Лесс Мари: другие произведения.

Эттея. Гл.11 - 14

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    =)

  ГЛАВА 11
  
   — Леди Эттея!
  — Вы что-то хотели, Фирна? — Сложив руки на груди Эттея продолжила смотреть в окно, не обернувшись к вошедшей служанке. Девушка раздражала. И даже не тем, что шпионила в доме, скорее, тем, что делала это грубо, бездарно.
  — Прибежал посыльный. Скоро прибудет карета леди Отинии. Лиго велела предупредить вас.
  — В маленькой гостиной всё готово?
  — Миледи… — испуганно прошептала служанка. — Лиго велела сервировать в Жемчужной столовой.
  — Готово? — Эттея повернулась к служанке.
  — Да, миледи, — девушка склонила голову.
   Эттея помолчала. Стоит ли так откровенно бросать вызов Маленькой виконтессе? Девушка кивнула своим мыслям – стоит.
   — Фирна, будете прислуживать за столом виконтессе. Пока можете быть свободны. Пришлите ко мне Раин.
  — Да, миледи.
   Оставшись одна, Эттея провела ладонью по подоконнику, наслаждаясь гладкостью согретого солнечными лучами дерева. Полюбовавшись на радугу в струях бившего из середины искусственного прудика фонтана, она приоткрыла створку, нарушив плетение “безмолвия”, и комната наполнилась звуками: щебетали птицы в ветвях росшей недалеко от окна карликовой ивы, садовник щёлкал ножницами, подравнивая живую изгородь, о чём-то разговаривали служанки у чёрного входа.
   Девушка улыбнулась, и двинулась в обход комнаты, по пути проверяя всё ли в порядке.
   Лиго, как и всегда, справилась великолепно: тонкие шторы были заложены идеальными складками, мягкие шёлковые подушки заняли свои места в углах дивана, ворс ковра без единого пятнышка.
   Эттея ещё раз взглядом обвела гостиную, и успокоилась: вряд ли Маленькая виконтесса найдёт к чему придраться.
   В дверь тихо постучали. Получив разрешение, в комнату вошла невысокая, полная девушка в сером, форменном платье.
  — Миледи, вы звали?
  — Да, Раин. Сегодня у нас будет гостья. Переоденьтесь. Будете прислуживать мне в столовой.
  — Слушаюсь, миледи. — служанка склонила голову. — Могу идти?
  — Да, Раин. Свободны.
   Когда за девушкой закрылась дверь, Эттея поправила стоявшие на каминной полке букетики, и нарисовала на трубе над ними руны точечного освещения.
   — Миледи! Леди Отиния! Её карета у ворот!
  — Спасибо, Фирна!
  — А…
  — Свободны! — перебила служанку Эттея. Посмотрев девушке вслед, Эттея покачала головой – всё-таки, придётся уволить: прислуга не имеет права входить в хозяйские комнаты без стука.
   И пошла встречать гостью.
   На второй ступеньке парадной лестницы девушка остановилась, обдумывая свои дальнейшие действия: встретить леди Отинию, стоя на первой ступеньке, подчеркнув тем самым, что статус самой Эттеи выше статуса гостьи, или проявить уважение и пойти навстречу…
   Но, как оказалось времени на размышления у неё не почти осталось: дворецкий распахнул двери, и Эттея, решившись, двинулась навстречу гостье.
   — Добрый день, леди Эттея! — поприветствовала хозяйку вошедшая пожилая женщина.
  Эттея слегка склонила голову, молча поблагодарив виконтессу за то, что она смягчила первые, самые неловкие мгновения встречи, и протянула руки ладонями вверх.
  — Добрый день, леди Отиния! Рада приветствовать вас в своём доме!
  — Рада быть вашей гостьей! — изящные, маленькие ладони, затянутые в шелковые перчатки на миг легли поверх ладоней хозяйки.
   Дворецкий помог леди Отинии снять накидку.
   А Эттея, мысленно поаплодировала виконтессе: в отличие от многих прежних гостий леди Отиния не рассматривала обстановку в холле пристально, а лишь бросала короткие взгляды по сторонам, пока снимала накидку и перчатки. Но, тем не менее, девушка была уверена, что от зорких, серых глаз не укрылась ни одна деталь.
   — Прошу, — Согнув руку в локте Эттея предложила пожилой женщине опереться на неё.
  — Вы очень любезны… — виконтесса сделала крохотную паузу, — дитя.
   По дороге в столовую спутницы несколько раз останавливались: леди Отиния слыла знатоком живописи, а коллекция картин, за много лет собранная усилиями Грэхэма и его воспитанниц, была особой гордостью девушек, как и некоторые из витражей, перенесённых из старинных замков.
   Виконтесса оказалась интересной собеседницей, но, заняв своё место за столом в Жемчужной столовой, Эттея вздохнула с облегчением: ей показалось, что весь разговор был своеобразным экзаменом.
   Обед проходил в полной тишине, изредка нарушаемой негромким стуком фарфора о столешницу, когда служанки меняли тарелки, да лёгким позвякиванием столовых приборов.
   Виконтесса, по достоинству оценив вкус леди Эттеи – вышитая шелком скатерть, украшенная изысканным кружевом по краям, и белый, тончайший, полупрозрачный фарфор, и подбор блюд и напитков, незаметно рассматривала девушку.
   Умна. Весьма умна. Отиния вспомнила встречу – и уважение было проявлено: хозяйка встретила у порога, но, при этом, не ждала, с лестницы спустилась, – ненавязчиво указала, что дочь графа выше по положению нежели вдова виконта.
   Женщина быстро обвела взглядом стол. И тут хозяйка отличилась, подав гостье любимые блюда – тонко намекнула, что знает о виконтессе и такие мелочи.
   А, если учесть, что обслуживать поставила Фирну… Умна. Очень умна. Достойный противник.
   Виконтесса поднесла бокал с вином ко рту, прикрывая усмешку.
   Жаль только, что Ин-Енев не озаботилась выбрать в любовники мужчину более-менее похожего на мужа. Слишком уж необычная внешность у девушки.
   Хозяйка, положив приборы, посмотрела на виконтессу, и та почувствовала, как по спине волной прошёлся холодок: большие, тёмные, вытянутые к вискам глаза Эттеи напомнили глаза песчаного кота, которого Отиния видела в королевском зоопарке. Тот же ленивый взгляд, и то же ощущение, что перед тобой насторожившийся хищник.
   Может, зря она решила познакомиться с девушкой поближе. Хотя, когда у тебя в родственниках больше десятка неженатых молодых мужчин, а выбор невест в этом году не так что бы велик…
   Нет, девушек, как раз-таки много, и красивых среди них хватает, да ведь надо же и на приданное смотреть, да и совсем уж дур в семью принимать не хочется.
   К тому же леди Енев ещё и маг, и не самый слабый.
   Виконтесса, улыбнувшись, поблагодарила за обед и отметила мастерство повара.
   — Я могу предложить вам чашечку чая?— положив салфетку на стол, спросила хозяйка.
  — С удовольствием приму ваше предложение. — Поднимаясь, ответила Отиния, отметив, что девушка не стала подниматься первой. Мелочь, но приятно, что хозяйка выказала уважение даже в этом.
   Опираясь на руку Эттеи пожилая женщина медленно шагала по коридору, вынуждая спутницу приноравливаться к её шагу.
   Нужно было привести мысли в порядок и обдумать, как построить дальнейший разговор, чтобы получить побольше сведений о девушке, а потом уже можно будет и выводы сделать, и решение принять.
   Отиния изредка поворачивалась лицом к спутнице, делая вид, что слушает её рассказ о доме, и даже порой слегка склоняла голову, словно соглашаясь со словами той, но почти ничего не слышала.
   В мыслях она перебирала родственников мужчин: выпускать из рук такую привлекательную невесту не хотелось.
   Но… Это молодым кажется – виконтесса окинула внимательным взглядом красивый, чёткий профиль Эттеи, – что любовь преодолеет всё, а в её возрасте уповать на столь непрочное чувство уже не следует.
   Ей ли не знать, как под гнётом недопонимая и ссор рушится даже самая сильная привязанность.
   Своим внукам Отиния желала счастья, того самого, уютного, тёплого, светлого, что не досталось ей.
   И ради их будущего она была готова и балы посещать, и на приёмы ходить, и наносить визиты семьям, в которых были девушки подходящего возраста.
   К тому моменту, как виконтесса опустилась в удобное кресло возле небольшого столика, сервированного для чаепития, она уже примерно представляла о чём спросить, что сказать, о чём намекнуть.
   Отиния обвела комнату взглядом, стараясь не показывать свой интерес.
   Да... Деньгами леди Эттею не заинтересуешь.
   Может кто-то другой и не понял бы, и даже поморщился, глядя на простую мебель, но виконтесса смогла сразу оценить весьма и весьма дорогую древесину, и работу известного мастера.
   Взгляд виконтессы скользнул по изразцам камина, которые вполне могли бы поспорить возрастом с древностью некоторых великих родов. И никаких хитростей, к которым прибегают многие аристократы в стремлении похвастаться роскошью: плитки были выложены плотно, без широких швов между ними.
   Отиния оценила и то, как под светом, зажжённых над каминной полкой почти незаметным жестом хозяйки, магических огоньков, вспыхнули драгоценные камни в небольших, расставленных на ней фигурках. А, может, и не фигурках: зрение не позволяло рассмотреть крохотные изделия чётко, – но, сверкающий блеск дорогих камней виконтесса отметила.
   Гостиную леди Эттеи трудно было назвать роскошной. Она была элегантной, уютной, и… дорогой. Виконтесса кивнула своим мыслям. Очень дорогой.
   Отпустив прислугу хозяйка сама разливала чай по чашкам.
   — Леди Эттея, — чашка в длинных, тонких пальцах дрогнула. Красивой формы пальцы, обратила внимание Отиния, а вот кисть крупновата, и запястья хрупкими не назовёшь. Девушка, подняв голову, внимательно посмотрела на виконтессу. — Вы получили приглашение на парадный выезд?
  — Да, — коротко ответила хозяйка и, поставив чашку перед гостьей, опустилась в кресло.
  — Условное или безусловное? — Виконтесса слегка надавила голосом, показывая девушке, что надо обратить особое внимание на её слова.
  — Я… — Эттея помолчала. — Не знаю. Пришло приглашение. И пропуск на площадь.
  — Я могу полюбопытствовать, если этим не задену… — Отиния слегка склонила голову. Молода девочка. Молода. Держится, но страх в глазах мелькнул.
  — Да, — хозяйка достала конверт и вложила его в протянутую ладонь. Потом кивнула, скорее даже, не кивнула – намекнула на кивок. — Буду благодарна.
   Виконтесса достала пропуск и, увидев тонкую золотую рамочку вокруг текста, с трудом удержалась, чтобы не выругаться: кто-то явно желал, чтобы леди Эттея опозорилась на параде.
   Отиния задумалась, рассеянно поглаживая выпуклый орнамент – подсказать?
   Да только как бы не сделать плохо себе и своему семейству – секретари просто так не ошибаются, и второе письмо, то, в котором будут разъяснения как, куда и когда должна прибыть дочь рода Ин-Енев придёт. Обязательно придёт. Но... С опозданием. И у леди Эттеи не останется времени, чтобы подготовиться.
   Сказать? Тем самым оказывая девушке услугу, а такие, как она, подобных услуг не забывают, и благодарны обычно изрядно.
   Но, тогда и сама Отиния под удар подставится: стоит только леди Эттее кому-нибудь из подруг рассказать о том, кто помог… А потом полетят слухи. И не остановишь… И вполне могут долететь до того, кто это всё замыслил.
   Смолчит или нет?
   И кому же она могла так помешать, что не побоялись высочайшего гнева?
   Виконтесса посмотрела на сидевшую напротив хозяйку. Хороша. Волнуется – тонкие пальцы сминают лежащую возле блюдца салфетку.
   Знать бы кто из королевской семьи в этом году на балконе будет… Её величество или её высочество…
   И молчание уже подзатянулось… Неловкое, тяжёлое. Хорошо, что девушка неглупа. Сдерживается.
   Неожиданно звякнул фарфор.
   Виконтесса повернула голову, и опешила... только многолетний опыт помог удержать спокойное выражение на лице.
   Темноволосая и темноглазая девушка аккуратно убирала со стола. Смуглые, крепкие пальцы подхватили блюдце с чашкой и поставили их на поднос. И то правильно – чай-то уже остыл.
   Красная рубашка с широкими рукавами, а поверх неё покрытый плотной вышивкой длинный жилет, широкие же штаны, и босые ступни, расписанные фиолетовыми узорами… Раскосые глаза невозмутимо скользнули взглядом по лицу виконтессы. Эруши…
   Отиния мысленно улыбнулась, искренне восхищаясь хозяйкой. Можно было бы ещё долго перебирать доводы «за» и «против» помощи девушке, но служанка-эруши...
  — Условное, — виконтесса постаралась голосом показать, что за простым словом скрывается нечто большее, и пристально посмотрела в лицо хозяйки. Кому же ты перешла дорогу, девочка? — Второго письма не было? — Девушка качнула головой из стороны в сторону. — Не было, — поняла её виконтесса. — Помимо парадного одеяния вам необходимо надеть регалии рода. Те, что отец подарил вам на первый день рождения. — А, скорее всего, не подарил, мысленно добавила виконтесса – одно дело принять нагулянное женой дитя в семью, и совсем другое затребовать у хранителя рода регалии. Нет, затребовать-то можно, только ведь не даст – кровь не вода, и украшениями, напитанными ею не разбрасываются.
   Служанка-эруши вновь появилась в комнате и, склонившись над ухом хозяйки, что-то быстро прошептала.
   — Прошу прощения, леди Оттиния! Некое неожиданное событие требует моего присутствия. Я покину вас ненадолго. Прошу, чувствуйте себя свободно. Если что-то понадобится, то Фирна будет рада служить вам. — Девушка поднялась. — Ещё раз – прошу прощения!
   Маленькая виконтесса слегка склонила голову, благосклонно принимая извинения и отпуская хозяйку.
   А после её ухода неторопливо поднялась и подошла к камину.
  * * *
  
   — Что случилось? — войдя в кабинет спросила Эттея.
  — Госпожа Озёрная попросила о беседе, — Лиго плотно прикрыла дверь, и встала спиной к ней.
   Эттея написала руны вызова на зеркале, висящем на стене, и влила немного силы в резную раму.
   — Добрый день, леди Енев! — появившееся изображение женщины средних лет, сидящей за большим рабочим столом несколько раз мигнуло, и, наконец, стало чётким.
  — Добрый день, госпожа Ольга! — ответила Эттея, а Лиго едва слышно фыркнула. — Возникли какие-то проблемы?
  — Пока нет, но кое-кто из служащих комитета управления и контроля за банками сообщил что в ближайшее время будет принято решение о запрете перемещения золота за границу всем банкам, кроме Королевского.
  — Неприятное известие. — Эттея закусила зубами нижнюю губу, и уставилась взглядом в картину над книжным шкафом.
  — Я буду ждать вашего решения, — прервала долгое молчание Ольга.
  — Хорошо, я подумаю. — Подождав пока изображение исчезнет, девушка повернулась к Лиго: — И чем вы недовольны?
  — Я всем довольна.
  — А фырканье?
  — Кажется, вы даже не замечаете, госпожа, но последнее время вы копируете одежду и причёску госпожи Ольги. Отличия лишь в том, что госпожа Ольга носит однотонные ткани.
  — Может быть… Может быть… — Эттея задумчиво постукивала кончиками пальцев по столешнице. Решившись, она выписала на зеркале руны. — Добрый день, господин Вольф!
  — Добрый. Добрый… — Высокий мужчина с силой провёл обеими ладонями по растрёпанным седым волосам, пытаясь хоть немного привести их в порядок. — Чем обязан? Так сказать. Лицезреть. — Он раскатал рукав рубашки, но заметив, что тот совершенно мятый, закатал его обратно.
   Эттея терпеливо ждала: по опыту она знала, что пока Дитер не потратит какое-то время на свой облик, говорить ему что-то бесполезно, занятый своими мыслями он всё равно не услышит.
   — Так… — Мужчина махнул рукой. — Да ну его. — Он посмотрел на девушку. — Так чем же? Могу?
  — Помните… — едва начав говорить девушка досадливо поморщилась – могла бы и не спрашивать: Дитер помнил всё, и лишь порой, устав или рассердившись, утверждал, что чего-то не запомнил. — Мы беседовали об островах.
  — Как же. Как же. Помню. Помню. Так ведь. Мы ведь. Почти всё готово. И нам повезло. Советник от Форнавии упал неудачно. Ногу сломал. Вместо их дела рассмотрели наше. Нужно получить признание. Ещё несколько стран. Герб. Сделать. Над нами смеются. Острова необитаемые. Нет пользы. Расстояние меж ними большое. — Вольф замолчал и снова стал раскатывать рукав.
  — Как говорила моя соседка по комнате – хорошо смеётся тот, кто смеётся последним. Спасибо, господин Дитер. Великолепная работа. Когда получим документы о признании, пошлите от нашего имени букет советнику Форнавии, выразите наше сочувствие по поводу несчастного случая. Ну и пожелания скорейшего выздоровления.
   Вольф усмехнулся.
  — Обязательно. Будь он на месте, мы бы долго просили. Вовремя он.
  
  
  ГЛАВА 12
  
   — Я влюбился! — Дагим, размахивая папкой, вихрем ворвался в кабинет Лаэма.
  — И кто она? — Рэндс оторвал взгляд от документа, который читал, и посмотрел на друга. — Та, что смогла покорить твоё непостоянное изменчивое сердце?
  — Эттея. Леди Эттея. Что за женщина!
  — Девушка, — поправил Лаэм. — И по какому поводу такие восторги?
   Дагим шлёпнул папку на стол, Рэндс, с трудом успев схватить взлетевший листок, недовольно буркнул: — Аккуратнее.
   — Позвольте представить вам… — виконт выдержал паузу и, откинув крышку папки, с пафосом произнёс: — Леди Эттея, — он вытащил портрет девушки, и с шутливым поклоном показал его друзьям. — Княгиня Енев Арвинская. Сегодня пришёл запрос, — пояснил он в ответ на удивлённые взгляды Лаэма и Рэндса, — на признание княжества Енев Арвин. И леди Эттея станет его правительницей.
  — В мире появились свободные земли?
  — Острова, — виконт отложил портрет. Достал сложенный лист и, взявшись за уголки, встряхнул его как простынь. — Помоги! — Он взглянул на Рэндса, а потом мотнул головой в сторону висевшей на стене доски, сплошь покрытой пришпиленными листами бумаги разных размеров. — Лэм! Когда уж ты повесишь нормальную доску? Как у всех.
  — Лаэм, — поправил маркиз. — Меня и эта устраивает. — произнёс он, наблюдая как друзья крепят карту. — И что тут? — Поднявшись он подошёл к ним.
   Дагим схватил карандаш со стола, и принялся указывать им точки на выделенной голубым воде.
  — Вот. Вот. И вот. Да и это ещё.
   — Страна, растянутая на сотни льиаро… — Рэндс прошагал пальцами от одного участка, обведённого красным цветом, к другому, потом к следующему. — Как она станет управлять таким государством?
   — Вот об этом я и собираюсь её спросить. Документы оставляю вам. Ознакомьтесь. Старик желает услышать ваши выводы и предложения. — Не обращая внимания на возмущённые лица друзей Дагим стремительным шагом направился к выходу. — Я ушёл. — послышалось из-за двери.
   Спустя не уж так много времени, стоя под щитом, который он не только успел распахнуть, но ещё и растянуть, защищая открывшую ему дверь девушку, Дагим был уже ни так уверен в своём решении нанести не согласованный с хозяйкой особняка визит.
   Но, встретившись взглядом с испуганными глазами леди Эттеи, мужчина мысленно усмехнулся, возможно всё ещё сложится удачно, и он сможет получить интересующие его сведения.
   Спокойна. Хладнокровна. Сдержанна.
   Сейчас он сомневался в оценке, данной Унремом главе компании Енев.
   Дагим убрал щит, и посмотрел вниз на крошево, оставшееся от тонкостенной фарфоровой чашки.
   На нескольких крупных осколках дрожали капельки травяного чая.
   — Миледи! — прервала напряжённое молчание стоявшая возле хозяйки невысокая девушка в национальном костюме эруши. — Смею заметить, витражи бесценны, — едва слышно произнесла она.
  — Вы правы, Лиго, — Эттея стряхнула с себя неуверенность, и вернула самообладание. — Чем могу быть полезна, господин…
  — Лорд Дагим, виконт Арисинский, — Представившись Дагим отвесил короткий поклон, приветствуя хозяйку. — Прошу прощения за визит без договорённости! Дела. — Отступившая на полшага назад за хозяйку маленькая эруши лукаво улыбнулась ему, но и он в долгу не остался – подмигнул.
   Заметившая их манёвры хозяйка нахмурилась.
   — Риан, — служанка, видимо прибежавшая на шум разбившейся посуды, быстро спустилась с лестницы и присела перед леди Эттей. — Отведёте лорда Дагима в Голубую гостиную. Позаботьтесь о напитках. И попросите гайсу Фсиру спуститься.
   По разочарованному взгляду, искоса брошенному на него девушкой, Дагим понял, что его, как провинившегося мальчишку, отправляют подальше от места, где сейчас развернётся увлекательное действие, а вместе с ним придётся удалиться и служанке.
  — Лорд Дагим, поскольку ваш визит не был согласован, прошу прощения, но, сначала мне необходимо разобраться с… — Девушка смолкла на пару мгновений. — Делами. Да, внезапно возникшими делами. Потом я уделю время вам.
   Строгий тон голоса и твёрдый взгляд тёмных глаз откровенно говорили, что мнение Дагима хозяйку дома не интересует. Раз уж он пришёл не вовремя, ему придётся ждать.
   Поднявшись за служанкой на второй этаж и двигаясь к гостиной, Дагим внимательно оглядывал обстановку, запоминая расположение комнат и направление коридоров – никогда не знаешь, что может пригодиться в будущем.
   Мужчина поймал себя на том, что улыбается, потому что ему нравится этот дом.
   Он казался живым. В нём не было ни слепящей роскоши городского особняка матери, ни хрустящей чистоты дома бабушки.
   Девушка спешила. Да, именно так, девушка спешила. Дагим словно слышал быстрые скользящие по натёртому полу шаги.
   И вот тут, второпях, она сняла шарфик и, проходя мимо, небрежно повесила его на шею мраморной кошки, с ленивой грацией расположившейся на постаменте.
   Служанка шла на несколько шагов впереди, Дагим, оглянувшись – никого, стремительным движением подхватил изящную вещицу и отправил её в карман, удивлённо отметив, что леди Эттея весьма умеренно пользуется духами.
   Можно будет заключить с друзьями пари на ближайший бал – кого из юных леди признать невиновной в попытке удушения окружающих. Леди Эттея поможет ему выиграть.
   — Прошу, милорд! — служанка открыла дверь и, подождав пока он войдёт, вошла сама. — Что я могу предложить вам, милорд?
   Дагим прислушался – в коридоре раздавались негромкие голоса, видимо прислуга торопилась вниз, к хозяйке.
   — Одиночество.
  — Что? — Служанка изумлённо распахнула глаза.
  — Я хочу остаться один, — Холодным тоном произнёс Дагим. — Это понятно?
   За дверью снова зашумели.
   Дагим видел, как девушка разрывается между жадным любопытством – что же всё-таки случилось? – и необходимостью служить ему, и подтолкнул её к нужному ему выбору.
  — Вы можете быть свободны!
  — Да, милорд! — Склонив голову она быстро присела, и... Юбки взметнулись, подняв ветерок, и служанка исчезла за дверью.
   Чуть-чуть подождав, Дагим приоткрыл дверь, прислушиваясь к звукам дома, и осторожно двинулся по коридору.
   Немного не дойдя до лестницы он прислонился плечом к деревянной стойке коридорного проёма, и вслушался.
   — Гайса Фсира, первое – проверьте всю посуду.
  — А что случилось?
  — Это девушки из дальнего крыла, миледи.
  — Хорошо. Надеюсь, теперь все собрались?
  — Да. Все. Да. — раздались голоса.
  — Повторяю. Мой дядя решил, что в этом году его дочери будут представлены ко двору. По приказу главы рода мы должны принять семейство дядя в нашем городском особняке.
  — Ой!
  — А почему мы-ы?
  — За что?
  — Тихо! — громко приказал голос, явно принадлежавший женщине средних лет. — Потом будете спрашивать.
   Дагим сделал несколько бесшумных шагов вперёд – ему хотелось не только слышать, но и наблюдать.
   — В прошлый раз... — леди Эттея замолчала, и обвела присутствующих многозначительным взглядом, некоторые понимающе закивали. — У нас был ремонт.
  — Успели, — добавила крепкая, полная женщина в тёмно-синем платье с белым, Дагим удивлённо приподнял брови, – кружевным воротником, и со связкой ключей, прикреплённой к петле кожанного, мужчина мысленно присвистнул – щедра леди Эттея, широкого ремня. Таких петель было несколько, но, как Дагим не старался, с такого расстояния рассмотреть предметы, подвешенные на них, не смог. — В этот раз… — она развела руки в сторону и поджала губы.
  — Через три дня они будут в столице. — леди Эттея коротко и резко махнула рукой, прерывая загалдевшую прислугу. — Гайса Фсира, — экономка сделала крохотный шажок вперёд и, слегка повернувшись, посмотрела на хозяйку. — С моими братьями вы уже знакомы.
  — Да, миледи, — женщина горестно вздохнула.
  — Заберёте всю прислугу. Три дня я как-нибудь проживу одна.
  — Но…
  — Всю! — прервала возражения хозяйка. — И наймёте ещё людей.
  — Смею заметить, — из-за спины леди Эттеи выскользнула эруши, — вряд ли сейчас, в то время, когда все готовятся к балам и приёмам, можно найти хорошую прислугу в столице.
  — Гайса Фсира, пошлите запросы в ближайшие города. Нам нужны люди! — Как не сдерживалась девушка, но Дагим уловил в её голосе раздражение. — После того, как в доме похозяйствовал мой старший брат, думаю, не хватает посуды в комплектах. Проверьте! Лиго...
  — Я здесь, — эруши ласково улыбнулась, словно успокаивая свою госпожу.
  — Свяжитесь с заводами. Закажите всё необходимое. Пусть переходят на работу в смену. Белый фарфор.
  — Но, миледи… — снова вмешалась экономка. — Белый?
  — Скажем, что фарфор без росписи сейчас в моде… — Девушка задумалась. — В Сэнд-Лезии.
  — А если?
  — Да кто будет спрашивать, гайса Фсира? Побольше вкусных блюд и фруктов. Сладости. Закажите и подавайте больше вина. Тогда и смотреть не будут из чего едят. Теперь о мебели. Из Серебристой гостиной вынести всё. Лиго…
  — Да-а…
  — Артефакторов. Замуровать двери библиотеки, кабинета, в подвал – разрешение только на гайсу Фсиру, чердак. Чердак после того, как оттуда вынесут необходимое.
  — Миледи, — обратилась экономка, — стекло, фарфор, подвески…
  — Гобелены, картины, статуи, — продолжила перечисление леди Эттея. — Всё убрать. Статуи из сада привезёте сюда.
  — А постаменты? — неуверенно спросила одна из служанок.
  — Поговорите с садовниками. Пусть вазоны поставят. Лиго…
  — Я уже предупредила оранжереи, что мы прекращаем продажу цветов и растений. Всё будет поставляться сюда… — Девушка тяжко вздохнула. — Ну, и туда что-нибудь отправим.
  — Гайса Фсира, — леди Эттея взяла ладони экономки в свои, — вы моя надежда. Денег не жалейте.
  — Я сделаю всё возможное, миледи... — женщина оглядела присутствующих, — мы сделаем всё возможное, миледи.
  — И чуть-чуть невозможного, — Дагим едва расслышал тихий голосок служанки.
  — И да помогут нам… — леди Эттея подняла руки, развернув их ладонями вверх.
  
  
  ГЛАВА 13
  
   Они «танцевали», выписывая сложную вязь слов.
   Приглядывались друг к другу, оценивая: кто ты? кем станешь в будущем? – союзником, другом, противником?
   Расположившийся на диване Дагим сыпал комплиментами дому, и наслаждался принесённым маленькой эруши фруктовым напитком. Небольшие шарики льда мелодично постукивали о стенки стакана.
   Сидевшая в кресле с высокой спинкой леди Эттея благосклонно улыбалась приятным словам, и изредка отвечала на вопросы об авторе той или иной картины, или о мастерах, изготовивших крохотные стеклянные фигурки и небольшие скульптуры, служивших украшениями каминной полки и столиков.
   Мужчина и сам не знал, что толкнуло его, попирая приличия и правила, незванным и нежданным гостем прийти в чужой дом, но, в отличие от друзей – Лаэма, планировавшего все свои действия заранее и Рэндса, считавшего, что лучше не сделать и понаблюдать как станут разворачиваться события, чем сделать и совершить ошибку, способную привести к неприятным последствиям, – Дагим опирался на предчувствия, и сейчас предчувствие твердило, что он поступил правильно.
   Мужчина был красив, Эттея не могла не признать этого.
   Светлые, слегка волнистые волосы, в которые гость порой, видимо, по привычке, запускал пальцы, проводя ладонью ото лба к макушке, обрамляли скуластое лицо.
   Неожиданно тёмные при этом цвете волос прямые брови и густые короткие ресницы подчёркивали голубые глаза.
   Внук Маленькой виконтессы, в отличие от неё, оказался… говорлив, и девушке нравилось тайком наблюдать за движениями губ выразительного, красиво очертанного рта.
   Гость сидел расслабленно, откинувшись на спинку дивана и вытянув руку вдоль неё. Столик, стоявший между диваном и креслом, закрывал нижнюю часть тела мужчины, но Эттея была уверена, что тот сидит, раскинув ноги.
   Его поза попирала приличия. Эттею словно провоцировали сделать замечание или хоть как-то высказать своё отношение к поведению мужчины.
   Но, она спокойно выжидала, понимая, что агенты разведки не наносят внезапный визит, если только что-то не привлекло их внимания и не потребовало объяснений.
   Девушка догадывалась, что именно желает узнать гость, и не собиралась помогать ему перейти к делу.
   Её даже несколько забавляла сложившаяся ситуация. Двое только что познакомившихся людей, хотя каждый – про себя Эттея знала, а в том, что лорд Дагим поинтересовался ею заранее, не сомневалась, – имеет достаточно полные сведения о собеседнике, ведут диалог на принятые в обществе темы – погода, природа, художники, и ждут, кто первый пересечёт грань, отделяющую пустую болтовню от серьёзного разговора.
   Глядя на гостя, девушка внезапно вспомнила очень похожего на него однокурсника, про которого её соседка по комнате в общежитии академии говорила: — «Уболтает так, что хорошо, если очнёшься до того, как раздвинешь ноги».
   Фраза была грубой, не подобающей. Но по требованию Олега Андреевича Эттею поселили с иномирянкой, глава компании рассчитывал, что общение с ней поможет девушке в будущем лучше понимать выходцев с Земли. И Эттее пришлось привыкнуть к манере соседки разговаривать, а так же, к тому, как не смущаясь, та высказывала свои суждения по любой теме.
   Дружба между девушками не сложилась, слишком уж разные они были – сдержанная Эттея и совершенно безбашенная, как она говорила о себе, Елена, что, впрочем, не помешало им неплохо ужиться в небольшой комнате, честно поделив её на две части.
   — Вы улыбаетесь, я сказал что-то смешное? — прервал её воспоминания гость.
  — Вспомнила юношу, учившегося со мной на одном курсе.
  — Красивого?
  — Интересного.
  — А я думал, что вы учились в закрытой школе.
   Собеседник всё ещё казался расслабленным, но Эттея почувствовала, что его голос обрёл прохладные полутона.
   Девушка, не отрывая взгляда от лица мужчины, насмешливо улыбнулась, словно принимая вызыв.
   — Вы чего-то боитесь? — собеседница удивлённо приподняла брови.
  — Почему вы так думаете?
  — Острова… — Дагим ненадолго замолк и, поставив стакан на стол, немного подался вперёд. — Разве они не служат вам убежищем?
  — Нет, — девушка рассмеялась, а он вслушивался в мелодичные переливы её смеха, стараясь уловить нотки наигранности, но, нет, смех был совершенно искренен. — Всё просто, — она выбила кончиками ногтей ритмичную дробь по подлокотнику. — Очень просто. Узнали? Или никогда не слышали?
  — Нет. Никогда не слышал.
  — Когда услышите, то знайте – рядом корабли капитана Призрака. Так он себя называет. Пират. За четыре года мы потеряли груз семи кораблей. А год назад он стал высаживать людей в шлюпки. В открытом море. — На мгновение Дагиму, внимательно наблюдавшему за девушкой, показалось, что по тёмным глазам словно мазнуло хищной желтизной. — Мы пытались поймать его, но без успеха. Поэтому мы просто перекроем ему возможность отсиживаться на незанятых землях. У меня достаточно денег, чтобы содержать кордоны на островах.
  — Так просто? Вкладывать средства, не получая прибыли? — Дагим откинулся на спинку дивана, всем своим видом выразив недоверие к её словам.
  — Жизнь. — Теперь уже девушка, опершись ладонями на подлокотники, слегка подалась вперёд. — Жизнь дороже любого вложения. Вы не согласны?
  — Почему же? Согласен. Правда, несколько удивлён… — Он сделал паузу.
  — Чем же? — не выдержав молчания, поинтересовалась собеседница, откидываясь на спинку кресла.
  — Капитанами ваших кораблей ходят Огненные.
  — Не всех кораблей. К сожалению, морское управление... — леди Эттея, поджав губы и стиснув пальцами спину деревянной кошки, вытянувшейся на конце подлокотника, выразила своё отношение к упомянутому управлению, и в чём-то Дагим был с ней согласен – проверку бы туда. — Они ужесточили требования к выдаче лицензий. Теперь необходимы или диплом об окончании академии мореплавания, или письменное подтверждение навыков, данное капитанами Морского корпуса. А Огненных, как вы знаете, ригнинские моряки не очень любят.
  — Давайте признаем, — Дагим ухмыльнулся, — у них есть для этого веские причины.
  — Я могу признать претензии только частично. Нельзя обвинять всех членов клана за проступки, — мужчина вскинул брови, и девушка поправилась: — хорошо, за преступления некоторых.
  — Так будет вернее. Хотя, судя по слухам, ваш капитан Долэг Огненная…
  — Капитан Долэг Фаяр Айн, — поправила его леди Эттея, — выпускница академии, обставившая в гонке одного из капитанов Морского корпуса.
  — Я имел возможность наблюдать за весьма рискованными манёврами вашего капитана. Но, сейчас речь не об этом. Ходят слухи, что её несколько раз видели на кораблях Огненных. Пиратских кораблях.
  — Что касается манёвров, поверьте, капитан Долэг Фаяр ответственно относится к кораблю, и никогда не предпримет ничего, чтобы поставило его под угрозу разрушения. Что касается невнятных обвинений, то, в следующий раз посоветуйте обиженным обратиться ко мне, и, я вас уверяю, мы серьёзно рассмотрим любые претензии к нашим капитанам.
  — Кажется, я отнял у вас непозволительно много времени, леди Эттея, поэтому, прошу, позвольте попрощаться.
  — Ваш визит был несколько неожиданным, но, наша беседа доставила мне удовольствие, — леди Эттея прохладно улыбнулась. — Я буду благодарна, если впредь, вы будете предупреждать о своих визитах. В противном случае меня может не оказаться дома.
   Явившаяся на её вызов служанка проводила гостя.
   После того, как за ними закрылась дверь, Эттея в раздражении нажала на руну вызова несколько раз.
   — Гайса Фсира, — обратилась девушка к вошедшей экономке, — по поводу горничной...
  — Простите, миледи, простите! Моя вина. Девочка новенькая, у нас совсем недавно. Из приюта взяли. Старательная, умненькая, послушная. Я наставляю её, конечно, но пока она всёму научится…
  — Фирна? Из приюта?
  — Ой! Нет! Я про ту, что гостя одного оставила. Он ведь ей приказал. Чтобы ушла. А она не осмелилась ослушаться. Но я ей уже объяснила. В доме слово хозяйки – закон. И рассказала как вести себя. Не доглядела я! — женщина сокрушённо покачала головой. — Нельзя её пока в обслуживание гостей. Вы же не уволите её? Моя вина, моя.
  — Хорошо-хорошо. Увольнять я её не собираюсь, но впредь... — Эттея помолчала – Гайса Фсира опытна и умна, сама сделает правильные выводы. — Вообще-то, пока вы меня не прервали, — тонко намекнула девушка на неподобающее поведение женщины, и та, порозовев, поклонилась, принимая упрёк. — Я хотела попросить вас побеседовать с Фирной, и напомнить ей, что в отсутствии дворецкого, дверь открывает старший лакей, а никак не оказавшаяся рядом с дверью горничная, которая, к тому же, так спешила, что едва не затоптала лакея, шедшего к парадному входу.
  — Может уволить? — с надеждой спросила экономка, нервно поправив пояс и проведя ладонями по складкам юбки.
  — Нет, увольнять мы её не будем. — Эттея постучала кончиком указательного пальца по губам. — Не будем, — задумчиво повторила она. — Мы её повысим. До старшей горничной.
  — Но, миледи… — начала говорить гайса Фсира и, смутившись, видимо, осознав, что опять перебила хозяйку, умолкла. Эттея подбаривающе махнула рукой. — У нас ведь, — продолжила женщина, — много девушек служат дольше, чем Фирна, и более достойны этого места.
  — Чуть не забыла... — девушка лукаво улыбнулась. — Фирна станет старшей горничной не здесь, а в доме моих родителей.
  — Хорошо-то как! — Подняв ладони к груди и сомкнув пальцы в замок, экономка подняла глаза к потолку. — Она и ваши родственники друг другу подходят.
  — Не любите вы моих родственников, — насмешливо произнесла Эттея.
  — Так ведь в прошлый-то раз… — почувствовав, что настроение хозяйки улучшилось, экономка успокоилась и стала разговаривать свободнее. — Полы в двух коридорах перестилать пришлось. И садовник старший уволился. И прислуга жаловалась каждый день!
  — В этот раз составьте список всех разру… Присылайте все счета мне. Брат сейчас очень занят, думаю, вряд ли он найдёт время принимать гостей.
  — Да, миледи. Я могу идти?
  — Конечно. Идите.
   В дверях гайса Фриса едва не столкнулась с державшей в руках небольшой высокий ящик Лиго.
  — Прошу прощения! — эруши проскользнула мимо остановившейся женщины. Та что-то проворчала себе под нос и вышла.
   Эттея опустилась на диван рядом с местом, где недавно сидел гость, и, прикрыв глаза, жадно втянула воздух.
   — И как пахнет наш гость? Приятно? — поинтересовалась эруши.
  — Странно… Для мужчины. Холод… — Эттея ещё раз глубоко вдохнула и на мгновение задержала дыхание. — И цветы. Да, цветы. Те, что у беседки. Небольшие, голубенькие.
  — Мне кажется… — Лиго замолчала. Едва слышно скрипнули петельки дверцы. Пропело свою мелодию стекло. Звякнул крохотный крючок, закрывая ящик, в котором с этого момента будет храниться стакан со следами лорда Дагима – новый предмет в коллекции эруши. Эттея никогда не спрашивала – зачем ей это, просто принимала маленькую странность подруги как есть. — Мне кажется, он должен неплохо танцевать. Я бы пошла с ним. — Голос Лиго затихал удаляясь.
   Эттея словно наяву почувствовала тяжёлый, влажный, пропитанный смесью ароматов цветов и вони гниющих листьев воздух Запретных островов.
   Она снова лежала под огромным деревом, погибающим под тяжестью лиан.
   Мерзкий запах крови и липкие от неё пальцы.
   И неожиданно появившееся лицо смуглой девушки, свесившейся с ветки головой вниз.
  — Умираешшшь?
   И долгая дорога, когда казалось, что вот-вот она упадёт, и больше никогда не встанет.
   И хрупкие плечи упорно тащившей её вперёд маленькой эруши.
   — Сестра! Сестра! — звонкий голос ввинчивался в уши, и девушка открыла глаза, стряхивая с себя морок. — Ты хорошо танцевала, сестра, — Лиго обеспокоенно заглядывала ей в лицо. — Не поддавайся!
  — Да… — Эттея хрипло рассмеялась. — Я хорошо танцевала. — Сидящая на земляном полу, до состояния камня утоптанном тысячами ног, раненая и обессилевшая от потери крови, она танцевала. Руками и телом. Долго танцевала. И Великая Змея приняла танец-дар двенадцатилетней девочки. И вылечив, отпустила. Да вот только поводок всё-таки накинула. — Лиго! — девушка резко выпрямилась, заствив эруши отпрянуть, а потом вскочила на ноги. — Давно мы не танцевали.
  — Давно, — в узких тёмных глазах засветился вопрос, Эттея кивнула, и он сменился восторгом. — Сегодня мы танцуем!
  
  ГЛАВА 14
  
   Вечная спешка. Бесконечный бег. Проблемы. Решения. Снова проблемы.
   Вернулся домой и… Лаэм закрыл папку и отложил её на край стола. Работа подождёт.
   Он откинулся на спинку кресла и провёл ладонью по столешнице, привычно находя пальцами старые, уж сгладившиеся царапины.
   Взгляд коснулся длинного полотна на стене над дверью. Пять? Да, кажется, пять клятв пришлось дать ему прежде чем Рэнд расстался с написанной им картиной.
   Криво нарисованный кораблик бежит по загогулинам, в которых с трудом угадываются волны.
   Отца раздражала, как он говорил, мазня, занявшая видное место в кабинете сына, а мать несколько раз водила его в семейную галерею, предлагая выбрать что-нибудь из работ знаменитых художников. Лаэм послушно кивал, а нелепый кораблик продолжал плыть по изображённому детской рукой морю.
   Осознав что сын не сдастся, родители в конце концов отступили.
   Лаэм подмигнул старому другу, важно несшему огромные паруса, и неожиданно почувствовал жгучее желание как в детстве тайком пробраться на кухню и пошарить в кладовке в поисках чего-нибудь вкусного.
   Представив блюдо с засахаренными дольками фруктов, мужчина гулко сглотнул.
   Завтра кухарка станет ворчать и обязательно пригрозит взять расчёт, а потом, тихо ступая по коридорам, принесёт в кабинет тарелку с крохотными, в палец длиной, пирожками, которые кроме него в доме никто не ест.
   — На один укус. Баловство одно! — говорил отец, отодвигая их от себя.
  — Слишком жирные, — морщилась мать и отодвигала тарелку ещё дальше.
  «Вкусно!» — думал про себя Лаэм, под недоумевающими взглядами родственников подтягивая тарелку с пирожками к себе.
   Он вернул ручку в письменный бронзовый набор со вставками из золотистого змеиного камня, попутно отметив, что пора бы уже почистить – на основании проступили зеленоватые пятна. Отодвинул его к краю.
   Сложил в стопку разбросанные листы.
   Освободил место на столе.
   Кухарка обязательно принесёт салфетку и расстелет её сама.
   И высокий, запотевший стакан молока.
   Лаэм коротко хлопнул ладонями по столешнице – так всё и будет, поднялся и направился в кухню.
   До неё он так и не добрался – остановил раздражённый голос матери в холле.
   Прислугу следовало спасать. И месяца не прошло, как он выплатил премии двум горничным – одной за то, что мать кинула в неё гребень, второй – за то, что попала.
   Служившие в доме люди глупостью не страдали. В гулком холле, кроме дворецкого, леди Адианы и застывших на потолке расположившихся в великолепном саду юных красавиц и красавцев с пустыми, равнодушными взглядами, никого не было.
   — Добрый вечер! Я могу чем-то помочь? — поинтересовался Лаэм, голосом осаживая мать, злобно рвавшую перчатку с руки.
  — Я хотела бы поговорить с вами, — леди Адиана с силой бросила перчатки на зазвеневший от удара поднос, расстегнула верхнюю пуговицу лёгкой накидки и шагнула вперёд, позволив той, скользнув по спине, упасть на руки слуге.
   Забыв, что ещё несколько дней назад она лежала в постели, жалуясь на недомогание и изматывая горничных и кухонных работников, леди Адиана стремительно поднялась по лестнице и, не сбавляя шага, двинулась к кабинету сына.
   Лаэм едва поспевал за ней, удивляясь как она умудряется при такой ходьбе не спотыкаться о подол – в отличие от сестёр и кузин, мать всегда настаивала на том, чтобы край юбки закрывал обувь и заказывала платья со шлейфом.
   Он бы с удовольствием не знал о таких мелочах женских туалетов, но громкий голос матери, общавшейся с портнихами, обычно буквально прорезал весь дом.
   Пропустив остановившуюся перед дверью леди Адиану вперёд, войдя за ней и закрыв дверь Лаэм прошёл вглубь кабинете и сел в кресло.
   — Что случилось? — спросил он, наблюдая как мать мечется по комнате.
   Приземистые массивные книжные шкафы, огромный глобус на кованной подставке, большой рабочий стол и маленький столик, разместившийся с диваном под окном, оставляли ни так уж много свободного пространства, тем не менее, матери удавалось перемещаться, почти не задевая предметы мебели. Лишь однажды она подолом зацепила высокий подсвечник, но тот, покачнувшись, устоял.
   — Сегодня её величество пригласила меня на чаепитие, — наконец выдохшись леди Адиана опустилась на диван. — Есть что-то приятное и в обычаях иномирян. Всё-таки, беседовать за чашкой чая приятнее, чем с пяльцами в руках.
  — Хотите обсудить, что иномиряне привнесли в нашу культуру? — Лаэм почувствовал раздражение. Документы, принесённые с работы, требовали его внимания. Он так и не попал в кухню. А мать сосредоточенно расправляла складки на юбке и не торопилась сообщать что или кто вызвал её злость во время визита во дворец. — Когда я направлялась в покои королевы, то случайно встретила секретаря его величества, — она подняла голову и посмотрела ему в глаза. И с нажимом повторила: — Случайно. Вы сами понимаете, что случайные встречи с приближёнными короля не всегда приятны.
  — Чем же эта встреча огорчила вас?
  — Провожая меня к королеве он завёл вроде бы пустой разговор о свадьбах, жёнах, детях. Поинтересовался, решили ли мы с кем хотим породниться. А когда я ответила, что окончательный выбор за вами, перевёл разговор на леди Эттею Енев.
  — Аристократка. Древний род. Воспитанна. — Прикрыв глаза Лаэм представил высокую гибкую фигуру с приятными мужскому глазу формами, изящную шею, глубокие тёмные глаза и полные губы. — Красива.
  — Красива, — с горечью повторила мать. — Секретарь прозрачно намекнул, что его величество будут очень огорчены, если в королевстве для этой девушки не найдётся подходящего жениха и её капиталы уплывут за границу.
  — Не самый плохой выбор. Она...
  — Отвратительный! — воскликнула леди Адиана, и щлёпнула ладонью по подлокотнику. — Эта девушка умудрилась обидеть саму королеву. — Лаэм открыл глаза и изумлённо уставился на мать. — Её величество была несколько нескромна в тратах. — Он понимающе хмыкнул – ему ли не знать насколько нескромными могут быть женщины, когда дело касается денег: первое время после смерти отца он удивлялся – сколько же ткани нужно на одно платье, а потом просто смирился – терпеть истерики каждый раз, когда он пытался сократить расходы родственниц… Нет, проще заплатить. Лаэм молча ждал продолжения рассказа. — И его величество урезал расходы, — что ж, его величеству удалось то, что не удаётся большинству мужчин. — А на аукцион выставили просто восхитительный комплект украшений. Аквамарины Льёу. Всем претендентам намекнули, что её величество заинтересованы. И все отступились. Все! Кроме леди Эттеи. Она и приобрела украшения. Когда на чаепитии зашёл разговор о балах и помолвках, то королева ясно дала понять, что не желает принимать эту особу у себя. И что нам теперь делать? — мать печально посмотрела на Лаэма. — Король желает, чтобы вы ухаживали за леди Эттеей и, по возможности, – не связанной же её в храм тянуть, женились на ней. Но, в этом случае, королева будет вынуждена приглашать её к себе как вашу жену. А её величество этого не желают. Она действительно так богата?
  — Она богата настолько, что, если выйдет замуж за подданного другой страны, его величество могут вспомнить о таком полезном человеке как палач. Головы полетят.
   Задумавшийся над словами матери Лаэм был бы крайне удивлён, если бы узнал, что в доме его друга разговор так же коснулся леди Эттеи.
   * * *
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"