Лесник Сергей Владимирович: другие произведения.

Вариации на тему S-T-I-K-S

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.73*23  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    За канон не отвечаю, выкладываю кусочек. Желательно узнать мнения - стоит-ли продолжать.

  
  
  
  
   Глава 1.
  
  
   - Что же это за хрень такая!; - потеряв тропинку, продираясь сквозь густой подлесок, то-ли возмущался, то-ли сетовал Семён Гордеевич: - скоро с этой экологией противогаз придётся носить!; - крик души распространился недалеко, завязнув в густом вонючем тумане.
  Немолодой человек давно уже жил один, восстановив заброшенный лесной хутор в получасе ходьбы от посёлка городского типа обслуживающего железнодорожный узел. Бывший кузнец, работавший на той же станции в механическом цехе, вот уже десять лет как был на пенсии, уйдя на покой по горячей сетке. Здоровьем и статью он был не обижен, но разочарованный современными отношениями между людьми, принял решение жить отдельно, подальше от остальных и как можно меньше пересекаться интересами. А причина была проста. Как-то давно, а он не чурался чтения, зацепило его одно высказывание классика, что "алмазы", среди людей, рождаются в глубинке и только цивилизованное окружение может их огранить превратив в бриллиант. Бесспорное утверждение, но по мере накопления житейского опыта, он понял, что это не полное выражение и у него есть продолжение - "и как только засияет, этот бриллиант всеми гранями таланта, то сразу же найдётся куча людей желающих его заиметь, и ещё больше - поиметь". Алмазом себя, Семён Гордеевич не считал, но талант, работы с металлом, присутствовал - это была какая-то магия, ему даже измерительных приборов не требовалось что бы изготовить какую нибудь деталь с точностью до сотых долей миллиметра. А уж какие вещи он вытворял!. Секрет был прост; кузнец от бога умел "по душам" разговаривать с неподатливым материалом. Ему достаточно было "вжикнуть" напильником, что бы понять структуру образца и как можно его использовать. А начиналось всё с беззаветного увлечения; помимо практического исследования были перелопачены горы специальной литературы по металлам - виды, составы, сферы применения, способы обработки. В результате,
  начинающий кузнец стал выделяться, среди прочих своими изделиями, будь то холодное оружие, или кованный орнамент, потому что в каждую, даже самую маленькую, деталь он вкладывал свою душу. Вторая часть высказывания классика родилась не на пустом месте. Когда к Семёну Гордеевичу пришла известность; уж сколько вьющихся возле себя людей обнаружил он, а сколько заманчивых посулов получил!: лесть, предложения, женщины, прожекты, и опять же восхваления, настойчивые попытки попасть в друзья, наезды, обещания, разборки, женщины, слёзные просьбы, грозные требования. Господи!, как же те не понимали, что не прельщал его конвейер с зарабатыванием бабла, в душе он был художник и хотел творить, а окружающие не унимались. В такой атмосфере талантливые люди, в основном, спиваются, или идут вразнос пускаясь во все тяжкие, но у нашего героя сценарий был иной. С каждым прожитым годом в нём всё больше и больше развивалась эмпатия, постоянно, творческий человек получал плевки корысти и меркантилизма, с каждым разом сильнее отравляющие существование и всё это подавалось под соусом блага совсем не нужного этому человеку. Создавая очередную вещь, он в последнюю очередь думал о коммерческой составляющей. В работе кузнец раскрывал душу, а в таком состоянии начинаешь воспринимать совершенно другие информационные потоки, с другого ракурса проливающие свет на окружающее. Как итог: Семён Гордеевич замкнулся в себе и при первой возможности ушёл на пенсию. Да, были бездушные здравицы при проводах, фальшивые сожаления, по поводу раннего прекращения трудовой деятельности, пустые обещания помнить и навещать; всё это было, столько помпезности изливалось - куда там...! К счастью, наш герой не обольщался, понимая суть и когда, спустя короткий промежуток времени, о нём забыли - не очень-то и расстроился. И всё-таки, люди - они разные и осталось, у нашего героя, несколько приятелей, приезжающих пообщаться и попариться в баньке. А банька, у кузнеца была, ой как хороша!, особенно, если после неё пропустить по стаканчику собственноручно выгнанной самогонки, настоянной на лесных травах, а какие у него закуски, со своего огорода! - хрустящие огурчики, скрипящая капуста и маринованные помидорчики, да и собеседником он был неплохим; самоучка, достигший высот мастерства и имеющий стержень, по определению, не может быть глупым и чего нибудь стоит. А приятели приезжали не только поболтать, не чуралась компания и побракньерить немного - так, чуть-чуть - что бы не терять сноровку, ведь хочется иногда свежанины, или ушицы. А что? вот он - водоём рядом, да и лес, бескрайний, раскинулся на сотни километров, ну а когда сезон, то грибы с ягодами. Так бы, наверно и дожил свой век кузнец от бога, не забросив своё ремесло, ваяя в маленькой кузне на хуторе, если бы не одно "но".
   Сегодня у него был традиционный поход в посёлок за покупками. Пенсионер старался максимум продуктов заготавливать своими руками; по крайней мере, он знал на чём выращивал фрукты и овощи, даже небольшая пасека есть, но не всё мог Семён Гордеевич производить на своей усадьбе. Так-что, регулярный рейс вылился вот в такое безобразие. С трудом, но нашлась знакомая тропинка. Пожилой человек остановился решая дилемму - идти дальше, или вернуться назад, уж коли такая оказия, пройдено-то уже больше половины.
   - Ну что, Семён, куда двигать будем?; - обратился путник сам к себе. Последнее время, у нашего героя, появилась привычка разговаривать вслух, призывая в собеседники себя же. Наверно - это от одиночества.
   - Да ну его нахрен, с этими магазинами, какой туманище!, да ещё и вонючий. Наверно на станции какое нибудь ЧП. Пошли-ка, дед, домой.
   Сказано - сделано. Аккуратно, на ощупь, двинулся наш герой в обратную сторону. В таких условиях скорость упала до минимума. Сколько прошло времени - так и не определишь, когда сосредоточен на единственном ориентире - тропинке, еле угадывающейся сквозь густую пелену. Остановиться возвращенца заставило новое явление - частые молнии, быстрыми стрелками, прошивающими вату тумана. Вокруг начало проясняться и волшебным образом, рваные клочья вонючей субстанции начали впитываться в землю. Минуты не прошло и стало как прежде, но что-то изменилось, Гордеич это почувствовал, но разбор оставил на потом припустив домой. Впереди показались просветы, указывающие что впереди свободное, от леса, пространство. Старожил помнил каждый изгиб дорожки к своему дому и такого не могло быть; до реки ещё далеко, а больше и нигде не было очищенных от деревьев территорий. Предчувствуя неладное Гордеич осторожно продвигался дальше, пока не достиг границы разделяющей, до мелочей привычный вид и раскинувшуюся впереди степь. Стена леса резко обрывалась переходя в покрытое пожухлой травой, ровное как стол, бескрайнее поле.
   - Это что за чертовщина?; - беспомощно озирался кузнец, перекрестив взглядом окружающую контрастную картину. Закрыл глаза, сделал глубокий вдох, взором вернулся до ближайшего поворота тропинки, мысленно прошёл по ней ещё раз, "прошёл" мимо себя и опять уткнулся в чётко видимую границу перехода в, не должную быть здесь, иную местность.
  Слабая надежда на временный морок лопнула, действительность оказалась такова какая и есть. Червячок понимания, что дома больше нет, нехотя вылезал из бездонных границ подсознания, заставляя разум рационально принять случившееся, а он сопротивлялся, открещиваясь логикой от мистического явления.
   - Может я заблудился и вышел не туда?; - опять же вслух, пытался уговорить себя Семён Гордеевич и тут же привёл весомый аргумент; - да нет в округе таких пространств - лес кругом... должен быть.
  Тут бы и выйти на сцену её величеству - Панике, но тёртого жизнью человека не так-то и легко вывести из равновесия, достаточно ясно понявшего, что его холостятское убежище исчезло из этой реальности. Немного постояв на месте и самую чуточку надеясь, что всё вернётся назад, теперь уже бездомный пенсионер, развернулся и направился в сторону посёлка. Пока была прямая видимость он постоянно оглядывался, надеясь что произойдёт чудо, пока не углубился в лесной массив.
  
   Невесёлые мысли одолевали человека, пока он двигался по тропинке. Потеря родного очага, а этот факт он принял как данность, заставила осмысливать случившееся и объяснения этому не было. На ум лезли всякие нелепые идеи, но отметались не выдержав логического построения. В конце концов, устав от всего этого бреда, Гордеич решил отложить выяснение по прибытию к людям, может они что нибудь знают. Прибавив шаг путник устремился побыстрее преодолеть расстояние до станции, да только его намерения прервал неожиданный факт. Та-та-та, раздались, приглушённые лесом, выстрелы из оружия немалого калибра - та-та-та, повторилась серия. Пока кузнец остановился, осмысливая, что это может быть, "заговорили" и другие единицы огнестрела. Натуральный бой разгорался в стороне от посёлка, там где проходила автомобильная дорога рядом с железнодорожной веткой. Люди по разному реагируют на неожиданные ситуации и большинство предпочло бы убраться подальше от, судя по развитию, небольшой войнушки, но Гордеич был скрытым адреналинщиком, поэтому не раздумывая направился на звуки выстрелов. А бой разошёлся не на шутку, уже и хлопки гранат вплетались в злой стрёкот автоматов. По мере приближения к месту столкновения стали различаться крики людей и пробирающий до костей рёв, ранее никогда не слышанный. К опушке леса лазутчик подошёл когда всё стихло и перед ним раскрылась картина битвы. Осторожно, присев за выворотень, наблюдатель пытался оценить разыгравшуюся трагедию. Кошмарная картина подавалась осмыслению только наполовину. Понятно что по дороге следовала колонна, только автомобили, разбросанные по кюветам и искорёженные, как будь то их кто-то пожевал, были непонятной конструкции с турелями пулемётов, хотя и угадывались марки мощных внедорожников в количестве трёх штук и четвёртый - помятый БМП, лежащий на боку посередине полотна дороги, не претерпел изменений от базовой конструкции. Всюду были разбросаны тела людей, целиком и не совсем, большинство со страшными ранами. По прикидкам Гордеича здесь погибло около пятнадцати человек. Но ступор, в котором пребывал наш герой, вызвали туши неведомых тварей, которые могут присниться только в страшном сне, покрытые ороговевшими щитками и наростами. Судя по строению звери были прямо ходящими; две руки, хотя какие руки! - лапы, со смертоносными когтями и две..., пусть будут - ноги и отдалённо напоминали "хомо", а вот головы чудовищ кардинально отличались, выдавая в них хищников, с пастью усеянной клыками которым позавидовали бы акулы. Но самое главное - это размеры; по самым скромным прикидкам весили монстры сотни килограмм. По всей видимости люди попали в ловушку; по положению туш убитых тварей, они атаковали колонну с двух направлений - из-за ближайшего поворота и с железнодорожной насыпи. От всего этого зрелища разболелась голова и захотелось пить. Облизывая, мгновенно, высохшие губы Гордеич не решался выйти на открытое пространство, взглядом выискивая источники опасности, но вокруг была тишина нарушаемая потрескиванием начинающего разгораться одного из автомобилей. Наверно и не решился бы выйти, из под сени леса, наблюдатель, но ринуться на помощь заставил стон, донёсшийся от опрокинутого БМП. Последние метры кузнец преодолевал с опаской и причина была; сверху боевой машины, кто же мог так её помять и положить набок?, безвольно свесив конечности, лежала туша монстра из пасти которого струилась кровь, вполне красная, образовав приличную лужу, а чуть дальше, по грудь прижатый бортом тяжёлого военного вездехода, лежал человек в пятнистом камуфляже. Судя по тому как раскатала броня нижнюю часть тела пострадавшего, сразу стало понятно - не жилец, но стон-то был отсюда!. На всякий случай Гордеич решил окликнуть.
   - Эй; - реакция последовала мгновенно, резким движением руки, кажущийся мертвец, наставил монструозный пистолет на спасателя: - эй-эй-эй, я помочь хотел; - выставил перед собой пустые руки пенсионер.
   - Ты кто?; - хрипло, превозмогая боль, спросил раненый.
   - Семён; - решил по простому представиться кузнец.
   - Ааа, свежак!; - опустил руку с оружием пострадавший.
   - Хм..., на свежака не похож, за шестьдесят-то с хвостиком.
   - Для тебя теперь это не важно, если окажешься имунным. Здесь не болеют и даже, молодеют. Так что скоро забудешь про свои болячки.
   - Да воде бы, на здоровье не жаловался. А где это, здесь?.
   - Ты, милок, попал в Улей - весёлое местечко!; - у стоящего на пороге ещё нашлись силы поиронизировать.
   - Так с кем вы сцепились?, я таких образин никогда не видел!; - скосил взгляд на свисающую морду монстра Гордеич.
   - Со стаей зараженных, во главе с элитником, только эта сука ушёл, мы его знатно покоцали. Это; - нашёл силы, кивнуть на тварь, раненый: - рубер, матёрый. Повезло что попал, из пистолета, ему в пасть. Дальше лежит лотерейщик, за ним ещё рубер, потом жрач, да что я тебе всё на пальцах!, возьми в рюкзаке книжицу, там всё расписано - как раз для таких новичков. Хотя нет, возьмёшь мой рюкзак и на досуге, если он у тебя будет, изучишь, там много полезного, да и вещи в рюкзаке тебе понадобятся.
   - Да ты что!, кстати, как тебя звать?.
   - Бритва.
   - Это кликуха, а как по имени?.
   - Вот что Семён, забудь теперь про имена. В этом месте всё по новому и старое тревожить - плохая примета. Поэтому надо тебя окрестить, может мне там зачтётся?; - поднял взор вверх одной ногой шагнувший за грань человек: - может и ты когда обо мне вспомнишь, восьмой ты у меня будешь крестник.
   - Не хорони себя раньше времени, Бритва, сейчас найду какой нибудь рычаг и вытащим тебя отсюда; - стал озираться, выискивая подходящий предмет, кузнец.
   - Брось, мы оба понимаем что не долго мне осталось, только на спеке держусь. Торопиться надо, нашумели мы здесь, скоро целая орава припрётся. У тебя семья есть?.
   - Нет семьи и живу один, подальше от всех.
   - А что так?.
   - Есть причины; - не стал вдаваться в детали своей жизни Гордеич.
   - Значит один...; - задумался будущий крёстный: - тогда будешь бобылём. Теперь будешь бобыль и крёстным буду я - бритва, запомни, а своё старое имя забудь, нет его.
   - Лихо! и все проходят эту процедуру?.
   - Да, кроме женщин, те сами выбирают себе имена.
   - И тут они нас обскакали!.
   - Хм...; - из-за боли, криво улыбнулся крёстный: - теперь проведём небольшой урок. Видишь на затылке твари нарост?. Бери мой нож и по шву дольки разрежь его; - ученик сделал как было сказано: - вынимай содержимое.
   - Там какие-то оранжевые нити; - зачерпнул внутренности мешка бобыль.
   - Повезло; - порадовался успеху учитель: - пока засунь весь клубок в карман потом разберёшься, в методичке все описано. Кстати, у тебя голова не болит, сушняк не давит?.
   - Раскалывается и пить хочется, но пока потерплю.
   - Так дело не пойдёт!, возьми мою флягу и сделай три хороших глотка; - новичок выполнив наказ старожила скривился от противного вкуса содержимого: - что?, гадость?; - во фразе ни капли сочувствия: - привыкай, теперь тебе всю оставшуюся жизнь придётся принимать эту микстуру. Это живец, как его делать тоже найдёшь в методичке. Сейчас недомогания пройдут, по всем признакам ты имунный..., повезло..., а может и наоборот; - как-то мгновенно бритва изменился в лице: - бобыль, у меня будет последняя просьба - подари милосердие?. Самому - духа не хватает, скоро здесь появятся твари, хочу что бы к этому моменту мне было все-равно и тебе торопиться надо.
  Кузнец прямо взглянул в глаза собеседника, прочитав в них решимость. Все-таки работники с металлом - крепкое племя, Гордеич сразу поверил во всё сказанное крестником, не маясь дурью отчаяния, да и факты указывали на правдоподобность, он готов был исполнить волю старожила.
   - Может все-таки, попробуем тебя вытащить?; - сделал робкую попытку отговорить учителя от задуманного.
   - Бесполезно, как только ты освободишь меня - откроются раны и я кровью истеку. Выполни просьбу, не тяни.
  Раненый хотел дать пистолет, но крестник отрицательно покачал головой, показав на нож который дал ему бритва. Смысл безмолвного монолога был таков - "негоже воину быть застреленым, лучше погибнуть от настоящего оружия", а нож был хорош, кузнец успел его оценить. На лице, готового уйти за кромку, проявилась одухотворённость и благодарность за, непростое, принятое решение - мужики поняли друг друга. Новоиспечённый житель Улья встал на одно колено рядом с покидающим этот жестокий мир. Пафосно, скажете Вы, а я думаю что - символично. Думаете, легко решиться на такой поступок?, даже если это происходит по обоюдному согласию.
   - Стой!; - встрепенулся старожил: - возьми у меня с шеи ладанку.
   - Что это?; - Гордеич рассматривал небольшой мешочек, затянутый тесемкой.
   - Здесь жемчужина. Скоро должен подойти срок, когда можно было бы принимать её без последствий, но видно - не судьба. Возьми и обязательно прими, просто проглоти и запей живчиком. Ты же, у нас, свежак, может какие полезные дары получишь. И Бобыль...!, вспоминай иногда про меня?.
  Кузнец, просто кивнул в знак благодарности и за подарок, он ещё не понял насколько был тот шикарным, а крёстный не стал объяснять, для него всё мирское уже ушло на второй план. Крестник приставил нож к груди раненого, но не торопился исполнить просьбу, видя что Бритва, закрыв глаза, про себя, читает молитву. Гордеич был немного эмпат и почувствовал, что настал момент; коротким усилием надавил на прекрасный образец холодного оружия и нож мягко вошёл, достав до сердца. Тело дёрнулось и расслабилось, а на лице, полыхнув благодатью, проявилась умиротворённая улыбка.
   - Покойся с миром; - напутствовал новичок воина, встал с колена, постоял немного и подобрав вещи крёстного направился в сторону леса, по пути прихватив ещё чей-то рюкзак.
  
   Глава 2.
  
   Местное светило уже перевалило зенит, играя солнечными зайчиками сквозь кроны сосен, колышущимися на лёгком ветру, а новый житель улья, не один час, сидел и читал брошюру спиной опираясь о ствол дерева. Почему-то он посчитал правильным прийти в это место - к знакомой тропинке, вместе с лесом, обрывающейся на чёткой границе, а дальше, бескрайнее поле. Наконец, прочитана последняя страница. Кузнец отложил в сторону книженцию и задумчивым взглядом посмотрел в направлении где должен был быть его дом.
   - Кластеры говоришь?; - непонятно кому был задан вопрос: - даа..., Семён, тьфу-ты, теперь уже Бобыль..., ты попал!.
  Методичку составляли профессионалы, стараясь кратко и сжато донести до читающего максимум информации. Правда всё описанное там с трудом укладывалось в сознании и казалось каким-то бредом в сравнении со спокойным течением жизни - прошлой жизни, а то что всё изменилось, так вот он пример - не было никогда здесь степей, только сейчас новичок понял как ему повезло не нарваться на местных хищников. Изложенная градация, от пустыша до элитников, с описанием их возможностей, заставляла реагировать мурашками по телу от осознания беззащитности людей перед монстрами и только мощное оружие могло уравнять шансы. А ведь изменённые звери, в основном, тоже бывшие люди. Вспоминая строение убитых тварей в это верилось с трудом, а ещё, между строк, были намёки на ещё более опасных обитателей этого мира - куда уж хуже!. Скачком, мысли вернулись к утреннему событию; "нормальный мужик, крёстный" - подумал кузнец - "жалко что так получилось, с ним бы можно было кашу сварить. Интересно, а я бы смог так уйти?... Эх, останься он живым, можно было и пообщаться, перенять опыт, ведь в книженции - голые факты и как всё это увязать, что бы остаться целым, здесь наставник нужен". Взгляд упал на прихваченные вещи с места трагедии - два рюкзака, автомат интересной конструкции с глушителем, литровая фляга с живцом, нож. Гордеич взял клинок в руки, покрутил его по оси, бросая зайчики от полированного лезвия, ещё раз помянул крёстного. Подошла очередь осмотреть автомат. Конструкция оружия немного отличалась от всем известного "миротворца" - автомата Калашникова, но принцип был понятен и Бобыль разобрался в устройстве. Теперь рюкзаки - добротные, камуфлированные, из крепкого материала. В обоих оказался примерно одинаковый набор вещей указывающий на то, что погибшие - это военизированная команда; запасная одежда, один комплект был подходящего размера, сменное нижнее бельё, разная мелочь, патроны и пайки с консервами. Увидев еду, Гордеич почувствовал как проголодался, ведь завтракал он дома, ещё в том мире. "В том мире..." - подумал лишившийся всего человек - "а в этом что ждёт?, гол как сокол, да и ещё с такими весёленькими соседями. А, ладно, как бы там не было, а кушать хочется всегда" - вскрыл банку тушенки и навернул, заедая галетами. Червячка заморили, теперь можно запить живчиком. Взболтнув флягу, взглянув вверх, новичок решил помянуть своего учителя.
   - Крёстный, пусть тебе земля бу...; - вспомнив что ситуация была другая, оговорился: - тьфу-ты. В общем, пусть тебе в Вальхалле пируется вволю.
  Сделав пару глотков, а напиток уже не казался таким противным, кузнец опять поболтал флягой. Жидкости осталось совсем чуть-чуть. В методичке был описан процесс получения живчика, а также откуда и с каких тварей добывать спораны. Тут Гордеич вспомнил, что в нагрудном кармане штормовки так и лежит содержимое спорового мешка рубера.
   - Так, что тут у нас?. Янтарь, средство получения спека; - начал вслух цитировать наставления из методички Бобыль: - сохраним. Дальше, о!, спораны!, один, два... - тринадцать!, хм... - чёртова дюжина и гороха три штуки, теперь дело за водкой и будем потихоньку спиваться.
  Как рекомендовано из книги, добытчик завернул свой трофей в вату, найденную в одном из рюкзаков и обратно положил в карман плотно замотанный свёрточек. И тут новичок вспомнил о подарке крёстного - ладанке. Пришлось встать, что бы достать мешочек из кармана брюк. Развязав тесёмку Гордеич вытряхнул на ладонь содержимое - это оказался круглый шарик красного цвета. Жемчужина немного нагрелась при контакте с кожей. Кузнец где-то слышал, что жемчуг, только не помнит он, что где-то упоминалось бы о красном цвете, когда возьмёшь его в руки, теплеет, а ещё, если прижать его зубами, скрипит. Чтобы проверить слухи экспериментатор прикусил бусинку, да только долгое чтение и засидевшиеся мышцы подвели пожилого человека и его немного качнуло. Надо было так случиться, что нога зацепила лежащую корягу и она, извернувшись, съездила Гордеичу по хрептине. От неожиданности жемчужина попала не в то горло и как следствие; спазм, удушье, темнота. Ан-нет..., вот пошли мультики. Когда-то кузнец, краем глаза, смотрел фильм "матрица", где главный герой попал в виртуальное пространство, здесь было, примерно тоже самое, только символы двигались в другой плоскости и фон был золотисто-желтый, перед взором крутилась цепочка искорок. Бобыль мысленно потянулся к самой яркой из них, а та, как будь то этого и ждала, нырнула навстречу, следом за ней и вторая - чуть по тусклее. Кузнец так и не понял, куда они делись, но из общего хоровода пропали. После этого, окончательно, наступила темнота.
  
   Солнечный лучик беззастенчиво метался по лицу человека, лежащего на моховой подстилке леса, пытаясь
   проникнуть под закрытые веки и это ему почти удалось. Объект хулиганства плотнее зажмурился, повернув голову и перевернулся на живот, с кряхтением встал на четвереньки и как собака отряхнулся, на карачках дополз и тяжело привалился спиной к дереву.
   - Нихера себе вштырило!; - вслух удивился произошедшему Гордеич, что бы проверить голосовые связки, даже потрогал горло, но вроде бы всё нормально - никаких последствий. Судя по светилу - был в отключке он не долго. Несколько минут посидел, отходя от беспамятства и гадая что с ним случилось. Конечно, так сидеть можно бесконечно, вон... облака красивые парят в высоте, но надо что-то делать, куда-то двигаться, что толку от бесполезного созерцания и гадания на кофейной гуще - нужна информация. В книжке сказано, что основная масса оказавшихся в Улье мутирует в монстров. Сведения, конечно, полезные, но необходимо воочию определить как это происходит - опыт необходим, печатное слово - это хорошо, но и руками надо пощупать.
   - Давай-ка, Гордеич, собирайся на разведку; - про привычку разговаривать самим с собой уже было сказано: - пора познавать этот мир, аккуратненько глянем что делается в посёлке.
  Начались сборы. Кузнец основательно отнёсся к этому процессу; на землю вытряхнул оба рюкзака, определился который возьмёт с собой, дальше вдумчиво начал собирать всё необходимое. Первыми, на дно понравившегося изделия, отправились продукты с патронами, затем, камуфляжный костюм с комплектом нательного белья - всё новое. По кармашкам была рассована мелочь, необходимая в походах. Сначала Бобыль хотел поменять свою одежду, но подумав, решил не делать этого; пятнистая штормовка, прочные брюки серого цвета и крепкие ботинки - почти новые, пока его устраивали. Теперь оружие. Два рожка, из имевшихся к автомату, полные, нож, пришлось из лямок одного рюкзака сделать к нему примитивный чехол и необычный топорик с клевцом вместо обуха, тот достался со вторым прихваченным баулом. Как заправский разведчик Гордеич попрыгал немного - вроде бы ничего не брякает.
   То что не всё ладно в посёлке кузнец почувствовал ещё на подходе - по лесу расползался запах гари. Окраины населённого пункта упирались в кромку леса со стороны где подходила дорожка, поэтому пришлось свернуть с привычной тропинки в сторону, на опушку находящуюся на расстоянии от строений и располагающуюся на возвышенности. Несколько пожаров хорошо были видны с бугра где засел наблюдатель. Станционный городок насчитывал более семи тысяч жителей, в нём даже, было несколько пятиэтажек и двух-трёхуровневые крепкие дома ещё старой постройки, окружал, центральную часть плотным полукольцом частный сектор, занимая большую площадь, упираясь в станционное хозяйство, а дальше терялся вдали железнодорожный парк с маневровыми путями. В посёлке царил апокалипсис; по первым впечатлениям, жители уже успели обратиться, да и пришлые монстры, уровнем повыше, то и дело мелькали между строений. Новичок ещё плохо разбирался в градации тварей, но от пустышей, начальной стадии, в которых превратились местные обитатели, набежавшие заметно отличались,даже отметились парочка руберов, или близких к ним тварей, если судить по тем, которых Гордеич видел убитыми утром. Основная фаза вакханалии, когда на свежанину пожаловали вечно голодные хищники, по видимому закончилась, теперь твари выковыривали всех, кто смог затаиться и не превратиться, или закусывали пустышами, если они попадались под ру..., точнее лапу, а те, в свою очередь, топтались на месте, по ведомой, им одним, причине и покидали свои посты реагируя только на громкие звуки. Гарь, смрад, как на скотобойне, неприглядный вид бывших знакомых уже вкусивших крови и буквально осязаемая аура страха, боли, смерти давила на психику человека, которому повезло не обратиться, но люди работающие с металлом, всё-таки перенимают черты крепкого материала, при работе с ним, закаляющего характер не хуже чем на передовой какой ни будь войны. Обычно, характеризуя человека, типа - "стальные нервы", "железная стойкость", подразумевают - "чугунная голова", но наш герой был не таким и с мозгами у него было всё в порядке, а развитая эмпатия позволяла адекватно воспринимать окружающее и общая картина, рушащегося привычного мира, давила на психику. Поскольку у Бобыля воды с собой не было, а пить очень захотелось, от вида того что здесь творилось, пришлось ему употребить остаток живца из фляги. Теперь придётся искать спиртное, чтобы сделать необходимый продукт из имеющихся у него споранов. Лазутчик решил поискать в доме своего знакомого, частенько посещающего холостяцкое жилище Гордеича когда наведывался на рыбалку и жил он, как раз, в крайнем доме с усадьбой примыкающей к лесу. Активности монстров в том месте не наблюдалось, отойдя под сень леса поглубже кузнец двинулся в намеченную сторону. Вроде и прошёл-то немного, но что-то заставило выйти опять к опушке - какое-то чувство необходимости быть на том месте. Пригляделся к дому, за двести метров стоящим крайним к лесу. Георгича не покидало чувство, что там кто-то есть и не в единственном числе. Прошло минут пять и у ограды наметилось осторожное шевеление, наблюдатель присмотрелся; вдоль забора, по задам, крался пацан, лет пятнадцати, а на улице появились обращённые - шесть особей и пара из них, были не пустыши, вполне развитые твари, но ещё не потерявшие человеческих пропорций. Эти монстрики были по шустрее и рыскали по проулкам, по видимому выискивая улизнувшую жертву. И может быть и не нашли бы, только пацан что-то там задел, наделав шума. Охотники быстро сориентировались и направились на звук. Наверно у нас в генах сидит инстинкт, что при опасностях, будь то нашествия, набеги, или стихийные бедствия кидаться под защиту леса, он всегда был ангелом-хранителем на Руси и беглец рванул в сторону опушки, как раз где засел Бобыль. Кузнец споро приготовился встретить незваных гостей приведя к бою автомат.. Паренька необходимо спасти, по видимому он тоже имунный. От пустышей удирающий оторвался бы, да только два развитых монстрика были довольно быстры и быть бы беглецу пойманным, кабы не весомый аргумент, в виде огнестрела, а, немного браконьер, умел отлично стрелять (ну ещё бы!, кузнец и не в ладах с оружием!). Автомат выплюнул первые гостинцы. Глушитель был отличный, только затвор лязгнул. Первые выстрелы по ногам; девяти миллиметровые разрывные пули имели отличный останавливающий эффект. Когда преследователи замедлились Гордеич стал выцеливать тварей в голову; хватило четырёх патронов. Пришлось оставить позицию, что бы поймать обезумевшего от страха юнца, а тот как чувствовал, бежал прямёхонько к засаднику. Схватив в охапку паренька и опрокинув на землю Бобыль зажал тому рот, потому что пацан собрался закричать от неожиданности и страха. Посёлок хоть и большой, но все друг друга знают, вот и мальчонка был знакомым.
   - Тише, Санёк, тише, всё нормально, всё кончилось, успокойся; - увещевания помогли и в глазах мальца появилось осмысленное выражение и узнавание.
   - Дядь Семён! - это вы?.
   - Я, я, Саня, ты полежи, а мне с пустышами разобраться надо.
  Гордеич вернулся к оставленному автомату. Медлительные обращённые даже не дошли до убитых тварей. На четыре цели хватило пяти патронов. Стрелок быстро собрался, подхватил беглеца за шиворот, а тот уже намеревался подобраться ближе к позиции - любопытный! и направился вглубь леса. Только отойдя на приличное расстояние Бобыль заметил, что у парнишки кровит рука.
   - Дай посмотрю; - старший взял за худенькое предплечье раненого, у того были пожёваны мизинец и безымянный палец с частью ладони правой руки: - кто тебя так?; - поинтересовался кузнец, ковыряясь в рюкзаке, где-то на дне был перевязочный материал.
   - Мамка!; - всхлипнул юнец, видимо вспомнив как всё было и со слезами на глазах поведал: - она сначала батю загрызла, а я на сеновале был. Я же не знал, что она стала такая!, пить захотелось, пробрался в дом, а там...; - и заревел размазывая слёзы по щекам, левой рукой, оставляя грязные дорожки, потому что правую уже бинтовал Гордеич и сквозь всхлипы продолжил; - зашёл, а на кухне батя обглоданный лежит и мамка как на меня кинется!, укусила..., еле убежал, дять Семён, а я тоже таким стану?.
   - Каким?.
   - Ну, как эти..., как моя мамка.
   - С чего ты решил?.
   - Дак в книжках и в играх, там если тебя зомби укусит, то тоже превратишься.
   - Выбрось это из головы, здесь всё не так.
   - А как?.
   - У тебя голова болит?, пить хочется?; - малец только кивнул головой: - воот - это твой организм сопротивляется и если до сих пор не стал пустышом, то значит у тебя иммунитет.
   - А кто такие пустыши?.
   - Саня, давай сходим в одно место, нам нужно сделать лекарство от твоей головной боли, а потом я дам тебе книжку, прочитаешь её и многое станет понятно,а то я и сам толком не разобрался что происходит. Как рука?, дергает?: - закончил Бобыль перевязку.
   - Ага, но терпимо.
  Теперь уже вдвоем двинулись к намеченному дому.
   - Дядь Семён, а куда мы идём?; - малец буквально оправлялся на глазах. Детская психики она такая... - более гибкая, тем более деревенский парнишка, да ещё и взрослый рядом, всё спокойнее. Был бы городской, то начал бы из себя что-то строить, фыркать, а сельские, они немного попроще.
   - К Крюковым.
   - К дяде Пете?, у него жена уехала к родственникам. Дядь Семён, а вдруг он тоже такой?; - объяснять не нужно,что имел ввиду Санёк.
   - Вот я старый дурак!; - хлопнул себя по лбу Гордеич: - забыл до снарядить магазин!; - развязал рюкзак добил недостающие патроны.
  
   К жилищу знакомого крались словно мыши, замирая от каждого шороха. В окрестностях ничего подозрительного, но кузнец чувствовал, что в доме кто-то есть. Оставив парнишку на стрёме, сам проник на крыльцо, постоял прислушиваясь, вроде всё тихо только за дверью какое-то шевеление. Помимо автомата гость взял с собой интересный топорик, как было вычитано - бесшумное оружие против пустышей, а если приноровиться, то можно и потягаться с более развитыми тварями у которых недостаточно сформирована природная броня. Дверь была не заперта, щелчок язычка, дверной ручки, тихонько клацнув, позволил приоткрыть створку, лазутчик замер выжидая реакции, что кто-то находился внутри уже не вызывало сомнений. Пока всё тихо. Петли не выдали, своим скрипом проникшего в дом. Гордеич бывал в гостях у приятеля, поэтому сориентировался, что помещения пусты кроме одной комнаты. Замерев, Бобыль прислушался, решая что делать дальше - позвать хозяина, (неудобно, а то проник как грабитель), или аккуратно взглянуть что творится за проёмом, может обитатель тоже прячется от набежавших и обращённых незваных гостей. Поудобней ухватив автомат и топорик гость решил позвать хозяина.
   - Семёныч, принимай гостя; - приятеля кузнеца величали Петром Семёновичем.
  В ответ послышалось урчание, в методичке было сказано, что такой звук издаёт изменённый, новичок первый раз его услышал, ни на что не похожий, поэтому сомнений не осталось и он приготовился встретить тварь. В проёме показался силуэт, какое-то мгновение человеку показалось, что всё нормально и его вышел встретить старый знакомый, но только мгновение, а дальше события понеслись вскачь; обращённый сделал рывок к жертве, на рефлексах, кузнец тюкнул, клевцом топорика, нападающего по темечку. Удар оказался эффективным; монстр рухнул на пол и по телу прошли судороги. Гордеич некоторое время простоял в прострации.
   - Семёныч, как же так?!; - присел возле трупа "убивец": - мать твою!!, да что же это на свете творится!!.
  
   Сколько сидел Бобыль возле бывшего приятеля он времени не засекал, но перед его внутренним взором пронеслись все эпизоды общения со ставшим иной сущностью знакомцем и реальность добавляла новые штрихи в суровую действительность, что по старому уже не будет. Встрепенуться заставила мысль об находящемся на улице мальчишке. Гордеич уже было направился на выход, но остановился - "не надо видеть такое мальцу". Затащил труп в одну из комнат, собрал, испачканные кровью, половики и закрыл улики на замок. Кроме пацана в округе больше никого не ощущалось. Старший товарищ, выйдя на крыльцо, махнул рукой, зазывая того в дом.
   - Давай, проходи на кухню, сейчас лекарство делать будем тебе, ну и мне; - скомандовал Бобыль, когда они оказались внутри.
   - А где дядя Петя?.
   - Нет его, давай, давай, проходи; - не стал вдаваться в подробности дед.
  Санёк прошмыгнул длинный коридор и уселся на табурет за столом, оглядывая обстановку, видимо был здесь в первый раз. Гордеич открыл холодильник, где продукты ещё не успели испортиться, достал бутылку самогона; у Семёныча всегда было здесь припасено. Человек он был общительный и хлебосольный, к нему часто заходили приятели, не смотря на ворчание жены у него постоянно было чем попотчевать гостей. Согласно рекомендациям методички замутил живец, перелил во флягу, остатки слил в пластиковую бутылку из под воды, из неё и напоил парня, набухав пол стакана.
   - Давай пей; - скомандовал старший в дуэте: - все до дна.
   - Дядь Семён! - это же спиртное!; - видя из чего приготовлена жидкость, возмутился подросток.
   - Пей давай, теперь это лекарство и придётся его принимать постоянно: - паренёк, подражая взрослым, выдохнул и залпом опрокинул в рот содержимое стакана; - держи, в себе, держи!; - посоветовал опытный, в таких делах, человек, видя как скривился Санёк.
   - Фух!; - справился с рвотными позывами подросток: - это что за гадость?.
   - Не гадость а лекарство, привыкай.
  Через некоторое время болезный, с удивлением сообщил, что головная боль прошла. Зная, что за этим последует зверский аппетит, Бобыль молча открыл холодильник и стал метать на стол ещё не испорченные продукты. Малец не заставил себя долго ждать, потом опомнился.
   - А дядя Петя не будет против?.
   - Не будет, не будет; - успокоил голодного кузнец, тоже прикладываясь к еде: - ты ешь давай, а то, небойсь, с утра голодный.
   - Дядь Семён, что дальше-то делать будем?; - утолив голод приосанился юноша, считая себя членом команды.
   - Дальше-то?; - переспросил Гордеич и усмехнулся, видя потуги мальца казаться взрослым: - сначала думаем о ночлеге, вечер уже. Потом будем действовать по обстановке; - решил под играть самомнению подростка: - а как ты думаешь?.
   - Ну, всё правильно, ночь на дворе, можем остаться в доме, надеюсь, дядя Петя будет не против; - старался выглядеть старше юнец: - только, вы обещали мне книжку, где написано о том что происходит.
   - Обещал - дам. Только в доме ночевать мы не будем; - вспомнил неприятное соседство Бобыль и ограниченное пространство может быть ловушкой: - лучше пойдём на чердак, там нас труднее достать.
   Бобыль стал собирать неиспорченные продукты и приспособленные для долгого хранения в подобранную на кухне сумку. Санёк только посмотрел на мародёрку, но ничего не сказал. Сторожась вышли из дома, Семёныч с женой работали на станции посменно и бывало сутками отсутствовали, поэтому никакой скотины не держали - это тоже большой плюс быть не обнаруженными, никто сюда не заглянет на суету и запах животных. Вход на чердак был по приставной лестнице. Поднялись, а под крышей пусто, пришлось сделать пару ходок в дом, что бы принести матрасы и одеяла и хоть в это время стояла тёплая погода, но по утрам было прохладно. Пока совсем не стемнело кузнец дал пацану книгу для прочтения, а сам занялся обустройством лежанок. Подросток, как клещ, впился в брошюрку, устроившись возле окна чердака, там было светлее. Расстелив лежанки Гордеич решил почистить оружие, пока пацан занят чтением; сегодня автомат поработал на славу, хорошая машинка - надо следить. Почти стемнело когда Санёк закончил изучать методичку - быстро он!, пожилому человеку, на прочтение, понадобилось гораздо больше времени. Ну а что вы хотите?; современная молодёжь, благодаря интернету, даже в сельской местности, получает ворохи информации и причём, таким потоком, что люди не привыкшие к большим объёмам могут просто захлебнуться в лавине данных, а нынешние юнцы спокойно плавают в этой среде, только вот структурировать и применять знания, пропуская через себя, накапливая житейский опыт, они не удосуживаются - обтекают их потоки, только кое-где цепляя, поэтому про детей компьютеризации можно сказать так: "мозгов ведро, а ума - с гулькин хер". Закончив чтение Санёк восторженным шепотом,(хоть ума хватило не говорить громко), сделал свои выводы.
   - Это что?, мы провалились в какую-то игру? - монстры, уровни, дары, кластеры, выживаемость. Дядь Семён - это правда?. Это как полное погружение!; - а что я говорил? - детская психика пластична, малец уже забыл дневные ужасы и с восторгом принял факт возможности "поюзать".
   - Может и в игру, Саня, только дополнительных жизней здесь не дают, погибают тут люди, сам видел. И ты только такие выводы сделал из прочитанного?.
   - И другие кластеры видел?; - восторг ещё не прошёл.
   - Видел.
   - А какие дары дают?.
   - Разные, ты что? невнимательно прочитал? - никто заранее не может предсказать, они проявляются со временем.
   - Да-нет, это я понял, просто, может вы что-то знаете.
   - Саня, я такой же свежак как и ты, даже не знаю где искать стабы, обжитые имунными, найти бы того кто подскажет. Завтра будем заниматься этими вопросами. Давай устанавливать дежурство на ночь и спать.
   - Дядь Семён, мне бы какое оружие, может у дяди Пети, в доме, есть?.
   - Нет у него оружия, он рыбак, а не охотник. Ложись спать я подежурю, под утро меня сменишь.
  Возбуждённый пацан долго ворочался, но всё-таки уснул, а пожилой человек сидел у входа на чердак и размышлял - "вот ведь сорванец - игру ему подавай, страха у них нет, привыкли в свои стрелялки рубиться. Ещё пару поколений таких компьютерных наркоманов и они так и так бы превратились в монстров с тремя длинными пальцами, потому что остальные не нужны, что бы стучать по клавиатуре и держать "мышку".
  
   Глава 3.
  
  
   Какой настойчивый солнечный зайчик!, и здесь он не оставляет в покое нашего героя, проникнув сквозь щели двери на чердак. Георгич поморщился и с ужасом понял, что спал привалившись к притолоке проёма в своё убежище. Дёрнулся, замутнённым сном взглядом, оценил обстановку - слава Богу, всё тихо, здесь он окончательно проснулся коря себя за безответственный проступок - уснул как пацан, а кстати; как он?. Силён брат!, до сих пор дрыхнет; Санёк лежал на матрасе, свернувшись клубочком, сложив руки таким образом, как будь то баюкал пораненную конечность. Старший товарищ, кряхтя встал, заставляя работать затёкшие мышцы. Подойдя, легонько потормошил напарника по несчастью. Спящий лениво развернулся, видимо досматривая сон, вскинулся, вспомнив к какой он реальности и определив, что уже день, с укоризной спросил кузнеца.
   - Чё же не разбудили?, дядь Семён, всю ночь продежурили, совсем не отдохнули.
   - Ничего страшного, я привычный; - соврал Бобыль: - а тебе хорошенько отдохнуть надо было, умаялся за вчерашний день. Как рука?.
   - Да вроде бы не болит; - потряс кистью раненый: - как там снаружи?.
   - Пока всё спокойно, давай сделаем тебе перевязку, кушаем и дальше действуем по плану.
   - По какому плану?; - переспросил Санёк, разматывая бинты на ладони.
   - Ты что, уже забыл, куда нам надо попасть?, мы же договаривались...; - хотел напомнить Гордеич вчерашний разговор, но был прерван возгласом подростка.
   - Вау!!; - бинты были сняты с повреждённого места явив собой удивительный факт; раны затянулись плёнкой молодой кожицы. Оба уставились на признак обретения новых способностей: - значит действительно у меня бешеная регенерация!; - восторженно прошептал юнец, осторожно пошевеливая восстановившимися пальцами. Старший товарищ промолчал, да и что сказать? - факт на лицо.
   - Зажило и очень хорошо, только ты её не напрягай, до времени, а пока, давай поедим и по сто грамм живчика, с утра, потом спустимся в дом и поищем соду с уксусом - развести горох. Написано - для развития даров..., знать бы что это такое.
   - Опять спиртное!, дядь Семён, я его не люблю.
   - Смотри какая молодёжь пошла!, от спиртного нос воротит - молодец!, но только нам придётся постоянно его употреблять, да и градус здесь небольшой, так что, не сопьёшься, а привыкать надо.
  Поели продуктами из дома, то что в скором времени должно испортиться, долгого хранения не трогали, как там дальше - неизвестно. Спустились в дом, на кухню, Санёк морщил нос от неприятного запаха, всё правильно; он же не знал, что в соседней комнате находится пованивающий труп, а Гордеич умолчал сей факт, кивая на холодильник, там и правда уже несло душком, электричества-то нет со вчерашнего дня. Покинули, приютившие свежаков на ночь, хоромы и опять зашли в лес. Старший в паре решил выдвигаться к месту трагедии - вчерашней стычке людей с монстрами. Бобыль не мог объяснить зачем ему туда надо, может было желание подобрать там ещё что-то полезное, хорошо бы ещё один такой автомат, для напарника, да и патронов с вещами не помешало прихватить - пацан-то совсем не для похода одет, да и вообще, была слабая надежда, что будет возможность похоронить останки - не дело, когда они не погребённые.
   - Дядь Семён, а куда мы идём?; - прервал мысли вожака вопрос Санька.
   - На триста первый километр северной ветки; - пацану не надо подробно объяснять, он же местный.
   - А что там?.
   - Вчера там был бой с тварями, погибли люди, хочу посмотреть как обстановка, может и одежду с оружием тебе подберём. Да!, теперь можешь звать меня Бобыль - такое мне новое имя дали.
   - За что вас так?; - в голосе пацана была неподдельная обида.
   - Эх.., молодёжь!; - хмыкнул кузнец: - не беспокойся ты так - это не ругательство, вы уже и не знаете его значения. Бобыль - значит одиночка, я таким и до попадания сюда был.
   - Ну мы же сейчас напарники?; - в голосе подростка была толика возмущения, впрочем - это продлилось недолго и пацан переключился на другую тему: - дядь Се... Бобыль, а мне тоже положено новое имя, может окрестите меня?.
   - Не Сань, придём в стаб, там тебя и переименуют. Я такой же свежак, как и ты. Мне кажется, пока не имею права - это должны делать более опытные товарищи.
   - А кто же тогда вас окрестил?.
   - Хороший человек, Саня, только он погиб на моих глазах, звали его Бритва.
  Шикнув на пацана прекратить разговоры, а-то звуки далеко разносятся по лесу, пара новичков осторожно приблизилась к опушке, только немного в сторону, что бы с дальней дистанции оценить обстановку. Общая картина не порадовала; на расстоянии метров ста от места трагедии толпились пустыши и более развитые твари, но не было матёрых. Причина опаски монстриков начальных стадий была не понятна, пища для них была, но чего-то они боялись приблизиться. Расстроенные наблюдатели обречённо рассматривали собрание обращённых и правда - ситуация напоминала митинг, только лозунги не выкрикивали. Пенсионер решил понаблюдать за повадками тварей - пригодится.
  
   Вот уже час напарники любуются на отвратные картины поведения изменённых. За это время некоторые пустыши падали и мострики по шустрее пользовались ситуацией, пожирая ослабевших особей. Санёк уже несколько раз порывался блевануть, но сдерживался - крепчает пацан!, в другой реальности уже переметал бы все съеденные харчи по округе. В принципе, делать здесь больше нечего (вдвоём с такой оравой не справиться), но Гордеич чего-то ждал и дождался. Со стороны посёлка затрещали выстрелы и всё стадо ломанулось по дороге назад, реагируя на громкие звуки, те кто мог бежать, а более медлительные поплелись за ними. Наблюдатели дождались, когда последние скроются за поворотом и Бобыль дал команду осторожно выдвигаться. С места бойни уже пованивало. Кузнец, по дороге, прихватил крепкий ствол деревца, обрубив его топориком. Приблизились. Санёк смотрел вокруг расширившимися глазами; сейчас до него доходил весь ужас реальности и что это не игра и смерти здесь не понарошку. Первым делом направились к перевёрнутому БМП, кузнец подсунул рычаг под борт машины, поднатужился, приподнимая край тяжёлого агрегата, вес добавлял рубер, так и висевший поперёк помятого остова, но дело пошло. Санёк, тем временем вытащил зажатое тело; откуда только силы взялись, видимо повлиял короткий рассказ Бобыля, о том, что это его крёстный. А в посёлке не утихали выстрелы. Пока есть время Кузнец стаскивал тела людей в одно место - в низинку недалеко от дороги, а мальцу дал задание найти бензин, или другие горючие вещества. Кто-то скажет что это кощунство, но в данной обстановке, когда нет времени, Гордеич решил сжечь тела, ведь был в старину такой обряд, пусть лучше, пеплом унесутся ввысь, чем быть пожранными мерзкими тварями. Молодой напарник был бледен, но споро выполнял просьбы старшего товарища; округлые детские черты лица заострились, взгляд изменился и стал твёрдым, человек буквально на глазах взрослел - не дай Бог попадать в такие ситуации, но они закаляют, сегодня Санёк расстался с детством.
   Звуки выстрелов стали приближаться, а у похоронной команды уже было всё готово. Не смотря на дефицит времени постояли, с непокрытой головой, отдавая честь воинам, Бобыль поджог ветошь и бросил в братскую..., могилой назвать это сложно, скорее, братское вознесение. Полыхнуло знатно, даже пришлось отшатнуться, видимо местные боги приняли жертву, а помимо выстрелов уже были слышны рычание автомобильных моторов. Быстро подобрав приглянувшиеся вещи и оружие, по команде старшего, пара устремилась к лесу. Углубляться не стали, а разместились на опушке с целью понаблюдать за приближающейся колонной и определить, кто это такие. В книге было сказано, что в Улье доверяться первым встречным опасно - люди бывают разные, отдельные индивиды сколачивают банды, для которых нет ничего святого и помимо зараженных охотятся на людей, убивая и присваивая вещи попавших в лапы этого сброда. Показались головная машина, переделанная из обычного грузовичка в футуристический бронеавтомобиль. На крыше этого чуда стоял стрелок за пулемётом, судя по виду, приличного калибра. Машина приостановилась, затем ускорилась, подъехав к месту разгрома затормозила возле БМП. Погребальный костёр разгорелся не на шутку, пачкая небо жирным чёрным столбом дыма. Из броневичка выскочило два человека, а стрелок за пулемётом начал нервно водить стволом страхуя подходы. Пара быстро обошла побоище, заглянули и в низинку где полыхал огонь. Показался ещё один пассажир. Крикнув что-то поисковикам (Гордеич не расслышал) махнув рукой в направлении наблюдателей, третий метнулся за защиту опрокинутой машины, ствол пулемёта броневика зафиксировался в стророну свежаков. Вышедшие из машины ранее среагировали на крик-предостережение и залегли в складках местности. Бобыль напрягся, осторожно выглядывая из-за куста прижав, силой кузнеца, Санька к земле, пытающегося выглянуть и посмотреть на прибывших. На какое-то время наступила пауза; пассажиры броневичка затаились, чего-то выжидая, а Гордеич приготовил автомат - на всякий случай.
   - Дядь Се... Бобыль; - зашептал малец напарнику: - они там о чём-то переговариваются, по моему, по рации.
   - А ты откуда знаешь?; - удивился старший.
   - Так-слышно. Только я разобрать не могу - о чём, что-то про засаду и колонну.
  Пожилой человек прислушался, но вокруг раздавались обычные звуки и главную скрипку здесь играл костёр запаленный свежаками, гулом и треском перекрывающий всю остальную какафонию. Списав всё на севший от времени слух Гордеич продолжил наблюдать за приехавшими, за-то он точно чувствовал где кто находится и даже ощущал ещё двоих в автомобиле. В это время, один из спрятавшихся в низинке направился в сторону затаившихся наблюдателей. Не прикасаясь к висящему у него оружию, остановился за двадцать метров до лёжки напарников.
   - Вы чьи будете?; - крикнул парламентёр в направлении наблюдателей.
   - Ничьи..., мы сами по себе; - ответил кузнец, ещё сильнее прижав малька порывающегося присоединиться к разговору: - а вы кто такие?.
   - Со стаба Приозёрный, потрошили вагоны на станции.
   - Ну а мы жители этой станции.
   - Свежаки?; - чему-то обрадовался переговорщик.
   - Что-то в это роде. А с чего такая радость?.
   - Меня Хромом звать; - представился парламентёр, продолжая лыбиться: - новичкам мы всегда помогаем - карму остерегаемся нарушить. Здесь поневоле станешь верить в приметы.
   - Если помогаете, то чего пушки на нас наставили?; - не спешил выйти из-за дерева Бобыль.
   - Так кто же знал!. Сенс определил вас двоих прячущихся, а вдруг засада?; - переговорщик пригнув голову к плечу, где был закреплён микрофон рации, скомандовал: - отбой мужики, здесь свежие со станции; - после этих слов вышедшие из автомобиля принялись обходить место побоища, а пулемётчик продолжил контролировать периметр. Из-за поворота показалась колонна из четырёх грузовых автомобилей и замыкал процессию армейский БМП. Гордеич поднялся и Хром напрягся, экипировка свежака никак не соответствовала положению новичка, здесь и Санёк показался кое-как обвешанный амуницией.
   - Хм...; - быстро прикинул расклад старожил: - здесь подобрали?
   - Да; - не стал отнекиваться кузнец: - а что, есть какие-то претензии?.
   - Нет - нет; - даже замахал руками собеседник: - это ваше по праву. Вы первые здесь были. Кто-то из группы Бритвы остался живой?.
   - Нет. Твари всех задрали.
   - Что-то не сходится. Команда у него была боевая и эти изменённые не должны были их подрать.
   - Этой стаей командовал элитник - матёрый, его здорово покоцали, но он ушёл. Так мне сказал Бритва перед тем как уйти
   - Так ты застал его ещё живым?.
   - Умер у меня на руках; - не стал говорить всей правды Гордеич.
   - Это вы устроили?; - кивнул в сторону костра Хром.
   - А что, надо было бросить погибших на съедение тварям?; - набычился Кузнец: - копать могилу не было времени, мы же не знали кто там едет со станции.
   - Да-нет, всё правильно - хоть так, лишь бы падальщикам не досталось, хорошим мужиком был Бритва.
  А в это время колонна остановилась возле головного броневика, из машин выскочили несколько человек и со сноровкой стали собирать имущество погибшей команды, двое стали вскрывать споровые мешки тварей. Ещё одна группа, как по волшебству появившимися тросом и жесткой сцепкой, с помощью грузовика поставили опрокинутый БМП на колёса и прикрепили к самому большому автомобилю на прицеп. Всё это было проделано за несколько минут, пока новички, в сопровождении Хрома, успели подойти к броневику. Прозвучала команда на выдвижение, свежаков пригласили внутрь бронированного монстрика. Два часа хода в салоне царило молчаливое напряжение; рейдеры внимательно рассматривали окружающую обстановку сквозь смотровые щели и только спустя это время заметно расслабились, как следствие, их потянуло на разговоры.
   - Ну давайте знакомиться; - обратил внимание на парочку отрядный сенс; - меня звать Пузырь: - представился низенький полненький человек, действительно чем-то напоминающий своё новое имя; - С Хромом вы уже знакомы, а это; - поочерёдно указал рукой на сидящих в салоне: - Бедуин - не от слова беда, Посол - но не пряный, Циркуль, но никак не художник, хотя ентому еврею лучше бы подошло имя Ватман, Тренд, в смысле, что всё время трындит, только сейчас он что-то молчаливый и наш пулемётчик Слон, потому что любит своей машинкой разносить всё в округе; - сразу было видно, что рассказчик балагур и душа коллектива, не смотря на едкие характеристики остальные весело похахатывали.
   - А что, Посол был дипломатом?; - влез в разговор Санёк.
   - Ну можно и так сказать; - задумался Пузырь: - и как любой дипломат он очень любит посылать: - тут присутствующие не выдержали и разразились хохотом.
   - Ладно; - стал серьёзным отрядный сенс: - опасные места мы проехали, скоро будет наш стаб. Надо бы новичков окрестить.
   - Я уже крещёный; - отозвался Гордеич.
   - Вот как?; - удивился Пузырь: - и кто же это успел тебе дать имя?.
   - Бритва..., перед смертью; - после этих слов в салоне повисла тишина нарушаемая завыванием мотора броневика.
   - Хороший был мужик; - после минуты молчания снова заговорил сенс; - как назвал?.
   - Бобыль.
   - Бобыль; - как будь то на языке покатал это слово душа компании: - нормальное имя, а пацан?.
   - Он не крещёный, просил меня дать ему имя, но я подумал, что пока не имею права; - признался кузнец.
   - Правильно; - одобрил Пузырь: - что бы крестить - надо хоть немного разбираться в этом бардаке под названием Улей. Ну что, Хром, ты первый общался с новичками - тебе и назвать малька.
   - Чего это я малёк?!; - стал сверлить присутствующих взглядом Саня: - мне уже скоро четырнадцать!.
   - Ух-ты!; - удивился реакции пацана Хром: - сейчас дырки прожжешь нам. Решено - будешь Буром. Теперь твоё имя Бур: - после слов крёстного парень заулыбался, видимо понравилось слово.
  Ещё пол часа езды и колонна подъехала к стенам стаба. Это была настоящая крепость обнесённая..., забором и не назовёшь - натуральная стена высотой пять метров, с пулемётами на вышках и массивными воротами. При приближении автомобилей створки отъехали в стороны пропуская транспорт вовнутрь периметра в своеобразный предбанник. Новичков отвели в отдельное помещение для беседы с ментатом, остальные, на машинах, проследовали вглубь территории стаба. Только теперь, за надёжными стенами, Гордеич понял как он измотался за эти два дня когда навалилась усталость.
  
  
   Глава 4.
  
   Беседа с ментатом оказалась тяжёлым и нервным процессом. Пришлось откровенно рассказать как крестник ушёл за грань, но на удивление, получил от расспрашивающего одобрение непростому поступку; здесь к жизни и смерти совершенно другое отношение. В остальном, последовал десяток стандартных вопросов и новый житель Улья получил карточку удостоверения личности являющуюся своеобразным паспортом. Получив краткие инструкции по вопросам поведения в стабе, а так же талон на недельное бесплатное проживание и питание Бобыль шагнул на территорию поселения где выжившие пытались построить, привычные для себя, быт и правила отношений между людьми. Санёк..., ой! - извиняюсь, теперь уже Бур, прошедший первым проверку, дожидался старшего товарища на выходе и не мудрено; куда податься пацану в незнакомом месте одному?, вот и решил он держаться знакомого человека ещё из старого мира.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.73*23  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) О.Герр "Невеста на подмену"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"