Левченко Татьяна и Механник Ганн: другие произведения.

Вселенский Заяц

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Рассказ написан в соавторстве с Механником Ганном http://samlib.ru/m/mehannik_g/
    На конкурсе "Нереальное Красноярье", проводившемся газетой "Строитель. Енисей" в рамках фестиваля фантастики "Вечные паруса", рассказ занял третье место в дивизионе Супер. Да чего скрывать, рассказ просто супер!
    На конкурсе "Белый мамонт" занял 6 место из 20 в 18-й группе. По очкам 11.76 (голосовали 17 человек)
    Текст озвучен: "ПослеSLовие"

Глава 1. Марсуанский телепорт
- Вот ведь абракадабра... - Волков потерянно переводил взгляд с одной вывески на другую.
Знакомых букв не наблюдалось. Была сутолока, завалы багажа и нестерпимая, убийственная жара. Сверкая зеленовато-бутылочным фасадом, Трансгалактический вокзал надрывно гудел флеш-антенной, вращал ленты эскалаторов, сглатывал-сплёвывал разномастную пассажирскую лавину и тянулся парадной линией до самого горизонта.
Волков вздохнул, посмотрел в сизое марсуанское небо. Не обнаружив ни единого спасительного облачка, поправил панаму и побрёл к горизонту.
- Мне бы зал ветконтроля, - обречённо бормотал он, продираясь сквозь толпу спешащих мимо хомо сапиенсов. Суета, гомон, косые взгляды. Кто ты, откуда и зачем у тебя на поясе кобура с плазмоганом?
"Табельное оружие, табельное. Положено, значит, мне", - мысленно оправдывался Волков.
Запыхавшийся толстяк отдавил ногу, извинился, осмысленно выслушал вопрос, ткнул пальцем в ближайший вход и убежал.
- Не может быть! - безнадёжно выдал Волков и, жмурясь от солнечных бликов, прильнул лбом к горячему витражу. Сквозь тонировку проступили ряды зелёных кресел, тусклые малахитовые колонны, ядовито-травяные стены и фигурки пассажиров с недозрелыми лицами.
Волков поёжился. В ногах вздрогнула сумка-переноска.
- Тихо, тихо, - присел к ожившему багажу и погладил сквозь сетку рыжий пушистый комок. - Чего это ты, друг Василий?
Кот насторожился и замер - за изумрудным стеклом скалилась мокроносая морда овчарки.
- Вот, блин! Нашли всё же ветеринарку!
Волков радостно щелкнул пальцами, кот фыркнул, собака зевнула.
Бесконечно длинная строка бежала над входом:
"ВИП - ЗОО - ЗАЛ - ЗОО - ЗАЛ - ВИП..."
Прозрачные створки турникета испещрены отпечатками рук, лап и замысловатыми следами неизвестно чего. Волков привычно проверил кобуру и, прижав сумку к груди, ступил в вип-зоо-зал. Кондиционер обдал холодком. Василий недовольно мяукнул.
- Кайф! - не согласился Волков. Блаженно постанывая, сдёрнул панаму, затряс рубашкой, впитывая водопад прохлады, и неожиданно для себя вспомнил куплет рождественской песни. Спеть не удалось - кот дёрнулся и испуганно зашипел. Волков поискал глазами пса. Тот лежал у ног худощавой брюнетки. Поблёскивая тонкими спицами, его хозяйка вязала полосатый носок. В соседнем кресле вращались разноцветные клубочки.
"Этого еще не хватало", - смутился Волков и споткнулся о край дорожки. Василия он успел развернуть хвостом к сомнительному действу.
Бросив взгляд на неуклюжего пассажира, рукодельница затянула узелок, откусила нить и вывернула носок.
"Симпатичная девушка, - отметил Волков, - но неземная какая-то".
Девушка поддёрнула подол длинного цветастого сарафана, скинула сандалию с бахромой и примерила обновку. Пёс закатил глаза.
"Я тоже хочу", - возникло у Волкова в голове. От простоты мыслей он крякнул, почесал затылок и решительно шагнул к справочной.
На мониторе информатора появилось девичье лицо и произнесло бесцветным голосом:
- Тут люди обслуживают, а не роботы! У нас технический перерыв, гражданин! Аккумулятор телепорта заряжается.
Волков вспомнил тяжкий гул флеш-антенны и задал дурацкий вопрос:
- И долго?
- А вы сами как думаете? Идёт закачка из черной дыры! - девушка надула губки и отключилась.
Из приоткрытой двери подсобки показалась рука с таможенными нашивками на рукаве и ловко швырнула в мусорную корзину смятую пивную банку. Дверь закрылась.
Волков облизнулся: 'Марсуанское пиво заряжает мозги', - и направился к регистрационной стойке.
Сбоку из-за колонны выступил квадратный человек в сером камуфляже с заячьей губой. Скрипучей тележкой загородил Волкову путь. Под матовым колпаком в тележке сидел какой-то зверь.
- За мной будешь! - твёрдо сказал очередник и скрестил на груди руки. Лицо его стало каменно-суровым.
- Я думал, по служебным делам без очереди. Как ветврач...
- Да хоть как чёрный грач. В очередь!
Волков пожал плечами. Василий презрительно мявкнул.
- Тихо-то как, - сказала вдруг брюнетка и, вооружившись спицами, повела счет петлям нового носка.
"Времени зря не теряет", - подумал Волков.
Осмелев, присмотрелся: волосы в прямой пробор, ленточка вдоль лба, на шее талисман на кожаном шнурочке, фенечки-браслеты. Сообразил: 'Так она же хиппи!'
Уловив восторженный взгляд, девушка подняла лицо и улыбнулась. Он улыбнулся в ответ.
"Вот и стусовались!"
- Пора бы уж, - прозвучал унылый голос. В дальнем углу, под рекламным плакатом "Лучшее родео галактики" на огромном чемодане восседал длинный и тощий... Волков задумался - то ли ковбой, то ли жокей. На плече у незнакомца сидел фиолетовый крокус - самый обычный крокусянский попугай. Птица чистила пёрышки и выкусывала под крылом блошек. Рядом с чемоданом, пятки вместе - носки врозь, стояли узкие блестящие сапоги, увенчанные смятой широкополой шляпой. Вытянув босые ноги, ковбой-жокей шевелил пальцами, помахивал над ними коротким хлыстом, словно разгоняя невидимых мух, и печально вздыхал:
- Закачка у них, видите ли. А нечего безбилетников в телепорт пускать, из-за них теперь полдня коту под хвост.
Василий возмущённо заёрзал в сумке-переноске.
- Черт, черт! - заверещал попугай. Волков хмыкнул. - Собака дра-а-ная-я-я-я! Кошка дохла-а-я-я-я!
Пёс встрепенулся, тявкнул нехотя. Василий фыркнул.
- Дракоша, прекрати! - жокей легонько придавил шею попугаю, отчего звук стал еще выше:
- ...дранаяяя!
- Тихо, Калман! - девушка наклонилась, погладила овчарку.
"Да уж, компания!" - развеселился Волков.
Голос по громкой связи объявил:
"По маршруту "Слава мира" остановки в третьем секторе не будет. Пассажиры проследуют в десятый сектор по техническим причинам. Претензии не принимаются".
И на галактической латыни повторил:
"Зит транзит 'Глория Мунди'".
Квадратный дядька в камуфляже посмотрел на часы, поморщился и нетерпеливо постучал ребром ладони по краю тележки. Внутри матового колпака зашевелился зверёк, поддел носом стеклянную кромку. Показалась острая мордочка, потом уши... щелк! - уши выскочили наружу. Заяц.
- Привет, ушастый, - улыбнулся Волков.
Заяц кивнул, уселся столбиком и поправил лапкой взъерошенную шерсть на груди.
Волков развернул сумку-переноску:
- Знакомься, Василий. Наверное, это заяц.
Кот равнодушно глянул через сетку и отвернулся.
- Мимо, - разочарованно протянул Волков и обратился к квадратному человеку: - А зайчик какой породы? Знакомый вид, и не вспомню, долго с крупными зверями работал.
- Мумо, - пробасили в ответ, не отрываясь от веера документов. - Его зовут Мумо, - и, сунув Волкову в лицо пожелтевший листок, человек грозно спросил:
- Вы Пококовскую сертификацию понимаете?
- Пока...кака... - растерялся Волков, собрался с духом и ответил: - Нет!
Собеседник снисходительно улыбнулся и вернулся к бумагам.
Заяц скривил мордочку, показал на камуфляжного дядьку, провёл, как сумел, лапой по горлу и яростно затряс ушами. Волков помотал головой: 'не понимаю!'
Гул антенны затих, в служебном коридоре открылась дверь. В зал вплыла дородная блондинка в униформе цвета хаки, хлопнула на стойку опломбированный портфель и зычно выдала:
- Паспорта на стол, документы на животных в развёрнутом виде. Подходить по одному. Получивших чипы и маршрутную карту попрошу не скапливаться в проходе. Портал телепорта по коридору налево, туалет направо.
Первым к стойке подошел жокей. Блондинка достала из портфеля два чипа:
- Как пользоваться, знаете? Ваш хомо-чип-телепортатор - контактом на шею, бестиа-чип-телепортатор - попугаю на лапку. Всё понятно?
- Да знаю, мадам, не впервой летаем, - и протянул руку.
- Гражданин, попугаю чип при мне крепите.
- Это почему?
- Забудете надеть или неправильно закрепите, попугай телепортируется в тартарары, а мы его ищи потом по всей вселенной. Или того лучше - смешаетесь на выходе с попугаем. Претензии мы не принимаем, - регистраторша сделала страшные глаза. - Но и премии из-за вас не увидим.
- Да мне ваша премия... Давай сюда бумаги... Ну!
Блондинка нахмурилась, разогрела щёки до багровых тонов:
- Гражданин, пока не очипите попугая, документы не отдам! Отойдите. Следующий!
Квадратный дядька подкатил громыхающую тележку. Блондинка отсканировала штрих-код с Покаковского сертификата, украсила бумагу фиолетовым штампом и кинула на стойку чипы, как кости в игре:
- Зайчику на ушко, вам на брюшко. Знаете, да?
Квадратный кивнул.
Волков подал документы, получил два чипа - зелёные квадратики - себе и коту. Тут, расталкивая очередь, протиснулся маленький загорелый энкидианец с планеты Шухример:
- У меня не принимают ветеринарный паспорт! - заголосил он и протянул клинописную табличку.
- Правильно - сканер его не возьмёт. Ждите, будем оформлять вручную. У вас кто, перламутровый чибис?
- Чибис! Они его пигалицей назвали. Мардук им судья!
- Чем вы недовольны? Чибис и пигалица одно и то же.
- Чибисом я доволен, обслуживанием - нет! Дайте жалобную карту.
Блондинка высоко воздела грудь и объявила:
- Так! Регистрация временно приостанавливается. Прошу не расходиться, сейчас приглашу старшего смены, - портфель в руки, и ушла.
Жокей подбежал к стойке, схватил забытые чипы и, толкнув энкидианца, бросился к чемодану. Энкидианец от неожиданности выпустил чибиса из рук. Хохлатый взмыл под потолок, зацепился за плафон, и сделал Волкова счастливым на всю рубашку.
"Вот же пигалица" - подумал тот, глядя почему-то не на чибиса, а на девушку-хиппи. Не сдержавшись, она хихикнула. Волков окончательно смутился и побежал в туалет. Спиной к двери на коленях стоял жокей и прилаживал звериный чип-телепортатор к своему зеленовато-желтому чемодану. Рядом на полу, вытянув лапки, с закрытыми глазами обездвиженно сидел попугай.
- Вам помочь? - спросил Волков и тут же понял, что сморозил глупость.
Жокей обернулся, резво вскочил и уселся на чемодан, аккурат на то место, где был злополучный чип. Разглядывая пятна на рубашке, Волков подошел к умывальнику.
Отмыв перламутровые кляксы, подставил шею под ледяную струю. И тут в голову ввинтился сначала тихий, но очень странный и беспокойный звук. Тональность росла, менялась, переходила в тонкий вой, как будто на базарной площади резали кролика. Это был настоящий модулированный ультразвук - оружие полиции для разгона демонстрантов. И шел он из зала ожидания.
"Там же Васька в переноске!"
Волков рванулся к двери... Выход загородил жокей:
- Друг, спасай!
- Да мне кота...
- Знаю. Возьми чемодан, скажи, что твой. На Земле отдашь. В ПАНСиб ведь летишь, я слышал. Там отдашь, я найду! Только чип не отлепляй, так надо.
- С ума сошёл...всадник?! - Волков задохнулся.
- Выручай, землячок! Я же тоже с третьей планеты.
- Что в чемодане? - набычился Волков. - Контрабанда?
- Ничего, ничего. Смотри! - жокей щелкнул замком, распахнул чемодан. Повеяло инкубатором драконариума, но чемодан был, действительно, пуст. - На вот, не отказывайся, за услугу, - жокей пихнул мятые купюры в нагрудный кармашек влажной волковской рубашки, хлопнул по плечу: - Теперь пошли. Уши затыкай! - и первым выскочил в коридор.
Волков, так и не поняв, отчего согласился взять чемодан, вернулся в зал. Центром внимания был заяц Мумо. Он вытянулся столбиком, отчаянно зажмурил глаза и, самозабвенно покачиваясь, выл тоскливую песню. Девушка-хиппи закрыла лицо руками, блондинка регистраторша спряталась за стойку, энкидианец лежал на полу, рядом валялся чибис.
Жокей подскочил к Мумо и ткнул его концом хлыста. Электрический треск. Заяц умолк, повалился на бок, изо рта выскочил кляп. Стал слышен звук штатной сирены. В зал вбежали двое полицейских и начальник смены телепорта.
  "Ведь этот зайчик - лепус экстремитас, матерщинник редчайшей породы" - понял, наконец, Волков и удивился: - "он же к вывозу запрещен за ненормативную ультра - лексику. Вот теперь их обоих повяжут, и зайца, и дядьку в камуфляже".
Он поискал взглядом квадратного человека. Не нашёл. Захолонуло сердце - не было и переноски с рыжим ученым котом! Украли Ваську.
- Что здесь происходит? - спросил начальник.
- Он дурно обошелся с зайцем, - вмешался энкидианец, крепко державший обморочного чибиса.
- Документы! - потребовал низенький жирный полицейский, похожий на упитанного гуся, и ткнул пальцем в жокея. Принял за уголок карточку, прокатал сканером... - Три срока за контрабанду редких животных?.. Опа-на! Да ты, брат, в розыске на планете Земля. Подлежишь телепортации и планетарному суду. Стой на месте и не шали!
- Да я и так туда лечу!
- Теперь полетим вместе, - загоготал полицейский и прищелкнул себя наручниками к жокею.
- Где штатный ветврач? - спросил начальник смены.
- Болеет, - встрепенулась блондинка. - Укушен гигантской гарпией.
- Кто-нибудь, помогите зайцу!
- Я ветврач, - сообщил Волков.
Второй полицейский лениво скользнул взглядом, упёрся в кобуру с плазмоганом и, оживая, хитро улыбнулся:
- Разрешение есть?
- В базе данных драконариума.
- Зачем? Дракона везёте?
- Кота... У меня кота украли!
Полицейский взял Волкова в прицел голографа, сверился по базе данных и с ухмылкой произнёс:
- Что, работаем в драконариуме?
- Работал...
- Разрешение не отозвано, но на Землю с плазмоганом без дракона нельзя. Придётся сдать.
Тут девушка - "хиппи" подошла и тихо прошептала:
- Тра-та-та, тра-та-та, мы везём с собой кота...
Полицейский спросил Волкова:
- Шутим, гражданин? Какой плазмоган, ведь это кот. Ветврач, говорите?.. Окажите животному помощь!
Волков хотел возразить, но девушка взяла его за руку:
- Помогите ему!
Мумо успешно симулировал обморок, следя за доктором из-под полуприкрытых век. Волков вздохнул: "Чего ж ты, брат, от меня хочешь?", достал из кармана любимый с детства бумажный столбик с большими таблетками, одну положил себе за щеку, другую ласково предложил Мумо:
- Примите аскорбинку.
Заяц встряхнул ушами, мгновенно и убедительно входя в раж, и выдохнул:
- Аскорбительную кислоту жуй сам! Бля бу!
- Вот те раз! Тогда будем действовать решительно, - Волков подхватил дебошира за уши.
- Куда? Кудаааа! - тихо шипел заяц и дёргал задними лапами.
- В мусорный телепорт! - ответил Волков и зашёл в подсобку.
- У-у-у! Су-у-ки! Я редкая, бля, тварь! Меня любить и холить надо, бля!
- Будет тебе бля, - сурово выдал Волков и выключил свет.
- А-а! Не надо! Я уже добрый! Я всё скажу.
- Разъякался тут, матерщинник ультразвуковой.
- Это не мат, бля, это энергия продолжения рода!
- Мне всё одно. Счас поедешь чистить морковку на Альфа-Центавру.
- Стойте, гениальный доктор! Я! Ну да, я, я знаю единственную мировую тайну, от которой не сплю уже двадцать шесть дней, сегодня двадцать седьмой. И рот мне не заткнёте, как этот браконьер Морковников.
- Это я уже понял... - Волков включил свет, сел в кресло, пристроил зайца на широкий подлокотник. - Только доктор тут причем? Рассказывай, но быстро - и тихо...
- Всё очень просто. Если кошка съест улитку, если кошку съест волк, на спину волка сядет заяц, старый больной дракон поднимет их в небо и сбросит на землю, а заяц спасётся и завоет на луну, то мир - угадайте? - преобразится, схлопнется, очистится? Бля!!!
- Бред! - решительно выдохнул Волков и раскусил аскорбинку. - Кошки не едят улиток.
- Тебе овчарка понравилась? - поинтересовался вдруг Мумо. Волков округлил глаза. - Тогда по существу, - продолжил заяц и нетерпеливо вздрогнул ушами. - С девушкой хочешь поближе познакомиться?
Волков вздохнул:
- Хочу!
- Значит, придётся поверить в бред!
К стойке ветконтроля Волков вернулся с зайцем, который молчал и спал. Начальнику телепорта объяснил:
- Это не лепус экстремитас. Он повторяет слова как попугай. Если зайца нельзя вернуть хозяину, разрешите забрать на Землю. Всё равно кота украли.
Полицейский нахмурился, заяц открыл один глаз и забурчал.
- Пропустить ускоренным порядком! - распорядился начальник смены. - От греха...
Тем временем полицейские вежливо, но крепко взяли жокея под руки и вывели из зала.
Волков подхватил чемодан. Ненужную скрипучую тележку повёз в пункт забытых вещей. По дороге вспомнил про попугая Дракошу. Птица так и сидела на полу. Ветврач нагнулся к попугаю...
"Ага, точно, киборг! Отключен".
Волков коснулся чипа на чемодане и задумался. Потом раскрыл его, сунул попугая, и снова захлопнул.
- Внимание, - ожила громкая связь, - начинается телепортация на планету Земля. - Просьба не задерживать отправление...
- Без билета не положено! - перед входом в телепорт блондинка грудью стояла на пути девушки с овчаркой. - И так уже кто-то уехал через служебный телепорт. Бардак, а не телепортал.
- Я не знала, что нужен билет!
- Девушка, милая, а как вы сюда-то попали, вы ж не похожи на марсуанскую принцессу.
- Сюда? По стреле времени.
- Да вы что, издеваетесь? Какая еще стрела? Вот как сюда прибыли, так и летите обратно. Не пущу!
Волков вспомнил про деньги жокея, и через пять минут протягивал блондинке два билета - свой и купленный для девушки с собакой. Блондинка только покачала головой:
- Сумасшедший день! Возьму отгул и полечу на Айс-Астероид, кататься с гор, успокаивать нервы.
Марсуанский телепорт выглядел дизайнерским изыском, не обычным лифтом, а сказочным камнем у развилки дорог. Направо - служебный телепорт с кодовым замком. Cлева узкая дверца, почти щель, в воздухе колышутся буквы:
"Осторожно! Для бестелесных сущностей".
Пассажирская кабина в центре, прямо под ней бункер для животных, на жаргоне "поддувало" или "собачий ящик". На "сказочном камне" табличка: "Выпущен Красноярским заводом объёмных и квантовых телепорталов в 2050 году. Начальник ОТК Ледовский". Волков ознакомился, покачал головой:
- Эх, родные места, побывать бы там... А вы откуда?
Девушка показала на дверцу для бестелесных сущностей. Волков удивился:
- Вы привидение, что ли?! Совсем не похожи.
- Нет, просто там стрела времени. Не все знают. Мне срочно нужно попасть на Землю, поэтому я здесь. Из-за меня разрядился телепорт. А что такое билет, только сегодня узнала.
- Сразу по стреле на Землю не могли?
- Нельзя. Здесь начало.
- Начало чего?
- Мне сказали, это знает тот, кто встретится со мной на Марсуании.
- Обидно. Я думал, вы мне расскажете. Кстати, не видели, кто украл кота?
- Видела. Тот, который с заячьей губой, в пёстрой одежде.
- Вот кто прорвался в служебный телепорт. Значит, они уже на Земле.
Девушка промолчала. Овчарка смотрела то на Волкова, то на хозяйку.
- Калман, тебе - в собачий ящик, - и пёс послушно нырнул в "зверское" поддувало. Следом прыгнул заяц. Волков подумал и туда же запихнул чемодан.
По терминалу бежали привычные строчки - выберите расстояние в парсеках, пункт назначения, количество мест и нажмите "интер". Выбрали программу, шагнули внутрь. Сказочный камень превратился в туманную субстанцию. Телепортация, конечно, дело мгновенное, но не зря придумана имитация подлёта на самолёте, чтобы не было шока от секундного перемещения в пространстве.
  Волков комкал панаму - пригодилась, а до того не знал, куда девать. Стесняясь глянуть девушке в глаза, рассматривал кулон на шее, окаменевшую улитку из агата.
- Как вас зовут?
Волков вздрогнул:
- Андрей.
- Странное имя, никогда не слышала.
- А вы?
- Агатовая Змейка.
"Как же её в детстве-то звали? Агата?.. Гата... Агатка!"
- Моё любимое имя!
Словно флеш-антенна гудела в голове, тянула в воронку черной дыры. Волков уже, не отрываясь, смотрел в лицо Агатовой Змейке, и она не отводила взгляд.
- Почему вы везли кота, если разводили драконов?
- У нас один "горыныч" воровал чужие яйца. Выследил я его, а дракон здоровенный, хотел мне шею сломать. Ну, я его и подстрелил, в порядке самообороны. Он был редкий... - Волков запнулся, чуть не ляпнул "гад", - редкий птеродактиль. Перевели на кошек. Вёз Василия на конференцию в ПАНСиб. И снова "прокололся". Выходит, неудачник я.
- Как, вы тоже в ПАНСиб? И я, на стажировку.
- Летите первый раз? Чип крепко посадили? Вдруг на выходе смешаемся, не боитесь?
- Если смешаемся, значит, не боюсь.
Прозвучал звоночек, над дверью вспыхнула эмблема - белая снежинка на синем фоне. Из тумана соткались иллюминаторы на стене, в них поплыл огромный город среди тайги, надвое разрезанный рекой, потом побежала взлётная полоса, и телепорт принёс их в Новосибирск, внутрь стеклянного куба аэропорта Толмачево.
Люди вышли из кабины, из "поддувала" выпрыгнул заяц. Волков достал чемодан.
- Калман! - Андрей тихо свистнул.
И Агатовая Змейка позвала пса. Тишина.
Волков внушительно посмотрел на зайца...
- Не видел! Задремал.
- Может, тоже уснул? - Андрей чуть не влез в "собачий ящик". - Нету!.. - развел руками и тревожной кнопкой вызвал группу розыска багажа.
- Что ищем? - спросил дежурный андроид, облепленный наклейками для багажа.
- Овчарку.
- Минуточку. Кличка Калман? Телепортировалась штатно. Чип сдан.
- Где же она?
- Не знаю, наверное, ушла с хозяином. Сканеры её не видят, значит, в здании собаки нет!
Глава 2. ПАНСиб
- Ваську рыжего привезли?
Волков обернулся. Седой шаман с витыми змейками-шнурками на плечах, но при галстуке и с беджиком ПАНСиба - отделения Планетарной академии наук - улыбаясь, смотрел то на Андрея, то на Агатовую Змейку. В правой руке шаман держал сухую заячью лапку с медным колокольчиком. На эту же лапку почти с человеческим суеверием в глазах косился заяц Мумо.
- Ирбис! - Агатовая Змейка обняла шамана.
- Пропал Васька, - расстроенно сообщил Волков. - На Марсуании исчез. А тут теперь еще Калман...
- Какой Калман? - Ирбис глянул на часы. - У Василия в два часа доклад на семинаре в "стекляшке"... в смысле, в Доме Ученых! Неприятная штука получается. Придётся отвечать!
- Вот пугать нас не надо! - прокашлялся Мумо. - Раз, раз... проверка связи...
- Молчи! - под взглядом Волкова заяц притих. - Украли кота. Потерялась собака. Остался заяц. И чемодан с попугаем. Но попугай ненастоящий. Думаете, ерунду говорю? - и распахнул чемодан.
Киборг-попугай приоткрыл глаз, взглянул на шамана и тонким измученным голоском просипел:
- Собака дранаяяя!
- Ерунда качественная, - шаман захлопнул крышку. - Заяц говорящий вам зачем? Ты кто, контрабандный лепус экстремитас? - Мумо затряс головой, не признаваясь. - Всё понимаем, а сказать не можем?
Заяц фыркнул и прижал уши:
- Я ультразвук не применяю в личных целях. Только во славу науки. Вы амулет поосторожней держите!
- Это? - шаман покрутил заячью лапку. - Ключи от машины. Зайца не хотите сдать в виварий?
- Вообще-то, хочу... - нерешительно сказал Волков.
- Что вы, ласковый доктор! - запричитал заяц. - Мумо пойдёт только с вами.
Андрей подумал и кивнул:
- Мумо останется.
Заяц от удовольствия закатил глаза и тихо запел: "в тёмно-синем лесу, где трепещут осины..." (с)
  На стоянке по звону шаманского колокольчика заурчал движком черный "сибириус"-амфибия с коронованным соболем на капоте.
- Можно чемодан взять в салон? У вас просторно.
- У меня везде не тесно, - Ирбис небрежно забросил чемодан в багажник.
- Странно, - сказал Андрей. - Думаю я. Думаю вслух.
- О чем? - повернулся шаман.
- О чем? - дотронулась до рукава Агатовая Змейка.
- Откуда вы знаете друг друга, если Агата впервые на Земле?
- По прошлым временам, - улыбнулся Ирбис.
- Вежливые люди работают в ПАНСибе! - восхитился Андрей. - А шаманы, что, шаманят?
- Нет. Двигают науку. Знаниями и силой воли.
- Драгоценные люди! - подал человеческий голос Мумо, сидя у Волкова на коленях. - На какую тему у Василия доклад?
- "Межзвёздные импульсы радости и счастья", - ответил Ирбис.
- Моя любимая тема, - вздохнул Мумо.
- Да уж, по импульсам спец! - Волков вспомнил звуковую атаку.
Ирбис подмигнул зайцу:
- Доклад прочитаешь?
- Почту за счастье!
- Значит, по рукам... и по лапам.
Миновали Коммунальный мост, "сибириус" включил полётные огни и тихо взмыл в светлеющее небо - в Новосибирске полседьмого утра. Ирбис повёл машину к Бердскому шоссе, в сторону Академгородка. Справа Обь сверкала на солнце, слева в густой тени берегов спряталась Иня. Позади остались многоэтажки Первомайского района. Прямо по курсу за Обским морем, как рисунки Наска, зелёные острова прорезали корпуса ПАНСиба. "Сибириус" завис над мишенью посадочной площадки и мягко опустился перед гостиницей "Золотая долина", рядом с небольшим полицейским вертолётом.
- Добро пожаловать в ПАНСиб! - Ирбис взмахнул колокольчиком, мотор заглох.
- Галактические копы! - Волков показал на звёздную эмблему вертолёта и латинскую надпись "ordinis publicae" - "полиция".
- Охраняют важных гостей. У нас со всей галактики слёт. Десять тысяч лет назад в созвездии Водолея взорвалась звезда.
- Рванула? Но... блин! Жалко звезду-то! - огорчился Волков.
- Теперь это туманность Helix Nebula, в просторечии "Глаз Бога". Буквально рядом с нами, шестьсот световых лет. Месяц назад Ухо Земли обнаружило в центре туманности заряд первичной энергии.
- Ухо чего? - перебил Мумо.
Шаман усмехнулся:
- Радиотелескоп в Бурятии.
- Что это за заряд? - поинтересовался Волков.
- Поток провещества, создающий или уничтожающий планеты.
- Интересно, - буркнул заяц.
- Ещё бы, - Ирбис закашлялся. - Заряд движется к Земле.
- И через шестьсот лет прибавит всем летнего загара, - брякнул Мумо.
- Не угадал! В Солнечной системе он будет завтра.
- Вот это скорость, - выдохнул Волков. Мумо его поддержал, затряс ушами.
- Что-то произойдёт, а мы даже не знаем, в какую точку планеты придётся удар.
- По мне, так, если шибанёт - неважно, куда. Вся Земля накроется медным тазом.
- Свет Глаза не оружие, а сила, которую мы пытаемся понять. Это не первый "взгляд" на Землю. Если верить легендам, Улитка посылала импульс в античные времена, когда появились скифы, - Ирбис любезно пропустил вперёд: - Прошу!
На входе Андрея задержал увязший в "вертушке" толстяк-полицейский с Марсуании. Арестованного жокея рядом не было. В руках стража порядка Волков увидел знакомые остроносые сапоги. Предусмотрительно отодвинув подальше от себя шпоры, толстяк пытался пробиться сквозь узкий проход. Выглядел он крайне расстроенным.
- А где же...
Полицейский поднял сапоги:
- Сбежал. Самовольно изменил программу телепортации и скрылся. Да еще сапоги подсунул, виртуоз сто мимоз! Видео в гостинице записало похожего гражданина, причем босого, вот ищем. Увидите - тут же сообщите. Если не найду проходимца, меня с Марсуании на Марс переведут, а там зимой, сами знаете, минус сто двадцать. Холодновато!
- Сочувствую! - бросил заяц.
Полицейский хмыкнул, дёрнулся и вылетел на волю.
Возле ресепшена Волков потянул Ирбиса за рукав, шепнул:
- Номера хоть рядом будут?
- Я шаман, не колдун... Вот, размещайтесь, номера через один.
- Хочу сегодня получить расчет и сгонять в Красноярск.
- Что там?
- Родина.
- Кто-то ждёт?
- Пожалуй, никто...
- Пойдёмте в Президиум, но побыстрей, в десять лекция на кафедре геофизики ИГМ.
- Это что?
- Институт геологии и минералогии ПАНСиба.
- Кто Мумо заберёт после доклада в "стекляшке"? - встрял заяц.
- Может, всё-таки, в виварий? - безнадёжно предложил Андрей.
- Я вам не кролик для опытов! Я экстремальный заяц Мумо.
- Тогда - ко мне домой, - вздохнул Ирбис.
В Президиуме ПАНСиба у Ирбиса был собственный кабинет с золотой табличкой:
ИРБИС-ХАН
Заведующий лабораторией космогонической стратегии
доктор геолого - минералогических наук
шаман
Андрей краем глаза рассматривал стеклянные шкафы, заполненные такими же интересными вещами, как лапка с колокольчиком. Ирбис бросил ключи "сибириуса" на стол, кивнул:
- Садись. Давай командировку.
Черканул золотым пером:
"В бухгалтерию: отложить выплату суточных и полевого довольствия до возвращения доцента Басси-Левса. Завлаб КС ИГМ Ирбис-Хан". И припечатал.
- Что за Басси-Левс?! - возмутился Волков. - Рыжий Васька?
- Тебе Васька, ПАНСибу доцент. Потерял кота - ищи, - вернул листок: - Успехов!
- Во как?! Ну и ладно, - Волков постучал ребром ладони по косяку. - Мы топорно, мы с размаху, мы без промаха и страху... Найдем доцента, не переживайте. Я о другом. Где она?
Ирбис, не глядя, усмехнулся:
- Кто?
- Агатовая Змейка.
- В малой обсерватории ИГМ. Погоди, романтик, пропуск выпишу, туда так не просочишься.
Со стен геоинститута смотрело широко распахнутое космическое око. Helix Nebula, Туманность Улитка. Или "Глаз Бога". Во всех ракурсах и оттенках, огромное, настырное, чужое. Волков шёл как под прицелом. И что хотел сказать Агате - тут же забывал.
Прохладный полутёмный зал. Малая обсерватория. Кресла ступеньками поднимаются вверх, к зашторенным окнам второго света. Вместо кафедры - управляющий компьютер телескопа, на стенах - страшные шаманские маски. Агатовая Змейка с другими аспирантами следит по большому экрану за той же "глазной" туманностью. Пиктограммы в бегущей строке - как наскальные рисунки.
- Андрей, привет! - и придуманный разговор опять вылетел из головы. Да и ни к чему...
Девушка шагнула навстречу.
- Агата, я, наверное, знаю, кто должен рассказать вам про дела земные.
- Я тоже догадалась. Только можно по-другому?
- Как?
- На "ты".
Волков засмущался, развернул и свернул пропуск, поискал несуществующий галстук, кашлянул пару раз...
- Да. На "ты". Согласен!
Девушка улыбнулась:
- Странное дело. Я здесь совсем чужая, бесполезная. Места себе не нахожу.
Волков кивнул, вспомнил:
- Единственно бесполезное, что я слышал на Марсуании, звучит так: если кошка съест улитку, кошку съест волк, сядет с зайцем на дракона, взлетит, упадёт на землю и завоет, то миру кирдык. Или не кирдык.
- Улитка, конечно, туманность. Но как её глотать? Заяц - Мумо. Ну, а с Волком всё понятно!
Андрей расстроился:
- Волков - так сразу волк? Летать на драконе? Нифигасе... Высоты боюсь!
Агата помолчала, улыбнулась...
- Нет, ты не волк. А где дракон? Все должны собраться на Земле, в том месте, куда посмотрит Глаз Бога. Уже завтра.
- Насчет дракона - есть, есть догадка! Но вся цепочка - из невозможностей. Кошки не едят улиток, волки не едят кошек, заяц побоится сесть на волка. Дракон летает, да. Но заяц сказал, что дракон старый и больной, то есть почти нетранспортабельный! Хорошо, сбросит он их на Землю. Заяц выживет. А где тело волка?
- Заяц станет единым - волком и собой. Потому завоет. Это наша легенда, но что будет дальше, знают только шаманы. Понимаешь, звери ведь не едят друг друга по-настоящему. Проглатывают. У вас это зовут мифом - змей проглотил солнце, началась зима.
- Понял. Живьём, без членовредительства. Проглатываем, как волк бабушку.
- Какую бабушку? Смотри, - Агата дотронулась до своего кулона, каменной улитки: - Это символ мира. Не просто улитка, а змея, кусающая хвост. Только одну единственную улитку сможет проглотить кошка. Эту улитку надо найти.
Андрей протянул руку к кулону, но дотронуться не решился.
- И не кошка это, а мой рыжий Вася, матёрый котяра. Доцент Басси-Левс, ядрён-батон!
Агата поправила волосы, взглянула строго.
Андрей хмыкнул:
- Не, я не ругаюсь. Хотя стоило бы. Ваську украл браконьер. Улитка неизвестно где. А если родится новая вселенная и вся достанется дядьке с заячьей губой, будет несправедливо! Давай сначала найдем кота. Иначе не только вселенная взорвётся, но и твой Ирбис командировку не закроет, и в Красноярск я не уеду.
- Ты собрался уезжать?
Что-то промелькнуло в глазах Агаты, от чего Андрею стало легко и тепло.
- Куда ж я без кота... И без тебя.
- Туманность "Кошачий глаз" в созвездии Дракона видит всех кошек. Если через Ухо Земли выйдем с ней на связь, она назовёт место, где сейчас Васька.
- Что для этого нужно?
- Обсерватория и шаманский маятник. Но откуда его взять? Просить у Ирбиса побоюсь, да и нельзя. У каждого предмета душа, она слушается только того, кто её позвал в эту вещь.
- Ирбису лучше не говорить. Смотри, вот маятник! - Андрей показал на кулон. - Рискнем?
- Да! До двух часов ночи обсерватория будет на связи с "Глазом Бога", в три мы должны быть здесь. Не проспишь?
- Постараюсь. А нет туманности "Собачий глаз", чтобы найти Калмана? Если б у меня потерялась собака, я бы с ума сошел!
- Мне кажется, он сам найдётся, я чувствую это. Калман очень умный... пёс.
Волков лёг рано, но долго не мог уснуть, думая об Агатовой Змейке. Еще интересней было, думает ли о нём она. Если не спит, то думает, наверняка! Так, с радостной улыбкой, и задремал.
Сон как явь, с шепотом, шорохами, запахом цветов из драконариума Марсуании, с криком марсуанских веснушчатых чаек и светом трёх серебристых лун. Андрею то ли мерещилось, то ли снилось, что кожа на руках чешуйчатая, сине-желто-зеленая. Подходит к окну, зажигает сигарету... огонь напалмом изо рта, обжигает руки. Шаман взмахивает заячьей лапкой, колокольчик тренькает - и Андрей на козырьке скалы. Вниз страшно глянуть - пропасть, обрыв, а шаман снова машет и бормочет:
"Чемодан - новый хозяин. Найди кота..."
Волков вздрогнул, будто упал со скалы... проснулся, зажег свет. В комнате кто-то кряхтел и охал. Андрей прошлёпал босыми ногами к окну, наклонился. Чемодан мелко дрожал, как животное от страха или озноба, в разных местах проступали бледные сине-желто-зелёные разводы, похожие на узор драконьей кожи. Что-то похожее он видел во сне.
"Тяжко вздыхает чемоданчик", - просто подумал Волков и встрепенулся, - "Вот, блин, и заколдованный багаж!"
Андрей осторожно погладил потёртые углы чемодана, тот успокоился, затих. В номере, разделявшем их с Агатовой Змейкой, стукнуло окно. Потянуло сигаретным дымом. Андрей вспомнил, что с Марсуании не курил, тоже нестерпимо захотелось подымить. Прикурил, затянулся первым, самым вкусным дымом, открыл окно. Узкие створки в соседних номерах рядом. Выглянул наружу - сосед тоже облокотился на подоконник. Андрей ахнул:
"Жокей?!"
Или показалось? Человек спрятался, окно закрылось. Посмотрел на часы - начало третьего, пора собираться. И тут постучали. Открыл... В дверях стоял жокей. Хотя, какой он теперь жокей, когда вместо сапог со шпорами двухрантовые высокогорные ботинки под кошки-автомат.
- Я обещал, что чемодан заберу? Вот, обещание выполняю. Спасибо, друг!
- Может, и заберёшь, да я не отдам. Ты его хозяин?
Жокей мотнул головой:
- Нет. Он мой!
- Что "твой"? - растерялся Андрей.
- Ну, это... дракон, в смысле, чемодан мой хозяин. Он в ходе самопознания стал сворачиваться внутрь себя. А так он старый, больной, разочарованный и уставший. Постоянно ворчит. Мне его жалко.
- Он знает, где улитка?
- Нет, зачем! Без нас найдут. Нам с ним по приколу взлететь еще разок, и на покой.
- Никаких моральных комплексов у зверюги, сплошное самомнение! - с издёвкой согласился Волков, поглядывая на тумбочку, в которую запихнул плазмоган.
- Я тебе взамен попугайчика-киборга оставлю, Дракошу. Он хороший малый, - жокей носком ботинка чуть подтолкнул чемо-дракона, тот распахнулся.
Попугай вспорхнул под потолок и с разлёту клюнул Андрея в висок. Тошнота подступила, в глазах потемнело, Волков шагнул к кровати и упал навзничь.
"А потом поцеловали..."
Андрей открыл глаза. Голова совсем не болит, только немного кружится. Рядом сидит Агатовая Змейка, на люстре качается попугай:
- Дррракоша - хорррошая птичка! Дррракоша не воррробей!
- Сколько времени?!
- А говорил, не проспишь!
- Жокей чемодан стащил.
- Значит, тому и быть! Пойдём.
- Ага, только штучку одну прихвачу, - вынул кобуру с плазмоганом. - Спокойней с ним как-то.
В обсерватории Агата навела телескоп на туманность "Кошачий глаз", похожую на сладкий кошкин сон или облако сахарной ваты с острым зрачком в середине. Кошачий глаз показывался то одним, то другим боком, а с улицы доносилась джазовая музыка. Андрей с восторгом смотрел разноцветное "слайд-шоу". Тем временем Агата подносила свой талисман - улитку поочерёдно к маскам, висящим на стене. Напротив одной из них, с третьим глазом во лбу, вокруг которого завивалась спираль, улитка стала быстро раскручиваться по часовой стрелке.
- Что это значит? - спросил Андрей.
- Разговор двух скрытых "Я", моего и небесной туманности. Так мы узнаём о вещах за пределом разума.
- Кто мы?
- Наш народ.
- С какой планеты?
- С Земли! - удивилась Агатовая Змейка.
Вдруг каменный талисман треснул и осыпался серой пылью, а кошачий глаз на дисплее сменился настырным оком Улитки.
Агата испуганно смотрела на рассыпанный по полу песок, в который превратился талисман:
- Я ошиблась с маятником. Потревожила Небесную Улитку.
- Точно, которая "Глаз Бога"! Что теперь будет?
- Не знаю. Смотри - знаешь, где это?
На экране было лесное озеро, за ним пологий, густо заросший кустарником холм, еще дальше - два острых скальных клыка, обращенных друг к другу, будто гигантский шар-маятник вырвал сердцевину горы.
- Ага, известное место. По Енисею, Минусинская котловина. Её за теплый климат назвали Сибирской Италией, я там студентом практику проходил, мелких драконов учил летать. А скалы эти - Агатовая гора... - Волков споткнулся на слове.
Девушка взглянула с прищуром:
- Хорошее название. Продолжай.
Андрей затараторил:
- На скалах скифские петроглифы. Плато между ними местные зовут Космодромом, там часто появляются огненные шары. Те, что до телепортов считали летающими тарелками. Теперь-то мы все друг другу инопланетяне, но шары всё равно возникают, и никто не знает, что они такое.
- Это поминальные свечи, души забытого и ушедшего. Мы не станем их тревожить. Небесная Улитка показала место, где мы найдем Басси-Левса.
- Да ты чё?! Класс! Это же мой Красноярский край.
- Всё-таки добрались до Улитки! - в верхнем ряду амфитеатра, возле запасного выхода, сидел Ирбис-Хан. - А я думаю, кто в обсерватории включился, ведь сеанс связи закончен полтора часа назад.
- Ирбис, что будет? Почему рассыпался талисман? - спросила Агата.
- Старое заканчивается, начинается новое. В древней легенде влюблённые встречают рассвет на горном плато, и в их власти спасти или погубить мир, когда взлетит Мировой Змей Ка-Улит. "Глаз Бога" управляет гибелью планет, его отражение на Земле - шаманский камень, окаменевшая агатовая улитка. В ней спит сила змея и зашифрованы легенды о сотворении мира. Твоя улитка слаба. Зато в нашем геологическом музее есть подходящая. Жеода агата, разрезанная вдоль, аммонит. Её нашли в кургане Большой Салбык, в Могильной степи под Абаканом. Жеода от греческого "геодес" - "земляной", символ Великой Богини Геи. Но рядом лежащие половинки камня - это и китайские инь - ян. Если их соединить, когда на Земле начнётся новый цикл - продолжится жизнь, разрушить - мир обратится в ноль. В любом случае Ка-Улит получит силу взлёта, когда улитка будет в кошке, а кошка в волке. Но соединить или разрушить зависит только от человека. И это уже не легенда, а чистая правда.
- Давно проверяли - на месте эта улитка или нет? - громко спросил Волков.
Ирбис быстро встал... Ковровая дорожка геологического музея гасила шаги. Стеклянные витрины отражали друг друга и тусклый свет дежурных лампочек. Ранний летний рассвет сюда пока не добрался. Дверь в торце зала приоткрыта. Замяукал кот.
"Васька!" - Волков признал рыжую пропажу.
Кто-то ухватил кота за хвост и утянул за колонну с портретом старика-ученого, похожего на Ирбис-Хана. Кот пискнул и затих. Удар, брызги разбитой витрины, и почти сразу - звонок сигнализации. Хорошо знакомый Волкову квадратный дядька с заячьей губой в камуфляже, удерживая за лапы куль полупридушенного кота, метнулся к выходу.
Ирбис подбежал к разбитой витрине с окаменелостями - агатовой жеоды не было, прочее содержимое сброшено на пол.
В музейную комнату ворвался охранник, следом за ним - полицейский с Марсуании. Теперь он Волкова узнал сразу и, не раздумывая, заявил:
- Вы задержаны! Все трое.
- Я Ирбис-Хан, - шаман поднял руку, полицейский потянулся к кобуре, шаман замер на месте.
Волков медленно шагнул к двери... Полицейский стал багровым:
- Стоять! Сейчас вызову галактический наряд.
- Нет, - тихо сказал Андрей, - не выйдет по-твоему...
- Что? - полицейский заслонил проём и крикнул: - Сюда, быстро!
Вбежали еще два охранника. Полицейский указал на Волкова:
- Арестовать!
Андрей медленно поднял тяжелый заряженный плазмоган:
- Первого, кто дёрнется - застрелю...
Бросились по коридору, выскочили на улицу.
- Куда теперь, в Красноярск?
- Ага. Я за ключами от машины, - запыхавшись, сказал Ирбис, - а вы к гостинице, на стоянку - мигом!
- Без колокольчика ты не можешь завестись?
- Веришь - не могу! У неё иммобилайзер от колдовства.
Шаман вернулся быстро. В правой руке ключи, в левой - видавший виды кожаный саквояж. Сели в машину. Короткой дорогой, над водохранилищем и городскими окраинами, "сибириус" полетел в Толмачево.
Глава 3. Змейка Агатовой Горы
- Красноярск, надо же... - растерялся Волков. - Словно сон увидел. Ведь думал, в Емельяново сначала...
За стеклянными стенами телепорта - остров Посадный, в черте города.
- Давно не был на родине! - ответил Ирбис. - Каботажный телепорт теперь водный.
- А флеш-антенна где?
- Подпитываются Енисеем. Он щедрый.
Спустились с причала, сели в катер. Судно ошвартовалось у Речного вокзала, пассажиры вышли в город.
- В горы за Минусинск добираться. Автобусом и поездом нельзя, попадёмся. Что делать, такси ловить?
- Есть идейка, - ответил Ирбис.
На перекрёстке у Речного Вокзала в полуметре от земли "плавал" причаленный к островку безопасности экскурсионный воздушный шар. Горелки нагнетали тёплый воздух. Разукрашенный китайскими драконами шар готов был к полёту.
- Угнать предлагаешь?
  - Время благоприятное, шесть утра, пока нет вертикальных потоков.
- А высота?
- Метров триста.
- И километров тоже триста ... Часов десять лёту. Не, это без меня...
- Что? - шаман как будто не расслышал.
- Горючего хватит?
"Не должно, не должно хватить!"
Ирбис глянул на аэростат:
- У шара, вроде, нет иммобилайзера от колдовства.
Андрей закрыл глаза, но промолчал... Перемахнул через борт, помог подняться Агатовой Змейке. Ирбис бросил на пол саквояж, забрался внутрь корзины и отвязал страховочный фал. Покачиваясь, шар медленно поднимался в небо. Шаман прибавил огня, горелки оглушительно погнали под купол горячий воздух.
- Ага, бежишь! - Ирбис помахал кому-то на земле. - Опоздал, брат. Ботинки не понадобятся!
- Какие ботинки, кто там? Хозяин шара?
- Хозяин. Можно и так сказать.
Ирбис-Хан пошептал, повертел заячьей лапкой. Подул сильный боковой ветер, аэростат понесло на запад. Шаман раскочегарил горелку, восходящий поток подбросил их до четырёхсот метров. Ветер крепкий, порывистый, но теперь они летели точно в сторону Хакасии.
- Ну что, доволен? - весело спросил Ирбис. - Долетим быстрей в два раза. Но, если ветер усилится еще, шар закрутит, и упадём.
- Он же не усилится?
- Не знаю, пока не решил...
Андрей уселся на пол. Плетение корзины было неплотное, сквозь зазоры на него смотрела высота. Волков содрогнулся:
- С детства помню начало "Таинственного острова".
"- Мы поднимаемся?
- Нет! Напротив! Мы опускаемся!
- Хуже того, мистер Сайрес: мы падаем!" (с)
- Человек, ты разговаривай, разговаривай, не молчи! - перекрикивал шум ветра и пламени Ирбис.
- Хорошо! - отозвался Волков, - скажи, почему "Глаз Бога" выбрал Хакасию?
- Встань, иди сюда! Ну же!.. Смотри, вон та горная цепь - граница древнего вулкана Сорахтаг-сыгдым. Под ним тектонический разлом. Земля пульсирует, как звезда. Сожмётся - океан зальёт сушу, расширится - проснутся вулканы. Скоро начало нового цикла. Не зря от Небесной Улитки летит послание, код будущего. Под горами Хакасии сошлись три платформы. Если позволить им столкнуться, Земля погибнет.
- Есть выход?
- Есть, но ты можешь его не принять.
- Разве зависит от меня?
- Космическая спираль устроена так, что на каждом витке жизнь оказывается под угрозой. Бывает, что выглядит это странно, как глотание одними животными других. Но обстоятельства случайны, а вводная неизменна. Будущее открыто. Может, ваше счастье стоит того, чтоб ради него закипели вулканы и через хакасский разлом залили Землю огнём.
- В разломе - стрела времени, путь к моему дому, - сказала Агатовая Змейка. Ирбис строго посмотрел на неё, но ничего не сказал. - Я хочу, чтобы Андрей всё узнал.
- Не пожалеешь?
- Лучше жалеть о том, что было, чем о несбывшемся. Андрей, я только наполовину человек, я дочь земной женщины и тотемного духа рода.
- Ага, как же! Дух, небось, сам маме сказал? Находчивый мужик! - Теперь Ирбис Андрея просверлил глазами, но снова промолчал. - Да и ладно с ним, разве я против?.. - Волков смутился, что ляпнул не то. - Где ваш род живёт?
- Это самое главное. Я с Земли, Андрей, но время моё - иное. Дух сказал, что я рожу сына, имя которому будет Скиф. Он станет во главе великого народа.
Волков в истории был не силён, но от такого признания стало грустно.
- Сколько же лет от тебя до меня?
- Три тысячелетия.
- Наверное, мы в жизни что-то сделали не так, если столько нас разделяет.
- Или, наоборот, поступили правильно, раз сумели встретиться, несмотря на тысячи лет.
Ирбис указал на странную птицу, старавшуюся догнать шар:
- Попугай! Что-то я не помню такого в легенде.
Параллельным курсом летел, каркая по-вороньи, неподражаемый Дракоша, провокатор и подхалим, фиолетовый крокусянский киборг. Впереди по курсу - Агатовая Гора. Слева солнце. Справа на западе, высоко над горизонтом, - прозрачная, как незрелое арбузное семечко, полная луна. Шар подлетал к плато. Сверху было видно, что базальтовая горная терраса, вулканический трапп, вся покрыта огромными рисунками - литоглифами. В середине - изображение улитки.
- Опоздали мы с тобой, Агата, - сказал Андрей, - Басси-Левс уже на месте.
По склону карабкался браконьер Морковников. За спиной - клетка с рыжим доцентом Васькой. Увидев воздушный шар, Морковников снял переноску, крепко ухватил обеими руками и перекатился с глаз долой в ближайшие кусты.
Шаман убавил пламя и открыл клапан, чтобы стравить воздух. Шар, медленно скользя, опускался. Мягкое приземление. Пустая оболочка склонилась и с шелковым шуршаньем легла на землю.
Морковников тем временем подбежал к рисунку гигантской улитки и достал из-за пазухи две половинки агатовой жеоды. Поставив переноску в центр спирали, выпустил Басси-Левса и с низким поклоном предложил каменное "угощение". Кот нюхнул, отвернулся - не едим!
- Что я говорил! - Волков рванул к браконьеру, Ирбис сбил его с ног, оба рухнули на каменистую землю. Шаман навалился, не пускал, крикнул Морковникову:
- Читай про вилы! Вилы-грабли! То, что кошки поют!
Морковников понял, обрадовался и закричал:
-Вилы-грабли
Всё позябли,
Сено косят,
Домой возят!
Кот распахнул клыкастую пасть, улитка исчезла, Басси-Левс стал похож на круглого мехового моллюска.
- Ну-у! Разве ж так можно?! - только и нашелся сказать Волков, вырвался, вскочил, сжимая кулаки.
Агата в растерянности смотрела на обоих.
- Дрррака, дрррака!.. - констатировал попугай Дракоша и взвился над предполагаемым местом схватки.
Ирбис-Хан направил на упавшую оболочку горелки аэростата. Занялось пламя жарче, чем от шелковой ткани. Попугай, на лету кувыркаясь, выбрал ветку высокого дерева и плюхнулся на неё.
За стеной огня Андрей увидал, как у корзины воздушного шара выгибаются бока, как на месте горелок наливаются густо-красным злые точки - глаза существа, как из огненных языков рождаются крылья.
- Шар у жокея угнали, да? Так вот в какой "корзине" летели! Молодца... Только зайца-то, зайца - нема! И чувствую, что не будет.
Пламя отступило. Вместо гондолы воздушного шара щелкал зубами, по-собачьи шевелил хвостом старый, но крепкий и упитанный дракон со скользкой кожей, похожей на лягушачью. Мировой змей Ка-Улит.
- Интуиция - хорошая вещь, - спокойно, чуть с издёвкой ответил Ирбис, - однако, требует полировки временем.
Шаман поднял саквояж и резко вывернул наизнанку. И уже не саквояж, а экстремальный заяц Мумо выдал по-латыни:
- Omnia mea mecum porto. Всё своё ношу с собой!
Над Агатовой Горой двойной спиралью закручивались облака.
Волков вертел головой, расстёгивая кобуру плазмогана. Агата встала перед ним:
- Не надо! Ирбис не простой шаман. Бессмертный воин, бог огня, создатель планет.
- И твой отец?
- Да. Тотемный волк племени.
- И что мне ваши дела!.. Они мне ни в бок, ни в брюхо, - выдохнул Волков и опустил плазмоган. - Только скажи, чтоб зайца выпустил! А то...
Ирбис осторожно посадил Мумо на землю, а сам, раскинув руки, начал крутиться на месте, постепенно становясь ниже ростом и превращаясь во что-то мохнато - лохматое. Потом встал на четвереньки... ан нет - на четыре лапы!
- Калман! - охнул Волков. - И не овчарка, а, в самом деле, волк. А ты, Агата, стало быть, всё знала? Эх...
Морковников с низким поклоном, как идолу, поднёс Ирбису-Калману кота. Та же распахнутая пасть, только клыкастей и злее - и нету Басси-Левса.
Между двух вершин Агатовой Горы зазмеилась трескучая вольтова дуга.
- Это еще что?
- Соединение стихий, - ответила Агатовая Змейка, - женской и мужской. Сейчас появится Небесная Улитка.
- Пора! - почти по-человечьи тявкнул Калман.
Мумо замотал головой, включил ультразвук и с криком:
- Бля бу, если не полетим! - в один прыжок оседлал волка.
Дракон хлопнул крыльями, как раскрывшийся зонт, принял "на борт" пассажиров и в крутом вираже слетел со скалы.
Змей ловил восходящие потоки, нежился и купался в воздухе, хохотал и плакал. Под критическим углом атаковал, тут же пикировал на плато и снова взмывал вверх. Волк крепко сидел в основании крыльев, держась за гребень драконьей шеи. Мумо не разделял восторгов крылатого ящера и громче и громче высказывал свои впечатления:
- Кипишь, мать твою! Срань Господня! Ухуйкают ни за что!
Наконец, в зените, в закрученном спиралью облаке, раскрылся бесконечный космический туннель. Как в воронке тайфуна, в нём неслись по кругу обломки планет, астероиды, мелкие камни. В дальней точке небесного коридора показался сгусток пламени. Чертя огненные витки, приблизился к Земле. Края тоннеля переливались раскалённой лавой. Жерло небесного вулкана становилось всё шире, вокруг него всё темнее, и вот уже Млечный путь, непривычно близкий и яркий, перечеркнул небо. Павлиньими хвостами расцветали кометы, искрились разноцветные сполохи.
Огненный шар, как цветочный бутон, развернулся к Земле. Изнутри посмотрел тот настырный "Глаз Бога", что не давал прохода Волкову в ПАНСибе.
Дракон изобразил мёртвую петлю и, под радостные вопли зайца, врезался задним ходом в вольтову дугу между двух вершин. Оттолкнувшись от неё, как камень из рогатки, подлетел к спирали Небесной Улитки и опрокинулся навзничь.
- Убежать хочешь, да?! - заорал Морковников, выхватил из-за пазухи ракетницу и прицелился в дракона.
Фиолетовый попугай сорвался с дерева, подлетел и золотым петушком клюнул браконьера в темечко. Волков сочувственно хмыкнул. Морковников растянулся на земле и сразу пропал. Попугай тоже исчез. Новые рисунки - человека и птицы - появились на плато.
Дракон обжегся льющейся из звездного туннеля лавой, сложил крылья и со свистом ушел в штопор. Серая точка отделилась от его шеи. Волк упал наземь и от удара обернулся серым Вселенским Зайцем в волчий рост. Обмахнувшись роскошным хвостом, зайцеволк оперным баритоном, протяжно и картинно, завыл на Луну. Дракон вырулил у самой земли и снова начал набирать высоту.
- Теперь стреляй! - крикнула Агатовая Змейка.
- В кого?
- Выстрелишь в зайца - сдвинутся подземные горы, откроют стрелу времени. Землю зальёт огненная лава, этот мир исчезнет, но мы с тобой вдвоём умчимся в моё время. Если выстрелишь в дракона - Небесная Улитка не тронет Землю, вернёт время к точке равновесия. Но тогда я не смогу остаться с тобой, это нарушит равновесие.
- Ух-хх, велик выбор! А по-другому нельзя?
- Нет!
- Тогда подсказывай, что делать! Ведь чудес не бывает.
- Бывают. Но за них надо платить.
- Три тысячелетия - бездна. Так много, что в них не веришь. Когда знаешь, что всё можно вернуть, тогда расставаться легко. Но мы-то с тобой...
- Мы тоже знаем... что нельзя падать в бездну.
- Правильно! Подумаешь, три тысячи лет... Ерунда. Может, попробуем писать смски?
Агата поправила ворот рубашки Андрея и поцеловала чуть заметную родинку на шее. Волков растерялся. Она спросила:
- Так лучше?
- Да! Так лучше. Вечность? И пусть! В спираль ей свернуться! Спасать Землю в ущерб любви? Любовь...А любовь спасать не надо?! Меня от этого уже не избавить. Это магия!
- Это человеческая магия!
Волков выстрелил.
Дракон торжествующе заревел, распахнул крылья во всю ширь и рухнул в далёком ущелье.
"Второго дракона подстрелил", - пришла Андрею странная мысль.
Шесть скифских небесных коней рыжей масти, помесь лошади и грифона, восстали из тысячелетнего праха, чтобы нести колесницу богини-матери. Поводья Ирбис держал в руках. Он стал моложе и выше ростом. В чешуйчатом панцире поверх рубахи, в войлочных штанах, заправленных в невысокие мягкие сапоги. На левом боку - лук со стрелами, на поясе короткий треугольный меч.
- Ты дождись, - сказала Агатовая Змейка. - Я когда-нибудь вернусь в твой мир... Обязательно!
Кони унесли Агату и Ирбиса в прошлое через тысячелетнюю спираль галактики.
Погасла вольтова дуга... Побледнела и растаяла в дневном небе Туманность Улитка, "Глаз Бога". Андрей почувствовал, насколько устал. Рядом был покатый камень, заросший мхом. Положил плазмоган, сел, прислонившись к камню, закрыл глаза.
"Вот такие зайцы, Андрей Валентиныч..."
Эпилог
Сквозь сон Андрей слышал, как большая собака осторожно лижет руки.
"Калман, прекрати, фу!"
Волков открыл глаза, оглянулся. Посадку в телепорт еще не объявляли, качали энергию черной дыры. Огромная серая, похожая на волка, овчарка стояла рядом, густо дышала в лицо псиной. С горячего языка капала слюна. Глаза не по-собачьи внимательные.
Затихла флеш-антенна. Началась регистрация на рейс до Земли.
- Ты Калман, да? Ну, иди же, тебя зовут.
Пёс не послушался, сел возле Андрея. Волков взял собаку за ошейник и подвёл к хозяйке.
- Спасибо. Извините?..
- Андрей.
- Моё любимое имя!
- Правда? А вас как зовут?
- Агата.
- В ПАНСиб летите?
- Да.
"Это сон?"
И тут заголосил Мумо...

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"