Лифантьева Евгения Ивановна: другие произведения.

Магии не существует-1.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 3.66*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это вино привезли из тех краев, где виноград – основа жизни. Его выращивали еще во времена Римской Империи. Династии виноделов - десятки поколений. Вокруг вина - множество легенд, мифов, суеверий. Вино – и гордость, и благосостояние, и радость…Ему поклоняются, как богу, и любят, как ребенка…

  Макс отбросил на столик газету частных объявлений и произнес свою коронную фразу:
  - Вот идиоты! Магии не существует!
  Я подтянул к себе ворох шуршащих листов. В глаза бросилась крупная реклама: фото тетки, похожей на откормленного поросенка, и текст: "Провидица Лиза. Снимет сглаз, порчу, родовое проклятие, венец безбрачия и покрывало одиночества. Гадание на картах ТАРО и на китайской Книге перемен. Лечение молитвами и заговорами. Белая магия".
  - Снимаю, - хихикнул Макс, - порчу. Избавляю от безбрачия и застарелой девственности.
  - Магии не существует, но это не мешает тебе ею пользоваться. - Продолжил я дежурную шутку.
  Тут нужно сделать небольшое отступление, чтобы читатель мог понять, почему толстощекая провидица и другие магистры белой, черной и иных цветов магии привлекли внимание моего друга.
  Популярная газета еженедельно публиковала его объявление в одном блоке с рекламой всяких гадальщиков. Это дико раздражало Макса. Однако в редакции ему аргументировано заявляли, что текст "Психология и парапсихология. Консультации в конфликтных ситуациях. Ликвидация проблем, связанных с паранормальными причинами" не может быть помещен никуда, кроме как в "Услуги прочие".
  - Не нравится - вообще не суйся в СМИ. - Привычно подковырнул я друга.
  - Пожалуй, что скоро так и сделаю. - Согласился Макс. - После семинаров гораздо больше клиентов приходит "по знакомству", чем по объявлениям.
  Он сгреб со столика газету, кинул ее в угол.
  - Ладно, я тебя не над бедной Лизой стебаться пригласил. Дело есть. Хочешь опять побыть "подопытным кроликом"?
  - А ты как думаешь? - Ответил я вопросом на вопрос.
  Мы познакомились несколько лет назад. Я, тогда еще студент факультета журналистики, подрабатывающий в газетах, нагло заявился к Максу домой с целью взять у него интервью.
  В редакции мне объяснили, что публике нужны чудеса и чудотворцы. Сначала я отправился в нашу местную тусовку экстрасенсов, гордо именовавшуюся "Академией народного целительства". Целители, обиженные Максом, решили сделать ему мелкую пакость и дали домашний адрес. Правда, на счет пакости я понял не сразу. Тогда, словно на крыльях, летел по городу в предвкушении сенсационного репортажа. Еще бы: маститые паранормальщики в один голос утверждают, что мой будущий герой - настоящий волшебник!
  Сначала Макс хотел вышвырнуть незваного гостя на лестничную площадку. Потом, ошалев от моего напора, согласился поговорить.
  В результате двухчасовой беседы я выяснил, что чудес не существует, есть еще не изученные законы физики, магии тоже не существует, а все, кто в нее верят - идиоты и кретины, попавшиеся в ловушку массовых заблуждений.
  Опубликовать магнитофонную запись нашего разговора мне не удалось. Редактор, милейшая женщина, объяснила, что читатели газеты - те самые верующие идиоты и кретины. "Опасно отбирать у тигрицы тигренка, а у публики - ее заблуждения, - процитировала она кого-то из классиков.
  - Так что теперь, писать неправду? - обиделся я.
  - Не можешь писать то, что нравится публике, - не пиши ничего. - Отрезала она. - При выборе между правдой и тиражом всегда побеждает тираж.
  В-общем: иди, мальчик, и думай о профпригодности.
  К счастью, на следующей неделе запил журналист, который обычно писал криминальные репортажи, и меня отправили в милицейский рейд по ловле проституток. "Ночные бабочки" понравились публике, и с тех пор специализировался на "криминале".
  Однако "неотписанный" текст не давал покоя. Я позвонил Максу и извинился за то, что статьи не будет.
  - А я и не рассчитывал, - ответил экстрасенс.
  И пригласил меня в гости.
  С тех пор мы дружим. Уже не раз он использовал меня в своих делах в качестве "контрольного наблюдателя". В смысле - трезвомыслящего, не предвзятого постороннего лица.
  Я верю, что когда-нибудь напишу о нем книгу, в которой будет правда, только правда и ничего, кроме правды. По возможности сую нос во все, чем он занимается. Поэтому, пародируя соблазненную красотку из какого-нибудь сериала, я манерно протянул:
  - Могу ли я тебе ответить "нет"?
  - Тогда подожди секундочку.
  Макс сходил на кухню, принес початую бутылку вина и два бокала.
  Разлил: мне - почти до краев, себе - чуть-чуть на донышко, только чтобы губы смочить.
  - Это что, тест на действие алкоголя? - Удивился я.
  - Ты посмотри на бутылку.
  Бутылка как бутылка. Ничего особенного. Блеклая, "совкового" вида этикетка с расплывшимися фиолетовыми штампами.
  - "Шато дэ Монтань. 1989", - с трудом разобрал я латинские буквы.
  И тут только до меня дошло, где видел похожие непрезентабельные "пузыри": в ресторане "Эспланада", самом дорогом в городе.
  Мы делали "Эспланаде" рекламу. Нужно было написать, чем же так крут этот подвальчик на центральной улице. Чтобы читатели прониклись и пришли сюда хотя бы из любопытства.
  Хозяин ресторана знал свое дело. Накидал мне кучу "фишек" для рекламной статьи, так что и выдумывать ничего не пришлось. Но главной его гордостью была коллекция вин, закупленных на самых престижных аукционах.
  Раритетные бутылки красовались возле бара в специальных витринах, похожих на музейные: передние стенки супер-шкафов прикручены здоровенными винтами. Когда кто-нибудь из посетителей заказывал "особое" вино, официант приносил отвертку и откручивал пуленепробиваемое стекло. Правда, часто слесарить не приходилось: в винной карте против названий коллекционных вин цены стояли в долларах. Как минимум, с двумя нулями. За сто грамм.
  - Во сколько же эта бутылочка обошлась? - Поинтересовался я.
  - Понятия не имею. - Пожал плечами Макс. - Клиент притащил. В качестве презента за одно дельце. Да ты пей. Вино, действительно, хорошее.
  Я сделал глоток. Может быть, я не разбираюсь в винах, но того чуда, которое ожидалось, судя по цене, не было. Вкус? Странный вкус. И кислый, и сладкий, и чуть горьковатый. Запах то ли цветов, то ли фруктов. Ускользающий, неясный.
  - Ты знаешь, что вода - это кристалл, и она способна хранить информацию о том, с чем она соприкасалась? - Неожиданно спросил Макс.
  - Читал что-то.
  - Проводили опыт: растворяли в литре дистиллированной воды грамм какого-нибудь лекарства. Предположим, слабительного. Потом брали грамм раствора и растворяли еще в литре. Потом - снова брали грамм и снова растворяли... И так до тех пор, пока присутствие лекарства не определялось никакими известными науке методами. Потом поили этой водичкой крыс...
  - И те гадили с такой же интенсивностью, как если бы нажрались пургена, - продолжил я.
  - Грубо, но верно.
  - Я думал, что это - очередная "утка". Мне ли не знать, как такие "открытия" сочиняются? - Я сделал еще глоток. Нет, что-то особенное в этом вине все-таки есть!
  - На этот раз - не утка. Вода, действительно, хранит энергетическую информацию обо всем, с чем соприкасалась.
  Макс взял бокал, покрутил его в пальцах и продолжил:
  - Вино - не просто раствор сахара и ароматизаторов. Эта вода была когда-то дождем. Потом ждала своего часа в земле. Она хранит информацию о ветрах над горами и о нагретой солнцем почве. О лозе, по которой поднималась. О солнце, на котором зрел виноград. О людях, которые его растили...
  - Каким это Макаром? - Хмыкнул я.
  - Ты слышал когда-нибудь о "намоленных" иконах?
  - Они-то тут при чем?
  Макс помолчал, как всегда, когда собирался начать лекцию на тему "магии не существует", и неторопливо продолжил:
  - Человеческие мысли и эмоции - тоже своего рода энергетическое поле. Причем информационно структурированное. Обычно оно напоминают "белый шум", в котором трудно выделить что-то конкретное. Слишком много вокруг людей, слишком мелкие у них мыслишки. Но если одна и та же сильная эмоция регулярно повторяется, то она может оставить отпечаток на энергетической структуре любого предмета. Если искренне верующий человек долго молится на икону, то она из раскрашенной доски превращается в мощную информационную матрицу. А энергетическая структура воды гораздо более восприимчива, чем у деревяшки...
  Макс выпил, подумал, налил себе еще:
  - Это "Шато" привезли из тех краев, где виноград - основа жизни. Его выращивали еще во времена Римской Империи. Династии виноделов - десятки поколений. Вокруг вина - множество легенд, мифов, суеверий. Вино - и гордость, и радость...Ему поклоняются, как богу, и любят, как ребенка...
  - Кажется, я понял.
  - Ну, вот и хорошо. А теперь расслабься, закрой глаза и глотни еще.
  Макс продолжал говорить - тихо и монотонно, но я уже не слышал его. Меня охватило ощущение бесконечного покоя.
  - Тепло. Запахи. Теперь их уже можно различить: дикая роза - цветущий куст притулился у обочины горной дороги. Синий цикорий. Еще какой-то упрямый вьюнок: оплел подножие скалы, намертво вцепился в нее. Цветы мелкие, желтовато-розовые, но их много, они сплошь покрывают древние камни...
  Поворачиваюсь - и вижу внизу виноградники: словно бока полосатых рыб, многие века назад выброшенных на берег.
  - Снова виноградник, уже ближе: четкие прямые линии яркой зелени, между которыми -пыльная щебенка без единой травинки. Странно: всегда думал, что такая радость, как виноград, должна расти на богатой, мягкой земле, на щедром черноземе, который хоть ножом режь да на хлеб мажь. А тут - сухие, словно черствая корка, склоны, камни и пыль.
  - Опять тот же виноградник, но уже осень, лозы вытянулись, сплошь оплели дуги подпорок, листья не зеленые, а красновато-бурые. Под лиственной аркой появляется смуглая девушка в простенькой футболке и джинсах. На шее, на широком ремне, - корзина. Девушка срезает спелые гроздья. И ягоды, и листья, и пальцы девушки пронизаны солнцем. Корзина почти полна, веса в ней, судя по размеру, килограммов двадцать, не меньше. Видно, как ремень врезается в нежную кожу. Но девушка поднимает лицо, смотрит на небо, мелькающее в просветах между листьями, и счастливо улыбается.
  - Коренастый парень едет на мотоцикле по горной дороге. На подъеме мотор чихает и глохнет. Парень слезает, заглядывает в бензобак. Пожимает плечами, с легкостью толкает в горку неуклюжую машину. Добравшись до перевала, останавливается, смахивает со лба пот. Отсюда видны крыши домов раскинувшейся в долине деревушки. Обеспокоившись вдруг, мотоциклист хлопает по карманам, достает маленькую коробочку, открывает. На красном бархате - два золотых кольца. Парень несколько минут любуется на них, потом кладет коробочку в нагрудный карман, для верности завернув в клетчатый носовой платок. Садится на мотоцикл и, отталкиваясь ногами, катит вниз по дороге. Через несколько метров мотоцикл заводится.
  - Ночь. Уличное кафе: несколько столиков под круглыми зонтами, бар, крохотная площадка для танцев. Перед посетителями - кружки с темно-красным, почти черным вином, тарелки с какой-то нехитрой закуской. Хмельной старик играет на аккордеоне. Несколько пар, забыв обо всем, кружатся в танце. Неяркий свет падает на столики, на лица людей, на деревья вокруг кафе. Мошки кружатся у фонаря, по кафе танцуют тени.
  Старик перестает играть, делает глоток вина, потом снова берет аккордеон.
  Сквозь музыку до моего сознания пробивается голос Макса:
  - Санька! Возвращайся! Здесь и сейчас!
  Открываю глаза - несколько секунд все вокруг кажется нереальным, как всегда после сеансов гипноза. Трясу головой. Делаю еще глоток вина.
  Дикая роза. Цикорий. Сохнущая на корню трава. Яблочный запах осенней ночи.
  - Ни хрена себе! - Говорю я.
  - Чего - ни хрена?
  Рассказываю об увиденных картинах.
  Макс смеется:
  - За что люблю тебя, Санек, - так это за твою буйную фантазию. Я полдня на бутылку медитировал, но ничего, кроме смутных ощущений, не получилось.
  - Думаешь, я все это придумал? Но - откуда я знал, как растет виноград? Я же никогда там не был.
  - И никогда по телевизору не видел?
  - А заглохший мотоцикл? Его я тоже придумал?
  - Откуда я знаю? Может, где-то в глубинах твоего подсознания он есть символ чего-нибудь... Хотя все это, действительно, очень похоже на Южную Францию. Правда, я и сам там никогда не был...
  Несколько минут мы молчим. Мне кажется, что я по-прежнему слышу музыку. Аккордеон играет все тише и тише, и вот уже звуков нет, остается только воспоминание о них.
  - Кстати, скоро придет клиент. - Нарушает молчание Макс. - Я тебя не выгоняю, но, пожалуйста, не встревай. Что бы я ни говорил. Нужен взгляд "со стороны".
  Клиент появился, словно по команде, сразу же после этих слов.
  Наша редакторша называет таких людей "саблезубыми бегемотами". На вид - лет сорок. Упакованная в дорогой костюм фигура штангиста, который пару лет назад перестал выступать и контролировать свой вес. По-мужски красивое лицо. Бритая голова. И при этом - никаких "болтов" и золотых цепей. В общем: человек-скала, человек-успех.
  - Принесли? - Спросил Макс.
  - Вот. - Мужчина вынул из портфеля пакет, брезгливо поставил его на журнальный столик.
  - Очень хорошо.
  Макс развернул полиэтилен, достал бутылку вина. Принес широкую чашу и "маятник" - кристалл горного хрусталя на цепочке. Плеснул вино в чашу, сосредоточился, провел над поверхностью жидкости "маятником". Камешек заплясал, выписывая лихорадочные круги и "восьмерки".
  - Похоже, ваша сестра не ошиблась, - удовлетворенно кивнул Макс. - Давайте так. Вы повторите свой рассказ, потому что по телефону я многое мог упустить. Александр Сергеевич тоже послушает.
  Гость вопросительно взглянул в мою сторону.
  - Кстати, я забыл вас представить, - извинился Макс. - Александр Сергеевич Ярцев, врач-сексолог. Виктор Васильевич Кулешко, генеральный директор фирмы "Нефтегазспецмонтажстрой".
  Мужчина кивнул:
  - Хорошо.
  И замолчал, собираясь с мыслями.
  - Кто посоветовал вам позвонить мне? - Прервал паузу Макс.
  - Сестра. Ирина. В-общем, это она сказала, что на меня наслали порчу.
  - И давно?
  - Наслали? Недели три назад. Да, примерно так... Я вдруг начал чувствовать себя не в своей тарелке. Трудно сказать, с чего началось. Так, сначала настроение испортилось без всякой причины. Потом мысли всякие появляться начали...
  - Какие мысли?
  - Ну, зачем я живу? В чем вообще смысл человеческого существования? Кому все это нужно? А еще - что меня никто не любит, что я никому не нужен. Всем нужны только мои деньги. Все мне врут... Работать совершенно расхотелось. Вставал с утра через силу, шел в офис, как на каторгу.
  Виктор Васильевич помолчал и продолжил:
  - Я решил, что просто уработался, нужно встряхнуться. Поехал с приятелями на выходные в "Серебряный бор". Классный санаторий. Банька, бассейны, боулинг... Ну, взяли мы с собой, конечно, "девочек". Как всегда. И тут...
  Наш гость опустил голову и покраснел.
  - В-общем, как я понял из нашего телефонного разговора, ни одна из "жриц любви" не показалась вам достойной того, чтобы заняться с ней сексом. - Помог собеседнику Макс.
  - Да, именно так. Я понимаю, я - не мальчик. И раньше иногда проблемы бывали. Работа у меня нервная, устаю. Но опытные "девочки" всякие способы знают. А тут... Понимаете, я их просто не хотел! Не хотел, чтобы они ко мне прикасались! Почему-то это показалось противным... И вот тут-то я по-настоящему испугался. Два дня пил, как свинья, и плавал в бассейне. Потом пошел к врачу...
  - И?
  - Сказали, что все в пределах возрастной нормы.
  - А как у вас с женой?
  Виктор Васильевич пожал плечами:
  - С Ленкой у нас давно кое-как. Она тоже - не горная козочка, - хлопнул он ладонью по объемистому животу. - Да и некогда ей. Занимается магазинами, недавно еще один в Сургуте открыла. С детьми возится. Мы, скорее, друзья. Четверть века вместе уже, я же до армии женился... Она давно ни на баньки, ни на девочек не обижается. Может, и она гуляет. Не знаю и не хочу знать...
  - А как здоровье вообще? Вы обследовались полностью?
  - Нормально здоровье. Странно, но чувствую себя даже лучше, чем раньше. Там же, в "Серебряном бору", как надоело в бассейне плюхаться, пошел гулять. Сам не заметил, как протопал двадцать километров до железнодорожной станции. Пока шел по лесу - сердце пело, так легко было... Потом поленился обратно пешком идти, поймал на станции "бомбилу". Сел в машину - и снова все противно. Мужик такой противный попался, за лишние два червонца десять минут торговался. Машина грязная...
  - А когда вы узнали, что на вас наслали порчу?
  - На той неделе забежала Ирка. Спрашивает: чего я такой смурной. Я говорю: черт его знает, душа болит, а с чего - не пойму. Она забеспокоилась, начала вокруг меня со своими "рамочками" бегать... Чудная она, конечно. Как деньги появились - во всякий фен-шуй ударилась, всю квартиру себе индийскими палочками провоняла. Но иногда - очень умная баба.
  - Ирина Васильевна определила, что порча наслана при помощи этого вот вина?
  - Ну. Полдня по коттеджу лазила, перебрала все, к чему я прикасаюсь. Сказала: не найду - в офисе искать буду.
  - Ирина Васильевна - талантливая женщина с исключительными способностями. Вы правы, что прислушиваетесь к ее мнению. Она сказала, что я могу помочь вам найти того, кто наслал порчу и избавлю вас от проблемы?
  - Ну, примерно так.
  Макс удовлетворенно фыркнул.
  - А в церковь вы сходили?
  - Да.
  - И как?
  - Вроде полегче стало. Не так хреново. Какой-то покой в душе появился.
  - Продолжайте туда ходить. Лучше всего - каждый день. Хоть на полчаса. А я пока подумаю над вашей проблемой. Может быть, придется съездить к вам домой.
  Виктор Васильевич удивленно поднял брови:
  - А это еще зачем?
  - Вы не помните, чтобы кто-то дарил вам это вино. Так? Значит, кто-то поставил эту бутылку в ваш домашний бар. Тот, кто имеет к нему доступ. Вы сказали, что спиртное специально никто не закупает. Что-то приносите вы, что-то - ваша жена. Правильно?
  - Вы думаете - Ленка?
  - Пока я ничего не думаю. Я знаю лишь одно: вино в бар поставил кто-то из ваших домашних, имеющих доступ к бару. Если спрашивать "в лоб", то, естественно, никто не признается. Есть, правда, вероятность того, что вино подарили вашей жене: порча предназначалась ей, но она почти не пьет, поставила бутылку в бар и забыла. Но это маловероятно.
  - Я спрашивал у Ленки, она говорит, что ей вина не дарят, знают, что она трезвенница.
  - К тому же такие сложные заговоры, как правило, делаются на конкретного человека. - Продолжил Макс, старательно сохраняя предельно серьезное выражение лица. - Поэтому нам нужно будет определить, кто наслал порчу. И доказать это.
  - Хорошо. - Виктор Васильевич облегченно вздохнул. - Когда вы сможете подъехать?
  - Давайте в четверг. Часам к двум. Как я понимаю, в это время у вас дома никого не будет? Вам удобно?
  - Вполне.
  Прощаясь, гость достал из кармана конверт, положил на стол:
  - Здесь аванс. Ирочка сказала про цены. Ну, а если разберемся с подлецом, то вдвое.
  - Угу. - Равнодушно кивнул Макс.
  "Саблезубый бегемот" наконец-то покинул квартиру моего друга. Все время старавшийся оставаться серьезным, Макс заглянул в конверт и расхохотался:
  - Клянусь, я скоро перестану публично заявлять, что магии не существует!
  - Ты вообще в последнее время странный какой-то стал. Вон иконы повесил, хотя в бога совершенно не веришь.
  - А, наплюй. Это - антураж. Лет пять назад магией интересовались лишь законченные атеисты. Верующие считали, что всякая паранормальщина - от лукавого. Что, с точки зрения Церкви, совершенно справедливо. А сейчас клиенты пошли: в бога вроде верят, но чуть прижало - к ведьмаку бегут. Ибо ближе, понятнее и конкретные расценки есть. А если ведьмак тот еще и иконы у себя повесил, то клиент вообще считает себя безгрешным. Типа, имеется лицензия за подписью самого боженьки.
  - И в церковь ты его для этого послал?
  - Не... Я же тебе говорил про "намоленные" иконы. В Покровской церкви на Стрельникова есть одна такая. Старая, лет двести ей. Как ее только церковники сохранили, не заменили каким-нибудь "новоделом" - не знаю. Иногда и попы что-то понимают. Я случайно на эту икону наткнулся... Так вот, возле нее аж воздух звенит от энергии. Любая временная информационная структура рядом с ней разлетается в пыль. Грех таким инструментом не пользоваться...
  - Временная информационная структура - это порча?
  Макс разозлился:
  - Далось вам всем это название! Бабкины сказки! Наложить - снять! Чушь собачья! Суеверия!
  - А вино? - Из чистого упрямства не унимался я. - Ты же сам - маятником...
  - Слушай, Санька, если я вынужден разговаривать с клиентами на том языке, который они понимают, то ты-то зачем пургу гонишь? Думаешь, я мужика на бабки поимел и кину? Не фига, он получит то, что хочет: душевное спокойствие, прежнюю работоспособность и объяснение причин того, что произошло. Может, немного по-другому взглянет на близких ему людей.
  - Будешь в четверг искать того, кто наложил эту... временную информационную структуру?
  - Да я уже и так знаю. - Успокоился Макс. - Если хочешь - поедем к Кулешко вместе, тебе, как литератору, интересно будет.
  В назначенное время мы с Максом вылезали из его видавших виды "Жигулей" около коттеджа генерального директора "Нефтегазспецмонтажстроя". Виктор Васильевич ждал нас на крыльце:
  - Проходите. Как договорились, никого, кроме меня, в доме нет.
  Минут сорок мы бродили по особняку. Макс зачем-то расспрашивал о расположении комнат, о том, кто в них живет. В конце концов мы уселись в гостиной. Хозяин принес кофе:
  - Выяснили что-нибудь?
  - Да. - Макс повертел в руках кофейную чашечку. - Причина вашего странного состояния - очень молодой человек. Почти ребенок. Скорее всего, девочка лет тринадцати-пятнадцати. В последнее время у нее проблемы в школе. Может быть, несчастная любовь...
  - Светка! Не может быть! Ей-то зачем это надо? - Воскликнул Виктор Васильевич.
  - Что - это? - Ледяным тоном спросил Макс.
  - Ну, сживать меня со свету...
  - Вы не совсем правы... Можно будет сейчас осмотреть комнату девочки?
  - Без проблем.
  Мы переместились в детскую. Обычная комната обычной девочки, родители которой не стеснены в средствах. Современный компьютер с принтером. Куча плюшевых игрушек на кровати. Плакаты с изображением каких-то подростковых кумиров...
  Макс подошел к столу, стал рыться в ящиках. Потом покачал головой, включил компьютер, пробежался пальцами по клавишам.
  - Ага! Вот, похоже на то, что надо.
  "Энциклопедия русских любовных заговоров и заклятий", - прочитал я на мониторе.
  - И еще - посмотрите - из энциклопедии взято несколько абзацев и перемещено в отдельный файл. Видимо, для распечатки...
  "Заговор на понимание. Если вы считаете, что объект вашей любви не понимает ваших чувств во всей их полноте, сделайте следующие. Возьмите бутыль вина и две свечи: черную и белую..."
  Дальше Макс читать не стал:
  - Не хочется делать полный обыск. Но наверняка мы найдем в этой комнате и распечатку, и свечи, и много чего еще...
  Виктор Васильевич продолжал тупо смотреть на монитор. Потом вышел из ступора:
  - Вы считаете, что я чувствовал то, что все время чувствует Светка?
  - Ага! - По-идиотски улыбнулся Макс.
  - Так... Это... Как же ей хреново! А я еще на нее орал, что у нее тройки появились!
  - На детей вообще не стоит орать. Лучше поговорите по-человечески. - Назидательным тоном произнес мой друг. - Кстати, у вашей дочки, похоже, огромные эмпатические способности. Было бы интересно с ней познакомиться.
  Не буду рассказывать о том, как, получив гонорар, Макс утащил меня на две недели на Алтай. Это - совершенно другая история. Полная таежных красот и древних тайн.
  Как-то мы сидели у костра и попивали травяной чай. Макс отводил душу: собирал подряд всю зелень, попадавшуюся в тайге, и совал ее в кипяток. Получалось на удивление вкусно. В тот раз армат отвара неуловимо напоминал коллекционное "Шато де Монтань".
  - Совсем как то "глючное" вино. - Сказал я Максу. - Кстати, все хотел тебя спросить: а откуда ты узнал, что проблема Кулешко - в его дочке?
  Макс расхохотался:
  - Мужик далеко не так прост, как кажется. Сумел очень точно описать свое состояние. Больше всего это напоминало подростковую депрессию. Он, конечно, давно забыл, каким воспринимал мир в пятнадцать лет... Поэтому ему и так дико было. Значит, нужно было искать в его окружении подростка-эмпата. Или, в крайнем случае, романтичную девицу лет восемнадцати. И сделать это так, чтобы ребенок не пострадал, ведь трансляция эмоций могла быть вообще неосознанной.
  - А вино?
  - Что - вино?
  - Ну, заговор, бутылка с вином?
  - Явление эмпатии изучено очень мало. Девочка за счет своих способностей заставила работать совершенно бессмысленный набор слов.
  Макс откинулся на спину и стал смотреть в небо. Я тоже лег. В просветах между еловыми лапами качались мохнатые звезды. Пахло дымом костра, смолой, прелой хвоей.
  "Интересно, можно научиться писать так, чтобы твоя эмоция транслировалась читателю? - подумал я. - Чтобы тот, кто возьмет книгу, тоже ощутил тот вселенский покой, что охватывает человека в горах?"
  - Все хорошие актеры - эмпаты. - Вдруг сказал Макс. - Я посоветовал Кулешко отдать дочку в какой-нибудь театральный кружок... Кстати, хорошие писатели - тоже...
  
Оценка: 3.66*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) В.Казначеев "Искин. Игрушка"(Киберпанк) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Боевая фантастика) У.Михаил "Знак Харона"(ЛитРПГ)
Хиты на ProdaMan.ru Чудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрЛили. Сезон первый. Анна ОрловаПоймать ведьму. Каплуненко НаталияНевеста двух господ. Дарья ВеснаОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПеснь Кобальта. Маргарита Дюжева��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаМалышка. Варвара ФедченкоКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"