Лескская Акила: другие произведения.

На грани

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хочу "порадовать" - это, как оказалось, еще не заключительная часть. Следующая должна быть ею. Народ, *падая на колени* ну укажите мне на ошибки!

Часть 7. На грани.


Я сидела на подоконнике, пустым взглядом глядя в даль, и беззвучно шептала: 'за что? За что, Лаи`ин?'. Мои пальцы поглаживали плавные изгибы лютни, не смея касаться струн, но, когда случайно задевали их, рождая одинокий, похожий на стон, звук, я вздрагивала и судорожно отдергивала руку, будто обжигалась. На щеках уже подсохли слезы, а истерзанные зубами губы перестали кровоточить. Я не знала, как долго сижу здесь, ни на что не обращая внимания, мне было все равно. Безразличие и давящая тоска паутиной оплели меня, отсекая от мира.
С тоскливым вздохом, я откинула голову назад, упираясь затылком о шероховатую стену, и вновь начала поглаживать свой музыкальный инструмент. Зачем я здесь осталась? Ах, да, Йон сообщил мне, что знает, как открыть Врата Сваорлока без крови потомков мага. Конечно, ведь удерживающее его заклятие было напрямую связано с жизненной энергией Сваорлока, поэтому волей-неволей ему пришлось наблюдать за тем, что с ним происходит. Кстати, Йон сообщил мне, что тот придурок Король, из-за которого и закрыли страну Теней, оказался моим не прямым потомком. Потому что всех моих прямых потомков в седьмом поколении перебили и на трон возвели послушную куклу, через которую и правили. У меня от этого известия камень с души упал. Приятно знать, что это не от меня пошла бездарь.
Лорд попросил меня остаться еще на неделю, последнюю неделю моей жизни, и я согласилась, чувствуя себя на редкость подавленно. Без Огня я чувствовала себя неполной, какой-то одинокой и брошенной, и поняла, почему все барды, оставшиеся без Огня, кончали жизнь самоубийством. Я сама уже была недалека от этого поступка. Может быть, Даниэль, если бы сейчас он не лежал в комнате, походя на умершего, смог бы отогнать эти мысли, научить жить дальше. Может быть. Наверно.
- Манела, может, пойдете пообедаете? - не слышно подошел ко мне Рэфил.
- Спасибо, не хочу, - я даже не посмотрела на него.
Он тяжело вздохнул и, подцепив мой подбородок пальцами, заставил на себя посмотреть. Я безучастно скользнула по нему взглядом, отмечая про себя, что он заплел волосы в замысловатую прическу и вдел в острый кончик уха простую серьгу-колечко.
- Может, скажете, что с вами? - эльф присел на краешек подоконника напротив меня и чуть склонил голову на бок, терпеливо ожидая моего ответа.
Никому я так и не рассказала, что со мной случилось. Мне было почему-то трудно признаться в том, что я больше не смогу играть на лютне и петь, признаться, что я больше не менестрель, а бесполезный инвалид. Я в воображении пыталась представить, как говорю это моим эльфам, но горло тут же сжимал болезненный спазм и глаза начинали гореть, готовясь пролить слезы. Я поняла, что не смогу рассказать о своем горе еще и потому что слова утонут в рыданиях.
Я покачала головой и прислонилась лбом к холодному оконному стеклу, начав наблюдать за неспешным передвижением облаков.
- Раморэ, пожалуйста, скажи, - Рэфил в первый раз жизни назвал меня по имени и перешел на фамильярное 'ты'. Надо же, действительно беспокоиться обо мне.
Устало вздохнув, я посмотрела на него и, протянув руку, погладила по щеке, а после начала вытаскивать из его прически шпильки и заколки, распуская волосы. С тихим шелестом они упали на плечи, и я запустила в них руку и, положив ладонь на его затылок, потянула к себе. Не знаю, зачем я это сделала. Может, захотела увидеть его реакцию, но только дрогнувшая бровь выдала его изумление.
- Рэфил, я думала, что вы заметите, - прошептала я, глядя в его глаза на расстоянии не больше десяти сантиметров.
- Вы сильно изменились, - он отстранился от меня, собирая волосы обратно в прическу, и улыбнулся одними губами. Улыбка совсем не коснулась обеспокоенных глаз, - стали в чем-то более жесткой, непримиримой. За все то время, что я вас знаю, манела, это на вас совсем не похоже.
- Вам это не нравиться?
- Скажем так, напрягает, - Рэфил прижался щекой к стеклу так, что мог спокойно, не напрягаясь, смотреть вдаль, - вы больше похожи на воина, чем на менестреля.
'Воина' - беззвучно шевельнулись мои губы, повторяя, и скривились в неприятной усмешке Лаи`ин. Только она так улыбалась, когда подстраивала очередную пакость своим неприятелям. Я чувствовала, как с каждым прожитым мной мигом, Королева Теней медленно, но верно вырывается на свободу, подминая меня под собой.
- Вы действительно хотите знать, что со мной? - произнесла я с неожиданной злостью и вызовом, - хотите знать, почему я так спокойно отреагировала на то, что Даниэль больше не проснется? Хотите?
Его зеленые глаза, с каждым прожитым часом становящиеся золотыми, напряженно посмотрели на меня. Я положила на колени лютню и тронула струны, желая сыграть легкую, ненавязчивую мелодию, которую всегда играла, когда думала. Мои пальцы приласкали струны, и они отозвались жутким криком, похожим на весенний ор кошки, заставив не только меня, но и Рэфила вздрогнуть. А уж когда я попыталась спеть, не попадая в ритм и ноты, то эльф посмотрел на меня почти с испугом. Я же, чувствуя какую-то странную ярость, продолжила терзать инструмент, не обращая внимания на звуки, от которых острые уши жреца нервно задергались.
По моим щекам побежали новые слезы, и я, не выдержав, прекратила мучить лютню и швырнула ее об стену. Она жалобно звякнула и замолчала, а я расплакалась и, подорвавшись с подоконника, намерилась убежать, чтобы не показывать в очередной раз свою слабость, но Предвестник мягко привлек меня к себе. Он начал гладить меня по волосам и шептать что-то успокоительное на своем шипящем языке, который на этот раз звучал на удивление красиво. Я, уткнувшись в его грудь, рыдала и обнимала его за пояс, словно ребенок, ищущий защиту у родителя и верящий, что его уберегут и оградят от проблем.
Мягкий шипящий голос жреца Смерти атласом скользил по коже, успокаивая и убаюкивая, а ровный стук сердца завораживал. Мои бурные рыдания перешли в редкие всхлипы, и я лишь изредка вздрагивала в надежных объятиях Рэфила, чувствуя себя на удивление уютно.
- Мой Огонь Вдохновения погас, - тихо произнесла я и робко посмотрела на него, - я больше не менестрель, я не могу играть.
Предвестник спокойно и неторопливо стер мои слезы и спросил, как-то печально глядя на меня:
- Лаи`ин?
Я кивнула.
- Фрей потихоньку и вас меняет, Рэфил. Вы заметили, как в ваших глазах золотые крапинки становятся все больше и больше? Король хочет занять ваше место, подмять личность, ведь вы его Осколок Души - часть его души, ставшая самостоятельной личность, но сохранившая связь с той душой, от которой откололась.
Его взгляд стал ледяным и пустым, а губы сжались так, что побелели.
- Значит, вот что такое Осколок Души, - задумчиво произнес жрец, - спасибо, Владычица. За что же ты так со мной, любимая?
Рэфил предельно осторожно разомкнул свои объятия, словно одно неверное движение и я сломаюсь, словно хрупкая фарфоровая статуэтка, и отошел от меня на несколько шагов. Я недоуменно смотрела на то, как он принялся ходить взад-вперед, сосредоточенно что-то обдумывая и решая. И то, к какому выводу он приходил, ему очень не нравилось. Его побледневшее от ярости лицо, замерцавшие глаза и злая усмешка напугали меня, а уж когда он подошел ко мне и впился взглядом, я почувствовала сильное желание сбежать от него и даже хотела осуществить задуманное, но его рука, клещами вцепившаяся в мое предплечье, помешала.
- И давно вы это знаете? - в голосе эльфа плавал лед.
- С тех пор, когда я узнала, что я Лаи`ин, - ответила я.
- Вы знали, что Король Теней хочет вернуться, - он не спрашивал, а утверждал, - и сами хотели этого, не так ли?
Ответить я не успела.
- Что происходит? - Йон выразительно посмотрел на вцепившегося в меня Рэфила.
- Вас это не касается, - почти прорычал Рэфил, невольно стискивая мою руку сильнее. Я благоразумно сдержала крик, потому что поняла, что они могут сцепиться не на жизнь, а на смерть.
- Меня касается все, что связано с Раморэ, - твердо произнес Лорд, со сдерживаемой яростью глядя на Предвестника, - с тобой все в порядке?
- Конечно, - почти искреннее улыбнулась я, - все в порядке, Йон, мы просто разговариваем.
- Я тебя знаю больше десяти тысяч лет, и неужели ты думаешь, что я тебе поверю? - не отступал Тень.
- Йон, пожалуйста, оставь нас, - процедила я, - мы действительно просто разговариваем. Тебя не касаются мои отношения с собственным Стражем Жизни.
- Но, моя Королева, - возмущенно начал Лорд.
Помимо воли, я зашипела и зло сощурилась. Никогда прежде я не ощущала такую всепоглощающую ярость и желание разбить кому-либо лицо в кровь. Теперь уже Рэфил удерживал меня, сжав мои плечи и поглаживая их большими пальцами.
- Я не твоя Королева, - чеканя каждое слово, произнесла я, - я не Лаи`ин, а менес... менестрель Раморэ, я не Тень, я человек, запомни. Ты не имеешь никакого права вмешиваться в мои дела.
По его губам скользнула и пропала хищная и в то же время торжествующая усмешка. Мое сердце тревожно екнуло, говоря мне, что не все так просто, как мне кажется, ой как не просто. Лорд явно знал что-то такое, за что я могла бы его убить. Запрокинув голову, Йон рассмеялся, иногда всхлипывая и вытирая бегущие по щекам слезы.
- Может, стоит его убить? - склонившись к моему уху, заманчиво прошептал Рэфил.
- Тогда я не открою Врата Сваорлока, - с сожалением покачала я головой, с неприязнью глядя на веселящегося Лорда.
- Моя...Раморэ, - перестав смеяться, серьезно произнес Тень, подходя ко мне так близко, что еще чуть-чуть и я прижалась бы своей грудью к его. Я почувствовала, как напрягся Рэфил, нет, не явно, просто внутри он готов был атаковать в любую минуту, - ты обманываешь саму себя. Я ведь знаю, что та Королева, которую я знаю и люблю до сих пор, начинает доминировать над тобой все сильнее и сильнее. Ты сама не замечаешь, как меняешься, возвращаешься к своим старым привычкам.
Он неожиданно наклонился и нежно коснулся губами моих губ. Я, сдавленно зарычав, отступила от него и залепила пощечину, вернее, хотела, но моя рука в самый последний момент сжалась в кулак, разбивая губы Йона. Тень с довольным смешком отошел от меня и Рэфила, руки которого на моих плечах окаменели от напряжения, и демонстративно стер выступившую кровь.
- Какие еще тебе нужны доказательства? - он слизнул с пальцев кровь, - ты становишься такой, какой и должна быть. Тенью. Воином. Королевой. Пойми, это твоя судьба.
- Я не хочу, - я потерянно потерлась щекой о руку Рэфила, а он в ответ рассеянно поцеловал меня в затылок, заставив Йона еле заметно угрожающее прищуриться, - и не смогу жить в четырех стенах, пойми. Мне нужна свобода и, в конце концов, я не смогу противиться Зову Дороги! Ради него я смогу отказаться от многого.
- Возможно, - кивнул Лорд, - но только не от своей клятвы защищать и оберегать Сваорлок. Скажи, ты сможешь оставить его, дать ему умереть? Это ведь твое детище, твоя душа, и если он погибнет, то и ты долго не проживешь. Ты, наверно, забыла, кто такие Короли. Это ведь персонифицированные страны, их материальное воплощение.
- Да, - стоном сорвалось слово с моих губ, - ты прав, Йон, прав, - а про себя я начала проклинать его, жестко заставляющего вспомнить о долге. Великий Творец, за что мне все это, а? В чем я провинилась перед Тобой?
Он ободряюще улыбнулся и сменил тему:
- Забыл сообщить. В ближайшее время приедет посольство Дарт-аль`Минет.
- Киниль входит в состав посольства? - тщательно-нейтральным тоном осведомился Рэфил.
О, боги, и киниль Митари сюда приедет?
- Обязательно, это ведь его обязанность, - с открытым пренебрежением посмотрел на Предвестника Лорд.
- Очень некстати, - досадливо произнес эльф и неожиданно фыркнул, - от судьбы не убежать, как бы не хотелось.
- Вы о чем? - требовательно обернулась я к нему.
Зеленоглазый жрец нацепил привычную маску вежливо-холодного выражения и с легкой издевкой, как мне показалось, покачал головой. Я демонстративно надулась и вырвалась из его рук. В ответ он насмешливо хмыкнул и заправил за острое ухо выбившуюся прядь волос, всем своим видом показывающим, что его ничуть не тронула моя обида, однако, я знала, что глубоко-глубоко в душе, искорка вины начала скакать.
- Странные у вас отношения, - потер подбородок Йон с взглядом исследователя, обнаружившего новый вид, - непонятные для меня.
- Что именно вам кажется странным? - не выдержав, Рэфил виновато коснулся губами моих костяшек пальцев, молча прося прощения. Я, редко удостаиваемая с его стороны таких проявлений искренних чувств, для вида немного еще подулась и простила его. Меня вдруг посетила мысль, что Предвестник с неприятной легкостью манипулирует мной, умело надавливая на нужные точки. Если так дальше будет продолжаться, то я стану в его руках послушной марионеткой, мнящей, что у нее есть свобода выбора.
Лорда Теней, похоже, посетила та же мысль, что и меня, и последовавшие выводы ему явно не понравились. Его взгляд стал таким холодным, что я невольно поежилась и подалась вперед, чтобы, если вдруг что, оказаться на его пути и предотвратить убийство.
- И как у вас совести хватило? - прошипел Йон, делая шаг вперед.
Рэфил ласково улыбнулся, как матерый волк комнатной шавке, и перехватил поудобнее sgass. Меня неприятно поразило то, что жрец Смерти не стал оправдываться, промолчал, ясно давая понять, что это все правда. А ведь я знала и покорно позволяла им вертеть собой, даже радовалась этому. Стойте, так что же это получается - Даниэль начал меня соблазнять тоже не из-за светлых чувств, а из-за каких-то корыстных целей? Так, что ли?
- Хватит, - тихо и спокойно, но с металлом в голосе произнесла я, - с меня всего этого достаточно. Йон, ты мне сейчас же рассказываешь, как открыть Врата Сваорлока, а вы, Рэфил, уйдите, пожалуйста.
- Извините, не могу, - с высока посмотрел на меня остроухий, поглаживая sgass, - я обязан постоянно находиться рядом с вами, моя драгоценная манела, - меня покоробил его тон, с каким были произнесены последние слова. Будь они сказаны иным голосом, лучшего мне и не стоило бы желать.
Я прерывисто вздохнула, давя в себе гнев, и нарочито спокойно разгладила складки на юбке.
- Дааа, ты сильно ошиблась в выборе Стража, - с сарказмом произнес Йон.
- Я даже не выбирала, - мрачно ответила я, - они без моего на то согласия сделали себя моими Стражами.
- Для вашей же безопасности, - невозмутимо дернул плечом Рэфил.
- Вот даже как, - изогнулись в непонятной улыбке губы Йона, - интересная ситуация получается, моя Королева, ты не находишь?
- Не уходи от темы, - раздраженно рявкнула я, - как открыть Врата Сваорлока?
- Может, обсудим это в кабинете? Мне не удобно разговаривать о важных вещах в коридоре.
С этими словами Йон шагнул в густую тень и растворился в ней. Я вздохнула. Для народа Теней обычные тени от предметов и существ - это порталы, которые могут блокировать только Лорды и Короли Теней. Вот поэтому мы были идеальными шпионами. Нам не нужно было особых усилий, чтобы подслушать какой-нибудь разговор, нужно было только затаиться под покровом тени и закрыть глаза, чтобы яркие радужки не выдали присутствия.
Я покачала головой, сожалея об утраченном умении, и направилась к кабинету, не обращая совершенно никакого внимания на Рэфила. Как он недавно сказал? Постоянно находиться рядом со мной? А где он, мне интересно знать, был последние три часа, которые я провела на подоконнике одна? Память подло подбросила воспоминание, где мой Предвестник с интересом разглядывал молоденькую служанку. Я почувствовала острое желание убить жреца, но с сожалением мне пришлось отказаться от него.
Зайдя в кабинет, я села в кресло, не тратя время на глупое разрешение сесть. Все равно ведь разрешит, потому что иначе быть не может. Никогда в жизни не поверю, что Йон будет спокойно сидеть, когда я буду стоять. Во-первых, это банальное оскорбление, а, во-вторых, он привык к этикету. Рэфил встал за креслом, как бы невзначай положив руку мне на плечо, и поудобнее перехватил sgass.
Йон расслабленно откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза. Я насторожилась, потому что знала, что ничего хорошего он мне сейчас не сообщит. Меня раньше всегда бесила эта его привычка постоянно скрывать свои эмоции и чувства, эта его постоянная скрытность и манера всегда ходить с таким радостно-насмешливым выражением, будто сделал какую-то пакость, что часто в него летело все, что попадалось мне под руку в такие моменты. Правда, длилось это не долго, до тех пор, пока он не стал моим Поверенным. И вот сейчас мне захотелось вновь что-нибудь в него кинуть, чтобы он вышел из этого ненавистного мной закрытого образа.
- Моя Королева, скажи, как ты собиралась открыть Сваорлок? - с ленцой в голосе поинтересовался Йон, открыв один глаз, походя в этот момент на проснувшегося кота.
Я кратко пересказала то, что от меня хотели Лорды - собрать кровь потомков мага, а что они потом собрались с ней делать, я не знала. Йон изумленно посмотрел на меня, округлив глаза, и захохотал, запрокинув голову. По его щекам от смеха потекли слезы, которые он принялся вытирать рукавом, позабыв о платке.
- Кровь? - всхлипнул он, смаргивая соленую влагу, - и ты поверила, моя Королева? Поверила этой чуши? Мол, Врата можно открыть с помощью одной только крови? Великий Творец, большей ерунды я в жизни не слышал!
- Я в последнее время начала в этом сомневаться, - я пропустила мимо ушей его подначки, - заклинание, которое смогло запечатать целую страну, так просто не должно разрушиться. Так как мне открыть Сваорлок?
Йон с вздохом принялся растирать лицо ладоням, явно пытаясь скрыть от меня слишком бурные эмоции, которые мне, по его мнению, не следовало видеть. Начав нервно пропускать между пальцами пряди светло-серебристых волос, на концах превращающиеся в туман, он посмотрел на меня так, словно прощался со мной навсегда.
- Тебе, по всей видимости, не сказали или сами они не знали, что тот маг, закрывший нашу страну, был твоим прямым потомком. По-моему, твой внук погулял налево, оставив в семье рыбака дочку, от которой и пошел род мага. Конечно, к тому моменту, как родился наш колдун, прошло очень много времени, и от твоей крови осталась только капля, не несшая магию Теней, тем не менее, именно она сыграла важную роль в заклятии. Как я выяснил, маг смог докопаться до истоков своего рода и узнать, что он, не смотря на сильную разбавленность, прямой потомок Королей Сваорлока. Да, Лорды бы его не признали, хотя, если бы провели ритуал Крови, то он бы стал Королем. Дело не в этом. Как и любой родитель, наш колдун хотел, чтобы его дети жили в достатке, и тут, как удачно совпало, у Короля Сваорлока полетела крыша, как говориться. И маг закрыл Сваорлок. Его заклятие мог снять только прямой потомок Королей Сваорлока и только в том случае, если сильно желал, чтобы страна возродилась. По замыслам мага, его сын, которого он специально растил для трона, должен был стать пресловутым героем, который должен был снять отцовское заклятие и переродиться в настоящую Тень. Да-да, он и это предусмотрел, - видя мое изумление, кивнул Йон, - но вот незадача вышла, - его сын стал вампиром и поэтому уже не мог переродиться в тень, его тогда просто развоплотило, ведь заклятие было составлено на человека, ну или существо, более чем на две трети являющееся человеком. Вот так вот, моя Королева. А заклятие снимается очень просто: ты должна совершить церемониальное самоубийство, и тогда Врата откроются, а ты вновь станешь Тенью и Королевой.
Йон замолчал, принявшись вертеть между ладонями бокал с красным вином, и старался не смотреть на меня. А я, застыв, лихорадочно обдумывала сказанное. Творец, ведь теперь все сходиться! Кровь потомков мага - это и моя кровь, и моя смерть, произведенная при помощи ритуала, сможет пробить заклятие. И еще не стоит забывать о том, что сказал Дэймон - я сама себя убью. Значит, я все же взойду на трон Сваорлока, как законная Королева.
Но тогда я, Раморэ, исчезну, вместо меня будет Лаи`ин. А хочу ли я этого? Нет, конечно!
'Пойми, ты не сможешь править Сваорлоком' - прохладно сообщила Лаи`ин, - 'у тебя мало опыта и жесткости, а без них выжить в стране теней очень тяжело, почти невозможно'.
'Я не хочу исчезать!'
'Я могу стать доминирующей личностью, а ты пассивной, но будешь находиться под моим контролем только в тех моментах, когда нужно будет вести себя, как подобает Королеве Теней.' - рационально предложила Королева, - 'Согласна?'
'Но, получается, только я в выигрыше?' - почувствовала я подвох.
'Нет, мы обе, просто сейчас ты не все видишь', - покачала она головой и вздохнула, - 'первым, что мы сделаем, это сделаем Йона вновь Поверенным. Не бойся, Раморэ, ты не исчезнешь. Я тебе обещаю'.
Великий Творец! И как ей удается так легко уговаривать меня? Хотя, это глупый вопрос.
И все же я чувствую, что в ее предложении есть подвох.
- Значит, я должна умереть, - я закусила губу, - что ж, я согласна.
Йон с улыбкой кивнул, словно не ожидал иного ответа. Пригубив вино, Лорд поставил бокал на стол со словами:
- Тогда, я думаю, ритуал Возрождения можно провести после бала.
- Бала? - в один голос с Рэфилом переспросила я. Если в моем голосе можно было удивление, то у Предвестника - недовольство и раздражение.
- Да, бал в честь приезда посольства свеа, - кивнул Йон и досадливо нахмурился, - это, к моему сожалению, обязательная дань уважения к темным эльфам. Morante всегда умели создавать пакости, которые до сих пор отравляют жизнь.
- Morante? - уцепился за неизвестное слово жрец Смерти.
- Thare Morante- Живущие Смертью, - рассеянно ответил Йон, явно расстроенный предстоящим расходами.
Я фыркнула и окинула взглядом его кабинет. Да Йон может проводить балы круглосуточно, при таком богатстве, тысячу лет точно! Но крайняя экономность, даже жадность присутствовавшее в его характере, что не раз помогала мне.
- А кто они? - ненавязчиво продолжил расспрос эльф.
Судя по взгляду, Лорд Теней собирался рассказать, кто они такие и как вообще появились светлые эльфы, но я пнула его под столом, и он, моргнув, промолчал, но кинул на меня многообещающий взгляд.
- Да так, - процедил Йон, - есть одни.
- Поверьте мне, Рэфил, вам лучше не знать, кто они, - мягко попросила я его, гася в себе лютую ненависть. В памяти всколыхнулась Вересковая битва, нанесшая моим войскам серьезный удар. Едкий запах гари и крови щекотнул нос, а дикие крики, доносящиеся словно издалека, коготками царапнули слух. Искаженные лица Теней и надменные - Живущих Смертью хороводом пронеслись перед глазами. В тот момент я была готова умереть, уничтожить свою душу, лишь бы только получить возможность убить Morante.
- Хорошо, - недовольно сжал он мое плечо, намекая, что позже он все равно узнает, кто они, - может, погуляем, манела?
Я с изумлением обернулась к нему, не веря тому, что услышала. Рэфил предлагает мне погулять? Что это с ним?
- Я не могу долго находиться в...помещениях, - он запнулся, заменив последнее слово, - и я хотел бы вам кое-что показать.
- И что же? - хмыкнул Йон с таким двусмысленным взглядом, что мои щеки запылали.
Рэфил наградил его ледяным взглядом и ничего не сказал в ответ, посчитав ниже своего достоинства отвечать.
- Пойдемте, - согласилась я.
Тень улыбнулся, и я поняла, что сейчас он скажет что-то такое, за что я буду готова убить его. Так оно и оказалось.
- Моя Королева, а он, случайно, не твой любовник? - хорошо, что он это спросил на safirit.
- С чего ты взял? - процедила я на этом же языке.
- Ну, во-первых, он Осколок Фрея, а, во-вторых, у вас очень...хм, хм...недвусмысленные отношения.
Я, не раздумывая, залепила ему пощечину и с гордым видом вышла, услышав его веселый смех. Нет, я его когда-нибудь точно убью и скажу, что так и было! Я знала, что Йон ревновал к Фрею, и сейчас его вопрос был проверкой. Моя реакция его успокоила, зато я была зла.
- Что он сказал? - тихо осведомился Рэфил, останавливая меня.
- Глупость, - отрезала я, - больше не спрашивайте меня на эту тему, хорошо?
Он кивнул.

Мы пришли в сад. Я улыбнулась, вспоминая, что точно такой же сад был в Сваорлоке, в моей загородной резиденции. Йон воссоздал все точь-в-точь, что меня несказанно радовало. Хотя, будь я на его место, то не стала бы все так скрупулезно делать, потому что вряд ли бы захотела травить себе душу. Каждый день вспоминать о том, что было, и терзаться сомнениям, что уже вряд ли будет. Я бы не смогла так прожить и десятилетия. А Йон прожил сотни тысячелетий, не сомневаясь в том, что я приду.
Рэфил лег на траву, умиротворенно закрыв глаза, и, кажется, вздремнул. А я расположилась рядом с ним и принялась смотреть на его спокойное, умиротворенное лицо, ведь никогда прежде я не видела такого выражения лица у него. Обычно все время холодное и закрытое, далекое, в общем.
Интересно, а зачем он сюда меня позвал? Чтобы полежать на травке, а я рядом была, под его 'чутким' присмотром? Вот нахал!
- Простите, - словно отвечая на мои мысли, произнес сильвит, - мне просто нужно собраться с мыслями и...- он оборвал себя и, открыв глаза, присел на корточки возле куста роз и провел кончиками пальцев по бутону.
- Смотрите, - шепнул он мне.
Цветок задрожал, съежился и осыпался черными лепестками на землю. Эльф провел ладонью над ними, и они поднялись в воздух в форме круга на уровне его глаз и закружились. Что-то в их теперешнем виде показалось странным и, приглядевшись, я поняла что. Лепестки приобрели металлический блеск и стали неестественно прямыми. Я недоверчиво провела пальцем по одному из них, ощутив стальную прохладу, и сдавленно охнула, когда острая кромка порезала меня. Лепестки так и остались лепесткам, но приобрели прочность и остроту хорошего меча.
- Как так может быть?
- Источник, - одним словом объяснил мне Рэфил, бережно убирая лепестки-ножи в нагрудный карман, - его что-то сильно беспокоит и он начинает выходить из-под повиновения. Я пытался контролировать его, но ничего не выходит.
Я неожиданно провалилась в его воспоминание.
...Рэфил внимательно следил за молодой девушкой, часто бросавшей на него лукавые взгляды. Любой дурак понял бы, чего хочет служанка, старательно хлопающая ресницами. В ее головке сидела только одна мысль, говорившая, что грех упускать такого красивого, пусть и седого эльфа, ведь еще неизвестно, когда прибудут новые гости. К огромному сожалению девушки, странный хозяин, постоянно сидевший в своем замке, редко принимал гостей, но если кто и удостаивался такой чести, то...
Она вновь улыбнулась и налила эльфу вина.
- Спасибо, - ослепительно улыбнулся он ей, чуть пригубив вина, и посмотрел на нее так, что девушку бросило в жар.
- Вы что-то еще пожелаете, дарьян? - пролепетала она.
- Ну, зайдите ко мне в комнату, как освободитесь, - промурлыкал эльф, - я вам скажу, что мне надо.
- Как прикажете...
Спустя пару часов, когда ночь накрыла мир своим плащом, в его комнату кто-то робко постучался. На губах Рэфила появилась улыбка хищника, готового распрямить свое тело в прыжке и погрузить когти в податливую плоть. Она пришла. Впрочем, иначе быть не могло.
- Войди, - бархатным голосом ответил он, поглаживая холодную сталь стилета.
Дверь, тихо скрипнув, открылась, и в комнату вошла та самая служанка, смущенно и вместе с тем торжествующе улыбающаяся. Дурочка, наивная дурочка, неужели ты думаешь, что всем нужно только одно? - подумал Предвестник, скрывая в рукаве стилет и плавной, танцующей походкой подходя к ней. Судя по ее взгляду, она действительно так думает. Как она удивиться...
Рэфил, наклонившись к ней, поцеловал, видя перед собой совершенно другое лицо, лицо своей Владычицы, единой в тысячи лицах, и, словно в порыве страсти, прикусил ее губу до крови. Служанка, застонав, прижалась к нему всем тело, запуская руки под рубашку, но жрец мягко убрал ее руки и заставил посмотреть ему в глаза. Подчинив ее разум, он повел ее в центр комнаты, где был начерчен черным мелом идеально ровный круг.
- Кровью, разумом и душой ты отныне моя навеки, - Рэфил поморщился от пафоса древней фразы и многоопытно вонзил стилет под лопатку.
Придержав обмякшее тело, он принялся ждать, зная, что это совсем недолго. У людей душа быстро покидает тело, не то что у тех рас, которые живут столетиями. Только в этом Предвестник Смерти видел положительные качества у людей, вызывавшие у него своей беспомощностью и непомерной самоуверенностью презрительную жалость.
Жемчужно-белая душа робко отделилась от тела и собралась покинуть земной мир, но полыхнувший черным светом круг не позволил ей это сделать. Душа беззвучно закричала и заметалась внутри круга, дикими и яростными глазами глядя на невозмутимого жреца, по губам которого змеилась холодная улыбка, хотя правильнее будет сказать оскал. Его глаза замерцали, кожа полыхнула перламутром, а в следующий миг душа, сжавшись в небольшой шарик, влетела ему в грудь точно в том месте, где билось сердце.
Тихо охнув, Рэфил опустился на колени и, не удержавшись, уперся руками о пол. Распущенные волосы скрыли сведенное болезненной судорогой лицо. В тот момент жрец пытался с помощью молодой души обуздать свой Источник, в последние несколько часов пытавшегося вырваться на свободу. Полностью подчинить свою кошмарную тварь, дающую ему силы, ему не удалось, лишь частично, но этого на первое время было достаточно - ведь в замке было достаточно слуг.
Со свистом выдохнув воздух сквозь стиснутые зубы, Рэфил поднялся на подгибающиеся от усталости ноги и стер черный круг, а после кремировал тело. Для него это было обычным делом, ведь этим он занимался в течение своего обучения...
Я моргнула и вынырнула из его воспоминания, как из глубокого омута. Тряхнув головой, я наивно понадеялась избавиться от этого ужаса, но остекленевшие глаза служанки и равнодушное лицо Рэфила не желали меня покидать.
- И поэтому я вынужден на долгое время оставлять вас, - закончил свою речь Рэфил, не заметивший, что со мной произошло.
Он резко встал и пошел прочь, а я с ужасом смотрела ему вслед. Трава, по которой он прошел, почернела и высохла, обнажая землю. Великие боги, какой ужас!
Я подорвалась с места и нагнала его. Он что, серьезно? Мне как никогда нужна его поддержка, а он сбегает от меня, чтобы совершить еще один кровавый ритуал!
- Вы мой Страж, - я схватила его за руку, вынуждая остановиться, - и никогда не причините мне вреда. Вы сами постоянно талдычите мне об этом, чтобы я, не дайте боги, не забыла. Так почему вы сейчас бежите от меня?
- Источник поступает так, как считает нужным, - терпеливо принялся объяснять Предвестник, - он может убить вас. И не раз, как вы помните, пытался это сделать. Только чудом вам удавалось спастись, но в этот раз я не думаю, что вам это удастся.
- И что, вы оставите меня без охраны? - ударила я по чувствительному месту.
Рэфил скривился так, словно съел лимон целиком, и передернул плечами.
- Дэймон станет вашим телохранителем до тех пор, пока мой Источник не успокоиться, - его явно не радовала эта мера. Он и Даниэль почему-то весьма ревностно относились к тому, кто будет меня охранять. Если друг другу они относились вполне ровно, то Дэймон вызывал у них отрицательные эмоции, - вы довольны?
А почему он злиться?
- Нет, - упрямо покачала я головой, - я хочу, чтобы и вы, Рэфил, защищали меня.
Он с шипением выдохнул, сквозь стиснутые зубы, и зло посмотрел на меня сверху вниз, подчеркивая нашу с ним разницу. Раньше я бы попятилась и согласилась на то, что бы только Дэймон был моим телохранителем, но с потерей Огня большинство моих чувств сильно ослабли, в том числе и страх. Зато вот гнев и раздражение заполыхали во мне неукротимым пламенем.
Я вздернула подбородок и непримиримо скрестила руки на груди.
- Вы хотите так глупо умереть? - вкрадчиво поинтересовался Предвестник Смерти, - от рук своего же Стража?
- Значит, такова Судьба, - фаталистически пожала я плечами, - и, не стоит забывать, что умру от своих же рук, а не от ваших. Так что, вам не отвертеться.
- Хоррррошшшшооо, - выдохнул он, с чрезмерной тщательностью поправляя манжеты, - как вы пожелаете, - и отвесил издевательский поклон.
Я довольно улыбнулась, потому что знала, что иначе быть не могло.
- Так и должно быть, Рэфил, так и должно быть. Давайте, еще немного посидим здесь, хорошо?
- Как пожелаете, манела, - его обида сквозила в повороте головы, в словах, даже уши вздрагивали.
Рэфил сел прямо на воздух, в сантиметрах десяти от земли, чтобы и дальше не уничтожать траву. Я зачарованно засмотрелась на него, парящего над землей, и завистливо вздохнула - тоже так хочу!
Я присела рядом с ним и, положив голову ему на колени, потерлась щекой со словами:
- Рэфил, вы ведь знаете, что ближе вас и Даниэля, у меня нет никого. А Дани рядом нет. Дэймон замечательный друг, но он не мой Страж.
С легкой неуверенностью Рэфил коснулся моих волос и принялся их перебирать. Я довольно жмурилась, но последовавшие слова холодной водой окатили меня:
- Быть вашим другом очень тяжело, манела ... Я боюсь предположить, что будет дальше, когда вы станете Королевой. Быть другом правителей еще тяжелее...
Я замерла, не смея пошевелиться.
Он прав, как всегда прав.

Весь день мы провели в саду, ни о чем не разговаривая, только наслаждаясь цветами и хрупким мигом покоя. Вот чего-чего, а в наших отношениях именно этого не доставало. Порой на дню мы несколько раз ругались из-за слишком разных взглядов на жизнь. Достаточно вспомнить тот эпизод, когда решалась судьба Даниэля. Сейчас я могу признать, что мы оба были правы, но каждый по своему - я как человек, Рэфил как жрец Смерти. Одного я боялась, что Даниэль, если вдруг проснется, будет согласен с предложением старшего Предвестника закончить так просто жизнь. Но вместе с этим я знала, что он не сможет оставить меня только с одним Стражем.
Рэфил как-то умудрился усмирить на какое-то время Источник и теперь вместе со мной лежал на траве, удовлетворенно разглядывая ночное небо и поглаживая мое плечо. Я примостилась у него под боком и, положив голову ему на плечо, обняла за пояс. Чувство спокойствия и счастья обняло меня своими невесомыми крыльями, позволяя мне забыть хотя бы только на этот день о проблемах. И я пила этот день жадно и неторопливо одновременно, зная, что еще нескоро наступит такой же день.
- Рэфил, о чем ты сейчас думаешь? - второй раз за все время нашего знакомства я обратилась к нему на 'ты'. Мне показалось кощунственным называть его холодным и отчужденным 'вы'.
Ленивая улыбка коснулась его губ, и эльф, почти счастливо вздохнув, ответил:
- О том, что давно не было такого спокойствия.
'Вот нахал!' - восхитилась Лаи`ин, бесцеремонно заходя в мои мысли, - 'лежит в обнимочку с красивой девушкой и спокойствие у него, видите ли!' - и засмеялась.
Я едва не скрипнула зубами.
'А ведь что может быть...' - не угомонилась она и стала показывать различные воспоминания, от которых я стала неумолимо краснеть. Очень часто в них фигурировали три лица: Фрея, соответственно, Йона и еще одного. У него были хищные, злые черты, складывающиеся если уж не в привлекательное, то запоминающееся лицо, и колючие глаза цвета пасмурного неба. Где-то я, Раморэ, уже его видела, вот только вопрос где? Почему такое гадостное ощущение на сердце?
'Амали' - напомнила Королева, зло улыбаясь, - 'он погиб за три тысячелетия до моей смерти. Интриганом был от Творца, второго такого больше нет. Таких нужно держать близко к себе, чтобы держать под присмотром'.
'Держи друга близко к себе, а врага еще ближе' - припомнила я.
'Именно так' -
- Что-то не так? - сразу почувствовал перемену в моем настроении Рэфил.
- Все нормально, - безмятежно улыбнулась я, давя в себе хохочущую Королеву, - просто уже становится прохладно.
- Действительно, - отозвался эльф, поднимаясь и помогая встать мне, - пора уже вернуться.
Я, помявшись немного, поднялась на цыпочки и коснулась губами его щеки:
- Спасибо за все, - серьезно сказала я, - спасибо.
- Я просто выполняю свои обязанности, - интересно, он сам понял, что сказал?
Его слова хлестнули меня, но я не вздрогнула и не подала вида. Лаи`ин все больше и больше подчиняла меня, безжалостно вытравливая все эмоции и реакции, которые, по ее мнению, были лишними. В этот момент я была благодарна ей за это.
Галантно предложив мне руку, Рэфил повел меня обратно в замок, вновь начиная идти над поверхностью земли. Я почувствовала, как холод пробежался своими пальцами по моей спине и на краткий, но до безумия болезненный миг сжал сердце. Источник, непонятно из-за чего возненавидевший меня, напомнил мне, что он обо мне не забыл. Я незаметно вздохнула, прикрыв глаза, и продолжила путь, не зная, что за нами, скрываясь в тени, наблюдал Йон, довольно и расчетливо улыбаясь. Ведь это именно он помог Источнику частично освободиться от узды контроля.
- А вот вы где, - Дэймон выглядел уставшим, - я вас везде ищу.
- Что-то случилось?
- Я смогу вывести Даниэля, - стальной сильвит покачнулся, словно земля на секунду ушла из-под ног, и, увидев мое просиявшее лицо, добавил, - но только один раз. Больше не смогу, извини.
- Спасибо, - улыбнулась я ему.
- Раморэ, - помявшись, произнес он, - мне не хотелось бы быть навязчивым, но ты, случайно, не забыла о Сваорлоке?
Только сейчас я вспомнила, что Дэймон не знает о том, что рассказ мне Йон, и кратко пересказала. Решение проблемы, тяготившей над Сваорлоком уже несколько столетий, заставила его опешить.
- Это точно?
- Точнее быть не может. Йон очень умелый маг, и только он мог бы разобраться в чем дело, - излишне резко произнесла я, не обратив внимания на предупреждающее сжавшего мою ладонь Рэфила, - в свое время он был первым магом Сваорлока.
Непонятно откуда взявшаяся злость, а после жесткость, переплетенная с удовлетворением при виде вытянувшегося лица Дэймона, озадачили меня, но потом все поняла. Лаи`ин, то есть я, всегда была такой - жестокой, даже жестокой, резкой и сильной, принимающая советы лишь от тех, в ком она была уверена.
- Прости, - повинилась я, - это Лаи`ин.
- Я всегда хотел узнать, какая она, - улыбнулся Дэймон в ответ, - столько ходило о ней, то есть о тебе легенд.
Тааак, вот он момент.
Я внимательно посмотрела на Дэймона, разглядывая его так, словно увидела в первый раз.
- Дэймон, а ответь-ка мне на вопрос: почему ты так радеешь за Сваорлок? Ведь это не твоя родина, ты даже не принадлежишь к народу Теней. Почему?
- Да так, было одно дело, - уклончиво ответил он, - и, извини, но у меня там зелье на огне...
- Стоять, - рыкнула я, - такой наивной отговорке даже ребенок не поверит.
- Манела, а вы не знаете, что есть такие вопросы, которых очень не хочется касаться? - вклинился в разговор Рэфил.
Я в немом удивлении посмотрела на него. Что это с ним?
Дэймон задумчиво смотрел на меня, решая сказать мне правду или обойдусь.
Наконец, он решился, только выражение безвыходности на его лице обеспокоило меня. Или его благосклонность к Сваорлоку основана на чем-то темного происхождения, либо все гораздо серьезнее, чем я думала.
Тем временем, пепельный сильвит принялся раздеваться, отдавая Рэфилу свою коллекцию колюще-режущего оружия. Балахонистая рубашка с видимым неудовольствием была снята и также отдана Предвестнику, слегка удивленному такой степенью доверия. Я точно знала, что он сам никому и никогда не передал свое оружие и одежду, особенно ту, которая только что была на нем. Просто все дело в том, что для жреца Смерти, как и для любого другого воина, оружие - это неотъемлемая часть, продолжение тела, души, и поэтому позволить кому-либо прикоснуться к нему означает безграничное доверие и уважение. А вот с вещами... Любой маг, даже необученный, может принести почти непоправимый вред, стоит только заполучить вещь, особенно, если она достаточно долго провела рядом.
Мы с недоумением смотрели на неуместный стриптиз. Под рубашкой обнаружилась тончайшая, но, скорее всего, очень прочная кольчуга серебристо-зеленого цвета, сплетенная не из колечек, а из мелких, не больше ногтя большого пальца листочков, выполненных с удивительной тщательностью и натурализмом. Если бы не металлический блеск, то я могла бы поклясться, что кольчуга сделана из настоящих листьев. Судя по сверкнувшим глазам Рэфила, она была очень ценной и редкой.
- Откуда у тебя лиственная кольчуга? - охрипшим голосом поинтересовался Предвестник, жадно подаваясь вперед, чтобы лучше ее разглядеть. Появившийся на щеках лихорадочный румянец, дал понять, что жрец очень взволнован.
- На память подарили, - невнятно ответил Дэймон, снимая ее через голову, - держи.
Рэфил с трепетом взял кольчугу и провел по ней кончиками пальцев.
Я не обратила на это никого внимания, потому что все мое внимание было поглощено черно-серо-красной татуировкой. На груди Дэймона в причудливом танце переплелись между собой неясные, с туманными крыльями две фигуры, имеющие человеческие очертания. Не веря своим глазам, я осторожно коснулась рисунка, будто боялась того, что он исчезнет. Нет, не исчез. Я вопросительно подняла взгляд на серьезного Дэймона, который преклонил передо мной колено, покорно опустив голову. Седые, а не пепельные, как я предполагала раньше, волосы скрыли выражение его лица.
- As rehatten kas danie vaor ete Svaorlok, - прозвучавшие слова заставили меня вздрогнуть, - aviv oh tarret o karit .
Быть должником Сваорлока, пока не окупиться долг...
Весь род до последнего колена должен будет служить Сваорлоку верой и правдой, не помышляя о предательстве и вреде, пока Король не сочтет, что оказанных услуг достаточно. А ведь это может продолжаться долго, очень долго. Тот, кто принес эту клятву, обрекает свой род на участь более худшую, чем рабство. Великий Творец, да что же такое совершили предки Дэймона?
За напряженной спиной Дэймона распахнулись полупрозрачные серые крылья. Я пораженно вздохнула и, опустившись на колени, отвела с лица сильвита волосы. На меня посмотрели глаза с алыми, закрывшими белки, радужками и вертикальными зрачками на лице с хищно заострившимися чертами. Воин Тха-Архэс, Пес Теней Сваорлока, о чем говорила красная радужка. Неукротимые берсерки, подчиняющиеся только Королям и не знающие, что такое жалость. Стоит только им принять крылатую ипостась Тха-Архэс, как с каждой секундой в них начинает расти жажда крови, заставляющая сходить с ума, пока не останется кто-то в живых в пределах пятнадцати километров. Но главная особенность, что не все смогут стать Псами, поэтому они так редки, что являются легендой, жуткой легендой. Если бы я не была участницей Войны Раскола и не раз создавала бы их, то не сразу бы узнала и поверила.
- Тха-Архэс, - не верящее выдохнул Рэфил, - это же сказка...
Мы не обратили на него внимания, поглощенные разглядыванием друг друга
- Предательство, - прошипел сильвит, отвечая на мой немой вопрос. Черный, раздвоенный язык облизнул бескровные губы, - за предательство мы обречены быть Тха-Архэс... навсегда.
- Такие клятвы не навсегда, а до тех пор, пока Король не отпустит, -возразила я, - и смени ипостась.
Меня смутило воспоминание о том, какая у него манера движения. Ведь движения у него должны быть плавными, текучими, а не рванными и резкими. Сущность Псов должна была проявляться в этом, да я должна была ощутить. Должна была, но абсолютно ничего не ощущала. И это было странным.
Когда Дэймон вернул себе эльфийский облик и оделся, я приступила к расспросам:
- Почему я не могла ощутить в тебе Пса и почему ты не сказал мне раньше? Я ведь Королева.
- Все дело в том, что я жрец Жизни, Целитель, и я не больше пяти раз менял ипостась, поэтому вторая сущность очень слабо себя проявляла. Я не мог тебе сказать, Раморэ, пока ты не заняла бы престол, - эльф не стал мудрить и заплел волосы в косу, - скажи, клятва действительно временная?
'Даже не думай подтверждать' - с металлом в голосе произнесла Лаи`ин, - 'хотя бы сейчас. Нам очень скоро они понадобятся. Я чувствую, что на трон Сваорлока взойдем по колено в крови, в лучшем случае.'
Прости меня, Дэймон, прости. Возможно, ты когда-нибудь поймешь меня, а сейчас мне нужно думать о Сваорлоке, а не чувствах других. Мне очень жаль, что это так, но никакой Король не должен ставить личные интересы превыше своей страны, никакой.
- Не знаю, - мой голос не дрогнул, как и взгляд, - не знаю, Дэймон. Предательство очень серьезная провинность, чтобы так легко отменить клятву. Но я еще посмотрю.
- Спасибо, - с видимым облегчением вздохнул он.
Я все же отвела глаза в сторону и столкнулась взглядом с Рэфилом, и он понял, что я соврала. Я ожидала увидеть укоризну, отрицание, презрение, в общем, что-то неодобрительное, но он вместо этого улыбнулся краешком губ и едва заметно кивнул, одобряя мои действия. Вот из него получился бы настоящий правитель, не отягощенный пустыми переживаниями.
- В каком ты поколении Тха-Архэс? - с деланным равнодушием спросил Предвестник, слегка склоняя голову набок.
- В девятом, - не задумываясь, ответил Дэймон.
Рэфил подошел ко мне со спины и сжал мои плечи. Я поняла, что он сдерживает себя, что я для него - препятствие на пути к Дэймону, что ему хочется убить сильвита.
- Вот как, - протянул Рэфил, сжимая руки сильнее, - почему никто не знал об этом? Тогда тебя бы обучили так, как ты этого заслуживаешь.
- Из меня бы сделали убийцу, - сухо отозвался Дэймон, - а я этого не хотел, не хочу и не захочу. Я Целитель.
- Если бы твой Фиор раньше раскрыл свою сущность, то войну мы бы выиграли, - с ненавистью прошептал жрец Смерти, - и не понесли столько потерь.
О какой войне шла речь я не знала.
- Ты так думаешь? - усмехнулся пепельный эльф, - ты не знаешь, что такое Тха-Архэс, и никто не знает, кроме Королей Теней. Скажи, Раморэ, что было бы, если весь мой Фиор, а это почти триста эльфов, принял ипостась Тха-Архэс?
Я представила и меня затрясло. Перед глазами мелькнула картина давнего прошлого, когда Тха-Архэс вырезали почти треть мира Раск, пока Фрей добрался до них и отменил приказ об уничтожении. По земле бежали в прямом смысле кровавые реки и возвышались горы трупов.
- Никто бы не выжил, - выдохнула я, - пока Король Сваорлока не приказал прекратить. А это не произошло бы, потому что я последняя истинная Королева за последние столетия. Флемент потонул бы в крови и боли. Тха-Архэс никого бы не пощадили.
- Ты так говоришь, будто уже видела, - произнес Рэфил, прижимая меня к себе, чтобы успокоить.
- Почти, - онемевшими губами шепнула я, пытаясь унять дрожь, - только в тот раз Фрей успел отменить приказ.
Хотя, честно говоря, это я его уговорила. Фрей был одержим идеей создать еще одну страну Теней, уничтожив для этого соседний мир. Для него, настоящего Короля, все те, кто не принадлежал к народу Теней, не имели значения. Убить? Пожалуйста, даже уговаривать не надо, только стоит намекнуть. После этого инцидента я внимательно следила за ним, чтобы успеть его остановить, когда он вновь отправит своих Тха-Архэс на резню. И моя обеспокоенность не была необоснованной. Фрей еще трижды предпринимал попытки, но я успевала помешать ему. После последней попытки мы с ним не разговаривали почти полтора столетия, пока он не поклялся, что больше не будет пытаться создать новый мир для Теней.
- У Тха-Архэс должен быть Король, иначе, когда они примут крылатую ипостась и жажда крови овладеет ими, они уничтожат все, до чего смогут дотянуться, - словно в трансе, цитировала я Военное Уложение, - сначала мир, в котором они находятся, затем все остальные. Тха-Архэс - это величайшая глупость, совершенная Тенями. Выпивающие Жизнь предупреждали нас, что если они выйдут из-под контроля, то уничтожат всех нас, чтобы больше не совершалось подобное, - перед глазами стояло бесстрастное лицо с резкими чертами лица и темно-темно-фиолетовыми глазами. Ветер Битв, iph'hatren Al`vade Ainte, чьи приказы невозможно игнорировать или просто желать не выполнить.
Я вспоминала, как семь первых Королей Теней, почтительно преклонив колени и опустив головы, внимали его словами, выжигаемые в душах. Вспоминала, как тяжесть осознания легла на плечи и жгучий стыд опалил щеки и уши. Великий Творец, как же мы были наивны! И это не смотря на Войну Раскола, где каждая душа была отмечена шрамом. Наивны насчет того, что думали, что создание Тха-Архэс пройдет мимо внимания Выпивающих Жизнь. Такую интересную 'игрушку', как Псы Теней, как мы их называли, пропустить было невозможно, ведь кровавая слава о них быстро разнеслась по мирам и достигла мира Al`vade Ainte. И они обеспокоились, как оказалось потом, не зря, ой как не зря! Потому что Псы в тот момент не знали, что такое 'верность' и 'слепое подчинение', и через некоторое время подняли бы бунт против своих создателей, то есть нас.
Я тряхнула головой, сбрасывая кошмар прошлых лет, и вернулась в настоящее.
- Мне, скорее всего, понадобиться помощь всех Тха-Архэс, - обратилась я к Дэймону, - так что отправить весточку своем Фиору, чтобы он начинал готовиться.
Дэймон кивнул и, пожелав спокойной ночи, ушел, оставив меня и Рэфила наедине.
- Манела, он прав, пора уже ложиться спать, - если бы он не был моим Стражем Жизни, то я восприняла бы эту фразу весьма двусмысленно.
- Да, вы правы, - рассеянно кивнула я, - только мне нужно еще поговорить с Йоном. Вы идите спать.
- Спокойной ночи, - кивнул он и ушел.
А я направилась к Йону, как и собиралась. Привычно щелкнув пальцами, я шагнула в тень, ощутив легкое покалывание. Стойте, так я могу пользоваться тень-порталами?
Не успела я удивиться, как с визгом упала на огромную кровать, на которой явно кто-то до моего появления спал. Я успела отшатнуться в сторону, как прямо перед глазами, обдав легким ветерком, промелькнул стилет, намеревавшийся перерезать мне горло. Великие боги, да что за маньяк в гостях у Йона?
Я скатилась на пол и отскочила от кровати как можно дальше. Острое сожаление об отсутствии оружия и магии кольнуло меня, заставляя вспомнить, как я слаба и беззащитна. Все равно, я так просто не дамся! Если сказано, что я умру от своей руки, то так тому и быть!
Между тем, кто-то поднялся с кровати.
Я резко выдохнула и плавно опустилась на пол.
Этого не может быть! Мне просто кажется!
Может и не кажется...
Широкоплечую фигуру ночной сумрак принял в свои объятия, скрывая от простых человеческих глаз, но вот горящие злым золотым огнем глаза и серебристые в лунном свете волосы не скрыть.
- Киниль Митари? - выдохнула я.
'Фрей' - шепнула одновременно со мной Лаи`ин, бросая мое тело в его объятия.
Великие боги, как же пошло это звучит! Просто цитата из любовного романа! Но это действительно было так. Королева Теней подчинила себе мое тело и сделала так, как она считала нужным.
- Раморэ? - успел удивиться принц темных эльфов, прежде чем я впилась в его губы.
Мои пальцы запутались в его волосах, а губы покрывали его лицо поцелуями. Я не думала, только чувствовала всепоглощающую любовь Лаи`ин к своему Фрею. Именно эта слепая любовь довольно грубо заглушила мое сознание, которое отчаянно закричало, что то, что я набросилась на принца не то что верх распущенности, а последняя шлюха так не поступит.
...Зеленые глаза довольно улыбающегося Йона, последние три часа аккуратно корректирующего мои мысли и действия, я не заметила. 'Все идет так, как ты задумал, Фрей' - беззвучно шевельнулись его губы, и он тактично удалился, хотя в прежнее время обязательно присоединился к ним...
Киниль первые несколько минут пытался что-то сказать и отстранить меня, но потерпел сокрушительное фиаско. Королеву Теней, оказавшуюся так близко к тому, в ком была сущность Фрея, никакие препятствия не могли остановить. Она довольно жестко выдернула из небытия Короля, сделав сознание киниля пассивным. Золотые глаза Митари даже на пол тона не изменили свой цвет, только сменилось выражение. Из озадаченно-удивленного оно стало страстным, а его руки нетерпеливо принялись расшнуровывать многочисленные завязки на моем платье. Я же вытаскивала шпильки и заколки из волос, тихо ругаясь себе под нос.
Тихо прошуршало платье, из которого меня вытряхнули, и, показавшийся на тот момент прохладным, комнатный воздух несмело прикоснулся к моему обнаженному телу. Горячие губы Фрея покрывали мою шею поцелуями, опускаясь все ниже и ниже...

Я проснулась резко, будто меня толкнули. Первые несколько минут я пыталась честно ответить на два архиважных вопроса: кто я и где я? Я никак не могла понять кто сейчас доминирует - я или Лаи`ин. А вот где я... Незнакомая обстановка, да и Рэфила, повадившегося будить меня в несусветную рань, тоже не наблюдалось в комнате. Не успело мое сознание подготовить ответы, как я ему подкинула еще один: с кем я? Чье-то теплое дыхание шевелило мои волосы, и рука, скрытая от моих глаз под одеялом, властно и вместе с тем нежно обнимала меня за талию. Спиной я прижималась к груди и, надо отметить, мне это очень нравилось, по крайней мере, до тех пор пока не получила запоздавшие ответы. Они огладили меня булыжниками по темечку так, что я едва с визгом не слетела с кровати. Я Раморэ и нахожусь в спальне киниль Митари. При воспоминании о прошедшей ночи у меня запылали не только щеки, но еще и уши с шеей. Так спокойно!
Я так осторожно убрала руку темного эльфа, что бы он, не дайте боги, не проснулся, и села, судорожно пытаясь найти взглядом свои вещи. Платье обнаружилось на полу рядом с кроватью, нижнее белье немного дальше, всюду были разбросаны шпильки и заколки, а туфли на удивление аккуратно стояли под креслом. Встав с кровати, я надела платье на голое тело, представляя, как это смотрится со стороны, и, подхватив оставшиеся вещи, направилась к выходу. Не удержавшись, я обернулась в дверях и столкнулась с заспанным взглядом темного эльфа. Я до боли покраснела, и вышла, тихо закрыв за собой дверь.
Я чуть ли не бегом припустила к своей комнате, с ужасом представляя, что Рэфил сделает, когда не обнаружит меня. Простым обыском замка это точно не ограничится. Вот в чем нельзя упрекнуть Предвестника, так это в халатном отношении к моей безопасности, потерявшей свою значимость. Судьбу невозможно обмануть, не в наших силах строить свою жизнь так, как нам это хочется. Знаю, звучит фаталистически, но правду глупо оспаривать.
Я резко завернула за угол и, не успев притормозить, со всего размаху на кого-то налетела. Не удержав равновесия, я, взмахнув руками, шлепнулась на каменный пол, выпустив из рук вещи.
- Вижу, ночь удалась, - констатировал Рэфил, выразительно оглядывая меня и поднимая двумя пальцами мою нижнюю рубашку.
Я до сих пор не знаю, как в тот момент не сгорела от стыда. Мне до безумия хотелось провалиться сквозь землю, лишь бы не видеть этот насмешливый взгляд зеленых глаз и выгнутую алую бровь.
- Доброе утро, - я, отчаянно стараясь не встречаться с ним взглядом, собрала оставшееся белье и туфли, - хороший сегодня день, правда?
Знаю, что это на редкость бездарная попытка перевести разговор для той, что почти три года провела при Дворе, но мне просто на ум больше ничего не пришло. Мысли бегали в голове, как тараканы, причем умной среди них не было, одни сплошные глупости.
В ответ я услышала фырканье и получила обратно свою рубашку, правда, ее сначала с интересом рассмотрели, отчего я еще сильнее зарделась. Знаю, что нижняя рубашка не должна быть такой...эээ...легкомысленной - полупрозрачная, из легкой, почти невесомой ткани, с множеством кружев и разрезов. В таком белье не всякая шлюха согласиться показаться. Но, боги, это нижняя рубашка, и, вообще, в чем хочу, в том и буду ходить!
- Хороший, - согласился сильвит, - но не лучше ночи.
Я вскинула голову, встречаясь с ним взглядом, и вздрогнула. У него были просто ледяные глаза, в которых плескался гнев с ненавистью.
- Что?.. - я знала, что он и так меня поймет.
- Одна игрушка сломалась, зато появилась новая, - почти процедил Рэфил сквозь зубы, - так, манела?
Ошарашено заморгав, я непонимающее посмотрела на него, но, спустя секунду, сообразила, из-за чего он злиться. Все дело в том, что Рэфил оскорбился. Из-за чего? Из-за кого, из-за Даниэля, спящего в одной из гостевых комнат. Да, признаюсь, что за все то время, что он в таком состоянии, я ни разу не зашла к нему. Почему? Просто я не смогу спокойно видеть его и знать, что он жив, но не проснется до тех пор, пока Судьба этого не пожелает. Мне не хватает его, очень сильно не хватает. Ночами я плакала в подушку, вспоминая его небесные глаза, улыбку и редкие поцелуи. Холодную пустоту в душе и горечь в горле не уходили, да и уверения Лаи`ин, что я вскоре забуду белокурого эльфа, с каждой ночью становились все более сомневающимися. Кажется, еще чуть-чуть и Королева поверит, что я действительно люблю Даниэля, что это не страсть, не мимолетное увлечение, а настоящее и глубокое чувство.
Рэфил, в полной мере не ощущающий все то, что бушует во мне, решил, что я успокоилась и переключила свое внимание на другого. Теперь я упала в его глазах так низко, что дальше не куда.
- Все получилось случайно, - еле выдавила я из себя, отводя взгляд в сторону, - я не думала, что так все выйдет.
- Да? - яда в его голосе хватило бы на десяток змей, - я так не думаю. С Лордом вы давно знакомы, еще по той жизни, и я сомневаюсь, что у вас были обычные дружеские чувства, стоит вспомнить вашу встречу...
- А при чем тут Йон? - не подумала я.
- А, так вы были не с ним, - ласково улыбнулся Рэфил, раздраженно убирая упавшие на лицо волосы.
Я ошибалась.
Я упала еще ниже.
По-моему, если бы я все-таки переспала с Йоном, то было бы намного лучше, хотя бы потому, что я с ним давно знакома.
- И кто это был? Лакей, строивший вам глазки весь обед? Или конюх? - с яростным спокойствием поинтересовался этот остроухий гад, побледнев от негодования и преувеличенно внимательно осмотрев свой маникюр. Я заметила, что его руки немного дрожат, и поежилась, поняв, что меня хотят придушить.
Такого оскорбления я не стерпела и залепила ему такую пощечину, что едва не вывихнула себе руку. Ладонь обожгло огнем, и я едва не зашипела, но все же гордо промолчала, с мрачной радостью видя, как смуглая щека эльфа наливается краснотой.
- С кем я сплю - мое дело, - слова льдинками скатывались с моих губ, - и не вам, жрец, лезть. Но если вам так хочется знать, кто это был, то, пожалуйста. Я переспала с киниль Митари. Вам еще сказать как и сколько раз?
К моему удивлению, злость, заставившая его глаза мерцать, исчезла, сменившись облегчением и спокойствием. Плечи Рэфила неуловимо расслабились, а жесткая складка возле губ разгладилась.
- Вы этому рады? - не веря, спросила я, - почему?
- Потому что вы с Kinilitiss - Daniass Fallahat, - с таким видом, будто объяснял прописные истины ребенку, ответил жрец, - Вы не смогли бы удержаться, если Kinilitiss был бы рядом. С Даниэлем у вас никогда бы ничего не вышло, как бы ему этого не хотелось
Мне тут же припомнился разговор возле костра почти два месяца, а по ощущения целую вечность назад.
... - У вас есть любимый? - белокурый эльф посмотрел на меня.
- А ты хочешь занять это вакантное место? - вздернула я брови.
- Значит, пока вы свободны, - ослепительная улыбка коснулась его губ, - и у меня есть шансы!
- Не думаю, - холодный голос Рэфила заставил меня вздрогнуть, - ты знаешь ответ на свой вопрос, Даниэль, так зачем спрашиваешь?
- Я хотел знать ответ самой манелы, - с некоторым вызовом посмотрел на своего наставника Дани, - разве это запрещено?
- Это просто глупо, - эльф раздраженно откинул с лица пряди волос и сел напротив нас, поджав под себя ноги...
Уже тогда они что-то знали, но, как обычно, не сказали мне. Интересно, а что еще они от меня скрыли?
- Daniass Fallahat? - переспросила я.
- Связанные Судьбой, - пояснил сильвит, - так у нас, эльфов, называют тех, кому суждено любить друг друга всю жизнь до безрассудства, не мыслить свое существование без другого. Судьба сплетает их Нити в одну...
Дальше я не стала его слушать, поняв, что он имеет в виду. Да, получается, что я и киниль Митари обречены быть вместе, только вот недолго - я совсем скоро отправлюсь в иной мир, в мир Теней. Таков мой Путь.
Стойте, получается, что киниль Митари знал, что я его Судьба, и что мы не будет вместе?
...- При рождении мне предсказали, с кем будет связана моя жизнь, вот только вместе мы не будем.
- Почему? - изумляясь своей наглости, полюбопытствовала я, - она умрет?
- Да, - отрывисто кивнул принц...
Вот Дьявол! Знал он, все прекрасно знал! Не зря ведь выделил мне в качестве телохранителей жрецов Смерти, способных уберечь меня от множества опасностей и знавших, что я скоро умру. Вот только когда они это узнали?.. Я идиотка, законченная и безнадежная, не видящая ничего дальше своего носа. Ну-ка, менестрель, вспоминай, когда в первый раз увидела проявление Дара Смерти? Правильно, первым узнал Даниэль.
Если я узнаю, что еще кто-то знает что-то важное обо мне, то почувствую себя законченной дурой. Хотя можно уже сейчас начать это делать. Не стоит забывать про Йона, уж он-то должен что-то знать. Его странное поведение подтверждает это. Стоит отметить, что за все то время, что я здесь, он ни разу не попытался меня даже поцеловать, не говоря уже об остальном. На моего Лорда это было совсем не похоже.
- Что еще вы от меня скрыли? - поинтересовалась я, - давайте, признавайтесь. Мне не хочется тянуть в другую жизнь дела. Вы еще скажите, что знали, что я Королева Теней.
Рэфил со смешком покачал головой:
- Не в бровь, а в глаз, как говорят люди, - я с изумлением посмотрела на него, - да, мы, как и Лорды Теней, нанявшие вас, знали, что вы Королева...точнее, мы знали, что вы потомок Королей Сваорлока, не более того. Дэймон запретил нам говорить это вам, хотя я считал, что вам это необходимо знать, чтобы вы могли понять, почему вас хотят убить Тени, и вести себя соответственно. Манела, - напряженные морщинки собрались в уголках его глаз при какой-то определенно неприятной мысли, - а вы уверены в своем Лорде?
- Конечно, а что? - меня слегка сбил с толку такой резкий поворот в разговоре, - вас что-то беспокоит?
В ответ он сумрачно кивнул и на минуту замолчал, явно подбирая слова, чтобы сообщить мне гадость. Я приготовилась ее услышать, потому что очень часто он, к моему огорчению, оказывался прав.
- Вам не кажется странным то, что он вас Позвал? - начал Предвестник, подозрительно рассматривая густые тени на предмет нахождения в них Йона.
- Ну, он ведь меня ждал, знал, что я когда-нибудь приду, - пожала я плечами, - а что в этом такого?
- Манела, - с вздохом учителя, отчаявшегося довести до ученика очевидное, произнес Рэфил, - а сколько вы пробыли в нашем мире, прежде чем его Зов поймал вас в Цитадели Некромантов?
- Больше месяца, - медленно ответила я.
- Вот именно, - кивнул жрец Смерти, острием sgass ткнув в колыхнувшуюся тень, - будь я на его месте, то раскинул бы поисковые сети, чтобы отследить ваше появление. Учитывая его резерв, то ему это не составило бы труда. Ни на что не наводит?
Я пораженно замолчала, не в силах поверить в предательство того, кто был моим альтер-эго, другом, в чьей преданности не задумывалась ни на миг. Я подняла взгляд на Рэфила, и он одобрительно кивнул.
- Он предал меня, - прошептала я очевидное, - предал. А если это он организовывал на меня покушения?
- Не обязательно, - покачал головой сильвит, - возможно, и не он. Но мне кажется, что кто-то шепнул ему о том, что вы здесь. И ритуал Возрождения может быть хорошо замаскированной ловушкой, чтобы убить вас, не опасаясь нашего вмешательства.
- Я его сейчас убью, - холодно произнесла я, чувствуя зарождающуюся в груди ярость.
Лаи`ин была со мной согласна в желании разорвать предателя на лоскуты, а потом сделать из них одеяло. Ее очень сильно это задело, и теперь Королева пребывала в состоянии невменяемой злости.
- А Тха-Архэс могут предать? - с деланной небрежностью поинтересовался Рэфил, пряча хищный блеск и беспокойство в глазах, промелькнувших при посещении очередной неприятной мысли.
- Своих Королей - никогда, - не задумалась я ни на секунду, а после у меня мороз по спине прошелся, - но я еще не Королева...
- А вы уверены в том, что те Лорды действительнохотели, чтобы Сваорлок был открыт, и вы взошли на престол? - каждое слово, как гвоздь в мой гроб.
Я побледнела. Великие боги, а я, наивная дурочка, никогда об этом не задумывалась! Верила, что все такие добрые и искреннее желающие возродить мой драгоценный Сваорлок! Кому я верила? Лордам Теней! Да им в прежнее время я бы вообще не доверила и ломаного гроша, не то, что свою жизнь.
- И кто я после этого? - вопросила я.
- Менестрель, - последовал не то насмешливый, не то сочувствующий ответ, - вы ведь открытые, до идиотизма доверчивые существа.
- Вы правы, - хмыкнула я, - Огонь меняет нас кардинально. Я ведь не была такой дурой, пока не стала бардом, иначе при Дворе так долго не продержалась. Так, сейчас иду убивать Йона, а потом выбивать правду из Дэймона. Кстати, где он постоянно пропадает?
- Возле Даниэля, - пустым голосом ответил Предвестник, в мыслях уже распрощавшегося со своим учеником, - а вам хватит...
- Сейчас да, - зло улыбнулась я, чувствуя, как сила Теней, не раз появляющаяся в самый нужный момент, расправляет во мне свои крылья.
Мои волосы приобрели серый цвет и заклубились туманом, глаза стали видеть мир иначе, а кожа стала пепельной. Ну, все, сейчас всем достанется.
Я, щелкнув пальцами, открыла теневой портал, ведущий в комнату Даниэля, увидела, как Дэймон занес свой стилет над ним. Со сдавленным, звериным рыком я рванулась туда, чтобы отразить удар, спасти моего белокурого эльфа, едва не позабыв о Рэфиле. Я схватила его рукав рубашки и оказалась в спальне. Лезвие sgass сверкнуло, отбивая занесенный удар, а в следующую секунду наметилось на беззащитное горло пепельного эльфа. Я шевельнула пальцами, накидывая на опешившего Дэймона обездвиживающую сеть, и, больше не обращая на него внимания, села на кровать к Даниэлю. С болезненной нежностью я погладила его по прохладной щеке, а после робко, чувствуя во рту полынную горечь, коснулась губами его губ в целомудренном поцелуе.
Раздавшийся грохот падающего шкафа отвлек меня и заставил в удивлении вскинуть брови. Дэймон обернулся в воина Тха-Архэс, небрежно разорвав мое заклинание, и теперь жаждал крови Рэфила. Предвестник, поудобнее перехватив древко sgass, выжидающее смотрел на Пса Теней и радовался возможности, наконец, прибить бывшего жреца Жизни. Все мои труды по созданию теплых, дружеских отношений рассыпались прахом. Дааа, древнюю ненависть сложно за два месяца заставить исчезнуть.
Дикий, яростный и беспощадный облик Тха-Архэс, ощущавшего с каждой секундой нарастающую жажду крови, мог соперничать с разбушевавшимся Предвестником Смерти. В мерцающих золотом и зеленью глазах поселилась зимняя стужа, за его спиной распахнулись рваные полотнища полупрозрачных черных крыльев, и приподнялась в оскале верхняя губа, открыв на все общее обозрение длинные клыки. Я заинтересованно приподняла брови и накрыла себя и Даниэля защитным щитом, благоразумно решив не вмешиваться в поединок. Моего вмешательства они мне никогда не простят, да и, чего греха таить, мне хотелось оценить их бойцовские способности. Слабые Псы и криворукие Предвестники мне не нужны, потому что с ними мне не удержать Сваорлок.
...Йон, прикрыв глаза так, чтобы его ярко горящих радужек не было видно, но при этом мог нормально видеть, поплотнее закутался в густую тень и с удовольствием принялся наблюдать за спровоцированным им конфликтом. Ему, как и его Королеве, хотелось посмотреть на способности жрецов Смерти, о существовании которых узнал совсем недавно, что его задевало...
На краях крыльев Дэймона вспыхнули и погасли белые огоньки, превращающие крылья в большие лезвия, а из пальцев начали расти огромные, с легкостью режущие алмазы, когти. Черный, раздвоенный на конце язык облизнул губы, а в следующий вздох Пес превратился в смазанную от скорости тень. Рэфил с легкостью отклонился от когтистой лапы, принял на древко удар клинка-крыла, и, зарычав, сам перешел в атаку, превращаясь в размытое от скорости пятно. Его фигура неожиданно сверкнула белоснежным перламутром, а пошедшая в использование магия Смерти удушающей волной с запахом тлена и кладбища накрыла меня, не смотря на щиты, но я не обратила внимания, заворожено глядя на Предвестника. Великий Творец и Его Извечные, какое сокровище оказалось в моих руках! Я никогда не думала, что возможно так сражаться! Дикие, совершенно безумные связки, при виде которых любой мастер схватился бы за голову от их несуразности, действовали с такой эффективностью, что оставалось только пораженно качать головой и восхищаться отрывающимися перспективами. С Фиором Жрецов Смерти я смогу покорить остальные королевства Теней... Я опомнилась и с толикой сожаления выкинула эту мысль. Когда были созданы Асваор, Сваорлок, Сваорилин, Сваорлэт, Этуи-Сваорит, Тамеа`Сваор и Сваордэн, мы поклялись, что никто ни мы, ни наши потомки и никогда не попытается захватить другую страну Теней.
В скорости Рэфил не уступал Тха-Архэс, даже немного превышал. Я видела, что это еще не предел для него, далеко не предел. Владычица не поскупилась отсыпать своему Возлюбленному талантов, и в этот момент я была благодарна Ей.
Я не смогу описать поединок Дэймона и Рэфила по той простой причине, что слова не смогут передать все то, что вытворяли эти двое. У них были совершенно дикие, извращенные удары, предугадать которые просто невозможно, не то что в тысячные доли секунды придумать контрудар. Однако...хм, да... эльфам это удавалось. Жрец Смерти умудрялся отклонять и уходить от таких ударов Пса, что любое другое нормальное существо, попытавшись выдержать этот напор, 'сгорело' бы от перенапряжения. Я видела, что с каждой секундой в Дэймоне становится все меньше и меньше от разумного создания, а жажда крови возрастает все больше и больше, что одновременно придает и забирает силу.
А потом... Не успела я и глазом моргнуть, как все изменилось. Сильвиты замерли, абсолютно бесшумно и ровно дыша, словно два удара сердца назад не махали кулаками, а стояли с таким спокойным выражением лица, что я справедливо почувствовала неладное. Это еще не все. Дэймон и Рэфил, обнявшись, прижались друг к другу, трогательно положив голову на плечо другого. Их неестественность заставила меня внимательнее приглядеться к ним, а потом со сдавленными проклятиями рвануться к ним, пытаясь разнять. Когти Тха-Архэс полностью вошли в спину Рэфила под лопатками, а sgass последнего - до половины между крыльями. Им удалось найти наиболее уязвимые места противника.
- Твою мать! - я осторожно попыталась отцепить пальцы Рэфила от древка его оружия, но он вцепился в него так, словно утопающий в соломинку, - да отцепитесь же! Рэфил, ты меня слышишь? Если да, то моргни.
Его темно-красные, словно вымоченные в крови, ресницы едва заметно дрогнули.
- Тогда уберите sgass, - попросила я.
- Тогда он убьет меня, - не голос, а шелест сухих листьев.
- А так вы оба умрете, придурки, - рявкнула я, поняв, что Рэфил не отпустит, - Тха-Архэс, убери когти.
- Он убьет меня, - так, а где беспрекословное выполнение моих приказов? - вы еще не Королева, и я поступаю так, как считаю нужным.
- Тогда одновременно отпустите друг друга.
- Нет.
- Йон! - додумалась я позвать Лорда Теней, единственного, кто сейчас в состоянии разнять их, даже не вспомнив, что он возможный предатель.
Лорд с довольным выражением лица выступил из тени, с интересом разглядывая сцепившихся эльфов, и безмятежно поинтересовался:
- Это ты их спровоцировала, моя Королева?
Я в ответ только покачала головой.
- Разними их, иначе оба умрут. А мне они еще нужны.
- Особенно жрец Смерти, не так ли? - проницательно посмотрел на меня Тень и, словно не удержавшись, провел большим пальцем по моим губам.
- Да, - кивнула я, - ты даже не представляешь, что он может!
Легкая усмешка скользнула по его губам, а ресницы скрыли блеск глаз.
- Уже то, что Тха-Архэс не убил его за минуту, говорит о многом, - Йон задумчиво обошел обнимающуюся парочку, макнул палец в алую кровь Рэфила и слизнул ее, - магия Смерти... как много. Как его имя? Переводится?
- Возлюбленный Смерти, - машинально ответила я.
- Да, Смерть не пожалела на него своих сил, - Лорд внимательно изучил захваты, - может, убить их, а потом воскресить? Я не смогу разнять, пока они живы.
Я всерьез задумалась над его словами. Вот только было одно но: Рэфила Смерть так просто не отдаст, задержит возле себя на неопределенное время, да и вообще придется потом ждать, когда он вырастет, обучиться и наберет опыта. А мне некогда ждать. Хотя Извечная не может забрать себе душу в течение десяти секунд, а Йону этого времени должно хватить.
- Успеешь?
Йон холодно посмотрел на меня, задетый моим глупым вопросом, и шевельнул пальцами, создавая заклинание быстрой смерти. Я спокойно смотрела на него, внутренне ожидая, что его заклятие полетит и в меня, и, кажется, Лорд это понял, потому что неожиданно сжал руки в кулаки и со стоном ударил в стену. От места его удара зазмеились трещины, а с разбитых рук закапала кровь. Я оказалась права. Он действительно собирался меня убить. Да, я это ожидала, но все равно боль кольнула сердце. Почему я не стала плести защиту? Решила проверить свои подозрения? Нет, просто все дело в том, что я еще не вошла в свою полную силу, и поэтому заклинание Лорда беспрепятственно бы разрушило щит, не заметив его. Да и могла спугнуть Тень. Готова поклясться, что он сделал бы удивленное лицо и, моргнув, поинтересовался: 'что-то не так, моя Королева?', а потом убил бы меня. Хотя вся эта теория разлетается в пух и прах, если вспомнить, как долго я здесь нахожусь. Впрочем, возможны пока скрытые от меня мотивы.
- Я не могу, - прошептал Тень, - не могу убить ...
- Значит, ты все же собирался меня убить, - констатировала я таким тоном, что он съежился, - никогда не думала, что ты, Йон, сможешь меня предать. Сколько тебе заплатили? Или пообещали, что скоро освободишься, когда вместе со мной умрет Сваорлок?
Мои слова прошлись плетью по его спине, и Лорд, вздрогнув, отрицательно покачал головой:
- Все так, как ты думаешь, моя Королева, - сипло произнес он, - я никогда не предам тебя, чтобы мне не предлагали за это, ты это знаешь. Это Фрей.
- А он здесь причем? - кажется, я начинаю понимать, кто во всем виноват.
- Его беспокоит то, что ты не торопишься возрождаться, - пояснил Лорд, нервно ломая пальцы, - все было подготовлено к тому, чтобы ты сегодня уже переродилась, - он взмахнул рукой, и на полу проявилась темно-серая пентаграмма, - это относится и к ним. Фрей готов встретить вас на Грани и занять тело Рэфила, тем самым возродившись через свой Осколок.
- Я не хочу, чтобы Фрей оживал, - неожиданно произнесла я, - по крайней мере, через Рэфила. Кто угодно, но Рэфил должен сохранить свою сущность, иначе Дар Смерти исчезнет и его Источник не сможет никто удержать, и Сваорлок точно погибнет. Кто сейчас перерожденный Фрей? Киниль Митари, так? Его тоже ни в коем случае нельзя менять.
- То есть, ты вообще не хочешь, чтобы он вернулся? - не веря, переспросил Йон.
- Да, не хочу, - мои губы поджались, - я боюсь того, что может сделать Фрей, когда получит свободу. Я хорошо помню его попытки завоевания мира, и могу точно сказать, что этот мир он точно попробует захватить. Здесь слишком много сильных воинов. Тха-Архэс, отпусти, - с раздражением бросила я, зло полыхнув алыми глазами. Не знаю, что было в моем голосе, взгляде, но он беспрекословно повиновался.
Дэймон тут же отпустил Рэфила, ответившего тем же, и, отскочив в сторону, упал без сознания. Я бесстрастно посмотрела на то, как у него изо рта потекла отдающая серым кровь - ничего страшного, обычная реакция на сверхбыструю регенерацию, и перевела взгляд на Предвестника. Мне очень сильно не понравилось то, что я увидела, вернее, почувствовала. От него повеял такой холод, что у меня внутренности заледенели. Я обхватила себя руками за плечи, в безуспешной попытке согреться, и отступила на пару шагов от него, начиная понимать, что с ним происходит. Источник освободился из узды контроля, как только жрец потерял сознание. Кожа эльфа полыхала нестерпимо ярким белым светом, пальцы судорожно вцепились в древко, словно в спасательный круг, а из уголка губ по подбородку текла черная кровь, пахнущая не привычным металлом, а едким змеиным запахом с примесью тлена. Полупрозрачные крылья превратились в туман, укрывший пол до моих колен, неприятно коловший кожу.
- Что-то мне это все не нравится, - протянул Йон, быстро плетя защиту и накрывая себя и меня ею, - моя Королева, ты знаешь, что происходит?
Я медленно кивнула, не в состоянии ничего сказать. Рэфил начал с ленивой, отдающей угрозой, плавностью подниматься, правда, странно опустив голову так, чтобы волосы скрыли лицо. Йон приобнял меня за плечи одной рукой, удерживая второй защиту, и потерся щекой о мою макушку, желая успокоиться. Я почувствовала его страх, глотком игристого вина пузырившимся на языке, и разделила с ним это чувство. Лорд всегда чувствовал опасность и мог определить ее размеры. То, что он бросил все силы на создание защитной сферы, а не на атакующее заклинание, говорило о многом, причем о нехорошем. У меня противно екнуло в груди, и в голове забилась мысль: 'жаль, меча нет'. Я поняла, что магия мне здесь не поможет, даже будь я в своей полной силе, ведь Источник - это регулятор мощи, отсутствующий у почти что всех магов. Если маги, особенно стихийники, могут 'сгореть' от через чур большого количества Силы, то эта черная тварь, сидящая в каждом жреце Смерти, никогда не допустит этого. Зато она может пропустить через себя любое количество Силы, и ее ничто и никто не остановит. Йон, скорее всего, тоже это понял. Он всегда был очень умным, за что я его порой ненавидела и боялась.
Предвестник замер, выпрямившись, и медленно повернул к нам голову. В этом простом движении было столько опасности и силы, что у меня создалось впечатление, будто кто-то провел мокрым пером по спине. Я сглотнула и плотнее прижалась к Йону, тихо прошептав:
- Нам не выстоять.
А потом, когда я вновь глянула на Предвестника, мне показалось, что падаю в черную Бездну, жаждущую высосать мою душу, Силу, разум до капли. Обжигающий холод наждаком прошелся по коже, стиснул меня в своих объятиях, выпил все тепло моего тела и забился снегом в легкие, не давая дышать. Я захрипела и забилась, пытаясь выбраться из его оков, но это было таким же возможным, как вычерпать наперстком океан. На губах я почувствовала нестерпимо ледяную влагу, теплеющее с каждым вздохом и постепенно приобретающее металлический вкус крови. Она жидким свинцом текла по сведенному судорогой горлу, медленно и словно с неохотой возвращая тепло телу. Я начала ее глотать, захлебываясь от жадности и надежды, и почувствовала, как вновь падаю куда-то вниз, почувствовав дикий, просто нестерпимый ужас, и услышала чей-то крик.
Бездна с глухим, недовольным рыком выпустила меня из своих когтей, и я, не смея дышать, боясь, что она вновь заберет меня, замерла и поняла, что тот крик, который я слышала, был моим.
Теплые руки прижимали меня к груди, а губы суматошно покрывали мое лицо поцелуями, прерывая их безумным шепотом:
- Любимая...любимая моя Королева... вернись ко мне...пожалуйста... Творец, какой же я дурак... Любимая... вернись...
На моем подбородке запеклась кровь, неприятно стягивая кожу, и я, сделав первый глубокий вздох, вцепилась в Йона, сама прижимаясь к нему так, будто он был моей последней надеждой. Взгляд, помимо воли, метнулся вновь к Источнику, находящийся в паре метров от нас, возле стенки второй из трех сферы - третья разлетелась зеркальными осколками. На его хищном лице, не содержавшем и капли какой-либо красоты, была досада и злость, звериная злость из-за упущенной добычи. Я отвернулась от него и впилась грубым поцелуем в губы своего Лорда. Мне нужна была разрядка, любая, только лишь бы она смогла снять с меня кошмар Бездны, находящейся в глазах Предвестника.
Я целовала Йона так, будто хотела забрать себе его дыхание, тепло, чувства, чтобы избавиться от дрожи, сотрясающей меня. Ему же, любящего меня до сих пор, хотелось отдать мне все это, лишь бы я успокоилась. Я ухватилась за ворот его рубашки и, порвав ее до самого конца, прильнула к его голой коже, вдыхая родной запах.
Я могу поклясться, что готова была бы заняться любовью с Йоном прямо здесь, позабыв обо все, лишь бы страх, змеей свившийся во мне, отступил. Но это помешал Источник, начавший активные действия.
Сфера мягко запела, как лютня под умелыми пальцами, от сильного удара, прогнувшись в том месте, где он был нанесен, но выстояла, хотя я думала, что не сможет. Все амулеты-накопители Йона, полыхнув ярко-белым пламенем, осыпались, до капли отдав накопленную Силу сфере. Я сглотнула. Великий Творец, каким же был удар? Предвестник ощерился, в его глазах скакнула черная искра, темнее самой Бездны, находящейся в глазницах, и в следующий миг на нашу защиту обрушился такой силовой шквал, что даже нас задело. Вторая сфера исчезла, отдавая освобожденную силу третьей защите, замкнутой на самом Йоне. Нас отбросило к стене, ударив так, что у меня жалобно хрустнули ребра, и это при том, что Йон умудрился принять основной удар на себя. По его подбородку и из носа побежала кровь. Наверняка, сотрясение и сломанные ребра пропороли легкие. Творец! Лорд лежал у меня на руках без сознания поломанной куклой, а я от осознания своей беспомощности плакала. Нет, всхлипов и причитаний не было, только по щекам текли слезы.
Ноздри твари дрогнули, ощутив такой острый запах крови, и по его губам пробежался язык, обычный язык, не раздвоенный, как я того ожидала. Источник прижался щекой к сфере, потерся и посмотрел на меня. А потом улыбнулся. Мне от его улыбки захотелось завыть, превратиться во что-нибудь маленькое и спрятаться в какой-нибудь щели, лишь бы не видеть его.
- От меня ты никуда не денешшшшьссссся, - неожиданно прошипел он, - только не в этот раз.
Еще один удар, такой сильный, что сфера смогла погасить лишь часть. У меня полопались сосуды, и я начала кашлять кровью, попутно пытаясь выстроить дополнительную защиту. Но ужас прочно блокировал мою Силу, не позволяя создать даже простейшее заклинание.
Удар... сфера жалобно стонет, но стоит, только вот у Йона, на ком она держится, изо рта, глаз и носа пошла черная кровь. Еще немного, и он может умереть, если не перекинет заклинание на кого-нибудь или что-нибудь. Но я сомневаюсь, что он это сделает. Даже будучи без сознания, при смерти, Лорд будет защищать меня любой ценой.
Сырая, голая Сила пыталась разбить заклинание, но оно стояло, становясь с каждой секундой все слабее и слабее. И я, и Источник это прекрасно понимали и видели. На его лице появлялось все более и более нетерпеливое выражение, а атаки становились все чаще и чаще, доходя до меня и Йона почти во всей мощи.
Он ударил кулаком, подернувшимся темной дымкой, по сфере, и она, жалобно всхлипнув, лопнула, как мыльный пузырь, а у меня внутри все оборвалось. Источник медленно, прекрасно осознавая, что он победитель, и его жертва, то есть я, никуда не денется, приближался ко мне. Я вздернула подбородок, стараясь не захлебнуться своей же кровью, и скривила губы в злой усмешке не проигравшего, а победившего, стараясь сохранить хорошую мину, при плохой игре.
Но помощь пришла оттуда, откуда я вовсе не ожидала. Кольцо-орел, подарок киниль, спасший меня в Цитадели от демона, яркой звездой засветилось на пальце, и через секунду я была под защитой серебряного орла, создающего сомкнутыми перед грудью крыльями и магией защитную сферу, в которой я немного перевела дух, правда, до тех пор, пока не заметила, с какой веселостью, склонив голову на бок, смотрит Предвестник. Он провел рукой по серебряному крылу и тихо запел, без слов, выводя только одну букву 'о'. Колдовская, пробирающая до самых костей, песня, исполняемая неожиданно глубоким и бархатным голосом, заставила меня заподозрить самое неприятное. Орел как-то жалобно всхлипнул-застонал и, вздрогнув, серебряной пылью осыпался. Амулет полностью исчерпал свои силы, защищая меня.
Предвестник опустился передо мной на корточки и почти нежным жестом убрал с лица слипшиеся пряди. Меня едва не передернуло от этого, но я удержала себя в руках. Он подался чуть вперед и принялся слизывать не засыхающую от большого количества кровь с моего лица, чуть ли не довольно мурлыча. Я не шевелилась, лишь молила про себя Творца о спасении. Животный ужас пауком бегал внутри меня, становясь все больше и больше.
- Ты боишшшшьсссся, - прошипел Источник мне на ухо, - мне это нравитьсссся.
- Извращенец, - не сдержалась я и попыталась его ударить.
Он с легкостью перехватил мою руку и до хруста сжал. С улыбкой поцеловав мою ладонь, напомнив Рэфила, Источник схватил меня за горло, встав с такой легкостью, будто вовсе не чувствовал моего веса. Я захрипела и попыталась разжать его руку, но это было почти невозможным. Перед глазами заплясали цветные круги, легкие стало резать от нехватки воздуха, а тело стало ватным.
Когда я уже попрощалась со всеми, меня отпустили. Я упала на пол, ощутив такую боль, что у меня искры брызнули из глаз. Попытка сделать вздох едва не оказалась смертельной, я едва не захлебнулась своей же кровью. Я перевернулась на бок, сплевывая кровь и пытаясь отдышаться, когда Источник решил, что хорошего помаленьку.
Тяжелый сапог ударил меня в живот, переворачивая на спину, а после каблуком наступил на ладонь, пронзая ее насквозь. Я закричала, заскулила и попыталась столкнуть его, высвободить ноющую руку, но пока он сам этого не захочет, я ничего сделать не смогу. Источник откровенно наслаждался моей болью и ужасом.
Когда он убрал ногу, я прижала покалеченную руку к груди и принялась ее лелеять, тихо скуля и с ненавистью глядя на эту тварь. Боги, как же мне хотелось уничтожить его! Разорвать голыми руками и напиться его кровью, видя в глазах бессильную злобу и боль.
...Того же самого хотел и он, только, в отличие от меня, это сейчас и делал. Он мстил мне за эти разы, когда я с небрежность отшвырнула его, словно щенка...
- Ненавидишшшь? - усмехнулся он и, достав из-за голенища сапога стилет (я внутреннее приготовилась к тому, что он будет меня резать на ремни), пошел к Тха-Архэсу, находящегося без сознания, залечивая смертельные раны.
Я захлебнулась криком, когда клинок, холодно сверкнув, по рукоять вошел в грудь выгнувшегося дугой Дэймона. У меня все внутри оборвалось, когда пепельный Пес расслабленно замер, и под ним начала образовываться лужа крови. Вот и все. Я лишилась друга, почти брата и верного воина.
Высвободившаяся душа Дэймона сразу же была сожрана Источником, ставшего сильнее на несколько порядков. Я просто почувствовала, как его сила, походящая на кладбищенский ветер, стала еще холоднее и, простите за тавтологию, сильнее.
Для меня самым сильным ударом было не то, что умер Дэймон - я могла бы попытаться вернуть его, когда стану Королевой, - а то, что его душа была поглощена Источником, ведь после этого она больше не пойдет на круг перерождения, а значит просто вычеркнута из Полотна Мира. Навсегда.
Я мертвым взглядом смотрела на Предвестника, с довольным видом облизывающего лезвие вынутого лезвия, и хотела только одного - умереть, здесь и сейчас, потому что сил как душевных, так и физических больше не было. Для этого нужно было только дождаться Источника, и уж он-то с радостью выполнит мое желание. Тем более, что я пойду на перерождение в Королеву Теней. Вот только, нужен мне будет такой Предвестник?
Тварь вернулась ко мне и занесла стилет уже над Йоном. Вот этого я не смогла вынести. С яростным криком я набросила на Предвестника, желая сломать ему шею, но он с легкостью перехватил меня и заломил руку за спиной.
- Не надо, прошу, - прошептала я, - только не Йон, пожалуйста.
- Мне нужны душшши, а он сссилен, - словно извиняясь, ответил он, - очень сссилен.
Не знаю, как я смогла собраться, сбросить оцепенение, но я его отшвырнула Силой. Источник отлетел к дальней стене, звучно приложившись, и сполз по ней на пол. Я приготовилась, принялась плести защитное и одновременно атакующее заклинания, когда он начал подниматься.
- Я заберу и твою душшшу, - 'порадовал' Предвестник и, заклубившаяся между его ладоней тьма полетела в меня.
Я выставила перед собой ладони, активируя защиту, но она не выдержала. Заклинание водой вытекло сквозь пальцы, а энергетический шар, изрядно потерявший силу, удар меня грудь. Я едва не упала, но каким-то чудом смогла устоять, чувствуя тошноту и головокружение. Перед глазами опустилась пелена, мешающая мне видеть, и поэтому я больше почувствовала, чем увидела, летящий второй шар, от которого мне не суждено было увернуться. Я вскинула голову, желая встретить смерть достойно, но...
Полыхнуло второе кольцо, подаренное призраком. Оно окутало меня белым туманом, без труда поглотив тьму, и отделившееся облачко начало принимать человекоподобную форму, вернее, эльфоподобную. Передо мной появилась мать Рэфила, спокойно и безмятежно улыбающаяся. Она с любовью смотрела на чудовище, вырвавшееся на свободу, и не испытывала ни капли страха.
- Арьессс? - удивленно прошипел Источник.
- Да, я, - она плавно подошла к нему и погладила по щеке, - я соскучилась.
- Я тоже, - почти прошептал он.
В этот момент мне показалось, что Рэфил вернулся.
- Чем эта девушка провинилась перед тобой, милый? - Арьес балансировала над пропастью и прекрасно это понимала, а поэтому тщательно следила за интонациями своего голоса. Никакого упрека, только вопрос.
Он тихо ответил что-то, что заставило ее покачать головой.
- А ты не забыл, что связал себя клятвой Жизни и Смерти? - печально поинтересовалась призрак, - не забыл, что умрешь вместе с ней? Извини, но я еще не хочу видеть тебя возле Владычицы так скоро.
Она что, не знает, что Рэфил поклялся пойти вместе со мной за Грань с последующим перерождением? Кажется, нет. Может, это и к лучшему.
Предвестник покачал головой, отчего волосы упали на лицо. Арьес заправила его седые пряди за ухо и вздохнула.
- Feht-Shaass (Тень Смерти, название Источника, - прим. автора), может, ты отпустишь Мортэмира? - со всей возможной мягкостью поинтересовалась она.
Мортэмир?
На его лице появилось упрямое выражение и, покачав головой, поджал губы, всем своим видом выражая непреклонность в том, что свое решение ни за что не изменит.
Я вела себя как можно тише и незаметнее, чтобы Предвестник, не дай Творец, вспомнил обо мне. Да, я, Королева Теней, вела себя, как кисейная барышня, и мне было жутко стыдно. Но что я могла поделать? Я не вошла в свою полную силу, мое тело слабо, как никогда, а сознание в большей степени менестрельское, а не теневое. С прирожденным воином глупо тягаться тому, кто всего пару раз держал оружие в руках, предпочитая нежить руки на струнах.
Арьес недовольно нахмурилась.
- Почему? - поинтересовалась она.
Источник тряхнул седой головой и посмотрел мимо призрака, на меня. Я попыталась выдержать его взгляд, но потерпела сокрушительное фиаско и отвела взгляд. Слишком уж хорошо я помнила, как совсем недавно упала в Бездну его глаз, чуть не потеряв свою душу.
- Она сссильна, я хочу ее Сссилу, - ответил Предвестник, - ссскажи, разве бы уссстояла против такого ссссоблазна ты, которую назвали Алчноссстью?
Эльфийка вздрогнула и посмотрела на меня таким оценивающим взглядом, что мне стало очень не по себе.
- Да, она сильна, - кончиками губ улыбнулась Арьес, - но у нее другая судьба, ты должен знать. Неужели ты пойдешь против воли Извечной Судьбы? - жестко спросила она.
- Нет, - еле-еле слышно прошептал он, ссутулившись и опустив голову так, что волосы закрыли лицо, а потом упал на колени и, обняв ноги призрака, прижался к ним щекой, словно ребенок, - хххорошшшо, я отпущщщу Мортэмира.
Источник вздрогнул, сильнее прижавшись к ногам Арьес, и глубоко, с всхлипом вздохнул, медленно начиная расслабляться и неуловимо меняться. Я с опаской смотрела на то, как меняется его осанка, приобретая знакомую высокомерность, да и менялось восприятие.
Когда эльф запрокинул голову, вглядываясь в лицо эльфийки, я, признаюсь, ожидала увидеть все что угодно, но не растерянность и удивление.
- Арьес? Что... что случилось? - хриплым голосом спросил Рэфил.
- А что ты помнишь? - призрак опустилась на колени.
- Хм, - озадаченно хмыкнул мой жрец, - последнее, это то, что я сцепился с бывшим жрецом Жизни и все. Кстати, как он?
Он обвел взглядом комнату и прерывисто выдохнул, когда увидел труп Дэймона. Словно не веря своим глазам, Рэфил подошел к нему и внимательно осмотрел рану на груди, а потом, словно только что увидев, посмотрел на зажатый в руке заляпанный подсохшей кровью стилет и покачал головой.
- Растворись в свете, Дэймонэль-Литил, - тихо произнес он ритуальную фразу, - да пребудет твоя душа в спокойствии.
- Душа? В спокойствии? - истерично хмыкнула я, - вы еще и после смерти над ним издеваться решили?
Я сидела на полу, бережно положив голову Йона к себе на колени, и перебирала его волосы в тщетной попытке успокоиться. Глаза Рэфила, когда он увидел в каком я состоянии, изумленно расширились, и Предвестник оказался возле меня и осторожно, почти неуверенно коснулся моего лица. Я поборола желание отшатнуться от него с криками, но он это заметил, и на его лице появилось такое неописуемое выражение, что слов нет.
- Творец и Владычица, - как-то беспомощно произнес сильвит, - манела...я...я...
В первые за все время нашего знакомства я видела его в таком подавленном состоянии. Казалось, что еще немного и он с радостью наложит на себя руки, только бы искупить хотя бы часть своей вины. Когда же Рэфил увидел мою покалеченную руку, которую я неосознанно прижимала к груди, вид у него стал совсем жалкий. И куда подевался надменный красноволосый жрец Смерти, вызывавший у меня почтение и трепет? Вместо него передо мной сидел полностью раздавленный эльф с седыми волосами, в которых алыми змейками выделялись несколько прядей, жалкий остаток от былого великолепия.
Жрец с величайшей осторожностью взял мою пострадавшую руку, стараясь не причинить боли, и начал изучать степень повреждения.
- Вы не виноваты, - я попыталась успокоить его, - это ведь был Источник, а он не вы.
Он посмотрел на меня с грустной улыбкой и сказал:
- Вы ошибаетесь, манела. Я и Источник - одно целое, вместе мы и составляем ту личность, которую вы знаете, как Refilelle-Shaass. А значит, я виновен.
- Refil- ell`fiary- Shaass, - машинально поправила я, а затем до меня дошел смысл его слов, - быть этого не может! Вы по-разному ощущаетесь!
- Мы стороны одной монеты, металл один, только узоры разные, - пожал плечами Рэфил, отрывая от своей рубашки лоскут и перевязывая мне руку, - простите, пока большего сделать не могу.
- Ерунда. Вы помните, что было? - спросила я. Глупый вопрос, потому что видела его растерянность, когда Источник отпустил Мортэмира. Кстати, кто это? Тот Рэфил, которого я знаю?
- Да, - спокойно соврал Предвестник, - я все помню.
- Ага, - едко поддакнула я, не удержавшись, - то-то вы в таком ужасе смотрели на меня. Да и удивились вы совершенно случайно, увидев...увидев... Дэймона, - почти прошептала я, чувствуя горький комок в горле.
Я невольно посмотрела на мертвого Тха-Архэса, чувствуя, как начинают вскипать слезы. Безнадежно мертв. Вот и его расплата за то, что он помог мне.
- Теперь он даже не возродиться, - продолжила я, не думая о том, делаю я больно Рэфилу или нет, мне просто было наплевать. Ведь каждый Тха-Архэс - это часть нас, Королей, и смерть каждого из них - это и наша смерть.
- Почему? - осторожно поинтересовался Предвестник.
- Вы ведь выпили его душу, после этого она не возвратиться. Убийцы Душ уничтожают душу.
- Бред, - фыркнул эльф, - душу невозможно уничтожить, она по-настоящему бессмертна. Душа просто в...хм, заточении, и после моей смерти она освободится. Ничего страшного, поверьте мне.
Я с надеждой посмотрела на него. Он не врал.
- Странно, почему никто не прибежал на шум? - между тем произнес Рэфил, оглядывая разрушенную спальню, где вызывающее целым был только один предмет мебели - кровать Даниэля, где белокурый эльф безмятежно спал. Я ощутила укол болезненной нежности и горечи. Как же мне тебя не хватает, Дани...
- Эту комнату зачаровывал Йон, - я погладила Лорда по слипшимися от крови волосам, - здесь такая маго- и звукоизоляция, что, - восхищенно покачала головой, - никто ничего не почувствует и не услышит. Надо бы прислугу позвать и привести Йона в себя.
Рэфил пригляделся к Лорду Теней и покачал головой.
- Крайняя степень sfaoru, нужен маг Целитель, иначе не вытащим.
Я потерла лицо ладонями, словно пытаясь снять паутину напряжения и бессилия. Великий Творец, как же я устала, устала от всего этого - бесконечных войн, боли, потерь. Я хотела только одного - свернуться клубочком и заснуть, зная, что потом мне не придется сжимать в руке меч и выкрикивать сорванным горлом заклинания, не придется сражаться за свою и чужую жизнь. Да, я, как и все Тени, была создана для войны, ни для чего больше. Но я ведь человек, ЧЕ-ЛО-ВЕК, менестрель с погасшим Огнем Вдохновения, и мне до безумия хочется вновь идти по дороге, беспокоясь лишь о том, чтобы как можно скорее появилось на пути село с приличным трактиром, и играть на лютне, влюбляя и влюбляясь.
Мои прежним заботам пришел конец, когда я согласилась помочь Сваорлоку, моему Сваорлоку. Не раз я задумывалась по ночам, а что было бы, если бы я отказалась? Жила бы дальше, чувствуя лишь легкие угрызения совести? Или все же не смогла бы отказаться? Говорят, люди куют сами свою судьбы. Врут, нагло врут. Извечная по имени Судьба определяет, что нас ждет, выбирает за нас, управляет, как марионетками, а мы гордо пыжимся и говорим, что у каждого есть выбор.
Рэфил мягко привлек меня к себе, обняв за плечи, и я, уткнувшись носом в его грудь, прерывисто вздохнула, но не заплакала. Глупое занятие, бесполезное, но сильно облегчающее боль. Вот только мне сейчас не было больно, я просто устала, как физически, так и морально. У меня не было сил на то, чтобы распоряжаться слугами, искать Йону Целителя и организовывать похороны Дэймону, мне просто нужен был сон дней так на десять-двадцать.
- Я всем займусь, - пообещал Рэфил, подхватывая меня на руки и вставая, - а вы передохните, поспите.
- Спасибо вам, - прошептала я, засыпая, - за все спасибо.
Я не слышала, что сказал в ответ Предвестник, потому что уже спала.

Следующий день был просто отвратительным. Я была такой усталой и разбитой, будто вовсе не спала, а целые сутки работа в шахте. Подавленное состояние, апатия и волчья грусть змеиным клубком сплелись во мне, отрезая от всего мира. Мне было все равно, что случиться со мной, с окружающими, все равно, лишь бы не трогали меня.
Я неприкаянным призраком бродила по замку, не обращая внимания на суетящихся слуг, подготавливающих похороны, и старалась не встречаться с кем-нибудь из знакомых, особенно с киниль Митари. Мне было жутко неудобно и стыдно перед ним. Еще бы, вела себя как последняя шлюха, почти что изнасиловала его. Великий Творец, стыд-то какой! И никто даже и не скажет, что я аристократка, пусть и бывшая. С такими-то манерами. Мои учителя поседели бы, увидев во что я превратилась.
Эх, Дэймон, Дэймон... прости меня, пожалуйста, прости. Я не уберегла тебя, хотя могла. Это ведь не ты должен бы заботиться обо мне, а я о тебе. Зачем ты хотел убить Даниэля? И действительно ли хотел? Может, все было по-другому? Глупость, паранойя и злость сыграли свою зловещую роль. Тебя нет, Йон с опустошенным магическим резервом на грани жизни, Рэфил едва не убил меня, а я...я жива, не смотря ни на что. Да, есть немного царапин и повреждений, но не серьезных. И все же жива, а тебя скоро положат на погребальный костер.
- Манела, вас господин зовет, - робко тронула меня за руку служанка, совсем еще молоденькая девчонка, - он у себя в покоях.
- Спасибо, - рассеянно поблагодарила я и пошла к Йону.
Я зашла к нему в полутемную комнату, аккуратно прикрыв дверь, и присела на роскошную кровать с множеством подушек, среди которых затерялся Лорд. Заострившиеся черты неестественно серого лица и закрытые глаза делали его похожим на покойника, и только мерно вздымающаяся грудь опровергала это. А я внезапно на миг представила, что и он умер. Холод сразу же прошелся по спине и взял сердце в свои когтистые ладони. Судорожный, почти неслышный вздох-всхлип и заверения, что вот Йон, живой.
Он открыл глаза, когда я провела тыльной стороной ладони по его щеке, и слабо улыбнулся.
- Как ты? - одновременно спросили мы и ответили, - замечательно.
Больше мы не сказали друг другу ни слова, только смотрели друг другу в глаза и вели молчаливый диалог. Нам хватало взглядов, жестов, чтобы понимать то, что хочет сказать другой. Уж слишком долгое время провели рядом. Да, мы изменились, но вместе с тем остались такими же, какими и были.
'Я испугался, что снова тебя потеряю' - горький изгиб его губ и страх в лиственных глазах.
'А я тебя' - затрепетали мои ресницы, - 'ты оказался мне ближе всех. Ближе Фрея и Стражей'.
'Правда?' - его рука бережно сжала мою, - 'это лучшее, что ты могла сказать мне'.
'Я боюсь Фрея' - дернулся уголок моих губ, - 'он стал одержим властью, а это может уничтожить нас всех. Я не хочу так быстро умирать'.
Йон ласково провел рукой по моей щеке, попутно заправив за ухо выбившуюся прядь волос. Я прижала его ладонь плечом к щеке и неожиданно потеряно потерлась о нее, прикрыв глаза. Открыв их, я встретилась с его взглядом, выражающим одновременно тоску и радость, любовь и горьковатую нежность.
- Я постараюсь не делать того, что вызовет твое недовольство, - серьезно произнес Тень, и в его голосе можно было услышать угрозу, - только позволь быть рядом.
Позволь быть рядом... Как будто у меня будет выбор. Йон обложит со всех сторон, загонит в угол и вынудит меня быть рядом. Для этого он не побрезгует ни шантажом, ни грязными интригами, ничем - моральные принципы у него, как у Лорда, как и Тени, напрочь отсутствуют.
- Я всегда искала тебя в окружающих, - призналась я, - не знала, кого ищу, но искала и знала, что тебе плохо.
Говорят, Судьба решает, кому кого любить и с кем быть. Тогда мне Она отвела участь любить Фрея, Первого Маршала и Короля Теней, но я решила иначе. Да, я безумно любила Фрея и, он меня всегда понимал с полуслова и дополнял, но вот только эта идеальность наскучивает, потому что любовь длиться до тех пор, пока оба партнера не выскажутся до конца. А мы знали друг друга, как облупленных, знали, что скажет или подумает другой, какое при этом будет выражение лица и жесты.
Йон... Капризный, надменный и прожженный интриган, умеющий принимать все мои недостатки, которые порой доводили до бешенства непримиримого Фрея. И самое главное, Лорд умудрялся, не смотря на нашу с ним связь, быть непредсказуемым. Я никогда не могла предугадать, что он сделает в следующий миг, не смотря на то, что его мысли были, как на ладони. Именно это заставило меня полюбить его.
Любовь-Судьба тяжелая ноша, выдержать которую не каждому суждено. Пожалуй, в своем следующем воплощении я приму ее, а пока буду с тем, кто приносит мир и спокойствие, а не страсть и волнения в мою душу. Ведь мне понадобится ясный, незамутненный переживания рассудок и поддержка. Не думаю, что Фрей окажет мне ее, скорее всего, я буду ловить его за полы плаща, чтобы удержать от завоевания мира.
- Моя Королева, - беззвучно шевельнулись губы Йона и робко, почти застенчиво улыбнулись.
- Мой Лорд.
Мы лежали на кровати, обнявшись, и молчали, наслаждаясь тишиной и обретенной близостью. Нет, мы не занимались любовью, просто лежали. Повисшая тишина была не напряженной, а умиротворенной и расслабленной, походя на греющегося на подоконнике кота.
- Йон, ты понимаешь, что не сможешь стать Лордом-консортом, даже сейчас? - нарушила я молчание.
Он вздохнул и начал перебирать пряди моих распущенных волос. Я не понимала, почему им всем так нравится это занятие. Но если им так хочется, пожалуйста, я не против.
- Моя Королева, раскладки сил за это время поменялись, - ответил Лорд, наматывая на палец локон, - я вполне могут стать твоим Лордом-консортом. У меня достаточно для этого опыта. Другое дело, если ты не хочешь.
Я начала рисовать ноготком на его груди узоры, обдумывая ответ. Действительно, на роль консорта он подходит просто идеально, вот только я хочу вновь сделать его своим Поверенным, но после этого не сможет стать моим мужем.
- Ты хочешь снова сделать меня Поверенным, - в его голосе не было вопросительной интонации, - я не против. Но кого тогда поставишь во главе Кальвера? Там сейчас такой бардак и змеюшник, что неподготовленному лучше не соваться - сожрут и не подавятся.
- Ты прав, - кивнула я, - Лорд-консорт должен быть достаточно обучен интригам и при этом иметь железную волю, чтобы не заставили плясать под свою дудку.
- А еще быть преданным тебе, - веско добавил Йон, - и кто это?
Я задумалась, перебирая в голове кандидатов. Троицу Лордов, нанявших меня, я откинула сразу - не подходят. Один слишком молод, другой - стар, третий - не внушает доверия. Остальных я не стала рассматривать.
- Я еще посмотрю, - ответила я.
- Никто не подходит, кроме меня. А может... Фрей? - Йон устало прикрыл глаза, и его голос стал сонным, - еще лучше меня, как бы мне не хотелось этого признавать.
- Нет, его я ни за что не стану возвращать, - резко отрезала я, - ты знаешь, что нам пообещали Выпивающие, если мы намеримся захватить другие миры - полное уничтожение, без возможности перерождения. Я этого не хочу. Йон?..
Приподнявшись на локте, я заглянула в его лицо и увидела, что он уже спит. Расслабленное и безмятежное выражение и легкое, ровное дыхание говорили о спокойном сне, без всяких кошмаров. Я осторожно убрала его руку и встала с кровати, а потом на прощание легонько коснулась губами щеки и вышла, аккуратно закрыв за собой дверь. Спи, мой Лорд, тебе нужен хороший сон, чтобы скорее прийти в себя.
Неожиданная слабость накатила на меня, и я, тихо охнув, привалилась спиной к стене. На глаза упала темная пелена, в горле появился комок, а по щекам побежали слезы. Вот она, запоздалая реакция на смерть Дэймона, а я еще удивлялась, что ограничилась только самобичеванием. Приключившаяся со мной истерика - это своего рода откат, возникающий при заклинании. Псы Теней связаны со своими Королями, поэтому когда кто-то из них умирает, то это довольно чувствительно ощущается. Будь я Королевой, то пережила бы намного легче, но я все еще человек.
- Манела? - встревоженный голос Рэфила заставил меня от неожиданности вздрогнуть и поднять на него заплаканные глаза.
- Откат, - пояснила я и некультурно хотела вытереть лицо рукавом платья, но Предвестник протянул мне свой платок, которым я и воспользовалась, - когда похороны?
- Все уже готово, - чуть кивнул он и предложил мне руку, - пойдемте. Никого лишнего не будет, только мы.
Я оставила платок себе, зная, что он мне еще понадобиться, и пошла во внутренний сад, самое красивое место в этой резиденции Йона. Почему-то мне казалось, что Дэймон будет совсем не против того, что бы его похоронили среди цветов. Эльф, мать его так, не смотря на свою вторую сущность воина Тха-Архэс. Меня больше всего поразило то, что он сумел держаться от соблазна - быть одним из сильнейших воителей, только нужно было позабыть о том, что был Целителем. А он все же предпочитал лечить, а не калечить, что сыграло свою роль. Если бы Дэймон чаще выпускал Пса, то на восстановления ушло всего минут десять не больше, и тогда смог бы защититься от Источника. По крайней мере, мне хочется так думать.
Дэймон лежал на погребальном костре, по-моему, так это называется сооружение, усыпанный бело-розовыми лепестками фиолы, редчайшего дерева, произрастающего только в одном мире - Иринте. Как Йон умудрился достать это дерево, я даже и не знала. Тем не менее, эта трагичная красота завораживала, заставляя всех верить, что после смерти вновь начинается жизнь.
Я подошла поближе и увидела, что волосы, заплетенные в замысловатую косу и украшенные траурными черными лентами, открывали его спокойное лицо, разукрашенное серебристо-зелеными и голубыми узорами, похожими на переплетенья ивовых ветвей. На их соединениях блестели крохотные стразы, а может и настоящие бриллианты, мне не хотелось этого знать.
Мне очень хотелось сказать, что он исполнил свой долг перед Сваорлоком, но не могла - мне еще нужна будет помощь Тха-Архэс. Свой законный трон мне придется добывать кровью, вырывать из рук Кальвера, а лишняя боевая единица никогда не помешает.
- Прощайтесь, - тихо произнес Рэфил.
- Мы скоро увидимся, Дэймон, - произнесла я, - очень скоро. И... спасибо тебе за все, что ты для меня сделал, я этого никогда не забуду.
Я отошла от погребального ложа, и мое место занял Предвестник. Скрестив руки на груди, он запел Прощальную Песню с еле уловимым сожалением, а по ее окончанию поджег смертельный одр добытым из дерева огнем с четырех сторон. Такой огонь, вспомнилось мне, называют живым. Пламя жадно принялось лизать дерево, поднимаясь все выше и выше, укрывая дымом могилу Дэймона. Через час останется лишь пепел, который нужно будет развеять в Лесу Эль-Шах-Ир.
Вот так и закончилась жизнь стального эльфа, повстречавшегося со мной на улице моего мира в городе Славном. Кто бы мог подумать, что последует за нашей первой встречей? Подумать, что Перворожденный с сине-зелеными, как море, глазами погибнет, защищая обычную человеческую девчонку? Никто. Судьба любит шутить над смертными, вот только часто шуточки саркастичные и злые, ломающие жизнь каждому, кто их испытал на себе.
Спасибо, Дэймон, спасибо...





 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"