Ли В Б: другие произведения.

Этот мир как сон. Прода

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:



Наверное, смирилась с тем, что супружеской верности от меня не стоит ожидать, коль даже при ней связался с Лаурой. Та после замужества не раз приходила в родительский дом, если заставала меня, то чуть ли не в открытую подступала ко мне с ласками. Не помехой ей была и беременность, округлившийся уже живот заметно выступал из просторного платья. Об отцовстве будущего ребенка я не расспрашивал, но и Лаура, и моя жена полагали, что без меня тут не обошлось. При мне считали месяцы, по их подсчетам выходило, что дитя зачалось еще до свадьбы свояченицы.
Не знаю, что сказала бы жена, если бы я сообщил ей о беременности Лиды - у той срок ненамного отставал от Лауры. Мне даже пришлось признаться управляющему торгового дома, что ребенок у Лиды мой - там ее хотели уволить за беспутство, когда заметили признаки интересного положения. Меня самого скорое отцовство, даже множащееся на глазах, нисколько не печалило. Даже, напротив, малыши вызывали у меня сочувствие и нежность. Не чаял души в своей дочери - ей уже миновал год, росла она на радость мне ласковой и умницей. Так что дети не тяготили меня, готов был принять всех.
Интерлюдия первая
Иветта не раз кляла судьбу, связавшую ее с Сергеем. Сердце исстрадалось от измен мужа - одна, вторая и еще неизвестно сколько девушек и взрослых женщин делили с ней его ласки. Даже родная сестра, зная о том, что доставляет ей боль, строила глазки Сергею, терлась к нему своими телесами. Не раз отчитывала Лауру, а та, бесстыжая, отвечала: - Ну его же не убудет! - и продолжала соблазнять мужа, а тот, хотя и терпел, совсем не против был залезть под платье свояченицы. Она же видела, какими масляными глазами он окидывал пышное тело Лауры, буквально раздевал ее, а та, заметив такой интерес, старалась все пуще. То, что случилось между ними, и следовало ожидать - она сразу поняла, когда он заявился только под утро, а от него несло запахом женского тела.
Тогда устроила выволочку сестре, едва не вцепилась той в космы, а та в плачь: - Люб он мне, Иветта. Не могу отказаться от Сергея, уж прости меня. Я вся дрожу, когда он притрагивается ко мне, готова отдать ему всю себя.
Иветта по женски понимала сестру - она сама с первой встречи потянулась к своему избраннику, бросила ради него пусть и нелюбимого, но заботливого мужа, всю налаженную жизнь. От Сергея шла какая-то особая мужская сила, притягивающая женское внимание, а его ласковая и добрая душа покорила ее сердце без остатка. Да и утехи любовные доставляли ей безмерное наслаждение - в том ни муж, ни прежние любовники не могли сравниться с Сергеем. Тот буквально играл с ее телом, вызывал сводящее с ума вожделение, а потом искусно его ублажал - она едва не теряла сознание, билась в судорогах от сладострастия. Так что пришлось ей смириться - Лаура попала в те же любовные сети, что и когда-то она, не сможет отказаться от ласк ее неверного супруга.
Но от того Иветте не стало легче - она знала, куда уходит ночью Сергей, оставляя ее одну в супружеской постели, воочию представляла те любовные безумства, которым он предается с Лаурой. Иногда ее охватывало желание броситься в спальню сестры, оттащить ее за волосы из объятий мужа - с трудом перебарывала его и плакала, жалея себя и свою судьбу. Сергей возвращался под утро, обнимал ее и она вновь таяла в его объятиях, прощая ему все. Когда же он признался, что у него есть другая женщина, ждущая его ребенка, тихо, втайне от мужа проплакала всю ночь, но перечить не стала - его уже не изменить, придется жить дальше, терпя боль в сердце.
Интерлюдия вторая
Лида не думала и не гадала, что найдет любимого в чужом мире. Еще в первый день, когда они столкнулись на улице, ее сердце екнуло, потянулось к этому с виду не очень красивому парню. Приняла тогда за понятную тягу к человеку из своего мира, помогшему ей в трудную минуту. Но позже, когда проходили неделя за неделей, поняла - Сергей безраздельно занял ее сердце и помыслы. Она ждала его прихода с нетерпением, считала каждый день. Ночами видела во сне, как он обнимал и целовал ее, а она исступленно отвечала, отдавалась неистовой страсти. Просыпалась мокрая, дрожа от возбуждения от виденных ею картин. Знала, что у него есть семья, но согласно была быть рядом с ним кем угодно - любовницей, рабой, лишь бы он уделил ей хоть чуточку счастья.
Прошел месяц, второй, а Сергей не замечал ее любви, держался с ней ровно, только продолжал заботиться о ней - снял ей комнату, помог с учителем языка, устроил на работу. Лида к его приходу одевала то самое платье, из прежнего мира, туфли, прихорашивалась, насколько было возможно в нынешних условиях, а он не обращал внимания на ее усилия. Открыто предлагать себя девушка постеснялась, да и боялась, что тем самым только оттолкнет его. Но все же однажды она добилась своего, когда надела халат из дорогого шелка - отдала за него почти всю месячную зарплату. Он почти не скрывал ее довольно стройное тело, напротив, манил скрывающимися за ним прелестями. Не стала надевать свой единственный бюстгальтер, присочинила еще историю о давящем корсете, после с тайной радостью заметила нескромный взгляд любимого на ее грудь и торчащие соски, загоревшееся в его глазах вожделение.
А уж дальше Лида знала, как завлечь желанного мужчину в свои объятия, что и случилось. Первая между ними близость дала никогда не испытанное прежде счастье - она любила самоотверженно, отдала всю себя, а он принял ее дар, ответил не меньшей страстью. Не заметила как прошла ночь, ей казалось - только один миг безумного блаженства, но ради него отдала бы жизнь. По-видимому, она не сплоховала - Сергей в каждую увольнительную отдавал ночи ей, видела, что упоение от близости испытывает не только она, но и любимый. Он сам старался дарить ей радость, ласкал нежно каждую клеточку ее тела, а она благодарно любила за обоих - себя и его. А когда поняла, что беременна, в ней живет частичка его плоти, то счастье ее стало бескрайним, душа растворилась в любви к избраннику сердца и только что зародившемуся ребенку.
Глава 13
Распрощался с женой и Лидой - без слез не обошлось, особенно с любовницей. Та, как забеременела, стала слишком чувствительной, принимала близко к сердцу все происходящее между нами. Так и сейчас, плакала, как будто я ухожу на войну, просила беречь себя и скорей возвращаться - ей к тому времени подойдет срок рожать. У самого едва слезы не пробились, настолько она казалась потерянной и беззащитной, оставил ее с тяжелым сердцем. Выехал с первым обозом, идущим в столицу, хотя была мысль нанять кибитку. Но то самое предчувствие, к которому я всегда прислушивался, подсказывало не спешить - пусть на неделю дольше, но спокойнее, в дороге с одиночным экипажем может все произойти.
Отправился в дорогу налегке, с небольшим припасом и без доспехов, из снаряжения взял только меч и нож. Хотя и слышал от сведущих людей, что после смерти прежнего короля Франциско, происшедшей пару месяцев назад, и восшествия на престол его старшего сына Освальдо, на дорогах стало неспокойно, участились нападения на отдельных путников и даже на караваны. Обоз, груженный заморским товаром, шел неспешно, но и не особо задерживаясь, в городах и поселениях останавливался только на ночлег. Меня в свою кибитку взял один из купцов - довелось иметь с ним дело, когда работал у Анри. Плату за проезд он не взял, только заручился моим словом, что помогу отбить нападение разбойников, если, не дай боже, такое случится.
Купец как чуял - уже через неделю после выхода из Конта на нас напала шайка из беглых каторжников и солдат. Среди них оказались лучники, обстреляли стражу, когда обоз втянулся в лес. Пожалел про себя, что не взял хотя бы щит, когда услышал крики тревоги и приметный звук летящих стрел. Велел Лоренсу - так звали купца, оставаться в кибитке, сам нырком перемахнул через задний борт, перекатом ушел в сторону. Через долю секунды, в то место, куда я выскочил из повозки, впилась стрела. Заметил за мгновение откуда она прилетела, бросился в ту сторону, петляя, как тот заяц. Посчитал, что главную опасность сейчас представляют именно лучники, решил обезвредить хоть одного из них, а дальше будет видно.
За те секунды, пока бежал к раскидистому дубу с затаившимся там стрелком, тот успел еще раз выстрелить меня. Ушел на ходу чуть в сторону, а потом настиг бросившегося от меня прочь врага. С оттягом достал мечом его незащищенную доспехом шею, тот рухнул как подкошенный. Ко мне подскочили с двух сторон грабители в армейской одежде, вооруженные короткими мечами и щитами. Они, по-видимому, должны были прикрыть лучника, но не успели - насколько неожиданным оказался для них мой проход. Резко пошел на сближение с одним из них, оставив второго не у дел, обманным ударом заставил поднять щит, мгновенно перешел в нижнюю стойку и поразил колющим ударом в пах. Со вторым ушло чуть больше времени, но уже через несколько секунд отработанной до автоматизма связкой ранил ему бедро, уже падающего зарубил ударом в голову.
Не сказать, что мои противники оказались неумехами, какие-то навыки мечного боя у них имелись, но гораздо хуже, чем у бойцов нашей роты. Так что справился с ними почти не напрягаясь, обошел на скорости и неожиданными ударами. Огляделся вокруг, выискивая еще лучников. Около обоза уже шла схватка, стража отбивалась от наседающего неприятеля, но я не торопился бежать ей на помощь - у меня своя цель. Краем глаза заметил какое-то движение, а потом инстинктивно махнул мечом - и отбил летящую в меня стрелу! Ничего подобного у меня прежде не было, сам поразился своей реакции. Не теряя время на раздумья о случившемся феномене, побежал ко второму стрелку. Тот лихорадочно возился с новой стрелой, когда я подскочил к нему и наотмашь перерубил почти пополам. После пришлось потрудиться, пока освободил окровавленный меч.
Еще раз осмотрелся вокруг - других лучников не увидел, хотя полагал, что их должно быть больше Но искать времени не оставалось - напавшие на обоз грабители переламывали оборону защитников. Поднял лук, выпавший из рук убитого стрелка, снял с того колчан со стрелами и открыл огонь в спину неприятеля. Мне несколько раз довелось в своей роте стрелять из лука, так что знал как им пользоваться. То, что не мог сравниться в меткости с профессиональными лучниками, сейчас не имело особого значения - попасть с расстояния в полсотни метров моего умения хватило. Выпускал стрелу за стрелой в сгрудивших стеной грабителей. Какие-то достигли цели, вонзаясь в спины, часть застряла в доспехах, но, по крайней мере, троих я выбил из строя напавших. Те заметили неладное, повернулись ко мне, после двое из них бросились в мою сторону.
Попал в одного, тот споткнулся и упал, второй продолжал мчаться ко мне. Уже не успевал зарядить новую стрелу, отбросил лук и взялся за меч. Отбил первый удар напавшего на меня сходу противника, сам контратаковал уколом в грудь. Тот успел уклониться, мой меч проскользнул по кольчуге, не пробив ее. Соперник на этот раз попался умелый, схватка между нами шла почти на равных. Но все же сумел перехитрить его обманным движением и поймать, когда он чуть провалился вперед, встречным ударом в живот пробил его защиту. Но расслабиться мне не дали, еще двое мечников торопились ко мне. Вступать в открытый бой сразу с двумя бойцами посчитал слишком опасным - вполне возможно, что они в мастерстве если и уступают мне, то ненамного.
Применил один из изученных нами приемов как раз на подобный случай - бросился бегом в сторону от них, отрывая одного от другого. Оба противника, как и следовало ожидать, бросились наперехват мне, один чуть впереди. Резко на ходу повернул к нему, имитируя нападение. Ему пришлось неожиданно для напарника остановиться, чтобы отбить мой удар, они столкнулись между собой. За ту долю секунды, пока оба неприятеля, мешая друг другу, пытались восстановить равновесие, подрубил первому опорную ногу. А когда тот невольно присел, из-за его корпуса нанес стремительный укол в грудь второму. Доспех защитил его от проникающего ранения, но не уберег от силы удара. Пока противник стоял без движения, пытаясь вздохнуть проломленной грудью, рубящим ударом сверху покончил с ним - его шлем не выдержал и раскололся, так с рассеченной головой упал под мои ноги.
Вступать в общую схватку не стал, слишком большой риск - без надежных соратников в сплоченном строю легко пропустить удар. Да и стража уже сама справлялась с поредевшим неприятелем. Отошел к кибитке Лоренса охранять своего подопечного. Тот так и не высунул носа из своей повозки, сидел с перепуганными глазами в самой глубине. Успокоил его кивком - говорить не хотелось, отходил от напряжения только что прошедших схваток. Не сказал бы, что меня ломало от пролитой чужой крови, как два с лишним года назад, но на душе все же мутило. Лишил жизни нескольких человек, пусть и плохих, защищая свою и попутчиков, сделал то, что должен, только сердце еще не успело зачерстветь и не давало покоя сейчас.
Бой скоро завершился - оставшиеся в живых грабители убрались прочь, бросив раненых и убитых подельников. Стражники вместе с обслугой обоза захоронила павших - своих и неприятеля, перевязали раненых, собрали трофеи - оружие и доспехи. Не вмешивался в их дела, сидел в сторонке, дожидаясь отправления обоза. Ко мне подошел начальник стражи, сам предложил долю за перебитых мною грабителей. Я их не считал, оказалось же, что на моем счету почти десяток, едва ли не столько, сколько у других вместе. В такой доле и предложил поделить выручку после продажи трофеев в ближайшем городе, с чем я согласился, не торгуясь. Из-за разбойников потеряли несколько часов - хотя все и торопились выехать поскорей, приехали в тот город только к ночи.
Следующее нападение на обоз произошло почти у самой столицы. Все уже расслабились, полагали, что опасность уже позади. Собственно напали не на нас, мы просто подоспели к тому месту, где происходила схватка, и попали под раздачу. Дорога огибала холм и когда выехали из-за него, оказались в самой гуще боя. Перед нами стояли два новомодных экипажа - кареты, появившиеся в Леване недавно, ими пользовалась высшая знать. А вокруг них схватились друг против друга почти сотня конных бойцов в воинской форме, только различных цветов. Насколько я разбирался в них - каких-то особых служб, отличающихся от нашей, армейской. Возницы на передних повозках уже стали разворачиваться обратно от греха подальше, когда два десятка воинов в голубой форме напали на них и стражу, принялись рубить без разбора всех попавших под руку.
Понимал отчетливо, что мы попали в разборку между власть имущими и вступать в схватку с ними, пусть даже и защищаясь - лишь наживать могущественных врагов. Здравомыслие подсказывало бросить обоз и бежать, пока есть еще такая возможность. Но совесть не позволяла оставить в беде попутчиков, да и посчитал бы трусостью, недостойной уважающего себя мужчины, тем более, воина. Вступать в бой, очертя голову, не стал - толку от того немного, а потерять голову проще простого, да и пешим против конных бойцов много не навоюешь. Быстрым взглядом вокруг заметил ближайшего неприятеля, в десятке метров от себя. Он оторвался от своих, погнавшись за одним из разбегающихся стражников, и уже поднял меч над ним. За долю секунды выхватил из перевязи нож и метнул в открытое лицо всадника, после в несколько прыжков подскочил к нему.
Освободил от стремени и сбросил в другую от себя сторону поверженного врага, одним взмахом взлетел на седло. Повернул коня к следующему неприятелю, дал шенкеля и с разгону, уклонившись от летящего в голову меча, проскочил мимо него. Ушел в сторону от бросившихся наперехват двух всадников, по огибающей дуге направился к схватившейся между собой группе в голубом и зеленом. В нескольких шагах от нее резко отвернул, а потом послал коня навстречу своим преследователям. Те сходу почти влетели в общую толпу и пытались обойти ее, когда я сбоку напал на них. Ударил одного, тут же во второго и помчался прочь. Не знал, поразил ли кого-нибудь из них, только старался не задерживаться, не давал возможности противнику навязать мне ближний бой. Так и кружил вокруг, наскакивал с коротким выпадом и тут же убирался подальше.
Конь уже стал уставать от непрестанных маневров и меня все же настигли сразу втроем. Почти распластался у гривы, когда почувствовал идущий в спину удар, но уйти от него совсем не удалось - острая боль пронзила плечо. Сознания не потерял - похоже, что зацепили самым кончиком меча, но левая рука онемела, с трудом удерживал поводья. Из последних сил натянул их, осаживая коня, а потом бросился вдогонку за последним из проскочивших мимо всадников. Рубанул с оттягом его спину, видел как меч разрывает кольчугу и вонзается в плоть, хлынувшую оттуда кровь. А затем повернул в сторону одной из карет, к окружившим ее бойцам в зеленом. Проломился тараном сквозь строй голубых и проскочил к карете мимо расступившихся союзников, только тут отдался наступившей слабости - сполз, почти падая, с коня и ушел в серую мглу.
Очнулся от резкой боли и в первые секунды сквозь помутневшееся сознание не понимал, что со мной и где я. Только потом пришла память о происшедшем бое, принялся лихорадочно оглядываться, пытаясь разобраться в окружающей сейчас обстановке. Многое не увидел, но достаточно, чтобы понять - я в кибитке Лоренса. Знакомый за месяц пути холщовый тент, разводы на нем, те же вещи и коробки с самым ценным товаром. Сам хозяин повозки сидел у изголовья, задумавшись, какие-то мысли вызывали на его лице беспокойство и сомнения. На очередной рытвине кибитку встряхнуло, вернувшаяся боль заставила меня застонать. Лоренс оглянулся, увидел, что я смотрю на него, с облегчением высказался: - Слава Спасителю, ожили! А то лежали кулем - уж подумал, что отдали богу душу.
Захлопотал возле меня - поправил сложенную под головой куртку, дал попить воды из кружки. От нее почувствовал лучше, в голове прояснилось, тихим от слабости голосом спросил купца: - Лоренс, скажите, пожалуйста, чем закончился тот бой и как я оказался здесь?
- Отбились, хвала Спасителю, от злодеев. Пришла еще подмога к этим, что в зеленом, с нею и справились. А вас, Сергей, принесли они еще вчера, всего перевязанного и в беспамятстве. Спросили о вас, кто будете и откуда. Еще сказали, что вы достойно бились с супостатом. После ускакали с теми новыми повозками, богато украшенными. А у нас многих побили - почти всю стражу, часть возниц. Купцы на первых повозках тоже пострадали, из тех, кто не успел схорониться. Товар, правда остался цел, как и лошади, дай боже нам сегодня добраться до Кемера.
Чувствовал себя неплохо - гораздо лучше, чем после прошлых ранений. Тошнота или головокружение не беспокоили, тело слушалось. Даже мог поднимать руку на раненой стороне, хотя с небольшой ноющей болью. Можно признать, легко отделался - по-видимому, ранение оказалось касательным, не затронувшим кость, да и вовремя оказали помощь, обошлось без сильной потери крови и заражения. К тому же мое тело уже привычно справлялось с недугом - с каждым часом, казалось, силы прибавлялись. К вечеру, когда мы въезжали в предместья столицы, сидел, оперевшись о борт, и смотрел вокруг, искал перемены за прошедшие два года. Бросающихся в глаза различий не увидел, только больше грязи и мусора на улицах. А вот в встречающихся людях заметил - на их лицах, в напряженных фигурах чувствовалось беспокойство, даже тревога, да и меньше стало прогуливающихся в этот нежаркий вечер.
Проехал вместе с Лоренсом к его дому - принял приглашение побыть у него до выздоровления. Сам сошел с кибитки - купец только поддерживал меня, прошел через просторный двор в дом. Чуть постоял, пока тот обнимался с домочадцами - женой и двумя дочерьми, почти взрослыми, а потом с их помощью поднялся наверх в гостевую комнату. Сил моих хватило дойти до кровати, сам снял обувь и только потом раскинулся в постели - нагрузка для моего еще слабого тела выдалась немалой. Вскоре одна из дочерей купца принесла мне ужин, немногим позже пришел лекарь - Лоренс позаботился вызвать его. Тот снял повязку, не особо обращая внимания на испытываемую мною боль, осмотрел рану и удовлетворенно высказался:
- Да, ваша милость, вам повезло! Обошлось без нагноения, да и порез уже заживает, почти нет крови. Еще неделю полежите, к тому времени все должно зарасти. Сейчас смажу и перевяжу, через пару дней проверю.
Долго я не стал разлеживаться, уже следующий день провел на ногах. Спустился вниз, держась за перила, вышел во двор. Грелся утренним солнышком на лавке, прогулялся в небольшом садике позади дома. Как особняк, так и приусадебный участок Лоренса уступали по размерам тому, что было у Анри, но не намного. Видно, что дела у купца идут неплохо - приличная усадьба, в доме богатая обстановка, одежда тоже не бедная, а на жене и дочерях дорогие украшения. Самого его не застал - ушел спозаранку по своим торговым делам, жена хлопотала на кухне, дочери, похоже, еще спали. Поднялся в комнату, разобрал вещи в мешке, после взялся за свой меч. Почистил его от следов крови, заточил камнем чуть затупившееся лезвие, в который раз восхищаясь им.
Он выручал меня не в одной схватке, разрубал кольчугу и шлемы противников почти без вмятин и сколов. Вспоминал добрым словом мастеров, изготовившим замечательное оружие, и тот случай, когда он попал в мои руки. В этом мире еще не освоили булатную сталь, но мой меч, как мне казалось, мало в чем уступал оружию из него - перерубал мягкое железо толщиной до сантиметра. Так что я бил врагов даже в защищенные доспехами участки, уверенный в том, что при нужном усилии смогу пробить их. Редко, когда ошибался и мой меч не справился бы с вражескими латами - такое случалось, если они тоже ковались из лучшего железа с неоднократной перековкой. Но такие доспехи ценились очень дорого и встречались редко - мне только дважды и то в последнем бою.
Раздумывал о схватившихся тогда воинах в зеленой и голубой формах, о богатых экипажах, вокруг которых происходил бой. По слухам, которые дошли к нам из столицы, там началось противоборство между сыновьями покойного короля - младший не принял власть коронованного брата. О раздоре между ними Анри рассказывал мне еще два года назад, а сейчас дошло до прямых столкновений. Догадывался, что тот бой, в который я невольно вмешался, происходил именно между их сторонниками, только кто за кого - не знал. И еще предчувствие подсказывало, что участие в их схватке еще скажется на моей судьбе, от того мне было не по себе. Сам я не выбирал чью-либо сторону, теперь обстоятельства решили за меня, осталось выяснить - как именно и что мне нужно предпринять?
Надеялся, что к вечеру, когда вернется Лоуренс, станет ясно, кто были те бойцы. Прежде он сам не знал о том - уехал из столицы на север еще до кончины короля Франциско, тогда ничто не предвещало нынешнюю смуту. Попенял про себя свое невезение - надо же такому случиться, что отпуск мне дали именно сейчас. Хотя мог попросить его полгода назад, когда закончился первый год службы. Но не стал тогда отказываться от предложения ротного взять на себя командование десятком после увольнения прежнего десятника в запас. Правда, особо жаловаться мне грех - дела в подразделении сложились успешно, командир полка отличил мое рвение и пообещал скорое продвижение в офицеры с соответствующими такому воинскому статусу привилегиями и довольствием.
Вести, которыми поделился со мной купец, прояснили не очень много. Воины оказались из личных дружин двух вельмож: в зеленом - графа Кюри, в голубом - маркиза Мориа. Оставался вопрос о том бое - то ли он из-за их междоусобицы, то ли по воле своих сюзеренов: у графа - сам король Освальдо, у маркиза - принц Андрес. У каждого имелись верные полки в столичном гарнизоне, но до масштабных боев между ними конфликтующие стороны не дошли. Случались отдельные стычки, но они происходили за городом и без особого кровопролития. Правда, среди купцов шли слухи, что скоро может круто поменяться - брат пойдет войной на брата. Каждый из них сейчас спешно укреплял свои замки и дворцы, набирал личную гвардию и сторонников среди влиятельных вельмож.
Те же пользовались наступившим в стране разладом, решали свои корыстные задачи - нападали на соседей, грабили, захватывали земли. Такого не могли позволить, когда правил король Франциско - тот твердо держал власть и карал ослушников. А теперь его дети, схватившись между собой, не могли справиться с вольницей знати, старались любыми путями привлечь на свою сторону, закрывали глаза на творимое ею беззаконие. Дошло до беспредела на дорогах - владельцы земель взимали поборы с караванов, их люди грабили и убивали проезжих. О недавнем порядке купцы вспоминали с горечью, уже не каждый готов был ехать с товаром в дальние края. Торговля приходила в упадок, цены росли, люди, напротив, нищали - в стране наступала смута.
Армия в основном оставалась в стороне от происходящих в столице раздоров, если не считать гарнизон в Кемере, но их отголоски дошли и до простых солдат - задержали жалование за последние два месяца, урезали довольствие. Я еще успел получить свои отпускные полностью, но те воины, с которыми довелось мне встречаться в пути, рассказывали о начавшихся трудностях. Так что знал о зревшем в армейских частях недовольстве, могущем привести к самым печальным для страны последствиям, вплоть до мятежа. Что же мне делать, как поступить со своей службой не только сейчас, но и в скором будущем - стало для меня сложным вопросом. А тут еще совсем не нужное мне приключение в разборке двух вельмож, которое доставит мне новых хлопот, если верить своему предчувствию.
Пока же оставалось набираться сил после ранения и ждать - как будут складываться события и обстановка дальше. Не горел желанием самому влезать в эту сумятицу - я простой солдат, а не какой-нибудь авантюрист, который бы искал в ней шанс поймать свою удачу. Если понадобится, тогда приму все возможные меры, а пока собирался ехать в свою усадьбу, как только лекарь осмотрит меня. С таким решением провел следующий день, опять же на ногах, а не в постели. К вечеру, как уговаривались, пришел лекарь, снял с плеча повязку - обошлось без прежней боли. Он еще удивился - рана зажила, остался на ее месте только шрам. На всякий случай смазал еще раз своей чудодейственной мазью, но перевязывать не стал - наложил пластырь из льняного холста, пропитанный настоем крапивы. Заплатил ему за все целительские труды, с тем и распрощались.


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | А.Субботина "Невеста Темного принца" (Романтическая проза) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов" (Любовное фэнтези) | | О.Лилия "Чтец потаённых стремлений (16+)" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Д.Вознесенская "Таралиэль. Адвокат Его Темнейшества" (Любовное фэнтези) | | В.Крымова "Возлюбленный на одну ночь " (Любовная фантастика) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | В.Старский "Трансформация" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"