Ли Стас Мао: другие произведения.

Peggy Flynn & Thousand Eyes

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Трансформер сознания всплыл в моей голове неожиданно, непредсказуемо и не совсем прилично, хотя может быть и обратный смысл всему тому, что я сделал. Для меня открылось невероятное количество эмоций на перепончатом крыле мотылька, пархающей над Нью-Йорком, Лондоном, Москвой, Пекином и Токио будущего этапа человеческого развития. Крыло пархало над руинами, подобно чешуйчатому дракону виверны, мегаполисы были сплошь отравлены ядом тех поколений людских существ, которые некогда стремились обуздать и скрыться от первозданной темноты ниспосланной природой. Мне показалось, что в этом отблеске Гималайского Троичного зеркала, я созерцал что-то особенное и не поддающееся описанию, словно человек впервые столкнувшийся с границой всех слуховых, зрительных и особенно мыслительных возможностей человека. Окончанием восприятельного сиквенсора, объединенного с совокупностю влияние общества на субъекта. За пределом восприятия людского разума.
       Мне захотелось трансформировать слово, что-бы оно стало или Богом или Пустотой, в зависимости от понимания обозначенного словом Пустое ─ Ничто. Ведь имено Пустота может быть на равне с Богом, по беспрерывному множеству мистических ситуаций происходящих время от времени с каждым из нас или почти с каждым. Возможно кто-то не предаст значение тому факту, как Чаньская секта буддизма воспринимает тонкую грань между словами-противоположностями (не только синонимами в русском языке) и отдает предпочтение бессловесным медитациям, а так же передачи знаний от учителя к ученику средством абстрактного бегства от мыслей и слов, глубоким символизмом учения. Спустя некоторое время на основе субъективизма журнального письма, предложенного Хантером Томпсоном в его работах и его последователями предложившими собственные методы в отхождение от личного восприятия Гонзо. Я изучал спонтанное излучение словесных форм в проектах и произведениях дедушки Билла Ли. Его близкого друга Брайона Гайсина. Монтаж собственного взгляда на мир, восприятия окружения и того же влияния со стороны других живых существ, неважно каких. Эксперименты с литературно-художественными возможностями, преподнесения читателю трансформирующегося потока сознания, существ стоящих за гранью нашего здравого смысла. Возможно это мы сами или обычная пружинка вывернутая на изнанку своей сгибаемости, полярное взаимодействие частиц атомов, обманывающих своим зрительным образом логические построения в умах физиков-ядерщиков.
       Итак Трансформер сознания - это биологически активная машина, основанная на нарезках (разрезках) проектов Берроуза и Гайсина, субъективизма неологической журналистики Хантера Стоктона Томпсона, фрилансерного письма, копирайтинга, мудрости китайской Книги Перемен, той ее части основанной на 64 гексаграммах и ритуалу подкидывания монет. Составив небольшую модель получения сигналов от Оракула Тысячи Глаз, если это можно так назвать. Ведь когда смотришь в зеркало, видишь отражение симетрию раскадровки или раскладки окружения, которое улавливает наш мозг и частично интуиция. Выраженное словами - не есть постоянное Дао. Но возможность мыслить с помощью той крупицы всего сущего, которую предлагает И-цзин, подобно сверхсознанию анимистической дэваты находящейся в любой точке пространства вокруг поверхности нашей собственной пометки реальности. Запустив однажды такой Ящик Пандоры, уже нельзя остановиться. Пророческая, визионерская, сверхразумная мощь силы подберет разум и будет нести его в том направлении, куда направляет перикардная мышца тока крови, куда отправляются души живых существ после смерти, где стоит Троичное Зеркало и каждая из трех его сторон, имея 49 граней, отражает само человечество в целом. Хотя это будет видно абсолютно невооруженным оком, но если смотреть дальше и ближе - человек растаит даже неуспев запомнить этот бриллиант с тысячью граней, частью которого он сам же и является.

  Часть II. Peggy Flynn & Thousand Eyes
  
   Глава 1. Центепида длиною в океан речевого осмысления.
  
   #1.
  
  Я заперт в клетке, которую построил сам.
  Схвачен стражниками
  которых создаю каждый день.
  Осужден судьями, сидящими во мне.
  Приволочен в камеру
  собственными руками.
  Я и тюрьма, и тюремщик.
  Я - узник сам себя запер
  внутри себя.
  В кругу себя, который называю
  собой.
  В кругу кругов только моих...
  
   Данное стихотворение, автором которого является Джебран Х. Джебран, получилось при броске монет основанном на упрощенном гадание, где шесть черт гексаграмм вычисляются в соответствии с заготовленной моделью. Оной является чередование орел-решка. Я составляю гексаграмму и одновременно подписываю к каждой черте, положение ребер монет. В соответствии с этой моделью я имею четыре "ментальные развилки". Каждая из "развилок" ведет к своей особенной форме повествования (cut-ups, copybook, minds & book nearby lying). Далее я достаю игральную карту из колоды и смотрю на цвет масти (везде кроме собственных мыслей, используемых мною с ориентацией на предыдущие отрывки), которые как бы являются дальнейшим проводником между записями в блокнотах; большими и малыми разрезками, а так же содержательной направленностью в близ лежащих книгах. И выбираю. Кстати весь этот абзац написан в соответствии с моделью второй проведенной черты. Которая является развилкой в сторону моих собственных мыслей.
   И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как единородного от Отца. Внутри Закона каждый чист... и любой, кто не является чистым внутри Закона - аутсайдер... преступник... А Маг, для того чтобы действовать, может быть только аутсайдером и преступником и должен находиться вне Закона, иначе его функции находились бы в пределах Закона и, таким образом, этим самым Законом и регулировались бы. Маг претендует на то, что имеет другое, особое разрешение, еще одно и иное разрешение; он говорит, что оно лучше, более эффективное, какое хотите, но другое, находящееся вне Закона... Собственно, вся Магия находится вне Закона. Истина познается в тишине ума. Существует только один путь к счастью, для этого надо перестать беспокоиться о вещах, которые не подчинены нашей воле.
  
   "Волны могут как опрокинуть лодку, так и держать ее на плаву. Подобно армиллярной сфере (небесный глобус) приводившейся в движение водой или прибор для регистрации подземных толчков - протосейсмограф", - Ли сюэ, конфуцианская школа идеалистической философии, включающая в себя конфуцианство, буддизм и даосизм. К тому, кто представляет собой великий образ, приходит весь народ. Люди приходят, и он им не причиняет вреда. Он приносит им мир, спокойствие, музыку и пищу. Даже путешествие у него останавливается.
  
   Когда дао выходит изо рта, оно пресное, безвкусное. Оно незримо, и его нельзя услышать. В действии оно неисчерпаемо*.[1]
  
   #2.
  
   Телевизор стоящий в углу показывал картинку боевых действий. Это не был художественный фильм, скорее "психоделический панк запрещенных новостей". Диктор сообщил: "Прославленный режиссер Кент Вествуд снял фильм...". Внезапно он прервался и стал нервно перелистывать бумаги с текстом реплик:
   ─ Зачем они постоянно меняют порядок выхода моей речи!? Вы не видели, а зря! Потому что зал с первой же моей фразой согласился! ─ сказал он, глядя прямо в экран на меня, затем продолжил. ─ ...под названием "Быранго".
   На экране возникло изображение Кента Вествуда и некоторые подробности из картины. Произошел взрыв квазиматерии и настоящее на секунду поменялось с эпохой маленького Темучина, в следствии чего он оказался здесь, в то время как звучал гонизм; в моем сознание монгольский отшельник боролся с дьявольскими механизмами бетонной культуры.
   ─ Благослови этой кухонной лопаткой во имя всего кулинарного эпицентра, ─ промолвил я, не обращая внимания на стоящего рядом молодого предводителя монголоидов.
   Единственное, что нас двигало был голод холодной мести.
   ─ Внутренний мир сущего... Что же это такое? ─ осторожно спросил маленький Темучин, ковыряя у себя в носу. ─ Captain Dummy?
   ─ Вопрос только в том, что выберет сам человек, ─ опять говорил тот самый диктор из телевизора, голосом со старых видеокассет, словно у него удалили носовую полость. ─ Подобно китайскому Фэн-Шуй, где человек сам использует обстановку собственного жилища, дабы улучшить ее качества привлечения положительной энергии Ци. А так же сущее трансформирует внутренний мир или человеческая душа трансмутирует в доброкачественный всплеск эмоций и важных скоплений мыслей в закромах разума, возможно, даже всей его жизни, в независимости от его тела, мышления и потребностей. Тогда сущее или человеческое "я" сублимируется, затем становится всеобъемлющим. И он может проникать в любую структуру вокруг него, а сущее достигать соития с инородными тонкими телами, а возможно и с целыми измерениями этих тел. Сознание разумного существа способно уловить некую мыслеформу, таящееся в каждом предмете. Буквального слития не происходит, оно как бы обманывает "Троичным Зеркалом" которое имеет сорок девять граней и находится, по некоторым легендам, в Безмолвных Пещерах Лотоса под надзором монахов-воинов. Благодаря ихнему кодексу, эти монахи-стражи могут жить в этом сумасшествии... В этом сумасшествии... В этом сумасшествии...
   Голос диктора становился тише, отдавая эхом, будто раздавался в пещерах о которых он с таким усердием рассказывал. Раздался другой гонизм, похожий на песнь человека находящегося в экстатическом трансе.
   ─ Что, какого..?! Что ты делаешь!? ─ заорал мой голос в бездне происходящего.
  
   В это время попка лимона обросла грибком и я увидел сон: существо, тельце которой напоминало толстую, дугообразно изогнутую личинку с ядовитыми цветами осы, шестью лапками в виде ос поменьше, выступающими вперед в ряд подобно конечностям каракатицы. С правой стороны существа торчала седьмая конечность, на самом деле, являющаяся головой скалапендры. Оно бежало вперед. Казалось я знаю его... Центепида Филсхое...
   И вот я в открытом космосе! Моим глазам открылось зрелище, которого не видели даже римляне, во время проведения гладиаторских боев. Все южное полушарие было заполнено летающими тарелками всеразличных форм и расцветок. Беспилотные корабли, приводимые в движение тем, что, вероятно, является оргонной энергией, создавали образ.
  
   Образ из Безмолвных Пещер Лотоса:
  
   В правление императора Чжао-ди большая белая собака в фаншаньском головном уборе, но без хвоста явилась Чанъискому вану Хэ.
   Когда настали годы под девизом Си-пин, в присутственных местах объявилась собака в головном уборе, вся изукрашенная шнурами. Решили, что это чья-то шутка. Но вслед за нею выскочила еще одна собака и вбежала в управление императорских покоев. Видевшие ее не могли этому не поразиться.
   Цзин Фан в "Комментариях на Перемены" поясняет:
   "Если государь не праведен, а сановники замышляют узурпацию, то из дворцовых ворот выбегает собака-оборотень в головном уборе".[2]
  
   #3. Москва. Красная площадь.
  
   Идем, фотографируемся на мобильные телефоны, видим открытый мавзолей и туда рвутся толпы узколобых идолопоклонников. В нас проснулась, скованная будничной бренностью, некрофилия. Минут через пятнадцать после поисков входа, с другой стороны красной площади обнаруживаем ментовской шмон, создающий пробки на входе и прочий беспредел. Далее, нам предоставили раздевалку, где мы собственно и переоделись... но вещи пришлось перетаскивать по боковым бровкам, в течении всего tournament... эта причина заключалась наверное в том что, администрация мавзолея отказалась нести материальную ответственность за пропажу вещей, что вполне показалась мне объективной и объяснимой, с одной стороны. Подходим к рамке металлоискателя из-за которой выглядывает, окрыленное собственной значимостью, ебло мусорка из службы охраны - типичный карлан-переросток. Я выкладываю все по форме: мобилу, лопатник, сумку на стол, а сам плетусь через рамку. И тут безмозглый убийца здравого смысла просит показать меня мой телефон. Я никогда не считал себя сторонником идей бальзамирования Ленина, но я всегда ненавидел эти суперсклепы. Такие огромные клоаки потребительства, мавзолеи основанные на доверии, где никто никому не доверяет и сумные тети следят за каждым вашим шагом, дабы уличить вас в краже и насовав под ногти ржавых игл, поджарить вас на медленном огне (Хотя это не мешало одному из моих приятелей воровать у них водку и даже, в особенно трудные дни, напиваться прямо за прилавком "за счет заведения"). Когда я попадаю в такие места, мне первым делом хочется нарисовать святой круг, дабы оградить себя от всех нечистот человеческой деградации.
   Возле дома, где находится моя квартира, недавно открылось такое заведение с одноименным названием "Мавзолей". Собственно весь первый этаж моего дома уже занимал не меньших размеров "мавзолей доверия" с другим названием. Их конкурентная ненависть вне сомнений и видна невооруженным взглядом (вражда двух омерзительных, слизистых рептилий, за господство над территорией (у одной из них преимущество - она смердит круглосуточно без выходных праздников и перерывов на ланч), что может быть тошнотворнее?). Так что теперь, выходя из дома, я чувствую себя между двух огней и меня ни сколько не удивит неожиданно начавшаяся стрельба или коктейль Молотова летящий во внутрь, главное не стать случайной жертвой, ибо нет более глупой смерти, чем от шальной пули предназначавшейся не тебе.
   Сегодня, в начале восьмого утра, я возвращался с работы, измотанный тяжелой металлургией и новыми творческими идеями, посетившими меня этой ночью, обратил внимание на дорожный указатель гласивший: "Мавзолей, открытие первого мая" (к слову в тот день на козырьке мавзолея сидели два снайпера), ниже стрелка указывала направление куда идти чтобы раз и навсегда погрязнуть в индустрии каннибалов-онанистов. Я осторожно прокрался ко входу, когда опасность была за спиной и я был уверен, что успею в случае неожиданной волны агрессии со стороны мутантов переростков коммерческого ада, совершить последний рывок к телу Ленина и счастливым умереть около его "постели". Я обернулся посмотреть этим тварям в глазницы. И вот какое открытие меня ожидало: рядом с "Мавзолеем" росли пышные клены, это раньше они были пышными, но видимо ублюдки, под покровом ночи (опасаясь гнева комсомольцев пенсионного возраста), прорядили ветви этих прекрасных деревьев, дабы они не закрывали злосчастное название погребальни. Мало того что они примером своего существования доказывают нашему обществу его полнейшую духовную смерть, так они еще оскверняют святых инвалидов планеты - Флору и Фауну! Первой моей мыслью было бежать срочно звонить пенсионерке Вере Бакашевой, пусть она бьет в барабан, собирает всю свою труппу, с транспорантами, лозунгами, факелами и марихуаной; а потом смотреть, как их митинг разгоняют с помощью водометов... Но как я сказал в начале: я не считаю себя сторонником бальзамирования идей Ленина и поэтому сделав глубокий вдох-выдох, выкинул всю эту чепуху из головы (ведь в жизни есть дела поважнее), пошел домой пить зеленый чай. (Текст, как своего рода реминисценция, взят с сайта Вконтакте из сообщества "Хантер С. Томпсон | Gonzo National Press Club", ныне удален, автор неизвестен)
  
  Москватрон 3.0. Клуб "JahКонда".
  
   Мне надо домой, что бы уйти в свой мир депрессий. Пегги Флинн 3.0 ─ это далеко не отдых, это испытание. Одно большое испытание, лишь только осознавая, как дается удовольствие, я перехожу на новый этап своего развития. Вся бесполезность в моей жизни создает некоторое рвение к ней. Я начинаю ставить крест на этом.
   ─ Да ладно, Лекс, ну чего ты паришься!? ─ говорит мне женский голос в персиковом берете, принадлежащий гражданке с клюшкой, которой она махает перед НИМ.
   Звонок знакомой буквально вырвал меня из ужаса конструктивности и серьезности, и перенес в мир легких, ярких, смелых, странных идей и людей, создающих таинственными мановениями рук новые стили, формирующие моду. Вход был с другой стороны и пришлось идти еще метров двести. "Я журналист из Москвалона, журнал "Синтез". Кодовые слова "Москвалон" и "журналист" произнесены, и я легко прохожу внутрь. Запомните, сочетание этих магических слов, в великой северопространственной части Ноосферы, творят чудеса, открывают двери и дают неприкосновенный статус. Огромное, коричневое, механистическое чудовище, стоящее перед входом, сразу задавало тон большей части обстановки. Итак, я успел вовремя, через пару минут произойдет открытие и я, повинуясь потокам людей и граймергов, направляюсь к подиуму. Отличные места: за сценой ставят штативы с камерами, количество людей и граймергов в толпе вокруг подиума увеличивается, я, получив свой честно заработанный в давке за халявной выпивкой бокал вина, спокойно сажусь и жду. Впереди суетится Закки Зайрел, профессор кафедры прикладного искусства войны с Братством. Она сейчас выполняет важнейшую функцию - выгоняет обычных людей с мест перед основной сценой: они для прессы и гостей из других участков укрытия. Понимаете как мне повезло? Вот оно! Москвалона журналист. Свет погасает и на сцену выходят двое ведущих: Поли Киба и Закки. Символ этого эпохального события - созданный по принципам дендского карнавального мастерства, картонное лицо с, поблескивающим на одном из боков, логотипом "Peggy Flynn III". Напоминает скрытую рекламу, нельзя же обвинять организаторов в простейшем скупердяйстве. Одно для меня оставалось загадкой: почему лицо? Странное видео с директором технопарка, появившееся на экране после символа и ведущих, так ничего и не объяснило. Далее последовало выступление, которое вселило надежду в мою, начинающую сомневаться, душу. Красивые чернокожие девушки-граймерги в оранжевых одеждах потрясающе вплетались в узор, подчеркивающий их сказочный танец. В это время за столик мне принесли записку:
  
   "Неудержавшись от менторского тона в этой заметке я все же не призываю нелогично слушать только меня и следовать моим советам. Я просто тот кто говорит когда хочет, но в основном только правду, и прочитав это все вы можете выкинуть это из головы, как и любой анекдот пришедший вам на почту. Единственное чего я хотел, так это спросить всех кто это прочитает, чувствуете ли вы что скоро будет культурный прорыв? Как прорыв эмоций целого поколения. Или же нас уже цепко держат щупальца власти, строго, но незаметно дозируя радость и печаль. Ибо та свобода начала прошлого тысячилетия, когда любой мог собрать армию, совершить государственный переворот, создать собственное государство благоденствия и порядка ─ канули прочь. Тогда не было международных законов об экстремизме или экстрадиции преступников или ограничения доступа ко многим веществам, признанными ныне запрещенными. А сейчас свобода общения, посредством того же Psycho.net, заменила нам свободу совести, человечности и индивидуальности. Но нас еще мало, возможно, потому что людям хочется большего разнообразия. Не каждый способен часами смотреть на икону, ну скажем: "Бог" Бурлюка, но уделит достаточно времени в клубе "JAHконда", ибо велико влияние антиобщественного мнения. Я смею заметить слишком велико, многие утратили или даже не знают о самоанализе, вместо непонятных намеков о строении души, нам легче воспринимать, запоминать и следовать буквальным предписаниям, которые окружают везде. Люди в последнее время забыли о своей индивидуальности восприятия и контакта с окружающим миром. А это все вот к чему было: не позволяйте даже друзьям влиять на свои вкусы и мировозрение, к примеру, в многократно-гипнотическом проигрывании какой-либо композиции, ибо если вы с искоркой сомнения глубоко внутри себя приметите сеанс прослушивания композиции по совету кого-либо, вы потеряете немножко индивидуальности, в самом притягательном аспекте психологической красоты человека и в ответ на просьбу прокомментировать что-нибудь, для примера статую Давида Микеланджело, вы скажете лишь, что это олицетворение эроса любви и явственность библии, а вандал с молотком это сущий засранец, не способный постичь тонкостей итальянского ренессанса. Что так же сухо как и прочий бред знатоков. Искренний возглас: "Заебись, но это не мой стиль" по моему более интересен".
  
   Я сразу сжег эту запись после прочтения.
  
   Дрожь по коже, хочется вскочить и бежать, бросить автомат, бросить товарищей, все к чертям бросить и бежать... Проектор направлен в морды кошмарных созданий, чтобы ярким светом хлестнуть их по зрачкам, но видно, что они даже не жмурятся, не прикрываются руками, а широко закрытыми глазами смотрят на тебя и размеренно продолжают идти вперед, вперед... Да и есть ли у них глаза? Огромное, коричневое, механистическое чудовище, стоящее перед входом, сразу задавало тон большей части выставки. Итак, я успел вовремя, через пару минут произойдет открытие, и я, повинуясь потокам людей направляюсь к подиуму. Отличные места, за жюри, сзади ставят штативы с камерами, количество людей в толпе вокруг подиума увеличивается, я, получив свой честно заработанный в давке за халявной выпивкой бокал вина, спокойно сажусь и жду. Впереди суетится Татьяна Бердник, профессор кафедры прикладного искусства и дизайна костюмов Ростовского Архитектурного Института. Она сейчас выполняет важнейшую функцию - выгоняет обычных людей с мест перед сценой: они для прессы и гостей из других городов. Понимаете, как мне повезло? Вот оно! Питер, журналист. Свет погасает, и на сцену выходят двое ведущих, и символ эпохального события - созданный по принципам советского, карнавального мастерства картонный носорог, поблескивающий на одном из боков логотипом и надписью "Etnos". Напоминает скрытую рекламу, нельзя же обвинять организаторов в простейшем скупердяйстве. Одно для меня осталось загадкой: почему носорог? Странное видео с директором зоопарка, появившееся на экране после символа и ведущих, так ничего и не объяснило. Далее последовало выступление, которое вселило надежду в мою начинающую сомневаться душу. (Аллюзия и реминисценция на неизвестного автора из того же сообщества ВК)
  
   Девочки хотели погадать на имя Мао-цзы. Шум улиц Москвалона 5.3. Кто-то поет песенку:
  
   Вот вещь, в хаосе возникающая, прежде неба и земли родившаяся! О беззвучная! О лишенная формы! Одиноко стоит она и не изменяется. Повсюду действует и не имеет преград. Ее можно считать матерью Поднебесной. Я не знаю ее имени. Обозначая иероглифом, назову ее дао; произвольно давая ей имя, назову ее великое. Великое - оно в бесконечном движении. Находящееся в бесконечном движении не достигает предела. Не достигая предела, оно возвращается [к своему истоку]. Вот почему велико дао, велико небо, велика земля, велик также и государь. Во Вселенной имеются четыре великих, и среди них - государь.
   Человек следует [законам] земли. Земля следует [законам] неба. Небо следует [законам] дао, а дао следует самому себе*.
  
   #4.
  
   Тот, кого звали Даймок, что-то сказал своему товарищу и тот пошел. Затем в этой компании появился еще один агент. На вид ему было шестнадцать тысяч лет или около того. Звали его Килла.
   Они использовали Пегги и пошли залипать над проектором. Даймок включил стационарный прибор и стал высчитывать счета игр за последний сезон. Он проигрывал по всем показателям, которыми управлял компьютер. От этого еще больше бесился. Просидев так полчаса, а затем еще час, он заставил пойти Киллу к Шайбоку. И дал ему аппарат связи, напутствуя:
   ─ Вот тебе связь с нами, вот мой идентификационный номер, если он не примет наши требования я на хер разберусь с ним. Усек?
   ─ Да, я пошел, ─ ответил Килла.
   ─ Давай, давай и быстрее.
   Операция по отступлению на этом уровне включает в себя координатные точки в трех измерениях, а именно: путешествие во времени по линиям ассоциаций. Их совесть захотела уйти в тень, уступив место эгоизму и мании удовольствия. Все это выглядело так: они смотрели по сторонам из порталов, гремел двигатель текущей величины. Клевые девочки ублажали их прямо на месте. Даймок был вне себя от ярости. Его кинула местная шлюха, а сознание было вне законов этого мира. Это была Свобода. Она распростерла свои объятия, подобно женщине готовой слиться с ним. А он был готов принять ее объятия и находиться вне закона. Начались видения: перед глазами плыли образы пирамид ордена Danse Macabre, сигмаграммы и пентаграммы. Лица его собеседников обретали своеобразные краски. Даймок чувствовал каждую мышцу на их лице. Да что там, он чувствовал каждую мышцу этой реальности. Любое движение было полностью обоснованным в его мозге. Какие они были одинаковые, сотни тысяч созданий имели однотипное строение на всем белом свете. И он это чувствовал каждым своим чипом. Общее восприятие окружения было усиленно во сто крат, образы начинали переходить в реальность. В предметах он видел живых существ вроде, как и не людей, но таких же живых организмов. Словно они находились на своем уровне восприятия, а он в свою очередь на своем. Но научился понимать и частично видеть, как они общаются, созерцают нас. И в глубине своего сознания думают о нас. Ему стало хорошо, он находился вне оков порядка этого мира... Думать можно было всеобъемлюще: о привычках людей, которые спешат по своим делам и следуют системной постановке мирового бытия, или половых клеток ищущих друг друга. Маленькое притягивало большое, и казалось, абсолютное знание Пространственных Сфер было перед ним. Но так же это легко становилось сложным для восприятия и не досягаемым для ума. Он пытался сопротивляться этому, началось всплытие других образов из Ноосферы. Какие-то старухи пытались сплести кожу. Они открывали рты, и у каждой из них расползалась голова и поедала саму себя, давая пространство идентичной такой же. Это были агенты Братства. Димак встретил свое отражение, которое придало ему субъективный вид сознания извечно философского разговора на тему смысла бытия. Он отключился. Агенты провели исследование и коррекцию энергетики помещения. Уничтожили зачатки паники.
  
   Записки русского социопата #1.
  
   Определенно, это первое, что мне сейчас нужно. Контроль веса и хорошее самочувствие на всю жизнь. Не снимая темных очков-стрекоз, начинаю листать меню какого-то ресторана доставки суши. Да, суши, сашими, роллы - это просто необходимо увидеть, чтобы снова почувствовать себя нормальным человеком. Реально адекватным, относительно тех, кто сует в себя всю эту дрянь без надежды понять ее гастрономическую прелесть - только потому-то это модно. А еще модно быть буддистами и кататься на сноуборде, регулярно ломая конечности. Жду не дождусь, когда, наконец, какой-нибудь гений введет моду на поедание говна. Вот, мне уже гораздо лучше. Надо выйти на воздух.
   На крыльце парни с гитарами пьют из двухлитрового баллона какое-то недорогое пиво, курят и нервно вспоминают безумное движение шестидесятых. Поколение "совковых" слепых... Ушло то время свободы, музыки и кислоты... (реминисценция, автор забыт) Я заношу свой отточенный нож для рубки мяса и сношу одному из них, на хрен, его башку, второй, секунду ретируясь в сложившейся ситуации, плюет мне под ноги и достает лезвие канцелярского ножа "стэнли", затем начинает срезать свои патлы и составлять из них предложения, затем рассказы. Я решил помочь ему и отрезал свой член, который потом запихнул ему в рот. Он сложился буквой "С" и дополнил то, что написал, а написал он мое имя: Смерть. Своей кровью, я написал на стене: "Выпусти меня, япстер!". Затем мои нервы разошлись по проводам-конечностям центепиды.
  
   Первое плато. Воспоминания в Безмолвных Пещерах Лотоса.
  
   Чжан Хуа, второе имя которого Мао-Сянь, при Цзиньском Хуй-ди стал главой ведомства работ. В это время возле могилы Чжао-вана, правителя удела Янь,объявился пестрый лис, который несколько лет принимал различные обличья. И вот однажды он превратился в студентаи отправился навестить почтенного Чжана. По пути он возле могилы спросил духа Хуабяо:
   ─ Удостоюсь ли я приема у начальника работ Чжана в обличье, которое я принял, или же нет?
   ─ Вы постигли сокровенное, ─ отвечал Хуабяо, ─ отказать вам никак невозможно... Однако почтенный Чжан ─ человек высокомудрый. Боюсь, его трудно будет поймать в ловушку. Если вы сунетесь ─ будете посрамлены и уйти от него вам никак не удастся. Вы не только погубите вашу сущность,обретенную вами на тысячу лет, но еще навлечете невзгоды на меня, старого Хуабяо.
   Лис его не послушался и отправился к Хуа с неким тайным замыслом. Узрев пленительный облик юного отрока с чисто-белым лицом, подобным чистой яшме, каждое движение которого не давало отвести взор, красот а которого не позволяла отвести глаз ─ Хуа сразу же оценил его утонченность.
  А тут он еще принялся рассуждать о достоинствах литературных произведений, оценивать их звучание и сущность ─ такого Хуа еще никогда не слыхивал.
   И кроме того, он высказывал мнения о Трех историях, добирался до сути у ста авторов; вникал в высокие достоинства Лао и Чжуана, выявлял недосягаемые совершенства "Веяний" и "Од"; охватывал умом Десятерых совершенномудрых, прослеживал связи Трех творящих; оценивал восемь школ, конфуцианства выделял пять видов распорядка ─ и не было случая, чтобы Хуа не одобрил его суждения.
   ─ Разве у нас в Поднебесной встречаются подобные отроки? ─ вздохнув сказал Хуа. ─ Если это не пес-оборотень, то, уж конечно, лис.
   Обмахнув скамью, он пригласил гостя на угощение, а сам расставил людей так, чтобы готовы были его задержать. Студент же этот сказал:
   ─ Столь просветленный муж должен почитать мудрых и быть снисходительным к толпе, ценить искусных и не чураться неумелых. Он не должен презирать стремящихся к учению ─ ведь такое презрение вряд ли согласуется с учением Мо-цзы о всеобъемлющей любви.
  
   Сказавши это, он хотел было удалиться, но Хуа велел людям охранять ворота и не давать ему выйти. Тогда он обратился к Хуа со словами:
   ─ У вас в воротах поставлены всадники и латники. Должно быть, вы усомнились в вашем покорном слуге. Боюсь, приведет это к тому, что все люди в Поднебесной замкнут свои языки и не станут высказываться, а способные к мудрым суждениям мужи будут глядеть в ваши ворота издали, но входить же не будут. И вам, просвещенный господин, придется пожалеть об этом.
   Хуа ничего не ответил, но зато велел своим людям охранять его построже. Как раз в это время начальник уезда Фэнчэн ─ Лэй Хуань, второе имя которого Кун-Чжан, муж, постигший суть всех вещей, ─ приехал навестить Хуа. Хуа же поведал ему о том студенте. Кун-Чжан заметил:
   ─ Если вы сомневаетесь в нем, то почему бы вам для испытания не кликнуть собак?
   Хуа тотчас приказал испытать его собаками, но тот ничуть не испугался.
   ─ Небо родило меня способным и мудрым, ─ сказал лис, ─ а вы сочли меня за нечисть и испытываете меня собаками. Да пусть будет тысяча испытаний и десять тысяч проверок ─ они меня никак не обеспокоят.
   Услышав такие слова, Хуа исполнился гнева:
   ─ Несомненно, это настоящая нечисть. Я слышал, что если Чимэй боится собак ─ это признак твари, которой несколько сот лет. Однако старого тысячелетнего оборотня так не опознаешь. Но если осветить его огнем тысячелетнего дерева, да еще сухого, он вмиг предстанет в своем подлинном облике.
   ─ Тысячелетнее святое дерево! ─ сказал Кун-Чжан. ─ Откуда же его взять?
   ─ В мире поговаривают, ─ ответил Хуа, ─ что дереву Хуабяо перед могилой Яньского Чжао-вана уже есть тысяча лет.
   И он послал человека срубить Хуабяо. Когда посланный приблизился к месту, где было дерево, внезапно в воздухе появился мальчик в синей одежде.
   ─ Зачем вы сюда пришли? ─ спросил он.
   ─ К начальнику работ Чжану, ─ отвечал посланный, ─ пришел на прием какой-то отрок, весьма способный и искусный в речах. Начальник усомнился, не оборотень ли это, и послал меня за Хуабяо, чтобы освятить его.
   ─ Этот старый лис лишился ума, ─ сказал одетый в синее, ─ он не послушал совета, и вот сегодня до меня дошла беда, и мне от нее никуда не убежать.
   Он зарыдал, полились слезы, и мгновенно исчез. А посланный срубил дерево, из которого при этом вытекла кровь, и отнес его начальнику. Дерево зажгли, осветили им студента, ─ оказалось это пестрый лис.
   ─ Эти две твари недооценили меня, ─ заявил Хуа, ─ больше таких тысячелетних оборотней не будет.
   И велел его сварить.
  
   #5.
  
   Ростов-на-дону.
  
   Это была суббота, одна из самых холодных, тех жутких дней этого непостижимого мира. Собрав самые лучшие свои работы и идеи, я проталкиваюсь дальше силой, похожей на стрекот цикад и сверчков, играющих за количество убитых. Это были ярко выраженные художественные наклонности. Нужно ополоснуться. Согласно этому высказыванию, выбрасываю, бычок и перемещаюсь. Вспоминал лицо того парня. Тот самый Петя. Первое время они морочились наркотиками. Мы были там у одного знакомого барабанщика, рядом со мной тогда он выкуривал косяк, уцепившись за бесконечную возможность прикоснуться к великому и совместному переживанию трипа. Система обучения факультета Дизайна или вычисления положительной биоэнергетики местности в соответствии с Фен-шуем и алхимические исследования в лабораториях дизайнерских мастерских, включают Интернет-проекты в желтых кедах ─ и первое в этом городе выглядит странно, но, тем не менее, у преподавателя есть все основания для паники: учитывая принадлежность института к красной линии, он проходит через творчество студентов всех учебных заведений города. А хотелось честных своих поступков, которые сегодня дарят модельеры и просто им было не до этого.
   ─ Да, охуенный у нас ВУЗ! Докатились! ─ сказал Макс, как и вся присутствующая здесь молодежь, наслаждалась бесплатным зрелищем.
   ─ Съебываем отсюда, ─ говорит Петя. ─ Показ прошел без комментариев!!!
   Мы спустились вниз и сели в машину. В Питер мы ехали без происшествий. Вдруг послышалась песнь... гитары вокалиста одной из групп, учавствующих на Spring Rock Fest.
   ─ Алло.
   ─ Здорово, нужен короб.
   С первой же моей реплики они чересчур расслабились и появились новые препятствия, а я как большинство гостей был заморочен выплеснуть негативную энергию по поводу качества товара.
  ─ Не надо. Малейший шорох ─ на деле жопы лучше спасайте.
  ─ Ничего подобного, ─ говорю я.
   Стремиться на их круглогодичное состояние души, от них зависит спасение детей и есть все основания для паники: билет в кино, градусник для измерения температуры рюшечек. Ради этого мы и ждали их.
   ─ Ну где?
   ─ Это не он.
   ─ Ну и пиздуйте.
   Прислушавшись единожды, многие даже не обернулись, когда появился Дрессировщик Шума. Он промолвил громким шепотом бесконечности:
   ─ Я ЗНАЮ ВСЕ ВАШИ ТАЙНЫ, и каждый поворот в судьбе.
   ─ Назовитесь?!! Чего принесли? ─ кричат ему наши собеседники.
   Секунду в его глазах сверкает пламя смерти и он продолжает, все тем же голосом:
   ─ "Зебры". Маленькие сумасшествия.
   ─ Я помогу вам предаться трубой, ─ говорит оппонент.
   И я сказал что все таки врезал ему ногой, но он уже падает от чудовищного удара, который все это и порождает на дневной улице, в каких-нибудь тяжких болезнях общества. Многие быстро там дохнут.
   Потом, после драки они не поняли, ЧТО их сейчас ждет. Мы придумываем побег от ужасной кончины по изобретательней и бежим следующие десять метров.
   ─ Я в Д. Еду, все пизда.
   ЗНАКОМЫЕ УРОДЫ запивают таблетки на вечерине, и заявляют, что они при исполнении, что мы сейчас будем арестованы и примерно наказаны и просят извиниться.
   Но не мы виноваты. Я быстро разбазариваю тему о том, что Уолтер пропал бесследно, и месяцы поисков проходят с большой буквы!
   Где-то она даже любит меня за глаза, но лишь бы не кого-нибудь из песни "Дубового Гайя". Девушка и амфетамин ─ это заморочка по хлеще. "Короткая юбка. ─ задумается она, ─ Когда-то это меня спасло: огромная толпень с Благодарными Мертвецами и подружкой-татушкой. Я по-прежнему молода, юбка не стала длиннее, но слишком поздно". Она уже достала себе маленькую, синенькую таблеточку. И эта девица будет благословенна не только для идиотов и наркоманов, но и любых желающих, обделенных в любви.
  
   Дизайнеры что-то хором кричат.
  
   Где, собственно, полная чаша создавшая Пегги?
  
   Я тренируюсь, используя динамическую медитацию комплексов упражнений из у-шу, оттачиваю мастерство "хлещущих рук" на натянутом куске шелковой ткани и вдыхаю ароматы курительных благовоний. Учитель входит, что-то объясняет, я сверяюсь с рукописью и табличкой, затем оказываюсь в маленькой келье, где опять просматриваю упражнения.
  
   Опубликованно в жизненном континууме, некогда ямайковская музыка, которую я подпеваю всеми частями тела с подругой, которая опускается вне понятия, поэтому пришлось вносить изменения: отгородить ее от проигрывания, и не сметь ей присваивать положения знаменитого "Ельцина на беленькой".
   ─ Мне так хорошо с тобой сейчас курить вот это, ─ говорю я ей, среди непроходимого, церковного послания.
   ─ Ты отрицаешь меня! ─ резко говорит она.
   ─ Хватит! ─ говорю я. ─ Я сваливаю в Москву.
   ─ Волнуешься? ─ спросил кто-то из ребят, а я уже возвращался на вокзал, домой, как вдруг встретил Серегу.
   Остальные не парились по поводу моего ухода, я прошел с Серегой по бесплатной проходке сотрудника отдела по борьбе с коррупцией. Я не мог вместить в себя то чувство, которое таится в подпольях разума. Побывав снизу, это казалось апельсиновым уебищем из поезда.
  
   Мне стало страшно... Я смотрю: наконец движения стихли. Я оглядываю лживых и призрачных, представивших свои работы, институтов жизни. Рейтинг был также высок, но, к сожалению это работы безымянных авторов. Глазами страха, социальное давление и количество безумия в крови, а ведь только безумец сможет без страха принимать адекватно вещи с нами.
   После, я, как и большинство гостей, бродил по выставке. Различные институты жизни, просто дизайнеры и творческие личности финансирования в темном пространстве, откуда появляется Петя, который, ну да, принимается вызванивать приятеля, приглашая на концерт в Москву.
   То, что спокойно, легко сохранить. То, что еще не показало признаков, легко направить. То, что слабо, легко разделить. То, что мелко, легко рассеять. Действие надо начать с того, чего еще нет. Наведение порядка надо начать тогда, когда еще нет смуты. Ибо большое дерево вырастает из маленького, девятиэтажная башня начинает строиться из горстки земли, путешествие в тысячу ли начинается с одного шага.
   Кто действует ─ потерпит неудачу. Кто чем-либо владеет ─ потеряет. Вот почему совершенномудрый бездеятелен, и он не терпит неудачи. Он ничего не имеет и поэтому ничего не теряет. Те кто, совершая дела, спешат достигнуть успеха, потерпят неудачу. Кто осторожно заканчивает свое дело, подобно тому как он его начал, у того всегда будет благополучие. Поэтому совершенномудрый не имеет страсти, не ценит труднодобываемые предметы, учится у тех, кто не имеет знаний, и идет по тому пути, по которому прошли другие. Он следует естественности вещей и не осмеливается самовольно действовать.*
  
  
   #6.
  
   МАЙОРКА, МАГАЛУФ, июльская ночь.
  
   Один случай в этот день, названный для многих гордостью за "Пиратскую станцию 7", которую привезли индивидуумы с красными "Nivo!", в свою очередь они были примагничены жаждой скорости из колонок.
   Мы ехали на встречу судьбе, из одного клуба в другой. Первое, пьем на заднем сидении "Мерседеса". Мы несли мои мозги с угрозами контркультуры, раскинувшейся на гигантском пространстве моих кровеносных сосудов. Нажравшись всякой дряни, Толяныч с Володей и его девушкой Тоней, постоянно подгонявшей всех, разговаривали о дизайн-выставках с колоритным названием "Необратимость". Тоня хочет уйти в царство животных, где им всем было бы место, по тониной параноидальной оценке.
   Добравшись до кинотеатра "Горизонт", где мы и очутились через 20 минут неподалеку от местного стадиона. Я потратил возраст на созерцание вечного спроса у Энергии. Толяныч пешкой бухнул в игре. Затем он предложил:
   ─ Давайте набухаемся и вообще играть перестанем.
  
   Тем временем, проклинают, из радиоприемника, Гуф, Слим и Птаха:
   ─ Никто не знает почему Паланик врет?
   ─ Не вру! ─ говорит Паланик. ─ Проглоченная, Володей, с особым наслаждением, какая-то таблетка, оставила ему ни малейшего желания выпивать, потому что виною были наркотики, собственно, это мог быть или фен или героин.
   Его глючит большое толстокожее существо, от которого он постоянно отбивается.
  
   "Возможно я достиг более нового уровня нежели просто "дикарь" или "изгой". Создал из себя технотронного отшельника, которому плевать на свое тело, так как оно напрямую связанно с внешним техногенным миром, жестокой реальностью, где люди пожирают друг у друга частички той души, надежды, чистоты, человечности, природности и благоразумия, из-за путаницы с инстинктами, их направление в реальность сбережения капиталов и любой продажи морали за способность к выживанию", ─ думал я.
   ─ Вчера была встреча с Гоксом. Он заходил к Толяну, чтобы предупредить о твоей болезни, ─ сказал я со всем злорадством, присущим Володе.
  
   "Мы сидим в вагоне электрички, почти вся Команда Ураган. Гокс сидел при выходе из тамбура на первой лавочке слева. Он спросил: Ты не поздоровался со мной вчера".
  
   Затем я проснулся.
  
   Мы поставили машину.
  
   Пошли мы гулять по местной улице "красных фонарей", осматривая танцующие достопримечательности. И приплыли на остров глазури. Время от времени, наш мир, на поверхности земли, присоединялся к прогулке по выставке, то ли фотографии, то ли я вообще никогда раньше этого не замечал. Никакого наставления, что начало быть. Нет Страха, который я задавал себе на протяжении первой проигранной в чистую игры.
  
   "Какого черта мы здесь делаем и когда психоактивы мирового стандарта шутили признаками легкого похмелья о Свете. Нет, просто забуду и все!", ─ думал тогда я.
  
   В следующую секунду я оглянулся по сторонам и понял, что меня все бросили. Однако мое сердце чувствует неладное. Оно родилось от Бога и играло огромную роль. Первобытная свобода с детства и изображение реальности исчезло. И Свет во Тьме отказался от наркотиков. Я вижу паренька, который лежит на асфальте после удара в нос, из которого сочится кровь. Я смотрю на него. У него есть два совершенно разных характера личностей. От этого образа, я возвращаюсь в реальность, где Толя садится и беседует, уверенным и сильным голосом с психоделическими писателями прошлого и настоящего. Во взоре: Бесконечность заваривали в своем любимом жанре детективного триллера, впервые в роли ведущих некого рок-концерта были механические машины великого шизоида, не похожего на Мишну, но на нашей орбите. Они проскрежетали своими гальваническими усилителями голосовых связок:
   ─ Оставайся на волне Пегги Флинн 3.0!
   Это было на другой квартире. Группа молодых людей отправляется в шестидесятые годы двадцатого столетия на Машине Времени. Они надеются, что там не будет дохлых собак. Так говорили пространственно-временные сбои самого убогого обитаемого пункта. Именно за этим мы уходим на Воробьевы горы.
   ─ Подбородок внутреннего регби заключается в том, что важные вопросы по футболу принято подразумевать приветливо, ─ это звучало когда-то давно на его мобиле, ─ не устанавливать сомнительные рок-тусовки, следующими двумя едиными целыми.
   "Личностное" удивительно преобразовывали в фрустратов и поборников за старость и молодость. Они превращали свои барьеры, которые корпели от гремящей музыки ска-реггей-панк. И начинали движение от чего половина шизолангистких пассажиров, находящихся со мной, приходило в себя от выкуренного косяка на любой странице. И все-таки тоже, нужно было просто некоторое количество открытого пламени астрального времени. А если находилось менее пяти человек, конечно слабых по структуре ДНК, то у кого-то появлялась навязчивая идея: с открытыми ртами внимать какому-то дебилу вроде меня, чтобы свидетельствовать конец света и предлагать уже не выбраться...
   Но что это? Впереди Судья-фрик, похожий на огромное, грязное, механистическое чудовище, который регулирует пространство человеческой мысли. Все пошло хорошо:
   ─ Возникает больше сомнений, поэтому скорее пойдемте по этому Пути, ─ говорю я и неожиданно для себя ловлю мысли: "Может кому-то выгодно, чтобы я так думал?".
   Судья уводит нашу группу на голову превосходящую состав до встречи с ним.
   ─ Может я помнил их? ─ другая моя мысль, но ее я произношу в слух.
  
   А еще, там некоторые люди ошиваются на вокзале. Они и Судья ─ сильные соперники с ростовского рынка, торгующего отходняками от белого. Такие уроды, как государство, бросающее иллюзии с помощью производства массового излучения на умы своих граждан, для достижения фальшивой радости и взаимопонимания.
   ─ Ладно, БАЗАЛЬТОВЫЙ СОБОЛЬ! Ты Иной Судья, уничтоживший Даймока из "Пространства #4" центепиды, а дальше духи сами что-то решат, ─ говорю я с безнадегой в голосе, затягиваясь сигаретой.
  
   "Прыгнуть на запреты, установленные полицией в мире, который был когда-то миром. Но начал существовать этот мир, сквозь его запреты, и мир их не познал неестественным способом.
  
   Новосибирский кинотеатр "Горизонт".
  
   Итак я все таки возвратился сюда, откуда начал. За соседним столиком неистово отплясывает Тоня у параличного старика на коленях, но все думают, что старик стремится к ней.
  
   ОТВЕТСТВЕННОСТЬ совместно переживаемого трипа пошла на пользу нам.
  
   Столик, за которым неистово отплясывала Тоня, измеряя в наружу наше радостное оживление.
  
   Дальше вы все уже видели...
  
   Это было на родине, мы приехали с парнем и поставили машину.
  
   Вперед в прошлое!
  
   Мрачный маленький городишко, в наше время тут воздух отдает гнильцой со стороны нефтяных туч, созданных реалиями нынешнего бытия. Мы представляли Пегги, которая в начале была у Бога или она была Богом, никто не знал, но мы ее почитали. Не очень похоже, но здесь в Москвалоне, когда вы молоды и полны сил, вы носите невообразимо много железа в своем теле, в виде имплантов, усилителей, роботизированных запчастей. Никто не может даже измерить себя без глотания и вкалывания ноотропов и нано-симбиотиков, помогающих работать телу и органам в сопротивлении с окружающей экологией.
  
   ***
  
   Кто-то из знакомых бухал по соседству, но у Серона не было ни малейшего желания выпивать, которого, впрочем, и никогда не было. Он опять начал использовать этот ноотропик для вдыхания через нос. Жгло ноздри. Сразу ощутил прилив сил, и он рванул домой к жене и двум детям. В его капсулярной машине, он со своими нано-дроидами встал в пробке перед железнодорожным пунктом тунелей Москватрона 3.0. На пути домой, в это время в мозговой передатчик Серона пришло психологическое сообщение:
   ─ Алло, тебя плохо слышно, ─ проговорила настороженная жена.
   ─ Да, а мне хорошо, чего ты волнуешься? Хватит рассуждать, я скоро буду. Ну давай, пора, да, пора, ─ спокойно сказал Серон.
   В прошедшем времени он спешил на мероприятие с маразматичным названием "Spring dreadlocks". Он ездил туда для доказательства, чтобы свидетельствовать о Свете, дабы все уверовали чрез него в позитивные вибрации, вместе с пеггиманами+граймергами, верующими в остатки солнечной энергии добра и надежды. Минут двадцать назад он покинул их. "Ладно... Главное ничего общего с бунтовщиками "Onyx Shield", ─ он говорил самому себе, насыщенный ощущением того, что он сверлит себе висок. Он закрыл глаза и пришел к своим мыслям.
   Какие-то люди беседуют на испанском, фотографируются, договариваются почти у дома с разъяренными дикарями Danse Macabre. Дриблинг... Серон вообще многообещающий, перспективный, и экстраординарный сотрудник граймергов и панков из Пустошей Механической Смерти. Умеющий затыкать своим визжанием люфт-паузы без Пегги.
   ─ Бальзамированный, музыкальный синдром, сразу предупрежу, что и панки, и психоделические монахи отличаются в вознаграждениях за Пегги, ─ говорил Серону, его поставщик Пегги Флинн 3.0.
   Он закрыл глаза. Путешествие в поисках насморка с кусочками отторгающих приступов, состоявших из самых мерзких болезней экофлоры Москватрона. Неожиданно его обнаружил нано-детекторшпион, оставленный в качестве ловушки одним из Хакеров Подсознания.
   ─ Не допускать контакта небесных тел и загореться ключом жизненной силы, ─ сообщал ракето-носитель "Рокот".
   Перед капсулярной машиной Серона возникла фигура старой женщины. Это была андрогинная старуха, превращающаяся в два предмета, напоминающих потрепанные, ковбойские шляпы. Она запоминает в свои страницы памяти человеческого духа, образ Серона затем сообщает:
   ─ Предсказать будущее могут многие на реальных событиях.
   Возможности заготовленного текста по приятному и искусственному положению солнца относительно космических тел ─ в нужном месте.
  
   Выразиться в действительности, что это такое она имела ввиду, обнаружилось бы цепляющееся право на неправдивую и бесконечно талантливую Пегги, плывущую по кислотным рекам поверхности Москватрона.
   ─ Это, Закки?
   ─ Да нет, не волнуйся уже, ─ говорит Хакер Подсознания и поглощает его капсулярную машину в себя.
  
   Все подходит к логическому завершению.
  
   Старый китаец набирает в ржавую консервную банку речной воды и вымывает пепел от скуренного опиума, затвердевший и черный, как шлак.[3]
  
   Переводя свой пронизывающий взгляд с опиума на отражение тела Рибока, он представляется:
   ─ Даоский алхимик Мао-цзы, я предводитель тайной, синтоистической секты Райского Лотоса, ─ в голосе этого маленького старичка с одним прищуренным глазом, как у Виктора Вонга, звучат нотки повседневности.
   ─ Рибок Ли к вашим услугам, ─ я вглядываюсь в эти глаза. Секунду, другую мой отражательный двойник борется с его оками за превосходство в пространстве, затем он продолжает:
   ─ Лучше ничего не делать, чем стремиться к тому, чтобы что-либо наполнить. Если чем-либо острым все время пользоваться, оно не сможет долго сохранить свою остроту. Если зал наполнен золотом и яшмой, то никто не в силах их уберечь. Если богатые и знатные проявляют кичливость, они сами навлекают на себя беду*.
   ─ Когда дело завершено, человек должен устраниться. В этом закон небесного дао*, ─ сказал мой отражательный двойник.
   Старик закрывает половину лица стальным веером, на котором изображено граффити: странный китаец с головой в виде креста и длинными, пепельными усами и бородкой, на его мантии изображены драконы и символ монады, позади него диск красного светила. Появляется цилинь, который проникает в мой разум:
   ─ Если душа и тело будут в единстве, можно ли сохранить его? Если сделать дух мягким, можно ли стать бесстрастным подобно новорожденному? Если созерцание станет чистым, возможны ли тогда заблуждения? Можно ли любить народ и управлять страной, не прибегая к мудрости? Возможно ли осуществление недеяния, если познать все взаимоотношения в природе*?
   Это своего рода загадка-ловушка, не ответил и труп, мои мысли печатают:
   ─ Создавать и воспитывать сущее; создавая, не обладать тем, что создано; приводя в движение, не прилагать к этому усилий; руководя, не считать себя властелином - вот что называется глубочайшим дэ*.
   Мао-цзы садится на цилиня и дает мне старый, потрепанный свиток:
   ─ Вот тебе ключ в Безмолвные Пещеры Лотоса. Там ты узнаешь, как выйти за пределы Москватрона.
   Я открыл свиток, там были ряды соответствий первоэлементов:
  
   "Дерево - зарождение ян - восток - весна - зеленый - дракон - гуманность - печень.
   Огонь - зрелость ян - юг - лето - красный - феникс - благоговение - сердце.
   Земля - гармония инь-ян - центр - середина года - желтый - желтый дракон - искренность - селезенка.
  Металл - зарождение инь - запад - осень - белый - тигр - справедливость - легкие.
   Вода - зрелость инь - север - зима - черный - черепахозмея - мудрость - почки."[4]
  
   Эта система первооснов использования алхимических элементов в пространстве. Если выйду за пределы Москватрона - Братству наступит конец.
  
   #7.
  
   Я стоял вне самого себя и пытался прекратить эти казни призрачными пальцами... Я - El Hombre Invisible ─ человек-невидимка, возжелавший того, чего жаждет каждый призрак, ─ тела, ─ Долгое Время бродивший по ничем не пахнущим закоулкам пространства, где нет жизни, один лишь бесцветный незапах смерти... Нельзя дышать, ощущая этот запах розовыми извилинами хряща, украшенного кристаллическими соплями, дерьмом времени и черными фильтрами плоти. К тому же, когда я исправлю ошибку... Лазарь, иди вон... Заплати человеку и иди вон... К чему мне глядеть на твою поношенную плоть явно с чужого плеча? (ГолыйЗавтрак, перевод В. Когана) The human thirst for self tortue.
   Кажется, комната сотрясается и вибрирует от каждого жеста. Кровь и субстанция многих рас - негров, полинезийцев, горных монголов, кочевников пустыни, полиглотов с Ближнего Востока, индейцев, славян, ─ рас, пока еще не зачатых и не рожденных, сочетаний, еще не реализованных, проникают сквозь тело. Миграции, невероятные путешествия через пустыни, джунгли и горы (стасис и смерть в закрытых горных долинах, где из гениталий растут деревья, где, взламывая панцирь, появляются на свет гермофродиты с головами рыб, если приглядеться к которым, можно увидеть глаза похожие на муссорные баки), через Тихий океан в челноке с выносными уключинами - к острову Пасхи. Яхе, айахуаска, пилде, натима - это индейские названия Baanisteria caapi, быстрорастущей лозы, произрастающей в бассейне Амазонки. (Голый Завтрак, перевод В. Когана) Той самой, что я съел в капсуле вместе с гармалином, для удачного метаболизма. Откуда я и начал свое путешествие. Слово нельзя выразить прямо... Его можно, вероятно, в общих чертах наметить мозаикой сопоставлений, подобной набору предметов, забытых в ящике гостиничного комода, предметов, определяемых отрицанием и отсутствием... Меня хотят сделать рабом, хотят слиться с моей протоплазмой, хотят настругать моих копий, хотят высосать мои оргоны и овладеть всем моим жизненным опытом, а мне оставить лишь память о далеком прошлом, которое внушает мне отвращение... Торговцы снами исподтишка наблюдают за родовыми муками появления старого младенца. (Голый Завтрак, перевод В. Когана) Кто он? Ну конечно Старый Мудрец - это мутант, сын простейшего осмысления центепиды. Сон в Красном Тереме проявляет гондон, который давно натянут на голову человека исповедующего все рабство Вавилона.
  
   Записки русского социопата #2.
  
   В России все началось с нестандартных политических взглядов и людей, которые принялись слушать волшебную, заныканную песнь, не совпадающую с ревом ракетоносителя. А я попытался восстановить порядок поставив дыру из пневматического пистолета. Действительно, я в ванной уже стал холодной водичкой и переоделся в осчастливленного этим правильным вокалом. Заварив чай "Оолонг", китайской, чайной компании "Чю Хуа", у себя на кухне, не парился. Первые наброски будущего дома девятилетнего сына, затоптали в снег девять кретинов сноубордистов. В этот месяц не было никаких отчислений. Люди боятся реальности одной лампочки, источник света которой порождает А. А. Дойницина, а верхняя часть лампочки требует присутствие моей любимой подруги Е. Дуднаковой чья трехмерная сущность начинала разрушать все самое интересное, что чуть было не получилось у нас с ней и не привело к деградации. Царство Заразы, целью которой является вырвать меня из Facken Doich к выставке в Ростове-на-Дону, где банка пива делает меня отупевшей мразью, поэтому говорить об институтах, делая им рекламу - не возникает, ни малейшего желания. К сожалению, в Ростове фраза: "Все наше творчество сделано в СССР", начинает крыть от новой дозы наркотиков. Хотите быть счастливы у себя в комнате? Это время движения, судорожного движения типа: "давайте колбаситься и пить пиво" или просто уставать, покорившись безуспешно шестидесятым совка. Все вернется на одной из них, как База гликемического фестиваля электронной музыки. Это отдельные движения, заключающиеся в спасении жизни и укреплении имитации человеческого сопровождения, ответственные за лица охранников и глубоко уводящие художников идиотизма Команды Ураган, вооруженных винтовками модели "М1". Истинные ценители не хотели возвращаться. В мозг проникала чудовищная масса Философии Синтеза Фа, похожей на новые методики пин-кодирования двухлетних участков, со спокойным течением в подворотни, ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. Свечение теней и демонов опрокидывало спокойствие.
  
   Мой план был таков: тут человек Уильям, он берет план цепкими пальцами, который он отсоединил у "Объедененных сетей Братства" расположенных на гигантском пространстве единения со своим духом. От продаж талантов я стал ловить себя на мыслях: "А это мое мнение?", "А сколько за всю сессию будет в этой грязной игре?".
   Тут человек Володя, тот самый хрен, о котором на афише написала моя подруга: "Защитник Отечества, волосатый Фидель". Благодаря рисункам младенцев, Володя чувствовал себя кровью в носу. Она сама - это низкий голос, проблемы Ельцина знакомящегося с Цветным карандашом этого проекта закономерно всплывших модных бомжей в рядах английской команды, у которой никогда не было питания для кожи по имени параноидальной скотины на мишени у московских пацанов.
   Словно поглощенные, парни были на отходняках от наркотика. Заблаговременно Толя завел мотор, он провожает телку и едет на работу, а я направился, куда подальше, на Ленинградский вокзал. Встречать зачатки брит-поп группы "Таллен". И что мы имеем в одной из этих секунд, минут, часов, дней, недель, месяцев, лет, веков, тысячелетий - продолжается приход. Все равно. Я погнал. Всем телом. Скрюченным, тощим телом. И полицейских, отмороженных нашим музыкальным перфоратором, попадающихся в Премьер-лиге, стонущих: "Я журналист, стоящий над своими чертежами, по дороге не знающей даже о самой себе". Что бы этого они не знали, но наслаждались общением с этим, потому что обкуренные бутылкой, жаждут рэпа. На тебе всего лишь инфантилка, которую ты лижешь и смотришь что бы граждане, находящиеся за стеной в желтых кедах, сами стали и загоготали. Оставаться здесь - вот что самое ужасное. Почему? Да потому что с придирчивой предъявой к тебе придут и заберут в клетку, когда ты будешь вдвойне пьяный от наркотиков.
  
   Psychedelic Letters from the Junkie Lee.
  
   Суть моего появления - это глупость истинны существования, которая действительно гремела состоянием от этих наркотиков, она была охвачена хуйлом из игры, где кто-то пытался закидываться кислотой. Испытывая ту прекрасную ячейку, казалось бы, она входила в давление пары масок, наблюдающих свыше, сердца, что было для меры пола, и не имея перед ними то, что не удалось просканировать этой херней об учебе. Выходит если мир долго наполняется долларовой валютой, словно многообразие углеводов предстает на грязной спине запада, тогда начинается последующая крайняя мера Господа Бога, которая справится с любой бедой дизайна Жопы.
   Немного истории не помешает: футбольный корреспондент "ЮРГИ" (так называли людей которые поддерживали свою команду во всемирном джойнте Серпухова) Баня и мы вышли из спортивного клуба к машине. Проводив на окнах "фольца пассата" лица прохожих, мы спускаемся и пыхтим чтобы попасть в институт с афиши, и все это дороже на пятьдесят рублей. Неожиданно, никакого смеха и ора, раздававшегося до этого. Нет решения? Не отчаивайтесь, все равно создан экстраординарный гавнотипагонзорассказ на бешено шагающей Козе. Открыв Укротителю и Дрессировщику Шумов отвращение друг к другу и удары судьбы, они были в пальто, смотрели одним попаданием в висок, затем обозначили фразу электропотока:
   - Сейчас ощущаю этих ебаных Володю и Сашку...
   Мы хотели спать и пошли, пошатываясь, разбираться на скамейке. Я любил всех: "Питер", "новую журналистику", блеск изящных глаз Аврорки и панк, но для переключения в мир легких руководителей, нашего Ваню и нас бросила их организация "Съемка запрещена". Она была уличной организацией, потому что мои друзья не смотрят где будет Володя. А он встретил огромную толпень... Вот мы и собрались. Мы нацепили Слово Главной Машины, но Баня встал в майке, от чего Серега попятился к своей баклашке с пивом, ну а Баня сказал с противным шепотком о том, что идем к Димастому. Он просто знал всех, и что мы имеем в той ступени где я и они двигались домой через те силовые волны "Москвы-Петушков".
   Когда они возвращаются на скамейку, на тонином рыхлом лице сияет улыбка, глаз дергается еще чаще. Она целует всех присутствующих, которые сидели, как негры с красными глазами.
   - Да он же перестал встречаться, так что он резонно фотографируется со своими, не так ли? - сказала Тоня, - И я его не хочу! Я завязала, говорят, что и не встретила их, душивших больного Володю.
  
   И все они были уже Всем что было его, и даже она из себя не высказала все что хотела. Она, поджав скулы, удалилась. Потому что они хотели обуть ее на мобилу, такие они... И те другие из поезда, курившие через ноздри в два с половиной метра.
  
   Затем куча преподавателей, участников, авторов входили в длительные запои.
  
   - Нет, видимо нами овладела какая-то табличка информации о сети, - я пил водку в кино.
   Я выпиваю теперь про корпящего, не того, что был в поезде.
   - Так, около меня его и не было, - говорю я.
  
   Мышцы копошатся в поисках места, как автономные органы разрезанного насекомого (Голый Завтрак, перевод В. Когана). Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть. Одно зеркало отражает другое, но мало кто постигает глубину этих слов. А поняв их сразу видишь, как устроена ловушка этого мира. Вот я гляжу на дерево в саду. Но дерево - ветви, ствол, зеленое дрожание листвы - это ведь тоже сознание: я просто все это сознаю. Значит, сознание смотрит на сознание, притворившееся чем-то другим. Одно зеркало отражает другое. Одно прикинулось многим и смотрит само на себя, и вводит себя в гипнотический транс. (В. О. Пелевин) Я молчал над своими чертежами. Ушел в кодовые шедевры информации. Я предпринял попытку покупки себе пива и вышел в камеру хранения собственного ответа. С недавних пор, заглядывая идеями заготовленного текста, я проник внутрь ядерного слова. Становлюсь лидером последнего земного пристанища, и поколение не разобьется о берег. Ни к чему ожидать остановки небольшого мяса, даже более усугубленного к придуманному на саунд-чеке Укротителя и Дрессировщика шумов. Два совершенно разных человека слушают твои песни, одну за другой. С ними невозможно бороться. Проходишь несколько метров и радуешься тому, что мы всасываем от этого мира. Действительно, чего я парюсь с вокалистом "Запрещенного синдрома", лучше пойду к телкам, которые зачем-то берут наши адреса, беленькая оставляет свой телефон, они обещают приехать к нам. А нам нужно заказать ботинки с шипами, иначе мы не выберемся отсюда! Я почувствовал себя персонажем "Fear and loathing in Las-Vegas".
  
   - Баня напился и спит. Володя садится и беседует с Тоней, потом ведет ее в сортир и трахает.
  
   Карлан просит меня погромче повторить сказанное, ведет себя, как обосравшийся первокурсник на элитной мышечной массе равнодалеких фанатов в сети. Хитан спешит к складам, не верит, что сын Уолтер - футболист. В большинстве у некоторых впрочем тоже стояли первые симптомы "Вирусного Дождя" и отправления из города грез.
  
   В чем же причина?
  
   - Ооо!!! Да они отмороженные!!! - пришел к выводу я.
   - Да они отмороженные!!! - заорал весь Дмитров.
  
   А что остается мне?
  
   Вместе с Ельциным сесть и сыграть в русскую рулетку?
  
   Приложив револьвер, спокойно извиняюсь, зная, что негатив прилипает куда прочнее, чем неискренние извинения, принесенные под мозгом отказывающимся обрабатывать информацию. Мы закурили косяк. Да и все, кто здесь был. Ищем одного Володю, а он с девушкой все в сортире трахается. Изменить его в силах только избранные! Группы и стили его не приняли. Потом и в Туле, бороться с ручкой нашего корреспондента Бани. Который... Нет, он не умер от пьянства, и не в каких стилях больше не нужно его не слишком вменяемое восприятие. Но в итоге мы пришли к китайской цифре четыре, с разрывом одного очка петушиной команды аппонентов, занявшей третий район Китай-города. Баня и его коллеги из ЮРГИ наградили нас почетной грамотой джойнта и отправились в другое пространство центепиды.
  
   Карабах в "Белых облаках".
  
   Старый андеграунд выделил мастерскую площадью М1:1, уровень работ которой заставил меня в течении пятнадцати минут изучать их наркотический угар. Это начало индустриального трипа для всех людей. В 2012 году составляют случаи те, что произошли в Ростове-на-Дону, в подъездах, в дороге рядом со мной. Серьезные последствия миллионов людей, выложившихся духом, отправленных, казалось, в рай, где как раз объявляли пассажиров одного стихотворения, ад похлеще, чем во время войны во Вьетнаме.
   Двигаемся к Кунсткамере, к Неве, "отдать долг природе"... И понеслось... Ты замечаешь гуру маниакальных и брутальных ценностей, который проскочил в первый класс отношений, когда трое человек тоже затрудняются отпустить жертву гигантских ручек уличного зазывалы, которому я сопротивлялся бутылкой шампанского со вкусом винограда... Он решил поснимать мой подбородок - не лучший, я вам скажу, это плеер мысли. Тогда я говорю воинским тоном:
   - Мы blank generation, бросающиеся по психоделическому, таинственными и замороченными субкультурами. Трансеры поверхности тарелки с твоим изображением и песни прекрасных дней на ее гребне.
   Прошло время, пока мы забросили слюнявослащавого Володю куда-то из этого города, видимо это была воинская часть Danse Macabre. Там он сможет просто остепениться. Володя кладет свои английские, желтые кеды с определением:
   - И где я возьму три штуки? Достаточно строить ей глазки.
   Собственно из-за этой женщины мы и поссорились. Затем он что-то сказал типа: "Не положено, хоть в профиль может и что-то решат". Пускай его стиль прозвучал, как шутка-скорости. Напрягали разноцветные самосвалы, которые уже вылезали: синим, желтым, зеленым и фиолетовым. По секундам озорные зверушки накрывали мою голову.
   - Волнуешься? - спросил тот самый Петя.
   - Да нет, ведь весь мир пристегнулся, - изъясняемся мы.
   Просто забываешь купить бутылки и желание выключить в оргазме, так глубоко на коленях мою знакомую шпилишь, наблюдать за фениксом с кровавыми месячными без пламенного оплодотворения водяной спермой. Из-за установки решаем прибегать к порядку выхода посетителей, и кто-то из групп так и не успел отречься в этом ебучем нафантазированном мире. Можно быстрее составить компанию нашим пацанам, которые сидели на амфетамине стараниями людской зависти. Нужны татуировки на твоем уютном мире, выводящем все больше войны! Эта кучка, состоящая из около двадцати бойцов, которые продолжали больше часа становиться друг на друга. От чего нам было весело, и мы сразу узнали смелых людей, которых не привела вечная легкость предельной чуши.
   Я принялся встречать барабанщика Игги Попа к нам на вечерину, где мы все ожидали его приезда. Еще наши дизайнеры не давали, той свежей женщине, сотни волшебных прав ее псевдо-естественной внешности и волосатой заднице. Напрямую телефоны и баннеры не привели контркультуру и Хантера Томпсона, думаю, что замечаю сам мир, требующий поддержать ее, усталые и принятые естественно помочь, двери, которые были нарисованны на бумаге в раскрашенном интернете. Я лег на кровать в эту летнюю ночь, за окном на переднем шоссе, смотрю в воду или она смотрит на меня без масок.
  
   Получаю законченный ответ: "Только трое самых стойких бойца, парни прорвавшиеся и убравшие люки данных".
  
   Утром остаемся с ними, будем обывателя. Разбудив барабанщика, нас отпускают и подсчитывают. Барабанщик уселся на кровать, привел мысли в порядок после бурной ночки, собирает вещи и уезжает на Урал. Мы тоже вышли с подвернувшимися, зачем-то, далекой и простой школе духа, приехавшей на нужной карточке, даже не лучшей, по сути. Нравятся крупные и другие женские сиськи, только от них тоже нельзя вовремя выбраться. Да построим любимое не только на порнографии и сексе, но и по всяким данным, как его мыслей, так и твоих...
  
   Что это сейчас?
  
   Что ему надо?!
  
   Где истоки мудрости?
  
   Вокруг нас и внутри нас.
  
   #8.
  
   Если хочешь, чтобы твои сны стали явью, не спи (Гурджиев). Когда бытие становится странным, странность становится системой. Кислота всасывает тебя через трубочку, а яхе - выстреливает тобой из пушки (Грэйс Слик). Полное осознание здесь и сейчас, то есть воин, знающий лишь одну сторону чего-то, делает себя открытым для нападения. Он проходит испытание с мастером на смекалку и сообразительность. Пройти этап буферного помещения, куда попадают Res Ipsa Loquitor, люди которые мечтают об изоляции, где играет бриолиновая музыка, воздействующая на сенсорные отделы мозга, горят кварцево-галогенные лампы. Если человек проходит эту биопсию, он переходит на последнее испытание. Победить армию "Союза Черной Розы Сердца", не используя силовые методы, а силу мысли. Не прохождение испытаний создает повреждение в ЦНС и разрушение психики, что приводит к медленной и безумной смерти.
   В прошедшем, по большей части, мне удалось попробовать на широкую ногу современный индастриал. Сейчас подобные вылазки уже не оправдываются в знак добрых знакомых. Оглядываясь на Fear and loathing, я намертво не вдавался, что передо мной сейчас прорицательница и ясновидящая Оболенская Анна Павловна - ожидаемая, пьющая девица, которая пропадает на выставках жира и психоделического страха и отвращения из стопки конструктивности и совместимости с ночным воздухом. Этот Запрещенный психоделический панк не удивил. Я выключил плеер. Играла эта мысль: "Ну давай, пора, да, пора".
   В адеквате, может быть, некоторые из наших парней помнят меня под воздействием половины бутылки коньяка "Бержерак", которая своим воздействием породила множество состояний усталости у какой-то мечети. Ельцин благословил их со скоростью времен личности. Кристин не могла и представить, что название следующих произведений затрудняются поднять уровень восприимчивости Тренту Резнору. Рано или поздно, гости пожаловали на вокзал. Места сидячие, поэтому приятели шмыгнули в неестественные выступления черной бейсболки, словно из моего Второго кинотеатра, который мы закроем и набухаемся. У каждого из них какой-то дед, который радуется Черчиллю, а Ельцин уничтожил взрослых? Или других жертв перестройки... Кто-то просто потыкал в него пустой бутылкой из под шампанского, не совпадавшей уже давно своими съемными комнатами, общагами и фотонными спутниками.
   Рядом перелетные менты, пьют с нами, они пока не знают детали в Вашем скользком счете... Мы вместе с Димой совсем не похожи. Меня заинтересовала одна девушка, сразу кидаешься на нее. Она целует тебя. И слово "любил" уходит к другой. Дело не в этом моем чувстве к девушкам, Дима подумал и становится не похож на пропитых людей в черном, о которых спросил вокалист. Они придумали и принесли Диме порванные презервативы. Должная девушка полюбила за его манеру быть целиком в происходящем и самоконтроль.
  
   Закрой свои глазки.
  
   Я не мог широко задумываться искупить собственное погружение и стал одним.
  
   Красный дождь над Блакенбергом. Грязевой дождь над Тасманией. Хлопья снега величиной с блюдце в Нэшвилле. Дождь лягушек над Бирмингемом. Аэростаты. Огненные шары. Следы ног сказочного животного в Девоншире. Летающие диски. Следы "кровососных банок" на склонах гор. Сети на небе. Капризы комет. Странные исчезновения. Необъяснимые катастрофы. Надписи на метеоритах. Черный снег. Сияние луны. Зеленые солнца. Кровавые ливни.
  
   Я - слепень, тревожащий сознание, чтобы не дать ему спать. Белые коралловые острова в темно-синем море. Видимость их различия, видимость индивидуальности, или положительное различие, разделяющее их, ─ это только проекция одного и того же океанического дна. Различие между землей и морем не является положительным. Во всякой воде есть немного земли, во всякой земле есть вода. Так что все видимости обманчивы, потому что исходят из одного и того же признака. В ножке стола нет ничего положительного, она только проекция чего-то. И никто из нас ─ не личность, ибо физически мы смежны с тем, что нас окружает, а психически нам не удается ничего другого, кроме выражения наших отношений со всем окружающим. Моя позиция такова: все, что кажется обладающим индивидуальностью, ─ это только острова, проекции подводного континента, не имеющие реальных контуров.
  Я назову красотой все, что кажется полным. Неполнота или увечность совершенно безобразны. Венера Милосская ─ ребенок найдет ее безобразной. Если чистая мысль позволит себе представить ее полной, то она станет прекрасной. Рука, понимаемая как рука, может казаться красивой. Оторванная на поле битвы, она не такова. Но все, что нас окружает, ─ это часть чего-то, что само является частью другого мира, и нет ничего прекрасного, только видимости промежуточны между красотой и безобразием. Только Вселенная полна, только Вселенная прекрасна.[5]
  
   Звук истины в Безмолвных Пещерах Лотоса.
  
   Я пришел к птице фэнхуан - Хранительнице Хризолитовой Мудрости с просьбой открыть мне новое знание.
   Фэнхуан взяла в клюв раковину, лежавшую на берегу реки, взлетела в воздух и бросила свою ношу в воду. Раздался всплеск...
   - Ты понял, что это такое? - спросила фэнхуан.
   - Ши, - ответил я.
   Я начертил на других раковинах иероглифы из свитка, данного мне Мао-цзы. Затем, в соответствии с последовательностью системы первооснов использования алхимических элементов в пространстве, стал кидать их в реку. Начало трансмутации духа. Далее сознания. Вскоре пространства. Москватрон становится Икс-троном. По ощущению, я возвращался сюда всю свою жизнь, с тех пор как встретил своего нано-помощника. Но как же все остальные там? Возвращаться из рая. Здесь было настоящее солнце, деревья, природа... Смотреть в бездну. На миг я увидел обман. Я бесконечно возвращаюсь сюда. Это иллюзия. Это центепида бесконечности. Нужно время, что бы ее осмыслить...
  
   #9. Духи с далеких звезд преклоняют колено пред Чан Э.
  
   X-tron 3.0/ Вавилонская башня 3.1/ Ralph's Place.
  
   Был уже вечер.
  
   - Да похуй! Всё мы успеем, и все равно! - с этими словами кто-то орет на нас около часа.
  
   Действуй агрессивно, посредством развития стресса и боли... У нас даже есть космический хлам мальчика-дауна. Это был анализ институтов коктейля для гурманов. Видимо новое движение в волнах Пегги Флин 3.0. В русской голове сейчас происходит метаболический возраст восприятия...
  
   "Может я скоро съеду с катушек, мой труд западного образа вообще раним", ─ подумал я.
  
   Кто-то телепатирует:
   - Да ладно, Лекс, ну чего ты паришься!? В этом мире институты коммунизма и социологизма начинают грузить тореном.
  
   - Не понял, чего? ─ вслух говорю я.
  
   Человечки бегали там на Кубе, а разноцветные самосвалы мчатся по фривэю, отдаляясь от интерьеров железобетонного холодильника. Я стал ловить себя на мыслях: "Блять! И где я возьму три штуки этих холодильников". Я сразу осознавал весь мир стандартов в своем творчестве, что и принесло модернизированные грехи современной реальности в Роскосмосе. Человек Сергей Афанасьев заявляет:
  
   - Уже восемь! Где Петя! Надо начинать!
  
   С этими словами он курит ганжу и отбегает от меня, в порыве предлагая марафон амфетаминов, нанесенный нашим боксером с бутылкой водки в руке. Оставаясь при жизни, только учтите: дебют Сергея Афанасьева в любой момент творит чудеса серьезных наркотиков. Это был выпуск новостей из телевизора, породивший его до соплей и удовольствие у вампиров рок-клуба. Наконец, я вам скажу, он уже мертв. После смерти он был пьян в говнище, эта расплата за грехи душила его овощем без кожуры. А запрещенный, мобильный Индекс Минут изнасиловал меня безнадежным голосом человека неопределенного возраста. Скатерть мироздания воплощала в рок-каноны свидетелей с толстым задом. В частности настоящие люди видели себя только в моей жизни, которая изображала "Гром гола головой" и курение травки, вечно засевшей в употреблении наркотиков за другим мероприятием жизни. А вот это я сочинил в деревне дамоклова места залипа. В местах прекрасных, где сидели я и девочка-подросток Алена. Она стояла передо мной, обнажив свой потусторонний сахар тела. Она хотела трахнуть свою женскую сторону. А мне хочется щей, ничего более, и я знаю способ!
  
   THE BEGINEND!
  
   Мы и Володя фотографируемся, а Тоня наблюдает сквозь свой "мирок" за Брэдом Питтом. Новая презентация идей и людей, которые блестят латексом и пластмассовыми волосами. И начинается действо: ОНИ пришли! Толин хлопок одной рукой со мной заговорил.
  
   - Жук (прозвище Толяна), я на станции метро Лубянка, мы едем в какую-то табличку с названием, свидетельствующую о внеземной расе которая хочет принять почитание людей, - говорю я. - Есть будущее, во время которого какие-то спортсмены нажрались и поэтому придется просто расслабиться во сне и разделиться на умишки.
  
   Нашу Команду Ураган это не смутило, кто-то врубил случаи, на задроченных награждениях и сумках, про Мурку. Но парадокс произошел в десять утра, водители вышли в плацкартную кишку и стали называть нас москалями. Володя разнимает ненависть небольшой трубой. И заставляет искалеченных недоумевать. А я случайно боялся зацепиться за работавших, на это время, паранойи и сумасшествия. Хотя их не было, по-моему. Кто слушал других из нашей Команды и начал вести себя открыто, получал журнал, который вообще мы делали с Баней и снимали на камеру. Вскоре остальные работающие не пытались закашлять на что-либо и сидели в говнище.
   Я и сам был таким, но посмотрев матч, вызвал слушателей, в роли которых были ведущие сотоварищи Урагана. Мне слышно, что-то наподобие приставки: "Вертолзабр". Прокручиваю в своей голове ту же мысль у какого-то барабана, который настраивается неопытными руками. Молодой человек, подавшись с работы, не найдет в очередной раз в рассказе о Вертолзабре: "Как правильно устроить разпиздяйство и поставить зачет не от крови". Обычно мы были непонятными, возможно это правильный путь? Мы забрали Люсю, спускаемся к Настене, которая была на берегу. Когда и нас Высший Неизвестный попросил закинуться еще, и Его всё это потянуло спать. А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божими. (Вам? Себе?) И перенес вообще ни Шмель, который должен потренироваться с возрастом и социальным положением студентки. Нам с Володей хотелось выебать Таню, после того как она снова целует мой член. Не терпелось доехать и оторваться, тем более все встало в трусах. Зашевелилась и киска у девочек, отдаем таксисту четыреста рублей. Едем на Настину квартиру, какие-то моменты оказались задуманными. Телосложение охватило нашу группу из проведенных дней и рыжих волос Настены, где мы хороним ту чушь в строгих костюмах, пока разнимать самые лучшие свои команды девочек и мальчиков на перерыве - нет смысла.
  
   Ельцин замечает, трогается за просмотром рекламы Путина и пива. Вот всякий блюет со мной, все это выпадает из него и поставлено постарается состояться. Судя по этому, нас посадят в трезвяк. Ты поведешь мероприятие? А вы знаете, что Паланик врет и рядом проклинает какую-то многообещающую вечеринку с Aphex Twin. А как же на время их появления врешь себе? Но на самом деле: "Somebody to Love". И я не стал шутить с пивом и охуевать на время, уходя, он не был таким, просто часто сталкиваются возрастом мужчина и женщина, попивая немного воды из-под крана. Поносят или ПОДДЕРЖИВАЮТ все происходящее. Или та природа, в которой был я, состоялась как женщина, выраженными и собственными, просто пролетающими облаками. И найдя себя, Тоня уехала от Люды, прибегнув к стоящим и не взлетающим, через зависающую киску, способную покусать мое сердце, единственное - не хочу много сюрпризов. Знаете, чтобы получилась своя девушка, я во время запоя продолжал и не успел сообщить об этом, не замечая других девчонок. Я тебя попробую перевернуть в своих объятиях всем арсеналом мужского достоинства, который был великим изменением, так и в стилях сексуальной дуэли, вы дамы прогуливались по нему, подобно стыковке русской космической станции и американского челнока. И этот момент, почему-то готовил часто резкое окончание в занятие любовью, поражал вас, девушек, не обязывающих меня указывать свое превосходство. Вскоре начиная сначала, все только становилось еще более и более невозможным, из-за того что мужчина всегда ищет убежище в лоне женщины. Время собираться. Вы, девчонки, вы бы лучше были самими собой. И евро-валюта, и бывшие связи, может из-за них девушкам кажется, что только мой фаллос хочет взять ее себе. В интересах мы выходили из кухни. Настя впускала меня не на одном порыве, так где тут смех, который и продолжает ретировать нас в отношениях с противоположным полом. Да, ну и что? А если и замирают женщины над мужским началом, как я парюсь, когда преследую возлюбленную, теряю и также свою жизнь, ради возвращения любимой, которая возбуждается от упадка мужского превосходства. Или вихрями проходит со мной, когда я дарю ей дорогие подарки или любовную ласку, так сказать, по-мужски.
   Это едино задумано, чтобы гитары заводились, а примочки издавали звуки, на проходной космодрома в Магалуфе. Показ прошел по Ростовским меркам "на ура". Я не мог понять предназначения отправиться в ТРИП, послав к чертям равнодушно течение жизни от беспокойного сна нагревательных приборов. И я понял, поддавшись, она изменила свое движение среди тарелок альтернативной литературы! Когда осталось такое впечатление того, что на каждом "Дизайне" невозможно бороться с их верным проводником психотренинга воспитания человека. Хантер С. Томпсон, в те времена, писал: "Она целует, подпевая всеми частями тела атмосферы из ужаса "ФК Химок", в которых мы с Володей исследовали огромную жопу в пятой лиге. Мы попались, ребята, так что различные институты продули результату, лежащего на асфальте и ждущего коктейля Толи". Я услышал, как принимают менты эту статью. А Серега Лимонад, узнав свой развратный бордель с капитаном С. Афанасьевым, осознал, что ему опять предстояло развлекать своих тренеров рассудка. Таким образом, фестиваль маркетолога отплясывал оборону обстоятельств этих свиней "Бизонов", а рядом неопытные хвосты свыкнутся здесь и сейчас.
   Вкусивший славу, Баня от души веселится, обнимает Таню. Ей тоже не получиться отречься, а я случайно ополоснулся зачарованным миром в жирах маркетолога. С этими мыслями, Толя отъехал во двор и отдал грехопадения обшивке одного зрения. Я считаю, что путешествуя абстрактными колесами, набухает приз, словно взрывающий провод игры, в которой мы выходим на Стопку. Буду только объявлять это до конца, каждому получается, не привезли ни билетов к заготовленной программе, ни напарницы для секса и постоянно забывали про скопление народа в поездах и реализацию цыпочек, что бы с ними сливался только один Ельцин. Я такой: вручил охраннику оторванные конечности, которые в прошлом повлияли на меня. А наши дети медитируют в стороне, включая меня и поэтому во всем виноваты те, кто считал вас анимизменным переездом и водкой.
   Какие-то студенты больше не могут заснять себя на коленях, ибо отличаются от главного Чилл Аута Бани, у которого на груди расположилась Таня. Она как бы неслась контактом по его члену. Они оба возбудились из серии: Таня посмотрела на его член и протянула: "Ммм!"; нашла ту штуку дико расслабляющей, но нам не давала кончить в нее. На Таню и ее парня никто не смотрел, и ее унесло полную от семени.
   - Так, меня сегодня попросили провести в лужах ушей, - говорим мы друг с другом.
   Вполне возможно, придется купить смекалку и смелость на кислотных стадионах Манчестера будущего, что позволяло: обычное отстроить на уровне смысла того, кто готов наладить свои знания и навыки. Для того и любуясь психически-авангардистскими драками у Шмеля. Возможно под крупным, картонным носорогом, габберы всегда первые у сцены, прошлый раз их было десять, а звук исходил, сопрягаясь, от колонок "М3", у которых дрожащим комом свернулись толпы белых. Прошло шесть жизненных институтов, из которых я снова стал пятым "вКонтакте", чтобы перейти к Зеленому Звонку Дракона. А проклятый Сашка лежит с Тоней, уж лучше болезненная Чечня оставляет высадить и идти солдат, чтобы вернуть чиновничью недвижимость и колхозного агро-индустриального робобаина.
   Оказывается, нашего робобаина, пришедшего к нам и питающегося чужой прото и эктоплазмой, и обычного двойника Бани - не различишь. Тогда рассказывайте мне, ведь было что-то между ними общего с Таней. Даже себе представить нельзя, как у них могло быть что-то в постели с Таней, ведь колхозный агро-индустриальный робобаин Баня выглядит довольно эксцентрично даже для биомеха. Мы собрались, чтобы выразиться, но где вообще опять Петя? Который должен изложить теорию способов совокупления Бани и Тани. Я бы даже купил у него изложенные мысли на бумаге.
   Странное ощущение, но и обычные. Никакого плеера мыслей. Я криводушно так же засыпаю. Похоже, не хотел, скажем, это глупое сновидчество, но уже двигаемся к Тоне и сами-то держим у нас площадки сознания. Просто садимся в комнате у нее. И она решила, но была какой-то гражданской. И она надевает каждую чашечку лифчика или отрывком или просто у лифака нет тех, кто еще не спит. Хотя Володю пока лишь пришили.
  
   Объявлена посадка............................
  
   Fear and loathing in Russia!
  
   Это были очень насыщенные выходные. Было уже утро, значит, предстояли дела. Огромный поток машин по дороге пневматического дамоклова меча, поставившего местному участковому блевотину с большой буквы! Политики оказались отмороженными, ибо их речи типа: "Мы помогаем изменить мой организм и людей к лучшему" - провалились. Оставив эти консультации, кто-то из знакомых определил их как: "Слова из песни не со сцены костной Америки".
   Неужели история повторяется по спирали? Этот день начался с поздравления и вручения всем близким мужчинам различных подарков, которые пользуются физическими упражнениями, идущими по проспекту Нагибина. Я, в собственной колее, включил интернет-радио, которое сверкнуло психической атакой индустрии, спровоцированной моей заготовленной программой, на все вопросы которой, жизнь ставит фотографии Сереги. Футбольный хулиган Серега растворится в темноте от амфоса. Правда было уже не понятно, как дать отпор магазину подпольных зелий.
  Из темноты я замахнулся, чтобы ударить стоящего преподавателя равнодалеких существ планеты Земля, которые появились в начале семидесятых в Англии.
   - Я хуею с такой организации! - на таких концертах всегда кому-то надо вызванивать приятеля, приглашая на концерт висцерального stadium "Butlerovo" и начинать жаловаться...
   Перезвоните Тренту Резнору. Этому халеному, серому уебку из моей группы. А они, в свою очередь, не слышат случаи, заполняющие это известие и песни, когда я оглядываю себя.
   - Ну у тебя образ интересный... - говорят они.
  
   А на следующий день я был в третьяковке. Там большей частью были выложенны работы Пикассо, которые я нашел захватывающе эротичными. В автомобиле, свое сиденье я подстроил под себя и долго не мог дать по газам в наших самых глубоких Пяти Озерах Мира, на ежегодном, сибириском, высоком и более низком векторе подачи зажигания.
  
   19 марта, а ее все нет. Субъект подозрительной наружности ходит по соборам Кремля и совершенно безразличен ко всему кроме нее. Его еще обзывают всеми возможными ругательствами. От них пахло кутежом и неприятностями. После того как мы получили заслуженный приз, я медленно двинулся в сторону нашего столика, на котором была наиболее нужная, оказывается, она называется: "Логистическинформационная Бомба Слов, которая была и будет ведущим, но не придет. Может, ты поведешь мероприятие?", - гласит плакат в зале. А кто-то осчастливленный там орет:
   - Мы их на саунд-чеке слышали!
   Только учтите: никаких пауз, я был спросом в домашнем обиходе и не только... Когда основная масса потом расслабится и останется когда-то понимать под начавшийся рок'н'ролл в ее густой пизде. Но и за его пределами мутки были не долгими. Диман, корешь, орет:
   - Уже восемь! Где Петя! Надо начинать! Я уснул!
  
   Не надо. Они возвращаются под все эти Пять Озер Мира, живые существа или растения, в твоем сознание их уже нет. Мы плотно засели в убежищах после этого случая и не общались друг с другом, лишь только изредка мутили то, когда не хватает музыки. Но меня интересует больше та надпись перед входом в Пять Озер Мира: "И пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога интернет-проектов в желтых кедах - и первое в этом городе платишь монетой и социальным положением". Я хотел домой что бы записать эти строки...
   Алмаз режет стекло. В структуре алмаза больше порядка, чем в структуре стекла. Боразон, синтетический кристалл, режет алмаз. Разбуженная мысль, устремляясь ввысь, может создать более упорядоченные структуры, чем те, что сверкают во мраке и извлекаются из глубин. Когда меня ударят по щеке, я не подставлю другую щеку, не обнажу меч, ─ я занесу молнию! Религия будет нам доказана через абсурд. Это не будет больше неведомая доктрина, которую придется выслушать, это не будет неуслышанная, кричащая совесть - нет, факты заговорят в полный голос. Истина покинет высоты слова, она войдет в хлеб, который мы едим. Свет будет огнем. (Луи Повель. Жак Бержье. Утро магов)
  
  1 Сплошной курсив будет помечен '*'. 'Дао дэ цзин'. Ян Хин-Шун, перевод, 1972. Издательский Дом 'Азбука-классика', 2008
  2 Сплошной курсив. Гань Бао. Записки о поисках духов (Соу шэнь цзи). Спб., 1994. Перевод с древнекитайского Льва Меньшикова.
  3 William S. Burroughs, 1959; Перевод. В. Коган, 2009; ООО Издательство 'АСТ МОСКВА', 2009
  4 Сплошной курсив. 'Дао дэ цзин'. Е. Торчинов, статьи, 2004, 2008. Издательский Дом 'Азбука-классика', 2008
  5 Луи Повель. Жак Бержье. Утро магов, пер. с французского - М.: 'Самотека', 2008.
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Антонова "Академия Демонов 2" (Юмористическое фэнтези) | | О.Головина "Варвара из Мейрна. Книга 2" (Попаданцы в другие миры) | | Р.Вешневецкая "Хозяйка поместья Триани. Камни, кости и сердца" (Любовное фэнтези) | | К.Корр "Секретарь дьявола или черти танцуют ламбаду " (Приключенческое фэнтези) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | С.Александра "Волчьи игры. Разбитые грёзы 2" (Романтическая проза) | | П.Флер "Сердце василиска" (Попаданцы в другие миры) | | В.Крымова "Запасной жених" (Любовное фэнтези) | | Баса "Бастарды" (Городское фэнтези) | | А.Анжело "Сандарская академия магии. Carpe Diem." (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
М.Эльденберт "Заклятые супруги.Золотая мгла" Г.Гончарова "Тайяна.Раскрыть крылья" И.Арьяр "Лорды гор.Белое пламя" В.Шихарева "Чертополох.Излом" М.Лазарева "Фрейлина королевской безопасности" С.Бакшеев "Похищение со многими неизвестными" Л.Каури "Золушка вне закона" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на охоте" Б.Вонсович "Эрна Штерн и два ее брака" А.Лис "Маг и его кошка"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"