Лесная Алина: другие произведения.

Дама с собачкой (очень рабочее)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Очередная идея, которая может во что-то вылиться, зависит от вас, читатели - понравится или нет.
    Полуорчица Ирша и её хаск Ли, маг Беллар и тёмная эльфийка Фру - четверо наёмных телохранителей. Однажды они получают задание проводить того, неизвестно кого, туда, непонятно куда, за тем, незнамо, за чем. Странно, даже подозрительно, однако, друзья уверены, что им горы по плечо. Сила, чутьё, искусность и коварство - помогут ли эти качества задание выполнить и самим уцелеть, когда многие желают обратного?
    П/О от 15.01.
    Счетчик посещений Counter.CO.KZ

  ДАМА С СОБАЧКОЙ
  
  Посвящается Лорду - самому умному, верному и чуткому псу.
  
  ПРОЛОГ
  
  Таверна дышала туманами и чадом прогорклого жира. "Ловец удачи" работал до последнего клиента, и народ здесь, кажется, никогда не переводился, завтрак плавно перетекал в ужин и наоборот. Ворьё да бродяги сюда редко совались, побаиваясь основного контингента, то бишь, нас.
  Хозяин увидел меня от порога и принялся торопливо наполнять кружку вполне приличным пивом, зная, что расплачиваюсь я всегда, хотя бы спустя месяц. Не нальёт в долг - отплачу иначе. Подмигнув вышибале, чья физиономия ещё зеленела отпечатком моих костяшек, окинула взглядом дымный зал. Будь охранник не одной со мной расы, за наглый шлепок ниже талии врезала бы ему в другое место, кастетом.
  Забрав своё пиво, между столами пролавировала к трём головам - белой, русой и хрени с маслом, хотя Фру утверждает, дескать, это "перец с солью", а самому хаску всё равно. Судя по пустой столешнице, компаньоны пришли ненамного раньше меня, и заказать в долг ещё не успели.
  - Угощаю!
  Щелчком пальцев я размножила пиво на четверых. Сотворяющий иллюзии амулет окончательно сдох, но последние деньги я пропила вчера. Кстати, с хаском, который, благодаря отменному нюху, цапнул единственную настоящую кружку. По вкусу наколдованное пиво от обычного ничем не отличается, удовольствие от процесса будет, вот результата - ноль. В походе это к лучшему. Но мы не на работе, а только ждём её. Прямо-таки жаждем.
  - Собака! - прошипела я, царапая когтями иллюзорную кружку.
  Тот на правду не обиделся. Глянул на меня поверх пенной шапки, прищурил ярко-голубые глаза и, подозвав зарумянившуюся разносчицу отточенным движением бровей, швырнул на стол две серебрушки.
  - Угощаю.
  Я подобралась.
  Так.
  Вчера что было?
  Пьяная я, пьяный хаск, гуляющий на мои деньги, и, собственно пьянка, после которой монет не осталось уже у обоих. Украсть не мог, благородная порода не позволяет. Вот кусок из мясной лавки - запросто, опять же, в силу природной натуры, но не деньги.
  Лиан развязал свой кошель, и тот пошёл по рукам.
  - Золото? - Беллар надкусил монетку, воровато пряча её в кулаке. На нас уже посматривали, особенно, на оружие без клейма наёмничьей гильдии, но качественное. Весьма и весьма.
  - Аванс.
  - Паучья Матерь! - благодарно выдохнула Фру.
  А жизнь-то налаживается!
  
  ГЛАВА 1
  
  Ранним утром по скверу шла дама с собачкой. Не прогуливалась, а целенаправленно шагала, увлекаемая вперёд крупным голубоглазым псом чёрно-белой масти. Встречные шарахались, собаки лаяли, словом, как требовал наш представитель, перебивший у конкурентов выгодного клиента, впечатление мы производили сногсшибательное!
  Обычно вторые переговоры с клиентом ведут мужчины. У Беллара разве что на лбу не написано "дипломированный боевой маг", да и аристократичная внешность располагает, Ли в любом обличии вызывает доверие. Мы с Дриззарой-Фру для этого не подходим. Она - тёмная эльфийка, я наполовину орчица, нам своим происхождением положено вгонять в ужас слаб... то есть, мужской пол, а женщины среди нанимателей попадаются нечасто.
  Но этот клиент, по словам нашего агента Маркуса, был какой-то родовитый-преродовитый, сиречь, капризный и требовательный, поэтому мы должны были произвести на него самое благостное впечатление. А кто может быть представительней, чем нарядно одетая дама с крупным ухоженным хаском на поводке? Фру, изрядно помятая во вчерашней драке с гильдийцами, у которых, как оказалось, мы увели клиента, отписала главную роль мне. Бланш вокруг моего левого глаза её не разубедил, для симметрии подкрасили и правый. Несмотря на профессию наёмницы, эльфийка таскала в своём мешке шкатулку с дамскими приспособлениями, хотя добиралась до неё редко. И вот теперь подвернулся случай проверить на боевой сестре поговорку "Красота - страшная сила!" Помимо теней, меня напудрили и нарумянили, правда, сиреневые тона, идеально подходившие тёмно-лиловой коже, как-то... необычно гармонировали с моей зеленоватой. Или, на вкус Фру, оливковой. Имея от природы алые губы, тёмная не пользовалась помадой, но мы смешали с кремом фиалковые тени. Конский хвост, в который я обычно собираю скрученные колбасками чёрные волосы, пришлось распустить и уложить высокой причёской, а пёстрые ленты, перья, бусины и прочие украшения вынуть. По комплекции я ближе к людям, чем к чистокровным оркам, хотя высоковата и крупновата, однако, Беллар заверяет, будто за отдельные участки моих "крупностей" иные человечки платят магам золотом. Как бы то ни было, одежда худосочной Фру мне всё равно не подходила, а сама я платья отродясь не носила, предпочитая практичные вещи. Но мы и тут выкрутились! На мой прошлый день рождения друзья заказали у гномов бронированный корсет с короткой кожаной юбкой, заявив, что двадцать два - дата по-своему круглая, и дарить дротики или наручи банально. Надела я его только раз, после чего затолкала в самую глубь сундука, доставшегося вместе с домом, который мы снимаем на четверых. Сейчас достала. На подол, рукава и шлейф порезали парчовые покрывала с кресел, зелёные в золотую розу. Вошедшей во вкус Фру непременно захотелось куда-нибудь пристроить любимый ремень с шипами и пряжкой-черепом, но поскольку на мне был мой собственный, с ножнами для пары коротких мечей, украшение нацепили на хаска вместо ошейника.
  Беллар, лучше всех разбирающийся в моде, наш вид оценил, постановив, что клиент будет в отпаде.
  Он был прав, редкие утренние прохожие действительно с трудом удерживались на ногах, стало быть, и аристократ не устоит!
  Хотя бы от смеха.
  Судьбоносная встреча состоялась в парковой беседке у пруда, где величаво плавали белые лебеди. Помимо гнома Маркуса, чей врождённый дар убеждения нашёл выход в необычном виде торговли, я насчитала десяток человек в штатском, каждый из которых занимался своим, казалось бы, делом, но вместе они смотрелись удивительно органично. Одиннадцатый сидел на ажурном бортике беседки, от макушки до пят закутанный в плащ. Интересно, что это за тип такой, готовый платить аванс золотом ещё до личной встречи с наёмной силой? Когда он повернул голову вслед за Маркусом, я увидела только выглядывающий из-под капюшона подбородок и рот, открывающийся по мере нашего приближения.
  - Э-э-это кто?
  Гном уронил лицо в кряжистые ухоженные ладони.
  - Лучшие телохранители Таллана...
  Пёс согласно гавкнул, тряхнув привязанным к ошейнику алым бантом.
  ***
  - Ирша, Лиан, порой вы ведёте себя бестолковей пещерных троллей... но вы понравились клиенту. Не пойму, почему удача вас так любит?
  - Может быть, потому что она - супруга опыта? - вопросом на вопрос ответил хаск.
  Опыт у нас правда немалый. Измерялся он пока не годами, а количеством выполненных без единого промаха заданий и довольных клиентов, что обеспечивало нам репутацию отлично сработанной команды наёмников. Не лучшей в столице, как любит афишировать пройдоха Маркус, но весьма успешной.
  - Кто наш клиент? - спросила я, вспоминая, что удалось разглядеть утром. Плащ неброский, но дорогой, на заговорённые от непогоды сапоги из шкуры скального виверна я бы копила год при потоке заказов. Нижняя часть лица выбрита магией, чтобы не приходилось делать это лезвием дважды в день, сохраняя кожу гладкой, зубы ровные и отбеленные. Руки скрыты перчатками, под которыми проступают очертания массивных колец.
  - Очень важная птица! - гном напыщенно задрал указательный палец. - Он представится сам, если сочтёт это нужным, а пока что зовите его, скажем, господин Эн.
  - Ну-у! В зверином облике выговаривать трудно, и клиент останется недоволен, - пожаловался хаск. - Пусть лучше будет "господин Ры"!
  - Да хоть "Ме", буде тебе заблажит превращаться в барана! Подобные мелочи его не волнуют, главное, чтобы вы доставили его целым и невредимым до места назначения.
  - Куда именно? - я повторила это раз в пятый сегодня. Странный какой-то заказ. Ни имён, ни сроков, ни даже конкретной цели. Заказчик просто посмотрел на нас, кивнул: "Маркус, я всецело тебе доверяю"... и ушёл. Десяток подозрительных личностей в штатском сразу потеряли интерес к скамейкам под клёнами и лебедям. А мы втроём отправились в скромную городскую квартиру гнома, чей роскошный особняк строился на наш общий заработок в живописном предместье Таллана.
  - Пока что в Каор. Там господин, кхм, Ры обозначит следующий этап.
  - Но это нелогично, - возразил хаск. - Если бы мы знали конечный пункт, могли бы предложить более безопасный и быстрый путь, чем наметил заказчик.
  - Требование клиента - закон...
  - Если оно не идёт клиенту во вред или не противоречит кодексу наёмника, - парировала я. - Тем более, Ашана знает, в какие дебри он нас заведёт. А если в тропики к суккубам-каннибалам? Или, напротив, к северным чудинским колдунам? На Драконий хребет? Мы должны знать, к чему быть готовыми.
  - Я неплохо знаком с клиентом и уверяю, что нарочно он вас никуда не заведёт, но на всякий случай берите амулеты на все случаи жизни, а господин Киттон пусть зайдёт в храм к своей покровительнице Иллоте, - двадцатишестилетний Беллар был старшим из нас и единственным, к кому гном обращался согласно этикету. Впрочем, аристократ не кичился родовым именем и в главари нашей компании не лез, оставив место за мной. - В общей сложности путешествие займёт около месяца, но конечного пункта даже я не знаю. Предосторожности нужны на случай, если кого-то из вас схватят в плен и будут пытать.
  Ого-о! Во что нас втравливают?! Впрочем, пока я не дала согласие, сделку нельзя считать совершённой.
  Хаск потрепал лапой за ухом.
  - Ну, меня хватали, так я же не сдал, кто из нас и какой дорогой везёт письмо. И остальные не слабее меня.
  Я почесала пушистый чёрный загривок, переходящий в такого же цвета "маску" на морде.
  Это поручение, поначалу казавшееся таким лёгким в нашей практике, едва не окончилось для меня плахой. Оговоренные клиентом сроки поджимали, конверт везла я, и решение пришлось принимать в одиночку - бросить хаска в лапах мучителей, зная, что он так со мной никогда бы не поступил. Самое мерзкое, его схватили не враги, а наши конкуренты из вольных наёмников, получившие собственный заказ на письмо. Лишь из-за этого Ли оставили в живых и не искалечили, зная, что за него я любого клыками порву, даже если всю жизнь положу на поиски сволочи. Даже извиниться пытались, мол, работа есть работа, ничего личного.
  А "срочный ценный конверт" оказался жалкой писулькой высокопоставленного старикашки к любовнице.
  - Таково требование клиента, - Маркус покачал густой каштановой бородой, - но я ещё не озвучил сумму...
  И гном её назвал. Мы с хаском переглянулись, причём, наши глаза по форме не отличались, только по цвету - голубые да карие.
  - Плюс ещё половина от того же, если уложитесь раньше срока, - добил агент, до последнего тянувший главную интригу.
  - Ли-и?
  - И-ирша?..
  ***
  Мы шли домой, чувствуя себя одновременно богачами и идиотами, что зачастую прекрасно уживается в одном теле. Рабочий день последнего весеннего месяца триона был в самом разгаре, улицы Таллана запрудили извозчики, разносчики, курьеры и прочие трудовые ребята. Для нашей средней полосы припекало сильно, но не до одури, когда за маревом мостовую бывает не видно. Яркая листва ещё не успела пропылиться насквозь, в палисадниках под балконами вовсю алели маки, спущенный с поводка хаск носился кругами, умиляя детвору - прекрасный погожий денёк, чтобы его испортить.
  Сначала зарычал Ли, с закрытой пастью, не показывая клыков, которые неверно мог истолковать городской смотрящий, и так мрачноватый из-за жаркого мундира.
  - Ирша ан"Торрай, сколько лет, сколько зим! - насмешливый голос вызывал едва контролируемое желание заткнуть его источник собственным же вырванным языком. - С трудом узнал тебя в платье, выглядишь почти как женщина! И пёсика, смотрю, принарядила! Уж не замуж ли собралась?
  - Тебе тоже идёт это ухо, Вэл. Совсем как старое, разве что целое... Десять ярдов! - я выставила руку вперёд, потому что этот шакалий выкидыш решил помочь мне нарушить закон.
  Лиц своих мучителей хаск не видел, зато запах запомнил. Этого оказалось недостаточно для судебного разбирательства, но хватило, чтобы я раскроила несколько физиономий, после чего получила официальный запрет приближаться к оным менее, чем на десять ярдов. Блюстители порядка стараются не встревать в наёмничьи усобицы, да вот беда, главарь конкурентной шайки был бастардом одной немаленькой шишки от эльфийки. А я ему ухо откусила...
  - Предлагаешь мне орать через всю улицу? - развёл руками мой главный соперник со времён школы боевой подготовки "Сателлит", которую спонсировала Королевская гильдия наёмников. Наша конкуренция перешла в новую стадию, когда оба получили медальоны вольных охранников. Ему помогли отцовские деньги, а мне - Ли. Наверное, из-за того Валериан Драмм и отыгрался на хаске, что я обрела независимость всего годом позже, чем выпускник с отличием.
  - Предлагаю тебе заткнуться и валить к Ашане, - я пошла своей дорогой, зная, что белобрысый не позволит себе пуститься вдогонку, равно как ударить со спины на глазах потока горожан. Вот наедине - другое дело, но тогда я сама не подпущу его даже на дозволенные десять ярдов. Человек, разбиравший наши взаимные обвинения, мог пойти лёгким, щедро оплаченным путём и отправить меня на плаху, где мужик в колпаке с прорезями рубанул бы по правой руке, и - прости-прощай, карьера наёмницы. Но он поступил иначе, и не потому, что был ярым противником взяточничества. Просто у него тоже жил хаск.
  Я купила Ли за бесценок. В одном обозе с моим клиентом двигалась упряжка, которую тянули семь красивых собак. Последняя на трёх лапах бежала за санями. По словам хозяина, молодой глупый пёс сорвался с привязи и напоролся в лесу на стаю волков. Редкие домашние оборотни служили показателем успешности владельца, их заводили в упряжь, для охоты, охраны, а некоторые с приветом, как я слышала, использовали человеческую ипостась в пикантных целях. Не знаю, не знаю. Не припомню, чтобы Лиан лизал под хвостом, но пару раз он притаскивал выкопанную где-то чужую заначку, заявляя, дескать, мясо, как вино, должно быть хорошей выдержки, то бишь, с душком. Дело вкуса, конечно, но "целоваться" перед сном я ему не далась.
  Купец, занимавший в Торговой гильдии высокую должность, мог позволить себе нового хаска, но ждал, что этот оклемается. На третьи сутки пёс упал, а подходящего лекарства не нашлось. Обменявшись кивками с купцом, его телохранитель достал из ножен меч. Никогда не забуду совершенно не звериный взгляд на собачьей морде.
  В школе нам не позволяли завести питомца, и все пять лет я могла о нём только мечтать. И я подумала, а почему не оборотень? Тот же зверь, пусть и наполовину. К тому же, хаск добавит мне солидности. Да и зимой под выворотнем уютнее ночевать в обнимку с тёплым псом.
  Не рискуя обманывать наёмницу, торгаш честно предупредил, мол, хаск бестолковый и слабый. Но почему-то после недели на постоялом дворе с тёплой постелью и сытной пищей ума да выносливости у него заметно прибавилось. Мне тогда повезло с клиентом. И денег в счёт оплаты дал, и псу место в санях выделил.
  Если бы не Ли, за год я нипочём не выкупила бы у Гидьдии то, на что другие выпускники тратят минимум три.
  Свободу.
  ***
  - Может, он вампир или пещерный спиногрыз? - округлила глаза Фру, обожавшая всякую мрачную гадость. - Побоялся на солнышке сгореть, вот и нацепил плащ!
  - От него так воняло светлоэльфийскими духами, что я не разобрал даже, какой он расы, - Ли пристыжённо уткнулся лицом мне в живот: лежать головой на чьих-нибудь коленях он одинаково любил в обеих ипостасях.
  - Не гном, не орк и не тролль, судя по росту. Беллар, ты можешь отказаться, за три дня мы успеем найти другого мага.
  - Госпожа ан"Торрай, если я уйду сейчас, больше вы меня не увидите, - рассерженный Беллар всегда становился до отвращения аристократом. - Насколько помните, я именно по вашему объявлению о вакансии пришёл, не по другому.
  - Я помню, но нас оплакивать некому, а у тебя куча родни в поместьях, которые по завещанию отойдут тебе, толпа невест на выбор и супружеский долг перед фамилией.
  - Фру тоже из большой семьи, - опустив последнее, хмыкнул маг.
  - Младшая в захудалом роду, без каких-либо магических способностей, годная разве что в ученицы помощницы поломойки при дворе Королевы или на алтарь Паучьей Матери! Не смеши меня!
  Соединённое королевство Брионнара и Релании последние пару сотен лет сохраняло приличные отношения с Антрацитовыми пещерами тёмных эльфов на юге и северо-восточным Оркристаном. Покусывали друг друга на границах, цапались за спинами смотрящих, но открыто за меч не хватались, чтобы доказать, как правильно называть богов-покровителей и кто из них главнее. Тёмные, хоть и неохотно, но принимали у себя талланских магов, оттачивающих мастерство в зельеделании и истреблении гнусных тварей, кишмя там кишащих, с орками шла бойкая торговля лошадьми. В свою очередь, наши с Фру сородичи чувствовали себя в Бриолании уверенней, чем те же тролли, снежные ётуны и вампиры.
  - Я понимаю, что от сделки пованивает отнюдь не эльфийскими духами, но не могу отдать коллегу вместо себя на растерзание Фру, - в обычной манере подытожил Беллар.
  - Белка, я знала, что ты тоже извращенец! - тёмная подпрыгнула на топчане, мелодично звякнув дюжиной серёжек в каждом ухе, благо, длины хватило бы ещё на столько же. Мои по сравнению с её и даже Валериановыми - так, куцая мелочь.
  - Значит, вместе. Сила, - я положила руку на стол.
  - Чутьё, - хаск накрыл её своей горячей ладонью.
  - Коварство, - мурлыкнула Фру.
  - Искусность, - поставил точку маг.
  Вместе, как уже три года.
  И дай Покровители, чтобы в том же составе вернулись.
  
  ГЛАВА 2
  
  За день запах господина Ры подистёрся, однако, не настолько, чтобы хаск не смог взять след. Ли намекнул об этом Ирше, и та почти даже согласилась, но, в конце концов, с сожалением мотнула головой. Требование клиента - закон, если он хочет сохранить инкогнито, так и будет, иначе кодекс наёмника и ломаного ферта не стоит.
  Пёс растянулся у двери, а не в постели, сославшись на жару.
  Ирша спала чутко, но и хаск обладал достаточным запасом терпения, чтобы дождаться, когда покровитель Тишшай, сын Ашаны, капнет ей в ухо зельем, открывающим смертному лазурные долины дремотного царства. Не скрипнув, не топнув, Ли выскользнул наружу.
  С тех давних пор, как маги-селекторы вывели из диких волкодлаков одомашненную породу, за много поколений хаски с материнским молоком впитали абсолютную преданность и любовь к тем, кто назывался "Хозяин". В компании наёмников Лиан проводил в двуногом обличии гораздо больше времени, чем прежде, относились к нему совсем иначе; посторонние люди часто принимали за своего, даже с девушками доводилось общаться, правда, потом оборотень чувствовал себя странно, а Фру, к которой он пришёл за советом, ласково обозвала извращенцем. И всё равно испытывал неловкость, выходя из дома один, без конкретного поручения. Первый хозяин расчёл бы это как "сорвался", и его не убедило бы, что хаск почуял опасность раньше остальных и решил проверить.
  Широкий нос втянул множество знакомых запахов, приятных, отвратительных, возбуждающих, тревожных... И просто возмутительных! Лохматый волкодав из мясной лавки опять пометил чужую территорию! Ухх, р-р-ры...
  Задрав лапу, Ли восстановил справедливость.
  Человеческая половина сознания помогла псу сориентироваться по карте города, отложившейся в памяти, а не по собственному утреннему следу, и выбрать до парка короткий маршрут.
  Несмотря на бдительность ночного дозора, нежить в столице водилась, хотя и меньше, чем на периферии. Ли не боялся, и вовсе не из-за глупости, в которой его частенько упрекал первый хозяин. От диких предков хаскам досталось много полезных качеств, в том числе, иммунитет к укусам тварей Ашаны и довольно быстрая регенерация. Два брата Ли вместе с полусотней псов из того же питомника служили на северной границе, а ведь чудинские колдуны похуже некромантов будут. И всё-таки он старался избегать совсем уж тёмных проулков, хотя ползущая по небосводу туча выглядела подозрительно. Дождя только не хватало...
  Как бы Ли ни торопился, существовали вещи, перед которыми разум пасовал.
  Ему навстречу шла "звезда" ночного дозора, и один из смотрящих грыз печёную ножку камышовой жабры! Вкусную, жирненькую, похожую на куриную, только больше в два раза и с перепончатыми пальцами.
  Хаск облизнулся и лёг. Пятёрка смотрящих остановилась, главный "луч", тот самый, с ножкой, насупил брови.
   - Ты почему без хозяина? Как тебя зовут?
  - Гав-гав! - Ли положил голову на передние лапы и посмотрел снизу вверх так, как умеют только собаки.
  - Обычный пёс, хотя породистый, - один из "лучей", молодой полуэльф, с некоторой опаской протянул руку, а хаск только и ждал, чтобы уткнуться в неё лбом. - Да ты потерялся! И сколько за тебя заплатят, если мы объявление дадим, а?
  - Гав!
  - Какой симпатяга! - умилилась гномка. - Фью-фью!
  Ли подбежал к "звезде", виляя хвостом. Обожающий взгляд достался всем, особенно, ножке, а та в ответ заблистала пупырчатой кожицей, дважды отражаясь в собачьих глазах.
  - Так! Пса взять на поводок! - распорядился главный, тыча в хаска жабрятиной. - До утра с нами походит, а там... Что?! Стой, ворюга!
  Но пёс улепётывал со всех лап под громовой хохот "звезды", перекрывающий матюги начальства. Прихваченный клыками трофей истекал сладким соком, явственно отдающим сливовым маринадом, вызывая просто бешеное слюноотделение. Ли не считал себя вором. Ведь охотиться можно по-разному. Но Ирше об этом лучше не знать!
  Поглядывая на изменяющееся небо, пёс устроился у крылечка с колоннадой, увитой декоративным виноградом, и торжественно облизал добычу.
  - Мря! - в паре футов от его морды спрыгнул золотистый кошкан. Казалось бы, один рывок - и клыки сомкнутся на тёмно-рыжей гриве, ломая хребет, заплещет в агонии хвост с пушистой кисточкой...
  Однако Ли по собственному печальному опыту знал коварство этих тварей. С первого раза изворотливого кошкана не схватишь, он уведёт тебя подальше, а в это время стая многочисленных отпрысков заберёт добычу, и лови их потом на крыше.
  - Мря-а... - дразнился хищник, оглаживая колонну спиной.
  - Бррысь! - рыкнул хаск, мысленно сосчитал до десяти и, представив, что никого рядом нет, принялся за жабрятину.
  Первая зарница ослепила. Кошкан зашипел, выгнув спину, и удрал. На жарком юге с грозовыми тучами частенько прилетали вирии, мерзкая разновидность низших вампиров, но здесь весенний ливень угрожал лишь тем, что смоет все следы. В два укуса прикончив ножку, Ли припустил навстречу рокочущей кромке.
  Ночной парк разительно отличался от дневного, и это нормально. А вот другое - нет.
  Лебеди.
  Их не было.
  Причина исчезновения птиц копошилась в давешней беседке, что-то вынюхивая на полу. Как и утренний заказчик, тип закутался в длинный тёмный плащ, но это было единственным, что их роднило. Тварь, воняющая разворошённой могилой, даже не являлась живым существом. Она громко сопела и бормотала что-то на свистящем наречии, кажется, недовольная результатами поиска. Внезапно выпрямилась, уставившись на хаска отливающими алым глазами. Новая вспышка высветлила костлявое лицо, обтянутое тонкой, словно вафельная бумага, кожей, но пёс не понаслышке знал, как трудно её прокусить.
  То был вампир. И не высший, а из тех, кого в просторечье именуют упырями.
  Хаску нравились лебеди во всех смыслах, и он очень надеялся, что птицы улетели подальше от такого соседства, а не валяются обескровленными в кустиках.
  Драться на сытый желудок не хотелось, а придётся.
  Тем более, что вампир напал первым.
  Двигался он проворно, но Ли на нежити кошку съел, хотя профессионально, как братьев, его не обучали. В последний момент хаск увернулся, цопнув противника за плечо. Метил в горло, да вампир тоже не дремал. Смачно затрещало рвущееся крыло, которое поначалу Ли принял за плащ, обнажая худую грудь. Теперь не полетаешь, хмыр болотный!
  Под крыльями на вампире ничего не было, но нежить подобными предрассудками обижена. Зато внимание привлекло кое-что интересное, удачно подсвеченное вспышкой молнии. Вампир бросился снова, и картинку пришлось откинуть на задворки подсознания. Раненый и злой, он растерял остатки самосохранения, сделавшись вдвое сильнее. Ли глазом не успел моргнуть, как очутился подмятым тварью, притом, в пикантной позе валетом. В бедро будто арбалетный болт воткнули, рёбра обдало волной жара, и ворчание грома потонуло в отчаянном вое. Но Ли не терял ни головы, ни сознания. Первые тяжёлые капли дождя отрезвили. Ты?! Пьёшь?! Мою?! Кровь?! Ррры-ы!
  Вампир действительно присосался, регенерируя крыло. Кусать тощий зад не хотелось и хаск, извернувшись ("болт" в бедре срикошетил по всему телу), хватанул нежить за бок. Воспользовавшись коротким замешательством визжащего противника, Ли выкрутился из-под него и, подцепив распластанное по земле крыло, натянул вампиру на голову, полностью дезориентируя. Когтистые пальцы вхолостую сомкнулись на воздухе.
  Клыки хаска - точно на шейных позвонках.
  Хррусть!
  Тяжёлый запах разложения заглушил аромат сырых листьев. Тело под крыльями проседало, как сдобное тесто под полотенцем, случайно выставленное на сквозняк. Упыри не сгорают вопреки расхожей байке, а распадаются в труху. Под дождём эта труха ещё и воняла.
  Брезгливо обойдя останки, Ли выполоскал в пруду пасть и напился. Добыча с выдержкой, конечно, хороша, но не до такой степени...
  Дождь разошёлся, смывая с хаска грязь и кровь, приятно холодя раны. Увы, и следы господина Ры безвозвратно смешались с землёй, поиск вокруг беседки результатов не дал. Для надёжности Ли заглянул внутрь. Та-ак... Запах цитрусового парфюма "Кавильон" - это клиент. Ф-фух, ну зачем так поливаться-то?! После господина Ры в беседке побывало две парочки, а совсем недавно компания молодёжи пила дешёвое пиво, даже одноразовые берестяные кружки поленились в помойку выбросить, безобразники. А больше никто, кроме вампира, не приходил. И что ему тут понадобилось? Неужели как-то связано с клиентом? Или совпадение?
  Когда пёс выбрался, в пруду плавали лебеди, все восемь. Вот и замечательно.
  На трёх лапах Ли потрусил домой, переваривая увиденное. Это частично отвлекало от жара, разлившегося по груди и правой ноге до кончиков пальцев, кажется, даже когти горели. Дождь разогнал дозорных, хищников и нежить, в большинстве своём также не жалующую пустые мокрые улицы, так что хаск добрался без приключений. Они ждали дома.
  Ли хотел потихоньку скользнуть за ширму, обработать раны и одеться побыстрей, чтобы Ирша не увидела, но та сидела на топчане, скрестив ноги на манер орочьих шаманов и подпирая кулаками бока. На девушке было только нижнее бельё, да они с хаском и без оного друг друга видали. С комплексами в наёмничьей братии обстояло так же, как у нежити.
  - Где тебя шайтаны носили?! Чумазый как болотный хмыр!
  - Ну-у... Охотился, - хаск протрусил к тазу, стараясь не поворачиваться к полуорчице больным боком и наступать на все четыре лапы. Потоптавшись в воде, пошаркал по расстеленной тряпке и собрался было улизнуть, как Ирша насторожилась.
  - Живо перекидывайся и ложись.
  - Я постель испачкаю.
  - Потом постираешь. Ли-и?! - хаск проследил за её взглядом, прожигающим тряпку, грязно-красную.
  Оборотень предпочёл бы просто зализать раны, но знал, что мазь подействует быстрее регенерации, жаль, вонючая. Поднявшись на две ноги, пошатнулся и ухватился за сундук, отсчитывая удары сердца, и с каждым последующим боль в бедре становилась чуточку меньше, зато голова кружилась сильнее. Напарница - Ирша категорически запретила называть себя хозяйкой - изменилась в лице и поднырнула ему под руку. Несмотря на то, что Ли был выше ростом и крупнее, он знал - удержит.
  Хаск улёгся на здоровый бок и прикрыл глаза, измышляя тактику. С одной стороны, он ощущал себя на возраст уже не щенячий, и понимал свою ответственность перед Иршей, с другой, порою хотелось вернуться на четыре года назад, когда этой ответственности спрашивали меньше, а ласкали чаще. Бедро кольнуло так, что Ли совершенно по-человечески ойкнул.
  - А это, стало быть, твой трофей? - напарница держала пинцетом упыриный клык, в полости которого ещё оставался яд. Так вот почему укус не спешил затягиваться! - И ты ещё будешь попрекать меня ушами, когда сам в заднице чужие зубы притаскиваешь!
  - Я его на шнурок повешу!
  - Я тебя самого на шнурке повешу, - девушка бросила зуб в печь. - Давай рассказывай.
  Настал черёд мази, но её хаск ещё готов был терпеть, а вот перед стиркой всегда малодушничал.
  - Ирша, я говорил, как сильно люблю тебя?
  - Говоришь каждый раз, когда набедокуришь.
  Это было совсем не то, что Ли хотел услышать. Он посмотрел из-под бровей знаменитым собачьим взглядом. Конечно же, Ирша оттаяла, иначе быть не могло.
  - Ли, я тебя тоже люблю.
  - Как любишь?
  - Больше, чем икру жабры, - твёрдая, но нежная рука потрепала по щеке короткими острыми коготками. Ли блаженно вздохнул. - Но бельё стирать всё-таки будешь ты. А пока что - колись.
  ***
  За три дня мы так и не пересеклись с господином Ры, а вопросов к нему скопилось немало. Но функция наёмника и состоит в том, чтобы качественно выполнять свою работу, держа язык за зубами, так что любопытство пришлось засунуть поглубже, да и Маркус заверял, дескать, меньше всего этот клиент жаждет завести нас в храм забытого божка или к дикарям на вертел. А, раз так, мы собрали мешки, попросили удачи у покровителей и в урочный час выехали из города в рощу, где была назначена встреча. Хаск полностью оправился и бежал впереди лошадей.
  Таллан цвёл и пах в преддверии смотрин. Так уж вышло, что в нынешнем поколении принцесса имелась только у нас, зато женихов по окрестностям развелось, хоть отбавляй, один другого краше. Амелии было из чего выбирать. Среди прочих претендентов, должен явиться молодой король соседней Ламарии, один из сынов светлого Эльфенхайма, даже Лорд высших вампиров решил попытать счастья, и оно таки выпадет на его долю, если зубы ему обломают только фигурально. Традиции надо соблюдать, да и перед народом за повышение налогов оправдаться, и празднество обещалось быть грандиозным, хотя поговаривали, что рука принцессы с детства отдана наследнику вассальной Релании. О сердце, правда, умалчивали. Амелию, не по возрасту дальновидную, любили и радовались за неё искренне. Мы бы тоже покутили, кабы не безденежье, и, как следствие, работа, за которую пришлось хвататься всеми когтями, а оных среди нас не было только у Беллара.
  В свете таких замечательных событий ледком забвения подёрнулась более ранняя новость о том, что чудинские колдуны едва не прорвали границу.
  Мы приехали раньше назначенного, поэтому успели проверить место. К тому времени, как заказчик и Маркус изволили появиться, мы с Ли боролись в траве, а Фру и Беллар делали ставки. За четыре года хаск здорово вымахал, и победа давалась с трудом.
  От возни нас отвлекло выразительное кряхтение гнома. Встали, отряхнулись, так и не выяснив, кто сильнее. С этой секунды за безопасность клиента отвечаем мы, игры в сторону.
  - Маркус. Господин Ры, - я склонила голову с должным уважением, но не перебарщивая.
  - Как вы меня назвали? - клиент спешился, оказавшись выше меня на полголовы. Я отметила это ещё в беседке, и, как тогда, на нём был плащ.
  - Вы не представились, и мы выбрали имя по своему вкусу. Если вас не устраивает...
  - Да мне без разницы, - пожал плечами парень. Как ни старался он глушить голос, молодой возраст чувствовался. - Ирша ан"Торрай, значит, вот какая вы настоящая. Я представлял себе наёмников иначе.
  - Настоящий наёмник должен быть могуч, вонюч и волосат? - я с зевком потянулась и почувствовала взгляд клиента, давящий мне в подмышку.
  Ну да, к лету хаск линяет, пух клоками липнет.
  Гном страдальчески закатил глаза.
  Началось наше путешествие. Как говорится, за здравие...
  
  ГЛАВА 3
  
  Маркус заверил, что "хвост" они не привели, и у меня были все основания ему доверять. На том и распрощались. Правда, на мой взгляд, гном слишком уж долго тряс руку нашего клиента, даже всплакнуть порывался, вроде бы. Знакомы они или нет, но этикет должен соблюдаться.
  Проводив глазами каурого лошака и потряхивающегося в седле Маркуса, я достала из мешка аккуратный свёрток.
  - Прошу, господин Ры.
  - Что это? - клиент озадаченно развернул двухсторонний плащ, ношеный, но добротный.
  - Ваш дорожный комплект, - помимо плаща, в него входили рубаха со штанами и сапоги, на которые каждый раз приходилось тратиться. - То, что сейчас на вас надето, слишком приметно, а вы ведь не хотите за милю трубить о себе. Спасибо, духами не брызгались, иначе вас пришлось бы ещё и отмачивать.
  Можно наложить иллюзию, но она - штука кратковременная, чары всё время придётся поновлять, а сила Беллара нам для другого пригодится. Тем более, магию с таким "шлейфом" не так уж сложно отследить, это не заклинание мгновенного действа.
  - Так предупредили бы, и я сам бы всё купил! - возмутился клиент, в общем-то, покладистый. Да, штаны на коленях пообвисли, ну так не новьё же! Зато и не с трупа. - А вдруг сапоги не подойдут?
  - У Ли отличный глазомер.
  - Первое время мы предупреждали, - фыркнула Фру, - да каждый по-своему понимает слово "неброско". Один извращенец, вон, в лаптях приехал и рубахе горохом... верхом на эльфийском скакуне! Ещё б вилы вместо копья наперевес прихватил.
  - А копьё ему было зачем?
  - Так он на Драконий хребет ехал за трофейной башкой для невесты, - пояснил Ли.
  - Доехал?
  - С нами все доезжают, - веско ответил маг.
  - А обратно за отдельную плату! - хихикнула тёмная и прикрыла голову руками, зная, что за такие вот шуточки могу и в лоб дать.
  - Обратно мне и не надо, - проронил господин Ры и пошёл в кусты переодеваться.
  Мы алчно воззрились на Ли.
  - Теперь он вообще не пахнет! - развёл лапами хаск. - Может, он призрак?
  Ага, помер за три дня. Не-эт, это всё Маркус, бородатый пройдоха! Мою просьбу не благоухать, как парфюмерная лавка, он клиенту передал, с гномьей ловкостью вскрыв второе дно пожелания и присовокупив пузырёк с редким составом, убивающим любой запах. Придётся запастись терпением. Разве что Фру психанёт и сдерёт с клиента плащ. Но это будет провал.
  До Каора можно добраться многими путями. Самый безопасный ведёт по Кольцевому тракту, днём и ночью запруженному обозами. Нам был нужен кратчайший.
  Лежал он через Эфирный лес, место, о котором я любила послушать в детстве, лёжа под защитой большой тёплой печи, и дурная слава о нём вполне заслужена. Конечно, там были урочища, кишмя кишащие упырьём; топи, в глубине которых жило нечто с очень длинными хваткими щупальцами; наконец, просто непролазные дебри да хищники. А были и относительно мирные тропы. И мы их знали.
  Клиент с моим выбором согласился, хоть и не без колебаний. Но он сам поставил условием скорость, а я предлагала несколько вариантов. Через два дня мы подошли к опушке.
  Нашей команде больше нравилось изначальное название леса, бытующее на картах до тех пор, пока один коронованный умник не поменял местами две первые буквы. Впрочем, древние фэиры, вроде, повывелись, так что они не в обиде.
  Кромка леса Фэир не больно-то разнилась с обычной. Те же осины с рябинами, кущи шиповника, покрытые набухшими бутонами, отдельные из которых уже распахнули навстречу пчёлам ярко-розовые лепестки. Поют завирушки да синицы, стрекочут проворные белки.
  Но послышался далёкий, ни на что не похожий стон, и наваждение покоя сгинуло.
  - Паучья Матерь, кра-со-та! - счастливо отчеканила Фру.
  - Если эта красота не кинется на тебя во-он из того орешника, - согласился Ли, сменивший ипостась, ведь случись браться за оружие, а наверняка так оно и будет, кто-то должен присмотреть за лошадьми. Хаск умел обращаться с мечом, и весьма сносно, но всё же предпочитал зубастый стиль боя.
  - А если кинется, заткну ей пасть самым болтливым, - осадила я младших. С хаском у нас разница всего в несколько месяцев, зато семнадцатилетняя Фру и по человеческим меркам считается юной. Но с её стилетами-к"шассами не советовала бы связываться и опытному воину, особенно, когда тёмная в настроении "поизвращаться".
  Господин Ры усмехнулся. За эти два дня мы более-менее познакомились, клиент согласился обращаться к нам на "ты" - без взаимности, естественно - и перестал нервничать из-за наших подколок. К слову, его клинок был эльфийской ковки, и не из простых. А жеребец - оркристанский игреневый рысак. До встречи с нами он носил сапоги и плащ, сшитые добросовестными гномами. Не удивлюсь, если под капюшоном окажется новый, неизвестный науке хмыр.
  Никто не знал, кем вымощена эта тропа. До наших времён сохранились лишь отдельные булыжники от ярда и более в поперечнике, точно слепые бельма торчащие из травяных ресниц. Лес становился выше и гуще, в борьбе за осколок солнца и клочок свободы деревья пронзали соседей ветвями, забивали поросль, так что отдельные экземпляры превращались в ползущие. Терновник вытеснил малину, стволы облепил мох и какая-то плесень. Неподалёку гудело болото, отравляя воздух гнилостными испарениями, но тропа по-прежнему оставалась надёжной.
  Двое суток мы шли спокойно. Не считать же происшествием постоянную войну с кровососущими нетопырями, ещё более докучливыми, чем даже комарьё, или нападение болотного нечистика, которого Беллар испепелил в одиночку к негодованию Фру?
  На третью ночь опасность подкралась изнутри. Началось с того, что Ли вдруг стукнуло целоваться перед сном, и это один из тех моментов, когда послушный хаск совершенно не реагирует на "отстань". "Фу" мы принципиально не употребляем. После того, как слюнявый язык наконец убрался в довольно ухмылявшуюся пасть, пришлось снова умываться. Господин Ры посмотрел на пса, валяющегося во мху кверху лапами:
  - Я видел мало хасков и пока не могу разобрать, кто они больше: люди или собаки?
  - Наверное, те, кем сами себя считают. Ли - далеко не худший вариант, некоторых даже разумной речи не обучают.
  - Почему? - искренне удивился клиент.
  - А зачем хозяину болтливый раб? Понимает команды, и прекрасно, - я вытерлась полотенцем, одновременно являющимся скатертью - заодно, считай, простирнула. - Ли, хорош беситься! Спать давай.
  Охранный круг Беллар начаровывал всегда. А дежурили мы по одному в две смены, опытным путём выяснив, что так в общей сложности выматываешься меньше, чем если делить каждую ночь на четверых. Сегодня первой была Фру, за ней - я. В обнимку с хаском засыпалось легко и быстро...
  ...Как всегда, я проснулась за полчаса до своей смены, но трубить об этом не спешила. Ли спал, пушистым клубком согревая мне живот. Слабый треск, едва различимый в шумах ночного леса, заставил меня приоткрыть глаза. Из-под ресниц окинула взглядом место, где мы заночевали.
  Господин Ры лежал ко мне передом, придерживая на лице капюшон. Фру по-паучьи кралась к нему на четырёх конечностях, и не хрустни прутик, я бы её не услышала. Тёмная занесла руку, в скудном свете блеснули обвивающие предплечья браслеты и серебристые когти...
  - Фру!
  - Что? - встрепенулась эльфийка, делая вид, что просто мимо проползала.
  - Моя очередь дежурить.
  - Ага. И-иэх! - она демонстративно потянулась и сменила меня под боком хаска, не преминув дунуть тому в нос. Ли фыркнул, дрыгнув задней лапой. Я показала безобразнице кулак, и она мгновенно заснула, как добропорядочная личность, которой совершенно нечего стыдиться.
  - Спасибо, - донеслось из-под капюшона. Я не хотела отвечать, но сочла это невежливым.
  - Не за что.
  - Честь дорогого стоит.
  Доверие тоже. И если клиент по каким-то причинам делает всё, чтобы мы к нему относились с подозрением, сам он должен быть в нас уверен, а компаньоны будто сговорились. Сперва Ли полез разнюхивать, теперь Фру дурит, остаётся надеяться, что рассудительного порядочного Беллара это поветрие не коснётся.
  И всё-таки... Всё-таки Ли видел той ночью нечто тревожное, о чём мы пока сговорились не сообщать остальным. Вампир - да шайтан бы с ним! - но это была не просто нежить с пригородного погоста, а нежить клеймёная! Хаск описал выжженный знак как птичью лапу или трезубец остриями вверх. Кто создал эту тварь и зачем?
  Высшие вампиры, понятно, могут, но они только-только доказали право называться разумной расой и теперь всячески его отстаивали, в том числе, прекратили плодить упырей, даже будто бы на животную кровь перешли. Не знаю, что творится в их Уделе, а здесь подданные Лорда ведут себя смирно, тем более, не станут клеймить созданного упыря, разве что зададутся целью кого-то подставить. Нежить может сотворить некромант, чудинский колдун и жрица Паучьей Матери, случайным "шлейфом" заклинания кладбище или склеп накрыть, наконец, банальное проклятие. Но что вампиру нужно было в беседке, как это связано с господином Ры и есть ли связь вообще?
  Вопросы, вопросы... И никаких ответов.
  Наутро Фру оправдывалась, дескать, просто хотела послушать дыхание клиента, дабы убедиться, что он не призрак, как предположил Ли. А я увидела занятную картину. Господин Ры умывался над ручьём, сидя на корточках спиной ко мне. Капюшон он слегка откинул, но не снял, так что даже цвет волос было не разглядеть. Вытершись собственным полотенцем, увы, без каких-либо опознавательных вензелей, поднял из высокой травы некий предмет - сплошную чёрную маску из кожи, надевающуюся шапочкой и закрывающую лицо до кончика носа. Посмотрел на неё очень вдумчиво. И убрал за пазуху. Я отступила, не шурхнув и травинкой, но, клянусь покровительницей Шалаей, он меня слышал! Вернулся клиент без маски.
  Вечером мы подошли к мегалитам, отмерявшим ровно треть лесного пути. Каменные стелы высотой в три орочьих роста образовывали кромлех, внутри которого мог разместиться небольшой отряд. В центре сохранились развалины дольмена с плоской, как столешница, "крышей", возможно, служившего одновременно гробницей и алтарём. Тёмный мох и мелкий вьюн оплетал подножия менгиров, а наверху, там, где макушки не осыпались, можно было различить смутные очертания большеглазых лиц, не принадлежащих ни одному из ныне живущих народов.
  Беллар опустился на колени, зарыв пальцы в жирную землю. Всё вокруг дышало силой. Беззаботному хаску ни разу не пришло в голову задрать лапу на менгир даже в шутку.
  - Заночуем здесь, - я подвела вороного Харта к дольмену, подавая пример клиенту.
  - Вы... ты уверена? - тот с сомнением потрогал иссечённый временем камень. - Веет чем-то тёмным.
  - Тёмным, возможно, даже смертью, но не злом. Вокруг владения сквирров, с заходом солнца через них не пробиться, но сюда твари не сунутся.
  - Почему?
  - Увидите, - клиент сжал губы в нитку, и Беллар поспешил объяснить. - Это не описать словами.
  Сели ужинать, обойдясь сухомяткой без костра - всё одно тут не разгорится. Маг привычно сплёл защиту, хотя, подозреваю, нужды в ней не было. Ли не сменил ипостась с наступлением сумерек, улёгся головой ко мне на колени, доверив расчёске из пальцев отросшие до плеч волосы, на концах завивающиеся крупными кольцами. За четыре года не разберу, какого они цвета. Издалека - пепельные. Вблизи - хрень с маслом. Волосок чёрный, белый, серый... ну а жёлтый откуда взялся? Я привалилась спиной к дольмену, ещё хранящему остатки дневного тепла. Господин Ры наблюдал за Фру, разложившей на полотенце-скатерти весь свой арсенал от шпилек с паучьим ядом, каким-то хитрым способом выпускающимся из крупных цитринов, до кривой сабли. В хищном свете луны пальцы подрагивали, замирая над каждым предметом. Сегодня она выбрала к"шассы, похожие на трезубцы с сильно удлинённым центральным клыком. Трезубцы... Хм.
  Фру скинула плащ, поведя оголёнными плечами. Уроженка суровых Антрацитовых пещер легко переносила холода, и, едва погода и здравый смысл позволяли, переходила с зимней одежды на нечто вроде кожаного корсета, украшенного пряжками, заклёпками, выбитыми зубами вместо бусин, так что нетрудно догадаться, чья была идея заказать мне подобное. Обычно она собирает волосы в высокий хвост либо плетёт немыслимые косички, а сейчас просто сколола на затылке две прядки, чтобы не мешались.
  В лесу Фэир нет звонаря, чтобы отбить полночь, но мы её почувствовали за несколько ударов сердца. Ли сел, подтянув колени к подбородку.
  Фру медленно выпрямилась, чуть отведя руки назад. Белые волосы сияли, звёздный свет чётко обрисовывал каждый маленький рельефный мускул, острые напряжённые лопатки. Она застыла в серебристом снопе, тонкая и гибкая ровно хлыст. Собранная, молниеносная. Коварная. Клинки - остриём к долу. Пока что.
  И началось.
  Туман пришёл сразу и отовсюду, накатил кольцевой волною и отпрянул, разбившись о менгиры. Окружил беспокойной стеной, перекатывая клубы всех оттенков от сизого до мертвенно-белого, открывая в прорехах мельтешащие тени. Пространство на единый миг замерло, вздрогнуло и сгустилось вокруг нас множеством звуков, реальных до дрожи. Сшибалась сталь, осыпая противников искрами, орали сотни глоток, рвались с пальцев боевые заклятья.
  Клиент вскочил на ноги. Они все так делают, а потом травят байки в широком кругу, одна краше другой.
  - Благословенная Морригвэн, что это?!
  Морригвэн? Покровительнице борьбы и отваги поклонялись, в основном, светлые эльфы, более прочих пострадавшие в войне за место под солнцем. Хотя и среди людей довольно распространён этот культ, особенно, у тех, кто обороняет север от чудинов.
  - Уши поберегите, - вежливо предупредил хаск.
  - А?
  Неподвижная Фру отмерла.
  - Rayahh Drizzara-Thrue Larrianna ade"Ferriengallar! Akha, Daenny"Shie, naenn-zjane Rayahh k"hazazjdash aeruu tu firr"ast layesh Hashana L"loth! Heya-virr! - её голос за одну фразу проскочил всю звуковую гамму от грудного шаманского рокота до выносящего мозг визга. Мы-то почти привыкли, а вот господин Ры схватился за уши.
  Фру стрелой сорвалась с места. Туман плеснул клочьями, заглатывая новую добычу. Господин Ры, чуть замешкавшись, - за ней. Храбрый какой, редко кто следовал благородному порыву, предпочтя отсидеться за спинами уцелевших наёмников. Я поймала клиента на границе, аккуратно заломив руку. Тело у него было сильное, довольно гибкое, но недостаточно тренированное. Ха, в аристократской среде обычное явление: мускулы накачают, со шпажкой прыгать научатся, дабы друг перед другом на глазах зрительниц хвосты распушать, а дойди до настоящей схватки - пшик.
  Валериан Драмм - несчастливое исключение на мою голову.
  - Спокойно. Всё идёт, как надо.
  - Что это? - тяжело дыша, прошептал клиент.
  - Воспоминания.
  Они были повсюду. Тёмно-лиловые тела, затянутые в чёрную кожу остервенело бились с теми, кто носил сверкающий доспех. Алые губы изрыгали проклятья, противники держались гораздо пристойнее, хотя в жестокости не уступали. Почти. Вторые были выше ростом, зато первые злее, гора-аздо злее. В ход шло всё от подлых ударов со спины до когтей в глаза.
  В какой-то момент туман открыл нам Фру. Она сражалась одновременно с двумя мужчинами, оба скидок на пол да возраст не делали, но тёмная этого и не ждала. Пригнувшись, отточенным движением вонзила стилет туда, где панцирь переходил в кожаную юбку, в то время, как противник, не успев остановить летящий меч, распахал горло своему же сородичу. Оставшись один на один в этой маленькой битве, Фру подрезала раненому колено и уложила мощным ударом каблука в челюсть. Добивать не стала, он уже не воин. Извернулась кошкой, увёртываясь от чужого клинка, бешено огляделась, не замечая нас, и снова пропала в тумане.
  Я отвела господина Ры к дольмену. Он не задавал вопросов, то ли доверившись нам, то ли боясь получить не тот ответ. Я подала свою особенную флягу, клиент машинально отхлебнул и закашлялся, едва успев прихватить сползающий капюшон. А то! Дядюшкины зелья на спирту даже у меня слезу вышибают, зато взбадривают на ура, а из чего шаман их готовит, я не рискую спрашивать.
  Битва длилась несколько часов. Мы терпеливо ждали, только Ли перебегал от менгира к менгиру в поисках Фру. Изредка мы видели её, маленькую, как все тёмные эльфы, но отнюдь не хрупкую и беззащитную. Растрепавшиеся волосы покрылись грязью, из длинного пореза под грудью текла кровь, она же пеной пузырилась на губах. Господин Ры дёргался, с трудом удерживая себя в руках.
  Туман начал таять, едва забрезжил рассвет. Стихающие крики перешли в хриплое карканье, но и оно задержалось ненадолго, уступая обычным утренним звукам не совсем обычного леса. Первые лучи выкосили хмарь как сорную траву вместе с трупами и кружащим над ними вороньём.
  Фру стояла на коленях, безвольно свесив голову и руки, покрытые запёкшейся коркой. Из её спины торчало древко копья, остриём упиравшегося в землю, удерживая павшую в такой странной позе.
  Господин Ры вскочил, сделал несколько торопливых шагов и точно споткнулся. Я подошла к нему.
  - Фру, с добрым утром! - позвал Ли. - Солнышко встало, пора оживать!
  На конце древка вспыхнула искра, сжигая копьё целиком. Эльфийка передёрнула плечами и резко вскинула голову, отбросив упавшую на лицо прядь.
  - Паучья Матерь! Мы снова проиграли, а меня опять убили! - она подобрала к"шассы и вытянулась струной, запрокинув лицо к небу. На ней не было и царапины.
  Клиент повернулся ко мне. Под капюшоном я не видела глаз, но готова поклясться Шалаей, Морригвэн и Ашаной, вместе взятыми, что они метали молнии.
  - Вы нарочно разыграли этот спектакль, да?!
  - Нет, Фру делает это каждый раз, когда мы ночуем в кромлехе. Много тысячелетий назад здесь схлестнулись тёмные и светлые эльфы, и Фру всегда сражается за своих.
  Я не стала добавлять, что мы все считаем это своеобразной платой за ночлег.
  В лесу Фэир есть места откровенно гиблые, а есть, вроде бы, безопасные, но до того странные, что берёт оторопь. Кромлех - одно из них.
  Впервые мы попали сюда, прорываясь через владения сквирров, о которых не знали. Иное название тварей, похожих на гигантских бронированных мокриц, "земляные костомолы", и думаю, это не нуждается в пояснении. Клиент попался боевитый, здорово помог мечом, а после не упрекнул, понимая - всяко бывает. Мы увидели менгиры и внезапно поняли, что сквирров стало меньше; более того, они уже нас не преследовали, явно боясь подходить к камням. На тот момент это казалось единственным спасением. Но мы угодили в ловушку. Туман клубился, призраки сражались, а ночь всё не кончалась. По нашим подсчётам прошло двое суток, прежде чем Фру потеряла терпение, с боевым кличем ринувшись за круг. Мы были вынуждены остаться с клиентом. Через несколько часов взошло солнце, и открылась та же картина, что и сейчас, правда, тогда нашу воительницу пришпилили стрелами к сосне. А если бы в туман ушёл кто-то другой? Лучше об этом не думать.
  Господин Ры раздражённо скрестил руки на груди.
  - Да, я представлял наёмников иначе. Вы ещё хуже! Она одна ничем не смогла бы им помочь, ни тогда, ни теперь.
  - Она это знает.
  Я плохо разбираюсь в красоте, тем более, в женской, но сейчас Фру, изящная и упругая, покрытая блестящей на солнце испариной, была прекрасна.
  - Фру так ненавидит светлых эльфов? - с заметным интересом спросил клиент.
  - Да нет, для неё эта битва - вроде ритуала, - пожала плечами я, немного удивившись. Отчего-то показалось, что ответ его расстроил.
  ***
  В городской квартире господина Маркуса Цвергенберга всегда царил идеальный порядок, равно как в голове многоуважаемого гнома. Однако этим вечером и там, и там будто порезвились пещерные тролли. Спотыкаясь о разбросанные вещи, представительный агент лихорадочно упихивал (не укладывал, прошу заметить!) только самое ценное, но и того за три года сотрудничества с командой Ирши скопилось немало.
  Гном очень спешил, но ему казалось, что на пару минут он всё равно не успевает. Почему на пару? Так всегда и бывает, если к чему-то готовишься долго, а окончательное решение принимаешь чуть ли не в последний момент. Маркус очень надеялся, что этим "чуть" окажутся спасительные две минуты.
  Минувшим днём гильдийцы побили ему окна за уведённого клиента, но гном просто заменил их, не выдвигая претензий. Тогда он ещё сомневался, однако, в любом случае затыкать дыры в стёклах чем попало - небрежность, противная характеру подгорного народа. Сегодня, без видимых причин побоявшись даже в общий коридор выйти, Маркус принял решение.
  Но бежал он не от гильдийцев, у которых увёл клиента.
  Увёл... Увёл?! Да мальчишка шатался по Наёмничьей слободке, у каждого встречного выпытывая, где живёт уважаемый Маркус Цвергенберг! Догадаться не мог, что выпускники "Сателлит", решившие остаться в Гильдии, в страшной пикировке с ушедшими на вольные хлеба! Естественно, ему не спешили помочь, навязывая свои услуги, пока какая-то добрая душа не сжалилась. Хорошо, додумался лица не показывать.
  - Гират Несокрушимый, во что я ввязался? Зачем согласился? - бормотал гном, вытряхивая украшения из отдельных шкатулок в одну общую. - Дурак старый, надо было его к Штаркенвинду отправить...
  Нечто тяжелое стукнуло в окно. Ещё и ещё. Сердце Маркуса заколотилось громче и чаще.
  Ах, всего лишь ветка...
  - Чуд побери! - гном замер с выпученными глазами, выронив из пальцев колечко, и с чувством хлопнул себя по губам. Залебезил иначе:
  - Добрая справедливая Верита, смилостивься...
  ***
  Не достучавшись господина и к полднику, глуповатая, но хорошенькая горничная решилась-таки вызвать смотрящего. Пришёл человек, в кисель разомлевший на жаре и страшно недовольный докучливой паникёршей. Ах, "такого раньше с ним не было"! А вот случилось! Ну, напился уважаемый господин Цвергенберг, ну, заснул крепко...
  Все доводы комом встали в горле, когда смотрящий вскрыл дверь.
  Крови было немного - несколько пятен, цепочкой тянувшихся к распахнутому окну.
  Но дура-служанка упала в обморок.
  
  ГЛАВА 4
  
  На солнечной лужайке бродили разномастные коровы под недрёманным присмотром вислоухого рыжего пса пастушьей породы. Его хозяин вполглаза кемарил за них обоих, развалившись в траве и выводя носом музыкальные рулады на зависть птицам. Что-то заметив, пёс вскочил и отрывисто брехнул, заодно мотая хвостом.
  - И тебе "гав-гав"!
  Услышав ответный лай, сторож сел, сонно хлопая глазами на разномастную пятёрку с лошадьми в поводу.
  - Вы тут откеда?
  - Оттэда, - голубоглазый парень с озорной улыбкой небрежно махнул большим пальцем через плечо.
  В лесу за их спинами проникновенно завыл вурдалак.
  ***
  Если Таллан имел официальный статус главного города Бриолании, то Каор называли непревзойдённой столицей культуры и просвещения. Хотите взглянуть на древнейший манускрипт, сохранившийся в единственном экземпляре? Сходить в оперу или на костюмированный спектакль, где женщины играют наравне с мужчинами? Нужна консультация именитого астролога? Помощь опытного судебного защитника или, напротив, решили бросить недруга за решётку? Тогда вам сюда, в город беломраморных колонн, флёра изысканных духов, тысяч непреложных правил и возведённой в абсолют педантичности.
  Последнее начиналось от самых ворот. Мне кажется, все стражники были немного ясновидящими, потому что обмануть их было невозможно ни личиной, ни поддельным именным документом. Приходилось предъявлять настоящее, но нас это вполне устраивало. Если вы зададите у ворот вопрос, а не проезжала ли намедни компания из четверых наёмников и типа в плаще, последует ряд встречных: зачем вам это, кто они, вы знакомы? И, наконец: "А пройдёмте-ка, господин хороший, до отделения, что-то вы слишком настойчивы, уж не наёмный ли убийца?" И шайтан докажешь, что как раз за оным охотишься. Тем более, подкупишь. Больше я нигде таких не встречала.
  У этого была и обратная сторона. В те короткие минуты я отчаянно ненавидела Ли.
  - Госпожа Ирша ан"Торрай, магистр Беллар Киттон, ш"эрри Дриззара-Фру Ларианна адэ"Ферриэнгаллар, - без запинки прочёл стражник заковыристое имя и вернул нам листы с печатями.
  Я внутренне сжалась.
  - Документы на собаку в порядке? - спросил привратник, глядя в глаза человеку.
  - В полном, - я протянула три скреплённых листка с полной родословной, расписанные и отштампованные похлеще моего.
  - Порода: грюндальский хаск. Ликкели Антэлл, так, Фэстинген. Счастливый выбор.
  - Удачный, - сквозь зубы поправила я. Ли тупо улыбался с выражением безмерного счастья на физиономии, разве что задницей не вилял.
  - Пол: кобель. Окрас чёрно-белый, - "порода, кобель", Ашане тебя в растудыть вместе с хаском! - Номер родословной, вижу. Клеймо?
  Ли с готовностью задрал рубаху и отогнул штаны, демонстрируя татуировку с правой стороны между пупком и пахом. Обычная процедура, сам всё знает - умный пёсик.
  - Поводок, ошейник...
  - И намордник тоже имеется.
  - Тогда всё в порядке, - привратник вернул родословную, скрученную аккуратной трубочкой, и перевёл взгляд на господина Ры.
  - Клиент. Инкогнито, - коротко представился тот. Стражник понимающе кивнул, продолжая удерживать перед нами алебарду.
  - У каорских ворот статус "инкогнито" не действует, - вполголоса пояснил Беллар, - но будьте покойны, ваша личность отсюда не сбежит.
  Клиент повернулся ко мне за поддержкой, но против каорских законов даже гномы, ухитряющиеся найти лазейку в любом документе, бессильны. Решившись, господин Ры попросил стражника отойти в арку ворот, и тот без колебаний согласился: всё для дорогих гостей, лишь бы те соблюдали правила. За спинами я не разглядела, что именно показал наш заказчик, но привратник вернулся несколько озадаченным, оставив его в проёме. Алебарды раздвинулись, и мы беспрепятственно присоединились к клиенту.
  Оказавшись в городе, Ли, как ни в чём ни бывало, сунул руки в карманы и засвистел, ловя заинтересованные взгляды каорок, особо понравившейся даже подмигнул. Я хмуро смотрела вперёд, прикидывая, где лучше переночевать без ущерба для кошелька. После шестидневного перехода через Фэир всем хотелось вымыться, нормально поесть и поспать, а с утра приняться за дело, о котором мы ещё ничего не знали. Клиент вертел капюшоном от хаска ко мне и явно недоумевал, наконец, разродился вопросом:
  - Что означает "Ликкели Антэлл Фэстинген"?
  - Номер Удачи из питомника "Крепость". Типичная кличка для пса с родословной.
  По правилам наёма клиент берёт на себя все дорожные расходы, и кое-кто этим бессовестно пользуется, спеша перепробовать всё, на что у самого денег не хватит. Но я, во-первых, не терплю нахалов, во-вторых, слишком дорожу нашей репутацией, в-третьих, мы же не хотим светиться, верно? Хорошенько всё обдумав, я остановила выбор на "Поющей русалке" - подворье повыше средней паршивости, и только собралась туда всех завернуть, как навстречу нам вышел из кареты солидный господин с такой внушительной тростью, что волчий хребет перебить можно. К нему присоединилась девушка лет восемнадцати, кареглазая, каштановые волосы уложены двумя баранками. Увидев Ли, она вся изогнулась, умудряясь демонстрировать одновременно и бок, и зад, и глубокое декольте. Мой хаск заинтересованно приподнял брови. И только.
  Господин оценил его мимолётным взглядом профессионала, стрельнул глазами в меня, хмыкнул и зашёл в музей Древнейшего искусства, пропустив вперёд скуксившуюся девушку, но отнюдь не из галантности.
  Питомник "Ульвтрэйл". Охотничья элита. Только там выводят рыжевато-бурых хасков с глазами цвета гречишного мёда. Злость на Ли поутихла.
  - Понравилась? - ухмыльнулась я, заметив, что он оглядывается.
  - Не мой запах, - пожал плечами хаск.
  - А нам бы щенка за полцены уступили, если б тройня родилась, - издевалась я, мстя за "примерного пса с родословной" у ворот. Ко мне уже не раз обращались другие собачники, но приказать Ли я не могла, а тому всё никто не нравился.
  - Тебе так нужна ещё одна проблема, чтобы из-за неё судиться?
  Обычно глаза у него тёплые, несмотря на цвет, а тут обожгли холодом. Я примирительно взлохматила разномастную макушку:
  - Да ладно тебе, я пошутила.
  - А я бы хотела своего щеночка, ошейник с шипами купила бы и цепь такую вот эдакую... - выписывая пальцами невообразимое, мечтательно протянула эльфийка.
  - Десяток и прямо здесь, о, тёмная явь моих фантазий! - вскочив на бортик фонтана, Ли распахнул объятья, и Фру, показав ему язык, спряталась под руку Беллара. Таким хаск мне больше нравится.
  Представляю, что думает клиент, но поначалу они все считают нас... такими вот эдакими. А потом снова нанимают.
  Господин Ры не желал задерживаться в Каоре, и мы расплатились только за одну ночь, перехватив последние две комнаты у компании подвыпивших студентов, да те не расстроились и нашли себе место в обеденном зале, заказав по кувшину вина. Если упьются вдрызг, их там же и оставят, либо спровадят в вытрезвитель с вполне приличными койками, но на улицу не выкинут. Добро пожаловать в Каор!
  Мы же пошли ужинать в более подходящее место. На вопрос, чем плоха эта кухня, Фру горестно развела руками:
  - Пива в легальных каорских столовках нет, потому что оно только для быдла, а здесь даже попрошайки обкультуренные на всю голову. Винище говён... среднего качества, но положено делать вид, будто пьёшь нектар. Цивилизация, чтоб её!
  - Так куда же мы идём?
  Ли и Фру обнялись, как два распоследних пьяницы, практически хором выдав:
  - Пойдём в семейку!
  Законы в Каоре строгие, но к личной жизни горожан вполне демократичные, поэтому за заборами частных домов расставлялись длинные столы на дубовых ножках и маленькие складные для небольшой компании, а хозяин с утра готовился принимать любимую "родню", хоть бы даже она прилетела с Драконьего хребта. В конце концов, все народы одну землю топчут, общим Покровителям молятся, значит, кем-нибудь, да друг другу доводятся. Назывались такие пивнушки под открытым небом "семейками" или "семейными посиделками", и всяк побывавший в оплоте культуры и цивилизации понимал значение фразы: "А пойдём в семейку!" Уж не знаю, как предприимчивые каорцы договариваются с неподкупными стражами порядка, но при нас ещё ни одного инцидента с разгоном посиделок не было. Мы пошли в ту, что называли "у кума Фроста". Кормили здесь просто, но сытно и вкусно, пиво хозяин варил отменное. Заказали мясной кулеш, щедро приправленный зеленью, и по кружечке янтарного, по одной и только сегодня. Господин Ры осторожно отщипнул губами пену. Либо отравиться боялся, либо пробовал впервые.
  Ополовинив кружку, эльфийка традиционно пристала к Беллару:
  - Ну скажи, скажи, что я извращенка!
  - Фру, ты извращенка.
  - Неизлечимая, - поддакнул хаск.
  - Абсолютно.
  - О, да-а! - Фру выжидающе вперила в господина Ры алые очи.
  - А почему ты извращенка? - всерьёз заинтересовался клиент. И ложку отложил.
  - Потому что все тёмные эльфы такие.
  - И в чём это выражается?
  - У нас все мысли извращённые.
  - Какие?
  - Таки-ие, - тёмная кокетливо стрельнула глазками в сторону помойной бочки, из которой выпрыгнул тощий кошкан с обгрызенной селёдкой в зубах, - что если я скажу вслух, вы тоже станете извращенцем.
  - Может, это мечта всей моей жизни. А требование клиента - закон.
  Ли вплотную занялся кулешем, Беллар прикусил костяшку. Обычно с Фру соглашались сразу, лишь бы отстала.
  - Ну-у, - она немного подрастерялась, впрочем, сориентировалась быстро. - Вот, например, мне нравится Ли!
  - Ли многим нравится, когда ведёт себя по-человечески, - хмыкнула я. Увы, при слове "хаск", сказанном посторонними, с ним происходит неприятная метаморфоза, даже если стоит на двух ногах. Как будто он не человек, по своей воле превращающийся в зверя, а наоборот.
  - Он мне иначе нравится, так, - Фру хихикнула с придыханием, - ни-изменно...
  - В каком это смысле?! - поперхнулся хаск, на всякий случай отодвигаясь.
  - С хвостом. К тебе бы ещё ошейник с шипами, цепь и намордник...
  - Так чего ж ты шарахнулась, когда я у фонтана к тебе да с душой нараспашку?
  - Ты был без хвоста, - отрезала тёмная, возвращая инициативу.
  - Хочешь, здесь перекинусь и только для тебя?
  - Я не могу сделать кума Фроста извращенцем. Какое он тогда пиво варить будет?
  Хаск почесал за ухом, прикидывая, как бы ловчее съехидничать.
  - Господин Ры, скажите, что она хочет, иначе ведь не отвяжется, - шёпотом взмолилась я.
  Тёмная, строго поглядывая на клиента, намазала ломоть серого хлеба сливочным маслом, поверху горчицей и украсила это дело сметанной блямбой.
  - Фру, ты извращенка! - было сказано на четыре голоса.
  ***
  На заднем дворе Ли зачерпнул из колодца и с удовольствием опрокинул на себя ведро, остальные, шёпотом матерясь, кое-как помылись согретой водой над лоханью. Понимая, что непривычному к долгим переходам господину Ры хочется отдохнуть как следует и без плаща, его устроили в отдельной комнате, под дверью которой свернулся клубком хаск. Глаза закрыты, дыхание глубокое, да ухо - торчком. Судя по тихому твёрдому стуку, наёмники затеяли бросать дротики, и время за полночь их не смущало. Через пару минут Ирша выглянула из комнаты.
  - Спускайся, к тебе пришли, а я посторожу. Поторопись, пока нам ставни не вынесли - обстрел точно из катапульты.
  - Кто пришёл? - вскинулся хаск. В Каоре у него имелись знакомцы своих кровей, но вряд ли хозяин кого-то из них позволил бы псу уйти ночью.
  - Увидишь. И штаны надень.
  Заинтригованный Ли сменил ипостась и оделся, ещё больше удивившись, когда Ирша бросила хаску его кошель, мол, там сообразишь. Он успел передумать всё, что угодно, и не угадал ни разу. Ночной возмутитель вышел из-за куста цветущей акации, соблюдая осанку и морща нос, чтобы не чихнуть, и остановился напротив Ли, выглядывая на его физиономии лучики приветливости.
  - Кэррэр мед"Виндэн Ульвтрэйл, - чинно произнесла хаска, соображая, как поступить в их случае: протянуть руку или понюхаться. Сейчас на ней было открытое лиловое платье, с ходу позволяющее оценить всё, что нужно, а прочее дофантазировать. Тот господин готовил свою охотницу к партнёрству, явно набивая ей цену, ведь, в первую очередь, будут смотреть хозяева.
  - Лиан, - представляться так было невежливо, но Ли усвоил, что имя по документу - гордость каждого хаска с родословной - в наёмничьей практике может встать боком, если трубить о нём каждому встречному, даже такому безобидному.
  - Кэрри.
  - Хозяин послал тебя к Ирше?
  - Ирше?
  - Моей... - хаск замялся, но Кэрри и так его поняла.
  - Нет-нет, я сама пришла. К тебе, - от неё шёл волнующий запах, хорошо знакомый любому псу старше года.
  - Тебя отпустили погулять?
  - М-м... не совсем. Хозяин плохо засыпает и поэтому пьёт на ночь капли. Теперь его разбужу только я.
  - Так зачем ты пришла?
  Хаска нервно облизнула губы, по-щенячьи глядя на Ли. Домашняя девочка, примерно обученная, вежливая и утончённая, привыкшая к фарфоровой посуде и считающая секача грозным противником отчаянно нуждалась в подсказке, а мальчик, за четыре года перезнакомившийся со всей нежитью Бриолании, давно позабывший запах настоя для шерсти и вкус витаминов, отчего-то не спешил прийти на помощь слабому.
  - Лиан, я... У меня к тебе предложение... деловое. Ведь ты понимаешь, о чём я?
  Ли тоска взяла. Прежде напрямую к нему обращались только девочки без родословной, чей хозяин был сильно заинтересован в улучшении качества племени, а вот денег на оплату не имел. Но, во-первых, Ли не хотел обманывать Иршу и других за то искусал бы, а, во-вторых, хаск чётко знал: голова не для того присобачена, чтобы в неё жабрятину есть.
  - Ты нас по запаху нашла?
  - Конечно, у нас этих призов, - охотница по-человечески чиркнула ногтем по горлу и со вздохом приподняла подол, демонстрируя узкую туфлю на каблуке рюмкой. - Только вот ноги стёрла.
  - Зачем же пришла в этом облике?
  - Не хочется собакой в первый раз, - доверчиво призналась хаска.
  - А здесь тебе хочется? - Ли обвёл рукой задний двор, мало подходящий для романтики, с досады рявкнув так, что Кэрри испуганно заскулила.
  - Ну, в подворье можно пойти, только у меня денег нет.
  - Иди-ка ты лучше домой, пока беды не вышло. Уверен, хозяин подберёт тебе пару гораздо лучше меня.
  - Он уже год выбирает! Надоело ждать! Я щенят хочу! - заголосила хаска.
  - Тише ты!.. - Ли затравленно огляделся. - Кэрри, мы с тобой из разных питомников, и не думаю, что результат понравится столь разборчивому хозяину.
  Девочка расценила смягчившийся тон как уступку и вытерла слезинки.
  - Побить побьёт, но не выгонит же и щенков не утопит, даже порадуется, что твоей хозяйке платить не надо будет. Ты ведь тоже с родословной кобель, верно?
  - Угу, - Ли ковырнул носком землю. Здорово удирать от дозорных с отбитым у них ужином, дурачась, прыгать за бабочками, гонять кошканов, подвалиться Ирше под бок, а если ещё за ухом почешет - вообще блаженство... Но хочется забиться в угол, когда тебя называют "племенным кобелем с родословной". - Слушай, у вас от призов полки ломятся, а у нас - ни одного, - он не стал уточнять, почему так вышло. - Зачем я тебе такой сдался?
  - Мой запах.
  Это уже серьёзный аргумент.
  - Ну так что, сговорились? - Кэрри потеребила его за рукав.
  Ли внимательно на неё посмотрел и взял за руку. Симпатичная, молоденькая, доверчивая охотничья хаска, просившая для счастья такую малость. Кошелёк тяготил карман, вопия об облегчении.
  - Пойдём.
  В "Поющую русалку" он вернулся на рассвете, зевающий, но вполне собой довольный. Ирша, сидевшая в коридоре спиной к двери, открыла глаза.
  - Кто бы сомневался.
  ***
  Не считая табу на пиво, которым я рискнула побаловать компаньонов после Фэир, в подворье кормили вполне сносно. За завтраком господин Ры огорошил нас заявлением, дескать, ему нужно в город и пойдёт он один.
  - Извините, но нет, - возразила я. - Согласно правилам хотя бы один из нас должен сопровождать вас всегда.
  - Извините и вы, но у меня может быть хоть какая-то личная жизнь без вас? - переходя на официальщину, огрызнулся клиент. - Я теперь и с дамой уединиться не смогу?
  - Сможете, после того как я проверю её на предмет оружия и болезней, - успокоил его Беллар. - Не волнуйтесь, без рук - магией.
  У клиента отпала челюсть.
  - Даже если вы простудитесь, мы будем нести за это ответственность, - пояснил хаск.
  - Да как я простужусь - лето почти на дворе?!
  - Гроза, - уточнил Ли.
  Она так и не началась, бродила вокруг, сверкая из подбрюшья зазубренными жалами, а сам Каор оказался точно в воронке, затянутой поверху грязно-серой тугой пеленой. Похолодало, ветер поднялся сильный, и на улицах стало в разы больше народа в плащах с капюшоном, что было на руку, хотя и обычно-то мы не слишком выделялись из толпы. Сопроводителем господин Ры выбрал меня, сразу же убедившись в полезности телохранителя и в качестве проводника. Он совсем не знал города.
  - Как пройти к храму Ашаны?
  - Их тут пять, который вам нужен?
  - Пя-ать?!
  - Город большой, население разношёрстное, - наверняка он собирался выспросить дорогу у местных и представил их реакцию. - Предлагаю обойти их по очереди. Сможете узнать нужный?
  - Думаю, да... Уверен, что смогу.
  Мы пошли против ветра, с трудом удерживая капюшоны на склонённых головах. Я предложила взять экипаж, в идеале, крытый, да, как назло, попадались сплошь занятые. Плащи нещадно трепало, в рот, стоило его открыть, набивалась пыль. Окна домов над нашими головами угрожающе звенели, но редкие прохожие остерегались отдаляться от стен, за которые хотя бы можно держаться. Как по мне, лучше бы переждать ветер где-нибудь в укромном месте, о чём вслух и сказала, подавившись мелким сором. Господин Ры, тоже сплёвывая, ответил, дескать, мы и так целый вечер потеряли, а время не ждёт. Да, потеряли, зато сегодня он выглядит намного бодрее, чем вчера. Уж не знаю, куда он так гнался, а я завидовала пречёрной завистью тем, кто остался в подворье.
  Хлёсткий порыв с силой толкнул вбок, чувствительно обсыпав гравием. Я шла с краю, по возможности, прикрывая клиента, на него-то меня и отбросило.
  И оказалась в дурацком положении. Я всем телом прижимала клиента к стене, а он меня - к себе, для вящей надёжности сцепив руки у меня за спиной. Господин Ры оказался сильнее, чем я думала, и чему-то ухмылялся. Подавив дикое желание пригнуться и заглянуть под капюшон, как можно спокойнее произнесла, хотя от столь восхитительной близости подмывало двинуть коленом:
  - Спасибо. Можете отпускать.
  - А, может, проще по стеночке в ритме вьёльна? - он выглянул из-за меня и вдруг заорал. - Эй, человек, сюда!
  Я услышала недовольное фырканье лошади и тяжёлый цокот.
  Слава Покровителям, извозчик!
  - Ты была права, так действительно лучше, - господин Ры устроился с максимальным удобством, каковое позволяла тесная коляска, к счастью, с кожаным откидным верхом.
  - Куда едем, господа? - обернулся возница, чьего лица было не видать под капюшоном.
  Я ограничилась названиями улиц, выбрав так, чтобы мы не петляли по городу, как вспугнутые зайцы, а ехали ровной дугой. Пусть извозчик думает, будто сумасшедшая парочка решила осмотреть город, выбрав для этого самую обнимательную погоду.
  Но мы не обнимались. Господин Ры смотрел храмы, когда я ему указывала, а сама размышляла.
  Мы, орки, почитаем Шалаю, покровительницу ветра и воинской силы, но линии в наших родах ведутся по отцу, поэтому я, уроженка Таллана, в Оркристане считаюсь своей, несмотря на бриоланийское гражданство и документы. Все эльфы искренне верят, что произошли от божественных сестёр-близнецов, Морригвэн и Ашаны, света и тьмы, и в их династиях доминирует материнская линия. Ашана, она же Паучья Матерь... Покровительница ночи и смерти, жена низвергнутого бога, она, однако, не являлась воплощением абсолютного зла. Да, ей поклонялись тёмные эльфы и некроманты, кое-кто из наших шаманов с её помощью творил вещи, за которые в Бриоллане ведут на плаху. Однако, Ашана была уважаемой Покровительницей из пантеона, и её имя не боялись произносить вслух.
  Господин Ры не может быть светлым эльфом, в храм Паучьей Матери вряд ли кто-то из них пойдёт добровольно, равно как и тёмные избегают святилища Морригвэн. На некроманта, судя по поведению в Фэир, он походит не больше, чем на орочьего шамана. Не тёмный эльф, ну да это сразу было понятно по росту и цвету кожи...
  - Останови! - взволнованно крикнул клиент, и коляска послушно замерла. Это был четвёртый храм.
  Клиент спрыгнул, привычным жестом подав мне руку, но спохватился, увидев неодобрение, и полез в кошель за расплатой. Ветер, пока мы катались, почти стих, только отдельные прядки уходящей на юг бури пытались вырвать перья из моего "конского" хвоста да пощёлкивали бусинами.
  Храм Ашаны, облицованный чёрно-алыми изразцами, походил на еловую шишку с плотно пригнанными чешуйками и, говаривали, будто лишь истинный почитатель тёмной богини может узнать, которая из них является дверью. Ради интереса я бывала в таком пару раз, предварительно вложив золотую кварту в высунутую из прорези в камне ладонь. Конечно, те храмы содержали люди, как, похоже, и этот, относительно новый, выстроенный на месте разрушенного.
  И точно так же прямо из стены требовательно торчала рука, когда мы в шестой раз обошли святилище кругом. Клиент поправил на плече сумку, прихваченную из подворья.
  - Ирша, я должен войти один.
  С каменным лицом я скрестила руки на груди.
  - Понимаешь, так надо, да и... туда тебя всё равно не пустят, - он говорил медленно, взвешивая слова. - Это очень важно и, поверь, в храме меня давно ждут как... дорогого гостя. Там мне ничего не угрожает. Сейчас ты сама убедишься.
  Он подошёл к прорези и что-то сказал шёпотом, я даже язык не разобрала. Рука немедленно исчезла, а чешуйка-дверь начала опускаться, обнажая тёмный холодный зев. На пороге стоял человек в чёрном балахоне, капюшон закрывал верхнюю половину лица, отбрасывая тень на нижнюю. Я дёрнулась, когда он схватил плащ клиента. И отпустила рукоять меча, когда упал на колени.
  - Ирша?
  Я поверила, сама не знаю, почему. И кивнула.
  - Буду ждать здесь.
  Его не было часа два, за это время погода окончательно разветрилась. Солнце прогнало мутный хвост грозы, затопив город тёплым светом, в котором даже храм Паучьей Матери не казался таким уж мрачным. Я умиротворённо созерцала собачью свадьбу, где в роли невесты выступала белая кудрявая дворняжка, когда господин Ры вышел, прижимая к груди заметно потяжелевшую сумку. Дверь сразу поднялась, и клиент привалился к ней спиной. Сумка начала выскальзывать. Наш заказчик схватил её и второй рукой, которую дотоле держал под плащом. Кисть перехватывала набрякшая от крови повязка, уходившая в рукав. Я подставила ему плечо.
  - Вы говорили, что в храме вам ничто не угрожает.
  - Всё хорошо... Даже более, чем хорошо. Всё просто замечательно, - он висел на мне, собираясь с силами, но голос звучал бодро. - Ирша... Госпожа ан"Торрай, я могу пригласить вас на обед в ту замечательную "семейку", где мы были вчера?
  - Господин Ры, хочу вам напомнить, что по законам кодекса...
  - Ирша, я просто хочу есть, а вовсе не склоняю тебя нарушить кодекс наёмника. Нужно как следует подкрепиться перед дорогой.
  - И куда она ведёт, или пока это тайна?
  - В Парниплис.
  Мне потребовалось время, чтобы дар речи вернулся. На восстановление этикетной составляющей его не хватило.
  - Господин Ры, вы сумасшедший или самоубийца?
  ***
  - Всё в порядке, - привратник вернул документы командиру группы, и тот принял их с вежливой улыбкой. Их было шестеро: четыре наёмника и два клиента в плащах с откинутыми капюшонами, ведь им нечего было скрывать, тем паче, от стражей закона. Обычные мирные граждане, идущие своей дорогой. Полуэльф, лесной огр, а остальные люди.
  Зная предпочтения Ирши, командир без особых трудностей нашёл подворье, где останавливалась её группа. Увы, хозяйка была не в курсе, что полуорчица с клиентом делали в Каоре и куда направились далее, могла лишь назвать одно место "у кума Фроста". Туда полуэльф и пошёл, попросив выделить им те же комнаты, которые брала Ирша. Это было очень подозрительно, и, тем не менее, хозяйка уступила, с вежливыми извинениями переселив постояльцев, занимавших искомые номера, в другие, получше.
  Уж больно хорош наёмник, такому грех отказать. Лет двадцати пяти на вид, полукровка. Больше похож на эльфа, но никто не посмел бы назвать его смазливым. Упрямый подбородок с ямочкой, хищные крылья прямого носа, идеальные скулы и брови, правда, глаза не зелёные, как практически у всех чистокровных, а серые будто сталь. Блестящие светлые волосы подстрижены коротко по человеческой моде, что только добавляет облику мужественности. А фигура какая! А рост! Эх, сбросить бы годков пятнадцать, может, и заглянул бы красивый наёмник в хозяйскую комнату вечером.
  Всё это полукровка легко прочитал на лице женщины, сохраняя всю ту же дежурную улыбку аристократа. Привлекательная внешность и обходительные манеры распахивали перед ним множество дверей, ещё больше открывали деньги, однако и к запертым Валериан Драмм умел подбирать ключик. Провалы, как в случае с хаском, можно было пересчитать по пальцам одной руки.
  Для "кума Фроста", равно как и других заведений подобного сорта, эльфы являлись редкостью, даже нечистокровные. Завсегдатаи в открытую пялились на удлинённые острые уши, продажные девки... опс! девицы вольного полёта - это же Каор!.. изучали прочие достоинства мужчины, а тот игнорировал и тех, и других, поджидая хозяина. Когда тот подошёл, заказал лучший обед и, естественно, пиво.
  - Рад, что вы почтили своим визитом именно мою скромную "семейку", господин... - лучащийся довольством хозяин вопросительно замолк.
  - Просто Ди, я же вольный наёмник, - отмахнулся полуэльф. - А на заведение ваше мне указала моя хорошая подруга, Ирша ан"Торрай. Может, припоминаете такую?
  - А то как же! - Оказывается, слава о Фросте по всей Бриолании гремит! Надо будет цены поднять, дабы соответствовать рейтингу. - Она тут заглядывала намедни, причём, дважды. В первый раз со всей компанией, во второй - только с клиентом.
  - Надо же, а я как раз её ищу! - простой наёмник возликовал так громко, что услышали все. - Вы не знаете, она ещё в городе?
  - Уехали три дня назад, они с клиентом как раз у меня про то говорили.
  - А куда?
  - Не знаю, господин Ди.
  - А зачем приезжали в Каор?
  Фрост очень не хотел расстраивать любезного клиента, да пришлось развести руками.
  Вэл чинно доел обед, промокнул губы платочком, а пиво украдкой вылил под малину. Прав каорский губернатор, эта ослиная моча только для быдла, каковым являлась шайка ан"Торрай.
  Полуэльф сразу заметил "хвост", да тот не особо и прятался. Выдержав для приличия пару кварталов, Вэл свернул в подворотню. Спустя короткое время, туда же зашёл плюгавый мужичонка из "семейки", сидевший там за длинным общим столом в компании такого же мастерового быдла. Гончар, судя по длинным крепким пальцам, засевшей под ногтями красной глине и ремешку-косице на волосах.
  - У тебя ко мне есть дело?
  Мужик, не обратив внимания на резко изменившийся тон наёмника, заговорщицки прищурился, обнажив в ухмылке гниловатые зубы.
  - Ты ищешь полуорчицу? Я могу сказать, куда они поехали.
  - И куда же? - в пальцах полуэльфа как по волшебству возник серебряный гиреф, прокатился по костяшкам туда и обратно, дразня королевским профилем. Быдло скосорылилось ещё омерзительней.
  - Могу сказать... да вот только запамятовал, а память моя дорого стоит. Десять. Золотых!
  - Как скажешь, - пожав плечами, наёмник потянулся к увесистому кошелю на поясе. Осмелевший мужик протянул правую руку ладонью кверху...
  ...Мгновеньем спустя она оказалась пришлёпнутой к стене вместе с самим вымогателем. Сверкнул серый металл, но вместо чеканного профиля с него оскалился виверн. Из мизинца прыснуло алым. Кусочек пальца - только самый кончик - шлёпнулся в пыль, зато хлестало как из артерии. Кривой кинжал сместился к запястью, продавив кожу.
  - А-а-а... - запоздало и отчего-то шёпотом заголосил мужик. - Я смотрящим жаловаться буду!
  - Валяй, а я скажу, что ты пытался меня надурить. Двадцать человек из "семейки" подтвердят, что ты пошёл за мной, не я за тобой. Я отрублю тебе руку, как и надлежит поступать с вымогателями, даже если мне потом придётся уплатить эти драные десять монет в качестве штрафа.
  - Отпусти меня, добрый госпо...
  - Отпущу, как только ответишь на вопрос: куда ушли наёмники. И учти, что если солжёшь, я найду время и хоть из-под земли тебя выкопаю, и вот тогда мы с тобой будем беседовать долго и обстоятельно. Ну?
  - Не знаю!
  - Что? - под лезвием в канавке из плоти собралась кровь, стекая к локтю тоненькой струйкой - пока одной.
  - Я не знаю, не знаю! Они не называли место, наёмница только сказала, оно гиблое! Пощади, милостивый господин! - по-бабьи разревелся мужик. - Я гончар, мне руки нужны, чтоб семью кормить! У меня четверо детей и жена-дура опять брюхатая ходит! А тёща - змеища подколодная, живьём сожрёт, ежели я на хлеб заработать не смогу! Я правда не знаю! Гиблое место!
  - Живи уж... Чудово отродье.
  Вэл брезгливо разжал пальцы, и мужик мешком свалился в пыль, сотрясаясь в рыданиях. Полуэльф хорошенько пнул его в рёбра, отчего тот взвыл ещё горше, прикрывая голову, и пошёл прочь. Наёмнику не было жаль это алчное отребье, рвущееся получить сразу много и на халяву. Просто из-за пальца мужик к стражникам не пойдёт, но отруби ему руку или убей - законники прознают, вслед за кем гончар ушёл из пивнушки. Вэлу нравился Каор, и быть здесь нежелательной персоной он не хотел.
  Наёмники и клиенты расположились так же, как накануне команда Ирши. Огр по прозвищу Рожа храпел аж стены дрожали, но вовсе не поэтому Вэл дежурил первым. Вопросы, на разрешение которых он, по расчетам, должен был потратить от силы полдня, так и остались без ответа. А ведь его и наняли за отличное знание противника. Чуд побери эту зеленомордую дрянь!
  Снаружи в ставень тюкнулось нечто твёрдое, затем снова и снова. Нахмурившись, Вэл с мечом в руке приоткрыл щель. Под окнами стояла девчонка и бросала камушки. Довольно привлекательная, с нужными выпуклостями и стройностями; тёмные волосы забраны в две баранки по бокам изящной головки, платье отделано рюшами.
  А он старомоден, хозяин этой хаски из питомника "Ульвтрэйл". Она снова размахнулась, и Вэл поспешил открыть окно.
  - Ой! - хаска выронила камень. - Извините, я... я думала... хотела... не вас позвать.
  - Ты искала Ли? - догадался наёмник.
  - А вы знаете Лиана?!
  Маг сонно заворочался.
  - Конечно, они с Иршей мои друзья. Сейчас я спущусь.
  Прихватив бисквитное пирожное, единственное спасённое от прожорливого огра, Вэл вышел во двор через заднюю дверь. Вблизи хаска показалась ещё миловиднее, и полуэльф представил её грациозной бурой псицей, догоняющей матёрого вепря. Хотя красивых племенных сучек обычно берегут от опасного зверя.
  - Ди, - представился мужчина, изящным жестом протянув пирожное. Хаска изумлённо округлила глаза, не решаясь принять подношение. - Бери-бери, это вкусно!
  Поколебавшись, она взяла и осторожно откусила кусочек. Облизнулась. Медовые глаза потеплели и заблестели задором, ведь от чужаков порядочным хаскам ничего брать нельзя, тем более, сладкое, а как хочется!
  - Кэррэр мед"Виндэн Ульвтрэйл. Кэрри. Значит, они уехали?
  - Да, а ты что-то хотела от Ли?
  - Нет... Да... просто поговорить. Он... он меня...
  - Он тебя обидел? - участливо поддержал полуэльф.
  - Ничего он мне не сделал... - неожиданно хаска всхлипнула, не донеся пирожное до рта. - Совсем ничего! Взял извозчика и отвёз домой, а я...
  Вэл заплатил бы эти десять золотых, лишь бы поглядеть любовные разборки хасков. Презабавное это зрелище, когда животные играют в .
  - Ну-у, - мужчина позволил себе потрепать хаску по плечу. - Понимаешь, Кэрри, Ли - наёмник, и когда он на задании, строгая хозяйка и шага в сторону ему не позволяет. На твоё счастье я ищу Иршу, и мог бы передать Ли от тебя привет. Но, увы, не знаю, куда они направились. Ли тебе не говорил?
  - Нет.
  - А зачем в Каор приезжали?
  - Тоже нет, - Вэл хотел послать дурочку к хмырам, но Кэрри вдруг вперила в него сияющий взгляд. - Но могу узнать, куда ходили. Дождя ещё не было, а я великолепно беру след.
  - Ты - настоящее сокровище, - наёмник галантно подал руку порозовевшей хаске, как равной. До чего проще было бы, будь в команде собственный нюхач. Но у Курда своё задание, и присоединится он, когда его выполнит.
  Или провалит...
  ...Наутро отряд выехал в Парниплис, захватив из леса Фэир седьмого попутчика, по веским причинам не ходившего в город.
  Через некоторое время в храме Ашаны нашли четыре трупа, один из которых принадлежал хаске - единственной, кого не пытали. Вот её Вэлу искренне было жаль - хорошая сучка, племенная...
  
  ГЛАВА 5
  
  Мы продолжали ехать на северо-восток. Ох, упаси Шалая, заведёт нас господин Ры в Чудовы Земли! Несколько раз мы пересекались с ледяными колдунами, не иначе, как чудом просочившимися через границу в среднеземье, и всегда уступали им дорогу.
  В Парниплис мне хотелось ещё меньше, потому что в Чудовых Землях есть какая-никакая, но разумная жизнь, да и колдуны эти противник известный, а о развалинах ходили только слухи, никакой конкретики. Даже отчаянные охотники за редкостями предпочтут десять раз сунуть лапу в драконью сокровищницу, чем один - прогуляться по останкам древней столицы светлых эльфов. И, тем не менее, карты с подробным описанием местности вокруг проклятого города были востребованы. Такая и была нам нужна.
  Почему мы не обзавелись картой в Каоре? Всё просто, в культурном центре не терпели подделок, а единственная настоящая хранилась в музее Древнейшей истории и представляла собой столь потрёпанный холст, что на нём вообще невозможно было ничего разглядеть. К слову, пока мы с клиентом ходили по его делам, Ли обежал все библиотеки, но нигде хаску не могли сказать, чью метку он видел на упыре. То ли символ был совсем новым, ещё неизвестным, то ли старым, забытым настолько хорошо, что даже всеведущие каорские книгочеи о нём не знали.
  Раздобыть карту Парниплиского леса почти невозможно, но для нас проблема стояла лишь в платежеспособности клиента, а тот заверил, дескать, в таком случае проблем не возникнет вообще. Поэтому мы слегка отклонились к западу от курса в торговый город Мельторн.
  - В моей спальне над кроватью висит зачарованная карта Бриолании и сопределья, и если приглядеться, то можно увидеть, как шевелятся травы в степях и ходят звери. Почему я не догадался скатать её в трубочку и прихватить с собой? - немного грустно усмехнулся господин Ры.
  - Нам нужна не подробная карта Бриолании, а конкретная схема конкретного леса.
  - Крюк не будет слишком большим?
  - Нам почти по дороге, - заверила я, хотя предпочла бы оттянуть знакомство с лесом на более поздний срок, желательно, длиною в жизнь. - В Мельторне живёт Калва Баундер, у него можно купить карту.
  - Имя у него какое-то лепреконье.
  - Он и есть лепрекон.
  - Что?! - клиент возмущённо натянул поводья, и конь встал. - С этим лживым жадным народцем нельзя иметь дело!
  - Вот потому что они такие пройдохи, у них всегда всё есть! - Фру авторитетно задрала палец.
  Мельторн - город большой, в обоих смыслах цветущий. По многочисленным трактам к нему роями слетаются торгаши всех рас и мастей, точно издали чуют звон монет как осы - мёд. Кого только здесь не встретишь! Не так далеко пролегает граница с Оркристаном, прямо на востоке пыхтят в небо сопки Драконьего хребта, чуть южнее раскинулись леса и долины благословенного Эльфенхайма. Заходят в Мельторн и тёмные эльфы, и стражи из северных застав, везущие на продажу дорогие белые меха и чудинских ездовых медведей. Даже высшие вампиры не прячут клыки в воротник, а ясным полднем можно повстречать волкодлака в зверином обличье. Порядки здесь мягкие, особенно, разница чувствуется после принципиально неподкупного Каора. Торгаши ведь знают, что смотрящим хочется свой добытый нелёгкой службой хлеб маслицем помазать, а те понимают, что не всякий товар можно продать. Господин Ры обошёлся сам себе в определённую сумму и миновал ворота, не снимая капюшон.
  Обувная лавка Калвы Баундера находилась в Ремесленном ряду, а на втором этаже жил он сам. Скромный выбеленный домик под зелёной черепицей ничем не выделялся среди соседних, кроме клумб в палисаднике, на которых рос невероятно пышный и яркий клевер, однако, именно в его дубовую дверь чаще всего стучали медным колечком личности в масках и плащах. К лепрекону отправились мы с Фру, поручив Беллару и Ли препроводить клиента в харчевню и хорошенько накормить, а то он в последнее время какой-то квёлый. Дело в том, что любвеобильные до безобразия карлики, скорее всего, надурят мужчину в первую же минуту переговоров и выставят вон, но с женщиной не преминут пофлиртовать, притом, их не смутит, что одной даме они будут дышать в пупок, а второй... ещё ниже.
  Было не заперто, и мы вошли в помещение, вместо ковра устланное мягкой нежно-салатной травой. У входа в двух кадках рос карликовый терновник, на подоконниках кучерявился тот же клевер и пахуче цвёл ландыш. Все стены занимали полки с обувью, аккуратно рассортированной по виду, цвету и размеру. Первый этаж-лавку лепрекон выстроил, ориентируясь на средний рост клиентов, и мне пришлось всего лишь чуть пригнуться, а не ползти на карачках. Хозяин был рыж, как башмаки, которые он подбивал гвоздиками, розовощёк и в меру упитан: зелёный жилет с золотыми пуговицами сходился на нём плотно, но не трещал.
  - Привет, Калва, - прозвенела колокольчиком эльфийка.
  - Фру! Ирша! Прелестницы мои! - лепрекон вскочил со стульчика, раскидав неподбитые башмаки, и бросился обнимать, докуда дотянулся. - Я ждал вас, золотые вы мои! На прошлой седмице Эдхард Ловкач явился в сон мой и сказал, что скоро вновь я обниму своих ненаглядных девочек! Но глаза мои застилают слёзы, ибо знаю я, что не страсть, а горесть привела вас ко мне! Где твои сапоги, о зеленоликая воительница?! Неужели оказалась гнилою нить, свитая моими руками? Или отвалились каблуки, собственноручно мной вырезанные и подбитые? О, горе мне, горе и позор, ибо талант мой чахнет! - Калва зашёлся в рыданиях.
  - Нет, твои прекрасные сапоги нагло спёрли, - с нарочитой грубостью ответила я. Если нашего лепрекона не оборвать, будет день напролёт паясничать.
  - Кто посмел такое святотатство?! Куда катится этот грешный мир!
  - Да уж.
  Сапоги увели, когда я интереса ради решила сходить в общественную баню. Дура набитая! Всем известно, что лепреконы - непревзойдённые башмачники, даже виверновые сапоги господина Ры хоть и выглядят наряднее, по качеству в подмётки моим не годятся. Моим бывшим любимым сапогам, доставшимся мне за полцены после того, как Фру поцеловала лепрекона в щёку. Так просто, из озорства. Помимо обувного мастерства, в каждом лепреконьем роду по наследству передаётся один особенный неповторимый талант. Кто-то мастерит кошельки, в которых всегда остаётся одна кварта, сколько ни трать; другие могут наделить "липкой" рукой, притягивающей золото. Только Калва ничего не умел, кроме как зашибать деньги из воздуха, но на это все лепреконы горазды. Наверное, в силу своей ущербности он держался менее нагло и заносчиво, чем прочие, к кому мы два года назад обратились в поисках копыта эмпусы.
  Калва поднял на нас глаза, выразительно косившие в сторону Фру, но теперь в них стояли слёзы счастья.
  - Так ты пришла ко мне за новыми сапогами, о, отважная путешественница? Какая радость, что я снова буду снимать мерку с твоей изящной ножки! - ступни у меня и правда ничего, даром что размерчик мужской. - И, может быть, я уступлю тебе за полцены, как в прошлый раз!
  - Размечтался! - Фру кокетливо поддёрнула сползающий от жарких объятий корсет.
  - Хорош кривляться, Калва, ты же знаешь, что мы пришли по делу, - я попыталась изловить шута за шиворот, но тот попросту растворился в воздухе, объявившись уже на своём стуле, одетый в зелёный сюртук и шляпу. Лепреконы это умеют.
  - Та-та-та, какие мы деловитые, - Калва покачивал ногой в остроносой лаковой туфле. - А просто так к старому поклоннику на чай заглянуть не могут!
  - У тебя даже чашка чая стоит как золотая. Нам нужна карта Парниплиского леса с подробным указанием всех его гадюшников.
  - Зачем вам в Парниплис?
  - Для дела.
  - Хо-хо-хо, какие мы скрытные! С чего вы взяли, что у меня есть карта?
  - У тебя есть всё, кроме совести.
  - Совесть для меня роскошь непозволительная, - польщено заулыбался карлик. - Вам очень нужна эта карта?
  - Очень, - ляпнула Фру, и зря. В ярко-синих глазах лепрекона зажглись огоньки.
  - Чем будете расплачиваться?
  - Золотом или самоцветами на выбор.
  - Золото, оно, конечно, да, но ты просишь не кисет дорожной пыли, а редчайшую вещь. Договоримся так: я уступлю карту за, - Калва назвал высокую, но вполне подъёмную сумму, - если ты добудешь одну вещь. У моего сородича Шула Пэннитреттинга есть сапожная игла с ясеневой рукояткой, которую я хочу. Я пытался её выкупить, но старый подлец упёрся рогом из-за ссоры между нашими прадедами. Как ты её добудешь, неважно, но это моё условие.
  Увязли мы как мухи в меду. Со знакомым-то лепреконом договориться трудно, а уж с чужим...
  - Калва, а давай по старинке? - героически предложила Фру.
  - Звезда очей моих, я с радостью приму твои ласки... после того, как вы принесёте иглу. И, может быть, даже сбавлю цену.
  - У тебя сотня иголок, зачем ещё одна? - обречённо поинтересовалась я. Лепрекон усмехнулся.
  - Для дела.
  ***
  Идея "украсть" только мелькнула, не излившись словами. У лепрекона можно купить или обменять, выиграть или выспорить, но, если своровать, жди беды. Он учует свою вещь за тысячи лиг, хоть спрячь её, хоть заколдуй, и, в общем-то, мирный народец с хитниками обходится круто. Как именно, никто не знает, воры просто исчезают навсегда.
  Шул Пэннитреттинг оказался скромным банковским клерком, непривычно серьёзным для своей расы. Ярким тонам он предпочитал коричнево-белые, вместо шейного платка носил галстух, и только туфли с золотыми пряжками и полосатые чулки выдавали в нём лепрекона. Внешне он больше походил на седого низкорослого гнома, даже бородку клинышком отпустил. Шул внимательно и вежливо выслушал рассказ о том, что игла понадобилась наёмникам для многоступенчатого обмена.
  - Я знаю, кто вас подослал, и даже готов уступить, - лепрекон позволил себе короткую улыбку, - прелестным дамам. Калва до сих пор не купил иглу лишь потому, что не умеет вести переговоры и постоянно срывается на грубость. Теперь у меня претензия к нему, а не к его прадеду.
  - Сколько?
  - Один монокль.
  - Один... чего? - я порылась в памяти, но ответа там не нашла. - Чьи это деньги?
  - Это монокль, который драконица Цер-Фуртунасса украла у одного из наших пращуров. Много моих сородичей погибло, пытаясь вернуть реликвию, но она до сих пор лежит в её пещере. Увы, против драконов наша магия бессильна.
  - Пещера в Драконьем хребте?
  - Разумеется.
  Две недели туда, две обратно - и это если скакать во весь опор. Лишнего месяца у нас нет.
  - Господин Пэннитреттинг, давайте немного изменим условия сделки. Вы одолжите нам иглу, а мы добудем для вас монокль, как только выполним текущее задание. В условиях контракта оговорены жёсткие сроки, нарушить которые мы не вправе.
  Лепрекон понимающе кивнул. И неумолимо припечатал:
  - Тогда пусть Калва подошлёт ко мне менее занятых дипломатов. Свободны, дамы.
  - Он точно не гном? - с сомнением спросила Фру, когда мы вышли на улицу.
  Я досадливо передёрнула плечами. Одно я знаю наверняка: два года назад мы оббегали всех лепреконов в городе, и Шула среди них не было. То ли пропустили его случайно, то ли приехал недавно. Быть может, встреть мы Шула тогда, вели бы дела именно с этим клерком, по крайней мере, он сразу чётко оговаривает условия сделки, а не валяет дурака. Теперь уже поздно. Семьи лепреконов постоянно друг с другом соперничают, в том числе, за выгодных клиентов. Пэннитреттинг знает, что мы сотрудничаем с Баундером, и карту не продаст чисто из вредности.
  - Идём к Калве, может быть, получится его уломать, - решилась я, несколько устыдившись недавних мыслей. По крайней мере, Калва свой, может и уступить по приятельству, а у этого Шула наверняка крошки хлеба в урожайный год не допросишься...
  ...- Ах, он пройдоха, свою выгоду решил от вас получить! - ноздри лепрекона гневно раздувались. Ага, а сам как будто из другого теста леплен. - Но если проблема стоит только во времени, у меня как раз есть то, что нужно! - он звонко щёлкнул пальцами, и на стульчике появились две пары башмаков. Самых обычных на вид, коричневая краска потёрлась на носках и пятках, да и шнурки едва дышали. - Башмаки-скороходы! Можно носить их как обычную обувь, но, стоит трижды щёлкнуть каблуками друг о друга, и каждую милю будете одолевать одним шагом.
  Мы алчно уставились на башмаки, сражённые общей мыслью.
  - Калва... они ведь продаются?
  - Нет! - лепрекон сграбастал обе пары, прижав к груди. - Они достались мне от прадедушки, и это - последние две пары. Остальные пришлось продать, чтобы в лихую годину с голода не помереть, - Калва смачно хлюпнул носом.
  Мы вернулись к Шулу. Надеюсь, он не успел передумать. Но, оказывается, лепрекон ждал нас, перебирая за столом какие-то бумаги.
  - Вы договорились с клиентом или Калва придушил жабу и одолжил вам башмаки? - проницательный, немного насмешливый взгляд Шула, казалось, считывал мысли. - Понятно. Вот контракт на обмен.
  Я дважды прочла текст, после чего передала Фру. Вроде бы, придраться не к чему.
  - Но как мы найдём этот монокль? - спросила я, медля ставить подпись. - В драконьей пещере наверняка груды всяческого хлама.
  - Горы, моя дорогая, горы, - лепрекон переплёл пальцы. - Пока вы отсутствовали, я навёл о вас справки, госпожа Ирша ан"Торрай. В команде есть хаск, а изделие пращуров до сих пор должно пахнуть руками, которые его смастерили. Господин Фэстинген сможет отличить запах лепрекона от драконьего?
  - Разумеется, - ошарашено выдавила я. Никто прежде не использовал название питомника как фамилию, тем паче, не звал Ли господином.
  - Вот и ответ. Выглядит монокль обыкновенно, диаметр около двух дюймов, оправа золотая, на месте крепления с цепочкой - лист клевера, выполненный из трёх изумрудов в два карата каждый. Местоположение пещеры Цер-Фуртунассы я зарисовал.
  Исчерпывающе. Засим мы все расписались.
  - Пусть Эдхард благоволит вам, - так напутствовал нас этот престранный лепрекон.
  Башмаки, на первый взгляд казавшиеся маленькими, пришлись впору и Ли, и Беллару. После случая с Вэлом я боялась далеко отпускать хаска, однако, понимала, что лучшим напарником для него будет маг, а не простой воин. Я бы могла взять пса на руки, тогда мы отправились бы втроём, но оставлять клиента на попечение одной Фру тоже никуда не годится.
  В отличие от хаска, нежности не люблю, но иногда накатывает. За воротами я притянула Ли к себе, а тот и рад был пообниматься.
  - Лиан, ты знаешь, как я тебя люблю.
  - Больше, чем икру жабры, - блаженно проскулил оборотень, слегка пританцовывая от нетерпения опробовать башмаки.
  - Будь осторожен, ладно?
  - Ладно. Интересно, драконятина вкусная? Они ведь тоже рептилии, как и жабры.
  - Ликкели Антэлл!
  Парень без особых усилий оторвал меня от земли и немного покружил.
  - Ирша, за прошедшее время не только ты стала сильнее и опытней, но и я.
  
  ГЛАВА 6
  
  Парни в лучшем случае управятся к вечеру, так что мы на одну ночь сняли пару комнат в подворье. Сославшись на усталость, господин Ры удалился отдыхать, по нашей просьбе запершись изнутри, Фру расположилась в соседнем номере. А я решила ещё раз сходить к Калве. Он ведь сам приглашал на чашку чая, верно?
  ...Ароматного травяного чаю, мастерски заваренного лепреконом, я напилась до бульканья в животе, и даже бесплатно. Но на карту ушлый карлик не дал и одним глазком взглянуть. Не слишком разочарованная, я пошла обратно. На пару часов клиента можно оставить с Фру, но не дольше, и дело не только во внешней опасности, а в том, что наша извращенка кого хочешь доймёт своей болтовнёй.
  Улицы как всегда были запружены: жизнь в Мельторне бурлит даже ночью, правда, тогда обычно встречаешь контингент иного сорта вроде воров, работорговцев, контрабандистов. Я скучающе смотрела по сторонам, привычно фильтруя лица. Уже на подходе к подворью мой взгляд зацепился за острые уши и коротко стриженую светловолосую голову. Стоявший ко мне спиной эльф повернулся в профиль, рассматривая трёхголовую рептилию на вывеске таверны "Пьяный дракон"... Вэл?! Валериан Драмм?! Здесь, в Мельторне?!!
  Я хотела слиться с толпой, чтобы незаметно проследить, какого лешего он сюда припёрся, но в этот момент полуэльф повернулся ко мне лицом. Увидел. Узнал. Понял, что я узнала его. Растерялся. И бросился наутёк, лавируя в живом потоке, как ласка в ветвях. Я заработала локтями, стараясь не отставать. Увы, орки здорово проигрывают длинноухим в проворстве, и очень скоро я потеряла этого сукиного сына.
  Я остановилась отдышаться в какой-то арке и посмотрела на ситуацию с другой стороны. Ну почему обязательно Вэл? На первый взгляд все эльфы между собой похожи смазливыми мордашками, от которых человечек бросает в краску; лично мне внешне больше нравятся тролли, здоровенные мускулистые парни, жаль, тупые. Опять же, короткая причёска не такая уж редкость: остроухи, проводящие много времени в смешанных государствах, стригут волосы, чтобы ненароком не приняли воина за девицу-переростка. Почему побежал? А что сделали бы вы, если бы на вас ни с того, ни с сего зверски выскалилась увешенная оружием орчица? Да и выражение лица у него было совсем несвойственное Вэлу, хотя тот умеет прикинуться эдаким наивным романтиком.
  Нет, точно не он...
  Ладно, время вспять не повернёшь, что толку себя мучить? Просто впредь буду бдительнее, а то совсем расслабилась.
  - Ирша, ты ли это?! - не успела я выйти из арки, как оказалась намертво прижатой к могучей зелёной груди, покрытой клановыми татуировками и зарубками по счёту убитых врагов. - Как я рад тебя видеть, кузина!
  О, Шалая! Ну что за день неожиданных встреч такой?
  - А уж я просто умираю от радости... Шэйн, ты меня задушишь!
  Говоря, что никто обо мне рыдать не будет, я не кривила душой. Орки не оплакивают павших родичей, а просто напиваются вдрызг за упокой, после чего хватают секиры, мечи, дубины и всем кланом идут бить морды, если найдут, кому. Не найдут - оторвутся на разбойниках или каких-нибудь сектантах.
  Когда Шэйнар, даже для орка очень высокий и крепкий, разжал тиски, я с трудом устояла на ногах. Кутила, повеса, шутник и раздолбай - вот мой двоюродный брат, старший сын дядюшки-шамана. И при этом воин, каких поискать. Ещё на заре моей наёмничьей карьеры он просился в команду, но пятый нужен нам, как хаску пятая нога. От кузена слишком много шума, а, главная причина отказа в том, что Шэйн и дисциплина - понятия несовместимые.
  Вот и сейчас он, улыбаясь несостоявшейся командирше, умудрялся одним глазом подмигивать дамам, оглядывающим его фигуру в распахнутой безрукавке и облегающих задницу бриджах, другим сурово зыркать на мужчин (мол, эта девушка занята!) и вообще всячески дискредитировать моральный облик наёмника. Шэйн промышлял тем же, чем я, но сам по себе.
  - Как тебя сюда занесло?
  - По работе, - потирая намятые плечи, ответила я. - А тебя?
  - С работы. Домой решил заскочить, лишку сбросить и - снова на тракт, - "лишка", значит, деньги и подарки родне. - Я и тебе кое-чего прикупил...
  - Потом отдашь, - торопливо отмахнулась я, с содроганием вспомнив корсет. - Как дела дома?
  - Лучше всех! - от желтовато-зелёных глаз разбежались смешливые морщинки. - Пока тебя шайтаны невесть где год носили, сестрица моя, Ширана, двойню родила, а старуху Джану к себе Шалая наконец прибрала. Тиршат по осени чудинца завалил и в становище труп приволок. Не врёт молва - и впрямь чудь белоглазая!
  - Как поживает дядюшка Ашэр?
  - Да что с ним сделается? Скрипит старик, трещит, а не ломается!
  Ещё бы! Хотела бы я знать, что сломит этого шамана, прочного, как вековой дуб.
  - А чего это мы на дороге, как бродяги, болтаем? - спохватился Шэйн. - Пойдём в таверну, пропустим кружечку-другую.
  - Извини, меня клиент ждёт.
  - Тогда к вам пойдём, заодно с красоткой Фру перевидаюсь, да и парням буду рад. С ними ведь всё в порядке?
  Я кивнула. Шэйн... Я правда люблю своего кузена и временами скучаю по нему, кулаками отстоявшему среди клановой ребятни моя право носить имя ан"Торрай, пока сверстники не признали, что даже полукровка может быть настоящим орком. Поддержавшему, когда вслед за матерью не стало отца. Научившему собирать арбалеты и играть на банджо. В другое время мы обязательно посидели бы вместе, вспомнили старое, но сейчас нам лишний шум ни к чему, а без оного у Шэйна не обходится.
  - Не получится, - твёрдо сказала я. - Лучше давай после рейда мы с Ли в клан приедем? На пару недель останемся минимум, обещаю, да и подарки заодно прихвачу.
  Улыбка Шэйна потускнела и вновь воссияла ярче прежнего. Несмотря на грубые, будто из камня вытесанные черты, лицо кузена всегда кажется добродушным. Он и есть настоящий добряк, несмотря на профессию.
  - Ладно! Тогда и малышку Фру прихватите с Белларом.
  На том и распрощались.
  Ага. Распрощались. Мечтай, Ирша ан"Торрай! Орки и так по природе упёртые, а уж если вобьют себе в голову что-нибудь, их встречный ураган не остановит.
  Так и вышло. К вечеру клиент отоспался и разбудил зверский аппетит. Мы едва сели за стол, как дверь распахнулась и в обеденный зал вошёл мой двоюродный братец. Из-за плеча торчал гриф неизменного банджо. Увидев нас, старательно округлил глаза.
  - Ирша! Фру! Вот уж не думал встретить вас тут!
  - Шэ-э-эйн! - тёмная с визгом повисла на могучей шее, осыпая поцелуями раззеленевшиеся щёки.
  Кузен не стал выдвигать четвёртый стул, разместив у себя на коленях Фру, по сравнению с орком казавшуюся сущей девчонкой. Вот дождутся у меня оба... поженю!
  - Господин Ры, это мой кузен Шэйн, Шэйн - это наш клиент господин Ры, - ворчливо представила я, под столом пнув братца в колено.
  - Очень приятно, Шэйн, - клиент вежливо склонил голову.
  - Взаимно! А это - Розалинда сорок девятая, - орк любовно положил на стол пятиструнное банджо. Национальный орочий инструмент являлся неотъемлемой частью Шэйна, однако ни одна из Розалинд дольше пары месяцев не выдерживала, утопая, сгорая, разбиваясь о чью-нибудь голову. Оплакав любимую "подругу", кузен покупал новую.
  - Какой любопытный инструмент, - похвалил господин Ры, - похож на мандолину. Хотелось бы услышать, как он звучит.
  - Вы не слышали банджо?
  Хотя чему я удивляюсь! Если в одном месте собрать орка, банджо и выпивку, обязательно будет песня, а господин Ры, похоже, только с нами начал посещать заведения, где всё это плюсуется.
  - Не доводилось.
  - Ого-о! - возликовал Шэйн, сосредотачивая на себе (и на нас заодно) внимание всего зала. - Тогда будет песня!
  - Не cvtq, - зашипела я, вторично пиная кузена.
  - Пес-ню! Пес-ню! - опротестовали посетители. Я уронила лицо в ладони.
  - Пива! - потребовал орк. Держа Фру одной рукой, Розалинду другой, орк прошёл к стойке, ссадил на неё эльфийку, сам облокотился рядом, деловито подкручивая колки. Зараз опустошил кружку пива, смачно хакнув на радость зрителям. - Внимание, дамы и господа! Я спою вам грустную и трогательную балладу о храбром рыцаре и коварном драконе, которую сочинил только что! Фру?
  Эльфийка приготовилась отхлопывать в такт. Волной тренькнули струны...
  - О, нет, - прошептала я, не в силах прекратить безобразие.
  
  - Уж целый век один дракон
  Сидел на гребне скал,
  Свиреп, могуч, хитёр был он
  И зверски хохотал.
  
  Однажды ясным летним днём
  К скале прицокал конь,
  И рыцарь восседал на нём,
  Сияя, как огонь.
  
  "Взгляни, привёз я булаву, -
  повёл тот рыцарь речь, -
  Чтоб мерзкую твою главу
  Снести с поганых плеч!
  
  Не будешь больше разорять
  Ты наши города,
  Принцесс ночами воровать
  И пожирать стада!
  
  Доспех мой сам заколдовал
  Премудрый чародей,
  Не страшен мне драконий пал
  И острота когтей!"
  
  И змей в ответ на дерзкий тон
  Сказал: "Да, я подлец,
  Ведь я не мышка, а дракон,
  Поймите, наконец!
  
  А сам-то ты в родстве каком?
  Не принц, как ни крути.
  Для принца ты, дружок, мурлом
  Не вышел, уж прости.
  
  Для воина ты больно хил
  Толкни - и сразу труп,
  В тебе нет чародейских сил,
  Да ты для мага туп.
  
  Ну, хорошо, убьёшь меня:
  Сокровища пропьёшь,
  По запаху почуял я -
  На это ты хорош.
  
  В советники король тебя,
  Конечно, не возьмёт.
  Зачем ему подле себя
  Кромешный идиот?
  
  Не нужны войску слабаки,
  А магам - словоблуд,
  И мудрецы в ученики
  Невежду не возьмут.
  
  Да и принцесса ни одна
  Не взглянет на тебя:
  В капустных листьях борода,
  И блохи в ней свербят.
  
  Дружок, признай, что ты - дурак,
  И подвиги твои,
  Хоть извернись и так, и сяк,
  Увянут в забытьи!"
  
  И тут дракон - свиреп и дик -
  Так гнусно всхохотал,
  Что бедный рыцарь сей же миг
  Сгорел... но от стыда!
  
  Зал взорвался овациями и пронзительным свистом, от которого закладывало уши.
  - "Всхохотал", - передразнила я. Ни рифмы, ни смысла - тьфу.
  Но господин Ры и Фру считали иначе, всхохотав едва ли не громче фольклорного дракона.
  ***
  - Беллар, разве овцы выглядят так? О чём ты думал, когда создавал это?!
  - Теперь сложно сказать.
  - А почему оно фиолетовое?
  - Я случайно вспомнил Фру, - признался маг. - Зато она большая и пахнет овцой.
  - Точнее, отарой немытых овец, - Ли сморщил нос.
  - Ну-ка, голос!
  - Моу-у-у! - покорно заревело иллюзорное существо размером с корову, покрытое курчавой шерстью насыщенно-лилового цвета. Рог у него был всего один в центре лба, зато ног - аж шесть, оканчивающихся перепончатыми жабриными лапами.
  - Знаешь, Беллар, на месте дракона я и близко не подлетел бы к этому.
  - А я думал, ты жрёшь всё, что шевелится, - поддел хаска маг. Оба понимали, что лопухнулись, травя анекдоты в процессе создания приманки. Беллар смог бы сделать великолепную иллюзию, но нематериальную, для драконицы же нужна была настоящая дичь, а силы амулета после леса Фэир хватило лишь на одного фантома.
  Драконий хребет называли так ещё и потому, что издали он действительно походил на зубчатый гребень исполинского ящера, тёмно-серый, с прожилками бурого и кирпично-красного. Здесь находилось крупнейшее месторождение обсидиана, добывали и прочие вулканические породы. Работа крайне рискованная, поэтому в забоях трудились каторжане и те, кто таким способом пытался оплатить себе выход из долговой ямы.
  Вопреки слухам предгорная долина вовсе не была выжженной пустыней, а кустилась чахлой низкорослой растительностью, стойкой к жару и сернистым испарениям. Мужчины и фантом сидели в леске как раз напротив пещеры Цер-Фуртунассы, одной из десятков нор, испещривших склоны. Изредка высоко в небе проносились крылатые ящеры, блистая на солнце чешуёй, как драгоценные камни. Драконий нюх в разы превосходит собачий, но наёмники это предусмотрели, одолжив у господина Ры немного зелья, отбивающего запах.
  Ли сменил ипостась, сложив свои вещи в котомку Беллара. Короткими перебежками по кустам да валунам наёмники миновали долину и спрятались в камнях у входа в пещеру, прислушиваясь к рыкающему дыханию спящей драконицы. Тем временем фантом облюбовал себе для обжёвывания репейник с ярко-фиолетовыми цветами.
  - Жаль, что у Калвы не нашлось плаща-невидимки для комплекта, - посетовал хаск.
  - Чтобы Фуртунасса поджарила тебя по запаху магии? Пусть лучше будет жареная овцерога. Готов?
  Пёс кивнул. Маг, которому предстояло контролировать фантом, сосредоточился на мысленном приказе.
  - Моу-моу-моу-моу му-у-у! - оторвавшись от репейника и по-ишачьи вытянув шею, зарядила иллюзия.
  Дыхание Фуртунассы сбилось. Грузное тело зашевелилось в глубине пещеры, с металлическим лязгом осыпая горы награбленных сокровищ. Из проёма вырвалось дымное облако, до одури воняющее серой. Ли, вжавшись в скалу, закрыл лапами нос. Из-за выступивших слёз голова, выглянувшая наружу, казалась смазанной, но и этого хватало, чтобы едва не скулить от ужаса. Один только холодно-голубой змеиный глаз был размером почти с хаска, чего уж говорить о прочем? Старая драконица поводила рогами из стороны в сторону и ласково пророкотала:
  - Кто у нас-сс тут ш-шшумит? Кто-то вкус-ссный? Ну-ка пос-ссмотрим... - ноздри пыхнули парой огненных струй.
  Тугая волна воздуха буквально размазала пса по скале. Плеснули перепончатые крылья, гребенчатый хвост разнёс в крошку увесистый валун, за которым прятался Беллар - драконица, носившая имя "Грозовое небо", иссиня-чёрной тучей затмила солнце. Убедившись, что маг отделался царапинами, Ли нырнул в пещеру. И потрясённо затормозил, всеми лапами зарывшись в золотые монеты. Он знал, что сокровищ, скапливаемых веками, будет много. Но чтобы настолько?!
  И что теперь? Опустить лапы и всех подвести? Драконий серный дух кажется единственным в пещере, но это не так. Полынью и зверобоем пахнут артефакты, некогда принадлежавшие оркам. Терпкий запах гнома... а вот и его череп, прихваченный драконицей ради золотых зубов. Наверное, это был кто-то зажиточный, может, даже царь. Паучьим кисловатым ядом разит от браслетов жриц Ашаны...
  - Ли, поторопись! - окликнул Беллар, оставшийся у входа. - Фантом спрятался в лесу, но и там он долго против дракона не продержится... Иллота Искусница, ещё один!
  Хаск не стал уточнять, кто. Изумрудный дракон был мельче Фуртунассы, однако, решил отстоять своё право на добычу, выиграв для Ли драгоценные минуты. В проёме стало видно, как два исполинских ящера на огромной скорости несутся друг навстречу другу...
  - Ложи-ись! - маг метнулся прочь от входа.
  Ли юркнул за карету, перевёрнутую выдранной крышей набок. Волна раскалённого воздуха прокатилась по сокровищнице, высветлив все потаённые углы, и если бы не щит Беллара, осталась бы от хаска груда палёных костей.
  - Ты цел? - кашляя, прохрипел маг.
  - Да! - Ли заторопился, скорости придавало и то, что неостывший металл жёг лапы. Лепреконы, лепреконы...
  Груды золотых монет, вывалившиеся из разбитых сундуков; всевозможные каменья от недорогой бирюзы до чистейшей пробы алмазов. Украшенное самоцветами оружие вперемешку с селянским инвентарём вроде заступов и колунов. Ещё одна повозка, открытая, со сломанной осью - видимо, за неё драконица тащила трофей. Фуртунасса коллекционировала не только драгоценности, но и дорогие лично ей предметы. Особенно впечатляюще смотрелись художественно развешенные по стенам скелеты в закопчённых латах.
  - Ли, она прогнала зелёного!
  "Зелёный змий, товарищ верный, поговори со мною о любви!" - не к месту вспомнилась трактирная песенка. Обойдя скелет виверна, облепленный останками высохшей чешуи, Ли вспрыгнул на трон, мысом выплывающий из золотого моря.
  Приторно-медовый запах клевера, явственно различимый даже в серной вони.
  - Ли, она поймала фантом и летит обратно!
  - Нашёл! - пёс принялся раскапывать кучу, уже не обращая внимания на попадающиеся вперемешку с драгоценностями кости. Лепреконий запах дразнил нос.
  - Прячься!
  Почти отрыл... Огромная тень полностью закрыла вход, на несколько мгновений отгородив дневной свет. Ли проворно, как крот, закопался в кучу, оставив снаружи лишь часть морды. Фуртунасса прошла к задней стене, положив у неё дымящуюся тушу материальной иллюзии.
  - Магичес-сский зверь на завтрак... ммм... вкус-сснятина... - промурлыкала драконица, со смаком облизывая добычу.
  Она была страшна. И в то же время прекрасна, насколько притягательной может быть уродливая красота. Небольшая голова, увенчанная короной рогов, изящно сидела на длинной гибкой шее. Тонкие передние лапы одновременно являлись крыльями, задние - гораздо более мощные и мускулистые - оканчивались четырьмя сильными пальцами с изогнутыми когтями, способными не только крышу с кареты содрать. Полуденные лучи, забавляясь пляской в золоте, разливали голубоватые маслянистые блики на чёрной чешуе.
  Ли не видел, где прячется Беллар, но очень надеялся, что сейчас маг придумывает, как отвлечь драконицу. И речи быть не может, чтобы вдвоём сразиться с эдакой громадиной.
  Внезапно Фуртунасса оторвалась от туши, обведя пещеру сощуренными глазами.
  - Кто здес-ссь?
  
  П/О от 14.01.
  
  Ли затаил дыхание.
  - Кто приш-шшёл ко мне в гос-ссти и берёт мои вещ-щщи без спрос-ссу?
  Пошевелив челюстями, хаск обнаружил машинально зажатый в зубах монокль. Ой-ой! Магия драконов сродни лепреконьей, они чувствуют, если кто-то покусится на их сокровища, но только в пределах своей пещеры. Добраться бы до Беллара, а уж башмаки-скороходы унесут обоих подальше от гнева крылатой змеищи.
  - Ха-а, вот ты где, вориш-шшка, - суженные зрачки остановились прямо на похолодевшем хаске. В ноздрях под выступающими роговыми пластинами затеплилось пламя. - Ещ-щщё одна зверуш-шшка на закус-сску, а там, где пёс-сс, должен быть и хозяин...
  Обломок скалы огрел драконицу прямо по темечку, расколовшись о рога. Оглушённая Фуртунасса замотала головой, а Ли наконец увидел напарника, бегущего к выходу. Стряхнув с себя золото, хаск со всех лап припустил к нему.
  Драконица негодующе взревела. Почувствовав загривком жар, пёс резко вильнул в сторону, но это его не спасло бы. Беллар встряхнул обеими руками, точно сжимал в них невидимые поводья, и заарканенная струя пламени вылетела вон, подпалив траву в долине, а наёмник оступился, теряя координацию - драконья магия выпивала уйму сил. Ни о каких отвлекающих манёврах речи уже не шло, лишь бы хоть топорным способом, но добраться до выхода.
  За четыре года Ли отточил акробатику, и теперь с разгона мог запрыгнуть хоть в седло, используя чью-то ногу как ступень, хоть на руки. На то и рассчитывали. А дальше - вся надежда на башмаки. Ещё немного поднажать: маг прислонился спиной к выступу, чтобы не упасть.
  Гребенчатый хвост тяжело обрушился поперёк выхода, отшвырнув Беллара вместе со скалой. Наёмник упал в россыпь драконьих сокровищ и уже не встал.
  Краем глаза пёс уловил молниеносное движение справа. Пёс споткнулся и поехал пахать животом самоцветные залежи, затормозив всего в нескольких футах от морды разгневанной драконицы.
  - Вориш-шшки... - распахнулся капкан челюстей, усаженных мелкими, но частыми клыками, выпуская на свободу зарождающийся в глубине огонь...
  - Стой! - уронив монокль, не своим голосом заорал Ли. - Давай всё обсудим, как цивилизованные звери!
  Вертикальные зрачки-щели расширились. Фуртунасса поперхнулась собственным пламенем, загнав его обратно в глотку, откашляла дым...
  ...и чисто по-бабьи пронзительно заверезжала:
  - А-а-а! Он говорящ-щщий!
  Ли с трудом подавил ответный вопль "она говорящая!", вместо этого выпалив:
  - Я - Хаск Всемогущий, великий и ужасный Собачий Бог!
  - Не с-сслыш-шшала о таком Боге, - драконица боязливо подобрала хвост лапами.
  - Что можешь ведать ты, погрязшая во тьме своей пещеры? - Беллар со стоном зашевелился, и Ли, воодушевившись, с гордостью выпятил грудь. По драконьим меркам, хасков вывели не так давно, порода до сих пор считалась редкой, и Фуртунасса впервые видела одомашненного волкодлака.
  - С-сстранно. Ты из плоти и крови, но ничем не пахнеш-шшь. А не лжёш-шшь ли ты, Хас-сск? - зрачки снова подозрительно сузились. В мозгах засвербело, будто Фуртунасса считывала мысли как книгу.
  От бывалых наёмников Ли слышал, будто старые драконы чувствуют фальшь. Похоже, они были правы.
  - Как можно лгать тебе, о, проницательная Цер-Фуртунасса? - и впрямь, хрен обманешь. - Я - Собачий Бог, пришедший к тебе издалека, - по сравнению с обычными псами, хасков действительно можно считать кем-то вроде божеств. - Взгляни в мои глаза: они окрашены самим небом, как и твои. Разве ли не это - признак родства высочайшей крови?
  "Дурак, какая кровь у Бога?!" Но драконица не заметила оговорки, немного успокоившись и заинтересовавшись собеседником.
  - Ты прав, Хас-сск, я всегда знала, что рождена с-сстать королевой моих ж-шшелтоглазых с-ссобратьев. Чем докаж-шшешь, что ты - Бог?
  Более-менее Беллар пришёл в себя и внимательно наблюдал за напарником, готовый поддержать в любой момент. Ли набрал в грудь побольше воздуха.
  - Я настолько могуч, что от голоса моего рушатся горы!!!
  Все знают, что в горах орать чревато. А уж если подкрепить сие действо магическим импульсом...
  Несколько сорвавшихся сталактитов красиво увязли в золоте. Настенный "декор" рассыпался на кости да железо.
  Если Фуртунасса и заметила магический всплеск, то списала это на божественную силу.
  - Не нуж-шшно ломать мой дом, - ворчливо сказала драконица, с сожалением обнюхав невосстановимые скелеты. - Кто этот ч-щщеловек?
  - Мой друг в мире смертных и величайший волшебник. Это он приготовил для тебя угощение, несравненная Цер-Фуртунасса.
  - Вкус-ссно. Он может сделать ещ-щщё?
  Расценив смягчившийся тон как приглашение, Беллар присоединился к компании, аристократично поклонившись к вящему довольству самовлюблённой драконицы.
  - Могу, но не стану. Плоть волшебной овцероги дарует здоровье, но слишком много её отнимет жизнь.
  Действительно, сытый здоровее голодного, зато от обжорства можно и лапы откинуть. Через пару часов иллюзия в желудке растает, но драконица вряд ли это заметит.
  Фуртунасса окончательно расслабилась. Ей не лгали, уважительное обращение льстило, необычные собеседники угостили и развлекли отшельницу. Какого бы вида она ни была, в первую очередь оставалась женщиной, охочей до мужского внимания.
  Драконица по-кошачьи грациозно обвила хвостом лапы, слегка склонив голову набок.
  - Мне нравитс-сся, как вы говорите... так неж-шшно. Зачем вы приш-шшли ко мне?
  - За этой вещью, - Беллар поднял монокль. - Мы хотели бы просить её, а не брать без твоего позволения, но неистовая Цер-Фуртунасса не дала нам вымолвить и слова.
  Несколько смущённая драконица признала его правоту.
  - Зач-щщем вам моё сокровищ-щще?
  - С его помощью я хочу покарать одного жадного лепрекона, - шиш теперь Калва получит вместо доплаты! Будет простой обмен, как с Шулом, или пусть добывает свою иглу... из драконьей сокровищницы! - Он хочет нас обмануть, но я заберу его золото, а это для лепрекона страшнее смерти.
  - Лепрекона? Ах-х, эти маленькие лживые вориш-шшки! - Фуртунасса возмущённо пыхнула дымом. Себя она грабителем не считала, будучи таковой по природе. - Ваш-шш замыс-ссел мне нравитс-сся. Но я не люблю расставаться со с-ссвоими сокровищ-щщами.
  - Это всего лишь безделушка, недостойная королевы, - хаск махнул лапой. По сравнению с каретами да бриллиантами в кулак величиной искуснейшей гномьей огранки - действительно мелочь.
  - С другой с-сстороны, лепреконов я не люблю ещё больш-шше. Но я не могу отдать сокровищ-щще прос-ссто так... Хмм... как достичь консесус-сса? - драконица задумчиво подперла голову кончиком хвоста.
  - Если ты посодействуешь нашему замыслу, то выиграешь настоящее сокровище, - Ли выдержал эффектную паузу. - Удовлетворение, которое не потускнеет со временем и не покроется пылью в отличие от золота.
  Фуртунасса довольно прижмурила глаза, издав утробный рык.
  - Ты говориш-шшь мудрые вещ-щщи, Хас-сск Всемогущ-щщий. Реш-шшено! Я отдам сокровищ-щще в обмен на ус-сслугу.
  - Какую? - обречённо простонал пёс, переглянувшись с Белларом. Ну вот, теперь и эта пошлёт наёмников за чем-то вроде зубочистки из рога единорога, хранящейся на туалетном столике Ашаны.
  Драконица поднялась во весь рост, едва ли не задевая головой свод. Мощная и непоколебимая, как сами горы. Повернувшись задом к ошеломлённым наёмникам, кокетливо отставила в сторону хвост.
  Из ляжки торчало застрявшее между пластинами толстенное копейное древко с обрывком алого стяга в навершии.
  - Чеш-шшется, зараз-сса, а дос-сстать не могу.
  ***
  П/О от 15.01.
  
  Наши мужчины вернулись ещё до сумерек, чумазые, как углежоги, и серой от них разило за милю. Фру ничтоже сумняшеся расцеловала обоих, а я просто была безумно рада видеть эту чёрную физиономию, на которой глаза сияли сапфирами ещё ярче обычного. Шалая, я начинаю мыслить драконьими приоритетами!
  Отправив парней с Шэйном и господином Ры за компанию в баню при подворье, а их одежду к прачке, мы с Фру пошли заканчивать дела с лепреконами. Вот интересно, клиент наш рискнёт помыться, пусть даже один, или так и будет потеть в предбаннике в неизменном плаще? Хоть бы Шэйн его не споил... хотя расслабиться - его полное право, мы отвечаем за сохранность тела, а не за количество спирта в крови.
  Шул Пэннитреттинг благоговейно принял монокль и тут же вставил в глаз.
  - Теперь я вижу гораздо лучше, - он вынул из письменного стола продолговатую бархатную шкатулку и открыл, показывая нам лежащее в шёлке сапожное шило, внешне ничем не примечательное. - Предмет обмена. И ваш экземпляр контракта.
  Я свернула бумагу в трубочку. Фру, заболевающая в деловой атмосфере, хихикнула:
  - Если в следующий раз возникнут проблемы со слухом, вы знаете, к кому обращаться!
  - Только юность извиняет такое невежество, моя дорогая, - снисходительно усмехнулся лепрекон. - Но кое в чём вы правы. Госпожа ан"Торрай, я надеюсь продолжить общение, несмотря на ваше сотрудничество с моим конкурентом.
  - Разумеется.
  Значиться в списке постоянных клиентов одного лепрекона - уже достижение, но контактировать сразу с двумя... Гират и Эдхард оба покровительствуют удаче, только первый в торговом ремесле, а второй в авантюрах. Не знаю, кто из них подмигнул нам, но большое ему орочье спасибо!
  Калва Баундер по своему обыкновению разыграл целый спектакль. Сперва пытался выхватить шкатулку, попутно обнимая нас и делая вид, что не слышит меня, но под конец монолога заломил руки:
  - Как - обмен?! Мы договаривались на куплю-продажу, а игла шла обязательным условием заключения контракта...
  - Вот именно, что контракт мы не заключали, а только устную сделку, - напомнила я. - Под ней мы не подписывались, равно как не подписывались на то, что мои парни будут рисковать жизнями ради иголки...
  - Она - не просто иголка! - лепрекон запоздало зажал рот ладонями, смешно выпучив глаза. Я мстительно заулыбалась.
  - Я вижу, она тебе очень нужна, Калва. Что ж, я готова обменять иглу на карту Парниплиского леса, а, чтобы обмен был равноценный, ты к ней в придачу дашь амулет иллюзий взамен потраченного. Таково моё условие.
  Ах, как виртуозно Калва распинал меня за корыстолюбие, изворотливость и вообще бесчестное отношение к старым друзьям, горестно заключив:
  - Ирша, ты хуже дракона!
  - Раз хуже, тогда мы отдадим иглу Цер-Фуртунассе. Может быть, с ней тебе будет проще договориться...
  - Нет!!!
  Обмен с условием состоялся, два экземпляра контракта разошлись по владельцам. Фру, снедаемая любопытством, не удержалась:
  - Калва, а чем эта иголка особенная?
  - Много веков назад прадед Шула Пэннитреттинга выспорил её у моего. Теперь талант вернулся в семью, - с этими словами карлик вдруг высоко подпрыгнул, поцеловал эльфийку прямо в губы и растворился в воздухе.
  - Ах, ты маленький слюнявый...
  - Это была компенсация! - закудахтали из пустоты.
  -...извращенец, - закончила Фру.
  Я открыла дверь, кинув прощальный взгляд на волшебные башмаки, уверенная, что никогда больше не увижу подобного чуда...
  - Ирша! - окликнул лепрекон. Как ни в чём не бывало, он сидел на своём стуле, вертя иглу в ловких пальцах. - Вы приходите через годик-то, авось будут на продажу башмачки-скороходы.
  
  
  КОНЕЦ ГЛАВЫ
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"