей из-за Грани лишь своим талантом и трудом, всё равно завоевали бы симпатии окружающих... вот только это потребовало бы немалого времени, а ручательство тена Хонера сократило его до пары дней.
  Говоря откровенно, Лия считала, что ей исключительно повезло с местом практики, хотя Мирая и возмущалась, что будущего мага-целителя заставляют работать как обычного помощника в больнице. Судя по всему, месть Лии и унизительная сцена в кабинете реи Тарины так и осталась тайной для всех, во всяком случае, блондинка никак не подала вида, что знает хоть что-нибудь и расстроилась, когда Лия сказала, что не пойдет на бал.
  В больнице девушка обычно работала до обеда, после чего шла к тену Долеру, а оттуда - в Школу. Крайне серьезно восприняв предостережение декана, она всегда возвращалась засветло и никогда не поддавалась искушению срезать путь, предпочитая более людные улицы. Порой ей казалось, что за ней следят, но при этом ни разу не возникло ощущение опасности. Не раз Лия вспоминала слова Корриса, предположившего, что за ней вполне могут присматривать, и его просьбу обратиться в Тайную службу, если ей понадобится защита. Впрочем, пока девушка со всем справлялась сама, и от всей души надеялась, что так и останется...
  Тряхнув головой, Лия отогнала прочь неуместные сейчас мысли и вошла в смотровую, где лежал больной. Уже привычно посмотрев на него особым взглядом, она тут же обнаружила причину его состояния.
  - Отросток кишки воспалился. Не знаю, сколько у него времени, скорее всего немного.
  Тен Иронт вздохнул:
  - Придется резать... Теа Лия, я знаю, что это не входит в ваши обязанности, но тена Риаста сегодня нет, так что не могли бы вы мне помочь?
  - Хорошо, - кивнула девушка.
  Через три часа целитель устало выдохнул: "все" и заметил:
  - Теа Лия, вам наверняка смешно смотреть на то, что мы тут делаем...
  - Вовсе нет. Знаете, тен Иронт, я искренне восхищаюсь целителями! И кстати, относительно сегодняшней операции... Я еще практически совсем не владею магией - учить этому нас начнут только осенью, но читаю много... Так вот, я выяснила: маг-целитель может залечить рану, заставить тело человека быстрее бороться с болезнью, прибавить ему силы для такой борьбы... Вот только все это сегодня бы не сработало! Зато будь я полноценным магом-целителем, вам не пришлось бы мучиться, зашивая этого бедолагу - я бы попросту зарастила рану.
  - Получается, лучше всего было бы работать вместе: обычный целитель и маг-целитель.
  - Или чтобы маг-целитель обладал всеми навыками обычного целителя, или хотя бы основными, - серьезно кивнула девушка, - именно поэтому я так рада своему месту практики. Мне эта неделя уже дала больше, чем чтение множества книг. Откровенно говоря, если бы не определенные обязательства перед теном Долером, я б у вас и следующий месяц проработала!
  - Не стоит, теа Лия, - серьезно ответил тен Иронт, - знаете, у нас обучение очень жесткое, и то не менее месяца каникул летом считается обязательным. Это вам еще два года учиться?
  - Да... - девушка вздохнула печально.
  Ее собеседник с интересом покосился на нее, но ничего не сказал, снова перейдя к разговору на профессиональные темы.
  
  
  Провинция Дортвар. Предгорья Дортварских гор. Рядом с железными шахтами. То же время.
  
  Коррис потер лоб, пытаясь прийти в себя. Вот уже неделю он спал урывками, держась только на средствах Лии. Впрочем, его парни были немногим лучше: с тех пор, как произошла эта катастрофа, они практически все время проводили на шахтах, работая как проклятые. Хорошо еще, что удалось привлечь солдат местного гарнизона, ну а то, что его начальник несколько дней проваляется в постели да пустит очередной слух про Вентерисского палача... Плевать! Коррис давно не испытывал такого удовольствия, как в тот момент, когда своротил набок челюсть этого высокомерного мерзавца! "Армия защищает страну, а не это отребье, что ползает под землей, как червяки. А шахты постепенно раскопают", - от одного воспоминания об этих словах у капитана темнело в глазах.
  Обвал был действительно грандиозным, и явно вызван магией: местные уверяли, что непременно заметили бы признаки надвигающейся катастрофы, да и не мог он начаться одновременно в стольких местах! Отряду пришлось еще и обеспечивать безопасность местным магам, которых Коррис вытребовал на помощь: люди были злы настолько, что явно готовы наброситься с голыми руками даже на владеющих Силой! Впрочем, как только тех удалось приставить к делу, оно явно пошло на лад, и вот-вот должны были вытащить последних несчастных. Больше сотни уже погибло, а раненых было гораздо больше...
  - Капитан, - еще издали замахал ему Илис, и радостно улыбаясь, доложил, - все, добрались до последних! Представляете, они живы, хоть и слабы - благодаря обвалу ручеек в забое появился.
  - Слава Богам! Вытаскивайте, а потом всем отдыхать.
  - Командир, а что за тварь это сделала? - помявшись, спросил солдат.
  - Не знаю, Илис, пока не знаю. Но я его найду...
  
  
  Эрант. Магическая Школа, неделя спустя.
  
  Лия аккуратно прикрыла за собою дверь и огляделась. Наконец-то стали видны результаты их с теном Гираном работы! Удовлетворенно кивнув, девушка вспомнила, как несколько дней назад впервые ступила на порог этого зала...
  - Лия, только аккуратно. Там уже давным-давно никто не бывал, поэтому очень пыльно. Честно говоря, я не понимаю, нужны ли вообще книги, в которые никто не заглядывал сотни лет, - слегка виновато произнес библиотекарь, отпирая дверь.
  - Так потому и не заглядывали, что не знают про них! - воскликнула Лия и недоверчиво взглянула на него, - что, и библиотекари тут не бывали?
  - Довольно долго на этом крыле стояла магическая защита, она пала лишь несколько лет назад. Признаюсь тебе откровенно, мне даже было страшновато лезть туда одному!
  - Да?! Значит, тут должно быть что-то очень важное, - торжествующе заявила девушка и тут же чихнула - пыли действительно было много, - может, кого из служанок позвать?
  - Это мне придется заместителю директора рену Вастару неделю объяснять, зачем это нужно, чтобы потом услышать: "нет, это не является первостепенной задачей"! А я уже три года пытаюсь! Вот и решил сделать это сам, а ты, если хочешь, иди...
  - Ну уж нет, не хватало вам еще пасть смертью храбрых в неравной борьбе с пылью, - притворно нахмурилась девушка, заставив тена Гирана рассмеяться и тут же закашляться...
  Самые большие залежи пыли они убрали за пару дней, а потом принялись за основную работу - составление каталога. А поскольку большинство имен и названий не говорили ни о чём даже имевшему поистине уникальную память тену Гирану, они взяли за правило хотя бы пролистывать книгу, чтобы уяснить ее содержание. Нередко работа останавливалась, когда то один, то другая наталкивались на особо интересную книгу и зачитывались, полностью погружаясь в созданный автором мир. Судя по всему, большинство книг здесь относились к периоду до Смуты - осознав это, они оба просто были в восторге.
  - Лия, добрый вечер! - тепло улыбнулся девушке библиотекарь, - а я тут нашел кое-что невероятно важное, и теперь думаю, стоит ли говорить о находке директору. Кстати, тебе это может очень пригодиться! Ведь ты же хотела бы закончить Школу быстрее?
  - Да я бы ради этого наизнанку вывернулась! - горячо воскликнула девушка и призналась, - тяжко мне здесь, следить за каждым словом и жестом, да и хочется скорее убраться подальше от директора и его прихвостней. Да только причем тут какая-то книга?
  - Не какая-то, - хитро улыбнулся тен Гиран и поманил ее к себе. На специальной подставке перед ним лежал раскрытый фолиант, библиотекарь закрыл книгу и указал на надпись на обложке: "Устав Школы Магии Эранта".
  Лия охнула. Устав каждой из Магических Школ создавался вместе с самой Школой, и нарушать его было чревато. Устав их Школы был утрачен примерно тысячу лет назад, и никто не знал, какие права и обязанности были им установлены. В результате правила поведения просто прописали один раз и никогда не меняли - никому не хотелось иметь дело с древней магией, способной покарать отступника.
  - Тут много ненужного написано, но для тебя интересно вот это, - показал тен Гиран, - не касайся! У меня-то магии нет, а кто знает, как эта древность тебя воспримет? Вдруг решит сделать тебя местным Хранителем Порядка?
  Девушка попятилась, провести следующую тысячу лет в виде призрака-Хранителя ей совершенно не хотелось. Может, это и суеверие, да только Боги помогают только тому, кто и сам себе помогает! Осторожно склонившись над указанной библиотекарем страницей, девушка принялась за чтение. Перечитывать ей пришлось трижды: из-за вычурного шрифта и устаревших официальных оборотов смысл текста не сразу дошел до нее. Наконец она закончила и подняла глаза на тена Гирана:
  - Вот так просто?
  - Просто? Если ты хочешь выпуститься через год, тебе за это время придется полностью овладеть магией и пройти программу двух курсов!
  - Это всего лишь означает больше работы, а я ее не боюсь.
  - А как же личная жизнь? Ты молодая красивая девушка, неужели ты не хочешь...
  Девушка замотала головой:
  - Даже если бы и хотела - пока я ученица, это лишь ставит под удар меня и всех, кто мне дорог. Получив диплом, я обрету свободу!
  - Не уверен, девочка, - мягко покачал головой библиотекарь и, оглядевшись по сторонам, понизил голос, - порой мне кажется, что маги-выпускники проходят какой-то ритуал, подчиняющий их директору...
  - И все же я попробую, - упрямо ответила Лия.
  - Тогда помни вот что: никто не должен знать о твоем решении! Судя по этому, - он кивнул на книгу, - ты имеешь право объявить о своем решении непосредственно на экзамене, и отказать тебе не имеют права. Книгу я спрячу, по крайней мере пока...
  Мужчина вздохнул, на его лице мелькнула печаль. Лия дотронулась до его руки:
  - Мне тоже будет безумно жаль расставаться с вами, но...
  - Не стоит, Лия, ты должна думать о себе. В конце концов, я здесь не в тюрьме, никто не помешает нам видеться. Ладно, поговорили и будет, за работу! - улыбнулся библиотекарь, смягчая строгость слов...
  
  Атерна. Столица провинции Дортвар. То же время.
  
  - Командир, к вам тен Фиррен, примете?
  - Конечно, - откликнулся Коррис и отложил бумаги, поднявшись навстречу гостю. - добро пожаловать, присаживайтесь. Орван, ты тоже останься! Тен Фиррен, может, бокал вина?
  - Благодарю, рен Коррис, я бы не отказался, - откликнулся тот.
  Коррис налил вина из стоявшего на столе графина и, протянув кубок гостю, откинулся в кресле. С дознавателем Тайной службы, прибывшим сюда вместе с указом о смене наместников, он познакомился сразу же, как только появился в Атерне - тен Фиррен представился ему и доложил обо всем, что удалось выяснить к тому моменту. После этого им практически не удавалось пообщаться - так, перекинуться парой слов и то буквально на ходу. Так что сейчас Коррис практически в открытую изучал тена Фиррена, первым делом отметив печать усталости, лежащую на всем его облике.
  Дознаватель, худощавый мужчина лет пятидесяти, ответил Коррису понимающим взглядом. Еще при первом знакомстве Коррис отметил высокий лоб с залысинами, крючковатый нос, тонкие губы и невероятно проницательные карие глаза, и решил, что не хотел бы отказаться подследственным тена Фиррена.
  - Что ж, тен Фиррен, есть ли какие-нибудь новости? - с искренним интересом спросил он, - удалось выяснить что-нибудь о виновнике катастрофы? Скажу честно, меня больше всего интересуют мотивы этого происшествия!
  - Увы, рен Коррис, - покачал головой тот, - такое впечатление, что это сделано просто так! Давайте я расскажу вам все, что удалось узнать на данный момент, хотя у меня порой чувство, что все, что мы знаем, это "не"...
  - Буду рад.
  - Первое, что мы выяснили: это действительно была магия, но очень странная, и никто из местных магов не имеет к этому отношения. Похоже, они по-настоящему напуганы, люди смотрят на них с откровенной ненавистью, и хоть силы на первый взгляд несоизмеримы, но...
  - Я понимаю, - кивнул Коррис.
  - По поводу мотивов... - тен Фиррен тяжело вздохнул и развел руками, - просто ума не приложу! Первый - что там хотели что-то скрыть - отпал почти сразу же: я опросил шахтеров, в шахтах не было ничего подозрительного. Вторым было предположение, что цель состояла именно в уничтожении шахт...
  Коррис покачал головой:
  - Тогда не было смысла делать это днем. Если бы их обрушили ночью, когда все работники мирно спали в своих постелях, результат был бы явно более впечатляющим.
  - Хотя бы потому, что тогда их явно не стали бы раскапывать столь быстро, - с явным уважением посмотрев на него, кивнул дознаватель. - Была и еще одна дикая теория, что смысл состоял именно в убийстве такого количества людей, но я счел и эту идею нестоящей...
  - Почему? - подался вперед Коррис.
  Дознаватель как-то растерянно посмотрел на него, почесал в затылке и признался:
  - Не смог представить, для чего это может быть нужно. Я слышал о... жертвоприношениях, - он замялся, затем продолжил, - но это не самый простой способ! Если у того, кто все это затеял, есть силы устроить такой обвал, то что ему стоит убить сотню человек просто при помощи магии?
  - Это не так просто, - покачал головой капитан, - для этого их нужно собрать вместе. Хотя да, вы правы, есть и более простые способы убийства... Действительно, непонятно...
  - Кхм, капитан, позвольте мне сказать? - слегка нерешительно вступил в разговор Орван.
  - Конечно, - энергично кивнул тот, с интересом глядя на помощника.
  - Тен Фиррен, вот вы тут уже давно... Скажите, вот не было бы нашего капитана здесь, что с шахтерами делать-то стали б? Ну, теми, что под обвал попали?
  Дознаватель только вздохнул:
  - Да если бы их кто и откапывал, то лишь такие же работяги. Это вы, рен Коррис, ухитрились и магов к этому привлечь, и армию. Кстати, капитан Варнен на вас жалобу накатал...
  Коррис усмехнулся:
  - Да ради Богов! Честно, давно я не испытывал такого удовольствия, как когда врезал кулаком по этой жирной физиономии!
  - И всё равно я удивляюсь, что он пошел на попятную, чем вы его так испугали? - поинтересовался тен Фиррен, глаза его заблестели.
  - Представился полностью, вместе с прозвищем. Никогда не думал, что оно может пригодиться! Орван, прости, мы отвлеклись. Так что ты хотел сказать?
  Тот только вздохнул, а потом выпалил:
  - Да коли б людей там бросили, бунт мог бы начаться! И парни говорят, что не впервой слышат: какие-то рожи подбивали местных бить дворян! Правда, вроде кто-то из этих мутных людишек супротив вас, командир, что-то вякнул, так его чуть не разорвали...
  Коррис побледнел. Четыреста лет назад с незначительного на первый взгляд случая начался бунт, который охватил шестнадцать провинций Ронтара из двадцати восьми. Вошедший в историю империи под названием "Кровавый", он длился пять лет и унес жизни почти пятидесяти тысяч человек, а многие дворянские роды тогда оказались вырезаны под корень...
  - Боги! - полузадушено прохрипел тен Фиррен, - а ведь и правда... Дортвар и так был на грани восстания, а если б еще такое пренебрежение к простым людям... Провинция бы вспыхнула, как подожженный трут! Да только какому мерзавцу такое может быть нужно?
  - Тому, кто ненавидит империю и считает людей не более чем пешками, - устало проговорил Коррис, - Орван, надо найти подстрекателей и попытаться выяснить, кто их нанял. Тен Фиррен, я не могу вам приказывать...
  - Можете, - ответил тот и поднял бровь в ответ на явное удивление капитана, - а вы не знали? Приказ рена Нерана: в случае необходимости все "тайные" на местах переходят в ваше распоряжение. Так что приказывайте!
  - Я прошу вас отложить все прочие дела и заняться расследованием подстрекательства к бунту, сейчас это первоочередная задача. Думаю, с Орваном вы сработаетесь...
  - Не сомневаюсь, - улыбнулся дознаватель и встал. - Начнем?
  Орван кивнул:
  - Пойдёмте, познакомлю вас с ребятами.
  Оставшись в одиночестве, Коррис негромко выругался. Какая же сволочь этот Игрок! И ради чего все это? Такое впечатление, что боль и страдания людей доставляют ему удовольствие...
  
  Эрант. Магическая Школа. Последний вечер летних каникул.
  
  Лия сидела на подоконнике, прижавшись лбом к прохладному стеклу. Вот и новый учебный год... Каникулы пролетели так быстро, и опять надо будет лгать и притворяться... Одно хорошо - общих предметов больше не будет! Интересно, а кто будет вести у них собственно магию?
  Как же хорошо было эти два месяца! Практика в больнице, где Лия могла делать то, о чем всегда мечтала, изыскания в библиотеке, работа у тена Долера, в лаборатории которого она начала экспериментировать, создавая более сильные зелья... А главное, она общалась только с приятными ей людьми! Лия нежно улыбнулась, вспомнив, как маленький Лиар три дня назад впервые назвал её по имени: "Ия"... Такой чудесный малыш! Словом, все было бы просто замечательно, если б не тоска по Коррису. Девушка давно призналась себе в том, что полюбила этого необыкновенного мужчину... А еще она безумно скучала по нему и с каждым днем все более сожалела, что не согласилась поддерживать с ним связь. Ну узнали бы о ней в Тайной службе... В конце концов, раз Коррис верит своему начальству, то кто она такая, чтобы сомневаться? Тем более что теперь она была абсолютно уверена в том, что за ней и без того следят...
  Вздохнув, Лия задумалась: "интересно, чем он занимается? Где он сейчас? Вспоминает ли обо мне?" - и прикрыла глаза, представляя его. Сердце вдруг словно сжало острыми когтями, душу захлестнула глухая тоска, горечь и почему-то чувство вины, и Лия как наяву увидела Корриса. Небольшая комната, он стоит у окна, держа в руках какую-то бумагу... и в этот момент девушка ясно осознала - то были его чувства!
  - Жаль, что я не могу помочь тебе, любимый, - прошептала она, сама не осознавая, что говорит. Сейчас бы подойти, обнять его и уткнуться лбом в его спину...
  
  Атерна. Столица провинции Дортвар, то же время.
  
  Коррис стоял у окна, держа в руках письмо рена Нерана, и чувствовал, как душу корежит от тоски и боли. Да, он понимал, что рано или поздно получит это известие, и всё же надеялся, что это произойдет как можно позже...
  "Он так и не понял меня, не захотел увидеться... Неужели так и умер, считая меня позором нашего рода? Неужели он ненавидел меня?" - горькие мысли не оставляли Корриса с той минуты, как полчаса назад он прочел письмо, уведомляющее его о смерти отца. Рен Неран явно пытался подобрать слова помягче, но Коррис прекрасно понял все, что стояло за ними: отец отказался от мага-целителя, и второй удар, спровоцированный чрезмерным винопитием и злостью стал для него роковым... "И я даже не был на его похоронах", - он едва сдержал стон. Хорошо хоть рен Неран позаботился обо всем: о достойных похоронах и поминках, о долгах отца, о доме и слугах - в письме говорилось, что все они остались жить в особняке, получив жалованье на год вперед...
  Коррис отрывисто вздохнул. Вот он и остался один, и словно сразу стал намного старше... Как будто отец загораживал его от дыхания смерти, а теперь она стоит за его плечом... И нет никого, чье сердце болит за него... Или есть? С отчаянной надеждой он вспомнил Лию, больше всего желая увидеть ее, прикоснуться к ней, услышать свое имя, произнесенное ее певучим голосом. Почему-то он верил, что любимая сейчас поддержала бы его...
  Внезапно он ощутил нечто странное, словно невесомое и немыслимо нежное прикосновение, и его окутало тепло - мягкое и уютное, распространяющееся от сделанного Лией оберега. Тепло, прогоняющее одиночество и горечь, будто Лия и в самом деле была здесь. А потом все исчезло, словно во сне, лишь боль и тоска притупились, оставаясь по-прежнему сильными, но позволяя дышать...
  
  
  Глава 37.
  
  Эрант. Магическая Школа. Следующий день.
  
  Небольшая группа будущих целителей сидела в аудитории и ждала лектора. Первое занятие по магии исцеления... Лия окинула взглядом одногруппников и в который раз задумалась: никто из них, насколько она знала, даже не умел "видеть", так чему их будут учить? И кто? Ответ на свой вопрос она получила тут же: в аудиторию стремительно и вместе с тем плавно вошла рея Тарина, заставив учеников вскочить и склонить головы.
  - Садитесь, - голос декана был мягким, но одновременно властным.
  Оглядев присутствующих, она усмехнулась каким-то своим мыслям и начала:
  - На случай, если кто-то из вас ухитрился до сих пор не познакомиться со мной, сообщаю: меня зовут рея Тарина, я декан факультета Целителей. Обычно я не веду групповые занятия, но в этом году решила изменить своему обыкновению, и буду преподавать вам магию исцеления.
  Рея Тарина задумчиво посмотрела на учеников и продолжила:
  - Наверное, многие из вас задавались вопросом: почему целителей начинают учить магии только на третьем курсе? Надеюсь, сегодня вы получите ответ на свой вопрос, но начнем мы с другого. Мы все, здесь присутствующие, являемся магами, но что отличает магов от обычных людей? Не происхождение, - короткий взгляд на Лию, - не обстоятельства рождения, даже не наследственность, что определяет цвет глаз или волос... Нет, отличие в другом!
  Короткий жест, и перед глазами учеников возникла человеческая фигура в натуральную величину. Усмехнувшись в ответ на перешептывания, рея Тарина пояснила:
  - Я - чистый целитель, иллюзия заложена в артефакт. Что вы видите? Рея Мирая?
  - Человека, - растерянно ответила та.
  - Верно. Человека, каким видят его обычные люди. А вот так? Или так?
  Резкий жест, и ученики невольно отшатнулись, увидев объемное воплощение одной из картинок в учебнике: тело без кожи, на котором четко видны все мышцы и сосуды. Еще один жест - и перед их глазами скелет.
  - Что скажете, рен Лескар? Перед чьими глазами может возникнуть такая картинка, когда он смотрит на человека? - рея Тарина насмешливо посмотрела на слегка побледневшего парня.
  - Целителя? - робко предположил тот.
  - Верно. Обычного целителя, не мага, ну или ученика младших курсов Факультета целителей Магической Школы, - улыбнулась женщина. - а вот теперь...
  Новый жест, и перед глазами учеников предстала человеческая фигура, вся словно кровеносными сосудами пронизанная светящимися золотистым светом каналами.
  - Как вы думаете, что это? Рен Сирван?
  - Кровеносная система?
  Лия чуть не фыркнула - схема расположения была немного не та, а рея Тарина сдвинула брови:
  - Интересно... И как вы вообще сдали экзамен тену Хонеру?
  - С трудом, - буркнул тот в ответ на требовательный взгляд декана и опустил голову.
  - Оно и видно, - хмыкнула женщина и спросила, - теа Лия?
  - Полагаю, это энергетические потоки.
  - Прекрасно, спасибо! Да, именно их мы и видим. А сейчас сравните...
  Рядом с первой фигурой возникла еще одна - точно такая же, только на месте солнечного сплетения находилось что-то похожее на комок света. Декан оглядела всех и спросила:
  - Думаю, отличия вы все видите. А вот что они означают? Теа Лия?
  Девушка вспомнила ощущения, возникающие при обращении к магии, и неуверенно предположила:
  - Первая фигура - обычный человек, вторая - маг.
  - Блестяще, - рея Тарина кивнула, - именно так. Это, - она коснулась "комка", - источник наших различий, то, что делает нас магами. Чаще всего его так и называют: "источник магии", хотя это, строго говоря, неверно. А почему... Вы пока использовали магию только в мизерных дозах, и поэтому вряд ли поймете это, и всё же я постараюсь объяснить. Еще раз обратите внимание на эти две фигуры, какое отличие, помимо источника, вы видите?
  Лия нахмурилась, внимательно разглядывая иллюзорные пособия. Вроде бы ничего, хотя...
  - Теа Лия, я вижу, вы догадались? - подняла бровь декан, - попробуйте сформулировать свою догадку. Кстати, обращаюсь ко всем: если я спрашиваю вас о том, что вы еще не изучали, не бойтесь ошибиться, высказывая предположения! Активное участие учеников в поиске истины я ценю куда больше бездумного следования главам учебника! Итак, теа Лия, подойдите и покажите различия своим одногруппникам.
  - У не обладающего магией энергетическая система замкнутая. А вот если присмотреться к магу... Во-первых, вот здесь от в целом замкнутой системы идет что-то вроде тонких каналов, - Лия указала на кисть "мага", которая тут же увеличилась в размерах, давая ученикам возможность рассмотреть похожие на тонкие лучики энергетические каналы, что шли от узла в середине ладони к кончикам пальцев.
  - Верно, - кивнула рея Тарина, - это, говоря простым языком, точки выхода Силы. Именно поэтому какая бы специализация не была у мага, Сила идет именно из рук, будь то формирование огненного шара на ладони у боевика, прикосновение к больному целителя или же добавление Силы в зелья - не зря на зельеварении вы должны были либо воздействовать Силой на ингредиенты, либо вытягивать ладонь над посудой, в которой она варится. Хотя бывают, пусть и очень редко, случаи управления Силой совершенно другим образом... но об этом мы поговорим на одном из следующих занятий! Что ж, теа Лия, вы сказали "во-первых", а во-вторых?
  - Я не вполне уверена, но мне кажется, что "источник" тоже имеет выход... Или скорее вход.
  - Отлично, вы можете занять свое место. Именно вход! А теперь перейдем к различиям между целителями и, скажем, боевиками. Итак, это - целитель, - в воздухе осталась лишь фигура мага, а затем рядом возникла еще одна, - а это - боевик. Рен Фест, какие отличия вы видите?
  - "Источник" у боевика больше похож на... осьминога, - задумчиво ответил Фест, один из тех двоих, кто как и Лия владел даром целителя, и коснулся одного из "щупалец", торчавших из центра "источника", - словно он вытягивает Силу извне!
  - Не словно, а так и есть, - одобрительно кивнула рея Тарина, - а еще?
  - Каналы "выхода" более развиты.
  - Отлично, рен Фест! Должна сказать, пока ваша группа меня весьма радует. Итак, вот мы и подошли к пониманию того, что собой являет маг. Фактически мы преобразователи: собираем определенную энергию, перерабатываем её и направляем особым образом! Причем поскольку у целителей энергетическая система более замкнутая, мы не можем совершать эффектные трюки: в основном мы работаем на своей собственной энергии, которая вырабатывается телом. Истинные целители в некотором роде наиболее ущербные из всех магов, потому что вообще не могут воспользоваться внешними источниками. Но именно поэтому они единственные могут напрямую воздействовать на энергетику любого человека, излечивая сложные болезни и заращивая раны: скажем так, их Сила - чистая вода, в то время как Сила других магов содержит примеси. И если относительно здоровое тело справляется с "примесями" с легкостью, то предпринятая не целителем попытка излечить больного от тяжелой раны скорее приведет к обратной реакции.
  - Тогда почему истинные целители так различаются по Силе? - с интересом спросил еще один целитель, Доран.
  - Потому что мощь "источника", или, как мы уже поняли, фактически преобразователя, различается. При этом есть и природные различия, и благоприобретённые: упражнениями её можно серьезно увеличить...
  - А почему тогда обычные маги, да хоть те же боевики, не могут залечить небольшую рану? - осмелился подать голос Сирван.
  - Потому что невозможно вышивать мечом, - усмехнулась декан, - и да, это сопоставимые понятия! Слишком много силы, слишком быстрым потоком она истекает, слишком враждебна она телу...
  - А как же тогда самоисцеление? - не выдержала Мирая.
  - И снова отличный вопрос, спасибо, рея Мирая! - рея Тарина кивнула зардевшейся от блондинке, не привыкшей к похвалам со стороны преподавателей, - научиться самоисцелению для стихийников в разы сложнее, чем для любого из вас. Почему? Потому что для этого им придется научиться насильственно перекрывать энергетические входы и выходы, превращая свою энергетическую систему в подобие замкнутой.
  Декан оглядела откровенно заинтересованные лица и улыбнулась:
  - Приятно видеть огонь любопытства в глазах! Ну что ж, полагаю, общее представление о магии вообще и магии исцеления в частности вы составили?
  Ответом ей были дружные кивки.
  - А теперь вернемся к вопросу, с которого я начала свою лекцию. Итак, почему третий курс? Ответ прост: потому что работа целителя схожа с работой ювелира, в то время как стихийник - скорее деревенский кузнец. В первом случае необходимо мастерство и изящество, во втором... мастерство нужно, но куда больше нужна грубая сила! Ну и потому, что для исцеления надо четко знать все о человеке: строении его костей, мышц, расположении внутренних органов и многом другом.
  Рея Тарина отпила воды из стоящего на столе стакана и продолжила:
  - А теперь о том, чему и как вы будете учиться. Во-первых, магическому зрению, вы должны научиться с легкостью видеть энергетические потоки организма. Сначала вам придется делать это в трансе, но со временем вы научитесь одновременно смотреть магическим зрением и направлять энергию. Овладеть этим не так уж сложно, главное, усердие и сосредоточенность. Кто-нибудь из вас уже пробовал это делать? Кроме вас, теа Лия, - женщина улыбнулась ей.
  Одногруппники слегка ревниво покосились на девушку, а Доран кивнул:
  - Я пробовал. Правда, пока могу "видеть" только в трансе.
  - И всё равно, это меня радует. Так, теперь дальше... Во-вторых, вам предстоит научиться не просто "увидеть" болезнь, но и поставить диагноз. А для этого придется изучать разные болезни, их влияние на энергетику организма, внешний вид и ощущения пациента. Вы спросили "зачем", рен Сирван? Не удивляйтесь, маги-целители, как правило, обладают отличным слухом и зрением! Так вот, ряд болезней в энергетическом поле дают схожую картину, и что толку, если вы поймете, что болит в кишках, но не будете знать, что именно? И не забывайте, что есть ряд болезней, в которых магия исцеления не поможет, в частности те, где больного приходится оперировать. Да-да, бывает и такое, и кое-кто из вас уже столкнулся с подобным случаем во время летней практики, - по губам декана скользнула улыбка.
  Мирая вопросительно покосилась на Лию, та еле заметно кивнула.
  - Далее... собственно вышивание, - рея Тарина усмехнулась, - то есть умение управлять энергией: именно в необходимой дозе, направляя ее в нужную точку и воздействуя строго определенным образом. Собственно говоря, именно после этого вы сможете считать себя магами-целителями. Начнете вы обучение этому с самоисцеления: дело в том, что если навредить другому вы можете случайно, то себе - только целенаправленно. Вопросы есть?
  Не дождавшись вопросов, рея Тарина удовлетворенно кивнула и произнесла:
  - Что ж, а теперь немного о предметах, которые вы будете изучать эти два года. Из общих предметов у вас останется только физподготовка - маги должны прежде всего владеть собственным телом. Вы по-прежнему будете изучать зельеварение с реном Бероном, тен Хонер также продолжит с вами заниматься, но теперь сконцентрируется на изучении болезней и их диагностике по внешнему виду, жалобам больного и его осмотре. Техниками развития дара займется с вами рен Тирак, с ним вы познакомитесь на следующем занятии, сейчас для вас это одно из наиболее важных умений. Ну а непосредственно магию исцеления буду преподавать я. А сейчас приступим, начнем с теории...
  Раздавшийся сигнал к концу занятия искренне удивил Лию: еще никогда лекция не пролетала так быстро! Рея Тарина оглядела всех внимательным взглядом и объявила:
  - Занятия окончены. Рен Доран, рен Фест, теа Лия, подойдите ко мне.
  Когда в аудитории остались только трое будущих истинных целителей, декан предложила:
  - Вы трое владеете магией исцеления и я могу позаниматься с вами дополнительно. Разумеется, это абсолютно добровольно, так что решать вам. Я не тороплю, подумайте. Можете идти
  Двое парней поклонились и вышли, а Лия, смущаясь, негромко спросила:
  - Рея Тарина, а в какое время будут эти занятия? Я бы хотела...
  - Можно сразу после занятий или вечером после ужина, - по губам женщины скользнула улыбка, - кстати, теа Лия, я крайне довольна результатами вашей практики! Мне было весьма приятно читать восторженные отзывы о вас работников больницы.
  - Спасибо, - девушка зарделась, - тогда вечером.
  - Отлично, начнем послезавтра. Ступайте, а то опоздаете на зельеварение.
  У выхода из аудитории Лию ждала Мирая, которая с жадным интересом спросила:
  - Что она хотела?
  - Предложила заниматься дополнительно.
  - И ты согласилась?!
  - Конечно, согласилась, это же так здорово!
  Блондинка хмыкнула, а потом полюбопытствовала:
  - Лия, ты не расскажешь, что у вас произошло с Диаром?
  - А почему бы тебе или Виарну не спросить у него? - отпарировала та.
  - А он ничего не говорит, - обиженно надула губки Мирая, - вы окончательно разошлись? Кстати, ты знаешь, что Тиалу выгнали из Школы, заблокировав ей дар? "За несовместимое со званием мага поведение", - важно процитировала она.
  - Про Тиалу в первый раз слышу, - покачала головой Лия, - с Диаром мы разошлись, так что можешь попробовать счастья. Только не сейчас, выжди хотя бы немного...
  - Вот еще! - фыркнула блондинка, - предпочитаю Виарна, он хоть и не такой красавчик, зато милый, веселый и заботливый.
  - Ты в него влюблена? - Лия с тревогой вспомнила слова Виарна в той кондитерской.
  - Немножко, но прекрасно понимаю, что это лишь роман и ничего больше, - легкомысленно отмахнулась Мирая, - нам хорошо вместе, обязательств никаких нет, так почему бы не позабавиться? А на Диара пускай другие охотятся!
  
  Эрант. Покои принца Ориана. Две недели спустя.
  
  Ориан отложил в сторону донесение и потрясенно взглянул на рена Нерана. Покачав головой, он глухо сказал:
  - Такого я не ожидал, даже в самых страшных кошмарах не мог помыслить... Новый Кровавый бунт? Боги, но зачем?
  - Возможно, на этот вопрос смогу ответить я, - глубокий бас заставил подскочить обоих мужчин. Неудивительно, обычные двери были заперты, и незваный гость явился сквозь тайный ход, о котором в принципе не должен был знать!
  Вошедший - мощный широкоплечий мужчина с львиной гривой седых волос и хмурым лицом со шрамом - был прекрасно знаком и хозяину, и его гостю. Вот только ни один, ни второй не ожидали его увидеть здесь! Ориан встал и вежливо склонил голову, рен Неран последовал его примеру. Принц негромко произнес:
  - Добро пожаловать, Верховный.
  - Ваше Высочество, - укоризненно покачал головой тот, - право, уж вы-то могли бы не следовать церемониям! Рен Неран, добрый вечер. Вы оба странно выглядите, неужели мое появление смогло настолько удивить главу Тайной службы... и его заместителя?
  - Откуда вы... - принц прервался, понимая, что выдал себя.
  - Потому что я знаю вас намного лучше, чем большинство придворных шаркунов, - усмехнулся тот, - могу я присесть?
  - Прошу, рен Дирр, - кивнул принц, во все глаза рассматривая Верховного жреца Руарра и гадая, чего он еще о нем не знает.
  Рен Дирр опустился в кресло и тяжело вздохнул:
  - Ваше Высочество...
  - Рен Ориан, или я буду звать вас Верховный, - сделав резкий жест, ответил принц.
  Рен Дирр развел руками:
  - Как Вам будет угодно. Итак, относительно того, зачем это нужно... Во-первых, это кровь и смерть, а для жреца Древних - Сила. Во-вторых, когда горит дом, никто не обращает внимание на сгорающие в камине компрометирующие письма! И опасность еще не устранена: Дортвар успокоился, но можно найти и другую точку удара...
  - Значит, еще ничего не кончено, - тяжело вздохнул принц, - и рен Коррис прав: надо найти того, кто стоит за подстрекателями, чтобы попытаться хотя бы понять метод его действий...
  - Рен Коррис дер Сартон? - поинтересовался жрец.
  Принц кивнул и спросил:
  - Вы его знаете?
  - Я знал его отца. Удивительно, что у ограниченного в общем-то служаки вырос такой незаурядный сын! А сам рен Коррис... Я внимательно слежу за ним с той поры, как он побывал мечом Руарра, разрушив тот алтарь в Листане.
  - Я думал, он меч Маэры, - признался принц, с интересом глядя на рена Дирра.
  - У Маэры нет мечей, Госпожа Путей не воин, а Плетельщица. Рен Коррис ее Рука, хоть он и не знает этого, впрочем, так всегда бывает. Кстати, ему и не нужно этого знать! - жрец сурово посмотрел на принца и рена Нерана и, дождавшись их кивков, продолжил, - именно поэтому судьба бросает его туда, где он нужней всего. А Меч... Мечом Руарра может стать на время любой человек, который сражается за то, что считает правым делом, во что истово верит. Тогда он призвал Владыку, и тот дал ему силу сразить зло...
  - Так вот оно что, - тихо протянул рен Неран.
  - Именно. Поэтому доверьтесь рену Коррису: сам не понимая того, он оказывается тем дождем, что способен загасить пожар бунта.
  - Благодарю, рен Дирр, - принц говорил вполне искренне, - ваша помощь неоценима.
  - Увы, рен Ориан... Хотел бы я, чтобы это было так! Хотя кое-что я могу... Во всяком случае, помочь в чистке армии от хлыщей и зажравшихся дармоедов! - в глазах бывшего генерала сверкнула молния.
  - Прекрасно, оговорим детали? - оживился принц, - Неран, а вы отправьте рену Коррису сообщение: ему дается полная свобода действий! Пусть продолжает расследование, куда бы оно ни привело его...
  
  Эрант. Магическая Школа. Два месяца спустя.
  
  Лия влетела в комнату, заперла дверь и упала на кровать, дав волю давно сдерживаемым слезам. За что?!
  Это началось через две недели после каникул. Всего две недели Лия тихо радовалась тому, что Диар сдержал обещание: он не подходил к ней и, судя по всему, так и не сказал никому ничего, во всяком случае, Мирая общалась с ней по-прежнему.
  Откуда пошла вся эта мерзость? Сначала были многозначительные перешептывания и смешки за её спиной, а потом началось откровенное преследование: похотливые взгляды, грязные высказывания на ее счет, издевательские шуточки в столовой... Пользуясь отсутствием у девушки защиты от стихийной магии, ее толкали, пытались задрать платье, обливали супом... Было такое впечатление, что вся Школа включилась в травлю, избрав жертвой ее одну! И самым страшным было то, что Лия не понимала причину: это явно была не вина Диара, более того, она даже как-то подслушала, как он откровенно сказал одному из боевиков, что все гадости, что говорят про нее - полная чушь! А венцом всего, тем, что явилось последней каплей, стало брошенное ей полчаса назад вслед обвинение, будто все экзамены она сдавала в постели преподавателей...
  Хорошо хоть на занятиях все было относительно спокойно: преподаватели то ли были не в курсе развернутой против Лии кампании, то ли не придавали значения слухам. Правда, одногруппники практически перестали с ней общаться... Как горько сказала себе девушка: зачем, ведь её помощь им больше не нужна! На удивление долго продержалась Мирая, лишь вчера она подошла к Лие после зельеварения и, пряча глаза, сказала, что не может больше продолжать с ней дружить... Девушка вспомнила эту сцену и разрыдалась еще сильнее...
  - Лия, можно тебя на минуту? - Мирая была явно расстроена.
  Лия молча подняла на нее глаза. С тех пор, как началась эта травля, она стала плохо спать: мучали кошмары, а пользоваться магией для собственного усыпления она боялась. Так что вид у нее был усталый и измученный.
  - Я слушаю, - тихо ответила она.
  - Я... Послушай, я знаю, все эти сплетни - полная чушь, но я не могу...
  - Общаться с той, о которой все твердят, что она шлюха? - горько спросила Лия, - что ж, ты и без того держалась долго. Простите, рея Мирая, вы!
  - Лия, ну зачем ты так? Я знаю, что ты хороший человек и просто не понимаю, кто распускает все эти сплетни! Я пыталась сказать, что это ложь, но...
  - Я понимаю, и спасибо, что сказали прямо. Мне давно следовало понять: ничего общего у такой, как я, с аристократами нет и быть не может. И да, в благодарность за эти годы... Если понадобится помощь в учебе, я окажу вам её втайне, не... марая ваше честное имя. А теперь простите, мне пора!
  - Ненавижу! - истово прошептала Лия между рыданиями, - если бы я только могла, я бы уничтожила...
  Резкая боль в том месте, где находился амулет, словно разбудила её. Осознав, что она только что произнесла, девушка задохнулась. Она, целитель, была готова не просто мстить - убивать!
  Лия встала и подошла к окну. Отсюда было видно все, что происходит в парке: целующиеся парочки, двое парней, явно чем-то спорящих меж собой, группки учеников, что-то обсуждающих... И лишь ей не было там места! Ей, простолюдинке, имевшей наглость иметь собственное мнение и достоинство! Девушка вдруг вспомнила рассказ теи Фалины о ученице-артефакторе, изгнанной из Школы и повесившейся, и злобно оскалилась. Если бы кто-то увидел ее сейчас, вряд ли узнал бы в девушке с горящим яростью и безумием взглядом всегда вежливую тею Лию!
  "Может, бросить это все, договориться с теном Долером и уехать? - впервые Лия серьезно задумалась о предложении магов Востока, - но... Это означает все время бояться, прятаться и бежать... Нет, не дождутся!"
  На Лию вдруг снизошло спокойствие. Ненависть, страх и боль словно сгорели в горниле гнева, выпуская оттуда новую Лию: холодную, убийственно безжалостную и подозрительную. Девушка вдруг ощутила себя клинком, твердым и ледяным, опустилась на кровать и принялась размышлять.
  Создается впечатление, что эта атака изначально была кем-то скоординирована и кем-то направлялась. Слухи возникают быстро, но не так и не на абсолютно пустом месте! Обзывать шлюхой ту, которая вообще не имела отношений с мужчинами... Нет, она не о том думает! Зачем это кому-либо?
  Сначала Лия думала, что это Диар, ведь только у него были основания мстить ей, но клятва плюс уверения Мираи, что Диар никогда не поддерживал эти сплетни, а иногда и опровергал их, да и подслушанный разговор... Тщательно все обдумав, девушка решила, что это действительно не может быть он - пусть в нем и оказалась гнильца, вылезшая наружу в той ситуации, но мстить так низко он бы не стал.
  Его отец? Лия пожалела, что так мало знает о советнике дер Фалдоне. Вот только весь её, пусть и скорее вычитанный из книг опыт говорил о том, что подобные ему люди никогда не пойдут на такое, если только... Девушка поежилась от пришедшей в голову мысли: если только ему зачем-то не нужно сломать её! Ведь и правда, несколько минут назад она чуть не сломалась, готовая отречься от всего, что ей дорого и во что она верила, и начать убивать! Убивать каждого, кто скажет о ней хоть одно дурное слово!
  Дикая, сумасшедшая мысль! Кому и зачем нужна сломленная, душевно искалеченная целительница? Чушь какая-то! И всё же мысль не отступала, вертясь в голове и требуя обдумать все хорошенько. Лия сдвинула брови и, решив подумать об этом позже, принялась размышлять над тем, как быть дальше.
  Никому нельзя доверять, кроме тех, кто доказал, что заслуживает доверия! Здесь, в Школе, это тен Гиран и ограниченно - теа Фалина. В конце концов, та и сама призналась как-то, что вынуждена докладывать одному из заместителей директора о том, что происходит в общежитии! Преподаватели... Сейчас, когда у них были только специальные предметы, она не чувствовала с их стороны неприязни или недоверия, скорее симпатию... И всё же она не знает, каковы их обязательства перед директором, а значит - надо молчать. Если рея Тарина спросит о слухах... Что ж, по крайней мере она сможет доказать их ложность, если до этого дойдет, горько усмехнулась Лия, размышляя над иронией судьбы: девственность, к которой она никогда не относилась с особым пиететом, может оказаться ее защитой!
  За пределами Школы есть тен Долер и Хания... Вот только они ничем не смогут ей помочь, а значит, и знать им об этом не стоит! Лия поежилась, понимая, что усиленно гонит от себя мысли о Коррисе...
  Как он отреагирует, если узнает о подобных сплетнях? Не сочтет ли ниже собственного достоинства общаться с той, на которую вылили столько грязи? Да, про него тоже ходили слухи, но совсем другого толка, и сможет ли он поверить в их ложность относительно нее? А главное, захочет ли?
  Сердце девушки сжалось от боли. Если и он оставит ее... Впервые Лия не знала, чего хочет: чтобы он вернулся как можно скорее или чтобы не возвращался как можно дольше! "До окончания Школы", - шепнул внутренний голос, выдавая те мысли, которые она скрывала от самой себя: возможно, он сочтет дипломированного мага-целителя... "Дура, забудь об этом! - прикрикнула девушка на себя, - достойной партией, ведь об этом думаешь? Он аристократ из древнего рода, а ты невесть какого отца ублюдок!"...
  Слезы снова навернулись на глаза, но девушка упрямым движением смахнула их. Никто из этих высокородных мерзавцев не увидит ее горя! Привычно и легко она направила Силу, убирая с лица все следы слез, переоделась и стремительно вышла из комнаты - пора было на работу.
  
  Атерна. Столица провинции Дортвар. То же время.
  
  Коррис отложил перо и потер грудь: ни с того ни с сего засбоило сердце, а дыхание перехватило. Что это было? Внезапно он почувствовал, как похолодел оберег на его груди, и вздрогнул, ощутив страх за Лию. Только бы с ней все было хорошо! Прикрыв глаза, он вознес к небесам жаркую молитву, прося Богов хранить его любимую.
  - Командир!
  Голос Орвана заставил его встрепенуться. С усилием взяв себя в руки, он спросил:
  - Что случилось?
  - Мы нашли место старого ритуала - вы были правы, здесь тоже до войны приносили жертвы Древним. А еще взяли того, о котором говорили подстрекатели. Это оказался один из приближенных наместника, вот только...
  - Что?
  - Он говорит такие вещи... Словом, я предпочитаю лучше в это не лезть, так что заткнул ему рот и запер в пыточной. А еще нашел глухонемого палача, думаю, так будет лучше...
  - Жертв ритуала - похоронить, вызови жрецов...
  - Уже!
  - Молодец, Орван, что бы я без тебя делал! А я пойду послушаю, что напоет мне эта... птичка.
  
  Эрант. Особняк дер Фалдонов. Пара часов спустя.
  
  - Отец, мне надо с тобой поговорить! - Диар был зол, на его лице играли желваки.
  Рен Этрей откинулся в кресле, отложив перо, и сделал приглашающий жест.
  - Отец, скажи... Та травля, которую организовали против Лии... Ты имеешь к этому отношение?
  - А зачем тебе это знать? - отец насмешливо посмотрел на него, - тем более, с той клятвой, что ты дал!
  - Значит, имеешь, - медленно проговорил Диар, рассматривая отца как какого-то чужака, - ты ведь даже не спросил, что я имею в виду! Прекрати это!
  - Она тебя унизила, и ты ее защищаешь?
  - Знаешь, я много думал, некоторые обстоятельства этому весьма способствовали, - синие глаза сузились, - и наконец признал, что вина в сложившейся ситуации была прежде всего моя. Кроме того, как бы то ни было, действовать подобными методами - подло! И это явно не просто месть за меня... Скажи, что тебе от нее надо?
  - Ничего, - резко ответил отец, - что же касается слухов... Возможно, я что-то где-то обронил, но уж точно не устраивал кампанию против какой-то жалкой простолюдинки!
  Диар покачал головой и тихо сказал:
  - Прости, но я тебе не верю. Ты изменился в последние годы... Жаль, что... - он горько усмехнулся, встал, склонив голову, и вышел из комнаты.
  - Мальчишка... - прошипел ему вслед отец, - ничего, однажды ты все поймешь...
  
  Атерна. Столица провинции Дортвар. Следующий вечер.
  
  Коррис вышел во двор и некоторое время просто стоял, вдыхая морозный воздух, пытаясь прогнать запах пыточной и прояснить разум. И что теперь ему делать? Он поежился, подумав о том, как доложить о таком... Тяжело вздохнув, он направился к крыльцу: похоже, ему предстоит бессонная ночь...
  - Капитан! - Орван несильно потряс его за плечо.
  Коррис поднял налитые кровью глаза, встретив озабоченный и сердитый взгляд помощника. Насупившись, тот проворчал:
  - Ну и куда это годится? Совсем себя не жалеете! Не ушло б то донесение от вас, поспали бы, а потом написали!
  - Не кудахчи, Орван, сейчас зелье выпью и буду в порядке, - хрипло ответил Коррис.
  - Ну уж нет! Сколько можно на зельях-то жить? Выспаться вам надо! А может, вина да бабенку поласковей, а?
  Капитан поморщился и покачал головой:
  - Выспаться... Ладно, слушай: вот это нужно доставить в Эрант, рену Нерану, - он протянул помощнику большой запечатанный конверт, - но только так, чтобы оно ни в коем случае не попало в руки кому-то другому!
  - Надо Мерва посылать, - почесав в затылке, решил Орван.
  - Давай, и еще: завтра утром мы отправляемся в Диронну. Так что Мерву по возвращении придется искать нас там.
  - Диронна это в Котарре, что ли?
  - Да. Похоже, там тоже попытаются начать бунт, мы должны это остановить.
  - Хорошо, командир, я отправлю Мерва и велю ребятам готовиться к отбытию. Только вам всё равно бы отдохнуть...
  - Да высплюсь я, - Коррис поморщился, - вот прямо сейчас и отправлюсь в постель. Только ради всех Богов, никаких баб, а то я тебя знаю!
  - Да я ж за-ради вас... Слушаюсь, никаких баб!
  - Точнее, оставь их себе. И да, пригласи на ужин тена Фиррена, и коль я не проснусь к вечеру сам, вели разбудить.
  - Все сделаю в самолучшем виде!
  Орван усмехнулся, глядя вслед капитану. Ой, похоже, он-таки влюбился, раньше командир никогда не отказывался покувыркаться в постели с симпатичной служаночкой! Ладно, чего столбом стоять, дело само не сделается!
  
  
  Глава 38.
  
  Эрант. Имперская канцелярия, три недели спустя.
  
  - Добрый день, Неран, и с праздником!
  Рен Неран заинтересованно глянул на принца: давненько он не видел его в таком хорошем настроении! Интересно, что произошло, ведь вряд ли в такое расположение духа его мог привести Зимник, а тем более - вчерашний бал.
  - С праздником, Ваше Высочество! Могу я спросить?
  - Чему я радуюсь? Наконец смог убедить Императора возобновить дипломатические отношения с Кшасаэром!
  - И кто поедет туда послом?
  - А вот это вопрос. Если честно, я бы предпочел видеть посольство Кшасаэра в Эранте, ведь поведение нашего посла у кшаси мы проконтролировать не можем. Поэтому хотел бы направить туда доверенного человека с письмом для Владыки.
  - Рена Горрвейна?
  Горрвейн дер Фастил был вторым после Корриса офицером Тайной службы, знающим об истинной роли принца Ориана, поэтому неудивительно, что последний кивнул.
  - Отлично, - ответил рен Неран, - когда ему отправляться?
  - Мне нужно несколько дней, чтобы подготовить все бумаги. Скажем, через неделю.
  - Сделаем. И, Ваше Высочество... Пришло донесение от рена Корриса, но... - рен Неран замялся.
  - Что? - мгновенно посерьезнел принц.
  - Капитан направился в Диронну, похоже, там тоже ведется подстрекательство к бунту. Нам он прислал множество разных бумаг, протоколов допросов преступников из самых разных слоев общества... И еще вот это он просил меня передать лично вам, не вскрывая, - рен Неран протянул принцу конверт, - а вас просил прочесть содержимое в одиночестве.
  Принц посмотрел на конверт так, будто держал в руке ядовитую змею, и промолвил:
  - Знаете, друг мой, мне почему-то жутко не хочется его вскрывать, но игнорировать просьбу рена Корриса я не могу. Пожалуй, вернусь-ка я во дворец...
  
  Эрант. Императорский дворец, покои принца Ориана. Час спустя.
  
  Ориан отложил в сторону письмо капитана дер Сартона и закрыл глаза, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами, забыть, не думать! Но волей-неволей он все время возвращался к тем строчкам, что словно отпечатались в его мозгу:
  "... увы, немногое, но я полагаю, что Вы сами должны решить, что делать с этой информацией: допрашиваемый признался, что слышал разговор наместника с кем-то, к кому тот обращался "Ваше Высочество", и они обсуждали грядущее обрушение шахт. К сожалению, допрос наместника не дал никаких результатов - все та же магия, и никто из слуг ничего не знает о его госте. Так что все, что у меня есть - описание загадочного визитера, данное допрашиваемым, полностью совпадающее с обликом того, кого мы назвали Игроком"...
  Принц встал, подошел к камину и швырнул в него письмо. Глядя на то, как огонь пожирает листы, он пытался принять верное решение, а лицо его становилось все жестче и отрешённей. Вот теперь никто не принял бы его за светского мотылька! Гнев сжег личину напрочь, и из-под маски выглянуло настоящее лицо Ориана: властное, умное, жестокое. Дождавшись, пока бумага осыплется пеплом, он стремительно вышел из комнаты, ледяным голосом приказав охраняющим ее гвардейцам оставаться на месте.
  Провожая принца взглядом, один из них еле слышно прошептал другому:
  - Такое впечатление, что принца подменили! Он сейчас был просто до ужаса похож на своего отца!
  Его напарник и приятель также тихо ответил:
  - А мне вообще всегда казалось, что он вовсе не такой, каким хочет казаться...
  В покоях принца Эверна были пусто - отца Ориана по старой памяти боялись и старались избегать, да и он сам неоднократно во всеуслышание высказывал свое отношение к "дармоедам-придворным". Принц дернул шнур звонка, и через пару минут в комнату влетели запыхавшиеся камердинер и секретарь его отца.
  - Фанир, вы можете идти, - резко велел Ориан камердинеру и, когда тот вышел, повернулся к секретарю, - рен Анрат, где отец?
  - Его Высочество отбыл два дня назад, - ответил тот, кланяясь.
  - Куда? И взял ли он с собой охрану?
  - В охотничий замок, Ваше Высочество, - несколько растерянный напором принца, ответил секретарь, - охрану он оставил здесь.
  - Начальника охраны ко мне, быстро!
  Начальник охраны прибыл минут через десять. Все это время оставшийся в одиночестве Ориан метался по шикарной гостиной отца, как дикий зверь по клетке. Заслышав звук торопливых шагов, он опустился в кресло и придал лицу строгое и холодное выражение.
  - Ваше Высочество, - прибывший поклонился принцу.
  - Присядьте, капитан. Расскажите, почему мой отец отбыл без сопровождения?
  По лицу капитана пробежала тень, но он сухо ответил:
  - Таков был приказ Его Высочества.
  - Да?! И с каких пор объект охраны может покинуть дворец без этой самой охраны? - язвительно спросил Ориан, - насколько я помню, хотя бы двое из ваших людей должны сопровождать отца всякий раз, как он покидает дворец!
  - Как и Вас, Ваше Высочество, - сдержанно возразил капитан, - но я имею все основания полагать, что Вы порой уезжаете из дворца в одиночку. И Его Высочество отдал ясный и недвусмысленный приказ!
  - Отлично... Что ж, капитан, я направляюсь в охотничий замок, выезжаем через час!
  - Охрана будет ожидать Вас, Ваше Высочество, - почтительно поклонился капитан.
  
  Охотничий замок. Через три часа.
  
  - Значит, отец здесь не появлялся? - на лице принца играли желваки, а взгляд, который он бросил на возглавившего его эскорт капитана, нельзя было назвать иначе как убийственным.
  - Нет, Ваше Высочество, - управляющий замком поежился - таким принца Ориана он еще не видел, - Его Высочество принц Эверн уже давным-давно здесь не появлялся.
  - Как давно? - резко задал вопрос Ориан.
  - Да почитай как с должности начальника Тайной службы ушел.
  - Но, - заикнулся капитан и побледнел, - Его Высочество не впервые так покидает столицу, и я был уверен...
  - Возвращаемся, - скомандовал Ориан и обратился к управляющему, - рен Рошар, если отец появится здесь, немедленно пришлите мне гонца!
  Всю обратную дорогу принц сохранял холодное выражение лица, заставляя ежиться сопровождавших его гвардейцев. И только оказавшись в своих покоях, дал себе волю, сломанной куклой опустившись в кресло и спрятав лицо в ладонях...
  
  Эрант. Магическая Школа, библиотека. Поздний вечер того же дня.
  
  - Лия, заканчивай уже, тебе бы отдохнуть, - сказал тен Гиран.
  - Еще немного, я почти закончила, - отозвалась та.
  Тен Гиран посмотрел на склонившуюся над столом девушку и покачал головой. Бедная девочка, такая цельная, умная и добрая... И гордая - он пытался поговорить с ней, как-то поддержать, но она только ушла в себя. И что за лживая тварь распространяет эти слухи? Мужчина в который раз проклял свою неспособность хоть как-то помочь ей, защитить ее. Увы, даже древний устав ничего не говорил о подобных случаях! Не выдержав, он нарушил собственное обыкновение не вмешиваться в дела учеников и обратился с этим вопросом к рее Тарине. К сожалению, декан лишь развела руками, помрачнев, и объяснила, что понятия не имеет о том, откуда ползут все эти слухи и прекрасно понимает всю их лживость. Но все, чем она может помочь тее Лие - учить ее как можно лучше.
  Порой библиотекарю казалось, что рея Тарина догадывается о намерениях Лии пройти курс за два. Во всяком случае, девушка как-то сказала ему, что уже может вполне свободно управлять потоками Силы. Ну а изучению болезней она и вовсе отдавалась с подлинной страстью, так что он старался разыскать для нее все книги по этой теме.
  - Не засиживайся, девочка, - мягко произнес он, - выпьешь со мной отвара? Посидели бы, поболтали...
  - Нет, спасибо, я еще хочу сегодня почитать ту книгу о болезнях сердца, - отказалась Лия, не поднимая головы.
  Вздохнув, мужчина вышел, оставив девушку одну. Она еще какое-то время писала, а потом отложила перо, потянулась и оглядела зал древнего книгохранилища. А неплохо они с теном Гираном поработали! Именно здесь девушка старалась проводить все свое свободное время: копаясь в старых книгах, она могла не думать, не бояться услышать гадости, не вспоминать... Хорошо хоть, сейчас каникулы и Школа практически пуста!
  В последние дни перед каникулами она старалась как можно меньше сталкиваться с другими учениками: перестала ходить на завтраки, довольствуясь купленными у теи Лиссии булочками, не обедала, разве что прихватывала что-то по дороге на работу, а ужинала у тена Долера - тот, почувствовав что-то неладное, предложил это сам. Как же ей хотелось отомстить, заставить сплетников подавиться своими словами, вот только сражаться одной против всех - занятие неблагодарное и заведомо провальное. Так что теперь на занятиях Лия всегда садилась отдельно, старалась ни с кем не встречаться взглядом и отвечала только на прямо заданные ей вопросы. Хуже всего было на занятиях по развитию дара: рен Тирак считал, что ряд упражнений необходимо выполнять исключительно в парах. Вообще Лия не раз замечала на себе его задумчивый взгляд, а однажды он даже оставил девушку после занятий, вызвав усмешки учеников, и устроил ей форменный допрос. Его интересовало, как она ощущает свою магию, насколько может ей управлять, а также то, пробовала ли она направлять её иначе, чем при помощи рук.
  Разумеется, Лия не стала признаваться ему, что именно этот вопрос её все больше интересует: вспоминая инцидент с попыткой изнасилования, она осознала, что тогда направила магию просто усилием воли, даже не касаясь Диара руками! Опустив глаза долу, она односложно отвечала на вопросы преподавателя: нет, она может направлять Силу только традиционным образом, да, она может ей управлять, но пока использовала ее только для самоисцеления... Покинув в тот день аудиторию, она еще долго ощущала между лопаток внимательный взгляд чересчур проницательного преподавателя...
  Тряхнув головой и бросив последний взгляд на полки, Лия повернулась к выходу и вдруг ощутила резкую боль в груди в том месте, где под кожей скрывался амулет. "Проклятая штука!", - зло подумала она и попыталась заглушить боль магией - безуспешно, она стала лишь сильнее. Застонав, девушка покачнулась и ухватилась за опустевшую полку. Боль тут же стихла - стремительно, словно задули свечу, а Лия потрясенно поняла, что под ее рукой на внешне пустой полке появилось что-то вроде тетради в черном кожаном переплете. Девушка осторожно сняла ее с полки и повертела в руках: на первый взгляд ничего особенного, так почему же для ее сокрытия применили такие меры предосторожности? Невидимость, да еще в закрытой секции библиотеки... Интересно, а она вообще откроется? Осторожно открыв тетрадь, Лия прочитала написанный на первой странице текст и застыла.
  Будь тен Гиран здесь, он бы испугался: лицо девушки стремительно утрачивало всякие краски, словно она превращалась в мраморную статую. Шаги в коридоре заставили ее отмереть: Лия закрыла тетрадь, быстро спрятала ее в лиф платья и, накинув лежавший рядом шерстяной платок и запахнув его на груди, направилась к двери.
  Попрощавшись с теном Гираном, девушка вышла из библиотеки и почти побежала к общежитию. Стремглав взлетев на пятый этаж, она вбежала в комнату, заперла дверь и достала свою добычу. Зажгла свечу, уселась за стол и принялась за чтение...
  
  
  Эрант. Магическая Школа. Несколько часов спустя.
  
  Лия отложила в сторону тетрадь и взглянула в окно. Там царил тот непроглядный мрак, что бывает лишь перед самым рассветом, да и на душе у нее было не светлее... Девушка огляделась по сторонам, снова взглянула на тетрадь и сощурила глаза, размышляя. Да, так будет лучше! Прихватив с собой тетрадь, она взяла еще пару нужных предметов и вышла из комнаты.
  Душевая была пуста и тиха, впрочем, как и всегда - Лия по-прежнему жила на пятом этаже в полном одиночестве. Опустившись на колени, девушка принялась вырывать листы из тетради - до тех пор, пока не осталась одна обложка. Чиркнуло кресало, и Лия отступила назад, наблюдая, как веселое пламя пожирает бумагу. Лицо девушки было бесстрастным, лишь тени от огня плясали на нем, время от времени превращая его в жутковатую маску.
  Небольшой костер прогорел быстро, и наконец на полу осталась лишь горстка пепла. Растерев его, Лия набрала в стоявший неподалеку тазик воды, тщательно смыла все следы и вышла из душевой.
  Вернувшись в комнату, она спрятала на дно шкафа обложку, опустилась на кровать и задумалась. Строчки из сожженной тетради снова встали у нее перед глазами, впечатавшись в память... Вряд ли она когда-либо сможет их забыть! Прикрыв глаза, Лия задумалась о прочитанной истории. Истории жизни того, кто должен был стать целителем, но...
  Неар - так звали автора дневника - был истинным целителем. Некрасивый паренек, единственным достоинством которого была необычно сильная магия исцеления, настолько, что он мог исцелять больных на расстоянии... Да, именно в этом дневнике Лия наконец нашла то, что так давно искала: объяснение тому магическому удару, что она ухитрилась нанести Диару в тот страшный вечер. Похоже, во времена Неара о таких магах было довольно широко известно, хотя они и тогда считались редкостью. На самом деле ничего особо странного в этом не было, попросту некоторые маги могли направлять силу вовне прямо от "источника", и в этом случае она действовала на расстоянии прямой видимости мага. И такая магия при должной тренировке не оставляла никаких следов, не давала возможности определить личность мага! Единственными, кто когда-либо владел этой силой, были истинные целители, таких среди них рождалось примерно один на тысячу.
  Неар поступил в Магическую Школу в семнадцать лет. Для семнадцатилетнего сироты из бедняцкого квартала Эранта это было поистине немыслимой удачей, особенно во времена до Смуты, когда маги фактически представляли собой некую высшую и недостижимую часть населения. Собственно говоря, именно сила его магии и жгучее желание учиться и позволили ему приблизиться к "небожителям".
  Он учился на втором курсе, когда на него обратила внимание одна из первых красавиц Школы. Неизбалованный вниманием девушек парень долго не мог поверить в то, что та могла снизойти до него, а потом влюбился - отчаянно, со всей силой первой любви. Два месяца он витал в облаках, а потом любимая прилюдно высмеяла его, превратив в посмешище для всех учеников, сделав изгоем... В какой-то момент боль, обида и гнев сломали его: ушло стремление помогать людям, остались лишь ненависть и презрение. И очередная насмешка со стороны бывшей возлюбленной окончательно столкнула Неара во Тьму - на следующее утро после этого её нашли мертвой. Ни единого следа так и не было найдено, и смерть девушки приписали несчастному случаю.
  Лия вздрогнула, повела замлевшими плечами и закуталась в одеяло. Неар в своем дневнике был предельно откровенен, не пытаясь хоть как-то обелить себя, подробно описывая свои чувства и ощущения. И сейчас девушка с ужасом понимала, что по меньшей мере дважды была готова последовать его путем: в ночь после попытки изнасилования и совсем недавно, всего три недели спустя. Положив ладонь на грудь, она шепотом обратилась к амулету в своей груди:
  - Благ