Лещинский Леонид Абрамович: другие произведения.

Из воспоминаний учителя Судакова

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:

Все совпадения персонажей с реальными людьми являются случайными. События, имеющие место в произведении вымышлены.

   Из воспоминаний учителя Судакова



23 февраля - день открытия 26 съезда КПСС я запомнил, т.к. дежурил ночь в школе, по случаю открытия съезда. А еще хорошо запомнил открытое партособрание /открытое - это значит присутствует весь коллектив/ посвященное изучению материалов 26 съезда на уроках. , проходившее в спецшколе с английскими отклонениями, где я работал. В своем выступлении спецзавуч по английским отклонениям Мунина с пафосом заметила: "На уроках английского языка, английской литературы, гидов -переводчиков, мы используем адаптированные переводы величайших произведений знаменитого ... эссиста, т.е. мемюмориста, тьфу ты не выговорю, ну писателя вообщем, Брежнева Леонида Ильича: "Цылина земля", "Малая нужда", "Воздержание".
  
  
   Нупова Маня Шуговна сообщила о том, что она рассказала детям о подвиге Ленинградских комбайностроителей, построивших комбайн для прокладки московского метро и с большими трудностями, совершив кругосветное путешествие, через Владивосток и транссибирскую магистраль, доставили его в Москву. И тут, как обычно, выступающих повело в сторону. Учитель труда Темнилов с пафосом отметил, что в честь съезда он решил изготовить с учениками 10 посылочных коробочек для соседней почты, но директор задерживает выполнение заказа, до сих пор не привез от шефов 10 кубов леса, тонну кирпича, два мешка цемента и две машины песка, а я ведь ему обещал, что съэкономленные материалы отдам ему для строительства гаража и дачи.
  
   Завуч Копецкая заявила, что нужно оздоровить психологический климат в коллективе: "Ходят слухи, что я , если учитель заболеет, отпускаю детей домой, а пропавшие уроки записываю на своих подруг, и они возвращают деньги за замену мне. Так это не правда- не я одна, все завучи так делают". Библиотекарь Ивюньчикова с возмущением отметила: "Говорят что пропавшую библиотеку детской всемирной литературы я продала, это гнусная ложь, все знают что я подарила эти книги заврайоно, директору, завучам и другим заслуженным людям.
  
Увидев, что поехали не туда, учитель истории Шундиков сообщил, что по производству мяса на душу населения мы пока отстаем от рабовладельческого строя, но зато значительно опережаем по производству электроэнергии, стекла и стали. Учитель музыки сообщил, что он сочинил ораторию: "Наша партия родная и любимый наш Ильич" и разучил ее с детьми.
  
   И тогда черт дернул выступить меня: "Когда мы были на экскурсии на Лагунской ГРЭС, третьей по величине в Европе и увидели эти громадные 12 турбин, аж слезы на глазах выступили, и, вот тогда я сказал, что на 26 съезде запланировали такие турбины, что вместо этих будет всего две. Я думаю, что о 26 съезде нужно говорить там где это уместно, тогда будет польза. Иначе возникнет эффект бумеранга, вы же знаете, что дети рассказывают анекдоты про Брежнева,партию, съезд,и нельзя допустить, чтобы им надоели разговоры о съезде".
  
   Но тут Нупова, занятая подсчетом партийных взносов, услышав слово надоел, вскочила с места и с пеной из рта начала орать: "Материалы съезда нужно вдалбливать, вдалбливать и вдалбливать, и мы не позволим всяким отщепенцам порочить нашу родную партию". Сразу же после собрания она позвонила директору, который, был на больничном, и сообщила, что я заявил о том, что разговоры о 26 съезде надоели.
  
   На ближайшем педсовете директор в своем выступлении заметил: "Если Судакову надоели разговоры о 26 съезде, я думаю, что и партбилет ему надоел". После педсовета директор вызвал меня в кабинет, прочитал мораль и говорит: "Завтра в 17-00 пойдешь на съезд ветеранов домоуправлений". Я пробовал промямлить, что мне ребенка из садика забирать, на что он заявил: "Ничего, с ребенком пойдешь, и смотри, у меня, а то на прошлой неделе на конференции, кинологов, место представителя 43 школы было пустым и директора сняли с работы". В воскресенье проводы в Советскую Армию, пойдешь со своим 8-д и не забудьте цветы купить. А то они у тебя совсем распустились, вчера Вася, которого из 9-б на педсовете решили в твой класс перевести, Сару Ивановну на три буквы послал, она бедная ко мне прибежала. А как ты занимаешся духовным развитием детей, вчера на концерте симфонического оркестра только трое твоих учеников было. Опять же отец Зюзькиной из твоего класса - баптист, антирелигиозную пропаганду среди родителей не проводишь. На совещании в райкоме партии сказали,
что в нашей школе слабо поставлена атеистическая работа, так что, вместо того, чтобы болтать на собраниях работал бы лучше.
  
   Кстати, посмотри магнитофон Сары Ивановны, что-то он не записывает. На следующий день в учительской я говорю ей: "Несите свой магнитофон". Когда она принесла я включил его, хотел проверить, а меня срочно к директору, только вернулся, а тут звонок на урок, я магнитофон схватил и к себе в физкабинет бегом. Следующего урока у меня не было /как говорят учителя, окно/. Я зашел в лаборантскую, включил магнитофон и услышал следующее: "Вчера за кофточками такая очередь была целый день стояла я ему говорю садись а он стоит я говорю выйди с класса а он сел вижу сидит художник наш с молодой женой болван такой ему говоришь ищи кордильеры а он пишет сколько молока надоила корова за год она вчера опять в новых туфлях была а прическу видели воротничек грязный брюки порваны я сегодня же сообщю матери алло не забудь Ленку выкупать и полы вымой в магазин не ходи мне колбасу родительница принесла говорю иди отвечать а он не могу всю ночь орбита показывала сначала футбол потом хоккей и концерт товарищи учителя гоните взносы в общество по охране противопожарных санитарных памятников старины и природы и на подарок по рублю у Самцовой с 8-в сын родился кто не возьмет билеты на чукотский народный хор аванс не получит чего спрашиваю не хватало Онегину жены говорит а я спрашиваю чем утка дышит заднепроходным отверстием отвечает слышали комиссия едет...".
  
   Ну вернул я, значит, магнитофон, говорю: "Все в порядке". А в понедельник нам правда сообщили, что ожидается комиссия районо в составе 40 человек с фронтальной проверкой. Началась паника, учителя срочно захотели обучиться пользоваться магнитофонами, проигрывателями, киноаппаратами и другой аппаратурой, в рекреациях начали развешивать шторы, в кабинетах устроили косметический ремонт, я даже организовал в лаборантской небольшую выставку самодельных приборов, дидактических средств, рефератов, подготовил большое количество опытов и демонстраций на уроки, но все оказалось зря. Проверяющая, директор вечерней школы, пришла ко мне за пять минут до звонка на урок, да еще и не в мой класс, я заменял срочно заболевшую коллегу, урок проходил не в физкабинете и я даже не знал темы. Сразу же после урока на ходу соообщив, что все нормально и что она советует изучать опыт передовых учителей скрылась из виду.
  
   Другим повезло больше, у них посетили по несколько уроков, вскрыв серьезные недостатки. И, видно, кого-то крепко обидели, т.к. в вышестоящие инстанции поступила анонимка, которую нам зачитали на тут же организованном собрании коллектива. Там сообщалось, что нас передовую школу и передовых учителей проверяют некомпетентные люди, которых со свистом надо гнать со школы. Такого бурного собрания я давно не помнил. Больше всех возмущалась завуч по английским отклонениям Мунина: " Эта анонимка бросает тень на нас "англичан", так как действительно учителя английского языка все очень высокого уровня, а пришли их проверять те кто не справился в нашей школе и ушли в другие школы, они даже слово КПСС на английском произнести правильно не могут, говорят- киписиси".
  
   Завуч Копецкая заявила, что такие учителя как Кузякин, подрывают авторитет передового коллектива, в присутствии проверяющего на уроке рисования у него класс весь урок стоял из-за того, что кто-то забыл краски дома, физик Судаков плохо объяснил учителю пения Жидлову как пользоваться проигрывателем и тот на уроке, торжественно объявив песню, включил колонку в розетку 220 вольт, пришлось инспектору районо вызывать скорую, т. к. розетка была только на задней стене, колонку поставили на парту рядом с проверяющим.
  
   Завуч начальной школы Чакина сообщила о случае на уроке у учителя литературы Кралевой Кларисы Фердовны, которая решила показать диапозитивы, на перемене все проверила, было нормально, во время урока изображение оказалось ниже экрана и она поставила на парту стул, диапроектор на него и пошла к доске за указкой, зацепилась за провод и растянулась, а проектор со стулом на нее, а дети вместо того, чтобы ей помочь начали хохотать вместе с проверяющим.
  
   Организатор Нупова возмутилась плохой воспитательной работой, она рассказала о том, что на уроке географии у Ивюньчиковой сидел заслуженный учитель, ветеран войны, будучи лысым он всегда ходил в берете, и на уроке положил берет возле себя, так мало того, что ученики стащили берет, так они еще на перемене играли в футбол, используя этот злополучный берет вместо мяча. А Судакова я требую на партбюро вызвать, он подвел Сару Ивановну. Объявляет она на уроке: "А сейчас мы послушаем голос Ленина", и включила магнитофон, а там такое - комиссия чуть от смеха не подавилась. Я считаю, что нам всем есть над чем подумать и сделать соответствующие выводы.
  
  
Как то раз, когда наступила эпоха гласности, позвала завуч Копецкая Кузякина к себе в кабинет и говорит: "Надо оформить доску объявлений". А он ей отвечает: "Я учитель, а не художник - оформитель, платите, буду делать". Ну, и пошла коса на камень, она его на педсоветах с грязью смешивает, а он отказывется помогать ей в оформлении стендов. И вот через некоторое время появляются на доске объявлений стихи про нее и рядом фотография, на которой она, мягко говоря, совсем без одежды. Она тут же начала его обвинять, хотя он никогда поэзией не увлекался и тем более фотографией. Зато через некоторое время обнаружились у ученика 9 класса Брагина порнографические фотографии.
  
   Тоже самое повторилось и с дверьми ее квартиры, которые кто-то поджег, а она заявила на Кузякина в милицию. Начали его таскать на допросы, а потом выяснилось, что занимались этим два ученика 7 класса которым она поставила двойки в четверти. Дальше началась эпопея с телефонными звонками. Начались у нее звонки, а когда брала трубку не отвечали, она позвонила на телефонную станцию, обещали разобраться. И вот в три часа ночи раздался у нее телефонный звонок: " Извините, вас беспокоят с телефонной станции, у вас проблема с телефонным проводом, измерьте , пожалуйста, его длину от аппарата до стенки и скажите нам. Она измерила и говорит:"3 метра", а ей отвечают: " Отрежьте его и затолкайте себе в задницу".
  
   Всю ночь не спала потом, лекарства пила, а утром пришла на работу, поделилась с колллегами в учительской своим горем и пошла к себе в кабинет, а открыть не может, что-то засунули в замок, пришлось дверь взламывать. Только чуть-чуть успокоилась, прибегает Кралева: "У меня журнал классный пропал!" После пропажи третьего журнала был издан приказ, запрещающий ученикам заходить в учительскую, брать журналы. В конце дня она их пересчитывала и закрывала в своем кабинете, а утром выдавала в руки учителям. Но на этом ее злоключения не кончились, кто-то внес исправления в расписание и в результате утром произошло столпотворение, в некоторые кабинеты пришло сразу по три класса, начались стычки между учителями, каждый доказывал, что у него урок в этом классе, в результате на радость ученикам пол урока было сорвано.
  
   Поэтому можно представить ее радость, когда ей исполнилось 55 лет и ее торжественно проводили на пенсию, даже грамоту дали, она правда осталась работать учителем и даже классное руководство ей дали. А директор вызвал меня и говорит: "Будешь завучем!" Я пытался убедить его, что не подхожу на эту должность, характер не тот, а он твердит свое: "Часов нет, так, что выбирай или завучем, или иди в другую школу". Что мне оставалось делать - согласился на свою голову. А все Горбачев виноват, с его приходом к власти началось новое веяние, стариков на пенсию, молодежь выдвигать.
  
  
Теперь я понял почему мне в прошлом учебном году нагрузку маленькую дали, чтоб было чем давить. А я то думал, что наказали за то, что я акт отказался переделывать. В соседней школе ученика прибило верстаком насмерть и срочно по всем школам потребовали составить акты по технике безопасности, директор поручил это мне, как члену партийного бюро. Ну я и составил, написал все,что есть и про провода оголенные под током торчащиие в спортзале, и про электрощит в коридоре возле мастерских, всегда открытый и про предохранители в рекриациях залитые краской, не срабатывающие даже при коротком замыкании, ну директор и говорит: "Если рассуждать как ты, надо все школы под трактор пускать" и потребовал исправить акт, я категорически отказался, не знаю что сделали с этим актом, видно, другому поручили.
  
   Кроме этого, была еще и другая причина. Несколько лет наша школа работала по эксперименту. Дело было так: подошел ко мне Шундиков и говорит: "Ты человек творческий, в журнале "Физика в школе" печатаешься, / кстати он и помог мне первую статью написать, хоть и физику слабо знал, но зато хорошо знал редакторов, у него было уже 4 книги опубликовано по методике преподавания истории/, давай говорит разработаем межпредметную схему формирования учебных умений и проведем эксперимент в школе.
  
   На первом же собрании он выступил с этим предложением, учителя, как обычно на собраниях, кто последнии сплетни обсуждал, кто тетради проверял, кто к урокам готовился, естественно услышали только, когда он предложил проголосовать за проведение эксперимента и все проголосовали за. Основной удар пришелся на завучей, в школу зачастили желающие изучать опыт, даже с академии наук приехали т.к. появились результаты, На всесоюзном конкурсе учительских докладов, мы с Шундиковым получили почетные дипломы, результаты эксперимента были опубликованы в нашей совместной статье в журнале "Физика в школе", Почетный диплом был получен за доклад директора на республиканских педчтениях, нам с Шундиковым присвоили звание "Учитель - методист".
  
   Естественно, завучи начали необъявленную войну против эксперимента, так мне передали, что Копецкая в учительской "выступала": "Одни дипломы, звания и гонорары получают, а другие спины должны гнуть". Видимо по этой причине она "забыла" включить в список на первую гласную премию, в котором был почти весь коллектив, нас с Шундиковым и тех кто поддерживал эксперимент. Гласную потому-что до перестройки премии получали единицы, директор вызывал их в кабинет и предлагал пойти в бухгалтерию и получить премию... Вот и решил директор ввести в администрацию человека, который бы и занимался экспериментом и на которого бы все шишки валились.
  
   А обстановка в школе, скажу вам, была крайне напряженной, между учителями постоянные склоки, дрязги, за нагрузку, за расписание, за лучшие классы, анонимки сыпались во все инстанции. Не улучшало обстановку и введение графика на воду, с 10 утра и до 5 вечера воду в школе отключали, Теперь все это происходило в крепкой туалетной атмосфере.
  
  
А тут еще и Малов вернулся, учитель английского языка. Когда Самцова из 8-в родила, то оказалось, что от него, у них такая любовь была! Дело, конечно, замяли, а его отправили в глухую деревню, У него, кстати, была жена, и две дочки, которые учились в нашей школе. В деревне он хорошо поработал и вернулся домой на собственном автомобиле и встретили его с радостью. И, вот иду я, значит, по коридору и слышу шум из-за двери, заглядываю в класс, а он детям анекдот рассказывает, а они смеются. Я спрашиваю: "А что это весь класс сидит?" А он говорит: "Шестиволосову с Пертенко опять послали делегацию из Англии встречать /Классы на уроках английского языка у нас делились на три группы/, вот и заменяю. Ну я и спрашиваю: "А замену тебе за три урока платят?" Он говорит: "Нет,за один". "Так, что же- говорю, они, урок не проводят, а деньги получают?" "Да, нет,- говорит, - они их Муниной на скрепки отдают".
  
   Иду дальше и думаю: "Если школу сделали с уклоном пять лет назад, а классов у нас более 40 и английский со второго начинают учить, то она вместо скрепок уже машину может купить". А тут навстречу мне Кузякин идет: "Слышал новость, Мунина "Жигуль" купила, во, дает". Иду дальше, вижу дверь открывается и вылетает, шестиклассник Пупкин, повел его в учительскую и говорю: "Рассказывай, что случилось?" " Да, говорит, сижу себе, а тут пушинка на парту опустилась, я на нее подул вверх и смотрю куда она летит, а эта, Ивючиха, меня за ухо и из класса". Заставил я его написать объяснительную, завел в класс и так тихонько ей говорю: "Нельзя детей из класса выгонять".
  
   Захожу в свой кабинет, а меня Нупова ждет, она по состоянию здоровья уже просто учителем работала: " У меня во вторник 8 уроков подряд, 6 в первую и 2 во вторую, сделай мне окно". Убрал я ей 1 урок второй смены, а она опять приходит: "Слишком большое окно- урок и перерыв между сменами". Сделал я ей окно утром после второго урока, а она опять: "У нас же политинформация на третьем уроке, я должна быть в классе". А ведь, чтобы переставить урок нужно чуть ли не все расписание менять, не выдержал я и послал ее подальше. На следующий день вызывает меня завгороно: "Ты что же бывшего парторга обижаешь, понаделал ей окон, грубишь. К людям подход нужен, это тебе не дети".
Только в школу вернулся , а меня директор вызывает, смотрю там Ивюньчикова сидит вся в слезах. Он мне сразу с порога: "Ты шо это уважаемого учителя обижаешь, наговариваешь на нее, ученик опоздал на урок, а ты ей говоришь, что выгнала, нехорошо". Я так молча ему объяснительную сунул, смотрю читает и как сыч надувается. "Так я пошел", - говорю и вышел вон с кабинета. Так эта дура на меня телегу накатала в горком партии, что я де нарушаю в школе психологический климат, полицейские методы ввожу и т.д. Короче, врагов у меня с каждым днем становилось все больше и больше.
  
   А тут еще Шундиков предложил провести городской семинар завучей по нашему эксперименту. А учителя открытые уроки проводить отказываются, пришлось нам с Шундиковым самим уроки проводить, да еще еле еле уговорил двух новеньких . Во время таких семинаров в столовой устраивают торжественный обед для гостей и, как обычно, во время перерыва все возбужденные и голодные направились к столовой, а там закрыто.
  
   Захожу на кухню, спрашиваю в чем дело, а они отвечают, что Чакина приказала устроить санитарный день в столовой/ Она в это время заменяла больного директора/. Зав столовой с радостью это сделала так как злая на меня была. Рацион в столовой для детей скажу вам честно был не ресторанный: сухая перловка да салат из гнилой свеклы , а тут как-то подходит ко мне зав столовой и говорит: " Мы тут продукты получили: рыбу красную, колбасу копченную, горошек зеленый, гречку / В магазинах, конечно, всего этого не было/, вам в кабинет принести или вы сами зайдете. Я говорю, что ничего мне не надо. Так она обиделась на меня.
  
   И надо отдать должное гостям, они сделали вид, что ничего не произошло и пробыли до конца семинара. А еще меня достала профорг Вороньева, видно по привычке, как она бегала к старому завучу, так и ко мне стала бегать. "Вы знаете, что завхоз после работы с черного хода краску, которая закуплена для ремонта школы, продает жильцам соседних домов, а потом родителей учеников и классных руководителей заставляют доставать краску. А сегодня во время политинформации Кралева сидела и вязала, а дети уроки на завтра делали". Надоело мне это, вызвал я Кралеву и говорю: "Ты что это во время политинформации вяжешь, а не разъясняешь политику нашей Партии". "Откуда вы это взяли?" "Вороньева сказала",- говорю. Так с тех пор они здороваться друг с дружкой перестали, а заодно и со мной. А Кралева на собрании заявила, что я под дверьми подслушиваю/ видно Вороньева ей сказала чтобы себя выгородить/, что на уроках делается, а Ивюньчикова ее поддержала.
  
   У нее, после того как плотник отремонтировал полки, исчезла новая серия детской всемирной литературы и тут же на нее поступила анонимка с перечислением всех инвентарных номеров. А так как она акт на списание этих книг принесла мне на подпись, директора тогда не было, она сделала вывод, что анонимку написал я, т.к. видел номера книг в акте. Если бы Штирлиц знал бы о моих способностях, мгновенно запоминать десятки многозначных чисел, он бы мне позавидовал.
  
   Было у меня еще много других способностей, так, например, два раза в год 1 мая и 7 ноября я был ответственным за портрет Ленина. А портрет скажу вам был потрясающий, 5 метров высоты, на велосипедных колесах и тащить вернее катить на демонстрацию его должны были 5 учеников первую половину пути и потом их сменяли другие. Во время многочисленных остановок он был прекрасным укрытием для пьянчужек с других колонн, которые тут же сбегались отметить праздник, разливая по стаканам или прямо с горла.Так вот серьезная проблема была в том, что, до трибуны сбежать было невозможно, по бокам колонны демонстрантов стояло оцепление из солдат, милиционеров, кгбистов и партийных работников, зато после трибуны стройные ряды мгновенно распылялись, нередко оставляя на поле боя брошенные лозунги и транспоранты.
  
   С работниками предприятий было проще, им за возвращенный инвентарь полагались отгулы, премии и т.д. а школьников нужно было уговаривать, чтобы донесли до машины и это удавалось только мне. Помню был такой случай, мы уже подходили к трибуне, смотрю нет одного ученика, как он умудрился проскочить сквозь оцепление, ума не приложу. Я уже валидол сосу, вижу возвращается и раздает друзьям мороженное на палочке. Тут же из оцепления подскочил инструктор нашего райкома партии и как заорет: "Вы что, с ума сошли, мимо трибун с мороженным, немедленно убрать". Ребята испугались и мороженное в карманы затолкали, а когда под звуки бравурной музыки с гордо поднятыми головами мимо трибун пошли, вообще про мороженное забыли.
  
   И только когда Ленина начали на машину затаскивать, заметили, что из карманов течет.
А еще наша школа боролась за право носить имя Ворошилова, и как то на собрании Кралева предложила его музей в школе создать: "У меня,-говорит, уже экспонат есть - штаны Ворошилова", а Темнилов взял да и спросил у нее: "А как же он от тебя без штанов ушел?"
  
   А еще она создала клуб интернациональной дружбы, естественно для переписки нужны были средства, а у школы денег как всегда не было, так она догадалась детям объявить, чтобы на марки деньги приносили. Сколько собрала не знаю, но на следующий день пригласила друзей в ресторан свой день рождения отметить, и там, под пьяную лавочку призналась, что заплатила завгороно 100 рублей, чтобы в школу устроиться, на что подружка фыркнула: "Да это еще ничего, в Ленинском районе за устройство на работу заврайоно 300 берет".
  
   А она еще рюмочку выпила, прослезилась и говорит: "А еще я Чакиной хрустальную вазу подарила, которая мне от бабушки досталась, чтоб нагрузку хорошую дала мне". Но кульминацией моей деятельности в должности завуча стала очередная анонимка, подписанная лучшими учителями школы. То что подписи мог только Кузякин подделать никто не сомневался, но там были сведения о приказах приема на работу "мертвых душ" т.е. числящихся, получающих зарплату, но не работающих: техничек, плотников, сторожей, электриков и т.д. и вот тут то подозрение упало на меня так как я имел доступ к приказам, Мунина ут же начала распускать сплетни по городу, хотя она имела точно такую же возможность.
  
   Как то во время очередного школьного вечера мужчины учителя, как обычно дежурили в вестибюле, сторож, который был чуть под хмельком, разоткровеничался со мной: "Пусть попробуют выгнать меня, тогда им не сдобровать". И он рассказал, что как-то во время обхода школы обнаружил в столе у секретаря кучу бракованных приказов, т.е. если секретарша во время печати допускала ошибку, она не долго думая заталкивала его в стол и печатала заново. Вот эту макулатуру он и прибрал к рукам на всякий случай. Но я не стал ни перед кем оправдываться, считая это ниже своего достоинства. А сторожа, действительно, недели две назад уволили.
  
   В школе наступили черные дни, приходили какие-то серьезные люди и допрашивали учителей, чьи подписи стояли в злополучной анонимке, по школе ползли разные слухи, начались серии собраний, на которых , явно подготовленные люди, обрушивались на проклятых анонимщиков, правда, не называя конкретно, а только намекая. Говорили, что в школе невозможно стало работать. А тут еще меня на партбюро вызвали по просьбе Ивюньчиковой, она на меня жалобу подала за расписание, я ей поставил первые уроки первой смены и последнии второй. Я пытался объяснить, что в инструкции написано о том что заведующей библиотеки нельзя ставить уроки с 9 утра до 5 вечера т.к. она должна находиться на своем рабочем месте. Но бесполезно, все дружно заявляли, что до меня таких жалоб не было. А тут еще история с тарификацией, составляя ведомость я обнаружил, что у учителя труда Харькиной нет номера диплома. Вызвал я ее и говорю: "Принесите диплом, я должен номер записать".
  
  
А она говорит: "Какой диплом, у меня 7 классов образование". Ну, я и написал - неполное среднее. А когда она зарплату получила, чуть в обморок не упала, побежала в районо выяснять, а ей говорят, что все правильно, согласно образованию. Вообщем в результате у меня образовалась стенокардия и участковый врач посоветовала уходить с должности завуча, если я жить хочу.
Ну я написал заявление и к заврайоно пришел говорю, что очередь на квартиру подходит, дают в другом конце города, да и со здоровьем плохо, вообщем подписал он мне заявление.
  
  
Два учебных года моего завучества прошли как кошмарный сон, но не бесследно, осталась стенокардия, и горький осадок на долгие годы. В своих мыслях я постоянно возвращался к этому времени, без конца прокручивал в голове разные события этого периода и пытался анализировать, искать причины в себе и в окружающих. Иногда мне казалось, что может быть не всегда нужно быть честным, принципиальным и справедливым, может быть иногда нужно покривить душой, сделать вид, что не заметил т.е. быть таким как основная масса окружающих, не стараясь выделяться и подчеркивать, что я не такой как все. Но это в том случае, если ты трясешся за свою должность и поставил цель продвигаться дальше или хотя бы закрепиться на этом месте.
  
   Я таких целей не преследовал и хотел оставаться самим собой. И все равно на сердце постоянно был осадок. В новой школе, куда меня перевели на должность учителя физики, встретили хорошо и дети и учителя. Но было одно пятнышко, завуч С.С. Кукова, которая раньше работала со мной в прежней школе. 5 лет назад мы с ней вместе аттестовались. Школьная рабочая группа за выдающиеся заслуги в деле воспитания и обучения предложила наградить и меня и ее грамотами облоно. Ей все вышестоящие инстанции утвердили награду, и торжественно вручили грамоту, а мне ее заменили на звание - "Учитель - методист". Что привело СС в бешенство и с тех пор она стала моим смертельным врагом, постоянно всем доказывая, что я не заслужил такого звания, что я плохой учитель и классный руководитель. Потом она перешла на работу в горметодкабинет и оттуда ее направили завучем в школу. И вот с этим человеком мне предстояло работать.
  
   Все началось с того, что мне прекратили платить за звание, в районо мне объяснили, что прошло пять лет, а звание дается на пять лет, а потом переаттестация. Я пытался возразить, что у меня еще не было переаттестации, обращался в различные инстанции, но все было бесполезно. Тогда я написал в юридический отдел "Учительской газеты" о том, что прошу разъяснить мне создавшуюся ситуацию. Как в таких случаях и принято, мое письмо переправили в облоно, откуда я получил очень умный ответ от заместителя зав облоно Загребняка о том, что я в этом году аттестуюсь.
  
  
Я не долго думая, опять написал в "Учительскую газету" приложив этот ответ. Теперь ответ пришел от другого заместителя Иксандровой: "Заврайоно дано указание восстановить звание!" Из районо пришло указание директору начать мою аттестацию, на что он совершенно резонно ответил, что не может, так как я только начал работать, попросил хотя бы годик подождать.
  
   А через год завертелось, начали на уроки ходить, опыт изучать. Наконец наступила аттестация. На собрании коллектива, конечно, все проголосовали за подтверждение звания. А вот на заседании школьной рабочей комиссии произошла заминка. Кукова начала выступать и еще подружку подговорила, короче 4 - за , и двое против. Кое как утвердили решение собрания. Но предстояла еще районная комиссия, а директор как на грех заболел и пошла представлять меня СС. А тут еще такой случай произошел. Учительница проводившая урок в физкабинете на второй смене, не проверила кран. А кабинет как раз над кабинетом Куковой. Приходит она утром на работу, а у нее в кабинете дождик и ведомости плавают. Рассвирепела она и тут же приказ с подробным изложением всех событий настрочила и вывод: Учителю Пищук - выговор, сторожу - выговор, завкабинетом Судакову - строгий выговор! А тут как назло санэпидстанция столовую закрыла и пришел из областного профсоюза учителей представитель разбираться и случайно увидел этот приказ.
  
   Он долго смеялся, а потом попросил немедленно убрать, а Куковой за безграмотный приказ выговор влепили. Оказывается во-первых , для того чтобы выносить такие приказы нужно заключить трудовой договор, где четко указаны права и обязанности всех и он должен быть вывешен на видном месте, а во вторых я вообще не имел никакого отношения к этим событиям.
  
И вот на заседании районной комиссии СС понесло: "Никуда не годный учитель, склочник, кляузник, на районо грязь лил в "Учительскую газету", на школу в областной профсоюз, только и знает что по судам ходит, то со своей аспирантурой месяц не работал, то по семинарам всесоюзным разъезжает а дети бедные страдают, гонорары за статьи получает и вообще спорный вопрос, половина рабочей группы за, половина против / если судить по весу то она права, недаром ученики прозвали ее "Вечно беременная"/. Короче говоря не утвердила мне звание рабочая группа районо. Но тут пошли учителя, родители к заврайоно и отменил он решение, но с условием, переаттестовать.
Мне, конечно, никто не сообщил о решении заврайоно, т.к. директор получив указание переаттестовать, спрятал его в стол да и забыл про него. Естественно полагая, что аттестация прошла нормально, никаких нарушений не было и принял эту бумажку за какую-то ошибку.
  
  
И вот в один далеко не прекрасный день, т.к. моей пятнадцатилетней дочери в 9 утра начали делать операцию на сердце, заявились в школу два инспектора районо и вместе с С.С.Куковой подошли ко мне: "Мы сегодня будем у вас на уроках в связи с переаттестацией". И выбрали же день гады! Я очень спокойно ответил, что ни о какой переаттестации не знаю, что если они считают нужным лишить звания то - пожалуйста, никакой переаттестации я не допущу и послал их подальше. Прозвенел звонок и я пошел на урок, зайдя в класс я прошел к своему стулу, сел на него и уставился в одну точку на полу, так прошел весь урок. В классе стояла тишина, что делали ученики я не знаю, но чувствовал их огромную энергетическую поддержку. С тех пор прошло много лет и я с огромным опозданием говорю: "Спасибо вам ребята!" В трудные минуты жизни вы всегда были моей опорой. Я смутно помню что было дальше, в два часа я уже был в больнице, жена сидела там с утра, в пять закончилась операция, дочь увезли в реанимацию, где она пробыла четыре дня. Как сейчас я помню эту картину: бледная и худенькая, выходила она из палаты с какой -то коробочкой с проводами на груди, меня еще кольнула в тот момент мысль: "Неужели она будет все время с этой коробочкой?"
  
   Но все обошлось благополучно, коробочку через неделю сняли. На работе даже СС спросила как состояние дочери. Но районо не успокоилось, для лишеня звания им нужны были факты. И вот такой момент наступил. Раз в месяц я давал открытый урок для учителей физики района. В этот раз пришли двое, которых я видел в первый раз, одна, вообще приехала откуда-то и только начала работать, другой перешел из соседнего района, была естественно СС, и еще трое учителей нашей школы. Тема урока была "Свойства радиоволн". Начался урок с голоса Левитана , было много опытов, демонстрирующих свойства радиоволн.
  
   Потом как обычно был разбор урока. Первой взяла слово новенькая и разбила его в пух и прах: " Учитель совершено не знает принципов построения урока, не было четко поставленной цели, не было опроса, не было закрепления, не было домашнего задания". Потом взяла слово Пищук: "Весь урок какие-то фокусы показывал, для учителя-методиста это несерьезно". Кукова, еле сдерживая торжество, выскочила с обсуждения, очевидно побежала докладывать заврайоно. Слово взял второй гость. "Я потрясен, хоть я и физик, но впервые ошутил физически существование радиоволн, почувствовал торжество человеческого разума, гордость за отечественную науку. Я думаю, не всегда надо следовать строго предписываемым этапам урока.
  
   Если бы все этапы урока присутствовали, получилась бы каша". Молодая учительница литературы Гумина сказала, что она не очень знает физику, но она видела горящие глаза детей и вместе с ними ощутила радость познания. Двое последних имели много неприятностей за то, что посмели не выполнить указания - раскритиковать урок. Я вспомнил аналогичный случай произошедший несколько лет назад. Молодого директора школы сняли с работы, за то, что не умел лизать некоторые части тела начальству и отправили работать учителем физики в другую школу. Меня как руководителя районного методобъединения учителей физики послали к нему на урок и потребовали, чтобы я дал отрицательную справку. Я посетил урок, посмотрел кабинет, сделал несколько серьезных замечаний, но справку написал хорошую.
  
   И получил нагоняй за непринципиальность.
А у нас в школе произошло ЧП: учительница Ослокоз украла в библиотеке книжку и была поймана библиотекарем с поличным. Она уже собралась писать заявление, но не тут то было. Куковой нужны были сторонники, т.к. она чувствовала, что в коллективе зреет недовольство ею. Она решила сделать добрый поступок, разнюхала где-то, что если провести собрание, то можно голосованием решить вопрос: оправдать или не оправдать. И, естественно, провела обработку своих кадров.
  
   На собрании первой дали слово виновнице. Она расплакалась и сказала, что сделала это машинально, не думая красть.
Потом выступила СС: "Мы не об этом должны говорить, а о той позорной зарплате, которая не позволяет учителю купить книжку. Почему мы не говорим о директоре, который доски, предназначенные для ремонта школы, увез к себе на дачу и на уроки пьяным приходит, о завхозе у которого веника для класса не допросишься, потому что все ворует, о учителе труда, который детей бьет и они его бьют". Короче говоря проголосовали с перевесом в один голос за прощение.
  
  
А тут новшество опять ввели, учителей по сортам делить: просто специалист, 2 категория, 1 категория и высшая категория с соответствующей разницой в зарплате. И тут произошло чудо, за присвоение мне высшей категории даже Кукова голосовала. Очевидно сказалось награждение меня почетным дипломом на 1 республиканском методическом фестивале учителей физики в Полтаве. А может быть была уверена, что вышестоящие организации не утвердят.
  
Но мне утвердили высшую категорию, что вынудило Кукову продолжить борьбу против меня. Решила она прийти ко мне на политзанятие.
Тема была, не помню, какой - то пленум, а я перед этим прочитал интересную книжку о социальных потребностях и захотелось мне поделиться впечатлениями. Ну и задал я вопрос: "Какие у человека существуют потребности?" Учителя перечислили общеизвестные, а я говорю, что оказывается существуют еще социальные потребности и привел пример из этой книги, о том, что даже в стае обезьян проявляются зачатки этих потребностей, они выражаются иногда в стремлении самок главенствовать в стае. Не знаю, может СС подумала, что я на нее намекаю, но она просто взорвалась, вскочила с места, прервала меня: "Что вы тут за ересь несете, скажите честно, что не подготовились к политзанятиям. Короче говоря, я отменяю политзанятие, так как пропагандист не подготовился".
  
   А после политзанятия как раз должно было состояться открытое партийное собрание. На котором она и выступила: "Я считаю, что пропагандист Судаков не соответствует этому поручению и предлагаю утвердить другую кандидатуру". Тогда выступил парторг Курсин: "Во-первых, пропагандиста утверждает райком партии, во-вторых вчера на районном семинаре пропагандистов Судакова назвали лучшим пропагандистом района, наградили грамотой и ценным подарком, в третьих нам еще раз указали, что политзанятия в школах это не политинформации, учителя грамотные люди, сами могут прочитать газеты.
  
   Необходимо на занятиях поднимать психологические, педагогические и социальные проблемы, что Судаков и делает." Потом выступила молодая математичка Плотникова: "Я постоянно хожу на политзанятия и мне интересно, они очень разнообразные, то деловые игры проводятся, то диспуты, а когда Кукова была то постоянно было одно и
тоже: нам раздавали темы, мы переписывали длинные и скучные статьи из журнала "Политсамообразование", а потом зачитывали их. Я считаю, что она не имела никакого права прекращать занятие". Потом выступила учитель биологии и председатель профкома Донова: "До каких пор СС будет придираться и преследовать творчески работающего учителя, да и не только его".
  
   Короче, досталось Куковой и она решила реабилитировать себя, объявила, что дает открытый урок. На урок даже из районо пришли. На учительском столе стояла ваза с живыми цветами, из мгнитофона лилась тихая, приятная музыка, на классной доске висел большой портрет А.С.Пушкина. Кукова была в нарядном красном платье. Что произошло дальше удалось восстановить только с помощью очевидцев и тех с кем она успела поделиться. Во время урока она вдруг начала ходить туда сюда, потом села на свой стул раскачиваясь вперед и назад, потом опять стала ходить и вдруг пулей выскочила из класса.
  
   А надо сказать, что в школе не было туалета для учителей, поэтому им приходилось ходить в общий с детьми. Она подбежала к туалету и принялась дергать дверь, но бесполезно. Именно в это время, как обычно, тетя Паша делала уборку, а потом закрывала, чтобы высохло и шла пить чай в свою подсобку. И СС приняла единственно верное решение, выскочила из школы и побежала к рынку, который был расположен поблизости и там был туалет.
  
   Правда, он был в подвале, там никогда не было света и стояла вода на полу, но выбора не было. Вышла она оттуда с ного до головы мокрая и в грязи, и просидела на ступеньках до вечера, а потом пошла пешком по задворкам домой, где-то всего пять, шесть автобусных остановок... На другой день на работу она не вышла, а через три дня позвонил в школу муж и сообщил, что ее увезли в психбольницу. Но хоть здесь ей повезло, она оказалась в одной палате со старыми друзьями: Копецкой, Муниной, Нуповой. Это была веселая компания, Копецкая воображала себя порнозвездой: залезала на стул и начинала раздеваться, Мунина садилась на кровать просовывала ноги сквозь прутья спинки, бралась за нее руками и фырчала: фррр... представляя поездку на машине. Нупова любила изображать собаку, становилась на четвереньки, подкрадывалась к одной из подруг рычала и кусала за икры самым настоящим образом, вызывая крик и рев. Кукова предлагала кому-нибудь сесть на пол, садилась на колени подруги, делала свое дело и дергала за волосы, как за ручку унитаза. Это была веселая компания.





 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | О.Герр "Желанная" (Попаданцы в другие миры) | | А.Енодина "Спасти Золотого Дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Л.и "Адриана. Наказание любовью" (Приключенческое фэнтези) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Сугралинов "Level Up 2. Герой" (ЛитРПГ) | | С.Волкова "Сердце бабочки" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Положи себя под елку" (Короткий любовный роман) | | П.Коршунов "Жестокая игра (книга 2) Жизнь" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"