Лескская Акила: другие произведения.

Спутница. Четвертая подсказка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отрывок получился нудным, скучным, отстойным, неинтересным и т.д. Мне лично не понравилось.

  До главного замка вампиров правящего рода нужно было ехать примерно неделю.
  С тех пор, как мы выехали из Сумеречного Леса меня не покидало такое ощущение, что как будто со мной что-то произошло. В голове мелькали смутные обрывочные видения, которые я не могла рассмотреть. Да и Тениан вел себя так, словно что-то скрывал, и разговаривал со мной, тщательно подбирая слова и следя за тем, что он говорит. Мне это не нравилось, да еще, как я заметила, я стала мягче и добрее, что недопустимо для моего ремесла.
  Я злилась постоянно, как только замечала, что вновь мои эмоции срываются с поводка самоконтроля. К тому же мне было позорно вспоминать, как я рыдала после испытания. О, Дьявол, что же со мной происходит? Одно только то, что я теперь Илэра терплю и считаю его кем вроде друга, уже подозрительно.
  Был второй день нашего путешествия. Дриада, выехавшая за пределы Сумеречного Леса, хорошо себя чувствовала, и ее глаза вновь стали яркими, как молодая листва. Глядя на лесную нимфу, я только теперь поняла, как же она плохо там выглядела. Ее кожа там приобрела зеленный оттенок, а волосы потускнели. Зато темный эльф там великолепно себя чувствовал. Его белая, как алебастр, кожа сияла перламутром, серебряные глаза постоянно искрились, да и сам он выглядел, как кот, объевшийся сметаны. Да, что темным эльфам хорошо, то дриадам плохо.
  Привал мы сделали, когда на землю опустились сумерки. Тихо потрескивал костер и над ухом противно пищали комары, жаждя мою кровь. К счастью, прокусить мою одежду они были в не состоянии. Дриаду и Илэра они облетали по широкой дуге, зато мне со Смертью досталось сильно. Если я слушала только их жужжание, то Тениан постоянно хлопал себя по телу, убивая наглых насекомых. Ко мне грациозной походкой подошел темный эльф. Опустившись рядом со мной с видом изгнанного короля, он взял мои руки в свои и тихо спросил:
  - Алувьен, почему ты грустишь?
  - Я не грущу, - резко ответила я, высвобождая правую руку для арбалета, - просто думаю.
  - О чем же, если это не секрет? - промурлыкал Илэр.
  - Секрет, - пожала я плечами и, быстро взяв арбалет в свободную руку, выстрелила за спину темного эльфа в чьи-то желтые горящие глаза. Если он не держал меня за руку, то я бы даже не заметила, как он едва уловимо вздрогнул.
  - Мне на секунду показалось, что ты меня хочешь убить, - нотка смеха и едва заметного напряжения проскочила в его голосе.
  - Запомни, Илэр, навсегда, - серьезно произнесла я, - я тебя убью, вопрос только в том, где и когда.
  Улыбка темного князя стала слегка побледнела, а в серебряных глазах что-то проскользнуло.
  - Почему?
  - Как тебе объяснить, - задумалась я, - понимаешь, когда кто-нибудь увидит мое лицо, то во мне появляется чувство, которые говорит мне, что я должна убить его. То же самое и с тобой, только я точно знаю, что ты не видел моего лица, но чувство есть, а оно никогда не подводит и не ошибается.
  - Ах, вот оно как, - протянул он, а потом прижал мою ладонь к своей щеке и потерся о нее щекой и подбородком, как кот или любовник. Я почувствовала, как мои глаза стали похожи на два осколка льда, только немного холоднее, а зрачки превратились на секунду в едва заметные черные щели. Тихо засмеявшись, Илэр сказал, - Алувьен, ты же помнишь, как сама сказала, что тебе не противно быть со мной? Так почему же твои глаза так холодны?
  - Я сказала, что мне не противно быть с тобой, но я ничего не говорила насчет твоих ласк.
  - Тебе неприятно? - Он чуть оттянул край перчатки и поцеловал кожу моего запястья, глядя мне прямо в глаза.
  Я промолчала. Да, мне было приятно, но признаваться в этом Илэру? Ни за что! Смех темного эльфа прогладил меня, как мех, скользнувший по коже. Нет, со мной определенно что-то не так.
  Мой взгляд стал вновь холодным и презрительным, каким был раньше. Хоть что-то не меняется, и меня это радует. Поднявшись, я отошла от него к главе. Тот сидел, привалившись спиной к дереву, и из полуопущенных ресниц наблюдал за мной. Впрочем, только ли за мной? Я заметила легкую тень недовольства, которая исчезла после того, как я отошла от Илэра.
  - Присядешь ко мне? - он ленивым жестом протянул мне руку и едва иронично улыбнулся.
  Признаться, меня невесть с чего насторожила протянутая ко мне рука. Холодный страх и недоверие пробежали по моему телу от затылка до пяток и сжались в плотный узел в груди. Я резко остановилась и недоуменно нахмурилась, не понимая, что это со мной. Этот жест я видела уже двадцать лет, но еще никогда он не вызывал таких чувств, а были до этого момента только тепло в душе и легкий трепет. Это было похоже на то, как будто этот жест когда-то причинил мне какую-то беду, а я сама не помню этого, но мое тело прекрасно это помнит. Но этого же не может быть, чтобы я забыла что-то, что причинило мне вред.
  Смерть в легком удивлении приподнял брови и спросил:
  - Что-то не так, Тьма?
  - Все в порядке, - покачав головой и убрав эти ощущения, ответила я и присела рядом с главой, наполовину облокотившись об него.
  Я услышала тихий шелест со стороны темного эльфа и, глянув туда, увидела едва заметную в неверном свете костра и сумерках довольную улыбку Илэра. Так, я что-то тут не понимаю. Мне так кажется или темный эльф был действительно доволен тем, что я задержалась перед тем, как сесть к главе? Дьявол знает, что тут твориться! Но я обязательно разузнаю, что происходит, и почему я так среагировала на тянущуюся ко мне руку главы.
  Аура лесной нимфы коснулась моих нервов, и легкий аромат ее духов пощекотал мой нос. Она опустилась возле меня и осторожно тронула меня за плечо, словно боясь того, что я могу выхватить один из клинков и убить ее. Я, открыв глаза, вопросительно посмотрела на нее. Свериан извиняющееся улыбнулась мне и произнесла:
  - Прости, но я хочу удостовериться в том, что ты в порядке. Сама знаешь, что раны, нанесенные оборотнями, быстро не затягиваются, если ты только не подцепила ликантропию.
  - Хорошо, - кивнула я, снимая плащ, - тебе нужно осмотреть раны?
  - Да, - ответила дриада, глядя на меня светящими в темноте зелеными глазами, - их еще нужно смазать, чтобы быстрее срастались.
  Я спокойно сняла черную рубашку и жилетку, оставшись в одной тонкой безрукавки с глубоким вырезом. Моя кожа слегка засветилась от света костра, что заметил темный эльф. Он сел так, что можно было видеть меня с комфортом и принялся наслаждаться моим израненным телом. Огромный, бугристые розовые шрамы вились по моему телу паутиной, причудливо переплетаясь между собой. Дриада неодобрительно покачала головой, увидев, как из почти зажившей раны потекла черная кровь. Достав из своей сумки мазь, она осторожно нанесла ее на шрамы и раны, заставив меня прикусить губу, чтобы не зашипеть от боли. Мазь буквально горела в тех местах, где была нанесена. Я быстро намазала мазью свои шрамы под безрукавкой и накинула свою рубашку, а затем закуталась в плащ. Сейчас было довольно холодно, и поэтому находиться в том, что даже не тянет на звание рубашки, довольно неприятно. Раздался тихий огорченный вздох оттуда, где сидел Илэр.
  - Скоро твои шрамы должны пройти, - сказала Свериан, - твоя регенерация довольно высокая. Стоит только вспомнить, как ты выглядела после того, как тебя изодрал оборотень.
  - Через пару месяцев все должно исчезнуть, - сонно пробормотала я, укладываясь спать и положив себе под голову метательный нож, а возле руки арбалет. Свои клинки я решила не использовать спросонья, чтобы случайно не убить Свериан или Тениана, вернее, только первую. Я не говорю о том, что бы не убить Илэра, потому что он обречен на встречу с Госпожой Смертью, которая глянет на него моими глазами, - завтра встаем с рассветом.
  Свериан расположилась рядом со мной, свернувшись калачиком, Тениан сел напротив меня, также положив ножи возле себя, но еще пояс с метательными звездами и дротиками, а темный князь лег неподалеку от дриады. Знаете, а это мне не нравиться, я имею ввиду то, что лесная нимфа и темный эльф проводят в беседах друг с другом довольно долгое время.
  Сон вдруг улетучился от меня, словно чего-то напугавшись. Я из под опущенных ресниц наблюдала за Смертью, а тени скрывали то, что я не сплю, но только не от главы. Врожденные свойства его рас позволяли ему определять в каком состоянии находиться существо, находящееся рядом с ним. Язычки пламени танцевали в его глазах, сделав его глаза почти красно-золотыми, а волосы приобрели винный оттенок. Тени сделали его лицо жестче и злее, но еще неуловимо таинственнее. Мне вспомнилась легенда о Короле Гор, который жил так глубоко в горах, что даже гномы не могли добраться до окраин его владений. Король иногда выходит в верхний мир, творя добро или зло, в зависимости от настроении. Так вот, был составлен примерный портрет этого Короля, и Тениан чем-то походил на него. Красивый и смертельно опасный, как молния или как огонь, и я летела к нему, будто бабочка, летящая к своей Госпоже Смерти. Я даже не знаю, почему до сих пор не опалилась, то ли сам глава отдалялся от меня, когда я подлетала слишком близко, то ли мой инстинкт сдерживал меня. Меня вдруг посетила смутно знакомая мысль, а вдруг Смерть специально притворяется моим другом, чтобы манипулировать мной так же легко, как и ребятами из высшего ранга? Стоило мне вспомнить о последних, как в груди что-то екнуло. Тениан так и не смог с ними связаться. Что могло с ними случиться?
  Стоп, вернемся к моей мысли. Знаете, а меня это сильно беспокоит. Впрочем, не только это. У меня идут постоянно какие-то смутные то ли воспоминания, то ли видения, причем явно не приятные. После них у меня обычно горький ком в груди. Знаете, это очень уж настораживает.
  Внезапно на меня снизошло озарение. Такие симптомы, я имею ввиду обрывочные воспоминания и остающиеся после них неприятные чувства, обычно появляются после того, как кому-то подчистили память. Я резко села и с тихой яростью посмотрела на Смерть. Тот, заметив мой взгляд, удивленно приподнял винную бровь. У меня не было сомнений в том, кто способствовал моей подчистке памяти. То-то он так себя вел, то говорит со мной так, словно идет по острию ножа, то ведет со мной так, будто я хрустальная ваза.
  Я встала и, подойдя к нему, села.
  - Ты что-то хочешь, Алувьен? - тихим голосом спросил глава.
  - Да, правду, - с тихим рыком проговорила я, из последних сил держа себя в руках.
  Тениан с легким удивлением посмотрел на меня, как бы не понимая, про что я, и спокойно спросил:
  - Какую правду?
  В этот момент, если честно, я засомневалась относительно своих подозрений, но тут же вспомнила, что глава превосходно владеет мимикой и интонациями, в отличие от меня. Мы смотрели друг другу в глаза. В его взгляде я читала привычную иронию и легкое удивление от моего вопроса.
  - Смерть, скажи честно, мне подчистили память? - я смотрела на него, как утопающий смотрит на берег, но не может доплыть до него.
  - Почему ты так решила? - вторая бровь присоединилась к первой, это выражение говорило о недоумении.
  - У меня все симптомы этого, - сухо ответила я, - я однажды присутствовала на свободной лекции Магистра Разума, на которой он говорил о подчистке памяти. Все сходиться, и не думай даже отпираться.
  Смерть отвернулся от меня и стал увлеченно глядеть в огонь. Я видела, как он обдумывает ответ и решает, что мне сказать и как, чтобы я не убила его на месте. Признаться, мне это никоим образом не понравилось. Мне кажется, что произошло что-то серьезное, и это 'что-то' очень плохое.
  - Тьма, - начал глава, обдумывая и тщательно взвешивая каждое слово, как последние несколько дней, - ты помнишь, что с тобой было, когда жажда крови вновь тобой овладела, когда мы были в городе Сумеречных Людей?
  - Я помню, что произошло, только теперь сомневаюсь в том, что это не ложные воспоминания, - сказала я, подбирая слова, - тогда я перемахнула через забор, убила оборотня, а потом другой оборотень изодрал меня так, что я пролежала бессознания долгое время.
  - Ты была в бреду, а не в бессознанке, - произнес Тениан и посмотрел на меня. Его горящие глаза были наполнены сочувствием, - и тебе привиделось такое, что когда я вошел в комнату, где ты лежала, то ты едва не кинулась на меня, желая убить за то, что увидела в бреду. После этого наши отношения стали портиться, и я однажды предложил тебе стереть память, чтобы вновь стать добрыми друзьями. Вот и все.
  Я с некоторым подозрением слушала его, и смутные сомнения терзали меня. Мне казалось, что он что-то не договаривает. А что если до этого бреда произошло еще что-то, и после этого тоже наши отношения ухудшились? Я знаю, что Тениан, не моргнув глазом, может хладнокровно убить меня, когда я стану для него угрозой. Мы убийцы, и у нас нет друзей, как у обычных существ, у нас только замиренный враг. Только я этому врагу всегда доверяла, как никому другому.
  Тут меня посетила еще одна мысль: а почему это только мне подчистили память? Почему Тениан не стал править себе память, чтобы не вспоминать, как он говорит, те моменты, когда стали портиться наши отношения? Вполне логично было бы, что бы нам обоим подтерли память, а не только мне одной. С этим надо разобраться, и я обещаю себе, что разберусь в том, что было в прошлом на самом деле.
  Смерть осторожно положил мне свою руку на плечо и сжал, словно опасаясь того, что я выхвачу клинки и нападу на него. Я устало улыбнулась и прижалась щекой к его груди, почувствовав его немое облегчение, будто он думал, что я не поверю ему, что так оно и есть, я ему сейчас не верила. Тениан обнял меня одной рукой, а вторую положил на пояс с метательными звездами. Сейчас он может спокойно свернуть мне шею, даже не напрягаясь, и он, и я это прекрасно сознавали. Я знала, что если решу вызвать его на смертельный поединок за то, что он мне солгал, то исход сражения предрешен- он меня убьет, если я не оставлю ему шансов. Именно убьет, а не отправит меня в бессознательное состояние. Возможно, он будет слегка сожалеть о том, что меня убил и потерял хорошего бойца, но незаменимых нет, и мое место займет кто-то другой, скорее всего, Агония, потому что он идет следом за мной по мастерству.
  - Ты так и не нашел пропавших? - тихо спросила я.
  - Нет, - также тихо, как и я, ответил глава, - я не могу даже узнать живы ли они.
  Мы одновременно грустно вздохнули. Если их действительно убил Славомир, то я клянусь, что он умрет.
  Я обняла его за талию и крепче прижалась к нему, словно к своей последней надежде на спасение. Глава ласково и несколько рассеянно погладил меня по спине. Так, в обнимку мы просидели всю ночь, охраняя нашу вторую половину команды от хищников...
  
  Наше странствие происходило довольно спокойно. На нас несколько раз напала нежить в общем количестве около полутысячи, разнообразных видов. Для меня и Тениан это было не в новинку, в отличие от дриады, которая прожила большую часть своей жизни под охраной Леса. Но, как лесная нимфа, она могла взывать к земле и деревьям, чтобы помочь нам. Так несколько деревьев просто разорвали несколько волколаков на тряпочки, что произвело должное впечатление.
   Илэра же нежить не трогала и не приближалась, потому что, как я уже говорила, она считает темных эльфов своего рода своими. Но, как я и Тениан отметили, темный князь довольно хороший фехтовальщик, но до нас ему еще очень далеко. Если рассматривать его по нашей иерархии, то он будет стоять на верхней ступени среднего ранга, но до высшего ранга ему нужно будет тренироваться день и ночь в течение двух столетий.
  Черный замок вампира был классического мрачно-торжественного стиля. Множество башен, огромные витражные окна, возле входа статуи, короче, типичный вампирский замок, построенный на заре начала мира, когда только появились вампиры. Я была в этом замке три раза, и эти три раза дорого мне обошлись. Во второй раз своего посещения я чуть не умерла, когда дралась с прошлым повелителем вампиром, который был так силен и стар, что у меня зубы ныли от этого.
  Я придержала Ворона, задумавшись над тем, как потом выйти отсюда живой. По установленному договору между мной и настоящим повелителем, я больше не могу приходить в его замок. Но, помниться, там ничего не говорилось о том, чтобы я не могла прийти к нему за подсказкой. Легонько стукнув пятками коня, я на легкой рыси подъехала к огромной двери и, сползя с седла, ногой ударила в нее. Было такое ощущение, как будто гудит колокол. Я чуть поморщилась. Наверняка, всех перебудила в округе, ведь сейчас уже за полночь.
  Открылось маленькое окошечко, и в нем показались пара черных глаз с красным ободком. Вампир- Слуга.
  - Что угодно? - грубовато поинтересовался вампир.
  - Передай своего повелителю, что прибыла Тьма, - холодно произнесла я, и через мои глаза на вампира глянула Госпожа Смерть, - по делам. И вот еще, чтобы он не паковал свой гроб от страха, я не убить его приехала.
  Окошечко захлопнулось. Я чуть изогнула губы в усмешке, представив лицо главного кровососа. Скорее всего, он не ждал, что я так быстро его вновь навещу.
  Ко мне подошли остальные, держа коней под уздцы.
  - Все в порядке, пока, - тихо сказала я.
  - Сейчас правящий вампир мой давний знакомый, Алувьен, - тихим мурлычущим голосом произнес Илэр.
  Ах, да, как же я могла забыть, что темные эльфы охотнее всего контактируют с вампирами? А ведь наш темный эльф состоит при дворе, а значит общается с высшими вампирскими эшелонами власти.
  Через несколько минут перед нами распахнулись ворота, и, угодливо улыбаясь, несколько вампиров взяли лошадей за поводья и увели в конюшню, а тот хам вежливо попросил следовать за ним. Я взяла в руку арбалет, а в другую -один из клинков, расширив свои зрачки так, что прекрасно видела в полутемном коридоре. С тихим шипением позади меня Тениан вытащил свои клинки. Дриада пошла между мной и главой, тем самым найдя самое безопасное место. Только Илэр был спокоен, зная, что его здесь не тронут. За своих эльфов Темный Двор будет стоять до последнего. Правда, я в этом сомневаюсь.
  Я знала, куда нас вел проводник. Он вел нас в главный кабинет повелителя вампиров, которого, кстати, звали Кармил-кнез. Про него я могу сказать пару слов - прожженный интриган и себе на уме. Тогда, обговаривая с ним условия договора о рамках убийств его вампиров, я чувствовала, что как будто танцевала на острие кинжала, и одно неверное движение может сгубить меня. Признаться, я тогда боялась, но бушевавшая во мне энергия, полученная от вампиров, скрывала это, и, как я надеюсь, Кармил-кнез все же его не почувствовал. Страх для оборотней, вампиров и прочей кодлы ощущается, как нечто дразнящее на языке. Прошлый повелитель смог почувствовать мой ужас перед ним, чем и воспользовался. Но я тогда все же смогла как-то придушить это чувство и выиграть, при этом сама едва не погибнув.
  Стоя перед дверями в кабинет, я даже отсюда ощущала его ледяную, как холод кладбища, ауру. Позади меня тихо охнула лесная нимфа, также почувствовав хозяина замка. Глубоко вздохнув и выдохнув, я решительно вошла в кабинет. Тениан встал сразу за мной, готовый в любой момент подтвердить свой пост Главы Гильдии Убийц и прозвище Смерть. Я однажды видела его в действии и поняла, что мне до него все же еще очень далеко, как новичку-убийце до звания убийцы высшего ранга. Илэр и Свериан встали чуть дальше него. Я чувствовала, как от дриады исходят волны панического страха, и была зла из-за этого. Почувствовав от кого-нибудь из нас слабость, вампир спокойно убьет и других, вернее, попытается. Скорее всего, останется жив только Тениан. Я сомневаюсь в том, что выживу, потому что этот повелитель сильнее предыдущего, но значительно моложе.
  Тихий шорох отвлек меня от мыслей, и я глянула на вампира. Он сидел в огромном кресле, такой величественный и холодный, как прекрасная, вырезанная гениальным скульптором, скульптура из мрамора. Чуть светлее Илэра, по цвету кожи, на плечи стекали белые волосы с пробегающими по ним красными всполохами, и красные, как две капли крови миндалевидные глаза. У него были зрачки, похожие на черные зерна риса, располагающиеся посреди радужной оболочки. Немного резкие черты лица, короче, красив вампирской красотой. Вообще, красота зависит только от точки зрения ее наблюдателя. Многие бы сказали, что Кармил-кнез некрасив, но я все же скажу, что у него просто другая, чуждая красота. Темно-красный костюм только подчеркивал ее. Возле вампира сидела молодая - впрочем, молодая ли? - девушка, положившая голову к нему на бедро, и темно-каштановые волосы, завивающиеся крупными волнами, скрывали ее лицо, но не точеную фигурку. Признаться, что-то похожее на беспокойство скользнуло в моей душе. Эта девушка была чем-то похожа на мою Изабелл, но я стояла слишком далеко, да и аура вампира сказывалась, и не могла почувствовать ее ауру, чтобы понять, что меня в ней привлекло.
  Бледная узкая рука c пятнадцатисантиметровыми когтями снежного цвета рассеянно поглаживала девушку по волосам, словно любимую собачку. Рубиновые глаза встретились со мной взглядом, и что-то проскользнуло в них.
  - Тьма? - дозволенное легкое удивление и вопросительно приподнятая бровь.
  - Мое почтение, Кармил-кнез, - в моем голосе не было ни грамма почтения и уважения, ведь я еще не настолько сошла с ума, чтобы уважать и почитать нежить, пусть даже сильную и красивую, как Госпожа Смерть, - я к вам по делам.
  - У вас ко мне дела, Алувьен? - полускрытая насмешка, - помниться, вы мне в последний раз говорили, что больше никакое дело не заставит вас прийти ко мне. Ах, нет, кроме того дела, которое вы обычно выполняете, то есть задуваете свечу жизни.
  Я и бровью не повела, не смотря на все его провокации. Как был скотиной, так ею и остался. Девушка едва заметно вздрогнула, словно проснулась, но не стала что-либо делать. Вампир наклонился к ней и тихо шепнул:
  - Спи, милая, спи.
  Его рука вновь прошлась по ее волосам в нежном жесте.
  - Итак, что за дело? - вернулся он ко мне.
  - Я точно знаю, что у тебя есть одна из подсказкой, как подобраться к Роднику Памяти. Даже не думай отрицать, мы уже были у Сумеречных людей и прошли испытания.
  - Да? - Кармил-кнез мягко протянул это простое слово так, как будто оно означало что-то другое. Его рука на миг замерла, а потом вновь принялась за то, что делало последние пять минут.
  - Да, - честно, я не хотела его передразнивать!
  - Алувьен, вы знаете, что чтобы ее получить, вы должны пройти испытание? - тон точь-в-точь, как у Илэра, то есть мурлычущий, как у кота, объевшегося сметаны.
  - Да, - обронила я и хотела что-то сказать, но слова присохли к моим губам, когда...
  Девушка, до этого момента спокойно лежавшая, вдруг вздрогнула, и на меня глянули в немом изумлении фиалковые глаза, которые могли в гневе и обиде становиться, как грозовые облака. Встав одним слитным движением на ноги, она совсем по-детски протерла свои глаза и с радостным визгом кинулась ко мне. В этот момент мне показалось, что мне кто-то вонзил стилет в сердце, потому что это была Изабелл, моя воспитанница! Что она делает здесь, у вампира, когда я упорно вбивала ей в голову, что вампиры - это одно из самых наихудших зол, которые существует?
  Изабелл повисла у меня на шеи, радостно о чем-то щебеча. Я встретилась взглядом с вампиром, и в его глазах проскользнуло удовлетворение, когда он увидел мое удивление. Осторожно отстранив от себя девушку, которая просто светилась от счастья, я тихим суровым голосом спросила у нее:
  - Изабелл, что ты здесь делаешь? - если честно, то мне хотелось закричать, потому что я поняла, что она стала Спутницей вампира. Вампир и моя девочка стали одним целым, и если один из них умрет, то потащит второго за собой в могилу. Дьявол, теперь я не могу убить Кармил-кнеза! Но если будет крайняя необходимость, то я колебаться не буду.
  - Я Спутница Кармила! - она посмотрела лучистыми глазами, - мы теперь вместе навеки. Я люблю его всем сердцем, и он тоже.
  Я закрыла глаза и сжала руки на рукояти меча и арбалета так, что у меня, наверняка, побелели костяшки пальцев.
  - Алувьен, что с тобой? - обеспокоено прозвенел ее голосок, похожий на серебряный колокольчик.
  - Как давно ты стала Спутницей? - я буквально выдавливала из себя эти слова.
  - Уже три года, - тихо ответила Изабелл, опуская блестящие от подступивших слез глаза.
  - Почему ты мне это не сообщила? - я знаю, что мои глаза были холодны, как лед.
  - Потому что ты ненавидишь вампиров, - ее губы задрожали, и по щеке побежала первая хрустальная слеза, которая, скатившись, с глухим шлепком упала на пол, - я не хотела огорчать тебя...
  Она, закрыв глаза и тихо всхлипывая, уткнулась мне в плечо, по привычке ожидая, что я обниму ее и скажу, что не сержусь на нее, но я этого не сделала. Я, как стояла с холодными, не потеплевшими ни на грамм, глазами и опущенными вдоль тела руками, которыми судорожно сжимала арбалет и меч, так и стояла, хотя две части боролись во мне. Одна требовала, чтобы я обняла малышку и успокоила ее, а другая говорила, что ничего делать не надо, потому что она предала меня.
  Изабелл тихо плакала, уткнувшись в мое плечо, и обнимала меня, словно малый ребенок, которого я спасла много лет назад.
  - Ты не огорчила меня, Изабелл, - мой спокойный заставил ее несильно вздрогнуть, - ты меня сильно разочаровала.
  Девушка подняла заплаканное лицо, чтобы заглянуть в мои глаза, которые стали для нее совсем чужими. Она никогда не видела, что бы мои глаза были, как изумруды - холодные и пустые. Изабелл привыкла к тому, что они всегда теплые и любящие, и поэтому ее фиалковые глаза наполнились болью и страхом, увидев мой пустой взгляд.
  - Алувьен, - жалобно позвала она меня, - зачем ты со мной так?
  - Мы потом поговорим, без свидетелей, - голос стал еще холоднее, - и без твоего...Спутника, - последнее слово я буквально выплюнула, как будто оно было мне противно.
  Она внезапно крепко меня обняла, а потом оттолкнула и выбежала из комнаты, и в ней воцарилась абсолютная тишина, прерываемая тихим треском свечей.
  - Так что насчет подсказки? - спросила я таким спокойным и безмятежным голосом, словно здесь ничего не произошло.
  - Вы обидели мою Спутницу, - голос вампира хлестнул меня хлыстом, и я почувствовала, как разошли некоторые раны, и из них потекла кровь, пропитывая рубашку, - на каких правах вы смеете говорить с ней в таком тоне?
  Голос был спокоен, но горячая нотка ярости ясно ощущалась, а я вдруг задумалась над тем, а что если вампир действительно ее любит? Бред, полный бред. Нежить не способна на любовь, это аксиома.
  - На тех правах, что она моя воспитанница уже шестнадцать лет, - мой голос зазвенел от злости. Злилась я на себя, на Изабелл, на вампира и на всех остальных.
  - Да? - голос Кармил-кнеза был спокойнее моего, но красные глаза полыхали, как два факела. Его сила стала расти, затопляя всю комнату, из-за чего мне стало трудно дышать, а шрамы вдруг начали расходиться, прям как будто мне было мало того, что почти зажившие раны открылись, - тогда почему она жила одна в таком месте, которое язык не повернется назвать его домом?
  - Ты хоть понимаешь, проклятый вампир, что при моей работе я не могу иметь семью? Знаешь, что я могу только изредка, скрываясь, навещать тех, кого люблю, потому что их могут убить, чтобы навредить мне?! Мой путь, путь убийцы, просто не отпустит меня! - я не плакала, только в горле был ком битого стекла, а голос был сухим, и в нем скакала нотка ярости и боли, - я обречена быть убийцей...
  - Как и я, - сухо парировал Кармил-кнез, - я от рождения убийца, но не бросаю на погибель тех, кто мне дорог.
  - Но в моем случае, было лучше ее оставить у знахарки, зная, что она находиться в большей безопасности, чем со мной, - я смотрела в глаза вампиру, не зная, что он там видит.
  Да, моя девочка никогда не будет в безопасности рядом со мной, потому что внезапно может вспыхнуть жажда крови или нехватка жизненной энергии. Вынуждена признать, что Изабелл в большей безопасности рядом с вампиром, чем со мной. Горькая правда, что поделаешь. Когда она была маленькой, я каждую ночь выходила на охоту, чтобы всегда быть наполненной энергией. Но жажду крови никогда нельзя предсказать. Однажды, она вспыхнула, когда я увидела разбитую коленку воспитанницы, но все обошлось, потому что она погасла через несколько секунд. Но что было бы, если она продлилась бы дольше?
  Кровь продолжала течь из открывшихся ран и пропитывать одежду, с которой уже капало. Еще немного и мне будет плохо от такой потери крови. Я чуть прикрыла глаза и покачнулась, но Тениан так близко встал ко мне, что я опиралась спиной на него.
  Вампир тоже успокоился и теперь с обманчивой расслабленностью сидел в своем кресле, что-то обдумывая.
  - Князь Илэриан, прошу прощения, что не поприветствовал вас, - в голосе Кармил-кнеза не было даже намека на извинение.
  - Я понимаю вас, Кармил-кнез, вам было не до этого, - легкая и едва заметная насмешка от темного эльфа, - я думаю, что вам нужно обсудить с госпожой Алувьен подсказку.
  - Да-да, - рассеянно отозвался повелитель вампиров, - я думаю, что это лучше обсудить за ужином в главном зале. Следуйте за слугой.
  Дверь беззвучно открылась и в кабинет вошел тот вампир, который проводил нас сюда. Первым пошел Илэр, следом за ним, обеспокоено оглядываясь на меня, шла дриада, а Тениан приобнял меня за талию, помогая мне идти. Кровь продолжала струиться, отнимая силы. Я, продолжая держать оружие в руках, обессилено прислонилась к главе и шла, будто сомнамбула. За нами оставался кровавый черный след, что привлекало обитателей замка. Я их не видела, но чувствовала, как они жадно вдыхают воздух и облизывают губы, зная, что они не будут кормиться, и это их бесило.
  Глава осторожно усадил меня на стул в обеденном зале и тихо, чтобы услышала только я, сказал:
  - Тебе над перевязать раны, не то ты истечешь кровью.
  - Они должны уже затянуться, - слегка удивленно произнесла я, - но что-то тормозит мою регенерацию. Хотя подожди... у меня энергия на исходе, и поэтому регенерация идет так медленно. У меня прямая зависимость между количеством энергии жизни и скоростью регенерации. Дьявол, мне срочно нужно подпитаться, хотя бы кровью.
  - Сейчас тебе будет кровь, - криво усмехнулся Смерть, - ты же в гостях у вампиров. А где Илэр?
  И точно, за столом не было темного князя, но я точно помню, что он шел первым. Может, куда-то свернул? Например: в туалетную комнату, чтобы привести себя в порядок. Легок на помине. В зал вошел Илэр, идеально причесанный, на камзоле не единой складочки и пылиночки, весь его вид говорил о том, что он принадлежит Темному Двору.
  Обеспокоено глянув на меня, он сел напротив и тихо сказал:
  - Алувьен, тебе нужно срочно сделать перевязку, иначе ты упадешь бессознания. Тем более, ты столько крови потеряла.
  - Все в порядке, - выдавила я, обессилено откидываясь на спинку стула.
  Темный эльф недоверчиво покачал головой, явно не соглашаясь со мной, но больше ничего не говоря. Я закрыла глаза, падая в некое сонное состояние и боясь того, что я могу наделать, когда меня скрутит нехватка энергии. Вообще, я заметила, что она в последнее время быстро расходуется, словно кто-то тянет ее из меня, но это могут сделать, пожалуй, только энергетические вампиры, которым я сделала глобальную зачистку, когда поняла, какую опасность они представляют для меня.
  Тихий стук блюд вывел меня из оцепенения, но все закружилось перед глазами, когда я их открыла. Пришлось вцепиться в край стола, чтобы не упасть. Я облизнула губы и поняла, что вся еда с кровью, которая мне сейчас необходима. Из последних сил я держала себя в руках, пока ждала хозяина замка. Наконец, он пришел, ведя за собой Изабелл. Девушка была смертельно бледной, а глаза и нос покраснели от недавно пролитых слез, но держалась она, как королева. Молодец, девочка, ты не пропадешь, я знаю это.
  Вампир и Изабелл сели во главе стола, и первый что-то говорил, но я не слышала что, а потом все принялись за еду. Я чувствовала, что за столом, кроме нас, еще вампиров- Господ тридцать, которые были сильно раздразнены моей кровью, которая чуть прекратила свой бег.
  - Алувьен, что тебе положить? - наклонился ко мне Тениан.
  - Что-нибудь кровавое, - бледно улыбнулась я, смотря, но не видя его, - мне нужна или кровь или смерть, но тут пока никто не собирается умирать ради меня.
  Глава положил мне что-то на тарелку, это 'что-то' было похоже на кусок сырого мяса, но я не стала разбираться кого. Вцепившись зубами в мясо, как оголодавший волк, я начала сосать кровь, постепенно приходя в себя и обретая чувства. Взгляд прояснился, и я заметила, как вампиры кидают на меня косые взгляды. Сами-то они аккуратно пользовались ножом и вилкой, отрезая от мяса крохотные кусочки, или, посадив кого-нибудь себе на колени, пили кровь из шеи. Я против воли глянула на Изабелл и облегченно вздохнула, увидев, что вампир не пьет ее кровь, но все же даже отсюда были видны зажившие укусы.
  Во время ужина я была не способна говорить о подсказке, поэтому мы вновь были в кабинете, закончив ужинать. Я до сих пор не пойму, как он понял, что я не в том состоянии, ведь я накинула на себя сферу. Ладно, потом спрошу.
  Мы расположились за круглым столом, кроме Изабелл, которая встала за спиной Кармил-кнеза, положив руки к нему на плечи. Меня еще успели перевязать и смазать раны мазью, которая просто горела. Я пришла в себя настолько, что вновь начала злиться на свою воспитанницу, которая ничего мне не говорила последние три года.
  - Итак, - начал вампир, - вам нужна подсказка. Как вы знаете, вы должны за нее заплатить, причем каждый хранитель ставит свою цену.
  - То есть, испытания Сумеречных Людей - это плата? - уточнил Тениан.
  - Да, - кивнул Кармил-кнез, - это плата, которые не все в состоянии оплатить.
  - И что же вы хотите, Кармил-кнез? - мурлыкнул Илэр, чуть склонив голову на бок и его серебряные глаза заискрились, словно он что-то предвкушал.
  - Неужели вы мне сейчас предложите, чтобы был нарушен договор? - вздернула я бровь.
  - Нет, что вы, Алувьен, - легко рассмеялся вампир, - этот договор очень удобен для меня. Он позволяет держать моих подданных в узде, благодаря вам и вашей репутации. Стоит только им напомнить, что вы можете спокойно нагрянуть сюда и убить их, если только поползут слухи о том, что предел нарушен, а я подтвержу это, сказав что они нарушили, и не заступлюсь за них.
  - Тонкий шантаж, - презрительно усмехнулся глава, - к счастью, я к этому способу не прибегаю, зная, что никто меня не подведет.
  - Глава Гильдии, думаете я не знаю о том, что на каждом убийце стоит маячок, поставленный очень сильным магом, и еще нерушимая древняя клятва верности, которую ни один маг современности не в силах снять, потому что утерян секрет? - тонко улыбнулся повелитель вампиров, - это тотальный контроль, к которому я, к своему сожалению, не могу прибегнуть, потому что на вампиров эта клятва и маяки не действует.
  - Давайте вернемся к подсказке, - раздраженно произнесла я, и дриада успокаивающе положила мне руку на плечо, - что вы хотите за нее?
  - Знаете, Алувьен, у меня так давно не было интересной игрушки, - многозначительно протянул вампир, - что, получив что-то интересное, готов отдать подсказку первому встречному.
  - Ах, неужели вы уже наигрались с Изабелл? - издевательски поинтересовалась я, хотя внутри меня горел огонь ярости, - теперь вам нужно новая?
  Изабелл вздрогнула, услышав это. Вероятно, ей в голову никогда не приходила мысль, что ее воспринимают, как забавную игрушку. Что ж, девочка, ты должна понять, что мир не так чист и прекрасен, как тебе кажется.
  - Изабелл для меня не игрушка, - с ледяной вежливостью ответил Кармил-кнез, - она моя Спутница, вторая половина моей души...
  - Что я слышу? У вампиров уже есть лишние души, которые не забрал Дьявол? - знаю, что я играю с огнем, но я сейчас была на взводе. Видите ли, ему игрушка нужна!
  - Тьма, - предупреждающе сказал глава, - мы сейчас на вражеской территории.
  - Мы всегда среди врагов, - фыркнула я.
  - Кармил-кнез, будьте любезны, наконец, сообщить, что же вам нужно? - вежливо произнесла дриада.
  - Да, скажите, Кармил-кнез, - улыбнулся Илэр. Признаться, меня это насторожило. Мне показалось на долю секунды, что темный эльф и вампир в сговоре.
  - Сущий пустяк, - заверил нас хозяин замка и обаятельно улыбнулся, - вы можете отдать ее прямо сейчас, но не навсегда, а, допустим, на пару десятилетий.
  - И что же это? - выгнул бровь темный эльф.
  В ответ вампир посмотрел на дриаду, у которой от удивления распахнулись глаза.
  - Дриаду вы не получите, - сухо сообщила я, - ни при каких условиях.
  - Нет, дриада мне не нужна, пусть даже чистокровная, - промурлыкал вампир и посмотрел на меня, - мне нужны вы, Алувьен. Такого удивительного существа, как вы, я еще не встречал, а мне очень интересно узнать, на что вы способны.
  - Сейчас вы узнаете, - рыча, пообещала я, вставая из-за стола и вытаскивая клинки.
  Тут же во мне вскипела жажда крови, жидким огнем пробежав по венам.
  - Я узнаю это чувство, - пораженно выдохнул Кармил-кнез, - вы хотите крови.
  - Хочу, вашей, - яростным голосом ответила я, и жажда крови схлынула, чтобы сегодня не вернуться, - чтобы я, Тьма, была на побегушках у вампира?! Да никогда! Я даже заказы не выполняю, когда заказчик вампир.
  Кармил-кнез, по всей видимости, забавлялся. Откинувшись на спинку кресла, он скрестил руки на груди и с возрастающим интересом наблюдал за мной.
  - Алувьен, назад, оружие в ножны, - отозвал меня глава, - это приказ.
  Я обозленной тигрицей, вернув клинки в наспинные ножны, обернулась к Смерти, на котором была маска спокойствия и легкой презрительности. Конечно, это же не ему предложили стать игрушкой! Да что бы я, убийца высшего ранга, выбирающая по собственному желания заказчика и имеющая такую же власть, как у Главы Гильдии Убийц, была чей-то прихотью? Да никогда! Уж лучше я останусь без подсказки, чем буду на побегушках у вампира.
  Поднявшись с кресла одним слитным и грациозным движением, Тениан подошел ко мне и чуть приобнял меня за плечи сзади, аккуратно отведя меня в противоположную от стола сторону. Я зло скрипнула зубами, позволяя ему в полной мере почувствовать мое состояние. Если честно, это было иногда удобно, когда он мог чувствовать настроения других и выносить наиболее верные решения.
  - Я не буду чей-либо игрушкой, - тихо, но очень злобно произнесла я, - ты помнишь, что было с тем, кто захотел также сделать меня своей забавой?
  - Да, части его тела были раскинуты по городам, - припомнил Смерть, - я знаю, что ты не сможешь получить подсказку, если не заплатишь своей свободой на несколько десятилетий, - он наклонился к моему уху и сказал так тихо, что даже острый слух вампира не мог расслышать, - но ты можешь его убить и договориться со следующим повелителем.
  Хм, если рассмотреть такой вариант, то он очень привлекательный, но... Мой взгляд помимо воли скользнул к девушке, которая смотрела на меня фиалковыми глазами, в глубине которых плескалась обида на меня. Если (именно если, я не переоцениваю себя) я убью Кармил-кнеза, то он утянет за собой и Изабелл, мою воспитанницу, мою единственную и любимую дочь... Дьявол, у меня нет больше соображений на этот счет. Двадцать лет быть забавой какого-то зарвавшегося вампира? Нет, я погорячилась, Кармил-кнез достаточно умный, чтобы понять, что очень опасно иметь обозленную меня, которая может однажды, сцепив зубы от предстоящей утраты, выпустить в него серебряные болты. Но зачем же я ему тогда? Хотя, если я буду находиться рядом с ним, то в глазах подданных поднимется его престиж. Еще бы, завладеть той, которая уничтожила почти половину вампиров-Господ вместе с повелителем, это очень впечатляет. Тем более, как я слышала, у Кармил-кнеза положение сейчас довольно шаткое из-за заключенного между нами договора, поэтому предыдущая мысль вполне реальна.
  Обречено вздохнув, я спросила у главы:
  - Как поступил бы ты?
  Теперь задумался он, рассматривая такой вариант.
  - Я бы постарался смягчить условия, - ответил Смерть.
  - Это значит, что согласился бы быть прихотью вампира? - уточнила я.
  - Да, - его взгляд был спокойным, но что-то в нем всколыхнулось темное, недоброе, которое заставило меня душу покрыться инеем. Наши глаза одновременно похолодели, и взгляд стал далеким. Мы поняли друг друга и никогда не будем чьей-нибудь игрушкой против воли, - давай вернемся за стол.
  Я вернулась на свое место и, глубоко вздохнув, спросила:
  - Скажите, Кармил-кнез, я нужна вам, чтобы и дальше держать своих подданных в жесткой узде? Вы рассчитываете на то, что 'познакомившись' со мной поближе, они еще больше станут вас слушаться, боясь, что однажды приду я и убью их, выполняя ваш приказ.
  Вампир слегка склонил голову на бок, и этот жест напомнил мне птиц. Рубиновые глаза пристально глядели на меня, словно их хозяин решал, что мне сказать. Наклонившись к Кармил-кнезу, Изабелл что-то ему шепнула, и он согласно кивнул, мимоходом нежно поцеловав ее руку, что доставило удовольствие моей воспитаннице. Ее щеки залились счастливым румянцем, а глаза радостно заблестели, но, встретив мой взгляд, они потухли.
  - Если я скажу, что вы правы, то это как-то изменит ваше решение? - наконец, произнес вампир.
  - Да, - кивнула я, обдумывая положение вещей в этом свете, - я могу наступить на горло своим принципам и стать вам тайным телохранителем-палачом с заранее обговоренной оплатой. А там посмотрим, сколько я проработаю на вас. Но сейчас даже не рассчитывайте на двадцатилетний контракт, потому что я сейчас занята.
  - Родник Памяти, - утвердительно произнес Кармил-кнез, - что ж, я согласен на ваши условия. Но вы не могли бы этот месяц проработать у меня?
  - Нет, - покачала я головой.
  - Полмесяца?
  - Нет.
  - Неделю, она быстро пройдет. Мне нужно уладить кое-какие дела с кланом Иль, который стал перечить мне, а довод в вашем присутствии, позволит быстро подавить зарождающий там мятеж. Соответственно, оплата будет, как за месяц.
  - Мне нужно обсудить это с моими спутниками, - сухо ответила я.
  Если честно, то я надеялась на то, что все сейчас заявят, что нам некогда. Но моим чаяниям не суждено было сбыться, что меня удивило. Я даже не представляла себе, что такое может произойти.
  - Я думаю, Алувьен, что недельный отдых в комфортных условиях нам не помешает, - промурлыкал темный эльф, томно потянувшись, и так обворожительно улыбнулся, что у меня 'мурашки' побежали. Вот Дьявол, а я уже давно не видела улыбки такой мощности! А к хорошему быстро привыкаешь, я про отсутствие таких улыбок. Но, как я с удивлением заметила, у меня в груди потеплело, было ноль градусов, стало плюс один градус.
  - Да, Тьма, я видела здесь такие травы, которые не растут в моем Лесу, - с жаром поддержала его дриада, - я хотела бы собрать их, тем более, что там есть трава необходимая для 'холодного сердца'.
  После этого я, признаться, заколебалась. Как я уже говорила, я заметила, что стала в последнее время более эмоциональной и мягкой, что мне не нравилось. Решающее слово было за главой. Я в немой просьбе посмотрела на него. Его уголки чуть дрогнули в улыбке, а в глазах пробежали искры смеха, которые можно было заметить только тогда, когда давно его знаешь.
  - Я думаю, что, - он сделал паузу, - нам действительно нужен отдых.
  Я так глянула на него, что если бы подкрепить его небольшим количеством магии, то от Смерти остались бы дымящиеся сапоги и слегка обгоревшее оружие.
  'Потом поговорим' - сказал он одними глазами.
   Я едва заметно кивнула и улыбнулась. Понимать друг друга на таком уровне могут существа, прожившие вместе и знающие друг друга довольно долго, к примеру: супруги. Я и Тениан супруги? Бредовая мысль! Но почему у меня теплеет на душе, когда я смотрю на него? Хм, кажется, некоторые говорят, что это любовь. Даже не знаю, что сказать.
  - Мы остаемся, - процедила я.
  Я увидела радостную улыбку, озарившую лицо Изабелл. Хоть кто-то счастлив. Бедная моя девочка, как мне тебя жаль.
  Мне отвели довольно хорошую комнату, в которую тут же вошла Изабелл, решительно поджавшая губы, но увидев мой взгляд, не сулящий ей ничего хорошего и приятного, ее уверенность несколько повяла.
  - Итак, Изабелл, - спокойным голосом начала я и захлопнула дверь. Взгляд девушки стал, как у мыши, попавшей в мышеловку. Она затравлено посмотрела на закрытую дверь, словно я навсегда отрезала ей выход, - как ты познакомилась с этим выродком?
  - Он не выродок, - запальчиво возразила Изабелл.
  - Мне лучше знать, кто он, - почти прорычала я, - девочка моя, я почти всю свою жизнь убиваю таких, как он. Я долгое время провела среди них и могу тебе сказать, что...
  - Есть хуже них, - прервала она меня, - Кармиль самый добрый и нежный. Я еще никогда не встречала таких, как он.
  - Еще бы, повелители вампиров на дорогах не валяются, - саркастически произнесла я, - так где ты с ним познакомилась?
  - А ты где с ним познакомилась? Я же видела, что вы знакомы и постоянно говорите о каком-то договоре, - ревниво произнесла она.
  - Почему же твоя дорогая нежить тебе не говорит? - я честно старалась говорить нормально, но каждый вопрос Изабелл меня просто выводил из себя.
  - Он говорит, что это печальная история и не хочет портить мне настроение, - насупившись, ответила девушка.
  Ну, для кого какая история. Лично для меня жуткая и кровавая, но слегка приятная тем, что тогда я хорошо напиталась, но это было в начале, пока не появились энергетически вампиры, которые едва не до капли высосали всю мою энергию жизни. Я познакомилась с Кармил-кнезом в кабинете, в котором недавно была, среди кучи пепла, сгоревших вампиров. Тогда я его чуть не убила, потому что мне тогда уже было глубоко наплевать на все из-за того, что мелкие царапины противно щипали, энергия жизни была на исходе, потому что вся шла на мою регенерацию, да и вообще жизнь казалась мне ужасной.
  - Давай начнем сначала, - глубоко вздохнув и выдохнув, предложила я.
  - Мы познакомились в лесу, когда я сломала ногу... Я упала в овраг, когда собирала травы и не могла вылезти из него. Там меня и нашел Кармиль. Он на руках донес меня до избушки, а я поняла, что он моя любовь.
  - Дура, какая же ты дура, - с тихим отчаянием произнесла я, садясь на кровать и закрывая лицо ладонями, чтобы не видеть ее глупо-восторженного выражения лица.
  - Почему? Алувьен, ты разве не рада, что я счастлива? - судя по ее дрожащему голосу, она была готова расплакаться.
  Она села возле меня и положила голову мне на колени, жалобно пытаясь заглянуть мне в глаза.
  - Я была бы рада, если бы он был бы жив, - вздохнула я и начала поглаживать ее по волосам, - пойми, Изабелл, он ходячий мертвец!
  - Но он любит меня! - уперлась девушка.
  - Ага, а я добрая фея, - саркастически фыркнула я, - у Кармил-кнеза черная аура от убийств безвинных...
  - У тебя тоже, - парировала она.
  - Знала бы ты, почему я не могу уйти с дороги убийц. Ладно, Дьявол с вами обоими, - я поняла, что потерпела поражение, - ты должна знать, что любишь жестокого убийцу .
  - Значит, судьба у меня такая, жить среди убийц, - философски пожала она плечами, мгновенно повеселев, - но ты тоже любишь убийцу.
  Я недоуменно посмотрела на нее, не понимая, что она имеет ввиду. Изабелл рассмеялась, и как будто зазвенели хрустальные колокольчики.
  - Алувьен, это всем же видно, - отсмеявшись, произнесла она.
  - Что видно? - нахмурилась я.
  - Да то, что ты любишь Главу Гильдии.
  Теперь уже хохотала я и долго не могла остановиться. Я люблю Тениана? Ой, не могу! От смеха у меня по щекам побежали слезы.
  - И как это видно? - успокоившись, спросила я несколько прохладным тоном.
  - Вы смотрите друг на друга так, как смотрят влюбленные, - ласково улыбнулась Изабелл, - как я помню, ты никогда не позволяла кому-либо, кроме меня, прикасаться к себе. А Глава Гильдии обнимал тебя так, как будто делает это уже давно.
  - Я не позволяю прикасаться к себе потому, что не доверяю, ну, кроме, главы, высшего ранга и тебя, Белль. Хотя, нет, я доверяю ему также, как тигру, лежащему рядом с тобой. Он безопасен до тех пор, пока что-нибудь не взбредет ему в голову. Ладно, проехали, ты лучше ответь мне на такой вопрос, как ты решилась стать Спутницей? Ведь, умирая, Кармил-кнез потянет тебя за собой и Госпожой Смертью.
  Она опустила голову, раздумывая, а потом, словно что-то почувствовав, всмотрелась в мою ауру, удивленно заморгав. Признаться, мне это сильно не понравилось. Казалось, девушка увидела что-то, что ее сильно удивило.
  - Ммм, Алувьен, скажи, а как ты согласилась принять метки? Ты же мне много раз говорила, что никогда не станешь ничьей Хранительницей.
  - Какие метки? - мгновенно насторожилась я.
  - Метки, которые сделают тебя Хранительницей, - ответила девушка и удивленно похлопала ресницами, - ты разве не знаешь, что на тебе стоят две метки, по одной от Дирий'Тениана и темного князя Илэриана?
  Я медленно покачала головой, переваривая полученное сообщения. Значит, эти мерзавцы как-то поставили на меня метки. Вот только когда? Дьявол! Они же поставили их, когда я была в бреду, ведь только тогда они смогли бы их поставить. Так вот почему я стала терпимее к Илэру! Все из-за одной метки. Что же будет со мной, когда на мне окажутся все три? Я не хочу этого узнать.
  - Сейчас им мало не покажется! - тихо зарычала я.
  Я поднялась с кровати медленным, тягучим движением, движением, которое скрывает силу и опасность. Только подойдя к двери и распахнув ее, я ощутила ледяную ауру вампира. Вампир-Слуга испуганно дернулся, когда моя рука рефлекторно легла на рукоять кинжала. Что поделаешь, с тех пор, как я провела генеральную зачистку вампирам, вполне разумно быть осторожной, опасаясь их мести. Уже было довольно много нападений на меня со стороны вампиров боевого клана, который, как я слышала, тихо строит интриги за спиной Кармил-кнеза.
  - Г-госпожа, - испуганно пролепетал вампир, - мой повелитель, Кармил-кнез, просит вас зайти к нему в кабинет, чтобы обсудить одно важное дело.
  - Хорошо, я зайду, - прошипела я, все еще кипя от гнева.
  Так, надо взять себя в руки. Дьявол, я все-таки убийца высшего ранга и обязана быть всегда спокойной, словно ледяная глыба.
  - Алувьен, только не убей Кармиля, - послышался жалобный голосок из комнаты.
  - Я постараюсь, - честно ответила я, выходя, но все же услышала обреченное:
  - Но не обещаешь.
  Я тихо шла по коридору черным, полным злобы и ярости, сгустком темноты. К этому моменту, я относительно взяла себя в руки, но малейшая искра, и всем мало не покажется. Я себя очень хорошо знаю.
  Путь убийцы одинок и холоден. Симпатия, любовь, дружба и жалость - это высшие опасности, которые могут подстерегать нас на этом пути. Эти чувства затмевают нам ум и ставит под срыв наши задания, если мы воспылаем к своей жертве чувствами. Я много раз слышала о том, что убийцы и их жертвы часто становятся друзьями, и потом первые не могут выполнить свое задание. Но когда они выполняют заказ, фактически убивая своих друзей, то в их душе появляется новый шрам, новая боль. Нет, неправильно я сказала. Боль души одна, и, получив еще один из великого множества шрам, она начинает приходить к тебе все чаще и чаще, пока не станет постоянной. После этого только два выхода - самый непопулярный, это уйти в монастырь и попытаться замолить свой грех убийства, и самый распространенный - это стилет в сердце. Скорее всего, я изберу этот вариант, когда моя душа станет сплошным шрамом и будет не переставая плакать от боли, рвущая ее каждую секунду.
  Быть убийцей, значит отказаться от всего хорошего, что может преподнести тебе Госпожа Судьба. Мы встаем на этот путь, чаще всего ослепленные ненавистью, болью от потери любимых и жаждой мщения. Только вот никто почему-то не думает о том, что все эти чувства со временем притупляются, и оказывается, что жизнь не так дерьмова, как казалось тебе десять лет назад, а возможно и три года назад, и можно было бы это как-то пережить, не становясь тем, кем ты стал - ремесленником, которого все ненавидят и боятся. Тебя больше никто не пригласит в гости на бокал вина, чтобы побеседовать о чем-нибудь несущественном, потому что ты стал убийцей. Я знаю, что происходит в душе нового убийцы, потому что часто это наблюдала. В душе того, кто стал мстить за своих любимых кипит горячая, как огонь, ненависть, которую можно потушить только кровью врагов. И вдруг враги кончаются и ненависть уходит, и он понимает, что можно было бы пережить это и не вставать на путь убийцы. Ему хочется уйти и мирно зажить, но реальность говорит ему, что он не может уйти с этого пути. В его душе начинают метаться смятение и гнев, но они бесполезны. К тому же, начинают болеть приобретенные шрамы, которые появились после того, как за Госпожой Смертью ушли безвинные люди, которые могли указать, где живут его враги. Тупая, ноющая боль появляется в душе, и чтобы ее хоть чуть-чуть заглушить, он начинает убивать всех без разбору, в надежде, что появится кто-то, сильнее и убьет его. Вот только за это время он уже овладел достаточным уровнем мастерства, и редко кто с тобой сравнится. Когда придет осознание этого, убийца перерождается и у него часто появляется кодекс чести, которому он следует неукоснительно. Даже извиняется перед своей жертвой, говоря, что ничего личного, просто ему заплатили. Убийство становится его ремеслом, образом мышления и стилем жизни. Однажды он поймет, что он перестарался в своем стремлении отомстить своим обидчикам, и что можно было бы избежать появления множества шрамов, которые имеют противную привычку иногда болеть, сводя с ума и вышибая слезу. Если бы шрамы реагировали на что-то одно, то можно было бы избегать появлении боли, но они не предсказуемы. Шрамы души могут заболеть от вида плачущей девочки, заляпанной кровью родителей, от вида красивого цветка или услышать, с какой болью в голосе поет певец, будто или на самом деле оплакивая кого-нибудь. Так было с Агонией, когда он услышал, как поет глава. Тогда я была права, подумав, что он потерял любимых. Тениан до сих пор оплакивает свою погибшую жену, которую любит и по сей день, и своих сынов. Его последней надеждой на то, что жизнь может стать для него чуточку лучше, оказалась Керрен, которая погибла из-за того, что я ее не уберегла. Теперь глава цепляется за любовь к Элтэн, как за последнюю надежду, словно утопающий за небольшую деревяшку посреди штормящего моря. Я не знаю, что значит для него высший ранг, потому что стоит ему к кому-нибудь привязаться, как он умирает, и его место занимает новый. А кто для него я, я тоже не знаю. Возможно, я для него нечто другое, потому что он не может не чувствовать, что я за двадцать семь лет, которые он меня знает, не постарела ни на секунду, и глава, быть может, надеется на то, что я еще не скоро уйду за Госпожой Смертью. Хм, а может, он поставил метку ради того, чтобы спасти меня, потому что даже я сомневаюсь, что смогла бы без чьей-либо помощи выжить от тех ранений, что нанес мне оборотень. Даже не ранения, он просто разодрал мое тело в лохмотья. Тениан, возможно, просто не хотел меня терять, но однажды, я это знаю, он увидит, а может, уже увидел, во мне врага, которого нужно уничтожить, и он вонзит мне клинки в сердце с пустотой желто-зеленого цвета...
  В кабинет я вошла даже не стучась, зная, что вампир меня уже почувствовал. Я села в кресло, не дожидаясь приглашения. Зачем говорить то, без чего вполне можно обойтись? Как бы случайно я положила руку с поясом с серебряными метательными звездами, подаренными мне главой на День Очищения, и дротиками. Я обвела кабинет ленивым взглядом, который на самом деле был цепким, выискивающим потенциальную опасность, и сосредоточилась на чувстве, которое определяет наличие живых существ в этой комнате. Как оказалось, этих относительно живых существ, исключая меня и Кармил-кнеза, было десять, скрытые заклинанием, которое не позволяет вампирам обнаружить кого-нибудь. Я усмехнулась кончиками губ и спросила:
  - Кармил-кнез, а вы в курсе, что здесь лазутчики?
  - Я ничего не чувствую, - резковато произнес он, но это просто скрывало его озадаченность и напряжение, - здесь никого нет.
  - На будущее я вам советую нанять магов, чтобы они поставили антимагическую завесу, которая снимает абсолютно любые заклинания, - улыбнулась я и резко развела руки в стороны, сжигая магическим огнем шпионов. Дикие крики и запах горелого мяса заполнили комнату. Вампир слегка сморщил нос, а я просто опять-таки магией убрала запах, - итак, Кармил-кнез, по какому делу вы меня позвали?
  - Мы не обговорили вашу зарплату, - приятно улыбнулся он, и из под верхней губы показались кончики клыков. Хм, мог бы скрыть их просто из вежливости, - как я понимаю, ваша зарплата будет высокой, учитывая то, что вы профессионал высшего уровня, а также маг.
  - Я владею магией, но я специально не обучалась, - поправила я его.
  - Я бы очень вас попросил, не перебивать меня, - нотка раздражения проскочила в его вежливом тоне, - я полагаю, что вы сами скажите, какова будет оплата за ваши услуги.
  Я скажу и не постесняюсь. Хорошо, что он сам заявил мне, что моя зарплата будет высока. Я никогда не отказывалась от маленького гонорара, собранного со всей деревни, за то, чтобы убить обнаглевшую нежить, но с тех, кто был богат я брала много, очень много.
  - Я вполне сознаю, что, как одна из лучших убийц этого мира, могу требовать большой гонорар. Я согласна работать на вас, как ваш телохранитель, за сто золотых, и это еще не много, учитывая то, что я наступаю на свои принципы, работая на нежить, - добавила я, увидев, как рубиновые глаза слегка округлились от моей наглости.
  - Может, снизить до семидесяти? - слегка робко спросил Кармил-кнез.
  - Вы такого низкого обо мне мнения? - я выгнула бровь, оскорблено поджав губы, - вы можете попробовать нанять за такую сумму кого-нибудь другого из высшего ранга, но я сомневаюсь, что кто-нибудь из них согласиться. Ну, а средний ранг вряд ли сможет тягаться с вампирами-Господами.
  - Хорошо, - постучал пальцами по столу он, - я согласен.
  - Вот и славно, - я довольно и лениво улыбнулась и спросила, - Кармил-кнез, может, вы все же расскажете, что же у вас происходит, чтобы я знала, что делать.
  В принципе, ничего нового он мне не сообщил. Боевой клан Иль плетет заговор против него, желая уничтожить правящий клан и поставить себя на правящее место. Вот они и стараются, то шпионов подошлют, надеясь услышать что-то, чем можно его потом шантажировать, то устроят покушения, которых за последние несколько месяцев перевалило уже за сотню. Еще хорошо, что один из их священных законов (священные законы вампиров, хм, оксюморон) запрещает убивать Спутников. Благодаря этому закону, Изабелл и он до сих пор живы, но, как кажется повелителю вампиров, на него скоро покусится сам глава клана Иль, который подло его убьет ударом в спину. Ну, удар в спину нельзя считать подлым, потому что ты сам виноват, что оказался таким беспечным, что позволил своей спине быть беззащитной. И вот, когда появилась я, в его чудную белокурую головку пришла идея, как себя обезопасить хотя бы на время.
  Я задумчиво побарабанила по столу, обдумывая ситуацию. Н-да, не завидую я вампиру, хотя я им никогда не завидовала. Так, первое, что нужно сделать, так это напугать вампиров до икоты, чтобы они не смели даже подумать о том, чтобы восстать против меня, а значит, и против Кармил-кнеза. Ну, допугать их до такого состояния ничего не стоит, достаточно лишь напомнить им то, как я искрошила столько Господ, и еще немного попугать.
  - Я знаю, что делать, - я сомневаюсь в том, что моя улыбка была приятной, - предоставьте мне полную свободу действий и созовите глав вампирских кланов.
  - Что вы задумали?
  - Укрепить вашу власть, - лаконично ответила я, - своими методами, конечно. Успокойтесь, Кармил-кнез, я не убью всех вампиров.
  Мое внимание привлекло мелькание за окном.
  - Это радует, - саркастически произнес вампир, - вы что-то еще хотите?
  - Да, на пол! - крикнула я, и в этот момент в кабинет ворвались горгульи.
  Огромные крылатые монстры, которых сложновато победить, но здесь же есть я. Рукояти клинков мгновенно оказались в руках, и я кувырком ушла в сторону, уклоняясь от удара когтистой лапы и последовавшим за ним маха хвостом. Вампир пронзительно зашипел и ударил кулаком по полу, он тут же открылся, и там оказался довольно приличный арсенал оружия. Кармил-кнез вытащил огромный, длиннее моих клинков двуручный меч, который вертелся в его руках так же легко, как клинки в моих. Горгулий было всего десяток, но они успели испортить мне настроение, сильным ударом хвоста отшвырнув меня к противоположной стене. Я прыгнула на одну из горгулий, прямо воздухе уклоняясь от лапы, и всадила клинок ему в горло и вниз так, чтобы кончик лезвия пронзил сердце, и тут же я отскочила от бьющейся в предсмертной агонии горгулии и вытащила клинок, чтобы им в эту же секунду, развернувшись на сто восемьдесят градусов, отрубить голову другому нападающему. Кармил-кнез тоже неплохо справлялся, убив уже трех врагов. Он меня опережает, не порядок. Я хищно улыбнулась и прошлась по комнате черным вихрем со стальными молниями-лезвиями, убрав еще шесть горгулий. С оставшимися расправился вампир.
   Я и вампир быстро управились с ними, но лично я сомневаюсь, что если бы я не предупредила его о нападении, вряд ли бы он справился, потому что атака горгулий была направлена в голову. После одного такого удара Кармил-кнез должен был потерять сознание, и тогда бы с ним легко справились.
  - Да, от вас уже хотят сильно избавиться, - резюмировала я, - на вас нападали вампиры?
  Повелитель вампиров посмотрел на меня так, словно сомневался в том, что с моей головой все в порядке.
  - Алувьен, ни один вампир никогда не поднимет на меня руку, но они могут заказать убийц, как вы сейчас удостоверились, - жестко улыбнулся Кармил-кнез, - теперь, я думаю, вы поняли, как серьезно мое положение.
  - Я хорошо отработаю сто золотых, в этом вы удостоверитесь, - заверила я его, вытирая клинки, - еще никто не жаловался на мою работу.
  - Потому что боялись, - он изогнул губы в улыбке, но она не коснулась его глаз.
  - Тоже самое я хочу сделать и с вашими подданными. Я хочу, чтобы они были так напуганы, что даже не смели пойти против меня, - моем голосе звенела сталь, а глаза стали холодны и далеки, как зимние звезды.
  Лицо вампира надело маску пустоты и неопределенности. Типичная реакция существ, когда сталкиваются со мной, когда я в таком состоянии.
  - Когда вы хотите, что бы я созвал Совет? - спросил он.
  - Желательно, завтра днем, когда ваши силы немного ослабевают, - задумчиво ответила я, прикидывая свои шансы остаться живой после серьезной стычки с главами кланов.
  - Хорошо, тогда завтра в полдень, - кивнул вампир и глянул в окно, - солнце встает, то есть уже сегодня в полдень. Зачем вам флейта?
  Я материализовала свою флейту и поднесла ее к губам. Как удобна эта маска, подаренная Тенианом. Мне не приходиться ее снимать, чтобы покушать или сыграть на флейте.
  Не объяснять же вампиру, что это дань мертвым горгулиям? Он просто не поймет меня. Я закрыла глаза и начала играть. Тихая, нежная и печальная мелодия, слышная всему замку и окрестностям, полилась из флейты. Как давно я уже не играла! Мне казалось, что сочиненная мелодия сейчас по-другому звучит, что-то появилось в ней, какая-то горькая нотка сожаления и отчаяния. Музыка резала по ушам своей печалью, а в горле, по крайней мере у меня, появился горький ком, похожий на ком битого стекла, который просто невозможно проглотить.
  Когда я закончила играть, у меня почему-то был камень на душе. Я обернулась к Кармил-кнезу, который изображал из себя статую, пока я играла. Что-то мелькнуло в его рубиновых глазах, а поза была закрытой, словно он хотел защититься от моей мелодии, но он все же ее слушал.
  - Когда ты понимаешь, что жизнь ценна, то начинаешь ценить каждую, - произнесла я, глядя в окно.
  - Быть убийцей - это тяжело для всех, - в тон мне ответил вампир и горько улыбнулся одними глазами.
  - Да, для всех, - кивнула я, - кроме маньяков.
  - Кроме маньяков, - задумчиво повторил он.
  Я впервые посмотрела на вампира в новом свете. Ведь он с самого рождения убийца, как только он родился, ему уже пришлось пить кровь, чтобы жить. Скорее всего, в своем детстве он видел столько смертей, сколько не видела я, но есть тенденция, что в скором времени увижу. Каково ему от рождения быть мертвым? Знать, что он не живет, а просто делает вид, что живет? Вот вампиры для того и делают себе Спутников, потому что они тогда хоть как-то прикасаются к жизни.
  Впрочем, это мое мнение. Скорее всего, вампиры думают иначе, а я просто стала сентиментальной дурой.
  - Мне нужно переждать рассвет, - произнес Кармил-кнез, - потом мы с вами еще поговорим.
  Он легко поклонился, как мне показалось слегка издевательски, и вышел, тихо закрыв за собой дверь. Я брезгливо скривила губы, посмотрев на трупы горгулий. Хоть бы кто прибрал здесь. Словно подслушав мои мысли, в комнату вошли вампиры - Слуги и быстро прибрались, чтобы быстро лечь в гробы, ведь только Господа могут находить на солнце, а Слуги сгорают на нем.
  Я вдруг вспомнила, что мне еще надо разобраться с Тенианом и Илэром, и вышла из комнаты. Их я нашла в библиотеке, где они явно о чем-то спорили, но как только они почувствовали мое приближение, сразу замолчали. Это я поняла, когда заметила ускользающую тень злости и гнева в их глазах. Опять пикировали друг с другом.
  Я села в третье кресло и тихим, вкрадчивым голосом поинтересовалась:
  - Вы мне ничего сказать не хотите?
  - Ты о чем, Тьма? - слегка удивленно спросил глава.
  - О метках, - спокойно ответила я, что обеспокоило их. Они ожидали, скорее всего, что я закачу им такой скандал, что мало не покажется. А тут я такая спокойная, что навевает плохие мысли.
  - О каких метках, Алувьен? - промурлыкал, как обычно, Илэр, - неужели, ты решилась стать моей Хранительницей?
  - Вы поставили на меня по метке, - я проигнорировала Илэра, - зачем?
  Илэр и Тениан переглянулись, молча переговорив с собой. Мне это не понравилось.
  - Алувьен, мы поставили тебе по метке, потому что иначе ты бы не выжила, - ответил глава, - даже если бы ты была до горлышка наполнена жизненной энергией, то все равно бы ты не выжила.
  - Кто первый поставил метку? - так же спокойно продолжала я, но мой голос немного похолодел.
  - Я, - улыбнулся темный эльф медовой улыбкой, - потому что я чистокровный темный эльф и поэтому моя метка должна быть очень сильной, но...
  - Но ты едва не убила темного князя, - продолжил Смерть, - ты стала так тянуть из него энергию, что едва не высушила его. Поэтому, кроме того, что мы и так поили тебя кровью, тебе нужен был еще один источник. И им стал я. Только поэтому ты выжила, и мы не говорили тебе об это раньше, потому что не знали, как ты отреагируешь, но не сомневались в том, что нам не поздоровиться.
  - Алувьен, одна метка ни к чему не обязывает, - Илэр встал со своего места и, опустившись передо мной на одно колено, взял мою руку и прижался к ней губами. Серебряные глаза искрились.
  - Ах, не обязывает? - взвилась я, вскакивая с кресла со жгучим желанием набить морды присутствующим, - да из-за этой метки, я уже чувствую к И..., - я прикусила язык, поняв, что чуть не заявила, что мне нравится темный эльф, и слегка поспешно докончила, - к Илэру меньшую злость.
  Они мне не поверили, потому что темный князь довольно улыбнулся, как кот, обожравшийся сметаны и сливок, а глава едва заметно нахмурил брови. Меня вот что сейчас интересует, что между ними происходит? Почему они каждую секунду, пока меня нет рядом грызутся друг с другом, как оголодавшие волки? Мне кажется, что они едва сдерживаются оттого, что бы не вцепиться противнику в глотку.
  Я досадливо тряхнула головой, садясь обратно в кресло и холодно смотря на присутствующих мужчин. Илэр вольготно расположился возле моего кресла, чем-то неуловимо напоминая все того же довольного кота. Если честно, я едва не потянулась к его голове, чтобы потрепать, как любимую собаку, но, вовремя заметив это желание, удушила его еще на корню. Тениан сидел в кресле, закинув ногу на ногу, и покачивал ногой. Эта поза означала, что он замкнулся в себе и не желает общаться с теми, с кем он находиться в библиотеке, то есть со мной и Илэром. А я-то ему что успела сделать? Нет, я с этими двумя точно сойду с ума! Тяжело вздохнув, я встала с кресла и подошла к главе со спины, положив руки к нему на плечи. По своему богатому опыту я знаю, что когда Тениан чем-то недоволен, то окружающим плохо, а я пока хочу быть живой.
  Под моими руками он напрягся, словно ожидая того, что я воткну ему в шею стилет.
  - Тениан, ты же знаешь, что я никогда не всажу тебе в спину нож, - я тихо прошептала, склонившись к его уху, - только глядя в глаза.
  Не стоило мне этого говорить. Он так вздрогнул, как будто я сделала то, что только что говорила, что не сделаю.
  - Извини, но ты знаешь, что когда-нибудь мы увидим друг в друге врага, - я изобразила что-то на подобие улыбки, - я хочу, что бы это произошло еще не скоро.
  - Я тоже этого хочу, - в тон мне ответил глава и вдруг оказался прямо передо мной, держа мои руки в своих, - Тьма, я...
  - Я вам не мешаю? - раздался голос темного эльфа. Ммм, мне кажется, или в голосе Илэра действительно проскользнула горячая нотка гнева?
  - Ну что ты, - протянул глава, продолжая смотреть на меня, - ты нам, - он выделил последнее слово, - не мешаешь.
  Я чуть отклонилась в сторону и успела заметить, как серебряные глаза полыхали чистой яростью, но, заметив, что я вижу их эмоции, тут же потухли и стали безмятежно-ледяными, но почему-то мне это не понравилось. Хм, возможно, потому что я поняла, что под этим серебряным льдом кипит лава. Брр, не хочу я оказаться рядом, когда она прорвется наружу. Так, нужно погасить огонь прежде, чем будет плохо. Нет, я не в том смысле, что он убьет меня или Тениана (ха-ха!), а просто дальнейшее наше пребывание друг с другом будет просто невыносимым.
  Я высвободила свои руки из рук главы под его недовольным взглядом и, встав между Тенианом и Илэром, тихо, но зло, потребовала:
  - Если вы мне не объясните, что происходит, то, клянусь Дьяволом, я из вас души вытрясу, но узнаю!
  - Дело в том, мой arriel, что наш красавец Тениан тебя ревнует ко мне, - с легкой издевкой и смехом произнес темный эльф и, встав, обнял меня за талию, прижавшись щекой к моей щеке.
  Признаться, я так опешила, что никак не отреагировала на то, что Илэр меня обнимает, хотя часть моего сознания отметила тот факт, что мне это нравится. Я изумленно смотрела на главу, который всем своим видом изображал холодное презрение, но в глубине глаз полыхала злость.
  - Это правда? - выдавила я, чувствуя себя редкостной идиоткой. Я не сомневаюсь в том, что у меня было на редкость тупое выражение морды, как у овцы перед новыми воротами, - ты ревнуешь меня к Илэру? К этому темному эльфу? Ты с ума сошел, да?
  - Любовь многих сводит с ума, Алувьен, - губы Илэра скользили по моей щеке, - глава не стал исключением...
  Я едва успела увернуться, как кулак Смерти дал в нос темному князю. Кувырком уйдя в сторону, я с глазами, размером напоминающие блюдца, смотрела на происходящий спектакль и тихо дурела. Сегодня у меня день сюрпризов! То узнаю, что на мне стоят метки в количестве двух штук, то теперь узнаю, что Тениан меня ревнует! Боги, мир сошел с ума или это я не в своем уме?
  Тениан, от которого просто сочилась чистая звериная ярость (хм, сказывается кровь оборотня), стоял над упавшим темным эльфом, из носа которого хлестала алая кровь, вернее, Илэр прижимал к разбитому носу платок, который так пропитался кровью, что она капала с него.
  Я заворожено глядела на капающую кровь, и внутри что-то екнуло, а потом переросло в жажду крови, которая была не утолена вчера. Вот я сижу здесь, а вот уже стою на коленях перед Илэром, осторожно вытирая кровь с его щеки и слизывая ее с пальцев.
  - Не продолжай, Тениан, - глухо сказала я, борясь с таким желанием, как просто слизывать кровь с лица темного князя, - иначе будет хуже, это не угроза, я опасаюсь того, что жажда крови может стать сильнее.
  - Хорошо, - прорычал глава, не сводя злого взгляда с Илэра, - я сегодня бить его не буду...
  - И никогда не будешь, - жестко произнесла я, с трудом оторвав взгляд от лица Илэра и переведя его на Тениана.
  Я встала на ноги и подошла к застывшему Смерти, от части для того, чтобы больше не искушаться кровью темного эльфа, и от части чтобы успокоить главу. Он не сводил с меня настороженно-презрительного взгляда, в котором проскальзывала яростная искра.
  - Илэр, будь добр и умен, выйди, - бросила я.
  - Алувьен, ты уверена в том, что тебе ничего не грозит? - слегка тревожным голосом поинтересовался Илэр.
  - Вон, - коротко и отрывисто рыкнул Тениан.
  - Если что, я всегда рядом, моя Алувьен, - напоследок мурлыкнул Илэр, скрываясь за дверью.
  От пронзительного взгляда, в котором метались зло и ярость, я чувствовала себя немного неуверенно и сомневалась в том, что выйду отсюда хотя бы живой. Немного посомневавшись в правильности своего решения, я осторожно подошла к нему и прикоснулась к нему. Ощущение было такое, как будто я прикоснулась к каменному столбу. И что мне делать? Смерть явно не собирается мне помогать в разрешении этой ситуации.
  - Тениан, ты мне ничего не хочешь объяснить или рассказать? - вкрадчиво и вежливо поинтересовалась я.
  - Нет, - кратко ответил он с холодной презрительной мордой, - то, что сказал князь Илэриан ложь.
  - Как хочешь, - пожала я плечами, - значит, нам не о чем сейчас разговаривать. Я пошла спать!
  Я пошла к двери несколько медленно, ожидая, что он меня сейчас остановит и все объяснит. Но я, как оказалось, наивная идиотка, потому что глава меня не остановил и ничего не сказал. Я тихо закрыла за собой дверь и направилась в свою комнату с реальным желанием выспаться.
  Я, дойдя до кровати, упала на нее и тут же заснула, проваливаясь в темную пропасть и ожидая увидеть Ветра, который не появился. А, ну и Дьявол с ним! Меня сейчас вполне устраивало его отсутствие.
  
  Полдень я встретила в дурном настроении в главном зале замка, стоя позади Кармил-кнеза вместе с Изабелл. Девушка была от волнения бледноватой, но вид ее был гордым. Конечно, сегодня, фактически, решалась судьба ее возлюбленного, ее Спутника.
  Когда же Тениан узнал, что я буду без него решать проблемы, а он будет сидеть в комнате, чтобы не мешался мне, и что я могу рисковать своей жизнью ради какого-то вампира, мне пришлось спасать бегством, судорожно сжимая в руках клинки, на которых было несколько капелек крови моего главы. Незапланированный поединок был недолгим, но довольно жестким и выматывающим, так что мне пришлось подпитаться на одном из добровольных доноров.
  На мне было все оружие, которое я имела в своем арсенале, но вес я не ощущала, равно как и дискомфорт. В груди, как и в глазах, была холодная пустота, с которой я убивала.
  За огромным каменным столом, возраст которого насчитывал десятки тысяч лет, сидели главы вампирских кланов, теневые правители нежити. Их, включая Кармил-кнеза, было тринадцать. Магическое число нечисти и нежити. На их лицах застыла маска высокомерия и величия, и от них веяло холодом могил, так сильна была их аура, что даже обычное существо могло ее почувствовать.
  - Повелитель, а что здесь делает убийца Тьма? - разбил тишину в вдребезги один из вампиров, - я не помню, что кто-нибудь ее приглашал...
  - Ее пригласил я, - скучающим тоном произнес Кармил-кнез, - вам не нравится моя гостья, Тайн-рель?
  - Я помню, какой урон она нам доставила, - с едва скрываемое ненавистью произнес Тайн-рель.
  - Но если бы Ластен-кнез продолжил свой замысел, то нам вскоре было бы нечем питаться, кроме своих Спутников, но и они бы вскоре умерли, - спокойно напомнил повелитель, - и вас не касается, Тайн-рель, кого я приглашаю в гости.
  - Не скажите, Кармил-кнез, если ваш гость может представлять для нас угрозу, то Совет может запретить вам его приглашать, - произнес другой вампир, такой старый, что у меня зубы стали ломить от его возраста.
  - Неужели уже в наших Законах появился новый Закон, говорящий о том, что Совет может наложить вето на решения повелителя? - нотка зарождающегося гнева проскочила в голосе Кармил-кнеза, - если он появился, то будьте добры, Бил-айн, процитируйте его и сообщите мне, когда же он появился и почему без моего на то одобрения.
  В зале повисла напряженная тишина, воздух едва ли не искрился от злости вампиров. Кармил-кнез соизволил изобразить на своей величественной морде довольную и победную улыбку.
  Так, еще немного и вампиру сорвутся с нарезки, и убью меня, Кармил-кнеза и Изабелл, не смотря на то, что их Закон запрещает убивать Спутников. Надо спасать ситуацию.
  - Уважаемый Совет, - произнесла я, но в моем голосе проскочила насмешка, а не предполагаемое уважения, - я пришла сюда по своему желанию, чтобы уладить одно дело, связанное с правящим кланом...
  - То, что связано с кланом Кнез, касается и других кланов, - грубо перебил меня какой-то вампир, - я требую, что бы ты, Тьма, сообщила нам об этом деле...
  - Во-первых, никогда не перебивайте меня, - зло прошипела я, мгновенно придя в ярость, - а во-вторых, я не позволяла вам, вампир из какого-то-там-клана, тыкать мне, без моего разрешения на это! - в моем голосе скакали нотки чистого и неуправляемого гнева, - Ах, простите, но, как я помню один из ваших Законов, то в нем говориться, что в дела правящего клана лучше не вмешиваться, когда с ним имеет дело убийца высшего ранга Тьма! Я помню этот Закон, потому что он при мне составлялся. И почему вы нарушаете Закон? Разве вы не помните, что за нарушение Законов, полагается казнь?
  В зале стало еще тише после моего монолога. Тааак, кажется, они уже подумывать, как бы меня убить. Похоже я немного перестаралась, ну, ничего, были ситуации хуже.
  - Простите, главу клана Таль, Тьма, - примирительно произнес Бил-айн, - мы просто слегка напряжены вашим присутствием, помня ваше прошлое посещение. Но не будете ли вы любезны, сообщить нам по какому все же делу вы вновь посетили нас?
  - Это личное дело, - кратко ответила я, - касающееся только меня и Кармил-кнеза. Оно никоим образом не затрагивает других вампиров. Но я узнала, что на вашего повелителя были совершены нападения, свидетелем одного из которых вынуждено стала я, и поэтому, в качестве услуги Кармил-кнезу, неукоснительно исполняющему все условия заключенного договора, я решила помочь ему, навсегда прекратив покушения. Я думаю, если мне сейчас сообщат главного организатора этих действий, то остальные останутся живы, если же нет, то мне придется самой добыть эти знания. Итак, кто это?
  Вампиры застыли, как прекрасные статуи, будто стараясь сделать вид, что их здесь нет и не будет, и они ни в чем не виноваты. Ну-ну, так я им и поверила! Я встала рядом с креслом Кармил-кнеза, начав барабанить пальцам по столу, что всегда нервирует и вынуждает сделать неверные шаги.
  Я знаю, что сейчас играю с огнем, который пока сдерживается тонким барьером, но он может скоро не выдержать, и тогда мне конец. Тягаться одновременно со всеми главами вампирских кланов мне даже не стоит, если только каждого вызывать на поединок, что долго и муторно. Итак, сейчас мое положение очень шаткое, как будто я стою на одной ноге на острие хорошо заточенного кинжала, стоит только дунуть ветру, и я упаду. Все зависит от решения вампиров.
  - Тьма, почему вы решили, что мы знаем, кто это? - осторожно поинтересовался один из вампиров.
  - Потому что во всем ощущается ваше руководство, - с невинными глазами заявила я, едва удерживаясь оттого, чтобы презрительно не сощуриться, - просмотрев все архивы нападений, я обнаружила, что только глава одного из вампирских кланов мог знать слабые места Кармил-кнеза.
  - Вы сейчас делаете очень серьезное заявление, - улыбнулся красноволосый вампир, но его глаза цвета моря остались холодными и жесткими.
  - Я всегда делаю серьезные заявления, - отрезала я, - так вы знаете, кто это?
  - Нет, - в разнобой ответили главы вампирских кланов.
  - Хорошо, - я вытащила клинки из ножен с шипением потревоженной змеи и активизировала заранее заготовленные сферы защиты, - я сама это узнаю. Я, носящая прозвище Тьма, бросаю вызов главам кланов, дабы занять место эн-повелителя вампиров (зам повелителя вампиров -прим. автора) и заставить принести всех, носящих имя вампир, кровную клятву верности!
  - Тьма, вы в своем уме? - так тихо, что услышала только я, прошипел Кармил-кнез, вцепившись руками в подлокотники своего кресла так, что его пальцы побелели, - вы понимаете, что сейчас сказали?
  - Я уже давно не в себе, - уголками губ улыбнулась я, напряженно осматривая вампиров, - и я вполне сознаю, что сейчас произнесла и что сейчас будет. А сейчас будет весело, и вам с Изабелл лучше сейчас уйти отсюда, чтобы я случайно вас не задела.
  Вампир совершенно неуловимым движением соскочил с кресла и обнял свою Спутницу, которая смотрела на меня расширившимися от ужаса глазами. Я знаю, дорогая моя, что, возможно, ты сейчас видишь меня в последний раз. Зачем я это делаю? Сама не знаю зачем, может потому, что мне уже давно надоело жить, постоянно находясь в страхе из-за того, что может проснуться жажда крови, которая может заставить убить тех, кто мне дорог. Я хочу увидеть теплые и нежные глаза Госпожи Смерти, когда она будет уводить меня за Грань. Я просто устала от жизни, вернее, оттого, что носит это название. Разве можно назвать мое существование жизнью? Нет, нельзя...
  Легкая судорога прошла по телу Кармил-кнеза, заставив его чуть крепче прижать к себе Изабелл, которая плакала, уткнувшись ему в грудь. За его спиной распахнулись огромные жемчужно-серые нетопыринные крылья, способные поднять к небесам двух существ, навсегда связанные друг с другом. Я прощально им улыбнулась и шепнула:
  - Не переживай, возможно, все будет хорошо...
  И в этот момент вампир со своей драгоценной ношей взмыл вверх и вылетел в окно, подняв небольшой ветер. Все правильно, ведь повелители не должны присутствовать, потому что могут незаметно помочь. Что ж, все решено и сказано...Ну, прощайте все.
  Я повернулась к вампирам и, улыбнувшись горьковато-злой улыбкой, приглашающее взмахнула правым клинком. Секунда, томящая секунда покоя, нагнетающая страх, сменилась в следующий миг безумным яростным шквалом ударов со стороны вампиров и обороны с моей стороны.
  Я несколько отстранено чувствовала себя, будто это не я сейчас уклоняюсь от когтей вампиров, которые с легкостью резали алмазы и закаленную драконьим пламенем сталь. Приняв за неизбежность приход Госпожи Смерти, я почувствовала себя лучше, словно камень свалился с моей души. Вы скажите, что я пессимистка, но разве можно выжить, сражаясь с вампирами в их боевой ипостаси, включающую в себя огромные когти, сильные крылья, мощный хвост и вообще сверхсилу? Нельзя, остается только подороже продать свою жизнь, которая не стоит и ломанного медяка.
  Я уклонилась от удара шести когтистых лап и приняла на покореженные скрещенные клинки хвост красноволосого вампира, но удар крыла меня отшвырнул куда-то в сторону, словно помогая мне выйти из плотного кольца окруживших меня вампиров, но я этого не поняла. С тихим рыком, я прыгнула в самую гущу и выкинула довольно мощное огненное заклинание, которое, к моему отстраненному удивлению, было поглощено довольно сильным щитом. Дьявол, так что, среди вампиров есть маги? Эта мысль сверкнула и пропала, а сознание затопила пустота.
  Энергия жизни уходила на то, что бы залечивать мои раны с наибольшей скоростью, и поэтому, она стала довольно быстро кончаться. Мои клинки замелькали в воздухе еще быстрее, переходя на почти невероятную скорость, удивившую не только меня, но и вампиров. Они громко зашипели, как Кармил-кнез, когда на него напали горгульи, и ринулись на меня организовано, словно, а может и так, переговорив между собой телепатически. Я прогнулась, уходя от хвоста, в спине так, что еще чуть-чуть и встала бы на мостик, и взмахнула клинками 'веером' и по кому-то попала, потому что послышалась тихая ругань и теплая жидкость попала мне на лицо. Уходя в сторону быстрым прыжком, я оказалась за спиной у одного из вампиров и обхватив его так, что он не мог бы нанести мне удар, впилась ему в шею, чтобы глотнуть немного крови и энергии его жизни, чтобы подпитаться и восстановить свои иссякающие силы. Но все пошло немного не так. Энергия вампира хлынула в меня так, словно ждала этого. В первый миг я немного растерялась, что чуть не стоило мне жизни, потому что подошедший сзади вампир едва не свернул мне шею, но я пнула его так, что он отлетел к дальней стене, и стала жадно пить энергию, попутно отклоняя удары своих противников, которые старались не повредить своего, издававшего слабые стоны. Вампир под моими губами стал стремительно холоднеть, будто отходил ко сну. Я продолжала пить его энергию, которой становилось все меньше и меньше, пока полностью не иссякла. Тогда я откинула его не подающее признаки не-жизни, мимоходом отметив, что он будет не-жить дальше, если напитается кровью. К тому же самому выводы, по видимому, пришли и остальные, потому что вновь кинулись на меня. Одновременно с этим с хрустальным звоном лопнули несколько сфер защиты, предохраняющие меня от чистой вампирьей силы, сминающей на своем пути все, что ей попадется на пути, и подминая разум мыслящего существа. К тому же я, наконец, поняла, кто же из вампиров маг. Им оказался тот самый красноволосый с глазами цвета моря. Он обрушил на меня столько чистой силы, что мои сферы в количестве пяти штук, предназначенные для сдерживания силы, тут же все разрушились, потому что и в голову не могло придти, что вампиры могут быть магами. Что ж, это мне урок на будущее. Сила так приложила меня о стену, что я явственно услышала, как хрустнули мои кости, и у меня в глазах на миг потемнело, но это не помешало мне кинуть на вампиров огненную сеть, придуманную лично мной, и поэтому никто, кроме меня не знал, как ее блокировать. Но красноволосого я недооценила, это я поняла, когда увидела, как он, словно забавляясь, смотал сеть, но блокировать ее все же не смог и швырнул ее обратно ко мне. Такого я ну никак в тот момент не ожидала, обороняясь от ударов главы боевого клана, который пропахал на моем плече огромную рванную рану, которая сейчас быстро, но все же не достаточно быстро, залечивала. Жар сети я ощутила, когда она была где-то в полуметре от меня. Ударом ноги в челюсть отшвырнув вампира Иль, а с ним и еще нескольких, я создала за спиной свои магические крылья, благодаря которым я до появления Ворона передвигалась, и рванулась к потолку, но все же край моей сети задел крыло, нарушая часть структуры заклинания, и я перед падением успела сделать упор ногой на плечо одного из вампиров, чтобы как можно мягче было приземлиться.
  Я приземлилась на корточки и хотела встать, как меня ударили в спину хвостом. Дьявол, они же в не полную свою силу дерутся! Их скорость реакции на самом деле выше моей в два-три раза, а о их силе даже говорить нечего. Увидев, что в меня летит огромный огненный шар, я рефлекторно выставила перед собой щит, который отразил шар, но меня пронесло по полу несколько метров, а потом кто-то ударил меня ногой в живот, и я ударилась плечом о стену так, что услышала, как оно хрустнуло. Наверняка, сломала. Не дав мне подняться, меня схватили за горло и подняли в воздух. Мне стало катастрофически не хватать воздуха, а в глазах появились цветные круги. Я неосознанно вцепилась руками в держащие меня руки и попыталась их отодрать от горла, но проще было ложкой вычерпать океан. Продержав меня до того момента, как я перестала дергаться и мысленно со всеми попрощалась, меня куда-то швырнули, впрочем, куда я поняла вскоре. Меня швырнули на штыри, торчащие из стены. Они насквозь пробили мое тело, даже кольчуга меня не спасла - порвалась, как бумага. Один из штырей прошел под лопаткой, едва не задев сердце, но пробив легкое, второй над почками, третий вышел из левого плеча, четвертый - через правое бедро. Это конец, я не выживу.
  Кровь хлынула через горло, и я попыталась вдохнуть, но резкая боль в легких дала понять, что мне нечем дышать - легкие превратились в лохмотья. Что-то колыхнулось во мне, похожее на ауру Тениана и Илэра, но я не обратила на это никакого внимания, потому что мое сознание уже уплывало, но смогла услышать обрывки разговора вампиров:
  - ...еще жива...
  - ...повелитель приказал...
  - ...надо снять...
  - ...сейчас умрет...
  - ...кто рискнет?..
  - ...а если она притворяется?..
  - ...посмотри на нее...
  - ...давайте...
  Я почувствовала, как меня осторожно сняли со штырей и положили на пол. Чья-то рука осторожно попыталась снять мою маску, но я то ли прохрипела, то ли простонала:
  - ...нельзя...
  Дальше я не смогла продолжить, потому что у меня пошла изо рта кровь, и я едва не захлебнулась. Меня перевернули на сломанные ребра, позволяя мне сплюнуть кровь, а потом вновь перевернули на спину. Я с хрипом дышала, краем сознания отмечая, что в меня маленьким ручейком поступает сила, но ее было слишком мало, чтобы мне помочь быстро регенерировать.
  Все та же рука приподняла мое лицо за подбородок, и я, через силу разлепив глаза, увидела море. Мне даже почудились солоноватый и свежий морской ветер и тоскливый крик чайки, одиноко парящей над поверхностью. Я стала падать в это море, ощущая его приятную прохладу и убаюкивание шелковистых волн. Море поглощало меня, заставляя расслабиться и ни о чем не думать. Мне было на удивление хорошо, словно я оказалась там, куда давно стремилась. Сила этого моря стала затапливать меня, и я позволила ей это сделать, но почему-то от этой силы спрятала тот ручеек, который давал мне совсем немного силы и был по непонятной мне причине дорог.
  Сине-зеленое море было вокруг и внутри меня, как будто я его частью, его маленькой, но важной частью. Я была, как кусочек от мозаики, без которого она не будет полной. Шелковистость воды ласкала меня, как теплый ветер, как руки Ветра Битв, как улыбка Тениана, как взгляд Илэра. Мне было так хорошо и уютно, что я даже напряглась, но чей-то тихий, едва слышный в плеске волн, голос ненавязчиво, но настойчиво заставил расслабиться меня, и я заснула, но успела услышать едва-едва слышный крик Ветра:
  - Алувэйн!
  
  Очнулась я от едва ощутимого прикосновения и, вскочив на ноги одним слитным движение, еще не успев даже открыть глаза, потянулась к арбалету, который должен висеть на поясе, но его там не оказалось. Только сейчас я открыла глаза и увидела перед собой красноволосого вампира-мага, который спокойно сидел в кресле, с любопытством наблюдая за мной. Картины того, что произошло перед моим пробуждением, промелькнули перед моими глазами, и я глухо зарычала, но прислушалась к себе, стараясь понять, видел ли он мое лицо или нет. Нет, не видели. Чувство, возникающее когда кто-то увидел мое лицо и начинающее требовать его смерти, молчало.
  - Сядь, - спокойно произнес вампир.
  Я хотела было сказать, что никогда не подчинюсь приказам какой-то нежити, пусть и высшей, как вдруг мое тело, независимо от моего желания, село на пол и расслабилось. Признаться, я опешила от этого.
  - Что со мной? - я постаралась сказать это спокойным голосом, а не дрожащим от ужаса, потому что стала догадываться о том, что со мной сделали.
  - Ты стала моей Спутницей, - ответил вампир таким тоном, как будто был так же рад этому, как и я.
  Я оперлась спиной о кровать, чтобы не свалиться от ужаса. Великолепно! Просто замечательно! Я стала игрушкой в руках вампира! Я, Тьма, буду подчиняться приказам тех, кого уничтожала всю свою сознательную жизнь! Худшего для меня и не придумать. Я склонила голову, для тех, кто меня не знал, это могло показаться жестом смирения и покорности, но на самом деле это был жест задумчивости, а также чтобы скрыть свои глаза, в которых полыхал отголосок изумрудного пламени дракона. По всей видимости, энергия жизни дракона для меня просто так не прошла, а осталась легким отголоском того, что едва не убило меня.
  Так, надо подумать. Я стала Спутницей вампира. Что из этого можно извлечь? По идее, я теперь стала быстрее и сильнее, да и регенерация должна повыситься, но она у меня может быть сама по себе очень высокой, если во мне много энергии жизни. Еще к тому же, я должна теперь долго жить, но я и так за тридцать лет не постарела ни на секунду, словно застыла в янтаре времени, навсегда сохранясь. И в то же время нужно учитывать, что вампир маг, и это должно повысить мой магический резерв, впрочем, как и его тоже.
  Это все было плюсы. Теперь рассматриваем минусы. Как его Спутница, я теперь беспрекословно должна подчиняться его прямым приказам, умереть, когда умрет он, чувствовать все то, что чувствует он. В общем, получается, что я стала на редкость забавной игрушкой. Конечно, получить убийцу Тьму в свои руки и управлять ею, как вздумается, это просто потрясающе. Нет, я так не согласна, уж лучше я умру.
  - Где мое оружие? - спокойно спросила я, поднимая голову и глядя в глаза-моря. Так вот что это было! Не море меня окружало, я просто 'упала' в его взгляд, он меня затянул в свое сознание, сминая мою волю. Хотя, какая в тот момент у меня была воля? Жалкое подобие.
  - В том шкафу, - в тон мне ответил вампир.
  Я встала и подошла к шкафу. Открыв его, я почувствовала себя несколько лучше, потому что со мной вновь было то, что всегда меня поддерживало, а именно, мое оружие. Я привычно надела пояса с дротиками и метательными звездами, наручные, наспинные и поясные ножны, вернула в них клинки, за голенища сапог вернула ножи, в маленькие кармашки на жилете, застегивающиеся на заклепки, положила пакетики с ядами. Также прикрепила подаренные Элтэн амулеты, которые слегка завибрировали, реагируя на сидящего вампира, за манжеты рукавов прицепила небольшие иглы для духовой трубки и повесила арбалет на пояс. Вытащив свою сумку, я проверила все ее содержимое. Так, все на месте, и меня это несказанно радует. Ведь вампиры могли спокойно выкинуть серебряные стрелы, все ножи, святую воду, осиновые колья и прочее, прочее. А они этого не сделали.
  Я вернулась к кровати и села на нее, чувствуя себя уверенно. Наши взгляды скрестились, как клинки, и в комнате повисло напряжение. Казалось, стоит лишь маленькой искре скакнуть, как все взлетит на воздух.
  - Итак, зачем вы сделали меня Спутницей? - устало поинтересовалась я.
  - Потому что мне приказали, - лаконично ответил он.
  - Вы не рады этому, - утвердительно произнесла я, чуть прищуриваясь.
  - Это с какой стороны посмотреть, - неожиданно произнес мой...Спутник, - с одной стороны, я получил от вас очень большой источник магии, но с другой стороны, иметь в Спутницах ту, которая убила тех, кем я дорожил, это просто, - он не договорил и покачал головой.
  - Предлагаю сделку, - деловито сказала я, - я уезжаю, и вы меня больше никогда не видите, но никогда не будете пользоваться мной, как источником магии. Не мне, не вам не нравится быть друг у друга Спутником.
  - К моему огромному сожалению, эта сделка не выполнима.
  Так, это почему же?
  - Почему?
  - Есть причины, - уклонился от ответа вампир, что мне никоим образом не понравилось, но я поняла, что мне не понравится то, что я услышу, и поэтому не стала настаивать, - простите, но мы так и не представились. Я Альтен-жисс, глава клана Жисс.
  - Я и не думала раньше, что среди вампиров есть маги, - удивленно произнесла я.
  Я про себя отметила, что не чувствую к этому вампиру какие-либо отрицательные эмоции. Ему приказали. Ну да, конечно, кто же из вампиров смог бы добровольно взять меня в Спутницы, чтобы я была постоянным напоминанием того, что совершила много лет назад. Я не смогла бы связать свою жизнь с тем, кто бы, например, убил Тениана. Если, конечно учесть, что перед этим глава не успел стать моим врагом.
  Я посмотрела на вампира так, как будто впервые его увидела. Хм, ничего. Высокий, это видно даже тогда, когда сидит, красные, как кровь, волосы и глаза, как моря. Несколько необычное сочетание глаз и волос, но разве меня должно это интересовать? По мимо воли я вспомнила Смерть, у которого цвет глаз и волос вполне гармонировали друг с другом. Где он сейчас?
  - Мой клан очень мал, где-то около двадцати пяти, - ответил Альтен-жисс, - поэтому, вы ранее с нами не встречались. Вас что-то еще интересует, Тьма?
  - Алувьен, меня зовут Алувьен, - и зачем я это сказала? - да, вы не могли бы сказать, где Глава Гильдии?
  - Там, где ожидает вашего пробуждения, Алувьен, - тщательно подобрал слова он, и я почувствовала его напряженность.
  - Я могу его видеть?
  - Вы не в темнице. Я приглашу его.
  Я благодарно кивнула вампиру, все же с опаской наблюдая за ним. Легкая слабость в моем теле делала из меня очень плохого воина, поэтому я представляла собой легкую добычу.
  Я согнула ноги и, притянув к груди, обняла их. Что меня ждет? Тот факт, что меня не выпустят отсюда живой, я ясно осознавала, но от этого мне легче не становилось. Ирония Госпожи Судьбы, которая всегда смеется над всеми, быть Спутницей тех, кого я ненавижу. К тому же я останусь в этом замке одна. Ведь они же не оставят здесь Тениана, Илэра и Свериан. Им придется уехать и оставить меня. Самый легкий выход из сложившийся ситуации - это броситься грудью на меч и навсегда стать свободной, уйдя за Госпожой Смертью, которая ждет меня уже давно. Я давно хочу уйти из жизни, потому что устала от всего, что я делаю на своем пути убийцы. Я устала слышать в свой адрес всякие гадости, которые давно не замечаю, но они все равно задевают мою душу, теребя шрамы души. Разве можно назвать жизнью мою жизнь? Нет, моя жизнь просто жалкая пародия. Я чувствую, что Тениан сильно отдалился от меня. Между нами больше нет той близости и откровения, что были раньше. Мы словно стоим на острие кинжала, и неверное движение уничтожит нас.
  Я хочу умереть...
  Тихий скрип двери отвлек меня от мыслей, и я, подняв голову, увидела входящего главу. Он шел так осторожно и плавно, как будто опасался, что я его сейчас убью. Что между нами произошло, Тениан, раз ты стал ко мне так относиться? Что произошло? Для меня ты с самого начала был самым близким существом, единственным, кому я смогла открыться. Я помню все наши моменты близости и поэтому мне сложно относиться к тебе, как к врагу, но, судя по твоим настороженным глазам, ты это просто не помнишь или не хочешь помнить. Тениан, что между нами произошло, почему ты перестал относиться ко мне, как к другу? Ты ведь прекрасно знаешь, как я радуюсь каждой встрече с тобой, радуюсь каждым, как будто ничего не значащим, объятиям. Знаешь, как мне становится хорошо от твоей теплой рассеянной улыбки, которую ты постоянно даришь окружающим. Мне всегда хотелось, что бы у тебя была улыбка, предназначенная только мне. Я ведь всегда чувствовала в твоих объятиях небывалые комфорт и нежность, которые я не могу получить от других. Ведь я всегда тянулась к тебе, как к последней надежде, тянулась, как цветок к солнцу, выглядывающему в просветы между грозовыми облаками. Ты даже не подозреваешь о том, что только рядом с тобой, мои шрамы на душе перестаю ныть и затихают, даря мне покой. А что чувствуешь ты, когда рядом я? Кто я для тебя? Возможно, никто. У тебя есть Элтэн, которую ты любишь, за которую ты цепляешься, как за последнюю надежду. Я помню твой рассказ о том, что потерял свою семью, помню, что ты до сих пор оплакиваешь свою жену, которую и по сей день любишь.
  Я люблю тебя...
  Сейчас, когда ты смотришь на меня таким напряженным взглядом своих желто-зеленых глаз, Тениан, мне хочется горько вздохнуть, потому что ты больше никогда не посмотришь на меня с искренней нежностью, которую я так редко вижу и которую видела только от тебя. Я ведь только сейчас поняла, что только ты смог научить меня чувствовать что-то, кроме ненависти и злости. Ты помог мне понять, что жизнь может быть довольно терпимой штукой, если ты стоишь на пути убийцы. Мне жаль, что у меня, кроме тебя, больше никого нет, нет кого-нибудь, на кого я могла бы опереться, если бы случилась беда, не опасаясь того, что мне вгонят нож в сердце. Ты, скорее всего, напомнишь мне о ребятах из высшего ранга, но скажи мне, каково мне будет, когда я привяжусь к ним так, что буду скучать по ним так, как по тебе, когда долго не вижу тебя, а потом, в один прекрасный день, кто-нибудь из них умрет. Наш путь, путь убийцы по определению одинок, потому что мы видим во всех, даже в маленькой девочке с наивными голубыми глазами, потенциального врага, с которым мы скрестим клинки. На этом пути почти никогда не встречаются друзья, но если и встречаются, то в какой-то момент они перестают ими быть и становятся врагами. И ты понимаешь, что это был не друг, а замиренный враг. Я всегда знала, что это возможно, но не верила, вернее, просто не хотела верить в то, что ты, Тениан, станешь мне врагом, которого мне нужно будет убить, чтобы выжить самой. Вот только я сомневаюсь в том, что ты представляешь, как мне будет плохо без тебя, если выиграю я...
  - Я все понимаю, - тихо произнес Тениан, присаживаясь рядом со мной и привлекая меня к себе.
  Я уткнулась в него и тяжело, прерывисто вздохнула. Одинокая слеза скатилась по моей щеке, а в горле появился такой горький комок, словно я взяла в рот битое стекло. Грудь как будто сдавило железными обручами, с трудом позволяя мне дышать, а в глаза, будто попал песок.
  - Я убью себя, - голосом более тихим, чем шепот, сказала я, - я не смогу быть Спутницей сознательно.
  Я подняла лицо и встретилась взглядом с Тенианом. Его глаза горели мягким теплым светом, словно пытаясь утешить меня, но не получалось. От этого взгляда, полного сочувствия, мне стало еще гаже и тоскливее. Я закрыла глаза, чтобы не видеть этих понимающих глаз, но Смерть понял это по-своему. Тонкие пальцы осторожно скользнули по краям маски, чтобы снять ее, а нежные губы тут же припали к моим губам. Признаться, я не сразу поняла, что происходит, потому что все произошло слишком быстро, и поэтому ответила на поцелуй Тениана, но потом стала вполне осознано целовать его так, словно хотела забыться, раствориться в его ласке. Его руки осторожно сняли с меня капюшон и стали аккуратно расплетать мои волосы, тщательно уложенные в сложную прическу, которая смягчала удар по голове, если таковой будет. Волосы теплой волной упали мне на спину, и Тениан запустил в них руки. А мои руки скользнули ему под рубашку. Осознание того, что глава может внезапно открыть глаза и увидеть мое лицо, после чего кому-нибудь из нас придется умереть, делало поцелуй еще слаще.
  Что-то колыхнулось внутри меня, где-то в сердце. На миг мне показалось, что в моем сердце находиться Тениан, потому что ощутила его ауру, но спустя мгновение, поняла, что это его метка реагирует на своего создателя. Хм, получается, что его и Илэра метки каким-то образом сохранились, но и при этом я Спутница вампира, по идее, такого быть не может, чтобы было столько меток на одном существе. Надо будет подумать об этом, но только чуть позже...
  
  Ледяную ауру вампира я почувствовала только тогда, когда сам вампир, мой Спутник (Дьявол, я искренне верила в то, что никогда не произнесу это 'мой Спутник') оказался в комнате. Его холодный, как ветер кладбища, гнев обжег меня, и я, вздрогнув и вернув маску обратно за сотую долю секунды, вынуждена была оторваться от Тениана, который был тоже недоволен тем, что какой-то вампир посмел прервать нас. Я накинула капюшон на голову, скрывая волосы от Альтен-жисса, однако, хорошо понимая, что перед ним я могу не скрывать свою внешность.
  - Могли бы предупредить о своем приходе, хотя бы постучав, - спокойно произнесла я, но нотка недовольства проскользнула в моем голосе.
  - О своем приходе я могу не предупреждать вас, Алувьен, - в тон мне ответил он, спокойно присаживаясь на кресло.
  - Это почему же? - прищурилась я, начиная злиться. Глава положил мне на плечи ладони и начал разминать напряженные мышцы, пытаясь меня успокоить. К моему удивлению, это ему потихоньку удавалось.
  - Вы теперь моя Спутница, а это означает, что вы в какой-то мере, моя альтер-эго, мое живое отражение. А извещать свое же отражение о приходе, это абсурдно, - грациозно пожал плечами Альтен-жисс, и его глаза стали похожи на море во время шторма.
  Он говорил это таким тоном, как будто я его собственность. А вот это меня больше всего выводит из себя, потому что я всегда сама по себе, и никто никогда не будет командовать мной, как хозяин собакой.
  Тихий рык зародился у меня в груди, и я готова была вытащить клинки и броситься на сидящего передо мной вампира, наплевав на то, что со мной будет.
  - Спокойно, Алувьен, спокойно, - тихо прошептал Смерть, приблизившись к моему уху, - помни, кто ты.
  Я глубоко вздохнула и выдохнула, пытаясь успокоиться, но мои руки все равно порывались выхватить клинки из ножен. На всякий случай, глава просто снял наспинные ножны и арбалет, но другое оружие он трогать не стал, зная, что я за это могу и на него разозлиться.
  - Что вас злит, Алувьен? - приятно улыбаясь, поинтересовался Альтен-жисс, - я очень хорошо ощущаю ваш гнев.
  - Вы спрашиваете, что меня злит? - неестественно спокойным голосом переспросила я, - а вы сами подумайте, как я должна себя чувствовать, после того, как я узнала, что стала Спутницей вампира, причем, учитывая, что я никогда не согласилась бы на это, даже если бы умирала! Да еще этот самый вампир начинает говорить со мной так, словно я стала его собственностью...
  - А разве это не так? - перебив меня, спросил он, - Спутница - это слуга на всю жизнь, а слуги - это просто вещи, которыми пользуются господа.
  - Ах, тааак? - угрожающе протянула я, чувствуя, как мои зрачки стали тонкими, как лезвия стилета, - я, значит, ваша вещь?
  - Да, вы -моя собственность, пусть и навязанная, но я не позволю кому-либо трогать мои вещи без моего на то разрешения, - глаза-моря посмотрели на Тениана, который едва заметно напрягся, но его злость я ощущала прямо-таки физически, - а я не помню того, чтобы вы, Алувьен, могли целовать Главу Гильдии Убийц.
  - Вы ревнуете? - брякнула я, но тут же почувствовала его удивление, смешанное с презрением и острым чувством собственности.
  Я поняла, что он просто жадный на то, что принадлежит ему, и теперь, я тоже вхожу в список его собственности и буду тщательно оберегаться им. Он, как собака на сене - я ему совсем не нужна, да и отдавать меня он не намерен. Хм, вы меня поняли? А то я сама запуталась.
  Ладно, с этим потом разберемся, хотя...
  - Альтен-жисс, скажите, а Кармил-кнез может приказать вам, чтобы вы что-то сделали со мной? - попыталась я внятно сказать свою мысль.
  - Может, но если это не повредит вам, - ответил он.
  - Хорошо, - я почувствовала, как мое лицо расплывается в нехорошей усмешке, - тогда, я думаю, мне нужно срочно переговорить с Кармил-кнезом.
  Я решительно встала с кровати, не забыв забрать свое драгоценное и жизненно важное оружие, и руки главы упали с моих плеч, как бы мимо ходом прогладив по моим рукам. Черный плащ взметнулся за моей спиной, как огромные черные крылья, когда я резко свернула за угол и быстро пошла. Смерть нагнал меня, почти возле самого кабинета, придержав за руку. Я была так взвинчена, что едва не отрубила ему руку клинком, который внезапно оказался у меня в руке.
  - Что ты придумала? - поинтересовался он.
  - Как продлить себе свободу, - улыбнулась я, однако высвобождаясь от хватки главы, - Кармил-кнез может приказать Альтен-жиссу отпустить меня. Этот приказ не повредит же мне. И, Тениан, я хочу переговорить с Кармил-кнезом наедине.
  - Оставить тебя одну с вампиром? - ледяным голосом переспросил он.
  - Ты не забывай, кто я, - теперь и мой голос стал похож на лед, и я вошла в кабинет повелителя вампиров, хлопнув дверью прямо перед носом главы.
  Я понимаю, что этого делать не стоило, но, Дьявол забери мою душу, с чего это он вдруг стал беспокоиться обо мне, как о наивной деревенской дурочке? Тем более, что теперь Кармил-кнез не сможет причинить мне какой-либо вред. А вот почему он приказал своему подданному взять меня в Спутницы, фактически обречь его на вечные муки, я сейчас его спрошу.
  Вампир оторвался от бумаг, разбросанных по всему столу, и посмотрел на меня. Было видно, что он сильно устал, да и глаза утратили свой сочный рубиновый цвет. Что ж, мне это сейчас на руку, потому что на уставших легко давить.
  - Вы что-то хотели? - ровным голосом поинтересовался он.
  - Да, я хотела поговорить с вами, - я села на кресло, закинув ногу на ногу и вновь прощупав помещение на наличие лазутчиков, в этот раз кроме нас никого не оказалось, - по какому праву мы приказали сделать меня Спутницей? Я, даже умирая, никогда бы не согласилась бы на это добровольно.
  Кармил-кнез откинулся на спинку кресла и внимательно посмотрел на меня. Оценивающее посмотрев на меня, он изогнул свои губы в улыбке, хотя она не коснулась его глаз.
  - Понимаете, Алувьен, в чем дело, - начал он, - то, что вы стали Спутницей Альтен-жисса очень выгодно для меня. Ваша сила утроила магический резерв главы клана Жисс, что делает из него потрясающе сильное оружие, а уж то, что вы теперь фактически беспрекословно подчиняетесь мне, просто великолепно. Моя власть теперь непоколебима. Посудите сами, мне верен маг, сравнимый мощью одного из членов Магической Пятерки (Магическая Пятерка - пятерка самых сильных магов мира - прим. автора), и убийца высшего ранга, стоящая после Главы Гильдии Убийц и способная убить почти половину вампиров-Господ. Ни у кого из моих предшественников такого не было.
  - А слухи о том, что под вами стул шатается, не вы сами стали распускать? - подозрительно поинтересовалась я, понимая, что меня этот прожженный интриган провел, как соплюшку. Конечно, это тоже злило, но что теперь поделать? Сейчас главное думать о том, как прекратить быть Спутницей.
  Кармил-кнез замолчал на несколько секунд, только его плечи немного подрагивали, будто он хотел удержать в себе смех, но это у него не вышло. Вампир разразился звонким, радостным смехом, как ребенок, которому удался розыгрыш. Признаться, я едва не зарычала, но во время подавила в себе это желание и смотрела на веселящегося повелителя вампиров холодными и безжизненными глазами, похожими на драгоценные камни - такие же красивые, но неодушевленные.
  Наконец, он прекратил смеяться.
  - Тьма, вы меня удивляете! Я и не думал, что вы так быстро догадаетесь!
  - Надо же, я еще могу удивить вампиров, - саркастически произнесла я, пропустив мимо ушей завуалированное оскорбление, - зачем же слухи распускали?
  - Ну, все очень просто. Я рассчитывал на то, что вы, услышав о том, что мне грозит свержение, пришли бы узнать, что происходит и, скорее всего, постарались бы мне помочь, потому что вряд ли кто-нибудь еще согласится на условия, поставленные вами. А потом произошла бы схватка с превосходящим по силе и количеству противником, в результате которой вы якобы смертельно ранены, и моя дорогая Изабелл попросила бы меня спасти вас любой ценой, и я не в силах отказать своей Спутницей делаю вас Спутницей своего верноподданного. Только то, что вы пришли немного раньше запланированного срока, слегка изменило мои планы, но результат один - вы в моей власти.
  Я едва удержалась оттого, чтобы не съездить по его довольной морде, но все же удержалась, лишь зло скрипнув зубами.
  - Вы понимаете, Кармил-кнез, что вас ждет, если под боком буду обозленная я? - деланно вежливым голосом поинтересовалась я, сжимая и разжимая руки.
  - Я не думаю, что вы сможете что-то сделать мне плохое, если вас попросит Изабелл, - пренебрежительно ответил вампир и изящно пожал плечами.
  - Если меня сильно разозлят, то я спокойно могу перешагнуть через тех, кем дорожу и ценю, - мои глаза, как и улыбка, были холодными и спокойными, что всегда производило впечатление.
  Кармил-кнез моргнул и с недоумением глянул на меня, словно увидел меня впервые. Некоторое время он молчал, пристально рассматривая меня, словно пытаясь найти ответ, а потом тихо выдохнул:
  - Вы можете пожертвовать Изабелл, свой воспитанницей? - в его голосе было столько неверия, что я едва не улыбнулась, но отнюдь не приятная была бы у меня улыбка.
  - Да, могу, как и всеми остальными. И дриадой, и темным князем, и Тенианом, я смогу спокойно ими пожертвовать, если придется, - я говорила будничным тоном, понимая, что это звучит мерзко, но, что поделаешь, это была неприятная правда, - я буду спокойно и методично уничтожать всех вампиров, живущих в этом замке, и никто не сможет мне помешать, потому что Закон запрещает убивать Спутников.
  - Вы это серьезно? - едва заметная нотка ужаса проскользнула в его голосе.
  - А вы разве разучились ощущать правду? - вопрос на вопрос ответила я, продолжая улыбаться ничего не значащей вежливой улыбкой и смотреть на него спокойным, несколько саркастичным взглядом, - вы не забывайте, кто я. Я ведь не то существо, которым можно легко и безнаказанно манипулировать, потому что, обидевшись, я могу наплевать на свои чувства и привязанности, - тут я многозначительно замолчала, давая Кармил-кнезу обдумать услышанное, и добила его, - помните город Слэйт, который теперь мертвый? Мало кто знает, кто его сделал таким...
  Блондин, по волосам которого пробегали багровые всполохи, смотрел на меня пустым взглядом, но я знала, что это лишь маска, под которой идет буря чувств. Я понимаю, что это ужасно, но что поделать, если такова реальность? Много лет назад такое чувство, как совесть мучило меня, но потом умолкло, поняв, что со мной не справиться. Моя психика очень гибкая, как я уже заметила. Если бы совесть продолжала меня мучить по поводу, что я в очередной раз убила кого-нибудь, то я сошла бы с ума.
  - Я предлагаю вот что - я ухожу и больше мы никогда не пересекаемся, если только вы не нарушите наш договор, - разбила я тишину на мелкие осколки, которые резанули слух, - вы и все вампиры забываете, что я Спутница одного из вас, и наша вражда вновь возрождается, пусть при этом и нарушается один из ваших 'священных' Законов. Я не думаю, что вам будет противно его нарушать, даже думаю, что вам это будет приятно. Только вот еще что - дайте мне подсказку, и я уйду.
  - Следующую подсказку вам покажет тот, кто присоединится к вам в пути, - несколько задумчивым голосом произнес Кармил-кнез, - следуйте к солнцу, и ваш проводник к вам придет.
  Я вышла, не поблагодарив его. Зачем? Бросать лишние слова, когда без них вполне можно обойтись, это просто глупо.
  Дриаду, главу и темного эльфа я быстро нашла и коротко и сухо сообщила им, что мы можем уезжать. Свериан быстро начала собирать свои вещи, ничего не сказав, но Тениан заметил, что со мной что-то не то. Конечно, разве со мной может быть все в порядке, если я только что высказала в слух то, что боялась произнести много лет? Боялась того, что это правда, что я такая... что я до кончиков ногтей убийца, у которой нет и не будет друзей, ради которых я бы пожертвовала собой или не бросила.
  - Что с тобой? - тихо спросил глава, за подбородок поднимая лицо и заставляя меня посмотреть ему в глаза.
  - Сейчас я поняла свою сущность, - горько усмехнулась я, отводя взгляд, - и она мне не понравилась.
  - Мы такие, какие мы есть, Алувьен, - неожиданно серьезно произнес Илэр, - и только мы можем себя исправить.
  Я посмотрела на темного эльфа с благодарностью, потому что он сказал то, в чем я сейчас нуждалась, а именно подтверждение того, что я могу измениться в лучшую сторону. Или в худшую...
  В этот момент распахнулась дверь, и в комнату вошла растрепанная Изабелл с поблескивающими от подступивших слез глазами.
  - Ты уже уезжаешь? - тихо спросила она, срываясь на всхлипы, - а когда вновь навестишь меня?
  - Когда ты уйдешь из замка, - жестко ответила я, не щадя чувства девушки, - я сюда больше никогда не приду, если только Кармил-кнез не нарушит договор.
  Моя воспитанница кинулась мне на шею и, уткнувшись в плечо, тихо заплакала. Ее рыданий не было слышно, только текли слезы, потому что она понимала, что, скорее всего, она меня больше никогда не увидит, если только я однажды не приду убить ее Спутника, и только тогда она сможет увидеть меня, но уже в последний раз.
  Мои руки легли ей на плечи, и я прошептала ей на ухо:
  - Живи, сражайся и не плачь.
  - Хорошо, - глухо ответила она и подняла на меня свои фиалковые глаза, - но я все же надеюсь на то, что мы встретимся в мирной обстановке.
   Я ничего не ответила, лишь ободряюще ей улыбнулась, как бы говоря, что тоже на это надеюсь, и вышла из комнаты. Следом за мной пошли остальные.
  Я тихо шла по коридорам замка, ведущие меня к конюшням, и думала о том, что сейчас, возможно, в последний раз видела свою Изабелл, девушку, которую я назвала своей дочерью. Хотя может быть и такой вариант, что я вновь ее увижу, когда приду к Кармил-кнезу, как убийца, потому что он нарушит договор, и вот тогда в своей или ее жизни мы увидим друг друга точно в последний раз. Также может случиться то, что я вскоре умру или мы все же встретимся в каком-нибудь городе. Не знаю, как распорядиться Госпожа Судьба, которая любит посмеяться над теми, кто пытается с ней поспорить...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"