Ли Стас Мао: другие произведения.

Трактат о мудром наблюдателе (Lùnwén zhìhuì guānchá zhě)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Надоело жить в секс-машине будущего, управляемой жаждой наживы первого и последнего гражданина Земного Шара. Растроганный мир вывернутых наизнанку порядков. Мир особого темного, джазовудового сопровождения на музыкальном фоне, где срослись эфемерные эфриты эфира эфемерид эшафота, там, где казнь идет не переставая, и шуточки должны отбрасываться на Восток. єЭто мир Х-tronЋ, - заявил чувак, еще добавил: єОн такой же как Нью Лос-Анджелес 800 лет назадЋ. Что же это такое спросите вы? Это Новый Эон, повсюду царит беспорядок, город разросся на целую галактику. Сижу сейчас в баре, пью свой любимый тройной скотч, и думаю, как поступить с делом єЉ 666Ћ. Да какой-то парнишка из Ист-Сайда подогнал работенку по поиску человека, в розыске по Трем Участкам, по имени Даджжалгуль. По его словам, он опасный темный колдун, который использует светлу в качестве орудия єихэтуанейЋ (єКулаков справедливостиЋ).


Трактат о мудром наблюдателе (LЫnwИn zhЛhuЛ gu?nchА zh?)

I.

   Надоело жить в секс-машине будущего, управляемой жаждой наживы первого и последнего гражданина Земного Шара. Растроганный мир вывернутых наизнанку порядков. Мир особого темного, джазовудового сопровождения на музыкальном фоне, где срослись эфемерные эфриты эфира эфемерид эшафота, там, где казнь идет не переставая, и шуточки должны отбрасываться на Восток. "Это мир Х-tron", -- заявил чувак, еще добавил: "Он такой же как Нью Лос-Анджелес 800 лет назад". Что же это такое спросите вы? Это Новый Эон, повсюду царит беспорядок, город разросся на целую галактику. Сижу сейчас в баре, попивая тройной скотч, и думаю, как поступить с делом "N 666". Да какой-то парнишка из Ист-Сайда подогнал работенку по поиску человека, в розыске по Трем Участкам, по имени Даджжалгуль. По его словам, он опасный темный колдун, который использует светлу в качестве орудия "ихэтуаней" ("Кулаков справедливости").
   Меня зовут Инспектор Ли, я частный сыщик, три дня назад я повстречал Светлого Джонни, который познакомил меня с тем парнем из Ист-Сайда. Высокий, светлокожий, по имени Ди-Джек, одетый в просторную мантию из синтоволоконной ткани, часть лица у него была скрыта за капюшоном. Мне тяжелее общаться с человеком, если я не смотрю ему в глаза, я упускаю некую возможность провести тот телепатический диалог в несколько наносекунд, где ты улавливаешь или не улавливаешь всю сторону обходного потока Сферы. Вот и теперь я так и не понял на кого я работаю, вроде он сказал об "Ордене Восемнадцати Лепестковой Розы", но я так и не смог связать в тот шепот, которым он имел манеру общаться. Затем я оказываюсь в Нео-Токио. Город где-то на втором участке Сферы. Прилетаю туда в считанные секунды. Теперь я здесь, в баре и я обзваниваю все зарегистрированные противоправные применения светлы как оружия. Были случаи, поэтому я собираюсь поднять на уши, вывернуть наизнанку весь этот Цифровой Винтажный Город в стиле Старого Майами, добраться до любой зацепки, ведущей к Даджжалгулю. Постепенно я вышел на одно место, где так же пропадали люди, но местные органы самоуправления ничего не могли поделать, ссылаясь на нехватку продовольствия и людей, для осуществления поисков пропавших. Когда я приехал в этот особняк, выполненный в древнем стиле и стоящий над обрывом к Пустошам Смерти, смертельно ядовитой пустыне.
   Множество фигур было установлено во дворе дома и заросло космическим мхом. Повсюду, словно иней, застывший на воздухе, шла пелена облачных скоплений зеленого вещества, что напоминал сосредоточие песка и пыли. Я прошелся, посмотрел по фасаду, дом был красив, очень старинен и содержал в себе множество загадок и картин с недостающими деталями всей этой головоломки. Мне понадобилось два часа, что бы понять где все будет происходить.
Я приехал на Паттерсон авеню. Здесь старые джанки и он, никогда не забуду взгляд того старика. Столько ярости и света в глазах, его острые черты лица делали его невидимым, но только до тех пор, пока он не взглянет на вас.
   -- Ли, вы нашли меня, вашего советника тысячи огнив, зажигайте, -- он достает прикуриватель, и мы раскуриваемся, он сигаретой, я сигарой.
   -- Мне нужно доставить тебя к Ди-Джеку, знаешь такого?
   -- Нет, не имею понятия, я ждал тебя...
   -- Вот и прекрасно, но от него у меня на тебя заказ, о поимке тебя и предоставлении ему лично в качестве живой посылки, усек?
   -- Не советую использовать обряды древних кельтский друидов здесь, в качестве полигона по созданию симуляторных реальностей страха и ужаса.
   -- Что ты несешь, пойдем иначе будешь парализован дротиком из моего ствола.
   -- Сейчас, только последователи мои соберутся здесь...
   Я видел, как быстро, в комнате с камином и библиотеками и картинами, и прочей уютной утварью тварей, сходится пространство в некий фрактальный узел. Вокруг него сгущалась антиматерия, а за ее пределами вопили тысячами голоса. Мир погружался в одно большое дежавю и жаневю одновременно. Мне ничего не оставалось кроме как перенести свою голографическую проекцию с помощью телемафона обратно в Москоу-сити, к себе в офис, под недосягаемую ни для какого орудия охранную систему, мне требовалось передать капиллярную информацию на сервер данных и соответственно, используя программу "Временной Захват", взломать структуру майнд-вируса, что использовал Даджжалгуль. Итак, я в офисе, передаю информацию, настраиваю Захват и есть... но, Господи, он использует количество светлы, которое может дематериализовать весь мир, свернув его в трубочку и выстрелив ею из пушки. Полностью его блокировать -- мне не удастся. Тогда я освобождаю участок где находится мое тело и перемещаю его в соответствии с координатами на Северо-Восток в Сайнт Джерси, обиталище монахов Пустоты и паломников из Коллекторов. Я обрел здесь себя. Попутно подлечиваясь особыми препаратами для выживания в Сфере. И я снова сидел в баре, попивая тройной скотч со льдом.
  

II.

   Картины ужаса того, что я вернулся назад во времени именно в того меня, который пьет, здесь в Икс-Троне, свои силицированные светлой напитки. Но я пил и заказывал тройной скотч со льдом.
   -- Куда дели мой скотч с гребанным льдом?!? -- ору я. -- Вы можете объяснить, как я оказался в прошлом, двигаясь в будущее???
   Завсегдатаи бара собрались как коршуны в ожидании добычи чего-то необычного. Но потом один из них говорит:
   -- Жениться тебе надо, Вась.
   А я ему:
   --Это если вы на себе женитесь, нормально-таки да! Потом выведете новый род нано-вибрионов, способный прогрызть даже антиматерию.
   Они смотрят на меня, но я понимаю, что я попал в дежавю, это стандартная ловушка майнд-вируса, но при такой мощности светлы -- можно все довести до абсолюта. Знаете, до того, как я работал детективом, борющимся с тонной мерзкого, вонючего отброса, что заполонил наши улицы, созданные в едином проекторе вирма, летящего над Гнездом Кукушки; я был кулинаром, рубил все в мелкие кусочки и жарил еду в воках на улице, подле технопарков Братства. Но потом я оказался в теле суперубийцы Рибока, человека с планеты Земля и наконец вот этим Инспектором Ли, который живет здесь, казалось бы, не одну тысячу лет и расследует различные преступления, в лучших традициях Сэма Спэйда. Я, нет все мы -- сгустки материи, выполненные в облачном хранилище силиконовых душ людей с планеты Земля. Что вообще мы такое, а они. Я всегда задавался вопросом о том, чего нет или есть, но в таком избытке что ты уже и не помнишь о нем.
   Даджжалгуль был где-то поблизости, я чувствовал его за своим левым плечом. А за своим левым плечом я могу почувствовать только Дыхание Смерти. Он был вестником чумы этого мира, способной сдвинуть на миллиметр магнитное поле какой-нибудь планеты, ну, например, Земли. Улицы были наполнены металлическим грохотом и жужжанием невидимых стальных насекомых. Я спешил к Кэт, она была единственным моим утешением в боли бездны бытия будущего и бутерброда со всем. Когда я коснулся зеркального измерения, я очутился в горах, внизу было видно поселение и лишь пасущиеся овцы мечтали передать свое блаженство беспокойным андроидам из мира Икс-Трона. Иллюзия бытия была разрушена одновременно с моим перемещением сюда, в точку Зеро. Тут я был в истинном сознание, но с примесью старых воспоминаний, поэтому мир для меня присутствовал в неких калейдоскопических вариантах. Одно резко контрастировало с другим, я зашел за пределы своего восприятия, и я существую вне времени-пространства, я обхожу стороной самого себя за сотни доль наносекунд. Весь этот мир держится в моем, устоявшемся за тысячелетие, разуме. И мне придется постоянно забывать кто я есть, пока не придет время. А время давно пришло, мир загустел, окислился, заржавел, покрылся космическим мхом. Теперь меня держит только устоявшийся порядок вещей, способный склоняться к здравому рассудку. Весь свет -- кристаллическая пена из волокна материи. Но тем не менее здравый рассудок подсказывает мне что я слишком сильно ушел в изучение метода сверхязыка, а ведь он притупляет критическое мышление. Время -- это плоский круг. Я приближаюсь к тишине. МНЕ НАДО ВЫПИТЬ СКОТЧА СО ЛЬДОМ. ГДЕ ОН?! Вот я уже дома с Кэт. Потом я проживаю тысячи жизней ровно до этого момента говорю или записываю, или думаю или меня все-таки нет. Кто же ты Даджжалгуль?
-- Я Фаланд, падший Ангел Смерти, повелитель эфритов и разрушений, опустошений и убийств, я нанят в качестве советчика тебе.
   -- Кем?
   -- Самим тобою.
   -- Зачем? Почему я этого не помню?
   -- Ты все прекрасно помнишь.
   -- Просто твои воспоминания -- это реальность бифуркации, бесконечного раздвоения, а тебе нужно вернуться вновь к единому сознанию, чтобы материя пошла заново в своих континуумах и измерениях. Короче, Бог ты все запустил, пора возвращаться в единство начала начал. Сингулярность, что съедает время, невидимый голос невидимых голосов, смерть -- это не конец.
   -- То есть хочешь сказать, что я умер?
   -- Совсем нет, ты просто живешь живее всех живых, поэтому ты на тысячи шагов впереди всего, даже самого себя.
   -- Значит ты мой доппельгангер?
   -- Что за оценочные суждения?
   Я ощущал тьму внутри, но за ней была более теплая тьма, та что кроится в звездах, где бродишь вечерами и понимаешь, что очередное загаданное желание в знак упавшей звезды -- будет исполнено.
   -- Что мне следует с этим делать? -- спросил я.
   -- Попробуй не задумываться об этом.
   -- Но как если есть понятие не того, к чему я привык?
   -- Есть понятие самого себя во всем через себя в самом.
   -- Это все глупые метафоры, способные запутать даже образованных людей. Понимаешь в этой тьме, нет ничего окромя любви.
   -- Поэтому Фаланд -- значит "обманщик". Ты просто пытаешься зацепиться за мои сенсорные участки и постоянно промывать мозги моим безумием. Идем же, я знаю, что тебя спасет от твоего порока.
   -- Хорошо бы, но я продукт твоего восприятия, я здесь и сейчас есть для того, чтобы не было пустого промежутка в твоей памяти, чтобы ты понимал на сколько безумен. Твой органический и химический миры падают, есть шанс опередить твою логику и выстроить опять новую жизнь для тебя. Смотри все определенно и конструктивно, и лишь внимание к деталям порождает двоякомыслие, инакомыслие, единомыслие... все это пора сгрести в мусорку жизни и жить в свое удовольствие.
   -- Объясни тогда лишь одно, зачем мне это все нужно, какой в этом смысл?
   -- Асфодель -- цветок смерти. Ты Ассасин Третьего Мира и ты мутаризм своего же восприятия. Ты "Сань цай" -- универсальная космическая триада. Ты психоаналог. Ты шизома шизархии, стиль стали стихосложения. У тебя нет ни yesterday, ни tomorrow. Прими рождение пираньи в потоке сознания.
   -- Нет, я лист в потоке создания, я Cat-Shark Explosion (Котакулий Взрыв). Вся жизнь выворачивается вовнутрь. Какая польза человеку, если он приобретет целый мир, а душу свою потеряет (Матфей, 8:36).
   -- Художник, как представлялось Стивену, находясь в положении посредника меж миром своего опыта и миром своих мечтаний, - "посредник, наделенный тем самым двумя неразделимыми способностями, избирательной и воспроизводительной." Тайна его успеха лежит в уравнении, связывающем эти две способности: художник, что способен бережнее всего высвободить нежную душу образа из путаницы окутывающих его обстоятельств и вновь "воплотить" ее в художественных обстоятельствах, избранных как самые адекватные ее новому служению, - вот высочайший художник. Это абсолютное совпадение двух художественных способностей Стивен называл поэзией, и вся область искусства воображалась ему в виде конуса. Термин "литература" теперь казался ему уничижительным словом, и он употреблял его для обозначения обширных серединных пространств между вершиной конуса и его основанием, между поэзией и хаосом незапоминаемой писанины. Достоинство литературы - в портретировании внешнего; владения ее князей - область нравов и обычаев общества, и область эта пространна. Но общество само по себе, рассуждал он, есть сложный организм, в котором действуют определенные замаскированные законы, а посему он объявлял владениями поэта область этих незыблемых законов. Такая теория легко могла бы привести своего изобретателя к приятию духовной анархии в литературе, если бы он не настаивал одновременно на классическом стиле. Классический стиль, заявлял он, это силлогизм искусства, единственный законный процесс перехода из одного мира в другой. Классицизм - это не манера, присущая некоторой определенной эпохе, определенной стране: это постоянная установка и склад художественного разума. Это - склад надежности, удовлетворенности и долготерпения. Романтический склад, столь часто понимаемый глубоко превратно, причем не столько его противниками, сколько сторонниками, выдает неудовлетворенный и неуверенный в себе, мятущийся дух, что не находит пристанища для своих идеалов и потому решает усматривать их в бессмысленных формах. Вследствие этого решения он начинает пренебрегать определенными границами. Созданные формы пускаются в необузданные похождения, не имея весомости твердых тел, и дух, что их породил, в конце концов отступается от них. С другой стороны, классический склад, всегда памятующий о границах, решает скорей опираться на вещи наличествующие, работать над ними и приводить их в такой вид, чтобы проворный разум мог проникнуть сквозь них к их смыслу, еще покуда не изреченному. Благодаря этому методу здоровый и радостный дух устремляется вперед и достигает нетленного совершенства, при благосклонном и признательном содействии природы. "Покуда нам отведено это место в природе, справедливо то, что искусство не должно учинять насилия над дарованием". (Дж. Джойс "Герой Стивен", перевод С. Хоружего, изд-во "Азбука")
   -- Дух современности - вивисекторский дух. Вивисекция - самый современный процесс, какой можно себе представить. Дух древности весьма неохотно мирился с реальными явлениями. Древний метод рассматривал закон с фонарем справедливости, мораль - с фонарем откровения, искусство - с фонарем традиции. Но все эти фонари обладают волшебным свойством: их свет изменяет и искажает. Современный метод исследует свою территорию при свете дня. Италия дала цивилизации науку, отставив фонарь справедливости и начав рассматривать [действия] преступника в его становлении и действии. Любой современный критический подход в политике и религии отправляет в отставку все презумпции касательно всех Государств, Искупителей и Церквей. [и] Он рассматривает все сообщество в целом и в действии и воссоздает весь спектакль искупления. Если б ты был философ-эстетик, ты бы взял на заметку все эти мои бредни, потому что в них перед тобой вся картина эстетического чувства в действии. Факультету философии следовало бы приставить ко мне сыщика. (Там же)
   -- Вот что я скажу тогда, ты пойдешь со мной во имя Воли и Добра, Света и Радости, Счастья и Веселья. Ты пойдешь и предстанешь перед судом, за все что ты натворил. А ты натворил много чего, если я правильно чувствую, я чувствую в тебе изначальность всего. Ты пойдешь со мной и мы навсегда забудем об этой никчемной жизни в Икс-Троне.
   Занавес. Я сел и написал девять принципов Ли.
  

III.

      -- Ничто [не] образует форму, ибо форма склонна к разрушению.
      -- Ум есть метод или способ.
      -- Двойное послание самопроявленно в Пустоте.
      -- Сойти с ума, чтобы понять этот Путь.
      -- Чтобы обуздать Зверя в себе, следует работать над привычками, потом над эмоциями и над мыслями.
      -- Только боящийся потерять свою душу, потеряет ее в мире этом. (Новый Завет)
      -- Sahaj -- простой, мягкий, легкий, естественный, природный, спонтанный.
      -- Немыслить здесь и сейчас, без прошлого и будущего, сегодня есть, нет вчера и завтра. Воспоминание (память) и мечты (воодушевление) -- ложны.
      -- Вспоминайте будущее.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"