Лигул Е Т: другие произведения.

Конец Света Дилетанта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не нашёл НОВЫХ интересных книг про постап, поэтому пишу в ожидании. Мой взгляд на причину и начало одного из вероятный бабахов. Дилетант это погоняло главного героя и его жизненное кредо. Три Главных Игрока сцепились в схватке за лидерство. Провокации, клевета и ненависть обрушили Мир. Ядерные удары превратили погоду в непредсказуемую рулетку и изменили ландшафт. Вирусы породили эпидемии и мутации. Эскпериментальное оружие превратило людей в монстров. Добро Пожаловать в Мир, Где Нет Закона!


   Это моё повествование, а так как я ни разу не писатель и не грамотей, то будет оно сумбурным и с кучей ошибок и ляпов. Я же типичный представитель молодого поколения или не типичный. Не знаю. Подмосковный городок, школа, армия, паршивая работка электриком за копейки это моя автобиография. Ещё было по паре задержаний за всякие хулиганские делишки. Как мне кажется, я был обычным подростком, ну разве что читал много. Начинал со сказок, приключений, закончил фантастикой и апокалиптикой. Хотя в конце 17 годов 21 века тема и вышла из тиража популярности, но я например не сомневался в его приходе. Слишком было плохого воздуха вокруг, слишком много молодых и злых ждали перемен. Вообще 15, 16 года, как мне кажется были затишьем перед бурей, Земля устала терпеть своих беспокойных детей. Поэтому я думаю рвануло, а не только потому, что Три Больших Зверя сцепились за Мировой Порядок.
   США хотели всё оставить по старому, мир где правит всемогущий доллар, где только у них правильное, цивилизованное государство. Было видно, что их владычеству конец. Доллар стабильно падал, хотя и старательно укрепляемый олигархами всех мастей. Китай опасно смотрел, за вмешательство в свои дела. Европа кое-где обретала голос, почуяв ослабление.
   Китай хотел вернуть ещё более старые времена, где Китайская Империя была цивилизацией, а все остальные были далёкими варварскими племенами. А главное, для развития нужны были новые земли.
   Россия не знала, что хочет, зато знала, что двум другим, нельзя уступать ни в коем случае, иначе нынешнее положение покажется "золотым" временем. Наша родина, точнее правители тоже понимали, уступив сейчас, можно сходить с политической арены, слишком часто уступали и грозили кулаками впустую. Да и народ не простит настолько явной слабости - обстановка внутри страны, не в последнюю очередь благодаря "союзничкам", была взрывоопасная.
   Вот случай подходящий и нашёлся. Маленький конфликт в никому ненужной стране, одна сторона прислала помощь, другая миротворцев, а третья, вообще почти регулярную армию. Не успокоилось. Для отвлечения, использовали приграничные конфликты уже у границ Большой Тройки и демонстрации и беспорядки внутри, не только США умели разжигать конфликты и разыгрывать противоречия. Мексика и вся Латинская Америка вспомнила, что у них под боком богатейшая страна. Кое-какие штаты тоже решили, что независимость это неплохо, тем более, когда вчерашние рабы выгоняют хозяев из жилищ. Вчерашние кочевники, подзуживаемые величием поступи Чингизхана и дешёвым алкоголем, вспомнили о том, что в роду все мальчики старше 10 были воинами и от их поступи дрожал весь Мир. Монахи Шаолинь тоже не всегда были мирными, а в казалось едином государстве, на самом деле много, считающих что они достойны независимости и привилегий, народа. И так везде, одни вспоминали, что их империя владела полмиром, другие, нет это наша империя вашу нагибала и по всему миру. Нестрашно скажите вы, мирные мещане поорут и успокоятся. Да так наверное и было бы, если не Но. Вот, что вы будете делать, когда скажут, что какая-то по вашему мнению, третьесортная страна напала на границу Нашей, а затем одни каналы орут, что нас атакуют со всех сторон, вторые говорят в "Багдаде всё спокойно", а третьи брызжат слюной "долой правительство, власть народу". Ты слышишь эти новости, понимаешь, что ничего хорошего для тебя не будет, а потом бац... вообще ничего. Бомбы электро-магнитного импульса оказались эффективным оружием и имели их все Большие Игроки и не только. Электричества нет, воды нет, газа нет, только мутные типы, вроде полиция, вроде нардружина по улицам разъезжает. Вот народ потянулся на улицы, типа за жизнь с соседями и друзьями обсудить. У нас как бывало, свет отрубят, люди на воздух выходят пообщаться, думаю везде так. Привыкли мы к телевизору, компьютеру и прочим развлекательным благам. А тут вышли не просто долбо...ёв-электриков поругать, виноватых найти. Рядом у кого-то свадьба недогуленная, день рождения, без музыки не то. Водочка в ход пошла, слово за слово, лицом по столу. И пошли кличи любимые; "Наших бьют! Бей чужих! С...и-кровопийцы, зажрались!" И понеслась гульба народная по городам. Может и просто побуянили бы и затихли, страдая похмельем и совестью, но шептуны, которые из всемирных противорусских заговоров, не зря хлеб ели. Там слово сказали, здесь бузу затеяли, а тут вообще водку бесплатно раздали. Вы смотрите, а камеры не работают, бомби магазы не хочу. А вы тут без света маетесь, а в банках и маркетах есть, там генераторы, а ты чем хуже. Возьми, кто толпу поймает, полицейским своих дел хватает, сами воруют небось. Но власть не дремлет и не так беспомощна и да инерция мышления у людей огромная. Справились, ну там погромы, здесь стреляли, но не было катастрофы. Парней молодых призвали в армию, в охрану порядка, в спасатели. Не церемонились кривой, косой не разбирали. Взяли стража на службе придали ему пяток молодых, да безоружных - помощь и присмотр, нечего по улицам шастать и криминогенную обстановку усугублять. Вообще всё вроде стало налаживаться. Электричество чинили, воду возили, туалеты давали, связь звонили. Но тут внешние конфликты вышли во вторую фазу. Во-первых казалось нищие сателлиты будут раздавлены победными войсками метрополий, но этого не случилось. Ракет у них оказалось достаточно, да и людей они особо не жалели. Главные Игроки вторжения не замышляли, зато артиллерия отрабатывала на все сто. А озверевшие от потерь и вечной бедности соседи лезли на границы с яростью берсеркеров. И границы трещали, у каждой щели не поставишь роту солдат. Прорывавшись с огромными потерями, обезумевшие, они врывались в глубь страны и устраивали бойню. Приграничные города превратились в форпосты. Медведь, Дракон и Орёл начали атаку. Артиллерия и авиация утюжили стратобъекты противника до состояния песка. Мир замер на грани. Чтобы не говорили про правительства, но они держали красные кнопки закрытыми. Понимали один выстрел, одна ошибка, не стране - Миру, Человечеству конец. Зато нейтралы с удовольствием включились в медийную травлю России, даже Китаю не так досталось, он всего лишь поддался влиянию Москвы. Ложь, клевета и агрессия хлынули с экранов включенных телевизоров. Общество породило гидру - Свободная Пресса. Они привыкли делать грязь и рейтинги, называя это свободой слова, напрочь забыв о свободе ответственности за свои слова. Вновь толпа бросилась в гражданскую резню. Все кто хоть немного отличался внешне от коренного населения были вырезаны. Регионы, где большинство фенотипом неместные взбунтовались и там резня развернулась в обратную сторону. Медведь захрипел, разорванный на куски, но должен был устоять. Долгие годы вместе, настоящая дружба крепили, склеивали трещавщего по швам Зверя. Дракон, казалось крепкий, единый, пожирал сам себя. Партия оказалась далеко не монолитной, войска объявляли о независимости, вцеплялись в соседние районы, штурмовали столицу, а беднота громила кварталы. Орёл почти устоял, и почти целый. Только все города были поделены, как минимум по трём-четырём районам, а многие городки и фермы плевали на правительство. С виду, единая страна была по сути страной маленьких анклавов. Но устояли бы, все. Так или иначе. Нейтралы, наверное. Может какие-нибудь сумасшедшие. Выпустили вирус или вирусы. Эпидемия страшное слово. Мир рухнул. Ядерное оружие покинуло арсеналы. Немного. Если бы выпустили всё, Человечество бы рухнуло. Правительство ли, генералы или солдаты не дали окончательно стереть жизнь с лица Земли. Всего десяток бомб, больших и мощных хватило, чтобы для многих наступил конец света. Землетрясения, извержения вулканов, цунами, торнадо и ещё масса разных погодных катастроф обрушились на поверхность.
   ***
   - Служил? - спросил уставший полковник в военкомате.
   - Младший сержант Руслан Героев, командир и оператор-наводчик танка, - ответил я.
   Гражданка за семь лет выветрила уставщину. Но придётся вспоминать. Когда по новостям передали о беспределе на границах, я понял, что надо идти. Патриот. Это слово так опошлили за последнее время, но я и был таким. Сложно вырасти другим, когда тебя учили, что врать, убивать и быть трусом плохо. Когда книги, читаемые тобой в детстве, о Героях, не циничных, которые спаси себя, близких и может быть страну, именно в таком порядке. А другие сказки, где добро побеждает зло, конечно слегка наивны, но мне кажутся правильными. Поэтому надо было вернуться в армию и я вернулся.
   На танк меня не посадили. Собрали группу для отправку на границу, но попросила помощи полиция. Не хватало опытного оружного наличного состава для блокирования одной из банд. Потом спасатели попросили прикрыть от мародёров. Затем выбили нацменьшиство из посёлка, потом уже нацистов из бывшего пионерлагеря. Наш полковник одалживал нас то одним, то другим. Парни понимали, не устоим здесь, не будет границы. Месяц нас мотало по областям и окрестностям. Люди прибывали и убывали. Дезертиров было единицы. Потом вирус. Один выживший из трёх десятков. Затем ядерные удары. Я выжил.
   Мы с Лёхой Кабановым единственные, более или менее оправившиеся, после недели лёжки пластом от неизвестной болезни, таскали мёртвых, поили стонущих, но ещё живых людей. Через два дня встал один из врачей, Андрей Викторович Непальский. Хороший специалист, который помог нам, не дал сломаться, а от следующей порции или просто мутировал старый, лёг, чтобы больше не встать. Слёз давно не было. Добрый старичок излучал столько энтузиазма и веры в хорошее: "Хлопцы, не вешайте голову и голо... ву. Вот сейчас сделаем укольчик Верочке, а потом Ромочке, а когда они очнуться, поженим их. Или вы против молодой человек?! А может сами строите коварные планы в отношении этой невинной девицы?" А потом сам смеялся, заразительно и ярко, будто всё будет хорошо. И мы верили. Верочка и Ромочка не встали. Затем снова слёг я. Когда очнулся, из пятисот человек выжило 127. Слёзы, которых не было, капали. Лёха утешал, затем принёс водки. Теперь этого добра завались, людей нет, а водка есть. Мы напились, нажрались. Мы признавались друг в вечной дружбе, уважении. Рассказывали друг другу тайное. Дрались, мирились и пили. Ядерные удары я проспал. Потому что пил. Снова и снова. Лёху, друга я потерял.
   1
   Какого ... я пил. Знаю же, что похмелье моё в разы хуже, чем у других. И самое плохое не помогает, похмеляться. Сколько раз пробовал, и так, и эдак, бесполезно, только хуже. Пока снова не напьёшься. Поэтому голова имела только одну мысль: "Пристрелите меня."
   - О смотри, вояка. Кажется живой? - голос мне показался противным и громким. Меня ткнули чем-то твёрдым в бок.
   - Отвали! - Как мог просипел я. Вторая пришедшая мысль: "Воды!"
   - Точно, живой, - с неискренней радостью сказал второй. Я решил открыть глаза.
   Их было трое. Молодые, старшему под 20, остальным, 16-18. В камуфляже, с автоматами, с пистолетами на поясах, были похожи на военных. Вот только речь, причёски и неловкость хватки оружия говорили о том, что они не что не солдаты, а даже в армии не служили. Старшие на вид держали "Калашниковы", будто террористы в боевиках, в одной руке, задрав ствол в небо. А младший немилосердно заставил меня открыть глаза, тыча автоматом мне в бок.
   - Ты где был, солдатик, когда Родину надо было защищать? - Спросил старший, направив оружие на меня. Остальные, глядя на него, тоже подтянулись. - Ты бухал. Ты пропил нашу Родину! Ты, с...а, об...ся! - распаляясь проорал он мне в лицо.
   - Какое сегодня число? - похмелье, потеря друзей и близких ввергли меня в совершенную апатию. Смысл жить отсутствовал. Глядя на раскрасневшихся лица парней, я понимал, что сейчас меня убьют. Не просто так, а за то, что "где я был, когда убивали их семьи". Приличные мальчики из приличных семей. Молодые и сильные выживут.
   - 17. Сегодня 17 июня. - успокоившись и приняв решение ответил лидер. - По законам военного времени за дезертирство, ты приговорён к высшей мере наказания. Встать!
   Решил убить. Чтобы трусливая падаль, как я не засорял планету. Иногда в похмелье я становлюсь жутко проницательным. И весёлым. Не знаю, как это сочетается с апатией, но мне было весело и всё равно, что со мной будет.
   -Вставай, тварь! Или ты хочешь сдохнуть, как свинья, в канаве?!
   Помогать они мне явно не собирались, что неудивительно. Несло от меня, даже свинье будет обидно сравнение со мной. Трёхнедельная щетина, лицо и одежда в грязи и блевотине. Фекалиями, вроде не пахло, хотя амбре исходящий от меня перебил бы и этот запах. Лёжа мне почему-то умирать не хотелось. Проснулось любопытство, а что дальше, и сколько патрон они в меня попадут, а близко стрелять будут, а долго я умирать буду. Вечно у меня похмелье какое-то неправильное. Я с похмелья даже мультики не смотрю. Один раз посмотрел "Зарядка для удава", плакал, когда слонёнок падал. "Ноги вместе". А как, если слонёнок падает. Вообщем дурацкое у меня похмелье, а ещё, всё болит.
   Наконец-то, я кое-как встал на ноги. Оружия у меня не было, потерял, блин. Не люблю своё похмелье, другим, как хорошо принял 50 и уже улыбается, всё у него в норме. Зато под ногами лежала сапёрная лопатка. И ямка была, маленькая. "Я сам себе могилу копал? А может блевотину прятал?" Зависнув на этих вопросах, я посмотрел вверх. Забираться высоко, помогать они не собираются. Я решил пойти в обход.
   - Ты куда? Стой! - передёрнув затвор заорал командир расстрельной команды.
   - В обход. Здесь не заберусь, высоко. А сил у меня нет. Там пониже, - показал ему на грунтовку выходящею на главную.
   - Ты, дебил? - Ошарашенно спросил главный, - сдохнуть хочешь? Поднимайся, здесь.
   - Я не дебил. У меня похмелье дурацкое, а когда я неделю подряд пью, то вообще себя не понимаю. Настроение скачет, - отвечаю ему предельно честно, вообще не понимая сути его претензий и криков, - там я подняться не могу, слишком высоко, а у меня нет сил. Сдохнуть не знаю, но думаю будет интересно.
   Пока они зависали и переглядывались, я дошёл до грунтовки и поднялся на шоссе. Остановился. " А сапёрная лопатка? Казённое имущество. Оружие потерял, хоть лопатку сохраню. Какое казённое, государства-то нет. Ладно, заберу, пригодится. Наверное. И вообще, что-то я туплю не по-детски. Пора соображать, а то ещё сдохну. Ха, я и собрался сдохнуть." С такими бредовыми мыслями я спустился и пошёл за имуществом.
   - Ты куда? - отвисли ребятки.
   - За лопаткой, - ответил я, не видя смысла врать, и во избежание дальнейших вопросов продолжил, - казённое имущество, да и мало ли пригодится.
   - Нет, ну ты реально, дебил? С большой буквы "д". Зачем тебе лопата, если мы тебя убьём.
   - Пригодится.
   - Да, Лёнь, оставь его в покое, сейчас он возьмёт своё имущество и вернётся. Да дурачок? - успокоил главного, наверное зам.
   - Я не дурачок. У меня похмелье. Я когда подряд долго пью у меня вообще с настроением непонятки. Да. Я вернусь.
   Они стали совещаться.
   - Слушай, Лёнь, может он и не солдат, так придурок, алкаш какой-то. Зачем он нам. Не похож он на дезертира, на дурака похож. Может, он ненормальный, псих. - Высказал мнение зам главного.
   - Ага, - подтвердил младший, - он смерти не боится. Тем более он сказал, что только три дня пил, значит до этого он может был на службе.
   - Правильно этого больного мы отпустим, а он потом кого-нибудь этой сапёрной лопаткой убьёт, - решил до конца отстоять моё убийство командир, - и кто пойдёт им говорить, что мы этого психа пожалели. Ты? А может ты?
   - А ну да, он же псих. И правда может. Хорошо, Лёнь, сделаем, как решили.
   Достигли консенсуса. Пока они решали, я сходил за лопаткой. Встал в метре от них. Ребятки замолчали, стволы перевели на меня. Молчу и смотрю на них. Не легко убить того, кто смотрит тебе в глаза. Это кажется, раз нажал на курок и труп. А на самом деле попробуй, убей человека просто так, что-что, а общество крепко вбило в нас императив - убивать нельзя. Я за этот месяц настрелялся на всю жизнь вперёд и то не уверен, что моя пуля кого-то убила, хотя по статистике должна. Целый месяц мы были охраной, патрулём, огневой поддержкой, спасателями и кордоном-заслоном, а не штурм-подразделением.
   Мы стояли и молчали. "Вода!!!" - мысль пронзила апатию. Пить я хотел больше, чем умереть. Зашарив рукой по боку, я нащупал фляжку и улыбнулся. Стрелки нахмурились и автоматы прижались к плечу. Я достал ёмкость открыл, нахмурился. А вдруг, у меня во фляге, водка. Открыл, понюхал - кола. Выдув всю флягу, улыбнулся во весь рот. Жить можно. Недолго.
   - Чего лыбишься? Щааа, пульну в плечо и стеру твою дурацкую ухмылку.
   - Стреляй. - Согласился я, - только ещё попить, дайте.
   - Ну ты, ваааще. - протянул самый младший, какой он оказывается разговорчивый. - Типа, последнее желание, только водки у нас нет.
   - А зачем мне водка? - удивился я, - мне бы колы, молока, сока или воды можно.
   - Чай сойдёт? - спросил главный, бросив фляжку мне в руки. Фляжка загремела по асфальту. Конечно, я её не поймал, не в моём состоянии. Я нагнулся за ней, понял, что сидеть удобно и расположился на горячей, как утюг, дороге. Теперь я обратил внимание, что жара стояла страшная, 30 или 40? А в пьяных воспоминаниях у меня мелькает снег и град. Странно. До чёртиков напился? Хотя и чёртики тоже вроде были, мы с Кабаном стреляли в них и стреляли. Каша в голове, где реально, а где фантазии - не разобрать.
   - Вставай.
   Опять 25, чего вставать и так хорошо. Я попробовал улечься на асфальт поудобнее. Не вышло, солнышко пропало, тучи набежали, как в фильме ужасов, разом потемнело до сумерек. Заблестели зарницы, дождик застучал по шоссе. Парни стали испуганно оглядываться.
   - Уходим. Этого забираем с собой, - показал на меня главный. - Закопать не успеем, а свежак трупоедам оставлять нельзя.
   Забыв про брезгливость, младшие дёрнули меня за руки, поднимая с дороги. Я не сопротивлялся и встал. Лопатку и фляги не забыл. Командир двинулся вперёд, водя автоматом по сторонам, а его подчинённые взяли меня в коробочку, контролируя лево-право и тыл. Мелкий дождик ещё на чуть привёл меня в чувство. Теперь обратил внимание на пейзаж.
   Поломанные стволы деревьев, вывороченная земля, дорога в трещинах и проломах. Местность выглядела, будто её бомбили или долго и с чувством трясли. Напрочь ржавые, словно простоявшие десятки лет на улице, машины, а среди них новенькие и чистые, словно только выехавшие со автосалона. Недалеко ударила молния, осветив картину брошенного шоссе. Грохот грома свалил меня с ног. Никогда не думал, что он может так греметь. Дождь поначалу приятно остужавший превращался в ледяной ливень. Молния, удар грома, но теперь я всего лишь присел. Привыкаю. Парни не обращали внимания на игры природы, а только внимательно шарили глазами по подозрительным местам. Сюр. Добро пожаловать в Сумеречную Зону. Сквозь шум дождя, я расслышал слабый, похоже торжествующий вой. Губы младшего побелели и тихо прошептали: "Трупоеды." Главный махнул рукой, заставляя ускорится. Мы почти побежали. Вой стал слышен отчетливее. К нему добавились странный взвизг и рычание. Звуки были позади, но ближе. И теперь мы побежали, командир отстал, прикрывая тыл. Не убежим, по крайней мере я. Не в моём состоянии, нынче бегать. Апатия позволяла хладнокровно оценивать шансы. Мои - ноль. Я остановился.
   - Ты чего встал? Беги! - заорал командир молодой дружины, - эти твари тебя сожрут. Без шансов.
   - Я не смогу бежать, не в моём случае, - я виновато пожал плечами. Ухватив лопатку поудобнее, я пошёл назад, там десяток машин попали в аварию и вышел неплохой лабиринт. - Бегите, я прикрою - разминаясь на ходу, я шёл к искусственному завалу. Кровь горячилась. Это тоже интересно. Когда-то мне хотелось проверить, что я стою, вот в таких смертельных схватках без шансов. Героическая смерть это прикольно, всегда мечтал. Чтож, сбылась мечта, наверное последнего романтика.
   - Постой! - догнал меня босс расстрельщиков, - держи, пригодится. Извини, рожок дать не могу, ты всё равно и первый расстрелять не успеешь. И, это, ты извини... за всё.
   - Что за твари? Такие быстрые? - Перешёл я на деловой тон, одновременно проверяя оружие. АК-47, 30 в обойме, а один в стволе, итого 31.
   - Трупоеды. Мутанты. Быстрее молнии. Удачи и прости! - кричал он мне в спину.
   - Всё пучком! Бегите! - не оборачиваясь, проорал я в ответ. Как в фильмах и книгах, герой не спеша уходит во тьму, лишь махнув на прощания рукой. "Круто вышло," - улыбался я. Апатия не покидала меня. Любопытство и веселье сменилось нетерпением и жаждой боя. Последний, до смерти, забрать с собой, как можно больше. Огонь в крови, сколько лет я ждал этого, настоящего испытания и до последней капли жизни.
   Встретить монстров я решил на входе в завал, затем отступить, а там посмотрим, как их зубы и когти против сапёрной лопатки, моих кулаков и берц. Вдох и выдох. Готов к бою. Вой раздался совсем рядом. Взвизги и рычание достигли слуха. Почти нулевая видимость, и я решил довериться слуху и интуиции, жаль она у меня не особо. Но мне кажется, именно в таких ситуациях она должна отработать на все сто. Вдох и выдох, расслабиться. "Ярость в моей крови. Огонь в моих жилах. Предки ведут меня. Бой - моя стихия. Я танцую с самой красивой девушкой. Смерть позволь пригласить тебя" - зашептал я мантру, будто живущую во мне.
   Молния осветила будущее поле боя. Вздыбившийся асфальт, сосна, почти поперёк дороги и пара ржавых легковушек, есть где спрятаться тварям. Рычание, шебаршение и визги говорили, что чудовища рядом, только бы не обошли. Напрасные надежды, словно слыша мои мысли смеющийся вой раздался слева и справа от меня. Пора. Молния вновь сверкнула. Я всадил троечку в ржавый остов, бывший когда-то "приорой", и тут же две кротких очереди на более вероятную траекторию прыжка монстров. Очень удобно прыгнуть из-за капота влево за холмик асфальта, а там ещё один стремительный прыжок и ешь меня. Провокационная позиция, но на это и был расчёт. Раздалось чавканье пуль, попавших в плоть и скулёж тварюшки, готов. Ещё очередь и ещё, на слух, на интуицию, на глаз. Бах-бах-бах. Патроны кончились, но ещё минимум в двоих попал. Автомат на землю, в следующей схватке он мне помеха, лопатку в руки и бегом в глубь лабиринта. Быстрые твари, очень быстрые. Нырок под легковушку, какой-то неведомой силой заброшенной на верх. Тычок над собой, думал с...ка, когда полезу под машиной ты мне на загривок прыгнешь, обломишься, такой вариант я тоже прикинул. Очень быстрый, я пробил ему горло, но этот гад успел ударить меня по руке, которую я не успел отдёрнуть. Бл...ь! Вперёд, вперёд. Я их недооценил. С невероятной скоростью и ловкостью, они меня быстро порвут на маленькие кусочки. Такие места идеальное место для их охоты. Снизу, сверху, из-за внутренностей машин, они атаковали меня. Нет только ближний бой, где скорость хоть немного нивелируется. Я прыгал, катился, скакал, как горный козлик. Сердце рвалось из груди, лёгкие грозили лопнуть на следующем вдохе. У меня были царапины везде, где-то серьёзнее, а где-то просто дёрнули кожу, кровь и вода заливали глаза. Воющим и рычащим клубком мы вырвались из лабиринта. Я бил, давил глаза, царапал, кусал и грыз. Мне казалось, что на мне нет и живого места, но боли не было. Была Ярость и Блаженство. Да, о таком я мечтал, без мыслей о последствиях, без сожалений, без ума и запретов, до конца. Клубок распался. Осталось три твари. Ещё две лежали под моими ногами - одной выгрыз кадык, а второй лопатой пробил брюхо. Я стоял почти на четвереньках, медленно доставая лопатку из брюха зверя. Я готов.
   - Что, твари, съели. Идите сюда и сдохнем вместе, - почти рычал я, злость клекотала в горле.
   Они прыгнули разом. Ударившись в меня, перевернули на спину. Я успел прикрыть горло рукой и выставить своё оружие. Одна на него напоролась, две другие вцепились в руку. Лопатку вырвало из руки и я стал свободной рукой бить их. Бесполезно. Рука, прикрывшая горло, почти не слушалась, конец. Но ещё одну утащу с собой, свободной рукой я схватил тварь, до которой смог дотянуться, и стал душить её. Глаза закрывались. Раздались выстрелы. Надо же вернулись, идиоты. "Я победил. Мы с тобой сегодня отлично потанцевали. Спасибо, красавица." - с такими приятными мыслями я скользнул в мрак.
   Очнулся резко. И больно. Болело всё! Каждая клетка горела огнём и пилила нерву. Горло скребли наждачкой. "Воды."-просипел я.
   - Лёнь, он очнулся, - кто-то рядом громко и противно заорал. Голову приподняли и в губы уперлось горлышко фляги. ВОДА! Живительная влага потекла по пищеводу, сердце громко забухало, разнося спасительную жидкость по организму. Вдох. Сладко и приятно дышать. Выдох. Огонь в клетках не потух, но сместился с первоочередных ощущений. Я наконец-то открыл глаза, свет обжёг зрачки, слёзы потекли ручьём. Легонько поморгал. Осторожно, прищуриваясь, посмотрел вокруг.
   Я лежал в тени легковушки, почти целой, без резины и без стёкол. Рядом маячил младшенький, старшие стояли в дозоре. Солнце опять пекло.
   - Сколько я тут валяюсь?
   - Два часа.
   - Чего?! - Я не поверил. На дороге, ни следа ледяного ливня, даже испарений не видно.
   - Где-то два часа прошло, как мы вернулись, - в ответ на мой недоумевающий взгляд, он пояснил, - такая погода, привыкай. Вот сейчас жара, а через пять минут снег может пойти или ураган, а может и ещё что-нибудь невиданное. - А ты крут. Семь трупоедов завалил, из них четыре голыми руками, - без связи с предыдущим продолжил он, - а ты сам случаем не трупоед?
   - Нет. Откуда взялись эти твари? - поинтересовался я, судя по их словам они о них знали много.
   - Ааа... так это трупоеды. Ну, мёртвых людей они ели, - я вопросительно на него смотрел. - Ну, вирус мутировал, если ешь мёртвых людей, то превращаешься в такого красавца. Мозги теряешь, а силу и ловкость получаешь.
   - Откуда знае... Ааа... - Вопрос превратился в крик. Боль достигла пика. Нервы, будто лопались.
   - Корми его! Пихай ему в рот! Только аккуратнее, пальцы может откусить, - слова до меня доносились, как сквозь вату.
   - Прости, прости, прости. Я забыл. Ты ешь, ешь, сейчас полегчает. - В губы стукнулось что-то металлическое. Затем во рту оказалась вязкая субстанция. Я сглотнул, стало легче. Ещё и ещё. Я ел и ел, мне становилось легче. Когда боль притихла, я открыл глаза. По щекам младшего катились слёзы, а он всё приговаривал: "Ты ешь, ешь, сейчас станет легче."
   - Всё. Хватит, - отказался я от следующей порции. Скосив глаза, я увидел, что меня кормили тушёнкой и сахарным песком. Удивительно, но дискомфорта от такой пищи я не испытывал.
   - Это энергетически ценная, сахар, жир и мясо. - Увидев на что я смотрю, пояснил кормилец, - вот ещё соли щепотку сьешь. Не смотри, что коричневая, это обычная соль с йодом. Йод нужен организму.
   - Что со мной? - Спросил я, проглотив нетипичную соль, солёно во рту, но он оказался прав, организм, словно зверь мысленно довольно заурчал.
   - Регенерация работает. А энергии в организме не хватало, вот он и жрал сам себя, пока не получил внешней подкормки, - пояснил мой сиделка, - на, теперь попей. Через полчасика где-то, надо ещё будет поесть, а может ещё не раз. Но самый главный кризис преодолён. Дальше, легче.
   - Всё, уходим, - подошёл зам главного, будет капрал, - идти не сможешь. Понесём.
   Они оказывается нашли носилки. Я кое-как переполз, забрав с собой еду. Младший куда-то убежал, а затем с сияющим лицом вручил мне мою лопату. На, типа, держи супер боевое оружие. Кстати, автомат у него не было.
   - Калаш, там у завала, - решил подсказать бойцам о судьбе оружия, - вначале, у разбитого "гольфа".
   - Бессмысленно, - мрачно высказался капрал, - трупоеды оружие ненавидят. Ходили, сломано в хлам.
   Меня несли, немного сам ходил, чтобы дать отдохнуть ребятам. Погода распогодилась, слегка попрохладело и ужасов природы больше не было. Привалов не делали, ел на ходу. Зато через два часа в городок заходил своими ногами, слегка опираясь на плечи младшего.
   Поселение было небольшим, несколько высоток, превратившихся в развалины и огромный частный сектор. Дома частников зияли разбитыми окнами, сломанными заборами. Мы шли по улице, словно по мёртвому городу из старых вестернов, не было даже собак и кошек. Насекомые и птицы с такой погодой тоже взяли паузу. Тяжело нынче летунам - летишь солнышко, бац, а уже крылья сворачиваются от холода.
   Пройдя окраину, мы вступили в центр, пошли жилые дома. Эти сразу отличались от нежилых - двух и больше метровые заборы, колючка поверху и внимательные взгляды. Мы шли по разломанной, замусоренной улицы, тишина вокруг и злые настороженные взгляды. Ближе к центру, где был наверное какой-нибудь торговый центр и магазины, встретили первых людей. Одни копались в завалах, грузили стройматериалы, другие их охраняли или просто вышли поболтать. Все с оружием, у большинства огнестрел, у некоторых на поясах большие ножи. На меня смотрели подозрительно, с моими провожатыми здоровались. Младшенький хотел поделиться моими подвигами, но подзатыльник старшего оборвал рассказ о моих героических деяниях. На меня стали смотреть, ещё подозрительнее.
   Наконец, наша дорога закончилась, мы подошли к п-образному зданию, предположительно школа. Нормального забора не было, зато окна первого этажа были заложены кирпичами, а второго наполовину. Две палочки у "п" оказались частично разрушены. Мы поднялись на крыльцо, двери некогда стеклянные были заменены на стальные. Войдя в холл, я огляделся, точно школа. Поднялись на третий этаж и подошли к двери с табличкой "Директор".
   - Здравствуйте, молодой человек. Меня зовут Алексей Константинович Иванов. Я главврач этой больницы. Не надо удивлённо поднимать бровки, больница рухнула в нынешнем катаклизме и вынуждена занять данное здание, - сказал мне крепкий, высокий, под 50, мужчина, - а теперь, может вы представитесь, молодой человек?
   - Руслан Героев, до недавнего времени сержант смешанной роты мобильного резерва, - ответил я, повысили меня почти сразу по прибытии, - в связи с самороспуском роты, демобилизованный.
   Пришлось немного соврать, но я сомневался что моя рота стоит и поныне. Ещё когда, мы только поднимали народ, многие по выздоровлении собирались домой. А теперь, судя по всему, каждый сам за себя.
   - Что произошло у вас? Я по некоторым делам, пропустил последнюю неделю, - решил я у него узнать произошедшие события.
   - А что вы помните? Чтобы не повторятся.
   - По нашей стране ударили вирусом или вирусами, поэтому месяц мы сидели в месте дислокации, выхаживая друг друга. Про связь даже не вспомнили.
   - Ну, значит почти всё знаете. Вирусы оказались спусковым крючком, на воле оказались сотни болезней искусственных и природных, в связи с огромным количеством смертей, трупные яды заразили большинство источников воды, а звери испортили множество съестных припасов. Крысы, кошки и собаки оказались опасным конкурентом в борьбе за продуктовые запасы. Люди гибли тысячами. У кого-то не выдержали нервы и они стали искать врагов. Ядерные удары были нанесены по нескольким крупным городам, были бомбардировки, воздушные бои. Погода будто взбесилась, у нас были сильные землетрясения. Ландшафт поменял рельеф, реки смывали города. А вы Руслан, как этого не заметили? Хотя по вашему внешнему виду, вы молодой человек злоупотребляли. Воистину удача любит пьяных.
   Я смутился. Одежда и до боя была не айс, теперь представляла из себя, мягко говоря, лохмотья. Кожа зудела желанием чистой воды.
   - Идите, Руслан, приведите себя в порядок. Максим вам всё покажет и выдаст одежду поприличнее, - отправил меня главврач, что наедине с главным и капралом обсудить мою персону.
   Младший, который Максим, повёл меня на первый этаж. Душевые в раздевалках спортзала уцелели, а сам спортзал нет.
   - Всё работает, только горячей нет, - на мою вопросительную гримасу ответил, - нет центральный водопровод не работает, просто загнали на третий этаж 4 еврокуба, а оттуда натёком. Пожарка заполняет, уцелело три машины. Ладно, пойду я. На полках мыльно-рыльно-брильное, на крючках полотенца, одежду поищи по шкафчикам, только не разбрасывай, сложи обратно всё аккуратно. Свои в бак выбрось, сожжём.
   Гид мой убежал, наверное к директору, показать талант красноречения. А раздевшись и выбросив её в бак, встал под тугие холодные струи воды. Жизнь. По мере того, как смывалась грязь, я дышал всё ярче и веселее. Боль уставшего тела смывалась, как грязь водой, зато моё дурацкое похмелье и не думало меня оставлять. Апатия клубочком свернулась в глубине сознания, мысли лениво катились по кругу. Что делать? И чем таким заняться интересным в новом мире? А может остаться здесь и помочь по мере сил в становлении данного сообщества?
   Умывшись и побрившись, я ощутил себя человеком. Голову я тоже решил побрить под ноль, в той ещё жизни так и не решился. Посмотрелся в зеркало. Хорош. Рост метр семьдесят, синие, а когда-то были голубые, глаза, правильные черты лица, только подбородок подвёл, не квадратный. Обычный, не раскачанный в квадрат, молодой человек. Один из тысяч, ничего выдающегося во внешности, кроме глаз. Осмотрел внимательно тело. Шрамы белели, будто недельной давности, хороша регенерация. А рука интересно отрастёт? Надо спросить у дока, походу он в курсе многих вещей.
   - Вот, молодой человек, теперь другое дело, - радостно меня поприветствовал врач-директор, - вот только лысина... зачем этот детский эпатаж. А впрочем, ваше дело.
   - У меня много вопросов, Алексей Константинович, - прервал я словоизвержения доктора, - спасибо за душ и одежду.
   - Ну что вы, не стоит благодарностей, тем более и вы нам помогли. Семь трупоедов в одиночку, троих лопаткой, а одному вообще горло перегрызли. Это, честно говоря подвиг Геракла, не побоюсь сравнения.
   - Я не мутант. Просто это был последний бой и дрался я не за жизнь, а чтобы убить, как можно больше тварей. - Ответил я на незаданный вопрос, - этих монстров я видел первый раз. Может вы расскажите, что это за чудовища?
   - Конечно, Руслан. Когда по нам ударил вирус, у нас более или менее всё налаживалось, часть навроде вашей в соседнем городке способствовала тихой обстановке. Тем более все друг друга знают. А болезнь она подкосила многих и сразу, в течении трёх дней, почти весь посёлок лежал. Люди вылечивались, умирали, сходили с ума. Меня болезнь не взяла, две недели практически без сна, я носился из конца в конец. Руки опускались от количества летальных исходов, а я ничем не мог им помочь. А в конце третьей недели в город пришёл странный человек. Высокий, сильный и опасный. В солнечных очках и перчатках в любую погоду, закутанный в плащ с капюшоном. Он вышел к людям и начал говорить, что знает лекарство от болезни, что каждый вкусивший лекарство обретёт бессмертие. Лекарство оказалось страшным. Надо было есть плоть умерших от вируса. Люди хотели линчевать его, но он скрылся. А затем появился один монстр, второй, на какие только преступления не идут люди, чтобы спасти близких. Мы поняли по обгрызенным трупам, которые даже хоронить некогда, что монстры это люди съевшие мертвечину. Трупоеды. Они выздоровели, но превратились в безмозглых хищников. Потом мы находили и мёртвых или гротескных мутантов и поняли, что далеко не все трупоеды жизнеспособны и не все выживают после перерождения. А затем мы с моим помощником, водителем скорой Петровичем, тоже почувствовали признаки заболевания. С первого дня мы были вместе, мне в какой-то мере повезло, я старый холостяк, а у Петровича на третий день атаки заболела дочь. Он с первого дня болезни дочери приставал с идеей переливания иммунной крови больным. Мы делали так с его дочкой, но не помогало. И когда мы заболели, он предложил превратить его в монстра и эту кровь перелить ребёнку. Я не соглашался, но отчаяние и желание хоть какого-нибудь шанса помочь, заставило меня принять его план. Я связал его и скормил ему кусочек. Он плакал, давился, но глотал, потом блевал и снова пытался съесть. Реакция началась через 15 минут. Его корёжило и трясло, пот лился ручьями, температуру тела можно было мерять термометрами, как не варился белок не представляю. Я догадался, что ему не хватает энергии и элементов для перестройки. Он съел 300 килограмм, четыре человека полностью. Ремней оказалось мало, мы закрутили его цепями. Мне пришлось рассказать людям об эксперименте, я один с ним не справился бы. Через три часа он переродился. Петрович и при жизни был не маленьким 120 кило чистого веса, монстр весил в два раза больше. Покрытый слизью, слепой с большим носом, и со сросшими ногами он вызывал ужас и отвращение. Мы перелили кровь его дочке. Результат был виден сразу, выровнялось дыхание, сердце забилось сильно. Через день девочка пришла в себя. Обычная, без хвоста и рогов, только радужка обрела насыщенный золотой цвет. Карие глаза стали золотыми. Люди увидели шанс. Превращали себя в монстров, ради детей, ловили других людей и превращали их в монстров. Помогало не всем. Каждый четвёртый умирал в корчах, каждый десятый из вылеченных получал яркую радужку и регенерацию, остальные просто излечивались. Я переливал, пока не слёг. После того, как я слёг, болезнь пошла на спад. Властей уже не было, зато были сбежавшие монстры и сотворённые монстры. Мне сделали переливание, я быстро и просто излечился, неизбранный. Я остался в больнице в окружении новых сирот и сирот из детдома. Больных хватало, другие врачи или умерли, или разбежались. В связи с монстрами стали вооружаться. А потом десятого числа начало трясти, погода будто сошла с ума, до этого летали самолёты и шли воздушные бои. Больница рухнула, забрав с собой ещё жертв, а мы переехали в школу. Тут я и обратил внимание на окружающий мир. Оказывается, пока я безвылазно сидел в больнице, люди поделились на маленькие кланы, в основном односемейные. Детдомовцы тоже образовали общину, как раз школа и была их местом обитания. Так что у нас в городе три крупных образования. Это полиция, военные и вообще государевы люди, они вроде, как главные. Бандиты и около это другая часть полюса. Ну, а третья это детдом, но на самом деле здесь, почти вся молодёжь города.
   Рассказывая мне о прошедших событиях Алексей Константинович, даже закрыл глаза, а перед самими страшными воспоминаниями, вздрагивал и гладил абсолютно седые волосы.
   - И как думают жить дальше три самых главных общины, - спросил я, тоже волнующий меня вопрос, - продукты-то кончаются и патроны не бесконечны, да и одежда имеет свойства рваться.
   - Хм... молодой человек, сильный вопрос, можно сказать философский, - ответил мне доктор и продолжил, - чиновники хотят рулить, ведь они учились и знают, и имеют право руководить. Старший из ребят хмыкнул. - Не хмыкайте, Леонид, - урезонил молодого директор-врач, - например, бандиты тоже хотят тех же порядков, только с собой во главе. Зато вот остальные считают, что они прекрасно проживут и без руководства. Это мнение нашего молодого поколения и частного сектора. Анархия, что называется мать порядка.
   - Какая анархия, Алексей Константинович, - возразил командир расстрельщиков, кстати глаза у всей расстрельной команды яркие, - мы же всем миром, водопровод и канализацию чинили, машины убрали, топливо поделили честно, нам даже добавили норму, за то что лечим бесплатно.
   - Ну да, военные тоже получили бесплатно норму за то, что в их руках канализация и пожарные машины, а бандиты, за то, что у них водокачка, - дополнил парня док. - Так вот бесплатно и делимся. - С ехидцей в голосе закончил он.
   - И какая валюта в этом поселении? - Иронично спросил я, а затем вспомнив, добавил, - и как вообще, оно называется и какой ближайший город покрупнее?
   - V, так называют наш городок. Километрах в 20 находится M, там где-то 30-35 тысяч живёт, жило. - Ответил сначала на последний вопрос, - а валюта у нас разная - топливо, патроны, еда, кто-то золото берёт, думая, что всё будет, как прежде.
   Ещё немного поговорили о всяком-разном и разошлись, я рассказал подробнее о том, что видел, они кое-что дополнили. Когда разошлись, мне определили койку в спальне для мальчиков на втором этаже, которая раньше была кабинетом математики, показали туалеты, столовую. В туалет сходил, в столовой поел и понял, что спать не особо и хочется. Младший мне составил компанию. Пошли в оружейку, кабинет завуча, где он взял себе новый автомат, вместо утерянного мной. Приличный у них оказался арсенал, много гладкоствола, но и калашей 47 хватало. Цинки, обоймы, пирамидки всё грамотно расставлено. Заведовала этой кухней женщина лет сорока. Сидела, так монументально на стуле, и даже временами похрапывала.
   - Нина Фёдоровна, Пирогов за оружием, - не дал досмотреть сладкий сон женщине, молодой.
   - Пирогов, что тебе? - Нехотя она просыпалась.
   - АК-47 взамен утерянного в бою. И рожок, - смущённо произнёс виновный Пирогов.
   - Боец, - фыркнула женщина, - сейчас номер перепишу... так. Распишись здесь. Держи оружие. И рожок.
   - Нет ты не подумай, она добрая, просто не выспалась. Вчера ночной смене ужин готовила, - объяснил мне новоиспечённый автоматчик, - она вкусно готовит. Зато четвёртая смена из детдомовских, мерзость.
   Как я понял, назначить поваров у молодёжи не вышло. Если у детдомовских иерархия была сформирована и до переезда больницы, у них были постоянные повара, то новенькие сначала, что называется ели нахаляву. Конфликты вылились в пару драк. Больничные, опоздавшие к делёжки местных магазинов оказались не у дел. Еду детдомовцы не забирали, но готовить на такую ораву отказались. Вот теперь больничные и ходят в сталкерские рейды, гордость не позволяет быть попрошайками. А готовят все по сменам, в которых сам чёрт ногу сломит, потому что менялись они за долги, споры и по просьбе. Ещё в этом коктейле были сталкеры, как одиночки, так небольшими группками, два отряда амазонок и тимуровцы типа.
   Потом спустились на первый этаж. Посмотрели на спортзал, самодельный тир, детсад. На третий этаж подниматься не стали, там палаты для больных. Я немного устал от говорливого Максима, которому на самом деле 14, и решил пойти спать. По коридорам ходили вооружённые подростки, некоторые смотрели на нас с презрением. Я спросил у младшего в чём дело.
   - А... это чистые. Они нас не любят, мы избранные, а они обычные. Обзывают нас мутами, типа мутант сокращённо. А мы себя иксменами называем, только способностей, кроме регена нету, - объяснил мне парень.
   Сон, прерываемый молодыми, которые ходили, туда-сюда, а разговаривали не особо понижая голос, оказался воистину целебным. Встав в шесть утра, часы висели над дверью. Надо найти себе наручные, а то без времени неудобно. Я сходил на утренние дела и почувствовал, как похмелье, обычно длящееся у меня неделями, оставляло меня, регенерация ускорила процессы. Появилось небольшое желание жить. Значит, пора в спортзал.
   Всё здание было погружено в дрёму, ходили симпатичные девчонки, позёвывая. Кухонная смена, наверное. Или медсёстры. Вообще, школа с утра напоминала студенческое общежитие, не жизнью, а духом что ли. Все молодые, занятые и важные, никому нет дела до незнакомого парня. Первый этаж был похож на бункер, ни одного солнечного лучика, только тихо поскрипывают лампы дневного света и урчит генератор. На моё удивление, в зале были люди. Несколько девушек 14-16 лет занимались йогой и какой-то самообороной. Я отошёл в дальнюю сторонку к шведской стенке, чтобы никому не мешать. На меня всё равно обратили внимание, да и я не отказал себе в удовольствие поглазеть на девчонок, молоденькие конечно. Самая симпатичная, на мой взгляд, исступлённо долбила грушу в углу зала с моей стороны. Блондинка, недлинное карэ волос, убранных ободком, изящный нос и не пухлые губки. Ещё четверо стояли в центре на матах и отрабатывали броски, удары и выходы из захватов. Трое светленьких и одна потемнее. Недалеко от них в замысловатой позе, вероятно из йоги, застыла самая маленькая, азиатка.
   Насмотревшись на девушек, я уже размялся. Дыхание привёл в норму и пытался поймать, то состояние, что ощутил в бою. Ярость в моей крови. Огонь в моих жилах. Бой это моя стихия. Мысленная мантра не помогла. Тогда я стал выполнять ката, точнее это я так называю комплекс движений, увиденных мной по телевизору. В основном, все движения из стиля журавля, но с добавлением некоторых элементов из стиля тигра. Вдох и выдох, расслабиться. Нога пошла вперёд, руки поднять, как крылья журавля. Выставленная нога становится опорной, другую ногу поднимаем вверх и сгибаем в колене. Руки синхронно двигаясь с ногами, наносят маховой боковой удар, будто при нырке, когда переношу вес на выставленную ногу. А затем я приподнимая вторую ногу, раскидываю руки, как журавлиные крылья. Снова застываю на одной ноге, вторая поджата, как у птицы, руки подняты вверх и в стороны, а ладони опущены вниз. Поднятая нога опускается и движется в сторону, снова нырок, мах руками и я уже чуть в стороне стою на другой ноге. Вообще этот элемент похож на "умирающего лебедя" из балета Чайковского, только слегка незавершённый. Влево, вправо, вперёд. К "недобитому лебедю" добавляются удары ногами. После маха "крыльями", я изгибаюсь назад и нога, согнутая в колене, стремительно выпрямляется. Затем ритм ломается, при переносе веса на другую ногу, вместо маха, наносится прямой удар, следом вместо отклонения корпуса назад совершается стремительный и мощный прыжок вперёд. Ещё раз, ещё. Теперь паникёрские махания руками перед собой и прыжки назад. Снова смена стиля, журавль на позиции. Вообще этот комплекс мой учитель по ушу называл - кАтОм ушибленного котёнка, при чём на голову.
   Учитель у нас был своеобразный, старше нас лет на десять он фанател от боевых искусств. Он занимался сам, ходил на секции, что-то там получал, но разделения по школам считал полным бредом. Горел мечтой создать универсальное искусство. Гонял нас по физической форме и устраивал спарринги, считал, что боевое, без боя - профанация. Говорил, что все много тысяч приёмов запомнить бесполезно, надо знать один свой личный манёвр. Вот каждому он искал подходящий удар, комплекс движений, бросок, главное свой, который будет хорош, именно для тебя. Эти движения я выбрал сам, никакие уговоры не помогли, только что он и смог добавить это судорожные прыжки тигра. Прозанимавшись, у него год я ушёл. Проблема учителя, оказалось в том, что бойцом он оказался слабым и на спаррингах я его часто побивал, да не только я. Я ж тогда считал, что настоящий наставник это супербоец. Теперь-то я понимаю, что настоящий учитель, тем более боя это, тот кто видит, куда тебе расти, и в каком направлении твой рост будет наилучшим. А знание предмета это всего лишь знание предмета. Хороший учитель это талант.
   Ушибленный на голову котёнок тоже не дал результата, ощутить ту грань, где бой это радость, так и не удалось. Жаль, я столько раз читал о боевом трансе и безумии берсеркеров, что мне всегда хотелось ощутить, каково это. А теперь, распробовав и вкусив, я хотел научиться вызывать, контролировать это состояние. Снова вдох и выдох. Должно получиться, надо просто пробовать, кажется в этот раз что-то мелькнуло. Успокоился, пора заканчивать. Отжимания, подтягивания, растяжка, на сегодня хватит. Я пошёл к выходу из зала.
   - Эй, "герой", Максик говорил, что ты десяток гулей замочил голыми руками, - спокойно уйти не дали, надо обязательно новенького ткнуть, - они, наверное, от смеха сдохли, глядя, как ты танцуешь.
   Я обернулся. Самая симпатяжка стояла позади меня, сложив руки на груди. Одетая в голубую майку и камуфлированные штаны, с презрением смотрела на меня своими серо-голубыми глазищами, словно штормовое небо, не мут.
   - Ага. Ты просто гений анализа. Так всё и было, - казалось взрослый, блин, человек промолчи, а нет вот скажи, оскорбление от красивый малолетки и уже хочется поиграть мускулами.
   - Девочки, я же говорила, что Максик-сказочник, - повернулась она к подругам.
   Пора. Все махания это на самом деле координация, отвлечение и разминка, а моя "коронка", которую мне поставил Игорь-сан, это быстрый, низкий и длинный прыжок с шага. Пока девушка оборачивалась к подругам, скользящий шаг, упор, толчок - полтора метра за доли секунды. Она обернулась ко мне, а я уже рядом. Выпендрёжник.
   - А... - говорунья отпрыгнула назад, - к-как?
   - Динка, ты только отвернулась, а он раз исчез и возле тебя. Он мут, Динка. Да, нет он прыгнул, я видела. Какой быстрый... - затараторили разом девчонки.
   И чего меня выперло, правда решать, что монстр какой-нибудь. "А глазки у блонди, реально анимэшными становятся, когда она пугается" - отметил я про себя, выходя из спортзала и направившись в душ.
   После душа, мой путь привёл меня за поесть. Вообще с этой регенерацией, я стал жрать, как мамонт, зато шрамы стали еле заметны. "Сам реген это плюс," - начал я рассуждать по дороге в столовку, - "зато, то количество энергии и материала для лечения это огромный минус. А царапины, регенерация ведь не будет разбираться и опять начнёт потреблять ресурсы организма, чтобы ускоренно и красиво её заживить. Хотя, не факт. Точно, надо попробовать."
   В столовой, уже был народ. Сидели и завтракали, вяло ковырялись в каше, семеро девчонок, амазонки, предположил я. Моя версия строилась на том, что амазонки это воительницы, вот девушки так воинственно были одеты. В тёмных цветах одежда, пистолеты разнообразных марок в плечевых кобурах, где только взяли, винтовки за спиной и колюще-режущее на разных местах. Все, как одна блондинки, уверен крашенные, яркий макияж, секси милитари. На меня смотрели лениво с превосходством, у троих слишком яркие глаза. Ближе к стойке раздаче сидели двое хмурых парней в чёрных кожаных куртках и чёрных джинсах, автоматы лежат на стульях. Они просто подняли головы и опустили взгляды на еду, с боя вернулись. На раздаче стоял Максим, увидев меня, он улыбнулся и замахал рукой. Поварской колпак был ему великоват.
   - Привет. Ваши на готовке? - спросил я, подойдя к прилавку.
   - Да. Лёнька - шеф-повар, Димон и Макс на подхвате. А я вот, вас обслуживаю, кашку накладываю и чай наливаю, - сопровождал он свои слова действием.
   - Хм... вас же трое было.
   - Да, Максу крыса ногу порвала, а ждать не стали, так и свалились втроём, в рейд. Тебя вот, встретили, - объяснил мне причину Максик. Кстати, понятно почему Максик - Макс у них есть.
   - Крыса? - Уточнил я, не хотелось ошибиться, но фауна тоже мутировала.
   - Ааа, ты ж не знаешь... Крысы стали здоровее, хотя Лексей Констатиныч говорит, что это обычные их размеры, но наглые до жути. На людей бросаются, только так, - поделился мой информатор и продолжил, - кошки тоже обнаглели и хлестаются за территорию с крысами и собаками, тут есть местечки, куда не рекомендуется ходить, даже со стволом, нападают все вместе. Кстати, кошки забыли, что гуляют сами по себе, и объединяются в стаи. Я, Лексей Констатинычу говорю, может они поразумели? Смеётся и отвечает, может быть. И главное так, с насмешкой.
   - Значит ужасные монстры только из людей выходят, - грустно констатировал я, - а животные понимают необходимость объединения перед лицом угрозы.
   - Монстры выходят не только из людей, - хмуро сказал парень и замолчал.
   - Извини. - Я отошёл от в миг помрачневшего мальца. Что-то не то я сказал и это связано с мутациями фауны. Надо будет у кого-нибудь спросить, чтобы больше не попадать в такие неловкие ситуации.
   Чем больше информации я получаю, тем больше вопросов, на которые мне хотелось бы знать ответы. Сев за пустой стол, я стал есть овсяную кашу на воде. На окраине Московской области поглощая, чисто английским завтраком, я раздумывал над ситуацией и перспективами.
   Есть поселение, где три крупных, нет, даже пожалуй четыре, центра силы. Главные - военные или как их зовёт молодёжь полисы, полисманы, люди города. Состав это несколько полицейских, пожарные, кое-кто из чиновников и пара бизнесменов, возглавляемые беженцем-майором, к которому присоединились сослуживцы. Крупные проекты, в основном, их инициатива. Разобрались с беспредельщиками, патрулируют город, в целом они и есть руководство посёлка. Бандиты тоже рулят, но меньшей частью города и скорее это оппозиция военному блоку, чем беспредельная банда, зато, то что они считают своей территорией, они охраняют. Детдом, кроме школы ничего не имеет, зато бойцов у него больше, чем у остальных. Единственное это достаточно аморфная масса, лидеры костяка тоже подумывают взять, что-нибудь под контроль. Частники - тоже аморфное образование, зато каждый мужчина, как и у молодёжи, сам себе автомат, ружьё и пулемёт, вообщем боевая единица. Также к ним можно причислить, обретающийся неподалеку, клан московских выживальщиков. Значит, если не произойдёт ничего экстремального, то огромный шанс, что здесь будет более или менее мирно. По крайней мере сейчас, нет того беспредела, что я предполагал - где, люди будут убивать друг друга за кусок какой-нибудь крысосвинятины. Хотя я лидеров общин не знаю, может кто планирует единоличный захват и кровь щедрым потоком снова оросит землю, но вроде все боссы адекватны, предполагаю, что через месяц или два здесь будет, почти закон и порядок.
   - Не всё так радужно, - сказал, подсевший к моему столу, Леонид. Я произнёс последнюю фразу, вслух? Надо же, я стал заговариваться.
   - Какие проблемы могут быть у вас? Если, только трупоеды, - я вежливо поинтересовался. - Или кто-то, всё-таки хочет стать единоличной властью?
   - Трупоеды, как раз не проблема, особенно после того, как ты их проредил, тварей вообще должно остаться немного, - ответил он мне и продолжил, отвечая на второй вопрос, - нет, наверное не хочет. Просто... приезжие - майор этот со своими вояками, детдомовцы набежавшие, гастеры, выживальщики наглые, тренер-каратист мутный, короче проблемы с неместными.
   - Ну, думаю это проблемы решаемые. Раз, за всё время не устроили резни, значит договоритесь, думаю.
   - Договоримся, - махнул он рукой. - Не только в них проблема, - он замолчал, толи формируя мысли, толи не желая откровенничать.
   - Не хочешь, не говори, - отхлебнул я чай. Слегка подслащённый, экономят. - Мне, в принципе, всё равно на ваши проблемы, - продолжил я, откидываясь на спинку стула. - Но если я могу чем-то вам помочь, то помогу. Исключая киллерство, конечно, - не дав, ему возмутиться на предыдущую фразу, сказал я.
   - Киллер не нужен, сами м... - опять он замолчал, потемнев лицом. Ни всё так радужно было в Датском королевстве, если такие молодые убивали людей.
   - Ладно, - он с усилием провёл руками по волосам, - надо помочь Максу, ты его не знаешь. Надо убить монстра.
   Я молчал, ждал когда он созреет до подробностей.
   - Крысы, кошки и собаки не мутировали, по большей части, - он снова пригладил свою шевелюру. - Когда всё началось, про зверей забыли, все хапали, лишь себе, продуктов побросали, рассыпали, просто не нашли. Животные ели так, что ходить не могли. Потом Юра-каратист и майор Звягинцев подобрали магазины под себя, а обнаглевших собак и кошек, просто отгоняли или убивали. А затем эпидемия и хаос. Вообщем, домашние любимцы охамели до того, что захватили недалеко в деревне ферму - местные боролись за жизнь и про неё забыли, а владельца убили, ещё во время беспорядков. Когда наладилось, сунулись туда деревенские, скот сейчас на вес золота, а там озверевшие собаки, кошки и крысы. Нападали все вместе, псы бросались на людей, стараясь сбить с ног, крысы потоком хлынули, а милые домашние котики, вцеплялись не хуже бульдогов. Впятером сунулись, трое вернулись. Военные и "каратисты", когда более или менее всё успокоилось, хотели отбить коров, но посмотрели, что бурёнками там и не пахнет, взяли и просто разнесли её в клочья. Потом пожалели, сидели они себе на ферме, никого не трогали, а после того как развалили их место обитания, в город подались - налёты устраивать на погреба и подвалы. Что такое оружие знают, людей не боятся, прячутся, как ниндзя, попробуй поймай. Сейчас поуспокоились, заняли пустую деревню недалеко от города и там теперь живут. Это факты. Теперь теория дока. Во-первых он считает, что первая вспышка болезней произошла не из-за того, что нас отравили, а из-за скученности, трупов и сломанной канализации, правдоподобно вообщем, даже у нас столько дерьма на улицах было, что без маски из дома не выйдешь, а в крупных городах небось с трупами на одной площадке жили. А всем, чем можно ударили под конец, перед ядерным, наверное, решили, что ещё могут победить. Вот тогда ударили и боевыми вирусами, и геномодификантами, и нанооружием, да и вообще всей "эксперименталкой". Противника деморализовать, да и когда использовать лучшее и эффективное, если не сейчас. Тогда, как раз досталось и нейтралам, вообщем потом прилетело всем со всех сторон. Вот и нейтрализовали они друг друга или переродились, как огонь навстречу огню пускают. Плюс само оружие невечное, как-то им самим надо потом жить на захваченной территории. Поэтому, док думает, что летальность была не стопроцентная. Зато теперь всякие комбинации выживших бактерий могут вызывать фантастические результаты. Просто потому, что такое большое количество случайностей неизвестно к какому результату приведут. Я к чему так долго рассказываю, чтобы ты поверил.
   - Хм... после трупоедов и мутов, знаешь я в кого угодно поверю, - прокомментировал его речь. Теория главврача не вызывала отторжения, но кое-что не срасталось. Например, наша база - трупов не было, вода минимум прокипячённая, да и санитарные условия вполне, хотя могли занести заразу с города. Один заразился, второго заразил, вот и эпидемия. А трупоеды и регенерация это вообще из области невероятного. Сожрал труп и ты быстрый, как вампир и сильный, как оборотень. Кровушки монстра себе влил и, как новенький, зелье здоровья, блин. Хотя конечно, вирусы могли действительно, всяко-разно замутироваться, тем более, если экспериментальное.
   - Вообщем, Макс пришёл домой, а там от его семьи только косточки остались, - задумался, а Леонид продолжает вещать, - Макс сначала подумал, что трупоеды. В рейды ходил, по городу рыскал, ловил. Смерти искал, озверел. Насильников, когда поймали, он тогда им такое устроил, мужики блевали. Мы его насилу отбили, люди думали, что он маньяк. Объяснили, кого он резал. Народ, вроде поверил, но теперь от него, как от чумного шарахается. Мы сами понимали, что крышу у него рвёт, но тут опять болезни, в больнице пришлось помогать. Думали его отпустило. Какой там. Пришли через недельку к нему, а там чужие. Тогда его удержали, повезло, что сестрёнка Макса тоже там была. Когда успокоились, мужик приезжий всё рассказал. Оказывается, родители Макса приютили семью Фёдора, толи не хватало рук для присмотра за скотиной - две коровы, свинья и куры, толи просто пожалели - в семье двое маленьких. Болеть-болели, но вроде, почти все выходились, кроме детей пришлых, в больнице были. Вообщем две недели назад Фёдор пошёл хрюшам корм давать, а одна - есть не хочет и лежит слегка похрюкивая. Вечером дядя Игорь, отец Макса, и тётя Марина, его мать, сами пошли посмотреть, что с животными. Сам Фёдор с Настей, сестрой Макса, играли возле калитки, заодно вороша, скошенную траву, а его жена готовила ужин. Тут в сарае страшно закричали, завизжали. Потом раздался крик дяди Игоря: "Беги!". В следующую секунду рухнула стена сарая, на обломки сверху упало поломанное тело тёти Марины, а из сарая выбежало чудовище. Метра полтора в холке, маленькие красные глазки, чёрная жёсткая щетина по телу и красный рог, как у носорога. На крики вышла жена Фёдора, зверь напал на неё, в это время он смог выйти из ступора и, схватив девочку в охапку, побежал в город. Он там бегал, просил о помощи, но там всем было не до них, как раз в это время Юра-каратист сцепился со своими приезжими корешами. Он оставил девочку у моих, я тоже в то время в больнице умирал, и сходил к дому, но эта тварь там была и даже вроде подросла. Вернулся занял один из пустых домов и стал ждать пока его дети поправятся. А когда они поправились, грянуло, дом, в котором он прятался, поломало. Сначала, он хотел уйти из города, но вещи и не похороненные тела жены и приютивших его людей остановили его и он решил вернутся в дом дяди Игоря. В городе, кроме моих, он никого не знал, поэтому решил оставить своих детей у них, а самому сходить в разведку. Только мои родители к тому времени умерли... Настю забрали в больницу. Там он оставил своих, а когда пришёл, то там уже побывали мы, вместо тел, он нашёл могилы. Забрал детей и переехал сюда. Вот такая история.
   - Значит надо завалить гигантскую, мутировавшую свинью? - спросил я после минутной паузы, парню явно надо было время, чтобы прийти в себя после рассказа.
   - Да, - потвердил он ожесточённо, - иначе этот дебил пойдёт там и сдохнет. Ему крыса ногу задрала, когда он эту тварь в лес полез выслеживать, Чингачгук недорезанный. Если мы ему не поможем, то умрёт и ещё кого-нибудь за собой утянет.
   - Я вам чем могу помочь? Автоматы у вас есть, стрелять умеете. Нет, нет я пойду, только толку с меня с сапёрной лопаткой против носорога.
   - Нет, ты не понял, нам нужна идея. Эта тварь отрастила броню и выросла размером со здорового быка. Никого не боится, атаковала патруль военных на уазике с пулемётом, перевернула машину, затоптала одного. Они с РПК ленту в неё выпустили, только разозлили. Теперь трогать не хотят, в город она не лезет, а оружие помощней мало и не факт, что поможет. Юра-каратист все свои "мухи" в войне с m-скими потратили. У нас ничего мощнее калаша нет. У сталкеров есть, но эти сволочи сидят у себя на даче и на всех пох...р. Вот я спрашиваю у тебя, есть идеи?
   - Волчья яма?
   - Хотели, но во-первых она пасётся, как раз в том направлении, где "звериная" деревня. Во-вторых эта тварь умная, машины и то с засады атакует. Выроет яму, сядет в неё, только горб торчит. Едешь, думаешь холмик, а тут этот монстр выскакивает. Ну, мы съездили проверили, попробовали заманить, так она видит, что не догонит, не бежит даже, а пули автоматные ей, как укусы комара - неприятно, но терпеть можно.
   - Бревно на тропе? Гранаты? Тропу, где она бродит, заминировать на конец.
   - Бесполезно. Вон, один довыслеживался, а других желающих нет, - с горечью произнёс парень, - вообще в лес опасно стало ходить. Может они не мутировали, но человечину явно распробовали. Да и расплодилось их за полгода, будто их к нам забрасывают. Раньше кабаны, лисы и зайцы были, семья лосей на весь лес, а теперь... не то что волков, росомах и медведей видели.
   - Значит, в лесу опасно, а на открытой местности это вёрткий и быстрый танк, - начал я рассуждать, - оружия, чтобы пробить броню у нас нет, кстати сомневаюсь, что пулемёт, ничего не сделал этой скотине, значит надо его лишить подвижности, разбить трансмиссию, а потом просто выкурить экипаж. В смысле, надо отстрелить ей яйца, ну то есть не яйца, а систему разможения, и сжечь или расстрелять с близкого расстояния. Там как раз сосудов кровесных должно быть много. Хвостик-то, я надеюсь, у этой дуры поросячий остался. Ну что, найдётся у вас снайпер?
   - Найдётся. Макс сможет, его отец с 16 лет учил стрелять, - ответил парень.
   - А в оружейке у нас "Лось" есть, - радостно проговорил Максик, незаметно подошедший во время нашей беседы. Я только сейчас заметил, что они все стояли возле нас. Димон, белобрысый капрал, сам Макс, темноволосый, хмурый, с сжатыми в полоску губами.
   - Спасибо, - прохрипел брюнет, предвкушение озарило его лицо, - я не подумал.
   - А кто подумал? Привыкли - чтобы убить надо поразить мозг или сердце. Ну глаза уязвимые, только попробуй попади. А тут жо.., в смысле сосуды кровесные. Никто не подумал, а мы уже кого только не спрашивали. - Говорил главный, улыбаясь, - спасибо, правда. Я же к тебе от безысходности, отчаяния обратился. Ну думал, если танкист, то должен знать, как остановить. Честно, спасибо большое. Я с Волком поговорю, он даст тебе оружие. Обещаю.
   - Ну, что когда на охоту? - Максик, аж потирал руки в нетерпении.
   - Так, сначала к Волку экипируем тебя, потом, - начал раздавать команды Леонид, а затем схватился за голову, - йёёёда мало! Мы же дежурим. Что делать? Максик, бегом. Разбудишь Динку скажешь, что она сегодня на кухне вместо нас, отдадимся. Мы с Русланом, к Волку. Димон, ты здесь дождись малого и девчонок, сдашь смену и объяснишь им всё. Макс в оружейку, жди нас тааа...
   Он не успел договорить, как затрясло. Посыпалась побелка, задребезжала посуда, кто-то в здании громко и истерично закричал. Я свалился со стула и приложился головой об пол. Через секунд тридцать тряска прекратилась. Крайне неприятно, такое ощущение, что временами оказываешься в невесомости, страшно.
   - Там, - закончил Леонид и протянул мне руку, помогая встать, - что встали, пошли.
   Максик ракетой убежал из столовки, Дима пошёл на кухню посмотреть ущерб, а мы втроём пошли к лестнице. Здесь мы разделились, Макс к арсеналу, а мы выше. На третьем этаже носился народ, из кабинетов слышались просьбы и стоны, скорая помощь какая-то. Когда мы подошли к знакомой "директорской" двери, я лицом спросил босса, типа чего Волк тут живёт.
   - Нет, - понял меня парень, открывая передо мной дверь, - просто в это время обычно планёрки проходят.
   Сегодня кабинет был полон. Помимо директора-врача, сидело ещё 5 человек. Каждый заслуживал отдельного внимания и его им уделил. Мельком, но выводы сделал.
   Справа "ножки" т-образного стола сидел Волк. Яркий брюнет с хитрым прищуром чёрных, как тьма глаз, что-то цыганское мелькало в его лице. Чёрная кожаная куртка наброшена на спинку стула, чёрная рубашка, заправленная в чёрные джинсы, значит это униформа "детдомовских" - утром в столовке были из их группировки. Укороченный "Калашников" на коленях, пистолет в наплечной кобуре, "бабочка" порхает в умелых руках - не волк пока, но волчонок точно. И 17 лет не мешали цинично, словно сквозь прицел смотреть на людей.
   Напротив него сидела Вера-амазонка или как стало принято "Бешеная" Вера, быстро имена сменились на погоняла и позывные. Высокая, модельная внешность, длинный хвост светлых волос, думаю, блонди-то не крашенная, коричневая кожаная жилетка, тёмно-изумрудная водолазка, чёрная мини-юбка и чёрные же ажурные колготки, хоть прямо сейчас на обложку модного, мужского журнала с военной тематикой.
   Максик всё мне, что знал рассказал о ней. Пришла со стороны N, но говорят, на самом деле она московская, с пээмом и укоротом. Леший и Шубай, парни Юры-Каратиста, подкатили, типа красотка, давай мы тебе поможем и защитим, так она им, чуть яйца не отрезала. Они подошли поближе, чтоб значит не дать ей автоматом воспользоваться, так она мачете из-за спины достала и самому дорогому приставила - разошлись краями. А после им стало не до неё - Лешого застрелили во время разборок, Шубай от крови в трупоеда превратился. Потом вот в школе объявилась уже не одна. Поговаривают, что все они лесбы, дебилы, но нормальные люди считают, что с ними, как и со всеми случилось горе и изнасилование, вполне подходящая причина, объясняющая их отношение к мужчинам. А оно крайне агрессивное, вплоть до предупредительных выстрелов в ногу.
   Рядом с ней сидел Толя Иванов. Если описывать одним словом - ботан. Непонятного роста, сутулый, худощавый в огромных очках с роговой оправой, растянутый свитер непонятного цвета, брюки серо-болотного колера, обрез охотничьего ружья в руках, на поясе топор довершали облик далеко не мирного заучки - бригадира "тимуровцев". Ничего странного в малохольном очкарике с обрезом я не увидел, потому что был у меня одноклассник Лёха Рысаков, тоже очкарик и ботан. Выглядел похоже.
   Класс наш был далеко не примерным, а скорее наоборот отстойником, собранным из двоечников, середнячков и "из неблагополучных семей". Мы же хоть и учились хорошо и семьи наши были вполне на уровне, оказались не из самого приличного района, нас одной компанией туда и отправили. Всяких типа ботаников, лохов мы не обижали, хватало разборок уличных, и по большей части защищали от нападок других. Если не стоишь за Свой класс, как будешь стоять за Свой двор. В общем, за один из косяков, отправили меня и Лёху Рысакова, который простона шухере стоял, в спецшколу для трудных - смотрите что вас ждёт. А там от местных - прописка, только нас двое, а их шестеро сначала было. Потом когда размахался, в том числе стулом, все оставшие тоже полезли. Нам повезло, сильно запинать нас не дали - учителя разогнали. Так вот Лёха стоял до конца со мной, хотя ему и сказали, что может валить, типа это проверка для настоящих пацанов, и когда меня повалили партой троих накрыл. В целом, неплохой махач был. С Лёхой после лучшими друзьями не стали, слишком разные вгляды на жизнь, но нормально общались. Вот такой у меня друг-ботаник... был, а может есть, и тоже с обрезом ходит, с него станется.
   Ещё двое сидящих представители крыла "анархистов". Первый это Тигр - дебелый, такой детинушка, похожий на вечнонедовольного Митрофанушку из "Недоросля". Лидер сталкеров или хомыков, по народному мнению, а главный: " Какой нах... Тигр - Хомяк это, только саблезубый." В общем, всё верно, чтобы эти ж...у подняли, их надо финансово стимулировать. Бизнес - нового порядка, блин. На ножах с "тимуровцами" - диаметральные идеалогии. Если первые считали и делали - я и мой дом, а на остальное плевать, пока не проплатите. То вторые думали и делали наоборот - будь человеком и тебе воздастся, с учётом нынешних реалий. Не зря и те, и другие держали в руках свинцовые калибры.
   Пятый член кабинета был самым молодым, лет 14 на мой взгляд. Обычный, ещё угловатый подросток, только не менее обвешанный оружием, чем остальные. Это представитель крыла "юные анархисты". Обычно они не ходят на эти собрания, а если ходят, то любой из них может прийти. Так что имени молодого я не знал. Зато понял опасения Лёни по поводу, этих молодогвардейцев. Практически никем не контролируемые детишки с автоматами это действительно, как бочка пороха с горящим запалом.
   И вообще, странно, что никто не принимает всерьёз молодёжь, даже Леонид, представитель этой самой группы не ждёт, что они тоже ввяжутся в бой за лидерство в городе. Хотя у них больше всего "бойцов", они не боятся смерти, и сиротам нечего терять, а живут они сегодняшним днём. Пластичность сознания подростков позволить им быстрее принять правила нынешней игры без правил. А огнестрельное оружие уравнивает шансы взрослого и ребёнка, тем более "ребёнок" не испытает сомнений - стрелять или не стрелять. Городу повезло, что у него есть такой человек, как Алексей Константинович, который относится ко всем детям, как к своим - искренне и с любовью. Поэтому стволы на улицах не застреляли в ковбойских дуэлях.
   - Здравствуйте! - Поприветствовал сидящих мой провожатый, я ограничился лёгким кивком головы.
   - Здравствуй, Лёня. Доброе утро, Руслан, - поздоровался в ответ директор.
   - Здаров, Интеллигент, - махнул рукой детдомовец. Остальные ограничились, взмахами рук.
   Интеллигент, значит. Похож, и матом не ругается, а прозвище своё не любит - вон как сморщился.
   - Хватит, Волк. Мы по делу. Руслан ствол нужен, дашь? С нас сто килограмм дичины, и... пятнадцать моего шашлыка. Согласен, - сразу взял быка за рога капитан моих спасателей, - ещё, мы заберём на пару дней карабин.
   - По рукам, если ещё 15 кило шашлычка накинешь? - Сделал встречное предложение детдомовец. - А карабин вам, нафиг? Медведя стрелять собрались. Хотя... погоди. Вы на свинанаху пойдёте?
   - Да, - нехотя ответил Лёня, - Руслан подсказал способ.
   - Знаменитый Руслан, победитель трупоедов, гроза девочек. Вот ты значит какой, - насмешливо проговорил Волк, - и какой, такой способ придумал наш "герой"? Мы тут все все головы изломали, как нам убить бедную хрюшку, а он пришёл и раз, готово. Может ему и калаш не нужен, одной лопаткой обойдётся.
   - Хорош, Волк, - опять сморщился, будто съел лимон Леонид. Я молчал, мне на подколки Волчёнка было глубоко фиолетово. Я и до Большого Бабаха плевал на всяческие подколки, а после боя я стал ещё большим флегматиком. - Алексей Константинович, смену на кухне сдадим "Свободным Лучницам", - обратился он уже к директору.
   - Отговаривать бесполезно? - обречённо и устало спросил врач.
   - Алексей Константинович, если мы этого не сделаем, Макс погибнет, - твёрдо ответил парень.
   - Лёнь, помощь нужна? - спросил "тимуровец". Они тоже не любили это прозвище, а любили или спасатели, или рыцари-донкихоты.
   - Нет, Толь, сами справимся. Там несложно, главное дойти и позицию выбрать, - отказался "больничный". В дверях нас догнал голос Волка: "Интеллигент, бери стволы и патронов побольше. Сочтёмся."
   - Спасибо. Сочтёмся.
   2
   - Вот, дурак! Зачем он это сделал, зачем? - задал, я предполагаю риторический вопрос, Леонид. - Ведь, договорились же. Мы бы просто его прикрыли, а он бы мочил свою х...ххитрую свинаху. Зачем?
   - Он не хотел, чтобы вы рисковали. Согласись, это его мания, - не в первый раз я успокаивал парня, - даже наша спешка может повредить, не только ему, а нам тоже.
   - Я знаю, но... Ладно, стоим. - Наконец-то он остановился. - Ты предлагаешь вернуться?
   - Нет. Возвращаться - плохая примета, тем более треть пути уже позади. Просто, ты отдашь мне свой автомат и мы осторожно и неспеша продолжим дорогу. Согласен?
   - А почему я, а не Максик? Он младший, - вскинулся наш лидер.
   - Потому что и Дима, и Максим, и я стреляем лучше тебя. И Дима пойдёт первым. Потому что он уже ходил с этим вашим маньяком по этому маршруту. Успокойся. - Негромко и размеренно, выделяя каждую точку и запятую, ответил я ему.
   - Всё, всё я понял. Максик и Димон правда стреляют лучше, чем я, - вроде, совсем успокоился главный, - и лес лучше знают.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) Д.Хант "(не)случайная невеста"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"