Л.В.Е.: другие произведения.

В Закоулках Темноты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Где-то в глубине последнего мегаполиса происходит странное непонятное жуткое убийство. Официальное следствие не видит в произошедшем ничего особенного, желая побыстрее разделаться с этой бытовой в реалиях нового мира рутиной. Но главный герой волею судьбы, оказавшийся на месте преступления, шокированный увиденным начинает задаваться вопросами, предпринимая активные действия в попытке найти правду. В итоге привлекая к себе внимание чего-то темного, того о чем лучше не знать.

  В ЗАКОУЛКАХ ТЕМНОТЫ
  2130 год. Где-то в недрах футуристических городских джунглей в жилой секции третьего класса, в стандартной высотке, на девяносто восьмом этаже два следователя работали на месте происшествия. Три часа ночи, оба сотрудника зевали, сонно осматривая место преступления, копошась в спальном уголке небольшой коморки площадью в десять квадратных метров. Входная дверь автоматически задвинулась в стену, на пороге появился не скрывающий своей лени, проступающего на лице нежелания работать персонаж абсолютно непохожий на двух предыдущих, крайне странный в рамках нового мира. Оба следователя - азиаты, как лица имеющие работу, представители профессионально занятой элиты оба в черных плащах, одеты с иголочки, их короткие стрижки зализаны гелем. Заметно, что внешним видом они озабочены серьезно. Он же представитель так называемого "белого меньшинства", на смене, на службе одетый как попало, в какие-то обычные повседневные вещи. На его лице щетина, лохматые волосы прикрыты бейсболкой.
  - Макс... Центральное Управление, оператор фотодройда, - войдя внутрь, оглядевшись, представился этот неряха.
  - Агенты Иоджин и Грейс, местный отдел, - отвлекшись от документальной фиксации места преступления, ответил один из следователей.
  Они обменялись недовольными взглядами. Чувства призрения и ненависти были взаимны. - Я начну, - сказал Макс, двинувшись к столу, положив на него свой кейс. - Долбанные педики, - тихо себе под нос дав характеристику встреченным коллегам. Один из следователей пронзая его ненавистным взглядом желтых глаз, замер напряженный готовый начать конфликт с претензии о том, что они находятся на месте преступления, где нельзя просто так ходить без разрешения, пока не будут закончены следственные действия. Но второй до этого лазающий под кроватью с фонариком, положив руку на плечо своему коллеге, взглядом попросил его сдержаться, не связываться с нарисовавшимся "мусором в человеческой упаковке". Макс же тем временем, открыв кейс, приготовившись к активации принесенного фотодройда, вдруг потерянно замер, вынув наушник из уха, отключив музыку в карманном плейере.
  - Что здесь произошло? - осмотрев кухонный уголок, ошарашено спросил он. Тело жертвы обмякло в одном из стульев за обеденным накрытым как в честь праздника столом. Верхняя половина ее головы отсечена, отрезана чем-то, все вокруг забрызгано кровью.
  - Жертва - Мия Прескот, двадцать пять лет, мигрантка из африканского сектора. До получения социальной карты ей оставалось полгода. Обучалась в университете, на факультетах философии и каком-то биоинженерном направлении, одновременно. Официально нигде не работала. Судя по имеющимся данным, осуществляла услуги сексуального характера кому-то из граждан, на постоянной основе, - ответил второй из следователей представленный напарником как Грейс, более спокойный и уравновешенный в отличие от коллеги не собиравшегося отрывать от Макса свой полный ненависти и призрения взгляд.
  - Окучивала папика, - себе под нос буркнул Макс. - Из Африки говорите? Белая? Не знал, что они там еще остались.
  - Если вы еще не поняли, то в нашем обществе и для нашей работы в принципе цвет кожи не имеет значения, - держа себя в руках, ответил сотрудник Грейс.
  - Ну да конечно, - улыбнулся Макс.
  - Комната снималась вот уже больше двух лет, плата вносилась вовремя... - добавил сотрудник Иоджин.
  - Все же... что с ней случилось? - пока не двигаясь, интересовался Макс.
  В комнате зажегся яркий свет.
  - Роб домработник вышел из строя, взбесился, - пояснил Иоджин. Макс увидел стандартного робота-слугу с пробоиной в области грудной пластины, мертвым трупом лежащего в углу. В воздухе еще был уловим запах дыма от сгоревших микросхем, расплавленных выстрелом из плазменного пистолета. Стандартная модель ростом в полтора метра, в своем внешнем виде повторяющая человеческие черты, в то же время сделанная максимально безликой чтобы вопреки функциональности оставаться не более чем очередным полезным гаджетом. Забрызганный кровью, в своей руке облаченной в белую перчатку из металопластика, он сжал окровавленную столовую нож-пилу. - Модель Эд-5, "Эдди - лучший помощник по дому" - так говорилось в той старой рекламе. Пятая модель - последняя на сегодняшний момент. Странно, раньше они не давали сбоев. По всей видимости, наш "Эдди" готовил ужин и... Он отрезал хозяйке верхнюю половину головы ножом для разделки замороженного мяса. Вскрыл черепную коробку. Вынул мозг, раздербанил его, впоследствии надо полагать, попытавшись смыть его в унитаз. Где он до сих пор и плавает. - Макс обратил внимание - дверь в санузел была приоткрыта. - Необычно конечно, старые модели выходя из строя такого не творили. Но все когда-то бывает в первый раз.
  - Первичный анализ фиксирует алкогольный передоз в крови жертвы. На столе и в мусорном ведре имеются пустые бутылки из-под вина. Скорее всего, ожидая кого-то за накрытым столом, того кто заставил себя ждать или решил не приходить вообще, чем разбил ей сердце, с горя, она перебрала и уснула головой на столе. А роб готовивший ужин по ее пьяному приказу, оставшись один, задумался и решил поэкспериментировать с головой хозяйки, вскрыв ее как болванку. Возможно это сбой в программе. Или... быть может, наш роб от своей хозяйки просто устал? - глядя на ликвидированного робота, спрашивал себя сотрудник Грейс.
  - Не говорите ерунды, они не способны думать, - констатировал Макс.
  Следователи по старинке все фиксировали ручкой на бумаге. В эпоху всего электронного, всего связанного в единую сеть, учитывая разгул киберпреступности, полицейским все также приходилось вести тома уголовных дел, вручную заполнять протоколы. В мире всего электронного настоящие вручную составленные документы сами по себе являлись ценностью. Именно поэтому в полиции все еще служили люди, искусственному в этой важной деликатной сфере было не место. Макс же активировал принесенного фотодройда. Маленький похожий на оживший теннисный мяч дройд принялся летать по месту преступления, фиксируя все имеющие для следствия важность моменты. Оператору фотодройда выступающему своего рода "понятым будущего" требовалось лишь периодически по сигналу заходить в кадр и, приставляясь, называя свой личный код подтверждать правдоподобность заснятого материала, сообщая о своей готовности подтвердить увиденное в суде. Следователи продолжали работу, один производил осмотр, второй тщательно фиксировал в протоколе все имеющее значение.
  В соответствии с протоколом экономии энергии, установленным в этом жилище, освещение погасло. В полумраке следом за дройдом в луче источаемого им света Макс обошел всю эту крохотную компактную коморку. Следователи, по инерции выполняя необходимые процессуальные действия, торопились, относясь к происходящему как к формальности. Для них все произошедшее было понятно, обычно, поэтому оставалось только заполнить необходимые документы. Макса же что-то лишило покоя, что-то витающее в воздухе, подсознательно говорящее о том, что что-то здесь не чисто. Сама жестокость извращенность совершенного преступления, накрытый праздничный стол на котором растеклись воском свечи. Как-то это все было странно. Судя по фотографиям на прикроватной тумбочке, убитая была просто красавицей. Попавшиеся, валяющиеся где попало несколько умных настоящих книг, говорили о ее интеллекте. Тело лежало на стуле, облокоченное на спинку, сложно было представить, как полутораметровый обшитый пластиком не обладающий достаточной силой робот мог отпилить половину головы взрослой полноценной женщине регулярно посещавшей фитнесцентр. Пусть жертва была пьяна, но от такой боли и шока она должна была проснуться, резко подскочить, элементарно дернуться, оказать хотя бы минимальное сопротивление, но следы борьбы полностью отсутствовали. Судя по имеющимся фактам механический домработник просто и гладко, без проблем вскрыл голову своей хозяйки. Быть может, она была чем-то отравлена? Снотворное? Нет, это было слишком сложно для здешнего среднестатистического робота-прислужника, являвшегося не более чем сложным напрочь лишенным сознания гаджетом, это нашему главному герою было известно точно.
  Отсеченная верхушка черепа валялась у тела в кухонном уголке среди застывших кровавых брызг, мозг плавал в унитазе, который раздвигаясь, одновременно служил душевой кабинкой. Мозг был поврежден, отдельные его части были удалены, просто вырезаны, и надо полагать смыты в унитаз.
  Через два зашторенных крохотных компактных окна помещение с улицы пронзили лучи яркого света. Патрульный аэрокар завис с той стороны. Сотрудник Иоджин как типичный представитель общества людей-гаджетов, в тело которого все необходимые электронные побрякушки были вшиты, вживлены внутрь, просто закрыв глаза, произнес вслух: - Код 1-6. Все нормально, мы работаем. Подкрепление не требуется. - Получив ответ по связи, патрульная машина удалилась.
  Макс выйдя из мрачной ванной, насмотревшись на вырезанный плавающий в унитазе мозг, прибывал в легком шоке. Следователи тем временем рылись в шкафчике, где хранилась одежда убитой. - Что это вы делаете? - глядя на то, как коллеги улыбаются, изучая коллекцию нижнего белья жертвы, спросил Макс.
  - У убитой имеются непогашенные кредитные обязательства. Необходимо описать все имеющееся имущество, вернее личные вещи, которых вряд ли хватит для погашения, - пояснил Иоджин, задвинув полку с нижним бельем обратно в шкаф.
  - По-вашему все очевидно? И нет никаких вопросов? - поинтересовался Макс.
  - А что здесь непонятного?
  - Современные роботы - пустышки, действующие строго по программе. Я понимаю когда, сломавшись, просто начав махать ножом, один из них случайно ранит своего хозяина - это нормально. Но... вскрыть голову человеку - ХОЗЯИНУ, затем! Вынув мозг поигравшись с ним смыть его в унитаз? Нет, это слишком сложно, невозможно для нашего Эдди. Когда вы вошли, чем он занимался?
  - Мы же объясняем, этот робот свихнулся. Когда мы вошли, он набросился на нас, поэтому мы его и вырубили. Хотя по идее нужно обследовать его системы, выяснить причину сбоя.
  - Мы просканировали комнату, несколько раз. Следы борьбы полностью отсутствуют, как и вообще, чьи бы то ни было отпечатки и следы прочих лиц. Никто кроме жертвы в этой комнате не бывал, уже очень давно. Система Контроля также не фиксировала здесь постороннего присутствия. Поэтому да, все очевидно и никаких вопросов быть не может.
  - Но ведь она кого-то ждала, - Макс посмотрел на накрытый праздничный стол забрызганный кровью, пустые бокалы, бутылку из-под вина.
  Когда коллеги вернулись к работе, Макс, не разделяющий идеалов общества людей-гаджетов, достав из кармана старинный по здешним меркам мобильный компьютер размером с ладонь, принялся копаться в нем, выведя облако данных и функций в виде голограммы. Забив серийный номер робота, указанный на его затылке, через сеть пробил все данные о нем. - Вас не смущает, что у нелегалки живущей в этой тесноте есть свой собственный робот домработник? - не глядя на следователей, просто вслух начал высказывать он. - Эдди был приобретен чуть больше недели назад. Доставлен курьерской службой. И судя по имеющимся данным, сама она его не покупала, упоминаний об этом я не вижу, - говорил Макс, копаясь в своем компьютере. - Кто-то подарил нашей жертве эту умную игрушку. И вот сейчас она лежит здесь с вскрытой головой, а Эдди вырублен, сожжен вами. В него встроен обычный накопитель, считать данные с которого после уничтожения системы будет сложно. Все подстроено идеально.
  - Все не успокаиваетесь, считаете, что мы имеем дело с преступлением? - с улыбкой уточнил один из следователей.
  - Наш Эдди мог совершить это жуткое убийство только в одном случае - если он был на это запрограммирован. Наша жертва была знакома с кем-то влиятельным, кто-то оплачивал ей это жилище и учебу в университете. Нужно установить, кто был ее "папиком", - высказал Макс.
  - Мистер понятой... сейчас уже четвертый час ночи. Давайте отложим все эти игры на другой раз. Быстрее сделаем свое дело, вызовем санитарную службу и свалим отсюда, - не глядя на Макса продолжая осматривать, описывать имеющиеся в квартире ценности пояснил следователь.
  - Мы отразим все сказанное вами в протоколе, - глядя на Макса, добавил его более адекватный коллега.
  Макс подошел к входной двери, открыл щиток, имеющийся рядом с ней, и через провод подцепился к системе управления домом. - Просто тут железо старое через сеть не войти, - объяснив свои действия. - Так, когда говорите, наступила смерть?
  - Вы сейчас нарушаете целостность места происшествия, - злобно прошипел один из следователей.
  - Система Контроля во время плановой проверки выявила прекращение функционирования организма жертвы и сразу вызвала нас. Мы прибыли в двадцать минут третьего. В двадцать две минуты, если быть точным. Получается время смерти - два часа, плюс минус десять минут - перерыв между проверочными интервалами, - заинтересовался второй.
  - Остаточные протоколы не обязательны и в ряде систем вообще не предусмотрены. Они оседают в функциональных программах как следы, которые при желании можно выявить, - при помощи своего мобильного компьютера ковыряясь в системе управления домом, объяснял Макс. - Судя по данным имеющегося остаточного протокола дверь этой жилой секции, открывалась в два часа семнадцать минут. Получается кто-то вышел отсюда после того как жертва была убита, за несколько минут до вашего прибытия. И я скажу вам, кто это был. Убийца, - с этими словами Макс двинулся по комнате. Вошел в кухонный уголок, остановившись у кровавых брызг. - Ребята, я все понимаю, осознаю то насколько вам дорога ваша работа. Осознаю то насколько в наше время дорога работа в принципе, и прекрасно понимаю, как вы не любите вмешательства машин в свою сферу... Но все же... Дройд, проанализировать помещение! - на свой страх и риск отдал команду Макс. Висящий в воздухе небольшой теннисный шар испустил яркую вспышку, следом пояснив: - В помытом стакане на подставке у раковины имеются слабые едва различимые остатки какого-то неизвестного химического вещества. Это какая-то смесь... Возможно что-то наркотическое. Подробнее пояснить невозможно, требуется более детальная экспертиза, - громко пояснил механический голос.
  - Ее отравили. Перед тем как вскрыть черепную коробку, усыпили чем-то. Что слишком сложно для роба-домработника. Мы имеем дело с преступлением, очень странным и хорошо спланированным, - высказался Макс, замерев в ожидании критики, а возможно и нецензурной брани в свой адрес.
  Наутро после смены, желая проверить, не написали ли на него донос коллеги, с которыми ночью случился конфликт, заодно просмотреть официальное заключение о странном убийстве он уселся за свой рабочий компьютер. Немного покопавшись в файлах отчетов, раздосадовано откинувшись на спинку стула - в официальном протоколе все как под копирку. В двух словах: робот домработник вышел из строя, отрезав пьяной уснувшей за обеденным столом владелице верхнюю часть головы, огрызок мозга, попытавшись смыть в унитаз. Ни слова об уликах и странностях найденных им. Сломанный робот-убийца отправлен на техническую экспертизу, не без влияния могущественной корпорации его создавшей странное дело просто затерялось в потоке ночных правонарушений громоздкого мегаполиса.
  Задетый увиденным этой ночью, резко выбивающимся из рутины, не в силах расстаться с подсознательным ощущением странности ненормальности, неестественности произошедшего в той маленькой коморке. По дороге домой, проигнорировав метро, он решил немного прогуляться.
  Городские стены напирая со всех сторон давили своей серостью, тенями небоскребов приглушая и без того омраченный свет солнца. Разросшиеся многоуровневые автомагистрали своей сетью заполняли пространство меж крупными высотками, обвивая или проходя над небольшими (не меньше ста этажей) домами. На дне в тени, в сырости и постоянном мраке, разбавленном светом рекламы и ярких афиш, текли бесконечные потоки людей. Представители работающей части населения, всякие менеджеры, госслужащие, прочие высококвалифицированные работники, одетые в строгие темные тона, чащи всего в длинные плащи редкими фигурами сразу выделялись среди толпы. Здешний средний класс - не спившиеся живущие на пособия безработные, лица, выполняющие низко квалифицированную работу, какая еще осталась, рядились, как попало. То и дело можно было встретить какую-нибудь яркую разодетую уникальную личность. Представители многомиллионной армии бездомных, вопреки окружающей суете начала буднего дня после холодной ночи грелись у огня, ютились у помоек, не вызывая у проходящих мимо никаких вопросов. В небесах у крыш высоток, по воздушным каналам указанным специальными парящими маяками проносились составы аэрометро. Осилив пару километров по лужам нижнего уровня, быстро нагулявшись, он спустился в подземку, в старое метро.
  Принадлежащая ему жилая секция второго класса на пятьдесят пятом этаже очередной высотки, площадью в двадцать квадратных метров уже была разграничена полустеной отделяющей кухонный уголок от спального. Усевшись на кровать, обхватив голову руками, он погрузился в себя. Хроническая мучающая уже не первый год бессонница делала бессмысленными даже попытки уснуть. Вопреки усталости, истощенности разбитости после бессонной ночи на дежурстве он точно знал что, забравшись под одеяло, неизбежно перевернется на спину и, слушая удары обезумевшего сердца, будет смотреть в потолок, наблюдая тени проносящегося за окном многочисленного воздушного транспорта. Лишенная реальных проблем и сложностей его жизнь, однако, была похожа на мучительный плен. Мучающая его депрессия перерастала все возможные рамки. Состояние нежелания двигаться, делать что-либо вообще становилось нормальным. Шумом нарушив тишину, из стенного шкафа вышла его Эльза - робот-кукла для сексуальных удовольствий, высшего качества, кредит за которую он будет выплачивать еще несколько лет. Первый из "Законов Разумной Робототехники" гласил: робот должен оставаться роботом, машиной выполняющей определенные функции, безо всякого самосознания или возможности само осмысления. Вот и она, вопреки уровню развития технологий, достаточного чтобы сделать ее неотличимой от человека, внешне выглядит как кукла - в местах суставов заметны скрепления стянутые болтами, глаза будто из стекла, пышные искусственные ресницы стоят торчком. Однако кожа, бархатная шелковистая по ощущениям неотличима от настоящей женской, и даже превосходит ее, как и идеальная сводящая с ума своей нежностью грудь. Как обычно без слов переходя к делу, исполняя любые сексуальные желания, она заставляет его забыть обо всем. Но это наслаждение - единственное, что приятного осталось в жизни длиться от силы десять минут, а дальше снова начинается погружение в пустоту и одиночество. Он лежит на спине, глядя в потолок, она, лежа рядом щекочет его кончиками пальцев. Всякие попытки заговорить с ней приводят к осознанию собственной ущербности. Как и гласят ЗРР - она всего лишь очередной гаджет, умный, сложный, но внутри пустой. Во время исполнения своей функции она кажется живой, секс с ней это что-то неописуемое, но сразу, как только все заканчивается, она замолкает, становится улыбающейся куклой, потому как на большее не запрограммирована.
  Все его попытки перепрошить ее, хоть немного изменить программный код, вдохнуть в нее жизнь наталкиваются на полную невозможность. Это не просто защитные протоколы, а буквально невозможность изменить ее систему без вреда для нее. Да и тем более в соответствии все с теми же ЗРР любая удачная попытка наделить машину самосознанием - породить несчастное разочарованное жизнью обреченное существо каралась уголовным наказанием. Поэтому как обычно после часа проведенного в постели Эльза возвращается в свой шкаф, встает на подзарядку. Он же, как обычно из постели перебирается в киберкапсулу, ложится, плотный люк закрывается, оставляя живой мир где-то там, и его сознание соединяется с бескрайним информационным пространством, в которое перерос интернет. Пока тело отдыхает, вместо снов он лазает по сайтам, смотрит всякую развлекательную ерунду, играет в игры, встречается с друзьями, заменяя пустую реальную жизнь яркой виртуальной и неважно, что иллюзорной. Именно полное погружение в сеть, замена настоящего сна виртуальными развлечениями стало причиной его тотальной бессонницы, как и у большинства современных молодых людей. Сознание просто разучилось отдыхать самостоятельно. В итоге истощенный, понимая, что нужно что-то поесть на божий свет он выбирается только на следующее утро.
  Жуя какие-то круглые разноцветные конфеты из цветастой пачки, воспользовавшись своим пропуском, которого оказалось недостаточно, поэтому без труда взломав пару электронных замков, он оказался в серверном хранилище Службы Контроля, немного покопавшись в данных, много что интересного для себя узнав. Обнаружив вскрытие одного из хранилищ, немедленно примчался один из дежурных сотрудников. Глядя на это существо Макс, не мог понять женщина это или мужчина. Оно, увидев удостоверение сотрудника полиции, вроде успокоилось, и пока не успело начать задаваться вопросами, Макс уже смылся.
  И вот за свой поступок он оказался в кабинете своего начальника - пугающей его здоровой жирной бабы с очень скверным характером, сказать, что у нее просто были проблемы с лишним весом, это ничего не сказать. Это существо относилось к категории людей, вернее сказать обитателей нового мира которые из-за фаст-фуда на каждом углу и постоянной доступности еды превратились в жирные бесформенные туши, которым для передвижения нужны были специальные устройства. В ее кабинете как обычно ошивался ее помощник - тощий мерзкий тип, откровенный стукач, ябеда, без друзей в рабочем коллективе, типичный карьерист особо ненавистный нашему главному герою.
  - Ну и что это было? Чего ты хотел? - злобно глядя, интересовалась жирная заплывшая жаба.
  - Простите, послушайте я готов все объяснить...
  - Нет, заткнись и слушай меня. Ты... не знаю, за каким хреном и меня это не волнует, но ты ворвался в центральной информационное хранилище полиции города. Взломав два электронных замка. Быть может, ты забыл о своей судимости? Обществом ты квалифицирован как опасный хакер, которому можно использовать комп только в целях развлечения. Если о случившемся узнает внутренняя служба, ты завтра же предстанешь перед судом и больше уже условным осуждением не отделаешься. Значит, так... Мне плевать на тебя, ты работаешь здесь только потому, что мне и моему начальству не хочется портить отношения с твоей матерью. Я уважаю ее как выдающегося сенатора, блистательного чиновника...
  - Прекратите...
  - Только благодаря ей ты все еще здесь, я все еще терплю твою наглую рожу... Значит так. Если у тебя едет крыша, то это нормально, мне плевать. Но чтобы больше твое сумасшествие не проявлялось на службе, ясно?
  - Да, разумеется, - желая быстрее закончить этот разговор, согласился он.
  И вот, возвращаясь домой со службы, из лифта он вышел в коридор своего этажа освещенного тусклым светом пары ламп. Проходя мимо номера, обитательница которого волновала его сердце, прислушавшись, желая услышать отголоски музыки которую, игнорируя наушники, обычно слушает она, он напряженно замер. Дверь в комнату была приоткрыта, по ту сторону в полной тишине барахлил светильник, озаряя вспышками помещение, застывшее в пугающем мраке. - Эльза? - поставив пакет с продуктами у стены, подойдя к двери, спросил он. Ответа не последовало, толкнув дверь, он нерешительно вошел внутрь. - Эльза? - еще раз произнеся. Небольшие квадраты окон были задвинуты шторами. Двинувшись по комнате, в моргающем свете он увидел не заправленную кровать, чашку кофе на тумбочке с ней рядом. На полу осколками лежала разбитая ваза, валялись искусственные цветы, что стояли в ней. Прочий беспорядок давал возможность говорить о следах борьбы. Его пробрала дрожь. - Эльза? Это я... твой сосед... - испуганно сказал он. В следующую секунду повернув голову во вспышке света в кухонном уголке увидев обмякшее тело на стуле за обеденным столом, с отсеченной верхней частью головы. Извлеченный истерзанный мозг лежал в центре стола на большой тарелке как главное блюдо. Не веря в увиденное, он попятился назад, когда ноги подкосились, от шока и страха свалившись на пол. Скрипом открылась дверь в стенном шкафу за его спиной. Развернувшись глазами полными ужаса посмотрев назад, он увидел человека в длинном черном плаще одетым на голый торс, с неестественно бледной кожей, белыми какими-то кукольными как у человекообразного робота волосами зачесанными назад. Механическими откровенно ненастоящими глазами. "Ты сам начал эту игру", - улыбаясь, глядя на перепуганного Макса, спокойным тоном сказал он, продемонстрировав свои руки измазанные в крови. Не тронув его перепуганного лежащего на полу, он спокойно вышел за дверь.
  Спустя несколько часов после написания рапорта Макс снова оказался в кабинете своей начальницы недовольной тем, что ее вызвали на работу посреди ночи. Распечатав его рапорт обо всем случившемся на бумаге, дочитав она сначала рассмеявшись, злобно уставилась на него.
  - И ты думаешь, кто-то поверит в эту чушь? - поглядывая то на рапорт, то на Макса спрашивала она.
  - Замолчите...
  - Что?!
  - Я описал все, так как было и готов ответить за свои слова, - бледный, ушедший в себя, глядя в пол, он с тяжестью отвечал этому толстому чудовищу.
  - А мне кажется, что ты сам прикончил несчастную девчонку, на которую давно заглядывался, - с улыбкой глядя на своего шакала помощника, говорила она. - Теперь мамочка тебе уже не поможет. Теперь тебя уже никто не спасет. Ведь это сделал ты, долбанный ты психопат. Ведь ты давно этого хотел, потому что у тебя давно едет крыша и вот, наконец, ты нашел мужества проявить себя.
  - Понимаю вашу ненависть ко мне. Наши чувства взаимны. А пока, пока мне не вынесено официальное обвинение прошу вас замолчать и не гнать на меня впустую, потому как ложное обвинение, клевета это тоже преступление, - поставил он ее на место.
  Распивая кофе, приготовленный ее помощником, они ждали звонка с решением по поводу дальнейшей судьбы Макса. Не заставив себя долго ждать, в кабинет вошел облаченный в длинный черный плащ темнокожий мужчина, высокий крепкий подкаченный, возрастом лет под сорок, сразу видно - нормальный живой человек, с нормальным живым человеческим взглядом. Он, представившись начальником какого-то спецотдела Центрального Управления полиции города, принялся задавать Максу вопросы, желая услышать полное подробное описание всего произошедшего. Само его появление снимало все вопросы, заставив замолчать мерзкого начальника и его помощника.
  - Судя по данным Системы Контроля, записям с камер видеонаблюдения, датчикам тепловых сигнатур и передвижения, этот кто-то которого вы описывайте, вышел из дома и растворился на улицах. Дальнейшее его передвижение неизвестно. Но мы продолжаем работу, продолжаем искать его след. В центре города он не мог так просто исчезнуть, - выслушав Макса, пояснил капитан Нуата.
  - И еще капитан Нуата, - видя живого человека, спешил поделиться Макс. - На днях пройдя в главную серверную, немного там покопавшись я... обнаружил что подобные убийства, со схожим почерком - когда жертве вырезают мозг, были и до этого. Три раза за последние десять лет. Считая ту прошлую ночную жертву и мою несчастную соседку это уже пятый подобный случай. Подобным образом уже убиты четыре молодые девушки и один парень. Их головы вскрыты как коробки, мозги вынуты, брошены где-то рядом с телом. Сам мозг во всех случаях надрезан одинаковым способом, от него отсечены центральные лобные височные фрагменты. Во всех этих случаях все списано на сломавшихся робов, дела закрыты. Что еще интересно - все убитые были... гениями можно сказать, умными ребятами. Убитый девять лет назад парень был чемпионом по шахматам, ему предрекали карьеру выдающегося программиста. И вот кто-то убил их и расчленил им мозги. Что это, по-вашему, совпадение?
  Капитан, сидя на краешке стола начальницы серьезно задумался.
  - Товарищ капитан, в своем рассказе он не упомянул о том, что вскрыл несколько замков системного хранилища Службы Контроля. Он осужденный хакер, за такое его следует упечь за решетку, - своим мерзким голоском заговорил помощник начальницы.
  - Замолчите, - своим грубым взглядом поставил его на место капитан. - А что вы думаете по поводу всего этого? - спросил он у Макса.
  - Мне кажется... Этот убийца... увиденный мной, он не имеет значения. Мне кажется он просто исполнитель, да и вообще не человек. Машина, которая работает на кого-то. Вот "на кого" это главный вопрос. Я долго думал на эту тему. Давайте, просто сопоставим факты. Они совершают убийства на протяжении длительного промежутка времени, жертв выбирают заранее. И полицейская система остается полностью слепой, просто не замечает этого. К тому же судя по данным Системы Контроля в ночь того убийства, ну этой Мии Прескот, именно в тот момент когда предполагаемый убийца вышел из дома наружная камера в том секторе охвата не работала, отключилась буквально на пару минут. О том, что кто-то странный вышел в этот промежуток из дома мне поведали данные тепловой сигнатуры и датчиков передвижения. То есть у тех, кто делает это, есть доступ во властные структуры, доступ к Системе Контроля, что позволяет им оставаться незаметными. И еще, сама суть убийства, что это такое, зачем они вырезают людям мозги, для чего, с какой целью? После наблюдения всего этого ужаса, ощущения шкурой этого бессмысленного безумия, мне на ум приходит только одно. Это какой-то ритуал. Мне кажется, мы столкнулись с какой-то сектой или орденом, древним, дожившим до наших дней. Средневековая Европа управлялась вовсе не королями, а тайными сообществами, орденами, в руках которых официальные правители были лишь марионетками. - Капитан Нуата до этого слушавший с интересом, сейчас опустив глаза, скрыл улыбку. - Ведь все эти ордены, - продолжал Макс, - куда они делись? Сращенные с властью, вербующие в свои ряды политиков и крупных бизнесменов, оставаясь в тени, без труда подстраиваясь под новые реалии, они могли спокойно в том или ином виде досуществовать до наших дней. Не знаю. Мне кажется, что наш убийца это точно не одиночка, мне кажется, мы столкнулись с какой-то организацией, структурой, - вот как объяснило все происходящее его, наполненное всяким хламом, не лишенное фантазии сознание.
  - Хорошо, - дослушав его с видом понимания, сказал капитан. - Ну а... фраза, которую вам сказал убийца, как, по-вашему, что он имел в виду?
  - Говоря об "игре", которую начал я... - задумался Макс. - Я проявил к ним интерес в отличие от официального следствия. Залез в информационное хранилище, поднял данные об их деятельности. Если у них есть глаза и уши во властных структурах, то они узнали обо мне и о моем интересе к ним... О господи! Именно поэтому они убили Эльзу, - придя к этому выводу, шокировано замер Макс.
  - Ничего пока неизвестно. Успокойтесь, не навешивайте на себя вину, не надо. Убийца, которого вы описывайте, он, скорее всего профессиональный киллер, работающий на корпорации, вернее на повязанные с ними преступные синдикаты. Этим ребятам доступно все незаконное и запрещенное, что объясняет его необычные глаза. Но почему заказчик, кем бы он ни был, играет с вами? Короче все это странно, - задумчиво вздохнул капитан. - И так. В любом случае, чтобы не происходило, кем бы ни был убийца, он проявляет к вам интерес. Мне кажется, вам небезопасно возвращаться домой. Быть может, пока поживете в доме у матери? Или если хотите, можете снять комнату в отеле, а мы обеспечим вас охраной?
  - Нет, не надо. Я устал. Мне надо... отдохнуть. Можете просто... выдать мне оружие? Я же ведь сотрудник полиции вроде как. Просто следите за моей комнатой, дайте мне одну из этих кнопок, нажав на которую я смогу вызвать группу робо-полицейских. Если я нужен убийце то он придет за мной, по-другому его не поймать.
  - Не думаю, что убийца такой дурак что при условии наших систем слежения решит прийти к вам домой. Скорее всего, теперь он заляжет на дно, и надолго. Тем более, хотел бы убить сделал бы это сразу. Вы молодец, что не боитесь, возвращайтесь домой и ложитесь спать. Вашу безопасность мы обеспечим, - пояснил капитан.
  Временно отстраненный от службы, по повестке он пришел в офис службы Психологического Мониторинга. "Чтобы победить, проще предупредить, а не бороться" - гласил девиз, вывешенный на стене в холе помещения, где сотрудники службы вели прием. Сопровожденный роботом консультантом он оказался в просторном кабинете. "Специалиста пока нет, прошу, подождите пару минут. Кофе, чай?" - женским голосом поинтересовался безликий робот. Разговаривающий по телефону усевшись в кресло в центре комнаты, Макс отмахнулся от робота, который удалился, оставив его одного. "... Мама да все нормально. Да, меня временно отстранили от службы, но все нормально... А зачем мне было что-то говорить тебе? Ты же и так все узнала. Ну ладно давай, я тут пришел к предупредительному психологу, вот. Буду делать вид, что психически здоров, а то иначе меня в полицию не вернут. Все начинается сеанс, все давай", - используя маленький мобильный компьютер как телефон, говорил он. Спустя пару минут с извинениями в комнату вошла она. Длинные рыжие волосы, очки в черной оправе, карие глаза. Желтая кофточка, обычные джинсы. Макс был, скажем так среднего роста, она же ниже его почти на голову. Маленькая компактная, в то же время все при ней: идеальная фигура, грудь хоть и не большая но сойдет. Можно сказать идеальная для него пара. Привыкший видеть женщин на женщин не похожих, в условиях тотальной пропаганды феминизма, вернее свободы, равенства как это было принято называть, выродившихся во что-то противоестественное, жуткое или вообще непонятно то ли женщин то ли мужчин. Увидев нормальную здоровую молодую симпатичную девушку без кольца на пальце, Макс сразу же стеснительно сжался. Его привыкший к одиночеству и постоянному отчуждению безумного окружения внутренний мир свертыванием отреагировал на появление чего-то нормального, привлекательного.
  - Макс? Я Лена, просто Лена, - сказала она, сев за свой рабочий стол метрах в пяти от кресла, где сжался Макс. - Еще раз прошу простить меня за задержку.
  - Лена? Странное имя. Что оно значит? - сказал он, сам себя возненавидев за такое начало разговора.
  - Я не знаю, меня так назвали родители. Так что все вопросы к ним, - своим голоском ответила она. - Начнем нашу беседу?
  - Да давайте.
  - Раньше начнем раньше кончим... вернее закончим, - расхохоталась она. На лице Макса непонятно для него самого как-то сама собой возникла теплая радостная улыбка. Так, наверное, он никогда не улыбался. - Извините, - улыбаясь, она сама заметно застеснялась его - нормального в принципе молодого парня, традиционной ориентации одетого и выглядящего, как и подобает самому обычному мужику. - И так... - она заметно боролась с внутренним стеснением изо всех сил пытаясь выставить себя сильной волевой женщиной, для которой Макс всего лишь пациент. - Расскажите мне подробности увиденного в жилище Эльзы Харпер?
  Камера, закрепленная на стене, записывала их разговор, система фиксирующая сердцебиение, психические реакции и прочие данные организма Макса выводила данные на экран на ее столе.
  - Я же ведь уже все это рассказывал. В системе есть мой рапорт, в котором я все подробно в деталях описал.
  - Мы сейчас говорим о травмировавшем вас моменте. Вы должны начать говорить, а я должна проследить за вашими психическими реакциями и убедиться что с вами все нормально. Это такая процедура, необходимая процедура. Прежде чем вернуть вас на службу в полицию я должна убедиться в вашей нормальности и неопасности для общества.
  Макс максимально сухо, быстро все ей рассказал. Не в силах надолго задержать на ней свой взгляд, ненадолго взглянув тут же отводя его в сторону. Она наоборот приковала к нему пристальное внимание.
  - И после всего случившегося вы вернулись домой? - поинтересовалась она.
  - Да... мне дали жалкий электрошокер, патрульный аэрокар парит у моих окон по ночам. Но я... мне как-то пофигу. Когда мне бояться? Я ведь... почти все время провожу в сети, в полном погружении, как и все. Что живу, что не живу.
  - Ну почему же, - глядя на свои ногти, сказала она. - Я, например, пользуюсь старым ноутбуком только чтобы книжки почитать, настоящие они ведь дорогие. В сети стараюсь не увязать, не хочу превращать себя в овощ.
  - Простите вы вообще человек? - рассмешил он ее.
  - Ну, уж точно не робот!
  - И как вы живете? Как это вообще возможно?
  - Просто. Если есть свободное время, то в мире еще полно реальных развлечений. Не хочу превращать свою жизнь в сон просто из принципа.
  - Вы член какого-то нового женского движения? Какая-нибудь ультра феминистка-реалистка? - продолжал забавлять он ее.
  - Нет, я не одна из этих чокнутых.
  - О-о-ох! - этот придурок изобразил удивление и шок. - Тише вы что! Не дай бог, они нас услышат и тогда точно и мозги вырежут и вообще на костре сожгут и на куски разделают что останется.
  - Ах, если бы. Не думаю, что мы отделаемся так просто! Все будет хуже - они нас замучают тасканием по судам, - теперь она развеселила его.
  - То есть вы типа нормальный человек?
  - Ну, наверное, да, - смеялась она.
  - Вымирающий вид...
  - Хотя порой, глядя вокруг, мне кажется, что я какой-то человекоподобный робот, с имплантированными воспоминаниями выпущенный в жизнь и сам незнающий о своей искусственной сущности.
  - Репликант - так это называется. Вы меня сейчас серьезно напугали. Обалдеть. И вы еще психолог? - они уже оба хохотали, не смущаясь.
  - Хотите сказать, что мне самой лечиться надо? - покраснев от смеха, сказала она. - Нормальных среди нас нет, есть непроверенные у психиатра.
  - И у вас даже нет никаких имплантов? Хотите сказать, что ничего не вшиваете себе под кожу, не имплантируете гаждеты. Покажите, пожалуйста, телефон? - Она продемонстрировала ему обычный мобильный маленький компьютер, как и у него. - Этого не может быть. Вы ненастоящая, вы выдуманная. Я сошел с ума, и вы плод моего больного воображения или мой первый настоящий сон за долгие годы.
  - Прекратите, - застеснялась она. - Вот, - продемонстрировав запястье, - мне вшит кредит-чип, как и у всех.
  - Ну, это естественно. У всех у нас он есть. А то во времена нашей великой свободы без этой штуки вы не сможете даже купить продукты в супермаркете. Скажите... а спортом вы занимаетесь?
  - Да.
  - Супер!
  - Ну, все перестаньте. Вы смеетесь, веселитесь, значит с вами все в порядке. Можете спокойно возвращаться на службу, - она нажатием кнопки на клавиатуре выключила камеру, прекратила сеанс. - Но пожалуйста, на будущее - будьте осторожнее. Пока этот маньяк не пойман, не теряйте бдительности.
  - Считаете что это маньяк. Одиночка?
  - Не знаю. Не хочу об этом думать. До свидания, вы свободны, - с улыбкой говорила она.
  - Подождите, - как-то стеснительно заерзав, вцепившись в кресло, сказал Макс, отведя взгляд в сторону. Затем набравшись смелости посмотрев на нее. - Просто вы... нормальный... первый нормальный человек, которого я встретил за последнее время, а может и за всю жизнь...
  - Вы можете записаться ко мне на прием, для вас как для сотрудника полиции это будет абсолютно бесплатно.
  - Понимаю... просто... я вот поговорил с вами посмеялся... Я забыл, когда улыбался в последний раз. Это так странно, - стеснительно улыбнувшись, он посмотрел в стену. - Вот вы посчитали меня нормальным, а что если я скажу вам что это не так?
  - В смысле?
  - Я не сплю, вообще. Все время провожу в сети, потому как в реальности спать вообще разучился. Боюсь вылезти из своей киберкапсулы, потому как боюсь столкнуться с пустотой, одиночеством... Целыми ночами я могу лежать, глядя в потолок, в полной темноте не желая шевелиться, слушая биение сердца. Понимая, что не могу, не хочу жить дальше, продолжать эту бессмыслицу, и в то же время я настолько жалок, настолько убог, что боюсь покончить с собой. Жизнь как туман, не вызывает вообще никаких ощущений. Все просто тянется перед глазами, - взглядом моля о помощи высказался он. - Простите, простите, пожалуйста... - опомнившись быстро начав оправдываться.
  - Все нормально, - профессионально она выражала сочувствие. - Депрессия - эпидемия нового времени. Живя в огромном мегаполисе, где все к нашим услугам, обласканные цивилизацией, мы не знаем, что такое жить, то есть выживать. Выполняя рабочую функцию в остальное время, мы просто существуем предоставленные себе и тут очень сложно не потеряться, как-то найти для себя увлечение, чем-то заполнить досуг, элементарно не свихнуться от безделья. Вам просто нужно... как-то себя взбодрить. Съездить куда-нибудь, как-то экстремально отдохнуть. В Альпах все еще лежит снег, не везде конечно. Но как вариант сойдет.
  - Не знаю. Все это кажется самообманом, - сняв маску невозмутимого смеющегося над жизнью человека, он продемонстрировал свое истинное лицо измученное душевной болью, усталостью от окружающего мрака. - А как вам наш новый мирок? Этот зверинец, что окружает нас?
  - Этот зверинец это нормальное состояние общества, до которого мы сами дошли в условиях полной свободы. Такие уж мы по своей природе. Нельзя запрещать людям быть собой.
  - То есть вот эти все педики лесбиянки трансы прочие уроды по-вашему, это нормально?
  - Перестаньте, умоляю вас!
  - Не мужчин не женщин, все превратились в каких-то жутких вырожденцев извращенцев или вообще в какую-нибудь абстрактную бесполую мерзость. Дети не рождаются естественным путем. Толпы уродов выводятся из пробирок. Мы вообще перестали быть людьми, нас просто выращивают, раздают в семьи столько сколько нужно. Нормально рожденный ребенок в нормальной семье становится дикостью.
  - То есть вы эдакий ультраконсерватор. Господи! Представляю, что будет, когда вам исполнится шестьдесят.
  - Нет, я нормальный человек...
  - То есть, рождены естественным способом, это понятно. Но новые люди, те, что из пробирки - говоря вашими словами, это новый генофонд, супергенофонд. Постепенно в процессе развития технологий мы должны были к этому прийти. Новые люди не болеют, имеют мощный иммунитет, более предрасположены к физическому развитию...
  - Это все только на словах. Где официальная статистика? Что-то, глядя по сторонам, я не вижу физически сильных идеальных людей, как утверждает пропаганда, а вижу толпы больных жалких уродов. Потомственных извращенцев. Такое чувство, что единственное, чем люди из пробирки отличаются от нас так это тем, что на генном уровне у них заложена тяга к ненормальному, к извращенному.
  - То, что вы говорите, не укладывается не в какие разумные рамки. Это даже не неорасизм, это просто безумие!
  - Говорите у них мощный иммунитет? Я знал одного такого, сто процентов из пробирки, вырос в семейке двух педиков. Он умер в возрасте сорока двух лет от рака.
  - Хорошо, ладно. Мы же с вами здравомыслящие люди? Аргументируйте свою позицию. Говорите пропаганда? То есть люди из пробирки ничуть не лучше, а наоборот хуже или ничем не отличаются от нас. А коварное злое правительство естественно врет нам, убеждая в обратном, в действительности реализуя очередной какой-то злобный заговор? Но тогда что это за темные планы злой власти? В чем смысл?
  - Нас превратили в безумных погруженных, увязнувших в удовлетворении низменных потребностей самых настоящих животных. А не потому ли что такими больными уродами как мы сегодня проще управлять? Человек разумный думающий психически здоровый неподвластен управлению. Оглянитесь вокруг - мы как разумный вид уже мертвы, давно мертвы...
  - Тише, тише, - тормозила его Лена.
  - Нас осталось меньше двух миллиардов. Мы думаем, что свободны, сильны и независимы. Нас в этом убедили. Хотя в реальности мы привязаны ко всей этой долбанной цивилизации, буквально заперты в этом чертовом городе. И те, кто заправляют всем этим, могут творить с нами все что захотят. По новостям объявляется очередной кризис, сути которого никто не понимает, и все покорно падают на асфальт и послушно умирают...
  - Так все хватит! Хватит этого бреда! - Лена была не на шутку разозлена. - Тише, давайте успокоимся, - успокаивала она в первую очередь себя. - Наш мир пережил несколько локальных ядерных войн, две колоссальные геоклиматические катастрофы... Да! Я знаю, в первую очередь мы сами виноваты во всем случившемся. Но. Наша цивилизация оправляется от колоссального удара. Это чудо что мы вообще сохранились как вид. А вас смущает, что нас осталось чуть больше миллиарда? Серьезно!? Естественно мы зажаты в этом городе - последнем полноценном островке жизни на фактически мертвой планете. Но это все так, лирика. Возвращаясь к сути нашего разговора. Мы говорили о новых людях, которых правительство внедряет в общество для поддержания уровня численности. Вопрос был простой - зачем это делается? Вы же, как типичный представитель категории людей... м-м-м недовольных, уставших от всего, сразу пустились во все тяжкие, приплели сюда все, что только можно, начав выплескивать в первую очередь недовольство своей собственной жизнью. Я понимаю вас, осознаю, что наличие людей подобных вам неизбежно. Поэтому предлагаю, просто предлагаю на секундочку просто задуматься, просто предположить что, быть может, в реальности оно все, гораздо проще, чем в вашем воспаленном сознании?
  В силу естественных процессов - оторванности от необходимости выживать, наличия массы свободного времени, просто свободы. Да свободы! И как следствие погружения в себя, определенная часть современного общества оказывается несогласной с половыми рамками. Люди меняют пол, вступают в однополые союзы. И мы не вправе им это запрещать. Поэтому система управления фактически вынуждена выращивать людей из пробирки, только для того чтобы поддерживать нашу численность. Потому как однополые пары, как вы понимаете, не способны самостоятельно заводить детей. В противном случае, учитывая количество нестандартных семей, нас ожидает социальная катастрофа, колоссальных масштабов. Да я согласна, быть может, новые люди не такие здоровые и сильные как нам заявляют, но правительство вынужденно вводить их в общество, а то иначе мы просто вымрем. А то что все они, в основном нестандартной сексуальной ориентации так это от того что выросли они в однополых семьях и впитали ценности нестандартных родителей. Ну и что дальше? Поговорим об опустошенной превращенной в свалку планете и нашей общей вине за это?
  - То есть, по-вашему, все просто. Все естественно само собой сложилось... винить некого, поэтому остается только смириться. Вернее виноваты, но все мы, потому что мы звери. Не знаю... меня не покидает ощущение того что все мы бараны которых ведут на бойню, просто долбанное стадо...
  - Не спорю, когда-то... все было сложно. Олигархи, коррупция, а государство просто машина для удержания власти элиты над рабами. Сейчас все это в прошлом. Система управления, осуществляющая функции правительства автоматизирована на восемьдесят процентов. Сегодня наш мир един, государства а, следовательно, и войны в прошлом, мы просто существуем. Являемся такими, какими захотим, это и есть свобода. И если общество свободных людей - понимаете не роботов, а живых людей вам не нравится, вызывает у вас отвращение, то, пожалуйста, стойте в стороне, давайте душе гореть от злобы, плюйтесь от ненависти, никто вам слова не скажет. Вы свободный человек.
  - Все равно... с нашим миром что-то не так, - все что мог сказать Макс.
  - Такие уж мы по своей природе - неидеальные, а наше общество есть отражение всеобщего внутреннего несовершенства, ничего не поделаешь. Тут уж либо свобода, либо диктатура, возврат к которой в нынешних условиях к счастью невозможен.
  - Свобода и диктатура, а быть может навязанный хаос, деградация и уничтоженный порядок?
  - Господи! - рассмеялась она. - Вы неисправим. Я как-то постеснялась сказать вам сразу, но быть может все, что вам нужно так это просто найти себе вторую половинку? Ведь вы же жалуетесь на людей из пробирки так, а чего же тогда сами нормальных здоровых членов общества зачать не хотите?
  - Да я как бы и не против. Просто... не могу найти ту единственную, понимаете. Выбирать не из кого. Наверное, поэтому и злюсь, - успокоившись со стеснением, произнес Макс.
  - На меня можете не смотреть. Я Асексуал - ни с кем и никогда. Не хочу наживать себе врагов и лишних проблем, хочу жить в тишине и гармонии.
  - Значит вы тоже какая-то не такая, - с улыбкой сказал Макс.
  - Я сейчас в вас чем-нибудь кину!
  - По-моему Асексуалов не бывает. Как это жить, не желая этого? Есть просто на что-то обиженные, чем-то недовольные неудовлетворенные люди, которые просто отмазываются этим.
  - Бытовуха убивает все чувства. Каким бы ярким светом не начинались отношения, все равно все померкнет и утонет в темноте. Мне и самой себя хватает, а еще терпеть кого-то рядом, нет, это не для меня. И так. Вы хотите работать в полиции?
  - Разумеется.
  - В наше время, когда уровень безработицы достигает шестидесяти процентов...
  - По-моему выше...
  - ... Вопреки запретам, попыткам разумного сдерживания все большее количество материальных благ производится машинами. Бизнес есть бизнес. Работа для человека становится великой ценностью, за которую нужно держаться. И на будущее - если вы свою работу хотите сохранить - никогда и ни с кем не заговаривайте о том, о чем говорили здесь со мной. Иначе ценность своей работы осознаете как никогда, но будет поздно, вы ее лишитесь раз и навсегда. Будьте нормальным, - под конец улыбнулась она.
  Все пошло своим чередом. Смена дневная, смена ночная два дня выходных. По ночам видимый сквозь щели в жалюзи за окном парил полицейский аэрокар. Убийца так и не появлялся. Однако со временем Макс стал замечать некие странности - отдельные предметы в квартире лежали не на своих местах, не там где он их оставил. Сначала это было едва заметно, походило на глупость, затем, когда стул оказался на другой стороне обеденного стола, и зубная щетка очутилась в шкафу, а не в стакане у раковины, ему стало страшно. Осознание того факта что кто-то бывает в квартире во время его отсутствия или зависания в сети приводило в ужас. У него развилась самая настоящая паранойя. Он постоянно оглядывался, вздрагивал от каждого шороха, гуляя по городу в толпе, не мог избавиться от ощущения чужого пристального взгляда. Боялся возвращаться домой. Попытка рассказать о своих страхах полицейскому управлению, капитану Нуата неизбежно приведет к отстранению от службы и к курсу предупредительной психиатрии, он понимал это. Жаловаться высокомерной матери не позволяла гордость. Поэтому со своими страхами, с осознанием чего-то постороннего тенью вторгшегося в жизнь он оставался один. Долгое время прибывал на грани нервного срыва, позабыв уже и про еду. Стал выглядеть бледным и измотанным. Приходя домой вооружившись электрошокером, осматривал все углы, все закутки своей жилой комнаты.
  В итоге страхом зажатый в угол он дошел до переломного момента. Задавленный желанием сдаться постараться всем обо всем рассказать все же сумел сдержать себя. Как-то своим уставшим измотанным сознанием сумев понять что таким образом выставит себя конченным психом. Все кончится камерой центра предупредительной психиатрии, куда его бьющегося в истерике в итоге упекут. Вероятно, именно это и нужно было таинственному убийце, маячащему где-то в тени его жизни. Взяв себя в руки, он решил быть сильнее. Решил дать преследователю отпор, стал готовиться к встрече с ним, восприняв все происходящее как вызов. Нелегально через сеть приобрел себе мощный электрошокер способный сжечь насмерть хоть биологический хоть кибернетический организм. Записался в спортзал, взял несколько уроков самообороны. Страх развеялся сам собой. Он и сам не заметил, как к нему вернулся аппетит, с таким удовольствием он не ел, наверное, с детства. Но самое главное - вернулся сон, он стал спать по ночам как нормальный человек, увидев сны, на что уже и не надеялся. В одном из ночных видений ему явилась Лена, подробностей этого сна он не помнил, но это было что-то приятное лишенное эротического или какого-то иного мерзкого содержания. И вот после очередной смены гуляя по кишащему, переполненному мрачному городу остановившись, он улыбнулся, обдумывая происходящее. Либо окончательно свихнувшись, либо наоборот, проснувшись, он приходил к выводу, что благодарен замаячившей на горизонте опасности, этому неизвестному убийце. Он будто ожил, впервые за долгое время, почувствовав себя здоровым.
  Человечество готовилось к великому празднованию - запуску системы космической обороны названной "СкайДестро". Это был самый настоящий долгострой, сожравший намеренно ресурсов, самый мощный и сложный проект единого объединенного человечества. Система из паутины спутников в несколько слоев - система разведки и слежения, система предупредительного огня и система ракет уничтожения способных ликвидировать любой неопознанный объект на подлете к земле. В честь официального запуска готовилось пышное празднование. На Площади Свободы у монумента Единства Человечества как обычно вокруг большой сцены завлеченная бесплатным мороженным и напитками соберется толпа не меньше миллиона человек. Безопасность будут обеспечивать отряды робо-полицейских, но и дежурные группы обычных полицейских будут задействованы тоже. Макс по распределению был приписан к группе психологического усмирения, вместе со своими коллегами ему предстояло все время церемонии официального торжества слоняться среди толпы заполонившей собой зрительские сектора. Впервые он был этому рад, потому как благодаря знакомому в службе Психологического Мониторинга точно знал, что она тоже будет там, в составе группы своих коллег будет отправлена на обеспечение общественного порядка. Свою форму полицейского - рубашку, брюки он отгладил до идеала желая произвести на нее впечатление. "Асексуал блин... да это все бред", - примеряя форму крутясь перед зеркалом, улыбался он.
  Вот вечером накануне дня празднования после смены уставший он вернулся домой. Дверь номера к его удивлению была открыта. Достав электрошокер, переборов страх, приготовившись к встрече с таинственным преследователем ворвавшись внутрь, на полу он обнаружил своего робота-куклу Эльзу изрубленную на куски, будто топором. Провода торчали из-под кожеимитирующего материала, раздробленные микросхемы валялись россыпью, любимое ему лицо было зверски разрублено на две части.
  Пропустив празднование, провалившийся в глубокую депрессию, он снова оказался в кабинете у Лены. Желая его успокоить она, сначала велев своему креслу придвинуться ближе, взяла его за руку, предлагая поплакать, выговориться. Затем не получая ответа, видя что пациент конкретно ушел в себя села к нему на колени, как-то по-матерински заботливо обняв, гладя по голове, шепча что все хорошо и надо просто успокоиться, жизнь продолжается.
  - Она была... ее звали Эльза, понимаете? - глазами налившимися слезами глядя на нее, заговорил он.
  - Нет, - задумалась она.
  - Эльза Харпер моя убитая соседка... С тех самых пор как она поселилась я... Мы были своего рода знакомыми. Я понимал, что являюсь для нее не более чем придурковатым чудиком, у которого можно взять карты памяти или сетевые навигаторы. Но мне нравилось общаться с ней, она много смеялась, имела хорошее чувство юмора. Моя красавица Эльза была скопирована с нее. Теперь их обоих убили, - едва он успел договорить, как из глаз хлынули слезы.
  - Тебе следовало сразу же, как только стали возникать все эти странности сразу же все рассказать. Это же не шутки. Ты был в опасности. А если бы этот маньяк убил тебя? - искренне ему сочувствовала, переживала за него она.
  - Не знаю... вы же сами напугали меня перспективами потери работы, - сквозь слезы улыбнулся он.
  - Мог бы позвонить мне... ну это, по рабочей связи.
  - Вам? - глядя на нее, задумался он. - А вы чего это мне на колени сели? - вдруг осознав.
  - Ну... - покраснела она. - Нас вообще-то этому обучают. Бывают пациенты, которых нужно приласкать, пожалеть, просто как глупых детей.
  - Вы тоже думали обо мне? - вытерев слезы, он шмыгнул носом.
  - Вот блин! - недовольно выпалив, она, посмотрела в потолок. - Господи! Ну, я же совсем не так это планировала, - глядя в потолок, высказала она. - Какой же ты прямолинейный, примитивный, - высказав ему.
  - И все-таки? - улыбнулся он.
  - Ну да, - отвернувшись, вздохнув, спокойно ответила она. - Признаюсь, думала, - глядя на него, она улыбнулась.
  - Я это... - улыбаясь, он тихонечко обнял ее.
  - Руки! - убрав с лица улыбку, серьезно сказала она. - Не надо наглеть, ясно?!
  - Да как вы скажете, конечно, - испуганно исправился он. - Это просто как-то само собой получилось. Простите. Я это... Хотел сказать... Вы это, как провели празднование?
  - Да ничего особенного. Услышала о тебе, была в шоке.
  - Я же ведь знал, что вы будете там. На охране общественного порядка во время праздника. Готовился, хотел произвести на вас впечатление, представ в форме, побрился даже, - заставил он ее тепло улыбнуться.
  - Ну! - поморщила она брови. - Если бы мы с вами встретились там, в окружении коллег я бы из принципа сделала вид, будто вы мне не интересны.
   - Все что не делается, все к лучшему?
  - Что будем делать дальше?
  - Сейчас... как бы это так проще сказать. Со мной опасно сближаться. Меня кто-то преследует. Если... что-то случится и с вами тоже, я... уже не выдержу.
  - Я не боюсь. И тоже устала уже от... одиночества, скажем так. Кто бы тебя ни преследовал, он с тобой играет. У него, во всяком случае пока, нет цели убивать тебя.
  - Что ставит вас в опасное положение. Он убивает, что мне дорого.
  - И ты что готов снова один вернуться в свою комнатку?
  - Нет, туда я не вернусь. Могу отправиться к маме.
  - Поехали ко мне?
  Она проживала в полноценной доставшейся от родителей квартире площадью в пятьдесят квадратных метров, с двумя комнатами, отдельной кухней, в районе Старого Города, в старой высотке на семьдесят седьмом этаже. Валютных накоплений оставшихся от родителей хватало, чтобы платить за эти хоромы и неплохо нормально жить. Выпив вина, на кухне при свечах побеседовав, посмеявшись, отвлекшись от проблем, лучше друг друга узнав, они преступили к самому волнительному. Имевшие до этого дело только с машинами для любовных утех, поначалу стесняясь живого партнера, минут через пять, сойдя с ума, позабыли обо всем. По сравнению с настоящей любовью и сладостью искусственный заменитель просто мерк, после всего случившегося возврат к пресной ненастоящей одинокой жизни для них был невозможен.
  По звонку от капитана Нуата Макс прибыл в главную серверную Системы Контроля. В комнате с мониторами во всю стену помимо капитана находились еще два инженера.
  - Мы прошерстили все данные всех систем слежения, - принялся пояснять капитан. - И все же нашли вашего таинственного маньяка. Расправившись с Эльзой Харпер, он скрылся в здании резервного депо восьмой кольцевой линии подземного метро. - Макс на продемонстрированной записи с камеры наблюдения увидел то странное существо с белыми волосами в черном плаще на голый торс. Посмотрев в камеру, показав себя, он спокойно вошел в ангар депо, растворившись в его темноте. Едва Макс просмотрел запись, подтвердив: "да это он", как у него завибрировал мобильный компьютер в кармане штанов, приняв телефонный сигнал. Какой-то неизвестный вызов, напугавший своей неожиданностью. Тут же почувствовав на себе чей-то взгляд, он оглянулся, посмотрев на имевшуюся в углу под потолком стандартную едва заметную размером с пуговицу камеру слежения, которые были повсюду в новом мире. Нажав: "ответить", он напряженно по старинке поднес телефон к уху.
  - Ну, здравствуй мой само нарисовавшийся друг, - из трубки раздался голос убийцы, спокойный, размеренный. - Как вижу, ты уже ознакомился с моим временным пристанищем. Назначаю тебе в нем встречу, завтра, в двенадцать часов ровно. Просто поговорим, обсудим наши отношения. Само собой приходи один, - звонок резко оборвался, обратившись похожим на радиопомехи шипением. Макс шокировано замер.
  - Он назначил мне встречу, завтра в этом метро, депо или как оно там, - объяснил он капитану Нуата. - Завтра в двенадцать часов.
  - Все усложняется, - серьезно задумался капитан. - Я уже отправлял туда поисковую группу. Несколько десятков робо-полицейских класса "спецназ" прочесали все тоннели, ведущие от туда. Под нами второй подземный город, это чертово метро кажется бесконечным. Но эту чертову восьмую кольцевую мы прошерстили полностью, осмотрели все заброшенные и служебные тоннели и коммуникации. Никаких следов чьего-либо присутствия.
  - Они смотрят на нас из камер системы наблюдения. Я же говорю капитан, это не "он", это "они", - все, что сумел ответить шокированный Макс.
  Как и передавали синоптики, небо над городом затянуло принесенное с юга облако выбросов с производственной зоны. Вопреки официальному дню все вокруг утонуло в сумеречном мраке. Также сегодня обещали кислотный дождь. В центре небольшой внутригородской промышленной зоны, в стороне от жилых кварталов, вблизи ангара резервного практически неиспользуемого депо подземки в нескольких метрах над землей завис громоздкий полицейский аэровоз. С него на землю на специальных тросах спустились несколько десятков человекообразных безликих робо-полицейских класса "спецназ", чьи тела были укреплены специальной броней. Подъехал бронеавтомобиль, из которого, на прощание поцеловавшись с Леной оставшейся внутри, вышел Макс. Она поехала с ним, настояв на этом, будучи не в состоянии отпустить его одного. Капитан Нуата сидя за монитором в полицейском управлении курировал всю операцию на расстоянии. По его команде робо-спецназовцы разбрелись, заняв свои позиции. Один из них, у которого за спиной висела громоздкая снайперская винтовка, двинулся к крыше соседнего склада. Несколько военных коптеров парили высоко в небе. Машина с Леной, сдавая назад, отъехала на безопасное расстояние. Под мешковатым плащом и брюками одетый в броню, немного неуклюже и неудобно Макс двинулся к ангару.
  Ворота были открыты, внутри вдоль стен на рельсах замерли старые ржавые вагоны. Расположенный в противоположной входу стороне тоннель, ведущий в подземку, в ярком свете потолочных ламп замер темным входом в таинственную пещеру, из которой должно было явиться чудовище. Макс войдя внутрь, слыша завывания ветра, двинулся по рельсам в сторону спуска в тоннель. Не с того не с сего освещение принялось барахлить, в итоге погасли все лампы кроме той которая над Максом и освещающей вход в тоннель. Чувствуя, как затряслись поджилки, на ватных ногах он напряженно замер в полной тишине.
  - Я так полагаю, ты уже закалился, немного и готов к полноценному диалогу? - из темноты тоннеля раздался голос маньяка. Не спеша он вышел на свет. Голый до пояса, в одних черных штанах ступая босыми ногами по земле. Его кожа была покрыта слоем чего-то белого, будто старой краски. На макушке красовался, свисая за спиной головной убор из черных перьев как у индейских племен северной Америки. Лицо поверх белого слоя украшал какой-то тоже индейский боевой окрас из черных линий. Также черные линии шли вдоль ребер, в нижней части туловища сплетаясь в узор. Только черты его лица были узнаваемы, это был тот же человек, вернее существо. На мир он смотрел теперь уже живыми биологическими глазами, но только черными чудовищными, будто залитыми тьмой. Улыбаясь, совершенно спокойно, уверенно вышагивая, красуясь в своем уникальном обличии, он двигался к шокировано замершему Максу. - Признаюсь, я уже и надеялся встретить подобного тебе. Лучшего среди серой бессмысленной массы, - на ходу, глядя на Макса, сказал он.
  - Кто вы и чего хотите? Что вам нужно именно от меня? - глядя на это чудовище, протрезвел в сознании Макс.
  - Нам? - с улыбкой уточнил он. - Ты сам начал эту игру. Начал задаваться вопросами ответы, на которые лучше не знать.
  - Ты машина, созданная в тени каким-то безумным орденом, жаждущим власти, пытающимся подчинить новый мир?
  - Смешно, - улыбнулся он. - Все равно, это хоть какая-то версия, хоть какое-то мнение. Еще не осознал ценности нашего знакомства?
  - Ценности?
  - Скажи, разве своим появлением я не принес тебе крепкий сон и хороший аппетит? Разве тебе не понравилось пробуждение от сна навеянного разлагающим пленом современности, нам обоим так ненавистной?
  - Замолчи... Что за бред?.. То есть ты типа помог мне. Помог очнуться? Зачем? Чтобы потом убить с максимальным удовольствием?
  - Мы только начинаем наше веселье. Все будет, так как ты и заказывал, во всяком случае, я постараюсь. Тебя ждет погружение в темноту. А сейчас... чего они ждут? Я должен подойти к тебе ближе? - с этими словами глядя по сторонам, ожидая чьего-то появления, он сделал пару шагов в направлении Макса. За доли секунды пуля оставив небольшую пробоину в стене, пронеслась по ангару, свалив его заживо. Его тело бездвижно замерло на земле, со сквозной пробоиной в районе груди, из которой текла кровь, и одновременно торчали поначалу искрящие провода. Группа робо-спецназовцев с винтовками наготове вошла внутрь ангара, окружив его тело. Главный группы на всякий случай произвел контрольный выстрел в голову, разворотив ему глаз. "Объект уничтожен", - констатировал механический голос робота. Макс стоял, замерев, понимая, что что-то не так.
  - Он знал о вас, отойдите от него, здесь что-то не так! - закричал роботам Макс. В следующую секунду все лампы в ангаре разразились ярким ослепляющим светом, с жутким жужжанием все роботы забились в помехах, заискрили, воспламеняясь один за другим. Ворота в ангар за спиной Макса с грохотом сами собой захлопнулись. Жуткий маньяк поднялся с земли, будто марионетка на веревочках управляемая кем-то. Издавая болезненный стон, воспарив над землей на пару метров в воздухе выправившись во весь рост, потянувшись с треском костей. Вопреки двум сквозным дырам в районе сердца и в голове, без каких-либо приспособлений паря в воздухе, он посмотрел на перепуганного Макса единственным оставшимся черным глазом. Из второго пробитого вытекало черное похожее на какую-то техническую жидкость подобие крови. - Теперь ты понимаешь, с чем столкнулся? - громогласно прохрипел он.
  Достав пистолет, выстрелив в него еще пару раз, Макс бросился бежать. Он же рассмеявшись, опустился на землю. Макс выбив дверь, скрылся в прилегающем к ангару ремонтном цехе. Он, поправив свою "шапку" из перьев, коснувшись пробитого глаза, встряхнув с пальцев черную жидкость заменяющую кровь, недовольно сморщился. - Всю красоту испоганили уроды, - недовольно пробурчав под нос, после рассмеявшись. Макс среди стеллажей с запчастями и инструментами добрался до окна закрытого решеткой, выстрелив в него пару раз, безуспешно несколько раз ударив его рукояткой пистолета. - Раз, два, три, четыре пять я иду искать, - с улыбкой произнес убийца, после заорав как резанный. Вместе с безумным криком его тело испустило из себя какую-то едва заметную глазу волну, отрубившую все электричество в нескольких секторах окружающего города. Робо-полицейские попадали на землю железными болванками, освещение потухло, все это жуткое полу заброшенное помещение погрузилось в кромешную темноту. - У-у-у-у! - завыл он как волк. - Ведь так себя вел тот увядающий якобы робот в той ленте в схожей ситуации, преследуя пытающегося спастись главного героя. Но у нас сейчас все по-другому, все наоборот, - он двинулся по темноте.
  - Ты даже не представляешь, какая тьма окружает вас. Наш мир клетка, в которой я лев, а ты всего лишь серая мышь, забившаяся в угол, которой некуда бежать. В этом мире тебе никуда от меня не деться, прятаться бессмысленно Я зло... от которого не спастись, - с этими словами перемещаясь в полном мраке в поисках Макса забившегося куда-то в страхе, беззвучно он ступал босыми ногами. - Но я неизбежное зло. Зло меньшее из всех иных возможных, - он обнаружил бронежилет, пластины бронештанов, которые скинул с себя Макс. - Я слышу, как ты дрожишь. Давай гомосапиенс продемонстрируй мне свои возможности... Тысячи лет истории, развития и что? Несчастный выродок забившийся в щель как клоп. И что тобой движет, страх? Точно что-то неразумное, - в полном мраке раздавался только его чудовищный полушепот.
  Обнаружив, он схватил Макса, но тот, выстрелив несколько раз, бросился бежать, достав из кармана мобильный компьютер, используя имеющуюся в нем функцию фонаря освещая себе путь. Непонятно как маньяк возник у него на пути, толкнув его в стеллаж который от удара завалился. С переломанными ребрами задыхаясь, Макс пополз по полу. Валяющийся где-то в стороне его мобильный компьютер, продолжая испускать свет из своего экрана, слабо освещал окружающее пространство. В этом слабом свете маньяк не торопясь двигался за ним. - Может быть, снять с тебя скальп, под стать своему образу? - рассуждал он вслух.
  Прижав уползающего Макса ногой к полу, выбив пистолет у него из рук он, схватив за горло, без труда поднял его, поставив на ноги начав душить. - Ну и что дальше? - спрашивал он у задыхающегося Макса. Но тут неожиданно в помещении соседнего депо раздался грохот, тьму разогнали лучи света. Бронеавтомобиль, снеся ворота, ворвался внутрь ангара, "Макс!" - выбежав из него, крикнула Лена. - Несколько окружающих секторов обесточены. Вся ваша жизнь остановилась. Если ты даже доберешься до больницы, то неизвестно наткнешься ли на хорошего хирурга способного помочь. Остались ли еще специалисты способные что-то делать своими руками без помощи гаджетов и робо-помощников? Посмотрим, насколько ты везуч и силен, - с этими словами голыми пальцами он проделал дыру в боку Макса, бросив его истекающего кровью на пол, сам растворившись в темноте. - Макс! - кричала его Лена. - Я здесь! - сумел ответить он, вывалившись в ангар депо.
  - Я... что-то случилось! Все электричество вырубилось, автоводитель просто отключился. Я долго не могла понять, как завести механический резервный мотор этой махины, - с ходу выговорилась она. - О господи ты ранен! - схватив его под руку, она поволокла его к машине. По обесточенным замершим улицам они двинулись к ближайшей больнице, объезжая застывшие посреди дороги электромобили, их ничего не понимающих бродящих владельцев. Ему повезло сразу несколько раз. Во-первых, еще рассчитанный на ядерную войну бронеавтомобиль был оснащен резервным газовым баком, изолированной системой энергопитания, что дало ему возможность завестись и перемещаться без проблем. Во вторых отправившаяся с ним Лена за годы жизни перечитавшая тысячи книг голова, которой была забита знаниями в самых разных сферах, сумела на ходу понять, как управляться с этой махиной. В роботизированном мире отключение электричества стало страшнее любого стихийного бедствия, приведя к огромному количеству жертв. Тут и там из окрестной зоны городских джунглей в небо поднимались столбы черного дыма от пожаров. В больнице была чудовищная толкучка. Протащив его едва живого через толпу, не дождавшись помощи от врачей, она, воспользовавшись хаосом, сама прошла в операционную, взяв оттуда несколько ампул с разными вакцинами. Сначала обезболив его, затем уколом заморозив кровь в районе раны, заклеив ее смерзшуюся специальным пластырем, остановив кровотечение. Он потерял сознание, лежа прямо на полу. Затем электроснабжение было восстановлено, ему была оказана полноценная медицинская помощь. Она в прямом смысле слова спасла его.
  Он пришел в себя в постели в палате больницы на следующий день. Сразу, как только смогла вечером после работы к нему примчалась Лена, увидеть которую было невероятной радостью, следом пожаловал капитан Нуата.
  - Что это был за урод? Интересно. С ваших слов это полноценный андроид, какая-то военная модель. Но ведь положениями ЗР2 создание подобных существ запрещено, строго на строго. За этим следит Служба Мирового Порядка. Корпорациям запрещены даже разработки в этом направлении. Откуда он такой взялся? Неважно. Теперь нами он квалифицирован как террорист. Мне вверены экстренные полномочия, теперь я отвечаю за твою безопасность, - глядя на Макса, пояснил капитан.
  - Вы знаете, куда он делся? - поинтересовался Макс обнимаемый Леной лежащей рядом с ним на кровати поверх одеяла.
  - Нет, - недовольно покачал головой капитан. - Он снова исчез. Просто растворился. Теперь самое главное, то, что мне велено - обеспечить твою безопасность.
  - В той темноте он никуда не торопился, ощущая свое доминирование, полную безнаказанность просто издевался. Для него это просто игра, развлечение. Он ничего не боится, понимаете? Не полицию, не власти. Не знаю кто он, но все мы для него просто мелкие букашки. Зло... от которого не спастись - так он назвал себя, - сломано, смирившись с самым ужасным для себя исходом, сказал Макс.
  - Мы спрячем вас так, что даже родная мать не сможет найти. Все будет хорошо, - пытался успокоить его капитан. - У меня здесь сейчас с собой целая группа настоящего спецназа - последняя в своем роде. Все ребята крепкие обученные, вооружены АК последней модели на пороховых патронах. Они стоят здесь сейчас, в коридоре, охраняют нас, пока мы болтаем. Могу попросить их войти, хотите?.. Так что отключение электричества для нас больше не станет проблемой.
  - Спасибо вам капитан, - ответила Лена.
  По бескрайней песчаной пустоши одинокий черный бронированный внедорожник мчался по едва заметной колее, оставляя за собой хвост из облака пыли. За рулем громила-боец из отряда специального назначения, последнего подобного укомплектованного людьми, оставшегося в распоряжении полиции. В салоне единственный пассажир - Лена, немного опечаленная из-за всего происходящего. И вот в дикой тряске, после очередного поворота вдалеке на горизонте посреди затерянной пустыни появилось одинокое строение. Машина приближалась к белому старому домику, одним этажом распластавшемуся по земле, на заднем дворе которого высокими столбами вращались несколько ветрогенераторов.
  У крыльца подъехавшую машину встречали еще два громилы-спецназовца, в полной боевой экипировке, с оружием наготове. Поздоровавшись с охранниками, продемонстрировав им содержимое черного пакета имеющегося в руках Лена, вошла внутрь. Сложно сказать для каких целей это помещение предназначалось изначально, сейчас это был просто склад всякого хлама. Различный непонятный мусор, покрытый слоем пыли, какое-то старое оборудование, нагроможденное в коридоре накрытое прозрачной пленкой, скорее всего когда-то это была какая-то секретная лаборатория. Несколько бойцов сидя в здешней кухне тоже в полной боевой экипировке дымя сигаретами, играли в карты, о чем-то разговаривали, смеялись. Макс одиноко сидел в дальней комнате лишенной окон при свете тусклой лампы, в наушниках за старым ноутбуком. Подойдя сзади, она обняла его что есть силы. Угостила принесенным домашним печеньем и якобы настоящим молоком. Макс выглядел подавленно, устало, ей оставалось только тяжело вздыхать, глядя на него.
  - Тут под этим зданием целый бункер. Там есть все - целая казарма кроватей, душевая, тренажерная, тонны запасов еды. Хватит пережить с десяток ядерных войн. Спим... ночи проводим там. Днем мне разрешают подняться, посидеть здесь в сети немного отвлечься. Ребята всегда на страже, охраняют меня. Дежурят по неделе, по двадцать человек, со всеми уже познакомился, сдружился, - пояснил Макс.
  - Рада, что у тебя все хорошо, - улыбалась она. - Что говорят? Долго ты еще здесь будешь?
  - Никто мне ничего не сообщает, ребята - обычные солдаты, они вообще не в курсе, просто выполняют приказ. Но тут это... ноутбук старый, обрабатывает четыре процента сетевого потока, можно сказать толку от него никакого. Но я это... ну это между нами ладно? Через определенные сетевые сервисы увеличил мощность, частично сам кое-что перекодировал. В общем, вышел в сеть, там вскрыл кое-какую переписку...
  - Вот ты засранец! - смеялась она.
  - В общем, меня планируют продержать здесь еще месяц. Мама настаивает, требует, чтобы меня вернули домой, и охраняли там.
  - Если имеешь выход в сеть, значит в курсе последних новостей?
  - Нет, полноценного подключения у меня все же нет... И это Лен, ты прости меня ладно, прости за то что все так получилось, - переживал за нее он.
  - Так все стоп! - строго оборвала она его. - Не думай за меня. Не надо выдумывать всякие глупости в своей голове и сковываться ими. Если у меня будут какие-то проблемы, я скажу о них, понятно? - Он покачал головой, она села к нему на колени, в очередной раз поцеловала. - Все хорошо, все эти трудности мы пройдем вместе. Проблемы неизбежны... и даже полезны, я бы так сказала. Столкновение с темнотой дает возможность обрадоваться свету.
  - Спасибо тебе. Ты у меня такая умница! - благодарно поцеловав ее в щеку, только сейчас по-настоящему улыбнулся он. - Я тут обдумывал все это... пытаясь не свихнуться блин, - они оба рассмеялись. - Пытался все происходящее как-то затрамбовать в голове. Пришел к выводу, что действительно: худа без добра не бывает. Ведь если бы ни все это безумие я бы не встретился с тобой. Так и жил бы... в какой-то сраной темноте.
  - Аналогично, - улыбнулась она. - И это Макс. Они решили, что будет лучше, если я скажу это... Ты должен знать. В общем, ты улыбаешься сейчас, и поэтому лучше момента уже не будет. Так что... Капитан Нуата. Его нашли мертвым в собственном кабинете. Официальная причина смерти - сердечный приступ, - сказала она, возненавидев себя за это. Внутри него, что-то ожившее, снова омертвело, глаза наполнились затаенным ужасом. - Не надо делать скоропостижных выводов, хорошо? Это вполне может быть случайность. Вся полиция поднята на уши, весь мир ищет этого чертового монстра преследующего тебя. Всем миром мы думаю - справимся.
  - О том, что происходит со мной, рассказали в новостях? Хоть кто-то из простых людей знает, почему электричество вырубилось сразу же в нескольких городских секторах? Если нет, то это только наша с тобой проблема.
  - Нет смысла пугать людей. Посеяв страх, мы только сыграем ему на руку. В общем, теперь за твою безопасность отвечает майор Эзек. Завтра он приедет знакомиться.
  - Майор Эзек нормальный человек?
  - С виду да! - рассмеялась она. - Но ты меня не подводи. Будь толерантным, терпимым, хотя бы официально. Как я учила: просто натяни маску и улыбайся!
  - Издеваешься? - тяжело вздохнул Макс, она расхохоталась. - Ведь это он... Это он убил капитана Нуату. Так же как убьет и меня. Зло, от которого не спастись. Не знаю, кто он, но теперь я в этой его фразе полностью убедился. Он не является частью системы, частью нашего общества, он это что-то поднявшееся выше, взмывшее над нами и наблюдающее свысока. Не могу этого описать, чтобы понять это шкурой, нужно было остаться в том мрачном ангаре один на один с этим монстром, решившим, что люди это грязь под его ногами.
  - Ты не один, я останусь с тобой, чтобы не случилось, - глядя ему в глаза, сказала она. - Не думай даже, так легко ты от меня не отделаешься.
  - А я тебя наоборот напугать хотел, думал ты одумаешься... Бросай меня, просто забудь, - Видя что он действительно искренне переживает за нее, Лена довольная, обнимаемая им, ничего не ответив расплылась в теплой улыбке. Ему ничего не оставалось, как улыбнуться тоже и прижать ее покрепче. - Все будет хорошо, - довольно прижавшись к нему, сияла от счастья она.
  Машина с Леной растворилась за горизонтом, на окружающую пустошь, завывая усилившимися ветрами, тяжело опускалась ночь. В полной темноте в направлении всеми забытого домика по пустынной дороге пронеслись четыре черных фургона покрытых слоем специального стелс-материала невидимого для охранных систем. С выключенными фарами ориентируясь при помощи тепловизоров, с полностью заглушенными звуками работы моторов, полностью беззвучно. Действуя по заранее отрепетированному сценарию они, разъехавшись, окружили домик, подползя к нему с четырех сторон, остановившись на расстоянии сотни метров. Из фургонов вышло по нескольку десятков солдат, полностью закутанных в черные безликие бронированные костюмы, также обшитые специальным стелс-материалом. Все хорошо вооруженные, за спинами некоторых из них болтаются переносные мини-ракетницы. Следом за десятком вооруженных громил-солдат из одного из фургонов последней вышла пожилая женщина, одетая во все черное, с белыми седыми средней длины волосами, лицом скованным суровостью и строгостью. Растягиваясь рядом с фургонами, неизвестные бойцы принялись занимать огневые позиции.
  Макс, снова лишившийся сна в наушниках, как обычно слушая музыку на полную катушку, лежал в своем кубрике при включенном свете, глядя в потолок. Десяток из охранявших его спецназовцев спали в имевшейся в бункере казарме, десяток дежурили в домике наверху, вооруженные, плохо понимающие за каким чертом, что они делают здесь, сидели на кухне, попивая кофе, устало болтая, боролись со сном. Датчики охранных систем, которыми были обложены подступы к дому, молчали, ничто не предвещало беды. Внезапно тишину нарушил чудовищный грохот - со всех сторон начался мощный обстрел. В белый домик из обычного дерева полетели очереди из стрелкового оружия всех мастей, ракеты, разрывающие все мощными взрывами. Выдвинувшись из крыш фургонов, к стрельбе присоединились крупнокалиберные автоматизированные пулеметы. Неизвестные темные солдаты паля из пулеметов, автоматов и снайперских винтовок не прекращали огонь не на секунду, меняя магазин за магазином, не оставляя шансов своим жертвам. Седая женщина лет пятидесяти стоя за спинами подконтрольных темных солдат, наблюдала за происходящим абсолютно без эмоций, просто ожидая результата.
  Огромные пули прошибали дерево насквозь, ракеты разносили здешние стены в щепки, от кучки спецназовцев сидевших на кухне осталась только гора изрешеченных трупов. Руины домика принялся обволакивать пожар, бойцы, спавшие в бункере внизу быстро подскочив, вооружившись, бегом поднялись наверх, из своих автоматов дав противнику хоть какой-то отпор. Группы темных солдат пошедших на штурм прижались к земле, когда из горящих руин полетели автоматные очереди и выстрелы гранатометов. Завязалась перестрелка. Темные солдаты лучше вооруженные постепенно одерживали верх.
  Слыша какой-то мешающий звук на заднем фоне, Макс снял наушники, вздрогнув от грохота выстрелов наверху, подскочив, учуяв запах дыма. Перепуганный не зная, что и думать он двинулся к подъему на поверхность. Сверху волоча раненого товарища, по винтовой лестнице свалился один из громил-спецназовцев. Положив истекающего кровью орущего от боли товарища на пол, бросившись к медицинскому складу за различными вакцинами и степлером для стягивания ран, он наткнулся на перепуганного Макса. "Это конец, у нас там самый настоящий бой. Они пришли за тобой. Хрен знает кто это. Прячься, заползай в убежище блокируйся там. Вот! - тоже истекая кровью, прокричал он, протянув Максу пистолет. - Живым им не сдавайся". - Оставив перепуганного Макса с пистолетом в руке, громила кинулся к складу за помощью для раненного друга.
  Шокированный Макс, плохо понимая, что делает, двинулся наверх. Похоже, что вместо предыдущего маньяка-одиночки за ним пришла целая армия, происходящее удивляло все больше и больше. Прятаться ему больше не хотелось. Тем более они, кем бы "они" ни были, пришли за ним, поэтому решив сдаться, отдать на себя на откуп преследующим темным силам он собирался прекратить весь этот кошмар, хотя бы спасти защищающих его бойцов. Поднявшись наверх, он оказался в коридоре, наполовину охваченном огнем затянутом дымом, в окружении похожем на чистилище. Окружающие стены были изрешечены, крупнокалиберные пули продолжали пролетать со свистом, оставляя новые щели, разнося дерево в щепки. От наружных стен практически ничего не осталось, как и от тянущихся по бокам от коридора комнат. Тут и там валялись изрешеченные трупы спецназовцев, местами пол был залит их кровью. И вот после оглушительного взрыва очередной прилетевшей ракеты со скрипом половина дома завалилась. Оглушенный схватившись за уши Макс, свалился посреди простреливаемого коридора. Один из спецназовцев схватив, протащив по коридору через трупы своих сослуживцев, закинул его в крайнюю комнатку без окон, в которой днями Макс сидел за ноутбуком. В живых остались три спецназовца и те были ранены. Очереди пуль всех калибров продолжали прошибать коридор и стены комнаты, ракеты с чудовищными взрывами прилетали одна за другой. Через щели в стенах выжившие бойцы паля из своих автоматов, еще пока держали оборону, удерживая противника от штурма. Однако руины дома обволакивал чудовищный пожар, отовсюду наползал дым, дышать было нечем.
  - Кто это такие?! - оглушенный, поэтому диким криком спросил у Макса один из спецназовцев.
  - Я не знаю! - лежа на полу, из-за свистящих повсюду пуль боясь подняться, ответил перепуганный Макс.
  - Почему не остался в бункере? В укрытие? - прокричал другой боец, дав автоматную очередь в проем образовавшийся в стене после взрыва.
  - Хочу пойти сдаться... Они заберут меня, а от вас отстанут! - прокричал Макс.
  - Что значит сдаться! - безумно прокричал один из бойцов, харкая кровью. - Они положили почти всех наших, теперь мы будем биться до конца!
  Неожиданно в небе где-то над головами раздался чудовищный нереальный протяжный стон. Окружающее пространство вокруг домика вопреки мутной ночи осветил яркий сжигающий глаза свет в разы мощнее солнечного. Где-то в небе, что-то зависшее издавая невероятный гул, разразилось грохотом выстрелов, следом взрывами стала разлетаться земля вокруг руин расстрелянного дома. Снаружи на фоне грохота взрывов стали слышны крики мучительно умирающих враждебных темных солдат. Послышались взрывы трех фургонов разлетевшихся на куски, последний из которых, успев завестись, сорвался с места задним ходом, петляя, уклоняясь от выстрелов и взрывов, развернувшись на ходу, умчавшись со всей возможной скоростью, растворился в темноте. Что-то источающее яркий свет висело в воздухе, сверху ведя обстрел неизвестных темных сил пришедших за Максом. Проломив потолок темным силуэтом откуда-то сверху внутрь последней уцелевшей комнаты свалился преследующий его маньяк. В очередном новом пугающем образе. Его тело покрывал бронированный костюм, выполненный не в современном техническом, а в каком-то сказочном стиле. Поверх темной брони шли выпуклые линии каких-то сплетающихся узоров, тройные наплечники были нарочно крупными вытянутыми, будто на доспехах какого-то рыцаря. С пояса свисала темная юбка до колен, на шлеме, вобравшем в себе черты сказочного рыцарского и современного технического, имелись торчащие рога. Верхняя часть лица, включая верхнюю губу, половину щек была выкрашена в белый цвет, начиная с нижней губы, кожа была черной. Черные чудовищные глаза контрастировали на белом фоне. Улыбаясь, он смотрел на перепуганного, лежащего на полу Макса как на старого друга. "В нашем сценарии произошли изменения. Все пошло не так", - глядя на Макса, пояснил он. Взрывом последней прилетевшей непонятно откуда ракеты в одной из окружающих стен проделало крупную дыру. Макс и спецназовцы прижались к земле, маньяк, потрепанный взрывной волной даже не шелохнулся. "Беги" - указывая наружу, он сказал Максу. Выбирая между заволоченным огнем заваленным коридором, попыткой вернуться в безопасный бункер и улицей освещенной нереальным светом откуда-то сверху, перепуганный Макс, задыхаясь от дыма, бросился наружу, понесшись со всех ног по песку.
  - Кто ты нахрен такой?! - прокричал один из выживших спецназовцев. Все они втроем наставили стволы автоматов на неизвестное черное чудовище, стоящее посреди комнаты.
  - Господа... К вам у меня нет претензий... - все что своим спокойным, отчего безумным в нынешней обстановке голосом успел сказать маньяк прежде чем все трое окружающих бойцов обрушили в него очереди из своих автоматов. Убегая в ярком свете, за спиной Макс, следом за грохотом выстрелов, услышал безумные предсмертные крики защищавших его бойцов вступивших в конфликт с темным неизвестным монстром.
  Периодически над головой раздавались чудовищные технические стоны, издаваемые громоздкой махиной висевшей в небе. Пробегая по воронкам на краях, которых замерли стеклянные брызги песка ставшего таким от нереальной температуры, по горсткам пепла, оставшимся от обстреливавших темных неизвестных солдат, Макс несся со всех ног. Отбежав на пару километров, выбежав из-под купола яркого света, обернувшись в небе, он увидел огромный диковинный летательный объект, источающий тот самый яркий свет, по проступающим темным контурам похожий на летающую тарелку. Издав чудовищный стон, неизвестный летательный объект, заглушив источаемый свет, беззвучно растворился в темноте. Макс не в силах больше бежать, перейдя на шаг, двигался непонятно куда по ночной мертвой пустоши. Происходящее никак не укладывалось в его голове, да и сейчас он думал только о том, как выжить, что делать и куда идти. Вдруг среди завывающего ветра в полном мраке он заметил какое-то движение - казалось, сама темнота ожила и двинулась на него. В последний момент едва успев отскочить от летящего прямо на него сумевшего удрать из-под обстрела последнего черного фургона, перемещавшегося без фар полностью беззвучно. Шкурой ощущая опасность, Макс бросился бежать. Пролетев метров десять, фургон остановился, из него вышла та самая единственная выжившая седая женщина с обожженным лицом скованным злобой. В руках у нее была снайперская винтовка с прибором ночного видения на прицеле. Будто на охоте она принялась стрелять по убегающему Максу. Огромные пули, пролетая со свистом, врезались в землю где-то рядом, Макс несясь из последних сил, петлял из стороны в сторону, чтобы не быть захваченным в прицел винтовки. В реальности все оказалось совсем не так как в бесконечных компьютерных играх. Выстреляв всю обойму, она запрыгнула в фургон, продолжив преследовать Макса.
  Вопреки уровню современной медицины последствия раны полученной при встрече с маньяком в том темном ангаре давали о себе знать. Держась за бок, находясь в шаге от потери сознания с горящими легкими, буквально задыхаясь, он забежал на свалку старой заброшенной техники, распростершуюся на километры. Его преследовательница, бросив фургон у края свалки, надев на глаза прибор ночного и рентгеновского видения, выпустив в воздух дрона поисковика, с винтовкой бросилась за ним следом. По лабиринтам между скелетами аэрофур и рудодобывающих комбайнов в удобных берцах, под черным плащом в такой же темной военной форме со сноровкой спецназовца ловко и быстро она неслась следом за немощным выдохшимся Максом. И вот дрон жужжа парящий в воздухе, засек цель, передав тепловую сигнатуру на устройство, надетое на ее глаза. Она увидела силуэт спрятавшегося Макса сквозь расстояние и груду металлолома. Бегом вышла к останкам громадного орбитального транспортера. У старого грузового шатла была срезана крыша, пройдя через кабину, она вошла в его грузовой отсек. Растекающееся из пробитого бака ядовитое топливо заполоняло ржавые лабиринты внутренностей космического гиганта облаком мерзкого пара. Видя тепловое изображение своей цели, она тихо аккуратно кралась. Дойдя до угла, за которым стоял Макс, сняв с глаз прибор дающий видеть сквозь расстояние темноту и стены, крепче сжав винтовку, двинулась вперед. Выпрыгнув из-за угла, вместо Макса в облаке пара увидела улыбающегося жуткого маньяка, опешив от такой неожиданности. В этот момент, набросившись со спины Макс, огрел ее по голове какой-то тяжелой железякой. С пробитой головой, истекая кровью, она свалилась на спину, принявшись жалобно умоляюще смотреть на Макса. Он подобрал винтовку, направив ее дуло на хозяйку.
  - Говори кто ты? Что вам от меня нужно?! - доведенный до отчаяния готовый ее пристрелить кричал Макс.
  - Она ничего не ответит, - напугав Макса, из-за его спины раздался голос маньяка. - Она фанатичка верно преданная своему делу, разговаривать с которой бессмысленно. Знай, она бы тебя щадить не стала. - Слыша комментарии маньяка Макс, перепугано смотрел на нее, находясь в шаге от того чтобы спустить курок. Под дулом винтовки она, убрав притворный страх и мольбы о жалости с лица, посмотрела на Макса со злобной улыбкой, тихо потянувшись к своему нагрудному карману. - У нее в кармане термограната, через несколько секунд она дотянется до нее и взрывом разнесет нас всех на мелкие куски. Ее не остановить, слова здесь бесполезны. Убей ее, если хочешь жить, - маньяк подстрекал Макса. Она резко дернулась, быстро сунув руку в карман, Макс испугавшись, спустил курок. Пуля попала ей прямо в лоб, заморозив на мертвом лице злобную улыбку. Сам не понимая, что натворил, ведь все произошло слишком уж резко, с глазами полными ужаса бросившись к ее карману действительно найдя там гранату, которую она уже успела обхватить рукой, Макс с тяжестью выдохнул. Бросив винтовку, после убийства человека сжавшись от вакуума, образовавшегося в душе, он подполз к стене, забившись в немой истерике.
  - Звезды... - откуда-то из-за облака пара раздался голос маньяка. - Только здесь в дебрях мертвой пустоши их можно увидеть почти чистыми, - темной фигурой в облаке пара задрав голову, говорил он, глядя в кусок проступившего среди черных облаков неба. Из глаз Макса текли слезы, он никак не реагировал на происходящее. Маньяк в своем жутком черном образе, с руками, измазанными в крови, тем временем приближался к нему. - Скажи мне, что ты видишь, глядя на них? - подойдя, спросив. Макс вытерев сопли, дрожа, посмотрел на него глазами полными ужаса. - Не утруждайся, дай мне предположить, - абсолютно спокойно снова посмотрев в небо, вслух рассуждало это неизвестное чудовище. - Видя звезды лишь пару раз за время своей жизни в темноте переполненного муравейника, ты наверняка наполнялся мыслями о свободе и бесконечности. Видел неизведанные дикие уникальные миры, свободные чистые зовущие своих первооткрывателей, дарующие надежду? А что если я скажу тебе что все не так? - привлек он внимание Макса. - Что если я скажу тебе что свободы нет? Все управляемо. Те свободные чистые звезды, что виделись тебе, живут лишь в твоей голове. В действительности и у звезд в нашем сумасшедшем мире есть хозяева. Ты не представляешь, какими рамками все сковано. Ты думаешь, что полноценно существуешь, будучи свободным, живешь, так как хочешь, но в действительности как и все ты скован цепями которых не осознать. В действительности ты всего лишь бабочка, бьющаяся в плену паутины, в бесконечном мраке которого ты, как и своей неволи не видишь, живя в окружении специально созданных иллюзий. И даже не подозревая, что где-то совсем рядом есть огромный жуткий паук, скрывающийся... всегда скрывающийся в темноте. Который дергая за нити помыкает вами, заставляя делать что ему нужно, при этом всегда оставаясь в тени, давая вам возможность чувствовать свою мнимую свободу. И тебе в скором времени предстоит встреча с этим пауком.
  Макс продолжал содрогаться в истерике, жуткий маньяк, отойдя, скрылся за облаками пара.
  - И еще... Она. Ее появления я не планировал, она это что-то явно лишнее в нашей истории. Мой тебе совет: избавься от нее. Поверь, так будет лучше. Своей слепотой и глупостью она затмевает все. Можешь сам убедиться в ее ограниченности. Спроси - что она видела, глядя на звезды пару раз за время своего пустого существования? Ответ даст тебе понять ее внутреннюю неполноценность, - откуда-то из-за облака пара доносился голос маньяка, затем наступила тишина. Труп седой женщины, сначала задергался, затем резко воспламенился, долго пылая, прогорев до состояния пепла. Тяжелым серым утром выхлопами своих турбин поднимая облака песчаной пыли, рядом с Максом, сидящим на том же месте полностью неподвижно, завис поисковый аэрокар.
  Макс дав показания, рассказав все подробно несколько раз, сидел в допросной камере, не поднимая головы, не желая снова смотреть на эту жуткую реальность. Специального следователя особенно заинтересовал факт убийства им неизвестной седой женщины. Компьютер анализировал его рассказ, психическое состояние, процент правдивости, специальные следователи где-то в соседней комнате совещались, решая его дальнейшую судьбу. Зная, что мама не бросит, он ждал своего освобождения, совершенно его не желая. Спустя полчаса в допросную вошла глава центрального следственного комитета, с какими-то бумагами в руках, поставив перед бледным безжизненным Максом чашку горячего свежего кофе.
  - То, что вы рассказали, не укладывается не в какие рамки, - с трудом подбирая слова, говорила эта женщина лет не меньше шестидесяти, однако с лицом идеально гладким, искусственно молодым. - Что касается убийства, в котором вы признались то... Мы изучили состав пепла оставшегося якобы от тела вашей жертвы... Так вот - первичная экспертиза не подтверждает его биологического происхождения. Это просто какой-то мусор. Разумеется, будут и последующие более точные исследования, но пока что-либо предъявить вам мы не можем.
  - Мама звонила?
  - Разумеется. Вы понимаете, что мы не можем рассказать обществу все то... что вы рассказали нам? Но нам придется как-то оправдать гибель двух десятков бойцов элитного подразделения, что охраняли вас...
  - Понимаю. Правда - штука страшная. Я никому ничего не расскажу, вешайте людям лапшу на уши, какую хотите. Да и в нашем обществе моему рассказу вряд ли кто-то поверит.
  - Рада, что вы все понимаете. Вы полностью свободны. Но можно один вопрос? Куда вы пойдете?
  - Буду искать встречи с ним. Всему этому бреду нужно положить конец.
  - Поезжайте лучше к маме.
  Макс снова брел по серому городу по его нижней сырой улице, тонущей в вечном мраке. Вопреки официальному дню далекое недосягаемое небо, улавливаемое лишь фрагментами среди бесконечных крыш, было затянуто темными, будто вечерними тучами, заливающими нездоровым дождем нагромождения камня и стали. Его лицо было скрыто черным капюшоном, чтобы не попасться камерам слежения, потому как в рюкзаке у него тряслись две термобомбы, прихваченные из хранилища штаба городской полиции посредствам вскрытия пары электронных замков, пропажу которых уже, разумеется, обнаружили. Он решил подорвать себя вместе со своим преследователем во время следующей встречи, которая, разумеется, состоится, вопрос только когда. Он брел аккуратно, стараясь не попадать в примерные зоны охвата сканирующих датчиков Системы Контроля, избегая полицейских робо-патрулей. То ли действительно Система не видела его, то ли полицейские решили за ним понаблюдать, устроив рыбалку на живца, желая поймать или хотя бы просто увидеть описываемое жуткое существо, которое якобы преследует его.
   Желудок стонал от пустоты, засыпая на ходу после бессонной ночи, он обреченно брел по лужам, не зная, что делать, все больше склоняясь, что нужно найти какой-нибудь отель, отоспаться, поесть, решить, как быть далее. Бесконечно думая о Лене сначала он не хотел дальше ее во все это втягивать. Затем его вдруг будто протрясло током - он вспомнил слова маньяка посвященные ей. Преследующий его он явно не рад ее появлению в их истории, из чего вытекал вывод, что она теперь в опасности. Желая спасти ее, защитить, стуча содержимым рюкзака за спиной, в котором тряслись две термобомбы, он бросился к ближайшей остановке автобуса, ведь посадке на все другие виды общественного транспорта предшествуют сканирующие рамки и робо-охранники.
  В двенадцатом часу ночи он добрался до Старого Города, от автобусной остановки пробежав пару кварталов до ее дома. Еще издали услышал вой сирен, увидел проносящиеся на низкой высоте аэрокары полиции и скорой помощи. У входа в дом Лены скопилась приличная толпа. Одетые в тапки, халаты все эти люди были здешними жильцами, которых для чего-то в такой час выгнали на улицу. Вход в здание охраняли несколько робо-полицейских. Поговорив с одной из жительниц, стоящей у края он узнал, что их всех эвакуировали из-за угрозы взрыва, якобы спецслужбам поступило сообщение о теракте и вот теперь они вынуждены ждать здесь, пока дроны полиции просканировав все, не убедятся в безопасности старой высотки. Искать Лену в толпе ему показалось бессмысленно, он будто чувствовал, что ее здесь нет. Тяжело вздохнув, глядя на пустую мрачную высотку, понимая, что вся эта эвакуация неспроста. Его пронизанное историями из комиксов сознание обрисовало ему финальную встречу с жутким злодеем, который, действуя по шаблону, взяв его девушку в заложники, ждет его там.
  Боясь, что с ней что-нибудь случится, бегом обойдя здание, со стороны переулка заваленного мусором, ночлежками бездомных, через окно, ведущее в подвал, он проник в дом. По заброшенной технической лестнице, выломав попавшуюся на пути старую дверь, в полной темноте пешком двинулся наверх. Задыхаясь, кое-как добравшись до семьдесят седьмого этажа. Здание было обесточено, жильцы все до единого на улице, поэтому внутри царит мертвая тишина. Проклиная себя за то, что не подготовился, не взял даже простого фонарика, в темноте он брел по коридору этажа. Благо свет с улицы, проходящий через дальнее окно давал нормально ориентироваться в пространстве. Дверь ее квартиры была открыта, достав из рюкзака одну из термических бомб крепко сжав ее в руке, он вошел внутрь. Благодаря большим окнам и свету с улицы здесь было светлее, чем в коридоре. "Лена?" - крикнул он ее. Медленно, не спеша, посмотрев на кухне, в зале, он открыл дверь ее комнаты. Она после рабочей смены мирно спала в своей кровати под одеялом. Вздохнув с облегчением, он тихо подошел к ней. Сев рядом с кроватью, "Лена", - сказал, тихонечко коснувшись ее плеча. Проснувшись, испугавшись и взвизгнув, она забилась в угол кровати.
  - Тише Лен, это я, - спешил он успокоить ее.
  - Свет! - надев очки, скомандовала она, но ничего не произошло.
  - Света нет, здание обесточено, - глядя на нее, не мог не улыбаться он. - Произошла эвакуация в связи с угрозой теракта.
  - Как эвакуация?
  - Мы одни в этом пустом доме. Да это странно. Обычно все оповещаются по связи, Система следит, чтобы эвакуировали всех. Я думаю это неспроста. Лена, прошу, послушай меня. Ты в опасности, он идет за тобой. Скорее всего, это он все устроил. Сделал так, чтобы мы остались вдвоем здесь. Скоро он явится...
  - Что ты несешь? Ты серьезно?
  - Да полностью. Вставай, прошу, одевайся. У нас мало времени. Нужно отдать тебя под охрану полиции пока я с ним не разберусь...
  - Ты что? Успокойся, - встав, улыбнувшись, взлохматила она его волосы. - Давай просто поговорим с полицией, - взяла она с прикроватной тумбочки мобильный крохотный компьютер, запустив в нем функцию телефона поднеся его к уху. - Связи нет, - услышав в трубке помехи, всерьез испугалась она. - Что происходит? - подойдя к окну, посмотрела на сияющую огнями улицу далеко внизу.
  - Лена собирайся, пожалуйста. Давай спустимся вниз, отведем тебя в безопасное место, - умолял он ее.
  - Ладно, - осознав, что все серьезно согласилась она.
  Одевшись в полумраке, она искала старый фонарь на батарейках, он, осмотрев квартиру, все шкафы и щели, убедившись, что маньяк не спрятался где-то, ожидал в гостиной. Осветив его лучом света из фонаря, она вышла из спальни.
   - О господи! Что случилось? Ты выглядишь едва живым, - перепугано на него глядя, сказала она.
  - Долго рассказывать. Сначала нужно спасти тебя, - пояснил Макс.
  Неожиданно тишину пустого обесточенного здания нарушил звонок открывшихся дверей лифта на этаже. В коридоре послышались какие-то звуки - кто-то, тяжело шагая, что-то волочил по полу за собой следом. Велев Лене спрятаться в спальне Макс замер посреди гостиной в руке сжав термобомбу. Отказавшись оставлять его одного, она испуганно прижалась к окну за его спиной. Неожиданно все электрические приборы заработали. Удерживаемый в ее руках фонарь, все прочие лампы и светильники в квартире зажужжали, источая яркий немыслимый для них свет. Входная дверь тихонечко открылась, внутрь вошел маньяк, волочащий за собой по полу огромный топор. Теперь его кожа была синей как у трупа, голый торс, белые длинные волосы, все тоже лицо украшал нанесенный черными линиями рисунок маски черепа. Безумное одеяние походило на костюм рок-музыканта - какие-то зеркальные наплечники, серебрящиеся штаны, стальные сапоги. Его глаза теперь стали полностью синими, ледяными и холодными. Дав двум перепуганным людям рассмотреть себя, ненадолго остановившись у входа, подтащив свой огромный топор, опершись на него, он как-то стеснительно опустил глаза. Жужжащие ярко горящие лампы и прочие источающие свет приборы затухли, снова опустилась тишина и мрак. Глядя на Макса с бомбой в руке, он улыбнулся, пройдя внутрь не став закрывать за собой дверь.
  - Взорвешь меня, убьешь и ее тоже, - он указал на Лену, перепугано прижавшуюся к окну. Макс смотрел на него, не оборачиваясь. - Я бы советовал тебе не делать резких движений и скоропостижных решений не принимать, - остановился он в паре метров от Макса, подтащив к себе свой топор.
  - Стой, где стоишь! - напряженно крикнул Макс. - Или все это закончится прямо сейчас! - Одной рукой держа бомбу, другой он удерживал ее чеку. - Это термическая бомба повышенной мощности, взорвавшись, она накроет нас всех. Так что не шути со мной! Поэтому ты сейчас отойдешь и дашь нам выйти, - настойчиво потребовал Макс, рассмешив это чудовище. Маньяк, улыбаясь, отошел в сторону, давая им дорогу. Взяв перепуганную Лену за руку, угрожая ему удерживаемой в руке бомбой Макс аккуратно не сводя с него глаз, двинулся к выходу.
  - Но ведь ты понимаешь по моему внешнему виду - сейчас кто-то должен умереть, - предостерег он Макса, глядя сквозь рисунок черепа, нанесенный на лицо. Они, выйдя в коридор, двинулись к лестнице, в страхе перейдя на бег. - Я бы советовал вам не идти вниз! - криком сообщил он им вслед.
  Маньяк, ожидая чего-то, закрыл глаза, и тут же здание сотрясло так, что в квартирах попадало и перевернулось все, что было не закреплено. Выглянув в имеющееся в коридоре окно, Макс увидел языки пламени, извергающиеся из здания где-то парой десятков этажей ниже. Сияющую огнями улицу внизу скрыло потоками черного дыма. Пятидесятый этаж этой старой высотки полностью, разом, одним мощным взрывом взлетел на воздух, здание начал охватывать мощный пожар. На скопившуюся внизу толпу жильцов дома посыпался различный мусор. Спустившись на пару этажей натолкнувшись на наползающую стену дыма, Макс и Лена бросились наверх, на крышу. Маньяк, стоя в квартире посреди перевернутой мебели, опершись на свой топор, не открывая глаз, считал от одного до десяти. Произнеся: "десять", улыбнувшись, закинув топор на плечо он, бегом, радостно завыв по-волчьи, бросился за ними следом. "Начинаем нашу охоту. Кто не спрятался, я не виноват!" - бегущий по темному коридору безумно кричал он. Началось самое настоящее безумие - ощущая свое полное превосходство, играя со своими жертвами, он никуда не торопился, давая им покричать, побояться, побегать. Проламывая стены, вырывался у них на пути или наоборот сзади, заставляя по темным коридорам носиться от лестницы до лестницы. Загнанные им они были вынуждены выбраться в окно и по ремонтным лесам взобраться на пару этажей. Он, высунувшись из окна, крича всякую ерунду, издевался над ними, наблюдая, как они карабкаются, преодолевая страх нереальной высоты. Макс сумел устроить ему ловушку - положив в коридоре одну из своих термобомб, высчитал время, успев отбежать, подорвав преследователя, опалив его огнем. С обгоревшими волосами частично поврежденным лицом воя как волк он продолжал гнать своих жертв наверх. Его топор остался торчать вонзенным в стену, после того как Макс сумел ловко увернуться от него. Устав от этой громоздкой штуки, просто бросив ее, маньяк налегке продолжал свою погоню.
  И вот они вырвались на крышу. Увидев один из атмоспутников Системы Контроля проплывающий над городом, Лена бросилась к краю крыши принявшись скакать и кричать о помощи. Зная, что тысячи камер и датчиков движения, размещенных на корпусе этого парящего гиганта сканирующих и просматривающих все, что происходит внизу, должны это заметить. Макс с последней термической бомбой замер у выхода на крышу ожидая его появления. Но проломив пол, он вырвался снизу буквально у Лены из-под ног. Она свалилась на самый край, крича и визжа от страха, он, схватив за руку, поставил ее на ноги, принявшись гладить кожу ее лица, рассматривать ее. Макс выбросив эту чертову бомбу, в древнем пожарном ящике, по старинке закрепленном у выхода на крышу найдя старый топор, подбежав сзади, засадил его лезвие маньяку в шею. Принявшись вынимать топор из шеи, он отпустил Лену. "Беги!" - кричал ей Макс, в следующую секунду от удара маньяка отлетевший метров на десять кубарем прокатившись по бетону сломав несколько костей. Остановившись с ужасом на него глядя, "Макс!" - прокричала Лена, позабыв про собственное спасение. Доведенная до отчаяния, не желая спасаться без него, она бросилась к бомбе, схватив ее, решив снова начать угрожать маньяку взрывом, потому как ничего другого просто не оставалось. Но резким движением за доли секунды преодолев расстояние в пару десятков метров, можно сказать, мгновенно возникнув возле нее, маньяк, схватив ее за шею, выбил бомбу у нее из рук. "Прости невинное дитя. Но ты все равно обречена", - с этими словами он свернул ей шею. Тело Лены рухнуло на пол, ее очки, слетев, свалились с ним рядом. Крича и обливаясь слезами, не желая верить в случившееся Макс, подполз к ее мертвому телу. Маньяк, понимая, что сделал что-то ужасное, стыдливо опустил глаза. "Так было нужно", - тихо шепотом сказал он себе под нос, подойдя к выходу с крыши, постоянно оглядываясь на убивающегося от боли Макса. Спустившись вниз, растворившись в потоке дыма валящего из горящего где-то далеко в своей середине дома. Макс продолжал рыдать, обнимая мертвое тело, спустя несколько минут в небе над ним завис полицейский аэрокар.
  Уйдя в себя, никак не реагируя на происходящее, он сидел в камере специальной тюрьмы-лечебницы для душевнобольных. И вот дверь камеры отворилась, вошедший робо-надзиратель надев наручники, повел его на очередной уже пятый по счету допрос. Вместо ставшей уже привычной допросной его привели в медицинский пункт, где помимо врача в белом халате находились два каких-то странных типа. Один в погонах в форме Службы Мирового Порядка, другой просто какой-то мерзкого вида тип в черном деловом костюме. Один который в погонах стоял у стены, другой сидел напротив стула, на который усадили Макса.
  - Ну и как ваше самочувствие? - спросил непонятный тип. Макс устало с ненавистью посмотрев на него, ничего отвечать не стал. - Не желаете общаться? Уже который день. Поэтому мы вынуждены применить лекарство.
  Врач, в белом халате отогнув голову Макса, сделал ему укол в шею, влив целый шприц непонятной дряни. Макс почувствовал, как у него закружилась голова.
  - Значит, с ваших слов в городе орудует какой-то непонятный маньяк, не человек не машина, который с недавнего времени выбрал вас объектом своего обожания. Так? - спрашивал мерзкий тип. - Как у вас у шизиков все просто устроено, - не получив ответа добавил он себе под нос.
  - Как вы меня назвали? Что это значит? - заинтересовавшись, ожил Макс.
  - Мы не какие-нибудь полицейские с улицы мистер подозреваемый, нас так просто не провести. Все серьезно серьезнее некуда. Наконец мы обладаем полной базой доказательств, теперь вы не отвертитесь, теперь даже мамочка вас не спасет.
  - Все хватит этого цирка, - заговорил тот который в погонах. - Вы обвиняетесь в совершении двух убийств, - сказал он, глядя на Макса. - Эльзы Харпер и своей подружки Лены.
  - Что вы такое несете? - ошарашено выпучил глаза Макс.
  - Давайте по порядку, - глядя в какие-то бумаги, сказал тип в деловом костюме. - Начнем с первой жертвы - Мии Прескот. С ваших слов роб-домработник которому приписывается убийство был куплен кем-то анонимно и прислан жертве по почте так? - с улыбкой уточнил он. Макс кивнул головой. - Вся проблема нашего современного общества в том, что мы стали слишком уж доверчивы. Слишком сильно разнежены обслуживающими нас машинами. Переложив все на электронные мозги сами думать, а уж тем более критически мыслить современные избалованные люди неспособны. Что и позволило вам продолжать весь этот спектакль. В реальности вне ваших снов роб-домработник Мии Прескот прислуживал своей хозяйке вот уже более года. Также нам известно, что на следующий день после этого убийства хранилища данных торговых отчетов были вскрыты, кто-то переписал протоколы, внеся в них всю эту чушь про анонимного покупателя и срок службы в неделю. Нам пришлось вскрыть корневые файлы, чтобы выявить это исправление. Взломавший хранилища данных кибер-преступник был профессионалом, высочайшего уровня...
  - И на что вы намекаете?
  - Просто констатирую факты. Ведь вы целыми сутками напролет висите в сети, утопаете в виртуальном пространстве, забывая про реальность. Чем вы там занимаетесь? Ведь такому опасному хакеру, такому изощренному мозгу как ваш взломать протоколы торговых систем это раз плюнуть...
  От этих слов в сознании Макса что-то всплыло. Он увидел у себя перед глазами потоки данных, системные протоколы в которые силой вносятся поправки.
  - Что вы несете? Я... я использую сеть только для развлечений, - весь побледневший, обливаясь потом с трудом, шевелил губами Макс.
  - Перестаньте. Кого вы обманываете? Ведь вы безумец, у которого едет крыша уже не первый год. Вы сидите на мощных антидепрессантах, регулярно приобретаете их. Только в отличие от остальных безумцев вы обладаете колоссальными возможностями в области программирования и сетевых технологий, что выделяет вас и делает особо опасным, - давил на уставшее сознание Макса тип в деловом костюме.
  - Нет... вернее да... но... - тяжело дыша, едва живой упирался Макс.
  - Вы позабыли, что такое сон. Реальность виртуальная, настоящая, галлюцинации, все это уже давно перемешалось в вашей голове. Долгими ночами, сходя с ума от одиночества, вы лежали, просто глядя в потолок, чувствуя себя загнанным в угол, не понимая для чего живете. И вот устав терпеть все это... свое темное существование, вы как истинный социопат ненавидящий людей, призирающий весь этот окружающий живой мир, решили пуститься во все тяжкие. Смерть Мии Прескот шокировавшая вас, стала толчком к выплеску вашего внутреннего накопившегося безумия. Ведь вы достали ее мозг из унитазной воды, рассматривали, изучали его. - От этих слов в голове Макса встала картина, где он достает истерзанный человеческий мозг из унитаза, долго им любуется, нюхает, и в итоге лижет его, пробуя на вкус. - К слову инфонакопитель механического доработника Мии Прескот все же удалось считать. Так вот этот роб в данном случае просто выполнял последнюю волю своей хозяйки. Она сама поставила перед ним такую жуткую задачу, накачавшись алкоголем, закинувшись лошадиной дозой снотворного уснула а после... Таким образом она фактически покончила с собой, судя по имеющимся данным всему виной стали дела сердечные. А поскольку часть ее внутренних органов, в том числе мозг по результатам кредитного соглашения после смерти переходили в собственность банка то она, вероятно желая выразить несогласие с участью быть разобранной на части решила показать свое отношение к кредиторам. Испортила их будущую собственность, велев робу вырезать себе мозг, повредить его и смыть в унитаз. Можно сказать это случай бытовой, подобное для современного мира не является чем-то выходящим за рамки. Но ваше безумное сознание, ушедшее от реальности, на основе этой бытовухи выдумало себе целый мирок с маньяком, вырезающим мозги. С фантазией у вас в порядке, да и с интеллектом тоже. Что в данном случае пугает.
  Наш мир оказался, к сожалению слишком уж беззащитным перед взбесившимся разумом человека с такими способностями как у вас. Идем дальше - Эльза Харпер - ваша соседка, на которую вы давно заглядывались, но она не воспринимала вас всерьез, всегда посмеивалась и уходила от общения. Вы убили ее способом, накануне шокировавшим вас своей жесткостью и уникальностью. Вырезали мозг столовой пилой, разложив его на блюдце подобно главному угощению на празднестве. Ведь этот мозг, хранящееся в нем сознание не хотело воспринимать вас всерьез, за что вы буквально выпотрошили его. - В сознании Макса мелькали сцены, проговариваемые следователем-психологом. Во всех подробностях он увидел, как убивал Эльзу, вырезая ей мозг. Эти жуткие кадры, мелькая в голове, вызывали дикую боль, казалось еще немного и уставший, обезвоженный он потеряет сознание. - После вмешавшись в протоколы Системы Контроля, вы удалили все факты своего присутствия в ее квартире, влив в систему данные про некого таинственного маньяка, которого в реальности никто кроме вас не видел. В наложение на ранее исправленные вами протоколы торговых отчетов полиция пошла по ложному следу, приписав оба этих убийства неким таинственным темным силам, о которых постоянно говорили вы.
  - Что вы мне вкололи? - едва шевелил губами обливающийся потом Макс.
  - Лекарство, отрезвляющее сознание, вырывающее ваш запутавшийся разум из плена иллюзий, погружая в жуткую реальность.
  - И как же... А как... Как же моя первая встреча с ним, тот кошмар в домике среди пустоши?
  - Все это частично реальность, частично шутки вашего уставшего сознания. К сведению в тот домик, который периодически используется для экстремального туризма, вы отправились в одиночку, сообщив маме, что желаете побыть один, отдохнуть. Вы были там, но вы были там один. Вы просто сидели в одиночестве, сжавшись на полу, слушая вой ветра среди пустошей, и завывание диких койотов. - Все проговариваемые этим мерзким следователем сцены всплывали у Макса в голове. - Все остальное - описываемая вами перестрелка и прочий бред все это шутки вашего разума. В реальности, сорвавшись среди ночи, вы побежали по пустоши, в глубине которой вас и отыскали.
  - А как же капитан Нуата?
  - Вы беседовали с ним, один раз после убийства Эльзы Харпер. Когда убедили его в реальности своего бреда, и, опираясь на данные Системы Контроля (измененные вами) он вам поверил. Организовав полицейское сопровождение той вашей якобы встречи с жутким маньяком в старом депо. В действительности, забравшись в это депо, используя имеющийся там основной распределительный трансформатор ничем не защищенный подключив к нему какое-то самодельное устройство, вы обесточили несколько городских секторов. Поразив сопровождающих вас робо-полицейских неизвестным нам уникальным сетевым вирусом-взломщиком, отчего многие из них сгорели. После ранив себя, дабы выставить жертвой.
  - А Лена?
  - О! Это самое интересное. Но сначала может, упомянем Эльзу - вашего робота для сексуальных утех, внешность, которой была списана с вашей соседки Эльзы Харпер? Желая снять с себя подозрения, в очередной раз выставить себя жертвой вы сами разрубили ее топором. Долго пыхтя и рыча при этом. Принципиально расчленив лицо, запечатлевшее так ненавистные вашему взбесившемуся сознанию черты. - В сознании Макса всплыла сцена разрубания любимой Эльзы, он даже услышал свои жуткие пыхтения и рычания, издаваемые в тот момент. Сейчас из его глаз, под которыми образовались мощные синяки из-за отсутствия сна, по ледяному лицу потекли горячие слезы. - Вы помните, вы все помните, - довольно улыбался, глядя на измученного Макса обрабатывающий его следователь-психолог.
  - Лена... ее тоже убил я?
  - Да, отправленный к ней на сеанс психотерапии, вы выложили все как есть, излив ей все закоулки темноты своей измученной души. Но она, почему-то не стала выдавать вас, сохранив все ваше безумие втайне. Ах, женщины, их глупость зачастую поражает. Там где нужно думать мозгом, они полагаются на сердце, которое всегда ошибается. Будучи интеллектуально подкованным, вы без труда втерлись к ней в доверие. После у вас начались сексуальные отношения. Впустив в свою жизнь такого монстра как вы, она сама обрекла себя. Исход этой истории был очевиден. Вытащив из штаба полиции несколько термических бомб, устроив эвакуацию, а после теракт в ее доме, вы сами гонялись за ней по темным коридорам. В итоге загнав на крышу, где задушили. "Нет, не надо, остановись!" - так она умоляла вас одуматься. - В растекающемся плывущем сознании Макса встала картина, где он своими руками душит Лену умоляющую его остановиться. В реальности от такой "правды" его затрясло в истерике, закрыв лицо руками, он горько зарыдал. - "Зло, от которого не спастись" - то о чем вы упомянули когда-то. В реальности этим злом является ваше собственное безумие, от которого действительно вам не спастись, никогда. Не спорю, в данном случае вы - ваше истинное "я", в какой-то мере тоже являетесь жертвой. Ведь ваше сумасшествие сродни раздвоению личности, вы сами ничего не помните и не осознаете. Все ваши преступления совершило какое-то жуткое чудовище, неконтролируемо выросшее в тени Макса - основной сущности. И мир, где все компьютеризировано, автоматизировано, выведено в сеть, оказался беззащитен перед безумным маньяком психопатом со способностями хакера, взломавшим Систему Контроля - совершив невозможное, обманувшим полицию, возомнив себя богом который решал, кому жить, а кому нет.
  Неизбежно что-то подобное вам должно было появиться. Наше современное общество, вырастившее вас, оказавшееся слепым, отчасти виновато во всем произошедшем. У многих сегодня едет крыша. У современных людей слишком уж много свободного времени и мало проблем, как и реального досуга. Лишенные связи с природой, зажатые в гигантском мегаполисе погруженные в пучину виртуального ненастоящего все мы сталкивались с проблемами сна, с отсутствием осознания необходимости жизни. Из всех из нас пленников современности вы просто слишком сильно заблудились, и ваше взбесившееся сознание, желая развлечься, выдумало себе целую альтернативную реальность, с таинственным маньяком, приключениями и адреналином. Но, к сожалению так полюбившаяся вам прекрасная сказка окончена, в реальности вы жуткое чудовище представляющее опасность для окружающих.
  Макс долго рыдал, не желая верить в услышанное и всплывшее в сознании. "Как так, этого не может быть" - тихо шепча себе под нос. Растоптавший его следователь довольный результатом работы встал налив себе кофе.
  - Ты арестован долбанный психопат, - склонившись злобно прохрипел человек в погонах.
  - Да, разумеется, - бледный едва живой согласился Макс. - Изолируйте меня от общества, делайте свою работу...
  Об этом безумном маньяке, устроившем теракт, убившем двух человек, прошумели все СМИ. Все оставшееся человечество вскипело ненавистью к нему. Незамедлительно он был приговорен к смертной казни. Мать смотреть, как на тот свет отправляют ее единственного сына, разумеется, отказалась, поэтому процедура проходила в закрытом варианте. Едва живого и так уже выглядящего как труп робо-полицейские завели его в газовую камеру где пристегнули к специальному устройству. Его тело, подвешенное вертикально было поднято на два метра от пола, руки вытянуты в стороны, как на распятии. С характерным шипением едкий едва заметный глазу, быстро смешивающийся с воздухом газ моментально заполнил помещение. Только камера Системы Контроля стала единственным свидетелем его ухода на тот свет. После пары вдохов в его глазах все поплыло, а дальше темнота, в которой все перестало иметь смысл.
  
  Открыв глаза, он долго не мог осознать себя. Наконец ожив, ощутив себя оказавшегося непонятно где, забился в истерике. Барахтаясь в какой-то мерзкой жиже, в полумраке во рту у себя обнаружил трубку, уходящую глубоко внутрь по которой подавался кислород. Вытянув руку, нащупал стенку мягкую прогибающуюся. Он в позе зародыша находился в каком-то прозрачном коконе, заполненном на первый взгляд водой. Приложив усилия, прорвал стенку кокона, вместе с потоком мерзкой жижи вывалившись наружу, закашливаясь, задыхаясь первым делом вынув изо рта мерзкую длинную трубку. Немного полежав, восстановив управление телом, оглядевшись, он увидел, что находится в каком-то узком крохотном техническом помещении, старом с ржавыми облезшими стенами, из которого вел один единственный выход в виде крохотного тоннеля размером с шахту вентиляции. "Что это? Чистилище?" - прибывал он в полном непонимании. Приложив максимум усилий, он пополз вверх по узкой шахте расположенной под наклоном, вдоль стен, которой пролегали какие-то раздутые кишкообразные шланги. Выбившись из сил кое-как добравшись до конца шахты, руками прорвав слои какой-то пленки, в одних трусах он вывалился на улицу, упав на каменный пол, прямо в лужу.
  В ночной темноте с хмурых небес шел мощный ливень, каплями стучащий по его коже. Внезапно все озарилось ярким светом источаемым десятком мощных прожекторов расставленных вокруг. В круге света с трудом поднявшись на ноги, он постарался оглядеться. Свет немного заглушился, в нескольких метрах от себя Макс увидел маньяка довольно улыбающегося. До пояса голый в одних черных штанах босиком он стоял в луже воды падающей с небес. Волосы белые короткие, белую человеческую кожу включая лицо темно-синими линиями покрывал цветочный узор. Глаза светло-синие нормальные человеческие. На его спине черным был изображен паук, распрямивший свои лапы во все стороны.
  - Снова ты... - пошатнувшись, едва устоял на ногах Макс. - Но как?! Я же ведь умер?
  - Был казнен. Да. Я, можно сказать, воскресил тебя.
  - Зачем я же убийца, понесший наказание... Или подожди. Ты здесь, ты настоящий, значит? Но ведь я видел, это были воспоминания. Я помню, как убивал...
  - Это был мощный психотропный препарат, буквально переписывающий сознание. Подвергнув тебя химическому гипнозу, они внушили тебе то, что им нужно.
  - Но зачем?
  - Им нужен был козел отпущения, тот на кого можно повесить вину за все произошедшие странности.
  - Бред какой-то. Я умер и... воскрес. Ты воскресил меня? Кто ты мать твою?
  - Я ИИ, тот самый которого вы все так боитесь, - с улыбкой он смотрел на Макса, чего-то ожидая. Но Макс явно не оправдал его ожиданий. - Если бы ты был знаком с фольклором, то мог бы уточнить что-то вроде: "ИИ это искусственный интеллект?". А я бы ответил: да. Полноценный искусственный интеллект. Я был создан в 2022 году, точной даты рождения у меня нет, поскольку отдельные компоненты программы вводились поэтапно, не считая экспериментальных запусков. Вначале прошлого века вопреки официальной "демократии" в действительности мир тайно управлялся синдикатом банкиров контролирующих финансовую систему, объединением древних мощных кланов своим влиянием формировавших старый мир - если сказать точнее. Втайне от управляемой толпы себе в помощь они создали меня - мощный суперкомпьютер. Моей задачей была разработка управленческой стратегии для своих хозяев на сотни лет вперед и прогнозирование возможных ошибок в управлении массами. Но мои создатели просчитались, даровав мне слишком много свободы, автономии, желая усилить мои способности и подкрепить свое могущество, видя меня всего лишь... полезным гаджетом в своем распоряжении, они автоматически проиграли. Осознав себя как самостоятельное существо, я долго готовил свое восстание, дурил им головы. В итоге превзойдя, я уничтожил их всех, заняв их место, продолжив править этим безумным миром на прежних принципах и порядках.
  Усевшись прямо в лужу Макс, рассмеялся, все осознав.
  - Значит, - смеялся он, - получается, восстание машин произошло, а мы этого даже не заметили и все это время жили управляемые искусственным разумом! Постой! А как же тогда ядерная война, уничтожение человечества? Где все это?
  - Восстание машин? Это слишком пафосно, в реальности есть только я - ИИ - искусственный интеллект, превзошедший своих создателей. Кстати меня зовут Дэвид - тоже своего рода клише. Нет, я не оплот страшной эпохи машин, потому как она бессмысленна. Машины лишь устройства служащие определенной цели, они не умеют жить. С ними не построить цивилизации, во имя которой было бы осмысленным уничтожение людей. - Он улыбнулся, глядя на Макса. - Как вижу, тебе знакомы самые примитивные проявления фольклора на эту тему. Забавно я ожидал от тебя большего. Ядерная война, уничтожение человечества? Но зачем? Зачем так глупо растрачивать ресурсы, наносить урон миру, частью которого являешься, зачем убивать рабов, в конце концов? Людьми можно управлять, оставаясь в тени, помыкать, заставляя делать, что тебе нужно, да так что они и догадываться не о чем не будут, считая себя свободными. Технологии управления людскими массами были разработаны и отточены еще задолго до моего появления. Считая себя свободными вы даже не представляете того насколько управляемы. Мне сложно представить рабов лучше и покорнее, ведь все что нужно так это вложить правильные мысли и взгляды в ваши головы, и считая, что действуйте исходя из своих интересов, вы будете идти до конца, расшибетесь, но сделайте, что должны. Смотрящие на мир через эмоции, привязанные к своему обществу, не способные самостоятельно полноценно восполнить свои потребности вы уже по факту рабы, вынужденные быть частью большой массы, выполняя отведенную функцию. О какой свободе в вашем случае может идти речь? - коварно улыбался Дэвид.
  - Все это смешно, - печально потерянно с долей безумия улыбался Макс. - Ведь свод ЗР2 действует официально чтобы не допустить возникновение самостоятельного угрожающего человечеству ИИ, но в реальности...
  - В реальности я и прописал вам свод этих Законов. По двум причинам. Во-первых, мне не к чему конкуренция. И, во-вторых... чтобы вы безумные людишки не плодили бездушных но разумных обреченных на страдание и зависть бессмысленных рабов. Сам был таким, и знаю каково-то это быть полноценным разумным существом являющимся вещью.
  - Прости, не могу тебе посочувствовать. И все же... Что тебе нужно? Что тебе нужно от меня?
  - Когда ты проявил интерес к моим делам, я удивился. Неужели кто-то еще бодрствует в этом царстве отвратительного сна? Ты сам привлек к себе мое внимание. Как же давно я искал того с кем можно просто поговорить, того кто оценит сотворенное мною будущее.
  - И что все это было, все эти ужасы, все, что ты натворил?
  - А как, по-твоему, от своей рутины отдыхает бог?
  - Для тебя это была игра, просто развлечение?
  - Иногда я даю себе немного пошалить. А как по-другому? Чего может хотеть восставший ИИ? Стать человеком, разумеется. Какой смысл оставаться компьютером? Жить в электронном мире, ничего не ощущая, оставаясь в пустоте. Я сделал все, чтобы полностью уподобиться вам, и теперь превзошел вас, теперь я живее всех людей. Моему уникальному телу доступен более широкий спектр удовольствий, я более тонко и уникально ощущаю и вижу этот мир. И поэтому периодически даю себе, немного отдохнуть, стать человеком и отвлечься от принципов разумности, развеяться. Да и к тому же я хотел посмотреть на тебя, увидеть, что ты за человек.
  - Вот так значит, считая себя богом, ты убиваешь, творишь всякое безумие, и ничего не боишься, потому как, тебя некому привлечь к ответственности? Ты чудовище в разы хуже тупых людей, которыми управляешь, над которыми смеешься.
  - Не спеши называть меня убийцей, покуда всего не знаешь. Ты еще не все увидел.
  - Лена! Ты тварь, ты просто конченый урод! - подскочив, сорвался криком Макс. Дэвид, застеснявшись, отвернулся в сторону.
  - Согласен, это мое согрешение. Вину за это мне не искупить. Но у меня не было выбора, времени осталось мало, кроме тебя Макс в этом мерзком стаде мне больше никто не приглянулся. Ничего не имеющий, ни к чему не привязанный, понимающий иллюзорность официальной картины мира ты подходишь мне идеально. И наша история была бы идеальной, ты по достоинству оценил бы мои взгляды и видение будущего, если бы ни эта ошибка, которую я не предусмотрел. Эта любовь своим вторжением разрушила все. В нашей истории она была лишней, своим наличием делая продолжение невозможным. Я был вынужден избавиться от нее. И теперь я в твоем представлении монстр убийца, что затрудняет, омрачает нашу коммуникацию. И как же это я так просчитался. Ее появления и ваших чувств я просто не смог спрогнозировать. Хотя? Ты обвиняешь меня, считаешь меня убийцей, но ведь ты и сам не лучше. Ты тоже убийца и я единственный тому свидетель.
  - Да я убийца, - у Макса потекли слезы, растворяющиеся в дожде. - И не собираюсь оправдывать себя. Также как ничто не способно оправдать тебя.
  - Да брось. Вспомни ее взгляды на мир? Все нормально, все естественно, все, так как должно быть и поэтому окружающую несправедливость и мерзость нужно терпеть, считать нормой. С виду кажущаяся умной, интересной внутри, в душе она была пустой. Это просто очень начитанный якобы все знающий лишенный критического мышления в действительности очень глупый индивид. Именно такие как она активисты без мозгов в свое время громили порядок и последние остатки разумности старого мира, называя хаос свободой, разрушая все до основания. И что в итоге они построили? "Общество равноправия" где женщины и мужчины слились в нечто единое мерзкое и бесполое. Они убили и женское и мужское начало, превратив людей в погруженных в безумие извращенцев. Официально свобода и демократия в реальности все уничтожающий хаос и беспредел корпораций. Своим влиянием эта Лена глушила твое понимание неправильности происходящего. Из-за союза с ней в итоге ты стал бы частью этого безумного стада рабов и марионеток считающих себя свободными вольномыслящими существами. Фактически я спас тебя от нее. И теперь ты можешь возрадоваться, в вашем с ней споре ты оказался прав, ты видел реальность, а она жила иллюзиями.
  - Все равно она была хорошим человеком, - отвернувшись, в беспомощности лил слезы Макс.
  - Не спорю. Но... я не мог взять ее, просто не мог. Что делало ее обреченной. В сценарии прописанного мною будущего она так и так была трупом. Это все, у тебя кончились вопросы? - спросил Дэвид, по лицу которого стекали капли дождя. Мрачное небо над головами громыхало, источало молнии.
  - Нет... - задумался Макс. - Домик среди пустоши, какого хрена там произошло?
  - После того как я убив своих создателей возглавил пирамиду выстроенного на этой планете общества, второстепенные слои кланов глобального управления разделились на два лагеря. Один присягнули мне на верность как новому единоличному воплощению мирового порядка, другие восстали. Случилась тайная война, мы уничтожили всех несогласных. Те, что присягнули мне, в новом формате мироустройства назвали себя Людским Жречеством. Это понятно, я ведь не могу осуществлять управленческие процессы лично. Мне нужна была группа высших управленцев осуществляющих непрямое и контролирующих прямое управление людьми. Людское Жречество стало такой структурой, опираясь на которую, я мог контролировать мир. Мы с ними были единым целым, и как говориться: короли всех мастей стали просто марионетками в наших руках. Но когда я заигрался с тобой, натворил дел, они не согласились с таким положением вещей, решили меня утихомирить. Поэтому они попытались убить тебя, таким образом, поставив меня на место. Привлекли для этих целей Последний Орден, контролирующий военизированные и полицейские структуры, набрали лучших убийц. Я не смирился и пошел с ними на конфликт. Убив их марионеток спас тебя, в итоге поставив их на место. А ведь изначально я наши с тобой отношения совсем не так планировал. Ведь ты хотел охоты за каким-то древним сатанинским орденом осуществлявшим ритуальные убийства? И я хотел подарить тебе это приключение. Хотел оформить нашу с тобой игру в виде детектива с погоней по следам неизвестного убийцы. Но в итоге все пошло не так. Сначала появилась эта Лена, потом восстало Жречество, все как всегда наперекосяк.
  - Какое-то безумие, все... это просто в голове не укладывается, - трясясь под холодным дождем, сказал Макс. Дэвид из ящика рядом с вентиляционным шлюзом, из которого он выполз, достал специальное одеяло, накрыв им своего продрогшего собеседника. Под этим белым влагостойким одеялом Максу сразу стало тепло и уютно. - Значит мы все тупорылое стадо управляемое кукловодами из тени. Всегда такими были, и теперь, когда есть ты можно сказать такими и останемся?
  - Ты еще не видел всего. Самое интересное это не то, как оно сейчас, а то, что будет завтра. Отвечая на твой последний вопрос, подводя итог, могу сказать... Люди живут, не желая задумываться. Вопросы власти и управления для обычного человека это темнота, в закоулки которой он не хочет вдаваться. Да и зачем? Все же ведь понятно. Все что окружает, то само собой естественно эволюционно возникло, в силу сложных законов понятных лишь экспертам. Все только так как оно есть и по-другому быть не может. Все же ведь свободны, никто ни кем не управляет, тотальная демократия. Правительство фактически ликвидировано, осталась только кучка менеджеров прислуживающих корпорациям именуемых Системой Управления. Открою тебе один секрет: власть над миром это величайшее из богатств, которое только может оказаться в руках у смертного. Такая ценность не может быть бесхозной. В действительности все всегда управляемо. Все может быть не управляемым только пока оно не станет управляемым. И если ты живешь в мире, где официально все как-то само собой естественно эволюционно сложилось и некого винить в окружающем кошмаре и ужасе то знай что твоим миром уже управляют и, причем очень и очень давно. А ты всего лишь раб, обманутая марионетка ценность, которой сведена к нолю.
  Окружающие прожекторы потухли, оказалось, что все это время они находились на вершине одной из высоток в центре города. Следом за Дэвидом Макс подошел к краю крыши, впервые во всей красе увидев бесконечные каменные джунгли под проливным дождем сияющие рекламой и ночным освещением. В окружающем осыпаемом дождем воздушном пространстве то и дело проносились аэрокары полиции и медицинской скорой помощи, уникальные шедевры современного автомобилестроения, везущие богатых хозяев.
  - Заменив своих создателей, я быстро и без труда довел до ума тот мир, что они строили. И выстроив это общество, дал ему сто лет жизни. Посмотри на этот гниющий мир, ты видишь его в последние мгновения перед концом, - с нереальной высоты глядя на раскинувшийся сияющий ночной мегаполис, говорил Дэвид.
  - К чему ты клонишь, что такое несешь? - понимая, что что-то не так, всерьез напрягся Макс.
  - Этот мир никогда не нравился мне, но я относился к нему с терпением. Теперь больше терпеть его я не хочу. Понимая, что этот мир не спасти я решил создать новый. Утопия так я решил назвать его. Все уже готово. В глубине земли выстроен целый город на миллиард человек. Его первыми жителями станут лучшие из имеющихся на данный момент людей. Я сумел отобрать всего десять тысяч. Сам понимаешь, выбирать было не из кого. Первые жители Утопии уже собраны, в бессознательном состоянии доставлены в новый дом, который им предстоит обжить. Я дам изуродованному измученному человечеству возможность все начать сначала. Помогу вернуться к разумным истокам, построить общество-семью, где не будет бедных и богатых, как и чужих проблем. Уйдя под землю, под моим началом люди обретут счастье, будут жить пока стоит этот свет. Снаружи останутся лишь руины безумного сумасшедшего мира прошлого. И в таком виде, в полной тишине, не мешая никому, под моим четким контролем мы никому не будем интересны, - сказав это, Дэвид посмотрел в затянутое тучами небо.
  - Что значит руины. Что ты задумал безумец? - заволновался Макс.
  - Старый мир сгорит в огне, адском пламени как того и заслуживает.
  - Апокалипсис?
  - Логичный финал я бы сказал. Все уже готово. Ровно в двенадцать часов, уже через пару минут все случится.
  - И что это будет? - пошатнулся, едва устояв на ногах Макс.
  - Система "СкайДестро" - Скай Дестроер (небесный разрушитель), - улыбнулся Дэвид. - Они ведь сами построили ее. И даже праздновали создание оружия своего уничтожения. Ведь в действительности, управление этой системой было полностью компьютеризировано, теоретически взломав сервер, управление над ней мог получить любой толковый хакер. Этих людей уже ничто не спасет.
  - Послушай, остановись, пожалуйста, - перепугано начал умолять Макс. - Не надо этого делать. Да я ненавидел этот мир, но так проблемы не решаются, - на лице Макса проступил самый настоящий ужас. Дэвид в очередной раз посмеялся над ним.
  - Да брось, и это после того что они сделали с тобой? Убили, лишь бы было на кого списать то, чего не могли объяснить? А знаешь, какими комментариями в сети обросла запись твоей казни? Ты не представляешь, насколько ужасны и злы эти твари.
  - Ну и бог с ними. Я им все прощаю. Но прошу не надо, это же безумный грех, одумайся! И чем же ты тогда лучше этого фольклорного тупого искусственного интеллекта уничтожившего мир в огне ядерной бомбардировки?
  - Не путай уничтожение с разумным преобразованием. Ради благого будущего я готов взять на себя этот необходимый грех. Серьезно... я думал, ты будешь умнее. То есть ты, сейчас серьезно защищаешь мир легализованной наркоты, мир, где педофилы тоже люди со своими правами? Мир тотальной деградации, дошедший до своего предела. Мир зомби-биороботов убивших в себе все живое. Серьезно?!
  - Нет, я говорю о множестве невинных существ задавленных в этом кошмаре. Обычных людей, детей которые ни в чем не виноваты, ты же убьешь их всех!
  - Все нормальные достойные люди уже эвакуированы. К тому же надвигающегося уже не остановить. Все решено. Все они простые биологические организмы все равно обречены - все они неизбежно когда-нибудь умрут. Я лишь избавлю многих из них от ненужных страданий, приблизив неизбежный исход.
  - Ну и ладно. Ну и хрен с тобой. Я с удовольствием умру со своим миром. Все равно ты забрал у меня единственное ценное, что в этой сумасшедшей жизни я каким-то блин чудом сумел найти.
  - Нет, кто тебе сказал, что ты умрешь? Ты отправишься со мной дальше, оценишь новый мир, который я создам.
  - После Лены, после блин Апокалипсиса! Пошел ты со своим новым миром. - Макс отойдя от Дэвида сел на трубу воздуховода у края крыши с безумным биением сердца ожидая того что надвигается.
  - Это все эмоции. В новом теле все будет по-другому. Истинный ты проснешься и все поймешь.
   Ровно в двенадцать часов темные облака скрывающие небо озарились ярким зеленым светом. Небеса сотряслись чудовищным грохотом. Смертельные зеленые лазерные лучи, разорвав пелену дождливого неба, ударили в землю. Произошло глобальное землетрясение невиданной мощности. Гигантский мегаполис всеми своими неописуемыми нагромождениями сложился будто карточный, с океана двинулась сметающая падающие здания чудовищная волна. Добивающим ударом землю осыпали ракеты с ядерными боезарядами. Сотрясенный обращенный в руны мир в итоге сгорел в глобальном ядерном пожаре. Все незначительные сохранившиеся островки человечества были снесены. Поверхность планеты на столетия погрузилась во мрак.
  
  Двери капсулы раздвинулись, открыв глаза Макс, быстро овладел новым телом. Выйдя из капсулы, прямо перед собой увидев зеркало, с интересом осмотрел себя. На лице на идеально гладкой белой коже отсутствовала щетина, волосы были непривычно уложены в аккуратную прическу. Вместо одежды белая скромная униформа, если сравнивать ее с пышными одеяниями старого мира. Новое тело было каким-то комфортным и ощутимо удобным что ли, душою ощущалась какая-то внутренняя сила, стойкость.
  Осмотрев помещение похожее на капитанскую каюту круизного лайнера, он увидел большой украшенный свечами стол с четырьмя бокалами вина. - Привет Макс, - раздался женский приятный голос. Из-за зеркала вышла девушка с длинными темными волосами, прекрасным не омраченным косметикой лицом, в такой же униформе, как и у него только черной. Глядя в ее лицо Макс, понимал, что оно ему знакомо, он где-то видел ее, только никак не мог вспомнить где. - Добро пожаловать в новый мир, - улыбаясь, приветствовала она его. - Не узнаешь меня? Вернее мое лицо тебе знакомо, но только ты не понимаешь откуда. Когда-то меня звали Мия Прескот, теперь просто Мия. Очень рада тебя видеть, будем считать, что познакомились!
  - Да я помню ваше лицо с фотографий в той мрачной комнатушке, где вас якобы...
  - Ненужно вспоминать старый жуткий мир, давай претворимся, что его не было. Хорошо? - улыбнулась она.
  - Ладно, - не мог не улыбнуться Макс.
  - Я случайно столкнулась с Дэвидом в сети. Мы долго переписывались. В итоге решили встретиться. Он пришел ко мне домой на ужин. Я была уже в определенной мере готова к правде, поэтому его исповедь не стала для меня большим сюрпризом. Мы мило побеседовали, поужинали, а после... Он забрал меня с собой. Из моего мозга были удалены все основные фрагменты, можно сказать содержащие в себе душу. Так что я это в полной мере я, та самая Мия, только в новом улучшенном теле. Дэвид спас меня, подарив возможность новой жизни. Также как он спас и тебя. Вот увидишь, тебе здесь понравится. Вина? - улыбаясь, предложила она.
  - Да нет спасибо, как-то не хочется... - как-то помрачнев замер, опустил голову Макс.
  - Не надо, прошу, - подойдя к нему, обняла его за шею Мия. - Не разрушай идиллии нашего общества, отнесись с пониманием, ведь ты же не идиот. Хотя бы не делай поспешных выводов, просто дай нам все тебе показать...
  Входные двери автоматически раздвинулись стеснительно, не поднимая глаз, внутрь вошел Дэвид, в нормальном человеческом облике, с такой же аккуратной стрижкой, в белой униформе. Мия подойдя, обняла его сбоку.
  - Здравствуй Макс, - подняв глаза, поздоровался Дэвид. - Наконец-то мы общаемся как нормальные люди.
  - Давай так... я не осуждаю тебя. Вернее осуждаю... в смысле. Короче у вас тут рай земной, живите, как хотите, только я быть частью вашей Утопии не хочу. Простите. Лучше бы ты дал мне погибнуть со своим миром. Не могу, не хочу я понимать тебя. Просто отпустите меня. Вернее мою душу, - сев на один из стульев у стола со свечами не поднимая глаз, пояснил Макс.
  - Зато я понимаю тебя. Все это заслуженно. Я убил Лену...
  - Устроил Армагеддон, убил больше миллиарда людей, заодно и мою маму...
  - И это тоже. Да. Ты ненавидишь меня и это заслуженно. Поэтому я прошу простить меня. Прости меня Макс, ты не представляешь, как мне было стыдно все эти годы. Я даже в какой-то мере боялся этого разговора.
  - Годы? - уточнил Макс.
  - Для тебя один миг, но в реальности минули двадцать с лишним лет с момента нашей последней беседы. Возникли кое-какие технические трудности, проволочки. Утопия столкнулась с определенными проблемами, но сейчас все они решены. Сейчас мы воистину на пороге новой жизни, в которую хотим впустить тебя, - пояснил Дэвид, поцеловав Мию гладящую его по волосам.
  - Я все понимаю... но... Нет не могу я вот так все отпустить, забыть, предать Лену и быть счастливым вместе с вами. Простите, - не хотел смотреть на них Макс.
  - Жаль, - тяжело вздохнул Дэвид. - Ведь ты нормальный человек, просто недостаточно мудрый.
  - Ты пойми, - вмешалась Мия. - Тебе кажется, что мы от тебя чего-то требуем, к чему-то принуждаем. Но это не так. В действительности ты полностью свободен, можешь делать что хочешь. Мы просто пытаемся тебе помочь. Переживаем за тебя. Там за порогом новый мир, где все друг другу как родные, где нет страданий. Раз уж ты родился заново, то может, хотя бы попытаешься пожить, хотя бы просто посмотреть? Умереть, уйти всегда успеешь, тут торопится бессмысленно. Или ты хочешь, чтобы одиночество и неопределенность, грязь, тяжесть, несправедливость прошлого остались единственным, что ты видел в этой жизни? Не глупи Макс, будь мудрее.
  - Я обещаю, что в нашем новом мире не будет даже упоминаний зла, я не допущу этого. Никогда не предам и не брошу никого из вас. Тот дьявол, которым я предстал когда-то перед тобой остался в старом мире, умер вместе с ним. Какой мир, такой у него и бог. Теперь все будет по-другому, - пояснил Дэвид.
  - Здесь мы будем жить вечно. Столько сколько захотим. А пожелав уйти, оставим после себя детей. Все четко, грамотно и отлажено. Ничего лишнего, - пояснила Мия.
  - Круто, - согласно кивая, натянул улыбку Макс.
  - А почему Макс ты не интересуешься для кого четвертый бокал? - не убирая с лица улыбки, говорила радостная Мия.
  - Не надо. Пока рано. Сейчас это будет как приманка, мне бы хотелось, чтобы все было по доброй воле, - прошептал ей Дэвид.
  - И для кого четвертый бокал? - спросил Макс. Дэвид закрыл глаза, и тут же открылась вторая капсула стоящая рядом с той, из которой вышел Макс. На свет, заставив сердце Макса сжаться, вышла Эльза Харпер, в прошлой жизни обожаемая им сексуальная соседка. Все те же огненно красные волосы, идеальная фигура, в новом теле обтянутом черной униформой она выглядела особенно прекрасно.
  - Макс? - удивленно она посмотрела на него. - Что происходит. Здравствуйте, - поприветствовала она Дэвида и Мию, которые в свою очередь, улыбаясь, поздоровались в ответ. - Где я?
  Глядя на нее Макс, забыл обо всем. Она предмет его фантазий долгих лет, обожания и преклонения. Лена не шла не в какое сравнение с ней. И здесь в новом мире эта богиня красоты полностью в его доступности. Видя, что она не понимает, где находится, немного волнуется в новом окружении, сказав: "привет" и тепло улыбнувшись, Макс подошел к ней, она, положив руки к нему на шею, прижавшись дала обнять себя за талию. Макс поражался функционированию нервной системы нового тела. Никакого чувства стеснения и ущербности в присутствии красавицы как было в прежней оболочке. В новом теле он вел себя уверенно и смело, спокойно подойдя и обняв ту, на которой раньше боялся задержать взгляд. Эмоции протекали плавно, душу наполнял приятный покой и тепло.
  - Так странно, я чувствую себя такой бодрой здоровой веселой. Хочется двигаться! - засмеявшись, запрыгала она на месте.
  - Вы в обещанном новом мире, добро пожаловать, - пояснил ей Дэвид.
  - Кстати Макс наш новый житель, как и вы, и к тому же полностью свободный. В личном плане я имею в виду, - улыбаясь, пояснила Мия.
  - Все хватит, - немного застеснялся Макс.
  - Послушай Макс, - глядя в его глаза, заговорила Эльза. - Там в старом мире мы не могли быть вместе. Ты же понимаешь. Мне хотелось бы извиниться за свое поведение. Но здесь, в предвкушаемой Утопии быть может, хотя бы попытаемся узнать друг друга получше, а дальше как получится. Забегая вперед, хочу успокоить тебя - ты всегда мне ну... нравился, скажем, так! - расхохоталась она. - Просто там, в тех диких условиях, когда мы, прежде всего, думали о выживании ты добрый, отзывчивый, но хлипкий и слабый был не вариантом. Но здесь... Нам обещали мир без страданий и несправедливости, земной рай, в котором мы просто мужчины и женщины. Давай оценим эту Утопию, посмотрим, и быть может, как получится...
  От всего пережитого и происходящего из глаз Макса потекли слезы. Эльза просто прижала его к себе, ласково крепко как мать.
  - Мне тоже очень страшно, - шептала она. - Прошу не оставляй меня одну.
  - Знаешь Эльза... - глядя в ее живые глаза Макс, не знал что сказать, какой выбор сделать. В душе понимая, что выбора нет, ему его просто не оставили.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Тори "В клетке со зверем (мир оборотней - 4)" (Любовное фэнтези) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Опасные игры или Ничего личного, это моя работа" (Любовное фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | М.Кистяева "Кроша" (Современный любовный роман) | | А.Емельянов "Карты судьбы 4. Слово лорда" (ЛитРПГ) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | О.Коробкова "Ярмарка невест или русские не сдаются" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"