Лавин Андрей: другие произведения.

Литрпг: Кланы Летающих Островов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

🔔 Читайте новости без рекламы здесь
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 5.06*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл.
    Лит-адвенчура: Наш - Там.
    Невероятные приключения в мире Летающих Островов. Битвы эльфийский кланов, Кристаллы Душ, гномы-воры и похищения века. Путь от рабской шахты до императорского трона... туда и обратно.

  КЛАНЫ ЛЕТАЮЩИХ ОСТРОВОВ
  
  Часть первая
  Двое в одном теле считая гнома
  
  
  Глава 1
  С женщинами лучше дел не иметь. Паутина света. Чудовище, много солнца и горный карлик
  
   - Что там светится у реки? - я приподнялся, глядя над костром.
  За шумом голосов меня почти никто не услышал - здесь собрались полтора десятка человек из нашей цирковой труппы, которых директор по окончанию сезона отпустил на пикник, выделив деньги из кассы.
  - Влад, давай сходим, посмотрим, - тут же откликнулась Настя. Она специально села рядом со мной на большом бревне, которое приспособили под скамейку. Дочка нашего директора, красивая... И совсем не в моем вкусе. Всегда слишком тщательно накрашена, слишком хорошо одета, мне нравятся девушки попроще или, скорее, более естественные.
  - Да нет, - сказал я, глядя в просвет между двумя микроавтобусами, на которых мы приехали. - Показалось вроде. Нечему там светиться.
  Настя, нахмурившись, отвернулась. Она уже несколько раз за вечер пыталась остаться со мной наедине...
  Было за полночь, и многие в нашей компании успели набраться. Клоун Витя богатырски храпел в кустах, а Степан из моей акробат-группы, попробовав пройтись на руках, чуть не свалился в костер, потом стал приставать к Людмиле Ивановне из бухгалтерии и в конце концов тоже заснул, прямо на траве, по-детски подложив под щеку ладони.
  - Владик, а чего ты не предложишь Настене на брудершафт выпить? - спросила сидящая напротив Галя, помощница дрессировщика. Полгода назад у нас с ней был короткий бурный роман, и разошлись мы дружески. До сих пор остались в хороших отношениях, хотя теперь она часто подшучивала, наблюдая за развитием моих с Настей отношений. То есть развитие шло с Настиной стороны - ну, не балдел я от нее, что ж тут поделать! - но недавно Галя прошептала мне на ухо: "Все, теперь не отвертишься. Быть тебе директорским зятем."
  Неужели всерьез думает, что я по-тихому флиртую с Настей, хочу через нее сделать карьеру? Оно, конечно, заманчиво для сироты из детдома, случайно, в общем-то, попавшего в цирковое училище, а после устроившегося в труппу, жениться на дочке директора. У них и квартира своя здоровенная в Москве, и связи. Но... В общем, я лучше буду продолжать кувыркаться на трапециях и ходить по канату (это включено в большинство наших номеров, так что канатоходству я тоже учился), чем делаться каким-нибудь цирковым администратором и отсиживать свою накачанную акробатскую задницу в кабинете.
  С этой мыслью я встал, игнорируя пластиковый стаканчик с водкой, который мне настойчиво совал в руки завхоз Михалыч. Настя сразу повернула голову:
  - Куда ты, Влад?
  - Пройдусь, - ответил я и помахал ладонью перед лицом. - Голова от дыма болит.
  Возле костра курили несколько человек, но голова у меня на самом деле не болела. Просто надоел шум, а желудок был слишком уж набит пищей. Да и навязчивое внимание Насти... Как бы все-таки ее отшить повежливее, чтоб не испортить отношения с директором? Хотя, если и испорчу, наплевать, личная свобода все-таки важнее.
  Бревно лежало на краю вытоптанного участка земли метрах в двадцати от тихой подмосковной речушки. Позади начинался лес, справа и слева - кусты, а впереди стояли два микроавтобуса, все это создавало уютный, почти что уединенный "пятачок", сейчас полный голосов, сигаретного дыма, запаха шашлыков, печеной картошки и салатов.
  Взяв жестянку с пепси-колой, я перешагнул через бревно, игнорируя взгляд Насти, прошел за спинами сидящих на бревне и зашагал к микроавтобусам.
  - А помните, как Гришка клетку с Альбертом забыл закрыть? - пьяно выкрикнули сзади, и в ответ раздался хохот. - А тот в кабинет директора забрался и на столе заснул?!
  Засмеялись громче. Я прошел между машинами и когда оказался позади них, снова увидел свет у реки. Значит, не показалось. Такое расплывчатое белесое мерцание, странное немного... Что же там светится?
  Раскрыв "пепси", направился туда. Земля к реке шла с легким уклоном. Шум голосов стал тише, я даже сумел расслышать плеск воды. Источник света находился у самого берега, а может и на мелководье, но что это такое - я понять все никак не мог. Заинтригованный, даже ускорил шаг. Может гнилушка какая-то светится? Нет, слишком ярко. Остаток чужого костра? Но тогда были бы красные и алые оттенки, а оно белое...
  - Влад!
  Черт! Ну нафига она за мной пошла?
  - Владислав, подожди!
  Я остановился, не оборачиваясь. Если назвала "Владиславом" - значит, сердится. Тьфу ты, ну зачем оно мне надо, все эти проблемы с женщинами на ровном месте!
  Тонкие пальцы вцепились плечо, Настя попыталась повернуть меня, а когда не вышло - обошла и встала передо мной. Лицо злое, глаза сверкают. Вот, разобрало девчонку! Недаром говорят: отвергнутая женщина - хуже черной дыры.
  - Владислав, почему ты упорно игнорируешь меня?
  Я молчал, сжимая банку в руке. Что тут говорить? Что не скажешь - только ухудшишь ситуацию, сейчас любые слова будут восприняты с негативом. Лучше уж молчать, разыгрывая барана. Впрочем, она-то знает, что я не баран и при необходимости могу быть очень даже разговорчивым.
  Понятия не имею, как Настя интерпретировала мое молчание, но ее лицо еще сильнее напряглось, и она повысила голос:
  - Ты ответишь хоть что-нибудь?!
  Фух... Ну что с вами делать, женщины? Вот если бы вас можно было прятать в коробочку и доставать, только когда понадобитесь... Переложив банку в другую руку, я сказал:
  - Не кричи, услышат у костра, оно тебе надо?
  - Пусть слышат! - она уже не пыталась сдерживаться. - Пусть знают! Ты... Ты делал мне намеки, я думала, а ты...
  - Намеки? - удивился я. - Какие еще намеки? Слушай, мне от тебя ничего не надо, честно, и намеков я не делал, ты что-то напутала, поэтому давай просто разойдемся и всё.
  Я попытался претворить свое предложение в жизнь и обойти ее - потому что все это время мерцание на берегу не угасало, иногда даже делалось ярче, и это стало уже по-настоящему интересно. Но мое намерение уйти вконец вывело Настю из себя, и она обвинила:
  - Ты обманул меня и бросил!
  Это было совсем несправедливо, но лучше отработать пять часов на трапециях, чем пять минут спорить с женщиной, поэтому в этот раз я промолчал. А Настя снова ухватила меня за плечо.
  И ударила по лицу.
  Не очень сильно, хотя болезненно, тыльной стороной - и золотым кольцом с камешком, которое отец подарил ей на день рождения, поцарапала скулу.
  В ответ я плеснул "пепси" ей в лицо. Получилось само собой, я и мгновения не думал перед этим. Просто такая у меня реакция, самая первая, рефлекторная, если кто-то пытается как-то мне физически повредить - сразу ударить в ответ. Из-за этого со мной в детдоме быстро прекратили драться даже пацаны из старших классов: после первого же тумака я впадал в ярость и мутузился так, что синяки потом не сходили неделями. Ни с меня, ни с моих противников.
  Насте еще повезло. Подозреваю, если бы жестянки с "пепси-колой" в руке не было, я бы ее навернул, о чем потом долго бы жалел. А сейчас "пепси", шипя и пузырясь, потекла по ее лицу, по накрашенным губам и острому подбородку.
  Она опешила даже больше моего. Отпрянула, провела рукой по лицу, посмотрела на свою ладонь, будто не понимая... И ахнула:
  - Что ты сделал?! Ты... меня предал! Как ты мог?! Я утоплю себя!
  Не знаю почему, но в тот момент мне это показалось очень забавным. Такая патетика - не "утоплюсь", а "утоплю себя"... Глупость, конечно, но я рассмеялся. Даже как-то само собой получилось - из меня просто вырвался короткий смешок. Ну, так вышло...
  У нее глаза заблестели от слез. Губы задрожали.
  - Настя, подожди... - начал я, протягивая руку, но она вдруг с тихим визгом полоснула по ней лакированными красными ногтями - и бросилась к реке.
  - Да стой ты! - я рванулся за ней, споткнулся о корягу, выпустив банку, упал на одно колено, вскочил.
  Она бежала прямо к белому мерцанию. Сейчас стало видно, что источник его - полупрозрачный покатый кристалл, торчащий из дна в двух шагах от кромки земли. Свет вокруг него образовывал полусферу, накрывшую часть берега и реки.
  - Назад! - крикнул я, испугавшись.
  Непонятно было, материален кристалл или нет. Он напоминал голограмму: бледно-зеленую, всю в извивающихся прожилках белого света. От него в воздухе расходились пучки молний, впивались в полусферу, будто поддерживали ее.
  Настя бежала прямо к нему.
  - Стой!!! - что было сил заорал я, догоняя, и тут она нырнула в свет.
  Ее фигура окуталась световой дымкой, будто задымилась. Молнии змеями заструились по телу. На миг мне показалось, что в полусфере проступили очертания... Вроде бы какого-то пейзажа, но странного, то есть видимого под странным углом. Словно часть огромного диска с неровными краями, усеянная рощами, скалами и лугами. Над всем этим торчала желтая башня, которую венчала подкова, смахивающая на магнит.
  Кристалл полыхнул огнем, и силуэт Насти пропал с едва слышным хлопком, разлетевшись клубами белесого дыма.
  А еще через миг я, не сумев затормозить и снова потеряв равновесие, головой вперед влетел в сияние.
  ВСПЫШКА!
  Я лежал на камнях, раскинув руки и ноги, лицом книзу. Судорожно, с хрипом втянул в себя теплый, почти горячий сухой воздух. Приподнял голову.
  Все вокруг было именно таким: сухим и горячим. Жалкие пучки колючего кустарника торчали из каменистой земли. Сзади, справа и слева высились желто-серые скалы в трещинах, а впереди были развалины, то есть пара покосившихся колонн да остатки стены.
  - Что... за... черт! - прохрипел я.
  Какое яркое солнце. И жарко как. Упершись в камни кулаками, приподнялся, поджал ноги. Над головой было горящее чистой синевой небо, в котором плавился золотой шар солнца. Он висел на фоне колоссальной прозрачно-сине-серой планеты, слабо проступающей в небесной дымке. Задохнувшись от изумления, я задирал и задирал голову все выше, разглядывая ее, пока не потерял равновесие и не уселся на зад.
  И тогда увидел свои ноги. Короткие, кривые и волосатые. Кошмарный сон любой женщины! Я содрогнулся, не веря своим глазам, под оглушающий грохот сердца, вскочил и принялся оглядывать себя.
  Я был не я. Вернее, сознание-то по-прежнему мое, личность, воспоминания... Но тело?!!
  Обезьяна какая-то! Только высокая и костлявая. И с роговыми наростами на груди. С длинной (я ощупал ее) клыкастой мордой. С чем-то наподобие коротких тупых рожек. Без хвоста - слава богам! - но с длинными толстыми пальцами. Да что же это такое, а?! Мне казалось - мозг сейчас разорвется на части. Снова стало не хватать воздуха, я упал на колени, потом свалился лицом (мордой!) вперед, ударившись ею о камни, и некоторое время лежал неподвижно, только скрежетал клыками да сжимал и разжимал кулаки.
  Потом все-таки смог немного успокоиться. Но совсем немного. Попробуй тут успокойся, когда такое происходит!
  Помогло мне лишь одно: умение расслабляться и одновременно концентрироваться. Этому нас обучали в цирковом училище, полезно перед началом номера, потому что прыжки на трапециях и хождение по канату - дело сложное, требующее многого не только от тела, но и от психики.
  Поэтому спустя минут пять я сидел, сложив свои ужасные волосатые ножища по-турецки, набрав в горсть желтой пыли и выпуская ее между пальцами на камни. Ветра не было, струйка падала отвесно. Ш-ш-ш-ш... Ш-ш-ш-ш... Выпустив все, что было в горсти, набрал пыль в другую руку, снова выпустил. Хороший, как выяснилось, способ медитации, главное при этом изгнать из головы все мысли, не думать вообще ни о чем, просто смотреть на падающую пыль.
  Подействовало. Сердце уже не так безумно колотилось в груди, дыхание выровнялось. Да и сознание у меня все-таки тренированное, в том смысле, что привыкло держать тело под контролем. Вскоре я опять встал, теперь уже двигаясь ловчее, не качаясь и не падая, прошелся туда-сюда и только тогда понял, что все это время находился посреди круга, выложенного невысокими, гладко отесанными камнями.
  И в центре его из земли выступали остатки...
  Кристалл, решил я. Тот самый кристалл, или, по крайней мере, точно такой же - только обуглившийся. Почерневший и оплывший. Я подошел к нему, присел и осторожно коснулся рукой (все-таки - рукой, а не лапой!). Провел пальцем по шершавой поверхности - на коричневой морщинистой подушечке остался темный налет гари. Ничего не произошло, кристалл никак не откликнулся на прикосновение, не ударил меня молнией или что-то в этом роде.
  Так, хорошо. Что дальше? Распрямившись, я вышел из круга камней (почему-то он вместе с остатками кристалла не внушал доверие) и снова огляделся. Маленькая уединенная каменистая долина. Кустарник, пыль, скалы. Жара. Воздух неподвижен, вверху ни облачка. Планета на треть неба - далеко-далеко, висит исполинской громадой, висит, сволочь, и не падает. И тишина. Что делать?
  Я несколько раз присел, подпрыгнул - неожиданно высоко. Ого, да я крут! Тело это мохнатое хоть и уродливое, но явно очень сильное.
  И вдруг меня как молнией ударило: Настя! Ведь она тоже тут... ее же тоже сюда... А что, если и ее втянуло в подобное тело?!!
  От этой мысли пробрал истеричный смех. Красавицу Настену, холеную, с накрашенными ногтями, раз в две недели обязательно посещающую парикмахерскую, с ее тонкими стройными ножками, короткими юбками, дорогой косметикой... И - сюда, внутрь этого волосатого медвежищи?!!
  Я приказал себе успокоиться. Ну, во-первых, не факт. Я вообще ничего не знаю и не понимаю в происходящем. Во-вторых - почему Насти тут нет? Куда ее вообще перенес кристалл с его молниями?
  Так, сосредоточимся на практических вещах. Насти нет и где она - неизвестно. Где я сам - тоже неизвестно. Значит, надо изучить окрестности. Хотя бы ближайшие.
  Изучение быстро привело меня к руинам, в которых не оказалось ничего интересного, просто древняя кладка из крупных кирпичей да пара накренившихся, с обломанными верхушками, колонн; единственное, что привлекло внимание - едва заметное изображения человеческих фигур с кривыми не то мечами, не то саблями, на колоннах. Зато позади развалины открылся проход между скалами. С других сторон крошечной долины они стояли сплошной стеной, и я пошел по проходу, задевая плечами неровные стенки. Оказалось, что легче всего двигаться сильно ссутулившись, наклонив вперед голову, почти касаясь длинными руками земли, на полусогнутых. Шел я при этом быстро, но если представить, как выгляжу со стороны... Ну, обезьян обезьяном! Орангутанг в стотысячном поколении, и слыхом ни слыхавший про старика Дарвина. Хотя морда у меня, кажется, все-таки ближе к медвежьей, а уши удлиненные. Но не треугольные, скорее человеческие, правда, слишком крупные и морщинистые на ощупь.
  Лаз стал уже, потом круто повернул. Протиснувшись между каменными блоками, я остановился.
  Под ногами открылась светлая бездна. Облака - далеко-далеко внизу. Сплошной белоснежно-пуховый слой, а выше отдельные тучки, словно комья ваты, плывущие на разной высоте. В лучах солнца все это сверкало, переливалось синим, белым и голубым. Тихо зарычав (это вышло само собой, непроизвольно), я опустился на четвереньки, потом лег и выставил голову подальше.
  Ветер засвистел в ушах, трепля короткую темную шерсть.
  Каменистая земля от края полого уходила вниз и назад - я словно рассматривал дно огромной тарелки, перегнувшись через ее край. Бугристая желто-коричневая поверхность тянулась сколько хватало глаз, с нее свисали засохшие корни, в которых запутались камни и даже целые глыбы, а еще я углядел поток воды, пробивающийся из трещины в "днище". Вода струйкой падал вниз, разбиваясь на капли, которые сеялись в прозрачную синеву, пропадая из виду.
  В отличие от долины с развалиной, здесь дул сильный ветер. Держась за камни, я высунулся дальше, посмотрел влево, вправо. Край земли уходил в обе стороны, очень плавно изгибаясь. Пройти по нему невозможно - скалы торчат прямо над бездной. Я вполз обратно, почесал костистую грудь и стал возвращаться в долину, напряженно размышляя. "Аватар" смотрел? Да и не только его - идея летающих островов и раньше встречалась во всяких книгах, комиксах... То есть я на летающем острове, да? Ведь там, внизу, не было никакого основания - сплошная синь, над которой эта штука, где я нахожусь, парит, будто летающая тарелка.
  Так! Давайте не будем впадать в панику, граждане пассажиры "Титаника". Летающий остров - не самое удивительное из недавних событий и открытий. Или все же самое? Ведь, судя по степени закругления кромки, массив земли, на который меня занесло, приличных размеров. Несколько километров в диаметре. Это же сотни, тысячи тонн! Как такая махина держится в воздухе?
  Я достиг развалины, еще раз осмотрел ее - ничего интересного, кроме полустертых барельефов на колоннах - пересек долину и повнимательнее присмотрелся к скалам. Кажется, вон там они пониже и есть достаточно широкая расселина, по которой можно начать подъем. Ну а дальше придется заделаться скалолазом... Ничего, при моей выучке это не так сложно.
  И я полез. Тело теперь слушалось хорошо, волосатые пальцы крепко держались за выступающие камни или цеплялись за щели, шершавая морщинистая кожа подушечек не скользила. Был бы я человеком в своем обычном теле - вряд ли получилось бы двигаться вверх быстрее. Когда расселина закончилась, пришлось карабкаться по отвесной стене, один раз под рукой зашатался камень, но я успел качнутсья и перемахнуть в сторону, чтобы уцепиться за другой. Достиг большой каменной "полки", от которой оставалось метров десять до вершины. Дыхание лишь немного участилось.
  За полкой была глубокая расселина, и в ней сидел мертвец. Карлик.
  Что он мертвец - понятно стало как-то сразу. Ну, не живут люди, когда у них на голове стоит голенастая птица вроде грифа и с аппетитом доклевывает их глаза. Щек у карлика (метр двадцать, не больше), кстати, уже не было, в дырах проглядывали десна и желтоватые зубы. Одежда - выцветшие шаровары да кожаная жилетка. Широкий пояс, на нем полотняная сумка, короткие кривые ножны и большая кобура, откуда торчит плавно закругленная рукоять из дерева и металла.
  Гриф, или как там назвать эту пичугу, покосился на меня и коротко проклокотал: мол, не мешай кушать, волосатый.
  Я вдруг понял, что хочу пить. В глотке пересохло, губы сухие... Ну, очень хочу пить! Вспомнилась вода, льющаяся со дна летающего острова, и я непроизвольно сглотнул.
  А потом зарычал. Как и в прошлый раз, это получилось само собой. Верхняя губа приподнялась, обнажив клыки, я встал на четвереньки. Гриф тревожно клокотнул и взмахнул крыльями.
  С протяжным рыком я бросился к нему, вытянув вперед руки, схватил. Он забился, яростно долбя меня клювом, а у меня сработали инстинкты. Только не мои, а нового тела: с урчанием я скрутил ему голову, рванув, оторвал ее, отшвырнул и приник к шее.
  Жадно давясь, стал пить кровь - горячая, вкусная, густая, будто морс! Сладкая! У меня даже зашумело в голове от удовольствия. Напившись, бросил тело грифа, выпрямился над мертвым карликом, вытер губы и тихо зарычал от переполнявших меня чувств. Мама моя (которую я никогда не видел) - птичья кровь! Только что я пил птичью кровь! Я попытался произнести эти слова вслух, разевая рот, кривя губы, скребя непривычно коротким языком по шершавому нёбу, но вышло что-то невразумительное, скорее подвывание, чем слова.
  Я что, больше говорить не могу? Так, ладно, это потом, сейчас займемся карликом. Склонился над ним, собрался потянуть оружие из кобуры (очень уж здоровый, пистолет привлекал внимание), но заметил зеленый кулон, прячущийся в густых кучерявых волосах на груди. Большой, овальный, салатного оттенка с белыми разводами. Он висел на серебряной цепочке и помигивал в лучах солнца, падающих в расселину.
  Я коснулся его с некоторой опаской. Потянул за цепочку... И тогда где-то совсем рядом писклявый, с легкой хрипотцой голосок произнес:
  - Эй, страшила, благодарствую за пичугу, а то достала, падла крылатая. Теперь вытащи меня отсюда!
  Я отскочил, упал на четвереньки, зарычал. Карлик сидел не шевелясь... не карлик - труп карлика! Кулон на его груди мерцал, и в такт тусклым всполохам света в моей голове звучали слова:
  - Да ладно, не дергайся. Эй! Ведь я ж чувствую, что там в тебе разум засел. Слышь, страшила? Помоги, говорю, тебе же польза будет!
  Я попытался заговорить, разевая и кривя пасть, но опять смог издать лишь рычание, и тогда просто ответил внутри своей головы, беззвучно:
  - Ты кто?
  - Пак я, - поведал голосок. - Пак Тихоня. Ну, возьми меня и спусти вниз.
  - Где ты?
  - Где?! - возмутился он. - Меч тебе в задницу, страшила, да вот же - перед тобой сижу!
  - Но ты мертвый, - помедлив, ответил я. - Передо мной труп.
  - Ну так и чего? - брюзгливо откликнулся он. - Трупам теперь уже что, и поговорить нельзя? Ладно, объясню: труп-то я, конечно, труп, но благодаря демолиту сознание еще держится в теле. Вот и снеси его побыстрее вниз, к Священному Кругу. А иначе конец придет бедняге Паку окончательный, уйдет его душа в Магосферу - и поминай как не звали.
  - Не понимаю! - мысленно рыкнул я. - Ты... что ты от меня хочешь?
  Кристалл на груди мертвеца замерцал раздраженно и быстро.
  - Слушай, страшила! Или как тебя по-настоящему звать? Можешь просто взять меня, то есть тело, которое перед тобой, и снести вниз? Положи там в круг, возле остатков большого демолита, чтобы я его касался. И всё. Слышишь, да? Ну, я понимаю, ты туповатый малый у нас, но ты напряги мозги, а? Эта такая штука у тебя в голове, небольшая такая. Ведь вы, страшилы, сильные, я же знаю, вы взрослого человека можете схватить и подбросить, что тебе, сложно такого как я вниз стащить?
  Картина начала проясняться, но теперь у меня возник другой вопрос, который я мысленно и озвучил:
  - А мне это зачем?
  Спросил и понял, что действительно туплю. Может это тело так влияет на поселившееся в нем сознание? Карлик ведь, Пак этот - местный. И способен многое рассказать. Судя по всему, Священный Круг, чем бы он ни был, как-то поддержит его существование. Может даже оживит? Я с сомнением поглядел на дырявые щеки и выклеванные грифом глаза. Ну, по крайней мере, что-то с ним произойдет... хорошее.
  - Слышь, страшила, - снова заговорил Тихоня, - так ты что надумал? А то у тебя такое лицо... смотри, щас голова от мыслей развалится. Ты пойми: это остров-шахта эльфов. Они если тебя найдут - сразу в кандалы. Или мечом по башке и вниз, в Марену. Давай так: просто возьми меня на руки и снеси вниз. А дальше я тебе скажу, че делать.
  Я не собирался выполнять все его приказы безоговорочно, но решил, что сейчас лучше сделать, как он просит. И ответил:
  - Влад. Так меня звать. Не страшила - Влад.
  - Влад? - повторил он. - ЧуднОе имя. Ладно, Влад так Влад. Ну так что, несешь меня вниз или будем и дальше тут зависать?
  - Ладно, - сказал я, взвалил легкое тело карлика на плечо и полез обратно. - А ты пока рассказывай, где я и что у вас здесь происходит.
  - Ну... - откликнулся Пак Тихоня, - прежде всего хочу сообщить, страшила, что ты находишься в игре.
  
  
  Глава 2
  Остров-шахта. Карлик карлику рознь. Эльфы, орки и другие.
  
  Спрыгнув на камни и придержав легкое тело на плече, я сказал:
  - Может у этих ваших страшил с логикой не очень, но у меня с ней нормально. И мне непонятно, почему ты сказал мне, что я в игре. Да еще и так, вроде это для меня должно стать неожиданностью.
  - Че? - спросил Пак Тихоня в моей голове.
  - Че-че... да то, что если кто-то играет, то он знает про то, что играет. А ты почему-то думал, что я не знаю. И сказал так, вроде это меня должно сильно удивить... Оно и удивило. Так в чем дело, а?
  - Надо же, - заметил он, - есть еще мозги в черепухе, да, страши... то есть Влад?
  Неся мертвое тело на руках, словно ребенка, я сказал:
  - Объясни ситуацию, иначе брошу прямо здесь, сниму этот кулон с тебя и уйду.
  - Эй, ты полегче! - заволновался он.- Ты меня окончательно доконать хочешь? Я тебе, между прочим, ничего плохого не сделал, только помогаю!
  - Пока что я тебе помогаю, - я остановился, не дойдя двух шагов до круга камней, и положил тело на землю. - Давай, говори. Как только все пойму - положу тебя рядом с этим демолитом.
  Он вздохнул в моей голове, помолчал.
  - Так, ну ладно, слушай старину Пака и на ум мотай. Мы с тобой находимся где? Правильно - в Дельтане. Это такое, как сказать... измерение. Мир. Реальность. Особое место, ага. Интересное! В иерархии миров занимает нижний уровень. Самый нижний, въезжаешь, Влад? Тут физические законы перепутаны, некоторые не действуют... Только поэтому здесь и возможна магия. Которая суть явление более хаотичное, чем физические законы, хотя и со своими правилами. Пока понятно, что я болтаю?
  - Не очень-то, - буркнул я. - То есть... Продолжай, короче!
  - Так вот, потому что по энергетике это самый нижний план реальности, в сознания местных обитателей могут вселяться существа из более высоких планов. Жители измерений более высокого уровня, понимаешь? Вселяется - подчиняет себе тело, - а сознание-хозяин ничего и не замечает. Хотя начинает действовать, как ему велит игрок, но при том думает, что поступает и дальше по своей воле. Благодаря этому Дельтану используют как игровую площадку жители других измерений. Игра тут ведется, вся жизнь - игра. Великая Игра, так ее называют. И... Э, глянь, у меня ж ухо отваливается.
   - Ничего не отваливается, - возразил я, приглядываясь. - Но скоро отвалится, его гриф поклевал.
  - Какой гриф? А, это трупоед был. Слушай, беспокоюсь я, вот ухо мое...
  - А почему я тебя понимаю? - перебил я. - И ты меня? Какой тут язык вообще?
  - Какой-какой - дельтанский, натурально. Ты ж на самом деле в мозгу местного! Структура твоего сознания наложена на его. И хотя страшилы туповатые твари, язык они более-менее воспринимают... Короче, мы на дельтанском сейчас говорим.
  - А эльфы? Ты эльфов упомянул. Откуда они здесь? Эльфы - из наших, земных сказок.
  - Не знаю ничего про ваши сказки, - проворчал он. - Эльфы, люди, орки, ящеры, еще крыланы или вот гномы, это все местные разумные обитатели. А на кого они там похожи в сказаниях твоего мира, дело десятое. И как твое сознание воспринимает слова дельтанского языка... подбирает, понимаешь, знакомые слова, понятия, ну и... Ох, чую, на честном слове держится мое ухо! А ну давай, быстро неси меня в Круг!
  - Нет, расскажи еще, так ты - гном? А почему тут... - начал я
  - Утопить тебя в Марене, страшила! - в конец разволновался Пак Тихоня. - Тебе столько сведений за один раз нельзя - ты эти освой, умник! Неси давай быстро иначе слова тебе больше не скажу, сдохну тут скоропостижно и останешься один на один с дикой природой! А ну, неси!
  Ничего не оставалось, как снова подхватить тело и перенести к обугленному кристаллу в центре круга камней. По дороге меня едва заметно потянуло влево - сильнее, сильнее. Что-то непреодолимое кренило меня набок, земля начала проворачиваться под ногами... Инерция!
  - Влад, что с тобой? - пискнул Пак в голове. - Ты ж меня не урони!
  - Да вроде остров меняет направление.
  - А, да, бывает. Все, все, клади!
  Я положил его рядом с обугленным кристаллом, лицом книзу (не очень-то приятно было глядеть на дырявые щеки), но Пак велел:
  - Переверни, слышь! Вот так. Теперь кулон возьми, который на цепочке, только не снимай - положи так, чтоб он касался демолита.
  Я сделал, как он просил, и сказал:
  - Но кристалл обугленный.
  - Спекся, болезный. Спортился. Но какая-то сила в нем есть. На серьезное перемещение не хватит, но чтобы-ы-ы...
  Его голос поплыл, а в голове зазвенело. Под черной коркой на кристалле проступило слабое свечение. Пространство рывком сдвинулось кверху, провернулось - и я увидел черноглазое мохнатое чудовище, смахивающее разом на обезьяну и большого медведя. Вид у него был грозный и откровенно глупый. И офигенно растерянный.
  Мы что, поменялись телами? Эта мелкая сволочь переместила меня в мертвое тело!
  Миг - и пространство качнулось обратно, и снова я видел гнома на земле у своих ног. Фух... Никогда не думал, что буду радоваться тому, что снова нахожусь в теле косматого обезьяно-медведя.
  Лапы невольно потянулись к гному, я схватил его за шею и сдавил.
  - Ты что сделал?!
  Он молчал. Я потряс мертвеца, отпустил. И только сейчас разглядел, что кулон на цепочке на его шее тоже почернел - обуглился. Спекся, как выразился Пак.
  - Так, ну что у нас тут? - как ни в чем не бывало произнес знакомый голос в голове. - Осмотримся... Ну, неплохо.
  - Что происходит?
  - Чего? А, да все нормально, Влад. Все, встаем. Можешь даже напоследок пнуть это тело. Или нет. Теперь же я сам могу. Погоди, ну точно, теперь я сам - это ж мечта всякого, хотя бы раз пнуть самого себя!
  Я с удивлением и страхом ощутил, как мое тело (именно мое! когда на него посягнул кто-то еще, оно, за отсутствием другого вместилища для разума, как-то сразу стало очень родным и близким) - встает. Как приподнимается нога... И сдержал движение. Какое-то время мы боролись: Пак, тоже вселившийся в страшилу, пытался перетянуть на себя управление. Глухо зарычав, я подавил его волю, мысленно вклолотил чужое сознание в землю, да еще и попрыгал сверху.
  - Ай! Ай! Прекрати! Ой! Ну, хватит, ты сильнее, я понял, понял!
  - Мое!!! - прорычал я.
  - Да всё, ой, понял!
  - Я командую! Телом я двигаю!
  - Хорошо, я понял, страшила!
  - Я главный!
  - Уломал!
  - Босс!
  - Да без вопросов!
  - Вон из этого тела! Тут я!
  - Э нет, друг... - протянул он. - Мы теперь оба тут. Ты же сам ритуал провел.
  - Какой еще ритуал? Просто сдвинул камни...
  - Ну так!
  - Я думал - это тебя спасет. Оживит.
  - Оживит вот этого жмурика? Ты с ума съехал, Влад? Зеленый демолит - Кристалл Душ. Может держать душу в себе, может переносить души между телами. Вот я и перенесся к тебе. Не мог же я оставаться внутри мертвяка. Ну, представь, там внутри - как в тюрьме, вокруг черепные своды, всё разжижается... Ух, кобольдский театр ужасов какой-то.
  - Хочешь сказать, мы теперь вместе тут? Я не дам тебе распоряжаться этим телом! Попробуй только еще раз - получишь...
  - Ну-ну? - заинтересовался он.
  - Получишь по мозгам!
  - А-а. Не, друг, я уже понял, справиться с тобой не могу. У тебя воля сильнее. Поэтому давай распределим обязанности: я буду думать, а ты будешь делать.
  - Так мы что, теперь на постоянке оба в этом теле?
  - Нет, что ты. Нужно с острова валить, найти Круг с нормальным демолитом, живым, еще одно тело - и я в него перекинусь.
  - А я, значит, в этом останусь?
  - А, ну-у... - протянул он. - Короче, понял. Нам нужны два тела. А страшилу как только покинем, его сознание снова пробудится. Сейчас-то оно подавлено двумя такими умниками, как мы с тобой, но после ритуала - встанет себе, отряхнется да побежит дальше.
  Я опустился на корточки, сжал голову руками и зажмурился. Сидел так почти с минуту, Пак затих - не мешал. Потом я открыл глаза и сказал:
  - Так. Нужен план действий. Сперва надо взять твое оружие. - Потянулся к кобуре.
  - Тю, а смысл? - удивился он. - Ты ж не сможешь своими лапищами с ним нормально управляться. Вот сумка - это да.
  Я вытащил из кобуры... Нет, не пистолет - маленький раскладной арбалет. Неловко покрутил его волосатыми пальцами, увидел с другой стороны на ложе выемки, в которых зафиксированы три "болта"... Нет, это "кошки", тоже раскладные, а еще в круглом углублении был аккуратно свернутый моток веревки, прижатый скобой. Дуга арбалета состояла из двух половин, который складывались к боковинам ложи. Сверху на ложе пружина, на торце - раскладной рычаг. Я расстегнул ремень, снял с мертвого тела и спросил:
  - Что в сумке?
  - Кошель с монетами, - пояснил Пак. - Оставь лучше здесь. Спрячь.
  - Оставить, спрятать? - удивился я. - Зачем? Мы же собираемся уходить с овтрова.
  Он вздохнул:
  - Так, ладно, я понял: возьми все. Арбалет, саблю, сумку. На себя ремень нацепи и пошли. Вот как ты тогда лез - правильно, опять тем же путем.
  Я затянул ремень на брюхе, с трудом справившись с пряжкой, вытащил из ножен непривычно маленькую саблю, сунул назад и пошел к скалам. По дороге спросил:
  - Так куда идем?
  - Шахта эльфов в середине острова. Там работают люди, гномы и страшилы. А нам надо по краешку пробраться к порту, где стоят леталки. В одну пролезть, в трюме схоронимся.
  - Что за леталки еще? Летающие корабли?
  - Типа того.
  Я достиг скал и полез.
  - Как вообще эти острова летают, почему?
  - Да все благодаря демолиту, - пояснил он. - Кристалл бывает трех типов: зеленый, синий и красный. Зеленый вот помогает перемещению душ, в синем можно хранить ману... Ну, это особая такая энергия, ее так называют просто. У каждого существа она хоть в крошечном количестве есть, у магов, ведьм и шаманов - у тех много, до сотни унций, а у выдающихся чаровиков так даже до двухсот. А вот синий демолит, в зависимости от размера и всяких факторов, может в себе содержать от нескольких унций до тысячи. Мощные заклинания плести можно! Только я не маг, не занимаюсь этим. Во-от, а красный кристалл - тот с силой притяжения работает. В сердце каждого острова всегда - большой красный демолит. Красный - самый ценный, дорогущий. И корабли на красных кристаллах, в основном, работают, только на малых. Не, ну бывают еще надувные, но то - редкость.
  Сумка мешала, пришлось сдвинуть ее на спину. Преодолев большую часть пути, я спросил:
  - Как ты погиб? Почему?
  - Путешественник я, - сказал он, помолчав. - Просто вот лазал-лазал, сорвался, зашибся сильно, да еще каменюка сверху на голову упала... И конец старине Паку, накрылся медным щитом.
  - Зачем же ты лазал по острову эльфов? - недоверчиво уточнил я. Он явно о чем-то умалчивал.
  - Потому что путешествовал! Твое какое дело? Мы, конечно, теперь на время партнеры, но это не значит, что ты ко мне в душу должен лезть. Я вот к тебе не лезу, мне и дела нет, кем ты там в своем измерении был и что у вас вообще за измерение. Вот на тот выступ прыгай. Теперь туда... так, молодец. А теперь осторожно.
  Я оказался на вершине скалы, солнце тут жарило немилосердно, и в его лучах виднелась большая овальная долина, дальним концом занимающая, как показалось с этой точки зрения, центр острова. Там было много построек из камней, между ними стояли большие палатки, в середине долины - высокая темная гора, и в основании ее черные дыры провалов. Вход в шахту?
  Эльфов внизу тоже было много: ходили между построек, сидели и лежали под навесами из шкур. То есть это я со слова Пака понял, что там эльфы, на таком расстоянии они ничем не отличались от людей.
   - Большой тут лагерь у них, - пробормотал Тихоня. - Крупное дело эта шахта. Руду добывают, а в ней иногда красный демолит попадается. Мелкие совсем кристаллы, но все равно ценные.
   Справа от горы стояли бараки, огороженные высоким забором из копий остриями кверху, соединенных колючей проволокой. Из раскрытых ворот к горе шла небольшая вереница закованных людей... или, вернее сказать, дельтанцев. Их конвоировал отряд вооруженных эльфов.
   С другой стороны горы стояли виселицы, на них висели тела.
   - Что будет, если игрок умрет? - спросил я. - В чужом теле?
   - Да ничего не будет. Ну, тело погибнет. И тот, кто им раньше владел - тоже. А игрока выкинет обратно в его измерение.
   - Значит мне погибнуть надо, - понял я. - Так, что ли? И тогда меня назад перекинет?
   - Гм, - сказал Пак. - Ладно, расскажи, что там да как у тебя произошло? Нет, погоди, спускайся пока что вон туда, влево, по этой каменистой тропе.
   Тропа извилисто сбегала по склону, брала влево и шла по самому краю отвесной части скалы. Рядом стояла сторожевая башня, верхняя часть которой приходилась как раз на уровне тропы. Их разделяло метров десять, на башне сидели двое, еще трое находились у основания, спрятавшись в тени от солнцепека.
   - Уверен? Мы же совсем рядом с ними пройдем.
   - А ты осторожнее копытами шевели. Как не крути, нам в обход долины надо, порт леталок с той стороны. Давай, двигай.
   Я стал спускаться. По дороге вкратце описал произошедшее со мной на берегу реки, и Пак озвучил вопрос, который мне самом в голову как-то не пришел:
   - Говоришь, споткнулся там под конец и упал?
   - Вроде того. Головой вперед в этот свет влетел.
   - И там вода, да? Ты в нее свалился... То есть твое бездушное тело свалилось.
   - К чему ты клонишь?
   - Да ты уже и сам понял, Влад. Как думаешь, те твои друзья от костра услышали крики и сразу прибежали?
   - Наверное, так, - я припомнил шум, царящий у костра, - хотя большинство пьяные были, другие спали, да и галдежь... Ну, в общем, - да, я там мог... то есть мое тело могло захлебнуться. И что будет, если теперь душу назад в него перекинет?
   - Что будет, что будет... жмурик будет. Я в теле дольше после смерти задержался благодаря личному демолиту, кулону своему. А ты в своем просуществуешь минут десять и растворишься.
   Перепрыгивая с камня на камень, я подозрительно спросил:
   - А может ты все это выдумал? Чтобы перекинуться назад, мне надо страшилу убить. И тогда ты, выходит, снова останешься в мертвом теле. Вот ты и...
   - Так ты не робей, давай, прыгай башкой вниз, - посоветовал он. - Потом и узнаешь, прав я или нет.
   Ответить на это было нечего, и я продолжал путь. Тропа свернула и стала горизонтальной - теперь она шла по самой кромке, вниз уходила отвесная стена, долина была метрах в десяти под нами. Для человека без последствий спрыгнуть на камни с такой высоты нереально, а вот страшила... черт их знает.
   Я шел дальше, пригибаясь, и почти поравнялся с башней. Оба эльфа на ней сидели спинами к горе и... неужели в домино режутся? Нет, кажется, в кости. Пак прошептал:
   - Теперь совсем тихонько.
   Я на всякий случай встал на четвереньки. Вот зачем сюда поперлись? Странный этот гном - ведь конкретно опасное место. Могли по склону в стороне проползти, пусть там никакой тропы и нет, неважно, обошли бы башню стороной и дальше вокруг долины... Башня была уже совсем рядом, я шел мимо нее, еще немного - и останется позади.
   И тут Пак нанес удар. Ментальный, в смысле. Он как будто "бросился" на меня, толкнул - психически, конечно - и на пару секунд, так сказать, перехватил руль.
   Но не всего тела, а только правой руки. Времени ему хватило как раз чтобы схватить камень, замахнуться и швырнуть.
   Камень ударил одного эльфа между лопаток. Эльф заорал с перепугу. Они вскочили.
   Мой ментальный кулак с размаху опустился на ментальную макушку гнома. Пак сипло выдохнул и затих. Я бросил по тропе, краем глаза заметив, как эльф поднял небольшой лук.
   Стрела впилась в плечо. Рыкнув, я на ходу выдернул ее. На острие был зеленоватый налет - яд?!
   Я бежал дальше, а на башне сзади кричали и ругались.
   - Влад, спокуха... - простонали в голове. - Все, приплыли, ты давай, тормози... Ох и вмазал мне, ну, страшила!
   Закружилась голова, конечности стали двигаться медленнее.
   - Зачем... ты... это сделал? - ноги подогнулись, я упал на колени, но встал, заковылял снова. - Ты... заманил... зачем...
   Оглянулся - эльфы перекинули с башни на склон легкий плетеный мостик и перебирались по нему.
   - Там же яд! - рыкнул я и снова упал. Из последних сил сумел встать - ноги дрожали как осинки на ветру.
   - Знаю, но для страшилы не смертельный, - ответил он. Голос чертова гнома звучал все тише. - Человеку или эльфу конец, а страшила за пару часов оправится. Тело нам с тобой, друг, досталось грубое, но мощное.
   - Тамбовский... гном... тебе друг.
   Мир поплыл, темнея. Кажется, я упал. Пространство стало колодцем, на дне которого я лежал, а далеко сверху в этот колодец заглянули два лица с заостренными ушами.
  Из густеющей темноты донесся голос Пака:
   - Тебе кое-что пора узнать, Влад. У меня верные сведения: в шахте эльфы нашли Демолитус. Королевский Демолит, так его называют, глыбу красного кристалла. Пока про это никто не знает, эльфы держат его здесь, но если станет известно... все кланы, гильдии, группировки схватятся, чтоб Демолитусом завладеть. Это ж какая ценность, какая сила. Новый остров можно запустить! Большой. Такие находки в Дельтане раз в тысячелетие бывают. А я, Пак Тихоня - вор. Самый известный к западу от Великого Облакораздела. И мы с тобой, Влад, сейчас к эльфам в рабство на шахту отправимся. И там Демолитус украдем. Тогда вся Дельтана у наших ног будет!
  
  * * *
  
  - Не нравится мне этот гнолль, чего он нас пялится.... - еще не закончив мысль, я сообразил: ёлки-палки, а ведь думаю уже о себе "мы", подсознательно учитывая, что в этой обезьяней голове засели двое! И суток не прошло, как попал в Дельтану, а уже привык... Настоящая шизофрения, раздвоение личности: я и мой внутренний гном!
  - Я ж тебе говорил: не гнолль это, - откликнулся Пак откуда-то из моей темени.
  - Но у него башка песья, а ходит на двух ногах... или лапах?
  - Гнолли - здоровяки вроде вас, страшил, и головы у них скорее волчьи. Они облачные кочевники, набеги устраивают. А это... Мелочь пятнистая.
  Бросив глыбу в вагонетку, я покосился на объект дискуссии. Ну да, здоровяком его бы не назвала даже цветочная фея. Ростом этак мне по пояс, то есть мне - когда я еще был человеком, а не мне - обезьяномедведю из расы страшил. В коротких штанах, оставляющих голыми волосатые колени и лодыжки, торс тоже волосатый: темно-серый, в светлых пятнах. И голова такого же окраса. Уши висячие, лохматые... Какой-то Бим в штанах.
  - Гношиль это, - пояснил Пак, в то время как я под взглядом стоящих на мостках эльфов-надсмотрщиков отправил наше общее тело топать назад за новой каменюкой. - Так они называются, запомни. Если ты какого-нибудь гнолля гношилем обзовешь или гношиля - гноллом, проблемы будут.
  - Так почему он на нас косится?
  - Я откуда зна... Ай, в жопу всех гребаных эльфов!!!
  - Работать! - гортанно прозвучало в ответ, но уже не внутри моей головы, а снаружи.
  Я рыкнул, когда по спине меня перетянули кнутом. Развернулся, машинально вскинув лапы (скованные толстой цепью) - передо мной стоял высокий бледный эльф в кожаном наряде и легкой кольчуге. В одной руке кнут, в другой двуствольный пистолет.
  Эльф презрительно приподнял бровь и отвел руку для второго удара.
  - Не лезь к нему, Влад! - зачастил Пак нервно. - Покорность изобрази, покорность!
  - Да мы... Да я его одной левой!
  - И всех остальных? Они нас пристрелят!
  Я развернулся, брякнув цепями, и потопал прочь, но надсмотрщик таки перетянул меня кнутом сзади поперек спины. Вздрогнув от боли, я шел дальше. Пятнистый гношиль, потеряв к нам интерес (или сделав вид, что потерял), снова занес кирку для удара.
  - Ты меня в это втравил, сволочь! - злобнорыкнул я про себя.
  - Но теперь мы в одной лодке, то есть теле, и должны сотрудничать.
  - Со своей задницей сотрудничай, гном хренов.
  Он хихикнул:
  - У нас и задница одна на двоих, если забыл. Давай, работай, верзила.
  Пришлось брать очередную глыбу, отпавшую от стены под ударами рабских кирок, и тащить к вагонетке. При этом я исподтишка оглядывался, прикидывая, каким путем отсюда можно сбежать.
  Итак, расклад: длинная пещера в недрах летающего эльфийского острова, озаренная факелами да кострами, горящими в железных тазах. Бугристый свод - метрах в семи-восьми над головой. Вдоль стен под сводом деревянные мостки с лестницами, по которым прохаживаются надсмотрщики: бледные худосочные эльфы. Еще среди надсмотрщиков орки - они, в принципе, смахивают на эльфов, только кожа бледно-зеленая, а лица грубые. Но такое впечатление, что это парни одной породы, вроде как орк - испорченный эльф. Одеваются они попроще и выполняют роль рядовых надсмотрщиков, в то время как эльфы могут быть десятниками или даже Смотрящими (так называется тот, кто командует делами в целом ярусе или пещере - это мне разъяснил мой внутренний гном).
  Пещера широкая, пол идет с уклоном, в верхнем конце - пролом, из которого к поверхности острова уходит сильно наклоненный каменный тоннель, в нижнем - дыра, ведущая в следующую пещеру, где работы еще не начались.
  Рабы: несколько страшил, больше десятка гномов, почему-то - безволосых, с ожогами и подпалинами на лицах, трое остроухих кобольдов да пятерка мрачных темнокожих троллей. Ну и еще этот гношиль, косые взгляды которого я засек и насторожился. Мы долбим стены, извлекая из них куски каменного угля. Во всяком случае, так это название адаптировал мой мозг с Дельтанского. Иногда - очень редко - в породе попадаются осколки синего или, еще реже, зеленого демолита. Если какой-то раб нашел такой, его ждет награда: лишняя пайка вечерней жратвы в рабском бараке. А если он попытается кристалл заныкать, ждет его наказание: смерть в виде приколачивания к кресту или запирания в клетке на солнцепеке. Дольше суток на кресте или двух в клети никто не выдерживает... Так что не думайте, что раз тут эльфы и фантастические летающие острова, то это значит, что я попал в сказку. Мир Дельтаны реально жесток, кровав и суров. И самое печальное, что с первых же минут он повернулся ко мне той самой частью тела, про которую Пак-Тихоня выразился, что она у нас теперь одна на двоих.
  Эхо разносило стук, тяжелое дыхание, звук шагов, грохот камней и лязг вагонеток, сопение и кряхтение рабов. По временам раздавался посвист кнута, стон или глухое ворчание раба...
  Посередине пещеры от тоннеля шли рельсы, соединенные грубыми кривыми шпалами. На них стояла вагонетка, от которой в тоннель уходила цепь. Часть рабов долбила стены, выкрашивая из них каменноугольные ломти, а те работники, что поздоровее (то есть все страшилы, кроме одного, хромого да кривошеего, и тролли) оттаскивали самые большие глыбы, которые мешали работе, в вагонетку.
  Уголь бросали в кучи, те постепенно росли черными конусами, и к концу смены его начинали вывозить на поверхность той же вагонеткой.
  Я взял в руки большой угловатый камень, понес к вагонетке. Она была уже почти полная, с другой стороны к ней как раз подошел кривоногий низкорослый тролль поперек себя шире: синий и пупырчатый, в лохматой набедренной повязке. На голову он повязал тряпку, чтоб пот не заливал глаза. Тролль с кряхтением вывалил в вагонетку глыбу чуть ли не больше себя размером. Я немного замедлил шаг, наблюдая, как бугрятся мышцы под синей шкурой.
  Щелк! Кнут обжег ноги, будто струя кипятка.
  - Ах ты, сука остроухая! - взвыл Пак в голове.
  Сбоку гортанно прозвучало:
  - Шевелись!
  С ненавистью покосившись на надсмотрщика, я сгрузил глыбу в вагонетку и похромал обратно - этот гад намеренно зацепил кнутом колено, и теперь при каждом шаге его простреливала боль.
  - Вот почему телом управляешь ты, а боль мы все равно чувствуем на двоих? - снова заговорил Пак. - Адская несправедливость! Нужно отсюда валить побыстрее, я тут долго не протяну.
  - Мы здесь всего пару часов, - напомнил я.
  - Ну? А мне кажется, что уже пару лет. Душа на волю рвется!
  Вагонетка была наполнена, и эльф кивнул подошедшему надсмотрщику-орку. Тот взял с пола камень и трижды сильно ударил по провисшей, уходящий в темноту туннеля цепи. Та зазвенела, качаясь.
  - Не стоять! - прокричал эльф. - Уголь в кучу собирать!
  Я подошел к гношилю, рядом с которым трудились двое гномов да страшила-калека, который при моем приближении каждый раз глухо вздыхал. У ног их валялись несколько недавно выколотых куска угля - взял два и понес к черной куче. Гношиль вдруг дернул головой и уставился на меня большими черными глазами. Моргнул и отвернулся. Да что ж он пялится? Влюбился, что ли... только голубого гнолля, то есть гношиля мне не хватало для полного счастья.
  Я бросил уголь в кучу, под взглядом надсмотрщика торопливо пошел назад, пока снова кнутом не угостили. Бояться было унизительно - ну, не привык я в своем родном мире бояться чего-нибудь, все-таки в 21-м веке жил, путь и не в самой счастливой на свете стране! Но Пак прав: затевать бучу никакого смысла нет. Эльфу-то я голову открутить успею, но остальные меня прибьют. Хотя действие зеленого яда окончательно прошло и могучее тело страшилы чувствовало себя прекрасно, но с этой кодлой остроухих мне не справиться. Да к тому же еще и орки в придачу...
  Снова захотелось ментально надавать Паку по морде, но я сдержался. Надо просто иметь в виду, какое это пакостное и коварное создание, никогда больше этого не забывать.
  - Теперь рассказывай, - мысленно велел я, в то время как цепь натянулась, и вагонетка с лязгом укатила в темноту туннельного зева. - Значит, ты вор?
  - Знаменитый! - добавил он со значением.
  - И решил выкрасть большой красный Демолитус. А узнал про него как?
  - Эльфа одного напоил. Он здесь надсмотрщиком служил, и сейчас служит. Я был в Централи и там в кабаке заметил его. У меня, понимаешь, нюх на такое. Ну, подсел, кувшин браги прикупил, стал подливать, - голос гнома доносился то из района затылка, то сдвигался куда-то ко лбу и раздавался будто у меня между глаз. - Эльфа Лориэль звать, у него погиб брат, служивший в Централи охранником у какого-то торговца. Ну, Лориэля с острова туда с попутной леталкой и отпустили - на похороны. И я...
  - Стоп! - перебил я, бросая на кучу угля очередной кусок и отправляясь за следующим. - Что ты мельтешишь, ты что, расхаживаешь там? У меня голова кружится!
  - А, извиняюсь, - откликнулся он. - Так вот...
  - Стоп, сказал! Сначала на вопрос ответь: что такое Централь?
  - Это, ну... В общем, стоячий остров-гора. Он висит на Облакоразделе как раз, его используют как порт для других островов. Огромный такой - дух захватывает. Так вот, Лориэль этот случайно здесь про Демолитус узнал, увидел, как тот переносят. Если б начальство проведало, что он знает о кристалле, его не выпустили с острова, уверен. Он, правда, особо и не понял, что тогда ночью увидел... Но я по его описанию понял: это Демолитус переносили из шахты наверх. И, короче, подсадил ему Чужое Зрение, вот, и...
  - Стоять! - опять мысленно приказал я. Отпрянул, чтоб меня не зацепил взмахнувшей киркой гном, вытащил у него из-под ног большой кусок угля и понес. - Что еще за Чужое Зрение?
  - А, долго объяснять... Ладно, в общем, заклинания могут использовать маги, а могут и те, кто сам не маг - если заклинание заключено в свитке. Еще в амулете, но амулеты уже для ведьм или шаманов, а вот обычные дельтанцы, которые магией не владеют, могут юзать только свитки. Есть Магия Стихий и Магия Плоти. Чужое Зрение - к типу плотской магии относится. Свиток с ним у меня был... ох и дорогущий! Там еще зависит от радиуса действия, и этот аж на тысячу лиг, такие много сотен золотом стоят...
  - ...Только ты свой не покупал, а украл.
  - Ну! Откуда знаешь?
  - Догадался, - проворчал я. - Ладно, продолжай.
  - Значит, я когда понял, что эльфы здесь в шахте нашли красный Демолитус, то подождал, пока Лориэль не упадет лицом в салат, тогда достал свиток, под столом развернул и тихо заклинание считал... И после того получил возможность видеть Лориэлевыми глазами. В этом смысл заклинания, понял? Ну и ушел. И стал следить, то есть через его глаза, как он на следующий день с похмелья мучается, как вылетает из Централи на эльфийском корабле, который припасы сюда доставляет... И здесь уже, на острове, более менее разведал, что тут, где и как. От горы вниз три туннеля идут, условно их эльфы называют: Малый, Средний и Большой. Мы в Среднем. Большой - самый глубокий, доходит аж до днища острова, но он и выработанный совсем, в нем работ больше не ведут. И в нем же, кстати, в самой нижней пещере и нашли Демолитус. Вот, а тот Демолитус, за счет которого этот остров держится в воздухе, такие называют движителями, - так к нему ведет штольня, отходящая от Малого туннеля.
  - Но ты ж не его украсть собираешься?
  - Не, что ты! Там охрана, еще маг местный, который энергию движителя контролирует и распределяет так, чтобы остров парил... Туда не пробиться, а если и пробиться - только ты Демолитус потревожишь, как остров вниз, в Марену ухнет.
  - Так и другой Демолитус, который нашли, они ж тоже наверняка охраняют?
  - Почти что и нет. Если вокруг него большую охрану поставить - этим только внимание привлечешь. А тогда слухи обязательно наружу просочатся. Короче говоря, тот Демолитус лежит в доме, где живет местный Комендант, дожидается большой военной леталки, на которой эльфы собираются перевезти Демолитус на свой столичный остров. Вот из дома Коменданта его и надо взять. Этой ночью, думаю.
  - Этой ночью? Но как мы... - тут я подумал кое о чем еще, и сказал: - Эй, стой, а ты до сих пор, что ли, глазами этого Лориэля можешь видеть?
  - Ясное дело. Правда, заклинание уже слабнет, фокусировка портится. Еще пару дней - и затухнет.
  - Интересно... А на меня переключить можешь?
  Залязгало, и в пещеру медленно вкатилась вагонетка. Достигла камня пирамидальной формы, лежащего на рельсах, колесо уперлось в него - и вагонетка стала. Где-то наверху рабы еще пару секунд стравливали цепь, она провисла, но тут они ощутили отсутствие веса вагонетки и застопорили барабан.
  - Камни грузить! - крикнул проходящий мимо орк, повинуясь кивку эльфа-десятника.
  Я направился к ближайшей глыбе, искоса глядя на прохаживающихся по мосткам: их там было с десяток, и они не отлынивали. Ходили туда-сюда, внимательно глядя вниз, у всех мечи, короткие копья, у некоторых - пистолеты... Как отсюда сбежать, учитывая еще и кандалы на руках, совершенно непонятно.
  - Ну так что там насчет Чужого Зрения? - напомнил о своем вопросе Паку.
  - Да вот, пытаюсь, - ответил он. - Интересная, на самом деле, задачка. Так, а ну подожди...
  В голове что-то сдвинулось, и вдруг справа вверху возникло округлое пятно, а в нем - картинка.
  - Осторожно! - прикрикнул гном, когда я сбился с шага и едва не выронил себе на ногу каменюку, которую как раз тащил.
  Это было как... как... Ну вот представьте: монитор, на него идет видео-сигнал с камеры, а в углу монитора транслируется картинка с еще одной камеры. И камера это приспособлена на лбу у того, кто идет... Я сосредоточился, пытаясь одновременно принимать к сведению и то, что вижу сам, и то, что попадало ко мне в голову благодаря заклинанию Чужого Зрения.
  Изображение подрагивало и было мутноватым. Пещера... Она покачивалась, ползла назад каменная стена слева... Так! Лориэль идет вдоль стены. Поворачивается...
  Пещера была круглой, в центре - каменный алтарь, и на нем пульсировал алым кристалл размером примерно с баскетбольный мяч, может, немного побольше. Вокруг мигали белесые нити молний, внутри кристалла посверкивали светлые прожилки. Алтарь имел форму ложа, кристалл покоился на небольшом возвышении в изголовье, а рядом на спине, головой к Демолитусу, лежал некто в длинных одеждах. Между его головой и кристаллом... Я вспомнил заставку "Матрицы", когда по экрану ползли ядовито-зеленые значки и цифры. Что-то подобное было и здесь, только значки - бледно-красные, прозрачные, и текли они не в одну сторону, а в обе, от головы мага к кристаллу и обратно.
  Потом Лориэль развернулся, и картинка рывком ушла из поля зрения. Когда он пошел в обратную сторону, стал виден перекрытый толстыми прутьями вход в пещеру, по другую сторону решетки - двое здоровенных орков в доспехах с мечами. А еще большой арбалет на треноге, стоящий в пещере и повернутый так, чтобы изнутри сквозь решетку можно было выстрелить.
  - Понял, что видишь? - прошептал Пак.
  - Это пещера с Демолитусом-движителем?
  - Ага, моторный отсек острова. У Лориэля, стало быть, сегодня там дежурство... Осторожно!
  Предупреждение запоздало - засмотревшись, я едва не налетел на гнома. Наступил ему на голую ступню, гном с хриплым возгласом отскочил, выпустив кирку, и запрыгал на другой ноге, сжимая пострадавшую. Потом схватил кирку и с искаженной рожей бросился на меня, выкрикивая нечто, что я мог определить только как "семиэтажный гномий мат".
  - Стоять! - гортанно выкрикнули сзади.
  Я слегка растерялся - в основном из-за второй картинки, транслируемой из головы Лориэля, она придавала всему какой-то сюрреалистический оттенок.
  А гном двигался уж быстро. Кирка взвилась в воздух, хищно сверкнула сталь...
  Сбоку высунулась нога, гном зацепился за нее и с глухим утробным хрюком свалился грудью на камни. Кирка вылетела из его рук - прямо в меня. Я ее перехватил в воздухе. Успел заметить, как подставивший гному подножку гношиль, будто ни в чем не бывало, отворачивается к стене и вновь поднимает свое орудие труда.
  Гном приподнял голову, потирая грудь, вдруг зыркнул куда-то в сторону - и обгорелое, в темных подпалинах, лицо его сделалось очень хитрым. Словно футболист, получивший легкий тычок в бок, но изображающий перед судьей и зрителями по меньшей мере перелом обоих ног, трещину в ключице и вывих нижней челюсти, он закатил глаза, перевернувшись на бок, подтянул колени к брюху и завыл - дико, протяжно, на одной ноте.
  - Проклятый симулянт! - взревел Пак. - Он нас подставил! Ненавижу мою породу!!!
  Двое надсмотрщиков, эльф и орк, подскочили к нам. Я отшвырнул кирку, но было поздно. Картина, представшая их взорам, была совершенно понятна: здоровенный грубый волосатый дикий страшила ударил бедняжку-гнома, отобрал его кирку и собрался проломить малышу голову.
  - Ну, все, - подвел итог Пак. - Теперь нас либо в клеть, либо на крест.
  
  
  Глава 3
  Мой внутренний гном. Великие похитители
  
  
   (продолжение следует)
  
  
   Имена, понятия и названия Дельтаны - мира летающих островов
  
   Географические названия:
   Лимбус, Гредана, Мост Зубов, Чащоба, Кайма, Башня Маны, Марена, Озерник.
  
   Артефакты:
   Клин, Вертляк, Сила, Дутокамень, Кристалл Перемещения, Дублятор.
  
   Имена:
   Гривас Мар, Ворл, Руна Чиорана, Руби, Ганеш, Бардо Кобол, Одрик, Алюня, Цевр, Зорба Краснобор, Сотис
  
   Понятия:
   Магосфера, Демолит, Церковь Магосфериума.
  
   Типы островов:
   Остров-шахта, остров-полигон, остров-фабрика, торговый остров, крестьянский (фермерский) остров, механический паровой остров, остров-крейсер (военн.), "архипелаг" (или "плот") - армада сцепленных корнями растений микро-островов, дикий остров (т.н. "дичка"), лесной остров (т.н. "дренарий"), разбойничий остров (т.н. "остров рог") *.
  
   Централь - Облачный Порт (стоячий остров-гора).
  
   * Владение собственным островом в мире Дельтаны сродни владению замком или городом в обычной онлайн-игре. Как правило, их могут удержать только крупные кланы или даже группировки.
Оценка: 5.06*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"