Лескская Акила: другие произведения.

Разрушитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Благими намерениями, как известно, вымощена дорога в Ад...
    ЗЫ: здесь вновь появляется пророк с синими глазами и белой пуховой шалью.)
    ЗЫ2: стоит, наконец, поблагодарить Марию за то, что она выправляет мои бесконечные ошибки. Мария, спасибо тебе огромное!

  Разрушитель.
  ... Долина была сожжена дотла магами Огня. От горького запаха дыма и крови першило в горле и резало глаза. Хриплое карканье кружащих в небе и клюющих свою поживу воронов казалось как никогда зловещим и печальным. Кое-где тлела земля, догорали деревья и стонали раненые, а кто-то, не стесняясь, рыдал над погибшим побратимом, зло произнося слова мести. Это была стандартная картина жизни... или смерти?.. после отчаянного боя. Все знали, на что они идут и что, вероятнее всего, мало кто вернется домой. Знали, что лишь единицам удастся остаться условно целыми и здоровыми, но все равно ушли, провожаемые рыданиями и мольбами остаться.
  Высокий мужчина в черных доспехах и алом плаще стоял, опершись на воткнутый в землю меч, и смотрел с холма на эту печальную картину. В его груди не было никаких чувств, ничто не тревожило душу, только усталость ощущалась в каждом дюйме тела. Ему хотелось завалиться на что-нибудь пригодное для сна и спать, спать, спать.
  В светлых волосах была едва заметна ранняя седина, и возле губ пролегли жесткие морщины. В осанке чувствовалась сила и властная уверенность, а глаза были похожи на два кусочка льда. Сейчас в этом человеке мало кто признал бы легкомысленного принца Тхалейна, не терпящего какого-либо насилия. Теперь это был безжалостный диктатор, воин, не знающий пощады врагам, и бесконечно уставший человек.
  Он смотрел на некогда прекрасную долину, уничтоженную его войсками, и рассеяно думал о том, что скоро будет новая битва и новые потери. Чтобы ни говорили, а чувство утраты никогда не притихнет и не станет менее острым. С каждым побратимом умирала часть души, рвались кровные связи и безумно хотелось забиться куда-нибудь в темную нору, уйти из мира. Но было нельзя, как бы этого ни хотелось. От него зависело многое и многие, слишком сильно. Если он уйдет, то все доверившиеся ему умрут. А принц научился дорожить теми, кто верил ему.
  Прошло всего два года с тех пор, как началась война, а кажется, что прошли столетия. Бои сменялись боями, битвы шли одна за другой, а потерям не было счета. Спать приходилось урывками, иногда не смыкая глаз по несколько дней. И бешеные скачки с желанием опередить противника, просчитать его ходы на несколько шагов вперед и сберечь всех тех, кто еще был жив. А это удавалось далеко не всегда.
  Он планомерно уничтожал королевства, стравливая их между собой, чтобы потом с легкостью добить слабые остатки. Ненависть достигла своего апогея. Дети убивали своих родителей, побратимы забывали о своих клятвах, а кровь лилась гигантскими реками. И все понимали, кто за этим всем стоит - принц Тхалейн. Благодаря именно его жестоким интригам умерла дружба и расцвело предательство. Мир погрузился во тьму кровавого безумства.
  Принц прекрасно понимал, какой тяжелый грех брал на душу, но никому другому не позволил взять его вместо себя. Он знал, что его прозвали Разрушителем, Уничтожителем всего сущего, и только горько улыбался в ответ, не оправдываясь. Зачем? Ведь ему никто не поверил и не поверит, кроме погибших побратимов.
  - Мой принц, - неслышно подошел целитель-эльф и преклонил колено.
  - Он будет жить? - Тхалейну с трудом удалось спокойствие, хотя перед глазами вновь пронеслось тяжелое воспоминание.
  В горячке боя порой сложно контролировать окружающий мир, но он никогда не забывает о тебе. Тхалейн рубился яростно и неутомимо, молча прося у Творца прощения за каждого убитого. Удар, удар, блок, ложный удар и кончик меча впивается в тело, найдя лазейку между сочленениями доспеха. Горячая кровь выплескивается на руки, но они ее не чувствуют из-за латных перчаток. От просвистевшей мимо секиры его спасло только то, что старый побратим Андорр оттолкнул в сторону и не сумел спастись сам. Удар был страшен, но еще страшнее была месть принца. Со звериным рыком он атаковал тролля, за несколько секунд изрубив его на куски, а после, сорвав шлем, упал на колени рядом с другом. Осторожно положил его голову к себе на колени и тихо-тихо позвал:
  - Андорр, побратим.
  На залитом кровью лице вздрогнули ресницы, и бесцветные глаза с трудом вгляделись в лицо своего принца. Бледные губы беззвучно шепнули, складываясь в улыбку:
  - Тхай...
  - Не смей умирать, слышишь? Не смей.
  Побратим едва заметно кивнул и попытался что-то сказать, но не получилось. На его губах вскипела кровавая пена, и он судорожно закашлялся, а после, дернувшись, потерял сознание.
  - Целителя! - рявкнул принц, перекрывая шум боя, - Андорр, не умирай... Я ведь один останусь...
  Тхалейн почувствовал, как в горле запершило, а в глаза будто песок попал. Если побратим умрет, то он останется один, совсем один. Без них. Без Алайны, Тириэля, Дайра, Кэрое и Андорра. И зачем тогда ему жить? Ведь никто не сумеет собрать его разбитую от потерь душу и заполнить пустоту.
  - Будет, - ответил целитель и осторожно произнес, - мой принц, вам нужно отдохнуть.
  - На том свете отдохну, - отрезал принц, глядя на то, как знаменосец устанавливает его флаг - черное полотно с изображением золотого сокола в центре.
  Отдав последние приказания, Тхалейн зашел в палатку, где лежал его побратим. Лицо с тонкими чертами было бледным до синевы, кожа на скулах натянулась, и под глазами лежали синяки. Волосы, которыми гордился Андорр, были криво и коротко обрезаны ножом и местами подпалены. Вся грудь была обмотана бинтами, на которых проступили кровавые пятна, а дыхание было легким-легким, почти незаметным. Казалось, что в любое мгновение истончившаяся нить жизни может оборваться, и тогда последний из побратимов умрет.
  Осторожно присев на край кровати, принц спрятал лицо в ладонях, чтобы никто не увидел, как по лицу побежали слезы. Его воины не должны видеть его слабости, иначе и сами падут духом, а этого нельзя было допускать. Война только набирала обороты, втягивая в свою мясорубку все больше и больше стран. И, как планировал принц, скоро весь мир утонет в дыму и крови.
  Слезы скоро иссякли, и вместе с ними ушла тяжесть на душе, но вместо этого навалилась такая усталость и сонливость, что можно было стоя уснуть. Тряхнув головой, Тхалейн осторожно сжал узкую ладонь Андорра и вышел, почувствовав, что его зовут. И оказался прав. Невысокая старуха с ярко-синими глазами казалась неуместной посреди этого поля боя. Глядя несколько печально на мужчину, она куталась в белую пуховую шаль и терпеливо ждала, когда он к ней подойдет. Принц уважительно ей поклонился:
  - Мое почтение, пророк.
  - Здравствуй, - она материнским жестом заправила за ухо его светлую прядь волос, - как ты, мой мальчик?
  - Терпимо, - пожал он плечами и улыбнулся, - бывало и хуже. А ты как?
  - Нормально, - пророк улыбнулась в ответ и тревожно заглянула в его глаза, - Тхай, ты можешь еще повернуть назад.
  Он вновь пожал плечами, отведя взгляд в сторону, и ответил:
  - Ты ведь знаешь, что я не сделаю этого.
  - Мне так жаль тебя, мальчик, очень жаль, - по морщинистым щекам побежали крупные горошины слез, - но я не властна над судьбой.
  - Не плачь, - попросил принц, нежно обнимая старушку, - я сделал выбор и теперь должен пройти путь до конца.
  Пророк беззвучно плакала, уронив с плеч на черную землю свой белый платок. Она остро переживала за этого молодого мужчину со старыми и больными глазами, но ничего изменить не могла, несмотря на огромное желание. Это было не в ее силах, просто не в ее. Она только Видела и помогала ключевым личностям узнать развилки на дорогах судьбы и только.
  Тхалейн ласково поглаживал старуху по спине, давая выплакаться своей няньке. Именно она стала ему первым и верным другом, всегда подставляла свое плечо, когда ему требовалась поддержка, и утешала, когда по лицу бежали слезы злости или боли. И именно эта женщина с древней, могущественной силой предвидения сказала ему о выборе, который он должен был сделать. Тогда принц увидел в глазах пророка такое горькое отчаяние и бессилие.
  - Мой бедный мальчик, - шептала пророк, поднимая с земли свой платок и накидывая на плечи.
  - Мне просто не повезло родиться, - усмехнулся Тхалейн, - в этом нет ничьей вины.
  - У тебя должна была быть другая судьба, - вдохнула старуха, - великое правление, счастье в семье, а не кровь и потери.
  - Скажи, если бы увидела еще при моем рождении будущее, то придушила бы меня? - неожиданно жестко спросил мужчина.
  Она вскинула на него испуганный взгляд и замотала головой, отрицая такую возможность. Глаза вновь заблестели от новой порции слез, а губы скривились в непонятной улыбке. О, нет, она никогда бы не смогла этого сделать, хотя бы из-за того, что ее тогда не было. Истинная нянька принца умерла через пару дней от горя после того, как увидела будущее своего воспитанника и отдала свой Дар преемнице. И совсем еще молоденькая девчонка безнадежно влюбилась в ироничного красавца-принца, дорожа каждыми минутами встречи, зная, что скоро он умрет.
  По правилам, пророки никогда не должны раскрывать своих секретов, но иногда просто не выдерживали. Любовь, что поделать. Таких случаев было множество, и ими дорожили все пророки, потому что со всей яркостью помнили эти дивные моменты так, как будто это произошло только вчера. Умирая, пророк передавала не только Дар, но и память всех поколений. Это было и даром, и проклятием.
  - Тебе нужно отдохнуть, Тхай, - произнесла пророк, - тобой только упырей пугать.
  - У меня нет на это времени, - покачал он головой, - оно неумолимо уменьшается, а я не успеваю сделать многое. Я не хочу оставлять наследнику объятый войной мир. Он должен стать Спасителем, а не вторым мной.
  Последняя фраза прозвучала горько и сухо, и Тхалейн на миг прикрыл глаза, чтобы старая нянька не увидела их выражение. Беспощадное, звериное и чуточку больное. Глаза истинного Разрушителя, воплотившегося во всей своей уродливой красе. Перед побратимами и армией он мог говорить, что это просто вынужденная маска, но себя обманывать не мог. Он Разрушитель, враг Творца, отродье Тьмы, прикрывающееся светлыми идеалами.
  Ветер бросил в лицо пепел и приторно-тошнотворный запах горелой плоти, а тонкие пряди волос плетьми хлестнули по лицу. В голубых глазах, вызывавших восхищение даже у эльфов, царила кровавая зима, а вороненые доспехи с алым плащом только завершали картину. Когда-то давно принц Тхалейн предпочитал белый и серебристый цвета, отчего его сравнивали с ангелом. Сейчас он тоже ангел, только падший.
  Тхалейн рассеянно посмотрел на солдат, чистящих оружие и перебрасывающихся похабными шутками. Некоторые уже пришли в себя, а другие по-прежнему пребывали в шоке от недавней битвы, стеклянными глазами глядя перед собой. Последними были совсем еще молодые, безусые юнцы, познавшие, что такое война на собственной шкуре, а не из романтичных бредней менестрелей. Это смерть близких и дикая боль от раны, это постоянное недосыпание и страх, это проклятие.
  "Смотри, Тхалейн, это те, кому ты сломал души и судьбы, - прозвучал в голове мерзкий голос, - это ты превращаешь их в чудовищ".
  - Тхай, не вини себя, - произнесла пророк, проследив за его взглядом, - это их судьба, ты лишь оружие в руках Судьбы.
  - И все равно, - упрямо сказал принц и будто очнулся - что же мы стоим здесь? Пойдем ко мне в палатку.
  Черно-золотой шатер выделялся только цветом. Размеры, убранство и ткань были такими же, что у остальных. На полу лежало несколько шкур, заменяющих постель, грубо сколоченный стол и пять стульев. Все, больше ничего из мебели не было, зато была куча всяких бумаг и карты.
  Небрежно бросив плащ на один из стульев, Тхалейн обернулся к пророку, и слова застыли на губах. На него смотрела молодая женщина с несколько опасливым выражением в глазах. Принц готов был поклясться, что никогда прежде ее не видел, но что-то в ней было знакомым. Ярко-синие глаза и пуховой платок. Только у одного человека он видел такое, и это...
  - Пророк? - сорвалось с губ удивленное.
  - Ты ведь еще не обзавелся наследником, - это прозвучало как утверждение, а не как вопрос, - я стану его матерью, если ты не против. Моя кровь даст ему каплю Дара, но и этого ему хватит.
  Нежные девичьи губы накрыли его, прерывая все его возражения и протесты, и лишь слышно между лихорадочными поцелуями попросили:
  - Прошу, не отвергай.
  И принц сдался. Отчасти от страсти пророка, отчасти из-за долгого отсутствия женщины. За них все было давным-давно решено.
  Тхалейн крепко спал, когда девушка ушла, не оглядываясь и не прощаясь. Они встретятся еще один раз, последний раз, когда она приведет за руку их сынишку, Спасителя мира, от которого отвернулись боги. Как любит шутить Судьба! Отец Разрушитель, а его сын станет тем, на кого будут молиться. И никто не вспомнит и не узнает о том, что они близкие родственники.
  А Разрушитель продолжал спать, чтобы через несколько часов безучастно смотреть на то, как умирает в безжалостном огне огромный город. Он сделал свой выбор, чтобы спасти тех, кто ему был дорог - единственный оставшийся в живых побратим Андорр и еще нерожденный сын. Ради них принц избрал дорогу Тьмы и собирался пройти ее до самого конца. До любого конца.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"