Лилэн: другие произведения.

Гонки на выживание

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Когда-то у меня был фанфик с таким названием, теперь вот решила переделать его в самостоятельную историю и наконец-то доделать. Аннотация: Что делать, если из-за одной глупой выходки тебе заставляют поработать на благо родного государства? Радоваться, что, наконец, сбылась твоя мечта и тебя приняли в структуру, куда ты так мечтала с детства попасть. Да!!! если бы не одно но... напарник, к которому тебя привязывают терпеть тебя не может. Что делать парню и девушке, которые обладают одинаково взрывным и сильным характером? Упираться рогами, словно бараны и доказывать, кто прав, сильней и круче... Или же научиться ценить и уважать друг друга за период вынужденной тесной близости, и тогда возможно нелепому раздражению, беспричинной ярости и холодному равнодушию на смену придет удивительное чувство под названием любовь. Если они, конечно, не поубивают друг друга раньше...


  

Часть 1

Глава 1

Вот так встреча!

  
   Саманта
   Электронные часы тихонько пикнули, привлекая к себе мое внимание. С трудом отрываюсь от книги, которую с упоением читала и непонимающе смотрю на светящийся синим циферблат. Двадцать три тридцать.
   Пора собираться.
   Откладываю в сторону планшет и, соскочив с кровати, на цыпочках подбираюсь к входной двери. Осторожно приоткрываю и выглядываю наружу. Темно и тихо, лишь где-то внизу едва слышно работает телевизор. Очень надеюсь, что это отец там смотрит свой спортивный канал, он, по крайней мере, не имеет такой привычки перед сном заглядывать ко мне в комнату, как мама, желая удостовериться, дома ли я или опять свалила искать себе приключения на задницу.
   Закрываю дверь и так же тихо иду собираться.
   Бесшумно ступая по комнате пробираюсь к шкафу, благо свет от уличного фонаря позволяет разглядеть очертания мебели в комнате.
   С тихим щелчком разошлись створки, открывая отделения, полностью забитые одеждой.
   Быстро перебираю вешалки, пока не нахожу заранее приготовленный наряд: черная кожаная мини и ярко-красный вязаный топ с тоненькими бретельками, завязывающимися за спиной. Переодевание занимает от силы минуты две и мне остается еще одна задача - накраситься в темноте. Но с этим мне помогает справиться мобильник.
   Мельком смотрю на часы, уже тридцать восемь минут, у меня еще остается минут десять добежать до парка. Пара взмахов расческой и волосы белым водопадом ложатся на плечи,
   вставляю в уши массивные золотые кольца, снимаю со спинки стула сумочку, проверяю наличие внутри любимого армейского ножа, подаренного папочкой на пятнадцатилетие, и закидываю в нее пригласительные билеты, сотовый и кошелек с деньгами.
   Уже стоя у окна цепляю пальцами стоящие там босоножки на высокой шпильке и по одной выбрасываю их на улицу. Хорошо хоть трава приглушает звуки падения. Следом летит сумочка и повисает на нижней ветке растущей рядом яблони.
   Ну, теперь настала моя очередь.
   Перебираюсь через подоконник, балансирую на самом краю, до земли нехилое расстояние, но с годами я приноровилась не только бесшумно спускаться вниз, но и уменьшить при этом количество синяков.
   Прикрываю пальцами створку окна и сгибаю ноги, приготовившись к прыжку, миг и я уже обезьяной раскачиваюсь на ветке дерева, нахожу под ногами опору и спускаюсь вниз до развилки двух стволов. После чего спокойно спрыгиваю вниз.
   Ну вот я и на свободе.
   Посылаю спящему дому воздушный поцелуй и, подобрав брошенные вещи, спешу на встречу.
  
  

***

  
   Ночной городок это нечто, почти нигде не горит свет лишь луна да редкие фонари разгоняют тьму. А главное это тишина, где можно услышать стрекотание кузнечиков и пение ночных птиц, в столицах такого нет. Там не прекращающийся гул машин и громкая музыка, льющаяся из кафешек и ночных клубов. Там горящие солнцем неоновые вывески и бешеный людской поток из желающих отдохнуть или поикать себе приключения. Никогда не спящий город не знающий отдыха и покоя - именно туда мы с подругами сейчас и стремимся - устроить себе праздник и развлечься.
   Кимберли каким-то способом удалось достать vip-приглашения в один из самых скандально известных клубов, под названием "Инферити", где мы и решили отметить наше вхождение во взрослую жизнь и окончание школы. Тайно, конечно же. Родителей бы инфаркт хватил, узнай они куда их дочери намылились на ночь глядя, одни, без сопровождения. Да и зачем нам мужчины? Подцепим в клубе, пофлиртует и раскрутим на выпивку. Как любит говорить наша главная оптимистка: зачем платить самой, когда за тебя это может сделать мужчина? Чем она беспросветно и пользовалась, раскручивая своих ухажеров на шмотки и украшения.
  
   Подбегаю к входу в парк и растерянно оглядываюсь. Кажется, я умудрилась прийти самой первой. А нет, первой оказалось Фьёра, выскользнувшая на свет из-за деревьев. Я едва слышно охнула. Видели бы родители, во что вырядилась их пятнадцатилетняя дочь - заперли навечно в доме. Откуда вообще в гардеробе нашей самой юной подруги оказались столько крохотные вещички - золотистые шортики, похожие на мини-пояс и нежно-голубой корсаж, кокетливо приподнимающий отлично сформированную грудь. Рыжие волосы в творческом беспорядке рассыпаны по плечам, из-под длинной челки озорно сверкают карие глаза, густо подведенные черной подводкой. Дерзкие шпильки расшитых золотом босоножек придавали облику законченный образ.
   - Привет, ну ты и вырядилась подруга. А я думала, что буду последней, - подхожу и приветственно целую в щеку.
   - Привет Саманта, хорошо, что ты пришла, одной тут стоять страшновато. А девчонки звонили, скоро будут. Просто Лорейн никак не может из дома выбраться, - затараторила Фьёра. - Приглашения у тебя?
   Демонстративно хлопаю ладонью по сумке.
   - Хорошо.
   - Ты не знаешь, где Ким смогла их раздобыть?
   Подруга загадочно улыбнулась и выдала только одно слово:
   - Близнецы.
   - Все поня-а-атно, - протянула я. - Наши хакеры что, взломали сайт клуба и внесли нас в список приглашенных? С чего такая щедрость?
   - Ребята проигрались Кимберли в одном из их бесчисленных пари, и она стрясла с них эти приглашения как плату. Она сказала это будет вам с Лорой подарком на выпускной. Только я тебе об этом не говорила.
   - Буду нема как рыба, - торжественно пообещала я, даже рот на ключик закрыла, отчего подруга фыркнула и захохотала.
   Пока мы веселились, появились наши опоздашки, одетые не менее экстравагантно.
   Темно-зеленое коктейльное платье нашей красотки Лорейн, расшитое на груди пайетками в виде банта, едва прикрывало смуглые бедра, выставляя напоказ небольшую татуировку в виде катарского иероглифа. Туфли на невысоком каблучке в тон платью. Каштановые волосы завиты в тугие кольца и оставлены свободно струиться по плечам. На лице минимум косметики, только чуть тронутые блеском губы и подведенные черным серо-голубые глаза.
   Кимберли же умудрилась влезть в обтягивающие кожаные штаны с заниженной талией, очень заниженной. Стоит только немного наклониться и всем желающим откроется прекрасный обзор. Сверху пара лоскутков синей ткани, оплетающих грудь и соединенных веревочками. И это топик? Даже я не решилась бы надеть подобное, но Ким у нас рисковая девчонка, ничего не боится. Даже в свои черные волосы зачем-то вплела разноцветные ленты со стеклянными бусинами, говорит, что они прикольно звенят, когда сталкиваются друг с другом.
   - Всем привет, а вот и мы! - радостно гаркнула Ким и приветственно хлопнула нас по спинам.
   - Осторожно, - Фьёра болезненно сморщилась. - Соизмеряй силу.
   - Ничего, - брюнетка беззаботно отмахнулась. - Я же не Сэм, сильно не бью.
   - Это я то сильно бью? - возмущаюсь под мерзкое хихиканье подруг.
   - А кто одним ударом способен сломать гранитный камень? - подначила Лорейн.
   - Будто я выбирала себе дар при рождении. И вообще зависть плохое чувство.
   - А я бы не прочь была иметь супер силу, чем возможность залезать людям в голову, - вздохнула Лора. - Вы бы знали, какие иной раз у людей тараканы водятся - ужас.
   - Ладно девочки, не отвлекаемся, - даже пришлось хлопать в ладоши, чтоб призвать к вниманию разошедшихся подруг. - Уже полночь, а мы еще даже не в Сонтаре.
   - А что ты на меня так смотришь? - Кимберли насуплено сложила руки на груди. - Я бы пришла вовремя, если бы одна фифа не застряла дома, боясь спрыгнуть из окна.
   - Что?! - теперь взвилась Лора. - Я не привыкла покидать дом таким варварским способом.
   - Ну да, ты привыкла падать на руки накачанным красавцам, извини, что не подхожу ни размерами, ни габаритами, могу словить тебя только своим хребтом, и то если ты мне его не сломаешь при приземлении, - беззлобно поддела подругу Ким.
   Лорейн хотела ответить, но влезла я, растаскивая вечных спорщиц по углам.
   - Фьёра, давай заряжай свой телепорт и перекидывай нас в столицу.
   - Есть командир! - шутливо козырнул рукой наш рыжик. - Так, все взяли меня за руки и поехали!
   Секунда и вот... мы уже стоим в небольшом темном переулке, а впереди слышится шум и гул проезжающих машин.
   Мы в Сонтаре.
  
  

***

  
   Сонтар встречает нас разноцветными огнями неоновых вывесок и придорожных реклам. Гулом проносящихся мимо автомобилей и вечноспешащей толпой людей.
   Неспящий город, таивший в себе множество тайн и опасностей. Нас с детства предостерегали, что опасно одним бродить по ночным улицам огромных мегаполисов, но разве мы послушаемся, когда именно эта опасность так притягивает, как огонь любопытного мотылька, хочется пощекотать себе нервы, впрыснуть дозу адреналина в кровь.
   Стайкой разноцветных экзотических рыбок мы вклинивается в толпу, проходим пешком несколько кварталов, ловя на себе восхищенные взгляды проходящих мимо мужчин. Черт, как же это льстит самолюбию, люблю ловить на себе заинтересованные взгляды, да и не я одна. Только Фьёра пока что стесняется такого откровенного внимания, лишь сдавленно хихикает и прячется за спину Кимберли, что поделаешь, маленькая еще, не привыкла. Вот пройдет пара тройка лет, и она войдет во вкус.
   Мы остановились возле дороги, где нескончаемым потоком, как разноцветные рыбки в море, неслись автомобили. Лора поднимает руку вверх, отводит вправо и плавным жестом опускает вниз, напоминая мне сейчас белого лебедя из одного известного балета. Ей только пачки не хватает и пуантов. Из общего потока тут же выныривает апельсиновая рыбка-автомобиль и останавливается аккурат напротив нас.
   Таксист щуплый мужчинка с небольшой залысиной на голове чуть ли с открытым ртом наблюдает за нашей посадкой.
   Девчонки толкаются и хихикают, забираясь втроем на заднее сидение. Я же открываю переднюю, дверь и сажусь рядом с водителем, стойко игнорируя его липкий заинтересованный взгляд, так и хочется предложить ему платок подобрать слюни, но я сдерживаюсь.
   - В "Инферити", - в приказном порядке бросаю я, и протягиваю несколько купюр.
   - К... как пожелаете, - блеет водитель, и машина трогается с места.
   Не прошло и десяти минут как мы были на месте.
   Возле входа собралась внушительная толпа разодетых мужчин и расфуфыренных женщин, ждущих своей очереди попасть в самый фешенебельный клуб города, где любят отдыхать известные люди Сонтара: популярные актеры, топ-модели, влиятельные бизнесмены, и это только верхушка айсберга. Сюда стекается абсолютно вся элит теневого и законного бизнеса, не говоря уж о сотрудниках СБ. Но будем надеяться, что сегодняшней ночью они обойдут этот клуб стороной.
   Два амбала-охранника у дубовой двери придирчиво осматривают каждого желающего войти, и если им кто-то не понравится, его просто завернут назад. Такое уже не раз бывало и сколько бы отвергнутые не возмущались - ничего не помогало, а особо настойчивых могли и вовсе нечаянно покалечить.
   Под злобные завистливые взгляды мы поднимаемся прямо к бархатному ограждению. Я роюсь в сумочке и вытаскиваю на свет пригласительные билеты. Лорейн ловким жестом выхватывает у меня их и, пристально глядя в глаза охранникам, протягивает им билеты и выводит сексуальным грудным голосом:
   - Пожалуйста, мальчики.
   На краткий миг даже толпа затихла, зачарованная этим голосом. Волосатый громила лишь кивает как заведенный болванчик, не в силах оторвать взгляд от глаз Лоры, пока второй амбал резво откидывает змею бархатного ограждения и самолично не открывает перед нами дверь.
   Мы не спеша входим внутрь и сразу же окунаемся с головой в атмосферу клуба. Музыка оглушает и сбивает с ног. Огромный стеклянный шар под потолком отбрасывает блики, создавая иллюзию звездного неба. По краям зала, в небольших нишах, за столиками сидят представительные мужчины и о чем-то беседуют, некоторые из них с дамами, кто-то сам по себе. За другими столиками шумные компании заразительно смеются, отрываясь по полной катушке. В дальнем углу у барной стойки собрались только женщины, видимо вышли на ночную охоту, вон какие зазывные позы приняли: у кого в руке зажата не прикуренная сигарета, кто-то медленно пьет бокал с мартини, а кто-то открыто пялится в разношерстную толпу, выискивая пару на эту ночь. На танцплощадке в центре зала извиваются полуголые тела.
   - Куда вначале? - пытаясь перекричать звуки музыки, спрашиваю у подруг.
   Кимберли пальцем показала наверх, на второй уровень клуба так на второй. Поднимаемся вверх по зеркальным плиточным ступенькам. Занимаем места недалеко от лестницы у балкончика, откуда открывается вид на танцплощадку, и садимся на мягкие кожаные диванчики.
   - Мне здесь нравится, - оглядывается Фьёра и тянет руку к меню, которое принес юркий официант. И пока мы делали заказ, он не спускал с нас восторженного взгляда, успевая не только стрелять глазами по каждой из нас, но и быстро строчить в блокноте.
   - Один "Поцелуй страсти", один "Инферно", "Парадиз" и манговый сок.
   - И еще фруктов.
   - ...и сырную нарезку.
   - Колбасную.
   - Зачем нам колбаса? Лучше побольше сыра.
   - Я не мышь чтоб сыром давиться.
   - Ну да, ты большая страшная кошка. Бери тогда уж сразу кусок свежего мяса, чего мелочится, - стараясь не рассеяться от очередной перебранки, что затеяли Лора и Ким, официант предпочел за лучшее подтвердить оба заказа и побыстрей ретироваться.
   - Почему мне сок? - обиженно надулась Фьера. - Я тоже хочу коктейль.
   - Потому, - ответила за меня Ким, - что если ты напьешься, то эрс Крофт нас прибьет на месте.
   - А братец Этан добавит, - хихикнула Лора. - К тому же ты еще маленькая.
   - Но ведь об этом никто не знает!
   - Мы знаем и точка, - закончила я начавшуюся было перепалку.
   Фьёра надулась, но спорить перестала.
   - Ну, хорошо, я дам попробовать тебе глоточек, - сдалась я под обиженным взглядом. - Но только один.
   - Сэм, я тебя люблю! - Фьёра кинулась на меня с обнимашками, видимо решила на радостях задавить в объятиях.
   - Полегче, красавица, - сдавленно пискнула я, разжимая сжавшие меня тонкие пальчики с длинными ноготками. - Я конечно не стеклянная, но могу сломаться.
   - Ой, прости. - Фьёра тут же отлетела от меня на самый край диванчика.
   - Забей, - отмахнулась я, принимая из рук официанта заказанный коктейль. Пузатый бокал на длинной тонкой ножке слегка качнулся, когда я губами взялась за трубочку и сделала длинный глоток, опустошивший емкость сразу чуть ли не на половину. - М-м-м... - глаза сами собой закрылись от такого взрыва разнообразных вкусовых ощущений, что самое интересное алкоголя я совершенно не почувствовала, но приятная легкость в голове появилась. Подруги последовали моему заразительному примеру. Утолив первую жажду, мы немного расслабились и переключились на ничего незначащую болтовню.
   - Ну что, начнем охоту или еще посидим? - Ким завертелась, будто укушенная бешеной пчелой. Она не могла долго усидеть на одном месте, ей требовалось двигаться, что-то делать, а не ждать нас, вольготно развалившихся на диванчике, ленящихся даже пальцем пошевелить.
   - Ну, подожди ты еще пару минут, мы только пришли, - остудила ее пыл Фьёра.
   - А чего ждать, всех нормальных парней разберут.
   - Не волнуйся, тебе достанется, - специально делаю ударение на третьем слове. - К такой красотке они сами потянутся, как пчелы на мед. - Ким самодовольно заулыбалась, поправляя рукой волосы.
   - Составишь мне компанию в охоте?
   - Ты же знаешь, что нет, - ответила за меня Лора. - Наша снежная королева с детства без ума от Дениэла и другие парни ей не нужны.
   - Это точно, - хихикнула Фьёра, прикрывая рот ладошкой. - Бедный парень, мне его заранее жаль. У него не останется другого выбора, как жениться на Сэм, - девчонки дружно захохотали. Одна я сидела насупившись и обиженно скрестив руки на груди.
   - Этот гад меня даже с днем рождения в этом году не поздравил, а вы говорите "замуж". Да я его в асфальт закатаю, как только увижу.
   - Да? - Лора удивленно приподняла черную бровь. - На Дэна непохоже, в этих делах он достаточно щепетилен. Ты же знаешь.
   - Видимо в этот раз он решил забить на эту традицию и оставить меня ни с чем, - обиженно выдала я.
   - А может, просто почуял вкус свободы, как никак они с Корвином уже третий год как перебрались в Сонтар.
   - Фьёра, - зашипела Ким и поспешила сменить тему, пока я окончательно не укатилась в негатив.
   - Кстати девочки, а вы уже определились, куда будете поступать?
   Старше нас на два года подруга уже давно и прочно обосновалась в Сонтарсом институте химии и химических технологий, выбрав такую профессию, как химик-ядерщик, а все из-за ее любви к экспериментам и взрывоопасным материалам. Ну и, конечно же, не последнюю роль в ее выборе сыграло то, что ее любимый папочка работает специалистом по взрывоопасным технологиям (подрывник по простому) в ГСБ. Впрочем, как и наши отцы тоже. Получив по наследству необычные способности мы с друзьями с самого детства мечтали работать в ГСБ и теперь делаем все, чтобы эта мечта стала явью. И даже то, что женщин на эту работу редко берут, нас не волновало. Мы были уверены, что сумеем уговорить эрса Крофта, отца Фьёры и Этана и непосредственного начальника наших родителей, на это дело. Оставалась только самая мелочь - получить подходящее образование. И как самые младшие из нашей бешеной девятки только нам троим осталось выбрать будущую профессию, остальные члены нашей "банды" давно считаются студентами, а мы только-только начнем этот путь.
   - Ну раз в городе нет академий, где обучают красивых девушек стрелять и головой проламывать стальные стены, то я решила пойти в Сонтарский институт Энхеверо на психолога, думаю мне в будущем пригодиться выискивать слабые места людей не только в физическом плане, но и в психологическом. А Лорейн у нас поступает в медицинскую академию на врача-хирурга. Думаю, в будущем у нас будет отличный специалист, который в два счета сможет подлатать наши боевые раны.
   От моих слов Лора смутилась и даже слегка покраснела.
   - Ты преувеличиваешь.
   - Нисколько.
   - Везет вам, а мне еще два года в школе куковать, одной, без лучших подруг, - горестно вздохнула Фьёра и, утянув к себе мой коктейль, одним глотком опустошила бокал.
   - Мелкой больше не наливаем, - ехидно бросила я, видя, как младшая подруга хватается за голову. - А то еще бокал и она увяжется за нами, бросив школу.
   - Как будто ей это позволят, - Кимберли бросила скептический взгляд на рыжика. - Хотя это же Фьёра, что ей стоит телепортироваться из-под носа родственничков. Пока ее отыщут, она вполне успеет затесаться в какой-нибудь институт под видом студентки, с ее то формами...
   - Чем тебя не устраивают мою формы? - Наигранно обиделась Фьёра, демонстративно поправляя лямку топика.
   - С твоими внешними данными, подруга, тебя любой мужчина за студентку примет и попытается распустить свои конечности.
   - Ага, за что и поплатиться, своей жизнью, особенно если Этан найдет ее раньше папочки, - хихикнула Лора, поедая остатки фруктов с тарелки.
   - Эй, нам то оставь! Травоядная обезьянка, - Кимберли бросилась на перехват жалких остатков фруктов. Как бы ни так, наша тихоня ведет себя как мышка лишь до поры до времени, но когда надо и она может выпустить нехилые коготки, об которые сломались не одни руки.
   - Ешь свое мясо, кровожадная кошка, и оставь бедной обезьянке ее траву. - Блюдо опасно накренилось в сторону, грозя унести с собой на пол остатки винограда и горку нарезанных кружочками апельсинов, пока две упрямые девицы, как любимую куклу, перетягивали между собой тарелку.
   - Да закажите вы еще одну тарелку и дело с концом, - не выдержала я. - Или я заберу у вас ваш предмет раздора и настучу каждой по лбу этой самой тарелкой.
   - Ну вот даже поразвлекаться не дают, - с сожалением вздохнула Ким, отцепляясь первой.
   - И не говори, - тем же притворным вздохом поддержала подругу Лорейн, аккуратно подвигая фрукты на середину стола. - Командирша нашлась.
   - На то я и командирша, чтоб не давать вам, мои красавицы, разойтись по полной. Иначе тут не только фрукты, но и весь клуб потом придется по кирпичику собирать.
   - Уж кто бы говорил, - едва слышно буркнула Фьёра.
   - Так! Цыц команда! Командир изволит отдавать приказ. Всем идти на танцпол и развлекаться, пока ноги не загудят от усталости, и не отлынивать. Вперед!!! - и первой подала заразительный пример.
  
  
  

***

  
   Как же хорошо!
   На трясущихся ногах поднимаюсь на второй уровень клуба.
   Как давно я не надевала каблуки, не говоря о уж том, чтобы танцевать. Хотя удалось же мне два часа пропрыгать танцполе, но сейчас такое ощущение, что к номам мешки с цементом привязали. Со всеми этими экзаменами забросила я тренировки, ох забросила. Выносливости ноль. Папа за такое по головке не погладит. Нужно будет начать заниматься с самого начала.
   Делаю последний шаг и удивленно оглядываю наш опустевший столик, а куда девчонки подевались? На диванчиках сиротливо лежат оставленные нами сумки.
   Озираюсь вокруг и изумленно застываю на месте, и есть от чего.
   У балкончика, через несколько столиков от нашего, сидит не кто иной, как Дениэл, собственной сероглазой персоной, в окружении друзей. Тихо ахнув, хватаюсь за перила. Послышался трест дерева, но я не обратила на это внимания, мой взгляд был прикован к темнокожей мулатке, вольготно развалившейся у него на коленях.
   Ах ты ж... тварюка мерзкая. Да как ты смеешь целовать моего Дэна!
   Злость клокотала внутри, грозя взорваться вулканом и затопить все вокруг.
   Сейчас кому-то достанется.
   Стряхнув с ладони деревянные щепки, я двинулась к столику. Игнорируя недоуменный взгляд Корвина и его друзей, я выхватываю у ближайшего парня кружку с пивом и выплескиваю на целующуюся парочку.
   Девица с визгом вскакивает, и хватает со стола салфетку, вытирая потеки с лица и шеи.
   И тишина...
   Тяжело дышу, едва сдерживаясь, чтоб не кинуться махать кулаками.
   Дениэл медленно встает из-за стола и поднимает на меня взгляд...
  
  
  
  
   Дениэл
   Кричаще разодетые посетители элитного клуба "Инферити" образовали длиннющую очередь у входа. Желающих окунуться в эйфорию -- море, но по ступенькам, ведущим в заветную обитель, поднимаются лишь избранные. Расположенный недалеко от главного бизнес-центра города, клуб собирал состоятельный контингент со всех уголков столицы. Часто приглашенными гостями являлись известные группы и музыканты, исполняющие музыку в стиле drum&base и dubstep, а лучшие ди-джеи страны взрывали танцпол, принося немалую прибыль амбициозному Алану Тресту, влиятельному хозяину заведения. Всегда радушный Трест, однако, скрывал за внешней напускной открытостью холодный расчетливый ум и являлся человеком жестких принципов. Высокие скулы, орлиный нос, ясный, пронзительный взгляд холодных голубых глаз, чуть вьющиеся русые волосы, всегда уложенные в идеальную прическу. Часто он выходил на балкон, ведущий на свежий воздух с третьего, закрытого этажа клуба. Опираясь затянутыми в темно-серую ткань легкого пиджака локтями на балконные перила - курил, осматривая распростертые перед ним угодия, словно властелин с вершины горы наблюдает за королевством.
Одного взгляда на верхние этажи высотного стеклянного здания оказалось достаточно, чтобы узреть все ту же статную фигуру
Треста с неизменной алирской сигарой в зубах. Я улыбнулся краем губ. "Инферити" всегда оставлял для нас распахнутые двери. Для меня, для Корвина, и еще парочкой ребят, с которыми мы частенько заглядывали в клуб, чтобы насладится волшебной атмосферой и хорошим женским общением, в котором отказа не было. Никогда.
Плавно припарковал родную детку на стоянку. Черный автомобиль
марки Ороэн -- родительский подарок к окончанию учебного года, по скорости мог соперничать любой гоночной машиной, кроме машины моего отца. Вот чей "Dark Devil" я мечтал хоть раз обогнать, устраивая гонки по пустынному ночному шоссе в пригороде Брайска. Тогда, когда город, погруженный в глубокий сон, хранит безмолвие. Утром город оживает, но до тех пор шуршание резины, визг тормозов, запахи и звуки ночи и безмерный адреналин, бушующий в крови, являются неотъемлемыми спутниками моей ночной жизни.
Бессмертным лидером в гонке всегда был и остается отец. Я отстаю лишь на пару секунд, выжимая из своего болида всю возможную скорость, но ни разу мне не удавалось нагнать
"Темного Дьявола" лучшего охотника ГСБ. Но я не теряю надежды...
Людской гомон, перебивавший, спорящий, порой доказывающий и возмущающийся, облепил стоянку и территорию, прилегающую к центральному входу. Воздух
буквально кипел от выплескиваемых эмоций.
Звякнув брелоком, я поставил автомобиль на сигнализацию и направился к клубу, где, на невысоком парапете двое субъектов внушительной комплекции осуществляли жесткий фейс-контроль. Пахло сигарами. Кое-где разносился шлейф алкогольного перегара от успевших глотнуть лишка взбудораженных посетителей. Оглушительно гудели клаксоны припаркованных автомобилей. Шикарные кабриолеты, раскрашенные затейливыми узорами и яркими надписями дорогие спорткары, бронированные джипы.
Автопарк безумно дорогих "железных коней" выстроился в дружный ряд; стальными боками жались друг к другу машины, глазея погасшими фарами на своих удачливых и не очень хозяев.
Суета веселила и угнетала одновременно. Хотелось расслабиться после тяжелого дня. На носу
выпускные экзамены, вдобавок ежедневные тренировки, которые проводились в ГСБ - иногда выбивали из колеи. Но они были необходимы.
Я усмехнулся, глядя на жалкие попытки напыщенных особ прорваться сквозь плотную стену охранников. Не выйдет. Не тот уровень
. Хотя проколы и случались, клуб все же заслужил репутацию одного из самых престижных в столице.
Гул толпы поглотил издаваемые тяжелыми ботинками шаги, спокойно обойдя людей, не рискнувших вставать у меня на пути, я мгновенно преодолел короткое расстояние, состоящее из нескольких ступенек, и поднялся на парапет.
   Вытащенная из кармана платиновая карточка постоянного члена клуба ярким огоньком блестит в моей руке. Кивнув волосатому громиле у дубовой двери, я проскользнул внутрь помещения, откуда доносились громкие звуки музыки. Спиной чувствовал злобные завистливые взгляды, слышал перешептывающихся девиц, которым не светит попасть в заветное заведение, так было всегда. И так будет. Встречая синими огнями, белыми искрами, ломаным ритмом - "Инферити" заманивал в свои шелковые сети ночного соблазна, давая взамен безудержную энергию с примесью адреналина. Это было в крови. Это было во мне. Я растворился тут же, как вошел. Клуб пах свежевыделанной кожей уютных кремовых кресел, алая поверхность лаковых столиков отражала бриллиантовый блеск огромного стеклянного шара, специально установленного под потолком и являющимся гвоздем танцевальной программы. Танцующие парочки, тихо беседующие в отдаленных укромных местечках солидные предприниматели, решающие важные сделки. И публика помоложе - разрывающая окружающее пространство диким ритмом ломаных движений в самом сердце огромного зала с волнообразными колоннами, подпирающими зеркальный свод, словно гигантскими руками, откуда вниз спускались несколько цепей
   крепящихся к золотистым металлическим клеткам, где извивались полуголые девицы. Чувственно так извивались.
Плеча коснулась чья-то рука. Мне не надо было оборачиваться, чтобы понять - кому принадлежала тяжелая ладонь.
Темные волосы, широкие брови,
внимательные зеленые глаза, вечный глянцевый прикид - строгий черный костюм и яркая рубашка с воротничком стоечкой - Корвин больше напоминал дьявола искусителя. Только одной своей улыбкой он способен подцепить любую девчонку, которая была готова даже продать душу лишь за один мимолетный взгляд в ее сторону. На самом деле каждый его жест, каждое его действие - всегда был тщательно продуманным и выверенным планом, будь то план по соблазнению очередной красотки или план по проникновению в одну и самых засекреченных лабораторий "Эксал-technology". Более гениального стратега трудно найти. ГСБ часто использовало Корвина при разработке секретных операций, но пока лишь как консультанта, до тех пор пока мы не окончим учебу и не сдадим все полагающие экзамены мы считаемся рекрутами СБ и не можем работать наравне с агентами как наши родители.
   - Привет дружище, давненько тут?
   - Уже почти час, приехал самым первым, так что уже занял нам столик наверху. Идем!
   Киваю и иду к лестнице.
-
Тяжелый сегодня денек? - интересуется Корвин, когда я запинаюсь на одной из ступенек.
- Да, не из легких, - с легкостью соглашаюсь.
Невольно сцеживаю зевок в кулак, вспоминаю, что целую ночь не спал - выслеживал с отцом группировку наркодиллеров. Эти гады решили что если полиция не может их поймать, то они могут делать что угодно и никто не найдет на них управу. Разбежались. ГСБ редко вмешивается в работу других сфер, но за последние месяцы наркобароны почувствовали себя слишком уж вольготно, пора напомнить им, что в городе есть структуры, которые с легкостью могут прижать их к ногтю, чтоб не смели возбухать. Сейчас СБР (Сонтарское бюро расследований) и полиция под руководством агентов ГСБ разрабатывает план поимки и конфискации крупной партии наркотиков, что должна прибыть на континент из Ровилии через пару недель. Мы с отцом в составе группы, отслеживаем участников и место сделки.
   - Слишком много работы свалилось, плюс еще эти экзамены.
   Корвин чуть заметно улыбается.
   - Неужто тебя определили в основной состав по делу "Небесных ангелочков"? - шепотом интересуется он.
   Хмыкаю в ответ.
   - Небесные ангелочки? И кто придумал такое название?
   Корвин лишь загадочно улыбается.
   - Постой, - меня осеняет. - Ты... так ты один из тех, кто планирует эту операцию?
   - Все может быть, все может быть.
   Ясно, больше из него и слова не вытянешь. Пока это дело не будет закончено и распространители "Небесных ангелочков" не будут пойманы, Корвин мне ничего не расскажет, во избежание так сказать. Странное название для операции, хотя если вспомнить, как люди называют эти новые наркотики, что уже полгода гуляют по городу - "Ангельская пыль", "Поцелуй ангела", то да... название очень даже говорящее.
   Девчонкам бы наверняка понравилось, особенно Сэм, она бы не преминула постбаться над этим. Вечно острая на язычок и та еще заноза в заднице, она умела заряжать окружающих своим неуемным оптимизмом. Белокурая красотка с дьявольскими зелеными глазами - интересно она сильно изменилась за тот год, что мы не виделись, может, стала еще красивее...
   Стоп, чего это я вообще вспомнил о ней?
   Трясу головой, чтобы избавиться от ненужных мыслей. Помогло.
-
Лекс чуть задержится, у него какие-то срочные дела, а Нейт будет с минуты на минуту, он уже паркует автомобиль! - перекрикивая музыку, проорал мне на ухо Корвин. - Правда если найдет себе место, - и раскрывает ладонь, где покачиваются на брелке ключи.
   - Ты занял его место на стоянке?
   - Ага, поставил машину поперек, так что пусть попробует на своем детском драндулете заехать на место.
   - И за что ты так ненавидишь его "Черрил"? Вполне себе нормальная машина, ну подумаешь что красного цвета и салон у него яркий.
   - Братан, это же не машина, а девчачья каталка, и не красного цвета, а ярко-оранжевого. Нет, пусть наконец почувствует себя мужиком и купит себе нормальную тачку, тогда и отстану от него.
   - Скорее ты окажешься в больнице с пробитой башкой, чем Нейт сменит свою крошку на брутальное авто, - натягивая тонкую ткань синих джинсов я неторопливо поднимался по зеркальным ступеням, скользя задумчиво ладонью по перилам.
   - Ну а для этого у него и есть друзья, - развел руками Корвин, улыбаясь во весь рот.
Мимо сновали официантки, спеша разнести заказы по столикам.
Корвин не отставал ни на шаг, поигрывая в руке золотистым брелоком.
-
С такими друзьями и врагов не надо! - беззлобно усмехаюсь я, зная, что эти двое с самого первого курса находят любой повод, чтобы подтрунить друг над другом, но никогда их шутки не выходили за рамки и не приводили к серьезным конфликтам и членовредительству.
- А то! Но, надеюсь, в обиде он будет не сильной, - прыснул в кулак
Корвин, сотрясаясь крепким телом от смеха.
- Так же, как и в прошлый раз, когда, через ЕГО i
Trade, ты отослал его Сандре смс откровенного содержания, предназначавшегося парню. А потом еще и второе смс, с текстом: "Ой, извини меня милая, я это другу писал...".
- Ну, тогда я действительно был не прав, - почесал темную шевелюру друг, исподлобья глядя в мои распахнутые в недоверии глаза. - Да что так смотришь?! Думаешь, не раскаивался?
- А у тебя осталась совесть? Одолжи хоть каплю... -
Корвин гоготнул и потрепал меня по макушке, не обращая ни малейшего внимания на тяжелый кулак, встречающий его ребра жестким ударом.
- Оууу... а это то за что? - притворно согнулся пополам, держась за бок. Ну, ну...
-
Корвин, не морочь то хоть МНЕ голову!
- Да что я сделал? Что,
Дэн?
Я покачал головой вместо ответа. Нога ступила на последнюю ступеньку, мы наверху.
- Ну и хрен с тобой...
- С тобой. Хрен, - я в долгу не остаюсь. Этот хитрый лис сверкнул белозубой улыбкой и, как ни в чем не бывало, прижал мою голову к груди, почесав громадным кулаком по макушке. Опять. Достал!
- Обожаю тебя, парниша!
- Слушай, извращенец! Оставь нежности девушкам, тут их хоть отбавляй!
-
Дэн, ты в курсе, что только тебе единственному я только что позволил назвать себя извращенцем, не вышибив при этом мозги одним ударом.
-
Ты мог бы попробовать, но потом началась бы бойня... - сторонюсь, чтобы пропустить худого, как жердь официанта в строгой униформе.
- Да... жестокая, кровавая бойня будущих
агентов, работающих на ГСБ.
   - И я бы вышел победителем.
   - Мечтай, парниша.


***
  
Обогнув по периметру танцпол, мы свернули направо к полукруглым кожаным диванам цвета густых сливок. Прозрачное ограждение сбоку от столика открывало вид на нижний уровень клуба, позволяя насладиться богатым убранством зала и танцующей толпой. Спокойное, идеальное для наблюдения место - виден парадных вход, лестница для персонала
и на второй уровень, посты охранников. Легкий аромат цветов, стоящих в лиловой глиняной вазе, однако не заглушал запахи табака, алкоголя и женских духов. Корвин прислонился к спинке дивана, приняв вальяжную позу, как никогда сейчас напоминая дьявола после заключения выгодной сделки.
Подлетевший официант, черканул в блокноте наши пожелания - крепкое пиво в бокалах и кальян с элитным табаком, чей терпкий вишневый аромат дразнил ноздри уже с первых минут, как его поставили на круглую лаковую поверхность стола. Смуглые пальцы
Корвина покрутили зажигалку, щелкнул барабан, высекая искру. Холодные зеленые глаза оценивающе, но спокойно проводили взглядом длинноногую мулатку, дефилирующую мимо нашего столика. Видимо она почувствовала на себе его взгляд. Повернувшись, она одарила нас белозубой игривой улыбкой, намекая на то, что не против близкого знакомства. Гибкая, темная, словно пантера, она вынуждала более крупного сильного хищника объявить охоту на себя. Что ж... Такие игры мне по душе.
- Садись, красавица... - медленно подношу бокал к губам, вливая первую порцию густого пенного напитка.
Корвин выпустил изо рта клубящийся дымок. Опять запахло вишней, - ...Я вижу, ты желаешь познакомиться поближе.
Незнакомка томно улыбнулась и присела возле меня, постоянно переводя быстрые взгляды из-под пушистых черных ресниц с
Корвина на меня.
   - Мальчики скучают сегодня, ммм? - чернокожая кошка лениво потянулась, касаясь полуголым бедром моей ноги.
- Мальчики скучают всегда, если рядом нет приятных для общения девочек, -
Корвин не спускал с красотки глаз. Я знал, что она ему тоже приглянулась. Ну что ж, я не жадный, готов уступить, пусть лучший друг порадуется. Женщин тут еще много.
   - Там, за соседним столиком мои подруги, мы празднуем день рождения Марины, светленькой слева, можно я позову их сюда? - спрашивает. Мне нравится эта черта. Тренированный взгляд выхватывает кадр у дальнего столика. Еще четыре девушки. Мысленно фотографирую каждую мелочь, каждую значительную черту, каждую впадинку и выпуклость. Цвет глаз, волос, рост, параметры, одежда, запоминаю голоса и считываю цвет ауры - рефлекс охотника, выработанный не одним годом тренировок. Чем четче бы запомнишь внешность и повадки своей жертвы, тем легче ее будет отыскать в хаосе городских улиц.
- Приглашай, - разрешаю я, едва уловимо подмигивая одобрительно кивнувшему
Корвину. Губы расходятся в улыбке, когда девочки, неуверенно взглянув в нашу сторону, все-таки встают с насиженных мест и идут к нашему столику.

***

  
Мужские баритоны чередовались с тонким девичьим смехом. Девушек на одного человека больше, но это никого не смущает. Заливисто хохотала именинница, изрядно перебравшая
красно-желтых коктейлей с клубничкой на краю стакана. Кудрявая Марина без конца ерзала на Лексовских коленях, отчего дыхание парня иногда сбивалось. Что-то пыталась ему показать, тыкая пальцем в экран смартфона. Корвина не наблюдалось. После получасовой томной беседы с темноокой пантерой он испарился вместе с ней в неизвестном направлении. Нейт потягивал пиво, наслаждаясь обществом сразу двух красоток - рыжеволосой Айрис, чьи густые медовые пряди были вплетены в красивую косу, которая так и просилась, чтобы умелые мужские пальцы распустили её и улыбчивой Лейлой - утонченной шатенкой с волосами до плеч и искрящимся взглядом. Внимание последней золотоволосой красотки, Триши, в обтягивающих кожаных бриджах, целиком и полностью было приковано ко мне.
- Так ты студент? -
Триша уютно устроилась в непосредственной близости от меня, перекинув стройные ножки через мои колени и упираясь спиной в прозрачную стену перегородки. - Приезжий или местный?
-
Уже местный, - поправляю блестящий локон, убираю ей за ушко.
- Значит скоро экзамены? Готовитесь, мальчики? - подмигнула густо накрашенным глазом светловолосая именинница, успевшая обвить шею Лекса, прижавшись к парню своим гибким телом. Маленькое красное платьице едва доходило до середины бедра и бесстыдно оголяло загорелые ножки, розовые губы просили о поцелуе, тонкие пальчики нетерпеливо перебирали ворот светлой рубашки Лекса.
- Как видишь - готовимся не покладая рук, - парень ухмыльнулся, с легонца хлопнув по стройной ляжке, чем вызвал изумленный возглас блондинки.
- Кстати о
б учебе... - Нейт заговорщически подмигнул и подался вперед, слегка отодвинув липнущую как мед Айрис. Ладони он сложил домиком, глаза сощурил. Ну, умеет пацан томить, а я ждать не люблю.
- Говори, давай уже... - сам удивился почти змеиному шипению, которое вырвалось из стиснутых зубов. Т
риша провела кончиком языка по мочке моего уха, зубки прикусили кожу. Я понял, что она достаточно выпила, поэтому позволяет себе некоторые вольности.
- Я тут после занятий случайно услышал
от ребят, - ну конечно, совершенно случайно. Нейт экстремал-любитель, который не может жить без очередной дозы адреналина. И если он что-то слышал, видел, случайно узнал - значит это что-то незаконное и щекочущее нервы. - ...Так вот каждый месяц по определенным дням некие организаторы проводят за городом гонки на выживание. Если ты любишь скорость и не прочь подзаработать то, выйдя победителем можешь получить главный приз - двести тысяч сатаров... - воздух повис над сидевшими за столом в немой тишине. Так, так это уже интересно... Что за гонки? Мозг стал выстраивать логичную цепочку вопросов в ряд - кто организатор, почему я не слышал о нелегальных соревнованиях, кто стоит за организаторами и сколько смертей оставляет после себя опасное шоу.
- Нейт, ты про что? - взглянул на только что подошедшего
Корвина: чуть взлохмаченные волосы придавали жесткому лицу мальчишеский вид, рубашка расстегнута, на локте виснет темнокожая пантера. Лицо девушки выражает такой восторг, что я невольно завидую.
- О! Явился, - понимающе смотрит на растрепанного друга Нейт, пряча улыбку за стаканом пива. - Рассказываю дальше - гонки проходят ночью на закрытой на ремонт автостраде
С14, что в двадцати километрах от южной границы Сонтара. Народу собирается просто уйма: как гонщиков так и простых болельщиков, всего в заезде участвует не больше десятка машин. Работает тотализатор. Выигрыш хотят заполучить все, но за все время победителем вышел пока только один парень и то он сейчас в больнице - восстанавливается после полученных травм.
   В голове проносится, что я слышал нечто подобное. По телевизору недавно передавали о крупной аварии, что произошла недалеко от города, где столкнулись грузовик и полуспортивная машина, водитель который получил слишком уж тяжелые травмы от простого лобового столкновения - полиция ведет расследование. Интересно...
   - Ужас, - скривила прелестные губки Марина, девочки, застыли, парни как завороженные следили за рассказом Нейта. Нет, я бы не стал рисковать жизнью и своей тачкой за деньги, добытые ТАКИМ способом.
- О
пс! - мои губы сжались, когда я увидел блеском горящие глаза Лекса - вот кто любитель погонять.
- Ага... - Нейт откинулся на спинку дивана.
- Ле-екс, ты бы составил мне компанию в подобном развлечении?
   - Не отказался бы точно, - заверил друг, жадно сверкая глазами.
   Нет, ребятки, вы не знаете, с чем имеете дело, только подохнете зазря. Почувствовав, что начинаю закипать, переглянулся с Корвином. Темное освещение скрывало выражение его лица, но я видел его глаза и твердо сжатые челюсти. Общий энтузиазм и щенячий восторг Корвин не разделял.
- Нет, - короткое отрывистое "нет" вырвалось само собой. Несколько пар глаз сразу пытливо уставились на меня. Внешнее спокойствие тягуче сменялось раздражением. Только
Корвин холодно отреагировал на мой отказ. Понимаю, друг, сам такого мнения. - Мы участвовать не будем.
- Ээээ... напрашивается вполне логичный вопрос... А почему ты сказал - "мы"? - Лекс смотрел недовольно, Нейт задумчиво постукивал пальцами по лакированному столику, девушки перешептывались, обсуждая услышанное. Т
риша, почувствовав мою внезапную отстраненность, попыталась сползти с колен, за что была пригвождена тяжелыми ладонями. Пришлось шепнуть притихшей златоволоске, что волноваться не стоит, пусть остается где сидит.
Вмешался
Корвин.
- Потому что он прав. Вы не знаете, с чем имеете дело, это не обычные гонки, тут приз не деньги, а жизнь.
- Но попробовать стоит, - фыркнул Лекс.
Еще один чокнутый гонщик на нашу голову.
- Кто не рискует, тот не пьет шампанское! - нетрезво прохихикала спутница
Корвина, и осеклась, заработав солидную порцию его ледяного взгляда. - Упс, поняла, молчу...
- Умница, - улыбка высокого брюнета с проницательными
зелеными глазами никак не вязалась с отчужденным выражением лица. Идея о гонках ему не нравилась, ох как не нравилась. Я готов бы поспорить, что Корвину не терпелось встряхнуть, как следует, начинавших пускать слюни от предстоящих гонок друзей. Их же ослепил азарт.
- Я в свою тачку столько вкладывал, что она не может не выиграть, - с некой гордостью в голосе произнес Нейт. - Турбоцилиндры - новехонькие, позавчера поставил, а закись азота заставит мою детку летать...
- Твою задницу заставит летать, дурень, - моему терпению конец.... Самохвальство Нейта жутко бесило, человек просто не имеет понятия
, о чем говорит. - Но если это твое решение, препятствовать не буду. Только не проси потом вытаскивать твою задницу из самой дыры, когда ты свалишься туда с небес, будешь выбираться сам, понял?
- Да ладно тебе,
Дэн! Поехали! - Лекса развезло, слишком много пива выпито за разговорами. Он не унимался. - Если не хочет кататься - не надо, но там есть и другие развлечения, например девочки... Красивые, безотказные, просто ооочень много девочек!
- Чтобы провести время с девочками, мне не обязательно ставить на кон жизнь.
-
Ты все же подумай. Твоя тачка просто создана для гонок... - Нейт будто не слышал, продолжая разоряться. - Она же быстрее всех наших вместе взятых...! Твою же... Дениэл! Ты просто обязан участвовать! Ну а если деньги не нужны, поделишься с менее имущими...
- Это ты, что ли - менее имущий? - усмехнулся Ирвин. Все отлично знали - Нейт
единственный сын и наследник владельца одного из крупнейших автомобилестроительных концернов Сонтара, который не только создает новые автомобили, но и держит ряд доходных автосалонов и мастерских по всему континенту.
   - Нет, я даже не хочу об этом говорить.
- Но,
Дэн...
- Я сказал - НЕТ, - Нейт поднял ладони вверх примирительным жестом, привлекая девочек ближе к себе. Подняв бокал с пивом, он провозгласил.
- Ну, нет, так нет! Давайте выпьем просто за то, что собрались и за День рождения этой прелестной красотки, что не слезает с колен Лекса вот уже весь вечер! Компания одобрительно загудела,
Корвин расслабился, приобнимая знойную пантеру за талию.
- Да!
- За нас!
- За предстоящую сдачу экзаменов!
- За М
арину!
Я покачал головой,
медленно перебирая пальцами золотистые волосы и утекал мыслями к светловолосой подруге детства, которая опять без спроса влезла в мои мысли. Неужто соскучился? Наверное. Она бы нашла действенный способ, чтоб выбить дурь из этих двоих придурков нелепой случайностью именуемых моими друзьями. Она бы...
- О чем думаешь? - тихо прошелестела Т
риша. Ах, да... Триша... Я совсем забыл о ней, погруженный в навязчивые воспоминания о Саманте Кэтсби. А Триша смотрела выжидающе, томно переводя взгляд с моих глаз на губы. Розовый язычок высунулся на мгновение между прелестных губ и снова спрятался.
- Тссс... Тихо, не спрашивай... - нежно, но властно накрываю её губы своими, пробуя на вкус, раздвигая требовательным языком, а затем и вовсе подчиняя. Ребята сменили тему, теперь говорили о девушках и своих предпочтениях, все это я слышал словно, окутанный дымкой предрассветного тумана. Горячая кровь, смешанная с алкоголем ударила в голову, я углубил поцелуй, делая его неистовым. Т
риша таяла как воск. Ей оставалось лишь подчиняться. Рука потянулась к бретельке, соединявшей нежное плечико и тонкий шелк блузы, пальцы погладили кожу, наслаждаясь её теплотой и мягкостью. Краем уха слышу Корвина. Он говорит что-то про умных, понимающих, нежных, готовых подчиняться мужчине... Девушек, наверное. Лекс заявляет о том, что ему по душе девушки с ярким взбалмошным характером... Такие, как - "вооон та длинноногая блонди, что несется к нашему столику с выражением убийства на лице... Такие в сексе просто..."
Дослушать я не успеваю, так же как и повернуть голову в сторону блондинистой незнакомки, зачем-то подлетевшей к нашей компании. Пенный тягучий напиток водопадом обрушивается на нас с Т
ришей, из губ вырывается грязное проклятье. Златовласка с визгом вскакивает с моих колен, судорожно пытается вытереться салфеткой. Моя рубашка, так же как и джинсы промокли, на лице брызги, в волосах остатки пены, неприятно стекающей по черным коротким прядям вниз. За столом повисла гробовая тишина. Заткнулся даже Нейт, широко раскрытыми глазами уставившись... не на меня, нет... Чувствуя застилавшую глаза пелену безумной ярости медленно поднимаю взгляд на посмевшего сделать ЭТО.
И охреневаю.
-
Саманта...?
  
  

Глава 2

Битва полов

  
   Саманта
   -Саманта?.. Что?... Какого хрена ты здесь делаешь?! - а сколько удивления в серых глазах.
   - Развлекаюсь, разве не видно, - кокетливо повожу голым плечом и улыбаюсь, едва сдерживаясь, чтоб не накинуться с кулаками на обоих. - Как вижу вы, мальчики, тоже времени даром не теряете. Что, почувствовали свободу и наплевать на старых друзей? Хоть раз бы в гости завернули, так нет же, мы ведь теперь крутые, самостоятельные. Как с какими-то девицами якшаться так они, пожалуйста, а как старым друзьям позвонить или хотя бы сообщение с днем рождения отправить - так нет. Я тебя почти год не видела! А ты... ты... - словарный запас закончился, но разъяренный Дениэл перехватывает у меня инициативу.
   - Хватит! Не боишься словами так просто бросаться? - от стальных ноток в его голосе меня аж до мурашек пробрало.
   - А я должна? - демонстративно складываю руки под грудью. Корвин и остальные не рискуют встревать в перепалку. Тихо сидят и смотрят на наш обмен любезностями. Тоже мне, нашли кино.
   - С-с-саманта...
   - Что Дэ-э-эн? - издевательски передразниваю.
   - Как ты сюда попала? - и смотрит вниз с балкончика, выискивая девчонок. - И мелкая здесь... - Увидел. Пожимаю плечами, мол думай как хочешь.
   - Всей веселой компанией сюда заявились значит. Собирай вещи, мы с Корвином отвезем вас домой. Ты еще несовершеннолетняя, чтоб тут находиться.
   - Вообще-то мне уже восемнадцать, неделю назад стукнуло! - теперь я взрываюсь. - Специально для тех, кто не помнит! Так что мы никуда не пойдем! Даже не надейся!
   - Не спорь со мной.
   - А то что?!
   - Выдеру так, что сидеть не сможешь неделю! - рявкает Хартен, так что сидящая рядом с ним девица шарахается в сторону.
   - О, Дэн, а я и не знала что ты любитель жесткача. Прикуешь меня наручниками или предпочитаешь использовать хлыст? - томно шепчу я, демонстративно облизывая языком нижнюю губу.
   Корвин сдавленно кашлянул, скрывая рвущийся наружу смех. Эпидемию кашля подхвати и остальные ребята, пряча улыбки за кулаки. Их спутницы благоразумно притихли и почти сползли под стол, в надежде, что буря в моем лице их не коснется.
   Дениэл молчал, покрываясь красными пятнами, руки сжались в кулаки.
   Я едва смогла справиться с подступающей дрожью. Кажется, довела парня.
   Он медленно подходит, в глазах ледяное бешенство, но черт то с два я отступлю. Упрямо вскидываю подбородок. Он возвышается надо мной на целую голову, а ведь и я не маленького роста. Два хищника, готовых сцепиться в драке, если нужно. Он поднимает руку, берет прядь моих волос и медленно заправляет за ухо, дольше чем надо задерживаясь пальцами у затылка. Наклоняется, что я ощущаю его горячее дыхание на своей шее. Толпы мурашек тут же начали свой марш по спине, едва сдерживаюсь, чтоб не застонать. Его близость пьянит не хуже виски, так же будоража кровь и согревая сердце.
   - Ну раз ты так хочешь, то можно и в наручники, такие розовенькие с мехом, чтоб не поранить твои нежные ручки. И хлыст я достану, если так хочешь, могу даже в кожу влезть, - нежно шепчет он. Теперь у меня щеки пылают как два красных мака. Шумно сглатываю и опускаю глаза вниз.
   Возьми себя в руки, размазня.
   Ты же тоже умеешь играть в эти игры.
   Медленно, будто нехотя провожу ладонями по его груди, поднимаюсь вверх и обвиваю руками шею.
   - Тогда едем к тебе, там наверняка есть большая удобная кровать, к которой ты меня пристегнешь, может, еще сливок достанем, чтоб придать пикантности нашей игре, - чувствую под пальцами как его тело напряглось. - У меня еще пара вибраторов есть... обоим хватит.
   - Проклятье, Кэтсби!!! - Дениэл резко сбрасывает мои руки и делает шаг назад. - С тобой невозможно разговаривать!
  
  
   Дениэл
   - Ребятки, да вы, как никак, испытываете друг к другу самые светлые чувства! - мычит сквозь смех Лекс.
- Ссора влюбленных голубков, так мило! - кое-кому определенно нужно отрезветь.
   Сдув непослушный локон со щеки, слабо соображающая от игравшего в крови алкоголя Марина подскакивает к нам с двумя бокалами пива.
- Может, лучше сядете, выпьете? -
Сэм даже не взглянула в её сторону.
-
Сгинь, не лезь, - процедила сквозь зубы Саманта, лицо её раскраснелось, глаза полыхают яркими изумрудами, но даже в гневе она умудряется выглядеть обворожительно. Для меня, но в глазах Марины моя взбалмошная подруга детства выглядела сродни дьявольскому отродью в женском обличии. И та отшатнулась, не смея навлечь гнев придурошной блондинки еще и на себя.
- О-о-о!!! В ревности девицы страшны... - Нейту бы язык подрезать... Ничего, займусь этим на досуге.
- Кто ревнует? Я?!!!
- Она мне не подружка!!!
Надо же, мы выкрикнули почти одновременно, буравя друг друга испепеляющими взглядами. Даже сквозь раздражение я чутко улавливал интерес ребят, скучковавшихся на диванчиках и с любопытством смотрящих развернувшееся перед ними увлекательное реалити-шоу под названием "Кто кого убьет первым".
- Ах, значит, не подружка?! - раскрыла от возмущения рот
Саманта, грозно уперев руки в бока.
- Да, что значит - не подружка? Ругаетесь, как настоящие влюбленные! Не переживайте - перемирие обычно после такой ссоры бывает очень бурным...
Ну, все... У всех своя точка кипения...
- Лекс, заткнись!!! - взревел я, чувствуя, как ярость бьет по нервам. - Она мне НЕ подружка! Мы НЕ встречаемся, понятно?! Такие сумасшедшие девки никогда не были в моем вкусе
, да будь моя воля, я бы и на пушечный выстрел к ней не подошел... - выплевываю последнюю фразу, не слишком заботясь о последствиях и реакции Саманты в целом.
А зря...
Потому что теперь настала очередь лицу
Сэм вытянуться, побледнеть, а затем покрыться пунцовыми пятнами. На светлой, почти мраморной коже это было особо заметно. Голубые прожилки отчетливо выделялись под тонким покровом, дыхание участилось, высокая грудь под красным топиком вздымалась "до небес".
   Она будто слетела с катушек, озверела, окончательно взбешенная моим, по её определению, немыслимо нахальным поведением. Такой Саманты, я её еще не видел.
-
Ах, девка значит? И на пушечный выстыл не подошел бы? Ну, вс-с-се... - она рефлекторно потянулась к поясу, ища рукоять ножа, что так любила с собой носить, но натыкается на пустоту. Был бы на месте, я бы сейчас обзавелся парочкой дырок в груди. Тогда в ход пошли кулаки. Первую удар я пропустил, не успел перехватить летящий в скулу кулачок. Щеку обожгло огнем. Толпа синхронно ахнула, Корвин напрягся, приподнимаясь рывком с дивана, видимо мое выражение лица не внушало доверия. Неужели подумал, что дам сдачи?
Нет, сдачи девчонкам не даю, но повторный удар нанести точно не позволю.
Усиленно стараясь загнать вглубь раздражение, резким выпадом обхватываю ладонью маленький кулак, завожу чертовке за спину.
Саманта начинает вырываться, лягаться ногами, даже попыталась укусить и заехать в лицо свободной рукой, но я скрутил и её. Теперь бестия полностью обездвижена, прижата к моему телу, и обиженно глядела из подлобья.
-
Хартен... - Корвин предостерегающе покачал головой. - Даже и не думай...
-
Корвин мы сами разберемся...
- Я дам тебе
по морде, - просто сказал Дьюрон, не спеша, однако, садиться обратно на диван, где остальные друзья и встревоженные девушки переводили изумленные взгляды с меня на Сэм и обратно. Бедром он облокотился на край стола, готовый прийти на помощь девушке, если потребуется. Я его понимал, потому что если бы видел себя со стороны, тоже бросился бы на защиту более слабых. Но Саманта ничуть не пугалась того устрашающего монстра, который был готов её прибить. Ненароком. Она остолбенела, не пытаясь даже вырваться. Взгляд зеленых глаз испепелял.
- Отпус-с-с
ти-и-и-и, с-с-сво-о-оло-ч-чь, - словно змеиное шипение вырвалось из самой глубины её сущности, глаза воинственно сверкали, но моему терпению пришел конец. Чувствую, что свирепею. Чертов контроль! Он всегда куда-то девается, стоит мне оказаться рядом с ней!
Встряхиваю её так, что зубы клацнули.
- Думаю, раз ты имела наглость вторгнуться в мои планы на этот вечер и нарушить их, то ты мне все и возместишь... А раз ты нарываешься на грубость, то мне не остается, как связать тебя, бросить на заднее сиденье, а лучше в багажник, чтоб увлекательней было, и привезти домой... О, милая, я развлекусь, да... Ты еще ничего не знаешь о том, как я развлекаюсь с такими как ты, как я их усмиряю... - как норовистых кобылок, которых объезжает опытный жокей. Тебе понравится, уверяю, а твой дерзкий язычок я бы конечно с удовольствием отрезал и выбросил в помойное ведро, но, думаю, и ему мы найдем достойное применение в наших любовных играх... - плевал я на по-настоящему испуганное выражение, смешанное с недоверием и яростью, лица
Саманты. Пусть боится, достала уже своими выходками. Встряхиваю еще раз, сильней, чтоб проняло, наконец. - ...Я хорошо помню твои предпочтения - хлыст, наручники... Мы уже обговорили детали, ведь так, а, малышка?
Наклоняюсь над ней, шепчу в ушко, касаясь
ушной раковины губами. Тело Сэм пронзает дрожь, она наконец-то молчит, не зная, что ответить, что ж... хорошо... теряет бдительность, пора показать, кто хозяин положения.
- Как ты считаешь... Некоторая грубость в сексе может внести в него пикантность? Я думаю, что да... Ты будешь кричать подо мной, сладкая, когда я буду входить в твою маленькую... - нарочно прикусил мочку уха, вызвав у бессовестной девицы очередную порцию дрожи и едва слышный стон, сквозь крепко стиснутые зубки. Ага... действие возымело эффект! Так то, девочка! - ...Влажную киску, ... а потом...
- А ну убери от неё руки,
Хартен! - топот каблучков забарабанил по плитке, прибыла подмога.
- Расслабь клешню-у-у, - кто-то из девушек вцепился в пальцы за спиной
Сэм, пытаясь их разжать. Пришлось сдаться, против толпы не попрешь. Медленно разжимаю руки, ощущая на себя тяжелые взгляды насупившихся девочек. В джинсы будто засунули бейсбольную биту - тесно и давит, черт бы её побрал... Саманту отрывают от меня и втягивают вглубь компании, оттесняя назад, от греха подальше. Правильно, мы в своем споре перешли грань, и неизвестно, куда бы нас занесло в дальнейшем разбирательстве на тему - "Кто главнее и кто сильнее".
Холодно оглядываю
четверых девушек. Сэм, Лора, Ким и даже Фьёра, не поленились же малолетку с собой потащить. Вот уж кому точно нечего делать в ночном клубе, впрочем, так же, как и остальным подружкам. Ага, прячет от меня глазенки, молча разглядывает пол, будто не при делах.
   - Что-то интересное увидела, а, Фьёрэлла? - специально называю мелкую полным именем, которое она терпеть не может. Девчонка покраснела, равняясь цветом лица со своими волосами. Стыдно стало... На сто процентов уверен это младшая телепортарша перенесла всю компашку в город. Вот узнает отец о несанкционированных перемещениях дочери, кому-то ох как несладко придется...
А тело
до сих пор предательски горит из-за близости Сэм, которую я имел счастье ощутить всего минуту назад. Теплая, мягкая, сладко пахнущая... безбашенная непокорная фурия! Ремня просит её прекрасный зад, жаль эрс Кэтсби такими методами не пользовался, разбаловал девчонку в конец. Была бы парнем - отжималась и приседала несчетное количество раз, пока мышцы б не затряслись, а потом бы наяривала круги вокруг стадиона, пятнадцать, не меньше. До последнего пота.
Воздух будто искрился от напряжения, сгустился, потемнел, затруднял дыхание, неожиданно возникшая заминка, пусть даже она длилась и минуту, тяготила. Выпустив наружу пар, я понял - что опустошен, раздавлен, словно попал под пресс. А
Саманта...
Она...
Плакала... Тихо, почти беззвучно, скрывшись от любопытных глаз за спинами подруг, да и разве можно назвать плачем те скудные слезинки, которые все-таки вырвались из плена бездонных озер, скатились с ресничек на бледные щеки, упали на губы. Сманта не плакала, никогда в жизни, даже когда разбивала в кровь коленки, падая с высоты, когда получала синяки в очередной дворовой драке - я не видел, нет, никогда при мне...
Твою же мать...
- Кино окончено, -
Корвину надоела роль безмолвного зрителя, металл задребезжал в голосе отчетливо, но ровно. - Собирайте вещи, мы отвезем вас домой.
  
   Саманта
   Невероятно, я была настольно ошарашена, что даже не попыталась высвободиться. Сердце до сих пор ходуном ходило, стоило только подумать о его словах, как по телу разливалась жаркая истома.
   Хорошо за спинами девчонок не видно, что меня трясет как в лихорадке и ни сколько от страха, сколько от обиды и непрошенного возбуждения. Таким Хартена мне еще не приходилось видеть. Предо мной предстал разъяренный дикий зверь, готовый в любую секунду вырвать зарвавшейся жертве глотку. И проклятье, как же это пугало и возбуждало одновременно.
   Черт-черт-черт!!!!
   Знаю, я сама виновата, что потеряла контроль и позволила эмоциям взять верх, но, НО!!!..
   Сейчас заботило совсем не это. Злость и обида душили меня, не давая воздуху проникнуть в легкие. Горло сдавил спазм, я с трудом боролось с подступившими слезами. Лора и Ким вышли вперед, загородив меня собой.
   - Что Хартен уже и на своих руку поднимаешь? - голос Ким мог заморозить и айсберг.
   - А еще друг называется... - это уже Лорейн.
   Фьёра схватила мою руку, развернула к себе и с тревогой заглядывает в глаза.
   - Ты в порядке? - едва слышно шепчут ее губы. - Прости, мы не хотели, чтоб ты их видела, но не успели тебя перехватить. Они с полчаса назад пришли, мы успели убежать, чтоб нас не заметили, даже вещи бросили.
   Невольно улыбаюсь.
   - Ничего страшного, - пара предательских слезинок все-таки скатилась с ресниц, быстро вытираю, чтоб никто не увидел. - Я просто... а он тут... с ней... Он совсем меня забыл, да? - блин, как же жалко звучит мой голос.
   Та-а-ак подруга, пора брать себя в руки. Даю себе мысленную затрещину.
   Соберись! Он еще пожалеет, что так со мной обошелся. Ведь пожалеет? Уж я его заставлю.
   Девчонки меж тем разошлись по-полной, готовые чуть ли не с кулаками наброситься на Дениэла. Защитницы, блин.
   Теперь даже Корвин подключился к перепалке, и они уже в два голоса заявляют, что немедленно отвезут нас домой.
   На нас уже охрана клуба недовольно поглядывает, еще немного и нас точно выставят.
   Ага, ща-а-аз... так я и позволю.
   - Так девочки, брэк! - голоса тут же стихают. Под молчаливыми взглядами я направляюсь к нашему столику, собираю все сумочки и бросаю на ходу. - Девочки хватит, не будем больше мешать нашим мальчикам "развлекаться", пойдемте вниз танцевать. - И чуть громче. - А если кое-кто пойдет за нами или продолжить настаивать на уходе домой то я... - молча демонстрирую что будет с идиотом, решившим применить к нам силу - от удара пустой столик в углу распался двумя неровными половинками. Я предупредила!
   - Сэм...
   - Да пошли вы на ... Оба!!! - и мои каблучки звонко стучат по ступенькам.
   Девка, он посмел назвать меня девкой, как какую-то шалаву. Урод, сволочь... не хочет он ко мне подходить... а руки так тянет...
   Только не оборачивайся, не смотри на него, нельзя! - твердила я себе, уже не сдерживая предательских слез.
  
  

***

  
   Встревоженные подруги догнали меня уже у самого танцпола. Грохот музыки заглушил их голоса. Они наперебой что-то мне говорили, утешали, наверное. Вымученно улыбнувшись, я махнула их рукой в сторону пустующей ниши со столиком.
   Направились туда.
   Сгружаю наши вещи на стулья и сажусь на один из них.
   - Сэм, ты как? - ко мне подсела Лорейн и сочувственно погладила по руке.
   - Все хорошо.
   - Ну да, как же.... так мы тебе и поверили, - влезла Кимберли, обнимая меня за плечи. - Не горюй подруга, он еще пожалеет, что так поступает с тобой. К тому же если что, ты всегда можешь пожаловаться отцу, и тот оторвет Дэну яйца.
   Вот где я не выдержала и принялась хохотать как умалишенная. Папа, да, он сможет. Он любого порвет, кто посмеет косо на меня глянуть. Где-то даже влезла вредная мыслишка так и поступить, но я пинком выкинула ее из головы. Сама справлюсь, не маленькая уже.
   - Так, - звонко ударяю ладонью по столу. - Хватить хандрить, мы пришли сюда развлекаться. Так давайте продолжим! Эй, официант!!!
  
  
   Дениэл
   Над столиком царило молчание. Сновали официанты, бесшумно ступая мягкими туфлями по гладкому полу; по-прежнему дробил нервы акустический фон. Мерцал ультрафиолет.
Сжимая до боли в суставах пивной стакан, уставившись в одну точку, я мысленно уговаривал себя не поддаваться на провокации глупых девчонок.
Разругавшись со мной вдрызг, внедрив вдобавок несколько едких словечек персонально от
Ким и Лоры, компания обиженных девиц хвостом последовала за Самантой и, громко застучав тройкой пар высоких каблучков, они все ушли вниз по лестнице, где преспокойно устроились на первом этаже. И судя по всему, там им было намного уютней.
Мелкие заразы. Плевать они хотели на призыв
Корвина отправляться домой, плевать им было на мой разъяренный вид. Ощущение - что они, все, свалились с другой планеты, им было плевать НА ВСЁ!
Этим девчонкам просто повезло, что слишком много свидетелей вокруг, вот наедине... Наедине я мог бы позволить большее, чем просто поугрожать это светловолосой бесстыднице.
Устроила концерт,
взбудоражила, спугнула девочек, едва до драки не довела.
Грязно послала...
-
Корвин, она нас послала... - невидящим взглядом все так же утыкаюсь в картину, что за спиной у друга. На картине, в лаковой, вторящей стилю клуба, рамке отображалось спокойное море, полный штиль. Корабль рассекает водную гладь. Чистое небо, припорошенное рябистыми кучевыми облаками, паруса раздуваются, неся судно к дальним берегам. Да, спокойно. Неся судно. К берегам...
-
Дэн... Это же Саманта...
- Она послала. Тебя. МЕНЯ, - я словно не верил своим же словам. - Ты слышал - куда она послала МЕНЯ? Слышал?
- Слышал, друг...
- Ты думаешь, я оставлю это безнаказанным?
- Не оставишь. Но не сейчас. Дай ей тоже остыть, иначе вы разнесете клуб, - усмехнулся
Корвин, тоже наблюдая за танцующими внизу подругами.
- А она выросла... - задумчиво смотрю на танцпол. Перед взором так и стоят дрожащие губы, когда я шепчу ей то, что я хотел бы сделать с ней в постели. Как расширились её зрачки, словно бездонны
е омуты затягивали в свои глубины. - ...Изменилась.
- Они все изменились.
- Но характер...
Корвин, я едва удержался, чтобы... Черт, я же с рождения ее знаю... я бы себе не простил, если...
-
Дэн, я знаю - у Саманты дар доводить любого до белого каления. Черт, она же всегда была такой... Не зря мы ее называли монстром в юбке.
-
Но сегодня она перегнула палку.
- Ничего, вырастет - поумнеет, если ее не прибьют раньше...

-
Корвин, я этого и боюсь, понимаешь? Что она так и поумнеет, продолжит нарываться на неприятности, думая что со своим даром сможет выпутаться из любой передряги. Думаю однажды это её и погубит... и жизнь прогнет ее под себя.
- Да брось! - скомканная салфетка полетела в сторону, рикошетом отскочила от стакана с соком (откуда тут сок?). -
Саманту? Это она скорее прогнет жизнь под свои нужды. Научит - возможно. Переделает - нет, она такая, какая есть - сильная, прямолинейная и целеустремленная, танком прущая напролом. Такую - не согнет, а уж тем более не сломает.
- Я вел себя как монстр, - шарю глазами по нижнему этажу, но не вижу знакомые до боли белокурые пряди, где она? - Я её унизил. Чееерт.
Устало потираю переносицу - ну и вечерок...
Место рядом пустовало. Женского смеха красавиц во главе с именинницей, слышно не было, так же как и громких разговоров Лекса и Нейта. Они, насладившись сполна сочным зрелищем в виде бурного выяснения отношений, улизнули на танцпол, оставив меня - взбудораженного до мелкой дрожи в пальцах и
Корвина, решившего не оставлять меня в такую минуту для моего же блага и блага окружающих.
На танцпол не хотелось. Жгучее желание напиться и набить кому-нибудь морду росло с каждой тягучей, как мед минутой. Только вот загвоздка в том, что пьяным я себя не ощущал. И что прикажете с этим делать?
К желанию напиться прибавилось острое как бритва раскаяние.
Я обидел Саманту, обидел сильно, практически заставив её ненавидеть. Но девочка прикрывалась маской до последнего, пока я не прошептал ей на ухо те слова, которые говорить не стоило. Тогда настоящая Сэм - хрупкая, ранимая, отразилась в глазах зеленой листвы. И тогда я понял, что совершил ошибку - оттолкнув того, с кем был так близок все эти годы.
-
Корвин - пристрели меня, пожалуйста, я дебил...
- Эээ! Девчонка своим поведением выбила тебя из колеи, тут твоей вины нет.
   Она должна знать, что некоторые границы переходить не стоит.
   - Корвин... - в памяти всплывают сказанные Самантой слова. - У неё же действительно был недавно день рождения...
Корвин удивленно посмотрел на меня, зеленые глаза прищурились. Он все понял.
- Ты
забыл ее поздравить?
   - Забыл. Проклятье, со всеми этими делами - забыл. Даже смс-ку не кинул. Проклятье.
-
Парниша, знай... - Корвин накрыл мое плечо своей тяжелой рукой. - Ты всегда был моим самым лучшим другом, так уж и быть, я буду носить каждый год цветочки на твою могилку. И даже выгравирую на камне эпитафию: "Вот что бывает с теми, кто забывает о дне рождении лучших подруг". Как тебе?
   Молча скидываю его руку и проникновенно сверлю взглядом, но на Корвина такое давно не действует.
   - Друг мне искренне тебя жаль, но ты лоханулся по-крупному, это ведь не просто ее очередной день рождения, а совершеннолетие. Теперь наша снежная красавица будет точить на тебя зуб, а женская месть, как известно границ не знает. Тебе остается только посочувствовать, - беззлобно усмехнулся Корвин.
  
  
   Саманта
   Под звуки очередного новомодного хита я вовсю зажигаю на танцполе. Где-то там, в толпе, изредка мелькают девчонки, не хотят сильно отдаляться друг от друга, мало ли что произойдет. Но мне сейчас все равно, даже если потолок обрушится на голову, даже если здание взорвется - не важно. Мне сейчас хорошо. Музыка кружит голову и уносит в неведаный мир.
   Ой, или это у меня от очередного выпитого коктейля?
   Да какая разница, главное, что мне хорошо и настырный образ сероглазого красавца больше не лезет в голову, да и зачем когда у меня тут целых два брюнета, которые не прочь познакомится. Ну и пусть, что один из них давно не бритый и в чуть помятой одежде, едва достигает моего подбородка. А второй - весь в расписных татушках на руках и торсе, маячит макушкой на уровне моих глаз. Для этого я и надела высокие каблуки, чтоб смотреть на остальных свысока. Это рядом с Дэном я и без каблуков смотрюсь лилипутом.
   Так, кыш из моих мыслей. Кыш!!!
   Улыбаюсь обоим парням и делаю резкий поворот, взмахивая волосами. Один отступает назад, получив по лицу белыми прядями. Второй наоборот подступает ближе и сжимает руками мою талию.
   - Хорошо танцуешь, киска! - практически кричит мне на ухо. Окидываю его внимательным (насколько это можно после стольких выпитых бокалов) взглядом.
   - Ты тоже ничего! - открыто кокетничаю.
   - Частенько здесь бываешь?!
   - Нет в первый раз, пришла с подругами! - очередной разворот с поднятыми вверх руками и я выскальзываю из липких объятий. Подмигиваю его ошарашенному лицу и скрываюсь в толпе. Чувствую спиной, что татуированный "красавец" идет следом, расталкивая танцующих в разные стороны. Кто-то недовольно шипит, кто-то молча отступает, не желая связываться с нахалом. За ним, как привязанный следует его приятель.
   Ха, мальчики желают поиграть? Ничего не имею против. И дело не в том, что я хочу позлить одну сероглазую сволочь. Вовсе нет.
   Продираюсь мимо Ким, зажигающую с высоким худощавым шатеном, одетым в ярко-красный прикид. Подруга провожает меня встревоженным взглядом, махаю ей рукой, мол, все в порядке, не волнуйся. Она кивает в ответ и переключает все свое внимание на партнера. Лукавая улыбка расцветает на ярко-алых губах, когда ее руки обхватывают шею парня.
   Я добираюсь до края помоста, где на небольших возвышениях, вровень с верхним уровнем клуба подвешены огромные стальные клетки с золотистым опылением и широкими прутьями. В трех из шести уже извиваются полуголые девицы. Прошу танцующих рядом ребят подкинуть меня наверх. Один блондин радостно соглашается и, облапав меня за нижнюю часть, помогает забраться в клетку. Я скидываю каблуки, чтоб не мешали. Отсюда хорошо просматривается второй уровень клуба, где находятся столики посетителей. Без труда нахожу нужный, где сидят Корвин и Дениэл, на моих губах сама собой расцветает шальная улыбка.
   Ну что, позажигаем?
   И я полностью растворяюсь в танце.
   Я двигаюсь в одном ритме с музыкой, дышу с ней в унисон, волосы белым облаком
   парят в воздухе, изредка опускаясь на плечи. Кажется, что я плыву в пространстве, подхваченная бурным течением, разноцветные блики световых ламп гуляют по моей коже, окрашивая ее во все оттенки красного, синего, зеленого... Руки вздымаются вверх, под очередной дикий аккорд, чтобы потом резко со свистом упасть вниз... упасть на колени, томно прогнуться, оглаживая руками бока и бедра и затем вновь, подобно дикому урагану, взмыть ввысь...
   Обувь давно улетела вниз, скинутая моей неосторожной ногой, а я продолжаю танцевать. Шальная и пьяная сладким ароматом, пропитавшим все пространство вокруг. Аромат алкоголя и терпкого мускусного запаха, источаемого возбужденной толпой. Он пропитывает меня, проникая в каждую клеточку кожи. Я падаю вниз, поддавшись дерзкому ритму, хватаюсь рукой за прутья, выгибаю спину, практически выпадая из клетки, поднимаю вверх правую ногу... толпа внизу одобрительно свистит. Цепляюсь ногой за верхние прутья, подтягиваюсь и взлезаю на самый верх, придерживаясь за трос-цепь. Ноги практически съезжают с куполообразной крыши, но мне уже все нипочем. Я продолжаю зажигательный танец...
   И вот вниз летит мой топик, тут же исчезающей в толпе. Смеюсь, делаю очередной поворот, используя трос как пилон, едва не падая вниз, но в последний момент выравниваю положение и приседаю. Музыка на мгновение стихла, чтоб тут же начать новый трек.
  
  
  
   Дениэл
   А вот и она.
Мелькнули в толпе белоснежные локоны, горел огнем красный топ, извивалось тонкое тело. Хотя нет, тело у неё что надо. Идеальные пропорции - высокая полная грудь, тонюсенькая талия,
округлые бедра, и ноги... Ноги такие длинные, что казались бесконечными, но, несмотря на свой довольно таки высокий рост, Сэм едва доходила мне до подбородка. А без высоченных шпилек, так вообще казалась малышкой.
И сейчас, эта малышка вытворяла немыслимые па, извиваясь посреди танцпола, словно была для него рождена. То и дело она отходила к столику, делала глотки из низкого, пузатого снизу и зауженного к верху бокала, вливая красновато-бурую терпкую жидкость в себя.
Затем в ход шли коктейли, я подсчитывал каждый.
-
Дэн, оставь её, пускай веселится, - бокал опустел, напиток вызывал отвращение, поэтому от предложения Корвина заказать еще пива - я отказался.
- Пусть делает, что хочет. Пусть пьет, танцует, веселится, флиртует. Но через пару часов мы переправим их
домой, точнее Фьёра переправит. С нами. Я лично прослежу за их перемещением, проведу Сэм к ее дому и лично сдам на руки отцу. Пусть он сам проводит с ней воспитательные беседы на тему ночных побегов и развлечений в злачных местах.
   - Ты называешь самый элитный клуб в столице злачным местом? - удивленно приподнимает черные брови Корвин.
   - Любое место, где оказывается Сэм будет злачным. К тому же как они смогли проникнуть сюда? Без пригласительных билетов сюда ход заказан.
   - Если девчонки чего-то захотят - они это получат, не смотря на трудности, - мне кажется или его слова сейчас прозвучали слишком двусмысленно? Почему-то сразу вспомнились те моменты в детстве, когда Сэм повсюду ходила за мной хвостом и соглашалась на любые безумные авантюры. То, как она всегда делилась со мной своим любимым лакомством - шоколадным мороженым с шоколадной глазурью, которое так обожала. Дерзкая и бесстрашная, милая и притягательная, вечно ищущая приключения и втравливающая в них других. А этот ее нелепый подарок, самодельное кольцо, сделанное из проволоки и цветных ниток, на мое восьмилетие и ее заявление, что когда она вырастет то обязательно станет моей женой. Кольцо я так и не выбросил...
   Корвин продолжал что-то мне говорить, но я так задумался ища в толпе глазами белокурую головку, что услышал только последнюю фразу:
-
...а потом она смоется еще куда-нибудь, и, о, ужас! если это будет не "Инфенити", а заведение похлеще.
- Не смоется... - сурово отрезал я, чувствуя необъяснимое стеснение в груди от того,
на что наткнулись мои глаза: Сэм, танцующая с парнями, с двух сторон сразу. Волна жгучего раздражения поднялась внутри, сметая логику, оставляя после себя только щепки, самые крохи разумных доводов. - Та-ак, пора это прекращать.
-
Что ты хочешь сделать?
-
Объяснить этой безголовой, что бывает с милыми девочками, когда они начинают вести себя как развязные бляди.
   - И ты думаешь, она тебя послушает?
   - Ей придется, - решительно пообещал я и застыл статуей, не веря своим глазам. В опустошенной душе зарождался новый взрыв, и он обещал быть много ярче и опасней, чем предыдущей.
Ну, неужели она не может просто спокойно провести время с подругами?!
Корвин проследил за моим остекленевшим взглядом туда, где открывшееся перед нами зрелище, заставило его мгновенно поперхнуться табачным дымом. Он закашлялся, не в силах вымолвить ни слова.
Я же был в шоке.
- Это... это... Она БЕЗ топика! -
Корвин рывком подорвался с дивана с твердым намерением прекратить этот спектакль. Я же не мог сдвинуться с места, впиваясь взглядом в полуобнаженную грудь, с просвечивающимися сквозь тонкие кружева бюстгальтера сосками. И помимо меня на это великолепие смотрели еще с десятка два мужчин, выкрикивая одобрения, сальные шуточки.
Мной овладел праведный гнев.
- Маленькая
стерва... - процеживаю сквозь зубы, стискивая их с такой силой, что они скрипнули и, как мне показалось, раскрошились в пыль.
Отшвыриваю от себя пивн
ой бокал. Тот с грохотом летит на пол и разбивается вдребезги, выстреливая мельчайшими осколками прямо под ноги посетителям, но мне плевать.
Мне теперь на все плевать. Плевать на людей, плевать на
Корвина, плевать на её крики, которые застрянут у неё в горле, когда я брошу её поперек колен, сорву это тряпьё, под названием стринги и с наслаждением, с упоением... О! С каким же упоением я отшлепаю её по упругому заду...эту непослушную девчонку! Пусть молит о пощаде, пусть плачет, пусть ругает последними словами, мне и на это будет плевать! И я не успокоюсь, пока не выбью из неё все дурь...
Пелена застилала глаза, на крепко сжатых кулаках побелели костяшки, в висках пульсировала кровь. Если она хотела довести меня до бешенства, ей удалось на все сто.
  
  

***

  
   Ноги неслись вперед, пропуская, перепрыгивая ступеньки; сердце трепыхалось в груди, больно отскакивая от ребер, руки отшвыривали препятствия. Любые. Мужчин, женщин, не важно.
Куда важнее остального был образ девушки, настырно стоящий перед глазами. Он словно насмехался, издевался, но если я раньше сдерживался, то настал мой черед посмеяться.
Моя очередь. Моё веселье и ОНА не откажет мне в этом удовольствии, да и никто не будет спрашивать эту девицу о её желаниях. Найду, закину в багажник, увезу. Сделаю - что хочу, все что угодно с её телом, которое она так бесстыдно предлагает готовым залить танцпол своей слюной мужчинам, похабно скользящим взглядом по её совершенной фигурке. Не надо даже спрашивать их - какие мысли их обуревают, при виде этой девушки, змеёй извивающейся в просторной клетке для стриптиза. Все и так написано на их лицах. На этих сальных, расплывшихся в приторных улыбочках лицах, ничего, я сотру эти улыбки.
С каждого. Ухмыляющегося. Лица.
А потом
примусь за неё...
Пора хоть кому-
то научить непокорную дамочку манерам.
И если это не сделал в свое время
Ортон Кэтсби, то сделаю - я.

Взрыв мозга сносит крышу, ярость заполоняет сущность, гнобя человека и вытаскивая на свет монстра. Монстра, того самого, который живет в
измененных генах каждого бойца спецотряда ГСБ. И теперь в клетках моей крови.
Хищник, убийца, зверь. Охотник.
Таким я себя чувствую, когда слышу тонкий, но отчетливо различимый крик. До боли знакомый, и такой близкий.
   Страх заковывает в стальные тиски душу, напрягаются суставы, руки сжимаются в кулаки. Это её голос, я узнаю его из тысячи, из миллионов.
Что еще ты еще успела натворить, девочка?
   Корвин мечется в сторону, расталкивая толпу, вновь грохочет музыка. Из-за освещения, плотной занавеси людей я ничего не вижу. Продираясь сквозь танцующих, я наступаю на чьи-то ботинки, кроссовки, туфли, наступают и мне, ноги разъезжаются, скользят по плитке. Я в самом сердце танцпола.
Где она...
Где... Где ты, девочка?
Клетка пуста, одиноко качается дверь из стальных прутьев, приглашая очередных смелых танцовщиц в свою обитель.
-
Дэн, помоги! - тоненький дрожащий голосок пропищал совсем рядом. Оборачиваюсь.
Лицо, белее мела, предстает передо мной, в расширенных глазищах виден страх. До синяков вдавливаю пальцы в хрупкие плечи. На деликатное обращение с младшей подругой не остается ни времени, ни сил.
- Где...Она... - приказываю, хрипло, отрывисто дыша. Чувствую, как бьются желваки на скулах.
Фьёра, хлопая мокрыми от слез ресницами, увлекает меня за руку в сторону колонны. Луч прожектора больно режет по глазам, на мгновение я слепну, но следующий миг заставляет меня оцепенеть, а затем рвануть вперед.
-
С-с-саманта... - хриплый полушепот-полувздох вытесняет из груди мое тело, готовое к атаке.
  
   Саманта
   Снизу мне что-то кричат, не могу разобрать. Я опускаю ноги, съезжаю с крыши стальной клетки, цепляюсь руками за открытую дверцу и прыгаю вниз, попадая прямо в объятия татуированного брюнета.
   - А ты горячая штучка! - его глаза восхищенно блестят.
   - Угу, - соглашаюсь, и легонько целую его в макушку. - Спасибо что поймал, - и выбираюсь из его объятий. Как бы ни так. Огромная лапищу мужчины схватила мою руку до боли сжав.
   - Снова хочешь сбежать, цыпочка? А я рассчитывал хорошо провести время вместе с тобой.
   - Нет, - категорично. - Я не хочу. Отпусти меня.
   - Ничего, захочешь, - и его губы смачно целуют мое плечо. - Пойдем.
   - Отвали! - в который раз за эту ночь меня хотят куда-то увести. Ну уж нет! - Отпусти по хорошему.
   Он даже не слушает, таща меня за собой сквозь толпу. Ну, сам напросился. Сильным рывком разворачиваю мужчину к себе лицом, мой кулак жестко врезается ему под дых. Не ожидавший такого, брюнет сдавленно охнул и покачнулся болезненно поморщившись.
   - Строптивая кобылка, - шипит он сквозь стиснутые зубы и до боли стискивает мою руку.
   Ругаюсь сквозь зубы, синяк же будет.
   Мужчина отворачивается от меня на секунду и что-то говорит своему другу. Просит пригнать машину. Вот ведь... Второй раз за ночь меня доводят до бешенства.
   Когда он поворачивается, мой кулак на этот раз впечатывается в его нос, слышится хруст, льется кровь, окрашивая рубашку мужчины в багровые тона.
   - Я сказала: Отпусти!!!! - как раз в этот момент стихла музыка, и мой крик эхом разошелся по всему клубу, привлекая внимание толпы.
   - Саманта?! - взволнованно кричит Лорейн, пытаясь пробиться ко мне сквозь толпу, но ей не дают. Кто-то хватает ее за руку.
   - Тварь! - громыхает у меня за спиной. С запоздание ухожу вбок от летящего удара. Пальцы в который раз рефлекторно рвутся к поясу. Черт, нож-то у меня остался в сумочке. Чьи-то руки хватают меня со спины. Бью затылком своего пленителя, левой ногой отталкиваю тянущего ко мне руки татуированного "красавца" из носа которого активно хлещет кровь, а в глазах застыло зверское выражение. Провожу болевой прием, которому учил меня папа, и освобождаю себе руки. Пяткой по коленной чашечке, подныриваю между мужчинами, уходя в сторону, но меня хватают за волосы и тянут назад.
   Рычу не хуже разъяренно кошки и бью по стратегически важному органу ногой. Мужчина с воем сгибается и отпускает меня, чтобы второй тут же перехватил, больно ударив по лицу кулаком, отразить удар я не успела.
   Сзади послышался рык разъяренного зверя, и один из моих похитителей красиво летит прямо в толпу.
   Обхватываю руками плечи, в надеже прикрыться. Что-то я не хочу оборачиваться.
  

Дениэл
Группируюсь и выбрасываю корпус вперед, врезаясь со всего ходу в жилистого брюнета, отрываю его от подруги. Точной подсечкой опрокидываю ублюдка на пол. Быстрый взгляд на
Сэм дает понять, что дела намного хуже, но этого стоило ожидать. Кровь текла из разбитой губы, девушку трясло, но она лишь кивнула мне и указала назад, крича что-то, что я никак не мог разобрать из-за жесткого драма, наковальней отбивавшего ритм.
Фьёра топчется за спиной. Недалеко маячит лицо Лоры, Ким держит какой-то скуластый мордоворот с толстой цепью на быковатой шее. Сейчас здесь будет жарко...
Разворачиваюсь и хлестко бросаю в лицо напуганной малолетке.
- Домой. Всех! Быстро! - с силой отталкиваю от себя девчонку и тут же встречаюсь скулой с тяжелым кулаком со скоростью мчащегося поезда. Но не падаю, а
наношу ответный удар брюнету, которого я недавно отшвырнул от Сэм. Слышится мерзкий хруст костей, кровь хлещет изо рта. Я сломал ему челюсть. Вижу Корвина - он борется с тем самым мордоворотом с толстой золотой цепью, резко вывернув ему руку, Корвин зашел за спину и обхватил за цепь, оттягивая назад, врезая металл ему в кадык. В пылу драки они упали на пол, Корвин перекатился под амбала, устроив его сверху, спиной к себе. Крепкий захват сильной руки и шея мордоворота в плену, зажата, глотка лишена воздуха, хрипы вырываются из горла, глаза на выкате.
Да и самому мне не дают перевести дух.
Резкий удар, который пришелся
в бедро, на мгновение лишил равновесия, но я выпрямился и вырубил нападавшего точным жестоким ударом в солнечное сплетение. Кровь, пот, мужские хрипы и женские визги - все слилось в единое пятно. Руки стали грязными от крови, кровь заливала глаза, стекая с раны на голове, которую мне нанесли тупым ударом диджейского пульта. В голове пульсировало от боли. Но желание мстить притупляло эту боль, вынося на поверхность темную сторону Дениэла. Другого Дениэла.
Саманта не знала этого Дениэла, не сталкивалась с этой сущностью. С сущностью жестокого хладнокровного убийцы, который не остановится, пока не услышит предсмертный хрип своей немощной жертвы.
Рычу, когда вижу, как
Сэм хватают за волосы и скручивают ей руки двое мужчин. Она по прежнему в одном лифчике и мини юбке, белоснежные волосы растрепаны и свисают паклями на лицо, на коже кровавые пятна и багровые синяки. Корвин принимается за одного из них, пока я оттаскиваю второго от Сэм, чертовка храбрится и бьет ему пяткой прямо по носу, выкрикивая при этом грязные ругательства. С разворота бью ногой в голову коротко стриженого брюнета, покрытого татуировками, оставляя грязный отпечаток рифленой подошвы на небритой щеке. С грохотом свалившись на пол, он краснеет от гнева и боли и тянется к ремню, извлекая из кожаных ножен армейский нож.
- Нечестно играешь, мразь... - мой голос холоден как лед в морозильнике, сплевываю кровью
, выбиваю нож из рук брюнета и обрушиваю немаленький вес своего тела на одно колено, которым надавил на горло татуированной сволочи.
В мозгу пульсирует - доведи до конца...
Судорога прошивает тело брюнета, но я не убираю колено.
Последний хрип, последняя волна дрожи, и взгляд стекленеет...
Медленно отпустив бездыханное тело, я переношу подернутый поволокой ярости взгляд на длинные ножки в метре от меня.
Она стояла и смотрела, вместо того, чтобы забиться в угол и сидеть как мышка.
Смотрела на лежавшего без сознания мужчину и руки мелко подергивались от шока.
Она впервые видела смерть.
- Никогда... не вмешивайся... в мужскую... драку! - с рыком вбиваю нежное тело в колонну, грозно смотрю в глаза. - Слышишь меня,
Сэм? Никогда!
Она никак не реагирует, её взгляд устремлен туда, к тому мужчине.
Черт, придется выводить из шока.
-
Сэмми вернись ко мне! - жадно набрасываюсь на её губы, сминая их под натиском страсти, боли, кипящего гнева и слепящей ярости. Возможно, даже царапаю зубами, прикусываю маленький язычок, пальцами зарываюсь в светлые пряди, оттягиваю назад. Чувствую, как маленькие ладони неуверенно легли на пресс, ставший каменным от безумного напряжения, осторожно погладили его, царапая ноготками кожу.
-
Дэн... - слабый протест не ослабил жесткой хватки моих губ, но за ним последовал всхлип. Тихий, жалостливый, он проник в самое сердце, клеймом выжигая сожаление.
Но я не сожалел.
- Отлично развлеклась,
а Сэмми? - отстранился, заглядывая в блестевшие в свете прожекторов глаза.
- Ч...что?
- А вот я только вошел во вкус... За что отдельное спасибо тебе,
Сэм...
На моих губах блуждает странная холодная полуулыбка, от которой ей становится страшно.
Да, детка, бойся... Может это научит тебя
думать головой.
-
Дэн, я... Такое странное ощущение во всем теле... - в моих руках тело Сэм становится внезапно мешком булыжников - тяжелым и неподвластным, щеки пылают как два факела, на лбу выступили бисеринки холодного пота.
- Это шок, приправленный возбуждением... Заводит?
Румянец на щечках вспыхивает еще ярче, окрашивая кожу в алый цвет.
Ее дыхание щекочет шею, разгоняя острое удовольствие по венам. Адреналин играет в крови, требуя выброса, а Сэм являлась допингом, без которого невозможно существовать...
- И что прикажешь с тобой делать? - зарываюсь носом в шелк белокурых волос, вминая пальцы в теплое тело, окунаясь в её запах, растворяясь в нем. Почему-то именно сейчас я остро нуждался в ней.
Какого вообще хрена... Неподвластно, необъяснимо... Она лишь подруга детства, мне нет дела до её аромата, и мне плевать на то, на что похож вкус её губ, и уж конечно мне плевать на точеную фигурку, с умопомрачительными изгибами, которая в данный момент прижимается ко мне, вцепившись пальцами, словно в спасительную соломинку.
Я устал, как же я устал.
Свинцовая тяжесть подкосила колени, в голове долбило молотом, болел сломанный нос.
На секунду ледяной застывший взгляд опускается туда, где вздымаются груди, прикрытые тонкими кружевами.
Белые волосы небрежно легли на полукружья, словно скрывая их от моего жадного взгляда. Молча срываю с себя рубашку и бросаю ей.
- Прикройся, - бездонные глаза благодарно смотрят на меня, она безропотно кивает.
До Саманты наконец доходит, что произошло. ...Но слишком поздно, девочка. Свое ты получишь, не сомневайся...
Видимо, на моем лице написано безумие, потому что она беспрекословно слушается, дрожащие руки поспешно натягивают мокрую рубашку через голову и завязывают узлом под грудью.
- Где же остальные... - взглядом обвожу помещение. Жались к стене напуганные посетители клуба, ди-джей вместе с барменом спрятались за барной стойкой, не желая высовывать нос наружу, разбитые бутылки, сломанные стулья, разнесенные на щепки столики, испачканные в крови диваны, на светлой обивке которых было видно каждый кровавый отпечаток чьих-то рук.
Вот уж разгром... И по чьей это вине, интересно?..
С мрачной удовлетворенностью наблюдаю за кучкованием подружек возле барной стойки, сгруппировавшись, они нервно поправляли одежду и выискивали глазами
Сэм, чтобы отправится в полном составе домой.
Нет уж...
Сэм оставлю себе... Как трофей.
После...
Не сейчас.
- Оставайся здесь, и чтоб не шагу... Поняла? - она вжалась в колонну, когда я резко приблизил вплотную лицо и судорожно закивала.
Если бы я тогда знал, что бездумная девчонка скрестила средний палец с указательным за спиной, то в тот день одним убийством бы не обошлось...
  
  
   Саманта
   - Я в порядке! Будь осторожнее, эти уроды тут не одни! - Он не слышит. Музыка заглушает голоса. Проклятье. - Осторожно!!! Там еще есть! - да выключит уже кто-нибудь эту долбанную музыку? Вытираю кровь с разбитой губы и собираюсь на помощь подругам. Ким успешно отбивается от державшего ее мордоворота, наступив острой шпилькой ему на ногу, а затем смачным хуком выбивая из него воздух. Лора держится руками за голову, что-то беззвучно шепча. Похоже, хочет воспользоваться свом даром, но из-за постоянного грохота она теряет концентрацию и приходится начинать все сначала. Где-то рядом с Дэном маячит Фьёра, мелькая в толпе рыжей шевелюрой, которая в свете ламп пылает ярко-красным костром.
   Пригибаюсь, уходя от очередного удара, и врезаюсь в кого-то из посетителей, в спину больно прилетает кулаком. Грязно ругаюсь. Черт, вот только гематомы для полного счастья мне не хватало.
   Женские визги и ругань попавших под раздачу людей тонет в шуме музыки.
   Опираюсь плечом о колонну, чтоб перевести дыхание. Проклятые конечности дрожат от усталости, а ведь я даже не разошлась толком.
   Нахожу глазами Дениэла, раскидывающего в разные стороны напавших на него громил. В мокрой рубашке с окровавленным лицом и руками, он легко справляется с налетевшей на него ордой стервятников. Невольно любуюсь открывшийся картиной. Как красиво он дерется, люди разлетаются от него как кегли от стального шара. Так бы и смотрела и смотрела...
   Наконец-то в потасовку решается вступить охрана клуба, несколько серьезных парней с внушительными мускулами и резиновыми дубинками в руках бесцеремонно расталкивают разбегающихся посетителей, спеша оказаться в сердце этой бойни. Парочка охранников отделяется от основной группы, чтоб помочь оттащить потерявших сознание в безопасное место, остальные бросаются в бой, сметая нападавших.
   Меня тоже не захотели оставить в покое, так что пришлось вырубить особо настырных.
   Где-то там потерялся татуированный брюнет, желавший весело провести со мной время. Вытягиваю голову, стараясь найти его в толпе. Что-то не верится, что он так просто сдастся.
   И правильно...
   Не успела я об этом подумать, как чьи-то руки больно хватают меня за волосы и я спиной впечатываюсь в крепкое тело.
   - Сучка! - его просто колотит от едва сдерживаемого гнева. - Я с тобой за все посчитаюсь! Сэд!!! - один из быковатых ублюдков подскакивает к нам, и стальное лезвие иглы впивается мне в шею. Даже думать не хочу, что там может быть.
   - Ах вы, сволочи, да я вам сейчас за это яйца пообрываю! Отпусти меня, иначе я тебе глотку, перегрызу, да тебя Сб-шники по кусочкам собирать будут! Р-р-р! - брыкаюсь в нелепой попытке освободить конечности. Чувствую, как мое тело начинает слабеть. Руки подрагивают, как будто я полночи разгружала вагоны с цементом, ноги становятся ватными.
   Вот теперь мне действительно страшно.
   Папочки!
   - Подожди красотка, - потная рука державшего меня спереди громилы обхватывает мое бедро и приподнимает юбку. - Совсем скоро ты по-другому запоешь.
   - Уж мы об этом позаботимся, - брюнет за спиной мокрыми губами слюнявит мне шею.
   Фу, от омерзения тошнота подкатывает к горлу.
   Дэн!!!!
   Волшебное слово сработало, и уже через секунду я оказываюсь на свободе. Корвин и Дениэл оттащили от меня этих грядных ублюдков.
   - Получи тварь! - успеваю мстительно пнуть напоследок одного их моих несостоявшихся насильников. Второго Хартен бьет ногой в голову и тот с грохотом падает на пол, но быстро очухивается и достает нож. Дэн тоже не теряет времени, выбивает оружие из рук брюнета и придавливает коленом его горло. Тот начинает хрипеть и задыхаться.
   Он же его сейчас убьет.
   Убил...
   Потрясенно смотрю на труп и никак не могу поверить своим глазам. Он убил из-за меня... он убил человека ради меня.
   Ух ты...
   - Никогда... не вмешивайся... в мужскую... драку! - меня буквально вбивают в колону и прожигают яростным взглядом. - Слышишь меня, Сэм? Никогда!
   Слышу, слышу...
   Вот только реальность не отражается в моих глазах. В голове до сих пор прокручивается: ради меня... из-за меня... убил... убил...
   И тут происходит, то о чем я так долго мечтала. Меня целует мужчина всей моей жизни. Грубо, я бы даже сказало жестко. Ненужные сейчас мысли тут же уносятся прочь. Его рука ложиться на затылок и сжимает в кулаке волосы, его язык...
   Ох, что он вытворяет, я же сейчас сорвусь. Неуверенно приобнимаю руками его талию, наслаждаясь прикосновением к кубикам стального пресса. С губ срывается слабый стон.
   - Дэн...
   - Отлично развлеклась, а Сэмми? - что они имеет в виду? - А вот я только вошел во вкус... За что отдельное спасибо тебе, Сэм ... - На его губах блуждает полуулыбка от которой меня пробирает холодная дрожь. Возбуждение схлынуло, уступив место страху.
   Кажется это именно то, что он хотел увидеть.
   - И что прикажешь с тобой делать? - он прижимает к себе с такой силой, что я едва могу дышать, перед глазами уже пляшут разноцветные мушки, но мне все равно. Я в раю.
   А тут еще Хартен устраивает бесплатный стриптиз и бросает мне в лицо свою рубашку, приказывая не сходить с этого самого места ни под каким предлогом.
   Ага, так я и послушалась, но послушно киваю, как заведенный болванчик попутно пряча за спиной руку со скрещенными пальцами.
   Он уходит.
   Натягиваю рубашку на себя, чуть морщась от пропитавшего ее сильного аромата алкоголя, и шальным взглядом оглядываю помещение.
   Оп-па... жестко же я попала.
   Кажется, что по клубу прокатился небольшой смерч. Аудио аппаратура полностью раскурочена, бедный ди-джей забился к бармену за стойку, людская толпа схлынула с танцпола и поприжималась к стенам, чтоб не быть втянутой в этот разгром. Вокруг куча буквально разнесенной в щепки мебели и пятна крови. Жуть...
   Сердце пропустило удар. И это все из-за меня?
   Мне хана. Меня не только позорно четвертуют, но и в который раз запрут под замком. Мамочки... Я же не хотела. Я просто надеялась этим вечером отдохнуть. Кто же знал, что из этого выльется.
   Драка меж тем уже подходила к концу. Большая часть нападавших и те, кому не повезло попасться под горячую руку, уже валялась в отключке. Уцелевшие посетители спешно покидали помещение. А вот к охранникам подоспела подмога в виде суровых ребят с шокерами в руках.
   Вот черт, они же сейчас на наших ребят кинуться, - думала я об этом уже на бегу, подрезая занесшего над Корвином шокер рыжего громилу.
   Дьюрон прожег меня возмущенным взглядом и жестом велел присоединиться к подругам.
   Вот тебе и спасибо.
   Показываю ему язык и бросают к следующему. Хорошо, что Дэн занят, и не видит моей самодеятельности, иначе точно потом голову открутит. Если жив останется.
   Останется... уж я об этом позабочусь.
   Сильное заявление. О себе бы вначале позаботилась.
   Ослабевшая рука лишь слегка задевает очередного противника, не доставив тому ни малейшего ущерба, зато разозлила безмерно. Уклониться от удара не удалось и, получив кулаком в скулу, я отлетела к стене.
  
  
   Дениэл
Ночь заканчиваться не собиралась.
Полупустой зал с погромленной мебелью, разбитой техникой, сорванными дорогими
сирбийскими жалюзи на панорамном окне, что справа от сцены, являлся своеобразным раздольем для взбудораженных, не на шутку, мужчин. Атмосфера накалилась добела.
Корвин плавно уходил от ударов, жестко отвечая встречным рикошетом, и исправно возвращая должок, вынуждая противника отступать. Красиво, продуманно, составляя в голове идеальный стратегический план, предугадывая ход противника.
В его действиях скользил холодный расчет. Точные удары сыпались, как из рога изобилия, нанося болевые, а порой и опасные травмы.
Передышки он не давал.
Случайному свидетелю могло показаться, что он наблюдает потрясающий танец. Опасный, смертельный, но от этого ничуть не теряющий свою неземную притягательность, он завораживал.
Танец, который излучал особый аромат. Аромат страха с примесью волнительного любопытства, которое охватывало любого, кто обратил бы на него внимание.
Мы оба так дрались. Обученные и воспитанные суровыми строгими мужчинами, мы учились контролировать тело, подчинять разум. Но самый лучший результат достигался только тогда, когда тело с разумом приходили к единой гармонии одновременно, сливаясь в единое, неразлучное целое.
И если у
Корвина идеально получалось достигать гармонии и полного взаимопонимания со своим телом и мозгом, то у меня выходила хрень.
Особенно не получалось сегодня. Я старался. Правда. Изо всех сил... вспоминая все уроки, слова, тренировки, а потом еще раз тренировки - жесткие, долгие, тяжелые.
Курсы молодого бойца так сказать...
Но именно сегодня все летело к чертовой матери. Сегодня я совершал ошибку за ошибкой, глупость за глупостью.
Из-за неё.

Подоспела охрана, гремя резиновыми дубинками, угрожая шокерами. Первую порцию тока я получил под ребра. Тело будто прошила насквозь шаровая молния, касаясь оголенных нервов смертоносным поцелуем. Губы исторгнули хриплое рычание. Звуки музыки больше не стучали молотком по вискам, теперь по залу витал смешанный гул из стонов, криков и испуганного шепота. Кто-то предлагал вызвать
полицию, кто-то отмалчивался. Залитые кровью глаза все же замечают Лекса, приваленного к стене возле диджейской стойки. Хватаясь одной рукой за разгромленный стол, он хрипло дышал, прижимая ладонь к боку, сквозь пальцы сочилась кровь.
Со всей силы бью лбом в нос охранника, мгновенно отключая его. Подлетаю к Лексу, осмотрев рану, я прихожу к выводу, что его пырнули ножом. Плохи дела... Но жить будет, важные органы не задеты, артерии не повреждены, ребра целы. Только лицо сереет все больше от потерянной крови. Оторвав солидный кусок с рубашки Лекса, я прижал её к ране и положил сверху тряпки его руку.
Угораздило же его полезть нам на помощь.
В ноздри ударил запах цветочного парфюма с ноткой цитруса.
Злость кипящей лавой поднялась вот уже который раз за эту ночь в моем, болевшем от напряжения, теле.
- Какого хрена... я же сказал убираться! - проревел я, когда изумленным взглядом натолкнулся на золотистые шортики
Фьёры. Подружки, игнорируя мой приказ - немедленно телепортироваться домой, продирались к Саманте, которая, громко крича и размахивая кулаками, раскидывала разъяренных охранников, не слишком задумываясь над тем, что делает.
Вскакиваю с колен, оставляя Лекса у стеночки, с ним все будет в порядке. Сейчас я нужен
Сэм... Корвин занят последним охранником, кто еще в состоянии бороться, хоть и сам еле стоит на ногах. Нейт, пытается сдержать девчонок, рвущихся к подруге. А Сэм в опасности.
Она сцепилась с мужчиной, но не смогла причинить ему ни малейшего вреда, потому что была слаба. Покачиваясь от усталости, словно пылинка под шквалами бешеного ветра, она вяло махала руками...
   Сэм была выносливой девушкой, тренированной, но сейчас почему-то ее сила не могла противостоять грубой, необузданной мужской.
Жестокий удар в челюсть сбил девушку с ног, отбросив безвольное тело к стене. На какие-то доли секунды я подумал, что она в отключке.
-
Сэм! Саманта! - пытаюсь докричаться до неё, но она не слышит, лишь мотает головой из стороны в сторону, пытаясь прогнать звезды из глаз. - Лежи спокойно!
Словно в замедленной съемке я наблюдаю, как мужчина, ехидно улыбаясь, заносит громадный кулак над лицом моей
Сэм.
Моей.
Сэм.
Сдавленный рык вырывается из груди, и я налетаю на обидчика. Не даю завершить начатое, причинить ей боль. Тяжелыми кулаками я методично превращаю лицо охранника в кровавое месиво.
И я не слышу, как по залу прокатывается дрожащий шепот...
-
Агенты ГСБ...
- Здесь...
-
Откуда?..
Кричит с лестницы Тре
ст, прибывающий в откровенном ступоре от чудовищного разгрома своего детища. Дверь с треском открылась, разлетелась на щепки, с громким грохотом упала на пол.
Я увидел полные ужаса глаза
Саманты, видел притихших девочек, так и не успевших вернуться домой.
А ведь я предупреждал...
Искаженное взрывоопасной яростью лицо внушало ужас, и это было первое, что я увидел, когда медленно поднялся с колен, оставив после себя лежащего без сознания мужчину. Руки обагрены в крови, торс оголен, мускулы сокращаются, волосы слиплись от крови.
Я даже не догадывался какое зрелище собой представляю.
Но он...
Он являлся воплощением мести и готов был растерзать здесь каждого.
Огромного роста мужчина с абсолютно белы
ми коротко стриженными волосами, в черном костюме без опознавательных знаков он карающим ангелом застыл в проеме ледяным взглядом обводя помещение, пока не наткнулся на искомый объект. Пистолет в его руках дрогнул, готовый сорваться на град из пуль, но мужчина сдержал свой порыв, крепко сжав рукоять оружия так, что мне послышался скрежет металла.
   Вслед за ним в зал вошел второй мужчина, уступавший в росте блондину лишь в паре сантиметрах. Темные короткие волосы, серые внимательные глаза, гибкая грация зверя.
Хищника, делавшего ночную вылазку в поисках очередной жертвы.
И сейчас его взгляд не предвещал ничего хорошего, особенно после того, как, бесстрастно оценив обстановку, он остановился на мне. Глаза сощурились, губы сжались в тонкую линию. Внешне он был спокоен, даже расслаблен, но я слишком хорошо знал этого человека.
Саймон Хартен за долгие годы работы в специализированном отряде ГСБ научился прятать глубоко свои эмоции, совладать с чувствами. Он, конечно, был разочарован своим отпрыском, возможно раздражен. Но ни один мускул не дрогнул на красивом лице, не поползли вверх темные брови.
Он не произнес ни слова. Только глаза, столь похожие на мои, прожигали насквозь.
Не всепоглощающим огнем.
В них сквозил морозный иней, колючими льдинками впиваясь в лицо каждого присутствующего в помещении, запоминая портреты, откладывая в ячейки мозга, чтобы в случае необходимости обратить информацию против них.
Отец отступил от двери, чтобы дать пройти нескольким людям, одетым в черную униформу с золотой нашивкой на плече в виде распахнувшего крылья феникса, сжимающего в лапах земной шар. Такую могли носить только агенты ГСБ.
Они самые. Собственной, важной персоной.
Черт!
Вот теперь влипли...
  

Глава 3

Разбор полетов

  
Саманта
   Вот черт!!!..
   Забыв о боли и слабости, я резвым мячиком подскакиваю с пола и прячусь за спину Дэна, больно вцепившись пальцами ему в плечи. Подруги прожигают меня недовольными взглядами, им-то негде спрятаться. Ничего, это не их сейчас убивать будут.
   - Бесполезно прятаться, - умеет же Хартен-младший успокаивать.
   - Оставь мне хоть небольшую надежду, - шиплю сквозь стиснутые зубы и прячу голову за его плечом, пока внимательные взгляд моего папочки сканирует пространство.
   Тем временем по клубу рассредоточиваются люди в черной форме под предводительством Этана Крофта - сына руководителя ГСБ и нашего друга детства. Без труда узнаваемый, его голос, сухо отдающий приказы, слышится где-то неподалеку.
   Пострадавших подбирают и уносят прочь, даже друзей Дениэла с собой прихватили. Те, понуро опустив головы, следуют за молчаливыми агентами, один из ребят прижимает руку к окровавленному боку - его ножом пырнули.
   Бедный, - я жалостливо всхлипнула, провожая глазами эту процессию.
   А вот и наш высокопоставленный зануда появился в поле зрения, стоит рядом с девчонками, придерживая за плечи младшую сестру, и что-то им высказывает, я расслышала лишь "дуры...", "не надо со мной пререкаться", и "отец с тобой еще поговорит". Подставили мы мелкую по полной. Эрс Крофт нам всем вставит по первое число, его гнев даже папочкин переплюнет.
   Кстати о папочке...
   Пока я занималась разглядыванием остальных, то не заметила вплотную приблизившуюся к нам фигуру. И даже вскрикнула, когда его широкие ладони выудили меня из-за спины Хартена.
   Холодные синие глаза прошлись по мне с ног до головы, отмечая не только отсутствие обуви и верхней одежды, а также наличие кучи мелких порезов, разбитой губы, синяков и огромного кровоподтека под глазом.
   - Красавица... - он бы еще повертел меня как куклу. Ай! И зачем я об этом подумала? Меня еще и ощупали на наличие повреждений, пройдясь руками прямо по синякам.
   - Где одежда?
   - Э-э-э... там... - махаю себе за спину. Папа внимательно следит за движением моей руки и натыкается прямо на Дэна.
   - Вы что ребята в порыве дикой страсти весь клуб разнесли?
   - Что?!!! - возмущенно выдали мы оба. - Нет!!!
   - Это все Он!
   - Это все Она!
   Папочка скалит зубы в нехорошей усмешке. Я бледнею и опускаю глаза, Хартен-младший морщится и виновато смотрит в сторону. Ага, значит, тоже чувствует за собой вину. Нет, ну правда не влезь он в мою драку то не вышел бы такой разгром. С другой стороны, если бы он не вмешался меня уже могли бы везти в неизвестном направлении двое уродов. Спасибо что ли ему сказать?
   Поворачиваюсь. Смотрю на красивое лицо, разукрашенное кровью, заглядываю в глаза и... захлопываю рот.
   Нет, обойдется.
   Папочка же тем временем осматривает картину закончившейся бойни, и интересуется.
   - Ну и кто начал это побоище?
   Дэн уже было открыл рот, но натыкается на мой ошалелый взгляд.
   Не говори, ну пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста...
   - Это из-за меня... я начал драку, - повинилась моя любовь. - Просто мы с Корвином давно не виделись с девочками и решили встретиться где-нибудь в клубе... Простите эрс Кэтсби, я не уследил, девчонки разбежались и пока мы их собирали кое-кто умудрился влезть в разборки... - о, как врет, даже глазом не моргнув. Солнце ты мое, я тебя обожаю, вот только взглядом не надо меня убивать.
   - Да, - делаю честные глаза, - я шла к нашим столикам, когда эти двое громил подошли ко мне и стали грязно приставать, они мне даже топик порвали.
   - А мне казалось, ты его в порыве танца потеряла, когда на крыше клетки была.
   - Чего?! - нет, ну кто его за язык дергает. - Неправда! - а у самой щеки горят. Так он все видел? Ох... Сердце вновь бросилось вскачь.
   - Ну да, и на руки к одному из этих бандитов не ты сама прыгала...
   - Ах ты..! - кидаюсь вперед в надежде выцарапать глаза этому подлому предателю, но тщетно. Папа перехватывает меня за талию и не дает вырваться. Остается только бессильно тянуть руки к этой усмехающейся наглой роже. - Да ты... да ты... я папе расскажу как ты ко мне грязно приставал и про наручники... и про хлысты... и про поцелуи!..
   - Дорогая... - теперь и он переходит на змеиное шипение. - Наручники и хлысты ты сама предложила испробовать, даже вибраторы...
   - Ар-р-р!!! Дай только до тебя добраться, получишь по полной программе! - предпринимаю еще одну попытку смертоубийства и даже почти достаю кончиками ногтей до окровавленного плеча. Но тут меня подбрасывает вверх и выбивает воздух из легких. Меня как куль с картошкой перекинули на плечо.
   - Остыли детки. Разберемся с вами позже, а сейчас все марш на улицу, - подпрыгивая на папином плече, прижимаю руками полыхающие огнем уши. Стыдно-то как. Ну, Хартен, я тебе это еще припомню.
   - Стой! Моя обувь!!! - всполошено верчу головой. - Я потеряла босоножки!
   - Купишь себе другие, - невозмутимо отвечает папочка.
   - Это мои любимые, - и начинаю брыкаться, чтоб меня опустили на пол, но вместо желаемого я получаю смачный шлепок по пятой точке.
   - Эта попка так и просится на ремень... - Р-р-р-р-р!!!! Как же хочется провалиться под землю. Наблюдавшей за этой сценой Дэн хохотнул. Меня затопило смущение, на щеках разгорелся румянец.
   - Заткнисссь... - шиплю не хуже придавленной под петлей змеи.
   - Ты МНЕ это сказала? - интересуется отец.
   - Нет, папуль, конечно не тебе... Ты что! Просто надоедливые комары летают... Жужжат себе под нос что-то мерзкое, так и хочется их прихлопнуть, гадов!
   Дэн снова хохочет.
   "Ты!.. - обвиняющее тычу в него указательным пальцем, и чиркаю им у себя по горлу. - Ты труп!!!"
   Он лишь холодно улыбается и одними губами отвечает.
   - Сочтемся...
  
  
Дениэл
Методично сновали между щепками и останками того, что раньше считалось овальными столами с алой лаковой поверхностью люди в форме. Их однотонная, черная ткань с золотым фениксом, нашивкой на плече, казалось, буквально поглощала окружающий свет, погружая и без того темное помещение в еще больший мрак.
Бездыханное тело мужчины, неподвижно распростертого на скользкой от крови плитке танцпола, накрыли красной тканью, пряча смерть от любопытных лиц. Двое подошли с носилками, погрузили труп и отбыли по направлению к высокому джипу, припаркованному возле крыльца, снаружи, где воздух свеж и чист, а в ноздри не бьет запах железа и алкогольных испарений.

Джип
переливался в свете фонарей всеми оттенками красного, невольно вызывая ассоциации с яростным бушующим пламенем, готовым сожрать любого, кто по неосторожности привлечет его внимание.
   Рядом четыре белых автомобиля составляли контраст с алым внедорожником и двумя цвета глубокой ночи седанами, одиноко скучающими возле пышного цветника, огороженного каменистым бордюром. Рядом с машинами высился фонарный столб, подмигивая единственным глазом опостылевшей стоянке. Гигантские электронные часы на здании бизнес-центра бесшумно вещали без четверти три - время, когда даже не спящий город впадает в полусонное состояние и его жизнь на несколько часов затихает.
Но в клубе ни сном, ни ночной свежестью, ни блаженным спокойствием, в которое так хотелось окунуться, словно в наполненную до верха, с взбитыми горками пены на белоснежных бортиках, ванну, не пахло.
Зато пахло людским страхом, потом, кровью и фруктовым табачным дымом, исходившим от опрокинутого на пол и теперь небрежно покачивающего извилистым, словно змея, кожаным шлангом с золотистым мундштуком на конце, кальяна.
И смертью...
Нет, запах шел не от разлагающихся трупов, и не боевые раны, гноящиеся обычно из-за жуткой антисанитарии, источали его. Нет.
Но все же он витал в воздухе, сгущая напряжение, скручивая его в тугой ком, напоминая о той, мрачной стороне
столичного города, где существует единственный закон - выживает сильнейший.
Джинсы липли к ногам, холодный пот струился по позвоночнику, сердце билось о ребра. Голова раскалывалась от удара, болел сломанный нос. Остатки адреналина все еще играли во мне, но все же волна сплетенного из гнева, возбуждения и слепящей ярости клубка шла на убыль, оставляя после своего разрушительного воздействия опустошенность и безразличие.
Полный пофигизм...
   Меня обступили два медика в темно-синей форме с неизменным нашивкой-фениксом на рукаве; один проводил диагностику, крутя мне голову, и свеча маленьким фонариком в глаза и нос, второй на весу раскрыл небольшой чемоданчик, где выстроились в ряд разноцветные ампулы. Уколов я даже не почувствовал. Как вправляли сломанный хрящ - тоже. В этот момент я был рад, что у меня, как и у всех генетически измененных, быстрая регенерация - через пару дней все заживет и даже следа не останется. Вогнав мне в плечо еще два укола, медики, посчитав свой долг выполненным, отошли к другим пострадавшим.
   Я чувствовал на себе тяжелый взгляд отца, пока он беседовал с Аланом Трестом, стоя у подножья витиеватой лестницы, на ступеньках которой тускло поблескивали зеркальные квадратики плитки.
Паршиво...
На душе паршиво, телу паршиво. Паршиво Саманте, несладко остальным, -
   Лексу и Нейту, которых увели СБшники, Лоре, и Фьёре, которые, опустив понуро голову, поплелись за рассерженным Этаном, чтобы быть разведенными по домам. Пострадавших в жестоком мордобое, но не менее к нему причастных, сковали наручниками и, как те не орали и пытались оказать сопротивление, запихнули в красный джип, предоставив им приятное соседство рядом с мертвым другом. Кимберли прошмыгнула на улицу и теперь неуверенно топталась у машины, ожидая, пока отец Сэм откроет дверь своего внедорожника, чтобы она могла сесть внутрь.
Не отрываясь от разговора с
Трестом, отец жестом приказал Корвину, вытирающему со лба запекшуюся кровь, отправляться в седан, туда же пошел, прихрамывая на одну ногу, и я. Сильнейшая потребность в горячей воде и стакане воды заглушала ноющую боль в затылке, во рту пылало от сухости, горло драло от хрипов и тяжелого сиплого дыхания, что срывалось с потрескавшихся, разбитых губ, чесалось обколотое плечо. Мыском ботинка с силой пнул преградившую путь, треснутую, но все еще целую хрустальную колбу от лежавшего на полу кальяна. Со звоном, похожим на человеческий стон, та разлетелась на куски, врезавшись в дверь.
Лицо
Сэм пылало от унижения. Неудобно устроившись на широком плече отца, она словно мешок картошки подрагивала всем телом и злобно пыхтела, когда говоривший по телефону Отрон шел к выходу, заставляя её полуприкрытый зад сверкать задравшейся юбочкой, оголяющей прекрасные ягодицы, разделенные на две половинки красными кружевными трусиками.
- Эта попка так и п
росится на ремень... - проворчал блондин, пряча телефон в карман и едва удерживая на плече вновь взбрыкнувшую ношу.
   Из горла вырвался нервный смешок, на что Сэм гневно подняла покрасневшее лицо и пронзила меня убийственным взглядом.
   - Заткнисссь... - зашипела змеёй беловолосая красотка вот уже который раз за эту непростую ночку.
- Ты МНЕ это сказала? - обманчиво ласковый тон папочки, который мог бы сойти скорей за старшего брата, вогнал щеки
Сэм в новые тона алой расцветки.
- Нет, папуль, конечно не тебе... Ты что! Просто надоедливые комары летают... Жужжат себе под нос что-то мерзкое, так и хочется их прихлопнуть, гадов! - медово-елейный тон багровой
Саманты настолько не вязался с разгневанным, но таким милым личиком, что я не удержался.
Открыто рассмеявшись, я наслаждался её положением, мечтая оказаться на месте
эрса Кэтсби больше всего на свете, уж я точно... не смог бы совладать с искушением и взялся бы за ремень.
Смех оборвался весомым подзатыльником, заставившим меня скрипнуть зубами от прострелившей многострадальный затылок боли.
- Аууу, черт...! И так хреново! - я осекся, заметив мрачное выражение удовлетворения, которое сияло на лице
девчонки, глаза мои превратились в тонкие щелки. Голос отца прошуршал рядом с ухом, ладонью он подтолкнул меня в спину.
- Давай, двигай, герой...
Еще налаетесь.
После душного зала насыщенный свежестью и влагой, приближающегося дождя, воздух жадно поглощался мной и горе-подругами,
Сэм закинули в машину, бросив на её обнаженные колени черную форменную куртку. Дождавшись, пока поникшая Кимберли устроится в салоне рядом с подругой, Отрон захлопнул за ними дверцу, за которой успела мелькнуть скорченная рожица Саманты с грозно поднятым кулаком, и после этого подошел ко мне.
- Я знаю
Сэм... намного лучше, чем она думает, поэтому, как ни странно, я на твоей стороне. Но если я узнаю, что ты причинил ей боль... Я оторву тебе яйца, ты понял?
Отец включил дворники, очищая тонированное стекло от мелкой россыпи капель стучавшего по лобовому окну дождя. На горизонте вспыхнула молния, пронесся по воздуху раскатистый гром.
На улице запахло дождем и пылью, которые выбивали холодные струи влаги с просушенного жарой асфальта.
Рассаживались по машинам
агенты ГСБ, стучали дверцы, хлопали крышки багажников.
Прикуривал сигарету высокий, с резкими чертами лица и холодными глазами человек в
черной одежде, небрежно опираясь корпусом тела на капот, перед тем, как, выкинув тлеющий окурок в бетонную урну, и занять водительское место в автомобиле.
   - Я сделаю все, что в моих силах, чтобы этого избежать... - честно, без лишней лжи, глядя прямо в прищуренные глаза беловолосого гиганта с квадратной челюстью.
- Ладно... Поговорим
позже... Нас ждут в агентстве, - поджал губы Ортон, до глубины души недовольный очередной выходкой своей юной дочери.
Не отрывая взгляда от
эрса Кэтсби, я кивнул.
Дождь забарабанил сильней, смывая с разгоряченной кожи запекшуюся кровь, оставляющей на теле грязные размытые дорожки.
Кортеж из
белых и черных как ночь автомобилей плавно растворился во мгле городской тишины, сообщая о своем присутствии лишь тихим шуршанием шипованных шин.
  
   ***

- Ну, ребятки, хотите высказаться?
Саймон Хартен не злился.
Злость оказалась неподвластной чертой хладнокровному охотнику ГСБ, ровным взглядом смотрящего на безмолвное шоссе сквозь затемненное лобовое стекло. Вот и сейчас, вместо того, чтобы орать и обвинять отпрыска и его друга во всех смертных грехах, отец пытался понять. Понять и проанализировать, как поступал всегда.
Как поступал во всем, что касалось принятия верных, обдуманных решений. И Саймон избегал поспешных, необдуманных действий, штампов, не вешал ярлыки.
Сама справедливость...
Смертоносная, для жизни опасная справедливость, облаченная в ту же черную униформу, что носят все агенты ГСБ, но без опознавательных нашивок - у спецагентов нет ни имен, ни званий. Они безликие псы могущественной организации, что правит
Континентом, наделенные не только обязанностями, но и огромными привилегиями. Он - Охотник, убийца, выслеживающий добычу, способный обращаться в огромного зверя. В поимке неугодных ему нет равных, еще никто не уходил от него без последствий.
Холодная голова, расчетливый ум, железная несгибаемая логика.
Но все же было кое-что, что логике мужчины поддаваться отказывалось.
Гробовое молчание Корвина, отрешенный взгляд сына, устремленный "в никуда", ударили встречным ответом.
Тишиной...
Барабанили по стеклам капли дождя...
Кап-кап... Кап... Дворники выполняли свою работу методично, синхронно, стирая мокрые дорожки с окна - будто слезы с лица.
Хартен-старший вздохнул; темная форма натянулась на бицепсе правой руки, когда Саймон вогнал машину в крутой поворот, ударяя автомобиль в стену проливного дождя, рассекая лужи на пустынной трассе, поливая грязной водой одиноко стоящие шпили фонарных столбов.
- Говорить не хотите, понимаю...
  
Я, не говоря ни слова, потянулся к бардачку, нажал на кнопку, чтобы открыть его. Зашелестел механизм, плавно опустилась крышка, открывая отсек для хранения мелких вещей, таких,
пара крупнокалиберных пистолетов и тройка разнокалиберных острых ножей.
Полное вооружение...
Порывшись в этом мини-маркете оружия, я выудил на свет пухлую пачку влажны
х салфеток с антисептиком и пол-литровую пластиковую бутыль прохладной питьевой воды. Открутив синюю крышку, я жадно стал пить жидкость, едва не захлебываясь от минутного удовольствия, мокрые капли блестящими дорожками стекали на торс. Скребущая сухость в горле наконец-то исчезла, мерзкий металлический привкус испарился, ощущение, что во рту побывала связка ключей, ушло. В попытках хоть как-то оттереть кровь с лица и рук я извел изрядное количество салфеток, результат не впечатлял. Но, по крайней мере, ладони больше не ужасали кроваво-красным цветом, а на лице стали проступать человеческие черты.
Теперь можно и послушать отца.
Напившись вдоволь и приняв более-менее благопристойный вид, я перегнул полупустую бутылку через плечо, в сторону заднего сиденья, на котором, удобно устроившись в вальяжной расслабленной позе, ловким движением руки её перехватил
Корвин, припав губами к горлышку пластика с такой же жадностью, как и я несколько секунд назад. Резко похудевшая пачка салфеток, с шуршанием шлепнулась на сиденье рядом с другом.
- Ладно... Если добровольно не получается, в ход идет принуждение, -
отцу надоело ждать, когда двое несговорчивых шалопаев соизволят выдавить хоть слово.
- Ты серьезно? - усмешка вышла горькой, а распухшая надорванная губа вспыхнула огнем, когда от невеселой улыбки треснула запекшаяся кровяная корка.
- Вполне, - прохладно отозвался
Саймон. - Определились, кто первый?
- А какие будут вопросы? - темноволосая голова
Корвина удобно покоилась на спинке пассажирского кожаного сидения, протирая затылком темную обивку, смуглые сильные руки расслабленно лежали на животе, глаза от свалившейся внезапно усталости сомкнуты.
- Те, которые требуют правдивых ответов.
- По части правдивых ответов у нас
Дэн спец, - пробубнил себе под нос Корвин, окончательно проваливаясь в сон.
- Ладно...
Дениэл. Корвин сейчас тебя не слышит. Теперь ты скажешь, что между вами такое происходит? - аааа, отец определенно носит при себе стальные клещи, для вытягивания нужной ему информации.
- Между мной и
Корвином? - искреннее удивление в голосе, никакого паясничества, честно. - Знаешь, пап... Я тебя люблю, очень... Но ты такие вопросы зада...
- Не прикидывайся, - жестко... хлестко... в своем обычном репертуаре, м-дааа... Почувствовав, что от разговора не отделаюсь никакими конечностями, мечтаю сползти незаметно лужицей в пол машины.
- Что ты хочешь от меня услышать
? - ладно, так уж и быть... Докопался...
- Что
происходит между тобой и Самантой?
- Ничего.
- Ничего? - он не верил ни единому моему слову. Ни одному.
Позади меня, в салоне мирно похрапывал
Корвин, прислонившись лбом к прохладному стеклу.
Везет же некоторым...
- Ничего. Между нами. Нет, - стараюсь, чтобы дошло.
Как бы не так!
Отец не унимался.
Добытчик информаций хренов... Мое это вообще дело. Мое!
- А мне, кажется, что между вами что-то есть... Ты знаешь, искры вокруг летят, да воздух трещит, словно наэлектризованный, когда вы - двое, даже в разных концах комнаты стоите.
- Тебе показалось, - я сам в шоке от того бурчания, что булькнуло между зубов, когда я раскрыл рот, чтобы ответить нормально.
- Показалось, значит... - проницательности
Хартену-старшему не занимать. Докопается до сути и ответы не нужны. - Да, ты прав. Наверное, показалось. И про вибраторы тоже показалось...
Чеерт! Услышал
же! - Уши предательски заалели. В этот момент до дрожи в руках захотелось вырвать с корнем кое чей острый язычок и скормить собакам.
- Ты знаешь... Это ваше дело... Ваше, пока оно не начинает угрожать жизни людей и имуществу, которое стоит довольно таки дорого. Я сделал некоторые выводы... тебе интересно?
- Продолжай, - делаю вид, что мне все равно, но скрыть заинтересованность от
Саймона мне не удается. Любопытство написано на лице, оно проскальзывает в позе, в интонации голоса, когда я ему отвечаю.
- Отлично. Я подумал, что вы двое либо можете существовать спокойно в разных уголках мира и не дергать друг друга за уши при каждом удобном случае, либо жить вместе, потому что то, как ведешь себя ты и ведет себя
Сэм, видно сразу и всем - вас тянет друг к другу. Поверь, это не то чувство, когда ты просто хочешь женского общения на одну ночь. Это как взрыв. Ты сейчас будешь отнекиваться, говорить, что тебе она не нужна, уговаривать всех, а что еще хуже - себя самого. Но выход один. И он таков, что если выбрать первый вариант - вы засохнете раздельно, вы будете не жить, а влачить существование, зная, что где-то там половинка, но отрицая очевидное, что приведет к непоправимым ошибкам. Как было с...
- ...с тобой и мамой? - закончил я. Лицо отца помрачнело.
   - Почти. - Нехотя выдал он, лихо выкручивая руль чтоб вписаться в очередной поворот. - Но не совсем. Тогда я чуть не потерял ее по собственной глупости, решив, что мне не нужна женщина, предавшая мое доверие. Когда она сбежала, я ее не искал, решив забыть и выкинуть из своего сердца. Дурак. Восемь долгих месяцев я старательно убивал себя, зарываясь в работу и алкогольный дурман и если бы не Декстер, вовремя вправивший мне мозги я мог бы потерять ее... вас обоих. Этого я бы себе никогда не простил.
   И я не хочу, чтобы что-то подобное пришлось испытать тебе.
-
Все, я понял, - прерываю отца, не в силах слушать дальше и находясь в шоке от таких откровений. - Но все это нам с Сэм не подходит. Мне она не нравится. А я её просто выбешиваю, а искры... у нас слишком разные характеры, да. - Она всего лишь подруга детства. Наглая самоуверенная подруга детства, думающая, что каждый на кого она укажет пальцем, тут же кинется исполнять все ее прихоти, какими бы безумными они не были, не больше. - Мы можем теперь перейти к сути дела?
- Можем.
(Осел упрямый). Суть дела такова. Раз вы два упрямца не можете и не хотите спокойно сосуществовать рядом, то будете принудительно учиться это делать, находясь в постоянной вынужденной близости, пока ты - не научишься сажать свои бурные эмоции под замок, а она - дисциплине и подчинению авторитету.
- Что? Серьезно?
Скажи, что ты пошутил. - Вот ведь вечерок: голова раскалывается, повсюду кровь, я убил человека, не впервой... И вдобавок эта ненормальная, чувства которой мне сейчас навязывает вдруг рехнувшийся отец, устроила целый спектакль со стриптизом в конце, чем навлекла кучу проблем. И не только на свою светлую голову.
-
В полиции закроют это дело, но ты ведь не думаешь, что вы все останетесь безнаказанными? Боссу уже наверняка представили отчет о вашей бурной вечеринке с прикрепленными видеоматериалами, - без выражения, словно рядом со мной сидел не отец, а бездушная машина, произнес Саймон, усердно сосредоточиваясь на ведении автомобиля под непрекращающимся ливнем.
   Вот ведь...
  
  
   Саманта
   Можно пересчитать по пальцам сколько раз за свою жизнь я побывала в здании ГСБ. Все те же безликие серые стены, лишенные каких-либо украшений или указателей. Коридоры пусты, и лишь утром они заполнялся толпой людей, спешащих в свои отдела по важным делам. Тут тихо, как в морге и эта тишина сильно давит на уши. Нас провели в один из типичных кабинетов, которых так полно в этом здании. Светло-серые стены, пустой прорвал незашторенного окошка, сквозь которое видны огоньки ближайших строений. Небольшой диванчик под цвет стен, неудобные громоздкие стулья для посетителей напротив деревянного стола с темным офисным креслом и разгоняющая тьму лампа на столе.
   Словно приговоренные на казнь мы по одному заходим в двери, пропускаю всех вперед, я уже была готова перешагнуть порог, как огромная рука отца перехватила меня за плечо, заставляя задержаться. Дверь захлопнулась, мы остались одни в коридоре.
   Сейчас начнется, - вяло подумала я, поплотнее кутаясь в форменную куртку.
   - Саманта, - папочкин голос требовательно бьет по нервам. - Сэм... что с тобой происходит?
   - А со мной что-то происходит? - перевести в шутку вопрос не удалось. Бурчу невразумительный ответ и отворачиваюсь, только чтоб не смотреть во всепонимающие синие глаза. Окружающая картинка начинает расплываться передо мной, жалобно хлюпаю носом.
   - Мы просто хотели отдохнуть, я же не знала, что он... что все так произойдет. Я не специально. Просто когда... увидела ее... их... не удержалась.... Пап, прости я больше не буду, - закусываю губу, и часто-часто начинаю хлопать ресницами, прогоняя непрошенные слезы.
   - Хотел бы я поверить твоим словам. - Открываю было рот, но требовательный взмах ладонью заставляет меня умолкнуть. - Сколько раз ты уже такое говорила, но вновь и вновь нарушаешь данное тобой слово. Возможно, я сам виноват, слишком потакал тебе во всем, но Сэм пойми... так больше продолжаться не может, когда-нибудь настанет момент, что я попросту не смогу тебе помочь, когда ты решишь вляпаться в очередное приключение, тебе придется разгребать все самой. И хорошо если это вновь окажется пьяной дракой в баре, а если что-то посерьезней?
   - Я поняла! - выдаю резче, чем хотелось. Устало опираюсь спиной о стену, чувствуя, что ноги уже отказываются меня держать, очень хочется пить, в горле першит, как будто я наелась песка. - Я знаю папочка, не думай что я такая безмозглая дура.
   Он невесело улыбается.
   - Ты не дура Саманта, ты злобная фурия, у которой напрочь отсутствуют тормоза.
   - Ну, спасибо за комплимент, - улыбаюсь разбитыми губами, жалея, что отбилась от помощи медиков, когда они предлагали.
   - Насчет Дэна... - моя улыбка тут же меркнет. - Что между вами происходит?
   - Ой, папа, не трави душу... - зябко подергиваю плечами. - Он... он просто бесит меня! Как его вижу, руки так и чешутся его треснуть хорошенько.
   - Ага, что не мешает вам целоваться и уже продумывать ночные игрища...
   - Р-р-р! - пинком открываю дверь и пулей залетаю внутрь под издевательский смех отца.
   Присоединяюсь к девчонкам, оккупировавшим диван, и сажусь с самого края на подлокотник. В данный момент мы напоминаем потрепанных и мокрых воробьев, сбившихся в одну стайку в тщетной надежде согреться. Красивое же из нас получатся зрелище, с потекшей на лицо косметикой, в полуразорванной одежде и побитыми костяшками пальцев, а кое-кто, не будем показывать пальцем, и вовсе щеголяет босыми грязными ногами, оставшись без обуви.
   Вновь хлюпаю носом, это были мои любимые босоножки.
   Парни невозмутимо сидят на стульях и стараются лишний раз не смотреть в нашу сторону. Дэн выглядит изнеможенным, руки устало лежат на подлокотниках, серые глаза прикрыты пушистыми ресницами. Он где-то успел смыть часть крови и обзавестись такой же как у меня курткой, прикрывая синяки на теле, но все равно видны грязные засохшие разводы, еще украшающие его торс. Корвин незаметно сцеживает в кулак зевоту. Черные волосы всклокочены, как после удара электротоком, рубашка порвана и не хватает нескольких пуговиц, на руках порезы. Красавец, одним словом.
   Девчонки незаметно дрожат, да у меня самой неприятно сосет под ложечкой, а желудок скручивается в тугой комок от страха. Парни вон хорошо держатся, как будто это не им сейчас устроят разбор полетов.
   Отец и Хартен-старший равнодушно подпирают дверь с разных сторон. Это чтоб мы не решились сбежать?
   М-м-м... задумчиво кошусь на прижавшуюся к моему боку Фьёру, прикидывая в уме, а нас сразу будут убивать, если мы сейчас сбежим, переместившись куда-нибудь?
   Видимо что-то этакое отразилось на моем лице, так как Дэн ткнул меня своим ботинком по стопе. Мне незаметно показали кулак.
   Значит, все же наблюдал за мной.
   Ну ла-а-адно...
   Повинно опускаю голову на грудь, закрывая волосами свое лицо, и тут-то входная дверь отворяется, пропуская две фигуры, затянутые в черную форму. Фьёра тут же бледнеет и съеживается, да и остальные затихли как мышки при виде кота.
   - Папа... - жалобно вырвалось у нее. Вскидываю голову и встречаюсь с холодными карими глазами единственного и неповторимого начальника ГСБ Декстера Крофта, в чьих руках сосредоточена власть над Континентом.
   - Куда на этот раз ваша веселая компания умудрилась встрять? - и смотрят как всегда на меня. Ну почему чуть что, так сразу я-то?
   - Потому что всегда именно ты оказываешься зачинщицей, - ответил на мой мысленный вопрос Этан, вынырнув из-за плеча начальника.
   - Неправда!
   - Саманта... - холодный тон отца заставляет меня покорно умокнуть и виновато опустить глаза. Неправда, раньше пальма первенства по устраиванию неприятностей принадлежала парочке Крофт, до того момента, пока один приятель не ударился в генетику и выпросив у отца право беспрепятственно находиться в здании ГСБ, не стал каждодневно пропадать там в лабораториях вместе с отцом, а вторая не превратилась в пай-девочку, после того, как один раз чуть не утопила нас в океане, немного промахнувшись при телепортации. Пришлось мне занять свободное место и стать заводилой группы.
   - Думаю, мне нет смысла спрашивать, кто первым устроил драку. Так же как и узнавать, чья была идея сбежать из дома, - и опять на меня смотрят. Прикидываюсь предметом обстановки, стараясь слиться с диваном. Любит же эрс Крофт нагнетать обстановку, одним только своим грозным видом заставляя людей сознаться во всех грехах.
   - Это я была, - едва слышно отозвалась Лора. - Я предложила пойти отметить наше окончание школы в одном из клубов столицы.
   - А я нашла способ попасть в этот ночной клуб, - подхватила Кимберли, твердо глядя в глаза начальника.
   - А я предложила перенести всех нас телепортацией, а не ехать на машине. Мы все виноваты, так что не надо все скидывать на Сэмми, - храбро закончила Фьёра, остальные подельницы согласно кивнули, а я проглотила подступающий комок в горле. Девочки, как же я вас всех люблю.
   Все собравшиеся мужчина скептически нас рассматривали. Не верят?
   Слишком уж хорошо нас знают.
   Мы все отчасти виноваты и девочки решили не бросать меня одну на съедение стае голодных волков сотрудников ГСБ. С самого детства мы друг дружку защищали, не бросали в беде, предпочитая проходить трудности вместе. Вот и сейчас четыре пары глаз воинственно блестят, готовые бросить вызов любому.
   - Значит, и наказание получите все вместе, - подытожил Начальник. Мы согласно киваем. - ГСБ забрало у полиции это дело, остальные участники драки уже наказаны. Твоим друзьям, Дениэл, отпущены, они отделались лишь штрафами и исправительными работами, в следующий раз им так не повезет - передай. Теперь перейдем к остальным, - эрс Крофт уперся локтями в стол и чуть прикрыл глаза, будто что-то вспоминая. Потом на его губах вырисовывается чуть заметная ухмылка и внезапный хлопок в ладоши заставляет нас всех невольно вздрогнуть. - Начнем с тебя, Кимберли, - подруга бледнеет и сжимает руками трясущиеся коленки.
   - Слушаю...
   - Весь последующий год ты будешь работать в лаборатории под руководством эрса Кваберти, ведущего химика континента и с этого момента твоего персонального наставника. Уверен, он найдет, чем тебя занять, помимо глупых пари с близнецами Байрон. - И не обращая внимания на радостно засиявшее лицо подруги, переходит к остальным.
   И это наказание? Да он просто предоставил ей мечту на золотом блюдечке. Торльтон Кваберти известный ученый, лауреат Номельской премии и лучший химик Континента, глава нескольких фармацевтических фирм по слухам невыносимый социопат.
   М-м-м, хотя может, и не так повезло. С эсром Кваберти долгое общение никто не выдерживал, все сбегали или увольнялись с работы. Наверное, все же стоит посочувствовать Ким. Потом.
   Лору тоже не обошла стороной участь получить наставника в лице Этана Крофта, чей вид так и хлещет недовольством. Карие глаза возмущенно сверкают, но он не торопиться их озвучивать, лишь губы недовольно сжаты в тонкую линию. Лорейн недовольно кривится. После последней ее ссоры с Этаном на почве профессиональных разногласий они старались лишний раз не пересекаться, а теперь... год вместе.
   Фьёре пообещали индивидуально озвучить уготованную ей участь. Корвин же покорно выслушал свое наказание и лишь кивнул, не выказав и тени обуявших его эмоций, и смачно зевнул, в который раз прикрыв рот ладонью. Наша с Дениэлом участь пока оставалась неизвестной.
  
  
  

***

  
   Тишина затягивалась. И чего эрс Крофт медлит? Придумывает как оригинальней нас наказать? - остервенело накручиваю прядь волос на палец, чтоб хоть как-то унять дрожь напряжения. Не выношу ожидание, слишком много нервов портит.
   - Лысые девушки меня не привлекают, - насмешливо шепчет Хартен-младший.
   Автоматически посылаю его, показывая фигуру из сжатого кулака и поднятого вверх среднего пальца.
   Декстер резко хлопает ладонью по столу и приказывает нам успокоиться.
   Напряженно замираю, пока всепроникающий взгляд Великого и Ужасного Начальника
   не отпускает меня.
   Да поняла я, поняла. Больше даже не гляну в его сторону. Не сейчас. Послушно со всем соглашаюсь, утыкаясь носом в колени. Как же мне все-таки хреново, жарко до невозможности и в глазах плывет, вон даже комната потихоньку начинает вертеться перед глазами.
   Что-то блеет Фьёра...
   Меня опять окликают. Поднимаю голову, и с замирающим сердцем выслушиваю свой приговор.
   - Во-первых, в качестве наказания вы с Дениэлом должны будете выплатить владельцу "Инферити" возмещение ущерба на шестьсот тысяч долларов. Деньги вам придется искать самим, вашим друзьям и родителям запрещено помогать. На это время доступ к вашим индивидуальным счетам будет закрыт и вам не удастся продать личные вещи для получения нужной суммы - вы должны их ЗАРАБОТАТЬ. Это будет главным условием. Как именно оставляю на ваше усмотрение. С вашей фантазией вы наверняка что-нибудь придумаете, - начальник расщедривается на глумливую снисходительную полуулыбку, и я в очередной раз краснею. И до него дошел наш с Дэном милый разговорчик о предпочтениях. - На все вам дается полтора месяца. Да срок небольшой, но вам ли страшиться трудностей? - Ещё и подкалывает, да, начальник явно в ударе. - Во-вторых, памятуя о желании Саманты работать в ГСБ я утверждаю вас, юная эрса, на роль полноправного рекрута. Будешь работать на заданиях в паре с Дениэлом. Он будет за главного, и ты должна будешь слушаться его во всем, если конечно хочешь в будущем работать в агентстве. Если хорошо справишься с этим, то после окончания института получишь должность аналитика в любом из отделов на твой выбор.
   Оп-па, это... это... слов не могу подобрать. Такая жесткая подстава и такие перспективы.
   Я даже забыла, как дышать. От шока у меня даже головокружение прошло.
   Что же делать? Наступить себе на горло и полтора месяца побыть пай-девочкой, а потом стать одной из немногих женщин, что посчастливилось попасть в ГСБ? Неужели я упущу такой шанс? Да ни за что.
   - И все же в чем подвох? - подозрительность не желает выпускать меня из своих жестких тисков.
   - Предоставляю тебе возможность самой порассуждать над этим вопросом. Ты согласна?
   - Да! - плевать на любые препятствия. Я буду работать в ГСБ и точка. Теперь ничто меня не остановит, даже Дэн. Дэн...
   - Дениэл! Я буду работать в ГСБ, мы будем работать вместе! - не осознавая, ошалев от радости, я соскакиваю с подлокотника дивана, скидываю с плеч куртку и едва не путаясь в ногах накидываюсь на опешившего Дениэла, седлая его колени.
   - Ты слышал, мы будем с тобой вместе работать. Слышал? Слышал?! - трясу его за плечи как плюшевого медведя, он даже никак не реагирует, до сих пор не может прийти в себя. Меня шатает, руки мелко трясутся, а с губ не сходит безумная улыбка
   - И для кого это считать названием? - риторический вопрошает он.
   - Для вас обоих, - ехидно скалится из своего угла Этан Крофт.
   - Конечно же для тебя, милый, - томно шепчу ему на ухо и прикусываю мочку, сильно, до крови. - Ты только представь, мы каждый день будем видеться друг с другом, сутки напролет... день и ночь... - с каждым словом он все больше и больше бледнел, а я продолжала распаляться. - Что ты мне там предлагал, помнишь... м-м-м...
   Не выдержав больше, он резко скидывает меня со своих колен. Я едва могу устоять на
   трясущихся ногах, меня бьет сильный озноб.
   - Сэмми, - Дэн с тревогой смотрит на меня. - Что с тобой?
   - М-м-м... - даже нет сил ответить, чувствую, как сознание меркнет и я плавно съезжаю в обморок прямо ему на руки.
  
  
   Дениэл
Несколько пар глаз равнодушно рассматривали нас, как удав смотрит на добычу, перед тем, как, спиралью скрутив немощного зверька, затянув смертоносные кольца потуже, не оставив жертве ни единого глотка воздуха, проглотить её одним махом.
За
окном сгущалась темнота, составляя выразительный контраст между ослепляющей белизной интерьера и чернеющей за стеклом мглой.
Струи дождя хлестали в окно.
Усталость и невероятное напряжение, сковывающие тела давали о себе знать - девушки подавленно молчали, тесно сгруппировавшись на широком диване с мягкими подлокотниками. И даже известие о том, что некоторые из них будут работать в
лабораториях ГСБ, не приносило радость.
Корвин уже в открытую клевал носом, кое-как пристроив мощное тело на скрипящем под тяжестью его веса стуле с деревянными ножками и высокой спинкой из белого дуба. Я же не терял время даром и в преддверии дальнейшего полета разборов украдкой рассматривал Саманту. Девушка нашла себе место на подлокотнике и нервно теребила длинный платиновый локон, остервенело выкручивая его с такой силой, что мне стало даже жаль.
- Лысые девушки меня не привлекают, - прошептал я одними губами, едва выдерживая взгляд Д
екстера, наблюдавшего за развернувшимся балаганом с мрачным выражением на лице. В ответ от Сэм прилетело неизменное - "да иди ты", сопровождаемое похабной фигурой с торчащем вверх средним пальцем.
Тихо посмеиваюсь.
Сэмми в своем репертуаре. По самые уши в грязных разводах, пропахшей пивом мужской безразмерной рубашке под отцовской курткой, со всклокоченными волосами, ранее блестевшими платиновой белизной, но теперь непонятного серого оттенка с бурыми вкраплениями от засохшей крови она умудрялась стойко держаться молодцом и не теряла прежнего боевого духа.
Ей было абсолютно плевать, что окружающие заметят ее неприличные жесты. Абсолютное игнорирование любых норм приличий.
   Саймон выгнул темную бровь, Ортон шумно выдохнул и укоризненно покачал головой.
эрс Крофт, сидевший в кожаном кресле за широким столом, прервал нас громким хлопком. Ладони Начальника коснулись поверхности стола - хлестко, резко, до пронзающих кожу иголочек. Глаза недовольно сощурились.
- Так, унялись. Оба, - по его морозному тону я понял, что шутки плохи. Глянул на девочку и увидел, как она напряглась, лицо застыло, глаза не мигают.
Декстер спокойно продолжил. - Еще раз взглянете в сторону друг друга в этом кабинете, отправлю вас на рудники - камни таскать. Понятно?
- Понятно... - прошелестела
Саманта, упираясь затылком в стену и спуская с себя куртку до самых бедер. Она часто-часто дышала, то и дело облизывая кончиком языка пересохшие губы.
Дождавшись тишины,
Декстер заговорил.
-
Я долго закрывал глаза на выходки вашей парочки, но сегодня вы перешли все границы.
   - Можно подумать раньше было лучше, - едва слышно прошептала под нос Фьёра, не замечая, что произносит свои мысли вслух.
   - Фьёрелла, следи за языком, - холодный тон голоса буквально замораживал все внутренности.
-
Прости, - еще тише пискнула малышка тут же прижатая рукой к боку Лоры и уткнувшаяся носом ей в плечо.
-
Саманта, Дениэл... - мы синхронно подняли головы, сгорая от волнения. - Во-первых, в качестве наказания вы должны будете выплатить владельцу "Инферити" возмещение ущерба на шестьсот тысяч сатаров. Деньги вам придется искать самим, вашим друзьям и родителям запрещено помогать. На это время доступ к вашим индивидуальным счетам будет закрыт и вам не удастся продать личные вещи для получения нужной суммы - вы должны их ЗАРАБОТАТЬ. Это будет главным условием. - эрс Кэтсби прикрыл глаза, сочувственно скользнув взглядом по лицу дочери из-под век. Отец задумчиво поигрывает серебристым браслетом наручных часов. Начальник тем временем продолжает:
   - Как именно оставляю на ваше усмотрение. С вашей фантазией вы наверняка что-нибудь придумаете. - Проклятье, где мы возьмем такую прорву денег? В который раз за вечер меня захватил водоворот гнева. Мы влипли по самую макушку и на все по все нам дают всего лишь полтора месяца. Нереальный срок. Подло радует мыслишка, что не я один буду отрабатывать долг. Второе условие в первый момент выбивает весь воздух у меня из легких. Работать вместе с Сэм? Эрс Крофт, вы в своем уме? Давать этой фурии статус рекрута ГСБ да еще и предлагать ей в будущем работу. Вам совсем не жаль агентство, да после нее тут и камня на камне не останется, это все равно, что дать обезьяне гранату и пустить ее в зоопарк погулять. От вырисовывающейся перспективы кровь стынет в жилах, но все же... где-то из глубин поднимается свою голову азарт. В голове набатом стучит: "Это будет нечто абсолютно невообразимое". Неужели я упущу возможность отыграться за все те неприятности, что свалились мне на голову благодаря одной белокурой девице? Нет, ни за что!
   Саманта кажется не понимает всей серьезности нашей ситуации, зацепившись только за последние слова, исполняющие ее давнюю мечту попасть в агентство.
   С улыбкой до ушей эта бестия подлетела ко мне, едва не опрокинув со стула, и махом запрыгнула на колени, заверещав так, что заложило слух.
   - Ты слышал, мы будем с тобой вместе работать. Слышал? Слышал?! - к сожалению да.
   Еще и Этан стебется надо мной, отчего так и хочется впечатать в его нос кулак. Сэм тем временем никак не угомониться, тихо шепчет мне на ухо и затем, ухватившись губами за ухо, больно вгрызается в мочку, прокусив, кажется, до крови. Пока я тихо охреневал и ловил остолбенелые взгляды, эта чертовка начала елозить на моих коленях, тихо пришептывая:
   - Ты только представь, мы каждый день будем видеться друг с другом, сутки напролет... день и ночь...
   Я даже не могу пошевелиться, пребывая в полнейшем ступоре.
   - Сэм... - отрываю её от себя, но тщетно. Девчонка будто клещами вцепилась. Она странно улыбается и ошалело смотрит сквозь меня.
   - Что ты мне там предлагал, помнишь... м-м-м... - продолжала шептать Саманта, потираясь изящным носиком о мою шею.
-
Совсем сдурела? - взбешенным жестом спихиваю девицу с колен. Она мелко дрожит, обхватывая себя руками.
   - Сэмми, - с тревогой заглядываю в ее глаза и с ужасом сглатываю тугой вязкий ком, поселившийся в горле. Ее зрачки расширенны, занимая собой практически всю радужку, полопались мелкие капилляры глаз, испещряя белок мелкими красными полосами. - Что с тобой?
   Она не отвечает и тихо опадает на пол.



***

  
   Саманта никогда не плакала, даже в детстве. Не ныла по каждому поводу, не распускала нюни и не устраивала истерик в песочнице из-за потерянной игрушки.
   И уж точно она никогда не падала в обморок, как кисейная барышня слащавых женских романов.
   Но чье же тогда обмякшее тело с безвольно повисшими руками и болтавшейся, как у тряпичной марионетки, головой неподвижно лежит в моих руках...
   - Саманта!!! - хором вскричали подруги и ринулись на помощь.
   - Что с ней?!
   - Я не знаю, - поудобней перехватив стройное тело, будто пушинку, я осторожно положил Саманту на освободившийся диван. Она была без сознания, но веки трепетали, длинные ресницы отбрасывали тень на побледневшие щеки. Какая же она прекрасная... Глупенькая, взбалмошная, но прекрасная. Удивительная настолько, что иногда хочется прибить...
   - Дэн, не стой истуканом, - отец возник словно из ниоткуда, оттеснил меня в сторону и прижал два пальца к сонной артерии девушки, прощупывая пульс.
   - Пульс зашкаливает, - отец недоуменно сдвинул темные брови и переместил ладонь на лоб Сэм. Бегло проведя осмотр, он обнаружил мелкий прокол от иглы на шее, который вздулся и покраснел по краям, напоминая комариный укус. По его озадаченному выражению лица мы поняли, что дела идут хреново.
   Внимательно наблюдающий за манипуляциями друга Ортон внезапно побледнел и сжал кулаки.
   - Она что-то вкалывала себе?! - пророкотал взбешенный отец и требовательно уставился на подруг.
   - Н-нет, - заикаясь ответила за всех Кимберли. - Мы бы никогда...
   - Вот черт, - шепчу я, холодея от пришедшей на ум догадки. - Эти твари что-то ей вкололи.
   - Вот же ..., - емко высказалась за всех Кимберли.
   - Так, хватит устраивать балаган, быстро несите ее в лабораторию, - Эрс Крофт принялся четко отдавать команды. - Нужно узнать, что за препарат ей ввели. Быстро, я предупрежу врачей. Достав из кармана телефон, он набрал сообщение, меньше чем через секунду пришел ответ. - Сорок второй этаж, они ждут.
   Не дав никому опомниться, я споро подхватываю Саманту на руки и устремляюсь к двери, оставив за спиной ошарашенных девчонок и удивленных отцов.
   - Все будет хорошо Сэмми, только держись, - шептал я, бережно прижимая безвольную фигурку с груди. Пока мои ноги, скользя по гладкому полу широкого коридора, несли нас
   мимо бесчисленных дверей, стеклянных лифтов, и проплывающих над головой белых прямоугольных ламп. Тревога за девушку разрасталась с каждой секундой. Жар не схлынул, а наоборот - усиливался, кожа на ощупь казалась сухой и словно горела в огне.
   Гремело гулкое эхо, разлетались по пролетам тяжелые шаги, эрс Кэтсби, взмокший, сердитый, встревоженный, опередил меня на мгновение, встав между мной и лифтом. Он ударил по кнопке, нетерпеливо ожидая, когда же оповестит сигнал и разойдутся в разные стороны серебристые, с четырьмя прозрачными окошками, разделенными стальными тонкими рейками, двери.
   Никто больше за нами не последовал.
   Лифт ехал медленно. Лениво, неторопливо гудел стальными тросами, отсчитывал этажи, показывая цифры на плазменном экране размером с длинный узкий конверт. Тягуче оповещал количество оставленных под нами этажей механический женский голос. Так же медленно текли и секунды.
   - Мне жаль... - Ортон прислонил белую макушку к боковой стенке лифта, синие глаза равнодушно разглядывали отражение в зеркале, что висело на стене напротив дверей, ладонь стерла со лба холодные капли пота. - Прости, что из-за причуд моей дочери приходится страдать всем вам.
   - Все в порядке, - губы с трудом расползаются в намеке на улыбку. - Это же Сэм, было бы странно, если бы она была другой - милой и покладистой, увлеченной модой и блестящими безделушками. Не встревающая в неприятности и не втравливающая в них других. И я на миг представил ее такой, обезличенной, яркой - целыми днями гуляющей с такими же расфуфыренными подругами по многочисленным магазинам, щебечущим в кафе, обсуждающей последние тенденции в моде, но... - пустой. Без своей своенравности, острого на колкости язычка и ослиного упрямства, она и была собой, сияющей многогранностью своего характера - именно эти качества и делали ее особенной.
   - А ты, оказывается, любишь строптивых девчонок? Весь в папочку.
   - И не только я, - нервный смех заполняет помещение лифта.
   - Да, мой характер... - вздохнул эрс Кэтсби, на секунду показывая истинное лицо - обеспокоенного, уставшего от всего человека, в том числе от дерзких выходок своего отпрыска. - Я никогда не считал, что из меня получится толковый отец, с моим-то прошлым. Но я старался... как мог. Наше с Фелицией детство было далеко от идеального, и мы хотели подарить Саманте яркое запоминающееся детство, не отягощенное болью и страхами. Кажется, мы перестарались. И зачем я тебе все это говорю?
   - Больше некому излить душу, - невесело усмехнулся я. - Но я тебя понял.
   - Надеюсь.
   Лифт плавно остановился, разъехались дверцы, выпуская из тесной кабины двоих суровых мужчин - меня, решительного, потрепанного, с многочисленными синяками и ссадинами, разбитым лицом и всклокоченными короткими темными волосами, и эрса Кэтсби - холодного, сосредоточенного, но под непроницаемым взглядом и равнодушным выражением таились бурные чувства, волнение, безнадежность и испуг. Ортон боялся нечасто. Всего несколько раз в своей долгой жизни он испытывал страх, страх не за себя... Этих моментов можно было пересчитать по пальцам, но те страшные минуты в его жизни хранились в сердце, и сейчас будто кто-то очень могущественный вытащил их наружу стальными тисками, сжимая до боли сердце бойца.
   Сжимая от страха и безысходности.
   - Я надеюсь, с ней все будет в порядке, - прошептал эрс Кэтсби, распахивая тяжелую металлическую дверь, ведущую в залитую ярким светом лабораторию.
   Мне показалось...? Или грубый голос сурового гиганта дрогнул...?
  
  

***

  
   Нас оттеснили медики, а затем и вовсе выдворили за дверь. Нил Стрейтон, внушительной комплекции светловолосый мужчина в белом халате, подхватил на руки Сэм, сразу, как мы переступили порог огромной лаборатории, буквально вырвав ее из моих рук.
   Я был тут впервые.
   Лаборатория представляла собой несколько, соединенных друг с другом прозрачных комнат-отсеков. В одних велись исследования, где столы были завалены тонной бумаг и черными папками, в других разрабатывались новейшие сыворотки и противоядия. В главном отсеке на кушетке, под ярким прожектором, помещена Саманта: на щиколотках и тонких запястьях прикреплены датчики, измеряющие жизненные показатели, в вене, на внутреннем сгибе локтя, вставлен катетер, от которого вверх к пакету с лекарством уходит пластиковая трубка.
   Рядом с ней суетился невысокий брюнет с хищными чертами лица и угрюмо поджатыми губами, он переговаривался со Стрейтоном и стоящим рядом Кеннетом Асфиром, замом великого и ужасного начальника и вторым по значимости человеком Континента. Они что-то смотрели в компьютере, стоящем на широком столе возле кушетки, в окружении многочисленных приборов с белесыми кнопками и встроенными мониторами.
   Нам же оставалось за всем наблюдать сквозь прозрачное окно, но потом мы оказались лишены и этой возможности - нас вежливо попросили покинуть помещение.
   Ожидание убивало. Сидя на холодном полу коридора, я до мельчайших деталей рассмотрел все, что попадалось на глаза. Вот мелькают ботинки Ортона - ребристая подошва, шнуровка крестом, с внутреннего бока высокая молния с металлической, лязгающей в тишине, застежкой.
   Ботинки рассматривать приходилось чаще всего, потому что эрс Кэтсби без устали наворачивал километры, шагая взад вперед мимо меня с такой методичностью, что вскоре зарябило в глазах.
   Мы молчали, думая каждый о своем. Говорить не хотелось, все, что необходимо сказать обязательно выяснится, но чуть позже, сейчас тревога за Сэм прочно обосновалась в наших сердцах. Как хорошо, что остальных сюда не пустили, думаю, я бы не вынес, глядя на обеспокоенные лица переживающих друзей, хватает и одного передо мной, что каждую секунду бросает взгляд на двери лаборатории и раздраженно глядит на наручные часы. Так некстати вспомнился Питер, схватившего год назад пулю в сердце от наемного убийцы, когда он по приказу СБР (Сонтарское Бюро Расследований) взломал сеть пяти крупных строительных корпораций. Тогда все обошлось, убийцу поймали, а с заказчиком лично разобрались сотрудники ГСБ. Но я отчетливо помню тот момент: мы всей толпой оккупировали коридор возле операционной и с тревогой ожидали - выживет ли наш друг или нет. Девчонки не скрываясь рыдали друг у друга на плече, брат Питера Патрик точно так же наматывал круги по коридору, и лишь его родители молча сидели на скамейке держась за руки. Он выжил, благодаря стараниям отца Лоры, но то чувство беспомощности, что в тот момент разъедало душу, я отчетливо помню, как бы не старался забыть. Вот и сейчас я чувствую то же самое, только с утроенной силой.
   - Вы собираетесь караулить до утра? - мы оба, мгновенно подорвавшись с мест, едва не сшибли Кеннета Асфира с ног, едва за ним, с тихим шипением, успела закрыться дверь.
   - Что это было?
   - Она жива?
   - Что ей вкололи? - вопросы сыпались со скоростью света.
   - Кеннет пусти нас к ней...
   - Нет, идите лучше домой. - Асфир не собирался нас пропускать.
   - Кеннет, пожалуйста. Это моя вина, пожалуйста, пусти... Я был в том клубе, не уследил, то, что случилось - я... должен убедиться, что с ней все хорошо! - я подошел вплотную к эрсу Асфиру, показывая, что не собираюсь просто так сдаваться. Наши взгляды сцепились: глаза смотрели в глаза, я готов был прорваться сквозь зам. начальника любой ценой, даже если придется применить силу.
   Меня отстранил эрс Кэтсби, отодвинув своей огромной лапищей от Асфира подальше.
   - Я не уйду пока не удостоверюсь что с ней все в порядке, - мой тон прозвучал немного угрожающе, чем хотелось, но Кеннета не пронялся.
   Черт, с кем я связываюсь...
   Эрс Асфир прищурился, окатив меня с ног до головы ледяным взглядом.
   - Хартен, если не прекратишь упрямиться, то окажешься на соседней койке с более серьезными повреждениями, чем сейчас.
   - Я согласен, - выпалил не задумываясь.
   В стальных глазах зам. начальника мелькнуло удивление, губы растянулись в подобии улыбки.
   - Дэн - тебе прямая дорога в душ, а до этих пор ноги твоей в лаборатории не будет, понял? - его тон чуть смягчился.
   - Сначала скажите - что с ней...
   - Кен, лучше ответь...
   Асфир перебил Ортона.
   - Ей вкололи наркотик. Анализ выявил наличие в крови синтетического препарата, что сейчас гуляет по городу. "Ангельская пыль".
   - Вот же... - грязно выругался Ортон, пальцы, сжавшиеся было в кулак, метнулись к белому ежику и нервно взъерошили его. - Доберусь я до этих сволочей и всю душу вытрясу! А перед этим помучаю... - звериная ярость нарисовалась на лице блондина, челюсть напряглась, глаза метали молнии.
   Я же усиленно вспоминал, что мне рассказывал о "Ангельской пыли" Корвин. И чем больше подробностей вырисовывалось в голове, тем больше накатывала паника, которую как я не старался, не мог заглушить. Ненавижу чувствовать беспомощность.
   "Ангельская пыль" - страшный наркотик, вызывающий привыкание чуть ли не с первой дозы, глушащий разум и вызывающий тягу к чувственным удовольствиям, чем дольше длится прием, тем больше доза требуется. Разум отключается, передавая управление инстинктам, человек перестает соображать, превращаясь в похотливое животное, ищущее секса. СБР и полиция с ног сбились, выискивая дилеров и убирая эту дрянь с улиц города, для поимки преступников даже была сформирована особая группа из трех основных ведомств.
   - ...мы выводим наркотик из ее организма, но препарат имеет сложную структуру и состав и неизвестно как он подействует на генетически измененных, ваш феномен мало изучен, но мы сделаем все возможное. Сейчас вам остается только ждать, благодаря усиленной регенерации и ускоренному метаболизму Саманты, есть вероятность, что препарат никак не повлияет на физическом уровне и полностью выведется из организма, точнее мы узнаем через пару часов. Езжайте домой, ребята. Сейчас вы ничем не можете помочь.
   Как не прискорбно сознавать, но это так. Стоя под дверью я ничем не могу помочь. Разум активно соглашается с логическими доводами: нужно смыть с себя въевшийся запах крови и обработать собственные раны, но чертово упрямство не позволяет мне сдвинуться с места, пока я не добьюсь своего.
   Кажется, эрс Асфир понял это по моим глазам:
   - Домой, Дениэл. Домой. Утром навестишь подругу, но сейчас ей нужен отдых и я вас к ней не допущу.
   Молчу.
   - Он прав, парень, - эрс Кэтсби все так же сидел, расставив длинные ноги, на скамье. - Езжай.
   - И ты тоже Ортон.
   - Нет, пока я ее не увижу, ты меня отсюда не выпнешь. В конце концов она моя дочь и я имею полное право...
   - Имеешь, имеешь... - устало перебил его Кеннет. - Хочешь, сиди тут хоть до утра, но парень поедет домой.
   - А вы парня забыли спросить? Или уже все решили за меня? - сквозь зубы спросил я зам. начальника, видя, как отражается в его глазах мой решительный с оттенком металла взгляд.
   - Я решил. - Не нужно было оборачиваться, властные нотки глубокого чуть хрипловатого голоса я узнал бы где угодно.
   - Эрс Крофт... - против четкого сказанного слова всемогущего начальника ГСБ не попрешь. Я оглянулся и увидел за спиной Декстера отца, подбрасывающего в ладони ключи от автомобиля, он выжидающе посмотрел на меня.
   - Мы о ней позаботимся, Дениэл, - заверил меня эрс Крофт. - Идите.
   Ничего не оставалось, как смириться и пойти следом за отцом, созерцая его широкую, обтянутую черной формой, спину.
   - Сегодня ночуешь у нас дома, - спокойно проконстатировал факт Хартен-старший, небрежно прислоняясь спиной к стеклянным дверям кабины лифта. - Корвин, уже ждет нас в машине, он поедет к нам. Автомобили ваши со стоянки клуба уже пригнали к квартирам, они стоят в гаражах.
   Начальник и его заместитель ушли в противоположную сторону от лифта. Там, на нижнем этаже в комнате для допроса их ждали преступники.
   Эрс Кэтсби уперся платиновой макушкой о панельную стену, взгляд мужчины застыл, неподвижно устремленный к двери. Ему оставалось только ждать.
  
  

***

  
   Горели фонари, рассеивая желтый свет на дороге, появлялись редкие машины, разгоняя предрассветный смог, блестели лужи, отражая лучи последней россыпи звезд, что блекло сверкали на небосклоне, готовясь уступить место главному хозяину - солнцу.
   Уверенно вел машину отец - молча, твердым, решительным движением направляя автомобиль мимо знакомых улочек, по пока еще безлюдным проспектам. Скоро, совсем скоро красное зарево разгонит ночь, - тогда проснется город. Безлюдные темные улицы превратятся в шумные и оживленные.
   Скоро...
   Но пока город молчал.
   Молчал каждый из нас, фоном играла тихая музыка, ненавязчиво окуная каждого в свои собственные, слишком личные для того, чтобы делиться ими друг с другом, мысли. Четкий профиль отца устремлен вперед, рука на руле, на запястье поблескивает циферблат дорогих часов. Корвин уткнулся в окно, заняв ставшее за сегодня привычным заднее пассажирское сиденье. Потухший взгляд друга выдавал сильную усталость, да и кто не устал сегодня...
   Ночь выжала из нас все соки, забрала все силы, не спеша, однако, возвращать должок, восстанавливать утраченный баланс.
   Физический баланс можно восстановить сном - долгим, спокойным, после тарелки горячего супа, расслабляющей ванны и зализанных ран. Но как быть с разрушенным балансом в душе?
   Мысленно вопрошая невидимого человека, который, наверное, должен знать ответы на все вопросы, о том, смог бы он дать ответ мне, я слышал только тишину. Звенящую, оглушающую, безответную.
   В который раз я вопрошал указать мне правильный путь, но ответа не было.
   Всезнающий невидимка молчал...
   Ладонь потянулась к опухшему, пульсирующему от боли лицу, чтобы потереть слипавшиеся веки. Голова откинулась на изголовье сиденья. Что будет, когда мы столкнемся с Сэм не на шутку?
   Будет ли это войной? Или же мы сгорим, пожираемые собственным огнем тех чувств и эмоций, которые мне навязывают другие.
   Витрины магазинов, яркие плакаты, красочные стенды уличной рекламы проплывали за окном, сливаясь в единое пятно длиною в жизнь.
   Какая будет эта жизнь...
   На этот вопрос ответа я уже не ждал. Ресницы сомкнулись, мысли потекли медленней, превращая воспоминания, клубок проблем в туман, похожий на тот самый, предрассветный, что дымкой серел за темным снаружи и прозрачным изнутри салона окном.
  
   Остановившись на светофоре, Саймон Хартен с теплотой посмотрел на спящего отпрыска и его друга.
   Жизнь все расставит на свои места. Не сразу.
   Но обязательно, когда-нибудь это случится, как бы жизнь их не трепала.
   Так было с ними, всеми. Каждый боролся за кусочек счастья, а в тяжелых условиях жестокого мира это невероятно сложно.
   Но возможно.
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Корр "Невеста Инквизитора, или Ведьма на отборе - к беде! "(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Боталова "Темный отбор 2. Невеста дракона"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Титов "Эксперимент"(Научная фантастика) С.Панченко "Warm. Генезис"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"