Левченко Татьяна: другие произведения.

Бд-15: Вестник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa

Эта парочка прикипела к моим окнам с неделю назад. Влюблённые, неприятные друг другу, забавляли, пока не убедился - они по мою душу. Копошатся у подъезда, а держат в руках жизнь. Когда прохожу мимо, снисходительно посматривают вслед.
Так вот какая она - война нервов, последний акт самой увлекательной охоты - на людей. Ждут, что сорвусь, и тогда...
Нетушки, ребята, повоюем. Вам всё равно, мне тем более. Я даже пока не человек, я ангел-хранитель пятого порядка, со служебным преступлением в учетной карточке. Год назад отдал подопечному почку. Молодой он еще, двадцать лет, и по-другому было не спасти. В принципе, я бессмертный. Только после операции ослаб и стал мутировать в человека. У нас так всегда. Мучительно и долго. Со всеми земными болячками. Таков закон - нарушил "правило дистанции". Списан. Земля теперь не работа, а чужой дом. Недавно появились те, через кого помог с пересадкой почки, и предложили сотрудничать дальше. Бессмертные органы хранителей - в обмен на здоровые земные. Я их выгнал, было противно.
Теперь мне худо. Больницы не избежать. Зато и страх, и надежда позади, а этих я не боюсь. Мне безразлично моё будущее, оставшееся в прошлом.
Выхожу из дома. Двое идут следом, садятся в машину. Попросить, что ли, подвезти?.. Я в автобусе. Едут сзади, словно дышат в затылок. У больницы резко выруливают за угол.
Второй этаж, белый туннель, скользкие полы. Под потолком тусклые молочные плафоны. Неуютно - не люблю, когда днём свет. Операционная - в конце коридора, рядом грузовой лифт. Ночью просыпаюсь от топота в коридоре. Под окном говорят матом санитары. В круге фонаря, навзничь, лежит мертвец. Присматриваюсь - мой подопечный... Над ним высокий худой врач, в сторонке кудахчет, растирая глаза, дежурная медсестра. Парню на лицо натягивают узкую простыню, санитары поднимают носилки, и белой куклой уносят в ночь. Я плачу и матерюсь, согнувшись в безнадёжный клубок на полу. Но теперь я свободен!
Утром много бестолковых разговоров про того, кто сорвался из окна. Упал? Толкнули? Никто не задумался, можно ли убиться в доску, сиганув со второго этажа на талую рыхлую землю. На Земле много страшных вещей, вдвойне страшных обыденностью. Оттого к ним быстро привыкают, даже ангелы.
К середине тихого субботнего дня о ночном несчастье забыли. За вещами парня приехал старик. Из ординаторской вдвоём с этим длинным и хилым, не нашим, врачом зашли в палату. Деда я видел со спины. Потом он вышел. Вот дела! Он из той же компании... Глянул в мою сторону, быстро отвернулся.
Долговязый врач проводил старика до лестницы, постоял, вернулся ко мне. У него изнеженные, розовые от воды руки и пальцы с плоскими блестящими ногтями, затёртые йодом. Хирург.
- В понедельник готовим вас к операции, - как с высокой тучки, раздался его голос.
Я промолчал. Долговязый переминался с ноги на ногу, решая, как долго до меня доходит.
- Вы не из этого отделения, - сказал я, - правильно?
- Да... - он поморщился, - из области.
- Из области чего?
- Извините, меня ждут.
Он развернулся, не скрывая неприязни, дошел до конца коридора и нырнул в операционную. Следом оттуда вытолкнули каталку. Я оглянулся - лицо закрыто. Опять "белая кукла". В операционной плескалась вода, кто-то смеялся.
- Мертва, как селёдка под луком, - услышал я бодрый голос "хирурга из области".
Ничего. Еще посмотрим, чья возьмет.
Подождав немного, я вышел из корпуса - конец апреля, почти тепло. Рядом пыхтела салатовая "Нива". Дед сидел за рулём, согнувшись, словно против ветра. Я обошел кабину, распахнул дверцу и нахально сел рядом. Посмотрел сквозь деда "стеклянными" глазами, как нас когда-то учили. Тот и бровью не повёл. Сработало - значит, немного "ангельского" во мне еще осталось. На заднем сиденье - небольшой сверток.
- Его вещи?
Дед перехватил взгляд:
- Да. Тяжело.
- Там ничего... такого?
- Записка? - дед задумался, будто только проснулся, потер виски. - Нет. Если что и было, вытрясли.
- Мне уйти?
- Сиди, раз пришел. Один я остался, видишь...
- Знаю. Как он тут оказался?
- От твоей почки он словно сам изменился. Бесстрашный стал, словно бессмертный. Я догадался, что дальше будет, говорил ему - уезжай. Он, было, собрался, а позавчера выпивши был, так ночью в парке хулиганы избили, и "скорая" сюда привезла.
- Ладно, пора мне, - я приоткрыл дверцу. Дед испуганно схватил меня за локоть. Я понял, что не ошибся - ему выговориться надо.
- Это ведь мне первый звонок. Хочешь знать, чем они кормятся? В подробностях?
- Поделись.
- С бесхозными телами просто - потрошат, как кур. В прозекторской, кто сам с этого не имеет, так всё видит и помалкивает. И посерьёзней дела - ловят доверчивых. Дядя один в тубдиспансере, кандидат наук. Найдут подходящего клиента, и с особой отметочкой - к нему. Приходишь здоровый, а тут - нате, туберкулёз. Сестра еще, регистраторша, успокаивает, зараза - может, вас и вылечат.
- Липа?
- Конечно. А кандидат - тут как тут. Молодой, в очках, внимательный, интеллигентный, гад.
- Не любишь, дедушка, интеллигенцию?
- Не перебивай, - дед не понял, на что обижаться. - Покрутится кандидат, пощупает, принюхается - не то что туберкулёз, рак найдет. Ц-р по-ихнему. Сколько народу угробили. Наобещают, обдерут, замотают. Потом видят - готов. Уложат тихо на операцию - и всё.
"Старик, да ты не тронулся ли, - подумал я, - уж слишком ладно выходит".
- Мафия? - говорю вслух.
- Не смейся. Просто свои люди. Это главное. А чем свои люди заняты - всегда второй вопрос. Годами будут ходить от тебя в двух шагах, и ничего не поймёшь.
- Абсурд...
- Мафия - гений абсурда.
- Слушай, ты нобелевский лауреат по абсурду!
- Я бывший механик. И вообще, сынок, мы друг друга стоим.
- Пойми, для меня доконать их - вроде спорта, терять нечего.
- А что ты можешь? - резко спросил дед. - Ну, скажи! - он зверел на глазах. - Ты, мало того что больной, для них такой же ценный урод.
- Я ангел.
- Чего?
- Да ничего. Меня в понедельник зарежут. На операции, - слишком безразлично сказал я. Дед выкатил глаза. - А ты думал, я тут нервы лечу? Мне не жалко. Всё равно эта жизнь - не моя. Как взгляд с другого берега. Только сдаваться рано.
- Выкрутятся. Что мы против них!
- Где их можно накрыть?
Старик молчал. Ну, очень тугоплавкий дядя. Наконец, родил:
- Ладно... Сегодня вечером будет покупатель, говорят, хороший, оптовый. В город не повезут - берегут кадры.
- Куда же?
- На очистную станцию. Я там вроде как сторожем. Место удобное, тихое. В машинном зале обычно сойдутся и беседуют. Ну и холодильники с "товаром" там у них.
- Сам уходи. Доберёшься в город - позвони ментам. Так, для очистки совести.
- Ладно, - тихо сказал старик. - Всё сделаю. Будет как надо.
- Если для них стараешься... - дед помрачнел, закрыл глаза и опустил голову. Мне стало неловко. - Извини. Сам тоже, как сможешь - уезжай. Не тяни.
Я вышел, старик уехал. Немного жалко - мы с ним, действительно, два сапога пара. Поднял голову, посмотрел на окна второго этажа - вроде, никого...
Жду ночи. Откроют черный ход - привезут из столовой ужин. Тихо исчезну из больницы. Рядом гаражи, мне туда. Пластырь на небе - солнце - уйдёт. Я пока не человек, я ангел, пусть и пятого порядка. Я стану глазами их страха. Черный мир без цвета и образа одним звуком и дыханием распахнётся во мне. Изо всех дорог я найду единственную, она приведёт к цели. У тех за плечами - сила, власть, задушенная совесть и нерастраченная подлость. У меня нет крыльев, их и не было никогда, есть только голова, руки да старенький мотоцикл с чихающим мотором и сорванной передачей. И еще я не знаю - справедлива ли месть.
За городом, в лесу, недостроенная очистная станция. В восемь вечера я уже там. По просеке неверный весенний ледок. Тревожно и свободно на душе.
Эти приехали. Рядом с будкой охраны - три свежезаляпанные легковушки. Душевный дядя из тубдиспансера, весёлый хирург из области, "покупатель", а за ними - ниточки, липкая, хваткая, паутина.
Лампы дневного света у ворот, ржавый дебаркадер. Щитовая где-то рядом, в сумерках не разобрать. Это всё, что видно с моего берега. Мост, конечно, не позавидуешь - деревянная времянка с полусгнившим настилом, под ним черная вода, холодом тянет, как в трубу. Выше по реке хороший мост, да дорога по их берегу упирается вон в те ворота - блок-пост, наверняка собака, лампы-звери, сигнализация...
Подхожу к самой воде, смотрю вниз. Оглядываюсь - тихо, никого. И, всё же, осторожней - я не умею плавать, ангелов учат только летать. Или уйти из игры? Избавить от лишних хлопот и их, и себя? Нет, подальше, подальше от воды.
В косом свете дальнего фонаря веду мотоцикл через мост. Ну, вот я и на месте. В домике охраны - пусто, дед ушел. Отпустили спокойно, ничего не боятся. Или слишком уверены в себе. Не понимают, как это вредно.
Обхожу машинный зал почти кругом. Дверь щитовой открыта. Старик не подвёл. При свете фонарика разбираюсь, что к чему. В стороне - общий рубильник, секция наружного освещения, насосы... Вот двери зала. Черный водоупорный щит отрежет всю компанию. Хватаю деревянный штырь, втапливаю в кнопку. Где-то щелкнуло, пошла тяжелая заслонка. Через минуту большой рубильник - вниз! Готово, станция обесточена. Клетка захлопнулась.
Машинный зал - полуподвальный, невысокий. На уровне потолка, чуть выше земли, тянутся кубики стеклянной плитки. Ищу разбитую, тихо достаю осколки. Пусть не сразу поймут, откуда гарь. По дебаркадеру подгоняю мотоцикл, ставлю выхлопной трубой в прореху. В баке довольно бензина, чтоб через четверть часа они ощутили вкус к жизни.
Внутри грохот. Ага, cообразили, бьют стёкла. Ну, это мелочи - разворачиваю машину так, чтобы выхлоп шел по всему короткому ряду окон. Раньше это показалось бы страшным сном. Как легко и просто переступить через себя. Легко и просто... Кто я, уже человек?
Тянучую боль в боку я в спешке не замечал, теперь она брала своё. Опять что-то, не зависящее от меня, суёт нос в дела, рушит планы. Уже больно дышать и временами безразлично, что творится вокруг. Зачем держу рукоятку?.. Перед глазами плывёт, но мотор захлёбывается наяву, и снова выкручиваю газ. Всё, валюсь в седло, головой на руль. Темнота.
Сколько прошло времени? Холодный пот, туманная, ватная слабость, но легче дышать и голова страшно ясная. Как там эти? Глушу мотор. Сначала - тишина, потом невнятные звуки снизу. Живы. И кто бы знал, как я этому рад! От шоссе, всё ближе, сирена. Значит, старик позвонил ментам. Как бы охотника не перепутали с добычей. Даю газ, отпускаю сцепление. Пока!
Впереди мост. Сумею сосчитать целые доски или одной-двух в темноте, впопыхах, не хватит? Да какая теперь разница... Хлюп-хлюп, проехали. Еду без фар по пустой дороге, ближе к плотине - гасит шум. За спиной - расплывшаяся в ночной черноте очистная станция.
Странно, легко ушла боль - не помню такого короткого приступа. Мне было легче, чем им - задыхавшимся, нелепо угодившим в ловушку. А всё же этого хватило, чтобы они остались. И пусть выкрутятся в очередной раз. Жизнь - ошибка? Что ж, дарю им её, пусть пользуются.
Я не знаю, сколько осталось мне и в чем мой выигрыш. Давно прошли времена, когда казалось, что за каждым поворотом - удача или нежданная радость.
Теперь я знаю несчастье, но не уверен, что в счастье мне было бы легче. Отказываюсь принимать это маленькое земное счастье. Почему? Боюсь потерять. Я больше не ангел, я смертный человек, и не зависит счастье от меня. С языка срывается - люди, будьте счастливы; душа шепчет: ваши беды ваша опора. И никакие вы, в сущности, не злые. Так что же, добрые, потому что несчастные?
Нет. Несчастные, потому что добрые.

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"